загрузка...

Золотой Век. (fb2)

- Золотой Век. (пер. Наталия Осояну, ...) (и.с. Шедевры фантастики (продолжатели)) 3 Мб, 816с. (скачать fb2) - Джон Райт

Настройки текста:



Джон Райт. Золотой век

Золотой век

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

распределены по типу строения нервной системы (нейроформам)

Биохимические самоосознающие существа

Основная нейроформа

ФАЭТОН ИЗНАЧАЛЬНЫЙ из рода РАДАМАНТ, Серебристо-серая манориальная школа

ГЕЛИЙ РЕЛИКТ из рода РАДАМАНТ, сир-создатель Фаэтона, основатель Серебристо-серой манориальной школы, пэр

ДАФНА ТЕРЦИУС ПОЛУРАДАМАНТ, жена Фаэтона

ГАННИС СТОРАЗУМНЫЙ ГАННИС, Синергидно-синнойнтная школа, пэр

АТКИНС ВИНГТИТУН[1], ОБЩИЙ ТИП, солдат


Нестандартная нейроформа

ВАФНИР, ОРБИТАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ на МЕРКУРИИ, пэр

КСЕНОФОН ИЗДАЛЕКА, Тритонская нейроформа, школа Хладнокровных, называются нептунцами

КСИНГИС из НЕРЕИД, также называемый Диомедом, Серебристо-серая школа


Альтернативно организованная нейроформа, обычно называемая чародеями

АО АОЭН, Мастер Фантазий, пэр

НЕО-ОРФЕЙ Отступник, владыка и председатель колледжа Наставников

ОРФЕЙ БЕСЧИСЛЕННЫЙ УТВЕРЖДАЮЩИЙ, основатель Второго бессмертия, пэр


Нейроформа с объединенными корой мозга и таламусом, называются инвариантными

КЕС СЕННЕК, логик, пэр


Цереброваскулярная нейроформа

КОЛЕСО ЖИЗНИ, математик-эколог, пэр

ЗЕЛЕНАЯ МАТЕРЬ, художница, организатор экологического представления у озера Судьба


Структуры коллективного разума

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ, пэр

ГАРМОНИЧНАЯ КОМПОЗИЦИЯ из колледжа Наставников

КОМПОЗИЦИЯ ВОИТЕЛЕЙ (распущена)


Электрофотонные самоосознающие существа

Софотеки

РАДАМАНТ, дом-поместье Серебристо-серой школы, мощность в миллион циклов

ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА, дом-поместье Красной школы, мощность в миллион циклов

НАВУХОДОНОСОР, советник колледжа Наставников, мощность в десять миллионов циклов

ГОНЧАЯ, детектив-консультант, мощность в сто тысяч циклов

МОНОМАРКОС, адвокат, мощность в сто тысяч циклов

АУРЕЛИАН, хозяин празднований, свободная мощность в пятьдесят тысяч миллионов циклов

ЭННЕАДЫ, состоят из девяти групп софотеков, мощностью в миллиард циклов каждая, в них входят: Воинственный разум, Западный разум, Восточный, Южный, Арктический, Северо-Западный, Юго-Западный и другие

РАЗУМ ЗЕМЛИ, унифицированное сознание, в нем периодически объединяются все земные и околоземные машины, мощность в триллион циклов

Пролог БЕССМЕРТНЫЕ ПРАЗДНУЮТ

Было время маскарада.

Канун Высокой Трансцендентальности, события настолько торжественного и значительного, что его проводят лишь один раз в тысячу лет. Представители всех народов, итераций, фенотипов, различного строения тела, уровня разумности и нейроформ, принадлежащие ко всем школам и эпохам, собрались, чтобы отпраздновать ее наступление, встретить преображение и подготовиться.

Блеск, праздник, всевозможные церемонии наполнили собой несколько месяцев, предшествовавших событию. Энергетические формы, живущие на Северном полюсе магнитосферы Солнца, и Холодные Герцоги с поясов Куипера, что за Нептуном, собрались на старушке Земле или направили сюда представительства своей ментальности. Из всех миров и спутников Солнечной системы, с каждой космической станции, корабля, прочих мест обитания и кристалло-магнетических решеток прибывали гости.

Ни одна человеческая или постчеловеческая раса Золотой Ойкумены не проигнорировала празднование. Пригласили и вымышленных, и реальных персонажей. Структурно реконструированные, давно вымершие или истребленные паладины и мудрецы, магнаты и философы расхаживали по ночным бульварам Аурелианского дворца-города под руку с экстраполированными полубогинями из воображаемого сверхчеловеческого будущего или с апатичными вампиршами из нереализованных вероятностей развития общества. Все они прогуливались или танцевали среди памятников, энергетических скульптур, фонтанов, оживших сновидений и фантомов в серебристом свете луны, которая была куда больше, чем в старые времена.

То тут, то там, словно звезды, на активных каналах ментальности сияли возвратившиеся из высокозапредельного состояния ума, они принесли с собой наметки мыслей или математические выкладки, которые нельзя передать человеческими словами. Им не давали покоя воспоминания о завершении последней Трансцендентальности, и они с нетерпением ожидали, что же может принести человечеству следующая.

Было время веселья.

И все-таки даже в эти золотые дни не все были довольны.

1 СТАРИК

1

На сто первый день празднований Тысячелетия Фаэтону вдруг захотелось уйти от света и музыки, суеты и веселья золотого дворца-города. Он удалился в тишину рощ и садов, прилегающих к дворцовым зданиям. Среди всеобщего ликования он чувствовал себя как-то неуютно, сам не зная почему.

Полное его имя звучало так: Фаэтон Изначальный из рода Радамант, Человек модифицированный (расширенный), Несоставной, Самомыслящий, Основная нейроформа, Серебристо-серая манориальная школа, эра 7043 («Пробуждение»).

В тот вечер в западном крыле Аурелианского дворца-города элита поместья Радамант должна была показывать «Представление Видений», куда Фаэтона пригласили в качестве одного из судей. Ему очень хотелось посмотреть на это зрелище, и он с радостью принял приглашение. Фаэтон предполагал, что для поместья Радамант этот вечер станет тем же, чем Великая Трансцендентальность для всего человечества.

Однако его ждало разочарование: блеклые, избитые экстраполяции, сменявшие одна другую, истощили его терпение.

