Большой рождественский бал (fb2)

- Большой рождественский бал (а.с. Регентство) 311 Кб, 166с. (скачать fb2) - Джоан Смит

Настройки текста:



Джоан Смит Большой рождественский бал

Глава 1

Барон Костейн, помощник лорда Косгрейва, в чьем ведении находился шпионаж на благо Его Величества и правительства Англии, сидел за своим письменным столом в скромном кабинете Генерального штаба английской армии, уставясь невидящим взглядом на снежинки, кружащиеся за окном. Перед ним, на исцарапанном дубовом столе, были разложены сброшюрованные черновики инструкций и секретных бумаг, переданных ему в соответствии с его обязанностями.

До сих пор, а занимал он это место уже неделю, единственным документом, который ему поручили, оказались эти черновики. Ясно, что лорд Косгрейв задет этим назначением и вознамерился держать его в тени. Ситуация складывалась невыносимая. Добропорядочность лорда Костейна не вызывала никаких сомнений. Он был младшим сыном одной из старейших в Англии знатных семей. Его отец, герцог Халфорд, прославил себя на посту министра в двух правительствах, а старший брат пошел по отцовским стопам, как только тори потерпели поражение. Веками Халфорды защищали короля и страну. Сам лорд Костейн два года мужественно сражался с французами на Пиренеях, но после пулевого ранения левой ноги был комиссован и отослан домой. Как раз это и могло служить его верительными грамотами, а вовсе не то, что он был стойким тори и другом герцога Йорка и принца-регента.

Йорк и его закадычные друзья бездарно управляли делами на Пиренеях, послав Веллингтона с горсточкой пехоты и четырьмя сотнями кавалерии на бой с французами, совершенно забыв об обозах. Если бы Веллингтон не догадался захватить с собой в Испанию лошадей, транспортировать провиант было бы невозможно. Объединенный комитет начальников штабов неизменно требовал отступать, когда победа уже маячила невдалеке, и атаковать, когда поражение было очевидным. И хотя все это уже кануло в Лету, в Генеральном штабе в делах, связанных со шпионажем, по сей день царил хаос. Лорд Кестлри поделился с Костейном мыслью о том, что кто-то или преступно беспечен, или ведет двойную игру. Важные документы нередко терялись, а последующего события доказывали, что они попали в руки Бонапарта.

— Мне нужна пара свежих глаз, чтобы разобраться в этом винегрете, — сказал Кестлри. — К сожалению, вам придется поработать под началом Косгрейва. Чтобы расставить все на свои места, скажу, — что он весьма недалек и умом не блещет. Но вы справитесь. Я уверен в вашей проницательности и осмотрительности, Костейн.

Лорд Костейн не замедлил проявить эти похвальные качества, но, взломав замок Косгрейва и порывшись в его бумагах, не обнаружил ничего примечательного, кроме пачки любовных писем, содержащих некоторые несоответствия: Странно, что женщина обращалась к своему любовнику «мой дражайший Косгрейв», но сама подписывалась «твоя преданная голубка». И Косгрейв, каким бы дураком он ни был, держал письма в своем столе, где каждый мог на них наткнуться и использовать, чтобы выудить военные секреты. Переписка могла бы представлять достойное чтиво в любом из непристойных журналов. Разве имеет право человек, который не может даже свои амурные дела вести осмотрительно, заправлять разведкой?

Размышления лорда Костейна были прерваны стуком в дверь, после чего порог переступил старший клерк.

— Вот, только что получили, — сказал он, протягивая запечатанный воском пакет лорду Костейну. — Передайте его лорду Косгрейву, как только он вернется с собрания — они обычно тянутся часами. Его секретаря нигде не видно, а Бьюрек ушел наверх поговорить с Дженкинсом. Мне не хотелось бы оставлять пакет без присмотра.

Искра интереса вспыхнула в темных глазах лорда Костейна.

— Откуда это взялось? — спросил он. Клерк ответил заговорщическим голосом.

— Его принес парень, который называет себя мистером Джонсом и говорит с немецким акцентом. К его письмам всегда относятся с огромным уважением. Он обычно присылает посыльного. То, что он рискнул прийти лично, говорит о чрезвычайной важности сообщения.

— Где он?

— Когда я разговаривал с ним, Косгрейв был занят. Мистер Джонс передал мне пакет и ушел. Вы берете его?

Кабинет клерка был этажом ниже. У загадочного мистера Джонса было море времени, чтобы исчезнуть.

— Конечно, — сказал лорд Костейн, глядя на пакет.

Как только клерк ушел, он закрыл дверь кабинета, достал из кармана перочинный нож и нагрел его тонкое, как бумага, лезвие над огнем лампы, затем просунул лезвие под восковую печать и приподнял ее с одной стороны, чтобы впоследствии, нагрев, прикрепить на место. Развернув лист бумаги, он сердито нахмурился.

— Проклятье! — выругался он.

Письмо было написано по-немецки. После многих лет дипломатической службы Косгрейв говорил по-немецки, лорд Костейн — нет. Кроме того, он не мог отдать письмо штатным переводчикам, так как Косгрейву сразу стало бы известно, что он вскрывал его.

Костейн хмурился над непонятными словами, но не мог ничего поделать. Кому же доверить перевод этого сообщения, который необходимо сделать как можно скорее, прежде чем кто-нибудь вернется? Внезапно его хмурый взгляд смягчился, а потом сменился победной улыбкой. Гуляя и знакомясь с окрестностями, он как-то увидел маленькую табличку на боковой двери дома по Кинг Чарльз-стрит:


"МИСТЕР РЕЙНОЛЬДС.

ОКАЗЫВАЕМ УСЛУГИ ПО ТОЧНОМУ ПЕРЕВОДУ.

ФРАНЦУЗСКИЙ, ИТАЛЬЯНСКИЙ,

ИСПАНСКИЙ, НЕМЕЦКИЙ, РУССКИЙ".


Подумав, что такие услуги в один прекрасный день могут оказаться весьма кстати, он нанес визит мистеру Рейнольдсу и обнаружил, что это пожилой, заслуживающий доверия джентльмен, ушедший в отставку с дипломатической службы, без особых связей в обществе. Ей-Богу, он сможет это сделать! Косгрейв был из тех, кого предпочитают в Генштабе, когда созывают совещание, которое может закончиться небольшими возлияниями. Костейн спрятал письмо во внутренний карман, прижав восковую печать, и выглянул за Дверь. Он должен вернуться с письмом до того, как вернется Косгрейв, на случай, если клерк расскажет, у кого оно. Будет очень интересно, если Косгрейв даст Кестлри иную интерпретацию письма, чем та, которая будет получена от Рейнольдса. Кестлри приказал проверять каждого, а в понимании Костейна и глава службы безопасности не должен был стать исключением. Пока у него не было оснований думать, что Косгрейв изменник, но вполне могло оказаться, что его немец не без греха. Неточные переводы могут оказаться как раз тем видом глупости, которого можно ожидать от ставленника Йорка.

Костейн надел свою бобровую шубу и красно-коричневые перчатки — цвета Йорка, поглубже надвинул бобровую шапку, прихватил тросточку и шагнул за дверь. Никто не наблюдал за его уходом, и он быстро миновал коридор, а затем шагнул за дверь в кружащийся снег. Раненая нога слегка ныла в такую промозглую и влажную погоду, но Костейн с радостью почувствовал, что уже не нуждается в тросточке. Скоро можно будет вернуться на Пиренеи. Он поспешил сквозь метель к дому на Кинг Чарльз-стрит.

Снежинки кружились в темнеющем декабрьском воздухе и перед окном дома на Кинг Чарльз-стрит. Кетти Лайман оторвалась от страниц романа и загляделась на падающий снег. Ей подумалось, что приближается Рождество, а вместе с ним — Большой зимний бал, который должен стать самым заметным событием сезона. Дело в том, что ее не ожидало ни щедрое и веселое празднование Рождества, как это бывало, пока был жив отец, ни поездка на бал. Как раз утром мать заявила, что цена билетов совершенно невообразима — двадцать пять фунтов за пару. Даже зная, что деньги пойдут на благотворительные нужды, леди Лайман не могла представить себе поездку на бал за пятьдесят фунтов, когда у дома нужно обновить крышу. Гордон был дома и тоже хотел бы поехать на бал, и, конечно, они не могли обидеть Родни, не пригласив и его.

Кетти отвела взгляд от окна и вернулась к книге. Погода действовала угнетающе, перекликаясь с настроением «итальянского романа» миссис Рэдклиф. Кетти часто читала, когда не надо было делать переводы для дядюшки Родни. Она обнаружила, что готические романы миссис Рэдклиф вносят нечто живительное в серую скуку ее жизни. Когда умер отец, мама отдала своему брату Родни Рейнольдсу западное крыло дома. В этом крыле находились и библиотека, и кабинет, который Родни использовал как личную контору. Мама считала, что неплохо иметь мужчину в доме, а Родни не доставлял ей никаких хлопот. Он служил неприятным испытанием лишь для Кетти, так как библиотека была ее любимой комнатой, но выручало то, что основное время дядя проводил в своей конторе.

Конечно, дипломатическая карьера Родни не была такой выдающейся, как у сэра Обри Лаймана, которому было пожаловано баронетство за его неоценимую службу за границей, и даже время не заставило потускнеть непорочность его репутации. О сэре Обри говорили с преданностью, граничащей с обожествлением.

У них был дом, мамино приданое и прекрасные воспоминания о юности, проведенной в золоченых столицах Европы, встречах с высшим обществом и приближенными к нему. Кетти очень жалела о том, что была еще слишком мала, чтобы бывать на блистательных балах и вечерах. Когда отец ушел в отставку, ей было только пятнадцать, но она все-таки видела Жозефину, первую жену Наполеона, и Меттерниха, и хитрого француза Талейрана. Однако годы, проведенные вдали от родины, испортили ее репутацию в глазах нескольких благопристойных джентльменов, которые в свое время намеревались сделать ей предложение. Высокие надежды Кетти с годами переплавились в некое неудовлетворенное смирение со своей судьбой. Имея скрытный характер и скромную натуру, она не могла стать блистательным довеском к своему малому приданому, а это требовалось, чтобы ухватить хорошую партию, поэтому в настоящее время она жила жизнью героинь миссис Рэдклиф.

Мать часто расстраивалась, что высокопоставленные друзья после смерти отца покинули их, однако переживала не настолько сильно, чтобы преследовать старых знакомых. Она была счастлива, обосновавшись в конце концов в собственном доме, но и без особых сожалений покинула бы его. У нее был свой узкий круг подруг, и сейчас она эпизодически следила по журналам за тем, что происходит в мире, и судачила о прожитых годах, живя по большей части прошлым.

Хотя Кетти приближалась к двадцати пяти годам, она была еще слишком молода, чтобы жить только воспоминаниями и фантазией миссис Рэдклиф. Она с нетерпением ожидала того дня, когда ее брат Гордон начнет дипломатическую службу. Он пообещал, что Кетти может стать его секретарем. Они уже решили, что первое его назначение должно быть в Рим. Гордона недавно отчислили из Оксфорда за какие-то мальчишеские выходки, в которых фигурировали осел и комната преподавателя. К счастью для Оксфорда, он не собирался туда возвращаться. Вместо этого он под руководством Родни изучал языки, готовясь к пребыванию в Италии. Кетти тем временем помогала дяде с текущими переводами, надеясь на то, что впереди ее ждет какая-нибудь романтическая работа. По правде говоря, на ее долю выпадало не так уж много каких-либо заданий. Основным делом Родни после ухода в отставку стал перевод трудов немецкого философа по фамилии Шиллер, чьи разглагольствования звучали для Кетти необычайно скучно.

Так как погода в этот вечер была слишком холодной, она не пошла даже на свою обычную прогулку, а осталась дома и выполняла небольшую работу для своего дядюшки. Мистер Стейнем принес любовное письмо на немецком языке, чтобы перевести его на правильный английский. Это была безвкусная вещь, написанная с единственной целью: назначить возлюбленной встречу на южном углу парка Сент-Джеймс в полночь. Была ли эта леди замужем? Он обращался к ней «дражайшая Ангелина»; это ни о чем не говорило, но можно было быть уверенным, что девица не особенно стремится к развитию отношений. Внимание Кетти привлек легкий стук в дверь, и она заглянула в дядин кабинет. Родни на месте не было. Ближе к вечеру он часто удалялся вздремнуть. Это мог быть мистер Стейнем, пришедший за своим письмом. Когда Кетти открыла дверь, в дом ворвался порыв холодного воздуха и даже влетело несколько снежинок.

Она увидела бобровую шапку, приглаженную ветром, и широкие плечи, которые из-за шубы казались еще шире.

— Вам лучше войти, мистер Стейнем, — сказала она.

Шапка приподнялась, и девушка обнаружила, что смотрит в лицо, которое не имело даже отдаленного сходства со строгими тевтонскими чертами мистера Стейнема. Первое, что она увидела, были глаза — темные, сияющие глаза и тонкие полукруглые брови, что придавало лицу мужчины удивленное выражение.

Когда он шагнул в комнату, она обратила внимание на его загар. Незнакомец снял шляпу, и Кетти увидела угольно-черные волосы, весьма необычно расчесанные на пробор. Итальянец? Испанец? Француз? Черты лица правильные, нос ярко выраженный, но утонченный, челюсть тяжелая.

— Отвратительный день, — сказал посетитель с произношением английского джентльмена. Его улыбка выдавала нервозность, он даже вздрагивал от напряжения.

— Да. Я ждала другого человека, — объяснила она с ответной улыбкой. Снег густо запорошил его шубу белыми звездочками.

— Может, вы хотите снять пальто и стряхнуть снег? — предложила Кетти.

— Боюсь, что намочу ваш ковер, — сказал он, позволяя шубе соскользнуть с плеч и открыть взорам костюм на первый взгляд удивительный. Фрак, в котором Гордон немедленно признал бы работу Вестона, плотно облегал широкие плечи. Жилет был золотой, с тонкими темно-красными полосками, а галстук — неожиданный: гессенские блестки под несколькими капельками воды. Незнакомец стряхнул снег с шубы на камень, лежащий перед каминной решеткой, и грациозным движением сложил ее.

Этот джентльмен был далек от круга обычных клиентов. Чего только миссис Рэдклиф не сделала бы для него Кетти была заинтригована.

— Что я могу сделать для вас, мистер… ? Его рука предупреждающе взлетела:

— Скажем, Л. — Лавл. Мистер Лавл. — Лучше скрыть настоящее имя. — Я хотел бы поговорить с мистером Рейнольдсом, мадам.

Кетти почувствовала, как ее пальцы плотно сжались. Если он думает о ней как о молодой девчонке, ему придется откланяться.

— Мисс Лайман, — сказала она. — Может, я смогу вам помочь? Я иногда выполняю переводы для своего дяди. Если ваш текст на итальянском или испанском, то придется позвать дядю. Я же перевожу с французского и немецкого.

— Его нет?

— Он вышел вздремнуть на часок. Если вы не торопитесь, я позову его.

Лорд Костейн очень даже торопился. Девушка оказалась племянницей Рейнольдса, она все сделает, как надо. В следующее мгновение он принял решение.

— Это немецкий, — сказал он и вынул письмо из кармана. — Судя по табличке, вы выполняете срочные переводы. Я могу на это рассчитывать? Это письмо не мое. Мой друг получил его из Германии, но он не знает никого, кто мог бы перевести его, а я случайно увидел вашу табличку.

— Вы живете поблизости, мистер Лавл? — спросила она, беря в руки записку.

— Нет, я живу на площади Гросвенор, — сказал он, намеренно назвав адрес, далекий от его площади Беркли.

— Неверное, вы работаете в Уайтхолле, если заметили маленькую табличку моего дяди?

Он прочитал лишь вежливый интерес в ее глазах и почувствовал облегчение.

— Нет, просто я однажды прогуливался по парку Сент-Джеймс и, проходя, полюбовался вашим домом. Мой друг, тот, кому прислали эту записку, даже не может себе представить, кто мог написать ему из Германии. Всем свойственно ошибаться, смею заметить. В конце концов, Браун — фамилия совсем не редкая. «Зачем я так сказал? А вдруг в письме упоминается другая фамилия!»

«Слащавое любовное письмо, — сказала себе Кетти, — и ему стыдно в этом признаться». Она была разочарована, но вслух произнесла:

— Нет необходимости объяснять мне происхождение записки, мистер Лавл. Я просто переведу. Вы подождете? Я вижу, она короткая.

— Да, конечно.

— Вам, наверное, будет приятно посидеть у огня, я недолго.

— Спасибо. — Он на мгновение присел, но скоро встал, меряя шагами комнату в явном возбуждении.

Кетти достала чистый лист бумаги для своего перевода, прочитала письмо и озабоченно нахмурила брови. Это было не любовное письмо! В нем говорилось о джентльмене, разбитом под Москвой, и строились планы того, как Германии одолеть этого джентльмена, пока он в замешательстве. Этим джентльменом, очевидно, был Наполеон Бонапарт, который вторгся в Россию, и если мистер Лавл не шпион, то ее это очень удивляет. Волнение Кетти росло по мере того, как до нее доходило, что именно она читает. Единственный вопрос, который оставался открытым, — чьим же шпионом был мистер Лавл? У него вид южанина, хотя произношение англичанина. Его безупречная одежда не позволяла думать, что он живет на площади Гросвенор, а тот факт, что он знал о маленьком бюро переводов ее дяди, указывал на то, что он действительно работает в Уайтхолле. Кетти покосилась через плечо и увидела, что он пристально и сосредоточенно наблюдает за ней. Она подавила свое волнение и дикие фантазии и перевела записку. Когда она закончила, то сказала: «Готово, мистер Лавл», — подчеркнуто спокойным голосом, но ее руки дрожали. Он мгновенно бросился вперед.

— Сколько?

Она ограничилась пронизывающим взглядом.

— Для меня было большой честью переводить это. Можете сказать мистеру Брауну, что я отказываюсь от платы.

Их глаза встретились и задержались друг на друге. Он прочитал в ее взгляде понимание, и его сердце сжалось.

— Вы поняли, — сказал он глухим голосом.

— Да, я поняла, — спокойно откликнулась она.

Губы лорда Костейна нерешительно сжались, пока он торопливо читал письмо. Закончив, он опустил его и посмотрел на Кетти. Что заставило эту чопорную маленькую старую деву поступить именно так? Ему не терпелось броситься с новостями к Кестлри, который спит и видит, как бы подстрекнуть Меттерниха и пруссаков разорвать альянс с Бони[1]. Но письмо следует вернуть до того, как Косгрейв заметит его отсутствие. Самое главное, он должен взять с этой девицы обещание хранить секрет.

— Вы понимаете, мисс Лайман, что это совершенно конфиденциально.

— Конечно.

— Я отнюдь не переоцениваю значение секретности.

— Моя семья в течение долгих лет связана с дипломатической службой, мистер Лавл. Наше слово — это наши кандалы.

— Вы не должны говорить никому, даже вашим домашним.

— Я понимаю. Меня беспокоит только одно. Почему вы не воспользовались услугами правительственной службы перевода? Почему принесли такой секретный документ ко мне?

— Потому что там есть люди, которым нельзя доверять. Мы не знаем, кто виноват, но секретная информация просачивается из Генерального штаба.

Кетти мгновенно оценила сказанное и нашла это разумным.

— Я сочту за честь выполнять подобную работу и в дальнейшем, разумеется, бесплатно.

— И никому не говорите, что я был здесь. Я несколько нарушил инструкцию, и у меня могут быть неприятности, если это откроется.

— Да, это довольно опрометчиво с вашей стороны, мистер Лавл, — сказала она серьезно, но не осуждающе. — Однако вы можете полностью положиться на мою осторожность.

Господи! Он вкладывает государственные секреты в руки простой девушки. Даже Кестлри не удержался бы от смеха, узнав о такой глупости. Он несколько мгновений изучал ее. Волнение добавило искристости в карие глаза, опушенные густыми ресницами. Что до остального, то она была определенно хорошенькой в общепринятом смысле, с россыпью каштановых кудряшек и правильными чертами лица. Первый образ, который он для нее подобрал, был связан с понятием — «старая дева», но она была определенно не стара. Однако ничто пока не указывало на ее характер. Она упоминала об истории своей семьи. Лайман — что он знает о них? Был некий сэр Обри Лайман.

— Вы — дочь Обри Лаймана? — спросил Костейн.

— Да, — гордо сказала Кетти.

— О, и какой же пост он теперь занимает?

— Он умер пять лет назад.

— Мои соболезнования, — произнес он небрежно. В его интересы входило разузнать что-нибудь о положении и репутации семьи, но у него не было времени сделать это.

— Моя семья поддерживала с ним отношения несколько лет назад, — гладко соврал он. — Вы позволите мне навестить вас как-нибудь?

— Мы будем рады принять вас, — улыбнулась она. Ее застенчивая улыбка сказала ему, что она восприняла этот жест как персональный комплимент. Не пора ли на этом покончить со своей безалаберностью?

— Вы будете дома сегодня вечером? — спросил он.

— Ох, да, мы редко выходим. Я имею в виду, в такую погоду, — добавила она поспешно, так как ей не хотелось, чтобы у мистера Лавла создалось представление, что она не выезжает в свет.

— Кажется, что у нас все-таки будет белое Рождество. — Лорд Костейн улыбнулся, надевая шубу. — Я не знаю, как благодарить вас, мисс Лайман. — Он взял свою шапку и шарф.

— Вспомните о нас, если вам понадобится перевести документы.

— Обязательно.

Он надел шапку, открыл дверь, сказал: «Аu revoir», — и исчез в темноте, проклиная себя за опрометчивое поведение. Ей определенно не терпелось сунуть нос в государственные секреты! Конечно, Лайманы не были в сговоре с французами. Однако он, кажется, вспомнил, что сэр Обри несколько лет назад жил во Франции. Известны случаи, когда дипломаты меняли шкуру. Подозрительно, что их контора так близко к Уайтхоллу. Не слишком большая контора, капитала на ней не сколотишь. Он должен навести справки и посмотреть, что удастся обнаружить.


Сидя в дядином кабинете, Кетти Лайман давила в себе волнение и чувствовала себя так, как будто сама стала героиней одного из романов миссис Рэдклиф. Единственное, чего не хватало, — так это древней дубовой рощи и готического замка, но главный герой с лихвой компенсировал их отсутствие. Она с наслаждением представила, как будет хранить такой замечательный секрет от Гордона. Уж ему бы точно захотелось участвовать в этом!

Глава 2

Лорд Костейн возвратился в Генеральный штаб, имея достаточно времени, чтобы вернуть записке первоначальный вид. К счастью, ни секретаря Косгрейва, ни младшего помощника на месте не оказалось. Он снова нагрел тонкое лезвие и вернул на место восковую печать, причем так, что даже его натренированный глаз не мог обнаружить никаких погрешностей в ее целости. Ему было неприятно отдавать такое важное сообщение человеку, который провел последние два часа, поглощая вино. Как только в половине шестого вернулся Косгрейв, Костейн сразу же отправился с переводом письма к лорду Кестлри, так как дело было слишком срочным.

Лорд Кестлри, министр иностранных дел, был умным, щеголеватым и даже красивым джентльменом. Он внимательно выслушал Костейна, а потом сказал:

— Родни Рейнольдс? Он надежен как скала, мой мальчик. Здесь нет опасности. Я сам иногда обращаюсь к нему с поручениями.

— Но переводила его племянница, мисс Лайман.

— Мисс Лайман? Ох, дорогой, это было детское безрассудство. Порхающие язычки молодых леди весьма несдержанны. Но, с другой стороны, мисс Лайман больше не бывает в свете. Ее редко видят вне дома. И у нее есть опыт секретных поручений — она годами жила с отцом за границей. Дай ей понять, что секретность должна быть абсолютной.

— Разумеется, я это уже сделал.

— Но имей в виду, что у нее глупый, своевольный молодой братец. Нам бы не хотелось, чтобы он вмешивался в это дело. Ты можешь навестить ее и поговорить с ней, но не привлекая , его внимания. Не мне тебя учить, как убеждать девиц, — сказал он, и глаза его хитро блеснули. — А сейчас я должен показать письмо Ливерпулю. Дрожь берет при мысли, что, если бы не ты, мы могли не увидеть это до утра. С подобными вещами приходится мириться, когда имеешь дело со ставленниками Йорка.

— А нельзя ли обязать мистеров джонсов приносить свои записки прямо вам, сэр, — предложил Костейн.

— Их не следует допускать в здание парламента. Функция Генерального штаба — управлять такого рода поручениями и отсеивать зерна от плевел, мы ведь получаем в основном плевелы, как ты уже понял. Людям с огромным желанием необычного и богатым воображением повсюду мерещатся заговоры французов. Косгрейв скоро уйдет. Когда у нас будет подходящий человек…

Он внезапно переменил тему.

— Ну, ладно, Костейн. Я знал, что мы можем рассчитывать на вас. Продолжайте.

Он опустил записку во внутренний карман и вышел, направляясь к премьер-министру.

Было пять часов. Кетти не терпелось поскорее закрыть контору и сесть за чай. Если мистер Стейнем сейчас не придет, она так и сделает. Ей не терпелось разобраться в лавине новых впечатлений, нахлынувших на нее. Размышления о Большом зимнем бале уступили место мистеру Лавлу и шпионажу. Напоследок вторглись мысли о матери. Как объяснить ей предстоящий визит мистера Лавла? Он сказал, их семьи были знакомы. Единственная Лавл, которую Кетти удалось вспомнить, была модисткой, причем маме не особенно нравились ее шляпки. Дверь из холла приоткрылась, и в щель протиснулась прилизанная голова.

— Чай готов, — сказал Гордон. — Повар испек горячие лепешки. Достали малиновый джем.

— Я жду возвращения клиента, — откликнулась Кетти.

Дверь распахнулась пошире, и в комнату вошел элегантный, стройный юноша девятнадцати лет. Сэр Гордон унаследовал от отца высокий рост, но не мужественность. Он был похож на Кетти — те же каштановые волосы и карие глаза, но нос и челюсть массивнее. Единственный сын и наследник прославленного отца, красивый, не безнадежно глупый и невероятно избалованный матерью, Гордон полагал, что оказал миру честь, снизойдя до того, чтобы украсить его своим присутствием.

Он отправился в университет слепым щенком, а приехал домой уже умудренный опытом, но только мир, существующий в его воображении, не соответствовал реальному. Поначалу Гордон носил платок на шее и длинные волосы, подражая поэтам, но, решив посвятить себя дипломатической службе, завел подобающий галстук, уложил волосы на пробор и стал говорить с ораторскими нотками в голосе, какие, по его воспоминаниям, были в последние годы у отца. Но когда он был голоден, как сейчас, то забывал о напускном величии и вновь становился самим собой.

— Перестань, уже пять часов. Сколько ты собираешься ждать? Лайманам не пристало брать работу у простых людей.

— Это зов сердца, — ответила Кетти с извиняющейся улыбкой. Гордон страдал от неразделенной любви к мисс Элизабет Стэнфилд и мог счесть приемлемым это объяснение.

— Влюбленный мог бы быть поэнергичнее. Да черт с ним, слышишь? Лепешки остынут.

— Иди. Их прервал стук в дверь.

— А, вот и он. — Кетти отворила дверь и увидела бобровую шапку и шарф, намотанный так, что лица вошедшего было почти не видно. Кетти разглядела только пару прищуренных глаз, но она с первого взгляда поняла, что этот человек не мистер Стейнем. Посетитель через ее голову осмотрел кабинет, где находился Гордон, и прежде чем она успела вымолвить хоть слово, грубо оттолкнул ее в сторону и вошел. Пока она закрывала дверь, по ее спине пробежал холодок. Это был еще не страх; Кетти слишком рассердилась, чтобы испугаться. Но когда она обернулась и увидела черное дуло пистолета, нацеленного на нее, страх начал расти и захлестнул ее. Она с безмолвным ужасом смотрела на своего брата, который уставился на пистолет так, как если бы это было воплощение сатаны.

— Отдай письмо, которое Костейн оставил тебе, — грубо сказал мужчина. Кетти почувствовала, что он специально изменил голос и старался говорить хрипло и грозно, чтобы запугать ее.

— Я не знаю, о чем вы говорите, — ответила она дрожащим шепотом.

— Человек, который только что вышел, — сообщение из Германии, — нетерпеливо сказал незнакомец, поводя пистолетом.

Кетти почувствовала, что близка к обмороку. Она предвидела возможные последствия своего поступка, но не думала, что они будут столь опасны и последуют так стремительно. И ни разу в ее фантазиях не фигурировало оружие. Потом она вспомнила мистера Лавла, которого этот человек почему-то назвал Костейном. Итак, у нее появился шанс помочь ему. Налетчик скользнул взглядом по письму на ее столе, и она внезапно приняла решение.

Кетти взяла любовное письмо мистера Стейнема и свой перевод. Мужчина выхватил их у нее из рук и пробежал глазами сначала оригинал, потом перевод.

— Но ведь это любовное письмо, — воскликнул он.

— Именно его и оставил Костейн, — сказала она, невинно раскрыв глаза. — Вы же видите — оригинал на немецком.

Гордон слушал, и его первое оцепенение спало, мозг начал работать. Даже при самом беглом размышлении было совершенно ясно, что мужчина с оружием не обманутый муж, как он сначала подумал, иначе его бы не удивило любовное письмо. Их незваный гость скорее всего был шпионом.

— Должно быть, оно зашифровано, — сказал он не подумав и тут же пожалел о своих словах.

Налетчик с интересом посмотрел на него и, кажется, принял идею. Он сунул письмо в карман, продолжая держать молодых людей под прицелом.

— Быстро ложитесь на пол, — скомандовал он.

— Ни за что, — вскинулся Гордон.

— Делай, как он говорит, Горд и, — сказала Кетти и села на пол.

— Ложитесь лицом вниз, плечом к плечу, — продолжал командовать мужчина.

Они выполнили и это приказание.

— Ты, — сказал он Гордону, — сними свой галстук и свяжи ваши локти.

Гордон сел, не спуская глаз с пистолета, снял галстук и сделал, как было приказано, но узел завязал свободно.

— Ложись обратно, — сказал мужчина. Когда они распластались на полу, он на секунду отложил оружие в сторону, но в пределах досягаемости.

— Не пытайтесь сделать что-нибудь, — предупредил он с угрозой в голосе, потом снял перчатки и крепко затянул узел. У Гордона не было ни времени, ни, возможно, мужества, чтобы что-то предпринять. Мужчина взял пистолет и вышел за дверь.

Как только он удалился, брат и сестра сели и начали бороться с тугим узлом.

— Ей-Богу, шпион! — прохрипел Гордон, обрадованный тем, что внезапная опасность миновала. — Я не должен был заикаться о шифре, этот разряженный ханжа понятия о нем не имеет. — Так как узел не поддавался, он достал перочинный нож и разрезал галстук.

Едва они освободились, то сразу бросились к двери, но, конечно же, мужчина уже давно ушел.

— Он оставил следы. Я пойду за ним, — сказал Гордон и выскочил из дома в вечерние сумерки, пока Кетти сидела, задыхаясь и пытаясь понять, что же ей теперь делать. Скоро она решила, что прежде всего надо поставить в известность мистера Лавла.

Через минуту Гордон вернулся, его голова и плечи были запорошены снегом.

— Я потерял его на углу. Там миллион свежих следов. Можно подумать, что прошла армия. Им там и не пахнет.

— Скорее всего его ждал экипаж, — сказала Кетти.

— Будь я проклят! Мне представился шанс хоть немного отличиться, а я не только упустил этого болтуна, но и сказал ему о шифре.

Кетти выдержала бой со своей совестью и решила, что поделиться секретом мистера Лавла с братом будет меньшим из двух зол, потому что Лавла необходимо поставить в известность, а она и помыслить не могла о том, чтобы одной пойти в Уайтхолл и там отыскать его. Она расскажет Гордону самую малость, только чтобы заставить его помогать.

— Горди, это не то письмо, за которым он приходил, — сказала она.

— Эй! Что за чертовщину ты бормочешь? Оно же было на немецком.

— Это любовное письмо мистера Стейнема. Мужчина с пистолетом приходил за другим письмом.

— Что ты несешь? Какое письмо?

— Его забрал с собой человек, который просил меня перевести его. Должно быть, налетчик выследил мистера Лавла, ведь он ворвался спустя всего лишь пять минут после того, как мистер Лавл ушел.

— Умоляю тебя, кто такой мистер Лавл? Пока Кетти вкратце описывала визит, Гордон слушал и восхищался.

— Ты хоть понимаешь, что я мог пропустить это! — воскликнул он, когда она закончила. — Пока я убивал время на не правильные глаголы, нам нанес визит шпион. Благодарение Богу за это любовное письмо! В конце концов мне вовсе не следует считать себя предателем. Но ты отдаешь себе отчет, что сидишь здесь и рассказываешь мне, как переводила государственные секреты! Я не верю ни единому слову. Ты опять начиталась миссис Рэдклиф.

Он взглянул на диван у камина, где лежал раскрытый роман.

— Ты должен помочь мне, Горди, — Кетти произнесла это с таким спокойствием, что Гордон поверил ей. Кроме того, у нее никогда не было достаточно воображения, чтобы придумать подобную историю.

— Я должна сообщить мистеру Лавлу об этом человеке. Лавл понятия не имеет, что за ним следили. Его могут убить.

— Где же найти этого Лавла? — спросил Гордон.

— В Уайтхолле. Он работает в Генеральном штабе.

— Тогда он точно шпион! Здесь близко, надо просто завернуть за угол. Я буду там через две секунды.

— Да, мы должны идти. Мне кажется, я лучше разглядела этого мужчину. Он сутулился, но, я думаю, он высокий. Он был так закутан, что я ничего не увидела на его лице, кроме глаз. Они у него близко посажены и косят.

— Ничего подобного, это был низкорослый парень, и глаза у него на самом деле вовсе не так уж близко посажены. Они действительно косят, поэтому создается такое впечатление. Это я особо отметил. Кроме того, когда он связывал нас, я посмотрел на его руки. Я бы узнал эти безобразные пальцы где угодно.

— У него было кольцо?

— Нет, но у него такие же короткие плоские пальцы, как у нашего кузена Мариона, как будто их прищемило дверью.

— Ox! — Этот возглас прозвучал совсем не как ключ к разгадке тайны незнакомца. — Может быть, мистер Лавл его узнает. Собирайся скорей, нам надо спешить.

— Только не думай, что я позволю даме сопровождать меня, когда я иду с ответственным поручением! — воскликнул Гордон, возвращаясь к отцовской манере.

Позволить ей! Ведь именно она переводила письмо. Но эмоции были не в ее характере, и Кетти спокойно сказала:

— Ты не узнаешь мистера Лавла.

— В Уайтхолле меня быстро отведут к нему.

— Есть небольшие сомнения, что Лавл — настоящее имя. Человек с пистолетом называл его Костейном. Я должна пойти, чтобы узнать его, потому, что письмо имеет огромное стратегическое значение.

— В самом деле? — воскликнул Гордон. — А что в нем?

— Я обещала мистеру Лавлу, что ни одна душа не узнает.

— Проклятье, но мне-то ты можешь сказать. Я ведь не «одна душа», а твой брат.

— Я не могу сказать даже тебе, Гордон, но это дело такой жизненной важности, что может изменить ход войны.

Гордон нахмурился и хмыкнул, но на самом деле он настолько мало интересовался подробностями войны, что это его чрезвычайно мало затронуло.

— Пошли, в конце концов, если ты настаиваешь, можешь следовать по пятам.

— Да, но что мы скажем маме?

— Мы скажем ей, что работаем на короля и страну, и она едва ли скажет «нет».

— Она скажет «нет» мне, — возразила Кетти с неопровержимой логикой. — Кроме того, я не предполагала рассказывать кому-либо о письме. Я рассказала тебе только потому, что мне нужна твоя помощь. Ты скажешь маме, что я жду мистера Стейнема и принесешь мне чай сюда, в кабинет, потом возьмешь мою шляпку и мантилью и спустишься ко мне.

— Я скажу ей, что составлю тебе компанию. У нее есть Родни, чтобы услаждать ее уши, поэтому она вряд ли обратит на наше отсутствие особое внимание, — произнес Гордон и вышел.

Кетти подскочила и закрыла дверь, затем задернула синие бархатные шторы, чтобы укрыться от посторонних глаз. Она чувствовала волнение при мысли о том, что кто-то может заглядывать в окна. Так как у нее не осталось ни оригинала, ни перевода письма, она надеялась, что мистер Стейнем уже не придет. Она написала по памяти довольно приблизительный перевод. Мистер Стейнем сможет в ее отсутствие просмотреть его бесплатно.

Гордон вскоре появился с чайным подносом, он также нес ее шляпку и мантилью. Кетти оделась, и они вышли, оставив мистеру Стейнему записку, приколотую к двери булавкой.

— Благодаря этой истории я мог бы очень быстро стать лордом, — сказал Гордон, пока они шагали сквозь снег, не дожидаясь экипажа, так как расстояние было небольшим.

— Смею заметить, мисс Стэнфилд вряд ли свяжет свою жизнь с простым баронетом.

Гордон надел калоши, чтобы ноги оставались сухими, но не прошли они и ста ярдов, как вода просочилась в туфли Кетти, и у нее замерзли ступни. Ветер разметал ее волосы и шляпку и задувал под мантилью. Она ощутила легкий дискомфорт, но в следующую минуту представила мистера Лавла и решила пройти огонь и воду ради его расположения.

Желтый кирпич Уайтхолла в сумерках выглядел грязноватым, но множество светящихся окон поселили в них надежду, что мистер Лавл все еще там. Скоро над ними нависла башня Генерального штаба с часами. Они вошли беспрепятственно, хотя несколько пар бровей и приподнялись при виде молодой леди, вторгшейся в эту обитель мужественности.

— Я ищу мистера Лавла, — с деловым видом обратился Гордон к часовому. Гвардеец пробежал пальцем по списку.

— Здесь нет мистера Лавла, сэр. Может быть, вам нужно в Адмиралтейство?

— А нет ли здесь мистера Костейна? — спросила Кетти.

— Вы имеете в виду лорда Костейна, нового сотрудника лорда Косгрейва? Он здесь. Не так давно проскочил мимо меня, но скоро вернется. Второй этаж, третья дверь налево.

— Это, должно быть, он, — сказал Гордон. — Благодарю вас. — Как только они отошли за пределы слышимости, он добавил:

— Выскочил и скоро вернется — точно наш человек.

Кетти обратила внимание на другой момент:

— Гвардеец назвал его «лорд Костейн».

— Неважно. Это должен быть он.

— О, да. Я в этом уверена.

Они поднялись на второй этаж, повернули налево и отсчитали три двери. Третья дверь была приоткрыта, и из-под нее выбивалась полоска света. По мере того как они подходили ближе, их шаги все замедлялись. Кетти нервничала, но была сильно заинтригована.

Гордон обернулся к ней и сказал:

— А что, если это не он?

— Что ты имеешь в виду?

— А вдруг парень, который принес нам письмо, был иностранным агентом, выдававшим себя за Костейна, и ты отдала ему перевод секретной информации? Ты собираешься добровольно признаться в этом и отправиться в Тауэр[2].

— Это должен быть он, — сказала она скорее с надеждой, чем уверенно.

— Предоставь это мне. Если это не он, мы скажем, что нас не правильно направили, а искали мы мистера Костейна. Мы помчимся домой и спросим мнение дяди Родни. Он-то знает, что делать. Отведет нас к какому-нибудь вельможе, который не отправит нас в Тауэр, когда мы признаемся в том, что сделали. Большое безрассудство с твоей стороны, моя дорогая. Тебе надо было обратиться ко мне раньше.

Сердце Кетти подкатилось к горлу, когда Гордон слегка постучал в дверь.

Глава 3

— Войдите, — предложил внушительный голос. Его голос.

Улыбка Кетти сказала Гордону, что все в порядке. Он открыл дверь и ввел сестру в кабинет.

— Я сэр Гордон Лайман, — сказал он, шагнув вперед и отвесив церемониальный поклон. — Могу ли я иметь честь обратиться к лорду Костейну?

Лорд Костейн метнул через его плечо быстрый взгляд на Кетти. Она прочитала в нем смесь изумления, гнева и осуждения, и прежде чем он смог что-то сказать, бросилась вперед.

