История России с древности до наших дней (fb2)

- История России с древности до наших дней 2.91 Мб, 633с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Оттович Дайнес - Антон Анатольевич Горский - М. Н. Зуев - Михаил Михайлович Горинов

Настройки текста:



М. М. Горинов, А. А. Горский, В. О. Дайнес и др.; Под ред. М. Н. Зуева История России с древности до наших дней

Всемирная История великими воспоминаниями украшает мир для ума, а Российская украшает Отечество, где живем и чувствуем.

История в Некотором смысле, есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего.

Н. М. Карамзин

Предисловие

Необратимые формационные процессы переходного периода, происходящие в нашем обществе в последние годы, оказали определяющее влияние на развитие отечественной исторической науки. Бурные современные политические и социально-экономические потрясения, радикальные изменения в сфере культуры, науки и образования несут в себе не только элементы недавних исторических событий, кардинально обновивших весь облик нынешней России, но и определенные типологические черты отдаленного прошлого нашего Отечества, уходя своими корнями в тысячелетнюю его историю. Для того чтобы правильно ориентироваться в событиях дня сегодняшнего, необходимо прежде всего по-новому осмыслить весь многотрудный путь исторического развития, пройденный нашим многонациональным народом и государством, учитывая при этом, что наибольшие деформации в характере и содержании событий отечественной истории несомненно относятся к периоду большевистского господства. Ведь именно «социалистический» период российской истории, время руководства страной партократической номенклатурой подвергался ранее, да и теперь, многочисленным искажениям и извращениям. Вместе с тем методы контрфактической истории наложили свой негативный отпечаток и на изложение дореволюционного, предшествующего Октябрьскому перевороту огромного периода древней и новой истории России, исказив картину прошлого догматическим использованием идеологизированных постулатов марксизма-ленинизма.

Краткий очерк отечественной истории призван прежде всего в доступной и ясной форме отразить важнейшие вехи эволюции российской государственности с момента ее становления в Древней Руси до нашего времени, а также на основе изложения конкретных событий и фактов минувшего попытаться показать причины и динамику исторического процесса.

Учебное пособие разработано таким образом, чтобы абитуриенты нашли в нем ответы на основные вопросы, встающие перед ними при подготовке к вступительным экзаменам, а широкая читательская аудитория, интересующаяся прошлым России, могла по-новому взглянуть на актуальные проблемы нашего общества.

Учебное пособие подготовлено с привлечением широкого круга ученых и специалистов Института российской истории и других научных институтов Российской Академии наук, а также исторических факультетов ряда ведущих московских вузов.

Над созданием учебного пособия работали: М. М. Горинов (главы 14, 15), А. Л. Горский (главы 1, 2, 3), В. О. Дайнес (глава 13), М. М. Зуев (введение, главы 7, 8, 11, 16, 17, 18), С. В. Леонов (глава 12), Л. П. Найденова (глава 5), Е. В. Саплина (глава 8), А. С. Сенявский (главы 17, 18), Л. А. Торчинский (главы 9, 10), С. В. Цакунов (глава 14), В. В. Чубаров (введение, главы 4, 15, 17, 18, 19,20), А В. Шишов (глава 6).

Хронологическая таблица составлена Л. А. Торчинским.

Введение

Уважаемые читатели!

В этой книге вы найдете краткое, но вместе с тем многогранное систематизированное изложение основных фактов и событий истории нашего Отечества. Она познакомит вас с важнейшими этапами формирования и развития российского государства с древнейших времен до нынешнего времени, охватывающими более чем тысячелетнюю историю Древней Руси, Российской империи и Советского Союза. Но прежде чем приступить к описанию истории нашего государства, мы хотели бы остановиться на некоторых общих вопросах. Что же такое история, что такое историческая наука и чем она занимается?

Само понятие история в переводе с греческого означает повествование о том, что узнано. Перевод этого слова помогает нам понять и содержание предмета, науки истории. В целом наука о прошлом делится как бы на две большие взаимозависимые части: историю Природы и историю Человечества. История Природы включает в себя историю развития различных известных и изучаемых частей космоса и прежде всего Земли. В этом смысле можно говорить об истории как об истории мироздания, так и об истории отдельных наук — физики, химии, географии, математики и так далее. История Человечества является составной частью истории Природы. В то же время история человеческого общества имеет самостоятельное значение.

История Человечества — это наука, изучающая развитие человеческого общества во всей его конкретности и многообразии с целью понимания его прошлого, настоящего и будущего. История изучает развитие человеческого общества как единый противоречивый процесс. История является одной из гуманитарных наук, которые занимаются исследованием человеческой природы и призваны облегчить человеку самоосознание и показать пути к самоусовершенствованию, Говоря словами известного французского историка и историософа М. Блока, история — это наука о человеке, «о людях во времени».

Целью данного издания является всесторонний и объективный показ исторического развития нашего Отечества. Специалист-историк, читая эту работу, найдет немало новых интерпретаций как исторических периодов, так и отдельных фактов российской истории. Можно привести несколько примеров одностороннего освещения событий в предшествующих изданиях. Это прежде всего навязывание формационного подхода, а затем и социально-экономического детерминизма. Духовное развитие, самосознание русского и других народов, поиски ими нравственных ценностей отодвигались на второй план и представлялись неосновными для познания исторического процесса. Постоянно доказывалась идея прогрессивности или, по крайней мере, незначительности отставания в развитии русского общества и государства. Практически полностью отрицалась самобытность исторического развития России. Все это достигалось путем замалчивания одних и выпячивания других фактов, формулирования выводов, с натяжкой вытекающих из изложенного материала, постоянного цитирования классиков марксизма-ленинизма и игнорирования общетеоретических подходов российских и западных историков.

Так, например, Киевская Русь по уровню своего социально-экономического развития ставилась практически на один уровень с западноевропейскими и центральноевропейскими странами. Отставание от европейских государств признавалось лишь со второй половины XIII в., когда Русь была завоевана монголо-татарами, что и затормозило поступательное общественное развитие Древнерусского государства. Однако Русь всегда несколько отставала в социальном и экономическом отношении от стран Западной и Центральной Европы. Если «варварские» германские государства в Западной Европе стали образовываться в V–VI вв., то древнерусское — не ранее IX в. Взлет культурного и экономического развития Киевской Руси XI–XII вв. сравним с западноевропейским VIII–IX вв. Разрушения и опустошения русских земель в середине XIII в. были очень велики, но уже в начале XIV в. утраченный уровень был восстановлен и даже частично превзойден. Таким образом, монголо-татарское нашествие не могло быть событием, лежащим в основе исторического отставания России.

Если же обратиться к деятельности Петра Великого, то во всей учебной литературе он прославляется как великий реформатор, который подтолкнул развитие России, вывел ее из застойного состояния, превратил в империю. Но если внимательно вглядеться в реформы первой четверти XVIII в., то становится очевидно, что почти все они были подготовлены и начаты со второй половины XVII в., а некоторые и ранее. Петр I лишь завершил естественный процесс преобразования Российского государства, причем сделал это не лучшими методами, используя жестокость, насилие, осуществляя диктаторскую политику.

Конец XIX — начало XX в. в российской истории рассматривался как период империализма, подчеркивалось усиление противоречий в обществе, повышение уровня эксплуатации трудящихся. В отдельных работах указывается, что Россия постепенно стала превращаться в зависимую страну. Но практически ни в одном учебнике или учебном пособии не рассматривается экономическая сторона вопроса, а ведь именно этот период был наиболее успешным с точки зрения развития экономики. Никогда еще Россия не развивалась так динамично, а жизненный уровень различных слоев населения не рос так быстро, никогда еще, ни ранее, ни позднее, Россия не претендовала на роль «экономического локомотива» человечества.

Наибольшим искажениям подвергался советский период истории нашего Отечества. До недавнего времени в научной, учебной и популярной исторической литературе, издававшейся в СССР, ставилась задача доказать, что «социализм» являет собой более высокую ступень развития человечества как в экономическом и политическом отношении, так и в культурной и духовной сферах. Все материалы, которые содержали хотя бы слабый намек на другое отношение к достижениям реального социализма, не допускались к печати. Кроме того, отличительной чертой изображения созданного в СССР тоталитарного строя было полное отсутствие упоминания о фактах, содержащих какую-либо негативную информацию жизни страны, а также откровенная фальсификация исторических событий.

Примерно с 1987 г. начался процесс ревизии этих подходов в официальной исторической науке. Наиболее резкая критика появилась в 1989 г., когда все происходившее в советском государстве стало рассматриваться как историческая ошибка, как результат преступных действий захвативших власть диктаторов. В качестве иллюстрации можно рассмотреть оценки событий октября 1917 г. — 1918 г.

В официальной историографии события 24–25 октября 1917 г. назывались Великой Октябрьской социалистической революцией, спасшей страну от экономической катастрофы, утраты государственной самостоятельности и приведшей к установлению диктатуры пролетариата в России, а происходившее в стране в конце 1917–1918 гг. было названо триумфальным шествием советской власти. Реакционный переворот, уничтожение демократических завоеваний Февраля 1917 г., захват власти, подготовленный и осуществленный на немецкие деньги организацией, возглавляемой немецким шпионом В. И. Лениным, — такие оценки появились в «демократической» советской печати в конце 80-х годов.

Не будем рассматривать все аргументы «за» и «против» этих оценок, этой теме посвящена соответствующая глава данного пособия, ограничимся лишь несколькими замечаниями.

В 1917 г. две силы были заинтересованы в ослаблении Российского государства — это германское правительство и партия большевиков. Причины у них были разные, во многом даже противоположные, но это не помешало короткому союзу лидеров Германии и РСДРП(б). Из этого, однако, не следует, что Октябрьская революция была подготовлена в германском генеральном штабе. Можно сказать Лишь, что Германия использовала тяжелое положение, сложившееся в России в 1917 г., в своих интересах.

Что же касается «триумфального шествия» советской власти и установления ее в основных районах страны в течение двух месяцев, то такое было возможно только потому, что российский обыватель и мещанин были застигнуты врасплох водоворотом революционных событий. Когда же они отошли от «революционного шока», то начали активно бороться как с советской властью, так и с большевиками. Гражданская война в России, особенно в 1918 г., — это война всех против всех, и в этом революционном хаосе партия большевиков была организацией, имевшей, в отличие от других партий, жесткую структуру и простую программу.

В оценке Октябрьской революции как реакционного переворота также нет ничего, кроме эмоций. Октябрь 1917 г. не повлек за собой возвращения к власти старых правящих классов, не возродил дореволюционные порядки.

Таким образом, очевидно, что как традиционно-коммунистический, так и «антисоветский» подходы к оценке советского периода истории требуют серьезной корректировки, что и попытались сделать авторы данного учебного пособия.

Основным недостатком учебных пособий и учебников по истории, на нащ взгляд, является абсолютизация формационного подхода к рассмотрению истории. Марксова «пятичленка» (для России — «четырехчленка», так как период рабовладения был «пропущен») дает соблазнительно простую общую схему исторического разбития. Однако сейчас ясно, что эта схема вступает в противоречие с имеющимися фактами и не способна объяснить многие кардинальные моменты в истории различных народов и стран. Российский пример особенно ярко демонстрирует научную недостаточность марксистской исторической концепции. Не толькосоветский период, но и все развитие России укладывалось в эту схему лишью большими допусками и отклонениями. Помимо того что выпадала целая социально-экономическая формация (рабовладение), и капитализма в России почти не было (он развивался менее 50 лет).

Невозможность использовать этот традиционный марксистский подход к анализу исторического развития нашей страны привела членов авторского коллектива к поиску новой схемы изложения. Авторы остановились на личностно-психологическом и структурно-государственном подходах. При этом не были проигнорированы проблемы развития производительных сил и производственных отношений, эволюция экономического базиса страны в целом.

В основу рабочей модели определения этапов исторического развития нашего Отечества был положен принцип эволюции государственных и политических институтов, системы власти и управления — на Руси, в России, в Советском Союзе, играющий роль индикатора изменений общественного строя. Основное место уделено показу сложного, противоречивого взаимодействия революционного, реформистского и контрреволюционного, консервативного движений в их конкретно-историческом контексте. Пристальное внимание уделено переломным моментам отечественной истории. Структурные изменения в государственном и политическом строе, социально-экономические процессы и события культурной жизни страны рассматриваются через призму деятельности исторических личностей, их роли и влияния как субъектов исторического процесса.

В каждую из глав включены как составляющие и взаимодополняющие блоки информации по следующим направлениям:

1. Эволюция государственной и политической системы.

2. Социально-экономическое развитие страны и внутренняя политика.

3. Внешняя политика государства, вооруженные силы, войны.

4. Общественное движение. Эволюция национального самосознания.

5. Культура, наука, искусство, религия.

Авторы пособия стремились, с одной стороны, ввести в текст значительное количество новых фактов, используя при их анализе новые подходы, а с другой — в наибольшей степени учитывать требования, предъявляемые к абитуриентам на вступительных экзаменах по отечественной истории.

Земля Русская

Глава 1. Славяне и их восточноевропейские соседи в I тысячелетии н. э. Образование Киевской Руси

Расселение древних славян. — Занятия славян и их социальная организация. — Князь и его дружина. Полюдье. — Внешняя политика Древней Руси. — Принятие христианства и крещение Руси. — Культура Древней Руси.

Расселение древних славян. Территория, на которой к концу I тысячелетия н. э. сложились древнерусская народность и государство — Киевская Русь, охватывала лесостепную и лесную части Восточноевропейской равнины. На западе ее границей было междуречье Западного Буга и Вислы, на востоке — низовья Оки, на севере — р. Нева и Ладожское озеро, на юге — граница со степью (примерно в районе 48-50-й параллелей). В первой половине I тысячелетия н. э. этнический состав населения этой территории был неоднородным. Славяне занимали земли между средним течением Днепра и Вислой (северная часть Черняховской и восточная часть пшеворской археологических культур). На территориях в северной части бассейна Днепра и в верховьях Оки обитали балтские племена (археологические культуры колочинская, тушемлинско-банцеровская и мощинская). Междуречье Оки и Волги и земли к югу и востоку от Финского залива были заняты племенами финно-угорского происхождения. Ведущими отраслями хозяйства у племен лесостепной и лесной зон Восточной Европы были земледелие и скотоводство, причем у славян, а с первых веков н. э. и у балтов на первом месте стояло земледелие. Причерноморские степи занимали ираноязычные кочевники — сарматы. Во II в. н. э. в западную часть Северного Причерноморья пришли из низовьев Вислы германские племена готов. Под их главенством здесь сложился сильный военно-племенной союз, в который вошла, вероятно, и часть славянских племен.

С конца IV в. племена Восточной Европы оказались вовлечены в крупные миграционные процессы — так называемое Великое и переселение народов. Вторгшиеся из Азии тюркские кочевники — гунны разбили готов, и последние ушли на Балканы, затем в Центральную и Западную Европу. Передвижения славянских племен стали крупномасштабными со второй половины V столетия. В течение VI–VIII вв. славяне заселили обширные пространства в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе. На западе они достигли Эльбы, на севере — Невы и Ладожского озера, на востоке — Средней Оки и Верхнего Дона. На юге славяне сыграли основную роль в сломе дунайской границы Восточной Римской (Византийской) империи, заселив в VI–VII вв. весь Балканский полуостров.

В ходе передвижения и расселения у славян происходило разложение племенного строя. В результате дробления и смешивания племен складывались новые общности, которые носили уже чисто территориально-политический характер. Их названия чаще всего образовывались от местности обитания: особенностей ландшафта (например, поляне — «живущие в поле», древляне — «живущие в лесах») или названия реки (например, мораване — от р. Моравы, бужане — от р. Буг). Структура этих общностей была двухступенчатой: несколько относительно небольших образований, которые можно условно определить как «племенные княжества», составляли, как правило, более крупные — «союзы племенных княжеств».

На территориях, вошедших в состав Киевской Руси, как известно из летописных источников, проживало двенадцать славянских союзов племенных княжеств, сложившихся в VI–VIII вв. В Среднем Поднепровье (район от низовьев р. Припяти и Десны до р. Роси) обитали поляне, к северо-западу от них южнее Припяти — древляне, западнее древлян до Западного Буга — волыняне (другое название того же союза — бужане), в верховьях Днестра — хорваты (часть крупного праславянского племени, распавшегося в VI в. на несколько частей), ниже по Днестру — тиверцы, а в Поднепровье южнее полян — уличи. На днепровском Левобережье в бассейнах р. Десны и Сейма располагался союз, носивший наименование север, в бассейне р. Сож (левый приток Днепра севернее Десны) — радимичи, на Верхней Оке — вятичи. Между Припятью и Двиной к северу от древлян обитали дреговичи, а в верховьях Двины, Днепра и Волги — кривичи. Самая северная славянская общность, располагавшаяся в районе о. Ильмень и р. Волхов вплоть до Финского залива, носила название словене, совпадавшее с общеславянским самоназванием.

Занятия славян и их социальная организация. Основой хозяйства восточных славян было пашенное земледелие. Применялись пахотные орудия с железными рабочими частями — рало (в южных областях), соха (на севере). Подчиненную роль в хозяйстве играли скотоводство, охота, рыболовство, бортничество. Хозяйственной ячейкой была преимущественно малая семья. Низшим звеном Социальной организации непосредственных производителей, объединявшим хозяйства отдельных семей, служила соседская (территориальная) община — вервь. Переход от кровнородственной общины и патриархального рода к соседской общине и малой семье произошел у славян в ходе расселения VI–VIII вв. Члены верви совместно владели сенокосными и лесными угодьями, а пашенные зекли были поделены между отдельными крестьянскими хозяйствами.

На основе Полянского союза племенных княжеств к началу IX в. сложилось политическое образование, носившее название Русь. Распространено мнение о привнесении этого термина в Восточную Европу скандинавскими дружинниками (именовавшимися на Руси варягами). Но его первое достоверное упоминание на юге Восточной Европы (в так называемом «Баварском хронографе», составленном между 811 и 821 гг., — Ruzzi названы после хазар, обитавших между Доном и Волгой) относится ко времени, когда присутствие норманнов в этом регионе еще не прослеживается. Вопрос остается дискуссионным, но наиболее вероятно, что это название имеет местное, южное (при этом, скорее всего, неславянское в основе) происхождение и восходит ко времени во всяком случае ранее IX в. В этом же столетии оно выступает как обозначение этнополитического образования, не совпадающего территориально ни с одним славянским союзом племенных княжеств: «Русь» в IX в. включала помимо земли полян значительную часть территории северского союза. Центром Руси стал, Киев.

Факт присутствия на Руси в IX–X вв. скандинавских дружинников-варягов и летописный рассказ о варяжском происхождении древнерусской правящей династии (Рюриковичей) породили длительную (с XVIII в.) дискуссию между норманистами и антинорманистами. Первые отстаивали точку зрения о создании Древнерусского государства скандинавами, а вторые отрицали это. В настоящее время у отечественных и зарубежных исследователей не вызывают сомнения как местные корни восточнославянской государственности, так и активное участие в процессе складывания Киевской Руси (главным образом, в формировании господствующего слоя) выходцев из Скандинавии. Вместе с тем сохраняется и ряд разногласий по частным вопросам этой проблемы, в том числе о призвании Рюрика.

Князь и его дружина. Полюдье. Правитель Руси в первой половине IX в. принял в дополнение к общеславянскому титулу князь восточный титул «каган» («хакан»), у тюркских и монгольских народов обозначавший верховного правителя («хан ханов»). Это событие имело большое значение. Во-первых, титулом «каган» именовался правитель Хазарин — государства, созданного в VII в. в регионе Нижней Волги и Дона тюркскими кочевниками-хазарами. Часть восточных славян (поляне, север, радимичи и вятичи) были вынуждены выплачивать хазарскому кагану дань. Принятие киевским князем титула кагана символизировало, таким образом, независимость нового государства — Руси — от хазар. Во-вторых, оно подчеркивало верховенство русского князя над князьями других крупных славянских общностей, которые в то время носили титулы светлый князь и великий князь (эти титулы сохранялись, наряду с титулом кагана, и за киевским князем в IX — первой половине X в.).

IX–X века были временем постепенного вовлечения в зависимость от Киева восточнославянских союзов племенных княжеств. Ведущую роль в этом процессе играла военно-служилая знать — дружина киевских князей. Дружинный слой у славян фиксируется по византийским источникам и данным археологии уже в эпоху расселения, в VI–VII вв. К IX в. он несомненно выдвигается на ведущие позиции в обществе. Для некоторых из союзов племенных княжеств подчинение киевским князьям проходило в два этапа. На первом этапе союз сохранял внутреннюю «автономию», будучи обязан лишь выплачивать подать — даны Дань собиралась киевскими дружинными отрядами, которые объезжали территории подчиненного союза; такой объезд со сбором дани именовался полюдье. Взималась дань в X в. в фиксированных размерах, в натуральной или денежной форме. Существовали единицы обложения: дым (т. е. крестьянский двор), рало, плуг (эти термины обозначали в данном случае единицы земельной площади, соответствующие возможностям одного крестьянского хозяйства). Есть данные, что социальные процессы, свойственные среднеднепровской «Руси», происходили и в других союзах племенных княжеств (складывание системы сбора дани, выдвижение на ведущие роли в обществе военно-служилой знати). Опережающее развитие Руси выразилось в вынесении даннической системы за рамки «своего» союза, переходе к эксплуатации «чужих» общностей. Вторым этапом было непосредственное подчинение союза племенных княжеств, ликвидация местного княжения и посажение в качестве князя-наместника представителя киевской династии. При этом, как правило, строился новый град, становившийся центром территории вместо старого «града» «племенного» центра. Целью такой смены центра была нейтрализация сепаратистских тенденций местной знати.

Древляне были обложены данью еще в IX в., но полное их подчинение относится к 945–946 гг. В 945 г. древляне восстали против киевского князя Игоря, нарушившего установленные нормы взимания дани, и убили его. Вдова Игоря Ольга, мстя за смерть мужа, учинила жестокий разгром Древлянской земле. Для земель дреговичей, радимичей и кривичей первый этап подчинения относится к IX в., второй — к концу X в., вятичей — соответственно ко второй половине X и второй половине XI в. (эта восточнославянская общность дольше всех боролась за свою самостоятельность).

Покорение волынян и хорватов было одноэтапным: в конце X в. они были сразу же непосредственно подчинены Киеву. Что касается уличей и тиверцев, то их земли в X в. были заняты тюркскими кочевниками — печенегами.

Особый случай — включение в состав Киевской Руси земли словен. В этом регионе к середине IX в. сложилось полиэтничное политическое объединение, включившее помимо словен часть кривичей и финноязычного населения (чуди). Входили в него также и переселенцы из Скандинавии. Около 60-х годов IX в. на княжение в это объединение был приглашен норманнский конунг (князь) Рюрик, пришедший со своей дружиной. Его преемник Олег (по одной версии — скандинав, по другой — представитель местной знати, включавшей в себя со второй половины VIII в. скандинавские элементы) в 882 г. захватил Киев, центр «Руси». Но поскольку потенции государствообразования в этой последней были гораздо сильнее, чем в северном политическом объединении, вокняжение Олега в Киеве имело следствием превращение земли словен в территорию, зависимую от Киева, и обложение ее данью.

С ликвидацией «автономии» восточнославянских союзов племенных княжеств изменялась форма эксплуатации их населения киевской военно-дружинной знатью. Теперь не было необходимости в полюдье — объездах, исходящих из Киева; дань собиралась наместниками киевского князя, правившими на территориях бывших союзов племенных княжеств. Часть собранной дани (по имеющимся сведениям, две трети) отправлялась в Киев, другая распределялась между дружинниками князя-наместника. Территории в рамках единого раннефеодального государства, управляемые князьями — вассалами киевского правителя, получили наименование волость. Государство же в целом в X в. носило название «Русь» (распространившееся с региона Среднего Поднепровья на всю территорию, подвластную киевским князьям) и «Русская земля». Такая структура государства сложилась к концу X в., в эпоху киевского княжения Владимира Святославича, который посадил на княжение в девяти крупнейших центрах Руси своих сыновей: в Новгороде (земля словен) — Вышеслава, позже Ярослава, в Полоцке (кривичи) — Изяслава, в Турове (дреговичи) — Святополка, в земле древлян — Святослава, во Владимире-Волынском (волыняне) — Всеволода, Смоленске (кривичи) — Станислава, Ростове (земля финноязычного племени меря) — Ярослава, позже Бориса, в Муроме (финноязычная мурома) — Глеба, Тмутаракани (русское владение на Таманском полуострове) — Мстислава. Помимо этих земель восточнославянских и частично финноязычных народов, составлявших территорию Древнерусского государства, в IX–X вв. сложилась широкая неславянская периферия из финноязычных и балтоязычных племен, которые не входили непосредственно в состав Киевской Руси, но были обязаны русским князьям данью. В нее входили этносы, обитавшие вдоль северо-западных, северных и северо-восточных границ Руси: литва, курши, земгалы, латгалы, ливы, чудь (эсты), еж (племя в Восточной Финляндии), печеры, пермь, черемисы (марийцы), мордва и др.

Внешняя политика Древней Руси. Первой известной внешнеполитической акцией Древнерусского государства было посольство в Константинополь (древнерус. — Царьград) — столицу Византийской империи, наиболее могущественного государства Восточного Средиземноморья и Причерноморья — в 838 г. Отношения с Византией и в последующее время являются важным направлением русской внешней политики. Периоды длительного мира, во время которых русские наемные военные отряды нередко участвовали на стороне Византии в войнах с ее соседями, сменялись военными конфликтами. В 860 г. состоялся первый поход Руси на Константинополь. Русское войско на 200 судах появилось на берегах Босфора, когда император Михаил III был занят войной с арабами. Результатом похода было мирное соглашение. Вскоре после этого часть древнерусской знати приняла христианство.

В 907 г. киевский князь Олег (882–912) привел (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско, в которое кроме киевской дружины вошли отряды зависимых от Киева славянских княжеств и наемники-варяги (найм варяжских отрядов, в основном дружин шведских викингов, продолжался в течение всего X — начала XI в.; часть наемников, обогатившись на службе у киевских князей, возвращалась на родину, часть оседала на Руси, вливаясь в ряды древнерусского дружинного слоя, подобно тому как это произошло во второй половине IX в. с дружинниками Рюрика). Результатом похода, при котором были опустошены окрестности Константинополя, было заключение в 907 и 911 гг. выгодных для Руси мирных договоров. Их тексты, донесенные древнерусской летописью начала XII в. — «Повестью временных лет», — самые древние памятники русской дипломатии и права. Согласно договору 907 г. русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, получали привилегированное положение. Договор 911 г. регламентировал русско-византийские отношения по широкому спектру политических и правовых вопросов. В договоре имеются ссылки на «Закон русских» — внутренние правовые нормы формирующегося Древнерусского государства.

Преемник Олега киевский князь Игорь (согласно летописи — сын Рюрика, 912–945 гг.) в 941 г. совершил новый поход на Константинополь. Поводом для похода послужило, по-видимому, нарушение византийцами действующего договора. Войско Игоря потерпело жестокое поражение в морской битве. Тогда в 944 г. русский князь в союзе с печенегами предпринял вторую попытку. На этот раз дело не дошло до сражения: был заключен новый мирный договор. Текст договора 944 г. также сохранился в летописи.

Княгиня Ольга (945–964), вдова Игоря, пришедшая к власти после гибели в результате восстания древлян ее мужа, поддерживала с Византией мирные отношения. В 946 или 957 г. (этот вопрос спорен) она совершила дипломатический визит в Константинополь и приняла христианство. Но этот акт не сопровождался массовым крещением населения Руси.

Необычайной активностью отличалась внешнеполитическая деятельность сына Игоря и Ольги — Святослава (он оставался язычником, несмотря на уговоры матери). В 964–965 гг. Святослав покорил живших на Оке вятичей, вьппел на Волгу, разгромил Волжскую Болгарию (мусульманское государство на Средней Волге и Нижней Каме) и, двинувшись вниз по Волге, обрушился на давнего врага восточных славян — Хазарский каганат. Это некогда могущественное, но уже несколько ослабшее к тому времени государство не выдержало натиска. Войско хазар было разбито, столица государства И тиль (на Нижней Волге) и прежняя столица Семендер (в северо-западном Прикаспии) разрушены. Разгром Хазарии довершили кочевники-печенеги. Святослав покорил также северокавказские племена ясов (предки осетин) и касогов (предки адыгейцев) и положил начало русскому Тмутараканскому княжеству на Таманском полуострове (Восточное Приазовье).

В 967 г. Святослав сменил восточное направление своей деятельности на балканское. По договоренности с византийским императором Никифором Фокой он выступил против Болгарского царства, одержал победу и обосновался на Нижнем Дунае. Отсюда он начал угрожать и самой Византии. Византийская дипломатия сумела направить против Руси печенегов, которые, воспользовавшись отсутствием русского князя в 968 г., едва не взяли Киев. Святослав вернулся на Русь, разбил печенегов и вновь возвратился на Дунай. Здесь, заключив союз с болгарским царем Борисом, он начал войну с Византией и, перейдя Балканы, вторгся во Фракию. Военные действия проходили с переменным успехом, но в конце концов Святославу пришлось отступить обратно к Дунаю. В 971 г. новый византийский император Иоанн Цимисхий перешел в наступление, занял столицу Болгарии Преслав и осадил Святослава в Доростоле (на правом берегу Дуная). Решающего успеха византийцам достичь не удалось, но истощивший свои силы Святослав вынужден был согласиться на заключение договора (его текст также сохранился), согласно которому он терял все позиции, завоеванные им на Балканах. В 972 г. Святослав с частью войска возвращался в Киев по Днепру. У днепровских порогов подкупленные византийскими дипломатами печенеги устроили засаду и Святослав был убит.

Отношения с тюркоязычными печенегами, в начале X в. занявшими причерноморские степи от Дуная до Дона, были также важной составной частью древнерусской внешней политики. Известны как факты союзнических отношений Руси с отдельными печенежскими племенами (в 944 г. и 970 г. против Византии), так и военные конфликты (920, 968, 972 гг.). Особенно силен был печенежский натиск на южнорусские земли в конце X в. Киевский князь Владимир (980-1015), младший сын Святослава (от наложницы), организовал оборону южных границ, осуществив постройку сторожевых крепостей вдоль пограничных со степью рек — Десны, Сейма, Суля, Роси.

Принятие христианства и крещение Руси. В княжение Владимира Святославича произошло крупнейшее событие в политической и культурной жизни Руси — принятие христианства (988 г.). Необходимость новой религии определялась социально-политическим развитием страны. С ликвидацией автономии славянских союзов племенных княжеств складывалась структура единого государства с единой династией во главе, с единым господствующим слоем, представленным военно-служилой знатью (включавшую дружину киевского князя и дружины его родственников-вассалов). В сфере политико-территориальной в этих условиях оказались непригодны для центральной власти старые центры союзов племенных княжеств и создавались новые, в которых и располагались князья — родственники киевского правителя (Владимир-Волынский, Смоленск на новом месте, Ростов, новая крепость-детинец — в Полоцке, Туров и т. д.). В сфере же идеологической оказались непригодными старые языческие культы, носившие местный характер и могущие служить сепаратистским тенденциям.

Сразу же после того как Владимир, бывший в момент смерти Святослава князем новгородским, овладел в 980 г. киевским престолом, устранив старшего брата Ярополка (972–980 гг.), он сделал попытку создать общерусский языческий пантеон во главе с Перуном — богом грозы, которому поклонялись княжеские дружинники. Но эта акция не принесла, по-видимому, желаемого результата, и через несколько лет киевский князь ставит вопрос о решительном разрыве со старой традицией — о принятии монотеистической религии.

Существовало несколько возможных вариантов выбора такой религии: восточный, византийский вариант христианства (православие), западноевропейский вариант христианства (католицизм), мусульманство, господствующее в территориально близкой к Руси Волжской Болгарии, наконец, иудаизм, бывший религией господствующей верхушки Хазарии (правда, уже фактически не существовавшей как государство). Выбор был сделан в пользу уже достаточно известного на Руси православия (вспомним крещение части русской знати в 60-е годы IX в., крещение княгини Ольги).

Непосредственно акт принятия христианства Владимиром Святославичем был связан с событиями в отношениях Руси и Византии. В 988 г. императоры Василий и Константин обратились к Владимиру за помощью против мятежного полководца Варды Фоки, хозяйничавшего в малоазийской части империи. Владимир поставил условием предоставления помощи свой брак с сестрой императоров Анной. Шеститысячный русский отряд принял участие в разгроме войск мятежников. Но Василий и Константин нарушили соглашение, отказавшись отправить сестру на Русь. Тоща Владимир выступил походом на центр крымских владений Византии — Херсонес (Корсунь), взял его и тем самым принудил императоров выполнить договор. Анна была прислана к нему в Херсонес, Владимир принял крещение и женился на византийской принцессе. После возвращения на Русь им было осуществлено массовое обращение в христианство жителей Киева. Все перечисленные события произошли в рамках 988–990 гг. (точная их хронология — предмет спора). Затем новая религия стала распространяться, частью мирно, а кое-где (например, в Новгороде) и в результате кровавых стоят столкновений, по всей Руси. Была утверждена русская митрополия, подчинявшаяся константинопольской патриархии.

К концу X–XI вв. относится возникновение нескольких епископств, создававшихся в важнейших центрах государства — Новгороде, Полоцке, Чернигове, Переяславле, Белгороде, Ростове. На Руси появилось православное духовенство (главным образом греческое на первых порах), богослужебные и иные книги на славянском языке, поступившие в основном из Болгарии. Таким образом, акт принятия христианства приобщал Русь к сокровищам мировой культуры — древнегреческой, раннехристианской, византийской, славянской христианской.

Культура Древней Руси. Ко времени принятия христианства Русь уже была страной с самобытной культурой. Высокого уровня достигли ремесла, техника деревянного строительства. В эпоху перехода от доклассового общества к феодальному, как и у других европейских народов, складывался эпос. Его сюжеты сохранились в основном в записанных много веков спустя былинах. К IX–X вв. относится появление сюжетов таких былин, как «Михайло Поток», «Дунай», «Вольга и Микула». Особенно плодотворным для формирования былинного эпоса оказался конец X в. — эпоха Владимира Святославича. Его княжение стало «эпическим временем» русских былин, а сам князь — обобщенным образом правителя Руси. К концу X в. относится появление былин, героями которых были Добрыня Никитич (его прототипом послужил дядя Владимира Святославича по матери Добрыня, бывший наставником и советником князя в годы его молодости) и Илья Муромец.

Не позднее конца IX — начала X в. на Руси распространяются славянские азбуки — кириллица и глаголица. Созданные во второй половине IX столетия братьями Кириллом (Константином) и Мефодием и первоначальное распространение имевшие в западнославянском государстве — Великой Моравии, они вскоре проникают в Болгарию и на Русь. Первым русским памятником славянской письменности является русско-византийский договор 911 г.

Синтез славянской дохристианской культуры с тем культурным пластом, который поступил на Русь с принятием христианства из Византии и Болгарии и приобщал страну к византийской и славянской христианской культурам, а через них — к культурам античной и ближневосточной, создал феномен русской средневековой культуры. Ее оригинальность и высокий уровень были во многом обусловлены бытованием в качестве языка церковной службы и вследствие этого становлением в качестве литературного — славянского языка, понятного всему населению (в отличие от Западной Европы и славянских стран, принявших католицизм, где языком церковной службы была латынь, язык, незнакомый большинству населения, и вследствие этого раннесредневековая литература являлась преимущественно латиноязычной).

Глава 2. Киевская Русь в конце X — середине XII века

Династия Рюриковичей. — Вотчинная собственность. — «Правда Русская». — Социальная организация и система управления государством. — Восстания и социальные волнения. — Международное положение Киевской Руси. — Культура Киевской Руси.

Династия Рюриковичей. С конца X до примерно второй трети XII в. Киевская Русь представляла собой государство, состоявшее из волостей, управлявшихся представителями династии Рюриковичей. Во главе княжеской иерархии стоял киевский князь. Если в предшествующий период, когда существовали местные княжения в союзах племенных княжеств, киевский князь носил подчеркивавшие его верховенство титулы «каган» и «великий князь», то теперь, когда вся восточнославянская территория находилась под непосредственной властью одного княжеского рода, эти титулы перестали употребляться, поскольку отныне необходимость в них исчезла: верховным правителем являлся тот, кто был старейшим в роде и княжил в Киеве. Князья — правители волостей являлись его вассалами.

Волости сложились на основе территорий прежних союзов племенных княжеств, но их границы не оставались неизменными. Они менялись в результате деятельности князей, междоусобных войн, разделов и дележей территории. Так, в 1054 г. по завещанию киевского князя Ярослава Мудрого произошел раздел между его сыновьями Изяславом, Святославом и Всеволодом территории «Руси» в узком смысле. Киев остался за старшим Изяславом, а города Чернигов и Переяславль на побережье Днепра стали центрами княжений младших братьев, при этом в волость Святослава вошли территории вятичей и Муром, а Всеволод получил Ростовскую землю. В киевское княжение Всеволода Ярославича (1078–1093) на юго-западе Руси сформировались волости с центрами в Перемышле и Теребовле.

Главной формой эксплуатации земледельческого населения в конце X — середине XII в. оставалась государственная дань — налог. В то же время к данному периоду относится начальный этап складывания на Руси индивидуальной крупной земельной собственности — вотчины. Княжеская вотчина (домен) начала складываться еще во второй половине X в. — в это время уже известны княжеские села и охотничьи угодья. В XI в. появляется земельная собственность у дружинников и церкви. Но вотчинная форма собственности не играла еще существенной роли — ее удельный вес был незначителен, основная часть территории находилась в корпоративной (государственной) собственности военно-дружинной знати, реализуемой через систему даней-налогов.

«Правда Русская». Завершение складывания государственной структуры и развитие феодальных отношений сделали необходимой кодификацию древнерусского права. Свод законов Киевской Руси именовался «Правда Русская». В XI в. происходит складывание так называемой краткой редакции Русской Правды. Она состоит из двух основных частей — «Древнейшей Правды» (или, «Правды Ярослава») и «Правды Ярославичей». Древнейшая Правда представляет собой кодекс, созданный Ярославом после победы над Святополком и предназначенный первоначально для новгородцев (оказавших ему поддержку в междоусобной войне): при этом в ней использовались уже существовавшие правовые нормы (отчасти известные из статей русско-византийских договоров 911 и 944 гг.). Так называемая Правда Ярославичей появилась, по мнению одних исследователей, в 70-х годах XI столетия, по мнению других — в середине XI в. (т. е. еще при Ярославе). В этом юридическом памятнике отразился факт складывания княжеского домениального землевладения — большинство статей посвящено правовой защите княжеской собственности, должностных лиц и зависимых людей вотчины.

Социальная организация и система управления государством. Корпорацией, в которую был организован господствующий класс Киевской Руси в этот период, продолжала оставаться дружина. Существовали дружины у киевского князя и его родственников-вассалов. В дружинной организации была и внутренняя иерархия: верхушку дружинного слоя представляла старейшая дружина, ее члены именовались боярами. Низшим слоем была «малодшая дружина»; ее представители назывались отроками; со второй половины XI в. этот термин начинает употребляться преимущественно по отношению к военным слугам князей и бояр, рекрутировавшимся в основном из «молодшей дружины», а для менее зависимого от князей слоя внутри этой последней начинает употребляться термин детские. Члены «молодшей дружины» иногда именовались также гридями (скандинавский по происхождению термин, распространение получил только на севере Руси).

Привилегированное положение членов старейшей дружины нашло отражение в древнерусском праве. В начале XII в. все ее представители получили повышенную правовую защиту — за их убийство был установлен штраф в 80 гривен, вдвое больший, чем штраф за убийство простого свободного человека, в том числе младшего дружинника.

Со складыванием к концу X в. структуры единого государства формируется централизованный и разветвленный аппарат управления. В качестве должностных лиц государственной администрации выступают представители дружинной знати. При князьях действует совет (дума), представляющий собой совещание князя с верхушкой дружины. Князья назначают из числа дружинников посадников-наместников в городах; воевод — предводителей различных по численности и назначению военных отрядов; тысяцких — высших должностных лиц в так называемой десятичной системе деления общества, восходящей к догосударственному периоду; сборщиков поземельных податей — данников, судебных чиновников-мечников, вирников, емцев, подъездных; сборщиков торговых пошлин — мытников, мелких должностных лиц — биричей, метельников. Из состава дружины выделяются и управители княжеского вотчинного хозяйства — тиуны (с XII в. они включаются и в систему государственного управления).

Лично свободное сельское население, обязанное только данью, а также рядовые горожане именуются в источниках люди. Для лично зависимого населения вотчин, а также для несвободных слуг использовались термины челядь (ед. ч. челядин) и холопы. Их неполноправное положение было закреплено законодательно: так, за убийство холопа уплачивался штраф всего лишь в 5 гривен, шедший господину убитого в качестве возмещения ущерба. Особую категорию населения составляли смерды. Вопрос о ее сущности — предмет давнего спора в историографии; наиболее вероятно, что смерды — группа полувоенного, полукрестьянского населения, зависимого от князя; но есть также мнение, что этим термином обозначались все крестьяне, обязанные уплачивать государственную подать — дань. Во второй половине XI в. появляется категория закупов — людей, вступающих в зависимость от землевладельца за долги и вынужденных работать на господина до выплаты суммы долга. Их правовое положение было промежуточным между свободными людьми и холопами.

Княжение Владимира Святославича (980-1015) было периодом политической стабильности Киевской Руси, когда сложилась структура единого раннефеодального государства, был нейтрализован натиск печенегов на южные границы. После смерти Владимира в 1015 г. развернулась ожесточенная борьба за власть между его наследниками. Туровский князь Святополк (сын убитого в борьбе с Владимиром его старшего брата Ярополка, усыновленный великим князем) захватил киевский стол и организовал вероломное убийство своих братьев Бориса, Глеба и Святослава (двое первых были впоследствии канонизированы и стали первыми русскими святыми). В 1016 г. против Святополка выступил княживший в Новгороде Ярослав Владимирович с войском из новгородцев и наемных варягов. В битве под Любечем (на Днепре выше Киева) Ярослав одержал победу. Святополк бежал в Польшу к своему тестю польскому королю Болеславу Храброму.

В 1018 г. Болеслав выступил в поход на Русь, разбил Ярослава, занял Киев и вернул престол Святополку. Затем он возвратился в Польшу, оставив за собой западную окраину русских земель (с городами Перемышлем и Червенем — эти территории были возвращены Ярославом в 1031 г.). Ярослав, бежавший после битвы в Новгород, получил вновь поддержку от новгородцев, давших средства на найм новой варяжной дружины, и опять двинулся на Киев. На этот раз Святополк, лишившийся польской помощи, бежал из Киева, не принимая боя, и в 1019 г. подошел к столице теперь уже с печенежскими силами. Войско Ярослава одержало победу, Святополк бежал на западные границы Руси и по дороге умер.

Но на этом междоусобная борьба не окончилась. В 1021 г. Ярослав воевал со своим племянником Брячиславом Изяславичем, княжившим в Полоцке. Тот претендовал на Новгород, но потерпел поражение и вынужден был заключить мир с киевским князем. В 1024 г. против Ярослава выступил его брат тмутаракаиский князь Мстислав Владимирович. Незадолго до этого Мстислав укрепил свое княжество, подчинив северокавказское племя касогов: он победил в поединке касожского князя Редедю и получил по праву победителя его землю; воины Редеди влились в дружину Мстислава. Ярослав во время выступления Мстислава находился в Ростовской земле, где подавил восстание местного населения, вызванное голодом. Узнав о действиях брата, он нанял варяжскую дружину во главе с Якуном и двинулся на юг. Битва между братьями произошла при Листвене (близ Чернигова). Ярослав ввел в бой дружину Якуна, а собственную дружину оставил в резерве. Мстислав выставил против варягов северян — ополчение из жителей Черниговщины, а когда варяга стали брать над ними верх, ввел в действие свою русско-касожскую дружину и одержал победу. В конце концов братья заключили договор, по которому к Мстиславу отходило левобережье Днепра со столицей в Чернигове. Лишь после смерти Мстислава в 1036 г. Ярослав стал «самовластием» Русской земли.

В 1037 г. произошло последнее крупное сражение с печенегами: они были разгромлены под Киевом и после этого больше не представляли опасности для Руси. В 1043 г. обострились русско-византийские отношения. Ярослав отправил на Константинополь войско во главе со своим старшим сыном Владимиром (ум. 1052 г.), князем новгородским. Поход оказался неудачным — русское войско было разбито греческим флотом.

После смерти Ярослава в 1054 г. и упомянутого выше раздела княжений между его сыновьями некоторое время сохранялась политическая стабильность. Ярославичи — киевский князь Изяслав, черниговский Святослав и переяславский Всеволод — составляли правящий триумвират под главенством старшего Изяслава. Разделение власти привело к временному возникновению наряду с Киевской митрополией двух новых — Черниговской и Переяславской (упразднены в конце 70-х годов после смерти Святослава и Изяслава). Князьям-триумвирам удалось в 1060 г. разбить соединенными силами кочевников-торков, пытавшихся занять в причерноморских степях место печенегов. Но во второй половине 60-х годов XI в. разразился кризис.

В 1066–1067 гг. развернулась междоусобная война между Ярославичами и их двоюродным племянником полоцким князем Всеславом Брячиславичем. В конце концов Всеслав был вероломно захвачен во время переговоров и заключен в Киеве в темницу — поруб. В 1068 г. в крупный поход на Русь двинулись половцы (кипчаки, куманы) — тюркский кочевой этнос, сменивший печенегов и торков в причерноморских степях. Три Ярославича потерпели поражение в открытом бою и бежали в свои города. Тоща в Киеве началось восстание горожан, требовавших у Изяслава оружие и коней, чтобы биться с половцами. Кульминацией восстания стало освобождение Всеслава Полоцкого из поруба и провозглашение его киевским князем. Изяслав бежал в Польшу.

Всеслав находился у власти 7 месяцев, причем младшие Ярославичи в это время признавали его верховенство. Святославу удалось разбить значительную часть половецких сил и взять в плен хана Шарукана. Весной 1069 г. Изяслав с помощью польских войск вернул себе киевский стол, вынудив Всеслава бежать в Полоцк. Однако союзнические отношения между братьями Ярославичами были подорваны, и в 1073 г. Святослав и Всеволод изгоняют Изяслава, которому пришлось на этот раз отправиться в четырехлетние скитания по Европе, в ходе которых он просил помощи у польского короля и римского папы. Киевским князем стал Святослав. После его смерти в 1076 г. престол занял Всеволод, но в следующем году он уступил его Изяславу, двинувшемуся на Русь с польским войском.

В конце 60-х — начале 70-х годов XI в. на Руси обострилась борьба зависимого населения против феодальной знати. Она была вызвана усилением феодальной эксплуатации, в первую очередь государственной, широким распространением помимо дани других податей, таких, как виры и продажи (судебные пошлины), корм (поставки для содержания княжеских должностных лиц). Помимо упомянутого восстания в Киеве произошли выстуцления в Новгороде и Ростовской земле. Движение принимало здесь форму антихристианского, апеллируя к возврату старой языческой религии. Во главе его вставали языческие жрецы — волхвы. Решительные действия представителей государственной власти позволили справиться с этими выступлениями.

В 1078 г. в политическую борьбу на Руси вступили в качестве самостоятельных князей представители следующего поколения — внуки Ярослава. Лишенные столов князья Олег Святославич (сын Святослава Ярославича) и Борис Вячеславич (сын младшего сына Ярослава — Вячеслава) бежали в Тмутаракань (где княжил брат Олега Роман), заключили союз с половцами и двинулись на Русь. Им удалось разбить Всеволода, а затем овладеть Черниговом. Тоща против Олега и Бориса выступило войско четырех князей: Изяслава с сыном Ярополком и Всеволода с сыном Владимиром Мономахом. В битве на Нежатиной Ниве близ Чернигова погибли Борис Вячеславич и Изяслав Ярославич. Половецко-русское войско молодых князей потерпело поражение; Олег бежал в Тмутаракань. Киевское княжение вновь перешло к Всеволоду.

В 1079 г. тмутараканский князь Роман Святославич вместе с половецким войском выступил против Всеволода. Киевский князь сумел заключить мир с половцами, после чего те убили Романа. Олег же был схвачен агентами Византии и отправлен в ссылку на о. Родос в Эгейском море. Оттуда он вернулся в 1083 г. и вокняжился в Тмутаракани.

Киевское княжение Всеволода Ярославича (1078–1093) было временем относительной стабильности во внутри- и внешнеполитической жизни Руси. Сын Всеволода черниговский князь Владимир Мономах (получивший свое прозвище по матери, дочери византийского императора Константина IX Мономаха) окончательно подчинил вятичей — последний восточнославянский союз племенных княжеств, сохранявший еще собственных князей. После смерти Всеволода в 1093 г. наступает период обострения усобиц и борьбы с половцами.

Киевским князем стал старший племянник Всеволода Святополк (сын Изяслава Ярославича). В том же 1093 г. Святополк и Владимир Мономах с братом Ростиславом, князем переяславским, выступили против половцев, начавших войну с Русью. Русские войска потерпели жестокое поражение, князь Ростислав утонул в р. Chyme во время отступления; после этого половцам удалось захватить несколько городов (что было крайне редким явлением в русско-половецких отношениях). Южная Русь подвергалась сильному разорению. В 1094 г. Олег Святославич в союзе с половцами пришел из Тмутаракани на Русь и вынудил Владимира Мономаха уйти из Чернигова в Переяславль.

В два последующих года Святополк и Владимир вели борьбу одновременно с половецкими ханами Боняком и Тугорканом и с Олегом. В 1095 г. Владимир под Переяславлем уничтожил отряды ханов Итларя и Кытана. В 1096 г. была разгромлена орда Тугоркана, а сам он (тесть Святополка) убит. Олег в том же году был изгнан из Чернигова и перенес усобицу на северо-восток Руси. Здесь, под Муромом, в бою с ним погиб сын Владимира Мономаха Изяслав, но старший брат последнего Мстислав, князь новгородский, нанес Олегу поражение в Ростовской волости, после которого тот вынужден был пойти на переговоры со своими двоюродными братьями Святополком и Владимиром. В 1097 г. на съезде князей в Любече было заключено соглашение, по которому Святополк, Владимир и Олег с братьями Давыдом и Ярославом Святославичами должны были владеть отчинами — территориями, которые по завещанию Ярослава Мудрого принадлежали их отцам Изяславу, Всеволоду и Святославу (с центрами соответственно в Киеве, Переяславле и Чернигове). Давыд Игоревич, внук Ярослава, получил Владимир-Волынский, а внуки старшего сына Ярослава Владимира — Володарь и Василько — соответственно Перемышль и Теребовль (Юго-Западная Русь). Князья договорились о совместных действиях по защите Руси: «…имемся в едино сердце и блюдем Русскую землю». Но сразу же после съезда разгорелась новая кровопролитная усобица.

Давыд Игоревич в сговоре со Святополком Изяславичем захватил в Киеве Василька Ростисдавича Теребовльского и ослепил его. После этого он попытался захватить волость Василька, но потерпел поражение от его брата Володаря и вынужден был освободить пленника. Тем временем Владимир Мономах с Олегом и Давыдом Святославичами выступили против Святополка. Тот вынужден был пойти в поход против Давыда Игоревича и изгнать его из Владимира-Волынского. После этого Святополк, однако, попытался захватить также волости Володаря и Василька. В решающей битве он потерпел поражение, и тоща его сын Ярослав привел к Перемышлю (столице княжества Володаря) войско венгерского короля Кальмана. Давыд Игоревич, к этому времени вступивший в союз с Володарем, в противовес венграм соединился с половецким ханом Боняком. В битве под Перемышлем (1099) половцы применили характерный для кочевников прием «ложного отступления»: их отряд подскакал к расположению венгерских войск, выпустил по стреле и обратился в бегство; когда же венгры погнались следом, основные силы Боняка ударили им в тыл. Окруженное войско Кальмана было наголову разбито и бежало в беспорядке, неся огромные потери. Потерпела неудачу и попытка Святополка закрепить за собой Владимир-Волынский.

В 1100 г. состоялся княжеский съезд в Уветичах, подведший итог трехлетней войне. Давыд Игоревич как инициатор усобицы был лишен Владимира-Волынского и посажен на княжение в Бужск (менее значительный город Западной Руси).

Последующие годы отмечены отсутствием усобиц и организацией Владимиром Мономахом и Святополком Изяславичем нескольких успешных походов в Половецкую степь с участием многих русских князей — в 1103, 1107 и 1111 гг.; были разбиты ханы Шарукан (возглавлявший еще поход на Русь в 1068 г.), Боняк, Урусова, Сугра.

В 1113 г. умер киевский князь Святополк Изяславич, и в Киеве вспыхнуло восстание против администрации умершего князя и ростовщиков. В этих условиях киевское боярство пригласило на княжение Владимира Мономаха. Владимир, вокняжившись в Киеве, издал ряд законов, учитывавших требования восставших; по его повелению был создан новый юридический свод — так называемая Пространная редакция Русской Правды. В этом памятнике отразились социальные перемены, происходившие на Руси во второй половине XI — начале XII в. Пространная Правда фиксирует существование боярской собственности; специальные разделы посвящены закупам, новой категории зависимого населения, а также холопам. Внесены были изменения и в ряд существовавших ранее норм.

Международное положение Киевской Руси. Владимиру Мономаху в его киевское княжение (1113–1125) удавалось сохранить единство Древнерусского государства и гасить сепаратистские устремления некоторых князей (Ярослава Святополчича, Глеба Всеславича Минского). В области внешней политики ему удалось отразить опасность, грозившую Южной Руси со стороны половцев; одна из орд, во главе с сыном Шарукана Отроком, была даже вынуждена уйти из Подонья на Северный Кавказ. В 1116–1118 гг. Владимиром было организовано масштабное военное и политическое наступление на Византию. Киевский князь ставил целью посадить на константинопольский престол своего зятя самозванца Леона, выдававшего себя за сына византийского императора Романа IV Диогена, а после его гибели в результате инспирированного императором Алексеем I Комнином убийства — сына Леона Василия (своего внука). Эти попытки не удались, но их результатом было упрочение влияния Руси на левом берегу Нижнего Дуная.

В 1125–1132 гг. киевским князем был старший сын Мономаха Мстислав Владимирович. Это был последний период относительного политического единства Киевской Руси. После смерти Мстислава, в правление его брата Ярополка (1132–1138), процесс распада государства на фактически самостоятельные княжества приобрел необратимый характер.

Широкие международные связи Руси XI — первой половины XII в. хорошо иллюстрируются данными о матримониальных связях русской княжеской династии. Так, Ярослав Мудрый был женат на дочери шведского короля Ингигерд, его дочери были вамужем: Анастасия — за венгерским королем Андреем, Елизавета — за норвежским королем Харальдом, а после его смерти — датским Свейном, Анна — за королем франции Генрихом I. Всеволод Ярославич был женат на дочери византийского императора Константина Мономаха, а его сын Владимир — на Гите, дочери последнего англосаксонского короля Гаральда, погибшего в 1066 г. в битве при Гастингсе. Женой Мстислава Владимировича была дочь шведского короля Христина. Обычной практикой были браки русских князей с дочерьми ближайших соседей — половецких ханов.

Культура Киевской Руси. Появление на Руси после принятия христианства литературы на славянском языке, с одной стороны, и усложнение общественной жизни с развитием феодальных отношений, становлением государственной структуры — с другой, способствовали широкому распространению грамотности. Ярким свидетельством этого являются берестяные грамоты — письма на бересте разнообразного (преимущественно делового) содержания. Они обнаружены при раскопках уже в девяти древнерусских городах (основная масса находок происходит из Новгорода, где естественно-географические условия способствовали лучшей сохранности писем на бересте). Авторами берестяных грамот были люди всех слоев древнерусского общества. Наиболее ранние из грамот датируются XI веком.

В XI — начале XII в. на Руси распространяется большое количество переводных (главным образом с греческого) сочинений как религиозного, так и светского содержания. К последним относятся, в частности, исторические сочинения, среди которых можно выделить перевод византийской «Хроники Георгия Амартола». В это же время происходит становление оригинальной литературы.

Самым ранним из дошедших до нас произведений древнерусской литературы является «Слово о Законе и Благодати» Илариона. Оно было написано в середине XI в. митрополитом Иларионом, первым (и единственным в период с принятия христианства до середины XII в.) русским по происхождению главой русской церкви (Иларион был возведен на митрополию в 1051 г. Ярославом Мудрым без санкции константинопольского патриарха и вскоре, видимо после смерти Ярослава, вынужден был этот пост оставить). Основная идея «Слова о Законе и Благодати» — вхождение Руси после принятия христианства в семью христианских народов, в чем автор видит заслугу князя Владимира и продолжившего дело распространения новой веры его сына Ярослава. При этом дохристианское прошлое Руси в глазах Илариона не выглядит «темными веками», напротив, он подчеркивает, что Владимир, его отец Святослав и дед Игорь «не в худой и неведомой земле владычествовали, но в Русской, которая ведома и слышима во всех четырех концах земли».

Во второй половине XI — начале XII в. на Руси возник ряд оригинальных произведений, среди которых выделяется цикл сказаний о первых русских святых — князьях Борисе и Глебе и «Житие» игумена Киево-Печерского монастыря Феодосия, написанное монахом этого монастыря Нестором.

Важнейшее место в древнерусской литературе занимает жанр летописи. Некоторые исследователи полагают, что его появление можно отнести уже к концу X в., когда и был создан первый летописный свод. Другие относят появление первого свода к более позднему времени — второй половине XI в. Вопрос этот остается предметом спора. Скорее всего, первому цельному произведению летописного жанра должны были предшествовать какие-то летописные записи, еще не объединенные в свод. Первым же летописным сводом, текст которого может быть реконструирован, является так называемый Начальный свод конца XI в. Его текст сохранился в составе Новгородской первой летописи.

В начале XII столетия в Киево-Печерском монастыре создается выдающееся произведение средневековой литературы — «Повесть временных лет». Автором его принято считать монаха Нестора, но некоторые исследователи отрицают такую атрибуцию (его авторство). В «Повести» разворачивается широкое полотно русской истории, которая рассматривается как часть истории славянской, а позднее — как часть истории всемирной (под всемирной для этого времени понимается история библейская и римско-византийская). Автор использовал ряд переводных византийских источников, в наибольшей степени «Хронику Георгия Амартола». Из отечественных источников помимо Начального свода он привлекал устные легенды (об основании Киева, о призвании варяжских князей, о княгине Ольге и ряд других). «Повесть» начинается с рассказа о расселении славян по Европе, их взаимоотношениях с другими народами. Далее повествуется о возникновении государства Руси, деяниях первых его правителей. Особенно подробно изложены в «Повести» события второй половины XI — начала XII столетий.

В одну из рукописей, сохранивших текст «Повести временных лет» — Лаврентьевский список, — были включены произведения, принадлежащие руке князя Владимира Мономаха. Среди них «Поучение», которое состоит из двух частей: собственно «Поучения детям» и перечня «путей» — походов и поездок, которые Мономах совершал в течение своей жизни. Рядом помещено послание Владимира Олегу Святославичу, написанное в разгар усобиц 90-х годов XI в., после гибели в бою с Олегом сына Мономаха Изяслава. Произведения Владимира Мономаха являются не только ценным Историческим источником, но и ярким литературным памятником, дающим представление об общественном сознании высшего слоя древнерусского общества.

В XI — начале XII в. продолжалось развитие эпического жанра. Со сватовством норвежского короля Харальда к дочери Ярослава Мудрого Елизавете связан сюжет былины «Соловей Будимирович». Рад эпических песен возник в связи с борьбой с половецкими набегами конца XI — начала XII в. В них в измененном виде встречаются имена известных по летописям половецких ханов (Тугоркан — Тугарин Змеевич, Шарукан — Шарк-великан, Кудреван, Сутра — Скурла). Образ князя Владимира Мономаха, инициатора борьбы с кочевниками (в былинах они выступают под именем татар, которое позже заслонило собой имена прежних врагов Руси), слился с образом Владимира Святославича. К эпохе Мономаха относится появление цикла былин об Алеше Поповиче, былина «Ставр Годннович» (прототипом ее героя послужил приближенный Владимира, позже новгородский боярин Ставр Гордятинич).

В XI в. развиваются каменное храмовое строительство, церковная живопись. До наших дней сохранились выдающиеся памятники зодчества середины XI столетия — соборы св. Софии в Киеве и Новгороде и Спасский собор в Чернигове.

Глава 3. Русские земли в середине XII — середине XIII века

Обособление земель и княжеств-волостей. — Первые «великие князья». — Социально-экономическое развитие. — Внешняя политика южно- и северорусских земель. — Культура в период раздробленности.

Обособление земель и княжеств-волостей. Первые «великие князья». В середине XII в. Киевская Русь распадается на несколько княжеств, внутри которых формируются более мелкие, вассальные по отношению к ним княжества. Крупные самостоятельные княжества получили название земли, т. е. название, прилагаемое к суверенным государствам: «Русская земля», «Лядская земля» (Польша), «Угорская земля» (Венгрия), «Греческая земля» (Византия) и т. д. Княжества, входившие в состав земель, назывались волостями, т. е. на другом, региональном уровне как бы воспроизводилась структура единого раннефеодального государства: «земля», внутри нее — «волости». Предпосылками дробления Киевской Руси были как усложнение и дифференциация государственной эксплуатации, так и формирование и развитие вотчинной собственности, в первую очередь княжеских доменов. Если в XI в. князья легко меняли свои столы (по воле киевского правителя, по праву наследования, в результате междоусобных войн) и обычным делом было перемещение князя, скажем, из Новгорода в Туров, из Владимира-Волынского в Смоленск, из Тмутаракани в Новгород и т. д., то с укреплением княжеских доменов в разных регионах Руси происходит закрепление территорий соответствующих им волостей за определенными ветвями разросшегося рода Рюриковичей и приобретение ими фактической самостоятельности от Киева. Земли складывались на основе территорий волостей предшествующего периода; поскольку эти последние в своих границах уже, как правило, далеко ушли от границ союзов племенных княжеств, на основе которых волости складывались в X в., постольку территории феодальных княжеств-земель не совпадали в большинстве случаев с границами славянских общностей догосударственного периода.

Левобережье Днепра в бассейнах рек Десны и Сейма и верхнее течение Оки занимала Черниговская земля. Она сложилась на бывших территориях северян, вятичей, частично радимичей и дреговичей. Княжили на Черниговщине потомки Олега Святославича (ум. 1115 г.) и его брата Давыда (ум. 1123 г.), а после прекращения в 1167 г. ветви Давыдовичей — только Ольговичи. В Верхнем Поднепровье сложилась Смоленская земля (бывшие территории части кривичей, радимичей и вятичей). Здесь правили Ростиславичи — потомки внука Владимира Мономаха Ростислава Мстиславича (ум. 1167 г.). В Волго-Окском междуречье (область, колонизованная в X–XI вв. словенами, кривичами и вятичами) возникла Ростово-Суздальская земля, где княжили потомки сына Мономаха Юрия Долгорукого (ум. 1157 г.). В Муромской и Рязанской землях (бывшие территории муромы и части вятичей) правили две разные линии потомков Ярослава Святославича (ум. 1129 г., брат Олега Святославича). В верховьях Западной Двины (на бывших территориях части кривичей и дреговичей) сформировалась Полоцкая земля. Здесь еще с начала XI в. укрепились потомки одного из сыновей Владимира Святославича — Изяслава. Южнее, в бассейне Припяти, на бывшей дреговичской территории, располагалось сравнительно малозначительное Турово-Пинское княжество, ставшее во второй половине XII в. «отчиной» потомков Святополка Изяславича (ум. 1113 г.). На запад от него лежала Волынская земля (в основе бывшая территория волынян). Здесь княжили потомки внука Мономаха Изяслава Мстиславича (ум. 1154 г.). По соседству с Волынью, на крайнем юго-западе Руси (бывшая территория хорватов) расположилась Галицкая земля, сложившаяся на основе Перемышльской и Теребовльской волостей. Власть здесь принадлежала потомкам старшего внука Ярослава Мудрого Ростислава Владимировича (ум. 1066 г.), точнее (для XII в.) его сына Володаря (ум. 1124 г.). После прекращения этой княжеской ветви в 1199 г. Галицкое княжество стало предметом ожесточенной борьбы между волынскими Изяславичами, черниговскими Ольговичами и смоленскими Ростиславичами. К середине XIII в. победу в этой борьбе одержали представители Изяславичей — Даниил и Василько Романовичи.

