Маэстро (fb2)

- Маэстро 67 Кб, 20с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Владимир Алексеевич Лякин

Настройки текста:



Совет 1.

— Поведайте, как подзаработать?

— Очень просто. Напишите новеллу.

— Но я не умею.

— Тут всё очень просто. Главный герой прыщавый подросток. Лучше главный герой в шкурке прыщавого подростка, ну там переродился, к примеру. Добавляй статы, тупые диалоги. В игры играл?

— Да. В танки, доту.

— Не, не то. В ММО задрачивал?

— Да. Играл в корейку. Линяга там.

— Вот, свой опыт игры перенеси на страницы книги.

— Да там же сплошной гринд сутками!

— Вот, это и нужно. Большой объём текста, кругом тупизна. Что те, что эти. А пока сперматоксикоз и несбыточные мечты в башках читателей, им на логику насрать. Лишь бы герой тащил на скилле. Внутриигровой донат заменяем вкаченной удачей, и весь дроп смачно критует. И про рояли не забывай.

— Неужели это читают?

— Сам диву даю. Уже девятитысячную главу дописываю. Правда, там про культиваторов.

— Про фермеров что ли?

— Почти. Травку там выращивают нехилую, в таблетки крутят, а потом приходы ловят и на новые уровни бытия переходят. А знаешь, что самое главное?

— Что?

— Я уже по двадцатому кругу историю запулил. Имена меняешь только, а там уже читателям поф, попробуй вспомни, что там раньше было, когда мне подобных ещё сотни, а они читают весь наш шлак одновременно.

— И не надоедает им?

— А хрен их пойми. Им же давай крови побольше и, главное, ПАФОСА посмачней, в каждую щель. Люди сражаются, действия длятся секунды, но между ними обязательно нужно влепить мысли героя, его часовые рассуждения. Совсем опытные писатели умудряются еще пафосный часовой диалог в секунду уместить. Ну там они же контролируют пространство и время. Так что не стесняйся, пафос — сила.

— А любовная линия?

— Телки в новеллах?

— Может девушки?

— Не, друг мой, тёлки. Тупые противоречивые сучки, ТП, слюнявые мечты школьников. Слушай Бахыт-Компота, он херни не посоветует.

— Это ещё кто?

— Святой человек. В одном куплете его песни секрет новелл заложен. Правда, там он о другом, но совета дельнее трудно сыскать.

— То есть?

— «А я у него спрашиваю: «А каков сюжет?»

А он говорит: «Ну, зависит от бабла,

Но, главное, чтобы вода кругом текла»

Ух, ты, ох, ты, вода-вода-вода,

«А тёлки будут?». «Тёлки? Ну да!»

Тёлки и вода, тёлки и вода,»

Понял?

— Невероятно!

— И я том же. Золотые слова. Иди, пиши. Вопросы появятся, обращайся.


Совет 2.

— Здравствуйте, это снова я. Пришёл посоветоваться.

— Одну минутку. И открыл он глаза. Он смог. У него получилось. Никто не верил, но он знал, он гений. Наконец он достиг. Небеса бушевали, он теперь десятитысячилетний девственник Великой Ступени Дао Космического Мудреца Межгалактического Баланса Инь-Янь. Небеса были против. Воля и законы небес отступили, слишком могущественным он стал. Наконец он сможет отомстить. Все враги падут к его ногам, они будут страдать.

— Десять тысяч лет без женщины. Неудивительно, что там все такие злые.

— Ничего ты не понимаешь. Нужно поддерживать новые тенденции. Общество нынче асексуально. Вот и приходится изворачиваться, и аудитория девственников радуется. Лишние деньги не помешают. Чего припёрся.

— Не знаю, как начать романтическую линию.

— Да что же с вами делать, долбанные романтики. Запоминай схему. Враг, афродизиак, спасение, трах. Работает на все сто.

— И люди ведутся.

— Куда им деваться. Да и погляди на меня. Откуда мне знать, как с женщинами себя вести, я же школьник. Но схема не подводила.

— Но постоянно на наркоту надеяться. Я же решился гарем соорудить, как такое прокатит.

— Да где твоя фантазия? Тут же всё просто. Сначала спасение тёлки из лап врага, потом другая тёлка так течёт при виде героя, что решается использовать афродизиак на нём. Уже две. Двое попали в пещеру, где есть ловушка со странным газом. И так далее. Как видишь, возможностей хватает.


Совет 3.

— Здравствуйте. Мне вас посоветовали, как специалиста.

— Мои консультации проходят по подписке.

— Сколько?

— Четыре рубля за совет.

— А почему так дорого?

— Тогда ждите текстовый вариант для нищебродов.

— Но я не нищеброд, с чего вы взяли? Просто я не могу знать, в чём будет заключаться ваш совет. А вдруг там одна вода.

— Да как ты посмел? Хейтер что ли? Это в главах «Буря Звёздной Войны» по подписке одна вода, а у меня серьёзное дело.

— Хорошо, хорошо. Не сердитесь. Я заплачу.

— Тогда чего хотел?

— Понимаете, у меня нет никакого таланта в жизни. Все меня игнорят, обзывают. Теперь мне сложно выходить на улицу. Вот, решил написать новеллу про культиваторов. Но при любых начинаниях ничего не выходит.