— Случилось самое ужасное, мистер Лавл. Ой, лорд Костейн.

— Как вы узнали мое имя?

— Часовой внизу сказал нам, что здесь нет мистера Лавла, а есть лорд Костейн.

— Вы могли бы придумать что-нибудь получше, мисс Лайман, — сказал он, закрывая дверь и пронзая девушку угрожающим взглядом. — Гвардеец никак не мог назвать мистера Лавла лордом Костейном без дополнительных подсказок.

— Человек с пистолетом называл вас Костейном, — ответила Кетти.

— Что за человек с пистолетом?

— Он пришел в нашу контору и потребовал письмо, которое вы принесли мне для перевода. Он, наверное, подумал, что это длинное письмо, перевод которого потребует много времени, и поэтому оно все еще у меня.

— Боже мой! С вами все в порядке? Он не обидел вас?

— Со мной все в порядке, — сказала она, тронутая его заботой.

— Я искренне сожалею, что пришлось втянуть вас в это дело, мисс Лайман. Вы можете описать того человека?

— Очень точно вряд ли — он был закутан, но он высокий, с близко посаженными глазами.

— Невысокий, а глаза у него обычные, только они косят, — вмешался Гордон. — И пальцы у него плоские, как будто обрубленные.

— Мне он показался высоким, — настаивала Кетти.

— Это потому, что ты маленькая и толстая, — заверил ее брат. Костейн переводил взгляд с одного на другого с простительным в данном случае замешательством.

— Вам лучше сесть, — сказал он. Его наихудшие опасения оправдались. Своенравный молодой братец теперь тоже в курсе дела. Но примерно через четверть часа ситуация полностью прояснилась.

— Мне пришлось все рассказать Гордону, потому что было необходимо срочно сообщить вам, что за вами следят, а я не могла идти ночью одна, — оправдывалась Кетти.

Костейн расхаживал взад и вперед, потирая рукой лоб и пытаясь сосредоточиться.

— Кто бы это мог быть? — Их описание оказалось совершенно невнятным. Неизвестный был высоким и низким, с близко посаженными, косящими, обычными глазами и короткими пальцами.

— Очевидно, он следил за мной от этого здания. Вот будет сюрприз, если это окажется Косгрейв.

— Лорд Косгрейв? — недоуменно воскликнул Гордон, меняясь в лице.

— Да, он мой непосредственный начальник. Гордон резко поднялся.

— Простите, но нам надо идти. Ты все выяснила, Кетти?

Костейн понял, что потерял доверие молодого человека. Здравый смысл подсказал ему, что теперь они могут рассказать обо всем Косгрейву. Он должен вновь расположить их к себе, а уж когда лорд Костейн решал кого-нибудь очаровать, он бывал неотразим.

— Уделите мне еще несколько минут, и мы проясним ситуацию, — сказал он. — Сейчас, когда у меня появились такие старательные и способные помощники, я чувствую, что должен рассказать им все — отдавая себе отчет, что передаю строго секретную информацию. Может, по бокалу шерри? Его милость прислал мне несколько ящиков из аббатства Норсланд. Вам доводилось слышать о герцоге Халфорде, моем отце?

Не переставая говорить, он подошел к шкафу и достал из него серебряный поднос с хрустальными бокалами и графином шерри. Гордон смутился. Слова «старательные и способные помощники» и «секретная информация» крутились в его голове. Кетти мысленно вытаращила глаза при упоминании имени герцога Халфорда и сказочного Норсланда, одного из прелестнейших уголков графства Кент. Даже мама не смогла бы возразить, когда узнала бы, что мистер Лавл — сын герцога.

— Если только по бокалу, — сказал Гордон и вновь сел. — Мы пропустили чай. Нет, я вовсе не жалуюсь! Хотя там были горячие лепешки и малиновый джем.

— Мне всегда нравился чай, но, когда я был на Пиренеях, у меня проснулся вкус к шерри, — сказал Костейн. Он собирался хвататься за все, что может поразить этого малого.

— Вы бывали на Пиренеях? — спросил Гордон.

Кетти слегка разочаровалась в своем герое. Он начал говорить, как заурядный сноб.

— Третий сын Халфордов по традиции поступает в армию. Я был комиссован после ранения в битве при Бадахосе, — сказал он сдержанно.

— Боже милостивый! Чем мы можем помочь вам, лорд Костейн?

Костейн ступил на скользкий путь. В течение четверти часа он убеждал юнцов, что они не должны говорить никому ни слова, пытаясь при этом избежать даже намека на то, что Косгрейв — изменник, так как не мог быть совершенно уверен, что Гордон сумеет удержаться в рамках приличий. Еще раз сделав упор на соблюдение полной секретности, он настоятельно просил их консультироваться с ним прежде, чем что-либо предпринять.

— Даже у стен есть уши, — сказал он, взглянув на закрытую дверь. — Когда мне понадобится помощь, я сам зайду и дам вам поручения.

— Может, мне пойти с вами сегодня вечером? — спросил Гордон.

Костейн изумленно моргнул:

— Пойти куда?

— Как? На свидание. Автор письма, которое Кетти отдала налетчику, назначает свидание в полночь, на южном углу парка Сент-Джеймс. Поскольку незнакомец думает, что это шифр или нечто подобное, он придет туда, разве не так?

— Но если это шифр, то парк Сент-Джеймс означает отнюдь не парк Сент-Джеймс, а полночь не означает полночь.

— Ну, я думаю, он скоро вычислит, что это не совсем шифр, и тогда подумает, что это секретная встреча. Скорее всего он придет туда.

— Возможно вы и правы, — сказал Костейн с оттенком уважения в голосе. — Но мне не понадобится сегодня вечером ваша помощь, сэр Гордон.

— А у вас будет какое-нибудь задание для меня на сегодняшний вечер? — спросил Гордон нетерпеливо.

— Было бы очень хорошо, если бы вы проехались по светским салонам Лондона, стараясь посетить как можно большее их количество, и посмотрели, не удастся ли вам узнать в одном из посетителей своего налетчика. А вдруг вы опознаете его по глазам или пальцам.

— Но я могу сделать это, когда угодно.

— Чем раньше вы начнете, тем лучше.

— Да, но в такую метель на вечерах вряд ли соберется много гостей.

— Погода не должна нам помешать задержать французского шпиона. Это важнее, чем метель. Мы англичане, и долг обязывает нас выследить негодяя.

— Нет, конечно, я пойду, даже если придется взять лопату, чтобы расчищать путь.

Тут Костейн заметил, что мисс Лайман смотрит на него вопросительно. С ней тоже надо было считаться.

— Я надеюсь, мадемуазель, вы не забыли, что сегодня вечером я буду у вас?

— Нет, я помню.

— В девять удобно? Я обещаю, что визит будет кратким.

— Оставайтесь столько, сколько захотите, лорд Костейн, — сказал Гордон. — Я побегу в свой клуб пообедать и посмотрю, нет ли там француза. — Гордону очень не хотелось покидать кабинет, но пора было идти. Во-первых, следовало извиниться перед матерью за то, что он покидает дом в такую ночь, а потом он собирался заставить своего камердинера, чтобы тот завязал на его галстуке такой же щегольский узел, как у лорда Костейна. Гордон залпом допил свой бокал и поднялся.

— Ну, ты закончила, Кетти?

— Да. — Сестра присоединилась к нему. — Я надеюсь увидеть вас сегодня вечером за нашим столом, милорд.

Костейн взял ее руку и улыбнулся, глядя ей в глаза.

— Мои часы будут безрадостны, пока мы не встретимся снова.

Они ушли, и по дороге домой почти не разговаривали. Однако совсем не ветер, треплющий их одежду и завывающий в ушах, был помехой разговору. Каждый был погружен в свои грезы.

Костейн уселся в кресло и мрачно уставился на их пустые стаканы. Что он наделал? Позволил оседлать себя паре юнцов, которые могут возомнить о себе невесть что и поведать всему миру о своей великой миссии, если он не будет держать их в узде.

Лорд Костейн честно признавал, что полностью повинен в случившемся. Именно он втянул их в эту историю, и именно он теперь отвечает за их безопасность и за их порядочность. Он допустил, что они стали слишком полезны ему. Только благодаря доброте мисс Лайман он узнал, что за ним следили. Кто это мог быть? Бьюрек, скрытный человек, который занимал соседний кабинет и устраивал настоящие парады, чтобы доказать мнимую эффективность своей работы? Или Харольд Леонард, правая рука Косгрейва, нанятый им самим? Или настоящий французский шпион, как думают Лайманы? Француз мог проследить за Джонсом, увидеть, как тот идет в отдел корреспонденции и последовать за тем, кто покинул здание Генерального штаба сразу после этого. Он побродит вокруг парка Сент-Джеймс в полночь, чтобы посмотреть, не покажется ли кто-нибудь, хотя вряд ли что-то может произойти.


На Кинг-Чарльз-стрит леди Лайман пребывала в нешуточном гневе. Отсутствие ее отпрысков было обнаружено, и она ждала их возвращения, сидя в удобном кресле у каминной решетки. Чашка кофе с коньяком в ее руке нервно подрагивала, лицо выражало нетерпение, смешанное с раздражением. Стоило детям появиться, как на них обрушились упреки:

— Умчались, ни слова мне не сказав, ветер воет, снег валит стеной. Ты совсем потеряла голову, Кетти, раз убежала, не сказав ничего, даже не выпив чай. Неужели это было настолько важно, что не могло подождать?

— Ну, я же тебе говорю, — сказал Гордон. — На углу перевернулась фура. Я и представить не мог, что ты не слышала. Должно быть, мама, ты глуха, как пень. Я не понимаю, как та упряжка осталась цела.

— Я знала, что рано или поздно это случится, — удовлетворенно произнесла леди Лайман. — Просто ужас, что эти возницы позволяют себе на улицах. А сейчас бегите и переоденьтесь к обеду.

— Я сегодня обедаю не дома, мама, — сказал Гордон. — Я там встретил школьного товарища, он тоже смотрел на происшествие. Сбежался весь город — отвратительное зрелище.

. — А еще мы встретили лорда Костейна, — сказала Кетти. — Он просил нас принять его сегодня вечером.

Слово «лорд» оказало благотворное влияние на настроение леди Лайман.

— Ах! Кто? Нет, действительно лорд Костейн? Имя мне незнакомо. Граф или маркиз? — Она взглянула на сына.

— Барон. Третий сын герцога Халфорда. Он был на Пиренеях.

— Сын герцога Халфорда? — От восторга леди Лайман чуть не выпрыгнула из кресла. — Почему же ты сразу не сказал? Во сколько он придет? Кетти, беги наверх и прикажи Марго сделать что-нибудь с твоими волосами. Ты выглядишь, как матрос на корабле. Гордон, я не знала, что ты знаком с лордом Костейном. Как ты с ним познакомился?

— Но ведь с ним можно познакомиться где угодно.

— Да, но где?

Кетти благодарно ускользнула наверх, предоставив Гордону изобретать ответ. Она весьма тщательно продумала свой туалет. Совсем не для домашних она выбрала очень шедшее ей платье зеленого шелка с отделанной рюшем юбкой и надела маленькое изумрудное ожерелье, которое обычно носила только на балах. Она прекрасно понимала, что вряд ли заинтересует такого блистательного человека, как лорд Костейн, и твердо решила, что не влюбится в него. Он был слишком чванлив, чтобы понравиться ей, но в то же время представлял собой значительную, подходящую партию, и она собиралась произвести благоприятное впечатление. Марго, их горничная, расчесала ее кудряшки и подхватила зеленой лентой, чтобы подчеркнуть их каштановый блеск. Кетти взяла пеструю шаль с каймой и спустилась вниз.

— Замечательно, дорогая, — одобрительно сказала мать, окинув наметанным глазом туалет дочери. — Не правда ли, она прекрасно выглядит, Родни?

Дядя поднял седую голову от свежего журнала и зажмурился, что должно было означать согласие. В действительности же его интересовал только обед. Запах жареной баранины наполнял дом. Еда и напитки были его единственной отрадой. Ведь даже ученому человеку не чужды маленькие слабости.

— Стейнем забрал свое письмо? — спросил он Кетти.

— Да, дядя. — Письма действительно не было на двери, когда они с Гордоном вернулись. Так как на пороге лежали полкроны, она решила, что мистер Стейнем оставил их в качестве оплаты.

«Сословие пэров» Дебретта занимало во время обеда почетное место по правую руку от леди Лайман. В нем она пыталась обнаружить все, что только возможно о Халфордах. Ей польстило, что лорд Костейн упомянул о знакомстве с их семьей, и заключила, что ему об этом говорила его мать, которую в девичестве звали леди Мери Спенсер. Леди Лайман раскланивалась с леди Маргарет Спенсер, которая, похоже, была ее сестрой.

Лорд Костейн прибыл в половине десятого, а перед этим леди Лайман строила планы относительно того, как бы организовать небольшой прием под предлогом празднования Рождества и заманить на него лорда Костейна, а мисс Лайман сидела как на иголках. Тело Кетти было натянуто, как пружина, когда раздался стук в дверь. И когда показался лорд Костейн, она раз и навсегда признала, что никого красивее еще не видела. Кетти не могла себе представить, что он может выглядеть лучше, чем сегодня в своем кабинете, но поняла, что здорово ошибалась. Белоснежная рубашка подчеркивала его загар, лицо разрумянилось от мороза, а великолепно пошитый черный костюм делал Костейна еще выше.

Он обвел взглядом присутствующих, послал Кетти быструю улыбку и склонился в грациозном поклоне перед леди Лайман и ее братом, Родни Рейнольдсом.

— Прошу вас присесть, лорд Костейн, — сказала леди Лайман. — Какой ужасный вечер для выездов. Погода совсем не та, к которой вы привыкли на Пиренеях.

— Но изменение приятное. В Испании мне не хватало снега. Кстати, он сейчас прекратится. Показалась луна, а значит, метель проходит.

Леди Лайман погода волновала не больше, чем геометрия.

— Как поживает ваша дорогая матушка? — спросила она.

Пока он рассказывал, ее рука нащупала колокольчик, и на его звон явился лакей, которому было велено принести наконец чай, потому что лорд Костейн умирает от холода.

Пляшущее в камине пламя скорее плавило, чем замораживало его, но Костейну нравилась эта легкая беседа. Он, разумеется, понимал, чем продиктован интерес леди Лайман к его персоне.

Когда она сказала, что ей надо перекинуться словечком с Родни, Костейн прочитал ее хитрость, как открытую книгу. Она хотела оставить его наедине с мисс Лайман. Так как это было полезно во всех отношениях, он поднялся, чтобы подать ей шаль.

Когда он снова садился, то пересел в кресло поближе к мисс Лайман. Она склонилась вперед и сказала заговорщически:

— Гордон в городе, как вы приказали. Вам удалось выяснить что-нибудь о загадочном налетчике?

— Нет еще, но в полночь я поеду на свидание. Вы никому ничего не рассказывали?

— Конечно нет! Вы можете рассчитывать на мое молчание.

— Я знал это, — сказал он, вложив в голос оттенок восхищения. Ему не хотелось обсуждать свои дела с юной леди, и он ловко перешел на другую тему. — Что вы делаете, когда не занимаетесь шпионажем, мисс Лайман? — спросил он с поддразнивающей улыбкой.

— Я помогаю дяде с некоторыми простыми переводами и переписываю набело книгу, которую он переводит. Изучаю итальянский, чтобы, когда Гордона пошлют в Италию, — я хочу сказать, когда он поступит на дипломатическую службу, — стать его секретарем.

— Вот как, сэр Гордон собирается стать дипломатом? «Боже, храни Англию», — добавил про себя Костейн.

— Да, как папа.

— Я уверен, что изучение итальянского занимает не все ваше время? А каковы ваши развлечения?

— Самые обычные, — сказала она неопределенно. — Вечера, знаете ли, театр, романы и стихи.

Он вспомнил замечание Кестлри, что она живет уединенно, и почувствовал, что вопросы о чтении — это лучший путь, который и следует выбрать.

— Любите Байрона, как мне кажется? — спросил он.

— Нет, у него, на мой вкус, слишком много пафоса и лирических отступлений. Я предпочитаю миссис Рэдклиф, ее невероятные рассказы по крайней мере… — Кетти замолчала.

— Вероятны? — предположил он.

— Не совсем, но я могу поставить себя на место героини, так как она — обычная девушка, в то время как герои Байрона для меня слишком величественны. Они больше похожи на вас, — сказала она, весьма поразив его этим сравнением.

— Величественный! Это для меня как пощечина! Честное слово, вы несправедливы ко мне, мисс Лайман.

— Я не хотела вас обидеть, милорд, — смутилась Кетти, мило покраснев. — Я имела в виду ваше пребывание в Испании и ваш титул.

Костейн несколько секунд изучающе смотрел на нее.

— Несомненно, я не заслужил чести называться величественным. Я думаю, что вы припомнили мое сегодняшнее хвастовство, мисс Лайман. Это было не очень хорошо с моей стороны, но меня беспокоил ваш брат. Я хотел заинтересовать его, чтобы он поверил мне.

Кетти на мгновение задумалась над этим и сказала:

— Да, он достаточно молод и глуп, чтобы на него производили впечатление такие вещи.

— Тогда как вы настолько умудрены, что на вас подобные вещи впечатления не производят, — сказал он, поддразнивая ее взглядом. — Что-то я не заметил серебряных нитей в ваших каштановых кудряшках. В каком возрасте молодая леди перерастет такие глупости?

— Мне кажется, это зависит от леди.

— И от ее окружения. Как я понимаю, вы бывали за границей?

— Меня брали за границу, когда я была слишком мала, чтобы оценить это. Сейчас, когда я достаточно взрослая, я… — Она остановилась, удивляясь тому, как легко втянулась в такую личную тему разговора. — Но мы разговаривали о более важных вещах. Я хочу вас заверить, что буду выполнять любую работу, которую вы мне поручите. Мы с Гордоном все обсудили — с глазу на глаз, разумеется. Нам кажется, что самое подходящее место, где можно увидеть нашего налетчика, — это Генеральный штаб, поэтому мы завтра прогуляемся перед ним. Мы не будем заходить внутрь, как вы, наверное, подумали, но так как мы живем близко, то не будет ничего необычного в том, если мы пройдем мимо рано утром, когда собираются служащие, в обеденный час, когда они выходят, и еще раз в конце дня.

Костейн понял, что этой темы нельзя избежать так легко, как он надеялся. Он увидел также, что его помощники преисполнены решимости.

— Возможно, вам будет лучше проехать в экипаже. Налетчик, несомненно, узнает вас, даже если вы не узнаете его. Ему было бы подозрительно видеть вас, слоняющихся вокруг. Достаточно быстро проехать мимо в те часы, которые вы указали. — Он видел, что она не удовлетворена этой скудной ролью, и подбросил кроху утешения:

— Разумеется, я буду держать вас в курсе всех значительных происшествий. Мне бы не хотелось занимать весь ваш день.

— Для меня нет ничего более важного, чем помочь вам, лорд Костейн. Умоляю вас, не думайте, что мы навязываемся.

— Вы очень добры.

Он добился успеха, переведя разговор на книги и пьесы, и через полчаса поднялся, чтобы уйти.

— Полчаса. Очень правильный визит, — подвела черту леди Лайман после его ухо да. — Когда он снова посетит нас, Кетти?

— Очень скоро, мама.

— Будет ли он в Лондоне на Рождество? Вспомни о званом вечере, который мы планировали. — Так как это затевалось исключительно с целью привлечения Костейна, она, разумеется, стремилась увериться в том, что он придет.

— Я его не спрашивала.

— Простофиля! Спроси в следующий раз. Я не собираюсь связываться со всей этой кутерьмой, если он уедет домой, в Норсландское аббатство.

— Мама, ты не должна думать, что он ухаживает за мной, — сказала Кетти убежденно.

— Конечно, не ухаживает, когда выходит на улицу в такой вечер, как этот, и сидит полчаса, сдвинув свою голову с твоей в секретном разговоре? Мое дорогое дитя, не думай, что я слепа. Лорд Костейн сделает тебе предложение еще до середины зимы. Я должна заглянуть в «Дебретт» , и посмотреть, какое имущество выпадает на долю третьего сына. Жалко, что он не оказался старшим сыном — маркизом, но в конце концов нет ничего плохого и в бароне.

Вскоре мать подтащила «Дебретта» к лампе для более внимательного чтения, Родни углубился в свое чтиво, а Кетти присела у раскаленной каминной решетки, ожидая возвращения Гордона.

Глава 4

Гордон вернулся в одиннадцать часов, замерзший, сердитый и отнюдь не уверенный в том, что лорд Костейн настолько проницателен, как ему сперва показалось.

— Нам надо поговорить, — сказал он Кетти, войдя в гостиную, и после этого представил маме краткий отчет о своем выходе.

— Все сидят по домам. Можешь пройти всю Бонд-стрит и не встретить ни души. Я промерз до костей и отправляюсь спать. Всем спокойной ночи. — Его командирский взгляд предложил Кетти также найти предлог, чтобы уйти. Через несколько минут они встретились на ступеньках холла.

— Он был? — спросил он. Кетти не надо было объяснять, кто такой «он».

— Да, как и обещал.

— Что он сказал?

— Он хочет, чтобы мы завтра, когда будем наблюдать за Уайтхоллом, взяли экипаж, чтобы налетчик нас не увидел.

— Отличная идея. А я собирался сбегать в парк сегодня ночью, просто на всякий случай, — заявил он.

— Он же сказал тебе, что берет это на себя.

— А что ты почувствуешь, если его найдут в канаве мертвым? — спросил Гордон, угрожающе покосившись. — Смею сказать, Костейн рассчитывает на это, но ему не хочется вовлекать в опасность штатского постороннего человека. Профессиональная этика, — объяснил он неопределенно.

Кетти представила лорда Костейна, его прекрасные черты, костенеющие в канаве, и в конце концов сказала:

— Я пойду с тобой.

Она до сих пор не определилась окончательно относительно своей влюбленности в Костейна, но вечерний разговор с ним увеличил шансы на положительное решение проблемы. Он даже показался ей менее хвастливым, когда Гордон отсутствовал. Кроме того, когда ей было 14 лет, русская княжна Екатерина учила ее, что сердце девушки не должно разбиваться при первой же влюбленности, чтобы она подготовила себя к будущим стрелам Купидона. Лорд Костейн оказался весьма способен разбивать женские сердца.

— Это мужская работа, — важно произнес Гордон, сосредоточенно глядя на нее.

— Мы пройдем через кабинет, — последовал ответ. — Родни там сегодня не засиживается. Ты возьмешь пистолет, Гордон?

Гордон больше не спорил. Хотя он и мнил себя взрослым мужчиной, но был на пять лет младше Кетти и привык делать так, как она говорит.

— Я оставил свой пистолет в тире Мантона. Нужно будет принести его домой, теперь он понадобится.

— Тогда нам нужно взять какое-нибудь другое оружие. Возьми свою трость, а я возьму трость дяди Родни.

— Ты бы лучше сняла свои изумруды, — это была единственная претензия Гордона. — Встретимся в кабинете в половине двенадцатого.

— До парка всего пять минут ходьбы.

— Кто рано встает, тому Бог подает. Придем пораньше и спрячемся в кустах.

— Хорошая мысль.

Кетти прокралась в свою комнату и сняла не только ожерелье, но и платье. После их первого выхода она немного озябла, и теперь надела теплую кофту, старую мантилью, ботинки, удобные для долгой ходьбы, а на голову накинула большую шерстяную шаль.

Они встретились в кабинете в назначенный час. Гордон пришел первым и зажег лампу. Он взглянул на сестру и сказал:

— Слава Богу, что сейчас темно. Ты выглядишь, как нищенка. Мне стыдно показываться с тобой на люди. Вот, — он протянул ей терновую трость, принадлежащую Родни; они погасили лампу и бесшумно выскользнули на улицу.

— У тебя есть ключ? — спросил Гордон прежде чем закрыть дверь.

— Нет.

— Тогда мы оставим ее на засове, чтобы потом открыть. В кабинете нечего красть, там нет ничего ценного.

Они поспешили по свежевыпавшему снегу, который поскрипывал под ногами. Метель кончилась, и тучи очистили черное бархатное небо, усеянное звездами. Бодрящий холодный ветер раздувал их одежду. В эту холодную декабрьскую ночь вокруг не было ни души, но на снегу виднелись немногочисленные свежие следы.. Единственными звуками были шум ветра в ветвях деревьев и шорох их шагов по снегу.

Парк Сент-Джеймс раскинулся перед ними огромной черной таинственной громадой. Голые ветки деревьев выглядели на фоне неба причудливой гравюрой. Нетронутый снег на краю парка указывал на то, что они прибыли первыми.

— Мы не должны оставлять следов. Они могут отпугнуть шпиона, — сказал Гордон.

Они миновали Бонд-стрит, вошли в парк с южной стороны и стали пробираться между скрывающими их деревьями к его юго-западной части. Над озером, раскинувшимся на территории парка, поднимался туман, создавая сырую атмосферу. Гордон не думал, что свидание произойдет где-нибудь в глубине парка, поэтому они обосновались на самом краю, спрятавшись за густыми зарослями малины, и стали ждать.

Время от времени до них доносились голоса ночных животных, вызывая приливы волнения. Казалось, прошла вечность. Гордон непрерывно жаловался, что пальцы у него окоченели, ноги затекли, его определенно ждет смерть от холода, и он еще никогда в жизни так славно не проводил время.

Одинокий человек прошел вдоль парка.

— Это лорд Елдон, не так ли? — шепнул Гордон. — Я узнал его старую шубу. Человек, пошатываясь, прошел мимо. Без десяти двенадцать, если верить карманным часам Гордона, они заметили человека, тайком проскользнувшего в парк и занявшего пост за деревьями. Как и они, он предпринял обходной маневр, чтобы не оставлять следов на заветном углу.

— Это Костейн, — возбужденно сказала Кетти. — Он пришел раньше, так же, как и мы. Дадим ему знать, что мы здесь?

— Лучше не надо. Давай-ка согнемся пониже и пошире раскроем глаза.

Через какое-то время к обочине подкатил экипаж, и из него вышел мужчина в теплом плаще. Он остановился, огляделся и прошел в тень, чтобы и его поглотила ночь.

— Не наш ли это налетчик? — шепнула Кетти.

— Будь я проклят, если вижу. Подождем и посмотрим, кто будет следующим.

Следующей оказалась дама, которая прибыла в роскошном черном экипаже. Ее сопровождал лакей. Она была высокого роста и закутана в черный плащ, скрывающий очертания фигуры. Человек, который прибыл после Костейна, вышел, чтобы встретить ее. Пара уселась в экипаж дамы, но он двинулся не сразу.

— Кстати говоря, шпион может быть и женщиной, — сказала Кетти, хмурясь.

— Больше похоже, что женщина — это переодетый мужчина, — отозвался Гордон. — Она же высока, как пожарная каланча. Черт возьми, надо было подойти и заговорить с ними.

— А может, проследить за ними? — предложила Кетти.

— У нас нет экипажа. Какого черта Костейн не двинулся с места?

Пока они говорили, экипаж стал отъезжать. Гордон покинул свое укрытие и созвал:

— Лорд Костейн, вы собираетесь сидеть здесь и ничего не делать, пока они не исчезнут? — Эхо его голоса всколыхнуло безмолвие ночи.

В ответ послышался голос лорда Костейна — очень слабый и раздраженный.

— Сэр Гордон? — позвал он.

— Ну конечно же, это я. Поехали быстрее за ними.

Гордон двинулся в направлении голоса Костейна, Кетти бросилась за ним. Ночь оказалась обескураживающе унылой. Кетти ждала от своего героя хоть какого-то подвига. Возможно, она рассчитывала в душе на нападение, выстрелы, арест.

— Костейн? — снова позвал Гордон, так и не сумев найти своего наставника. Перед ним смутно вырисовывались редкие деревья, любое из них могло скрывать Костейна. Почему он не отвечает? Он услышал шорох в кустах впереди, потом звук быстро удаляющихся шагов.

— Боже правый, он повернулся спиной и убегает. Костейн! — позвал он, пройдя еще несколько шагов, и вдруг споткнулся и упал лицом вниз.

— Аааааа! — Нечеловеческий крик расколол воздух.

— Что такое, Горди? — спросила Кетти, ринувшись вперед, чтобы помочь ему подняться.

— Тело! Я лежу на нем.

Гордон так резко вскочил, словно тело было заражено черной чумой. Посмотрев вниз, он увидел темноволосую голову и лежащую в стороне бобровую шапку. Тело было накрыто темным плащом.

— Давай посмотрим, кто это, — произнес Гордон глухим голосом. У него уже мелькнула догадка, кто это такой. У черноволосой головы была очень знакомая форма. Он наклонился и осторожно перевернул тело.

Кетти увидела бледное лицо лорда Костейна. Черная струйка неумолимо текла по краю лба, смачивая волосы. Она никогда в жизни до этого не падала в обморок, но вдруг начала терять сознание, повиснув на руке брата.

— Ты убил его! — выдохнула она.

— Я? Ничего подобного. У меня же нет оружия.

Она наклонилась и потрогала щеку.

— Он холодный, — сказала она.

— Будешь холодный, лежа на снегу. Послушай сердце.

Ее дрожащие пальцы сдвинули плащ и скользнули под рубашку. Она почувствовала рукой тепло его тела, исходящее от мускулистой груди. Сердце слабо вздрагивало. Кетти посмотрела на иссиня-бледное, как у покойника, лицо Костейна, и сердце у нее замерло.

— Да вызови же, наконец, доктора, — воскликнула она.

Глаза раненого широко раскрылись, и он в изумлении уставился на нее.

— Левый фланг! — сказал он рассеянно. — Ради Бога, прикройте левый фланг. Их там сотни.

Кетти вскочила:

— Гордон, он бредит.

— По-моему, он думает, что опять в Испании. Но все-таки он жив. Я говорю, Костейн…

Лорд Костейн посмотрел вверх на небо и нахмурился. Что это за белый порошок на деревьях? Снег? Снег!

— Боже правый, — сказал он и сел, закинув голову вверх. — Вы видите его? Вы хорошо его рассмотрели?

— Мы видим его достаточно часто, — сказал Гордон. — Почему вы не пошли за ним? У меня есть подозрение, что дама, с которой он встретился, это переодетый мужчина.

— Нет, это Ангелина Маккер, она весьма достойная женщина. Ведь любовное письмо было именно любовным письмом, но ваш налетчик ошибочно подумал, что это шифр. Я подумал, не видели ли вы парня, который треснул меня дубиной?

— Мы даже не заметили его присутствия, — сказал Гордон. — Должно быть, он пришел другой дорогой и подкрался сзади.

— С вами все в порядке, лорд Костейн? — спросила Кетти.

Он осторожно ощупал голову.

— Будет в порядке тогда, когда вы оба перестанете кружиться.

Гордон помог ему подняться и привел в равновесие.

— Лорд Костейн, вы должны показать вашу рану врачу, — сказала Кетти.

Он достал носовой платок и стер кровь.

— Как вы здесь оказались? — спросил он, слегка задыхаясь. — Я же сказал, что сам обо всем позабочусь. Здесь не место для женщин, мисс Лайман.

— Я ей говорил, но с таким же успехом я мог говорить вешалке, — сказал Гордон. — Как бы то ни было, хорошо, что мы пришли, иначе вы пролежали бы на морозе всю ночь и вернулись домой с пневмонией. Возвращайся, Кетти. Я провожу лорда Костейна к врачу. Вас привез экипаж, милорд?

— Нет, я пришел пешком и не нуждаюсь в эскорте, — заверил Костейн своего молодого спасителя. — Я найду наемный кэб. Проводите домой сестру, сэр Гордон.

— Мы не можем позволить вам одному в таком состоянии расхаживать по улицам, — заботливо сказала Кетти. — Мы живем за углом. Вы должны зайти к нам. — Она повернулась к Гордону. — Мы проведем его в кабинет. Никто не узнает.

— Отличная идея. Хорошо, что я запер дверь на задвижку.

Костейн сказал:

— Побудьте со мной, пока я не найду кэб. Я не хочу больше создавать вам неудобства.

Однако кэба не нашлось, и когда они дошли до Кинг Чарльз-стрит, Костейн чувствовал себя настолько слабым, что ему все же пришлось зайти к Лайманам и передохнуть. Поддерживаемый с величайшей заботой, он был препровожден на диван перед холодным камином. Пока Гордон разводил огонь, Кетти налила ему бокал шерри.

— Гордон, попроси у Симмонса бутыль воды и пластырь, — распорядилась она. — Скажи, что порезался.

Гордон обмотал ладонь носовым платком и пошел к Симмонсу за всем необходимым. Воду и пластырь он принес в кабинет.

— Я прошу прощения за такие хлопоты, — повторил Костейн два или три раза, пока Кетти обрабатывала рану. Он был очень бледен.

— Надеюсь, я не делаю вам больно, — сказала она, нежно прикасаясь к ссадине. Он вымученно улыбнулся:

— Паши медсестры в Белеме, на Пиренеях, никогда не прикасались так осторожно, — сказал он.

Пока она трудилась над ним, он заметил изгиб темных ресниц над ее щеками. Потом она взглянула наверх, и он отметил заботу в сияющих глазах. Его взгляд вызвал яркий румянец на щеках Кетти. Она потянулась, чтобы поправить подушку, и он был поражен грацией ее движений. В его душе что-то произошло. Прелесть мисс Лайман была не такой, которая заставляет мужчину онеметь и влюбиться с первого взгляда. Ее красота относилась к тому спокойному типу, который раскрывается со временем. Костейн подозревал, что она смущена.

— Вы будете обвинять меня, — сказал он.

— Я думаю, милорд, это наша ошибка. Если бы Гордон не выкрикнул ваше имя, возможно, тот человек и не узнал бы о вашем присутствии.

— Здесь не о чем даже говорить. Он нанес удар сразу же после того, как Гордон окликнул меня, но подкрасться он должен был раньше. Я — плохая реклама для своего учителя. Он внушал мне, как уберечься в подобных ситуациях. Во всем виноват снег. Он занес все следы. — Костейн вздрогнул, так как Кетти вновь принялась промывать рану.

— Извините. Вы видели его?

— Только мельком. Он подошел сзади. Как только я услышал шум и обернулся, он ударил. Я думаю, он старался уйти, чтобы его никто не видел.

— И потом он очень боялся, что вы узнаете его, — предположила Кетти.

— Я видел только руку, — сказал Костейн.

— С плоскими пальцами? — спросила она с легкой улыбкой.

Костейн почувствовал, как его губы расползаются в ответной улыбке. Ему нравилась ее забота о нем, что было странно, так как ему не доставляла особой радости подобная заботливость в Белеме. Разумеется, играло роль и то, что она была молодой и, между прочим, когда улыбалась, — очень привлекательной женщиной.

— Не знаю, на нем были перчатки. Это мог быть обычный вор… но нет. Вор не стал бы бить, если бы понял, что у меня есть подмога.

— Подмога или помеха? — спросила она, вытряхивая мазь на пластырь.

— Коллега, давайте договоримся впредь не называть вещи своими именами.

— Меня удивляет, когда возражают против того, чтобы называть вещи своими именами. Ваш кошелек на месте?

Он пошарил в карманах.

— Да. И часы тоже. Я думаю, мы можем предположить, что ваш налетчик пришел в парк, надеясь, что встреча любовников состоится где-нибудь в другом месте. К сожалению, он увидел там меня.

Кетти нагнулась над ним и бережно прилепила пластырь:

— Надеюсь, что рана, которую он нанес, не причиняет вам больших неудобств.

Он поднял руку, чтобы прижать повязку, и их пальцы столкнулись. Кетти поспешно отдернула свои.

— Сделайте это вы, — сказал он, опуская свои руки.

Кетти мягко нажала на пластырь:

— Так больно?

— Сущая безделка для ветерана Бадахоса, я клянусь вам — здесь есть маленькая крошка хвастовства, но только для вас. Не говорите Гордону. Но я имел в виду не этот удар по голове, когда говорил, что он, к сожалению, видел меня, мисс Лайман. Тот факт, что я пришел на эту встречу, раскрыл ему, кто со мной работает. Как еще я мог об этом узнать? Вы можете оказаться втянуты в опасное дело, — сказал он и надолго задержал на Кетти взгляд.

Кетти почувствовала, что значительно большая опасность таится в его глазах, которые начали гипнотизировать ее.

— Вы не видели напавшего на меня? — спросил он.

— Нет, должно быть, он пришел раньше всех нас.

Костейн покачал головой:

— Гордону это не понравится, но, я думаю, что действительно должен попросить вас устраниться.

— Вы правы. Мы больше мешаем, чем помогаем, — сказала она неохотно. — Я теряю стимул.

— У вас появляется вкус к пафосу и лирическим отступлениям, не так ли? Смотрите, а то в один прекрасный момент обнаружите, что стали поклонницей лорда Байрона.

— Отвечать за это придется вам, сэр. Вернулся Гордон с чайным подносом.

— Мне только что пришла в голову отличная идея, Костейн, — сказал он, улыбаясь во весь рот. — Вы говорили, что будет подозрительно, если я стану прохаживаться у Генерального штаба…

— Да, я считаю, что это не очень удачная идея, — удалось вставить Костейну.

— Так вот. Я решил, что поступлю туда на службу на полный день. — Кетти почти услышала внутренний стон Костейна.

— Они сейчас не набирают сотрудников, — сказал тот быстро.

— Это не проблема. Мама всех знает. Вы никогда не угадаете способ, которым она задабривает неприступных, но у нее есть свои связи в обществе. Она все устроит, не бойтесь. Как вы думаете, мне удастся получить кабинет, соседний с вашим?

— Этот кабинет занят, но Генеральный штаб предполагает начать набор новобранцев, сэр Гордон.

— Зовите меня Горди. Все друзья так зовут. Что до новобранцев, вы это бросьте — у меня два года Оксфорда. Я могу лопотать совсем как француз. Папа обращал особое внимание на нашу языковую подготовку. Я могу писать совершенно бесподобным почерком. Я еще не думал, какую работу мне дадут, — переписывание ваших писем или что там у вас еще есть. Да бросьте, я могу даже заваривать чай.

Кетти сказала:

— Не болтай ерунду, Гордон. Что мы знаем о работе разведчика? Мы ничего, кроме неприятностей, лорду Костейну не доставляем. Я уже сказала ему, что мы больше никогда не будем вмешиваться в его дела.

— Говори за себя, — сказал Гордон, совсем не расстроившись. — Я завтра пройду по Уайтхоллу и посмотрю, на кого насесть, чтобы мне дали место.

Костейн чувствовал, что это надо предотвратить во что бы то ни стало.

— Знаешь ли, Горди, я думаю, будет лучше, если ты сохранишь инкогнито. Ты будешь более полезен, если останешься в свободном поиске. — Он посмотрел поверх плеча Гордона на Кетти, которая покачала головой, сдерживая смех.

Гордон, казалось, заинтересовался. Он не находил удовольствия в сидении за столом. Слова «в свободном поиске» прозвучали для него заманчиво.

— Что вы затеяли, Костейн?

— Для меня было бы огромным подспорьем, если бы вы проследили за несколькими людьми, — сказал тот, мгновенно изобретя задачу, которая позволила бы занять юношу.

— Дело, конечно, потребует конспирации, — сказал Гордон со знанием дела.

— Ох, конечно! Конспирация — это очень важно.

— Кто они — те, за кем я должен следить?

— Парень из конторы. — Костейн запнулся, шаря в памяти в поисках безобидной кандидатуры. — Мистер Леонард, секретарь Косгрейва. Он живет на Хаф Мун-стрит. — Так как мистер Леонард целый день должен был находиться в своем кабинете, Костейн добавил:

— И его жена. Было бы очень полезно, если бы вам удалось узнать что-нибудь о ее действиях.

— Подозрительная жена, а? Для меня звучит весьма настораживающе.

— Вы можете описать ее?

— Нет, я расскажу, в каком доме на Хаф Мун-стрит живет Леонард. Когда вы увидите выходящую оттуда женщину, не упускайте ее из виду.

— Я приклеюсь, как ворсинка на рукав пальто. Вы можете рассчитывать на меня.

— Англия рассчитывает на вас.