Три княжества XII в. не закрепились за какой-либо княжеской ветвью. Киевское княжество, «Русская земля» (узкое значение этого понятия, обозначающего территорию в Среднем Поднепровье вокруг Киева, в XII столетии вновь получило распространение) стало объектом коллективного сюзеренитета княжеской династии, все сильнейшие князья имели право на причастие (владение частью территории) в «Русской земле». Номинально киевский стол продолжал считаться старейшим. В середине XII — первой трети XIII в. в ходе междоусобной борьбы князей, превратившейся с дроблением Киевского государства фактически в беспрерывное явление, на нем сменяли друг друга представители всех названных ветвей, кроме полоцких Изяславичей, муромо-рязанских Ярославичей и турово-пинских Святополчичей.

Другим «общерусским» столом был Новгородский. Социально-политическое развитие Новгорода имело значительную специфику в сравнении с другими русскими землями. В X — начале XI в. в результате сочетания факторов важности роли Новгорода как центра Северной Руси и в то же время непрочности и временности положения в нем князей, рассматривавших новгородское княжение как ступеньку к киевскому столу (в Новгороде княжили будущие киевские князья Святослав Игоревич, Владимир Святославич, Ярослав Владимирович), произошла консолидация новгородской знати в свою особую корпорацию, обособившуюся от княжеской дружинной организации. В XII в. самостоятельность новгородского боярства по отношению к княжеской власти усилилась. До полного формирования республиканского правления было, впрочем, еще далеко (оно окончательно сложилось только в конце XIII в.). Но новгородское боярство в XII столетии стало оказывать решающее влияние на выбор князей, и ни одному из княжеских кланов не удавалось закрепиться в Новгороде до 30-х годов XIII в.; после же этого времени там княжат только князья суздальской ветви.

Не стало отчиной определенной ветви и Переяславское княжество. Им на протяжении XII столетия владели потомки Мономаха, но представлявшие разные ветви (его сыновья Ярополк и Андрей Владимировичи, внуки Всеволод и Изяслав Мстиславичи, сыновья Юрия Долгорукого Ростислав, Глеб и Михалко и т. д.).

После распада княжеского рода Рюриковичей на ветви было утрачено понятие родового старейшинства — его сменило представление о старейшинстве в своей ветви. Князь, занимавший киевский стол, теперь не являлся не только старейшим в роде, но даже и старейшим в своей ветви и был лишь номинальным, а не реальным верховным правителем Руси. В этих условиях возникла необходимость в особом титуле для подчеркивания политического верховенства. Таким титулом стал великий князь (применявшийся на Руси в X в., а позже утративший свою актуальность в связи со сложением единого государства, управляемого единым тоща княжеским родом). Первым стал его последовательно употреблять правитель Ростово-Суздальской земли (со столицей в г. Владимире-на-Кпязьме) Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1177–1212), сын Юрия Долгорукого. В XIII в. этим титулом стали именоваться кроме преемников Всеволода на владимирском столе и другие сильные князья (галицко-волынские, черниговские).

Социально-экономическое развитие. В социально-экономическом развитии Руси середина XII — середина XIII в. — время роста вотчинной формы феодальной земельной собственности (княжеской, боярской, церковной). Если для XI в. сведения письменных источников о боярских и монастырских вотчинах единичны, то для XII столетия они относительно часты. Археологами исследовано несколько десятков укрепленных поселений этого времени, идентифицируемых с боярскими усадьбами-замками. Они обнаружены в различных регионах Руси: Киевской, Черниговской, Галицкой, Смоленской, Полоцкой, Ростово-Суздальской, Рязанской землях. Государственная форма собственности продолжала играть ведущую роль, но развитие системы боярских вотчин привело к усилению самостоятельности бояр (верхушки дружины), ослаблению их связей с князьями и вследствие этого к постепенному распаду дружинной организации господствующего класса. В течение второй половины XII–XIII. вв. дружина распадается на бояр-вотчинников, остававшихся вассалами князя, и княжеский двор, члены которого именовались дворянами или слугами. Двор наследовал «молодшей дружине» предшествовавшего периода. Однако поскольку процесс смены дружины двором занял длительное время, около столетия, на первых порах существования самостоятельных княжеств господствующий класс в них сохранял «региональную» корпоративность, будучи представлен дружинами князей — правителей земель и дружинами князей — их вассалов.

Внешняя политика южно- и северорусских земель. В условиях существования системы самостоятельных княжеств — земель каждое из них стало проводить по сути дела самостоятельную внешнюю политику. От конца XII — первой половины XIII в. сохранились тексты нескольких международных договоров, которые заключали отдельные русские земли. Таковы договоры Новгорода с Готским берегом (о. Готланд в Балтийском море) и немецкими городами (1191–1192), договоры Смоленска с Ригой и Готским берегом (1229 г. и 30-е годы XIII в.). Широко была распространена практика военных союзов княжеств с иноземцам! против своих соперников на Руси. В 40-70-х годах XII в., во время ожесточенной борьбы за Киев между волынскими, черниговскими, смоленскими и суздальскими князьями, противоборствующие силы часто привлекали в качестве союзников венгров и половцев. В первой половине XIII в. в борьбе за галицкое княжение, в которой участвовали волынские князья Даниил и Василько Романовичи, Мстислав Мстиславич Удалой (из смоленских Ростиславичей), Михаил Всеволодович Черниговский, видную роль играли Польша и Венгрия. Венгерским королям несколько раз удавалось даже овладевать (по праву силы или по соглашению с одной из противоборствующих группировок) галицким столом, но в конце концов на нем утвердился Даниил Романович. В 1245 г. он разбил венгерско-польское войско, пытавшееся привести в Галич сына Михаила Всеволодовича Ростислава, и окончательно закрепил за собой Галицкое княжество.

По-прежнему большое место во внешней политике русских земель играли русско-половецкие связи. После распада Древнерусского государства на самостоятельные княжества и усиления междоусобной борьбы между ними половецкие набеги, чья интенсивность резко упала в результате активных военных действий Владимира Мономаха и его сына Мстислава, вновь участились. Половцы часто принимали участие в усобицах русских князей (традиция их использования во внутренних войнах никогда не прерывалась), нередко нападали и самостоятельно; и в тех, и в других случаях их действия несли сильный урон и разорение южнорусским землям.

К 70-м годам сложилось два крупных половецких объединения: одно, приднепровское, возглавлял хан Кобяк, другое, чьи кочевья расположились на Северском Донце (правом притоке Дона), — хан Кончак (сын Отрока, внук Шарукана).

В это время происходит определенная стабилизация в Киевском княжестве, «Русской земле» в узком смысле, бывшей в предшествующие десятилетия главным яблоком раздора русских князей. С 1176 г. здесь устанавливается «дуумвират»: киевский стол занимает представитель черниговской ветви потомков Олега Святославича (Ольговичей) Святослав Всеволодович, а остальной территорией Киевщины владеет князь из смоленской ветви Мономаховичей Рюрик Ростиславич. В 1180–1181 гг. Святослав попытался нарушить равновесие сил; он начал войну с Рюриком и его союзниками, призвав на помощь Кончака и Кобяка. Но князья Ольговичи и половцы потерпели поражение, после чего статус-кво был восстановлен. В последующие годы Святослав и Рюрик организуют совместные действия против половцев. В 1184 г. в результате похода объединенных сил южнорусских князей был разгромлен и взят в плен Кобяк. Следующий, 1185 год, был кульминационным в борьбе русских князей с ханом Кончаком. В начале года Кончак выступил в поход на Русь; войсками Святослава и Рюрика он был отброшен от границ Переяславского княжества, но сохранил свои основные силы. В апреле — мае состоялся сепаратный поход в степь князя Игоря Святославича (двоюродного брата киевского князя Святослава), владевшего Новгород-Северским княжеством (полусамостоятельное в пределах Черниговской земли). Поход был направлен в приграничные половецкие кочевья, но встретил отпор объединенных сил ханов Кончака и Гзака. В результате ожесточенных трехдневных боев войско Игоря было полностью уничтожено. Четыре князя — Игорь, его брат, племянник и сын — попали в плен. Половецкие войска двумя группами двинулись на Русь: Гзак — на Новгород-Северское княжество Игоря, Кончак — на Переяславскую землю. На обоих направлениях половцам не удалось, однако, достичь значительных успехов. Тем же летом Игорю Святославичу удалось бежать из плена.

Начиная с 90-х годов XIII в. интенсивность половецких набегов спала, отчасти в связи с усиливавшейся тягой половцев к оседлости. В первые четыре десятилетия XIII в., до их разгрома монголо-татарами, половцы продолжают участвовать в междоусобных войнах русских князей (в 1203 г. и 1235 г. союз с ними даже приводил к смене князей на киевском столе), но об их самостоятельных действиях сведений почти нет.

Незначительны в сравнении с предшествующими периодами были во второй половине XII в. политические связи с Византией (в 1204 г. Византийская империя временно прекратила свое существование после захвата Константинополя крестоносцами). При этом сохранялись во всем объеме русско-византийские связи по линии церкви: значительная часть иерархов (в том числе почти все митрополиты) были греками по происхождению.

В XIII в. на северо-западных границах Руси появился новый опасный противник — немецкие крестоносцы, представленные Орденом меченосцев. Этот Орден в результате кровопролитных войн овладел территориями эстонских и латышских племен (эсты, ливы, латгалы, земгалы, курши) в Восточной Прибалтике, лишил ослабевшее Полоцкое княжество политического влияния в низовьях Западной Двины. Экспансия крестоносцев сопровождалась раздачей земель немецким феодалам и насильственным обращением населения в католичество. В этом состояло отличие политики Ордена от действий в Восточной Прибалтике русских князей, которые не претендовали здесь на непосредственный захват земель, не проводили насильственной христианизации, а довольствовались получением дани. В 1237 г. Орден меченосцев объединился с Тевтонским орденом, обосновавшимся в Восточной Пруссии. Силами, которые на протяжении 20-30-х годов успешно противостояли орденской агрессии, были Литва (где шел процесс складывания государства) и Новгородская земля.

Междоусобная война в южнорусских землях. 30-е годы XIII в. были временем длительной и ожесточенной междоусобной войны в южнорусских землях. Это была самая масштабная внутренняя феодальная война в истории средневековой Руси. Началась она с борьбы за галицкий стол, после смерти князя Мстислава Мстиславича Удалого (1228) отошедший по его завещанию к сыну венгерского короля. В 1233–1234 гг. войну против венгров, союзником которых был черниговский князь Михаил Всеволодович, вел Даниил Романович Волынский в союзе с киевским князем Владимиром Рюриковичем (из смоленских Ростиславичей). Союзником их был также дед жены Даниила половецкий хан Котян и незначительный князь Изяслав Мстиславич (вероятнее всего, сын Мстислава Удалого). В 1234 г. Даниил овладел Галичем. На следующий год Михаил Черниговский с перешедшим на его сторону Изяславом начал военные действия против Владимира и Даниила. Последние двинулись в поход на Чернигов, но не смогли взять город и вернулись к Киеву. Тем временем Изяслав привел на Русь половецкое войско. Близ Киева Даниил и Владимир потерпели поражение, Владимир попал в плен к половцам, а Изяслав вокняжился в Киеве. Михаил же двинулся в Галицкую землю и овладел Галичем. Владимир Рюрикович вскоре освободился из плена за выкуп и вновь овладел киевским столом. Однако удержать его ему было не по силам. И тоща Владимир и Даниил пригласили в Киев новгородского князя Ярослава Всеволодовича (отца Александра, будущего Невского). Михаил Черниговский был давним врагом Ярослава — в 1229–1232 гг. они вели ожесточенную борьбу за новгородское княжение. Ярослав в 1236 г. сел в Киеве. Тем временем в Галицкой земле продолжалась непрерывная война между Михаилом и Изяславом, с одной стороны, Даниилом и его братом Василько — с другой.

В ходе междоусобной войны русские князья (особенно черниговские Ольговичи и смоленские Ростиславичи) истощили свои силы. Наряду с усилившейся в результате усобицы разобщенностью князей это сыграло свою негативную роль перед лицом монголо-татарского нашествия.

Культура в период раздробленности. Для русской духовной культуры середины XII–XIII вв. характерно становление «полицентризма» — появление в разных регионах Руси самобытных культурных центров.

Получает дальнейшее развитие летописание. Если в XI — начале XII в. центрами летописной работы были только Киев и Новгород, то в последующий период летописание ведется в большинстве центров образовавшихся феодальных княжеств: Киеве, Чернигове, Переяславле, Владимире-на-Клязьме, Галиче, Новгороде, вероятно также в Смоленске и Полоцке. Несмотря на «областной» характер летописания, летописцы XII — первой половины XIII в. не замыкались в своих узкорегиональных событиях, в той или иной мере освещая историю всей Руси. Из дошедших до нас летописных текстов летописание центров Южной Руси в наибольшей степени отражает Ипатьевская летопись (конец XIII в.), Северо-Восточной — Лаврентьевская летопись (начало XIV в.), Радзивилловская летопись и летописец Переяславля Суздальского (XIII в.).

В конце XII в. было создано одно из наиболее выдающихся по своим художественным достоинствам произведений мировой средневековой литературы — «Слово о полку Игореве». Оно посвящено упомянутому выше неудачному походу на половцев в 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича. То, что именно этот поход послужил поводом для создания такого произведения, не случайно. Ряд обстоятельств — сопутствовавшее походу затмение солнца, невзирая на которое Игорь продолжил поход, гибель и пленение всего войска, бегство князя из плена — были уникальны и произвели сильное впечатление на современников (кроме «Слова» им посвящены две пространные летописные повести).

«Слово о полку Игореве» в дошедшем до нас виде было создано, по-видимому, осенью 1188 г. (возможно, что основной текст его был написан еще в 1185 г., вскоре после бегства Игоря из плена, а в 1188 г. в него были внесены добавления в связи с возвращением из плена брата и сына Игоря). Неизвестный автор его, разгадка имени которого не перестает занимать исследователей и любителей «Слова» (к сожалению, почти все имеющиеся версии серьезной критики не выдерживают), был, во всяком случае, жителем Южной Руси, лицом светским и принадлежащим к высшему слою древнерусской знати — боярству. Основная идея «Слова» — необходимость единства действий русских князей перед лицом внешней опасности. Главное зло, препятствующее этому, — княжеские распри и междоусобные войны. При этом автор «Слова» — не сторонник единого государства: разделение Руси на княжества под властью суверенных правителей он воспринимает как должное; его призыв направлен не к государственному объединению, а к внутреннему миру, к согласию в действиях.

Являясь произведением о событиях своего времени, «Слово» одновременно представляет собой и яркий памятник исторической мысли. «Нынешнее» время сопоставляется в нем с прошлыми событиями, причем отечественной истории (что было редкостью — обычно исторические примеры в произведениях древнерусской литературы черпались из библейской и римско-византийской истории). Особенностью историзма «Слова» является попытка отыскать в прошлом корни нынешних бед Руси: автор обращается с этой целью к событиям второй половины XI в., когда началась эпоха княжеских распрей, приведших к ослаблению страны перед половецкими набегами. В своем обращении к истории автор «Слова» широко использует эпические мотивы.

Во второй половине XII в. (точная датировка — предмет спора) в Северо-Восточной Руси появилось другое примечательное произведение древнерусской литературы — «Слово Даниила Заточника». Оно написано в форме обращения к князю: автор, выходец из низших слоев господствующего класса, попавший в опалу, старается вновь заслужить княжескую милость и доказать князю свою полезность в качестве мудрого советника. «Слово» насыщено афоризмами. В 20-е или в первой половине 30-х годов XIII в. была создана вторая редакция этого произведения, именуемая «Молением Даниила Заточника». Она адресована Ярославу Всеволодовичу, в то время князю Переяславля-Залесского. Автор этой редакции — дворянин, представитель новой категории господствующего класса. Характерной чертой «Моления» является негативное отношение к высшей знати — боярам.

Еще одно выдающееся произведение древнерусской литературы «Слово о погибели Русской земли» было написано в самые тяжелые для Руси дни, во время монголо-татарского нашествия. Скорее всего оно было создано в начале 1238 г. в Киеве, при дворе князя Ярослава Всеволодовича, занимавшего тоща киевский стол, после получения вестей из Северо-Восточной Руси о вторжении в нее полчищ Батыя и о гибели в бою с татарами на р. Сить брата Ярослава-Юрия. Это произведение (оставшееся незаконченным) содержит не имеющий себе равных в средневековой литературе гимн-прославление родной земли, воспоминание о ее былом могуществе (при князьях Владимире Мономахе, его сыне Юрии Долгоруком и внуке Всеволоде Большое Гнездо) и рассуждение о «болезни» — усобицах, подтачивавших силу Руси со времени после смерти Ярослава Мудрого. Подобно автору «Слова о полку Игореве», автор «Слова о погибели» обращается к прошлому своего отечества, пытаясь понять причины его сегодняшних бед.

В жанре эпоса середина XII — начало XIII в. — время появления таких былинных сюжетов, как «Саур Леванидович», «Сухман», новгородских былин о Садко, цикла песен о князе Романе (прототип этого героя — князь Роман Мстиславич Волынский и Галицкий).

Продолжают развиваться каменное строительство (в основном храмовое, но появляются и каменные княжеские дворцы) и церковная живопись. В архитектуре второй половины XII — начала XIII в. наблюдается сочетание местных традиций, заимствованных из Византии форм и элементов западноевропейского романского стиля. Из сохранившихся памятников зодчества этой эпохи особо могут быть выделены Георгиевский собор Юрьева монастыря (первая половина XII в.) и церковь Спаса на Нередице (конец XII в.) под Новгородом, и в Северо-Восточной Руси — Успенский и Дмитриевский соборы во Владимире, церковь Покрова на Нерли (вторая половина XII в.), Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1234).

Глава 4. Монголо-татарское завоевание и возрождение независимости XIII–XV вв.

Битва на реке Калке. — Нашествие Батыя и установление монголо-татарского владычества. — Обособление Южной Руси. — Северо-Восточная Русь. — Социально-экономическое развитие во второй половине XIII в. — Борьба Московского княжества за господство на северо-востоке Руси. — Куликовская битва. — Социально-экономическое развитие в XIV в. — Объединение русских земель вокруг Москвы. — Падение монголо-татарского господства. — Войны на северо-западе Руси. — Социально-экономическое развитие в XV в. — Культура Руси в эпоху монгольского владычества.

Период монголо-татарского владычества на Руси продолжался около двух с половиной столетий, с 1238 по 1480 годы. В эту эпоху окончательно распалась Древняя Русь и началось формирование Московского государства.

Битва на реке Калке. Первое вооруженное столкновение между русскими дружинами и монгольскими войсками произошло еще в 1223 г. на реке Калке. Киевский, Галицкий, Черниговский и Волынский князья пришли на помощь половцам хана Котяну, которых теснил монгольский разведывательный отрад Судебея и Джэбе. Численность русских и половецких войск, с одной стороны, и монгольских — с другой, была приблизительно по 30 тыс. воинов. Но русские с половцами действовали разрозненно и потерпели сокрушительное поражение (погибло шесть русских князей, спасся только каждый десятый воин).

Отряд монгольских темников Судебея и Джэбе был всего лишь авангардом армии огромной монгольской империи, образовавшейся в течение нескольких десятков лет в первой половине XIII столетия. Объединившись в 1206 г. на всеобщем курултае (съезде) под руководством Чингисхана, монгольские войска к 1221 г. покорили огромную территорию от Северного Китая до прикаспийских степей. В 1235 г. на очередном курултае было принято решение о генеральном наступлении на запад. Наступление началось осенью 1236 г., к осени 1237 г. разгромлены половцы и аланы, завоевана Волжская Булгария, земли буртасов, мокши и мордвы, которые жили на правобережье средней Волги.

Нашествие Батыя и установление монголо-татарского владычества. Поздней осенью 1237 г. монгольская империя начала наступление на русские земли. Общая численность монгольских войск, участвовавших в агрессии против Руси и возглавлявшихся внуком Чингисхана Батыем, составляла по приблизительным подсчетам 120–140 тыс. человек. Северная и Южная Русь могли выставить вместе около 100 тыс. воинов, но русские княжества практически по одному противостояли объединенным монгольским силам.

Первым княжеством, подвергшимся нападению, было Рязанское. Разбив в пограничном сражении рязанские войска и захватив и разрушив Рязань 21 декабря 1237 г., монголо-татарские войска к концу декабря полностью овладели княжеством и вторглись в Великое княжество Владимирское.

В начале января 1238 г. Батый разбил великокняжеское войско во главе с сыном великого князя Всеволодом Юрьевичем под Коломной. Двигаясь затем по замерзшим рекам, монголы захватили Москву, Суздаль и ряд других городов. 7 февраля пал Владимир. 4 марта 1238 г. на р. Сити состоялось сражение основных воинских сил Северо-Восточной Руси, возглавляемых князем Юрием, с монголо-татарами. Русские потерпели сокрушительное поражение, князь Юрий был убит. После этого татары вошли в Новгородскую землю, но, опасаясь весенней распутицы, не дойдя до Новгорода, повернули на юго-восток в половецкие степи. По дороге они взяли Курск и Козельск.

1238–1239 годы потребовались Батыю, чтобы укрепить свои позиции в северочерноморской степи. На северо-востоке Руси были захвачены только Гороховец и Муром, на юге — Переяславль Южный и Чернигов. Все князья Северо-Восточной Руси признали в 1239 г. сюзеренитет монголов.

Осенью 1240 г. войска под руководством Батыя двинулись в Европу через Южную Русь. 6 декабря 1240 г. после упорных боев пал Киев. В декабре — январе 1240–1241 гг. были захвачены практически все города Южной Руси, за исключением Кременца. После разгрома Южной Руси монголо-татарские войска вторглись в Польшу, Венгрию и Чехию, где одержали ряд крупных побед, но понесли большие потери. Не получая подкреплений, в. 1242 г. Батый вывел свои войска из европейских стран западнее Руси. В 1242–1243 гг. в низовьях Волги он создал государство Золотая Орда со столицей в Сарай-Бату, а затем и в более северной Сарай-Берке.

Относительно легкое завоевание Руси монголо-татарами объясняется раздробленностью и разобщенностью русских княжеств, а также превосходством боевого искусства монголов.

По масштабам разрушения монгольское завоевание отличалось от бесконечных междоусобных войн русских князей и набегов кочевников лишь тем, что оно было осуществлено одновременно по всей стране. В течение 35 лет после 1238 г. Владимирская Русь не только не подвергалась крупным татарским нашествиям, но там не происходило и междоусобных войн. Этих 35 лет оказалось достаточно для восстановления хозяйства. Сходное положение существовало и в Южной Руси.

Серьезным нововведениемг в жизни Руси после монгольского завоевания было установление «выхода» (дани) Орде. В 40-е годы сбор дани не был фиксирован ни по времени, ни по размерам. Он осуществлялся откупщиками, которые зачастую просто грабили население. Подобная практика вызывала серьезное недовольство на Руси и не удовлетворяла золотоордынских правителей. Поэтому в 1257 г. хан Золотой Орды установил размеры дани. Для контроля за сбором и присылкой в Орду «выхода» на Руси были поставлены специальные уполномоченные — баскаки, но во внутриполитическую жизнь русских княжеств они не вмешивались. В конце XIII в. институт баскачества практически прекратил свое существование. С этого времени единственным средством влияния на положение на Руси была выдача ярлыков на княжение и оказание военной поддержки тем или иным князьям в междоусобной борьбе.

Весь период монгольского протектората над Русью[1] можно условно разделить на три больших периода: 1) с 1238 г. до начала XIV в., приблизительно до 1310 г.; 2) весь оставшийся XIV век; 3) XV век.

Обособление Южной Руси. В первый период фактически завершилось разделение Древнерусского государства на северо-восточную и юго-западную части, отношения между которыми все больше стали приобретать характер межгосударственных. В Юго-Западной Руси процесс государственной раздробленности достиг своего максимума к моменту монголо-татарского завоевания. Великое княжество киевское фактически потеряло свое политическое значение и представляло собой небольшое удельное княжество. Ослабли и раздробились бывшие до этого сильными Черниговское и Переяславское княжества.

Объединителем Южной Руси выступило Галицкое княжество. В середине XIII в. в нем шел активно процесс внутренней консолидации и борьбы с боярским сепаратизмом, которую возглавил князь Даниил Романович. Монгольские, литовские, польские и венгерские вторжения не смогли помешать этому процессу.

Объединив Галицкое княжество, Даниил стал присоединять к нему территорию других русских княжеств, а также и русские земли, попавшие под контроль Венгрии, Польши и Литвы. Показателем возросшей силы Галича было то, что в 1254 г. римский папа предложил Даниилу королевскую корону. К концу XIII в. Галицкое княжество превратилось в одно из сильнейших государств Восточной Европы, с которым не могли не считаться не только Венгрия, Польша, Чехия и Литва, но и Орда.

После смерти Даниила в 1264 г. (или в 1266 г.) при его сыновьях Шварне и Льве и сыне Льва Юрии объединение Юго-Западной Руси продолжалось. Однако затем начался процесс резкого ослабления княжества. В 1320 г. великий князь литовский Гедимин захватил почти всю галицко-волынскую землю. На протяжении XIV–XV вв. объединителем южнорусских земель выступала Литва, сначала самостоятельно, а затем после унии с Польшей в 1386 г. вместе с последней.

Северо-Восточная Русь. Если на востоке вторжения татар представляли собой скорее карательные экспедиции, то на западе шли интенсивные боевые действия. Здесь Русь противостояла литовской, немецкой и шведской экспансии и сама предпринимала наступательные действия против них. В 1239 г. Ярослав Всеволодович восстановил свою верховную власть над Смоленском, отвоевав его у Литвы. В 1239 г. его сын Александр разгромил шведов на Неве. В 1241–1242 гг., заручившись поддержкой Орды, он изгнал немцев из Копорья и их сторонников из Пскова. 5 апреля 1242 г. он нанес немцам сокрушительное поражение в битве на Чудском озере недалеко от Пскова (Ледовое побоище). После него Ливонский орден 10 лет не решался предпринимать наступательные действия против Руси. В 1245 г. новгородцы под руководством Александра разбили вторгшихся литовцев. Во второй половийе XII в. Новгород и Псков вели постоянные войны с Литвой и Ливонским орденом, шведами, датчанами.

В тот же период получила достаточно широкое развитие русская экспансия на север и северо-восток. В 1292 г. Новгород организовал крупную военную экспедицию против финских племен. Земли на северо-востоке активно колонизировались русскими при слабом сопротивлении местных племен.

Характерной особенностью данного периода для Северо-Восточной Руси было усиление раздробленности. Если в момент монголо-татарского завоевания основными военными силами обладало Владимирское княжество, то к концу XIII в. вес и значение его резко упали. Удельные княжества приобрели реальную независимость, политическое значение их стало обусловливаться в преобладающей степени не родственными связями с великим князем, а военной силой самого княжества. Великое княжение стало рассматриваться ими не как самоцель, а как одно из эффективных средств усиления своих удельных княжеств. Монгольские ханы способствовали усилению раздробленности, часто передавая ярлык на великое княжение от одного князя к другому, однако все великие князья были потомками Ярослава. На рубеже XIII–XIV вв. во Владимирской Руси на фоне общей раздробленности появились новые центры. Москва и Тверь, ранее небольшие города, а затем и удельные княжества. Удельный князь Твери, Михаил, племянник Александра Невского, с 1304 г. он стал великим князем. В Москве в 1280 г. первым удельным князем Ярославичем стал Даниил, сын Александра Невского.

Единственным институтом, обеспечивающим единство Северо-Восточной Руси того периода, была церковь. Монголо-татарское завоевание совершенно не затронуло ее статус. Следуя своей политике невмешательства в религиозные дела завоеванных стран, татары не только подвергли монастыри меньшим разрушениям, но и предоставили им определенные привилегии: в первые годы после завоевания с монастырских земель не брали дань и не собирали другие платежи. Перенесение центра древнерусского государства на северо-восток обусловило и переезд митрополита всея Руси Максима в 1299 г. из Киева во Владимир.

В государственно-правовой сфере изменений по сравнению с периодом до монголо-татарского нашествия не прослеживается. На высшем уровне все русские княжества находились как бы в корпоративной собственности отдельных княжеских родов.

«Свободой» перемещения обладали практически все слои русского населения. Вместе с князьями перемещались и их бояре и дружины. Причем они могли перемещаться как вместе со своими князьями, так и от одного князя к другому, забирая свой двор, дружину и зависимых людей, а нередко и земли, с которых кормились. На северо-востоке подобная практика рассматривалась как обычная и естественная. Князья боролись за то, чтобы привлечь к себе максимально большое количество бояр из других княжеств. В Южной Руси, в частности в Галицком княжестве, Даниил и его преемники активно и успешно боролись против боярской «вольницы». Даниил смог реально получить власть, лишь подавив сопротивление бояр.

Основная масса русского населения, как сельского, так и городского, не находилась в какой-либо форме личной зависимости. Исключение составляли так называемые дворовые люди, холопы, однако их было незначительное меньшинство. Существовала реальная зависимость крестьян, ремесленников и купцов от сельских и городских общин. Деятельность этих социальных институтов вносила в социальный организм Руси достаточно сильный элемент консерватизма. Ни князья, ни бояре не считали необходимым вмешиваться в функционирование общинного организма, они вполне удовлетворялись регулярным поступлением с них ренты-налога.

Социально-экономическое развитие во второй половине XIII в. Монголо-татарское нашествие не смогло сломать тенденций экономического развития Руси. Однако как в Южной, так и в Северной Руси на протяжении второй половины XIII в. рост ремесленного и сельского производства приостановился. Согласно русским летописям сразу же после покорения Руси начинается восстановление ремесла. Постоянное упоминание в ярлыках «мастеров», активное участие их в вечевых собраниях указывает на их многочисленность и важность как социального слоя. В то же время в этот период шел процесс определенной примитивизации ремесла и даже исчезновения части сложных производств, который сочетался с увеличением производства простых изделий.

В этот период такие старые города, как Киев, Владимир, Рязань и целый ряд других, потеряли свое первенство не только в политической, но и в экономической области. На внутреннем рынке и за рубежом их активно стали теснить такие города, как Тверь, Москва, Курск, Галич, Холм и др. По существу, лишь два старых города смогли укрепить свои позиции: Новгород и Псков.

В сельском хозяйстве активнее стали применяться новые методы обработки земли (паровая система и начало перехода к трехполью), и это привело к определенному росту сельскохозяйственной продукции. Возрастала также роль животноводства. Усовершенствовались сельскохозяйственные орудия, прежде всего соха, у которой появилась перекладная палица. К концу XIII в. полностью завершился переход от подсеки к полевой пашне, крестьяне не переходили от одного участка к другому по мере истощения первого, а обрабатывали один участок в течение продолжительного времени.

Во второй половине XIII в. народные выступления были крайне незначительными. В основном это были акты сопротивления сборщикам дани, например, в Новгороде в 1257 г. и 1259 г., целом ряде городов Владимиро-Суздальского княжества в 1262 г. В 1289 г. вспыхнуло восстание в Ростове, имевшее ярко выраженную антитатарскую направленность. Эти восстания способствовали отмене практики откупничества.

Начало XIV в. наложило отпечаток на историю будущего русского, украинского и белорусского народов. Собственно русское государство стало формироваться на основе Великого княжества Владимирского, украинский и белорусский народы оказались в составе польско-литовского государства. Начиная с первых десятилетий XIV в., говоря о русском государстве, мы будем иметь в виду только Северо-Восточную Русь и государственные образования, выросшие на ее основе.

Борьба Московского княжества за гегемонию на северо-востоке. С начала XIV в. тенденция к централизации Руси стала проявляться более отчетливо. Между Москвой и Тверью, особенно в первой половине XIV в., усилилась борьба за превращение в новый центр Руси. Хотя между московскими и тверскими, а также и другими князьями существовали значительные противоречия, они достаточно редко выливались в открытые междоусобные войны и столкновения. С 1310 до 1390 г. произошло 19 междоусобных войн, однако только во время десяти из них имели место бои и взятие городов. Количество и сила татарских нападений на Русь продолжали уменьшаться. Неоднократно русские дружины одерживали верх над татарскими отрядами. Кроме Куликовской битвы 1380 г., которая впервые с 1223 г. произошла вне территории Руси, в степи, другой важной победой русских явилось сражение на р. Воже в 1378 г. Всего в этот период татары вторгались на Русь 14 раз (одним из самых крупных было нашествие в смоленские земли, куда вместе с татарами вступили почти все русские князья), но подавляющее большинство вторжений было направлено против пограничных княжеств — Рязанского и Нижегородского.

В первой трети XIV в. наиболее интенсивная борьба за великий владимирский стол развернулась между Москвой и Тверью. После утверждения в 1304 г. Михаила Тверского на Великом Владимирском княжестве Юрий Московский, сын Даниила, добился осуждения и убийства Михаила в Орде в 1318 г., после чего получил ярлык и вернулся в Москву в 1320 г. Но в том же году Дмитрий, сын Михаила, доказал в Орде, что Юрий присваивает «выход», и сам получил ярлык. В 1324 г. Дмитрий в ставке хана Узбека убил Юрия, но был казнен ханом в 1325 г. Ярлык на великое княжение был передан брату Дмитрия Александру, а московским князем стал брат Юрия Иван Даниилович (Калита).

В 1327 г. вспыхнуло восстание в Твери, в ходе которого был убит татарский посол Чолхан, двоюродный брат хана Узбека. В том же году 50 тыс. татар, активную военную помощь которым оказывал Иван Калита, разгромили и разорили все княжества Северо-Восточной Руси, за исключением московской и новгородской земель. В 1328 г. Иван Калита получил ярлык на великое княжение, с этого времени владимирский стол почти постоянно находился у московских князей. После смерти Калиты в 1341 г. московским и владимирским князем стал его сын Симеон, прозванный Гордым, который скончался в 1353 г. Наследовал ему его брат Иван, в 1363 г. его сын Дмитрий Московский получил ярлык, а когда в 1371 г. ярлык на великое княжение получил Михаил Тверской, то Дмитрий отказался подчиниться, подкупил посла Сары-хожа, а затем хана и ханш и вернул себе ярлык. Несмотря на то что в данном случае дело решилось мирным исходом, это было первое открытое неподчинение Орде. В конце XIV в. московские князья стали рассматривать великое княжение как свою естественную привилегию.

Куликовская битва. Усиление Москвы, особенно после вожской победы, не могло не вызвать беспокойства в Золотой Орде. Поэтому Мамай решил повторить Батыево нашествие и поставить Русь вновь в полную зависимость от Орды. Не имея достаточных сил, он нанял воинов из различных стран и заключил соглашение с литовским князем Ягайло о совместных действиях против Москвы. В августе 1380 г. Дмитрий собрал в Коломне около 150 тыс. воинов, среди которых были полки всех русских княжеств (за исключением Рязани и Новгорода). 8 сентября 1380 г. русские войска вступили в сражение на Куликовом поле за Доном, где Мамай потерпел сокрушительное поражение, бежал и был убит его соперником Тохтамышем, захватившим власть в Золотой Орде. Русские полки также понесли большие потери, поэтому Дмитрий не смог противостоять неожиданному вторжению Тохтамыша в 1382 г., когда последнему удалось хитростью захватить Москву и несколько других городов.

Серьезным противником Москвы за господство на северо-востоке Руси было Великое княжество Литовское. В течение XIV в. под его власть перешла почти вся Юго-Западная Русь, включая Киев. Русские и литовские войска неоднократно вторгались на территории друг друга. В конечном счете победителем в борьбе за влияние оказалась Москва.

На протяжении XIV в. продолжались столкновения Новгорода и Пскова с Ливонским орденом и шведами. Сколь-нибудь серьезных территориальных изменений не произошло.

Важным фактором, способствовавшим консолидации Руси под главенством Москвы, была деятельность церкви. С 1326 г. митрополиты постоянно жили в Москве. Москва получила преимущества религиозного центра Руси.

Социально-экономическое развитие в XIV в. В социально-экономической области XIV век характеризовался серьезными переменами. Изменился принцип наследования, нормативной стала передача княжеской власти и владений от отца к старшему сыну, а не к младшему брату. То же происходило и в боярской среде. К концу XIV в. верховная власть перешла в руки московских князей. Одновременно шел процесс ограничения «свобод» бояр к перемещению. В договорах различных княжеств особо подчеркивался отказ принимать бояр и их служилых людей из других княжеств, а если это все-таки произойдет, то бояре не имели права забирать с собой землю, на которой они кормились. Подобное положение было наиболее выгодно сильным княжествам. Случаи перехода бояр имели место на протяжении всего XIV в., однако они или пресекались, или представляли собой переход из одного государства в другое, например переход из Литвы на Русь и обратно.

В XIV в. стало происходить постепенное, хотя и медленное, усиление дворянства одновременно с изменением его социального статуса. Помещики перестали селиться непосредственно при князьях и начали получать небольшие наделы на условиях несения воинской службы. Помещики изначально были лишены боярских свобод, прежде всего свободы перемещения. Положение крестьян почти не изменилось. Они имели практически те же дальности и права, что и в предыдущем столетии. Основные стороны их жизни по-прежнему регулировала община, хотя она уже ослабевала и теряла монолитность. В связи с этим князья пытались вмешиваться в деятельность общины. Это выразилось прежде всего в попытках ограничения свободного перемещения крестьян. В ряде духовных грамот, заключаемых обычно после военных конфликтов, появились формулировки о взаимных ограничениях переходов крестьян из одного удела в другой и переходов тягловых (пашенных) крестьян в надворные слуги.

XIV век был отмечен бурным развитием ремесла и сельского хозяйства в Северо-Восточной Руси. Повсеместно происходила не только дифференциация существовавших технологий, но и появление новых. В производстве руды, например, наблюдается отделение добычи и плавки руды от последующей ее обработки. В кожевенном производстве помимо сапожников появляются такие профессии, как ременники, сумники, чеботари, уздечники и др. В XIV в. на Руси получили распространение водяные колеса и водяные мельницы, пергамен стал активно вытесняться бумагой, увеличился размер железных рабочих деталей сохи. Сельское хозяйство развивалось несколько медленнее, чем ремесло. Однако подсека по-прежнему вытеснялась полевой пашней, повсеместно распространилось трехполье, активно осваивались целинные земли и строились новые деревни. Увеличилось также количество домашних животных, а значит, и внесение органических удобрений на поля.

Восстаний и народных выступлений на протяжении XIV в. практически не было. Повсюду происходили мелкие выступления против отдельных групп бояр, особенно в Новгороде. Более широкие формы с середины XIV в. приобрело ушкуйничество (ушкуй — большая лодка), первоначально появившееся в новгородских землях. Ушкуйники, в подавляющем большинстве представители низших, а нередко и люмпенизированных слоев, «молодцы», собирались в достаточно большие отряды (ватаги), нередко насчитывавшие несколько тысяч человек, и совершали нападения с целью грабежа как на татарские города и селения вдоль Волги, так и на русские города и селения. Русские князья и татарские ханы снаряжали карательные экспедиции против ушкуйников, но уничтожить движение им не удалось.

Объединение русских земель вокруг Москвы. XV век был тем временем, когда Русь фактически превратилась в единое государство. Реально ни тверские, ни другие удельные князья уже не могли противостоять Москве, ставшей центром государства. Постепенно удельные княжества теряли свою самостоятельность и подчинялись московскому князю.

После смерти Дмитрия его старший сын Василий не только получил большую часть Московского княжества, но и Великое княжество Владимирское по завещанию (первый случай в истории Руси), золотоордынский хан санкционировал подобный прецедент, прислав ярлык. Василий настолько усилился, что не ездил за ярлыком в Орду. После его смерти в 1425 г. власть перешла к его малолетнему сыну Василию, которому в 1462 г. наследовал сын Иван III. Иван Васильевич умер в 1505 г. и его место занял сын Василий.

В 1454 г. Можайск был присоединен к Москве. В 1456 г. к Москве перешло Серпуховское княжество, в 1462 г. — Суздаль и Нижний Новгород, в 1463 г. — Ярославль, в 1474 г. — Ростов, в 1485 г. — Тверь. В 1489 г. жители новгородской Вятки под угрозой военной силы присягнули Ивану III. После двух неравноправных договоров Москвы с Рязанью 1456 г. и 1483 г. Рязань стала фактически протекторатом Москвы.

Наиболее упорную борьбу против подчинения Москве вел Новгород, обладавший большими финансовыми и материальными средствами. В 1456 г. в результате успешного похода Василия II был заключен Яжелбицкий мир, согласно которому новгородцы признавали верховную власть московского князя. Попытка Новгорода войти в состав Речи Посполитой вызвала войну 1471 г., закончившуюся победой московского оружия на р. Шелони и Коростынским договором того же года. После успешного похода Москвы на Новгород в 1477 г. Новгород окончательно превратился в протекторат Москвы. Как символ падения независимости Новгорода, из него в 1478 г. был вывезен вечевой колокол.

В то время как весь XV век характеризуется поступательным укрупнением Московского княжества, междоусобная борьба между потомками Дмитрия Донского чуть было не привела к его упадку. Уже в первый год княжения Василия Дмитриевича вспыхнула ссора с его дядей Владимиром, но она не вылилась в открытую войну. Против его сына Василия (Темного) выступили родные дяди и их наследники. Войны продолжались в течение 29 лет, вплоть до 1454 г. Василий неоднократно терпел поражения, попадал в плен, заключался в монастырь и даже был ослеплен, но в конце концов одержал победу. Иван III уже не сталкивался со столь серьезным противодействием со стороны своих дядей и братьев.

Падение монголо-татарского ига. Основными внешнеполитическими противниками Московского государства в XV в. были Речь Посполитая и Золотая Орда. Из Золотой Орды в этот период уже стали выделяться полусамостоятельные ханства, например Казанское — в 1445 г., Астраханское — в 1459–1460 гг. Орда не имела уже никаких возможностей вмешиваться не только во внутренние дела Руси, но и влиять на ее внешнеполитическую ориентацию. Фактическая стоимость выплачиваемой Русью дани постоянно понижалась. В 1478 г. Иван III полностью отказался выплачивать дань, это привело к противостоянию войск хана Ахмата и войск Ивана III на реке Угре в октябре — ноябре 1480 г. и закончилось уходом татар без боя, что ознаменовало собой признание ими полной независимости Руси.

С Литвой московские и другие князья, Новгород и Псков воевали 17 раз, причем наибольшее количество войн (13) приходится на рубеж XIV–XV вв., когда Литва предпринимала активные наступательные действия. В середине XV в. между Москвой и Литвой шла длительная борьба за обладание Новгородом. Борьба за присоединение к московскому государству западных и юго-западных земель Древней Руси привела к затяжной литовско-московской войне 1487–1494 гг. Согласно договору 1494 г. Москва получила Вяземское княжество и территорию в бассейне верхнего течения Оки.

На протяжении всего века на западных рубежах постоянно происходили мелкомасштабные военные столкновения и взаимные вторжения новгородцев и псковичей, с одной стороны, и шведов, ливонских немцев, а также норвежцев — с другой. С немцами псковичи воевали десять раз, новгородцы со шведами — около пяти, с норвежцами — два. Во второй половине XV в. наметилось экспансионистское движение московского государства на восток, стали осуществляться все более и более крупные военные экспедиции пробив татарских ханств, прежде всего Казанского.

Социально-экономическое развитие в XV в. XV век характеризовался интенсификацией церковной жизни на Руси. Это объяснялось двумя основными причинами: 1) ослаблением, а затем и падением византийского патриаршества, что усилило давление католицизма, и 2) обострением процесса государственного размежевания православных народов в рамках Руси и Литвы. Эта борьба выливалась в попытки разнородных сил посадить на митрополичий престол всея Руси своего ставленника. Наибольшие столкновения были на рубеже XIV–XV вв., затем наступило затишье и в середине столетия вновь обострение, которое привело к обособлению московских и литовских православных. Женитьба Ивана III на племяннице последнего византийского императора Зое (Софье) Палеолог (1472) не только укрепила позиции московского самодержавия, но и повысила статус русской церкви. Во внутриполитической жизни деятельность русской церкви и особенно митрополитов была направлена на поддержку московских князей и прекращение междоусобиц. Слово московского митрополита было далеко не последним в решении политических вопросов.

В XV в. бояре полностью потеряли право свободного перехода. Теперь они обязаны были служить не удельным князьям, а Великому московскому князю и присягали ему в этом. Количество бояр в московском государстве росло по мере расширения Москвы.

XV век был временем активного роста помещичьего землевладения и постепенного оттеснения им боярского. Со второй половины XV в. начинается процесс активного распространения и юридического оформления поместной системы. Расширение социального слоя помещиков способствовало усилению централизованного московского государства.

Первые элементы юридического закрепощения крестьян стали появляться во второй половине XV в. С середины века сохранились наиболее ранние княжеские грамоты, запрещавшие выходы крестьян от своих владельцев, однако пока они носили фрагментарный характер. Первым общегосударственным юридическим актом, ограничивавшим свободу крестьянских переходов, был «Судебник» 1497 г., согласно которому крестьяне могли «отказаться» от боярина или помещика только один раз в году, в Юрьев день (осенний). Это был первый открытый шаг к установлению крепостничества на Руси. Попытки ограничения свобод крестьян со стороны высших слоев общества проявлялись и в политике финансового закабаления. Получив от помещика или феодала кредит, крестьянин уже не мог его покинуть до выплаты долга, а это нередко растягивалось на многие годы и десятилетия. Наиболее бесправная часть должников получила название кабальные люди (первые упоминания о них приходятся на конец XV в.).

В XV в. интенсивно развивается экономика Руси. Изменения затронули и ремесленное производство, и строительство, и сельское хозяйство. Основой прогресса в сельском хозяйстве служил практически повсеместный переход на трехполье. Перелог, т. е. «забрасывание» земель на несколько лет, использовался только при обработке новых земель. Применение органических удобрений стало необходимой составляющей сельскохозяйственных работ. Повышение производительности труда в сельском хозяйстве привело к увеличению городского населения, что в свою очередь способствовало росту ремесла и торговли. Каких-либо новых технологий на Руси в XV в. не появилось, за исключением производства огнестрельного оружия. Но на протяжении всего столетия происходил как количественный, так и качественный рост ремесленного производства, углублялась специализация, увеличивалось число ремесленных слобод и городов.

Народные выступления по-прежнему выливались в основном в ушкуйничество, которое достигло своего максимума на рубеже XIV–XV вв. Одна из самых крупных разбойных экспедиций была организована в 1391 г., когда ватаги прошлись по Волге и ее притокам. Карательные походы против ушкуйников зачастую направлялись и против Новгорода, который их поддерживал. Это вынудило новгородцев отказать ушкуйникам в поддержке, что серьезно подорвало их военные возможности. С середины XV в. в связи с укреплением самодержавной власти и борьбой ее против ушкуйничества ватаги начали двигаться на северо-восток и вместо открытого грабежа стали заниматься освоением новых территорий. Наиболее нестабильная социальная обстановка, как и ранее, была в Новгороде. В 1418 г. она вылилась в вооруженное столкновение различных «концов» (районов) города, которое смог остановить лишь владыка новгородской церкви.

В целом за время монголо-татарского ига Русь прошла большой политический, экономический, социальный и культурный путь развития. Высокая интенсивность развития сопровождалась и высокой степенью социальной мобильности. Практически все боярские и наиболее богатые купеческие фамилии были сменены выходцами из более низких социальных слоев. Серьезному обновлению подверглись и княжеские роды. Монголо-татарское завоевание и владычество практически не повлияли на внутрисоциальные процессы на Руси и тем более не отбросили ее сколь-нибудь серьезно назад.

Культура в период татарского владычества. Каких-либо серьезных достижений в области материальной и духовной культуры XIII в. после монголо-татарского нашествия не сохранилось. Со второй половины XIII в. до нас дошло незначительное по сравнению с предыдущим периодом количество летописей, причем они стали, как правило, более краткие и сухие в изложении. Наиболее полные летописи сохранились в тех местах, куда монголо-татары не доходили: в Новгороде, Пскове, Смоленске и ряде других мест. Однако в это время продолжало развиваться народное творчество, в монастырях не прекращалась работа по восстановлению утраченного литературного наследия.

С начала XIV в. наметился новый подъем культуры в русских землях, который продолжался в течение XIV–XV вв. Практически во всех крупных городах, таких, как Москва, Новгород, Тверь, Ростов, Псков, Нижний Новгород и других, расширялись и восстанавливались монастырские школы и училища, в монастырях продолжалась переписка старых и создание новых книг, которых становилось все больше.

Сохранившиеся до нашего времени новгородские берестяные грамоты свидетельствуют о наличии высокого уровня грамотности среди городского населения. В устном народном творчестве произошло заметное распространение былин, которые относились к более раннему историческому периоду. Наряду с ними появились и новые легенды (например, «Сказание о граде Китеже» — городе, ушедшем под воду, на дно озера, со всеми защитниками и жителями, но не сдавшемся врагам). В XIV в. дорогой пергамен стал заменяться бумагой, в обиход входит более беглое и свободное письмо — полуустав.

С XIV в. летописи вновь становятся все более подробными. Они ведутся почти во всех крупных городах, но постепенно центром летописания становится Москва. В 1408 г. был составлен Общерусский летописный свод, так называемая Троицкая летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г., а к 1480 г. относится создание Московского летописного свода. В 1442 г. появился первый русский Хронограф, составленный Пахомием Лагофетом, в котором своеобразно рассматривалась всемирная история, включавшая историю Руси.

Одним из самых распространенных литературных жанров были исторические повести, в которых описывались как «хожения» (путешествия), так и крупные исторические события. Выдающимся памятником русской культуры XV в. явилось «Хожение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина, содержащее много точных и ценных наблюдений об Индии и других странах, лежавших между Индией и Русью. Ценные географические описания других территорий представлены в «хожениях» новгородца Стефана (1348–1349) и смолянина Игнатия (1389–1405) в Царьград, дневник поездки русского посольства на церковный собор в Феррару и Флоренцию (1439).

Широкое распространение до Куликовской битвы получили повесть «О битве на Калке», «Повесть о разорении Рязани Батыем», повести об Александре Невском. Замечательная художественная поэма «Задонщина» посвящена победе русского оружия на Куликовом поле.

Церковная («житийная») литература также получила широкое распространение. «Житие» Дмитрия Донского, написанное в церковной манере, рисует яркий образ мужественного полководца, в ней раскрывается глубокий патриотизм и единство русского народа. Талантливые церковные писатели Пахомий Лагофет, Епифаний Премудрый составили жизнеописания крупнейших церковных деятелей Руси: митрополита Петра, перенесшего центр митрополии в Москву, Сергия Радонежского — основателя Троице-Сергиева монастыря.

Подъем русской культуры в XIV–XV вв. нашел яркое выражение в архитектурном творчестве этого периода. В Новгороде в XIV в. были построены Ковалевская церковь, имеющая фресковую роспись, Болотовская и др. Еще при Дмитрии Донском в 1367 г. были возведены первые белокаменные стены Московского Кремля, однако после нашествия Тохтамыша в 1382 г. они сильно пострадали. Спустя столетие с помощью итальянских мастеров были возведены стены Кремля, которые сохранились в основном до наших дней. Московский Кремль стал одной из крупнейших в мире крепостей. Под укрытием мощных стен были возведены дворцы великого князя и митрополита, здания государственных учреждений, монастыри.

В центре Кремля, на Соборной площади, появляется колокольня Ивана Великого (окончательно достроена при Борисе Годунове). В 1479 г. был сооружен на фундаментах старой церкви главный собор Московского Кремля — Успенский, который начали строить псковские мастера, а завершил талантливый зодчий итальянского Возрождения Аристотель Фиораванти. В Успенском соборе Московского Кремля Фиораванти сумел органично слить традиции и принципы русского зодчества с передовыми техническими достижениями европейской архитектуры. Пятиглавый Успенский собор являлся крупнейшим общественным зданием того времени.

В 1484–1489 гг. псковские мастера возвели Благовещенский собор — домовую церковь московских государей. Неподалеку от него была сооружена усыпальница московских великих князей — Архангельский собор. В конце XV в. была построена Грановитая палата, получившая свое название от «граней», украсивших наружные стены. Грановитая палата являлась частью царского дворца, его тронным залом. Московский Кремль стал своеобразным символом могущества и силы сложившегося вокруг Москвы государства.

Идея русского единства воплотилась и в ряде других архитектурных памятников, например в соборе Саввино-Сторожевского монастыря близ Звенигорода, Троицком соборе Троице-Сергиева монастыря, Звенигородском и др. При сооружении этих соборов были использованы традиции древнерусского зодчества (планы зданий, особенности архитектурной композиции и т. д.). В некоторых соборах делались цветные (майоликовые) полы, медные двери с различными изображениями и украшениями, золоченые прорезные кресты, производилась внутренняя и внешняя роспись стен. На каменное зодчество XIV–XV вв. большое влияние оказал стиль деревянных построек, тесно связанный с народным творчеством. Характерное для русской культуры того времени подчеркивание исторических связей с предшествующим периодом нашло, в частности, свое выражение в реставрации архитектурных памятников в Переяславле, Ростове, Владимире, Твери, Новгороде.

Русская живопись XIV–XV вв. поднялась на новую, высшую ступень своего развития. В Новгороде, при росписи Волотовской церкви, а позднее в Москве в конце XIV — начале XV в. работал выдающийся художник Феофан Грек. Он расписал вместе с Симеоном Черным московскую церковь Рождества Богородицы, участвовал в оформлении Архангельского собора в Москве. Крупнейшим русским художником конца XIV — начала XV в. был Андрей Рублев. Он расписал совместно с Феофаном Греком и живописцем Прохором из Городца Благовещенский собор во Владимире и Троицкий собор в Троице-Сергиевом монастыре. Рублев создал знаменитое произведение «Троицу». Для творчества Рублева характерен отход от церковных канонов живописи, его произведения поражают своей эмоциональностью, глубиной и правдивостью изображения людей.

Большого развития в XIV–XV вв. достигло русское прикладное искусство. Сохранились выдающиеся образцы ювелирных изделий, резьбы по дереву и камню, деревянной скульптуры, произведений шелкового шитья. Подъем русской культуры отражал развитие великорусской народности.

Глава 5. Становление Российского государства в XVI веке

Система сословного представительства, роль государя и боярства. — Посадское и крестьянское самоуправление. — Место церкви в государстве. — Правление Ивана Грозного: реформы середины XVI в.; экспансия Российского государства на Восток и на Запад; опричный террор; экономический кризис. — Походы Ермака. — Царствование Федора Ивановича.

Эволюция государственного и политического строя.

Родившийся за год до падения монголо-татарского ига, в 1479 г., Василий III, вступив на престол в октябре 1505 г., продолжил дело своего отца по «собиранию» русских земель. В 1510 г. к Московскому государству был присоединен Псков, в 1514 г. — Смоленск, в 1521 г. — Рязань. Однако объединенные в первой трети XVI в. российские земли еще сохраняли значительную самостоятельность. В начале правления Василия III существовало четыре удела его младших братьев, имевших реальную возможность претендовать на великокняжеский стол, а к концу правления осталось лишь два удельных княжества, причем удел брата Юрия Ивановича был ликвидирован почти сразу после смерти Василия III. Служилые князья (Вяземские, Одоевские, Трубецкие), обладая огромной властью в своих владениях, на великое княжение рассчитывать не могли. Сложной была социальная структура верхов Российского государства: удельные князья (братья великого князя), служилые князья (те, кто перешел на службу к князю, сохранив власть в своих владениях), князья вновь присоединенных земель, старое московское боярство, боярство удельных и присоединенных княжеств. В XVI в. неуклонно идет процесс превращения вассалов великого князя в его подданных. Так, значительная часть княжеских владений при Василии III становится вотчиной. Если ряд князей оказывались наместниками в своих же владениях, то остальные получали вотчины в других местах. При этом многие вотчины дробились и мельчали. Великий князь был заинтересован в том, чтобы земли получали из его рук, а необходимые для раздач земли еще были [новгородские, княжеские тверские, земли черносошных (государственных) крестьян]. И если в начале века поместья (условные держания) приближались по условиям владения к вотчине, то к концу века, напротив, вотчина стала ближе к поместью. Причем поместья давались не только неименитым людям, но и боярам и князьям. Особой заботой государя были крупные монастыри, увеличивавшие свои доходы за счет вкладов «на упокой души», торговых и ростовщических сделок. Видя в монастырях опору своей централизаторской деятельности, великий князь, однако, стремился если не ограничить монастырские владения (эти попытки ни в XV, ни в XVI вв. успеха не принесли), то хотя бы сделать рост церковных богатств подконтрольным.

Процесс централизации шел по линии усиления власти великого князя, и хотя казненный в 1525 г. Василием III Берсень Беклемишев считал, что отец Василия Иван III любил противоречивших ему людей, это не помешало Ивану III казнить князя Семена Ряполовского и подвергнуть опале князей Патрикеевых за «высокоумничание» в 1499 г. В XVI в. продолжала существовать Боярская дума[2] на правах совещательного органа при великом князе. Количество членов Думы (включая окольничих) не превышало 24 человек. В XVI в. в число думных бояр начинают жаловать и князей. До середины века существовало лишь два общегосударственных центральных учреждения: Дворец — ведавший землями великокняжескими, и Казна (Казенный двор) — не только финансовый центр, но и государственная канцелярия. В середине века из Казны выделяются приказы — центральные органы: Поместный, ведавший земельными раздачами дворянам; Разрядный, обеспечивавший их жалованием и ведший учет всех служилых людей, как бы структурировавший правящий класс; Разбойный, Посольский, Челобитный.

Государство делилось на уезды (территориально близкие к бывшим княжествам), а уезды — на волости. Во главе ставился наместник в уезде и волостель — в волости. Должности эти давались, как правило, за прежнюю военную службу. Поэтому административные и судебные обязанности оказывались лишь обременительным довеском к получаемому наместническому «корму».

Отсутствие стабильных местных органов власти делало личную власть князя наверху сильнее, чем на местах. Вопрос о судьбах централизации в XVI в. был уже решен, но место главы государства при бездетном Василии III оставалось источником династических смут.

Важным этапом в истории России был первый Земский собор, созванный в Москве в феврале 1549 г. Он состоял из Боярской думы, Освященного собора, представителей различных слоев феодалов. Созыв Земского собора стал важным шагом в развитии России на пути сословно-представительной монархии. Сохранились данные о том, что Соборы созывались в 1575, 1576, 1579, 1580, 1584 гг., однако, регулярно действующим органом в XVI в. они так и не стали.

Сословно-представительные учреждения на местах оказались более жизнеспособными. К этим органам относились введенные губной (от слова «губа» — округ) реформой Елены Глинской должности губных старост, выбираемых дворянами в уездах, городовых приказчиков, выбираемых в городах. В черносошных волостях и городах избирались земские старосты из числа крестьян и посадских людей.

Большое значение имели и низовые сословные организации.

В жизни крестьян исключительную роль играла община, функции которой на протяжении столетий расширялись, включая и регулирование землепользования, и использование различных угодий, разверстку и сбор налогов. Община в XVI в. имела свою, пусть очень ограниченную, юрисдикцию, управляясь с помощью разветвленной системы выборных должностей, и имела несколько уровней. Община часто противостояла феодалам и представителям государственной власти, отстаивая интересы своих членов (причем далеко не всегда безуспешно) с помощью обычного права, суда и челобитных.

В русском городе, возникшем как центр феодального властвования, но со временем превратившемся в центр ремесла и торговли, очень большое значение имели низовые формы сословных организаций городских посадских людей. Деятельность выборных в общине и на посаде строго контролировалась рядовыми членами. Демократические традиции этих сословных организаций оказались очень жизнестойкими. Государство всегда было вынуждено считаться с этим сословным демократизмом, временами приспосабливаясь к нему, временами — используя его для своих целей или опираясь на него.

В русле централизации находится и новый Судебник, который был принят в 1550 г. Он базировался на Судебнике 1497 г., но включал в себя более упорядоченные статьи о правилах перехода крестьян, ограничил права наместников, ужесточил наказания за «разбой», вводил статьи о наказании за взяточничество.

Социально-экономическое развитие. Территория Московского государства к концу 10-х годов XVI в. составляла около 2,8 млн. кв. км, население — 6,5 млн. человек. Плотность населения в среднем 2,3 человека на 1 кв. км, что, конечно, не стимулировало ускоренного развития земледелия. На Руси XVI в. оставались и широко использовались возможности внутренней, а с присоединением новых земель — и внешней колонизации. В XVI в. налогом облагается земля, а не крестьянин, поэтому взрослые сыновья и племянники имели право уходить на новые земли. Большую роль в колонизации играют монастыри. Хозяйство сохраняет натуральный характер, однако появляются районы, специализирующиеся на определенных культурах, в Замосковском крае, например, развивается пашенное земледелие и продуктивное скотоводство, в районах Поволжья — скотоводство. Большое развитие получают промыслы, совершенствуются ремесла, идет их специализация. (Только в обработке металла было более двадцати специальностей.) На базе болотных руд растут центры железоделательного производства (Устюжна Железопольская, Тула). Растет число торговых сел (прежде всего, в Новгородской земле), но центром торговли остаются города (Новгород, Москва, Смоленск, Псков). В городах проживало всего около 2 % населения. И если в Москве жило около 100 тыс. человек, то в Новгороде — около 30 тыс., а многие города в XVI в. не насчитывали и 500 посадских дворов.

При великом князе Василии Ивановиче в Москве и ряде других городов России развернулось каменное строительство. В этих целях великий князь широко привлекает иностранцев. Привлекались иностранцы и для пушкарского дела. Своим военным победам первой трети XVI в. московские войска часто были обязаны артиллерии.

Опричнина и Ливонская война 1558–1582 гг. сказались на Руси тяжелыми последствиями. Разоренные деревни и города, разбегающиеся крестьяне. Застойные явления, появившиеся в экономике страны в 60-х годах, усугубились свирепствовавшим в начале 70-х годов «моровым поветрием» — эпидемией чумы, неурожаями и вылились в экономический кризис. В некоторых центральных районах 9/10 земель было запущено. Оставшиеся в живых крестьяне уходили в Поволжье, Приуралье, на юг, а с середины 80-х годов и в Сибирь.

В поисках выхода из кризиса в 1581/82 г. правительство вводит «заповедные годы», в течение которых крестьянам запрещалось переселение. В самом конце XVI в. крестьянам вообще было запрещено уходить от помещиков. Выход из кризиса сдерживался тем, что при сокращении размеров обрабатываемых крестьянами земель величина налогов сохранялась. Вызванная ростом денежных налогов товаризация крестьянского хозяйства не вела к созданию рынка, а случаи сдачи феодалами земли в аренду крестьянам распространения не получили. Хозяйственный подъем наметился в 90-х годах XVI в., но экстенсивный характер сельского хозяйства делал это хозяйство крайне уязвимым, так как двух-трех неурожайных лет было достаточно, чтобы поставить его на грань катастрофы.

Собственниками земли являлись преимущественно светские и церковные феодалы, вотчины которых имели широкие податные и судебные льготы, закрепленные великокняжескими или княжескими грамотами.

В XVI в. в структуре феодальной собственности на землю произошли важные изменения: значительно возросла доля поместного землевладения. Развитие поместной системы вело к резкому сокращению количества черносошных крестьян в центре страны. Отличительной чертой экономического развития средневековой России стало закономерно возникшее территориальное разделение двух форм феодального землевладения, а именно: устойчивое поместно-вотчинное землевладение светских и церковных феодалов в центральных районах и общинное крестьянское землевладение на малонаселенных окраинах, постепенно попадавшее под контроль государства и, как следствие, в сферу широкой эксплуатации. Наличие на окраинах черносошных крестьян и вольных казачьих общин не меняло коренным образом сложной картины социальных отношений, так как определяющей тенденцией было увеличение численности зависимого населения.