— Молодец! Ты уже близок к культивации, все культиваторы так же начинали. Начни с себя. Напиши про себя в мире культиваторов, про свои мечты, стремления. Ты не одинок, многие авторы любят этот приём. Всё то, чего ни в жизнь не добиться такому лоху в реальной жизни, история на бумаге возвысит.

— Вы прикалываетесь?

— Да за кого ты меня принимаешь? Я заканчиваю одиннадцатый том из тысячи глав. Да мне совесть не позволяет такого. Я ведь помогаю своим читателям, от всего сердца, только ради них стараюсь.

— Простите.

— Забей.

— Но у меня слабый словарный запас. Я и двух слов связать на бумаге не могу. Что мне делать?

— Слушай внимательно. Это самая страшная тайна, за которую тебя могут заминусить и сбить весь рейтинг. Не позволяй никому прознать. Понял меня?

— Да.

— Поклянись.

— Клянусь.

— Запоминай. Берёшь любую новеллу про неудачника, открываешь и переписываешь под себя, меняя имена, названия. Переставь предложения местами, что-то можно удалить. На то и вода. Ход событий можно не менять. И публикуешь. Вот так-то.

— Да это же плагиат! Как так можно?

— Хахахахаха. Ой, а говорил талантов никаких нет. С юмором у тебя всё в порядке, можно ранобки писать.

— Ранобки?

— Не, лучше забудь. Пиши про культиваторов.


Совет 4.

— Здравствуйте, я хочу написать новеллу.

— Быть не может. Женщина! А можно вас потрогать.

— Что вы творите! Отстаньте!

— Простите, я должен был убедиться, что это не сон.

— Могли просто ущипнуть себя. А вы сразу лапать.

— Совсем забылся. Виноват. Раз так, помогу вам совершенно бесплатно.

— Может уже отпустите меня!

— Ах, куда же делись мои манеры.

— У вас лицо красное, у вас жар? И что-то вы вспотели.

— Не обращайте внимания. Просто очень быстро писал. Читатели проду требуют.

— Как мне и говорили, вы очень популярны.

— Ну что вы, там миллиард, тут пара миллионов. Ничего особенного. Я просто очень хорошо копиру…, т.е. пишу.

— Наверное, много зарабатываете?

— На завтрак…, ой, на обед…, на яхту ещё немного не хватает. Что-то я от вашей красоты совсем растерялся.

— Спасибо, вы такой милашка. Но давайте перейдём к делу.

— Конечно. Что вы желаете?

— Как я и говорила, хочу написать новеллу. Но не знаю с чего начать. Но история должна быть про девушку.

— Тут всё очень просто. Нужно только выбрать между Востоком и Западом. Советую выбрать восток.

— А почему не запад?

— Там слишком большая конкуренция и аудитория взрослая.

— Так это же хорошо, когда взрослые.

— Это очень плохо. Поверьте. Нужно думать на перёд! Смотреть в будущее.

— И что там такого?

— Сейчас восточная тема популярна среди школьников. Молоденькие девушки читают в заглот. Простите, не так выразился, в захлёб. Сейчас это уже странно звучит, да? Аааа, не важно! Но это они пока молоденькие. Вы должны заставить их пищать от восторга. Запасть им в их головы. А когда они вырастут, эта армия, что будет возносить ваш псевдоним.

— Вы меня заинтересовали. И с чего мне начать.

— Ваша героиня умная женщина, которая погибла и перенеслась в мир культиваторов, в тело уродины. Ну, таковой её считают окружающие.

— Подождите, культиваторов? Это что?

— Это люди, которые накапливают энергию внутри себя и становятся сильнее.

— Как это понять?

— Как же вам объяснить? Это почти как «бабочки в животе».

— Гормоны?

— Да, гормоны силы, что накапливают энергию и усиливают человека при должной стимуляции. Чаще всего принимают особые травяные таблетки. Примерно понятно?

— Да. Но я не хочу писать про уродину?

— Это восток. У них есть чудодейственная косметика, что потом вылечит героиню. А девочки любят косметику, особенно страшные девочки. Им точно будет интересно читать и мечтать. Они же смотрят бьюти блоги. Вон, кто-то до сих пор вступает в секты орифлейм, эйвон и верит в чудеса.

— Какая интересная идея. Мне нравится. А дальше что?

— Кхм. Должен быть властный мужской герой, кому плевать на героиню по началу. Обязательно принц, кто по ночам сражается с врагами своей страны. И тут родители захотели их поженить. Но не нужно спешить. До свадьбы написать пару тысяч глав. Где постепенно они будут попадать в нелепые и тупые ситуации.

— Но это же нереально! У читательниц весь интерес пропадёт!

— Ничего сложного. Окружить её мужиками, красавцами. Добавьте пару принцев, которые втюрились в неё. Чем больше, тем лучше. Описывать почаще их геройскую сущность, как героиня всеми вертит, а они и рады стараться. И побольше описаний оголённых торсов. Но не более. Соперниц ещё пару десятков. Пусть будущий муженёк в начале её пару раз ударит. Это разожжёт гнев в сердцах читательниц, они возжелают увидеть месть героини. И героиня должна быть сильной, умной, расчётливой, с высокой интуицией. Но когда мужики рядом, слабой. Те должны её спасать. На ревность муженьку. Иногда она должна спасать своего муженька из рук самого зла. И никакого секса до свадьбы. Максимум поцелуйчики и касания. Ещё она может потереть ему спинку, а он иногда подглядывает за ней, случайно. И много описаний, всё в красках. Одежда — вплоть до мельчайших деталей пуговички.