— Англия не могла бы оказаться в лучших руках. — Гордон был в восторге от нового поручения и следующие пять минут занимался обсуждением своей маскировки. Он оденется, как капеллан, в черное пальто и порыжевшую шляпу, принадлежавшие ранее его отцу. Когда лорд Костейн в конце концов стал собираться, Гордон выскочил на улицу в надежде остановить кэб.

Кетти и Костейн подошли к двери.

— Ну что ж, — сказала она тихо, — кажется, пора прощаться, лорд Костейн.

Не соглашаясь, он вскинул свои изогнутые брови:

— Страшно! Вы ведь не оставите меня одного усмирять рвение вашего брата, раз уж именно вы посадили его на мою шею? Мне потребуется постоянная помощь, чтобы придумывать ему задания.

— Я так и поняла, что мистер Леонард — это уловка.

— Завтра вечером я буду на приеме у леди Мартин, Гордон сможет там отчитаться, — Костейн мгновение поколебался, потом сказал:

— Сэр Джон Мартин работает в Генеральном штабе, возможно, ваш налетчик будет там, и вам удастся узнать его при встрече. Как вы думаете, позволит ли вам матушка пойти со мной на этот прием?

— Позволит, — ответила Кетти без ложной застенчивости.

— Скажем, часов в девять.

— Прекрасно, милорд, — сказала она строго, сдерживая свой восторг.

Гость поклонился и вышел, как раз когда Гордон подозвал кэб.

По дороге домой Костейн размышлял, не слишком ли он опрометчив. В глазах леди Лайман он, несомненно, выгодная партия, но он намеревался вернуться в Испанию, как только его миссия в Генеральном штабе будет выполнена и доктор посчитает, что рана полностью зажила. Было бы бессовестно увлечь девушку, если у него нет намерения жениться на ней. Мисс Лайман, подумал он, не из тех леди, которые легко восприняли бы роман. В ней не было ни малейшей склонности к флирту и кокетству. Да и потом, она не так уж юна. В ее интересах поскорее найти себе пару.

Он разбавит прием у леди Мартин, пригласив также Гордона, и тем самым превратит их встречу в рабочее совещание.

Ложась спать этой ночью, Кетти и не помышляла о замужестве. Костейн совершенно ясно дал понять, что их вечерний выход был чисто деловым. Она чувствовала, что Костейн недостижим для нее и надеялась только, что мама не отпугнет его. Было бы забавно побывать на нескольких вечерах с таким блистательным кавалером, даже если это не связано с романом. Ведь там она может встретить кого-нибудь, кто полюбит ее, а если нет — то эти развлечения помогут убить время, пока Гордона наконец-то не пошлют в Италию.

Глава 5

Заметно удовлетворенная тщательным изучением «Дебретта», леди Лайман облачилась в роскошный туалет, чтобы следующим вечером приветствовать третьего сына герцога Халфорда, и даже снизошла до того, чтобы одолжить Кетти для приема у леди Мартин свое второе по красоте бриллиантовое ожерелье.

— Он ведь уже видел твои изумруды, — заметила она. — Мы не хотим, чтобы он думал, что у тебя только одно приличное украшение. Это вовсе не обман, Кетти, потому что я решила преподнести тебе это ожерелье как свадебный подарок.

— Мы идем всего-навсего на званый вечер, мама. Ты не должна возноситься в своих мечтах так высоко, — сказала Кетти, не возражая, однако, против бриллиантов. Они вносили нотку элегантности в ее скромный туалет. Ее отлично пошитому платью из прекрасного алого шелка было уже три года. Кетти всегда старалась выбирать такой покрой платьев, который не скоро выйдет из моды. В сочетании с новой шалью или драгоценными украшениями эти платья не выглядели устаревшими по несколько лет.

— Просто вечер, на который он пригласил тебя и Гордона? Моя дорогая, это говорит о серьезнейших намерениях. Джентльмен не пригласит брата своей дамы, если его намерения не честны и не серьезны.

— Твоя мама права, — подал голос Родни. — Если бы он не хотел, чтобы ты клюнула, ему не надо было бы удить в этом потоке.

Он сам не верил ни единому слову, но ему нравилось соглашаться с сестрой, если это не угрожало его собственному комфорту.

К тому времени, когда прибыл Костейн, леди Лайман удалось отыскать название его собственного поместья. Она вычитала, что лорд Костейн является наследником Парджетера в Вильтшире. Чтобы углубить свои познания, она спросила:

— Вы намерены проводить Рождество со своей семьей, лорд Костейн, в вашем поместье в Вильтшире?

— Если я покину город, я поеду домой к своим родителям, — неопределенно ответил он.

— А кто присмотрит за Парджетером, пока вы будете отсутствовать? Не очень-то мудро оставлять поместье на прислугу слишком надолго. Они не в состоянии поддерживать там должный порядок. У вас есть пастбища в Парджетере?

— Есть немного, — ответил Костейн, — но местный судебный пристав является моим кузеном, и он проявляет необычайный интерес к поместью. Смею сказать, что он присматривает за ним лучше, чем я сам бы сделал это.

— Большое поместье, не так ли?

— Когда-то оно было маленьким, но с годами, еще до меня, разрослось на тысячи акров, как мне кажется.

— Ах! — Леди Лайман покачала головой. — А дом? По-видимому, он весьма старинный?

— Он стоит со времен королевы Анны, мадам. Вы интересуетесь памятниками старины? — Костейн ухитрился вовлечь ее в обсуждение архитектуры, сделав это весьма тактично и не вызвав недовольства собеседницы сменой темы. Он специально отметил, что Гордон будет сопровождать их, но поедет следом в своем экипаже. Это выглядело как маневр с целью остаться с Кетти наедине, как оно, впрочем, и было в действительности. Леди Лайман ясно понимала все эти ухаживания.

Ее вопросы определенно указывали на ход ее мыслей, и Костейн почувствовал, что обязан проинформировать Кетти об истинном положении дел.

— Я думаю, что мог бы проводить больше времени в Парджетере, — сказал он, — но так как я собираюсь вскоре вернуться в Испанию, будет лучше не вмешиваться в то, как управляет поместьем мой кузен Пол.

Казалось, что Кетти это не обеспокоило:

— Я так понимаю, вы ждете, пока заживет ваша нога. Как она?

— Очень хорошо, так же, как и голова. Ваш пластырь вряд ли необходим. Я бы уехал завтра, если бы не порученное мне дело; Кестлри взял с меня слово. Костоправ хочет, чтобы кость окончательно зажила. Он требует, чтобы я остался в Англии до весны. — Таким образом у него оставалась целая зима и, чтобы избежать недосказанности, он неловко добавил:

— Но я могу уехать и раньше, в любой день после того, как это дело в Генеральном штабе будет распутано.

Кетти, сидевшая рядом с ним, в экипаже, повернулась и резко сказала:

— Вы можете не обращать никакого внимания на мою маму. Она ведет себя одинаково со всеми моими посетителями. Не бойтесь, я не пытаюсь женить вас на себе.

— Дорогая мисс Лайман, — сказал он и нервно рассмеялся, — я не воспринимаю себя как достойную партию или что-то в этом роде, уверяю вас.

— Конечно нет, — согласилась она с готовностью. — Вы всего лишь младший сын, но когда единственной дочери исполняется двадцать пять, матери становятся менее разборчивы.

— Ну а теперь, раз уж мы пошли на такие откровения, а мне очень нравится открытость в таких делах, как это, скажу вам, что я соврал. В Парджетере всего двадцать пять акров пастбищ.

— Я ей не скажу об этом, — сказала Кетти и засмеялась, но это был не совсем счастливый смех, хотя он и разрядил атмосферу.

— Было ли сегодня в Генеральном штабе что-нибудь интересное, — спросила она, чтобы показать ему, в каком свете рассматривает эту поездку.

— Я думаю, Харольд Леонард начал понемногу доверять мне и дал сегодня утром для обработки не очень важное письмо, так как чувствовал себя не совсем здоровым. У него открылось что-то похожее на грипп, и он рано ушел домой. Мистеру Бьюреку совсем не понравилось, что с письмом буду иметь дело я. Лорд Косгрейв отчего-то вспылил и швырнул свою чернильницу в стену.

— А лорд Костейн?

— Он отвечал на не очень важное письмо — запрос от правительства относительно определенной информации, потом составил для памяти список операций, которые должны быть проделаны в отношении секретных документов. В том неприятном случае, когда они ко мне попадут, я буду точно знать, как с ними поступить. Как прошел день Гордона-сыщика?

— Он влюбился в миссис Леонард, — вздохнула Кетти.

— В миссис Леонард? Должно быть, ему нравятся зрелые женщины. Я изумлен. Ее муж — скучный старый тупица. Я считал, что и супруга ему под пару.

— Au contraire[3], Гордон говорит, что она — бриллиант чистой воды, а это должно означать, что она вовсе не старая или безобразная.

— Если он обнаружит какой-нибудь компрометирующий ее материал, мы обязательно должны воспользоваться этим, чтобы разуверить его в том, что он в нее влюблен.

Кетти посмотрела на него в изумлении:

— Лорд Костейн, я ожидала большей рассудительности от вас, почитателя Байрона. Привкус греха только сделает ее неотразимой в его глазах. Мы должны использовать спартанский трюк.

— То есть окунуть его в холодную воду?

— Флейты, — заявила она. — У спартанцев была такая сильная склонность к войне, что они играли на флейтах, чтобы успокоить свой пыл. У Гордона есть такая же необоримая склонность к романам и интригам, и мы должны умерить его аппетит, возвеличив миссис Леонард. Я не хочу сказать, что она сейчас не на высоте, — добавила Кетти поспешно. — Я ведь ничего не знаю об этой леди.

— Я тоже, но я знаю ее мужа, и если миссис Леонард похожа на него, я не думаю, что Гордон в какой-либо опасности.

Когда они приехали, вечер был в полном разгаре. Леди Мартин украсила свой высокий салон еловыми ветками и красными бархатными гирляндами в честь приближающегося праздника. Светлые платья дам оттенялись красно-коричневым, зеленым и алым.

Хозяйке салона ужасно хотелось поймать лорда Костейна в свою сеть, и она старалась рассмотреть, что за дама его сопровождает. Лицо казалось знакомым, но имени она вспомнить не могла.

— Позвольте мне представить вам мисс Лайман, — сказал Костейн.

— Мисс Лайман? Вы дочь сэра Обри Лаймана? Я встречала вас много лет назад во Франции.

Вы вряд ли помните.

Костейн заметил румянец смущения на щеках Кетти из-за такого явного намека на ее возраст.

— Нет, я помню, — сказала девушка. — Это было как раз в конце века, мне кажется, на праздновании Нового года, в котором участвовала молодежь.

— Итак, вы — Кетти Лайман, — сказала миссис Мартин и изучила девушку холодно оценивающим взглядом.

— Которая выросла и похорошела, не так ли? — сказал Костейн.

— Действительно. А как ваша матушка, мисс Лайман?

— Она хорошо себя чувствует, мадам. Я передам ей, что вы справлялись о ней.

Они прошли в комнату для танцев, где бушевал вальс. Костейн неопределенно посмотрел на Кетти, поскольку в данный момент вряд ли смог танцевать вальс. После приключения в парке Сент-Джеймс раненая нога причиняла ему небольшое беспокойство. Он чувствовал, что может пройти медицинское освидетельствование, но легкая хромота была бы очень заметна его партнерше по вальсу.

Кетти подняла на него слегка раздосадованный взгляд.

— Нет, патронессы Альмака не давали мне разрешения на вальс, — сказала она, — и такого танца просто не было, когда я была представлена в свете.

Его подвижные брови поднялись:

— А какой танец был в моде в средние века, когда вы были представлены в свете, мадам? — спросил он шутливо.

— Мы шагали по кругу под дробь барабана, потому что настоящих музыкальных инструментов не было.

— Могу я сделать комплимент тому, что вы так замечательно сохранились, мадам? Вы несколько старше, чем я думал, и совершенно взрослая, чтобы отполировать эти примитивные манеры.

— Мои зрелые годы должны спасти меня от упрека. Но тем не менее я могу танцевать вальс, поскольку мама пошла на расходы и наняла учителя танцев, чтобы научить Гордона.

— Но не Кетти? — спросил он.

Он впервые назвал ее по имени. Было видно, что она это заметила, но не упрекнула и не поощрила его.

— Естественно, Гордону нужна была партнерша, — сказала она.

— У вас есть характер, — сказал Костейн, изучая ее с ленивой улыбкой. — Я удивляюсь, что вы не показали свои коготки в ответ на удивительную память леди Мартин. Умоляю, скажите, что я сделал и почему заслужил отповедь.

— Ничего, но вы собирались это сделать.

— Позвольте мне совершить мои ошибки, прежде чем вы их выпустите. Я не сомневаюсь, что дам вам достаточно поводов до того, как вечер закончится. Боюсь, что я плохой партнер для вас. — Он не пояснил причину, но бросил один быстрый взгляд на свою ногу.

Кетти прижала руку к губам:

— Ох, ваша нога! Извините меня, лорд Костейн. Вы так хорошо ходите, что я совсем о ней забыла.

Костейн пресек поток извинений, так как ему не нравилось, когда внимание заострялось на его персоне.

— Моя нога тут ни при чем, меня волнует совсем другое. Как бы то ни было, если вы со мной, я в игре.

Кетти прикусила нижнюю губу:

— Вы уверены?

Костейн грубовато сказал:

— Пошли, мы пропустим такую великолепную музыку.

Он обнял ее, и они присоединились к танцующим. Кетти наслаждалась необычным чувством, оказавшись объектом внимания. Она понимала, что это происходит только благодаря ее спутнику, но ей доставлял удовольствие даже этот отраженный свет. Костейн вальсировал хорошо, особенно когда забывал о своей больной ноге. Плавная музыка и кружащиеся пары навевали что-то вроде эйфории. Это было похоже на ее детские мечты о будущем.

Когда Костейн взглянул на нее и улыбнулся, она на одно короткое мгновение почувствовала, что действительно нравится ему. В его глазах была какая-то особая искра.

— Я замечаю, что леди Джерси хмурится, глядя на вас, мисс Лайман. Она не совсем уверена, что в ваши зрелые годы дозволено вальсировать без ее благословения.

— Наверное, мне надо было надеть чепчик, — ответила она.

— Нет, мне кажется, лучше тюрбан. У вас для этого подходящее выражение лица. И главное, не забыть добавить три пера и брошь. А почему собственно три?

— Три — счастливое число, — сказала она. Кетти не была мастером непринужденной болтовни, но сегодня, казалось, что охватившая ее эйфория развязала ей язык.

— Я шокирован тем, что вы верите в невежественные суеверия, мисс Лайман. Каждому известно, что самое счастливое число — семь. Замечу, что при таком количестве перьев дамы выглядели бы как страусовые хвосты. Какая прелестная картина — комната, заполненная вальсирующими страусами.

— Вы слишком язвительны, — засмеялась она.

Он заметил сияние в ее глазах и почувствовал вину за то, что обнадежил девушку. То, что было для него добродушным подшучиванием, производило на нее впечатление флирта, и он тут же изменил свое поведение.

— Заметили ли вы кого-нибудь, напоминающего вашего налетчика? — спросил он.

Кетти рухнула обратно на землю. Она была слишком занята Костейном, чтобы просто осмотреться, поэтому попыталась сделать это сейчас. Но джентльмены, дамы, лица, платья, силуэты — все плыло перед ее глазами. В таком состоянии она не могла узнать едва сохранившиеся в памяти черты.

— Нет, — сказала Кетти. — Возможно, Гордону повезет больше.

— Мы встретимся с ним позже. А сейчас давайте просто отдыхать и наслаждаться музыкой.

После этого вечер потерял свое очарование, но Костейн вел себя весьма достойно. Он подходил к ней в конце каждого тура и представлял ее нескольким подходящим партнерам. Кроме того, она возобновила знакомство с несколькими прежними друзьями, поэтому вечер все же оказался приятным, но не вызывал в ней прежнего восторга. Почему Костейн представляет ее таким пожилым мужчинам? Двое из них были вдовцами, а у одного седели волосы. Может, он считает, что она слишком стара для его собственного круга? Но ведь она на целых пять лет моложе его.

Ее настроение несколько поднялось, когда молодой, представительный джентльмен подошел к ним в конце кадрили.

— Костейн, — произнес он с улыбкой, — вы позволите мне потанцевать с вашей очаровательной партнершей?

С неохотой глянув на своего собеседника, Костейн ответил:

— Конечно. Мисс Лайман, это мой коллега, мистер Бьюрек. Мистер Бьюрек, мисс Лайман.

Делая реверанс, Кетти посмотрела на мистера Бьюрека и не отвергла то, что увидела. Это был хорошо сложенный молодой джентльмен с такими же каштановыми волосами, как и у нее, темно-карими глазами и улыбчивым лицом. Костюм его был пошит не так безупречно, как у Костейна, но отличное телосложение делало незаметным огрехи портного. Они присоединились к танцующим.

— Вы давно знаете Костейна? — спросил мистер Бьюрек.

— Нет, мы недавно познакомились, сэр. А вы его старый друг?

— Я никогда не встречался с ним вплоть до последней недели, когда он пришел работать к Косгрейву. Как я понимаю, это настоящий герой войны.

— Да, он получил пулю в ногу под Бадахосом.

— Надо же, а так здорово танцует, — сказал Бьюрек.

— Рана хорошо заживает, — ответила она и бросила пронизывающий взгляд на Бьюрека. Ее обеспокоило это замечание. Не думает ли он, что Костейн притворяется раненым?

— Он стремится вернуться в Испанию, — добавила она.

— Смею заметить, он теряет запал. Мы в штабе становимся очень вялыми. Я удивляюсь, что ему пришло в голову поступить к нам.

— Мне кажется, лорд Костейн из тех людей, кому необходимо быть занятым и делать что-нибудь для своей страны.

— Качество, достойное восхищения. По голосу Бьюрека нельзя было заметить, что он восхищается Костейном. Во всем его поведении Кетти почувствовала сдержанное негодование. Было ли это ревностью заурядного человека к герою войны? Или Бьюрек чувствовал, что Костейн превосходит его в штабе?

Следующий вопрос заставил ее насторожиться.

— Как вы с ним встретились? — спросил он и посмотрел на нее пытливыми глазами. Внимание!

— Наши семьи давно дружат, мистер Бьюрек, — сказала Кетти сдержанно, и тут же сменила тему:

— Насколько я понимаю, это первый рождественский вечер в этом сезоне. Как приятен запах еловых веток.

На лице мистера Бьюрека появилось рас строенное выражение, но воспитание заставило его прекратить обсуждение Костейна, раз уж дама настроена против этого.

Поскольку кадриль закончилась, Костейн вышел вперед.

— Позвольте предложить вам бокал вина, — произнес он и увел Кетти.

— Мистер Бьюрек сует нос куда не надо, лорд Костейн, — воскликнула она. — Возможно, именно из-за него в штабе возникли проблемы. — Ей показалось, что Костейна заинтересовало такое предположение.

— Вы узнали в нем своего налетчика? Она совсем забыла об этом, но остановилась в дверях и оглянулась, мысленно надвинув шляпу на лицо Бьюрека и намотала шарф.

— По-моему, у нас был более пожилой и худощавый человек. Возможно, сгорбившись…

— А как насчет голоса? — спросил Костейн, развивая идею.

— Голос не похож, но налетчик намеренно понизил голос, чтобы напугать меня.

— Странно, что он выбрал такое место для встречи с вами.

Кетти снова почувствовала вспышку раздражения.

— Джентльмены иногда приглашают меня и просто на танец, — заметила она.

Костейн опустил голову и прикусил нижнюю губу, но тут же рассмеялся:

— Вот как! Я же говорил, что довольно скоро у вас появится повод рассердиться на меня. Если это послужит хоть каким-то утешением, знайте, что лорд Дункан и сэр Эндрю Лонг-форд просили меня представить вас более подробно.

— Кажется, только пожилые оценили мою прелесть, — сказала Кетти, понизив голос, так как оба упомянутых джентльмена находились неподалеку.

— Бьюрек отнюдь не Мафусаил[4], — сказал Костейн. Она вскинула кудряшки. — И я, хотя мне всего лишь двадцать девять лет, готов оценить вас, более взрослую, чем я сам.

— Пойдемте посмотрим, может быть, Гордону хоть в чем-то повезло, — произнесла она, и они вышли.

Гордон шел из буфетной им навстречу. Кетти поделилась с братом своими подозрениями относительно Бьюрека.

— Что он такого сказал, что навел тебя на такие мысли? — спросил Гордон.

— Он расспрашивал, как давно я знакома с лордом Костейном и когда мы встретились, и еще ему показалось странным, что лорд Костейн танцует так хорошо, тогда как у него повреждена нога.

— Честное слово, он вел себя как простолюдин! — воскликнул Гордон. — Или он ревнив, как зеленый недотепа, или это наш шпион.

— Это больше походило на ревность, — предположила Кетти и пристально посмотрела на Костейна. — Но я не думаю, что ревность ко мне, — добавила она. — Как мне кажется, это скорее ревность к вашему титулу и вашим воинским подвигам.

— Он не кто иной, как простолюдин в одежде джентльмена, — усмехнулся Гордон. — Забудем о нем. Костейн, у меня есть кое-что действительно интересное, о чем можно рассказать.

Юноша подозрительно огляделся. Толпа направлялась в буфетную, где официанты расставляли на столе угощение. Аромат лобстеров, тушеных в винном соусе, витал в воздухе, смешиваясь с запахом жареного мяса.

— Давайте найдем уголок потише, — сказал Гордон и двинулся в холл. Он остановился у двери библиотеки и махнул головой, приглашая остальных быстрей присоединиться к нему.

— Как насчет ужина? Я проголодалась, — сказала Кетти, когда Костейн повлек ее.

— Брось, ты думаешь, шпион только танцует вальс и ест? — воскликнул Гордон. — Я весь день околачивался по углам на морозе, подгоняемый ветром, таскаясь за миссис Леонард. Я хочу сообщить о своих наблюдениях лорду Костейну.

— Поужинаем позже, — сказал Костейн с извиняющимся взглядом и провел Кетти в библиотеку.

Глава 6

Заботливые хозяева предусмотрительно оставили в библиотеке графин шерри и бокалы в расчете на забредших сюда гостей. Гордон подошел к столу около пылающего камина, налил и раздал всем бокалы.

— За здоровье и все прочее, — сказал он и примостился на краешке своего кресла, наклонившись к Костейну, который более комфортабельно расположился на диване рядом с Кетти. Его глаза светились нетерпением. Костейн устал после тяжелого дня работы и вечера танцев. Он настроился насладиться треском пламени и вином. Лайманы же явно наслаждались своим стремлением действовать на благо других. Он пока не думал, что им угрожает какая-нибудь реальная опасность и обращался с ними так, как будто это была игра.

— Что ты обнаружил, Гордон? — спросил он.

— Черт возьми, Костейн, вы явно что-то знали, когда указали мне на миссис Леонард. Она увязла в этом деле по самую шею. Ее водой не разольешь со всеми французами в городе.

— Вот как!

— Да, сэр, платья у нее от французской модистки. Это мадам Маршан. Шляпки у нее тоже от француженки — мадемуазель Дютро, чей магазин справа от мадам Маршан. Здесь у них настоящая шайка. А она — я имею в виду миссис Леонард — еще ходит в магазин игрушек прямо через улицу. Хозяева его называют себя Уайтфилдс, как будто бы они англичане, но каждая вторая вещь в магазине сделана во Франции. Как они их получают, если мы с Францией воюем? У них маленькие зеркальца и флаконы духов, и все эти безвкусные безделушки, которые можно увидеть на дамском туалетном столике.

Негодование сделало его до смешного похожим на отца в последние годы, и когда он продолжил, его речь обрела ораторские нотки.

— Это просто позор, позволять французам так развернуться на Бонд-стрит. Вы должны обратить на это внимание.

— Большинство дам, следящих за модой, предпочитает французских модисток, Горди, — заметила его сестра, желая услышать мнение Костейна.

— И французских галантерейщиц? Я тебя спрашиваю!

— Мама покупала свои последние шляпки у мадемуазель Дютро. Думаю, что и я могу позволить себе ту хорошенькую красную, что выставлена на витрине. У нее спереди большой черный бант.

— Да ты как будто смеешься, Кетти. Чтобы носить такую шляпку, надо иметь соответствующее лицо. Кроме того, как раз сегодня миссис Леонард ее купила. Она необычайно ей идет.

— Шляпка стоит кучу денег! — сказала Кетти. — Должно быть, эта дама богата.

— Если даже и так, то это ее дело — как распоряжаться своими деньгами, — сказал Костейн, задумчиво потирая подбородок. — У Харольда Леонарда есть только один источник дохода. И потом, он часто жалуется на стоимость жизни в Лондоне. Что за женщина миссис Леонард?

— На первый взгляд, роскошная дама — хороший экипаж, черная блестящая меховая накидка, черные блестящие волосы, белая гладкая кожа, темные глаза и изумительная фигура.

— У нее есть или покровитель, или собственные деньги, — решил Костейн. — Странно, что молодая красотка досталась мистеру Леонарду, у которого нет ни состояния, ни имени.

— Мы спросим у мамы, — сказал Гордон. — Она знает каждого или знает кого-то, кто знает каждого. Никогда не угадаешь, глядя на нее сейчас, но она и герцогиня Девонширская были близкими подругами. Вплоть до сегодняшнего дня она получает карточку от Принни в день рождения.

Так как Гордон не поддался слепому увлечению миссис Леонард и так как она оказалась достаточно активной, чтобы непрерывно занимать его, Костейн был готов приказать ему продолжать слежку за ней.

— Очень жаль, что мистер Леонард подхватил грипп, а то мы удостоились бы чести видеть эту Несравненную жену сегодня вечером, — сказала Кетти.

Гордон посмотрел на нее в изумлении:

— Что за чертовщину ты несешь? Она здесь! Почему, как ты думаешь, я сидел в карточной комнате, когда мисс Стэнфилд здесь? Я присматривал за миссис Леонард.

— Она здесь? — переспросила Кетти, опуская бокал.

— А разве я не сказал об этом?

— Давайте пойдем и посмотрим на нее, — сказала Кетти, вставая.

— Вреда от этого не будет, — согласился Костейн и неохотно поднялся. — Но постарайтесь не привлечь к себе внимание, Гордон. Работа шпиона требует осмотрительности.

Гордон прижал нос пальцем.

— Это секрет, — сказал он. — Очень жаль, что не могу подвести вас к ней. Я не хотел бы ухитриться навязаться на знакомство, так как я уже разговаривал с ней. Она уронила карту — туза пик, и я подал его ей. Она сказала: «Спасибо». Она забылась и сказала своему партнеру несколько слов по-французски. Что-то вроде «N'estce pas».

— Все так говорят, — засмеялась Кетти. — Да, но она сказала это с акцентом, — отметил он.

— Возможно, мой статус подчиненного ее мужа ускорит знакомство, — сказал Костейн. — Предоставьте это мне.

Когда они подошли к буфетной, Гордон показал им Несравненную. Миссис Леонард была точно такой, как он ее описал: броская брюнетка среднего возраста, нарумяненная и густо усыпанная драгоценностями. Шею она украсила массивной ниткой жемчуга, а несколько бриллиантовых брошей поддерживали три пера, украшающих ее прическу. Костейн уставился на нее, не в силах поверить, что старый тупица Харольд Леонард женат на этой штучке. По своему возрасту он если и не годился ей в отцы, то был близок к этому. Слева от нее было одно свободное место.

— Я попрошу леди Мартин посадить меня рядом с ней, — сказал Костейн. — На той стороне стола еще много свободных мест. Почему бы вам не взять сестру туда, Гордон?

— Да ради Бога. Время поработать вилкой. У меня уже слюнки текут при взгляде на жареное мясо. Пошли, Кетти.

Кетти бросила полный упрека взгляд на покидающего ее кавалера.

— Я надеюсь, вам понравится ужин, лорд Костейн, — сказала она и ушла, тряхнув кудряшками.

Разговор не всегда был слышен через стол, так как стоял громкий гул голосов и смеха, но до Кетти доносились его обрывки. Она услышала, как Костейн представился и воскликнул с хорошо разыгранным удивлением, что миссис Леонард — жена его коллеги.

— Вы так молоды! — сказал он с восхищением, а потом рассмеялся уже знакомым ей смехом с привлекательной застенчивостью.

— Это бестактно с моей стороны, — продолжал он, — но по сравнению с вами Леонард — Мафусаил.

Миссис Леонард взмахнула в его сторону своими длинными ресницами:

— Вы забываетесь, лорд Костейн. Я постоянно слышу высказывания такого рода. Действительно, у нас большая разница в возрасте, но я стараюсь казаться старше. Отсюда и перья в моей прическе, — сказала она кокетливо.

— Но они прелестны, мадам. Tres soignes[5]. Как хорошо он делает фальшивые комплименты. Именно так он улыбался и ей, когда они танцевали. Мистер Харгрейв, сидящий по левую руку от Кетти, отвлек ее, обратившись к ней с разговором. Когда она снова получила возможность подслушивать, то заметила, что Костейн как бы ненароком вставляет в разговор французские фразы.

— Нет, но ведь еще рано. Entre nous[6] я не стремлюсь провести праздники en famille[7]. А вы что делаете на Рождество, миссис Леонард?

Должно быть, дама спросила его, как он собирается провести Рождество. Отвечала она только по-английски.

— Мне бы хотелось увезти Леонарда за город примерно на недельку. Увы, нас до сих пор никто еще не пригласил. Это стоит гроши, но он бы не поехал в любом случае. Он работает, как проклятый, а я не могу покинуть город без него.

— Мы в Генеральном штабе хорошо осведомлены о его стиле работы. Он нас всех вгоняет в краску. Но даже Бог, как вы знаете, отдыхал на седьмой день творения.

Кетти почувствовала толчок в бок и повернулась к брату.

— Он пытается выкачать из нее новости или соблазнить ее? — прошипел Гордон. ; — По-моему, и то и другое, — ответила Кетти с напускным равнодушием.

Интерес Гордона был выражен снисходительной фразой:

— Смею сказать, шпион должен прибегать и к таким методам. Ей-Богу, я возьму этот урок на заметку.

— Не вздумай заводить с ней роман, Горди. Она гораздо старше и безнравственнее тебя.

После ужина Гордон пропал, а лорд Костейн подвел миссис Леонард, чтобы представить ей Кетти.

— Мисс Лайман — старый друг нашей семьи, — сказал он миссис Леонард. — Кетти, я бы хотел, чтобы вы познакомились с миссис Леонард. Мы с ее мужем коллеги;

Дамы, улыбаясь, обменялись реверансами.

— Этот милый мальчик рядом с вами — ваш брат, мисс Лайман? — спросила миссис Леонард.

— Да. А у вас есть дети, мадам? — справилась Кетти, напоминая Костейну о ее статусе замужней дамы.

— Увы, я не столь удачлива, но у меня есть милый маленький мопс, к которому я очень привязана. Я зову ее Мэй[8], потому что мне ее подарили как раз первого мая. Она Телец, как и я. Знак земли. Такая добрая и ласковая, конечно, если на нее не нападают. Со временем она станет необычайно злобной. Мэй безумно любит искусство, особенно музыку. В этом у нас много общего. Вы интересуетесь астрологией? — Она с интересом посмотрела на своих слушателей. Оба оказались некомпетентны в этом вопросе.

— Вам следует заняться этим, — сказала она. — Я живу по звездам. Они поведали мне о любви Мэй к музыке. Когда моей маленькой собачке скучно, я играю для нее на фортепиано. Особенно ей нравятся эти новые вальсы.

Кетти едва сообразила, как ответить на такой поток глупости.

— У меня есть котенок, — сказала она.

— У меня тоже был, но Мэй ревновала. Пришлось его отдать.

После этого миссис Леонард обернулась к Костейну, чтобы справиться о его знаке. Узнав, что он родился в октябре, она удовлетворенно улыбнулась.

— Я так и думала! Лев. Прирожденный лидер, — сказала она и продолжила расточать комплименты.

Ее не интересовал знак мисс Лайман. Когда вновь заиграла музыка, миссис Леонард изобразила жест отчаяния и сказала:

— Ну, все, мне опять пора за карты. А вы, молодые, бегите и наслаждайтесь танцем.

Костейн понял ее намек и спросил, не хотела бы она составить ему пару[9].

— Я даже и не помышляю о танцах, когда бедный Леонард болен, но, может, только разок, — сказала она. — Я где-то читала, что люди восхищаются нашими достоинствами, а любят за недостатки. Я вся состою из недостатков.

Естественно, лорд Костейн принялся возражать на это чистой воды кокетство:

— Я считаю, что в это трудно, нет — невозможно поверить. Ваш муж очень высоко отзывался о ваших душевных качествах.

Костейн незаметно подозвал приятеля, чтобы тот занимал Кетти, и исчез с миссис Леонард. В конце танца он вернулся к Кетти без своей партнерши. Девушка была невероятно разгневана его удовлетворенной улыбкой и холодно спросила, не может ли он прямо сейчас отвезти ее домой, так как у нее болит голова.

— Вы можете в любой момент вернуться сюда, если вам не хочется уезжать рано, — добавила она, указывая взглядом на дам, к которым он может вернуться.

— Я зашел не дальше, чем позволяют приличия при первом знакомстве, — ответил он, не Притворяясь, что не правильно понял ее.

— Держу пари, что дальше.

Костейн попрощался с хозяйкой и вызвал экипаж. Гордон решил еще остаться, чтобы потанцевать с мисс Стэнфилд.

— У вас действительно болит голова или это только порыв уязвленного самолюбия? — спросил Костейн, пока они ехали домой.

— Почему моя голова не имеет права заболеть после того, как мной пренебрегли на людях? — спросила она. — Вы думаете, никто не видел, как мой кавалер покинул меня за ужином?

— Мы пошли на вечер, чтобы посмотреть, не удастся ли нам что-нибудь обнаружить. Миссис Леонард — наилучший объект для наблюдения.

— Я удивлена, что мистер Бьюрек — не лучший кандидат.

— Я вижу его каждый день. Если он остался там, мы могли бы заметить, не составил ли он пару миссис Леонард. Это было бы интересно. Странно, что он не приближался к ней весь вечер. Он работает в штабе дольше, чем я, и обязательно должен быть с ней знаком. Они обменялись лишь взглядами.

— Вы должны спросить ее о Бьюреке, когда будете навещать ее, — посоветовала Кетти, надев на лицо маску явного безразличия.

— Будет лучше, если Гордон продолжит слежку за ней. — Я подумаю — может, мы переключим его с нее на Бьюрека. Совершенно ясно, что миссис Леонард не шпион.

Кетти было совершенно ясно, что лорд Костейн легко втянулся в замечательный флирт.

— Предлагаю вам взять косточку для Мэй, когда соберетесь навестить миссис Леонард, лорд Костейн, — сказала она с понимающим взглядом. — Боюсь, что путь к сердцу этой леди лежит через ее мопса.

— Вы читаете мои мысли как книгу, мадемуазель. Я попрошу повара оставить мне сахарную косточку.

В молчании они проехали несколько кварталов. Тишину нарушал только стук копыт и колес, доносящийся через закрытые окна. Когда они повернули на Кинг Чарльз-стрит, Кетти спросила:

— А вы узнали, откуда миссис Леонард берет деньги? На ней был очень дорогой с виду бриллиантовый гарнитур.

— Едва ли можно задавать такие личные вопросы при первом знакомстве.

— Возможно, когда вы узнаете ее лучше… Экипаж подъехал к фасаду дома и остановился.

— Я провожу вас до дверей, — сказал Костейн. — Не беспокойтесь, если увидите мой экипаж у дома — я хочу перекинуться парой слов с Гордоном. Он сказал, что не задержится надолго.

— Очень хорошо.

Он проводил Кетти до двери и, перед тем как открыть ее, сказал:

— Я не знаю, что нам принесет завтрашний день. Не могли бы вы не занимать ничем вечер на случай, если что-нибудь произойдет.

Оставить вечер незанятым было для Кетти очень просто, но она этого не раскрыла.

— Мы часто бываем дома по вечерам в пасмурные зимние месяцы. Наверняка завтра вечером я не буду занята.

Она думала, что Костейн улыбнется и наконец-то притворится, что хорошо провел вечер, но он хмурился, глядя на дверной молоток:

— У вас случайно нет книг по астрологии?

— Не думаю. Это глупости, вы же знаете.

— Я знаю, но припоминаю, что кто-то говорил мне, что я Весы. А миссис Леонард сказала, что я Лев.

— Вы хотите пристыдить ее? Зачем ей хвастаться знанием такой идиотской вещи, как астрология, если она ничего в ней не понимает?

— Возможно, как раз потому, что вещь идиотская. Это так же, как и невероятное обожание собаки, должно убедить меня, что дама глупа.

Кетти прикусила губу:

— Вы считаете, она хочет заставить нас думать, что она дурочка — а на самом деле она хитрая, как лиса. Я спрошу дядю Родни про астрологию. Он знает массу бесполезных вещей.

— Вы сердились на меня, что я флиртовал с ней, но теперь сами видите — все это было нужно для дела, — сказал Костейн с дразнящей улыбкой.

— Я сердилась не поэтому! Я почувствовала себя просто оплеванной, когда вы ринулись, чтобы занять место рядом с ней за ужином и покинули меня и Гордона на глазах у всех. У дам есть гордость, знаете ли.

Он лениво приподнял бровь:

— У джентльменов тоже, мисс Лайман. Вы же в конце разыграли настоящую сцену досады.

— Мне кажется, вы хотели сказать «ревности», милорд.

— Если вы предпочитаете называть вещи своими именами.

— Вот именно, и мне удобнее называть оскорбление оскорблением, а не ревностью.

— Когда джентльмен оскорбляет леди, он в любом случае не прав, и я приношу извинения. Такое больше не повторится.

— Забудем об этом. Я понимаю, что дело стоит выше удовольствия.

— Хорошо. Тогда вы должны зарубить себе на носу, что мне было бы намного приятнее быть вашим соседом за ужином. Я никогда не умел достаточно хорошо делать неискренние комплименты. Это меня утомляет.

— Тогда чего же ради вы беспокоились?

— Потому что миссис Леонард ожидала их.

— Ах, миссис Леонард!

— Великий Боже! Не думайте, что мои слова — пустая похвала, мисс Лайман. Я на самом деле думал, что мы с вами прекрасно понимаем друг друга.

Так как они достигли взаимопонимания в том, что их объединяет общее дело и у него нет романтического интереса к ней, она едва нашлась, что ответить. Мгновение спустя она сказала:

— У него же есть книга по астрологии. Я имею в виду, у дяди Родни. Я вспомнила, что видела ее на полке. Это ужасная, дешевая книга в мягкой обложке, вся изрисованная мелкими символами. Бараны, козлы и разные существа. Я проверю все это немедленно. Только подумайте, если она притворяется, лорд Костейн, тогда… — Она нахмурилась и остановилась. — А что тогда? Как она могла получить доступ к каким-нибудь государственным секретам? Мистер Леонард не имеет права выносить документы из кабинета, не так ли? Ему пришлось бы снимать с них копии на работе, а это значит, что они сообщники.

— А может, это кто-нибудь другой? Вы не забыли мистера Бьюрека, который донимал вас расспросами и так старательно весь вечер избегал эту даму? Кроме того, есть другие джентльмены. Я упомянул только мистера Бьюрека потому, что вы его знаете.

— Было бы лучше, если бы Гордон продолжал следить за миссис Леонард. Я хочу сказать, в случае если вы не Лев, — добавила она и засмеялась тому, что такое важное обстоятельство висело на таком тонком волоске.

— Вы должны сообщить мне мой знак завтра. Я заскочу в обед, если получится. Скажем, около четырех, как раз время чая.

— Мама будет рада, — сказала она необдуманно.

Костейн был слегка удивлен, что мисс Лайман не выказала большого восторга. Впрочем, он сам весь день из кожи лез, чтобы заставить ее понять, что между ними нет ничего серьезного, должно быть, она рассчитывала, что он оценит ее сдержанность.

Он открыл дверь, и Кетти вошла в дом.

— Я не должна заботиться о формальностях, уверяя вас, что прекрасно провела вечер, не так ли?

— Конечно, нет, мадемуазель. Это одно из маленьких преимуществ нашего положения. Нам не нужно симулировать восхищение, которого нет. Однако если говорить честно, то мне было приятно.

