загрузка...
Перескочить к меню

В порядке исключения (fb2)

файл не оценён - В порядке исключения (а.с. Любовь без границ-4) 613K, 179с. (скачать fb2) - Анна Баскова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Анна Баскова В порядке исключения

Глава 1

Циклон принес обильные… непогода продолжится… на улицы выведена техника в количестве надцати тысяч единиц.

На какую волну не переключи — везде одни и те же новости. Можно подумать на Москву налетел ураган и до кучи притащил с собой цунами, хотя для наших дорожных и коммунальных служб снегопады давно приравнялись к стихийным бедствиям. Теперь весь город одна большая пробка и самый актуальный вид транспорта — естественно метро. Но на то я и Настя Прохорова, зачем мне легкие пути, меня еще и по Кремлевской Набережной проехаться дернуло. Ну ничего, осталось чуть-чуть, сейчас заскочим на заправку, потом за кефиром для наглого животного, покормим котяру и домой.

Черт! Задумалась, чуть светофор не прозевала. Камера фиксирующая движение уже зубами в предвкушении щелкнула. Я показала ей язык и средний палец. Хрен тебе, а не штраф за нарушение, не дождешься!

Вообще-то я обычно собранная, за рулем веду себя как примерный водитель, соблюдаю скоростной режим и остальные правила, на тему несовершенства окружающего мира по дороге не рассуждаю. Просто день сегодня такой. Директор компании в которой я уже год тружусь на благо капиталистической собственности, занимаясь аналитикой банковского рынка, представил нам новую начальницу отдела, невзрачную тетку с мышиного цвета волосами, и новая метла начала мести во все стороны. Сначала она заявила, что вводит в нашем отделе ежедневные пятиминутки, на которых все четыре сотрудника должны будут отчитываться о проделанной работе, потом где-то заказала кактусов в невероятном количестве и мы полдня, вместо полезной деятельности распихивали их по всем свободным углам. А когда она распорядилась рабочие столы поменять местами, я не выдержала.

— Простите, Надежда Петровна, не проще мебель оставить на месте, а вверенный вам персонал пересадить, например я меняюсь местами с Эльвирой, а Маша соответственно с Тамарой Евгеньевной, — предложила на нее не глядя, колючку от кактуса из пальца выковыривала.

— Мой отдел не место для рассуждений. Мои распоряжения выполняются неукоснительно. — Мышильда, так я её успела прозвать, обернулась ко мне от забитого кактусами подоконника, измерила пренебрежительным взглядом и примерно такую тираду из себя выдавила, — Я с вашим личным делом ознакомилась. Вы думаете год стажа после окончания университета прибавил вам востребованности на рынке? Соблюдай субординацию, милочка, иначе придется ряды соискателей хоть какой-нибудь вакансии пополнить, — добрая начальница ядовито добавила, резко перейдя на ты и к следующему подоконнику, любоваться зелеными уродцами отчалила.

Я поняла, что в одной лодке мы с Мышильдой не поместимся. А она завершила первый рабочий день увольнением, правда уволила не меня, Машу Рощину, хотя та слова поперек не сказала. Мария тянула на себе все переводы технической документации, но руководительнице на это было начхать. Думаю Рощина ей изначально не понравилась, из за яркой внешности. Если я обычная, среднестатистическая, то Машка в отличии от меня, очень хороша. И никогда природной красотой не бравирует. Уволить Машу было не сложно, она не состояла в штате, занимала «декретную» должность, Лена вместо которой она работала, из декрета собиралась выйти не раньше чем через год и естественно Рощина не сомневалась, что этот год спокойно отработает. Мышильда решила распорядится по своему, продемонстрировать окружающим свою безграничную власть.

— Девушка, как вас там, в ваших услугах мы больше не нуждаемся, — небрежно бросила Машке привстав из за стола и нависнув над ним, уперевшись в столешницу ладонями.

Эльвира с Тамарой вжали головы в плечи, у Маши в глазах метнулся испуг и растерянность. Я в это время у стеллажа позади кресла руководительницы была. Папку с какими-то инструкциями искала, которой там отродясь не было, весь инструктаж у нас в электронном виде. Ну в общем я схватила со стеллажика горшочек с маленьким кактусом и прежде чем начальница усядется успела растение на месте ее будущей посадки удобно разместить. Спасибо компании за опыт и неплохую зарплату, но дальше как нибудь без меня, я с самодурами не работаю. Писала заявление и собирала вещи под громкие вопли о нанесении увечия при исполнении и возмещении причиненного морального вреда.

— Желаю успехов в регулярной перестановке мебели и разведении декоративных растений, постарайтесь без ущербов для маникюра обойтись! — перебила извергающую потоки праведного гнева начальницу и быстро из кабинета убралась. На свободу с чистой совестью.

В кадрах пошли на встречу, одним днем уволили. А куда бы они делись, в противном случае пообещала на месяц на больничный уйти. С психологической травмой.

Честно говоря мне моя работа надоела до чертиков я и так подумывала поменять сферу деятельности, а ушла с барабанным боем в надежде, что Мышильда одумается и оставит Машку, у той какие-то финансовые затруднения, без работы нельзя, но видно никто не одумался, судя по тому, что в кадры Мария следом за мной зашла.

На заправке я вспомнила, что в свете сегодняшних событий пропустила обед. У меня на вечер назначена встреча с подругой Лизкой, будем проводить терапию за бутылочкой вина и, конечно, поужинаем, но до этого еще часа два как минимум. Я посчитала необходимым разжиться в Мак Авто двумя чизбургерами, пирожком с вишней и кофе с молоком. Пока с котом разбираюсь успею перекусить. С ним сегодня тоже распрощаемся, завтра утром прилетает хозяйка, так что наглое животное в моей зоне ответственности последний день. Я с ним и так десять дней провозилась. И все благодаря тетке, она меня три дня уговаривала покормить котика, весь мозг взорвала.

— Настенька, ради Бога выручи, — тетушка бровки домиком складывала и принимала несчастный вид, — Мы с Софьей собрались в Карловы Вары, нам необходимо по медицинским показаниям. Маркиз не мальчик, а золотце, оставить не с кем, консьержка наотрез отказывается, он ей в прошлом году, волосы…. ну не важно, соседи о том чтобы накормить беззащитное животное даже слышать не хотят. Никакого у людей сострадания.

— Можно разместить в кошачьей гостинице, — я сопротивлялась как могла.

— Пробовали не получается, — тетка вздохнула, — гостиниц не много и все как-то между собой повязаны. Ни одна не принимает Маркизушку после того как пожил в отеле на майские праздники. Администратор хам, заявил, что лучше пару крокодилов возьмет, чем это Мурло.

Тут мое любопытство и склонность к авантюрам пересилили здравый смысл и я согласилась присмотреть за Маркизушкой, который оказался серым котярой килограмм на пятнадцать с хвостиком.

— Настенька, ты нас так выручила! — восхищенно причитала моя тетушка когда мы заехали познакомиться с хозяйкой и ее котиком, — София Макаровна заслуженный педагог, ее выпускники до сих пор обожают, не забывают навестить и устраивают великолепные праздники.

— Теть угомонись, — ехидно улыбаясь шепнула родственнице, — праздники это чудесно, а при чём тут кот? Если выпускники изъявят желание на время отсутствия любимой учительницы взвалить на себя этот кусок ценного меха, я не буду в претензии.

Тетка сочла за благо замолчать. Интеллигентная Софья Макаровна дала пояснения к режиму питания и рациону Маркизушки. Предупредила, что за ним водится невинная шалость забираться повыше и в самый неожиданный момент сваливаться с поверхности кому нибудь на голову. И еще котик после ужина регулярно употребляет кефир. Обязательно свежий и из мягких пакетов. Никакой другой его организм не принимает, можно даже не пробовать предлагать. Про кефир оказалось правдой, ради эксперимента я ему несколько видов подсовывала. Ни в какую зараза не пил, в остальном мы с грехом пополам поладили. В первый же день он вскарабкался на шкаф и попытался на меня спикировать я была на чеку, успела отскочить, два раза. Затем гаденыш разбросал корм, нагадил в лоток и наполнитель оттуда вытряхнул. Пришлось принимать меры. Нашла в прихожей какое то пальто и перчатки, надела на себя, чтобы когтями не поцарапал, поймала нахала, сначала протерла им испачканный пол, а потом отволокла в душ, где с огромным удовольствием вымыла. Закончив водные процедуры поднесла к зеркалу. Кот при виде себя мокрого, орал как будто его на куски режут. Но меня неожиданно зауважал и больше не связывался. Мирно встречал и с облегчением на наглой морде провожал.

Во дворе дома по нужному мне адресу машин после праздников заметно прибавилось. На место где я обычно паркуюсь какой-то «хороший человек» поставил вишневого цвета лексус, пришлось мою маздочку пристроить слегка заехав на тротуар. Ладно, я ненадолго, ничего страшного. Забрала с пассажирского сидения пакет с пирожком и чизбургерами, другой рукой подхватила остывший кофе и любимый котиком кефир, вприпрыжку поскакала к подъезду. Не забыть бы отдать консьержке ключ, после нашего с котом прощального ужина.

Я чужой труд уважаю, снег успевший налипнуть на сапоги отряхнула с особой тщательностью, пока ногами топала, распахнулась подъездная дверь. Дедушка с собакой неопределенной породы вышли на прогулку, избавили меня от проблемы занятыми стаканом и пакетами руками ключи в кармане искать. Пока в подъезд проскакивала, пес успел меня обнюхать и на всякий случай тявкнул. Дед на него в воспитательных целях негромко заворчал. Мимо консьержки пронеслась рысью, лифт на первый этаж подъехал, не хотелось упускать. Консьержка сегодня какая то странная, как будто удивилась моему появлению и вроде пыталась что-то сказать, ну ладно, прощаться буду спрошу, что ее так озадачило. Лифт доставил меня на шестой этаж и нужно придумать как ключ достать…. Повернула к сорок шестой квартире и глазам не поверила. Входная дверь приоткрыта, в прихожей горит свет. От Маркиза можно многое ожидать, но на такое он точно не способен. Тетка с Софией прилетают утром, двери сами собой не открываются, свет не включается, я вчера уходя все проверила, сейчас я вижу то, чего не должно быть. Неужели квартиру ограбили? Или грабят прямо сейчас. А кота куда?

Любая нормальная девушка в подобной ситуации должна была как можно быстрее метнуться назад к лифту, или по лестнице вниз, а моя нормальность наверно в пределах Садового кольца осталась, или как вариант затерялась на улицах вместе со снегоуборочной техникой. Я не просто приперлась к квартире, я дверь ногой толкнула, она со скрипом на всю открылась, я заходить внутрь не стала, остановилась на пороге и позвала: кыс, кыс, кыс! Внутри что-то зашуршало, шаги послышались. По спине противный холодок пробежал, судя по звуку шаги принадлежат не коту. Захотелось заорать, язык почему-то перестал слушаться, из комнаты в прихожую вышел квартирный вор. Неспеша так, вальяжненько….

Жизнь меня к такому совсем не готовила, от растерянности руки с пакетами вверх подняла. Раз уж так сложилось хоть посмотрю, как выглядят домушники. Этот надо сказать очень даже ничего… Молодой совсем, может года на три меня старше. Темненький, выше среднего роста, лицо приятное, курточка не из дешевых, а ботинки… Мать твою они стоят две моих зарплаты, фига себе, как жулики в наше время живут.

По логике застуканный на месте преступления тип должен был не меньше меня испугаться, но похоже начинать меня бояться он не собирался. Скользнул равнодушным взглядом и удивленно спросил: я вроде пиццу заказывал?

— Кому? — прохрипела не опуская руки.

Жулик пожал плечами и повел себя возмутительно. Забрал пакет с моими чизбургерами и стакан с остывшим кофе, из стакана глотнул, недовольно поморщился, кефир кстати его не заинтересовал, так у меня в руке и остался.

Дальше больше, раскрыл пакет, понюхал зачем-то, достал мой чизбургер, проворчал что он совсем холодный, развернул и безо всякого стеснения, начал жрать изъятый у меня продукт. Мне надоело наблюдать молча! От возмущения страх из меня моментально испарился. Тут еще Маркиз важно задрав хвост в прихожей нарисовался и прямиком ко мне идет.

— А-аа, — я приготовилась высказать все, что думаю о воспитании отделно взятого квартирного воришки.

— Извините, сейчас. Хотя за то, что все перепутали и привезли остывшим, следовало бы наказать, — забормотал жулик, поставил стакан на тумбочку и полез во внутренний карман куртки.

— Ну ты Настя допрыгалась! — мелькнула ужасная догадка. — Тебе теперь интересно, что он сейчас достанет, ножик? Или пистолет? Работаем на опережение, другого выхода нет!

Девушка я хрупкая, но спортивная, молниеносным движением перекинула пакет с кефиром из левой руки в правую, крепко зажала угол пакета в кулаке, размахнулась, пружинисто подпрыгнула и со всей силы долбанула жулика кефиром по голове. Пакет порвался, мое пальто здорово забрызгалось. Зато время выиграла, пока домушник ловил ртом воздух и одновременно от кисломолочного продукта отплевывался, я успела подхватить кота и рвануть вниз по лестнице. Квартирный вор остался на пороге прихожей, обтекать.

Маркиз пока неслись по первому лестничному пролету немного поорал, потом заткнулся, видимо осмысливал, куда его с такой скоростью поволокли. До первого этажа долетели быстрее лифта.

Консьержку мой топот привлек, она нам навстречу выскочила. Мы с Маркизом ей как родной обрадовались, я подняла указательный палец и успела сказать: там!

Кодовый замок подъездной двери пропиликал мелодию, дверь открылась в подъезд ввалились двое молодых людей с объемными сумками.

— Здравствуйте, мы в сорок шестую, в квартиру Софьи Макаровны! — радостно сообщил один из них, стряхивая с волос снег.

— Ой, конечно, проходите ребята. Вас там уже ждет мальчик, он двадцать минут назад приехал, привез такие красивые шарики, — умильно пропела консьержка и повернулась ко мне, — Настенька, вы посмотрели как к приезду любимого педагога бывшие ученики квартиру украсили? Они все втроем уставились на меня… А я прижимала к себе Маркиза и потихоньку врубалась в произошедшее. Черт, мне же тетка рассказывала, что к приезду Софьи Макаровны, ее выпускники собираются устроить очередной праздник. У кого то из них есть ключи от ее квартиры, наверно у того самого, которого я кефиром приложила… Глупее чем сейчас не разу себя не чувствовала.

— Очень красиво, просто фантастика! — звонко выкрикнула с трудом приходя в себя. — Мальчики, захватите котика. Он в сорок шестой проживает, еле поймала, из дома сбежал. Сунула стоящему поближе ко мне парню упирающуюся живность, ключи вручила консьержке и к выходу подорвалась.

— Не забудьте покормить кота! — крикнула выскакивая за дверь. Не могу утверждать, что меня услышали, до машины бежала сгибаясь пополам от хохота.

Глава 2

А город тем временем оказался в снежном плену. Снегопад усилился, щетки дворников едва успевали сметать с лобового стекла налипающие хлопья. Вместо двадцати минут, до дома тащилась почти час, казалось автомобили не едут, потихоньку крадутся. Как любой водитель я такую скорость, естественно, не люблю, но, с другой стороны, есть время послушать любимую музыку, в общем на проблему задержки в пути нужно просто смотреть с оптимизмом.

Дома меня ждал еще один неприятный сюрприз. Сняла пальто и увидела во что оно превратилось. К пятнам кефира добавилось изрядное количество шерсти Маркиза, как будто на моей верхней одежде кота стригли или налысо брили. Жалко, пальто любимое, мне его родители из командировки в Исландию привезли, в прошлом году, когда были там в экспедиции, ждали когда какой-то вулкан проснется. Вроде так и не проснулся, наверно плохо будили.

Придется отдать в химчистку, сама виновата никто не заставлял размахивать кефиром и таскать на себе котов. Мне то еще немного досталось, а Софьиному выпускнику… Представляю что он обо мне подумал пока отплевывался. Я бы на его месте вообще догнала и побила.

Долго сочувствовать незнакомому парню не получилось, в дверь позвонили и в мою прихожую ввалился снеговик. Моя подруга, Лиза Терехина, в белом пуховике своего старшего брата. На сколько он ее старше история умалчивает, Колька считает, что на десять минут, Лизка утверждает, что на пять. Хотя мне их мама сама говорила, родились они с разницей в одну минуту.

— Ты когда проскочила? Я тебя на углу ждала! — Терехина скорчила гримасу, скинула с себя куртку и не дожидаясь приглашения побежала на кухню.

На каком углу, я уточнять не стала, пошла руки мыть. Пока умывалась, она уже на стол накрыла, благо это не сложно, родители оставили полный холодильник еды, они только вчера улетели в очередную экспедицию на Курилы.

— Ну все Настя, мясо в микроволновке, сейчас достану и можно есть! — Лизка разливала по бокалам вино, о том, что промерзла ожидая меня на каком-то углу уже похоже забыла. — Доставай тарелки, присаживайся к столу и начинай рассказывать, что ты за сегодняшний день натворила, — в шутку раскомандовалась.

Обсуждая мой визит на квартиру Софьи Макаровны мы ржали в два голоса и сами не заметили как бутылку вина уговорили.

— Ну ладно, ты его приняла за грабителя, а он тебя за кого? — опустошив последний бокал, заинтересовалась Лизка.

— Судя по тому с каким аппетитом жрал остывший чизбургер, за нерадивого курьера по доставке пищи!

Прежде чем перейти к истории с увольнением я достала из бара коньяк. Его мы тоже открыли. Не очень привычный для нас напиток ударил и меня и Лизу по мозгам. После третей рюмки мы как-то сильно перевозбудились.

— Прохорова, твоя начальница, непроходимая дура, — резюмировала подруга. — Они в этой конторе все дураки, ты год у них проработала, а они так и не оценили. Если бы знали как ты Кольке смогла его выставку просчитать и как за полгода вывела в прибыль, они бы…

— Лизка, кому это нужно, перестань. Черт с ними, завтра обновлю резюме, буду искать. Я-то выкручусь, за Машку обидно.

— Насть, а может кого-нибудь помочь попросить? Рекомендации или там место?

— На серьезную должность никто не возьмет, опыта мало да и образование. Все хотят Европейское, я и в контору эту пошла, говорили что у них гранты в Швейцарскую школу бизнеса бывают. А просидела на аналитике, только время зря потратила. Деньги вроде и неплохие платили, даже получилось подкопить, но обучение стоит очень дорого, моих накоплений на это не хватит.

Лизке на стуле уже не сиделось, вскочила и начала задумчиво по кухне бродить.

— Лиза, вернись на место, твоя задумчивость ничего хорошего не сулит!

— С чего вдруг? Я натура творческая, выпускница художественной академии. Предлагаю выпить за успех самого безнадежного мероприятия, — с умным видом озвучила Лизка, снова напротив меня усаживаясь.

— У меня есть одно предложение, давай с Колькой поговорим. Он экспозицию ретро мобилей подготавливает, так вот в качестве одного из спонсоров выступает некий Игнатов Сергей. Братец рассказывал, что он очень даже адекватный, нужно как-то этим воспользоваться.

У Терехиной загорелись глаза. А у меня от непривычного количества алкоголя, в глазах начинало двоиться. Но не смотря на этого самого алкоголя воздействие, логики в ее предложении я не улавливала.

— Сергей Игнатов, где-то я это имя уже слышала… Может сталкивалась в соцсетях. Хотя, в принципе, без разницы, если он бы и пригодился, а я-то ему зачем?

— В соцсетях точно не могла, — авторитетно заявила Лиза, — когда Колька о нем рассказал, хотела посмотреть кто такой, и, представляешь, ни одного аккаунта.

А я вдруг вспомнила, в конце лета, меня отправили на помощь к нашим аудиторам. Нужно было в срочном порядке проверку просчитать. Заказ на аудит был от фирмы в которой человек с таким именем и фамилией числился генеральным директором. Вера тогда еще удивлялась какой молодой и возмущалась, что игрушку подарили мальчику, он никого из близких к бизнесу подпускать не хочет, желает самостоятельности, а сам ни нашего рынка не знает, ни отечественных реалий. Я еще тогда нос в результаты проверки сунула, подумала как все не правильно. Вот если бы я могла..

— Лизка! А может правда попробовать как-нибудь на этого чудика выйти?

— И я говорю, попробовать! — подпрыгнула вместе со стулом Лиза. — Заставить его тебя на работу взять. Хотя бы своим заместителем. Нужно как-то сделать, что бы он тебе по гроб жизни задолжал. Тогда точно не отвертится.

— Как это? Денег ему что ли дать? У меня немного, но всё равно на всю жизнь отдавать жалко.

— На кой ему твои деньги, у него своих полно. Надо чтобы ты его спасла!

— Откуда? — я икнула от удивления.

— Ну не знаю, может попросить Кольку его в воду толкнуть, — предложила креативная Тимохина.

— Не, не полезу в Москва Реку, холодно и грязно, оттуда совсем без кожи можно вылезти.

— Наська, давай Кольку найдем и с ним посоветуемся, — Лиза достала телефон и начала брату звонить.

— Коль, ты где? Здесь у Насти к тебе дело срочное. Нет, сейчас. А нам то что, пока мы до тебя доедем все твои переговоры закончатся. Жди сказала. Нет пока вернешься не потерпим.

— Лизка, срочно летим на Китай город, — это она уже мне. Как только вызов сбросила.

Наверно нас потянуло на приключения, мы подскочили и очень быстро собрались, я заставила Лизу вместо Колькиного пуховика надеть свою дубленку, сама парку надела, мы с ней даже глаза и губы слегка подкрасили.

Снегопад закончился, такси до Китай города нас домчало за пятнадцать минут. Остановились недалеко от входа в кафе где сейчас должен быть Коля со своими знакомыми. Пока Лиза расплачивалась с водителем я посмотрела в окно и наткнулась взглядом на вишневый лексус припаркованный у заведения. Где-то я его уже видела. Хотя, мало — ли одинаковых машин колесит по столичным улицам.

Глава 3

— Как я выгляжу? Лизка выгружаясь из такси пошатнулась и чуть не присела рядом с передним колесом.

— Нет, не принцесса. Королевишна! — заверила подхватывая подругу под ручку.

Поддерживая друг друга, чтобы не растянуться на скользком тротуаре мы посеменили в кафе.

— Наська, а знаешь, когда ты про «жулика» которого кефиром приложила рассказывала, я так обрадовалась.

— Интересно, чему? — Теперь я поскользнулась, хорошо, на ногах удержалась, а то бы обе напротив заведения грохнулись.

— Ты последнее время, до тошноты серьезная стала. Скучная и невыносимая. Твое любимое выражение: «работаем на опережение», я последний раз черт знает когда слышала. Дождалась наконец, сегодня ты его снова вспомнила, есть еще порох в пороховницах, не совсем наша Настя потерянная! — Лизок от меня отцепилась, хотела хлопнуть по плечу, промахнулась и прямо к стеклянным дверям покатилась, пришлось ловить.

— Лизка, тебя послушать, так я… При каждом удобном случае на людей набрасываюсь и долблю чем попало по голове.

— Ты меня неправильно поняла, потому что не очень трезвая. Я имела ввиду человеческие эмоции, они у тебя последний раз были когда диплом получила и мы с твоими родителями это событие вместе с твоим Днем рождения праздновали.

Ну Тимохина, ну дала, нашла, что вспомнить.

Это была глупая история, если честно сказать. Сразу два знаменательных события решено было отметить в узком кругу. Из приглашенных были только Коля с Лизой и моя тетушка. Родители специально взяли короткий отпуск, чтобы меня порадовать, мама наготовила всяких вкусностей, тетя напекла пирогов. Часов в шесть вечера собрались гости в лице ранее перечисленных, вручили мне подарки и чинно уселись за стол. Лизка первым делом облила новое платье клюквенным морсом, Колька начал ее подкалывать, что это не руки у нее кривые, а платье пить захотело потому что с рисунком в виде бешеных огурцов. Я нацелилась на любимым салат с креветками и только подумала, как хорошо, что не пошли в ресторан, собрались дома, кто то настойчиво позвонил в дверь. Мама побежала открывать, она еще за стол не присаживалась. Я слышала как скрипнула дверь, кто-то повизгивая зашел в квартиру, потом мне показалось в прихожей возится целая толпа.

— Настя, это к тебе принц с конем пожаловал. — Колька от скуки решил переключится с сестры, меня подоводить. — Лошадь в дверном проеме застряла, слышишь втаскивает.

Вместо лошади в комнату бывшая мамина институтская знакомая вплыла. Рослая крупная женщина с волосами покрашенными в свекольный цвет. Цепким взглядом маленьких глаз окинула присутствующих, на Кольке взгляд задержала, поджала губы, видимо не понравился. Кажется ее Ирина зовут. Следом за ней вошел юноша в клетчатой рубашке заправленной в брюки стянутые ремнем в районе груди. По формам юноша напоминал гусеницу которая только что закончила поле капусты доедать. Щеки как у бурундука, на носу большой красный прыщ.

Я тогда вспомнила, у этой Ирины был сын Гена, я его в детстве видела один раз. Он у меня тогда какую-то игрушку пытался забрать, я естественно не давала. Тетка сказала:

— Настенька не жадничай, вот вырастет Геночка, будет твоим женихом.

Я ему тут же нос в знак протеста разбила, три раза пока не оттащили успела двинуть ногой. Видно бояться перестал, с мамой в гости приперся, да еще альбом для фотографий и скрипку в футляре с собой принес.

— Кто это? — поинтересовалась прибалдевшая Лизка.

— Принц просочился, лошадь не пролезла, — Колька тихонько посмеивался.

— Ребятки, давайте потеснимся, старые знакомые случайно заглянули в гости, — мама подвинула к столу запасные стулья и виновато посмотрела на меня.

Мамаша с сыном расположились напротив, сынок весело похрюкивая принялся сметать закуски, а мамаша подозрительно косясь на Кольку защебетала на всю комнату. Полчаса мы слушали какой Геночка талантливый мальчик, еще минут десять она пыталась заставить посмотреть его фотографии начиная с младенческого возраста. Мне было плевать, что она никому не давала вставить слово и все забыли по какому поводу ее Геночка две утиные ножки одновременно жрет. У меня просто голова разболелась. Трудно сказать сколько б я все это безобразие выдержала, но в один прекрасный момент свекольная Ирина выдавила из себя улыбку и заявила:

— Геночка совсем недавно начал осваивать смычковые инструменты, но ради Настеньки согласился сегодня сыграть!

Геночка отложил вилку в сторону и с недовольным видом закрутил головой, вспоминая куда положил футляр с инструментом. Мать моя, если этот «Паганини» сейчас запиликает, у меня голова на мелкие дребезги расколется!

— Мне пора, — попытался слинять с концерта Колька.

— Сидеть! — гаркнула я. Вскочила на свой стул и во все горло запела:

— Я был когда-то странной, игрушкой безымянной,

Ко мне на День Рожденья никто не приходил,

Теперь я вместе с Геной, он необыкновенный,

Он самый! Лучший! В Мире! Крокодил!

Во время исполнения последнего предложения я все время в Генку пальцем тыкала.

Мне кажется я хорошо пою. Начинающий скрипач и его мамочка мой вокал не оценили, собрались и ушли.

Вся эта чехарда успела молнией в мозгах пронестись за то время которое мы до кафе плелись и в гардеробе раздевались.

Не знаю от чего, от скользкой поверхности, или алкоголь действие продолжал, ноги нас с Лизкой не очень слушались. В зал заведения шагнули плечом к плечу, прилепившись друг к другу как сиамские близнецы. Кольку мы не сразу увидели, вернее, не сразу узнали, он сидел к нам спиной, вальяжно развалившись в кресле. Лизка его по ушам определила, а я по свитеру. Колян был не один, в компании из четырех человек. На соседнем с ним кресле сидел кто-то темненький с короткой стрижкой, перед ними ангелоподобная блондинка с капризным личиком и еще один парень, лет тридцати, с лицом, что называется, мужественным. Мы с Лизкой не сговариваясь решили потихоньку подойти. Мужественный и ангелоподобная наше приближение естественно заметили, но как-то не отреагировали, вроде как, мало ли тут всяких прохаживается. Парень скользнул равнодушным взглядом, а девица вообще демонстрируя скуку смертную смотрела мимо нас. Лизин брат увлеченно беседовал с соседом, Лизке стало обидно, что он до сих пор не знает о ее присутствии. Она от меня отлепилась, метнулась к Колькиному креслу, схватилась за спинку и Кольке в затылок крикнула:

— Это ограбление! Всем оставаться на местах!

Одновременно с Колей обернулся парень сидевший на соседнем кресле… И оторопело уставился на меня. Какая жизнь коварная! Кто бы подумал, что в этом идиотском кафе, нос к носу столкнусь с кренделем, которому несколько часов назад кефиром по башке дала. Он сам во всем виноват, но лучше бы как-то его развидеть.

— Это снова ты, припадочная? Николай, это та самая идиотка про которую я…

— Какая из них? — всполошился Колька. — В красной парке Настя Прохорова, в дубленке моя сестра, если она, уши оторву.

— А ну, повтори! — Лизка руки в боки уперла.

— Антон, мы опоздаем в клуб, — подала голос ангелоподобная и выпорхнула из-за стола.

Я прикидывала как на оскорбления реагировать, искала глазами подходящий предмет.

— Ты какого черта меня преследуешь? — придурок отмытый от кефира явно напрашивался.

— Кому ты на хрен нужен? — я как Лизка подбоченилась и сверкнула глазами. — Сам виноват, прикинулся домушником, да еще сожрал мой обед.

— Я прикинулся? — парень от возмущения начал ноздри раздувать. — Делать мне нечего, перед курьерами доставки кого-то изображать!

— Посмотрите на него, мать твою! Строит из себя, кто ты такой чтобы людей оскорблять? — я плюхнулась в освобожденное блондинкой кресло и в упор посмотрела на противника. Лизка села со мной рядом, мужественный с блондинкой незаметно ушли.

— Сергей, я за них извиняюсь, — Колька решил попробовать неловкую ситуацию замять. — Девочки, давайте я вам машину вызову.

— Подожди, так это Сергей Игнатов? — перебила Лиза.

— Ты Игнатов? — продолжая пристально смотреть на парня уточнила я.

— Ну допустим Игнатов, дальше что?

— Колька! — мяукнула Лизка, — отсюда ближе до Москвы реки, или до Яузы?

— Раз ты Игнатов, значит я к тебе приехала, хочу предложить взаимовыгодное сотрудничество. Ты берешь меня на работу в качестве своего заместителя, а лучше кризисного руководителя, временно, вместо себя. Я за полгода привожу в порядок твою фирму. Ты мне за это помимо зарплаты в качестве бонуса оплачиваешь обучение в Швейцарской школе бизнеса, — на одном дыхании выпалила, у Сергея Игнатова от моей наглости округлились глаза. Колька готов был под стол спрятаться. А мне как-то по фигу, чего теряю.

— Девушка, вы не адекватны, обратитесь к психиатру.

— Пропущу очередную попытку оскорбления, — парирую недрогнувшим голосом, — подумай до завтра, я на самом деле специалист в этой области. Номер телефона давать не буду, надумаешь, через Колю найдешь.

Парень от моего напора начал впадать в ступор.

— Специалист, — процедил с ухмылкой, — вряд ли мне нужен сотрудник твоего профиля и кадровые вопросы знаешь ли не в моей компетенции.

— Некоторое правила можно нарушать. В порядке исключения, — к чему я это ляпнула, сама не поняла.

За то, мой затуманенный алкоголем мозг четко понял, надо уходить, пока не наговорила лишнего. Я кивнула головой Лизке, поднялась и на выход пошла. Тимохина конечно же меня догнала. Колька остался с Сергеем, может собрался за меня оправдываться?

Всю ночь проспала как убитая, а утром как только открыла глаза вчерашний глупейший демарш всплыл в памяти. Хотелось куда-нибудь провалится, или к родителям на Курилы сбежать. Сильно я перегнула палку вчера вечером… Какой дурак захочет после такого знакомства меня на работу взять? Первую половину дня, слонялась по квартире как неприкаянная.

А ближе к вечеру, Сергей Игнатов мне позвонил.

— Анастасия, давайте встретимся, — предложил официальным тоном, — Николай разъяснил суть вашей проблемы, у меня есть вариант ее решения. Вы тоже можете быть мне полезны, правда речь не идет о работе в моей компании. Разговор не телефонный, но если интересно жду в семь на Раушской. Подъедите, наберете этот номер, я скажу где меня найти.

Что мог Колька наразъяснять, о том, что меня уволили не знал вроде, если только Лиза в красках понарассказывала. О безумном желании продолжить обучение в Швейцарии я кажется сама в кафе говорила… Ладно, гадать не буду, встречусь на Раушской, послушаю. Может ряженки с собой прихватить, на всякий случай, вместо кефирчика. Терезали меня смутные сомнения, вдруг Игнатову взбрело в голову за вчерашнюю выходку с кисломолочным продуктом отомстить. Это будет бооольшой ошибкой, он мою скорость принятия нестандартных решений не знает. А с другой стороны, ну что он мне сделает. и вообще «Волков бояться — в лес не ходить»

Глава 4

Сергей элементарно не выспался, проглотил одну за другой две чашки двойного эспрессо, убойная доза кофеина не действовала. Денек вчера и так выдался не из легких, а тут еще на ночь глядя нашел время вылезти с нравоучениями старший брат.

Да, он ошибся, облажался по-крупному. Никому из близких не говорил о новом подразделении и готовящемся проекте, хотел свою самостоятельность себе и им доказать. Сам прекрасно понимает какой глупостью было не подключать к проверке общую службу безопасности. И даже хорошо, что Артем по своим каналам узнал об этом долбанном заводе и во время вмешался. Но есть один огромный минус, теперь неизвестно сколько будет нотации читать.

Сергей покрутил в руке пустую чашку, отправил ее в посудомоечную машину, а сам отправился свое рабочее расписание на первую половину дня проверять. Нужно появиться у себя на Тверской, потом, если ничего срочного, заехать ненадолго в офис к маме. За последние два месяца с момента его переезда в отдельную квартиру, они виделись всего несколько раз. Он еще вчера собирался к ней заскочить, но не успел, пришлось застирывать одежду и сушиться, после того как ненормальная девчонка догадалась об его голову пакет кефира открыть.

Игнатов хмыкнул. Сколько в девице наглости, даже если в кафе случайно столкнулись, надо было додуматься не попросить, а даже потребовать место заместителя в его фирме. Кризис-менеджер малолетний, где только амбиций набралась. Сколько же ей лет получается? Николай говорил университет закончила год назад. Выглядит от силы на восемнадцать. У девчонки губы приятной формы, не тронутые никаким ботоксом. Высокие скулы и серо-зеленые глаза миндалины. Непривычный разрез для такого цвета, обычно. Интересно какие у нее волосы, она все время в шапке с дурацким помпоном была…

Кажется я от недосыпания сбрендил. Нашел о чем думать, как будто больше не о чем.

Сергей еще раз умылся, не спеша оделся и уже собирался выходить, позвонил секретарь, сообщил, что назначенная на одиннадцать встреча переносится на завтра, директор западного филиала не смог прилететь, Москва из за снегопада борты не принимала.

Новость не очень, но не смертельная. Значит сначала на Площадь Ильича, а потом к себе, заниматься текучкой.

Проезжая шлагбаум на выезде со двора, он увидел девушку в красной куртке и белой шапочке. Она подходила к концу кованого забора окружающего дом, крутила головой по сторонам, видимо намеревалась в неположенном месте перейти дорогу. Ему показалось, что это вчерашняя Настя. Он прибавил скорость, автомобиль поравнялся… Девушка не та. Совершенно ничего похожего.

Поворачивая на Садовое кольцо Сергей Игнатов клятвенно пообещал себе вовремя лечь спать. А то не только мысли ненужные лезут, совершенно незачем ненужная девчонка начала мерещится.

Единственное, что сегодня радовало так это погода. Температура воздуха наконец достигла комфортных для января минус семи, над городом не нависали тяжелые серые тучи, впервые за много дней показалось Солнце. Утренние пробки успели рассосаться, Сергей удачно проскочил через центр, до офисного здания в котором располагается мамина фирмочка домчался быстрее чем рассчитывал. Он был уверен, что мама на месте, а вот увидеть рядом с ее конторой машину старшего братика не ожидал. Сам братец засунув руки в карманы расстегнутой куртки стоял рядом с автомобилем.

— Надеюсь Артем собрался уезжать, а если нет, может хватит ума не начинать разборки при маме. — выгружаясь из машины поморщился Сергей.

— Привет блудный сын моих родителей, — иронично приветствовал Артем, — какими судьбами?

— Мимо проезжал, смотрю, ты стоишь, — отшутился младший.

— Позвонить не судьба было? Если ты к маме, я намерен ее забрать. Мне нужна ее помощь в качестве эксперта, жене подарок поможет выбрать.

— Ничего страшного, поздороваюсь и дальше поеду.

У Сергея отлегло, пилить вроде никто не собирается.

Хлопнула тяжелая дверь, на крылечке показалась мама. Сергей отметил, она даже помолодела, работа на рынке модного бизнеса на пользу пошла.

— Сережка! — она увидела младшего сына, радостно заулыбалась. — Бессовестный, сто лет не объявлялся. Забыл, наверно, как я выгляжу. Подождешь часок? Там в офисе Даша и Женя.

— Мамуль, я на минутку, давай в другой раз. Мне тоже на работу надо.

— А мне надо с тобой серьезно поговорить. — негромко сказал Артем открывая машину. — Я вечером Женю отвезу и к тебе домой заеду.

— Артем, что-то случилось? — напряглась мама.

— Ничего, профилактическая беседа, — пожал плечами старший.

Сергей своего брата любил, но сейчас разозлился. Какого черта с ним как с мальчиком себя вести.

— Вечером не получится, — спокойно ответил.

— Тебя не будет дома? — Артем иронично поднял бровь.

— Еще не знаю может и не будет. А если буду, то не один, — выдал Сережа.

— Так, с этого места поподробнее. — мама снова заулыбалась.

— У нас появилась возлюбленная? — продолжил иронизировать брат, — такая тайная, никому не показываешь. Надеюсь не очередная нераздельная любовь к замужней даме.

— Артем! Прекрати немедленно, — прикрикнула мама. — Сереж, действительно может познакомишь со своей девушкой? Или у вас не серьезно? Как хоть ее зовут?

— У нас серьезно, весной поженимся, зовут Настя, — не раздумывая ответил Сергей. — Мамуль, я позвоню, не буду задерживать, — У него появилось безудержное желание — свалить побыстрей и подальше.

— Нет, подожди, — он к машине двинулся, мама за руку поймала. — У тебя такие новости и ты молчал? В пятницу жду в гости, отказов не принимаю! Чмокнула сына в щеку и радостная в машину запрыгнула.

— Мы тоже приедем, ради такого события уговорю жену поход в театр пропустить, — Артем ехидно оскалился, наклонился к Сергею и прошептал, — посмотрю как ты выкрутишься жених. Мама тебе поверила, а я нет. Ты не умеешь врать. Спорим, завтра позвонишь и сообщишь, что подруга заболела, сломала ногу и улетела на луну. Поэтому познакомить пока не можешь.

— Не хочешь не верь, — Сергей усмехнулся и нырнул в свой автомобиль. Черт, он влип по самую макушку. Семейство не отвяжется, придется кого нибудь родственникам предъявить.

Всю дорогу до Тверской он пытался сообразить, к кому из знакомых девушек может обратиться, варианты были но очень велик риск, что от «невесты» потом не отделаешься, а такие заморочки хотелось бы исключить. Сам себе придумал проблему, да еще назвал ее Настя…. Перед глазами возник образ вчерашней девицы. А в принципе… Почему бы нет. Как раз ей то можно предложить. Идея дикая, но думаю единственно правильная. Достал телефон, нажал на вызов Николаю Терехину.

— Приветствую, ты не мог бы мне еще раз и поподробнее про Настю Прохорову рассказать.

— Я вчера все сказал, добавить нечего, если только то, что она без работы осталась, об этом только утром узнал, — удивленно ответил Коля, — ты меня извини, я не знаю, что тебе от нее нужно, но на всякий случай предупреждаю, Наську в обиду не дам.

— Я похож на обидчика девчонок? — слегка возмутился Сергей, — Осталась без работы, так я как раз готов предложить ей контракт. Правда не долгосрочный. Скинь ее номер пожалуйста.

Позвонить девушке оказалось сложнее чем изначально думал. Решился только после обеда, поговорил но так и не понял приедет в назначенное место, или нет. Без двадцати семь он уже был на Раушской набережной, сидел в ресторане, ждал ее звонка и гадал придет, не придет.

Глава 5

Спустя пять минут после звонка Игнатова, мое состояние превратилось в задорно — боевое, вот только никак не могла определиться, Лизке о встрече с этим чудиком рассказать после этой самой встречи, или все таки стоит заранее сообщить? Ну так, чтобы на всякий случай подготовилась. Я забралась на диван, поджала под себя ноги и начала прикидывать как поступить.

Пораскинув мозгами решила все таки сообщить, но не сейчас, а непосредственно перед началом встречи. А то еще сорвется с этюдов, со мной увяжется, в засаде сидеть, знаю я ее.

Но Терехина позвонила мне сама.

— Насть ты как? Вот мы вчера дали жару, я чуть утром не умерла!

— Лизка я собираюсь на встречу с Серегой Игнатовым. — не удержалась, проговорилась.

— Да ладно? А где ты его…

— В смысле где? Из Москва Реки выловила.

— Правда?

— Терехина, на тебя этюдник с размаху не роняли? Сам позвонил, предложил встретится, собирается решить мои проблемы взамен на пока не знаю чего.

Лизка что-то уронила, возможно тот самый этюдник, чертыхнулась, какое то время помолчала и заявила: одна не ходи.

— С чего вдруг? — мне надоело сидеть на диване, перебралась на пол, разлеглась на пушистом ковре, — чтобы этот чудик подумал, что я его испугалась? Группу поддержки привела. — я зловеще хихикнула.

— Это да… — Лизка нехотя согласилась. — А где вы встречаетесь?

— На Раушской набережной, по логике там только в одном месте заведения — в Балчуге.

— В отеле? Мне все подозрительно, как встретитесь маякни, когда домой соберешься тоже, а если к полуночи не вернешься, начинаю в службу спасения звонить. Или куда там в таких случаях.

— Лизка успокойся, ты же сама предлагала…

— Когда предлагала понятия не имела, что ты уже успела этого Игнатова кефиром по голове приложить. Хрен его знает, может он мстительный. Вон как вчера ноздри раздувал. Я понимаю, что ты всё равно попрешься, иначе от любопытства с ума сойдешь. Если меня не хочешь брать, возьми электрошокер, газовый баллончик, пассатижи и гаечный ключ.

Я представила как все перечисленное, достаю из сумочки и перед Серегой выкладываю…

— Лизка, ты гений, как я сама не додумалась! Для полного комплекта прихвачу садовые ножницы и бензопилу.

— Зря смеешься Настя, ходить в такие места нужно хорошо подготовленной, — со знанием дела сказала Лиза, — это тебе не в подмосковном пансионате алкоголика пугать. Ладно пока, не забудь отзвониться вечером.

