Подарок (fb2)

- Подарок (пер. Life Style Группа) (а.с. Подарок, трилогия-3) 667 Кб, 85с. (скачать fb2) - Лили Зент

Настройки текста:




Лили Зент. «Подарок#3»


Перевод группы Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик  Диана Пинчук-Скрупская


Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.


Миллиардер с деньгами, но без любви.

Мать-одиночка, полная любви, но без денег. Что произойдет, когда их миры столкнутся?

Откройте 'Историю любви миллиардера', современный любовный роман, который разворачивается в Нью-Йорке.

Отвратительно состоятельный миллиардер, Тобиас Стоун, человек, который пытается примириться со своим прошлым. Он использует свое богатство, чтобы оградить себя от реального мира, где все покупается. Даже секс.

Мать-одиночка, Саванна Пейдж, прибыла в Нью-Йорк со своим маленьким сыном, чтобы найти работу и начать новую жизнь. Несмотря на то, что она пытается свести концы с концами, она решает подарить сыну прекрасное Рождество.


Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения,


предназначена для 18+.


Глава 1


Здесь были девушки на любой вкус: белокурые, длинноволосые, с пухлыми губами и длинными ресницами. Одеты они были в дизайнерские платья, которые смотрелись на них, словно полоски ткани, а не полноценные наряды. Платья едва прикрывали наготу их тел, выставляя на обозрение грудь и ноги. Тобиас, брезгливо поморщившись, отвернулся от девушек в коротких платьях, которые хихикали вокруг.

Девушки отчаянно стремились смешаться с богатыми и состоятельными молодыми людьми, постепенно окружая Ксавье и его друзей, надеясь, что их угостят не только выпивкой, но и завтраком, и обедом и ужином. И многим другим.

На террасе крыши The Oasis воздух был наполнен флюидами флирта и романтических приключений.

Тобиас поднял свой стакан с виски и выпил его залпом. Какого черта он здесь делает?

Его брат восхищался новым баром и рестораном на крыше двадцатого этажа, который открыл один из его друзей. The Oasis был в марокканском стиле: красными шторами были задрапированы стены, которые делили ресторан на кабинки с удобными большими подушками, вокруг металлические подвесные фонарики и янтарные лампы. Это было долгожданное изменение в холодной серости зимы Нью-Йорка.

— Сюда! — Ксавье крикнул хорошенькой молодой официантке, которая принесла новый поднос с напитками. Тобиас потерял счет количеству выпитого виски, которое было ему предпочтительней шампанского Ксавье. Официантка поставила стакан перед ним.

— Еще два! — крикнул Тобиас, хватая стакан и выпивая его в один глоток. Ему не было холодно, но он чувствовал себя замерзшим. Он оглянулся на террасу на крыше; она была полна, но не переполнена. Независимо, в каком бы Тобиас направлении не смотрел, он видел идеальных, молодых людей и много больших сисек, упругих задниц и длинных ног. Все они были счастливы, пребывая в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, может и того и другого. Тобиас не чувствовал себя таковым, и не хотел здесь находиться. Переносить эту эйфорию окружающего счастья, ему было легче с напарником в виде – виски.

— Это новое, продвинутое и модное место. Сюда трудно попасть, — первое, что сказал ему Ксавье за время пребывания в The Oasis. Наверное, это было интересно, но не имело никакого значение для Тобиаса.

— Замедлись, — настоятельно попросил Ксавье, наклонившись к уху.

— Я хорошо провожу время, — сказал Тобиас, не полностью повернув голову назад, лишь взглянув на лицо брата, и обнаружил рядом с ним женщину. Он взял еще один стакан виски.

— Почему бы тебе не поговорить с Ларисой? — Ксавье крикнул на ухо. — Она та, на которую ты смотришь, если ты не знал. Она пыталась привлечь твое внимание последние полчаса. — Его младший брат похлопал его по плечу и исчез с полногрудой красавицей, одетой с ног до головы в черное.

Тобиас посмотрел направо, где сидела длинноволосая чертовка в серебряном платье. Спереди ее платье было с низким вырезом, вплоть до пупка, и на секунду он пытался понять, как ей удалось удержать его груди. Заполучив его внимание, девушка ослепительно улыбнулась.

— Ты брат Ксавье? — Она наклонилась к нему с намеком.

Боже, нет. Никаких разговоров, или чего-либо еще.

— Я много слышала о тебе, — девушка перекинула каскад локонов на одно плечо, демонстрируя совершенный загар. Волосы у Саванны короче, напомнил он себе. До плеч, и они не были настолько блестящими или ухоженными.

И она была с Маттиасом, где-то, прямо сейчас.

Он огляделся в поисках официантки. Где его второй стакан виски?

— Извини, — сказал он, вставая. Официантка только подала ему напиток, но сейчас он остро нуждался в другом. Женщина рядом с ним выглядела удрученной.

— Хочешь выпить? — Ее лицо мгновенно просветлело. — Я пойду с тобой, — она быстро встала, платье угрожало соскользнуть с ее плеч. Но его глаза не любовались красотой обнаженных частей, в них стоял вопрос, как ей удается его сохранить на себе. Клей? Он готов был уже спросить.

— Чего ты хочешь? — рявкнул он, не желая терять время.

— Просто хочу подышать воздухом, — протянула она.

Милая, мы сидим снаружи. Он пожал плечами. Тобиас ненавидел такие места, где присутствующие собрались, чтобы показать себя и на других посмотреть. Вот такое у них было хорошее времяпровождение. Он стремительно прорывался через столы, страстных красивых женщин, желая добраться до бара, не останавливаясь, чтобы дождаться женщину, которая, казалось, отчаянно стремилась его сопроводить. По дороге он остановил официантку, которая уже обслуживала их столик.

— Чем я могу вам помочь, сэр? — спросила она, словно готова была предложить больше, чем просто алкоголь.

— Ничего, что я не смог бы сделать сам, — ответил он, спокойно. Именно тогда он вспомнил о женщине, которая последовала за ним. Она попыталась взять его руку, но он выдернул быстро и направился к бару.

Давно, он и Айви посещали такие места, заказывали напитки, а потом ехали куда-то ужинать, где все было неоправданно дорогим и эксклюзивным. А иногда они ехали просто в KFC. Он любил это в ней. Она была из тех людей, которым было не важно, что собой представляет заведение, его статусность.

Обидно было, что большинство женщин, которые ему встречались последнее время, казалось, больше волновали его деньги и его имя. Они не вызывали в нем заинтересованности и желания начинать что-либо. Никто его не привлекал.

И все же Саванна Пейдж не осознано, как-то втерлась в доверие, в его сознание за последние несколько недель. А за эти последние несколько дней она залезла в его мысли и осталась там. Он проследил за тем, чтобы у него было свободное время на следующей неделе. Он хотел остаться с ней наедине, когда они вернутся к работе.

Мужчина с нетерпением глянул в сторону бара. Тот был относительно пуст, и когда Тобиас собрался пойти дальше, он заметил ее, остановился, чтобы поглазеть.

Она была здесь?

Саванна.

Перед ним, возле бара, и в окружении группы людей, стояла женщина с такими же коричневыми взъерошенными волосами чуть ниже плеч. Он оглядел толпу в поисках Маттиаса и других сотрудников, которых он смог бы распознать.

Обернувшись, он сунул сто долларовую купюру пиявке, стоявшей за его спиной. Это была маленькая цена, которую он готов был заплатить за свободу.

— Выпей.

— Но я, — девушка выглядела подавленной, губы, наколотые ботоксом, обидно надулись. Но через мгновение она вырвала банкноту и упорхала, не сказав ни слова.

Он пробрался к группе людей и коснулся плеча женщины, в то же время не понимая, что он хочет ей сказать. Она повернулась и ее голубые глаза — ненатурального цвета — расширились от созерцания привлекательно мужчины.

— Привет, — она широко улыбнулась ему, думая, что он запал на нее.

— Извините, я принял вас за другую, — его надежды развеялись так же быстро, как ее улыбка.

— Тобиас?

Знакомый голос спас его от неловкости. Он обернулся, когда Кэндис взяла его за локоть.

— Что ты здесь делаешь? — Счастливо спросила она.

— То же самое, что и ты, наверное,— ответил он хладнокровно.

Кэндис, моргая, смотрела на женщину, которую он принял за Саванну.

— Вы вместе? — Спросила она, кивнув головой в ее сторону.

— Нет. — Он отошел от девушки и направился в сторону бара с Кэндис на буксире.

— Я не знала, что ты придешь сегодня. Вряд ли это место в твоем вкусе.

— Это не мое место, — прорычал он. — Мой брат притащил меня сюда.

Группа девушек, проскользнув мимо них, сочувствующе глянули на Кэндис. Но лицо Кэндис в миг накрыла маска показного безразличия.

Люди за соседним столиком громко смеялись над какой-то шуткой, а из динамиков доносилась одна из баллад Бейонсе.

— Где ты сидишь?

— Там, — Он кивнул в сторону террасы на крыше.

— А я с друзьями, там. — Она кивнула за плечо, но Тобиас едва взглянул в том направлении.

— Вы пришли с Маттиасом?

— Маттиасом? — Кэндис выглядела удивленной. — Почему с ним? Я не была на работе с прошлой недели.

Тобиас вспомнил.

— Я подумал... — ему захотелось увидеть Саванну здесь. Он посмотрел на Кэндис и впервые заметил, что в не рабочей одежде, она выглядит совсем по-другому. Вместо строгого делового костюма, облегающее черное платье, в котором она выглядела гламурно, ничего общего с должностью помощника генерального директора. Она поймала его взгляд.

— Хочешь познакомиться с моими друзьями?

Он быстро покачал головой. Очевидно, она неправильное истолковала его задумчивость.

— Когда я делаю подобные вещи?

— Думал, ты ушел домой. — Ксавье подкрался к нему сзади.

— Ты следишь за мной сегодня? — по лицу Тобиаса скользнула гримаса раздражения.

— Я был уверен, что ты хорошо проводишь время, Бро, — Ксавье признал Кэндис. — Удивительно, что мы встретились здесь.

— Удивительно, что мы встретились, — Кэндис посмотрела на него оценивающе и провела рукой вниз по платью. — Самое новое и стильное место в Нью-Йорке будет неполноценным без Ксавье Стоуна, — проворковала она.

— Ты знаешь это, детка. — Ксавье подмигнул ей, успев быстро окинуть ее взглядом. — Вы двигаетесь дальше или остаетесь здесь на всю ночь?

— Я могу остаться здесь, — ответила она, облизывая губы. Тобиас оглянулся и ослабил воротник своей рубашки, понимая, что является третьим лишним.

— Мы идем на вечеринку в The Vault,— объявил Ксавье. — Сразу после полуночи. Ты в игре? Я могу провести вас обоих.

— Мы не вместе, — процедил Тобиас.

— Я знаю, — воскликнул Ксавье. — Просто предлагаю дальше продолжить веселье. Кэндис засмеялись, соблазнившись идеей.

— Частная вечеринка?

— Идем, — Ксавье предложил Кэндис. — Это строго только для членов, но не беспокойся об этом, мой друг владеет этим местом. — Она выжидательно уставилась на Тобиаса и он видел, что с его помощью она хочет добиться. Братья Стоуны рассматривались, как повышение ее социальной значимости.

Нет, Спасибо.

— Я не пойду, — объявил он, отчаянно пытаясь уйти. Он положил бутылку виски на барную стойку и в тот момент решил, что ему не придется пить его здесь.

— Почему нет? — спросила Кэндис.

— Я думал, что мы хорошо проведем время, братан? — Ксавье ударил его слегка по плечу.

— Я хорошо и провел. — Тобиас похлопал в ответ. — Спасибо. Не все сразу, хорошо?

Его брат выглядел разочарованным.

— Как ты собираешься вернуться домой?

— Я вызову такси.

— Ты можешь вызнать Морриса, чтобы он отвез тебя домой, — предложила Кэндис.

— Я могу позаботиться о себе сам, — натянуто ответил Тобиас. Он ненавидел, когда каждый стремился ему помочь. Неужели они не могли оставить его в покое?

— Я ухожу отсюда, — махнув рукой в воздухе в знак прощания, Тобиас направился в сторону выхода.


Глава 2


— Что ты имеешь в виду, мамочка? Я могу не ложиться спать до полуночи?

— Я не вижу, почему бы нет, дорогой. Это канун Нового Года. — Саванна протерла столешницы на кухне и была рада, что ужин и уборка закончились.

— Это как Рождество, но скучно. — Джейкоб, наклонившись над раскраской, быстрыми движениями руки закрашивал картинку.

— Красиво, — Она посмотрела на цветные картинки и заметила, что сыну уже почти удается не выходить за контуры изображения. — Не говори, что она красивая, мама. Это девчачье слово. Лучше скажи, что это здорово.

— Это очень здорово, — ответила она, тем самым, рассмешив сына.

— Определенно, прогресс, — он успел раскрасить половину раскраски, и она обрадовалась, что купила еще несколько про запас. Было здорово наблюдать за сыном, который использовал свое воображение и играл со своими игрушками, в то время как многие другие дети подсели на гаджеты. Ничего подобного она не покупала Джейкобу, даже если бы и смогла себе позволить. Раскраски – это хорошо, но следующее, что было в списке желаний Саванны, - это поощрить его к чтению книг, не заставлять его, как это делает она или учитель, а вызвать его собственный интерес и желание.

Джейкоб был хорошим мальчиком, он не обижался, когда ей требовалось выполнить кое-какую работу на ноутбуке или проверить почту, он терпеливо ожидал, когда она сможет с ним поиграть.

Вот и сейчас девушка решила проверить почту перед обедом. И была удивлена, обнаружив во время праздников письмо от одного из агентств, которое, рассмотрев ее резюме, предлагало временный контракт.

Приступить к работе предлагали с начала февраля, и длиться контракт должен был минимум до лета, и к тому же обещали платить больше. Это было решающим фактором для нее, и как бы комфортно она бы не чувствовала себя в Stone Enterprises, какими бы хорошими не были ее сотрудники, но в конце-концов, деньги были главной причиной, по которой она работала. Это была единственная причина.

Предложение было слишком заманчивым, чтобы не обратить на него внимание. Хотя ее контракт Stone Enterprises был продлен еще на один месяц, не было никакой гарантии, что его будут продлевать дальше. Не смотря на то, что Бриони намекала на такую возможность, но одних намеков не достаточно, чтобы убедить Саванну остаться. Ей нужно что-то более конкретное.

Ей хотелось остаться в Stone Enterprises. Ей нравилась Бриони и работа была легкая, но если они не смогут предложить ей более длительный срок договора, то стоило рассматривать новые предложения. С деньгами было по-прежнему туго, несмотря на то, что выдали зарплату раньше. К тому же не за горами лето и ей придется съехать с этой квартиры. И тогда она окажется в тяжелом финансовом положении, если не сможет найти хорошо оплачиваемую работу.

При мысли о возвращении в офис желудок скручивало болезненным спазмом. Она не знала, как отреагирует, когда она вновь увидит Тобиаса Стоуна. Было бы благословением, если бы у них появилось меньше поводов для взаимодействий.

— Что ты хочешь делать теперь? — Спросила Саванна Джейкоба, закончив к вечеру просмотр предложений от работодателей. — Хочешь, почитаем вместе?

Он наморщил нос.

— Я могу подумать, что хочу делать?

Она усмехнулась и провела ладонью по его волосам.

— Не торопись, — взяв ноутбук с кухни, Саванна вошла в небольшой зал. Между кухней и гостиной отсутствовала дверь, и Джейкоб мог все еще слышать ее. Она присела на диване.

— Почему бы тебе не прийти сюда, дорогой?

Пока Джейкоб шел к ней, Саванна открыла письмо от агентства и написала ответ, проявив свою заинтересованность их предложением.

Она уставилась на Джейкоба, который теперь лежал на животе, опираясь на локтях. Мальчик отложил свои раскраски и сейчас играл фигурками, используя пустую коробку из-под обуви, пустые яичные лотки и несколько Рождественских открыток. Он был очень увлечен новой игрой, поэтому Саванна включила телевизор, и когда не смогла найти ничего интересного, чтобы посмотреть, она решила полазить в интернете. И ввела в строке поиска имя Тобиас Стоун.

На первом же фото Тобиас с торжественным видом позировал на фоне логотипа своего предприятия. Волевое лицо с прохладным, твердым взглядом глядело на Саванну. Сердце застучало в груди, в то время как Саванна быстро пробежалась по тексту — эта информация о нем ей уже была известна, ничего нового. Когда у девушки зазвонил телефон, она рассеянно потянулась к нему.

— Счастливого Нового Года! — Завизжала Кей. Ее голос был громче обычного, более возбужденный.

— Счастливого Нового Года, — Саванна ответила, по-прежнему глядя на лицо Тобиаса на экране.

— Я только что вернулась, — произнесла ее двоюродная сестра.

— Откуда, или я не должна спрашивать?

— Ты знаешь, какой ужин я посетила? На Рождество? Кто-то устроил вечеринку, которая длилась до трех утра.

— Сколько времени сейчас?

— Почти 10 часов вечера, — Кей ответила. Настал следующий день, Саванне приходилось напоминать себе о тринадцатичасовой разнице между поясами, и она до сих пор тяжело мирилась с этим. Саванна сомневалась, стоит ли интересоваться, как прошла у Кей большая часть дня или все-таки ей не стоит знать этого.

— Разве ты не идешь сегодня вечером куда-то? — спросила ее Кей.

— Меня пригласили сходить выпить.

— Выпить?

— Люди, с которыми я работаю.

— Какие люди и какая работа?— Кей взревела. — Ты не разу не говорила мне, что работаешь.

— Разве? Прости, я, должно быть, забыла. Это временная работа, только на пару месяцев.

— Так почему ты не пошла выпить с ними?

Саванна встала с дивана и перенесла ноутбук на небольшой деревянный журнальный столик, затем прошла на кухню, подальше от любопытных ушей Джейкоба.

— Это не легко сделать, так как у меня не нашлось, кто бы мог посидеть с Джейкобом, — прошептала она. Розали сама бы предложила присматривать за Джейкобом, но Саванна не хотела навязываться. К тому же она не была уверена, что прям таки хотела куда-то выйти с Маттиасом. Хотя очень хотелось выйти с дома, пропустить несколько стаканчиков спиртного в баре с людьми, которых она едва знала.

— Ой! — Кей вскрикнула так громко, будто ее ударили по голове. — Ты узнала, кем является твой таинственный поклонник?

— Хм?

— Подарочная корзина? Кто ее послал?

— Люди с работы. — Саванна понизила голос и оглянулась через плечо, чтобы проверить, слушает ли ее Джейкоб.

— Угу, — казалось, Кей, тщательно подбирает слова для нового вопроса. — Люди с работы? — с сомнением спросила кузина. — Это коллективное "люди" или кто-то в частности?

Саванна не захотела уточнять, потому что она знала, каким ярким воображением одарена Кей. Чем меньше ее двоюродная сестра знала о Тобиасе Стоуне, тем лучше.

— Ой, собрались отделом, ты же знаешь, как все это происходит, — ответила Саванна беззаботно, завивая прядь волос вокруг пальца. — Они хотели сказать "спасибо" за мои усилия.— Технически они почти не врала. Stone Enterprises была командная компания.

Но лицо Тобиаса мелькнуло в ее сознании, а вместе с ним воспоминания о том, как он схватил ее за руку. Она не могла легко забыть его измученное лицо. Девушка подумала об этом позже — о горе, которое тогда отразилось на его лице. Саванна не знала, каким он был раньше, но она изучила его фотографии с женой, и с уверенностью может сказать, что тяжесть взгляда появилась значительно позже. Должно быть, он очень сильно любил ее, раз до сих пор не мог оправиться после ее смерти.

— Они милые люди, — пробормотала Саванна.

— Хммм. — Был ответ Кей. Саванна сомневалась, что ее кузина поверила ей, даже если бы это была правда. Кей часто приукрашала рассказы, добавляя романтического подтекста.

— Я тут до конца января, — сказала она, надеясь восполнить пробел в разговоре и предотвратить количество новых вопросов. — Но у меня есть шанс заключить еще один контракт в другом месте.

— Это отличная новость, Сав. Дела идут на поправку, просто понадобилось чуть больше времени.

— Спасибо. А что у тебя с работой?

— Гонконг просто сумасшедший. Здесь работают, чуть ли не круглосуточно. Я думала, что в Нью-Йорке было плохо, но здесь еще хуже. Хочу быть честной с тобой, я не могу дождаться, когда вернусь.

— Ты все еще планируешь вернуться летом?