В этом далеком будущем личности всех людей были записаны в виде нейронной информации на логическом кристалле алмаза, который занимал весь центр Земли. Был еще один вариант, похожий на фантастическое растение из переплетений парусов и панелей, образующий сферу Дайсона вокруг Солнца, он также содержал записи всего человечества. В третьем варианте кристалл, вмещающий в себя триллионы разумов и сверхразумов, будет больше, чем миры, однако он сможет существовать только в абсолютном холоде в пространстве за Нептуном — холод требовался для особо точной субатомной инженерии. Железные дороги и лифты из невероятно прочных материалов будут тянуться на многие а. е. д. вдоль всей Солнечной системы и подходить непосредственно к солнечной мантии, чтобы добывать водородистую золу для строительных целей и иметь доступ к огромным энергетическим запасам Солнца, если энергия или материя понадобятся этой космической конструкции, вмещающей разум всего человечества.

Любое из этих хранилищ представляло собой потрясающее зрелище. Инженерия — просто исключительная. Фаэтон не смог бы объяснить словами, чего именно он ждет от будущего, но он точно знал, что ему совсем не нравится то, что предлагалось.

Дафну, его жену, которая была лишь рядовым членом дома, не пригласили; Гелий, отец и создатель Фаэтона, присутствовал лишь частично, прислав своего парциала, так как все главы были приглашены на конклав пэров.

Так вот и вышло, что среди этой шумной, радостной толпы, ярко одетых телепроекций, манекенов, натуральных людей, где на сотнях высоких окон Зала для представлений мельтешили многочисленные плохо различимые фигурки, где по тысячам каналов к нему поступали послания, запросы, приглашения, Фаэтон вдруг почувствовал себя бесконечно одиноким.

К счастью, это был маскарад, и он мог придать своему лицу и внешности вид собственной копии. Он надел костюм Арлекина с кружевным воротником, прикрыл лицо маской и выскользнул наружу прежде, чем помощники Гелия или его почетный эскорт могли заметить его отсутствие.

Фаэтон ушел, не попрощавшись и не сказав никому ни слова. Погрузившись в свои мысли, он бродил по безмолвным лужайкам и дорожкам, освещенным луной.


2

Он ушел так далеко, что оказался в незнакомом месте, он никогда не бывал здесь раньше. В дальней части сада в лесной долине Фаэтон обнаружил рощу серебристых деревьев. Сцепив за спиной руки, вдыхая свежий воздух и глядя на звезды сквозь листву над головой, он медленно шел среди деревьев. Их гладкая кора в темноте казалась бархатной, а листья отражали свет, как зеркало, поэтому, когда набегал легкий ветерок, лунный свет, отраженный ими, мерцал, как серебро озерной воды.

Он почти сразу понял, что здесь не так. Несмотря на ночное время, венчики цветов были раскрыты, а их головки повернуты в сторону яркой планеты, стоявшей над горизонтом.

Фаэтон остановился, озадаченный, и протянул руку к стволу ближайшего дерева для идентификации. Однако, по всей видимости, протокол маскарада распространялся и на деревья, и он ничего не смог узнать.

— Мы живем в золотом веке, веке Сатурна, — раздался голос у него за спиной. — Неудивительно, что и юмор у нас сатирический.

Перед Фаэтоном возник морщинистый старец, волосы и борода которого были такими же белыми, как и его одежда. Он стоял, опираясь на посох. Во время маскарада Фаэтон не держал в голове файл опознания, а потому не мог узнать, к какому уровню реальности, структуре или нейроформе принадлежал старик, и теперь он не представлял, как следует себя вести. Есть вещи, которые можно сказать компьютерной поделке, но реальному человеку, телепроекции, даже парциалу они могут показаться слишком грубыми.

На всякий случай Фаэтон решил быть вежливым.

— Добрый вечер, сэр. Значит, в этих садах есть скрытый смысл? — И он указал рукой на сад, их окружавший.

— Ага! По всему видно, вы — дитя не нашего века, раз ищете глубинный смысл в красивых вещах.

Фаэтон не знал, как следует отнестись к этим словам: в них могло быть пренебрежение как к обществу, в котором он жил, так и к нему самому.

— Вы предполагаете, что я — симулакр? Поверьте, я настоящий.

— По-моему, все симулакры так говорят, — ответил белобородый, разводя руками.

Он со вздохом опустился на замшелый камень.

— Давайте не будем обсуждать вашу личность: в конце концов, это маскарад, неподходящее время для расспросов. Давайте лучше изучим инструкцию к этим деревьям. Не знаю, чувствуете ли вы энергетическую сетку, выращенную под их корой. Программа вычисляет количество и угол падения создаваемого света. Таким образом создается иллюзия, что планета Сатурн — третье солнце. Потом, в соответствии с вычислениями, энергетическая сеть включает фотосинтез в листьях и цветах и поворачивает их так, чтобы они лучше улавливали свет. Понятно?

— Вот почему они цветут ночью, — задумчиво произнес Фаэтон, изумленный сложностью работы.

— И днем, и ночью, — продолжил белобородый, — главное, чтобы Сатурн был над горизонтом.

Фаэтон подумал, что есть некая ирония в том, что белоголовый старик выбрал именно Сатурн в качестве фальшивого солнца. Фаэтон знал, что Сатурн никогда не смогут изменить, не смогут добывать летучие вещества в его атмосфере. Он сам дважды возглавлял проекты по модернизации Сатурна, надеясь сделать эту бесплодную, пустынную планету более полезной для людей или хотя бы ликвидировать навигационные помехи, которые принесли ей печальную известность. И в первый, и во второй раз общественность требовала остановить проекты, лишая его таким образом финансовой поддержки: слишком многие любили величественные (и совершенно бесполезные) кольца планеты.

Белоголовый продолжал:

— Да, они подвластны восходу и закату Сатурна. И послушайте, что интересно, уже сменилось несколько поколений цветов, и у них развились сложные реакции: они поворачивают головки вслед за Сатурном, повторяя его цикл и эпицикл, противостояние и сопряжение, — так они живут, и им абсолютно безразлично, что солнце, которому они так преданы, фальшивое.

Фаэтон осмотрелся. Роща была довольно большой. В прохладном ночном воздухе чувствовался аромат необычных цветов.

Может быть, потому, что собеседник выглядел так странно — белобородый, морщинистый, да к тому же он опирался на посох, словно персонаж книги или картины, — Фаэтон говорил, не задумываясь.

— Что ж, похоже, художник работал не каменным топором, а подсчеты делал не римскими цифрами и не на счетах. И столько усилий для создания столь бессмысленной вещи?

— Бессмысленной? — нахмурился старик.