— Как освобожусь, сразу позвоню. — попрощалась с подругой, бросила трубку в сумочку.

Лизка как придумает что-нибудь. К чему она вспомнила про алкаша?

На последнем курсе, в зимние каникулы, родители отправили нас отдохнуть под Москвой. Очень приличный пансионат, вокруг сосны и ели. Рядом склон, оборудованный под горно лыжную трассу, на территории бассейн и большой каток. Все неплохо, со скуки не умирали, вот только с соседями не повезло.

В номер по соседству вселилась пара немного за тридцать, мужик каждый вечер где-то умудрялся напиться и устраивал на всю ночь скандал. Женщина за стенкой плакала. Нам приходилось все это слушать, номера современные, а звукоизоляция не айс.

— Вот дура, какого хрена терпит! — Нас с Лизкой от злости трясло, но мы делали вид, что ничего не знаем, если сталкивались вежливо здоровались и все.

В один из вечеров мы сидели в номере, смотрели фильм, соседи начали традиционно скандалить. Досматривать кино вздрагивая от воплей и грохота было не интересно, мы переглянулись и решили слинять на каток.

— Давай кигуруми наденем, зачем мы их тащили и ни разу не примерили, — Лизка вспомнила про теплые костюмы в виде больших коричневых белок. Она себе купила и мне подарила на Новый год. Приволочь их в пансионат ее идея, на случай если номер будет плохо отапливаться, о том чтобы в таком эпотажном виде на коньках кататься речи не шло.

Мне без разницы, белки так белки. Каток идеально залит, негромко играет музыка, падает легкий снежок. Снежинки в свете фонарей красиво кружатся, я тоже попыталась на одной ноге крутануться, здорово тогда приложилась об лед. Правда до этого, мы уже больше часа друг за другом по катку носились. Лизка орала, что белочки очень любят в салки играть.

Сразу после моего позорного падения, вернули коньки в прокат, зашли в кафе попили горячего чая и побрели в отель.

— Наська смотри, наш дебильный соседушка. Может всю ночь просидит на лавочке, хоть уснем в тишине, — Лизка кивком показала на соседнюю аллею. Видно отчетливо, аллея хорошо освещена. Мужик из соседнего номера, сидя на скамейке потягивал что-то из бутылки завернутой в бумажный пакет.

— Лиз, как думаешь, этот придурок нас видел?

— Нет конечно, мы же по темной дорожке идем.

— Давай как нибудь обойдем его, подкрадемся сзади и напугаем, — эта идея, мне в голову взбрела.

— Подожди, а как, нам чтобы сзади подкрасться нужно через аллею перейти, а там везде светло.

— Подальше отойдем и перебежим быстро, если и увидит — не поймет, что это такое по лесу бегает. А мы между деревьями перебежками подберемся и чудненько подойдем к нему со спины, — я натянула капюшон, Лизка сделала тоже самое.

Мужик заметил, что в пяти метрах от него пронеслись к зарослям два зверя невиданных. Он даже со скамейки вскочил, головой повертел и некоторое время в нашу сторону всматривался. Ничего не увидел мы успели за елки заскочить. Он успокоился, снова уселся и продолжил в одиночестве выпивать. Мы с Лизкой подождали минут пять, пока алкаш окончательно расслабится и увязая в снегу крадучись пошли. В метре от скамейки разделились, Лизка справа, я слева обошли и по бокам к мужику подсели. Деревянная поверхность холодная была…. Он сначала на меня вылупился, первый раз видела у человека такие круглые глаза.

— Я пришла-сказала монотонно.

Мужик дернулся, медленно повернулся к Лизке. А она загробным голосом: я пришла.

Он начал головой вращать, как пропеллером, с меня на Лизку, с Лизки на меня. Мы уже не останавливаясь твердили: я пришла, я пришла, я пришла.

К отелю мужик рванул ни разу не споткнувшись, бутылку на ходу в сугроб зашвырнул. Мы сделали вид, что догнать его собираемся, для прикола ногами потопали, чтобы скорость не сбавлял.

Остатки каникул, скандалов за стенкой больше не слышали…

А я то зачем, про вот это вот все вспомнила? Наверно чтобы мозги от любопытства заранее не взорвались. Что же от меня нужно Игнатову? Скорее бы семь вечера, как хочется узнать.

Чтобы убить время, попробовала самостоятельно почистить испорченное пальто с помощью отпаривателя. Получилось шикарно, пальтишко приняло первозданный вид, кефира и Маркизовой шерсти как будто и не было. Одеваться в парадную одежду не собиралась, выбрала розовый свитер, джинсы, короткие сапоги. Слегка тронула тушью ресницы, губы мазнула блеском, собрала и заколола волосы. Они у меня цвета спелой пшеницы, мне нравится. Перед тем как выйти из дома посмотрела на себя в зеркало и сама себе пожелала:» Ни пуха, ни пера».

Без пяти минут семь я въезжала на Раушскую набережную, сразу Игнатову набрала. Первый гудок не закончился, он взял трубку, как будто ждал моего звонка. Ровно в семь я зашла в ресторан на первом этаже Балчуг Кемпински, девушка хостес проводила меня к столику. Сергей вежливо поднялся с кресла, когда я подошла.

— Добрый вечер Настя, присаживайся. Надеюсь ты не ужинала? Хочу компенсировать твои чизбургеры, специально выбрал мясной ресторан.

Я опустилась в кресло и презрительно фыркнула.

— Поужинать не откажусь, но ты же меня не с этой целью сюда позвал? Давай излагай, чем я могу быть тебе полезной? Предупреждаю сразу, интим не предлагать!

Игнатов прифигел от такого напора… Не сразу нашелся, что сказать. А я изучающе наблюдала за его растерянностью. Все правильно сказала, понятное дело, он ничего такого не планировал, но я же стратег, должна как-то выбить почву из под ног.

— По этому поводу можешь не беспокоится, — Серега криво улыбнулся, видно в себя пришел не до конца, — ты симпатичная, но не в моем вкусе. Я предпочитаю девушек мечтательных с мягким характером.

— Ну и чудесно. Тогда буду салат из овощей и большой бургер. Сок апельсиновый.

— Может вина? — Сергей кивнул официанту.

— К сожалению нельзя, я за рулем, — чуть с языка не сорвалось, что в ближайшее полугодие меня от одного вида алкоголя наизнанку вывернет.

Себе Серега заказал стейк и овощи. Как только официант от нас отошел, я вопросительно уставилась на сидящего напротив парня и скомандовала: давай, говори.

— Мои родители каждый год выделяют деньги на несколько грантов для обучения талантливой молодежи в Европейских учебных заведениях. Я гарантирую, что один из них будет твой.

— И что я должна за этот широкий жест?

— Видишь ли, мне необходимо послезавтра, представить моему семейству свою девушку. Я хочу попросить тебя об одолжении, поехать на это семейное сборище со мной.

— Зачем с тобой? Ты девушку что ли боишься?

— Настя, ты приедешь в качестве моей девушки. Твоя задача не понравится моей маме до такой степени, чтобы она добровольно отговорила меня на тебе жениться. Задача не из легких, но мне кажется у тебя получится.

Почва из под ног теперь у меня ушла. Человек готов заплатить, чтобы его маме не понравились… Вернее заплатит не он, а сама мама, за то что ей не понравилась, вручит мне Европейский грант… Как интересно, а больше нет таких желающих? Если нужно я еще и соседей перебешу. Так, я еще слышала слово жениться. Это на ком, на мне жениться? Совсем сбрендил, а если мамаша не знает как его сбагрить и не захочет отговаривать! Даже ради Швейцарской школы бизнеса не собираюсь на такие авантюры подписываться.

Глава 6

Взвесив все за и против я приготовилась с аппетитом поужинать, послать Сереженьку куда подальше и без долгих прощальных церемоний свалить.

А он на мою макушку уставился, может хотел уловить ход моих мыслей внутри черепа? Наивный чукотский юноша, мои намерения даже Лизка не всегда может спрогнозировать.

Кстати о Терехиной, я же обещала ей маякнуть.

— Я на минуточку, помыть руки, — пояснила вскакивая с кресла.

Игнатов вздрогнул, вышибла его из задумчивости. Во мне что-то похожее на сочувствие шевельнулось. Не будет человек от хорошей жизни в срочном порядке фиктивную невесту искать. Видно очень все запущено..

— Не переживай, без ужина, пальто и сумочки не сбегу, — заверила, прихватила телефонную трубку и направилась в туалетную комнату.

Я недалеко отошла от столика, Сереге кто-то позвонил. Замедлила шаг, прислушалась.

— Ужинаем в Балчуг Кемпински, минут сорок как минимум. Артем, я не знаю когда буду, я тебе уже говорил сегодня, не смогу, я не один.

Успела услышать сквозь музыкальный фон.

Артем какой-то … А этот чудик перед ним отчитывается, что-то здесь нечисто…

«Прохорова, ты прямо «Мать Тереза», своих проблем не хватает, за тяготы жизни Московского мажора начни переживать»

В туалетной комнате закрылась в кабинке, отправила Лизке сообщение: «Жива здорова, вернусь наберу».

Не устроила Лизку такая сжатая информация, тут же перезвонила.

— Настька, я тут вся как на иголках, а ты мне сообщаешь, что жива. Об этом я и без тебя знаю. Лучше скажи…или говорить не можешь?

— Могу но не долго, уже наверно салат принесли.

— Куда?

— Мне на стол поставили. Куда его еще приносят. Я в туалет вышла, чтобы тебе написать.

— А за столом чего не писалось? Боялась этот Сергей начнет подглядывать?

— Знала, что будет подслушивать. Я даже не сомневалась, что от тебя сообщением не отделаешься, прочитаешь и сразу начнешь звонить. В двух словах, он попросил меня послезавтра съездить в гости к его родителям и прикинуться его девушкой, моя задача не понравится его маме и остальным родственникам до глубины души, мама выделяет средства на несколько грантов на обучение и если я справлюсь с поставленной задачей один грант мне отдадут.

— А ты чего? Неужели откажешься? Как то без энтузиазма говоришь. Только я как-то не уверенна, что маме, после того как ты ее доведешь до кондиции захочется на тебя тратиться. А сам почему не хочет оплачивать? Жмот?

— Откуда я знаю, может денег нет.

— Ну да, на ретро мобили есть, а на тебя, закончились. Все мужики…

— Лизка, дома поговорим, пойду поужинаю и предложу Сереженьке другую кандидатуру подобрать.

— Сдурела? Насть если ты в течении десяти минут его никуда не послала, это не просто так. Возьми время подумать хотя бы до завтра, вдруг и правда шанс. Ты не должна его упускать, просто обязана не только у мамы, а у всех родственников включая дальних вызвать устойчивую, патологическую неприязнь.

— Он своей маме наговорил, что на мне женится. Нужно сделать так, чтобы она его отговаривать начала.

— Настька, я в тебя верю. Ты сможешь убедить мамашу, что ее сыночку лучше провести остаток жизни в монастыре, чем с такой женой.

— Спасибо Лиз, очень тронута.

После общения с подругой я была уже не так уверенна в правильности решения отказаться от заманчивой перспективы. Лизка права, я обычно моментально принимаю решения и их озвучиваю, а в данном случае с момента оглашения Серегиного предложения прошло уже как минимум десять минут.

Сереженьке скучать без меня не пришлось, возвращаясь к столу увидела вчерашнего «мужественного» типа. Он с девицей, но не с той «ангелоподобной», а жгучей брюнеткой остановился рядом с нашим столиком. Они, что все по одному и тому же маршруту передвигаются?

О чем говорили не знаю, когда подошла замолчали, Сергей привстал.

— Антон, познакомься, это Настя моя, — он на секунду замялся, — знакомая.

— Очень приятно, — «мужественный» иронично усмехнулся, — я помню как вы знакомились вчера.

— Я тоже вас помню. Надеюсь в клуб успели? А то ваша девушка вся извелась….передайте ей, что шуба у нее великолепная. Поразительно как блондинкам идут дорогие меха. — проворковала сладким голосом.

— Извините, нам пора. — «мужественный» одарив меня бешеным взглядом повел спутницу вглубь зала, к панорамным окнам с видом на Москву Реку. Брюнетку что-то расстроило, на лице когда от нас уходила я заметила красные пятна. Надеюсь этому Антону приятный вечер гарантирован.

— Настя у тебя на самом деле талант, ни у кого не получалось сконфузить Антона Самойлова, — хмыкнул Сергей провожая взглядом парочку.

Я окончательно убедилась в своих способностях. В это же время наконец принесли салат.

— Принимаю твое предложение. Единственный вопрос, который хотела бы уточнить, для того, чтобы настроить против себя твоих родственников, нужно прикинуться непроходимой дурой. Вот тут у меня возникают сомнения, кто захочет глупую девицу учиться отправлять?

— С этим проблем не будет. Надеюсь мама сама захочет чтобы ты как можно дальше уехала. В противном случае я и сам смогу твое обучение оплатить, — заверил Игнатов вынимая из салфетки приборы.

— Чудесно, только для своего спокойствия я бы хотела документально зафиксировать. — я снова вскочила с кресла, — у меня Макбук в машине, сейчас принесу, договор набросаем. Завтра нотариально заверим и в путь.

— Настя, давай набросаем. Неси Макбук, только пальто надень, раздетая не выскакивай. — остановил меня, снял пальто с вешалки, помог надеть. Руки на плечах задержал дольше положенного, потом как будто опомнился резко отдернул.

Я так неслась к машине, что на выходе чуть не врезалась в темно-рыжего верзилу с грубоватыми чертами лица.

Женщину какую то чуть с ног не сбила, около ступенек по телефону разговаривала. Она вроде не обиделась, понимающе кивнула, когда я буркнула: извините, и дальше понеслась. Обратно от машины бежала она все еще беседовала.

Влетела в зал, а там, на тебе. Рыжий верзила расселся за нашим столиком и что-то Сережке втирает. Что это за крендель? Главарь какой нибудь мафии? Я и так шла быстро, еще ускорила шаг.

— Если тебе приспичило создавать строительное подразделение, возводи жилые дома, — услышала голос рыжего верзилы.

— Решили поумничать? — плюхнувшись рядом и, грохнув по столу макбуком, ехидно спросила. — Капитализация коммерческого сигмента жилищного строительства в период стагнации рынка ничем кроме элементарного замораживания активов не является! Тем более когда процентные ставки ипотечного кредитования, не выдерживают уровня доходов населения. Или вы готовы обеспечить выходы на госзаказ? Сомневаюсь, там игроки покрупнее.

Схватила стакан с водой и залпом выпила. Пока я толкала речь они оба молчали и у Сереги, и у верзилы брови на лоб уползли.

— Настя, — опомнился Сергей, — познакомься, это мой брат Артем, и Татьяна, моя мама.

— В смысле, он тебе и брат и мама?

— Только брат, мама это я! — веселый женский голос, за спиной в непосредственной близости.

Я обернулась, женщина которая по телефону у ресторана беседовала. Громко я однако выступала, что не слышала как она подошла.

— Девочка огонь, но вот сейчас обидно, ты мама мне из за Женькиной спины, как сейчас Сереже большой палец не показывала — шутливо возмутился медноволосый братец.

Глава 7

«Фрау, — я не настоящий Штирлиц
Фрау, — я не настоящий,
Просто так меня прозвали Фрицы,
Фрау, просто так прозвали!
Фрау, я же не штандартенфюрер,
Я полковник КГБ!
Разрешите мне в секретном танго, рассказать вам о себе!»

Грянула в голове песня. Совсем не помню где и когда слышала, но кажется очень давно. Если этот самый Штирлиц был близок к провалу, то я… Вылезла со своим языком, Сережу защищать пришла. Лучше бы молча верзилу Макбуком огрела. Всё равно хотела новый покупать. Даже если бы гаджет пришел в негодность, поставленная передо мной задача была бы досрочно решена. После такого пламенного приветствия Артем вместе с мамой младшего Игнатова постарались бы от меня подальше спрятать. Стоп, а как бы произошла оплата услуги? Договор не подписан, докажи потом, что повреждение средней тяжести головы Игнатова старшего, не являлось акцией благотворительности.

А уж, если быть совсем честной, одного взгляда на Сережину маму мне хватило, чтобы понять, женщина далеко не глупая, ее не так просто переиграть. Но отступать не в моих правилах.

Татьяна присесть к столу отказалась, продолжала стоять приветливо улыбаясь, а я лихорадочно соображала, как в нужном контексте себя преподнести. Сделать вид, что онемела не вариант. И я застрочила как пулемет.

— Приятно познакомиться Татьяна, простите, не знаю как по отчеству. Сережа так много о вас рассказывал, а полного имени ни разу не назвал, — прочирикала не своим голосом и улыбнулась на все тридцать два зуба.

— Я поклонник здорового образа жизни, с завтрашнего дня начинаю любимого к этому образу приобщать. Сегодня мы последний раз ужинаем, оставляем позади все вредное, делаем двухчасовой заплыв в проруби и с утра очищенные от шлаков и примесей наслаждаемся дистиллированной водой. Две недели подряд, правда, родной? — я отвернулась от Татьяны, уперлась взглядом в Сережу Игнатова. Тот секунду переваривал услышанное, а потом согласно закивал.

Я ждала реакции родственников.

— Вы целый день дисциллировочкой наслаждаться собираетесь? — сквозь смех с ехидством поинтересовался Артем и выбил барабанную дробь пальцами по подлокотникам, заплыв в проруби похоже его не впечатлил.

— С утра до вечера, в течении месяца, — я к нему повернулась, ворковала и лучезарно скалилась, — в конце второй недели можно соблазниться прозрачным кусочком хлебушка, но нужно успеть закончить торжественный завтрак к пяти утра. Ну и на третей неделе в водичку лимончика капнем три капельки на пять литров. Заплывы в проруби каждый день удлиняем на десять минут.

— Так вам к концу месяца из проруби не нужно будет и вылезать! — Артем уже потихоньку ухохатывался. — Мам, — обратился к наблюдавшей за балаганом Татьяне, — ты к пятнице, не забудешь заказать для них дистиллированную воду? Или я этим сам займусь?

«Не перестарались ли я? Мама сейчас как крикнет: Сережа, беги! Я прикрою!»

— Всем обеспечу, куплю дисциллиризатор, никогда не сталкивалась, но думаю как-то так называется аппарат. Прорубь в пруду рубить не будем, в бассейне воду охладим, — весело заявила Татьяна, вместо того чтобы испуганно начать о слабом Сережином здоровье меня в известность ставить, — попкорн приготовлю самостоятельно, — добавила непонятно к чему. — Артем, не будем мешать ребятам ужинать, мы на минуту заскочили, пора и честь знать. Настенька, до свидания, до пятницы. Сережа, девочку не обижай.

— Пока Серый, до встречи Настенька, — огромный Артем поднялся с кресла, протянул руку поднявшемуся следом брату, пожал ее и негромко сказал: — в вопросах бизнеса ты пока варяг неотесанный, но кажется самый ценный из всех активов сейчас у тебя в руках. Не будь дураком, не потеряй.

Татьяна с Артемом о чем-то переговариваясь пошли к выходу. Мы с Серегой остались одни. Что это было? Мои бредни о здоровом образе жизни показались не очень убедительными? Придется для убедительности Сережу в холодный бассейн загнать.

Нам принесли горячее, мой бургер и его стейк, а мы еще к холодным закускам не притрагивались.

— Предлагаю поесть и приступить к составлению договора, — Макбук переместила со стола на кресло.

— Согласен, нужно поесть, пока ты не надумала отправить наш ужин обратно на кухню и не потребовала принести дистиллированной водички, — хмыкнул Серега, резво подхватил приборы и с аппетитом начал поглощать ужин.

Сначала ели молча, я прикидывала план дальнейших действий, он думал о чем-то своем. Спустя какое-то время, Сереге молча жевать надоело, он поднял глаза от тарелки и сказал:

— Эх Настя, нужно было моим говорить, что голодать в субботу начинаем. Здесь не плохо готовят мясо, но ты не представляешь какие чудеса мамин повар на мангале творит.

— Попробую с удовольствием, — пообещала через силу впихивая в себя остатки бургера, — никаких затруднений не вижу, дом у вас наверняка не маленький, спрячемся где-нибудь и поедим.

Серега весело хихикнул. Может представил, как мы с шашлыками залезаем под кровать…

— Настя, я могу назавтра вызвать к себе в офис нотариуса. Подумай во сколько сможешь ко мне на Тверскую подъехать, у меня в одиннадцать переговоры, должны были сегодня состояться, непогода подвела. К четырнадцати часам буду свободен.

— Я тоже раньше не освобожусь. С утра на Новинский бульвар за расчетом, потом в автосервис, что-то радиатор подтекает, приходится жидкость доливать.

Сережа вилку с грохотом положил в тарелку и уставился на меня как на представителя инопланетного разума.

— Ты хочешь сказать, что катаешься по городу на неисправной машине?

— Чего там неисправного, так, мелкая ерунда. Завтра…

— Никаких завтра, сейчас вызову специалистов из сервиса в котором наши машины обслуживают, отправим твой автомобиль на диагностику с последующим ремонтом, приведут в порядок, заберем.

Оказывается не только я умею быть настойчивой. Начала возражать и спорить, умудрился как-то настоять на своем, вызвал специально обученных людей.

И мы наконец перешли к составлению договора. Набросали по пунктам права и обязанности, нотариус в осадок выпадет когда прочитает документ который его пригласят заверять. Но первая этот шедевр оценит Лиза, как доберусь до дома, тут же позову подругу к себе, сама вслух зачитаю, она по полу от смеха кататься будет, Серега вон чуть с кресла не сполз, когда с текстом ознакомился. Хотя сам принимал в подготовке документа непосредственное участие, например в пункте где написано, что при возникновении конфликтных ситуаций я обязуюсь для их разрешения не использовать предметы тяжелее пяти килограммов, он настоял на уменьшении разрешенного веса до трех килограмм.

Он расплатился по счету, и уже буквально через пятнадцать минут я стояла на парковке и смотрела тоскливым взглядом как загружают в эвакуатор мой автомобиль. Мозгами понимаю, что ремонт требуется, но всё равно удивляюсь, как у Сергея получилось меня убедить.

— Настя не вздыхай, запрыгивай в салон, замерзаешь, — Сергей открыл дверь лексуса, — как только переговоры закончатся, я за тобой заеду и могу до позднего вечера кататься по твоим делам.

Глава 8

Лексус плыл по вечернему мегаполису. Ничего не скажешь, моя мазда ездит пожестче. Машина у Сережи, прямо скажем, не базовой комплектации. Кресла ортопедические форму спины принимают, упал в такое и со всеми удобствами хоть до Владивостока рули. Да и внутри салона попросторнее, по сравнению… А я обычно такая из себя уравновешенная чувствую себя в ограниченном пределами салона пространстве на удивление неуютно, как будто вторглась на чью-то личную территорию, а кто-то посторонний вторгся на мою. Напряг непонятный, с чего бы вдруг? Может потому, что привыкла сама за рулем… Хотя когда приходится услугами такси пользоваться что-то не припомню, чтобы на присутствие рядом водителя негативно реагировала. Может в договор еще пунктик ввести? Сформулировать как нибудь дополнительный, запрещающий вызывать у меня необъяснимые раздражительные реакции… Надо подумать.

— Настя, какую предпочитаешь музыку?

— Я? Русский рок, в основном старые композиции. Конец девяностых, начало двухтысячных.

— Приятная неожиданность. Ты пожалуй первая знакомая девушка с которой у меня схожие музыкальные предпочтения.

— Слушай, — поправляю сползающую с коленок сумку с Магбуком, вполоборота разворачиваюсь к нему, — а нафига тебе весь этот спектакль нужен? Твои я посмотрела вполне вменяемые.

— Хотел от нотаций братца на время избавиться, брякнул про девушку неподумавши, тот зацепился, да еще мама услышала разговор. — Серега поморщился и тут же улыбнулся, — меня наше будущее сотрудничество даже радует, судя по составленному договору, время весело проведем.

— Если не прибьем друг друга за месяц.

— Смертоубийство договором не предусмотрено, — сворачивая с набережной Яузы весело заметил Сергей, — Настя, извини может вопрос не корректный, но Колька сказал и судя по тому, что ты хочешь на целый год учиться уехать у тебя сейчас никого, в смысле парня нет?

Игнатов Сергей Михайлович, согласно составленному сегодня договору о намерениях, далее именуемый как заказчик, проявил интерес к моей личной жизни. Ну что ж имеет право, а то вдруг у меня в загашнике Отелло припрятан и Сереженьке в порыве ревности руки с ногами местами поменяет.

— Нет никого, как-то не складывается, тот кому я нравилась не нравился мне, а тому кто мне нравился, не нравилась я.

— И много их было? Тех, кто тебе нравился? — У Сергея в голосе звякнуло раздражение.

— Миллион четыреста. — ехидно ответила, — это кроме меня никого не касается, я же не прошу тебя своих подружек пересчитать.

— Думаю ты догадываешься, что я не состою в отношениях, — он не обиделся, спокойно отреагировал, — мимолетное было и не раз, а так, чтоб серьезно…. Когда заканчивал учиться в Британии, мне показалось, что влюбился, сильно. Она была замужем, я даже отбить у мужа мечтал. Уже вернувшись домой понял, что никакой любви не было, встретил бывшую соотечественницу и от скуки по дому сам себе придумал увлечение. Я бы может долго себя обманывал, сестренка той самой девушки помогла понять. Они внешне очень похожи.

Меня эта исповедь начинала подбешивать. Мне не интересно. Какого черта любови свои начал перечислять. Сестренки похожие….

— Раз сестренка такая мудрая, мог бы у нее помощи попросить. Представить как подругу жизни.

— Боюсь она бы не согласилась, — хохотнул Сергей, — да и Артем не оценил бы такого юмора, Евгения его жена.

Запарил он меня с сестрами, женами. Не хочу больше слушать, в окно посмотрю.

Осталось проехать мимо сквера, а там два светофора и вот он, мой дом. В сквере деревья в сетках иллюминации, после Нового года не успели убрать. При наличии снега город смотрится даже наряднее, чем во время Новогодних праздников. Все каникулы температура воздуха держалась выше климатической нормы, Москвичи и гости столицы шлепали по лужам, иногда под дождем.

Меня то погода никак не трогала, мне в любую хорошо. Много ли нужно для счастья, на работу не тащится, родители дома, в отпуске мы с Лизкой все ярмарки и площадки всевозможных гуляний успели посетить. Не попали только на огненное шоу, я в последние дни выходных с ангиной свалилась. Все из-за Терехиной…

До конца отдыха оставалось три дня, родители вместе с теткой с утра пораньше отправились на дачу, проверить как там дела, я собралась позавтракать и завалится смотреть Шерлока. Только успела налить чаю, нарисовалась Терехина. Она ко мне пришла из соседнего дома одетая как на северный полюс, в теплых штанах, подозреваю в тех, которые Колька для рыбалки покупал, потому, что рост у них был явно не Лизкин вдоль всей ноги штанина гармошкой собиралась. Она еще в какой-то тулуп закуталась и ботинки напялила тяжеленные. Голову замотала бабушкиным пуховым платком. На обоих плечах у Лизки висело по здоровому холщовому чехлу с мольбертами.

Меня ее внешний вид слегка озадачил, а Лизка воспользовавшись моим замешательством решила пока я не опомнилась хватать быка за рога.

— Настя собирайся быстрей, со мной поедешь, ты мне для массовости нужна, — ввалилась в прихожую, с грохотом сбросила мольберты с плеч и начала что-то искать у меня на вешалках. — Наська, где твой костюм для сноуборда? Штаны от него надень, а куртку потеплей, пуховик.

— Лизка, притормози никуда не пойду, сразу предупреждаю!

— Насть, ну пожалуйста выручи. К нам сама Аделаида приехала, а они как крысы по норам попрятались и вылезать не хотят. Заняты видите ли у них праздник.

— А кто это такая?

— Одна очень продвинутая художница. Она сама великолепно пейзажи пишет и кого угодно может вдохновить. На ее мастер классы знаешь сколько народу всегда собирается? А сегодня всего четверо, включая тебя. Тебе трудно что ли постоять у мольберта, я для тебя пачку бумаги для ксерокса взяла, кнопки и фломастеры.

— Деловая какая, себе холсты и краски, а мне кнопки и фломастеры, — меня Лизкино несправедливое отношение возмутило до глубины души. — Думаешь приятно массовость создавать с бумагой для ксерокса.

— Насть, ну хватит выпендриваться, ты всё равно не умеешь рисовать. Поедем, прокатимся.

— А если твоя Армагеддонида меня вдохновит? И мне пейзаж написать приспичит?

После недолгих пререканий Лизка уговорила меня поприсутствовать на художественном собрании, одевать на себя кучу теплых вещей я категорически отказалась, поперлась в подходящей для плюс четырех градусов куртке, джинсах и кроссовках. Мы поехали в Царицыно, в парк на метро. Лизка сказала, что Аделаида машины не приветствует, ибо они загрязняют окружающую среду. Пришлось на другой конец Москвы тащить на себе мольберты, тот, что с пачкой бумаги, Лиза сама несла. Пока доволоклись от метро до парка, я успела два раза пройтись по глубоким лужам, к месту встречи с великой художницей пришла насквозь промокшая. Нас встретила странно одетая экзальтированная тетка среднего возраста. На тетке была плащ-палатка, болотные сапоги и черный берет. Мы с Лизкой пришли вдохновляться первые, минут через пятнадцать еще два юноши с пламенными взорами подошли. Аделаида минуя пешеходные дорожки повела нас в чащу…. Я брела по чавкающей под ногами грязи и прикидывала, как бы мне от творческих натур смыться. Пофыркала сама с собой и решила остаться, тонкая душевная организация тетки в берете мне была до лампочки, а Лизку обижать не хотелось. На бугре недалеко от старой стены Аделаида остановилась. Мы приготовили мольберты, я пришпилила кнопками три листа, творческая тетка отставила правую ногу назад, руки подняла к небу и начала вещать: Все проблемы человечества лежат на поверхности. Мы нарушили природный баланс, единения природы и человека. Если мы его найдем, жизнь заиграет красками и каждый сможет сотворить шедевр.

Мне искать ничего не хотелось, я хотела сухую обувь и посмотреть Шерлока, но у тетки для общего развития поинтересовалась: как считаете, в течении какого времени утерянное возможно найти?

— Годами ищут! — возмутилась вдохновляющая. — Начните писать видение мира. и может быть сама природа вам подсказку пришлет. Рисуйте первое, что в глаза бросится. Тетка в порыве сорвала берет, мне в глаза бросилось, что у нее редкие короткие волосы, покрашенные в оранжевый цвет.

— Можно я вас нарисую? — я снова голос подала.

— Насть, рисуй березу! — влезла испуганная Лизка.

— Пишите! Пишите меня! — выкрикнула оранжевая тетка. — Можете не просто написать мой портрет, а включите воображение, представьте меня в прошлом и далеком будущем.

Я засунула в рот пол пачки фломастеров, чтобы удобнее было и загораживая от Терехиной будущие творения начала рисовать.

Тетка говорила не останавливаясь, просила скинуться по пять тысяч, помочь материально, Терехина сосредоточенно пыхтела изображая здоровую корягу, юноши не знаю чем занимались, за пятнадцать минут я успела нарисовать: сперматазоида с ножками в красных тапочках, синий треугольник с круглой головой и торчащими из головы во все стороны оранжевыми спиралями и что-то среднее между гусеницей и снеговиком. Тетке мое видение не понравилось, сказала что за такие копейки не намерена терпеть оскорбления, бросила поклонников на произвол судьбы и ушла.

А я к вечеру с больным горлом чай с лимоном и медом декалитрами заглатывала….

Со светофорами нам с Серегой не очень повезло, долго проскакивали. Память у Игнатова видно хорошая один раз спросил адрес, навигатором не пользовался. Подвез к подъезду, смотрю у дверей пританцовывает Терехина, уже ждет.

— Настя, я освобожусь и за тобой приеду… — начал говорить Сергей.

— Не нужно, сама после двух подъеду. Я к этому времени все дела сделаю. Скинь номер дома и как добраться от Пушкинской.

— А как же ты без машины?

— Нормально, на общественном транспорте! — махнула ему рукой и к Лизке выскочила.

— Насть? А где твоя машина? — Лизка меня как пассажира видеть не привыкла.

— В автосервисе, — ответила провожая взглядом отъезжающий лексус. — Лиз, у тебя случайно нет знакомого психоаналитика? Ну, или кого-нибудь, кто работает с последствиями стрессов?

— А у кого стресс? У Игнатоаа? Так быстро?

— Да нет, по моему у меня. Видимо на фоне внезапного увольнения. По другому не могу объяснить, как могла пойти на поводу у парня которого один день знаю и безропотно машину отдать.

— Машину давно пора отправить на диагностику, пять баллов Сергею если настоял. Насть, я промерзла пока тебя ждала, пойдем с договором знакомиться.

Я думала изучая договор Лизка будет ржать как конь на конопляном поле, а она прочитала про себя и говорит с серьезным видом:

— Настя, тебе нужно было заканчивать юридический. Судя по этому документу ты исполнитель, но у тебя сплошные права, Игнатов заказчик, а у него одни обязанности.

— Почему, у него тоже есть какие-то права, — я подлила Лизке компот, мы уже сидели на моей кухне.

— Какие у него права? Сама послушай! — Терехина начала зачитывать меморандум вслух.

Глава 9

Договор о намерениях.

Я, Прохорова Анастасия Николаевна, далее (исполнитель) беру на себя обязательства в течении месяца являться раздражающим фактором для близких и дальних родственников Игнатова Сергея Михайловича, далее (заказчика), с целью вызова устойчивой негативной реакции, вплоть до патологической неприязни со стороны родственников по отношению ко мне, для достижения категорического запрета заказчику сочетаться гражданским актом с исполнителем.

— Ну вот видишь, первый пункт и уже обязанности! — я показала Лизке язык.

— Какие это обязанности, сплошное удовольствие, сейчас еще зачитаю, не мешай! — Лизка фыркает и отмахивается. — А разве актами сочетаются? Сочетаются чем-то еще, мне кажется неправильная формулировка.

— А мне нравится! — с удовольствием вытягиваю под столом ноги и весело хихикаю.

— Нравится, так нравится, я что, я ничего, — хмыкает Лизка и снова устремляет взгляд в монитор.

На время действия данного соглашения заказчик обязан неукоснительно соблюдать рекомендации исполнителя, в отношении выбора предметов одежды, транспортных средств, рациона питания и морально этического поведения.

Заказчик не имеет права обсуждать изменения решений исполнителя или подвергать их сомнению.

Исполнитель обещает для достижения результата заявленного в данном договоре не использовать колющие и режущие предметы и не нагревать заказчика до температуры несовместимой с жизнедеятельностью человека. За физическое и психическое здоровье заказчика, исполнитель ответственности не несет.

— Наська, я про нагревание заказчика не поняла. Это ты про что?

— Лиза не включай дуру. Просто так вставила, какой заказ, такой и договор.

— А-аа. И вот тут еще, тоже нравится.

В случае преждевременного расторжения договора по вине или желанию заказчика, заказчик обязуется выплатить исполнителю неустойку в сумме озвученной исполнителем.

В случае расторжения договора по вине или желанию исполнителя, на исполнителя накладываются штрафные санкции в размере пяти тысяч двенадцати рублей, шестидесяти копеек.

— А на что ему такая сумма? — Лизка задумчиво посмотрела на холодильник, — ты бы хоть в размере продуктовой корзины себе штраф поставила.

— Терехина, какая корзина? Пусть берет что дают и радуется.

— Ну с другой стороны, обожраться ему что ли. — согласно кивнула Лизка и допила компот. Я тут же по новой стакан наполнила.

Исполнитель заранее предупреждает, — Лиза продолжила зачитывать, — в случае неубедительного поведения заказчика во время действия данного соглашения и вызванного в связи с этим недоверия со стороны родственников, исполнитель в праве применить к заказчику любые меры вплоть до физического воздействия. При возникновении конфликтных ситуаций, для их решения исполнителю не рекомендуется использовать предметы весом более трех килограмм и включенные в сеть электро бытовые приборы.

По окончании действия данного договора заказчик обязуется оплатить исполнителю годовой курс обучения в Швейцарской школе бизнеса.

— Насть, так это все стеб получается?

— Ну естественно. Сама подумай, можно серьезно договор по такому вопросу составлять? Знаешь Лизок, если его родители предоставляют гранты и один из них каким-то чудом, в порядке исключения мне вручат, буду считать — повезло. А если нет, жизнь на этом не закончится.

— Я думала ты и правда, а ты прикалываешься, — Лизка разочарованно вздохнув закрыла Макбук.

Лиза, посмотрела я на его маму. Я представляла себе эдакую молодящуюся грымзу у которой в голове три проблемы: довести обслуживающий персонал до белого каления, придумать куда потратить деньги мужа и перепилить мозги сыну настолько, что он готов фиктивную невесту оплачивать. Могу заверить, ничего подобного.

— А маму ты где выловила?

— Где, где. В ресторан вместе со старшим сыном, Сережкиным братом заходила. Я когда за Макбуком к машине бегала на входе столкнулась с огромным амбалом. Возвращаюсь назад, этот амбал с Сергеем за столиком сидит и про строительство жилых домов рассуждает. Ну я не выдержала сказала, что по этому поводу думаю. А мама в это время сзади подошла и все слышала.

— А брат где был? — Лизку я совсем запутала, она от запутанности даже стаканы со стола сгребла и добровольно пошла к раковине, посуду мыть.

— Брат-амбал, убийца — садовник. — я хлопнула себя по коленкам, поднялась со стула и пошла убирать на полку помытую подружкой посуду.

— Так бы сразу и сказала, теперь ясно брат у него — амбал.

К договору о намерениях Лизка потеряла интерес как только узнала, что с моей стороны его составление неприкрытый стеб. Единственное, что спросила когда мы с ней перебрались в комнату и по старой оставшейся с детства привычке улеглись на ковер:

— Как ты думаешь, Серега тоже стебется или такой прошаренный, понимает, что если ты его просьбу выполнишь, а он тебя обманет, с этой бумажкой только на прием к психиатру можно сходить. Даже если какой-то нотариус рискнет сей документ заверить.

— Не могу ничего сказать. Често говоря зачем он хочет неадекватным поведением напугать родственников, не пойму. Все будет гораздо проще, мама и брат увидели рядом с младшеньким, девушку в свитерочке от известного бренда, в недешовом пальто, наверняка думают, что девушка из семейки их уровня. А узнают, что родители мои занимаются исследовательской деятельностью, но не как ученые с мировым именем, а как рядовые сотрудники, на свитер я сама сдуру половину зарплаты грохнула, пальто мама подарила еще в позапрошлом году, сами запретят сынуле со мной связываться. В этом я уверенна процентов на пятьсот. Так что дистиллированная вода и двухчасовое купание в проруби, это так для проформы, не расслаблялись чтобы.

Но так как я оптимист, надежду на то, что мне всё-таки повезет и получиться поехать на обучение терять не буду. Заодно пока подыскиваю работу развлекусь.

Лизка мои разъяснения выслушала внимательно, а в мозгах у нее сформировался всего один вопрос: про проруби нельзя поподробнее?

Как это я упустила такой интересный момент? Детально изложила подружке как я с помощью принуждения к оздоровлению Игнатова младшего, пыталась шокировать его родню.

У Лизки глаза загорелись перспектива макнуть Серегу в холодную воду ее обрадовала. Художественное воображение рождало креативные идеи в Терехинских творческих мозгах.

— Наська, это же так обыграть можно! — заорала подпрыгивая, — только представь, вы появляетесь на семейном обеде босиком и в рубищах. Все присутствующие в осадок выпадут. Завтра обзвоню театральных, займусь поиском экипировки.

— Я смутно представляю как выглядят рубища, но сразу предупреждаю если ты с ними ко мне заявишься, сама в этой штуке босиком вокруг дома пробежишься.

— Прохорова, ну как так можно, никакого полета фантазии! Это будут эпические образы! Только представь, длинные мешковатые платья из грубой ткани, босые покрасневшие ноги, вы дрожащие от холода и голода заходите в гостиную оставляя за собой мокрые следы… Обед ты говорила состоится за городом? Я готова пока вы глотаете дисциллировку где нибудь посидеть, вещи покараулить. Близко к дому подъезжать нельзя, машину придется подальше оставить, ну как будто вы из Москвы пешком пришли. Привела в гости к маме сыночка с таком виде и все, дело в шляпе. Они больше тебя к нему на пушечный выстрел не подпустят!

Понятное дело, что Лизка шутила. Представляя как близкие и дальние родственники Сергея Игнатова были бы ошарашены предстань он перед ними в таком виде мы с ней ржали не останавливаясь двадцать минут. Но если бы мне взбрело в голову сказать: раздобудь мне эти экстравагантные наряды, не сомневаюсь завтра же бы нашла.

Сами не заметили, как время подошло к полуночи. Терехина убежала домой, я умылась и собралась спать.

Интересно Сережа не передумает заверять наше шедевральное соглашение? Артем на обеде наверняка будет со своей женой, посмотрю на точную копию той в которую…. Тьфу, больше как будто подумать не о чем!

Глава 10

Утром меня ждали два неожиданных открытия. Первое — оказалось, что световой день заметно прибавился и в восемь утра уже не тьма кромешная, хоть глаз коли, а что-то похожее на подкрадывающийся рассвет. Воздух такого цвета, как будто в стакан воды капельку синей акварели капнули.

Пусть Лизка только попробует еще раз сказать, что у меня нет художественного воображения. Хотя что я несу, воздух бесцветный и не имеет запаха… Но имеет вес… Прохорова, срочно ищи работу, день как уволена, а уже от безделья сплошные акварели в мозгах.

Второе открытие было настраивающим. Со мной случился кратковременный провал памяти, хорошо, что настолько короткий, что обошелся без последствий для окружающего мира. Выглянув в окно и не обнаружив на месте свою машину, я как тигр зарычала и не могла понять что делать, поднять по тревоге всю Московскую полицию или начать отлавливать по одному местных хулиганов и учинять допросы с пристрастием. Амнезия продолжалась секунд пять, но я за это время успела таких изощренных пыток напридумывать. Пока обухом по голове не ударило: я ж машинку в сервис отдала. А если бы провал в памяти минут десять продолжался? Вот бы наворотила, надо Сашке с первого этажа намекнуть, что он в рубашке родился и сегодняшний день может считать дополнительным Днем рождения. Розыскные мероприятия я точно бы начала с него.

Дальше заниматься самокопанием не стала, пошла завтракать, причём с удовольствием. Сунула в микроволновку бутерброды с сырком и колбаской, поставила варить кофе, позвонила неугомонная Терехина.

— Наська, ты проснулась?

Я нарочно молчу, пусть выскажется.

— Я пока на работу ехала, все о нашем с тобой разговоре думала. А ведь не такая плохая идея, — бубнит Лизка на фоне громкого скрежета.

— Какая идея, с рубищами? Отклоняю. Ты мне лучше бабушкины хрустальные салатники принеси, привяжу к ногам и приду. Как будто я Золушка. Лизка, что у тебя там за скрежет?