— Скажите об этом миссис Леонард, — сказала она и закрыла дверь с насмешливой улыбкой, пока Костейн хмурился с досадой.

Он совсем не это имел в виду! Наверное, он выразился недостаточно ясно. Ему нравилось общество мисс Лайман. Было необычно находиться в компании молодой леди, которая весьма сдержанна и не швыряет в него шляпку. Она обиделась на него за то, что он бросил ее на виду у всех, и кто может винить ее за это? Такое поведение было для него нехарактерно. Любая другая леди перестала бы разговаривать на несколько часов, а мисс Лайман просто сказала, что он заставил ее почувствовать неловкость, и это все. Когда он попытался слегка пофлиртовать с ней, чтобы загладить оплошность, она не обратила на это ни малейшего внимания. Она воспринимает ситуацию так же, как и он. Миссис Леонард… Была ли это неудачная слежка? Если она ухитряется получать от кого-то государственные секреты, он очень сильно сомневается, что от своего мужа. Больше это похоже на мистера Бьюрека. А если она использует связь с ним, чтобы добывать секреты, не заинтересует ли ее еще один источник информации в Генеральном штабе?

Его мысли перескакивали с предмета на предмет, пока, услышав приближение экипажа Гордона, он не стряхнул с себя оцепенение и не вышел ему навстречу.

— О, вы еще здесь, лорд Костейн. Ждете меня, не так ли?

— Я хотел спросить вас кое о чем. Миссис Леонард подходила к мистеру Бьюреку, когда я уехал?

— Нет, она уехала почти сразу же после вас. Если это имеет значение, то вскоре после нее уехал и он.

— Ясно!

— Вы думаете, между ними что-то есть?

— Возможно.

— Да, а за кем я слежу завтра?

— За миссис Леонард, и делайте это скрытно. Она видела вас с Кетти и знает, что я друг Кетти. Мы не хотим давать ей повод делать выводы.

— Я найму кэб, чтобы поошиваться на углу Хаф Мун-стрит и проследить за ней, если она выйдет. Естественно, я использую новую маскировку — откопаю на чердаке бороду и какую-нибудь старую одежду. И очки. Мы часто — разыгрывали разные молодежные спектакли, когда папа был жив. Как мне связаться с вами, если нельзя приходить в ваш кабинет?

— Завтра я зайду на чай. Вы будете здесь в четыре?

— Буду, если миссис Леонард станет хорошо себя вести. Если мне придется в это время следить за ней, то постараюсь послать вам записку.

— Превосходно. Я ценю вашу помощь.

— Это я вывел вас на миссис Леонард, — важно сказал Гордон, забыв, кто приказал ему следить за ней. — Смею заметить, вы могли не наткнуться на нее еще очень долго.

— Я уверен, что дома вас ждет Кетти. Спросите ее про Льва, — сказал Костейн с загадочным видом, который, как он думал, заинтересует молодого Лаймана.

— Это наш шифр для миссис Леонард?

— Нет, для Костейна.

— О?

Костейн подмигнул, приподнял шляпу и зашагал к своему экипажу.

Гордон не медля бросился в дом, чтобы поговорить с Кетти.

Глава 7

Гордон большими шагами вошел в комнату и осмотрелся, чтобы убедиться, что они одни.

— Что ты должна рассказать мне про Льва? — спросил он замогильным голосом.

Кетти оторвала глаза от книги, которую внимательно изучала, и с триумфом произнесла:

— Он вообще не Лев, он Весы. Ты знаешь, что это значит!

Гордон не имел ни малейшего понятия, о чем она говорит, но попытался догадаться самостоятельно. После хмурой паузы он спросил:

— Ты хочешь сказать, что лорд Костейн совсем не лорд Костейн? Так кто же он, черт возьми? А-а-а, Лавл!

— Да нет же, Гордон, он лорд Костейн, но родился в октябре.

— В октябре? Ну и что из того? Я хочу сказать…

Это значит, что он не Лев.

— Так как же его зовут, и потом, как бы его ни звали, какое это имеет значение?

Она объяснила ситуацию, и Гордон быстро понял, что имеется в виду:

— Так значит, миссис Леонард выдает себя за астролога, а сама ничего в этом не понимает. Я не удивлюсь, если Мэй на самом деле Бык, — сказал он подозрительно.

— Да, если собака родилась в мае, как говорит ее хозяйка, то она Телец, и можно сделать вывод, что миссис Леонард тоже. Но вряд ли это имеет большое значение. Возможно, ей кто-то говорил, что она Телец. Я знаю, что я Близнец, хотя вообще никогда не интересовалась астрологией. Такие вещи всякий знает. Она рассказала эту историю только для того, чтобы заставить нас думать, что она глупа.

— Но в одном случае она не лгала — когда говорила про свою нежность к этой проклятой собаке. Та ходит с ней везде, лает на пешеходов и визжит, когда ее куда-нибудь тащат. Миссис Леонард сшила ей меховое пальто и ток — французскую шляпу, — уточнил он, так как эта мысль неожиданно пришла ему в голову.

После недолгого обсуждения невероятной хитрости миссис Леонард Кетти спросила, как развиваются дела с мисс Стэнфилд, и Гордон стоически сообщил, что он отклонил приглашение на завтрашний чай.

— Ну что из этого, просто приглашение. Я стоял рядом с лордом Харкуртом, когда она приглашала его, и попал в поле ее зрения. Мне казалось, ей не понравится, когда я сказал, что буду занят, но, думаю, мои отказ только подстегнул ее интерес. Она пригласила навестить ее на днях. Я сказал, что очень занят. И пояснил, что не могу наносить визит в старом и мятом костюме. Лев хочет, чтобы я надел его для маскировки. Кстати, это хорошая мысль называть Костейна Львом, хотя бы между нами.

— Он не Лев, он Весы.

— Перестань, ты же не можешь называть человека Весы. Это не похоже на имя. Любой, кто услышит, заподозрит, что это шифр. А у меня какой знак? Я родился в конце ноября.

— Стрелец, — сказала Кетти, заглянув в книгу.

— Вот это да. Вряд ли кто-нибудь станет называть меня Стрельцом.

Вскоре они разошлись. Леди Лайман ложилась спать рано, и отчет о вечере пришлось отложить до завтрака. Она была удовлетворена рассказом о выезде и более чем удовлетворена известием, что лорд Костейн придет на чай. Когда она начала разговор о свадьбе в июне, Кетти сообщила ей, что Костейн предполагает вернуться на Пиренеи как можно скорее и перевела разговор на миссис Леонард.

— Тебе известно что-нибудь о ней, мама? — спросила она. — Как ее девичья фамилия?

— Я не знаю.

— Запомни, дорогая, что моя память отстает на много лет. Вполне возможно, что она была еще мисс, когда я знавала ее. Не могу припомнить миссис Леонард.

— Ей около тридцати пяти, поэтому наверняка она еще только дебютировала, когда ты была в Лондоне. — Кетти описала даму, но леди Лайман заявила, что она знала добрую дюжину молодых симпатичных брюнеток.

— Если бы ты узнала ее девичью фамилию, не сомневаюсь, что я могла бы помочь тебе. Кроме того, я справлюсь о миссис Леонард у своих подруг. Если она существует, кто-нибудь ее знает. А теперь, моя дорогая, поговорим о тебе и о Костейне. Так как он собирается вернуться в Испанию, нам надо подумать о зимней свадьбе. Было бы чудесно, если к моменту его отъезда ты бы уже ждала ребенка. Для родов, Кетти, тебе придется вернуться домой. Это объясняет его интерес к тебе. Поначалу мне это казалось странным, но он спешит, бедный мальчик. Я надеюсь, что из Испании он вернется невредимым. Если вдруг что-то случится, у него должен остаться сын. Дочка тебя не устроит. Она не унаследует Парджетер. Ты же не хочешь застрять в доме Довера.

— Я не думаю, что он собирается жениться до отъезда, мама, — сказала Кетти.

— Отлично сказано, дорогая. Девушка никогда не думает, что за ней ухаживают, до тех пор, пока ей не сделают предложение. Как ты думаешь, устроим большую свадьбу или поскромнее?

— Давай вообще не будем строить никаких планов, мама.

Леди Лайман согласно покивала:

— Хорошо, тихое венчание. Возможно, это лучше, если принять во внимание время года. Не очень приятно заставлять гостей ехать по обледеневшим дорогам. Я все-таки надеюсь, что герцог и герцогиня приедут!

— Никаких планов, мама. Я обещала дяде Родни сделать чистовик пятой главы. — С этими словами Кетти покинула кабинет.

Дядя Родни еще не выбрался из постели, когда Гордон попросил позволения занять контору для того, чтобы превратиться в старика с седой бородой, в очках, в черном выцветшем от старости пальто и с его собственной терновой прогулочной тростью.

— Я бы не узнала тебя за миллион лет, — сказала Кетти, когда он вышел, постукивая по полу тросточкой и как бы нащупывая препятствия на дороге. — А ты видишь что-нибудь через эти очки — они делают твои глаза огромными.

— Мне нужно их поднимать, чтобы посмотреть, — ответил он. — Я пытался надеть старое папино пенсне, но оно постоянно падает, и со стеком в другой руке это очень неудобно. Как мне хотелось бы навестить Чарли Эдисона в таком виде.

— Ты придешь домой к четырем, чтобы встретиться с лордом Костейном?

— Конечно приду. Он же придет встретиться со мной, и настоятельно просил меня быть здесь.

Кетти восприняла его слова с добрым юмором. Конечно, она не думала, что лорд Костейн придет ухаживать за ней. Она принялась за скучную повинность и стала переписывать чистовик перевода статьи Шиллера для своего дяди. Работа шла тяжело, а для нее фактически бездумно. Единственным звуком в кабинете был скрип ее пера и низкое ровное завывание ветра на улице. Время от времени ветер находил где-нибудь пригоршню листьев, не прикрытых снегом, и швырял их прямо в окно, заставляя ее вздрагивать.

Она писала все утро, не отрываясь, и была рада, когда к обеду ее отвлек посетитель. Мистер Холмс был постоянным клиентом, он переводил с французского на английский книгу стихов «Les Jarains» Жака Делиля. Его собственный французский был отрывочным. Ему нужен был точный дословный перевод, который он переложил бы на язык поэзии.

В четверть четвертого ее снова оторвал стук в дверь. Когда она открыла ее, в дом порывом ветра был внесен лорд Костейн. Его нос покраснел, щеки порозовели, а темные глаза блестели юношеским задором и здоровьем.

— Что за день! Можно подумать, что мы в Канаде. Мне жалко бедного Гордона на его посту. — Он вытер ноги о коврик и прошел в теплый уютный кабинет. Яркий огонь трещал в камине. Кучи книг лежали на столе и на полках.

— Я надеялся, что вы будете здесь. Мы должны поговорить наедине до того, как присоединимся к вашей матушке. Как славно вы выглядите за работой, мисс Лайман, среди всех этих бумаг и перьев, разбросанных вокруг.

Она приложила палец к губам:

— Дядя Родни в кабинете, я закрою дверь. Пока она это делала, лорд Костейн снял шубу.

— Кто там? Это ко мне? — спросил Родни.

— Нет, дядя. Это мой друг. Я прикрою твою дверь, чтобы мы тебе не мешали.

— Когда мы будем пить чай?

— Очень скоро, — сказала она, плотно закрывая дверь.

Когда Кетти вернулась, Костейн держал в руках книгу французских стихов, оставленную поэтом.

— Французские стихи, — сказал он, подняв в изумлении свои изящные брови. — Это как-то удивляет меня. Я не считал вас романтической дамой.

— Мы не можем все быть романтическими. Я перевожу их для клиента, — сказала она, подавляя в себе боль обиды.

— Не скрывает ли это очаровательное платье синий чулок, мисс Лайман? — легко спросил он.

— Конечно нет. В такую промозглую погоду, как сейчас, обычно надевают шерстяные чулки, а они не бывают таких ярких цветов, как шелковые.

— Вы поняли меня слишком буквально.

— Я поняла, что вы имеете в виду. Я не синий чулок. Я даю только грубый дословный перевод, а моему клиенту придется отполировать подстрочник в смесь, достойную изучения.

— Можно? — спросил он, взяв из ее рук перевод и просматривая его. Он читал медленно, время от времени кивая в знак одобрения. — Я обязательно внимательно прочитаю его полностью, когда вы закончите; если еще буду здесь. Вы использовали несколько весьма элегантных оборотов.

— Нет, это месье Делиль их использовал. Я только переводила, — возразила она, но его похвала вызвала прилив приятного волнения.

Кетти взяла книгу по астрологии и открыла ее, чтобы показать Костейну.

— Давайте сядем к огню и устроимся поудобней, — предложила она. Взяв книгу, он проводил ее к дивану.

— Когда ваш день рождения? — спросила она.

— Тринадцатого октября. Вы уже опоздали купить мне подарок в этом году. Но в следующем, если мы останемся друзьями, вы можете выслать мне безделушку на Пиренеи, к примеру глыбу льда. Там это будет кстати. Но я вижу, что моя болтовня вызывает ваше нетерпение. Это дает мне право попытаться выпросить у вас подарок.

Так я все-таки Лев?

— Вовсе нет. Вы Весы, сэр. А миссис Леонард — хитрая кокетка, — заявила она.

— Давайте смягчим наш гнев здравым смыслом. Возможно, она просто леди с той опасной чертой, о которой предупреждает нас папа римский, — недоучившаяся. Ваша матушка смогла что-нибудь рассказать о ней?

— Еще нет. Она поспрашивает среди своих подруг. Есть что-нибудь новое в штабе?

— Мистер Леонард опять на работе. Я узнал, что его жену зовут Елена, и сказал ему, что встречался с ней вчера вечером. После небольших осторожных расспросов я узнал, что они женаты всего пять лет. Оба до этого состояли в браке. Мистер Леонард ею так гордится, как будто она королева. Он просто потряс своей пустой седой головой и сказал, что не знает, чего она в нем нашла. Я тоже не знаю.

— Мама просила меня разузнать, если возможно, ее девичью фамилию.

— Я попробую, посмотрим, что получится.

— Если вы достаточно близко знакомы с мистером Леонардом, то можете спросить его о происхождении ее драгоценностей.

— Нет, но он упомянул, что у ее первого мужа были более глубокие карманы, чем у него. Возможно, это от него остались алмазные броши и жемчужные ожерелья.

— А он не называл имени ее первого мужа?

— Я очень осторожно прощупывал дорогу на территорию. Нельзя сыпать вопросами слишком быстро, не опасаясь подозрений.

Кетти кивнула и после небольшой паузы спросила:

— Как вел себя мистер Бьюрек?

Он бросил на нее понимающий взгляд:

— Удивительно, что вы так долго не справлялись о нем. Я застал его в своем кабинете, куда он вошел под предлогом поисков копии письма Косгрейву из Адмиралтейства. Он, естественно, понимает, как мне неприятно заниматься таким делом. И вы, конечно, понимаете, что он ищет что-то еще.

Кетти немного подумала, а потом сказала:

— Так как он думает, что у вас нет доступа к секретной информации, возможно, он искал любовное письмо к миссис Леонард или от нее, — предположила она с невинным взглядом. — Если он ее воздыхатель и источник ее доходов, он может ревновать к вам.

— Как я понимаю, мы теперь называем вещи своими именами. Могло быть и так. Но у меня другая мысль. Сегодня я получил из Испании письмо от своего фронтового друга, в котором он спрашивает меня о здоровье. Бьюрек мог случайно увидеть пакет или узнать от мальчика-рассыльного, что я его получил. Мне обычно не приходит на службу личная корреспонденция, но я писал ему какое-то время назад о предложении Кестлри и о том, что я собираюсь принять его.

— И вы думаете, что Бьюрек по ошибке принял его за деловое письмо? Оно было в вашем кабинете?

— Нет, я положил его в карман, чтобы вечером написать ответ. Я вообще не связывал письмо с его визитом. Если ему известно о нем, значит, он очень хорошо осведомлен обо всем, что происходит в штабе. Такая посвященность в чужую работу необычна. Особенно для Генерального штаба, — добавил он, устало взглянув на нее.

— Вы выглядите утомленным, лорд Костейн.

Возможно, вы перетрудились. Вам нужно выпить чая.

У камина было так уютно и так приятно сидеть рядом с Кетти, что Костейну очень не хотелось уходить:

— Нельзя ли распорядиться принести поднос сюда.

Он увидел, что ее глаза испуганно расширились.

— Я поступил неосмотрительно? Я не хотел вас обидеть, но ведь ваш дядя находится за соседней дверью.

— Просто… Просто мама все приготовила в другой комнате, — сказала она, чувствуя себя полной дурой. Ее мать придавала этому вечеру большое значение. Сама же Кетти с удовольствием бы осталась именно там, где они сидели.

— Я позову дядю, и мы пойдем все вместе. Костейн посмотрел на свою шляпу и пальто и оставил их лежать там, где они и были. Это навело Кетти на мысль, что ему хотелось бы вернуться сюда перед уходом, но в ее скромную головку никак не могло прийти, что он уйдет, когда они собирались остаться наедине.

Она постучалась в дверь Родни, и на ее стук вышел дядя.

— А, лорд Костейн, снова пришли навестить нашу Кетти, да? — Он больше ничего не сказал, но лукавое покачивание его головы означало общее понимание и одобрение.

— Я надеюсь, повар испек горячие лепешки, — сказал он. — Нет ничего лучше горячих лепешек в такой день.

Он напрасно ждал горячих лепешек. Чтобы не отвлекать внимание гостя от красоты Кетти, леди Лайман ограничилась обычным ланчем из холодного мяса, сыра и хлеба. К тому же стол был накрыт не перед теплым камином, а в продуваемой сквозняком столовой, хотя серванты в доме ломились от запасов еды и питья. Темные панели, которыми была обита комната, гасили последние лучи солнца в окнах, а лампы были размещены слишком высоко на стенах, так, что едва освещали обеденный стол. Это было похоже на трапезу в пещере. Разговор, состоящий в основном из зондирующих вопросов леди Лайман и неопределенных ответов Костейна, не клеился.

Беседу оживляли лишь две темы — время от времени леди Лайман раздраженно цокала языком и удивлялась, куда это Гордон ушел в такой скверный, холодный день, а Родни через равные промежутки времени жаловался на отсутствие горячих лепешек.

Так как в комнате было слишком прохладно, они забрали чашки в гостиную, чтобы закончить чаепитие там. Как только приличия позволили, Костейн поднялся, чтобы уйти.

— Кетти, почему бы тебе не проводить лорда Костейна, — предложила леди Лайман, подняв брови. Кетти прошла вместе с ним из гостиной в кабинет.

— Я должна извиниться за мамино любопытство, — сказала она, стараясь говорить спокойно.

— Я уже привык к бурному любопытству мам, — ответил он. — Но у нас с ней есть одна общая забота. Где черти носят Гордона? Он обещал встретиться со мной здесь в четыре часа.

Не успел Костейн надеть пальто, как дверь распахнулась и в кабинет ввалился пожилой джентльмен с седой бородой и в очках. Очки были покрыты инеем, что совсем не улучшало его зрение, и он споткнулся о край ковра.

— Это вы, Лев, — спросил он и стащил очки.

— Где вас носило, — спросил Костейн.

— Вам лучше сесть, потому что моя новость свалит с ног вас обоих, — начал Гордон. Скинув верхнюю одежду, он тяжело плюхнулся на диван у огня, чтобы отдышаться, прежде чем раскрыл свой бумажник.

Глава 8

Как только дыхание восстановилось, Гордон встал, победно сияя.

— У миссис Леонард есть любовник-француз, — возвестил он и подождал вопросов, которые заданы не были. Как бы ни было велико удивление Кетти, ошеломляющее заявление брата не произвело ожидаемого впечатления. Брови лорда Костейна могли бы до предела взлететь вверх, но они были сильно изогнуты, и их движение было слишком незначительно, чтобы наградить Гордона за его усилия.

— Вы уверены, что он француз? — спросил Костейн.

— Если он не француз, то я просто теряюсь, потому что они встретились в комнатах над французским галантерейным магазином.

— Откуда ты знаешь? Ты следил за ней в магазине? — спросила Кетти.

— Через двадцать минут после того, как она вошла туда, у меня замерзли пятки, я подошел к окну и заглянул в магазин, сняв эти кошмарные очки. Сквозь стекло я ясно увидел, что ее там нет, поэтому я прошел внутрь, притворившись, что мне нужна шляпка для внучки. Мне пришлось купить тебе шляпку, Кетти.

— А какая она? — спросила Кетти с явным интересом.

— Безобразно старая черная круглая шляпка, самая дешевая вещь в магазине у мадемуазель, которая не считает, что она дешевая. Украшенная черной вуалью, она хорошо подойдет для похорон. Я должен был что-то купить для того, чтобы был повод задержаться, и могу определенно сказать, что миссис Леонард там не было.

— Вы уверены, что она вас не заметила, когда вы следили за ней, Гордон? — спросил Костейн. — Если это ее испугало, она могла войти в переднюю дверь магазина, а выйти через заднюю, чтобы скрыться от вас.

— Я абсолютно в этом уверен. Я следил за ней только несколько кварталов. Она не выходила из дома до двух часов, а потом пошла прямо к Дютро. Она не заметила мой кэб утром, потому что я использовал сотню хитростей, чтобы одурачить ее. Припарковался на углу, где она не могла его увидеть и время от времени объезжал кругом. Около полудня я сменил экипаж. Как она могла почувствовать необходимость избегать меня, если у нее не возникло никаких подозрений?

— Очевидно, она ускользнула от вас, — допустил Костейн, — но это вовсе не означает, что она шпионка. Неверная жена часто прилагает определенные усилия, чтобы сохранить свой секрет. Если легкомысленное поведение — ее постоянная черта, она могла испугаться, что муж следит за ней. Нельзя сказать, чтобы мистер Леонард был одержим подозрительностью, — добавил он задумчиво.

— Может, за ней следила жена ее любовника? — предположила Кетти.

Костейн одобрительно улыбнулся:

— Доверим даме судить об этом. Вы не заметили человека, с которым она встретилась? — спросил он, поворачиваясь к Гордону.

— Нет, но когда время подошло к четырем часам, они все еще не вышли, а мне нужно было встретиться с вами. Тогда я вышел из экипажа и зашел за магазин, увидев заднюю дверь, от дома как раз отъезжал наемный кэб. Мне не хотелось бежать за ними и показать, что я не старик, поэтому я просто посмотрел, как он уезжает, но миссис Леонард была в нем с мужчиной. Я знаю, что это она, хотя мне и не удалось увидеть ее лицо, потому что на ней была красная шляпка с черным бантом. Смею заметить, что она собиралась где-то пересесть в свой экипаж и вернуться домой скромно, как монахиня, с новой шляпкой. Я бросился прямо сюда, чтобы отчитаться перед вами, Лев. Да, этот человек был толстый. — Вы превосходно выполнили задание, Лайман, — сказал Костейн. Но здравый смысл подсказал ему, что если у миссис Леонард есть любовник, то вряд ли ее что-то интересует в делах Генерального штаба. Она была моложавой, привлекательной дамой, замужем за пожилым мужчиной. В супружеской измене в некоторых случаях нет ничего необычного. Теперь они точно выяснили, что леди Леонард выдали замуж против ее воли.

— Я продолжу следить за ней, и посмотрим, может быть, в следующий раз мне удастся разглядеть этого мужчину, — сказал Гордон. — Жалко, что он управлял наемной лошадью, а то бы я мог узнать его лошадей. Я знаю большинство упряжек в городе.

— Лучше измените вашу маскировку на случай, если она видела вас за магазином, когда они уезжали, — отметил Костейн.

— Все будет изменено, — сказал Гордон выразительно. — В следующий раз я уже не буду стариком. Я могу одеться лакеем, их можно увидеть, где угодно. Они такие же привычные, как пупок.

Кетти сказала:

— Тебе надо было переодеться женщиной, которая может слоняться, где угодно, по таким местам, как галантерейный магазин, не вызывая любопытства.

— Если ты думаешь, что я собираюсь показаться на публике в дамском платье, то позволь сказать, что тебе нужно переключиться на другие мысли! Как бы это тебе понравилось?

— Мне бы это очень понравилось, — засмеялась Кетти. — То, что ты, возможно, имеешь в виду, равносильно тому, как если бы я показалась на публике в брюках. Но я подумала совсем не об этом. Нарядившись дамой, ты бы мог надеть ту круглую шапочку, которую купил. Мне что-то не хочется ее носить. Кстати, где она?

— Почему, она… — Гордон осмотрелся. — Черт, должно быть, я оставил ее в кэбе. Жаль. Он повернулся к Костейну:

— А вы обнаружили что-нибудь интересное? Костейн рассказал о том, как Бьюрек рылся в его столе.

— Я бы ничуть не удивился, если бы миссис Леонард встречалась именно с Бьюреком, который подвернул свой плащ, чтобы казаться толстым.

— А я был бы очень удивлен, — сказал Костейн. — Он не выходил из здания. Косгрейв ушел на собрание или что-то в этом роде, а Бьюрек сидел в его кабинете и разбирал корреспонденцию с двух до четырех, пока я не ушел.

— И кроме того, Бьюрек не француз, — заметила Кетти.

— Может, он просто не признает, что он француз, — сказал Гордон, но, увидев выражение лиц своих собеседников, решил не развивать эту тему.

— Что мы делаем сегодня вечером, Костейн? — справился он.

Светская жизнь зимой очень ограничена. Костейн не мог придумать такого места, куда бы они все могли пойти. Памятуя о планах леди Лайман, он решил из предосторожности не посещать с Кетти танцевальных вечеров слишком прилежно.

— Мы все заслужили отдых, — сказал он, глядя на девушку.

Она сделала над собой усилие, чтобы выслушать это, не падая духом:

— Это даст мне возможность просмотреть свою корреспонденцию.

— Надеюсь, что миссис Леонард не настолько распущенна, чтобы встречаться со своим любовником, когда ее муж дома, — сказал Гордон. — Я пойду сегодня вечером в свой клуб и буду зорко высматривать эти плоские пальцы и косые глаза, пока я их помню. Вы придете завтра в это же время, чтобы выслушать мой отчет, лорд Костейн?

Костейн знал, что ежедневно приходить на чай нежелательно.

— Возможно, я свяжусь с вами письменно, — сказал он.

— А если случится что-нибудь срочное? — спросил Гордон. — Я думаю, вы не хотите, чтобы я прибежал к вам, а увидев, как эта лиса Бьюрек рылся в вашей корреспонденции, не позволите, чтобы я написал.

— Пожалуй, завтра я смогу заглянуть к вам на секунду по дороге домой, — предложил Костейн. — Я зайду сюда, в кабинет, чтобы не беспокоить семью.

Это было высказано вежливо-мягким тоном, но Кетти легко читала его мысли. «Он боится попасть в мышеловку, которая приведет под венец», — подумала девушка.

— Ты можешь встретиться с лордом Костей-ном здесь, Гордон, — сказала она, давая тем самым понять, что у нее не было намерения преследовать его.

Никто не возражал, и Костейн скоро ушел. Гордон злился на Льва за недостаток энтузиазма по отношению к его работе в течение такого трудного дня и замечательному открытию.

— Я не думаю, что Лев оценил то, на что я наткнулся, — ворчал он. — Такого парня, как Костейн, беспокоит только государственная измена, он никогда и бровью не поведет на флирт женщины. Ты же не захочешь иметь дело с подобными ему, Кетти. Ты выбрала очень мудрый способ для встречи с ним завтра после чая. Кетти вздохнула и уставилась в камин:

— Ты прав, Гордон. Я его нисколько не интересую.

— Господи, ты только не сопи и не хандри.

Мы найдем тебе мужа, когда я поеду в Италию. Если я поеду в Италию, — добавил он. — Я подумал, что работа такого рода дает возможность только стаптывать башмаки. Выйдя на миссис Леонард и ее зарубежных друзей, я смогу поговорить с Косгрейвом о постоянной должности.

— А как я тогда найду себе мужа? — спросила Кетти. — Мне бы хотелось — ох, как бы мне хотелось, чтобы мы больше выезжали. Вчера на вечере у леди Мартин было так хорошо. Это напомнило мне прошлое, когда папа был жив, Гордон чувствовал себя дезертиром, отказываясь от итальянского плана. Он проклинал Кетти, сидящую дома с мамой и Родни и их старыми друзьями, и все больше рискующую остаться старой девой. Он действительно должен постараться и раздобыть ей жениха, или все кончится тем, что она окажется приживалкой в его доме, когда он и мисс Стэнфилд поженятся.

— Вот что я тебе скажу, — решил он. — Я не поеду в клуб сегодня вечером. Мы с тобой выйдем в город.

— Ты приглашаешь меня на какой-нибудь вечер? — спросила Кетти с надеждой, потому что Гордон жил более активной жизнью, чем она.

— До конца зимы не будет никаких вечеров, на которые стоило бы пойти, но театры открыты. Мы с тобой пойдем на спектакль. Нашего налетчика можно поискать там с тем же успехом, как и в моем клубе. Мы возьмем театральные бинокли и исследуем каждый глаз и каждую руку в зале.

— Прелестно! Пойдем посмотрим, что играют в театрах.

Поскольку время близилось к обеду, Гордон надел вечерний костюм, а Кетти пошла в свою комнату, чтобы тоже переодеться. Так как завывал очень холодный ветер, она выбрала платье с длинными рукавами из легкого шелка и элегантную, но теплую шаль из мохера. Приятное возбуждение трепетало в ее груди. Очень мило со стороны Гордона оказать ей такую услугу. У нее не было реальных опасений, что стремление брата поступить в Генеральный штаб продержится долго. Ему скоро надоест торчать на холоде; и он оценит более благотворный итальянский климат.

Самым большим разочарованием было вполне определенное намерение Костейна не связываться с ней. Да, он вежлив, но по обязанности. Если она время от времени и вызывала проблеск интереса в его глазах или он говорил вещи, которые звучали достаточно лично, то это просто свойство его характера. Как отметил Гордон, Костейн привык к весьма снисходительной морали своего класса. Дамы, если только они не были древними старухами, отчаянно флиртовали. Он не знал иного способа общаться с ними, но был осторожен, не давая флирту выйти из-под контроля.

Если бы ее светская жизнь не прервалась со смертью отца, Кетти сумела бы общаться на таком уровне. Она бы улыбалась и возвращала его остроумные реплики с легкомысленной беззаботностью, но в данный момент она не имела такой сноровки, общаясь в собственной флегматичной манере. И другого способа общения не знала.

— Думаю, что у лорда Костейна есть какое-то срочное дело на службе, — решила леди Лайман, когда узнала о том, что сегодня он отклонил приглашение. — Кетти, двадцатого числа я устраиваю у нас небольшой прием. Нам надо срочно подписать карточки.

— Мама, Гордон попросил меня пойти с ним в театр сегодня вечером, — сказала Кетти.

— Что играют, Гордон? Шекспира?

— Шекспира? — Гордон усмехнулся. — Ничего подобного. Кто захочет слушать эту античную болтовню. Все эти «извольте» и «оставьте». В меня довольно достаточно напихали этого в школе, спасибо.

— Достаточно это достаточно, — поправил его Родни.

— Что?

— Довольно — это достаточно, не надо ничего прибавлять к «довольно». — Гордон только покачал головой. Старика иногда заносило слишком глубоко.

— Что значит «довольно»? — спросил Родни.

— Это значит «довольно».

— Это значит «достаточно», поэтому не нужно говорить «довольно достаточно». Получается бессмысленная тавтология. Если ты тешишь себя надеждой стать дипломатом, то должен научиться правильно говорить по-английски.

— Тогда зачем я учу итальянский? — Гордон повернулся к матери:

— Мы идем смотреть молодежный фарс в «Роял Кобург».

— Дорогой, ты считаешь разумным брать Кетти на левый берег Темзы?

— Да брось, мама, мы же не собираемся там жить. Весь город говорит о новом фарсе в «Кобурге». Не удивительно, что у Кетти нет достойного поклонника, ведь ты держишь ее в вате, как елочную игрушку.

— Твоя сестра, Гордон, как я понимаю, имеет замечательного кандидата в женихи. Ему может оказаться неприятно, что она бегает по городу, как взбалмошная девчонка.

— Если Кетти взбалмошная девчонка, то я обезьяна. Костейн не такой напыщенный индюк, как ты пытаешься изобразить, мама. Он понимает, что к чему.

— Индюк? — воскликнула леди Лайман, и ее лицо покраснело. — Ты назвал сына герцога Халфорда индюком?

Родни нахмурился и сказал:

— Учись подбирать выражения, мой мальчик. Именно речь отличает человека от животных. В министерстве иностранных дел…

— Я уже не настолько уверен, что в конце концов стану дипломатом.

— Ты окажешь своей стране огромную услугу, отказавшись от дипломатического поприща, — сказал Родни с ужасным сарказмом.

Трапеза продолжалась в несколько напряженной атмосфере. Перед тем, как отправиться в театр, Кетти сказала:

— Кстати, мама, я немного разузнала о миссис Леонард. Ее зовут Елена, и она уже была замужем.

— Как давно? Как звали ее первого мужа?

— Я не знаю.

— Елена, — сказала леди Лайман, хмуря брови. — Имя звучит, как колокол. Может, я и вспомню, дай срок. Напомни мне утром, дорогая. Я не знаю, почему это происходит, но днем у меня ухудшается память. Однако для прошлого это лучше, чем для настоящего, поэтому есть надежда.

— Спроси у Родни, — предложил Гордон. — Он еще не совсем выжил из ума.

— Памяти, дорогой, — поправила леди Лайман. — Молодежь в наши дни и в самом деле имеет бедный словарный запас.

Она закрыла дверь за своими отпрысками и вернулась в гостиную, чтобы подготовиться к; вечерним картам в тесном кругу подруг, в основном вдов дипломатов, как и она сама. Именно миссис Лидбетер вспомнила Елену Джонсон.

— Она дебютировала в свете в тот же самый год, что и моя дочь Анна. У нее не было приличного состояния, — я думаю, у нее за душой было примерно две тысячи. Имея меньше десяти тысяч, она не должна была выезжать, если только она не из знатной семьи. А Елена была определенно не знатной, но очень хорошенькой и расчетливой. Она женила на себе члена парламента Фотерингтона. Я, кажется, припоминаю, что был какой-то скандал, связанный с его смертью. Он, если мне не изменяет память, совершил самоубийство.

— Какого типа скандал? — справилась леди Лайман.

— Я не знакома с деталями, потому что, кажется, все произошло за границей. Но, я думаю, дело было связано с карточными долгами. Это случилось примерно в 1802 году. Его послали во Францию — что же там было?

Леди Лайман порылась в своей слабеющей памяти и кое-что вспомнила:

— Возможно, подписание мира в Амьене, — предположила она. — Мы были единственной страной, воюющей тогда с Францией. Бони пытался склонить русского императора сформировать лигу вооруженного нейтралитета с Пруссией и некоторыми другими странами, но затем император, по-моему Павел I, был убит до того, как что-то решил. Нельсон добился хорошего успеха в Копенгагене, и мы все решили, что война будет продолжена, но Британия устала от нее, и тогда в Амьене был подписан мир, — она с надеждой посмотрела на миссис Лидбетер.

— Фотеринттон должен был участвовать в этом, — сказала дама, кивая. — Несколько членов парламента поехали помочь с протокольными обязанностями. Возможно, он продавал врагу секреты, чтобы рассчитаться с долгами. Он не вернулся в Лондон — впоследствии мы слышали, что бедняга выстрелил себе в рот, чтобы избежать позора при расследовании.

Коллективное оцепенение охватило стол, когда дамы представили описанную картину.

— Елена тогда как сквозь землю провалилась. Я не слышала ее имени до сегодняшнего вечера.

— Ведь она сейчас снова замужем, не так ли, — спросила одна из дам.

— Вернулась, и замужем за мистером Леонардом из Генерального штаба, — сказала леди Лайман.

— Я не знаю никаких грехов за этой леди, кроме того, что она расчетливая, — сказала миссис Лидбетер прощающе. — Я хочу сказать, что это не ее вина, если Фотерингтон сбился с пути. Бедная девочка, осталась без пенса в кармане. Я помню, все ее жалели. Она была очень популярна… Это моя взятка, — сказала она и сгребла карты. — Ваш ход, леди Лайман.

Игра продолжилась, а беседа перекинулась на лорда Байрона и леди Керолайн Лэмб.

Глава 9

В «Роял Кобурге» недоставало превосходных удобств «Друи Лэйн», но в нем по крайней мере были ложи, и именно в одну из них Гордон предполагал усадить свою сестру.

— Вы что, хотите сказать, что все места проданы, — возмутился он, когда кассир сказал ему, что имеет место именно такой случай.

— Я могу предоставить вам место на галерке.

— Галерке! Милый мой, я с дамой.

— Ничего, Гордон, — сказала Кетти с явным разочарованием. — Возможно, ты сможешь взять места на завтра.

— Да ну, брось, мы уже отпустили лошадей, Мы пересекли этот проклятый скользкий мост в такую мерзкую холодную погоду. Ты же не думаешь, что я буду занимать все вечера недели, чтобы развлекать свою сестру. Стой здесь, Кетти, я загляну в ложи. Я точно знаю, что у Эдисонов и Свинтонов есть ложи, тем более что они приглашали меня войти к ним в долю. Может, они смогут втиснуть нас.

Он умчался наверх, а Кетти осталась в одиночестве, чувствуя себя более заметной в движущейся толпе, чем бы ей хотелось. Публика была какой-то пестрой массой, но прибывающие быстро рассеивались по фойе. Несколько минут спустя вернулся Гордон.

— Все так, как я и думал. Эдисоны приглашают нас присоединиться к ним. У них только одно свободное место в ложе, но мне ничего не стоит постоять. Паркер непременно уйдет через полчаса. Он не может просидеть всю ночь без игры. Пошли. Они ждут нас. Ты же знаешь Эдисона и Свинтона?

Кетти знала этих двух молодых джентльменов, которые встали, чтобы быть представленными как закадычные друзья Гордона. Свинтон настоял на том, чтобы уступить ей свое место в первом ряду ложи. Три других джентльмена также были представлены, но, к своему стыду, она не запомнила их имен, испытывая несколько странное чувство, будучи со всех сторон окружена черными фраками. Кетти сначала боялась, что ее присутствие ограничивает их веселье, потому что наиболее часто слышалась фраза:

«Следи за своим языком, друг. С нами дама».

Но юные джентльмены скоро забыли, что она дама, и вновь принялись галдеть, хихикая, дразня и браня друг друга на языке, подходящем разве только ирландскому крестьянину. Ее ближайший сосед — Эдисон чувствовал себя весьма скованно. Это был полный блондин с круглым лицом, в пышном галстуке и фраке с набивными плечами. Он вежливо справлялся два или три раза, удобно ли ей, и когда убеждался, что удобно, разговор на этом угасал. Он направлял свой бинокль на другие ложи и забывал о ней.

Кетти боялась, что он может перевернуться через перила, когда обсуждал мисс Стэнфилд, сидящую в ложе напротив. В своем возбуждении он забыл не только о правилах приличия, но и о законе всемирного тяготения. Кетти пришлось вцепиться в фалды его фрака, чтобы он не вывалился из ложи.

Представляемый фарс был совершенно пустой вещью, в которой сюжета было меньше, чем криков, беготни и кривлянья. Женщины были одеты в дерзкие платья, а диалоги звучали на грани приличия, однако джентльменам это очень нравилось. Кетти все быстро наскучило, и она навела бинокль на другие ложи.

Первым делом она изучила мисс Стэнфилд, чтобы узнать, кто ее сегодня окружает, и увидела молодых джентльменов, которые вели себя, как лунатики. Сама мисс Стэнфилд была крошечной белокурой дамой с пухлыми щечками, блестящими глазами и постоянно надутыми губками. Ее платье было чудом из кружев и ленточек, а прическа — каскадом тугих локонов. Она очень грациозно обмахивалась веером, а в остальном Кетти не находила в ней ничего выдающегося, но подозревала, что на подобной жеманной красотке лорд Костейн может однажды жениться.

Когда она насмотрелась на мисс Стэнфилд, то навела бинокль на соседнюю ложу, затем на следующую, оценивая туалеты дам, лица и статность джентльменов. В самой дальней ложе она обнаружила миссис Леонард и какое-то время изучала ее.