При всем разнообразии укладов и социальных отношений в прежде независимых землях закономерностью социально-экономического развития страны в XVI в. было укрепление феодально-крепостнических порядков. Безраздельное господство натурального хозяйства и ничтожная доля городского населения затрудняли возникновение раннебуржуазных отношений.

Экономической основой крепостничества была феодальная собственность на землю: поместная, вотчинная и государственная. По своему социальному положению крестьяне тоже делились на три группы: владельческие крестьяне принадлежали различным светским и церковным феодалам; дворцовые крестьяне находились во владении дворцового ведомства московских великих князей, а позже царей; черносошные (позже государственные) крестьяне жили волостными общинами на землях, не принадлежащих какому-либо владельцу, но должны были выполнять определенные повинности в пользу государства.

В XVI в. значительно выросла торговля, центрами которой были Москва, Великий Новгород, Холмогоры, Нижний Новгород и другие города. В северные земли везли хлеб, а оттуда — рыбу, соль, пушнину. Во внутренней торговле наиболее внушительной силой выступали крупные феодалы, имевшие привилегии, и среди них сам великий князь. Торговали монастыри. Свое место в торговле занимало купечество крупных городов. В сферу товарного обращения входили продукты промыслового хозяйства и ремесленные изделия.

Возрастали обороты внешней торговли. Через Новгород и Смоленск осуществлялись торговые связи с Западом. В 1553 г. открылся морской путь в Англию через Белое море (порт Архангельск). На Запад вывозились продукты русских промыслов и лес, а в Россию доставлялись промышленные товары: сукна, оружие, металлы. После перехода всего волжского пути под сюзеренитет России восточное направление внешней торговли тоже стало одним из важнейших. С Востока в Россию поступали китайские ткани, фарфор, драгоценности, в страны Востока вывозились меха, пенька, воск.

В целом на протяжении XVI в. рост товарного оборота внутренней и особенно внешней торговли привел к развитию денежных отношений и накоплению капиталов. Однако в условиях господства феодально-крепостнических порядков и жесткой фискальной политики государства эти капиталы цши на обогащение казны, на образование сокровищ в феодальных владениях, на усиление ростовщичества и втягивание масс населения в кабальную зависимость.

По мере расширения торговли из различных слоев общества формировалась богатая прослойка купечества. В Москве были созданы привилегированные купеческие объединения — гости, гостиная и суконная сотни, члены которых назначались самим правительством и получали от него податные и судебные льготы. В правовом отношении они в значительной мере были уравнены с феодальными землевладельцами.

Крупнейшими купцами XVI в. были Строгановы. Представители этой фамилии — Спиридон, Кузьма, Лука и Федор, выходцы из поморских крестьян, начали свою деятельность в XV в.\и стали основателями могущественного торгово-промышленного дома, продолжавшего свою деятельность до 1917 г.

Внутренняя политика. Важнейшей задачей укрепления великокняжеской власти в последние годы правления Василия III являлось решение вопроса о престолонаследии. Первый брак Василия Ивановича был бездетным, что позволяло получить престол одному из его братьев — удельных князей Юрию Ивановичу Дмитровскому или Андрею Ивановичу Старицкому. В этой обстановке, при поддержке иосифлянина[3] митрополита Даниила Василий III в ноябре 1525 г. развелся с первой своей женой Соломонией Сабуровой, происходившей из древнего рода московских бояр. Она была насильно пострижена в монахини и сослана в Каргополь. В январе 1526 г. Василий III женился на Елене Васильевне Глинской, молодой племяннице князя Михаила Львовича Глинского, выходца из Литвы, который с 1514 г. находился в заточении по обвинению в измене. Выбор невесты свидетельствовал не только о желании иметь наследника, который мог бы претендовать на польско-литовскую корону, но и о стремлении улучшить отношения с Западной Европой. В августе 1530 г. от этого брака родился первенец — Иван.

После смерти в декабре 1533 г. Василия III правительницей государства при малолетнем Иване стала Е. Глинская, а фактически — ее дядя М. Глинский. Вскоре он был отстранен от власти фаворитом великой княгини И. Ф. Овчиной-Телепневым-Оболенским. Время правления Елены Глинской отмечено укреплением центральной власти. Так, уже в декабре 1533 г. был арестован, а затем умер в заточении удельный князь Юрий Дмитровский, в 1537 г. было успешно подавлено выступление князя Андрея Старицкого, а сам он также брошен в тюрьму. В эти же годы с целью укрепления обороноспособности велось строительство крепостей и городов (в том числе каменных стен вокруг Китай-города в Москве). В 1535 г. была проведена денежная реформа, устранившая разнобой между московской и новгородской чеканкой. Все это вызывало раздражение у знатного боярства. В 1538 г. великая княгиня скоропостижно скончалась (возможно, она была отравлена), а вскоре после этого был схвачен и уморен в тюрьме голодом князь Овчина-Телепнев. Вслед за этим наступил десятилетний период ожесточенной борьбы за власть между придворными боярско-княжескими группировками, которые возглавляли князья Шуйские (потомки князей суздальских), Бельские и Глинские (дядья великого князя). Нестабильность верховной власти в стране порождала всевластие и произвол феодалов на местах, сопровождающиеся ростом народного недовольства и открытыми выступлениями в ряде городов. Все это подготовило крупный бунт населения Москвы в июне 1547 г., причиной которого послужил грандиозный пожар, истребивший значительную часть города. В ходе этого бунта, подавленного правительством, был растерзан один из дядьев царя — Ю. В. Глинский, а дома других — разграблены. Этот народный бунт запомнился юному Ивану IV.

В целях укрепления центральной власти 16 января 1547 г. по задуманному митрополитом Макарием ритуалу 17-летний великий князь Иван принял царский титул и формально был приравнен к западноевропейским императорам. Тем самым подчеркивалась неограниченность власти монарха внутри государства. В феврале 1547 г. также по инициативе митрополита был созван церковный собор, канонизировавший большое число местных святых, что идеологически подчеркивало превращение страны в единую Российскую державу.

Реформы 50-х годов XVI в. Бурные события 1547 г. обусловили необходимость глубоких государственных преобразований. Вскоре вокруг молодого царя образовалась группа приближенных к нему лиц, которую один из ее участников князь А. М. Курбский впоследствии назвал Избранной радой. Во главе этого кружка служилой знати и придворных фактически встали дворянин из богатого, но не знатного рода А. Ф. Адашев и протопоп Благовещенского собора Кремля Сильвестр. К ним примыкали знатные князья Д. Курлятьев, А. Курбский, Н. Одоевский, М. Воротынский и др. В состав рады входил и первый начальник Посольского приказа думный дьяк И. М. Висковатый. Активно поддерживал деятельность этого кружка митрополит Макарий. Не являясь формально государственным учреждением, Избранная рада была по сути правительством России и в течение 13 лет управляла государством от имени царя, последовательно осуществляя целую серию крупных реформ. По своему содержанию эти преобразования совпадали с требованиями обращенных к дарю челобитных, которые были написаны в 1549 г. талантливым публицистом дворянином И. С. Пересветовым. Он выступал за решительное укрепление основ Российского, государства.

Важнейшим шагом правительства был созыв в 1549 г. первого Земского «собора примирения», на котором царь выступил с яркой речью. Собор принял решение о составлении нового Судебника (утвержден в 1550 г.), в котором нашли отражение новые моменты судопроизводства (контроль за наместниками, взимание единой государственной пошлины). Право сбора торговых пошлин (тамги) переходило к царской администрации. Население должно было нести тягло — совокупность натуральных и денежных повинностей.

В середине XVI в. была установлена единая для всего государства мера взимания налогов — «соха» (земельная единица, зависевшая от положения владельца и качества земель, в среднем от 400 до 600 га).

В целях укрепления вооруженных сил в 1550 г. правительством Ивана IV начали осуществляться военные реформы. Так, было отменено местничество (порядок замещения должностей в войске в зависимости от знатности) на время походов.

В Московском уезде была «испомещена» «избранная тысяча» — 1070 провинциальных дворян, которые должны были составить ядро дворянского ополчения, опору самодержавной власти. (Этот проект, по-видимому, так и не был до конца реализован.)

Наконец, был определен единый порядок прохождения воинской службы: «по отечеству» (по происхождению) и «по прибору» (по набору). Службу «по отечеству» проходили дворянё и дети боярские (мелкие феодалы на службе князей и бояр). Служба регулировалась изданным в 1556 г. «Уложением о службе», она переходила по наследству и начиналась с 15 лет. До этого возраста дворянин считался недорослем. Эта категория служилых людей формально обеспечивалась окладом от 150 до 450 десятин земли в трех полях и от 4 до 7 рублей в год. Фактически же у государства не было ни таких денег, ни столько свободных земель. С каждых 150 десятин земли бояре и дворяне должны были выставлять одного воина «конно и оружно», в случае недодачи налагался штраф.

В 1550 г. из числа служилых людей «по прибору» формируется стрелецкое войско, имевшее как огнестрельное (пищали), так и холодное (бердыши и сабли) оружие. Сначала в стрельцы было набрано 3 тыс. человек, которые были сведены в 6 «приказов» (полков). Они составили личную охрану царя. К концу XVI в. в постоянном стрелецком войске насчитывалось до 25 тыс. человек, которые являлись наиболее мощной боевой силой русской армии. К «приборным людям» относились также казаки, пушкари, воротники, казенные кузнецы и др. Неся службу по городам и на границах, «приборные люди» селились отдельными слободами, получая за службу коллективные земельные «дачи», а также, крайне редко, хлебное и денежное жалованье. В военную службу нанимались и иностранцы (поляки и немцы), число которых к концу XVI в. составляло около 2,5 тыс. человек.

Правительство Избранной рады уделяло большое внимание укреплению царского госаппарата. В 50-е годы совершенствуется приказная система. Число приказов — центральных государственных учреждений — постоянно растет в связи с усложнением функций управления (к концу XVI в. — 30 приказов). Наряду с учреждениями общегосударственной компетенции появляются и приказы, «ведающие» делами отдельных территорий (например, приказ Казанского дворца — по управлению присоединенным Казанским ханством). Растет и бюрократический аппарат. Во главе приказа стоял боярин или дьяк, которому подчинялись подьячие и другие мелкие служащие.

В 1552 г. была создана Дворовая тетрадь — список членов Государева двора (около 4 тыс. человек), из числа которых назначались высшие должностные лица государства: военачальники, городские воеводы, дипломаты и др.

Стоглавый собор (1551). Царская власть, заинтересованная в поддержке духовенства, не могла остаться в стороне от назревших церковных преобразований. По инициативе царя и митрополита в январе — мае 1551 г. собрался Собор русской церкви, получивший название Стоглавый по количеству глав, в которые были сведены его решения. Собор закрепил унификацию общерусского пантеона святых, единого культа и обрядов, были установлены общие правила — каноны — для церковной живописи. Собор заявил о высоком моральном значении церкви, пастырском служении священников, выступил против распутства, пьянства и бродяжничества монахов. На церковь возлагалось устройство школ для мирян.

Еще при Иване III и Василии III остро стоял вопрос о церковном землевладении. Ряд священнослужителей, духовным предтечей которых был Нил Сорский (1433–1508), выступали за отказ монастырей от землевладения и строгий аскетизм (отсюда их название — нестяжатели). Против этого боролась другая группа церковных деятелей, главой которых был игумен Иосиф Волоцкий (1439–1515), считавших, что только богатая церковь может выполнять в государстве свою высокую миссию. В правление Василия III иосифляне (стяжатели) одержали верх.

В ходе Стоглавого собора вопрос о церковных землях был поднят вновь. Было решено сохранить земли церквей и монастырей, но в дальнейшем их приобретение или получение в дар можно было осуществить только после доклада царю.

В середине XVI в. религиозное брожение не прекращалось, несмотря на казнь «жидовствующих», и вылилось в ересь Матвея Башкина и Феодосия Косого. Осужденный церковным собором за ересь дворянский сын Матвей Башкин отрицал церковные обряды, иконы, а принцип христианского равенства довел до равенства социального: «изодрал» кабалы своих холопов, освободив их таким образом.

Если в «ереси жидовствующих» было много высокопоставленных и образованных людей (дьяк Ф. Курицын, его брат Иван), а в сочувствии еретикам обвиняли даже жену Ивана III и самого Ивана III, то у беглого холопа Феодосия Косого оказалось много приверженцев среди простого люда. Это — самая радикальная из известных на Руси ересей, лежащая в русле реформационного течения. Ф. Косой никогда не записывал своего «рабьего учения», он проповедовал его только устно. Неизвестно и происхождение Феодосия. В то время в холопах мог оказаться человек и из дворянского сословия. Он отрицал божественную сущность Христа, таинства и возможность воскресения из мертвых, объявлял неправедной всякую власть, проповедуя любовь к ближнему. Есть данные, что феодосиане имели свод общины, построенные на раннехристианских коммунистических принципах. Около 1555 г. Феодосию, арестованному незадолго до этого, удалось бежать в Великое княжество Литовское, где он продолжал проповедовать свое ученее, приобретая новых сторонников. Деятельность его сподвижников на территории Московии не прекратилась.

Реформы середины XVI в. значительно укрепили центральную власть и государственное управление, что позволило Ивану IV перейти к решению задач внешней политики.

Избранная рада просуществовала до 1560 г. Важным поводом, вызвавшим ее падение, были разногласия с семьей умершей в этот год перкой жены царя Анастасии Захарьиной. Но главной причиной, однако, являлась проблема выбора основных путей политического развития России. Избранная рада была сторонницей постепенных реформ, ведущих к упрочению централизации. Иван IV, получивший прозвище Грозный, предпочел путь террора, способствовавший быстрому усилению его личной власти. Лидеры Рады А. Ф. Адашев и протопоп Сильвестр оказались в опале и умерли в ссылке. В 1564 г. один из бывших участников Избранной рады князь Андрей Курбский, командовавший русскими войсками, перешел на сторону поляков, опасаясь за свою жизнь. Эта измена усилила подозрительность царя к своему окружению.

Опричнина (1565–1572). В январе 1565 г. Иван IV, прибыв в свою резиденцию — Александрову слободу (ныне г. Александров) вместе со специально отобранными боярами и дворянами, отослал в Москву две грамоты. В первой он обвинял церковных иерархов и всех феодалов в измене, а во второй, адресованной посадскому населению Москвы, писал о том, что на него царский гнев не распространяется. Московский посад вынудил делегацию московских бояр просить царя вернуться на трон. Царь согласился, оговорив себе право казнить и миловать по своему усмотрению.

Иван IV поделил все государство на две части; опричнину (от слова «опричь» — кроме), выделяемую лично ему в особый удел, и земщину. В опричнину царь включил наиболее экономически развитые районы страны: торговые города вдоль судоходных речных путей, основные центры солеварения и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. На этих землях поселялись дворяне, вошедшие в особое опричное войско, а бывшие владельцы имений выселялись в земщину. В опричнине складывались свои, параллельные земским, центральные органы управления: Дума и приказы. Земщиной руководило правительство во главе с И. М. Висковатым. Члены «царева войска» носили монашескую черную одежду, а к седлам приторачивали собачьи головы и метлы как знаки преданности царю и готовности вымести любую измену в государстве. Фактически опричное войско представляло собой карательный механизм, сочетавший в себе внешние атрибуты монашеского ордена и обычаи бандитской шайки. На содержание опричников (количество их первоначально составляло 1000 человек, позже возросло в 5 раз) Иван Грозный потребовал огромной суммы в 100 тыс. рублей, равной по стоимости 2 млн. четвертей ржи.

Во главе опричнины оказались родственники покойной царицы Анастасии В. М. Юрьев, А. Д. Басманов и брат второй жены царя Ивана IV (брак был заключен в 1561 г.) кабардинской княжны Марии (Кученей) Темрюковны князь М. Т. Черкасский. Среди опричников выделялись князь А. И. Вяземский, боярин Василий Грязной и незнатный дворянин ГЛ. Малюта Скуратов-Бельский, ведавший казнями и пытками. Одними из первых от рук опричников погибли крупные церковные деятели: в 1568 г. — архимандрит Герман, в 1569 г. в Твери был задушен Скуратовым низложенный митрополит Филипп, публично отказавший царю в благословении. Не миновала эта участь и противника Филиппа новгородского архиепископа Пимена. Осенью того же года была уничтожена вся семья князя Владимира Старицкого и убит он сам. Происходили массовые казни князей и дворян, но опричнина не пощадила и простолюдинов.

Зимой 1569/70 гг. по приказу Ивана Грозного был учинен страшный погром в Новгороде, продолжавшийся почти полтора месяца. За это время в городе было замучено и убито от 3 до 10 тыс. человек всех возрастов и сословий. Летом 1570 г. при личном участии Ивана IV развернулись массовые репрессии в Москве, еде было казнено около сотни человек. Террор был тем ужаснее, что был совершенно непредсказуем. В среднем на одного убитого боярина приходилось 3–4 рядовых землевладельца, а на 1 землевладельца — 10 простолюдинов. В 1570 г. дошла очередь и до самих организаторов опричнины: все они были убиты не менее зверским образом, чем убивали сами.

Конец опричнине помог положить, как ни парадоксально, крымский хан Девлет-Гирей, прорвавшийся к Москве летом 1571 г. по вине опричного войска, не оказавшего ему сопротивления. Хан не стал осаждать город, но сумел поджечь его. Москва выгорела дотла, тела сгоревших и задохнувшихся убирали почти два месяца. Иван Грозный понял: над государством нависла смертельная опасность. Объединенные земско-опричные войска под командованием князя М. И. Воротынского у с. Молоди (в 50 км от Москвы) разбили войска крымского хана. Страна была спасена. (Но это не спасло от смерти самого Воротынского. Через год после своей блистательной победы он был арестован и убит.) Опричнина была отменена в 1572 г., земли были объединены вновь. В 1575 г. царь попытался возродить опричнину в несколько измененном виде. Он принял титул князя московского, «назначив» царем и великим князем служилого касимовского царевича Симеона Бекбулатовича, но эта очередная затея Грозного продлилась недолго (около года). Опричнина ухудшила экономическое и политическое положение России: разоренные деревни и города, разбегающиеся крестьяне. Дополнительные тяготы принесло поражение в Ливонской войне и татарские набеги.

Более благоприятным было в этот период положение на востоке страны. Осколок Золотой Орды, Сибирское ханство, в середине 50-х годов XVI в. признало вассальную зависимость от России, но пришедший к власти хан Кучум начал вести борьбу с ней. В присоединении Западной Сибири к России большую помощь оказали уральские купцы Строгановы, имевшие собственное войско. Казачий атаман Ермак Тимофеевич с отрядом в 600 человек двинулся в 1581 г. на Кучума и в 1582 г. разгромил его войско. Однако победа не принесла окончательного установления контроля над обширными сибирскими землями, а сам атаман Ермак в 1585 г. попал в засаду и утонул в р. Иртыш. В 80-90-е годы продолжается поток русской колонизации в Западную Сибирь, строятся города-крепости Тюмень (1586) и Тобольск (1587).

Итога правления Ивана Васильевича Грозного были для страны крайне противоречивыми. Главным результатом его почти 50-летнего пребывания на престоле явилось оформление централизованного Российского государства — царства, равного великим империям прошлого. Оно приобрело в XVI в. широкий международный авторитет, имело мощный бюрократический и военный аппарат, который лично возглавлял «всея России самодержец». Однако именно в этот период Россия вела изнурительную и бесплодную Ливонскую войну, которая сопровождалась во внутренней политике страшным опричным террором. Опричнина явилась форсированной централизацией без необходимых социально-экономических предпосылок, когда власть маскирует свою слабость «подсистемой» тотального страха.

Фигура самого Ивана IV, необузданного средневекового тирана, вызывала в российской истории самое противоречивое отношение, но, видимо, явление царя-тирана на российском престоле в эпоху становления в Европе единых национальных государств можно считать закономерным. (Примерно в это же время властвовали Генрих VIII в Англии, Людовик XI во Франции, Филипп II в Испании.)

Последние годы Ивана IV были трагичны. Вместе со старшим сыном Иваном, погибшим от руки отца, погибла его надежда на достойного преемника: второй сын, Федор, был слабоумен, а третий — Дмитрий, родился лишь в 1582 г. 18 марта 1584 г. царь Иван IV скончался и царем был провозглашен Федор Иванович.

Правление царя Федора Ивановича (1584–1598). При Федоре Ивановиче был создан совет, самыми видными участниками которого были бояре Борис Годунов и Богдан Бельский. Умело используя противоречия между членами регентского совета, Годунов вскоре сумел стать фактическим главой государства. Для укрепления экономического положения государства правительство Годунова на церковном Соборе в 1584 г. добилось отмены податных льгот церкви и монастырей. В это же время проводится перепись земель для учета всего земельного фонда, в связи с чем запрещаются крестьянские переходы в Юрьев день, а в 1597 г. издается указ о пятилетием сроке сыска беглых крестьян. Это было важным этапом в установлении крепостного права в России. Но следует заметить, что крестьянин прикреплялся еще не к личности помещика, а к земле. Кроме того, прикрепление касалось только хозяина двора, но не его детей и племянников.

Стремясь ограничить экономическое могущество церкви, правительство Б. Годунова вместе с тем заботилось о росте ее авторитета, что нашло выражение в учреждении в 1589 г. патриаршества в России (русская церковь добивалась этого с середины XV в.). На церковном Соборе первым московским патриархом был провозглашен Иов. Учреждение патриаршества делало русскую православную церковь юридически независимой от константинопольского патриарха.

В 1591 г. в Угличе во время приступа «падучей болезни» погиб царевич Дмитрий, и молва объявила виновником его смерти Бориса Годунова. Источники не дают однозначного ответа на вопрос о причинах смерти царевича, но очевидно, что эта смерть расчищала Годунову путь к престолу.

В 1598 г. со смертью бездетного Федора Ивановича правящая династия Рюриковичей прекращает свое существование. Очередной Земский собор избрал царем Бориса Годунова.

Внешняя политика. Основные направления внешней политики России оформились еще при великом князе Иване III: балтийское (северотзападное), литовское (западное), крымское (южное), а также казанское и ногайское (юго-восточное). Объединение русских земель делало возможным активизацию внешнеполитической деятельности.

В начале 1507 г. вновь избранный великий князь литовский и король польский Сигизмунд I (Старый) сумел заручиться поддержкой Крымского и Казанского ханств в борьбе с Москвой. Военные действия начались в марте 1507 г. на западе (Чернигов) и юге (войска крымского хана напали на Козельск, Белев, Одоев).

Ни у России, ни у Литвы не достало сил для решительного столкновения, и в сентябре 1508 г. был заключен договор с Великим княжеством Литовским о «вечном мире», по которому России отходили захваченные ранее северские земли (территория бывшего Черниговского княжества). Ливонский орден не поддержал Сигизмунда в борьбе с Россией, более того, в 1509 г. он заключил перемирие с Россией сроком на 14 лет.

Еще в 1508 г. русскому князю удалось урегулировать отношения и с Казанским ханством, которое не приняло участия в русско-литовском конфликте. В результате трехмесячной осады в 1514 г. московским войскам удалось взять древний русский город Смоленск, захваченный Литвой еще в XV в.

В эти годы Западная Европа добивалась участия России в антитурецкой коалиции. Василий III от участия в ней уклонялся, но, будучи заинтересованным в связях с Германской империей, отрицательного ответа не давал. В то же время он пытался поддерживать устойчивые торговые связи с Турцией, тем более что торговля с Востоком была преобладающей.

После присоединения к Москве Пскова и Смоленска основным направлением внешней политики становится юго-восточное и восточное. Россия не имела достаточно сил для нового военного похода, поэтому основным способом достижения своих целей для Москвы становится дипломатический и династический. Стремясь к сохранению мирных отношений с Крымом, Российское государство пыталось утвердить русский протекторат над Казанью. До 1521 г. удавалось поддерживать некоторую стабильность в отношениях с Казанским и Крымским ханствами. Но несмотря на укрепление южных рубежей, в 1521 г. крымский хан Мухаммед-Гирей совершил опустошительный набег на Московию, когда его войска оказались на расстоянии 15 км от Москвы. Главным оружием нападавших была внезапность. Оправившиеся от неожиданности русские войска сумели не только не сдать осажденную Рязань, но и довольно быстро заставить Мухаммед-Гирея отступить за южные пределы России. Однако крымские и казанские набеги на Русь, совершавшиеся не единожды и до 1521 г., повторялись и позднее.

Война была не единственным содержанием внешней политики Российского государства. Россия поддерживала регулярные дипломатические контакты с Данией, Швецией, Германской и Османской империями.

При Иване IV Грозном, особенно в период Избранной рады, восточное направление оставалось главным. Казанская проблема состояла не только в постоянных набегах на Россию казанских ханов и мурз, но и в отвлечении сил от решения балтийской проблемы. Волжский торговый путь, плодородные поволжские земли также были очень привлекательны для московского правительства. Первые походы против Казани (1547–1548 и 1549–1550 гг.) окончились неудачей.

В 1551 г. Иван IV начал подготовку к решающему походу на Казань. У р. Свияги, при ее впадении в Волгу, за месяц была построена крепость Свияжок, сыгравшая роль опорного пункта для наступления. В августе 1552 г. московские войска приступили к осаде Казани, гарнизон которой насчитывал до 30 тыс. человек. В осаде приняло участие, по некоторым сведениям, до 150 тыс. человек и более 100 пушек. Исход осады решил подкоп, разрушивший участок крепостной стены, и 2 октября после ожесточенного сопротивления Казань пала. Казанское ханство было присоединено к Москве, а хан Ядигар-Магмет попал в плен, позднее крестился и воевал уже на стороне Российского государства. В Казани московские власти начали проводить политику русификации (выселение татар, обращение в христианство и так далее).

В 1556 г. была ликвидирована и Ногайская орда. Хан Дербеш-али бежал из Астрахани, узнав о приближении русских. Все эти завоевания несколько уменьшили крымскую опасность. Иван IV понимал, что за спиной Крыма стоит Османская империя, и не спешил вести военные действия против него, ограничившись строительством оборонительной «засечной черты» из лесных завалов (засек) и крепостей, что несколько сдерживало набеги крымских мурз. Так, в середине XVI в. была построена Тульская засечная черта, а в 30-40-е годы XVIII в. — Белгородская оборонительная линия.

В середине XVI в. Российское государство укрепляет свой международный авторитет, поддерживает отношения со Швецией, Данией, с Германской империей и итальянскими городами-государствами. В России побывали посольства из Индии и Ирана, с 1553 г. Иван IV начинает уделять большое внимание отношениям с Англией.

Ливонская война (1558–1583). После победы над Казанью основным для московского царя вновь становится балтийский вопрос. Позиции по этому вопросу, вероятно, и стали одной из причин разногласий с А. Адашевым — сторонником осторожной политики на северо-западе. Борьба за балтийские земли была чревата опасностью столкновения с государствами Центральной и Северной Европы. В январе 1558 г. царь начинает Ливонскую войну, воспользовавшись как поводом задержкой европейских специалистов, выписанных в Москву, и неуплатой Ливонским орденом дани за город Юрьев (Дерпт). Первый этап войны, казалось, подтверждал правильность позиции Ивана IV. Под ударами русских войск пали Нарва, Дерпт, Феллин и Мариенбург, а сам магистр Ордена был захвачен в плен, что повлекло за собой распад Ордена (1561). Избранный в 1559 г. последний магистр Ордена Г. Кетлер, признав вассальную зависимость от польского короля Сигизмунда II, получил во владение Курляндию, а другая часть бывших владений Ордена оказалась у Швеции и Дании. Россия же в своих притязаниях на территорию Прибалтики оказалась перед лицом сильных государств. Далеко не дружественные в тот момент отношения между Швецией и Данией несколько отвлекли их внимание от Москвы, но соединенные польско-литовские войска Сигизмунда II Августа также представляли серьезную опасность, борьба с которой потребовала напряжения всех сил Российского государства. Последней крупной победой русских было взятие в феврале 1563 г. Полоцка. Поражения у р. Усы в январе и под Оршей в июле 1564 г. показали, что силы России на пределе. Если военные действия первой трети XVI в., носившие характер походов, а не войн, были менее обременительными для Российского государства, то теперь русская армия воевала практически беспрерывно с 1547 г. Крестьянство изнемогало под бременем поборов и налогов, страдало от них и помещичье хозяйство. В это время и появляются первые жертвы террора, который чуть позднее так ярко проявился в опричнине. (Одной из жертв стал последний удельный князь Владимир Андреевич Старицкий и его мать Ефросинья.)

С 1578 г. польский король Стефан Баторий, а с 1579 г. и Швеция отвоевывают у России большую часть Ливонии. Провозглашенный Москвой королем Ливонии в 1570 г. датский принц Магнус в 1578 г. перешел на сторону Речи Посполитой. Шведы захватили Нарву. Стефан Баторий подошел к Пскову (1581). Лишь героическая оборона псковичей не позволила ему взять город, который выдержал осаду 100-тысячного польско-литовского войска. Неудача под Псковом вынудила Стефана Батория заключить с Россией в 1582 г. Ям-Запольское перемирие, по которому Россия потеряла Велиж на границе Смоленской земли, но сохранила устье р. Невы. По перемирию со Швецией в Плюссе в 1583 г. Россия отдавала ей Нарву, Ям, Копорье, Иван-город.

Несмотря на проигранную войну, русское правительство не считало борьбу за выход к Балтике завершенной. Именно поэтому в 1582–1584 гг. активизировались попытки создания союза с Англией. Во второй половине XVI в. не удалось ликвидировать угрозу, исходящую от объединенного в 1569 г. по Люблинской унии польско-литовского государства — Речи Посполитой. Король Стефан Баторий надеялся реализовать планы покорения России и организации похода против Османской империи. В целом задачи, поставленные в ходе активной внешнеполитической деятельности России во второй половине XVI в., были осуществлены значительно позже — в начале XVIII в., в период правления Петра I.

Культура. Процесс складывания единого централизованного государства отразился и на развитии русской культуры. Причем влияние его было неоднозначным. В частности, были утрачены многие особенности развития местных культурных традиций, «не вместившиеся» в общий ее ход. Так, например, местное летописание сменяется единой великокняжеской летописью, исчезают целые иконописные школы, как это случилось, например, с тверской иконописью.

В XVI в. интерес к повествовательной, беллетристической литературе, характерной для второй половины XV в., значительно падает. Большое развитие получает публицистика. Важнейшие вопросы жизни общества становятся предметом широкого обсуждения не только церковных, но и светских авторов.

В «Сказании о князьях Владимирских» обосновывались важнейшие идеи официальной доктрины самодержавия, а сам род московских государей возводился от «Августа Кесаря». Вопрос о характере власти обсуждался и в полемике иосифлян и несгяжателей. И если Нил Сорский участия в полемике не принимал, то его ученик, бывший опальный князь Вассиан Патрикеев, уделял ей большое внимание.

Вопрос о власти и государстве занимал дипломата Федора Карпова и «бедного воинника» Ивана Пересветова, но уже как светских людей. И Ф. Карпов в своих посланиях, и И. Пересветов в своих произведениях, особенно в так называемых Челобитных (написанных в 40-е — начале 50-х годов), обосновывали необходимость сильной государственной власти, но построенной на принципах справедливости и права. Царистские настроения сильнее выражены у Пересветова, яркого защитника дворянских интересов, Ф. Карпов же, пожалуй, впервые в русской публицистике рассматривает государство не как божественное, а как людское установление и подчеркивает, что «милость без правды малодушество есть», а «правда без милости мучительство есть».

Нужно отметить, что яркие, талантливые публицисты — А. Курбский и Иван Грозный — в полемике, которую открыл Андрей Курбский своим посланием Ивану после бегства в Литву в 1564 г., выражают более архаичную позицию: отношение к государству как творению божественному. Правда, делают они из этого противоположные выводы. Иван — о праве на самовластие, Курбский — о долге государя заботиться о своих подданных.

Большое место в полемике первой половины века занимал вопрос о праве монастырей владеть землями, заселенными крестьянами. Противники такого землепользования получили название нестяжателей. Чисто церковный вопрос приобрел такое значение потому, что из него можно было сделать реальный политический и экономический вывод — попытаться ликвидировать или, во всяком случае, уменьшить размеры монастырских владений, что и пытался сделать Василий III. За отказ от стяжательства и монастырских владений высказывался и афонский монах Максим Грек (он же Михаил Триволис), прибывший в Россию в 1518 г. в качестве переводчика и справщика книг Святого писания. Много лет проживший в Италии, широко гуманистически образованный иностранец вызвал у русских большой интерес. Вокруг него собрался кружок людей, который иноща называют академией Максима Грека. Русских собеседников и адресатов Максима интересовали богословские вопросы, история западного мира и религиозных епоров на Западе и многое другое. После периода фавора Максим Грек попадает в опалу и решением соборов 1525 г., а затем и 1532 г. приговаривается к монастырскому заточению. И если Максим Грек и Вассиан Патрикеев осуждали эксплуатацию монастырских крестьян с религиозной точки зрения, Иван Пересветов клеймил всякое рабство, исходя из интересов дворян и государя, то Ермолай (постригшийся в 60-е годы в монахи под именем Еразма) считал эксплуатацию недопустимой в силу того, что крестьяне — необходимейший элемент общественного устройства. Особенно ярко эту мысль он выразил в своем трактате «Благохотящем царем правительница и землемерие»: «В начало же всего потребна бо суть ратаеве: от них бо трудов есть хлеб от сих же всех благих главизна».

Второй своеобразной академией в Москве был кружок митрополита Макария. Из его среды, в частности, вышло такое монументальное собрание древнерусской литературы, как «Великие Четьи-Минеи». Это 12-томное (по числу месяцев) собрание житий святых, поучений, произведений канонического права и других текстов, расположенных по дням христианских праздников и дням памяти святых. «Четьи-Минеи» предназначались не для богослужебных целей, а для личного чтения. Собирались «Четьи-Минеи» в течение 30-50-х годов и, по мнению создателя, должны были охватить всю литературу (кроме летописной), допускаемую к чтению. Их создание способствовало собиранию в единое целое громадного литературного наследия Древней Руси. «Четьи-Минеи» отразили рост интересов русского общества, включив в себя все те произведения, которые в XV в. были особенно популярны у еретиков, но в то же время произведения, по какой-либо причине в «Четьи-Минеи» не попавшие, стали реже переписываться и читаться, оказавшись на периферии литературного и культурного процесса. (Митрополит Макарий и Максим Грек в 1988 г. причислены к лику святых.)

В эти же годы создается и новая редакция «Домостроя» (говоря современным языком — домоводства), приписываемая попу Сильвестру. Это один из многих сборников «учительного» содержания на Руси, предназначаемый для домашнего чтения. «Домострой» объединяет статьи не только духовного, но и бытового содержания, и «как богу молиться», и «как обрезки беречь». В нем впервые на Руси идеал аскетический «примиряется» с идеалом житейским, а добытый трудом достаток и благополучие объявляются угодными Богу.

Идеология православной церкви разрабатывалась не только в решениях Стоглавого собора, но и в таких публицистических произведениях, как послания старца Пскова-Печерского монастыря Филофея (в 20-е годы) и «Повести о новгородском белом клобуке», время создания которой ряд исследователей относит еще к XV в. В этих произведениях проповедуются идеи греховности всего католического и России как единственного после падения Константинополя в 1453 г. центра истинного христианства. «Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

В начале 50-х годов в Москве начинает свою деятельность первая типография. В 1563 г. в Москве приступает к работе Иван Федоров. Он был не только издателем, но и редактором книг. Первые его издания в Москве — книги Святого писания. При не совсем ясных обстоятельствах Иван Федоров вынужден был перебраться во Львов.

В первой половине XVI в. в России идет интенсивное строительство каменных церквей и крепостей, хотя в целом Русь, и деревенская и городская, остается деревянной. Деревянный шатровый стиль проникает и в каменное зодчество. Одним из лучших образцов этого стиля является церковь Вознесения в Коломенском, построенная в 1536 г. Сын гречанки, Василий III привлекал к строительству в Москве иностранных (итальянских) мастеров. Аристотель Фиораванти, Алевиз Новый, Петр Фрязин, Бон Фрязин строили в России с учетом русских традиций, как, например, Успенский собор Кремля. Итальянские мотивы чувствуются в архитектуре Архангельского собора — усыпальнице князей. Благовещенский собор Кремля, как и храм Василия Блаженного, строили псковские мастера. Храм Покрова Богоматери (собор Василия Блаженного) построен архитекторами Бармой и Постником в 1555–1560 гг. и первоначально был белым. Свою пеструю раскраску он получил в XVII в.

Много церквей строилось на средства богатого купечества (Ю. Г. Бобынина, В. Бобра, Ф. Вепря). Строительство крепости в начале XVI в. ведется в Пскове. Около 1516 г. заканчивается строительство кирпичного Московского Кремля, который сменил белокаменный кремль времен Дмитрия Донского. В конце века Федор Конь строит Белый город (по современному Бульварному кольцу) в Москве и кремль в Смоленске.

Продолжателем традиций Андрея Рублева в иконописи называют Дионисия. Его работы отличает изысканный, утонченный колорит и рисунок. Дионисий работал и в технике фрески. Хорошо сохранились его фрески в Ферапонтовой монастыре (под Вологдой).

Вторая половина XVI в. оказалась неблагоприятной для развития русской культуры. В бедствиях конца века многие культурные процессы уходят вглубь и заявляют о себе вновь только в следующем столетии.

Глава 6. Российское государство в XVII веке

Смутное время. — Борис Годунов. — Лжедмитрий I, — Царь Василий Шуйский. — Восстание И. Болотникова. — Лжедмитрий II. — Польско-шведская интервенция. — Народное ополчение Минина и Пожарского. — Воцарение династии Романовых — Расцвет сословно-представительной монархии. — Восстановление хозяйства после «смуты». Городские восстания. — Восстание С. Разина. — Борьба за присоединение Украины и выход к Балтийскому морю. — Культура Российского государства в XVII в.

Эволюция государственно-политического строя. Взойдя на престол, Борис Годунов опирался прежде всего на дворянство. Недовольные его возвышением боярские роды (Мстиславские, Юрьевы, Шуйские) были им удалены с политической арены.

Для России это было Смутное время. Так современники называли события, происходившие в период от смерти Ивана Грозного до 1613 г., когда на российском престоле воцарился Михаил Федорович Романов. Страна оказалась в глубоком социально-экономическом кризисе. Шел процесс становления крепостничества, который вызывал резкий протест широких масс крестьянства и городских низов. Истоки смуты следует искать и в затяжных войнах, и в репрессиях Ивана IV, и в боярской междоусобице — все это подрывало экономику, вело к социальным взрывам.

Борису Годунову, стремившемуся упрочить самодержавную власть, сразу же пришлось столкнуться с большими трудностями в управлении государством. В 1601–1603 гг. страну поразил страшный неурожай. Только в Москве за два года погибло от голода 127 тыс. человек. Правительственные меры борьбы с голодом — раздача хлеба и денег голодающим — успеха не имели. Процветало ростовщичество и спекуляция хлебом, крупные землевладельцы (бояре, монастыри) не пожелали выдать свои хлебные запасы.

Чтобы ослабить социальное напряжение, был разрешен временный ограниченный переход крестьян от одного помещика к другому. Однако массовые побеги крестьян и холопов, отказы от уплаты повинностей продолжались. Особенно много людей уходило на Дон и Волгу, где проживало вольное казачество. Тяжелая экономическая ситуация внутри страны привела к падению авторитета правительства Годунова.

В 1603 г. нарастает волна многочисленных восстаний голодающего простонародья, особенно на юге страны. Крупный отряд повстанцев под командованием Хлопка Косолапа действовал под самой Москвой, Правительственным войскам с трудом удавалось подавлять такие «бунты».

В соседней Речи Посполитой (Польско-Литовском государстве) только и ожидали повода вмешаться во внутренние дела ослабевшей России. В 1602 г. там объявился человек, выдававший себя за чудом спасшегося царевича Дмитрия, сына Ивана IV, убитого в Угличе 15 мая 1591 г. Многие современники обвиняли в его гибели Бориса Годунова, хотя материалы следственной комиссии говорили об обратном. В действительности самозванцем был галичский дворянин Юрий (Григорий) Отрепьев, посгриппийся в монахи Чудова монастыря.

Поначалу польский король Сигизмуцд III помогал самозванцу тайно. Лжедмитрию I, тайно принявшему католичество, с помощью сандомирского воеводы Юрия Мнишека, на дочери которого Марине он обещал жениться, удалось собрать отряд наемников в 4 тыс. человек.

В октябре 1604 г. Лжедмитрий I вступил в южные окраины страны, охваченные волнениями и восстаниями. На сторону самозванца перешел ряд городов, он получил пополнение отрядами запорожских и донских казаков, местных повстанцев. К началу 1605 г. под знаменами «царевича» собралось более 20 тыс. человек.

21 января 1605 г. в окрестностях села Добрыничи Комарицкой волости произошло сражение между отрядами самозванца и царским войском князя Ф. И. Мстиславского. Разгром был полный: Лжедмитрий I чудом спасся бегством в Путивль.

В этот критический для самозванца период 13 апреля 1605 г. внезапно умер царь Борис Годунов и на престол вступил его 16-летний сын Федор. Боярство не признало нового царя. 7 мая на сторону Лжедмитрия I перешло царское войско во главе с воеводами Петром Басмановым и князьями Голицыными. Бояре-заговорщики спровоцировали в столице народное возмущение. Царь Федор был свергнут и задушен вместе с матерью.

1 июня Москва присягнула самозванцу, обосновавшемуся в Кремле. Однако вскоре надежды на «доброго, справедливого» царя рухнули. На русский престол сел польский ставленник. Чужеземцы, наводнившие столицу, вели себя, как в завоеванном городе. По всей стране открыто говорили, что шапкой Мономаха завладел беглый монах. Бояре также более не нуждались в царе-авантюристе. Новому заговору предшествовала свадьба Отрепьева с Мариной Мнишек — католичка была увенчана царской короной православного государства. Москва бурлила. В ночь на 17 мая 1606 г. началось восстание горожан. Заговорщики ворвались в Кремль и убили Лжедмитрия I.

Через три дня новым царем «выкликнули» с Лобного места на Красной площади родовитого боярина Василия Ивановича Шуйского, организатора заговора. Реальная власть перешла в руки Боярской думы.

Внутриполитическое положение страны продолжало ухудшаться. Страну будоражили слухи о спасении «царевича Дмитрия». На юге началось массовое восстание, центром которого стал город Путивль. Здесь восставшие крестьяне и посадские люди избрали «большим воеводой» прибывшего к ним с отрядом запорожцев атамана Ивана Исаевича Болотникова.

Летом 1606 г. Болотников во главе 10-тысячного ополчения восставших начал поход на Москву. Были взяты крепости К ромы и Елец, под которыми царские войска потерпели поражение. К Болотникову присоединились крупные отряды служилых дворян стрелецкого сотника И. Пашкова и рязанского воеводы П. Ляпунова, выступивших против боярского царя.

Повстанцы не смогли овладеть столицей. В сражении под селом Коломенским царские войска разбили восставших, чему способствовал переход на сторону царя Василия дворянских отрядов. Болотников отступил в Тулу и сел в осаду. Осаждавшие устроили запруду на реке Упе и затопили город. Восставшие сдались. Ивана Болотникова сослали в Каргополь, где его вскоре утопили. Боярское правительство жестоко расправилось с участниками крестьянской войны.

Новый самозванец объявился летом 1607 г. Современники строили немало догадок о его происхождении. В «Баркулабовской летописи» белорусский летописец наиболее достоверно называет его Богданкой, учителем детей у шкловского попа. На Москву Лжедмитрий II двинулся во главе больших шляхетских отрядов польских и литовских магнатов. По пути к нему присоединялись недавние болотниковцы.

Летом 1608 г. войско самозванца встало укрепленным лагерем в подмосковном селе Тушино, от которого Лжедмитрий II получил прозвище «тушинский вор». Началась осада Москвы. Часть столичной знати переметнулась от царя Василия Шуйского к новому претенденту на русский трон. В Тушине начала действовать своя Боярская дума и приказы.

Отряды тушинцев контролировали значительную территорию страны, грабя и разоряя ее. В самом Тушине «царьком» управляли предводители польских наемных отрядов. Их разбойные действия вызывали вооруженный отпор крестьян и горожан. 16 месяцев тушинцы осаждали богатейший на Руси Троице-Сергиев монастырь, но его защитники отбили все приступы.

В этот период царь Василий Иванович решил просить военной помощи у Швеции, на престол которой претендовал польский король. На Север для сбора войска был отправлен царский племянник князь М. Скопин-Шуйский. Он заключил военный договор со Швецией, которая за уступку города Корелы с уездом прислала вместо 15-тысячного воинского отряда лишь 7 тыс. наемников.

С собранным войском, пополняясь по пути местными ополчениями, Скопин-Шуйский несколько раз разбил тушинцев и снял осаду с Троице-Сергиевой лавры. 12 марта 1610 г. полководец вступил в Москву. Это стало сигналом к распаду тушинского лагеря. Самозванец бежал в Калугу. Большинство польских отрядов ушло к королю Сигизмунду III. В Москве во время празднования победы неожиданно умер Скопин-Шуйский. Полагали, что его отравила царская родня.

Осенью 1609 г. Речь Посполитая начала открытую интервенцию против России. Сигизмунд III с огромной армией начал осаду Смоленска. Его гарнизон под командованием воеводы М. Шеина 20 месяцев оказывал героическое сопротивление врагу.

Попытка Василия Шуйского спасти осажденный Смоленск окончилась неудачей. Посланное на выручку войско бездарного брата царя Д. Шуйского в мае 1610 г. у деревни Клушино было разбито польским гетманом Жолкевским.

Лжедмитрий II вновь подступил к Москве. Это решило судьбу Шуйского, против которого поднялись дворяне. 17 июля 1610 г. царя свергли и насильно постригли в монахи. Власть перешла к правительству из 7 бояр («семибоярщина») во главе с Ф. И. Мстиславским. Его отчаянное положение заставило бояр заключить договор с Сигизмундом III о призвании на русский престол польского королевича Владислава. Под Смоленск было направлено боярское посольство для переговоров о принятии Владиславом православия.

В ночь на 21 сентября 1610 г. бояре совершили национальное предательство, впустив в Москву войско гетмана Жолкевского. Тот вскоре покинул столицу, передав начальство над польским гарнизоном Гонсевскому, увозя с собой в Польшу пленником бывшего русского царя Шуйского.

Тем временем шведские войска начали захват русского Севера и вскоре обманом захватили Новгород.

Бежавший от Москвы Лжедмитрий II вновь укрепился в Калуге. Здесь 11 декабря его настигла смерть — самозванец был убит на охоте татарским князем из его личной охраны.

После захвата поляками Москвы перед Россией встала угроза утраты национальной независимости. Однако «великое разорение» земли русской вызвало широкий подъем патриотического движения в стране. Получили хождение призывные грамоты городов, главы православной русской церкви патриарха Гермогена, рязанского воеводы Прокопия Ляпунова.

Последний стал организатором первого народного (земского) ополчения, которое в начале марта 1611 г. выступило к Москве. Однако 19 марта в столице вспыхнуло восстание москвичей. Разгорелись уличные бои, в которых интервенты стали терпеть неудачу. Тоща они подожгли город, который выгорел дотла. Польский гарнизон укрылся за стенами Кремля и Китай-города.

Когда ополчение подошло к Москве, то нашло на ее месте только пепелище. К Ляпунову примкнули тушинские дворяне во главе с Д. Т. Трубецким и казаки под начальством атамана Ивана Заруцкого. Началась осада вражеского гарнизона. Вскоре после убийства Прокопия Ляпунова первое земское ополчение распалось. Под столицей остались только казачьи отряды.

Тем временем Сигизмунд III взял обескровленный Смоленск. Шведы начали переговоры с новгородским боярством о признании русским царем сына короля Швеции Карла-Филиппа.

Осенью 1611 г. Российское государство, не имевшее центра, правительства и войска, стояло на грани национальной катастрофы. Но ее не произошло: нашлась сила, которая спасла страну от иноземного порабощения. На вооруженную борьбу с польско-шведской интервенцией поднялся русский народ.

Знамя борьбы за национальное освобождение было поднято в Нижнем Новгороде. Здесь в октябре земский староста Кузьма Минин-Сухорук, мелкий торговец мясом и рыбой, обратился к горожанам с призывом создать народное ополчение для освобождения Москвы. Патриотический призыв нашел горячий отклик у нижегородцев, которые решили отдать на создание ополчения «третью деньгу», т. е. третью часть личного имущества.

По инициативе Минина создается «Совет всея земли», явившийся временным правительством. Возглавить земскую рать приглашается князь Д. М. Пожарский, отличившийся во время московского восстания против поляков. В начале марта ополчение начинает поход на Москву через Ярославль, который становится местом сбора военных сил.

В конце августа 1612 г. войско Минина и Пожарского подошло к столице и соединилось с остатками первого земского ополчения. 22–24 августа под стенами Москвы произошло ожесточенное сражение с королевской армией под командованием гетмана Хоткевича, спешившей на помощь осажденному гарнизону. Поляки были наголову разбиты и бежали восвояси.

Засевшие за кремлевской стеной интервенты капитулировали 26 октября. Столица России была полностью освобождена. Сложность политической обстановки в Речи Посполитой и отсутствие средств для продолжения военных действий заставили Сигизмунда III на время отказаться от своих претензий на русский престол.

Воцарение династии Романовых. Освобождение Москвы позволило восстановить государственную власть в стране. В январе 1613 г. в столице собрался Земский собор из почти 700 представителей от дворянства, бояр, духовенства, 50 городов, стрельцов и казаков. Решался вопрос об избрании нового русского царя. Им стал шестнадцатилетний Михаил Романов (1613–1645), сын митрополита Филарета.

Начало правления династии Романовых стало расцветом сословно-представительной монархии. При молодом царе власть в свои руки захватила Боярская дума, значительную роль в которой играла родня новой династии — Романовы, Черкасские, Салтыковы.

Однако для укрепления централизованной власти в государстве требовалась постоянная поддержка широких кругов дворянства и верхушки городского посада. Поэтому Земский собор с 1613 по 1619 г. заседал практически беспрерывно.

«Великое московское разорение» начала XVII в. опустошило Россию. С большими трудностями шло восстановление хозяйственной жизни как в городах, так и в деревнях. Внутриполитическое положение в стране оставалось неустойчивым. Смоленск находился в руках поляков, Новгород — шведов, во многих районах бесчинствовали отряды бывших тушинцев.

После неудачной попытки в 1615 г. овладеть Псковом Швеция пошла на мирные переговоры с Москвой. 27 февраля 1617 г. в деревне Столбово между ними был заключен мирный договор. Новгородская земля возвращалась России, за Швецией оставались Нева с Ижорской землей, город Корела с уездом и город Орешек. Россия лишалась единственного выхода к Балтийскому морю.

Польское войско королевича Владислава и украинские казаки под командованием гетмана П. Конашевича-Сагайдачного совершили новый поход в глубь России. В октябре 1618 г. врага подступили к Москве, оборону которой возглавил воевода Д. М. Пожарский. Вскоре украинское казачество, поняв обман, возвратилось домой.

1 декабря того же года в селе Деулино было заключено перемирие между Россией и Польшей сроком на 14 с половиной лет. За Речью Посполитой оставались Смоленская и Чернигово-Северская земли.

Подписанием двух неравноправных договоров закончились для России Смутное время и польско-шведская интервенция. Сохранив национальную независимость, страна обеспечила свое дальнейшее развитие и решение первоочередных внутренних и внешнеполитических задач.

В 1619 г. из польского плена возвращается отец царя Михаила Филарет (Федор Никитович Романов), в свое время реально претендовавший на царский престол. В Москве он принимает патриарший сан с титулом «великого государя» и становится фактическим правителем государства вплоть до своей смерти в 1633 году.

Принимаются меры к укреплению самодержавия. Крупным светским и духовным землевладельцам передаются огромные угодья и целые города. Большая часть поместий среднего дворянства переводится в разряд вотчин, «жалуются» новые земельные наделы «за службу» новой династии.

Меняются облик и значение Боярской думы. За счет дущплх дворян и дьяков увеличивается ее число с 35 человек в 30-е годы до 94 к концу века. Власть же концентрируется в руках так называемой Ближней думы, состоявшей в то время из четырех бояр, связанных с царем родственными узами (И. Н. Романов, И. Б. Черкасский, М. Б. Шеин, Б. М. Лыков). В 1625 г. вводится новая государственная печать, в царский титул включается слово «самодержец».

С ограничением компетенции Боярской думы усилилось значение приказов — число их постоянно росло и временами доходило до полусотни. Важнейшими из них являлись Поместный, Посольский, Разрядный, приказ Большой казны и др. Постепенно устанавливается практика подчинения нескольких приказов одному влиятельному в государстве человеку. Так, при Михаиле Федоровиче приказами Большой казны, Стрелецким, Иноземным и Аптекарским ведал боярин И. Б. Черкасский, которого сменил другой родственник Романовых — И. Ф. Шереметев. При царе Алексее Михайловиче этими приказами управлял сначала Б. И. Морозов, затем — И. Д. Милославский. Начались перемены и в местном управлении — власть в уездах постепенно переходит в руки воевод.

При Филарете восстановила свое пошатнувшееся положение церковь. Особой грамотой царь передал в руки патриарха суд над духовенством и монастырскими крестьянами. Расширились земельные владения монастырей. Появились патриаршие судебные и административно-финансовые приказы. Патриарший двор был устроен по образу царского.

Утверждение абсолютизма в России началось после вступления на престол в 1645 г. 16-летнего Алексея Михайловича. Первым человеком около молодого царя стал его воспитатель боярин Б. И. Морозов. Родственники и сторонники последнего заняли все важнейшие приказные должности. Переход правительства к финансовой политике «экономии» привел к расцвету взяточничества и произволу приказного аппарата. Это вызвало недовольство широких кругов служилых людей и явилось причиной смены правящей верхушки страны в 1648 г. На первую роль в Ближней думе выдвигается тесть царя И. Д. Милославский.

Под нажимом дворянства начинается подготовка нового свода законов, учитывающих сословные интересы землевладельцев и посадской верхушки, укрепляющих самодержавие. «Уложение» было принято на Земском соборе 1649 г. Юридически оформляется потомственное закрепление крестьян к земле, а государство берет на себя бессрочный сыск беглых. «Уложением» запрещается новое приобретение земель церковью. Одновременно сокращаются ее многочисленные привилегии. Тем самым ограничивается экономическое могущество церкви. Для управления вотчинами монастырей и духовенства учреждается Монастырский приказ.

В 40-х годах вокруг царского духовника Стефана Вонифатьева сложился кружок «ревнителей древнего благочестия», он дал толчок к проведению в годы царствования Алексея Михайловича церковной реформы. Началось исправление богослужебных книг и унификация церковных обрядов. Однако, когда речь зашла о выборе образцов, произошел раскол в среде духовенства. Одни отдавали предпочтение древнерусским книгам, другое — греческим.

Во главе последних стоял патриарх с 1652 г. Никон, чью активную реформаторскую деятельность одобрили церковный Собор и царь. Государство было заинтересовано в такой реформе — ограничивалось могущество церкви, а объединение православных церквей облегчало бы воссоединение Украины с Россией. Однако в 1658 г. Никону пришлось отречься от патриаршества и уйти в монастырь. Обладая огромной властью, он вызвал недовольство царя, бояр и церковных иерархов. Церковный собор 1666 г. с участием восточных патриархов лишил Никона высокого духовного сана.

Во главе церковной реформы стал сам царь. Русское общество раскололось на сторонников и противников реформы. Во главе последних — старообрядцев, встал протопоп Аввакум. Начались жестокие гонения на раскольников, движение которых приобрело социальную окраску. В 1682 г. идейный вдохновитель старообрядчества Аввакум был заживо сожжен. Несмотря на гонения, движение старообрядчества продолжало укрепляться и в XVIII в.

Важным новшеством в системе управления было создание по инициативе царя Алексея Михайловича приказов Тайных дел и Счетного. Приказ Тайных дел подчинялся лично царю и был поставлен над всеми государственными учреждениями и лицами. Во главе его стояли приближенные к Алексею Михайловичу Ф. М. Ртищев и Д. М. Башмаков. В Счетном приказе впервые было объединено финансовое управление страны.

После смерти Алексея Михайловича в 1676 г. царем стал его старший сын Федор — болезненный мальчик 14 лет. Фактически власть захватили его родственники по матери Милославские и сестра Софья, отличавшаяся сильной волей и энергией. Правящий кружок при царевне возглавил умный и талантливый князь В. В. Голицын. Был продолжен курс на возвышение дворянства, на создание условий для слияния дворянства и боярства в единое сословие. Сильный удар по сословным привилегиям аристократии, дабы ослабить ее влияние, был нанесен в 1682 г. с отменой местничества. Теперь при служебных назначениях на первый план выдвигался принцип личных заслуг вместо отживающего признака «породы».

Со смертью в 1682 г. бездетного Федора Алексеевича встал вопрос о наследнике престола. Из двух его братьев слабоумный Иван не мог занимать престол, а Петру — сыну от второго брака — исполнилось только 10 лет. При дворе разгорелась борьба между родственниками царевичей по линии их матерей. За Иваном стояли Милославские во главе с царевной Софьей, за Петром — Нарышкины, которых поддерживал патриарх Иоаким, сменивший Никона. На заседании «Освященного собора» и Боярской думы Петр был провозглашен царем. Однако 15 мая в Москве восстали стрельцы, подстрекаемые начальником Стрелецкого приказа князем И. А. Хованским. Все видные сторонники Нарышкиных были перебиты. По требованию стрельцов на трон были посажены оба царевича, а правительницей при них стала царевна Софья. С наступлением совершеннолетия Петра в 1689 г. регентство Софьи потеряло основание. Не желая добровольно отдавать власть, Софья, опираясь на своего фаворита начальника стрелецкого приказа Ф. Шакловитого, ждала поддержки от стрельцов, но надежды ее не оправдались, дворцовый переворот не удался. Софья была лишена власти и заключена в Новодевичий монастырь, ее ближайшие сторонники казнены или сосланы.

Экономическое развитие. В результате «смуты» около 50 % ранее пахотных земель были заброшены, обезлюдели многие деревни, опустели города. Крупные области на севере и западе страны перешли к Польше и Швеции, в то же время шло освоение сибирских просторов.

Восстановление хозяйства продолжалось несколько десятилетий, только к середине столетия площади обрабатываемых земель достигли прежних размеров. Длительное возрождение хозяйственной жизни проходило на фоне обострения социальных противоречий в процессе утверждения и распространения крепостничества. В первые десятилетия XVII в. практиковавшиеся широкие пожалования земель увеличили численность закрепощенного населения и степень крепостной зависимости крестьян. Возросла роль крупного феодального землевладения. К середине века на каждого члена Боярской думы в среднем приходилось по 520 крестьянских дворов, а четверо бояр — И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев, И. Б. Черкасский, Д. М. Пожарский — владели от 1 до 3 тыс. дворов. Крупными землевладельцами были Троице-Сергиев и Кирилло-Белозерский монастыри.

Натуральный характер производства крестьянского хозяйства не способствовал усовершенствованию техники земледелия. Это определило экстенсивный путь развития сельского хозяйства, ужесточение эксплуатации крайне непроизводительного крестьянского труда. Многочисленные повинности в пользу непосредственных господ и государства были непосильны мелким хозяевам. При Михаиле Федоровиче бегство крестьян приняло грандиозные размеры. Бежали семьями и целыми деревнями. Под давлением дворянства правительство продолжало политику ужесточения крепостничества. Наиболее заинтересованными сторонниками закрепощения были многочисленные служилые люди, имевшие небольшие земельные участки, которые обрабатывались одним-тремя десятками крестьянских семей. Их требования наиболее ярко прозвучали на заседаниях Земского собора 1648 г. Несколько по-иному к закрепощению относились владельцы огромных земельных угодий — бояре, монастыри и церковные иерархи. Наличие в их хозяйствах большого управленческого аппарата позволяло пресекать побега крестьян. Кроме того, уровень эксплуатации в крупных вотчинах, нередко освобожденных от уплаты государственных налогов, был ниже, что позволяло переманивать крепостных у рядовых дворян. Постепенное увеличение срока сыска беглых завершилось в 1649 г. принятием «Уложения», юридически оформившего вечное и наследственное прикрепление крестьян к земле.

К середине XVII столетня проявились новые черты в экономическом развитии России. Прежде всего это выразилось в развитии товарного производства как в городе, так и в деревне. Постепенно стали оживать запустевшие города, восстанавливаться городское ремесло. К середине XVII в. на территории Русского государства, без Украины и Сибири, насчитывалось 250 городов. По количеству населения резко выделялась Москва — в ней проживало около 27 тыс. человек. Около 15 наиболее крупных городов насчитывали более 500 посадских дворов. Города становятся центрами торгово-промышленной жизни страны. Формируются районы, специализировавшиеся на производстве определенных товаров. Изготовление полотна в XVII в. сконцентрировалось в Новгороде, Пскове, Смоленске, Ярославле, Костроме, Вологде. Крупнейшими центрами по обработке кожи были Ярославль, Вологда, Казань, Нижний Новгород, Калуга. Первоклассными плотниками располагало Поморье. Центрами железоделательных промыслов были Тульско-Серпуховской, Тихвинский, Устюжно-Железопольский районы. Основным районом соледобычи было Поморье. Районы Поволжья были основными поставщиками хлеба.

В 20-30-е годы в России появляются первые мануфактуры — относительно крупные производства с разделением труда, на которых применялся труд квалифицированных мастеров и приписных крестьян. Первые мануфактуры возникли в металлургии — их создание ускорилось потребностью государства в вооружении, которую не могло полностью удовлетворить ремесленное производство. В 1636 г. голландский купец Андрей Виниус в Тульско-Каширском районе пустил вододействующий завод, на котором отливали пушки и ядра. Часть его продукции поступала на внутренний рынок (сковороды, гвозди). Такие же заводы для удовлетворения потребностей своих вотчин в железе основали крупные землевладельцы И. Д. Милославский и Б. И. Морозов. Появились первые медеплавильные заводы. В 30-е годы швед Е. Коет основал стекольный завод под Москвой, в значительной мере его продукция шла на нужды царского двора. В Москве действовала текстильная мануфактура — Хамовный двор, в Архангельске — канатный завод. Общее количество мануфактур в конце XVII в. едва достигало двух десятков и выпускало ничтожную долю продукции.

Решающее значение в обеспечении населения промышленными изделиями и формировании всероссийского рынка принадлежала мелкому товарному производству. Укрепление межрайонных связей привело к возникновению торговых ярмарок всероссийского значения — Макарьевская близ Нижнего Новгорода, Свенская под Брянском, Ирбитская на Урале. Крупнейшим торговым центром была Москва, куда стекались все товары сельскохозяйственного и промышленного производства, товары из стран Востока и Западной Европы. В Москве заключались оптовые сделки купцами, торговавшими на периферии. Развивавшиеся торговые связи заложили основу экономического объединения страны.

Верхний слой купечества составляли гости и торговые люди гостиной и суконной сотен. Гости (в середине XVII в. их было около 30 человек) — самая богатая и привилегированная часть купечества. Им предоставлялось право свободного выезда за границу по торговым делам, право владеть вотчинами, они освобождались от многих налогов и посадских служб. Розничная торговля находилась в руках мелких торговцев, владевших в торговых рядах одной или несколькими лавками.

Торговля со странами Западной Европы осуществлялась через единственный порт на Белом море — Архангельск, на долю которого приходилось 1/4 торгового оборота страны. На протяжении столетия значение Архангельска возрастает: в 1604 г. туда прибыло 24 корабля, а в конце века — 70. С азиатскими странами торговля осуществлялась через Астрахань. В импорте из стран Западной Европы преобладали промышленные изделия, из стран Востока — предметы роскоши; русский экспорт состоял в основном из сельскохозяйственного сырья и полуфабрикатов: пенька, полотно, пушнина, кожи, сало, поташ и др.

Внешняя торговля России почти полностью находилась в руках иностранных купцов, постепенно они проникали и на внутренний рынок. Это вызывало недовольство менее богатого и организованного русского купечества. Челобитные торговых людей об изгнании иноземцев подавались начиная с 1627 г. Только в 1653 г. правительство обнародовало Торговый устав, укрепивший позиции русского купечества на внутреннем рынке. Еще более протекционистским был Новоторговый устав 1667 г., составителем которого был крупный государственный деятель АЛ. Ордын-Нащокин.