— Похоже, что да. Но хочу, чтобы это случилось раньше.

Саванна обвила руками тело, не потому, что ей стало холодно, а потому что весть о возвращении Кей вызвала беспокойство. Она любила свою кузину, но возвращение Кей в Нью-Йорк означало, что ей и Джейкобу придется съехать и найти квартиру самостоятельно. Если она не сможет найти жилье, недалеко от города, ей придется двигаться дальше в пригород, либо, и вовсе вернуться к родителям. Что и произойдет только в крайнем и худшем случае, потому что возвращение к ее малой родине, в город в Северной Каролине, будет означать провал в эпическом масштабе. Ее бывший муж все еще живет там, а ей хотелось бы находиться в радиусе десяти миль от него.

— Буду рада видеть тебя, — пробормотала Саванна, надеясь, что ее жизнь не пойдет наперекосяк. — Ты одна дома? — Это прозвучало слишком тихо.

— Я одна дома, — Кей хихикнула. — Мне нужен отдых!

Саванна не хотела спрашивать ее, что ей нужно для того, чтобы отдохнуть. Она повернулась, чтобы увидеть Джейкоба, который уставился на экран ее ноутбука.

— Ты несомненно заслужила отдых. А мы с Джейкобом собираемся встречать Новый год.

— Удачи и передай Джейкобу большой поцелуй от меня.

Саванна повесила трубку.

— Тетя Кей передала тебе большой поцелуй.

— Его жена умерла,— сказал Джейкоб, его голос был грустный. Она подошла к журнальному столику и взяла у него ноутбук.

Блин. Она оставила его на странице Тобиаса.

— Это правда, мама?

Саванна уселась на диван и потянула Джейкоба на колени.

— Да, дорогой. Жена его умерла несколько лет назад.

— Как?

— Она...она погибла в автокатастрофе.

— Были ли у него дети?

— Нет, дорогой.

— Значит, он совсем один?

— Э — нет, у него есть друзья, Джейкоб. И семья, я думаю.

— Но он всегда выглядит таким грустным.

— Ты думаешь, что он выглядит грустным? — Тобиас Стоун был с суровым и неулыбчивым лицом большую часть времени, и она могла представить, что он был таким же со многими людьми, но ей показалось, что он не проявил ничего, кроме доброты к Джейкобу.

Джейкоб молча кивнул.

— Он не много улыбается. Когда ты улыбаешься, твои глаза светятся. Когда мистер Стоун улыбается, его глаза остаются без изменений.

— Я думаю, что он до сих пор грустит, дорогой.

— Я буду грустить, если что-то случится с тобой. — Его глаза увлажнились, и она прижала его ближе к себе, вдохнув его особенный сладкий аромат.

— Это не произойдет со мной. Я никогда не оставлю тебя.

— Ты обещаешь?

У Саванны защемило в сердце, когда она увидела, как дрожит нижняя губа ее сына.

— Я обещаю.

Это было невыполнимое обещание, потому что, то, что случилось с женой Тобиаса было выше его сил. Но Саванна жила своей жизнью с единственной целью, что ничто и никто никогда не отделять ее от сына.

— Как насчет того, чтобы завтра пойти кататься на коньках? — Сказала Саванна, желая сделать его счастливым снова. Завтра будет идеальный день для этого. Конечно, произнесенная фраза возымела эффект, ведь Джейкоб слишком мал, и переключить его с вещей, которые его пугают не так уж и сложно.


Глава 3


«Счастливого Нового года!»

Это было сообщение от Наоми, к счастью, она ограничилась только этой фразой. Никаких причитаний, никаких вопросов. С момента их последней встречи – это было единственное напоминание о себе.

В конце концов, она поняла, что от нее требуется.

Как отчаянно Тобиасу не хотелось снять сексуального напряжения, но больше Наоми он не хотел. Он без проблем мог подцепить любое количество девушек в баре и привести их домой, но только одна продолжала ускользать от него. Та, которая наиболее заинтересовала его, та, которая казалось не переносит его, она была единственная о ком он не мог перестать думать.

Тобиас подошел к окну и посмотрел на сияющее серебряное небо. Температура воздуха резка упала, ожидались сильные морозы. Зима в Нью-Йорке может быть суровой. Пока еще солнце пытается пробиться из-за густых зимних облаков, есть еще надежда провести хорошо день, для этого стоит лишь потеплее одеться. На этот раз Тобиас не хотел хандрить, оставаясь в полном одиночестве дома, ведь он никого не ждал в гости, ни своих близких, ни друзей... никого особенного.

Без вопросов у него была работа. И он мог бы пойти в офис, но разве будет ему там весело, если рядом не будет Саванны?

Что ему нужно сделать, чтобы люди в его жизни могли что-то искренне ему сказать? Ему просто стоит выйти и начать с ними общаться. Он мог бы прогуляться по Шестой Авеню, может быть, даже пройтись по Мэдисон-Авеню, где, возможно, не будет так многочисленно людей.

Просто пройтись, подышать свежим воздухом.

По крайней мере, это даже может помочь ему кое-что прояснить в своей голове.

~~


— Я могу сделать это, мамочка! Отпусти! Отпусти меня!

Саванна была не уверена, что стоит его отпускаит, хотя кататься на коньках, это как кататься на велосипеде, раз освоив, трудно забыть. Тем не менее, она неохотно отпустила.

Прошло некоторое время, когда они последний раз катались; на самом деле лет. Но казалось, что Джейкоб так уверенно держится, поэтому отогнав страхи в сторону, Саванна отпустила его руку.

— Держись ближе к краю! — Она наблюдала, как он скользил прочь от нее в своем новом зеленом пальто, в красном шарфе, шапке и перчатках. Огни ярко сверкали вокруг открытого катка в Winter Village. Брайант-Парк был местом, которое Розали уже упоминала много раз, предлагая прогуляться им здесь, и вот наконец-то Саванна пришла, чему была очень рада.

Катание на коньках было бесплатным, при условии наличия собственных коньков, но даже при их отсутствии – это удовольствие было доступно, конечно если не часто кататься.

Саванна каталась позади сына, но так близко как могла.

Он попытался развернуться:

— Видишь? — Завопил мальчик, прежде чем потерять равновесие и рухнуть на землю. В одно мгновение она была рядом с ним, помогая ему подняться и защитить его от других, которые могли наехать на него. К счастью, не так сильно ушибся Джейкоб, как она испугалась. Она не любила людные места, но сегодня день был просто идеальный. По сути, в Winter Village посетители, оправившись от Рождества и Нового года, радостно улыбаясь, расслаблено гуляли вокруг, их окружала приятная музыка, кафе и пустые скамейки, что было немало важно.

— Нам стоит сделать перерыв, — предложила она, натягивая шапку на уши Джейкобу. Такая погода могла спровоцировать приступ астмы; это было то, чего она всегда боялась.

— Нет, мамочка. Я хочу еще покататься. У нас ведь есть еще время, не так ли?

— Ну, еще чуть-чуть, — сдаваясь, согласилась она. Они еще минут двадцать как минимум покатались. Саванна брала сына уже несколько раз на каток, но они никогда не катались на коньках в Нью-Йорке. Может, она захочет приезжать сюда раз в месяц, по крайней мере, пока будет открыт каток. Она каталась за ним, изящно скользя по льду, бесстрашная, уверенная в себе, чувствуя, как кровь бежит по венам.

Солнце блестело в голубом небе. Воздух был холодным, но мелкие лучики солнца снимали остроту холодного воздуха. Ей было жарко, впереди визжа, с раскрасневшими щеками катался Джейкоб.

Прошлой ночью они легли спать вскоре после полуночи, посмотрев на фейерверк с Таймс-сквер по телевизору. Вскоре Джейкоб уснул, и ей не захотелось переносить его в комнату, поэтому она легла рядом с ним на диване.

С утра Саванна обрадовала сына новостью о катке. Блеск в глазах ребенка был намного ярче нежели, когда ему подарили фигурки от Марвела. Радуясь этому мальчик бросился завтракать, а затем быстро собрался.

По пути Саванна увидела кафе, оно выглядело весьма уютным, так и подмывало туда зайти и перекусить, но Джейкоб уже озвучил, что бы хотел съесть. По дороге на каток они прошли несколько крошечных ярко освещенных бутиков и киосков. В некоторых продавался горячий шоколад в стаканчиках цилиндрической формы, в некоторых пончики с шоколадной начинкой, в некоторых макароны с сыром, а также много разных деликатесов. Но Джейкоб хотел хороший хот-дог, и если подумать, она хотела тоже. Полностью покрытый жареным луком и политый горчицей и кетчупом. В животе заурчало, они как раз проезжали мимо киоска, с которого доносился острый возбуждающий запах хот-догов. Может быть, позже, они попробуют горячий шоколад, вместе с теми, пончиками.

Тот факт, что теперь она могла рассмотреть возможность сделать эти вещи, был маленький, но важный шаг в ее жизни. До сих пор она сознательно избегала посещения Брайант-Парк или любого другого места, за посещение, которого стоило платить. Это был обычный день, но для нее он представлял собой своего рода освобождение, и только те, кому приходилось на всем экономить и копить каждый доллар, как это делала она, чтобы продуктов хватало на неделю, только те, люди могли понять ее. По этой причине, она ценила этот славный день, проведенный с сыном.

Улыбаясь своим мыслям, она заметила, что Джейкоб кому-то машет, притормозив, она оглянулась, чтобы увидеть, кому он машет. Но глянув на толпу людей, которая выстроилась по периметру катка, девушка не увидела, ни одного знакомого лица.

Джейкоб вскоре остановился и подождал, пока мама подъедет к нему.

— Кому ты машешь, дорогой?

— Мистер Стоун здесь! — Он указал в сторону и еще раз возбужденно помахал. Она повернулась посмотреть, желудок скрутило в узел. Там был он в темных джинсах, темным свитере и кожаной куртке прямо как пилот истребитель. Саванна сглотнула. Тобиас махнул. Она слабо улыбнулась, не желая поднимать руку и махать в ответ, но Джейкоб возбужденно размахивал за них двоих.

— Мы сделаем еще пару кругов? Нам недолго осталось.

— Мы не можем пойти и сказать "привет"? — спросил Джейкоб.

Она колебалась, не желая, осматривать людей стоящих рядом с Тобиасом, надеясь, что он будет с кем-то. Но она была отчасти рада, если бы никого рядом с ним не было. Да и, казалось, он был один.

— Нас никто не будет ждать, Джейкоб. У нас не так много времени осталось. Мы можем покататься еще чуть-чуть или пойти поздороваться, но тогда у нас не останется времени. Она надеялась, что за это время Тобиас уйдет. Саванна тревожно посмотрела вниз на свои джинсы и большой, свободный кардиган, и на пальто, которое она носила на работу. Меньше всего она хотела встретиться с этим человеком, особенно учитывая, как она выглядела

— Аууу, мама. Пойдем и поздороваемся сейчас.

Это было бессмысленно. Джейкоба не переубедить, Тобиас Стоун, видимо их ждал.

— Хорошо, — сказала неохотно она. — Показывай дорогу.

Они направились к выходу, Джейкоб так торопился, что споткнулся и чуть не упал. К счастью, Тобиас шагнул вперед и схватил его прежде, чем мальчик столкнулся с землей. — Попался, — сказал он, улыбаясь. — Счастливого Нового года, — сказал он и повернул голову, коротко кивнув Саванне.

— Счастливого Нового Года, — пробормотала она, стараясь не пялиться на него слишком очевидно, или на то, как он выглядел в этой большой кожаной куртке.

— Я не знал, что ты такой удивительный фигурист, Джейкоб, — мальчик улыбнулся, как будто он получил медаль. — Я учусь у лучших. Мама потрясающе катается. Ты видел ее? Тобиас еще раз взглянул на нее.

— Я видел. Она довольно хороша.

Она кивнула в ответ, пытаясь улыбнуться, словно потеряла способность говорить.

— Вы будете кататься, мистер Стоун? — Окрыленный новой идеей Джейкоб возбужденно спросил, а потом быстро добавил, — хотите покататься с нами?

Внутренности Саванны тем временем сжались.

— Наш сеанс сейчас закончится, Джейкоб.

Тобиас ответил:

— Я не так хорошо катаюсь, как вы. Мне будет тяжело соблюдать ваш темп.

— Я помогу вам. Или мама.— Саванна запаниковала, когда Джейкоб предложил это.

— Я не думаю, что будет разумно, — ответил Тобиас.

— Я уверена, что у мистера Стоуна есть более важные дела.

Голос Саванны звучал как-то странно туго, даже для самой себя, и она задалась вопросом, заметил ли Стоун. Или почему он на нее так действует. Минуту назад она радостно неслась по катку, ветер трепал ее волосы, наполнял легкие, щипал ее щеки, окрашивая в красный цвет, а сердце парило. А в следующую минуту, сразу после того, как она узнала о Тобиасе, она вдруг заволновалась, волосы повисли вдоль лица, а щеки стали ярко-красные и грязные.

— Твоя мама всегда думает, что у меня есть дела поважнее, а Джейкоб? — Ее сын злодейски захихикал над комментарием Тобиаса, но она знала, что замечание было направлено ей. Он стоял, засунув руки в карманы куртки, выглядев при этом намного больше, чем она его запомнила.

— Наше время, — сказала она, когда заявление прозвучало по громкоговорителю. Она надеялась, что разговор скоро подойдет к концу и что Тобиас будет двигаться дальше. Но он выглядел так, будто и не собирался никуда.

— Я называю это идеальным временем, — объявил Тобиас, улыбаясь им обоим. — Вы закончили, а я только пришел.

Джейкоб посмотрел в восторге на Тобиаса

— Спасибо, за Железного человека и за самолет, мистер Стоун. Я играл с ними почти все время.

— Пожалуйста.

— Это был такой классный сюрприз, когда подарок прибыл. Мама все думала, что это какая-то ошибка.

— Я не сомневаюсь, — ответил Тобиас, воровато взглянув на покрасневшее лицо Саванны.

— Вы любите хот-доги, мистер Стоун? Мы пойдем за хот-догами. Хотите с нами?

— Хот-доги? — повторил Тобиас, так как будто они были самой вкусной едой в мире. —Мне нравится есть хот-доги особенно в таком месте.

— Я не думаю, что мистер Стоун любит хот-доги, — сказала Саванна.

— Я люблю хот-доги, — ответил мужчина. — Но прошло достаточно много времени, когда я ел их последний раз.

— Почему бы вам не сделать это с нами? — заканючил Джейкоб. Тобиас остановился и посмотрел на Саванну, ожидая ее реакцию. Саванна почувствовала себя загнанной в угол. Она ощущала, что Тобиас не хотел уворачиваться от просьбы Джейкоба. К тому же ее сын был голоден, и давно не был в мужской компании, она меньше всего хотела лишать его общения со Стоуном. Он был так рад снова увидеть Тобиаса и явно хотел провести время с ним. Ради него ей пришлось смириться с тем фактом, что этот человек был ее боссом. Она все еще не забыла, как он отреагировал, когда она осмелилась думать, что Наоми была его женой. Она никогда не чувствовала себя совершенно непринужденно рядом с Тобиасом Стоуном.

Надо же из всех дней в году пойти в этом день на Брайант-Парк. И надо же, чтобы Тобиас оказался здесь.

Разве ему нечем заняться, мог бы провести время со своей чрезмерно ухоженной подружкой.

Мысль о Наоми, ударила ее, словно вилы.

— Вы не против? — стесняясь, спросил Тобиас. Она пожала плечами и протянула руки, показывая свою беспомощность в этой ситуации.

— Значит, будут хот-доги, — сказал он Джейкобу, одарив его самой милой улыбкой. —

Вот, что я вам скажу: я возьму хот-доги и для вас.

— Вы не должны этого делать, — запротестовала Саванна. — Я пойду и …

— Все нормально. Я схожу, — сказал, с категоричностью, перебивая ее — Какой тебе? Простой или с луком? — Он спросил Джейкоба.

— Ничего, кроме сосиски и побольше кетчупа, пожалуйста, мистер Стоун.

Он повернулся к ней, спрашивая взглядом. Девушка думала отказаться, но запах лука, что летал над ними, будоражил ее рецепторы.

— Хот-дог с луком и горчицей и кетчупом, пожалуйста.— Она сунула руку в карман пальто и вынула из нее маленький кошелек, готовая дать ему десять долларов.

Он махнул рукой.

—Нет необходимости, — сказал он, легко отклоняя ее попытку. Она же почувствовала себя в долгу. Закусив губу, она скользнула в карман; нет смысла устраивать сцены. Саванна не думала, что он позволит ей выиграть в этом случае.

— Спасибо.

— Вмиг вернусь, — сказал он.

— Мы будем на лавочках возле павильона,— сказала ему, решив где они с Джейкобом будут снимать коньки. Она открыла шкафчик и достала свои туфли. Они подошли и сели.

— Разве это не весело, мама?

Джейкоб сидел, в то время, как она стягивала с него коньки.

— Правда? — ответила она, надеясь, что они не придется тратить весь день с Тобиасом.

— Мне очень нравится мистер Стоун, мамочка. Он всегда так добр к нам, не так ли?

Она протянула ему кроссовки.

—Я полагаю, — сказала она, и начала снимать собственные коньки.

— Мы можем провести день с ним?

Саванна сжала губы, с остервенением завязывая шнурки на кедах.

— Я думаю, что у него есть еще планы, милый. Ты не можешь просить людей делать что-то только потому, что ты так хочешь.

— Почему нет?

Она громко выдохнула

— Потому что, не все так просто. Я хочу провести остаток дня с тобой. Только вдвоем. Это мой план на день, и я думаю, мы должны позволить мистеру Стоуну делать то, что он намеревался сделать.

Она улыбнулась ему нежно, и когда он открыл рот, чтобы что-то сказать, она быстро встала.

— Оставайся здесь, — приказала она, не способная удержать Джейкоба от новых вопросов. — Я собираюсь вернуть коньки.

Идя обратно, она пригладила ее волосы и задумывалась, заметил ли Тобиас, что это же пальто она носила на работу.

А если он не заметил?

А если он обратил внимание на то, в чем она была одета?

— Так мы должны пойти и посидеть на одной из этих скамеек возле елки? Чтобы мистер Стоун мог увидеть нас.

Они встали и прошли мимо киосков.

— Вот, — сказала она, вынимая анти-бактериальное средство для мытья рук, пшикнув на пухлую маленькую руку Джейкоба.

Дерьмо.

Почему она попросила хот-дог со всеми составляющими? Это было почти невозможно съесть лук и не испачкаться. Будто умирающая от жажды, Саванна присосалась к бутылке с водой.


Глава 4


Тобиас подошел к скамейке, на которой его ожидали Саванна и Джейкоб, и вручил им хот-доги. Это было странно, хотя со стороны обычный семейный день, правда, они не семья.

— Спасибо, мистер Стоун.

Лицо мальчика озарилось, и Тобиас вспомнил, что в этом возрасте даже самые простые вещи приносят столько счастья.

— Спасибо, — сказала его мать, быстро взяв тарелку, боясь встретиться с ним взглядом.

— Так неожиданно встретить вас обоих здесь, — пытаясь поддержать разговор, проговорил мужчина.

— Разве – это не здорово? — Спросил Джейкоб.

Саванна уставилась на него и ее губы растянулись в улыбке. В весьма напряженной улыбке. Он чувствовал ее неловкость, понимал, что ей тяжело от его присутствия, а еще он надеялся, что сумеет тайком поговорить с ней, тем более, что вчера им так и не удалось это сделать.

Но неожиданная встреча с ней застала его врасплох. Хотя он был рад, что отошел от запланированного маршрута прогулки, и оказался здесь, в центре города. Он думал, что знает Нью-Йорк, но не ходил пешком часто да и еще так далеко, особенно в последнее время. Тобиас с головой ушел в работу, а в редких случаях, если требовалось куда-то сходить, он полностью полагался на Морриса. Хотя от поездок не отказывался, если того требовали обстоятельства.

Тобиас пришел сюда, потому что его привлекли разноцветные мерцающие огни: деревья в переливающихся гирляндах и ярко освещенные киоски, расположенные вокруг катка.

В Winter Village, куда бы не посмотрел Тобиас были в основном семьи, или парочки держащие друг друга за руку. Мужчине было трудно смешаться с толпой, ведь он был один.