В этой женщине действительно было что-то необычное. Ее прекрасное бледное лицо с классическими чертами имело одну особенность, которая заинтересовала Кетти. Миссис Леонард была из тех немногих женщин, чья красота усиливается обстановкой. Прошлым вечером она выглядела просто хорошенькой, но, сидя в затемненной ложе, казалась прекрасной и неописуемо грустной. Если бы не бриллианты, сверкающие на ее шее, она могла бы послужить моделью для образа Мадонны какому-нибудь мастеру эпохи Ренессанса. Она была одета в простое темное платье, которое придавало ей больше индивидуальности, чем все украшения мисс Стэнфилд. Кетти хотелось, чтобы у нее было такое же лицо и такая осанка. Миссис Леонард сопровождала пожилая леди.

Кетти не удивилась бы, если бы провожатая оказалась француженкой. Она слегка подтолкнула локтем мистера Эдисона и поинтересовалась именем дамы, когда заметила руку с коробкой леденцов, протянувшуюся из-за спины миссис Леонард. Кетти направила бинокль, чтобы увидеть лицо мужчины.

По всей вероятности, это мог быть Харольд Леонард. Она обнаружила, что это абсолютно ничем не выдающийся мужчина с седыми волосами. Он мог бы быть ее отцом, но тут она обнаружила другого мужчину рядом с пожилым и сфокусировала свой взгляд на нем. Это уже ближе! Она увидела блеск черных волос и строгий профиль.

Затем более молодой мужчина повернулся, и она безошибочно узнала черты лорда Костейна. Он сидит в ложе миссис Леонард! Как это возможно? Неудивительно, что он никогда не бросал на Кетти второй взгляд. Какую прекрасную пару они составляли! Кетти долго их рассматривала, потом подергала мистера Эдисона за рукав и спросила:

— Кто та сопровождающая с прелестной брюнеткой в угловой ложе? Вы знаете ее?

Мистер Эдисон направил бинокль в нужном направлении и испустил легкий стон удовольствия:

— Я ее не знаю, но брюнетка — это определенно Несравненная. Я спрошу Свинтона. Может, он знает.

Мгновение спустя Эдисон наклонился к ней и сообщил:

— Он не знает, кто эта пожилая леди, но Несравненная — это миссис Леонард. А старый индюк у нее за спиной — ее муж. Что за расточительство!

— Спасибо. Мне просто любопытно. Мне показалось, что я узнала сопровождающую.

— Свинтон знает всех красавиц. Эта — не самая знатная, но она всех побивает по красоте. Кэро Лемб ничто по сравнению с ней.

— Да, — согласилась пораженная Кетти.

— Мисс Лайман, с вами все в порядке?

— Все отлично, спасибо, — сказала она и попыталась улыбнуться, а потом положила свой бинокль на колени, чтобы Костейн не мог заметить, что она шпионит за ним.

Крики со сцены и смех публики кружились вокруг нее, не задевая. Костейн и Елена Леонард вместе, что это значит? Не дурачит ли он их? Почему он дал Гордону задание следить за ней после того, как спокойно отнесся к его поразительному открытию? Так она размышляла, пока к ней не пришел ответ. Он любовник Елены и выбрал такой подручный способ, чтобы следить за ней. Он хотел узнать, не изменяет ли она своему любовнику так же, как и мужу. Ну что же, он все узнал, и это послужило ему на пользу. В перерыве Кетти рассказала Гордону о своем открытии. Он решил остаться с ней, пока их компаньоны вышли, чтобы важно походить по холлам. Сначала казалось, что Леонарды и Костейн не собираются выходить. Они заказали в ложу вина и теперь сидели вчетвером, потягивая вино и болтая. Кетти и Гордон спрятались в тень у задней стены своей ложи и наблюдали в бинокли. Они заметили, что пожилая леди разговаривает с мистером Леонардом, пока Костейн развлекает Елену. Время от времени мистер Леонард вставлял слово в их беседу. Бедняга. Он не подозревал, что пригрел на груди гадюку.

Неожиданно миссис Леонард встала. Костейн поднялся и подал ей руку, чтобы проводить из ложи. Мистер Леонард и пожилая женщина остались на местах.

— Костейн нас одурачил, — сердито сказала Кетти. — Он ее любовник и подозревает, что не он один. Поэтому он послал нас следить за ней, чтобы узнать, кто тот мужчина.

— Мы этого не знаем наверняка. Ты передергиваешь факты. Костейн не до такой степени наглый, чтобы находиться вместе с мужем своей любовницы. Это было бы наивно.

— У него на все хватит наглости. Почему Костейн не сказал нам, где он будет, когда ты спросил у него, что нам делать сегодня вечером? Он почувствовал себя в безопасности после того, как ты сказал ему, что будешь в клубе, а я — что буду писать письма. Хотелось бы знать, почему Косгрейв не доверяет ему никакой важной работы? Возможно, лорд Костейн использовал перевод, который я ему делала, с какой-нибудь злостной целью. Я помогла врагу.

— Если это так, а я пока этому не верю, то тебя просто обманули. Голову тебе за это не снесут. Я выйду и поговорю со Львом.

— Нет. Он не должен знать, что мы наблюдаем за ним.

Юношеское лицо Гордона сморщилось от лукавства.

— Мы будем играть в скрытую игру, — сказал он. — Я подберусь поближе к ним и попытаюсь подслушать, о чем они говорят. Жалко, что я оставил дома маскировку.

Кетти почувствовала почти неудержимый порыв пойти с ним, но здравый смысл удержал ее. Черные фраки похожи один на другой. Гордон может подкрасться, чтобы подслушать их, не выделяясь в толпе черных фраков, а пара будет более заметна.

— Я не могу оставаться одна в ложе, Гордон. Проводи меня к мистеру Эдисону.

— Провожу, только давай быстрей. Перерыв уже заканчивается.

Они выскользнули в коридор. Если мистеру Эдисону и не очень хотелось оказать им услугу — составить пару сестре Гордона, то он был достаточно вежлив, чтобы не показать этого. На самом же деле Кетти показалось, что ему приятно фланировать с дамой перед мисс Стэнфилд. Они прогуливались мимо капризной красавицы и ее компании всю оставшуюся часть перерыва. На мистера Эдисона накатывала необычайная полоса веселья всякий раз, когда они проходили мимо Несравненной. Легкие замечания Кетти вызывали у него взрывы веселого смеха.

— Что за давка, — только и сказала она, но это вызвало их остановку буквально в двух ярдах от мисс Стэнфилд.

— Ха-ха, вы настоящий комик, мадемуазель. Это просто в яблочко. Давка — иначе это не назовешь. Я чувствую себя, как лимон. — Он скосил глаза, чтобы увидеть, заметили ли его.

— Вам будет приятно услышать, что вы не похожи на него, мистер Эдисон?

— Смею надеяться, что я не желтый! Ха-ха-ха. Может быть, я слегка зеленоват. Но со временем это пройдет.

— Во всяком случае, вы определенно полны сока.

— Я бы тоже так сказал! Вы попали в самое яблочко, но только при условии, что не назовете меня кислым, — он снова бросил взгляд на Несравненную. Та двинулась в сторону, и мистер Эдисон вдруг потерял всю свою веселость.

— Ну что же, как вам нравится представление? — спросил он.

— Очень нравится. «Особенно после того, как мы вышли из ложи», — добавила она про себя.

Глаза Кетти рассекали толпу в поисках лорда Костейна и миссис Леонард, но их нигде не было видно. Перерыв оказался длинным, давая возможность подробно разглядеть всех прогуливающихся по холлу. Костейна и леди Леонард здесь не было. Единственный вывод, который она могла сделать, состоял в том, что они вышли, и Гордон нашел способ сопровождать их.

Когда прозвучал звонок, мистер Эдисон проводил ее обратно в ложу. Пробираясь сквозь толпу, она заметила мистера Бьюрека. Казалось, он оглядывается по сторонам в поисках своего партнера. Он увидел ее и кивнул, затем продолжил просеивание толпы.

Как только Кетти добралась до своего кресла, ее глаза метнулись через зал в ложу миссис Леонард. Там были только мистер Леонард и его пожилая собеседница. Девушка настроила свой бинокль и увидела, что шаль миссис Леонард перекинута через спинку кресла. Она рассчитывала вернуться. Неожиданно вошел Гордон. Он похлопал Кетти по плечу и поманил ее в глубину ложи.

— Свинтон ушел. Мы можем сесть там рядом и поговорить. Она бросила последний взгляд на противоположную ложу, как раз когда Костейн подвел миссис Леонард к ее креслу. Они оба невинно улыбались. Кетти присоединилась к Гордону у портьеры.

— Что случилось? Где они были? — потребовала она.

— Он отвел ее вниз во внутренний дворик подышать воздухом. Я постарался подслушать как можно больше. Она сказала, что плохо себя чувствует. Я спускался позади них по лестнице, мне невозможно было войти во дворик, чтобы не быть замеченным. Там не было никого, кроме билетера и группы рассыльных. Разумеется, мы проследим за ними до дома.

— А что может случиться? Миссис Леонард с ними.

— Тогда последим за Костейном. На эту идею у Кетти не было возражений. Казалось, что пьеса будет идти бесконечно. Голова у девушки начала раскалываться задолго до конца спектакля. Ее мысли были заняты тем, как поступить теперь, когда она убедилась, что лорд Костейн стал изменником своей страны. Очевидно, нужно рассказать кому-то из представителей власти. Логичнее всего будет рассказать об этом его непосредственному начальнику, лорду Косгрейву. Она вспомнила, что Косгрейв никогда не доверял Костейну, поэтому он прислушается к ней.

Завтра они с Гордоном должны пойти в Генеральный штаб и добиться приема у лорда Косгрейва. Беседа вырисовывалась неясно. Девушка волновалась, как перед походом к зубному врачу. Как Костейн мог совершить нечто подобное? Он был офицером и дворянином. Что он получил, предав свою страну? Это все ее вина. Прекрасная миссис Леонард сбила его с пути. Должно быть, он очень любит ее.

Кетти не чувствовала в себе сил заниматься какой-либо слежкой сегодня вечером. Она не верила, что Костейн будет предпринимать какие-то шаги в присутствии мужа.

— Проследи за ними, Гордон. У меня болит голова.

— Как, черт возьми, я прослежу за ними, если мне нужно отвезти тебя домой. Может быть, Эдисон…

— Мне бы очень не хотелось просить его. Если бы мы ушли сейчас, ты бы мог отвезти меня домой и вернуться как раз вовремя, чтобы последить за Костейном.

— Да, Боже мой. В любом случае, я уже потерял нить пьесы, поэтому могу вернуться в любое время. Ладно, забирай свою шаль и пошли.

Гордон шепнул пару слов на ухо Эдисону, и они с Кетти вышли из театра. Когда брат и сестра добрались до Кинг Чарльз-стрит, Гордон сказал:

— Если хочешь узнать, что случилось, жди меня в кабинете. Мы можем там поговорить, никого не беспокоя.

— Да, мне хотелось бы узнать, что случилось. После всего, что она узнала, уснуть было невозможно, а кабинет подходил для ожидания лучше, чем любое другое место.

Леди Лайман уже спала, когда Кетти добралась до дома. Кетти с облегчением была избавлена от необходимости улыбаться и притворяться, что у нее был замечательный вечер. Она прошла в кабинет и разожгла камин, который был приготовлен на утро, затем налила бокал шерри и потягивала его, глядя на огонь. Пляшущее пламя не согревало ее. Она чувствовала холод и пустоту внутри. Костейн оказался предателем, и ее долг — сообщить об этом. У нее не было никаких мыслей по поводу того, когда вернется Гордон, но примерно через час она свернулась в кресле и попыталась устроиться поудобней.

Она провалилась в приятную дрему, когда в дверь кабинета постучали. Гордон решил вернуться таким путем. Кетти поднялась и поспешила впустить его. Когда она открыла дверь, лорд Костейн без приглашения шагнул в дом.

— Мисс Лайман, я знаю, что уже поздно, но нельзя ли мне занять немного вашего времени.

Глава 10

Кетти вытаращила глаза, не в силах вымолвить ни слова. Она была не столько испугана, сколько ошеломлена его внезапным появлением. Костейн смотрел на ее дрожащие губы и широко раскрытые от страха, нервно блестящие глаза.

— Что я за идиот! Я испугал вас до полусмерти. Извините, мисс Лайман. Это просто ваш драчливый старый Лев, — сказал он, улыбаясь, чтобы смягчить ее страх, а затем протянул руки в перчатках и взял ее за запястья, чтобы успокоить.

— Вы себя здесь заморозите. Давайте закроем дверь, — сказал он и, обняв ее за плечи, провел в кабинет.

Кетти вырвалась из его рук.

— Что вы здесь делаете? — требовательно спросила она прерывающимся от волнения голосом.

— Не смотрите на меня так грозно. Я пришел не за тем, чтобы красть ваши книги, — ответил он оскорбленно. — Когда я увидел, что у вас горит свет, я подумал, что, возможно, вы ждете меня. Я заметил, как вы наблюдали за мной в театре, — на его благородном лице мелькнула улыбка, а сам он тем временем снимал плащ и складывал его в стороне, уверенный в том, что его прихода ждали. — Ах, как хорошо!

— Я так и знала, что в той ложе были вы, — сказала Кетти.

Она села на диван, и Костейн присоединился к ней. Она не знала, как себя вести, но вскоре решила держаться как можно естественней. Он думает, что улыбки и игривых слов достаточно, чтобы надуть ее. Пусть себе думает! Его заблуждение может сослужить ей хорошую службу.

— Я был там с мистером и миссис Леонард, — сказал он. — Вы могли узнать Елену Прекрасную. А старик — это Харольд. Она кивнула:

— Я так и подумала. А кто была та пожилая леди?

Костейн протянул свои длинные ноги к камину и удовлетворенно вздохнул:

— Соседка и родственница, миссис Ньюарт. Вам, наверное, будет интересно узнать, как я оказался с Еленой?

— Я удивилась, почему вы были с Леонардами, — сказала она, не усиливая множественное число, но произнося его умышленно.

Он приподнял бровь и тут же отпарировал:

— Намек понял. Харольд тоже там был, хотя я про него как-то совсем забыл.

— Я заметила, что в антракте вы забыли его в ложе.

— Ох, это было умышленно. Я не настолько забывчивый. Но мы начали с середины. Позвольте мне начать с начала. Я решил продолжить слежку за Гордона и присмотреть за миссис Леонард сегодня вечером, — объяснил Костейн. — Вот почему я не навестил вас. Я проследовал за Леонардами до «Роял Кобурга» и вошел туда за ними, надеясь присоединиться к их компании. Ложи были распроданы, и когда мистер Леонард увидел, что я повернул обратно, он предложил мне запасное кресло в их ложе. Естественно, я ухватился за эту возможность.

— Естественно.

— Козни дьявола, вы же видите, — сказал он скромно, но явно забавляясь ситуацией. — В антракте миссис Леонард сказала, что плохо себя чувствует:

— Его брови поднялись, как будто он приглашал Кетти разделить его сомнения. — И я, как истинный джентльмен, предложил ей выйти подышать воздухом.

— А что, мистер Леонард неистинный джентльмен, если не мог понять состояние своей жены?

— Конечно, он джентльмен, но джентльмен определенного возраста и определенного самочувствия. Не только дамы бывают отягощены лишними годами. Он предложил проводить ее, но его жена выказала огромную заботу о его здоровье. Итак, чтобы побыстрее добраться до сливок, я отвел миссис Леонард вниз, во дворик, и приоткрыл дверь, чтобы дать ей возможность подышать, но в то же время стараясь, чтобы бедная леди и бедный я не замерзли.

— Странно, что она не захватила шаль.

— Вы пользовались биноклем для лучшего эффекта! Или Гордон сказал вам? Если он всегда следит за миссис Леонард так неуклюже, как сегодня вечером, я боюсь, что для нее может перестать быть секретом, что она обзавелась тенью. Я скажу, чтобы Гордон перестал наблюдать за ней.

Кетти не ответила на вопрос.

— Вы узнали что-нибудь интересное? — спросила она.

— Миссис Леонард безвредна, — ответил Костейн, грациозно взмахнув руками и как бы отказываясь от этой идеи.

— А ее длительные визиты в заведение мадам Дютро тоже безвредны? Должно быть, у нее большая любовь к шляпкам.

— Разве это не свойственно каждой леди? Она действительно обожает шляпки и еще обладает талантом придумывать новые фасоны. Она работает у мадемуазель Дютро, чтобы получить немного денег и добавлять недостающее к заработку Леонарда.

Что-то в его манере раздражало Кетти. Возможно, это была улыбка восхищения, когда он говорил о миссис Леонард.

— Как вы все это узнали за столь короткое время, милорд.

— Я умею задавать нужные вопросы и получать исчерпывающие ответы. — Он засмеялся. — Не только дамы достигают совершенства в сплетнях. Мы тоже болтаем о том, о сем. У миссис Леонард жизнь сложилась непросто. Она уже была один раз замужем. Мистер Фотерингтон скончался, оставив ее без всяких средств. Она работала галантерейщицей, когда встретила мистера Леонарда на скромном дружеском вечере. Он был вдовец, она — вдова, оба одинокие и оба в стесненных обстоятельствах. Сейчас кажется, что так и должно было случиться. Я думаю, что это брак по расчету, но с настоящей любовью с его стороны, и тем, что наши старики называют уважением, с ее стороны.

— Я так думаю, что у Несравненной состояние побольше, чем у мистера Леонарда.

— В настоящий момент может быть и так, но замуж она выходила с очень скудными средствами. Я почувствовал какую-то неестественность в кончине ее первого мужа, хотя она ничего об этом не говорит. Возможно, там ничего, кроме долгов, не было. Это всегда бросает тень на вдову и затрудняет ее положение в обществе. Да и кого она могла встретить, работая в мастерской? По большей части дам. Мне еще никогда не доводилось видеть, чтобы женщина протянула руку помощи женщине, более красивой, чем она сама.

— С точки зрения менее красивых женщин я могу возразить, сэр, на это циничное замечание. Не говоря уже о том, что сравнивать женщин между собой отвратительно.

— Присутствующие всегда исключаются, мадемуазель, — сказал он с галантным поклоном. Кетти бросила на него буравящий взгляд. — Эта нахмурившаяся бровь говорит мне, что я неумышленно обидел вас. Естественно, ваша красота всегда на первом месте.

Комплимент оказался слабым, а будучи высказан столь легкомысленным тоном, и вовсе не произвел впечатления. Кетти решила, что лучше всего будет его проигнорировать:

— Итак, вы думаете, что миссис Леонард слишком прекрасна, чтобы быть замешанной, — сказала она вкрадчиво.

— Мисс Лайман, это просто гадко. Я шокирован вашим острым языком. Отнюдь не красота миссис Леонард, а ее история убедила меня в ее невиновности. Единственный недостаток, в котором я могу ее обвинить — это прямолинейный характер, поэтому я не предполагаю, что она могла опуститься до измены своей стране, даже если ей и делали подобные предложения.

— А вы? — спросила она.

— Нет, мисс Лайман, я не делал. Смешивать дело и удовольствие недопустимо, к тому же я работаю с мужем леди.

Кетти налила своему гостю бокал шерри, чтобы дать себе время подумать. Возможно, Костейн говорит правду. Она не могла позволить ревности к миссис Леонард затмить ее здравый смысл. Если он врал, то история, придуманная им, выглядела вполне правдоподобно, выставляя его в самом выгодном свете. Кетти решила не думать об этом до тех пор, пока не будет достаточно времени, чтобы оценить ситуацию и обсудить все с Гордоном.

Она поднесла Костейну бокал шерри:

— Итак, вы считаете, что мисс Леонард невиновна?

— Она немного лжива, не слишком добродетельна, но она не хуже большинства женщин. — Он пригубил из своего бокала, потом спросил:

— А где Гордон?

— Он куда-то поехал после спектакля.

— А я, когда увидел у вас свет, подумал, что, может быть, вы оба ждете, что я зайду и объяснюсь. Вам тоже не мешает объясниться, мисс Лайман. Ведь вы собирались писать письма сегодня вечером?

— Я передумала и решила составить Гордону компанию.

— Это указывает на печальное непостоянство характера, — сказал он, погрозив ей пальцем. — Я ожидал от вас большей твердости характера. Я убежден, что вы просто отложили письма на более позднее время. Кто же из множества окружающих вас джентльменов отвлек вас от вашей корреспонденции? Неужели это тот блондин, которого вы спасли от падения через перила. Я просто восхищен вашей быстрой реакцией и ангельским терпением. Если бы мой спутник был так же невнимателен, я бы, наоборот, подтолкнул его.

— Мистер Эдисон просто друг.

— И от друзей принято ждать небольшого внимания. Не из тех ли он парней, кто покидает свою даму за ужином. Но, с другой стороны, для вас в этом не было бы ничего нового. Вы читали ему нотацию, как и мне?

— Но он действительно друг Гордона.

— Я удивился, почему это он обращал так много внимания на мисс Стэнфилд, когда справа от него находилась более привлекательная леди.

— Вы ее знаете? — спросила Кетти, — Я вижу, что сравнение уже не осуждается, когда оно в вашу пользу. Элизабет Стэнфилд моя кузина. Так как между нами больше десяти лет разницы, мы никогда близко не общались. Со дня своего дебюта она просто поглощена флиртом. Я боюсь, что крошка утратила даже ту небольшую скромность, которая у нее была. Впрочем, кто я такой, чтобы проповедовать приличия, когда сам вторгся к незамужней девушке в это позднее время? Я должен идти. — Он отложил свой бинокль в сторону и поднялся, чтобы взять шляпу и плащ.

— Вы передадите Гордону, чтобы он прекратил следить за миссис Леонард? — спросил он.

Непринужденность Костейна почти убедила Кетти, что он невиновен. Она на секунду задумалась, когда он повторил, что Гордон должен прекратить слежку за миссис Леонард. Возможно, он надумал внять намекам леди или, возможно, уже внял им. Неужели действительно ничего нельзя поделать с шпионом в Генеральном штабе.

— Я передам ему то, что вы сказали, — ответила она.

Костейн как раз надевал пальто, но остановился и поднял голову, удивленный двусмысленностью ее ответа. Затем он подошел к ней, — В чем дело? — просто спросил он, и, не ожидая ответа, добавил:

— Вы не верите мне.

— Можно было сказать мне правду, — вымолвила она.

— Я и говорю вам правду. Зачем мне скрывать ее?

— Я не обвиняю вас в том, что вы скрываете.

— Но вы и не верите мне. Не надеясь найти ответ, который удовлетворил бы его, она сказала:

— Может быть, это миссис Леонард ее скрывает.

Изогнутые брови Костейна поднялись, и он склонил голову набок, чтобы подумать:

— Возможно. Я буду не первым мужчиной, которого сбила с правильного пути прекрасная леди. Я удивляюсь…

— Просто вы держите в голове, что такое возможно, милорд, — сказала Кетти и проводила его до двери.

— Я буду, наверное, завтра вечером, — сказал он и приостановился, держась рукой заручку. Он вовсе не собирался задерживаться здесь так долго. Но недоверие мисс Лайман беспокоило его, а почему — он совершенно не мог понять. Больше того — ему хотелось завоевать ее расположение. Он также понял, что испытывает безотчетную антипатию к тому блондину, который сидел в , ложе позади нее.

Кетти же смотрела на него отнюдь не обожающими глазами увлеченной дамы, а скорее с неприязнью.

— Возможно, у вас с мистером Эдисоном свои планы. Не слишком ли самонадеянно с моей стороны рассчитывать на вашу помощь? — сказал он с вопросом в голосе.

— Я не знаю — не могу так сразу вспомнить, что мы делаем завтра вечером. Возможно…

— Может быть-, я забегу после работы.

— Да, я скажу Гордону, что вы придете — А вы будете здесь?

Она посмотрела на него открытым, чистым взглядом. Он заметил слабую улыбку на ее лице.

— Возможно, я тоже буду, — сказала она.

— Знаете, я говорю правду.

— Я знаю, — услышала она свой ответ, и даже не задумалась над тем, откуда вдруг взялся этот тихий голос или эти слова. Они невольно поднялись из глубин ее подсознания. Только в этот момент она почувствовала, что он говорил правду. Иначе быть не могло. Его нахмуренный лоб разгладился, улыбка раздвинула губы. Костейн, казалось, хотел еще что-то сказать, но только надел свою шляпу и вышел в дверь.

— Спокойной ночи, мисс Лайман, — сказал он на прощание.

— Спокойной ночи. — Когда он растворился в темноте, Кетти тихонько закрыла дверь.

Тепло волной накатилось на нее, когда она села к огню, ожидая возвращения Гордона. Кетти чувствовала, что в ее отношениях с Костейном достигнута какая-то новая высота. Он добивался расположения, а зачем ему это надо, если она ему не нравится? Она никак не допускала в свои мысли слово «любовь». Он ничего не сделал и не сказал, чтобы создать такое впечатление, но, казалось, он воспринимает ее как женщину, чего не наблюдалось раньше. На этот раз Гордон появился довольно быстро, хмурый и недовольный.

— Я потерял Льва. Он просто исчез после спектакля. Он не садился в экипаж с Леонардами, и я решил проследить за ними до самого их дома. Я прождал вечность, чтобы увидеть, не выскользнет ли миссис Леонард из дома после того, как ее старина уткнется в наволочку, но ее не было.

— Лорд Костейн приходил сюда, — сказала Кетти. — Он все объяснил мне о миссис Леонард. — Она осторожно прошлась по всему рассказу, исключив только несколько тех весьма игривых комментариев, с которыми она себя поздравила как с драгоценным секретом.

— И ты поверила ему! — насмешливо воскликнул Гордон, когда история была рассказана.

— Да, я уверена, что он говорил правду. Его объяснения прояснили ситуацию, и нам не о чем больше беспокоиться.

— Однако они не объясняют появления экипажа, который ждал ее у задней двери магазина Дютро, и мужчины, который увез миссис Леонард. Это был не ее муж, так как тот был на службе. А может, после всего, что мы узнали, это был сам Костейн? Ведь о том, как он провел тот день мы знаем только с его слов?

— Ты же говорил, что это был большой, грузный человек.

— Да ведь я в этих проклятых очках едва разглядел, что это был мужчина. — Перед тем, как продолжить, Гордон взял бокал шерри:

— Если у нее есть богатый поклонник, зачем она тратит время на то, чтобы мастерить шляпки? В этой истории больше прорех, чем в костюме бродяги. И если он следил за Леонардами на расстоянии, как они умудрились его увидеть и пригласить в свою ложу?

— Мне его рассказ показался весьма правдоподобным, — сказала Кетти, но Гордон приводил столь веские аргументы, что, казалось, история разваливается на кусочки прямо на глазах.

— То, что он рассказывает тебе, — не что иное, как «Челтенхемская трагедия». Я видел эту пьесу год назад — сюжет очень похож. Костейн принимает нас за пару простофиль, но он ошибается в своих расчетах. Я-то знаю, сколько горошин в стручке, в отличие от тебя. Он польстил тебе, и ты тут же поверила в эту чепуху. Я как только вошел, сразу понял по твоей мягкой улыбке, что что-то случилось. Я боялся, что Эдисон приставал к тебе в экипаже.

— Не выдумывай, Гордон. Ты знаешь, что он сходит с ума по мисс Стэнфилд. Ох, а я говорила, что она кузина Костейна?

— Что ты несешь?

— Да, он сам сказал.

Хмурый вид Гордона сменился глупой улыбкой:

— И как у него все получается? Она спрашивала Костейна обо мне?

— Нет, однако он постоянно говорил мне колкости по поводу чрезмерного внимания к ней Эдисона. Так или иначе, но она его кузина.

— И ты не могла узнать этого раньше! Мне представился шанс сблизиться с ней, а я пришел и оскорбил Костейна.

— Что ты сделал? — потребовала Кетти. — Что ты сказал ему? Я не думала, что ты следил за ним.

Гордон выглядел удивленным, а затем на его лице появилась улыбка:

— Слава Богу, на самом деле я ему ничего не сказал. Просто я высказал тебе, что я о нем думаю, но ему не нужно знать, что я считаю его лгуном и негодяем, пока он не расскажет обо мне что-нибудь хорошее мисс Стэнфилд. Действительно, что мы на самом деле имеем против него? Ясно как божий день, что он любовник миссис Леонард, заставивший меня, как ты говоришь, следить за ней, чтобы узнать, кто еще у нее в списке. Никаким шпионажем здесь и не пахнет. Сердечные дела, только и всего.

Это вряд ли удовлетворило Кетти, но так как именно она была автором этой идеи, то не могла бранить Гордона, как бы ей ни хотелось.

— Что, по-твоему, нам надо делать?

— В первую очередь нужно устроить прогулку с Костейном и его кузиной. Ты и Костейн, я и мисс Стэнфилд.

— Я имею в виду нашу работу, Гордон.

— Ах, это! Конечно, я буду продолжать следить за миссис Леонард. Вряд ли у нее есть еще любовник, если Костейн не спускает с нее глаз. Возможно, парень, с которым она встречалась за галантерейным магазином, шпион. Кем он еще может быть? Я прослежу за ним, узнаю, кто он такой, и отправлюсь прямиком к Косгрейву. Это обеспечит мне место в его штате. Жалко, конечно, Италию, но я позабочусь о том, чтобы найти тебе пару. Ты можешь привлечь Свинтона, если поторопишься. Он говорит, что ты не такая старая, как он думал.

Кетти ухватила самое главное в его речи:

— Так ты думаешь, Костейн невиновен?

— Разумеется. Слегка обманут, бедный парень, ослеплен любовью, но несгибаем.

— Тогда как он догадался проследить за мужчиной, с которым встретилась миссис Леонард у задней двери галантерейного магазина?

— Он не следил за ним. Он думает, что это соперник порядочного Леонарда, и боится, что ты узнаешь о его ухаживаниях за этой проституткой.

— Ох, так ты думаешь, что это все объясняет? — спросила она тихим голосом.

— Ясно как божий день. Ну что ж, это была просто замечательная ночная работа. Кузен мисс Стэнфилд, да? Слава тебе, Господи, за это, а то бы он нас всех отдалил от себя. Я страстно желаю увидеть перекошенную рожу Эдисона, когда скажу ему, что иду на прогулку с мисс Стэнфилд.

Они погасили лампы и тихонько пошли наверх, стараясь не разбудить домашних. Гордон уснул сном младенца, но Кетти обнаружила такую путаницу в своей голове, что бодрствовала несколько часов, пытаясь в ней разобраться. Она пришла к выводу, что лорд Костейн был или любовником миссис Леонард, или очень глупым шпионом. Но ей не показалось, что он глуп. Погрузившись в свои размышления, она даже забыла, что завтрашний день — это день Большого зимнего бала.

Глава 11

— Как ты вчера провела вечер? — таким был первый вопрос, который леди Лайман задала Кетти на следующее утро, едва ее дочь вышла к завтраку.

— Все было очень мило, мама.

Одного взгляда на бледное лицо Кетти оказалось достаточно, чтобы понять, что она не выспалась. Так как леди Лайман слышала, как дочь поднималась в свою спальню в полночь, она пришла к выводу, что девочка спала недостаточно. Многолетний опыт чтения дамских сердец и мыслей по лицам позволил матери предположить, что роман ее дочери потерпел неудачу. Это повлекло за собой вывод, что лорд Костейн был в театре с другой женщиной.

— Ты случайно не видела лорда Костейна? — спросила леди Лайман.

— Он был там с другой особой, — ответила Кетти с притворным равнодушием.

Леди Лайман была слишком добра, чтобы унижать свою дочь расспросами о возрасте той особы. Будучи женой дипломата, она знала, что, когда договор между партнерами под угрозой разрыва, нужно выступить с новой инициативой. Поскольку мисс Лайман больше не являлась ухаживаемой стороной, значит, им следовало перехватить инициативу. Кетти давно упрашивала ее пойти на Большой зимний бал. Это стоило безумно дорого, но попытка поймать лорда Костейна в свои сети была ценнее пятидесяти фунтов.

Мать прокашлялась и, завладев таким образом вниманием аудитории, торжественно произнесла:

— Вчера вечером леди Иглтон заставила меня купить билеты на благотворительный бал леди Сомерсет, который они называют Большим зимним балом, хотя я сомневаюсь, что это достойное название. Я подумала, что черкну лорду Костейну несколько строк и спрошу, не будет ли он свободен, чтобы составить тебе компанию, Кетти. Бал состоится сегодня вечером.

— Сегодня вечером?! — воскликнула Кетти. Как же быстро пролетело время! Она отмечала числа в своем календаре, но в один прекрасный день в ее жизнь ворвался Костейн, и она забыла даже о Большом зимнем бале.

— Дорогая, неужели ты не помнишь? Ты же из меня душу вынула с этим балом.

— Ох, нет, мама! Ты не должна просить Костейна, — сказала Кетти. (Должно быть, новая дама Костейна хорошенькая!) — Не хотелось бы тратить билеты, — посетовала леди Лайман. Она уже жалела, что приказала купить их.

Гордон вошел в гостиную, расправляя невероятных размеров галстук.

— О, Господи, что это у тебя на шее? — удивился Родни.

— Это называется галстук, дядя, — сказал Гордон с сильным сарказмом. — Восточный, если быть точным. Все джентльмены в этом сезоне соревнуются, чей галстук пышнее.

Родни покачал головой:

— Как видно, я отстал от моды. Но и тебе не следует быть ее рабом. Ты выставишь себя на посмешище.

— На посмешище, как же! Если хочешь знать, Эдисон и Свинтон специально пришлют сегодня своих камердинеров, чтобы я научил их завязывать галстуки точно так же.

— У Свинтона ветер в голове, так же, впрочем, как и у его папаши. Гонимый каждым изменением ветра.

— А мне-то что? — спросил Гордон. — Я не следую за модой, я устанавливаю ее.

— Если хочешь, чтобы народ превозносил тебя в мыслях, не следует превозносить себя на словах.

Гордон взял чашку с кофе и сделал маленький глоток. Что Родни, глупый старый дурак, знает о моде? Он всегда носил черный фрак, а туда же, берется давать советы.

— Мама, я слышал, ты сказала, что купила билеты на Большой бал? Ты что, выиграла в лотерею?

Леди Лайман поспешно взвесила ситуацию и решила попытаться устроить Кетти «случайную» встречу с Костейном.

— Надеюсь, я всегда выполняю свой долг, хотя и не так удачлива. Гордон, ты сможешь составить Кетти компанию сегодня вечером? По видимому, это будет ошеломляющий вечер, если принять во внимание цену на билеты.

— Я не хочу вести сестру на бал, — нахмурился Гордон. Что подумает мисс Стэнфилд, увидев, что он опустился до вышагивания со своей сестрой?

— Тогда я сама пойду с тобой, Кетти, — сказала леди Лайман.

Гордон ухмыльнулся в свой галстук:

— Ты еще встань с ней в пару, мама, чтобы объявить всему миру, что у нее нет кавалера.

После долгих препирательств никакого согласия так и не было достигнуто, и разговор повернулся на другие темы. Но Кетти ужасно хотелось поехать на этот бал, желательно в сопровождении эффектного джентльмена.

— Мне приятно видеть, что ты достойно проводишь время, Гордон, — сказала леди Лайман, постукивая по скорлупе вареного яйца. — Что ты будешь изучать сегодня?

— Не правильные глаголы, — с готовностью ответил Гордон. Он изучал эти вредные глаголы в течение нескольких недель, когда на него находило настроение.

— Я думала, ты их все уже выучил. — Она повернулась к Родни. — Как он? У него вообще есть какой-нибудь прогресс?

— Гордон, ты закончил тот перевод, чтобы я мог проверить, — справился Родни, — или ты был слишком занят своим галстуком?

— Почти закончил, дядя, — солгал Гордон, — он будет готов для твоего красного карандаша в ближайшее время.

Он с мольбой посмотрел на Кетти, и она вмешалась, чтобы помочь ему.

— Мама, тебе удалось узнать что-нибудь о миссис Леонард? — спросила она.

— Да, я собиралась сказать тебе еще вчера вечером, но, знаешь, моя бедная голова стала совсем дырявая. Она была Еленой Джонсон и вышла замуж за одного из Фотерингтонов, члена парламента. Бедный парень запутался в долгах и пустил себе пулю в лоб, оставив ее без средств к существованию. Так как это соответствовало тому, что говорил о миссис Леонард Костейн, Кетти пришлось в это поверить.

— Как же она устроилась после его смерти?

— Ей пришлось работать. По-моему, до замужества она была галантерейщицей и поэтому вернулась к этому занятию. Оказывается, никто не знает, как она встретилась с мистером Леонардом.

— Фотерингтон, я помню его, — сказал Родни, выскребая из яичной скорлупы последние крошки. — В нем никогда не было ничего хорошего. Игрок и негодяй.

— Был скандал, связанный с карточными долгами, — сказала леди Лайман. — Кажется, он продал какие-то государственные секреты в Амьене во время мирных переговоров.

Гордон резко поднял голову и бросил безумный взгляд на Кетти:

— Что ты только что сказала, мама? Она была предательницей?

— Не миссис Леонард, Гордон, а ее муж, Фотерингтон. Елена — так ее зовут — всем нравилась. Она ничем себя не запятнала.

— Понимаю, — сказал Гордон, проглотив усмешку недоверия. Он поднялся из-за стола, так и не притронувшись к еде:

— Ну, ладно, пора браться за не правильные глаголы. У тебя тоже есть перевод на утро, Кетти?

— Сегодня нет, но я должна поработать над дядиным черновиком. — Она поднялась, и они вместе выскользнули в кабинет, чтобы обсудить последнее открытие.

Леди Лайман направила пронзительный взгляд на своего брата:

— Она не имеет успеха у лорда Костейна. Родни, мы должны что-то сделать, чтобы поднять ее дух.

— Я могу поехать с ней на бал, если ты думаешь, что это поможет.

— Я куплю билеты у леди Иглтон и поеду с вами. Я попытаюсь возобновить ее отношения с Костейном. Такая подходящая партия. Боюсь, что разочарование может заставить Кетти отказать ему. В ее возрасте она не может себе этого позволить.

— Свадьбу сглазили, — сказал Родни.

— Свадьба в порядке. И Гордон исправляется. Он обычно мучается и жалуется, что ему нечего делать, а сейчас занимается с утра до вечера. Хотела бы я знать, займусь ли я наконец своим рождественским вечером.

Родни, увидев, что Гордон не дотронулся до яиц, придвинул к себе тарелку и живо расправился с ними.

Гордон метался по кабинету в страшном возбуждении:

— Предательница, Боже мой!

— Мама сказала, что предатель — мистер Фотерингтон, — отметила Кетти.

— Подстрекаемый своей женой, не иначе.

— Было бы лучше еще понаблюдать за миссис Леонард и посмотреть, что она предпримет.

Следи за ней, как ястреб, Гордон.

— Об этом не беспокойся. Я потихоньку перетащил костюм лакея в шкаф. Надо поторопиться, пока не пришел дядя.

— Мама долго продержит его со своей болтовней. Завтрак — ее любимое время для воспоминаний. Кстати, Гордон, о Большом бале, может быть, мы все-таки могли бы поехать туда вместе. Жаль выбрасывать билеты.

— Никто и не собирается их выбрасывать. Бал по хорошему поводу — благотворительный. Я думаю, что это так.

Гордон выскользнул в дядин кабинет до того, как Кетти смогла заговорить с ним о бале, и появился несколько минут спустя в ливрее бутылочного цвета и в накидке, наброшенной от холода на плечи.

— Я вернусь к пяти, чтобы встретиться со Львом, — сказал он, поправляя треуголку и надвигая ее на глаза.

— Приходи раньше, если что-нибудь узнаешь, — настоятельно попросила Кетти. — Меня раздражает, какое значение придают этому роману.

— Сестричка, перестань хмуриться, иначе у тебя появятся морщины. Я беру это на себя. Разве может женщина что-нибудь сделать.

Гордон открыл дверь кабинета, огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что за ним не наблюдают, и, крадучись, пошел в сторону Хаф Мун-стрит. Погода потеплела, снег начал таять и сейчас ручьями воды бежал по водосточным желобам. Гордон радовался, что этот проклятый ветер утих.