— Вы опять раскраснелись.

— А, что, это просто душно тут. Работа головы требует много кислорода. Кхм, не отвлекайтесь. Но вам нужно прочитать хотя бы одну новеллу про культиваторов. Любую. И тогда вам всё станет понятно. На этом вроде всё.

— Спасибо большое. Тогда я пойду. Прощайте.

— До свидания. Хвала Богам. Она такая красивая! Где там мои закладочки!?


Совет 5.

— Добрый день. Вы ко мне?

— Д-да.

— Чего вы такой взволнованный?

— Тут такое дело. Я хочу написать …

— Я вас не расслышал.

— Я хочу написать …

— Говорите громче.

— Я хочу написать хентай.

— Ты же мужчина? Совсем всё плохо?

— Д-да.

— Всё с вами понятно. Ну ничего, я тоже через это проходил.

— Правда? Но я нигде не видел ваших работ.

— А вы думаете, что я их под своим псевдонимом писал. Там же яой.

— Вы из этих?

— Побойтесь. Даже не смейте о таком думать. Просто тогда лгбт буянило, вот и решил под шумок подзаработать.

— Понятно.

— Что-то ты не особо разговорчивый.

— Немного стесняюсь. Вот, я принёс свои наработки.

— Даже так! Дайте-ка взглянуть.

— …

— …

— …

— …

— Ну как?

— Я нежно провёл рукой по её талии. Она дрожала, её сердце стучало, словно v8 на максимальных оборотах. Кожа нежная, как обивка салона ферари. Она коснулась моего переключателя скоростей и раскраснелась, словно значок аварийки на приборной панели. И в этот момент меня поглотила похоть, я хотел поскорее заглянуть ей под капот, оценить багажник. Кхм. Вы по профессии автомеханик?

— Да! Как вы догадались?

— Опыт. Читал хентай, написанный токарем. Там болванка, шкурка и станок. Понимаете, к чему я клоню?

— Не совсем.

— Метафоры! Ваше чтиво узкоспециализированное. Женщины точно такое читать не будут. Вам нужны сравнения с пейзажами природы, красотами мира. А у вас глаза — ксенон и галоген. Кругом один АВТОМОБИЛЬ. Чего вы смеётесь?

— Вы мне Якубовича напомнили. Из передачи…

— Да я понял! Не отвлекайтесь! Это вам надо, не мне.

— Так что же мне делать.

— Взять женский псевдоним.

— Зачем?

— Эротику лучше пишут женщины. И покупают только у авторов женщин. Если мужчина, то он автоматически становится пидорасом. Комментарии тому подтверждения. А у вас хентай! Да вас в комментах так оттарабанят. И поверьте, потом везде будут мерещиться хейтеры. А будь вы с женским псевдонимом, да всем насрать.

— Вот оно как.

— Именно. Назови любимую хентай мангу, можно просто автора.

— Мизурью Кей.

— Вот так сразу? Даже не подумав? Вы основательно подошли к своему творчеству.

— Вы на что намекаете?

— Не подходит. Уровень сопливого школоло. Рынок перенасыщен таким, жёсткая конкуренция. Нужно срочно менять приоритеты. Вот вам ссылочка на «невинный вид». Смотреть утром и вечером. Пройдите недельный курс и можете начинать писать. Запомните, хентай должен быть красивым и чувственным, а не трахбабах. Разврат разного рода нужно добавлять постепенно, не нужно спешить. Читатель должен привыкнуть к вам. И запомните ещё одну важную вещь. Это в японии всякие парни отаку покупают книжки себе в коллекцию. А в нашей стране основной покупатель — женщины. Мужики — стремаются и тайно скачивают пиратки. На этом всё. Успехов.


Ненависть.

— Брат, там очередь из десяти человек у подъезда трётся. Все к тебе.

— Откуда их столько? Сегодня же выходной.

— По домофону сказали, что на консультацию.

— Блин. Чего им неспится? Так в падлу. Лан, запускай их по одному.

— Я тебе не секретарша!

— Будешь вредничать, куплю тебе китайский смартфон, вместо…

— Я поняла. Сейчас всё будет.

— Эх, женщины...

— Здрасти.

— Приветствую. Чего вы хотели? Чем могу помочь?

— Я хочу написать фанфик.

— Ура. Наконец-то. Я воочию увидел вас! Вы не представляете, как долго я ждал встречи с вами подобными. Присаживайтесь поудобнее.

— Вы о чём? У вас аура какая-то кровожадная. Вы меня пугаете!

— Я о паразитах. О существах, что присасываются к чужому и начинают кошмарить любимые произведения читателей. Кусочек за кусочком, персонаж за персонажем.

— Я вас не понимаю. Фанфикшн — это модное направление, которое набирает популярность.

— Сосёт оно популярность. Хотите, расскажу историю о маленькой девочке.

— Нет. Я, пожалуй, пойду.

— Стоять. Консультация ещё не закончилась. А теперь слушайте. Жила-была девочка. У неё всё было хорошо. Любящие родители, любящий брат. Наблюдая за братом, она полюбила книги, полюбила чтение. А знаете, какая фантазия у детей.

— Большая?