— Декорации доделываем. При чём здесь салатники в рубищах? Я не по этому пово…

Как всегда, если Лизка звонит из своих мастерских связь прерывается. Набрала ей сама, вне зоны Терехина. Из за Лизкиных невоплощенных идей и перебоев со связью, осталась без кофе, на плиту убежал.

После завтрака успела обновить резюме, пропылесосить полы во всей квартире, телефон пискнул сигналом смс, долго Терехина не была абонентом. Схватила трубку, собралась звонить съехидничать, не прибило ли подругу декорацией. Сообщение от Игнатова Сергея.

«Доброе утро Настя, надеюсь твои планы не поменялись и мы сегодня увидимся как договаривались? Я отправил тебе адрес почты, пришли, пожалуйста, файл с договором, подготовим бумажный вариант.»

Нормальный человек? Что значит планы поменялись? Мне кроме заверения идиотского договора, машину нужно забрать! Это я про себя возмутилась, ответила коротко:

«файлы высылаю, к двум часам буду.»

Из дома вышла в великолепном настроении, с большим удовольствием проехалась на метро. Пол первого я стояла у высотки на Новинском бульваре, ждала Машу Рощину. Мы с ней созвонились, договорились вместе за расчетом пойти. Обычно пунктуальная Машка немного опаздывала. Собралась звонить сказать все, что о ней думаю, Рощина выскочила из-за угла высотки.

— Настя, извини, ой, какая ты сегодня красивая! Давно говорила, что волосы нужно распускать. Шапочка к шубке очень подходит. — Машка слегка напряженная, натянуто улыбается. Я решила не вредничать, не стала отчитывать ее за опоздание. До конторы дошли молча, мне показалось Маше не хочется разговаривать и я не лезла.

В бухгалтерии бывшего работодателя для нас уже все подготовили, без лишних вопросов выдали все что нам причитается. На минутку зашли в свой отдел. Кактусов там раза в два прибавилось. Машка принесла девочкам большую коробку конфет на прощанье, а нахальная я ничего не принесла. Мышильда правда нас быстро выставила, чтобы процесс рабочий не тормозили.

— Наш отдел не место для прогулок! — Начала подвизгивать грозная начальница.

Машка схватила подмышку сумку и выскочила, а я не спеша вразвалочку до дверей дошла и ручкой на прощание помахала. В запасе у меня оставалось целых полчаса, уговорила Машу зайти в кофейню, кофе попить. Она сначала не хотела вроде, а потом согласилась.

У народа начиналось время ланча, мест у окошек к сожалению не было, пришлось занять столик у стены. Когда принесли меню я заметила, Машка выбирает то, что подешевле. Больше делать вид, что ничего не происходит я не могла.

— Маш, у тебя какие-то проблемы? — спросила в лоб.

Маша помялась, но видимо хотелось выговорится, тяжело вздохнула и начала говорить:

— Очень некстати мне, Насть, это увольнение. Я собиралась взять кредит, в банке консультировалась, они готовы были дать при наличии работы и справки о доходах. Несмотря на то, что работала по договору. А теперь не знаю что делать, просто швах. Да и вакансии моего профиля не особо радуют. Целый день обзванивала, бестолку. Правда я нашла подработку, недалеко от дома, не по профессии, зато за наличку. Пока подыскиваю что-то подходящее поработаю. Приятельница администратор в кафе, предложила по вечерам поработать официанткой. Вчера была первая стажировка. Прости Насть, зря я все это на тебя вывалила, — Машка виновато взглянула и дрогнувшей рукой подняла чашечку с кофе.

Я думала она на Мышильду обижена, а оказывается все серьезнее.

— Маш, у тебя кто-то болен? Нужны деньги на лечение? — я кажется совсем потеряла тактичность.

— Нет, слава богу все здоровы. Мама у меня дурит. Очередной раз личную жизнь устраивает, деньги требуются и есть причина по которой я хотела в лепешку расшибиться, но их достать. Извини, Настя я больше не хочу об этом. Лучше расскажи как у тебя дела, с работой есть какие-то варианты?

Я отрицательно помотала головой. Мы еще немого посидели, Маша поехала домой на наземном транспорте, я побежала в метро. От хорошего настроения ни черта не осталось. В глазах стоял Машкин затравленный взгляд. Спускаясь на экскалаторе смутно вспомнила, кто-то говорил на работе, что Машку бабушка по отцовской линии воспитывала, мама вроде и не появлялась совсем…

Выйдя из метро на Пушкинской я уже знала как помочь Маше Рощиной. У меня есть родители которые меня любят, тетка и Лизка с Колькой. Я с такой поддержкой с чем угодно справлюсь, а вот Машке, похоже кроме как на себя не на кого в этой жизни рассчитывать.

* * *

Переговоры закончились на час раньше намеченного времени. Сергей был доволен, результаты по отчетам у всех филиалов с хорошей динамикой. Обедать региональных представителей отправил одних. Вроде не обиделись. Хотел позвонить Насте, спросить, не может ли подъехать пораньше, потом понял, что это будет через чур. Он и так о ней сегодня слишком часто думал. Посреди переговоров вспомнил как вчера, когда сидели в Балчуг Кемпински, чуть не ляпнул: у тебя такие красивые волосы, может лучше их распущенными носить. А уж договор который она составила… Юрист освободится, нужно дать почитать, пусть тоже повеселится. Единственный неприятный момент во всей этой истории, это то, что маме я в принципе никогда не врал и гордился доверительными отношениями.

Совесть Сергея куснула здорово. Взял со стола трубку, подошел к окну, набрал мамин номер и ждал когда она ответит всматриваясь в заснеженный сквер. Ждать пришлось недолго, после третьего гудка услышал мамин голос, как всегда бодрый и радостный.

— Привет дорогой, рада, что вспомнил о престарелой матери. — весело шутит на фоне шума по звукам напоминающего уличный. — Сергей, хочу напомнить, что завтра ждем вас с Настей. Надеюсь ты мне звонишь не для того, чтобы сообщить, что не сможете приехать?

— Нет, мы приедем обязательно, просто поздороваться хотел.

— Я неподалеку от тебя, давай заскочу поздороваемся, — .радостно предложила мама.

— Конечно, мамуль! Только я Настю к двум часам жду, мы хотим…водички попить.

— Я не задержу, выпью с вами чашку чая, а вы водички дистиллированной, я потом дальше по делам поеду, а вы к проруби, делать заплыв, — мама хихикнула и сбросила вызов.

Ничего страшного, пусть заезжает. Мама человек тактичный долго задерживать на самом деле не будет. Уедет пригласим в кабинет нотариуса, раз Анастасии так спокойнее и все что надо заверим.

Глава 11

Закончив разговор с мамой, Сергей незамедлительно пригласил к себе юриста компании. Компания небольшая, полноценного юротдела нет, только один юрист, но какой… Дверь открылась, в кабинет важно вошел высокий симпатичный блондин с проникновенным взглядом отказавшегося от политической карьеры парламентария. На подтянутой фигуре блондина идеально смотрелся даже дешевый серый костюм, брюки без единой складочки. Зарплата у юриста была весьма неплохая, и дорогих костюмов Коромыслов не носил, не по причине нехватки средств, а потому что жена юриста считала, что он и так слишком красивый, не одежда красит человека, а человек одежду и вообще нефига баловать!

Сергей в свое время случайно предложил Андрею Коромыслову работу в своей фирме, не разу об этом не пожалел, более того не сомневался, с юристом ему крупно повезло. Специалистом он оказался толковым и умел смотреть на собеседника такими честными глазами глубоко порядочного человека, озадаченного проблемой не только всеобщего благоденствия, но и проблемой благоденствия этого самого собеседника, что любые партнеры загорались желанием не начиная переговоров ему уступить. А некоторые даже предлагали оказать финансовую поддержку в случае если этот честнейший человек надумает вернуться в политику. Он то может и надумал бы, а вот как на это получить одобрение жены? Женщина она строгая, но справедливая, чуть что, намекает на трудоустройство в автобусном парке.

— Андрей, у меня к тебе просьба, мы сегодня без секретаря, сам знаешь он весь день будет развлекать региональных, я тебе сейчас договор отправлю, подготовь его пожалуйста, — Сергей Игнатов постучал пальцами по клавиатуре, — одно уточнение, через некоторое время здесь появится Татьяна Александровна, при ней бумажный вариант показывать не нужно. Да и вообще, я с документом ознакомлен, зачем мне его показывать. В районе двух подъедет нотариус, пусть изучает в переговорной, как только Татьяна Александровна уедет, сразу заверим.

— Хорошо, будет исполнено, — изрек юрист, развернулся и так же важно как вошел, вынес себя из кабинета. Правда через минуту заглянул снова, спросил где расположить нотариуса, в малой переговорной или на втором этаже, в большой.

— Проводите на второй этаж, пусть подальше располагается, — подумав ответил Сергей. — Попросите кого нибудь подготовить в малой переговорной все для чаепития на одну персону, два стакана и питьевую воду. На двоих. Коромыслов кивнул и удалился.

Сергей просмотрел почту, выделил несколько писем по которым у него возникли вопросы, выключил компьютер и собрался перейти из кабинета в переговорную дождаться маму там, в кабинете всего одно кресло неудобно общаться. Не успел дойти до двери, она распахнулась, впорхнула Татьяна Александровна. Сколько он себя помнит, мама в любое время суток идеально выглядит. Хоть в три часа ночи разбуди не застанешь врасплох.

— Намылился сбежать от матери? — пошутила чмокнув сына в щеку.

— Мам, ну у тебя и шуточки. Пойдем в переговорную, там удобнее, у меня даже присесть негде, Настя скоро должна подойти.

— Взрослые мои дети, не обижайтесь на мамины шутки. Ради общения с вами, готова у стеночки постоять. Но раз ты считаешь в переговорной удобнее, пошли. С удовольствием увижусь с твоей Настей.

В просторной светлой комнате, отделанной гобеленами персикового оттенка и дубовыми панелями стоял большой овальный стол. Вокруг удобные мягкие полу кресла, вдоль стены подобранные под интерьер диванчики. Официальных переговоров здесь никогда не проводилось, комната использовалась для отдыха и неформального общения. Мама обратила внимания на одинокую фарфоровую чашку, два стакана и бутылку воды без опознавательных знаков, сдержала улыбку, но не стала комментировать.

— Мам, как тебе Настя? — решился спросить как только расположились в полукреслах. — Я боялся, что она тебе не понравится.

— С чего вдруг? — мама хмыкнула и посмотрела изучающе.

— Ну, она ершистая и порывистая, наверно непривычно видеть подобную девушку рядом со мной.

— Сынок, — Татьяна накрыла его руку своей ладонью, — у самых ершистых и порывистых девчонок, бьется в груди трепетное и ранимое сердечко. Поверь мне, я живу на этом свете не первый день. Я же шла следом за твоей Настей и видела как хрупкая девочка не зная кто такой Артем бросилась тебя от нашего верзилы спасать. Но я успела увидеть не только это, — мама лукаво прищурилась, — ты напрягся и полоснул брата таким взглядом, что я сразу поняла если Артем неразобравшись посмеет обидеть подскочившую к вам девочку, ты тоже не раздумывая бросишься ее защищать, даже от собственного брата.

Честно признаюсь, есть у меня на ваш счет некоторые подозрения, — Татьяна хихикнула поглаживая сына по руке, — я тебе их озвучивать не буду, но предупреждаю хотите поиграть, принимаю правила игры.

— Мама, ты о чем? — Сергей насторожился, но виду старался не подавать.

— Так, ни о чём, — весело фыркнула Татьяна и серьезно продолжила. — Считай меня неисправимым романтиком, но я должна тебе сын сказать. Тебе в ладони упала крошечная звездочка и только ты можешь потушить огонек или помочь засиять. Она хотела сказать еще что-то, но дверь осторожно приоткрылась и в переговорную проскользнула ….снегурочка. Раскрасневшаяся с мороза Настя, в белой шубке и шапочке, волосы цвета спелой пшеницы рассыпались по плечам.

* * *

Не отходя от метро, нашла в телефоне сообщение которым мне Сергей присылал адрес своего офиса. Так, нужно пройти по Тверской, потом налево… Отправляюсь по заданному маршруту и на ходу набираю Машу Рощину, с которой простилась десять минут назад.

— Маш, это снова я, и я сегодня тормоз. — сообщаю бывшей коллеге. Слышу как металлический голос у Машки в трубке остановку объявляет, значит Рощина уже в пути. — Машка не вешай нос! — ору не обращая внимания на прохожих. — Я тебя деньгами выручу, у меня есть немного и у родителей моих можно занять. Вечером еще раз созвонимся. Вызов сбрасываю не дожидаясь ответа. Машка скорей всего начнет отказываться, нужно постараться убедить принять помощь.

Уф, настроение вернулось на место. Погодка класс! Солнышко светит, морозец щеки пощипывает. Повернулась к зеркальной витрине, посмотрела…. И я такая, очень даже неплохо выгляжу! Подмывало скорчить рожицу отражению, не решилась, я же взрослая и рассудительная. Местами.

По адресу указанному Сереженькой расположился двухэтажный особняк. Видно здание совсем недавно отремонтировали, по крайней мере фасад. Не знаю насколько особнячок исторический, но похоже те кто делал ремонтные работы, очень старался соблюсти первоначальный замысел архитектора. Посмотрим, как там внутри. Я вбежала наверх по широким ступеням и юркнула за стеклянные двери. Внутри смесь ампира и современности, мраморный пол, зеркальные панели чередуются с бронзой и деревом. Важный секьюрити чинно восседает у входа за столом.

— Здравствуйте, Анастасия Прохорова к Сергею Михайловичу, — звонко отчеканила важному дядьке. Он тут же посредством связи вызвал свою точную копию и меня повели по широкому коридору вглубь здания. В конце коридора охранник потянулся к двери с намерением постучаться. Не стала ждать конца церемониала, потянула за ручку, дверь приоткрылась, я прошмыгнула внутрь.

Чуть не споткнулась от неожиданности, в просторной комнате, за овальным столом из светлого дерева удобно устроившись в полукреслах сидят Сережа Игнатов и его мама Татьяна не знаю как по отчеству. Не знаю, что она здесь делает, неожиданно на время назначенное для подписания соглашения ее здесь застать. Хотя улыбается добродушно и даже ласково, наверно еще не раздражается при виде меня.

— Всем здравствуйте! Сегодня чудная погода! — Я тоже улыбнулась, вроде получилось миленько.

Сергей в отличии от его мамы в первые секунды смотрел на меня в некотором замешательстве. Не узнал что ли? Может как у меня кратковременные провалы памяти.

Я сняла шапочку, расстегнула шубку, Серега перестал на меня пялится как баран на новые ворота, поднялся со своего места, поспешил помочь мне раздеться.

Вспомнил о воспитании.

— Здравствуй Настенька! — Татьяна с интересом наблюдала, как ее сынок с моей шубой в руках носится вокруг стола и не знает куда ее приткнуть. Точно провалы в памяти, не помнит где у них вешалки. — Настя присаживайся, я вас надолго не задержу. Выпью чашечку чая, вы водички со мной за компанию и избавлю вас от своего общества.

— Зачем мне вода, я тоже чаю хочу, сладкого! — чуть не сорвалось с языка. Успела губу прикусить, чтоб не вырвалось. Опустилась в полукресло справа от Сережиной мамы и молча улыбалась сосредотачиваясь, чтобы действительно не ляпнуть что нибудь лишнее.

А Сереженька совсем сбрендил, пристроил мою шубу на свободное кресло, подошел ко мне нагло обнял поцеловал в щеку и заявил: привет, любимая! День испытаний что ли сегодня? Я уже воздух в легкие начала набирать и с разворота врезать по морде чайником! Вовремя в мозгах щелкнуло, что это он для мамы концерт устраивает. Подождите, это что получается… В договоре ничего об этом не сказано… Он теперь, что обниматься со мной перед родственниками при каждом удобном случае начнет?!

— Привет дорогой! — прошипела сквозь зубы многообещающе.

Сережа намек понял, ручки убрал и напротив нас развалился на мягком креслице, позвонил кому-то, женщина в белоснежной блузке и узкой черной юбке принесла нам воду и чайник с ароматнейшим чаем.

Я цедила воду и тоскливо к запаху чая принюхивалась. Аромат чая не стал последним ударом на столе стояла открытая коробка каких-то необыкновенных конфет. Это мама Сережина из фирменного пакета достала, открыла и выставила, исключительно из садистских наклонностей. Она оттуда по конфетке брала, шуршала фантиками и не спеша ела жмурясь от удовольствия. Молчит нарочно, чтобы нам удобнее без разговоров завидовалось.

Какая гадость эта ваша холодная вода в зимний период!

Да все я знаю, что винить некого, сама со здоровым образом жизни вылезла. Но очень хотелось парочку шоколадных конфеток проглотить.

— Ну что ребятки, надеюсь завтра вы перестанете меня стесняться, почувствуете себя более раскованными. Я для вас такооой сюрприз приготовила, — допивая чай заговорила Татьяна. — Во первых, пригласила ваших сподвижников, во вторых..

— Мам, каких сподвижников? — Серега подавился водой, я замерла нешевелясь и взглядом продолжала конфеты гипнотизировать.

— Юлины знакомые сыроеды в гостях будут, очень продвинутые, заряжаются энергией от деревьев, вам должны понравится. Они между купаниями в проруби ходят стволы деревьев обнимать.

— Юля это моя подруга и сотрудница, — обернувшись ко мне пояснила Татьяна.

— Гыы, — это я странный звук издала, — замечательный сюрприз, давно мечтали пообщаться с сыроедами!

— Помимо них будет фольклорный ансамбль и баянист. — доверительно сообщила Татьяна, — я купила изумительную купель на тысячу литров, ее сейчас за банным комплексом монтируют. К утру все готово будет. Ни к чему, вам в закрытом бассейне сидеть, лучше на свежем воздухе, заодно озоном надышитесь.

— А баянист зачем? — мне этот балаган очень не нравился.

— Не знаю пока, знакомая посоветовала. Есть у меня одна, Сергей ее знает, а ты Настенька завтра познакомишься. Я поделилась своей радостью, что Сережка и его девушка на пути оздоровления, она свои услуги…

Во что я вляпалась? Я что, завтра в добровольном порядке собираюсь поехать в гости умирать от холода и голода? Может я лучше в рубище вдоль своего дома пройдусь… Это я внутри себя думала, снаружи я светилась от счастья и улыбалась во весь рот. Серега недоверчиво на меня поглядывал.

Про девушку с услугами она договорить не успела, в дверь постучали, вошел симпатичный блондин, растерянно развел руками и сообщил:

— Сергей Михайлович, я ничего не мог поделать, нотариус убежал.

Следом за встревоженным блондином в комнату с довольным видом вбежал секьюрити.

— Все под контролем, здание не покидал, спрятался в дамской комнате на втором этаже.

Глава 12

Повисла нездоровая тишина… Немая пауза. Блондин виновато морщась потирал лоб, охранник замер по стойке смирно в метре от входной двери. У Сереги вырвался тихий, протяжный стон. Татьяна толкнула в центр стола коробку с конфетами, я их быстро пересчитала, осталось двенадцать штук….

— Сергей?! — в голосе Серегиной мамы звякнула стальная нота..

Мой телефон пиликнул смс сообщением и тут же залился громкой трелью. Лиза из под декораций выбралась! Ко мне вернулась способность соображать.

Я схватила трубку, подскочила со своего места, подбежала к охраннику, встала рядом, вытянулась по струнке и серьезным голосом ответила названивающей Терехиной короткое: Ало!

— Наська, беда со связью. Про какие салатники ты несла, я про лыжи хотела сказать, мы на воскресение договаривались.

— Позже обсудим. У нас проверка системы безопасности. Помнишь я вчера рассказывала.? Под кодовым названием «Поймай нотариуса», обнаружили брешь в охранной системе назначенный нотариусом боец, сумел ускользнуть. Далеко не ушел, докладывают, из здания не смог выбраться.

Я смотрела на деревяшку на стене, боялась если увижу физиономию кого нибудь из присутствующих в переговорной, не удержусь начну ржать.

Лизка молчала, усваивала информацию, потом в трубке раздался дикий скрежет гораздо громче утреннего и громкий мужской крик:

— Отхоооди! Троянский конь заваливаетсяяя!

Что-то с грохотом упало. Видимо конь.

— Лизка! Тебя лошадью не прибило? Терехина, ты жива? — голос у меня от испуга охрип.

— Жива! — возмущенно выдохнула подруга, — вот уж от кого, от кого от тебя не ожидала, сама нотариуса ловит, а меня не позвала! Я тебя везде… Всегда… Ничего ты мне про кодовую операцию не рассказывала! Насть, давай я подъеду а? Мне тоже, знаешь как хочется.

— Лиза прости, — мой голос снова стал спокойным и строгим, — при повторном прогоне обязательно привлечем тебя. Сегодня ты всё равно не успеешь доехать, если будем тебя дожидаться не уложимся в отведенное время. Не волнуйся, командование личным составом беру на себя, успешно завершим операцию.

Терехина начала издавать нечленораздельные звуки. Страшно представить какие картины рисовало ее творческое воображение. Я сбросила вызов и отключила телефон, иначе от звонков исходящей на изжогу Терехиной трубка в руках расплавится. Конечно, как это мне личного состава отсыпали, а она как дурочка, с деревянной лошадью.

Разговор с Терехиной окончен, упираться взглядом в стену больше не комильфо. Я посмотрела на Игнатовых, по очереди. Сергей сидел отвернувшись, ладонью прикрывал рот. Татьяна смотрела на меня. Губы у нее подрагивали растягиваясь в невольной улыбке, в глазах я прочитала неожиданное для себя одобрение.

— Ладно, — хлопнула ладонями по столу, поднимаясь, — будем считать выкру….- недоговорила, перескочила сходу, — скажите пожалуйста, кто так странно назвал данную операцию? Почему «поймать нотариуса»?

— Я! — звонко выкрикнул за моей спиной блондин, — недолюбливаю представителей этой профессии.

— Андрей, ну если вы, — хмыкнула Татьяна, — у меня нет слов, одни эмоции, засиделась я у вас пора идти. Помогла бы вам провести учения, но к сожалению дел невпроворот. Да с таким командиром вы и без меня справитесь.

Серега подорвался помогать ей одеться, заодно вспомнил где находится вешалка. Татьяна была уже одной рукой в рукаве пальто, из меня вдруг само собой вылетело: простите у меня к вам просьба! Вы не могли бы узнать, может кому из ваших знакомых нужна хорошая переводчица? Владеет английским и несколькими европейскими.

— Настенька, хорошая нам самим нужна, — ответила поправляя шарфик, — Мне уже действительно некогда, Сергей даст адрес, пусть завтра приедет в офис с утра. Я буду там до часу дня, а потом сама знаешь у нас с вами мероприятие. Если договоримся, с понедельника сможет приступить, у нас хорошо, еще никто не обиделся.

— Спасибо! — сейчас мне захотелось сплясать Кан Кан. Не сомневалась, что Машка ей понравится, благодарна Сережкиной маме была искренне.

— Не за что, — Татьяна по дороге к выходу, подошла и чмокнула меня в щеку, а потом непонятно к чему, тихо добавила, — молодец девочка. — и уже громче, — не вздумайте провожать. Хоть вы и сидите по два часа в проруби, раздетыми на улицу не стоит выскакивать.

Подмигнула и вышла за дверь, Серега, блондин и секьюрити, вздохнули с облегчением. А я с невозмутимым видом прошествовала к столу, присела на краешек кресла и подтянула к себе коробку с оставшимися конфетами.

Потом охранник с блондином дождались когда смолкнут Татьянины шаги и куда-то понеслись. Мы с Сережкой одни остались и сразу как коршуны на конфеты набросились. Он быстрее меня слопал, все две штуки, которые я выделила.

— Классно ты с операцией отожгла, не думаю, что мама поверила, но по крайней мере… — он заглянул в чайник с остатками остывшего чая и щедрой рукой вылил их в мой стакан из-под воды. На опустевший чайник взглянул с сожалением.

— Учись пока я жива, — хихикнула прихлебывая божественный напиток.

Чтоб я еще раз в такой холод воду согласилась глотать! Серега вон себе еще полстакана водички налил. Неужели понравилось? Нет, вряд ли понравилось, иначе бы не морщился.

От непривычного количества сладкого употребленного в неурочное время, у меня в желудке дискомфорт и что-то буркнуло.

— Насть, разберемся с документами, приглашаю на обед. Отметим начало нашего официально подтвержденного сотрудничества. — Благодушно предлагает расслабившийся после конфеток с водичкой Сергей. Интересно, он вообще носит деловые костюмы? Вроде переговоры проводил, а в джинсах и джемпере. Крутой у него рельеф мышц, все в меру, и в то же время, каждая мышца хорошо прокачана.

— Насть? Так как насчет итальянской кухни?

Черт, пока я рельефы изучала он мне вопросы задавал, а я не слышала. Первый раз со мной такая фигня.

— Замечательно отношусь! Любую кухню переварю, кроме сыроедения. — говорю вытряхивая из себя ненужные глупые мысли. Ни с того ни чего жарко стало… Я смущаться что ли начала? Прикольно.

Дверь хлопнула как одиночный выстрел за спиной. Мы оба вздрогнули и синхронно повернулись ко входу. В комнату ввалился блондин, без намека на недавнюю растерянность, сияя белозубой улыбкой, торжественно сообщил: Якова Марковича извлекли из туалета и доставили в верхнюю переговорную!

— Настя! Паспорт! — выкрикнул вскакивая с кресла Серега.

Я я в три прыжка метнулась за сумочкой, Сережка схватил меня за руку и мы понеслись по скользкому мраморному полу коридора, с пробуксовкой повернули к лестнице, перескакивая через довольно широкие ступени взлетели на второй этаж. Мы с Серегой бежали первыми, блондин пыхтел за нами.

Большая переговорная отличалась от малой не только размерами, она в принципе была полной противоположностью. Уютной обстановкой располагающей к дружеским посиделкам здесь даже не пахло. Стены также отделаны гобеленами, но уже цвета слоновой кости. Деревянные панели из красного дерева, как и большой длинный стол. Вокруг стола не игривые полукреслица, а солидные кожаные кресла темно бордового цвета. Светло и просторно.

По просторам толстенький лысоватый мужчина в зеленом пиджаке хаотично мечется. Выход ему два секьюрити перекрыли, они когда мы прибежали, расступились чтобы нас пропустить и тут же снова ряды сомкнули. Несмотря на габариты, передвигается мужик совершенно бесшумно, я бы даже сказала скользит по паркету. На наше появлени он сначала не реагировал, может решил игнор включить? Я, Серега и блондин минуту постояли недалеко от дверей, потом я подумала, раз уж придется смотреть балет лучше займу место поудобнее, освободила ладонь из Сережкиной руки подобралась к столу и упала в кресло. Сумочку на коленки положила, сижу ищу взглядом стереосистему, вдруг имеется, будет нотариус передвигаться под музыку. Игнатову любоваться произвольными танцами надоело, громко закашлялся, для привлечения внимания. Толстяк замер на месте, секунду постоял как вкопанный и бросился к Сергею.

— Это произвол! — взвизгнул тонким голосом, — я буду жаловаться! Ваши головорезы не имеют право!

— Расстреляем на рассвете, показательно! — брякнула стукнув кулачком по столу.

— А-аа, — протянул толстячок оборачиваясь на мой голос, — смею предположить это вы девушка понаписали бред который меня настоятельно просят заверить.

— Я, — радостно подтвердила, откинулась к спинке мягкого кресла и не мигая на дядьку вылупилась. Ему не понравилось, нервно дернулся и снова к Игнатову с блондином повернулся.

— Помилуйте Сергей, как я могу эту дикость заверить? У меня репутация…

— Яков Маркович, успокойтесь, ваша репутация не пострадает, мы тоже заинтересованы в конфиденциальности. — миролюбиво но настойчиво сказал Сергей, — лично меня в данном документе все устраивает, не понимаю отчего вы так завелись.

— Не понимаете?! — ахнул нотариус и ткнул блондина пальцем в грудь.

— Милейший! Вы же с этим шедевром ознакомились! Вы, что из этой бумажки поняли?

— Пришел к выводу, что мне повезло, я взял в жены ангела! — важно ответил блондин.

Серега как то странно на него посмотрел, с искренним изумлением.

Я фыркнула с кресла, понятно какая у блондина может быть спутница жизни, что-то типа той порхающей нимфы, которую в день нашего эпохального знакомства с Игнатовым, с его «мужественным» приятелем в кафе видела.

Больше всего меня в данный момент интересовало не наличие ангелов в жизни сотрудников Сергея, а получится или нет нотариуса уломать.

Получилось. И гораздо проще, чем думала.

— Плачу в пятикратном размере, — небрежно бросил Игнатов.

Яков Маркович хлопнул глазами, секунду подумал и согласился. Даже предложил за отдельную плату добавить при желании еще несколько дополнительных пунктов.

Хотела ввернуть что-нибудь, эдакое. Но есть хотелось сильнее, чем прикалываться.

Через полчаса толстяк вручил нам с Сережкой копии, оригинал убрал в портфель, откланялся и удалился.

Мы не теряя времени начали собираться на обед. Пока Сергей ходил к себе в кабинет за верхней одеждой, я включила телефон, написала два сообщения. Первое Маше Рощиной, сообщила о свободной вакансии, пообещала вечером скинуть адрес и договориться когда смогу с ней встретиться чтобы одолжить деньги. Второе конечно Терехиной:

«Докладываю, агент обезврежен, ухожу в подполье, на связь выйду ближе к вечеру»- довольная собой снова отключилась.

Спустя двадцать минут мы наконец припарковались у Итальянского ресторанчика. Мне показалось, что даже до парковки долетает запах свежеиспеченной пиццы. Чуть не захлебнулась слюной, еле себя сдерживала, чтобы не перейти в галоп и не ворваться с гиканьем в заведение.

— На каком этаже предпочтете присесть? — поинтересовалась хостес на входе.

— Там где кормят! — сострил Серега. — Но лучше на первом.

Выбрали место за длинной стойкой напротив окна, и изучали меню. Потратили на это занятие одну минуту, собрались заказать: салат, лазанью, пиццу с ананасами и Тирамису на десерт…. Официант подошел с блокнотом я открыла рот…

— Я смотрю и глазам не верю, машина братика у ресторана на парковке. Решили погреться после водных процедур? — как гром среди ясного неба, раздался насмешливый голос. Мы одновременно обернулись. В шаге от нас стоял Артем Игнатов.

— Две бутылки воды без газа, пожалуйста, — простонала я. Официант согласно кивнул. Вредный Серегин брат уселся рядом с нами и начал заказывать салат, рыбу, мясо, десерт и кофе со взбитыми сливками. Вовремя их мама прикупила купель! Я этого бугаину в ней утоплю!

Глава 13

Жизнь штука непредсказуемая, но чертовски интересная. Проблем в ней хватает и для того, чтобы не впадать в уныние, их нужно правильно воспринимать. Вот например сидишь в ресторане, обстановка расслабленная, за твоей спиной гости активно стучат приборами, звенят бокалами, непринужденно беседуют, а ты цедишь воду без газов и радуешься. Ты, Настя Прохорова, имеешь счастливую возможность выпить сколько угодно чистой воды, а где-то засушливых районах Африки….

— Артем, у меня складывается впечатление, что ты за мной следишь, — слева от меня звучит раздраженный Сережкин голос. Вот еще один положительный момент, справа от меня, декоративная колонна. Никто не сможет сесть рядом и начать раздражать едой.

Чтоб ты соусом обляпался! Желаю про себя Серегиному брату.

— Я слежу? И в мыслях не было. Ехал в Пушкин, собирался пообедать, смотрю, на парковке твой лексус стоит. Думаю, неужели братик свою девушку обманывает? Обещал на путь очищения и оздоровления встать, а сам вместо того чтобы употребить очищающей от шлаков водички ест суп с морепродуктами и созревшими под ласковым Итальянским солнцем томатами, с ароматным базиликом и рожденным в сыроварнях Ломбардии пикантным сыром. И свежей чиабаттой закусывает! Если бы знал, что вы вдвоем, проехал бы мимо не останавливаясь.

Сергей молча фыркнул. Я в их сторону не смотрела, не хватало еще вылупится и наблюдать как Артем Игнатов смакует кусочки мяса с запеченной спаржей. И фоккача в соус обмакивает. Жалко нельзя запустить пустой бутылкой, зал переполнен, еще промажу, попаду в невиновного. И телефон пока лучше не включать, а то бы погуглила, по какой статье классифицируют укус человека, человеком. Если статья не тяжелая, я бы через Серегу перегнулась и его братца за руку до крови тяпнула!

— Настенька, ну что ты сегодня такая молчаливая? Если Сережка обидел, скажи, я ему…

Пришлось повернуть голову к Артему, ко мне же обращается, а ему в это время принесли кофе в большом фужере на ножке. Сверху напитка шапка из взбитых сливок. Караул!

— Наслаждаюсь букетом минеральных солей в жидкости. За отсутствием дистиллированной питьевую взяли, хочется молча наслаждаться. — доверительно сообщаю, хлопая ресницами.

— Затейники вы однако! — с издевкой хохотнул амбал, поднял фужер и через трубочку кофеек потянул. Морду такую сделал довольную.

— Ты же не любишь сладкое, — буркнул Серега покосившись на брата.

— Я за тоже за тобой тяги к моржеванию не замечал! — съехидничал Артемка, — не знаю за каким чертом два взрослых человека ломают комедию с очистительным голоданием, но меня вы не убедили. Жаль в ресторации рано появился, минут бы на десять, пятнадцать позже, было бы интереснее.

— Настенька, может вам с Сережей, еще по бутылочке без газов заказать?

— Отстань от нее! — рявкнул Серега. — Никто тебя ни в чем убеждать не собирается, следователь мать твою!

— Ну братец, с каких пор любезность расценивается как приставание? Я от всей души, в знак благодарности. Зачем с агрессией реагировать, у очищающихся от шлаков людей должно быть Олимпийское спокойствие. Первый раз в этом ресторанчике и мне здесь понравилось. Кухня аутентичная, готовят прекрасно, сервис на уровне. Я должен был в Пушкине с человеком встретится, сейчас позвоню, пусть он сюда подъезжает, думаю ему тоже понравится.

Надежда на то, что амбал отобедает и уберется, исчезла окончательно. Нам ничего не оставалось, допили воду, сослались на занятость и не солоно хлебавши побрели на выход. Летевший нам в след ехидный смех Артема Игнатова у меня еще долго стоял в ушах. Ну ничего, есть такая народная мудрость:» Хорошо смеется тот, кто смеется последним», я человек не злопамятный, у меня просто память хорошая! Бугаю ответный удар еще прилетит….

В машину я усаживаюсь сияя ослепительной улыбкой. Даже загрузившись на переднее сидение и пристегнувшись ремнем, не перестаю скалиться. На всякий случай, вдруг Артемка на нас из окна заведения любуется.

Не сомневаюсь, Сереге хотелось стартануть с парковки с предельной скоростью, но к сожалению для соблюдения скоростного режима, возможна только допустимая. Да и куда разгонишься, на забитой под завязку Тверской.

— Извини Настя, Артему шлея под хвост попала, решил за наш счет развлечься. Ничего, в Москве заведений много, голодными не останемся, — виновато улыбается Серега и фамильярно меня по коленке хлопает. Возмущаться лень, молча показываю кулак. Так, на всякий случай, для вида, на самом деле совсем не злюсь. Хотя это странно и удивительно.

Мы проезжаем Старую площадь, собираемся повернуть на Кремлевскую набережную, останавливаемся у светофора, С моей стороны на соседней полосе, с нами равняется огромный черный внедорожник.

— Какой идиот на таких бандурах по Москве катается, бензина сожрет….- успеваю подумать, стекло плавно опускается….. Довольная рожа Артема Игнатова высовывается из окна. Кто бы знал, как я рада эту рожу видеть!

— Сергей! Посмотри направо! — выдавила сквозь зубы.

Серега повернул голову и грязно выругался. Я такими же выражениями думала про себя.

Этот гад еще и посигналил. Пришлось прижаться к обочине.

Я осталась сидеть в машине и мечтала о подходящем предмете потяжелее. Чтобы долбануть разок амбала, может мозги на место улягутся. Серега из своего лексуса не вышел а вывалился.

— Братик! Настенька! Я так соскучился! Подумал какие могут быть встречи, я должен запечатлеть на камеру как спортивные голодающие красиво поплывут по замерзшему водоему! — Театрально запричитал бугай. Он из автомобиля не вышел, высунулся в окно и орал на всю улицу.

— Артем, ты достал! Тебе чего от нас надо? — громко прорычал Серега.

— Мне? — Артемка изобразил искреннее удивление, — абсолютно ничего, еду жену с работы забрать. Посмотрел по наличию пробок, этот маршрут самый свободный. А вы что хотели? Неужели просто так остановили?

— Женю забирать? Ты же говорил у тебя встреча.. — Серега задохнулся от возмущения.

— Серый, да не планировалось никакой встречи, я ее придумал, чтобы не подвергать вас искушению. А то бы знаешь как могло получиться, я только за порог, а вы бы не удержались и пасту с пиццей употребили. И что тогда? Прощай очищение?

— Пока, до завтра, полетел к любимой, пока город движется. — Артемка хохотнул, и как ни в чем не бывало, плавно поплыл на своей огромной машине вперед.

Серега вернулся в салон, мы не тронулись с места, пока черный внедорожник не пропал из поля зрения.

Вот так фобии зарабатываются, приеду домой, открою холодильник, а из-за угла морда Артема Игнатова высунется…

Если бугай рассчитывал испортить нам аппетит, зря старался, мы оторвались в ближайшем Макдональдсе. Потом в кинотеатре добавили калорий попкорном, Серега меня на комедию затащил, а он ничего, отходчивый, пока фильм смотрели, ржали в два голоса, про Артемкины выходки никто и не вспомнил.

Как только вышли из кинотеатра, я заставила Серегу позвонить в автосервис и узнала, что машину свою я получу только в понедельник. Радиатор поменяли на новый, над остальными неполадками работают.

Серега не на шутку разгулялся, предлагал еще в клуб заскочить, потанцевать. Тут я уперлась и потребовала отвести меня домой или высадить у ближайшего метро. Я ни капли не устала и может не против потанцевать…. Но как то многовато места начал занимать в моей жизни этот Игнатов.

Всю дорогу до моего дома обсуждали фильм и болтали о разных пустяках.

Наконец я в своей квартире! Какое же удовольствие стянуть с себя сапоги….

Сунула ноги с любимые тапочки пробежала в комнату, посмотрела в окно. Странно, Сергей не отъезжает от подъезда. Зажгла свет, еще раз выглянула, Лексус тронулся и потихоньку поехал. Неужели ждал когда в квартиру войду? Скорей всего, он же зачем-то интересовался, где мои окна.

Если честно, обо мне кроме родных еще никто не заботился. Опыта в общении с противоположным полом — ноль. Не то чтобы желающих не было, просто и правда не нравился никто, а ради эксперимента не хотелось заморачиваться.

Хотя, чего это я, был один поцелуй, слюнявый такой. Витька Глагольев на студенческой вечеринке подловил в коридоре неожиданно. Меня тогда чуть не вырвало.

А у него случилось легкое сотрясение мозга. Нечаянно.

Похихикала над своими воспоминаниями, включила телефон. Естественно тут же посыпались смс сообщения. Кипящая от возмущения Лизка двадцать два раза изложила в разной форме все, что обо мне думает, в двадцать третьем объявила мне бойкот до завтрашнего вечера. Потому, что сегодня остается восстанавливать Троянского коня и вернется не раньше трех часов ночи. Колька за ней приедет на машине и заберет. Она будет работать в нижних мастерских, туда всё равно не дозвонишься. Как-то так.

«Лизка не обижайся, завтра все объясню. Постарайся больше не ронять лошадь и помни, ты самая лучшая»- улетел ответ подруге.

Позвонила Рощиной, продиктовала адрес, по которому ей нужно подъехать с утра, полчасика с ней поболтала, потом часок по скайпу с родителями.

Дальше была ванна с горой пены, фильм — катастрофа и детектив. Спать себя загнала далеко за полночь. Перед тем как уснуть подумала как посильнее Серегиному брату напакостить.

— Наверняка амбал, как только появимся, предложит испробовать купель. Какая неприятность, я не подумала взять купальник!

Глава 14

Зимнее солнце сияет отражаясь от белого снега миллионами радужных искорок, слепит глаза. Ветерок сдувает снежинки с деревьев, они кружатся стайками крошечных переливающихся холодных мотыльков, я гордо подняв голову, не спеша иду вдоль перелеска по широкой расчищенной дороге. На мне розовая пижама с мордой Винни пуха, к ногам привязаны хрустальные салатники Лизкиной бабушки. Меня сопровождают четыре здоровых мужика, одетых в балахоны из мешковины. Это сыроеды, они меня конвоируют.

Дорога сворачивает направо, перелесок заканчивается. Передо мной бесконечное поле….. На краю поля большая металическая емкость до верху наполненная водой, в нескольких метрах от емкости горит огромный костер. Слышу как дрова потрескивают.

— Нарушим диету, не будем есть ее сырой, запечем, — противным голосом говорит один из сопровождающих.

Между костром и емкостью, стоит закутанный в тулуп из овчины Артем Игнатов и ехидно улыбается.

— Пора! — командует внутренний голос, я издаю боевой клич, разбрасываю конвоиров, бросаюсь к Артему, хватаю его, с легкостью поднимаю и зашвыриваю двухметрового детину в холодную воду. Артемка высовывает из емкости голову и начинает издавать странные звуки, очень громкие.

От этих звуков я и проснулась….над головой, этажом выше какой-то хороший человек надумал поиграть с дрелью. На тумбочке разрывался мобильный телефон. Посмотрела на часы… Пол одиннадцатого! Мать вашу за ногу, вот это я поспала!

— Настенька что происходит? Третий день не могу до тебя дозвониться, — под аккомпанемент дрели запричитала в трубку тетушка.

Она ж с курорта вернулась, как я про нее забыла.

— Прости, закрутилась. Как отдохнули? — не вылезая из постели отвечаю хриплым спросонок голосом.

— Хорошо, Софья Федоровна благодарна за Маркизушку, Настюш, я тебе стеклянных изделий купила в подарок, завезу на днях.

— Спасибо теть, случайно не салатники? Главное, чтобы по размеру подошли, — пошутила сама над собой, а озадачила тетушку.

— Зачем тебе салатники? Паравозик и слоника. Настя, когда ты наконец станешь серьезной? Ну ладно, обнимаю дорогая, не буду задерживать, а что у тебя так шумит?

— Это я соседа с верхнего этажа к стене шурупами прикручиваю, — отпустила еще одну глупую шуточку и сбросила вызов.

Над головой к звуку дрели прибавился монотонный гул, снизу, какой то идиот начал стучать по трубе ведущей к батареям центрального отопления. Прикольно началось утро. Представляю, как денек сложится. Нехотя выбралась из постели, поперлась в ванную.

Пока умывалась, сверлить прекратили, только зашла на кухню, кто-то начал трезвонить в дверь. Спотыкаясь понеслась открывать, в полной уверенности, что сейчас увижу отменившую бойкот Терехину.