Кетти было яснее ясного, что ее брат чрезвычайно наслаждается ситуацией. Для него все это было игрой, но ее возбуждение превратилось в тревогу. Хотя она и отмела свои подозрения, ей больше не удавалось вернуть лорда Костейна на былой пьедестал. Как же мастерски он ее дурачил до этой ночи. Она перебрала в памяти все их встречи дюжину раз; былое очарование Костейна окончательно испарилось. После долгих размышлений она решила, что Костейн обманут миссис Леонард. При таком раскладе она сумела бы пожалеть его, а не презирать, но Костейн утратил ее уважение. Он мог подшучивать над этим словом, но без уважения не могло быть любви.

Глава 12

В то утро Кетти урывками работала над рукописью Родни. В одиннадцать часов пришел клиент, сжимая в дрожащей руке письмо на французском языке на старой пожелтевшей бумаге. Владелец письма, мистер Калпеппер, имел внешность провинциала — адвоката или доктора, если судить по его скромному туалету.

— Я нашел это в семейной Библии, — объяснил он. — Мои предки были французами, но с годами мы утратили язык. Мы надеемся, что это поможет установить связь с несколькими знатными домами во Франции, — сказал он гордо.

Кетти изучила письмо с интересом.

— Оно написано на старо-французском, — объяснила она. — Год, как вы видите, 1649-й. Мне нужно будет провести небольшое исследование, чтобы быть уверенной в точном переводе.

Вы можете мне его оставить?

— Конечно, но я надеюсь, вы сможете этим заняться прямо сейчас. Я сам из Девона и надеюсь вернуться домой завтра на рассвете.

— Я сделаю все в лучшем виде, сэр. Приходите после обеда.

Она подумала, что мистер Калпеппер будет разочарован. Письмо содержало претензии к соседу, угрозы вызвать его в суд из-за коровы. Ничто не указывало на то, что пишущий — аристократ, хотя он, несомненно, был джентльменом, потому что в то время умение писать было привилегией высшего класса.

За обедом леди Лайман упомянула, что Гордон попросил принести поднос в его комнату, чтобы не прерывать занятий. Кетти предположила, что Гордон уговорил своего слугу сохранять тайну, а сама подумала, где же на самом деле находится в это время ее брат. Не следит ли он в данный момент за Костейном, наносящим короткий визит своей любовнице.

Пища застревала у нее в горле, превращая каждый глоток в мучение. Когда на десерт принесли яблочный торт, она поднялась и извинилась.

— Я не очень голодна, мама. В любую минуту может прийти мистер Калпеппер. Мне нужно вернуться в кабинет.

— Нам следовало бы завести табличку на двери, направляющую клиентов к парадному входу, если никто не открывает, — сказал Родни.

Это было предметом давнего спора с леди Лайман.

— Мне не нужны всякие томы, дики и гарри у парадного входа, Родни. Если тебе хочется, можешь принимать их с черного хода. У меня нет против этого возражений.

— Нельзя требовать, чтобы клиент общался с поваром, — заметил он.

Подгоняемая хорошо известными ей аргументами, Кетти покинула гостиную. Как только она вошла в кабинет, то была удивлена какими-то звуками у внешней двери. Она не ждала мистера Калпеппера так рано и удивилась, неужели дядя Родни действительно теряет клиентов, не имея на двери таблички. Она поспешила вперед, так как стук был громкий и настойчивый, как будто дверь собирались сорвать с петель.

Кетти отворила дверь и увидела молодого человека, который заслонял вход. Она встречалась с ним только однажды, но немедленно узнала его.

— Мистер Бьюрек, — воскликнула она. Ее поразила мысль, что с лордом Костейном случилось что-то ужасное. Его раскрыли. — Что такое? — спросила она приглушенным голосом.

— Можно мне на секунду войти, мисс Лайман? Извините за то, что беспокою вас в обеденное время, но это очень срочно и это единственное время, когда я могу выходить.

Она отступила назад, и он вошел, глянув через плечо, не наблюдает ли кто за ним. Он снял шляпу, но не сел, и Кетти, смутившись, не предложила ему это сделать. Она тоже осталась стоять.

— Вы одна? — тихо спросил он.

— Да, в данный момент. Что такое? Почему вы пришли? Это связано с лордом Костейном? — стремительно выдыхала она вопросы.

— Совершенно верно. Меня выручает то, что вы кое-что подозреваете о его делах. Ее рука взлетела к сердцу.

— Что он сделал? — спросила она шепотом.

— Я не знаю точно. Однако у меня есть причины подозревать, что он использует свое положение, чтобы раскрыть наши военные секреты. Вы можете представить себе, для какой цели.

У Кетти пересохло во рту. Она молча сглотнула, поощряя Бьюрека своим напряженным интересом.

— Он добыл строго секретный документ, который не имел права видеть, и, что хуже всего, вынес его из здания. Он его вернул, но мы не знаем, сделал ли он копию и что он мог сделать с копией.

— Когда это было? — спросила она.

— Четыре дня назад. Я совершенно случайно обнаружил это. Клерк спросил меня, получил ли лорд Косгрейв определенное письмо. Я знал, что он не получал, потому что в это время был на собрании. Я спросил клерка, где тот оставил письмо. Он сказал, что отдал его лорду Костейну. Костейн как раз вышел из здания. Письмо определенно ушло с ним, потому что я искал в его кабинете, кабинете лорда Косгрейва и мистера Леонарда.

Он говорил именно о том письме, которое Костейн приносил к ней.

— Почему вы рассказываете мне это? — спросила Кетти. Ведь Бьюрек не знал, куда Костейн носил письмо. Она еще может помочь Костейну, если ничего не скажет.

— Я часто замечал табличку на вашей двери. Письмо было на немецком. Костейн по-немецки не говорит. Так как вы его друг, я подумал, что вы могли помочь ему, разумеется, не зная, что он не имеет права читать это письмо, — добавил Бьюрек поспешно и с очевидной искренностью. — У меня не было мысли обвинять вас в бесчестных поступках, мисс Лайман.

— Лорд Косгрейв знает об этом? — спросила Кетти, пытаясь выиграть время в поисках решения.

— Конечно, я пришел к вам по его просьбе. Лорд Косгрейв знал о письме, поэтому не было смысла пытаться скрыть это.

— Я перевела письмо для лорда Костейна, — сказала она. — Он думал, что оно может оказаться срочным и хотел, чтобы оно поскорее было переведено.

— Тогда почему он не отдал его лорду Косгрейву, который изумительно читает и пишет по-немецки?

— Вот как? — воскликнула Кетти, чувствуя, как будто стрела вонзилась в ее сердце. Костейн не говорил об этом. Он оправдывался тем, что не доверяет переводчикам, но он, конечно, должен доверять лорду Косгрейву.

— Конечно. Костейн просил вас переводить другие письма?

— Нет, только одно.

— Я надеюсь, он хоть взял с вас обещание хранить секретность?

— Да. — А она нарушила свое обещание.

— Он часто к вам заходит? Он не просил вас вроде как в шутку, чтобы заручиться вашей помощью в будущем, если это будет необходимо?

Ее ответ прозвучал шепотом:

— Да.

— Превосходно.

Кетти смотрела на него как на сумасшедшего.

— Если то, о чем мы подозреваем, правда, — продолжал Бьюрек, — то он принесет вам еще письма. Вы должны сразу дать нам знать. Если нам удастся схватить его за руку, у него не будет возможности отвертеться.

— Как я смогу вам сообщить?

— Скажите, что у вас возникли трудности и вы должны задержать письмо, а сами сразу пошлите записку в Генеральный штаб.

— Но если это будет такая же короткая записка, как и в прошлый раз, он заподозрит неладное, когда я скажу, что не могу перевести ее.

— Действительно, — кивнул Бьюрек. — Я попрошу лорда Косгрейва проследить за ним, если он покинет здание. Вы же можете выполнить перевод, исказив его ложной информацией. Когда он выйдет, за ним проследят и арестуют. Я бы высоко оценил, если бы вы сразу же известили меня, что Костейн уходит. Он не сможет далеко уйти. Мне бы хотелось быть здесь, чтобы лично привлечь его к ответу. Подумать только, он использовал свое положение, чтобы предать страну, — сказал Бьюрек, осуждающе качая головой.

— Я не могу поверить, что лорд Костейн мог так поступить, мистер Бьюрек. Он офицер, воевал в Испании. Он не мог сделать этого ради денег. Он богат.

— Его слабость — женщины, — сказал Бьюрек печально. — Без сомнения, какая-то леди взяла его в оборот.

Имя миссис Леонард задрожало на губах Кетти, но она не дала ему слететь:

— У вас есть хоть какие-нибудь мысли по поводу того, кто бы это мог быть?

— Кто угодно. Он широко вращается в обществе.

— Может быть, миссис Леонард, — предположила она, пристально глядя на него. Мистер Бьюрек вытаращил глаза:

— Миссис Леонард? Вы, конечно, шутите.

— Нет, в самом деде. Я думаю, что она может оказаться той, кто сбил его с пути.

— Зачем ей Костейн? Мистер Леонард посвящен в большее количество секретов, чем его светлость, и самым очевидным образом влюблен в свою жену. Он очень высоко отзывается о ней.

— Но доказательств его предательства нет.

Бьюрек пожал плечами:

— Я не могу поверить, что миссис Леонард втянута. Вы видели Костейна с ней вчера вечером в «Роял Кобурге»?

— Да.

— Я тоже там был. Я слежу за Костеином с тех пор, как он взял это письмо. Я еще не определил, кто та дама, но здравый смысл подсказывает мне, что она определенно француженка. Я буду продолжать следить за его светской жизнью.

— Вы расскажете мне? — спросила Кетти. Когда Бьюрек удивленно на нее посмотрел, она невольно почувствовала себя дурочкой. Его наверняка удивит, что она проявляет к этому такой интерес.

— Я не вправе разглашать свои находки, пока дело не будет закрыто, мисс Лайман. Мы все под строгим кодом секретности в это сложное время, в чем, я уверен, вы отдаете себе отчет. После того, как все закончится, если пожелаете, я представлю вам полный отчет.

— Спасибо.

Мистер Бьюрекнемного постоял, глядя нанес.

— Вся чертовщина в том, что у меня нет доступа в те места, куда его светлость пойдет сегодня вечером. Кто знает, что происходит за дверьми гостиной.

Кетти вспомнила о билетах на бал леди Сомерсет. Она чувствовала всеобщее осуждение, что у нее нет кавалера для сопровождения. Вот он, более чем достойный джентльмен, стремящийся войти в общество.

— Вы будете сегодня вечером на балу леди Сомерсет? — спросила она напряженным голосом, который сама с трудом узнала.

— Нет. Билеты стоят больше моего месячного дохода.

— У меня есть лишний билет. Так получилось, что мама купила пару. Я подумала, что могу поехать…

Вспышка восторга осветила и без того замечательные глаза Бьюрека:

— Послушайте! Вы намекаете, что я могу составить вам компанию?

— Да.

Тень пробежала по его лицу:

— Костейн заподозрит неладное, увидев меня с вами.

— Мы же уже встречались, — напомнила она ему. — Это не его забота. Вы приглашены мной. Ведь вы бы меня пригласили, если бы могли.

— Да, конечно, вы очень добры, но мне пора возвращаться на службу. Что касается бала, то мне бы не хотелось давать Костейну повод думать, что я его проверяю, — сказал он неопределенно.

Кетти изумленно обнаружила, что можно так долго флиртовать с джентльменом, не испытывая при этом к нему никакого чувства. Она состроила надменную гримасу и сказала:

— Почему он может подумать нечто подобное? Я бываю в свете с разными кавалерами.

— Я обратил внимание в театре. Очень хорошо, так и сделаем. Я зайду за вами в половине девятого. Не знаю, как и благодарить вас, мадемуазель. Я не ожидал такой отзывчивости.

Мистер Бьюрек выглядел гораздо симпатичнее, когда улыбался. Кроме того, он выглядел моложе. Он еще раз поблагодарил ее, а потом сказал:

— Я должен идти. Не стану напоминать вам о секретности. Естественно, вы будете соблюдать строжайшую тайну. Безопасность Англии зависит от вас, мисс Лайман.

— Разумеется, — пробормотала она. Мистер Бьюрек поклонился и вышел. После его ухода Кетти поймала себя на том, что сравнивает его поведение с поведением Костейна. Невозможно было отрицать, что мистер Бьюрек вел себя правильнее. Костейн не подчеркивал значения секретности. Сейчас, когда она знала, что даже лорд Косгрейв подозревает его, то обнаружила дюжину несоответствий в его поведении. То, что он забрал письмо и обратился за переводом к женщине, которую никогда раньше не видел, должно было дать ей понять, что дело нечисто. И все его визиты, дружелюбие и ухаживание — здесь Бьюрек попал в самое яблочко. Костейн шутя просил ее оказать ему услугу с другими переводами, сделав их тайком, если возникнет такая необходимость. Ее использовали, но она отомстит. С ее помощью милорд Костейн и его французская любовница будут схвачены. Как они с Гордоном изощрялись в подозрениях относительно миссис Леонард! Естественно, ей не нужен Костейн, если ее собственный муж занимает значительно более высокое положение в Генеральном штабе. Костейн послал Гордона следить за ней, чтобы сбить их со следа. Таким образом получается, что Елена Прекрасная не была его любовницей. Он навлек подозрение на невинную женщину, чтобы защитить свою собственную любовницу. Есть ли предел мужскому коварству.

Затем она вспомнила, что как раз сегодня он собирался навестить ее. Вскоре он постучит в дверь, и ей придется улыбаться, скрывать свои чувства и притворяться, что она рада его видеть. Кетти не часто лила слезы, но сейчас она почувствовала, что они уже близки, и спешно поднялась в свою комнату на случай, если Родни вернется к себе в кабинет.

Глава 13

Когда Кетти вновь взялась за свой перевод, совсем не дебри философии мистера Шиллера поглотили ее, а вероломство лорда Костейна. Ближе к четырем часам — обычному времени ухода дяди Родни — к грузу ее забот добавилась еще одна неприятность. Дядя Родни не ушел, а угнездился со своей трубкой, чтобы еще раз пожаловаться, что Шиллер сошел с пути философии Гете ради создания того, что серые, необразованные массы назвали шедеврами немецкой драматургии. Распинался он четверть часа.

— Очень жаль, но так оно и есть. Драматург перестает быть философом. Вдохновенный характер, как у Гете или нашего собственного лорда Байрона, может повлиять на количество зла в мире. Всегда найдется кто-то, кто попытается увести тебя с пути долга, Кетти. Я вовсе не имею в виду твой случай, — добавил он, заметив ее удрученный взгляд.

— Еще не пора пить чай, дядя? — спросила она.

— Ты иди. Я останусь, чтобы отдать мистеру Калпепперу его письмо. Я выпью чай здесь и продолжу свою работу, она сегодня идет необычайно хорошо.

— Мне кажется, я чувствую запах горячих лепешек, — искушала его Кетти.

— Вот как? Горячие лепешки? Ладно, пожалуй, я смогу оторваться часика на полтора от своей работы. Питать нужно не только дух, но и тело. — Кетти была уверена, что он не вернется. Его, как и Шиллера, легко было увести с пути долга.

Мистер Калиеппер появился в половине пятого и без особой радости прочитал перевод своего письма. Кетти, желая подбодрить его, подчеркнула, что грамотность в семнадцатом веке свидетельствовала о высоком положении в обществе.

— Это правда, — сказал он, набрасываясь на эту мысль, как гончая на зайца.

Калпеппер определенно происходил из мелкопоместного дворянства, не говоря уже о том, что он не был аристократом.

Ему явно хотелось остаться и обсудить свою родословную, но Кетти довольно решительно выпроводила его за дверь. Было без десяти пять. Кетти постаралась успокоиться до прихода Костейна. Бьюрек подчеркнул, что она должна вести себя как можно естественней, но как она могла дружелюбно приветствовать предателя?

В пять часов прибыл Гордон, разбитый и жалующийся, что король и страна должны за все его муки пожаловать ему медаль, поскольку мерзкий ветер вдруг опять задул со страшной силой и он настрадался хуже, чем солдаты в Испании.

— В конце концов, они сражаются под солнцем. А я промерз до костей. Мы должны заказать более теплые накидки для наших лакеев. В этих просто невыносимо стоять на ледяном ветру. — Он подошел к камину, чтобы отогреть окоченевшие пальцы.

— Но лакеи же обычно не стоят весь день на холоде, — сказала Кетти и перешла к рассказу о визите мистера Бьюрека.

— Бьюрек? — спросил Гордон, прищуривая глаза. — Значит, Косгрейв поручил ему в этом разобраться?

— Значит, да. Как ты угадал?

— Угадал? — воскликнул он оскорбленно. — Я не гадал. Я обнаружил любовника миссис Леонард. Это не кто иной, как сам лорд Косгрейв. Ему не хочется, чтобы такой молодцеватый парень, как Костейн, крутился рядом с ней. Он лезет вон из кожи, чтобы испортить карьеру Костейна. Косгрейв навещал миссис Леонард сегодня в обед.

— Лорд Косгрейв? Должно быть, ты ошибаешься, Гордон.

— Черта с два. Я узнал бы его свиную тушу где угодно, хотя он и закутался до ушей и надвинул шапку на глаза. Если бы он не был толстым, я бы сказал, что это наш налетчик. Как ты понимаешь, он боится разоблачения и валит все на Льва, как на козла отпущения. Это объясняет, почему он использовал наемный кэб в тот день у Дютро. Его собственный экипаж преспокойно стоял на панели.

— Гордон, но если Костейн виновен, мы ничего не должны говорить ему о визите Бьюрека или подозрениях Косгрейва.

— У меня такое чувство, что Костейн невинен, как младенец. Я должен доложить ему, что Косгрейв был с миссис Леонард. Это главная новость. Зло идет с самых верхов. Неужели ты сомневаешься, что здесь чувствуется благородная рука герцога Йорка? Помнишь дело миссис Кларк? Мы-то знаем, что он собой представляет, позволяя chere amie[10] продавать офицерские звания в армии.

— А что толкнуло на это лорда Косгрейва?

— Деньги, сестричка. При продаже государственных секретов, так же как и офицерских званий, появляются деньги. Косгрейва и Йорка водой не разольешь.

— Ладно, но, наверное, не стоит рассказывать Костейну о визите Бьюрека, — сказала Кетти, спешно обдумав новый поворот дела.

— Предоставь это мне, — сказал Гордон, выпятив грудь и глядя важно, именно так, как делал обычно отец.

Пока Кетти панически пыталась разобраться в ситуации, послышался стук и вошел лорд Костейн. В суматохе она вспомнила предупреждение дяди Родни о чувстве долга и приказ мистера Бьюрека вести себя естественно. «Может ли этот человек быть изменником?» — спрашивала она себя и в конце концов решила, что он-то смог бы увести ее с пути долга.

Беззаботная манера Костейна укрепила ее решение вести себя естественно. Если он мог войти, улыбаясь и отпуская комплименты ее платью, она тоже могла играть свою роль.

— Были ли сегодня какие-нибудь интересные посетители? — спросил он, удивляясь, почему она так испуганно таращится на него и ведет себя так неестественно? На столе стоит шерри. Удивительно, что она не предложит его.

Кетти нервно забубнила о письме мистера Калпеппера, надеясь, что Гордон не заговорит о других посетителях. Напряженное лицо Гордона ясно говорило, что он плетет сложные интриги.

— Что нового в Генеральном штабе? — спросил Гордон, прищурив глаза и тоже пытаясь вести себя естественно.

— Все как обычно. Лорд Косгрейв ушел рано, а после его ухода не происходило интересных событий.

— Возможно, вам хотелось бы узнать, куда пошел Косгрейв? — прищуренные глаза Гордона возбужденно сверкали.

— Вы обнаружили его? — поинтересовался Костейн, но без особого интереса.

— Трудно было потерять его из вида, если он пошел прямо к парадному подъезду миссис Леонард, неся с собой папку, а вышел через полчаса с пустыми руками. Она не выходила из дома весь день, и у нее было очень мало посетителей. Только лорд Косгрейв, а сразу после него заходила мадам Дютро со шляпной коробкой. Она оставалась там почти час. Мыслящему разведчику ясно, что в этой самой коробке она унесла копии бумаг, которые Косгрейв передал миссис Леонард.

Брови Костейна изогнулись, демонстрируя легкий интерес:

— Мистер Леонард сегодня болен и остался дома. Приступ подагры. Я полагаю, что Косгрейв отнес ему какую-то срочную работу.

— Когда он заболел? — с недоверием спросил Гордон.

— Он не прикован к постели. Больные ноги не дают человеку ходить. Читать и писать он может.

Костейн посмотрел на каминную решетку, а затем задумчиво сказал:

— Мистер Леонард довольно часто болеет. Если Косгрейв завел обычай приносить или посылать ему работу на дом, тогда, вероятно, для умной жены есть возможность все подсмотреть.

— Очень может быть, — сказал Гордон, радуясь тому, что удалось отвести подозрение от кузена мисс Стэнфилд, не подвергая подозрениям лорда Косгрейва. Они оба были невиновны, а виновницей оказалась одна миссис Леонард.

— Расскажи нам, Кетти, что у нас скопилась целая куча чепухи.

Она бросила хмурый взгляд на брата, который неестественно захихикал и сказал:

— Не обращайте внимания на ее хмурый вид, Костейн. Я ни секунды не подозревал вас.

Темные глаза Костейна медленно повернулись к Кетти:

— Умоляю, скажите, в чем вы подозревали меня?

Она чувствовала, что его глаза словно буравят дырку в ее мозгу.

— Ни в чем, — сказала она, но румянец, заливший ее лицо и шею, говорил об обратном.

— Девушки не краснеют так привлекательно, не имея на то причины. Вы с Гордоном решили, что я сообщник миссис Леонард?

— Конечно, нет, — сказала Кетти, покраснев еще сильнее.

— Мы просто подумали, что вы простофиля, — заверил его Гордон. — И не нужно пронзать нас взглядом, Костейн, потому что это Бьюрек заморочил голову Кетти во время своего визита.

— Это не так! — возразила Кетти. Но теперь было поздно скрывать, что Бьюрек приходил на самом деле. — Он уверен, что миссис Леонард ни при чем, — добавила она.

— Ты никогда мне этого не рассказывала, — подчеркнул Гордон.

— Но мы же обсуждали это за минуту до того, как пришел лорд Костейн. Мистера Бьюрека очень занимала эта мысль.

— Почему он затеял разговор о миссис Леонард — вот что мне хотелось бы знать, — сказал Гордон.

— Я могла случайно упомянуть о ней, — сказала Кетти неопределенно.

— В связи с чем?

Кетти старалась не смотреть на Костейна, когда отвечала:

— Он сказал, что ваша слабость — женщины. Костейн слушал с насмешливым видом, переводя взгляд с брата на сестру, словно наблюдая за плохой игрой в бадминтон.

Кетти перехватила его взгляд и села, тщательно оправив платье.

— Он очень просил нас ничего не говорить Костейну, — напомнила она Гордону.

Костейн прокашлялся и только потом заговорил.

— Что еще говорил обо мне мой коллега? — спросил он.

— Ничего! Больше ничего, — сказала Кетти и плотно сжала губы.

— Он просто заскочил, чтобы сказать, что подозревает меня в измене и не объяснил причину?

— Он спросил у меня о вечере у леди Мартин, надеясь туда прийти, — сказала Кетти.

— Ну, конечно, он просил позволения навестить вас в салоне вашей матушки, — подчеркнул Костейн.

— Причина, по которой он зашел, было письмо, которое вы приносили Кетти для перевода, — вмешался Гордон.

— Позвольте узнать, мисс Лайман, как мистер Бьюрек узнал об этом, если вы ему ничего не говорили?

— Я не говорила ему!

— Тогда он уже знал. Он обнаружил, что я взял это письмо и догадался, что я обратился к знакомому переводчику — к вам. И вы были настолько любезны, что подтвердили эти подозрения.

— Я не подтверждала, сначала… Я сказала, что вы не способны на такие вещи. И тогда он рассказал мне о вашей слабости к женщинам, — сказала она, глядя в окно на поникшие лапы ели.

— Я удивляюсь, где мистер Бьюрек берет подобную дезинформацию. Мы вращаемся в разных кругах, — произнес Костейн надменно.

— Это не повод причинять страдания Кетти… — сказал Гордон. — Она всего-навсего дама. Мы никогда не позволим втянуть ее в это дело. Намерения Бьюрека дурно пахнут. Почему он кинулся защищать миссис Леонард, когда ясно, как день, что она себя полностью скомпрометировала?

— Хороший вопрос, сэр Гордон, — сказал Костейн. — В самом деле, почему, помимо того, чтобы заставить вас подозревать меня.

— Как раз об этом я и подумал. Он использует вас как приманку, пытаясь отвлечь наше внимание от главного. Я начинаю думать, что именно за Бьюреком мне и следовало присмотреть. Кетти, ты случайно не обратила внимание на его пальцы?

— Нет.

— Скорее всего, вы абсолютно правы относительно Бьюрека, — серьезно сказал Костейн.

Вспомнив о предстоящем свидании с ним, Кетти впала в оцепенение.

Гордон согласно кивнул:

— Разумеется, и миссис Леонард замешана в этом. Я имею в виду это подозрительное дело в Амьене.

— Амьен? — спросил Костейн, и его изогнутые брови почти исчезли под челкой.

— А разве мы вам не говорили? Она и раньше была шпионкой, если вернуться назад, в прошлое, к Амьенскому миру, в 1802 год, или когда, черт возьми, он был подписан. Естественно, я возобновил слежку за ней, когда узнал об этом.

— Мистера Фотерингтона подозревали в шпионаже, но, возможно, это только слухи, — подчеркнула Кетти.

— Нет дыма без огня, — настаивал Гордон. — Почему же он тогда застрелился? Скажи мне!

— Может быть, кто-нибудь соизволит рассказать мне эту историю с самого начала, — сказал Костейн и в конце концов был введен в курс дела.

Выслушав, он повернулся к Кетти:

— Я полагаю, мисс Лайман, вы не поставили об этом в известность вашего друга Бьюрека.

— У меня не было повода. Кроме того, когда я упомянула миссис Леонард как возможную подозреваемую, он вряд ли обратил на это внимание. Он полагал, знаете ли, что ваша подруга должна быть француженкой.

Ей вдруг пришло в голову, что со стороны Бьюрека крайне подозрительно было защищать миссис Леонард, не зная, виновна ли она.

— Если Елена была во Франции во время Амьенского мира, следует предположить, что у нее есть друзья французы, — задумчиво сказал Костейн.

— У нее все друзья французы, если хотите знать мое мнение, — заявил Гордон. — Это Дютро и миссис Маршан, и я не убежден, что и Уайтфилд не разделяет их взглядов на вещи.

Костейн произнес:

— Миссис Леонард и Бьюрек, возможно…

— Кетти сказала, что в карманах Бьюрека ветер гуляет, — проинформировал его Гордон. — Он глуп и хитер и пытается спихнуть свою вину на вас.

Кетти слушала, мысленно воспроизводя свой разговор с Бьюреком. Он показался очень трезвым и искренним, и ее подкупило его требование соблюдать тайну и заверение, что благополучие Англии в ее руках. Именно это произвело на нее впечатление, а не беззаботный флирт Костейна.

— Лев, что мне делать завтра? — нетерпеливо спросил Гордон. — Бьюрек будет весь день на работе. Нет смысла слоняться весь день перед Генеральным штабом. Может, мне снова последить за миссис Леонард?

— Это было бы лучше всего.

— Я сбегаю наверх и переоденусь, пока мама меня не увидела. Завтра мне придется использовать новую маскировку. В этом одеянии я весь промерз. Не уходите, пока я не вернусь. Мы должны условиться насчет наблюдений сегодня вечером.

Он ушел, а Костейн повернулся к Кетти с саркастической улыбкой на губах и огнем в глазах.

Глава 14

Кетти играла складками своей юбки, решив не поддаваться обаянию Костейна. Она увидела, как его натянутая улыбка сменилась усмешкой.

— Обвинял ли меня Бьюрек еще в чем-нибудь? — спросил он холодно.

— Нет, вы были не единственным предметом нашего разговора, — ответила она.

— Хотел бы я знать, что он предпримет после этого визита. Я предполагаю, что он следит за мной.

— Возможно, он подумает, что вы держите меня наготове на случай, если вам понадобятся другие срочные переводы, — предположила она и внимательно посмотрела на него, ожидая ответа. Костейн поднялся с дивана и зашагал по комнате. Его брови сошлись вместе.

— Вы говорите так, как будто он не виновен. Вы что, не видите, что он влип, а теперь пытается дискредитировать меня? Его первый визит скорее всего был неопределенным и пробным — только предупреждение, разговор о «других вещах», чтобы добиться вашей дружбы. В следующий раз он попросит вашей помощи. Не удивляйтесь, если он захочет, чтобы вы сообщали ему о том, что я приношу для перевода.

— А у вас есть что-нибудь для «следующего раза»? — спросила она лукаво. Возбуждение усилило блеск ее глаз и напряжение в голосе. Она не могла решить, кто из двух мужчин невиновен. Ей стало казаться, что надо подыграть обоим, а потом уже решить окончательно.

— Почему бы нам и не проделать это, — предложил он. — Я приказываю лакею принести мне в штаб письмо, выскакиваю из кабинета и лечу к вам. Я пишу письмо по-английски, а вы переводите его на немецкий. Пусть Бьюрек получит копию, это не повредит, потому что там не будет никакой реальной информации.

— Какой в этом смысл?

— Я прослежу за ним и посмотрю, куда он с ним пойдет.

— Но ведь он будет следить за вами.

— Будет, если он невиновен. Если он понесет письмо куда-то еще, то теперь уже мы проследим, что он с ним сделает, не так ли?

— Вы думаете, что он может отнести его к миссис Леонард?

— Или даже к галантерейщице или модистке, — ответил Костейн.

Кетти пыталась взвесить, насколько опасно дурачить Бьюрека, если Костейн является преступником. Не кончится ли это Тауэром? С другой стороны, если Бьюрек ведет двойную игру, то его необходимо остановить. Ей часто хотелось каких-нибудь перемен в жизни, когда она сидела в этой комнате, переводя философские труды Шиллера. Она не думала, что может оказаться в такой трудной и запутанной ситуации. Сейчас ей хотелось одного — никогда больше не видеть не только мистера Бьюрека, но и лорда Костейна. Костейн наблюдал, как внутренняя сумятица отражается на ее лице.

— Какой от этого может быть вред? — спросил он наконец. — Если Бьюрек невиновен, я буду рад его помощи. Имея две пары глаз в штабе, мы — сможем добиться большего успеха. Однако я не брошу все на вас. Давайте подождем и посмотрим, не попросит ли мистер Бьюрек сообщать ему о следующих письмах.

— Очень хорошо, — сказала она тихо. Казалось, ее решение созрело само собой. Она не скажет Костейну, что требование уже было предъявлено, но оставит дверь открытой, чтобы проверить Бьюрека. До тех пор, пока она будет понимать, что их игра не вредит Англии. Письмо будет поддельным, поэтому, даже если Бьюрек передаст его своим французским коллегам, ничто не пострадает.

Костейн бросил на нее оценивающий взгляд:

— Я чувствую, что вам все меньше хочется заниматься этим делом, мисс Лайман.

— Напротив. Я готова в меру своих сил помогать своей стране.

— Не позволяйте своему стремлению вовлечь вас в беду. Если вы получите от Бьюрека срочное письмо с просьбой встретиться с ним в каком-нибудь определенном месте, не ходите.

— Что ему может от меня понадобиться? Я же не представляю для него опасности.

— Нет, но если он заподозрит, что я все о нем знаю, вы можете стать отличной заложницей. Он верит, что мы с вами старые друзья? Я говорю о похищении, — сказал он резко, когда Кетти нахмурилась в замешательстве.

Ее глаза расширились, когда она вспомнила, что собирается идти на бал с Бьюреком.

— Я не хотел запугать вас, но вам лучше знать о возможной опасности, — сказал Костейн более мягко.

— Но… — она остановилась, не уверенная, нужно ли сказать о своем выезде с Бьюреком. — Вы должны предупредить и Гордона, — сказала она.

— Я это сделаю, но им больше нравится похищать дам. При известии о том, что беззащитная женщина в опасности, все начинают действовать очень быстро.

— Костейн! Вы напугали меня до смерти"!

Он остановился перед диваном и, схватив ее руки, сильно сжал их.

— Хорошо. Именно этого я и добивался. Не поддавайтесь на улочки Бьюрека или кого-либо еще. Если с вами что-то случится, это будет моя вина.

Глаза их встретились, и он почувствовал, что проваливается в глубину ее взгляда, пока не понял, что тонет. Не сошел ли он с ума, втягивая невинную девушку в это опасное предприятие? Если с ней что-нибудь случится… Он проглотил комок и выговорил:

— Я вас во все это втянул, но вы знаете, что я сделал это ненамеренно.

Кетти мягко освободилась от его рук, чувствуя тепло его пальцев, заставившее ее руки дрожать. Она чувствовала, что Костейн ведет себя как хороший шпион и как влюбленный джентльмен, с его предупредительностью и заботливостью.

— Это не ваша вина, — возразила она. — Если бы мы не пошли за вами в парк Сент-Джеймс, то не влезли бы во все это так глубоко.

— И все-таки это моя вина. Мне не следовало приходить к вам. И не следовало привлекать вас потом. Зачем мне отдавать свое поддельное письмо для перевода именно вам. В Лондоне дюжины независимых переводчиков. Я найду кого-нибудь еще…

— Нет! — Это прозвучало громко и ясно. — Нет, — сказала она более спокойно. — Нечасто бывает, чтобы у женщины был шанс участвовать в важных делах. Если я могу помочь, мне хотелось бы это сделать.

Его восхищенная улыбка была достаточно красноречивой:

— Отважная до мозга костей, мисс Лайман. — Его пальцы приблизились и коснулись ее щеки. — Но все-таки будьте осторожны, — сказал он мягко. — Я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось.

Хотя она прекрасно поняла, о чем говорит его мягкое прикосновение, она ответила только на его слова:

— Разумеется буду.

Она совсем было собралась сказать ему о своем вечернем свидании с Бьюреком, но передумала.

— Когда вы принесете мне новое письмо для перевода?

— Не раньше, чем через несколько дней. Мне нужно время, чтобы понаблюдать за частной жизнью Бьюрека и миссис Леонард. — Костейн устало провел рукой по лбу и продолжал:

— Харольду будет очень тяжело, если его жена замешана. Она для него свет в окошке.

Вернулся Гордон, облаченный в черный фрак и панталоны:

— Лев, вы решили, чем мы занимаемся сегодня вечером? — спросил он.

— Вообще-то меня зовут Дениэл, — сказал Костейн, взглянув на Кетти.

Он не просил называть его Дениэл, но она почувствовала, что в его словах было некоторое личное сообщение, более теплый, чем обычно, взгляд.

— Да, — сказал Гордон. — Но для дела, знаете ли, лучше сбить слушателя с толку. Поэтому я называю вас Лев.

— Мне очень приятно, что вы считаете меня королем джунглей. Но какие еще джунгли нам нужны в это опасное время? Сегодня вечером леди Сомерсет дает большой благотворительный бал. Мы все можем туда поехать. — Он с надеждой посмотрел на Кетти. Ее сердце сжалось от раскаяния.

— Леди Косгрейв — одна из устроительниц бала. Косгрейв на прошлой неделе продал мне билеты. Я не удивлюсь, если он продал их также Бьюреку и Леонарду.

Кетти снова хотела признаться, но прежде чем она смогла заговорить, Гордон сказал:

— Леонард не сможет пойти, ведь у него подагра.

— Тогда и миссис Леонард не придет, — сказал Костейн. — А мы все пойдем. У меня есть полдюжины билетов. Это на благотворительные цели. Я думаю дать несколько Лиз Стэнфилд.

Гордон выглядел так, будто его поразило молнией:

— Мисс Станфилд! Она тоже может пойти с нами, — сказал он, когда ему снова удалось обрести рассудок. — Я хочу сказать, что уже поздно приглашать ее.

— Мы заедем к ней по дороге, и я узнаю, не заинтересуется ли она.

— Напомните ей, что это благотворительный бал, — сказал Гордон. — Заставьте ее пойти.

— Никто не может заставить Лиз сделать что-нибудь против ее воли, но я думаю, что она придет. Вчера вечером она узнала, что зимой ужасно скучно. — Костейн посмотрел на Кетти и сказал:

— Я заеду за вами.

Она наконец-то обрела дар речи:

— Я уже еду на бал с… с мистером Бьюреком, — сказала она и почувствовала себя ужасно глупо.

— Что?! — недоверчиво уставился на нее Костейн.

— Я еду на бал с мистером Бьюреком, — повторила она.

— Вы сумасшедшая? Когда вы договорились? Почему мне не сказали?

— Мы договорились сегодня днем, когда он приходил.

— Разве я не предупреждал вас держаться от него подальше? Гордон, скажите ей, что это безумие.

— Тебе будет с нами гораздо лучше, — сказал Гордон.

— Вы не можете ехать с ним одна. Это небезопасно, — сказал Костейн и снова начал мерять комнату шагами.

— Но если я откажусь, то это будет выглядеть очень странно и грубо, — сказала Кетти в надежде, что ее переубедят.

— Вы правы, — бросил Костейн через плечо. — Гордон, вам придется поехать с ней.

— Ни за что. Я поеду с мисс Стэнфилд.

— У меня есть лишние билеты. Попросите мать или дядю сопровождать вас, — сказал Костейн, снова повернувшись к Кетти.

Гордон ухватился за это решение:

— Мама все равно предполагала поехать, не так ли, Кетти? Когда я отказался сопровождать тебя, она сказала, что использует другой билет и сама поедет с тобой.

Гнев Костейна рос во время этих откровений. Наконец он заговорил тонким от ярости голосом:

— Как я понял, мисс Лайман, вы хорошо спланировали сегодняшний вечер? Я только хотел бы узнать, не сами ли вы сделали это приглашение? Я боюсь, что вы упустили самые интересные моменты из своего описания визита мистера Бьюрека.

Гордон громко расхохотался:

— Господи, я скорее стану обезьяной, чем поверю, что Кетти набралась смелости пригласить мужчину. Это войдет в историю, держу пари.

Костейн достал из кармана и протянул Кетти два билета:

— Обещайте мне, что вы не поедете с Вьюреком одна.

Кетти увидела в его глазах гнев, но и что-то помимо него, что выглядело странно, как подлинное беспокойство. Может, даже как ревность…

— Хорошо, — сказала она и взяла билеты.

— Во сколько он приедет? — спросил Костейн весьма натянуто.

— В восемь тридцать. Костейн повернулся к Гордону:

— Я буду здесь в восемь. Мы возьмем Лиз и вернемся сюда в восемь тридцать.

— За каким чертом? — изумленно спросил Гордон.

— Чтобы убедиться, что ваша сестра не похищена, — очень твердо произнес Костейн тоном, не терпящим возражений.

— Вы совсем свихнулись, — сказала Кетти мягко. Но в душе у нее росла теплая приятная волна. Он ревнует ее к мистеру Бьюреку!

Костейн поднялся и начал собираться.

— Вы будете готовы к восьми, Гордон? Я сейчас загляну к Стэнфилдам и скажу Лиз, что если она не будет пунктуальной, мы поедем без нее.

Гордон вытаращился, пораженный, что есть на свете человек, который так жестко разговаривает с мисс Стэнфилд.

— Я уже готов, — ответил он. Костейн резко и сердито поклонился.

— Ладно, до вечера, — сказал он и быстро пошел к двери, чтобы самому открыть ее.

Когда он удалился, Гордон покачал головой:

— Жаль, что ты пригласила этого ханжу Бьюрека. Как ты до такого докатилась? Он Костейну в подметки не годится.

— Это мое дело, — ответила Кетти сердито, горько жалея о своей опрометчивости. Она могла появиться на балу под руку с лордом Костейном.

— Поступай, как знаешь, Кетти, но не разрушай мои шансы относительно мисс Стэнфилд. Ты знаешь, что я всегда волочился за ней. А сейчас, похоже, удача мне улыбнулась.

Он снова поднялся наверх, чтобы для большей уверенности еще раз оглядеть себя со всех сторон в зеркале.