И тогда он увидел их, катающихся на катке. Сначала он удивился, потом решил, что обознался. Но Саванну было трудно с кем-то перепутать, ее выдавали светлые волосы развивающиеся по ветру, покрасневшее лицо, и влажные красные, словно вишня, губы. От понимания, что перед ним все-таки она, Тобиас улыбнулся. Затем он увидел Джейкоба, который скользил перед ней. Мальчик хорошо держался на льду. На самом деле, мать ничуть не уступала сыну. Будучи незамеченным, он спокойно наблюдал за ними, пока Джейкоб не увидел его на следующем повороте. Вскоре и Саванна заметила его. Она выглядела неловко, и старалась избегать смотреть на него.

И теперь они едят вместе хот-доги. Это был действительно странный поворот событий.

— Я надеялся, мы сможем поговорить, — начал он, понизив голос, наклонившись к ней.

— О чем?

— О том, что я хотел увидеть тебя вчера, перед тем, как мой брат и Маттиас прервали нас.

— Сейчас не подходящее время или место для этого, — сказала она, понижая голос, метнув взгляд в сторону сына.

Он кивнул; она была права, и они продолжали спокойно есть. Он был голоднее, чем думал, и черт побери, этот хот-дог обладал божественным вкусом. Он улыбнулся Джейкобу, чьи пальцы и рот были испачканы кетчупом. Даже салфетка была заляпана красным.

— Держи, приятель, — сказал Тобиас, дав ему еще одну салфетку. Мальчик съел хот-дог в рекордные сроки, хотя Саванна, кажется, в это время изящно поглотила едва ли четверть. — Хочешь еще один, Джейкоб? — Спросил Тобиас.

— Возьми мой, дорогой. Я не очень голодна.

— Разве ты не хочешь, мамочка? — Саванна покачала головой.

— Я возьму ему другой, — предложил Тобиас, съедая последний кусок.

— В этом нет необходимости, мистер Стоун, — ответила она, протянув хот-дог Джейкобу.

— Спасибо, мамочка.

— Я совсем не голодна. — ответила, промокнув уголки губ салфеткой.

В этом нет необходимости? Мистер Стоун?

Конечно, чувствовалась ее скованность, но он думал, что она такая только в офисе, а может только рядом с ним? Он не мог винить ее. Он знал, что он мог быть пугающим, а на предыдущих встречах он не сильно помог исправить сложившийся образ.

— Ты наелся, приятель? — Джейкоб откусил последний кусок своего хот-дога и кивнул. Тобиас увидел в этом свой шанс, чтобы обсудить более безопасные темы.

— Как прошла ночь? С Маттиасом?

Она собиралась ответить ему, когда Джейкоб перебил.

— Мамочка, я очень хочу пить.

— Позвольте мне принести, что-нибудь выпить, —предложил Тобиас.

— У меня есть вода. — Она достала бутылку из своего рюкзака и протянула ее Джейкобу.

— Как прошел ваш вечер? — спросила она.

— Мой брат потянул меня в Оазис. Это какой-то новый бар на крыше. — Она моргнула, и он почувствовал, как на кончике ее языка затаились незаданные вопросы, но она воздержалась от комментариев. Он задался вопросом, подумала ли она, что он провел ночь с Наоми. Его мозг играет с ним, в отличие от него, Саванну Пейдж вряд ли заботит, что он делал и с кем.

— Маттиас… — начал он, по-прежнему желая узнать.

— Мамочка, я хочу пить, а вода закончилась.

— Извините, — сказала она Тобиасу. — Я принесу еще. Что принести вам? — спросила мужчину.

— Можно воды. Спасибо, — он наблюдал, как она удаляется в сторону киосков, надеясь продолжить разговор, когда она вернется. Тобиас прервал наблюдение за Саванной, чтобы проследить за Джейкобом.

— Хороший день?

— Самый лучший, особенно теперь, когда вы здесь, мистер Стоун.

Его слова задели Тобиаса, хотя он знал, что маленькие дети имели склонность к преувеличению. Для них слова еще что-то значили.

— Спасибо, Джейкоб, — ответил он. — Для меня очень много значит то, что вы позволили мне присоединиться к вам.

— Я не хочу, чтобы вы были одиноки, — ответил мальчик. В то время как Тобиас все еще пытался осмыслить эту фразу, Джейкоб спросил: — Вы скучаете по своей жене?

Слова мальчика, сказанные с такой непосредственностью, удивили его и в то же время, разозлили.

В груди образовался кусок льда, который мешал сделать вздох.

— Я скучаю по ней, Джейкоб. Я очень скучаю по ней, — тихо ответил Тобиас. Он стал приседать, пока не оказался лицом к лицу мальчика. — Откуда ты знаешь?

— Я увидел на компьютере мамы. — Мальчик уставился в пол, лицо тут же стало виноватым.

— На компьютере мамы? — Тобиас выпрямился и запустил руку в волосы мальчика.

Джейкоб кивнул.

— Я сожалею. — Извинения мальчика вернули его обратно на землю.

— Эй, приятель. Эй, — Тобиас поднял подбородок ребенка и мягко проговорил: — тебе не за что извиняться.

— Я вас застал загрустить, не так ли?

Тобиас сглотнул. Любое упоминание о Айви всегда омрачало его. Когда раньше кто-то спрашивал о его жене, Тобиас воспринимал это, как непрошенное вторжения, но Джейкоб не относился ко всем.

— Иногда происходят такие вещи в нашей жизни, которые мы не может контролировать. — Он посмотрел в зеленые глаза мальчика, желая, чтобы он услышал его слова. — Это была одна из таких вещей.

— Я сожалею, что вы одиноки.

— Я не одинок, Джейкоб. Мы ели вместе, не так ли? — спросил Тобиас, пытаясь сохранить свой голос твердым.

— Я думаю, — кивнул Джейкоб, все еще боясь глянут на Тобиаса. — Вы любите горячий шоколад? Мама собиралась …— он остановился, так как его мать вернулась с водой для них всех.

— Мама собирается делать, что, дорогой? — Спросила Саванна, протягивая ему бутылку.

— Мы можем еще выпить горячий шоколад? — Спросил мальчик.

— Конечно. Мы можем, — ответила она. — Вы с нами?— Она повернулась к Тобиасу, но он покачал головой. Еще пару минут назад, он с удовольствием согласился бы, но сейчас он нуждался в собственном пространстве. Возможно, было бы лучше продолжить прогулку, как он намеревался сделать это утром.

— Я думаю, в другой раз, Джейкоб. Спасибо за предложение.

Мальчик кивнул и Тобиас повернулся, чтобы уйти.

— Вы придете еще раз, мистер Стоун? — Тобиас обернулся. — А может быть, вы можете прийти на каток с нами в следующий раз, — предложил Джейкоб.

Тобиас помедлил, прежде чем ответить, и посмотрел на Саванну.

— Может быть, однажды, Джейкоб. Это было бы хорошо.

Он улыбнулся, потому что ребенок смотрел на него, словно он был его лучшим другом.

Сейчас он больше всего хотел задать Саванне вопрос, зачем она искала информацию о нем. Но решил, что этот вопрос лучше оставить на другой день.


Глава 5


Пронзительный вой сирены вырвал Саванну из сна, где она голая лежала в обнимку с Тобиасом Стоуном.

Саванна резко распахнула веки и громко выдохнула. Захотелось нажать кнопку повтора, девушка вновь закрыла глаза в надежде восстановить и пережить эти моменты, но последние остатки сна рассеялись, возвращая к реальности.

Разочарованная, она потерла лицо, а затем вытянулась в постели, упиваясь ощущением теплоты, сейчас ей меньше всего хотелось вставать и идти на работу, а сына вести в школу.

Во сне она лежала в постели с Тобиасом, в то время как его кожаная куртка небрежно валялась на полу. Саванна чувствовала, как внизу живота разлилось тепло. Это было чувство, которое она не испытывала уже долгое время, а сейчас появилось, пробуждая потребность и желание в Тобиасе Стоуне. Просто любопытно, как это быть с ним на тридцатом этаже.

Никаких шансов. Это просто фантазии, вымысел, которые вызывают волнение и трепет, именно то, что ей так не хватало в последнее время.

Она не могла позволить себе думать о Тобиасе. Он раскусит ее, особенно с таким проницательным взглядом серо-голубых глаз, которые смотрели так, как будто читали ее мысли. Саванна еще долго могла предаваться фантазиям, но ей надо было подготовиться к ежедневной рутинной работе. Резкое напоминание о том, что это был первый школьный день после каникул, заставило Саванну вскочить с постели, ведь на ней было приготовление ранних утренних завтраков. Теперь, казалось, что новогодние праздники прошли давным-давно.

Саванна сидела, пытаясь мысленно подготовить себя к работе, в то время как обжигающе горячие мысли, наполненные похотью, поселились в голове, отодвинув серость января подальше.

Интересно, какими были бы ощущения, если бы она действительно проснулась в постели с Тобиасом Стоуном. Это было бы намного эффектнее, чем просто мысли об этом.

~~


— Не волнуйся, — успокаивала ее Бриони. — Работа есть, работы много, но мне нужно правильно составить предложение и изложить свои доводы.

Саванна задумалась: «Как долго будут принимать решение, особенно в компании такого размера, с различными подразделениями, где на кусочке бумаги должны стоять все подписи».

Новое агентство уже ответило, что они, подали ее резюме и теперь ждут ответа от компании, которая проводит набор на должность временного офис-менеджера.

— У тебя ведь нет ничего на примете? — Спросила Бриони ее.

Конечно, Саванна хотела бы, чтобы у нее были варианты. Но ответила правдиво.

— Нет.

При этом считала правильным сообщить Бриони, что не может сидеть и ждать, когда в Stone Enterprises найдут возможность предложить ей хорошее место.

— Но было бы хорошо узнать раньше, — сказала она буднично, — если что-то всплывет. Я отправила свое резюме в несколько агентств.

— Я понимаю, — заверила ее Бриони. — Я посмотрю, что я смогу сделать.

— Ты думаешь, что будет что-нибудь долгосрочное?

— Я работаю над этим. У меня есть предложение для Маттиаса.

— Ты знаешь, когда все решится?

— Я знаю, тебе нужны ответы, дорогуша. — Бриони провела рукой по ее руке, казалось, что разряд в несколько сотен вольт прошел через нее. — Но у меня есть куча дел, которые мне нужно закончить, прежде чем я смогу тратить время на расспросы. Потерпи, ладно?

Саванна послушно кивнула. В конце концов, что еще она могла сделать?

— Сейчас, единственное, что я могу дать тебе — это мелкие задания, — предложила Бриони.

— Спасибо, я ценю, что ты стараешься изо всех сил, — сказала Саванна ей. Она была искренне благодарна за все, что Бриони сделала для нее, но она также была рада, что рассматривала и другие варианты.

От наличия работы и заработка зависела не только она, но и Джейкоб. Будь она сама, было бы намного легче, а с ребенком оказалось гораздо труднее, чем она рассчитывала. Этот контракт с Stone Enterprises дал ей надежду, что все у нее наладится, а сейчас ей приходиться томиться в ожидании ответа от Бриони. Теперь, когда Саванна поработала в офисе, она знала, что никогда не сможет вернуться к работе официанткой или в супермаркет. И не только деньги были плюсом, а и то, что работа было не такая утомительная. Ведь ей раньше приходилось стоять на ногах весь день и не хамить взорвавшимся клиентам. И она вовремя попадала домой. Она была уверена, что способна выполнить работу администратора.

Саванна уставилась на свои длинные сапоги, к счастью, они не выглядели слишком потрепанными. Она надела юбку и черный топ-водолазку сегодня. Саванна подбирала наряд с особой тщательностью, желая выглядеть хорошо.

— У меня для тебя работы на несколько недель, и если по какой-то безумной причине ты закончишь ее раньше, зная тебя, — Бриони подняла брови, глядя на ее: — приди и скажи мне, и я найду тебе еще что-то.

Бриони прочертила линию в заметках, что-то вычеркивая там. Но ее слова не рассеяли опасения Саванны. Она тешит себя ложным чувством безопасности, полагая, что этот договор будет и впредь, ведь Бриони так сказала. Ей нужно что-то конкретное и чтобы это были не только слова.

— Позволь мне сделать это, — ответила Саванна, когда телефон на столе зазвонил.

— Саванна? — Это был Тобиас. Звук его голоса, ровный, как шелк, переворачивал ее нутро. И не только голос, а и то, как он произнес ее имя. Так много произошло между ними недавно, небольшие вещи, казалось бы, незначительные сами по себе, но когда вместе взятые, они казались нечто большим. Она не была уверена, что с этим делать, но знала, что вид Тобиаса Стоуна не оставлял ее равнодушной. Он заставил ее сердце делать небольшой сальто назад.

— Привет, — ответила она, осторожно взглянув на Бриони, которая была занята, делая какие-то заметки.

— Не могла бы зайти ко мне?

От его вопроса, ей казалось, что по телу растеклась кипящая жидкость, и в последовавшей тишине она услышала свистящий звук в ушах.

— Я на встречи с Бриони. — Она услышала свой голос.

— Сколько это еще займет времени?

— Я не знаю. — Встреча с Бриони была не официальная, но решилось много вопросов. — Может быть, час?

Она знала, что это не может длиться долго, тем более, что она и Бриони обсудили большинство дел, но Саванне нужно время, чтобы подготовить себя, прежде чем увидеть Тобиаса. Она чувствовала, что он хочет поговорить. Ее сердце уже ускорило ритм, она была уверена, что между ними проскакивают заряды электричества.

Знойный утренний сон не помог. Тем не менее, она сделала небольшое усилие, чтобы украсить свой внешний вид.

Бриони посмотрела вверх.

— Мы уже сделали довольно много.

— Похоже, что вы сделали, — повторил Тобиас, — когда освободишься, зайди ко мне.

Она закусила губу, не зная, зачем ее вызвали.

— Я буду через пять минут, — ответила она, а затем положила трубку.

— Кто это был? — Спросила Бриони, почесывая нос.

— Тобиас.

Бриони подняла брови и уставилась на нее.

— Что он хотел?

— Он-он был на прошлой неделе, у него возникли некоторые проблемы с шаблонами и я ему помогала.

— Хмммм. — Бриони вернулась к записям и написала еще что-то. — Что-нибудь еще вы обсуждали? — Спросила она. Саванне было чем поделиться с Бриони, но казалось, ее это не касается. Поэтому она решила промолчать.

— Нет.

Бриони поднялась.

— Я думаю, что это хорошая идея каждый понедельник планировать встречи и обсуждать порядок выполнения дел.

— Конечно, — ответила Саванна, ожидая, когда за Бриони закроется дверь. Она нуждалась в одиночестве несколько минут, чтобы собраться с духом перед встречей с Тобиасом.


Глава 6


«Это была новая юбка», — подумал Тобиас, рассматривая вошедшую Саванну.

— Доброе утро.

— Доброе утро. — Ее голос дрожал, и срывался на шепот. Он успел пробежаться взглядом сверху донизу, отмечая, что она была в повседневной одежде, но выглядела более сексуально. Топ плотно облегал, словно вторая кожа. Ему пришлось отвернуться, чтобы не выдать свои мысли, ведь думал он о том, как это почувствовать между пальцами ее грудь…

Возьми себя в руки, Стоун.

Он посмотрел вниз на свой дневник, в случайные заметки, которые записал, потом сглотнул и снова взглянул на нее.

— Снова проблема с шаблоном? — Задала Саванна вопрос, стоя у двери.

— Присаживайся, пожалуйста.

— Я, — она, казалась, неуверенной, как будто не могла дождаться, чтобы уйти, стараясь не смотреть на него, она подошла к столу. — Или это то, что вы хотели мне сказать несколько дней назад, — начала она медленно.

— Верно. — У него накопилось много вопросов к ней.

— Я могу исправить это сейчас?

— Давай, — ответил он, вставая и двигаясь в сторону, так чтобы она могла получить доступ к его компьютеру. Казалось, она была обеспокоена чертовыми шаблонами Word, если это помогло успокоить ее, то так тому и быть. Тобиас сел в кресло, Саванна наслаждалась выгодной позицией, а он мог незаметно за ней наблюдать. До сих пор ни один из них не упомянул вчерашний день, тот факт, что они провели время в парке, непреднамеренно и случайно, но все равно — они ели хот-доги вместе.

— Как Джейкоб?

Уголка глаз и рта поднялись вверх.

— Он вчера прекрасно провел время.

— Я тоже. — После небольшого молчания добавил: — Он хороший фигурист.

— Кажется, у всех детей получается намного быстрее. Я думаю, что это как-то связано с центром тяжести.

— Да? Я думал, это потому, что они не боятся получить травму.

— Это тоже.

Она барабанила на клавиатуре, а он мог позволить не спеша любоваться ее профилем. Он чувствовал, что познает ее, что она больше не просто «временно нанятая сотрудница». Но пока он о ней ничего не знает.

Но Тобиас хотел узнать ее лучше; попытаться побыть с ней несколько дней, чтобы иметь представление о том какая она. Его интерес к ней усиливался желанием помочь ей, и еще было что-то другое, и хотя он не мог понять или объяснить, как без гламурного ночного клуба, без тускло освещенного бара, без выпивки, без сексуального платья и без кокетливых разговоров — она притягивала его. Настал момент, когда он не мог перестать думать о ней.

— Это было странно, не так ли? — спросил он. — Мы столкнулись в парке.

Саванна кивнула, все еще глядя на экран компьютера. Она, казалось, тщательно взвешивает слова, прежде чем ответить.

— Это было странно. Джейкоб рад был тебя увидеть и съесть хот-доги. Он прекрасно провел время.

— Я тоже.

— Что ты делал там? — Спросила она, медленно повернувшись к нему лицом.

— Я гулял.

— Ты живешь там?

— Нет, я живу на верхнем Ист-Сайде. Мне нужно было время.

— Это была долгая прогулка, — воскликнула она.

— Мне нужно было проветриться.

Он ждал ее вопроса, но вместо этого она сказала: “все сделано”, - и быстро встала.

— Я могу показать Кэндис, что я сделала, чтобы это исправить.

Она прошла мимо стола и зависла рядом с ним.

— Я предпочитаю вызывать тебя каждый раз, когда у меня будут проблемы.

Непонимание отразилось на ее лице, и ее брови нахмурились.

— Но я думала, — она остановилась, как будто нарочно сдерживает то, что она хотела сказать.

— Ты думала, что? — Он медленно поднялся. — Скажи это.— Он посмотрел с тоской на ее губы, полные и розовые, и больше, чем просто привлекательные в данный момент. Его дыхание участилось, заставляя его чувствовать себя снова, как подросток в средней школе, ему показалось, что время замедляется. Когда зазвонил телефон, он не отреагировал.

— Разве ты не собираешься ответить? — Спросила она.

— Нет. — Кто там всё не уймётся?!— Что ты хотела сказать?

— Я, — звон продолжался, и она нахмурилась, когда он по-прежнему отказывался отвечать. — Это Кэндис, — сказала она, глядя на дисплей телефона.

— Что ты хотела сказать? — Он потребовал, но последовали два стука, а после открыли двери.

— Тобиас, ты не…

Он повернулся быстро и резко сказал: — Не сейчас.

— Но, — начала заикаться Кэндис. — Это…

— Я сказал не сейчас. — Его слова источали холодные яд и он наградил ее таким взглядом, который мог бы легко оставить синяк. Кэндис быстро попятилась назад, потом взглянула на Саванну прежде, чем закрыть дверь.

— Ты выглядела нервной с утра, Саванна. — Он понизил голос и сделал еще один маленький шаг к ней. Она отважилась на улыбку.

— Нервничаешь? Из-за меня?

Она покачала головой.

— Я думала, что Кэндис …

— Ты слишком сильно беспокоишься о Кэндис, — сказал он ей, скользя руками в карманы брюк, пока он случайно не зацепился взглядом за шальной завиток, который теперь привлекал его внимание, за ее ухом. Чем больше он смотрел на нее, тем больше ему хотелось прикоснуться к ее лицу, пройтись большим пальцем по ее губам, сминая их.

— Я кое-что хотел тебе сказать на прошлой неделе, перед тем, как ты ушла.

Он заметил, что ее взгляд потянулся к его губам, прежде чем вернулся обратно к его глазам. Быстрые движения не ускользнули от него, и это давало ему надежду, слабую, призрачную, но он не хотел ее упускать. Иисус. Он никогда не был в таком положении прежде, и он к такому не привык.

— Мне кажется что-то случилось, раз тебя срочно хотят видеть, — сказала она, ее голос по-прежнему был тихим.

— Это важнее. — Потом опять последовало более двух ударов в дверь. — Я сказал, ‘не сейчас! — он взревел. Она, казалось, испугалась и сжалась, а затем вошел Маттиас.

— Я сожалею, — начал Маттиас, протягивая руки, как будто пытаясь успокоить нрав Тобиаса.