Но это была не Лизка. У меня на пороге стояла Вика, соседка с пятого этажа, с сумкой — переноской в руках. Из переноски торчала рыжая кошачья морда. Глаза у Вики и у того, кто сидел в переноске были одинаково круглые и испуганные.

— Насть, я наугад позвонила, помню вроде по пятницам ты на работу к двенадцати ездишь, — живность завозилась в сумке, Вика обхватила ее покрепче. — Не подбросишь до Таганки? Срочно к ветеринару надо.

— Вик, да я не работаю, отвезла бы без вопросов, машина в сервисе. А кто это? У тебя ж отродясь не водилось зверья.

— Мама своего кошака на три дня подбросила. Вредный скотина. — вздохнула соседка и с надеждой посмотрела на меня. — Насть, съезди со мной, пожалуйста. Я такси вызову, быстро обернемся. Ну не справлюсь я с ним одна. Это он сейчас притих, а так совершенно неуправляемый.

Отказывать Вике мне вообщем то не хотелось, они с мужем тоже меня иногда выручали. Только я еще даже кофе не попила… Хотя если ненадолго, могу потерпеть. Вернусь из ветеринарки, плотно пообедаю, а там и Серега за мной заедет. Поедем с ним голодающих изображать.

Собралась я быстро, пальто надевать не рискнула, мало ли придется кота держать, хватило опыта общения с Маркизом. Натянула старенький синий свитер, черные джинсы, красную парку и шапку с помпоном. Я же в конце концов, не на свидание собралась. Вернусь успею переодеться. Через десять минут мы стояли у подъезда, ждали такси.

— Вик, а мы зачем в ветеринарку? Плановые прививки?

— Какие прививки! Этот урод, сожрал пачку противозачаточных таблеток. Теперь у него какой то шок, сидит на месте и не мяукает. Придется его изнутри промывать.

У меня слегка отвисла челюсть. Рыжая морда на самом деле тупо таращился из сумки и не разу не подал голоса. Может осознал, что теперь никогда не забере….Тьфу Настя, права тетушка, пора становиться серьезнее.

До Таганки долетели за каких-то десять минут. Нашли ветклинику, затащили кота, записались на прием к специалисту, и Вика меня обрадовала. Мы по очереди — тридцатые. Денек продолжает складываться.

Вдоль стены по всему коридору сидели и стояли люди и их питомцы. На прием привели собак различных пород и размеров, разжиревшего до невероятных размеров кролика, пестрого петуха и серенькую пушистую кошечку. У нашего кота видимо случились серьезные проблемы, на кошечку даже не отреагировал. Мы с Викой присели на банкетку в самом конце коридора. Вовремя мы приехали, через полчаса пациентов еще прибавилось, коридор забился под завязку, вокруг лают, мяукают и пищат. Спустя какое-то время, котяре надоело строить из себя смертельно больного, он помотал башкой, выгнулся дугой, мяукнул басом и выскочил из переноски. Ловили гада под громкий собачий лай и всеобщее возмущение. Вика оправдывалась, я сдержанно молчала. Когда гаденыша выловили, держали переноску вдвоем. Пока не подошла очередь на прием.

Вика скрылась в кабинете доктора, я достала трубку, посмотреть который час. Обалдеть. Половина первого и восемь пропущенных вызовов от Сергея Игнатова.

Вышла на лестницу, набрала его номер. Он тут же ответил.

— Настя, привет. Не могу дозвониться, уже не знаю, что думать, — голос у Сереги встревоженный.

— Извини, у подруги проблемы с котом. — я отскочила пропуская мраморного дога. Пес несся на выход, волок за собой хозяина.

— Понятно, — Серега облегченно вздохнул. — Настя, мама просит передать, девушка которую ты на собеседование присылала, понравилась, ее зачислят в штат. Мама уже освободилась, я ее забрал мы едем за тобой.

— Я не дома, я на Таганке в ветлечебнице. Я…

— Так это еще ближе, через пять минут будем на месте, я знаю где это, ветлечебница там одна. — Серега меня недослушал.

У меня желудок свело. Ехать в гости в таком виде, без макияжа а главное… Я есть хочу!

— Сергей, послушай. Сбрось мне адрес, где этот обед будет проходить. Мне нужно заскочить домой, переодеться, привести себя в божеский вид.

— Насть, не придумывай, у тебя всегда прекрасный вид. Это же не официальный прием. Мама телефон отнимает!

— Настюша, здравствуй. У нас в гостях будут только свои. Я даже помощников отпустила, оставила одного повара. Так что не выдумывай, захочешь переодеться что нибудь найдем. Из твоего разговора с Сергеем я поняла, что ты на Таганской площади? Вот оттуда и заберем.

Черт бы побрал котика вместе с противозачаточными!

Из кабинета ветврача Вика вышла довольная. Доктор поржал над котом, выписал ему витамины и вместе с хозяйкой отправил восвояси.

Сережкин лексус я увидела как только оказались на улице. Серега стоял рядом с машиной, увидел меня понесся встречать. Не поняла. С чего я так так рада его видеть? Неужели соскучилась?

— Привет еще раз, Настя ты меня испугала. Пока твой голос не услышал чего только не напридумывал. Сначала, что ты решила меня послать, потом, что могло что нибудь случиться! — Он радостно улыбался, на разглядывающую его с интересом Вику внимания не обращал. Я увидела, что Татьяна тоже из автомобиля выходит, поспешила с Викой распрощаться.

— Так получилась, я сегодня не успела поесть, — тихо сказала Сереге когда от его мамы были еще на приличном расстоянии.

— Это плохо и неправильно, — шепотом ответил Сергей, — обязательно нужно завтракать. Ну ничего, мы на ближнюю дачу, постараюсь домчаться как ветер, а там что нибудь придумаем. Мой юрист, Андрей Коромыслов вызвался повару помогать. Не замечал за ним кулинарных талантов, может супруга вдохновила, она у него….. В общем не суть, я ему сейчас напишу, озадачу, пока добираемся он все организует, а где перекусить придумаем. В машину я загрузилась голодная, но уже не агрессивная.

Юрист вдохновленный женой — ангелом раздобудет еды, жизнь наладиться. А с вопрсами к некоторым представителям семейства Игнатовых, в процессе разберусь.

Глава 15

Татьяна настояла, чтобы я села к ней на заднее сидение. Я послушно уселась и сама себя мысленно выругала. Нужно было капризно надуть губы и упереться рогом. Пора всеми способами начинать раздражать.

— Давай Прохорова, настраивайся на нужную волну! — мысленно себе скомандовала.

Мы ехали в Восточном направлении, странно, оно далеко не престижное. Я расстегнула куртку, сняла шапку, в машине тепло. Татьяна покопалась в портфеле, достала стопочку буклетов и брошюрок, протянула мне.

— Оцени, Настя, рекламный продукт. Участвуем в большой текстильной выставке, будет два показа коллекции одежды и стенд с сопутствующими товарами, которые хотим выпустить на рынок.

Она меня врасплох застала, я еще не успела настроиться и отупеть.

— Не цепляет! — я быстро пролистала брошюрки. — Слабый рекламный продукт, как у всех, размоетесь в общей массе.

— А поподробнее, что нужно на твой взгляд изменить?

— Брошюры и проспекты такого плана приемлемы для ознакомления с предлагаемым ассортиментом оптового покупателя. А вас, насколько я поняла, больше интересуют розничные продажи. В этом случае сама рекламная политика должна настраиваться на потенциального клиента. Если конкретнее, нужно выпустить более приличную печатную продукцию, в виде небольших но качественных каталогов. Глянец не дешевое удовольствие, но такие журналы как правило выбрасывать не спешат. Далее по поводу сувениров. Не сомневаюсь планируется раздача стандартных наборов: ручка с логотипом, брелок, календарь. Я бы рекомендовала заменить на маленькие мягкие игрушки. Наверняка в вашем ассортименте присутствует трикотаж, пусть это будут медвежата в ярких свитерах, опять же с вашим логотипом, такой сувенир сто процентно народ оценит.

Сергей внимательно смотрел на меня в зеркало заднего вида. Поймала его взгляд и опомнилась.

— Ку-ку, ля-ля, Анастасия. С тобой заключили договор, чтобы служила раздражающим фактором, а не советы советовала! — осадила не на шутку разошедшуюся себя.

— Ой, а можно посплю, сморило что-то. — заявила голосом утомленного дегенерата и закрыла глаза. Что со мной такое, никак не получается начать Серегину маму бесить. Может мозги слиплись от голода? Ну ничего, день длинный, намечу себе программу минимум, припомню испорченный обед Сережиному братцу и пожалуй жену-ангела, до истерики доведу.

— Насть, тебе не дует? — тихо спрашивает Серега.

— Не трогай девочку, пусть поспит, — шикает на сына Татьяна, — если бы дуло, я бы давно сказала. Неужели ты думаешь я допущу, чтобы кто-то из вас простудился? Вам еще новую купель осваивать. Моржи вы мои. Детский сад.

Солидная, взрослая женщина тихонько захихикала. Прямо как Лизка Терехина.

А я задремала по-настоящему. Проснулась перед глухим забором из красного кирпича, а вернее перед въездными воротами. Пока глазами как разбуженная сова хлопала, ворота поднялись, лексус проскочил внутрь.

— Ну вот и добрались Настенька! Это самый первый наш дом, построили когда Сергей только родился. Дизайн и архитектура давно устарели, но я его очень люблю. — Татьяна кому-то позвонила, сообщила, что мы на месте. Сергей копошился в багажнике, я осматривалась вокруг. Участок приличных размеров, слева двухэтажный дом с большой террасой, с панорамными окнами, перед домом свободное пространство, возможно укрывшийся снегом газон. Из растительности какие-то кусты и несколько укутанных специальной материей деревьев туи. Справа в глубине двора на приличном расстоянии от дома еще строения. Кажется тот самый банный комплекс, рядом с которым нас собирались утопить.

Какая досада, не успела заскочить за купальником, — ехидно подумала про себя, — придется кому-то другому пляжный сезон открывать.

А в целом место мне очень понравилось, впереди, сразу за забором начинался сосновый лес. Классно подышать запахом хвои. Я втянула носом воздух и чуть не заскулила. Вместо хвои до меня долетел запах жареного шашлыка.

— Насть, сейчас уголь выгрузим, устрою тебе экскурсию, все покажу. — Серега подошел ко мне и взял за руку. Вырывать не стала, мы же типа влюбленные.

— Можно подумать, без тебя не выгрузят! — фыркнула Татьяна.

Дверь дома настежь распахнулась, по ступенькам сбежала девушка примерно моего возраста, одетая в бирюзовый пуховик, следом выскочила девица гренадерских размеров, закутанная в дубленку, за ними вразвалочку вышел Артем, в одной толстовке. Девушка приветливо улыбаясь подбежала к нам, Артем с румяной девицей остановилась поодаль.

— Настя знакомься, это Женечка, старшего оболтуса жена, — с нежностью в голосе представила Татьяна, — с оболтусом ты уже знакома, а это наша Людочка, супруга Андрея, Сережиного юриста. Ты его вчера в офисе видела, кстати он тоже где-то здесь.

Я выдавила из себя вежливое: Здрасте.

Мягко говоря впечатлена. Женя мне понравилась. А вот ангел… Не те пошли ангелы, такую трудно до истерики довести.

— Здрасте, здрасте, — окидывая меня взглядом процедила Людочка. — Любители зимнего купания значит? Я бы быстро излечила вас от голодных обмороков и прочей неформальной дряни. Если бы не пообещала ближе чем на пять метров не подходить.

У меня от такой откровенной наглости челюсть щелкнула. Вот это заявочки, ангелок не прифигел?

— Серега, отцепись от Насти, кидай мешки с углем! Андрей уже все запасы сжег, приготовил для меня пепел! — скорчив скорбную рожу театрально запричитал Артем. — Я тоже не имею права приближаться ближе чем на пять метров. Не ожидал, что так сурово обойдется со мной собственная мать! Остается посыпать пеплом голову.

— Прекратите кривляться! — прикрикнула Женя, одобрительно мне улыбнувшись. — Напугали человека.

— Евгения?! И ты туда же! Против собственного мужа, в поддержку…

Он не успел высказаться, за нами начали подниматься въездные ворота. Во двор въезжал темно синий Джип.

— Оо, сыроеды приехали, — сообщила Татьяна.

— Кто?! — изумилась румяная Людочка.

— Романовские, — вполголоса пояснила Женя.

— Я сама вижу, что Романовские, а чего это они сыроеды? Сыра не так много я не дам весь сожрать! — возмущенно заявил ангел — гренадер.

— Сыроеды не едят сыр! — я поняла, что мне пора вмешаться и сказала твердым голосом: — Они питаются сырыми овощами и фруктами, а так же не прошедшим тепловую обработку зерном.

— А-аа, я и смотрю вчера пельмени… — начала говорить Люда.

— Людмила, мне кажется ты на метр ближе передвинулась, — Артемка перебил, не дал про пельмени договорить гаденыш.

Сыроеды даже отдаленно не напоминающие измученных морковкой людей выгрузились из машины.

— Подождите, я сразу не понял, какие Романовские. Это же Дуня и Дэн, — изумился Серега.

— Они! — подтвердила Татьяна.

Глава 16

Сияющие улыбками довольных жизнью людей, Романовские присоединились к нам. Естественно я уже сделала выводы и поняла, что они такие же сыроеды, как я любитель купания в проруби. Сдал их «ангел», по какой-то причине не осведомленный о безмерной любви к корнеплодам и прочим полезным растениям.

С нами решили поиграть. Кто и зачем, непонятно. Ну ладно, посмотрим, так даже интереснее. Зашевелившийся во мне азарт пересилил чувство голода. Хотя долетавший запах жареного мяса, ноздри щекотал.

— Здравствуйте всем! — продолжая улыбаться сыроед — Дуня пошла по кругу с дружескими поцелуями.

Гренадер — ангел Людочка как застоявшийся конь начала переминаться с ноги на ногу, видно не привыкла на одном месте стоять, да еще на расстоянии от остальной тусовки. Интересно, с чего Татьяна запретила им с амбалом к нам подходить? Серега покрепче сжал мою руку. Мне почему-то показалось он хочет сказать: не бойся, я с тобой. А я и не боялась. Любопытно, что за шоу тут устроить пытаются.

Татьяна снова меня представляла, теперь уже семейству липовых сыроедов.

— Дуня, Денис, познакомьтесь, это Настя, Сережина девушка.

— Очень приятно! Я о вас от Сереженькиной мамы наслышана. Безумно, безумно рада, что в нашей теплой компании есть помимо нас с Сергеем сторонники здорового образа жизни. Преклоняюсь перед вами! Скажите, от каких сортов деревьев вы обычно черпаете энергию? — я заголосила не давая Дуне опомниться. С каждым сказанным мною словам, ее глаза меняли форму. Становились квадратными. Она от меня на шаг отступила и начала оглядываться по сторонам. Мужа видно хотела на помощь позвать, а он зачем то назад к машине пошел.

Серега склонился к моему плечу, уткнулся в него и втихаря фыркает. Как бы самой не заржать.

— Нее поняла? — хлопнула синими квадратами глаз Дуня. А потом повернулась к Людочке и вопросительно на нее уставилась.

— Дунька, чего ты на меня смотришь? Я сама не поняла, вчера у меня на кухне вы были мясое… — начала говорить Люда, но в нее прилетел снежок. Видела я кто запустил, бизнес-леди Татьяна Игнатова. Оборвала гренадера на полуслове.

— Так бы сразу и сказали, — буркнула Люда, — иди ко мне Дунька, я к голодающим моржам приближаться не могу. Мы с Артемием хотели их сразу водой окатить для профилактики, чтоб дурь из головы выскочила, а нам запретили к болезным приближаться.

Я осторожно освободила руку и перегоняя Дуню к гренадеру ринулась. Серега как ни странно рванул за мной. Артем скорчил испуганную рожу и начал пятится назад с криком: мама скажи им, они нападают!

— Людмила, не могу терпеть несправедливость, как это не подходить, мы должны сблизиться в тесном общении! Если вы пришли к мысли о профилактических обливаниях, значит вы на пути к глубокому погружению! Хотите об этом поговорить? Целебная сила воды доказана научными фактами! Человеческий организм на пятьдесят процентов из этой жидкости состоит. Я не говорю о примерах хождения по водной глади, хотя они известны с древности! — всю эту околесицу я несла подскочив к Людочке вплотную и заглядывая ей в глаза. Дуньку пришлось оттеснить в сторону.

А Людочка… Она вдруг посмотрела на меня заинтересованно, с веселым любопытством.

— Смотри ка, не боится пигалица, — изрекла с некоторым уважением в голосе, хотела хлопнуть по плечу, но не получилось, Серега опередил, в одно мгновение меня за себя задвинул и оказался нос к носу с ангелом.

— Людмила вы сегодня слишком возбужденная. — глубокомысленно изрек Сергей. — Может и правда рискнете охладится.

— Не нарывайся, — хмыкнула ангел, — а то забуду, что обещала водой не баловаться.

— Слушайте, да что происходит-то? Не понимаю, опять без меня все самое интересное, — Дуня от нетерпения подпрыгнула.

— Ничего особенного. Мы с Сергеем вплотную займемся вопросом единения с природой, собравшихся в этом гостеприимном доме. Сейчас осмотрим территорию, определимся откуда начать. Я настаиваю на водных процедурах, Сергей на пробежке босиком до остановки и обратно. — повернула к Дуне голову и благосклонно пояснила.

— Отсюда до ближайшей остановки больше двух километров! — сообщила ошалевшая от перспективы забега Дуня.

— Хорошее расстояние! В самый раз. После пробежки я очень надеюсь на вашу помощь. Евдокия, вас же не затруднит прогуляться со всей компанией по лесу, сосны пообнимать?

У Сереги в кармане пиликнул телефон. Он быстро прочитал сообщение, наклонился к моему уху и тихо шепнул: Андрей все подготовил, идем тебя кормить.

— Ой девочки, не хочется вас покидать, но нам пора купель осматривать! — выкрикнула звонким радостным голосом.

— Согласен! Срочно выдвигаемся на осмотр купели! — поддержал Серега.

Мы только начали обходить ангела, подъездные ворота снова поднялись. Еще одна большая машина закатилась во двор. Сначала из нее вышла молодая девушка с округлившимся животиком, а потом высокий молодой мужчина, очень похожий на Антонио Бандераса. Девушка приветливо улыбалась, Бандерас хищно скалился. На голове у него надета шляпа-сомбреро, в руках балалайка.

Все притихли, кроме Артема. Игнатов старший начал громко ржать.

— Мама! — захлебываясь от смеха завопил Артемка, — если мне нельзя трогать младшего брата и его девушку, могу я балалаечника искупать?

— Рано радуешься! Выступаем дуэтом, — тряхнул головой балалаечник. — Соло на балалайке ведешь ты, мне Красильщиковы бубен везут.

Мы с Серегой переглянулись и потихоньку под шумок двинулись вперед.

Глава 17

Блондин Коромыслов поджидал нас за углом дома. Как только подошли, высунул из-за этого угла голову, в лучших традициях шпионских фильмов огляделся по сторонам, передал Сергею небольшой сверток, еще раз посмотрел по сторонам, расстегнул пуховик и явил на свет маленький термос.

— Смятый, без сахара, — шепнул блондин и сунул термос мне в руки.

Я секунду тупо смотрела на оказавшуюся в руках посудину, и пыталась найти вмятины. Чуть не спросила: а что, обычно с сахаром мнут? Хорошо дошло быстрее, чем до жирафа, юрист имеет ввиду чай. С мятой и без сахара.

— Спасибо, — шепнули одновременно с Серегой.

Блондин важно кивнул и пошагал налево, к зоне для пикников. Я на нее мельком взглянула, под навесами куча приспособлений для приготовления на открытом огне и что-то похожее на печку. Не до осмотров мне, еда в непосредственной близости, срочно требуется безопасное место где смогу наконец съесть сверток, чего бы в него не завернули. Вместе с фольгой. Серегино предложение пойти в дом и поискать укромное место там, отмела сразу, сама не знаю почему. Может боялась поймают и попытаются отнять. Я рысью понеслась вперед, к банному комплексу.

Прикольный комплекс, нечего сказать. За прозрачной стеклянной стеной виднеются тропические растения, легкие кресла наподобие пляжных, вместительный бассейн с голубой водой. Это в строении которое я проскочила первым. Дальше стояла двухэтажная рубленная баня, рядом с баней установили ту самую купель. Не знаю, как обычно купели выглядят, эта напоминала здоровеееенную бочку наполовину углубленную в недра земли. Для удобства купающихся к бочке приставлена устойчивая лесенка. Естественно я заглянула внутрь, вместительная фиговина, так-то после парилочки прикольно нырнуть. Правда деревом только снаружи отделана, внутри вроде бы мрамор и куча форсунок для гидромассажа. Прыгнешь с разбега в ледяную воду, а тебя как начнет массировать….

— Насть, присаживайся, перекуси, а посмотрю за обстановкой. — Серега отдал мне сверток из фольги, скинул с себя куртку и постелил ее на среднюю ступеньку ведущей в бочку лестницы.

Как-то неожиданно, не лето на дворе да и вообще.

— Ты не замерзаешь? — спросила с сомнением.

— Настя, я не морж, но закаленный, пять лет в Британии прожил. Там несколько по другому отапливаются помещения, садись ешь.

Ломаться не стала. В фольге оказался приличный кусок лосося, немного лепешки и сладкий перец жареный на гриле. Под теплый чаек с мятой чудесно зашло. Жизнь стала еще прекраснее. Я доела все до последней крошки, и заинтересованнее стала смотреть на окружающий мир.

Первым делом в глаза бросилась не вписывающаяся в общую концепцию композиция, у дорожки, в нескольких метрах от того места где мы свернули к купели стоят три пластмассовых ведра, два красных и одно зеленое. Вот как я неслась, не обратила внимания. Кому они здесь понадобились? Не купель же наполнять, тем более судя по двум полоскам земли, ведущим к купели от бани, водоснабжение провели. Еще я увидела калитку в задней части забора, круто, шагнул из нее и в лесу.

— Перед калиткой, за сосной раскидистое дерево, нам на нем в детстве домик построили, знаешь такой, как в американских фильмах, — Серега проследил за моим взглядом. Черт, надо куртку отдать, а то и правда замерзнет. Поднялась со ступеньки чувствуя себя сытым котом. Серега оделся, хотели пойти вернуть термос, не стали рисковать, гости начали разбредаться по территории, голос ангела загремел на площадке для пикников, она командным тоном рассказывала, как правильно шашлык жарить, возле дома несколько человек оживленно переговаривались.

— Твой брат умеет играть на балалайке? — поинтересовалась узнав среди многоголосия голос амбала.

— Нет конечно, никогда не играл. Филипп пошутил они наверняка инструмент и самбреро привезли для мамы. Она в местной школе музей организовала, народные инструменты и костюмы собирают. Скорей всего для экспозиции и приволокли.

— А-аа- я была разочарованна. Что за праздник получится, никакого драйва. Нужно срочно думать, как ситуацию исправлять.

— Покажешь домик? — ткнула в сторону леса.

— Пойдем, посмотрим, не уверен что там…

Он недоговорил, позвонил противный братец. Что-то забыли выгрузить из машины, Артему это что-то срочно понадобилось.

К машине Серега побежал один, я категорически отказалась. Мне пораскинуть мозгами нужно, пока отвлекать не начали. Вышла на дорожку, не спеша побрела к калитке размышляя о дальнейших действиях. Поравнялась с разноцветными ведрами, отметила, что все три наполненные стоят. Как-то эти ведра в моей голове засели…

Калитка приоткрылась, вошла блондинка с длинными волосами, в шубе дизайнерской работы, и цокая по идеально расчищенной плитке каблуками, навстречу мне чапает. Что за явление с запасного входа?

Глава 18

Явление грациозно покачивало бедрами и изумленно хлопало утяжеленными килограммом туши ресницами. На лбу крупным шрифтом читалась надпись: Куда я попала? Как меня сюда занесло? Идущую навстречу меня пренебрежительно мазнуло капризным взглядом. Еще метр и мы поравняемся, с площадки для пикника донесся возмущенный вопль ангела.

— Где тебя учили на повара? Смотри сколько продукта перевел!

Блондинка вздрогнула и резко затормозила. Я тоже остановилась, не упускать же возможность с белобрысой поговорить.

— Э-ээ, девушка, это поместье Игнатовых? — изрекло явление скривив губки.

— Ихние владения. Не знаю точно, всехние или евонные. — сморозила я, достала из кармана бумажный носовой платок и громко высморкалась. — Простите барыня, вы на праздник? Ежели желаете, могу направление указать. — Скомкала платок и обратно в карман засунула. Жду когда белобрысое явление, оценит мою бескорыстную любезность.

— Оба сдриснули от мангалов, пока я вас не зажарила! — не на шутку разбушевался, чем-то недовольный ангел. Я обернулась в сторону площадки, Людочка уперев руки в боки стояла к нам спиной, повар и юрист пытались ей что то объяснить. Блондинка посмотрела туда же. Носик поморщила, что-то не понравилось. Может ярко зеленая куртка ангела. Люда успела переодеться, до этого я ее в дубленке видела.

У меня в кармане заиграла мелодия, достала трубку, на определителе номер Сергея. Когда подносила телефон к уху поймала заинтересованный взгляд блондинки. Не ожидала белобрысая увидеть у меня в руках айфон последней модели. Голову даю на отсечение, она меня мысленно деревенщиной прозвала.

— Насть, может придешь в дом, погреешься? Меня припахали, минут десять проторчу.

— Погода нынче хорошая, дыхну воздухом. — я вызов украдкой сбросила, а сама продолжила говорить в трубку. — Мамань, тут у Игнатовых такое твориться, дойду до дома, корову подою и расскажу. Или сначала расскажу, корова подождет, а то мне не имется.

Получилось! Блондинка на крючке, сейчас начнет получать информацию у болтливой наивной дурочки, то бишь меня. Ни капли не сомневаюсь, если бы не собиралась попытаться это сделать, давно бы дальше пошла, а не перебирала бы передо мной копытами. Молодец белобрысая, сейчас развлечемся. Правда пока не знаю каким образом. Импровизация — наше всё.

Блондинка презрительно скривилась в сторону мангалов, и вкрадчиво спрашивает: ты в этом доме работаешь? Скажи, этот долбаный праздник и правда, что-то типа помолвки Сергея Игнатова? Или меня дезинформировали и ради хохмы отправили по этому адресу, в какой-то нищебродский район.

Неожиданно для себя, мне страшно захотелось вцепиться ей в волосы. Без объяснения причин. Деградирую. Тряхнула головой, отгоняя странные желания, взяла себя в руки, усилием воли переключила мозг посылавший сигналы, немедленно начать беспредельничать, в процессе работы над собой успела заметить, что к собравшимся на площадке для пикников присоединился Артем. Блондинка издалека просканировала его взглядом, но не как знакомого, а как человека, которого видит первый раз. Ну ничего, сейчас познакомятся….

— Какой праздник одна печаль. — я тяжело вздохнула и устремила на белобрысую взгляд наполненный вселенской скорбью. Такая семья, приличные люди, зажиточные. А Сергей невесту привел…

Я повернулась к площадке и задумчиво туда уставилась. Там как раз ангел в очередной раз разошлась. Блондинка проследила за моим взглядом, кроме Люды, Артема, юриста и повара никого не обнаружила.

— Он что, собрался жениться на этой корове?! — белобрысая ткнула в сторону стоящего к нам спиной ангела указующим перстом.

— На ней. Ситуация я скажу патовая. Ладно, пойду, а то мамка ждет.

Я сделала вид, что отчаливаю, белобрысая вцепилась в рукав.

— Послушай, вызови Сергея. Скажи что с ним хотят поговорить. Блин, как же так, я месяц перед ним прыгала, он ноль эмоций, потом и на звонки перестал отвечать. Я на неделю уезжала, прилетаю, а мне рассказывают…. Еле адрес нашла, под кирпич заехала. Я его не устроила, а эта… — блондинка тараторила со злостью выплевывая слова.

Время поджимало, с минуты на минуту мог явиться Серега, нужно быстрее сподвигать белобрысую к действиям.

— Он тебя променял на эту?! — я для полноты впечатления как бы ужасаясь прикрыла ладонью рот. — Значит правду говорят, все сходится, — удрученно качаю головой. — Я не могу позвать, в дом не вхожа. Да и он сейчас не пойдет, мать от горя свалилась с приступом. Сергей у постели сидит, ждет когда полегчает. Такой внимательный, не то что старший. Видишь не отходит от будущей родственницы.

Мы с белобрысой снова разворачиваемся к площадке. Люда уже не бушует, рассказывает что-то, Артемка ухохатывается.

— А кто из них брат?

— В черной толстовке, смотри как ржет. Права их мать, стопудов воздействие…

Мне кажется блондинка дошла до кондиции. Люди которых навигатор заводит под кирпич, на мой взгляд и так умом не особенно отличаются, а уж если посодействовать, начинают безбожно тупить.

— Приступ это чудесно, значит есть шанс. — выдала белобрысая. — А позови ка мне брата, поговорю с ним.

— И не проси, не полезу! — изображая испуг отцеплю девицу от рукава, на пол шага отступаю. Ты же не в курсе, тут такие дела. Приворотом привернули Серегу и не просто так, а усложненно, через старшего брата. Татьяна, мать ихняя, вчера была у очень сильной специальной бабки, приехала и с горя слегла.

Блондинка моим бредням сходу поверила. Я это прочитала по ее глазам, а как можно кроме вмешательства потусторонних сил, объяснить поведение Сереженьки. Ее красоту не оценить, а Людку замуж позвать. А я не останавливаясь несла дальше.

— Невеста этим приворотом братьев в кулаке держит. Старший свой бизнес и все имущество движимое и недвижимое на младшего переписал!

У блондинки вспыхнули глазки… А я продолжила:

— Переписал с условием, все после свадьбы перейдет молодой жене. Вместе с имуществом самого Сергея, обдерут как липку братиков, придется разнорабочими на стройку устраиваться. Если конечно спасительница не объявится, специальная бабка сказала, сегодня последний день…. Луна в доме, звезды сложились, Козерог в Водолее, Сириус с Марсом орбиты поменял. — Я замолчала. Белобрысая решительно выпрямилась.

— А не говорили, что нужно сделать, чтобы приворот прекратил действие?

— Как не говорили, говорили. — снова вздыхаю сокрушенно. — Отворотить сложно, но можно, опять через брата, откуда пришло, оттуда и уйти должно. Видишь ведра красные? Их по распоряжению ихней матери у дорожки поставили. Если девушка с белыми волосами из красного ведра обольет очистительной водой старшего, чары развеются. Ну и на невесту пол ведерочка желательно плеснуть.

— Как думаешь, волосы крашеные… — прищурилась блондинка.

— Ты хочешь это сделать? Ой да тебя потом Игнатовы всю жизнь на руках носить будут! Волосы крашеные подойдут. Хватай ведра! Пока Луна из дома не вылезла.

Все кто был на площадке видели, что к ним прямо по снегу, ковыляет блондинка в дизайнерской шубе, с двумя ведрами. Но никто и представить не мог, для чего…

Я быстренько добежала до калитки. Мне было хорошо видно, как девица подходит к стоящим рядом Людочке и Игнатову старшему, как они на нее удивленно таращатся, она ставит одно ведро на землю, второе подхватывает свободной рукой за дно и со всей дури выплескивает на Артема.

Досматривать представление я не стала. Выскочила за калитку и через широкую тропинку сиганула в лес. Ангелу похоже тоже очистительной водички досталось, не будет же она из солидарности просто так, вопить с Артемкой в два голоса.

Пусть орут, горло разработают. Где то должен быть домик на дереве, надо проверить, если что, пока отсижусь.

Глава 19

Я давно заметила, когда на земле и деревьях лежит много снега, звуки становятся приглушеннее. Даже в таком огромном мегаполисе как Москва, после обильных снегопадов гораздо тише на улицах. Здесь за городом, снега много, тишина первозданная, ну если не считать диких воплей из-за забора Игнатовых. Там разорались, на всю округу…..

Перемахнув через дорожку я остановилась у кромки леса, напротив большой сосны. Рядом с ней еще парочка сосенок, из-за них выглядывают ветки какого-то дерева. Оно то мне и нужно, домик должен быть там. Начинаем маневрировать.

Быстро подвернула джинсы, может не так промокну пока пробираюсь, развернулась спиной к сосне и стараясь шагать пошире, насколько это можно сделать увязая в снегу, пошла пятясь назад. Если следы увидят, подумают человек выходил из леса, ну или на крайняк из хвойного дерева. Потому, что я в это хвойное, спиной впечаталась. И снега не хило набилось в сапоги. Ничего, нас такие мелочи не останавливают. Сосну обогнула уже не передвигаясь задом наперед, а запутывая следы, если на них посмотреть, можно подумать, кого-то трехногого на ровном месте колбасило. А то кто их знает, кинутся на поиски, а еще не решила, когда меня лучше найти.

Пока прыжками и прочими хаотичными движениями перемещалась, я в основном под ноги себе смотрела. Подняла голову, только когда по лбу хлестнула холодная, скользкая ветка…

Обалдеть! Вот это да! Дерево имеет три ствола. На приличной высоте, между стволами, деревянная площадка с бортиками, на раскидистых ветвях еще две площадки но без бортов и поменьше. К каждой ведут веревочные лестницы, с деревянными перекладинами. Я подняла отломившийся сучок, потрясла лестницу стряхивая налипший снег. Через минуту угнездилась на кое как расчищенной с помощью сучка, площадке. Отметила про себя, что на Серегиной куртке сидеть было теплее и приятнее, что меня за сосновыми ветками не видно и это хорошо, обзор с площадки открывается небольшой, я вижу кусок дороги с раскоряченным поперек красным Мерседесом, на котором по всей видимости блонди пожаловала, калитку Игнатовых и частично поверхность земли рядом с сосной. Двор Игнатовых к сожалению не просматривается. Надо обдумать дальнейшие действия, пока ничего выдающегося на ум не приходит.

— Пустите меняяяя! — неслось из-за кирпичного забора.

— Люда! Не надо! Не трогай ее!

— Волосыыыы! Корова! Ты мне ответишь за волосы! У-уууу, И-ииии! Помооогииитее!

— Коза драная! В бочке утоплю! Повтори еще раз, какой мне не видать недвижимости? Ты с Андрюшей моим снюхалась? Он тебе недвижимость обещал? Признавайся лохудра! Коромыслов! Вылезай! Всё равно найду!

— Какой Коромыслов, я к Сергею приехала! Сдался мне твой облезлый Андрюшенька!

— Андрюша облезлый?!!! Отпустите меня! Я ей ноги коленками назад выверну! Она моего Андрюшу облезлым назвала!

Голоса доносились исключительно женские. Видно Артемка после того как взревел от неожиданности, когда подвергся очистительному омовению, заткнулся и любезно предоставил дамам эфир.

На интересном моменте, про коленки назад, в кармане загудело и завибрировало. Сереженьке белобрысой мало, мне названивает. Отвечать не стала, звук отключила, уже хотела трубку обратно в карман забросить, потом передумала и отправила сообщение:

«Говорить не могу, перезвоню позже»

«Настя, ты где?» — тут же пришел ответ.

«На втором этаже спряталась»

Смс улетел, я довольно хмыкнула. Хочет, пусть пробежится по вторым этажам. Может белобрысую прихватить, для компании. Если она еще в состоянии передвигаться.

Телефон в кармане с периодичностью вздрагивал одно за другим принимая сообщения, я принципиально не читала. Вредничала. Сложно объяснить почему. Ни о какой ревности речь не идет. Кто он мне такой… Надеюсь Люда словами не разбрасывается, сказала вывернет коленки, значит вывернет!

За время переписки с Игнатовым и последующим за ней перетиранием всяческих мыслей, что то изменилось. Не хватало какой-то детали… Точно, во дворе у Игнатовых перестали орать. Я заерзала на холодной деревяшке, мне такое положение вещей не нравится. Так можно уснуть от скуки и замерзнуть. Меня как будто услышали, заорали опять:

— Пустите меня! Дашка, слезь со спины! — голосила Людочка, в этот раз несколько протяжно. Практически одновременно с Людиным воплем раздался громкий заливистый свист и цокот копыт. За забором скакали лошади. Целый табун. В сторону калитки несутся, сейчас начнут забор перескакивать….

Калитка распахнулась, вместо коня из нее выскочило, то, что осталось от блондинки и спотыкаясь, рвануло прямиком к красному мерседесу. Волосы девицы имели очень странный вид. Мало того, что они были всклокоченные, длина белобрысых лохм по какой-то причине стала неравномерной. Причем довольно сильно неравномерной. Не прошло и полминуты, из калитки выбежал Сергей. И хоть человек я неунывающий, мелькнувшая в голове мысль: «неужели за ней побежит?», имела необъяснимый привкус горчинки.

Глава 20

Секундное внутреннее напряжение вырвалось наружу вздохом облегчения. Сергей не побежал за белобрысой, он вообще не проявил к ней никакого интереса. Игнатов посмотрел по сторонам, и через дорожку намылился, прямиком к сосне. Догадался про домик? Я так не играю, мне еще минут десять хочется быть потерянной! Не надо меня так рано находить!

Сереге пришлось отпрыгнуть назад, добежавшая до автомобиля белобрысая, со всей дури надавила на газ, мерседес с пробуксовкой рванул с места. Машину бросало в разные стороны, комья снега летели из под колес.

Я быстро достала телефон и настрочила:

«Оценила шутку, можешь открывать. Мне надоело сидеть в подвале. Зачем ты меня здесь запер? Обиделся, что на втором этаже не нашел? У меня клаустрофобия и трубка почти разря..»- отправила Сереге с оборванным текстом, телефон отключила. Посмотрим реакцию.

Реакция оказалась достаточно бурной. Когда сообщение читал, одной рукой схватился за голову, а потом понесся назад к калитке, заскакивая во двор хлопнул дверью с такой силой, что я от хлопка слегка подпрыгнула.

Сколько у них подвалов? Минут за десять успеет обследовать? Дольше не высижу, найдусь. Надо подумать, как по возвращению посильнее взбесить почтенную публику. Не отдыхать же я сюда приехала, у меня как ни как договор. Почесала начинающий замерзать нос и задумалась.

С огнем не играю, вода была, пробежку босиком предлагала, можно послать за подснежниками…

Во дворе у Игнатовых негромко похохатывали, видно обсуждали последний инцидент. Я под этот хохоток, болтая ногами, перебирала в голове возможные варианты раздражения собравшихся. Хохот резко оборвался, как по команде. И тишина. Гробовая. Чего это они?

— Сергей?! Что случилось? Где Настя? — встревоженный голос, вроде Татьянин, долетел до моих ушей.

— Замерзла, погреться пошла, скоро будет.

— А ты куда?

— В тренажерный зал на цокольный.

— Собираетесь перед купанием размяться? — ехидно вставил свои пять копеек Артем, — зачем вам тренажеры на цокольном, над бассейном позанимайтесь, ближе к воде.

— Мне на цокольном больше нравится, — Серегин голос удалялся, похоже не стал останавливаться, дальше пошел.

— Серый! — Артемка заорал громче, — передай Насте, чтобы вылезала, не пряталась. Все уже поняли, что это она психически нездоровую, нас обливать отправила. Я сегодня добрый, не буду ругать.

— Артем прекрати! — рявкнули сразу два женских голоса.

От Артемкиного ехидного намека, на то, что я его испугалась и спряталась, у меня взорвался мозг. Начала поправлять лестницу, пора выходить из подполья. Кому-то небо в алмазах показать. Испугалась я его как же. Я сбежала в домик потому, что думала, что Сережка, что блондинка, что….

Я уже нащупала ногой перекладину, осторожно развернулась ….и чуть вниз не рухнула. Рядом со мной заговорил неизвестный мужик.

— Слыш, Димон, я с твоим назначением, не помню как домой приехал. Моя мне с утра рубашку в морду сунула, прикинь, весь воротник в помаде! Это сколько же мы выпили, если я до сих пор не отошел? Димон! Прикинь, тут чертовщина!

Как была одной ногой на перекладине, коленкой на платформе, к лесу передом, к окружающему миру задом, так и вывернулась посмотреть, кого принесло. На дорожке напротив сосны стоял мужчина лет тридцати, стрижка ежиком, по комплекции чуть поменьше Артема. Он изумленно рассматривал мои следы, к ноге мужика жалась собачка из породы дрожащих. Собака тряслась мужик офигевал. Я стараясь не скрипеть, вернулась назад на платформу. Любопытно, какие мужик выводы сделает. Устроилась поудобней, жду.

— Димон, в натуре! Кто-то вышел из дерева и на дорогу ушел. При чём тут смешивал, следы отчетливые!

Мужик повертел башкой, подхватил подмышку собачку и поперся поближе к стволу сосны. Пролез по снегу, подошел впритык и ствол рассматривает… Трубку от уха не убирает, видно Димон ему что-то рассказывает. Мне уже из-за ствола видно только руку с собачкой. Теперь не понятно, что сильнее дрожит, рука или пес.

— Димон, не парься, решим. Я вот думаю, мож биткойны, или как их там купить. — измученным голосом изрекает следопыт.

Мне же больше всех нужно. Особенно если не спрашивают. Приспичило присоединится к обсуждениям.

— Нужно было покупать когда цена за биткойн равнялась десяти долларам. Криптовалюта к твоему сведению ничем не подкреплена. Очередной мыльный пузырь, который лопнет. Те кто не успеет слить останутся в проигрыше, кто не прогорит при любом исходе, только владельцы майновых шахт. — поведала мужику.

Собеседник мне попался неуравновешенный, дернулся как ненормальный и телефон, и собачку в снег уронил. Собачка тоже странная, хоть бы тявкнула на меня, задрала вверх морду и воет… Мужику до её воя как до лампочки, в снегу роется, ищет телефон. Нашел, в карман убрал, а со мной всё равно не разговаривает. В общем я начала опять разворачиваться, слезу, раз никто общаться не хочет. Занесла ногу… Мужик соизволил заговорить. Заикаясь.

— Слыш, а скажи говорящее дерево, за все времена, во что были самые выгодные вложения?

Я чуть не ссыпалась по веревочной лестнице! Сам ты дерево!

Вау! От холода туплю! Какой хороший дядечка. Он не со мной, он с сосной разговаривает. Ради такого прикола, снова уселась на прежнее место.

— Собольи хвосты в двенадцатом веке. — ответила протяжным голосом, каким на мой взгляд должна говорить сосна.

Мужчина восхищенно вздохнул, хлопнул по стволу и заявляет:

— Я тебя выкопаю и у себя на участке посажу.

— Э-э мужик, даже не думай. Корневую систему порушишь и вообще, я в неволе не разговариваю. — выдаю серьезным тоном.

— Пооонял, уважаю, сам такой, моя орет, а я молчу, — не раздумывая согласился мужик, подхватил собачку, и продолжает топтаться в снегу, не уходит.

Зачем человека расстраивать, нужно помочь.

— Ты знаком с Артемом Игнатовым? — интересуюсь вкрадчиво.

— Не сказать, чтобы близко, но знаком, здороваемся, — рассказывает сосне.

— Иди к нему. Скажи, я направило. У него три говорящих куста, пусть один тебе уступит. Артем всё равно хотел от лишних избавиться, они каждый вечер перекличку устраивают, через весь двор друг другу орут.