Фаэтон понял свою оплошность. Видимо, человек все-таки был настоящим. А может, он и был художником, создавшим эту рощу.

— А… Простите! «Бессмысленный», возможно, слишком сильное слово!

— Да? А какое же будет в самый раз? — строго спросил старик.

— Ну, э-э-э… Но ведь роща была создана, чтобы осудить наше искусственное общество, так ведь?

— Осудить? Роща сделана, чтобы будить чувства. Это — искусство! Искусство!

Фаэтон отмахнулся.

— Вероятно, смысл ускользает от меня. Боюсь, я не очень хорошо понимаю, что значит «осудить общество за искусственность». Цивилизация должна быть искусственной уже по определению, поскольку создается человеком. Разве мы не зовем «цивилизацией» все то, что сотворено руками человека?

— Вы на самом деле не понимаете, сэр! — вскрикнул странный старик, стукнув своим посохом по земле. — Дело в том!.. Дело в том, что цивилизация должна быть проще.

Фаэтон понял, что этот человек принадлежит к одной из школ примитивистов, которых все уважали, но мало кто поддерживал. Эти люди отказывались от каких бы то ни было модификаций, даже от восстановления памяти или программ эмоциональной балансировки. Они не пользовались телефонами, телевекторами, транспортными средствами.

Говорили даже, что некоторые программировали свои наномашины таким образом, что они, воздействуя на ядра их клеток, вызывали с течением времени появление морщин, выпадение волос, остеоартрит, старение тела, одним словом, такие изменения, упоминание о которых можно найти теперь лишь в древней литературе, поэзии и интерактивах. Фаэтон ужаснулся: что толкало людей на медленное преднамеренное уродование себя?

Старик снова заговорил:

— Вы слепы, вы не видите очевидного! Взгляните на отражающий слой под тканями всех этих деревьев. Он создан, чтобы заблокировать память растений о настоящем Солнце. Можете мне поверить, проще следовать за восходом и закатом Солнца, чем в обратную сторону. Сложные привычки, с трудом усвоенные целыми поколениями, моментально были бы забыты с первым лучом настоящего Солнца. В этих цветочках заложен механизм, не позволяющий им видеть правду. Удивительно еще и то, что я сделал блокирующую поверхность зеркальной, в листьях вы можете увидеть свое лицо… если посмотрите.

Это замечание уже граничило с оскорблением. Фаэтон с жаром ответил:

— Или, может быть, эта ткань просто-напросто защищает их от раздражителей, сэр?

— Ха! Похоже, и у этого щенка все-таки есть зубы? Или я вас утомил? Это тоже искусство!

— Если искусство — это раздражитель, как камень в ботинке, дорогой сэр, воспользуйтесь своим гением, чтобы воспеть космополитическое общество, которое терпит это искусство! Как вы считаете, чем обычное общество поддерживает простоту? Нетерпимостью. Мужчины охотятся, женщины собирают плоды, девственницы хранят священный огонь. И всякий, кто выйдет за рамки отведенной ему роли, будет уничтожен.

— Ладно, ладно, молодой манориал, — ведь вы же манориал, не так ли? — вы говорите как человек, которого обучали машины. Но вот чего вы не знаете, молодой манориал: космополитическое общество так же безжалостно уничтожает непокорных. Посмотрите, каким несчастным это общество сделало того безрассудного парнишку — как там его? — Фаэтона. И, уж поверьте, его ожидают куда большие неприятности.

— Простите, как вы сказали? — Странно. Ощущение такое, будто наступил на несуществующую ступеньку, как будто земля уходит из-под ног. Фаэтон решил, что он попал в какую-то симуляцию и не заметил этого, либо… либо у него разыгралось воображение.

— Но Фаэтон — это я. Я — Фаэтон! Что вы хотите сказать этим? — И он сорвал маску с лица.

— Нет, нет, я говорю про настоящего Фаэтона. Надо признать, очень смело с вашей стороны появиться на маскараде в таком виде, в смысле — с его лицом. Смело. Или безвкусно!

— Но я и есть Фаэтон. — На этот раз голос его звучал не так уверенно.

— Вы — Фаэтон? Нет, нет, не может быть. Его не приглашают на праздники.

Не приглашают? Его? Дом Радаманта — старейший дом Серебристо-серой школы, а Серебристо-серая школа — третья по старшинству во всем манориальном движении. Радамант мог бы похвалиться тем, что более 7600 его членов — выходцы из высшего общества, не считая десятков тысяч приближенных, парциалов и последователей. Не приглашают? Гелий, основатель Серебристо-серой школы и владелец поместья Радамант, использовал свою собственную генную модель для создания Фаэтона. Фаэтона приглашают везде!

А странный старик продолжал:

— Вы не можете быть Фаэтоном: он одевается мрачно, носит черную одежду и натуральное золото, а не кружева, как у вас.

(Фаэтон не смог вспомнить сразу, как он одевается, но уж конечно, у него не было причин одеваться мрачно. Или были? Он ведь не был угрюмым? Или был?)

Он постарался говорить спокойно.

— И что же, по-вашему, я такого сделал, что меня не приглашают на празднования, сэр?

— Что сделал? Ха! — Седовласый старик отпрянул, словно почувствовав неприятный запах. — Я не в состоянии оценить вашу шутку, сэр. Возможно, вы уже поняли, что я принадлежу к школе Антимарантических пуристов, а потому у меня нет в ухе компьютера, который сообщил бы мне не только все нюансы этикета, принятого в вашем поместье, но и подсказал мне, какой вилкой лучше воспользоваться и когда лучше промолчать. Возможно, это будет слишком, если я скажу, что настоящий Фаэтон постыдился бы показаться на этом празднике! Стыдно! Этот праздник для тех, кто любит этот мир, или для тех, кто, как я, пытается изменить его к лучшему, обличая его недостатки. Но вы!..

— Стыдно? Но я ничего плохого не сделал!

— Все, хватит! Лучше замолчите! Наверное, мне надо бы завести фильтр в голове, такой как у вас, воспитанных машинами, чтобы не видеть и не слышать вот этого позора. Какая была бы ирония. Для меня, одетого лишь в тонкие серебристые ткани собственного тела. Но ирония годится для железного века[2], не для золотого.

— И все же, сэр, я настоятельно прошу объяснить мне…

— Что?! Ты все еще здесь, надоеда! Раз ты хочешь выдавать себя за Фаэтона, может быть, мне следует обращаться с тобой, как с Фаэтоном, и вышвырнуть тебя из моего сада!