«Твою мать», — подумал Тобиас, прикусив язык, чтобы остановить себя от крика.

— Я занят, — рявкнул он на своего коллегу и кинув в его сторону предостерегающий взгляд.

— Я не хотел прерывать вас, — сказал Маттиас медленно, прежде чем признать Саванну. — Привет, Саванна, — сказал он. — Прости, Тобиас, но это срочно. Сиань Яньлин хочет поговорить с тобой сейчас. Это может в корне изменить ситуацию.

Сиань Янлин? Тобиас зажмурился.

— Соедини меня с ним.

— Он здесь, — сказал Маттиас. — Он остановился в Four Seasons.

Тобиас удивленно уставился.

— Он в Нью-Йорке?

Маттиас кивнул.

— Он просил о встрече с тобой.

— Узнай, когда Кэндис найдет время для встречи. — Тобиас все еще держал руки в карманах. Мужчина был в Нью-Йорке, и он ожидал, что они прибегут к нему?

— Тобиас, это может иметь решающее значение.

— Я занят. Устрой встречу на завтра.

— Но, — Маттиас удивленно посмотрел на него.

— Я закончила, — сказала Саванна тихим голосом, кивнув мужчинам, и пошла к двери.

«Вот все и выяснили», — раздраженно подумал Тобиас.

— Договаривайся, — Тобиас сказал ему.

— Я думал, ты хочешь это дело? Это может быть огромным шагом.

— Я сказал — договаривайся, — Тобиас медленно повторил сквозь зубы.

— Ты, кажется, не стремишься встретиться с ним, — заметил Маттиас. — Я думал, у тебя большие планы на этот год?

— Мои планы не изменились.

— Он сказал, что может встретиться в ближайшие полчаса.

— Я готов, — ответил Тобиас.

— Тогда нам нужно обсудить кое-что сейчас, прежде чем мы встретимся с ним, — Тобиас снова сел в свое кресло и пригладил пальцами синевато-серый шелковый галстук.


Глава 7


Саванна с облегчением выбежала с его кабинета. Хоть в этот раз она не была на прямой линии огня, но ей не понравилось быть свидетелем гнева Тобиаса Стоуна.

Но незадолго до этого она почувствовала что-то другое, как он медленно закипал, и вовсе не от гнева. Ее тянуло к нему словно магнитом. Он держал ее в плену серо-голубых глаз, притягивая к себе, напоминая ощущения, которые она испытывала, лишь сегодня, во сне. И точно так же, как во сне, он оставил ее сейчас с медленным горящим огнем в низу живота.

Даже когда она исправляла его шаблоны, она чувствовала, что он наблюдает за ней. Она почти почувствовала жар его взгляда, когда пыталась выглядеть занятой, но покалывание на коже усилило ее бдительность. Как будто он взял перо и провел его вдоль ее голого тела.

Вот, что она чувствовала, находясь в кабинете наедине с Тобиасом.

— Привет, — грубо вырвала из задумчивости Кэндис, заставив вздрогнуть Саванну, когда та проходила мимо лифта. Кэндис несла на руках пачку документов и сумочку на плече.

— Привет, — Саванна быстро улыбнулась и попыталась пройти мимо, но Кэндис остановилась перед ней, и на мгновение Саванна была зачарована серебристо-серой пушистой русской меховой шляпой, которая красовалась на ее голове. Выглядело, словно, если бы лиса свернулась и уснула на голове.

— Что вы там делали? — спросила Кэндис, напряженно сомкнув губы.

— Где? — Спросила Саванна, сделав вид, будто не поняла о чем ее спросили.

— В кабинете Тобиаса или Маттиас не тебя видел?

— Ты следишь за мной? — Спросила Саванна, заинтересованная реакцией Кэндис.

— С чего ты взяла? — Ответила Кэндис голосом, которым был слаще меда.

— Кажется, ты слишком беспокоишься обо мне. Или ты всегда такая любопытная? Саванна прекрасно понимала, что Кэндис не взлюбила ее с самого начала. Женщина сузила глаза, глядя на девушку.

— Если тебе действительно все надо знать, Тобиас хотел, чтобы я посмотрела на что-то, — сказала Саванна, слегка подогревая интерес Кэндис.

— Что? — Кэндис сжала крепче пальцами документы, которые держала в руках.

— Тебя действительно так волнует? — Саванна спросила, пытаясь выяснить, чем руководствовалась Кэндис: заинтересованностью Тобиасом Стоуном или беспокойством о своей работе. Потом, продолжила: — Если для тебя это так важно, то это были какие-то документы. Возникла проблема с несколькими шаблонами Word. Зачем тебе знать каждую мелочь? Тебя беспокоит, что он спросил меня?

— Осторожнее, Саванна. Ты всего лишь временный сотрудник. Не преувеличивай значимость своей роли.

— У меня нет иллюзий относительно моей роли или моей позиции. Я знаю, что занимаю нечем не примечательную должность.

Саванне было интересно, как бы отреагировала Кэндис, узнай, что Тобиас, чисто случайно, присоединился к ним, вчера в Брайант-парке. Но Саванна решила не обрушивать такую информацию на Кэндис, лишь ухмыльнувшись своим мыслям, она глянула на нее.

— В чем дело? — Кэндис спросила, проявляя свое любопытство. — Почему ты так улыбаешься мне?

— Нет никаких причин. Если тебе станет лучше, я скажу Тобиасу, что показала тебе.

— Не надо мне ничего показывать. Я знаю все, что мне нужно знать о Word. Я личный секретарь, а не девочка с улицы.

— Вот что я думаю: нет смысла в помощнике, раз руководителю приходится редактировать самому шаблоны.

Девушку улыбнулась неискренней улыбкой, которая нечем не отличалась от улыбки самой Кэндис. А затем услышала звук открывающейся позади нее двери.

— Ты все еще здесь, Саванна? — Дразнясь, спросил Маттиас. — Мне кажется, что у тебя виды на офис на этой части этажа

Прежде чем воспользоваться шансом, опровергнуть его утверждение, сказанное то ли в шутку то ли в серьез, вышел Тобиас, одетый в длинное черное пальто, окинув ее прожигающим насквозь взглядом.

— Я очень счастлива в 218, Маттиас, — ответила она, перекинув свое внимание от человека, у которого была возможность либо остановить ее сердце либо ускорить его по желанию. — У меня нет никакого желания быть на этой стороне.

— Мне кажется, что сегодня все какие-то ворчливые, — прокомментировал Маттиас. — Я возьму пальто и встретимся внизу, — сказал он своему боссу, а потом быстро удалился, как и Кэндис.

— Я еще не закончил разговор с тобой, — прошептал Тобиас, делая шаг по направлению к ней, заставляя чувствовать сухость во рту.

— Что-то еще?

— Ты знаешь, что есть что-то еще, — сказал Тобиас ей.

Но прежде чем она могла ответить, Маттиас снова появился в поле зрения, скользя по коридору уже в накинутом сверху пальто и с портфелем в руке. Она непреднамеренно еще раз глянула на него, а спохватившись попыталась сосредоточиться на чем-то другом и отойти от ощущения близости Тобиаса, но когда она повернулась лицом к нему снова, лицо Тобиаса не выражало никаких эмоций.

— Удачи, — сказала она и ускользнула так быстро, как могла.


Глава 8


— У тебя получилось поговорить с мистером Стоуном сегодня? — Этот вопрос Джейкоб задавал ей каждый день. Медленно снимая резиновые перчатки, Саванна повернулась к Джейкобу, на лице, которого была маска Железного человека.

— Я хотела, — осторожно ответила она. — Но, как я уже говорила, милый, он весь день был ужасно занят. Зачастую я видела, как он уже садился в машину.

Плечи мальчика опустились.

— Почему ты продолжаешь спрашивать? — Она аккуратно положила свернутые перчатки на край раковины.

— Я хотел узнать, когда он сможет покататься на коньках вместе с нами.

— Вот почему ты меня спрашиваешь? — Саванна собрала копну волос, а затем перебросила их через плечо.

Джейкоб пожал плечами.

— Он занятый человек, дорогой. Я не думаю, что у него есть свободное время для катания на коньках.

— Но он сказал, что есть!

— Знаю, но иногда взрослые говорят то, что они не имеют в виду. — Саванна не могла прочитать выражение лица сына за маской.

— Это не честно.

— Я уверена, что он был бы рад прийти, в ближайшие дни,— добавила она, все же не желая отбирать призрачную надежду.

— Но когда взрослые говорят «ближайшие дни», — они, таким образом, проявляют свою вежливость, стараются не расстроить тебя.

— Я бы хотел, чтобы он не лгал, — голос Джейкоба стал тихим и грустным, когда он снял маску с лица. Саванна наклонилась к нему так, что ее лицо оказалось нескольких дюймах от его.

— Он не лгал, дорогой. Я думаю, что он просто сказал то, что он не имел в виду. Думаю, ты ему нравишься.

— Мне он тоже нравится. Он не похож на папу, и я бы хотел, чтобы мы с ним больше гуляли в парке.

В его голосе сквозили ноты гнева, чего раньше за ним не наблюдалось.

— Что случилось, Джейкоб? Почему ты расстроился?

Ясно, что что-то происходит, и ей нужно было разобраться с этим. В последнее время он был спокоен, и она решила, что все хорошо. А сейчас, глядя на него, она понимала, что ее сына что-то беспокоит.

— Джейкоб?

Он несколько раз покашлял, а потом сказал ей.

— Родители Генри Карсона пришли к нему на рождественский концерт. Генри сказал, что мой отец не пришел, потому что он меня ненавидит.

Она вспомнила театральную поставку, приуроченную к Рождеству. Джейкобу досталась роль овечки. Симпатичной, восхитительной овечки, которая ничего не говорила, но все время улыбалась, словно ангелочек.

Она не помнила, чтобы Джейкоб был расстроен тем вечером, или на что-то жаловался. На самом деле она впервые услышала об этом сейчас. Казалось, он прекрасно справляется в этой новой школе, и она надеялась, что хорошее начало положено.

— Твой папа тебя не ненавидит, — быстро ответила она. Ей хотелось думать, что Колт заботился о своем сыне где-то глубоко внутри себя. Просто этого недостаточно, но ее сыну не нужно было знать.

— Тогда почему он не здесь?

— Ты хочешь, чтобы он был здесь? — Ее сердце содрогнулось в тревоге. Она-то знала, что его отец нисколько не беспокоится о нем. Она всегда помнила, что у мальчика был отец, но Колт никогда не интересовался своим сыном. Несколько месяцев назад он даже не вспомнил о дне рождения Джейкоба. Все, что происходило между ними в последнее время, сильно отличалось от того, когда они впервые встретились. Он всегда был высокомерным и сдержанным, но при этом проявлял мягкость по отношению к ней, которая исчезла, когда фабрика, на которой он был начальником цеха, закрылась. Это плохо отразилось на нем, и она никогда не понимала, почему его самооценка так зависела от положения, которое он занимал. Он отказался от других предложений, где ему предлагали работу в качестве оператора погрузчика или разнорабочего. Он даже слышать ничего не хотел, не то чтобы сходить на собеседование. Ему не позволяла гордость.

— Джейкоб? — спросила она снова. — Хочешь, чтобы твой папа был здесь? — Джейкоб покачал головой.

— Он меня пугает, мама. Но я не понимаю, если он не ненавидит меня, почему он тебя ненавидит? — Она сжала зубы, пытаясь адекватно отреагировать на вопрос.

— Он не ненавидит меня, Джейкоб. Возможно, он с не очень хорошей стороны себя показал тогда. — Она провела руками по волосам, собрав их, чтобы потом опять распустить. Затем Саванна взяла Джейкоба на руки. Через пару лет он станет слишком большим, чтобы носить его на руках, рано или поздно, но детство заканчивается. Она спрятала лицо в волосах сына и отнесла его на диван. Джейкоб сидел на коленях, а Саванна взяла в руки его теплые, маленькие ладошки.

— Мне кажется, папочка любит быть один. Точно так же, как ты и я любим, быть вместе.— Она почувствовала, как его руки сжались вокруг ее.

— Ты скучаешь за бабушкой и дедушкой? — Может быть, он чувствовал себя одиноким без семьи?

— Иногда. Но я бы хотел, чтобы у меня была мама и папочка. Хороший папа. Как у других. Она не знала, что сказать; она понимала, что в один прекрасный день сын задаст ей вопросы, но она не думала, что это время наступит так быстро.

— Это тебя беспокоит, дорогой?

— Я не хочу, чтобы папа заставлял тебя и меня плакать. Я хочу, кого-то вроде мистера Стоуна.

— Дорогой, — она крепче обняла его маленькую ручку.

— Почему мистер Стоун не может быть моим папой?

Это какое-то безумие.

— Потому что он не может, Джейкоб.

Она посетовала на отсутствие положительных мужских персонажей в своей жизни. Помимо ее отца их не было. У нее не было братьев, и у Кей тоже. Они не поддерживали контакт с семьей отца, и у нее не было друзей-мужчин, которые она могла иногда «заимствовать», кто бы мог взять Джейкоба на игру или посмотреть фильм.

А теперь ситуация с появлением Тобиаса Стоуна усугубилась, он живое напоминание того чего нет у ее сына. Тобиас Стоун украл не только ее покой, но и сердце сына, показав, что не хватает так в их жизни.

— Почему бы и нет? — Настаивал Джейкоб. — В тот день он был один в парке, и мы вдвоем, и мы хорошо провели время вместе, не так ли?

Черт бы тебя побрал Тобиас Стоун.

Она кивнула, потому что знала, что Джейкоб хорошо провел время, но ей пришлось выбить эту чушь из головы.

— Все не так просто.

Эта встреча на прошлой неделе в парке была странной.

— Джейкоб, я знаю, что он кажется добрым человеком.

Лицо Джейкоба изменилась, и Саванна быстро исправилась.

— Я имею в виду, он хороший человек, и он замечательный ...

— Он действительно нравится тебе, мама?

— Что? Нет, это не то, что я имею в виду. — Она покачала головой, опасаясь, что ее сын может ошибиться.

— Я говорю, что он замечательный, хороший начальник, — она ​​изо всех сил пыталась сохранить свою мысль, — но в нашей работе это означает, что он очень важный, и все слушают его, а я всего лишь одна из маленьких миньонов. Мистер Стоун отвечает за сотни людей.

Она не была уверена, что в своем стремлении защитить сына, не начинает его запутывать.

— Он руководит множеством людей? — спросил Джейкоб, полный восхищения. Тобиас Стоун просто поднялся еще на одну ступеньку в глазах Джейкоба.

— Я хочу быть таким же, как он, когда я вырасту.

Стремясь сменить тему, она сказала ему:

— Такие люди, как Генри Карсон, не знают, что твоя мама любит тебя в два миллиона раза больше. Мне жаль, что ты чувствуешь себя одиноким, дорогой. Но ты не одинок, и другим детям нечего говорить такие вещи. Но иногда люди говорят неприятные вещи другим людям, потому, что это заставляет их чувствовать себя лучше других.

— Я тоже так подумал.

— Да?

Она загордилась сыном, понимая, что часть того, что она пытается вложить в него, помогает. — Я сказал ему, что он злой, потому что у него большой нос.

— Джейкоб!

— Ну, так и есть! Это настоящий гудок.

— Джейкоб Самуэль. Это неправильно, указывать людям на их недостатки.

— Почему это правильно? Он наговорил мне гадостей, потому что у меня нет папы.

— У тебя есть папа

— Он не заботится обо мне.

— Он...

Она хотела продолжить, но головка Джейкоба уперлась ей в плечо, а потом мальчик тихо проговорил:

— Генри сказал, что мой папа меня не любит, и именно поэтому есть только ты и я.

Его приглушенные слова ударили прямо в сердце.

— Твой папа тебя любит, но ему лучше быть одному, а нам быть вместе. Разве ты не согласен?

Он кивнул, и она провела ладонью по его макушке. У него были каштановые волосы, темнее ее, больше похожи по цвету волос Колта, но, в отличие от отца, Джейкоб был чутким и мягким.

— Мне здесь нравится.

— Мне тоже нравится, — сказала она, нежно поглаживая затылок. Это убивало ее, его озабоченность и печаль, особенно по этому поводу. Развод не был болезненным, было болезненно так долго оставаться в браке, надеясь, что все станет лучше. Отношения, которые должны были длиться вечно, прекратились, оставив мальчика фактически без отца. Она делала все возможное для своего сына и пыталась сделать их жизнь спокойной, а не полной борьбы.

Если бы Колт оставался все тем же мужчиной, которого она встретила, за которого вышла замуж, даже если бы сохранил только половину своих качеств, они бы справились. Если бы не эмоциональное насилие, и те случаи, когда он просто набрасывался на нее, никогда не происходили, у них мог быть шанс. Теперь она была еще более обеспокоена тем, что обнаружила, какую ношу Джейкоб носил на своих крошечных плечах.

В ее борьбе, чтобы свести концы с концами, она потеряла из виду то, чего отчаянно хотел ее сын; дом, семью, отца.

— Итак, когда мы снова увидим мистера Стоуна?

Черт возьми.

Он снова кашлянул, и на этот раз она услышала низкий шум в груди.

— Джейкоб Сэмюэл Пейдж, ты сегодня надевал свой шарф, шапку и перчатки?

Это был тот тон в сочетании с его полным именем, которое она использовала, чтобы выразить всю серьезность.

Она сменила фамилию Колта на свою девичью, а потом сменила ее и у Джейкоба, что оказалось не так сложно. Она решила, что ее сын не будет носить фамилию человека, который действительно не хочет быть в его жизни.

— Джейкоб?

Его виноватый взгляд выдал молчаливый ответ. Она прижала его голову к груди.

— В груди не болит? — Он покачал головой. — Ты легко дышишь? — Он кивнул. — Меня не волнует, что заставило тебя выйти и поиграть на улицу, Джейкоб. Ты должен убедиться, что сначала надел свою шапку и шарф, ты понял?

Он кивнул.

— Я не слышу тебя, —сказала она, поднимая лицо.

— Да, мама.

— И всегда убедитесь, что у тебя ...

— У меня есть ингалятор. Я знаю, мама.

Он повторил слова, которые она все время говорит ему, опасаясь, что в один прекрасный день ему понадобится ингалятор, а его не окажется под рукой.

Он зевнул и потер глаза.

— Можешь ли вы почитать мне, мама?

— Конечно, могу. Давай. Чисти зубы и переодевайся в свою пижаму, а я тебя укрою одеялом.

— И почитаешь мне, — напомнил он ей.

— И почитаю тебе.

Он пошел готовиться ко сну, в то время как Саванна подошла к журнальному столику, где лежал ноутбук, и нажав на клавиатуру, перевела его из спящего режима. Она перечитала письмо от нового агентства, в котором сообщалось, что компания заинтересована в собеседовании с ней, и что они скоро свяжутся с ней.


Глава 9.

— Я до сих пор не доверяю ему, — Тобиас, откинувшись на спинку сидения, смотрел через стекло машины. Он хмурился и между бровями появились вертикальные изогнутые морщины.

— Ты не доверяешь Сиань Яньлингу? — с ноткой недоверия в голосе спросил Маттиас. Тобиас повернулся к нему лицом.

— Нет.

— Почему, черт возьми? — ошеломленно спросил его коллега. — Мы всю неделю с ним и его соратниками вели переговоры. Ты сам длительное время хотел встретиться с ним. Говорил, что Яньлинг - большой игрок на Дальнем Востоке. — Тобиас посмотрел на него стальным взглядом.

— Я хочу увеличить доход для своих инвесторов, но не уверен, что мы сможем это сделать, продолжая инвестировать в Китай и Гонконг

— Ты просто меня напугаешь, да? — нервно рассмеялся Маттиас.

— Я серьезно.

— Но мы провели последние полторы недели на встречах с ним и его коллегами. Не мог ты сказать что-нибудь раньше? Он думает, что все решено.

— Это слишком удобно, — ответил Тобиас ровным голосом. С тех пор, как его вызвали на поспешную встречу с Яньлингом, его нутро подсказывало, что что-то не так, но вопреки сомнениям продолжал вести переговоры, слушая Маттиаса, который утверждал, что для них всех это очень выгодно. На этих собраниях Тобиас стал наблюдать за Яньлингом и его людьми, а сегодня ушел с мыслью, что они отчаялись. По его наблюдениям в последнем квартале на рынках Дальнего Востока, цены на акции ведущих компаний стремительно падали, что в скором будущем могло привести к гибели их, чтобы не говорили Яньлинг и Маттиас.