Мужик посмотрел на ствол с некоторым сомнением, покрепче прижал собаку, развернулся и решительно пошагал. К калитке Игнатовых. Я зажала рот ладонью и хрюкала с трудом сдерживая смех.

Натуралист не успел дойти до калитки, из нее Сергей вылетел. Пронесся мимо мужчины с собачкой, перебежал дорожку и не обращая внимания на глубокий снег быстрым шагом направляется к моему дереву. Видок у Сереги испуганный и сильно озадаченный. Я состряпала независимую физиономию, сижу.

Как только попала в его поле зрения Сергей облегченно вздохнул и радостно заулыбался.

— Насть, не делай так больше. Я чуть с ума… Слезай оттуда, замерзаешь, холодно.

— Как пообщался с блондинкой? Почему не стал догонять? — съязвила не двигаясь с места.

— Насть, я эту дуру в компаниях несколько раз видел. Я даже не знаю, как ее зовут. Меня с ней конечно знакомили, но я имя не запоминал. Слезай пожалуйста. Или я лезу тебя снимать.

Он с самыми решительными намерениями схватился за веревочную лестницу.

— Стой! Сама спущусь, еще не хватало, чтобы с твоей помощью мы вместе свалились с дерева.

Ступить на снег Сергей мне не дал. Когда до поверхности оставалось немного, подхватил на руки и понес. Я думала на расчищенной дорожке поставит на ноги, а он не останавливаясь дальше, во двор потащил.

Первым кого я увидела во дворе Игнатовых, был любитель общаться с соснами. Довольный как слон мужик прошмыгнул мимо нас одной рукой прижимая к себе собачку, а другой обнимая горшок с фикусом.

Потом из-за угла бани выскочила Людмила, наткнулась на нас взглядом, улыбнулась во весь рот и закричала: Нашлаааась!

Я завозилась пытаясь соскользнуть с Серегиных рук Пора на ножки, в вертикальное положение. Серега то ли не понял, что меня надо отпустить, то ли сделал вид.

— Верни меня на Землю! — буркнула полушепотом.

Этот ненормальный мотнул головой и заявляет:

— Не хочу!

Глава 21

— Укушу! — прошипела сдавленно.

И замахала всеми конечностями, рискуя быть нечаянно низвергнутой с Серегиных рук. Слишком на этих руках уютно, мне нравится. А этого никак нельзя допускать.

— Насть, я же и правда уронить могу.

Никогда не видела мужское лицо с такого ракурса. Подбородок твердый, губы, если близко и снизу смотреть…. Тьфу, Настя, ты о чем думаешь? Еще не хватало…

Чувство самосохранения смешалось в мозгах с природным упрямством. Я продолжала извиваться и размахивать ногами и левой рукой, правой рукой обхватила Серегу за шею, начала тянуть вниз. Принуждение к поклону называется. Я бы на его месте, отшвырнула меня подальше. Если бы эта свистопляска продолжилась чуть дольше, мы бы точно грохнулись на дорожку. Серега удерживая вырывающуюся и одновременно повисшую на нем меня, начал пошатываться. Мне хотелось освободиться, выбраться из сильных рук парня и еще, чтобы он меня не отпускал. Совместить несовместимое. Как-то так.

— Куда премся? К дому разворачивайтесь! — долетел голос ангела — Людочки, — Дунька! Кому говорят!

— Я здесь подожду, закончат с произвольными танцами, загоню в оранжерею. На всякий случай, поближе к говорящим кустам. Вдруг еще кому кустик понадобится.

— Артем, успокойся! Ты у нас тоже специалист по травам.

— Женя! Ты же моя жена! Как ты можешь, против любимого мужа? Мама! Она дерется! Все, сдаюсь!

Голоса начали удаляться. Я менее активно болтала конечностями и злилась сама на себя. Некоторые моменты напрягали. Нет, я конечно не забываю, на что подписывалась и все понимаю… Понимаю почему Сереженька меня на руках таскает. Мы же изображаем влюбленных! Именно по этому, а не по тому, что я… что он…. Месяц слишком долго, могу вляпаться, несколько дней знакомы, а я, а меня, к нему…. Торопиться надо, желательно прямо сегодня…

Скачки мыслей прервало деликатное покашливание.

Прекратив брыкаться, но продолжая виснуть у Сергея на шее, повернула голову. В нескольких метрах от нас стояла Татьяна и с лукавой улыбкой наблюдала за нашей возней.

— Сергей, давай Настя тебе чуть позже шею свернет, отнеси ее в дом, ей нужно в сухое переодеться, иначе простудится, — дружелюбно заговорила Серёгина мама. В голосе никакого бешенства.

— «Исправляй положение Настя, ты должна ее разозлить! — скомандовала себе мысленно, — срочно включай городскую сумасшедшую. Не расслабляйся! Не важно, что она приятная женщина, тебя пригласили ее бесить.»

— Мне не во что, — пискнула крепче цепляясь за шею. — мокрые ноги для меня привычная среда. Я в сухую погоду специально воды в сапоги наливаю. И Сергею налью, пусть привыкает.

Серега вздрогнул. Вообразил наверно, как по морозу в ботинках полных воды хлюпает.

Татьяна, посмотрела в сторону леса, потом на меня и как будто не слышала мое выступление, непосредственно касающееся безопасности ее сына, спокойно сказала:

— Насть, Артем баню включил, скоро нагреется. Тебе бы попарится.

Я обычно не теряюсь. И, как мне казалось, умею контролировать ситуацию. Но сегодня, что-то идет не так, Татьяна меня запутала. Непрошибаемая женщина.

— Париться хочется, но не могу. Я на задании, — доверительно сообщила Серегиной маме. Может у меня мозг атрофировался? Караул!

Нет, ну я быстро опомнилась. Серега нес меня к дому, Татьяна рядом шла, я жестикулируя свободной рукой рассказывала о страшных переспективах открывающихся перед ее младшим сыном:

— Нашей задачей является адаптация организма к низким температурам. В связи с этим все водные процедуры я принимаю используя воду не выше пяти градусов. И Сергея заставлю. Через неделю начну спать в холодильнике. Сергей освоит морозильную камеру. Начнет с десяти минут и минус пяти градусов Цельсия.

— Жестко. — сочувственно вздохнула Татьяна, когда дошли до ступеней ведущих в дом. — Вот что, дорогие диверсанты — испытатели. Как старший по званию морж — сыроед — водохлёб любитель, приказываю на сегодня отложить охлаждение и голодание. Приказ не обсуждается. Сегодня греетесь и обедаете по человечески, а завтра на свежую голову в холодильники! Хитро подмигнула и легко побежала вверх по ступенькам.

А мы с Серегой внизу остались. Я вообще пока не понимала, как быть и что делать. Стараюсь изо всех сил выполнить все пункты договора и ни черта, все ржут, а никто не бесится. Теперь еще баней искушают и чем-то вкусненьким….. А мне и правда очень хочется, досрочно решить поставленную передо мной задачу. Может попросить кого открыть Татьяне глаза? И пусть Сережа к своим блондинкам скачет!

— Поставь пожалуйста меня на ноги.

— А если мне нравится, носить тебя на руках?

— Это перебор, ты переигрываешь. Тем более мы одни, прекращай спектакль.

— Насть, я сразу догадался, что ты убежала в домик, а потом это сообщение про подвал и клаустрофобию… У нас подвала нет, цокольный этаж, там в тренажерном дверь, я подумал, вдруг и правда захлопнулась. — Серега говорил и смотрел мне в глаза. — Я рад, что ты нашлась и плевать хотел на все спектакли. Давай если хочешь, я буду глотать воду и прыгну в купель. Один. Не хочу я, чтобы ты мерзла и сидела голодная. Вернее не так, я этого не допущу!

Глава 22

По моим наблюдениям девушки делятся на категории, как права на вождение автотранспорта. Есть натуры романтические, ожидающие принцев, или на крайняк герцогов, есть особы прагматичные, принцев ждут, но с чисто меркантильными интересами, и есть — я. Неформат. Любая доверчивая дурочка, выслушав подобную речь от прижимающего ее к груди парня, сделала бы соответствующие выводы. Что принц, он же герцог, он же мечта всей жизни, готов, как переспелая груша, свалиться к ногам. И плевать, что знакомы каких-то три дня. Лично я, пока слушала, пыталась понять, для чего Сережа старается по ушам мне проехаться, хотя….

Врать не буду, мне кое что понравилось. Почти все, кроме вот про это, про не допущу. Я сама решаю, когда, куда и как допускаться! Когда мерзнуть, а когда голодать. И еще момент, Сережина речь, попахивает увиливанием от условий прописанных в договоре… Особенно фраза: «плевать на спектакль».

За неполный день даже для меня многовато событий и эмоций. Что-то я в них потерялась. Пора себя и Серегу встряхнуть!

— Быстро меня поставь! Плевать он хотел на спектакли! Я исполнитель, помню о взятых на себя обязательствах и не прошу мне помогать, не мешать хотя бы можно? Думаешь просто, бесить твою маму, друзей и родственников?!

Серега нехотя поставил меня на ноги. Фамильярно поправил мне шапку, съехавшую набекрень.

— Насть, не злись. Договор только вчера вступил в действие, впереди целый месяц, успеем взбесить маму.

— Я уже в бешенстве. Хватит топтаться на улице с мокрыми ногами! Свалиться с простудой хотите? Честное слово, как маленькие.

Татьянин голос из-за приоткрытой двери, громом среди зимнего неба жахнул по голове.

У меня внутри громко ухнуло, провалилось вниз, а потом резко понеслось вверх обдавая жаром щеки и уши. Я даже не знаю, кем в эту секунду себя почувствовала, воришкой которого поймали с краденым или провалившим ответственное задание партизаном.

Доигрались. Она все слышала. Мы говорили не снижая голоса. Концерт окончен. Все.

Круто! Устроить клоунаду, окоченеть на дереве, промокнуть в снегу, а потом спалиться по глупости. Молодец Настя! Возьми с полки пирожок. «Исполнитель», мать твою. Пять минут назад, мечтала, чтобы все сегодня закончилось? Мечты сбываются — получай!

Мысли из головы повыскакивали и разбежались в разные стороны. Осталась последняя, спрятавшаяся среди извилин мозга: сколько стоит доехать отсюда до Москвы на такси? Серега зачем-то схватил меня за руку, и невнятно пробормотал: прости. Наверно от растерянности. За что прощать? Я выступила первая, мне и разгребать.

Как можно спокойнее поворачиваюсь к двери. Нужно уметь красиво проигрывать. Даже если хочется художественно заскулить.

Татьяна стояла в дверном проеме в одном сапоге и расстегнутом пуховом пальто, с совершенно непроницаемым выражением лица.

— Мам, я все объясню, — Сергей шагнул к ступенькам, не отпуская мою руку. Он меня повел за собой, но пытался задвинуть за спину.

Щас! Работаю на опережение! Руку вырвала и вперед понеслась.

— Сергей ни при чём! Это я все придумала. Договор составила и заставила подписать!

— Мама не слушай, Настя на себя наговаривает! Она не хотела, я упросил!

Серега догнал в два прыжка и опять задвигает за спину. Я пытаюсь вырваться, поскальзываюсь на ровном месте, начинаю заваливаться… Серега успел развернуться, подхватить на лету и опять я у него на руках.

— Заноси уже в дом сообщницу, — Татьяна посторонилась, старается говорить серьезно, а голос подрагивает от сдерживаемого смеха. — Теперь не отвертитесь, пообедаем, все расскажете. Я вчера пол ночи ворочалась, уснуть не могла, думала, что же такое увидел нотариус, если в женский туалет прятаться убежал.

Холл у Игнатовых просторный, стены персикового цвета, по стенам картинки и фотографии. Я бы их с удовольствием рассмотрела, но не сейчас… Впереди маячила перспектива общественного порицания, и ехидные комментарии Серегиного старшего брата. Сбежать не планирую, получу свою порцию критики и вызову такси.

Я стянула промокшие сапоги и прислушивалась к веселому гомону, долетающему из глубины дома. Обувь Сергей отправил в сушилку, Татьяна достала из шкафа новые носки и молча мне вручила. Глупейшая ситуация. Когда примостившись на краешек дивана эти чертовы носки меняла, Сергей так внимательно наблюдал, что мне как-то неловко стало. Уже почти натянула второй, Татьяна подсела ко мне, легонько толкнула плечом, а потом…. Обняла.

— Да не напрягайся ты, Настенька, все хорошо, расслабься. Лучше скажите, нотариуса поймали? Или все таки сбежал?

— Поймали. — вздохнул Серега. — Все что хотели, заверил.

— Правда? Дадите почитать?

Глава 23

Терять мне уже нечего, нашла в смартфоне электронную версию шедеврального договора, протянула гаджет Татьяне.

Она откинулась на спинку дивана и начала внимательно читать. А я с дивана поднялась и пошла к противоположной стене, встала напротив фотографии большой яхты и изображаю заинтересованность. В стену смотрю. Предоставлю возможность прожигать разъяренным взглядом затылок, в процессе ознакомления с «шедевриной», миссию я не выполнила, но патологической неприязни ко мне, после прочтения соглашения у Сережиной мамы будет через край. Вместо:» Не напрягайся Настенька, все хорошо», — потребует моего немедленного изгнания с частной территории. А Серегу в приказном порядке упрячут…

— Это любимая папина яхта, — рядом с ухом тихонько шепчет Сергей.

Покосилась на него, лицо спокойное. А собственно, ему то, что беспокоится, погрозят пальчиком и забудут проказы младшенького.

С дивана раздался протяжный звук. Может ей плохо? Я испуганно оборачиваюсь….

Татьяна покраснела и вздрагивает.

— Простите, я не хотела, в доме есть успокоительное? — бормочу виновато.

— Застряли они там, что ли! Все остынет. — долетает из глубины дома возмущенный голос ангела.

— Скоро придут. Ребята по снегу лазили, переодеваются. Подождем пять минут, ничего страшного. — на удивление добродушно отвечает Артем.

— Успокоительное? — переспрашивает Татьяна, — кому?

Совсем я ее в шок ввергла, надо же….

— Сергей! Как ты мог? Я всегда старалась быть для вас понимающей и хорошей мамой. А, ты…

Я выпрямилась и подняла голову. Была б на мне тельняшка, рванула бы и сказала: стреляйте! Но я в свитере. Поэтому как можно спокойнее озвучила: Татьяна, ваш сын действительно не при чем, договор составляла я. Пять минут погреюсь и поеду….

— Куда? — простонала Татьяна, — Не оправдывай его Настя. Мой сын, мой сын лишил меня возможности, — она прерывисто вздохнула, — лишил возможности посмотреть на морду Якова Марковича, когда он — это заверял. Электро бытовые приборы… Весом не более трех килограмм…. Не нагревать выше предельной нормы…. В конфликтной ситуации…. Прелесть какая, распечатайте экземплярчик, или на почту, на почту вышлите!

Больше она ничего не смогла сказать. Упала на диван и закатилась от смеха. Даже слезы из глаз брызнули.

Интересная реакция. Неожиданно.

Сергей взял меня за руку и притянул к себе. Я попыталась освободиться:

— Спектакль окончен, это лишнее, — тихо бросила ему в плечо.

— Насть, не вырывайся, не отпущу. Слышишь стульями в гостиной задвигали? Сейчас прибегут. Так, что держись за меня, а то снесет волной от понабежавших спасателей. — в тон мне, ответил Серега.

Прислушалась и правда, кто-то топает. Не прошло и минуты, в холле нарисовалась Людочка — ангел. Посмотрела на корчившуюся от смеха Татьяну, а потом недобрым взглядом на нас.

— Ну что? Довели мать до истерики! — обличительно из себя выдавила. — Доигрались в голодные обмороки! Я говорила…

— Люююд, ты когда-нибудь для урегулирования конфликтной ситуации, использовала не выключенные из сети электро бытовые приборы? Весом более трех килограмм!

— Чего? — Люда зависла в задумчивости, наверно прикидывала расстояние на которое сможет дотянуться шнур, прибора которым она пожелает воспользоваться. Для урегулирования. Я представила ангела навскидку определяющего вес электродрели…. Для применения в воспитательных целях. Мне бы не понравилось.

— Ничего, анекдот вспомнила. — Татьяна вытерла слезы, пружинисто подскочила с дивана, — Давайте мыть руки и к столу. Действительно всех задерживаем.

Меня проводили в ванную, выдали чистое полотенце, я умывалась и пыталась определиться, как же всё-таки поступить правильно.

Засиживаться не буду, это однозначно, дождусь когда Татьяна объявит, что я никакой не гвоздь программы, а вообще непонятно кто и потихоньку слиняю. А вот как поступить лучше, вежливо откланяться или уйти по английски? Пока не понимаю. Была еще одна вещь, которая меня настораживала. Время проведенное на холоде с промокшими ногами, похоже даром не прошло. Горло начинает першить, а голова как будто набивается ватой — это плохой знак. Ангина меня очень любит и плевать ей, что без взаимности. До дома лучше добраться до того, как дурацкое горло разболится.

Ладно, как нибудь разберусь, пора на эшафот. Показала язык отражению в зеркале и вышла из ванной.

Серега с Татьяной дожидались меня в коридоре. Она ему тихо что-то выговаривала, он виновато кивал. Меня увидели и замолчали. Видно для моих ушей не предназначается, ну и пожалуйста, и так догадываюсь о чем говорили, наверняка интересовалась: где ты сыночек эту Настю откопал? Как только обед закончится, убери с моих глаз!

— Не волнуйтесь, сама уберусь. — подумала про себя. Вслух сказала:- ну, что приступаем к обеду?

Гостиная у Игнатовых по размерам не меньше моей квартиры, вместе с кухней и санитарными помещениями. Стены светлые, ближе к слоновой кости, по правой стене несколько больших картин. По левой стене французские окна, в центре большой стол окруженный мягкими стульями. В углу камин, перед ним как положено чья-то шкура. Горящий камин — это круто, но меня больше пол с подогревом порадовал. Тепло ногам.

— Наконец изволили появиться! — Артем при нашем появлении снова начал кривляться, приподнялся со стула и поклонился.

— Красильщиковы вечером ненадолго заскочат, у них форс мажор, Лёша кого-то встречает, в аэропорту застрял. — это Женя сообщила Татьяне, пропуская на место рядом с собой. Нас с Серегой усадили ближе к камину. Я уселась на мягкий стул между ним и Людочкой. Проголодавшийся на свежем воздухе народ, непринужденно болтая между собой, наполнял тарелки. Сидевшая напротив сыроед Дуня мясо себе накладывала. Нехило так, с горочкой. Мне есть не хотелось совсем. Першение в горле сильно активизировалось. Украдкой посмотрела на время, выдержу от силы двадцать минут. Хоть бы Татьяна с изобличениями не затягивала. Может ее к этому как нибудь подтолкнуть?

Глава 24

— Настя, что тебе положить? — Серегин голос вмешался в мои размышления. Врасплох застал, я мясо в тарелке сыроеда видела, а что еще на столе, как-то не посмотрела. А, что, может ввергнуть в смятение собравшихся, у Дуньки мясца отжать? Чтобы потом дооолго меня помнили…..

— Насть, давай всего понемногу, сегодня Андрей готовил. Все попробуем, не будем обижать повара. — Серега не дожидаясь ответа подложил мне кусочки мяса, птицы, запеченных овощей. И тихо, чтобы никто не слышал шепнул, — все хорошо, не расстраивайся, после обеда поговорим.

О чем говорить? Все и так ясно, договор больше не актуален, с обучением в школе бизнеса, пролетаю как фанера над Парижем. Мы с Сережей разбегаемся в разные стороны и забываем о нашем знакомстве. Адрес сервиса, где мою машину ремонтируют не забыть уточнить.

— Серый, возьмите соления, Женина мама консервировала. Лично я вкуснее ничего не пробовал! — Старший братишка, передает через ангела тарелку с разносолами.

Я от удивления поперхнулась воздухом. Что это с Артемом? А где комментарии по поводу увиливания от употребления дистиллированной воды? Да и Люда подозрительно миролюбивая. Огурчик солёненький мне положила и добродушно приговаривает:

— Сейчас картошечки горяченькой подкину, а то доведут себя до истощения и все туда же, голодать. У нас сегодня по-простому, по-домашнему. Вот бруснички моченой попробуешь, мне мамка прислала. Еще морошка в сахаре есть, но ее Юлька заграбастала. А ей если в руки попало, никому не даст.

Не сразу поняла, кто такая Юля, видно та светленькая, которая с балалаечником — Бандерасом приехала… Ну точно, она. Сидит по правую руку от уплетающей мясо «сыроеда» Дуни. Лукаво улыбается.

Юля встретилась со мной взглядом и ободряюще подмигнула.

— Настя, не слушай Людочку, она наговорит. Это с ними не поделюсь, а с тобой поделюсь морошкой. Остальную с рыбкой съем. — Юля облизнулась и себя по животику погладила. — Я тоже кое что вкусное привезла. Бабуле бывшая одноклассница прислала, с поездом передала.

— И где оно? — беззлобно фыркает Люда.

— В машине оставила. Передумала вас угощать, самой мало. — Хихикнула Юля и начала варенье из морошки на кусок запеченной рыбы накладывать…

— А что хоть было то? Как оно называется? — Людочка продолжила шутливо подначивать Юлю, а сама мне в тарелку картошку подкладывает.

— Какая разница, всё равно не дам! — Юля кусочек рыбы с вареньем в рот отправила и жмурится от удовольствия.

Да-а, интересные друзья у Игнатовых. Никогда б не подумала.

Я потихоньку расклеивалась. Спине жарко от камина, ногам не смотря на теплый пол, холодно, горло уже не только першит, ощутимо побаливает, во рту сухо как в безводной пустыне, хотя морса, наверно литр выпила. Серега только успевает подливать.

Будут или нет выводить меня на чистую воду? Долго не могу ждать. Наклонилась, посмотрела на Татьяну. Как ни в чем не бывало с «Бандерасом» и блондином о чем-то болтает. Может подойти, потихоньку спросить?

Уже примерилась как вылезти из-за стола, отозвать в сторонку Серегину маму и как говорится, поставить все точки над и, но почему то застопорилась. Не то, чтобы боюсь осуждающих взглядов, отвечать за свои поступки умею, но как-то сейчас не хочется.

— Серега, вы пойдете с нами кататься на снегокатах? — Артем обмакивает сочное мясо в благоухающий пряными травами соус и стараясь не капнуть подносит его ко рту.

— Насть, хочешь покататься? — склоняется к моему уху Сергей.

— Спасибо, не получится. Сереж, я хочу уехать засветло, скоро буду такси заказывать.

— Не придумывай. Я сам тебя отвезу.

— Не стоит, у вас гости, доеду не маленькая.

Серега накрыл ладонью мою руку и отрицательно помотал головой. Потом пристально на меня посмотрел.

— Насть, у тебя рука горячая!

— Тебе показалось, ну и жарко немного от камина, — улыбаюсь убедительно, держусь как оловянный солдатик изо всех сил. Мои проблемы, зачем на кого то навешивать.

— Насть, хотела спросить, а как ты умудрилась прикинуться говорящим деревом? Мужик который за фикусом приходил, с пеной у рта объяснял, что его направила говорящая сосна. — Людочка легонько толкнула меня локтем, подняла тему моих «подвигов», Дуня смотрю тоже навострила ушки, не жалко, поделюсь опытом. Я рассказала как сидела на дереве, как мужик с собачкой подошел и как хотел сосну выкопать, как спасая дерево я предложила обойтись говорящим кустом.

Девчонки смеялись, Сергей даже не улыбнулся, напрягся весь. Подумала, фикус что ли жалко? А он нагнулся ко мне и заявил:

— Больше одна не подойдешь к лесу. Хорошо это был сосед, а если бы придурок какой?

Хотела сказать… Да Люда быстро перевела разговор, вспомнила, как в начале декабря Сережа с каким-то Лешей катались на квадрациклах, поймали в лесу убежавшего от соседей кролика, притащили его домой и долго доказывали, что им попался ручной заяц.

Я вместе со всеми хихикала, а в голове на осколки кололось стекло, впивалось острыми краями во все нервные окончания, горло уже не побаливало, болело не по детски, терпела как пленный партизан на пытках. Серега все тревожнее на меня посматривал. В какой то момент поднял руку, приложил к моему лбу и тихо выругался. Я расслабилась что ли, голоса начали смешиваться, в глазах все поплыло.

— Горячая? — Татьяна каким то образом за моей спиной оказалась и тоже мой лоб потрогала. — Кипяток. Пойдем ка Настенька в гостевую спальню. Полежишь пока, а мальчики доктора вызовут.

Видно меня здорово шибануло, я даже не сопротивлялась, когда Татьяна взяла меня за руку и куда-то повела, пошла безропотно.

— Извините, я не хотела, раньше надо было уезжать, — бормотала под нос пока поднимались по лестнице. — Ненужно врача, я чуть-чуть отдохну и поеду.

— Все хорошо, моя девочка, сейчас пижамку наденем, ляжешь в постель, — Татьяна приговаривала убаюкивающе, как будто я маленькая. — Родителям позвоним, предупредим, что у нас осталась, чтобы не волновались.

— Родители в экспедиции, я дома одна. Только Лизка Терехина будет волноваться.

— Тем более останешься, одной болеть нельзя. Лизке объясним, она поймет.

Глава 25

Проснуться в незнакомом месте, скажу я вам, не самое приятное, что может случится с человеком с утра. Даже если под тобой шелковистые тонкие простыни и матрац удобнейший из всех, на которых ты почивать изволила. Мозги же никуда не делись, понимают, раз проснулась не дома, с тобой что-то не так. Ну да, точно. Я же горло застудила.

Сажусь в постели, оглядываюсь вокруг. Приличная спальня, ни большая, ни маленькая. Стены розоватые, мебель в белых тонах. Ее немного, кровать, две тумбочки, фиговина на ножках с зеркалом не знаю как называется, два кресла и журнальный столик. На стене напротив кровати, большая плазменная панель.

Нет, я конечно помню, как Татьяна меня сюда привела, а дальше как в тумане. Обрывки какие-то. Вроде доктор был и я его чем-то обидела….. И еще, с момента моего появления что-то изменилось, добавилась какая-то деталь. Еще раз осматриваюсь, пытаясь сообразить, что же такое добавилось… Цветы! В двух напольных вазах и в одной на столе. Их вчера по-моему не было.

Прикольно, в комнате две двери. Проходная что ли? Я такая лежу, а мимо туда, сюда ходят. Сама над собой хихикнула и сползла с кровати. Горло болит, но хотя бы не так как вечером, голова тяжелая, но без стеклянных осколков внутри. Прогресс. Шелковая пижама, в которую меня Татьяна переодела, оказалась немного великовата. Пришлось штаны рукой придерживать. Доковыляла до первой двери, выглянула, виден коридор ведущий к лестнице, вокруг не души. И тишина…. Поплелась ко второй. За ней душевая кабина и туалет. Прямо номер со всеми удобствами. Ну хоть не искать, где умыться можно. Дверь прикрыла, перед водными процедурами в окно гляну, ознакомлюсь с обстановкой в окрестностях.

Вид открывался так себе, прямо передо мной площадка для пикника, далее забор, часть тропы, у самой кромки леса. Вон сосна, которая вчера с мужиком разговаривала, напротив сосны, четыре тетки выстроились, не понятно какого возраста. Шеренгой стоят. Ко мне задом, к сосне передом. Чего это они? Говорить с ними некому, если я не раздвоилась, меня там нет.

Понаблюдала несколько минут, тетки не меняют дислокацию. Скучно стало, отправилась умываться.

Пока маячила по спальне, встречи со своим отражением в зеркале умудрилась избежать. Правильно делала. В туалетной комнате в висящее над раковиной зеркало на себя посмотрела…. Караул! Помесь бабы Яги с домовенком Кузей. Можно в воспитательных целях детям показывать. Особо непослушным ночью приснюсь. Нашла расческу, кое-как привела в порядок всклокоченные волосы.

Какая подозрительная тишина в доме. Куда все делись? И где мои вещи?

Я снова решила выглянуть в коридор, осторожно открыла дверь и нос к носу столкнулась с Серегой. Крался он что ли? Не слышала шагов.

Стоит передо мной, красными глазами хлопает.

Несколько секунд мы молча друг на друга смотрели, я растерялась от неожиданности, а он не знаю отчего. Может не видел никогда девушек в пижаме?

— Привет. — прохрипела, голоса совсем нет.

— Привет. — Серега вздрогнул, как будто очнулся, — я насчет завтрака для тебя узнавать ходил. Скоро готов будет, позавтракаешь, а потом примешь лекарства. Насть, ты почему босиком?

И снова на меня как-то странно смотрит. Я попятилась задом и назад к постели рванула. Непонятное ощущение у меня под этим взглядом. Видно оттого что болею ноги тяжелые становятся. Схватила одеяло, закуталась и стою у кровати, как статуя. Сергей в спальню за мной вошел. Думала на кресло сядет, нет встал рядом и какую-то фигню понес.

— Ты такие цветы хотела? — на вазы показывает.

— Я? С чего ты взял, что я хотела цветов? — хриплю, как старая ворона.

— Ты сама мне ночью рассказывала, — Сергей улыбнулся, потрепал себя по волосам. — Ты требовала цветов, Лизу, чтобы она эскиз памятника рисовала. Рассуждала какой образ выбрать для памятника, руки в боки, или с вытянутой рукой. И просила, чтобы не забыли к памятнику приделать кепку.

Я с придурковатым видом разеваю рот. Он что правда ночью со мной в спальне был? Представляю, что я еще наговорила… Уже решилась задать наводящий вопросик, а он сам, шагнул ко мне обнял, уткнулся носом в волосы и шепчет:

— Настя, ты говорила, что боишься влюбиться в меня. Не бойся, давай попробуем. Мне нравится как пахнут твои волосы, медом и осенними яблоками. Ну что ты так напряглась? Я в кресле всю ночь сидел, не думаешь же ты, что я мог воспользоваться твоим бессознательным состоянием?

— Напряглась? Сейчас как расслаблюсь! Мало не покажется. Я тут бредила, а он принюхивался! И нефига обнимать меня! — внутри я орала во все горло, вслух слова из себя выдавить не могла. Замычала как корова и попыталась освободится.

В коридоре затопали, я как ошпаренная от Сереги отскочила. Очень вовремя, в приоткрытую дверь заглянула Людочка.

— Завтрак готов. Больная вниз спустится, или в спальню принести?

— Я бы спустилась, не могу найти одежду, — я уже не просто хриплю, а говорю свистящим шепотом.

— В которой приехала, постирана, сушится. Которую Татьяна для тебя приготовила на верхней полке в шкафу. Разберетесь. Сергей, чуть не забыла, тебя Артем ищет. Злой, как собака.

Глава 26

В шкафу я нашла спортивные брюки, хлопковый джемпер и нижнее бельё. Не знаю где это взяли, но все было новое и моего размера. Пока одевалась, думала, может мне для разнообразия начать страдать? Буду вся из себя загадочная ходить, вздыхать и в постели полночи ворочаться. Хотя какой смысл ворочаться, если никто не видит? Страдать нужно на публику, перед Лизкой например. Интересно долго она мои страдания выдержит? Обидно если минут пятнадцать, хочется подольше, час или полтора. Я еще ни разу не страдала, так и жизнь пройдет, а ты не пострадавшая….

Серега дожидался в коридоре. Не пошел выяснять, зачем «злому как собака» старшему брату понадобился. Ну и правильно, вместе пойдем. Я если что поддержу морально. А при необходимости и физически. Ибо не фиг.

Всю эту шелуху в голове, я специально перебирала. Чтобы сильно на своих ощущениях, когда Сергей меня завернутую в одеяло обнимал не зацикливаться. Слишком они волнующие, эти ощущения, как будто на сноуборде по экстремальной трассе летишь. На таких трассах можно и покалечиться. Хотя адреналин бешеный.

Завтрак накрыли не в гостиной, а в кухне — столовой. Внушительная кухонька, метров двадцать пять. Народа за завтраком собралось как-то малочисленно. Хмурый Артем, со сдвинутыми бровями, пальцами по столешнице постукивает, Юля, с озадаченным видом телефонную трубку к уху прижимает, блондин уткнулся в планшет, новостную ленту просматривает. Ну еще Людочка, раскладывает по тарелкам омлет.

При нашем появлении все оживились. Артем вроде даже стал меньше хмурится. Блондин оторвался от планшета, поднялся со стула и кинулся помогать Людмиле. Правда тут же обратно вернулся, она не оценила порыв.

— Настя, тебе получше? — Юля отложила в сторону телефон, подставила мне вазочку с творогом. — Дуньке не могу дозвониться, просила разбудить к завтраку, а сама телефон не берет.

— Дрыхнет без задних ног-хмыкнула Людочка.

Мне и творог не осилить, а она еще омлет с овощами передо мной поставила. — Чтобы все съела! — заявляет, — будешь нормально есть и выздоровеешь. А то умирать вчера собиралась, памятники проектировала. Просила сваять в кепке и с тремя руками, одна рука вперед вытянута, две куда-то в бок.

Люда собиралась поставить омлет перед мужем и замерла на месте с недонесенной до стола тарелкой. Видно пыталась представить, трехрукую меня. Хотела объяснить, что она мою задумку поняла не совсем правильно. Не стала. С тремя руками даже креативнее.

— У Насти температура была тридцать девять и девять. Давайте лучше погоду обсудим, если поговорить не о чем. — Серега сказал спокойно, но в голосе легкое раздражение. — Артем, ты меня искал?

— Искал. Сможешь после завтрака уделить мне время? Хочу один вопрос уточнить, — Артемка посмотрел на часы на стене и поморщился, — надолго не задержу, поболтаем и свалю в тренажерный. Женя с мамой на выставочную площадку уехали. Неймется, приспичило проверить в выходной.

— Так ты по поводу жены-трудоголика с утра бесишься? — Серега хмыкнул смотрю с облегчением, скорей всего уже готовился, что старшенький очередные нотации начнет читать.

— Не бешусь, а киплю праведным гневом! — хохотнул Артемка, между делом накладывая вишневое варенье в творог, — никакой личной жизни, одна общественная.

Дверь на кухню с треском распахнулась, влетела раскрасневшаяся Дуня, запыхавшаяся, в мокрых по колено джинсах. Не похоже, что она только проснулась…. Меня обдало морозным воздухом и запахом сосновой смолы.

— Дунька сдурела? Смотри какая мокрая! Тоже как Настя свалиться хочешь? — всполошилась Юля, тарелку отодвинула, — пошли быстрей, что нибудь сухое найдем.

— На мне высохнет. Какой здесь народ дикий! Думала не уйдут от дерева, а вы все без меня съедите, останусь без завтрака, с голода помру! — Дуня плюхнулась на свободный стул и вцепилась в сиденье руками. Юля с Людой начали ее от стула отдирать.

Шапито. Подобралась компания. Я всегда считала, что кроме нас с Лизкой, так никто не может прикалываться. Ошибалась. Мы не единственные. Вспомнились выстроенные в шеренгу тетки, похоже Дуня по моим стопам пошла, слазила в домик на дереве.

— Евдокия, отцепись от стула, сломаешь! Юль я сама с ней справлюсь, тебе нельзя, — возмущенно запыхтела Людочка. — Мы думали она спит без задних ног, а она народ непонятно где нашла!

Юля от Дуни отцепилась, рукой махнула и куда-то пошла.

— Не искала, сами пришли! Я вообще хотела покормить синичек и белочек! Дэн уехал, мне скучно стало, я прогуляться пошла и заодно посмотреть, что за домик. Хороший домик, я поместилась. А потом эти тетки пришли. — Дунька подскочила со стула. Люда придумала, как с ней справиться, наклонилась к уху и громко чмокнула. Теперь оглохшая Евдокия прыгала по кухне и головой трясла, но продолжала рассказывать. — Пришли и встали на тропинке, про говорящую сосну рассуждают. Я орехом поперхнулась и закашлялась.

— Дунь, ты орехи из сосновых шишек ковыряла? — Юля вернулась со спортивными штанами и носками в руках. Сунула их Дуне и ткнула пальцем в сторону ванной комнаты. Дунька сгребла вещи в охапку сделала шаг и снова остановилась.

— Нет, нормально, да? Я им рассказываю, а они издеваются. Орехи и семечки я для птичек и белочек с собой принесла. Я же не знала, что вместо белок придут бабки! И начнут доставать вопросом: какое лето будет? Мокрое или засушливое? Я им, что Гидрометцентр? Достали! Сказала про лето не знаю, соль с завтрашнего дня в десять раз подорожает. Наперегонки побежали, соль покупать.

Не обращая внимания на дурацкое горло, я смеялась вместе со всеми. Я вдруг поняла, что люди здесь собрались, очень даже нормальные. И еще поняла, почему Татьяна любит этот дом. Он конечно не подойдет для великосветских приемов, зато отлично подходит для того, чтобы собрать хороших друзей, чтобы на Новый год в гостиной нарядить елку, чтобы летом…. Так, что-то меня потянуло на лирику. Пора прекращать.

— Насть, ты совсем ничего не съела. Не хочется или глотать больно? — Сергей погладил мою руку, я к нему повернулась, а он потянулся ко мне и губами ко лбу прикоснулся. Проверил горячий лоб или нет. Губы у него, я скажу… Интересно а если… Вообщем крыша у меня потихоньку съезжает и никакого желания её догонять.

Серега никому не доверил, в большой керамической чашке сам заварил для меня чай, добавил лимон, ложку меда и липовый цвет. Исключительный напиток, выпила до последней капельки.

Прибирать со стола и мыть посуду, после завтрака вызвались Дуня и Людочка, нас бесцеремонно выставили с кухни. Я собралась пойти в отведенную мне спальню, отсидеться какое-то время и попросить Сергея отвести меня домой. После того, как с Артемом пообщается. Правда если быть до конца честной, мне уже не очень то и хочется уезжать…. Серега остановил меня на повороте к лестнице.

— Насть, мы с Артемом в отцовский кабинет, если нормально себя чувствуешь, не хочешь присоединиться?

— Я не против, но вам же поговорить нужно.

— Ты нам не помешаешь, Настенька, ничего секретного обсуждать не планируется. — Артем добродушно улыбнулся и говорил безо всякого ехидства в голосе. Непривычное явление. Подозрительно.

Глава 27

Может правильней и тактичней было предоставить братьям возможность побеседовать с глазу на глаз? Не знаю ничего, сами позвали. Может Артем хочет послушать мою биографию и историю нашего с Сергеем знакомства? С удовольствием расскажу. Такого на ходу напридумываю….

Мы прошли насквозь маленький зимний садик со стратегическим запасом фикусов, если что, можно населению в качестве оракулов предлагать, вдруг спрос появится. Вошли в просторную комнату с панорамными окнами. Как-то по-другому представляла себе кабинеты…. Никакой массивной мебели, заполненных книгами стеллажей. Из всего, что можно назвать кабинетным, письменный стол с очеееень хорошим компьютером. А в остальном, диван, кресла пушистый ковер на полу, на стенах коллажи из фотографий яхт, кораблей. Полки, прямо в стены вделанные, на них макеты парусников. На самом почетном месте висят деревянный штурвал и колокол. Вокруг какие-то дипломы, грамоты и медали. Артем пропустил нас вперед, плотно закрыл дверь, ногой подкатил мягкий пуфик на середину комнаты и на него примостился. Напротив дивана, но на приличном расстоянии. Утопая в шелковом ворсе ковра, я подошла к дивану и села сложив руки на коленках. Сама скромность. Серега уселся рядом, закинул ногу на ногу и вопросительно уставился на брата.

Все молчим. Артемка изображает глубокую задумчивость и как будто с мыслями собирается. Не чисто тут что-то, пятой точкой чувствую…

— Сергей! — Игнатов старший сложил брови домиком и заговорил проникновенным голосом, протягивая к Сереге руки, — ты знаешь как я тебя люблю?

У меня перестало болеть горло. Шоковая терапия, моментом прошло. Бугай решил в киноактеры податься? Болливуд нервно курит в сторонке…. Интересненько. Покосилась на Серегу, тот не меньше меня ошалел, на старшего смотрит уже с подозрением.

— Артем, с чего это тебя на признания понесло?

— Ты сомневаешься в братских чувствах? — Артемка перестал тянуть в сторону брата руки, прижал их к груди. Морду сделал трагическую. — Я между прочим тебе в детстве даже памперсы… Не буду вдаваться в подробности при Настеньке.

— Отчего ж, не стесняйтесь, продолжайте, — вырвалось у меня, совершенно нормальным голосом. Обалдеть, хрипота прошла. Клоун-целитель, мать твою. Улыбочка у меня получилась несколько ядовитая. На краешке дивана сидеть надоело, подвинулась к спинке, поудобней устроилась. Жду. Шоу как я понимаю, только начинается.

— Я последнее время, в силу обстоятельств живу на две страны. Нервы шалят, хроническая усталость. Скоро начну давление мерить и какой нибудь гемоглобин. — здоровый как бык Артем затянул проникновенным голосом.

— Артем!? Хватит паясничать, говори зачем звал. Не про любовь же рассказывать. — Сергей поднялся с дивана, шагнул к брату. Хитрый Артемка оттолкнулся ногами и уехал на пуфике к письменному столу.

— Хорошо, хорошо. Вернись на место, все скажу. — хохотнул старший, забыл, что минуту назад изображал трагика и давление собирался измерять.

— Роскамандовался! — возмутился Сергей, — кривляйся дальше, мы пошли!

— Я не хотел портить тебе аппетит за завтраком. Мама не на выставке, она встречает сестру, нашу любимую тетушку. Прилетела без предупреждения, вместе с дочкой, то бишь, нашей кузиной и племянницей мужа. Обе на выданье, требует их в свет выводить. Женю я эвакуировал. Сам поздороваюсь и умчусь по делам. Жить эту неделю будем на конспиративной квартире. Адрес не спрашивай, под пытками не скажу! Так, что вам предстоит великая миссия. Я в тебя верю, Серега. Ты справишься-Артемка как из пулемета прострочил. Выдохнул и во весь рот оскалился.

Сергей вернулся к дивану и практически на него упал. Что ж там за тетя, если на ее приезд такая реакция?

Уже хотела поинтересоваться, Серега заговорил.

— Артем, так не честно. Нам тоже надо в Москву, Настя болеет, нужен доктор, лекарства.

— Все лекарства купили. Понадобится доктор, еще раз Петра Андреевича вызовете. — Артем вместе с пуфиком заехал за стол.

— Петр Андреевич откажется приезжать, ему после Настиного укуса мама руку бинтовала, — заявил Серега.

У меня непроизвольно открылся рот. Чего только о себе не узнаешь… Как это так?

— А зачем я укусила доктора? — голос чего-то опять захрипел.

— Да какое укусила, прикусила слегка! — Успокоил Артемка.

— Нет. Укусила основательно. У него с первого раза кровь на анализ взять не получилось, он хотел второй раз палец проколоть. Ты заявила, что лимит на выдачу крови на сегодня исчерпан и за руку его тяпнула. — Серега посмотрел на меня с гордостью. — Андреевич минут десять от шока отходил!

Наверно таким тоном сообщают о том, что награда нашла героя…. А мне если честно, как — то не по себе.

