загрузка...
Перескочить к меню

Амаре. Избранная жить (fb2)

файл не оценён - Амаре. Избранная жить 929K, 276с. (скачать fb2) - Диана Григорьевна Ситчихина

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Диана Ситчихина Амаре. Избранная жить

Глава 1. Тайны темных ночей

Ночь — это время, когда оживают мечты и просыпаются воспоминания.

О.Рой

Июньская ночь медленно, но уверенно вступала в свои права. На небе уже слабо мерцали звезды, по узким улочкам гулял ветер, наполняя воздух приятной прохладой. Осторожно ступая по мостовой, я шла и никуда не спешила, наслаждаясь прелестью ночной жизни: редко где-то мелькали фигуры спешащих прохожих, вдали слышался гул проезжающих машин. Ветер приятно раздувал мои светлые локоны, играл с подолом легкого платья.

Я шла, ненадолго прикрыв глаза, и никуда не спешила. Да и куда мне торопиться? Дома никто не ждал: родители погибли в автокатастрофе, после чего меня взяла к себе бабушка, но и ее не стало в прошлом году. От этих потерь я закрылась в себе, не желая пускать никого в свое израненное сердце, чтобы не позволить вновь причинить себе боль. Одиночество уже не пугало, я давно смирилась с ним и полюбила гулять по ночам.

Я переходила дорогу на одном из перекрестков, когда неожиданно до меня донесся шум приближающейся машины, кто-то крикнул позади меня: «Назад!», и я испуганно отпрянула. Вовремя! Из-за угла вывернула машина, несущаяся на полной скорости, пронзительно взвыли тормоза, а вскоре убийственная груда металла скрылась вдали. Я испуганно вздохнула. Повезло! Повернулась назад, чтобы поблагодарить моего спасителя, но удивленно замерла: на улице никого больше не было. Я стояла здесь в полном одиночестве.

Почему-то от этого по коже пробежали мурашки, стало как-то не по себе. Я ведь слышала чей-то голос, причем совсем рядом! Куда тот человек мог деться? Да и зачем? Нерешительно и осторожно я все же перешла на противоположную сторону улицы, а оттуда отправилась в парк.

Я медленно брела по освещенным дорожкам, размышляя о таинственном голосе. Возможно, кто-то назовет меня безрассудной, так как девушкам лучше не бродить в одиночестве ночью, но я почему-то была уверена, что ничего плохого не случится. Не со мной. Впрочем, это не важно…

Я уже, было, окончательно убедилась, что мне это почудилось, и тот голос был всего лишь игрой воображения, как вновь услышала у себя за спиной: «Тебе не показалось. Это был я!» Я чуть не закричала от ужаса и неожиданности и вновь стремительно обернулась так, что слегка закружилась голова. По коже пробежали мурашки, заставляя нервно содрогнуться. Позади меня никого не было! Я тихо застонала от отчаяния и устало обхватила голову руками. Я же не сплю, чтобы со мной происходил этот ужас?!

На негнущихся ногах я осторожно подошла и села на скамеечку под фонарем, испуганно глядя на свою тень, боясь увидеть за ней еще кого-нибудь. Дрожащим голосом я робко спросила, чувствуя себя полной дурочкой: «Кто здесь?!» И в ответ тишина. Может, кто-то решил так надо мной подшутить? Да, пожалуй… Вот только это слишком жестокие шутки! Я еще раз огляделась вокруг: ни-ко-го. Отчего-то стало холодно, может, это повеяло с реки, пересекающей парк.

Я поспешно закуталась в кардиган, обхватив себя похолодевшими руками. Мысли в голове мешались. Кому могло прийти в голову так надо мной издеваться?! Я же никого не знаю… Случайные гуляки? Что-то не верится, но это пока что единственная версия, которая у меня есть, а поэтому я вновь, уже чуть увереннее, произнесла в темноту: «У вас глупые шутки. Вы хотите меня напугать?!» И вновь тишина. Я уже решила, что мое несчастье закончилось, и меня оставили в покое, как я вновь услышала совсем рядом, над своим ухом: «Нет!» и, пронзительно закричав, бросилась прочь.

Так быстро я еще, наверно, никогда не бегала. Перед глазами стремительно проносились деревья, вот уже парк остался позади, а я все не останавливалась, слыша, как быстро бьется сердце в груди. Как говорится: один раз — случайность, два — странное совпадение, а три — уже закономерность! Показаться мне не могло! Не знаю, сколько бы я так бежала, вот только когда я в очередной раз обернулась назад, чтобы убедиться в отсутствии преследователей, на моем пути возникло препятствие, из-за которого я отправилась на встречу с мостовой. Однако обошлось: меня услужливо подхватили сильные руки этого самого препятствия и вернули в вертикальное положение.

— Ох, спасибо, — сказала я сбившимся голосом, оправляя платье и, наконец, подняла взгляд, чтобы заворожено замереть.

Передо мной стоял мужчина, так же внимательно рассматривавший меня, как и я его. Темные черные волосы, мощное стройное тело, которое не оставляло сомнений в силе этого человека, тонкие, нахмуренные брови, одна из которых была рассечена ближе к внутреннему краю, но меня поразили его глаза: они смотрели на меня, словно два дымчатых изумруда, неожиданно яркие в сумраке ночи, как будто что-то скрывали внутри, поддернутые этим легким туманом. Этот человек непонятным образом притягивал к себе, этот взгляд словно цеплял и не давал отвернуться, проникал в самую душу и читал ее как открытую книгу. Но в то же время я ясно ощущала исходящую от него опасность, все внутри меня словно кричало: «Беги! Беги от него прочь! Он опасен!» Это словно был животный инстинкт, которому еле удавалось сопротивляться.

— Вы в порядке? — спросил он приятным, бархатным голосом. Я осторожно кивнула, чувствуя себя загнанным кроликом перед матерым волком.

— Да, все хорошо, спасибо. И извините, — и я осторожно обогнула его и стремительно пошла прочь, больше не рискуя бежать. Я чувствовала спиной его обжигающий взгляд, от чего невольно передернула плечами и поспешила вернуться домой.

Закрыв за собой дверь, я, наконец, поняла, что в безопасности. Быстро скинула с себя обувь и прошла в тепло своей маленькой, но родной квартирки. Она мне досталась еще от бабушки. Это была вполне современная квартира, без лишней роскоши, но зато довольно уютная и милая. Я зашла на кухню и заварила себе кофе, после чего отправилась в спальню.

Она была довольно светлой, выдержанная в спокойных пастельных тонах голубых оттенков. Я любила этот цвет, особенно в сочетании с белым, так что порой моя комната напоминала мне солнечное летнее небо с пушистыми облачками. У стены по центру стояла большая двуспальная кровать из светлого дерева, возле нее по обе стороны находились прикроватные тумбочки, на одну из которых я и поставила свой кофе. Напротив был шкаф-купе с одеждой, а рядом — зеркало во весь рост, под ним небольшой столик, где разместилась вся необходимая мелочь.

Я быстро переоделась в ночнушку, а потом забралась под одеяло, взяла кружку кофе, оставленную на столике, книгу, и продолжила чтение, успокаивая нервы.

Книги я любила. У меня не было особых предпочтений в жанре, но чаще я читала классику: дома, в институте между парами, а после еще и на работе, когда устроилась в библиотеку неподалеку. На первом курсе я нашла себе место для подработки, так как не хотелось сильно обременять бабушку.

Работа была несложная, к тому же приятная. Платили не то, чтобы много, но мне хватало — я привыкла жить скромно.

Я читала до тех пор, пока глаза сами не стали закрываться, погружая меня в сон, от которого я давно не ждала ничего хорошего. На утро после них всегда болела голова. И еще мне почему-то жутко не нравилось то, что я в них видела…

* * *

Просторная комната — кабинет. Сумерки, большие окна задернуты плотными черными шторами. С одной стороны стоял большой письменный стол, на котором были разложены какие-то листы, исписанные мелким почерком, позади него массивные стеллажи с открытыми и закрытыми полками, на них какие-то книги в старинных обложках или папки, стопки бумаг.

Эта комната была погружена во мрак, тогда как другая ее половина освещена ярким огнем, пылающим в портале камина. Пламя было окутано странным, таинственным мерцанием, от чего казалось волшебным, живым. Перед ним стояли два небольших кресла, на полу мягкий ворсистый ковер, скрадывающий звуки, а на нем небольшой журнальный столик, где сейчас стояла открытая бутылка вина.

В кресле восседал мужчина с бокалом в руках. Его лицо ничем не было скрыто и достаточно освещено, но уловить какие-либо черты в нем было сложно, лишь на его руке мелькнул перстень с красным камнем… Неожиданно тишину прервал глухой стук, а после коротко брошенной фразы, в комнату вошел еще один мужчина.

— Ты как-то поздно, Редрик, — спокойно и немного устало произнес тот, что сидел в кресле и приглашающим жестом указал на второе. Мужчина вышел из тени и занял предложенное место. У него были каштановые волосы, собранные в пучок на затылке, худое лицо с четкими скулами, янтарные глаза, а на шее татуировка, чем-то напоминающая дракона.

— Ты же знаешь, я охотник! — довольно усмехнулся Редрик, устраиваясь в кресле и принимая второй бокал. — Плохое настроение? Устал? Скучаешь? — поинтересовался он, откинувшись на спинку.

— Пожалуй, все из перечисленного. Так что если ты сейчас заговоришь о делах, я буду недоволен. Оставим проблемы на завтра. Как прошла твоя прогулка? Нашел свою жертву? — с легкой усмешкой поинтересовался мужчина, но в его голосе проскользнули нотки недовольства.

— О, да! Красивая, стройная блондинка, не назвал бы ее особо умной, но и не глупая. Думаю, завоюю ее недели за две, на нее хватит. Сложнее крепости брал! — и он довольно рассмеялся.

— Надеюсь, ты помнишь о Запрете? То, что ты мой друг, тебя от него не освобождает. Узнаю — придется расплатиться. Не пожалею, — строго напомнил мужчина, посмотрев на своего собеседника. Тот спокойно выдержал его взгляд и непринужденно ответил:

— Не переживай. Я знаю, — отмахнулся Редрик. — Вот только понять не могу, зачем он вообще нужен. Глупо иметь возможности, прекрасные возможности, но не иметь права их использовать!

— Редрик! Ты прекрасно знаешь мое отношение к этому и причины для создания Запрета. Ваших сил и так хватит, чтобы заполучить сердца ничем неповинных девушек, и именно поэтому не стоит их разбивать! Они не заслужили такой жестокости, — сурово ответил мужчина, поднимаясь с кресла.

Он оставил бокал на столике и подошел к окну, слегка отдернув штору. За окном сгустились сумерки, скрывая раскинувшийся там пейзаж, однако даже сейчас создавалось ощущение, что небо таинственно светится изнутри, загадочно мерцая и переливаясь.

— И в кого-то ты весь такой правильный? — вздохнул тот, что остался сидеть. — Может, сам найдешь себе кого? Эти дела подождут, не стоит губить в них свою жизнь. Благо, времени у нас полно… — говоривший до этого спокойно, он произнес эту фразу с некой горечью.

— Может быть. В любом случае, я тебя предупредил, Редрик. Нарушишь Запрет — узнаю, получишь по заслугам!

Картина во сне начала меркнуть и уменьшаться, а вскоре и вовсе сменилась на другую.

Пустынная улочка, мост, журчащая под ним река и парочка, стоящая возле ограды. Редрик и девушка, блондинка. Она звонко смеялась над мужчиной, легко пресекая все его попытки коснуться ее. Она прекрасно понимала, чего тот от нее хотел, как и понимала, что на этом все закончится, потому и не давала возможности, лишь смеялась.

Редрику это не нравилось. Охотник должен смеяться над жертвой, а не наоборот. Он становился все мрачнее, а терпение все тоньше. В какой-то момент он просто не выдержал, резко дернул ее за руку и заставил посмотреть в глаза. Смех девушки вмиг прервался, на ее лице мелькнуло выражение ужаса и отчаяния, но очень скоро сменилось восхищением тем, кто сейчас стоял перед ней. Те самые возможности… Редрик все же нарушил Запрет.

* * *

Я проснулась от будильника, настойчиво напоминавшего, что пора вставать. Голова вновь болела, Уже не впервой мне снились эти двое, я словно наблюдала за чьей-то жизнью, вот только мне этого совсем не хотелось. Такие сны приходили ко мне несколько раз в неделю, а после них болела голова. Я уже бросила все попытки с ними бороться и просто смирилась. Вот только сегодня они показались мне не такими чужими, словно в них проскользнуло что-то знакомое.

Я поднялась, откинув волосы назад, и протерла глаза, перед ними все плыло. Привычным движением нашла на тумбочке очки — цена за столь ярую любовь к чтению, и надела. Предметы в комнате, наконец, обрели четкость.

Собиралась я под привычный голос диктора новостей, вот только стоило мне бросить мимолетный взгляд на экран, как я пораженно застыла.

«Сегодня утром было найдено тело мертвой девушки. Убийство произошло предположительно около трех часов ночи, сейчас на месте преступления работают следователи. Полиция призывает к осторожности и просит быть осмотрительнее граждан, так как преступник все еще на свободе. Известно, что погибшей было двадцать три года, поиск родных идет. Если вы знаете эту девушку, просим связаться с сотрудниками по указанному телефону на ваших экранах», — и тут я увидела фотографию несчастной девушки, а на заднем плане — место происшествия. Та самая блондинка. Тот самый мост.

У меня похолодели руки. Мой странный сон… Кажется, я схожу с ума. Быстро покончив с завтраком и приведя себя в окончательный порядок, я, наконец, вышла из дома и отправилась на работу, до которой предпочитала добираться пешком. Пусть ради этих прогулок и требовалось вставать пораньше, зато в библиотеке я появлялась проснувшейся и готовой к работе.

До библиотеки я дошла без приключений. Открыв дверь, уверенно шагнула в полумрак помещения и привычным движением включила свет. Библиотека у нас была хорошая и большая. Вдоль стены тянулись окна, которые освещали залы, но сейчас были закрыты плотными шторами. У входа стойка для персонала с компьютером, где имелась вся база данных о книгах и зарегистрированных читателях. Перед ней небольшой холл с диванчиками и маленький журнальный столик, на котором лежали брошюры из книжных магазинов. Дальше, у стены, тянулись лестницы на три этажа, где размещались залы с книжными стеллажами и читальными столиками с удобными креслами. Был здесь так же компьютерный зал.

Чтобы следить за всем этим хозяйством, нас здесь работало по четыре-пять девушек в день. Кто-то один за стойкой, остальные в залах. Сегодня я пришла первой и отправилась на поиск лейки, чтобы полить цветы.

Я задумалась, вспоминая, где оставила ее в прошлый раз. Помнится, вчера хотела начать с полива, но потом зазвонил телефон и меня отвлек. «В архиве, первый отдел!» — услышала я чей-то осторожный шепот и уверенно направилась по указанному адресу, но на полпути остановилась и едва не закричала от ужаса.

Этот голос! Опять! Я сошла с ума! «Вовсе нет!» — вновь услышала я. У меня задрожали руки. «Все так и должно быть. Я не причиню тебе вреда. Ты меня не видишь. Это пока что. Я только набираюсь сил. Не переживай, с тобой все в порядке, просто есть то, о чем ты еще не знаешь!» — заявил некто таинственным шепотом. Я прислонилась лбом к холодной стенке шкафа. Я слышу странный голос. Я больна?! В ответ лишь чей-то тихий смех и мой полный отчаяния стон.

Я услышала, как хлопнула дверь, а потом поняла, что это пришла одна из девочек. Вспомнила, что шла за лейкой и осторожно направилась в архив. Может, мне все это только показалось? Однако я замерла возле первой секции, не зная, радоваться мне или плакать и идти сдаваться в больницу. Лейка нашлась на указанном месте. Я взяла ее и поспешила в зал. Вскоре пришли и остальные девушки, и мы вместе начали работать. Вчетвером полили растения быстро, их у нас было не так уж и много, только в читальных залах, а потом я отправилась на второй этаж, где предстояло сегодня работать. Вскоре на этаже появились первые посетители.

Обычно заходили студенты или пенсионеры, но сегодня я заметила одного мужчину — просто диковинка в наши дни! Он взял какую-то книгу и сел в углу возле окна. Судя по секции, откуда он вышел — классика девятнадцатого века. Я подклеивала страницы книг, а сама следила за ним. Что-то не давало мне покоя, заставляя вновь и вновь его разглядывать. Он казался мне смутно знакомым, и это тревожило.

В какой-то миг мы случайно встретились взглядом, и вот тогда-то я его узнала! Точнее ощущение опасности, которое от него исходило. Тот самый мужчина, что спас меня вчера от падения на мостовую! Я почувствовала, как краснеют мои щечки, и поспешно опустила взгляд, а вот он внимательно меня изучал, от чего возникло жуткое желание скрыться.

«Можешь пойти разносить книги», — услышала я шепот того самого голоса. Теперь он показался мне намного безобиднее, чем этот проникновенный взгляд, и я с радостью послушалась его совета и подхватила первую стопку. Скрывшись за рядами книг, я облегченно вздохнула. Видимо, придется мне смириться с этим голосом… Быть может, само пройдет!

Книги я разносила нарочно медленно, не спеша возвращаться в зал за новой стопкой, боясь вновь обратить на себя внимание этого странного мужчины. Закончив, я немного побродила среди полок, но все же пришлось идти к столу. К моему счастью, он не обратил на меня внимания ни во второй, ни в третий раз. Когда же оставалась последняя стопка, я осторожно взглянула в сторону его столика и облегченно вздохнула. Ушел!

Со спокойной душой я подхватила последние книги и поспешила отнести их на место. Я была так рада, а стопка так велика, что я потеряла равновесие, и книги полетели на пол, разъехавшись в разные стороны. Я опустилась вниз, чтобы собрать их.

— Я помогу Вам, — услышала я уверенный, смутно знакомый голос над собой, а после передо мной опустился тот самый мужчина!

Я испуганно сглотнула, вновь ощутив исходящую от него опасность и ощущение неведомой силы, скрывающейся в нем. Так, спокойно! Он просто хочет помочь! Мы быстро собрали книги, а потом он мне их поднял, и вот тогда-то я заметила его! Тот самый перстень с красным камнем из моего сна. В ужасе я отшатнулась от этого человека. Голова закружилась. Все это казалось сплошным безумием. Мои кошмары начали сбываться.

— Девушка, с вами все в порядке? — спросил он, а у меня коленки задрожали. Что происходит?!

— Нет! То есть да… — запутанно ответила я и открыла глаза, вновь встретившись с ним взглядом. В голове стремительно пронеслись воспоминания. Комната, растопленный камин, их разговор, предупреждения, девушка, Редрик, он… убил ее?! Я вспомнила испуганный взгляд его жертвы. Те самые «возможности»… Может, я просто схожу с ума? Медленно, но верно…

— Может, Вам стоит отдохнуть? — вернул меня в реальность его голос. Теперь я точно была уверена, что это он. Если его лицо во сне мне было сложно различать, то голос я запомнила хорошо. Он.

— Нет, простите еще раз, я в порядке! — и, подхватив книги, я поспешила отойти от него. Он еще раз окинул меня внимательным взглядом и пошел на выход. А дальше я совершила непростительную глупость! — Редрик! Он нарушил Заперт! Та девушка теперь мертва… — сказала я ему в след. Он на миг замер, а потом стремительно обернулся. Его глаза пылали, из них исчезла та дымка, но от этого стало еще страшнее.

Я, наконец, осознала, что натворила, тихо пикнула и поспешила спрятаться в лабиринте стеллажей. Оставив книги на ближайшем столике, я испуганно прислонилась к полкам, ожидая, что вот-вот, сейчас появится этот мужчина и потребует объяснений, но время шло, а его все не было. Я рискнула открыть глаза и облегченно перевела дыхание. Мое убийство на сегодня отменяется.

«Напрасно боишься, он ничего тебе не сделает!» — вновь раздался тот самый голос. Я уже даже не стала обреченно вздыхать — смирилась.

— И с чего же ты так уверен, таинственный голос?! — тихо прошептала я, почувствовав себя сразу человеком недалекого ума. Разговаривать с воздухом… М-да, не ожидала от себя такого. «Ты узнаешь об этом чуть позже. Пока слишком рано», — ответили мне.

Я перестала понимать, куда катится этот мир и решила просто заняться своей работой до самого обеда. Перекусить я собиралась в кафе неподалеку, куда позволяла себе заглядывать пару раз в месяц со своей скромной зарплатой.

Воздух в заведении был полон ароматов, от которых желание покушать лишь усилилось. Я пристроилась за столиком возле окна: любила смотреть на улицу, спешащих прохожих и мчащихся по дороге машин. Пока ждала заказ, открыла книгу и продолжила читать. Вдруг неожиданно меня привлек звук открывшейся двери. В кафе вошли двое и направились к столику в паре метров от того, где сидела я. Двое мужчин почему-то показались мне знакомыми, я начала их осторожно рассматривать, а после в ужасе скрылась за книгой.

Это были они! Те двое из моих снов! От ужаса похолодели руки. Я с трудом поборола желание сразу же вскочить и убежать прочь. Так меня бы заметили однозначно, а сейчас еще был шанс. С замирающим сердцем я осторожно пересела на противоположную сторону столика, чтобы оказаться к ним спиной, но, помимо этого, мне стал слышен их разговор, частично доносившийся до меня.

— Что с твоей девушкой, Редрик? — хмуро спросил главный.

— А что с ней может быть? — с легкой усмешкой переспросил другой, но в его голосе даже я уловила напряжение. — Обычно тебя не интересовали мои жертвы…

— Она мертва, Редрик. Не скрывай. Мне это известно. Вопрос почему? Ты нарушил Запрет? — прямо спросил первый. За их столиком повисла тишина. Я осторожно обернулась и едва не поплатилась за это: Редрик поднял взгляд и едва меня не заметил. К счастью, я успела отвернуться. Потом главный что-то сказал ему, я не расслышала, но можно было примерно догадаться по следующей вырвавшейся реплике Редрика:

— И ты поверил ей? Кто она вообще такая? И откуда знает?! Твоя собственная жертва? Рассказал ей про меня? Вот уж не думал, что ты так болтлив…

— Нет. Мы не знакомы. И мне бы тоже хотелось знать, откуда ей это известно, но с ней я сам разберусь, позже, — от этих слов я почувствовала, как нервно дрогнуло мое сердце. — Скажи мне, Редрик, ты нарушал Запрет?! Учти, я могу проверить…

— Да к черту этот Запрет! — нервно воскликнул тот.

— Значит, она права… — медленно и тихо произнес мужчина. Даже мне, сидевшей не так близко к нему, стало страшно, ощущение опасности, исходящее от этого странного незнакомца, в разы усилилось, от чего оставаться на месте стало еще труднее, слишком сильно было желание вскочить и убежать от него подальше!

Тут же вспомнились слова о том, что про меня он и не думал забывать, стало еще хуже. До чего же жутко! Тут к моему столику подошел официант и произнес: «Ваш заказ, девушка!» — чем привлек внимание моих «соседей». Я замерла на миг, затаив дыхание, боясь оказаться узнанной, но они спокойно продолжили свой разговор. Ух, кажется, обошлось…

Ела я очень напряженно, вздрагивая от каждого шороха, боясь, что меня вот-вот заметят. Наконец, мой скромный обед был закончен, и мне уже было пора возвращаться на работу, но как пройти незаметно мимо них?! Я посмотрела на часы и поняла, что обратно добираться придется бегом. Опозданий у нас не любили. Хотя я сейчас в любом случае рискую нарваться на неприятности: либо от этих двоих, либо на работе. Что же делать-то?!

Чем больше проходило времени, тем сильнее нарастала паника, так что в итоге я все же решилась позвать официанта, оплатила счет и осторожно поднялась из-за столика. Я постаралась закрыть лицо прядями волос, глубоко вдохнула и, наконец, пошла к выходу. Я была уже у двери и взялась за ручку, когда рискнула оглянуться и убедиться, что меня не заметили. Как же я ошиблась!

Он смотрел прямо на меня, я вновь увидела этот загадочный блеск в его изумрудных глазах и стремительно закрыла за собой дверь, а после побежала прочь.

В библиотеке остальные уже были на месте. У стойки болтали девушки, у кого-то в руках все еще была кашка с недопитым кофе. Я потянулась за своим бейджиком, когда меня окликнули:

— Ань, ты чего такая встревоженная? Случилось что? Может, заболела? — спросила одна из них.

— Нет, все в порядке. Просто в кафе засиделась, обратно пришлось бегом! — улыбнулась я в ответ, пытаясь отдышаться. Внезапно мое сердце вновь дрогнуло: книга! В суете я забыла там свою книгу! Что за день такой неудачный?!

Сколько бы переживаний ни было в моей голове, все они ушли на задний план после обеда, так как в библиотеку начали приходить посетители, и их теперь было намного больше, чем в прошлый раз, а еще почти каждому нужна помощь. В общем, оставшиеся часы прошли в плодотворной работе. Наконец, табличка на двери сменилась на «закрыто», и мы отправились прибираться каждая на своем этаже.

Я мыла пол, а сама представляла себя на месте героини какой-нибудь книги, где я встречаю какого-нибудь таинственного незнакомца, который мне тихо и нежно улыбнется, а потом мы встретимся вновь, будем долго-долго гулять, он что-то рассказывает мне, а я весело смеюсь, и от этого так хорошо! А потом у нас будет первый поцелуй… Полный любви и ласки. А потом он увезет меня далеко-далеко от этого мира, который не дарил мне ничего, кроме боли и отчаяния, а там я буду с ним, и все станет чудесным…

Закончив с уборкой, я направилась домой. Вечерний город встретил меня приятной прохладой и шумом дорог. Я шла и никуда особо не спешила, когда вновь услышала тот самый голос:

— Ты живешь в своих мечтах и не замечаешь реального мира… Зачем? — спросил он. В этот раз я впервые не испугалась его внезапного появления, может, уже начинаю привыкать к своей новой странности? Наверное, это последствия моего одиночества…

— В мечтах все идеально. Там нет боли и предательства. Там я счастлива, — осторожно ответила я, не понимая зачем.

— Но там нет ничего настоящего. Если бы ты открыла глаза, то смогла бы отыскать вокруг то, что так лелеешь в своих мыслях, — с легким упреком заявил таинственный голос. Вот! Даже мое сознание меня уже осуждает! Кошмар какой! Дожили!

— Когда я «открывала глаза», то потеряла своих родителей, а потом и последнего родного человечка — мою бабушку. Больше мне не на что смотреть! — с плохо скрываемой болью ответила я, чувствуя, как глаза стали влажными.

— А если я скажу тебе, что появился не просто так? — как-то загадочно спросил голос.

— Конечно, не просто так! Это болезнь. Наверное, шизофрения, — нервно рассмеялась я. Голос в ответ лишь вздохнул.

— Нет, ты абсолютно здорова. Я не плод твоего воображения, я твой хранитель. Моя цель — следить за твоей безопасностью до тех пор, пока вы, наконец, не объединитесь.

— Кто «мы»? — ничего не поняла я. — От чего меня вообще охранять?! Да и как может голос отчего-то спасти? И где же ты раньше был? И с кем это мне объединяться надо?!

— Ты и тот, кто является твоей парой. Так решила судьба, объединив вас. Рано или поздно вы встретитесь, а после будете вместе. Я должен защищать тебя до этого момента и направлять, после же он станет твоей опорой и защитой.

— Звучит заманчиво. Да, именно так: весьма заманчивый бред, голос моих тайных мечтаний… Читать мне меньше надо было, вот и жила бы спокойно, — устало вздохнула я, уже поднимаясь в лифте на свой этаж.

Оказавшись дома, отправилась на кухню готовить себе ужин и включила телевизор. Об утреннем происшествии сообщили нового мало: нашли несчастных родственников, поиски продолжаются. Я вспомнила Редрика. Он действительно убил ту девушку? Но зачем? Чтобы скрыть следы нарушения Запрета? Да, возможно. Но зачем тогда вообще его нарушал? Не смог сдержаться?

Как же это все странно и совершенно непонятно. Вот только интуиция подсказывала, что лучше бы мне не лезть во все это, да только, кажется, уже поздно. Интересно, он действительно узнал меня там, в кафе? Или просто это был случайный взгляд, не более? Кафе, книга… Я взглянула на часы и поняла, что могу еще успеть туда заглянуть и спросить, не находили ли там пропажу. Заведение приличное, скорее всего посетители бы не стали забирать забытые вещи.

Я быстро переоделась в более удобные джинсы с футболкой, накинула легкую кофточку, так как вечер должен был быть прохладным, и вышла на улицу. Идти туда было немного страшно: боялась встретить ту самую парочку, хотя вряд ли они там будут меня караулить. Глубоко вздохнув, я потянула ручку кафе на себя и зашла.

Внутри было полно народу, но никого опасного я не заметила, так что уже спокойней подошла к бармену за стойкой и поинтересовалась, не находили ли они оставленную книгу за столиком возле окна. На меня подозрительно посмотрели, попросили описать ее, а после один из официантов вернул мне мое сокровище! Я поблагодарила людей и вновь вышла на улицу.

Возвращаться домой не хотелось, там не было ничего, кроме пустых и одиноких стен, так что я вновь направилась в тот самый парк, где гуляла вчера, точнее пыталась, и удобно разместилась на лавочке под фонарем, открыла книгу и продолжила читать. Сюжет вновь захватил меня, и я ушла в него с головой, вместе с героями переживала все приключения, страдала, боялась и влюблялась. Наверное, это глупо — влюбляться в книжных героев, но что поделать?!

В реальность я вернулась лишь после того, как прочитала последнюю страницу и вздохнула, приводя мысли в порядок и успокаиваясь после яркого хэппи-энда. На улице тем временем стемнело, парк, как и улицы, опустели.

Я медленно поднялась и потянулась, разминая затекшее тело. Книгу я убрала в свою сумочку и со счастливой улыбкой на лице решила еще немного погулять по улочкам. У выхода из парка глянула на часы в телефоне. Дисплей засветился непривычно ярко, показывая, что уже около полуночи. Да уж, засиделась я…

Ночь была безветренной и ясной, так что небо вновь завораживало мерцанием луны в окружении звезд. Я медленно шла по набережной, подняв голову вверх, и мечтала о безграничных далях и недостижимых звездах. Кажется, они так близко, что если захотеть, можно дотянуться рукой, но между нами такая пропасть расстояния… Такие холодные и далекие огни мерцают на небе, заставляя мысли уноситься прочь…

Неожиданно я услышала чьи-то крики на конце улицы. Из-за поворота вышли трое явно подвыпивших мужчин. Кажется, они меня заметили. Нужно уходить… Я стремительно развернулась и поспешила прочь. Я старалась идти как можно быстрее, но так, чтобы не провоцировать пьяных. То, что они за мной «прицепились», я уже поняла, так как до меня стали доноситься их выкрики. Голоса все приближались, от чего я нервничала все больше. В какой-то момент нервы сдали, и я побежала, а топот за моей спиной прекрасно известил, что и мужики от преследования не отказались. В груди бешено билось сердце, кровь стучала в висках. А я пыталась решить, что же делать?!

Я бежала вперед, не разбирая дороги. Нужно выйти на какую-нибудь улицу побольше, где есть хоть какие-то прохожие! Мысленно вспомнив окрестности района, поняла, что совсем рядом идет параллельная улица, довольно большая, на которой всегда есть люди! Значит, бежим туда! Вот бы еще дорогу покороче!

Ближайший перекресток, выходящий на нее не так уж скоро, но можно попробовать через дворы… Где дома, там люди! Не все же спят уже?! Стоит лишь закричать погромче…

Вскоре мне попался первый поворот, и я, не раздумывая, свернула в него, пробежала несколько метров по нему, пока он не свернул, и я отчаянно не застонала. Тупик! Это был закоулок, который выходил к заднему двору какого-то кафе или ресторана! Вскоре из темноты показались мои преследователи. Я испуганно оглянулась и попятилась назад, пока не уперлась спиной в холодную стену. Черт, надо срочно что-то делать! Мой последний вариант — кричать пока есть силы и возможность, что я тут же и сделала.

Один из мужиков, что держался увереннее из остальных, начал стремительно ко мне приближаться, споткнулся о валявшийся на земле пластиковый ящик, выругался, а потом оказался совсем близко ко мне. Я попыталась оттолкнуть его, не переставая при этом кричать как можно громче, но ничего не вышло. Он неожиданно ловко для нетрезвого человека перехватил мои руки и прижал меня к стене.

От него жутко воняло спиртным, я постаралась отвернуться от него, чтобы вдохнуть свежего воздуха, но он лишь сильнее сжал меня, а после подоспели его дружки. От паники начинало щипать глаза, жутко кружилась голова. Я почувствовала, как его влажная ладонь начала задирать мне футболку, меня жутко трясло, я вновь попыталась оттолкнуть его, но тот лишь ударил меня в живот. Я застонала от нахлынувшей боли, а потом почувствовала его нервное дыхание возле шеи.

В следующий миг произошло нечто странное. Из-за моей спины, словно тень, выскользнуло нечто, приобретая какой-то странный силуэт, напоминающий крылатого человека, который заслонил свет, падающий от луны. Нападавшие не заметили изменений и ужаса в моих глазах — я-то его прекрасно видела! — поэтому тот, что держал меня, продолжил свои поползновения, а в следующий миг был отброшен назад, ударившись о противоположную стену.

Он неподвижно сполз по каменной кладке и остался лежать на земле. Двое других тотчас обернулись и увидели это нечто! Кажется, они попытались бежать, но их постигла та же участь: они с глухим стуком врезались по обе стороны от меня, а я закрыла лицо руками и сделала первую логичную вещь за эту ночь: пронзительно закричала и бросилась бежать прочь.

Бежать туда, где люди, бежать домой! Давно я так много не бегала. Дыхание сбилось, сердце бешено стучало, но мне было все равно. Казалось, что эта тень вот-вот меня догонит и точно так же легким ударом отправит на встречу с каменной стеной! Когда за мной закрылась дверь квартиры, я, наконец, смогла облегченно вздохнуть.

Думать не хотелось совершенно ни о чем, так что я отправилась в душ, чтобы смыть с себя этот омерзительный запах, а также успокоить нервы. Вода приятно охлаждала разогревшееся тело, смывая все страдания этой ночи. Как же мне повезло, еще бы чуть-чуть и… Я тихо всхлипнула. Пришлось брать себя в руки. Я закуталась в теплое полотенце, пришла в спальню и так и заснула, лишившись последних сил.

Глава 2. Мой реальный сон

Вопрос стекает в бездну ночи,

Рассыпан пеплом на столе.

Ответ смеется прямо в очи,

Ты сон в проклятой голове.

Marika Stanovoi

Просторный зал, который освещает лишь лунный свет, отчего все казалось каким-то таинственным… В центре в небольшой чаше горит огонь, вокруг него два просторных дивана из светлой кожи, в углу, возле огромных окон стоит темное лакированное фортепиано, а перед ним изящный пуфик на тонких ножках. В углу невероятно красивый каскад из зелени, цветов и водопада, журчание которого наполняло пространство тихими звуками.

В комнате, возле распахнутой двери на балкон, стоял мужчина в темных брюках и приталенной рубашке, которая была слегка расстегнута, обнажая сильные мышцы. На этот раз его лицо оказалось четким, поэтому было заметно, как внезапно на нем отразилась резкая боль. Его сильная рука сжала дверной проем, тело напряглось, а из уст вырвался тяжелый стон. Его дыхание на миг прервалось, а потом мужчина заметно ослаб.

Он прислонился к стене, восстанавливая дыхание и пытаясь понять, что все это значит. Он медленно, слегка пошатываясь, подошел к дивану и оперся на его спинку, после чего поднял руку и внимательно посмотрел на кольцо. На золотом ободе проступили странные символы. Он долго и внимательно их изучал, отчего-то хмурясь, но, кажется, так и не смог понять, что же произошло, а потом стремительно сорвал с пальца перстень и посмотрел на обратную сторону «чаши», в которой крепился камень. На ней резко проступил еще один символ и ярко засветился.

— Какого демона?! — потрясенно произнес мужчина, не сводя с него взгляда.

В коридоре послышались чьи-то стремительные шаги, которые заставили мужчину очнуться. Он поспешно надел перстень обратно. Символы на нем вновь потухли, а в открытой двери показался мрачный Редрик. Он молча прошел в комнату и замер возле мужчины. Тот поднял на него свой тяжелый взгляд: его глаза вновь яростно сверкали.

— Ты нарушил Запрет. Я предупреждал. В наказание я запрещаю тебе на месяц охоту, — первым начал он. От этих слов Редрик возмутился.

— Месяц?! За что?! Всего лишь девчонка! Ты же знаешь, почему это произошло! Месяц! Это не справедливо, я…

— Замолчи, Редрик! Я предупреждал, ты меня ослушался. Более того, ты чуть не соврал. Сделал бы это — утратил бы и мое доверие. Ты мне друг, но даже ты обязан подчиняться Запретам. Месяц — и это не обсуждается. Другого бы я наказал сильнее. Если ты боишься, что будешь умирать со скуки все это время, не переживай: я тебе этого не дам. Найди всю информацию об этой девушке — и в его руках возникла фотография, которой раньше однозначно не было, хотя, возможно, ее просто скрывал легкий сумрак комнаты. — К утру все должно быть готово.

— Кто она? — поинтересовался Редрик, забыв о своей обиде и внимательно рассматривая фотографию. — Все же решил найти себе жертву? — улыбнулся он.

— Нет! — резко прервал его мужчина. — Я не охотник, ты об этом знаешь. Это та самая девушка, так что, думаю, тебе будет интересно узнать о ней больше. И что бы ты ни выяснил, я запрещаю тебе причинять ей малейший вред! И еще… Ты что-нибудь помнишь об этой руне? — и в воздухе сам собой вспыхнул тот самый символ, который недавно разглядывал мужчина на своем перстне. Редрик внимательно и пристально его изучал, после чего ответил:

— Не знаю… Возможно, когда-то я его и видел, но ничего сказать не могу. Обратись к книгам, помогут разве что они…

* * *

Я проснулась от странного холода в комнате. Голова вновь болела, как бывает всякий раз после подобных снов. Я осторожно поднялась и огляделась. Оказалось, вчера забыла закрыть окно, а спала в мокром полотенце, от того и замерзла. Пока шла его закрывать, вспомнила события ночи…

Я тяжело вздохнула и прижалась лбом к холодному стеклу. Куда катится моя жизнь?! Тем временем на улице уже рассвело. Я обернулась назад в поисках телефона и громко закричала: прямо позади меня, над кроватью парило то самое «нечто», которое вчера расправилось с нападавшими. Неужели добралось и до меня?!

— Тише ты! Соседей разбудишь! — услышала я знакомый голос от этого самого «нечто» и изумленно замерла. — Теперь узнала? Я ведь предупреждал, что буду тебя защищать, просто я не сразу накапливаю свою силу. Проявиться я должен был немного позже и в более мирной обстановке, но защитить я тебя мог только в телесном виде, так что пришлось постараться… Ну что, уже не так страшно? — улыбнулось… это. — Так и быть, можешь отмереть и рассмотреть меня, — смилостивилось это создание. Нерешительно я сделала первый шаг.

— Может, я еще сплю? Ты же не можешь быть на самом деле! Такого не бывает! Наверное, я действительно больна… — тем не менее, я все ближе подошла к этому существу. Странно, но теперь оно не вызывало у меня опасений. Я осторожно протянула руку и коснулась его. Словно плотный туман… Он взмахнул до того сложенными крыльями и меня обдало волной холодного воздуха. — Почему я тебя почти не чувствую? Ты как призрак… Но как тогда вчера ты…

— Когда возникает необходимость, я становлюсь материальным, тогда меня видят все окружающие люди. А так — только ты, а после и твой избранник, как только признает тебя. Не бойся меня, мой долг тебя защищать, — в очередной раз повторил он.

— Почему ты такой мрачный? Словно смерть за мной пришла… — спросила я. В ответ он рассмеялся и вмиг сменил цвет на молочно-белый. — Так намного лучше! — кивнула я. — И что ты хочешь делать? Сейчас-то мне ничего не грозит?

— Нет, ты в безопасности. Я просто постоянно буду рядом с тобой. Если хочешь, я вновь останусь в виде голоса, если нет — могу существовать в своем обличии, — предложил он. Я задумалась. Все же слышать за спиной странный голос было как-то подозрительно, а так я хоть вижу его. Если уж сходить с ума, то по полной!

— Оставайся так! — кивнула я. — А имя у тебя есть? А то ведь как-то неудобно общаться…

— Можешь звать меня Латет. Так называют нашу расу, созданий, подобных мне.

После разговора я начала собираться на работу, порой подозрительно косясь на наблюдающее за мной нечто. Времени было еще мало, но мне вновь хотелось прогуляться. Не думаю, что в ближайшие дни рискну выглянуть на улицу в позднее время, пока не пройдет пережитый испуг. Позавтракать я решила в кондитерской, чтобы побаловать свои потрепанные нервы.

В нескольких кварталах от дома было одно милое местечко, которое работало круглосуточно, вот туда я и отправилась. Я медленно шла по улочкам только-только просыпающегося города. Прохожих почти не было, чем я и пользовалась, расспрашивая Латета.

— Значит, у меня есть избранник, да? А ты его знаешь? А он меня? Он вообще догадывается о моем существовании?!

— Да, я прекрасно знаю того, кого выбрала для тебя судьба, раз он меня создал. Если ему еще о тебе неизвестно, то он поймет это в ближайшее время. Вчерашний случай не мог пройти без следа. Он наверняка что-то почувствовал, к тому же у него будут иные способы, чтобы об этом узнать. Не переживай, однажды он обязательно тебя найдет. Или уже нашел, — ответил мой охранник.

— Ты ведь скажешь мне, если мы случайно встретимся, да?! Будет забавно, если мы пройдем мимо друг друга и даже не поймем, что чем-то связаны. И вообще, расскажи мне о нем. Какой он? Он красивый, умный, воспитанный? — начала мечтательно спрашивать, представляя образ некого красавчика, которых любят создавать в романах, а потом такие, как я, с радостью в них влюбляются.

— Он такой, который идеально подойдет тебе. Иначе вас бы не объединили. Для этого должна быть очень весомая причина, ничего не происходит просто так, — загадочно ответил Латет. Я взглянула на него и тихо вздохнула: сейчас в лучах утреннего солнца он был похож на ангела. Стоп! Ангел… И почему эта мысль только сейчас ко мне пришла?!

— Послушай, а этот мой суженый, он… Он вообще человек?! — спросила я, запоздало осознав небольшую несостыковочку. Если Латет некое нечеловеческое существо, то и весь этот мир может быть совсем не таким, каким я его представляла! Может, люди, что идут рядом — вовсе не люди?! Что вообще я знаю о реальности? Как далеко я зашла в своем мире иллюзий и мечтаний?! — потрясенно думала я.

— Сложно ответить. Выглядит он в основном так же, как и обычные люди, но есть некие отличия, так как человеком он все же не является. Предупреждая твои следующие вопросы, сразу говорю: он не вампир, не оборотень, не эльф и не кто-либо другой из твоих книг или современных фильмов. Он иной. Позже у тебя будет возможность его узнать.

— Ну, хотя бы внешность можешь описать? — разочарованно взмолилась я. Одни загадки да тайны! Так нечестно! К тому же он наверняка поймет, когда меня встретит, а я буду стоять и удивленно хлопать глазами, пока мне не объяснят… Не хочу выглядеть глупой.

— Всему свое время, Аня! — вновь ответил отказом Латет. Я обиделась. Напустил тумана, заинтриговал и все! А где подробности? Нечестно так поступать…Тем временем я уже подходила к кондитерской, внимательно вглядываясь в лица прохожих. Кто их знает, может, они тоже не люди?!

— А есть в нашем мире еще кто-нибудь такой, нечеловеческий? — спросила я.

— Есть подобные твоему избраннику. Помимо них существуют создания вроде меня, но исполняющие другие задачи. Нас создают под определенные условия, разновидностей очень много. Но тебе не нужно об этом знать. Для тебя это не имеет значения.

— Значит, есть люди, есть маги и своеобразные духи! Замечательно, прожить не один год на этой земле и узнать об этом только сейчас! — вздохнула потрясенно я, не обратив внимания на его последние слова.

— Не расстраивайся, многие об этом не узнают вообще никогда, но тебе предстоит войти в этот скрытый мир…

В кондитерской нашу беседу пришлось прервать, иначе на меня бы странно посмотрели. Когда я вновь вышла на улицу, то ее уже заполнили прохожие, из чего я сделала вывод, что пора бы брать курс на библиотеку. По дороге я вспомнила о той загадочной паре, что снилась мне по ночам.

Латет подтвердил мои догадки: они оказались теми самыми «магами». Теперь встречаться с ними захотелось еще меньше и реже. Желательно никогда!

Рабочий день прошел на счастье спокойно и мирно, без всяких происшествий и я уже начала успокаиваться после всего пережитого. Когда же я, наконец, отправилась домой, то настолько погрузилась в свои размышления, что не заметила, как куда-то исчез Латет, а я сама привычно свернула в пустынную улочку, по которой раньше добиралась домой, хотя вчера решила больше ни за что на ней не появляться.

Разумеется, долго длиться моя радостная задумчивость не могла. Вскоре передо мной возникла чья-то тень, я испуганно подняла взгляд и замерла. Я не сразу осознала, кто появился передо мной, но, когда поняла, едва не закричала от ужаса, но в горле пересохло.

Передо мной стоял Редрик, а в том, что именно я его цель, сомнений не оставлял его сверкающий взгляд. Глаза мужчины казались янтарными, словно светились изнутри, от чего я в ужасе сделала осторожный шаг назад, не рискуя повернуться к нему спиной. Он начал стремительно ко мне приближаться, и вот тут мои нервы не выдержали: я все же закричала и бросилась прочь!

Вот почему я в последнее время должна столько бегать?! Я рвалась вперед, надеясь выскочить на шумную улицу, но как-то не особо веря, что на этот раз она меня спасет. И куда смотрит Латет? Опять тянет до последнего, пока я не упаду в обморок от ужаса?!

— Стой! — крикнул мне догоняющий Редрик, от чего я лишь ускорилась, так быстро я еще никогда в жизни не бегала. Кажется, он выругался, упомянув о недалекости моего ума, но я даже не стала обижаться.

Впереди уже показалась та самая улица, но неожиданно со спины на меня налетел шквальный поток ветра и снес с ног. Я растянулась на асфальте, больно ударившись об него, ободрала колени, которые тут же защипало. В следующий миг меня схватили сильные руки преследователя и подняли на ноги. Я отчаянно вырывалась и кричала, но он вновь сделал какое-то неуловимое движение рукой и свет погас.

* * *

Я почувствовала, что лежу на чем-то мягком и приятном. Осторожно провела рукой по шелковому покрывалу и улыбнулась. Неохотно решила открыть глаза, заморгала от яркого света, проникающего сквозь большие окна, а потом поднялась и села на кровати, свесив ноги вниз. Так, стоп! Какой кровати?! Что происходит?!

Я испуганно огляделась вокруг: место было мне не знакомым, но вот подобные большие окна я уже где-то видела, да и этот пейзаж за стеклом… Мои сны! Вот только сейчас я вовсе не сплю! Редрик, погоня, падение… Кажется, вот я и попала в свой кошмар наяву!

Неохотно пришлось начинать думать, хотя боль в голове этому мало способствовала. Так, судя по всему, я в гостях у того самого незнакомца и его друга. Раз до сих пор жива, значит, убивать не хотят. Очнулась в комнате, а не в подвале — пытать, надеюсь, тоже не собираются. Это хорошо. Плохо вот что: я понятия не имею, где находится этот дом и, что самое главное, как из него выбраться! Не думаю, что здесь меня ждет что-то приятное! Скорее всего, Редрик уже нашел всю информацию обо мне, но что их могло в ней привлечь, раз я оказалась здесь? Ведь зачем-то я им понадобилась, верно? Тут в коридоре послышались знакомые шаги, а вскоре открылась дверь, и на пороге появился тот, благодаря кому я здесь и оказалась.

— Ну, здравствуй, причина всех моих несчастий! — усмехнулся он. — Знаешь, где ты? — спросил он, входя в комнату и приближаясь ко мне.

— Относительно. Дом того зеленоглазого, да? Вот только эту комнату я еще не видела… Зато тебя я знаю. Прости, но я не могла промолчать о той девушке… Я лишь рассказала о том, в чем была уверена, — пока я говорила он смотрел на меня, а его бровь ползла все выше.

— Значит, действительно ты… Интерес-с-сно, — как-то жутко протянул он. — Раз ты уже в себя пришла, тогда идем. Судя по всему, ты сама знаешь, кто тебя ждет, — как-то коварно и немного зловеще улыбнулся этот… не человек.

Он остановился возле двери и сделал приглашающий жест, пропуская меня вперед. Уточнив, что ждут нас в кабинете, я уверенным шагом направилась вверх по уже знакомым мне коридорам, заметив, что коленки были целыми и невредимыми. Подлечили?

Я шла и разглядывала все вокруг, хотя видела этот дом почти каждую ночь. Меня поражало и ужасало невероятное сходство, каждая мелочь услужливо всплывала в памяти, стоило только мне задуматься. Судя по всему, моего спутника так же удивила моя прекрасная осведомленность об устройстве дома, нахождении всех лестниц и коридоров.

В напряженном молчании мы подошли к кабинету, и я остановилась, не решаясь заглянуть внутрь. Редрик прекрасно это понял. Стоило ему только взглянуть на меня, я услышала, как он назвал меня трусихой и решительно постучал в дверь, а после уверенно ее распахнул и протолкнул меня вперед.

Я нерешительно замерла на пороге. То самое место, которое я видела чаще всего… Все тот же разожженный камин, кресла, огромные окна и легкий сумрак. Я осторожно, стараясь не шуметь, прошла вглубь комнаты, коснувшись обивки ближайшего кресла. Во снах я наблюдала со стороны, не осознавая своего присутствия там, а сейчас могла ощутить, прикоснуться к каждому предмету вокруг.

Это было так странно и пугающе… По ладони словно пробежали мелкие искорки, когда моя рука ощутила холод обивки, я испуганно ее отдернула, а после встретилась взглядом с ним.

До этого мужчина стоял спиной к нам, все так же задумчиво глядя в окно, а сейчас пристально смотрел мне в глаза. И на меня тут же нахлынули знакомые ощущения исходящей от него силы и опасности. Сейчас же я была крайне беззащитна, перед людьми, о планах которых я боялась и думать.

— Добрый вечер, — осторожно произнесла я, не в силах оторвать от него глаз. В голове отчаянно билась мысль о том, что он не человек!

Он все так же молчал, подошел ко мне, и теперь я вновь могла разглядеть его необычные изумрудные глаза. Сейчас они были совершенно спокойные, прикрытые той самой дымкой, которая затмевала их таинственное мерцание. Какое-то время мы так и стояли, просто рассматривая друг друга. Первым тишину нарушил Редрик.

— Хочу заметить, что она откуда-то прекрасно знает дом и как-то подозрительно спокойно реагирует на все происходящее. Явно что-то скрывает, но вроде бы обычный человек… Мне вас оставить? — с легким смешком спросил Редрик.

— Да, будь так любезен, — совершенно спокойно ответил тот, что стоял передо мной, вызывая нервную дрожь в коленках.

Вскоре за моей спиной захлопнулась дверь, оставляя наедине с этим созданием. Мне стало жутко. Совершенно одна, в незнакомом месте, не представляя, что им от меня понадобилось.

— Думаю, нам лучше присесть, разговор будет нелегким, — наконец сказал он мне. Я осторожно кивнула и нерешительно опустилась на одно из кресел, то самое, которое он оставлял всегда для друга, а затем постаралась незаметно отодвинуться от него подальше.

Кажется, он заметил и то, и другое, так как вновь впился в меня внимательным взглядом. Напряжение межу нами я чувствовала кожей, от чего начинала еще больше нервничать. Молчание уже надоедало, с каждой минутой все сильнее хотелось броситься прочь из этого странного дома.

— Где находится это место? — первой спросила я, окончательно лишившись терпения. Тишина давила. Он задумчиво склонил голову набок.

— Довольно далеко от того места, откуда тебя забрали. Самой тебе отсюда не выбраться. Ты знаешь, кто я? — спросил он. Хоро-о-оший вопрос…

— Не человек. Главнее Редрика, так как он вынужден вам подчиняться. Хозяин этого дома, — ответила я, опуская взгляд на свои слегка дрожащие руки. Бедные мои нервы! Где носит этого Латета? Хотя, конечно, зачем ему меня спасать? Меня же убить никто не пытается?! Пока что… От мрачных мыслей стало еще страшнее. А вдруг они меня отсюда не выпустят?!

— Что ж, не врешь, — заключил он. Знать бы только, как он это понял… Какая-то особенность его вида? — Меня зовут Владимир. Я попросил, чтобы Редрик нашел мне информацию о тебе, но она никак не смогла объяснить то, откуда тебе известно о его обмане и вообще обо всей этой истории. Откуда тебе известно о нем самом. Как я понял, вы до этого не общались. Ты оставляешь много вопросов, поэтому и оказалась здесь. Как только я получу на них ответы и буду уверен, что никакой опасности нет, мы вернем тебя назад, — он говорил, а я чувствовала, что происходит что-то не то!

Слишком спокойно я реагирую на его слова, отчего-то захотелось все ему рассказать, но я все же могла пока себя контролировать, сдерживая эти порывы откровенности. Кажется, моего собеседника это веселило, так как он с едва заметной улыбкой наблюдал за моими попытками очистить разум.

— С чего Вы взяли, что я буду что-то рассказывать? Если заботитесь о своей безопасности, то, уверяю вас, в моих планах нет ничего, что могло бы ей навредить. Да, мне известно, что Редрик причастен к смерти девушки, однако, как видите, я даже не сообщила об этом в полицию, — уже чуть смелее ответила я. Правда, я бы и так не смогла сообщить, доказательств у меня не было никаких.

— Ты расскажешь все, что меня интересует, иначе просто не покинешь этого дома. Если будешь упорствовать, то я могу и настоять, — в его голосе послушались нотки угрозы, отчего я начала уже злиться. И без того расшатанные в последние дни нервы начали все сильнее распалять во мне гнев.

— А мое мнение Вас не волнует? Уверена, завтра утром заметят мою пропажу, после чего начнут меня искать! — заявила я, стараясь не показать, насколько мне было страшно, хотя сама не была до конца уверена в своих же словах.

— И каковы же их шансы? Очень сомневаюсь, что они решат искать тебя здесь. Неделю-две будут изображать активные поиски, а после сочтут без вести пропавшей. На этом все. Больше искать тебя никто не будет. Насколько я знаю, родных у тебя нет, парней, кажется, тоже, иначе бы не гуляла ночами в гордом одиночестве, — довольно заявил он, а я окончательно обиделась и разозлилась.

— Знаете что?! А не пошли бы вы… — воскликнула я, поднимаясь и намереваясь уйти.

Если до этого я и могла что-то объяснить, то сейчас еле сдерживалась, чтобы не ударить этого нахала. Я уже потянулась к ручке двери, когда меня отбросила назад неведомая сила, а после надо мной навис разозленный Владимир.

— Поясню специально для тебя: здесь главный я. И все подчиняются тоже мне. И тебе тоже придется. Не зли меня, целее останешься. В конечном счете, мне куда проще попросту от тебя избавиться, чем вести беседы, — уже с открытой угрозой произнес он, а после протянул руку. Ее я проигнорировала и поднялась сама, гордо прошествовала к креслу (во всяком случае, я надеялась, что так это и выглядело) и вновь уселась, скрестив руки на груди. — Продолжим. Откуда ты узнала о Редрике?

— Сны. Довольно часто мне снятся странные сны. Раньше я не придавала им особого значения, но потом услышала в новостях о гибели той девушки, которую до этого видела во сне вместе с Редриком на том самом мосту, где ее нашли убитой. А после встретила вас в библиотеке. Я бы не узнала вас, если б не кольцо. Его я различала хорошо, в отличие от Вашего лица, — честно ответила я, надеясь таким образом скорее вернуться домой. Мне еще на работу рано вставать. Вспомнив о своей милой кроватке дома, я печально вздохнула, за что удостоилась вопросительным взглядом.

— И как давно ты видишь такие сны? — уточнил Владимир.

— Несколько лет. И в каждом либо вы, либо кто-то, связанный с вами. Редрик. Отсюда и ответ, почему знаю этот дом, но все же мне знакомы лишь некоторый комнаты: кабинет, гостиная, столовая, конюшня, библиотека… Я слышала некоторые разговоры, какие-то на утро забывались, какие-то нет, но мне все равно был не ясен их смысл. Обычно после таких снов у меня очень болит голова, так что интереса к ним я не испытывала, — закончила я. Больше мне сказать было нечего.

— Что-нибудь еще необычного с тобой происходило? — спросил он, а я нерешительно покачала головой.

Что-то не хотелось мне рассказывать еще и о Латете. Их это не касается. Хотя, может он знаком с моим избранником? Мысль о том, что он сам им является, я отбросила еще сразу: слишком властный и высокомерный, чтобы стать моим «идеалом». Я нерешительно подняла на него взгляд. Судя по его нахмуренному лицу, он мне не поверил.

— Откуда тогда знаешь, что мы не люди? — попытался он подловить меня, но я уже была готова к подобному вопросу.

— Не сложно же догадаться. Судя по вашим словам, мы очень далеко от того места, откуда меня похитили. Спрашивается, как тогда успели тут оказаться? Затем ваши разговоры об этом же запрете довольно странные, да и я видела, как неестественно вела себя та девушка на мосту, когда Редрик использовал свои «возможности». Вывод напрашивается сам: вы не люди. Во всяком случае, не такие, как все!

Владимир задумался, анализируя мои слова, а я в это время молча изучала его, так как комнату успела изучить в подробностях, а вот хозяина видела лишь пару раз. Темно-синяя рубашка была расстегнута на воротнике, темные зауженные брюки, такого же цвета туфли, чуть ниже плеч волосы, но меня в очередной раз поражал его взгляд: казалось, дымка в его глазах медленно двигалась, словно клубящийся туман, от чего становилось еще больше не по себе.

— Что ж, в основном, все, что мне было нужно, я узнал, — его голос прозвучал для меня неожиданно, от чего я вздрогнула, — Вот только что с тобой делать, так и не ясно. Не известно, что еще ты увидишь, как это используешь… Думаю, будет разумнее пока оставить тебя здесь. За работу не волнуйся, я позабочусь о том, что никто ничего не заметит, — при этих словах я усмехнулась. Интересно как он сделает, что исчезновение сотрудницы останется незамеченным?! — Нуждаться ни в чем ты не будешь, все, что нужно, я тебе обеспечу. По дому и окрестностям можешь передвигаться свободно, только в лес далеко не уходи, мне бы не хотелось тебя искать. Когда решу, что с тобой делать, я с тобой встречусь. Жить будешь в той комнате, куда тебя принес Редрик. Дорогу сама найдешь? — спросил он. Я кивнула, после чего мне дали понять, что более не задерживают. Я настаивать на продолжении беседы не стала, так как очень устала.

Комнату нашла без труда и решила, наконец, осмотреться. Что-то мне подсказывает, я здесь не на один день… Помимо большой кровати с легким шелковым пологом в комнате обнаружился резной шкаф с зеркалом в такой же красивой раме во весь рост, а также дверь в соседнюю комнату, в которой оказалась просторная ванна.

Положение мое, в котором я сейчас находилась, было весьма неопределенным. Но как бы я того ни хотела, не в моих силах что-то изменить. Определенно, эти люди легко справятся со мной, так что лучший вариант — сидеть и не высовываться, по-тихому искать способы, как отсюда сбежать. Лучшее, что сейчас пришло мне в голову — просто отдохнуть, оставив все проблемы на завтра. Я разделась и забралась под одеяло, успев вновь отметить приятную ткань постельного белья, а после провалилась в долгожданный сон.

Глава 3. Беда не приходит одна

Непримиримая ненависть сродни любви. И то и другое не горит вполсилы.

Андрей Белянин.

Теплые лучи яркого солнца шаловливо бегали по моему лицу, упорно добиваясь того, чтобы я, наконец, открыла глаза, а мне же хотелось поваляться подольше, к тому же, как я поняла, на работу сегодня мне спешить не стоит. Когда же я все-таки села на кровати, привычным движением нашла очки, которые оставила на тумбочке и испуганно вскрикнула. Прямо передо мной стояла девушка.

— Доброе утро, меня зовут Миранда. Владимир отправил меня к вам, чтобы я присматривала за вами и помогала во всем, что вам потребуется, — покорно произнесла она, а у меня сразу испортилось настроение только при одном упоминании этого имени.

— Скажи, а много тут живет людей помимо Владимира и Редрика? И кто? Владимир действительно здесь главный? И много еще таких, как он? Ой, а ты тоже маг получается? — в моей голове накопилось столько вопросов, что я попросту не могла сдержать свой пыл.

— Помимо них здесь редко кто бывает, только прислуга, которая следит за домом. Владимир очень сильный, он наш… даже не знаю, как объяснить. В общем, мы должны ему подчиняться, так заведено испокон веков. Я бы Вам все-все рассказала, да только Владимир велел ничего лишнего не говорить… — и она вновь виновато потупила взгляд.

— Вот значит как!.. Ладно, сейчас неплохо было бы привести себя в порядок! — и с этой мыслью я отправилась в душ.

К моему возврату Миранда заправила кровать, а так же отправила кого-то на кухню, чтобы там приготовили завтрак. Тем временем возник вопрос с одеждой, но тут меня ждало открытие: оказывается, ночью Миранда вместе с Редриком заглядывали ко мне домой, и девушка собрала мне некоторые вещи, которые могли понадобиться, пока я здесь.

Я радостно распахнула шкаф и стала изучать, что же я имею: несколько летних платьев, джинсы, светлые брюки, одна юбка, в дополнение к ним несколько блуз и легких джемперов. На сегодня я выбрала себе белое свободное платье с кружевным лифом. Когда я была готова, то в компании девушки отправилась вниз на кухню.

Там в своих снах я не была, так что с удивлением все рассматривала. В основном пространство занимала зона готовки По просторному залу рядами тянулись кухонные тумбы, над ними — подставки для того, что необходимо всегда под рукой, вдоль стен еще полки с посудой, но потрясло меня вовсе не это, а местная «техника».

Вдоль одной столешницы тянулась довольно большая черная панель, выполнявшая роль, как я поняла, плиты. На ней стояли кастрюли, сковородки, горшочки и прочая утварь, которую окутывало странное, магическое мерцание. Судя по всему, оно и нагревало содержимое. Над поверхностью было растянуто странное пятно, отдаленно напоминающее воронку, куда поднимался весь пар. Под этой плитой были местные духовые шкафы, на первый взгляд — все то же самое, но и их окутывало это загадочное мерцание. Ко всему прочему, на кухне было идеально чисто и никаких посторонних, насыщенных запахов или духоты.

Пока мы ждали завтрак, Миранда согласилась объяснить, как это все работает. Моя теория на счет загадочного свечение оказалась верна: оно обеспечивало нагрев, но в отличие от нашей техники, эти огоньки были простейшими разумными созданиями, которые сами регулировали нагрев, а также прекращали его, когда приходило время. За запахи и влажность отвечал отдельный вид магии, который постоянно обновлял воздух в помещении, а чтобы все поддерживать в идеальной чистоте, каждая поверхность была защищена от загрязнения. Если на стол попадало пятно, то оно само тут же исчезало. Пожалуй, готовить в таких условиях — просто сказка!

После завтрака мое настроение поднялось, и я отправилась исследовать дом, так как во сне видела лишь его часть. Миранду я оставила на куне, так как дом я и без нее неплохо знала, а постоянное присутствие молчаливой девушки меня бы напрягало.

Зайдя в удаленный коридор, я огляделась, чтобы убедиться, что меня никто не слышит и тихо позвала Латета, тот тут же появился передо мной.

— Скажи, ты можешь меня отсюда вытащить? Ты же не подчиняешься Владимиру? — в моем голосе было столько надежды, что разрушить ее было бы очень жестоко.

— Могу, но пока что в этом нет необходимости. Тебе ничто не угрожает, даже наоборот. Считай это небольшим отпуском, — спокойно и, по-моему, даже безразлично ответил мой защитник.

— Но если вдруг возникнет угроза, ты придешь?

— Разумеется, — так же непринужденно ответил он.