— Скажите мне правду! — потребовал Фаэтон, наступая на старика.

— К счастью, эта роща и даже прилегающая к ней воображаемая территория принадлежат мне и не являются частью празднований, а потому я могу просто выкинуть тебя отсюда, вот и все!

Он захихикал и махнул посохом.

Старик и роща исчезли. Фаэтон стоял на залитом солнцем склоне холма, отсюда ему были видны сияющий дворец и сады, где проходили празднования. С дальних башен доносились звуки музыки.

Он оказался в первом дне празднований, в самом его начале. Старик отключил свою рощу от сенсоров Фаэтона, вернув его тем самым к установкам по умолчанию. Невиданная грубость! Правда, не исключено, что это позволяется довольно мягким протоколом и правилами празднований.

На мгновение Фаэтона охватила волна холодного гнева. Он даже удивился силе собственных эмоций. Обычно он не был таким раздражительным. Или был?

Наверное, самое разумное просто забыть о случившемся. На празднике достаточно развлечений и радостей, чтобы не думать об этом.

Но… в отличие от всего того, что он видел вокруг себя, это происшествие было реальным, а потому его любопытство разгорелось, и даже гордость была задета. Он должен разобраться!

Фаэтон коснулся пальцами глаз и включил повтор. Снова была ночь, он снова был в той роще, но совсем один. Старик то ли ушел, то ли прятался за сенсорным фильтром Фаэтона.

Фаэтон снова поднял руки, уменьшил уровень фильтра и открыл доступ для всех ощущений вокруг. Теперь он мог видеть «реальность» без буфера-интерпретатора.

Внезапно нахлынувший грохот музыки и шум рекламы заставили его вздрогнуть.

Огромные рекламные панели и баннеры с незатейливыми роликами висели или плавали в воздухе. Они светились и переливались всеми цветами радуги, один ярче другого, картинки и изображения на них казались одна другой лучше, ошеломительнее, привлекательнее. Некоторые имели устройства, способные воздействовать на мозг напрямую, если был открыт доступ.

Как только взгляд Фаэтона был замечен (возможно, они зарегистрировали движение глаз и расширение зрачка — а такая информация хранилась в открытом домене), они свернулись и бросились к нему, обступили, принялись наперебой уговаривать его попробовать один разок бесплатный образец лучших стимуляторов и добавок, ложных воспоминаний, программ и мыслительных схем. Они галдели, как рассерженные чайки или как голодные дети в какой-нибудь исторической драме.

Однако хуже всего была музыка. Невдалеке, на склоне холма, группа людей из Красной манориальной школы проводила праздник шумов, Вакханалию, нечто вроде праздника симфоний. На другой стороне холма свободные парциалы Психоасимметричной школы островной композиции проводили шумовую дуэль. От их экспериментальной инфра- и ультразвуковой 36- и 108-тональной музыки у Фаэтона застучали зубы. Они не пытались приглушить звук ради тех, кто не разделял их пристрастия к пространственным дифракционным модификациям, к их своеобразным субъективным временным вариациям или еще более своеобразным эстетическим теориям. А зачем? Любой цивилизованный человек имеет доступ к фильтрам ощущений, чтобы блокировать или приглушить шум.

Белоголового человека нигде не было видно. Может быть, он был всего лишь проекцией или вымыслом, частью художественного замысла рощи?

Фаэтон мог видеть все вокруг, несмотря на вспышки и сияние прозрачной рекламы. Деревья были посажены далеко друг от друга, кустов не было вовсе. Скрыться старику было абсолютно негде, если только он не спрятался за ходячим айсбергом, что возвышался над побегами винограда недалеко от Фаэтона.

Фаэтон снова поднес руки к лицу и вернул на место фильтры ощущений.

Вокруг снова разлились тишина и покой. То, что он видел сейчас, возможно, не соответствовало действительности, зато в роще стояла тишина, лунный свет проникал сквозь отливавшую серебром странную листву деревьев и опадавшие лепестки цветов. Программа вычислила, как выглядело бы это место (звуки, ощущения, запахи), если бы отсутствовали все раздражающие факторы. Представленное было очень близко к реальности, это называлось «Поверхностной виртуальностью». Разум машины, создававший иллюзию, был в миллион, а то и в миллиард раз быстрее, чем человеческий, он методично учитывал изменения и устранял все нежелательные ошибки.

В ушах все еще звенело, перед глазами мельтешили расплывчатые разноцветные блики. Он мог бы просто подождать, пока звон в ушах прекратится сам собой, зажмуриться, чтобы восстановилось зрение, но он не мог терять время: человек, которого он искал, наверняка успеет убежать. Он дал сигнал глазам приспособиться к ночному освещению, а ушам — восстановить восприятие.

Фаэтон побежал к решетке виноградника, где…

Айсберг исчез. Фаэтон ничего не увидел.

Айсберг? Расширенная память Фаэтона могла точно воспроизвести любой образ, который он когда-либо видел. Айсберг был огромный, больше, чем все вокруг. Он передвигался с помощью множества полужидких ног, которые вдруг твердели, утолщались — в таком виде они были похожи на ноги слона, — а потом снова разжижались, когда, переместившись к нужному месту, существо снова останавливалось. У него был десяток рук или щупалец, сделанных изо льда, они, как и ноги, то застывали, то разжижались. Существо осторожно перемещалось по саду, стараясь не задевать деревья, но останавливаясь возле растений, оно словно рассматривало их с разных ракурсов глазами-сенсорами.

Существо, безусловно, принадлежало к Тритонской нейроформе, к так называемым нептунцам. Технология их нервных клеток позволяла им достигать скорости мышления, близкой к скорости мышления софотеков, правда, самых медлительных. Однако кристаллы клеточной поверхности проявляли высочайшие электропроводные и микрополиморфные свойства только при температурах, близких к абсолютному нулю, и при давлении, близком к давлению при получении металлического водорода, то есть при таком, как в атмосфере Нептуна. Ледяное тело, которое увидел Фаэтон, было защитным костюмом, пусть живым, изменяющим форму, но все-таки только костюмом, являвшим собой торжество молекулярных и субмолекулярных технологий. Этот костюм помогал мозговым субстанциям нептунцев справляться с невыносимой жарой (относительно Нептуна) и условиями, близкими к вакууму, если сравнивать земную атмосферу с атмосферой Нептуна.