— Да, очень большая. Сказочная. Так вот, она очень полюбила книжку о Гарри Поттере. Ей нравился этот мир волшебников. Но пришло великое зло. Моя маленькая и наивная сестрёнка захотела ещё что-нибудь почитать об этом мире, приключениях, потому каким-то образом она попала на сайтик с фанфиками. Но она не ведала, что Роулинг поведала о Дамблдоре. Смекаешь, к чему я веду?

— Почти.

— Так вот, догадайся, на что нарвалась моя маленькая сестрёнка.

— На что-то плохое?

— Очень плохое! Ужасно плохое! НА СЛЭШ. ДА ТЫ ХОТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, ЧТО ОНА ПЕРЕЖИЛА С ЕЁ ФАНТАЗИЕЙ? ОХ, ЧТО ТАМ ТОЛЬКО НЕ ВЫТВОРЯЛИ ВОЛШЕБНЫМИ ПАЛОЧКАМИ, ДАЖЕ ГАРРИ С РОНОМ УЧАВСТВОВАЛИ ПОД ЧЁТКИМ РУКОВОДСТВОМ ДАМБЛДОРА. ДОЛБАННЫЙ ФАНФИКШН. ЧТОБ ВАС. ЛЕЗЕТЕ ИЗ ВСЕХ ЩЕЛЕЙ. ВЫ ЖЕ ДАЖЕ НЕ ЗАРАБАТЫВАЕТЕ. КАКОГО ВЫ ПИШЕТЕ И ПОРТИТЕ ОРИГИНАЛ. СЕСТРЁНКЕ КОШМАРЫ НЕДЕЛЯМИ СНИЛИСЬ. ЧТОБ ВАС. Фух. Выговорился. Так что там у вас.

— …

— Вы чего молчите?

— Фанфик о Г-г-г-г-арри П-п-п-поттере.

— ВОООООН. МОИ КОНСУЛЬТАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ХОЧЕТ ЗАРАБОТАТЬ, А НЕ ХЕРНЁЙ СТРАДАТЬ. Фанфик, твою мать, они пишут. Всё настроение испоганили. Сестрёнка, скажи всем, что я больше не принимаю.

— Там остался только один человек.

— А где остальные?

— Ты слишком громко кричал, вот они и разбежались.

— А тот что хочет?

— Он сказал, что хочет заняться переводами.

— Хрен с ним. Нет настроения у меня с ним возиться. Передай ему: «Гугл в помощь!»

— Хорошо.

— У меня странное чувство, словно я совершил что-то плохое. Сестрёнка, подожди! Я не гугл транслейт имел ввиду.

— Он уже ушёл. Сказал спасибо, и что ты ему сильно помог.

— Ай-яй-яй. Надеюсь, пронесёт.


Совет 6.

— Здравствуйте. Мне нужна ваша помощь.

— Что желаете написать?

— Понимаете, я раньше писал Научную Фантастику, но моё творчество не принесло никаких плодов. Вот я и обратил свой взор на новеллы про культиваторов.

— Это вы по адресу. Помогу по мере своих знаний. В чём проблема?

— В объёме текста. В среднем моя глава выходит на 30-40 тысяч слов, а то и больше.

— Кха, кха, кха.

— Вам плохо?

— Всё нормально. Представил главу на такое количество слов. Почему так много?

— Мне сложно писать, не объясняя всё с научной точки зрения.

— А есть рукопись?

— Конечно, вот взгляните.

— ОХРЕНЕТЬ! Господи Всемогущий! Грёбанные фантасты!

— Что такое? Что-то не так?

— Да всё не так! У ваших читателей же башку нахрен разорвёт только от пролога. У вас пролог только начался, появился камень из пространства, а дальше сплошные объяснения, на 8 страниц. Формулы и вычисления? И это только камешек появился? А это что? Пространственные искажения ориентационной структуры ферронематика во внешних полях. Что это такое? Волны, дисперсия, дифракция? Что это за слова. Ещё и жирным повыделяли! Контрольный в голову читателя? Совсем с ума сошли! Это новелла про культиваторов. Простые слова, меньше логики, больше экшена.

— Но меня коллеги хвалили, я даже за первые главы научную степень получил.

— Не, не, не, не, вам нельзя писать про культиваторов. Слишком глубок отпечаток научной фантастики.

— Почему? Там же столько всего. Параллельные миры, путешествия во времени, космос, звёзды, вселенная, сознание, пределы человеческого тела…

— Стоп! Не пойдёт. Читатель сдохнет от стресса. Да вы же его с первых страниц унижаете.

— Так, что же мне делать.

— Можно не скромный вопрос?

— Задавайте.

— Вы кто по образованию?

— У меня восемь высших.

— Твою жеж! А в писательство зачем подались?

— Хочу приобрести популярность и подзаработать. К вам же за этим обращаются?

— У вас точно восемь высших?

— Да. Могу дипломы показать, они у меня с собой.

— Не надо. Верю.

— Так о чём мне тогда писать?

— Как у вас с женщинами?

— Плохо.

— Ах, ну да, восемь высших.

— К чему ваш вопрос?

— Ищу выход из сложившейся ситуации. Вы сложный пацие…, то есть клиент. Вас спасать надо. Не пропадать же вашему интеллекту. Придумал!

— Что именно?

— Вам надо написать и отправить резюме.

— Куда? Кому?

— Илону Маску.