Антигосударственные выступления. Развитие экономики страны сопровождалось крупными социальными движениями. XVII столетие не случайно названо современниками «бунташным веком». Именно в этот период произошли два крестьянских восстания, ряд городских восстаний в середине столетия. Соловецкий бунт и два стрелецких восстания в последней четверти века.

Историю городских восстаний открывает «соляной бунт» 1648 г. в Москве. Участие в нем приняли различные слои населения столицы: посадские люди, стрельцы, дворяне, недовольные пробоярской политикой правительства Б. И. Морозова. Поводом для выступления послужил разгон стрельцами 1 июня делегации москвичей, пытавшихся подать челобитную царю на произвол приказных чиновников. Начались погромы дворов влиятельных сановников. Был убит думный дьяк Назарий Чистой, на растерзание толпе отдан начальник Земского приказа Леонтий Плещеев, казнен на глазах народа окольничий П. Т. Траханиотов. Царю удалось спасти лишь своего «дядьку» Морозова, срочно отправив его в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь.

Восстание в Москве получило широкий резонанс — волна движений летом 1648 г. охватила многие города: Козлов, Соль Вычегодскую, Курск, Устюг Великий и др. Самые упорные и продолжительные восстания были в 1650 г. в Пскове в Новгороде, они были вызваны резким повышением цен на хлеб в результате обязательства правительства поставить Швеции зерно. В обоих городах власть перешла в руки земских старост. Новгородские выборные власти не проявили ни стойкости, ни решительности и открыли ворота карательному отряду князя И. Н. Хованского. Псков же оказал успешное вооруженное сопротивление правительственным войскам в ходе трехмесячной осады города (июнь-август 1650 г.). Полновластным хозяином города стала земская изба во главе с Гавриилом Демидовым, распределявшая среди горожан хлеб и имущество, конфискованное у богатеев. На экстренном Земском соборе был утвержден состав делегации для уговора псковичей. Сопротивление прекратилось после того, как все участники восстания были прощены.

В 1662 г. в Москве произошел так называемый медный бунт, вызванный затянувшейся русско-польской войной и финансовым кризисом. Денежная реформа (чеканка обесцененных медных денег) привела к резкому падению курса рубля, что прежде всего отразилось на получавших денежное жалованье солдатах и стрельцах, а также ремесленниках и мелких торговцах. 25 июля по городу были разбросаны «воровские письма» с воззванием к выступлению. Возбужденная толпа двинулась искать справедливость в Коломенское, где находился царь. В самой Москве восставшие громили дворы бояр и богатых купцов. Пока царь уговаривал толпу, а бояре отсиживались в дальних покоях царского дворца, к Коломенскому подошли верные правительству стрелецкие полки. В результате жестокой расправы погибло несколько сотен человек, а 18 публично повешены.

Кульминацией народных выступлений в XVII в. стало восстание казаков и крестьян под предводительством С. Т. Разина. Движение это зародилось в станицах донского казачества. Донская вольница всегда привлекала беглых из южных и центральных областей Российского государства. Здесь они были защищены действием неписаного закона «с Дона выдачи нет». Правительство, нуждаясь в услугах казаков для обороны южных границ, платило им жалованье и мирилось с существовавшим там самоуправлением.

Степан Тимофеевич Разин, уроженец станицы Зимовейской, принадлежал к домовитому казачеству, пользовался большим авторитетом. В 1667 г. он возглавил отряд в тысячу человек, который отправлялся в поход «за зипунами» — основной источник доходов и благосостояния казаков. Летом 1668 г. уже почти 2-тысячное разинское войско успешно действовало в владениях Персии (Ирана) на Каспийском побережье. Захваченные ценности разницы обменивали на русских пленных, пополнявших их ряды. Зимой 1668 г. казаки разгромили у Свиного острова флот, снаряженный против них персидским шахом. Это сильно осложнило русско-иранские отношения и изменило отношение правительства к казакам.

4 сентября 1669 г. Разин через Астрахань вернулся на Дон, где был встречен с триумфом. Окрыленный удачей, он занялся подготовкой нового похода, на этот раз «за доброго царя» против «изменников бояр». Очередной поход казаков по Волге на север превратился в крестьянскую войну. Военным ядром оставались казаки, а с притоком в состав отряда огромного количества беглых крестьян, народов Поволжья — мордвы, татар, чувашей, социальная направленность движения резко изменилась. В мае 1670 г. 7-тысячный отряд С. Т. Разина овладел городом Царицыном, в это же время были разгромлены посланные из Москвы и Астрахани отряды стрельцов. Утвердив в Астрахани казачье управление, Разин двинулся на север — Саратов и Самара добровольно перешли на его сторону. С. Т. Разин обратился к населению Поволжья с «прелестными письмами», в которых призывал примкнуть к восстанию и изводить изменников, т. е. бояр, дворян, воевод, приказных людей. Восстание охватило огромную территорию, на которой действовали многочисленные отряды во главе с атаманами М. Осиповым, М. Харитоновым, В. Федоровым, монахиней Аленой и др.

В сентябре войско Разина подступило к Симбирску и месяц упорно осаждало его. Напуганное правительство объявило мобилизацию дворянства — в августе 1670 г. 60-тысячное войско направилось в Среднее Поволжье. В начале октября правительственный отряд под началом Ю. Барятинского нанес поражение основным силам Разина и присоединился к симбирскому гарнизону под. началом воеводы И. Милославского. Разин с небольшим отрядом ушел на Дон, где надеялся набрать новое войско, но был предан верхушкой казачества и выдан правительству. 4 июля 1671 г. он был доставлен в Москву и два дня спустя казнен на Красной площади. В ноябре 1671 г. пала Астрахань — последний оплот восставших. Участники восстания подвергались жестоким репрессиям.

Кризис социальный сопровождался кризисом идеологическим. Примером перерастания религиозной борьбы в социальную является Соловецкое восстание 1668–1676 гг. Началось оно с того, что братия Соловецкого монастыря наотрез отказалась принять исправленные богослужебные книги. Правительство решило укротить непокорных монахов путем блокады монастыря и конфискации его земельных владений. Высокие толстые стены, богатые запасы продовольствия растянули осаду монастыря на несколько лет. В ряды восставших встали разницы, сосланные на Соловки. Только в результате предательства монастырь был захвачен, из 500 его защитников в живых осталось лишь 60.

Внешняя политика. Внешнеполитический курс России на протяжении XVII в. был нацелен на решение трех задач: достижение выхода к Балтийскому морю, обеспечение безопасности южных границ от набегов крымского хана, возвращение отторгнутых в период Смутного времени территорий.

В результате Столбовского мира 1617 г. со Швецией и Деулинского перемирия 1618 г. с Речью Посполитой Россия оказалась перед фактом значительных территориальных потерь. Длительное время основной узел противоречий составляли отношения России и Речи Посполитой. Усилия правительства патриарха Филарета в 20-х — начале 30-х годов были направлены на создание антипольской коалиции в составе Швеции, России и Турции. Провозглашенный Земским собором в 1622 г. курс на войну с Польшей на протяжении 10 лет выражался в экономической помощи противникам Речи Посполитой — Дании и Швеции. После смерти польского короля Сигизмунда III весной 1632 г. создалась благоприятная ситуация для начала войны за Смоленск. Нерешительность и медлительность правительства и воевод М. Б. Шеина и А. В. Измайлова привели к 8-месячной изнурительной осаде Смоленска. Вести о вторжении крымских татар в южные области России, а также движение «вольницы» среди солдат из холопов и крестьян деморализовали армию. Подошедшее войско нового польского короля Владислава IV завершило провал кампании русских. Возглавлявшие поход воеводы поплатились за это головами.

Поражение в Смоленской войне сковало внешнеполитическую активность Московского правительства. В 1637 г. донские казаки по собственной инициативе овладели турецкой крепостью Азов. Активные попытки турок вернуть Азов в 1641 г. заставили казаков обратиться к помощи русского правительства. Принятие Азова под московское покровительство открывало заманчивые перспективы перед государством (выход в Азовское и Черное моря). Однако Земский собор, учитывая неподготовленность страны к неизбежному военному конфликту с Османской империей, отказал казакам в поддержке и предложил оставить Азов.

В 30-е годы правительство принимает меры по укреплению обороноспособности страны. Еще во время Смоленской войны были сделаны первые шаги по изменению организации вооруженных сил. Падает значение малоэффективного дворянского ополчения, основной военной силой становится регулярное войско — солдатские и рейтарские полки. С 1635 г. началось возведение больших оборонительных линий и крепостей на южных границах для обороны от набегов крымских татар. В 30-40-х годах было построено 29 новых городов, обраковавших южную «засечную черту» (Козлов, Тамбов, Чугуев, Яблонев и др.).

Самым жгучим вопросом российской внешней политики в середине XVII в. по-прежнему оставались отношения с Польшей. Начавшаяся в 1648 г. освободительная борьба украинского народа под руководством Б. Хмельницкого против польских панов всколыхнула народные движения в Белоруссии и на Смоленщине. Настала пора возобновления борьбы России с Речью Посполитой. Земский собор в Москве 1 октября 1653 г. принял решение о воссоединении Украины с Россией. В свою очередь Переяславская рада в 1654 г. единодушно высказалась за вхождение Украины в состав России. В торжественной обстановке было провозглашено воссоединение двух братских народов. Начавшаяся война с Речью Посполитой продолжалась 13 лет, с 1654 по 1667 г. Преимущество с самого начала было явно на стороне России. В кампанию 1654 г. русские войска овладели Смоленском и 33 городами Восточной Белоруссии. Польские войска оказались неподготовленными к войне, а русским войскам помогало белорусское население.

Летом 1655 г. освобождение Украины и Белоруссии близилось к концу — главные силы Польши были разбиты.

В 1655 г. шведский король Карл X вторгся в пределы Польши и овладел значительной частью ее северных территорий. Захватнические планы Швеции на этом не кончались — они предъявили претензии на всю Литву и Белоруссию, включая территории, уже занятые русскими войсками. Выдающийся русский дипломат и государственный деятель А. Л. Ордын-Нащокин возглавил новую партию в правительстве, считавшую, что война со Швецией за выход к Балтийскому морю является более важной, чем продолжение борьбы с Польшей. 17 мая 1656 г. была объявлена война Швеции, а летом русская армия двинулась в направлении Риги. 24 октября 1656 г. между Россией и Речью Посполитой было заключено Виленское соглашение, по которому все территориальные споры оставались открытыми, и обе стороны объединились для совместных действий против шведских войск. Первоначальные успехи русских (заняты важные центры — Дерпт, Нейгаузен, Мариенбург) окончились неудачной осадой Риги. Добиться дальнейших успехов в борьбе против Швеции России не удалось.

В 1658 г. Польша возобновила военные действия против России. Кроме того, после смерти Б. Хмельницкого в 1657 г. гетманом на Украине стал пропольски настроенный И. Выговский, жестоко подавлявший народное движение за воссоединение с Россией. Отказ от немедленных действий означал потерю Украины. В 1661 г. после трехлетних переговоров между Россией и Швецией заключен Кардисский мирный договор, восстановивший довоенные границы. Решение вопроса о приобретении выхода к Балтийскому морю было отложено на длительное время.

Война с Речью Посполитой приняла затяжной характер, ни одна из сторон не могла добиться решительных успехов. С 1661 г. начались мирные переговоры, завершившиеся подписанием 30 января 1667 г. Андрусовского перемирия, условия которого в 1686 г. были закреплены «Вечным миром». К России отошли Смоленщина, Левобережная Украина и Киев. Белоруссия оставалась в составе Польши. Кроме того, договор предусматривал совместные действия России и Польши против возможной турецко-татарской агрессии.

С начала 70-х годов и до конца XVII в. главным во внешней политике России стал вопрос об отношениях с Крымом и Турцией. После захватнических действий в Польше Османская империя заявила о своих притязаниях на Левобережную Украину. Этому способствовал предательский договор гетмана И. Брюховецкого с султаном о переходе Украины в подчинение Турции. Летом 1677 г. началась осада 60-тысячной турецкой армией политического центра Левобережной Украины — крепости Чигирин. 12-тысячный гарнизон Чигорина под руководством И. И. Ржевского оказал героическое сопротивление. С помощью подошедшей русско-украинской армии Г. Г. Ромодановского турки под Бужином были разбиты. Год спустя османы вновь осадили Чигорин — они захватили крепость, но разгромить организованно отступившую русскую армию им не удалось. Дальнейшие сражения не принесли туркам никакого успеха и вынудили их отойти на исходные позиции. 13 января 1681 г. в Бахчисарае было подписано 20-летнее перемирие.

Австрия и Польша, отказавшись в свое время помогать России в борьбе против турецко-татарской агрессии, теперь сами оказались перед лицом реальной угрозы. В 1684 г. была создана «Священная лига» в составе Австрии, Польши и Венеции под патронатом римского папы. Участники Лиги считали необходимым привлечение в нее всех христианских стран и особенно России, учитывая ее успешные действия против турок. Согласие о вступлении в «Священную лигу» было использовано главой московского правительства В. В. Голицыным для ускорения подписания «Вечного мира» с Польшей в 1686 г. и значительных территориальных уступок с ее стороны. В 1687 и 1689 гг. русские войска осуществили два похода против Крымского ханства, находившегося в вассальной зависимости от Турции. Командующим огромными военными силами был назначен князь В. В. Голицын. Являясь выдающимся дипломатом и государственным деятелем, он не обладал полководческим талантом. Крымские походы не принесли России ни крупных военных успехов, ни территориальных приобретений. Тем не менее основная задача «Священной лиги» была выполнена — русские войска блокировали силы крымского хана, который не смог предоставить помощь турецким войскам, терпевшим поражение от австрийцев и венецианцев. Кроме того, включение России впервые в состав европейского военного союза значительно подняло ее международный престиж.

Развитие культуры. На протяжении XVII в. в России шел процесс обмирщения культуры — освобождения ее от церковного влияния. Расцвет русской общественной мысли первой четверти XVII в. связан с появлением ряда повествований духовных и светских авторов о событиях Смутного времени. Наиболее известные произведения: «Сказание» Авраамия Палицына, «Временник» дьяка Ивана Тимофеева, «Словеса» князя Ивана Андреевича Хворостинина, «Повесть» князя Ивана Михайловича Катярева-Ростовского. Официальная версия событий Смуты содержится в «Новом летописце» 1630 г., написанном по заказу патриарха Филарета. Основная цель этого произведения — укрепление положения новой династии Романовых.

В литературе XVII в. ярким представителем официальной публицистики был монах Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович, выходец из Полоцка (Симеон Полоцкий). В 1661 г. он переехал в Москву, где стал учителем при царских детях. Симеон Полоцкий был первым придворным поэтом, сочинявшим оды в честь царской фамилии, кроме того, были широко распространены его публицистические произведения во славу самодержавия. Народно-обличительное направление представляет «Житие протопопа Аввакума» им самим написанное. Его автор, вдохновитель движения старообрядцев, проповедует идеи древнего благочестия.

На протяжении столетия появляются разнообразные бытовые повести, рисующие повседневную жизнь простых людей — «Повесть о Горе-Злочастии», «Повести о Савве Грудцыне», «Повесть о Шемякином суде», «Повесть о Ерше Ершевиче», «Калязинская челобитная». Герои этих повестей пытаются освободиться от церковных дот, в то же время житейские мудрости Домостроя остаются непреодолимыми.

В XVII в. существенные изменения коснулись зодчества. Основным строительным материалом по-прежнему оставалось дерево — вершиной деревянного зодчества XVII в. является роскошный царский дворец в Коломенском. Постепенно увеличивался объем строительства из кирпича — в основном это здания правительственных учреждений, торгово-промышленных предприятий. Началось использование многоцветных изразцов, фигурного кирпича, белокаменных деталей, что придавало постройкам праздничный вид. Достигло своего расцвета традиционное храмовое строительство. В XVII в. был построен грандиозный Ростовский кремль, в это же время завершается оформление монастырских ансамблей — Иосифо-Волоколамского, Троице-Сергиева, Кирилло-Белозерского.

В конце XVII в. возникает новый стиль храмовой архитектуры — московское барокко, использовавшийся для строительства небольших церквей в усадьбах русских вельмож. Именно в этом стиле построена церковь Покрова в Филях.

Изобразительное искусство, преимущественно иконопись, практически сохранило традиционно-консервативный стиль, так как находилось под пристальным надзором государства и церкви. Контроль за деятельностью живописцев осуществляла Оружейная палата Кремля, с XVII в. ставшая художественным центром страны. В ней выполнялись работы для царского двора: писали иконы, портреты, украшали рукописи, изготавливали мебель, утварь, игрушки. На протяжении 30 лет художественную деятельность в Русском государстве возглавлял Симон Ушаков, создавший свою школу. Сам художник интересовался изображением человеческого лица, некоторый отход от традиций виден в его произведениях — иконах «Нерукотворный спас», «Насаждение древа государства Российского».

Признаки обмирщения обнаруживаются и в просвещении. К концу столетия каждый второй или третий горожанин умел читать и писать. Обучение грамоте перестало быть церковной привилегией. Появились первые печатные буквари — первый, составленный Василием Бурцевым, опубликован в 1634 г., в конце столетия появился иллюстрированный букварь Кариона Истомина. В 1665 г. при Заиконоспасском монастыре открылась школа, готовившая подьячих для приказов; в 1680 г. — школа при Печатном дворе, основной дисциплиной в которой был греческий язык; в 1687 г. — Славяно-греко-латинское училище, а затем академия, где преподавались как светские, так и духовные дисциплины.

Российская империя

Глава 7. Рождение империи: время Петра Великого конец XVII в. — первая четверть XVIII в.

Первые годы правления Петра I. — Азовские походы и «Великое посольство». — Реформы в экономике России в первой четверти XVIII в. — Финансовая политика. — Реорганизация системы государственного управления. — Церковь и ликвидация патриаршества. — Создание регулярной армии и флота. — Стрелецкое восстание 1698 г. «Дало царевича Алексея». — Астраханское восстание. Восстание под руководством К. Булавина. — Основные направления внешней политики в эпоху Петра I и Северная война. — Реформы в сфере образования и культуры.

Первые годы правления Петра I. После августовского переворота 1689 г. власть в стране перешла к сторонникам семнадцатилетнего царя Петра Алексеевича (правившего формально до 1696 г. совместно с братом Иваном) — П. К. Нарышкину, Т. Н. Стрешневу, Б. А. Голицыну и др. Ряд важных государственных постов заняли также родственники первой жены Петра Б. Ф. Лопухиной (свадьба с ней состоялась в январе 1689 г.). Предоставив им руководство страной, юный царь все силы отдавал «нептуновым да марсовым потехам», для проведения которых активно привлекал «служилых иноземцев», живших в Немецкой слободе (Кукуе).

Петр окружил себя способными, энергичными помощниками и специалистами, особенно военными. Среди иностранцев выделялись: ближайший друг царя Ф. Лефорт, опытный генерал П. Гордон, талантливый инженер Я. Брюс и др. А среди русских постепенно формировалась сплоченная группировка сподвижников, сделавших впоследствии блестящую политическую карьеру: А. М. Головин, Г. И. Головкин, братья П. М. и Ф. М. Апраксины, А. Д. Меншиков. С их помощью Петр устраивал маневры «потешных» войск (будущих двух гвардейских полков — Преображенского и Семеновского), которые проводились в селе Преображенском. Особое внимание уделялось Петром становлению российского мореплавания. Уже в мае 1692 г. на Переславском озере был спущен на воду его первый «потешный» корабль, построенный при участии самого царя. В 1693–1694 гг. в Архангельске был построен первый русский морской корабль и еще один заказан в Амстердаме. Именно на борту корабля голландской постройки в июле 1694 г. во время настоящего морского похода, устроенного царем, впервые был поднят российский красно-сине-белый флаг.

За петровскими «военными забавами» скрывалась далеко идущая цель: борьба за выход России к морю. Архангельский порт из-за короткой зимней навигации не мог обеспечить круглогодичную торговлю. Поэтому ставка была сделана на выход к Черному морю. Таким образом, Петр вернулся к идее Крымских походов, в которых потерпел неудачу князь В. В. Голицын. После трехмесячной, осады Азова (весна-лето 1695 г.) Петр был вынужден отступить. Без флота осадить крепость и с суши и с моря было невозможно. Первый азовский поход закончился неудачей. Зимой 1695/96 гг. развернулась подготовка к второму походу. В Воронеже началось строительство первого русского флота. К весне были готовы 2 корабля, 23 галеры, 4 брандера и 1300 стругов, на которых 40-тысячное русское войско в мае 1696 г. вновь осадило Азов. После блокады с моря 19 июля турецкая крепость сдалась. Флоту нашли удобную гавань — Таганрог, стали строить порт. Но все же сил для борьбы с Турцией и Крымом было явно недостаточно. Петр приказал строить новые корабли (52 судна за 2 года) на средства помещиков и купцов.

Одновременно надо было заняться поисками союзников в Европе. Так родилась идея «Великого посольства» (март 1697 — август 1698 г.). Формально оно имело целью посетить столицы ряда европейских государств для заключения союза против Турции. Великими послами были назначены генерал-адмирал Ф. Я. Лефорт, генерал Ф. А. Головин, начальник Посольского приказа, и думный дьяк П. Б. Возницын. В посольство входило 280 человек, в том числе 35 волонтеров, ехавших для обучения ремеслам и военным наукам, среди которых под именем Петра Михайлова был и сам царь Петр. Главной задачей посольства было ознакомление с политической жизнью Европы, изучение зарубежных ремесел, быта, культуры, воинских и иных порядков. За полтора года пребывания за границей Петр с посольством посетил Курляндию, Бранденбург, Голландию, Англию и Австрию, встречался с владетельными князьями и монархами, изучал корабельное дело и другие ремесла. Пришедшее летом 1698 г. из Москвы сообщение о новом восстании стрельцов вынудило царя вернуться в Россию.

Международные отношения в Европе в это время складывались не в пользу продолжения войны с Турцией, и вскоре (14 января 1699 г.) России, как и другим странам-членам «Священной лиги», пришлось пойти на перемирие, заключенное в Карловцах. Однако «Великое посольство» стало для Петра подлинной академией, и полученный опыт он использовал при проведении реформ как во внутренней, так и во внешней политике. Оно на длительный период определило задачу борьбы России со Швецией за обладание Балтийским побережьем и выходом к морю. Переориентация внешней политики России к началу XVIII в. с южного направления на северное совпало по времени с огромными преобразованиями, охватившими страну во всех сферах жизни от приоритетных дипломатических и военных усилий до европеизации быта. Подготовка к войне со Швецией послужила импульсом для глубоких политических и социально-экономических реформ, которые определили в конечном счете облик Петровской эпохи. Одни реформы проводились годами, другие — в спешке. Но в целом они складывались в систему предельно централизованного абсолютистского государства, во главе которого стоял «самовластный монарх, который никому на свете, — как писал сам Петр, — в своих делах ответа дать не должен». Преобразования оформлялись законодательными указами царя, и их количество за первую четверть XVIII в. составило более 2,5 тыс.

Реформы в экономике первой четверти XVIII в. В сфере экономики господствовала концепция меркантилизма — поощрение развития внутренней торговли и промышленности при активном внешнеторговом балансе. Поощрение «полезных и нужных» с точки зрения государства видов производства и промыслов сочеталось с запрещением и ограничением выпуска «ненужных» товаров. Развитие промышленности диктовалось исключительно нуждами ведения войны и было особой заботой Петра. Вместо 15–20 допетровских мануфактур за первую четверть XVIII в. было создано около 200 предприятий. Главное внимание уделялось металлургии, центр которой переместился на Урал. Железоделательные и медеплавильные заводы обеспечивали заказы армии и флота. Появились Невьянский и Тобольский заводы Н. Демидова, в Петербурге — Сестрорецкий завод (свыше 600 работных людей) выпускал оружие, якоря, гвозди. За период с 1700 г. по 1725 г. выплавка чугуна в стране увеличилась со 150 до 800 тыс. пудов в год. В столице выросли Арсенал и Адмиралтейская верфь, со стапелей которой при жизни Петра сошло 59 крупных и свыше 200 мелких судов. В Нерчинске (Забайкалье) в 1704 г. был построен первый сереброплавильный завод. В Москве и других районах центра России росли суконные, парусно-полотняные, кожевенные мануфактуры, снабжавшие армию обмундированием, а флот — парусиной. К 1725 г. в стране имелось 25 текстильных предприятий, канатные и пороховые мануфактуры. Впервые были построены бумажные, цементные, сахарный заводы и даже шпалерная фабрика для производства обоев.

Об успехах русской металлургии в Петровскую эпоху свидетельствует и тот факт, что вместо ввозимых из Швеции 35 тыс. пудов железа к 1726 г. Россия могла вывозить только через балтийские порты свыше 55 тыс. пудов. С 1712 г. был прекращен ввоз в страну оружия из Европы, а к 1714 г. количество отлитых на русских заводах железных и медных пушек составляло несколько тысяч штук. К концу петровского правления экспорт русских товаров вдвое превышал импорт (4200 руб. и 2100 руб. в денежном выражении). При этом высокие таможенные тарифы (до 40 % в иностранной валюте) надежно ограждали внутренний рынок. Рост промышленного производства сопровождался усилением феодальной эксплуатации, широким применением принудительного труда на мануфактурах: использование крепостных, купленных (посессионных) крестьян, а также труд государственного (черносошного) крестьянства, которое приписывалось к заводу как постоянный источник рабочей силы. Указ от 18 января 1721 г. и последующие законы (например, от 28 мая 1723 г.) разрешали частным мануфактуристам покупать крестьян целыми селеньями «невозбранно, дабы те деревни всегда были при тех заводах неотлучно».

Реформы охватили и сферу мелкотоварного производства, способствовали развитию ремесла, крестьянских промыслов (например, изготовление полотна). В 1711 г. при мануфактурах были учреждены ремесленные школы. А указами 1722 г. в городах было введено цеховое устройство. Все ремесленники во главе с избираемым старостой были расписаны в зависимости от специальности по цехам, где они становились мастерами, подмастерьями и учениками. Всего в городах России в 20-х годах XVIII в. было около 16 тыс. ремесленников, причем только в Москве — 6,8 тыс. в составе 146 цехов. Создание цехов свидетельствовало о покровительстве властей развитию ремесел и их регламентации.

Сельское хозяйство при Петре развивалось медленно, в основном экстенсивным путем. Однако и здесь были попытки реформ. Указом 1721 г. крестьянам предписывалось применять во время жатвы вместо серпа косы и грабли. Вводились новые культуры — табак, виноград, тутовые и фруктовые деревья, лекарственные растения, разводились новые породы скота — молочные коровы и овцы-мериносы.

В области внутренней и внешней торговли в петровское время большую роль играла государственная монополия на заготовку и сбыт основных товаров (соль, лен, пенька, меха, сало, икра, хлеб, вино, воск, щетина и др.), что значительно пополняло казну. Всячески поощрялось создание купеческих «кумпанств» и расширение торговых связей с заграницей. Одновременно падало значение богатейших купцов «торговой сотни». Центрами торговли были Москва, Астрахань, Новгород, а также крупные ярмарки — Макарьевская на Волге, Ирбитская в Сибири, Свинская на Украине и менее крупные ярмарки и торжки на перекрестках торговых дорог. Правительство Петра уделяло большое внимание развитию водных путей — главного в то время вида транспорта. Велось активное строительство каналов: Волго-Донского, Вышневолоцкого, Ладожского, были начаты работы по сооружению канала Москва-Волга.

Финансовая политика государства в годы правления Петра характеризовалась небывалым налоговым гнетом. Рост государственного бюджета, необходимый для ведения войны, активной внутренней и внешней политики достигался за счет расширения косвенных и увеличения прямых налогов. Специальными «прибыльщиками» во главе с А. Курбатовым выискивались все новые источники доходов: банная, рыбная, медовая, конская и другие подати, вплоть до налога на бороды. Всего косвенных (канцёлярских) сборов к 1724 г. насчитывалось до 40 видов. В дополнение к этому источнику доходов значительные прибыли давала казенная торговля. Наряду с указанными поборами вводились и прямые налоги: рекрутские, драхунские, корабельные и особые «сборы». Немалые доходы приносила и чеканка монеты меньшего веса и понижение содержания в ней серебра. Поиски новых источников доходов привели к коренной реформе всей налоговой системы — введению подушной подати. С конца 1718 г. по 1724 г. в России была проведена перепись населения и учтено 5,4 млн. душ мужского пола, обложенных единой податью: с помещичьих крестьян — 74 коп., с государственных крестьян — 1 руб. 14 коп., с посадских (ремесленников и купцов) — 1 руб. 20 коп. К концу петровского правления государственные доходы по сравнению с 1701 г. выросли почти в 4 раза и составили 8,5 млн. руб., из которых более половины (4,6 млн. руб.) приходилось на подушную подать.

Реорганизация государственного управления. Усиление абсолютистской монархии потребовало коренной перестройки и предельной централизации всей системы государственного управления, его высших, центральных и местных органов.

На смену Боярской думе в 1699 г. пришла Ближняя канцелярия, с 1708 г. называвшаяся «консилией министров». Она стала предшественницей Правительствующего Сената — высшего правительственного учреждения с судебными, административными, а иногда и законодательными прерогативами, созданного в 1711 г. в составе 9 сенаторов, назначенных лично Петром. Трое являлись представителями знати (князья М. В. Долгорукий, Г. И. Волконский, П. А. Голицын), трое — бывшие члены Боярской думы (Г. Н. Стрешнев, И. А. Мусин-Пушкин, Г. А. Племянников) и трое — из дворян (М. В. Самарин, В. Г. Апухтин, Н. П. Мельницкий). Решения Сената принимались коллегиально, на общем собрании и скреплялись подписями сенаторов. Делопроизводством ведала Сенатская канцелярия во главе с обер-секретарем.

Функции Сената в первые годы его существования были широки и разнообразны. Ему были переданы дела Разрядного и Поместного приказов, он заботился о государственных доходах и расходах, ведал явкой дворян на службу. Он также являлся органом надзора за разветвленным бюрократическим аппаратом. Для этого с 1711 г. в центре и на местах были введены должности фискалов (провинциальных и городовых), которые доносили о всех нарушениях законов, взяточничестве, казнокрадстве и тому подобных действиях, наносящих вред государству. Ими руководил обер-фискал, входивший в состав Сената. Доносы фискалов ежемесячно докладывала Сенату Расправная палата — особое судебное присутствие из четырех судей и двух сенаторов. Петр поощрял фискалов, освободив их от податей, подсудности местным властям и даже ответственности за ложные наветы.

Хотя Сенат был руководящим контролирующим органом, но и за его деятельностью был установлен контроль. С 1715 г. за работой Сената следил сенатский генерал-ревизор (надзиратель указов), затем тот же сенатский обер-секретарь и штаб-офицеры гвардии и, наконец, с 1722 г. генерал-прокурор (П. И. Ягужинский) и обер-прокурор, которым подчинялись прокуроры во всех других учреждениях. Генерал-прокурор контролировал всю работу Сената, его аппарата, канцелярии, принятие и исполнение всех его приговоров, их опротестование или приостановление. Сам генерал-прокурор и его помощник обер-прокурор подчинялись только царю, подлежали только его суду. Действуя через подчиненных ему прокуроров (гласный надзор) и фискалов (тайный надзор), генерал-прокурор выступал как «око царево и стряпчий о делах государственных». Новое положение о Сенате 1722 г. зафиксировало его статус как высшего государственного учреждения империи. Сенат в руках Петра стал послушным орудием монарха по управлению страной. Но в его ведении оказалось слишком много повседневной, черновой работы. В связи с этим назрела необходимость коренным образом перестроить всю систему центральных государственных органов.

Взамен сложного и неповоротливого аппарата приказов (свыше 50) и канцелярий с их нечеткими функциями и параллелизмом в работе был разработан проект создания центральных ведомств с четким разграничением сфер управления. Реформа 1718–1720 гг. упразднила приказы и канцелярии и ввела коллегии, созданные на основе изучения иностранного опыта организации государственного управления. В отличие от приказов в новых органах решения принимались коллективно. Всего было создано 11 коллегий со строгим разделением функций. Например, Посольский приказ заменила Коллегия иностранных (чужестранных) дел во главе с канцлером и вице-канцлером (графом Г. И. Головкиным и бароном П. П. Шафировым). Были образованы коллегии: Военная (фельдмаршал князь А. Д. Меншиков, генерал А. Вейде), Адмиралтейская (генерал-адмирал граф Ф. М. Апраксин, вице-адмирал К. Крюйс), Камер-коллегия (с 1721 г.; князь Д. М. Голицын), Юстиц-коллегия (тайный советник граф А. А. Матвеев), Ревизион-коллегия (кригс-комиссар князь Я. Ф. Долгорукий), с 1722 г. — Ревизион-контора Сената, Коммерц-коллегия (граф П. А. Толстой), Штатс-контор-коллегия (граф И. А. Мусин-Пушкин), Берг-мануфактур-коллегия (генерал-фельдцехмейстер Я. В. Брюс).

Важнейшими, «государственными» являлись коллегии, ведавшие иностранными, военными (армией и флотом отдельно) и судебными делами. Другая группа коллегий занималась финансами: доходами — Камер-коллегия, расходами — Штатс-контор-коллегия, контролем за сбором и расходованием казенных средств — Ревизион-коллегия. Торговлей и промышленностью руководили соответственно Коммерц-коллегия и Берг-мануфактур-коллегия, разделенная на два ведомства в 1722 г.

В 1721 г. была создана Вотчинная коллегия, заведовавшая дворянским землевладением и находившаяся в Москве. Другой сословной коллегией явился созданный в 1720 г. Главный магистрат, управлявший городским сословием — ремесленниками и купечеством. (С 1699 г. этим занималась Бурмистерская палата в Москве, преобразованная в 1700 г. в Ратушу.) Главный магистрат стоял во главе городовых магистратов, которые сменили земские избы. Задачей новых учреждений являлось исполнение административнополицейских и судебных функций в городах, «защита купцов и ремесленников от обид и притеснений», развитие городских ремесел и торговли. Президентом этой особой коллегии был назначен купец Исаев, а обер-президентом — князь Ю. Ю. Трубецкой.

Коллегии не охватывали всех отраслей управления. По-прежнему дворцовое, ямское, строительное, медицинское дело и некоторые другие находились в ведении специальных приказов, палат и контор. Политическим сыском на протяжении всей Петровской эпохи занимался Преображенский приказ, которым руководил князь Ф. Ю. Ромодановский. Поначалу каждая коллегия руководствовалась своим регламентом, но в 1720 г. был издан обширный (из 56 глав) «Генеральный регламент», определивший их единообразное организационное устройство и порядок деятельности. Согласно этому документу присутствие каждой из коллегий состояло из президента, вице-президента, четырех-пяти советников и четырех асессоров, а также детально регламентированного штата чиновников. Последующее развитие принципа чиновной, бюрократической выслуги нашло отражение в петровской «Табели о рангах» 1722 г. Новый закон разделил службу на гражданскую и военную. В нем было определено 14 классов, или рангов, чиновников. Всякий получивший чин 8-го класса становился потомственным дворянином. Чины с 14-го по 9-й тоже давали дворянство, но только личное. Новая система предельной бюрократизации государства качественно изменила служилое сословие, включив в состав дворянства выходцев из других социальных групп. Все они, дворяне старой и новой формации, получали земли и крестьян. В Петровскую эпоху сотни тысяч крестьян из числа государственных и дворцовых перешли в частное владение. Привлечению дворян к службе способствовал и принятый 23 марта 1714 г. указ о единонаследии, приравнявший поместья к вотчинам.

Наряду с укреплением центрального аппарата управления еще раньше началась реформа местных учреждений. Вместо воеводской администрации в 1708–1715 гг. была введена губернская система управления. Первоначально страна была разделена на восемь губерний: Московскую, Ингерманландскую (позднее — Петербургскую), Смоленскую, Киевскую, Азовскую, Казанскую, Архангелогородскую и Сибирскую. Затем были образованы Воронежская, Рижская, Нижегородская и Астраханская губернии. Во главе Петербургской я Азовской губерний стояли генерал-губернаторы Ментиков и Ф. Апраксин. Остальными управляли губернаторы, в руках которых яахвдилась вся полнота административно-полицейской и судебной власти. В помощь губернатору были приданы чиновники, руководившие отдельными отраслями: судебными (ландрихтер), военными (обер-комендант), денежными и провиантскими сборами (обер-комиссар и обер-провиантмейстер). Во главе уездов вместо воевод стояли коменданты. В 1713 г. при губернаторе устроили коллегию из 8-12 ландратов, избираемых дворянами, но уже на следующий год ландраты превратились в назначаемых чиновников, которые управляли новыми административно-территориальными единицами уездов — долями.

В 1719 г. Петр вновь возвратился к проблеме местной администрации. По новому указу страна была разделена на 50 провинций во главе с воеводами. Губернии сохранились, но в руках губернаторов оставались только военные и судебные дела. В территориальном же отношении губернатор управлял только провинцией губернского города. Провинции соответственно делились на дистрикты во главе с земскими комиссарами. Помимо указанных и без того в сложную и запутанную систему местных учреждений влились судебные органы. В 1719 г. были введены нижние (провинциальные и городовые) и верхние (надворные) суды. Во главе надворных судов стояли губернаторы. Однако уже к 1722 г. нижние суды были упразднены, а надворные просуществовали лишь до 1727 г. Попытка отделения суда от администрации, таким образом, провалилась.

Церковь и ликвидация патриаршества. Крупнейшим феодалом в России оставалась церковь, которая к концу XVII в. все еще сохраняла некоторую политическую самостоятельность, несовместимую с развивающимся абсолютизмом. Когда в 1700 г. умер патриарх Андриан, Петр I решил не назначать нового патриарха. Временно во главе духовенства был поставлен рязанский митрополит Стефан Яворский, получивший наименование «местоблюститель патриаршего престола», при этом не облёченный патриаршими полномочиями. Хотя формально «местоблюститель» по-прежнему должен был созывать на советы епископов — «освященные соборы», но эти совещания носили чисто формальный характер. Патриарший разряд был упразднен, а его функции переданы восстановленному в 1701 г. Монастырскому приказу во главе с боярином ИЛ. Мусиным-Пушкиным и дьяком Б. Зотовым. Этому приказу были подчинены патриаршие Казенный и Дворцовый приказы. Доходы, полученные от хозяйственной деятельности монастырей и других церковных учреждений, шли в основном на государственные нужды. Так, с 1701 г. по 1711 г. казна получила с монастырских вотчин свыше 1 млн. рублей. Одновременно государство ограничивало количество монахов, запрещало их переход из одного монастыря в другой, регламентировало штаты монастырей. На церковь было возложено устройство и содержание начальных школ и богаделен для увечных и больных, а также отставных солдат.

Наконец, 25 января 1721 г. Петр утвердил «Духовный регламент», разработанный его сторонником псковским епископом Феофаном Прокоповичем. Согласно новому закону была проведена коренная церковная реформа, ликвидировавшая автономию церкви и полностью подчинившая ее государству. Патриаршество в России было упразднено, а для управления церковью учреждена специальная Духовная коллегия, преобразованная вскоре (14 февраля) для придания большего авторитета в Святейший правительствующий Синод. В его ведении находились чисто церковные дела: толкование церковных догм, распоряжения о молитвах и церковной службе, цензура духовных книг, борьба с ересями, заведование учебными заведениями и смещение церковных должностных лиц и т. д. Синод имея также функции духовного суда. Присутствие Синода состояло из 12 высших церковных иерархов, назначаемых царем, которому они приносили присягу. 11 мая 1722 г. для надзора за деятельностью Синода Петр назначил из числа близких ему офицеров обер-прокурора (И. В. Болдина), которому подчинялась синодальная канцелярия и церковные фискалы — «инквизиторы». Все имущество и финансы церкви, закрепленные за ней земли и крестьяне находились в ведении Монастырского приказа, подчиненного Синоду, а с 1724 г. преобразованного в синодальную камер-контору. Таким образом, Петр I полностью подчинил церковь своей власти.

Создание регулярной армии и флота. Многие петровские реформы были направлены на коренную реорганизацию вооруженных сил страны: создание регулярной армии и постройку мощного отечественного флота. «Потешные» полки 1687 г. были не чем иным, как ядром новой армии. Они стали своеобразной школой боевой подготовки для новых формирований. Реорганизация армии началась уже в 1698 г., когда стали распускаться стрелецкие и создаваться регулярные полки. В основу комплектования их был положен опыт наборов солдат и драгун, сложившийся во второй половине XVII в. Была оформлена рекрутская система, в соответствии с которой солдатский состав полевой армии и гарнизонных войск стал набираться из крестьян и других податных сословий, а офицерский корпус — из дворян. Указ от 19 ноября 1699 г. предусматривал формирование 30 пехотных солдатских полков из «даточных» и «охочих» людей. А указ 1705 г. завершил складывание «рекрутчины». В итоге с 1699 г. по 1725 г. было проведено 53 набора в армию и на флот (23 основных и 30 дополнительных). Они дали более 284 тыс. человек, призванных на пожизненную воинскую службу. И если в 1699 г. было фактически создано помимо двух гвардейских 27 пехотных и 2 драгунских полка, то к 1708 г. петровская армия была доведена до 52 пехотных (в том числе 5 гренадерских и 33 кавалерийских) полков. После победы под Полтавой штаты армии несколько уменьшились: почти 100-тысячная русская армия состояла из 42 пехотных и 35 драгунских полков. Однако новая табель 1720 г. определила в составе армии 51 пехотный и 33 конных полка, что к концу правления Петра составляло 130-тысячную армию из трех родов войск — пехоты, кавалерии и артиллерии. Кроме того, около 70 тыс. находилось в гарнизонных войсках, 6 тыс. — в ландмилиции (ополчении) и свыше 105 тыс. — в казачьих и иных иррегулярных частях.

Для обучения солдат и офицеров помимо «Устава воинского» (1698) были подготовлены многочисленные наставления: «Упреждение к бою», «Для военной битвы правила», «Воинские статьи» и др. Наконец, в 1716 г. был издан «Устав воинский», обобщивший 15-летний опыт непрерывной вооруженной борьбы. Для обучения офицеров еще в 1698–1699 гг. была основана бомбардирская школа при Преображенском полку, а в начале нового столетия создавались математическая, навигацкая (морская), артиллерийские, инженерные, иностранных языков и даже хирургическая школы. В 20-х годах для подготовки унтер-офицеров действовало 50 гарнизонных школ. Широко практиковалась стажировка молодых дворян за границей для обучения воинскому делу. Одновременно правительство отказывалось от найма иностранных военных специалистов.

Наряду с созданием регулярной армии проходило строительство военно-морского флота. Флот строился и на юге, и на севере страны. Основные усилия были сосредоточены на создании Балтийского флота. В 1708 г. был спущен первый 28-пушечный фрегат на Балтике, а через 20 лет российский флот на Балтийском море был самым мощным: 32 линейных корабля (от 50- и до 96-пушечных), 16 фрегатов, 8 шняф, 85 галер и другие мелкие суда. Набор во флот осуществлялся также из рекрутов (впервые в 1705 г.). Для обучения морскому делу составлялись инструкции: «Артикул корабельный», «Инструкция и артикулы военные Российскому флоту», «Устав морской» и, наконец, «Регламент адмиралтейский» (1722). В 1715 г. в Петербурге была открыта Морская академия, готовившая морских офицеров. В 1716 г. было положено начало подготовке офицерских кадров через гардемаринскую роту.

Стрелецкое восстание 1698 г. Петровские преобразования производились за счет колоссального напряжения сил практически всех сословий Российского государства и сопровождались нарастанием крепостнического гнета. Это вызывало протест эксплуатируемых слоев общества. Правление Петра Великого сопровождалось многочисленными выступлениями народных масс. Нередко эти «бунты» направлялись той частью боярства, духовенства, купечества, служилых людей, чьи интересы входили в противоречие с реформами царя-преобразователя. В первые годы царствования Петра консервативные силы группировались вокруг царевны Софьи и Милославских и в своих целях использовали недовольство стрельцов. В условиях перехода к регулярной армии стрельцы как категория служилых людей стали не нужны абсолютизму. Лишаемые былых прав и средств существования, они все зло видели в Петре и его преобразованиях и поэтому не раз восставали. Наиболее опасным оказался мятеж 1698 г., вспыхнувший в отсутствие Петра. 4 стрелецких полка двинулись с польской границы на Москву, но были встречены около Нового Иерусалима двумя гвардейскими и Бутырским полками под начальством боярина А. Шеина и генерала П. Гордона. Не выдержав натиска верных Петру войск, стрельцы были вынуждены сдаться. После проведенного «розыска» на восставших были обрушены казни и экзекуции: 136 стрельцов были повешены, 140 биты кнутом, а остальные отправлены в ссылку. Срочно вернувшиеся из-за границы Петр потребовал пересмотра стрелецкого «розыска». По его приказу более тысячи стрельцов было возвращено из ссылки и подверглось публичной казни. Царевна Софья, поддерживавшая восставших, была пострижена в монахини. Стрелецкое войско было фактически ликвидировано.

«Дело царевича Алексея». После устранения Софьи оппозиционные силы сосредоточились вокруг царевича Алексея, сына насильно постриженной в монахини первой жены Петра Евдокии Лопухиной. Боясь отца, Алексей бежал из России в Австрию в 1716 г. Австрийский император Карл некоторое время скрывал царевича, сначала в Тироле, а затем в Неаполе. Но стараниями петровского дипломата графа П. А. Толстого беглец был возвращен на Родину. В 1718 г. началось следствие. Под пытками в Петропавловской крепости Алексей признался в заговоре и выдал всех сообщников, которые вскоре были казнены. 24 июня 1718 г. специальный суд, составленный из высших сановников — «министров Тайной канцелярии», приговорил царевича Алексея к смертной казни, но тот при неясных обстоятельствах умер в каземате. Дело царевича Алексея послужило причиной издания в качестве законодательного акта «Правды воли монаршей», в которой обосновывалось право монарха назначать преемника престола по своему усмотрению. В 1722 г. Петр подписал указ о престолонаследии, но назначить себе наследника по своему усмотрению не успел.

Астраханское восстание. Крупным выступлением посадского населения стало Астраханское восстание 1705–1706 гг., вызванное усилением налогового гнета и насильственным введением иноземных обычаев. В ночь на 30 июля 1705 г. восставшие посадские, солдаты и работные люди ворвались в Астраханский кремль и расправились с воеводой Т. Ржевским, в городе было казнено 300 «начальных» людей и дворян. Их имущество повстанцы разделили между собой. Восставшие создали систему выборных органов (старшину) во главе с ярославским купцом Я. Носовым. Отряды повстанцев вскоре направились в соседние города Прикаспия, тысячный отряд астраханцев двинулся для захвата Царицына. Однако правительство привлекло к борьбе с восстанием донскую казачью старшину и калмыцкого тайшу (князя) Аюку. Эти меры позволили локализовать очаг возмущения. Вскоре для подавления Астраханского восстания был отправлен отряд правительственных войск во главе с фельдмаршалом Б. П. Шереметевым, который с боем взял город в марте 1706 г. Несколько сот астраханских повстанцев было отправлено в Москву. В течение двух лет в Преображенском приказе производились пытки, многие из участников восстания умерли во время следствия. Оставшиеся в живых были казнены в 1707 г.

Восстание под руководством К. Булавина. В 1707–1708 гг. началось мощное народное движение, охватившее Дон, Слободскую Украину и Поволжье. Причиной для выступления стала отправка карательной экспедиции во главе с князем Ю. В. Долгоруким, в кратчайшее время вернувшим из верховых городков Дона свыше 3 000 беглых крепостных. Жестокость, с которой проводился сыск, возмутила казацкое население. Во главе восставших встал бывший атаман бахмутских казаков из Трехизбяной станицы К. Булавин. В сентябре 1707 г. восставшие наголову разбили отряд Долгорукого и стали собирать войско из беглых, рассылая всюду «прелестные письма» с призывами идти против бояр и прибыльщиков. Царское правительство потребовало, чтобы атаман Войска Донского Л. Максимов с низовыми казаками (зажиточными слоями) усмирил «казачью голытьбу». После поражения под Шульгиным городком булавинцы были вынуждены бежать в Запорожскую Сечь.

Весной 1708 г., вернувшись на Дон, Булавин продолжил борьбу. Центром ее стал Пристанский городок на Хопре. В это же время восстание охватывало прилегавшие к Дону южные уезды России (Козловский, Тамбовский, Воронежский и другие). На состоявшемся совете повстанцев 22–23 марта было решено идти походом на Черкасск, а затем к Азову. В конце апреля 7-тысячный отряд Булавина подошел к столице Дона; при поддержке рядового казачества, выдавшего ему старшину, К. Булавин 1 мая захватил город и казнил казачью верхушку. На общевойсковом кругу 9 мая он был избран атаманом Войска Донского. Отряды соратников Булавина И. Павлова, И. Некрасова и других овладели рядом городов ла юге России, захватили Камышин и Царицын, осадили Саратов, активно действовали на Северном Донце, а сам Булавин осадил Азов, но вскоре был вынужден отступить. В это время на Дон было двинуто 32-тысячное правительственное войско под началом князя В. В. Долгорукого. Известие об этом усилило уже имевшиеся разногласия среди казачества. В результате заговора К. Булавин был убит 7 июля 1708 г. Но народное восстание не затихало. Отряды атаманов-булавинцев Н. Голого, С. Беспалого, Г. Старченко и других продолжали вооруженную борьбу в Поволжье и на Украине, удерживались в верховьях Дона. Народное движение охватило в этот период около 60 уездов, и лишь в конце 1708 г. властям удалось подавить основные его очаги.

В первом десятилетии XVIII в. среди населения Поволжья и Приуралья — башкир, марийцев, татар, чувашей — восстания, вызванные неслыханным произволом петровской администрации и местных феодалов, а также насильственным введением православия, были непрерывными (например, вооруженная борьба, развернутая башкирским народом с 1705 по 1711 г.). Нередки были в петровскую эпоху и возмущения работных людей на мануфактурах и иных заводских промыслах (например, на уральских металлургических заводах).

Внешняя политика. Северная война. Основным направлением внешней политики России в эпоху Петра Великого стала борьба за выход к Балтийскому морю, а ее содержанием явилась длительная, зянямпая почти все годы петровского правления Северная война со Швецией (1700–1721). В результате дипломатических усилий Петру удалось привлечь к предстоящей войне с северным соседом в качестве союзников Речь Посполитую, а также Саксонию и Данию (Северный союз был оформлен в 1699 г.).

Для развертывания военных действий против Швеции требовалось добиться мира с Турцией, дабы избежать войны на два фронта. С этой целью в Константинополь на русском 46-пушечном фрегате было направлено посольство дьяка Е. И. Украинцева, который 13 июля 1700 г. заключил перемирие с султаном на 30 лет, причем отстоял для России устье Дона с крепостью Азов и добился отмены выплаты унизительной дани крымскому хану.

Лишь только сообщение о перемирии с Турцией достигло Москвы (8 августа 1700 г.) Петр объявил войну Швеции. К этому времени шведский король Карл XII разгромил Данию и двинулся в Прибалтику. В октябре русские войска начали осаду шведской крепости Нарва. Неожиданным ударом 12-тысячный отряд под командованием Карпа XII 19 ноября 1700 г. нанес им сокрушительное поражение, в значительной мере благодаря предательству иностранных офицеров во главе с герцогом Ш. де Кроа и слабой выучке большинства русских полков. Сам же Петр находился в это время в Новгороде. Разгром под Нарвой послужил резкому ухудшению международного положения России. Карл XII, считая ее окончательно разбитой, перенес все силы на борьбу с Польшей. Однако Петр не терял времени и энергично реорганизовывал русскую армию. Уже в 1701–1702 гг. конница Б. П. Шереметева дважды побеждал шведов под командованием Шлиппенбаха в Прибалтике, а русская флотилия вынудила шведские корабли уйти в Финский залив. В результате осады в октябре 1702 г. пала шведская крепость Нотебург (бывший русский город Орешек), переименованная Петром в Шлиссельбург («Ключ-город»), а весной 1703 г. была взята крепость Ниенптанц у устья Невы. Здесь 16 мая 1703 г. была заложена Петропавловская крепость — основание города Санкт-Петербурга, а затем база флота — крепость Кронптлот (Кронштадт).

В 1704 г. русские взяли Нарву и Дерпт (Юрьев), оттеснили шведов к Ревелю (Таллинну) и Риге. В результате этих побед Россия прочно закрепилась в Восточной Прибалтике, получила доступ к морю и предложила Швеции мир, но получила отказ. В 1704 г. под давлением шведов на польский престол был избран их ставленник С. Лещинский. Это вынудило Петра направить свои силы на помощь Августу II (с ним был подписан новый русско-польский договор в Нарве 19 августа 1704 г.). В Польше и Литве действовала русская 60-тысячная армия под командой Меншикова. Но, несмотря на это, войска Августа II в 1706 г. потерпели поражение, и он подписал в Альтранштадте позорный сепаратный мир со Швецией 24 сентября, отказавшись притом от польской короны и от союза с Россией.

Летом 1708 г., разгромив Польшу, Карл XII двинулся в поход на Россию. Разбив русские войска в июле 1708 г. при Головчине, он овладел переправой через Днепр. Поначалу Карл XII предполагал идти на Москву через Смоленск, подождав присоединения к своим войскам отряда Левенгаупта, шедшего из Прибалтики с продовольствием и боеприпасами. Но из-за измены украинского гетмана Мазепы главные шведские силы во главе с королем повернули к югу. Однако расчеты шведских завоевателей на пополнение запасов на Украине не оправдались. Петр I направил отряд во главе с Меншиковым для занятия гетманской ставки в Батурине, которая была разгромлена. В результате к Карлу присоединился лишь 2-тыс. отряд Мазепы без боеприпасов и продовольствия. Роковым для шведских войск стал разгром 28 сентября 1708 г. у деревни Лесной 16-тысячного корпуса Левенгаупта, осуществленный 12-тысячным летучим отрядом под командованием Петра I. Шведы потеряли в этом бою более 9 тысяч убитыми и ранеными, но главное — русскими был захвачен огромный обоз. Разгром под Лесной оставил Карла без резервов, боеприпасов и значительно ослабил его силы. Вскоре после Лесной пгаяды потерпели еще одно поражение: 13-тысячный корпус генерала Любекера попытался захватить Петербург со стороны Финляндии. Адмирал Апраксин, руководивший обороной города, успешно разгромил нападавших, которые потеряли до трети своего личного состава.

Зимой 1708–1709 гг. войско Карла XII на Украине оказалось в тяжелом положении: голод, болезни, героическое сопротивление городков и крепостей наносили шведам немалый урон. В апреле 1709 г. Карл XII подошел к крепости Полтава и начал ее осаду, продолжавшуюся в течение трех месяцев. На протяжении этого времени русские войска затягивали кольцо стратегического окружения. Петр решил дать шведам генеральное сражение. 27 июня 1709 г. состоялась знаменитая Полтавская «баталия». Шведские войска были наголову разбиты в ходе боя русскими воинами. Главную роль при Полтаве сыграло подавляющее превосходство петровской артиллерии (102 русских орудия против 39 шведских) и использование Петром резерва сил для нанесения решающего удара по фронту и флангам противника, что привело шведов к паническому бегству.

Шведы потеряли более 8 тыс. убитыми и 3 тыс. пленными, русские — около 1,5 тыс. человек убитыми. А через три дня (30 июня) брошенная Карлом XII отступающая 16-тысячная армия шведов под командованием Левенгаупта сдалась преследовавшему ее 9-тысячному корпусу Меншикова у Переволочны на Днепре. Сам же шведский король и гетман Мазепа бежали в Турцию.

Полтавская «виктория» изменила ход всей войны. Дания и Саксония возобновили союз с Россией, к ним присоединились Пруссия и Ганновер. Так как Карл XII отверг мирные предложения России о ее правах на земли около Финского залива, Петр повел активные боевые действия в Польше (Меншиков) и в Прибалтике (Шереметев). В 1710 г. русскими войсками была взята штурмом крепость Эльбинг, капитулировали после осады шведские гарнизоны Риги, Выборга, Пернова, Ревеля и других крепостей. Таким образом, Прибалтика была очищена от шведов.

Но подстрекаемый Карлом XII и дипломатами ведущих европейских государств турецкий султан 10 ноября 1710 г. объявил России войну, потребовав возвращения Азова и ликвидации русского флота. После неудачных попыток прийти к компромиссу дипломатическими путями Петру в конце февраля 1711 г. пришлось принять вызов Турции.

В конце июня 1711 г. русская армия под командованием Петра вступила в Молдавию и, переправившись через Днестр, подошла к Пруту. Обещанная помощь от молдавского господаря Д. Кантемира была незначительна, а валашский правитель К. Брынковяну, изменив России, выдал план войны султану. В результате 9 июля 1711 г. 38-тысячная русская армия была окружена у реки Прут 135-тысячной турецкой армией и 50-тысячным войском крымского хана. Турецкие янычары бросились в атаку на русских, но встретили отпор и отступили, потеряв до 8 тыс. убитыми. Русские потеряли вдвое меньше, однако их положение было угрожающим. Петр пошел на мирные переговоры с турецким везиром Мехмед-пашой. В соответствии с подписанным 12 июля 1711 г. Прутским мирным трактатом Россия возвращала Турции Азов, срывала крепости Таганрог и Каменный Затон на Днепре, выводила войска из Польши. Но — армия и артиллерия были спасены, мир на южных границах восстановлен.

В 1712 г. русские войска вместе с датскими и саксонскими армиями вели успешные боевые действия в Померании (Польша). Однако решительных изменений в войне со Швецией не происходило. Тоща Петр решил действовать в Финляндии. Весной 1713 г. с помощью галерного флота русские заняли Гельсингфорс (Хельсинки), а летом шведы оставили г. Або. Но на Балтике еще находился флот Швеции. 27 июля 1714 г. русский флот под командой Ф. М. Апраксина разгромил большую шведскую эскадру у мыса Гангут (п-ов Ханко). Эта победа позволила России перенести боевые действия на территорию Швеции; вскоре русскими были захвачены Аландские острова, высажен десант на шведское побережье.

Победами русского оружия решили воспользоваться Англия, Ганновер, Голландия и Дания, заключившие союз с Петром против Швеции. В действительности же Англия и Голландия не желали полного поражения Швеции и усиления России на Балтике. Это привело к распаду коалиции и заключению 4 августа 1717 г. русско-французского союза: Париж обещал посредничество в переговорах России со Швецией, истощенной до предела длительной войной. В мае 1718 г. открылся Аландский конгресс, начались переговоры по подписанию русско-шведского мира. Но внезапная гибель Карла XII в случайной стычке в Норвегии сорвала его подписание. Новая шведская королева Ульрика-Элеонора и ее советники надеялись на союз с Англией и затягивали войну. Английская эскадра появилась у русских берегов на Балтике. В ответ в 1719 г. русские войска высадили свой десант в Швеции и, нанеся ряд удачных ударов, вернулись обратно, а петровский флот одержал победу у о. Саарема. В июле 1720 г. гребной флот под командой М. М. Голицына одержал крупную победу у острова Гренгам, захватив 4 шведских фрегата. Весной 1721 г. последовали высадки русских десантов около Стокгольма, имевшие целью оказать давление на шведское правительство. Этому также способствовала и международная обстановка: укрепление позиций России в Польше и заключение 5 ноября 1720 г. русско-турецкого «вечного мира». Наконец, после длительных переговоров 30 августа 1721 г. в финском городе Ништадте был подписан русско-шведский мирный договор. Северная война завершилась. Россия получала Ингерманлацдшо, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию с городами Рига, Дерпт, Нарва, Выборг, Корела, острова на Балтике Даго и Эзель. Россия стала великой европейской державой.

22 октября 1721 г. на торжественном заседании Сената канцлер Г. И. Головкин поднес Петру титул императора. Тем самым Россия официально провозглашалась империей, а ее правитель — главой могучего, огромного государства, вступившего в сообщество мировых держав.

Не меньшее значение для России имело и другое — восточное направление внешней политики. В 1714 г. экспедиция Бухгольца к югу от Иртыша основала Омск, Семипалатинск, Усть-Каменогорск и другие крепости. В 1716–1717 гт. Петром был направлен в Среднюю Азию через Каспий 6-тысячный отряд князя А. Бековича-Черкасского с целью склонить хивинского хана к подданству и разведать путь в Индию. Однако и сам князь, и его отряд, расположившийся в городах Хивы, были уничтожены по приказу хана.

Летом 1722 г. Петр I лично возглавил персидский поход русского войска в связи с обращением к нему за помощью сына персидского шаха Тохмас-мирзы. 18 июля 22-тысячный русский отряд во главе с императором отплыл из Астрахани по Каспию. Вдоль берегов двигались 9 тыс. кавалерии и 50 тыс. казаков и татар. Вскоре без боя был взят Дербент, и Петр вернулся в Астрахань. Командование войсками было поручено генералу М. А. Матюшкину, который в декабре занял Решт, а в июле 1723 г. был высажен десант и взят Баку. Помощь России обещали картлийский царь Вахтанг VI и армянский католикос. Но усиление русского влияния в Прикаспии вызвало недовольство Турции, подогреваемое Англией. В итоге 12 сентября 1723 г. в Петербурге был заключен мир с Персией, по которому в состав Российской империи включались западное и южное побережье Каспия с городами Дербент и Баку и провинциями Гилянь, Мазендеран и Астрабад; Россия и Персия заключали оборонительный союз против Порты.

По Стамбульскому договору от 12 июня 1724 г. Турция признала все приобретения России в Прикаспии и отказывалась от притязаний на Персию. Таким образом, безопасность юго-восточных границ России была укреплена, а международный ее престиж еще более возрос.

Культура в эпоху Петра Великого. Развитие торговли и промышленности, создание регулярной армии и флота, формирование совершенно новых структур чиновничье-бюрократического аппарата абсолютизма и другие реформы в стране требовали коренной перестройки всей системы образования, подготовки большого числа квалифицированных специалистов. Уже в 1699 г. в Москве была основана Пушкарская школа, а в 1701 г. в здании Сухаревой башни открылась «школа математицких и навигацких наук», ставшая предшественницей созданной в 1715 г. в Петербурге Морской академии. В петровское время были открыты Медицинская школа (1707), а также инженерные, кораблестроительные, штурманские, горные и ремесленные школы. В провинции начальное образование осуществлялось в трех типах школ: 46 епархиальных, готовящих священнослужителей; 42 цифирных — для подготовки местных мелких чиновников; в гарнизонных школах — для обучения солдатских детей. Помимо этого в 1703–1715 гг. в Москве работала особая общеобразовательная школа — «гимназия» пастора Э. Глюка, в которой обучали в основном иностранным языкам.

Светское образование потребовало новых учебников. В 1703 г. вышла в свет «Арифметика, сиречь Наука числительная…» Л. Ф. Магницкого, которая вводила арабские цифры вместо буквенных, а затем Магницкий и английский математик А. Фарварсон выпустили «Таблицы логарифмов и синусов». В создание новых учебников и учебных пособий большой вклад внесли Ф. П. Поликарпов, Г. Г. Скорняков-Писарев, Ф. Прокопович и другие.

Одновременно с реформой в сфере образования в первой четверти XVIII в. бурное развитие получило издательское дело. В 1708 г. Петр I ввел вместо церковнославянского новый гражданский шрифт. Для печатания светской учебной, научной и специальной литературы, а также законодательных актов были созданы новые типографии в Москве, Петербурге и других городах, выпустившие в свет в годы правления Петра свыше 600 названий книг и других изданий, немалое число которых были переводные.

Развитие книгопечатания повлекло за собой начало организованной книготорговли, а в 1714 г. в Петербурге была открыта государственная библиотека, заложившая основу для Библиотеки Академии наук. Большие собрания книг принадлежали князю Д. М. Голицыну, графу Б. П. Шереметеву, графу А. А. Матвееву и другим вельможам. С декабря 1702 г. стало выходить первое в России периодическое издание — газета «Ведомости» (тираж от 100 до 2500 экз.).