Фаэтон запрограммировал сенсоры восприятия блокировать рекламы и ту отвратительную музыку, что вполне логично. Но он не помнил (а его память была фотографически точной), чтобы он программировал их на блокировку изображений нептунцев. Нептунец, принадлежавший к отдаленной школе, к самым дальним жителям Золотой Ойкумены, прибыл на Землю лично, что уже само по себе было странно и удивительно.

Почему же Фаэтон запрограммировал сам себя не видеть и, мало того, даже не вспоминать, что видел такое редкое существо? Известно, что нептунцы высокоразвитые существа, но они ненадежны и беспощадны. И все же…

Фаэтон принялся изучать сенсор фильтра ощущений. Три командные строки показались ему странными. Очень странными. Одна из них блокировала экологическое представление Матери-Природы, принадлежавшей к церебро-васкулярным, которое будет показываться по каналам 12-20 с озера Судьба. Вторая командная строка давала приказ вырезать все упоминания о посланцах с Нептуна, а также их изображения. Третья строка требовала не давать ему просматривать какие бы то ни было астрономические отчеты и любую информацию о недавнем стихийном бедствии в районе Меркурия, вызванном солнечными протуберанцами и возмущениями необычной силы.

Почему? Какая связь между этими событиями?

И зачем он сам сделал это? А потом приказал себе забыть об отданных командах?

Фаэтон настроил фильтр так, чтобы видеть нептунца (не включая музыку и эти отвратительные рекламы), и, к собственному изумлению, увидел, что гигантское существо, похожее на гигантское облако, направляется по травянистому склону прямо к нему.

Когда оно подошло ближе, Фаэтон увидел подо льдом несколько концентрических оболочек или сфер из кристаллической брони. В замутненных глубинах можно было разглядеть нервные ткани, соединяющие четыре основных мозга и около сотни вспомогательных, а также нервные узлы, ганглии, синтетические клетки, переключатели и кластеры пополнения.

Нервные ткани подо льдом находились в непрерывном движении, некоторые извилины мозга удлинялись, образовывая новые узлы, другие — сокращались, и все это производило впечатление бурной умственной деятельности.

Существо подошло совсем близко.


3

Гелий был так же раздосадован, находясь совсем в другом месте.

В Аурелианском дворце собрались для конфиденциальной встречи семь существ, принадлежавших к разным школам и нейроформам, они были не похожи внешне и исповедовали разные жизненные принципы. Их объединяло только три качества: богатство, возраст и честолюбие.

Сейчас семеро пэров сидели в библиотеке, помещении с высоким потолком и множеством окон, на дубовых панелях светились иконки мысленных представлений. Каждый из пэров видел комнату по-разному.

Если быть точным, один из них только собирался стать пэром в скором времени. Его звали Гелий Реликт (неограниченный) из рода Радамант, Человек модифицированный (усиленный множественными синностическими сенсорными каналами), Самосоставной, Радиальный, Иерархический, Многочастный (множество параллелей и частей с подпрограммами), Основная нейроформа, Серебристо-серая манориальная школа, эра 50 (время Второго бессмертия).

Он был единственным из присутствующих, рожденным в поместье. Он был более чем рад, что именно его школе (Серебристо-серой) выпала честь принимать высоких гостей.

Для этой встречи он выбрал себе образ византийского императора времен Второй ментальной структуры, на нем была диадема перламутрово-белого цвета со множеством зубцов, на плечах — пурпурная мантия.

— Уважаемые пэры, для меня большая честь находиться среди вас. Хочется верить, что юридические формальности, связанные с подтверждением моей подлинности, удовлетворили всех присутствующих.

Все пэры выразили согласие, которое сенсорная система Гелия восприняла как одобрительные кивки и бормотание.

— Джентльмены, будучи пэрами, мы находимся на вершине этой цивилизации. Золотая Ойкумена дала нам все возможные преимущества. Теперь мы должны защитить ее. В дальнейшем нам необходимо быть уверенными, что события, которые так недавно потрясли общество и о которых сейчас помним лишь мы семеро, не повторятся.

Мы располагаем самыми крупными состояниями, когда-либо существовавшими во времени и пространстве. Если не будем действовать мы, кто же будет?

Я полагаю, что мы достигли золотого века, времени совершенства и утопии; необходимо только поддерживать и сохранять существующее положение вещей, никакие изменения более нам не нужны. Приключения, риск, безрассудство не должны больше приветствоваться в нашей Ойкумене. Только так мы сможем удержать дома, вдали от опасностей, наших своенравных сыновей.

Если у вас найдется свободное время, вы можете ознакомиться с подробными данными по этому вопросу: на какое количество людей мы могли бы оказать влияние, какими могут быть результаты использования различных форм искусства и убеждения во время предстоящих празднований. Хочу обратить ваше особое внимание на экологическое представление на озере Судьба, подготовленное сестрой Колеса Жизни, одного из присутствующих здесь пэров. Даже если кто-то из зрителей не поймет прямой аналогии, заключенной в этом произведении искусства, он подсознательно почувствует неприязнь к эксцентричному, эгоистичному героизму, осуждаемому в этом произведении.

Это лишь один из множества примеров. Доступного моему манору компьютерного времени достаточно, чтобы создать особые предупреждения, отсылаемые в разные слои общества. Человеческое сознание не сможет перехитрить предлагаемую программу убеждения. Если мы сможем убедить людей в правильности предлагаемых утверждений до Трансцендентальности, они не забудут их и во время Трансфигурации, а после — примут окончательно.

Век Спокойствия, о котором мечтали целую вечность среди беспорядка и боли, наконец наступил! Уважаемые пэры, история подошла к концу!

Обдумайте мое предложение, уважаемые пэры. Посмотрите на то будущее, которое я предлагаю вам. Такое будущее, где за колледжем Наставников будет стоять власть семерых пэров.

2 НЕПТУНЕЦ

1

Фаэтон обратился к великану:

— Простите за беспокойство, сэр, не видели ли вы только что проходившего здесь человека? Он выглядел вот так…

Фаэтон открыл сотый канал, канал общего пользования, и загрузил туда несколько сотен кадров с образами и сенсорной информацией из своих последних воспоминаний, он расположил их на временном общественном файле. Он добавил туда художественную подпрограмму с фоновой музыкой и устными комментариями, а еще немного режиссуры для раскрытия темы и создания единства, после этого отправил файл нептунцу.

У Фаэтона зашевелились волосы на затылке, когда нептунец считывал его имя (он так и не надел маску), потом пришел ответный сигнал по каналу с высокой степенью сжатия. В сообщении говорилось:

— С вами говорит переводчик. Мой клиент пытается передать систему файлов с воспоминаниями и ассоциативными связями, которые вы либо не можете принять, либо я не имею права передавать. Возможно, объем информации больше, чем может воспринять один мозг. Есть ли у вас номенклатурные резервные личности, дублирующие линии или расширения?