— А если не ответит?

— А раз не ответит, начинай писать ранобе.

— А что с описаниями тогда делать, я не могу без них. Не смогу тогда писать.

— Тут, друг мой, на выручку придут иллюстрации. Всю вашу научную мишуру будете выкладывать иллюстрациями: красивый шрифт, графики-узорчики. Вы же сможете все ваши расчёты и выводы запихнуть на картинку, отделить от текста?

— Я владею фотошопом, у меня же 8 высших.

— Да, да, помню. Значит так. Как я и говорил. Весь научный трактат и графики красиво оформляете. Шрифт такой, чтоб от руки и, главное, красивый. Всё это в рамочку, украшенную цветочками, листиками. Всё, фон готов.

— Фон?

— Ну да. Красивый фон. Сверху накладываем иллюстрации персонажей. Мужские — кругом аура пафоса. Женские — в каких-нить эротических позах, коротенькие юбочки, платьица, так, чтоб панцу видно было.

— Панцу?

— Трусики. Не только кружевное, а ещё и невинное, в полосочку там, с изображением милого животного на попе. И запомните, девушки должны быть с хвостиками и ушками.

— Но это же столько описаний. ДНК, Генетика.

— Всё в картинки. Разный фон — хорошо. Вот наложили вы арт персонажа сверху, всё, ляпота просто. Читатели подумают, что это какие-то письмена древних эльфов и не будут насиловать себе мозг. Все счастливы.

— Ну а чём мне тогда писать. Я же хотел про культиваторов.

— Замени культиваторов на магов. Добавь расу с технологией. И всё готово. Только в разговоры добавь кавая всякого и много. Понял-ня.

— Чего?

— Ты должен, мяу, добавлять подобное, мяу, в диалоги, мяу. Вот так должны разговаривать персонажи в ранобе. На пике популярности Ня, Мяу, Ню, Му. И та девушка, которая говорит с Му, должна иметь грудь 6-7 размера. И в тексте вы должны почаще делать ударение на грудь и трусики, большегрудые самки должны почаще обнимать героя так, что он лицом тонул в их прелестях. Ясно?

— Вроде да.

— И самое главное. При возбуждении у героя из носа идёт кровь.

— Не понимаю.

— Я тоже. Увы, но это канон озабоченных.

— А сюжет?

— Пишите о чём хотите. Но на всякий, прочтите Арифурэту. Там подхватите пару идей. Ах. Чуть не забыл. Обязательно используйте японские суффиксы при обращении: тян, кун, сама и т.д.

— И это работает? Как читатели к этому относятся?

— Словно иностранный акцент при разговоре с девушкой. Не смотрите на меня так, я в фильме высмотрел.


Совет 7.

— Здравствуйте. Я по объявлению.

— Какому?

— Там сказано, что вы предоставляете услуги редактора.

— Ах. Вы первый мой клиент по данному вопросу. Сделаю вам скидку в 50% за главу.

— По поводу этого. Почему так дёшево? Всего 4р за главу.

— Так конкуренция же. А я раньше этим почти не занимался.

— Но у вас в объявлении упоминается большой опыт.

— Ну да. Я популярный автор. Никто не жалуется. Но репутации пока нет, вот потому цена такая.

— Допустим. Но я что-то сомневаюсь.

— Да что вы теряете? Давайте я продемонстрирую мастер-класс. Поверьте, я знаю, что необходимо читателю. Раз объявление увидели, значит, вы книгу на рулете выкладываете?

— Да.

— Так чего вы боитесь. Я там свой в доску, меня там многие знают. Я стольким людям помог. Спросите их.

— Ну хорошо.

— Рукопись давайте.

— Вот.

— И так. Хм, пойдёт. Это тоже ничего. А вот тут серьёзный косяк. Так нельзя.

— Где.

— Вот смотрите.

«По пути домой старик решил пройтись по торговым лавкам и купить что-нибудь дочери и внуку. Война, что закончилась год назад, унесла много жизней, в том числе и мужа дочери. Лекарь сильно волновался за них. Возраст одолевал его с каждым годом всё сильнее. Он желал дожить до того момента, как внуку исполнится четырнадцать, и за это время успеть передать ему свои знания.»

— Тут же вроде всё нормально.

— Вы что? Да здесь очень серьёзный косяк. Сначала старик, потом лекарь, потом он. Так же нельзя. Вы запутаете читателей. Они же при прочтении подумают, что это разные люди. Старик и лекарь, так не пойдёт. Либо всё старик, либо всё лекарь, либо всё он.

— Но мне говорили…

— Забудьте, что вам говорили. Вы выкладываете на ресурсе, где читают азиатские новеллы. Вы же мир читателей рушите. В новеллах используются только имя и местоимение он. Никаких синонимов. Это табу!

— Вы уверены?

— Пусть меня небеса покарают и разрушат мой путь дао. Видите, грома и молний нет. Воля небес.

— Ну раз так…

— У вас история не про культиваторов, как я понимаю?

— Да. А что?

— Тогда опять косяк.

«А теперь моего мальчика больше нет. — он подошёл к телу сына. Из его красных глаз потекли слёзы: — Я отомщу за тебя!»

— А тут то что?

— Как что? Зачем вы всё разжёвываете читателям. Азиатские новеллы работают по-другому. Они воздействуют на подсознание читателей и их фантазию. Заставляют задуматься. Запоминайте! Главное правило — минимализм.