В основе развития науки и техники в Петровскую эпоху лежали в первую очередь практические потребности государства. Большие успехи были достигнуты в геодезии, гидрографии и картографии, в изучении недр и поиске полезных ископаемых.

Русские моряки-гидрографы много сделали для составления карт Азовского, Каспийского, Балтийского и Белого морей. Значительными географическими достижениями отмечены экспедиции в Сибирь и на Дальний Восток, в Среднюю Азию, предпринятые В. Атласовым, И. Евреиновым и Ф. Лужиным, Д. Г. Мессершмидтом, Ф. Беневениным, И. Унковским и др. Начатая на рубеже XVII–XVIII вв. работа С. Ремезова по картографии «Чертежная книга Сибири» (1699–1701) была продолжена в первой четверти XVIII в. И. К. Кирилловым, приступившим к составлению сводного «Атласа Всероссийской империи», первый том которого вышел в 1732 г.

За три недели до своей кончины, в январе 1725 г., Петр подписал указ об отправке первой Камчатской морской экспедиции под командованием В. И. Беринга и АЛ. Чирикова для выяснения вопроса, где Камчатка «сошлась с Америкой». Эта экспедиция продолжалась с 1725 по 1730 г.

Широкий размах приобрели геологические изыскания. Активно велись поиски железных и медных руд на Урале и в Сибири при содействии местных крестьян. В петровское время было положено начало разведке каменного угля в Подмосковье, Донбассе и Кузбассе, нефтяных месторождений в районе Ухты и в Западной Сибири. В развитие горного дела и металлургии в России значительный вклад внесли Г. В. де Геннин, В. Н. Татищев, Я. В. Брюс.

Большими успехами была отмечена деятельность русских изобретателей. Так, М. И. Сердюков был известен достижениями в строительстве гидротехнических сооружений; Я. Батищев изобрел машину для водяной обточки ружейных стволов; Е. Никонов представил проект создания «потаенных судов» (подводных лодок); И. Беляев разрабатывал оригинальные оптические инструменты. Известным механиком петровского времени был А. К. Нартов — изобретатель токарных и винторезных станков, создатель оптического прицела.

В первой четверти XVIII в. был написан целый ряд ценных исследований по отечественной истории. Крупнейшими из них были: двухтомная «Гистория Свейской войны», создававшаяся при участии самого Петра I (издана князем М. М. Щербатовым в конце XVIII в. под заглавием «Журнал, или Поденная записка императора Петра Великого»); «Ядро российской истории» — написана секретарем русского посольства в Швеции А. И. Манкиевым в 1715 г. (вышла в свет в 1770 г.); «Гистория о царе Петре Алексеевиче», составленная видным дипломатом Петровской эпохи князем Б. И. Куракиным и опубликованная в конце XIX в.

По инициативе Петра I в России было положено начало собиранию научных коллекций. В 1718 г. вышел указ, предписывавший населению предъявлять «как человеческих, так и скотских, звериных и птичьих уродов», а также «старые надписи на каменах, железе или меди или какое старое необыкновенное ружье, посуду и прочее все, что зело старо и необыкновенно». С этого момента началась организация отечественного музееведения. В 1719 г. для всеобщего обозрения была открыта Кунсткамера, собрание «раритетов» которой послужило основой для коллекций будущих музеев: Эрмитажа, Артиллерийского, Военно-морского и др.

Итогом достижений петровского времени в области науки и образования стало создание (по указу от 28 января 1724 г.) в Петербурге Академии наук, открытой уже после смерти Петра I в 1725 г. Академия наук создавалась не только как общенациональный научный центр, но и как база для подготовки научных кадров. При ней был открыт университет и гимназия.

Важнейшие социально-экономические и политические сдвиги в общественной жизни России в Петровскую эпоху нашли яркое отражение в литературе и публицистике. В 1717 г. в Петербурге вышло в свет «Рассуждение…» о причинах войны с Швецией, подготовленное по поручению Петра вице-канцлером П. П. Шафировым и представляющее собой первый в российской истории обстоятельный дипломатический трактат о внешнеполитических приоритетах страны. Экономическая публицистика была представлена работами выдающегося ученого-самородка И. Т. Посошкова (1652–1726), и прежде всего его наиболее известной работой «Книга о скудости и богатстве».

Одним из блестящих ораторов, писателей, церковных и общественных деятелей эпохи Петра был главный сторонник церковной реформы Феофан Прокопович (1681–1736). Им был разработан «Духовный регламент» (1721) и важный политический трактат «Правда воли монаршей» (1722). Другим видным церковным деятелем был митрополит Стефан Яворский (1658–1722) — местоблюститель патриаршего престола в 1700–1721 гг. Его литературная деятельность отмечена крупными религиозными трактатами «Знамение пришествия антихристова» и «Камень веры», направленными против реформаторства и протестантизма.

Ко времени Петра относятся попытки создания публичных театров («комедиальных храмин») в Москве и Петербурге, где ставились пьесы на исторические темы и комедии (например, Ж.-Б. Мольера «Амфитрион» и «Доктор принужденный»). Появляются и первые русские драматические произведения: «Владимир» (трагикомедия Ф. Прокоповича), «Слава Российская» (пьеса Ф. Жуковского) и др.

В области изобразительного искусства в первой четверти XVIII в. активное развитие получает светская живопись, особенно портретная. Выдающимися портретистами того времени были И. Н. Никитин (1690–1742), А. М. Матвеев (1701–1739), а среди мастеров гравюры — И. Адольский. Произведения художников-граверов А. Ф. Зубова, А. И. Ростовцева и П. Пикара донесли до нас архитектурный облик обеих российских столиц.

Новым явлением в русской культуре стало распространение скульптурных композиций, что особенно ярко выразилось в создании дворцово-парковых ансамблей, например, оформление Большого каскада Петергофского дворца (архитектор Ж. Б. Леблон).

В Петровскую эпоху в градостроительстве осуществляется переход к регулярной застройке городов, созданию крупных архитектурных ансамблей, в основном гражданского, а не культового назначения. Наиболее ярким примером этого является строительство Петербурга. Замечательными памятниками архитектуры стали: комплекс зданий и сооружений Петропавловской крепости, Летний дворец Петра I (архитектор Д. Трезини), здание Двенадцати коллегий (архитекторы Д. Трезини и М. Г. Земцов), Адмиралтейство (архитектор И. К. Коробов). В Москве были построены Сухарева и Меншикова башни (архитектор И. П. Зарудный).

В эпоху Петра I коренной ломке подверглись все традиционные представления о бытовом укладе жизни российского общества. Царь в приказном порядке ввел брадобритие, европейскую одежду, обязательное ношение мундиров для военных и гражданских чиновников. Поведение молодых дворян в обществе регламентировалось западноевропейскими нормами, изложенными в переводной книге «Юности честное зерцало».

Патриархальный образ жизни постепенно уступал место «светскости» и рационализму. В 1718 г. Петр. I издал указ о проведении ассамблей с обязательным присутствием женщин. Ассамблеи устраивались не только для забав и увеселений, но и для дедовых встреч. В законе расписывался детальный распорядок проведения ассамблей, организация танцев, игр и т. д. Поощрялось употребление в беседах иностранных слов, преимущественно французских.

Петровские преобразования в сфере культуры, быта и нравов носили ярко выраженный политический характер, вводились зачастую насильственными методами. Во главу угла этих реформ были поставлены интересы государства, которое строилось по жесткому плану монаршей воли. Чисто внешние атрибуты Петровской эпохи, проявившиеся в декретивном введении европейских обычаев и нравов, в отрыве от вековых традиций русской культуры должны были подчеркивать принципиальное отличие созданной за четверть века Российской империи — великого государства европейского типа.

Глава 8. Российская империя в XVIII веке 1725-1801

Эпоха дворцовых переворотов и реформы государственного аппарата. — Правление Екатерины II. — Социально-экономическое развитие России в XVIII в. — Общественно-политическая жизнь и социальные движения. — Масонство. — Н. И. Новиков — А. Н. Радищев. — Крестьянская война 1773–1775 гг. — Внешняя политика в XVIII в. — Русско-турецкие войны. — Разделы Польши. — Россия и Великая французская революция. — Русская культура в ХУШ в.

Эпоха дворцовых переворотов. После смерти Петра I борьба за трон стала характерной чертой нескольких десятилетий, которые крупнейший русский историк В. О. Ключевский назвал «эпохой дворцовых переворотов». Спорная ситуация в вопросе о престолонаследии способствовала усилению политического влияния дворянства, на которое опирались монархи, возведенные на престол в результате борьбы придворных группировок.

Петр I не оставил после себя сыновей и не назначил своего преемника. Ближайшее окружение царя-преобразователя, возглавляемое светлейшим князем А. Д. Меншиковым, стремилось передать престол жене Петра I Екатерине Алексеевне. Родовитая аристократия, выразителями интересов которой выступали князь Д. М. Голицын и князья Долгорукие, прочили на царствование сына казненного царевича Алексея — Петра.

28 января 1725 г. при поддержке Преображенского и Семеновского гвардейских полков императрицей была провозглашена Екатерина I (1725–1727), а фактически правителем России стал Меншиков.

Указом 8 февраля 1726 г. был учрежден новый высший орган — Верховный тайный совет «как для внешних, так и для внутренних государственных важных дел», подчинивший себе Сенат, Синод и коллегии. В его состав вошли сторонники Екатерины I (А. Д. Меншиков, П. А. Толстой, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин) и представители старой знати (Д. М. Голицын). Продворянская направленность политики правительства Меншикова проявилась в облегчении службы дворян, разрешении им организовывать мануфактуры для переработки «домашних товаров», а также в подчинении городского самоуправления губернаторам и воеводам.

Созданная Петром I система местных отраслевых органов оказалась неэффективной и потребовала больших финансовых затрат. В 1726–1728 гг. вся полнота власти в губерниях была передана губернатору, а в провинции и уезде — воеводам, что способствовало росту взяточничества и своеволия чиновников.

После смерти Екатерины I в мае 1727 г., согласно ее завещанию, императором был провозглашен двенадцатилетний царевич Петр Алексеевич (внук Петра Великого). А. Д. Меншиков надеялся стать регентом, обручив с Петром II свою дочь. Однако соотношение сил между дворцовыми группировками изменилось, и власть перешла в руки представителей аристократических фамилий — Долгоруких и Голицыных. В сентябре 1727 г. А. Д. Ментиков был арестован и со всей семьей сослан в Сибирь, где в 1729 г. скончался.

Родовая знать пыталась вернуть дореформенные порядки. Императорский двор переехал в Москву, туда же были переведены некоторые коллегии. Было остановлено строительство военно-морского флота, нарушена система комплектования регулярной армии.

Внезапная смерть Петра II в январе 1730 Г. вновь поставила вопрос о наследнике престола: с Петром II прекратилась династия Романовых по мужской линии. «Верховники» остановили свой выбор на дочери старшего брата Петра I Анне Ивановне. Вдова герцога Курляндского, она жила в Митаве и не имела в России сторонников, на которых могла бы опереться. По инициативе Д. М. Голицына Верховный тайный совет принял решение избрать Анну Ивановну на определенных условиях («кондициях»), которые ограничивали бы самодержавную власть императрицы. Она должна была править вместе с Верховным тайным советом, без его согласия не объявлять войны, не заключать мира, не расходовать государственных сумм, не выходить замуж и не назначать своего преемника. Кроме того, она не должна была привозить с собой в Россию своего фаворита графа Э. И. Бирона. В случае нарушения «кондиций» Анна Ивановна лишалась российской короны.

Подписав в Митаве кондиции, Анна Ивановна 15 февраля прибыла в Москву для коронации. Здесь недовольные замыслами «верховников» дворяне во главе с В. Н. Татищевым, А. Д. Кантемиром, ф. Прокоповичем поднесли ей челобитные с просьбой расширить участие дворянства в управлении государством, а также принять титул самодержицы.

Убедившись в поддержке дворян и гвардии, Анна 25 февраля 1730 г. отказалась от данных «верховникам» обещаний и «разодрала кондиции». 4 марта 1730 г. Верховный тайный совет был упразднен, Долгорукие сосланы и впоследствии (в 1737 г.) казнены, а Д. М. Голицын умер в заточении в казематах Шлиссельбурга.

Царствование Анны Ивановны (1730–1740) началось под лозунгом возврата к петровским порядкам. Сенат вновь получил наименование «Правительствующего». Но 12 октября 1731 г. появился указ об учреждении Кабинета министров «для лучшего и порядочнейшего отправления всех государственных дел», в который вошли граф Г. И. Головкин, граф А. И. Остерман и князь А. М. Черкасский. Кабинет министров постепенно стал верховным органом управления, а с 1735 г. подписи трех кабинет-министров могли заменить подпись императрицы. После смерти канцлера Головкина (1734) в Кабинет последовательно входили П. И. Ягужинский, А. П. Волынский, А. П. Бестужев-Рюмин.

Вместе с Анной Ивановной в Россию прибыли немецкие прибалтийские дворяне, в которых императрица видела свою надежную опору. Фактическим правителем государства стал фаворит Анны Ивановны граф Бирон. Иноземцы стали играть решающую роль в управлении страной: они руководили армией (фельдмаршал Б. Х. Миних), Коллегией иностранных дел (граф А. И. Остерман), Коммерц-коллегией (барон КЛ. Мешден), металлургической промышленностью (А. Шемберг), Академией наук (И. Д. Шумахер).

Передача высших государственных должностей немцам вызвала недовольство российского дворянства, хотя во время правления Анны Ивановны был изменен в пользу дворян закон 1714 г. о единонаследии, до 25 лет сокращен срок дворянской службы и т. д.

В 1738 г. А. П. Волынский, выдвинувшийся еще при Петре I и занявший при Анне Ивановне пост кабинет-министра, предпринял попытку добиться устранения иностранцев с высших постов в государстве. Им было составлено «Генеральное рассуждение о поправлении внутренних государственных дел», основной идеей которого было усиление политической роли русского дворянства и ликвидация «бироновщины». По требованию Бирона А. П. Волынский и его сторонники были арестованы. В 1740 г. сам кабинет-министр и двое его ближайших сподвижников были казнены, а остальные сосланы в Сибирь.

«Делом Волынского» занималась созданная в 1731 г. Канцелярия тайных розыскных дел под началом А. И. Ушакова, через которую проходили все доносы о «слове и деле государевом». Широко применяя пытки и казни, Канцелярия тайных розыскных дел осуществляла расправу над всеми недовольными, независимо от их социального положения.

Незадолго до смерти Анна Ивановна назначила своим наследником внука своей старшей сестры младенца Ивана Антоновича. 17 октября 1740 г. трехмесячный ребенок был провозглашен императором Иваном VI (1740–1741). Регентом при нем по завещанию Арны Ивановны становился Э. И. Бирон (с 1737 г. — герцог Курляндский), что вызвало недовольство не только в дворянских кругах, но и у родителей императора Анны Леопольдовны и герцога Антона-Ульриха Брауншвейгского, а также Б. Х. Миниха и А. И. Остермана. В начале ноября произошел переворот, и фельдмаршал Миних, опираясь на гвардию, сверг Бирона. Регентшей стала Анна Леопольдовна, а правительство возглавили сначала Миних, а затем Остерман. Засилье иноземцев при дворе сохранилось.

В столице среди русских дворян и гвардейцев возник заговор в пользу дочери Петра I цесаревны Елизаветы. Участие в заговоре принимал французский посол маркиз де ля Шетарди, надеявшийся на изменение внешнеполитического курса России после воцарения Елизаветы. В ночь на 25 ноября 1741 г. гренадерская рота Преображенского полка произвела переворот, арестовав императора и его родителей. Позже брауншвейгское семейство было сослано, а Иван Антонович, как самый опасный претендент на престол, заключен в Шлиссельбургскую крепость, где в 1764 г. погиб при попытке поручика Мировича освободить его. Елизавета Петровна стала самодержавной императрицей.

Царствование Елизаветы Петровны (1741–1761) ознаменовалось возвратом к петровским порядкам. Сенат опять стал высшим государственным органом, Кабинет министров был упразднен. Расширились права и привилегии российского дворянства. На высших постах в государстве вновь оказались русские сановники, такие, как канцлер А. П. Бестужев-Рюмин, выдвинулись новые фамилии — Шуваловы, Воронцовы.

В связи с вступлением России в Семилетнюю войну в 1756 г. была учреждена Конференция при высочайшем дворе. Созданная исключительно для решения сложных международных проблем и организации ведения вооруженной борьбы, Конференция постепенно сосредоточила в своих руках руководство внутренним управлением государства, получив право посылать свои распоряжения Сенату. Во второй четверти XVIII в. происходит дальнейшее усиление светской власти, церковное управление смыкается с государственным аппаратом, постепенно теряя экономическую и политическую самостоятельность.

Изменения в системе государственных учреждений в 30-50-е годы XVIII в. были направлены на укрепление самодержавной власти. При этом в отличие от петровского времени главную роль в принятии решений играла придворно-бюрократическая олигархия. Империатрицы Анна и Елизавета предпочитали заниматься устройством различных празднеств и развлечений.

Елизавета назначила своим наследником сына старшей дочери Петра I Карла-Петра-Ульриха, герцога голштинского. В православии он принял имя Петра Федоровича и взошел на престол 25 декабря 1761 г. под именем Петра III (1761–1762). Высшим органом руководства политикой страны стал Императорский совет. Новый император был совершенно не готов к управлению государством. Единственным крупным политическим мероприятием, осуществленным Петром III, стало издание по инициативе его дворянского окружения «Манифеста о даровании вольности и свободы всему российскому дворянству». Появившийся 18 февраля 1762 г. «Манифест» уничтожил обязательность службы, как гражданской, так и военной, для дворян.

Петр III, преклонявшийся перед прусским королем Фридрихом II, вел политику, противоречившую государственным интересам России. Недовольство его правлением росло, и одновременно росла популярность его жены, немецкой принцессы Софии-Авгусгы-Фредерики Ангальт-Цербстской, принявшей в православии имя Екатерины Алексеевны. В отличие от своего мужа она проявила уважение к русским традициям и обычаям, к православию и духовенству, к русскому дворянству и гвардии. Уже с 1756 г. у нее был готов план захвата власти, если будет необходимость — и вооруженным путем. Это было связано с упорными слухами о желании Елизавета Петровны выслать в Голштинию Петра и его жену и передать престол их сыну Павлу, родившемуся в 1754 г.

Заговор созрел в среде близких к Екатерине гвардейских офицеров, в числе которых был ее тогдашний фаворит Григорий Орлов, его братья и друзья. В ночь на 28 июня 1762 г. Екатерина была провозглашена императрицей в Измайловском, Семеновском и Преображенском полках. Утром ей принесли присягу Сенат, Синод и армия. Петр III попытался найти убежище в Кронштадте, но потерпел неудачу. 29 июня он подписал отречение и под охраной был отправлен в охотничий дворец на мызе Ропша, в 20 км от Ораниенбаума. Здесь 6 июля 1762 г. бывший император был убит участниками заговора во время подстроенной пьяной драки.

Екатерина II (1762–1796) стремилась всемерно упрочить свою власть, устранив при этом влияние высшей чиновной аристократии и ее орудия — гвардии. Одной из первых стала реформа Сената, целью которой было ограничение его функций в управлении государством. В декабре 1763 г. был издан указ, разделивший Сенат на 6 департаментов, два из которых были переведены в Москву. Дробление функций Сената привело к усилению самодержавного правления Екатерины II.

Созданный ею в период первой русско-турецкой войны в 1768 г. Совет при высочайшем дворе «для соображения всех дел, относящихся к ведению войны», впоследствии (особенно в 1775–1785 гг.) превратился в постоянно действующий высший консультативный и распорядительный орган при императрице. Здесь решались вопросы не только военной, но и внутренней политики, при этом Совет не подменял своими решениями «монаршью волю». Совет просуществовал до 1800 г., однако при Павле I его функции значительно сузились.

Правление Екатерины II оставило заметный след в истории России. Ее политика «просвещенного абсолютизма» была характерна для многих европейских государств той эпохи и предполагала правление «мудреца на троне», покровителя искусств, благодетеля всей нации. Стремление соответствовать этому образу не помешало Екатерине усилить крепостной гнет и распространить его на новые земли. Хорошо образованная, знакомая с сочинениями Плутарха, Цицерона, Корнеля, Расина, Вольтера, Монтескье, Екатерина II не только читала работы французских просветителей, но и состояла с ними в переписке, особенно с Вольтером и Дидро. Вольтер называл ее не иначе, как «северная звезда», и в письме к одному русскому корреспонденту писал: «Я боготворю только три предмета: свободу, терпимость и вашу императрицу». Особенно благосклонно Екатерина II относилась к Дидро. Она не только помогала ему, когда он был посажен в тюрьму во Франции, но и купила за 50 тыс. франков его библиотеку, возвратив ее Дидро в пожизненное пользование. Однако о разговоре с просветителем Екатерина писала: «Я долго с ним беседовала, но более из любопытства, чем с пользой. Если бы я ему поверила, то пришлось бы преобразовать всю мою империю, уничтожить законодательство, правительство, политику, финансы и заменить их несбыточными мечтами».

Ярким проявлением политики «просвещенного абсолютизма» явилась работа Комиссии по составлению нового Уложения взамен устаревшего Уложения 1649 г. царя Алексея Михайловича. В ее работе участвовали дворяне, горожане, казачество, государственные крестьяне. Крепостные крестьяне, составлявшие более половины населения страны, к обсуждению проектов допущены не были. Ведущую роль играло дворянство, поэтому в первую очередь был обсужден и выработан «Проект о правах благородных», закреплявший все сословные права и привилегии. Депутаты должны были представлять наказы, «дабы лучше узнать было можно нужды и чувствительные недостатки нашего народа». В «Наказе» самой императрицы почти три четверти текста занимали цитаты из сочинений просветителей, которые использовались для обоснования крепостного строя и сильной самодержавной власти.

Заседания Уложенной комиссии открылись 31 июля 1767 г. в Грановитой палате Московского Кремля. Рассмотрение наказов и проектов выявило противоречия между высшей аристократией, служилыми дворянами, купечеством и крестьянством. В мае 1768 г. некоторые депутаты подняли вопрос о крепостных и высказались за регламентацию повинностей и ограничение власти помещика над крестьянами. В декабре 1768 г. Екатерина, сославшись на необходимость участия дворянских депутатов в начавшейся войне с Турцией, распустила Комиссию на неопределенный срок. Хотя Комиссия и не выполнила своей формальной задачи, ее материалы в значительной степени определили внутреннюю политику екатерининского правления. Выяснив позиции различных сословий, Екатерина сделала ставку на дворянство.

Результаты работы Уложенной комиссии и крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева поставили вопрос о необходимости укрепления государственного аппарата на местах. 7 ноября 1785 г. были утверждены «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи». Главными принципами реформы стали децентрализация управления и повышение роли местного дворянства. Количество губерний увеличивалось с 23 до 50. Столичные губернии и крупные регионы (две или более губерний) возглавляли наместники (генерал-губернаторы) с неограниченными полномочиями, подотчетные только императрице. Администрацией и полицией в губернии управляли губернатор и губернское правление. Под началом губернатора действовал впервые создаваемый Приказ общественного призрения, ведавший школами, медицинскими, благотворительными и некоторыми другими учреждениями. Полицейские функции в уезде осуществлял избираемый дворянами нижний земский суд во главе с земским исправником, а в уездном городе — городничий. В губернии и уезде появилась целая система судов, формально отделенных от администрации, но на деле зависимых от нее. Дворяне избирали около 1/3 губернских и 1/2 уездных чиновников и занимали остальные должности по назначению. Реформа создала более совершенную систему местного управления, укрепила союз самодержавия и дворянства.

Привилегии дворянства были расширены в «Грамоте на права, вольности и преимущества благородного дворянства», подписанной 21 апреля 1785 г. Дворяне могли лишиться прав и имущества только по приговору дворянского суда, утвержденному императрицей, освобождались от телесных наказаний, от обязательной службы. Дворяне получили право созывать губернское и уездное дворянские собрания, на которых выбирали губернского и уездного дворянских предводителей и должностных лиц.

В один день с Жалованной грамотой дворянству была подписана «Грамота на права и выгоды городам Российской империи». Городское население делилось на 6 разрядов с различными правами. Горожане в соответствии с имущественным цензом выбирали городского голову и общую городскую думу, избиравшую шестигласную думу, по одному представителю от каждого разряда. Этот исполнительный орган занимался вопросами городского хозяйства под контролем местной администрации. Создавалось также отдельное цеховое самоуправление и купеческие общества. Жалованные грамоты дворянству и городам закрепили сословное деление и определили социально-политические приоритеты самодержавия.

6 ноября 1796 г. Екатерина II внезапно скончалась. Императором стал Павел I (1796–1801). Павел родился в 1754 г., и правившая тоща Елизавета Петровна видела в нем будущего наследника. Однако Екатерина II пыталась отстранить Павла от престола и удалить его из столицы: для этого он был отправлен в свадебное путешествие по странам Европы; затем она подарила ему Гатчину, где Павел проводил все время, лишь изредка наведываясь в Петербург. В 1794 г. она пыталась лишить его права на престол и передать наследование своему внуку Александру. Недолгое правление нового императора было периодом напряженных исканий монарха как во внутренней, так и во внешней политике. Пытаясь навести порядок в финансовой и административной сферах, Павел I вникал в самые мелочи, посылал циркуляры местному начальству, вводил суровые наказания за взятки, воровство. Йа деле это дало лишь ужесточение полицейского надзора, расширение казарменных порядков. Павел I приказал освободить всех политических заключенных, арестованных при Екатерине II: вышли на свободу Н. И. Новиков, А. Н. Радищев, Т. Костюшко и многие жертвы Тайной канцелярии, но в то же время можно было угодить за решетку, нарушив регламент повседневной жизни. По свидетельству современников, и «на балу можно было ежеминутно потерять свое служебное положение и даже свободу».

Важное место в законодательстве Павла I заняла новая система престолонаследия. В апреле 1797 г. он «Актом о порядке престолонаследия» и «Учреждением об императорской фамилии» восстановил принцип наследования престола только по мужской линии. Женщины могли получить это право лишь в случае пресечения всех мужских линий династии.

Неожиданный поворот политика Павла I приняла в отношении дворянского сословия, его «золотой век» и екатерининские вольности кончились. Дворянство ставилось под жесткий контроль администрации, отменялись губернские дворянские собрания, за уголовные преступления разрешено было подвергать дворян телесным наказаниям. Он потребовал возвращения дворян из долгосрочных отпусков в полки, а те, кто не подчинился этому приказу, были уволены из армии.

Законодательство Павла I по крестьянскому вопросу было также половинчатым, однако это были первые за многие десятилетия официальные документы, провозглашавшие некоторое послабление крестьянину. Отменялась продажа дворовых людей и безземельных крестьян, была рекомендована трехдневная барщина, разрешались крестьянские просьбы и жалобы, отвергавшиеся в царствование Екатерины II. Однако эти акты не устранили массовую раздачу крестьян придворным.

Социально-экономическое развитие России в XVIII в. По степени развития социально-экономических отношений Россия отставала от западноевропейских стран. На фоне кризиса феодальных порядков и складывания буржуазных отношений царское правительство предпринимало усилия для закрепления крепостнического строя.

В XVIII в. существенно увеличилась территория России в южном и юго-западном направлениях (были присоединены Правобережная Украина, Северное Причерноморье, Приазовье, Крым). Наблюдался рост населения: если в середине XVIII в. оно составляло 18 млн. человек, то к концу века — 36 млн. человек, большая часть жила в сельской местности, около половины жителей страны составляли частновладельческие крепостные крестьяне. Население делилось по сословному принципу. Каждый класс, социальная группа имели только ей присущие права, привилегии, обязанности и повинности.

Господствующим сословием оставалось дворянство, составлявшее около 1 % населения. Крупными привилегиями пользовалось духовенство; однако в процессе секуляризации оно лишилось права владения землей и крестьянами. Но одновременно с этим был осуществлен ряд мероприятий, усиливающий замкнутость сословия, препятствующий доступу в него лиц из других сословий. Духовенство освобождалось от подушной подати, рекрутской повинности, телесных наказаний. Полупривилегированными сословиями были казаки, купечество, горожане. Они также освобождались от подушной подати и рекрутской повинности, но казаки несли обязательную военную службу на особых условиях. 90 % населения составляли крестьяне, делившиеся на несколько категорий: государственные крестьяне — их насчитывалось около 5 млн. душ. К ним относились также народы Севера, Поволжья и Сибири, так называемые ясашные крестьяне (ясак — подать). В 1764 г., после проведения секуляризации церковных и монастырских земель, почти 2 млн. крестьян перешли в категорию «экономических», а позднее — «государственных».

Большую часть составляли помещичьи крестьяне — крепостные. Это была наиболее бесправная категория населения. Существовали также дворцовые крестьяне, являвшиеся собственностью царского двора.

Ведущей отраслью экономики России являлось сельское хозяйство, которое сохраняло экстенсивный характер за счет освоения новых земель. Результатом этого было значительное увеличение производства хлеба, черноземная зона превратилась в главную житницу страны. Сеяли главным образом рожь, ячмень, овес, посевы пшеницы преобладали над другими злаками лишь в некоторых местах на юге. Показателем увеличения производства зерна может служить объем экспорта: если в 50-х годах он составлял менее 2 тыс. рублей, то в 80-е годы — уже 2,5 млн. рублей. Появились и новые культуры — табак и картофель. Но этот процесс не сопровождался изменениями в орудиях сельскохозяйственного труда. Только к концу столетия в отдельных помещичьих хозяйствах соха была вытеснена плугом (лишь некоторые представители передового дворянства шли по пути рационализации производства, применяли новые технические устройства, вводили многопольный севооборот). Господствующей системой земледелия оставалось трехполье.

Во второй половине XVIII в. окончательно сложились два больших региона с использованием различных форм эксплуатации. На плодородных землях черноземной полосы — барщина, а в районах с неплодородной почвой — денежный оброк, показатель разложения системы внеэкономичесокго принуждения. Об этом же свидетельствует и появление промыслов, особенно в нечерноземной полосе. Кожевенные промыслы получили распространение в Тверской губернии, металлообработка — в Нижегородской, ткачество — во Владимирской, Костромской губерниях. Ремесленное производство постепенно перерастало в мануфактурное.

Во второй половине XVIII в. происходил дальнейший рост мануфактур. Если в первой четверти столетия насчитывалось около 200 подобных предприятий, в середине века их число выросло до 600, то к концу века — более 3000. Менялись организационные формы и виды мануфактур, все большее число действующих государственных предприятий передавалось в руки купцов и дворянской знати, занимающихся промышленным предпринимательством.

Вотчинная мануфактура получила развитие в винокурении, полотняной и суконной промышленности. Там работали крепостные крестьяне, и для них это было своеобразной барщиной. К концу столетия удельный вес крепостных крестьян среди работников мануфактур сократился. В промышленности Урала преобладала мануфактура, использовавшая труд приписных крестьян.

Во второй четверти XVIII в. возросло число купеческих предприятий, в основном в легкой промышленности (шелкоткацкие, суконные и др.). За небольшим исключением эта отрасль была основана на наемном труде. Поставщиком рабочих явилось разоряющееся крестьянство. Создателями крестьянских мануфактур были владельцы небольших мастерских-«светелок», где трудились рабочие. Как правило, они были оброчными крепостными и лишь с течением времени с огромным трудом откупались на волю, вступали в купеческие гильдии и даже получали дворянские звания.

В 60-80-х годах число вольнонаемных рабочих выросло почти в 2 раза, постепенно формировался рынок рабочей силы. В 1762 г. было запрещено покупать крепостных крестьян для заводов. В том же году правительство прекратило приписку крестьян к предприятиям. Мануфактуры, основанные после 1762 г. дворянами, работали исключительно на вольнонаемном труде.

Вторая половина XVIII в. — это время дальнейшего развития и формирования всероссийского рынка. Оно проявилось прежде всего в увеличении числа ярмарок (к концу века — до 1600), изменении их характера от центра транзитной торговли до экономического центра региона. Крупнейшими ярмарками стали Макарьевская ярмарка на Волге. Коренная — под Курском, Ирбитская — в Сибири, Нежинская — на Украине и др. Развитию всероссийского товарного рынка способствовал Указ 1754 г. об отмене внутренних таможенных пошлин. Через порты Прибалтики и Причерноморья Россия вела активную внешнюю торговлю с Западом, экспортируя металл, пеньку, льняные ткани, парусное полотно, лес, кожи. С конца XVIII в. начали вывозить хлеб. На Восток экспортировались в основном товары русских мануфактур. Из-за границы ввозили сахар, шелк, красильные вещества, кофе, чай, изделия из драгоценных металлов, предметы роскоши. При этом русский экспорт значительно превосходил импортные поставки.

С развитием рынка большое значение приобретают пути сообщения. Главенствующую роль по-прежнему играли реки (Волга, Кама, Ока, Северная и Западная Двина). Но потребовалось и создание целой сети каналов (Ладожский, Вышневолоцкий), а также оборудование новых портов и пристаней.

Появление различных типов мануфактур, формирование всероссийского товарного рынка, частичное использование вольнонаемного труда и увеличение роли товарно-денежных отношений — все это свидетельствовало о кризисе системы подневольного труда, внеэкономических методов хозяйственного развития, складывании новых социально-производственных отношений и конкурирующей многоукладной экономической модели.

Общественно-политическая мысль и социальные движения. В период правления Екатерины II развернулась общественная деятельность русского просветителя Н. И. Новикова. В 1768–1775 гг. он издавал сатирические журналы «Трутень», «Живописец», «Пустомеля». В них Новиков показывал невежество, чванство дворян-крепостников, причем от критики личностей и отдельных пороков он перешел к обличению всей системы крепостных порядков. Одной из сторон деятельности Новикова было книгоиздательство, в частности публикация словарей, справочников по русской литературе, издание детских, женских, экономических журналов. При его участии в Москве были открыты 20 книжных лавок. С именем Новикова было связано и распространение масонских взглядов в России.

Существовала определенная традиция, которая приписывала введение масонства в Россия Петру I: ведь именно Петр являлся инициатором всех нововведений в стране. Считалось, что Петр I был принят в масонство самим Кристофером Вренаном, основателем английского масонства. Наиболее достоверные сведения о возникновении первой ложи относятся к 1713 г., когда гроссмейстер лондонской Великой ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филиппса провинциальным гроссмейстером России. Ложа была открыта в Москве, но сохранялась в большой тайне. Сильное влияние, особенно в правление Анны Ивановны и Бирона, шло от немцев. Масонство продолжало распространяться и при Петре III, и при Екатерине II. Сама императрица не увлекалась новым течением, так как в нем было много мистики, однако на первом этапе своего царствования не мешала своим подданным интересоваться модным учением.

Масонство включало в себя и рационалистическое, умственное течение (так называемая английская система), и реакционномистическое розенкрейцерство (система ордена Золоторозового креста). Масонские ложи, и в первую очередь розенкрейцерство, рассматривали и решали все проблемы на религиозной, а чаще на мистической основе. Внимание масонов привлекали поиски и разгадка «тайн о божестве, природе, человеке», осуществляемые путем мистики и магии, алхимии и астрономии. Проповедуя нравственное самосовершенствование, гуманность, филантропию, масонство не допускало наличия каких-либо политических союзов и обществ, замыкалось в небольшом тесном кругу, в «тайне». Вольнодумству и безбожию масонство противопоставляло безоговорочное повиновение государям и господам. Масонство крайне враждебно относилось к крестьянским волнениям, восстаниям, буржуазным революциям. Однако нравственная философия масонства с ее идеей самосовершенствования личности через просвещение и «деятельное человеколюбие», общественную благотворительность привлекла в ряды масонов часть передовой дворянской интеллигенции, деятелей русской культуры и общественной мысли.

В 1775 г. масоном становится Новиков, вместе с директором придворного театра писателем И. П. Елагиным он создает в Москве тайную малочисленную ложу «Гармония», которую берет под свое покровительство немецкий масонский орден. Просветительская деятельность Новикова, его обличительные журналы, слухи, что в его типографии печатаются книги, имеющие опасное направление, разразившаяся крестьянская война, сведения, что Павел, которого Екатерина II не хотела видеть на российском престоле, вступил в масонскую ложу, и причастность к этому Новикова подтолкнули императрицу к решительным действиям. Журналы и типография были закрыты, конфисковано 18 тыс. книг просветительского и мистического характера. Новиков был заключен в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет, остальные руководители масонских лож вынуждены были прекратить свою деятельность на неопределенное время.

Крупнейшей фигурой русской общественной мысли является Александр Николаевич Радищев (1749–1802). Выходец из состоятельной помещичьей семьи, он получил домашнее образование, а затем продолжил учебу в Лейпцигском университете, где познакомился с произведениями Вольтера, Гельвеция, Руссо. Особое влияние на него оказало творчество Мабли, представителя наиболее революционного крыла французского Просвещения.

Возвратясь в Москву, он служил в Сенате, Камер-коллегии, таможне. Его взгляды формировались в обстановке восстания Пугачева. Занимая пост военного прокурора, Радищев в годы восстания познакомился с делами беглых рекрутов, где как в зеркале отразились порядки крепостной России. Положение крестьян, идеи просветителей, события 1789 г. во Франции подвели Радищева к мысли о необходимости крестьянской революции в России. Впервые это прозвучало в оде «Вольность».

Самым значительным произведением Радищева явилось «Путешествие из Петербурга в Москву», появившееся в мае 1790 г. Автор впервые нарисовал реальную картину жизни крепостных. Размышляя об освобождении крестьян сверху, волей «просвещенного монарха», он разуверился в возможности мирного их освобождения. Он выдвинул идею уничтожения рабства и наделения крестьян землей в результате народного восстания.

Идеальным общественным устройством Радищев считал республику с равными правами всех граждан, доступностью образования. «Бунтовщик хуже Пугачева» — так оценила Радищева Екатерина II. По ее приказу за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» автор был арестован и приговорен к смертной казни, замененной десятилетней ссылкой в Илимский острог в Сибири. Освобожденный Павлом I, он был отправлен в деревню, но его книга более 100 лет находилась под цензурным запретом и распространялась только в рукописных списках. Видя тщетность своих попыток что-либо изменить в России и не желая заплатить за возвращение из ссылки отказом от своих убеждений, 11 сентября 1802 г. он покончил с собой. Его последними словами были: «Потомство за меня отомстит».

Крестьянская война в России в 1773–1775 гг. Крепостнические указы Екатерины II, рост барщины и оброка привели к тому, что в конце 60-х годов крестьянские выступления охватили Левобережную Украину. Воронежскую и Белгородскую губернии, 9 центральных уездов. В этот же период напряженная обстановка создалась на р. Яике, где была ограничена автономия местного казачества, отменена выборность войсковых атаманов. Казаки все чаще стали привлекаться на военную службу. В январе 1772 г. произошел конфликт казаков с работой следственной комиссии, разбиравшей их жалобы.

17 сентября 1773 г. отряд из 80 казаков двинулся на Яицкий городок. Во главе отряда шел Е. И. Пугачев. С 17 лет он принимал участие в войнах с Пруссией и Турцией, получил младший офицерский чин хорунжего за храбрость в боях. Пугачев не раз выступал в роли челобитчика от крестьян и рядовых казаков, за что и был арестован властями. В 1773 г. Пугачев бежал из казанской тюрьмы и направился на Яик — центр местного казачьего войска, где и назвался императором Петром III.

События развивались стремительно: 17 сентября появился первый манифест «Петра III», в котором Пугачев жаловал казаков землями, сенокосами, беспошлинной рыбной ловлей, деньгами.

5 октября 1773 г. он начал осаду Оренбурга — крупнейшей русской крепости на юго-востоке. Восстание быстро охватило большую территорию от Прикаспия до Нижнего Новгорода, от Дона до Зауралья. Крестьянская армия была организована по образцу казачьего войска, в ней поддерживалась сравнительно высокая дисциплина.

Зимой 1773/74 г. правительственная армия потерпела несколько поражений. Войско повстанцев насчитывает 10 тыс. человек. 22 марта 1774 г. Пугачев проиграл сражение под Татищевой крепостью, что несколько успокоило правительство, но в июле 1774 г. крестьянский вождь разгромил Казань, в августе — перешел на правый берег Волги через главные закрепощенные области. 31 июля 1774 г. Пугачев объявил указ, ставший «жалованной грамотой» восставшему крестьянину. Он давал ему вольность и свободу, земли, лесные угодья, освобождал от рекрутских наборов, подушных и денежных податей.

21 августа началась осада Царицына, но взять город приступом пугачевцам не удалось.

24 августа Пугачев был разбит правительственными войсками и с небольшими силами ушел за Волгу, пытаясь собрать новое пополнение восставших. Однако на половине пути его арестовывает группа казаков, хотевших ценой предательства спасти свои жизни. Пугачева отправляют в Москву под сильным конвоем. 10 января 1775 г. состоялась казнь. Восстание было жестоко подавлено, пролито много крови.

Трудно дать однозначную оценку такому явлению, как крестьянская война, с точки зрения ее значения для последующего развития страны. История знает много выступлений угнетенного большинства, для которых характерна и неорганизованность, и отсутствие четкого плана действий, и вера в доброго правителя.

Однако крестьянскую войну Пугачева нельзя назвать бессмысленной. С одной стороны, правительство обрушило репрессии на участников и даже потребовало переименовать р. Яик в Урал, чтобы не осталось памяти об этом событии, но с другой — помещики все-таки поумерили свой пыл, сократив размер оброка и барщину, а на уральских заводах была почти вдвое поднята заработная плата. При всей обреченности крестьянских выступлений они вносили свою лепту в установление более приемлемых экономических отношений.

Внешняя политика в XVIII в. Сложная, нестабильная ситуация внутри страны отразилась и на внешней политике государства. Основными ее направлениями в XVIII в. оставались борьба со Швецией, укрепление позиций в Центральной Европе и войны с Турцией за выход к Черному и Средиземному морям. Попытки России активно проводить свою внешнюю политику натолкнулись на противодействие таких крупных европейских государств, как Франция, Англия, Австрия.

Враждебность Англии отчетливо проявилась еще во время Северной войны; Франция постоянно поощряла и подталкивала агрессивную политику Турции; Австрия, выступая в роли союзника, часто нарушала свои обязательства, стремилась не допустить усиления России. В начале 30-х годов Англия и Франция пытались создать из Польши, Швеции, Турции «восточный барьер», с тем чтобы ослабить активность России в Центральной Европе, особенно в период войны за «Польское наследство». Они подталкивали Турцию и Россию к войне, предлогом для которой послужили разбойничьи набеги на Украину крымских татар, вассалов Османской империи. Русский план войны против Турции (1735–1739) предусматривал наступление по двум стратегическим направлениям: донскому и днепровскому и захват турецких крепостей Азов, Очаков, Кинбурн. В кампании 1736 г. русские перешли Перекоп, заняли столицу ханства Бахчисарай, но командовавший русскими войсками Миних боялся оказаться запертым на полуострове возвращавшимися из иранских провинций татарами и поспешно отступил из Крыма. За время похода армия только от болезней потеряла около половины своего состава. В кампании 1737 г. армия Миниха взяла Очаков, затем Кинбурн. Русский флот вел оборонительные действия на Днепровском лимане, выход из которого блокировала турецкая эскадра.

В 1739 г. турки были разбиты в сражении под Ставучанами, а в августе 1739 г. в Белграде подписали мирный договор, по которому Россия получила Азов без права укреплять его, но вынуждена была вернуть Очаков и Кинбурн. Война с Турцией не решила проблемы выхода к Черному морю.

Тем временем в Европе назревал вооруженный конфликт, связанный с борьбой за австрийское наследство. Франция пыталась склонить Россию на свою сторону или ввязать ее в войну со Швецией, чтобы отвлечь от европейских проблем. Швеция со своей стороны стремилась вернуть утраченные в Северной войне владения, а потому в 1741 г. первой начала военные действия. Русская армия под командованием фельдмаршала П. П. Ласси выиграла первое же сражение у Выборга, а затем окружила шведов у Гельсингфорса. Мирный договор в Або (7(18) августа 1743 г.) подтвердил приобретения России в Прибалтике.

Из внешнеполитических событий середины века наибольшее значение имела Семилетняя война (1756–1763), в которой участвовали две коалиции европейских держав. В одну входили Пруссия и Англия, в другую — Франция, Австрия, Швеция, Саксония, на их стороне выступила Россия. Пруссия стремилась захватить Польшу и часть Прибалтики, что положило бы конец русскому влиянию в этом регионе. В августе 1757 г. фельдмаршал С. Ф. Апраксин нанес поражение прусским войскам у деревни Гросс-Егерсдорф, но отступил из-за слухов о близкой кончине Елизаветы Петровны и вступлении на престол Петра III, известного своими прусскими симпатиями. 1758–1759 годы принесли успех русской армии: сначала был взят Кенигсберг, а в битве у деревни Кунерсдорф армия Фридриха II понесла сокрушительное поражение. Русская армия под командованием С. Д. Салтыкова 28 сентября 1760 г. заняла Берлин. Пруссия стояла перед катастрофой, и Фридрих II готов был на любых условиях заключить мир. Но в ночь на 25 декабря 1761 г. Елизавета скончалась, а вступивший на трон Петр III направил к Фридриху II адъютанта с предложением не только заключить мир, но и начать совместные действия против Австрии. Это решение чрезвычайно осложнило всю международную обстановку, усилило враждебность Франции, Англии. Только быстрое свержение Петра III предотвратило катастрофу.

В течение долгого времени Россия опиралась в своей внешней политике на Австрию, которая рассматривалась как потенциальный противник Турции. После вступления на престол Екатерины II была сделана попытка изменить направление внешней политики. Во главе Коллегии иностранных дел был поставлен Никита Иванович Панин (1718–1783), один из крупнейших русских дипломатов и государственных деятелей. Ему принадлежала разработка так называемой «Северной системы», основанной на противопоставлении коалиции Франции, Испании и Австрии союзу стран Северной Европы: России, Пруссии, Англии, Дании, Швеции и Польши. Однако на деле создать такой союз оказалось делом очень сложным, поскольку каждая страна выдвигала свои требования.

Развивающееся русское купечество стремилось к портам Черного моря и к свободному экспорту товаров в порты Европы и Азии. Нигде интересы России не сталкивались так остро с позицией Франции и Англии, как в турецком вопросе. Правительство Екатерины II стремилось отложить военный конфликт с Турцией, поскольку считало более важным решение вопроса в Центральной Европе. Однако турецкий султан расценил это как слабость России и стремился к реваншу, тем более что Франция обещала ему свою поддержку. Поводом к началу русско-турецкой войны 1768–1774 гг. послужил Балтский инцидент (по названию местечка Балту), где турки устроили погром православного населения, которое обратилось за помощью к русским войскам.

Попытки турецкой армии прорваться в глубь России были парализованы войсками под командованием П. А. Румянцева. Кампания 1768–1769 гг. закончилась для турок неудачей, но не принесла особого успеха и русской армии. Перелом наступил лишь в 1770 г., когда военные действия развернулись на Нижнем Дунае. П. А. Румянцев, показав блестящее полководческое искусство, одержал ряд значительных побед при Ларге и Кагуле (летом 1770 г.). В это время русская эскадра под командованием Г. А. Спиридова впервые в истории совершила переход из Балтийского моря вокруг Европы в восточную часть Средиземноморья, при полном отсутствии на пути следования собственных баз и в условиях враждебного отношения Франции. Оказавшись в тылу турецкого флота, она 5 июня 1770 г. в Чесменской бухте разгромила противника, который вдвое превосходил русскую эскадру по численности кораблей и вооружению. В 1771 г. были блокированы Дарданеллы, турецкая торговля в Средиземном море была подорвана.

Состояние русской армии было тяжелым. Не хватало боеприпасов и вооружения. Екатерина II видела враждебное отношение Австрии к конфликту, на севере назревала новая война со Швецией, нужно было срочно заключить мир. Переговоры начались в 1772 г., но условия Турции не устраивали Екатерину II.

В 1773 г. русские войска возобновили военные действия. А. В. Суворов взял крепость Туртукай на южном берегу Дуная и в 1774 г. одержал победу при Козлудже. Россия имела полную возможность дальнейшего развития успеха, но Екатерина торопилась окончить войну и направить армию на подавление крестьянской войны. Поэтому 10 июля 1774 г. у деревушки Кучук-Кайнарджи был подписан мирный договор. Крым объявлялся независимым от Турции, к России отошли Азов, Керчь, Кинбурн. На Черном море устанавливалась свобода мореплавания для русских торговых судов с правом выхода в Средиземное море.

Порта выплачивала России контрибуцию в сумме 450 тыс. рублей. Освободившаяся армия была переброшена царским правительством на подавление восстания Пугачева.

То, что мирный договор является лишь передышкой, понимали и в России, и в Турции. Спорным по-прежнему оставался вопрос Крыма. Несмотря на все протесты Турции, правительство Екатерины II в 1783 г. присоединило его к России. Турция в ультимативной форме потребовала вернуть ей Крым, признать Грузию турецким вассальным владением и предоставить право осмотра русских торговых судов.

Русско-турецкая война 1787–1791 гг. началась с попытки Турции высадить десант на Кинбурнскую косу, но атака была отбита русскими войсками под командованием А. В. Суворова. Первый период завершился взятием Очакова, после чего русская армия развернула наступление на дунайском направлении, результатом которого были две победы, одержанные при Фокшанах и Рымнике. Второй этап ознаменовался взятием неприступной крепости Измаил. Попытки. Потемкина овладеть ею оказались неудачными, взятие крепости было поручено Суворову, который организовал тщательную подготовку, взаимодействие армии и флота. Катастрофа под Измаилом дополнилась и крахом турецкого флота. В 1790 г. во главе Черноморского флота был поставлен один из наибоее выдающихся русских флотоводцев контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков. Он разработал и применил на практике глубоко продуманную систему боевой подготовки личного состава, а также использовал ряд новых тактических приемов.

При численном перевесе сил в пользу турок русский флот одержал три крупные победы: в Керченском морском сражении у острова Тендера (сентябрь 1790 г.) и у мыса Калиакрия (август 1791 г.), в результате чего турецкий флот вынужден был капитулировать. В декабре 1791 г. в Яссах был подписан мирный договор, подтвердивший присоединение Крыма, территории между Бугом и Днестром. Бессарабия была возвращена Турции.

Отношения с Польшей. Участие России в разделах Польши. В октябре 1763 г. умер польский король Август III. Россия приняла активное участие в избрании нового короля, чтобы не допустить вступления Польши в коалицию вместе с Францией, Турцией и Швецией. Положение складывалось в пользу России, так как Англия ожидала заключения выгодного для себя русско-английского торгового договора, Пруссия не склонна была ссориться с Россией после завершения Семилетней войны, Франция находилась в тяжелом экономическом положении. В самой Польше развернулась борьба различных группировок за престол. После долгой борьбы 26 августа 1764 г. на коронационном сейме польским королем при поддержке России был избран С. Понятовский. Активность России вызывала неудовольствие Пруссии и Австрии, стремившихся увеличить свои территории за счет Польши. Это привело к разделу Польши, начало которому было положено оккупацией австрийцами части польской территории.

Прусский король Фридрих II, мечтавший об увеличении своей территории за счет соседних земель, обратился к Екатерине II с предложением о совместном разделе Польши между Пруссией, Австрией и Россией. Поскольку силы России были заняты на юге в войне против Турции, то отказаться от предложения Фридриха II значило передать инициативу в руки Пруссии. Поэтому в августе 1772 г. в Петербурге был подписан первый договор о разделе Польши между тремя государствами. К России отошли восточные провинции Речи Посполитой, к Австрии — Галиция с крупным торговым городом Львовом, к Пруссии — Поморье и часть Великой Польши.

Принятая 3 мая 1791 г. польская конституция укрепила польскую государственность, что противоречило интересам России, Пруссии, Австрии. Тоща же часть польской шляхты и крупных магнатов при поддержке Екатерины II согласовали планы заговора против короля и сейма (Тарговицкая конфедерация). Реальное значение этой конфедерации заключалось в предоставлении России возможности интервенции. В январе 1793 г. был осуществлен второй раздел — центральная часть Белоруссии и Правобережная Украина отошли к России, к Пруссии — польские земли Гданьск, Торунь, Познань. Австрия не получила своей доли по второму разделу. Второй раздел охватил крупнейшие и важнейшие районы Речи Посполитой и практически поставил страну в полную зависимость от России и Пруссии. Патриотические силы общества в марте 1794 г. подняли восстание.

Движение возглавил один из героев войны за независимость в Северной Америке Т. Коспошко. После нескольких побед, одержанных повстанцами, значительная часть русских войск покинула пределы Польши. Т. Костюшко обещал уничтожить крепостную зависимость, уменьшить повинности. Это привлекло в его армию значительную часть крестьянства. Однако четкой программы действий не было, энтузиазма восставших надолго не хватило. Осенью 1794 г. русские войска, предводимые А. В. Суворовым, взяли штурмом предместье Варшавы — Прагу. 4 ноября 1794 г. восстание было окончательно подавлено. Следствием этих событий был третий раздел Польши в октябре 1795 г. К России отошли Западная Белоруссия, Литва, Волынь и герцогство Курляндское. К Пруссии — центральная часть с Варшавой, Австрия захватила южную часть Польши. Речь Посполитая перестала существовать как самостоятельное государство.

Россия и Великая французская революция. Известие о начале революции во Франции произвело сильное впечатление на господствующий класс России, который еще не успел опомниться от крестьянской войны Пугачева. В 1790 г. был подписан договор о вооруженном вмешательстве во Францию трех держав: России, Австрии, Пруссии. На первом этапе интервенция не удалась, так как три государства были заняты своими внешними проблемами. Казнь короля Людовика XVI подтолкнула императрицу на решительные шаги. Россия разорвала дипломатические и торговые отношения с Францией. В 1793 г. Россия, Англия, Пруссия, Австрия заключили договор о помощи войсками и деньгами в борьбе против Франции. При Екатерине II Россия не приняла участия в военных действиях против Франции, поскольку была занята решением польского вопроса.

Балтийский вопрос. Попытки взять реванш в борьбе с Россией за господство на Балтийском море характерны для политики Швеции на протяжении всего XVIII в. после смерти Петра I. Шведский король Густав II попытался решить спорные вопросы относительно Финляндии, начав военные действия. Но позиция Финляндии, где были сильны антишведские настроения, побудила его идти на скорое подписание мира. 3 августа 1790 г. был заключен Версальский мирный договор, восстановивший status quo.

Внешняя политика Павла I. В 1797 г. была сформирована коалиция в составе России, Австрии, Турции, Англии и Неаполитанского королевства против Франции. Поводом для начала войны стал захват Наполеоном о. Мальты, принадлежащего Мальтийскому ордену. Павел I оказал Ордену значительную финансовую помощь и был избран его Верховным магистром. Командование русско-австрийскими войсками было поручено А. В. Суворову. Главные действия развернулись в 1799 г. в Северной Италии. В апреле победа Суворова при р. Адде открыла ему путь на Милан и Турин и вынудила французов отвести свои войска. В августе того же года произошла битва при Нови, которую Суворов назвал «упорнейшей, кровопролитнейшей». По мнению русского командования, задача в Италии была выполнена и следовало перенести военные действия на Рейн и территорию Франции. Но это противоречило планам австрийцев. Суворов вынужден был отправиться в Швейцарию, чтобы соединиться с корпусом генерала Римского-Корсакова и оттуда вторгнуться во Францию. При этом русскими войсками был совершен знаменитый переход через перевал Сен-Готард. Итоги швейцарского похода обострили отношения между союзниками и привели к выходу России из коалиции.

Одновременно с деятельностью Суворова русский флот под командованием Ушакова прошел Черноморские проливы, вошел в Адриатику, овладел Ионическими островами и штурмом взял французскую крепость Корфу. Однако, несмотря на договоренность с Англией о возвращении Ионических островов Мальтийскому ордену, англичане оставили их за собой, что внесло раскол между ними и Павлом I.

После переворота 18 брюмера (9-10 ноября 1799 г.) Наполеон, став консулом, заявил о готовности заключить русско-французский союз. Он привлек русского императора предложением обширных территориальных приобретений в Турции, Румынии, Молдавии и даже совместной экспедицией в Индию.

Павел I подготовил декрет, запрещающий торговлю с Англией, что грозило огромными убытками для страны. Антианглийская политика императора послужила последним толчком для организации заговора придворной аристократией. Во главе заговорщиков стояли генерал-губернатор Петербурга граф П. А. Пален, вице-канцлер граф Н. П. Панин, генерал Л. Л. Беннигсен и П. А. Зубов, бывший фаворит Екатерины II. В ночь на 11 марта 1801 г. произошел переворот и Павел I был убит в своей спальне в Михайловском замке.

Русская культура XVIII в. (1725–1800). Восемнадцатый век занимает важное место в истории русской культуры. Определяющим в ее развитии становится светское направление. Создается система общего и специального образования, открывается университет, возникают периодическая печать и журналистика, изменяются масштабы книгопечатания. В живописи на первый план выдвигается портрет, в архитектуре появляются выдающиеся образцы гражданского зодчества.

Литература XVIII столетия показательна для переходного периода. Доживает свой век русское средневековье и происходит становление новой, ориентированной на западную жанровую систему поэзии, драматургии и прозы. Отсюда многообразие литературных жанров: и сатира, и политическая публицистика, и философская поэзия, романы и богословские трактаты. Основным направлением в литературе становится классицизм в виде од, трагедий, похвальных слов. Наиболее ярко это проявилось в творчестве А. П. Сумарокова, перу которого принадлежат комедии и трагедии, выполняющие воспитательные функции.

Гавриил Романович Державин (1743–1816) был крупнейшим русским поэтом конца XVIII в. Его волновали и красота окружающего мира, и философские проблемы человеческого существования, и общественно-политические проблемы. Все Это он умел выразить ярким слогом, в котором смело сочетал «высокий» и «низкий» стиль, радикально меняя язык русской поэзии.

Денис Иванович Фонвизин (1745–1792) — русский писатель, просветитель, создатель социальной комедии. Служа в дипломатической коллегии под началом Панина, он увидел истинный характер «просвещенного правления» Екатерины II. Одним из первых начал разоблачать миф о «философе на троне», обличать тупость, невежество русского дворянства. В комедиях «Бригадир» и «Недоросль» воспроизвел яркую картину быта помещиков, сделав упор на наиболее неприглядные стороны их жизни.

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) — писатель, историк, автор «Истории Государства Российского», основоположник русского сентиментализма. В своих произведениях «Письма русского путешественника», «Бедная Лиза» Карамзин изображает русских крестьян в чувствительно-сентиментальном духе, в образе идиллических пастушков и пастушек, а помещика — заботливым отцом своих крестьян. Это полностью соответствовало его идее, что крепостное право само по себе не зло, что оно может быть основой благополучия крестьян, если помещик просвещен и гуманен.

Значительного развития достигла в XVIII в. русская наука в лице Щербатова, Ломоносова, Татищева.

Михаил Михайлович Щербатов (1733–1790), выходец из богатой аристократической семьи, принимал участие в работе Уложенной комиссии, отстаивал интересы дворянства и боролся с либерально настроенным меньшинством. Щербатов выступал против ликвидации крепостнических порядков, видя в этом начало анархии в стране и ослабления государственной власти. Его перу принадлежит «История российская от древнейших времен», доведенная до 1613 г. Он ввел в обращение большое количество документальных материалов, однако допустил много фактических неточностей. Кроме этого, им был приготовлен к изданию архивный материал времен Петра I, опубликована открытая Татищевым «Русская правда».

Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1768) был выдающимся ученым XVIII столетия, интересы и занятия которого охватывали различные области наук. Главная заслуга его как организатора науки состояла в основании и открытии Московского университета (1755). Мировое признание получили труды Ломоносова по естественным наукам, учебник по металлургии, открытие закона сохранения материи и движения, учение о молекулярном движении, о природе электричества. Им были созданы многочисленные приборы по метеорологии, перископ, «ночезрительная труба». Один из первых Ломоносов стал читать лекции на русском языке, а в 1755 г. выпустил «Российскую грамматику», заложив основы современного русского языка. Ломоносов внес вклад и в историческую науку, став главой антинорманнского направления.

С именем Василия Николаевича Татищева (1686–1750) связана пятитомная «История Российская». Он ввел в научный оборот законодательные памятники, такие, как Судебник 1550 г., законы о крестьянах разных лет, обработал и свел воедино сведения русских летописей, положив начало критическому подходу к источнику. Татищев считал возможным достижение экономического прогресса в России в рамках существовавшего строя и не ставил вопроса о ликвидации крепостнических отношений.

Характерная черта живописи XVIII в. — освобождение от культовой тематики. Наиболее ярко новые веяния сказались в портрете; появляется изображение человека со всеми присущими данному лицу особенностями и качествами. Русское портретное искусство этого времени имеет мировое значение, особенно выделяются три мастера: Дмитрий Левицкий, Владимир Боровиковский и Федор Рокотов.

Кисти Рокотова принадлежат парадные портреты Екатерины II, Павла I, графа Орлова. Особенно удавались ему женские образы, среди самых совершенных — портреты Струйской и Новосильцевой.

Впервые имя Левицкого получило известность в связи с выставкой в Академии художеств в 1770 г., на которую он представил шесть блестяще написанных портретов. Писал портреты Дидро, Екатерины II, отца просветителя Новикова, создал серию портретов «смолянок» — воспитанниц Смольного института благородных девиц. Изобразив их исполняющими концертные номера, он смог отобразить человека в действии, раскрыв черты его характера.

Боровиковский был учеником Левицкого и смог превзойти в искусстве портрета своего учителя. Портреты Лопухиной, сестер Гагариных относятся к числу лучших лирических произведений. Одним из образцов мужского портрета является портрет князя Е. Б. Куракина. Его привлекали натуры энергичные, люди сильных чувств.

О жизни крепостного художника И. П. Аргунова сохранилось мало сведений. Известно, что он происходил из крепостных живописцев и архитекторов графа Шереметева. Героями его картин были люди из народа. В 1785 г. Аргунов создал одну из лучших своих работ — «Портрет неизвестной крестьянки в русском костюме».

В скульптуре, как и в живописи, начинает преобладать психологический портрет. Среди мастеров надо выделить сына холмогорского крестьянина Ф. И. Шубина (1740–1805). Ему принадлежит галерея скульптурных портретов, в том числе Екатерины II, ее фаворитов полководцев Чернышова и Румянцева, богатых купцов и промышленников; портреты Павла I и Ломоносова особо выделяются своим «внутренним характером». А среди монументальной скульптуры следует отметить «Медного всадника» французского скульптора Э. М. Фальконе.

В первой половине XVIII в. господствующим стилем в архитектуре был барокко. Для него характерно создание огромных ансамблей, отличающихся торжественностью, пышностью украшений, обилием лепнины, скульптур, колонн. Наиболее яркими произведениями барокко являются Зимний дворец, Смольный монастырь и дворцы в Петергофе, построенные итальянским архитектором В. В. Растрелли.

Во второй половине XVIII в. на смену барокко приходит классицизм, представленный такими выдающимися мастерами, как В. И. Баженов, М. Ф. Казаков, И. Е. Старов. Для этого стиля характерно возрождение форм классической архитектуры Греции и Рима, простой и строгий фасад.

Баженову принадлежат: Дом Пашкова в Москве (здание Российской государственной библиотеки), проект Михайловского замка в Петербурге и неосуществленный проект Кремлевского дворца в Кремле. Трагически сложилась и судьба дворца в Царицыно, разрушенного по приказу Екатерины II за близость Баженова к Новикову.

Творений Казакова сохранилось больше: здание Благородного собрания (ныне Колонный зал Дома союзов), Голицынская больница, здание Сената в Кремле, Петровский дворец (ныне Академия имени Н. Е. Жуковского).

Классицизм в Петербурге выражен в творчестве Старова. Им построен Таврический дворец, собор Александро-Невской лавры.

Глава 9. Россия в первой половине XIX века 1801-1856

Эволюция государственно-политической и правовой системы России. — Экономическое развитие и социальные отношения. — Общественное движение в первой половине XIX в. — Внешняя политика в первой половине XIX в. — Отечественная война 1812 г. — Крымская война. — Образование. — Культура и наука.