Как только Костейн сел в ожидающий его экипаж, он понял, что его гнев непропорционален проступку мисс Лайман. У нее не было повода в чем-то подозревать Бьюрека, когда она приглашала его поехать на бал. Кетти имела право делать все, что хочет, но он не мог избавиться от сердитых мыслей. Почему она не пригласила его, если у нее были билеты? Другие девушки постоянно приглашали его как партнера. Мать Кетти не делала секрета, что одобряет его визиты, поэтому здесь тоже проблемы не было. Нет, просто Кетти предпочла мистера Бьюрека ему. Он сам внушил ей отвращение к себе своим властным характером.

И в результате она пойдет на этот бал с мужчиной, который, как он подозревал, был шпионом. Кроме того, более чем вероятно, что Бьюрек и есть тот неизвестный налетчик в маске. Именно Бьюрек следил за ним до Кинг Чарльз-стрит. Как еще он мог узнать об участии Лайманов в этом деле? Костейн решил рассмотреть его сегодня вечером получше.

Глава 15

— Что это за мерзкий запах? — спросила леди Лайман, когда сэр Гордон, благоухающий лавандовой водой «Стикс» и уже с другим экстравагантно повязанным галстуком на шее, занял свое место за обеденным столом. — Хочется думать, Гордон, что ты не обрызгался духами.

Джентльменам не нужны духи.

— Только потыкал за ушами, — ответил Гордон. — Все это глупости, мама. Ты на миллион лет отстала от жизни. Сейчас ими пользуются все.

— В мои дни духи предназначались исключительно для дам, — сообщил Родни.

— Сейчас девятнадцатый век, дядя, — парировал Гордон.

— Я не замечала, чтобы лорд Костейн пользовался духами, — сказала леди Лайман, улыбнувшись дочери. — Как мило с его стороны отдать Кетти лишние билеты даже после того, как она отказалась поехать с ним на бал. Было очень умно с твоей стороны, дорогая, пригласить мистера Бьюрека. Это заставит лорда Костейна открыть глаза пошире и посмотреть на тебя повнимательней. Ничто так не ускоряет венчание, как небольшое состязание.

Тут ей подали блюдо с палтусом в белом соусе, и она взяла себе кусок филе. Изредка на Кинг Чарльз-стрит лакомились изысканными блюдами. Леди Лайман наслаждалась, глядя на своих отпрысков. Кетти выглядела очень хорошенькой в своем темно-синем муаровом платье. Темный цвет, строгий вырез, элегантный фасон придавали ее красоте оттенок утонченности. Леди Лайман знала, что и сама она выглядит элегантно в платье нежного розовато-лилового цвета, которое хорошо подходило к ее увядающей комплекции. Ей было бы приятнее провести вечер со старыми подругами. Это освежило бы ее воспоминания о том, как правильно проводились вечерние приемы в былые годы. Рождественский прием в их доме был возвращением в прошлое.

Это было основной темой беседы за обедом. Гордон определял задачи нанятых музыкантов. Леди Лайман не выразила никакого интереса к мистеру Бьюреку. Он был не чем иным, как средством для достижения цели. Когда он пришел в восемь часов, она увидела, что он выглядит как джентльмен. Этого было достаточно, чтобы наградить его улыбкой.

Леди Лайман и мистер Рейнольдс сопровождали Бьюрека и Кетти, что не дало им возможности побеседовать во время пути. Кетти точно знала, что экипаж, едущий следом за ними, везет компанию лорда Костейна. Когда экипажи остановились перед величавым особняком на Керзон-стрит, леди Лайман заметила Костейна и оперлась на его руку, поднимаясь по лестнице и рассыпаясь в благодарностях за билеты.

Она предполагала назначить свой прием на десятое. Это дало бы Костейну время связаться со своей матерью и обсудить возможность приглашения Кетти в Норсланд на Рождество.

— Я запланировала небольшой вечер за две недели до Рождества. Надеюсь, вы сможете присоединиться к нам, лорд Костейн, — сказала она.

— Я был бы очень польщен, мадам, — ответил он, даже не спрашивая дату. Его внимание было приковано к Кетти и Бьюреку, шествующим к парадной двери. Леди Лайман считала себя победительницей.

Трепетное возбуждение охватило Кетти, когда на балу возвестили о ее появлении.

Она здесь, на Большом зимнем балу. За ее плечом, как приклеенный лорд Костейн, не спускающий глаз с ее спутника. Она посмотрела вниз на элегантных гостей, леди, сверкающих бриллиантами, и джентльменов, сопровождающих их, как стая покорных пингвинов. Стены были отделаны еловыми лапами, красные и золотые ленты обвивали колонны. Огромная елка стояла в одном из углов. Вата, уложенная между ветвями, давала ощущение снега, а с ветвей свисали маленькие позолоченные коробочки. Возможно, в них были безделушки для дам. Глаза Кетти следили за Костейном, пока они все спускались в танцевальный зал. Позолоченные буквы не меньше фута высотой, укрепленные напротив двери, гласили: «Счастливого Рождества».

— Что это за крошка, с которой он стоит? — спросила леди Лайман.

— Мисс Стэнфилд, мама, девушка, которая нравится Гордону.

Мисс Стэнфилд, еще не осведомленная о том, что ей следует влюбиться в сэра Гордона, выбрала первым партнером своего кузена.

— У крошки заурядная внешность, — постановила леди Лайман, когда ее буравящие глаза оценили Несравненную. — Ей не нужны эти блестки, и шнурочки, и банты.

Ветеран своего первого сезона, мисс Стэнфилд надела зелено-голубое платье, в избытке украшенное фестонами.

— И флиртует в придачу. Посмотри, как она поглядывает на холостяков.

— Она — кузина лорда Костейна, — сказала Кетти.

Это близкое родство устранило мисс Стэнфилд как возможную конкурентку и прибавило ей очарования.

— Необыкновенно хорошенькая, — решила леди Лайман. — Я замечаю, что теперь стали больше использовать отделку. Ты тоже могла бы прикрепить несколько бантов на свою юбку.

Кетти сошла на паркет, поддерживаемая мистером Бьюреком. Пока они выполняли сложные па вступительного менуэта, она обнаружила, что ее партнера трудно вообразить опасным шпионом. Он был робким и восхищенным. Она чувствовала, что его суровость сегодня днем была результатом преодоления робости чувством долга.

— С вашей стороны было очень мило пригласить меня, мисс Лайман, — сказал он два или три раза. — Ваша матушка тоже очень приятная. Не такая заносчивая, как я боялся.

Кетти поразило то, что мистер Бьюрек еще совсем молод.

— Вы давно работаете в Генеральном штабе? — спросила она.

— Всего несколько месяцев, после окончания Оксфорда.

Боже мой! Он, оказывается, ненамного старше Гордона. Было смешно думать о нем как о жестоком злодее.

— Вы ничего больше не обнаружили в своей конторе? — спросила она, чтобы напомнить ему, почему они находятся на этом балу вместе, так как он, казалось, забыл об этом.

— Ничего заслуживающего внимания после обеда не произошло. Смотрите, прибыла миссис Леонард, — сказал он, взглянув на дверь, куда она входила со своей пожилой компаньонкой. — Ее муж дома с подагрой.

Кетти повернулась, чтобы посмотреть на миссис Леонард. Леди явно приложила массу усилий, чтобы подчеркнуть свою естественную красоту. Она выглядела поразительной и загадочной в, платье из переливчатого шелка с бриллиантами на шее цвета слоновой кости. Платье выглядело на первый взгляд черным, но, когда Елена двигалась, отсвечивало темно-красным. Не успела она пройти и двух шагов, как я ней обратился джентльмен.

— Она очень привлекательна, — сказала Кетти.

— Вы так думаете? Возможно, так можно сказать о ее спутнице. Эта же просто восхитительна. Хотел бы я знать, кто это мог быть.

— Дама, что помоложе, — это миссис Леонард, мистер Бьюрек, — сказала Кетти, удивленная, что он этого не знал.

— Вы хотите сказать, что эта ослепительная особа замужем за мистером Леонардом? Великий Боже! Неудивительно, что он все время ею хвастается. Я думал, что его женой должна быть старая кляча. Теперь я понимаю, почему вы думали, что лорд Костейн — ее любовник.

Эти слова убедили Кетти, что Бьюрек слишком мало информирован, чтобы быть шпионом.

— А что это за мужчина рядом с ней? — спросила она.

— Это мистер Фортескью из Генерального штаба.

— Не может ли он быть ее соучастником? — спросила Кетти. Ей не хотелось, чтобы эту роль играли как Костейн, так и Бьюрек. Должен быть кто-нибудь еще. — Я имею в виду, если она шпионка.

Бьюрек ответил:

— Он всего-навсего один из людей для связи с правительством. Его работа состоит в том, чтобы выкачать из них как можно больше денег, но не он их тратит.

В конце менуэта лорда Костейна так и подмывало броситься и вырвать Кетти из рук Бьюрека. Они улыбались намного больше, чем ему бы хотелось. Однако он знал, что его долг вручить Лиз Стэнфилд Гордону. До того, как он смог это сделать, Гордон сам появился рядом с ним в компании с дамой, именуемой мисс Свенсон.

— Я думаю, это наш танец, мисс Стэнфилд, — сказал Гордон и взял ее за руку. Костейн волей-неволей должен был улыбнуться и пригласить мисс Свенсон на следующий тур. Ни леди Лайман, ни ее дочери это не понравилось, но так как чрезвычайно подходящий граф попросил позволения быть представленным Кетти, они побороли свою досаду. В конце второго тура Костейн кинул злой взгляд на Кетти прежде чем пересечь комнату и попросить миссис Леонард встать с ним в пару. После окончания этого тура Кетти вернулась к матери, которая лишила себя удовольствия карточной комнаты, чтобы наблюдать за успехом своей дочери и давать всяческие советы, продиктованные ее огромным опытом давнего знания мира.

— Я могу поклясться, что с Костейном именно Елена Фотерингтон, — сказала леди Лайман. — Вспомни, Кетти, ты как-то спрашивала о ней. Она не изменилась ни на йоту. И как это ей удается? Я должна поздороваться с ней. Это даст Костейну шанс встать с тобой. Пойдем, Кетти.

Кетти испытывала простительное возбуждение, стоя рядом с Костейном и выслушивая описание себя самой типа: «моя маленькая девочка Кетти. Она так выросла».

Миссис Леонард натянуто улыбнулась:

— Я уже знакома с вашей дочерью, леди Лайман, — сказала она, но ее вопросительный взгляд ясно говорил, что о матери она не сохранила даже слабого воспоминания.

— Мы встречались во Франции, в Амьене, — сказала леди Лайман, чтобы подстегнуть ее память. — Вы, может, помните моего мужа, сэра Обри Лаймана.

— Конечно, я с сожалением узнала, что он нас покинул. У вас есть еще дети, леди Лайман?

— Один сын. Гордон. Он тоже где-то здесь.

— Ах, вы счастливая. У меня нет детей, только моя маленькая собачка — мопс. Она составляет компанию моему мужу сегодня вечером. Харольд мученик подагры. Он настоял, чтобы я пошла, так как леди Косгрейв одна из устроительниц. Мы с ней провели здесь всю вторую половину дня, наблюдая за приготовлениями. Я с трудом нашла время, чтобы съездить домой, немножко перекусить и переодеться.

Пока она говорила все это, ее глаза, пользующиеся дурной славой, рыскали по комнате в поисках следующего партнера. Довольно скоро ее внимание было приковано к хорошо известному повесе, и он увел ее.

— Мисс Лайман, не окажете ли вы мне честь на следующий танец?

Так как распорядитель не расставлял пары, Кетти поняла, что сейчас начнутся вальсы. Она почувствовала нервную дрожь, когда Костейн коснулся ее.

— Что вы об этом думаете? — спросил он со значительным взглядом. — Миссис Леонард провела здесь всю вторую половину дня, если верить ей. Значит, Харольд сам развлекал мадемуазель целый час? А как же Гордон не заметил, что Елена вышла из дома?

— Я думаю, что он побежал перекусить, и как раз в это время она пришла сюда — если вообще приходила.

— Я не понимаю, зачем ей врать, — сказал он. Кетти только пожала плечами и сказала, что, возможно, мадемуазель Дютро пила чай со слугами. Это объяснило бы ее долгий визит. Он заметил, что настроение Кетти было более приподнятым, когда она танцевала с Бьюреком.

— Мистер Бьюрек будет сожалеть, что лишился возможности танцевать с вами вальс, — сказал он довольно холодным тоном.

— Он очень приятный. Я все-таки не думаю, что он может быть шпионом.

— Вас легко убедить! Миссис Леонард тоже «приятная», что бы это ни означало. Получается, ее приятность оправдывает любую вину?

— Мистер Бьюрек даже не узнал ее. Он принял за миссис Леонард компаньонку.

— Это он вам сказал? Интересно, — заметил Костейн.

— Но разве вы не говорили, что он знал ее раньше?

— Я не помню, — смутился Костейн, чувствуя себя глупо. — Но он мог знать ее.

— Она говорила что-нибудь интересное? — Она ощущала враждебность Костейна и чувствовала, как в ответ на эту враждебность в ней растет гнев.

— Нет.

— Возможно, поэтому вы так спешили, чтобы встать с ней. Она необычайно хороша.

— Надеюсь, я не настолько зелен, чтобы поверить, что хорошенькое личико служит гарантией ее невиновности. Бьюрек говорил что-нибудь интересное?

— Он служит в Генеральном штабе всего несколько месяцев. Сразу после Оксфорда. Как он может быть в чем-нибудь замешан? Нужно время, чтобы установить необходимые контакты.

Костейн совсем не так хотел провести несколько уединенных минут с Кетти. Он стремился остаться с ней наедине, чтобы лучше узнать ее. И вот он здесь, и ведет себя как слепой щенок.

— Возможно, вы и правы, — согласился он и после недолгого молчания заговорил в более дружелюбном тоне:

— Ваша матушка пригласила меня на прием на следующей неделе.

— Вы придете? — спросила она с оттенком крайнего безразличия.

— Конечно. Я предвкушаю это. Я приведу Лиз, если хотите. Это моя кузина, мисс. Стэнфилд.

— Я знаю.

Безразличие Кетти подействовало на Костейна как кнут. Что-то в ней изменилось, и он быстро вычислил Бьюрека как основного виновника этого. Многозначительный разговор было трудно сочетать с музыкой и общим движением.

— Пойдемте в буфетную, — предложил он и, ожидая ответа, вывел ее с паркета.

В дверях танцевального зала они встретили Гордона, хмурящегося и надутого.

— Я надеюсь, вы обнаружили какие-нибудь интересные секреты, Костейн, — сказал он. — Иначе вечер безнадежно потерян.

— Ты же остался с мисс Стэнфилд, — напомнила ему Кетти.

— Да, на быстрый танец. В нем невозможно продвинуться вперед. Она отказалась танцевать со мной вальсы.

— Она не могла встать с тобой дважды, Гордон, — заметила ему Кетти. — Вы едва знакомы.

— Но зато она приняла приглашение Эдисона. Посмотри на него, усмехающегося и ухмыляющегося.

Они посмотрели на танцевальную площадку, где Эдисон разделял свои ухмылки поровну между Гордоном и мисс Стэнфилд.

— Я бы с удовольствием набил ему морду, — сердито заявил Гордон.

— Пойдемте вместо этого с нами в буфетную и выпейте бокал вина, — предложил Костейн. — Мы обсудим ситуацию. Похоже, намечается новый поворот, — добавил он, желая заинтриговать Гордона.

— Что там обсуждать? Я проверил пальцы Косгрейва. Он не налетчик, хотя определенно ухаживает за миссис Леонард. Я видел их вместе, шепчущихся под пальмами. Женщины! — сказал он, цинично прищелкнув языком. — Я собираюсь выйти подышать воздухом. Если мисс Стэнфилд вдруг заметит, что меня нет, скажите, что я вышел разогнать тучи. Но я не думаю, что ее это озаботит. — Не то, чтобы он курил сигары, но при данных обстоятельствах подумал, что это будет очень кстати. Он ринулся к выходу.

— Надень плащ, Гордон, ты умрешь от холода, — крикнула ему вслед Кетти.

— Вот и хорошо, — сказал он и шагнул за дверь.

— Должно быть, что-то носится в воздухе, — сказал Костейн с добродушной улыбкой. — Этот вечер явно не подходит для удачных романов.

— Если вам хочется присоединиться к Гордону…

— У меня этого и в мыслях не было, мисс Лайман, — сказал он. Крепко сжав ее руку, он повел девушку в буфетную.

Глава 16

Керзон-стрит кишела экипажами. — Бедные, обманутые создания, — бормотал Гордон про себя, наблюдая озабоченные лица опоздавших, торопящихся на ярмарку тщеславия. Они предвкушали невинное вечернее развлечение на Большом зимнем балу, но еще до рассвета там будет дюжина сердец, разбитых на кусочки, как и его собственное. Незамужние будут обольщены охотниками за удачей, замужние подвергнутся соблазну изменить своим мужьям, семьи расколются. Любовь — жестокая повелительница.

Гордон наслаждался ощущением мрачной безнадежности и страдал от того, что так часто приходилось нарушать его кивком или разговором со знакомыми. Когда школьный товарищ спросил его, присутствует ли на балу мисс Стэнфилд, Гордон не выдержал и сказал:

— Мне кажется, вы найдете ее вальсирующей с Эдисоном, — и зашагал прочь от рокового дома.

Ветер рвал фалды его фрака, когда он торопливо шел по длинной темной улице. Маленький предмет попался на его пути, и он пнул его ногой. Это оказался камень, а не замерзшее яблоко, как он сперва подумал, и Гордон сильно ушиб пальцы. Сейчас ему было больно вдвойне.

Если мисс Стэнфилд захотела провести время с этим ослом Эдисоном, это было ее потерей. Она поймет свое заблуждение, когда прочтет, что сэр Гордон Лайман умер от воспаления легких. В его представлении это были не меньше чем государственные похороны; катафалк, влекомый лошадьми с черными плюмажами, и кортеж, который он себе живо представил. Как бы то ни было, но вскоре станет ясно, как он в одиночку отразил французскую угрозу, сделал Англию безопасной для женщин и детей.

Когда Гордон дошел до угла, то решил все-таки вернуться на бал. Лев упоминал какой-то новый поворот дела. Кстати, нет смысла подхватывать воспаление легких, пока ситуация не прояснилась. Он понял, что находится на пересечении с Хаф Мун-стрит, всего в полквартале от дома Леонарда. Он должен пройтись мимо и посмотреть, нет ли кого, приходящего или уходящего. Не очень приятно, что миссис Леонард приехала на бал, но если он обнаружит Дютро, прокрадывающуюся внутрь, это будет интересно.

Гордон начал наблюдение с дальнего конца улицы. Не слишком рассчитывая что-либо увидеть, он был изумлен, когда открылась парадная дверь. Пожилой мужчина выпустил собачку миссис Леонард на улицу прогуляться. Это было маленькое гадкое существо, безумно и беспрестанно тявкающее. Собака устремилась прямо на него, как бы поняв, что он наблюдает за домом. Гордон двинулся с места, словно прогуливаясь. Проклятая собачонка последовала за ним, хватая за лодыжки, а на нем не было сапог или чего-то подобного, чтобы защититься.

— Мэй, домой, — позвал старик. Не мистер ли это Леонард? Вроде бы похож, но на первый взгляд все старики похожи друг на друга.

Гордон двинулся дальше, а старик спустился по ступенькам, подзывая собаку. В это время показался экипаж, и собака чуть было не угодила под него.

— Молодой человек, остановите ее! — крикнул старик. Гордон бросился вперед и спас собачонку от приближающихся колес.

Человек в экипаже опустил окно я спросил:

— Давно вы записались в собаколовы, Лайман?

Грэхем Грант, его надо знать. Теперь он разнесет новость по всему городу.

— Вот, пожалуйста, — сказал Гордон, протягивая животное его владельцу.

— Это собака моей жены. Мне бы не хотелось, чтобы с ней что-нибудь случилось. Прекрасная собачка. Пошли.

Собака его жены. Значит, этот мужчина и есть мистер Леонард. Собака начала хватать его за пальцы. Хозяин, негромко вскрикнув от боли, выпустил ее, и она, очевидно склонная к самоубийству, бросилась за экипажем Гранта, преследуемая мистером Леонардом. Он не мог передвигаться так быстро, как молодой человек, но двигался с резвостью, удивительной для человека с подагрой. Здесь явно концы не сходились с концами.

Леонард оглянулся, тяжело дыша.

— Не могли бы вы поймать ее, она слишком быстро бегает, — задыхался он.

Гордон пустился за собачонкой и подхватил ее на руки. Это вызвало такой приступ хохота у Грэхема Гранта, что он даже остановил свой экипаж, чтобы насмотреться и поглумиться.

Старик буквально задыхался от напряжения.

— Позвольте, я отнесу собаку в дом, — сказал Гордон, и они вместе направились к фамильному особняку на Хаф Мун-стрит. Мистер Леонард обессиленно опирался на руку Гордона. Но он не хромал. Гордон размышлял об этом, пока они шли в темноте. Он мог использовать спасение собаки как повод, чтобы попасть в дом и там осмотреться.

В дверях Леонард сказал:

— Сердечное вам спасибо, мистер…

— Гордон. Мистер Гордон. — Это будет полный провал, если старик узнает фамилию Лайман.

Мистер Леонард благодарно улыбнулся ему:

— Я могу предложить вам бокал вина, мистер Гордон? Боюсь, вы можете простудиться. Я вижу, вы одеты не по погоде.

Гордон ответил:

— Почему бы и нет, спасибо. Я, знаете ли, только вышел на секундочку с Большого бала, здесь, за углом. Я бы с удовольствием выпил. Погоня за собакой вызывает жажду.

Он внес мопса в дом, и мистер Леонард взял его. Гордон подозрительно оглядел прихожую.

Ни паркетный пол, ни зеркало в раме не свидетельствовали о бесчестных делах.

— Я только закрою Мэй, — сказал мистер Леонард. — Она сегодня слишком шумная.

Пройдите в мой кабинет.

Казалось, что Леонард стесняется назвать свое имя. Он должен представиться сам. Интересно будет, если он назовется другим именем. Мистер Леонард с собакой пропали, а Гордон прошел в кабинет.

Оглянувшись для верности через плечо, он метнулся прямиком к столу, заваленному письмами из Генерального штаба. Должно быть, это была работа, которую Косгрейв доставил к нему домой. Гордон поднял одно письмо и взглянул на подпись: Бо Доро. Боже мой, человек, который наказал армию Наполеона в Испании. Он почувствовал покалывание в пальцах, как будто энергия, заключенная в подписи, переходила в его тело.

Гордон посмотрел на дату и едва смог поверить, что письмо дошло так быстро. Он перевернул его и увидел пометку, что оно доставлено почтовым голубем. Письмо немного сообщило Гордону. Что-то предполагалось сделать в движущихся по Пиренеям войсках. Несомненно критическое, и вот оно не только за пределами Генерального штаба, но и доставленное в дом шпиона.

Гордон услышал шорох у двери и плюхнулся в ближайшее кресло. Он попытался принять вид отдыхающего, когда вошел мистер Леонард, держа поднос с вином.

— Вот и я, — сказал он, ставя поднос на стол и наливая два бокала.

— Собака успокоилась, когда вы отнесли ее на место, не так ли? — спросил Гордон, подстраиваясь к манере разговора, когда принимал от мистера Леонарда бокал.

Мистер Леонард поднес свой бокал к губам:

— Она всегда очень беспокоится, когда жены нет дома. Поистине это ее собака.

Гордон взглянул на бокал хозяина и заметил обрубленные плоские пальцы, охватывающие его. Его сердце ушло в пятки. В последний раз, когда он видел эти пальцы, они направляли на него пистолет. Он услышал тонкий писк и к своему смущению понял, что сам издал его. Гордон сглотнул и постарался взять себя в руки.

— Когда я был мальчиком, у меня был спаниель, — произнес он высоким голосом, который отразился от стен и по-дурацки зазвенел в комнате. Он прочистил горло и сказал:

— Прекрасный шерри, — не сделав еще ни глотка.

— Попробуйте его, — сказал мистер Леонард, делая глоток из своего бокала. Гордон с усилием отхлебнул.

— Собака доставляет вам массу хлопот, не так ли? — спросил он, надеясь навести Леонарда на мысль, что он безобиден, но его мозг поспешно перебирал планы поимки врага. Не следует ли ему вернуться на бал и заручиться поддержкой Льва? Он сопоставил плечи Леонарда, его возраст и дряхлость со своей юношеской силой и решил, что справится один. — Собаки в городе — помеха.

Гордон старался не глядеть так часто на эти обрубленные пальцы, но его глаза рассуждали по-своему и все равно возвращались к ним. Он должен смотреть в сторону, иначе Леонард поймет, что его опознали, несмотря на то что он замотал лицо в тот день, когда ворвался в кабинет. Что-то постоянно свербило в мозгу Гордона. Но что?

Старый Леонард лопотал о каких-то проказах Мэй, о том, что она врывается в кабинет и жует его письма. Важное сообщение из Пиренеев, несомненно. Гордон отхлебнул шерри и кивнул. Он почувствовал обволакивающую легкость. Перед глазами появилось лицо мисс Стэнфилд, которая с обожанием улыбается, узнав о том, как он в одиночку, героически захватил этого злобного преступника. И что же так неопределенно свербит. Он вдруг понял. В тот день, когда Леонард ворвался к ним в дом, его лицо было закрыто, но его-то собственное нет. Почему Леонард не узнает его? Его бокал неожиданно опустел. Обрубленные пальцы потянулись к бутылке.

— Да нет, спасибо. Если только капельку. Он видел, как пахучая жидкость течет в стакан и снова вытекает из него, так как стакан в его пальцах наклонился. Проклятье, когда он вернется на бал, от него будет запах, как в таверне. Он попытался выровнять стакан, но тот, казалось, весил тонну. Стараясь изо всех сил, он не мог выровнять его. Последнее, что Гордон видел, прежде чем опрокинуться, был хрустальный бокал, упавший на пол. Через секунду к нему присоединилось бесчувственное тело Гордона.


Когда закончились вальсы, гости хлынули в буфетную.

— Мне очень жаль, что этот вечер для Гордона пропал, — сказал Костейн. — Мне нужно сказать пару слов Лиз, чтобы убедиться, что крошка помнит, что за ужином она должна присоединиться к нашему столу.

Кетти выглядела обеспокоенной:

— Странно, что Гордон до сих пор не пришел. Он умрет там от холода без теплой одежды.

— Я спрошу у швейцара. Они вместе подошли к отделанному панелями подъезду. Костейн обратился к швейцару.

— Он не возвращался, сэр. Я даже начал расспрашивать о нем у прохожих. Хотя в этой части города он должен быть в безопасности.

Костейн передал сообщение Кетти.

— Этот идиот поехал домой, чтобы проучить мисс Стэнфилд, — сказала она. — Он просил нас запомнить, что скоро вернется. Но он был без плаща и не уехал в нашем экипаже — Костейн, спросите — не вызывал ли он ваш экипаж.

Экипажами занимался другой швейцар. Костейн сделал запрос и вернулся сказать Кетти, что его экипаж не вызывали.

Кетти изумленно прищурилась:

— Где он может быть? Он вышел полчаса назад.

— Я лучше сбегаю поищу его.

— Не забудьте одеться теплее, — сказала Кетти.

— Хорошо, мамочка, — ответил Костейн не насмешливо, а наоборот, с довольной улыбкой.

Швейцар указал, в каком направлении ушел Гордон. Костейн выбежал, всматриваясь в темноту. Ему уже здорово надоели хлопоты, связанные с детскими выходками Гордона.

Пока Кетти ждала в прихожей, к ней подошел Эдисон.

— Я надеюсь, что Гордон не расстроился из-за меня. Я все обыскал, чтобы найти его.

— Вы видели его? — спросила Кетти.

— После вальсов нет. Грэхем Грант вспомнил, что видел, как Гордон гнался за какой-то собакой на Хаф Мун-стрит.

Кетти нахмурилась. Гордон провел там на днях много времени, следя за домом Леонардов. Несомненно, он решил пройтись мимо и посмотреть, что затевается.

— По-моему, он помогал какому-то старичку поймать собаку, — сказал Эдисон. — Пора бы ему уже вернуться.

— Не могу представить, что с ним случилось.

— Я пришлю Гранта, чтобы он рассказал вам.

— Спасибо, мистер Эдисон. Мистер Грант, один из молодых долговязых друзей Гордона, появился пять минут спустя.

— Я слышал, вы спрашивали обо мне, мисс Лайман?

— Вы видели Гордона, мистер Грант? Умоляю, расскажите мне.

— Я вряд ли много расскажу. Я как раз ехал сюда, когда увидел, что Гордон гонится за какой-то тявкающей собакой на Хаф Мун-стрит.

У миссис Леонард был мопс, а ее пожилой муж и мог быть тем старичком, который просил о помощи.

— Вы говорите о, мопсе? — спросила она.

— Очень похоже. Я могу сказать, из какого дома она бежала, потому что двери были открыты и свет горел. Это второй дом от угла Керзон-стрит. Гордон пошел к дому с этим стариком.

— Благодарю вас, — сказала Кетти. — Так вот он где. Там живут… наши друзья. — Что бы ни случилось с Гордоном, ей не следует вызывать неоправданную суматоху.

— Очень рад был вам помочь, мадемуазель, — откланялся мистер Грант и умчался в буфетную подшучивать над дамами.

Кетти присела под лампой и стала ожидать возвращения Гордона. Сейчас она была совершенно уверена, что Гордон направился к дому Леонарда, чтобы наблюдать за ним. Но что задержало его так надолго? Когда Костейн вернется, она попросит его о помощи. Но может ли она доверять ему?

Костейна не было достаточно долго, чтобы возникли опасения, что он тоже остался шпионить, в то время как самый лучший зимний бал продолжался без него. Он вернулся более чем через четверть часа, один, беспокойно хмурясь. Кетти поспешила ему навстречу.

— Он вернулся? — спросил Костейн.

— Нет. Вы видели его?

— Я сделал быстрый круг по окрестностям. Вы знаете, что мы совсем недалеко от дома Леонарда?

— Да, и я узнала, что Гордон помогал Леонарду догнать маленькую собачку. Один из друзей Гордона его видел и сказал мне. Он сказал также, что Гордон вошел в этот дом. Костейн, я боюсь — вдруг с ним что-то случилось.

Ее лицо было охвачено беспокойством. Костейн хотел успокоить ее и не подумав сказал:

— А что могло случиться? Наверняка Гордона пригласили на бокал вина. Он согласился, чтобы посмотреть, не заметит ли чего интересного.

— Но его нет уже целую вечность. Костейн был удивлен, но ему удалось сделать лишь самую малость для ее успокоения.

— Не беспокойтесь, Леонард не смог бы узнать Гордона, а Гордон едва ли станет докладывать, что он там делает.

Если там был налетчик, он мог узнать Гордона. Но Гордон не сможет узнать его.

Костейн больше не мог притворяться безразличным.

— Я лучше нанесу визит мистеру Леонарду, — сказал он.

Глава 17

Первый наплыв благодарности скоро сменился у Кетти сомнениями. Она не могла полностью доверять Костейну — у нее не было уверенности, что он совершенно невиновен.

— Я пойду с вами, — сказала она и тут же поняла, что это худшая вещь, которую она могла сделать. Если они с Гордоном оба попадутся, не будет никого, чтобы помочь им. Кроме Бьюрека…

— Это не дамская работа, — жестко ответил Костейн.

Казалось, что он искренне беспокоится.

— Вам нельзя идти одному. Что я буду делать, если вы не вернетесь? — спросила она.

Костейн на мгновение остановился, его лоб пересекла морщинка:

— Если я не вернусь через пятнадцать минут, расскажите Бьюреку, что случилось. И попросите его проинформировать Кестлри. Она с облегчением вздохнула:

— Так вы верите Бьюреку?

— Кажется, наш виновник — Леонард. Как вы сказали, Бьюрек только что из Оксфорда. Мистер Бьюрек, который повсюду искал Кетти, поспешно подошел к ним.

— Мисс Лайман, я везде вас ищу… — Он остановился, переводя взгляд с мрачного лица Кетти на такое же Костейна. — Что случилось? — спросил он.

— Пропал молодой Лайман, — сказал Костейн. — Его видели у дома Леонарда. Мы думаем, что его там задержали.

— Харольд Леонард? — Бьюрек вопросительно посмотрел на Кетти.

— Вы можете доверять лорду Костейну, — сказала она. Казалось, что Бьюрек допускает это. Он быстро спросил Костейна:

— Вы подозреваете, что Леонард — это утечка?

— Очень похоже. Он оставался один в доме всю вторую половину дня. Его жена была здесь, помогая дамам подготовиться к балу. Леди Косгрейв это подтверждает, — добавил он в сторону Кетти. — Косгрейв приносит Леонарду кое-какие бумаги. Французская галантерейщица приходит после него и остается продолжительное время.

— Трудно поверить насчет миссис Леонард, — возразил Бьюрек, а затем сказал:

— Конечно, его жена — штучка дорогая, а мы в Генеральном штабе денег не делаем.

— Прихватите плащ. На улице холодно, — сказал Костейн.

" — Я сейчас вернусь, — Бьюрек поклонился и побежал одеваться. Кетти осталась, страдая от шума. Через минуту показался Бьюрек, закутанный в плащ.

— Как вы предполагаете спасти Лаймана? — спросил он Костейна.

— Я как раз размышляю над этой проблемой. Мы должны обеспечить его безопасность до того, как убедим Леонарда. Мне кажется, что лучше всего будет, если я подойду к двери и попрошу позвать Гордона, поскольку многие видели, как он входил в дверь. Леонард поймет, что мы знаем, что Гордон там. Он не рискнет навредить Лайману, если будет знать, что нам известно это. Если я не выйду, известите Кестлри.

— Очень хорошо. Будем надеяться, что Леонард не наделал дел.

Сердце Кетти сжалось в груди. «Не наделал дел». Бьюрек имел в виду, что Гордон уже убит.

— Я иду с вами, — сказала она. Оба джентльмена запротестовали, но она твердо стояла на своем. — Вы не остановите меня. Это мой брат. Я пойду, или с вами, или сама. Вы можете вдвоем войти в дверь. Я останусь снаружи, чтобы предупредить Кестлри, если вы не выйдете.

— Мы не можем оба колотить в дверь. Это будет выглядеть странно, — сказал Бьюрек, — как будто мы вызываем его на важное совещание или что-то в этом роде.

Подвижные брови Костейна поднялись, и в уголках губ появилась натянутая улыбка, но его глаза были жесткими.

— Очень хорошо, берите вашу мантилью, — сказал он Кетти. — Я вызову свой экипаж. Вам ведь не хочется ждать одной на улице.

Костейн вызвал свой экипаж, а Кетти сбегала за мантильей, едва способная поверить, что он так легко согласился взять ее с собой.

— Это наш шанс, — сказал Бьюрек и, как только Кетти убежала, направился к двери. Костейн остался там, где стоял.

— Ждем, — сказал он.

— Мы не должны брать мисс Лайман. Это может оказаться опасно.

— Это совершенно безопасно, Бьюрек.

— Но ведь дело секретное. — Чрезвычайно секретное. Появилось дело, крайне безотлагательное, и лорд Косгрейв для удобства созвал совещание в доме мистера Леонарда, так как мистер Леонард болен подагрой, а мы все рядом, рукой подать, на Керзон-стрит.

— Я не понимаю, Костейн, чего вы добиваетесь.

— Уединенности, Бьюрек, и секретности. Слуги должны быть заперты в своих комнатах, чтобы избежать подслушивания государственных секретов, которые мы будем обсуждать. Мы с вами, высланные вперед, должны убедиться, что дом безопасен. Это потребует осмотра помещений.

— В поисках Лаймана, — сказал Бьюрек с неохотной ухмылкой. — Смелый план, Костейн. Если вы ошибаетесь, это будет стоить вам карьеры.

— Тогда на вас ляжет вся забота о Генеральном штабе. Кестлри просил вас присмотреть за мной?

— Не за вами лично. Он просил меня подмечать всякие подозрительные дела в конторе. Вы вели себя более подозрительно, чем кто-либо еще, отнеся то письмо к мисс Лайман для перевода.

— Вы следили за мной?

— Нет, но я узнал о письме, а вы вышли сразу после его получения. Так как вы вернулись очень быстро, я сделал вывод, что вы носили его к ближайшему переводчику, мистеру Родни Рейнольдсу. Зачем вам было делать это, если Косгрейв читает по-немецки.

— Пропьянствовав весь день…

— Не такое уж это необычное событие, — сказал Бьюрек со вздохом. — Между прочим, я упомянул об этом письме Харольду Леонарду. Он вошел в кабинет сразу после вашего ухода. Когда Леонард вышел в сильном волнении, я подумал, что он идет докладывать Косгрейву. Я удивлюсь, если на самом деле он не выскользнул из здания и не проследил за вами.

— Похоже, именно так и было. Если бы он доложил Косгрейву, я бы слышал об этом. Только вот что. Косгрейв сказал, что мне не следовало бы носить письмо Кестлри. Он не знал, что я перевел его.

— Нам надо было все это время действовать сообща, — сказал Бьюрек. — Когда вы получили то загадочное послание из Испании, я подумал, что напал на след.

— Записка от старого армейского друга.

Бьюрек кивнул:

— Насчет мисс Лайман — должна ли она сопровождать нас?

— Мой конюх был со мной в Испании. Она будет в совершенной безопасности в экипаже. А вот и мисс Лайман.

Миссис Леонард наблюдала за их приходами и уходами из угла буфетной, откуда открывался прекрасный вид на зал. Она следила за ними уже четверть часа, с момента получения этой выбившей ее из колеи записки от Харольда. Похоже, он, как всегда, все перепутал. Харольд уверял, что никто не знает о визите молодого Лаймана, но, очевидно, Костейн это как-то обнаружил.

Она не хмурилась, так как это оставляло морщины на ее стареющей коже. Когда она разговаривала со своей компаньонкой, то потирала виски двумя пальцами, как будто бережно массировала их.

— Я надеюсь, вы извините меня. Легкая мигрень.

Она юркнула наверх за своим плащом и сбежала, не сказав ни слова хозяйке.

На улице Костейн усаживал Кетти в экипаж. Он сел рядом с ней и достал из бокового кармана пистолет. Кетти смотрела на него с ужасом.

— Вы должны быть осторожны, лорд Костейн, — сказала она успокаивающим голосом.

— Неужели вы даете мне понять, что заботитесь обо мне? Я польщен, мадемуазель.

Он приподнял рукой ее подбородок. Его лицо в темноте казалось бледным пятном, оттеняемым блеском его глаз. Костейн склонился к ней и коснулся легким поцелуем ее губ. Это прикосновение было иллюзорным и коротким, как прикосновение крыла мотылька, но оно пронзило ее насквозь.

— Я хочу делать это очень долго, — прошептал он ей на ухо. Потом поднял голову и сказал:

— Мы обсудим это интересное открытие значительно подробнее после спасения Гордона. Будьте осторожны!

Его рука медленно скользнула по ее шее, оставляя ощущение тепла. Потом Костейн ушел, исчезнув в дверях, и экипаж вдруг стал пустым и холодным.

Костейн отдал распоряжения конюху, и экипаж медленно двинулся вперед. Из окна Кетти смотрела, как Костейн и Бьюрек спешат по улице, что-то обсуждая, шагая широко и целеустремленно. Видимо, конюху было приказано остановиться на небольшом расстоянии от дома Леонарда. Он въехал в тень большого дуба, и Кетти опустила окно, чтобы видеть, как Костейн и Бьюрек одновременно поднялись по ступеням и взялись за дверной молоток.

Такое обычное зрелище. Его можно увидеть в любой день недели, два джентльмена, навещающие товарища, но сегодня оно внушило ей ужас. Когда дверь открылась и оба исчезли внутри, она почувствовала себя так, как будто никогда их больше не увидит.

Войдя в дом, Костейн снял шляпу и протянул ее дряхлому лакею. Он не стал снимать накидку, так как она прикрывала пистолет. В обращении с лакеем не было проблем, тот едва ходил.

— Лорд Костейн, повидать мистера Леонарда, — сказал Костейн надменным тоном.