Фаэтон послал сигнал опознавания, но нептунец его заблокировал.

— Вы ставите меня в невыгодное положение, сэр. Я обычно не раскрываю местоположения моего мыслительного пространства незнакомцам и, уж конечно, свои восстановительные копии.

Фаэтон хотел получить ответ на свой вопрос и при этом хотел оставаться в рамках приличий, но требование, чтобы он раскрыл свои личные мысли, было чем-то чрезвычайным, почти абсурдным, даже принимая во внимание тот факт, что эксцентричные выходки нептунцев были всем хорошо известны.

— Хорошо. Я попробую передать сообщение моего клиента в линейном формате с помощью слов, но только основной смысл, все дополнительные ассоциации и второстепенные значения, нюансы и коннотации будут утеряны.

— Я постараюсь проявить терпение. Продолжайте.

— Мой первый пакет содержит четыреста единиц, включая многомерные изображения, воспоминания и ассоциации, стихи и инструкции по изменению нервной системы, чтобы создавать новые структуры в мозгу для восприятия эмоций. Эти структуры могут вам пригодиться в дальнейшем для восприятия ощущений (они даже не имеют названий в вашем языке), которые ваш собеседник, возможно, захочет у вас вызвать. Первый пакет содержит также различные детали.

Затем следует контекстуальный пакет из шести тысяч единиц, содержащий тома по искусству, общие знания, воспоминания и реконструированные воспоминания, реальные и ложные, которые помогут ему и вам найти точки соприкосновения, контекст, чтобы вы были в состоянии лучше воспринимать различные ассоциации и специфические особенности нашего мышления. Затем следуют приветствия.

Первая запись основного сообщения содержит формальности по определению времени и идентичности непрерывности для установления вашей личности, то есть являетесь ли вы Фаэтоном, знакомым моего клиента, на самом деле. В случае, если вы — копия, реконструкция либо симуляция, требуется выявить уровень эмоционального и мыслительного соответствия, который будет учитывать мой клиент. Само основное сообщение…

— Простите, — остановил его Фаэтон. — Я знал вашего клиента до того, как он присоединился к вашей Композиции?

Он расширил свое зрение (открыв дополнительные диапазоны волн), чтобы получше рассмотреть несколько мозговых узлов и групп, плававших в ледяной субстанции.

— Посланник Нептуна вошел в эмоциональное состояние третьего порядка сложности с ассоциативным разветвлением, что означает положительный ответ на ваш последний вопрос, но больше он никак не реагирует на ваш вопрос, так как считает его фантастическим, странным и совсем не смешным. — Пауза. — Следует ли мне продолжить изложение эмоциональной реакции или вернуться к главному сообщению из первой группы данных? Процесс пойдет значительно быстрее, если вы сообщите свои командные коды и пароли, чтобы у меня был прямой доступ к вашей неврологической и мнемонической системе. Тогда я смогу вводить файлы напрямую в ваш мозг и изменять ваш темперамент, мировоззрение и философию, чтобы вы смогли понять моего клиента в той степени, в какой он сам этого хочет.

— Конечно нет!

— Мне велели спросить.

— Нельзя ли сделать ваше изложение короче? Тот человек, про которого я спрашиваю, он… он обидел меня, он говорил очень странные вещи. И он… одним словом, я хочу найти его, — сбивчиво объяснил Фаэтон.

— Замечательно. Мой клиент говорит: «Я (он добавляет в качестве приложения трактат на тему значения этого слова, концепцию индивидуальности, библиографическую справку о своем жизненном опыте и изменениях самосознания, чтобы объяснить вам этот термин) приветствую (он также включает комментарии по истории и природе приветствий, их употребление в контексте для разъяснения значения, включая и юридические, связанные с тем, что он нарушает запрет на общение с вами) вас (он ставит условие, что, если вы не тот индивид, которым он вас считает, вся информация должна быть переведена во вторичную цепь памяти и считаться нереальной псевдомнемонической операцией, он требует заверенное печатью и подписью нотариуса подтверждение в виде звукозаписи его меморандума о том, что вы сами инициировали контакт без каких-либо подстрекательств с его стороны)».

— Остановитесь! Вы перевели только первые три слова сообщения, а я уже полностью запутался. Какой запрет был наложен на него? Кем наложен? Человеческая раса уже окончательно сформировалась и стала достаточно мудрой, чтобы отказаться от применения насилия как средства вести дела друг с другом. Есть ли хоть один институт, хоть одна Курия, членство в которых не было бы добровольным и которые существовали бы не на средства от сбора взносов? Наша милиция существует на пожертвования от исторических трастов. Кто же может запретить вашему клиенту разговаривать со мной? Кто ваш клиент? Попросите его снять маску.

— Мой клиент реагирует эмоциональным состоянием четвертого порядка сложности, в гипотетически-предположительном виде он заявляет (я буду краток), что если бы ему запретили разговаривать с вами, то это мог бы быть (это говорится чисто умозрительно) контроль или прослушивание, и если бы нечто подобное было возможно в действительности, то никто не стал бы вмешиваться до тех пор, пока наша беседа ведется в рамках вежливого безобидного разговора. Из миллиона семидесяти четырех тысяч возможных исходов нашего общения, проверенных моим клиентом по прогнозирующим сценариям, более четырнадцати завершаются вмешательством либо какой-то иной реакцией со стороны Аурелианского софотека. Вы желаете изучить полный текст ответа моего клиента, просмотреть сценарии эктраполяции, которые он вычислил, либо вы предпочтете, чтобы я продолжил мои исследования основного сообщения?

Это было просто невероятно. Фаэтон снова надел маску, скрыв даже свое имя и внешность, что послужило сигналом к восстановлению зоны уединения вокруг него.

— Конечно. Никто не будет вмешиваться в нашу частную беседу, так как это было бы слишком бестактно, если только на это нет серьезных причин!

— Мой клиент желает загрузить программу философских вопросов и дебатов, чтобы попытаться убедить вас, что даже в самом просвещенном и цивилизованном обществе мнения людей о том, что есть добро, могут не совпадать. Например (здесь он еще раз напоминает, что говорит чисто гипотетически), те, кто ставит свободу выше, чем мнимую безопасность и здравый смысл, которые так ценят приверженцы соблюдения традиций, вполне могут считать преступления, бунтарство, опасности и сомнения в небольших количествах приемлемыми для общества и могут даже потворствовать этому.