Эволюция государственно-политической и правовой системы России. 12 марта 1801 г. в результате дворцового переворота на престол вступил Александр I. Первые же манифесты нового императора свидетельствовали о разрыве его с политикой прежнего царствования. Он сразу заявил, что будет править «по законам и сердцу» своей бабки Екатерины II. Вслед за этим появились указы о снятии ограничений на торговлю с Англией, об амнистии и восстановлении в правах лиц, подвергшихся гонениям при Павле. Александр I подтвердил екатерининские Жалованные грамоты дворянству и городам, ликвидировал Тайную экспедицию Сената. Вместо упраздненного павловского Совета при высочайшем дворе Указом от 30 марта 1801 г. «для рассуждения о делах государственных» был учрежден Непременный совет.

Однако вся работа по подготовке задуманных новым императором преобразований сосредоточилась в, Негласном (или Интимном) комитете, в который вошли так называемые молодые друзья Александра I: граф П. А. Строганов, граф В. П. Кочубей, князь А. Чарторыйский и Н. Н. Новосильцев. Это были приверженцы конституционных форм правления. Заседания Негласного комитета проходили с июня 1801 г. до конца 1805 г. В центре его внимания была подготовка программы освобождения крестьян и реформа государственного строя.

После долгих обсуждений в крестьянском вопросе было решено придерживаться принципа постепенности. Александр I утвердил два законодательных акта: закон от 12 декабря 1801 г. разрешал приобретать незаселенные земли купцам, мещанам и государственным крестьянам, а указ от 20 февраля 1803 г. о «свободных хлебопашцах» позволял помещикам по их желанию отпускать крестьян на волю поодиночке или деревнями с наделением землей за выкуп. Однако значительных последствий эти указы не имели.

Важной реформой начала царствования Александра I явилась реорганизация высших и центральных органов управления. 8 сентября 1802 г. был издан манифест об учреждении в России министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции и народного просвещения, Государственного казначейства на правах министерства и Комитета министров. Сенат получил статус высшего судебно-административного органа и мог (до 1803 г.) представлять замечания на высочайшие указы, противоречащие прочим законам.

К осени 1809 г. по поручению Александра I статс-секретарь М. М. Сперанский подготовил проект конституционных преобразований самодержавного строя под названием «Введение к Уложению государственных законов». В основе реформы, предложенной Сперанским, лежал принцип разделения властей. Законодательная власть концентрировалась в Государственной думе, выборном парламентском органе, исполнительная власть — в министерствах, судебная — в Сенате. Государственный совет при императоре связывал структуру государственного управления с самодержавной властью.

Как и предусматривал проект М. М. Сперанского, 1 января 1810 г. состоялось первое заседание Государственного совета. Но в отличие от проекта этот орган фактически получил функции Государственной думы. Вопрос о создании самой Думы так и не был поставлен. Однако даже в формуле «вняв мнению Государственного совета», включавшейся отныне в царские манифесты, многие увидели первый шаг к введению конституции, а затем и к отмене крепостного права.

В 1810–1811 гг. была проведена реорганизация министерств, призванная устранить замеченные недостатки. Министерства получили унифицированную структуру. Их деятельность строилась на принципе единоначалия: во главе стояли министр и его товарищ, директора департаментов подчинялись министру, начальники отделений — директорам, столоначальники — начальникам отделений.

Реформа 1810–1811,гг. утвердила систему ведомственного управления в масштабах всей страны. Губернские учреждения в соответствии с ведомственным принципом подчинялись различным министерствам, что приводило к страшной путанице. Запутанным было и положение дел в Сенате. Уровень компетентности сенаторов был, как правило, очень низким, а взяточничество сенатских чиновников превратилось в неотъемлемый элемент делопроизводства.

Реформы 10-х годов XIX в. не затронули основ самодержавного правления. Отмеченное Сперанским противоречие между государственными институтами России и требованиями времени стало вполне очевидным для Александра I и некоторых высших сановников. Однако большинство чиновников выступало против перемен. Политическая борьба привела к краху замыслов Сперанского, а сам он в марте 1812 г. был отправлен в ссылку по ложному обвинению.

В мае 1815 г. после присоединения к России Царства Польского Александр I ввел там конституцию и дал понять, что рассматривает это событие как первый шаг к введению конституции в России. В апреле 1818 г. Александр I издал конституционный «Устав образования Бессарабской области». Верховный совет области наделялся законодательными и распорядительными полномочиями. Его решения были окончательными и не подлежали утверждению царем. Сейм и конституционное устройство действовали и в Финляндии, присоединенной к России в 1809 г. Таким образом, на части территории Российской империи существовало конституционное правление.

В начале 1819 г. в канцелярии Н. Н. Новосильцева в Варшаве по поручению Александра I негласно началась разработка конституции — «Уставной грамоты Российской империи». Проект содержал положения о представительных органах, разделении властей, равенстве всех граждан перед законом. Границы власти монарха были строго очерчены. Особенностью «Уставной грамоты» был принцип федеративного государственного устройства.

«Уставная грамота» и манифест о ее введении были, по всей видимости, готовы к концу 1820 г., но так и не были обнародованы. Та же судьба постигла и новые проекты крестьянской реформы, которые в 1818–1819 гг. по поручению императора готовили главный начальник военных поселений А. А. Аракчеев и министр финансов Д. А. Гурьев.

Отказ Александра I от проведения реформ объясняется как явным противодействием со стороны правящих кругов и дворянства в целом, так и его собственными опасениями вызвать крестьянский бунт «прикосновением к основам существующего строя». Как отмечали современники, с 1822 г. император утратил интерес к государственным делам. В это же время первое место среди его советников безраздельно занял А. А. Аракчеев. Последние четыре года александровского царствования он правил как всесильный фаворит.

Практические итоги продолжавшихся в течение двух десятилетий реформаторских исканий верховной власти оказались незначительными. Но в этот период впервые в российской истории и впервые на русском языке были сформулированы конституционные принципы государственного устройства, нашедшие воплощение в последующих реформах.

У Николая I, ставшего императором в декабре 1825 г., не было даже намерений, связанных с изменением государственного строя России. Для укрепления существующего порядка под руководством М. М. Сперанского (возвращенного в Петербург в 1821 г.) во II отделении Собственной его императорского величества канцелярии были подготовлены «Полное собрание законов Российской империи» за 1649–1826 гг. (1830) и «Свод законов Российской империи» (1833). Новый самодержец усиливал карательный аппарат. В июле 1826 г. было учреждено III отделение Собственной е.и.в. канцелярии для руководства тайной полицией, которое возглавил граф А. Х. Бенкендорф. Он же стал шефом корпуса жандармов, созданного в 1827 г. Собственная е.и.в. канцелярия с новыми отделениями постепенно приобретала черты органа верховной власти. Отделения канцелярии (их количество менялось) заведовали важнейшими отраслями государственного управления.

6 декабря 1826 г. был образован секретный комитет под председательством графа В. П. Кочубея. Комитет подготовил ряд законодательных проектов, автором большинства из которых был Сперанский (о перестройке высшего и местного управления, о сословной политике, по крестьянскому вопросу).

Крепостное право А. Х. Бенкендорф назвал «пороховым погребом под государством». Секретные комитеты по крестьянскому вопросу готовили в 30-е годы проекты постепенного освобождения помещичьих крестьян. В этой работе участвовали граф П. Д. Киселев, князь И. В. Васильчиков, М. М. Сперанский, Е. Ф. Канкрин и др. Однако проекты не были одобрены, и единственным законодательным актом стал Указ от 2 апреля 1842 г. «Об обязанных крестьянах». Помещикам разрешалось предоставлять освобождаемым крестьянам земельные участки, за пользование которыми крестьяне обязывались выполнять определенные повинности.

Для реформы управления государственными крестьянами в мае 1836 г. было создано V отделение Собственной е.и.в. канцелярии. В декабре 1837 г. его преобразовали в Министерство государственных имуществ. Возглавивший министерство П. Д. Киселев провел в 1837–1841 гг. реформу, автором которой он являлся.

Деятельность многочисленных секретных комитетов и реформа П. Д. Киселева свидетельствовали о том, что, перемены назрели. Но проекты реформы крепостных отношений отвергались при обсуждении в Государственном совете.

Николай I считал, что условия для освобождения помещичьих крестьян еще не созрели. Главным средством достижения политической стабильности в его царствование оставалось укрепление военно-бюрократического аппарата в центре и на местах.

Экономическое развитие и социальные отношения. В начале XIX в. 95 % населения России проживало в деревне. Но к 1856 г. городское население составило уже 8 %. В это время в России насчитывалось 678 городов с населением, как правило, в пределах 5 тыс. человек. В Петербурге в 1853 г. проживало более 520 тыс. человек, в Москве в 1858 г. — 377 800 человек. Столичное население в 1857 г. наполовину состояло из помещичьих и государственных крестьян. В 1801–1825 гг. население России возросло с 37 млн. до 53 млн. человек, а к 1856 г. — до 71 млн.

Нововведения в сельском хозяйстве оставались незначительными. Низкая урожайность, неблагоприятное соотношение пашни и сенокоса из-за резкого расширения посевов пшеницы привели к тому, что из первых пятидесяти лет XIX в. 39 лет были неурожайными.

Товаризация экономики заставляла помещиков усиливать эксплуатацию крепостных. Использование наемного труда и технических средств было ограничено в связи с узостью рынка рабочей силы и с отсутствием у помещиков необходимых капиталов. Число крестьян, заложенных помещиками в казну, постоянно росло и достигло к 1825 г. 20 % от общей численности помещичьих крестьян.

В тех регионах, где преобладала денежная рента, усиливалось расслоение среди крестьян. Через подставных лиц разбогатевшие крестьяне вкладывали деньги в торговлю, промышленное производство, покупали землю и сами становились владельцами крепостных.

Росла дифференциация и среди помещиков. В 1835 г. 14 % дворян были беспоместными, тогда как 1,1 % дворян владели 33 % крепостных. Задолженность дворянских имений в 1825–1855 г. выросла более чем в 4 раза.

Социально-экономическое развитие различных районов страны было неравномерным. Наиболее тяготилась крепостническими отношениями Прибалтика. Специальный Лифляндский комитет В. П. Кочубея подготовил в 1804 г. «Положение о лифляндских крестьянах», распространенное затем на Эстляндию. Продажа крестьян без земли запрещалась. Крестьяне могли покупать или арендовать свои наделы, повинности фиксировались. То, что не удалось в России, было сделано в Прибалтике. В 1816 г. получили личную свободу помещичьи крестьяне в Эстляндии, затем в Курляндии (1817) и в Лифляндии (1819). Земля осталась у помещиков. Государственные крестьяне западных губерний находились на так называемом хозяйственном положении. Земли, к которым они были прикреплены, сдавались в аренду, крестьяне отрабатывали барщину.

Законы 1815, 1822 и 1824 гг. вели к ужесточению крепостных отношений. Александр I возобновил право помещиков ссылать крестьян, в Сибирь без суда. В 1816 г. началось насаждение военных поселений. Солдат селили вместе с государственными крестьянами, которых также переводили в разряд военных поселенцев. Сельскохозяйственные работы в поселениях велись под командой военного начальства и сочетались со строевыми занятиями. Мальчики обучались военному делу, а с восемнадцати лет числились на действительной военной службе. Военные поселения создавались для того, чтобы решить проблему комплектования армии за счет естественного прироста поселенцев. Система военных поселений должна была уменьшить и бремя военных расходов. Современники видели в создании военных поселений и другие мотивы: Александр 1 освобождал поселенцев от крепостной зависимости.

Но на деле крестьяне-поселенцы оказывались прикреплены к земле сильнее, чем прежде. Вся их жизнь была строго регламентирована. Торговля, промыслы и другие контакты с внешним миром запрещались. Привычный крестьянский быт разрушался. В поселениях царил произвол. К 1825 г. на поселение было переведено около одной трети всей армии. Они составили особый корпус военных поселений под началом Аракчеева. Система поселений нарушала сложившиеся экономические структуры.

В 1837–1841 гг. была проведена реформа управления государственными крестьянами. Реформа должна была ликвидировать крестьянское малоземелье, осуществить переход от подушного оброка к поземельно-промысловой подати, заменить общинное землевладение наследственно-подворным. В ходе реформы выполнялись агротехнические мероприятия, строились школы, лечебные и ветеринарные пункты.

Далеко не все поставленные цели были достигнуты. Остались недоимки, малоземелье продолжало расти. Реформа вызвала недовольство крестьян, так как нововведения сопровождались насилием и поборами со стороны администрации.

Была заменена оброком барщина государственных крестьян Правобережной Украины, Литвы, Белоруссии (1844–1845) и Балтийских губерний (1854). Крестьяне получили личные права и местное самоуправление.

Попытки внести изменения в крепостные отношения постоянно вызывали резкие протесты помещиков. Самодержавие не могло идти на конфликт с дворянством. Напротив, предпринимались меры для его укрепления. Указ 1831 г. устанавливал высокий ценз для участия в дворянских собраниях и выборах должностных лиц. Для ограничения доступа в дворянское сословие детям личных дворян и священнослужителей по Указу 1832 г. присваивалось потомственное или личное почетное гражданство с освобождением от рекрутчины, подушных сборов и телесных наказаний. По закону от 11 июня 1845 г. потомственное и личное дворянство получали чиновники соответственно V–VI и IX классов «Табели о рангах». Во избежание дробления имений крупные поместья объявлялись единонаследными (1845). Дворяне пользовались наиболее выгодными условиями государственного кредитования, несмотря на все возрастающий долг по ссудам казне.

Производительность труда крепостных рабочих в первой половине XIX в. была в 2–4 раза ниже, чем вольнонаемных. Использование наемного труда в обрабатывающей промышленности постоянно возрастало. В 1804 г. вольнонаемные составляли 48 % рабочей силы, в 1825 г. — 54 %, в 1860 г. — 85 % (кроме горнозаводской промышленности). Но и эти рабочие были крепостными-крестьянами, которых помещик отпускал на оброк и в любой момент мог затребовать обратно. Это определяло нестабильность в обеспечении предприятий рабочей силой и относительную ее дороговизну, так как заработная плата включала и крестьянский оброк. В 1835 г. право помещиков отзывать оброчных крестьян с фабрик в деревню было ограничено. Количество приписных крестьян при заводах было резко сокращено еще в начале века. К 1860 г. они составляли около 3 % рабочей силы. В 1840 г. Государственный совет постановил начать ликвидацию посессионных предприятий. Широкое использование крепостного труда сохранялось в горнозаводской промышленности Урала (к 1860 г. 70 % рабочих — крепостные). Темпы строительства новых предприятий на Урале замедлились, подневольный труд мешал j использовать преимущества новой техники. Уральская промышленность оставалась рентабельной лишь благодаря протекционистским тарифам и колоссальным государственным субсидиям.

Напротив, хлопчатобумажное производство было основано преимущественно на наемном труде. В 1825 г. 95 % рабочих этой отрасли были вольнонаемными.

Во второй половине 30-х годов на предприятиях хлопчатобумажной промышленности началось широкое применение машин. Основными районами этого производства были Московская, Владимирская и другие центральные губернии России, где находились самые крупные предприятия (500-1000 рабочих). Ситценабивные, ткацкие и прядильные предприятия размещались также в районе Петербурга и в Поволжье. К 60-м годам промышленный переворот в отрасли был в основном завершен. Вслед за хлопчатобумажным производством промышленный переворот начался в суконной, писчебумажной, сахароваренной и других отраслях промышленности.

Правительство не поощряло развитие крупного фабричного производства, отрицательно относилось к частным банкам. Финансовая поддержка предпринимателям для расширения производства не оказывалась. Однако количество предприятий обрабатывающей промышленности (кроме горнозаводской) выросло с 1804 по 1856 г. почти в 5 раз. В стране шло формирование трех главных промышленных регионов: центральноевропейского, петербургского и уральского.

Рост промышленного производства, усиление специализации экономических районов стимулировали торговлю. В городах земледельческой полосы регулярно проводились ярмарки, а в промышленной зоне развивалась постоянная торговая сеть (магазины, лавки). Всего в начале 30-х годов в России действовало 1705 ярмарок. Крупнейшие из них превращались в товарные биржи.

Слабо развитая система путей сообщения тормозила рост торговли. Большую роль играли судоходные реки и каналы. В 40-е годы на Волге в связи с резким увеличением хлеботорговли началось регулярное пароходное сообщение.

Первую в России железную дорогу построили на Нижне-Тагильском заводе Демидовых (1833–1834). По ней ходил паровоз, созданный крепостными мастерами Е. А. и М. В. Черепановыми. В 1837 г. открылась дорога Петербург — Царское Село. Наконец, стратегические соображения убедили правительство принять решение о строительстве железной дороги Петербург — Москва. Дорога была открыта в 1851 г. К концу Крымской войны общая протяженность железных дорог составляла 980 верст.

При общем росте внешней торговли характер ее менялся. Доля промышленных изделий в экспорте уменьшалась из-за отставания России от европейских стран. Преобладал вывоз сырья и полуфабрикатов (сало, лен, щетина, пшеница, лес, кожи). В конце 50-х годов хлебопродукты составляли 35 % экспорта, промышленные изделия 6,6 %, черный металл вывозить перестали.

Первое место в торговле с Россией занимала Англия (37 % экспорта, 29,2 % импорта). За ней следовали Германия, Франция и Китай. Торговля с Англией не прекращалась даже в годы Крымской войны при посредничестве Пруссии. 90 % русского экспорта шло на Запад, 10 % — в страны Востока.

С развитием промышленности увеличился импорт хлопка-сырца, красителей и машин. Основной грузопоток шел через порты Балтики. В 40-е годы в связи с ростом хлебного экспорта большое значение приобрели черноморские порты.

Несмотря на протекционистские таможенные тарифы (с 1822 по 1857 г.), импорт постоянно увеличивался. Такие тарифы вводились как для поддержки отечественной промышленности, так и для пополнения казны.

Главные доходы казны составляли подушная и оброчная подати, а также косвенные налоги (питейный, соляной, таможенный и пр.). Военные расходы (более половины государственного бюджета) и содержание государственного аппарата были основными расходными статьями. Дефицит государственного бюджета покрывался за счет инфляционного выпуска ассигнаций, внешних и внутренних займов.

В 1839–1843 гг. под руководством министра финансов Е. Ф. Канкрина была проведена успешная денежная реформа по принципу девальвации. Однако неурожаи конца 40-х годов и военная интервенция в Венгрию вызвали новые финансовые трудности. Внутренний и внешний государственный долг к 1861 г. в 8 раз превышал сумму годового бюджета. Тяжелое финансовое положение было одним из симптомов экономического кризиса в стране.

Общественное движение в первой половине XIX в. Общественная мысль в России в начале XIX в. развивалась в традициях Просвещения. Распространялись идеи Монтескье, Дидро, Вольтера, Руссо. Однако лишь небольшая часть общества считала необходимым реформировать самодержавное правление и отменить крепостное право. При этом, помня об «ужасах якобинского террора», они рассчитывали достичь своей цели мирным путем, благодаря просвещению человеческого разума, нравственному совершенствованию, воспитанию гражданского сознания.

Основная масса дворянства и чиновничество были настроены консервативно. Эти настроения отразились в поданной Александру I записке Н. М. Карамзина «О древней и новой России» (1811). Признавая необходимость перемен, Карамзин выступал против конституционных планов Сперанского. Нужна не конституция, считал этот российский историк, а пятьдесят умных и добродетельных губернаторов.

Актуальные политические проблемы обсуждались в научных и литературных обществах, в кружках студентов и преподавателей, в светских салонах. Одним из наиболее значительных было Вольное общество любителей словесности, наук и художеств (1801–1807).

Члены общества ИЛ. Пнин, В. В. Попугаев, В. Ф. Малиновский, А. П. Куницын стояща на просветительских позициях. В 1802 г. было разрешено открывать частные типографии. Появились журналы, которые объединяли вокруг себя сторонников различных идейных направлений.

Отечественная война 1812 г. стала важным этапом в развитии национального самосознания. В то же время после войны в обществе усилились религиозные настроения. В соответствии с идеями «Священного союза» все христианские церкви России направили усилия на защиту самодержавия. С 1816 г. активно действовало Библейское общество. Во главе его местных отделений нередко стояли генерал-губернаторы. Царский двор был охвачен мистицизмом.

В 20-егоды Россия вернулась к традиционному образу православной державы. Перипетии восточной политики и протесты православной церкви привели к закрытию масонских лож (1822) и «опале» Библейского общества (1824).

Опасаясь влияния европейского революционного движения, правительство усилило слежку внутри страны. В 1821 г. в столице одновременно действовали тайная полиция Министерства внутренних дел, агентура петербургского генерал-губернатора, личная агентура Аракчеева, военная полиция для наблюдения за гвардейским корпусом.

Наступление реакции разрушило надежды сторонников преобразований на возможность проведения реформ сверху и радикализовало их деятельность. В 1814–1815 гг. в армии возникли первые тайные организации, ставившие задачей изменение существующего строя. Их основатели М. Ф. Орлов, М. А. Дмитриев-Мамонов, А. и М. Муравьевы считали недопустимым сохранение крепостного состояния крестьян и солдат, совершивших гражданский подвиг во время наполеоновского нашествия. Огромное влияние на офицеров оказало знакомство с европейскими порядками во время заграничного похода русской армии.

В 1816 г. по инициативе А. З. Муравьева, Н. М. Муравьева, С. П. Трубецкого, М. и И. Муравьевых-Апостолов и И. Д. Якушкина был создан Союз спасения (Общество истинных и верных сынов Отечества). В эту централизованную конспиративную организацию вошло около тридцати патриотически настроенных молодых военных. Основной целью общества было установление конституционной монархии и отмена крепостного права. Эти требования предполагалось предъявить во время смены монархов на престоле. Обсуждался и вопрос о цареубийстве.

Споры о способах достижения цели союза вызвали необходимость принятия новою устава. «Зеленая книга» Союза благоденствия, как стала именоваться организация с 1818 г., предполагала двадцатилетнюю подготовку общественного мнения к грядущим переменам. Конечная цель общества в «Книге» не декларировалась, так как она была предназначена для широкого распространения.

Вскоре в Союзе насчитывалось около двухсот членов. В конце 1818 г. полковник П. И. Пестель создал филиал Союза благоденствия на Украине. Вокруг Союза образовались полулегальные общества просветительского характера. Офицеры — члены общества претворяли идеи «Зеленой книги» на практике (отмена телесных наказаний, ланкастерские школы в армии).

Однако неудовлетворенность просветительской деятельностью в условиях активного крестьянского движения в России, волнений в армии, революционных событий в Европе привели к радикализации части Союза. На состоявшемся в январе 1821 г. съезде мнения о программе действий разделились. Чтобы избавиться от тех, кто выступал против заговора и насильственных мер, руководство объявило о роспуске Союза благоденствия. Но сразу после съезда почти одновременно возникли конспиративные Северное и Южное общества, объединившие сторонников вооруженного переворота.

В 1824 г. Южное общество приняло программный документ («Русская правда» П. И. Пестеля), выдвинувший задачу установления республиканского строя. Россия становилась строго централизованным государством. Земельный фонд делился на общественную и частную половину. Освобождаемые крестьяне получали земельные наделы. В промышленности устанавливалась свободная конкуренция.

По конституции Н. Муравьева, обсуждавшейся в Северном обществе, Россия виделась конституционной монархией, организованной на принципах федерации. С отменой крепостного права земли оставались у прежних собственников, крестьяне получали по 2 десятины земли. Обе программы отменяли сословное деление и провозглашали гражданские и политические права.

В 1824 г. на переговорах П. И. Пестеля с руководителями Северного общества было решено собрать в начале 1826 г. съезд для объединения двух обществ. Но 18 ноября 1825 г. в Таганроге скоропостижно скончался Александр I. После выяснения вопроса о престолонаследии присяга новому императору Николаю Павловичу была назначена на 14 декабря 1825 г. Руководители Северного общества К. Ф. Рылеев и А. А. Бестужев решили действовать. К тому же Николаю стало известно о заговоре.

По плану восстания, 14 декабря войска должны были заставить Сенат огласить манифест к русскому народу с кратким изложением программы Северного общества. Предполагалось захватить Зимний дворец, Петропавловскую крепость, убить Николая I.

Однако план был с самого начала нарушен. Собравшиеся на Сенатской площади войска (около 3 тыс. человек) были окружены частями, присягнувшими новому царю. Восставшие отбили несколько атак конницы, но в наступление не перешли. «Диктатор» восстания князь С. П. Трубецкой на площадь не явился. Царь приказал стрелять из пушек. Под градом картечи восставшие побежали, и вскоре все было кончено.

В Южном обществе по доносам были арестованы Пестель и Юшневский. 29 декабря восстание начали С. И. Муравьев-Апостол и М. П. Бестужев-Рюмин. После нескольких неудачных переходов в поисках сочувствующих частей восставший черниговский полк 3 января 1826 г. был разгромлен правительственными войсками.

Из 579 человек, привлеченных к следствию, двести восемьдесят девять были признаны виновными. К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин, П. Г. Каховский 13 июля 1826 г. были повешены. Остальные разжалованы, сосланы на каторгу в Сибирь и в кавказские полки. Солдат и матросов судили отдельно. Часть из них была забита шпицрутенами, другие же отправлены в Сибирь и в действующую армию на Кавказ.

Наступивший после разгрома декабристов период А. И. Герцен назвал «временем наружного рабства» и «временем внутреннего освобождения». Цензурный устав 1826 г. запрещал все, что «ослабляет почтение» к властям. По Уставу 1828 г. кроме Министерства просвещения право цензуры получили III отделение, Министерство внутренних дел, Министерство иностранных дел и многие другие государственные органы. Страну наводнили голубые мундиры жандармов. Сочинение доносов в III отделение стало едва ли не нормой.

Во второй половине 20-х — начале 30-х годов в России возникали многочисленные тайные кружки. Их члены обсуждали политические и философские проблемы, пытались осмыслить события 14 декабря 1825 г., читали запрещенную литературу. В Московском университете существовали кружки В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. В. Станкевича и др. Кружки создавались и в провинции (Владимир, Нежин и др.). Большинство кружков было быстро разогнано полицией, некоторые их участники подверглись ссылке.

Постоянно усиливавшаяся цензура в первую очередь была обращена против периодических изданий, игравших большую роль в идейной борьбе. По цензурным соображениям были закрыты «Литературная газета» А. А. Дельвига (1830), журнал «Европеец» И. В. Киреевского (1832), «Московский телеграф» Н. А. Полевого (1834). В 1836 г. журнал «Телескоп» опубликовал одно из «Философических писем» П. Я. Чаадаева (1794–1856), яркого и самобытного мыслителя. «Письмо» содержало пессимистические рассуждения о России, как бы выпавшей из мирового исторического процесса. Оно вызвало ожесточенные споры об исторической судьбе России. Журнал был закрыт, а Чаадаев объявлен сумасшедшим.

Охранительная политика в области просвещения была направлена на то, чтобы воспитать образованных людей, необходимых стране, избежав при этом распространения «революционной заразы». С. С. Уваров, ставший министром народного просвещения в 1833 г., предложил ввести «истинно русское» просвещение, которое бы основывалось на трех неразрывных началах: православии, самодержавии, народности. Возникнув как принцип отечественного просвещения, теория «официальной народности» С. С. Уварова стала краеугольным камнем государственной идеологии николаевской эпохи. Триединая формула оказалась надежным критерием для цензуры и карательных органов. Она постоянно звучала в прессе, в университетских лекциях, в литературных произведениях, даже в частных документах. Теория «официальной народности» отвечала запросам высшей бюрократии и основной массы дворянства. Но дать ответ на вопросы, волновавшие мыслящую часть общества, она не могла.

В 30-40-е годы в среде студенчества, разночинской интеллигенции, в дворянских салонах велись споры о путях развития России. Их философской основой были труды Шеллинга, Фихте, Гегеля. В 40-е годы формируются основные направления общественной мысли, исходившие из необходимости преобразований в России: славянофилы, западники и революционеры.

Славянофилы и западники выступали за отмену крепостного права, политические и социальные реформы, всестороннее экономическое развитие. Однако славянофилы, идеализировавшие допетровскую Русь, настаивали на ее самобытности, которую они усматривали в отсутствии социальной борьбы, наличии поземельной общины, а также в православии. Эти черты должны были, по их мнению, обеспечить мирный переход к новым общественным формам. Славянофилы считали необходимым возродить Земские соборы, но конституционный (западноевропейский) строй отвергали. Известными славянофилами были Л. С. Хомяков, И. В. и П. В. Киреевский, К. С. и И. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин, А. И. Кошелев и др.

Западники — И. С. Тургенев, В. П. Боткин, П. В. Анненков, М. Н. Катков, Е. Ф. Корш, Т. Н. Грановский, К. Д. Каверин, Б. Н. Чичерин — были сторонниками европейского пути развития, выступали за мирный переход к парламентскому строю.

Революционное направление сформировалось вокруг журналов «Современник» и «Отечественные записки». Этими журналами руководил В. Г. Белинский при участии А. И. Герцена и Н. А. Некрасова. Революционеры также считали, что Россия пойдет по европейскому пути, но в отличие от славянофилов и западников полагали, что революционные потрясения неизбежны. Призывая идти вслед за Европой, они в то же время критиковали современное им капиталистическое общество, проповедовали идеи утопического социализма.

Крестьянское движение в первой половине XIX в. постоянно нарастало. Волнения крестьян усились после войны с Наполеоном и особенно с 1826 г. В них принимали участие и помещичьи, и государственные крестьяне. Волнения становились все более ожесточенными, принимали массовый характер, охватывали сразу несколько губерний, бывало затягивались на годы. Иногда они перерастали в восстания, которые удавалось подавить лишь с помощью войск (движение на Дону в 1818–1820 гг.).

Введение военных поселений с самого начала встретило сопротивление крестьян и казаков. После безрезультатных жалоб императору и членам его семьи поселенцы взялись за оружие. Восстания в Новгородской, Херсонской, Слободско-Украинской губерниях были подавлены войсками. Самым значительным было восстание чугуевских военных поселенцев, продолжавшееся почти два месяца летом 1819 г.

Нередко поводом к волнениям становились слухи об отмене крепостного права. В 1826 г. пришлось издать манифест о ложности слухов об освобождении крестьян от повинностей и налогов. «Весь дух народа направлен к одной цели — к освобождению», — писал Бенкендорф в 1839 г.

Внешняя политика в первой половине XIX в. Главной задачей внешней политики России в начале XIX в. оставалось сдерживание французской экспансии в Европе. Попытка Павла I добиться этого путем сближения с Францией при одновременном разрыве отношений с Англией не увенчалась успехом.

5 июня 1801 г. Россия и Англия заключили конвенцию «О взаимной дружбе», направленную против Франции. В августе 1804 г. Россия разорвала отношения с Францией. К июлю 1805 г. образовалась третья антифранцузская коалиция (Англия, Россия, Австрия, Швеция).

Отказавшись от высадки десанта в Англию, Наполеон перебросил войска в Центральную Европу. Сначала он разгромил австрийские войска под командованием генерала Мака в сражении под Ульмом 8 октября 1805 г., а затем русско-австрийскую армию у Аустерлица 20 ноября 1805 г.

Действия Четвертой антифранцузской коалиции, где место Австрии заняла Пруссия, также были неудачными. Разгром прусских войск под Иеной и Ауэрштедтом 2 октября 1806 г. и поражение русской армии под Фридляндом 2 июня 1807 г. вынудили Александра I подписать мирный договор с Наполеоном в Тильзите 25 июня 1807 г. По условиям договора у границ России образовалось герцогство Варшавское, находившееся под влиянием Франции. Россия присоединилась к континентальной блокаде Англии. Немалую роль в подписании договора сыграли затянувшиеся войны России с Ираном и Турцией.

Русско-иранская война из-за спорных территорий началась в 1804 г. В ходе кампании 1804–1806 гг. Россия заняла ханства к северу от р. Аракс (Бакинское, Кубинское, Гянджинское, Дербентское и др.). Переход этих владений к России был закреплен в Гюлистанском мирном договоре от 12 октября 1813 г.

В декабре 1806 г. турецкий султан, поддерживаемый Наполеоном, объявил России войну с целью захвата Крыма и Грузии. В 1807 г. русские войска отразили турецкое наступление в Дунайских княжествах и на Кавказе. Черноморский флот под командованием адмирала Сенявина одержал победу в Дарданелльском и Афонском морских сражениях. Россия оказала помощь и восставшей против турок Сербии.

Война с Турцией затянулась, так как основные силы русской армии находились на западной границе. В 1811 г. командующим Дунайском армии был назначен М. И. Кутузов. После удачной операции русских войск (15 тыс. человек против 60 тыс.) под Рущуком Турция в декабре 1811 г. капитулировала. По Бухарестскому мирному договору от 16 мая 1812 г. к России были присоединены Бессарабия, Абхазия и часть Грузии. Турция признала право Сербии на внутреннее самоуправление.

Используя ситуацию, сложившуюся после Тильзита, Александр I начал войну со Швецией. В ночь с 8 на 9 февраля 1808 г. русский корпус под командованием Буксгевдена (24 тыс. человек) перешел границу с Финляндией. После продолжительных военных действий Россия по Фридрихсгамскому мирному договору (5 сентября 1809 г.) включила в свой состав Финляндию на правах Великого княжества с внутренним самоуправлением.

Тильзитские договоренности поставили Россию в международную изоляцию, не остановив французской экспансии. Присоединение России к континентальной блокаде Англии отрицательно сказывалось на русской внешней торговле и финансах. Экономические отношения между Россией и Францией были развиты слабо. В декабре 1810 г. Россия нарушила континентальную блокаду.

Отечественная война 1812 г. Агрессия Наполеона в немецких землях, его интрига в герцогстве Варшавском и другае акции были открыто направлены против России. Интересы двух держав сталкивались и на Ближнем Востоке. Обострение внутренних проблем во франции также толкало Наполеона на войну с Россией.

В ходе дипломатической подготовки к войне Франция заключила союз с Пруссией и Австрией, а Россия — с Англией, Испанией и Швецией. Бухарестский мирный договор 1812 г. обезопасил южную границу России.

Военные приготовления французской армии были закончены в марте 1812 г. В Германии были сосредоточены 3 корпуса под командованием маршалов Л. Даву, Н. Ш. Удино, М. Нея. В Италии находился корпус Е. Богарне. «Большая армия», предназначенная для похода в Россию, насчитывала более 600 тыс. человек, 1372 орудия. Были подготовлены огромные склады и обозы. Французы составляли лишь половину этой армии, в которую входили представители завоеванных Наполеоном наций. «Моя армия составлена так, что лишь движение поддерживает ее», — говорил Наполеон, рассчитывавший на быструю победу в приграничных сражениях.

На западной границе России находилось около 240 тыс. человек с 960 орудиями. Три армии (командующие генералы М. Б. Барклай-де-Толли, П. И. Багратион и А. П. Тормасов), растянутые на 600 км, далеко отстояли одна от другой. По плану кампании, грозившему стать ловушкой, главный удар принимала расположенная в районе Вильно армия Барклая-де-Толли. При необходимости она отходила к лагерю на Западной Двине. Армия Багратиона должна была ударить во фланг и тыл противника.

12 июня 1812 г. Наполеон без объявления войны переправился через Неман и вступил на русскую территорию. Он рассчитывал окружить и разгромить две русские армии. Но Барклай, нарушив штабной план, начал отступление. Армия Багратиона двинулась на соединение с первой армией, ведя арьергардные бои. 22 июля они соединились в Смоленске. Отразив серию атак французской армии, русские войска 6 августа оставили город.

Расчеты Наполеона на решающее приграничное сражение были сорваны. Неудачи преследовали его и на других направлениях (Рига, Петербург, Украина). На оккупированных землях началось партизанское движение. Продовольствия не хватало. Наполеон предложил Александру I мир. Не получив ответа, он двинулся на Москву.

План М. И. Кутузова, назначенного 8 августа главнокомандующим русской армией, заключался в проведении тщательно подготовленного контрнаступления. 26 августа у Бородина, в 110 км от Москвы, произошло сражение, в котором участвовало 120 тыс. русских при 640 орудиях и 130 тыс. французов при 587 орудиях. После ожесточенных атак французы несколько потеснили русских, но к вечеру сами отошли на свои исходные позиции. Однако, не получив подкреплений, Кутузов предпочел отступить, пожертвовать Москвой и сохранить армию. 2 сентября Наполеон вошел в Москву. В тот же день в городе начались пожары, уничтожившие затем до 80 % зданий.

Расположившись лагерем в Тарутино, недалеко от Москвы, Кутузов угрожал французским коммуникациям, прикрывая в то же время свои базы. Партизанские отряды крестьян и части регулярных войск изматывали французов. После мобилизаций резервов Кутузов достиг численного превосходства над французской армией и 6 октября начал контрнаступление, а 7 октября Наполеон, не получив ответа на предложение о мире и не имея достаточных ресурсов, оставил Москву. Он рассчитывал отойти на зимние квартиры к западной границе России. Заставив Наполеона двигаться по старой, разоренной Смоленской дороге, Кутузов постоянно наносил удары по отступающей армии. Наполеон разгадал замысел Кутузова окружить французскую армию у р. Березины. Он помешал русским войскам замкнуть кольцо и, наведя ложную переправу, избежал разгрома. 14–16 ноября французская армия с огромными потерями переправилась через Березину. 28 ноября русские войска закончили контрнаступление.

1 января 1813 г. русская армия перешла границу и вскоре достигла Вислы и Одера. В феврале на сторону России перешла Пруссия, а в июле и Австрия. Однако Наполеон готовился к борьбе.

4-6 октября 1813 г. у Лейпцига в так называемой «битве народов» (220 тыс. союзников, 155 тыс. французов) армия Наполеона была разбита. 19 марта 1814 г. после ряда кровопролитных сражений союзники вступили в Париж. Наполеон отрекся от престола и был сослан на о. Эльба в Средиземном море.

В сентябре 1814 г. в Вене был созван конгресс союзных государств. Серьезные противоречия между ними породили длительную закулисную борьбу. Известие о бегстве Наполеона с Эльбы и временный захват им власти во Франции («100 дней») ускорили достижение согласия. По заключительному акту Венского конгресса (28 мая 1815 г.) Россия получила Финляндию, Бессарабию и территорию герцогства Варшавского под названием Царства Польского, объединенного с Россией династической унией, б июля 1815 г. Наполеон был разбит объединенными силами союзников при Ватерлоо и сослан на остров Святой Елены в Атлантике.

14 сентября Россия, Пруссия и Австрия заключили Священный союз, провозгласивший единение христианских монархов и их подданных. Основой Союза было признание незыблемости существующих европейских монархий. Вскоре к Священному союзу примкнули почти все европейские правители. На совещаниях и конгрессах Союза в Ахене (1818), Троппау и Лайбахе (1820–1821), Вене и Вероне (1822) были приняты решения, позволившие справиться с революционной волной в Европе.

Пытаясь усилить свое влияние на Востоке, Россия хотела использовать Священный союз как объединение христианских держав для помощи славянским народам и грекам в их борьбе с мусульманской Турцией. Ситуация обострилась весной 1821 г. с началом греческого восстания под руководством Александра Ипсиланти, офицера русской армии. Поскольку Англия и Австрия поддержали султана, Александр I не решился оказать помощь повстанцам, но в июле 1821 г. разорвал дипломатические отношения с Турцией.

Внешняя политика Николая I сохранила установки на поддержание status quo в Европе и активность на Востоке.

23 марта 1826 г. герцог Веллингтон от имени Англии и русский министр иностранных дел граф К. В. Нессельроде подписали в Петербурге протокол о сотрудничестве в примирении Турции и греков. Это сотрудничество должно было, по замыслу английской дипломатии, предотвратить самостоятельные действия России на Востоке. Но в протоколе также указывалось, что в случае отказа Турции от их посредничества Россия и Англия могли оказать давление на Турцию.

Воспользовавшись этим, русское правительство отправило Турции ноту ультимативного характера с требованием выполнить турецкие обязательства по прежним договорам. И хотя о Греции в ноте не говорилось, это выступление России выглядело продолжением Петербургского протокола. Нота была поддержана европейскими державами, и Турция согласилась выполнить поставленные условия. 25 сентября 1826 г. в Аккермане была подписана русско-турецкая конвенция, подтвердившая условия всех прежних договоров России с Турцией.

16 июля 1826 г., когда в Аккермане еще шли переговоры, Иран, стремившийся к реваншу после Гюлистанского договора 1813 г. и поддерживаемый английскими дипломатами, напал на Россию. Иранская армия захватила Елизаветполь и осадила крепость Шушу. В сентябре русские войска нанесли иранцам ряд поражений и освободили территории, отошедшие к России по Гюлистанскому договору.

В апреле 1827 г. войска под командованием И. Ф. Паскевича вступили в пределы Эриванского ханства, 26 июня заняли Нахичевань и 5 июля разбили иранскую армию в Джевакбулакском сражении. В октябре были заняты Эривань и Тавриз — вторая столица Ирана. Возникла непосредственная угроза Тегерану. 10 февраля 1828 г. в Туркманчае был подписан мирный договор. Русскому посланнику А. С. Грибоедову удалось добиться выгодных условий: к России отходили Эриванское и Нахичеванское ханства, она получила исключительное право иметь военный флот на Каспии.

Для укрепления позиций России на Востоке требовалось неослабное внимание к греческому вопросу. В декабре 1826 г. греки обратились к русскому правительству за военной помощью. 24 июня 1827 г. Россия, Англия и Франция подписали в Лондоне конвенцию. В секретной статье стороны договорились в случае отказа Турции от их посредничества в греческом вопросе использовать свои эскадры для блокады турецкого флота. Вступать в военные действия не предполагалось. После отказа Турции союзные эскадры блокировали турецкий флот в бухте Наварин. 8 октября 1827 г. корабли союзников вошли в бухту и были встречены турецким огнем. В завязавшемся сражении турецкие корабли были уничтожены. Поддержанная Австрией, Турция расторгла Аккерманскую конвенцию и объявила России войну.

К середине мая 1828 г. русские войска заняли Дунайские княжества, форсировали Дунай и взяли несколько крепостей. Кавказский корпус в течение лета и осени штурмом овладел турецкими крепостями Карс, Ахалкалаки, Ахалцих и др.

Действия русских войск на Дунае затруднялись тем, что Австрия сосредоточила свои военные силы у русской границы. Австрийский канцлер Меттерних предпринимал попытки создать антирусскую коалицию с участием Англии, Франции и Пруссии. Англия подталкивала Иран к войне с Россией. В январе 1829 г. в Тегеране было совершено нападение на русскую миссию. Погибли почти все дипломаты, в том числе глава миссии А. С. Грибоедов. Однако иранский правитель Фетх-Али-Шах не решился разорвать Туркманчайский договор и принес России извинения в связи с гибелью русских дипломатов.

В июне 1829 г. русские войска под командованием генерала И. И. Дибича совершили стремительный переход через Балканы и заняли при поддержке кораблей Черноморского флота несколько турецких крепостей. В августе русские авангарды находились уже в 60 км от Константинополя. Кавказский корпус в ходе летней кампании овладел Эрзерумом и вышел на подступы к Трапезунду.

2 сентября 1829 г. Россия и Турция подписали в Адрианополе мирный договор. К России отошли острова в устье Дуная, восточное побережье Черного моря и крепости Ахалцих и Ахалкалаки. Была подтверждена открытость черноморских проливов для русских торговых судов. Турция обязалась не вмешиваться во внутреннее управление Дунайских княжеств и Сербии, а также предоставить автономию Греции.

К 1832 г. Англии удалось свести на нет русское влияние в Греции. Россия обратилась к Турции. В феврале 1833 г. в Константинополь по просьбе турецкого правительства прибыла эскадра под командованием адмирала Лазарева и высадила 14-тысячный десант на подступах к турецкой столице. Константинополю угрожал египетский паша Мухамед-Али, начавший в 1831 г. войну против Турции при поддержке Англии и Франции.

4 мая 1833 г. Мухамед-Али заключил с турецким султаном мирное соглашение. Однако русские войска были эвакуированы только после того, как 26 июня 1833 г. в Ункяр-Искелеси был подписан русско-турецкий договор сроком на 8 лет о взаимной помощи. Секретная статья предусматривала вместо денежной компенсации за военную помощь закрытие Дарданелл для любых иностранных военных судов, кроме русских. Заключение этого договора считается вершиной успехов русской дипломатии в восточном вопросе.

Многочисленные нарушения польской конституции, полицейский произвол русской администрации, европейские революции 1830 г. создали в Польше взрывоопасную ситуацию. 17 ноября 1830 г. члены тайного общества, объединявшего офицеров, студентов, интеллигенцию, напали на резиденцию великого князя Константина в Варшаве. К восставшим присоединились горожане и солдаты польской армии. В созданном Административном совете главную роль играла польская аристократия. Народное движение, создание национальной гвардии на некоторое время усилили позиции демократических лидеров Лелевеля и Мохницкого. Но затем была установлена военная диктатура. 13 января 1831 г. польский Сейм провозгласил детронизацию Романовых и избрал Национальное правительство во главе с А. Чарторыйским.

В конце января в пределы Царства Польского вступила русская армия. Польская армия во главе с генералом Радзивиллом уступала русской как в численности, так и в артиллерии. В ряде сражений оба войска понесли значительные потери. Получив подкрепление, русская армия под командованием И. Ф. Паскевича перешла к решительным действиям. 27 августа после штурма капитулировала Варшава. Польская конституция 1815 г. была отменена и Польша объявлена неотъемлемой частью России.

Июльская революция 1830 г. во Франции, последовавшие события в Польше вызвали сближение России и Австрии. 7 сентября 1833 г. Россия, Австрия и Пруссия подписали конвенцию о взаимной гарантии польских владений и выдаче участников революционного движения.

Добиваясь политической изоляции Франции (очаг «революционной заразы»), Николай I пытался укрепить отношения с Англией. Между тем русско-английские противоречия постоянно возрастали. По договорам с Турцией и Ираном Россия владела всем Кавказом. Но в Чечне, Дагестане и некоторых других районах шла война между горцами и царскими войсками. В 20-е годы на Кавказе распространилось движение мюридов (искателей истины) под руководством местного духовенства. Мюриды призывали всех мусульман под знамена священной войны против «неверных». В 1834 г. движение возглавил имам Шамиль, собравший до 60 тыс. воинов. Популярность Шамиля была огромна. После значительных успехов 40-х годов Шамиль под напором русских войск был вынужден сдаться в 1859 г. На Западном Кавказе военные действия продолжались до 1864 г. Антиколониальная борьба Шамиля была использована Англией и Турцией в своих целях. Англичане снабжали горцев оружием и боеприпасами.

Англия пыталась проникнуть и в Среднюю Азию. Деятельность английских агентов усилилась с началом войны Англии с Афганистаном. Их целью было заключение выгодных торговых договоров со среднеазиатскими ханами. Интересы России определялись значительным русским экспортом в этот регион и импортом среднеазиатского хлопка в Россию.

Россия постоянно продвигала свои кордоны к югу, строила военные укрепления на Каспии и Южном Урале. В 1839 г. Оренбургский генерал-губернатор В. А. Перовский предпринял поход в Хивинское ханство, но из-за плохой организации вынужден был вернуться, не достигнув цели. Продолжая наступление на Казахстан, Россия в 1846 г. приняла в подданство казахов Старшего Жуза, находившихся ранее под властью кокандского хана. Теперь почти весь Казахстан входил в состав России.

Во время опиумной войны Англии и США с Китаем (1840–1842) Россия оказала ему экономическую поддержку, установив благоприятный режим для китайского экспорта в Россию. Более серьезная помощь могла вызвать новое обострение противоречий с Англией, укреплявшей свои позиции на Ближнем Востоке.

Англия стремилась упразднить Ункяр-Искелесийский договор ещё до истечения его срока. Организовав заключение Лондонских конвенций (июль 1840 г. и июль 1,841 г.), Англия свела на нет успехи России в восточном вопросе. Англия, Россия, Пруссия, Австрия и Франция стали коллективными гарантами целостности Турции и объявили о нейтрализации проливов (т. е. их закрытии для военных кораблей).

В 1848 г. обострилась обстановка во всей Европе. Швейцария, Италия, Франция, Германия, Австрия, Дунайские княжества были охвачены революционным движением. Летом 1848 г. Николай I совместно с Турцией ввел войска в Дунайские княжества. Балтилиманский акт (апрель 1849 г.), подписанный Россией и Турцией, фактически ликвидировал автономию княжеств. Николай I разорвал дипломатические отношения с Францией и сосредоточил на русско-австрийской границе значительные силы. Австрия получила от России крупный заем. В 1849 г. русский корпус под командованием И. Ф. Паскевича совместно с австрийской армией подавил венгерское восстание.

Крымская война. В начале 50-х годов ситуация на Ближнем Востоке осложнилась. Главной причиной конфликта была восточная торговля, за которую боролись Россия, Англия и Франция. Позиция Турции определялась реваншистскими планами в отношении России. Австрия рассчитывала в случае войны захватить Балканские владения Турции.

Поводом к войне послужила старая распря между католической и православной церковью из-за прав владения святыми местами в Палестине. Турция, поддержанная французскими и английскими дипломатами, отказывалась удовлетворить требования России о приоритете православной церкви. Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией и в июне 1853 г. оккупировала Дунайские княжества. 4 октября турецкий султан объявил России войну. Несмотря на превосходство турецкой армии в численности и качестве вооружения, ее наступление было сорвано.

18 ноября 1853 г. русский флот под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова одержал победу над турецким флотом в Синопской бухте. Это сражение стало предлогом для вступления в войну Англии и Франции. В декабре 1853 г. английская и французская эскадры вошли в Черное море. В марте 1854 г. Англия и Франция объявили России войну.

Война обнажила отсталость России, слабость ее промышленности и косность высшего военного командования. Паровой флот союзников был в 10 раз больше русского. Лишь 4 % русских пехотинцев имели нарезные ружья, во французской армии — 33 %, в английской — 50 %. Такая же ситуация была в артиллерии. Воинские части и боеприпасы из-за отсутствия железных дорог прибывали слишком медленно.

Во время летней кампании 1854 г. русские войска в нескольких сражениях разбили турецкую армию и остановили ее продвижение. Набег Шамиля был также отражен. Английский и французский флот предприняли ряд демонстративных нападений на русские крепости на Балтике, Черном, Белом морях и на Дальнем Востоке. В июле 1854 г. русские войска оставили Дунайские княжества по требованию Австрии, которая сразу же их оккупировала. С сентября 1854 г. союзники направили свои усилия на захват Крыма. Ошибки русского командования позволили десанту союзников в сражении у реки Альма 8 сентября потеснить русские войска и затем осадить Севастополь. Оборона Севастополя под руководством В. А. Корнилова, П. С. Нахимова и В. М. Истомина продолжалась 349 дней силами 30-тысячного гарнизона. За это время город подвергся пяти массированным бомбардировкам. Союзники подвозили новые войска и боеприпасы, а силы защитников Севастополя уменьшались с каждым днем. Попытки русской армии отвлечь силы осаждавших от города окончились неудачей.

27 августа 1856 г. французские войска штурмом взяли южную часть города. Наступление на этом закончилось. Последующие военные действия в Крыму, а также на Балтийском и Белом морях не имели решающего значения. На Кавказе осенью 1855 г. русская армия остановила новое турецкое наступление и заняла крепость Карс.

Силы сторон были истощены. 18 марта 1856 г. в Париже был подписан мирный договор, по условиям которого Черное море объявлялось нейтральным, русский флот на нем был сведен до минимума. Россия лишалась устья Дуная и южной части Бессарабии, возвращала Карр. В результате войны Россия уступила позиции на Ближнем Востоке Англии и Франции.

Образование. В период преобразований начала XIX в. была реформирована система народного просвещения. По «Положению об устройстве учебных заведений» (1803) было создано шесть учебных округов во главе с попечителями и четыре разряда учебных заведений: приходские, уездные училища, гимназии в губернских городах и университеты. Провозглашалась преемственность между школами всех ступеней. Содержание учебных заведений возлагалось на органы городского управления, помещиков, государственных крестьян.

По Уставу 1804 г. университеты становились центрами подготовки педагогических кадров, осуществляли методическое руководство школами в учебном округе. В 1802 г. был восстановлен Дерптский университет, в 1804 г. основаны университеты в Вильно, Казани, Харькове. В 1819 г. Главный педагогический институт в Петербурге преобразовали в университет. Университеты пользовались значительными правами самоуправления. Из-за слабого развития нижних ступеней в системе просвещения студентов было мало, подготовлены они были плохо.

В начале века появились и закрытые учебные заведения для дворян — лицеи (в Ярославле, Одессе, Нежине, Царском Селе). Открывались высшие учебные заведения (Коммерческий институт, Институт путей сообщения).

Усиление охранительной пропаганды не обошло стороной и учебные заведения. В 1817 г. Министерство просвещения было переименовано в Министерство духовных дел и народного просвещения. Министр князь А. Н. Голицын (одновременно обер-прокурор Синода и глава Библейского общества) предложил закрыть все университеты, кроме Московского. До этого дело не дошло, но в 1819 г. в университетах начались гонения. Из Казанского университета были уволены одиннадцать «неблагонадежных» профессоров, из библиотеки изъяты «вредные» книги. В 1819 г. в университетах учредили богословские кафедры. Инструкция 1820 г. для управления университетом ставила одной из главных задач образования убеждение студентов в незыблемости и божественном происхождении монархического правления. В 1821 г. был «очищен» Петербургский университет.

Устав 1828 г. для низших и средних учебных заведений определил, что в приходских училищах должны обучаться люди «низших состояний», в уездных училищах — дети купцов, ремесленников и других горожан, в гимназиях — дети дворян и чиновников. Учебные программы были сокращены.

В 1835 г. университеты были лишены статуса научно-методических и учебно-административных центров и внутренней автономии. Учебные программы были пересмотрены и сокращены. Плата за обучение в университете постоянно повышалась, число студентов строго ограничивалось.

Для подготовки квалифицированных кадров открывались технические высшие учебные заведения: Практический технологический институт в Петербурге, Московское ремесленное училище, Архитектурное училище, Училище гражданских инженеров, Межевой институт в Москве. Действовали Медикохирургическая академия в Петербурге, Лазаревский институт восточных языков в Москве, духовные, военные училища и академии.

В гимназиях и уездных училищах открывались «реальные классы» для изучения химии, черчения, механики, коммерческих наук. Необходимость обучения грамоте требовала расширения сети школ. С 30-х годов различные ведомства открывают начальные школы. К 1861 г. их было создано около тридцати тысяч. Появляются школы при фабриках.

Культура и наука. Еще в начале XIX в. Н. М. Карамзин писал о «любви к чтению в России». В 1813 г. в России было 66 типографий. Количество периодических изданий выросло с 64 наименований в 1800 г. до 230 в 1850 г. В конце 50-х годов ежегодно печаталось около двух тысяч книг. Появились крупные книгоиздатели (В. А. Плавильщиков, С. И. Селивановский, А. Ф. Смирдин и др.). В 30-е годы в России было более ста книжных лавок. При них действовали платные библиотеки. Традиции крестьянской книжности и письменности в первой половине века свидетельствуют о значительном распространении грамотности среди крестьян, особенно государственных.

Первая половина XIX в. стала временем формирования русского литературного языка. Расширялась русская научная терминология.

В 1804 г. при университетах были открыты словесные отделения. Н. М. Карамзин «освободил язык от чуждого ига и возвратил ему свободу» (А. С. Пушкин). «Карамзинисты» провозгласили сближение литературного языка с разговорным: «Писать, как говорят, и говорить, как пишут». Их противники (А. С. Шишков, Д. И. Хвостов, П. А. Ширинский-Шихматов и др.) выступали за сохранение старых, книжных форм, ориентацию на церковно-славянский язык. Они объединились в общество под названием «Беседа любителей русского слова» (1811–1816). Последователи Карамзина создали объединение «Арзамас» (1815–1818). В него входили В. А. Жуковский, К. Н. Батюшков, В. Л. Пушкин, А. С. Пушкин, Д. Н. Блудов, П. А. Вяземский, С. С. Уваров и др.

В литературе нервой половины XIX в. сосуществовали различные художественные направления: классицизм, сентиментализм, предромантизм, романтизм, реализм. В это время создают свои произведения А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь.

В 30-е годы получает развитие жанр повести (А. А. Бестужев-Марлинский, НА. Полевой, В. Ф. Одоевский), исторический роман (М. Н. Загоскин, И. И. Лажечников, А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь). В поэзии выделяются авторы так называемой пушкинской плеяды: Б. А. Баратынский, Д. В. Веневитинов, П. А Вяземский, Д. В. Давыдов, А. А. Дельвиг, Н. М. Языков. Значение литературы в России первой половины века было огромным. «У народа, лишенного общественной свободы, литература — единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести» (А. И. Герцен).

Все более заметную роль в общественной жизни шрал театр. В начале века на сцене шли русские и переводные пьесы. В популярных комедиях И. А. Крылова, А. А. Шаховского, Н. И. Хмельницкого, в трагедиях В. А. Озерова, П. А. Плавильщикова играли талантливые актеры И. А. Дмитриевский, В. А. Каратыгин, П. С. Мочалов, Е. С. Семенова.

Центрами театральной жизни были Малый театр в Москве (с 1824 г.) и Александрийский в Петербурге (с 1832 г.). Театры существовали во многих городах России. В 1825 г. в Москве начал работать Большой театр оперы и балета. Во второй четверти XIX в. появилось немало пьес охранительного содержания. Но были поставлены и «Горе от ума» А. С. Грибоедова и «Ревизор» Н. В. Гоголя. В этих пьесах играл выдающийся актер М. С. Щепкин. Ставились пьесы А. Н. Островского, А. В. Сухово-Кобылина.

В музыке наряду с оперой в начале века распространяется «российская песня». Такие композиторы, как А. А. Алябьев, A. Л. Гурилев, А. Б. Варламов, писали песни (романсы) на стихи русских поэтов. Большой популярностью пользовались оперы А. Н. Береговского. На многочисленных домашних и публичных концертах выступали отечественные и зарубежные исполнители.

Становление русской национальной школы в музыке связано с именем М. И. Глинки (1804–1857), автора романсов, симфонических произведений, классических опер «Жизнь за даря» (1836), «Руслан и Людмила» (1842). Новатором в музыке был А. С. Даргомыжский (1813–1869), создавший оперу-балет «Торжество вакха», оперы «Русалка», «Каменный гость».

В живописи наряду с художниками академической школы (К. П. Брюллов, А. А. Иванов) появляются новые имена, не связанные с академизмом (А. Г. Венецианов, М. Н. Воробьев, П. А. Федотов). Важную роль сыграло Училище живописи, ваяния и зодчества, открытое в Москве в 1842 г. Прославились портретами своих современников из разных слоев общества О. А. Кипренский и П. А. Тропинин.

В архитектуре начала века установился стиль позднего классицизма — ампир. В то же время в городской застройке проявляется утилитарный подход — строятся доходные дома.

В Петербурге возводятся Казанский собор (А. Н. Воронихин), здание адмиралтейства (А. Д. Захаров), здание Главного штаба (К. И. Росси), ансамбль Александрийского театра, новый Эрмитаж, Исаакиевский собор. В Москве — Голицынская больница, Большой театр (О. И. Бове), Большой Кремлевский дворец (К. А. Тон).

Появляются памятники в честь выдающихся деятелей России: в Москве установлены памятники А. В. Суворову (М. И. Козловский), К. Минину и Д. Пожарскому (И. П. Мартос), в Петербурге — М. И. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли (В. А. Орловский). П. К. Клодт создает знаменитые конные группы на Аничковом мосту в Петербурге и памятник И. А. Крылову.

Опираясь на достижения европейской науки, крупных успехов добились русские ученые. Центрами научной мысли стали Академия наук, университеты и научные общества (Общество истории и древностей Российских, Археографическая комиссия, Общество испытателей природы, Русское географическое общество и др. Во многих городах России были созданы сельскохозяйственные общества.

Выдающихся успехов достигли математики Н. И. Лобачевский (создатель неевклидовой геометрии), М. В. Остроградский, П. В. Чебышев, астроном В. Я. Струве, химики М. Я. Киттары, Н. Н. Зинин (синтез анилина).

Открытия и изобретения профессора В. В. Петрова (электрохимия и электрометаллургия), академика Б. С. Якоби (гальваника), П. Л. Шиллинга (электромагнитный телеграф), П. П. Аносова, П. М. Обухова, В. С. Пятова (металлургия) соответствовали уровню развития мировой науки.

Новые идеи в медицине и физиологии выдвинули Н. И. Пирогов и А. Н. Филомафитский.

Среди историков этого периода выделяется профессор Московского университета Т. Н. Грановский. Лекции Грановского пользовались огромным успехом, его идеи были развиты следующим поколением ученых.

Глава 10. Россия после 1861 года: реформы и контрреформы

Реформы Александра II и контрреформы в правление Александра III. — Экономика и общество в пореформенный период. — Консервативное, либеральное и революционное движение. — Народники и социал-демократы. — Внешняя политика второй половины XIX в. и «восточный вопрос». — Реформы в сфере образования. — Достижения российской науки и культуры.

Эволюция государственного и политического строя. Правление императора Александра II (1856–1881) стало периодом радикальных преобразований российского общества. Реформы этой эпохи существенно изменили государственный строй империи, стимулировали экономическое развитие страны, повлияли на эволюцию ее социальной структуры. Центральным событием царствования Александра II Освободителя стала отмена крепостного права. Затем последовали реформы местного управления, системы судопроизводства, реорганизация армии, реформа финансов, народного просвещения, цензуры и др.

Курс Александра II и его единомышленников на либеральные реформы постоянно наталкивался на противодействие консервативных сил высшей бюрократии, сохранявшей значительное политическое влияние при дворе. Среди сторонников преобразований видную роль играли великий князь Константин Николаевич (младший брат царя), министр внутренних дел П. А. Валуев, военный министр Д. А. Милютин, министр народного просвещения А. В. Головин и другие. Лагерь противников реформ возглавляли начальник III отделения Собственной е.и.в. канцелярии граф П. А. Шувалов и министр юстиции граф В. Н. Панин.

В реорганизации системы государственного управления одним из первых шагов стала земская реформа. 1 января 1864 г. было утверждено «Положение о губернских и уездных земских учреждениях».

Органы местного самоуправления в губерниях и уездах — земства — были всесословными выборными учреждениями. Выборы производились на основе имущественного ценза, по куриям. Первая курия — землевладельческая — состояла из обладателей земли от 200 до 800 десятин или недвижимости стоимостью от 15 тыс. руб. Вторая курия — городская — объединяла собственников городских промышленных и торговых заведений с оборотом не менее 6000 руб. в год и представителей владельцев собственности, составлявшей до 1/20 части, ценза. Выборы по третьей курии — сельских крестьянских обществ — были многостепенными. Земства избирались на 3 года.

Земские распорядительные органы — собрания гласных — выбирали исполнительные органы — земские управы в составе председателя и нескольких членов. Собрания гласных происходили раз в год. В их компетенцию входило распределение государственных налогов, утверждение местных налогов, местное хозяйство, медицина, образование. В конце 70-х годов земства были открыты в 35 из 59 губерний. В 1865–1867 гг. дворяне составляли 46,7 % гласных, крестьяне — 34,3 %, купцы — 10,2, духовенство — 6,1, представители других сословий — 2,7 %.

Являясь представительными учреждениями, земства внимательно относились к местным нуждам. Наряду с ограничением компетенции проблемой земств, существовавших за счет местных налогов, были скудные финансы. Работа в земствах способствовала формированию гражданского сознания, развитию российской интеллигенции.

Служащие земств и часть дворянства составили земское движение, главным требованием которого было создание центрального земского учреждения.

Чтобы избежать возникновения оппозиции, не допускались контакты между земствами разных губерний. Губернаторам поручалась цензура земских докладов. Публичность земской деятельности ограничивалась.

Подготовка к городской реформе началась в 1861 г. Проект, представленный в 1864 г., долго обсуждался. Правительство опасалось превращения городских дум в политическую трибуну.