Глава 28

— Серый, серьезно, придется вам взять на себя досуг тетки. Меня она недолюбливает, считает патологическим жмотом, после того как, отказался купить Ленусику на день рождения Мазарати. Даже на свадьбу ко мне не захотела приехать. Слава тебе господи. — Артему надоело сидеть на низком пуфике, вылез из-за стола и крадучись по стеночке, к двери пробирается.

Вот жучара! — Подумала, про Артемку.

И про то, что нехилые аппетиты, у Ленусика.

— Прогуляетесь с ними по светским раутам, тетка поноет о тяжелой доле, мама профинансирует неотложные нужды сестренки и проводите восвояси. Я со своей стороны, могу в материальной помощи поучаствовать. Вы с Настей подумайте по поводу культурной программы, не буду мешать.

— Артем, не наглей, давай по очереди сопровождать!

— Серый! Я в тренажерный, потом в нырну в купель. Вы отказались, емкость простаивает, — Игнатов старший добрался до двери, выскочил наружу, снова открыл, просунул голову и серьезным тоном добавил. — Серега, я правда не выдержу. Маму не бросайте.

Мы с Сергеем смотрели на захлопнувшуюся дверь и прислушивались к удаляющимся шагам. Я подумала, что нужно дождаться Татьяну, попрощаться и отчаливать. Тут и без меня достаточно гостей будет, хотя тетя меня очень интригует… Если Артем в такой панике, общение было бы запоминающимся. Линять надо от греха подальше, я за себя не ручаюсь, а Татьяна может обидеться. Сестра как никак.

— Лучше бы он про завод узнал! — пробурчал под нос, стоящий посреди комнаты Сергей. Я тут же вернулась из задумчивости. Вот это мне интереснее в десять раз, нежели чьи-то тетки.

— А что с заводом не так? — поинтересовалась осторожно.

Сергей вздохнул, снова сел ко мне на диван, пожал плечами и спрашивает: Насть, тебе правда интересно? Могу рассказать, только между нами, мои пока не знают.

— Мне интересно. Если не доверяешь и боишься, что могу разболтать не рассказывай.

— Ээ, не знаю с чего начать, компания дела которой я веду, она небольшая и работает на семейный бизнес. Заказы приходят с предприятий Артема и родителей. В принципе они прекрасно могут обойтись без меня. Я это понимаю. Решил постепенно поменять профиль, хотел построить завод пластмассовых изделий, чтобы оборотные средства сильно не задействовать нашел соинвестора. Не хочу вдаваться в детали, соинвестор и весь проект были хорошо спланированным кидаловом, Артем вовремя вмешался. — Сергей поморщился, и посмотрел мне прямо в глаза, — я всё равно идею не оставил. Помнишь Антона Самойлова? Его отец продает готовое производство. Абсолютно новое, современные линии, удаленность от Москвы всего пятьдесят километров. Мне уже все документы для ознакомления прислали.

Я обнаглела. Не отводя взгляда рубанула: покажи проект. Пожалуйста.

Сейчас по идее он должен меня послать… Сама виновата. Вечно лезу куда не просят..

— Покажу, компьютер отца запоролен, попробуем на айфоне рассмотреть, — Не послал, достал гаджет, нашел нужный файл и передал мне в руки.

Все пролистать не успела, увидела только локацию. Достаточно для того, чтобы обалдеть. Я эти места хорошо знаю, у Лизкиных родителей там дача была.

В комнату с вытаращенными глазами влетела Людочка.

— Я вас по всему дому ищу! Там с Татьяной какая-то баба приехала, яйцеголовая. Очень сильно выпендривается. С ней две фифы, носами крутят. Татьяна где-то спряталась, я боюсь без свидетелей с ними общаться. Сдерживающего фактора нет, пришибить нечаянно могу.

Развернулась и назад понеслась. Мы естественно за ней рванули. Как же без нас.

— Насть, ты напряглась, когда увидела местоположение, тебя что-то смущает? — спросил Серега, когда мы пробегали сквозь зимний сад.

— Не могу понять как получили разрешение на строительство, природоохранная зона в недопустимой близости и земля на которой построен завод не могла быть выведена из сельхозоборота.

— Не может быть, я документы смотрел, — Серега затормозил, я в него врезалась.

— Документы, похоже, рисованные. Видно кто-то прикрывает, пока предприятие не действующее и принадлежит нужному человеку. А поменяется собственник, запустит первую линию и капец. Завод под снос и многомиллионные штрафы, — я говорила, а он, смотрел на мои губы. Внимательно. Не отрываясь.

Мы были слишком близко друг к другу, настолько, что я чувствовала его дыхание и жарко мне стало, слегка подалась назад. Сергей вздрогнул.

— На, что же они рассчитывали? Без проверки документов, я бы всё равно сделку не начинал, в понедельник пакет должен уйти на ознакомление юристу, — Серега вдруг начал слова растягивать и охрип. Неужели от меня заразился?

— Не знаю, может юриста попробуют подкупить? — предложила неуверенно.

А он…..

Глава 29

— Насть! Мне кажется, это уже было! Ты, я, зимний сад, эти звуки, запахи! — склоняясь к моей голове прошептал Серега. И прикоснулся губами к моим волосам.

Вместо того, чтобы обсудить производственные проблемы! Не слышал, что ли…

Нужно наверно возмутиться, но ощущение…. Мурашки скользнули по шее и по спине понеслись, я застыла и не хочется двигаться. Прострация какая-то, с ума сойти. Помутнение рассудка.

— Татьяна! Я не намерена ночевать в гостиной! Где Татьяна? — заревел бегемот из глубины дома.

Вовремя, прострация улетучилась. Я судорожно вздохнула, Сергей вскинул голову, взял меня за руку и повел. Шли быстро, но уже не бежали.

Меня подмывало, еще раз спросить про юриста.

К реву бегемота, добавился протяжный вой и гомерический хохот, отложила вопрос на потом. Нужно быстрее до источника воплей добраться, а то без меня все закончится, а я тоже хочу. Пообщаться.

В коридоре между гостиной и кухней, Сергей остановился.

— Насть, тетка личность скандальная, при чем скандалит на пустом месте. Для нее человека обидеть, — за счастье. Мама после ее визитов неделю восстанавливается. Может ты к себе поднимешься? Я разберусь и приду.

— Я не обидчивая. За мой счет твоя тетя точно не осчастливится. Пошли, пока Люда, не озверела без сдерживающего фактора.

В гостиной, а вопли неслись именно оттуда, чуть не споткнулась о здоровенный чемодан. Он у дверей валялся. Примерно в метре еще один, раскрытый, часть вещей на пол высыпана, огромные штаны и двойной чепчик…. Ой! Кажется это бюстгальтер, фига себе…. Чемоданами тут что ли швырялись? Вполне возможно, судя по багровым щекам Людочки. Она стояла к нам в профиль, скрестив на груди руки и просверливала взглядом подвывающую девицу. Чего она воет? Люда вроде ее не трогает. Через несколько секунд до меня дошло, девица поет. Демонстративно. Чтобы не дать Люде слово вставить.

— «Этот стон у нас песней зовется», — громко процитировала Люда, улучив момент и продолжила певицу гипнотизировать. Концерт.

Вторая девушка примерно такого же возраста, сидела на подлокотнике кресла и не реагируя на посторонние раздражители, себя со всех сторон фотографировала. Обе блондинки! Что-то последнее время мне на них везет… А эти вообще красавы, в вечерних платьях приехали. Внутри шевельнулось приятное предчувствие. Кажется я повеселюсь…

В соседнем кресле, раскинув руки и ноги в разные стороны, полулежала толстая тетка. Рев бегемота, чередовала со стонами. Она первая наше появление заметила. Стонать прекратила, заломила руки и прохрипела: Сестра! Как ты могла? Сестра!

Кто сестра? Я что ли? Хмыкнула оглядываясь назад. Думала, может Татьяна следом идет, для нее комедия. Позади никого не обнаружила, значит представление для нас.

С сестрицей у Татьяны Игнатовой, смею заверить, ничего общего…

— Дом на Рижском направлении, особняк на Рублевке! Это для избранных, а нас бедных родственников в дыру привезли! — простонала бегемотиха.

Мы с Серегой переглянулись, я громко фыркнула. Головы всех присутствующих повернулись к нам. Тетка приподнялась в кресле и окинула меня уничтожающим взглядом. Я еще ничего не сделала, а уже успела вызвать патологическую неприязнь. С первого взгляда.

Блондинок больше интересовал Серега, нежели я, подвывающая заткнулась, обе радостно оскалились зафиксировав на Игнатове младшем взгляд. Люда, вздохнула с облегчением и пробормотала: наконец то, а то у меня руки чешутся. Еле терплю. Татьяна ушла и с концами, хоть бы сказала, можно трогать или нельзя.

Серега не отпуская моей руки шутливо поклонился и с глубоким сарказмом в голосе выдавил: Здрасте кого не ждали. Не хотите перебраться в гостиницу? Готов президентский люкс оплатить.

У девицы сидящей на подлокотнике загорелись глазки. Но тетка, на нее зыркнула и чуть заметно мотнула головой. Не хочет в президентский. И правильно, там ни меня, ни Люды, скукота…

— Спасибо за встречу племянничек! Я с сестрой мириться приехала, а не экскурсию с проживанием в отеле! — не меняя позы пробасила бегемотиха. — Не понимаю, что происходит, где Татьяна? Где прислуга? Кто наши чемоданы разберет?

— Она Тутусика — дрезиной обозвала! — вякнула та, что на подлокотнике и пальчиком показала на Людочку.

— Ленусику кулак показывала! — подключилась вторая.

Люда хмыкнула.

— Значит достали обе! — стальным голосом резюмировала я.

Тишина наступила гробовая. Ленусик, Тутусик и бегемотиха уставились на меня. Люда отвернулась в сторону и беззвучно ржет.

— Не успел представить-это Настя, моя девушка, — Серега отпустил мою руку, за плечи обнял.

— Наслышаны, — вместо приветствия буркнула бегемотиха.

— Правильнее называть меня Анастасия. — я скорчила надменную морду. — Человек я лояльный и вежливый, имею достаточно терпения, поэтому беру на себя некоторые разъяснения. Прислуги здесь нет! Сплошное социальное равенство. Поднимайте задницы и вперед, распаковывать чемоданы.

— Может нам еще и обед самим приготовить? — процедила Тутусик, или Ленусик я не очень запомнила кто из них кто.

— Естественно самим. — в гостиную вошла Татьяна. — Вам же объяснили, социальное равенство. И я еще не забыла, как меня пытались в попытке отравления обвинить. Когда в ресторане обожрались устриц.

Бегемотиха недовольно поджала губы.

— Насть, ты приняла лекарство? — Серёгина мама повернулась ко мне, улыбнулась украдкой и втихаря подмигнула.

— Не успели еще, сейчас примем, — ответил за меня Сергей.

Я послушно отправилась глотать пилюли, он со мной пошел.

— Насть, извини, никто не ожидал, что она заявится, — начал оправдываться Сергей.

— Перестань. Все нормально, надеюсь я не перегнула палку?

— Ни капли, ей полезно. Хоть и тетя моя, но это самый неблагодарный и завистливый человек из всех кого я знаю.

— Слушай, Сереж, я понимаю Ленусик — это скорей всего Лена. А Тутусик кто?

— Не знаю, — пожал плечами Серега, — я ее первый раз вижу. Может Люда в курсе. Обозвала же она ее почему-то дрезиной.

Глава 30

— Татьяна, одумайся! Я тебе от души, по родственному! Кто кроме сестры глаза откроет? Подумай, какая змея, окрутила твоего сына! Посмотри на Тутусика, не девочка — золото! Такая красивая пара будет с Сереженькой, — загремело из гостиной. Похоже перерыв закончился, начинается второй акт.

Теперь понятно почему тетка расстроенная, она Тутусика пристраивать привезла, а тут…. Видно песню про красивую пару, еще по дороге запели, поэтому Татьяна и сказала, что у Сереги есть девушка. Откуда еще бегемотиха могла быть обо мне наслышана. — ехидно усмехнулась про себя, — а ведь они не разобравшись, подумали, что Серёгина подруга — это Люда! — Осенило меня. — Поэтому и выпендривались, пытались ее спровоцировать на скандал и выставить в неприглядном цвете.

Бедная Людочка, стойко держалась, боялась Татьяну расстроить. Сочувствую.

Мое появление, было для них неожиданностью. Вот и причина по который и во время, и после моего выступления родственнички тупо молчали. Запутались бедненькие, приходили в себя.

— Ольга заканчивай истерику, никому не интересно. — жестко обрубает Татьяна Игнатова. — Ночевать будете все втроем в гостиной. Есть альтернатива, второй этаж над баней. Выбирай.

Естественно высказывания тетки и ответ Татьяны Серега слышал не хуже меня. Он шел глядя себе под ноги и молчал. Заговорил когда проводил до дверей комнаты.

— Насть, я себя каким-то идиотом чувствую. Пока ты меряешь температуру и принимаешь лекарства, пойду повторно пообщаюсь с тетушкой. Если позволит себе еще одно некорректное высказывание в твой адрес, вылетит без предоставления жилья. — Только сейчас заметила, что его потряхивает. Не удивительно, я бы от таких родственников чокнулась. Или они от меня.

Мне конечно приятно, что он готов без оружия на бегемотиху, в атаку…. Но как-то не хочется, чтобы она не высказывалась. Выгнать он ее в любом случае сможет если только с применением тяжелой техники.

Но сказать: не трогай тетю, она моя! Не смогла.

— Я быстро, лекарства примешь, а я уже здесь, — заверил Серега, неожиданным движением притянул к себе и дотронулся губами до моего лба. — Насть, у тебя опять поднимается температура!

— Это хорошо, организм сопротивляется. — заявила с видом знатока, выскользнула из его рук и нырнула в комнату.

Закрыв дверь, прислонилась к ней с внутренней стороны. Вот бы я сейчас зажгла! Когда Сергей губами ко лбу прикоснулся, мне вдруг безумно захотелось, чтобы он меня поцеловал по-настоящему. До такой степени, что чуть вслух об этом не высказалась.

Пораскинула мозгами, нашла объяснение своему неадекватному поведению. Ангина дала осложнение. Редкого вида. Успокоенная открыла тумбочку с лекарствами. Да-а, похоже я сильно тяпнула доктора. Он в отместку такое количество препаратов выписал… Можно смело аптеку открывать. Померила температуру, тридцать восемь, повышенная. Ну не до такой степени, чтобы полтонны лекарств заглотить. Остановилась на аскорбинке, пол пачки сгрызла и с чистой совестью подошла к окну. Опаньки! Под сосной столпотворение! Человек двадцать столпилось, не меньше. Популярность набирает, прямо достопримечательность…

Рядом с моей спальней кто-то споткнулся, через несколько секунд без стука распахнулась дверь. Я обернулась. Ко мне ввалилась одна из блондинок. Цепким взглядом окинула спальню, скривила губы при виде огромных букетов цветов, с трудом помещающихся в вазах, но тут же натянула на себя улыбку. Улыбается ненатурально. Слабовато изображает радость.

— Ты Тутусик или Ленусик? — спросила в лоб, — я в вас путаюсь.

— Я Ленусик, — блондинка откинула волосы, к креслу проследовала грациозно, но плюхнулась в него неуклюже, движения плохо отработанны. Тренироваться надо. — Хочу поближе познакомиться, мы же с тобой будущие родственники.

— Серегина кузина невинными глазками захлопала. Сама добродетель.

— Заливай белобрысая, — подумала снисходительно, — стопудово, Серега сказал при них, что я у себя в комнате, договорились с Татусиком меня задержать. Чтобы Татусик попробовал очаровать Сереженьку.

— Расскажи о себе, как вы познакомились с братиком, что тебя больше всего в нем привлекло? — Ленусик продолжая изображать доброжелательность, поднялась с кресла решила поближе ко мне подойти, к окошечку.

Правильной дорогой идешь Ленусик, я тебя с нетерпением жду.

— Я могу тебе доверять? По нашему, по девичьи? — приняла дебильное выражение лица и доверчиво заглядываю в морду Ленусику. — Сережа ничего так, люди они не бедные. Но теперь когда я знаю источник их благосостояния, даже не представляю, как поступить. Зачем мне замуж с таким доходом? Главное знать, по каким дням, правильные шишки падают. Я знаю. Мне Татьяна проговорилась. Осталось уточнить, когда золотая, а когда алмазная свалится.

— Какие шишки?! За дуру что ли меня держишь! — Ленусик забыла, что она пришла подружиться…

Я торжественно ткнула пальцем в окно:-

Видишь сосна напротив? Думаешь народ просто так собрался? Прогуляйся, тебе подтвердят, что дерево не простое, говорящее. Эти наивные люди к сосне с глупыми вопросами пристают. Они просто главного не знают. Думаешь мы просто так сюда вместо Рублевки приперлись? С сегодняшней ночи плодоносить начнет. Все думаю, какая первая свалится? Золотая или алмазная? Ой! — я испуганно прикрыла ладонью рот. Не проболтайся Татьяне, я ей честное слово давала, что никому не скажу. Видишь не удержалась, поделилась по почти родственному.

— Не скажу. — заверила Ленусик, — а когда примерно они валятся.

— Слушай, — я огляделась по сторонам и перешла на шепот. — Ты пока прогуляйся к сосне, послушай, что народ говорит. Сколько они еще собираются под деревом тусоваться. А я подробности сбора шишек узнаю и тебе после ужина расскажу.

Лучшая подруга не прощаясь вылетела из моей комнаты. Пусть сбегает убедится в чудодейственности сосны. До вечера я им десяток ритуалов придумаю.

Глава 31

Выскакивая, Ленусик не удосужилась закрыть за собой дверь. Воспитание на грани фантастики. Ладно, закрою, руки не отвалятся. Не успела и шага сделать, влетел взъерошенный Серега.

— Насть, что Ленка хотела? Она тебя обидела? — смотрит на меня встревоженно, как будто в коридоре не с собственной кузиной столкнулся, а с бабой Ягой.

Посмотрел бы он на Ленусика, если бы она меня обижать вздумала.

— Приходила познакомиться поближе. Не обидела, я ее лучшая подруга. После Тутусика, — отчиталась бодрым голосом. Про сосну пока не скажу.

— Насть, температуру померила? — звучит как будто: не в бреду ли ты?

— Померила, совсем чуть-чуть повышена. Жить буду, эскизы памятника, пока не нужны. Как пообщался с Тутусиком? — не удержалась, сорвалось с языка.

— С какой радости я начну с ней общаться? Никак не общался, сказал тетке пару ласковых, а потом за шишками ходил. Насть, не нужны мне никакие Тутусики, — Серега довольно улыбнулся, прикрыл наконец дверь.

— За какими шишками? Куда? — я перебежала от окна к дивану, чинно уселась и захлопала глазами не хуже Ленусика. Если Серега слышал наш разговор с родственницей, боюсь получится ерунда.

Серега подошел ко мне и присел рядом.

— Куда за шишками ходил? — повторила вопрос дня.

— На цокольный в кладовку, — он развернулся вполоборота, протянул руку, провел пальцами по моим волосам. Мурашки теперь не к спине, от уха по шее к груди побежали… Нужно бы подальше отсесть… — Люда в верхней кладовой самовар откопала. Ей приспичило, приготовить чай в самоваре, на улице. Сапог нашли наверху, мама вспомнила, что на цокольном есть запасы шишек. На выбор, и еловые и сосновые. Послали меня, я принес. — Сергей продолжал поигрывать моими волосами. Я выслушала, уткнулась ему в плечо и начала ржать.

Он не обиделся. Склонился к моему уху и шепнул:

— Предупреждаю, если не скажешь над чем смеешься, начну щекотать.

— Не скажу! Потом узнаешь. — я вырвалась и отскочила к креслу. Не потому, что боюсь щекотки. Меня другое пугает. Никого к себе так близко не подпускала. Как бы глупостей не наделать. Я могу.

— Сереж, твоя тетка всегда была такая злобная? — специально тему подбросила. Чтобы самой не думать, о чем не надо.

— Сколько себя помню, — Серега потер виски и пожал плечами. — Мама во многом сама виновата. Ольгины аппетиты росли, а она потакала. Тетка привыкла, что самой напрягаться не надо, перегнула палку с хотелками, а когда получила отказ, очень бурно отреагировала. Они почти год не общались. Теперь мирится приехала. — он это все с какой-то горечью произнес.

Я мысленно посочувствовала, у нас конечно требовать особо нечего, но и тетка моя единственная, совсем другая. Кстати, как бы она ко мне без звонка не заявилась. А меня дома нет. У нее ума хватит, побежит в полицию.

— Насть, — Серега пружинисто поднялся с дивана. — Ты отдыхай, я пойду маме помогу. Она заказала кучу готовой еды, с минуты на минуту привезут. Тетка с Ленусиком и прочими, заперлась в гостиной, пусть пока сидит. Люда с самоваром на улице, так что придется мне сегодня поработать на кухне.

Как же, отдыхать я буду. С чего бы это я устала. Уже разбежалась и отдыхаю. У меня там Летусики сидят, не до отдыха. Естественно поперлась вместе с ним.

В кухне потихоньку играла музыка, пел Шарль Азнавур, журчала вода что-то со стуком падало в раковину. Похоже там Татьяна и она моет фрукты.

Я остановила Сергея между гостиной и кухней. Сделала вид, что носочки поправляю, а сама прислушалась.

В гостиной бубнила бегемотиха, старалась говорить негромко, но слышно было хорошо.

— Что ты заладила! Она над тобой посмеялась, а ты и уши развесила — дура! Правильно тебя три года в восьмом классе держали!

— Сама дура! — Взвизгнула Ленусик, — надо было деньги, которые тетка на репетиторов присылала, по назначению тратить! Тогда бы не сидела три года в одном классе!

— Сходим прогуляемся. Тетя, вы эту девчонку видели? У нее ума не хватит такое придумать. Послушаем, что люди говорят. Зачем-то они там собираются! — Татусик первый раз подала голос. Какая молодец! Кладезь ума. Как они мне все нравятся!

— Сереж, — прошептала распрямляясь, — сделай одолжение. Крикни маме, спроси шишек на сегодня хватит или еще принести. Скажи, что их два мешка по двадцать килограмм осталось. Можно не экономить. Ночью еще добавятся. Пожалуйста. — посмотрела умоляюще, — я потом объясню.

Серега усмехнулся и заорал:

— Мааам! Шишек достаточно, или добавить!

В гостиной воцарилась гробовая тишина…

— Серега, ты чего разорался? — удивленная Татьяна выглянула из кухни, — ты и так мешок приволок, хватит. Вы все шишки разбазарите.

— Мам! Там два мешка по двадцать килограмм осталось! И тех и других. Ночью еще будут! Можно не экономить! — Серега горланил дальше.

Татьяна умнейшая женщина! Как-то поняла, что орем не просто так, а по острой необходимости. Хмыкнула и обратно на кухню ушла. В гостиной что-то рухнуло. Кажется тетина туша. Впечатлительная. Не фиг было мне не доверять.

Летусики по комнате забегали. На прогулку собираются, вот гадины! Тетиной туше, даже встать не помогли!

Я потом с кухни слышала, как они к выходу наперегонки понеслись. Долбанули дверью и кто-то из них завизжал. Кажется Татусик, на лестнице шлепнулась.

— Я надеюсь вы мне всё-таки объясните, что за представление устраиваете, — хмыкнула Татьяна, когда все стихло.

Мы с Серегой переглянулись и хором сказали:

— Обязательно!

Только я не очень поняла, он то, что объяснять собирается?

Ленусик с Татусиком, мои лучшие подруги! Они это доказали. Через десять минут прибежали на кухню с выпученными глазами и попросили взаймы тысячу рублей. У меня. Правда денег дала Татьяна, у меня не было. Они схватили и убежали.

Еще минут через десять пришла Люда. Приволокла самовар.

— Там у вас нездоровый ажиотаж за забором, — сообщила водрузив самовар на стол, — а эти дуры, дрезина и вторая, говорящую хвою, расфасованную в пакетики покупают.

— А почему дрезина? — Спросила Татьяна.

— Не знаю, мне кажется ей подходит. А как ее вообще зовут?

Вопрос остался без ответа. Во первых никто не знал, как на самом деле зовут Тутусика, а во вторых, привезли еду. Мы все вместе накрыли на стол.

За обедом я была самая счастливая. Серегины родственники прониклись ко мне искренней любовью. Улыбались и ласково смотрели — все. И бегемотиха, и вернувшиеся из похода к сосне, Ленусик с Тутусиком. Очень я им нравилась, а они мне. Я нравилась, так сильно, что кроме меня, бегемотиха и Летусики, больше ни на кого, не обращали внимания! Любовь у нас взаимная. Они не сомневаются, что я тупее их раз в двести пятьдесят. А я им первый ритуал придумала. По пакету говорящей хвои заварят, выпьют после ужина, иголки прожуют, и может быть, разрешу выплюнуть. Не решила пока. После полуночи отправятся обнимать ствол. Специальные слова позже придумаю.

Интересно, кому пришла в голову идея, рядом с сосной, торговать хвоей? Предприимчивый у нас народ.

Глава 32

Все хорошее имеет свойство заканчиваться. Бегемотиха решила, что свою порцию любви я уже огребла сполна и переключилась на Серегу с Татьяной. Людочку любовью не зацепила. Надо как-то исправить. Скажу подругам, что у Люды есть, что-нибудь такое… еще не знаю какое. Но очень нужное.

Сильно заморачиваться по поводу наличия чего-нибудь у Людочки пока не стала. Раз уж меня перестали ласково сверлить глазами, можно спокойно поесть. Тем более аппетит появился. Бухнув в тарелку хорошо прожаренный стейк, полила его соусом и с удовольствием приступила к трапезе. Горло сжалилось, побаливает, но маленькими кусочками глотать не очень больно.

— Танюша, как плохо, что в этом домике нет музыкального инструмента! Сережа должен послушать, как Тутусик музицирует! — тетушка мечтательно зажмурила глазки, растянула улыбку на все щеки и ловким движением умудрилась нацепить на вилку сразу три куска баранины.

— Почему нет? — я радостно подпрыгнула, — балалайка точно есть, еще бубен должны были привести.

— Привезли? — поворачиваю голову к поперхнувшемуся соком Сереге.

— Ну конечно привезли. Как раз когда ты спала, — Серега схватил салфетку, прикрыл рот. Лицо серьезное, глаза смеются.

Людочка закашлялась, Летусики возмущенно фыркнули и продолжили манерно кушать рыбку, Татьяна смотрит в тарелку, бегемотиха на меня — снисходительно.

— Детка! Я не те инструменты имела ввиду! Татусик на балалайке не музицирует.

— Есть еще трещотка, деревянные ложки и гармонь, — Не поднимая глаз, перечислила Татьяна.

— Цыганская юбка, камзол девятнадцатого века, крестьянский тулуп, сомбреро, солдатская каска и шапка — ушанка из кролика, — добавил Серега. — Слышали бы вы, как Артем на трещотке Лунную сонату исполняет, — продолжил восхищенно.

— До слез. — согласилась я. — Особенно, когда в каске.

Сергей схватил из вазы яблоко и ожесточенно в него вгрызся.

Татьяна не удержалась, прыснула от смеха. Людочка не стесняясь расхохоталась в голос.

Бегемотиха надула щеки и начала багроветь… И ни с того, ни с сего, как долбанет кулаком по столу. Тарелки звякнули, опрокинулся соусник, соусом брызнуло в Людочку. Та вскочила со стула: Ну все! Лопнуло мое терпение! Сейчас я ее прибью! — взревела Людмила ангельским голосом.

— Таня! — взвизгнула бегемотиха. — Твоя семья в опасности! Вы под дурным влиянием, вас надо спасать!

Татьяна молчит. Летусики переглянулись и дальше кушают….

Люда пошла обходить стол, чтобы добраться до бегемотихи. Бегемотиха закатила глаза и собралась завалится в глубокий обморок. По стулу сползать начала.

Не знаю, чем бы все это закончилось, в тот момент когда Люда почти вплотную приблизилась к стекающей со стула тетке, хлопнула входная дверь, кто то громко затопал и хриплый мужской голос прокричал:- Хозяева!

Бегемотиха передумала терять сознание, истошно заорала: Караул! Грабят!

Люда взяла со стола молочник, с явным намерением выплеснуть содержимое на тетушку…. В кухню ввалился вчерашний мужик, обладатель говорящего фикуса. С красиво упакованной корзиной в руках.

— Татьяна Николаевна! У вас все в порядке? — запыхавшийся дядька окинул недоуменным взглядом собравшихся за столом.

— Все чудесно Семен, спектакль репетируем, — Татьяна мгновенно превратилась в серьезную даму, вежливо улыбнулась и предложила, — мы как раз обедаем. Не хотите присоединится?

— Спасибо, я на минуточку. — мужик перевел дух. — Нелька просила вам передать. — сунул корзинку в руки стоящей рядом с бегемотихой Людочке. — Здесь шампанское и бельгийский шоколад. Благодарность за говорящий куст. Чтоб его попереворачивало!

— Говорит разборчиво? — поинтересовался Сергей, подтягивая к себе поближе, меня, вместе со стулом.

— Хрен его знает! Он со мной не разговаривает. Зато пока я спал, эта гадина зеленая жене всю переписку в телефоне пересказал. Все контакты продиктовал и взломал аккаунты. Я трубку случайно около горшка с кустиком оставил. Проснулся, а Нелька, как фурия… Пообещала меня, короче операцию сделать, которую котам делают. А ведь сначала не поверила, что оно говорит.

— Белая горячка, белая горячка, — передразнил мужик. — Я бы и сам не поверил, если бы с сосной, вот как с вами не разговаривал.

— Извините, я тут натоптал, — Сеня посмотрел себе под ноги. — Пойду я, пока этот гад еще чего-нибудь не наболтал.

Татьяна пошла его проводить, Людочка вернулась на свое место, Летусики с бегемотихой притихли. Да я и не смотрела на них. Серега мой стул подтянул к своему впритык, мы снова были близко — близко. Не равнодушен он к моим волосам, какой раз за сегодняшний день уткнулся в них носом и зашептал:

— Насть, я слушал Семена и окончательно понял. Мое счастье, свалилось мне на голову с пакетом кефира. И я его никому не отдам.

Глава 33

У меня внутри родился маленький, бесшабашный вихрь. Где-то колокольчики зазвенели — серебряные. Боже ты мой, это я так смеюсь.

Оказывается приятность слов, зависит не только от значения сказанного, а еще от того, кто эти слова сказал. Вихрь закручивал мозги каруселью. Невероятное ощущение, как будто…. Не знаю как будто что. Но очень нравится.

Наверно нужно было выразить одобрение, сказать что-то такое… Я сказала.

— Пару дней назад я была не в твоем вкусе. Твой идеал нежный и мечтательный, это не ко мне. Советую присмотреться к Татусику.

Кто еще не умеет одобрение выражать? Научу! Вставайте в очередь.

— Насть, да не было никаких идеалов. Ты меня оглушила своим: «интим не предлагать», вот и ляпнул первое, что пришло на ум.

Я резко повернулась и ударилась носом о Сережкин нос. Несильно, но искры из глаз посыпались. Я сморщилась, а он… Подул на мой нос и поцеловал.

— Я буду рядом, ты привыкнешь и поверишь, — пошелестел Серегин шепот.

Чуть не брякнула: мне кажется, уже привыкла. И просто выпендриваюсь, а сама не против, чтобы ты рядом был.

Вовремя бегемотиха вмешалась. Со всей дури грохнула вилкой о фарфоровую тарелку. Внимание к себе привлекла.

— Ну и манеры у девушки! Никакого стеснения! — переставшая заваливаться со стула тетя, намекала на меня и ясно дала понять, что любовь с ее стороны по отношению ко мне закончилась. Из за моего морального облика. Она теперь вообще, Люду любит. Изо всех сил.

— Какой странный мужчина, что это он нес про говорящий кустик? — заискивающе улыбнулась Людочке, с которой совсем недавно конфликтовала.

Летусики прекратили кушать, навострили уши. Мы с Серегой пока не вмешивались, наблюдали за развитием.

— Прикидываешься? Как будто про экспериментальный орешник не знала. Путем селекции с говорящей сосной скрещивали. Реконструкция исторических событий, называется. — не моргнув глазом заявила Людочка и паузу взяла. Я прикусила губу. На всякий случай.

— Каких событий? — заерзала на стуле Ленусик. Татусик приоткрыла рот.

— Как каких? Тех событий, что-то связанное с орехами….. — Люда мнется, не успела придумать. — Сейчас Татьяна от мужика отвяжется, у нее спросите. Зашел на минутку, а сам все болтает и болтает. Не стыда не совести, человека от обеда оторвал.

— А зачем ее ждать? Я сама расскажу! — я отодвинулась от Сергея, глотнула сока и понесла… Не останавливаясь.

— Как известно многие великие писатели в свои произведения вкладывали некий шифр, намек на секретные сведения. Александр Сергеевич — наше всё, не исключение, — я еще раз глотнула сок, вскочила со стула и не переставая говорить, заходила туда — сюда по кухне. — Сказку о царе Салтане и сыне его князе Гвидоне, он написал ради одного единственного посыла к будущим поколениям. Сообщил об эксклюзивном орешнике. Помните:

«А орешки не простые, в них скорлупки золотые, ядра — чистый изумруд! Слуги белку стерегут»

Была проведена колоссальная работа, по выведению такого сорта ореха. Пять лет побеги с сосной скрещивали и фиговым деревом опыляли. Сорт так и назвали — Изумрудина. Как сорняк попер, пришлось выкорчевывать. Всего один кустик в оранжерее оставили. Чтобы золото не обесценились и макроэкономическая ситуация к чертям собачим не полетела в тар — тарары! Хотя если бы они молчали, хрен бы с ней, с этой ситуацией. Татьяна жаловалась спать не давали, то поют, то плачут. Иногда ругаются.

— Если бы только это, — возмущенно сказал Серега, поднялся, с грохотом отодвинул стул. И начал рядом со мной вышагивать, теперь мы маячили по кухне вдвоем, только я уже молчала, а он рассказывал. — К нам белки со всей области косяком пошли. Скорлупу разгрызать. Весь огород вытоптали! Правда, как в сказке было:

«И усеян двор большой, золотою скорлупой!» Эти гадины, изумруды в кучку складывали, а скорлупу во все стороны разбрасывали.

Рабочие выметать не успевали, падали от усталости. Такая текучка домашнего персонала была, как вспомню, так вздрогну!

— Мы маме сразу говорили, не оставляй ни одного, белки и один куст унюхают, на черта нам этот геморой. И точно унюхали. До тысячи штук вокруг оранжереи паслось.

— Это обычные паслись, — вмешалась я. — А белки — летяги, сверху кружили стаей.

— Да, — согласился Серега, — кружили. Хорошо хоть не гадили. Вчера мама наконец Семену куст сбагрила. Сам за ним пришел, его сосна прислала.

Тетка почему-то зеленеть и раздуваться стала…

— А кто такой Александр Сергеевич? — поинтересовалась Ленусик.

— Это который про Му-Му написал, — снисходительно хмыкнув пояснила Татусик. И игриво стрельнула в Серегу глазками. — Ну, которая под поезд бросилась, от несчастной любви.

— Нее могууу больше! Мне на воздух надо! — Люда застонала и пошатываясь направилась на выход из кухни.

Щаз! Тетка с неожиданной для ее туши прытью, подскочила со своего места, оттолкнула Люду и рванула вперед.

— Танька! Держи мужика! Отдай корзину, пусть вернет Изумрудину! — заревел бегемот.

Люда бросилась вдогонку.

— Семен! На выход! — крикнула в холле Татьяна. Потом хлопнула входная дверь и кто-то протяжно завыл. Явно не Татьяна и не Людочка.

— Вот дура! — Ленусик наконец-то доела рыбу, отодвинула в сторону тарелку. — Раскатала губищи, так мужик и отдал ей такой куст. Я тоже делиться не буду, пусть у Татьяны клянчит, как планировала. Сто пятьдесят миллионов тетка даст, а я… Татусик пихнула ее локтем. Кузина опомнилась и заткнулась.

Нет, шутки шутками, но от суммы на которую бегемотиха рассчитывала я обалдела.

— Настя, ты не прогуляешься с нами? — тон у Ленусика поменялся и вообще, я ей снова понравилась.

— С удовольствием. Только сначала вы со стола уберете и посуду помоете. Мы на стол накрывали, вам убирать. Включайтесь в процесс построения справедливых отношений.

В холле не прекращались возня и завывание. Было еще несколько выкриков, не очень разборчиво, я расслышала только два вопроса: Кто виноват? И что делать?

На вопросы вроде никто ответил. Они ж извечные.

Оставив Летусиков отбывать трудовую повинность мы с Сергеем пошли посмотреть, что там происходит.

— Цирк! — подумала проходя мимо гостиной. — Видела бы Терехина. Терехина! Она наверно с ума сходит. Я с ней еще вчера вечером должна была связаться! И не соизволила. Лизка наверняка мне обзвонилась, а у меня трубка на беззвучке. В спальне осталась.

— Настя, я надеюсь по поводу совместной прогулки со знатоками русской классической литературы, ты пошутила? — Сергей приобнял меня за талию. — С температурой нельзя на улицу. Не отпущу.

— Да ладно тебе, я потеплей оденусь, давай выйдем, подышим воздухом. Пройдемся до сосны и обратно.

— Не придумывай. Сосна никуда не убежит.

— Сереж, я даже замерзнуть не успею. А вернемся, я тебе расскажу про золотые и алмазные шишки. Их сегодня ночью, Летусики пойдут добывать.

Глава 34

В холле что-то сломали. Похоже что-то из деревянной мебели. Мы прибавили шаг.

Нет, мебель на месте, Татьяна, сложив на груди руки стоит у входной двери, Людмила сидит на диванчике, любуются, как бегемотиха мечется по холлу. Выть перестала, лоб потирает. Вот откуда грохот, видно проверила головой какой-то предмет на прочность. Точно. Шкаф немного сдвинут я сразу не заметила.

Бегемотиха увидела нас с Серегой, вздрогнула, остановилась посередине холла, хлопнула пастью и как-то странно задышала. Как будто собралась высморкаться. Сережка на всякий случай от греха подальше закрыл меня собой. Я тут же, благополучно высунулась из-за его спины.

Не знаю, что именно подействовало на тетку, моя выглядывающая из-за Сереги физиономия, или механическое воздействие удара шкафом по голове. Она протянула в нашу сторону свободную от почесывания лба руку, и просипела:

— Тыы!!!

Это она про меня. Как будто я без нее не знаю. что я — это я.

— Я предупреждал, что не потерплю хамства в адрес Насти! — резко бросил Серега.

— Я поняла…. Это вы нарочно…. Поизмываться над бедной женщиной… — вылетело из тетки свистящим шепотом. — Нет никаких алмазных шишек! Нет никакой Изумрудины!

— Чего?! — изумленная до глубины души Татьяна, подошла к дивану и присела рядом с интересом наблюдающей за развитием событий Людочкой. — Ольга, ты сейчас о чем?

— Скорлупы золотой хочет. С изумрудными ядрами, — пояснила Люда не сводя с бегемотихи глаз.

— Это все девка придумала! Которую твой сынок в дом притащил! Все в сговоре! Шишки ночами у них валятся! Белки стаями орехи грызут! Деревья с кустами разговаривают! — Тетка повернулась к Татьяне, ткнула пальцем в ее сторону.

— Твой дом превратился в шалман!

— Это уже запредельная наглость. Я настаиваю, чтобы вы немедленно наш шалман покинули! Двадцать минут на сборы, отель и обратные билеты оплачу. — Сказал стоящий передо мной Серега. Не предполагала, что может разговаривать таким ледяным тоном. Удивил.

— Таня! Ты слышишь? — бегемотиха брызнула слюной от возмущения.

— Слышу. Ты перешла все допустимые пределы. Пойдем в кабинет пообщаемся. — В Татьянином голосе тоже звякнула сталь, она поднялась с дивана и двинулась в глубь дома. Бегемотиха еще разок хлопнула в нашу сторону челюстью и посеменила за ней.

— Танюш, я бизнес — план привезла, давай захвачу, ознакомишься, — долетал запыхавшийся голос.

— Дорогая сестрица, с бизнес — планом ты не по назначению. Мы не кредитная организация. Тебе еще в прошлый приезд было сказано, денег больше не дадим. У тебя, твоего мужа и Ленусика, вполне работоспособный возраст.

— Так я ж, для бизнеса! Дело беспроигрышное, можно гаражи выкупить и в аренду сдавать!

— Сейчас она ее выстроит и по порядку рассчитает! — радостно изрекла Людочка. — А про какие шишки она несла?

Я из-за Серегиной спины выскочила и быстренько рассказала. Про разновидности шишек, ритуалы и прочую атрибутику.

Жаль, что теперь ничего не получится. До тетки дошло, что над ними стебутся. Хотя…Чем сложней задача, тем она интереснее. Летусикам бегемотиха однозначно мозги промоет, но попробовать сыграть на жадности и стремлении к халяве, можно. Главное, чтобы бегемотиха уболтала Татьяну оставить их хотя бы до завтра… И чтобы Сережка не заупрямился.

— Люд, если все пойдет нормально, выступишь в роли говорящего дерева?

— А то! Я им устрою собеседование. А потом, медведя — шатуна изображу! — Люда согласилась не раздумывая.

— Готов прикинуться белкой — летягой, — с усмешкой сказал Серега.

Теперь он, у меня за спиной стоял.

— Сереж, пойдем прогуляемся. Разведаем обстановку, — я повернулась и заглянула ему в глаза. Мама моя! Я в них растворяюсь. А брови, ну зачем такая линия бровей, парню? Как я так долго жила без него? Я… Опять тебя Прохорова заносит! Одернула себя, а то кажется дышать начинаю как бегемотиха.

— Если только ты очень тепло оденешься и не дольше, чем минут пятнадцать, — Сергей не отводил взгляда, он тоже смотрел мне в глаза. — Я боюсь, Насть, у тебя еще температура держится. Прошлой ночи хватило, чуть с ума не сошел.

— Хватит любезничать! Успеете. Упаковываем как копну Настьку, проводим разведку и готовимся к боевым действиям! — Люда в предвкушении руки потерла.

Через десять минут мы вышли на улицу. Так хотелось вдохнуть морозного воздуха! Куда там, мало того, что на меня столько всего надели, что еле передвигалась, так еще и рот вместе с носом шарфом замотали. Одно радует, отбрыкалась от крестьянского тулупа. Люда хотела на меня его напялить. Вот бы красота была… А если каску на голову и балалайку в руки, можно без медведя-шатуна всю округу распугать. Правда в прикиде который на мне сейчас, я тоже выгляжу весьма импозантно….

Глава 35

Прорвавшееся сквозь облака зимнее солнце, развлекается с сосульками зародившимися на крыше предбанника, нагревает их лучиками, с крыши капает веселая капель. Хочется руку подставить, а еще лучше сбить сосулечку и облизнуть, как в детстве. Очень своевременное желание, для человека болеющего ангиной. Меня нарядили в пуховую куртку — аляску, я так предполагаю Артема, она мне — почти по щиколотку, рукава, до того как их подвернули, свисали чуть ниже колен. На мне еще толстовка и два теплых свитера. Утепленные штаны похоже Серегины, не так безумно велики. Ощущаю себя колобком с ножками. Интересно, если толкнуть и уронить, покачусь? Ладно, зато на воздухе. Бесит только, что головой вращать не могу, в толстый пуховый платок замотана. А под платком шерстяная шапка. Людочка хотела еще одну шапку, меховую сверху платка мне на голову нацепить. Я на отрез отказалась, она поворчала, но отстала.