— Скажи, а у моего избранника есть такой же дом большой? Он ведь не должен подчиняться Владимиру, как Редрик или Миранда?

— Узнаешь в свое время, — спокойно и равнодушно ответил он.

Я возмущенно вздохнула, но уже по опыту знала, что уговаривать бесполезно. В итоге я решила заняться тем, что любила почти так же, как и читать: я отправилась гулять и мечтать о своем таинственном рыцаре. Мне казалось, что он обязан прийти за мной сюда, спасти от этого ужасного Владимира и отвезти в свое прекрасное царство… Я представляла, как он явится в сияющих лучах солнца, на белом коне…

В общем, я гуляла и рисовала в своем воображении милые сердцу сцены, когда неожиданно вышла к берегу. Во снах за окнами я видела лишь бескрайние леса, словно в тайге, так что эта находка оказалась для меня неожиданной. Над прозрачной кромкой воды печально склонились деревья, которые росли вокруг.

Стеклянная гладь отражала чистое небо, иногда по воде пробегала легкая рябь гуляющего ветерка или проносились уже ставшие привычными волшебные огоньки. Мне захотелось ощутить прохладу этого озера, я скинула балетки, взяла их в одну руку и осторожно зашла в воду. Она оказалась удивительно теплой.

Погуляв еще немного, я решила заглянуть в местную библиотеку, так как хотелось почитать. Путь мой лежал через кабинет Владимира, возле которого я была вынуждена удивленно остановиться. Судя по всему, его хозяин о чем-то горячо спросил с Редриком.

Я бы прошла мимо, если бы вдруг не поняла, что речь обо мне. Я осторожно замерла, боясь привлечь к себе внимание.

— И все же мне кажется, что избавившись от нее, мы избавимся и от всех проблем. Ты сам прекрасно понимаешь: она — угроза для нас! — кажется, уже не в первый раз утверждал Владимир, а я почувствовала, как испуганно замерло мое сердце. Мысленно потянулась к Латету и убедилась, что он все еще рядом, если что — спасет.

— Это жестоко! Она не заслужила этого. Есть другие способы избежать неприятностей. Достаточно лишь заблокировать часть ее воспоминаний, создать какой-нибудь артефакт, который закроет от нее подобные сны. К тому же мы не знаем, почему вообще она их видит. Быть может, есть еще какой-либо способ их прекратить! — возразил его друг.

— Ты так отчаянно ее защищаешь, — подозрительно начал Владимир, — Что это наводит сомнения. Из-за нее ты наказан, Редрик, но совершенно не хочешь отомстить? Это на тебя не похоже. Что ты задумал? Сделаешь ее своей новой жертвой? — усмехнулся мужчина, а у меня по спине пробежал холодок. Нет, только не это! Перед глазами до сих пор стояла та ужасная картина из сна. Я просто не переживу, если это случится со мной.

— Она не испугалась. Ни тебя, ни меня, ни угроз. Она не маленькая, наверняка осознает, чем все может закончиться, а спокойно гуляет у озера, — так за мной все же следят! — Звучит довольно странно, но я ее уважаю. Она не заслужила такого легкомысленного решения ее судьбы.

— Что ж, хорошо. Пока она здесь, мы ее можем контролировать. Учти, теперь ты за нее отвечаешь. Если что-то пойдет не так, вся вина — твоя.

— Я согласен, — спокойно ответил Редрик, а я невольно прониклась благодарностью к нему. Кажется, мне только что спасли жизнь! — Что по поводу твоей руны на кольце? Узнал что-нибудь? — спросил он, меняя тему. Ответ заставил себя ждать.

— Пока что нет. Вчера я просмотрел книги рун, но среди обычных ее нет. Думаю пойти сейчас и заглянуть в руны рода, все же кольцо является артефактом. Других источников я пока не вижу, — и после того, как он это сказал, я поняла, что пора уходить, и как можно быстрее! Совсем не в моих интересах быть пойманной за подслушиванием!

Пушистый ковер в коридоре скрадывал мои легкие шаги, а я в несколько прыжков оказалась возле двери библиотеки и поспешно скользнула в нее.

Так как библиотеку я уже видела во снах, то не растерялась и уверенно пошла к рядам. У входа стоял светлый большой стол, возле него несколько кресел, а дальше тянулись стеллажи, закручиваясь в лабиринт.

Я уже успела зайти достаточно далеко, когда услышала, что дверь распахнулась, и в комнату вошли. Я взяла первую попавшуюся книгу с полки художественной литературы (не думаю, что хозяин одобрит, если я еще больше буду лезть в их тайную жизнь) и пошла к выходу.

Встретились мы раньше, чем я дошла до стола: Владимир стоял возле одного из стеллажей и доставал толстую книгу. Я заметила на ее обложке странные символы, подобные тому, что были на его кольце.

— Анна? Ты что здесь делаешь? — спросил он, глядя мне прямо в глаза, от чего я вновь почувствовала себя перед ним очень маленькой и беззащитной, а он возвышался надо мной, словно скала. Сегодня на нем была рубашка с коротким рукавом, и я смогла заметить край татуировки на его плече. Кажется, тоже руна? В его дымчатых изумрудных глазах вновь мерцали искорки.

— Зашла взять книгу. Вы же сказали, что могу свободно перемещаться по дому, — как можно спокойнее сказала я. Его внимательный взгляд опустился на книгу, а я почувствовала, что дышать стало легче.

— Руслан и Людмила? Значит, предпочитаешь читать о любви? Благородные рыцари на белых конях? — жестоко усмехнулся он, а я вмиг вспыхнула, потому что он был прав. Знаю, что уже давно выросла, но мечтать не перестала… Книги — все, что у меня осталось в этой жизни.

— Что плохого может быть в чувствах? Они измеряют человечность. Вот в Вас вряд ли есть что-то человечное! — гордо ответила я и попыталась его обойти, но в последний момент он схватил меня за руку, а в следующий миг я была прижата к стеллажу, больно ударившись о полки спиной.

Я тихо вскрикнула от внезапной боли, но звук тут же заглушил неожиданный поцелуй. Владимир целовал меня жестоко и требовательно, видимо, стремился доказать, что чувства в нем все же есть, а я понимала, что это лишь демонстрация силы. Понимала и прекрасно осознавала, но все же не могла сдержаться и не ответить на него, это было выше моих сил. Его прикосновения заставили позабыть обо всем.

Когда он почувствовал, что я все же поддалась, поцелуй стал неожиданно нежным и чувственным, от чего я лишь сильнее стала забываться. Вот только стоило мне самой потянуться к нему, чтобы продолжить, как он стремительно отстранился от меня, смерил высокомерным взглядом, а после небрежно и презрительно вытер губы резким движением руки.

Он вновь склонился надо мной, заставляя сильнее вжаться в стеллаж позади, и не касаясь моего лица, хотя я и чувствовала его дыхание, произнес:

— Ты права. Во мне нет ничего человечного. Потому что я не человек! — и он вновь отстранился, взял книгу и ушел, оставив меня в одиночестве.

Я поняла, что у меня дрожат коленки и кружится голова. Что произошло?! Он добился моей взаимности, убедился, что меня тянет к нему, знал, что не сдержусь и отвечу, а после бросил. Грубо и очень жестоко. Что ж, мне в очередной раз показали, насколько я жалкое создание. От обиды защипало глаза, но мне предстояло еще вернуться в комнату.

Я сжала в руках книгу так, что побелели костяшки, и на едва сгибающихся ногах направилась к выходу. Я не смотрела на него, но краем глаза все же заметила его довольную, полную торжества усмешку, заставила себя гордо пройти мимо и не хлопнуть дверью, а вот дальше можно было бегом броситься прочь.

В комнате я устало упала на кровать и дала волю слезам, проклиная этого чертового Владимира за его эго и себя за свою безрассудность. Вот только обиднее всего было не осознание того, что надо мной вновь посмеялись, а понимание, что мне понравился этот поцелуй, а губы хранили его след, словно пылали и требовали повторения… Вот только его не будет! Больше я на это не поведусь и уж не знаю как, но найду способ отомстить!

Читать у меня не получилось, как я ни старалась, но мысли вновь и вновь возвращались к этому проклятому поцелую, не давая чувствам стихнуть. Я совершенно не заметила, как пролетело время, очнулась лишь, когда Миранда осторожно постучала ко мне в комнату и сообщила, что меня приглашают к обеду. Я была удивлена. Хотя почему? Скорее всего, Владимир решил продолжить торжество!

Я послушно последовала за девушкой, которая привела меня в столовую. Просторная и довольно светлая комната, посреди которой стоял большой длинный стол с нежно-голубой скатертью. На нем уже были расставлены блюда, на стенах висело множество зеркал, в которых отражался свет, проникающий сквозь большие окна. Странно, но в доме они везде были огромными, видимо, Владимиру нравился свет, впрочем, как и мне.

За столом уже сидел Редрик, вальяжно раскинувшись на стуле. Когда я вошла, Миранда оставила нас, а прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, в столовой появился Владимир. На миг остановился, посмотрев на меня, потом на Редрика.

— Решил предложить ей составить компанию. Я же за нее теперь отвечаю, вот пусть будет лишний раз под присмотром! — пояснил он, на что Владимир равнодушно кивнул и вновь погрузился в книгу, с которой пришел.

Мы сели за стол, я разместилась ближе к Редрику и дальше от Владимира, положила себе немного салата и осторожно рассматривала мужчин. Редрик спокойно обедал, изредка поглядывая на меня, а я на Владимира. Казалось, он настолько погрузился в текст, что попросту не замечал ничего окружающего. Он листал страницу за страницей, разглядывая нарисованные там руны, но, видимо, так пока и не нашел искомого.

Мы уже приступили к десерту, когда раздался тихий звон, после чего мы с Редриком удивлено посмотрели на Владимира: он вскочил, невидящим взглядом глядя на одну из рун, потом, словно все еще не веря, снял кольцо с руки, сверил руны, после чего гневно выругался, от чего я покраснела, и вышел. На миг в столовой повисло молчание, а меня раздирало любопытство.

Как оказалось, не меня одну. Редрик спокойно встал и подошел к книге, которую Владимир оставил открытой. Похоже, изображение руны ему ни о чем не сказало, так что он начал внимательно читать текст, и чем дальше продвигался, тем шире становилась его улыбка, а после он и вовсе довольно рассмеялся. Сгорая от любопытства, я приподнялась, чтобы заглянуть в книгу, но Редрик заметил это и тут же захлопнул том. Я обиженно на него посмотрела.

— Ничего страшного, — улыбнулся он мне. — Тебя это не касается, это его личное, кхм, дело, — и он вновь тихо рассмеялся, а после чего взмахнул рукой, и книга исчезла. Я удивленно взирала на опустевшее пространство. Магия, черт ее побери! И почему я так не умею?!

Закончив с обедом, я зашла в комнату, чтобы взять плед и книгу, а после отправилась к озеру, надеясь там отдохнуть. Как оказалось — напрасно. Я удобно разместилась в тени возле кромки воды, скинула балетки и, прислонившись к стволу дерева, начала читать. Передо мной разворачивался сюжет поэмы, так что я и не заметила бы нарушителя моего уединения, если бы не вздрогнувшее внезапно сердце и знакомое ощущение силы и опасности.

Я оторвалась от книги и удивленно подняла глаза, чтобы увидеть, как на берегу показался все еще злой Владимир, который яростно сорвал себя рубашку и бросил прямо на траву, туда же полетела его обувь, а после он прямо в штанах с разбегу прыгнул в озеро, скрывшись под водой.

Мне казалось, что его не было видно слишком долго, и я уже взволнованно приподнялась, думая, а не пора ли звать на помощь, когда его голова показалась над поверхностью, он сделал новый глоток воздуха и вновь ушел под воду. Кажется, меня он не замечал, чему я тихо радовалась, наблюдая за тем, как он успокаивает нервы.

В воде он пробыл около получаса, а после, наконец, вышел на берег. Он небрежно откинул мокрые волосы назад, и я смогла подробно разглядеть его сильное натренированное тело, напрягающиеся мышцы, когда он шел, а также странную руну на его плече, чем-то напоминавшую свернувшегося в кольцо дракона. Я судорожно вздохнула, не найдя в себе силы отрицать его безупречную красоту. Еще бы характер не такой мерзкий…

Он сделал едва уловимое движение рукой, и его брюки вмиг стали сухими. Я тихо вскликнула, так как сталкиваться с магией, самой настоящей магией, мне было непривычно. До сих пор не могла принять ее существование и осознать все происходящее со мной в последние дни. Кажется, меня заметили, так как Владимир повернулся и посмотрел прямо на меня.

Я до последнего надеялась, что он попросту проигнорирует мое присутствие, но он уверенным шагом направился ко мне, отчего мне сразу стало плохо. Я поспешно поднялась и хотела, было, просто сбежать, но он в тот же миг оказался рядом и остановил меня, крепко сжав руку.

— Что ты здесь делаешь? — весьма грубо спросил он, а я уже устала к нему на «Вы», когда он ко мне весьма по-хамски на «ты».

— Гуляю! Кажется, ты сам мне разрешил. В чем проблема? — дерзко спросила я, выдергивая свою руку из плена его цепких пальцев.

— Можно подумать, что ты за мной следишь, — усмехнулся он. — Надеешься на продолжение того, что было в библиотеке? — и он довольно рассмеялся, а я вспыхнула. Да, я допустила ошибку, но повторять ее не намерена!

— А не пойти бы тебе со своим самомнением, а? — бесстрашно ответила я, о чем уже скоро пожалела.

Его глаза вмиг вспыхнули, таинственная дымка исчезла, так что они вновь пугающе мерцали. Я почувствовала, как во мне пробуждается липкий страх, безумно хочется просто сбежать от него подальше… На миг мне показалось, что он все же меня сейчас убьет, и я испуганно прошептала: «Латет!».

Видимо, мой хранитель опять был уверен, что мне ничего не угрожает, хотя я в этом очень сомневалась. Вмиг лицо Владимира изменилось, зло сменилось недоумением.

— Что ты сказала? — требовательно переспросил он.

— Ничего! — как-то испуганно прошептала я, делая шаг назад. Не стоит ему знать о моей единственной защите, ох не стоит!

Он пристально посмотрел мне в глаза, отчего-то вновь нахмурился, а после стремительно развернулся и пошел прочь. Я облегченно вздохнула и опустилась обратно на плед. Кровь бешено стучала в висках, а во всем теле появилась дикая слабость. Я убедилась, что Владимир ушел, и лишь после этого вновь позвала Латета. На этот раз он появился тотчас.

— Он ничего бы тебе не сделал, — спокойно ответил он, предвещая мой вопрос. — Просто знаю. Не переживай, я постоянно за тобой присматриваю и всегда успею защитить, тебе нечего бояться.

— Что-то плохо в это верится… Скажи, когда уже появится мой избранник и спасет из этого ужасного места? Слушай, а может это Редрик, а?! Он же меня защищает?! — я вмиг подскочила, обретя надежду.

По сравнению с Владимиром, он не казался мне плохим вариантом. Весьма симпатичный, сильный, решительный, наверняка еще и умный… Вот только тот случай с девушкой меня пугает, но если Латет утверждает, что между нами будет искренняя любовь…

— Прости, но я не могу назвать тебе ни его имени, ни предупредить при встрече с ним, чтобы не вмешиваться в ваши судьбы. Я могу лишь осторожно подталкивать тебя к нему.

— А его кто подтолкнет? Или так и будем ждать друг друга до старости лет? — устало спросила я. Ответа не последовало.

Я вновь легла на плед, открыла книгу на том месте, где прервалась и продолжила читать, вот только сама не заметила, как заснула, разморенная теплым ласковым солнцем. Проснулась я от того, что кто-то осторожно погладил меня по обнаженному плечу. Я капризно застонала, моля, чтобы дали поспать, но таинственный разрушитель снов оказался настойчив. Я медленно перевернулась на спину и открыла глаза. Надо мной склонился Редрик.

— Как спалось, красавица? — улыбнулся он.

— Чудесно! И я бы предпочла продолжить это милое занятие! Но, кажется, мне этого не дадут, так? — печально вздохнула я, на что Редрик только рассмеялся.

— Идем, уже время ужинать, ты наверняка проголодалась, — его слова подтвердил напомнивший о себе мой животик. — Ты встречалась с Владимиром?

— Да, он приходил на озеро. Отчего-то снова разозлился после того, как надо мной поиздевался, а потом ушел.

— Не переживай, со временем это пройдет. Просто он не любит что-то, что ему неизвестно, а ты для нас нечто неясное. Когда Владимир поймет, что ничто нам не угрожает, успокоится и станет нормальным. Поверь, он на самом деле очень даже миролюбивый, защищает вас, смертных! — довольно усмехнулся Редрик, а меня зацепили его последние слова.

— Смертных? А вы что, бессмертные?! — ужаснулась я.

— Можно и так сказать, — как-то грустно и сухо ответил мужчина. Похоже, эта тема была для него неприятна.

Мы пришли в дом. Редрик вновь повел меня в столовую, где уже был Владимир, на этот раз без книги. Когда мы вошли, то вместе сели за стол на те же самые места, что и за обедом, вот только сейчас кто-то был не прочь поговорить.

— Ты живешь одна? Почему? — неожиданно спросил Владимир, а я вздрогнула. Зачем он это спрашивает? Знает ведь, что всей моей семьи больше нет… Кажется, он понял мой немой вопрос и уточнил: — Я имею в виду, почему у тебя нет парня. Обычно девушки в твоем возрасте влюбляются чуть ли не в первых встречных.

— А тебе не кажется, что так поступают не все? И я как раз не отношусь к подобным легкомысленным девицам? — возмущенно ответила я. Он лишь внимательно на меня посмотрел и промолчал.

— Ты любишь читать, раз работаешь в библиотеке? — спросил Редрик, от чего мое настроение немного приподнялось. О книгах я могу говорить бесконечно!

— Да, очень. Книги заменили мне все то, что отобрала жизнь. Знаю, многие считают это неправильным, и они, наверное, правы, но я не хочу что-то менять. Во всяком случае, сейчас. Я хорошо учусь в институте и у меня есть работа, которая мне нравится. В целом, все не так плохо, как могло бы быть.

— Но ведь ты все равно не можешь провести всю жизнь в одиночестве! Ты очень красива, так зачем же губить такой прекрасной девушке свою жизнь среди пыльных шкафов? — с искренней теплотой в голосе спросил Редрик, от чего я смутилась. Было приятно такое слышать. Очень. Я с благодарностью посмотрела на него и осторожно улыбнулась. Владимир молча наблюдал за нами. Мы продолжили ужин, прервав беседу до чая.

— Анна, я зайду за тобой через полчаса, чтобы попробовать изучить твою особенность. Обещаю, это ничем не будет тебе угрожать. Если у нас получится, то твои неправильные сны прекратятся, и ты сможешь вернуться домой. Больше мы в твою жизнь вмешиваться не будем, — сказал он, а я удивилась. Неужели Редрик был прав, и в этом мужчине есть что-то человечное? Удивленная такой резкой сменой его поведения я не стала возражать и покорно кивнула.

Мы пришли в его кабинет, он усадил меня в кресло, а сам встал напротив. Владимир слегка коснулся моей головы, от чего по телу пробежали мурашки. Я с трудом поборола желание отстраниться и осталась сидеть спокойно. Он пристально смотрел мне в глаза, словно пытался разглядеть в них душу, но судя по нахмуренным бровям, что-то у него не получалось. Наконец он отпустил меня и отошел.

— Странно, что-то мешает коснуться твоих снов и изучить их. Как давно ты их видишь? Что в них?

— Лет с десяти, когда погибли мои родители… На утро у меня болит голова и появляется слабость, но все проходит через несколько часов. В основном в них ты. Один или с Редриком. Но недавно я увидела его с той девушкой… Скажи, что это был за Запрет? Что случилось с ней? Он ее убил?! — взволнованно спросила я, чуть подавшись вперед. Он стремительно обернулся и вновь стал суровым.

— Не лезь в это. Пока я не знаю, как блокировать твои сны частично, но, если решение так и не найдется, я лишу тебя способности видеть вообще какие-либо сны, сотру память о последних днях и верну домой. Чем меньше ты знаешь, тем больше мне нравится складывающаяся ситуация. Скорее всего, ты останешься здесь до конца недели, а в пятницу у меня запланировано мероприятие. Оставлять тебя одну в доме я не хочу, значит, отправишься с нами. Через пару часов к тебе зайдет швея снять мерки. Если вопросов нет, можешь идти, — сказал он. Вопросы у меня были и не мало, но что-то мне подсказывало, что ответов я на них не получу.

Глава 4. Тени тайн

Как ни пытайся мысль сокрыть,

Она вернётся в вещих снах.

Скарлетт Томас.

Время до того самого мероприятия шло ужасно однообразно: я гуляла возле озера, купалась в нем пару раз, пыталась узнать у Латета хоть что-то о моем таинственном принце, но тот был явно немногословен. Удалось лишь выяснить, что он занимает довольно высокое положение в обществе, так что есть шансы, что мы можем встретиться на том самом мероприятии, куда я отправлюсь в компании Владимира и Редрика.

Удивлял тот факт, что пока я жила в этом доме, странные сны меня не мучили, зато теперь я каждую ночь видела своего избранника, каким я его представляла: высокий, сильный, стройный, молчаливо-загадочный и уверенный… Однажды он даже сражался за меня на дуэли. После таких снов я просыпалась не в самом веселом настроении и грустила, мечтая о том, чтобы этот таинственный рыцарь уже появился и в реальной моей жизни.

Солнечные лучи привычно заглянули в мою комнату, вот только сегодня было некогда нежиться в кровати: мне предстояло познакомиться с другими магами-которые-совсем-не-маги. Я поднялась и бодрым шагом отправилась умываться, когда же вернулась, меня уже ждала Миранда.

Для начала я позавтракала у себя в комнате, а затем пришло время собираться. Началось все с платья. Нет, вовсе не бальное, с ужасным корсетом и пышными юбками, а вполне современное светло-голубое платье, которое было мне чуть выше колен, свободное, с летящей юбкой и верхом, украшенным тонким кружевом.

Волосы мне уложили в объемную косу, вставили в нее несколько шпилек с жемчужинами, в качестве обуви были открытые туфельки на высоком каблуке. Что ж, будем надеяться, что хотя бы в этот раз мне не придется пожалеть, что надела их. Так как мероприятие будет проходить весь день, то мне пришлось брать с собой еще одно, вечернее платье и полагающиеся к нему аксессуары.

Когда я, наконец, была готова, то отправилась в гостиную, где мы все собирались. Там уже ждал Редрик; Владимир пока не появился.

— Прекрасно выглядишь, — улыбнулся мужчина, на что я благодарно кивнула. Сам он надел черные зауженные брюки и светлую рубашку, на правом плече небрежно висел пиджак. — Думаю, стоит коротко рассказать тебе распорядок. Для начала мы отправляемся в, скажем так, резиденцию, где Владимиру предстоит решить несколько накопившихся вопросов. Пока мужчины присутствуют на совете, ты можешь познакомиться с другими девушками, которые там будут. После — обед и перерыв, когда каждый занимается тем, чем считает нужным. Обычно в это время назначают деловые встречи, так как в обычное время не каждого из нас так уж и просто найти. Вечером все собираются на заключительную часть — что-то вроде бала. На нем будь осторожна. На бал приглашена вся знать нашего мира, а некоторых девушек привозят для поисков жениха. Тебя могут счесть за одну из них, так что постарайся не выделяться. Вот и все, пожалуй, что тебе стоило бы знать, — закончил Редрик.

Я кивнула и задумалась. Окончательно убедилась, что оба мужчины не на последнем месте в иерархии их мира. У них есть определенная власть, вот только ее границ я пока что так и не выяснила, но, думаю, скоро это исправлю! Если здесь всем слугам запретили мне что-либо рассказывать, то там об этом никому не известно!

От дальнейших размышлений меня отвлек вошедший в зал Владимир. Он был так прекрасен, что я замерла на миг. Его серебристо-белый костюм идеально подчеркивал его стройную и очень сильную фигуру, волосы были стянуты в хвост, а дымчатые изумрудные глаза внимательно изучили меня. О моем внешнем виде он промолчал. Убедился у Редрика, что все готово и открыл портал. В том, что закручивающаяся воронка в воздухе была именно им, я почему-то не сомневалась. Замерла на миг, прежде чем шагнуть навстречу неизвестности, но, почувствовав уверенную руку Редрика на своем плече, все же сделала шаг вперед.

По ту сторону оказалась прекрасная зала старинного замка, но не серого, мрачного и сырого, а довольно светлого, очень просторного и с современной мебелью в античном стиле.

На стенах были огромные зеркала между колоннами, из того же светлого мрамора был выложен пол, образуя рисунки каких-то рун и непонятных мне переплетений. На потолке те же странные росписи, а также огромная хрустальная люстра, от чего света в зале становилось еще больше.

К сожалению, насладиться всем этим великолепием мне не дали, так как оба мужчины поспешили в другое место, а я была вынуждена последовать за ними. За окнами я видела далекие горы, такие же бескрайние леса и, кажется, опять озеро. Может, у них это особенность такая — строить дома возле озер? По дороге нам встречались другие люди (или нелюди?!), они чинно кланялись мужчинам, а иногда и оборачивались вслед. Причем на Влада они вообще поглядывали с неким опасением и настороженностью.

Остановились мы в небольшом зале, напоминавшем мне приемную. Вдоль стен были расставлены диванчики и кресла, порой встречались столики, на которых размещались небольшие закуски и бокалы. Помимо нас тут уже было полно людей: кто-то прохаживался по залу, кто-то сидел и о чем-то негромко переговаривался, но стоило появиться нам, как все смолкли, а после поднялись и поклонились.

Черт, почему мне это не нравится?! Кто же они такие?! Я взглянула на Редрика и поймала его смеющийся взгляд. Уж конечно, он-то прекрасно понимает, что здесь происходит! Тем временем Владимир решительно направился к дверям, которые вели в соседнее помещение, а Редрик подошел ко мне.

— Сейчас мы вынуждены оставить тебя на некоторое время. С этими людьми нам необходимо решить некие вопросы, так что придется подождать. Можешь найти себе компанию, причинить вред тебе никто не посмеет, все видели, с кем ты сюда пришла! — на этом он слегка кивнул мне головой, что можно было расценить как небрежный поклон, а затем и сам ушел вслед за Владимиром.

Через некоторое время в соседнее помещение позвали какого-то мужчину, он тотчас поднялся и скрылся за дверью. Зал вновь наполнился тихими разговорами. Я осторожно прошла к одному из диванчиков, ловя на себе заинтересованные взгляды и рассматривая окружающих. Особенно мужчин. Может, среди них есть мой избранник?!

Я осторожно разглядывала каждого. Увы, никто не привлек особого внимания, но я не отчаивалась! Я подумывала уже немного вздремнуть, когда рядом на диванчик опустился один из гостей. Это был мужчина лет тридцати на вид, с огненно-рыжими волосами и такими же яркими глазами.

— Добрый день! — учтиво поздоровался он. — Позвольте представиться, меня зовут Корнелий. Специализация охраны. А как зовут вас? — спросил мужчина крайне вежливо и ненавязчиво.

— Анна, — осторожно ответила я. Значит, охрана… Что ж, кажется, неплохо. Интересно, а можно его будет расспросить?

— Позволите задать несколько вопросов? — продолжил тем временем он, а я убедилась, что это мой шанс! Если предположить, что именно его интересует, то мои собственные вопросы не покажутся ему странными…

— Позволю, если Вы после ответите на некоторые мои, — осторожно произнесла я. Он лишь улыбнулся и спросил:

— Как вы оказались в столь странной компании? Вы либо человек, либо очень хорошо закрыты. Что это значит? — не стал тянуть Корнелий.

— Вы правы, я человек. О существовании таких, как вы я узнала совсем недавно, пришлось столкнуться лицом к лицу. У меня есть некоторые… особенности, причина которых пока не ясна. Именно для этого Владимир пригласил меня погостить у него, чтобы он мог в них разобраться. Сегодня у них возникла необходимость покинуть дом, и они любезно взяли меня с собой, — я говорила, а сама не переставала анализировать и контролировать ситуацию. Мысль о том, что у меня есть еще и Латет, не особо утешала: он появлялся лишь в исключительных, совершенно безвыходных ситуациях.

— Надо же, как интересно! А что за особенности? Или это секрет? Намекните хотя бы, прошу вас! — и он так доброжелательно улыбнулся, что я не смогла промолчать, на грани сознания понимая, что следует быть осторожней. Не зря же Редрик предупреждал меня.

— Мои сны… весьма необычны. Я бы рассказала больше, но не знаю, имею ли права.

— А кем вы являетесь в привычной для вас жизни? — задал новый вопрос Корнелий.

— Я учусь в институте, подрабатываю в библиотеке. Не думаю, что моя жизнь могла бы вас привлечь. Скажите, как называется это место? Где оно находится? И в чем цель такого сбора? — услышав мои вопросы, мужчина широко улыбнулся, а его глаза как-то странно блеснули.

— Это здание — своего рода дворец, ратуша, определенный центр, где проходят все важные и официальные мероприятия. Раньше здесь жили наши главенствующие, но сейчас здесь лишь останавливаются во время затяжных сборов по праздникам или советов… Довольно сложно объяснить, где именно оно располагается, учитывая, что вы не знаете карт… Это уникальное место. Оно соприкасается с вашим миром, но только вдоль врат, все, что внутри защитных стен — своеобразный маленький и отдельный мир. Словно одна из комнат в большом доме. Вы спрашивали о цели собрания… Сейчас идет самая главная часть: у народа со временем накапливаются вопросы, которые требуют решений со стороны. У кого-то это просьбы, предложения, кто-то является представителем какой-либо отрасли, так что обязан отчитаться о ее состоянии, есть и другие… Те, кто нарушил какие-либо Запреты и сегодня им определят их наказание, — чем больше он говорил, тем острее я чувствовала необходимость прояснить еще один вопрос: кто же они на самом деле?!

— Возможно, я спрошу довольно глупую вещь, но все же я хочу быть уверенна в своих выводах. Владимир и Редрик… Кто они? Какое место занимают в вашем мире? — Почему-то от моего вопроса он тихо рассмеялся.

— Учитывая ваше представление о мире и ограниченность сведений о нашем… Если в двух словах, то, как вы и сами наверняка догадались, они — верхушка нашей власти. Владимир — глава, Редрик — его верный помощник и советник. Я бы даже сказал друг.

Я разочарованно вздохнула. Ну за что?! Почему они?! Так не честно! Вот почему все лучшее достается вот таким вот эгоистичным особям?!

— И что, все обязаны им подчиняться? Беспрекословно? Во всем? — я все же надеялась, что мой избранник может быть неподвластен этим нахалам.

— Да, разумеется. Власть находится у сильнейших. Бессмысленно противится, зная, что не сможешь дать отпор, а Владимир очень силен, поверьте! — мой обреченный вздох.

Надежды рушились на глазах. Что-то наврал мне Латет, что мой таинственный принц будет нравиться мне во всем! Если уже не сможет воспротивиться этим двум, то уже что-то не особо нравится!

— Анна, вы расстроились? Я сказал что-то не то? Прошу, простите, я…

— Нет, вашей вины в том нет, — устало отозвалась я. — Просто надежды… рушатся немного болезненно. Скажите, Корнелий, что вы можете рассказать мне о таком создании, как Латет? — спросила я, откинувшись на спинку дивана, и смогла отлично разглядеть изменения в его лице. Его прежняя легкая улыбка исчезла, сменившись выражением недоверия, а после его внимательный взгляд буквально впился в меня, пристально изучая. Захотелось вмиг закрыться и уйти от него подальше. Все добродушие исчезло.

— Откуда… откуда вам известно о нем? Вы слышали что-то об этом от Владимира? — властно поинтересовался он, а я вспомнила, что он отвечает за безопасность. Судя по всему, допрос проводить ему приходилось не раз.

— Нет. Им неизвестно, что я о нем знаю. Я… В общем, не важно. Не думаю, что это стоит вашего внимания, — отказалась я продолжать разговор, уже жалея, что вообще его затеяла!

Вот кто за язык тянул, спрашивается, а?! Нет, ведь надо ж было нажить проблем на одно место, а то ведь мало!

Мужчина еще раз окинул меня изучающим взглядом, а после поспешно удалился. Я проследила за ним взглядом и увидела, как он подошел к группе мужчин, что-то сказал, после чего те бросили быстрые взгляды на меня, после принялись что-то горячо обсуждать. Ох, чует мое сердце, не к добру, ой не к добру это!

Все спокойствие ушло прочь. Я нервно теребила подол платья, пытаясь справиться с подступавшим волнением, но так ничего и не добилась. Решила рискнуть: очень тихо и осторожно позвала Латета. Тот не появился, но я услышала его голос возле себя.

— Я здесь. Зря ты у него спросила. Но не стоит так переживать, я всегда рядом и защищу. Просто постарайся больше не нарываться на неприятности, ладно?

— Если бы кто-то сам рассказал мне, то и спрашивать бы не пришлось! Может, объяснишь, как это понимать: мой избранник подчиняется Владимиру, так? Знаешь, он должен обладать просто чертовски привлекательными качествами, чтобы я с этим смирилась.

— Не переживай, судьба никогда не ошибается, объединяя людей. И не людей. Лучше постарайся успокоиться и немного отдохнуть, впереди еще вечерний бал. Может, познакомишься с кем-нибудь сама, кто займет тебя на время? Смотри, здесь есть и девушки примерно твоего возраста, между прочим!

— Что-то первая моя попытка потерпела фиаско, — не особо радостно проворчала я, но все же поняла, что Латет прав. Без собеседника я тут с ума сойду от скуки, а очередь здесь довольно большая, как я посмотрю… Вот только знакомиться я совсем не умею, уж слишком я застенчива, слишком привыкла к одиночеству.

Оказалось, что в этом мне решил помочь все тот же Латет: он мог видеть сущности людей, которые меня окружают, чтобы распознать, как кто-либо ко мне относится, и от кого можно ждать неприятностей. Уже через несколько минут ко мне подсела девушка старше меня на год-два, с красивыми черными, как смоль, волосами, которые были уложены в более мудреную прическу, чем у меня.

— Привет — просто поздоровалась она. Видимо, с ней Латет не ошибся… — Скучаешь тоже? — спросила она, и я кивнула. — Да уж, тяжело нам на советах… До бала еще ой как далеко, но зато можно высматривать спокойно кандидатов! — довольно заявила она и поймала мой удивленный взгляд. — Значит, ты все же человек! Ух, как интересно! А мы все гадали: человек ты или кандидатка… Я Юля, ловлю себе здесь будущего супруга! Точнее моя семья отлавливает кого-нибудь на меня, как на наживку! Отец занимается торговлей, дела идут неплохо, но он мечтает о большем, вот и высматривает кого побогаче, или кто сам на меня «клюнет». А знаешь, я слышала, что ты уже успела заинтересовать некоторых лордов! — начала, было, она, но тут нас прервали.

Из тех самых заветных дверей чуть ли не пулей вылетел разъяренный молодой человек, яростно хлопнув за собой дверью. На миг разговоры стихли, чтобы вновь вспыхнуть с большим оживлением.

— О, а я о нем тоже слышала! Он один из осужденных. Нарушил главный Запрет! Использовал возможности на какой-то молодой девчонке, а потом она еще и забеременела от него! Видимо, крепко досталось, раз такой злой…

— И что же, он совсем ничего не может возразить в свое оправдание? — удивилась я. — Может, причины были?

— Ты это шутишь? — скептически посмотрела на меня Юля. — Возразить? Кому?! Редрику? А может, еще и самому Владимиру? Да так только хуже сделаешь, уж лучше так вот… Уйти, перебеситься и успокоиться. Сам виноват, о Запрете всем прекрасно известно! — отмахнулась она.

Ага, как же! Всем, да не всем! Вот только вновь лезть с вопросами я побоялась. Больше сейчас меня зацепило то, с каким она опасением и едва прикрытым страхом говорила о Владимире. Чем больше я о нем узнавала, тем меньше он мне нравился.

— Так о чем я? Ах, да! Всем интересно твое загадочное появление: раньше тебя никто не видел, а тут ты приходишь вместе с Редриком! Может, расскажешь, в честь начала дружбы? Чувствую, не раз еще свидимся, а?! — и она заговорчески мне подмигнула, от чего я едва не рассмеялась, слишком уж боевой у нее был вид.

— Я некоторое время живу у Владимира, своеобразный объект для исследований, отклонения человеческого естества! — мы хотели продолжить беседу, но к нам вновь подошел какой-то мужчина, желающий познакомиться. Если я к излишнему общению была не расположена, то Юля, наоборот, охотно беседовала и обещала пару танцев на балу.

— Класс! Ты смотри, каких «рыбок» приманиваешь! Слушай, помоги мне, а? В твоей компании я, может, и сама себе кого выберу, а не папеньку придется слушать! С него станется подобрать кого побогаче, да постарее! — рассмеялась она.

Судя по всему, моя новая знакомая вообще была человеком веселым, что мне нравилось. Она решила не терять времени и повела гулять по залу, хотя на самом деле просто давала шанс окружающим мужчинам познакомиться.

Мимо кого-то она проходила, не обращая внимания, из чего я делала вывод, что они не так уж и значительны, с кем-то здоровалась сама, но вскоре я испуганно отпрянула назад, стоило ей остановиться возле Корнелия и его знакомых. Они все очень внимательно взглянули на меня, как-то отстраненно отвечали на вопросы Юли, пока та, наконец, не поняла, что происходит что-то не то. Девушка поспешно прощалась, и мы отошли в сторону.

— Чего это они так тебя изучали? Вы разве знакомы? — спросила она удивленно.

— Только с Корнелием. Он подходил ко мне, мы немного поговорили, но я и понятия не имею, чем обусловлена такая реакция на меня! У тебя самой нет предположений на этот счет?

— Нет. Странно…. Но да ладно, тут и без них достойных кандидатов полно, а они люди приличные, вряд ли тебе что-то грозит, — беспечно отмахнулась она.

В этот момент мы проходили мимо еще одной стайки девиц, но эти почему-то открыто демонстрировали мне свою неприязнь и даже угрозу. Они проводили нас прожигающими взглядами, а когда мы отошли достаточно, тут же принялись что-то обсуждать.

— Мне показалось, или она за что-то меня невзлюбили? — спросила я у Юли.

— Увы, не показалось. Это те еще девицы. О них ходят слухи и сплетни по всему двору. Местные смертницы. Пытаются завоевать расположение Владимира и право стать его женой. Или надеть корону. Все заметили, в какой компании ты тут появилась, так что ты для них теперь главная угроза.

Мы прошли еще пару кругов по залу, а после вновь разместились на одном из диванчиков и просто болтали обо всем, ища общие интересы. Спустя несколько часов в зале вновь смолкли разговоры, так как из той таинственной двери вышли двое мужчин.

Редрик объявил, что собрание закончено и все свободны уже до вечера. Когда Владимир и Редрик подошли к нам, Юля быстро им поклонилась, после чего поспешила со мной попрощаться и ушла, выразив надежду встретиться на балу. Я успела вновь заметить ее взгляд, который она бросила на них: взволнованный и опасающийся.

— Чем занималась, пока ждала? Многих кандидатов для себя нашла? — спросил весело Редрик, но в его голосе отчетливо читалась усталость. Еще бы, если я в это время просто скучала, то они напряженно работали, разбирая проблемы всех этих людей!

— Познакомилась с Корнелием и Юлей, — честно ответила я, не видя поводов скрывать правду.

— Представитель отдела охраны и дочка торговца? — с уже привычным высокомерием усмехнулся Владимир. — Неплохая компания подобралась. Вот только интерес Корнелия немного настораживает, хотя можно счесть это выполнением его работы… Что ж, идемте, я ужасно проголодался! — заявил он и уверенным шагом направился прочь.

Мы с Редриком последовали за ним. Обедали мы в большой столовой, в которой повсюду блестело золото и дорогая отделка. Невольно вспомнила, кем являются двое мужчин и не удержалась от внимательных взглядов на обоих. Если Редрик спокойно наслаждался обедом, то Владимир, вопреки своим словам, ел очень медленно, но кроме того все это время он внимательно изучал меня. Его взгляд, это таинственное мерцание изумрудов его глаз меня настораживали. Словно кто-то хочет залезть мне в душу. От неприятного ощущения я нервно передернула плечиками, что вызвало его тихий смех.

После обеда Владимир забрал меня в свою гостиную, чтобы продолжить изучать мои странности. Я не понимала и не представляла, что он делает, когда касается меня, кладет руки на виски, но от всего этого у меня ужасно разболелась голова.

— Никакими особыми силами, подобным нашим, ты не обладаешь. Судя по всему, это какая-то твоя врожденная способность, так как какого-то постороннего вмешательства я тоже не вижу. Возможно, кто-то в твоем роду был не человеком, кто-то далекий, а ты случайно унаследовала его особенности, но весьма искаженными. Что ты помнишь о своей семье?

— Я знаю только о родителях и бабушке, но они все были обычными, — сдержанно ответила я. Эта тема всегда причиняла мне боль, тревожа старые раны.

— Ты уверена? Может, все же что-то было, может… — настойчиво потребовал продолжения Владимир.

— Нет! Моя семья — обычные люди! Пожалуйста, не нужно об этом, мне больно вспоминать о них! — резко и немного грубо прервала его, от чего в его глазах вновь блеснули опасные искорки. Видимо, он не привык, чтобы ему перечили.

— Не хочешь говорить — ладно. Я сам посмотрю все, что мне нужно! — и он вновь потянулся ко мне, но я испуганно отпрянула назад, а кольцо на его пальце вновь вспыхнуло, как я уже однажды видела во сне.

Он удивленно остановился, а потом осторожно снял его, осмотрел. Вновь вспыхнул тот самый символ с обратной стороны ободка. Он как-то недоверчиво и растерянно на него посмотрел, потом взглянул на меня, я чувствовала, как его взгляд скользит по моему лицу, но вскоре он тряхнул головой, отгоняя сомнения.

— Интересно… Видимо, мне все же придется заняться этим вопросом… — задумчиво произнес он, пребывая в своих мыслях, но уже вскоре его взгляд вновь стал ясным, и он посмотрел на меня, а затем-таки коснулся моей головы.

Я почувствовала, как виски сжало, было очень неприятно, словно кто-то роется в твоей голове. Я отчаянно пыталась закрыться, но не получалось. Перед глазами мелькали картинки моего детства. Мама, папа в последний их день, еще живые… А потом испуганное лицо приехавшей бабушки, слезы, похороны…

Я почувствовала, как защипало глаза, попробовала отпрянуть назад, но мне не дали, больно сжав плечо.

Школа, одиночество, институт, моя единственная подруга… Работа, бесконечные книги… А потом я увидела вновь ту ночь, когда я так легкомысленно гуляла по пустынным улицам…

Я прекрасно помнила, что произошло дальше, но пустить в это кого-то еще?! Нет! Я не позволю ему увидеть ни тех ужасных минут, ни появившегося Латета! Я вновь отчаянно попыталась вытолкнуть «чужое» из сознания, но мои виски лишь сильнее сжали, от чего боль усилилась.

Я закричала, не сдерживая нахлынувших слез и попыталась оттолкнуть державшего Владимира, но тот все не выпускал, намереваясь досмотреть все до конца. Все быстрее приближался момент, когда на улицу выглянут трое пьяных, паника все нарастала! Вот уже послышались их шумные крики! Собрав последние силы, я закричала еще громче и все же вытолкнула его из своего сознания.

Я услышала грохот, тут же распахнула глаза, которые застилали слезы, и даже очки не помогали. Комната расплывалась, меня изрядно трясло и шатало. С трудом различила Владимира, которого отбросило от меня в сторону, не стала терять времени и бросилась бежать прочь.

Это было непросто, я то и дело спотыкалась, напряженно вслушиваясь, ожидая, когда Владимир очнется и бросится за мной. Страх придавал сил, и уже вскоре я выскочила в тот самый зал, куда мы пришли, но там мне вновь пришлось остановиться.

В зале оказались те самые мужчины и во главе их Корнелий. Они удивленно взглянули на меня, а после их лица обрели какую-то мрачную решимость, не предвещавшую мне ничего хорошего! Они медленно надвигались на меня, загоняя в угол. Сердце бешено билось в груди, голова гудела, казалось, что прямо мне в ухо бьют в барабан, от чего становилось все хуже и хуже. Словно издалека донесся чей-то голос.

— Избранница! Ты его избранница! Мы не можем этого допустить! Ты погибель… — и один из них уже почти настиг меня, когда двери с оглушительным грохотом распахнулись, впуская в зал Владимира и Редрика, а я отчаянно взмолилась к последней моей надежде на спасение:

— Латет! Помоги мне! — в ужасе закричала я, а после увидела, как передо мной возник мой хранитель в сияющем белом обличии. Он распахнул свои крылья, укрыв меня ими, от чего напомнил мне ангела, а после все залил яркий свет, и я окончательно лишилась чувств.

Глава 5. Игра в прятки

Любила ли она?

Сама не знала.

Он был магнитом, и ее влекло.

Он был Холодный, но дарил тепло.

В.Проскуряков

Очнулась я у себя дома на кровати. Тут же лавиной на меня обрушились последние воспоминания, из глаз хлынули слезы, снимая напряжение последних дней. Передо мной вновь мелькали события моей жизни, которые заставил вспомнить Владимир. Я обессилено уткнулась в подушку, сжавшись в комочек, и ревела, безумно жалея себя и свою нелегкую судьбу.

Латет незримо ощущался где-то рядом, но молчал, давая мне выпустить все напряжение и успокоиться. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я, наконец, села на кровати, все так же, не выпуская подушки. Вдруг разом охватила неимоверная слабость, голова разрывалась на части, хотелось просто лежать и ни о чем не думать. Просто дышать… Но мне этого не дали.

В комнате неожиданно возникла знакомая мне воронка. Я хотела сбежать отсюда, спрятаться, но у меня просто не осталось сил, так что я только и смогла, что испуганно сжать подушку, ожидая гостей. Из портала вышел Редрик. Он был немного потрепан и взъерошен. Осторожно приблизился ко мне и опустился на край кровати.

— У меня очень мало времени. Я пришел, чтобы защитить тебя. Защитить ото всех, включая Владимира. В том, что он захочет тебя найти после того, что сегодня выяснил, я не сомневаюсь. Сейчас он слишком зол, так что есть немного времени, пока он не придет в себя. Вот этот артефакт — и он протянул мне подвеску виде какой-то руны на цепочке, — Он скроет тебя от пространственных поисковых чар, его должно хватить. Тебя никто не сможет найти. Однако Владимир сможет узнать, где ты живешь и попробует тебя обнаружить, так что я бы посоветовал на время перебраться в другое место. Тебе есть, куда уехать? — спросил он, а отчаянно замотала головой.

— Держи, — он протянул мне довольно бухлый конверт. — Здесь хватит на некоторое время. Я постараюсь уговорить Влада оставить тебя впокое.

После Редрик помог мне собрать необходимые вещи, а затем вместе с Латетом они начали строить новый портал. Убедившись, что больше его помощь не потребуется, Редрик начал прощаться:

— Дальше я не пойду, иначе Владимир через меня сможет узнать, где ты скрываешься. Конечную точку настроит Латет. Некоторое время ему потребуется на восстановление, так что будь осторожна, лишний раз на улицу не выходи. На работе не смей появляться, там тебя сразу найдут. Так, вроде все… Если вдруг окажется совсем плохо и очень понадобиться помощь, сними артефакт. Я тут же это почувствую, будем надеяться, что я у тебя окажусь раньше, чем это сделает Владимир. На этом все, прощаемся! — неожиданно тепло улыбнулся мужчина, а я шагнула ему навстречу, обняла, прошептав «Спасибо», а после уверенно отправилась в свой портал.

Латет вывел портал на небольшую площадку внутреннего дворика перед гостиницей. Тяжело вздохнув, я побрела заселяться, пытаясь понять, как моя жизнь превратилась в этот кошмар.

Заселиться удалось быстро и уже вскоре я вошла в номер. Сил по-прежнему не было, я оставила наспех собранный чемодан в прихожей, сняла обувь и устало побрела в гостиную. Там я поспешно сняла с себя немного потрепанное платье, а после отправилась в ванну. Горячая вода окончательно сняла остатки безумного дня, а также разморила, от чего захотелось спать. Я поспешно ополоснулась, так же быстро переоделась и отдалась в объятья кровати.

Как же хорошо, что мне ничего не снилось! Я наконец-то отдохнула и почувствовала себя в безопасности. Поведение Владимира окончательно разрушило все шансы на нормальное с ним общение и ничего, кроме ненависти и презрения я к нему теперь не испытывала, другое дело Редрик!

Меня удивляла его отчаянная храбрость и желание помочь, несмотря на то, что ему наверняка за это достанется. Он, конечно, тоже не лишен этого аристократичного высокомерия, но, помимо этого, в нем есть и что-то хорошее, человечное!

Мои мысли занимали странные слова, которые я услышала перед тем, как меня спас Латет. Судя по всему, раз он появился, то мне грозила реальная опасность, сомнений о намерениях тех людей уже не оставалось: они хотели мне навредить. Но за что? Разве иметь избранника у них противозаконно? Но почему тогда Латет не предупредил? Нет, здесь явно что-то не то, вот только ответ сама я вряд ли сумею найти.

От раздумий меня отвлек мой живот, напомнив о том, что неплохо было бы перекусить. Предстояло прогуляться до ближайшего магазина

Выходила из подъезда я с некоторым опасением. Первые минуты мне все казалось, что вот-вот из-за угла выскочит какой-нибудь ненормальный и обязательно попытается меня убить. В ранее привычных взглядах прохожих мерещились пристальные взоры, от чего становилось жутко. Нужно что-то делать, пока я параноиком не стала!

Зайдя в супермаркет, пришлось отвлечься от невеселых мыслей и подумать о насущном. Что-то путное я бы сейчас явно не приготовила, а потому купила обычных пельменей и всяких «вкусняшек» для успокоения нервов.

Вернувшись в номер, я быстро приготовила себе поесть на маленькой кухне, а после прихватила ведерко купленного мороженого и разместилась на диване, включив телевизор. Через пару часов на улице стемнело, но спать мне еще не хотелось, телевизор надоел. Тянуло прогуляться, подышать ночным воздухом, но страх в очередной раз нарваться на неприятности меня останавливал.

Время тянулось медленно, сон не приходил, а прогуляться все еще хотелось. Наконец я не вытерпела, прихватила кофточку и вышла во двор. Я села на качели во дворе, убеждая себя, что я совсем недалеко от гостиницы, к тому же, то и дело мимо проходят люди, да и свет в окнах везде горит, ничего со мной не случится. А еще Латет порадовал, сообщив, что уже почти полностью восстановил свои силы.

Я позволила себе расслабиться и закрыть глаза, погрузившись в вечернюю сказку. С трассы доносился шум несущихся куда-то машин, порой долетал смех гуляющих компаний, небрежные фразы возвращавшихся домой людей. Где-то скрипела дверь, закрываясь и впуская очередного жителя внутрь. Теплым, тусклым светом горели фонари, тянущиеся цепочкой вдоль всего двора, на небе мерцали холодные звезды. Я сидела так очень долго, пока не начала засыпать, и поспешила обратно в дом. Устало разделась и повалилась на кровать.

* * *

Светлая терраса была погружена во мрак, ее освещал лишь падающий из окна свет. Плетеная ограда отбрасывала причудливые тени на дощатый пол, листья виноградной лозы, оплетавшие ее, слегка подрагивали от гуляющего ветерка, вместе с которым иногда проносились мерцающие огоньки.

Между двумя столбами был натянут гамак, в котором, свободно раскинувшись и положив ногу на ногу, медленно раскачивался Владимир. Его взгляд был направлен на блестевшее в свете луны озеро, над которым склонились темные силуэты деревьев. Где-то играли кузнечики, тихо шумела листва. В какой-то миг свет заслонила фигура вошедшего мужчины. Он вышел на террасу и разместился в кресле напротив.

— Не хорошо уходить со своего же бала, Владимир, — устало протянул гость. — Знаешь ведь, за некоторыми стоит хорошенько приглядывать, иначе что-нибудь да натворят… Вдруг кто-нибудь из компании Корнелия вновь решит напасть на кого-нибудь? Что на этот раз будем делать?

— Девчонка… В ней оказалось еще больше тайн, чем я предполагал. У нее есть латет, а значит, и избранник. Какое подозрительное совпадение… Корнелий убеждал, что решил, будто она пытается бежать от правосудия и поэтому хотел ее задержать, однако намерения его подчиненного явно шли дальше. Возникает вопрос: почему? Что еще она скрывает?! И главное — чьей избранницей она является? — хмуро спросил мужчина и задумчиво посмотрел на перстень на своей руке. Это не укрылось от внимательного взгляда его собеседника.

— Думаешь, она могла бы?.. — ему было не обязательно договаривать, чтобы его поняли.

— Не знаю. Но обязан проверить. Не хочу больше сюрпризов. Я просматривал ее память, пытаясь найти объяснения, но в какой-то миг она чего-то сильно испугалась, настолько сильно, что смогла вытолкнуть меня из сознания. Возможно, боялась раскрыть правду о своем защитнике. И не зря, так как теперь я от нее не отстану, пока не получу все ответы. Редрик, ты ведь наверняка с ней встречался… Где она? — требовательно спросил Владимир.

— Я не знаю, — с легкой улыбкой ответил мужчина. — Подумай сначала, чего ты хочешь от нее. Может, это не стоит того, чтобы мучить и без того несчастное создание? Не проще ли оставить ее в покое? Она не заслужила всего этого…

— Ты ее защищаешь? С чего бы вдруг, а, Редрик? Учти, вновь нарушишь Запрет и щадить не стану точно. Получишь сполна!

— Не переживай, я не причиню ей вреда. Хотя за такую я бы и согласился перетерпеть любое твое наказание, — довольно рассмеялся он. — Да, я приходил к ней и дал артефакт, который скроет ее от обычных поисков. Оставь ее, Влад. Дай хотя бы время придти в себя, она пережила слишком многое. К тому же ты с ней груб. Да, она человек, да она слабее нас, но она — живая! Лучше займись своей собственной избранницей! Она хотя бы нужна тебе? Насколько я знаю, наследниками ты так еще и не успел обзавестись…

— Наследники? Нет, Редрик, я еще не собираюсь покидать этот мир, чтобы заботиться о продолжении рода. Но ты прав, стоит найти ту, из-за которой пробудилось кольцо… Судя по всему, ее хранитель также пробудился, а значит ей уже пришлось столкнуться с чем-то опасным. Что ж, буду искать… Быть может, все не так плохо…

* * *

Я проснулась с уже привычной головной болью и задумалась. Так вот что означала руна на его кольце — избранница. Видимо, не только за меня решили судьбу. Я заранее уже посочувствовала той, которой он достанется. Надеюсь, это не Юля! Скорее всего, какая-нибудь богатая дочка аристократа-отца из его мира, его положение слишком высоко, чтобы связывать его с каким-нибудь человеком.

Что же касается меня… Пожалуй, было бы неплохо, если бы моей парой оказался Редрик. Он ведь вполне мог мне понравиться: заботливый, внимательный и добрый. Даже сейчас он не оставил меня без помощи, хотя ведь мог и разозлиться на меня за то, что рассказала о своем сне Владимиру. Да и его слова… Видимо, я тоже ему чем-то понравилась!

Вечно лежать в кровати я не собиралась, так что поднялась, быстро привела себя в порядок и направилась на кухню. После завтрака пришлось задуматься: что же делать дальше? Зная себя, уверенно могу сказать, что сидеть сложа руки весь день я не смогу, да и погода за окном была на редкость прекрасной: уже вставшее солнышко согревало землю, на небе ни облачка!

Мне вновь захотелось прогуляться, но было немного страшно. Я позвала Латета, который появился сразу же. По его бодрому виду я поняла, что он уже восстановился и готов меня защищать. Что ж, может, и правда стоит прогуляться? Риск встретить кого-то из знакомых ничтожно мал, а еще мой защитник вновь на боевом посту. Отбросив последние сомнения прочь, я вышла на улицу и отправилась гулять в центр, где возможность затеряться серди толпы была выше.

Так потянулись дни моего одиночества. Со временем страх отступил, и я уже спокойно гуляла по улицам, не шарахаясь от каждого взгляда прохожего. Я просвещала свободное время размышлениям и мечтам о моем будущем, надеясь, что оно все же будет хорошим и без присутствия в нем Владимира. Уже начинала подыскивать новую работу, подозревая, что со старой придется прощаться. Кажется, все еще может быть хорошо…

* * *

В один вечер я посидела пару часиков дома и решила сама побродить по улочкам. Я шла и пыталась в очередной раз разговорить Латета, но тот по-прежнему ограничивался минимумом информации, заявляя, что всему свое время.

Неожиданно я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд, мое сердце испуганно дрогнуло, я стремительно обернулась и увидела Владимира. Тут же похолодела и замерла от ужаса. Он смотрел прямо на меня, надежды на то, что меня не заметили, не было. Я стояла и не могла рискнуть даже сделать глоток воздуха, который вмиг закончился.

Он же… Он сделал шаг мне навстречу, но потом стремительно развернулся и пошел прочь. Я поняла, что у меня дрожат коленки. Было плевать, что тут происходит, и чего он ждет, я, наконец, развернулась и побежала, надеясь, что за мной не следят.

Я смогла лишь облегченно вздохнуть только тогда, когда за мной закрылась дверь номера. Я прислонилась к холодной стене и медленно сползла на пол. Передо мной возник Латет. Кажется, он был обеспокоен моим состоянием.

— Чего ты испугалась? Все же хорошо, ты в безопасности? — произнес слегка озадаченно мой хранитель.

— Он нашел меня! — отчаянно прошептала я и вновь страх накрыл меня с головой, из глаз хлынули слезы, меня опять трясло. — Это был он! Его ледяной взгляд… Но он просто ушел! Развернулся и ушел! Вот только это еще больше пугает! — я изо всех сил боролась с подступающей истерикой, пытаясь унять дрожь во всем теле. Мне было ужасно страшно. Я ждала, что вот-вот появится Владимир, а что будет дальше… Об этом я не решалась и думать.

— И что переживать? Он тебя видел, но не причинил зла. Он просто оставил тебя в покое. К тому же он мог появиться здесь не ради тебя. Встреча могла оказаться случайной. Аня, хватит бояться. От тебя видел, но не тронул. Значит все в порядке.

Пришлось признать, что в его слова были похожи на правду. Собравшись с силами, добрела до кухни. После еще нескольких кружек горячего чая я успокоилась, перестала дрожать, а еще меня начало клонить в сон от истощения нервов. Я перебралась на кровать и заснула.

Я видела, как меня мучительно и с довольной улыбкой на лице убивает Владимир, как что-то кричит Редрик, Латет замер безвольным облаком рядом и спокойно взирает на происходящее, а потом Владимир пил мою кровь, облизывая свои тонкие аристократические губы, а после сцена моей неминуемой смерти сменялась на новую, и снова он… Кажется, я кричала во сне, потому что неожиданно почувствовала руку на своем плече, от чего завопила еще громче и испуганно подскочила на кровати, просыпаясь.

— Тише, Аня! Все хорошо! Это всего лишь сон, я рядом! — рядом со мной завис Латет, не сводя с меня своего внимательного мягкого взгляда. Пришлось сделать пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

— Я боюсь его, Латет! Я очень его боюсь… — сорванным голосом прошептала я. Невольно вспомнила свой прошлый сон. Пожалуй, это первый раз, когда мне захотелось увидеть его продолжения, даже зная, что потом будет болеть голова. Я должна была знать ответы на те вопросы. Может, стоит попробовать вызвать самой тот особый сон?

Либо я делала что-то не то, либо это вообще не было возможным, но у меня так ничего и не получилось. Всю оставшуюся ночь я видела какие-то смутные расплывчатые образы, вселяющие легкую тревогу, но не грозившие серьезной опасностью. Проснувшись, я почувствовала себя на удивление отдохнувшей. Напряжение спало, так что дышать стало легче.

Сегодня мне повезло, я нашла пару подходящих мест для работы и отправила свое резюме. Так как дел больше не было, я решила прогуляться.

На тусклом сером небе изредка выглядывало солнышко, а потом вновь пряталось за тучи. Кажется, вечером пойдет дождь. Надо было взять с собой зонтик… Сейчас был тот особый час, когда улицы еще не заполнены спешащими с работы прохожими, но и не пустовали, как ночью. По дорогам носились машины, поднимая пыль, по сигналу люди спешили перебежать дорогу по «зебре», а я же шла и наслаждалась одиночеством.

На террасе кафе девушка поливала пышные каскады цветов, за отдаленным столиком сидела парочка, о чем-то переговариваясь и смеясь. Сердце болезненно заныло, в мыслях вновь возник образ моего таинственного рыцаря. Когда же он появится и спасет меня от этих злых людей? Он, конечно, уже знает обо мне и наверняка ищет. Лелея свои сладкие мечты, я вновь пришла в городской парк.

По дорожкам прогуливались мамы с колясками или уже подросшими детьми, которые бегали вокруг, стремясь познать мир. Прямо передо мной на тропинке прыгали серые воробьи, которые туже вспорхнули, стоило мне подойти чуть ближе. Я направилась к плетеной беседке, где собиралась почитать прихваченную с собой книгу. Вскоре страницы приятно зашуршали, раскрывая передо мной свои тайны. Все вокруг замерло для меня и растворилось…

Неожиданно я вновь почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд, но сюжет настолько увлек меня, что я лишь недовольно повела плечиками и не стала от него отвлекаться. Внезапно по парку пробежался холодный, такой не привычный в летнее время ветер, который подхватил несколько страниц и перевернул их. Я недовольно вздохнула и оторвалась от книги.

Ощущение чьего-то взгляда не ушло. Я стала оглядываться по сторонам, а потом вновь замерла, едва не закричав от ужаса. Владимир! Он стоял в конце тропинки, что вела к беседке, скрестив руки на груди, и смотрел прямо на меня, но в этот раз он уходить не спешил. Мне казалось, что мое сердце перестало биться от охватившего ужаса. Я не могла пошевелиться, вскочить и убежать. Его взгляд словно приковал меня к месту.

Я отмерла, когда он сделал шаг мне навстречу, а после стремительно начал приближаться. Моя рука тут же взметнулась к груди, где висел артефакт. С ним я не расставалась. Но как он тогда нашел меня?! Сорвать кулон и позвать Редрика? Но что он сможет сделать против него?! Только зря его подставлю… Пока я металась, не зная, что предпринять, Владимир уверенно шагнул в беседку, остановившись у входа и закрыв его собой.

— Как ты меня нашел? — дрожащим голосом спросила я, отступив в дальний угол. В принципе, ограда не такая уж и большая, можно попробовать через нее перелезть и сбежать, но ведь догонит! Наверняка догонит!

— Тебя невозможно найти, ты об этом знаешь, Редрик успел позаботиться… Я искал не тебя, а того, кто всегда рядом, — и после этого рядом со мной возник Латет, который почтительно ему поклонился!

Поклонился! Что все это значит?! От ужаса у меня перехватило дыхание. Я вновь ощущала исходящую от него угрозу, но теперь, помимо этого, к ней добавилось что-то еще. Что-то, подталкивающее сделать шаг ему навстречу, но я упорно давила в себе эти порывы.

— Латета тоже невозможно найти! — возразила я, однако прозвучало это не так убедительно, как мне бы хотелось.

— Для других — невозможно. Но вполне — для его подопечной и создателя, — с легкой усмешкой ответил он, а у меня мурашки пробежали по коже.

Если подопечной была я, то создатель, выходит, он?! Тут заработал мозг, шестеренки в нем активно зашевелились, начиная соображать и сопоставляя все то, что мне уже было известно. Владимир — создатель Латета. Того, кто должен охранять меня для моего избранника. Нападение, после которого он появился… В ту же ночь у него вспыхнула руна на кольце. Мои странные сны, которые всегда были связаны с ним. Слова тех, что на меня напали.

— Боже! Нет! — с ужасом воскликнула я, теряя связь с реальностью. — Ка-а-ак? Как это могло случиться? — кажется, у меня закружилась голова. Владимир — мой избранный?! — Не может этого быть! Ты же… Ты же мерзкий, самоуверенный, высокомерный, некультурный, эгоистичный мужлан! — в сердцах воскликнула я.