«Городовое положение» было утверждено 16 июня 1870 г. В городах создавались городская дума (распорядительный орган) и городская управа под председательством городского головы (исполнительный орган). Выборы в городскую думу проводились по трем куриям на основе имущественного ценза. Первую курию составляли крупные налогоплательщики, вносившие треть городских налогов; вторую — более мелкие, уплачивавшие другую треть налогов; третью — все остальные. Каждая курия избирала равное число гласных в городскую думу. Имущественный ценз ограничивал число избирателей. В наиболее крупных городах они составляли в среднем 5,6 % от населения.

В компетенцию городского самоуправления входили городское благоустройство, развитие торговли, устройство больниц, школ, противопожарные меры и городское налогообложение. Городские думы находились под контролем правительственных чиновников. Городской голова, избранный думой, утверждался губернатором или министром внутренних дел. Они же могли приостанавливать решения городской думы. В 1892 г. самоуправление было введено в 621 городе из 707.

20 ноября 1864 г. были обнародованы указ о судебной реформе и «Новые судебные уставы». Суд строился на принципах бессословности судопроизводства, равенства сторон перед законом, гласности, состязательности судебного процесса, независимости его от администрации.

Страна была разделена на 108 судебных округов. Вводились два вида сздов: мировые и общие. Мировые суды в лице мирового судьи разбирали уголовные и гражданские дела, ущерб по которым не превышал 500 руб. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями, утверждались Сенатом и могли быть уволены только по собственному желанию или по суду.

Общий суд состоял из трех инстанций: окружной суд, судебная палата, Сенат. Окружные суды рассматривали серьезные гражданские и уголовные дела (уголовные дела — с участием присяжных заседателей). Судебные палаты (по одной на несколько округов) рассматривали апелляции и являлись судом первой инстанции для политических и государственных дел. Сенат являлся высшей судебной инстанцией и мог отменять решения судов, поданные на кассацию. Присяжные заседатели назначались губернскими земскими собраниями и городскими думами на основе имущественного ценза (2 тыс. рублей в городах). Судьи общих судов назначались царем. Они были включены в систему чинопроизводства и получали высокие денежные оклады.

По «Уставам», прокуратура осуществляла судебный надзор, а не общий надзор, как раньше. Судебные следователи занимались предварительным расследованием. Полиция в следствие не вмешивалась. Вводилась адвокатура — присяжные поверенные и частные поверенные.

Эта система дополнялась сословными волостными судами для крестьян, консисториями для духовенства, судом для военных, высших чиновников и пр. Судебные уставы распространялись на 44 губернии и вводились в них в течение тридцати с лишним лет.

Поражение России в Крымской войне обусловило необходимость скорейшего проведения военной реформы. Подготовка реформ на флоте началась еще до войны. Глава морского ведомства великий князь Константин Николаевич и его соратники подготовили ряд проектов, по которым в 60-е годы было реорганизовано управление флотом и военно-морскими учебными заведениями.

В 1857 г. была ликвидирована система военных поселений. Срок службы нижних чинов сократился с 25 до 10 лет.

В 1861 г. военным министром стал талантливый государственный деятель Д. А. Милютин. В 1862 г. началась реформа военного управления. Страну разделили на военные округа. Были реорганизованы Военное министерство и Главный штаб. За три года — с 1864 по 1867 г. — численность армии снизилась с 1132 тыс. человек до 742 тыс. при сохранении военного потенциала. В 1865 г. началась военно-судебная реформа на принципах гласности и состязательности судебного процесса.

В 60-е годы по настоянию Военного министерства были построены железные дороги к западным и южным границам России. В 1870 г. появляются железнодорожные войска. Перевооружение армии требовало коренной технической реконструкции старых и создания новых предприятий. В России впервые в мире начали производить орудийные стволы из литой стали. Оружие закупали и за рубежом. В течение 70-х годов перевооружение в основном завершилось.

Военные теоретики М. И. Драгомиров, Д. А. Милютин, Г. А. Леер внесли качественные изменения в военную теорию. В армии появились новые уставы, уделявшие главное внимание боевой и физической подготовке солдат. В ходе реформы военно-учебных заведений были созданы военные и юнкерские училища с двухгодичным сроком обучения. В них принимались лида всех сословий.

После долгих дебатов 1 января 1874 г. был утвержден Устав о воинской повинности. Вместо рекрутского набора вводилась всеобщая воинская повинность мужского населения по достижении 21 года. Солдаты служили 6 лет на действительной службе и 9 лет числились в запасе, матросы — соответственно 7 лет и 3 года. Окончившие начальную школу служили 3 года, гимназию — 1,5 года, выпускники высших учебных заведений — несколько месяцев. В результате реформы была создана небольшая армия мирного времени со значительным обученным резервом на случай войны.

Последствия русско-турецкой войны, неурожаи 1879–1880 гг., промышленный спад создали на рубеже 70-80-х годов кризисную ситуацию. Усилилось крестьянское движение, происходили волнения студентов в Москве, Петербурге, Харькове, земско-либеральные деятели выступили за введение конституции. В этой обстановке революционеры совершили серию террористических актов. Обстановка в стране накалилась.

Правительство ответило репрессиями. С августа 1878 г. дела о политических преступлениях были переданы из гражданских судов в военные. В том же году был создан аппарат полицейских урядников для борьбь! с крестьянским движением, организована сыскная полиция для преследования революционеров. Обыски, аресты стали обычным явлением. В апреле 1879 г. в Петербурге, Харькове и Одессе были учреждены временные генерал-губернаторства. Права московского, киевского и варшавского генерал-губернаторов расширились.

Однако политика правительства не ограничивалась репрессивными мерами. В начале 1880 г. обсуждались конституционные проекты. 12 февраля после покушения на Александра II была создана Верховная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Главный начальник комиссии граф М. Т. Лорис-Меликов получил исключительные полномочия. Наряду с карательными мерами он начал диалог с земствами, ослабил цензуру.

Заняв после ликвидации верховной распорядительной комиссии (август 1880 г.) посты министра внутренних дел и шефа корпуса жандармов, Лорис-Меликов стремился завершить проведение реформ и тем самым преодолеть кризис. Для стабилизации положения были отправлены на места сенаторские ревизии, расширены права печати, ликвидировано III отделение. Лорис-Меликов предложил создать административно-хозяйственную и финансовую комиссии, включавшие чиновников и общественных деятелей, для подготовки реформы местного управления и пересмотра условий выкупа крестьянских земель. Проекты вносились на рассмотрение общей комиссии с участием представителей земств. 1 марта 1881 г. этот план, названный «конституцией Лорис-Меликова», был одобрен Александром II. Однако в тот же день царь был убит в результате террористического акта.

8 марта 1881 г. на совещании в Совете министров новый царь Александр III (1881–1894) высказался против проекта Лорис-Меликова. Обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев поддержал царя и потребовал урезать права земств. 29 апреля 1881 г. был опубликован манифест, в котором заявлялось о «незыблемости самодержавия» и «первенствующей роли дворянства». Министры-либералы подали в отставку.

14 августа 1881 г. было издано «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия». Губернаторам предоставлялось право объявлять в губерниях чрезвычайное положение, передавать дела о государственных преступлениях и покушениях на должностных лиц в военные суды. «Положение» продлевалось каждые три года, вплоть до 1917 г.

Численность корпуса жандармов была увеличена. Широкое распространение получили отделения по охранению порядка и общественной безопасности («охранка»), в работе которых активно использовались тайные агенты и провокаторы.

В середине 80-х годов окончательно утвердился новый курс, отличавшийся усилением административных начал, постоянной конфронтацией с земствами, нарушением законов. Эта политика была оформлена в ряде законодательных актов, получивших в историографии название «контрреформ».

12 июля 1889 г. был издан закон о земских участковых начальниках. 2200 земских начальников должны были заменить институт мировых посредников, уездные по крестьянским делам присутствия и мировой суд. 12 июня 1890 г. вышло «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Избирательная система была изменена. Первая курия включала только дворян. Число гласных от этой курии увеличивалось, имущественный ценз для них понижался, но повышался для городской курии. Выборные от крестьянской курии утверждались губернатором. Постановления земских собраний вступали в силу только после их утверждения губернатором или министром внутренних дел.

Городовое положение, изданное 11 июня 1892 г., сократило число избирателей в 3–4 раза путем повышения ценза. Городские головы и члены управы были объявлены государственными служащими и, следовательно, попадали под контроль административных органов. «Контрреформы» были проведены в сфере просвещения и в цензурной политике. Однако возврат к дореформенным порядкам был уже невозможен.

Социально-экономическое развитие России во второй половине XIX в. В 1856–1897 гг. население Российской империи увеличилось с 71 млн. до 125 млн. человек. Почти 90 % проживало в европейской части, 7 млн. — в Средней Азии и Казахстане, 6,5 — в Сибири. Городское население в 1861–1897 гг. выросло в 2 раза и составило в 1897 г. более 10 % (14,7 млн. чел.). Основная масса населения была занята в сельском хозяйстве. Крымская война истощила деревню, вызвала новый подъем крестьянского движения. 30 марта 1856 г. в речи, произнесенной перед предводителями московского дворянства, Александр II заявил, что лучше освободить крестьян сверху, нежели ждать, когда они сами освободят себя снизу. Секретный комитет, созданный в январе 1857 г., признал, подчиняясь воле монарха, необходимость постепенной отмены крепостного права.

21 февраля 1858 г. Секретный комитет переименовали в Главный комитет по крестьянскому делу. Началось широкое обсуждение реформы в печати. Под нажимом Министерства внутренних дел дворяне присылали царю предложения о реформе, а в ответ получали стандартные рескрипты с изложением правительственной программы. В первой половине 1858 г. губернские дворянские комитеты составляли проекты по крестьянскому вопросу.

Созданные в феврале 1859 г. в Петербурге редакционные комиссии к осени 1859 г. составили проект реформы, вызвавший недовольство губернских комитетов. Не дав помещикам возможности обсуждать этот проект, Александр II 19 февраля 1861 г. подписал «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Крепостное право отменялось, крестьяне получали личную свободу. Земля полностью сохранялась за помещиком на 2 года, крестьяне пользовались усадьбой и угодьями за повинности (временнообязанное состояние). В течение этого времени избранные из местного дворянства мировые посредники составляли документы (уставные грамоты) о выделении крестьянам земельных наделов за выкуп. Размеры крестьянских наделов определялись местными «Положениями». Местным учреждениям поручалось организовать сельские и волостные общества крестьян.

Дворовые люди объявлялись свободными, но в течение 2 лет должны были служить своим хозяевам или уплачивать оброк. Крепостные рабочие помещичьих и казенных фабрик и заводов переводились на оброк и получали право выкупа прежних своих усадеб и наделов.

Сумма выкупных платежей определялась размерами крестьянского оброка, т. е. выкупалась не личная зависимость крестьян и не земля, а повинности. Эта сумма, будучи положена в банк под 6 % годовых, должна была приносить помещику ежегодный доход в размере оброчных платежей. Посредником между крестьянами и помещиками выступало государство, выплачивавшее помещику при заключении выкупной сделки 75–80 % выкупа. Крестьяне вносили 6 % годовых от этой суммы. Недовольство основной массы крестьянства выразилось в массовых волнениях, охвативших 42 губернии. Почти половину из 1889 крестьянских выступлений в 1861 г. удалось подавить лишь с помощью войск. Новая волна недовольства поднялась в 1862 г. в период подписания уставных грамот. Крестьяне считали, что наделы «по справедливости» принадлежат им и не желали платить.

Удельные крестьяне получили свои наделы по «Положению» от 26 июня 1863 г., государственные крестьяне (кроме Сибири и Дальнего Востока) — по «Положению» от 24 ноября 1866 г.

В Грузии крестьянская реформа прошла в 1864–1871 гг., в Бессарабии — в 1868 г., в Армении и Азербайджане — в 1870 г. Помещичьи крестьяне Сибири переводились на государственные земли.

В результате реформы размеры наделов в большинстве губерний уменьшились. Малоземелье разоряло крестьян, вело к накоплению недоимок. Право собственности на землю получила крестьянская община, распределявшая и перераспределявшая наделы между дворами. Продажа наделов запрещалась.

После реформы помещики, не имевшие средств для обработки своих земель, начали распродавать их. В 1861–1894 гг. помещичье землевладение уменьшилось с 87 млн. до 62 млн. десятин земли. Основными покупателями земли были крестьяне. Широко применялась сдача земли крестьянам за отработки. В 80-е годы с накоплением капиталов и появлением свободных рабочих рук в большинстве имений использовали наемный труд. Для поддержки помещиков был открыт Дворянский земельный банк (1885).

Зажиточные крестьяне (их доля — в среднем 20 %) также нанимали работников, применяли технику, улучшали качество продукции. Товарность их хозяйств была высокой, они пользовались ссудами крестьянского поземельного банка (с 1882 г.). Урожайность зерновых и картофеля постоянно росла, увеличилась производительность труда.

Крестьянская реформа 1861 г. стимулировала и промышленность. Развитие сельского хозяйства высвободило рабочие руки и создало спрос на промышленную продукцию.

Промышленность финансировалась как частными лицами (торговые прибыли, выкупные платежи, доходы от аренды), так и государством (ссуды, заказы). Для кредитования создавались акционерные банки (39 — в 1873 г.). В 1893 г. иностранные вклады в русские акционерные предприятия составляли 238 млн. руб., отечественные — 782 млн. руб. В государственные фонды России было вложено 2713 млн. руб. иностранного капитала и 3136 млн. руб. отечественного. Иностранные капиталы (из Англии, Франции, Германии, Бельгии) вкладывались преимущественно в тяжелую промышленность.

В 80-е годы переход к машинному производству был в основном завершен. По-прежнему быстро развивалась хлопчатобумажная промышленность.

Темпы роста добывающей и тяжелой промышленности в 60-90-е годы были самыми высокими в мире. Появлялось все больше крупных предприятий. Добыча угля в 1867–1897 гг. увеличилась в 25 раз (до 684 млн. пудов). Добыча нефти в 1870–1895 гг. — также в 25 раз (до 384 млн. пудов). Быстро росла добыча угля в Донбассе, нефти — в Баку, железной руды — в Кривом Роге. Донецкий уголь и криворожская руда стали базой стремительного развития металлургического производства на юге России.

Число машиностроительных заводов увеличилось в 1860–1896 гг. в 5,5 раза, число рабочих на них — в 7,4 раза. Они производили разнообразную продукцию: паровозы, двигатели, станки, оружие и т. п. В центральном районе и в южных губерниях развивалось сельскохозяйственное машиностроение.

Во второй половине XIX в. в промышленном производстве России чередовались периоды спада и подъема. Спад производства был отмечен в начале 60-х годов, в 1873–1875, 1882–1886 гг. В 1893 г. начался новый рост производства. В 90-е годы появляются монополистические объединения в угле- и нефтедобыче.

Программы министров финансов Н. Х. Бунге и И. А. Вышнеградского способствовали ускоренному развитию промышленного производства в 80-90-е годы. Но несмотря на быстрый рост, российская промышленность отставала от развитых стран Запада (США, Англии, Германии и др.) как по технической оснащенности и энерговооруженности, так и по объемам добычи угля, нефти, металла, машин на душу населения.

Особое значение для экономики страны имело строительство железных дорог. Они связали отдаленные регионы, повысили спрос на продукцию угольной, металлургической, машиностроительной промышленности. В 1865–1890 гг. протяженность железных дорог увеличилась в 7 раз (до 29 063 км). Грузооборот в 1868–1894 гг. возрос в 14 раз (до 6145 млн. пудов), количество пассажиров — в 6,5 раза (до 65 млн. человек). Новые линии связывали сельскохозяйственные и промышленные районы между собой и с морскими и речными портами. Количество пароходов увеличилось с 399 в 1860 г. до 2539 в 1895 г. Основная их часть была сосредоточена в Волжском бассейне.

Улучшение транспортной системы способствовало развитию торговли. В товарные отношения активно включились окраины. Внутренний товарооборот в 1873–1895 гг. вырос в 3,5 раза. Значение ярмарок падало, набирали силу товарные биржи. При помощи железнодорожных тарифов правительство поддерживало стабильные цены на хлеб во внутренних губерниях и стимулировало его экспорт. Хлеб стал главной статьей русского экспорта. В 60-90-е годы его вывоз возрос в 5 раз (15 % чистых сборов). Промышленные товары составляли 25 % экспорта.

В импорте 60-х годов первое место занимал хлопок-сырец, в 90-е годы — машины.

В конце века главным торговым партнером России стала Германия (32 % импорта, 25 % экспорта), за ней — Англия (20 % и 20 %). В 60-е годы стоимость импорта примерно равнялась стоимости экспорта, к началу 90-х годов экспорт превышал импорт на 150–230 млн. руб. ежегодно.

В 1860 г., в ходе подготовки крестьянской реформы, был создан Государственный банк. В 1862 г. Министерство финансов стало единственным распорядителем государственных средств. Независимый от администрации государственный контроль следил за размерами и правильным использованием бюджетных ассигновании.

В пореформенный период значительно вырос класс промышленно-торговой буржуазии. Среди крупных собственников были выходцы из крестьян (Гучковы, Коноваловы, Морозовы, Рябушинские), из купеческого сословия (Губонин, Мамонтов). Предпринимательством занимались и дворяне (Браницкие, Барятинские, Долгоруковы, Юсуповы). В 80-е годы немногим более 50 % дворян владели землей. Но дворяне составляли основную массу чиновников, занимали все высокие государственные посты. В 1863 г. чиновникам было разрешено совмещать государственную службу с предпринимательской деятельностью. Однако с 1884 г. такое совмещение запрещалось чиновникам пяти высших классов.

Принадлежность к дворянству, титулы сохраняли привлекательность для разбогатевших крестьян и купцов. Выдающиеся деловые качества, участие в благотворительности открывали им доступ в дворянство. Престижность дворянского звания дополнялась привилегиями, продворянской политикой Александра III.

В 70-80-е годы появляются организации промышленников: Совет съездов промышленников юга России (1874), Совет съездов горнопромышленников Уральской области (1880), Совет съезда, бакинских нефтепромышленников и др. Предприниматели были представлены в органах местного самоуправления.

Отмена крепостного права привела к быстрому росту класса наемных рабочих. Эта социальная группа была неоднородной. Всего в середине 90-х годов насчитывалось около 10 млн. лиц наемного труда. Из них 3,5 млн. было занято в сельском хозяйстве. Значительную часть составляли крестьяне-отходники, которые нанимались на сезон. В крупной промышленности и железнодорожном строительстве в 1890 г. работало 1432 тыс. человек. Около 1/из них было сконцентрировано на предприятиях с 500 и более рабочих.

Из-за крепостнических традиций и отсутствия специального рабочего законодательства установился жесткий режим эксплуатации наемного труда. Рабочие нередко обращались с жалобами к властям, а со временем все чаще стали устраивать стачки, особенно на крупных предприятиях. Обычными требованиями были уменьшение штрафов, повышение заработной платы, улучшение условий труда. Стачки подавляли, иногда с помощью войск, рабочих отдавали под суд. В крупнейшей стачке на Никольской мануфактуре Морозова (Орехово-Зуево) в январе 1885 г. приняло участие 11 тыс. человек. Рабочие заявили о необходимости государственного контроля и законодательства. На суде руководители стачечников были оправданы. Волна забастовок спала во время кризиса 80-х годов, но вновь поднялась на рубеже 80-90-х годов. Рабочее движение вынудило владельцев предприятий повысить заработки, сократить продолжительность рабочего дня. Стачки привлекли внимание правительства. Был издан ряд законов: «Об ограничении работы малолетних и установлении надзора за их занятиями» (1 июля 1882 г.), «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках и мануфактурах» (3 июня 1885 г.), «О надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих» (3 июня 1886 г.).

Под влиянием пропаганды народников возникли первые рабочие организации: «Южнороссийский союз рабочих» в Одессе (1875) под руководством Е. О. Заславского и «Северный союз русских рабочих» в Петербурге (1878–1880) во главе с В. П. Обнорским и С. Н. Халтуриным. «Союзы» вели пропаганду среди рабочих и ставилисвоей целью революционную борьбу «с существующим политическим и экономическим строем» и установление социалистических отношений. После ареста руководителей организации распались.

Общественное движение. Демократизация образования, появление большого числа специалистов с высшим образованием из дворян и разночинцев значительно расширили круг интеллигенции. В этой среде развивались различные направления общественной мысли. Либеральное направление было самым широким во второй половине XIX в., оно имело множество различных оттенков. Но так или иначе либералы выступали за установление мирным путем конституционных форм правления, за политические и гражданские свободы, за просвещение народа. Будучи сторонниками легальных форм, либералы действовали через печать и земство. Трибуной либеральных идей были на рубеже 50-60-х годов «Русский вестник» М. Н. Каткова (до 1862 г.), а с 1866 г. «Вестник Европы» М. М. Стасюлевича.

Стремясь выйти за рамки местных интересов, либеральные деятели провели в конце 70-х годов несколько общеземских съездов, к которым правительство отнеслось нейтрально. Лидеры либералов С. А. Муромцев, В. Ю. Скалой, А. А. Чупров в 1880 г. обратились к Лорис-Меликову с призывом ввести конституционные начала.

После 1 марта 1881 г. либеральные деятели в адресе Александру III осудили террористическую деятельность революционеров и выразили надежду на «завершение великого дела государственного обновления». Несмотря на самодержавную политику ущемления прав земств, либеральное движение не перешло в оппозицию. В 90-е годы демократические настроения среди земских врачей, учителей, статистиков заметно усилились. Это приводило к постоянным конфликтам с местной администрацией.

В условиях политического кризиса на рубеже 50-60-х годов активизировали свою деятельность революционеры. Усилившиеся крестьянские волнения вселяли надежду на возможность крестьянского восстания в России. Летом и осенью 1861 г. революционеры распространяли прокламации, в которых содержались призывы к молодежи, «образованному обществу», крестьянам, солдатам готовиться к борьбе («Великорусе», «К молодому поколению» и др.).

В 1862 г. группа революционеров (МЛ. Михайлов, Н. Н. Обручев, Н. А. Серно-Соловьевич, А. А. Слепцов, Н. В. Шелгунов) организовала федерацию кружков. Эта строго конспиративная организация, получившая название «Земля и воля», распространяла нелегальную литературу, напечатанную в «Вольной русской типографии» А. И. Герцена в Лондоне и в тайных типографиях в России. Велась подготовка к восстанию, назначенному на 1863 год. После ареста руководителей (-1862) и провала планов вооруженного восстания в Поволжье (1863) Центральный комитет «Земли и воли» весной 1864 г. решил приостановить деятельность организации.

В 1863 г., когда ситуация в России начала стабилизироваться, в Польше вспыхнуло национальное восстание. В конце 50-х — начале 60-х годов царское правительство проводило в Польше либеральную политику. В этой обстановке возникли кружки молодежи, призывавшие городские слои населения к вооруженному восстанию. Общество разделилось на две партии. Сторонники восстания получили название «красных». «Белые» — землевладельцы и крупная буржуазия — рассчитывали добиться восстановления независимой Польши дипломатическими средствами.

Центральный национальный комитет — конспиративный центр подготовки восстания (Я. Домбровский, 3. Падлевский, 3. Сераковский) заключил соглашение с «Землей и волей» о совместных действиях. Программа Центрального комитета включала ликвидацию сословий, передачу крестьянам обрабатываемой ими земли, восстановление независимой Польши в границах 1772 г. с предоставлением населению Литвы, Белоруссии и Украины права решать свою судьбу.

22 января 1863 г. Центральный комитет объявил о начале восстания против царизма. Однако пришедшие к руководству «белые» сделали ставку на поддержку западноевропейских держав. Военные действия развивались стихийно. Несмотря на ноту Англии и Франции царскому правительству с требованием прекратить кровопролитие в Польше, подавление восстания продолжалось. Пруссия поддержала Россию. Русские войска под командованием генерала Ф. Ф. Берга вступили в борьбу с польскими повстанческими отрядами. В Литве и Белоруссии войсками руководил виленский генерал-губернатор М. Н. Муравьев.

В то же время Александр II 1 марта 1863 г. отменил временнообязанные отношения крестьян, снизил на 20 % оброчные платежи в Литве, Белоруссии и Западной Украине. Взяв за основу аграрные декреты польских повстанцев, царское правительство в ходе военных действий объявило о земельной реформе. В мае 1864 г. были уничтожены последние повстанческие отряды.

В 60-е годы на волне отрицания существующею порядка среди студенческой молодежи распространилась идеология нигилизма. Отрицая философию, искусство, мораль, религию, нигилисты называли себя материалистами и проповедовали «эгоизм, основанный на разуме».

В то же время под влиянием социалистических идей (например, роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?») возникли артели, мастерские, коммуны, надеявшиеся распространением коллективной собственности и коллективного труда подготовить социалистическое преобразование общества. Потерпев неудачу, они распадались либо переходили к нелегальной революционной деятельности. 4 апреля 1866 г. член одной из подпольных организаций («ишутинцы») студент Д. В. Каракозов совершил неудачное покушение на Александра II. В 1871 г. общество было возмущено убийством студента Иванова, члена тайного общества «Народная расправа». Он был убит за неповиновение по настоянию руководителя общества С. Г. Нечаева, который добивался беспрекословного подчинения и заявлял о вседозволенности во имя революции. С суда над нечаевцами началась эпоха политических процессов (всего более 80), ставших неотъемлемой частью общественной жизни до начала 80-х годов.

В 70-е годы сложилось несколько близких течений утопического социализма, получивших название «народничества». Народники полагали, что благодаря крестьянской общине («ячейке социализма») и качествам крестьянина-общинника («революционера по инстинкту», «прирожденного коммуниста») Россия сможет прямо перейти к социалистическому строю. Взгляды теоретиков народничества (М. А. Бакунин, ПЛ. Лавров, Н. К. Михайловский, П. Н. Ткачев) расходились в вопросах тактики, но все они видели главное препятствие для социализма в государственной власти и считали, что тайная организация, революционные вожди должны поднять народ на восстание и привести его к свободе.

На рубеже 60-70-х годов в Москве и Петербурге возникли многочисленные студенческие кружки. Среди них выделялось общество «чайковцев» (Н. В. Чайковский, А. И. Желябов, Д. А. Клеменц, С. М. Кравчинский, П. А. Кропоткин, Н. А. Морозов, М. А. Натансон, С. П. Перовская и др.). Члены общества вели пропаганду среди рабочих и крестьян.

Весной 1874 г. тысячи участников различных кружков народников отправились по деревням. Большинство из них ставило своей целью скорейшую подготовку крестьянского восстания. Они собирали сходки, говорили об угнетении народа, призывали не повиноваться властям. «Хождение в народ» продолжалось в течение нескольких лет. Многие народники поселились в деревне в качестве учителей, врачей и т. п. Однако их призывы не находили отклика, нередко крестьяне выдавали пропагандистов полиции.

В конце 1876 г. возникла «Земля и воля». Конспиративный центр этой народнической организации (Л. Г. Дейч, В. И. Засулич, С. М. Кравчинский, А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов, М. А. Натансон, СЛ. Перовская, Г. В. Плеханов, В. Н. Фигнер) руководил деятельностью различных групп. Землевольцы создали в деревнях несколько постоянных поселений для ведения революционной пропаганды. Вскоре в «Земле и воле» возникло два течения: одни склонялись к продолжению пропагандистской работы, другие считали единственным средством приближения революции террористическую деятельность. В августе 1879 г. произошел окончательный распад. Сторонники пропаганды объединились в «Черный передел», приверженцы террора — в «Народную волю». «Черный передел», объединявший кружки в Москве, Петербурге и других городах, существовал до 1881 г.

«Народная воля» объединила кружки студентов, рабочих, офицеров. В строго законспирированное руководство входили А. И. Желябов, А. И. Баранников, А. А. Квятковский, Н. Н. Колодкевич, А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов, СЛ. Перовская, В. Н. Фигнер, М. Ф. Фроленко. В 1879 г. народовольцы, надеясь вызвать политический кризис и захватить власть, совершили ряд террористических актов. Смертный приговор Александру II Исполнительный комитет «Народной воли» вынес в августе 1879 г. После нескольких покушений в 1879–1880 гг. 1 марта 1881 г. в Петербурге Александр II был смертельно ранен бомбой, брошенной народовольцем И. И. Гриневицким. Однако убийство не вызвало антиправительственных выступлений. Большинство членов Исполнительного комитета было казнено по приговору суда.

Комитет существовал до 1884 г., но и после его разгрома продолжали действовать разобщенные группы народовольцев. 1 марта 1887 г. под руководством А. И. Ульянова было совершено неудавшееся покушение на Александра III.

25 сентября 1883 г. бывшие члены «Черного передела», эмигрировавшие в Швейцарию (П. Б. Аксельрод, Г. В. Плеханов, Л. Г. Дейч, В. И. Засулич, В. И. Игнатов), объявили о начале издания «Библиотеки современного социализма». Изучение опыта европейской социал-демократии привело бывших народников на позиции марксизма. В своих работах «Социализм и политическая борьба» (1883) и «Наши разногласия» (1885) Г. В. Плеханов отрицал готовность России к социалистической революции и указал на необходимость создания социал-демократической партии, подготовки буржуазно-демократической революции и создания социально-экономических предпосылок социализма.

С середины 80-х годов в России возникают социал-демократические кружки студентов и рабочих: «Партия русских социал-демократов» Д. Благоева (1883–1887), группа Н. Е. Федосеева (1887–1889), «Товарищество санкт-петербургских мастеровых» П. В. Точисского (1885–1888) и «Социал-демократическое общество» М. И. Бруснева (1889–1892). Члены кружков знакомились с историей европейского рабочего движения, с марксистской литературой, вели пропаганду среди рабочих. Многие участники движения были арестованы, отправлены в тюрьму и ссылку.

На рубеже 80-90-х годов социал-демократические группы существовали в Киеве, Харькове, Одессе, Минске, Вильнюсе, Ростове-на-Дону, Тифлисе и других городах. Однако в эти годы они охватывали лишь незначительную часть рабочих.

Внешняя политика и «восточный вопрос». Одним из главных направлений внешней политики России во второй половине XIX в. оставалось решение восточного вопроса. Нейтрализация Черного моря затрудняла развитие юга России, мешала нормальной торговле. Австрия пыталась закрепиться на Балканах. Турция в своей политике ориентировалась на Англию, которая соперничала с Россией в Закавказье и Средней Азии. Для усиления своих позиций на Востоке Россия по-прежнему делала ставку на освободительную борьбу христианских народов против Турции.

Талантливый политик и дипломат А. М. Горчаков (1798–1883), возглавивший министерство иностранных дел в 1856 г., попытался прежде всего вывести страну из международной изоляции. Россия поддержала стремление прусского канцлера О. Бисмарка к объединению германских земель. Эта дипломатическая поддержка помогла Пруссии одержать победу в войнах с Данией (1864), Австрией (1866) и Францией (1870–1871). В ответ Бисмарк выступил на стороне России в вопросе о нейтрализации Черного моря. В январе 1871 г. на конференции европейских держав в Лондоне требования России были удовлетворены.

В апреле 1873 г. была заключена русско-германская военно-оборонительная конвенция. В том же году Россия и Австрия подписали политическую конвенцию, к которой присоединилась Германия. Так был оформлен «Союз трех императоров». Несмотря на серьезные противоречия между сторонами, «Союз» оказывал серьезное влияние на международные отношения 70-х годов. Заключение «Союза» означало и выход России из международной изоляции. В 70-е годы вновь обострился восточный вопрос. Несмотря на неоднократные требования европейских держав, Турция отказывалась уравнять в правах христианское население провинций Болгария, Босния и Герцеговина с мусульманами. В 1875 г. в Боснии и Герцеговине вспыхнули стихийные восстания.

Война в Средней Азии и ненадежность союзников заставляли русское правительство избегать военного конфликта и решать вопрос дипломатическим путем. Участники «Союза трех императоров» по инициативе Горчакова в мае 1876 г. подписали Берлинский меморандум, поддержавший боснийцев. В апреле 1876 г. восстали болгары. Турецкие войска начали массовое истребление болгарского населения.

30 июля Сербия и Черногория объявили войну Турции. В России это вызвало волну солидарности со славянскими народами. Славянские комитеты собирали денежные пожертвования, покупали и переправляли восставшим оружие, медикаменты, продовольствие.

Они требовали от русского правительства самых решительных мер против Турции. Русские офицеры подавали в отставку и вступали в сербскую армию. В госпиталях Сербии и Черногории работали русские врачи.

Не добившись уступок дипломатическими средствами, 12 апреля 1877 г. Александр II издал манифест о войне с Турцией. В тот же день русские армии направились через Румынию к Дунаю.

В июне 1877 г. русская армия переправилась через Дунай. Отряд генерала И. В. Гурко, закрепившись на балканском перевале Шипка, удерживал его под напором постоянно атаковавшего противника до декабря. В восточной части Болгарии Рущукский отряд блокировал турецкую армию в крепостях Шумла, Варна, Силистрия. Западный отряд занял крепость Никополь, но Плевна капитулировала лишь в конце ноября.

В это время начала наступление сербская армия. Используя благоприятную ситуацию, отряд генерала Гурко 13 декабря преодолел Балканы и занял Софию. Отряд генерала Ф. Ф. Радецкого, пройдя через Шипкинский перевал, разбил противника у Шейново. Заняв Филшшополь (Пловдив) и Адрианополь, русские армии двигались к Константинополю. На Кавказе русские войска под командованием генерала М. Т. Лорис-Меликова взяли крепости Ардаган, Карс и начали бои за Эрзерум.

Обеспокоенная успехами России, Англия послала военную эскадру в Мраморное море и вместе с Австрией угрожала разрывом дипломатических отношений, если русские войска войдут в Константинополь. Авангард остановился в 12 км от Константинополя, в Сан-Стефано, где 18 февраля 1878 г. был подписан мирный договор России с Турцией. Турция признала независимость Сербии, Черногории и Румынии. России передавались Южная Бессарабия и кавказские крепости.

Однако под нажимом Англии и Австрии русское правительство было вынуждено передать некоторые статьи договора на международное обсуждение. В результате 1 июля 1878 г. был подписан Берлинский трактат, возвративший Турции некоторые территории.

Во второй половине XIX в. Россия продвинулась на юг, присоединив к своим владениям Среднюю Азию. Завершилось и присоединение Кавказа. Торговые связи со Средней Азией, столь важные для российской промышленности, осложнялись из-за постоянных междоусобиц в этом регионе. Беспокойство русского правительства вызывали попытки английской дипломатии через афганского эмира воздействовать на Кокандское и Хивинское ханства. Стратегическое значение Средней Азии определялось тем, что она открывала дороги на Иран, Афганистан и Индию.

Весной 1864 г. отряды полковников М. Г. Черняева и Веревкина вступили на территорию Кокандского ханства с востока и севера. Вскоре были захвачены города Туркестан и Чимкент. Из занятых земель была образована Туркестанская область под руководством военного губернатора генерала Черняева. В июне 1865 г. Черняев по собственной инициативе занял крупнейший город Средней Азии — Ташкент (100 тыс. человек).

В 1867 г. Туркестанская область была преобразована в генерал-губернаторство с центром в Ташкенте. В 1868 г. туркестанский генерал-губернатор К. П. Кауфман заключил с Кокандским ханом договор, поставивший ханство под контроль России. Бухарский эмир объявил «священную войну» против русских, но потерпел поражение и был вынужден подписать неравноправный договор.

После длительных переговоров в 1873 г. было заключено русско-английское соглашение о признании Афганистана нейтральной зоной. Ослабление напряженности между двумя странами позволило России активизировать военные действия. В феврале 1873 г. русские войска начали поход на Хивинское ханство. В мае 1873 г. Хива был окружен и капитулировал. Хивинский хан признал вассальную зависимость от России. 19 февраля 1876 г. Россия объявила о включении Коканда в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Бухарское и Хивинское ханства, сильно уменьшенные в размерах, сохранили номинальную независимость. В 1878–1879 гг. Англия оккупировала Афганистан и установила над ним протекторат.

В 1880 г. русская армия под командованием генерала М. Д. Скобелева вступила в туркестанские степи и встретила ожесточенное сопротивление местного населения. После продолжительных военных действий в мае 1881 г. была образована Закаспийская область с центром в Ашхабаде. В 1884 г. в состав России был включен Мерв. В 1885 г. русско-английские военные комиссии начали демаркацию русско-афганской границы.

Русская администрация проводила свою политику с учетом местных традиций, не отнимая власть у богатых и духовенства и в то же время улучшала положение крестьян. Рабство и работорговля были ликвидированы. На Среднюю Азию распространялось новое российское законодательство. Прекратились междоусобные войны. Наличие свободных земель вызвало приток переселенцев из России и других соседних стран. Ежегодно сюда прибывало около 50 тыс. человек. Строительство железных дорог способствовало включению Средней Азии в товарные отношения с другими регионами.

На Кавказе с продвижением войск России подчинялись все новые области. В 1859 г. был взят в плен имам Шамиль. Мухаммед Амин, руководитель сопротивления на Западном Кавказе, продолжал борьбу до 1864 г. Когда поражение стало неизбежным, 400 тыс. горцев ушли в Турцию. На обезлюдевшие земли переселились выходцы из России.

В 80-е годы Россия сохранила свои внешнеполитические приоритеты. Однако расстановка сил стремительно менялась. Все больший вес в Европе приобретала Германия. Бисмарк видел в России опасного противника. 7 октября 1879 г. был заключен секретный австро-германский договор, направленный против России.

В 1881 г. руководство внешней политикой перешло к новому министру иностранных дел Н. К. Гирсу, придерживавшемуся германской ориентации. В начале 80-х годов Германия оставалась для России важнейшим рынком сбыта сельскохозяйственной продукции. К тому же союз с ней мог стать опорой в борьбе против Англии. Начав переговоры с Россией, Бисмарк настоял на участии в них Австро-Венгрии. 6 июня 1881 г. был подписан новый австро-русско-германский «Союз трех императоров» на шестилетний срок. Стороны обязались поддерживать нейтралитет в случае войны одной из них с четвертой державой. Договор поддерживал закрытие черноморских проливов для военных кораблей и регулировал отношения на Балканах.

Бисмарку удалось привлечь к австро-германскому союзу Италию. В договоре, подписанном 20 мая 1882 г., Германия и Австро-Венгрия обязывались оказать помощь Италии в случае ее войны с Францией. В центре Европы сложился военный Тройственный союз.

В 80-е годы Россия потерпела неудачу на Балканах. В 1881 г. к власти в Болгарии пришли сторонники германской ориентации. В ноябре 1886 г. русское правительство разорвало дипломатические отношения с Болгарией. Австро-Венгрия и Германия в этом конфликте выступили против России, что подрывало «Союз трех императоров». При участии германской дипломатии в 1887 г. был заключен австро-англо-итальянский союз — Средиземноморская антанта. Его главной целью был подрыв русского влияния в Турции.

В условиях обострения франко-германских противоречий Бисмарк стремился нейтрализовать Россию. Интриги на Балканах и давление на русские аграрные и промышленные круги, связанные с германским рынком, позволили Бисмарку заключить 18 июня 1887 г. так называемый «перестраховочный» договор с Россией. Секретный договор сроком на три года предусматривал нейтралитет России в случае нападения Франции на Германию и нейтралитет Германии в случае нападения Австро-Венгрии на Россию. Эти условия не устраивали Бисмарка, так как допускали вмешательство России в случае нападения Германии на Францию.

Отношения между Германией и Россией продолжали ухудшаться. Бисмарк запретил Германскому банку выдавать ссуды под залог русских государственных бумаг. В 1887 г. Россия повысила пошлины на ввоз товаров из Германии, а Германия — на ввоз российской продукции. В 1887 г. началась передислокация основных сил русской армии с юго-западной границы на западную границу, т. е. от Турции и Австро-Венгрии к Германии. В 1890 г. новый канцлер Каприви не стал продлевать «перестраховочный» договор. Тройственный союз был возобновлен в 1891 г. Наметилось сближение его участников с Англией. В то же время Германия и Австро-Венгрия пытались установить более тесные отношения с Турцией. В такой обстановке произошел поворот во внешней политике России.

Наличие у Франции и России общих противников — Англии и Германии — стало основой для взаимного сближения. Политический аспект дополнялся регулярным (с 1887 г.) предоставлением французских займов русскому правительству и французскими инвестициями в экономику России.

27 августа 1891 г. представители России и Франции обменялись письмами о согласовании действий в случае угрозы нападения на одну из сторон. Через год в связи с увеличением численности германской армии была подписана русско-французская секретная военная конвенция. В 1894 г. эта конвенция была ратифицирована обеими сторонами. Союз с Францией обусловил отказ России от активных действий на Балканах.

Дальневосточная политика России была связана с колонизацией этого края и развитием русско-китайской торговли. Айгуньский договор 1858 г. и Пекинский договор 1860 г. о разграничении земель дополнились соглашениями о морской и сухопутной торговле. В отношениях с Японией существовала проблема «неразделенного» совместного владения Сахалином по Симодскому договору 1855 г. Япония активно заселяла Сахалин. 25 апреля 1875 г. Россия и Япония подписали в Петербурге договор о передаче Японии Курильских островов взамен японской части Сахалина.

Русская колонизация Дальнего Востока шла медленно. Этот регион с точки зрения правительства занимал периферийное положение как в географическом, так и стратегическом плане. Внешнеполитическая активность здесь была низкой, численность войск незначительной. Строительство Сибирской железнодорожной магистрали началось только в 1891 г. Между тем Дальний Восток привлекал все большее внимание Японии, Англии и США. Английские и американские промышленники и торговцы проникали в русские владения в Северо-Восточной Азии и на Аляске. Эксплуатация природных богатств Аляски приносила России убытки. Русско-американская компания не имела достаточных средств для хозяйственного освоения территории размером 1,5 млн. кв. км, которая к тому же была под угрозой аннексии со стороны Англии. Учитывая эти обстоятельства и желая укрепить отношения с США, Россия уступила им свои американские владения за 11 млн. руб. (7 млн. 200 тыс. долларов). Договор был подписан 18 марта 1867 г.

Реформы в сфере образования. Наука и культура. Социальное и экономическое развитие страны не обеспечивалось существовавшей системой народного образования. Низкий уровень грамотности основной массы населения и нехватка образованных специалистов в государственном аппарате и народном хозяйстве диктовали необходимость перемен.

Реформа народного образования была неотъемлемой частью социальных преобразований 60-х годов. «Положение о начальных народных училищах» от 14 июня 1864 г. ввело кроме государственных и церковно-приходских земские и воскресные училища. Их учебные программы, а также земские учителя выгодно отличались от казенных и церковно-приходских. Устав гимназий и прогимназий, утвержденный 19 ноября.1864 г., разделил средние учебные заведения — гимназии — на классические и реальные с семилетним сроком обучения. Создавались также прогимназии, программа которых соответствовала четырем классам гимназии. В гимназии принимались дети всех сословий и вероисповеданий. В классической гимназии преобладали предметы гуманитарного цикла, велась подготовка к поступлению в университеты. Реальные гимназии готовили специалистов для промышленности и торговли. Усиленно преподавались точные науки и естествознание. Их выпускники могли поступать только в высшие технические учебные заведения. В 1871 г. дифференциация усилилась: в классических гимназиях был введен восьмилетний срок обучения, а реальные гимназии переименовали в училища с шестилетним обучением. Плата за обучение была довольно высокой. В 1865 г. насчитывалось 96 гимназий, в середине 90-х годов — около 600.

В 1897 г. средний уровень грамотности составлял 21,1 %. При этом в городе грамотных было в 2 раза больше, чем в деревне. Грамотность была больше распространена среди мужчин (29,3 %), чем среди женщин (13,1 %). К концу XIX в. в России действовало более 500 публичных библиотек и около 3 тыс. земских читален.

К началу 60-х годов в университетах страны обучалось около 3 тыс. студентов. Новый устав для университетов был утвержден 18 июня 1863 г. Восстанавливалось университетское самоуправление. В пореформенный период открылись новые университеты в Одессе, Варшаве, Гельсингфорсе, Томске, Петровская земледельческая и лесная академия в Москве, Политехнический институт в Риге и др. К концу века в 63 высших учебных заведениях обучалось около 30 тыс. студентов. В университетах преподавали такие выдающиеся ученые, как А. М. Бутлеров, Д. И. Менделеев, И. М. Сеченов, С. М. Соловьев, А. Г. Столетов, К. А. Тимирязев и др.

В 1858 г. появились женские гимназии. Поступать в университеты женщинам было запрещено. Их допустили туда на правах вольных слушательниц на рубеже 70-80-х годов. В 60-70-е годы были организованы высшие женские курсы с университетской программой в Москве (проф. В. И. Герье), в Петербурге (проф. К. Н. Бестужев-Рюмин), Казани, Киеве.

После разрешения в 1858 г. обсуждать в печати проблемы общественной жизни и деятельности правительства резко возросло число периодических изданий (1860 г. — 230) и наименований книг (1860 г. — 2058). В 1864 г. насчитывалось около 300 типографий, в 1894 г. — 1315.

«Временные правила», утвержденные 12 мая 1862 г., разрешили печатать критические материалы в дорогих изданиях, недоступных для простого народа. Министр внутренних дел и министр народного просвещения получили право приостанавливать периодические издания на срок до 8 месяцев.

«Временные правила по делам печати» от 6 апреля 1865 г. отменили предварительную цензуру периодических изданий, оставив за цензурой право через суд закрывать издания в случае нарушения правил. Но процедура эта нередко нарушалась, власти действовали в административном порядке.

После 1881 г. произошли изменения в сфере просвещения. С 1884 г. церковно-приходские школы перешли в ведение Синода. Расширилось преподавание Закона Божьего в государственных школах.

Циркуляр Министерства народного просвещения от 5 июня 1887 г. («о кухаркиных детях») ввел ограничение на прием в гимназии, чтобы не допустить «поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей». Плата за обучение была повышена.

Университетский устав 23 августа 1884 г. фактически уничтожал автономию университетов. Для поступления в университет требовалась справка из полиции о благонадежности. Собрания студентов запрещались. В 1885 г. для них была введена особая форма. В 1886 г. срок военной службы для имеющих высшее образование увеличился до одного года. С 1887 г. плата за обучение возросла вдвое. И что самое важное, правительство снизило университетам ассигнования. По распоряжению правительства в 1886 г. был прекращен прием на все высшие женские курсы, кроме Бестужевских.

«Временные правила о печати», утвержденные 27 aBiycra 1882 г., дали право министерствам просвещения, внутренних дел, юстиции и Синоду закрывать газеты и журналы. Газеты, получившие «предостережения», подавали материалы на предварительную цензуру. Сильное беспокойство Победоносцева вызывали библиотеки и читальни. С 1888 г. Министерству народного просвещения было поручено пересмотреть каталог книг, разрешенных для выдачи читателям.

Политические акции правительства нередко оправдывались необходимостью защиты русского народа. Сам император одевался и держался просто, создавая образ «народного царя». Характерной чертой политического курса стал воинствующий национализм. Проводилась насильственная русификация и христианизация, «иноверцев» преследовали.

Вторая половина XIX в. стала периодом новых выдающихся открытий русской науки. Труды И. М. Сеченова (1829–1905) «Рефлексы головного мозга», «Физиология нервной системы» обобщали результаты опытов, заложили основы отечественной физиологии. И. И. Мечников (1845–1916) совместно с Н. Ф. Гамалея создал первую в России бактериологическую станцию (1886), основал школу микробиологии и сравнительной патологии. Вместе с О. О. Ковалевским (1840–1904) он заложил основы сравнительной эмбриологии. К. А. Тимирязев (1843–1920) своими исследованиями процесса фотосинтеза положил начало русской школе физиологии растений.

Величайшим открытием Д. И. Менделеева (1834–1907) стал периодический закон химических элементов (1869). А. М. Бутлеров (1828–1886) разработал фундаментальную теорию химического строения.

П. Л. Чебышев (1821–1894) ввел в математическую науку новые понятия, основал свою школу (А. М. Лепунов, А. А. Марков, В. А. Стеклов).

Среди ученых-физиков выделяется имя А. Г. Столетова (1839–1896), автора трудов по теории электричества и магнетизма. Ему принадлежит открытие первого закона фотоэффекта.

Открытия в области техники принесли мировую славу русским ученым. Это изобретение П. Н. Яблочкова (1847–1894) — дуговая лампа и разработанная им система электрического освещения. А. Н. Лодыгин (1847–1923) изобрел электрическую лампу накаливания, впервые применив вольфрам. М. О. Доливо-Добровольский (1862–1919) применил систему трехфазного тока для передачи электроэнергии на расстояние. А. Ф. Можайский (1825–1890) запатентовал первый в мире самолет (1881).

П. П. Семенов-Тян-Шанский (1827–1914), руководитель Русского императорского географического общества, исследовал Тянь-Шань, организовал ряд крупных экспедиций в Центральную Азию (под руководством М. М. Пржевальского), в Новую Гвинею (Н. Н. Миклухо-Маклай) и др.

В. В. Докучаев (1846–1903) после долгих исследований опубликовал работу «Русский чернозем», классический труд нового научного направления — почвоведения.

С 1851 по 1879 г. было издано 29 томов «Истории России с древнейших времен» С. М. Соловьева (1820–1879). В 80-е годы появились работы его ученика В. О. Ключевского (1841–1911). В области философии были созданы оригинальные труды В. С. Соловьева, П. Д. Юркевича, К. Н. Леонтьева, Н. Н. Страхова, С. Н. Трубецкого. Крупный вклад в филологию и лингвистику внесли И. И. Срезневский (1812–1880) и Ф. Ф. Фортунатов (1848–1914).

Художественная литература второй половины XIX в. продолжала традиции А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя. Столкновение идей, нравственные проблемы, новые явления в общественной жизни, пути развития России — эти и другие темы волновали героев произведений И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого. В 80-е годы появились первые рассказы А. П. Чехова. Тема народа была главной в творчестве Н. А. Некрасова. Тонкие лирические произведения создали А. А. Фет, Ф. И. Тютчев.

Главными театрами страны оставались Малый и Александринский. Пьесы А. Н. Островского открыли новую эпоху в драматургии. На сцене выступали талантливые актеры П. М. Садовский, П. А. Стрепетова, А. Е. Мартынов, А. И. Сумбатов, М. Н. Ермолова, И. П. Самарин. В 1882 г. была отменена монополия казенных театров. Появилось много новых трупп, совершавших гастрольные поездки по всей России. В конце 70-х годов начинается театральная деятельность К. С. Станиславского.

Живопись и музыкальная жизнь второй половины XIX в. отмечена появлением новых талантов, которые принесли мировую славу русскому искусству. На их эстетические воззрения повлияли идеи демократического движения 50-60-х годов. В 1863 г. группа учеников Академии художеств, покинувших ее стены («бунт тринадцати»), организовала «артель передвижников». В 1870 г. возникло «Товарищество передвижных художественных выставок», в котором участвовали И. Н. Крамской, В. М. и А. М. Васнецовы, И. И. Левитан, В. Д. Поленов, В. Г. Перов, И. Е. Репин, В. И. Суриков, И. И. Шишкин, Н. А. Ярошенко и др. Произведения «передвижников» отразили любовь к России, к ее народу и истории. Эти же чувства вдохновляли и участников Петербургского музыкального кружка М. А. Балакирева, Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова, названных искусствоведом В. В. Стасовым «Могучей кучкой». Особое место в русской музыке занимает П. И. Чайковский, автор опер, балетов, симфонических и камерных произведений.

В пореформенный период в городах началось активное строительство общественных зданий, фабрик и заводов, жилых домов. Архитекторы И. П. Ропет, В. О. Шервуд, А. Н. Померанцев, Д. Н. Чичагов и другие создали «национальный» стиль в духе традиционного русского зодчества (Исторический музей, Городская дума и Верхние торговые ряды в Москве). В 1883 г. закончилось сооружение храма Христа Спасителя в Москве, начатое в 1837 г. по проекту К. А. Тона. Для жилых домов Москвы и Петербурга характерно использование элементов различных стилей.

Глава 11. Эпоха российских революций 1895–1917

Кризис самодержавия в правление Николая II. — Деятельность Государственной думы. — Промышленный подъем начала XX в. и реформы П. А. Столыпина. — Революционное движение и политические партии. — Революция 1905–1907 гг. — Свержение самодержавия в феврале 1917 г. — Внешняя политика в начале XX столетия. Русско-японская война. — Россия впервой мировой войне. — Наука, образование и культура в эпоху русских революций.

Кризис самодержавия. На рубеже XIX–XX вв. формально верховная власть в России всецело и безраздельно (до 1906 г.) принадлежала императору — «монарху самодержавному и неограниченному». Последним царем в династии Романовых на русском троне был Николай II, вступивший на престол осенью 1894 г. По отзывам современников, он не обладал яркими природными дарованиями, имел весьма средние интеллектуальные способности и отличался безволием, однако стремился к сохранению твердой монархической власти. Его мировоззрение представляло собой некую смесь бескрайнего абсолютизма с богословской мистикой и фатализмом.

Для последнего российского самодержца было также характерно полное равнодушие ко всему, что выходило за рамки придворной жизни и семейных отношений. Так, кровавым символом всего периода его правления стала Ходынская катастрофа, повлекшая за собой гибель сотен задавленных в толпе людей, которая произошла во время коронационных торжеств в Москве 18 мая 1896 г. Но царь не отменил даже после этой трагедии намеченный на вечер того же дня придворный бал.

В январе 1895 г. в речи перед депутатами от земств Николай II назвал их ходатайства о том, чтобы «до высоты престола могли достигать выражения потребностей и мыслей народа», «бессмысленными мечтаниями» и заявил, что во всем будет следовать заветам своего отца — Александра III. В этом он находил полную поддержку у своей супруги — Александры Федоровны (урожденной принцессы Алисы Гесен-Дармштадской), проявлявшей значительный интерес к государственным делам и оказывавшей на Николая II огромное влияние.

Огромный ущерб престижу императорской власти наносила «деятельность» при царской семье разного рода «колдунов и чародеев», Александра Федоровна окружала себя разными шарлатанами типа богомолки Дарьи, странника Антония, Матрены-Босоножки, юродивого Мити Козельского и др. Однако наиболее прочным и разрушительным оказалось влияние при дворе «старца» Григория Распутина (Г. Е. Новых), продолжавшееся с перерывами с 1902 по 1916 г. Обладая определенными навыками гшщоза, Распутин мог способствовать улучшению самочувствия больного гемофилией царевича Алексея (родился в 1904 г.). Более того, в условиях усиливавшейся социально-политической напряженности, роста революционных настроений в либерально-демократических кругах и великокняжеской фронды «простой человек» «из народа» Распутин в глазах царской четы превращался в некий символ «народной воли», «народа-богоносца». В результате, несмотря на свое темное прошлое, безграмотность и скандальный образ жизни, Распутин сумел стать одним из «центров силы» в правящем режиме, особенно в период первой мировой войны, и оказывать прямое влияние на принятие важнейших государственных решений. Фигура Распутина как бы олицетворяла полное разложение царского режима власти.

Убийство Распутина, совершенное в ночь на 17 декабря 1916 г. группой заговорщиков (князь Ф. Ф. Юсупов, лидер «черносотенцев» В. М. Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович), было встречено всеобщим ликованием. Однако это не изменило характера политики царского правительства. Все большая часть общества приходила к выводу, что дело заключалось не в «распутинщине», а в самом императоре. Крах российской монархии был предрешен и ее свержение в феврале 1917 г. было закономерным.

Важными звеньями в системе государственного аппарата накануне XX в. являлись: Собственная его императорского величества канцелярия; Государственный совет (высший законосовещательный орган; Комитет министров (высшее административное учреждение); Правительствующий Сенат (высший орган суда и надзора); Святейший Синод, который по-прежнему руководил православной церковью.

Среди центральных органов управления репутация важнейшего ведомства закрепилась за Министерством внутренних дел, руководители которого И. Л. Горемыкин (1895–1899), Д. С. Сипягин (1900–1902), В. К. Плеве (1902–1904) играли роль своеобразных «первых министров» самодержавной России. Двое последних были убиты революционерами-террористами.

В условиях начавшейся первой российской революции 17 января 1905 г. было образовано Особое совещание под руководством С. Ю. Витте, в которое входили министры и председатели департаментов Государственного совета для координации деятельности ведомств. В октябре 1905 г. начал свою деятельность Совет министров.

18 февраля 1905 г. царь подписал рескрипт министру внутренних дел А. Г. Булыгину: «Отныне… привлекать достойнейших, народом облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждению законодательных предположений… при непременном сохранении незыблемости основных законов империи». Комиссия под председательством А. Г. Булыгина подготовила проект создания нового учреждения, которое было названо Государственной думой. 6 августа 1905 г. Николай II утвердил «Учреждение Государственной думы» и «Положение о выборах в Государственную думу», устанавливавшие ее законосовещательный характер. Избирательный закон предусматривал куриальную (землевладельческая, городская, крестьянская) систему; избирательные права не предоставлялись рабочим, женщинам, военным и т. д. Члены Государственной думы должны были избираться на губернских избирательных собраниях (определены квоты — 43 % выборщиков от крестьянской курии, 34 % — от землевладельческой и 23 % — от городской). Выборы и созыв Государственной думы были сорваны Октябрьской стачкой.

Государственная дума и ее деятельность. 17 октября 1905 г. Николай II под влиянием С. Ю. Витте подписал Манифест, провозглашавший гражданские свободы (слова, печати, совести, собраний, союзов и т. д.) и содержавший обещания привлечь к участию в Государственной думе (она наделялась законодательными правами) «по мере возможности» те слои населения, которые были лишены избирательных прав. Одновременно 19 октября 1905 г. был утвержден указ «О мерах к укреплению единства в деятельности министерств и главных управлений», в соответствии с ним Совет министров превращался в постоянное высшее правительственное учреждение, призванное обеспечивать «направление и объединение действий главных начальников ведомств по предметам законодательства и высшего государственного управления». Устанавливалось, что законопроекты не могут быть внесены в Государственную думу без предварительного обсуждения в Совете министров, кроме того, «никакая имеющая общее значение мера управления не может быть принята главными начальниками ведомств помимо Совета министров». Относительную самостоятельность получили военный и морской министры, министры двора и иностранных дел. Но сохранились «всеподданнейшие» доклады министров царю. Совет министров собирался 2–3 раза в неделю; председатель Совета министров назначался царем и был ответствен только перед ним. Первым председателем реформированного Совета министров стал С. Ю. Витте (до 22 апреля 1906 г.). Затем его на этом посту сменил министр внутренних дел П. А. Столыпин (смертельно раненный эсером Д. Г. Богровым в Киеве в сентябре 1911 г.).

11 декабря 1905 г. был утвержден избирательный закон, расширивший избирательные права (была установлена рабочая курия). 20 февраля 1906 г. были утверждены законы «Учреждение Государственной думы» и «О переустройстве учреждений Государственного совета». Первый закон определял срок деятельности Государственной думы (5 лет), при этом царь мог досрочно распустить ее и назначить новые выборы; он же определял продолжительность сессий и сроки перерыва в их работе. Статья 1 определяла «предмет ведения» Государственной думы: «обсуждение законопредложений, восходящих к верховной самодержавной власти», в том числе вопросы, требующие издания законов и штатов, а также их изменения, дополнения, приостановления и отмены, государственную роспись доходов и расходов и т. д. «Учреждение» ограничивало право законодательной инициативы: «Государственная дума может возбуждать дела об отмене или изменении действующих или издании новых законов, за исключением основных государственных законов». Изданные в марте 1906 г. «Бюджетные правила» ограничивали деятельность Думы в области утверждения бюджета. Члены Думы распределялись по партийным группам — фракциям. Со II Государственной думы практиковались совещания представителей фракций и групп. На заседаниях Думы могли присутствовать и выступать министры. Депутаты (не менее 50 человек) имели право обращаться с запросами к председателю Совета министров, министрам.

Учреждение Государственной думы вызвало реформу Государственного совета. Законодательными актами 20 февраля 1906 г. «О переустройстве Государственного совета» и 23 апреля «Учреждение Государственного совета» Государственный совет провозглашался законодательным органом, имел равные с ней права, мог отклонить любой законопроект, принятый думским большинством (что особенно было характерно в период деятельности первых двух Дум). Половина членов Государственного совета стала выборной от земств, дворянских собраний, буржуазии и интеллигенции, вторая половина — по назначению царя. Состав Совета обновлялся в течение 9 лет на 1/3 каждые три года. В составе назначаемых царем лиц преобладали крупные чиновники, представители «Объединенного дворянства». Царь ежегодно назначал председателя и вице-председателя из состава Государственного совета. С момента реформы Совета его возглавил Д. М. Сельский, с 20 марта 1906 г. — Э. В. Фриш, в 1907–1914 гг. — М. Г. Акимов.

К весне 1906 г. был подготовлен и накануне открытия I Государственной думы утвержден Николаем II свод «Основных государственных законов» (ОГЗ). Согласно статье 4-й ОГЗ «Императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть… повиноваться власти его не только на страх, но и на совесть сам Бог повелевает». Статьи ОГЗ подтверждали священность и неприкосновенность особы царя, его право окончательного утверждения законов, верховного руководства внешними сношениями, армией, флотом, финансами, в назначении чиновников и т. д.

Статья 86 закрепляла законодательную власть Государственной думы и Государственного совета: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственной думы и Государственного совета и воспринять силу без утверждения государя императора». «Основные государственные законы» определяли взаимоотношения Государственной думы и Государственного совета, а также этих «палат» с Советом министров и центральным аппаратом. Законопроекты, не принятые Думой и Советом, считались отклоненными; законопроекты, отклоненные одной из палат, могли быть снова внесены на рассмотрение только с разрешения царя.

На основании избирательного закона от 11 декабря 1905 г. были созваны два состава Государственной думы. Первая Государственная дума работала с 27 апреля по 8 июля 1906 г. Большинство в ней имели кадеты (179 депутатов), трудовики (107). Председателем Думы был избран кадет С. А. Муромцев (адвокат, бывший проректор Московского университета). I Дума была распущена царским указом 9 июля 1906 г.

Вторая Государственная дума работала с 20 февраля по 3 июня 1907 г. Крупнейшие фракции — кадеты (98), трудовики (104), автономисты (76), социал-демократы (66). Председателем Думы был кадет Ф. А. Головин. Первого июня 1907 г. на закрытом заседании Государственной думы членам социал-демократической фракции было предъявлено обвинение в подготовке к «ниспровержению государственного строя» и 3 июня по инициативе П. А. Столыпина были обнародованы Манифест о роспуске Думы и новый избирательный закон.

Новый избирательный закон предусматривал ограничение избирательных прав отдельных слоев населения: на 56 % сокращалось число выборщиков от крестьян; рабочие только 6 губерний могли выбирать своих депутатов в Думу; городская курия разделялась на две (крупная и средняя торгово-промышленная буржуазия, чиновники, владельцы значительного недвижимого имущества; мелкие владельцы недвижимой собственности, ремесленники); сокращалось представительство национальных окраин (Польша и Кавказ — в 2,5 раза; Сибирь — в 1,5 раза; население Средней Азии лишалось избирательных прав); в то же время закон предусматривал рост (на 33 %) числа выборщиков от помещиков. Эта система законодательства и политические средства его осуществления получили название режима «третьеиюньской монархии».

На основе нового избирательного закона были проведены выборы в III и IV Государственные думы. III Государственная дума проработала полный срок (1 ноября 1907 — 9 июня 1912 г.), собираясь на ежегодные сессии, длившиеся 7–8 месяцев. Наиболее крупными фракциями III Думы были октябристы (154), правые националисты (146), кадеты, прогрессисты (108), помимо них — трудовики (14), социал-демократы (20). Новый избирательный закон, изменивший пропорции представительства отдельных курий в Думе, запрограммировал существование в ней правооктябристского (300 членов) и октябристско-кадетского (26? члена) большинства. За 611 заседаний было рассмотрено 2572 законопроекта, по инициативе Думы выдвинуто 205 законопроектов (часть из них была отклонена Государственным советом и царем; сама Дума отклонила 76 законопроектов). В механизме функционирования Думы были сбои (конституционный кризис 1911 г., когда Дума и Государственный совет были распущены на 3 дня). В августе 1908 г. из ведения Думы было изъято военное законодательство. Председателями III Думы были: до марта 1910 г. — Н. А. Хомяков, до марта 1911 г. — А. И. Гучков, с марта 1911 г. — М. В. Родзянко.