— Что слишком удобно? — голос Маттиаса балансировал на грани смеха. — Наша сделка сорвалась задолго до Рождества, а через несколько недель Янкинг здесь, в США, требует, чтобы я без промедления организовал встречу. И мы с сдвинулись с мертвой точки.

— Дело не только в нас. Он тоже видит, что происходит с другими компаниями. Он ищет больше инвестиций. Почему? Это признак отчаянного человека, — ответил Тобиас, хватая чемодан, когда Моррис припарковал машину. Оба мужчины вышли с машины и вошли в Stone Building

— Знаешь, в чем твоя проблема? — рыкнул Маттиас. Тобиас не хотел знать. Он просто доверял своим инстинктам..

— Паранойя, — продолжал его друг. — Ты никому не доверяешь

— И это помогло мне взобраться туда, где я сейчас нахожусь, — ответил Тобиас, а затем его взгляд зацепился на тонкой фигурке, что только что выбежала с лифта. Саванна Пейдж направлялась к ним. Маттиас тоже заметил ее и присвистнул.

— Интересно, куда она торопится.

Саванна остановилась, как будто почувствовала, что они говорят о ней. Тобиас мог поклясться, что немного покраснела. Она выглядела чертовски хорошо, подумал он, неторопливо прошелся взглядом сверху вниз по фигуре. Она что-то сделала с ее волосами. Они выглядели более аккуратным, пряными и блестящими, и растерянный взгляд, который ему начинал нравиться, исчез. Это приносило облегчение. Она выглядела супер.

У нее новое пальто? Темно-коричневая шерсть подчеркивала ее красивую фигуру. Она была похожа на новую женщину. Не то, чтобы прежняя была нехороша, но это Саванна была определенно лучше.

— Привет

Она взглянула на них обоих, слегка качнув головой.

Тобиас не видел ее с того дня, как они встретились в парке, и теперь одним своим видом она выбила весь воздух с его легких. Они все еще не поговорили. Вернее, он не нашел для этого времени. Он был поглощён переговорами с Сиань Яньлингом, и Саванна казалось неуловимой.

— Посмотри на себя. Новый образ?

Маттиас в полном восторге сверху донизу провел рукой вдоль фигуры девушки.

«Отлично», подумал Тобиас. «Сейчас они еще ее и смущать начнут»

— Что? Нет!

Она покраснела, как и предсказывал Тобиас, а затем пыталась избежать его взгляда, что было вторым предсказанием мужчины.

— Январские распродажи, — быстро сказала она и ее глаза метнулись к выходу. — На самом деле я спешу, и мне нужно идти

— Тогда иди — сказал Маттиас, наклонившись к ней, окинув одним из своих голодных взглядов, который Тобиас узнал. — Мы должны наверстать упущенное как-нибудь. Может, выпьем в ближайшую пятницу? — крикнул Маттиас, когда она уже стала отдаляться.

— Она была похожа на другого человека, — заметил он, когда они вошли в лифт.

— Она выглядела так же, — сухо сказал Тобиас.

***

Саванна беспокоилась, к завершению шла вторая неделя работы, а новостей от Бриони о будущих проектах не было. Единственное, что было у нее в запасе — это собеседование, на которое позвали.

— У меня остались неотработанные часы, — сказала она Бриони.

— Ты хочешь работать допоздна в пятницу? — Бриони выглядела удивленной. — Тебе не обязательно.

По правде, если она этого не сделает, она просто потеряет свою часовую заработную плату, и учитывая ее недавние покупки, не говоря о том, что позволила Розали уговорить себя осветлить и подстричь волосы у знакомого парикмахера, Саванна определенно не могла

позволить себе потерять зарплату.

Но она была более чем довольна результатом. Впервые за многие годы ее волосы имели здоровый и красивый вид, хотя она еще не была уверена, что стоило их осветлять. Это казалось слишком радикальным шагом для нее, и она почти отказалась от осветления, но парикмахер упорствовал, и так как собственные волосы женщины выглядели достойными знаменитостей, она сдалась. Конечный результат был впечатляющим, ей понравилось, как волосы изменились от тускло-каштанового до каштанового с золотистыми бликами. Изменения цвета волос предали ее глазам яркости и выразительности. Сегодня она еще и макияж нанесла для встречи с агентством.

— У вас все отлично расписано в резюме, — сказала консультант по набору персонала. — Но в идеале мы хотели бы видеть вас лично, чтобы убедиться, что вы действительно подходите.

Единственная проблема заключалась в том, что свободное время для собеседования было только во время обеденного перерыва. Пришлось договориться с Розали, чтобы та присмотрела за Джейкобом на час дольше обычного.

Саванна мазнула по губам помадой, пощипала щеки, ей было весьма странно чувствовать себя накрашенной.

И с первым с кем она столкнулась, выйдя с лифта, оказался Тобиас. Этого человека тяжело не заметить, будь даже они на переполненном стадионе. Само его присутствие в радиусе видимости неконтролируемо влияли на Саванну. Его внешность и физический магнетизм с каждым разом вызывали все больше откликов в Саванне.

Девушка понимала, что не может притвориться, что не заметила его и быстро пройти через мраморное лобби, когда на нее смотрят глаза цвета бронзы.

Прошло уже больше недели с тех пор, как она видела Тобиаса, и только теперь, когда она посмотрела на него, признала, что с тех пор она интересовалась им каждый день.

С обрывков разговоров и выуживания информации с Бриони и других, Саванна поняла, что он был занят работой над сделкой с иностранной компанией.

Девушка поняла, что Маттиас видел ее тоже, так как улыбнулся ей, и она остановилась, чтобы поговорить.

Маттиас прокомментировал ее внешний вид и она почувствовала себя как в тумане, который теперь окутал ее мозг – стоило поблагодарить Тобиаса, молчаливо смотрящего на нее, - она ​​что-то пробормотала в ответ.

Девушка заставила себя не смотреть на Тобиаса и отнестись с притворным интересом ко всему, что хотел сказать его партнер.

Это было сумасшествие. Что бы это не было. Тобиас Стоун воздействовал на нее так, что у нее пульсировало все тело.

Через какое-то время она извинилась и побежала, словно Тобиас мог причинить ей как-то вред. Она пролетела через вращающиеся двери и остановилась, чтобы сделать глубокий вдох снаружи. Но это не помогло ей избавиться не только от мыслей о Тобиасе, но и от мурашек, что покрыли все тело. И все из-за незапланированной встречи с Тобиасом.


Глава 10


— Мы являемся одним из десяти ведущих хедж-фондов в Соединенных Штатах. Я хочу, чтобы мы были в тройке лидеров к концу года.

Это был амбициозный план. В конце концов, он был достаточно молод по сравнению с другими директорами хедж-фондов, которые десятилетиями занимались этим делом.

Все смотрели на него, как на одно из чудес света, когда спустя год после смерти Айви, Stone Enterprises оказалась в топ сто крупнейших инвестиционных компаний. Он окунулся в работу, как безумный, чтобы справиться с горем, рискуя по-крупному при заключении сделок. Но это окупилось. Теперь Stone Enterprises был сильным соперников. И Тобиас не планировал на этом останавливаться.

— Предлагаемый спектр услуг увеличится, что даст нам возможность привлечь новых инвесторов. Поэтому все должны быть готовы. Это означает, что вы должны мне сообщить, чего вам не хватает для продуктивной работы, чтобы я мог решить проблемы на данном этапе. В дальнейшем я не хочу слышать каких-либо оправданий, мне нужны результаты. Есть вопросы?

В конференц-зале собрался управленческий персонал. Тобиас окинул взглядом сидящих за столом. Справа сидел Маттиас, поглаживающий свой галстук, встретившись с Тобиасом взглядом, кивнул ему в ответ. Слева, Кэндис собирала протоколы встречи. Бриони и другие менеджеры покачали головой. Он воспринял это как «Нет».

Ему нравилось проводить эти еженедельные встречи в пятницу. Это заставляло менеджеров планировать на понедельник свои действия, и не тратить первый рабочий день на раскачку. Большинство менеджеров проведут совещания со своими подчиненными в понедельник, но Тобиас знал, что у них будет время на выходных выстроить планы работы. Пятничные собрания проводились незадолго до конца рабочего дня, когда большинство стремилось разойтись по домам. Внимание сотрудников сосредотачивалось на поставленных вопросах, не требовалось ненужного обсуждения, бега по кругу.

— Тогда закончим на этом

Все бросились вставать и уходить, включая Маттиаса. Комната быстро начала опустевать, а когда Тобиас собирал документы услышал, как Бриони говорит Маттиасу.

— Я занимаюсь разделением общей базы клиентов на отдельные категории по разным признакам, чтобы в дальнейшем использовать данные в разработке маркетинговой компании. Я бы хотела эту часть поручить Саванне. Мы должны обсудить бюджет, сроки и желательно все утвердить на следующей недели. Чем скорее, тем лучше.

Тобиас молчал, но уголком сознания уже загорелся при упоминании имени Саванны, став внимательно прислушиваться, делая вид, что вовсе не заинтересован.

— Это хорошая идея, — улыбнувшись, ответил Маттиас. — Дополнительная пара рук нам не помешает.

— Саванна будет работать на меня. Мне нужно, чтобы кто-то помог мне, — сказала ему Бриони. — Она могла бы собирать информацию и вводить в компьютер, тем самым повысить эффективность процесса. Она могла бы помочь и в маркетинговых разработках.

— Давай поговорим в понедельник. Я посмотрю, как обстоят дела в отделе. — ответил Маттиас спокойным тоном. — Проверь мой календарь, и внеси встречу на понедельник. Решим вместе.

— Спасибо и хороших выходных, — ответила Бриони.

— Тебе того же. — Он повернулся к Тобиасу: — Не работай все выходные.

Тобиас кивнул. Маттиас и Бриони направились к дверям конференц-зала.

—Тебе помощник нужен на полный рабочий день? — спросил Маттиас.

— Да, — ответила Бриони. — Я собираюсь поговорить с HR. Я знаю, что мы не можем взять должность из воздуха, и вам нужно обоснование для найма нового человека и ...

Тобиас перебил их.

— Как я сказал на встрече, я не хочу, чтобы деньги или нехватка ресурсов были причиной того, чтобы наш бизнес не достиг ожидаемых целей в этом году. Я ожидаю увеличение доходов. Ничто не может поставить это под угрозу.

— Я понимаю, Тобиас. Когда я говорила про помощника Маттиасу, я имела в виду Саванну, она как раз работает сегодня до самого вечера, но я не могу предложить ей что-либо пока не согласую этот вопрос. Вот почему я подумала, что могу попросить Маттиаса пересмотреть обязанности, которые только растут. Сроки проекта не позволяют мне заниматься всем и сразу.

Тобиас слушал, а затем сказал:

— Не затягивайте тогда.

Как только они вышли, Тобиас закрыл глаза, а затем надавил на веки. Всего две недели прошло с праздников, а казалось уже месяц. Он планировал поработать еще несколько часов, а затем, может быть, закажет немного еды, как только вернется домой. Мысли о доме не радовали, там ожидала его пустота. Пойти в бар тоже не вариант.

Саванна работала допоздна, так ведь? Может быть, сейчас самое подходящее время для разговора, который он пытался добиться с Нового года. Он не был уверен, что хочет, чтобы она работала вместе с Маттиасом, хотя Бриони подразумевала, что она будет работать на нее. Ему не нравилась идея о том, что Саванна работает на кого-то еще.

В пятницу офисы опустели рано, по крайней мере, на 21-м этаже. У Тобиаса была специально разработанная система бонусов, которая стимулировала сотрудников выкладываться на все 100%. Он знал, что на других этажах кипит работа независимо будь то пятница или как-либо другой день недели. Тем не менее, высшему руководству полагались более щедрые медицинские и финансовые льготы, но и спрос с них был выше. И пока причин увольнять никого не было, все справлялись с поставленными задачами. Он поднял трубку и позвонил в комнату 218.

— Не могла бы ты подойти ко мне?

— Сейчас? — удивленно спросила Саванна.

— Если можешь.

Ты нужна мне

— К-конечно

Тобиас положил трубку и подумал, должен ли он пойти к ней навстречу. Он провел руками по волосам и стал шагать по кабинету, нервничая от ожидания.

Несколько мгновений спустя, когда Саванна постучала, он открыл дверь, и увидел, как она встревожена.

Они встретились взглядом, вблизи ее глаза казались ярче. Он успел заменить на ней кремовое платье.

— Привет, — сказала она, почти шепотом.

— Привет, заходи.

Девушка бросила на него быстрый взгляд, но он увидел, как что-то промелькнуло в глубине ее глаз. Тобиас закрыл дверь, оставаясь на месте, он засмотрелся на сексуальные изгибы ее тела, когда она шла к столу, его охватило странное ощущение, словно низ живота пронзила горячая молния, а затем его сердечный ритм ускорился. Она снова оказывала на него влияние. Это было непросто. Он решил не подходить к своему креслу, а вместо этого подошел к столу, присев на край, лицом к ней, и даже теперь он мог видеть, что она выглядела неуверенно, нервно дергаясь возле стула.

— Садись, Саванна, я не кусаюсь.


Глава 11


Саванна отреагировала на его слова легкой полуулыбкой. Слегка отодвинула стул, а затем спросила:

— Хочешь, чтобы я исправила документ? С последнего раза остались еще?

Он покачал головой, пытаясь не смотреть слишком явно на ее лицо и на ее волосы. Она что-то сделала с ними, может быть обрезала и подкрасила. Сегодня девушка к тому же работала допоздна. Возможно, у нее запланировано свидание с кем-то?

— Документ может подождать, — сказал он девушке и заметил, как в удивлении у нее приподнялась одна бровь, а потом она быстро бросила взгляд на стол.

— Почему ты сегодня задержалась допоздна в офисе?

— Я потеряла час во время обеда, — ответила она, поднимая голову. Он кивнул, вспоминая их короткую встречу в вестибюле.

— Помню, спешила куда-то.

— Да, — ответила она и не уточнила куда, но он смог понять по голосу и тому, как она избегала смотреть на него, что ей было неудобно говорить об этом.

— Ты хотел меня видеть?

Его тело застыло. Что он должен был сказать, не делая из этого грандиозного события? Ведь это не рядовая ситуация. Тобиас не придумал, что будет использовать в качестве предлога, когда они окажутся наедине в его кабинете. Но он хотел попытаться понять, что происходит между ними. Правда он не был уверен что-то вообще происходит.

И вот она сидит перед ним в кремовом платье, которое подскочило, когда она скрестила ноги, облаченные в телесного цвета колготы. Его дыхание сбилось, когда она посмотрела на него своими темными глазами.

На секунду он представлял себе, как медленно проводит пальцами по ее ногам вниз, а потом медленно верх. Мужчина сложил руки и слегка кашлянул.

— Я пытался поговорить с тобой с Нового года. Ничего серьезного, — быстро сказал он, увидев, что ее глаза расширились. — Я хотел извиниться за свое поведение накануне, когда ты спросила о моей жене.

Саванна поставила ноги вместе, поддавшись вперед, удивленно посмотрела на него.

— Тебе не обязательно, Тобиас. На самом деле, не обязательно.

— Но это необходимо. Это было неправильно. Это было совершенно грубо и нетактично с моей стороны. Я не должен был так реагировать.

— Я крепкий орешек, Тобиас, слова давно не ранят меня.

Он наклонил голову, желая узнать больше, но она промолчала.

— Я причинил тебе боль физически, и я сожалею.

Взгляд опустился на ее запястья, а воображение нарисовало, как его губы покрывают внутреннюю сторону ее запястий... он быстро отвел взгляд.

— Извинения приняты, — сказала она, положив руки на подлокотники, собираясь встать.

— Ты куда-нибудь собралась идти? — спросил он, удивленный тем, что она не задала ему никаких дополнительных вопросов. — Кажется, что ты спешишь куда-то.

Тобиас ожидал, что она спросит что-то еще, чтобы больше узнать о Наоми, или Айви, или о том дне. Может, она планировала встретиться с Маттиасом? Она была красиво одета и явно хотела уйти. Маттиас тоже умчался куда-то.

— Прежде чем я уйду, я бы хотела закончить кое-что, — ответила она.

— Неужели не можешь расслабиться? — он, слегка рассмеявшись и наклонился вперед, при этом не отрываясь от края стола.

— Это пятница. — Ему приходилось выуживать информацию из нее. Мысли о ней с Маттиасом было нелегко заблокировать, тем более он замечал, что у нее всегда было время поговорить с его коллегой. Мысли об этом терзали его. Он не мог перестать думать об этой женщине, и она, похоже, не собиралась помогать ему избавиться от этой хрени. Она оттолкнулась от стула и встала,их взгляды сровнялись.

Теперь Саванна стояла ближе к Тобиасу, и он почувствовал, как сердце учащённо забилось в грудной клетке. Мужчина заглянул в карие глаза и впервые увидел в них янтарные крапинки. Эти глаза он хотел бы видеть, проснувшись с утра, рядом с собой. Его взгляд опустился на ее губы, и он попытался заблокировать образ того, как она может выглядеть без платья. Он моргнул, стараясь не думать о ее губах или о своем языке на них, не думать о ее груди, или о пальцах поглаживающих их... Что с ним происходит?

— У некоторых из нас есть дела, Тобиас, — она ​​попыталась улыбнуться, сложив руки на груди.

— Как твой босс, я приказываю тебе замедлиться. Бриони говорит, что ты заканчиваешь все, что она тебе дает. Неужели ты не можешь наверстать упущенное с новой недели? Я предполагаю, что Джейкоб ждет тебя дома.

Он улыбнулся ей, пытаясь добавить словам шутливой формы. Но все еще же удивлялся: «Где отец мальчика?»

— Как мой босс? — Спросила она, подняв бровь.

— Босс твоего босса, — сказал он, пожав плечами и медленно вставая. — Бриони сообщила мне.

Она молча смотрела на него, ее лицо покраснело, а глаза стали ярче.

— Итак, мы разрешили все неясности, что произошли ранее? У тебя есть какие-то вопросы? — спросил он, дав ей последний шанс. Она медленно покачала головой.

— Ты ясно дал понять, что без сомнения твои личные дела касаются только тебя. И теперь, когда мы обсуждаем это, я хочу, чтобы ты знал, что я спросила, только потому что ... — Саванна сделала вздох, а затем продолжила. — На твоем столе была подарочная коробка, а затем я увидела Наоми в лифте. В тот же день мы с тобой пересеклись в лифте, и я задала вопрос чисто из вежливости, а не из-за любопытства. Ты сделал своими подарками для меня с сыном Рождество особенным, и мне казалось, правильным спросить, как прошло твое. Это все, Тобиас. У меня не было и мысли лезть в твои личные дела.

— Как Джейкоб?

— У него все хорошо, началась рутина, после того, как закончились каникулы и он вернулся к учебе.

— Значит парнишка занят учебой.

— Это так. Он был рад увидеть тебя в тот день в парке.

— Я был тоже рад увидеть его. — И тебя. — Может быть, нам стоить повторить, когда-нибудь?

Это был невинный, безобидный вопрос, но на карту было поставлено много. Тобиас, казалось перестал дышать, по спине пронеслись табун мурашек. Лицо Саванны изменилось, и мужчина приготовился к смеху в лучшем случаи или отказу в худшем.

«Нет» или «Может быть» поставлено на карту.

Всемогущий Тобиас Стоун был поставлен на колени. Ему чертовски трудно было держать себя в руках. Ее голова резко повернулась к нему.

— Джейкоб говорил, что хотел бы ... — Ее слова удивили его, потому что он этого не ожидал. — Полагаю, это потому, что ...

Она уставилась на него, кусая губу.

— Потому что?

— Потому что он хорошо провел время

— Тогда, может быть, мы могли бы повторить?

Сердце внутри забилось в удвоенном темпе, пока он ждал ее ответа.

— Я не знаю, — сказала она. А Тобиас решил задать следующий вопрос.

— Может отцу Джейкоба не понравиться эта идея?

Он попытался контролировать свое дыхание, в то время как казалось, что его жизнь висела на волоске.

— Он не имеет к нам отношения, — сказала она, избегая его взгляда. — Есть только я и Джейкоб.

Она посмотрела в окно, а Тобиас снова задышал, в ее словах промелькнула надежда. Он подозревал такое положение дел, но должен был услышать это от нее. Прошли одна, может быть две молчаливые секунды, когда они стояли почти лицом друг к другу, и в этот обнадеживающий момент его охватило желание схватить ее и поцеловать. Тем не менее он знал, что не может, хотя кровь в его венах горела, а в голове царил полный беспорядок. Он хотел знать про ее планы на вечер.