— Вы о чём вообще?

— Из его красных глаз потекли слёзы. Этого не надо. Читатель сам должен до этого дойти.

— И тогда что делать?

— Всё просто. Всё это выражается одним словом — «Хнык»

— Да вы спятили!

— Зачем оскорбляете? Вы поймите, это норма. Так нужно. Вам это сложно понять, но не читателям. Они уже торчат на этом.

— А как выразить плач тогда?

— Хнык-хнык.

— Да ну нах!

— Так оно и есть. Хнык — потекли слёзы, хнык-хнык — плачет человек, а хнык-хнык-хнык — это всё, полный кабздец, у человека истерика. Опачки, ещё косяк: «Сильный дождь стучал по крышам».

— Просто продолжайте.

— Играйте с фантазией читателя. Все внешние шумы нужно выражать диалогами.

— Это ещё как?

— «Шшшшшшш, кап, бум, кап, бум — шёл дождь». Видите, всё понятно. И охват куда больше, читатель на уровне подсознания сразу понимает, что на улице ливень, и он стучит не только по крышам. В его голове формируется картинка.

— Признаю, в этом есть доля правды.

— А я вам о чём? Я плохого не посоветую. Ну вот опять. Хлопнул в ладоши.

— Тоже диалогом?

— Нет. Просто хлоп и всё. Сложное — диалогом. Простое — одним словом. Ничего сложного. Ох, у вас тут очень много работы.

— Выкладывайте уже. Я весь уже на нервах.

— Понимаете, вы пишете, не соблюдая тенденции. Вы используете старую школу. Пытаетесь всё расписать. Вы описываете эмоции целыми предложениями, когда можно просто написать: «Ар, твааааарь!!! я убью тебя!!!!», за счёт ар, растяжки слова и обилия восклицательных знаков сразу ощущаются эмоции. Тут мы видим гнев, и ничего лишнего. !? — удивление. ?! — недоумение.

— Да это ппц полнейший.

— Ну не расстраивайтесь. Времена меняются. Тут уже в книги смайлики подтягиваются, во скоро заживём.


Немного о себе.

— 3, 2, 1, го.

— Здравствуйте, дорогие зрители. Вновь приветствуем вас на нашей передаче «Несчастные люди». И сегодня у нас очень интересный гость. О нём слагают легенды, сами небеса склоняются перед ним. Всего за 16 лет он добился того, о чём не могут даже помыслить другие. Его фантазия вознесла его дух на новые вершины бытия, открыв его взору сотни дорог дао писательского пера. Представляем вашему вниманию, Маэстро.

— Здравствуйте. Спасибо, очень рад попасть к вам в передачу. Мам, Пап, привет! Сестрёнка, ку!

— А поприветствовать читателей?

— Они зомбоящик не смотрят.

— Хорошо. И так, начнём.

— Жду, не дождусь.

— И сразу хочу задать вопрос. Почему вы захотели, чтобы мы именно так вас представили. Это же так высокомерно. Я даже немного удивлена, что редакторы пропустили этот текст.

— А куда им деваться. Ваш канал занимает 666 место в рейтинге по городу, где население всего около 100 тысяч. Да вас по просмотрам любой ютубер с рекламой рулетки скинов обгоняет.

— Ну вот зачем же вы сразу в крайности. У нас контент более интеллектуальный, и рекламодатель солиднее.

— Три пенька? 2ХерBet? ТиньФаКоф?

— Ну не только. Но давайте вернёмся к теме нашей передачи. Так почему же такой текст?

— Это рефлекс. Мышечная память рук. Стоит начать что-нибудь писать, и всегда выходит подобное. Побочный эффект, синдром новеллиста. Называйте, как хотите.

— Значит вы это не специально?

— Конечно нет. Просто издержки профессии.

— Слушайте, вот мы подняли вашу историю, школьную, и тут наткнулись на очень интересную информацию. Вы заняли 2е место в конкурсе юных писателей. А вам ведь всего было 8 лет. Как вам это удалось?

— Я уже в то время читал мангу, манхву, вебки, ранобки, новеллы. Мне, тогда как-то по тегу лоликон Набоков попался, вот я тогда офигел. Но чтение я сильно полюбил. А затем сам начал делать наброски историй. И тут конкурс с денежным призом. Я сразу, давай, думать, что и о чём писать. Решил попробовать написать фэнтези о культиваторах, про трёх парней. Но я немного опоздал, и остались места в жанре комедия. Мой учитель по русскому и литературе сказала, что хуже бреда она в жизни не видела, и до комедии там, как до Марса.

— Нельзя же так с ребёнком. Она же учитель.

— Да вы о чём. Она клёвая. Когда злится, словно стендап Карлина смотришь.

— Ясно. Ну а с конкурсом как вы поступили?

— На выручку пришли китайские имена. Бухой батя подсказал, когда ругал меня, спасибо ему за это.

— Что же там такого?

— Он тогда крикнул: «Сколько можно тебя звать, … вынь из ушей»

— Жестоко. А если учесть, что ваш отец тогда занимал должность мэра…

— Не. Ничего плохого в этом нет. Это круто. Пьяный батя — генератор имён и словосочетаний. Я его тогда специально сильно злил, вплоть до ремня с бляхой, но оно того стоило. Появились имена «трёхбуквенный мат» с Вынь, Сунь, Ло и т.д. Так я назвал героев в своей истории.