Немцы попавшие в плен под Москвой, зимой сорок первого, лопнули бы от зависти. Если бы им окоченевшим в окопах, меня, в таком количестве теплой одежды показали….. Хорошо, хоть вообще вижу, добрая Люда оставила щель для глаз, небольшую, между платком и шарфом. Такая вся красивая, семеню между Серегой и Людочкой через двор к калитке. Людочка меня навьючила, а сама дубленку накинула и даже не застегивает. Серега в коротком пуховике, без головного убора. Не буду им завидовать, мне и так хорошо!

Все таки жить рядом с лесом — одно удовольствие. Выкатился из калитки, а там…. Под сосной несколько теток бальзаковского возраста о чем-то спорят, чуть подальше стоит мужик лет сорока, с безучастным видом рассматривает забор, в руках держит транспарант, на котором написано — «Егорова к ответу», бабка с картонной коробкой, доверху набитой пакетиками с сосновыми иголками, и дедок с березовым поленом подмышкой. Из кармана у деда торчит лобзик.

— Купите Буратино, недорого. С лобзиком в комплекте идет. — засуетился дедок. Хотела похвалить за креативность, рот уже открыла, а он заявил, — Я не тебе, я матери твоей предлагаю. У тебя еще нос не дорос, все пальцы себе отчекрыжишь. Катись дальше — космонавт.

Я пришла к выводу. Дед — гад. Как сейчас куплю у бабки коробку иголок, а у мужика транспарант, будет знать на кого обзываться! Жалко денег нет, а то бы так и сделала.

— Не привлекай внимание, мы проводим вылазку! — Людочка дернула меня за рукав. Нормально! Я и так из нашей троицы самая незаметная. В таком-то прикиде…

— Насть, тебе не холодно? — Серега сунул руку под шарф и мой нос потрогал. Издевается! Хотела я им сказать пару ласковых! Обоим. Летусики их спасли, из калитки повыскакивали. Возбужденные такие, обе при полном параде, в платьях с пайетками, в норковых полушубках и на высоченных каблуках.

— Я все что надо увидела, быстро делаем таинственные лица и уходим, — раскомандовалась Люда.

Как же, сейчас. Никуда не пойду, ко мне бегут подруги! И спотыкаются!

Татусик заскользила на каблучищах и растянулась во весь рост. Поднимать никто не бросился…

— Насть, мы тебя потеряли! — Ленусик меня так любит, что больше никого кроме меня не заметила. Как бы.

— Лена, мы уже уходим, Насте нельзя долго находится на улице! — Строго сказал Серега, взял меня за руку.

— Я надолго не задержу, парой слов перекинемся! — Ленусик схватила меня за рукав. Как клещ вцепилась.

Со стороны, это выглядело примерно таким образом. Серега с Ленусиком тянут меня в разные стороны, я как неваляшка раскачиваюсь, вокруг нас на четвереньках ползает Татусик.

— Дайте руку! Я встать не могу! — злобно выкрикивает.

Людочка посмотрела на наше групповое выступление и говорит: развлекайтесь пока, пойду узнаю, кто такой Егоров. И прямиком к мужику с транспарантом направилась. Меня, перетягивание достало!

— Сергей отпусти! Я обещала кое что обсудить с любимой подругой! Мы на минутку отойдем. А ты, подними уже Татусика. А то в нее дед поленом целится, не дай Бог, попадет.

Серега послушался. Мы с Ленусиком отошли в сторонку, а он протянул руку Татусику. Татусик кое как поднялась и пытается на Сергее повиснуть. Я боковым зрением вижу. Сейчас я кузину обработаю, дрезину назад на четвереньки верну. Чтобы не висла на ком не следует!

Ленусик отработанным движением тряхнула передо мной волосами, нацепила на морду самую дружелюбнейшую из улыбок и промурлыкала:- Настя, тебе удалось что нибудь узнать?

Я всем корпусом развернулась направо, потом на лево, вернулась в исходное положение, и сквозь шарф понесла быстрым шепотом. Начала с наводящего вопроса.

— Как обстановка в доме?

— Маменька затихла, легла умирать. Танька ее с деньгами обломала. У маменьки в башке перемкнуло, ноет, что с шишками нас специально обманывают. Вот и хорошо, пусть не верит, мне больше достанется! В смысле, я и не собиралась их доставать. Я так, ради интереса, про то как их получить спрашиваю:

— С получением сложности. Все должно происходить в два этапа. Как только стемнеет, нужно задобрить сосну. Выпить предварительно заваренный напиток из говорящей хвои. Тщательно прожевать иголки и держать их во рту не выплевывать, пока не доберешься до дерева. Да, забыла сказать, действия должны выполнять двое. Обязательно одного пола, или два мужчины, или две женщины. Добравшись до сосны, они должны прижаться спиной к стволу, один лицом к северу, другой к югу. Плюнуть хвоей на расстояние трех метров, развернуться уткнуться лицом в ствол и запеть определенный текст. На первом этапе он коротенький:

«Дай, дай, шишек дай!»- повторить двадцать раз. Но самое сложное, на протяжении всего пения они должны подыгрывать себе в бубен. То есть смотри, один из них одной рукой обхватывает ствол, другую, с бубном, выставляет в сторону, второй тоже выставляет руку и берется за бубен. Подыгрывать в процессе пения, нужно обязательно вдвоем. Чтобы энергия объединилась.

— А ты можешь мне все это написать? Я ничего не запомнила. И еще, покажи где север, а где юг.

— Написать могу, мне не сложно. — для большей убедительности, шмыгаю носом под шарфом. — Это только первая часть ритуала, вторая после полуночи. Она посложнее будет. Я ее тоже тебе напишу. Да, проводить ритуальные действия нужно на голодный желудок. На ужин есть ничего нельзя, кроме отвара и хвои. А то не сработает.

— Настя, время прогулки заканчивается. Ты мне не оставила выбора, — Серега подошел и без долгих разговоров подхватил меня на руки. Оцепился всё-таки от Татусика. Ну ладно, пусть живет пока.

Вернувшись домой, мы втроем закрылись в кабинете. Сначала все конечно разделись и меня распаковали. Класс. Как будто сто килограмм сбросила.

— Давай, излагай быстрее, чего наплела Ленусику? — мы с Сергеем сели на диван, Люда перед нами на пуфике от нетерпения ерзала.

— Только после того, как ты расскажешь кто такой Егоров, — поддразнила, нарочно.

— Фигня на постном масле, я думала кто-то серьезный. А это сосед сверху, того мужика с транспарантом. Заливает каждые три месяца.

— А-аа.

— Настька! Не тяни излагай.

Я изложила суть беседы с Серегиной кузиной. Совместными усилиями мы распланировали операцию под кодовым названием:- «Тупой и еще тупее». Надеюсь тому, кто припрется к сосне, понравится.

— Неплохо. — вынесла вердикт Люда, — жалко только костюма медведя нет.

— Медведя нет, — вздохнул Серега, — из карнавальных костюмов, только два гиббона в кладовке валяются. Даже не знаю откуда они там.

— Гиббона говоришь! — я задумалась, — бананы точно есть… Не знаете, на кухне есть фольга?

— Вроде была, а зачем тебе? — Люда снова заерзала.

— Вносим небольшие изменения. Сейчас объясню.

Изменения, все одобрили. Довольная как слон Люда, пошла поспать перед бурной ночью. Меня Сергей потащил лекарства принимать. Потом мы смотрели фильмы до самого ужина. Я на постели, а он на ковре, у меня в ногах. Он все время на меня как-то загадочно поглядывал… Может фильм не понравился? По мне, так неплохой. Меня эти взгляды немного…

— Серый! У меня проснулась совесть! Я вернулся!

— Артем?! — мы одновременно подпрыгнули. Серега вскочил, открыл дверь, через пару минут в комнату вальяжно вошел Игнатов старший, вместе с женой.

— Женя меня запилила, что оставил вас на растерзание, — Артем плюхнулся в кресло, жену на коленки усадил.

— Мог не приезжать, без тебя справились, — Серега равнодушно пожал плечами, — Так, что не стоило напрягаться.

— Не дуйся Серый, присаживайся, в ногах правды нет. Я специально тебя один на один с теткой оставил. Нужно учиться справляться с трудностями. Поделитесь последними новостями.

Распоряжается тут! В моей спальне. Пользуется тем, что я сегодня добрая. Учитель, мать твою!

Пришлось им последние новости пересказать. Пока они ржали, я успела написать задания для Летусиков. Но это так, ерунда. Самое интересное, началось за ужином.

Глава 36

Ужин мы накрывали вдвоем с Женькой, Татьяна просто так на кухне присутствовала. Сами справимся, пусть отдохнет. Люда с братьями Игнатовыми проводила короткое совещание в зимнем саду. Нас с Женькой не пригласили. Меня вообще отстранили от участия в операции, я видите ли по снегу набегаюсь, еще сильней простужусь. Разрешили только в качестве зрителя, у калитки постоять. При условии, что тепло оденусь. Умные какие. Так я и постояла, как же.

Перед тем как уйти совещаться, Сергей сказал, что готов на любые глупости, лишь бы у родственников встали на место мозги. Действительно. Поговорит с тобой дерево, и все — мозги на месте. Артем сказал, что родственнички, конечно умом не блещут, но всё-таки не такие идиоты, чтобы всерьез поверить в драгоценные шишки. Поэтому они не придут. Но он всё равно поучаствует, потому что сильно устает от нервного напряжения, а зимний лес великолепное средство для восстановления. Особенно ночью. Ага.

Люда сказала, что если Летусики не явятся, она их под конвоем доставит.

Я слушала и не понимала, что они собираются в таком составе делать в лесу? По сценарию, как только дрезина с Татусиком распоются, Люда должна крикнуть из домика: Брысь от моей сосны! И пройти мимо любительниц халявы, в костюме обезьяны и с бананом в руке. Или лапе, как они там, правильно у гиббонов называются.

— Насть, достань из холодильника зелень, я помою, — деятельная Женька, носилась по кухне как электровеник. Пока я раскладывала холодные закуски, она уже и соки успела отжать, и стол засервировала, и хлеб порезала.

Татьяна сидела за столом посматривала на нас и сама себе улыбалась. Про бегемутиху молчала, мы с Женей не лезли, не спрашивали. Зачем человеку настроение портить. Серёгина мама — классная. Бегемотиха — дура.

Совещающиеся по всей видимости пришли к консенсусу, братья Игнатовы протопали к входу на цокольный этаж, потом оттуда донесся их дикий хохот. Кажется не только мне интересно, над чем они ржут, в какой-то момент хохот стих и Артем громко рявкнул: Какого черта долбиться в запертую дверь?! Если не открывают, значит занято!

Через несколько минут, мимо кухни прошмыгнули Летусики. Громко шептались.

Мы с Женькой переглянулись и не сговариваясь подмигнули друг другу.

— Так, опять что-то задумали, а мне говорить не хотят, — шутливо возмутилась Сережкина мама.

Мы с Женькой тянуть не стали, рассказали ей про готовящуюся операцию. Думала начнет отговаривать. Не начала, посмеялась.

Кухонная дверь осторожно приоткрылась, вошла Людочка. Не говоря не слова, подошла к столу, взяла из фруктовой корзины кисть бананов и тихо, стараясь не шуметь вышла. Фольгу брать не стала.

— Бесшумно передвигающаяся Людмила Коромыслова — это серьезно. — Татьяна проводила ее взглядом. Страшновато становится. Ладно, зовем всех ужинать.

Довольно быстро все собрались за столом. Кроме бегемотихи, она от ужина отказалась, осталась в гостиной, вроде собралась умирать. Со слов Татьяны, Летусики молчали.

Они на ужин пришли последними, у обоих девиц несколько деформировались лица. Челюсти вперед выдвинулись. Кузина самостоятельно налила крутой кипяток в большие керамические кружки. Одну взяла себе, вторую отдала Татусику, за столом они сели напротив меня и морщась от отвращения, цедили кипяточек.

— Лена, что у тебя с лицом? — ехидно поинтересовался Артемка, уплетая говяжьи медальоны со спаржей.

Вместо ответа Ленусик промычала и посмотрела на Артема с опаской.

Я поняла. Они засунули в рот по щепотке сосновых иголок. И прямо в ротовой полости их заваривают. Прелесть какая.

— Настя, я сейчас быстро ужинаю и ухожу, — Сергей приник так близко к уху, что мне щекотно. Шепчет, чтобы никто кроме меня не слышал. — Маякни сообщением, когда кузина с подружкой из дома выйдут. Не вздумай выскакивать без теплой одежды.

— Постараюсь, но не обещаю! — ответила во всеуслышанье. И очень тихо продолжила, — у вас все готово?

— Естественно. Насть, может ты на шоу из окна спальни посмотришь? Можно в кабинете папин морской бинокль взять. — он по традиции потрогал губами мой лоб. — Голова не горячая, но я всё равно волнуюсь. Не дай Бог …

— Сереж, я даже замерзнуть не успею. Весь спектакль продлится от силы минут пять.

— Настя, ну почему ты такая упрямая?

— Не нравится? Обрати внимание на Татусика!

— Договоришься, за нос укушу.

Я снова забыла, что мы не одни. В чувства привел грохот отодвинутого стула. Думаю Люда им нарочно грохнула. Внимание привлечь.

— Спасибо за ужин, я спать пойду. — объявила сонным голосом, повернулась к окну, посмотрела задумчиво. — Полнолуние. Надо шторы как следует задвинуть. Слышала в этих местах, свет полной луны вызывает всякие аномалии. Людочка махнула ручкой и удалилась из кухни.

— Аномалии! — хмыкнул Артем, — где это она слышала? Серега, ты не проболтался?

— Я?! Что я, совсем идиот? С какой радости начну рассказывать. Тут если узнают про шиш… Ой, что-то я заговариваюсь. — Серега прикрыл ладонью рот. Клоунада…

Татьяна нахмурилась. Летусики переглянулись и начали торопливо пережевывать хвою.

— Смотри у меня! — Артемка пригрозил брату пальцем. — Очень рассчитываю на хороший урожай. Завтра проверим. Сегодня я что-то устал. Жень, ты не против, если мы с Серегой часок другой в бильярд поиграем? В бане.

— Насть, ты не обидишься? — Сергей повернулся ко мне и глаза скосил. Еле сдержалась, чтобы не фыркнуть. Мне не очень все это нравилось. Они на операцию собираются, а я… Черт, чуть не забыла Летусикам отдать инструкцию. С другой стороны надо их минут на десять задержать. Чтобы партизанский отряд занял место дислокации. Промурыжила пятнадцать минут, подошла к Ленусику, сказала под каким горшком в зимнем саду спрятана бумажка. Девицы подскочили и на перегонки рванули с кухни. Даже спасибо не сказали. Я для них старалась, бубен в холле на видном месте оставила, а они… Видно хвою хочется быстрее выплюнуть… Ну и «аномальными шишками» разжиться.

Как только Летусики вышли из дома, отправила Сереге сообщение с один словом: «идут». Оделись мы с Женькой со скоростью хорошо обученных пожарников. Кузина с подружкой увязая в снегу пробирались к сосне. Мы с Евгенией вдоль забора уже прокрались к калитке. Заняли наблюдательный пункт. Татьяна осталась дома, решила из окна насладится зрелищем.

Глава 37

Кромка леса отлично просматривалась. Снег от лунного света казался голубоватым. Но дальше, чуть вглубь — кромешная темнота. Наверно поэтому, Сергей с Артемом, вместе с Людой отправились. Скорей всего стоят за деревом, на котором домик построен. Для подстраховки. Чтобы Людочка в темноте с веревочной лестницы не грохнулась. Молодцы.

Кто-то из Летусиков наступил на ветку. Татусик. Вот дура! Не дотерпела, хвою выплюнула. Прется, как корова неповоротливая. Зато Ленусик порадовала, быстро приноровилась. Она резким движением выдергивала из снега ногу, высоко ее задирала, шагала как можно шире. К финишу пришла первая.

Я поежилась, нос морозцем щипнуло. А эти дуры до сосны добрались и смотрят на ствол, как бараны. Чего они там?

— На какой-то стороне должен расти мох! Я гуглила. — раздался голос Татусика.

Так — это где юг, а где север определяют…

Ленусик харкнула себе под ноги и как взвизгнет: ты совсем идиотка? Нахрена хвою выплюнула?

— А ты?

— Из-за тебя дуры! Теперь не защитается!

— Сама ты…

— Обе вы дуры! Какого лешего разбудили? Уууууууу, — протяжный голос прокатился по лесу. Люда умудрилась изменить его до неузнаваемости. Летусики остолбенели.

— Круто! — восторженно прошептала Женька, — и правда ощущение, как будто говорит дерево!

Под сосной пришли в себя и оживились.

— Я в туалет хочу! — визгливо выкрикнула Татусик и шагнула назад к тропинке.

— Потерпишь!

Ленусик толкнула подружку назад. Сейчас начнут друг друга мутузить…

— Скучно мне! Давайте споем. Вы разучили песенку? — донеслось с дерева.

— Мы со сторонами света запутались! Может пойдем отсюда? — захныкала Татусик.

— Только попробуй! Корнем пну! — рявкнула с дерева Людочка, — быстро обняли и в бубен ударили!

Людка переборщила, Летусики начали пятится к тропинке. Сейчас домой ломануться. Надо как-то остановить. Я приоткрыла калитку и громко завыла. Не знаю на что это было похоже, я пыталась изобразить волка. Женька присоединилась, выли вдвоем. Летусики шарахались по снегу, Людка с дерева ухала филином. Ленусик в ствол запустила бубном….

— Окаянная! — грозно зарычала Люда. — На кого бубен катишь?

Чтобы не рассмеяться, я завыла еще громче. Женька старалась не меньше, к нам начали присоединяться местные собаки, правда они в основном лаяли. Замолчала на секунду, чтобы перевести дыхание. И тут же вместо меня рядом кто-то завыл. Оборачиваюсь, и приседаю слегка. К художественному вою, присоединилась Татьяна Игнатова. За моей спиной стоит, голову задрала и радостно на луну завывает. Даже привыкшая к ней Женя от неожиданности замолчала.

— Хорошо получается? — Татьяна прервалась, — мне надоело возле окна торчать. Решила к вам выйти. Настя, тебе горло лучше не напрягать. Я вместо тебя повою. От того, что происходит под сосной мы отвлеклись. Летусики сами о себе напомнили, истошно завизжали и кто-то громко заржал.

Я снова прильнула к щелке в калитке. Трындец. Кузина с подружкой сидят в снегу, рядом с ними стоят две совершенно прадоподобные обезьяны. Одна ржет, напополам от смеха сложилась. Вторая, очеееень большая обезьяна почесывает грудь и жрет банан.

Доела корку выбрасывать не стала, нагнулась к Ленусику и кажется в карман ей засунула. В развалочку подошла к сосне, подняла бубен, долбанула по нему лапой и голосом Артема Игнатова заорала:-

Чунга — чанга, синий небосвод!

Чунга — чанга лето круглый год!»

Вторая обезьяна захлебывалась от смеха. Ленусик куда то поползла. Здоровенный гиббон поднял вверх лапы с бубном.

Дальше произошло совершенно невероятное. Татусик, которая как я могла убедиться не очень поворотлива, резво вскочила на ноги, в три прыжка преодолела расстояние до сосны и вцепилась в ствол, обхватив его руками и ногами. Я такого еще в жизни не видела..

Громадная обезьяна присоединилась к хохоту той что поменьше.

— Придурки! Я вас узнала! Вы мне за это ответите, — надрывалась Ленусик.

— Не будешь на чужие шишки губы раскатывать! — прогремела Людочка, с дерева она уже слезла. Нам тоже не было смысла дальше прятаться за забором. Решили выйти на тропу. Практически двинулись, когда со стороны дома раздался топот. Бежали к нам. Несколько мужиков в черных костюмах и один в пальто. Не то, чтобы я испугалась… Я сдрейфила! Если мы побеспокоили кого-то воплями и эти люди бегут сюда с недобрыми намерениями, что я смогу? Тхэквондо в четырнадцать лет забросила. Мне такую толпу не удержать, даже до прихода подкрепления в лице Сереги с Артемом. Резко повернулась к калитке, парочка гиббонов уже возле нее. У нас нападение, а они ржут как ни в чем ни бывало! По плечам друг друга хлопают! Братья наконец увидели толпу бегущих, смеяться перестали, прибавили шаг, Серега бошку гиббона начал с себя стаскивать.

— Глазам не верю! — радостно воскликнула Татьяна. — Где то стая волков сдохла, Михаил Игнатов на целую неделю раньше, вырвался к семье!

— Михаил Константинович, ничего подозрительного нет, все в безопасности. — отчитался в пристегнутый к уху динамик, первый подбежавший к нам человек в черном.

— Спасибо Виктор, сам вижу, все в безопасности, — ответил подоспевший за ним следом человек в пальто. Конечно я поняла, кто это. Татьянин муж, отец Сереги и Артема. Братья между собой не похожи, но в каждом из них, было что-то от него. Вот был бы прикол, если бы я пошла в рукопашную с его охранниками…

— Приехал сюрпризом! Ищи вас по Москве и области! — шутливо ворчал Михаил Игнатов, целуя свою жену. — Обнаружил на старой даче. Из машины выхожу, на заднем дворе шум, крики. У Татьяны глаза стали лучистыми и смех, легкий и молодой.

— Мишка! Неужели позвонить было трудно? — Татьяна игриво толкнула мужа плечом.

Началась суматоха. Артем тоже стянул обезьянью голову, подхватил подбежавшую к нему Женю, кричал, что она теперь жена Кинг Конга. Промокшая Люда побежала переодеваться в дом. Вокруг толпились охранники. Я в сторону отошла.

Сергей нашел меня глазами и начал пробираться сквозь толпу.

— Младший! Не хочешь поздороваться? В отдельную квартиру съехал, зазнался, — отец его перехватил, обнял, потрепал по волосам.

— Пап, я должен тебе сказать, — Серега обернулся, посмотрел на меня, снова повернулся к папе.

— Скажешь сын, только сначала я. Знаю, что в компании у тебя дела идут не очень. Скорей всего это я виноват. Помню наш разговор после окончания твоего обучения в Лондоне. Ты просил не втягивать тебя в семейный бизнес, мечтал о стажировке у серьезного кораблестроителя, я настоял на своем. Прости, был не прав. Человек должен заниматься тем чем ему хочется. Я осознал. В качестве компенсации договорился о твоей стажировке во Франции. Сдавай дела Артему, пусть добавляет твою фирму к своему холдингу. И вперед.

— Да ладно! Не прошло и полгода, мои слова до тебя достучались! — голос у Сережи счастливый. Выражение лица не знаю. Он ко мне спиной. Татьяна собственно тоже. Занята беседой с охранником. Артем с Женей смотрят на небо, звезды рассматривают. Значит могу уйти незаметно, чтобы не было лишних вопросов. Сунула руку в карман. Телефон, кошелек, ключи на месте. Одежда на мне моя, переоделась после дневной прогулки. Бросила на сосну прощальный взгляд. Летусиков под ней не видно. Потихоньку пошла к выходу, потом прибавила шаг. Выходные закончились и вообще. Подзадержалась я в жизни Игнатовых, пора в свою возвращаться.

Не такое уж я и счастье, если сравнить со стажировкой во Франции. Ну и ладно, унывать не собираюсь, нужно попросить Кольку Терехина, помочь из ремонта машину забрать.

Повезло. Из ворот выскочила, только обошла джипы охраны, из соседнего двора выехало такси. И водитель пока не занят. Согласился меня домой отвести. На дом Игнатовых оборачиваться не стала. Не разрешаю себе грустить. Как бы я не хорохорилась, всю дорогу до дома, ждала звонка. Только войдя в свой подъезд вспомнила, что телефон на беззвучном режиме.

Глава 38

Пропущенных вызовов до… И больше, два от тетки, куча от разъяренной Терехиной. Сергей Игнатов тоже звонил. Один раз. Судя по времени, минут через десять, после того, как в такси села. Наверно хотел поделиться радостными новостями о предстоящей поездке во Францию. Не получилось. Набрал разочек номер, я не ответила и на этом все успокоились. Не больно то, отряд заметил потерю бойца.

Да ладно, на самом деле, я понимала, что повела себя, как последняя Тутусина. Удрала не попрощавшись, люди полночи со мной возились, когда температура во весь градусник была. А я видите ли услышала, что Серега обрадовался стажировке, развернулась и …. психанула. Сколько всего со мной за последние дни случилось, мало того, что безработная, еще и психически неуравновешенная. Дожила. Выходные всё равно получились классные.

А все, что касается Сережи, я за время поездки в такси разложила по полочкам. Что мы имели? Договор потерявший актуальность. Атмосфера, природа и прочая окружающая среда послужили для Сергея Игнатова неким катализатором, его потянуло на романтику, а тут я. Которая тоже попала под влияние. В том, что когда Серега был близко, у меня то ухало вниз, то взлетало вверх сердце, в животе разгорались и брызгали в разные стороны искры, бегали мурашки по коже и первый раз в жизни безумно хотелось попробовать чужие губы на вкус, виновата ….. Ангина и переизбыток кислорода.

Папа сообщил ему о ближайших перспективах, у него мозги на место встали. Еще неизвестно, какая у меня была бы реакция, если бы мне кто нибудь такие новости сообщил. Короче вердикт — про Сережу забыть и не парится. Маме его, через Кольку извинения передать.

Я поднялась на свой этаж, с передышками между лестничными пролетами. Ступеньки показались выше чем были два дня назад, и количество их прибавилось. Как бы я не хорохорилась, ангина никуда не делась, вместе со мной приехала. А судя по пелене начинающей застилать глаза скачок температуры долго ждать себя не заставит. Ничего, приготовлю заранее много чая с лимоном, справлюсь.

Уф, неужели я дома. Вваливаюсь в квартиру, втягиваю носом воздух и пытаюсь понять, чем так воняет? Мышь пришла и умерла? Вроде в доме их отродясь не было…

Стянула сапоги, сбросила парку, стянула шапку, не надевая тапок с одних носках поплелась осматривать жилплощадь. В комнатах душно, но трупов не обнаружено. Приоткрыла окна на зимнее проветривание, отправилась на кухню, а там… Холодильник открыт. Вот гад металлический! Видно был скачок в напряжении, программа холодильника переключилась на безопасный режим, перестала работать на охлаждение, и дверцу открыла. Половина еды попортилась! Или вся….

Пригрозила железяке кулаком, а толку то. Остается только устранять последствия, чем и занялась. Сгребла в мусорный пакет все приготовленные мамой продукты вместе с контейнерами. Помыла опустевший холодильник, из запасов у меня теперь половина лимона, апельсин и три яблока. Негусто. Но лучше, чем дистиллированная вода. Завтра выберусь в супермаркет, затарюсь.

Закончив с уборкой еще раз прошлась по квартире. Люблю свой дом, всегда с удовольствием возвращаюсь, с работы или из отпуска, а в этот раз… Почему-то постоянно всплывает в памяти веселая суматоха дачи Игнатовых. И еще кое-кто … Сентиментальной что ли становлюсь? Пришла к выводу — помимо простуды я чем-то заразилась. В общественном транспорте. Уяснив для себя причину своего состояния, потащилась выбрасывать мусор. Пока ходила, поняла, что живу неправильно. Нужно не всякими Сережами Игнатовыми мозги засорять, а завести кого нибудь, не знаю как правильно выразиться, чтобы мусор самой на помойку не таскать. С другой стороны от меня не так и много мусора… Если такого специального человека вызывать при каких нибудь форс-мажорных обстоятельствах, ангины например…. Не так уж часто я болею, и у меня есть друзья Терехины, они мне всегда помогут если Уж совсем свалюсь. Правильно живу. Никто не нужен. Пусть стажируются. А я теперь не только психически неуравновешенная, а еще и противоречивая. Допрыгалась.

Телефон я так и оставила на беззвучке. Не знаю почему, может чтобы не чувствовать себя полной дурой, прислушиваясь к каждому звуку в ожидании… Знобило прилично, вспомнила про кигуруми — белку, отыскала в шкафу вместе с шерстяными носками, утеплилась в мягкую бархатистую пижаму, приземлилась в кресло. Прямо на пульт от телевизора, раз уж попал под пятую точку, нажала на вкл, пусть болтает. И только после этого открыла айфон. Сердечко слегка екнуло когда вошла в пропущенные вызовы… Нет. С момента моего возвращения их не прибавилось. Никто не звонил, даже Лизка. Ей я сама позвоню.

Поджала под себя ногу, набрала Лизкин номер, пошли гудки. Минуты две не отвечала.

Это она меня наказывает…. Не выдержала Терехина! Трубку взяла и обиженно в нее засопела.

— Лизка прости! Согласна со всеми словами, которыми ты меня называла! Обещаю в течении месяца каждый день покупать тебе шоколадку. Если хочешь коллекционного Медвежонка отдам и еще…

— Прохорова! Ты вообще соображаешь? Два дня ни слуху, ни духу, а я … Не знаю, что думать, может тебя уже на органы разобрали! И по частям распродали за два дня! Еще раз такое выкинешь, я твоим родителям нажалуюсь. Посмотрим тогда. И медвежонка заберу в качестве компенсации. Как только приеду.

— А ты где? — я вторую ногу под себя поджала, куда это Лизу занесло, вроде никуда не собиралась.

— На зимней рыбалке, — тяжело вздохнули в трубку.

— Фига себе! Ну и как клюет?

— Откуда я знаю! Меня Колька в домике запер! Монстр. Не выпускает.

— А с чего это он?

— Из вредности. Насть, ну почему у меня сестра не родилась? Вместо Кольки, — Лиза шмыгнула носом. Зареветь что ли собирается?

Я растерялась. С чего вдруг Колька надумал сестру обижать? Нет, просто так не может. Лизка явно чего-то недоговаривает.

— Наська, забей. — Лиза передумала плакать, — лучше расскажи чем занималась эти два дня.

— Ничем особенным, встретимся поболтаем, а так если коротко: заставила одну блондинку окатить ледяной водой из ведра, старшего Серегиного брата, была говорящим деревом, выла волком, отправила за волшебными шишками двух дур, промочила ноги, заболела ангиной. Приехала домой.

— Главное все живые остались. — Глубокомысленно изрекла Терехина, — Насть, почему так, я вот тебя понимаю, а меня собственный брат не хочет понять. Сам взял на рыбалку, а теперь запирает!

— Терехина! Хватит ныть, я всё равно не поверю, что Колька ни с того, ни с сего, тебя где-то запер!

— Он когда меня с собой брал, должен был понимать, что с ним едет человек творческий!

— Ага. Лучше колись, что натворил творческий человек.

— Ничего такого я не творила! — возмущенно фыркают в трубке. — А мужик этот сам виноват. Я его пять раз спросила: я вам не мешаю? Он молчал, а потом устроил скандал! Мужики сволочи. Рыбак — козёл.

Я потерла лоб. Надо сказать горячий… Как наваждение вспомнилось ощущение прикосновения мягких, прохладных губ… Потрясла головой, на Лизку с козлом переключаюсь.

— Поняла. Ты с кем-то поссорилась, Колька обиделся и тебя запер.

— Ничего ты не поняла Настька! Сейчас объясню. Тебя нет и нет, Колька проболтался, что на подлёдный лов, с Пашкой и Юркой собирается. Я с ними напросилась. Приехали, места мне очень понравились. На высоком берегу рубленные домики, вокруг березы, внизу река. Только из машины выгрузились Колька запричитал: зря мы тебя с собой взяли! Что-то вид у тебя лихой и придурковатый! Напакостить собираешься!

Представляешь? Шагу не сделала, а уже в чем-то подозревают. Пообещала быть паинькой. В домике потеплее оделись, спустились на водоем. Они с собой притащили складные стульчики, лопатки, удочки и такие интересные штуки, сверлилки для льда специальные. Прижимаешь ко льду, крутишь за ручку, в лед сверло как в масло вгрызается…. Мне сначала эту штуку не хотели давать. Ну не суть, на лед мы спустились, идем. Так прикольно, под ногами потрескивает… Выбрали место, они себе дырок насверлили, уселись на стульчики, и сидят с удочками. Я взяла лопатку, отошла подальше начала снег со льда счищать. Так интересно! Лед под снегом серый и в то же время — прозрачный! Под ним вода движется, быстро так. Пошла выпросила сверлилку. Один разок, маааленкую дырочку просверлить. Не заметила, как восемь штук насверлила. Мне понравилось уровень промерзания льда измерять. И то, что вода такая темная вылезает. Сверлю, никого не трогаю. Подъезжают люди на снегокатах. Недалеко от меня маленькую синюю палатку устанавливают, рядом дырку во льду делают, одного мужика, в меховой шапке, прямо в палатку с удочкой усаживают.

И вдруг кто-то из них приказным тоном мне заявляет:- девочка отойди на десять метров назад. Нормально? Они приперлись, а я должна отойти? Не собираюсь!

А этот в меховой, презрительно так говорит: оставь! Пусть ковыряется, не мешает. Езжайте к берегу. — морду из палатки высунул, зыркнул в мою строну и убрался. Ты бы видела, какой противный мужик!

— Короче ты до этого деда, докопалась.

— Какой дед! Лет тридцать от силы. Я пошла справедливость восстанавливать. Демонстративно начала сверлить прямо за палаткой! Там туго сверлилось. Слышала, как мужик говорил в наушник: оставьте. Пять раз заглядывала с палатку, спрашивала: не мешаю? Четыре раза не отвечал, сверкал глазами. На пятый заявляет: прибью! И что я должна была делать? Терпеть хамство? Я сверлилку двумя руками подняла, как об лед долбанула… Лед как затрещал…. И трещина к берегу побежала… Зигзагами. Этот козёл, палатку в сторону отшвырнул, схватил меня за шкварник и бегом поволок в сторону. Но я один раз успела ударить, по лицу. Пока Колька с Юркой не подбежали и охрана не подъехала. Охранники такими бешеными глазами смотрели, раз десять спросили у мехового: Как вы Игорь Алексеевич? Да, что с ним будет? Мало я ему врезала!

Это он Кольке посоветовал запереть меня от греха подальше. Сказал, что на базе, несколько дипломатов отдыхают и я могу спровоцировать международный конфликт! Представляешь!

И тут позвонили в дверь. Ну Лизка! Я ей поверила, а она видно пока ко мне шла, на ходу сочиняла.

— Терехина, круто ты меня, сейчас открою! — не отнимая айфон от уха, вскочила с кресла, пошла в прихожую.

— Правда?! — Лизка в роль вошла, продолжает придуриваться. — Насть, попроси у Кольки, сверлилку, посверлим, а то он мне не даст… разговор прервался.

Я приготовилась сказать, что у Кольки просить не будем, сбегаю к соседям за перфоратором, открываю дверь… От неожиданности вздрогнули ноги. Сглотнула воздух. На пороге моей квартиры, стоит Сергей Игнатов. На плече объемная спортивная сумка, в левой руке два больших фирменных пакета известного супермаркета, правая рука полусогнута, на ней висит чехол для костюма. Не поняла. Во Францию что ли уже вылетает? Попрощаться заскочил? С вещами и продуктами….

Глава 39

— Смотрите какого дяденьку к нам занесло! Не иначе в сторону Французской республики выдвинулся, но с маршрута сбился! — пропела дурашливым голосом, а у самой, сердце скорость прибавило. Стук в ушах отдается.

Сергей переодеться успел, последний раз видела в куртке, сейчас на нем короткое черное пальто. И джемпер другого цвета, серо — голубой. Под цвет глаз подбирал что ли? На плечах и волосах мелкие капельки. Снег пошел. Значит мороз спадет.

Серега решительно шагнул в прихожую. Рукой с пакетами, захлопнул входную дверь.

— Если собираешься выставить меня за порог, не рассчитывай. Я не уйду, — предупредил с вызовом в голосе.

— В каком смысле не уйдешь? Ты, что заселится ко мне собрался? У меня не надо…

— Насть, я правда никуда не уйду.

Сумку примостил на тумбу, уронил мой дезодорант, поднял, аккуратно вернул на место, пакеты с продуктами на пол поставил, раздвинул створки шкафа, пристроил на крючок для верхней одежды чехол и туда же пальто отправилось.

Я наблюдаю. Молча. Ко мне еще не заваливались в дом парни. Да еще с откровенными угрозами. Что значит не уйду? Куда ты к чертовой матери денешься! Уйдешь, если я захочу. Надо захотеть. Хотеть, чтоб ушел — не хочу!

Подхватил пакеты с пола, шагнул ко мне, сгреб свободной рукой и сто первый раз за сегодняшний день, приник ко лбу губами.

— Настя! Голова горячая! — кинул взгляд на мои ноги. — Носки шерстяные, это ты молодец, но лучше бы тапки надеть.

Ну как мне себя вести? Спросить, что в таких случаях делают абсолютно не у кого.

— Если нужны тапки, на обувной полке, папины возьми. — Бормочу по нос.

Отодвинула Серегу в сторону, полезла папины шлепанцы доставать. Наклонилась к полке, а он, взял и за хвостик меня дернул. Беличий, который к пижаме пришит.

Я грозно выпрямилась с тапком в руках.

— Насть! Прости не удержался! Пойдем покажешь мне кухню. Я тут кое что прихватил к завтраку. — Физиономию такую скорчил, сама невинность. Осталось обнять и заплакать. Я улыбнулась невольно, Серега облегченно вздохнул. Кажется мы оба чокнутые. Потом он на моей кухне расхозяйничался. Клубнику которую с собой приволок, помыл, достал из шкафа тарелку, ягоды выложил и перед моим носом поставил. А сам дальше продукты по полкам раскладывает.

— Ты не представляешь, что со мной было! Пока с отцом говорил, ты испарилась. Начал метаться по участку, подошла Ленка, сказала, что ты ушла в дом. Я туда, пробежал по дому, нет нигде. Выскочил на улицу, слышу голоса на заднем дворе, все там тебя ищут. Ленка с как-ее- там, с дрезиной, к крыльцу подошли. У Ленки взгляд ехидный, глазки прищурила и говорит: Сергей, не ищите, уехала твоя Настя. За ней кто-то на крутой тачке приехал. У ворот ждал, она когда в машину садилась парня за рулем пупсиком назвала и вся светилась от счастья. Меня переклинило. Начал тебе звонить, трубку не берешь. Сам не помню как отъезжал от дома. Такой скорости на трассах наверно еще не развивал. Первый раз в жизни собрался морду набить. Хорошо Артем позвонил. В отцовской машине водитель сидел, видел как ты уезжала на случайном такси. Я успокоился, начал адекватно воспринимать реальность. Заскочил к себе за вещами, по дороге заехал в магазин. И сразу к тебе. Насть, — Сережа посмотрел на меня в упор. — Я понял, что ты меня бросила. Но я всё равно не отстану. Я чувствую, что у меня есть шанс. И я за него готов драться!

Вот тут у меня действительно открылся рот. Тарелку с клубникой в сторону отставила. Одну ягоду в руке держу.

— А ты кому морду бить собирался?

— Пупсику!

— А-аа. Знаешь что! Сам запрыгал от радости, когда про стажировку услышал! Про меня напрочь забыл. Пупсика он бить собрался! Я никого не бросала, просто уехала, чтобы никому не мешать.

Он присел напротив меня к столу и заулыбался.

— Насть. Так ты из-за разговора с отцом обиделась? Ты же даже не дослушала получается. Я ему сказал, что в ближайшее время, никуда уезжать не собираюсь. Если куда и поеду, то осенью, вместе с тобой. Одну всё равно не отпущу ни на какие курсы. Надеюсь к этому времени, они и тебе не будут нужны.

— Не нужны, размечтался! — Хмыкнула из упрямства. Ягоду засунула в рот. Целиком. Не признаваться же, что я уже и сама запуталась, что мне нужно….

— Насть, я тебя не отговариваю. Всякие бывают обстоятельства. Может к осени нас уже трое будет. Или четверо. Знаешь, у нас в роду….

Я закашлялась. Клубничиной подавилась. Это уже слишком.

— Ты совсем сдурел? Ты что, здесь до осени жить собираешься? И еще кого-то из рода своего ко мне подселить? Предупреждаю! Летусиков на порог не пущу! И вообще, у меня родители иногда приезжают! Им отдыхать надо, а тут… Толпа непонятных людей проживает…

Я эту картину отчетливо представила. Мама с папой дверь открывают, а им навстречу новые жильцы вываливаются… Жуть.

— Настя! Ты у меня в чем-то такая продвинутая и умная, а в чем-то ребенок, ребенком. Но мне это безумно нравится, — Серега уже не улыбался. Он радостно скалился.

— Пупсиком еще назови! Сегодня так и быть оставайся, куда на ночь глядя, а завтра с утра — съезжай.

— Даже не подумаю, — нагло заявляет, — поправишься, переедем вместе. Тебе моя квартира понравится, да жить в центре удобнее. Инфраструктура….

— А не пошел бы ты прямо сейчас! В инфраструктуру, не оглядываясь! — Все. Игнатов меня достал. Я вскочила со стула, руки в боки уперла и головой в стору двери киваю. Кивала. Пока в матовом стекле кухонной двери не увидела свое отражение. Стоит посреди кухни подбоченившаяся большая белка, дергается в конвульсиях, хвост трясется. Я сначала фыркнула. Потом начала ржать.

С Серегой решила сегодня больше не ругаться. Хрен с ним, пусть живет. До утра. Застелила для него диван в комнате родителей, полотенце чистое выделила.

— Можешь укладываться. — строго сказала. Чтобы глупости всякие самой в голову не лезли. А то мелькали ненужные мысли. Да, да.

— Настя! Чуть не забыл! Я же в супермаркете в аптеку заходил, — Серега метнулся в прихожую, притащил свою сумку, — лекарства тебе купил. Сейчас примешь. — пакетик достал. Забитый препаратами. В меня собрался впихивать? Пусть сам употребляет!

— Я это не буду. У меня организм естественным образом восстанавливается! — я потихоньку перемещаюсь к выходу.

— Насть, не дури, ангина сама по себе не проходит. Нам с тобой в понедельник вечером машину забирать. Хочешь ее сразу в металлолом сдадим, возьмем новую?

— Меня моя машина устраивает. Тоже мне, крутизна!

— Нет, я не крутизна. Человек не бедный, но до Артема или родителей мне далеко. Тем ни менее, новую машину для тебя мы точно потянем.

— Больше не выступай с такими предложениями. Мне не нравится, — сказала очень серьезно и вышла из комнаты.

— Насть! — Серега меня в коридоре остановил, в дверной проем высунулся, — У меня во вторник важные переговоры. Если температуры не будет, можешь пойти со мной.

— Какие я должна выпить лекарства? Давай сюда, и водички принеси.

Глава 40

Прихватив мешок медикаментов, мы вернулись на кухню. Я героически заглотила пригоршню таблеток. Сразу три штуки. Бррр. По Серегиному требованию показала ему язык. Ну это не трудно, всегда пожалуйста.