— Ты собираешься сегодня вечером? — Затем, не давая ей ответить продолжил: — Ты выглядишь так, как будто собираешься куда-то пойти.

Его голос был мягким, когда он смотрел на янтарные крапления в глазах, вспоминая, что такие же у мальчишки. После вопроса она взглянула на него, а у него в ушах прозвучал гром

— Я, — тихо ответила она, глядя на свое платье.

— Да, ты, — сказал он, борясь с желанием скользнуть пальцами по ее обнаженным рукам. Тобиас положил руку в карман и слегка переместился от края стола, осознав ее близость и решив, что будет лучше дать себе небольшое пространство.

Он не мог провести вторую бессонную ночь. Прошло много лет, с тех пор, когда Тобиасу приходилось преследовать кого-то. Все мысли об этике, вылетели в окно.

Для него это была новая территория, незнакомая и захватывающая, поскольку это было страшно. Он не думал об этом, не знал, чего ожидать, не имел представления о том, чего он хотел, кроме желания почувствовать ее тело и губы, мягкие, влажные и уступающие ему. Озноб пробежал по коже от этих мыслей. Когда она не ответила, ему пришлось спросить:

— С Маттиасом?

— Маттиасом?

— Свидание в пятницу вечером?

Она вскрикнула от неожиданности.

— Нет! Почему ты так думаешь?

— Потому что у тебя всегда есть время для него.

Она в усмешке скривила губы, выражая недоумение.

Тобиас не мог понять либо она хорошая актриса, либо между ней и Маттиасом действительно ничего не было.

— Почему ты думаешь, что у меня с ним на свидание? Почему твоя первая мысль связана с ним?

— Новый год, — ответил Тобиас. — Когда он позвал тебя, ты пошла. Это наблюдение, — сказал он.

— Я не пошла. В конце концов я вернулась домой.

— Ты не пошла?

— Нет. Странно, что тебя волнует с кем я встречаюсь?

Теперь Тобиас точно знал, чего хочет. Но не желал отвечать на этот вопрос, потому что он не был так уверен в ее ответе.

— Мне все равно, — солгал он. — Как я уже сказал, это просто наблюдение. Просто твое общение с Маттиасом выглядит больше чем рабочее.

— Глупости. Он просто легко сходится с людьми, у некоторых людей просто дар.

Ее глаза метали молнии.

— Я знаю какой дар у Маттиаса.

Она наклонила голову.

— Ты очень быстро бросаешь обвинения, Тобиас. Кажется, ты думаешь, что имеешь право говорить и делать, что угодно.

Ее слова заставили его внезапно защищаться.

— Я могу говорить и делать, что мне нравится. Я могу делать все, что захочу.

Глаза Саванны ярко вспыхнули.

Единственное, что сейчас мужчина хотел сделать, это поцеловать ее; он следил, как двигаются ее губы, они выглядели мягкими и соблазнительными, как вся она, такая вся приличная и очень сексуальная.

Она знала, что имеет значение, знала, что важно, в отличие от пластиковых манекенов, которые хотели запустить в него свои когти. Саванна Пейдж, была не такой, и это заставляло его хотеть ее еще больше. Он жаждал прикоснуться к ней, почувствовать ее, владеть ею.

— Ты думаешь, что можешь, — голос ее резко изменился. — Но есть пределы и, в противном случае, есть закон.

— Все можно купить, Саванна, и все имеет цену.

— Только в твоей вселенной, Тобиас.

Она повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за запястье… снова, правда на этот раз слегка

— Спроси меня, что хочешь, — настаивал он.

— У меня нет вопросов.

— А на днях были.

— И ты сделал все, чтобы у меня они навсегда отпали

— Не имеет значения, что я тогда сказал. Времена изменились. Спроси меня.

Она пристально посмотрела на него.

— Что изменилось? — Он сжал челюсть, удивляясь, загнанная в угол, она умудрялась давать отпор

— Что изменилось? — спросила она снова, когда он ничего не сказал. — Между кануном Нового года и сейчас?

Ты. В моей голове. Все время. Но он промолчал. Раздраженная, она огляделась и подняла руки вверх.

— Я даже не знаю, что я здесь делаю. Мне нужно идти, Тобиас. Это кажется нереальным.

— Быть ​​здесь?

— Разговор с тобой, — Он не хотел, чтобы она уходила.

— Я хочу тебя увидеть

— Ты смотришь на меня, — выпалила она, поднимая брови.

— Я хочу тебя увидеть. Выпей со мной сегодня вечером.

Решил, что это самая малость, на которую она может согласится.

Она отступила, прижав руку к груди.

— Выпить? — прошептала.

— Сходим? Ресторан, бар?

Что-то промелькнула в ее взгляде едва заметное. Но Тобиас, привыкший к женскому вниманию, умел распознавать истинное желание, а Саванна Пейдж отображала все сигналы, даже если сама отрицала это.

— Ты с Наоми.

— Кто тебе такое сказал?

Он оттолкнулся от стола, встав в полный рост, Саванне пришлось закинуть голову вверх, открывая вид на красивую манящую шею. Какое-то мгновение его взгляд задержался на ней и он подумал, как скользит пальцами по ее мягкой коже, расстегивая ее платье ... Он двинулся вперед, сократив небольшой промежуток между ними. Ее глаза расширились, как у газели.

— Разве ты не с Наоми? — Он покачал головой.

— Как ты думаешь, она что-то для меня значит?

— Не знаю. Я могу пострадать задавая слишком много вопросов. Помнишь?

— Я уже сказал тебе, спроси у меня все, что хочешь, и я обещаю ... кусать тебя не буду

— Я могу спросить все, что хочу? — Она облизнула губы. — Что угодно. Без каких-либо ограничений.

Тобиас и сам облизнул губы, наблюдая за ее движением ее язычка. Ему пришлось прикусить щеку, чтобы прийти в себя, и отогнать навязчивую мысль о том, что он смог бы сделать с ее губами и ее телом.

Саванна взглянула на дверь.

— Что, если кто-то войдет? — Понизив голос, девушка обольстительно прошептала. Тобиас почувствовал, что выходит из-под контроля.

— Это всего лишь вопрос ... — медленно произнес он. — Если только ... — в большинстве случаев он отлично контролировал эмоции, но сейчас испытывал совсем новые чувства, и вскоре она увидела, насколько он взволнован.

— Я могу отвезти тебя на 30-й этаж, если ты беспокоишься о приватности…

Она быстро покачала головой, смутилась, а на щеках зардел румянец

— Это не то, что я имела в виду, — сказала она, отводя взгляд. Затем продолжила:

— Так кто такая Наоми?

— Это твой вопрос?

— Ты сказал, что не с ней?

— Она девушка по вызову высшего класса, и я плачу ей за секс.

Этот секрет, он никому не разглашал до этого момента, а сейчас легко озвучил. Саванна в недоумении широко распахнула глаза, чтобы тут же прикрыть ладошкой открытый от удивления рот.

— Все можно купить, мисс Пейдж, даже тебя.

В следующий момент, Саванна замахнулась и со всей силы обрушила на довольное лицо Тобиаса пощечину. БАЦ! Застигнутый врасплох мужчина почувствовал как сердце забилось чаще, а кровь побежала по венам быстрее. Затем он подтянул ее к себе. Девушка пыталась отстраниться, выражение ее лица было взволновано и обеспокоенно - какая точно в эту микро-секунду эмоция преобладала больше он не мог сказать. Но он отказался отпустить ее.

— Ты отвратительный, — прошептала она, но перестала отступать, и ее темные глаза уставились на него, гнева в них точно не было. Если это было отвращение, то странный способ показать это.

— Ты так возбуждена. Я могу сказать почему твои глаза настолько темные. Ты хочешь меня, мисс Пейдж.

Обезкураженая его заявлением Саванна остолбенела. Тобиас по своему расценил ее реакцию. Он обнял ее за талию и приблизил ближе, пока ее грудь не прижалась к его груди. Затихшая, она уставилась на его губы, ее рот приоткрылся, и на этот раз он не мог сдержаться.

— Ты знаешь, как сильно я хочу тебя?

Она облизнула губы, это было приглашение, от которого он не мог отказаться.

— Прямо сейчас я хочу разложить тебя столе и трахнуть.

Тобиас не думал, что говорит Саванне Пейдж. Он просто раскрывал свои чувства. В ее глазах мелькнуло нетерпеливое ожидание, а потом и желание.

Девушка издала мягкий стон, а затем схватила его. Боже, помоги ему. Когда она второй раз облизнула губы, уж точно не от страха, а от возбуждения. Тобиас готов поставить последний доллар на то что, если он засунет пальцы в ее трусики, она будет не просто влажной, а мокрой. Не в силах сдержаться или думать о том, что пугает ее, рука мужчины медленно двинулась к ее лицу, и он очертил линию вокруг ее рта большим пальцем, уловив ее медленный вздох разочерования, воспринял это как знак.

Тобиас Стоун наклонился вперед и мягко прижал губы к ее губам. Она вздохнула, когда их губы слились вместе, и он почувствовал, как ее пальцы опустились вдоль его бицепса Ее тело вжалась в него, их губы и языки мягко скользили. Поцелуй, который начинался медленно и чувственно, вскоре потерял изящество и превратился во что-то грубое и ненасытное.

Поцелуй длился и длился, был похож на сумашедшие слияние губ. Саванна давно, а может быть никогда не получала и не дарила такие поцелуи. Ее мягкий стон, Тобиас не столько услышал, сколько почувствовал вибрацию.

Он хотел ее здесь и сейчас, но где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что сейчас не время. Он получил главное - ответ. Саванна Пейдж испытывала те же чувства что и он.

Об этом, по крайней мере, свидетельствовали ее губы, тело и стоны. Но головокружительный момент внезапно остановился. Она откинулась назад, ее глаза сверкнули от волнения, ее губы покраснели и опухли.

— Не все можно купить, мистер Стоун

Когда она повернулась, чтобы уйти, он настолько был ошеломлен, что едва мог двигаться или говорить, а тем более пытаться прикрыть свой стояк.


Глава 12


Она целовалась с генеральным директором.

Тобиас Стоун разбудил в ней что-то, что она давно похоронила и забыла. Влага, которую Саванна ощущала у себя между бедер, свидетельствовала, о том, насколько сильно она хотела этого поцелуя. Она пошатнулась, и чтобы не потерять равновесия прислонилась к закрытой двери. Грудь поднималась и опускалась, она сделала большой вздох, а потом большой выдох, пытаясь таким способом успокоиться. Закрыв глаза, позволила пофантазировать о губах, которые пару минут назад в реальности касались ее губ. Ведь она чувствовала эти странные сигналы между ними, и теперь она знала, что он их тоже чувствует. Она была взволнована и немного заинтригована, когда он пригласил ее в свой кабинет.

Охваченная пламенем возбуждения с ног до головы, окатываемая теплыми волнами страсти, вот что испытывала Саванна, разговаривая с этим мужчиной.

Между ними происходило что-то, но она не могла точно определить с какого момента, в сегодняшней беседе или намного ранее. Мало того, что он проник в ее мысли и мечты, теперь она думала о нем целыми днями.

Тобиас Стоун отлично скрывал свои эмоции, и тот факт, что он потерял контроль, заставил задуматься, что желание, которое она испытывала к нему, было обоюдным. Но этот мимолетный момент безумия, на который она поддалась, отличался от всего, что она испытала раньше, - о Боже, она хотела большего.

Девушка опустила голову, глубоко дыша. Она знала, что он не придет за ней, хотя она и хотела этого. Она покраснела от мысли о его словах и плотно закрыла глаза, и все, о чем она могла думать, это как Тобиас накинется на нее, как он сказал, возьмет ее на своем столе. Потеряв рассудок, она почти хотела, чтобы он выполнил свое желание.

Саванна хотела пойти к нему в этот самый момент. Хотела, чтобы он сделал то, чем угрожал. Но она не могла. Это было неправильно. Или наоборот? Сквозь дымку возбуждения, она услышала, как завибрировал телефон на столе и бросилась отвечать на него. Розали кричала:

— Джейкобу плохо. Сейчас я нахожусь в машине скорой помощи.

— Что? — Сердце камнем упало на пол.

— Я звонила тебе , — испуганно голосила Розали. — Приезжай в больницу. Скорее! — Саванна схватила пальто и сумку. На улице поймала такси.

Выбежала из такси и сквозь раздвижные двери больницы, поспешила в палату, где как ей сказала Розали они находятся. Джейкоб лежал на кушетке с маской на лице. Разум, сердце, внутренности все застыло, как бетон, при виде больного ребенка, лежащего с закрытыми глазами, и кислородного цилиндра рядом с ним.

— О, детка, — простонала она, крепко прижимая его руку. Он встретился с ней взглядом, не в силах говорить.

—Что случилось? —иСпросила Саванна Розали.

— Он был в порядке, когда я забирала его из школы. Мы вернулись в мою квартиру, но я заметила, что он кашлял, а потом резко начал хрипеть, как будто ему стало тяжело дышать. Я сказала ему воспользоваться ингалятором, но он, похоже, не помогал. Саванна, я испугалась. Минута, он смотрел телевизор, а в следующий момент задыхается. Я набрала 911, а потом позвонила тебе, но ты не брала трубку. Я много раз пробовала.

Саванна закрыла глаза и попыталась представить сцену, где ее мальчик борется за каждый вздох. а она в это время в кабинете Тобиаса, занималась другими делами.

Врач вошел в комнату и посмотрел на нее.

— Все будет хорошо, миссис Пейдж. Сейчас он в хороших руках. Астма обострилась до такой степени, что ингалятор не имел эффекта.

— Он покашливал, но я акцентировала на этом внимание, — пробормотала Саванна. Это была ее ошибка, ей следовало пристально следить за ним. Доктор подошел к Джейкобу и улыбнулся.

— Это происходит довольно часто. Нам стоить его понаблюдать, чтобы приступ не повторился. Ему должно стать лучше через несколько дней.

Она выглядела испуганной.

— Несколько дней?

—У него собралась мокрота в легких. Ингалятор работал не так эффективно. Когда в последний раз врач осматривал Джейкоба?

— Джейкоб в этом году не проходил осмотр. Он был в порядке.

— Вы должны проходить регулярные осмотры. Не всегда можно понять, что вызывает приступы астмы. Я думаю, что смена погоды, резкое похолодание, вероятно, и ухудшило ситуацию.

— Ему нужно более сильное лечение? — Доктор кивнул.

— На данный момент мы увеличили его дозу, и мы продолжим следить за ней, пока он здесь. Я думаю, что проблема усугубилась тем, что мальчик не использовал ингалятор, когда это требовалось. Возможно, все можно было предотвратить. Ребенок проигнорировал симптом.

— Вы уверены? — Возмутилась Саванна. — Он очень сознательный.

Женщина посмотрела на Джейкоба, который закрыл глаза. На его лице мелькнула тень вины. Она должна была следить за ним сама, а не верить ему на слово. Да, он кашлял, и ему тяжело дышалось, но это было неделю назад. В последнее время он выглядел прекрасно.

— Это то, что он мне сказал. Но не беспокойтесь, миссис Пейдж, он будет в порядке.

Доктор отошел от кровати и направился к двери, указывая Саванне следовать за ним.

— Ваш муж приедет?

Она быстро покачала головой.

— Могу я поговорить с вами наедине, пожалуйста, доктор? — Она последовала за ним из палаты в коридор, где стены были выкрашены кремовым оттенком.

— Мы с отцом Джейкоба развелись, и маловероятно, что он приедет к Джейкобу.

Доктор понимающе кивнул. Саванна была уверена, что на своей должности врача он услышал всевозможные истории и повидал много подобных ситуаций.

Она глубоко вдохнула.

— Какие последствия теперь ожидать? Ему потребуется более сильное лечение.

Мысль о том, что она пренебрегла здоровьем сына, разъедала желудок, как кислота. Она была слишком напугана, чтобы услышать правду, но не знание было хуже. В случаи необходимого дополнительного лечения, ей стоило решать, что делать с работой.

— Я хочу, чтобы он поправился, и, конечно, он останется здесь столько, сколько потребуется, и вы дадите ему все лекарства, которые ему нужны.

Доктор улыбнулся.

— Мы всегда стремимся максимально помочь нашим пациентам.

— Мне нужна точные цифры, доктор.

— У вас есть правительственная помощь?

— Нет.

Она могла сколько угодно сокрушаться по поводу того, что не подала заявку на помощь раньше. Саванна так решительно была настроена справиться сама, хотела сама заработать для них двоих, обеспечить комфортное существование себе и сыну. И отказывалась от любой помощи, хотя давно пора признаться она не справлялась.

— Сколько, доктор?

— Позвольте мне передать вас медсестре, миссис Пейдж, и она может ответить на любые ваши вопросы, — дипломатически ответил доктор. Вернувшись в палату, Саванна подошла к Джейкобу и широко улыбнулась ему.

— Мы собираемся остаться здесь сегодня вечером, дорогой, а может быть и до завтрашнего вечера. — Она увидела, как он покачал головой.

— Будет весело, — сказала она, глядя на его грустное лицо. — Не успеешь заскучать, как мы вернемся домой. Никакой школы в течение нескольких дней, никакой работы тоже.

Его лицо просветлело. Она сжала руку и хотела спросить его, почему он не использовал свой ингалятор. Но это подождет. Главное теперь, чтобы он полностью оправился, и мог вернуться домой. Она подошла к Розали и села на стул рядом с ней. Ей не хватало слов отблагодарить ее, и потому она просто обняла женщину.

— Я не знаю, что бы делала без тебя, - сказала она, отодвигаясь и пытаясь справиться с эмоциями. — Я никогда не смогу отблагодарить тебя, Розали, за то, что ты сделала для меня. Была там, когда он нуждался во мне. Мне жаль, что тебе пришлось столкнуться с этим.

— Не говори больше ничего. — Пожилая женщина махнула рукой, останавливая самобичевание молодой мамы — Все будет в порядке, и он поправиться, мы обе этого хотим.

Глаза Саванны увлажнялись.

— Я так благодарна, что ты здесь, — прошептала она, глядя на Джейкоба, который закрыл глаза. Она откинулась на спинку пластикового стула, тяжело вздохнула, и почувствовала ладонь на плече, тепло от которой распространилось по телу. Сердце защемило, глаза увлажнились, Саванна ощутила поддержку этой женщины.

— Все наладится. Для чего еще друзья? — Саванна кивнула, пытаясь выдавить улыбку на лице.

— Езжай домой, Розали. — Она потянулась к своей сумке и вытащила несколько купюр. — Держи на такси. — Она вложила их в руку Розали, но женщина покачала головой.

— Я доберусь домой на метро.

— Не надо

Саванна была непреклонна.

— Я сама вызову тебе в такси, если понадобится. — Но все же женщина отказывалась брать деньги. Саванна ощущала вину за то, что не смогла быть со своим сыном, когда ему стало плохо, за то, что пришлось хорошей, но все же чужой женщине носиться по больнице с ее ребенком, ведь у Розали были на вечер свои планы.

— Это неправильно, Розали. Ты помогла мне и теперь будь готова принять помощь и от меня.

Она сунула купюру в плотно сжатую руку Розали, заставляя женщину взять деньги.

Розали поцеловала ее в щеку, а затем поцеловала Джейкоба и скрылась, оставив Саванну в темной комнате. Теперь она была одна с мыслями и беспокойством по поводу предстоящих счетов. Медсестра не смогла назвать ей точную цифру, так как она не знала, сколько времени понадобится Джейкобу для восстановления и как долго придётся придерживаться нового курса лечения после выписки.

Но эта цифра уже была «в тысячах». У нее не было таких денег. Саванна умудрялась откладывать деньги, но все что ей удалось скопить – несколько сотен, которые в этой ситуации ее не спасут. Боже, да у нее никогда не водились такие деньги, а сейчас, когда на ней висят непогашенные кредитные карты, ситуация была патовой.

У нее было две кредитные карточки. С тех пор, как она начала работать, она смогла погасить задолженность только по одной. Оставалась карточка с непогашенной задолженностью в десять тысяч долларов. Саванна смотрела, на спящего Джейкоба. Она надеялась, что понадобится не много времени, чтобы он поправился и они смогли бы вернуться домой. Она знала, что приступы астмы могут быть фатальные, закрыв глаза, поблагодарила Господа, что ее сын жив и здоров.

Об остальном она подумает позже. В том числе и о Тобиасе Стоуне.


Глава 13


Саванна выбежала из своего кабинета, оставив его с эрекцией в размер со Статую Свободы.

Тобиас все еще не был уверен, дразнила его девушка, поддалась порыву или просто была в замешательстве, слишком внезапно все оборвалось и она убежала. Но обязательно узнает.