На глазах выступили слезы. Как жестоко! Не хочу в это верить, не хочу! Мой мир счастливого будущего, который я старательно стоила в своих мечтах все это время, рушился как карточный домик.

— Латет, это действительно он? — обратилась я к своему хранителю с последней надеждой, на что он спокойно и как-то равнодушно кивнул. Я почувствовала на губах солоноватый вкус своих слез. Моя жизнь безнадежно испорчена, растоптана этим ужасным типом… — Ненавижу тебя! — гневно произнесла я, глядя прямо в его сверкающие изумрудные глаза, и отвернулась, сжав руки на деревянных перилах.

— Все сказала? — хмуро и жестоко спросил он прямо у меня за спиной, от чего я вздрогнула, а после меня весьма грубо и неосторожно развернули, и мои губы накрыл его властный поцелуй.

Я пыталась оттолкнуть его от себя, но он не позволил, отведя мои руки за спину и не разрывая прикосновений. Я вдруг услышала, как бьется его сердце и сдалась, отвечая на этот безумный поцелуй. Он пьянил меня, лишая последних остатков разума, заставляя принять, покориться перед этим невозможным человеком.

Мои руки отпустили, и я тут же обхватила его шею, а он прижал меня к себе. Это было безумство, глубокое отчаяние моей души, которое прервалось так же внезапно, как началось. Неожиданно его руки сильнее сжались на моей талии и отстранили.

Он отпустил меня, а мне пришлось судорожно вцепиться в перила, так как ноги уже не держали. Казалось, меня трясет от дико бьющегося сердца в груди. Перед глазами все расплывалось, так как очки куда-то слетели.

— Сейчас ты пойдешь со мной. И никаких возражений, — услышала я его недовольный, чуть ли не рычащий голос, а потом меня подхватили на руки, и я почувствовала, как рядом открылся портал, но сейчас мне было все равно. Я прижалась к его вздымающейся груди, такой сильной, за которой билось его сердце.

Когда мы шагнули в портал, моя голова закружилась еще больше, а после мы вышли в гостиной, где уже ждал Редрик. Владимир опустил меня на ноги, что я встретила с тихим вздохом разочарования. Я осторожно подошла к спинке стоящего дивана, боясь упасть. Кажется, кто-то забыл, что у меня беда со зрением.

В комнате на миг повисло напряженно молчание. Владимир, судя по всему, стоял недалеко, отвернувшись от меня, Редрик сидел в кресле и задумчиво переводил взгляд с меня на него и обратно, что немного раздражало. Я чувствовала себя как никогда беспомощной, что мне, разумеется, не нравилось. Наконец, Редрик решил прервать тишину.

— Значит, все же нашел ее… Твоя… — задумчиво произнес он, а потом подошел ко мне. — Закрой глаза, Аня, — попросил он.

Причин не доверять ему не было, так что я послушно опустила веки, почувствовала, как их коснулась осторожная рука Редрика, после чего мои глаза что-то окутало, ослепительно засверкало, словно они и не были закрыты. Хотелось заслониться рукой, но я понимала, что это не поможет. Наконец, все прекратилось.

— Открывай, — тепло произнес Редрик, а когда я послушно распахнула ресницы, увидела его улыбку на лице, причем так четко, как не позволяли и очки. Мое зрение… Оно вернулось.

— Как? — слабым шепотом спросила я, все еще не придя в себя от удивления.

— Будет моим тебе подарком. Очки тебя, конечно, не сильно портили, но думаю, без них тебе будет лучше, — довольно произнес он, а я согласно кивнула и крепко обняла его, прошептав: «Спасибо!».

— Очень мило, Редик, но тебе бы лучше нас сейчас оставить, — напомнил о себе Владимир.

Мужчина недовольно поджал губы, но смолчал, а после и вовсе вышел, прикрыв за собой дверь. Мы остались вдвоем. Он развернулся и вновь посмотрел на меня.

— Да, Аня, ты моя избранница. И уж поверь, но никакой пылкой любви я к тебе не испытываю. Впрочем, как и ты, наверное. Однако я понимаю в этом больше тебя, и у меня пока нет желания пренебрегать волей судьбы. Видимо, зачем-то ты мне все же нужна. Хотя в этом я сомневаюсь. Ты останешься здесь. Предупреждаю сразу: я создатель Латета, слушать в первую очередь он будет меня, а я ему запретил тебя отсюда переносить. Если что-то будет угрожать, то он отправит тебя ко мне. О своей прежней жизни можешь забыть. Что бы дальше ни происходило, я очень сомневаюсь, что ты к ней вернешься. Своей подруге можешь позвонить или написать. Я не возражаю. Но встретиться у вас не получится. Твои вещи я прикажу перевезти сюда. Как и прежде в перемещениях по дому я тебя в целом не ограничиваю, разве что тебе не стоит появляться в моем кабинете без приглашения. Если что-то будет нужно, обращайся к слугам или Редрику. Если я тебя позову, ты обязана прийти. На этом все, свободна. Комната для тебя останется прежней, — и он первым стремительно покинул гостиную.

Я стояла, пребывая в нерешительности. Все происходило так быстро, что хотелось просто поставить жизнь на паузу и вздохнуть, не боясь что-то упустить, отвлекшись на такую мелочь. Я не понимаю Владимира. Совершенно.

Его странные порывы чувств, его поцелуи, кружащие голову, а после холодное равнодушие и безразличие. Он держал меня рядом, не отпуская, но и не давая сделать шаг навстречу. Он говорил одно, а его сердце — другое. Хотя может это лишь мои мечты…

Мечты! Я слишком долго живу в них. Они заменили мне жизнь, которую я предпочла не замечать, словно ее не существует! А она есть — вот она! И я не в силах ее изменить. Это непокорная стихия, которая подчинит любого… А что я? Без родных, без друзей. Эта проклятая и бесконечная жизнь…как расплата… но за что?!

Я все так же стояла, прислонившись к спинке дивана, не сразу заметила, что плачу. Лишь почувствовала, что на сцепленные руки упала капля. От осознания своей слабости стало еще хуже. Я предпочла сдаться и отступить, закрылась в своих фантазиях, жила одними книгами. Одна. Всегда одна.

В гостиную кто-то вошел, а вскоре я почувствовала, как чьи-то руки легли мне на плечи, медленно заскользили вниз, успокаивая.

— Аня, что случилось? Аня… — тихо позвал Редрик, а потом неожиданно обнял, как старший брат.

Я прижалась к его груди и окончательно разревелась. Он не мешал, дав выплакать всю боль этих лет. Когда я отстранилась от него, то заметила, что мы уже сидим на этом самом диване, а я лежу у него на груди. Он серьезно посмотрел на меня.

— Ты имеешь право на слезы. Но еще ты имеешь право на счастье. Вот только иногда за него приходится бороться, Аня. Чтобы что-то получить, нужно хотя бы попытаться что-то сделать. Люди гораздо сильнее, чем думают, поверь мне. Я старше тебя на много лет, так что могу уверенно тебе об этом говорить: все в твоих руках. В тебе есть столько силы! Просто ты должна позволить ей выйти наружу. Ты должна захотеть пробудить ее. Ты избранница самого сильного в нашем мире. Ты достойна его, а значит, в тебе есть и эта твердость, и эта уверенность, и ум, и много чего еще. Просто ты старательно все время скрывала это в себе, не позволяя выйти. Ты боишься саму себя. Ты боишься вновь почувствовать боль. Ты очень боишься боли. Но знай — ты способна пережить очень многое. Главное, чтобы рядом был тот, кто тебе нужен, и кому нужна ты.

Он говорил, а я чувствовала, что слезы уходят. Он просто показал мне, какая я есть сейчас: сдавшаяся, испуганная, загнанная в угол. Он рассказал, какой я могу стать. Сильной, уверенной, нужной. Его слова зацепили меня, заставив погрузиться в глубокую задумчивость.

Он проводил меня до комнаты, мы мола шли, молча попрощались, и я осталась одна, но это было иное одиночество. Я думала.

Если я хочу что-то изменить, то должна действовать. Но что я могу сейчас? Не зная практически ничего? Неясное положение, неясное будущее, неясные права. Слишком мало информации, мне нужно больше. Что ж, пришло время обратиться к книгам. Но не чтобы грустить и мечтать. Чтобы начать действовать!

Глава 6. В стане врага

Мужчина должен найти хорошую женщину и завоевать ее любовь.

А потом заслужить ее уважение. А потом дорожить ее доверием.

Грегори Дэвид Робертс.

Первое и главное, что меня сейчас интересовало — что за таинственная связь между мной и Владимиром. Хотелось иметь о ней хоть какое-нибудь представление. Молчу уже о том, чтобы понять, отчего так испугался Корнелий. Но самое главное, что стоило узнать — можно ли разорвать эту связь?!

Библиотека встретила меня своим одиноким безмолвием. Судя по всему, Владимира здесь не было, а это главное. Я дошла уже до середины первого ряда в поисках нужных книг, когда невольно вспомнила встречу с Владимиром здесь. Если опустить минуты моего позора и его триумфа, то я бы могла сразу вспомнить, что за книгу он там брал! Ведь он тоже начал выяснять о руне на кольце. Конечно, руны еще не гарантия, что там же стоят книги об избранницах, но все же это лучше, чем ничего, так что уже скоро я шагала перед другими полками.

Судя по всему, не ошиблась. Здесь были книги по «общим» темам, а напротив них начиналась художественная литература. Я невольно замерла на том самом месте, где все произошло. Мои губы словно опалило огнем. Они хорошо помнили тот поцелуй… Даже слишком хорошо…

Нужную книгу я нашла на удивление скоро. Объем внушал опасения, что меня быстрее убьют, чем я ее осилю, но трусить и сдаваться я более не собиралась, так что я подхватила книгу и направилась к столу. Вопреки ожиданиям, все книги были идеально чистыми, ни одной пылинки, а страницы хоть и несли отпечаток времен, но все же были в хорошем состоянии. Значит, за библиотекой здесь действительно следят.

Я удобно разместилась в кресле и начала изучать книгу. Читать все подряд я не собиралась, просто зрительно выхватывала нужные заголовки, читала бегло фразы, где-то останавливалась…

Спустя несколько часов я закрыла книгу и потерла глаза. Успела понять, что, скорее всего, от этой связи мне не избавиться. Даже сейчас, пока она существует только в своем довольно «легком» виде. Как говорила книга, Владимир должен меня каким-то образом признать, вот только он этого делать не спешил, а я не собиралась его торопить.

Помимо этого выяснилось, что связь позволяет нам чувствовать друг друга на ментальном уровне. Если кому-то из нас будет грозить опасность, то мы это почувствуем. Не знаю, радоваться этому или нет. Если на меня вновь нападут, Владимир может появиться и спасти. А может оставить, чтобы другие добили и самому руки не марать. В общем, пока одни вопросы…

Я решила немного передохнуть и отправиться к озеру. Разместилась на уже привычном месте, в теньке. Я быстро скинула платье, оставшись в купальнике, и пошла к воде.

Она оказалась не совсем теплой, но и мышцы не сводило. Я не стала тянуть и поспешно зашла по шею, оттолкнулась от песчаного дна и поплыла. Вода приятно обтекала тело, бодрила, так что я довольно весело ныряла и плескалась, пока не устала.

На озере я пробыла до вечера, пока не пришла Миранда и не напомнила, что меня приглашают на ужин.

Пока я спускалась вниз, то ожидала увидеть за столом и Редрика, но оказалось, что ужинать предстоит вдвоем с Владимиром. Когда я это осознала, то почувствовала, как дрожит мое бедное сердце. Ох, не готово оно еще к такому! Слишком уж свежи в памяти воспоминания того, как он меня «забирал» в этот маленький мир.

Терраса была задрапирована белыми шелковыми полотнами, которые слегка колыхались от свежего ветра, дующего с озера. Несказанно радовало отсутствие всяких неприятных насекомых, ведь не зря же они маги, хоть они это и отрицают, но лично я пока отличий не вижу. На деревянном паркете стоял стол с белоснежной скатертью, он был намного меньше, чем в столовой. Это заставило меня переживать еще больше, так как предполагалось, что сидеть я к нему буду ближе. Как-то, даже слишком близко для меня.

Видимо, Владимиру надоело смотреть, как я нерешительно замерла у входа, и он сам встал и молча пригласил меня к столу, отодвинув стул. Я осторожно подошла и села, он разместился напротив.

— Аня, — наконец нарушил он тишину, — Я позвал тебя поужинать, а не вести допрос, так что бояться нечего. Я тебе ничем не угрожаю. Согласись, если бы у меня были на тебя какие-либо коварные планы, то я бы давно их мог исполнить. Однако ты все еще здесь и, как я вижу, в добром здравии, — с легким раздражением произнес он, что совсем меня не успокоило.

— Может, ты просто решил воплотить их каким-то особо изощренным способом? Кто тебя знает? Может, ты любишь лично наблюдать за страданием своих жертв? — сказала я, а сама невольно поражалась. Вот куда меня понесло на нервной почве, а? Вряд ли стоит его злить…

На мое счастье он просто промолчал и приступил к еде. Я не нашла ничего лучше, чем последовать его примеру. Готовили здесь вкусно, так что аппетит появлялся если не до еды, то во время точно, и даже такая сомнительная компания его не портила. До поры до времени…

Когда подали чай (от вина я отказалась, чего не скажешь о Владимире), он решил возобновить беседу.

— Чем ты занималась? — спросил он. Вот, кажется, обычный вопрос, а я сильно задумалась, что же на него ответить.

— Отдыхала у озера. Мне же можно? — и я чуть ли не впервые за ужин решилась поднять на него взгляд и увидела его медленный кивок. Его взгляд… Нет, он действительно не человек! Не умеют люди смотреть вот так! Так проникновенно, так внимательно, так… волнующе! Я почувствовала, как от этих мыслей у меня начали розоветь щечки, и поспешно опустила голову.

— Это твое единственное развлечение? — продолжил спокойно спрашивать он, сделав вид, что не заметил моей реакции, хотя я в этом ой как сомневалась.

— Еще заходила в библиотеку, — уже более осторожно ответила я. Еще вопрос, как он отнесется к моим порывам к знаниям.

— И что же ты читала? — ну вот, он все же решил уточнить! И что мне ему сказать?!

— Я не помню названия, — произнесла я осторожно. Отчего-то была уверена, что ложь он почувствует сразу же. Да уж, нелепей отговорки нет, но надежда, она такая! Главное, чтобы было во что верить…

— О чем книга? — уже более требовательно спросил мужчина. Ну, вот и нет моей надежды. Даже такой неказистой… Я печально вздохнула, но молчать еще хуже…

— Об избранницах. Я хочу понять, что нас с тобой связывает, и что с этим можно сделать, я… — но договорить мне не дали. Я запоздало вскрикнула, когда он уже оказался прямо передо мной и явно не от светлых чувств.

— Я сам решу, что с этим делать! Латет! — к моей досаде мой защитник появился тут же, — Контролируешь каждый ее шаг. Насчет книг: прежде чем дать ей хоть какую-нибудь, спрашиваешь моего разрешения. В любое время. Эту, я так полагаю, ты забрала? — и он вновь пристально посмотрел мне в глаза. Смысла врать я не видела. Испуганно кивнула, — Перенесешь ее мне на стол. Сейчас исчезни, — весьма грубо скомандовал он, и Латет вновь беспрекословно подчинился, а мне стало за него обидно.

— Почему ты с ним так?! Он же ни в чем не виноват! Зачем так грубо с ним общаться?! — возмущенно воскликнула я, теряя страх.

— Затем, что он обязан подчиняться. Я его создатель, и его долг мне служить. А твой долг — меня слушать! Если узнаю, что ты пытаешься что-то подобное разведать здесь, а я узнаю, поверь, то так просто это вновь не оставлю. Со всеми бытовыми вопросами к Редрику, если что важнее — ко мне и только! Миранде я это тоже передам! — заявил он, а у меня от возмущения даже на миг слова пропали. Да что он вообще творит?! То нельзя, это нельзя, ни с кем не общайся, никуда не лезь, ничего не знай! Больше всего сейчас хотелось ударить его чем-нибудь потяжелее!

— Это не справедливо! Я твоя избранница, а не твоя пленница! Имей хотя бы банальное уважение ко мне, я все же человек, разумное существо! Или таким высоким особам до нас, жалких людей, нет никакого дела? Так какого демона я вообще тогда здесь делаю? Верни домой, и живи, как хочешь! Никто не мешает, никуда не лезет! Книг не нужных не читает!

— Аня! — его голос больше был похож на рычание, но кто ж меня уже остановит-то?! Разум?! Нет, кончился он, вместе с терпением! Они у меня на пару работают! И инстинкт самосохранения тоже с ними за компанию!

— Может, ты и привык, что все тебя здесь слушают и подчиняются малейшей твоей прихоти, только я — не все! И беспрекословно исполнять твои желания я не собираюсь! Не устраивает: или домой возвращай, или хоть убей прямо здесь! Ты же знаешь, искать меня никто не будет… — теперь к обиде подключились и воспоминания о том, как он весьма бесцеремонно копался в моей памяти.

Я чувствовала, что еще немного и окончательно утрачу над собой контроль. Слез не было, было лишь все труднее сдерживаемая ярость. Хотелось крушить все вокруг, уничтожать, и Владимира в первую очередь! Я развернулась и намеревалась покинуть террасу, но меня почти сразу же остановила его сильная рука. Я попыталась вырваться, но он лишь крепче прижал меня к себе. Я уперлась ладонями ему в грудь, стараясь оттолкнуть, но он словно не замечал моих жалких попыток, что раздражало еще больше.

— Прости, — тихо прошептал он так неожиданно, что я невольно вздрогнула и замерла, оставив попытки вырваться. — Прости, я, правда, был не прав. Ни сейчас, ни тогда. Но пойми меня: я так привык. Привык подчинять, привык контролировать. По-другому в моем мире никак. Либо силу показываешь ты, либо ее демонстрируют тебе, а после уничтожают и занимают твое место. Прости меня, Аня, — и он вновь заглянул мне в глаза. Я видела в них какой-то странный теплый свет этих изумрудных глаз, в них читалось искреннее сожаление и… нежность. Она окончательно сломила мое напряжение, и я все же спокойно вздохнула в его руках и кивнула.

— Я другая. И ты другой. Нам обоим предстоит как-то учиться принимать друг друга. Как я поняла, связь пока не разорвать… Придется учиться с нею жить. И раз уж в книгах мне больше ни о чем таком не прочитать, то я буду ждать просвещения по всем интересующим меня вопросам уже от тебя!

— Хорошо, — его шепот, его дыхание заставляли меня расслабиться и успокоиться. — Приходи ко мне вечером. Если захочешь. Я отправлю к тебе человека, он проводит… Я буду ждать, — а потом он подарил мне очень легкий, но и очень нежный поцелуй, а после отпустил, и я поспешила уйти.

Мысли в голове путались. Я не понимала, что со мной происходит. Как так получилось, что сначала я была убить его готова, но несколько слов, и вот я уже таю в его объятиях?! Чего он добивается? Вот только теперь, чтобы узнать ответы, сначала придется решиться задать вопросы. Стоит ли идти к нему вечером? С одной стороны, даже нужно: слишком много надо выяснить, но с другой… Он же не обещал, что на них ответит. Черт, да он вообще ничего мне не обещал! Разве только то, что меня здесь не убьют!

Чтобы не умереть от скуки пришлось вновь выбираться в библиотеку, на этот раз за художественной литературой. Латет, как и должен был, сначала спросил дозволения Владимира и лишь после этого разрешил мне взять книгу. Вместе с ней я удобно устроилась на кровати в комнате и принялась читать.

Вот только почему-то моя фантазия на месте возлюбленного героини упорно рисовала одного знакомого мне мужчину и вовсе не собиралась его менять хотя бы так, чтобы он подходил под описание, а так как в роли героини я всегда представляла себя, то чтение мое в целом вышло весьма оригинальным…

В реальность меня вернул вежливый стук в дверь. Вставать не хотелось, но пришлось. В коридоре меня ждал какой-то мальчик. Оказалось, его прислал Владимир, чтобы меня проводили, если я захочу к нему присоединиться. После небольшого колебания я все же решилась и согласилась пойти за ним.

Я ожидала, что мы окажемся на какой-нибудь террасе или кабинете, но он привел меня прямиком в личные апартаменты своего хозяина. Владимир сидел на небольшом диванчике перед распахнутым выходом на балкон.

В комнате было довольно темно, ее освещал лишь свет, падающий с улицы через огромные окна, да в чаше возле дивана горел огонь. Также в комнате было несколько кресел, а на противоположной стене несколько дверей, ведущих, скорее всего, в спальню и ванную.

Услышав шаги за спиной, мужчина обернулся, увидел меня, неожиданно тепло мне улыбнулся и пригласил войти. Я сняла свои туфельки на небольшом каблуке и босиком ступила на мягкий ворсистый ковер, подошла и хотела сеть в одно из кресел, но меня неожиданно поймал Владимир, а в следующий миг я уже сидела возле него. Спасибо хоть на коленки к себе не усадил! Я хотела было возмутиться, но он мне не дал:

— Я тебя ждал, — негромко произнес он, от чего у меня вновь пробежали мурашки по телу. Его голос завораживал. Пожалуй, впервые я не чувствовала исходящей от него угрозы. Ощущение силы, что он скрывал, было, но я не боялась ее. — Хочешь чего-нибудь выпить?

— Нет, спасибо, я не за этим пришла. Владимир, я…

— Влад. Ты можешь звать меня просто Влад, — перебил он меня. Я на миг замерла, не ожидая такого поворота, но послушно кивнула.

— Влад, для начала я бы хотела спросить, если в этом доме, с кем мне бы можно было проводить время? Просто мне ужасно скучно, — и я ожидающе посмотрела на него.

— Хм, я не думал об этом. Не часто, знаешь ли, у меня здесь гости бывают, — тихо рассмеялся он. — Я привык, что со мной иногда лишь живет Редрик, когда у нас работы много, а так здесь обычно никого, кроме меня. Я постараюсь уделять тебе больше времени, в конце концов, у меня есть в помощниках не только Редрик. И знаешь, на том балу семья девушки, с которой ты познакомилась, кажется, все же нашла главного кандидата. Хочешь, я приглашу к себе Юлию и ее молодого человека? У нас с ним есть некоторые дела, которые нужно решить, вот и займусь ими сейчас. Пока мы с ним будем заняты, вы вдвоем можете чем-нибудь заняться, а к вечеру мы освободимся и уже точно найдем, чем каждую из вас занять, — предложил он.

— Я буду только рада, если у меня здесь появится хоть кто-то из более-менее знакомых! Тогда расскажи мне, наконец, об избранницах. Зачем они вообще нужны? — спросила я, а Влад так как-то хитро на меня посмотрел и рассмеялся.

— Ань, а зачем, по-твоему, короли искали себе королев? Так не терпелось властью поделиться? — хитро спросил он.

— Хм. А почему бы и нет? Может, они тоже любви хотели? Не все же одним да одним? — предположила я.

— А то, что король должен обеспечить продолжение рода? Не слышала о таком? — по-прежнему смеялся Влад.

— Ах, вот оно что! Значит, ты у нас решил обзавестись наследниками, выходит? Ну, так и выбрал бы себе кого из своих кругов! Я-то тебе на что сдалась? — недовольно спросила я.

— Хороший вопрос, если учесть, что о продолжении рода я пока не особо и задумывался, да и о большой и великой любви тоже. Ее вообще, знаешь ли, в правящих семьях не бывает. Или очень редко.

— Латет говорил, что мы с тобой идеально друг другу подходим. Признаться, этот факт у меня до сих пор вызывает вопросы.

— Возможно, ты понимаешь это немного в ином смысле. Здесь речь идет не только характерах, о них даже в самой меньше степени. Важно кое-что другое. Мне будет очень сложно это объяснить. Вот представь, что существуют некие параметры, характер — лишь один из них. Главную роль играют совместимость так называемых аур. Также готовность человека принять новый мир. Ведь заметь, ты лишь поначалу всему удивлялась, а сейчас спокойно принимаешь все новое. Конечно, здесь еще замешены некоторая магия, которая позволяет тебе спокойно реагировать, но все же.

— Так, ладно, оставим это вопрос, пока я совсем не запуталась. Совместимы и ладно. Расскажи тогда, как тогда Латет появился, раз тебе избранница и даром не нужна?

— О, тут все проще. Каждый юноша знатного рода еще в детстве создает такое существо, как латет. В него закладывается отпечаток ауры хозяина и тот начинает искать пару, которая его хозяину подходит. Когда находит, то юноша это чувствует. Ты помнишь, что я искал значение некой руны на моем кольце? Так вот как раз она и сообщает о том, что латет нашел избранницу. После признания она обретает силу и устанавливает между нами прочную связь. Чем больше проходит времени, тем быстрее развивается латет и превращается вот в такого защитника. Их роль оберегать избранницу до определенных пор.

— Ясно. Я читала, что ты должен будешь меня признать. Это что значит? И ты вообще собираешься это делать? — настороженно спросила я. Пожалуй, это сейчас меня волновало больше всего. Кто его знает, может, повезет, и он меня отпустит?

— Признание… Помимо официального представления тебя обществу это еще и некое решение с моей стороны. Я должен тебя принять, как бы смириться с выбором судьбы. Признать мне все равно рано или поздно тебя придется, но так как я не последний человек в нашем мире, это требует определенной подготовки. Я уже отдал распоряжения готовить официальный прием, на котором я тебя и представлю как амаре, так называют избранниц. По времени это примерно займет еще две недели. Не хочешь ждать? — улыбнулся он.

— Скорее уж спешить… Мы же совсем друг друга не знаем, — смущенно ответила я, почувствовав, как его уверенная рука притянула меня ближе, — да и наше знакомство началось не самым лучшим образом, — все же закончила я, стараясь не вздрагивать от его уверенных прикосновений. Он видел мою настороженную реакцию, но лишь улыбался.

— Тогда я предлагаю попробовать это исправить и познакомиться заново, — а после этих слов, сказанных все тем же завораживающим голосом, он осторожно коснулся моих губ, словно приглашая, а я боялась вновь ответить на него, прекрасно помня, чем это закончилось в библиотеке.

Он не прекращал поцелуя, все так же нежно и осторожно лаская мои губы, и я сдалась и потянулась ему на встречу. Мне показалось, что мир вмиг перестал существовать. Я не понимала, что со мной происходит, но это и не было важно сейчас. Я хотела лишь одного — быть рядом с ним. Я хотела, чтобы поцелуй длился бесконечно. Я утопала в нем, в этой нежности, которую он мне дарил.

Он словно осторожно и ненавязчиво изучал меня, заставляя терять разум и открываться ему навстречу. Я чувствовала, как в груди то стремительно бьется, то замирает сердце. Мои руки уже давно обвивали шею, его — притянули меня к груди. Он не настаивал, не принуждал. Он просто целовал меня, а я медленно умирала в его объятиях.

Когда он, наконец, отпусти меня, я почувствовала, как закружилась голова, мир вокруг стремительно возвращался, нахлынув яркими красками и звуками. Я опустила голову на его плечо, стараясь унять сбившееся дыхание. Запоздало поняла, что уже бесстыдно сижу у него на коленях, по-прежнему обнимаю его шею, а его руки держат меня за талию. Когда перед глазами перестали плясать яркие звездочки, я попыталась отстраниться и слезть с него, но он не отпустил.

— Тебе не нравится? — спросил он, от чего я тотчас покраснела. Нет, он был не первым, с кем мне довелось целоваться, все же не всегда я была такой одинокой, но та-а-ак маня еще никто не целовал. И как, как это могло не нравиться? И ведь он прекрасно это знает.

— Скажи, что за возможности, которые нарушают? И что за Запрет? — спросила я слегка охрипшим голосом. Судя по вмиг сжавшимся губам Влада, ему эта тема была неприятна, но он все же решил рассказать.

— Долгая история… Дело в том, что наша жизнь практически бесконечна. Она настолько дольше вашей, что впору считать нас бессмертными. Мы очень ценим наше детство. Тогда нам позволено все, что угодно, потому что мы еще не знаем мира, в нас горит огонь, интерес и любопытство. Первые десятки лет мы изучаем все вокруг. Это прекрасно, когда есть то, чего ты еще не пробовал, чего еще не знаешь. Когда есть, куда стремиться, есть, чего достигать. Со временем этого становится все меньше и меньше, а искать себе новые цели все сложнее. Так наша длинная жизнь из чудесного дара превращается в страшное проклятие, от которого нет спасения. Становясь старше, мы начинаем обучаться и посвящаем этому еще несколько десятков лет. Но впереди их гораздо больше. Некоторые на своем пути встречают тех, кого могут пустить в свою жизнь. Это чем-то напоминает ваши семьи, но у нас нет чувства любви. Просто двое согласны жить рядом, так как это будет обоим выгодно. Не более.

— Но как же Юля? Ведь она сама искала себе парня, причем надеялась на ответные чувства!

— Для кого-то, как для твоей подруги, это возможность подняться выше по статусу. Но она еще очень юна и ищет чувств, однако в лучшем случае это будет влюбленность или привязанность. Крайне редко возникает что-то серьезное. Но пока ты не понимаешь причем здесь Запрет и возможности, верно? — грустно улыбнулся он, я кивнула. — Когда живешь много лет, начинаешь обращать внимание на людей. Иногда мы выбираем кого-нибудь и следим за их жизнями. Мы можем слегка менять ваши судьбы, заставляя в определенный момент принять решения. Обычно подобные мне предпочитают только лишь наблюдать, но есть и другие. Их называют охотниками. Яркий пример тому — Редрик. Он охотник уже несколько лет. Они выбирают какого-либо человека или одного из нас и начинают развлекаться своеобразным образом. Проще говоря —, пытаются вскружить голову своей жертве.

— Но это же подло! Просто использовать других ради собственного развлечения, ради избавления от скуки! — возмутилась я.

— Я знаю. Но пойми, я не могу запретить им этого делать. Тебе сложно представить, каково это — прожить столько, сколько живем мы. Мы много готовы дать за то, что пробуждает в нас интерес и разжигает то самое пламя. Охотников греет этот азарт. Но помимо внешности и умений обольщать людей у нас есть и другие особенности. Ты бы их назвала магией, но мы не любим этого слова. Вы, люди, подразумеваете под ним что-то ограниченное. У вас есть определенные рамки для этого слова, для нас же их не существует. Это не дар, это просто природная особенность любого из нас. Мы можем менять мир: управлять стихиями, создавать новое, мы можем дарить и отнимать жизни, играть с разумом и его защищать. У нас нет так называемых резервов, но есть разные уровни силы: кому-то доступны лишь незначительные изменения, а кто-то способен создавать свои собственные миры маленькие или большие. К примеру, это место — мой отдельный мир. Я контролирую в нем абсолютно все, даже ход времени.

— Подожди, но как вы тогда вообще жить умудряетесь? Если у всех это время будет идти по-разному, так как вы можете о чем-то договариваться, встречаться…

— Все просто, — улыбнулся он. — Без особого повода во всех мирах время идет одинаково, с той же скоростью, что и в твоем мире. День — двадцать четыре часа по шестьдесят минут. Помимо этого существуют единые часы, которые находятся в том самом дворце, где проходило собрание. По ним настраиваются все остальные и ориентируются, согласуя все по ним.

— Ясно. Значит, вы маги-которые-не-маги, но причем тут мы, люди, и что за запрет? — напомнила я.

— Мы можем заставлять вас испытывать те чувства, которые хотим мы. Как Редрик сделал с той девушкой. Не всегда охотникам хватает их обычных, способностей, чтобы добиться своей жертвы. Вы, люди, иногда обладаете удивительной стойкостью. Разумеется, для них это вызов. Но не все и не всегда сражаются по правилам, а использовать возможности как раз не считается допустимым. Так и появился запрет. В нем не один пункт, но за нарушение каждого я наказываю.

— А какие в нем есть? — заинтересовалась я. Надо же, а Влад, похоже, не такой уж и плохой, раз защищает людей.

— Например, запрещается рушить семьи. Вы и без нас это прекрасно делать умеете. Так же охотникам не разрешается мешать начинающим парам. Обычно те, у которых отношения длятся дольше, способны хранить верность друг другу и охотники для них не угроза. Бывают. У них считается особо почетным добиться кого-то как раз из долголетней пары. Но удается это очень и очень редко, однако всем хочется почестей, и они нарушают самые главные вехи Запрета: на полный контроль эмоций и чувств жертвы и на контроль ее сознания. Редрик нарушил как раз один из таких: он заставил девушку полюбить себя. Причем жертвенно и пылко. Когда бы он наигрался с ней, то просто бы ушел, она же любила бы его все жизнь. Он не хотел оставлять ее с разбитым сердцем, поэтому убил. После того, конечно, как успокоился и осознал, что натворил. Однако не ко всем приходит осознание своих ошибок.

— А что случается с остальными? Когда нарушают Запрет другие? Или даже с теми, с кем не нарушили Запрет, но вот так же поиграли и бросили? — осторожно спросила я. Было неприятно чувствовать себя мышкой в чьих-то сильных руках.

— Обычно ничего страшного. Со временем все проходит, оставляя лишь воспоминания, как о бурной молодости. Но если нарушали Запрет, то зависит от того, как именно: от легкой влюбленности до безнадежной любви, — честно ответил Влад.

Я задумалась. Не всегда правда бывает приятной. Было безумно жаль ту девушку, которая стала жертвой для Редрика. Да и отношение к нему у меня теперь изменилось. Значит, он охотник… Тот, кто любит играть с судьбами людей.

— Влад, а Редрик часто нарушает Запрет? — осторожно спросила я. Он нахмурился.

— Аня, не стоит его судить строго. Пойми, когда живешь столько лет, то охладеваешь ко многому. Но все же Редрик не подлец. Тогда он один единственный раз нарушил Запрет. И хотя я догадываюсь, почему он не смог сдержать себя, все же наказал и его. Но поверь мне. Ему это можно простить.

— Простить что? Убийство? То, что сломал жизнь невинной девушке? Что? — я чувствовала, как глаза защипало от слез. — Может, и я для тебя просто жертва? Скажи мне, Влад, ты охотник? Или был им когда-то? — я поднялась с его колен и смело посмотрела прямо ему в глаза. Мне показалось, или в них опять сверкнули опасные искры?!

— Аня, я никогда не поступлю так с тобой. Ты не моя жертва, ты избранница, а это другое, Аня! — кажется, он все же начал злиться. Я глубоко выдохнула, успокаиваясь. — Пожалуйста, не торопись судить нас, Аня. Ты все же пока плохо знаешь наш мир. Быть может, если ты поживешь среди нас, то сможешь лучше понять. Мы не такие плохие, как ты могла подумать. И мы порой даже помогаем людям. Просто мы тоже разные, — и он примиряюще протянул мне ладонь. Я осторожно вложила в нее руку, он поднялся, а потом обнял за талию. — Закрой глаза, — прошептал он, а когда я опустила ресницы, то почувствовала, что нас словно подхватил порыв ветра. Когда я вновь распахнула глаза, то мы оказались на берегу океана, где не было никого, кроме нас и заходящего солнца. — Я обещаю тебе, что больше не причиню тебе вреда и не дам это сделать никому другому. Просто доверься мне, — прошептал он, а после я вновь ощутила всю прелесть его поцелуя.

Глава 7. Перед балом

Лечите душу ощущениями.

Оскар Уайльд

Я осторожно потянулась на кровати и открыла глаза, чтобы понять, что нахожусь в незнакомой комнате. В свете последних событий это было довольно пугающе, так что я тут же подскочила и села, внимательно оглядываясь. Большая, я бы даже сказала огромная кровать, по обе стороны от которой стояли небольшие прикроватные столики, напротив портал камина, возле него кресло-качалка и небольшой журнальный столик. На полу ворсистый ковер и уже привычно большие окна с видом на озеро.

В комнате я была одна, но вот подушки справа от меня на кровати были примяты, значит, спала я не в одиночестве. Единственным, кто мог себе это позволить, был Влад, так что я, судя по всему, у него в спальне. А вот и его шаги за дверью, которая уже в следующий миг распахнулась, пропуская мужчину внутрь.

— Доброе утро, — тепло улыбнулся он, присаживаясь рядом со мной. Я в ответ кивнула и улыбнулась, так как знала, что голос у меня сейчас будет очень хриплый.

Я почувствовала, как его ладонь осторожно накрыла мою руку и слегка погладила пальцы. Я смущенно покраснела от этой невинной ласки, а потом и вовсе внезапно оказалась у него на коленях. Возмутиться мне не дали самым надежным способом: он вновь накрыл мои губы поцелуем, от которого мир вокруг померк вместе с моими возмущениями. Мне казалось, что за спиной вырастают крылья, а сердце наполняет невиданная радость. Радость, которая может быть только с ним. Когда он отпустил меня, я недовольно вздохнула, ожидая продолжения, но он лишь тихо рассмеялся, отчего у меня внутри все замерло.

— Тебе пора вставать, Аня! Скоро приедет Юля со своим кавалером, а ты еще не завтракала! Так что вперед! Ванна за дверью справа, — подсказал он мне и первым покинул комнату. Я же, наконец, поднялась и пошла к двери, только сейчас заметив, что спала в одной лишь нижней сорочке. Мое платье аккуратно висело на спинке кресла. Та-а-ак, это что же вчера такого было?! Мы, помнится, гуляли вдоль океана, о чем-то болтали, а потом я начала засыпать. Похоже, Влад не захотел возвращать меня в мою комнату, так что спали мы вместе. Хорошо, что действительно просто спали!

Когда я вернулась из душа, в комнате меня уже ждала Миранда, которая принесла мне свежую одежду: легкие джинсовые шорты и свободную майку к ним.

Далее Мира быстро заплела мне косу и мы вдвоем с Владом отправились завтракать, а потом к воротам, ожидать гостей. Вот только если мы могли просто гадать, то Влад, как хозяин дома, мог точно определить, когда открывать проход для гостей, все же это был его мир. Он подошел ко мне и неожиданно обнял за талию. Я удивленно вздрогнула, но вырываться не стала.

Почему-то меня все же настораживала такая перемена отношения Влада ко мне. Наверное, стоит все же поговорить об этом с Редриком, может, он что знает? Тем временем ворота распахнулись, и въехал первый автомобиль. Обычный, современный автомобиль. Хотя нет, все же обычные люди ездят на чем-то подешевле…Когда машина остановилась у крыльца, к нам вышел юноша лет двадцати — двадцати пяти, блондин с ярко-голубыми глазами.

— Рад тебя видеть, — первым поздоровался Влад. — Аня, это Константин, мой хороший знакомый, а также глава отдела магического распределения. Константин, это Аня, пока моя гостья, но уже скоро я официально признаю ее своей избранницей, — представил он нас. Если я довольно искренне ему улыбнулась и действительно была рада знакомству, то его взгляд показался мне слегка настороженным и… сочувствующим? Да что тут происходит?!

— И я рад нашей встрече. Сразу перейдем к делам? — спросил юноша, а я заметила, что у него довольно звонкий голос.

— Не думаю, что стоит так спешить. Проходи в дом, тебе покажут приготовленные комнаты, мы же встретим Юлию, а после я тебя найду, и займемся делами, — ответил Влад.

Когда он упомянул девушку, то Константин едва заметно усмехнулся. Кажется, он уже если не знал, то вполне догадывался о намерениях Влада и против не был. Когда он скрылся в дверях, я хотела было расспросить о нем, но тут в ворота въехала вторая машина и все мои вопросы ушли в дальний угол. Юля! Едва машина притормозила, как она радостно выскочила мне навстречу. С неким трепетом и робостью поклонилась Владу, а после кинулась ко мне с объятиями.

— Рад, что вы приняли мое приглашение, Юлия. Надеюсь, Вы не пожалеете. Идемте, я прокажу Вам Ваши комнаты. Если что-то будет нужно, не стесняйтесь. Можете попросить прислугу или обратиться прямо ко мне.

Не знаю, где поместили Константина, но Юлю поселили в комнатах напротив моих, чему мы обе были только рады. Долго осматривать новые помещения она не стала, просто заглянула везде, сказала своей служанке, куда и как распаковать вещи, а после мы вдвоем убежали к озеру, не забыв надеть купальники и прихватить корзину для пикника.

Разместились мы уже на привычном месте, к счастью, огромного пледа хватало и на троих. Мы быстро скинули платья, сменив их на легкие парео, а затем довольно растянулись на берегу.

— Ну, давай рассказывай! — потребовала Юля, довольно улыбаясь и переворачиваясь на живот, чтобы лучше меня видеть.

— Что рассказывать? — уточнила я, осторожно приоткрыв один глаз.

— Как это что?! Что у тебя с Владимиром? Ты знаешь, как у меня родители перепугались, когда пришло приглашение посетить нашего верховного? Да я и сама чуть не лишилась чувств от шока. Поначалу начала вспоминать все свои прегрешения за всю мою жизнь, потом все же успокоилась и догадалась, что это, наверное, как-то связано с тобой. Понимаешь, это все, мягко говоря, очень странно. Владимир никому не позволял находиться в своем мире, в своем доме, корме слуг и Редрика. Но то они. И совершенно другое — мы с Костей! Так что? У вас роман? Ты, кажется, говорила, что он там что-то изучал…

— Ага. Изучал. Да ничего путного у нас не вышло. Только жутко разругались, потом на меня можно сказать, что напали, хотя теперь утверждают, что это было недоразумение, только вот мне пришлось вернуться к себе домой и некоторое время там пожить. А потом в один не очень прекрасный день вернулся Влад и забрал меня обратно! Теперь я вновь здесь живу. Не ясно, до каких пор и в качестве кого, но пока вроде все в порядке, — рассказала я.

— Ух, как интересно тут у вас! А он ничего тебе больше не говорил? И кстати, вы давно с ним на «ты» перешли? — хитро спросила она, широко улыбаясь.

— Ага, давно. Как чуть совсем не разругались, так и перешли. Слушай, Юль, что ты знаешь об избранницах таких мужчин, как Влад? И о латетах? — спросила я, все еще веря, что мне удастся что-либо узнать. Вот только подруга от чего-то помрачнела.

— Избранницах? Почему ты об этом спрашиваешь? Ты где-то слышала о них, да? — явно взволнованно спросила она, хоть и пыталась отчаянно это скрыть.

— Ну, на самом деле нет. Не совсем. Дело в том, что я, кажется, избранница Владимира. Во всяком случае, мне так сказали. А Латет — мой защитник, — честно призналась я. Кажется, Юля была в шоке.

— А ты точно ничего не путаешь? Просто избранница… И Владимир… Как-то рано для него, да и вообще… Может, я чего-то не так поняла?

— А что не так? У меня есть Латет, он подтвердил, что мы с Владимиром связаны, и он полностью ему подчиняется как создателю. А еще Влад хочет признать меня на каком-то приеме. Вот. Что скажешь?

— Странно. Дико и странно это. Просто избранницы, они… Даже не знаю как тебе и сказать-то об этом… Но, может, и не стоит вообще? Да, наверное, Ань, тут я тебе не помощник. Сама не понимаю. Либо тебе не все рассказали и есть что-то еще, либо я чего-то не понимаю. Лучше спроси самого Владимира, — сказала она, на что я смогла только вздохнуть. Спрашивала уже, не больно помогло.

— Ладно, не время грустить! — спохватилась я. — Вот теперь ты мне рассказывай! Как вы познакомились с Константином? — заинтересованно спросила я.

Оказалось, он был одним из тех, к кому мы подходили на приеме. На вечернем бале он подошол к ней сам и между ними завязалось знакомство, а к концу бала они в глазах общества стали новой парой.

— Так, а чего это мы все сидим и сидим? Солнце вон как палит, пошли купаться! — спохватилась Юля и первой побежала к воде, весело повизгивая. Я догнала ее почти сразу же.

Когда я зашла уже по пояс, она внезапно быстро коснулась воды, а после меня окатила волна брызг. я тут же закричала. Опять эта магия! Зато был обычный человеческий опыт! Так что я быстро спохватилась, подпрыгнула и плюхнулась обратно в воду, так что брызги разлетелись, и досталось нам обеим.

Так началось наше сражение. Когда мы были все сырые, и волосы, которые изначально мочить мы не хотели, тоже, мы все же решили поплавать. Так как терять было уже нечего, мы иногда ныряли. Юля создала нам защиту на глаза, так что можно было их не закрывать, когда уходишь под воду.

Вдоволь накупавшись, вылезли на берег, кое-как отжали волосы, а потом начали доставать еду из корзинки, так как вода всегда побуждала аппетит. За душевными беседами время летело незаметно. Наконец-то мне не было ужасно скучно здесь. Но к вечеру пришла Миранда сообщить, что нас позвали на ужин.

Перед тем, как идти в столовую, пришлось заглянуть в комнаты, чтобы быстро принять душ и переодеться. С сырыми волосами удачно помогла Юля, просушив их магией. На этом она решила не останавливаться и уверенно взялась за косметику, напомнив мне, что после меня будет ждать Влад, а ее Константин. В итоге, когда мы все же отправились вниз, я ужасно устала и вообще идти никуда не хотела.

В светлом зале нас уже ждали мужчины, помимо наших кавалеров присоединился Редрик. Ужин прошел довольно мирно за непринужденными разговорами. Первой поднялась Юля, за ней тут же последовал Константин, я же вопросительно посмотрела на Влада, ожидая его распоряжений.

— Если ты не против, я бы хотел с тобой прогуляться. Ты умеешь ездить верхом? — спросил он, ставя обратно бокал. Я честно созналась, что нет. Как-то не приходилось. — Что ж, никогда не поздно научиться! Не переживай, поедем небыстро, — улыбнулся он, вот только я не была столь оптимистично настроена.

Прежде, чем отправиться в конюшню, мне опять пришлось переодеваться, так как вряд ли платье располагало к верховой прогулке. Когда я вышла на улицу, у ворот уже стояли две прекрасные русые лошадки. Я неуверенно подошла к одной из них.

— Это Снежик. Довольно спокойный и миролюбивый. Я помогу тебе забраться, — и я почувствовала, как меня подхватили уверенные руки, а затем я оказалась верхом на лошади.

Это были странные ощущения, земля непривычно отдалилась, а так же постоянно двигалась, так как лошадь переступала с ноги на ногу. Мне показали, как держаться в седле и управлять, после чего я наблюдала, как легко и непринужденно Влад вскочил в седло, тронул лошадь с места, и Снежик последовал за ним.

— Как прошел твой день? — спросил первым Влад.

— Лучше, чем предыдущие. Мы с девочками были на озере, болтали и купались, так что я не скучала. А у тебя как? Много проблем решили с Константином? — поинтересовалась я, пытаясь привыкнуть к ходу лошади.

— Пока что нерешенных остается больше, но можно особо не спешить, — сейчас с ними продолжил разбираться Редрик.

— А он не обидится на тебя? Мы все отдыхаем и развлекаемся, а его ты отправляешь работать? Нечестно как-то…

— О, поверь мне, он не обидится! К тому же, он уже нагулялся, его наказание еще не закончилось. Кстати, я пригласил на завтра женщину, которой нужно будет снять мерки для твоего нового гардероба, а также обсудить фасоны. Можешь позвать Юлю, уверен, она с радостью тебе поможет и подскажет, так как знает, что носят в нашем мире. А теперь смотри, — вдруг отвлекся от прежней темы Влад. — Когда лошадь переходит на рысь, нужно немного привставать, чтобы не отбить свое мягкое место, — с хулиганской улыбкой произнес он, после чего наглядно продемонстрировал. Вот только стоило его лошади перейти на рысь, как и мой Снежок последовал за ней!

Поначалу я просто вопила, проклиная Влада и все его обещания «ехать небыстро». Так как с лошади мне свалиться не больно-то хотелось, пришлось кое-как учиться на ней ездить. Через несколько минут, когда мы уже въехали в лес, расстилающийся возле дома, у меня начало что-то получаться. Вскоре я смогла догнать Влада и ехать рядом с ним.

Я видела его довольную улыбку и вновь горящие глаза. Вот сейчас я понимала, что он мне нравится таким: веселым, озорным, слегка хулиганским и совсем не высокомерным. Может, Латет и был прав, говоря, что мы идеально друг другу подходим? Если он был бы таким всегда, то я бы и добровольно согласилась с ним остаться.

Мы выехали к ручью и, наконец, остановились, давая лошадям напиться. Влад помог мне спешиться, и я осторожно сделала пару шагов. Все вокруг как-то непривычно стало большим и высоким, а я чувствовала себя ужасно маленькой.

— Устала? — спросил Влад, оказавшись неожиданно близко. Я почувствовала, как его сильные ладони осторожно легли мне на талию, а шею щекотало его учащенное после езды дыхание. Я улыбнулась и зажмурилась, надеясь запомнить этот волшебный момент.

В его руках я чувствовала себя защищенной абсолютно ото всех и всего, а еще мне казалось, что сердце начинало биться сильнее, когда я ощущала его осторожные прикосновения. Все так же, не открывая глаз, я развернулась к нему лицом и позволила обнять себя крепче. Я сама не заметила, как мои руки обвили его шею, а пальчики так и норовили дотронуться до его волос…

Когда его губы коснулись моих, я почувствовала, что земля вновь улетает из-под ног, а мир теряет свои очертания, сворачиваясь до нас двоих и этого невероятного ощущения, которое дарил его поцелуй. Он лишь ненадолго оторвался, давая сделать судорожный глоток воздуха, а после все повторилось вновь.

Мне казалось, что я просто растворяюсь в нем, таю от этой удивительной нежности, от этих ласк. Если бы не его крепкие объятия, из которых он меня не выпускал, я бы точно упала, так как ноги отказывались держать напрочь.

Когда же он, наконец, прервал наш безумный поцелуй длиной в бесконечность, я уткнулась в его плечо, пытаясь привести мысли в порядок и надеясь, что голова перестанет кружиться. Кажется, он тихо, по-доброму смеялся, видя мое состояние.

— Моя… Моя Аня, ты только моя… — тихо прошептал он мне прямо на ушко, от чего у меня мурашки прошли по спине, а я была готова отдать ему всю себя, лишь бы не отпускал, лишь бы не прекращалось это безумие. Кажется, если потерять себя мне предложат именно в нем, я буду не против. — Отдохнула? — спросил он, на что я ответила нечто невнятное, так как сама не до конца понимала, что сейчас происходит. В итоге не заметила, как вновь оказалась в седле, а вскоре мы уже скакали все дальше в лес, но рядом с Владом мне не было страшно. Была лишь уверенность, что он защитит.

Вернулись мы уже довольно поздно. Несмотря на то, что мы порой останавливались, я все равно чувствовала, что очень устала и мне просто необходима ванна. Влад, кажется, понимал меня без слов, помог спуститься с лошади, велев их увести, подхватил меня на руки и понес в мою комнату.

Так получилось, что на лестнице нам встретился Редрик, окинул изучающим взглядом, после чего лишь довольно усмехнулся, подмигнул мне и прошел мимо. Я почувствовала, как краснеют мои щечки, но это было еще не все! На нужном этаже навстречу вышел Константин. Его взгляд был весьма удивленный и озадаченный. Теперь я поняла, что краснеют и ушки, скрытые прядями волос.

От смущения я постаралась скрыть свое лицо на груди Влада, от чего он тихо рассмеялся, а у меня по коже прошлись мурашки. И, конечно, в довершение всего, уже у моей комнаты, когда Влад открыл ее неясным образом, мы встретили еще и Юлю. Вот теперь я точно поняла, что скрываться бесполезно. Она лишь поздоровалась с Владом, а после сказала, что заглянет ко мне через часик.

Когда за нами закрылась дверь моей комнаты, я облегченно вздохнула, и меня опустили на пол.

— Ты ведь мог сделать так, чтобы нас не заметили? — возмущенно спросила я, только шепотом, так как голос неожиданно пропал. Он все еще стоял близко ко мне, так что я отчетливо видела, как мерно вздымается его грудь, а после подняла взгляд и поняла, что тону в этих удивительных глазах.

— Мог, Аня. Я много чего мог и могу. Вот только зачем это скрывать? Уже скоро все будут знать, что ты моя избранница, так зачем это утаивать от тех, кому мы с тобой доверяем? — спросил спокойно он, а у меня от его неожиданно нежного «мы» голова пошла кругом. Да что со мной такое творится?!

— Спасибо… За вечер, — осторожно произнесла я и как-то слишком поспешно отошла от него. Меня пугали мои чувства, моя реакция на него и то, что я теряю контроль над собой, когда он рядом, когда смотрит вот та-а-ак…

— Тебе спасибо, моя амаре. Отдыхай, — и я почувствовала его поцелуй, легкий, почти невесомый, осторожно прикосновение его руки, словно прощание, а потом он вышел.

Я замерла посреди комнаты, пытаясь прийти в себя и понять, от чего так бьется сердце. На едва гнущихся ногах я отправилась набирать ванну, после с нескрываемым восторгом расслаблялась в приятной воде с белоснежной пеной.

Когда час уже почти прошел, я вспомнила о словах Юли, и с неохотой пришлось поторопиться, чтобы успеть привести себя в порядок. В дверь постучали, когда я заплетала косу.

— Заходи, — громко, чтобы услышали, произнесла я, а потом в комнату ворвался вихрь под названием Юля.

— Так значит вы все же вместе! Вы бы себя видели со стороны, такая красивая пара! Решительный и властный Владимир и такая нежная и милая ты! У такой истории просто не может быть плохого конца! В общем, рассказывай, как погуляли?! — и она удобно устроилась в кресле, ожидая моего рассказа. Я не стала вдаваться в подробности, просто сказала, что катались в местном лесу, вот только моей новой подруге этого было мало. — Ну, вы хотя бы целовались? — спросила она, не сводя с меня своего проницательного взгляда. Стоило мне только вспомнить то безумство, которое творилось в лесу, как я поняла, что вновь краснею. — О, да, красноречивее всяких слов! — довольно улыбнулась Юля.

— А у вас как все прошло? — спросила я, стараясь отогнать лишние мысли прочь. Я отвернулась от зеркала, закончив плести косу, и увидела крайне довольную девушку.

— Мы покидали это измерение, Костик показал мне свою родину, правда меня больше интересовали не столько его любимые места, сколько он сам и отсутствие кого-либо постороннего… — мечтательно произнесла она. — И знаешь, он предложил мне составить ему пару на приеме в твою честь!

— И что, ты согласилась? — спросила я, усаживаясь рядом.

— Я обещала подумать! Не соглашаться же мне сразу, так не интересно! Пусть не расслабляется, так просто я ему не дамся! — уверенно заявила Юля. Я же подумала, что там вообще не ясно, кто на кого «охотится». И тут я вспомнила о словах Влада.

— Юль, завтра придет женщина, чтобы помочь мне с платьем. И мне очень нужен опытный советчик! Пойдешь со мной?

— Да, конечно, не вопрос! — тут же согласилась она.

— Здорово. А можешь еще рассказать, чего примерно мне ждать на этом самом приеме? Я ведь совсем ничего не знаю о порядках в вашем мире…

* * *

Следующее утро началось довольно рано. Меня, как обычно, разбудила Мира, напомнив о делах на день.

— После завтрака вас с Юлией ждут в малой гостиной, туда прибудет мадам Леле. Обед, скорее всего, придется перенести, но хозяин уже в курсе… Прошу вас, поторопитесь! — вздохнула служака, заметив, что я все еще не встаю.

Мой обреченный стон, но выползать из кровати все же пришлось. Я отправилась умываться, потом Миранда помогла мне в выборе платья, а после сопроводила в столовую, где уже ждала Юля.

— Доброе утро, — улыбнулась она. — Сегодня чудесный день! Обожаю заниматься гардеробом! Тут Владимир заглядывал, обрисовал масштабы предстоящей работы. Одним словом — создаем тебе новый гардероб для нашего мира! — довольно заявила она. В ответ я могла только вздохнуть.

Когда мы уже уходили, к нам заглянул Владимир. Юля понимающе улыбнулась, подмигнула мне и первой отправилась в гостиную, оставляя нас наедине.

— Как спалось? — спросил он своим завораживающим голосом.

— Хорошо… — ответила я, пытаясь скрыть свою улыбку, но уже вскоре это было и ненужно.

Мои губы вновь накрыл его нежный поцелуй, такой манящий и чувственный, что я вмиг забыла обо всех платьях и о том, что нужно куда-то идти. Хотелось просто остановить это время, чтобы он не отпускал и не прерывал этого пьянящего поцелуя.

Когда он чуть отстранился, я недовольно вздохнула и сама потянулась ему навстречу, не осознавая, что творю. Он услужливо подарил мне еще пару мгновений неописуемого счастья, но все же напомнил слегка хриплым голосом:

— Тебя уже ждут, нам обоим пора идти, — так как говорить я сейчас была не в состоянии, то просто кивнула. Он тихо улыбнулся мне, прошептал: — Я буду ждать тебя вечером, — а после отстранился и ушел. В столовую заглянула Миранда и повела меня в гостиную.

По пути я пыталась понять, что же со мной. Как так случилось, что я просто теряю голову, когда он рядом? Ведь совсем недавно я его просто терпеть не могла?! Кажется, правду говорят, от любви до ненависти… в моем случае — один поцелуй.

В малой гостиной было довольно просторно, не смотря на ее название. Возле огромного окна стояло очень большое зеркало, довольно широкое и во весь рост, перед ним много свободного места, а у стен несколько диванчиков, небольшой столик с закусками, а также огромная стопка толстых каталогов, которые сейчас и листала Юля. Когда я вошла, она тут же оживилась и подлетела ко мне.

— А вот и наша Анечка! Позволь представить, это мадам Леле! Лучшая в нашем мире по части одежды! Прекрасный знаток моды, обладает безупречным вкусом и просто гениальным талантом! Так что поверь, с ней ты будешь просто блистать!

Мадам Леле оказалась статной женщиной лет тридцати. С высокой прической из светлых локонов, приоткрывающих ее тонкую шею, в бирюзовом облегающем платье с разрезом вдоль бедра. В дополнение к нему прилагались серьги-капельки, золотая подвеска в виде какого-то символа и такого же цвета лакированные туфли на высокой шпильке.

Вскоре меня поставили перед тем самым большим зеркалом, быстро сняли мерки, которые Мира записала в большую тетрадь, а после начался полнейший хаос и безумство! Началась магия! Пока мадам Леле работала с мерками, Юля уже успела выбрать несколько фасонов, а теперь мы начали их примерять. Мадам легко создавала иллюзию платья, которую меняла как угодно.

Должна признать, это было гораздо удобнее, чем менять бесконечное количество платьев. Мы просто экспериментировали, меняя то длину, то цвет, то фасон платья. В основном выбирали Юля и мадам Леле, так как они больше меня разбирались в том, что здесь носят. Я же просто с любопытством за всем наблюдала, вверившись в умелые руки.

В основном одежда этого мира отличалась своей открытостью и смелостью. Явно здесь были совсем иные нормы приличия… У всех вариантов платья были открытые плечи, а вот длина была самой разной от супер-мини до длинных шлейфов.

Поначалу я просто молчала, вскоре рискнула попросить подбирать что-то поскромнее, но мне тут же весьма резко и хором возразили: «Нет!», так что после этого я более не решалась вносить коррективы. Просто созерцала и думала, что со мной сделают, если я просто откажусь надевать это. Я была слишком стеснительной для таких платьев. Боюсь, мы с ними просто друг другу не подходим характером. Вот только как бы донести еще эту мысль до других? Я печально вздохнула.

Дни летели стремительно. О приеме я, как бы ни хотела, не могла не думать, так как мне все больше и чаще о нем напоминали. Началось все с переселения в другие комнаты, те, что напротив Влада, и среди них оказалась отдельная гардеробная, так как после стараний некоторых личностей теперь моя одежда в простенький шкаф не умещалась. Затем Влад поручил Юле мое обучение придворному этикету и всем его тонкостям.

За все приготовления отвечал Редрик, к которому то и дело обращались через магическую сферу с какими-то вопросами или докладами, тот в свою очередь лишь иногда подходил к Владу по самым важным деталям предстоящего приема, который обещал быть значительным.

Знала бы я тогда, насколько этот день окажется важен для меня… Самого Влада я почти не видела и с ужасом в какой-то миг осознала, что мне его не хватает и да, я скучала по нему, вот только отчего-то это пугало меня.

Как-то вечером, когда мне не чем было заняться, я просто гуляла по огромному дому Влада, пока не зашла в одну из гостиных, где уже бывала ранее. Мой взгляд привлекло к себе фортепиано. Я так давно не играла на нем… После смерти мамы, которая настаивала на моем обучении в музыкальной школе. Почему-то сейчас я испытала жгучее желание открыть крышку, пробежаться по его белым клавишам, просто на миг забыться в музыке…

Не в силах сдержать этот порыв, я уверенно зашла в комнату, села на пуфик и на миг замерла, чтобы вскоре наполнить комнату звучанием первых аккордов. Удивительно, но пальцы до сих пор помнили все движения, и уже вскоре вокруг меня разливалась прекрасная музыка. Немного грустная, задумчивая, плавная, но такая завораживающая, проникающая в самую глубь сердца.

Я играла долго, самозабвенно, так что не удивительно, что испугалась, увидев совсем рядом Влада. Я не заметила, когда он вошел и сел в одно из кресел. Сейчас он задумчиво смотрел то на меня, то на мои руки, которые все еще слегка касались белых клавиш.

— Ты прекрасно играешь. Почему никогда не говорила об этом? — первым нарушил тишину мужчина.

— Я очень давно не садилась за фортепиано. Оно связано с воспоминаниями о моей матери, — тихо ответила я, Почему-то не решаясь поднять на него взгляд.

— Как странно. У меня оно тоже связано с мамой. Она часто играла. Пока была жива… — он прикрыл на миг глаза, скрывая их таинственное мерцание, а потом произнес уже бодрее: — Я освободил весь вечер. Хочу предложить тебе прогулку верхом! — и он поднялся, протягивая мне руку. Я приняла его приглашение.

Глава 8. И да прольется свет

Иллюзии для того и существуют, чтобы их терять.

Диана Мохаммади, Мари Бурро.

— Анна, пора встовать! — в комнату вошла Миранда, распахивая плотные шторы на окнах.

Пришлось вставать и идти в ванну, которую уже набрала для меня Мира, добавив туда ароматических масел. Пока я досыпала свое, лежа в горячей воде, девушка уже приготовила мне платье и все необходимое. Когда же я появилась в комнате, в дверь вновь постучали, и вошла высокая блондинка с короткой стрижкой, в изумрудном обтягивающем платье до пола, у которого помимо откровенного декольте был еще и разрез на бедре.

— Доброе утро, Анна, меня зовут Эмма! — представилась она. — Я здесь, чтобы сделать из просто красавицы сногсшибательную леди! Предупреждаю сразу, я работаю с магией, так что просто сиди спокойно и постарайся не шевелиться! — пока она раскладывала на столике свой арсенал, я хотела было поинтересоваться, причем тут магия, но вскоре вопрос отпал сам собой.

Люди не могут двигаться с такой скоростью! Я бы даже заподозрила, что она вампир, но Эмма сразу опровергла мою теорию, предвещая мой вопрос. Пока мне укладывали волосы, то я просто видела в зеркале, как стремительно шевелятся мои пряди, завиваясь и опадая легкими локонами, лишь изредка где-то позади меня мелькал силуэт Эммы. А затем пришло время макияжа, меня отвернули от зеркала, так что мне оставалось надеяться, что я доживу до конца.

Когда воздух вокруг меня прекратил гулять, словно ветер, я осторожно открыла глаза и увидела восторженные лица Эммы и Миры.

— Потрясающая красота, у Владимира потрясающий вкус! — первой произнесла блондинка, довольно оглядывая меня.

Затем появилась Миранда, сообщив, что пора одеваться, неся то, во что мне предстояло облачиться. Это для меня было сюрпризом, так как во время примерки Юля и мадам Леле попросили меня не подглядывать и полностью довериться им. Вот и сейчас меня попросили о том же.

Я могла лишь только смиренно вздохнуть, закрыть глаза и просто ощущать. Невероятно приятная ткань заскользила по моей коже, словно лаская ее. Платье оказалось очень легким, почти невесомым, что было удивительно. Судя по всему, плечи были открытыми, держалось все только на шнуровке, которую тут же принялась затягивать Мира.

В это время я ощутила, как на моей шее застегнули колье, а на голову что-то надели. Затем очень осторожно и, опасаясь упасть, я надела туфельки на каблуке, мысленно взмолившись, чтобы сегодня не пришлось бегать!