Фаэтон знал греческий, латынь, английский и французский языки, знал с полдюжины мертвых языков, а следовательно, он понимал значение слова «преступление», однако он никогда не слышал, чтобы это слово использовали в его первоначальном значении, а не в качестве метафоры неприемлемой грубости или очень слабой художественной работы. Палеолингвистическая программа интеллекта поместья Радамант подтвердила изначальное значение слова и ввела его в краткосрочную память Фаэтона.

Ему пришлось не один раз прокрутить последнее сообщение, чтобы убедиться, что ошибки нет. Неужели это существо на самом деле считает, что использование насилия или мошенничества против невинных может быть оправданно?

Переводчик настаивал:

— Можете ли вы открыть хотя бы небольшое пространство, куда он мог бы поместить схему разговора на эту тему, которую он приготовил для вас?

— Сэр, простите, если я покажусь вам грубым, но мой основной вопрос, о человеке, который донимал меня, так и остался без ответа. Не могли бы вы вернуться к исходному сообщению и вкратце закончить изложение?

— Вот сокращенное содержание основного сообщения: «Фаэтон, я еще раз приветствую тебя, хотя ты и вошел в тень нашего врага, твоя душа и разум пострадали и ты забыл меня. Однажды, очень надеюсь, мы снова станем единым целым. Сейчас твой разум ущербен, нет у тебя сил, чтобы хранить веру в великую мечту, которая однажды потрясла миры и империи Золотой Ойкумены до самого ее гнилого основания. Ты не можешь поверить в то, как глубоко я и мои товарищи уважаем тебя, несмотря на предательскую слабость воли. Но поверь хотя бы вот чему: ты заперт в лабиринте иллюзий, и все же угрызения совести или глупость наших врагов дают тебе небольшую надежду на побег, крошечную щель, лазейку в непробиваемой тюремной стене.

Ты должен сейчас же отправиться со мной во внешний мир, к далекому Нептуну, во тьму, где власть Солнца и машин Золотой Ойкумены ослабевает. В результате длительной борьбы и споров мы заставили закон Золотой Ойкумены даровать изгнанникам в наших краях такую независимость ума и свободу, о какой нельзя и помыслить здесь. Наши мысли не контролируются тиранией благожелательных машин. Попав туда, ты станешь одним из нас. Твоя душа и память излечатся от страшной травмы. Твое тело изменится, станет похожим на наши, твой разум будет включен в наше всеохватывающее сообщество.

Но ты должен отправиться прямо сейчас, не откладывая. Оставь жену, оставь свою жизнь, свои мечты о богатстве, свой дом-поместье. Оставь все. Скажи «прощай» теплу и солнцу, поехали!»

Мысли Фаэтона разбежались. Все это было так странно. Он знал, что значит слово «враги», это слово означало что-то вроде конкурентов, но злобных и нецивилизованных. Сама мысль, что структура Золотой Ойкумены могла быть враждебной, казалась такой же абсурдной, как железное небо. Фаэтон знал, что такое безумие, из исторических симуляций, так же как знал, что такое кремневый топор или болезнь. Он вполне допускал мысль, что нептунец сошел с ума. Но он был не в состоянии в это поверить.

Итак, мысли отсутствовали. Он не нашел ничего лучшего, чем сказать:

— Если я разбужу мое реальное тело, чтобы уехать за пределы Ноуменальной ментальности, я не смогу уберечь информацию, хранящуюся в моем разуме, записанную на случай физических повреждений. Могут быть потеряны важные части моей жизни, моего опыта, я могу даже лишиться бессмертия и умереть по-настоящему и окончательно.

— Но я же говорю тебе, что ты не умрешь, а сольешься с Тритонской композицией и достигнешь более тонкого, высокого бытия!


2

Пэры, располагавшие различной скоростью мышления и системами мышления, переваривали, сосредоточенно обдумывали, изучали 9200 прогнозов воздействия следующей Трансцендентальности на грядущее тысячелетие. Они делали это либо напрямую, либо, если у них не было постоянных расширителей умственных возможностей, через вспомогательный разум.

Период ожидания был вырезан из памяти Гелия: он сразу перенесся во времени и ощущениях к следующей стадии обсуждения, для него паузы не было. Возможно, просмотр прогнозов занял часы, возможно, лишь секунды.

Орфей Бесчисленный Утверждающий, являвшийся бесспорным лидером среди пэров, физически не присутствовал на собрании или еще где-либо. Он был старейшим и богатейшим из семерых. Для Гелия он существовал в образе темноволосого бледного юноши, лицо которого было на удивление бесстрастным, а взгляд немигающих глаз был устремлен в себя, словно он поглощен своими мыслями. На нем был длинный черный термоплащ, какие носили на Плутоне, настолько необычный и старомодный, что только на маскараде он не привлекал к себе особого внимания. Высокий воротник доходил до самых ушей, а наплечники были много шире плеч, из-за чего голова казалась маленькой и как будто детской.

Орфей говорил очень тихо.

— Мы приветствуем чувства, высказанные нашим самым молодым пэром. Нам представляется бесспорным, что в оптимальных условиях жизни любое изменение являет собой распад. И Гелий слишком хорошо знает, что хаос, предательство и безрассудство мы можем встретить не только в наших собственных домах, владениях, но даже в сердцах наших близких.

Сначала все молчали. Все глаза были устремлены на Гелия. В комнате повисла неловкая тишина.

Ганнис (или один из них) физически присутствовал в библиотеке Аурелианского дома, где проходило собрание «на самом деле». Он был одет как один из героев мифологии Первой ментальной структуры: на нем были небесно-голубые с белым одежды, остроконечная корона, а вместо скипетра он держал в руке молнию. Он обладал авторским правом на выразительное лицо: черная борода, глубоко сидящие и широко посаженные глаза, высокий царственный лоб. За его спиной, на спинке кресла, слева и справа восседали орел и орлица. Глаза Ганниса пылали хищным огнем так же, как и глаза его птиц, а его рокочущий голос был приятным и бодрым.

Он заговорил, чтобы снять возникшее напряжение:

— Старейшина Орфей! Сейчас ты вскрыл старые раны. Гелий полностью контролирует Фаэтона. Зачем вспоминать эпизод, о котором все мы решили не вспоминать больше никогда? Надеюсь, мы больше не будем говорить об этом.