Весь вечер и все выходные он только и думал о Саванне. Вкус поцелуя ее губ плавил его разум. Этого было недостаточно, он хотел большего. Хотел попробовать ее всю на вкус.

Если раньше он не знал вызывает ли он интерес у нее, то сейчас у него был ответ. По крайней мере, она чувствовала, если не тоже самое, то хоть что-то. Что именно и как сильно - это чувство, Тобиас не знал. Но теперь Саванна не была его несбыточной мечтой.

Иногда на выходных Наоми присылала сообщения, в которых спрашивала нужен ли ему ключ от тридцатого этажа. Такая себе проверочка ненавязчивая. Тобиас решил, что сейчас идеальный момент уладить эту ситуацию. Он послал Морриса забрать ключ, чтобы больше не было повода общаться с ней. Вот такими были их отношения. Ему не требовалось придумывать, как и почему все закончить.

Несмотря, на то что Саванна оставила в его возбужденном состоянии, мысли воспользоваться услугами Наоми не возникло.

Его тянуло только к Саванне. Когда-то давно его привлекали с первого взгляда только такие женщины. Теперь мужчина испытывал не просто любопытство к ней, а ненасытное желание обладать ею, и ему было необходимо знать соответствуют и желания девушки, или он себе напридумывал.

Тобиасу нравилось думать, что он знает Саванну, но также знал, что она может удивить его. Какая она была нежная и податливая в его руках. Только о Саванне и думал все выходные.

Он больше не думал почему она так влияет на него, единственное, чем он занимался, так это удерживался от соблазна позвонить ей. У него был доступ к контактам всех сотрудников, и Саванна не стала исключением.

Может быть, он испугал ее, может быть, ей стало стыдно. А может она вообще готовит судебный иск о сексуальном домогательстве? В этом вопросе с женщинами все было неоднозначно, какими бы они страстными не были и как бы сами не хотели секса, иногда деньги были важнее.

Мужчина не думал, что Саванна была такой женщиной. В его руках она была такая нежная и мягкая, а еще горячая и сексуальная. Этот поцелуй был и ей необходим. Саванна с такой страстью ответила на него. Женщины так не стонут, если не хотят чего-то большего. Но лучше спросить, чем гадать. Да, приятнее думать, что девушка чувствует тоже самое. Но он многому научился в жизни и бизнесе, и самые сильные уроки заключались в том, чтобы не доверять людям так легко и не принимать ничего как должное.

Ему хотелось знать, как обстоят дела между ними, и когда он вернулся на работу после выходных, первое, что хотел сделать – это найти Саванну. Но завал по работе не давал осуществить ему желаемое. Встречи с менеджерами и клиентами заняли весь день. Мужчина отправил письмо по электронной почте Саванне, но она не ответила, и к вечеру он был более, чем раздражен.

Он хотел ее.

И мысли о том, что она хочет его, не отпускали.

А близость пентхауса манила.

Он покачал головой, пытаясь выбросить с головы свои похотливые мысли.

Угомонись, Стоун. Она не такая женщина.

Она не Наоми. Он и не хотел, чтобы она была такой. С Саванной появилась возможность испытать давно забытое. Маленькие лучи света наделили его надеждой. Он проверял свой почтовый ящик в течение дня, но ответа от нее не последовало. К вечеру он был так расстроен, что не мог думать не о чем. Вернувшись с еще одной встречи, он постучал в ее дверь, и когда она не ответила, он все равно вошел, ожидая увидеть ее удивленное лицо. Но удивился сам, увидев пустой офис, при чем выглядел он так, будто сегодня в нем никто не работал.

Вернувшись в свой кабинет, он позвонил Бриони.

— Ну, что помощник приступил к своим обязанностям? Ведь ты кого-то на весь день хотела найти? — Это была надуманная попытка получить необходимую ему информацию, не спрашивая очевидного. Молчание Бриони показало ее удивление по этому внезапному вопросу. Кадровые вопросы такого уровня никогда не интересовали Стоуна. Исключением стала Саванна Пейдж. Бриони рассмеялась.

— Еще нет, Тобиас. Я занята тем, что продумываю должностую инстукцию для этой должности.

Недовольный ее ответом, он собирался спросить, где Саванна, когда Бриони сама выдала эту информацию.

— Во всяком случае, Саванны сегодня нет.

— Нет? — Повторил Тобиас, надеясь услышать больше.

— Я собираюсь поговорить с ней, когда она вернется.

Выглядело бы подозрительно, если бы он поинтересовался дальше, и он понимал, что независимо от того, что произошло между ними, об этом нельзя говорить. Это не та информация, которую делают общедоступной.

Изменения не произошли, легче не стало, единственное, что оставалось - ждать. Опять.


Глава 14


$ 3583.95


Она смотрела на эти цифры, как на смертный приговор.

Возможно, это и был он.

$ 3500 долларов за двухдневное пребывание в больнице.

Счет выпал из рук, когда девушка упала на пол в спальне. У нее не было таких денег.

Обхватив голову руками, она попыталась придумать хоть какие-то варианты.

Пейдж не могла использовать существующую кредитную карту, потому что и так превысила лимит, а вторую она закрыла, как только смогла погасить долги по ней. Недавно она разрезала погашенную карточку на крошечные кусочки. Мелкие разноцветные кусочки пластика смотрелись, словно конфетти. Сейчас бы она ей была куда полезней целой, нежели искромсанной.

Большую часть вчерашнего дня Саванна провела за ноутбуком, в то время как Джейкоб отдыхал, она пыталась подать заявку на новую карточку онлайн, но ей было отказано. Сегодня ей так и не удалось решить эту проблему. В любом случае, лучше решать финансовые вопросы из дома, нежели будучи на работе. Меньше всего ей хотелось, чтобы в то время, когда она, теряя надежду, заплатить по счету, вошли Бриони или Тобиас. Поиск денег не увенчался успехом, только и оставалось дождаться чуда.

Чувствуя желание разорвать лист бумаги в клочья, Саванна сделала неглубокий вздох, а затем сложила руки на коленях. Ведь девушка знала, что таким легким образом она не избавиться от проблемы.

Постоянные проблемы с деньгами подрывали ее моральный дух, заставляя чувствовать себя пылинкой. Она ненавидела тонуть в этой безграничной черной дыре, которая полностью истощила ее и снова уменьшила шансы на светлое будущее. Один сплошной мрак.

Хотя… Сегодня утром, она увидела лучик света, ей позвонили с агентства, и сообщили, что ее кандидатуру и еще двух соискателей рассматривают на должность офис менеджера, но пока решение не принято. Саванна согласится на эту должность, если, конечно, пройдет отбор. Stone Enterprises и Бриони, благослови их, с их добрыми намерениями, не могли конкурировать с этим предложением, все-таки шестимесячный контракт и возможность занятости на полный рабочий день, уступают условиям, на которых она сейчас работает.

Тем не менее, ей понадобились три с половиной тысячи долларов в ближайшие несколько дней, а не в ближайшие несколько месяцев. Если бы только она записалась в очередь на государственную помощь, вместо того, чтобы упорно доказывать, что может справиться сама.

Сейчас на нее обрушилась тяжеленная ноша, даже кажется, бетонная плита была бы легче.

Беспокойство о долгах всколыхнуло разум Саванны. Всплыл в памяти образ Колта, боясь передумать, девушка вскочила, схватила телефон, отыскав контакт, нажала на вызов.

— Саванна, — протянул он в конце концов, когда девушка собиралась повесить трубку.

— Джейкоб болен.

— Да?

— У него был сильный приступ астмы и он находился в больнице два дня.

— Ну и как дела сейчас у мелкого заморыша, — Саванна прикусила губу, чтобы не расплакаться, игнорируя слова мужчины.

— Он выздоравливает. Два дня как он дома, хочу, чтобы он набрался сил.

— Он всегда был слабаком. Полагаю, унаследовал с твоей стороны.

— Он не слабак, — отрезала она. — Никогда им не был. Он просто чувствителен.

В отличие от тебя. Хотела сказать, но остановилась, не желая вступать в спор.

— С больницы пришел счет. Это более 3500 долларов.

Он промолчал несколько минут, а потом спросил:

— Зачем ты говоришь мне об этом? Я не могу вам помочь. Я все еще пытаюсь найти работу.

— Может быть, тебе стоит попробовать немного настойчивее искать ее.

Поиски работы длились уже годы. У нее было ощущение, что Колт специально ничего для этого не делает, чтобы просто насолить ей, и не платить алименты.

— Ты же ничего для этого не делаешь, я даже не прошу от тебя алиментов, — ей было трудно сохранить спокойствие, — помоги немного...

— Я не могу этого сделать. Ведь ты сейчас сама работаешь?

Как он узнал? Саванна тяжело задышала. Ей казалось, что она донесла свою позицию родителям в отношениях с мужем. Вероятно, это мама поделилась информацией. Отец невзлюбил Колта и почти не признавал его.

— Поговаривают, будто у тебя все в порядке, живешь в Нью-Йорке и все такое, — протянул он, заставляя ее вздрогнуть.

Она не хотела, чтобы он знал больше, чем ему нужно, но, услышав, как он разговаривает, любое беспокойство, которое она испытывала, о вероятности того, что он проявит желание встретиться с Джейкобом, немедленно рассеялось.

Это не тот человек, который проявлял или будет проявлять интерес к своему сыну. Она прижала телефон к груди и подумала о своем маленьком мальчике, возникло желание прервать разговор и покончить с этим мужчиной. Но она зависла.

Она была разбита и загнана в угол, с которого ей некуда бежать, поэтому ей пришлось позвонить человеку, который причинял ей боль, оскорблял и в конечном итоге с его подачи, она оказалась в бедственном положении.

И сейчас она разговаривает с ним, только из того, что ей надо от него немного денег. На что она рассчитывала? Неужели не знала, кому звонит? Как бы жизнь не била ее о скалы, в душе тлела надежда.

— Здесь не дешево. Я едва свожу концы с концами.

— Тебе следовало подумать об этом, прежде чем ты потащила свою задницу из Северной Каролины.

Я хотела, как можно дальше быть от тебя.

— Ты можешь мне помочь? Деньги на пиво у тебя ведь есть?

— Вижу, прижало тебя, милая, раз пришлось просить деньги у меня.

— Он твой сын.

— Мой? Не очень-то я уверен в этом.

— Ты ублюдок. Знаешь же, что не с кем, кроме тебя не была.

Колт просто фыркнул на ее заявление, теперь Саванна вспомнила, почему отказывалась звонить ему. Ей не приходило в голову позвонить ему, чтобы сообщить, что Джейкоб был госпитализирован. Колт Брукс не заботился ни о ком, кроме самого себя. Он отбил желание у Саванны впускать в свою жизнь мужчин. Почти. Вспомнила поцелуй Тобиаса, и закрыла глаза на несколько секунд.

— Слава богу, я никогда не ждала, — сказала она, пытаясь не наговорить ему гадостей.

— Не ждала чего?

— Того, что ты превратишься в мужчину.

Саванна бросила трубку, оставив последнее слово за собой. Она уставилась на телефон, недоумевая, что она нашла в Колте.

Отчаявшись, она позвонила родителям. Родители звонили каждый день, с того момента, как узнали о том, что Джейкоб находится в больнице. Они вместе с Розали были ее единственной поддержкой. Она не была уверена, поняла бы ее Бриони, не имея своего ребенка, но вчера она оставила ей сообщение на голосовой почте, где сообщала, что Джейкобу нездоровится. Она проинформировала, когда вернется на работу.

Единственными людьми, которые могли бы ей реально помочь, были ее родители, и, хотя, она ненавидела просить о помощи, у нее не было выбора. Необходимость расплатиться за выставленный больницей счет, подталкивала ее обратиться к ним. Она не могла успокоиться, пока не погасит задолженность.

Саванна позвонила родителям, и когда ее отец поднял трубку, тяжело вздохнула. Было бы гораздо легче просить деньги у мамы.

Девушка не хотела волновать отца. Знала, что он будет беспокоиться; они оба переживали, но отец очень близко принимал все к сердцу. Она знала, что, если она расскажет ему о своих финансовых проблемах, он сделает все возможное, чтобы помочь ей. Меньше всего ей хотелось подвергать его такой нагрузке. Но у нее не было выбора.

— Эй, папа.

— Привет, Ягодка-малинка, — ответил он. Иногда папа называл ее прозвищем, которое дал ей, когда она была ребенком. В детстве она была неразлучна с тряпичной куклой с таким же именем.

— Как поживает маленький человечек?

— Он отдыхает, папа. Я не водила его в школу два дня, чтобы он мог набраться сил.

— Всего два дня? Почему бы тебе не поддержать его дома недельку, чтобы он нормально восстановился.

Саванна провела рукой по лбу.

— Я не могу взять более двух выходных дней, папа. Мне не платят, если я не появляюсь на работе.

— Тебе так тяжело, Малинка. Сердце ноет от осознания того, что тебе приходится справляться со всем в одиночку.

— Мы не одиноки, папа. — Она заставила себя казаться сильнее. — Все не так плохо, на самом деле, как кажется. У меня отличная работа. Джейкоб пошел на поправку. Выглядит хорошо.

Это было далеко от истины, но лучше не распространяться о своих проблемах.

— Что он?

Она сразу поняла о ком спросил отец. В его голосе звучала тревога. Папа сильно беспокоился, а идея попросить деньги не казалась уже такой правильной.

— Ты звонила его отцу и рассказала ему?

Папе было трудно называть бывшего зятя по имени, с тех пор, как она оказалась на пороге их дома с синяком под глазом и с Джейкобом в коляске. Только мама и наличие соседей заставили не дать отцу выбить с Колта все дерьмо

Она убедила их не звонить в полицию, опасаясь, что любой запрет, который мог получить Колт, усугубил положение для нее или ее родителей.

В конце концов, Саванна приняла решение оставить его. И посчитала, что, покинув родной город в Северной Каролине, где она прожила большую часть своей жизни, будет намного лучше, чем ходить с ним по одним улицам. Кей и тетя Сильвия были находкой.

— Я звонила

— Ты ведь не ждешь, что он приедет посмотреть на мальчика?

Она склонила голову к груди, прикрыв глаза.

— Нет, папа.

— Ты спрашивала, может ли он оплатить по счету?

А вот и настоящая причина, по которой ее отец хотел знать, позвонила ли она Колту. Он уже беспокоился о ее счетах.

— Нет нужды, пап. — Она резко выдохнула. — Там где я работаю, смогут мне помочь.

— Точно? Я не думал, что у тебя есть страховка. Разве и временным сотрудникам она положена?

— Ну, в этой компании готовы помочь. — Она ненавидела лгать ему.

— Это же прекрасно. Они полностью покроют счет или тебе требуется еще помощь?

— Э-э ...

Саванна не могла заставить себя сказать и слова. Да и как теперь попросить денег, если она уже начала врать: «Папа, дай мне немножечко денег»

Немножечко – это сколько? Три тысячи пятьсот долларов в самый раз.

— Я думаю, со мной все будет в порядке.

— Ты же мне дашь знать, если тебе понадобится помощь. Ты получила деньги, что мы отправляли тебе на Рождество?

— Да, да. Спасибо папа. Я уже говорила тебе.

Родители перевели ей двести долларов. Теперь, осталось сто, на прошлых выходных она прикупила немного новых вещей и посетила парикмахерскую.

Вспоминая свои затраты, Саванна прикусила губу, сейчас бы ей не помешали сто баксов вместо новых шмоток и прически.

Ее отец понизил голос.

— Я заказал круиз из Майами на Багамы летом. Твоя мама всегда хотела побывать там, где еще не бывала. Тем более один из наших знаковых только вернулся оттуда и не перестает говорить, как ему понравилось. Поэтому я подзатянул пояс, чтобы скопить и забронировать тур на нас двоих.

Он так гордился собой.

— Aх, папа. Это фантастическая идея.

— Конечно, это очень дорого, но того стоит. Это сюрприз, маме на шестидесятилетие, так что не говори ей ничего.

— Я не буду, пап — Глаза наполнились слезами. Тридцать два года брака, и он все еще хотел удивить свою жену.

— Это такая невероятная новость, папа. Мама будет в восторге. — Уж, теперь у Саванны не осталось сомнений, родителям не под силу ей помочь. Ее просьба лишь омрачит их, возможно, им даже придется сдать путевку, чтобы дать ей денег.

— Мы с мамой хотим навестить вас, Малинка. Как только я окрепну, мы приедем к вам. Ты знаешь, как мы хотели провести Рождество с вами вместе, а этот проклятый вирус уложил меня в кровать.

— Я знаю, папа. Хорошо, что ты не приехал. Погода здесь становится холоднее. Я думаю, что она и вызвала такой сильный приступ астмы у Джейкоба. Нет смысла приезжать, пока ты полностью не поправишься.

— Мы думали, может быть, в ближайшем бедующем все-таки удастся. Или ты сама позвонишь, когда будет удобно, чтобы мы приехали.

— Вы можете приехать в любое время, когда только захотите.

Она сжала губы в плотную линию, почувствовав, как в горле образовался комок, но не смогла сдержать всхлип.

— Я скучаю по вам, ребята. Не могу дождаться, когда мы увидимся.

— Мы тоже скучаем, Ягодка-малинка.

Саванна повесила трубку и скрестила руки на коленях, уткнулась головой. Ей больше некуда было обратиться, если только... Если только она не сможет заставить компанию каким-то образом помочь ей.

Возможно, она могла попросить Тобиаса Стоуна. Отрицая эту идею, девушка покачала головой из стороны в сторону.

Ее нервировала мысль о том, что ей придется встретиться на работе с Тобиасом, как она может подойти к нему, да еще и попросить денег после того, что между ними произошло? Разве это правильно? А есть ли у нее другой выход?

В больнице, когда она сидела у постели Джейкоба, у нее было достаточно времени, чтобы проанализировать их поцелуй. Ей снились поцелуи с ним, она о них мечтала, но разве она могла подумать, что ее фантазия обоюдная? И что такой человек, как Тобиас Стоун заинтересован в ней.

Каждый раз, когда она перекручивала в памяти этот момент, чувствовала, что он хотел ее не меньше. Разве он не настаивал, на том, чтобы она попросила у него что-нибудь?

Он так близко к ней стоял, что она видела, как загорается огонь в его пронзительных глазах, а потом он хватил ее и потянул к себе, ведь так все было? Он набросился на нее. Она не была инициатором.

Он хотел ее.

Саванна сколько угодно могла себе твердить, что она поддалась ему, но кого она обманывает, она хотела его тоже.

Тобиас притягивал ее словно магнит.

Девушка не знала, как это произошло, или когда оно началось.

Неужели это случилось еще в магазине игрушек? Или когда он обвинил ее в краже документов Далтона? Или когда он отправил ей подарочную корзину ... или всю неделю, когда они работали только одни?

По спине пробежались мурашки.

Его желание платить за секс возбуждало и отталкивало ее.

Этот мужчина не только генеральный директор компании, в которой она работает, но и глубоко несчастный человек. Она чувствовала, что он еще не пережил смерть жены. Он умело скрывал под маской холодной отчужденности свои истинные чувства.

Мысли Саванны путались. Сначала она думала: какой Тобиас несчастный, потом какой он горячий. И вот эти мысли были грязные и развратные. Она разрешила себе пофантазировать, о том, как она позволяет использовать себя в постели этого мужчины. Ей стало стыдно сидеть в комнате по соседству с сыном с такими дикими желаниями.

Он хотел ее, потому ему нравится именно она – обычная девушка Саванна? Или он хотел ее, потому что она не с его окружения и ему будет легко впечатлить?

После всех этих размышлений, идея попросить у него помощи исчезла так же легко, как и появилась.

Она понятия не имела, как она будет реагировать, когда увидит его снова. Она понятия не имела, чего он хочет, и что произойдет потом.

Но мысли о том, что он ей платит за секс были возбуждающие, но при этом огорчающими.

Как она могла снова встретиться с ним?


Глава 15


  Среда наступила быстро. Саванне пора выходить на работу, а Джейкобу ничего не оставалось, как идти в школу.

  — Почему я не могу побыть дома до конца недели, мама? — канючил Джейкоб, собирая вещи для школы.

  — Потому что теперь ты в порядке, Джейкоб.

Саванна в очередной раз поправила его шарф, шапку и перчатки, застегнула молнию на куртки до самого верха. Теперь Джейкоб был похож на маленького эскимоса. Саванна хотела сама отвести сына в школу.