Я почувствовала, как меня взяли за руку и, судя по всему, подвели к большому зеркалу на стене, после чего я услышала торжественное: «Можете открывать глаза!» — и я распахнула ресницы, чтобы замереть.

На меня смотрела удивительно красивая девушка. Мои большие голубые глаза казались какими-то невероятными, и яркими, словно светились изнутри, нежный цвет губ и легкий румянец. Светлые локоны были слегка забраны сверху и украшены шпильками в виде золотистых роз со сверкающими капельками на них, а спереди был тонкий ободок тиары с такими же светлыми камнями, что были на шпильках, в моих сережках и колье.

Платье… Оно было просто великолепным, хотя и непривычно открытым. Вырез был чуть больше, чем те, к которым я привыкла, но по сравнению с тем, что был у Эммы, казался верхом целомудрия. Судя по всему, это минимум, на который согласились Юля и мадам Леле. Юбка была довольно пышной, она легкими волнами ниспадала вниз до самого пола, скрывая мои туфельки. Я осторожно повернулась и поняла, что спина так же открыта.

— Ну как? — спросила Эмма, широко улыбаясь.

— Это… потрясающе! — осторожно выдохнула я.

— Вы затмите всех! И так будет всегда. У Владимира будет самая прекрасная избранница, сегодня в этом все убедятся! — довольно произнесла Эмма. Тут в дверь неожиданно постучали и, не дожидаясь ответа, стремительно вошли.

— Ань, мы тебя уже… — и Редрик замер в дверях, а после на его губах появилась улыбка. — О, тьма, ты прекрасна, Аня! — восторженно произнес он, и я поняла, что вновь краснею. — Кхм, Юлия и Константин уже отправились во дворец, Влад тебя ждет. Если ты готова, идем, — и он протянул мне руку. Я глубоко вздохнула и шагнула ему навстречу. Девушки пошли следом.

Наверное, это сон, но вот я спускаюсь вниз по парадной лестнице, платье легко скользит за мной, а мой взгляд сияет, стоит только его увидеть: светлый костюм, забранные сзади и идеально уложенные волосы и этот взгляд… Мерцание изумрудных глаз и восхищение в них.

Он улыбнулся, и я поняла, что сердце на миг остановилось. Он подошел ко мне и подал руку, тихо прошептал мне «Ты прекрасна, моя амаре», — от чего голова вмиг закружилась, но я не падаю, так как его уверенная рука на моей талии поддерживает. Мы шагнули в открытый портал, который я не заметила, сведенная с ума этим взглядом.

Мы оказались в небольшом зале, где-то внизу слышался шум сотни голосов, а я только сейчас начала осознавать происходящее… Мне же предстоит сейчас появиться перед всеми… И все будут на нас смотреть и… Как же страшно!

— Не бойся, — услышала я его мягкий голос, а потом я почувствовала, как на мою талию ложатся его уверенные ладони. — Я всегда буду рядом с тобой. Хотя бы потому, что никому не позволю похитить мое сокровище. Моя Аня… Ты только моя, красавица, — от его голоса у меня вновь мурашки пошли по коже, а еще это платье, сквозь которое его прикосновения я так хорошо ощущаю…

— А… где мы сейчас? И где Редрик? — спросила я первое, что пришло в голову, чтобы вернуться в реальность. С Владом я постоянно ее теряю.

— Мы в общей зале дворца, отсюда двери ведут на балкон в парадной зале, а с него мы спустимся по лестнице вниз, и все смогут увидеть, какая ты у меня потрясающе красивая. А потом я объявлю всем, что ты и только ты — моя амаре… — попытка вернуться в реальность с треском провалилась, а когда мои слегка приоткрытые губы ощутили его прикосновение, то и вовсе все вокруг исчезло, оставляя только ту безумную легкость, которую я испытывала в его уверенных объятиях.

Одна его рука прикоснулась к моей шее, не позволяя отстраниться, а другая осторожно скользнула вдоль моей спины, и я просто задохнулась от переполнявших меня ощущений. Не знаю, чем бы это все закончилось, если бы не распахнулась одна из дверей, и в зал не вошел бы Редрик.

— Нет, я тебя, конечно, прекрасно понимаю, сложно устоять перед такой красотой, но там внизу все уже собрались, и народ жаждет увидеть твою избранную, — весело заявил Редрик, вновь заставив меня смущенно покраснеть. Я почувствовала, как меня неохотно отпускают, а я пытаюсь собраться с мыслями.

— Что ж, тогда идем, не будем заставлять ждать еще дольше, — спокойно и уверенно произнес Влад, подавая мне руку.

— Латета призови, они должны его увидеть, — напомнил Редрик и в тот же миг рядом с нами возник мой защитник.

Парадные двери распахнулись и первыми в зал вошли Редрик и Латет, привлекая всеобщее внимание, пока же они спускались вниз по широкой лестнице, чей-то голос объявил:

— Его Величество Владимир и его избранница Анна! — и вот после этих слов Влад шагнул на балкон, а вслед за ним и я, чтобы на миг замереть от яркого света в зале. Там, внизу, стояли сотни людей, устремив на нас внимательные взгляды. Я рассматривала лица собравшихся людей, вновь отмечая на некоторых из них сочувствие, но вот я заметила группу запомнившихся на совете девиц. Они, как и тогда, стояли, собравшись в кучку, и украдкой обсуждали нас, при этом, не сводя восхищенных и жадных глаз с Владимира. Кажется, факт того, что меня только что представили как его избранницу, их не смущал. Когда Влад подошел к перилам балкона, все склонились, приветствуя нас.

— Рад видеть вас и хочу представить мою избранную, мою амаре, прекрасную Анну! — и люди поднялись, чтобы, не отрываясь, проследить, как мы торжественно спускаемся вниз. Пока мы шли, я все же отыскала в толпе Юлю и поймала ее восхищенный взгляд и широкую улыбку.

— Позволь пригласить тебя на первый танец, — неожиданно произнес Влад, когда мы вышли в зал. В ответ я смогла лишь согласно кивнуть, после чего он повел меня в центр зала, в котором поспешно расступились люди, уступая нам место.

Зазвучали первые ноты открывающего танца, и мы сделали шаг навстречу друг другу. Какое счастье, что Юля не забыла об этой части приема и успела научить меня некоторым местным танцам. Мы замерли друг напротив друга, чтобы сделать короткий поклон, а после начать стремительно двигаться.

Его уверенная рука обхватила меня за талию, другая была убрана за спину, моя же правая ладонь лежала на его плече, а левой я приподнимала пышный подол платья. Началось все с поворота, от которого моя юбка взлетела и засияла сотнями маленьких огней. Не переставая кружиться, мы сделали круг по залу, чтобы остановиться в самом центре. Мы поворачиваемся друг к другу боком и соединяем наши руки, его ладонь осторожно касается моей, а я понимаю, что у меня кончается воздух, и его взгляд… Уверенный, властный, проникновенный…

Мы делаем поворот на половину круг, после чего я прогибаюсь назад и падаю, чтобы быть подхваченной, а в следующий миг меня кружат, от чего я восторженно вздыхаю, чувствуя, как бьется его сердце. Меня отпускают, и мы завершаем поворот, после чего я обхожу его по кругу, и все начинается сначала.

Я окончательно забываюсь и могу только чувствовать, как гремит музыка, как летает платье, когда мы кружимся по залу, как он касается меня, от чего начинает кружиться голова. Наконец, музыка затихает, а я остаюсь в его крепких объятиях. Последние ноты и меня отпускают, чтобы сделать поклон. Влад подает мне руку, и мы отходим в сторону, а место в зале занимают уже другие пары, приготовившись к следующему танцу.

— Ты прекрасна, моя амаре, — шепчет мне Влад, и я улыбаюсь.

— О, да! Уверен, это все здесь присутствующие заметили, Влад! — Редрик как-то незаметно оказался рядом. — Смотри, как бы не увели нашу красавицу, а то я уверен, желающие уже есть!

— Пусть попробуют рискнуть, раз жизнь скучной показалась, — и кажется, Влад произнес это спокойно и даже равнодушно, однако ощущение его скрытой внутри силы вновь на миг вырвалось наружу.

— А где Юля? Я бы хотела с ней поговорить, — спросила я, разглядывая людей вокруг нас, пока не наткнулась на пристальный взгляд Корнелия.

Почему-то мне внезапно стало холодно и очень неуютно. Я постаралась отвести от него взгляд и не думать об их компании, но почему-то она все никак не давала мне покоя, а также появилось странное ощущение, что происходит что-то не то, что я чего-то не знаю или упорно не замечаю, и это очень меня пугало.

— Юля танцует, — ответил мне Влад, а после, кажется, заметил мое напряженное состояние. — Что-то случилось? Ты чем-то встревожена? — спросил он, а я не решилась взглянуть в его глаза, зная о его проницательности.

— Нет, все в порядке, просто я очень волнуюсь, — ответила я ему полуправду. Думаю, ложь он бы распознал без труда.

— Не стоит. Я всегда буду рядом, — ответил мне Влад, заставляя все же посмотреть на него.

Его изумрудные глаза вновь скрывала таинственная дымка, но за ней отчетливо виднелось это загадочное мерцание. Странные, нечеловеческие глаза. Но такие манящие…

Он осторожно поднес мою ладонь к своим губам и нежно поцеловал, едва уловимо, но я вновь сбилась с дыхания. Да что же со мной такое?! Почему я постоянно так реагирую на его ласку?! Мои размышления прервала подошедшая к нам пара гостей, которая хотела лично поздравить Владимира с обретением, собственно, меня. А за ними подходили еще и еще…

Заметив, что я уже устала от этого бесконечного потока людей, мой кавалер вновь пригласил меня танцевать. Отказываться я не стала. Один наш танец плавно перешел к другому. Все это время я не переставала чувствовать на себе пристальные и злобные взгляды тех самых девиц, надеющихся получить расположение Владимира. Вот только очень скоро я о них забыла напрочь. Во время нового танца мы остановились недалеко от балкончика, где расположились две девушки, которые, как и многие другие гости, следили за нашей парой. Они тоже обсуждали нас, но я могла расслышать лишь отдельные фразы их разговора. Но и этого хватило.

— Ах, бедняжка эта девочка! — искренне вздохнула одна из них, глядя на меня. Я тут же насторожилась. — Она ведь наверняка не знает, что…

Продолжение услышать мне было не суждено. Влад тоже не оставил без внимания эту фразу, а вскоре говорившая ощутила на себе всю прелесть «недовольного» взгляда Влада. Девушка мгновенно побледнела и, наверное, упала бы, не подхвати ее вовремя подруга. Хотя и она сама выглядела не лучше. — Простите нас, Ваше Величество! Мы позволили себе лишнего… — тут же произнесла она, а после обе склонились перед ним в низком поклоне, испытывая, по всей видимости, вполне обоснованный страх и ожидая возможного наказания.

— Влад, не сердись на них. Они всего лишь юные девушки! Они не хотели никого задеть или обидеть. Идем, пожалуйста! — тихо попросила я, пытаясь им помочь. Неохотно Влад кивнул, хотя я видела, что он не желал оставлять это просто так. Однако уступил!

— Ты устала? — спросил он. Я кивнула. — Да, подобные приемы сложно даются для таких нежных созданий, как ты… — улыбнулся он, склонившись надо мной. Я вновь почувствовала его щекочущее дыхание. — К сожалению, я не могу покинуть сейчас зал, но ты можешь прогуляться. Дать Редрика в сопровождение, чтоб не заблудилась? — предложил он, но я уверенно отказалась. Хотелось побыть одной.

Выйдя из парадного зала, я оказалась в другом, но куда меньше в размерах, вот только и здесь были люди, которые направлялись или из зала, либо возвращались назад. Я уверенно направилась вперед, стремясь найти уединенное место. Вскоре я вышла к парадной лестнице, которая спускалась вниз и выводила к холлу, куда я и проследовала.

Была мысль выйти на улицу, но я от нее отказалась, скорее всего, там тоже полно гуляющих парочек, поэтому я свернула вправо, открывая очередную дверь. Длинный коридор, вдоль которого тянулись ряды одинаковых дверей, заканчивался очередной лестницей наверх, но туда я подниматься не стала, а осторожно присела на подоконник возле огромного окна. Наконец-то я оказалась в одиночестве!

В какой-то миг я просто подсознательно ощутила, что рядом появился Латет. Скорее всего, его отправил Влад, чтобы тот проследил за мной и охранял.

— Скажи, среди гостей много избранниц? — казалось, я говорю с воздухом, но почему-то была уверенна, что мне ответят.

— Ни одной, — спокойно ответил защитник, но я вздрогнула. Почему-то эти слова вновь заставили насторожиться. Ни одной избранницы, лишь я одна… Конечно, такое вполне могло произойти, ведь, судя по всему, такие пары довольно редки, но все же что-то не давало покоя.

— А ты знаешь, сколько вообще сейчас вообще есть избранниц? — вновь спросила я.

— Точное число мне не известно. Но если вас интересует, то среди гостей у пятерых они есть.

— То есть у них есть избранницы, но на прием они их с собой не взяли?! Почему так? — удивилась я, все сильнее ощущая беспокойство.

— Каждый сам решает о роли и жизни своей избранницы. Таков их выбор. Более мне нечего на это ответить, — все так же равнодушно произнес Латет.

— Тебя прислал Влад? — внезапно ослабевшим голосом спросила я и получила утвердительный ответ. — Ты можешь меня оставить? Я хочу побыть одна, понимаешь? Я тебя не вижу, но все же чувствую… Я знаю, что ты обязан меня защищать… Но просто дай побыть одной. Можешь подождать где-нибудь рядом, ты же все равно почувствуешь опасность, если она будет. Пожалуйста…

В этот раз он ничего не произнес, но я ощутила, как вновь оказалась одна. Меня зацепили слова Латета. Каждый сам решает о роли своей избранницы? Что это значит? Разве у них не одна роль — быть рядом с тем, с кем их связала судьба? Пожалуй, мне стоит все же попытаться разговорить Юлю. Она ведь что-то знает, но молчит… Кажется, она тогда тоже что-то упоминала о том, что каждый сам решает, как поступать… И что имели в виду те девушки? О чем именно я не знаю?

Внезапно на лестнице послышались шаги, кто-то спускался вниз. Я вздрогнула и печально вздохнула. Одной мне, похоже, побыть не удастся. Когда я подняла голову, чтобы посмотреть, кто нарушил мое уединение, как тотчас поднялась, намереваясь уйти.

— Анна, подождите. Я хочу с вами поговорить. Это очень важно. И в первую очередь важно для вас… — остановил меня Корнелий, а я вспомнила его настороженный взгляд, а еще о том, что где-то рядом Латет, так что может, все же стоит выслушать?.. — Вы можете уйти в любое время, но никто другой Вам не расскажет о том, о чем хочу поведать я. Присядьте, — предложил он, а я согласно опустилась на подоконник, так как более подходящих мест не видела. Смутная тревога начала охватывать меня. Я уже чувствовала, что сейчас узнаю нечто действительно важное.

— О чем вы хотите мне рассказать? Учтите, если вы планируете на меня напасть, то рядом Латет, он контролирует и следит за моей безопасностью, — предупредила я.

— Да, я это понимаю, но в моих планах лишь попытаться помочь. Анна, вы умная девушка и наверняка у вас все же осталось много вопросов, на которые почему-то не дают ответы, не так ли? — спросил он, а я вздрогнула. Он слишком проницателен… — Из них всех меня волнует только один: Избранницы. Ваша дальнейшая роль в судьбе Владимира.

Я тут же насторожилась еще больше и внимательно ловила каждое последующее слово. Разумеется, Корнелий это заметил, потому едва заметно мне кивнул.

— Каждый из нас сам решает, как он поступит со своей избранницей, когда она появится, однако, как это ни печально, но в целом ситуация одинакова. Я знаю, что вам будет неприятно это слышать, но такова правда. Между избранницей и любимой мало общего. Я бы даже сказал, практически ничего. С древних времен у магов появлялись избранницы, которых называли амаре. На языке древних это означает «дарующая, несущая жизнь». Жизнь для наследника. Вот истинное предназначение абсолютно всех избранниц. О любви речь не идет.

Корнелий осознанно сделал паузу, давая мне возможность осмыслить его слова. Но я была слишком взволнованна, поэтому все еще не могла понять, к чему он ведет. Корнелий тем временем продолжил.

— Вы, наверное, слышали о том, что идеально подходите Владимиру. Скорее всего, будучи человеком, видели в этом немного иной смысл, но все куда проще: Вы подходите ему для того, чтобы родить наследников. Ни о каком замужестве речи не идет. Владимир верховный, его род призван править, и он не должен прерываться. Испокон веков мужчины находили избранниц, которые продолжали род. Дальнейшая их судьба незавидна: в лучшем случае их отправляли в дальние имения, обеспечив необходимым и лишь изредка позволяя видеть детей, которых после воспитывает отец. В худшем — их просто лишают жизни. Между этими гранями и происходит выбор, который делаем мы, определяя роль своих избранниц. Возможно, это прозвучит грубо, но такова правда: ваши жизни просто используют. Даже не жизни. Способность дать наследников. Вот для чего нужны избранницы, — и Корнелий замолчал, а мне внезапно весь этот мир показался безумно далеким.

Боль… Невероятная боль осознания разрывала мне сердце, заставляя его содрогаться от ужаса… Перед глазами возникали сцены, когда мы были вдвоем. Его слова: «Моя… Моя Аня, ты только моя…» «Моя амаре». Он всегда говорил лишь это… И ни слова о его чувствах ко мне! Ни разу! И его первый поцелуй, ударивший больнее, чем, если бы он просто оскорбил меня. Он все время играл со мной. Играл, заставляя таять в его руках, сходить с ума от его поцелуев… Я всего лишь избранница для него. Вот почему испугалась Юля, и не хотела в это верить, надеясь, что в чем-то не поняла меня. Она знала о том, зачем они были нужны. Вот что хотели сказать те девушки. Вот откуда сожаление и злорадство на лицах других.

— Зачем Вы мне об этом рассказали? Чего Вы хотите этим добиться? — едва сдерживая слезы, спросила я.

— Мне жаль Вас, Анна. Я хочу, чтобы Вы избежали этой участи, несправедливости. Я хочу помочь Вам, Анна, просто доверьтесь мне! — его голос стал тише, но глаза… Это внимательный и пристальный взгляд.

— Довериться? Вам? Как вообще можно верить хоть кому-то в этом мире?! Как?! Если везде обман и ложь! Почему я должна Вам верить?! — я все же сорвалась на крик. Кажется, меня трясло, но все уже не имело значения. Осталась одна только боль.

— Потому что терять Вам нечего. Я предлагаю помощь. Откажетесь, и Вы погибнете. В его роду избранницам не сохраняли жизнь. Мать Владимира исчезла по неизвестным обстоятельствам. Его отцу хватило одного наследника, так как тот был абсолютно здоров и смог бы принять всю его силу. Больше о ней не было и слухов. Разве что охотники нашли в лесу тело девушки, но его не могли опознать, так как его порвали местные твари.

Я закрыла глаза, не в силах принять этого ужаса. Я чувствовала, как во мне умирает последняя надежда на светлое будущее, надежда на любовь.

— Понимаю, что сейчас вам сложно что-то решать, но просто услышьте меня, — я почувствовала, как он опустился передо мной на колено, осторожно накрыл мои дрожащие руки своей ладонью и что-то вложил в них, заставив сжать. — Это древний артефакт моего рода, Анна. Он единственный по своим свойствам и крайне мощный. Он скроет Вас от любой поисковой магии. Даже Латет потеряет вас. Защиты вы не лишитесь, ее обеспечит этот же артефакт. Вам понадобятся деньги, чтобы скрыться. Прошу, уезжайте в другой город, иначе найдут. Этой карты хватит на первое время, — я все же открыла глаза и увидела привычную банковскую карту. Тут же хотела ее вернуть, но мне попросту не дали. — На нее наложена особая магия, так что отследить вас через нее Владимир не сможет. Не упрямьтесь. Поверьте, я не обеднею, но буду счастлив, если смогу помочь Вам. Помните, речь идет о вашей жизни, Анна! Когда сожмете артефакт в руке, просто представьте место, куда хотите попасть, и он перенесет. Наденьте его — и скроет от поиска.

Мужчина тяжело вздохнул, а я смотрела прямо на него, пытаясь понять, что происходит. Мысли путались в голове, боль затмевала разум. Кажется, Корнелий это понял, поймав мой рассеянный взгляд.

— Позвольте я… — и он осторожно коснулся моего лба, и я почувствовала, как по телу прошлись ледяные мурашки, а после все чувства словно притупились, не исчезли, нет, просто словно стали тише, оставшись за закрытой дверью. — Вот так лучше. Но это лишь на время. У Вас три-четыре часа, чтобы успеть сделать выбор. После эмоции вернутся. Это ваше решение, но молю, заклинаю: бегите! Бегите, как только сможете! — и он поднялся, чтобы покинуть меня.

— И все же зачем? — спросила я, когда он уже сделал пару шагов. Услышал, замер на миг и обернулся, чтобы с горечью сказать:

— Моей матери никто не сумел помочь. Прошу, не повторяйте ее судьбы… — и он ушел.

Пора и мне решать, что делать. Верить Корнелию? Ведь его люди пытались меня убить. Это может оказать ловушкой, но… Зачем ему моя смерть? Как оказалось, я ничего не решаю. Меня просто использовали. Грубо и очень жестоко. Но таков их мир. И все же мне хотелось убедиться. Кажется, осколки надежды все еще остались во мне…

Глава 9. Игра в прятки. Дубль второй

Я не хочу увидеть сны,

Не нужно больше красоты,

Во сне мы снова будем рядом…

А утром — где ты?

Люмен

Я поспешила вернуться в зал, чтобы замереть, привыкая к этому шуму торжества. А ведь они знали, знали, какая участь меня ждет. И поздравляли только Влада, ибо моя грядущая гибель не то, с чем стоит поздравлять… Но я все же хотела убедиться, я все еще надеялась, что Влад другой, что я не ошиблась в нем так жестоко… Когда я начала медленно проходить среди гостей, пытаясь отыскать Юлю, почувствовала, что Латет вновь где-то рядом, но сейчас просто было не до него.

Моя дрожащая рука сжимала тот самый артефакт в виде кулона на тонкой цепочке. Карту я прятала в небольшом кармашке, который был искусно скрыт. Среди танцующих подруги не было, поэтому я внимательно вглядывалась в лица окружающих и надеялась, что она не вышла куда-нибудь прогуляться с Константином. В голове мелькнула мысль, что очень хорошо, что она не является его избранницей. Ничьей избранницей.

Я заметила ее возле окна, она стояла там вместе с Константином и смеялась. Я бы не стала нарушать эту идиллию, но мне нужно было услышать это от того, кто не стал бы мне лгать.

— Юль, можно тебя на пару слов? — попросила я ее, радуясь, что все эмоции ушли за задний план…

— Вот ты где! А я тебя искала, но Владимир сказал мне, что ты вышла ненадолго прогуляться. Он тебя тоже хотел видеть… — я вздрогнула, услышав эти слова, и это от нее не укрылось. — Ань, что-то случилось? Ты какая-то испуганная…

— Юля, скажи мне, только честно. Для чего на самом деле нужны избранницы? Каково их предназначение? — стоило мне это спросить, как она опустила взгляд. Нет, нет… Не хочу в это верить!

— Ань, я ведь говорила, каждый решает сам… Я не знаю, что выберет Владимир, поэтому не могу тебе ответить, поверь мне… — она осторожно коснулась моей рукой и заметила, что я дрожу.

— Это правда, что всех избранниц его рода, их… их убили? — спросила я и почувствовала, как сжались тонкие пальцы Юли на моей руке.

— Аня, это еще не говорит, что и Владимир такой же, может, он…

— Так это правда? — перебила ее я. Мне нужен был конкретный ответ. Одно единственное слово…

— Да, — тихо прошептала она, и все же посмотрела на меня. Юля хотела сказать что-то еще, но просто не успела. К нам кто-то подошел, а вскоре я ощутила, как знакомые руки обняли мои обнаженные плечи, прижали к себе, а после я услышала его голос:

— А вот и ты, моя амаре! — тихо выдохнул он, а я едва сдержалась, чтобы не оттолкнуть его. Не убежать прочь. Нельзя, я должна играть свою роль. Играть, чтобы выжить. Я осторожно повернулась, его руки плавно соскользнули мне на талию, привлекая ближе. — Ты отдохнула? — спросил он, а я смогла лишь кивнуть, не решаясь взглянуть в его глаза, боясь вновь утонуть в них и забыть обо всем. — Идем, подари мне еще один танец?! — и Влад уверенно повел меня к центру зала, где уже танцевали другие.

Я оглянулась назад, встретившись взглядом с Редриком. Кажется, он заметил перемену в моем настроении и нахмурился. Плохо, никто не должен догадаться о том, что мне все известно.

Мы встали среди танцующих пар и замерли, ожидая начала нового танца. Одна его рука легла на талию, пальцы другой переплелись с моими. Мы так близко, что я чувствую его дыхание, вижу, как пульсирует вена у него на шее. Мой взгляд поднялся чуть выше, его тонкие губы…

— Посмотри на меня, Аня, — его тихий, завораживающий голос, противиться которому я была не в силах, и я смотрю ему в глаза. Мерцание дымчатых изумрудов… Как завораживающе, как привлекательно, как… больно! — Ты так прекрасна, Аня! Мой цветочек… Такая хрупкая, такая безупречная, такая… моя! — говорит он, а я пытаюсь улыбаться, пытаюсь подавить выступающие слезы.

Первые аккорды прозвучали неожиданно, я вздрогнула, а он уверенно сделал первый шаг, увлекая меня в танец. Он был так рядом… Его пьянящий запах, его прикосновения, его взгляд сводил с ума. И мысль в моей голове, одна единственная: я его избранница.

— Влад, скажи мне… Что ты чувствуешь ко мне? — я все же нашла в себе силы, чтобы спросить. В ответ он лишь улыбнулся, но я не увидела в этой улыбке той теплоты, той нежности, которая была прежде. Был лишь какой-то странный, до этого неведомый мне азарт. Искушение. Он ведь не человек.

— Что я чувствую к тебе? Ты пьянишь меня, Аня. Ты не даешь мне покоя. Хочется забрать тебя отсюда, скрыть от всех этих людей, потому что ты моя, Аня. Ты только моя…

Почему, почему я не замечала этого раньше? Почему позволила ему коснуться своего сердца? Зачем дала остаться в нем? Он никогда не любил меня, не хотел полюбить. Все это лишь игра, повод скрасить свою безумно длинную жизнь. Люди — пешки для них. Я — пешка для него. Я слишком долго жила в мечтах. Реальность оказалась слишком жестокой. О ней нельзя было забывать.

Музыка гремит, безумный танец все не прекращается, а он кружит меня по залу. Мое платье летает вслед за нами, рассыпаясь тысячами ярких искр. Таких холодных и далеких, как звезды. И все вокруг кружится вместе с нами, но я уже не тону в этой ослепительной роскоши маскарада. Я просто задыхаюсь, я умираю в его руках.

На миг он отпускает меня, мы расходимся к противоположным сторонам зала, чтобы начать двигаться в колоннах. Я меняюсь с другими девушками, все дальше продвигаясь вперед, а он следует за мной с другой стороны, не сводя с меня своего пристального и внимательного взгляда. В какой-то миг музыка замирает и все танцующие вместе с ней, а после с первыми нотами девушки устремляются навстречу своим партнерам, чтобы взлететь вверх.

Его руки подхватывают меня за талию, поднимая высоко над ним, я пытаюсь сделать глоток воздуха, свободы, но вот стремительный поворот, и я вновь в его руках. Теперь мы уже танцуем по кругу, все вокруг смазывается, превращаясь в яркие пятна, словно я вновь потеряла зрение.

Я напряженно ожидаю последних, затихающих нот этого танца, ожидая свободы, но неожиданно мои губы накрывает его властный, подчиняющий, сжигающий дотла поцелуй, и на миг я вновь забываю обо всем. Я отвечаю ему, но тихо, нежно. Я прощаюсь с ним, надеясь больше никогда не увидеть.

Он не хочет меня отпускать, но я вырываюсь из его объятий, чтобы поспешить прочь. Здесь он может заметить и попытаться остановить меня. Я старалась затеряться в толпе, что было не сложно, случайно налетела на Корнелия. Кажется, он все понял, едва заметно кивнул мне, а после пошел навстречу Владимиру, который решил меня догнать. Я мысленно сказала ему свое запоздавшее «Спасибо», а после бросилась прочь из зала. У меня осталось мало времени.

Я бежала по коридорам, не обращая внимания на удивленные взгляды. Безумно мешали пышные юбки, которые приходилось придерживать, и эти проклятые каблуки! Я решительно распахнула двери и оказалась на улице. Не зная, куда дальше идти, я просто свернула на первую тропинку, которая вскоре привела меня к беседке. Какое чудо, она оказалась пуста, и вокруг никого! Я достала из того самого кармашка артефакт, который до этого спрятала туда, уверенно и больше не сомневаясь, надела его на шею, а после сжала в руке, представив свой дом.

Перед глазами все стремительно закружилось, я почувствовала, как меня подхватил странный ветер, а уже вскоре я стояла посреди своей родной гостиной. Я радостно и облегченно вздохнула, но тут же пришла в себя.

Время! У меня мало времени! Когда Владимир начнет меня искать, первым делом он проверит мою квартиру! Я на ходу дотянулась до шнуровки на спине и пыталась ее ослабить, получалось плохо, руки дрожали, да и паника не давала успокоиться.

Я нервно дергала за ряды ленты, все сильнее ослабляя ее, а после стала торопливо из него вылазить. Когда я шагнула из него, оно опало к моим ногам легким золотым облаком. Было безумно жаль его, оно мне нравилось, но сейчас мне требовалась более подходящая одежда. Я подбежала к шкафу и распахнула его, едва сдержала гневные слова: он был почти пуст, так как большая часть одежды осталась в доме Владимира.

Я быстро оглядела оставшиеся вещи, с радостью натянула на себя джинсы, легкую майку, после чего отправилась искать свой кожаный рюкзак, чтобы начать поспешно скидывать в него самые необходимые вещи. Я вспомнила про карту и вернулась к платью, с трудом отыскала тот самый потайной кармашек, чтобы достать ее и закинуть в рюкзак.

К счастью, все необходимые документы у меня всегда лежали в одном месте, так что сборы не заняли много времени. Проблема вышла с ключами. Мои остались опять же у Владимира, так что пришлось вспоминать, где лежат запасные.

Наконец, я была полностью готова, поспешно захлопнула за собой дверь, и побежала к лифту. Пока ждала его, напряженно вслушивалась в царившую тишину, ожидая погони. В том, что она будет, я почему-то не сомневалась. Наконец двери лифта открылись, пропуская меня внутрь. Я зашла, нажала нужную кнопку и попыталась отдышаться.

Случайно взгляд зацепился за мое отражение в тусклом зеркале. Растрепанная и испуганная девушка, которая едва дышала. Нужно срочно приводить себя в порядок! Попыталась пригладить волосы рукой, сделала несколько глубоких вдохов и постаралась улыбнуться. Вышло откровенно жалко.

Лифт остановился, и я как можно спокойнее вышла из него, прошла мимо контролера и вскоре оказалась на улице, уверено зашагав к станции метро.

Я отошла уже на несколько метров от дома, как решила оглянуться напоследок. Вот только стоило мне найти окна моей квартиры, как я заметила полыхнувший в ней свет, который на несколько мгновений залил окна, Погоня началась! Я проверила артефакт на шее, схватила лямки рюкзака, чтобы он не слетел, и бросилась бежать прочь. Если Латет до сих пор не появился, а Влад меня не нашел, то артефакт действительно меня скрывает от поиска. Это хорошо!

Я вышла на оживленную улицу и заставила пойти себя шагом. Бегущий человек определенно привлекает больше внимания. Я старалась подстроиться под общий темп прохожих, но мне все казалось, что они идут слишком медленно! Когда впереди показался знакомый вход в метро, я не сдержала радостной улыбки. Куда ехать я так и не смогла определиться, поэтому решила сесть на первый попавшийся поезд.

Маршрут оказался мне знакомым, он вел к центру города, что не могло не обрадовать. Стоило подумать, что делать дальше. Для начала нужно узнать, сколько денег на карте, код мне сообщили. Корнелий советовал уехать в другой город, и я была весьма не против. Хотелось вернуться в свой родной, — все же скрываться в незнакомом будет гораздо сложнее.

Я достала телефон, чтобы узнать, сколько примерно прошло времени с того момента, как мои эмоции немного притупили. Почти час. Не так плохо, как могло бы быть. К тому же я вполне успевала купить билет на ближайшую электричку до города, так как он был не очень далеко.

Выйдя на нужной станции, почти сразу заметила вывеску банка и уверенно направилась к нему. Немного нервничала, переживая, правильно ли я запомнила код, но проблем не возникло. Некоторое время я просто стояла и созерцала ряд цифр на экране.

На первое время? Да этой суммы вполне хватит на несколько лет жизни человеку среднего достатка! Хотя, кажется, Влад говорил мне о том, что все в их мире довольно богаты, так как им намного легче подниматься по карьерной лестнице среди обычных людей. Я сняла немного наличных и отправилась за билетами. Ближайший рейс был через час, который я решила потратить на то, чтобы купить новую симку для телефона, а так же теплую кофту на вечер.

* * *

Мой родной город… Чуть меньше того, где я жила, но тоже довольно крупный. Я любила большие города, любила их быстрый темп, я даже любила эти толпы в метро. Сейчас я стояла у выхода с вокзала и думала, куда идти дальше. Пора решать вопрос с жильем. Найти квартиру за тот час, что у меня остался, было попросту невозможно, поэтому я через интернет нашла более-менее подходящий мне отель, а после отправилась ловить такси.

Водителем оказался довольно молодой парень, похоже, такой же студент, как и я. Вот только еще большой вопрос, вернусь ли я в свою альма-матер?!

— Тебя как зовут, красавица? — неожиданно спросил парень, от чего я вздрогнула, а он улыбнулся.

— Аня, — неохотно ответила я, внимательно на него посмотрев. После всего случившегося я уже подсознательно начинала во всех видеть своих врагов.

— А я Даня. Ты местная или так, погостить приехала?

— Пока не знаю. Может, тут останусь, а может, и уеду осенью обратно. И пожалуйста, смотри на дорогу, а не на меня, — попросила я, а он лишь рассмеялся. Я устало откинулась на сиденье, прикрыв глаза. Боль в душе, до того притупленная, порою прорывалась наружу, вызывая в памяти яркие сцены…

— Знаешь, выглядишь так, как будто парень тебя бросил… — вновь напомнил о себе водитель. Мне вдруг захотелось на него зарычать… — Я бы на твоем месте не стал даже расстраиваться, ты ведь красивая, даже очень, так что поверь, не заметишь, как другого найдешь.

Кажется, я начинаю меняться… Если раньше я бы просто засмущалась и промолчала, то сейчас я начинала откровенно злиться и вовсе не боялась. А еще я перестала верить своим мечтам. Мой мир фантазий и иллюзий рухнул, оставляя меня наедине с реальностью. Реальностью, в которой мне все равно придется учиться выживать. Реальностью, где уже нет права на ошибку.

Я была безумно рада, когда машина остановилась у входа в отель, поспешно расплатилась с водителем и отправилась внутрь. В холле было не так много людей, двое у регистрационной стойки и небольшая компания у столиков ожидания. Ждать мне пришлось недолго, так что уже скоро я зашла в свой номер и устало повалилась на кровать, закрыв глаза. Я чувствовала, как все во мне начинает просыпаться, словно что-то толкало изнутри, желая вырваться наружу, а я лежала и думала.

Влад… Когда я успела привязаться к нему? Мы знакомы пару недель, а он все же успел захватить власть над моим сердцем. Сердцем, которое сейчас все сильнее болит и рвется от той обиды, от осознания, что для него это была лишь игра. Как так получилось, что я не замечала его слов? Я для него лишь избранница. Та, кем воспользуются, а после бросят. И ведь он ничего мне не обещал, я сама заставила себя поверить, что с ним мое счастье. Безумный, манящий и такой притягательный мир оказался полон жестокости и убивающего равнодушия и коварства. Я так долго жила в мечтах, что разучилась замечать реальность. Что ж, пришла пора начинать учиться жить сначала…

Я хотела успокоиться и постараться отогнать грустные мысли прочь, поэтому отправилась набирать себе горячую ванну. И именно тогда, когда я только-только взяла эмоции под контроль, магия Корнелия окончательно растворилась, на меня лавиной нахлынули чувства, на миг оглушив и лишив способности мыслить.

Я лежала, пытаясь просто дышать, а по лицу безудержно бежали слезы. Я вновь и вновь вспоминала его нежные объятия, наши прогулки верхом по вечерам, разговоры, его удивительные глаза, эту таинственную дымку и загадочное мерцание в них, его губы, способные подарить крылья… чтобы после жестоко их отобрать. Все было обманом. Не более. Любовь — это огонь. Огонь, который порой может очень сильно обжечь…

Ночь подкралась незаметно, принеся с собой массу тревог. Засыпать было страшно. Очень страшно. Я боялась вновь увидеть его во сне, боялась, что одного только взгляда хватит, чтобы вновь потерять голову, бросить все и вернуться к нему, путь даже я и погибну там. Но в то же время я надеялась, я хотела увидеть его, заглянуть в эти невероятные глаза, услышать завораживающий голос. Но все же страх был сильнее.

Я спустилась вниз, где возле холла отеля был ресторан, работавший до утра, так что времени у меня было еще много. В коридорах царила мертвая тишина, видимо, все постояльцы уже ложились спать. Спустившись на лифте вниз, я вышла в пустой холл, лишь за стойкой оставалась одна девушка. Несколько людей все же нашлись в том самом ресторане, куда я и направлялась.

Я села за столик возле стены, к счастью, свободных в столь поздний час было много. Ко мне тут же подошла официантка, и я попросила принести мне крепкого кофе и десерт. Ожидая заказа, я зашла в интернет, дабы заняться насущными вопросами. Когда проблема с жильем на время была решена, пришла очередь искать работу. Я просматривала сайты, пока не наткнулась на рекламу детских игрушек, а после снизошло озарение.

Здесь в городе жил хороший знакомый моих родителей, дядя Леша. Помнится, у него был свой магазин детских игрушек, и мы часто к нему заходили. Если повезет, то можно будет съездить туда, быть может, он поможет с поиском работы… Вот только для начала стоит проверить, а работает ли тот еще магазин? Его название я помнила хорошо, так что отправилась искать его сайт. Нашелся он без труда, а судя по тому, что последнее объявление было размещено пару дней назад, то, кажется, идея должна быть успешной.

Тут ко мне подошла официантка, — еще издали я уловила этот потрясающий аромат кофе. Я взяла ложечку, чтобы начать есть кусочек торта, когда почувствовала на себе чей-то взгляд и оглядела немногочисленный посетителей. На меня внимательно смотрел молодой парень примерно на год-два меня старше, с темными зелеными глазами и темно-русыми короткими волосами, но меня поразила его левая бровь, рассеченная с внутреннего края, как и у Влада.

Меня тут же охватил страх и сомнения, не сам ли это Влад, но под какой-нибудь иллюзией, но что ему здесь делать? Когда он увидел, что я почувствовала его взгляд, он тихо мне улыбнулся и слегка кивнул на подобии приветствия. Я отвернулась, скрывая свою растерянность. Нет, вряд ли он как-то связан с Владом, но все же… Теперь я не могла уже никому доверять, слишком много было ошибок. Больше у меня нет на них права.

Я медленно пила кофе, не торопясь возвращаться в пустой номер, где меня ждала кровать и сон, о котором страшно было даже думать. При одних лишь мыслях о нем меня охватывала мелкая дрожь, а глаза начинало подозрительно щипать. Я посидела еще какое-то время за столиком, но кофе так и не помог. Меня все же начало неизбежно клонить в сон.

Я поспешно расплатилась и направилась обратно, однако, когда я заходила в лифт, в него заскочил тот самый парень, что смотрел на меня. Это заставило поволноваться. Пока мы поднимались наверх, я продолжала чувствовать его внимательный взгляд, но стоило мне словно случайно заглянуть в зеркало на одной из стенок, как я видела, что он вовсе на меня не смотрит.

В напряженном молчании мы доехали до первой остановки, я вышла на своем этаже, а он остался, вот только почему-то мне стало еще тревожней при мысли о том, что он знает, на каком этаже я разместилась. Впрочем, эти сомнения ушли прочь, стоило только вернуться в свой номер. Мне предстояло заснуть.

* * *

Ранее незнакомая мне комната с наглухо задернутыми шторами на огромном окне, чуть приглушенный свет освещал большой стол и два кресла по обе стороны от него, напротив всю стену занимали полки с книгами и документами, больше здесь ничего не было, кроме одинокого мужчины, который явно кого-то ждал. В дверь постучали, а после, получив разрешение, вошли.

— Что удалось выяснить? — сразу спросил Редрик.

— Ее следов по-прежнему нигде не обнаружено. На приеме она общалась лишь с вами и Юлией в зале, когда его покинула, отправилась к лестнице возле приемных кабинетов. Там с ней разговаривал Корнелий. Судя по всему, к произошедшему причастен именно он. Мы просматривали кристаллы записи, но они смогли лишь отследить его выход из зала примерно в то же время, интервал пятнадцать минут. Затем был зафиксирован выброс силы, после чего некоторые записи свидетельствуют о том, что он направился в другую сторону, но кристаллы по пути к той лестнице поочередно давали слабую помеху. Мы это случайно заметили, так что можно предположить, что он создал иллюзию, а сам скрылся под пологом невидимости. Это объясняет, почему кристалл записи у самой лестницы неожиданно отключился. Он позаботился о том, чтобы им не помешали, вот только теперь мы уже не сможем узнать, о чем шел разговор. Ни у нас, ни у Вас, Редрик, нет разрешения на его допрос. Теперь это сможет сделать лишь сам Владимир.

— Что ж, с этим ясно. Где сейчас Корнелий? — задумчиво спросил Редрик, не опуская своего внимательного взгляда с собеседника.

— Находится во дворце, он не покидал его с самого приема. В данный момент занимается проблемами внутри своей области.

— Что еще за проблемы? — недовольно нахмурился мужчина.

— Нам неизвестно, мы не вмешиваемся в чужие дела без допуска.

— Хорошо, я понял. Коренелия вызовите ко мне, заодно принесите все документы и записи, которые есть по делу на данный момент. Владимиру обо всем я доложу сам, но сначала должен переговорить с Корнелием. Обвинения без доказательств мы предъявить не можем, однако правду ему не скрыть. Можете идти, — когда дверь закрылась, Редрик устало вздохнул и опустился на край стола, растирая виски. — Аня-Аня, что ж с тобой так сложно все? Слишком рано для него ты появилась… — тихо произнес он. Через несколько минут в дверь постучали, и на этот раз вошло уже двое. Тот, что был уже раньше, протянул Редрику папку, после чего поспешно удалился. Редрик же предложил присесть Корнелию, а сам на некоторое время углубился в изучение материалов, а после направил все внимание на собеседника. В комнате ярче загорелся свет, прогоняя тьму из самых дальних углов кабинета.

— Ну и что за представление ты устроил? К чему все это? Мы же все равно ее найдем, вряд ли она сумеет скрыться. И что ты ей сказал, Корнелий? Почему она вновь сбежала? Можешь не оправдываться, я прекрасно знаю, что это твоих рук дело, но меня совершенно не волнует, что тебе за это будет. Это решит Влад.

— Пока явных доказательств у вас нет, но ты прав. Ане помог я. Причем действительно помог, Редрик. Ты же знаешь, она его избранница, ничего хорошего ее не ждет. Честно говоря, с одной стороны, мне попросту стало ее жаль. Она еще невинный ребенок, — спокойно произнес Корнелий, расслабленно раскинувшись в кресле.

— И давно тебя это стало волновать? Не о твоей ли непредвзятости слагают легенды? Я более чем уверен, у тебя есть свои цели. Что тебе известно, Корнелий? И не пытайся мне лгать.

— Ты как всегда проницателен… Да, в этой истории у меня свои интересы, но поверь мне, они лишь на благо нашему миру и ни в каком плане не несут вреда. Ни магам, ни тем более Владимиру. Я по-прежнему остаюсь верен своему миру и своему верховному, Редрик. Однако раскрывать тебе всех наших предположений я не буду. Пока это секретная информация, основанная на предположениях, но если они подтвердятся хотя бы в чем-то, то мы не имеем права рисковать. Эта девушка может таить в себе угрозу.

— Надо же, не солгал ни словом, — усмехнулся Редрик. — Действительно верен и действуешь во благо… Все же. Как она сбежала, почему мы до сих пор не можем найти? Что тебе известно?

— Вы и не найдете, если она сама не сглупит. На ней древний артефакт моего рода, уникальный по своей силе. Он позволяет скрывать своего хозяина от любой поисковой магии. Даже от ее латета и Владимира. Никто не сможет ее отследить. Так же я помог ей с финансами на первое время. Думаю, Анна умная девушка и сможет правильно распорядиться полученными картами в руках. И, судя по всему, это так: ее до сих пор не нашли. Ни одной зацепки!

— Что ж, теперь ясно. Надеюсь, Влад тебя не уничтожит за это, было бы жаль терять такого сотрудника. Кстати, что у тебя за внезапные дела внутри?

— Ничего, это не требует постороннего вмешательства. Исключительно внутренние проблемы, — ответил мужчина, но тут же поймал настойчивый и недовольный взгляд собеседника. — Несколько моих сотрудников сегодня подали заявления об увольнении по личным причинам. Довольно странно, учитывая, что работают они давно и раньше ничего не мешало. Жаль их терять, они были одними из лучших. Сегодня ушли еще трое, но чтобы их заменить, потребуется куда больше сил.

* * *

По коридорам стремительно шел мужчина, его лицо внешне отражало полное спокойствие, но все проходящие мимо стремились уступить ему дорогу и поспешно скрыться с его глаз долой. Его уверенные шаги эхом разносились по коридорам, мягкий свет люстр казался тусклым по сравнению с его сверкающим взглядом ледяных изумрудных глаз. Мужчина остановился возле одной двери и решительно вошел внутрь.

— О, а вот и ты, а я уже хотел тебя искать. Где ты был, Влад? — спокойно спросил Редрик.

— Успокаивал нервы вдали от любопытных глаз, — немного грубо ответил он.

— Что, снова купался в озере? — с легкой ироничной улыбкой спросил мужчина.

— Нет. Избавил местный лес от нескольких тварей. Но теперь я здесь, так что приступим к делу. Рассказывай обо всем, что нашли.

— Итак. Последний раз ее видели выходящей из дворца на улицу, судя по всему, это было после вашего танца. Затем она скрылась и до сих пор не обнаружена. За это спасибо Корнелию. Когда она первый раз покидала зал, он встретился с ней. Рассказал ей о предназначении избранницы, девушка, судя по всему, впечатлилась, сделала выводы и согласилась бежать. На ней артефакт его рода, скрывает от любого поиска. Латет тут тоже не поможет, так что фактически она без защиты. Разве что сам артефакт спасет, но сейчас ему нужно будет восстанавливаться после того, как он открыл портал, а на это потребуется время. Помимо этого, он обеспечил ее деньгами, так что у нее есть все, чтобы затеряться в своем мире. Это если коротко, подробности тут, — и он протянул ему папку, которую изучал сам.

Владимир открыл ее и быстро пробежал глазами один лист за другим. Казалось, он едва вчитывается, но опытному Редрику было известно, что тому хватает пары мгновений, чтобы воспринять и проанализировать всю информацию.

— Значит, решила сбежать… Ее дом, друзей проверяли? — как-то слишком, уж очень подозрительно спокойным и ровным голосом спросил мужчина.

— Разумеется. В первую очередь и как только обнаружили пропажу. В квартире нашли ее платье, говорящее о том, что она там была, а еще все шкафы распахнуты, некоторые вещи разбросаны. Она прекрасно догадывалась, что за ней отправят, и собралась довольно быстро. Дальше отследить ее никак не получалось. А друзей и знакомых у нее не было. Что прикажешь делать дальше? Продолжить поиски? Вряд ли она все же сможет обойти все наши методы…

— Даю день, чтобы найти ее. Если не сумеете, поиск прекратить. Не вижу смысла тратить на него время и своих людей, — в его рокочущем голосе впервые прозвучали нотки едва сдерживаемой ярости. Редрик удивлено посмотрел на него, заметив угрожающий блеск в глазах. Скрывающая его дымка рассеялась, и теперь взгляд порождал страх и невольную, инстинктивную панику даже у того, кто привык быть с ним всегда рядом.

— Почему? Если времени дашь чуть больше, то мы ее найдем, она… — но Владимир не стал его дослушивать, предельно четко на это ответив:

— Она не нужна мне.

* * *

Просыпаться не хотелось. Мне вообще сейчас ничего не хотелось. Жить — особенно. Я лежала и пыталась осмыслить увиденное во сне. Когда он впервые в нем появился, я почувствовала, как вся моя душа устремилась к нему. Но потом… Его слова. Всего пара слов. Руины моего прежнего мира, все, что от него осталось, осыпались серым пеплом, который разнес по земле ветер. От него ничего больше не осталось.

Утро я провела в обнимку с подушкой, выревев все оставшиеся слезы, а после запретила себе больше думать и вспоминать о нем. Влад останется в моем прошлом. Будущее я теперь творю сама. Пора мне учиться жить заново.

Собиралась я тщательно, так как после завтрака планировала сразу отправиться искать работу. Здесь было чуть теплее, чем в моем городе, поэтому я взяла с собой легкую кофточку, но надевать ее не стала. Из обуви я принципиально выбрала светлые высокие кеды, напрочь отказавшись надевать в ближайшее время каблуки. Когда я спустилась вниз, там уже был народ. Я зашла в тот же самый ресторан, заняла первый свободный столик и сделала заказ.

Я поспешно поела, не желая больше терять времени, и лишь уходя бегло оглядела зал, чтобы вновь заметить за одним столиком того самого парня. Он не смотрел на меня, но почему-то я была уверена, что он так же внимательно за мной следил, пока я завтракала. Порадовало то, что, когда я выходила, он не последовал за мной как в прошлый раз.

На улице уже ярко светило солнце, согревая воздух, город был наполнен привычным шумом жизни и спешащими куда-то людьми. Я тоже не стала стоять на месте и отправилась к ближайшей станции метро.

Дорога не заняла у меня много времени, так что уже скоро я стояла перед входом с детства знакомого мне магазина. На меня нахлынули воспоминания о том, как замирало мое сердце, как крепче я сжимала руку папы, входя в этот детский рай… Магазин занимал два больших этажа, на которых везде, везде были выставлены игрушки! Я неторопливо шла по светлому холлу к кассе, внимательно все осматривая.

Кажется, здесь почти ничего не изменилось, разве что лестницу на второй этаж украшали не яркие наклейки, а шелковые ленты. У кассы стояла одна девушка, которая пробивала очередную покупку. Еще в давние времена в магазине часто бывали покупатели, особенно на выходных, кажется, это осталось прежним и сейчас. Когда продавец освободилась, я спросила у нее, здесь ли Алексей Николаевич, и как я могу его найти. Я помнила, что у него здесь был кабинет, где он занимался всеми делами, связанными с управлением магазином.

Кажется, мне сегодня чудесным образом везло, так как девушка хоть и странно и настороженно на меня посмотрела, но попросила подождать и отправилась за своим начальником. Ждала я недолго и уже вскоре из-за двери служебного помещения показался мужчина средних лет, с парой седых прядей в черных слегка вьющихся волосах. На миг он удивленно замер, а потом бросился ко мне с объятиями.

— Анютка! Бог ты мой, сколько ж лет-то прошло! Совсем маленькой еще ж помню! Под столом пешком ходила! Ох, девочка моя! Ну, идем, расскажешь мне обо всем…

Он привел меня в свой кабинет, а после мы довольно долго рассказывали друг другу обо всем, что с нами произошло. Когда речь зашла о моих родителях, его глаза заблестели, тогда как мои наполнились слезами. Странно, не думала, что они во мне еще остались.

— Дядь Леш, у меня ведь к вам просьба есть! Я пока решила здесь пожить, на первое время деньги у меня есть, но мне бы работу найти… Может, знаете, где устроиться можно? — спросила я, когда голос более-менее вернулся.

— Да чего ж не знать! Мне как раз нужна девушка в зал на второй этаж, у меня неделю назад одна ушла в декретный, а новую пока так и не нашел. Ты у себя-то кем работала? — уточнил он.

— Библиотекарем в центральной, — ответила я, не в силах сдержать облегченной улыбки.

— Тем более! С клиентами общаться умеешь, не оробеешь, а где что находится подсказать, так я тебя проведу, покажу, быстро запомнишь! Согласна? — и я радостно закивала в ответ.

Новая работа меня прекрасно устраивала во всех отношениях. Начальство было лучшее, какое могло только быть, график работы тоже подходил, да и сам магазин располагался удачно: недалеко от центра города. А еще дядя Леша обещал помочь с квартирой. Одна его знакомая сдавала в этом квартале небольшую квартирку, но я другой и не хотела, так что все налаживалось лучшим образом. Я даже подумывала здесь остаться, вот только предстояло решить еще проблему с институтом.

Мне оставался последний курс, так что бросать не очень-то хотелось. Все же образование — важная вещь в нашем мире. В нашем человеческом мире… Но я обещала себе больше не думать о нем! На работу я должна была выйти с завтрашнего дня, договор мы уже составили и подписали. Дальше в моих планах стоял поход по магазинам, так как некоторые вещи я взяла, но их, очевидно, было недостаточно.

За покупками я отправилась в торговый центр неподалеку, первым делом решила начать с одежды, так как это отнимало больше всего времени, но и являлось на данный момент более необходимым для меня. Пока было место, одежду я складывала в прихваченный с собой рюкзак, но после начали копиться пакеты в моих руках. Я старалась складывать все компактнее, но все же два больших пакета приходилось носить за собой.

Закончив с одеждой, я отправилась за прочей необходимой мелочью, чтобы после устало разместиться за столиком в одном из кафе торгового центра, для обеда. Я сделала заказ и расслабленно откинулась на спинку кресла, прикрыв глаза. Что делать дальше? Возвращаться в отель не хотелось, но и с моим багажом особо не разгуляешься….

Мои сомнения разрешил неожиданный звонок. Я удивленно посмотрела на дисплей, но вскоре облегченно выдохнула: это был дядя Леша.

— Анечка, ты сейчас не занята? — вежливо поинтересовался он.

— Не совсем. Обедаю в кафе неподалеку, после планов нет. Как раз думаю, чем заняться.

— Отлично! Я позвонил той женщине по поводу квартиры, она в ближайшие два-три часа свободна и сможет тебе ее показать. Забежишь посмотреть?

— Да, конечно! — радостно согласилась я, даже не раздумывая. Все складывалось просто чудесно! — Только можно я сначала к вам загляну, мне бы пакеты оставить, а то неудобно как-то…

— Конечно, забегай! Я тебе тогда тут же и напишу адрес и телефон. В общем, буду ждать! И приятно тебе аппетита, кушай, не торопись! — пожелал он, а я поняла, что счастливо улыбаюсь от такой искренней и непривычной заботы. Я отложила телефон и быстро огляделась. На миг мне показалось, что среди людей мелькнул тот самый парень из гостиницы, но я вскоре убедилась, что мне просто померещилось.

Квартира оказалась действительно небольшой, гостиная и маленькая спальня, кухня и ванная, но это именно то, что мне было нужно. С переездом я не хотела сильно затягивать, так что решила заняться им завтра после работы. Сейчас же незаметно наступил вечер. Я вновь зашла к дяде Леше, чтобы забрать свои покупки, а потом решила доехать на такси.

Я смотрела на город за стеклом автомобиля, пытаясь привыкнуть к нему, почувствовать его ритм, сжиться с ним. Я не любила резких перемен в своей жизни, но сейчас у меня просто не было выбора. Похоже, мне очень повезло, что все складывается так удачно. Осталось всего ничего: забыть обо всем, что случилось в прошлом.

* * *

В ночном сумраке таинственно мерцала рябь на водной глади озера. Нависшие над ним деревья обрамляли его полосой темных неясных силуэтов. Чуть дальше шумел тихо лес, когда по его верхушкам пробегал ветер. Перед самой кромкой воды стоял мужчина, пытаясь разглядеть что-то в толще темной воды. Его сильные руки были спрятаны в карманах брюк, из-под загнутого рукава рубашки виднелась часть татуировки на его плече.

Мужчина даже не вздрогнул, когда к нему со спины подошел еще один.

— Нашли ее? — хмуро спросил первый, хотя по его голосу казалось, что тому безразличен ответ.

— Нашли город, куда она переехала. Отследили камеры на вокзале. Пока дальше не успели найти, но с этим проблем не будет. Нужно еще пару часов…

— Нет. Я давал ровно день. Он закончился. Поиски прекратить. В дальнем крае на западе давно не являлись на Совет. Я уже предупреждал их о необходимости появиться с отчетами, но они проигнорировали. Я отправлюсь к ним, как только закончу с Константином.

— Что Юля? Я слышал, она тоже покинет твой мир вместе с ним, он пригласил ее к себе…

— Ничего не имею против. Пусть строят свое счастье, — язвительно ответил мужчина.

— Влад, да что с тобой?! Что с тобой творится в последнее время?! Ты же сам на себя не похож, Влад! Твои решения вызывают недоумение, а потому и сомнения. Одумайся, друг, ты у власти. Власти, которая должна демонстрировать силу. Слушай, это из-за Ани? Так ее не поздно вернуть! Уверен, вам стоит поговорить обо всем нормально и без третьих лиц, которые преследуют собственную выгоду. Влад, — вновь позвал Редрик, за что получил раздраженный взгляд.

— Она решила сбежать, Редрик. Сбежать. Ничего не объяснив и не спросив у меня. Она решила поверить какому-то случайному мужчине, а не мне. Да, она моя избранница. Я знаю об этом. Как и о том, что она будет лишь единственной. Но она сама сделала этот выбор. Я отпускаю ее. И не хочу больше видеть. Подготовь мне всю нужную информацию по западным землям. И вот еще что: твое наказание я прекращаю. Надеюсь, теперь ты будешь более разумен.

В ответ ему последовала тишина. Редрик не стал ничего говорить, дав другу самому разобраться в своих чувствах. В том, что они были, он не сомневался.

Глава 10. Шаг назад

Я не люблю вас и люблю, на вас молюсь и проклинаю

А.Руссо

Жизнь моя наладилась. Казалось, я получила то, чего хотела, однако сердце не переставало болеть. Влад мне больше не снился, но мысли о нем упорно лезли в голову. Почему-то происходящие в его мире события не давали мне покоя, заставляя тревожиться и переживать, хотя и не из-за чего на первый взгляд.

Прошла почти неделя с того дня, как я устроилась на работу и вот сейчас начались долгожданные выходные. Я решила прогуляться по городу, а не сидеть в пустой квартире и отправилась в центр. Купив себе мороженое, я заняла одну из скамеечек в тени и просто отдыхала, пока ко мне не подошел и не подсел чрезмерно довольный парень. Поймав мой хмурый взгляд, он почему-то улыбнулся еще больше, а после с легким укором произнес:

— А ведь я тебя сразу узнал! Как увидел — так и вспомнил! Аня, да? — его голос показался мне смутно знакомым, но все же мне потребовалось внимательно вглядеться в его лицо, чтобы, наконец, понять!

— Даня! Ты был водителем такси! — радостно воскликнула я, узнав его.

— Ну почему же был? Я и сейчас есть! Просто у меня выходной. И я тоже решил погулять. Шел себе, а потом увидел тебя и решил подойти. Не против, если я составлю тебе компанию? Или ты кого-то ждешь? — подозрительно спросил он, хитро прищурившись.

— Нет, я никого не жду. Думаю, с тобой мне будет веселее. Как на счет того, чтобы показать лучшие места этого города? Прошло немало лет с тех пор, как я была здесь в последний раз. Должно быть, многое уже изменилось…

Даня оказался удивительным спутником. Во-первых, удивило, что он так хорошо знает историю своего города, так что наша прогулка начала походить на экскурсию. Его профессия позволяла ему изучить и самые необычные места, а если добавить к этому еще и его легкий и веселый характер, то вполне очевидно, что время мы провели интересно.

К вечеру мы оба устали блуждать по улочкам и проголодались, так что юноша предложил зайти мне в Тыкву. Как позже выяснилось, так называлось кафе, обставленное в стиле своего названия, причем так искусно, что, сидя в нем, действительно казалось, что ты внутри тыквы.

— Так как тебе город? Много что изменилось? И почему ты вообще переехала? — спросил он, когда мы устроились за одним из столиков.

— Город я хоть и узнаю, но все же вид во многом стал современнее, да и некоторые магазины либо переехали, либо исчезли совсем. Зелени стало чуть больше… А уехала потому, что родители захотели так. Собственно, в день нашего знакомства я и вернулась сюда. Только прошу, не спрашивай почему. Это не самая приятная история. Просто так получилось…

— Как скажешь. Уверен, у нас найдется множество других, более приятных тем! Как ты устроилась? Может, я могу тебе чем-то помочь? — его искренность и забота меня поражали. Было сложно поверить в то, что он такой простой и хороший.

— О, нет, не нужно! Я уже нашла и квартиру, и работу и более чем довольна и тем, и другим! Вот только знакомых здесь практически нет. Ты и еще пара человек.

— А вот это не проблема! Один поход в отличный клуб, и к тебе в очередь выстроятся парни, желающие познакомиться поближе! Что скажешь? Есть планы на эту ночь? — в ответ я лишь рассмеялась. Да уж, такими темпами у меня исчезнут все текущие проблемы. Тем временем он все ждал моего ответа, а я не знала, что сказать.

Клубы. Я не была совсем уж затворницей, но и завсегдатаем вечеринок тоже. Я легко терялась в незнакомом обществе. К тому же для клуба нужно подходящее платье, а у меня его не было. Все эти доводы я и решила озвучить парню.

— Платье? Не обязательно появляться в том, что подразумевается. Ты можешь надеть что угодно, если ты чувствуешь себя в этом комфортно, так что это однозначно не повод для отказа. Что по поводу компании, так я тебе обещаю, что не дам заскучать или засмущаться! Ну же, соглашайся! Завтра ведь выходной!

Не знаю, что именно подействовало, но он все же уговорил меня. Мы расстались возле моего дома, так как Даня решил меня проводить. Он обещал заехать в десять, так что у меня еще оставалось время, чтобы подумать о своем внешнем виде. Я поднялась к себе, еще раз осмотрела имеющиеся вещи, но все же ничего из них не подходило. Пришлось отправляться в ближайший торговый центр, надеясь, что нужные магазины еще не закрылись.

* * *

Ровно в десять я вышла на улицу, слегка поеживаясь от гуляющего прохладного ветра. Мое темно-синее платье до середины бедра с открытой спиной — решительный протест моему прошлому — согревать было не способно, только завитые локоны слегка прикрывали плечи до лопаток. Я остановилась у подъезда и огляделась по сторонам, пока не увидела знакомую машину во дворе, мигнувшую мне фарами. В ней меня уже ждал Даня.

— Шикарно выглядишь! — с улыбкой сказал он мне, когда я садилась на переднее сиденье.

— Спасибо, я старалась. Не могу же я подрывать твой авторитет самого крутого парня в клубе! — рассмеялась я. С ним было удивительно легко и просто.

Ехали мы недолго, так что уже вскоре парень припарковал машину возле «Бара вампиров», а после мы отправились внутрь. Еще с самой лестницы, ведущей вниз, я прониклась мрачной атмосферой этого места. Казалось, что действительно попадаешь в логово жутких вампиров-кровососов.

Светильники были в виде искусно сделанных факелов, местами висели портреты династий вампиров, а где-то и бутафорская паутина. Лестница выводила в небольшой темный холл, где уже слышалась громкая музыка, к счастью, вполне современная, а не со времен древних убийц, так же здесь были задекорированные двери в уборную, а напротив гардероб.

Мы не стали останавливаться и сразу отправились в проход, ведущий в зал. Стоило только открыть дверь в зал, как меня оглушила музыка, а глаза на миг утратили способность нормально видеть. В зале было довольно темно, только прожектора освещали большую танцплощадку, и ряд столиков и диванов по периметру, а также возле барной стойки за стеклянной перегородкой, которая была расписана под сквер с коваными фонарями и жуткими корявыми деревьями.