— И цензура конкурса пропустила?

— Ну они сначала не желали, правда, потом людей из комиссии поменяли.

— Почему?

— По состоянию здоровья. В общем, мою работу приняли. Даже не пришлось доказывать, что это всё китайские имена, китайская культура. И если комиссия против, то они не уважают китайцев, а может и того хуже — расисты. Так я и получил второе место. А денежный приз показал мне дальнейший путь моему творчеству.

— Очень занимательная история. А сейчас вы взялись за новую новеллу?

— Да. Решил оседлать волну, что гуляет по нашей стране.

— О, это звучит интересно. Поведаете?

— Почему бы и нет. Там про ребёнка, кто родился в горах, в маленькой деревушке. Родители дали ему имя Че Чен. Я хотел сначала сделать из него отрицательного персонажа, но моя мама, ну вы знаете, она прокурор, была категорически против этого. А злить её я не хочу. Папа злил, и теперь он с номерком кругами бродит.

— А вот скажите, это правда, что вы помогали и продолжаете помогать начинающим талантам, и их нынешнее творчество — это всё благодаря вам?

— Помогаю? Да я только парочку советиков дал. Остальное они сами. Вы на меня это не повесите.

— В смысле? Не повесим что?

— Я это вслух сказал? Простите. Вырвалось. Слова отца в памяти всплыли, перед его отбытием. Не обращайте внимания. Давайте следующий вопрос.

— Какие книги вы любите?

— Законченные. Вот раньше этого не было, а теперь увижу какой-нить новый, большой законченный цикл, аж слёзы наворачиваются.

— А что не любите.

— Фанфики. Хочу, чтобы все эти писаки, недорощенные, продолжали писать, используя основных персонажей оригинала, и выкладывать свои недотворения по подписке.

— Так тут явное нарушение авторских прав. Их же…

— Тссс, больше ни слова. Пусть будет сюрприз.

— Ок. У вас есть девушка?

— А японские визуалки считаются?

— Это что?

— Тогда нет.

— Но вы же популярный писатель, у вас должны быть поклонницы?

— А вы читали то, что я пишу?

— Нет.

— Если бы читали, то вопрос о поклонницах отпал бы сам по себе.

— Кем бы вы хотели стать в будущем?

— Сценаристом. Я, когда в инете алкоголь заказывал, для школьной дискотеки, нашёл какого-то режиссёра, отправил ему свои наработки. Тому вроде понравились.

— Он возьмёт вас к себе, когда вы школу закончите?

— Я ему задал этот вопрос, и он ответил так: — Абсолютли.

— А мама как на это смотрит.

— Ну она пробила его, говорит всё норм.


Совет 8.

— Здравствуйте, я школьник, пишу литрпг новеллы.

— Школьник? Какой класс.

— 9а.

— Уже ощущаю суть проблемы.

— Мне говорили, что вы по одному взгляду можете определить, где кроются недостатки.

— Текст принесли.

— Да. Тут всё.

— Что-то маловато. Это всё, что вы написали?

— Да.

— Тут 10 новелл, и в каждой всего по три-четыре главы?

— Ну я начинаю, меня минусят, рецептами ядов делятся. Потому я злюсь и начинаю новую.

— А может что-то изменить, отредактировать.

— Так рейтинг уже слили.

— А ты уже немного прошаренный.

— Так девять новелл бросил.

— У тебя с текстом беда. Ошибок море, запятых нет.

— Но у меня с русским беда. А читатели в комментах орут, словно там собрались Даль, Розенталь, Яновский, Чудинов, Федосюк, Морошкин…

— Это ещё кто?

— Люди, кто словари писали. Учительница по русскому мне задала выучить.

— Так ты не обращай на них внимания. А ещё лучше подружись. Попроси помочь, включи моралиста. Пожалуйся на судьбу, к примеру, скажи, что живёшь в деревне и в основном пишешь с телефона, сидя в школьной вахтовке, которая едет по разбитым дорогам нашей страны. Там авторская солидарность и подтянется.

— А это сильно поможет?

— Судя по закладкам и рейтингам у других, да. Главное, обещай в будущем, когда-нибудь, но не скоро отредактировать.

— Но они же читать не смогут такое.

— Не недооценивай возможности человека. Так, где эта статейка. О, нашёл. Читай:

«По рзелульаттам илссеовадний одонго анлигйсокго унвиертисета, не иеемт занчнеия, в кокам пряокде рсапожолены бкувы в солве. Галвоне, чотбы преавя и пслоендяя бквуы блыи на мсете. Осатьлыне бкувы мгоут селдовтаь в плоонм бсепордяке, все-рвано ткест чтаитсея без побрелм. Пичрионй эгото ялвятеся то, что мы чиатем не кдаужю бкуву по отдльенотси, а все солво цликеом.»

— Так что, можешь смело писать и не париться. Читатели втянутся, машинные переводы же читают и покупают.

— Спасибо. Прямо камень с плеч.

— Ещё рано, у тебя с главными героями неувязочка. Почти все обеспеченные люди. Зачем они тогда играют?

— Им очень интересно, познают все азы с нуля. Я хочу показать людям, что игры помогают.

— Тихо. Не так громко. Тебя запрут нахрен. Ты не видишь, что в мире происходит? Игры порождают жестокость! Не слышал?