Девушка не могла не оценить помощь, которую оказывала ей Розали. Эта женщина была послана небесами, она относилась к ее сыну, как вторая мама. Она здорово выручала их. Каждый день забирала со школы Джейкоба, в какие-то дни они оставались у нее дома, а в какие-то в квартире Саванны. И за ее помощь девушка платила небольшие деньги.

  Сегодня утром Розали предложила отвести мальчика в школу, но Саванна решила, что справится сама. Обычно она заводила его в Early Bird Breakfast club, и бежала на работу, но сейчас она хотела пообщаться с учителем и убедиться, что в школе знают какие меры стоит принять при приступе астмы.

  В результате она появилась на работе чуть позже обычного, но на этот раз она была не настроена оставаться после работы, чтобы отработать пропущенное время.

Она вскочила в кабинет Бриони, и на ходу поздоровалась, но той в кабинете не оказалось

— Эй, как ты? — Спросила одна из сотрудниц. — Лучше?

  — Да, спасибо, — ответила Саванна. — А Бриони где?

  — Она на встречах все утро. Ты не увидишь ее до обеда.

Раздосадованная, Саванна пробормотала ей благодарность и ушла. Вернувшись в свой кабинет, закрыла за собой дверь. Прошло несколько дней с тех пор, как она здесь была, стоя в этом самом положении после встречи с Тобиасом. Тогда она была не в силах думать. Единственное желание было бежать, что она и сделала. После их поцелуя она чувствовала себя ошеломленной и смущенной, а еще это было головокружительно. Не случись приступа астмы у Джейкоба, ей бы пришлось столкнуться с Тобиасом на следующий день. Ей снова было бы неловко перед ним.

  А сейчас?

 Когда ей требуется помощь?

Ведь до поцелуя, он помогал им, с рождественскими подарками и перечислением аванса на ее счет на месяц раньше. Возможно, попросить у него помощи – это не совсем сумасшедшая идея. Ранее он проникался ее обстоятельствами, может и сейчас и пойдет на встречу.  Увидев на почте несколько писем от Тобиаса, отправленные несколько дней назад, Саванна сначала удивилась, а затем успокоилась.

  Нам нужно поговорить, и я обещаю, что будет только разговор.

  Тобиас

  Он послал это в понедельник и через день:

  Я вижу, что тебя нет в течение нескольких дней. Надеюсь, ты не избегаешь меня. Нам стоит поговорить, когда ты вернешься

Тобиас

  Чего он хотел?

  Он стыдился того, что произошло между ними? Или это что-то другое?

  Саванна покачала головой. Она не могла придумать все сама. Это действительно произошло. Он не мог не чувствовать этого притяжения. Саванна с уверенностью могла заявить, что этот порыв не был односторонним. Тобиас вообще был инициатором. Он начал ее целовать, и лишь позже она поддалась его напору.

А потом Саванна вспомнила эпизод, когда на нее посыпались коробки с документами, как после этого прибежал Тобиас и настоятельно попросил пользоваться услугами грузчиков. Хотя, нет. Он тогда испугался. Испугался иска. И, наверное, сейчас это и беспокоит его в первую очередь.

Он боится?

 Пейдж не понимала чего ей ожидать. Но мысли о том, чтобы постучать в его дверь и поговорить с ним, казались просто сумасшедшими.

 Саванна абсолютно ничего не поняла с его электронных писем.

Ей вообще стоило перестать думать о нем, вспомнить, что она на работе и как сотрудник фирмы спросить, что ему требуется от нее. Но память об их жгучем поцелуе, и вместе с тем фантазии о Тобиасе, с ним в одной постели обнаженной, все еще мелькали перед глазами. Ей вдруг стало страшно, что мужчина мог увидеть все это просто, взглянув на нее.

Попросить зарплату на несколько месяцев вперед - это ведь не слишком? Хотя, технически, ее контракт должен был закончиться через несколько недель. Она была в отчаянии, и только слова Брионии, о том, что ей понадобится еще помощь, вселяли надежду остаться работать в Stone Enterprises.

Раньше ее беспокоило, что контракт не продлят, а теперь ей срочно нужны деньги, и мысли были о том, где их достать.

Саванна просто сойдет с ума, если не решит этот вопрос, но ведь работу никто не отменял. Ее почтовый ящик уже был заполнен электронными письмами, и у нее, без сомнения, был ворох запросов, с которыми можно было бы справиться.

Ее руки дрожали, и ноги ощущались как желе, когда она заставила себя встать и подойти к его кабинету. Желчь собралась в горле, возникло искушение убежать, но из многих уроков, что преподнесла ей жизнь, она поняла, что нельзя пасовать и сдаваться своим страхам. Она должна сказать, что ей нужно, ведь три с половиной тысячи долларов не возникнуть с воздуха.

  Она постучала в дверь, один, два, три раза. Но ответа не было.

 — Он все утро на встречах, — усмехнувшись, выкрикнула со стола Кэндис, когда увидела Саванну. Дверь в кабинет у нее была широко открыта. — Чего ты хочешь?

Кислое лицо Кэндис было именно тем толчком, который ей нужен был, чтобы укрепить решимость.

— Хочу увидеть Тобиаса.

— Может, я могу помочь?

 — Конечно, нет.

Кэндис меньше всех была способна на помощь. Прикрыв глаза на несколько мгновений и тяжело вздохнув, Саванна отошла от двери. Повернула за угол и направилась к лифтам, где и обнаружила Тобиаса идущего ей на встречу. Когда их глаза встретились, он остановился.

Сердце заколотилось груди.

Бум бум бум.

Девушка не могла ничего с собой поделать. Наверное, она выглядела сумасшедшей, отчаянно сумасшедшей.

Тобиас кивнул, признав ее, но не вымолвил ни слова.

  — Ты хотел меня видеть? — Не смотря на все усилия, ее голос дрогнул.

 — Хотел, — одна рука Тобиаса находилась в кармане, а другой он провел по волосам, затем добавил: — Пойдем.

Но вместо того, чтобы пойти в его кабинет, они направились к лифту. Саванна увидела, как Тобиас нажал кнопку 30 этажа, где находился его пентхаус. За время поездки никто из них так и не заговорил. Тишина заставляла Саванну нервничать, она с трудом попыталась востановить свое дыхание, которое выходило из-под контроля.

  Тобиас вошел в пентхаус, и она нервно последовала за ним. Открытое пространство,

винтовая лестница, огромное панорамное окно, открывающее вид на серебристо-серое небо. Саванна не могла на чем-то сфокусироваться, кровь шумела в ушах, казалось, время замедлилось.

Затем она услышала, как закрылась дверь за ее спиной, а сердце, что колотилось в груди, упало в желудок.

  Они смотрели друг на друга несколько секунд.

  — Что-то случилось? — Спросила она, желая услышать, что же он хочет сказать, прежде чем попросить его о помощи. Она не могла сразу его попросить, потому что воспоминание о том, как она уже оставалась с ним наедине, сбили с толку. Она почувствовала дикую пульсацию между ног. Тобиас хотел что-то сказать, но Саванна отвернулась. Ей казалось, что, только, взглянув на нее, он сможет прочесть все ее мысли.

  Тобиас подошел ближе к ней.

— В пятницу вечером ... что случилось потом ... — Девушка никогда ранее не слышала, чтобы его голос так тихо звучал. — Посмотри на меня, Саванна.

Девушка подняла голову. Она не могла сосредоточиться, собраться, ей было тяжело удержать взгляд на нем. Тобиас сделал паузу, спрятал обе руки в карманы. Девушка видела, что слова давались ему не легко. Это дало ей время перевести дыхание, потому тело отреагировало на этот шепот, соски затвердели.

  — В пятницу вечером? — Она меньше всего хотела обсуждать, то, что произошло тогда, иначе она никогда не сможет попросить его о помощи. Ей и сейчас сложно сказать, что ей нужно, но если они начнут обсуждать поцелуй, Саванна потеряет всю решительность.

  — Я не мог перестать думать о тебе на выходных, Саванна, — прошептал он. Боже, его голос был таким хриплым и сексуальным, его должны объявить вне закона. Она не была готова к этому. Его слова, как и его взгляд, проникали глубоко внутрь нее, и она не могла дышать, не могла сосредоточиться, не могла говорить. Тело пронзило миллион игл, она облизала бы губы, пытаясь собраться и сказать хоть что-то. Ей надо произнести всего одно предложение.

  Боже, помоги ей. Достаточно сложно просить денег у родителей, но просить у Тобиаса Стоуна, даже если это аванс за работу, ведь нет никакой уверенности, что с ней продлят контракт, теперь ее затея казалась чем-то нереальным.

  — Я ... — Ей хотелось сказать, что она тоже думала о нем. Но, вряд ли, смогла бы объяснить, почему тогда убежала, и почему отвечала на его поцелуй.  Какого черта? Это не тоизачем она пришла. У нее заболел ребенок, а она мать, которая не смогла оплатить его лечение. Теперь стоит и мнется, обсуждая непонятно что. Она посмотрела на мужчину.

— Я не знаю, что случилось со мной в тот день.

Тобиас начал что-то говорить, но остановился, услышав ее фразу. Уголки его губ опустились.

  — Ты не знаешь, что случилось с тобой в тот день? — Голос звучал все еще тихо, но жестко. — Ты хочешь сказать, что ничего не чувствовала?

 Она снова глянула на его губы, желая почувствовать их вкус. Тобиас пристально на нее посмотрел, а затем сказал:

— Это из-за Наоми?

Озадаченная его вопросом, она перевела взгляд на окно, ей не хотелось попасть под влияние синевы его глаз.

— Наоми? Нет, я ... — Она сглотнула. — Я хотела спросить ...

Она остановилась, ей казалось, что весь воздух вышел из легких, и при этом не получается сделать новый вздох.

  — Что ты хотел спросить меня?

  Она несколько раз моргнула, не зная, как это сказать.

— Я хотела попросить об одолжении.

— Одолжение?

Саванна увидела, как напряглись его плечи и бицепсы, мрачно уставилась на свои руки. Она уже сожалела, что начала этот разговор, но было уже поздно отступать.

— Я надеялась, что, может быть, — прочистила горло. — Я хотела сказать, то есть попросить, возможно … выдать мне аванс.

Последнее слово она произнесла на грани слышимости.

  — Аванс?

Тобиас выглядел озадаченным, как будто понятия не имел, о чем она говорит. Все выходные она переживала за Джейкоба, обдумывала каждое предложение, когда выйдет на работу, чтобы встретиться с Тобиасом и попросить денег, а теперь не могла связать и пару слов. Она прикрыла глаза, провела рукой по закрытым векам. Собралась и наконец-то смогла вымолвить, что ей надо.

— Я хочу попросить тебя выдать мне зарплату за несколько месяцев.

— Выплатить наперед? — Глаза стали темнеть, его настроение резко изменилось. — Что именно мы сейчас обсуждаем?

Боже, ей стоило рассмотреть и другие варианты, подумать о том, чтобы работать официанткой или вернуться в супермаркет, хотя бы по выходным, вместо того, чтобы стоять и просить сейчас здесь. Стоун посмотрел на нее.

  —Мне не легко об этом говорить, Тобиас.

  — Ты хочешь денег? Их ты просишь у меня, да?

  Боже нет, то есть да, но с его подачи, это звучит ужасно.

— У меня случилась беда, и мне нужно найти деньги. Быстро. Я не знаю, у кого еще спросить…

  — Сколько? — Он ухмыльнулся, заставив ее почувствовать себя грязной маленькой попрошайкой.

  — Три с половиной тысячи долларов, — прошептала она, не в силах отвести взгляд. — Я подумала, если бы ты мог ...

  — Это потому, что я сказал тебе, что я платил Наоми за секс? Из-за этого?

  Она резко подняла голову, ошеломленная внезапной вспышкой гнева, которая казалась несоразмерной с ее просьбой

  — Нет! Это не имеет ничего общего с Наоми, — горячо ответила она, понимая, к чему он клонит.

  — Держу пари, — пробормотал он и провел рукой по лицу.

Ее лицо горело от стыда.

— Это для…

— Хочешь предъявить мне иск о сексуальных домогательствах? Вот что произошло в пятницу, ты просто реализовала свою идею. Решила шантажировать меня?

Его слова набатом прогремели в голове.

— Ты меня поцеловал, ты был инициатором.

  Дрожь прошла по ее телу, когда он говорил. Каждое слово, как лезвие бритвы врезалось в нее. Горло сковало, румянец залил лицо.

Он подошел ближе, его глаза вспыхнули от ненависти, челюсть напряглась.

— Ожидаешь, что я заплачу тебе за секс, мисс Пейжд?

Его слова, как пушечные ядра, наполненные холодностью, вызывали страх. Не в силах смотреть на него, она опустила глаза.

  — Я этого не ожидал от тебя.

Он ткнул пальцем в нее и отошел в центр комнаты. Саванна хотела убежать так быстро, как только могла. Но что-то щелкнуло внутри нее. Гнев и унижение смешивались с чувством несправедливого обвинения. Проклятье. Она не собиралась терпеть такое.

— Я не шлюха, Тобиас. Мне отвратительно, что ты думаешь обо мне так.

Взволнованная, она снова уставилась на него, в ее глазах горел огонь

  — Я сказал тебе, что у всех есть цена, Саванна, — пробормотал он, пристально глядя на нее, пытаясь что-то рассмотреть, — Мне кажется, ты только что нашла свою.

  — Ты больной человек, — прошипела она. Затем отступила, но он снова шагнул к ней, его голос был низким.

— Подумай, как удобно будет встречаться здесь. Так часто, как только я захочу. Я буду трахать тебя часами и хорошо оплачивать твои услуги, и никто не узнает.

  Она сжали ладони в кулак, чтобы не влепить ему пощечину.

— Ты омерзителен. Я не могу поверить, что ты так со мной разговариваешь, — она говорила тихо, шепотом, как будто делилась грязным секретом. Все ее надежды падали на пол, как разбитое стекло. — Мне жаль, что я вообще знакома с тобой.

Она вложила в слова столько ярости, какую только могла, прежде чем выскочила за дверь. Ударила рукой по кнопке вызова лифта, но она не загорелась.

  Саванна услышала звук закрывающейся за ней двери и его мягкие шаги по ковровому покрытию. Заставляя себя смотреть вперед, она прокляла внезапную влагу, которая появилась в уголках ее глаз.

— Тебе нужен ключ доступа на этот этаж, — пробормотал он, вторгаясь в ее личное пространство, подойдя вплотную, нажимая кнопку, которую она ранее нажимала. Под ней был слот, в который он вставил ключ, а через несколько секунд лифт прибыл.

  Она вошла в лифт, Тобиас последовал за ней, не желая смотреть на него, она встала у двери, Все внутренности горели, унижение наполняло каждую клетку ее тела. Тишина заполнила лифт, она стояла спиной к нему, ее дыхание было быстрым. Закрыла глаза, пока лифт не остановился на нужном этаже. И как только двери открылись, она сбежала, ища убежище в своем кабинете.


Глава 16


— Все в порядке? — спросила Кэндис, закрывая записную книжку и прижимая к ней ручку.

— Тебе чего? — рявкнул Тобиас.

— Я просто спросила. — Она сделала несколько шагов к двери. — Ты весь день взвинченный.

  — Я ненавижу встречи, которые тянутся часами.

Кэндис сочувствующе кивнула.

— Саванна Пейдж искала тебя сегодня утром, — сказала она.

— Я знаю.

— Я могу чем-то помочь?

— Нет.

Чувствовалось, что она хотела еще что-то сказать, но он не был в настроении ее слушать.

— Мне больше ничего не нужно, Кэндис.

 — Хорошо, — сказала она, — увидимся завтра.

—Да, — хмыкнул он.

День выдался ужасным, работа не приносила радости, как раньше. Встречи с инвесторами вызывали только раздражение, не получалось вести конструктивный диалог, каждый хотел набить свои и так полные карманы.

  Теперь еще и Саванна Пейдж продемонстрировала свое истинное лицо.

  Он повернул стул и посмотрел в окно на уходящие за горизонт огни Манхэттена. Он никогда бы не подумал о ней, как о золотоискательнице. Она казалась такой другой; порядочной, честной, наполненной добротой.

  Тобиас всегда был насторожен к людям, которые хотели от него чего-то, но этого он не ожидал.

  Как только мужчина понял, что она искала встречи с ним, тепло затопило тело, словно бурлящая лава. Он неоднократно задумывался, может быть, у них все получится.

  Но в тот момент, когда девушка заговорила о деньгах, как только попросила аванс, его внутренности застыли, как чугун. Вместо приятного тепла, он почувствовал озноб.

Все выходные он думал только о ней, думал, как все будет. Он представлял себе, как будет держать ее в своих объятиях, как будет заниматься с ней сексом. Даже холодный душ не мог смыть картинки перед его глазами.

 А она пришла к нему за деньгами.

 Черт возьми.

 Миллион раз.

 Наконец он встретил женщину, которая не только вызывала его интерес, но и была особенной, и что-то значила для него, но, в конце концов, она ничем не отличалась от остальных.

 Он никогда больше не найдет кого-то честнее и достойнее Айви. Такая женщина была редкостью. Они знали друг друга с шестнадцати лет, до того, как заработал свои миллионы. Она знала его, когда он был бедным и питался быстро запаренной лапшой. Для нее деньги не были важны. Жаль, что все остальные хотели от него только их.

 Думая об этом сейчас, он ненавидел Саванну Пейдж. Он смог рассмотреть в ней женщину, в ее тряпках, ведь уже привык, что к нему стремятся приблизиться самые стильные и ухоженные женщины.

  Было чертовски обидно, что она, в конце концов, превратилась в золотоискательницу. Тобиас испытывал отвращение к самому себе за то, что он позволил себе подумать, что у них что-то может быть, а получил удар, следы, которого хотелось стереть

  А еще он бросил Наоми. Сегодня ее, как никогда не хватало. Она бы прекрасно справилась. Тобиас чертовски нуждался в хорошем сексе.

 — Войдите, — крикнул он, услышав стук в дверь.

— Что происходит? — спросил Маттиас. Он был одет в пальто, готовый покинуть офис.

 — В смысле?

 — На собрании ты накинулся почти на всех менеджеров.

 — Им нужно быстрее выдавать результаты

 — Тобиас, ты знаешь, все они делают свою работу. Ты бы уволил их в противном случае. — Маттиас нахмурился. — Серьезно, Тобиас, что происходит? Что-то с Наоми?

  Тобиас резко поднял глаза.

— Конечно, нет. Но спасибо за твою заботу.

— Мы все нацелены на достижение результатов в этом году. Возможно, более агрессивная маркетинговая компания и пересмотрение инвестирования дадут хороший результат. Сможем договориться с Сиань Яньлингом легко.

  — Я не в настроении обсуждать Сиань Яньлинга.

Тобиас покрутил головой в разные стороны, разминая шею. Ему нужно снять напряжение, а для этого нужно было потрахаться. Наоми делала это очень хорошо, только один массаж стоил половины той суммы, что он платил. Его разум загорелся при мысли об этом, но в его голове образ Наоми вытиснила Саванна, обнаженная и смазанная маслом.

 — Я подписал приказ о принятии человека в команду Бриони, — сказал ему Маттиас, тактично меняя тему.

 — Зачем ты подписал?

 — Потому что тебя не было рядом. Это проблема?

— Нет.

 — Бриони была у меня на этой неделе. Ей нужен был еще помощник, ее отдел не справлялся. Теперь у нее будет работать Саванна Пейдж.

  Напряжение поползло по спине Тобиаса, сжимая его плечи. Он ненавидел звук этого имени. Маттиас подошел к двери.

— Жаль ее сына.

— Чьего сына?

— Мальчика Саванны Пейдж, — ответил Маттиас, держась за ручку двери. — Он был в больнице несколько дней. По-моему, у нее был сильный приступ астмы.

После услышанного Тобиас побледнел.

— Теперь он в порядке. Но, да, наличие ее в команде это хорошо. Мне нравится она, и с работой справляется. Увидимся завтра, приятель.

Тобиас сидя в кресле, уставился на дверь. Он чувствовал себя виновным. Он не понял, когда ушла Кэндис, не знал, как долго сидел в кресле, но помнил отчетливо момент, когда он превратился в полного гандона. Когда он успел с простого парня превратиться в такого мудака?  Ведь, теперь он со сто процентной уверенностью мог заявить, что Саванна никогда не захочет его увидеть. Он не мог прочитать ситуацию более неправильно.

 Стоун встал и провел ладонями по лицу, его внутренности скручивались, когда он вспоминал в чем ее обвинил. Что он сделал?

 Саванна Пейдж никогда не вернется сюда. Никогда.

 Если он не сделает ей предложение, от которого она не сможет отказаться.