— Желаешь чего-нибудь выпить или сразу пойдем танцевать? — спросил меня Даня, беря за руку, чтобы не потеряться. Я выбрала первый вариант, так как мне нужно было привыкнуть к незнакомому месту. Пока мы ждали коктейли, я осматривалась, а Даня во все глаза рассматривал меня. Стоило мне на него взглянуть, как он широко мне улыбнулся, а его глаза весело блестели. И именно сейчас я услышала хорошо знакомую и, кроме того, любимую песню, после чего сообщила своему спутнику о готовности танцевать.

Музыка будоражила кровь, разжигала во мне огонь, который уничтожал все мои дневные проблемы, страхи и сомнения. Я просто хотела отдохнуть, хотя бы на ночь забыть обо всем, что со мной происходит и просто побыть счастливой. Даня оказался для этого потрясающим спутником! Мы танцевали с ним до упаду. Кажется, мы даже кричали, иначе от чего охрипло мое горло?

Он познакомил меня с некоторыми своими друзьями, двое из них решили составить нам компанию с нашего обоюдного согласия, так что стало еще веселее. Они, старательно перекрикивая шум, рассказывали мне истории из своей жизни, от чего я хохотала до боли в животе, пока не запросила пощады. На мое счастье поставили музыку для медленного танца, на который меня пригласил Даня. Отказывать я не видела причин, так что вскоре мы стояли близко друг другу, его руки лежали на моей талии, а я обнимала его за шею и улыбалась.

— У тебя потрясающие и очень красивые глаза, Аня! Ты как маленькое солнышко, которое согревает всех вокруг. И мне безумно хочется о тебе заботиться и делать счастливой. Просто так. Чтобы только видеть эту улыбку. Ты невероятная девушка, Аня! — сказал он, глядя мне в глаза, а я смущенно опустила взгляд. Было приятно, очень приятно это слышать. Чувствовать себя нужной просто потому, что есть. Когда ничего не требуют взамен, не подчиняют и не приказывают. Вот она, нормальная жизнь, то, как и должно все сложиться…

Было далеко за полночь, когда я случайно взглянула на дверь, чтобы заметить уже знакомую фигуру. Тот парень из отеля. Неужели мне показалось? Нет, я просто не могу это больше терпеть! Крикнув Дане, что сейчас вернусь, я побежала на выход, в попытке догнать его. Пробираться сквозь прыгающую толпу было сложно, но я все же выбралась в холл, а уже оттуда побежала по лестнице вверх, видя, как закрывается дверь.

Улица встретила меня прохладой и темнотой ночи. Лишь два фонаря освещали пространство вокруг, но этого хватило, чтобы заметить темный силуэт, удаляющийся в сторону парковки. Понимая, что он сейчас уйдет, я бросилась за ним, крикнув на ходу:

— Подождите! Пожалуйста! — на мое счастье, меня услышали и остановились. Когда он обернулся, я поняла, что не ошиблась. Это был он. Все эти дни. Вот только сейчас я стояла перед ним и не знала, что сказать. Как-то не подумала я об этом, а он ждал.

— Вы что-то хотели? — спросил он, видимо, устав ожидать.

— Нет. То есть да… Кто вы? Я встречаю вас уже который день подряд. Такое чувство, что вы за мной следите. Неприятно, знаете ли, а в совпадения я с некоторых пор не верю.

— Что ж, прошу прощения, что доставил вам неудобство, — только лишь и ответил он, а после вновь развернулся, собираясь уйти. Я же была крайне возмущена. Если его слова были предельно вежливы, то его глаза выдавали его, хотя он даже и не пытался, кажется, скрыть своей насмешки.

— Кто вы?! — отчаянно воскликнула я. — Вас Редрик отправил?! — мне было очень важно узнать ответ на этот вопрос. Остальное я, наверное, пережила бы. Лишь бы меня не нашли… Я не хочу, не могу… снова видеть его. Для меня это будет иметь лишь один финал — я окончательно утону в нем, растворюсь, исчезну. Отдам себя в жертву, лишь бы быть рядом.

— Редрик? Понятия не имею, о ком вы, — все тем же невинным голосом ответил он, но я прекрасно поняла, что ему вполне известно о ком я. Плохо. Все очень плохо. Парень подошел к припаркованному мотоциклу, быстро завел его и умчался, скрываясь в сумраке ночи. Я стояла, словно застыв на месте, обхватив себя руками, и пыталась понять, кто же он. Если бы это был человек Редрика, то меня бы уже здесь не было, однако он с ним знаком. Так кто? И зачем ему я?

— Аня? Ты же замерзла тут уже! Ты чего, Ань? — услышала я встревоженный голос подошедшего Дани. Он обнял меня, прижав к своему теплому телу, согревая, а я лишь сейчас вспомнила о ночной прохладе вокруг.

— Я не знаю. Кажется, за мной следят. Но я понятия не имею, зачем и, что более важно, чем это для меня обернется. Мне страшно, Даня… — честно призналась я, не в силах больше держать это в своих мыслях.

— Ты уверена? Это связано с твоим парнем? Бывшим, как я понял, да? Слушай, Ань, если нужно, ты только скажи, я всегда тебе помогу! Можешь звонить мне в любое время, Ань! Я тебя не брошу, так что, если вдруг что случиться, дай мне знать, и я приеду, ладно? — я кивнула, не видя смысла объяснять, что если со мной что и случиться, то у меня попросту не будет этой возможности. Мне ее не оставят. Да и он будет бессилен перед теми, с кем предстоит столкнуться.

— Ладно, идем внутрь, пока и ты тут не замерз, — позвала я его. Мы отправились к бару, а я пыталась отогнать прочь вернувшиеся переживания, но той легкости все же не было. В душу закралась тревога и не собиралась ее покидать. Мы пробыли в клубе еще около часа, после чего Даня подвез меня до дома, стребовав обещание завтра погулять с ним в три часа.

Когда я поднялась в квартиру и осталась одна, попробовала предположить, что же все это означает, но оказалось, что я слишком устала, чтобы думать о чем-то важном, так что быстро разделась. Умылась и с огромной радостью забралась в кровать.

Проснулась я около часа. Отдохнувшая, в довольно неплохом настроении, которое омрачала лишь та самая неясная тревога, не дававшая мне покоя. Видимо, спокойной моя жизнь быть не может. Я встала и начала медленно собираться, втягиваясь в привычный ритм дня. Чашка горячего кофе придала сил, так что далее я двигалась уже бодрее.

Я включила телефон, проверяя сообщения. Пришло три от Дани: «Доброго утра, моя ночная королева!», «Помнишь о своем обещании? Заеду за тобой в три!», «Я уже скучаю, жду встречи!» Эти маленькие, но безумно милые и приятные сообщения заставили меня улыбнуться и почувствовать себя намного счастливей. Я быстро набрала ему ответ с пожеланиями хорошего дня и о том, что тоже жду с нетерпением встречи.

Когда я одевалась, то невольно зацепила взглядом кулон на своей шее. Он не позволит меня найти через магию, через телефон так же не отследить. Своим знакомым я через него не звонила. Значит, нашли они меня самым обычным путем. Вот только если верить сну, Редрик этого сделать не успел, а значит, этот странный парень играет на третьей стороне, но какую роль она отвела мне, и кто ею руководит? И эта странная, не покидающая меня тревога, которая, кажется, становилась все сильнее.

Пока оставалось время до трех часов, я решила быстро сбегать в магазин, но стоило мне выйти на улицу, как я увидела во дворе припаркованный мотоцикл, к которому прислонился уже знакомый мне парень. С трудом сдержалась, что спокойно и невозмутимо пройти мимо, не подав виду, как меня возмущает на этот раз уже открытый шпионаж! Он последовал за мной, держась чуть позади, а когда я вышла, то услужливо предложил помочь донести тяжелый пакет.

Поборов первое желание отправить его куда подальше, решила воспользоваться ситуацией и согласилась. До дома мы шли в полном молчании. Я изредка посматривала на него, он лишь улыбался, пытаясь подавить смех. Вопрос стал, когда мы остановились у подъезда. Я не видела смысла ему подниматься, но он доказал, что ему уже известен номер моей квартиры. На это я лишь промолчала, надеясь, что хотя бы ночью он за мной не следит.

— Слушай! Всего один вопрос, — все же не выдержала я, когда мы вышли из лифта на нужном этаже, — Скажи, ты охотник? Или был им когда-то? — я была готова к любому ответу, вплоть до того, что его не будет, но он пристально посмотрел мне в глаза, без тени улыбки. Поняв, что на самом деле меня волновало, он ответил:

— Владимир никогда не был и не является сейчас охотником, Анна. Кроме того. Избранница никогда не является жертвой охотника. Она избранница, амаре, и никто больше, — после этих слов он слегка кивнул мне в знак прощания, а после стал спускаться в низ.

Потрясающе просто, как этот человек умеет портить мне настроение! Но ничего, меня ждет сегодня Даня, так что — долой грусть! Я обещала себе оставить тот мир в прошлом.

Когда я в следующий раз вышла из подъезда, то тотчас оказалась в объятиях парня.

— Прекрасно выглядишь! — улыбнулся он, оглядев меня с ног до головы. Мне захотелось сегодня быть чуть лучше, чем обычно, поэтому я надела нежно-бирюзовое платье с тонким белым ремешком и слегка завила кончики волос, создав легкие, слегка небрежные локоны и да, я все же рискнула надеть каблуки, так как портить образ балетками не хотелось! — Итак, предлагаю отправиться в центральный парк! Пусть все видят, какую прелесть я нашел! — в ответ я только рассмеялась, даже не пытаясь скрыть смущенной улыбки.

В городе мы бродили по дорожкам, болтая ни о чем, посидели у фонтана, съели мороженое и покормили голубей. Время летело незаметно, не отягощенное грустными мыслями. Даня рассказал о своей жизни, но не стал требовать от меня подобного, за что я была безмерно ему благодарна. Все было так прекрасно, что я чувствовала, как начинаю оживать. Оживать после той мучительной боли, после ночей со слезами в подушку, после предательства и потерь. У меня появилась надежда, что есть еще шанс жить нормальной жизнью. Что она еще может у меня быть, эта нормальная жизнь.

Мы сели в тенечке на скамейку, наблюдая, как маленький малыш бегает возле фонтана за голубями. Небо было таким ясным и чистым, а солнышко по-летнему теплым, что невольно хотелось улыбаться, гулять и никуда не спешить. Я закрыла глаза, наслаждаясь этим моментом, когда мое сердце резко и очень болезненно кольнуло, а после стремительно начала нарастать тревога, которая все это время таилась где-то глубоко внутри меня. С каждым мгновением дышать становилось все тяжелее.

Я чувствовала, как мгновенно ослабло тело, словно разом лишившись сил, голова закружилась. Я распахнула ресницы, сжав голову руками и пытаясь понять, что происходит. Оглядевшись по сторонам, я не увидела никого и ничего, что могло бы стать этому причиной. Даже того следящего за мной парня не было! Но тревога внутри меня начала уже перерастать в панику, словно что-то безумно звало меня, приказывало куда-то идти, кого-то искать! Я тут же сжала руку на артефакте, который по-прежнему был со мной. Он ощутимо нагрелся.

— Ань? Ты в порядке? Что-то случилось? — взволнованно и обеспокоенно спросил Даня, а я с трудом понимала, что он говорит.

— Нет, не в порядке! Но я не могу понять, что не так! Мне внезапно стало плохо, как если бы… — и тут я остановилась, поняв ту единственную причину, которая могла бы хоть как-то объяснить происходящее. Влад. Мы были связаны с ним. Как бы оба этого не хотели, но это было так. И если со мной сейчас все в порядке, то значит, что-то происходит с ним. — Пожалуйста, идем быстрее! Нужно найти место, где нас никто не увидит! Прошу тебя, нужно спешить! — взмолилась я.

Даня не стал задавать лишних вопросов, хотя, наверное, и хотел, но он первым направился куда-то по одной из тропинок, пока мы не остановились на небольшой площадке с несколькими скамеечками, укрытыми густыми кронами деревьев и стройным рядом высоких кустов. Но главное — здесь не было людей! Я больше не стала медлить и стремительно рванула на себе цепочку артефакта. Мир перед глазами качнулся, а в следующий миг я едва не закричала, призывая того, кто всегда мог меня услышать:

— Латет! Приди ко мне! — я стояла, едва дыша от переполнявшего чувства тревоги. Даня недоуменно смотрел на меня, но лишь до того, пока перед нами не возник мох хранитель. Кажется, у него случился шок, вот только сейчас мне было не до этого. — Латет, что происходит?! — тут же спросила я, но прежде, чем он ответил, рядом с нами развернулся портал, из которого вышел чем-то взволнованный Редрик.

— Аня! Умничка, что сняла артефакт! — тут же произнес он. — Ты очень нужна нам. С Владом что-то случилось. Никто не может его найти. Мы должны были связаться с ним еще несколько часов назад, но оказалось, что его след исчез. Если кто и способен его найти, так это ты. Вы с ним связаны, ты единственная наша надежда.

— Что с ним случилось?! Почему я чувствую это?! Где он? — все же паника накрыла меня. Как бы я ни старалась забыть Влада, но в душе я все равно понимала, что не смогу его забыть. Никогда. Я все же успела его полюбить.

— Если проснулась связь, скрытая артефактом, значит все совсем плохо. Возможно, его жизнь под угрозой. Нет времени, мы должны его найти!

— Иди с ней, я позабочусь о парне, — сказал все еще находящийся здесь Латет. Только сейчас я вспомнила о Дане, для которого это выглядело более чем странно.

— Аня, слушай внимательно. Сейчас я соединю нас, и мы будем создавать проход к Владу. Я буду выстраивать портал, твоя задача его направлять. Ты должна почувствовать Влада, тянуться к нему изо всех сил. Поняла? — я не стала ничего отвечать, а просто закрыла глаза и попыталась мысленно потянуться к Владу.

Я почувствовала где-то там, безумно далеко, маленький, едва виднеющийся огонек, такой слабый, что казалось, он вот-вот угаснет. От этого меня сковал ледяной ужас. Я не могу его потерять! Только не его! Только не Влад! Хватит смертей! Только сейчас я начала осознавать, насколько мне важно просто знать, что где-то в этой темноте горит огонек его жизни. Знать, что с ним все в порядке. И плевать на то, что было между нами. Просто не могу его отпустить.

И я стремительно рванулась к нему, невольно делая шаг вперед, чтобы оказаться в неком туннеле, который вел к нему. Идти было невероятно трудно, словно сам воздух сгустился, вознамерившись не пропустить меня к нему, но я не могла его там оставить. Я должна была быть рядом с ним. И мне плевать на все прочее! Не важно, сумею ли я потом вернуться назад, не важно, найду ли я там свою смерть или изгнание! Главное — сейчас быть рядом с ним! Не дать этому огоньку погаснуть совсем!

В какой-то момент я ощутила прикосновение Редрика, которое придало мне уверенности. Я чувствовала, как меня все больше покидают силы, но продолжала идти вперед. Огонек начал стремительно приближаться, с каждым шагом становилось все легче, а под конец я уже побежала, чувствуя, как, не отставая, за мной следует Редрик. Перед нами замаячил яркий, ослепительный свет выхода из портала. Не теряя больше времени, я сделала последний рывок, чтобы выйти по ту сторону и застыть, едва не завопив от представившегося ужаса!

Темный, мрачный зал, посреди которого стоял каменный алтарь. На нем безжизненно повис мужчина, из груди которого медленно шла кровь, обагряя белый камень. У окна лежал еще один. У этого было перерезано горло. Недалеко друг на друге еще двое. У одного сломана, кажется, шея и неестественно вывернута рука, а у другого там, где у людей должен был быть живот, вместо него жуткое месиво, залитое загустевшей темной кровью.

В зале отвратительно пахло, на полу местами валялось оружие с испачканными клинками. Но для меня это не имело значения. Я видела лишь неподвижную фигуру мужчины, прислонившегося спиной к стене с закрытыми глазами и красным пятном на груди. Это был Влад.

Стоящую тишину нарушил Редрик. Он в отличие от меня был явно готов к подобной картине, так что не стал напрасно терять времени, а тут же подбежал к другу и опустился перед ним, разрывая на его груди испачканную одежду. Я не смогла сдержать испуганного крика при виде ужасной раны от пронзившего его меча. Редрик прижал пальцы к его шее, чтобы после облегченно сказать:

— Живой! — он осторожно подхватил Влада на руки и перенес на алтарь, небрежно скинув с него мертвое тело и поместив на камне друга. Это выглядело жутко, но я верила, что Редрик знает, что делать.

Тем временем он положил обе ладони на его широкую и сильную грудь, а после начал читать какие-то непонятные мне слова. В тот же миг алтарь словно засветился изнутри, его свет охватил тело Влада, а после я увидела, как кровь начала исчезать, а рана затягиваться на глазах. Когда ее рваные края, наконец, сомкнулись, оставляя неровную линию шрама, лежавший мужчина сделал глубокий вдох.

Я почувствовала, как мое тело разом полегчало, словно разжалась до того напряженная пружина. Голова загудела, кровь стремительно забегала по телу, а легким понадобился воздух. Кажется, я не дышала все это время. Я видела, как начала вздыматься и опускаться его грудь, а вскоре он открыл глаза. Я не сдержала облегченного вздоха. Он жив.

Редрик помог ему сесть, не сводя с него внимательно взгляда. Так как он оказался спиной ко мне, то пока не знал о моем присутствии, а я не могла оторвать от него глаз, внезапно осознав, как мне не хватало его все это время… Что бы я ни думала, никто другой не сможет заменить мне Влада.

— В порядке? Как себя чувствуешь? — наконец спросил Редрик.

— Паршиво. На редкость паршиво. Здесь было еще трое, но те сбежали, когда поняли, что их план провалился. Вот уроды… Я ведь все равно их найду, гадов! Хоть с того света достану и туда же отправлю!

— Что здесь случилось? Насколько я знаю, эти люди работают у Корнелия? — спросил Редрик.

— Раньше там были. Одни из тех, что ушли. Нужно было сразу выяснить все… Эти идиоты пытались со мной тут ритуал провести. Безмозглые, думали, что смогут одолеть меня всемером, — Влад был в ярости. Он с ненавистью смотрел на убитых, судя по всему, его рукой людей и не сдерживал ругательств.

— Ну, еще бы пара часов, и им бы это удалось, — усмехнулся мужчина. — Тебя было невозможно отследить. Я все способы испробовал, когда понял, что с тобой что-то не то.

— Вон там, в углу, валяется древний артефакт, который они сюда притащили. Блокирует поиск. И где они, твари, их только понавытаскивали, а? Сначала один блеснул родовыми реликвиями, сейчас еще эти… Стоит этим заняться. К дьяволу их всех! — произнес мужчина, растирая виски, потом делал какие-то странные пасы руками, от чего его тело охватило странное сияние, восстанавливая его. В это время Редрик прошел к указанному углу и взял там отброшенный шар, испещренный странными символами. Кажется, это были руны вроде тех, что у Влада на перстне.

— Занятная вещица! Она же и проход мой блокировала! Чудо, что вообще сработал! — удивленно произнес он, внимательно изучая символы.

— Проход? Стой-ка, а как ты вообще меня нашел, если эта гадость тут все блокирует? — наконец понял Влад, что его во всем этом настораживает.

Редрик поднял на него удивленный взгляд, потом вспомнил, что тот еще не знает, что я все это время здесь, и посмотрел на меня. Это не укрылось от Влада, так что в следующий миг он стремительно развернулся ко мне лицом, и я встретила его взгляд. Эти дымчатые изумруды тотчас наполнились таинственными сверкающими огоньками, его лицо побелело от злости, а в следующий миг зал наполнил его полный ярости крик:

— ВОН ОТСЮДА!

Не осознавая, что происходит, я стремительно развернулась, заметив дверь за своей спиной, и мигом вылетела прочь. Я оказалась в каком-то темном коридоре, вдоль которого тянулся длинный ряд окон. Я замерла возле одного из них, пытаясь унять бьющееся сердце.

Его слова все еще звенели в ушах, а мне казалось, что я падаю в огромную бездну, где мое тело протыкают тысячи острых игл, заставляя забыться от боли. Глаза вмиг наполнили жгучие слезы обиды и боли. Несмотря ни на что, я пришла к нему, я так переживала и боялась за него, я едва не умерла, заметив его там, лежащего без чувств, чтобы потом увидеть это полное ярости и ненависти лицо…

Я не могла больше быть здесь. Я понимала, что еще один его такой взгляд окончательно убьет меня. Убьет все то, что еще было живо во мне. Я побежала по этому коридору, надеясь оказаться как можно дальше от этого места. Опять каблуки, опять платье и опять слезы на моем лице. Я не могла дать ему умереть. Но теперь я надеюсь, что никогда, никогда на свете, никогда в жизни и после нее не увижу его! Как бы сильно ни скучала, я не хочу его знать!

Я бежала и слышала, как из удаляющегося зала доносятся крики. Кажется, они спорили, но это лишь давало повод бежать быстрее, пока Редрик не остановил меня. Пока есть шанс. Я остановилась лишь, когда выбежала в зал, из которого вела одна дверь — на балкон. Я стремительно распахнула тяжелые створки, вырываясь на свежий воздух. Я подошла к самому краю, глянув вниз.

Огромная пропасть разверзалась там, под ногами. Это была башня каменного замка, под которой текла быстрая река. Если я не выберусь отсюда, я прыгну вниз. Я не хочу больше так жить. Услышала, как в коридоре раздался шум приближающихся шагов. Я надела дрожащими руками цепочку артефакта, которая неведомым образом сама соединилась. Все это время я не выпускала ее, сжимая в руке. Кажется, кто-то говорил, что ему понадобится время, чтобы восстановиться. Надеюсь, его было достаточно!

Я представила то самое место, где меня забрал Редрик, надеясь увидеть там Даню, и сжала рукой артефакт. Он засветился, а возле меня начал разворачиваться проход. В это же время на балкон выбежал нагнавший меня Редрик.

— Аня! Постой! Пожалуйста, не уходи! Вам обоим нужно поговорить, поверь, все наладится! Только не уходи снова! Ни ты, ни он не счастливы друг без друга, Аня! — отчаянно произнес он, на что я могла лишь слабо улыбнуться и дрожащим от слез голосом произнести:

— Нет, Редрик. Я была счастлива, пока сегодня вновь не встретилась с вашим миром. Я была по-настоящему счастлива рядом с другим! А Влад… Ты сам все прекрасно слышал. Спасибо тебе, Редрик, что пытаешься мне помочь, но я не могу так. Я не хочу так жить. Прощай! — и я все же шагнула в готовый портал.

Я оказалась там, где и хотела. На той удаленной площадке. На одной из скамеек сидел Даня с закрытыми глазами, а возле него все также находился Латет.

— Что с ним? — взволнованно спросила я, утирая слезы с лица.

— Он в порядке. Забудет обо всем, что не должен был видеть. Для него вы просто гуляли, а потом зашли сюда. Никаких последствий от этого не будет, — спокойно ответит Латет, что заставило меня ему поверить.

— Когда он очнется? — спросила я, пытаясь привести себя в нужный вид.

— Через пару минут. Он будет чувствовать голод, первый час может слегка болеть голова. Позаботься о нем, — и после этого он исчез. Я как раз успела окончательно успокоиться, когда Даня пришел в себя. Просто слегка вздрогнул, поморгал глазами, привыкая к яркому свету, а потом его взгляд стал осмысленным.

— Знаешь, я, кажется, проголодалась. Пойдем, перекусим? — предложила я, как ни в чем не бывало.

— Я завтра до семи. Ты когда освободишься? — спросил у меня Даня, когда мы стояли у моего подъезда. Уже был глубокий вечер, на небе зажигались первые звезды, горели уличные фонари, а у подъездов наблюдалось привычное оживление, на детской площадке гуляло несколько малышей под присмотром своих мам.

— До шести. Сходим погулять вместе? — сама предложила я, прекрасно понимая, к чему вел парень. Он широко улыбнулся мне и кивнул.

— Заеду за тобой в восемь! — и я оказалась в его осторожных объятиях, а потом почувствовала легкое прикосновение его губ к своей щеке, дружеское, но в то же время очень нежное.

Наверх я поднималась в каком-то странном состоянии радости и усталости от безумно длинного дня. Однако стоило мне войти в гостиную, как это очарование исчезло. На маленьком столике лежал белый конверт. Я осторожно сняла туфли в прихожей, не сводя с него глаз, ожидая, что сейчас может произойти что угодно, постояла в нерешительности и, наконец, рискнула подойти.

На верхней стороне конверта было написано аккуратным каллиграфическим почерком: «Ане». Первым желанием было тут же сжечь или выкинуть это письмо, чтобы навсегда забыть о том мире, что так искусно научился скрываться, но все же любопытство победило, и я надорвала его край, чтобы достать сложенный лист и начать читать:

«Аня, не переживай, это послание не несет тебе никакой опасности. Я смог отправить его лишь потому, что некоторое время хранил след твоей ауры после нашего соединения, но он исчезнет к тому моменту, как ты будешь это читать. Не знаю, известно ли тебе, но Влад не стал настаивать на том, чтобы мы тебя нашли. По сути, он дал тебе возможность уйти. Но я боюсь, что это и станет вашей главной ошибкой.

Я хочу предупредить тебя: то, что ты сегодня видела… Последствия неудавшегося покушения. Влада не хотели убить, но пытались разорвать его связь с тобой, насильно лишить избранницы. Тех троих, кому удалось сбежать, пока еще не нашли, так что я прошу тебя: будь осторожна! Мы не знаем, кто это замышляет, и какие цели преследует, но это едва не стоило Владу жизни, для тебя опасность еще более высокая. Прошу тебя, позволь хотя бы Латету найти себя. Для этого тебе нужно просто позвать его.

Я бы хотел, чтобы ты вернулась, но я понимаю твои чувства. Однако я по-прежнему уверен, что вам стоит поговорить. Я очень хорошо знаю Влада, поверь мне, ты ему не безразлична. Я никогда не видел его в таком состоянии. Я знаю, что он сожалеет о тех своих словах. Он бы не был так резок с тобой, если бы вы встретились в спокойной обстановке. Просто все это время он переживал за тебя, что эти люди могли и тебе попытаться навредить. К тому же ему бы явно не хотелось, чтобы ты видела те трупы и его в таком состоянии: беспомощным и слабым. Поверь, для таких, как он, это сильно бьет по самолюбию.

Аня, прошу тебя, будь осторожна. И возвращайся, пожалуйста.

Редрик».

Я отложила письмо и опустилась на диван. Кажется, мои руки дрожали. Его слова звучали у меня в голове далеким эхом, но я не верила им. Редрик говорил, что мне может грозить опасность. Возможно. Но я не боюсь. Он уверял, что Влад… Что я нужна ему. В это я не верила. Нет. Словно наяву я видела его яростный взгляд и этот крик… «Она не нужна мне», — вот что он сказал.

Я не стала призывать к себе Латета, так как с горечью осознавала, что он знал обо всем сначала. Знал и осторожно подталкивал меня к моей гибели. Он сделает все, что ему скажет Влад. Белый конверт быстро вспыхнул, исчезая в языках огня, а после так же мимолетно и так же ярко исчезло и письмо. Разом накатила усталость, и захотелось спать, так что я не стала больше медлить и отправилась в кровать.

* * *

Берег озера был погружен в ночной сумрак. Позади теплыми огнями горели некоторые окна большого дома, но из него не доносилось ни звука. Стоящую тишину нарушал только ветер, шумящий листвой склонившихся над водной гладью деревьев. Свет яркой луны таинственно мерцал на их листьях, отражаясь от зеркальной поверхности озера. На траве сидел мужчина, согнув колени и опустив голову на сложенные руки.

Его темные волосы разметались по его сильным, напряженным плечам. Казалось, он был весь как натянутая тетива, готовый ударить в любую минуту, но в то же время мыслями он был далеко отсюда. Рядом с ним лежал еще один, устало развалившись на берегу и задумчиво глядя на небо. Его лицо было спокойно, слегка подрагивали ресницы, иногда скрывая взгляд янтарных глаз.

— Ты писал ей? Как? — спросил первый слегка хриплым голосом, подняв голову и повернувшись ко второму лицом.

— Она прокладывала путь к тебе для портала. Просто избраннице это не по силам, но она смогла. Я сохранил ее остаточный след, по нему и отправил, но теперь он рассеялся. Интересно, что я ей написал? — спросил понимающе он и получил кивок в ответ. — Предупреждал об опасности, сказал, как призвать Латета. Но, насколько я знаю, он все еще здесь. Это плохо. И еще. Я просил ее вернуться. Вы оба совершили ошибки, из-за которых сейчас и страдаете.

— Что-то не больно видно, что она страдает! Сам же говорил, что нашел ее с каким-то парнем! — недовольно и немного грубо ответил первый.

— А ты думал, кто-то откажется от такой прелести? Да она как светлый ангел, и ты прекрасно это знаешь! Парень был бы дураком, если бы упустил ее. Подумай, Влад, много ли ты встречал таких, как она, за свою жизнь? Ей так же больно сейчас, как и тебе. Я бы даже сказал, ей еще хуже, Влад. Она же совсем одна. И я рад, что у нее появился друг, который хоть как-то ее поддерживает.

— Ты знаешь, где она теперь? — он снова отвернулся от лежащего на траве друга и стал смотреть на озеро.

— Нет. Только город, тот самый парк. Недалеко от того, где она жила прежде, но найти ее будет не так просто. Ты ведь сам отказался ее искать. Почему интересуешься теперь?

— Я хочу ее увидеть… Просто посмотреть на нее. Но мне кажется, что я могу не сдержаться, и все станет еще хуже. Все мои предки были более решительны со своими избранницами, никогда из-за них не страдали. И что же я? — вопрос был риторический, но на него последовал ответ:

— А что ты, Влад? Что? Может, стоит разобраться в своих чувствах? Может, ты ее действительно полюбил?

— Она моя избранница. Та, кто предназначена для продолжения рода. Никогда это не было ни больше, ни меньше, — в голосе мужчины послышались рычащие нотки.

— Да. А кто сказал, что это правило? Что так должно быть всегда? Да и ты… Всегда ли уж ты следуешь правилам игры, Влад? Вот только в любовь стоит «играть» осторожней.

Глава 11. Из огня да в полымя

Любовь не прощает ничего либо прощает все

Оноре де Бальзак.

На следующий день я встала с четким осознанием того, что не выспалась, но выходные закончились, и пора на работу. Пришлось делать себе кофе покрепче и надеяться на дополнительную подзарядку во время обеда. Когда я вернулась из душа, на телефон пришло насколько сообщений от Дани с пожеланиями приятного утра и надеждой на скорую встречу. Я быстро набрала ему ответ и продолжила собираться. Хорошо, что идти мне было недалеко, и я могла вставать немного позже, чем привыкла в своем городе, так что в магазине я появилась вовремя.

До обеда время за работой время шло незаметно, а когда меня отпустили, я решила пойти в кафе. С новой зарплатой могла себе позволить. Я уже, заканчивала обед, когда в кафе зашли двое. Одного из них я узнала, тогда как его спутника видела впервые, впрочем, это не мешало понять, кто он. Тот самый парень, что все эти дни следил за мной. И еще один, наверняка из той же компании. Они прошли в зал и сели за столик, с которого отлично было видно наш, а вскоре я почувствовала на себя два внимательных взгляда. Они о чем-то тихо переговаривались, я пыталась услышать хоть что-то, но мне так и не удалось, слишком много шума было вокруг.

Вздрогнула, когда заметила изменившийся взгляд того парня, что за мной следил. Его спутник что-то сказал ему, до этого его серьезное и напряженное выражение лица сменилось обеспокоенным, а взгляд, который он мне бросил… сочувствующий и сожалеющий. Что происходит?!

Разобраться в этом я уже не успела. Обеденный перерыв заканчивался, пора было возвращаться на работу. Когда я дотронулась до ручки двери, то почувствовала, словно моего лица кто-то коснулся, осторожно провел по нему, вытирая несуществующие слезы.

Дни летели немного однообразно, но зато спокойно и в каждый из них я проводила вечера с Даней. Порой, засыпая, я ясно осознавала, что его добрый взгляд не заставляет мое сердце замирать, а его объятия не разжигают кровь в моем теле… Неужели я больше так и не смогу кого-то полюбить?!

* * *

День не задался с самого начала. Я проспала будильник. Причиной этому стал мой очередной «ненормальный» сон, вот только я так и не смогла вспомнить, о чем же он был. Это встревожило меня, поскольку раньше такого не было. Я суетилась, бегая по дому и собираясь на работу.

Времени хватило только на то, чтобы умыться и одеться, перекусить я уже не успевала. Так как я торопилась, то на выходе из лифта побежала и налетела на какого-то полного мужчину, из-за чего ударилась больно коленкой. До работы пришлось бежать, прихрамывая, а когда я, наконец, оказалась на месте, то там уже красовался синяк.

Сегодня была пятница, но даже для пятницы в магазин пришло слишком много народа. У меня не было времени даже присесть. Приходилось помогать обеспокоенным родителям отыскивать нужные именно их ребенку игрушки. Под конец дня я чувствовала себя так, словно весь день тяжести таскала, а не коробки с детскими игрушками. Говорить не хотелось. Первой радостной мыслью за этот день было осознание того, что завтра у меня выходной!

Я шла домой, когда мой телефон зазвонил. Это был Даня. Он предлагал сходить прогуляться вечером, но я еле нашла в себе силы объяснить, что сегодня уже стоять не могу, не то, что гулять, и попросила перенести на другой день. Даня обещал позвонить.

Я остановилась у перекрестка, чтобы убрать телефон, пока горел красный, а потом подняла взгляд, чтобы следить за сигналом, но мой взор зацепился за того, кто стоял на противоположной стороне улицы. Тот самый парень, который приходил к моему шпиону. И смотрел он прямо на меня! Я оглянулась назад, чтобы заметить и самого этого шпиона, который также все приближался ко мне. Меня накрыло чувство подкрадывающейся опасности.

Пришлось решительно менять свой маршрут. Стараясь не выдавать своей паники, я развернулась и пошла по этой стороне улицы, краем глаза замечая, что и поджидающий меня человек на противоположной пошел в моем направлении. Я лихорадочно пыталась найти выход. Мне неизвестно, чего они хотят, но их пристальные взгляды не сулят мне ничего хорошего. До дома два квартала, не так уж и много. Но кто меня там спасет?! Скорее им там будет даже удобнее, они же маги, чтоб их всех и разом!

Каковы шансы, что они нападут посреди многолюдной улицы? Да велики они, учитывая вышеупомянутый фактор! Я же понятия не имею, на что они способны, но что-то мне подсказывает, что людям глаза отвести сумеют. Отлично, значит, никто из прохожих мне не поможет. Чем больше я думала, тем яснее осознавала, что у меня, кажется, остается только один выход. Крайне неприятный и нежелательный, поэтому будем грести до конца…

Вот только конец наступил гораздо раньше, чем я ожидала: с конца квартала из-за поворота вышли еще двое, идя прямо на меня. Четверо на одного. Каковы мои шансы? Да никаких! Я попыталась свернуть в ближайший двор, но именно в этот момент меня кто-то схватил за запястье, останавливая.

Я резко развернулась, чтобы встретиться взглядом с моим шпионом. Свободной рукой я попыталась дотянуться до артефакта на шее, но, кажется, преследователи были в курсе о нем. Так что и вторую мою руку молниеносно перехватили, отводя за спину. Я попыталась вырваться, но бесполезно. Напрягала эта тишина, с которой все происходило. Вот только я молчать уже не хотела! «Латет, приди ко мне!» — в отчаянии закричала я, а после почти сразу же сверкнула ослепительная вспышка, на короткий миг руки на моих запястьях сильнее сжались, пытаясь удержать и потому причиняя дикую боль, но все же меня утянуло в открывшийся портал.

Меня выбросило в каком-то светлом зале, где в центре стояла трибуна, а от нее расходились полукругом столы, за которыми восседали люди. Хотя нет, людьми они не являлись. Кажется, моего появления они не заметили, но прекрасно разглядел тот, что сейчас стоял за трибуной.

— Аня?! — удивленно, слегка недоверчиво спросил Редрик, от чего все присутствующие развернулись назад, чтобы увидеть меня. Я обреченно застонала. Ну почему именно сюда?! Тем временем Редрик уже сошел со своего места и подбежал ко мне, заметил рядом Латета, мои покрасневшие запястья, которые я осторожно придерживала, а после нахмурился. — Латет, доложи о случившемся! — потребовал он.

— Нападение с целью похищения. Ловушка по типу «коробка», шесть нападающих, их следы уже исчезли. Найти уже не удастся. Девушка получила небольшое повреждение запястий, имеется ранняя травма колена, в остальном здорова. По приказу хозяина перенес к нему максимально близко, насколько смог.

И ту я вспомнила приказ Влада о том, чтобы в случае угрозы меня отправляли прямиком к нему! А значит, если его нет, то он сейчас…

— Что здесь происходит? Почему совещание прервано? Что здесь делает Латет? — этот голос я бы узнала из сотен других, но в то же время в нем не было ничего знакомого и родного. Власть, сила и недовольство. Редрик отошел в сторону, открывая меня для его взгляда, а я мысленно сжалась в комочек, ожидая, что он сейчас вновь крикет «Вон отсюда!»

Я уже была готова убежать прочь и даже попыталась, но меня перехватил Влад, удержав за мое и без того болящее запястье. Я вскрикнула от пронзившей его боли, Влад тут же ослабил хватку и посмотрел на мои руки. И, кажется, я тут была не виновата, но даже мне стало жутко от его взгляда, не сулившего моим обидчикам ничего хорошего.

— Было нападение, она, к счастью, догадалась призвать Латета, — пояснил Редрик, нарушая наш молчаливый обмен взглядами: его — пронзительного и мерцающего, и моего — испуганного и трепещущего.

— Латет, отведи ее ко мне, закончим совещание и придем. О случившемся подробно доложи в следственный отдел. Пусть займутся, — и все это время он смотрел на меня, от чего по коже прошли мурашки, мне было страшно, мне было жутко, мне было… волнительно от этих изумрудных глаз. Я снова терялась в них.

Он первым отвел взгляд, устремляясь к трибуне, привлекая к себе внимание собравшихся, за ним последовал Редрик, а Латет попросил следовать за ним. Судя по всему, мы находились во дворце, так как эти коридоры мне были незнакомы. Мой хранитель принял телесную форму, открывая для меня тяжелые двери, пока не привел в богато убранную гостиную.

После чего он исчез, как я поняла, чтобы выполнить приказ Влада, а после появился вновь.

— Позволь мне исцелить тебя, — попросил он, приближаясь, но я тут же отшатнулась прочь. Больше я ему не доверяла. Никому здесь не доверяла.

— Не трогай меня! — негодуя, крикнула я. Латет заметил на моем лице всю ту же мрачную решимость не подпускать к себе никого ближе десяти шагов.

— Аня, не глупи! Тебе не за что на меня обижаться! Ты знаешь, что я прав, поступив так! Моя задача — обеспечить твою безопасность! Здесь ты в безопасности.

— Конечно! Пока я еще не выполнила свой священный долг и не обеспечила наследников твоему хозяину! Так, да?! А потом можно и избавиться?! Ты ведь знал об этом! Знал и ничего не сказал! Как ты мог?! Осознано толкал меня прямо к смерти! Я верила тебе…

— Аня, я был не в праве вообще с тобой говорить! К тому же никому не ведомы пути, которые избирают верховные! Им никто не указ, он сильнейший, а значит, будет так, как он скажет! Аня…

— Не приближайся ко мне! Мне плевать на все правила вашего проклятого мира! Просто верни меня обратно! — закричала я, не в силах больше сдерживать накопившиеся эмоции. Пережитый страх, волнение и трепет после встречи с тем, кто владел моим сердцем, давали о себе знать.

— Я отправлю за целителем, — хмуро сообщил Латет, исчезая. Я была рада остаться наедине с собой, чтобы дать волю рвущимся слезам. Почему, почему как бы далеко я ни убегала от этого мира, я все равно сюда возвращаюсь?! Неужели то, что я его избранная, будет преследовать меня всю жизнь, пока ее не сочтут более не нужной?! Когда я выполю этот проклятый долг?!

К глазам вновь подступили слезы, но я лишь сильнее разозлилась и на весь мир, и на саму себя за эту слабость. Пора мне выбираться отсюда, если не хочу окончательно себя потерять.

Я решительно потянулась к артефакту на своей шее, чтобы открыть портал и едва не разреветься вновь от отчаяния. Он не сработал! Кажется, еще не успел восстановиться после прошлого раза. Слишком мало времени. К тому же здесь наверняка стоит защита, на которую ему понадобиться дополнительная энергия, чтобы ее преодолеть. Увы, но самый простой выход отпал.

Я полезла в свою маленькую сумочку, которая все еще была со мной. Первым делом проверила телефон. Неожиданным стало открытие того факта, что здесь есть связь! Вот только кому я могла позвонить?! Помимо сотового, нашла небольшое зеркальце, пару шпилек, маленькую расческу, ключи и наушники. И что из этого мне поможет?!

Придумать так ничего и не успела: в комнате вновь возник Латет, а сразу после открылась дверь, и вошли двое мужчин, одного из которых я старательно не замечала.

— Почему ты до сих пор ее не исцелил?! — недовольно спросил Влад, оглядев меня своим внимательным взглядом.

— Аня запретила к ней прикасаться. Я не могу нарушить ее приказ, — мне показалось, или он на меня сейчас пожаловался?!

— Приказ отменяю. Лекарю можешь сказать, что я сам справлюсь. Исчезни, — небрежно ответил он. Я же делала выводы. Я могла отдавать приказы Латету, но Влад с такой же легкостью мог их отменять. Если он о них узнает, конечно… А еще меня все же будут лечить.

Тем временем ко мне подошел Редрик и, извинившись за бесцеремонность, развернув меня к себе спиной, снял с моей шеи артефакт. Я вмиг почувствовала себя крайне уязвимо и беззащитно. Ред перекинул кулон своему другу и хотел, было, отойти, но я не позволила ему, ухватив за руку. Я хотела укрыться за ним от этого проникновенного взгляда Влада. Кажется, они оба поняли этот ход, вот только если Редрик улыбнулся, то второй помрачнел еще больше.

— Оставь нас, — и вроде бы это была просьба, но прозвучало как приказ.

— Редрик, нет! Умоляю тебя, останься! — воскликнула я, не видя смысла скрывать свой страх. Сейчас этот человек был для меня гарантом моей безопасности, того, что я не сгину окончательно в бездне под названием «Владимир».

— Аня, не бойся его. Он, конечно, и выглядит сейчас как ужасный и кровожадный монстр, жаждущий крови, но он не причинит тебе вреда. Поверь, вам, правда, нужно поговорить. Так будет лучше, — и он все же ушел.

Я осторожно обхватила себя руками. Казалось, что этот взгляд прожигает меня насквозь. Стоящая тишина давила, я поняла, что начала дрожать. Он сделал первый шаг мне навстречу, я сделала два назад. Еще один вперед его и несколько моих назад. Конечно, это не могло длиться вечно: в какой-то миг я почувствовала, как по комнате пронесся вихрь, а когда очнулась, то поняла, что он стоит так близко, что я видела пульсирующую жилку у него на шее, его неровные вздохи, поднимающиеся плечи и напряженные мышцы в руках. Я почувствовала, как бешено забилось мое сердце, как у загнанной в угол жертвы. А я сейчас была именно ей. Не в силах взглянуть на него, я отвернулась, смотря куда-то себе за плечо и не видя ровным счетом ничего.

— Аня… — его тихий шепот, и моя голова стремительно закружилась. Мир сошел с ума, жутко раскачиваясь из стороны в сторону. Кажется, меня зашатало. Я дышала через раз, а то и через два. Я увидела, как ужасно медленно тянется ко мне его рука, задохнулась от переполнявших меня чувств, а когда он осторожно коснулся моего лица, мои враз ослабевшие ноги подкосились, и я упала бы, если бы не вовремя подхватившие меня руки. Я окончательно потеряла связь с реальностью.

* * *

Когда я пришла в себя, то поняла, что лежу на чем-то мягком и приятном. Как знакомо… Я осторожно приоткрыла глаза, жмурясь от яркого света, проникающего из окна, чтобы увидеть Влада, сидевшего на кровати рядом со мной и смотревшего на меня. Я тут же опустила ресницы в надежде на то, что он не заметил. Заметил. И тихо, но как-то по-доброму рассмеялся.

От этих знакомых звуков у меня внутри словно все перевернулось, а сердце подскочило в груди. Он был так близко… А потом я ощутила его осторожно прикосновение к своей щеке, такое легкое и ненавязчивое, но безумно чувственное. Тут же захотелось поддаться ему навстречу, взять в свою руку эту ладонь, прикоснуться к нему, обнять и забыть обо всем на свете.

Я испугалась своих же мыслей, вмиг подскочив на кровати и отодвинувшись в другую стону, а потом я заметила дверь в комнате и рванула к ней. Напрасно. Она оказалась закрытой. Я отчаянно дергала ручку, но от нее меня отвлек Влад, подойдя со спины и опустив руки на мою талию. Я замерла. Он склонился надо мной, вдыхая запах моих волос.

— Я скучал, — наконец произнес он. И что-то внутри меня окончательно рухнуло.

Я не могу, не могу ему сопротивляться! Слишком глубоко он ранил мое сердце! Не до конца осознавая, что творю, я развернулась в кольце его крепких рук, чтобы тут же прижаться к нему, обхватив его шею руками. В тот же миг я почувствовала, как его губы прикоснулись к моей шее, от чего по коже пробежались сотни мурашек, а я сильнее сжала губы, но вскоре и их настиг поцелуй. Такой бесконечно нужный, желаемый, долгожданный.

Как же мне его не хватало… Его прикосновения каждый раз заставляли меня вздрагивать, закрывать глаза и терять связь с реальностью. В себя я пришла только тогда, когда он сильнее сжал руку на моей талии, начиная терять контроль над собой.

Я тут же широко распахнула глаза, чтобы встретиться с его затуманенным взором изумрудных глаз и осознать, что происходит. В диком ужасе я отскочила от него, но было поздно что-то скрывать. Он был не глуп, а потому и сам все понял.

— Что ж, думаю, пришло нам пора все же поговорить. Если, конечно, ты вновь не собираешься падать в обморок, — весело добавил он, предлагая сесть в стоящие здесь кресла. Я не стала отказываться, так как ноги не держали. — Скажи мне, почему ты сбежала тогда?

— Почему?! А что мне еще оставалось?! Может, я и была побитой жизнью девушкой, с искалеченным прошлым, с закрытыми глазами на мир, но я все же была человеком! Я надеялась, что действительно нужна тебе! Но Корнелий рассказал мне правду. Это было подло, Влад. Ты должен был мне сам рассказать об этом.

— С чего ты решила, что я так к тебе отношусь?! — удивленно спросил он, чем заставил меня горько усмехнуться, в ответ я процитировала ему его же слова: «Она не нужна мне!» Интонацию я передала прекрасно, именно таким опустошенным и равнодушным голосом он сказал это тогда Редрику. И сейчас он узнал эту фразу, вспомнил тот момент. — Ты видела, — понял очевидное он. — Мне жаль, Аня. Но тогда я был безумно зол. На Корнелия, на тебя, на себя самого. Я еще не понимал, чего же я хочу на самом деле.

— Что, осознал, что наследники все же нужны? — спросила я, пытаясь скрыть за дерзостью свой страх и трепет перед ним.

— Нет, Аня. Я осознал, что мне нужна ты. Не как амаре, не как продолжательница рода. Мне нужна ты. Как моя пара. Как человек. Только ты, — мне казалось, что весь мой мир осыпался в мелкую пыль. Я не верила тому, что слышу. Этого не могло быть. Это лишь очередная ложь. Ложь, чтобы удержать меня здесь.

— А как же твои слова о том, что вы не способны любить? Все ваши отношения — только взаимная выгода? Может, ты вообще внушил мне все эти чувства?! Почему я должна тебе верить?! После всего, что ты сделал? После того, как однажды ты солгал мне, утаив правду? — отчаянно спросила я. А он, кажется, начинал терять терпение.

— Скажи, что именно поведал тебе Корнелий? — я промолчала. — Я так понимаю, о том, что ранее все избранницы моего рода погибали после рождения детей. Да, это так. И я не отрицаю этого. — Ох, только не это! — Но кто сказал, что и я собираюсь поступить также?! Мне было безумно больно осознавать, что ты видела меня таким. Что ты думала обо мне так, будто я способен на подобное. Ведь я пытался сделать тебя счастливой, Аня! Я думал, что у нас есть будущее.

— Какое «нас», Влад?! Есть ты, и есть я! Почему я не должна была ему верить? Если ты так ничего и не рассказывал о своем мире? Если ты все скрывал? Если не позволял узнать самой?! Что еще я могла думать, Влад? Если ты сам не знал, зачем я тебе. Непонятная девчонка, появившаяся слишком рано! Если ты хотел, чтобы я тебе доверяла, то, может, стоило доверять и мне?..

Мы оба замолчали, пытаясь сдержать рвущиеся слова гнева. Хотелось кричать, реветь, крушить все вокруг, лишь бы услышать от него хоть что-то, что смогло бы усмирить бурю внутри меня.

— Аня, — он осторожно поднялся и опустился на пол перед моим креслом, осторожно беря меня за руки. — Пока еще не слишком поздно все изменить. Скажи, дашь ли ты шанс нам? Еще одну попытку нашему будущему?

— А есть ли в ней смысл, Влад? Снова молчание, снова тайны и секреты? Снова взгляды, поцелуи и больше ничего за ними? Тогда зачем мучить друг друга еще больше?

— Я обещаю, на этот раз все будет иначе! Я все время, что ты позволишь, буду проводить рядом с тобой. Я понял, что для меня важнее ты, важнее всего этого мира. Я обещаю, что расскажу о нем все, что ты захочешь знать. Всего его достоинства и недостатки. И я обещаю отпустить тебя сразу, как только ты захочешь уйти. Как бы мне ни хотелось удержать тебя рядом с собой. Прошу, давай попробуем еще раз… Ты нужна мне, Аня. Нужна, как девушка, которая завладела моим сердцем.

Он говорил, не опуская взгляда, и мне казалось, что эти изумруды стали живыми, что они словно огромное волнующееся море, и я вновь в них тону, вот только выныривать мне совсем не хочется.

— Эти выходные я согласна провести рядом с тобой. Но после ты вернешь меня в мой мир. Я не хочу потом начинать все сначала, если мы ошибемся. Я могу приходить к тебе по вечерам после своей работы, но иногда я буду видеться со своими друзьями. Я больше не хочу никого терять… Это слишком больно.

Он улыбнулся с явным облегчением, соглашаясь с моими условиями, а вскоре я оказалась в его нежных объятиях, услышала его завораживающий шепот: «Аня… Как я скучал!»

Глава 12. Новые вопросы. Первые ответы

Самую сильную любовь поначалу не замечают и противятся ей

Д.Гринберг

Из комнаты я выходила около часа спустя, когда Влад все же дал мне привести себя в порядок. Сам же он терпеливо ожидал меня в смежной гостиной, чтобы вместе со мной отправится на завтрак. Мы по-прежнему были во дворце, что меня удивило и я, пользуясь возможностью, решила начать задавать вопросы.

— Почему мы во дворце? У тебя же есть свой дом…

— Сейчас появилось много проблем из-за произошедшего в последние дни. Я должен выяснить, кто устраивал эти покушения, и кто к ним причастен. Это угроза безопасности, так что это не те вещи, которые можно игнорировать. Допускать каждого, с кем мне нужно будет переговорить в свой дом или постоянно связываться через артефакты я не хочу, предпочитаю работать лично. Собственно, для этого и существует дворец и наш главный мир, где он находится. Хочешь на него посмотреть? — предложил он, а я не стала отказываться.

Столовая здесь оказалась хоть и не мрачной, но не такой светлой, как у Влада. Окна здесь были гораздо меньше, с тяжелыми портьерами до пола, массивный стол с резными ножками застлан белой скатертью, такие же стулья к нему. Все уже было готово к нашему приходу, Влад вежливо пододвинул мне стул, а после разместился рядом.

— Почему ты не хотел меня искать? — задала я следующий вопрос.

— Хотел отпустить. Думал, что смогу дать тебе волю. Был уверен, что ты сама сделала такой выбор, что не хочешь больше меня видеть, но тот случай с ритуалом… Прости меня, мне безумно жаль, что я тогда сорвался на тебя. Я не хочу оправдываться тем, что такой была обстановка и прочее. Я действительно виноват перед тобою.

— Что ж, я прощаю, если впредь ты не будешь кричать на меня и выгонять прочь, когда я так за тебя переживаю. Я чувствовала безумную тревогу в сердце, боялась, представляя худшее… Я боялась тебя потерять, все сильнее убеждаясь в том, что ты мне нужен, Влад. Живым и здоровым!

Завтракали мы в молчании, но я то и дело ловила на себе взгляды Влада и замечала мелькавшую на его губах улыбку. Когда мы уже хотели уходить, в столовой появился Редрик. Увидел нас вдвоем. Сделал верные выводы и произнес:

— Какого бога мне благодарить за то, что это, наконец, свершилось, а?! И вроде взрослые люди, а вели себя как дети! Так, я зачем пришел-то! Влад, Совет собирается через час, но ты мне там не нужен! Появишься — выгоню, и плевать на твою репутацию. Пора вам всерьез заняться друг другом! Ань, зайди ко мне потом, как освободитесь, — и на этом он ушел как никогда довольный собой.

— В город? — коротко спросил Влад. Я кивнула. — Хочешь пешком, верхом или еще каким способом? — предложил он, а я решила выбрать второе. Не зря же он меня такими коварными способами учил в седле держаться!

* * *

Город! Настоящий магический город! Идеальные дорожки расползались огромной паутинкой по всем улицам, вдоль которых тянулись большие и маленькие, бедные и богатые дома. Почти на всех воротах я видела свечение, как оказалось, это была защита.

Порой мимо нас проносились прозрачные сферы, внутри которых летали сложенные послания. Не все обладали достаточным уровнем магии или возможностями, чтобы отправлять их прямо к получателю, так что использовали таких магических почтальонов. Вызывались они довольно просто, как и работали. Достаточно погрузить внутрь письмо и назвать получателя. Поддерживали такие сферы люди из городского управления, занимающиеся его бытовыми вопросами.

Помимо улочек магия была и на площадях. Там на небольших площадках-сценах оживали целые представления, скульптуры сходили со своих постаментов и вальяжно прогуливались среди прохожих, иногда перебрасываясь с ними парой фраз. Но главным здесь был огромный фонтан!

Каждая его струя изгибалась неведомым образом, что нарушало все законы физики, образовывала с другими сложные переплетения и фигуры, которые постоянно менялись, а помимо этого, вместе со звуками журчащей воды над чашей фонтана раздавалась легкая, красивая мелодия. Я бы могла смотреть на это часами, но Влад обещал показать мне и другие красивые места.

Мы прогулялись по паркам, оставив лошадей у входа, а я все это время расспрашивала об их мире и его жителях.

— У вас всегда так мирно? Такое постоянство?

— В основном да. Мы очень долго живем, Аня. Очень. За несколько лет ты уже привыкаешь ко всему, отношения между людьми становятся более устойчивые, как и их отношение к окружающему.

— А бунты? Покушения? Мятежи? Свержение власти? Войны? — я не верила в то, что все так идеально!

— О, вот именно поэтому я и сказал в «основном». Это постоянно происходит во всех мирах: те, у кого есть хотя бы призрачный шанс, стремятся подняться как можно выше. Все хотят иметь много власти, быть ближе к трону. Но вот занять его редко кто пытается. Дело в том, что мы позволяем править собой только сильнейшему. Тому, кто сможет защитить и спасти, тому, кто может рассуждать и улучшать мир, тому, кто будет справедлив и беспристрастен. Чтобы занять место на троне, придется победить того, кто на нем. Причем в личном сражении, иного народ не признает. А если народ против того властителя, который есть, он все равно его устранит. Можно противостоять десяткам или даже нескольким тысячам, но не целому миру. К тому же магов. У представителя власти должно быть преимущество, никто не должен сомневаться в его силе. Мой род тянется с самого возникновения мира и ни разу не прерывался.

— Но как так получается, что у ваших детей всегда достаточно для этого силы? — удивилась я.

— Кто-то рождается таковым от природы, дар передается по крови. Кому-то ее передают путем ритуала. Поэтому у нас приняло заводить наследников к концу жизни, чтобы воспитать его и в случае чего передать всю свою магию, обеспечив ему права на трон.

— Надо же… Какая жертвенность. А ты сам? Как ты получил свои силы и власть? Расскажи мне о своей семье, — попросила я и заметила, как он нахмурился. Кажется, он не любил эту тему.

— Рассказывать особо нечего. Мой отец был очень сильным и умным магом, который мудро правил этим миром, но его народ — это все, что его интересовало. Я появился, как и должен был, к концу его жизни, когда оставалась лишь несколько лет на мое воспитание. Отец в юности был охотником, но после увлекся государственными делами и оставил свое увлечение. Вновь он вспомнил о нем лишь тогда, когда пришло время для наследника. Он предчувствовал, что вскоре у него появится избранница, та, кто продолжит его род. Но ею оказалась девушка, которая уже собиралась выходить замуж. Она, как и ты, была человеком. Кто-то сказал отцу, что если избранная влюблена в свою пару, то больше вероятность того, что ребенок родится с сильным даром. Тогда отец использовал на ней свои возможности, заставив полюбить, как иногда делали в моем роде. Я был их первенцем. Как отец и ожидал, я родился с потрясающими способностями, так что проводить ритуал было не нужно. Тогда он решил, что может позволить себе еще одного ребенка, чтобы точно обеспечить мир наследником. Вот только мой брат родился лишь через два года после меня и умер на третий день жизни. Он был очень слаб. Отец почти не заботился о моей матери, уделяя все время моему воспитанию, и лишь изредка позволял видеться с ней. Но я любил свою мать. А отец нет. Когда он узнал о гибели своего второго сына, то пришел в ярость. Он убил мать у меня на глазах, а после приказал отвезти ее тело в лес.

Я испуганно остановилась, замерев на тропинке парка, по которому мы шли. Я чувствовала его боль, которая до сих пор не прошла. Такое никогда не проходит, может лишь затихнуть, засесть где-то глубоко в сердце, лишь изредка напоминая о себе. Я обняла его, прижавшись к его крепкой груди, а он осторожно вдыхал запах моих волос, слегка сжимая руку на талии, но очень осторожно, боясь причинить боль.

— Когда я начал править, то ввел Запрет. Я не хотел, чтобы кто-то повторил судьбу моей матери. Он лишил ее собственного счастья, а после отобрал и жизнь. Она не была счастлива, хотя заслуживала этого.

— А как ты познакомился с Редриком? Вы очень близко общаетесь, постороннему человеку ты явно не позволил бы такой дерзости, — спросила я о чем-то более веселом. Угадала, так как Влад тихо рассмеялся, от чего у меня по коже прошлись сладкие мурашки.

— Мне было тогда лет семь. Я гулял возле дворца, когда на меня налетел какой-то парень, сшиб с ног и извалял в земле. Когда же я осознал, что случилось, хотел было возмутиться, но он попросту заткнул мне рот, а после и вовсе утащил вслед за собой в кусты. Почти тут же мы услышали приближающиеся голоса. «Где этот дрянной мальчишка?! Вы видели, что он сделал с моей Мисси? Для нее это наверняка большая травма! Как он посмел протянуть к ней свои мерзкие лапы?!» — громко кричала какая-то истеричная дама. Наше счастье, она прошла мимо. Но я тогда все еще был зол на такого наглеца. Я спросил, что это все значит, тогда он рассказал, что подстриг собачку этой дамы, причем так, что исправить его творение можно будет, только доведя собаку до лысого состояния и начать заново отращивать шерсть. Я знал и эту женщину, и ее Мисси. Обе славились заносчивым характером, так что я вместо злости стал испытывать к нему уважение. После этого мы подружились.

— А кто из вас старше? — спросила я, повеселев от этой истории.

— Редрик. На два года. Из-за наших особенностей мы привыкаем к узкому кругу людей, но идем бок обок уже до конца жизни. Мой круг доверия еще меньше чем обычно из-за моего положения, так что глупо терять близких друзей из-за мелких ссор. Я воспринимаю Редрика как равного, поэтому он может позволить себе все то же, что и я в его отношении. Но стоит отдать ему должное, на людях он этого не демонстрирует. Кажется, он даже больше заботится о моем авторитете, чем я сам. Он стал мне как старший брат. Он заменил мне семью.

— А у Редрика она есть? Кто-то из близких?

— Да, у него очень большой и влиятельный род. У него есть младшая сестренка и два брата, отец и мать, три дяди, четыре тетушки и прочие дальние родственники. Но общается он только с самыми близкими. Тот единственный раз, когда он нарушил Запрет… Я говорил, что у него была причина, по которой он сорвался. Несколько дней назад до этого у него как раз погиб один из членов семьи. Он очень тяжело переживал это и поэтому не смог сдержаться. Нервы у всех порой сдают, вот и он не смог. Это не оправдывает его поступок, но объясняет, почему он не смог сдержать контроль, — Влад тихо, еле заметно вздохнул.

Мы некоторое время медленно шли по парку, встречая таких же гуляющих людей и бросающих на нас удивленные взгляды. Он держал меня за руку, а я не хотела, чтобы он меня отпускал. Через некоторое время мы вышли к ажурному мостику через реку и остановились.

Он приобнял меня за талию, а я еще осторожно и как-то нерешительно положила голову ему на плечо. На его губах тут же возникла легкая улыбка. Он посмотрел на меня, и я увидела в его глазах какую-то детскую, невероятную радость и трепетную нежность.

— Скажи, ты веришь мне? — осторожно спросил он, а я кивнула. Да, несмотря на все, что произошло, я верю ему. Несмотря на ссоры, я, кажется, все равно влюбилась в него. Странного, невозможного, нереального, но такого родного.

— Расскажи мне о вас, ваших особенностях. Чем вы отличаетесь от людей? — спросила я, а он почему-то тихо рассмеялся.

— Довольно многим. Мы выросли в разных мирах с разными порядками и укладом, с разной историей. Нас, как вид, называют алиумы. Главная наша особенность — это длительность жизней. В вашем мире очень многие стремились к бессмертию. Мы живем так долго, что это почти вечность. Вот только со временем она теряет свою привлекательность. Наше бессмертие — это не подарок, это кара и плата за все остальное. Для нас смерть становится желанным подарком, избавлением от скуки, мы принимаем ее с великой радостью. Это связанно с еще одной способностью — мы не можем умереть сами, когда захотим. Нас могут убить, но мы не позволим, иначе это ляжет тенью позора на наше имя, а для нас честь имеет большое значение. Мы не можем проявлять слабость, показывать боль посторонним людям. Это считается крайне неприличным, к тому же, это опасно. В нашем мире все решает сила. Покажешь слабину — и тебя уничтожат. Возможно, это не лучшая система, но сломать ее очень сложно. Еще одна наша особенность — возможность менять окружающие, способность создавать и разрушать. Ты называешь это магией. Но для нас это не дар, а просто такая же способность, как зрение. Только у кого-то оно лучше, у кого-то хуже. Об избранных парах ты уже слышала. Это, пожалуй, самое главное. Сложно рассказать обо всем сразу. Сама ведь знаешь, обычно все так сразу и не вспоминается.

— Ну, хорошо. Тогда расскажи о себе. О своих интересах и увлечениях, что тебе нравится, — попросила я, когда мы вновь отправились гулять, только в обратном направлении. Я хотела узнать, понять этого человека.

— Ладно, я расскажу, но с ответным условием. Ты тоже ответишь на мои вопросы! Согласна? — с озорной улыбкой спросил он, а я кивнула в ответ. — Итак. Что же я люблю? Во- первых, простор и свет. Как ты могла заметить, у меня дома всегда много воздуха и света. Не люблю мрак и холод, как, например, во дворце, потому и не живу там. Я люблю природу. И тоже простор в ней. Мне нравится ездить верхом, иногда я уезжаю на несколько дней, чтобы отдохнуть он всех проблем. Еще я люблю шоколад. Однажды поспорил с Редриком, кто из нас больше съест. Я победил, — он сказал это с такой довольной улыбкой, что я не смогла сдержать смеха. Сейчас он мне напоминал хулигана — ребенка, каким был, кажется, в детстве. — Еще я люблю воздух. Мне нравится ветер, в нем так же скрыта свобода. Мне нравится больше быть одному или в компании близких людей, чем в огромной шумной толпе. В людях я ценю доверие и умение им дорожить, а также честность. Я не потерплю рядом с собой лжецов. Именно поэтому я тогда так рассердился на Редрика, он почти солгал мне. А что любишь ты?