IV Государственная дума (15 декабря 1912 г. — 25 февраля 1917 г.) действовала в довоенный период и во время первой мировой войны. Основными фракциями IV Думы являлись: правые (185), октябристы (98), прогрессисты, кадеты (128), которые по-прежнему составляли два большинства; кроме них в Думе были представлены трудовики (10) и социал-демократы (14). Председателем Государственной думы был М. В. Родзянко.

Начавшаяся мировая война вызвала изменения в высшем правительственном аппарате. 24 июля 1914 г. Совету министров были предоставлены чрезвычайные полномочия: право решать большинство дел самостоятельно от имени царя. В начальный период войны возникли общероссийские организации — Всероссийский земский союз (ВЗС) и Всероссийский городской союз (ВГС), сосредоточившиеся на военно-санитарной деятельности: в 1915 г. эти созывы объединились в Земгор, который взял в свои руки мобилизацию мелкой и средней промышленности для снабжения армии снаряжением и вооружением. В июле 1915 г. прошел I съезд новой общероссийской организации — Военно-промышленного комитета (по закону 27 августа 1915 г. он был создан для «содействия правительственным учреждениям в деле снабжения армии и флота всеми необходимыми предметами снаряжения и довольствия, путем планового распределения сырья и заказов, своевременного их выполнения» и т. д.). 17 августа был создан ряд Особых совещаний — высших правительственных учреждений под председательством министров, подотчетных только императору, для обсуждения и объединения мероприятий: по обороне, топливу, продовольствию, перевозкам. В состав Особых совещаний были включены правительственные чиновники, а также представители буржуазии и интеллигенции.

Не отличался стабильностью и состав Совета министров, что особенно ярко проявилось с 1915 г., когда за короткий срок сменилось четыре его председателя (ИЛ. Горемыкин, с 30 января 1914 г. по 20 января 1916 г.; Б. В. Штюрмер, с 20 января 1916 г. по 10 ноября 1916 г.; А. Ф. Трепов, с 10 ноября 1916 г. по 27 декабря 1916 г.; Н. Д. Голицын, с 27 декабря 1916 г. по 27 февраля 1917 г.). В это же время сменилось 6 министров внутренних дел, 4 министра юстиции, 4 военных министра и ряд других ответственных чиновников. «Министерская чехарда» еще более усиливала дезорганизацию власти, создавала в условиях военного времени все возраставшую нестабильность политического курса меняющихся правительств, способствовала распространению упорных слухов в обществе о готовящемся заговоре и измене в высших эшелонах управления государством.

Социально-экономическое развитие России. К началу XX в. Россия являлась аграрно-индустриальной страной, по абсолютным размерам промышленного производства она вошла в пятерку крупнейших индустриальных держав мира. Самыми крупными отраслями фабрично-заводской промышленности в это время были пищевая и текстильная — на их долю приходилось более половины всей стоимости промышленной продукции. Благодаря поощрительным мерам царского правительства (охранительные таможенные пошлины, предоставление заводам крупных заказов и субсидий), постепенно утвердились такие отрасли тяжелой индустрии, как машиностроение, обеспечивавшее российские железные дороги подвижным составом, и передельная металлургия, производившая для них рельсы.

Начавшийся в 1893 г. промышленный подъем сыграл важную роль в складывании отраслевой структуры российской промышленности. Характер этого подъема во многом определялся железнодорожным строительством, осуществлявшимся на государственные вложения, — к 1892 г. протяженность железнодорожной сети составляла 31 тыс. км, за 1893–1902 гг. было построено 27 тыс. км. Железнодорожное строительство создавало устойчивый спрос на металл, уголь, лес и другие материалы и было одной из причин промышленного бума. Если во время промышленного подъема производство в России удвоилось, то производство средств производства увеличилось втрое. При этом выплавка чугуна увеличилась в б раз, стоимость продукции машиностроения — более чем в 4 раза. К началу XX в. отрасли группы «А» (производство средств производства) давали по стоимости около 40 % всей продукции.

Важной чертой российской промышленности была высокая концентрация производства. Использование выработанных на Западе организационных форм и технологии крупнокапиталистического производства, иностранные инвестиции, правительственные заказы и субсидии — все это способствовало возникновению и росту крупных предприятий. Высокий уровень концентрации производства явился одной из причин начавшегося в 80-90-е годы XIX в. процесса монополизации, когда возникли сбытовые объединения, действовавшие под видом предпринимательских союзов (Союз рельсовых фабрикантов, Союз фабрикантов рельсовых скреплений, Вагонный союз и др.).

Во второй половине 90-х годов началось сращивание российских банков с промышленностью, выразившееся в возникновении «сфер интересов» крупнейших российских банков в промышленности, — к 1900 г. Петербургский международный банк оказался заинтересован более чем в 20, а Петербургский учетный и ссудный банк — почти в 30 предприятиях.

На исходе 1899 г. Россия испытала экономический кризис, который продолжался до 1903 г. Кризис охватывал то одну, то другую отрасль хозяйства, меньше других пострадали отрасли легкой промышленности. В большей степени он затронул тяжелую промышленность. Обострив до предела конкурентную борьбу, кризис вызвал гибель множества промышленных предприятий, место которых на рынке сбыта заняли предприятия более сильные в финансовом и организационно-техническом отношении. Так, при падении выплавки чугуна на 15 % число действующих домен уменьшилось почти на 1/3; производство стали снизилось на 8 %, а число металлургических заводов сократилось почти на 1/5. Аналогичная картина наблюдалась и в других отраслях российской промышленности. И хотя снижение общего объема промышленного производства было невелико, свыше 3 тыс. предприятий оказались закрытыми во время кризиса.

Кризис 1899–1903 гг. дал новый толчок развитию монополий, именно в этот период широкое распространение получили различные формы сбытовых монополистических объединений — от простейших картелей до вполне сложившихся синдикатов. В начале 900-х годов была найдена организационная форма коммерческой легализации сбытовых монополий — синдикаты стали действовать под видом специально учреждаемого торгового общества, которому его учредители-участники объединения передавали право на продажу монополизируемой продукции.

В начале 900-х годов монополии утвердились во всех основных отраслях российской промышленности, производивших средства производства; в черной металлургии господствующее положение заняли рельсовый картель (1900), синдикат «Продамета» (1902), стрелочный синдикат (1902), картель заводов, изготавливавших кровельное железо, он был преобразован в дальнейшем в синдикат «Кровля» (1906). В машиностроении и металлообработке начали действовать синдикаты «Продпаровоз» (1901), «Продвагон» (1902), синдикат «Гвоздь». Добыча угля на юге России была монополизирована синдикатом «Продуголь» (1904). Процесс монополизации охватил в начале XX в. и некоторые отрасли, производившие предметы потребления. В текстильной промышленности он, в частности, проявился в возникновении большого числа регионально-отраслевых объединений картельного типа.

Кризис 1899–1903 гг. явился переломным моментом и в начавшемся процессе сращивания банков и промышленности. Крупным банкам, понесшим значительные потери в период кризиса, правительство оказало поддержку, опираясь на которую Петербургский международный банк не только сохранил, но и расширил свою «сферу интересов», еще более укрепив занимаемые позиции. В первый ряд выдвинулся Азовско-Донской банк, прибравший к своим рукам в годы кризиса многие предприятия юга России (горнопромышленные и сахарные).

На начавшийся после затяжной депрессии в 1909 г. промышленный подъем оказали влияние сразу несколько факторов: усилившееся развитие сельскохозяйственного производства (увеличение покупательной способности крестьянства в результате отмены выкупных платежей, возросший спрос крестьянства на сельхозмашины, доходы от экспорта хлеба и т. д.), дальнейший рост городов, возросшие военные заказы правительства, накопление в предшествующий период капиталов внутри страны.

Новый промышленный подъем характеризовался очень высокими темпами — среднегодовой прирост всей промышленной продукции составлял 8,8 %; в 1909–1913 гг. промышленное производство увеличилось в 1,5 раза. Наиболее высокие темпы роста показала металлообрабатывающая промышленность. Несмотря на вызванное ослаблением железнодорожного строительства значительное сокращение производства паровозов и вагонов, ее продукция возросла на 80 %. Это было результатом развития сельскохозяйственного и производственного машиностроения, судостроения и электротехнической промышленности. Выплавка чугуна увеличилась на 66 %, производство стали — на 78 %. Среди отраслей, производящих товары широкого потребления, наибольшее увеличение продукции дала текстильная промышленность (47 %).

В целом прирост производства средств производства составил 84 %, а товаров широкого потребления — 33 %. В результате удельный вес продукции тяжелой промышленности в общем объеме промышленного производства, упавший на время экономического кризиса и депрессии, вновь поднялся и к 1914 г. приблизился к 40 %. Не изменилась по сравнению с 1900 г. и отраслевая структура российской промышленности: самыми крупными отраслями продолжали оставаться пищевкусовая и текстильная (по 28 % от общей стоимости продукции российской промышленности), третье место занимала металлообработка (13 %).

В годы предвоенного подъема на основе дальнейшей монополизации происходит складывание системы российского финансового капитала. Особая роль принадлежала банкам, которые с начала подъема перешли к активному и целенаправленному финансированию промышленности. Контролируя десятки предприятий, банки стремились к установлению между ними определенного разделения труда. С этой целью они нередко шли на реорганизацию уже действующих и организацию новых предприятий. Так, в машиностроении под эгидой Петербургского международного банка возникли тресты «Коломна-Сормово» и «Наваль-Руссуд», а в сфере интересов Русско-Азиатского банка — военно-промышленный концерн, организационным центром которого являлся Путиловский завод.

На рубеже XIX–XX вв., несмотря на бурные темпы промышленного производства, общий облик страны в значительной мере определяло сельское хозяйство, которое давало почти половину национального дохода и охватывало 4/5 всего населения.

При высоких темпах развития промышленного производства огромная масса предприятий оставалась за рамками технического прогресса. Последовательным сторонником индустриализации выступал С. Ю. Витте. За время его пребывания на посту министра финансов (1892–1903) протяженность железных дорог увеличилась почти вдвое. В этом Витте видел залог коренного переворота во всем народном хозяйстве. Для привлечения средств были повышены косвенные налоги (акцизы), в 1897 г. правительство ввело винную монополию. В том же году начался свободный размен рубля на золото, что привлекло в Россию иностранный капитал. Правительство затрудняло импорт и поощряло экспорт.

Основным производителем хлеба являлось крестьянское хозяйство, дававшее 88 % процентов валового сбора зерна и около 50 % товарного, причем зажиточное крестьянство, составлявшее 1/6 дворов, давало 38 % валового и 34 % товарного хлеба. Однако капитализация крестьянского хозяйства протекала медленно, что было обусловлено сохранявшимися крепостническими пережитками (помещичье землевладение, крестьянская община, выкупные платежи, сословное неполноправие крестьянства). Главным тормозом являлось крестьянское малоземелье, при этом размер душевого крестьянского надела прогрессирующе сокращался вследствие естественного прироста и дробления крестьянских хозяйств (конец XIX в. — 3,5 десятины; 1905 г. — 2,6 десятины).

Обострение аграрного вопроса в начале XX в. (крестьянские выступления в 1902 г. и в первой революции) обусловило изменение аграрной политики правительства. Реформе предшествовал манифест 3 ноября 1905 г. об отмене выкупных платежей с 1 января 1906 г. наполовину, а с 1 января 1907 г. — полностью (по положениям реформы 1861 г. с этого момента земля переходила в собственность крестьян). Инициатором реформы являлся председатель Совета министров П. Л. Столыпин. 9 ноября 1906 г. был принят указ, предусматривавший возможность юридического укрепления земли в личную собственность. По указу крестьяне получали право выхода крестьян из общины с закреплением в личную собственность причитающейся им части общинной земли. Для поощрения выхода из общины указ предусматривал льготы: излишки сверх нормы душевого надела можно было получить по выкупным ценам 1861 г., если же в данной общине переделы не производились в течение 24 лет, то бесплатно. Крестьянин имел право требовать выделения всех угодий к «одному месту» в виде хутора или отруба.

Для выдела из общины необходимо было согласие сельского схода; если в течение 30 дней сход не давал согласие, то выдел производился распоряжением земского начальника. Проведение указа возлагалось на специальные губернские и уездные землеустроительные комиссии. Указ 9 ноября 1906 г. преследовал решение двух задач: 1) создать в деревне крепкие крестьянские хозяйства на собственной земле, которые могли бы стать опорой царизма; 2) добиться подъема сельского хозяйства. Этот указ обсуждался в III Государственной думе и стал законом 14 июня 1910 г.

В 1906–1907 гг. указами царя некоторая часть государственных и удельных земель была передана Крестьянскому банку для продажи крестьянству с целью ослабления земельной нужды. Кроме того, Крестьянский банк приобретал земли у помещиков и продавал крестьянам, поощряя путем предоставления льгот создание отрубного и хуторского хозяйств.

Одним из компонентов новой аграрной политики было массовое переселение крестьян на восточные окраины страны. Закон 6 июня 1904 г. предоставлял возможность переселения крестьянам (при этом, однако, следовало пройти сложную процедуру получения разрешения на переселение). 9 марта 1906 г. царь утвердил положение Совета министров «О порядке применения закона 1904 г.», вводившее свободу переселения. Реформа была рассчитана, по меньшей мере, на 20 лет. В первые 3–5 лет ею успели воспользоваться наиболее заинтересованные в ней и энергичные хозяева.

К 1916 г. из общин выделилось 2478 тыс. домохозяев (26 %). Среди выделившихся преобладали крайние группы — беднейшие крестьяне (продавали землю, переселялись в город или на окраины страны) и зажиточные крестьяне (кулаки). В большинстве случаев выдел из общины не сопровождался переходом не только к хуторскому, но и к отрубному хозяйству. Так, из общего числа выделившихся перешли на отруба 6,5 %, на хутора — 2,9 %, остальные не порывали своих связей с общиной. Число крестьян, переселившихся в 1904–1914 гг. из центральных районов страны за Урал, составило 3,1 млн. человек. Столыпинская реформа способствовала дальнейшей специализации земледелия и росту его интенсификации, о чем свидетельствовало увеличение спроса на сельскохозяйственные машины и орудия в 3,4 раза за период с 1906 по 1912 г.

Однако напряжение в деревне сохранялось. Многие крестьяне разорились. Из-за плохой организации рос поток «обратных» переселенцев (1911 г. — 64 %). Кроме того, крестьяне не считали реформу справедливой, так как она не затронула помещичьего землевладения.

Революционное движение. Политические Партии. О 90-х годов XIX в. происходит нарастание оппозиционного движения, приведшее в начале XX в. к политическому кризису, а затем к революции 1905–1907 гг.

Заметное влияние на политическую жизнь оказывало рабочее движение, большое распространение получили экономические стачки: весна 1895 г. — стачка на Ярославской Большой мануфактуре Корзинкина, лето 1896 г. — стачка текстильщиков Петербургской губернии и др. Стачкам рабочих нередко были свойственны элементы бунтарства (разгром контор, лавок — Брянский завод в Екатеринославе, май 1888 г.). Возникший в 1895 г. петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (руководители В. И. Ульянов, П. А. Ванеев, П. К. Запорожец и др.) стремился осуществить переход к новой тактике — массовой экономической и политической агитации среди рабочих. Аналогичные организации возникли в Москве (1894 г. — Московский рабочий союз, с 1898 г. — Московский союз за освобождение рабочего класса), в Туле, Ярославле, Ростове-на-Дону, на Украине, в Закавказье. С начала XX в. в рабочем движении намечается переход от преимущественно экономической борьбы к массовым политическим выступлениям (массовые демонстрации): май 1900 г. — Харьков; май 1901 г. — Обуховская оборона; 1902 г. — массовые манифестации и митинги в Харькове, Батуми, Баку, Сормове, Саратове и т. д.; ноябрь 1902 г. — Ростовская стачка; 1903 г. — всеобщая стачка рабочих юга России.

В начале XX в. выросло крестьянское движение, оно было вызвано аграрным кризисом, политическим бесправием крестьянства, голодом 1901 г. Особенно сильно крестьянское движение развернулось в марте — апреле 1902 г. в Полтавской и Харьковской губерниях, сопровождалось разгромом помещичьих экономий, захватом сельскохозяйственного инвентаря, скота и т. д. Всего с 1900 по 1904 г. произошло 670 крестьянских выступлений. Оппозиционные настроения в начале XX в. охватили разные слои интеллигенции, происходил подъем студенческого движения (стачки 1899, 1901, 1902 гг.), активизировалось либеральное движение (земство).

Расширявшееся оппозиционное движение, сопровождавшееся дискуссиями о перспективах развития страны (народники — В. П. Воронцов, С. Н. Южаков, С. Н. Кривенко, легальный журнал «Русское богатство»; «легальные» марксисты — М. Н. Туган-Барановский, П. Б. Струве, С. И. Булгаков и др.; социал-демократы — Г. В. Плеханов и др.), стимулировало оформление идейно-политических течений, разработку их программных установок. В конце XIX в. происходит рост неполитических форм общественного движения, создаются общества взаимопомощи по профессиональному признаку — «Русское литературное общество», «Союз взаимопомощи русских писателей» и т. д. Обострились конфликты с властями легально существовавших органов земского и городского самоуправления. Отсутствие в России свободы общественной деятельности осложняло образование политических партий — первые политические партии возникли как нелегальные организации.

Возникновение и деятельность социал-демократических «Союзов борьбы» привели к попытке создания всероссийской партии. 1–3 марта 1898 г. в Минске состоялся первый съезд социал-демократических организаций (присутствовали представители Петербургского, Московского, Киевского, Екатеринославского «Союзов борьбы»), Бунда (Всеобщий еврейский рабочий союз в России и Польше) и группы «Киевской Рабочей газеты». На съезде было принято решение об образовании Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Официальным органом партии была объявлена «Рабочая газета». По решению съезда ЦК (совместно с П. Б. Струве) подготовил «Манифест РСДРП». Съезд, однако, не выработал программу, устав и тактику партии, фактически не было единого центра.

Новая попытка создания социал-демократической партии связана с изданием общероссийской нелегальной политической газеты «Искра» (по мысли ее основателя В. И. Ульянова (Ленина) газета — «не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но и коллективный организатор»). Первый номер газеты «Искра» вышел в декабре 1900 г. в Лейпциге (позднее — Мюнхен, Женева, Лондон). В состав редакции «Искры» от социал-демократических организаций в России вошли В. И. Ульянов (Ленин), Ю. О. Мартов, А. Н. Потресов и члены группы «Освобождение труда» Г. В. Плеханов, П. Б. Аксельрод, В. И. Засулич. Деятельность газеты создала идейные и организационные предпосылки для созыва II съезда РСДРП.

II съезд РСДРП проходил в июле-августе 1903 г. сначала в Брюсселе, а затем в Лондоне. Съезд утвердил подготовленную «Искрой» программу партии, содержащую задачи на этапе буржуазной революции (свержение самодержавия, установление республики, демократические свободы и т. д.) и на этапе социалистической революции (диктатура пролетариата), устав партии. На съезде был избран Центральный орган (ЦО) — «Искра» (Г. В. Плеханов, Ю. О. Мартов, В. И. Ленин) и Центральный комитет (ЦК) — Г. М. Кржижановский, В. Ф. Ленгник, В. А. Носков. Председателем Совета партии (орган, координирующий деятельность ЦК и ЦО) являлся Г. В. Плеханов. Сторонники Ленина, получившие большинство при выборе руководящих партийных органов, стали называться большевиками, а их оппоненты — сторонники Мартова — меньшевиками. Выявившиеся на съезде разногласия между большевиками и меньшевиками (последние с ноября 1903 г. стали контролировать «Искру», с июля 1904 г. — ЦК) по организационным вопросам усилились.

В 90-е годы XIX в. активизировалось народничество, в котором существовали разные течения. Если либеральные народники стремились оказать практическую помощь крестьянству (организация земледельческих артелей, ссудо-сберегательных товариществ и т. д.), то левое крыло избрало нелегальную деятельность — эсеровские (народнические) группы и кружки действовали во многих городах. В начале 90-х годов возникли организации народников-эмигрантов: Союз русских социалистов-революционеров (Берн), Фонд Вольной русской прессы (Лондон), Группа старых народовольцев (Париж), занимавшихся в основном издательской деятельностью. В 1896 г. в Саратове возник Союз социалистов-революционеров (А. А. Аргунов), с 1897 г. центром его деятельности становится Москва (известен как «Северный союз эсеров»). В 1901 г. Союз выпустил два номера газеты «Революционная Россия». В 1900 г. в Харькове состоялся съезд представителей эсеровских групп и кружков (Одесса, Харьков, Киев, Екатеринослав и т. д.), провозгласивший образование партии социалистов-революционеров («Южная партия»).

Осенью 1901 г. за границей представители Северного союза и Южной партии договорились о слиянии и создании единого ЦК. Официальным органом партии эсеров стала газета «Революционная Россия». В конце 1901 г. Г. А. Гершуни организовал особую боевую группу, которая после убийства министра внутренних дел Д. С. Сипягина (С. В. Балмашевым) получила официальное название Боевой организации партии социалистов-революционеров (ПСР). С 1903 г. БО возглавил Е. Азеф. В мае 1904 г. в «Революционной России» был опубликован проект программы ПСР, который вместе с уставом был утвержден на I съезде ПСР в декабре 1905 — январе 1906 гг. (Финляндия).

В середине 90-х годов оживилось либеральное движение (подача адресов и ходатайств на имя Николая II), в нем усиливается влияние конституционалистов, появляются новые формы. В ноябре 1899 г. в Москве возник кружок «Беседа», объединивший верхи земского общества (Павел и Петр Долгоруковы, Д. Н. Шипов, М. А. Стахович, А. А. Бобринский и др.). 18 июня 1902 г. в Штутгарте под редакцией П. Б. Струве вышел первый номер журнала «Освобождение». Программное заявление «От русских конституционалистов» было написано П. Н. Милюковым, кроме него в деятельности журнала принимали участие И. И. Петрункевич, Долгоруковы, А. А. Корнилов и др. В ноябре 1903 г. в Москве умеренными земцами был организован «Союз земцев-конституционалистов», в январе 1904 г. в Петербурге состоялся учредительный съезд «Союза освобождения».

Кристаллизация внутри оппозиционного движения идейных течений [в партии и организации сопровождалась попытками установить между ними контакты. В сентябре 1904 г. в Париже прошла конференция оппозиционных партий Российской империи. Приглашения для участия получили 18 общероссийских и национальных организаций: «Союз освобождения», ПСР, Латышская СДРП, Грузинская партия социалистов-федералистов и т. д. Часть партий на приглашение либо не ответили, либо отказались (например, РСДРП). На конференции была выработана общая платформа (протокол и декларация): замена самодержавного строя свободным демократическим режимом на основе всеобщей подачи голосов, право национального самоопределения и т. д.

Революция 1905–1907 гг. Политический кризис, вызванный обострением внутренних противоречий и усугубленный русско-японской войной, вылился в события 9 января 1905 г. в Петербурге — расстрел демонстрации рабочих в этот день считается началом первой русской революции. Широкий размах получили забастовки, только в январе 1905 г. в них участвовали 440 тыс. человек, в ряде мест имелись случаи баррикадных боев. В мае 1905 г. началась всеобщая стачка Иваново-Вознесенских текстильщиков, в ходе которой возник Совет уполномоченных (151 человек). Активизация весной 1905 г. крестьянского движения сопровождалась образованием на учредительном съезде 31 июля — 1 августа 1905 г. Крестьянского союза. 14 июня 1905 г. вспыхнуло восстание на броненосце «Потемкин».

Высший подъем революционного движения приходится на конец 1905 г.: в октябре вспыхнувшая в Москве забастовка охватила всю страну и переросла во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку (12–18 октября в различных отраслях промышленности бастовало свыше 2 млн. человек). Во время октябрьской стачки возникли Советы рабочих, а в ряде случаев и солдатских и крестьянских депутатов (всего 55), которые из органов стачечной борьбы превращались в альтернативные (параллельные) органы власти. Принимавшие в них участие меньшевики рассматривали их как органы местного самоуправления, в то время как большевики — как органы вооруженного восстания. Наибольшее значение имели Петербургский (Г. С. Хрусталев-Носарь, затем — Л. Д. Троцкий) и Московский советы. Последний выступил с призывом начать 7 декабря 1905 г. всеобщую политическую стачку с последующим ее переходом в вооруженное восстание. Вспыхнувшие в ходе стачки баррикадные бои (Декабрьское вооруженное восстание) продолжались до 19 декабря.

Революция ускорила процесс программного, тактического и организационного оформления политических партий. В апреле 1905 г. в Лондоне состоялся III съезд РСДРП, на который были посланы делегаты от комитетов, поддерживавших большевиков (в Женеве прошла конференция меньшевиков). На съезде были приняты резолюции, определявшие тактические лозунга социал-демократической партии (большевиков) в условиях начавшейся революции. Были внесены изменения в программу (конфискация помещичьих земель) и в устав (новая редакция параграфа 1 и образование единого центра — ЦК).

В марте — апреле 1905 г. начали создаваться профессиональные организации интеллигенции, профессиональные политические союзы — академический, писателей, врачей, учителей и т. д. 8–9 мая в Москве состоялся учредительный съезд «Союза союзов» (объединял 14 союзов), председателем съезда был избран П. Н. Милюков.

Исходной датой возникновения легальных партий явился манифест 17 октября 1905 г., а уже в 1906 г. в Российской империи насчитывалось до 50 политических партий, в том числе: Прогрессивно-экономическая партия, Умеренно-прогрессивная, Торгово-промышленная, национальные партии различной ориентации (Украинская радикально-демократическая партия, Демократическая партия Литвы, Мусульманский союз, Балтийская конституционная партия и др.).

12 — 18 октября 1905 г. состоялся учредительный съезд конституционно-демократической партии (кадетов), подготовленный «Союзом освобождения» и группой земцев-конституционалистов. Главной идеей кадетской программы было ненасильственное развитие России по пути либеральных парламентских реформ. В 1906 г. на II съезде кадетской партии (партия «народной свободы») в программу был внесен следующий пункт: «Россия должна стать конституционной и парламентской монархией». Программа кадетов предусматривала перестройку местных органов власти на началах самоуправления, судебную реформу, культурное самоопределение наций, демократические свободы (слова, собраний, совести, печати, союзов, неприкосновенность личности и жилища, отмена паспортной системы); аграрная часть программы — частичное отчуждение помещичьей земли за выкуп. ЦК кадетской партии сначала возглавил князь П. Д. Долгоруков, а с 1907 г. — П. Н. Милюков. Легальным органом кадетской партии стала газета «Речь».

В ноябре 1905 г. оформился «Союз 17 октября». Основные программные положения этой политической партии предусматривали сохранение «единства и неразрывности» Российской империи, «сильную монархическую власть», сохранение помещичьего землевладения, уравнение крестьян в правах с другими сословиями, облегчение им выхода из общины, содействие расселению и переселению крестьян и т. д. Председателем ЦК «Союза 17 октября» был Д. Н. Шипов, с октября 1906 г. — А. И. Гучков.

В период первой российской революции формировались правые партии — в апреле 1905 г. возникла Русская монархическая партия и монархическая организация — Союз русского народа (СРН), председателем Совета этой партии был избран А. И. Дубровин, печатным органом СРН стала газета «Русское знамя».

Возникшие политические партии, исходя из оценки ситуации, сложившейся после опубликования манифеста 17 октября, и принимая во внимание уровень общественного движения в стране (в политических и экономических стачках 1905 г. участвовали 2863 тыс. человек; в 1906 г. — 1108 тыс. человек; в 1907 г. — 740 тыс. человек; широкое крестьянское движение; спорадические вспышки недовольства в армии и на флоте), придерживались разной тактики. Это проявилось после опубликования 11 декабря 1905 г. царского указа о выборах в Государственную думу. Победу на выборах одержала кадетская партия (34 % мест к общему числу членов Государственной думы); заметное место среди депутатов занимала крестьянская трудовая группа (107 депутатов). Большинство левых партий и организаций бойкотировали выборы — большевики, национальные социал-демократические партии, ПСР, Всероссийский крестьянский союз. Меньшевики приняли участие на начальных стадиях выборов.

В центре обсуждения I Государственной думы стоял аграрный вопрос, от основных фракций были выдвинуты законопроекты (кадетская «записка 42-х» и записка 104 трудовиков). 9 июля 1906 г. был опубликован указ о роспуске Государственной думы и назначении выборов нового состава. В последовавшем за этим манифесте констатировалось: «Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область». Около 230 членов Государственной думы (кадеты и трудовики) не подчинились указу и провели в Выборге 2 заседания, приняв Выборгское воззвание (до созыва народного представительства не давать «ни копейки в казну, ни единого солдата в армию», не признавать займов государства и т. д.).

В выборах во II Государственную думу участвовали основные политические партии, в том числе левые. Кадеты, занявшие вновь руководящее положение в Думе, выступали за «мирную парламентскую работу» («беречь Думу», «не давать правительству повода для ее роспуска»). По-прежнему остро стоял аграрный вопрос (уже стала осуществляться реформа П. А. Столыпина), партийные фракции активно обсуждали правительственный бюджет на 1907 год, вопрос о призыве новобранцев, об отмене военно-полевых судов и т. д.

Роспуск II Государственной думы, издание нового избирательного закона оценивают как государственный переворот (нарушение ст. 86 ОГЗ), окончание первой революции. Политическая жизнь России развивалась с учетом новых факторов — Государственной думы, политических партий, профсоюзов, культурно-просветительных организаций и т. д.

Сложный период в плане адаптации к новым условиям (в том числе легальности) переживало общественное движение. Усиливается размежевание среди левых партий: РСДРП (течения — большевики, ликвидаторы-меньшевики, меньшевики-партийцы, отзовисты); ПСР (общая деморализация в связи с разоблачением Б. Азефа, эсеры-максималисты); партия народных социалистов (энесы) сокращает свою численность. Легально действовавшие партии кадетов и октябристов основное внимание уделяли думской деятельности. Вследствие внутрипартийного скандала в 1908 г. из СРН выделился Союз Михаила Архангела (лидер В. М. Пуришкевич).

Оживление оппозиционного движения в предвоенный период, в определенной мере обусловленное неудовлетворительной деятельностью Государственной думы (конституционный кризис 1911 г. — роспуск на три дня Государственной думы и Государственного совета для введения положения о западном земстве), проявилось в отклике на Ленские события апреля 1912 г.: рост рабочего движения за период с апреля 1912 по май 1913 г. — 1 млн. 92 тыс. человек; с июня 1913 по июль 1914 гг. — 1 млн. 746 тыс. человек; студенческая забастовка 1911 г.; отставка профессоров Московского университета (В. И. Вернадского, Н. Д. Зелинского, К. А. Тимирязева, С. А. Чаплыгина и др.).

Прошедшие в конце 1912 г. выборы в IV Государственную думу лишь незначительно изменили ее партийный состав, сохранив два большинства (правооктябристское и октябристско-кадетское). В ноябре 1912 г. на учредительном съезде оформилась партия прогрессистов, программа которой предусматривала конституционно-монархический строй с ответственностью министров перед народным представительством, расширение прав Государственной думы и т. д. Появление этой партии (между кадетами и октябристами) явилось попыткой консолидации либерального движения.

В атмосфере растущего напряжения в марте 1914 г. состоялись два межпартийных совещания с участием представителей кадетов, большевиков, меньшевиков, эсеров, левых октябристов, прогрессистов, беспартийных интеллигентов, на которых обсуждались вопросы координации деятельности левых и либеральных партий с целью подготовки внедумских выступлений.

Начавшаяся в 1914 г. мировая война временно притушила разгоравшееся оппозиционное движение в российском обществе. На первых порах большинство партий (исключая социал-демократов) высказались за доверие к правительству, отказ от оппозиционной деятельности (заседание Государственной думы и Государственного совета 26 июля 1914 г.). Однако неудачи на фронте, рост стачечного движения (с 1915 г.), неспособность правительства обеспечить управление страной стимулировали активность политических партий, их оппозиционность, поиск новых тактических шагов.

Еще более пестрым стал левый лагерь. Это выражалось в том, что внутри социал-демократов и эсеров выделились оборонцы и интернационалисты, т. е. по этому принципу произошло размежевание. Но вместе с тем у оборонцев, равно как и у интернационалистов, возникли общие интересы, что объединяло оборонцев и интернационалистов, хотя они и принадлежали к разным партиям; выявилась тенденция к идейному союзу и практическому сотрудничеству правого крыла меньшевиков и эсеров (сентябрь 1915 г. — Лозаннское совещание меньшевиков и эсеров).

Неудовлетворенность действиями правительства стимулировала консолидацию либерального лагеря, его главных партий — кадетов, прогрессистов, октябристов. Их деятельность сосредотачивалась вокруг возникших в 1914 г. Всероссийского земского союза (ВЗС), где доминировали октябристы, и Всероссийского союза городов (BCD, где преобладали кадеты.

В августе 1915 г. на совещании членов Государственной думы и Государственного совета был образован Прогрессивный блок, в который вошли кадеты, октябристы, прогрессисты, часть националистов (236 из 422 членов Государственной думы) и три группы Государственного совета. Председателем бюро Прогрессивного блока стал октябрист С. И. Шидловский, фактическим руководителем — П. Н. Милюков. Декларация блока (опубликована в газете «Речь» 26 августа 1915 г.) носила компромиссный характер, предусматривала создание правительства «общественного доверия» (из царских сановников и думских деятелей), причем последнее требование под влиянием обострения внутреннего положения приняло в 1916 г. формулу ответственного перед Думой министерства.

Свержение самодержавия. 1917 год ознаменовался новым подъемом борьбы трудящихся. В январе — феврале число бастовавших рабочих увеличилось по сравнению с соответствующим периодом 1916 г. в три раза и составило, по данным фабричной инспекции, 676 286 человек. Причем 85 % забастовщиков участвовало в политических стачках. В феврале доля политических стачек увеличилась до 95,3 %. Толчком к новой революции послужило обострение продовольственного положения в Петрограде из-за неудовлетворительной работы железнодорожного транспорта. 23 февраля в Международный женский день стихийно начались митинги, демонстрации и забастовки, охватившие 128 тыс. рабочих. Большевики, межрайонцы, меньшевики-интернационалисты и другие социалистические партии и группы развернули революционную пропаганду, связывая продовольственные трудности с разложением царского режима, призывали к свержению монархии. 24 февраля бастовало уже 214 тыс. человек, т. е. более половины всех рабочих Петрограда. 25 февраля выступления трудящихся переросли во всеобщую политическую стачку, охватившую 305 тыс. человек и парализовавшую Петроград.

26 февраля явился критическим днем революции. В ночь на 26 февраля были проведены массовые аресты. Среди прочих были арестованы и члены Петроградского комитета большевиков. Его функции перешли к Выборгскому комитету. Днем на Знаменской площади была расстреляна крупная демонстрация; столкновения с войсками и полицией, сопровождавшиеся жертвами, происходили по всему городу. Настроение многих революционеров упало, усилились пессимистические оценки перспектив революции. Но накал стачечной борьбы оставался высоким (бастовало 306,5 тыс. человек). Более того, массовые расстрелы вызвали возмущение не только рабочих, интеллигенции, но и солдат. (Недаром М. В. Родзянко, опасаясь ответной реакции масс на «крайние меры», просил командующего Петроградским военным округом генерала С. С. Хабалова прекратить стрельбу). Вечером 26 февраля начался принципиальный сдвиг в расстановке сил. Возмущенные участием в расправах над народом, солдаты 4-й роты запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка перешли на сторону революционных рабочих, открыв огонь по полицейским. 27 февраля к революционным массам присоединились около 70 тыс. солдат запасных батальонов Волынского, Преображенского, Литовского, Московского резервных полков и других частей. Всеобщая политическая стачка переросла в вооруженное восстание. К концу дня восставшие овладели подавляющей частью Петрограда. Были захвачены вокзалы, мосты, главный арсенал, важнейшие правительственные учреждения. Были разгромлены полицейские участки и тюрьмы, освобождены все политические заключенные. Одновременно на свободу вышло и около 4 тыс. уголовников.

27 февраля был опубликован Манифест ЦК РСДРП «Ко всем гражданам России». В нем провозглашалась победа революции и содержался призыв к созданию Временного революционного правительства, которое призвано было конфисковать помещичьи земли, ввести 8-часовой рабочий день, созвать Учредительное собрание, а также немедленно «войти в сношения с пролетариатом воюющих стран для революционной борьбы народов всех стран против своих угнетателей» и прекращения войны.

28 февраля на сторону восставших перешло еще 127 тыс. солдат. Пали Петропавловская крепость, Зимний дворец и Адмиралтейство, где безуспешно пытался организовать оборону генерал Хабалов. Министры царского правительства были арестованы. Революция в Петрограде победила.

28 февраля всеобщая политическая стачка развернулась и в Москве. 1 марта она переросла в вооруженное восстание, и уже к концу дня город был в руках восставших.

Между тем вечером 27 февраля Николай II, оценив, наконец, опасность развертывавшихся в Петрограде событий, двинул на Петроград карательную экспедицию под руководством генерала Н. И. Иванова, 1 марта эти войска достигли Царского Села. Однако начальник штаба Ставки генерал М. В. Алексеев, осознав необходимость компромисса с оппозицией, рекомендовал генералу Иванову не предпринимать боевых действий до прибытия царя, а самому Николаю II направил просьбу о создании «ответственного министерства». Царь из Ставки направился в Царское Село, но его поезд был остановлен под Псковом, и здесь в ночь с 1 на 2 марта он подписал заготовленный Ставкой манифест о создании «ответственного министерства» и приостановил карательную экспедицию Иванова. Но из переговоров командующего Северным фронтом генерала Н. В. Рузского с Родзянко выяснилось, что манифест безнадежно опоздал и что единственным выходом из создавшегося положения является отречение Николая II. По приказу Алексеева Рузский уведомил об этом царя. Его колебания разрешили командующие фронтами. Присланные ими телеграммы, будучи верноподданническими по форме, тем не менее недвусмысленно подталкивали Николая II к отречению. В результате царь подписал манифест об отречении в пользу сына Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича.

Но отречение императора не было предано гласности, в том числе и из-за поступивших известий о выехавших в Псков представителях Временного комитета Государственной думы А. И. Гучкова и В. В. Шульгина. Еще раз выслушав информацию о положении в Петрограде (в том числе и весть о переходе его собственного конвоя на сторону революции, которая особенно поразила Николая,11), в ночь со 2 на 3 марта царь написал манифест о своем отречении, но уже в пользу брата Михаила Александровича, объяснив это тем, что он не захотел подвергать опасности своего сына. Манифест был принят несмотря на то, что царь не имел права отрекаться за своего сына.

3 марта 1917 г. великий князь Михаил Александрович после колебаний и сомнений, узнав, что его жизнь не может быть гарантирована в случае занятия им престола, также подписал манифест об отречении, в котором решение о выборе формы правления страной возлагалось на Учредительное собрание. Так закончило свое существование российское самодержавие.

Между тем уже вечером 27 февраля состоялось первое заседание Петроградского Совета рабочих депутатов, был избран его исполком. В числе 15 его членов были 2 большевика (Шляпников, Залуцкий), 2 эсера, 6 меньшевиков и 5 внефракционных социал-демократов. Затем состав исполкома был расширен. Председателем Совета был избран Н. С. Чхеидзе, его заместителями («товарищами») — трудовик А. Ф. Керенский и меньшевик М. И. Скобелев. 1 марта Совет был преобразован в Совет рабочих и солдатских депутатов. В середине марта 2 тыс. его депутатов являлись представителями солдат и 800 — представителями рабочих. В дальнейшем численность депутатов сократилась и доли обеих секций выравнялись.

С первых часов своего существования Петроградский Совет развернул активную работу по закреплению и упрочению победы революции. Были приняты меры по организации продовольственного снабжения и войск в Петрограде, по созданию рабочей милиции и т. д. Принципиальное значение имело принятие 1 марта 1917 г. «приказа № 1», направленного на радикальную демократизацию армии и установление над ней контроля Советов, солдатских масс и предотвращение возможных, как тоща казалось, контрреволюционных выступлений с ее стороны. Согласно этому приказу, многие важные функции власти переходили от офицеров к выборным солдатским комитетам, солдатам предоставлялись все гражданские права, отменялось титулование офицеров и обращение к солдатам на «ты» и т. д. Несмотря на попытки ограничить действие этого приказа Петроградским округом, «приказ № 1» сыграл огромную роль в разложении всей старой армии.

Всего в марте 1917 г. в России возникло примерно 60 Cоветов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов. Они сыграли важную роль в свержении царской администрации в стране и в сплочении трудящихся и солдатских масс.

Одновременно с созданием Временного исполнительного комитета в Петрограде группой членов Государственной думы, собравшихся тоже в Таврическом дворце, был образован «временный комитет для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями» во главе с М. В. Родзянко. Однако вскоре это неопределенное название, отразившее осторожность думцев, не уверенных еще в победе революции, было фактически заменено на «Временный комитет членов Государственной думы», и сам этот орган, используя известную популярность Думы в массах, предпринял шаги по сосредоточению в своих руках некоторых функций правительственной власти в стране. В ночь на 28 февраля за подписью Родзянко была разослана телеграмма, в которой население страны извещалось о том, что Временный комитет вынужден «взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка» и создание «нового правительства, соответствующего желаниям населения». Убедившись в победе революции в Петрограде, Временный комитет назначил своих комиссаров в министерства, предпринял меры с целью добиться отречения Николая II. Важную роль Временный комитет отводил и формированию нового официального правительства.

В результате проведенных переговоров представителей Исполкома Петросовета с думскими лидерами 2 марта 1917 г. впервые в истории России было создано буржуазное временное правительство. В него вошли широко известные, популярные общественные деятели и предприниматели. Министром-председателем и министром внутренних дел стал один из авторитетных руководителей земского движения князь Г. Е. Львов; министром иностранных дел — лидер кадетов, крупный историк и популярный оратор П. Н. Милюков; военным и морским министром — лидер октябристов А. И. Гучков; министром торговли и промышленности — крупнейший текстильный фабрикант, один из руководителей партии прогрессистов А. И. Коновалов; министром финансов — крупный сахарозаводчик, известный и как меценат М. И. Терещенко (беспартийный); министром юстиции — оратор, адвокат, прославившийся на политических процессах трудовик (с марта — эсер) А. Ф. Керенский. Всего из 12 членов Временного правительства пятеро представляли партию кадетов, двое — октябристов, по одному — прогрессистов, центристов и трудовиков, двое являлись беспартийными (князь Львов тяготел к кадетам, но еще задолго до Февраля вышел из партии).

3 марта была опубликована Декларация Временного правительства, в которой содержалась программа широких демократических преобразований страны, согласованная с Исполкомом Петроградского Совета. Стремительный триумф буржуазно-демократической революции в России, когда за неделю была сметена более чем 300-летняя династия Романовых и с минимальными потерями ликвидирован прежний авторитарный режим (в Петрограде погибло примерно 300 и было ранено 1100 человек, а на остальной территории установление демократической власти осуществлялось в основном мирным путем), был обусловлен совокупностью целого ряда фактов. Сказались острота общенационального кризиса в России, застарелость его корней, наличие мощных традиций первой российской революции, а главное — объединение трудящихся, буржуазии и даже определенной части высшего дворянства в борьбе против дискредитировавшего себя царского режима, что породило изоляцию последнего самодержца, лишило его социально-политической опоры.

Внешняя политика и войны. В конце XIX в. приоритеты внешней политики Российской империи были по-прежнему связаны с ее традиционными направлениями: Балканский регион, проблемы черноморских проливов, дальневосточный узел противоречий.

Россия стремилась не обострять отношений с европейскими государствами. Соглашением с Австро-Венгрией (май 1897 г.) смягчались противоречия между ними, сохранялся статус-кво на Балканском полуострове. В августе 1899 г. обмен письмами министров иностранных дел России и Франции подтвердил политическое соглашение 1891 г. и военную конвенцию 1893 г. между странами.

В 90-е годы активность российской внешней политики концентрировалась на Дальнем Востоке, где обостряется борьба за раздел Китая. В 1891 г. начинается строительство Транссибирской железной дороги, которой придавалось важное Экономическое и стратегическое значение. В 1895 г. Россия совместно с Германией и Францией добилась возвращения Японией Китаю Ляодунского полуострова. В 1895 г. Россия предоставила Китаю заем в 150 млн. руб., был основан Русско-Китайский банк; в 1896 г. в Москве был заключен договор об оборонительном союзе против Японии и строительстве Китайской восточной железной дороги (КВЖД), строительство которой велось в 1897–1901 гг.; в 1897 г. с Китаем был заключен договор об аренде Ляодунского полуострова на 25 лет.

В 1900 г. под предлогом обеспечения охраны КВЖД от китайских повстанцев Россия ввела в Маньчжурию войска, а затем обусловила их вывод получением концессии на Маньчжурию. Однако здесь ее постигла неудача и заключенный 26 марта (7 апреля) 1902 г. договор России с Китаем предусматривал эвакуацию русских солдат из Маньчжурии без упоминаниях о монополиях и концессиях.

В июле 1903 г. Япония предложила России проект соглашения о Корее и Маньчжурии, а в январе 1904 г., сославшись на медлительность российского правительства с ответом, заявила о разрыве дипломатических отношений с Россией. Началась русско-японская война.

План японского командования предполагал установление господства японского флота на море для обеспечения переброски войск на континент. В этой связи была сделана ставка на блокирование и уничтожение Тихоокеанской эскадры, базировавшейся в Порт-Артуре. В ночь на 27 января (8 февраля) 1904 г. отряд японских миноносцев атаковал русский флот на внешнем рейде Порт-Артура; в корейском порту Чемульпо были потоплены крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Однако разгромить русский флот японцам не удалось. Возглавивший Тихоокеанскую эскадру вице-адмирал С. О. Макаров стремился активизировать ее действия, но погиб в марте 1904 г.

Весной 1904 г. началось развертывание японских войск (4 армии) в Корее и на Ляодунском полуострове. В мае 1904 г. Порт-Артур был отрезан от Маньчжурской армии (командующий генерал А. Н. Куропаткин). Попытка деблокировать Порт-Артур оказалась неудачной (сражение у Вафангоу, июнь 1904 г.). В августе 1904 г. в сражении под Ляояном японцам окружить русские войска не удалось, и сражение закончилось отходом русских. В сентябре А. Куропаткин предпринял наступление на р. Шахэ. Имея преимущество в численности, он повел наступление частью своих сил и потерпел поражение, стороны перешли к позиционной войне (Шахэйское сидение).

В тяжелом положении находился осажденный Порт-Артур, гарнизон которого отбил несколько штурмов. 20 декабря 1904 г. начальник Квантунского укрепленного района генерал А. М. Стессель подписал акт о капитуляции крепости Порт-Артур. Это позволило японцам перебросить свою 3-ю армию в Маньчжурию, где в феврале 1905 г. произошло Мукденское сражение. Очередная попытка японской армии окружить русские войска не увенчалась успехом.

Последним крупным событием войны явилось Цусимское сражение в мае 1905 г., закончившееся разгромом русских 2-й и 3-й Тихоокеанских эскадр. В августе 1905 г. в Портсмуте (США) прошла конференция, которая подготовила мирный договор. Русской делегации, которую возглавлял Витте, удалось снять ряд требований японской стороны (например, о контрибуции). По условиям Портсмутского мира, заключенного 23 августа 1905 г., Россия передавала Японии Ляодунский полуостров в аренду и южную половину Сахалина. Японские рыбаки получили право рыбной ловли вдоль русских берегов.

Характер международных отношений в 1906–1914 гг. определялся обострением экономических противоречий между империалистическими государствами в борьбе за рынки сбыта и источники сырья, политическими расхождениями между ними, оформлением военно-политических блоков, гонкой вооружений. Кроме этих факторов на внешнюю политику России оказывали влияние результаты неудачной русско-японской войны, русской революции 1905–1907 гг. Председатель Совета министров П. А. Столыпин являлся сторонником формулы «мир во что бы то ни стало», которая явилась своего рода основой осторожного курса российской дипломатии.

18 августа 1907 г. в Петербурге было заключено англо-русское соглашение, разграничивавшее сферы влияния двух великих держав в Иране, Афганистане и Тибете. Эти договоренности с учетом соглашений России и Англии с Францией фактически оформили Тройственное согласие и вели к расколу Европы на два военно-политических блока. При содействии Англии и Франции России удалось нормализовать отношения с Японией: в 1907 г. были заключены общеполитическое соглашение, рыболовная конвенция и торговый договор с Японией, дополненные в 1910 г. секретным соглашением, предусматривавшим сотрудничество стран в ограждении их интересов в Маньчжурии.

Существенное влияние на внешнеполитическую ориентацию России оказывали события на Балканском полуострове, и в частности Боснийский кризис 1908–1909 гг., вызванный решением Австро-Венгрии присоединить к австрийской монархии Боснию и Герцеговину. Германия поддержала это решение, и после дипломатической борьбы Россия вынуждена была признать аннексию.

В 1910 г. министром иностранных дел России стал С. Д. Сазонов, сменивший А. П. Извольского (1906–1910), сторонник сближения с Англией. Попытки Германии оторвать Россию от ее союзников не увенчались успехом (свидание императоров Николая II и Вильгельма II в октябре 1910 г. в Потсдаме). Заключенное в 1911 г. в Петербурге русско-германское соглашение (об Иране и Багдадской железной дороге) не затрагивало принципиальных вопросов.

В 1911 г. активность российской дипломатии сосредоточивается на Балканах. Предпринимаются попытки (октябрь 1910 г.) добиться согласия Турции на открытие проливов для русских военных судов в обмен на гарантии турецких владений в Европе, встретившие противодействие ряда государств, в том числе Англии и Франции. Россия содействовала образованию союза балканских государств (Сербия, Болгария, затем Греция), начавшего 27.09 (9.10) 1912 г. войну против Турции. В конце 1913 г. отношения между Россией и Германией обострились в связи с посылкой группы немецких офицеров и генералов на важнейшие командные должности в турецкую армию (миссия генерала Лимана фон Сандерса). В условиях обострявшихся отношений с Германией и Австро-Венгрией была принята большая программа усиления обороны. Весной 1914 г. Россия предложила Англии заключить военно-морскую конвенцию; в июле английское правительство подтвердило свою готовность действовать заодно с Россией против австро-германского блока.

Поводом к мировой войне стало убийство в г. Сараево (Босния и Герцеговина) наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Фердинанда и его супруги сербским студентом Г. Принципом 28 июня 1914 г. 10 (23) июля 1914 г. Австро-Венгрия, за которой стояла Германия, предъявила Сербии ультиматум, содержавший среди прочих требование о допущении австрийских следователей на территорию Сербии и введении ограниченного контингента австрийских войск. Сербия выразила готовность принять основные требования ультиматума, за исключением этих двух пунктов, передать дело на рассмотрение великих держав или в Гаагский международный трибунал. Однако 14 (27) июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Попытки предотвратить сползание к европейской войне (предложение Англии о созыве конференции для разрешения конфликта, телеграммы Николая II германскому императору с предложением посредничества и т. д.) не увенчались успехом. Вечером 17 (30) июля 1914 г. Россия объявила всеобщую мобилизацию. В ночь с 31 июля на 1 августа Германия предъявила ультиматум России об отмене в течение 12 часов решения о мобилизации. Ответ министра иностранных дел С. Д. Сазонова сводился к тому, что отменить мобилизацию в такие сроки нельзя, но Россия готова продолжать переговоры для урегулирования конфликта.

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России. 2 августа Франция заявила о своей поддержке России, а Англия о поддержке Франции. 3 августа Германия объявила войну Франции. 6 августа войну России объявила Австро-Венгрия.

План германского командования (план Шлиффена) на первом этапе войны предусматривал кампанию на Западе против Франции, в то время как на Восточном фронте ее союзница Австро-Венгрия должна была сковать силы русских войск. В августе 1914 г. началось наступление в Восточной Пруссии 1-й и 2-й армий П. К. Ренненкампфа и А. В. Самсонова, которое, однако, закончилось неудачно и войска перешли к обороне. Более успешно протекала Галицийская наступательная операция, начавшаяся тоже в августе, в ходе которой была занята Галиция и значительная часть Буковины. 20 октября (2 ноября) 1914 г. была объявлена война Турции. В конце ноября 1914 г. на совещании командующих фронтами в Бресте было принято решение приостановить наступательные действия до января 1915 г. Среди причин такого решения — недостаток вооружений, снарядов, артиллерии, истощение кадровой армии. Война приняла позиционный характер.

В начале 1915 г. германское командование провело перегруппировку своих сил, перенеся центр тяжести на Восточный фронт, предусматривая нанесение России военного поражения и вывод ее из войны. В результате ряда наступательных операций немецкой армии русские войска оставили Польшу, Литву, часть Прибалтики и Белоруссии. В середине 1915 г. были произведены перестановки высшего командного состава: в июне 1915 г. смещен военный министр Сухомлинов, которого заменил генерал А. А. Поливанов, в августе 1915 г. с поста верховного главнокомандующего был смещен великий князь Николай Николаевич, а также начальник Генерального штаба генерал Янушкевич (их перевели на Кавказский фронт). Пост верховного главнокомандующего занял Николай II, а начальником Генерального штаба стал генерал-адъютант М. В. Алексеев.

К апрелю 1916 г. был разработан план летнего наступления русских войск, согласно которому главный удар должен был нанести Западный фронт. Однако сложное положение союзников (поражение итальянцев под Трентино, бои во Франции на р. Сомма) сместили как сроки наступления, так и направление его главного удара. 22 мая 1916 г. четыре русские армии Юго-Западного фронта под командованием генерала А. А. Брусилова перешли в наступление («Брусиловский прорыв»), в результате которого была занята почти вся Буковина, вновь создана угроза вторжения в Венгрию. Румынская армия была фактически разгромлена. В сентябре 1916 г. фронт стабилизировался. На Кавказском фронте русские войска взяли 6 февраля 1916 г. Эрзерум и овладели в апреле 1916 г. Трапезундом. Был достигнут большой успех в боевых действиях России против Турции.

В итоге военной кампании 1916 г. страны Антанты при решающем участив вооруженных сил России захватили стратегическую инициативу в борьбе с германо-австрийским блоком.

Культура России в конце XIX — начале XX в. Рост индустрии рождал спрос на образованных людей, однако уровень образованности изменился незначительно: перепись 1897 г. зафиксировала 21 грамотного человека на 100 жителей империи, в 1917 г. этот же показатель составил 30 человек на 100 жителей, причем он менялся в географическом (Прибалтика — Средняя Азия) и демографическом (мужчины — женщины; городское — сельское население) аспектах. Постепенно росло число начальных школ: 1894 г. — 32 тыс., 1906 г. — 92,5 тыс. школ. Изменения (в плане приближения к жизненным реалиям) были внесены в обучение в гимназиях и реальных училищах, с 1896 г. на средства торговой и промышленной буржуазии стали создаваться коммерческие училища (1913 г. — 250 училищ). После революции 1905–1907 гг. произошла определенная демократизация высшей школы: были разрешены выборы деканов и ректоров, студенческие организации.

Большое значение в жизни российского общества приобрела периодическая печать. Освобождение (в ходе революции 1905 г.) печати от предварительной цензуры, постановка ее на коммерческую основу способствовали увеличению численности газет (если в конце XIX в. существовало 105 ежедневных газет, то в 1912 г. издавалась 1131 газета на 24 языках), росту их тиражей. Крупнейшие издательства — И. Д. Сытина, А. С. Суворина, «Знание», — выпускавшие дешевые издания, сыграли большую роль в просвещении народа, распространении произведений русских и зарубежных авторов.

В российской науке появляется созвездие имен, прежде всего в гуманитарных дисциплинах — философии, социологии, где начало XX в. отмечено появлением ряда философских работ, авторы которых (С. Булгаков, Н. Бердяев, Е. Трубецкой, В. Вернадский, П. Струве, Л. Шестов и др.) стремились осмыслить исторический путь и будущность России. Результатом философского осмысления опыта первой российской революции явился вышедший в 1909 г. сборник статей о русской интеллигенции «Вехи», подготовленный элитой философской мысли — Н. Бердяевым, С. Франком, Л. Шестовым и др. Радикальное направление общественной мысли связано с работами В. И. Ленина, разработавшего теории империализма, социалистической революции и т. д.

Достижения в исторической науке связаны с именами В. О. Ключевского (1841–1911), П. Н. Милюкова (в начале XX в. он отошел от исторической науки, занявшись политической деятельностью и возглавив ЦК кадетской партии), Н. П. Павлова-Сильванского, А. С. Лаппо-Данилевского, А. Е. Преснякова, А. А. Шахматова и др.

Развитие естествознания проходило в тесном общении с мировой наукой, чему способствовали обмены учеными, стажировки в заграничных университетах, публикации совместных трудов и т. д.

Среди наиболее известных ученых В. И. Вернадский (1863–1945) — энциклопедист, один из основателей геохимии, учения о биосфере, которое впоследствии легло в основу его идеи о ноосфере, или сфере планетарного разума. Как и многие ученые этого времени, В. И. Вернадский не чуждался общественной деятельности (в 90-е годы он участвовал в земском движении, в 1905 г. стал одним из инициаторов и создателей Академического союза, был членов кадетской партии) j В 1915 г. совместно с другими учеными Вернадский создал Комиссию по изучению естественных производительных сил России (КБПС). В 1903 г. была опубликована работа создателя теории ракетного движения учителя калужской гамназии К. Э. Циолковского (1875–1935) «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Существенное значение имели работы Н. Б. Жуковского (1847–1921) и И. И. Сикорского (1889–1972) в самолетостроении, И. П. Павлова, И. М. Сеченова и др.

Развитие литературы было во многом обусловлено и шло в русле традиций русской классической литературы XIX в., живым олицетворением которой был граф Л. Н. Толстой. Последний период жизни Толстого связан с дальнейшим развитием его социальнофилософских и этических принципов. Русская литература начала XX в. представлена именами А. Чехова, М. Горького, В. Короленко, A. Куприна, И. Бунина и т. д.

Начало XX в. было расцветом русской поэзии, временем появления ярких творческих индивидуальностей, исповедовавших различных этические и эстетические взгляды, принадлежавших к разным направлениях (символизм, футуризм и т. д.), — К. Бальмонт, А. Блок, С. Есенин, И. Северянин, Н. Гумилев, А. Ахматова, М. Волошин и др.

В изобразительном искусстве существовали, с одной стороны, течения, связанные с традициями XIX в. (реалистическое направление — И. Репин, С. Коровин, Н. Касаткин и др., существовало Товарищество передвижных выставок — А.М. и B. М. Васнецовы, И. Бродский и др.), с другой — авангардные направления, культивировавшие новые формы. Одной из тенденций русской живописи этого периода было обращение к поискам национальной самобытной красоты — работы М. Нестерова, Н. Рериха и др. Русский импрессионизм представлен работами В. Серова, И. Грабаря, К. Коровина и др.

Заметную роль в развитии русского искусства сыграло художественное направление «Мир искусства», возникшее в конце XIX в. в Петербурге. В 1897/98 г. С. Дягилев организовал и провел в Москве три выставки и, обеспечив финансовую поддержку, создал в декабре 1899 г. журнал «Мир искусства», который и дал название направлению. Вокруг журнала объединились художники А. Бенуа, К. Сомов, Б. Лансере, М. Добужинский, Л. Бакст, Б. Кустодиев и др. Важной особенностью «мирискусников» был универсализм — они выступали как критики, искусствоведы, театральные режиссеры и декораторы, писатели. Этот универсализм явился своего рода основой организованных С. Дягилевым «Русских сезонов» в Париже (музыка, балет, театральная живопись и т. д.).

В первые десятилетия XX в. художники, исповедовавшие близкие взгляды на искусство, объединялись для устроения совместных выставок: 1907 г. — «Голубая роза», где были выставлены работы П. Кузнецова, М. Сарьяна, К. Петрова-Водкина, М. Ларионова, Н. Гончаровой и др.; 1910 г. — выставка «Бубновый валет» — П. Кончаловский, И. Машков, Р. Фальк, А. Лентуллов, Д. Бурлюк и др. Среди известных художников этого периода — К. Малевич, М. Шагал, К. Татлин. Большую роль в становлении художников имели контакты с западным искусством, своего рода паломничество в Париж. Огромное значение в поддержке творчества художников, певцов, писателей имела деятельность российских меценатов. Наиболее известными среди них были: семейство текстильных фабрикантов Щукиных, в том числе и С. И. Щукин, собравший коллекцию французской авангардной живописи (Пикассо, Матисс, Гоген и др.), экспонировавшуюся в созданной им Галерее новой западной живописи в Москве, а также И. Морозов, Н. Рябушинский, С. Мамонтов, основавший Московскую частную русскую оперу.

В архитектуре получил распространение новый стиль — модерн, со свойственным ему стремлением подчеркнуть функциональное назначение жилых и общественных зданий, предполагавший использование фресок, мозаики, витражей, керамики, скульптуры, новых конструкций и материалов. Поиски нового были характерны и для неорусского стиля, ориентировавшегося на древнерусское и народное искусство. Особенностью этого стиля был контраст внешнего облика здания и его назначения.

Насыщенной была и театральная жизнь, где лидирующие позиции занимали Большой (Москва) и Мариинский (Петербург) театры; оперные театры были и в ряде больших городов. В 1898 г. К. Станиславский и В. Немирович-Данченко основали Московский художественный театр (МХАТ), на сцене которого ставились пьесы Чехова, Горького, Ибсена, Гамсуна и др., имевшие большой успех у зрителей. В 1904 г. В. Комиссаржевская открыла Драматический театр в Петербурге.

В начале XX в. внимание музыкальной общественности было обращено к творчеству таких талантливых русских композиторов, как А. Скрябин, Н. Римский-Корсаков, А. Глазунов, С. Рахманинов, И. Стравинский.

Особой популярностью среди различных слоев городского населения пользовался появившийся на рубеже XIX–XX вв. в России кинематограф, в 1908 г. была выпущена первая русская игровая картина «Стенька Разин». К 1914 г. в стране действовало около 30 отечественных фирм, выпустивших свыше 300 картин.

Советская Россия

Глава 12. От Февраля до Октября 1917 года

Россия после Февраля: перспективы общественного развития и расклад политических сил. — Нарастание революционной стихии. — Июльские события и поляризация политических сил. — «Корниловщина». — Курс большевиков на вооруженное восстание. — Октябрьский переворот в Петрограде и формирование новой власти.

Перспективы общественного развития и расстановка сил. Февральская революция знаменовала собой лишь начальный, преимущественно разрушительный этап в демократическом преобразовании страны. В России предстояло выбрать и конституционно закрепить новую форму правления, сформировать единые и стабильные государственные структуры, разрешить обострившиеся национальные противоречия, определить отношение к войне и, наконец, решить аграрный вопрос. Кроме того, требовалось незамедлительно организовать снабжение населения продовольствием и топливом, обеспечить элементарный порядок и стабилизировать экономическое положение в стране.

Способами и темпами решения этих насущных задач и определялось направление дальнейшего развития России. В конечном счете выбор пути общественного развития страны зависел от основных социальных сил (буржуазии с примкнувшими к ней помещиками, значительной частью интеллигенции; солдат, городских средних слоев, крестьян; рабочих и полупролетарских слоев), их интересов и «равнодействующей» их борьбы. Но непосредственно выбор открывшихся после Февраля путей общественного развития обусловливался раскладом политических сил, сложным взаимодействием партий, правительственных и общественных организаций и их лидеров, пытавшихся выражать — сквозь призму своих идеологий — социальные интересы и одновременно воздействовать на них в нужном для себя направлении.

После Февральской революции партийно-политическая система России, насчитывавшая более 50 партий, как бы сдвинулась влево, точнее, к левому центру. Крайне правый фланг — «черносотенные», традиционалистско-монархические партии — оказался разрушенным в ходе Февраля. Более того, был ослаблен и политический центр. Кризис переживали либеральные партии октябристов и прогрессистов. По сути, единственной крупной либеральной партией в России оставались лишь кадеты. Их численный состав после Февральской революции увеличился примерно в 3,5–5 раз и достиг 70 тыс. человек. Под влиянием революционных изменений кадеты в немалой степени «полевели». На VII съезде партии, в кон