— Слышал.

— Так головой своей думай. А вдруг, в будущем, всё это свяжут с экстремизмом? А у тебя книжечки, игры — это хорошо. Ты в своих книжках же не про онлайн ферму пишешь. Там же кругом убийства в пвп. Человек приходит в игру, вступает в бандформирование и ганкает. Сплошной гоп-стоп.

— И что тогда делать.

— Нужна цель. Нужна мотивация. Герой вынужден так поступать, сложная ситуация в жизни. Денег нет, долги, больные родственники. Срочно нужны деньги. А он бывший задрот, который встал на путь исправления и семейных ценностей, но снова беда. Он вынужден вернуться в этот ужасный мир жестокости, чтобы скорее заработать денег на операцию, к примеру. Всё ради спасения. Ты должен показать, что в играх кругом дибилы, бедные зависимые создания, кто создают себе кумиров в виртуальном мире. И на примере героя показать, как вокруг него начинают крутиться данные личности. Они стремятся помочь герою. Так ты покажешь, что не всё потеряно. В общем, в верхах будут довольны, ты будешь спать спокойно. И да, те кто крутятся вокруг героя, они должны быть успешными в жизни.

— А это для чего.

— Как для чего? Эффект зеркала. Герою в жизни не фартит, но в игре он топ. Эти же в жизни топ, но в игре раки. Плюс и минус.

— А читатели. Им понравится?

— Понравится. Каждый задрот мечтает о красивой певице, актрисе в своей пати. Это один из гвоздей, что прибивают читателя к книге.

— Понял.А что с размером глав?

— Если хочешь фармить читателя, то слов 500 для истории хватит. Остальное статы и описания скиллов, дабы главы объёмнее казались. Убил 10 мобов, покажи статы. Если с математикой гуд, можешь ещё логи боя выкладывать, есть особая категория, что на цифры затачивает свои пухи. И только избавь читателя от квестов пойди-убей-принеси. Как ни странно, к моему удивлению, здесь их тоже не шибко жалуют.


Торгаш.

— Подходим, не стесняемся. Жертвуем, читаем, улыбаемся.

— Здрасти, есть, что интересного почитать?

— У меня всё интересное, свежее.

— А у вас есть книга, где главная героиня — это реинкарнация какого-нибудь мужика-тирана, и оно влюбилась в тирана нынешнего. И теперь оно разрывается в своих чувствах, а прошлое я сопротивляется происходящему.

— Ох и запросики же у вас! Да вы читатель с опытом, как я погляжу. Увы, но такого нет. Есть история про двух мужиков, что втюрились друг другу в мире постапокалипсиса. Зомби и всё такое.

— Уже читала. Я весь новелапдейтс перечитала. И надоело.

— Так может сами напишете такую историю. В вашем случае начитанности уже мало что приглянётся. Поверьте моему опыту. В поисках новых ощущений и идей я углубился в такие тёмные воды, что даркнет покажется детской площадкой. И вам придётся.

— Это куда?

— Рулет. Раздел авторских работ.

— Что же там такого?

— Очень страшное местечко. Что ни книга, то некрономикон. Открываешь, и с первых строк необъяснимые словосочетания сливаются в заклинания, глаза наливаются кровью, начинаешь слышать злой, скрипучий смех создателя этого исчадия, сшитого из кожи доверчивых читателей. И чем больше страниц переворачиваешь, тем больше забываешь родной язык. Сначала ты пугаешься, а потом втягиваешься, и вот ты уже понимаешь этот гремленский язык, но тебя перестают понимать окружающие.

— Но вы же разговариваете нормально.

— После долгих и бесцельных скитаний по кругам авторского безумия, я осознал секрет, что лежит в основе всего зла.

— Какой?

— Большинство в школе хреново учили русский и литературу. Потому до меня снизошло откровение. И стал я на путь истинный, и пошёл я по пути проповеди, наставляя заблудших авторов, что желают обрести паству.

— Зачем?

— И слеп прихожанин твой, но ежели крепка вера в нём, пожертвует на проду.

— А там действительно так, как вы описали?

— Это только начало, задержитесь, встретитесь с сенобитами, а там всё. Конец. После начнёте получать наслаждение от прочитанного, прыгать на недовольных и кусаться, тыкать минуса в карму, отрицать логичное.

— Тогда, как писать?

— В этой бездне гуляет особая зараза — азиатская графомань. Вот её и нужно подхватить. А там уж как попрёт. Но вы начитанная, потому, думаю, что попрёт. О, простите, мой клиент.

— Это же ламборгини.

— Только не удивляйтесь.

— Чему…

— Здравствуйте, Святой Отец.

— И тебе не хворать, отрок. Как сбор пожертвований у нашего храма, помогает Господь?

— Помогает. Прихожане у вас добрые и милые. Жертвуют на мои писания и добра желают.

— А сам на храм пожертвуешь?

— С радостью, как и догова… как Бог велел, только треть себе оставлю. Вот.

— На всё воля Божья, сын мой. До завтра.

— До завтра… … … … ... Фух, святоша.

— Это что было?

— Расширение рынка сбыта. Всяко лучше, чем дешманский кагор, электронные свечи и благословлённые смски. Так хоть читают и веру с волей закаляют, в новеллах же столько соблазнов, да и демонов познают в лицо.






MyBook - читай и слушай по одной подписке