— Я? Ну, во-первых, тоже шоколад. Хотя много его есть вредно. Но, да и ладно! Еще я люблю читать, могу днями не вылазить из библиотек. Я люблю гулять по ночному городу, когда не так много шума, но очень красиво. Что касается шумных обществ… Не знаю. В целом я не против современных клубов, так как все окружающие там, в принципе, равны, они пришли отдыхать, и им нет никакого дела до тебя и твоих друзей. Чаще всего. А еще мне нравится музыка. В детстве мама отдала меня в музыкальную школу на фортепиано. Вот только после гибели родителей я почти перестала играть. Так, изредка что-то играла, когда бабушка просила. Но больше мне нравится не фортепиано, а гитара. Я люблю ходить в походы. В школе часто с классом ходили. Особенно здорово — уйти на ночь с палатками. А еще мне нравится море, была там пару раз с родителями. Свободное, неподвластное и бескрайнее. И, кажется, мне понравилось кататься на лошадях! Вот только метод обучения в первый раз был не очень! — рассмеялась я, вспомнив безумные скачки по лесу. Влад улыбался, глядя на меня, и от этой улыбки я чувствовала себя самой счастливой. Понимать, что нравишься, что нужна кому-то. Давно забытое чувство…

Мы гуляли с ним до позднего вечера, я очень устала, когда мы, наконец, вернулись назад. Влад проводил меня до моей комнаты, подарив на прощание осторожный поцелуй в щечку, на большее он пока не настаивал, боясь меня оттолкнуть. Когда я вошла в комнату, то с облегчением растянулась на кровати, заметив, что счастливо улыбаюсь. На этот раз я не собираюсь упускать своего шанса на счастье с этим невероятным мужчиной.

Я отдохнула несколько минут, повалявшись на кровати, а потом вспомнила о просьбе Редрика зайти к нему. Выглянула в коридор, где повезло встретить одного из слуг. Узнала, где могу найти его и направилась к нему. Замерев на миг перед дверью его гостиной, я постучала и вошла.

— Заходи, я тебя уже ждал, — произнес Редрик, выходя из кабинета. Мы с ним разместились на диванах друг напротив друга. — Как прошла ваша прогулка? — спросил он.

— Мирно, что уже радует. Он немного рассказал мне о вашем мире, о себе. Но того, что я узнала, все еще мало, чтобы принять решение оставаться здесь или нет. Ты ведь об этом хотел со мной поговорил, верно? — Редрик задумчиво кивнул, не сводя с меня своего взгляда.

— Скажи, чего тебе не хватает, чтобы здесь остаться? С Владом. Чего ты хочешь?

— Уверенности в своей безопасности. И честности. Я устала от лжи вокруг себя. И больше не перенесу предательства. Я должна быть уверена, что чувства Влада серьезны, а его слова правдивы. И что это не окажется банальным увлечением, интересом, который пройдет со временем.

— Аня, я знаю Влада уже очень давно. Поверь мне, он действительно любит тебя. Просто любит по-своему. И я могу пообещать тебе за него, что на этот раз не будет никакой лжи. Он принял тебя. Не как избранницу. Как любимую. Вам нужно лишь научиться доверять друг другу. Вы привыкли жить в одиночку. Теперь все будет иначе.

Мы задумались. Не знаю, о чем размышлял Редрик, я же — о его словах. Он, как всегда, был прав. Мы еще немного поговорили, я рассказала ему о своих впечатлениях от города и всего увиденного, а потом к нему принесли какой-то очередной доклад, и я решила вернуться к себе, дав ему время поработать.

Следовало бы принять ванну и привести себя в порядок. С неохотой я поднялась и подошла к маленькому столику возле зеркала в роскошной раме, начала расплетать свои волосы, когда мой взгляд случайно заметил небольшой конверт на нем. Я удивленно отложила расческу и раскрыла его. Внутри оказался сложенный вчетверо листок, а на нем написано лишь пара слов: «Бегите! Бегите, пока не поздно! Здесь лишь ваша погибель!» Подпись под этим странным посланием была не многим яснее: «Ваш преданный друг»

Глава 13. Один прекрасный день

Чтобы стать счастливым, надо прежде всего осознать, в чём твоё счастье, а затем — найти к нему дорогу

Илья Николаевич Шевелев

Утром меня разбудил приятный аромат, витавший в воздухе. Я сонно потянулась и открыла глаза, чтобы в следующий миг удивленно воскликнуть. Вся комната была заставлена букетами роз: белых, нежно-розовых, чайных, красных… Они были повсюду: возле кровати, вдоль окна, на столике и вокруг него, у двери, возле шкафа, а в те, что были прямо напротив меня, была вставлена аккуратная белая карточка с надписью на ней: «С днем рождения, Аня!»

Влад! Он не забыл… Я тут же подскочила и отправилась скорее собираться. Когда я вернулась из душа, меня уже встречала Миранда, приготовив все необходимое. Я успела заметить, что платье было новым, явно не из моих старых вещей, часть которых я оставила здесь. Оно оказалось белоснежным, с легким ажурным кружевом поверх, перехваченное тонкой бирюзовой лентой под грудью. Такую же ленту Миранда вплела мне в мои кудри, которые забрала на затылке, макияж, и я готова!

В столовой меня уже действительно ждали. Стоило мне войти, как меня тут же подхватил на руки Редрик и закружил в воздухе, от чего я радостно засмеялась.

— С Днем Рождения, солнышко наше! — наконец сказал он, опуская меня на землю. Я слегка пошатнулась, так как закружившаяся голова еще не пришла в порядок, но тут заметила Влада, который стоял позади и с теплой улыбкой смотрел на меня.

Я не смогла не улыбнуться в ответ и побежала ему навстречу, чтобы так же быть подхваченной на руки. Я чувствовала, словно снова вернулась в детство, словно я вновь маленькая девочка, для которой этот день — сказка, где исполняются все ее желания.

— Спасибо за цветы! — искренне поблагодарила я, а после сама осторожно поцеловала его в щечку, которая была так близко. Он чуть вздрогнул от прикосновения, но потом обнял меня крепче.

— Так, парочка! Я все понимаю, но у нас еще столько дел впереди! Так что давайте-ка уже завтракать! Мы наверняка все голодные! — вернул нас до нельзя довольный Редрик. Я тут же смущенно покраснела, но он лишь тихо рассмеялся.

Пока мы ели, я попыталась узнать, что за планы, но в ответ получила лишь одно слово: «Секрет!» Впрочем, возражать я не стала. Этим людям я доверяла.

— Итак, сейчас предлагаю отправиться к одному озеру в другом мире, там поплаваем на лодке, а после еще один тебе подарок от меня! — произнес Влад, подавая мне руку, а я без сомнения вложила в нее свою.

Переход сквозь портал уже не вызывал удивления, в отличие от открывающихся передо мной новых и новых миров по ту сторону. Сейчас мы оказались в каком-то волшебном лесу, через который протекала река. Странным было то, что он весь словно светился!

Небо почти полностью заслоняли пышные кроны деревьев, сквозь которые с трудом пробивались лучики солнца, но, помимо этого, каждый листочек сверкал своим собственным сиянием: какие-то деревья пылали нежно-розовым огнем, какие-то лазурным, бирюзовым, желтым, голубым, фиолетовым или синим. Кажется, здесь были все оттенки красок, которые отражались в зеркальной глади прозрачной воды.

Сама река тоже была особенной. Ее дно просматривалось удивительно хорошо, так что я легко могла разглядеть золотых рыбок, которые плавали среди таких же светящихся, как и деревья, водорослей. Возле берега было причалено несколько лодок, в одну из которых мы и сели. Стоило Владу коснуться ее бортика, как она сама начала двигаться все глубже в лес.

— Как тут красиво! Что это за место? Чей это мир? — спросила я, удивленно оглядываясь по сторонам.

— Это что-то вроде вашего заповедника. Он уникален своей природой. Ученые следят за его сохранностью, а также пытаются восстановить все эти виды, так как они считаются исчезающими. Здесь запрещено наносить вред окружающей среде, но любой желающий может прокатиться на лодке или прогуляться по берегу, но сейчас здесь только мы, — и он вновь улыбнулся, от чего у меня на душе сразу потеплело.

Мы неспешно плыли вдоль берегов, а я удивленно рассматривала все вокруг. В какой-то миг мне показалось, что среди деревьев мелькнул чей-то силуэт, я невольно подалась вперед, едва не выпав в воду, но меня вовремя подхватил Редрик.

— Там кто-то был! — взволнованно прошептала я, а потом к берегу вышла небольшая семья оленей, вот только они были крылатые! На их спинах трепыхались маленькие, прозрачные крылышки!

— Это онелеи. Когда-то они могли летать, но со временем начали утрачивать эту способность, так как в ней исчезла необходимость. Они живут небольшими семьями. Дети возле родителей до самой их смерти, а живут они несколько десятков лет. Этим около трех десятков, их детям — примерно один, — пояснил Влад.

Онелеи стали первыми животными, кого я здесь увидела, но за ними пошли и другие: сверкающие бабочки, исчезающие светлячки, совы, которые почему-то не спали днем, белоснежные рыси, где-то мы слышали волка, но Редрик убеждал, что они безопасны. Я не заметила, в какой именно момент это произошло, но очнулась лишь, когда мы приплыли к другой площадке внизу реки, и тогда я поняла, что сижу на коленях у Влада, обнимая его одной рукой. Кажется, он боялся, что я все же не сдержусь и шагну из лодки…

— Тебе понравилось? — спросил он, когда мы вновь вышли на берег.

— Это было восхитительно! Ваш мир… он так прекрасен! Как я рада, что вы бережете его!

— Что ж, тогда я тоже рад, что тебе понравилось. А сейчас я предлагаю тебе продолжить познавать нашу жизнь! — и он вновь протянул мне руку, предлагая с ним войти в открывшийся портал.

* * *

Мы стояли на берегу моря, у самой кромки его воды, точнее стоял Влад, а меня он держал на руках, пока я не сняла обувь и не оставила ее на песке. Он поступил так же. На побережье гулял свежий морской ветер, который растрепал мои волосы. Солнце уже поднялось высоко над водой, отбрасывая множество бликов на его лазурных волнах.

— Вчера ты спрашивала, чем мы отличаемся от людей. Я не назвал тебе еще одну особенность, хотел сделать сюрприз! Латеты — наши помощники при поиске избранницы. Они создаются по нашему подобию, так что есть кое-что, чем мы с ними похожи… Закрой глаза! — попросил он, и я опустила ресницы, замерев от предвкушения. Мне в лицо ударил новый порыв ветра, заставив улыбнуться от радости, а потом я услышала шепот Влада: «открывай!» и едва не закричала от удивления и восторга. Передо мной стоял все тот же Влад, вот только теперь за его спиной были распахнуты белоснежные крылья, слегка шевелящиеся на ветру. Перья переливались на солнце, казалось, что они светятся.

— Боже! Как ты прекрасен! — все же не удержалась я, а после принялась его исследовать, разглядывая со всех сторон и осыпая вопросами. Он смеялся, но отвечал.

— Мои крылья очень сильные, как и я сам. Так что… Хочешь прокатиться? — спросил он, а я не дурочка, чтобы отказываться! Он привлек меня к себе, осторожно обняв за талию, а потом с силой оттолкнулся от земли и поднялся высоко вверх! Мы летали над огромным морем наперегонки с ветром. Я кричала от переполнявшей радости, улыбалась и едва не плакала от счастья!

Влад спустился совсем низко над землей, так, что я могла достать кончиком пальцев воды, оставляя за нами облака брызг. Мы кружили и резвились, словно дети. Наконец, Влад вернулся к берегу и осторожно опустился на песок. Стоять вновь на ногах было слегка непривычно. Мне казалось, что я все еще парю возле облаков. Странно, но холодно мне там не было, словно тепло Влада согревало меня.

Я прижалась спиной к его широкой груди, смотря на простирающееся перед нами море, а он приобнял меня за талию, вдыхая запах моих волос. В какой-то миг я почувствовала солоноватый вкус на своих губах. Я все же плачу!

— Ань, что-то случилось? — тут же взволнованно спросил Влад, заметив слезы.

— Да! Ты в моей жизни случился! И я сейчас так счастлива рядом с тобой… — призналась я, обернувшись к нему лицом, чтобы вскоре податься навстречу его ласковому поцелую.

* * *

Обратно в дом Влада мы вернулись, когда пора было обедать. Я заглянула к себе в комнату, чтобы привести себя в порядок после полетов, а после Мира проводила меня до беседки возле озера, где меня уже ждали…

— Анютка! С Днем Рождения! Я так скучала по тебе! — и Юля тут же заключила меня в объятия, а я с такой же радостью обняла ее. — Желаю тебе большой и огромной любви! А все остальное и так будет! А так как мужчины с подарками мало что понимают, — вот тут я бы поспорила! — То я хочу подарить тебе одну очень полезную вещь! — и она протянула мне аккуратную шкатулочку, перевязанную ленточкой с бантом. — Этот артефакт закрепляет твой внешний облик, не даст ни прическе подпортиться, ни макияжу, ни платью замяться! Будешь идеальна всегда! — радостно произнесла она.

— Ох, спасибо огромное, Юль! Действительно, очень полезная вещь! Где ж ты раньше- то была?! — и мы обе рассмеялись. Тем временем ко мне подошел Редрик, держа в руках еще одну украшенную коробочку.

— А вот это тебе от меня! Сохранность гарантирую. Все листы там — оригинальны, из-под пера их авторов. Насчет сохранности не переживай — они зачарованы, так что точно ничего не пострадает, что бы ты ни делала! — и он вручил мне подарок. Заинтригованная, я тут же присела на стул и стала открывать, чтобы восторженно ахнуть. Кажется, у меня руки задрожали, держа такой антиквариат! Это был сборник стихов поэтов девятнадцатого века! Эти строчки выводили самые известные поэты! Да этой книге цены нет!

— Ох… Редрик, это же бесценно… Спасибо! — все происходящее казалось нереальным.

Стали рассаживаться за столом, я без колебаний заняла место возле Влада. Во время еды мы много смеялись, меня продолжали поздравлять, желая всего, чего только было можно пожелать, поднимали тосты, и, конечно, наслаждались вкусным обедом. А после… после наш путь лежал в театр, но театр мира магов!

Уже само здание поражало своей красотой! Оно было огромных размеров, но каждый сантиметр фасада был по-своему красив. Вход обрамляла каменная мраморная арка с витыми колоннами, к которой шла широкая парадная лестница, в таком же стиле были обрамлены стрельчатые окна с витражами, поражающие своими маленькими фрагментами и потрясающе подобранными оттенками. Внутри все было еще прекрасней.

Сквозь цветные стекла пробивались солнечные лучи, расстилая на полу потрясающие узоры. Стены просторного холла были украшены фресками, а лестницу наверх украшали живые лианы, по ее бокам с тихим шумом падали каскады воды, создавая самый настоящий водопад. В верхнем коридоре, который вел в зал, на стенах было множество зеркал причудливых формах, которые увлекали не меньше искусных картин. Освещали его хрустальные люстры и маленькие светящиеся шарики, летающие под потолком.

В самом зале мы заняли центральную ложу, предназначенную для верховной власти, а потом началось представление… Этот театр не был похож ни на один другой, так как и в нем всюду была магия, которая создавала особые спецэффекты, погружая в происходящие действия.

Сюжет был о любви одной пары, вот только в ее судьбу вмешивалось добро и зло, пытаясь завоевать право распоряжаться их судьбой. В некоторых сценах время замирало, тогда появлялись ангел и демон. Ангел сражался на стороне юноши, тогда как демон пытался играть за девушку. В финале они оба едва не погибли, но все же победила любовь.

— Тебе понравилось? — спросил Влад, когда мы покидали театр.

— Еще бы… Это было так странно! Скажи, почему ангел был именно за парня? Разве не наоборот должно быть? — спросила я, наблюдая, как Влад вновь строит портал.

— Это еще один устрой моего мира, наших порядков. Считается, что исключительно мужчина — опора семьи, даже о своих амаре мы предпочитаем заботиться, обеспечивая им надежную защиту с помощью латетов. Девушки же считаются слабее и уязвимее нас, поэтому и строить отношения должен был парень, а девушке позволительны сомнения и ошибки.

— Интересное мышление… Куда мы сейчас? И куда успели деться остальные? — спросила я, заметив, что мы как-то остались одни.

— Я бы хотел провести оставшееся время с тобой наедине. Предлагаю вновь отправиться к морю, — и он приглашающее протянул мне руку, чтобы мы вместе шагнули в портал.

* * *

Над морской гладью возвышалась целая терраса, где расположился накрытый стол, несколько кресел и уютный диванчик. Низкие перила, ограждающие края платформы, были украшены цветами и шелковыми лентами, с пола свисали изящные лампы — фонарики, создавая уютную атмосферу.

— Хочешь искупаться? — предложил мне Влад, а я лишь кивнула в ответ. Он подхватил меня на руки и смело шагнул за край террасы. Нас тут же обхватила вода, одежда намокла, но не мешала. Я все еще обнимала его за шею, а он придерживал меня одной рукой.

— Тут глубоко? — осторожно спросила я, не рискуя его отпускать. Однажды в детстве я была с родителями на море. Купаясь, я забылась и заплыла слишком далеко, когда мне вдруг свело ногу. Я тогда перепугалась, не зная, что делать, наглоталась воды, перепугав родителей и других отдыхающих. Теперь у меня остался некий страх заплывать далеко от берега и не иметь возможности почувствовать его под ногами.

— До дна не достанешь, — спокойно ответил Влад, подтвердив мои опасения. Кажется, он заметил страх в моих глазах. — Не переживай, я всегда рядом с тобой и не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось, — в его словах было столько уверенности, что я невольно поверила ему и осторожно отпустила, начиная плыть сама.

Когда я устала, из воды вылазить все еще не хотелось, тогда Влад катал меня на спине, а потом мы отплыли довольно далеко, я обнимала его за шею, а он держал меня за талию, крепко и уверено, страха не было. Вокруг нас вода тускло светилась — его магия помогала нам держаться на плаву. Он смотрел мне в глаза, а я вновь тонула в этих дымчатых изумрудах, которые были сейчас так близко…

Невольно мой взгляд скользнул чуть ниже, к тонкой полоске губ, на которых играла легкая, полная нежности, улыбка. Мне вдруг так захотелось прикоснуться к ним, вновь почувствовать сладость его поцелуя, вновь взлететь ввысь от охватывающих чувств и раствориться в нем без остатка… Судорожный вздох невольно сорвался с губ. Он внимательно посмотрел на меня и сразу все понял. Улыбнулся чуть шире, а после притянул меня ближе к себе, накрывая мои губы поцелуем.

Солоноватый привкус морской воды, сбивчивое дыхание, кровь, словно вскипевшая в венах, игривые волны, накрывающие нас, его уверенные руки, касающиеся мой спины, его вздымающаяся грудь, мои руки в его спутавшихся волосах… Мы оба упивались этим поцелуем, мы были так счастливы в этот момент… Пока нас двоих не окатила внезапно большая пришедшая вода, накрывшая с головой. Нам все же пришлось оторваться друг от друга, кажется, мы оба смеялись. Влад предложил поплыть обратно, а я безропотно согласилась.

Забравшись на платформу, Влад создал для нас поток чистой воды, чтобы смыть морскую соль, а потом мы стали переодеваться. Для меня одежду собирала Миранда и положила помимо белья длинное платье, но вот закутывать себя сейчас во что-то плотное и узкое очень не хотелось.

Влад предложил свою рубашку, которая была мне до середины бедра. Пока он переодевался, я сидела, отвернувшись, и вдыхала его запах, который хранила его рубашка: легкая свежесть, которая бывает после утреннего дождя. Потом мы разместились удобно на диванчике, глядя на закат и перекусывая фруктами.

Я лежала у него на груди, а он заботливо обнимал, некоторое время мы молчали, но вскоре он сел чуть ровнее, осторожно беря меня за руку.

— Аня, я хочу сказать тебе еще кое-что… У нас есть еще одна особенность, которая дает определенное преимущество. Мы практически никогда не ошибаемся в своем выборе и не сомневаемся, потому что чувствуем, что нам необходимо. Вот и я чувствую, что нужно мне. Точнее кто. Я понимаю, что для тебя прошло слишком мало времени, но я хочу, чтобы ты знала: ты очень нужна мне. Не только как амаре, не только как мать моих детей, ты нужна мне как любимая девушка, как та, ради которой хочется жить, которую хочется любить и оберегать, Аня! Я не прошу от тебя сейчас взаимных признаний в ответ или каких-либо чувств, я не хочу тебя торопить. Просто прошу принять вот это, — и он протянул мне кольцо, очень похожее на то, что было на его руке, только изящней, — Как знак моих чувств к тебе. Что бы ни случилось, я всегда буду с тобой рядом и всегда помогу, не важно, решишь ли ты уйти, или остаться, в ссоре мы или в мире. Я всегда буду рядом. Обещаю.

Некоторое время мы молчали, просто наслаждаясь этими минутами наедине, я скользила по нему взглядом, изучая и запоминая его, пока в очередной раз не заметила странную татуировку на его плече в виде дракона, свернувшегося кольцом. Кажется, нечто похожее я видела и у Редрика. Видимо, Влад угадал, о чем мои мысли и пояснил:

— Это не обычная татуировка. Это символ принадлежности правящему роду. Дракон как знак величия и мощи, кольцо — непрерывность правления рода, один правитель сменяется другим. Так же в ней скрыта дополнительная родовая защита, которая ускоряет регенерацию тела, что делает меня практически неуязвимым. Нужно очень сильно постараться, чтобы причинить мне хоть малейший вред. Что касается Редрика, то его татуировка — знак доверия моего рода. Означает, что он приближен к моей семье и имеет некоторые привилегии, а также может выступать в качестве моего представительного лица, что он нередко делает.

— Надо же, как все у вас серьезно, — я осторожно коснулась его татуировки, проведя по ней рукой. Мне показалось, что сквозь нее прошли маленькие искорки, и я поспешила отстраниться. — А что нас счет другой твоей особенности? Твои глаза. Они очень удивительные… Как сверкающие изумруды, но прикрытые дымкой. Это тоже что-то обозначает?

На этот вопрос Влад почему-то не спешил отвечать. Загадочно улыбнулся, крепче прижал меня к себе и коснулся моих волос. Я тут же улыбнулась от этих приятных ощущений, но о своем вопросе не забыла сама и ему не позволила.

— Да, мои глаза тоже не человеческие, как и я сам. Что касается их яркого цвета — это влияние моих сил. Показатель того, что во мне их очень много. Отсюда и эти мерцающие искры. Я могу воздействовать на других взглядом, считывать часть нужной мне информации, но это чаще всего происходит неосознанно, рефлекторно, а я уважаю право других на личное пространство и закрытость внутреннего мира, поэтому ставлю сильный блок, который отражается в глазах этой самой дымкой. Однако иногда я начинаю терять контроль, и она исчезает. Верный знак собеседнику, что ему лучше исчезнуть!

— И почему мне об этом говорят только сейчас? После того, как я столько раз видела твои глаза без этой самой дымки?! — я попыталась сделать возмущенный вид, однако этот конкретный мужчина и так видел меня насквозь! — В общем, с глазами все ясно. Последний момент! Почему у тебя рассечена бровь? Когда и с кем подрался? — спросила я, но тут же насторожилась, заметив, как ощутимо напрягся Влад. Видимо, меня угораздило задеть больную тему.

— Это было очень давно. Помнишь, я рассказывал о том, что отец не простил моей матери смерть моего брата? Я был в комнате в тот день, когда отцу сообщили об этом. Я попытался его остановить, уже в том возрасте я владел азами магии. Но отец ожидаемо был намного сильнее меня. Я стал у него на пути, и он ударил меня. С тех пор у меня остался маленький шрам, из-за которого бровь так и осталась рассеченной. Как напоминание о том дне.

Казалось, я кожей чувствовала его боль, которую он вновь переживал. Мне так хотелось помочь ему, забрать ее, разделить… Ведь я тоже потеряла всех своих родных… После этого мы долго не говорили, просто смотрели на море вокруг нас. Но потом я услышала, как Влад сказал, что пора возвращаться. Я уже начинала засыпать.

Просыпаться не хотелось мне долго, но все же я поняла, что когда-то вставать все равно придется. Я села на кровати и привычным взглядом окинула комнату, которая становится для меня вторым домом. Солнце за окном стояло уже высоко, кажется, было около полудня. Я потянулась и поднялась, ступая босиком на ворсистый ковер, заглянула в зеркало, улыбнулась своему заспанному виду, а потом вновь заметила странный конверт на столике. Кажется, я уже знаю, что прочту там…

«Анна, Ваша связь с Владимиром принесет погибель Вам. Вы должны разорвать ее. В ней огромная угроза, игнорировать которую невозможно. Сделайте это сами, пока не пришлось принимать повторных попыток радикальных мер.

Ваш сторонний наблюдатель»

Сразу вспомнилось предыдущее письмо. Казалось, содержание у них одно и то же — меня пытались уговорить бежать от Влада, вот только на этот раз сквозь строки проступала угроза. Пора с этим что-то делать. Наверное, все же стоит рассказать Владу. Теперь я ему доверяла. Вот только все вышло немного труднее, чем я предполагала.

После того, как я сходила в души и привела себя в порядок, хотела взять письмо, да только оно исчезло. И предыдущее тоже нигде не могло найтись. Миранда сказала, что не видела их, предложила еще раз посмотреть, но что-то мне подсказывало, это бесполезно. Отправивший их человек не был так глуп, чтобы оставлять следы. Что ж, надеюсь, Влад и так мне поверит.

Влад оказался в кабинете, когда я его искала. Я решила не отрывать его и подождать в приемной под осторожным, но любопытным взглядом секретаря. Особенно пристально она изучала кольцо на моем пальчике, но спросить ничего не решалась. Наконец дверь кабинета открылась, и вышли трое мужчин, а следом за ними показался Влад. Последний заметил меня сразу, в то время как другие еще продолжали разговор.

— Аня! Ты давно проснулась? — спросил он, подходя ближе и заботливо обнимая за талию. Мужчины же вежливо мне кивнули в знак приветствия.

— Нет, недавно. Мне нужно тебе кое-что рассказать, думаю, это важно.

— Ты могла бы не ждать. Я всегда найду для тебя время, — улыбнулся он, а я смутилась, все же мы тут были не одни.

— Эти господа пришли раньше, к тому же мне не сложно подождать, — сказала я, напоминая, что у нашего разговора полно зрителей.

— Вы свободны, вечером передадите отчеты Редрику, — уже серьезным голосом ответил он, а после мы отправились к нему в кабинет. — Что случилось? — спросил он, когда мы сели на диванчик.

— Кто-то очень хочет, чтобы я от тебя ушла. Недавно я нашла в своей комнате письмо с просьбой бежать. Сегодня с утра я получила второе письмо, но в нем уже помимо мирных советов начала читается угроза вмешаться. Возможно, это связанно с покушением на тебя или теми людьми, от которых я сбегала перед тем, как оказаться здесь.

— Эти письма у тебя?

— Они исчезли. Оба. Скорее всего, пытаются скрыть следы. Есть какой-то способ их найти, восстановить?

— Сами письма нет, но можно посмотреть твои воспоминания, однако я не буду настаивать, если ты против. Мы найдем другой способ во всем разобраться.

— Это очень поможет? — задумалась я, вспоминая прошлый раз. Было неприятно, но сейчас имели ли значения мои чувства?

— Достаточно. Возможно, почерк скажет о чем-то, подпись, бумага… Любая мелочь важна.

— Тогда я согласна. И еще… Тот день, когда я сюда попала. Возможно, ты узнаешь лица нападавших.

Кажется, он не ожидал, что я соглашусь. В эту минуту в кабинет вошел Редрик и занял место напротив, Влад же осторожно коснулся моей головы.

Перед глазами замелькали события в обратном порядке, пока все не остановилось на том дне.

Когда Влад осторожно вышел из моего сознания, я почувствовала слабость во всем теле. Он осторожно помог мне откинуться на спинку дивана, в то время как Редрик чем-то звенел возле шкафа, а потом протянул мне бокал, наполненный чем-то рубиново-красным. Я сделала глоток и не заметила, как осушила бокал до дна. Сразу стало легче, голова перестала кружиться, силы начали возвращаться.

— Редрик, дай руку, хочу, чтобы ты это тоже увидел. Из напавших я знаю лишь одного, ты чаще с ними общаешься… — и Влад с Редриком крепко обхватили запястья друг друга, прикрыв ненадолго глаза. Видимо, им передавать информацию было намного проще, так как после никто из них ослабевшим не выглядел.

— Я знаю двоих. Они все, скорее всего, из отдела безопасности. Недавно у Корнелия ушло несколько человек. Скорее всего, это именно те, кого мы ищем, вот только мы не можем обвинить их всех. Придется искать доказательства. К тому же понять, кто именно оправил письма, или каковы их окончательные цели и причины пока невозможно. Придется детально в этом разбираться. Эти люди несут в себе угрозу. Ань, если получишь еще одно послание, сразу говори, ладно?

— Хорошо, но вас не смущает, как именно они смогли передать мне эти письма? Неужели они могут спокойно заходить ко мне в комнату? — удивилась я.

— О, нет! Поверь, сейчас туда заглянуть будет проблематично! Скорее всего, они использовали силы, нейтральный канал передачи. Так как он вполне безобидный и через него не попадет ничего опасного, он разрешен везде, так что достаточно просто конкретно знать, кому именно хочешь доставить письмо, чтобы это сделать. Но и отследить через этот канал не получится.

— Что ж, пока у нас все равно мало информации, так что займемся этим позже. А сейчас идем. Аня, ты ведь до сих пор так ничего и не ела! — напомнил мне Влад.

* * *

Влад предлагал после обеда посвятить все свое время мне, как и обещал, но я настояла на том, чтобы он с Редриком занялся текущими проблемами, так как откладывать их не стоило, а сама решила вернуться до вечера в свой родной мир. Время текло как-то медленно и скучно. Даня до вечера был на работе, а в эти выходные он работал и было полно заказов, так что с ним поболтать не получалось. Я помнила о своем обещании прогуляться с ним, но пока он был свободен, занята была я, сейчас же роли сменились.

В магазине сегодня выходной, так что заняться было особо нечем. Я хотела почитать, но замечала, что раз за разом пробегаю глазами по одной странице, так и не уловив ее сути. Мысли были слишком сбивчивы и беспокойны, так что книгу пришлось отложить. Я думала о тех странных письмах. Чего хочет этот человек? Вероятно, он, как и Корнелий, пытается защитить меня от судьбы моих предшественниц. Но тогда почему именно я? Почему они не пытались спасти мать Влада, например? Или все же пытались, просто мне об этом ничего не известно?

Но пусть я чем-то привлекла их внимание. Если мы дадим им понять, что намерения Влада вполне безопасны для меня и что убивать меня никто не планирует, то это решит проблему и прекратил угрозу? Если нет, то у автора письма другие цели. И стоило бы выяснить, он действует один или компанией? Скорее всего, второй вариант, так как и на меня, и на Влада нападали несколько человек. Вот только точно ли они связаны?

К тому же было бы неплохо получить еще одно послание, вот только не вскрывать его сразу, а сперва показать Владу. Быть может, до прочтения они не исчезнут так же бесследно? В общем, когда вечером появился Редрик, чтобы вернуть меня назад, я была только рада.

Мы расположились в кабинете у Влада, где делились всем, что успели найти. Точнее делились мужчины, а я внимательно слушала.

— Всего у Корнелия ушло десять человек изначально, затем на другой день пятеро. В день бала заявления написали еще трое. Никаких темных пятен в их личных делах нет, ни в чем не подозревались, переворотов не устраивали. Работали все в разных сферах, но были знакомы, однако близких друзей среди них мало. Утверждать, что к происходящему причастны все, мы не можем. Местонахождение четверых из них сейчас известно. У одного брат был одним из тех, кто напал на Влада и пытался провести ритуал, — закончил Редрик.

— Что ж, видимая цель только одна: кто-то не хочет, чтобы Аня была моей избранницей. Возможно, не желают ей обычной участи, все же во время допроса Корнелий не врал на этот счет, но, скорее всего, есть и другие причины, о которых мы не знаем. За каждым я велел наблюдать, тех четверых уже ищут, — добавил Влад. — Какие есть предложения?

— Мы могли бы проверить нашу теорию о том, что меня пытаются защитить, — начала я. — Стоит пустить слух о том, что твои намерения в плане меня больше, чем просто сделать меня избранницей. Если это их цель, они остановятся. Если нет — стоит искать другие причины. Вы знаете, с чем работали в последнее время уволившиеся люди? С чем конкретно? Что-то должно было толкнуть их к действиям. К тому же, они неглупые люди, у них должно быть какое-то средство, которое должно им помочь достигнуть их цели. Вряд ли они стали бы сыпать угрозами, не имея за словами никакой силы. Стоит попробовать узнать, что они могут противопоставить.

Я замолчала, поймав на себе странный взгляд Редрика. Тот некоторое время меня рассматривал, а после, повернувшись к Владу негромко, но я все же расслышала, сказал:

— Хватай ее быстрее и проводи обряд единения, пока не передумала! Пока вы опять не поссорились, — сказал он, а я смущенно покраснела, не ожидая такой реакции. Хотя вот упоминание некого обряда меня заинтересовало, надо будет потом узнать у Влада… — Ты права, недавно мы пришли к таким же выводам, — уже мне сказал Редрик. — Я займусь этим и проконтролирую, а вы решайте вопрос с обществом и обнародование ваших отношений, — и после этого он ушел, оставив нас наедине. Некоторое время мы оба молчали. Я почему-то не решалась посмотреть на Влада.

— Я согласен, что стоит попробовать сообщить авторам посланий о том, что никто убивать тебя не собирается. Вот только простым слухам они не поверят. Слухов ходит достаточно. Потребуется официальное заявление, причем мое лично. Предлагаю представить тебя нашему миру как мою невесту, — сказал он, и вот тут я удивленно вздрогнула и посмотрела на него. Он был серьезен и сосредоточен, но в то же время спокоен, хотя в его изумрудных глазах время от времени проскальзывали искры, выдавая его переживания. Ему было важно узнать мой ответ. — Пойми, Аня, я ни к чему тебя не принуждаю. И не прошу давать никаких обещаний! Конечно, подобное заявление предполагает подготовку свадьбы, но она вполне может затянуться на долгое время, а помолвку и вовсе можно будет разорвать, если ты захочешь.

— Но нам будет нужна для этого причина… К тому же это не принято в вашем мире, насколько я знаю! Вы не женитесь на своих избранницах! — растерянно произнесла я.

— Да, но я уже говорил: это закономерность, но не закон. Ничто не запрещает мне сделать тебе предложение, если я того хочу, Аня.

— А ты хочешь? — зачем-то спросила я и смутилась. Внезапно осознала, что я еще не готова услышать ответ на этот вопрос. Каким бы он ни был. — В общем, это не важно. Если это поможет, то я согласна. Как именно ты должен меня представить? — уточнила я. Надеюсь, это не будет очередным приемом…

— Я могу сделать заявление перед журналистами. Этого будет достаточно. Как я понимаю, устраивать из этого шумное событие ты не хочешь? — я согласно кивнула. — Хорошо, тогда я сам обо всем позабочусь. Какие планы у тебя на завтра?

— Сначала работаю, потом с Даней договорилась встретиться. После ужина свободна. Если хочешь, могу остаться у вас, — предложила я.

— Даня… Кто он тебе? Просто друг? Друг близкий? Единственный? — осторожно спросил Влад, а я нахмурилась.

— Ты обещал мне! Обещал, что не будешь вмешиваться в мою обычную жизнь. Мы просто с ним друзья, не больше. Не переживай.

— Да. Да, конечно, — как-то отстраненно ответил Влад. Ох, надеюсь, он действительно умеет держать обещания!

Глава 14. Новое покушение

Чтобы любовь была нам дорога,

Пусть океаном будет час разлуки,

Пусть двое, выходя на берега,

Один к другому простирают руки

Шекспир

Жить на две реальности было довольно странно. К тому же в них были разные порядки. Я не знала, какой мир мне нравится больше. Родной был понятен и ясен, знаком и привычен, но тот, другой, был полон для меня тайн и секретов, которые хотелось изучать. А еще в нем была магия. И был Влад. Мы не виделись с ним несколько часов, но я понимала, что начинаю скучать по нему, невольно представляя его образ, его лицо, взгляд удивительных изумрудных глаз с живыми искорками в нем…

Для понедельника сегодня в магазине было непривычно много людей, так что к концу рабочего дня я уже порядком устала. Когда я вышла на улицу, там меня уже встречал Даня.

— Привет! Ты голодная? Можем заехать перекусить? — предложил он и я согласилась. — Как провела выходные? Я тебе звонил пару раз, но ты то была не в сети, то не отвечала.

— Ах, да… Прости. Я видела пропущенные, но забыла перезвонить. Я была просто не в городе, там со связью не очень. В целом отдыхала на природе. Хоть я и привыкла к городскому шуму, но иногда хочется вырваться в тишину… А ты чем был занят? — спросила я, пытаясь уйти от опасной темы.

— Вчера работал до ночи. А в субботу сначала отсыпался, потом ездил к семье. У меня родители живут за городом, к ним сестра моя приехала погостить. Она сейчас живет в Москве, у нее там жених.

— И как он тебе? Доверишь свою сестру? — лукаво спросила я.

— Уж придется! Они, когда знакомиться приезжали, такими глазами друг на друга смотрели, что там очевидно: любовь на всю голову и наше мнение уже, собственно, ничего не решает. Но, да. в целом он неплохой парень, работа приличная есть, зарплата стабильная, сестру любит и уважает, семью заводить готов. Ну а если что вдруг не так, мне и до Москвы скататься не сложно… — с таким намеком ответил он. Я улыбнулась. Кажется, из Дани получился замечательный брат. Как бы мне хотелось иметь семью…

Мы неспешно прогуливались по городу, пока не стало смеркаться. Даня настоял на том, чтобы довезти меня до дома, впрочем, я и сама не больно возражала, зная, как мне везет в последнее время.

У себя в квартире я перекусила, сходила в душ и собиралась сушить волосы, когда услышала на кухне странный шум. Я тут же насторожилась и первым делом призвала Латета. Рисковать я не хочу. Я замерла возле зеркала, сжимая в руках расческу и прислушиваясь. Минуту ничего не происходило. Наверное, мне показалось…И тут что-то упало и разбилось.

Я почувствовала, как меня начал сковывать липкий холод страха. Латет без слов понял, что следует проверить и бесшумно скользнул туда, откуда доносились звуки. Мне не пришлось больше вслушиваться, чтобы понять: происходит что-то не то! Теперь на кухне загрохотало, выдавая чужое присутствие. Кажется, там завязалась борьба.

Что-то постоянно грохотало и рушилось, кто-то кричал и, судя по голосам, их там было несколько, а значит, в любую минуту кто-то может оставить моего защитника и отправиться за своей главной целью — за мной! Нужно было бежать, но для этого стоит хоть что-то на себя надеть помимо полотенца! Я нервно распахнула шкаф, надевая первое попавшееся платье, в панике запуталась в нем, а когда разобралась, побежала в прихожую, вот только путь к ней шел через кухню, и вот там-то я и замерла невольно в ужасе.

В кухне стремительно перемещались трое мужчин, которые однажды уже пытались меня поймать на улице, а посреди комнаты завис Латет, атакуя их. Сама комната превращалась в руины. Некоторые шкафчики были сломаны, дверки сорваны с петель, разбилась ваза с цветами, которые мне подарил Даня на прогулке. Но больше всего меня пугал Латет: с каждой минутой и ударом, который в него попадал, он становился все прозрачнее.

Неожиданно кто-то схватил меня со спины, пережимая вену на шее. Из-за стоявшего шума я не услышала его шагов, а теперь отчаянно пыталась вырваться, вот только мне уже не хватало воздуха. Почему Латет не переносит меня? Ведь при любой угрозе он должен отправлять меня прямиком к Владу?! Хотя ответ я нашла сама: у одного из нападавших был кристалл вроде того, что был в башне, где напали на Влада. Он блокировал все переходы. Но ведь я смогла тогда к нему прорваться…

Видимо, ко мне вернулась удача, так как я случайно попала держащему меня человеку в глаз, так что он тут же ослабил хватку, а я смогла сделать судорожный вздох. Перед глазами все плыло, но не было времени размышлять.

— Латет, создай основу портала! Я пройду, как с Редриком! — едва слышным голосом попросила я, но он понял. Возле меня стремительно развернулась воронка, и в то же время Латет стал практически полностью прозрачным. Кажется, у него ушли на это последние силы…

Я подскочила с пола и ринулась в проход прежде, чем меня успел перехватить пришедший в себя мужчина после моего удара.

Стоило мне только шагнуть в портал, как проход с той стороны закрылся, отрезая от внешнего мира. Я словно стояла в комнате, где выключен свет. Абсолютная темнота и ощущение чего- то подвижного, податливого вокруг меня. Я мысленно потянулась к Владу, представив его перед собой, и почти тут же передо мной вспыхнула та самая звезда, только на этот раз она горела ярче.

Каждый новый шаг давался все легче, я словно выпутывалась из тех крепких объятий артефакта, блокирующего порталы. Я все шла и шла, пока меня на миг не ослепил яркий свет, а потом я почувствовала, как упала на что-то твердое, а после съехала с него на что-то мягкое и застонала от сковавшей на миг боли.

Голова жутко кружилась, я все еще не могла отдышаться. Рядом со мной что-то зашевелилось, но открывать глаза, чтобы вновь начать переживать, я не хотела. Все, что мне сейчас было нужно — просто дышать… Где-то рядом зажегся магический светлячок.

— Аня?! — услышала я совсем рядом такой знакомый голос, что все же распахнула глаза и вздохнула с облегчением. Влад! Я все же смогла! А потом пришло осознание.

Кажется, то твердое, на что я упала, это он и был! Я осторожно приподнялась на локтях и убедилась в своей догадке. Я переместилась на кровать в спальне Влада, который, кажется, до меня спал, так как он сейчас сидел рядом со мной, магией оплетая мое тело, исцеляя, а с его голого живота медленно сползало одеяло. Черт, как же неудобно!

— Прости…Я не думала, что перемещение будет настолько близко к тебе… — смущенно произнесла я, стремительно отворачиваясь.

— Что случилось? Где Латет? Он разучился строить порталы?! — недовольно спросил Влад, а я, наконец, вспомнила о своем защитнике, которого могли уже и уничтожить!

— Латет! Он же там остался! Почему я не могу его призвать?! Они же не могли его… нет! — я подскочила на кровати, сжав судорожно шелковее одеяло, и невидящим взглядом смотрела на Влада.

— Латет, явись! — приказным тоном произнес Влад, я почувствовала, как по комнате прошелся ветер, ощутила знакомое присутствие своего защитника, но его самого так и не увидела. — Он здесь, но почти развоплощен. Лат, отправляйся к источнику и полностью восстановись. Об Ане я позабочусь, — сказал он, и по комнате вновь пробежал ветер, а затем повила тишина.

Я сидела рядом с Владом, боясь поднять глаза. Почему-то вся эта ситуация жутко меня смущала. Я попыталась встать с кровати, но он не пустил, удержав за запястье, и тогда я позволила себе осторожно обернуться. Он смотрел прямо на меня каким-то особенным, странным взглядом…

— Я… Мне, наверное, стоит пойти… — робко сказала я, едва не заикаясь.

— Я смотрю на тебя, понимаю, что произошло что-то важное, но все, о чем могу сейчас думать… Я хочу, чтобы каждый раз, просыпаясь, я видел тебя рядом с собой. Прикоснуться к тебе, вдохнуть твой запах, обнять… Чтобы каждое утро начиналось тобою… — его голос прозвучал как-то хрипло, а оттого более завораживающе. Я почувствовала, как вмиг краснею, его слова словно затронули во мне какую-то струну, от которой по всему телу разлилось приятнее тепло.

— Влад… — только и смогла произнести я. Он, наконец, очнулся, отпустил меня, и я поспешно вышла в соседнюю комнату, давая ему одеться. Он появился совсем скоро и, сев напротив меня, уже спокойно попросил:

— Рассказывай! — и я поведала обо всем, что сама смогла понять во всем произошедшем. Чем дальше я говорила, тем больше он хмурился. Затем пришел Редрик.

— На них напали. Скорее всего, у них с собой был целый арсенал артефактов, иначе латета им не одолеть даже вчетвером. Как минимум тот, что блокировал переходы, а также усиливающие удары развоплощения. Нападали, судя по всему, все те же. Теперь у нас есть все основания, чтобы объявить их в розыск. Вот только и они это понимают, а значит, будут осторожнее. На этот раз они подготовились лучше, а в следующий будут бить наверняка. Поэтому мы не можем допустить подобной ситуации. Новость о том, что ты теперь моя невеста, уже разошлась по всему нашему миру, те, кто же следит за малейшими изменениями нашей жизни, точно об этом знают. Следовательно, у них другие цели, нежели спасти тебя от судьбы избранницы.

— Что будем делать сейчас? — спросил Редрик.

— Начинаем искать всеми возможными способами этих четверых, а также вычисляем их цели. Я займусь артефактами. Судя по всему, у нападавших их было несколько, блокирующие порталы и усиливающие развоплощение. Аню пытались только вырубить. Скорее всего, чтобы похитить… Давно нужно было начать регистрировать все артефакты мощности выше среднего. Уникальные особенно. Редрик, ты можешь уже идти, работы полно, — и мужчина тут же поднялась, погруженный в свои мысли. Я ждала, что же он скажет мне. — Аня… Ты же понимаешь, что я не могу тебя сейчас отпустить? У тебя совершенно нет защиты, даже Латет на время выбыл из строя. Единственный, кому я могу доверить твою жизнь, это Редрик и я сам, но сейчас Редрик занят, ему придется много перемещаться и брать тебя с собой ему будет неудобно, поэтому тебе все же придется быть рядом со мной. Ты не против? — он так говорил, словно боялся, что я начну спорить или возражать, но я сама прекрасно понимала, насколько уязвима сейчас. Вот только просто сидеть где-то возле Влада я не смогу, слишком скучно. К тому же я хотела помочь.

— Тогда дай мне что-нибудь, чем бы я могла заняться. Вы уже выяснили, где работали те люди?

— Один — отдел архивов, двое других — патрульные и еще один — следственный отдел, — тут же ответил Влад.

— Два последних пункта явно не для меня, но могу проверить первый. Возможно, он нашел что-то, что могло послужить причиной? Влад, давай сходим туда, я возьму какие-нибудь книги, с которыми он работал и посмотрю их… Мне же все равно пока нечем заняться?! — попросила я. Влад колебался. Еще бы, наверняка в тех книгах можно найти много всего, а некоторое мне, возможно, знать не следовало.

— Что ж, ладно. Давай попробуем, если книги будут приемлемыми…

Архивы отдела безопасности находились внизу дворца, в подвалах. Здесь царила практически мертвая тишина, что, казалось, было слышно, как дышит охрана у входа и тихо скрипит ручка у сидящего за столом мужчины. Он не заметил нас, видимо, слишком был погружен в работу, так что Влад чуть насмешливо покашлял.

— Да идите вы все к черту, какого вам всем от меня надо?! Дайте поработать, у меня отчеты тут… — гневно начал хранитель архива. Похоже, мы не первые гости здесь за последнее время. Вот только когда в ответ не последовало ничего, мужчина заподозрил неладное и наконец поднял на нас взгляд. Замер на миг, а потом осознал, кому он только что все это сказал и кого, собственно, послал. Несчастный побледнел на глазах, потом судорожно сглотнул и подскочил.

— Прошу прощения, не заметил! Готов выслушать ваши указания! — произнес он слегка хриплым голосом.

— Где в последние дни до увольнения работал Павел? — спросил Влад, никак не прокомментировав произошедшее, хотя я заметила блеск в его глазах, пусть он и сменился почти тот час привычной туманной дымкой. Мужчина заглянул в журнал, лежавший на краю стола, а потом ответил:

— Зал третий, сектор Д-тридцать.

Иди долго не пришлось. Само хранилище было попросту огромным, уходя вдаль, ответвляясь на множество проходов, закрытых залов и секций. Здесь были книги как новые, так и довольно ветхие, толстые фолианты. Мы остановились возле старинных.

— Это здесь. Отдел в целом посвящен нашему мироустройству и особенностям, которые отличают нас от людей, так что, возможно, тебе и самой будет интересно здесь что-то почитать. Вот только вряд ли мы угадаем, что именно изучал он. Ладно, выбирай, и пойдем, — поторопил мой спутник. Я растеряно огляделась. Книг было очень много и книг разных. Я взяла несколько, на которые упал взгляд, а потом случайно заметила еще одну, на самой нижней полке. Там виднелся след руки, отпечатавшийся на тонком слое пыли. Я сама достать ее не могла, она оказалась неожиданно тяжелой. Мне помог Влад, легко сложив книги в воздухе стопкой, и отправил их в свой кабинет, куда после направились и мы.

Мы сидели с ним вдвоем в относительной тишине. Он что-то писал, иногда заходили какие-то люди, что-то спрашивали или уточняли, иногда он сам с кем-то связывался, создавая маленькие серые вихри. Я в это время листала принесенные книги на диванчике. Влад дал мне артефакт, который позволял понимать написанное, так как всех языков этого мира я не могла знать.

Пока ничего особенного не привлекало моего внимания. Лишь общие сведения о мире, часть которых даже мне была известна. Наконец я дошла до той книги, которую выбрала самой последней. Определенно, кто-то брал ее в последнее время. Вот только кто? Наверняка не только нападавший может пользоваться архивом…

Книга была посвящена историческим событиям, которые происходили или должны будут произойти. Кажется, своеобразный сборник предсказаний. Как пояснил Влад, среди них очень давно, когда этот мир только начал зарождаться, жил один маг, которому было приоткрыто будущее, и он описал некоторые важные события в своих книгах. Одну из них я сейчас и листала.

Неожиданно мои руки словно сами начали переворачивать одну страницу за другой, пока я не остановилась на одном развороте. Витиеватыми буквами была выведена первая фраза: «Да совместится и да разрушит». Я попыталась прочесть дальше, но почему-то буквы расплывались, не желая складываться в слова. Это было странно, так как с другими местами таких проблем не возникало. Удивленно я посмотрела на Влада. Сейчас он беседовал с каким-то мужчиной, который заходил уже раз, наверное, третий. Невольно я прислушалась к их разговору:

— Они против того, чтобы оглашать, какие именно артефакты принадлежат им. У многих есть незаконные артефакты, могут найтись и предметы правящего рода. Их возмущает подобное требование, и они планируют отказаться ему подчиняться.

— Вот как? — задумчиво и, казалось бы, спокойно произнес Влад, но даже мне стало жутко от этого голоса, от которого повеяло угрозой. — Соберите всех недовольных, я с ними встречусь. Надеюсь, я лично сумею убедить их в необходимости сообщить власти эту информацию… — что-то мне уже заранее жаль тех бедолаг, которые хотели ослушаться приказа. И не важно, в чем он заключался… Тем временем мужчина наконец-то ушел, дав мне возможность спокойно подойти к Владу.

— Тут какой-то странный текст, я никак не могу его прочитать. Поможешь? — спросила я, передавая ему раскрытую книгу.

— Древний текст пророка… Оригинал, но есть копии. Его могут прочесть лишь те, у кого есть артефакт правящего рода, один из самых надежных способов защиты. Вообще кольцо, что ты носишь на своем пальчике к моей огромной радости, как раз относиться к этой категории, но пока оно неактивно… Держи, возьмешь на время мое, — и он снял свой перстень и протянул его мне. Почему-то это знак показался мне особенным, словно знак полного доверия.

— А почему мое не активно? — спросила я, осторожно принимая перстень Влада.

— Ты согласилась принять его как знак моей преданности, а оно предназначено для возлюбленной. Если ты согласишься ей стать, то примешь кольцо полностью, и тогда оно пробудится и активируется. Но я уже говорил: я не стану настаивать на этом или торопить тебя. Однако помни: мне нужна только ты. Ты, и никто больше не займет место рядом со мной… — он сказал это, а у меня словно все замерло внутри. Приятное тепло разливалось по телу, даря пьянящую радость. Быть кому-то нужной…

В молчании я вернулась к диванчику и вновь присев, чувствуя на себе взгляд Влада, но не решаясь поднять на него глаз, осторожно надела на пальчик его перстень, который был мне велик, а потом начала читать.

Написанное меня зацепило. Здесь говорилось о некой паре, которая соединила свои судьбы, став мужем и женой в варианте этого мира, что привело к уничтожению желанного. Что именно подразумевалось под этим словом, было неясно. Надеясь найти еще какие-нибудь пояснения, я перевернула следующую страницу и замерла. Между двух листов была вложена записка, сложенная пополам на тонком листе, от чего ее было не заметить сразу. На белой верхней стороне было подписано: «Анне».

Очередное послание! Но как, как этот загадочный отправитель узнал, что я буду читать эту книгу? Неужели он так близко ко мне, что знает такие подробности? Или же он очень умен, что может просчитать наиболее вероятные ходы. И ни тот, ни другой вариант не приносили радости. Я помнила о просьбе Влада сразу показывать ему послания, прежде чем их читать, но почему-то не стала отдавать ему это листок. Я осторожно, стараясь не привлекать внимание, пересела так, чтобы скрыть записку от Влада за согнутыми коленями, и, стараясь не шуршать бумагой, развернула ее.

«Людям свойственно скрывать свои темные стороны. Иногда они могут оказаться неприемлемы для других. Когда зверь чувствует опасность, он показывает зубы, а после стремительно атакует. Приходите сегодня в десять по тайному проходу возле кухни. Повернув вазу в коридоре на пол оборота по часовой стрелке и наоборот — против, он откроется. Это нужно в первую очередь вам самим. Тайный наблюдатель».

Я несколько раз перечитывала это странное послание, пытаясь понять его суть. Однозначно, меня пытались о чем-то предупредить и куда-то звали прийти, но откуда мне знать, что это не ловушка? Глупо верить словам неизвестного человека, но все же… Что-то меня смущало в этих записках, что-то мы не заметили, что-то явное и важное… Как жаль, что те бесследно исчезли, и я не могу их сравнить! Тем временем я решила пока не говорить о находке никому, а спрятала ее в кармашек.

Тут в дверь постучали и, получив разрешение, вошли. Этого человека я, кажется, где-то видела. Вспомнила! Он был тогда с Корнелием на совете. Значит, он из отдела безопасности. Мужчина уверенно распахнул дверь и зашел внутрь, но замер, увидев меня на диванчике, а потом его взгляд зацепился за перстень, который я держала, задумчиво вертя в руках. Кажется, эта картина вообще стала для него шоком. Ну да, как же. Амаре и вдруг такое доверие. И плевать, что Влад как бы заявил о своих намерениях сделать меня своей женой. Пусть пока и не по-настоящему, но другим об этом не известно. Кажется, многие в это не верили.

— Что нужно? — напомнил о себе Влад, явно недовольный тем, как мужчина заинтересовался моей персоной. Ревнует? А он, кажется, тот еще собственник!

— Мы нашли одного из нападавших. Выслеживали последние несколько дней, а сейчас он попался. Туда только что отправили группу для задержания, к вечеру доставят во дворец. Какие будут распоряжения?

— Как он будет здесь, сразу сообщить. Делом займусь сам с Редриком. Ему сообщили?

— Отправили так же человека. Сообщат в ближайшие минуты.

— Какие новости от него? — продолжил разговор Влад. Его голос звучал так ровно и неэмоционально, не выдавая никаких его мыслей, что я поражалась этому. Словно он был неживой, ничего знакомого я не могла уловить в этом голосе.

— Ему удалось уловить магический след тех магов, что нападали на вас. Он далеко о того места, где сейчас работают наши люди. Если все пройдет успешно, у нас будет еще информация. Мы прорабатываем их возможные цели, но вариантов пока слишком много. Всех уволившихся в те дни продолжаем проверять. Главные подозреваемые ранее не общались, значит что-то связало их непосредственно перед уходом. Все из знатных родов, отличавшихся преданностью правящему роду. Они занимают высокое положение в системе кланов. Что касается остальных — у у некоторых из них весомые причины, которые могли бы объяснить их решение об уходе. Остальные также обнаружены, не скрываются, наблюдение ничего подозрительного не выявило.

— Хорошо, я понял. Подготовьте письменный отчет о каждом уволившемся и все, что о нем сейчас известно. Буду ждать к вечеру. На этом все, идите, — отпустил он, но прежде, чем мужчина ушел, он еще раз посмотрел внимательно на меня, словно пытаясь убедиться в том, что я ему не померещилась здесь. Влад поднялся со своего кресла, сделал небрежный взмах в сторону двери, после чего по ней прошла легкая рябь, закрывая вход, а потом он подошел ко мне и сел рядом. Я протянула ему перстень, но он не спешил его брать, осторожно взяв меня за руку и задумчиво коснувшись колечка на моем пальчике.

— Они не могут понять, почему я назвал свою амаре невестой. Они не могут понять моих чувств. Понять того, что любой из нас способен полюбить. Наше бессмертие убивает многие чувства, заставляя душу черстветь, но ты словно что-то рушишь во мне, снимая этот сухой панцирь и пробуждая новое, чистое, живое… Порой я не понимаю, как я жил без тебя. И жил ли вообще? Бессмертие — наш дар и наше проклятие… — задумчиво произнес он, поглаживая мою руку, а я наслаждалась его прикосновениями и задумчиво смотрела на кольцо. Его дарят невесте… Но Влад лишь предлагал фиктивную свадьбу, к тому же он ни разу не говорил, что любит. А я не хочу больше ошибаться, и не важно, как сильно я сама успела его полюбить. — Нашла что-нибудь? — спросил он, возвращая в реальность.

— Даже не знаю. Есть кое-что. Тот самый текст, что не могла прочитать. Вот, смотри, — и я дала ему прочитать. Читал он быстро, намного быстрее меня, да и понимал явно больше и отчего-то нахмурился.

— Вполне возможно, что это то, что мы ищем. Союз разрушит желанное. Вот только что именно под этим подразумевалось? Та самая книга, которую до нас с тобой кто-то брал? — я кивнула. — Значит, скорее всего это и стало их причиной. Сам текст они в оригинале бы не прочитали из-за его защиты, но заглавие не зашифровано, а сам текст, как я говорил можно найти в копиях. Они из отдела безопасности, а здесь они увидели угрозу. Людей мы отбираем тщательно, предателей среди них быть не должно. Судя по всему, они решили предотвратить угрозу, вот только законно они бы этого сделать не смогли, потому и ушли. Но это по-прежнему не дает им права покушаться ни на тебя, ни тем более на меня.

— Убивать нас не планировали. Значит, просто пытаются разорвать связь, как на том ритуале? — спросила я задумчиво.

— Да. Возможно. Но не факт, что это их единственный план. Будем надеяться, что задержание одного из них даст ответы.

— Но постой… Ты же говорил, что слова этого человека — правда? Что, если действительно в этом есть угроза? Что, если подобный союз может нанести вред? Разрушить желанное? Ведь ты первый, кто предлагает своей амаре нечто большее! — испугалась я.

— Нет, не первый. В дальние времена, примерно, когда жил этот пророк, такое не было редкостью. Мы заключали союзы нашего мира с обычными людьми, но об этом мало кто помнит, если и вообще знает. В этом нет никакой опасности. Но я все равно попробую узнать подробнее.

— Но Влад, разумно ли тогда оставлять все то, что происходит между нами, если это может таить угрозу? — открывающиеся тайны все больше заставляли меня переживать.

— А что же происходит между нами, Аня? — тихим, проникновенным голосом спросил Влад, а я только сейчас успела заметить, что уже давно сижу, прижавшись к его груди, а он заботливо обнимает меня. Его дыхание щекотало мне шею, от чего по коже пробегали мурашки. Он был сейчас так близко, я вмиг вспыхнула, вспомнив вкус его поцелуя, так захотелось ощутить его вновь…

Он словно видел все мои мысли, понимал, чего я жду и хочу сейчас, но отчего-то тянул, загадочно улыбаясь. Он ведь все прекрасно знал и понимал! Я все же не выдержала и сама потянулась к нему за долгожданным поцелуем. Он еще успел тихо рассмеяться, прежде чем притянуть меня к себе еще ближе и подарить эту сладостную легкость прикосновения своих губ.

Дыхание сбивалось, а голова кружилась. Казалось, все вокруг пустилось в безумный хоровод, а я терялась в реальности и таяла от его нежных прикосновений. Он первым отстранился от меня, я недовольно попробовала потянуться ему на встречу, но он не дал.

— Сначала скажи, что же происходит между нами. Что ты чувствуешь ко мне, Аня? — лукаво спросил он, а я тут же смутилась. Внезапно как-то враз все обрело свои очертания, а я поняла, что сижу у него на коленях, мои руки блуждают в его темных, мягких волосах.

Тут же я вскочила на ноги и отошла от него к окну. За стеклом шел маленький дождик, хотя небо было довольно светлым. По двору проходили люди, укрытые магическими завесами, спасавшими от капель воды, дамы придерживали подолы своих юбок.

— А что ты чувствуешь ко мне, Влад?! — спросила я, оглянувшись назад. Он все также сидел на диване и смотрел на меня, улыбаясь.

— А ты не понимаешь? Предложение стать невестой, женой, просто знакомой девушке не делают.

— Предложение лишь для окружающих, чтобы проверить теорию! — возразила я. Он в ответ лишь рассмеялся.

— Ладно, идем. Стоит отдохнуть, а то мы который час сидим здесь безвылазно! Все же, когда я обещал уделять тебе больше времени, я имел в виду кое-что другое!

Глава 15. Неожиданные повороты

Все можно пережить в этой жизни, пока есть для кого жить. Кого любить, о ком заботиться и кому верить

О. Рой

Мы сидели на краю отвесной скалы, в горах, под нами бурным потоком текла быстрая горная река, а на той стороне скакало небольшое стадо оленей. Влад предложил мне полетать. Отказываться я, конечно, не стала! Это пьянящее чувство свободы и ветра в волосах! Когда кровь бешено стучит в висках, а сердце замирает от восторга! Вот только в самом конце нашего полета Влад решил пошалить и с высоты, не замедляясь, отпустил меня прямо в озеро, куда стекали две горные реки, а после стремительно убрал крылья и полетел в воду следом за мной. Кажется, мой дикий визг распугал всю живность в округе.

— Влад! Вот ты гад! Да как ты мог! Я же испугалась! Да ты… — но договорить я не успела, так как нас обоих с головой накрыла неизвестно откуда взявшаяся огромная волна. Больше ругаться я не стала, а просто попыталась отомстить этому бессовестному, да только ничего не вышло! Плавал он преотлично!

На берег мы выбрались не скоро, когда мои мышцы окончательно устали и я даже за Влада держалась с трудом. Оказавшись на суше, я растянулась на берегу, меньше всего сейчас желая двигаться. Просто лежать! Меня начал обдувать легкий, теплый ветер, согревая.

Обратно во дворец мы вернулись после того, как заглянули к Владу домой, чтобы переодеться. Я думала, что и дальше мы проведем время вместе, но все оказалось совсем не так… Был уже вечер, когда мы вновь вернулись во дворец и почти сразу, как только мы там появились, Владу сообщили, что доставили одного из нападавших на меня. Редрик уже вернулся и ждал его там.

Где «там», я могла только догадываться. Влад же думал, как лучше поступить. Я все еще была под угрозой. Вот только сейчас брать с собой он меня не хотел, Редрик тоже был ему нужен. Как назло, Константин и Юля уехали в его родовое имение, кажется, у них отношения развивались полным ходом.

— Если я попрошу тебя подождать меня в моих покоях, ты не будешь против?

— Нет, все в порядке, — согласилась я, а после Влад ушел. Я попробовала лечь спать, но сон не шел, кроме того, я поняла, что успела проголодаться. Поначалу я терпела, но чем дальше, тем привлекательней казалась идея быстро отыскать здесь кухню и вернуться назад. В конце концов, это же дворец, что здесь может случиться?