— Я боюсь, мистер Леонард нездоров сегодня, милорд. Если бы вы изволили оставить сообщение…

Костейн посмотрел вниз, мимо своего аристократического носа и, использовав манеру Бьюрека, не стал выслушивать до конца.

— Сообщение, мой милый, в том, что я должен его увидеть, здорового или нет. — Он повернулся к Бьюреку и сказал раздраженным тоном:

— Я полагаю, это означает, что мы должны проводить собрание у его кровати.

Лакей прикусил губы и сказал неопределенно:

— Так это — официальный деловой визит, ваша светлость?

— Не предполагаешь ли ты, что я ушел с лучшего за всю зиму бала ради удовольствия навестить твоего хозяина?

Лакей был усмирен и сказал:

— Если изволите подождать в гостиной, джентльмены, я доложу о вас мистеру Леонарду.

— Поторопись, — сказал Костейн и посмотрел в сторону гостиной. Высокая, облицованная дверь была закрыта. Скребущий звук вдруг послышался с той стороны.

— Это, должно быть, собака хозяйки, — сказал лакей. Он прошел через прихожую и открыл дверь. Оттуда пулей вылетел рыжевато-коричневый мопс и начал скакать у ног посетителей.

Бьюрек мрачно поглядел на собаку. Лакей взял ее на руки и провел джентльменов в гостиную. Острые глаза Костейна на ходу изучали прихожую. Мокрые следы на полу указывали на предыдущего посетителя, но не было видно ни накидки, ни шляпы, ни перчаток Гордона.

Бьюрек посмотрел, куда пошел лакей. Тот сначала открыл дверь в ближнем конце холла, но, впустив туда собаку, закрыл ее снова, не проходя внутрь. Затем он открыл дверь с левой стороны и вышел.

Костейн первым вошел в гостиную. Это была небольшая комната, очаровательно расписанная в персиковый и зеленый цвета. Со своими рельефными гипсовыми панелями и прелестным белым мраморным камином она казалась подходящей оправой для Елены Леонард. Несколько модных кресел выделялись своей новизной на фоне старинного восточного ковра и кричащих, безвкусных штор на окне. Гостиная выглядела, как комната, в которой меняют обстановку, а это предполагало наличие большего числа фунтов, чем мистер Леонард мог обеспечить честными способами.

Через тридцать секунд вернулся лакей.

— Мистера Леонарда нет в кабинете. Я не могу представить…

— Если он болен, его надо искать в кровати, — сказал Костейн, скучающе растягивая слова.

— Да, ваша светлость.

Когда лакей вышел, собака устроила возню за закрытой дверью. Бьюрек сказал:

— Я собираюсь осмотреть кабинет.

— Тогда делайте это быстрее.

Бьюрек прошел через холл в кабинет. В камине горел огонь и, что самое интересное, на углу стола стоял бокал, наполовину наполненный шерри. Он осмотрел комнату и заметил на ковре второй бокал, с темным пятном под ним. Значит, здесь были два человека. Гордон наверняка выпил поддельного шерри или его захватили врасплох и ударили по голове.

Бьюрек стремительно вернулся в гостиную и доложил о своих находках, завершив их вопросом:

— Что он сделал с телом?

— Давайте надеяться, что это живое, дышащее тело, а не труп. Гордон вел наблюдение за этим домом. Леонард его разоблачил. Это было весьма необдуманно — похитить мальчишку. Я боюсь, что Леонард выбрал путь, который ему не по зубам. Не говоря уже о том, что он может сделать, если мы спугнем его. Мне хотелось бы осмотреться здесь, не вызывая подозрений.

— Такое ощущение, что в доме никого нет, кроме старого лакея.

— И несомненно, слуги или двух в комнатушках под лестницей. Он не мог увезти Гордона далеко. Он где-то здесь, в доме, возможно, на этом этаже. Вряд ли Леонарду хотелось, чтобы служанки видели его. Я полагаю, не все в доме посвящены в его дела. Зачем ему тащить тело наверх, если потом все равно придется спускать его вниз, чтобы избавиться от него.

Смерть не была в новинку для ветерана Пиренейской войны, но сейчас был другой случай.

Солдаты гибнут, исполняя свой служебный долг. Гордон был невинным юным штатским. Костейн понимал, что частично ответствен за отчаянное положение Гордона. Он втянул в свои дела мальчишку, даже не подозревающего, какая опасность нависла над ним. Больше всего его беспокоило сознание того, что Гордон — брат Кетти. Она возненавидит его, если с Гордоном что-нибудь случится.

Костейн надеялся, что мальчишка только усыплен. Разлитый шерри подтверждал это. Леонард запаниковал. Ему требовалось время, чтобы оценить ситуацию. Наверняка убийство — это не первый вариант его выбора. Но вполне может быть, что последний. Как же они избавятся от Гордона после этого? Необходимо обнаружить его до того, как страх подтолкнет Леонарда на убийство.

Костейн повернулся к Бьюреку и сказал низким убедительным голосом:

— Когда лакей вернется, идите наверх и объявите Леонарду о внезапном собрании. Я останусь здесь и попрошу у лакея чая, чтобы избавиться от него и осмотреть комнаты.

— Очень хорошо.

— И еще, Бьюрек, скажите Леонарду, что Косгрейв ожидает нашего возвращения, чтобы узнать, сможет ли Леонард участвовать в собрании. Нам надо быть уверенными, что мы вернемся.

— Превосходная работа.

— Только если он вам поверит. Сочините историю, достаточно шокирующую, и он будет слишком взбудоражен, чтобы сообразить, правдива ли она.

Бьюрек ухмыльнулся:

— Я скажу ему, что Бони убит и мы собираемся обсудить наши взаимоотношения с французами.

— Прекрасно!

Они услышали звук приближающихся шагов и ожидали увидеть лакея, но появился сам мистер Леонард. Все их планы были сведены на нет. Снова Костейну пришлось винить себя. Он был уверен, что Леонард останется в кровати, чтобы подчеркнуть свое состояние. Им и в голову не могло прийти, что он, хромая, сойдет вниз, чтобы встретить их.

.Леонард был одет в халат и опирался на трость. Но Костейн знал, что совсем недавно он бегал по улице без помощи своей тросточки.

Мистер Леонард сказал:

— Что случилось, лорд Костейн. Почему вы вытаскиваете меня из кровати в такое время? Мой лакей сказал, что это срочно.

Прежде чем Костейн успел открыть рот, Бьюрек выпалил:

— Бони погиб. Мы все встречаемся здесь, чтобы обсудить это.

Мистер Леонард судорожно сглотнул:

— Боже милостивый, Бонапарт погиб! Как это случилось?

Бьюрек посмотрел на Костейна:

— Упал с лошади и сломал себе шею. Костейн сказал выразительно:

— Это все, что мы пока знаем. Возможно, Кестлри сообщит больше деталей, когда приедет. Мы высланы, чтобы осмотреть дом — простая предосторожность — и убедиться, что все слуги заперты в своих комнатах. Это слишком важно, чтобы допустить утечку информации. Кто еще есть в доме, кроме вашего лакея?

— Только повар и прислуга под лестницей. Они нас не побеспокоят. Я отошлю лакея спать. Вы могли убедиться, какой он древний. — Леонард сделал паузу, а затем подозрительно спросил:

— А почему собрание будет здесь?

— Потому что вы недостаточно хорошо себя чувствуете, чтобы пойти в Уайтхолл, а такое обсуждение, естественно, не может состояться без вас, — ответил Костейн.

— Вздор! Это дело Ливерпуля и правительства удержать собаку на поводке. Я не могу поверить, что мое присутствие жизненно необходимо, — сказал Леонард. — Собрание в частном доме — я никогда не слышал о таких вещах.

Костейн заметил, что рука Леонарда скользнула в карман халата. Его собственная рука автоматически оказалась под накидкой, чтобы нащупать рукоять пистолета и быть готовой, когда Леонард достанет свое оружие. Наступила мертвая тишина, так как два джентльмена уперлись взглядом друг в друга. Не говоря больше ни слова, они объявили друг другу войну, и Костейн понял, что эта схватка будет смертельной.

Глава 18

Каждая минута в экипаже казалась часом, пока Кетти сидела, уставившись в закрытую дверь дома на Хаф Мун-стрит. Что происходит? У нее было ужасное предчувствие, что не только Гордон, но и Костейн, и Бьюрекуже лежат мертвыми на полу, хотя она не слышала звука выстрелов. При тусклом свете луны она еще раз посмотрела на свои часики. Казалось невероятным, что прошло всего пять минут. Конечно, часы остановились. Но когда она поднесла их к уху, непреклонное «тик-так» подтвердило, что они ходят.

Она перевела взгляд на дверь дома Леонарда, каждый квадратный дюйм которой был неизгладимо вытравлен в ее памяти: четыре панели, утопленные в твердый дуб, два длинных прямоугольника внизу, два более коротких вверху. Дверной молоток в форме головы льва с кольцом, зажатым в пасти. Фрамуга над дверью была сделана в форме цветка маргаритки.

Сколько времени прошло? Кетти снова посмотрела на часы. Шесть минут. Четверть часа это слишком большой срок. Она бы пошла и привела Кестлри сейчас, но не могла заставить себя покинуть Хаф Мун-стрит. Что делать, если послышатся выстрелы? Она едва ли сможет…

Кетти услышала шум экипажа на улице позади себя и обернулась, вопреки всему надеясь, что это может быть лорд Кестлри. На боковой панели не было дворянского герба, но экипаж действительно подъехал, чтобы остановиться у дома Леонарда. Лакей спустился вниз и открыл дверь. Кетти всматривалась, пытаясь увидеть, кто из него выйдет. Это была миссис Леонард, одна. Она прошла в дом, не ожидая, пока лакей откроет дверь. Миссис Леонард не наскучил вечер, но она уехала раньше. Она приехала домой не для того, чтобы сменить туфли, которые жмут, или платье, на которое посадили пятно. Ее поспешные движения порождали ощущение полной безотлагательности.

Это состояние передалось и Кетти, так как она пребывала в лихорадочной нерешительности. Она уже была готова потянуть за каретный шнурок, чтобы вызвать конюха, когда легкое покачивание экипажа сообщило ей, что он спускается сам. Через тридцать секунд его смуглое лицо появилось в окне.

Он открыл дверь и сказал:

— Я отвезу вас обратно на бал, мисс. Его светлость приказали мне, чтобы я для безопасности, если кто-нибудь войдет в дом — кто бы то ни был, — отвез вас и возвращался.

Кетти уже привстала с сиденья:

— Не будь глупцом! Мы должны что-нибудь сделать, немедленно.

— Я сам терпеть не могу убегать, — согласился конюх, — но его светлость становится просто тигром, когда его ослушаются.

Она проигнорировала возражения:

— Ты можешь заглянуть в окно? Шторы не задернуты.

— Это я могу. Но не вздумайте покидать экипаж. — Темная улыбка тронула его губы, он повернулся и бросился через улицу. Прошло довольно много времени, прежде чем он смог найти какой-то выход своему волнению. Кетти не могла сказать определенно, но ей показалось, что конюх достал из-под плаща что-то похожее на пистолет. Он исчез за рядом декоративных тиссов. Почти сразу же его голова показалась напротив освещенного окна. Что бы он там ни увидел, это побудило его к действию. Он вернулся к экипажу.

— Я должен войти, — сказал он. — Мне нельзя было уходить, ваша безопасность важнее, чем моя жизнь.

Она выскочила из экипажа после первых же его слов.

— Я иду с вами, — сказала она твердо.

— Нет, мисс. Как раз вы — нет.

Кетти побежала через улицу.

— Давай, — поторопила она конюха. Покачав головой, он устремился за ней.


Рука лорда Костейна застыла на месте, когда он услышал звук открывающейся двери. Так как вошедший не стучал, это могла быть или миссис Леонард, или его конюх, ослушавшийся приказа. Он не думал, что Джон Грум будет таким опрометчивым. Еще до появления миссис Леонард легкий цокот каблучков дамских туфель подсказал ему, кто пришел. Костейн почувствовал легкое беспокойство от прибытия дамы, кроме того, она добавила ненужную суету в происходящее.

Но когда он перехватил стальной взгляд Елены, то понял, что недооценил эту леди. Она вежливо улыбалась, но ее трепещущий взгляд не упустил положения его руки. Собака начала непрестанно лаять из-за закрытой двери.

— Дорогой, — сказала миссис Леонард, повернувшись к своему мужу, — скажи мне, что здесь происходит. Почему ты не в постели?

Явно облегченного взгляда мистера Леонарда было достаточно, чтобы рассказать Костейну, кто заправляет делами на Хаф Мун-стрит.

— Лорд Костейн только что рассказал мне невероятную вещь, — ответил он. — Кажется…

— То, что я сказал вам, строго конфиденциально, мистер Леонард, — ясно сказал Костейн. Леонард нахмурился.

— Да, но если уж лорд Кестлри выбрал именно мой дом для проведения собрания, нет смысла надеяться сохранить этот факт в секрете от моей жены, не так ли?

— Собрание? — подозрительно спросила миссис, Леонард. — Какое собрание?

— Кестлри, Косгрейв и не знаю, кто еще. Произошли важнейшие, неожиданные события, дорогая. Бони погиб! Они все прибудут через несколько минут, чтобы это обсудить.

— Вздор! Кестлри и Косгрейв собирались ужинать, когда я уезжала. Это не собрание. Что вам на самом деле нужно, лорд Костейн?

Костейн почувствовал, как темные глаза дамы изучают его. Они выдержали его взгляд, как будто были наделены демонической силой. Масло уже было в огне. Он также заметил, что Леонард рассказал жене все. Слишком много для секретности. Однако она поняла, что это мистификация. Ему следовало двигаться быстрее и поднять руку выше. Когда он дотянулся до пистолета, его глаза скользнули на мистера Леонарда, чтобы убедиться, что тот не достает оружие. Леонард неопределенно смотрел на жену. Костейн быстро выхватил пистолет, и в то же мгновение громкий хлопок нарушил спокойствие комнаты. Пистолет выпал из его руки. Он почувствовал острую боль и, посмотрев вниз, увидел сочащуюся из указательного пальца кровь. Его пистолет валялся на полу. Дымящееся оружие миссис Леонард было направлено прямо ему в сердце. В долю секунды, когда он отвернулся от нее, она выхватила его и направила на Костейна. Пистолет мистера Леонарда тоже был обнажен. И, кроме всего прочего, собака залилась непрерывным лаем.

— Дорогая! Было ли это необходимо? — слабо воскликнул Харольд.

— Харольд, забери их оружие, — приказала она голосом, привыкшим командовать. Харольд затрусил вперед, держа свой пистолет наготове и поднял с пола оружие Костейна. Он положил его в карман. Бьюрек без слов отдал свое.

— Что ты сказал им? — спросила миссис Леонард своего мужа.

— Ничего, моя дорогая. Они ничего не знают. Взгляд, которым она наградила своего мужа, был полон презрения.

— Они бы не были здесь, если бы ничего не знали. Я же говорила тебе, что тот мальчишка наблюдал за домом и следил за мной.

После быстрого взгляда на Харольда ее глаза остановились на Костейне и Бьюреке. Костейн понял, что до нее уже дошла опасность, исходящая от двух крепких молодых мужчин, даже если до мужа еще нет. Теперь он уже не сомневался в ее решении. Она выстрелит в них так же легко и быстро, как пудрит нос. Единственной надеждой Костейна было выторговать свои жизни и избавление Гордона за предоставленную Леонардам возможность скрыться.

— Вы совершенно правы, — сказал Костейн. — Мы знаем все. За вами и вашим домом наблюдали достаточно долго.

Ее губы цинично скривились:

— Подумайте, что вы говорите, милорд. Если мне нечего терять, я не буду колебаться и застрелю вас.

— Мы можем договориться, — уговаривал он ее. — Нам не нужен скандал в Генеральном штабе. Мистеру Леонарду, конечно, придется уйти в отставку.

— Может, это и лучше, дорогая? — сказал Леонард заинтересованно.

— Уйти в отставку и выращивать цыплят в деревне? Я лучше сдохну, чем дам похоронить себя заживо.

— Тогда езжайте во Францию, — сердито сказал Бьюрек. — Вас примут там с распростертыми объятиями, предатели.

Миссис Леонард усмехнулась:

— На пол, лицом вниз, оба. Я не могу сосредоточиться при такой болтовне. — Потом она приказала мужу:

— Свяжи их, Харольд, Костейна первого. Бьюрек, не пытайтесь что-либо предпринять, а то ваш товарищ заплатит за это. — Ее пистолет ни разу не дрогнул и был нацелен прямиком на лорда Костейна, пока они с Бьюреком неохотно опускались на пол.

— Веревку, — сказал Леонард.

— Возьми пояс от своего халата. Он положил пистолет в карман, вытащил из халата пояс и нервничая подошел к Костейну, который обменялся понимающими взглядами с Бьюреком. «Я не рискну напасть на Леонарда, она убьет вас», — говорил взгляд Бьюрека. Когда Леонард наклонился, пола его халата коснулась пола. Из-под нее высунулась синяя вязаная туфля. Рука Костейна незаметно протянулась к ней, схватила лодыжку Леонарда, и последовал быстрый, жесткий рывок.

— Что та… — мистер Леонард грохнулся прямо на Бьюрека. Бьюрек быстро ощупал карман его халата, пытаясь наугад найти пистолет. Возможно, у халата было два кармана…

— Встань, Харольд, — четко произнесла Елена.

— Мое плечо… — Он забарахтался, чтобы подняться. — Должно быть, я наступил на пояс, — сказал он смущенно.

Когда он вставал, Бьюрек начал подниматься вслед за ним.

— Назад, Бьюрек, — приказала миссис Леонард. — Не думайте, что можете использовать этого старого дурака как щит. Я прикончу и его и добавлю это блюдо к общему столу. В конце концов это именно он снабжал меня информацией.

— Ах, Елена, неужели дошло до этого? — воскликнул мистер Леонард пораженно. — Ты даже не пытаешься позаботиться обо мне после того, как я отдал тебе все, даже честь?

— У воров нет чести, Харольд.

Собака за закрытой дверью заходилась в лае, а пистолет Елены медленно переместился с Костейна на Леонарда. Намерение женщины было написано на ее невозмутимом лице. Костейн понял, она готова перестрелять всех, а потом объявит, что это Леонард застрелил его и Бьюрека, а потом застрелился сам, так как не смог пережить позора своих поступков. Ее палец на спусковом крючке шевельнулся.

Реакция Костейна была инстинктивной. Он склонился вперед. Елена нажала на курок, и в комнате загремело многократное эхо. Костейн изумленно увидел, что Елена покачнулась и влажное пятно расплылось по корсажу ее темного платья. Пораженный, он подумал, что она застрелилась.

Дверь из холла распахнулась, и в комнату влетел его конюх. За ним он увидел бледное лицо Кетти, уставившейся на Елену, которая оседала на пол. Когда он оглянулся, то увидел, что мистер Леонард ткнулся лицом в ноги своей жены.

Не кто иной, как Бьюрек, первым оценил ситуацию:

— Она застрелила его! Злодейка застрелила собственного мужа! — воскликнул он.

Все уставились на тела. Костейн заметил пистолет в руке Леонарда.

— А муж застрелил ее, — сказал он мрачно. Глаза Леонарда, дрогнув, открылись, и Костейн склонился, чтобы узнать, не может ли он помочь ему.

— Не обвиняйте Елену, — прошептал Леонард неразборчиво. — Она не хотела навредить. Ей… нравятся хорошие вещи, а я хотел… дать их ей.

— Бьюрек, пошлите за врачом, — сказал Костейн.

— Нет, — шепнул мистер Леонард, сжав ладонь Костейна. — Дайте мне умереть спокойно… не на виселице, как предателю. — Его напряжение ослабевало. — Скажите лорду… Косгрейву, мне очень… жаль.

Костейн наклонил голову к голове Леонарда:

— Кому вы передавали информацию? Вы должны сказать мне, Харольд.

— Елена обычно… распоряжалась этим. Галантерейщица… Дютро… связной… Бонд-стрит.

Он повернул голову и увидел перед собой туфлю Елены.

— Я умер, как и жил… у ее ног. — Его глаза закатились. Он умер с ироничной улыбкой на губах.

Моментальная тишина установилась в комнате. Даже собака перестала лаять. В наступившей тишине Кетти спросила:

— А где Гордон? Они не застрелили его! Собака снова залаяла.

— Я все-таки угомоню эту проклятую собаку, — сказал Бьюрек, но никто даже не повернул к нему головы.

Костейн послал конюха за лордом Кестлри. Бьюрек пошел в столовую и нашел запечатанную бутылку шерри. Он собрал поднос и принес его в гостиную. Пока он наливал, Костейн подошел к двум трупам на полу и передвинул тело мистера Леонарда так, чтобы он лежал бок о бок со своей женой, затем присел на кушетку рядом с Кетти.

— Зачем вы это сделали? — спросила она. Он взял ее за руку и крепко сжал:

, — Сейчас, когда он умер, он больше не у ее ног.

— Она была шпионкой?

— Она втянула его в шпионаж. Я думаю, именно поэтому она и вышла за него замуж. Я бы не удивился, если бы узнал, что то же самое произошло с Фотерингтоном в Амьене. Именно она продавала наши секреты французам, как и думал Гордон.

— Насчет Гордона, Костейн… Он опустил бокал:

— Да, мы должны найти его. Думаю, что он на этом этаже. Бьюрек…

— Позвольте мне выпустить эту проклятую собаку, прежде чем мы будем делать что-нибудь еще, — сказал Бьюрек. Он прошел к двери комнаты и открыл дверь. Собака не бросилась на него, как он ожидал. Вместо этого она потрусила назад к дивану и снова начала лаять.

Когда Бьюрек подошел, чтобы посмотреть, он обнаружил на полу неподвижное тело Гордона, с диванной подушкой под головой. Бедный старый Харольд не годился для подобной работы. Он был слишком слабохарактерным. Бьюрек наклонился над Гордоном, послушал его сердце и убедился, что тот просто усыплен опием.

, Он позвал Кетти и с помощью Костейна переложил Гордона на диван.

— Будет лучше, если вы просто закроете дверь и никому не скажете о своем пребывании здесь, — сказал Костейн. — Я вернусь за вами позже.

— Мама будет меня искать.

— Я пошлю записку, что вы почувствовали себя нехорошо и я отвез вас домой.

Бьюрек взял собаку за шкирку, вынес на кухню и закрыл дверь.

Глава 19

В доме на Хаф Мун-стрит в эту ночь царило необычайное смятение.

Прибывали загадочные экипажи без гербов и опознавательных знаков, и в дом входили джентльмены с низко надвинутыми на глаза шляпами, скрывающими лица. В конце концов из дома были вынесены два тяжелых предмета, накрытые покрывалами.

Первым прибыл Кестлри. Когда он ознакомился с основными фактами — Костейн не счел нужным информировать своего начальника, что Лайманы были где-то, кроме комнаты напротив холла, — то послал за бутылкой портвейна, чтобы разработать версию, которая сведет к минимуму спекуляции и скандал. Не кто иной, как Костейн, предложил идею, что Леонард начал трагическую семейную ссору, закончившуюся убийством и самоубийством.

— Именно так и сделаем, — сказал Кестлри с утомленной улыбкой. — Елена Леонард была вполне способна довести мужчину до убийства. Косгрейв, разумеется, не подозревал, чем она занималась, но это конец его карьеры. Он никогда не мог пройти мимо хорошенькой женщины. Когда я спросил его, была ли она его любовницей, он, конечно же, отрицал это. Мы не можем иметь подобных ухажеров на командных постах. Я предложу тихую отставку, чтобы сохранить его лицо. В прошлом он неплохо справлялся со службой. Не надо публично унижать парня, но я устрою ему звон колоколов за закрытой дверью. — Он бросил лукавый взгляд на Костейна. — И у меня сразу возникла проблема поиска замены Косгрейву.

— Я полагаю, что вы можете использовать прегрешения Косгрейва как дубину, чтобы сбить Йорка и его ставленников с верхушки и назначить своего человека, — сказал Костейн.

— В этом мы сходимся. Я бы предпочел более молодого джентльмена. Нет хуже дурака, чем старый дурак, который все сказал и сделал.

Костейн проигнорировал этот лукавый взгляд:

— Так как передача наследства Леонарда представлена, как следствие простого убийства, нам следовало бы известить Боу-стрит, — сказал он.

— Да, ради Бога. Мы позволим Таунсенду распорядиться перевозкой тел обычным путем. Я намекну, что он должен лично позаботиться о всех формальностях. — Кестлри повернулся и попросил прислать к нему старшего офицера с Боу-стрит.

Затем они обсудили способы перемещения других членов бригады, после чего приехал Таунсенд и имел с Кестлри короткую беседу. Таунсенд организовал и вывоз тел.

После того как он уехал, Костейн сказал:

— Еще замешаны мадемуазель Дютро, галантерейщица с улицы Бонд, и, возможно, модистка, мадам Маршан. Может быть, вам захочется последить за из магазинами в течение нескольких дней. Я думаю, что они только посредники.

— Я вижу, ты был очень занят! — сказал Кестлри одобрительно.

— У меня были помощники. Молодой Лайман здорово поработал за меня ногами. Отличный малый и не такой опрометчивый, как я боялся. Кстати, он интересовался местом в Генеральном штабе.

— Я поговорю с ним. Нам нужны молодые люди. — Кестлри отставил свой бокал и поднялся. — Я думаю, что на сегодняшний вечер все. Прекрасная работа, Костейн. Вы возвращаетесь на бал?

— Я еще побуду здесь, чтобы осмотреть дом. Бьюрек говорит, что в кабинете Леонарда есть кое-какие документы.

Кестлри повернулся к Бьюреку:

— Вы решили забрать их сегодня вечером обратно в Генеральный штаб? Такие вещи никогда не следует отправлять посылкой! — Он покачал головой.

Бьюрек ушел собирать документы, а Кестлри сказал Костейну:

— Загляни в мой кабинет завтра утром, мы обсудим смещение Косгрейва. Тебе нужна работа? Я знаю, что ты планировал вернуться в Испанию. Каждый с хорошим глазом и твердой рукой должен взяться за оружие.

— Есть нечто большее, чем это, милорд.

— Разумеется есть. Я не хочу принизить заслуги наших доблестных солдат. Но моя точка зрения, что ты был бы намного полезнее здесь. Подумай об этом, мой мальчик. — Он похлопал Костейна по плечу и вышел.

Бьюрек выскочил из кабинета и бросился за Кестлри, чтобы приукрасить свое собственное участие в вечере и намекнуть на увеличение жалованья. Как только он ушел, Костейн вошел в комнату на другой стороне холла. Кетти сидела при свете мерцающего канделябра, положив голову Гордона себе на колени. Она выглядела усталой и испуганной. Ему захотелось взять ее на руки. Он присел сбоку и просто погладил ее по плечу.

— С вами все в порядке? — спросил он. Она доверчиво улыбнулась:

— Спасибо, что прикрыли нас от этого, Костейн. Я полагаю, нам пришлось бы предстать перед судом и нажить массу других неприятностей, если бы Кестлри узнал, что мы были здесь. Он ушел?

— Только что, но Таунсенд еще вернется.

— Гордон сейчас придет в себя, но он очень смущен. Мне бы хотелось забрать его домой. Ему следовало бы лечь спать.

— Я попрошу своего конюха помочь усадить его в экипаж.

Пока они беседовали, снова появилась собака, нюхающая пол и тихонько поскуливающая. Гордон открыл глаза.

— О, Господи, только не эта проклятая дворняжка! — сказал он снова смежил веки.

— Должно быть, Май чувствует, что с ее хозяйкой случилось несчастье, — сказала Кетти, грустно глядя на собаку. — Бедное маленькое создание. Кто за ней присмотрит?

Собака подошла и села рядом с ней, уставившись снизу вверх влажными коричневыми глазами. Кетти взяла ее на руки и рассмотрела. Мы не можем оставить ее здесь одну.

— Она не одна, — сказал Костейн. — В доме есть слуги.

— Мне хотелось бы взять ее домой, но у мамы будет обморок.

— Я возьму ее, — сказал Костейн и сунул собаку за пазуху, где она благодарно затявкала. В экипаже она мирно устроилась у него в ногах. По дороге домой Гордон пришел в себя и упросил Костейна зайти, чтобы тот послушал его историю и рассказал, что случилось, пока он был без сознания. Джону Груму было поручено присматривать за собакой. Кетти предложила кофе и сэндвичи, и они набросились на еду, пока Костейн разъяснял ночное происшествие.

Это зрелище и предстало глазам леди Лайман, когда она вернулась с бала.

Когда она вошла, все трое выглядели, как провинившиеся грешники. Что здесь произошло?

— Я была уверена, Кетти, что ты уже в постели, — воскликнула леди Лайман. — Разве у тебя не было приступа мигрени на балу?

— Мне уже лучше, мама.

— Мы решили, что все случилось от голода, поэтому решили сделать сэндвичи и кофе, — сказал Гордон. — Не обращай на нас внимания, мама. Ты выглядишь очень утомленной.

— Я не привыкла к таким долгим балам. Ты и сам выглядишь утомленным, Гордон. Не засиживайся допоздна.

Гордон удивился, почему Костейн, проводив леди Лайман наверх, остался для разговора на целых пять минут. Со своей стороны, леди Лайман едва могла поверить в свое счастье. Приглашение в Норсландское аббатство со всей семьей на Рождество! Это означало не меньше, чем официальная помолвка. Нетактично с его стороны оставаться у них так поздно — уже половина третьего! Опять же странно, что Кетти здесь, если она уехала с бала, пожаловавшись на головную боль. Леди Лайман была совершенно уверена, что Гордон напился. Он выглядел неестественно бледным. Повязка на руке Костейна подтверждает, что он был в какой-то ссоре. Возможно, Костейн поссорился с Бьюреком из-за того, чтобы отвезти Кетти домой. Такой вспыльчивый муж мог бы прибрать Кетти к рукам, но он собирается вернуться в Испанию, так что все в порядке.

В гостиной Гордон сказал своей сестре:

— Костейн развлекает маму какой-то историей, чтобы завоевать ее расположение. — А когда Костейн вернулся в гостиную, он спросил:

— Вы рассказали Кестлри о моем участии во всем этом деле?

— Я не мог и подумать, что вы захотите, чтобы он узнал, как вас одурачил Леонард, — объяснил Костейн. — А если честно, он знал о вашем участии. Именно вы вывели нас на Дютро и Маршан. В течение нескольких дней мы возьмем и их, и соучастников.

— А как насчет Косгрейва? Он определенно ухаживал за миссис Леонард.

— Да, это так, но это единственное, что он делал. Разумеется, он будет смещен, но без предъявления обвинений. Елена использовала свое влияние на Косгрейва, чтобы получить для мужа пост в Генеральном штабе, — вы можете себе представить, для каких целей. Мы никогда не узнаем, как было на самом деле, но, мне кажется, она угрожала Харольду, что оставит его, если он не обеспечит ей жизнь, полную роскоши. А поскольку он не мог сделать это честно, то, несомненно, она предложила ему, как сделать это нечестно.

Гордон кивнул:

— Если бы я мельком увидел его обрубленные пальцы раньше, я бы решил эту проблему за минуту. Я думаю, вы были не правы, Костейн, удерживая меня вдали от конторы. Сразу, как только он протянул мне шерри, я понял, что это наш налетчик. О чем я сразу не подумал, так это о том, что он меня так хорошо запомнит.

— Миссис Леонард заметила, что вы следили за их домом, — сказал Костейн. — В следующий раз следует быть более осторожным.

— Этого больше не повторится. Я удивляюсь, с чего это она заспешила домой до того, как бал кончился.

— Ей принесли записку, в которой Леонард сообщал, что вы у него в доме без сознания, и спрашивал, что дальше делать. Мне кажется, она видела Бьюрека, Кетти и меня самого, ускользающих с бала, и решила, что ей лучше поехать домой и взять все в свои руки.

— Как же произошло, что вы никогда не подозревали Леонарда, Костейн? — спросила Кетти.

— Я думал, что он слишком застенчив, чтобы энергично взяться за такую дерзкую работу. Я уверен, что он ненавидел себя за это. Он был образцом добросовестности на работе, требуя от всех неукоснительного соблюдения правил. И все ради того, чтобы обнаружить в конце, что жена презирает его. — Он покачал головой и тихонько цокнул языком. — К счастью, он так и не узнал, что за ней ухаживает Косгрейв.

— Кстати, о моей работе в Генеральном штабе, Костейн, — сказал Гордон. — Вы в прошлый раз что-то упоминали. С уходом Леонарда потребуется замена. Что вы скажете, если я заручусь поддержкой Косгрейва? Надо узнать, знает ли его мама, и она замолвит за меня словечко.

Костейн скромно прочистил горло:

— Дело в том, что Кестлри предложил мне взять на себя обязанности Косгрейва.

Кетти не обратила внимания на восторженные восклицания Гордона. Она с улыбкой смотрела на Костейна.

— Тогда вы не вернетесь в Испанию? — спросила она.

— Он почти убежден, что я нужнее здесь.

— Только почти? — спросил Гордон в замешательстве. — Ну что же, можно славно повеселиться, Костейн. Вы, я и Бьюрек — что за компания!

— Дело нуждается в серьезном рассмотрении. Есть несколько пунктов, в которые нужно внести ясность прежде всего.

— От чего это зависит? — сразу же спросил Гордон.

Темные глаза Костейна повернулись к Кетти.

— От дамы, — сказал он. Юношеское лицо Гордона озарилось усмешкой:

— Вы неблагоразумны, прокладывая ваш курс в зависимости от прихотей леди. Смею сказать, мисс Стэнфилд так и не заметила моего исчезновения.

— С другой стороны, на балу ее очень плотно опекали кавалеры. Вы должны извиниться перед ней, когда встретите ее на Рождество в Норсланде.

— Что? Что за чертовщину вы сейчас сказали? Я не буду… Я говорю, вы приглашаете меня в Норсланд?

. — Ваша, матушка была так любезна, что приняла мое приглашение от имени нашей семьи. — Он посмотрел на Кетти, наблюдая, как румянец выступил на ее щеках и смущенная улыбка осветила глаза.

— Вы говорите, и мисс Стэнфилд поедет? — сказал Гордон.

Костейн бросил нетерпеливый взгляд на эту помеху в лице мальчишки.

— Скажите, я могу надеяться на несколько моментов уединения с вашей сестрой? — спросил он со значительным взглядом.

— Великий Боже! Не хотите ли вы сказать, что Кетти — это та леди, о которой вы говорили?

— Гордон, а не хотите ли вы сейчас написать мисс Стэнфилд прекрасную записку с извинениями, — предложил Костейн.

— Ей-Богу, это будет первая вещь, которую я сделаю завтра утром.

— Никогда не оставляйте на завтра то, что можно сделать сегодня, — торопил Костейн.

— Уже завтра. Я имею в виду, что уже больше двух. Записку вряд ли доставят в три часа утра.

— Вы пока напишите ее.

— Да, но…

Костейн поднялся и взял Гордона за плечо, чтобы вывести его из комнаты.

— Спокойной ночи, Гордон. Не забывайте, кто сейчас занимается наймом сотрудников в Генеральном штабе.

— Она не сказала «да», Костейн, — на этой заключительной реплике Гордон был окончательно выдворен из комнаты.

Костейн вернулся и присел рядом с Кетти на диван:

— Между собаками, братьями и мамами трудно найти моменты уединения.

— Вы будете ухаживать за собачкой? — спросила Кетти, хотя ее совсем не беспокоила эта проблема.

— Это также зависит от ответа леди, — сказал он, беря ее руку и поглаживая ее. — Я не занимаюсь взяточничеством, знаете ли. Очень плохая черта.

— Я думаю, что вы очень хороший.

— Хороший? Хороший! Боже мой, чем я заслужил такую вялую фразу?

— И смелый, — добавила она. Его рука обхватила ее плечи и притянула Кетти ближе:

— Это уже лучше. Умоляю, продолжайте.

— Ладно, вы барон.

— Так быстро иссякли, не так ли? Произнести титул мужчины — значит признать, что он не лучше, чем репка. Основная его часть зарыта в землю. Еще я заслуживаю доверия.

— Вам не следовало приносить то письмо ко мне для перевода.

— Давайте назовем это «независимый». Еще честный. — Он щелкнул по кудряшке, которая одиноко свисала на ее висок.

— Вы наврали об этом письме и убийстве-самоубийстве.

Он слегка потянул ее за кудряшку.

— Назовем это «изобретательный». То, что я нарушил свидание с Бьюреком, реабилитировать труднее.

— Пользуетесь удобным случаем? — предположила она, подсказывая.

— Чутко реагирующий на все ухаживания. Мое фактическое кумовство ради Гордона я назову преданностью семье. И от имени семьи… — он обнял ее.

Ее глаза стали широкими и яркими от предвкушения:

— Да, Костейн, — выдохнула она.

— Мне льстит ваше рвение, но я еще не спросил вас!

— В таком случае мы не можем приписывать вам чрезмерную поспешность.

Счастливая улыбка озарила его лицо. Когда он заговорил, его подшучивающий тон изменился и стал даже застенчивым.

— И отсутствие достаточной смелости в таких деликатных делах, как это, но, несмотря на мои недостатки, я очень люблю вас. Я буду вам хорошим мужем, Кетти, если вы выберете меня. Вы согласны?

Она мгновение смотрела на этого значительного, ослепительного лорда, не смея поверить, что он смог полюбить ее, но его сияющие глаза подтвердили недавнее признание.

— Да, согласна, — сказала она просто и была безжалостно притянута его руками для поцелуя, от которого у нее закружилась голова. Его руки гладили ее спину и двигались вниз, чтобы охватить корсаж, прижимая ее к груди, а его губы страстно отвердели.

Она поняла, что жизнь безвозвратно изменилась. Не будет больше переписывания черновиков в кабинете, ожидания случайного стука в дверь. Не будет больше чужой любви в готических романах и переводов чужих любовных писем. Не будет скучного Рождества с выслушиванием маминых воспоминаний о давно прошедших хороших временах. Теперь это был ее поворот к жизни. Большой рождественский бал в конце концов исполнил все волшебным образом, хотя Костейн и не сопровождал ее.

Она неохотно откинулась назад и посмотрела на него, бессмысленно улыбаясь:

— Подумать только, если бы вы не пришли ко мне с этим письмом, или если бы дядя Родни был на месте, или если бы не пришел мистер Леонард, заставив меня побежать к вам…

— Но я пришел, и дяди Родни не было, и мистер Леонард появился. Должно быть, это судьба.

В холле послышался звук шагов.

— Однако это не шаги судьбы. Больше похоже на Гордона. Вошел Гордон.

— Я вот что хочу сказать, Костейн, вы не посмотрите мою записку мисс Стэнфилд? Может быть, нам лучше пойти в кабинет? А ты, Кетти, сходи и расскажи маме новости. Она не сможет им поверить. Ох, мои поздравления, Костейн, и все такое прочее. По ее глупому виду я понял, что она согласилась. Теперь насчет письма, как вы думаете, «Моя дорогая мисс Стэнфилд», или просто «Дорогая мисс Стэнфилд», или…

Подвижные брови Костейна в раздражении поднялись, потом опустились на место.

— Я навещу вас завтра, Кетти. Моя преданность семье сейчас накладывает на меня другие обязанности. До завтра.

Он проводил ее до ступенек, коснулся легким поцелуем щеки и смотрел, как она поднимается, без конца останавливаясь, чтобы оглянуться.

Гордон взял его под локоть и увлек в кабинет:

— Вы знаете мисс Стэнфилд лучше, чем я. Как вы думаете, я должен извиниться или немножко подразнить ее за то, что она осталась с Эдисоном?

Последний раз оглянувшись через плечо, Костейн вздохнул и переключил свое внимание на записку в его руке.

Примечания

1

Имеется в виду Наполеон Бонапарт

(обратно)

2

Тауэр — старейшая лондонская тюрьма, в настоящее время — музейный комплекс.

(обратно)

3

Наоборот, напротив! (фр.)

(обратно)

4

Имеется в виду «не безнадежно стар».

(обратно)

5

Очень изысканно (фр.)

(обратно)

6

Между нами (фр.)

(обратно)

7

В семье (фр.)

(обратно)

8

Май (англ.).

(обратно)

9

Здесь и далее имеется в виду приглашение на танец.

(обратно)

10

Милый друг (фр.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19