— Ты меня с переговорами не прокатишь? — спросила на всякий случай, возвращая пустой стакан из под воды.

Он не ответил, покосился укоризненно и пошел к раковине стакан мыть. Какая я дура! Не могла подождать, поперлась на помойку с мусором. Знать бы, что такой хозяйственный жилец понаедет.

— Насть, ты мне не доверяешь? — Серега закрутил кран, повернулся ко мне.

Как ему всё-таки идет облегающая одежда… Под тонким джемпером мышцы играют… Класс. Так, он спрашивал…

— А ты сам как думаешь? Конечно не доверяю. Исключительно от недоверчивости, пустила к себе домой!

Я сидела на стуле, он стоял возле раковины, смотрел на меня. В какую-то секунду у меня появилось дикое желание. Подойти к нему и прижаться. Запутаться пальцами в волосах. Вот бы отмочила… Телефон вовремя пиликнул, пришло сообщение. Трубку схватила, читаю, а сама не могу в смысл текста врубиться. Мысли в нужное русло не возвращаются, тупо смотрю на экран и краснею как рак.

«Вырвалась из плена, пошла мстить Кольке. Хрен ему а не рыба»- написала Терехина.

— Кто там? — поинтересовался Серега.

— Неуловимая мстительница, — ухмыльнулась я. И почему-то боюсь поднять на него глаза, встретится взглядом. Как будто он догадаться может, о чем я минуту назад думала.

— Насть, ты вся красная, тебе в постель надо. Пойдем спать, — сказал запинаясь. Я неловко выбралась из-за стола. Предложение пойти спать как-то двусмысленно прозвучало. У меня уже мания. Дожила.

В дверях кухни я задела его плечом, мы друг от друга отшатнулись. В квартире вообще что-то странное происходило, как будто магнитное поле усиливается и электрические разряды начали заполнять пространство. Прошибали насквозь. Возле моей комнаты мы остановились. Я наконец решилась на него взглянуть. Он смотрел на мои губы. Я еще не видела у него такого взгляда. Ноги перестали меня слушаться, обмякли.

— Спокойной ночи, — неуверенно пискнула и зачем-то спросила, — а как ты меня на переговорах представишь?

— Так как есть. Мой заместитель — Анастасия Прохорова. — хрипло ответил парень.

— Я?! Да ладно…

— Завтра введу тебя в курс дела. Постараюсь сосредоточится. Сейчас не могу ни о чём думать.

Тут у меня окончательно снесло крышу. Я всё-таки прыгнула ему на шею. Сама.

— Ура! — орала прямо в Серегино ухо.

Он на секунду замер. Сильные руки заскользили по моей спине, и вдруг, лицо и шею начали обжигать поцелуи. Нетерпеливые теплые губы подобрались к моим губам. Все. Я пропала. В прямом и переносном смысле. Что-то долго дремавшее внутри, вырвалось наружу и сметало все вокруг, кроме… От макушки до кончиков пальцев тело заполнила сладкая нега. Каждая клеточка кожи требовала сбросить к чертям собачим кигуруми и до конца раствориться …. Не знаю каким усилием воли я смогла прервать такие сладкие объятья.

— Прости, не сейчас! — пробормотала и шмыгнула в комнату. Полюхнулась в кровать, накрылась с головой одеялом. Мама моя! Что я вытворяю! Ещё бы чуть чуть, сама бы в постель заволокла… Серега еще какое-то время постоял в коридоре. Потом пошел в ванную, лилась вода. Только минут через двадцать дверь в комнате родителей с характерным звуком закрылась. Не знаю как он, я очень долго не могла уснуть. В мозгах, что только не скакало: а ведь он и правда, из-за меня отказался от поездки во Францию! Поцелуи совсем не слюнявые, боже мой! Какие у него глаза и… И руки. Интересно, что за переговоры? Я заместитель генерального директора. А вдруг он сейчас ко мне придет? Нет не придет. А вдруг? Я сказала не сейчас, а тогда, когда? И про что это я вообще несла? Как Терехина собралась мстить? Всю рыбу распугает? Или только Колькину? Я влюбилась. Мама! Он об этом не узнает!

Уснуть только под утро получилось. Слышала как к остановке рядом с домом подъехал первый рейсовый автобус. И провалилась в сон.

Вырвали меня оттуда ближе к одиннадцати. Кто-то позвонил в дверь. Требовательно. Села на кровати, откидывая с лица спутанные волосы. Звонить не прекращали. Скатилась с постели, бегу в прихожую. Одновременно со мной туда выскакивает Серега. Волосы всклокоченные, глаза красные, не выспался… Из одежды на нем черные боксеры. И все. Не смотрю.

Подбегаю к глазку. Мать твою! Тетушка пожаловала. Караул!

— Минуточку! — ору в глазок. Тетя, сейчас оденусь и открою.

Услышала, облегченно вздохнула и судя по губам ворчит. Вот я вляпалась!

— Насть, кто пришел? — тихо спрашивает Серега.

Хватаю его за руку, тащу из прихожей, заталкиваю в комнату, где он ночевал.

— Тетка заявилась, — шепчу оглядывая комнату, и тут же начинаю Серегино спальное место собирать, сумку с вещами за диван запихивать. Джинсы и джемпер, сунула на папину полку в шкаф, — придется спрятаться. Я постараюсь ее быстро выпроводить. Завернешься в одеяло, посидишь на балконе. Хотя нет! На балконе холодно. В шкафу не поместишься, давай в кладовку. Присядешь под полками, я тебя подушками заложу.

Никогда не понимала, что взбрело в голову архитектору, который когда-то очень давно проектировал наши дома, с подсобными помещениями прямо в комнате. В современных жилых домах просторные гардеробные, а это не пойми что. Молодец мужик. Хорошо придумал. Туда очень даже утрамбовался Серега. Повозмущался но залез. С тетей он видите ли захотел познакомиться….И папа молодец. Отстоял кладовочку. Как знал. Мама каждый год требует ее демонтировать.

Глава 41

На секунду притормозила у зеркала. Оперативно натянула болезненную улыбку человека, который уже два дня, как находится на последнем издыхании. У самой двери выдохнула, повернула замок.

Что-то у тетушки подозрительно заискивающий взгляд…

— Настюша! Невозможно дозвониться, на катке пропадала?

— Ага. Теть, заходи холодно. я….

— Настенчик! Маркизушка так по тебе соскучился!

— Чего?! — я машинально чуть не захлопнула дверь перед собственной теткой. Очень слова о скучающем по мне котяре ее прятельницы, меня напрягли. — Я по не нему ни капли! Еле пальто отчистила!

— Настя! Мы с Софьей Макаровной, нашли горящие…

— Тетя! Я твой намек поняла. Вы с подругой куда-то опять намылились. Я перешла на другую работу, рабочий день у меня теперь ненормированный, мне некогда таскаться к ее коту!

— Насть. Там такая папайя и солнышко!

— Тетя! Котик мечтал о папайе и солнечных ваннах! С собой берите. Ты зайдешь? Или тебе некогда?

Время у тетки было. Зашла. Стянула угги, сняла пальто, раздвинула створки шкафа и….

— Насть, у тебя гости?

— С чего… — озадаченно чешу затылок. Серегино пальто и чехол с костюмом на самом видном месте висит. Черт. — Какие гости! Это я вещи генерального из чистки забрала. Кофе на себя пролил.

— Понятно. — недоверчиво протянула тетка, пристроила одежду на соседний крючок и двинулась внутрь квартиры. Я посеменила за ней.

— Теть, пойдем на кухню. Я чайник поставлю, — бормочу ей в спину, пытаясь обойти, чтобы задать нужное направление. — Могу кофе сварить.

— Не хочу пока, может попозже. — тетушка на кухню не хочет. Прямой наводкой в комнату родителей. На диван нацелилась.

Лихорадочно соображая, как ее побыстрее выпроводить, шагаю за ней. Через несколько шагов замираю как вкопанная. Тетка тоже. Из кладовки раздается громкое:- Апчхи! Потом шуршание бумажным пакетом и причмокивание.

Интересно, что он там жрет?

— Настя?! — теткины глаза становятся размером с чайные блюдца. — Ты уверенна, что в доме кроме тебя никого нет? — шепчет тетка. Обернулась ко мне и хитровато поглядывает.

В ответ из кладовки: Апчхи!

— Будте здоровы! — выкрикивает тетушка.

— Спасибо. — отвечают из кладовки.

Вылезет убью! — это я подумала.

— Теть, это — Ферби. Игрушка такая, помнишь ты мне на десять лет дарила. Такой зеленый, глаза круглые, уши торчком. У него от времени программа слетела, раньше он есть просил и спать укладывался. А сейчас, несет что ни попадя. Выбросить жалко.

— Это которого по животику гладишь, а он в ответ хрюкает? Достань погладим, хочешь сама найду!

Я ее на подходе к кладовке поймала.

— Не открывай! Он там не один! С ним генеральный играет….

Ржали двое. Моя тетка и вывалившийся из кладовки Сергей Игнатов. Мне было не смешно.

Хорошо хоть не в одних боксерах выскочил, папин махровый халат накинул, который в кладовке года три висел. Шуршал он, пакетом с сушеными яблоками, с полки прихватил.

— Зачетные яблоки! — похвалил Серега, когда наконец перестал смеяться.

— Понравились? Ешь на здоровье, это мои с дачи. Сама сушу, экологически чистые! — расцвела тетушка.

Среди привезенных Серегой продуктов были две коробки пирожных. Тетка изъявила желание всё-таки попить чай, пирожные оказались кстати. Три чашки выпила и все ворковала с Сережей, очень он ей понравился. Восхищенно охала, когда узнала, что Сережа один из учеников ее Софочки. Хотела я слово вставить, сказать, что в Софочкиной квартире я с Сережей и познакомилась. С помощью злосчастного кота и кисломолочных продуктов. Не стала. Знаю я свою тетку, тут же придумает, что кот ее подруги приносит счастье и раз он нас с Серегой познакомил, мы обязаны за ним поухаживать. Такая перспектива, отчетливо маячила. Правда Серега этот вопрос решил, взял на себя обязательства пристроить в элитную кошачью гостиницу котика. И проживание оплатить. Так, что расставались они лучшими друзьями…. Она его даже в щечку чмокнула, на прощание. А он меня, прямо при тетке обнял и прижал к себе. Так и стояли в обнимку в прихожей.

— Насть, ты родителям ничего сказать не хочешь? — на выходе поинтересовалась тетя.

— Скажет. Сегодня же позвонит. Или я сам это сделаю. — вместо меня ответил Сережа.

— Если что, номер телефона дам! — хихикнула тетя, послала воздушный поцелуй и удалилась.

— Не мог сидеть потише?! — Я сразу на Серегу обрушилась.

— Мог конечно. А потом неожиданно выскочить и напугать. Думаешь так было бы интереснее? — Серега подхватил меня и закружил, — Настя! Не нужно ни от кого прятаться! Пусть все знают, что мы вместе. Я люблю тебя, моя взбаламошная, колючая и очень — очень нежная девочка.

Глава 42

Оказывается где-то глубоко внутри, у меня, дремал недобитый романтик. Я хотела попросить Серегу поставить меня на место, прочитать лекцию о том, что мы мало знакомы и то, что мы оба сейчас принимаем за любовь, может оказаться игрой гармонов, осложнением вялотекущей ангины и вообще чем угодно. И руки его мне родными кажутся не потому что, а не знаю почему…. И я, и он, так не должно быть…

— Дура! Только попробуй открыть рот! — гаркнул разбуженный романтик, — кто знает, как должно быть, а как нет! Не смей спугнуть свое счастье!

Сколько я себя помню, мои родители работали вместе. Многие знакомые удивлялись, как они могут и дома, и на работе, и на отдыхе находится рядом и друг другу не надоедать. Я-то видела, что они не просто терпят друг друга, им действительно хорошо. Мне бы тоже хотелось так. Вот сейчас, у него на руках я вдруг поняла. У нас получится! Он мне не надоест, даже если двадцать четыре часа в сутки будет рядом. Я ему тоже не надоем….и влюбилась я не вчера, а давно когда-то…. Трудно сказать, сама до всего этого додумалась, или разбуженный романтик подсказал.

— Насть, ты молчишь, я тебя испугал? Или просто говорить со мной не хочется? — Серега осторожно поставил меня на ноги. Сгреб в охапку, прижал к себе, я уткнулась носом ему в плечо, потом подняла голову, заглянула в глаза. Они у него потемнели… Хотя может освещение недостаточное…

— Насть, я таких слов, никогда никому не говорил. Ты наверно думаешь…

— Сереж, а ты завтра сильно занят?

— Не особо. Переговоры по тендеру во вторник, ты знаешь, завтра так, текущие моменты. В принципе могу в конторе не появляться. Из срочного, вечером машину твою забрать, это тоже не проблема, могут из сервиса по адресу доставить, — Ответил дрогнувшим голосом. Подумал наверно я тему перевела.

А я набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:- ты меня не испугал. Мне хочется с тобой говорить и молчать, и бродить по улицам. Смеяться, иногда спорить…. Вместе засыпать и просыпаться. Давай завтра поженимся. Нелегально.

Хотела добавить, что я тоже первый раз такие слова говорю. Руку и сердце еще никому не предлагала… Не стала, и так достаточно высказала. И правильно сделала, чего время тянуть.

В ответ тишина… Целых две секунды. Как раз хватило, чтобы у Сереги идиотская улыбка по всему лицу расползлась.

— Давай! Только совсем нелегально не получится. В ЗАГСе об этом в любом случае должны узнать. Хотя бы когда придем расписываться. Настя! — Наши губы встретились, и я куда-то унеслась. Плавилась, растворялась, горела и таяла, вокруг сгустился дурманящий туман. И никого кроме нас…..

Пока в дверь не позвонили. Мы отдышались, Серега открыл. Ничего интересного, тетка в берете, собирает показания электросчетчиков. Продиктовали. Она в блокнотик записала и поспешно удалилась. А у Сереги, крышу снесло….

Он опять подхватил меня на руки и с дикими воплями начал скакать по комнатам. Минут десять носился. Он орал: — Ура! Завтра Настя будет моей женой! Я смеялась и представляла как мы со стороны смотримся. Сережа в папином полосатом халате и я, в костюме белки.

— Сереж, ну хватит, — попросила пощады на десятом круге, — мы так ничего не успеем. Нам к переговорам нужно подготовиться, и придумать как свадьбу обтятать.

— Настя! Ты у меня — уникум. Вряд ли во всем Мире, найдется еще одна девушка, которая собственную свадьбу захочет обтятать, — Серега опустил меня на диван, присел рядом. — Не вижу сложностей, денег дадим, завтра же и распишут.

— Ага. Надо с кем-то заранее договориться, не будем же мы по ЗАГСам ходить, в кабинеты заглядывать со словами:- Мы тут ходим, думаем, кому денег дать? Чтобы нас быстренько расписали….Сереж, только мне одному человеку, про нашу женитьбу придется сказать. Лизке. Иначе она навсегда на меня обидится.

— Это вы девушка тайную свадьбу хотите! — он обнял меня за плечи, притянул к себе и поцеловал в висок, — я то готов всей Москве и области сообщить. Так, что говори своей Лизе. Может свидетельницей ее возьмешь? А по поводу договориться, я все Московские ЗАГСы готов перевернуть. Хотя думаю это не понадобится. Я знаю кто нам может помочь. Та самая Софья Марковна, подруга твоей тети и моя бывшая преподавательница. Точно помню, она говорила, что одна из ее выпускниц, заведует Дворцом бракосочетаний. Позвоню Софье, поговорю, попрошу посодействовать и сохранить это в тайне. Объясню, что готовим родным сюрприз.

— А она точно не проболтается? — пискнула выскальзывая из его рук.

— Не должна. — Серега поднялся с дивана, достал телефон. Он начал дозваниваться Софье, а я побежала в ванную, приводить себя в порядок. В голове, полный кавардак, если бы кто нибудь мне неделю назад сказал, что я могу вот так замуж собраться…..

В ванной посмотрела на себя в зеркало. Чуть не упала. Можно в фильмах ужасов, без грима в главных ролях сниматься. Кошмар. Я б на Серегином месте от такой невесты на другой конец Москвы убежала. Умылась, волосы расчесала, посмотрела на себя еще раз. Вроде ничего, симпатичная. Показала отражению язык.

Серега дожидался меня на кухне, весь важный.

— Настя! — гордо сказал, — я все уладил. Завтра к десяти мы привезем документы, в два часа у нас регистрация. Я присела напротив него на стул. Страшновато мне как-то стало.

— Даже не думай! — Сергей заметил мое смятение, погрозил пальцем, — как честный человек, ты обязана выйти за меня замуж. Добровольно. Или силой отволоку на регистрацию. Насть, а свадебное путешествие….

— Какое путешествие? Дела на фирме нужно в порядок приводить. У тебя там разброд и шатание!

— Хорошо, путешествие откладывается. Но романтический ужин и номер для новобрачных, в самом лучшем отеле, я закажу. Это не обсуждается.

Согласилась, не стала сопротивляться. Это же будет наша первая брачная ночь…

Лизе я дозвониться не смогла, написала сообщение, чтобы заскочила ко мне как только вернется с рыбалки. Договорилась с Серегой, что все обсуждения наших дальнейших планов, по поводу свадьбы и жизни после нее, переносятся на завтра, на день бракосочетания. Сейчас не до них, нужно с делами фирмы разбираться. Разбирались до поздней ночи. За все время сделали два коротких перерыва, чтобы перекусить. Я ругалась как матрос. К тендеру подготовились из ряда вон плохо. Все предложения которые он принял к рассмотрению, помимо предложений семейных компаний Игнатовых, кроме геморроя ничего не принесут.

Пообещала, если без меня, что нибудь подпишет стать вдовой. Через десять минут после подписания.

— Насть, не ворчи. Не мое это все, я производственник.

— Производственник! Организуем тебе производство. В дела фирмы нос тогда не суй! — это я генеральному. На минуточку.

— Не очень то и хотелось. — Фыркнул мой будущий муж, — близко не подойду. С превеликим удовольствием. — Захлопнул Макбук, — Насть, пошли спать у тебя уже глаза красные.

— Пошли, — согласилась вздохнув, — предупреждаю, спим по разным комнатам.

Серега немного взгрустнул, но согласился.

Растянувшись в своей постели я думала: завтра выхожу замуж и стану Анастасией Игнатовой. Ой! А в чем я замуж-то пойду? Надо купить платье и еще что нибудь…. Машке Рощиной денег обещала, с утра на карту переведу. Родители чокнутся и мои и Серегины. Когда мы им сообщим, что женаты. Может на Восьмое марта признаемся, или на День рождения, а может до Нового года подождем. Не знаю. Терехина не объявилась, где она?

Глава 43

Утром я проснулась в состоянии абсолютного счастья. За ночь, поняла, какие поправки нужно внести, чтобы тендер сто процентно выиграть, придумала куда поднажать, чтобы выгрызть зубами выгодный контракт, на который кроме нас желающих воз и тележка… И куда приспособить созданное Серегой строительное подразделение. Я молодец.

А еще я сегодня брачующаяся. Хи-хи. И ощущение космической невесомости, на самом деле именно по этому поводу. Сережка он… Мое! Никому не отдам.

Бодро вскочила с постели, высунулась из комнаты, Серега раньше меня проснулся, шумит вода в душе. Моется. И поет. Мурлыкает по французски. Минуточку послушала. В прихожей перед зеркалом собрала волосы в хвост, скорчила отражению рожу и с блаженной улыбкой поскакала на кухню, готовить завтрак на двоих. Прикольно.

Быстро пожарила яичницу, подсушила тосты, поставила варить кофе. Достала большие керамические кружки, вспомнила, что они мамины любимые…. Мне вдруг безумно захотелось поговорить с мамой. Голос услышать, парой слов перебросится. Сбегала за телефоном и помешивая кофе номер набрала. Мама после первого гудка взяла трубку.

— Привет Настасья! Как дела? — голос какой-то настороженный, фон непонятный, едет что ли куда?

— Мам, у меня все нормально. Я на минуточку, просто хотела сказать, что я вас очень люблю! И тебя и папу. Передай ему пожалуйста.

— Мы тебя тоже очень любим. — теперь у мамы голос дрогнул. — Насть, ты больше ничего…

— Мам, кофе убегает, я перезвоню!

Сбросила вызов, турку с огня сдвинула… Присела на стул….и тут до меня дошло. Разница во времени между Москвой и Южно Сахалинском восемь часов. Там сейчас глубокая ночь, а я названиваю…. А куда это они отправились ночью? Вулкан, что ли какой просыпается? Перезвоню им завтра, сегодня не буду мешать. Пусть со своим вулканом разбираются.

Дверь ванной негромко хлопнула, Серега наконец закончил с водными процедурами. Топает ко мне, на запах кофе.

Он появился в дверном проеме, остановился и смотрит на меня. А я на него. Глаза у него сейчас пронзительные, волосы влажные…

— Насть, как я раньше жил без тебя? — больше прочитала по губам, чем услышала.

Через секунду он рядом со мной оказался. По сложившейся традиции я снова у него на руках. Поцелуй обжигает губы, размывает пространство маленькой кухни…

Еще одна традиция. В дверь звонят. На самом интересном месте.

— Насть, нам через час выезжать, — предупредил Серега, когда я пошла открывать.

Я догадывалась, кого увижу на пороге, не ошиблась. Пожаловала любительница зимней рыбалки — Елизавета Терехина.

— Наська! Я вот такого налима поймала! — Лизка расставила руки в стороны.

— Заходи давай. Я тебя вчера ждала, пешком что ли с налимом до Москвы добиралась?

— Ночью приехали.

Серега на кухне грохнул сковородкой.

— Кто это у тебя? — Лизка в одном сапоге застыла.

— Сережа Игнатов. Лиз, я сегодня замуж за него выхожу.

— Куда?! — Терехина сапог сбросила и присела на тумбочку.

— Замуж.

— Фига себе! А так быстро расписывают? Мне даже не сказала, что он тебе предложение сделал.

— Не знаю. Нас в порядке исключения согласились зарегистрировать. Предложение я сделала. Он согласился.

— А-аа. А родители?

— Никто не знает, кроме тебя.

— А-аа. А мне можно будет тебя туда проводить? Замуж.

— Можно, пойдем с нами завтракать. В десять нужно быть в ЗАГСе, а я еще в душ не попала.

— Насть, а нас на обратном пути покормят? Ну в смысле после регистрации, — Лизка уже оживилась, достала себе тапки и попрыгала со мной на кухню. Судя по выражению лица в ее творческих мозгах начали рождаться идеи одна другой гениальнее. Нужно пресекать в корне, пока не бросилась их воплощать. Знаю я ее. Сейчас придумает, как сделать свадьбу незабываемой. И точно.

— Насть, а может давай…

— Лизка! Заходи в кухню! Завтракаем и едем в загс. Мне еще платье подобрать надо.

Серега подвинул Терехиной стул. Со скоростью голодных лесорубов мы начали заглатывать завтрак. А потом время сжалось и понеслось. Мы вместе с ним. Лично я, на автопилоте, уже совсем ничего не соображала…

Во дворец бракосочетаний успели минута в минуту, Серега объезжал пробки, проскакивая через дворы, безбожно нарушал правила психовал, как будто на самый важный экзамен в жизни опаздывает. Выдохнул только когда добрались до места. Терехину оставили в машине, сами бегом побежали документы отдавать.

Успели. Заявление на регистрацию, я писала, у Сереги руки тряслись.

Оформив нужные бумаги поехали до ближайшего торгового центра. Там разделились, мы с Лизкой пошли выбирать платье, Серега отправился за кольцами. Я ходила по бутикам и не могла сосредоточится, мало того, что в голове каша, Сергей каждые пять минут названивает. Спрашивает, где мы сейчас. Пришлось рявкнуть. И платье сразу подобралось. Ничего такое, цвета чайной розы. Туфли и сумочку в этом же отделе подобрали. Лизка все одобрила. Но сказала, что платье лучше бы взять не такое маркое. Вдруг обляпаюсь. Кетчупом. Пообещала кетчуп не трогать. Для себя Терехина выбрала, платье — тунику, в темно-зеленых тонах. Переоделись в примерочной.

Салон — парикмахерскую нашли в том же торговом центре. Бухнулась в кресло, попросила мастера, на голове какой нибудь крендель изобразить. Девушка страшно удивилась, Терехина более менее внятно объяснила ей, что я хочу. Молодец Лизка, что бы я без нее делала?

Прическа на удивление получилась довольно приличной. Вот тебе и спонтанный поход замуж. Очень даже можно, быстренько подготовится. Остался маникюр. Пока ждала очередь, успела перевести деньги Машке Рощиной. К выходу из торгового центра мы прибежали за полчаса до начала регистрации. Серега нас возле лифта ждал, увидел, что мы на экскалаторе спускаемся, рванул к нам не глядя по сторонам. Чуть в лоток с мороженым не врезался.

— Настя! Ты самая красивая в Мире невеста! — восхищенно воскликнул рассматривая меня, — я чуть не поседел, когда ты запретила звонить. Боялся…

— Боялся сбегу? Не дождешься! Игнатов, я не представляю без тебя дальнейшую жизнь. Я люблю тебя. — не раздумывая выпалила. Мне было плевать, на то, что вокруг люди.

— Довлюбляетесь, опоздаем! — вмешалась Лизка. Сергей взял меня за руку, побежали на парковку. В салоне автомобиля, меня ждал сюрприз. На заднем сидении три огромных букета. Пока нас не было Серега цветочков прикупил…

— Что это? — поинтересовалась прибалдевшая Лизка загружаясь в машину.

— Я подумал, может нужен букет невесты? Три на выбор купил. — смущенно признался жених, забрасывая в багажник пакеты с одеждой, в которой мы с Лизкой с торговый центр приехали. Запрыгнул за руль, ударил по газам рванул на выезд.

— Слушайте! А давайте все втроем с букетами придем! Мне кажется интересно будет, — Терехина примерилась к орхидеям.

— Отдай! — вырвала у нее из рук. — Обойдешься. С цветами только я пойду.

Мне если честно букетище тащить не хотелось. Взяла, чтобы Сережку не расстраивать.

В зал для торжественных церемоний мы ворвались с опозданием на одну минуту. Выстроились перед грузной женщиной в бархатном платье. Вытянувшийся по струнке Серега, я с огромным букетом и Лизка с моей и своей шубами в руках.

Началась регистрация.

Глава 44

— Паспорта! — скомандовала женщина в бархате.

— Извините! — буркнул Серега, достал из кармана документы, отнес на стоящий перед теткой стол.

— Кольца! — снова командует тетка, как только от от стола отвернулся.

— Простите, — буркнул Сергей, выудил из другого кармана коробку с кольцами, рядом с паспортами положил. Вернулся ко мне. Стоим дальше.

Женщина в бархате придала лицу одухотворенное выражение, открыла папку и собралась что-то сказать.

— Насть, почеши мне нос, не могу терпеть, а руки шубами заняты, — пропищала Терехина.

— Я тебе сейчас в него двину, — прошипела прикрываясь букетом.

Терехина начала челюстью круговые движения делать….

— Сергей и Анастасия! — громко провозглашает бархатная и берет паузу…

— Не могу… — скулит Лизка, — брачуйте ускоренно они согласны, пусть целуются…

— Лизка, заткнись, — шиплю громче.

— Девочки, успокойтесь, — миролюбиво шепчет Серега и покрепче сжимает мои пальцы.

— Что за балаган вы здесь устроили? Вы не даете мне совершить гражданский акт! — гремит бархатная.

— Фига себе! — лепечет Лизка, — чего у них тут… а мы точно пришли по адресу? Здесь акты свершают….

— Молодые! У вас свидетелей не заявлено! — женщина с папкой теряет терпение. — Девушка, покиньте зал.

— Еще чего! Я заявилась, засвидетельствую! Подозрительное место… — несет Терехина.

— Простите, ее, она от волнения, больше слова не скажет. Продолжайте пожалуйста. — говорит Серега, а я пихаю Лизку локтем. Подействовало, заткнулась.

— Сергей! Согласны ли вы взять в жены… — возвращается с тексту тетка.

— Да! — Серега не стал дослушивать.

— Анастасия!

— Да!

— Распишитесь и обменяйтесь кольцами!

— А поцеловать невесту? — Терехина долго молчать не может.

— Целуйтесь! — тетка не скрывает желания побыстрей избавиться от нашей компании.

А мы и не против. Забрали паспорта и с хохотом вывалились из зала. Все. Я его жена. Новенькое колечко сверкает на пальчике. Сережка видно еще больше чем я переволновался, на лбу бисеринки пота выступили. Зато глаза, в них плещется счастье. Неподдельное. Самое настоящее.

— Трогательно было, — Заявляет Лизка на ходу одевая свою шубку из эко-меха. — Чуть не заплакала. Главное быстро. Теперь можно праздновать. Ура! Вы после ресторана сразу в свадебное путешествие отчалите?

— Путешествие откладывается на неопределенный срок, завтра у нас важные переговоры, — поясняю просовывая руку в рукав своей шубки.

Мой теперь уже муж, помогает мне одеваться и поддерживает:

— Успеем напутешествоваться, на выходные начнем куда-нибудь выбираться.

— Понятно, — Лизка кивает. — Ой, у меня тоже завтра деловая встреча. Представляете, если повезет, буду учавствовать в крупной художественной выставке. Меня тут рекомендовали одному меценату. Молодым художникам поддержку оказывает. Повезу ему несколько работ на просмотр. Секретарь уже время назначил. С неким Шуваловым Игорем Алексеевичем. Знакомое имя… Где могла слышать?

— Лизка! Какая разница, как зовут этого дядьку! Пусть смотрит твои работы, стопудово ему понравится! Ты у нас обалдеть какая талантливая. — держась за Сережкину руку, почти выкрикиваю. Искренне верю в то, что говорю. У Лизки все должно получиться, и вообще пусть всем будет хорошо, как мне сейчас. Хочется, как коза поскакать с лестницы. Я бы поскакала, Серега не дал. Он меня как только из дверей вышли подхватил на руки и понес. Вошло в привычку носить на руках.

На светло голубом зимнем небе, ни единого облачка. На противоположной стороне улицы, дворники в оранжевых жилетках, стучат ломиками, откалывают образовавшийся лед. Я в туфельках и тонких чулках, а мне совершенно не холодно. Вот такой, мне запомнится моя свадьба. Хорошооо… Сергей спускался по ступенькам уверенно. Я комфортно чувствовала себя на его руках. Как всегда. Мы же вместе целую вечность.

Лизка рядом топала, до нее только дошло, что нам не сыграли марш Мендельсона, пыталась воспроизвести мелодию игрой на губах. На последней ступеньке, у меня в кармане звякнуло. Как будто номер набрали и вызов сбросили.

— Сереж, подожди, надо посмотреть, кто там. Вдруг что-нибудь срочное.

Он нехотя поставил меня на ноги. Достала трубку, пропущенный вызов от мамы. Тупо смотрю на экран. Мне немного не по себе стало. Радуюсь тут, а они где-то рядом с вулканами… Странный дозвон.

— Насть?! — Серега напрягся, увидев как у меня выражение лица меняется.

— Прохорова! Что случилось?

— Не знаю… — прокряхтела, нажала на вызов, маме перезваниваю. Букет зачем-то подмышку засунула.

Прошло два гудка мама взяла трубку. Первое, что я услышала, мамочка всхлипывает…. У меня сжалось сердце. Мама не должна плакать! Я не хочу!

— Мааам?!

— Наасття, — вздрагивает родной голос, — можно мы подойдем вас поздравим? Ну что же мы восемь часов летели, чтобы из-за угла подсматривать!

Букет орхидей выскользнул, упал на тротуар. Я чуть рядом не свалилась, хорошо у меня расторопный муж, поймал.

— Мам, за каким углом вы подглядываете? — выдохнула оглядываясь по сторонам. — Вы меня сейчас видите что ли?

— Обалдеть! — шепчет рядом Лизка.

— Видим! Конспираторы! — слышу голос уже папин. Мозги окончательно отказываются соображать.

— Ну и замечательно! — Серега наклонился к прижатой к моему уху трубке и крикнул: — Здравствуйте! Меня зовут Сергей, я муж Насти! Выходите пожалуйста из-за угла!

— Как же так получилось? — только пробормотала…. И испуганно прижалась к Сереге. Откуда — то справа, к нам бежала небольшая толпа. Во главе с Артемом Игнатовым.

— Насть! Что это за люди с тетей Верой и детей Костей? Подозрительно мне, — бормочет Лизка, глядя как бегущие, лавируют между припаркованными автомобилями.

Глава 45

Следом за старшим Сережиным братом бежали: его жена, моя мама, Татьяна, моя тетка, Софья Макаровна, два папы — мой и Серегин, ангел — Людочка, сыроеды — Романовские, какая-то незнакомая парочка, еще одна женщина, возраста примерно Софьи Марковны. Замыкал забег муж Людочки, он же Серегин юрист.

Я пропустила момент, когда мамы, моя и Сережкина, Артема обогнали. Наверно как раз в это время, Серега поднимал и возвращал мне букет. Вот и отвлеклись от спринтеров.

Когда же они успели скооперироваться?

— Наська! С двух сторон окружают! Если что, пойдем на таран! Говорила всем в руки по венику, отбились бы….- бормочет Лизка притоптывая на месте.

Я поворачиваю голову. С левой стороны к нам едут два больших лимузина. Где же они парковались?

Дальше думать было некогда, до нас добежали мамы. Первыми. У той и у другой, глаза на мокром месте.

— Маамыы, нне ннадо, нне плачьте, — лепечу вжимаясь в Серегину грудь.

— Они от счастья! — орет подоспевший следом, запыхавшийся Артем. — Поздравляю, конспираторы! Горько! Горько! Подпольщики вашу мать!

Мы не стали ломаться. Совсем наоборот, минут десять целовались. Окруженные толпой друзей и близких. Наверно в глубине души, нам с Серегой сегодня их не хватало. Потому, что на душе стало, светло — светло.

Потом нас чуть не задушили в объятьях. Все по очереди, начиная с родителей. Тетка призналась, что это они с Софьей Марковной общий сбор организовали. Тетушка позвонила Марковне, обрадовать, что Сережа Игнатов, взялся пристроить ее котика, Софья проболталась, что Сережа ей только, что звонил сам, просил договориться о срочной регистрации, они сложили исходные данные и начали всех оповещать. У Марковны был номер телефона Татьяны, тетка, моим сообщила. Эти же две кумушки и скооперировали наших родителей. Ладно, мы не в обиде. Тем более, что никто на нас не ругался.

— Раз уж мы вас рассекретили, может не окажетесь от банкета? Мы на всякий случай организовали, — осторожно предложила Татьяна, — и платье для Насти приготовили. Мы с Верой все утро переживали, ну как это, девочка в такой день, без платья…

— Как без платья? Я точно в платье….- удивленно смотрю на подол, как они платье не заметили?

— Соглашайтесь на банкет, Наська! Заодно пообедаем. — шепчет за спиной Лизавета.

— Насть, ты не против? — спрашивает мой муж. Я пожимаю плечами, прекрасно понимаю, что всё равно теперь от торжества не отделаемся.

— Хорошо! Банкет, так банкет, согласны. Но при одном условии, все расходы, я беру на себя. — твердо говорит Сергей.

Кто-то крикнул: Ура!

Ключи от лексуса Сергей передал своему юристу, тот пошел садится за руль…

Я опомниться не успела, мы уже утопаем в мягких креслах роскошного лимузина. Огромная машина, влилась в поток, он понес ее по Московским улицам. Куда-то в сторону центра. С нами загрузились родители, Артем с женой, тетка с Марковной и конечно же Лиза. Остальные гости заняли второй лимузин. Я глупо улыбалась, чувствуя тепло Сережкиной ладони на своей руке, потягивая разлитое кем-то по бокалам шампанское, мама смотрела на меня и украдкой прикладывала к глазам бумажную салфетку. Татьяна задумчиво крутила свой бокал, и тоже улыбалась. Только не так глупо как я. Папы непринужденно болтали.

Лизка окинула всех взглядом и заявила:- пора вас организовывать. Давайте споем!

К ресторану подъехали с песней про свадьбу, которая пела и плясала.

— Насть! Давай что нибудь хорошее сделаем! — .тихонько предложил Сергей, перед тем как из лимузина выгрузится, — я могу показаться банальным, но не стесняюсь этого. Я настолько счастлив, что готов на голове постоять и пройтись на руках.

Он может еще чего собирался сделать, но не успел перечислить. Как только из машины вышли, меня у него на время позаимствовали. Так жена Артема выразилась.

— Куда? — взъерепенился молодожён, — мы так не договаривались!

— Сережка, не дури. Вернем твою Настеньку. Проходи с гостями в банкетный зал, — Татьяна мягко оттеснила от меня сына, отвела в сторону, что-то шепнула на ухо. Ко мне подошла моя мама.

— Насть, ты у меня самостоятельный ребенок, — заправила мне локон за ухо, — мы с отцом очень надеемся, что ты не ошибаешься. Раз отчудила с замужеством, значит сердце подсказало.

— Мам, он самый лучший на свете. Я тебе потом все расскажу. Как мы познакомились, как я предложила ему стать моим мужем.

— Теть Вер, врет она все. Она не предложила, а заставила. Шутка. — Терехина рядом с нами нарисовалась. Я потрясла у нее перед носом уже изрядно подтрёпанным букетом.

Потом мы с мамой, Татьяной, Женей и Лизкой пошли в противоположную сторону от банкетного зала. В довольно большой комнате, которая почему-то так и называлась «комната невесты», нас ждала Юля, с которой я познакомилась на даче Игнатовых и молоденькая девушка, с раскрашенными во все цвета радуги волосами. Юля отвела меня за ширму. Там на стуле лежало белоснежное кружевное белье, чулки и даже подвязка. На меня азарт накатил, что там дальше напридумывали? Скинула одежду, быстро облачилась во все новенькое. Натягивала второй чулок, Юля принесла платье…. Это было, что-то невероятное…. Лиф из кружева, сплетенного в виде ромашек, в середине каждого цветка переливается маленький бриллиантик. Юбка спадает мягкими складками, по подолу россыпь тех же камешков. Я в этом платье… Сногсшибательная. Вау!

Ноги скользнули в удобные туфельки. Девушка с разноцветными волосами поправила мне прическу, воткнула в нее немного мелких цветочков. Я вышла из-за ширмы.

— Фантастика! — восхищенно сказала Женя.

— Круть! — согласилась Лиза.

Татьяна с мамой ошеломленно молчали… Через минуту опомнились. Татьяна открыла синюю бархатную коробочку, надела мне на шею колье. Бриллианты с белом золоте.

— Подарок для тебя Настенка!

Мама открыла красную бархатную коробочку, достала сережки. Дополнение к колье.

— Это от нас с папой, — и всхлипнула.

Татьяна обняла ее за плечо:- Вера, не волнуйся. Наши дети обязательно будут счастливы.

— Сейчас разревусь, — предупредила Лизка, — давайте уже веселиться.

А я стояла и думала, как мне пришло в голову выйти замуж тайком от родителей? Они на эти сережки, все свои сбережения грохнули, а я…. Придумаю, как компенсировать!

Откуда-то появился папа. Я взяла его под руку, он повел меня в банкетный зал. Гордый, до невозможности.

— Настя, ты всегда можешь на нас рассчитывать. Мы тебя очень любим, ты у нас умница и красавица. — сообщил по дороге.

— Спасибо папочка, — перед нами услужливо распахнули двери, мы шагнули в просторное помещение. По залу пробежали негромкие одобрительные возгласы, официанты при нашем появлении замерли, вытянувшись по струнке. Я мельком видела белые скатерти на круглых столах, колонны увитые живыми цветами. Меня все это мало интересовало. В центре зала, меня дожидался жених. С широко распахнутыми от восторга глазами. Папа подвел меня к любимому. Заиграла музыка, Серега закружил меня в некотором подобии вальса…. Я еще тот танцор. Для меня самый лучший партнер, с костылем и безногий. Ему всё равно, терять уже нечего.

Свадьба получилась веселой. Ведущего не было, не успели найти, публику развлекала Людочка. Она столько всяких конкурсов напридумывала… Некоторые я бы сказала, просто жуть. И конечно звучали тосты, гости кричали: Горько!

Между переменами блюд, устраивали «половецкие пляски», пол вздрагивал…. Мне все очень понравилось. Особенно подарок Серегиного брата. Он мне Порше Кайен подарил. Новенькую. А Сереге ничего. Сказал, что ему и так супер приз достался…..

* * *

Прошло полгода.

— Насть, не спорь. Я зайду с тобой, мы договаривались. — Серега пытается сделать серьезную физиономию.

— Следи за дорогой, сопровождающий, — беззлобно ворчу на мужа, одновременно просматривая почту. — Сережка! Ответ пришел, Восток — сервис, приглашает на переговоры! Контракт наш!

— Настя! Зубы не заговаривай. Мне тоже интересно! Кстати, я с начала месяца на заводе все линии запускаю.

— И все благодаря Настеньке. Она для Сереженьки заказ у пяти конкурентов из под носа увела! — подмигиваю весело. Хотя очень волнуюсь, только вида не показываю. Мы едем делать ультразвуковое обследование. Тест на беременность две полоски показал. Я очень рада. И боюсь. Вдруг ошибка?

Кошусь на Сергея, он не меньше меня волнуется… Улыбаюсь украдкой, заботливый у меня муж. Мне кажется я его с каждым днем, все больше люблю. Он это знает. И каждый день говорит, что я самая — самая!

Сообщения продолжают сыпаться на все аккаунты. Убираю айфон в сумочку, потом просмотрю. Работа дело важное, но то, что нам предстоит узнать — важнее. Дела никуда не убегут….

Руководство фирмой, я давным — давно перетащила на себя. Сережка производствами занимается. Компания от такого разделения обязанностей, только выиграла. Мы набрали хорошие темпы, Артем посмеивается, что еще годик, другой и мы его обскачем. О Швейцарской школе бизнеса, я уже не думаю. Некогда. На практике учусь.

Ну вот, до медицинского центра доехали.

Серегу, я в кабинет с собой не взяла. Доктор потом позовет и все расскажет.

Внутренне вздрагивая укладываюсь на диванчик. Пожилой мужчина в белом халате смазывает кремом мой совершенно плоский живот и начинает по нему водить какой-то фиговиной. А сам на монитор смотрит. Чего там рассмотреть можно? Все какое-то непонятное.

— Доктор, там есть кто нибудь? — робко интересуюсь.

— Не просто есть, моя милая, — добрым голосом отвечает доктор, — смотри вот видишь, тычет в монитор — два плода.

— Это, что значит? — тупею на глазах.

— Деток двое. Мужа позвать?

— Ага!

Серега вбегает в кабинет. Лицо бледное, как бы не грохнулся.

— Поздравляю папочка, у вас… — пытается что-то объяснить врач.

— Все в порядке?! — облегченно вздыхает Серега.

— Да! — выкрикиваю с дивана, — представляешь, у нас Терехины!

— В каком смысле? — обалдевает Серега.

— Я не правильно выразилась, в смысле двойняшки.

— Ура! — завопил мой муж и запрыгал по кабинету. От радости.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Последние публикации

    Загрузка...