О том, где находится кухня, я знала условно, как-то Влад упоминал, что она на первом этаже, да только он был огромный. В итоге я просто бродила по коридорам, ловя на себе любопытные взгляды, пока не почувствовала приятный аромат приготавливаемой еды.

Дальше было легче, и уже через несколько минут я вышла в пустой коридор, заканчивавшийся дверью, но я замерла вовсе не из-за нее. В одной стене была сделана ниша, в которой стояла каменная ваза. Я сразу вспомнила послание, которое все еще лежало у меня в кармашке. Нет, я вовсе не собиралась туда лезть, но в коридоре послышались чьи-то приближающиеся шаги, кто-то шел прямо сюда.

Непонятная паника накрыла меня, заставив принять крайне глупое решение: я подбежала к вазе и повернула ее так, как было сказано. Тотчас стена за ней исчезла, пропуская меня в темноту. Я сделала шаг во мрак и услышала, как закрылась за мной каменная дверь.

Я ждала, что меня тут же атакуют, но ничего не произошло. Стоять и ждать было бы не интересно, так что я решила все же узнать, о чем мне хотел рассказать отправитель письма.

Идти в темноте было сложно, поэтому, когда налетела на стену перед собой, едва не упала. Она же засияла, проявляя множество символов, растянувшихся на ней, словно сеть, а потом стена вдруг стала словно прозрачной, показывая то, что происходило прямо за ней.

Это был темный подвал, который освещали лишь несколько тусклых световых шаров под потолком. Возле одной из стен стоял крепкий, но простенький стол, на нем свободно расположился мужчина, смотрящий на того, кто был перед ним. На хлипком стуле сидел один из нападавших со скованными руками за спиной, но его лицо закрывал тот, что стоял перед ним.

— Мы бы не стали ее убивать… Мы хотим лишь провести ритуал, она угроза для нашего мира, для всех нас!

— Что за ритуал? Когда и где именно? Где остальные? — сурово спросил тот, что стоял перед ним. Я узнала этот голос. Тогда тот, второй, — Редрик?!

— Ритуал разрыва связи и отречения, — хриплым голосом ответил сидящий.

— А вас не смущает тот факт, что она человек?! Этот ритуал не пройдет для нее без серьезных последствий! — Влад говорил тихо, но от этого ужас был еще сильнее. Даже мне казалось, что это я сейчас перед ним и на меня направлена эта уничтожающая ярость этого мужчины.

— Это не важно! Она угроза всем нам! Мы храним верность правящему роду и данной клятве! Мы должны защитить мир! Любой ценой!

Влад не стал дальше слушать. Я не успела заметить, когда он нанес удар, но уже в следующий миг пленного отбросило назад, ударив о стену. Он упал на пол, сдерживая крик боли. Его рука вывернулась под неестественным углом.

— Ты не увлекайся… Он нам еще много чего не рассказал, — напомнил о себе Редрик. Его голос был совершенно спокоен, разве что в нем слышалась легкая усмешка. Очевидно, подобное происходило не впервой.

— Если верховный желает моей смерти, пусть так, но я не предам своего долга! Я лишь хочу защитить… Я не скажу ничего! — еле произнес мужчина.

— Вот как? — спросил Влад, опускаясь над ним на корточки. — Замечательно! — ледяным голосом произнес он, а после сжал его виски руками и вмиг вздернул вверх, считывая память. Мужчина отчаянно сопротивлялся и пытался вырваться, но вскоре безвольно повис, получив удар боевым пульсаром Редрика.

Закончив считывать, Влад просто опустил руки, позволив бессознательному телу рухнуть на пол. Мужчина не шевелился, его дыхание едва угадывалось по вздрагивающей груди, а из его носа побежала кровь.

Я наконец очнулась. Не помню, как я выбралась из прохода и поднялась в комнаты Влада. Меня трясло, и к горлу подступал ком. Я пыталась успокоиться, растирая лицо ледяной водой, но это не спасало. Я совсем не знаю Влада! Не знаю, какой он может быть на самом деле… Грубым, властным, жестоким, беспощадным.

Тут в гостиной послышались шаги. Это мог быть только он. Я попыталась взять себя в руки, несколько раз глубоко вздохнув. Он не должен ни о чем узнать!

— Скучала? — спросил он, когда я вышла ему навстречу.

— Я немного поспала, — осторожно ответила я, боясь на него взглянуть. Мне казалось, что он все уже понял, видит каждое слово моей лжи! Уже догадался, что я была там, и сейчас на меня обрушится такая же лавина его гнева, как на того, что остался в подвале.

— Я приказал подать нам ужин. Ты наверняка проголодалась, — сказал он, подходя и осторожно обнимая за плечи, от чего я вздрогнула. Эти руки могут ударить…

Накрыли нам в гостиной за небольшим столиком. До подвала я очень хотела есть, а сейчас думала об этом с ужасом. Я тут же вспомнила увиденное, и почувствовала подступающую тошноту.

Я сидела и ковырялась вилкой в салате, ощущая на себе внимательный взгляд Влада, который уже перешел ко второму, нарезая мясо на маленькие кусочки. Интересно, а людей он также может холоднокровно резать? Хотя, о чем я? Ведь тогда, когда на него напали, он был один против нескольких обученных и подготовленных бойцов…

Я вздрогнула, услышав тихий звон приборов, а потом ко мне подошел Влад, опустившись передо мной и взяв мои маленькие ладошки в свои руки.

— Аня, что случилось? Ты какая-то странная… Я не понимаю, — задумчиво произнес он, вглядываясь в мои глаза. Мне стало еще хуже и еще страшнее, но я всеми силами пыталась подавить эмоции.

— Я просто устала. Наверное, мне лучше лечь пораньше, — я попыталась встать, но зацепилась за ножку стола и полетела бы на пол, если бы меня не подхватил Влад, а после и вовсе взял на руки, относя в свою спальню.

— Влад, я имела в виду…

— Нет, Аня. В ближайшее время, пока хотя бы Латет не восстановится, ты будешь спать со мной. Никому больше я тебя не доверю и не оставлю одну. Так что переодевайся и ложись спать, я сейчас вернусь, только принесу отчеты, — и он ушел, оставляя меня одну.

На краю кровати лежала моя пижамка, которая сейчас показалась слишком открытой. Пока снимала платье, из кармашка выпало послание. Я еще раз прочитала его, пытаясь понять, что же меня смущает, но тут вновь послышались шаги. Спрятать письмо я бы не успела, поэтому бросила его в разожженный камин. Огонь тут же поглотил его.

В комнату вошел Влад, окинув меня восхищенным взглядом. Я тут же смутилась и забралась на кровать, накрывшись одеялом по шею. Он лишь тихо рассмеялся. Я легла, пытаясь заснуть, но мой сон был очень поверхностным, так что я слышала, как шуршали бумаги отчетов Влада, как он откладывал одну папку за другой, потом куда-то вышел ненадолго, а вернувшись, стал раздеваться.

Я почувствовала, как прогнулась кровать, принимая вес его тела, а потом он осторожно, боясь разбудить, притянул меня к себе, прижимая к своей груди, и заснул. В кольце его уверенных рук, чувствуя его приятный запах, я все же забыла обо всех тревогах и погрузилась в сон.

Проснулась я неожиданно рано, попыталась пошевелиться и поняла, что лежу на груди у Влада, закинув на него ногу, а он все так же обнимает меня одной рукой. Его лицо было так близко, что я могла рассмотреть каждую его деталь: густые ресницы, плотно сжатые губы, рассеченная бровь. Неожиданно он вздохнул чуть резче, а потом открыл глаза. Я тут же попыталась отстраниться, но он удержал, прижав рукой, а потом еще сонным голосом прошептал:

— Спи, моя маленькая. Еще рано, — и я сама неожиданно для себя вновь заснула.

Окончательно проснулась я, когда рассвело. Влада уже не было. Потягиваясь, я вышла из спальни и направилась в ванную, надеясь, что Влад в ближайшее время не появится. Без малейшего зазрения совести я закуталась в его полотенце и осторожно выглянула в гостиную. Не повезло. Влад уже был тут. Краснея под его внимательным изучающим взглядом, я как можно быстрее проскочила в спальню, закрыв за собой дверь, и поспешила скорее переодеться.

Когда я вновь вышла, он сидел на диванчике с очередной стопкой папок, вид которых мне и напомнил о вчерашнем вечере и увиденном в подвале. Я едва не споткнулась, пока шла, вспомнив об этом. Это не укрылось от внимательного взгляда Влада. Он наверняка заметил мою заминку, но пока промолчал, не став ни о чем расспрашивать.

— Доброе утро, — спокойно произнес он. — Завтрак уже ждет, — и он указал на столик, который был наполнен едой. Со вчерашнего вечера я успела проголодаться еще как, так что на этот раз даже жуткие картины перед глазами не смогли мне помешать. Влад не отвлекал, изучая отчеты, но, когда я закончила, пригласил сесть рядом.

— Вам удалось узнать что-то новое? — спросила я первой, боясь услышать от него вопрос, на который не смогу ответить.

— Да. Есть кое-что. Теперь ясно, какой именно они хотели провести ритуал. Для него подойдет не каждое место, к тому же необходимо наличие определенных артефактов, мы пытаемся их отыскать. Но главное, удалось узнать возможное местонахождение остальных бунтовщиков. Надеюсь, уже скоро мы с этим разберемся. Сейчас Редрик проверяет те места вместе с отделом безопасности, от меня будет достаточно просто контроля всей работы, так что сегодня я смогу больше провести времени с тобой и помогу лучше узнать и этот мир, и меня самого, — сказал он, а я невольно напряглась. Почему он это сказал? Неужели он обо всем догадался?!

— Да, это было бы прекрасно.

Этот день я провела с Владом. Мы гуляли, катались верхом, немного полетали вдвоем, просто отдыхали где-нибудь на веранде, наслаждаясь хорошей погодой, а я все это время пыталась уловить в нем хоть тень того Влада, которого видела в том самом подвале. Уже вечером к нам с разрешения подошел слуга и передал для меня послание.

— От кого оно? Кто просил тебе его передать? Ты его запомнил? — тут же спросил Влад, а я в это время надеялась, что в нем не будет чего-то, что выдаст мою тайну Владу.

— Нет, я нашел его в своей комнате с запиской о просьбе передать его вашей избраннице. Стража проверила его, сказал, что опасности в нем нет, я и решился его передать. Прошу простить, если я сделал что-то неверно! — испуганно ответил слуга. Причем упомянул он меня как избранницу. Кажется, они до сих пор не принимают меня в роли невесты. И Влад это тоже заметил.

— Если это все, то можешь идти. Узнай, вернулся ли Редрик, если да, то пусть зайдет, — и слуга ушел. Влад же посмотрел на письмо, которое я держала в руках, задумчиво разглядывая. — Открывай, оно действительно не опасно, — попросил Влад, и я послушалась. Отложив конверт, я развернула письмо, чтобы начать читать:

«То, что мы делаем — исключительно во благо нашего мира. Анна, ритуал ничем не угрожает Вам. Вы не виноваты в том, что это случилось с Вами. Призываем Вас, одумайтесь! Еще не поздно… Вы уже знаете часть, а остальное может оказаться еще хуже.

Владимир, мы всегда были и будем преданы правящему роду. Мы лишь хотим защитить, как однажды обещали, принеся клятву верности. Эта связь — угроза. Не рискуйте напрасно. Во благо общего мира».

Меня зацепили строки «Вы уже знаете часть, а остальное может оказаться еще хуже». Определенно, этим людям известно о том, что я видела произошедшее в подвалах. Но откуда, если их там не было?! А еще они знали, что Влад тоже прочтет это, поэтому и обращались далее к нему. Они слишком хорошо нас знают!

Я отложила письмо и посмотрела на Влада. Он сидел, закрыв глаза, но я была уверена, что в них сейчас сверкают яростные искры. Он не терпел угроз. И не терпел приказов. Того, что я знаю о нем, достаточно, чтобы понять: Влад не станет никому подчиняться и не позволит ему указывать.

— Влад, все хорошо. Ты со всем разберешься, — осторожно ответила я, касаясь его руки. Он тут же выдохнул и открыл глаза. Я думала, что он сейчас что-то скажет про послание, но я не угадала:

— Они все еще считают тебя просто избранницей… Что ж, пора доказать им серьезность моих намерений. Скажи, ты уже думала, какое платье хочешь на свадьбу? Пора бы заняться торжеством…

В том, что Влад умеет держать свое слово, я убедилась уже на следующий день, так как во всем дворце началась активная подготовка к торжеству. Редрик и сам Влад решали проблему с бунтовщиками, поэтому все идеи шли согласовывать со мной. В помощь мой «будущий супруг» отправил Юлю и еще одну девушку, которая занималась дворцовыми торжествами правящего рода. В целом, последние все и решали, я же просто кивала в знак согласия, пытаясь не сойти с ума в стремительном развитии событий.

Пожалуй, единственное, что отдали полностью в мое распоряжение — это выбор платья. Его мы с швеей обсуждали долго, прорабатывая каждую деталь и складку. В этом мире свадебное платье могло быть любого цвета и оттенка, но мне все же хотелось родное, белое… Я понимала, что вся эта подготовка, как и помолвка — просто игра на публику, но все же платье хотелось действительно выбрать для себя. Чтобы было моим. Даже если мне никогда не придется его надеть на настоящую свадьбу…

— Ну что, как прошел день? — спросил мужчина, садясь рядом.

— Слишком быстро и шумно для меня… Никогда не думала, что свадьба — такое муторное дело! — честно ответила я. — Вот только жаль, что это лишь обман, политика…

— Аня… Я ведь говорил тебе. Я хочу видеть рядом с собой тебя и только тебя. И если ты чувствуешь что-то ответное, то… — начал было Влад, но я не дала ему закончить.

— Я помню. Но для меня все это слишком быстро… Я все еще не знаю тебя настоящего, чтобы решиться связать наши жизни. Скажи, что вам удалось сегодня узнать? — перевела я разговор на новую тему. Влад помрачнел.

— Найти тех людей не удалось. Они словно затерялись, скорее всего, выжидают определенного времени. Можно попробовать их спровоцировать, чтобы они выдали себя, но вероятность мала. Зато к завтрашнему утру Латет полностью восстановится. Придется решить, как усилить твою защиту, раз одного хранителя недостаточно. А еще, наконец, сегодня наши великие рода, наконец, предоставили списки их артефактов и сколько же всего интересного там обнаружилось! А главное, нашлись пропажи, как других кланов, так и моего рода. Но этим мы займемся потом… Завтра у нас очередной общий совет. Пойдешь со мной?

— Думаю, да. Отличный повод узнать тебя лучше, а также я не хочу больше скучать в приемном зале. Юля сказала, что завтра она уедет домой на несколько дней, теперь очередь Константина знакомиться с ее родителями. Да и тебе будет за меня спокойней, — улыбнулась я, ловя на себе его довольный и радостный взгляд.

Он осторожно склонился надо мной, даря свой чарующий поцелуй, заставляя вновь забыть обо всем. Мне хотелось, чтобы он длился вечно, хотелось не отпускать его, сильней обнять за шею, запустив пальцы в его темные волосы, провести рукой по его сильной груди, ощутить его дыхание, почувствовать его пьянящий запах и просто раствориться в моей любви к нему. Но, как и всегда, он прервал это безумие.

— Влад, ты ужасен! — честно призналась я, разочарованная таким быстрым концом, а он лишь вновь рассмеялся.

— Думаю, нам пора спать, — сказал он, поднимаясь и выходя из комнаты, чтобы я могла спокойно переодеться.

Следующий день начался довольно рано. За завтраком к нам присоединился Редрик, с умилением глядя на нас, как на «самую милую парочку в его жизни». После Влад заглянул в свой кабинет, прочитал отчеты, отдал ряд распоряжений, а после мы отправились в уже знакомый зал. Вот только на этот раз я вместе с мужчинами прошла за ту заветную дверку, которую рассматривала в прошлый Совет в течение нескольких часов.

Внутри все оказалось довольно скромно и сдержанно. Большой письменный стол Влада, на нем кристалл для связи, рядом с окном на столике стопками лежали папки с различными документами, которые должен был подавать уже находящийся здесь секретарь. Помимо этого, здесь был небольшой диванчик, на котором удобно разместились мы с Редриком, а так же пара кресел для посетителей.

Мужчинам дали ознакомиться со списками добровольно явившихся людей с просьбами, отдельно — с теми, чьи отчеты предстояло выслушать и отдельно — нарушившие запрет. Первый список Влад читал не то, чтобы невнимательно, но надолго задерживаться не стал, второй и вовсе отложил в сторону, а вот третий изучил детально.

Наконец в комнату вошел первый посетитель… В делах внутренних понимать суть мне помогал Редрик, сидящий рядом и шепотом поясняя мне непонятные моменты. Что касалось нарушений запрета, я слушала намного внимательнее, пытаясь понять систему наказаний. Например, за одно и то же нарушение трем разным людям Влад дал разное наказание по длительности.

— Первый нарушил Заперт впервые, кроме того, он молод и свободен, поэтому пока срок небольшой. Второй имеет супругу. Влад не поощряет измену в отношениях. Судил жестче. А третий нарушает запрет уже раз в четвертый, по мелочи, но все же. Если и в этот раз не уяснит, что Запрет един для всех, поплатится сполна. И мне не важно, в каком клане он состоит, — пояснил мне Редрик.

Что же касается людей, обращавшихся с просьбами… Тут мне было особенно важно узнать, что решит Влад, и надо сказать, что он был крайне справедлив и рассудителен.

Хоть мне и было крайне интересно присутствовать, но все же через несколько часов я устала от беспрерывного потока информации. Хотелось пройтись, разомнуть затекшее тело. Не знаю как, но Влад тут же почувствовал мое изменившееся состояние, а потому отправил меня прогуляться в компании Редрика, сказав, что пока справляется и сам, без помощи друга. Когда мы возвращались обратно в зал, то народу заметно убыло. Однако и оставшихся все еще было достаточно. Когда мы вошли к Владу, у него был мужчина лет тридцати по нашим меркам, очень сильно кого-то мне напоминавший.

— Это сын Корнелия, главы безопасности, — подсказал мне Редрик, и я тут же узнала в нем мужественные, отчасти грубые черты его отца.

— Я прошу дать разрешение на переход в отдел личной защиты из служебных войск, — произнес он уверенным спокойным голосом.

— Причина? — Влад удивленно поднял бровь. Как я успела узнать, его положение считалось довольно выгодным и хорошим, многие бы хотели оказаться на его месте.

— Отсутствие нужных качеств. Я бы предпочел выполнять индивидуальные задания, под руководством непосредственно своего объекта защиты, а не группы лиц, — ответил мужчина. Кажется, кто-то не любит, когда им командуют? Неудивительно, с таким-то отцом!

— Значит, хочешь защищать жизни? Рекомендации есть? Необходимая подготовка? — спросил Влад, и ему протянули несколько листов. Он долго и внимательно их изучал, а потом о чем-то думал. — Показатели впечатляют. Причин для отказа не вижу. Есть предложение работы. Подчиняться будешь лично мне, но охранять мою невесту, вот она, — и он легким кивком указал на меня. Мужчина внимательно на меня посмотрел, словно оценивая, чего от меня можно ожидать.

— Согласен, — крайне четко и без лишних слов ответил… мой новый охранник? — Когда подойти для обсуждения условий договора и его заключения?

— Сегодня после завершения приема. Расскажу подробности. И еще. Тебе придется дать клятву.

— Само собой, — кивнул мужчина.

* * *

После решения текущих вопросов был традиционный бал. Для него у меня уже было приготовлено потрясающее бирюзовое платье с ажурным белоснежным кружевом. Весь вечер я танцевала с Владом, пару раз позволила ему прилюдные поцелуи и демонстрацию наших отношений, чтобы в очередной раз убедить народ в серьезности намерений, кроме того, кольцо по-прежнему было на соответствующем пальчике, говоря само за себя. А вечером… Вечером Влад попросил, чтобы я присутствовала при заключении договора.

В обязанности моего нового охранника входил постоянный контроль, никуда от меня не отходить, посторонних людей ближе пяти шагов не подпускать. К тому же теперь он будет контролировать приходящие письма, проверяя их на безопасность, а также отправится со мной и в мой мир. Придется что-то придумывать, что с этим делать или как объяснить знакомым его постоянное присутствие рядом. Но самое главное, парня еще раз проверили на пригодность к моей охране.

Мы сидели в кабинете в доме Влада, когда внезапно появился Латет, и тут же атаковал ничего не подозревающего мужчину. Тот к моему изумлению не растерялся и скорее инстинктивно, чем сознательно отразил атаку, причем прикрыв и меня, и Влада, чтобы удар не задел и нас. Влад остался доволен. После этого ему полностью просканировали сознание, чтобы убедиться в безопасности его намерений и отсутствия злых помыслов. В довершении всего, Влад попросил принести магическую клятву, которая не позволит ему нарушить свой долг или нанести мне вред.

— Что ж, на этом все, можешь приступать к исполнению обязанностей с завтрашнего утра. Сейчас свободен, — сдержанно попрощался Влад. Когда дверь закрылась, я не смогла сдержать радостного восклицания:

— Латет! Ты живой! Как я рада… — я бы хотела обнять его, но он был в бестелесной форме, паря в воздухе.

— Конечно же, он жив. Хотя любой другой бы такой атаки просто не выдержал, нападавшие хорошо подготовились. Но теперь у него будет помощник, только мне все равно не хотелось бы тебя никуда отпускать… Я так привык, что ты рядом, что без тебя не покидает чувство, что не хватает чего-то важного для меня.

— Влад… — вздохнула я. — Ты же знаешь, я все равно вернусь. К тому же у тебя полно здесь дел! А я тебя отвлекаю. Пока будет лучше, если каждый из нас будет в своем мире, — я говорила, разумом понимая, что права, но почему-то меня не покидало чувство, что сейчас мы совершаем какую-то ошибку, которая может очень дорого нам обойтись…

— Возможно, ты права Аня… — задумчиво начал Влад, а я почувствовала, что он хочет сказать что-то важное. Крайне важное для нас двоих. — Я буду ждать тебя. Каждый день, каждый час. И очень надеюсь, что когда ты снова вернешься, ты ответишь мне на один вопрос…

— Какой вопрос? — слабым голосом спросила я, чувствуя, как от волнения начинает кружиться моя голова.

— Согласна ли ты связать наши жизни? Согласна ли ты стать моей женой? Быть вместе навсегда, независимо от всех обстоятельств. Просто ради нас, ради тех чувств, что мы испытываем друг к другу?

* * *

Когда я вернулась домой, то была крайне растеряна и не могла толком ни о чем думать. Я просто сидела и бездумно смотрела в телевизор. На кухне Латет и мой новый охранник обсуждали стратегию моей защиты. Порой они начинали о чем-то спорить, а потом вновь переходили на пониженные тона, словно скрывая от меня их систему, хотя мне на нее было все равно. Я вспоминала вопрос Влада. Мы знакомы не так долго, мне до сих пор были открыты не все его стороны, но между нами установилось какое-то единство, словно наши души нашли общий язык, а все остальное становилось не так уж и важно. С ним намного лучше, чем без него. И если я счастлива, находясь рядом с ним, то почему бы не остаться с ним навсегда? Однако эта смутная тревога все еще не покидала меня, заставляя не торопиться.

— Анна, я бы хотел обсудить пару вопросов, — отвлек меня мужчина, присаживаясь напротив. Я кивнула в ответ и выключила телевизор. — Теперь мы с Латетом будем Вас охранять. В его плане все проще: он дух. Я не могу становиться прозрачным, но я предлагаю альтернативный вариант: использовать простую магию для отвода глаз среди близкого окружения. На работе сотрудники просто не будут обращать внимания на меня, но на прохожих или покупателей это не распространится. Впрочем, я могу сделать вид, что что-то выбираю и это не вызовет подозрений. Что касается личных встреч — та же схема. Если же вокруг нет людей, с которыми вы общаетесь, я буду видим для всех и предстану вашим спутником. Эти меры необходимы для того, чтобы я минимально расходовал свои силы. Их применение влияет на физическое состояние, а в целях безопасности я всегда должен быть готов отразить возможную атаку. Такой вариант наиболее выгодный. Вы согласны с ним?

— Да, конечно. Так будет удобнее, к тому же мне не придется объяснять всем, откуда у меня столь странный спутник.

— Что касается вашего пребывания дома: Владимир настаивал, чтобы я постоянно был рядом, но здесь будет вполне достаточно, чтобы мы просто были в одном помещении, так что беспокоить Ваш сон я не буду, однако должен находиться в квартире.

— Хорошо. У меня нет гостевых спален, вы согласитесь на диван? Он раскладывается и, кажется, вполне удобен.

— Да, спасибо. И последнее. Нас не представили. Я Игорь. Как я могу к Вам обращаться?

— Аня. И на «ты», — тепло улыбнулась я. В эту ночь засыпать было немного волнительно, зная, что у меня в квартире находится посторонний человек, но я успокоила себя мыслью о том, что раз Влад ему доверяет, то и я могу. Утро началось с противно пищащего будильника, я неохотно поднялась и направилась в ванну, пока по пути не встретилась с Игроем, о котором как-то позабыла.

— Доброе утро, — первым поприветствовал он, улыбаясь, глядя на мое слегка удивленное лицо.

— Доброе, — все же отозвалась я, а потом поспешила скрыться в ванной, чтобы начать входить в привычный ритм жизни. За торопливыми сборами я уже позабыла о своих охранниках, вспомнила лишь, когда стала закрывать дверь, так как пришлось подождать, чтобы проверили безопасность подъезда. На работе, как и должно было быть, никто ничего не заметил, а после я договорилась встретиться с Даней. Когда дядя Леша нас отпустил, он уже ждал меня у дверей магазина с букетом полевых цветов, аккуратно перевязанных белой ленточкой. Как оказалось, у него был вызов за город, ехать пришлось через цветочное поле, и вот там он и собрал для меня это летнее чудо.

Мы гуляли и наслаждались хорошей погодой, рассказывая друг другу о последних днях, вот только мне было очень неудобно его обманывать, поддерживая легенду о том, что я была больна и лечилась в частной клинике. А еще, как бы я ни старалась отвлечься, мои мысли постоянно склонялись в сторону Влада. Я думала о том, как он там, что удалось узнать, где он сейчас и чем занят… Мне хотелось к нему.

— Ань, у тебя все в порядке? — обеспокоенно спросил вдруг Даня. — Ты какая-то задумчивая сегодня.

— О, нет! Все в порядке, правда! Просто сегодня первый день на работе после болезни, так что я, наверное, просто устала! — как можно спокойней ответила я. Не знаю, поверил ли он, но расспрашивать больше не стал. Мы еще гуляли несколько часов, а потом он проводил меня до дома.

Обнимая на прощание, он чуть дольше, чем обычно удерживал меня, я заметила его взгляд, скользнувший по моим губам, который отразил его мысли и желание, но я тут же отпустила его, попрощавшись, и скрылась за дверью.

Как бы близок мне ни был Даня, но я хотела, чтобы меня целовал лишь один человек, и он был сейчас безумно далеко!

Пока я переодевалась в комнате, услышала что Игорь с кем-то разговаривает в гостиной. Я удивленно выглянула из комнаты, чтобы узнать, что происходит. Оказалось, он просто связывался с Владимиром, докладывая обстановку. В конце разговора он вопросительно посмотрел на меня, предлагая дать возможность поговорить с Владом, но я отчего-то испугалась и растерялась. Когда связь прервалась, я вышла из комнаты, словно до этого боялась выдать свое присутствие Владу.

— Есть новости? Им что-то удалось узнать? — спросила я, походя к дивану.

— Увы, нет. Их ищут по их магическому следу, образец которого хранится в базе данных, но пока нет результатов. Вполне возможно, что они предвидели это и находятся в месте, где полностью блокируется и рассеивается вся магия, включая их собственную.

— А такое возможно? Это не вредно для них? — удивилась я.

— Существуют крайне редкие артефакты со времен инквизиции, когда были гонения на магов, а они еще плохо умели себя скрывать. Эти артефакты нейтрализуют абсолютно всю магию в определенном радиусе. Стоит его покинуть, и магия вновь может воплощаться. Действует эта вещь абсолютно на все ее проявления. Даже Латет не смог бы там существовать, так как он создание из магической материи. Его бы так же рассеивало.

— Значит ли это, что если у них есть подобный артефакт, то это может грозить большими неприятностями?

— О, да! Еще какими! Но, будем надеяться, что действительно все подобные вещи были уничтожены, а создать новые практически нереально. Почему ты отказалась пообщаться с Владом? — неожиданно спросил он.

— Я растерялась и испугалась. А еще боялась, что он попросит у меня ответа. Перед отъездом он… он сделал мне предложение. Мне кажется, что я уже решила, что ему скажу, но пока сомневаюсь…

— Что ж, спасибо за честность.

* * *

Вода в озере тихо плескалась о кромку берега, загадочно поблескивая в лучах яркой луны. Аллея деревьев превратилась в единый темный силуэт, обрамлявший озеро, с которого подувал приятных прохладный ветерок. Его игривые порывы шевелили темные волосы двух мужчин, стоящих возле него.

— Прошел день, а я так соскучился по ней… Хочется бросить все и бежать в тот мир, найти, обнять, прижать себе и никогда не отпускать, — сказал Влад.

— Не спугни ее своим напором, друг. Хоть она и стала смелее, в душе она все та же невинная девочка.

— Ты прав, наш мир меняет ее. Он принял Аню. Хоть она и человек, но ей удается стать его частью. Это поразительно. Она действительно не такая как все. Особенная… И я не позволю ее у меня отнять.

— Не переживай, мы найдем их, — уверенно заявил Редрик. — Рано или поздно они дадут о себе знать. Но не стоит откладывать все из-за этого. Ты и так ждал целую вечность. Действуй сейчас, — посоветовал он.

— Да. Я сделал ей предложение. Просил ответить, когда она вернется…

— Смело. А что, если она откажется? — спросил Редрик.

— Не знаю. Я приму ее выбор. Я обещал отпустить, если она того захочет. Я слишком ее люблю, чтобы причинить боль.

— Но что будет с тобой, Влад? Ты действительно ее полюбил.

— Не знаю… Я не знаю.

Глава 16. Скрытые грани

Если ты спросишь, как я живу без тебя, то я просто не знаю.

Эльчин Сафарли.

Я проснулась крайне счастливой несмотря на то, что, как и прежде, болела голова после подобного сна. Он все же сказал это! Сказал, что любит! Как и я его! Тремя словами подарил мне крылья, подарил целый мир и смысл в нем жить. Подарил надежду и веру в лучшее будущее. И напрочь разрушил все былые сомнения.

За завтраком я сидела и довольно улыбалась.

— Что-то случилось? Ты, кажется, очень счастлива? — спросил Игорь.

— Безумно! Я окончательно решила, что же я отвечу ему при следующей встрече. Я скажу ему «Да!» — мне показалось, или мои слова заставили Игоря нахмуриться, но уже скоро он вновь скрыл все свои эмоции за привычной маской вежливости. Это вновь заставило во мне встрепенуться то чувство тревоги, но сейчас моя безудержная радость не позволила обращать на это слишком много внимания.

Весь день прошел для меня безумно быстро, гуляя вновь с Даней, мы много смеялись, я делилась с ним своим чудесным настроением, а он был рад, видя, что мне хорошо. Мы вновь попрощались возле моего дома, на этот раз без той вчерашней паузы, а потом я стала подниматься в квартиру, вот только стоило закрыть за нами дверь, как чувство тревоги вмиг возросло во мне, вызывая безумную панику, заставившую удивленно замереть на месте.

— Латет, проверь все в округе! Лично! — скомандовал Игорь, отправляя духа изучать окрестности, но как только тот исчез, паника стала лишь сильнее.

— Что происходит?! — испуганно прошептала я. Голова безумно кружилась, я не могла понять, что со мной.

— Поразительная интуиция, Аня. Но мы не можем терять времени, его у меня слишком мало!

— Что? О чем ты?! — измученно простонала я, пытаясь прийти в себя.

— Ваша связь с Владимиром губительна для тебя. Ты не знаешь всей реальности и едва не совершила грубую ошибку, приняв его предложение. Вам нельзя быть вместе! Я просто хочу помочь тебе не ошибиться вновь. Еще утром я отправил ему послание от твоего имени… Я написал, что ты приняла решение отказаться, так как нашла здесь Даню и, несмотря на все, что между вами было, ты хочешь остаться с ним.

— Что?! Как ты посмел?! Влад не поверит! Я же все ему расскажу! А ты предатель! Мы доверяли тебе! Как ты мог?!

— Нет, ты ничего не расскажешь, — он сказал это с такой уверенностью, что у меня по коже пробежали мурашки. Он вмиг оказался рядом, сжав мои виски руками, как это делал Влад. — Прости, но тебе придется все забыть. Все и всех, связанных с нашим миром. Ты никогда его не вспомнишь. Даня хороший парень, ты будешь счастлива с ним. Я просто хочу помочь! — и я почувствовала, как мою голову сковала безумная боль, проникая в мое сознание. Словно в нем зажгли маленькое солнце, которое беспощадно что-то плавило внутри моей головы, ослепляло разум. А потом, словно в тумане, я услышала повелевающий голос: — Прикажи Латету держаться на расстоянии от тебя и ничего не говорить Владу об изменении памяти!

Я пыталась сопротивляться, но словно мое тело само произнесло эти слова, а потом все вмиг прекратилось, сознание покинуло меня, и я упала на пол.

* * *

— Влад, хватит уже! Приди в себя! — кричал мужчина, пытаясь остановить своего друга, вокруг которого бушевал огонь, испепеляя все вокруг

— Уйди, Ред, пока не задело! — грубо с едва сдерживаемой яростью ответил тот.

— Ты не должен терять контроль! Ты уверен, что это она написала?! Кто у нее может быть кроме тебя?! Однажды ты не захотел это узнать, в итоге пострадали оба. Не повторяй ошибок!

— Это писала она! С ее номера! У нее там два охранника было, никто другой бы просто не сумел! Кроме того. В моей комнате обнаружилось очередное письмо от наших старых «Друзей». Она была в тайных ходах замка, когда мы допрашивали одного из них. Они рассказали ей, как туда пройти. Она все видела. Я ведь еще тогда почувствовал рядом что-то знакомее, родное, просто не обратил внимания. И ведь когда вернулся к ней, заметил, что с ней что-то не так. Просто не захотел понять. Не удивительно, что после этого она не хочет оставаться рядом со мной. Я обещал ее отпустить, если она того захочет. Я сдержу обещание. Она выбрала не меня. Что ж. Переживу! — и после этих слов еще несколько метров густого леса охватило яростное пламя.

— Слушай, не будь идиотом! Попроси хотя бы объяснить, почему он, а не ты! Просто поговорите, и когда ты убедишься, хоть весь этот чертов лес сожги дотла! Ты верховный, Влад! Умей держать контроль! — крикнул мужчина. Пламя тот час исчезло.

— О, у меня прекрасный контроль, Редрик. Он просто идеальный, раз тот парень до сих пор жив, а не валяется со сломанной шеей. И да, я абсолютно спокоен! — бросил он напоследок, а после исчез.

* * *

Я поняла, что лежу на чем-то холодном и жестком. Осторожно села, почувствовав, как раскалывается моя голова. Я лежала в прихожей на плитке, на которой лужицей растеклась вода. Что же произошло? Похоже, я вернулась домой, не заметила лужи и, упав, ударилась головой. Вот и боль отсюда.

Наверное, надо заглянуть в больницу, убедиться, что нет сотрясения… Но хотя откуда в моей прихожей лужа? Ах да, вчера Даня подарил мне цветы, а сегодня я меняла им воду, когда в дверь постучали, я пошла открывать и пролила воду…

Я осторожно встала и направилась на кухню, чувствуя, как все еще кружится голова. Да уж, хорошо я упала… Достав лед из холодильника, я приложила его к затылку и отправилась на диван, включая телевизор.

Проснулась я от зазвонившего под ухом будильника. Оказалось, я заснула прямо на диване, лед давно растаял, превратившись в воду в пакетике, а сама я улеглась прямо на телефоне. М-да! Выключив будильник, я стала поспешно собираться на работу. Заметив букет, подаренный Даней, я улыбнулась. Сегодня мы вновь договорились встретиться.

После работы я вышла на крыльцо магазина, привычным взглядом ища парня среди прохожих. Увидела его подходящим ко мне и поспешила ему на встречу, но я не заметила, как у кедов развязался шнурок, запнулась = и едва не упала, но меня успел подхватить подбежавший Даня, так что падения завершилось в его объятиях.

— Привет, моя принцесса! Ваш верный паж готов носить вас на руках целую жизнь! — пафосно произнес он, а я рассмеялась.

— Да уж! В последнее время я крайне неповоротлива! Придется тебе за мной приглядывать внимательнее! Я соскучилась, Дань, — сказала я, выпрямляясь, и уже без смеха, а просто с улыбкой.

Я огляделась мимолетно вокруг и на миг замерла, поняв, что у этой сцены был зритель. На противоположной стороне дороги стоял мужчина в джинсах и темной рубашке, спрятав руки в карманы и глядя прямо на меня. Он показался мне смутно знакомым, но его образ никак не мог связаться с кем-то в памяти

— Ты в порядке? Не ушиблась? — спросил Даня, после чего я вновь забыла о всяких случайных прохожих.

— О, да. Просто задумалась. Ну что, куда идем, мой принц? — спросила я, принимая его руку.

— Предлагаю прогуляться вдоль реки!

Этот вечер был волшебным. Мы гуляли, говоря ни о чем, наслаждались обществом друг друга, но меня не покидало смутное, едва различимое чувство чего-то утерянного. Чего-то крайне важного для меня, но я никак не могла понять, чего именно… Неожиданно я почувствовала, как Даня коснулся моей щеки, задумчиво провел по ней рукой, заглянул в мои глаза, ища в них ответ на свой вопрос. Сегодня я не была против.

Он осторожно, боясь спугнуть, приблизился ко мне, сначала очень бережно обнял, а после осторожно прикоснулся к моим губам. Наш поцелуй был легкий, почти невесомый, он нравился мне, но… Он был не тот?! Почему такое странное ощущение? Хотя, это, наверное, мои нервы и смущение… Я закрыла глаза, желая забыть обо все вокруг, чтобы остались только я и Даня.

Сегодня он вновь проводил меня до дома, а потом я предложила ему зайти. Так наша прогулка перетекла в просмотр наших любимых фильмов у меня в гостиной. Домой он уехал уже за полночь. Увы, мы расставались на несколько дней, так как у него новый график и вечером он будет занят.

Я ложилась спать в прекрасном настроении, надеясь отдохнуть, но этого мне не удалось. Всю ночь я либо проваливалась в странные сны, либо мне снились кошмары, от которых мучительно начинала болеть голова. В них я была с каким-то странным мужчиной, смутно мне знаком, но я не могла понять, кто это. Однозначно, это был не Даня.

* * *

Комнату освещал лишь растопленный камин, пылающий ярким огнем. Прямо на полу перед ним сидел мужчина, навалившись на боковую спинку кресла. Его глаза были прикрыты, лицо казалось расслабленным, но его напряжение и с трудом контролируемые эмоции чувствовались как нечто материальное. Напротив него сидел второй, уставший и немного потрепанный.

— Влад, увидеть не значит поговорить! — словно не в первый раз произнес он.

— Не важно, — равнодушно отозвался сидящий.

— Ты говорил с Латетом? Игорем? Что они сказали?

— Латета она заставила держаться от себя подальше, что лишь подтверждает мою теорию. Игорь ничего странного не замечал. Говорит, был опасный момент, когда недалеко от них произошел внезапный выброс силы, но ничего не произошло. Она в порядке. Он продолжит следить за ее безопасностью, но втайне от нее самой. Я же…

* * *

Проснувшись от очередного непонятного сна, я устало села на кровати. Ночь выдалась безумной. Почему мне все время снятся эти люди?! И почему в некоторых снах я начала видеть себя рядом с ними?! И почему мне кажется, что это не сны?! Неужели я схожу с ума?! Что со мной происходит?!

Поняв, что сегодня я больше не засну, я ушла на кухню, заварила себя крепкий кофе и включила телевизор, пытаясь убить время. Пришлось побороть в себе желание позвонить Дане, так как ему нужно было хорошо высыпаться, к тому же вряд ли его мучают такие кошмары. Утро стало для меня избавлением, вот только на работе, когда время стало подходить к обеду, я почувствовала, как начинает накатывать сонливость.

Девушка, что работала со мной, предлагала отпроситься домой, но я отказалась, так как там меня ждало лишь мое одиночество. Во время перерыва мы вдвоем пошли в ближайшее кафе, надеясь там перекусить и уже возвращались обратно, когда у меня закружилась голова, на какое-то время все перед глазами погасло, а потом появилась картина, где я таю в объятиях того мужчины из сна.

— Ань! Аня! — услышала я и открыла глаза. Рядом стояла моя подруга по работе. — Ты в порядке?! Тебе плохо? Может, скорую вызвать? Ты шла, а потом едва не потеряла сознание! — испуганно произнесла она, внимательно меня разглядывая.

— Нет, не стоит… Просто не выспалась, у меня были кошмары. Наверное, это слабость… Пройдет, ничего страшного, — как можно спокойней ответила я, хотя сама не была в этом уверена.

До магазина мы дошли уже без происшествий, потом я поднялась на свой этаж и приступила к работе. Пару раз у меня вновь начинала кружиться голова, увлекая в непонятные видения, так что, когда рабочий день закончился, я все же была рада вернуться домой. Я отправилась набирать себе ванну, надеясь успокоить нервы и после хорошенько выспаться, но, когда я уже лежала в горячей воде и ароматной пене, голова вновь знакомо закружилась, а сознание скользнуло куда-то прочь.

Снова темнота, а потом странные сцены, которые словно пытались мне что-то сказать, символы в виде драконов, руны, мелькавшие перед глазами. Я словно медленно сходила с ума.

Неожиданно я почувствовала, что мне стало не хватать воздуха, попыталась прийти в себя, но почему-то эти видения словно превратились в вязкую паутину, не позволяющую мне вырваться. Воздух кончался, я задыхалась. Вдруг я почувствовала, как словно во сне, где-то очень далеко кто-то потянул меня за шею, а потом я смогла судорожно вдохнуть, вцепившись в края ванны.

Расслабившись, я погрузилась в воду и не могла из нее вынырнуть, теперь же я пыталась отдышаться, голова кружилась после недостатка кислорода. Когда я более-менее пришла в себя и вспомнила то странное чувство, будто меня кто-то вытащил, но я была одна. Кажется, я действительно слишком сильно устала. Приняв быстро душ, я нашла на кухне в аптечке успокоительное, выбила пару таблеток, а потом отправилась спать. На этот раз удачно.

Я спокойно спала до самого утра, но, когда сон стал поверхностным, мне казалось, что кто-то пытается проникнуть в мои мысли, пытаясь что-то изменить в них. Я хотела проснуться, но мне не давали. Я начала паниковать, голова раскалывалась. Все прекратилось так же неожиданно, как и началось. Просто внезапно нахлынуло успокоение, боль прошла.

Я лежала на кровати, широко распахнув глаза, и пыталась прийти в себя. Радовало, что сегодня у меня выходной, а значит можно не спешить. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я смогла подняться. Собравшись так быстро, насколько это было возможно, я все же решила дойти до больницы. То, что со мной происходило, уже не было нормально!

Отсидев бесконечную очередь на прием, я все же попала к врачу. Осмотр показал, что сотрясения нет, но нервы напряжены, так что после больницы отправилась уже в аптеку за успокоительным. Вновь оказавшись на улице, я не знала, чем заняться сейчас и куда пойти. Неожиданно зазвонил телефон. Это был Даня.

— Привет, у меня есть сейчас пара свободных минут поболтать. День выдался не очень, хотел бы скрасить его твоей компанией и хорошей музыкой. Что скажешь? Может, сходим сегодня в клуб?

— Да, конечно, я буду только рада! А у тебя с работой проблем не возникнет? Не выспишься ведь! — улыбнулась я, хоть он и не мог сейчас видеть моего счастливого лица.

— Ха, не переживай. Я человек привычный. Так что до встречи! Заеду за тобой в девять! — и он прервал вызов. Что ж, времени у меня оставалось еще много, так что я решила заглянуть в одно из своих любимых мест — библиотеку!

Входя в немного сумрачное помещение (не то, что на моей прошлой работе!), я еще не знала, какие именно мне нужны книги. Мои сомнения разрешило объявление о поступлении новых альбомов с репродукциями картин. Я вспомнила странные символы из моих «видений» и решила попытать удачу. Что, если я действительно их где-то видела?

Без труда отыскав нужную мне секцию, я взяла наугад несколько книг с древней символикой и ушла в читательский зал их изучать. Я просидела несколько часов, прежде чем в одном из сборников нашла символ, встречавшийся в моих «видения», вот только все, что о нем известно — был найден во время археологических исследований на месте древнего языческого жертвенника. И откуда я могла его знать?!

В общем, выходила из библиотеки я в полной задумчивости. Вокруг меня происходило что-то странное, я никак не могла в этом разобраться, но очень того хотела. Я попыталась подумать о Дане, чтобы успокоиться и как-то поднять себе настроение, но вместо этого добилась лишь того, что вернулось ощущение неправильности происходящего, словно кто-то нашептывал мне: «Не о том, не о том ты думаешь!»

В общем, ничего не понятно, запуталась, да и только. Не удивительно, что, когда за мной заехал Даня, я действительно была не против отвлечься от всего этого, вот только кто бы знал, что для меня этим все лишь начинается?!

Клуб Даня выбрал тот же, что и в прошлый раз, в стиле вампиров, чему я была рада. Уже скоро я действительно не вспоминала о своих проблемах. Спустя примерно час, я решила выйти ненадолго, чтобы проверить свой внешний вид и, если нужно его подправить, хотя обычно косметика меня не подводила.

Когда я вновь вернулась в зал, Даня сидел возле барной стойки с каким-то рыжеволосым мужчиной, о чем-то беседуя.

— Аня, знакомься, это Игорь. Игорь, это моя Аня! — представил он нас, хотя и сами они, судя по всему, только что познакомились. Мы немного посидели втроем, болтая о чем-то неважном, а потом Игорь неожиданно пригласил меня на танец с разрешения Дани. Я видела, с каким сомнением он позволил ему меня пригласить, но видя, что я не против, все же отпустил.

— Вы с Данилом уже давно знакомы? — спросил он вполне ненавязчиво, но почему-то меня насторожил это вопрос.

— Познакомились этим летом, — как можно спокойней ответила я.

— И уже встречаетесь? — с легкой улыбкой скорее сказал, чем спросил мой собеседник.

— О, нет. Мы пока не встречаемся, просто друзья.

— Да ладно? Просто друзья? Вы вообще-то красивая пара. Чего медлите? — спросил он с, казалось бы, искренним удивлением, а я внимательно посмотрела на него, и что-то мне в его лице показалось знакомым.

— Не знаю. Слушай, Игорь, верно? А мы раньше не встречались? Такое чувство, как будто я тебя знаю?! — осторожно спросила я.

— Нет, не думаю, — неожиданно холодно ответил он, а потом и вовсе поблагодарив за танец, ушел, не дождавшись конца мелодии. Я проследила за ним взглядом и заметила, как он подошел к компании четырех мужчин. Их лица показались мне какими-то слишком серьезными и напряженными для клуба, но разбираться в этом сейчас не хотелось. Мы пришли сюда танцевать, а так как один партнер ушел, ко мне вновь вернулся Даня, и мы продолжили отдыхать уже вдвоем.

* * *

Домой, как и прежде, мы вернулись уже поздно. Даня довез меня, потом проводил до квартиры, чтобы убедиться, что со мной точно все в порядке, подарил на прощание поцелуй, легкий и осторожный, и лишь потом ушел, а я едва нашла в себе силы раздеться и отправилась спать.

Глава 17. Рискнуть всем

Мой взор тебя рисует и во сне

И будет сердце, спящее во мне.

Шекспир

Следующий день начался прекрасно. Даже замечательно! Проснулась я около одиннадцати, посмотрев время на телефоне, увидела непрочитанные сообщения от Дани, желавшего доброго утра и сообщавшего о том, что уже по мне скучает. Приняв душ, я быстро позавтракала, а потом решила прогуляться. Я шла и думала о том, что за это лето я сильно изменилась, вот только когда же я успела, и что стало тому причиной?

Раньше я гуляла лишь по ночам, укрывшись от всех в полном одиночестве, теперь я спокойно бродила среди людей, приглядываясь к случайным прохожим, я стала чувствовать себя увереннее, словно обретя опору, вот только так и не могла понять, в чем она состоит. Я начала видеть реальную жизнь, строго ограничивая себя от жизни книжной, чтобы вновь не закрыться там от всех и от себя самой. Та боль, с которой я постоянно жила после гибели близких, начала стихать. Нет, она не прошла, и эта тоска по ним никогда не пройдет, но я словно приняла это как уже случившееся, начинала отпускать их, заставляя себя жить настоящим.

Я шла, куда глаза глядят, не имея определенной цели, когда неожиданно странное чувство поманило меня свернуть в небольшой переулок. Это было странно, но что плохого может случиться со мной посреди белого дня? Это же не ночь, где порой попадаются нетрезвые мужики?!

Я свернула в переулок, решив поддаться манящему чувству. Он оказался всего лишь проходом между двумя стоящими рядом домами, сквозь середины который проходили арки, позволяющие из одного двора попадать в другой. Я уже отходила от них, когда увидела скользнувшую мне за спину тень, а потом чья-то крепкая рука опустилась мне на плечо, я тихо вскрикнула и попыталась повернуться, но меня окутала какая-то странная дымка, и сознание покинуло меня.

* * *

Первое, что я ощутила, когда проснулась — холод и твердость поверхности, на которой я лежала. Я осторожно открыла глаза и едва не закричала от ужаса: я оказалась совершенно в незнакомом месте, довольно мрачном и темном, которое освещали лишь странные сполохи под потолком.

Сама я лежала на огромном мраморном камне, мои руки и ноги были крепко связаны, не давая свободно шевелиться. Вокруг камня были расставлены свечи, которые пока были не зажжены, но что-то мне подсказывало, это ненадолго! Я попыталась подняться, но в моем теле оказалась невиданная слабость, так что я смогла лишь измученно застонать.

В одиночестве я была не долго, уже скоро послышались чьи-то шаги, а потом дверь распахнулась, и вошел мой вчерашний знакомый.

— Игорь?! Что происходит?! Где мы? Ты можешь меня развязать? — с надеждой спросила я, пытаясь узнать хотя бы часть ответов на волновавшие вопросы.

— Аня… Вообще ты не должна была очнуться… Что ж, это еще раз подтверждает идею о том, что ритуал необходим. Я ошибался, решив, что просто заблокировав тебе часть памяти, смогу решить проблему. Ваша связь с Владимиром оказалась слишком сильна, ты начинала все вспоминать, как бы я не усиливал блоки на твоей памяти! Пойми, Аня, это все на благо тебе! Я лишь хочу помочь нам всем! Ваша связь опасна! Ты не для него…

Я с ужасом слушала Игоря, не понимая, что происходит, и о т этого с каждой минутой становилось все страшнее. Он сумасшедший! Что он творит?! А тот тем временем взмахом руки зажег все свечи вокруг меня, от чего сердце начало бешено биться от охватившего ужаса и паники.

— Аня, прошу, скажи одну фразу: Латет, запрещаю тебе приближаться. Запрещаю призывать Влада, — очень настойчиво попросил Игорь, даже угрожающе, но я даже ели бы и хотела что-то сказать, то просто не смогла бы, так как в горле пересохло, голос пропал.

Меня трясло от липкого страха, а потом внезапно пришел очередной приступ. Перед моим лицом вновь замелькали сотни картинок, я словно в фильме начала просматривать их, начиная вспоминать. Мое тело тут же выгнулось от сковавшей все мышцы боли, я кричала, кого-то звала, в глазах проступили слезы.

Неожиданно возле меня возникло странное существо, стоило только взглянуть на него, как в моей голове замелькали образы, связанные с ним и его название: Латет. Защитник.

— Помоги мне! Прошу тебя! Помоги! — закричала я изо всех сил, что у меня были. Но он и сам это знал. Странное существо подлетело ко мне, окутывая светящимся коконом. Игорь отчаянно пытался ему помешать, атакуя, но вскоре расстановка сил сменилась. Позади Игоря открылся портал, из которого появились трое мужчин.

— Ты не справился со своей задачей. Ты не успел, теперь действовать будем мы. Уступи нам место! — заявил один из них, что казался старше. Игорь лишь с сожалением кивнул, продолжая атаковать Латета. Трое же вдруг исчезли, но я чувствовала, что они где-то рядом, словно затаились, чего-то выжидая.

Я с ужасом следила за происходящим, уже не обращая внимания на жуткую боль в голове. Видения на миг исчезли, позволяя мне попробовать подняться, но меня тут же зашатало. Я обессилено упала вновь на камень. В тот момент, когда я ударилась о его твердую поверхность, в помещении возник новый портал и почти сразу из него показался еще один мужчина.

Нечаянный взгляд, и мою голову пронзила адская боль, заставляя вспоминать все то, что пытались скрыть от меня. Я узнала, вспомнила этого человека. Это был Влад!

Когда он услышал мой крик, полный боли, его глаза наполнились яростью, он первым же ударом снес Игоря назад, тот сильно ударился головой о стену и обессилено рухнул на пол. Влад поспешил ко мне, пытаясь помочь и ослабить мою боль, но он слишком отвлекся, полностью поглотившись заботой обо мне, и не заметил усиленного удара с трех сторон, который направили те самые трое магов, которые по-прежнему были здесь. Удар оказался достаточно мощным и внезапным, чтобы лишить Влада сознания. Я вновь закричала, но уже не столько от боли, сколько от страха за того, кого так любила!

— Анна, мы вернем вас обратно, но сейчас должны спешить. Вы не виновны в том, что оказались в этом замешаны. Влад нужен нам для ритуала, остальное неважно. Мир и все мы будем в безопасности. Мы завершим и вернемся за вами! — сказал все тот же старший мужчина, который, видимо, был за главного.

Они открыли новый проход, осторожно подняли Влада и скрылись в нем, унося с собой того, кто был дороже мне всей жизни. А я окончательно вспомнила все и с ужасом осознавала произошедшее! Игорь оказался предателем, он заблокировал мне память и сказал Владу, что я хочу с ним расстаться! А Влад обещал меня отпустить! Мой сон…. Как же ему больно было читать те слова, думая, что их написала я! Как же он страдал!

Наверняка меня возненавидел, но он все равно пришел… Почувствовал, что я в опасности или его призвал Латет…. Теперь уже не важно! Я должна ему помочь! Неожиданно меня охватило ощущение, что что-то важное внутри меня начало напрягаться, словно натягивали струну. Ритуал! Эти люди хотят провести ритуал, навсегда разрушив нашу с Владом связь!

Он сейчас там, бессилен, из-за меня! Он жертвовал собой, понимая, что может угодить в ловушку, но все равно пришел ко мне! А я?! Я просто человек! Без магии, без всего! Что я могу? Я же обычная девчонка, которая всю жизнь была одна? Которая всего боялась и не могла ответить на обиду. Я та, кто предпочла сбежать от проблем вместо того, чтобы их решать. И вот к чему это все меня привело! Сейчас, где-то там решают нашу с Владом судьбу, но ни он, ни тем более я не можем этому помочь! Но как, как так можно?!

Неожиданно страх утих, уступая место пробуждающейся ярости. Да, я привыкла отступать перед опасностью, да, я уже потеряла столько всего, что мне было безумно дорого, я стояла посреди своего мира, превратившегося в пепел, но Влад….

Он пустил меня в свое сердце и подарил любовь, что стало для меня новой жизнью! И я больше не хочу терпеть эту боль! Я не хочу терять! И я не дам им забрать у меня то последнее, ради чего я могла жить! Что у меня есть?! Магия, суперсилы? Нет! Но у меня есть нечто большее… Наша любовь, которая все еще жива если не в нем, после тех ужасных слов, написанных Игорем, то во мне. Еще пылал этот огонь!

— Латет! А ну явись сюда! — возмущенно воскликнула я, призывая это создание, которое исчезло вслед за Владом.

— Я пытался ему помочь, они не дают. Маги начали ритуал, ты это чувствуешь… Как и я. Чем слабее ваша связь, тем слабее становлюсь я. Я не могу защитить своего создателя, но еще могу помочь тебе.

— Отлично! Создай мне основу портала, я пройду к нему! — попросила я, собирая оставшиеся силы. С веревками мне еще успел помочь Влад, так что сейчас я смогла подняться, поддерживаясь бушующими во мне гневом и яростью.

— Все не так просто. Они предусмотрели это. Тебе не хватит сил к нему пробиться, Аня! Ты можешь застрять в переходе! Это опасно! — воспротивился дух.

— Да плевать мне на это! Потерять Влада — вот что действительно опасно, потому что мне и к черту не нужна будет моя жизнь! Открывай портал, я все равно пойду!

— Хорошо, но открою во дворец. Там есть Редрик, он на Совете, тебе нужно будет его найти. Он сможет защитить тебя там лучше меня, так как его не развоплотит, — смиренно ответил Латет, а вскоре передо мной возникла знакомая воронка. Шагнув в нее, я почувствовала, как та неведомая струна сильнее напряглась во мне, норовя все скорее лопнуть. Нужно спешить!

Портал вывел нас в пустующий холл дворца. Латета рядом со мной не возникло. Вероятно, он все еще восстанавливает силы, а значит, действовать придется самой. Не теряя времени, я побежала наверх по парадной лестнице. Как я помнила, зал собрания был явно не на первом этаже. Я сама не заметила, как влетела в один из залов, где слышались чьи-то голоса. Это оказалась небольшая музыкальная комната, а в ней несколько придворных. Они-то мне и нужны!

Присутствующие дамы и господа удивленно обернулись в сторону с грохотом распахнувшихся дверей, чтобы удивленно замереть. Было от чего. Я растрепанная, в изрядно помятом платье и ненормально пылающим взглядом. Плевать!

— Ты! — я указала на первого попавшегося мужчину. — Где зал Собрания знаешь? — спросила я, и получила в ответ утвердительный кивок. — Прекрасно! Ноги в руки и вперед! Срочно показывай туда дорогу! — скомандовала я, но он не проявил нужного мне рвения. Более того! Эти люди, кажется, отошли от изумления и теперь поглядывали на меня с усмешками, а кто-то даже презрительно.

— Дамочка, ваше непонятное положение не дает вам права командовать кем бы то ни было из здесь присутствующих, — ленивым голосом пропела одна из девушек, смерив меня недовольно-высокомерным взглядом. Я медленно перевела на нее взгляд. — Ваши манеры…

— Заткнулась! — я произнесла это негромко, но меня услышали. Было что-то в моем голосе из тех интонаций, которые мне доводилось слышать у Влада в гневе. — Не знаю, как тебя зовут, но встал и пошел в зал Совета! — вновь обратилась я к моему прежнему «собеседнику».

Уж не знаю, что он прочел в моем взгляде, но проникся, как-то побледнел и тут же поспешил прочь из комнаты. Я вылетела вслед за ним и попросила ускорить темп. Он попытался было возразить, что не пристало ему по дворцу бегать. Мне хватило одного взгляда, чтобы кратко объяснить, что я с ним сделаю, если он не ускорится. Проникся. Ускорился.

Пока мы бежали на верхний этаж, я вновь прислушалась к своим ощущениям, пытаясь уловить ту самую нить. С каждой минутой она становилась все тоньше. Казалось, я начинаю слышать тихий звон ее напряжения. Если промедлю еще немного, то могу не успеть.

Наконец перед нами показались огромные двери, за которыми проходил совет. Стража возле них попыталась было преградить нам дорогу, но я повелительно махнула рукой, заставляя их замереть, и уверенно распахнула очередные двери, врываясь внутрь.

Редрика я заметила сразу, он вновь возвышался на той трибуне, но на этот раз и другие члены совета сразу узнали о моем появлении. Не обращая внимания на изумленные и недовольные взгляды прочих, еще подбегая к Редрику, сказала ему:

— Строй портал! Я попытаюсь прорваться к Владу. У нас почти не осталось времени!

Я была готова возлюбить этого мужчину за то, что он сначала начал выполнять мою на этот раз уже просьбу, а не приказ, оставив все вопросы на потом. К моей радости знакомая воронка возникла перед нами довольно быстро, и я шагнула в нее, заметив, как за мной последовал и сам Редрик.

Стоило войти внутрь, как меня вновь со всех сторон обступила темнота, охватывая и маня к себе. Я не видела никого вокруг, но смутно угадывала присутствующих здесь Редрика и вернувшегося Латета. Я привычно отыскала Влада, увидев его едва заметным сейчас огоньком, маленьким и тусклым светом в конце туннеля, и изо всех оставшихся сил стала прорываться к нему.

— Мы не успеваем. Они завершат ритуал раньше, даже если мы успеем выйти! — я впервые слышала в голосе Латета волнение. Это пугало, но я не могла отступать! Однако незримая нить, связывавшая меня с Владом, становилась все тоньше, начиная причинять боль.

— Что мы можем сделать?! Должен быть выход! Ну же, вспоминайте! Любое, самое безумное решение!

— Я не уверен, Аня… Есть такая поговорка… Клин клином вышибают. Это сильный ритуал, но можно попробовать перекрыть его, проводя в это же время другой, но более мощный. Но тут может подойти разве что один, другие тебе не провести, не обладая магией… — откликнулся Редрик, который почему-то оказался дальше нас. Видимо, портал пропускал нас по-разному.

— Какой?! Что нужно делать?! Редрик, не тяни! У нас все меньше времени! — с каждой минутой я теряла все больше сил, идти уже получалось еле-еле, Латет начинал меркнуть. Ритуал все набирал силу.

— Это первая часть обретения полной связи. Единение двух магов. Это полная связь, Аня. Как заключение вечного брака. На всю жизнь. Ее уже невозможно будет разорвать. Ты можешь начать произносить первую часть, для завершения ритуала вторую должен сказать Влад, но по силе должно хватить и первой… Но Аня, подумай, прежде чем соглашаться! Этот ритуал свяжет вас сильнее всех существующих связей. Даже той, что пытаются разрушить сейчас! Влад и сам хотел его провести, но не решался, боялся, что ты будешь против.

— Я согласна. Я еще до этого поняла, что он единственный, с кем я хочу прожить эту жизнь!

— Что ж, тогда повторяй за мной! — отозвался Латет и начал диктовать мне фразы. Я старательно повторяла их, хотя сил почти не осталось. Выговаривать некоторые слова было крайне сложно, помимо этого, проходилось продолжать выстраивать портал, приближаясь к этому родному огоньку, а ощущение тянущейся струны становилось все сильнее, казалось, она уже до безумия острая и вот-вот порвется!

Но я не думала об этом, лишь изо всех сил прорывалась вперед, произнося слово за словом, добровольно признавая себя частью Влада и вручая ему свою жизнь, свое время, свою душу, свое сердце. Я дарила ему всю себя, клянясь быть верной и единой с ним до конца своих дней.

Все совпало в один момент: струна все же лопнула, причинив мне невероятную боль, словно весь мир вмиг перестал существовать, оставив только боль, но в следующий миг я почувствовала, словно моя душа крепкой нитью переплелась с тем, кого я наконец смогла увидеть, вылетев из портала. Влад лежал на таком же ритуальном алтаре, который не так давно покинула я. Вокруг него стояли заметно ослабшие четверо магов, один из них все это время ждал здесь, готовясь к ритуалу.

Они обернулись на грохот, так как я упала на что-то. Этим оказались ритуальные кубки, наполненные какими-то жидкостями, но мне было плевать на все это. Пугало, что рядом со мной не возникло Латета и Редрика. Запоздало пришло осознание, что Латет все же исчез, когда разрушилась связь меня как избранницы с Владом. Редрик же… Возможно, он все еще в портале. Но сейчас важно было лишь то, что Влад все еще не был в безопасности.

— К нам прорываются! — внезапно воскликнул один из четверых мужчин, настороженно прислушиваясь к своим ощущениям.

— Это Редрик! Нашел нас слишком быстро… Активируйте артефакт, рассеивающий магию! — скомандовал другой. Кажется, меня они упорно не хотели замечать, не принимая в расчет. Что ж, теперь вы за это и платитесь! Больше я никому не позволю решать за меня, подчинять и забирать тех, кто мне так дорог!

Увидев, что один из них пошел к скинутым в углу плащам и сумкам, где, судя по всему, лежал артефакт, я метнулась ему наперерез. Меня попытался остановить один из них, но я, пребывая в возбужденном состоянии, с беснующимся адреналином в крови, не боялась его. Неожиданно сильным и четким движение я сначала ударила локтем, попав под дых, а потом коленом в пах. Первый на время был обезврежен. Пришла очередь двух других.

Не понимая, как я это делаю, но я сумела увернуться от них обоих, подхватила с пола жезл и сначала ударила одного, а потом и второго. На ногах остался последний, тот самый, что сейчас всецело был занят настройкой артефакта. Судя по всему, здесь был и еще один, благодаря которому Редрик не почувствовал, что Владу угрожает опасность.

Я подошла к нему со спины и обрушила на голову тяжелый жезл. Не уверенная, что соперники обезврежены надолго, я решила уничтожить артефакт совсем, но не успела. В зале уже возник новый портал и из него чуть ли не вылетел Редрик, перекатом он заглушил удар от соприкосновения с полом и тут же вскочил на ноги. Увидел меня, занесшую артефакт нам головой, замер, а потом резко воскликнул: «Не бей его! Это же уникум!»

От неожиданности я его едва не выронила, но Редрик успел подхватить его, создав магическую ловушку. После он бегло осмотрел мужчин, которые начинали приходить в себя, открыл новый портал и, не особо церемонясь, просто закинул их по одному туда. Хоть они и были тяжелыми, но мужчина справился, а потом подошел к алтарю, на котором лежал Влад.

— Что с ним? Он в порядке?! — взволнованно спросила я.

— Отчасти. Сильно ослаблен, большую часть удара от разрыва связи принял он. Раз в десять больнее, чем испытала ты. Пока без сознания, но мы это сейчас поправим! — как-то довольно и уже спокойно произнес Редрик. — А ну-ка, дружище, подвинься! — скомандовал он так, будто Влад мог услышать, а после сдвинул его на алтаре, освобождая место, на которое с легкостью забрался сам.

— Ты ему поможешь? — взволнованно спросила я, все еще чувствуя напряжение во всем теле. Я словно была пружиной, которую сжимали все сильней и сильней.

— Да куда ж он денется, он вообще живучий, я тебе скажу! — усмехнулся он. Но увидев, что я не особо верю, усмехнулся. — Да не бойся ты, я же знаю… Все у вас теперь будет хорошо, — вздохнул он, а потом сложив руки на груди у Влада, резко надавил на нее, выпуская огромный поток магии. Влад тут же дернулся, закашлялся, а потом резко поднялся, садясь на камне. Ему потребовалась пара мгновений, чтобы прийти в себя.

— Твари! Убью! Каждого! — гневно произнес он, оглядываясь вокруг. Он что-то еще говорил, но я уже не понимала слов.

Во мне отпустила пружину, все напряжение вмиг спало, а на меня нахлынула дикая слабость. Я словно заведенная кукла жила и действовала до этого момента — понять, что он в порядке. Теперь, когда я могла снова его видеть, да просто помнить о нем… Весь мир словно сходил с ума, наполняя меня чувствами, одно из которых — любовь. Я поняла, что сижу на полу, обхватив ноги руками и самозабвенно плачу, сбрасывая напряжение последних часов. Где-то рядом устало дышал Редрик, постепенно восстанавливая собственные силы после исцеления.

В повисшей тишине раздался мой тихий всхлип. Влад тут же обернулся, посмотрел вниз и увидел меня. Он тут же изменился в лице, подскочил и оказался рядом, поднял на руки, вернулся к алтарю и усадил меня к себе на колени, а я лишь сильнее прижалась к нему и окончательно разревелась. Чувствовать его рядом, биение его сердца под рукой, в его сильной груди, дыхание возле моей шеи — вот, что было сейчас важнее всего на свете для меня.

— Аня… Анечка моя… Я знаю, ты связала себя со мной, но не плачь… Я обещал, что, если ты захочешь уйти, я отпущу тебя. Я что-нибудь придумаю, я не стану тебя ничем связывать. Ты по-прежнему будешь свободна, милая моя, — взволнованно шептал он, а я вдруг замерла, услышав его слова. Словно ледяной водой облили.

— Что?! — воскликнула я. Откуда только силы взялись?! — Отпустишь, значит?! Да как ты смеешь, гад ты такой! — продолжила я, набирая пыла, а он удивленно на меня смотрел. — Да как ты можешь так говорить?! Вот несносный! Избавиться от меня решил! Почему ты вообще поверил, что я могла тебе такое написать?! Да я же люблю тебя, глупенький, безумно, безнадежно, пылко, пламенно, искренне, всей свей душой и сердцем! Ты — все для меня! И я вовсе не жалею, что связала себя с тобой! Слезы… Да я за тебя переживала! Влад! Вот ты же… Ты!.. — я жадно глотала ртом воздух, пытаясь успокоиться. — Согласна ли я выйти за тебя?! Да, черт тебя побери! ДА, Я СОГЛАСНА! — в накале страстей воскликнула я, лишаясь последних оставшихся сил, крепче прижалась к Владу и потеряла сознание.

Глава 18. Час истины

Не верь, что в звездах есть огонь,

Не верь, что солнце встанет вновь,

Не верь, что в истине нет лжи,

Но верь в мою любовь.

Шекспир.

Солнце только-только поднималось из-за кромки леса, бросая свои первые лучи на окрестности, украдкой заглядывая в окна, словно подглядывая за жизнью, которая текла во дворце. По коридорам то и дело сновали люди, обсуждая последние новости, передавая их друг другу, приукрашивая и добавляя новых деталей. Весь мир словно сходил с ума, восхищался, не верил, восторгался и опасался. Однако здесь, в этих комнатах стояла тишина.

Я лежала на мягких простынях, заботливо укрытая одеялом и не желала открывать глаза. Совсем рядом я чувствовала тепло его тела. Рука Влада была очень близко к моему лицу, но не касалась, боясь потревожить. На нем ровно и как-то тихо мерцало его кольцо, копия которого красовалась на моем пальчике.

Теперь, когда я его признала, как свою пару, в нем зажегся такой же огонек. Кольцо активировалось, принимая меня как часть рода. Осторожное, сдержанное дыхание и нежный взгляд, который я чувствовала даже с закрытыми глазами. Мы лежали так несколько минут в тишине, наслаждаясь ими, боясь случайно разрушить, еще не веря в свое счастье после ужаса пережитого.

— Аня… Я же знаю, ты уже проснулась, — немного хриплым, капризным голосом произнес тихо Влад. — Я ждал всю ночь, когда ты проснешься. Я ждал всю жизнь, чтобы услышать самые важные слова. И теперь этот момент пришел! Так что открывай глазки, мое солнышко! — и его рука скользнула вдоль покрывала, а потом осторожно коснулась моей щеки. Я улыбнулась и неохотно поднялась.

— Влад! Ты жив… — взволнованно прошептала я, вспомнив весь ужас вчерашнего дня.

— О, да! Я жив, и более того! Прекрасно помню, что ты сказала мне перед тем, как потерять сознание. Ты сказала мне «Да»! — и столько в его голосе было торжества и восхищения, такой несдерживаемой радости, что она передалась и мне. — Я ждал этого всю свою бесконечную жизнь. Я ждал тебя, моя родная, а теперь ты, наконец, рядом со мной, и я больше никому тебя не отдам! И теперь уже никто не помешает нам быть вместе! То, что мы пережили, когда были вдали друг от друга…

— Прости! Это моя вина! Я должна была быть осторожнее… Я же тогда заподозрила что-то неладное, нужно было сразу звать тебя… Влад, прости… — убито произнесла я, сознавая, сколько боли ему пришлось испытать.

— Нет, — неожиданно резко прервал он меня. — Твоей вины здесь нет. А те, на ком она лежит, должны понести ответственность за свои действия. Я — верховный — и должен быть справедлив, но чего мне стоит сдерживать свою ярость, чтобы не уничтожить их прямо сейчас… Ань, ты будешь со мной рядом, когда будет собрание? Ты — единственное, что может помочь мне сдержаться. Иначе я просто их убью, как только увижу.

— Конечно, если тебе будет легче. Когда назначено собрание?

— Сегодня вечером. Сейчас готовят все необходимые бумаги, а нам с Редриком еще следует их допросить. Черт, там ведь и сын Корнелия. Я ему поверил. С ним мне действительно хочется пообщаться… Кстати, что с письмами? От кого они были?

— Я долго не могла понять, что меня в них смущает, но сейчас все ясно: те, что от стороннего наблюдателя — это от Игоря, другие — от той четверки. Они угрожали и были более дерзкими. Послушай, у тебя ведь наверняка сейчас полно дел, а ты тратишь время на меня…

— Проблемы будут всю нашу жизнь, но они всегда для меня останутся на втором плане, так как самое важное — это ты. И больше я тебя никуда не отпущу!

* * *

В коридорах дворца уже было полно народу, спешащих служащих и придворных, так что, когда мы шли с Владом в малую столовую, на нас вновь заинтересованно поглядывали. Я вспомнила, как еще не так давно, мчалась по этим коридорам пытаясь отыскать хоть кого-то. Как нашла тех людей. Впервые я почувствовала в себе странную, невероятную силу противостоять кому бы то ни было. Страх потерять любимого окончательно разрушил во мне все оковы прошлых лет. Я изменилась. Рядом с ним я стала другой. Я стала живой. И не собираюсь возвращаться обратно.

— Надо же, а я думал, что вы появитесь не раньше, чем через несколько дней! Видимо, текущие проблемы все же не дают покоя! — произнес довольный Редрик, когда мы вошли в зал. — Рад видеть тебя, Аня! Влад, сразу после придется спускаться вниз. Как идет подготовка к церемонии? Аня, выбрала уже платье? Если что не устраивает, ты не молчи! Все должно быть идеально! — улыбнулся он, а я замерла. Наша свадьба. Я как-то забыла, что во дворце уже начали готовиться к ней. Вот только если раньше это было лишь создание видимости, то теперь стало грядущим будущим. Я выхожу замуж?! Вот блин!

— Ты не думала об этом? — догадался Влад, а я кивнула. — Не переживай. Редрик прав, мы сделаем все так, как ты захочешь. Мы можем начинать все с самого начала столько раз, сколько потребуется! Разве что ритуал останется неизменным.

— Ритуал?! Что за ритуал? Влад, а давай все отложим! Я не готова! Я вообще не собиралась замуж так быстро! Конечно, никто другой, кроме тебя, мне не нужен, но просто свадьба… Влад! — во мне начала просыпаться паника. Когда угроза жизни исчезла, я, наконец, заметила, что же происходит в ней самой! Влад же тихо вздохнул, словно ожидал подобного, а потом коротко ответил: «Поговорим об этом позже», — и продолжил трапезу.

Из столовой мы направились сразу вниз, в подвалы. Я же вдруг вспомнила о той сцене, свидетелем которой стала. Что, если сейчас все повториться? Смогу ли я принять это? Эту сторону Влада? Или он не допустит, чтобы я о ней узнала?

Мы пришли в странную комнату, похожую на кабинет. В центре стоял стол, на который вновь уселся Редрик, по обе стороны от него два стула. Один из них заняла я, а Влад встал рядом. Ред быстро пролистал несколько папок, лежащих на столе, другу часть изучил Влад, а после привели первого задержанного. Им оказался мужчина из четверки. Видимо, начать решили с нее.

— Предлагаю рассказать все самому. Когда, почему, кто, как. Врать не пытайся, сам знаешь, эти стены не дадут солгать. Молчать все равно не сможешь, мы умеем настаивать. Так что приступай, а мы будем слушать! — распорядился Редрик, причем голос его звучал так холодно и жестко, что я едва узнавала в нем его прежнего и невольно вспоминала тот, другой допрос, когда они не были столь вежливы. Видимо, на их поведении сказывалось мое присутствие.

— Вы знаете, мы действуем на благо. Клятва не дала бы нам замыслить зло против правящего рода. Один из нас нашел в архивах упоминания о связи с избранницами. Она всегда вела к разрушению так называемого желанного. В то время так говорили о наших силах. Потерять их для члена правящего рода недопустимо! Вы — наша опора, наше все! Мы не можем этого допустить, даже возможности такого исхода! Если вы потеряете силу, то наш мир поглотит хаос и беспорядок, пошатнется все наше мироустройство. Запрет перестанут бояться, охотников ни что не будет сдерживать, и беды нашего мира захлестнут другой, человеческий. Все слишком серьезно, чтобы рисковать даже самую малость. Эту информацию распространили лишь среди самых надежных и преданных. Мы не могли действовать законно на своих должностях, поэтому ушли. Слишком торопились, поэтому не подумали о том, что это вызовет подозрения, а дальше нашей целью было разрушить связь. Вот только добиться этого мы хотели не через Анну, а через Вас, Владимир. Анна человек, волей случая оказавшийся замешена во все это. Мы понимали, что ритуал не пройдет для нее без последствий, поэтом изначально наша цель была не она, как вы думали.

Мужчина на некоторое время замолчал. Влад и Редрик осмысливали уже услышанное, а он собирался с мыслями, чтобы продолжить.

— Среди тех, кто был посвящен в тайну, не все оказались способными действовать сообща. Часть отделилась и напала на вас в западных землях. Мы учли их ошибки и стали осторожней. Мы следили за Анной, надеясь через нее воздействовать на Вас, Владимир.

— Как вы сумели меня найти? Ведь вы следили за мной с того дня, как я покинула этот мир, но на мне был мощный артефакт, блокирующий поиск! Вы бы не смогли меня отследить, если даже Влад не смог! — задала я давно волновавший меня вопрос.

— Корнелию прекрасно было известно о грозившей опасности. Мы предполагали подобное развитие событий, поэтому оставили на всякий случай в вашем доме своего человека. Когда вы туда переместились, то были слишком взволнованы, так что не заметили его присутствия в первые минуты, а потом он быстро понял, что происходит и позаботился о том, чтобы беспрепятственно начать за вами следить.

— Аня всегда была для вас доступна и открыта. Почему тогда вы сразу не напали на нее? Почему держались долгое время на расстоянии? — Редрик оторвался от своих листов, где вел записи допроса, чтобы в очередной раз пронзить мужчину внимательным взглядом, желая уловить мельчайшие изменения в нем.

— Все нападения на Анну были лишь отвлекающими, а также мы изучали таким образом ее защиту и пути ее обхождения. Задачу облегчил Игорь. Он настолько предан правящему роду, что без раздумий решил рискнуть, чтобы ему помочь, вот только он выбрал для своей цели Анну, не задумываясь о последствиях его действий для нее. Мы в это время следили за ним и корректировали его действия так, чтобы потом использовать в своих целях. Игорь устроил похищение Анны. Пока он работал, мы растянули ослабляющую сеть, а когда Владимир пришел на призыв об опасности, то смогли с ним справиться. На нашей стороне — внезапность и сосредоточенность Вас на избраннице. Все шло так, как и должно было. Мы успели разрушить связь, вот только не учли, что между Вами и избранницей возникнут сильные чувства, которые позволят создать проход. На этот случай у нас был приготовлен артефакт рассеивания магии, но его мы могли применить лишь после того, как завершим ритуал, другого шанса у нас бы не было. Вот только вмешался еще и Латет с Редриком, а Анна решилась провести ритуал начала единение. Он пересилил наш, создав новую связь и позволив ей достроить портал. Дальше вы знаете. Мы смогли разорвать вашу связь, но вы собираетесь создать новую, более крепкую. Это все равно таит в себе опасность, так как избранница — нечто большее, чем просто связывающая нить, которую мы разорвали. Владимир, призываю Вас, откажитесь, пока не поздно! Народ примет Анну и как вашу избранницу, не делайте ее чем-то большим! — отчаянно закончил мужчина.

Мне хватило одного лишь взгляда на Влада, чтобы понять, какая дикая ярость бушевала в нем от этих слов. Его сжатые кулаки побелели, на лице ни тени эмоций, лишь сверкающие зеленые изумруды глаз, от которых мороз пробегал по телу. Но я не боялась его. Я неспешно встала и подошла к нему, провела рукой вдоль его сжатых рук, переплела наши пальцы и прижалась к его груди. Влад словно отмер. Он глубоко вздохнул и крепко обнял меня.

— Никому. Никогда. Не позволю. Тебя отнять, — убийственно спокойным голосом сказал он. Редрик лишь усмехнулся.

— Что за история с письмами? Зачем нужны были? — спросил он. — Понимаете, что угрожали избраннице верховного? Это дает еще оснований, чтобы вас судить.

— Письма писал не я. Тот, что следил за Анной. Он был ближе нас всех к ней и жалел. Пытался отговорить. Жаль, что у него не вышло. А угрозы… У всех нервы порой сдавали, вот и он не сдержался.

— Что ж, ладно. С тебя пока хватит. Посмотрим, что расскажут остальные, — задумчиво ответил Редрик, после чего мужчину увели, а его место занял тот самый, что все время наблюдал за мной.

Некоторое время мы все напряженно молчали. Редрик по-прежнему сидел на столе, внимательным взглядом изучая свою новую жертву, а Влад все также не выпускал меня из своих крепких объятий, впрочем, я и сама была не против. Редрик задавал все те же вопросы, слушал примерно те же ответы, что подтверждало их истинность. Я перестала обращать на них внимание уже через несколько минут, потеряв интерес и отвернувшись к Владу. Я не хотела видеть эти измученные, отчаянные лица и пронзительные взгляды, которые они бросали в нашу с Владом сторону.

— Потерпи, моя маленькая, осталось совсем немного. Последний, и мы уйдем отсюда, — услышала я ласковый шепот Влада. В помещение зашел Игорь.

— Твой отец хотел с тобой поговорить, но мы пока не дали ему разрешения. Все же он тоже был частично в этом замешан. Судя по всему, добиться ты пытался того же самого. Но как обошел клятву? Зачем связался с другими?

— Я не обходил клятву и не нарушал ее. Я действительно должен был помочь. Но Латет начал подозревать, тогда мне пришлось действовать жестче. Я отвел его на расстояние, чтобы не мешал мне. Все должно было пройти хорошо, но связь оказалась сильнее наложенной мной блокировки. Анна начинала вспоминать сначала во сне, а потом и в реальной жизни. Я попытался усилить блок, но он все равно не выдерживал. Тогда я встретил ту четверку. Они предложили помощь, а я уже не мог отказаться. Для меня не было обратного пути, я должен был завершить начатое. У них было больше людей, больше времени все подготовить, а я слишком поспешил и не заметил, что мной просто пользуются. Досадно. До этого я пытался воздействовать на письма, но они не были убедительными. Тогда я рискнул и попробовал добиться своего перевода в другую сферу. У меня был неплохой шанс, что Владимир выберет мою кандидатуру для защиты Анны. Мне повезло.

— Ты понимаешь, что твой ритуал сильно бы навредил Анне? — спросил Влад, до этого предпочитавший молчать. — Я доверил тебе самое ценное и потому едва не потерял! — в его голосе вновь послышалась просыпающаяся ярость.

— Я забрал бы все последствия ритуала на себя, в худшем случае Анна слегка бы заболела, но ее организм вполне бы справился с этим. Я не хотел ей вредить! — неожиданно эмоционально ответил мой бывший защитник.

— И что с тобой теперь делать? Ты мог бы очень многого добиться, но после этого мы не можем тебе доверять. Ты поставил свои личные решения выше мнения правящего рода. Это все равно предательство, Игорь. И ты сам это уже понял, — ответил Редрик. Воин заметно сник и помрачнел. Как же сильно некоторые ошибки могут сгубить жизнь, закрыть сотни дверей, прежде доступных…

После главных участников произошедших событий было необходимо допросить остальных лиц, которые невольно были к этому причастны даже в самой малой степени, но это Влад переложил на служащих, а мы с ним поднялись наверх. Кажется, мне стало легче дышать, стоило нам только покинуть подвалы. Эти стены словно давили на меня, подавляя волю.

— Ред, у тебя сейчас какие планы? — уточнил Влад, когда мы остановились в одном из холлов дворца.

— Собираюсь все это проконтролировать. В целом осталась рутина. Думаю, тебе сейчас не до этого. Как я понимаю, вам к свадьбе готовиться пора, так что посвяти это время своей невесте! Можешь и ее о чем допросить! Например, про того самого Даню, который так тебе мотал нервы! Или про тот поцелуй, который он украл! — и Редрик рассмеялся, а после ушел, довольный донельзя, а я же испугалась.

В тот день у магазина Влад видел нас! Боже, и я действительно тогда поцеловала Даню! Что же я наделала?! Что мне теперь ему сказать? И Дане?! Ведь я невольно подарила ему надежду на то, что у нас может быть что-то больше… Как хорошо, что сейчас не было здесь Игоря, который это все и устроил!..

В молчании мы пришли в гостиную в комнатах Влада. Я осторожно опустилась на диван и мысленно возликовала, когда Влад сел рядом, а не напротив, иначе это действительно бы слишком напоминало мой допрос, но и посмотреть на него сейчас я просто не могла. Я чувствовала себя ужасно виноватой перед ним.

— Влад, прости! Я должна была тогда понять, справиться с этим… Я ничего не помнила тогда, но меня не покидало ощущение, что что-то не так… Я не должна была поддаваться и игнорировать его. Мне жаль, правда! И я пойму, если ты… — договорить мне не дали. Влад просто уверенно, но очень осторожно притянул меня к себе, крепко обняв, а потом поцеловал. Жадно, пламенно и очень чувственно, так что в моей голове не осталось никаких мыслей, кроме ощущения этого полета, который дарил его поцелуй.

— Я уже говорил, что не виню тебя. Это все останется в прошлом. Ты моя невеста, Аня, но уже очень скоро я назову тебя своей женой. Наше будущее — все, что имеет значение. А все остальное останется в прошлом.

Я почувствовала, как во мне растеклось приятное тепло от его слов, но тут же вернулся непонятный страх перед грядущим. Свадьба?! Нет, в своих чувствах я была уверенна, как уверенна и в самом Владе, но все слишком быстро…

— Влад, может, нам не стоит спешить?! Мы же всегда успеем… К тому же все эти люди так боялись нашей связи, они пошли на огромный риск, чтобы не допустить ее. Что, если в ней действительно таится опасность? Я не хочу как-то навредить ни тебе, ни твоему миру, Влад! Может, будет лучше, если все это отложить? Хотя бы на время? — взмолилась я, но уже прочла ответ в его глазах.

— Нашему миру, Аня. Теперь уже точно нашему, потому что ты принадлежишь и ему. А все остальное… Поверь, тебе не о чем волноваться. Просто доверься мне, я знаю, что делаю. Верь мне, Аня! А свадьба… Почему ты сомневаешься? Ты не уверенна, что я — именно тот, кто тебе нужен? Или ты все же что-то чувствуешь к твоему Дане?

— Нет! Нет, мне нужен только ты, но…

— Ты просто боишься, — неожиданно нежно рассмеялся Влад. Заставив меня смущенно покраснеть и опустить глаза. От этого он рассмеялся еще больше, а потом вновь поцеловал меня. — Поверь мне, моя милая, наша связь не изменит наших чувств, не лишит тебя свободы. Она просто сделает нас еще ближе друг другу, я смогу всегда тебя защитить, и она всем и каждому покажет, что отныне и навсегда ты только моя! И никаких более недоразумений! И да, пока мы были заняты, подготовкой руководила Юлия, которая просто жаждет тебя увидеть, так как ты срочно ей нужна! Кажется, с платьем вы уже определились?

* * *

Вечером состоялся Совет, на котором я все время была рядом с Владом. Он словно был большим и сильным драконом, который охранял свое богатство и не позволял никому ко мне близко приближаться или даже смотреть в мою сторону слишком долго. Видимо, все, что позволялось окружающим — это любоваться мною издалека и очень осторожно.

Все те же ряды столов полукругом, но теперь вместо трибуны в центре находились мы, и те маги, чья судьба решалась. Всех их сняли с должностей. Тех, что напали на Влада на западе и выжили, тоже нашли, и теперь они предстали перед судом. Им заблокировали магию на пятьдесят лет с возможностью как увеличения этого строка, так и его уменьшения. Помимо этого их ссылали на это время в отдаленные края мира: кого-то в военные части, кого-то на незначительные должности.

Теперь им предстояло вновь начинать практически с нуля свой путь до тех мест, которые они потеряли. Игорь тоже предстал перед судом, но отдельно от остальных. Его вина была не только перед всем правящим родом, но и перед Владом лично. Он давал клятву именно ему, но хоть она и не убила его за совершенное, однако Влад решил, что это его не оправдывает. В результате совет посчитал, что право решить его судьбу должно оставаться за Владом лично, но он пока так и не принял никакого решения.

Вечер мой завершился в компании Юлии и швеи, которым было необходимо, чтобы я примерила платье. Пока оно было незакончено, но требовалось убедиться, что все размеры полностью совпадают. Затем Юля наставила, чтобы мы решили вопрос с прической. Я выбрала из предложенных вариантов место проведения торжества, утвердила меню, список гостей, их посадку, украшение залов… Я не стала до конца дослушивать тот внушительный список, где каждый пункт мне требовалось «утвердить», и просто разрешила Юле делать все, что она посчитает нужным. На миг это явно озадачило мою подругу, а потом она довольно улыбнулась, а потом, заверив меня, что все будет прекрасно, убежала искать ту самую леди, с которой она вместе работала во дворце.

* * *

Прохладный ветер играючи, раздувал темные волосы мужчины, стоящего на каменном балконе, облокотившись на его перила. Его глаза были закрыты, а мышцы лица расслаблены. Он просто наслаждался этой тихой и особенно прекрасной ночью, ее спокойствием и незримым величием. Над плющом, который обвивал балясины балкончика, мелькали разноцветные искры, создавая волшебную картину, словно весь балкончик был маленьким, живым огнем. Изредка с улицы доносился чей-то тихий смех, голоса и тут же затихали. Из коридора послышались осторожные шаги, а вскоре на балкон вышел второй мужчина. Его тут же окружили эти волшебные огоньки, освещавшие листву, но он от них отмахнулся, правда на его губах все равно проскользнула улыбка.

— Где Аня? Не думал, что ты ее где-нибудь оставишь одну, учитывая, как ты сегодня ее охранял на совете! — весело, но негромко произнес он.

— Она спит здесь, у меня. И ты прав. Больше я ее не отпущу, — и после этого мужчина довольно улыбнулся, думая о чем-то своем.

— Тебе передали, что перед отъездом с ней хочет поговорить тот бунтовщик, что за ней следил?

— Да, я знаю. Но им бы не стоило лишний раз о себе напоминать. Решение относительно их еще очень милосердно. Если бы не их заслуги ранее и преданность до этого случая, все бы закончилось для них намного хуже. Им будет очень нелегко пробиться вновь на вершину. А полного доверия им не заслужить уже точно.

— Я о доверии и хочу тебе сказать. Влад, то, что вы с Аней прошли… Вам не стоит больше сомневаться друг в друге. Расскажи ей о просьбе. И если она захочет, — пусть поговорит. Доверяй ей, Влад. Уже пора научиться этому. Вам двоим, — сказал мужчина, коснувшись плеча второго.

— Я подумаю…

* * *

Этим утром я вновь проснулась в объятиях любимого человека, так что даже головная боль не испортила мне настроения.

— Выспалась? — спросил Влад, давая мне сесть удобней.

— Да, вполне. А ты опять не спал! Как ты не устаешь?! Все время работаешь, столько приходится думать, весь день в напряжении, а отдыхаешь урывками… Влад, это нехорошо! — возмутилась я, а он рассмеялся.

— Это прекрасно! Моя будущая жена уже заботится обо мне! Скоро я буду получать нагоняи за то, что поздно пришел домой с «работы»… А впрочем, нет, для этого поводов я тебе не дам! — довольно улыбнулся он. — Аня, с тобой хотел поговорить… — начал он, но я уже знала, что он хочет сказать, а потому прервала его своим поцелуем, преисполненным благодарностью за то, что решил все же довериться мне. — Ты видела?! — скорее сказал, чем спросил Влад, а я лишь хитро кивнула.

— Какие планы на сегодня? Если ты вновь бросишь меня на растерзание Юле в одиночестве, то я тебе этого не прощу! Ты рискуешь потерять свою невесту еще до свадьбы! Я просто этого не переживу! — вспомнила я о своих вчерашних мучениях. Однозначно, хоть я и стала в последнее время намного смелее и увереннее, чем прежде, все же сомневаюсь, что подобные светские общества и проблемы — для меня.

— Хорошо, так и быть, я что-нибудь придумаю, — пообещал Влад. — К тому же нам с тобой придется решить несколько вопросов, но об этом позже, а сейчас кому-то пора вставать и завтракать. Да, и что насчет разговора? Ты пойдешь? — спросил он, когда я уже направлялась в ванную.

— Не знаю, но я подумаю, — честно пообещала я.

Завтракали мы в компании Редрика и Юлии. Во всем дворце ощущалось приближение грандиозного праздника, полным ходом шла подготовка, а когда мы с Владом вошли в лазурную столовую, то успели услышать, как Юля рассказывала Редрику о запланированных мероприятиях.

— Наконец-то вы пришли! Аня, ты мне срочно нужна, так что сейчас очень быстро завтракаешь, а потом я тебя украду на весь день! — сразу заявила она, отчего я невольно сделала шаг назад, прячась за спиной Влада, Редрик лишь рассмеялся.

— Боюсь, Юлия, сегодня Вам придется обойтись без Анны, так как ее уже забрал на весь день я. Но я не сомневаюсь, что вы прекрасно справитесь. Если необходимо, можете нанять еще помощников по вашему усмотрению. И вечером зайдите ко мне вместе с леди, хочу узнать о том, как идет работа.

Пока мы ели, я думала о том, стоит ли идти на ту странную встречу. Что такого могли захотеть сказать эти люди? Может, они хотят извиниться, поняли свою ошибку? Или есть еще что-то, о чем мы не знаем? Или они хотят все же попытаться как-то повлиять на меня, чтобы не допустить нашего союза? Возможно, мне все же стоит сходить, в конце концов, я смогу уйти в любое время, а опасность мне грозить не будет. Они всего лишь хотят поговорить…

Закончив с завтраком, Юля нас покинула, а я с Редриком и Владом переместилась в кабинет последнего. Пока Редрик просматривал стопку новых документов и отчетов, Влад решил заняться теми самыми обещанными вопросами.

— Аня, ты уже думала, что собираешься делать со своей жизнью в том мире? Ты же должна понимать, что теперь он станет для тебя дальше этого. Насколько я знаю, у тебя там остались несколько знакомых. И последний год в институте. Думаешь его заканчивать? — спросил он, а я печально вздохнула. Это была тяжелая и не самая приятная тема.

— Институт… С одной стороны, вряд ли мне пригодится уже то образование, но все же я потратила немало сил, чтобы в нем учиться. Не хочу все оставлять, когда остался последний курс. И да, я бы хотела его все же закончить. Скорее всего, заочно. А знакомые… Не так уж их и много. Дяде Леше я скажу, что вернусь в свой прежний город из-за института. Изредка поддерживать связь мы сможем и так. С ним не возникнет проблем. А вот мои друзья: Алиса и Даня… Они будут волноваться, если я пропаду надолго, но и врать им я не хочу, не хочу скрывать от них правду. Но и рассказать ее тоже не смогу. Не знаю… Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется единственный верный вариант — просто забыть им обо мне. Даня… Я невольно подарила ему надежду, но у нас все не зашло слишком далеко, так что я надеюсь, что он не будет переживать и все у него тоже наладится. Ты поможешь мне с этим? — робко спросила я.

— Ты хочешь, чтобы я заблокировал им память о тебе? — уточнил Влад, а я кивнула. — Хорошо. Думаю, это действительно лучший вариант. Можем сегодня с тобой отправиться в тот мир. Договорись о встрече, хорошо? — попросил он, а я согласно кивнула в ответ. Будет грустно прощаться с теми, кто стал мне дорог, но так будет лучше.

— Влад, знаешь, я все же хочу встретиться с тем человеком. Если что-то пойдет не так, я сразу уйду. Но хочу попробовать. Когда я смогу его увидеть? — спросила я. Влад решил, что откладывать в таком случае не стоит, а потому прямо сейчас повел меня вниз.

Опять эти подвалы. Пожалуй, я теперь знаю, какое у меня самое ненавистное место во дворце. Мы зашли в довольно небольшую комнату, где сидел тот самый мужчина, что долгое время следил за мной, более тут никого не было. Влад создал стену, которая отделяла этого мага от меня, не давая приблизиться и как-то мне навредить. Сам он покинул комнату, как того просил мой собеседник. Когда мы остались одни, он сразу начал.

— Я очень рад, что ты все же согласилась. Я все же попытаюсь тебя предостеречь. Подумай о том, какое будущее у тебя будет рядом с ним и готова ли ты к такому?

— Влад не собирается меня убивать или отсылать в далекое имение! Его намерения в плане меня совершенно иные и более серьезные. Теперь я не сомневаюсь в его чувствах ко мне, так что да, я готова к будущему с ним, — неожиданно даже для себя резко и немного грубо ответила я. Никому больше не позволю вмешиваться в свою жизнь и что-то в ней ломать! Хватит!

— Но подумай! Владимир намного тебя старше и живет он намного дольше тебя, и проживет еще больше! Он фактически бессмертен, Аня! Вы даже стареть будете по-разному, и ты сильно его опередишь. Представь себя рядом с ним через тридцать лет. А потом твоя жизнь закончится, а он останется один на многие-многие годы. И вряд ли сможет найти кого-то, кто сможет после с тобой сравниться. К тому же он сильнейший маг, как ты его называешь. И в нашем мире магия повсюду, но ты ей не владеешь, от чего тебе будет не просто оставаться в нашем мире. Ему постоянно придется переживать о твоей безопасности, что будет его отвлекать. И это только незначительная часть всех тех проблем, что создаст ваша связь. Но главное даже не это. Она грозит утратой желанного.

— Достаточно. Я не желаю в очередной раз об этом слушать. Вы все его боитесь, но толком не знаете, о чем речь. Думаете, что это его магия и силы, но где гарантия? Может, это вообще лишь выдумка и не более того? Ведь вы не помните ни одного случая, подобного нашему, так как вы можете о чем-то судить? — вспылила я.

— Аня, сейчас в тебе говорят эмоции, но я уверен, что все же ты услышала меня. Подумай о том, что я сказал. Очень надеюсь, что ты примешь верное решение. Мне терять нечего. А вот ты свою жизнь еще можешь спасти!

Я покинула комнату жутко взволнованной и разозленной. Уже действительно раздражала эта фраза «потеря желанного», но больше всего осознание того, что этот человек был прав. Мы с Владом слишком разные. Когда Влад встретил меня в коридоре подвалов, то первым делом спросил о нашем разговоре, а я рассказала ему обо всем, ничего не скрывая, а после настороженно ждала его ответа. Хотелось, чтобы он успокоил.

— Аня… — тихо вздохнул он. — Поверь мне, недовольные нашим союзом найдутся всегда, но важно лишь то, что мы чувствуем друг к другу. Я не хочу тебя больше терять, а поэтому прошу лишь одного: просто доверься мне. Обещаю, что все будет хорошо. Просто верь мне, Аня! — попросил он, глядя мне в глаза. А я вновь утопала в этих сияющих изумрудах, затянутых легкой дымкой.

— Я верю. И всегда буду верить тебе. Больше мы не потеряем друг друга. Никогда! — все же ответила я.

* * *

Даня ждал меня в парке, где мы часто гуляли. Я некоторое время стояла рядом с Владом и просто смотрела на него, мысленно прощаясь. Я была безумно благодарна ему за ту помощь и поддержку, которую он мне оказал, за то, что был рядом, когда мне было тяжело. Но теперь я должна его отпустить, потому что желаю только лучшего будущего, в котором уже не должно быть меня.

— Привет, Даня! — улыбнулась я, подходя к нему, а в глазах стояли слезы.

— Привет! Эй, что случилось?! Ты плачешь? Ань, не молчи так! Ты же знаешь… — взволнованно начал он, но я его прервала.

— Знаю. Знаю, что ты замечательный парень и заслуживаешь всего самого лучшего! А еще я хочу сказать тебе спасибо за все, что ты для меня сделал. И я всегда буду о тебе помнить, — я подошла к нему и крепко обняла, прощаясь окончательно. Он удивленно на меня смотрел, но не отталкивал, а также крепко обнимал, не подозревая, что к нему уже подошел Влад. Он коснулся осторожно его висков и слегка надавил, создавая блок на его памяти, заменяя одни воспоминания другими и убирая меня из его жизни.

Некоторое время Даня стоял неподвижно, а я запоминала последние минуты, проведенные с ним. Но вот Влад отпустил его, подошел ко мне и протянул руку. Я уверенно вложила в нее свою ладонь, а после нас скрыл полог невидимости. Даня едва заметно вздрогнул, потом слегка растерянно огляделся, а после улыбнулся и куда-то пошел. Я проводила его взглядом, а потом мы с Владом шагнули в новый портал.

Алиска. Моя подруга, ставшая мне сестрой. Ее мы застали за активными приготовлениями к свадьбе. Мы с ней были невестами. Она с кем-то говорила по телефону, что-то обсуждая, параллельно листая свадебный каталог, выбирая украшения для зала. Влад вопросительно посмотрел на меня, спрашивая, будем ли мы ждать окончания разговора, но я с легкой грустью покачала головой. Зная Алиску, это может затянуться на несколько часов. Влад так же осторожно подошел к девушке, но на этот раз действовал быстрее, так как пока он применял к ней свои силы, она молчала, якобы внимательно выслушивая свою собеседницу. Когда он закончил, она также едва заметно вздрогнула, после продолжила увлеченный спор.

— Ну, вот и все, — вздохнула я и улыбнулась, делая шаг навстречу Владу.

* * *

Вечером в кабинет Влада заглянула Юля и та самая леди, имя которой я так и не узнала. Они передали Владу стопку бумаг с отчетами о подготовке, еще несколько счетов, по которым Влад пробежался быстрым взглядом, поставил свои подписи и вернул обратно.

— Сколько еще времени вам нужно, чтобы закончить? — спросил он, а я насторожилась. Какой замечательный вопрос!

— Две недели вполне достаточно, учитывая, что готовиться мы начали раньше, еще во время вашей фиктивной помолвки! — ответила Юля. Леди удивленно приподняла бровь, но промолчала. Кажется, о том, что изначально свадьба планировалась только для проверки нашей гипотезы, она не знала. Впрочем, меня это сейчас не волновало. Две недели! У меня осталось всего две недели! О боже!

— Завтра прибудут первые гости и продолжат прибывать до самого торжества. На приглашения ответили все, обещали быть непременно! — продолжила леди. — Для их приема все готово, большинство остановится в своих собственных домах или у родственников, но час попросила подготовить апартаменты во дворце. Мы подготовили с запасом. Сегодня должна была быть примерка платья и Вашего костюма, но вас с Анной не было во дворце. Прошу Вас, уделите этому время завтра! Все же без вас там не обойтись!

— Хорошо, мы будем, — пообещал Влад. — От меня что-то еще нужно? — обе девушки ответили отрицательно. — В таком случае можете быть свободны, — отпустил их Влад.

— Осталось всего две недели? — спросила я, когда мы остались втроем. Помимо нас с Владом в кабинете находился Редрик, который увлеченно читал какую-то книгу. Я заметила на его руке перстень Влада, что говорило о том, что информация в них была очень хорошо засекречена.

— Не всего, Аня, а целых две недели! Но я ждал тебя так долго, что это время должно показаться мне мгновением, — улыбнулся он. — Чего ты так боишься, Аня? Свадьба — это не приговор. Возможно, для тебя это слишком быстро, но мы оба знаем, что уже не изменим выбора. А все, что говорят остальные, пытаясь нас запугать… Я уже знаю все, что нужно, и уверяю, ничего страшного в том нет. Так что все у нас будет замечательно, осталось подождать совсем немного…

Глава 19. Белое платье, белая фата

Для девушки главное на свадьбе фату задом наперед не надеть.

Всё остальное мелочи.

Александр Прозоров.

Время летело незаметно, так что в какой-то миг я стояла перед зеркалом, глядя на себя, и осознавала, что завра состоится моя свадьба! Несмотря на то, что все это время моя подруга то и дело требовала моего присутствия для решения каких-либо вопросов, я понятия не имела, как же все завтра будет происходить!

Своего же будущего мужа (чувствую, не скоро я так привыкну называть Влада) я видела урывками, чаще в столовой и по вечерам, или когда он заглядывал к нам ненадолго. Влад, как и Редрик, все еще был занят делами с произошедшими покушениями и ритуалами. Кроме того, я не раз видела у них одну книгу, которую они внимательно изучали вдвоем. Рассказать, что же в ней такого важного, они не захотели, пообещав, что сама узнаю, как придет время.

Мои размышления прервал стук в дверь, а потом в мою спальню заглянул Влад.

— Привет, вижу, тебя уже отпустили? — улыбнулся он, заходя ко мне и нежно обнимая. Теперь в зеркале мы отражались вдвоем. Я стояла, прижавшись к его сильной груди, а он обнимал, положив руки мне на талию, его взгляд был полон тепла и истинной любви, от чего я испытывала безумное, казавшееся нереальным счастье.

— Отправили спать перед завтрашним днем, взяв обещание, что не сбегу к тебе и не просижу с тобой до полуночи! — ответила я. — Я так волнуюсь… Все кажется каким-то странным… Я до сих пор не могу в это поверить. Но вот сейчас ты стоишь рядом со мной, завтра наша свадьба, а за ней целая жизнь, которую я проведу рядом с тобой.

— Ты ведь хочешь этого, Аня. Мы оба хотим быть вместе, хотим создать свою семью, и у нас обязательно будут дети. Много маленьких и громких детишек! Знаешь, мне кажется, что уже хватит чреды бесконечных лет, где правящий род состоял из одного — двух человек. Хочу, чтобы у нас с тобой была большая семья.

— И я тоже… Просто я боюсь, что что-нибудь опять произойдет, что кто-то помешает. Из-за всего, что было между нами, я невольно начинаю ждать опасности, какой-то неприятности или угрозы… И я боюсь этого, Влад.

— Не стоит. Просто верь мне. Все будет хорошо. Я позабочусь об этом. А сейчас тебе пора спать, иначе Юля мне не простит, если ты будешь сонная завтра! — рассмеялся он тихо. Я попросила Влада остаться со мной, а он не стал отказываться. Я полюбила засыпать в его крепких объятиях, слыша размеренный стук его сильного и любящего сердца.

* * *

— Ну все, красавица! Подъем! Вставай, пока все не проспала! У кого-то сегодня самый лучший день в этой жизни! — в мою комнату влетела крайне довольная и очень бодрая Юля, стянула с меня одеяло и распахнула плотные шторы на окнах.

— Судя по всем, лучший день это для тебя… — вздохнула я, поднимаясь, а потом замерла. Свадьба! Сегодня моя свадьба! Кошмар! Даже сбежать не получится…

— Так, бегом в ванну, у нас крайне мало времени! Скоро придет Эмма, тебя надо накрасить, уложить волосы и одеть! Так что бегом марш! — командовала Юля. Спросить я не рискнула, уж лучше делать все так, как она просит. Пока я пыталась еще немного поспать в горячей ванне, в комнате послышались новые голоса, стало шумно. Вот и подошла бригада моих будущих экзекуторов!

Когда я вернулась в спальню, то меня тут же усадили перед зеркалом и принялись творить шедевр. Я же вновь ощутила, каково это, когда твоим внешним видом занимается маг. Леди быстро просушила мне волосы магией, а потом стала наносить крема, затем делать прическу, завивая мои светлые локоны и укладывая их на голове. На этот раз шпильки были с маленькими изумрудами, в цвет глаз Влада. Мне хотелось, чтобы у нас было как можно больше общего.

Пока меня приводили в «приличный вид», Юля рассказывала о планах на день. Начиналось все с того, что мы отправляемся в город, где я жила, и там отправляемся в ЗАГС. Так как нам с Владом предстоит жить на два мира, то и брак предпочитали регистрировать в двух мирах. После этого мы возвращаемся в этот мир во дворец, где продолжаем праздновать, но уже в более широкой компании из всей аристократии, придворных и прочих приглашенных людей.

Эти списки я так и не смогла прочитать полностью, терпения хватало на первую странницы слишком сложных для меня имен тем более, что они мало о чем мне говорили. Праздновать должны были долго, но вечером Влад собирался забрать в меня какое-то другое место, так как во время ритуала единения посторонние не присутствуют, а после будет то, о чем я вообще пока думать не хотела, иначе просто позорно сбегу со своей же свадьбы!

— Мы закончили! — неожиданно объявила Эмма, заставив меня испуганно вздрогнуть. Я очнулась от своих мыслей и, наконец, посмотрела на себя в зеркало и замерла.

Весь мой образ отображал меня настоящую, такой, какой я и была. Светлые локоны сверху были уложены в виде нежной розы, а нижние пряди легко спадали вниз, обрамляя лицо и слегка прикрывая голую спину. Маленькая, но очень изящная диадема удерживала длинную фату. В ушах тонких длинные сережки, на кончиках которых мерцали маленькие капельки-изумруды. Такая же капелька висела на шее, мерцающая, но не перебивающая сияние моего платья. Оно было белоснежным, с красивым вырезом. Тонкий пояс, украшенный маленькими камнями, рассыпанными и по всем пышным юбкам.

Белоснежные туфельки на каблуке были не видны, но очень удобны. Что касается моего макияжа, то он был очень нежный, едва заметный, но придал моему лицу крайне милое выражение. Глаза слегка подведены, немного изумрудных теней, легкий румянец на щеках и розовые губки. Все было крайне нежно, но в то же время очень достойно. Белый цвет — отражение меня тихой, немного мечтательной, доброй. Изумрудный — знак единства с Владимиром и уверенности, той силы и решительности, которую я еще недавно пробудила в себе.

Я не заметила, как посторонние девушки покинули мои комнаты, оставив меня наедине с Юлей. Казалось, что она сейчас расплачется. Впрочем, как и я.

— Вообще перед свадьбой невесту должна наставлять мать, но позволь мне дать тебе эти советы, — улыбнулась Юля. — Я знаю, что для тебя все произошло слишком быстро. За то время, что ты провела в этом мире, ты успела измениться, открыть в себе то, что долго скрывала. Ты меняешься рядом с ним, но меняешься к лучшему. Влад делает тебя увереннее и счастливее. Идя вместе, вы будете опорой друг другу, и тебе больше не нужно будет чего-то бояться. А эти узы — лишь подтверждение ваших чувств, открытое заявление о них всем мирам. Вы любите друг друга, поэтому просто доверяй ему, и все обязательно будет хорошо!

— Спасибо! — прошептала я, пытаясь сдержать-таки рвущиеся наружу слезы. Кажется, Юля тоже расчувствовалась от своих речей, так как мы обе одновременно шмыгнули носами, от чего сами же и рассмеялись.

— Ну, все! Минутка лирики закончилась! А сейчас у меня начинается важная миссия! Довести невесту до жениха, пока она не сбежала! — и с этими словами она решительно распахнула дверь, пропуская меня.

* * *

Портал вывел нас прямиком в холл здания, прямо к тем дверям, за которыми собрались самые близкие и тот, которого совсем скоро я назову своим мужем. Юля поспешила присоединиться к гостям, а ко мне подошел Редрик. Именно он должен был сопровождать меня к Владу. Шли последние минуты перед тем, как я сделаю шаг в свою новую жизни.

Мы едва не потеряли друг друга. Та связь, что прежде была между нами, навсегда исчезла. Но вместо нее сегодня мы окончательно завершим иную. Самую крепкую и надежную, которая уже никому не позволит нас разучить.

Но что изменилось, почему я все же нашла в себе силы, чтобы попробовать по-новому тогда взглянуть на Влада? Что появилось в наших отношениях, что помогло их довести до такого финала? Я долго думала, прежде чем сумела найти ответ.

Появилось нечто крайне важное для нас двоих, без чего наши чувства не могли существовать. Между нами появилось доверие друг другу. И я верю Владу, как и он мне. А потому…

Двери перед нами распахнулись, чтобы явить парадно украшенный зал, гостей, создав нам проход, который вел прямо к нему. Влад. Он был прекрасен. Белоснежный костюм, украшенный изумрудной отделкой, подчеркивал его потрясающую фигуру и эти волшебные глаза. Я легко читала в них восхищение и безграничную любовь. Любовь ко мне. Я не заметила, как мы с Редриком успели приблизиться, и он вложил мою слегка дрожащую от волнения ладошку в уверенно протянутую руку Влада. Мне хватило лишь взгляда на него, чтобы все последние страхи и сомнения отступили прочь.

Зазвучала речь, но я едва различала ее слова, и лишь с трепетом замерла, когда услышала фразу:

— Согласны ли Вы, Владимир, взять в жены Анну, быть с ней и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии, стать ей опорой и защитой, быть верным и любить пока смерть не разлучит вас?

— Да, — тут же, не задумываясь, решительно отвечает Влад и дарит мне свой нежный и обещающий взгляд.

— Согласны ли Вы, Анна, взять в мужья Владимира, быть с ним и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии, стать ему опорой и хранительницей семьи, быть верной и любить пока смерть не разлучит вас?

— Да, — я все же нашла в себе силы произнести это достаточно громко, чтобы меня услышали. И он услышал.

Мы смотрели друг на друга, а я чувствовала, как между нами зарождается особенный мир, полный тепла, уюта и любви. Где нет мена посторонним, нет места всем трудностям и неудачам, которые еще встретятся на нашем пути. Этот мир только для нас. Нас и наших детей, которые лишь укрепят его.

В это время перед нами возникла замшевая подушечка, а на ней два кольца, таких похожих и единых, как и мы с Владом. Их создавали из единого камня руды, одновременно мастера сотворили два кольца, чтобы еще сильнее усилить их связь, одновременно их наделяли магией, и теперь оно являлось дополнением второго.

Влад первым взял одно из них и аккуратно, очень осторожно надел его на мой пальчик. Когда я взяла второе, то все же мои руки слегка дрожали. Влад понимающе мне улыбнулся и осторожно коснулся меня, даря свою уверенность, и я надела кольцо на его палец. Как-то мимо нас понеслась заключительная речь, а потом он осторожно наклонился и подарил мне свой поцелуй.

Насладиться в полной мере друг другом не дали молчавшие до этого гости, которые теперь спешили нас поздравить. Я не знала и половины присутствующих, но раз они были здесь — значит, были важны Владу, а значит, и мне. В их поздравлениях я действительно чувствовала искренность и радость за нас. В какой-то момент подошел Редрик, и я впервые познакомилась с его семейством, а потом к нам направились Юля и Константин.

Когда большая часть пожеланий была произнесена, наш путь лежал далее. Влад как-то неожиданно подхватил меня на руки, чтобы вынести в тот самых холл, где нас вновь ждал портал.

* * *

На этот раз мы оказались в парадном зале дворца, где нас приветствовали все приближенные ко двору и спешили поздравить. Самые знатные успели это сделать почти сразу, после нашего появления. Вскоре всех пригласили к столам, и нам выпала возможность немного передохнуть.

За нас то и дело поднимали тосты, желая много чего хорошего. Редрик не мог остаться в стороне и решил проявить оригинальность, пожелав себе через несколько месяцев проснуться в гостях у Влада от веселых криков нашего первенца. Если меня это смутило, заставив смущенно покраснеть, то Влад лишь довольно рассмеялся, пообещав Редрику приложить все усилия для исполнения его желания.

Несмотря на то, что есть мне не хотелось, Влад все же настоял на том, чтобы я перекусила, ибо, как он сказал: «Потом некогда будет!» Пришлось пытаться отогнать робкий страх того, что еще предстоит пройти крайне таинственный обряд единения, который и наводил ужас и панику на всех бунтовщиков. Надеюсь, Влад действительно знает, что делает…

В какой-то момент Влад поднялся и протянул мне руку, приглашая на первый танец. Отказываться я, конечно, не стала. Мы кружили с ним по залу под нежную музыку вальса. В свете хрустальных люстр и магических огней, мое платье мерцало, потрясая своей красотой, но кажется, Влад не замечал ничего вокруг, кроме меня. А я же чувствовала, как во мне появляется уверенность, что теперь в моей жизни точно все будет хорошо!

Празднование шло, набирая все больше размаха, все, включая меня, довольно веселились и наслаждались праздником, когда Влад предложил всем выйти на улицу, чтобы полюбоваться магическим фейерверком. Ночное небо озаряли тысячи маленьких огней, создавая прекрасные картины. Она казались живыми, настоящими и волшебными, даря ощущение детского, чистого восторга и счастья, когда веришь в волшебство и знаешь, что где-то в этом мире живут волшебники, и ты наверняка станешь одним из них!

После того как представление закончилось, часть гостей решила вернуться в зал, где продолжалось веселье, какие-то парочки решили остаться и прогуляться в саду, а я посмотрела на Влада, чтобы узнать его мнение. Он прекрасно понял вопрос в моих глазах и улыбнулся:

— Нет, моя милая. Мы сейчас отправимся совсем в другое место. Редрик уже ждет нас, чтобы провести обряд!

Старинный храм встретил нас тишиной, нарушаемой лишь тихими звуками горящих впереди факелов. Вдоль высоких стен рядами тянулись колонны, поддерживающие своды, украшенные изумительными скульптурами.

Внутри было немного прохладно, но я почти не замечала этого, увлеченная таинственной атмосферой всего происходящего. Влад взял меня за руку и повел вперед, туда, где виднелся алтарь из белоснежного камня, на котором весело играли блики факелов. Возле него стоял ожидающий нас Редрик, а перед ним лежала раскрытая старинная книга.

— Если ты хочешь, то перед началом мы можем объяснить тебе суть происходящего и то, почему я уверен в том, что мы делаем, — предложил мне Влад, а я не стала отказываться.

— Этот обряд очень древний. Его суть в том, чтобы связать члена правящего рода с девушкой, которую он выбрал. Обычно их выбирают сами наследники, но как-то я уже говорил тебе, что раньше избранницы, амаре, и становились нашими женами, принимая и веря выбору судьбы. И это действительно вело за собой утрату желанного. Вот только это вовсе не мои силы, и уж тем более не твоя жизнь. Когда алиумы, наш вид, только появлялись, то их помимо невероятных сил наделили длинной жизнью, практически бессмертием. Тогда еще не было этого мира, и мы жили вместе с людьми. А ты наверняка слышала о том, как многие веками пытались получить бессмертие. Отсюда и это название «Желанное». Под этим подразумевалось наше бессмертие. Мы привыкли считать его проклятием, но оказалось, что это великий дар, который связан с вами, нашими амаре. Да, одно из переводов этого слова гласит «дарующая, несущая жизнь», но на истинном языке древних оно означает «единственная любовь». Ты — моя единственная девушка за бесконечные века этой жизни, которая сможет составить мне пару, в которой мы оба будем счастливы. Но суть в том, что если бы не это желанное, то я бы просто не дожил до твоего рождения и мы бы никогда не встретились. Но благодаря моему бессмертию я смог стать таким, какой я сейчас к нашей встрече. Этот обряд заберет мои «лишние» дни. Мы сможем быть вместе дольше, чем обычные люди, но меньше, чем люди моей расы. Он создаст тот самый баланс наших жизней, выровняв их до одного времени, так как ни один из нас после не сможет найти пару, способную заменить тебя или меня.

— Но ты ведь сохранишь все свои силы, и твоему миру ничего не будет угрожать? — уточнила я, а Влад с улыбкой покачал головой.

— А теперь, когда вы со всем разобрались, давайте, наконец, проведем этот расчудесный обряд! — кажется, до этого молчавшему Редрику, надоело ждать.

Мы не стали ничего отвечать, просто повернулись к нему и приготовились. Редрик начал читать непонятный мне текст из этой самой книги, произнося слова немного нараспев. Тот час вокруг нас ярче вспыхнули факелы, и появилось загадочное мерцание. С каждым словом оно становилось все плотнее, пока не свилось в тонкий поток, который разделившись надвое, опутал наши с Владом запястья.

Редрик прервался, чтобы поднести к нам шару с ритуальным кинжалом. Влад первым взял его, и слега надрезал руку, сцедив несколько капель в кашу, а после протянул нож мне. Чуть медленнее, но я проделала то же самое, после чего Редрик забрал чашу и продолжил что-то читать. Я заворожено вслушивалась в его переливающийся голос, не в силах от него оторваться, и чувствовала, как между мной и Владом вновь возникает связь, но на этот раз прочнее. Редрик вновь остановился.

Теперь Влад посмотрел на меня и начал произносить слова на том же языке, но я почему-то интуитивно понимала их значение. Он приносил мне клятву, подобную той, что давала я ему в тот день, когда прорывалась к нему в переходе, пытаясь его спасти.

Когда он закончил, магические путы на наших запястьях сжались сильнее, а Редрик в то время сказал еще пару фраз, после чего осторожно коснулся содержимого чаши, а затем стал рисовать на наших запястьях странные узоры. Я ощущала, как с каждым из них во мне что-то меняется, наполняя чем-то новым.

Редрик вернул на место чашу, которая вдруг вспыхнула огнем, а потом пропел еще пару фраз, и мерцание на наших запястьях растворилось, порез на руке тут же затянулся, а на наших с Владом курах проступила одинаковая вязь символов, которые рисовал Редрик.

— Отныне и вовек вы единое, вы начало и конец, вы сила и слабость друг друга, вы опора и жизнь. До конца ваших дней! — ритуал был завершен. Редрик не стал в очередной раз произносить долгих поздравительных речей, а просто подмигнул мне и ушел порталом, а я вновь посмотрела на Влада. Как и он на меня. Вот только в его глазах отчетливо читалась радость и предвкушение.

— Ну что, жена моя? Готова ли ты любить мужа своего? — весело спроси он, а я так и не смогла ничего ему ответить, он только рассмеялся и утянул меня в новый проход.

* * *

Это место мы уже посещали однажды. Та самая площадка посреди безграничного океана, вот только теперь весь ее пол был усыпан нежными лепестками роз, среди которых тепло горели зажженные свечи, по кругу обступая прекрасное ложе, где Влад решил показать мне всю прелесть его любви, свою нежность и ласку. И я тонула в ней, наслаждалась и дарила себя в ответ.

Эпилог

В просторной гостиной взволнованно ходила девушка, нервно теребя тоненькое колечко на своем пальчике и периодически поглядывая на двери в комнате, ведущие в спальню. На них был накинут полог тишины, из-за которого не доносилось ни звука, но царившее в гостиной молчание усиливало волнение девушки.

Тут двери распахнулись, и в комнату стремительно вошел не менее взволнованный мужчина.

— Юля! Примчался, как только сообщили! Давно уже? — спросил он, проходя внутрь и вопросительно кивая в сторону закрытых дверей.

— Пару часов. Должна вот-вот уже родить! — ответила девушка. — Владимир, а Костика моего не видели? Он тоже хотел приехать. Раз первенца вашего он пропустил, — начала, было, Юля, но тут ее прервал грохот вновь распахнувшихся дверей и в комнату влетел черноволосый мальчуган, с радостным криком:

— Папа вернулся! — и он бросился к Владу в объятия. Когда малыш оказался на руках у отца, то их сходство стало еще более заметным. Мальчик был практически его копией.

— Даня, ты же знаешь, что нельзя так врываться в комнаты! Мог бы и кого ударить случайно! — с легким укором произнес Влад.

— Ну, я же проверил еще на подходе, там рядом никого не было! А мне сказали, что ты уже появился, вот я и побежал тебя встречать! А еще меня к маме никто не пускает! А я первым хочу их увидеть! — недовольно произнес мальчуган.

Даниэль, наследник правящего рода, с нетерпением ждал появления на свет своих брата и сестричку с тех самых пор, как его любимые родители сообщили ему эту радостную весть. Тем временем его отец продолжил прерванный разговор.

— Константин сейчас вместе с Редриком на Совете, закончат через пару минут и тоже присоединятся. Я же, пользуясь положением, ждать не стал. И вроде знаю, что родовая сила не допустит, чтобы что-нибудь случилось, а все равно переживаю за нее! Все же двойня… — Влад пересадил малыша с рук на диван и сам задумчиво остановился напротив дверей, сверля их взглядом.

Он предлагал своей жене побыть с ней рядом и во время ее первых родов, но она уверенно настаивала на том, что справится, а вид нервного папаши будет ее только отвлекать. В итоге уже во второй раз он мучился в ожидании в этой самой гостиной, вспоминая, как в прошлый раз ожидал появления сына. Видимо, человек, который однажды сказал его отцу, что дети в браке по любви рождаются сильными, был в чем-то прав, так как его наследник ничуть не уступал своими способностями в перспективе отцу, да и дочка и сын, которые должны были вот-вот появиться, судя по всему, будут не слабее. Впрочем, уровень их дара никак не отразится на любви родителей к их детям.

Тишину вновь нарушили распахнувшиеся двери, впуская двоих мужчин.

— Костя! — воскликнула Юля и поспешила ему на встречу. Редрик же уверенно направился к Владу и участливо положил руку ему на плечо.

— Милая, я же сказал, что обязательно приду! — улыбнулся Константин своей жене.

— Еще бы не явился! Ох, я так волнуюсь! — произнесла она, кладя голову на плечо мужа.

— А вот этого не надо! — уверенно заявил мужчина. — Мы с тобой не правящий род, моя магия нашего ребеночка, конечно, тоже защищает, но все же лишний раз тебе переживать не надо! — и он осторожно коснулся пока еще небольшого животика жены, где уже тоже развивалась новая жизнь.

Несколько минут в гостиной стояла тишина. Даже малыш на диване не решался ее нарушить, напряженно прислушиваясь к малейшим звукам. Наконец, распахнулись двери, но на этот раз те, что вели в спальню. Из них вышла немного уставшая, но улыбающаяся Миранда и сообщила:

— Родила! Все в порядке! Владимир, можете заходить! — и она пропустила его внутрь. По традиции этого мира первым новорожденных должны были увидеть родители, и только после этого к детям подпускали остальных близких.

Влад нетерпеливым шагом вошел в спальню, на миг замерев у края кровати. Аня сидела на ней, оперившись на несколько подушек, и держала на руках два маленьких свертка: розовый и голубой.

— Ну, иди уже сюда! Любуйся! — устало рассмеялась Аня, осторожно протягивая мужу детей. С трепетом и нежностью он принял их, заглядывая в эти маленькие, спящие личики и в очередной раз понял, насколько он счастлив.

* * *

Тихая ночь опустилась вокруг, принося с собой покой и приглушая все звуки. На балконе стояла молодая и прекрасная женщина в легком голубом платье в пол, ее светлые волосы были уложены в обычную косу, которую радостно растрепал гуляющий ветер. Возле нее летали маленькие светящиеся огоньки, освещая пространство вокруг. Позади нее беззвучно открылась дверь, и к ней тихо присоединился мужчина.

— Все трое заснули, заходил проверить. Даня не хотел расставаться с малышами, заснул в детской на диване, — сообщил он.

— Знаешь, многие люди гоняются за властью, деньгами, славой, думая найти в этом счастье, а ведь вот оно, совсем рядом! Знать, что заснул твой малыш. Думать о том, какую шалость он сотворит завтра и ждать, когда проснутся близняшки, чтобы увидеть их маленькие глазки. Счастье знать, что тот, кого ты так безумно любишь, всегда будет рядом. Знать, что все мои чувства к тебе взаимны. Я счастлива уже потому, что люблю тебя, Влад! — тихо призналась Аня.

— Ты самая прекрасная девушка в моей жизни. Прекрасная и бесконечно любимая! — ответил Влад и вновь поцеловал ее. И каждый раз их поцелуй был особенный, полный любви и нежности.


Конец


Оглавление

  • Глава 1. Тайны темных ночей
  • Глава 2. Мой реальный сон
  • Глава 3. Беда не приходит одна
  • Глава 4. Тени тайн
  • Глава 5. Игра в прятки
  • Глава 6. В стане врага
  • Глава 7. Перед балом
  • Глава 8. И да прольется свет
  • Глава 9. Игра в прятки. Дубль второй
  • Глава 10. Шаг назад
  • Глава 11. Из огня да в полымя
  • Глава 12. Новые вопросы. Первые ответы
  • Глава 13. Один прекрасный день
  • Глава 14. Новое покушение
  • Глава 15. Неожиданные повороты
  • Глава 16. Скрытые грани
  • Глава 17. Рискнуть всем
  • Глава 18. Час истины
  • Глава 19. Белое платье, белая фата
  • Эпилог

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...