Орфей заговорил совсем тихо, словно беседовал сам с собой, даже глаза его оставались неподвижными:

— Мы и не говорим. Мы просто отметили, что у Гелия есть серьезная причина, чтобы проявить непреклонный энтузиазм в защите традиций и общепринятой морали.

Орфей был членом маленькой своеобразной школы, очень древней, называемой Школой Вечности, или «Ионитной». Они записывали неизменный, идеализированный образ самих себя в перманентное компьютерное пространство. Этот шаблон регулярно создавал свою оживавшую вслед за тем эманацию или фантом. Новые фантомы поглощали всю информацию, которую собрали предшествовавшие им активированные или живые фантомы с момента появления шаблона, но при этом не воспринимали никаких изменений личности, философии или основных ценностей. Члены этой школы никогда не изменялись, как будто были заморожены.

С большим трудом Курия признала правовой статус ионитов как мыслящих существ, а не как призраков или записей. При этом мнение Курии и общества не всегда совпадало.

(Часть сознания Гелия находилась на другом канале, но тем не менее он увидел, что Орфей отключил сенсорий. Орфей не видел комнаты, беседу он воспринимал в виде текста, а выражение лиц и жесты, сопровождавшие речь, появлялись в виде картинок с текстом, напоминавших игральные карты. Больше никаких объектов или фона. Все остальное скрыто чернотой. Обеспокоенный Гелий снизил параметры изображения и переключил внимание на собственную версию происходящего.)


3

Фаэтон молчал, пораженный услышанным. Он должен быть изгнан, но он все еще здесь. Все это было так удивительно и странно, как в драме, какие создавала в глубокой виртуальности его жена. Нептунец продолжал:

— Я уже вызвал челнок поверхность — орбита, который отвезет нас на мой корабль «Серное Рок». Одна из возможностей моего основного уровня — вакуумный генератор, он позволит мне лететь, в то время как поверхностные жидкости смогут поддерживать твой жизненный цикл до стыковки с судном в пространстве. Забери свое истинное тело из саркофага, я уверен, что он расположен где-то рядом, потому что материальные здания поместья Радамант здесь неподалеку. Очнись, подойди ко мне, войди в круг моих рук и прижмись лицом к поверхности ледяной субстанции — она разойдется и затем сомкнётся вокруг тебя, удерживая клетки твоего тела, как вакуоль.

Фаэтон пробормотал:

— Но… но… мне понадобится несколько лет, чтобы все привести в порядок, а также создать и вырастить дубликат-парциал для ведения дел в мое отсутствие. В любом случае я не могу покинуть празднования до Окончательной Трансцендентальности в декабре.

— Нет. Ты должен лететь немедленно. Если ты отправишь сообщение или просто какой-либо сигнал, лабиринт снова закроется и уже не останется ни одной лазейки!

Отправиться немедленно? Фаэтон представил себе, как его жена, погруженная сейчас в видения возле усилителя воображения, выйдет из состояния псевдоамнезии и с нетерпением будет искать его, чтобы рассказать о созданных компьютером друзьях, о своих призрачных победах и впечатлениях.

Он будет уже далеко. Нетерпение сменится гневом, потом яростью, она станет искать его среди гуляющей публики, в праздничных городах, бальных залах, игротеках, среди толпы в масках и маскарадных костюмах. Канал определения местонахождения на время празднеств не работает, и пройдет месяцев восемь, а то и больше, прежде чем она поймет, что ее опасения не напрасны, что он не прячется от нее, что его больше нет в этом мире.

Эта мысль отрезвила его. Он рассмеялся.

— Простите меня, сэр, но вы и сами должны понимать, как смешно то, что вы мне предлагаете.

И замолчал. Потому что это вовсе не было смешно. Отправиться на Нептун?

Нептун был одним из самых дальних аванпостов цивилизации, дальше него расположены только два пункта из тех, куда добралось человечество. Самая дальняя точка Золотой Ойкумены находилась в 500 а. е. д. , в фокусе гравитационных линз, создаваемых Солнцем. Здесь секция Порфирной композиции (коллективного разума) создала искусственную ледяную планету для своих нужд, а также для путешественников и персонала Обсерватории космических исследований. За пределами этой планеты находились только необитаемые миры. Для изучения воздействия сингулярности в тех местах была создана небольшая колония Лебедь XI, где впоследствии был обнаружен бесконечный источник энергии. Благосостояние, полученное таким образом, позволило колонии вырасти в мощную цивилизацию. Расстояния были так велики, а стоимость перелета такой высокой, что все связи с ними были утеряны. И теперь ее назвали Молчаливой Ойкуменой.

Нептун был намного ближе, чем ближайшая звезда, но все равно невероятно далек. Даже кораблям с высоким коэффициентом полезной загрузки топливных баков требовалось очень много времени на перелет — месяцы, а то и годы.

Это может быть смешно? Об этом нельзя было и подумать.


4

Во дворце.

— Послушайте! — воскликнул Ганнис, ударив ладонью по столу. — Гелий потратил больше компьютерного времени, чем любой из нас, — миллионы секунд в одиноких занятиях, — на экстраполирование образов, которые может представить Аурелианский разум на декабрьской Трансцендентальности. Его рвение неоспоримо.

Я считаю, что мечта его грандиозна! Прекратить всякое движение в обществе и заморозить его в настоящем состоянии — это замечательно! Ведь когда волны замерзнут, те, кто находится на гребне волны сейчас, к нашему счастью, окажутся наверху айсберга, и уже навсегда. Но все же, прости друг Гелий, позволь высказать свои опасения. Колледж Наставников — моралисты, вечно они вынюхивают, высматривают. Они нам нужны? Или как? Увеличение их власти усилит их влияние на нас, на нас — семерых пэров. И что? Какую чушь о равенстве и братстве придется нам глотать тогда? И я говорю не только от своего имени, я говорю от имени всего своего множества!

Ганнис видел комнату так же, как и Гелий, но, с присущим ему чувством юмора, он внес некоторые уточнения. В видении Ганниса каждый предмет имел две тени: одна была серой, а вторая — черной, так как на востоке он добавил еще одно солнце, маленькое, буквально булавочную головку, от него исходило ослепительное сияние.

Очень тихо, почти шепотом, бесстрастно заговорил Орфей:

— У пэра Ганниса, видимо, есть основания опасаться расспросов о недавних событиях. В результате последних шагов, предпринятых Наставниками, он получил такую выгоду! Удивительное совпадение.

Казалось бы, такое обвинение должно было разозлить Ганниса, но он лишь развел руками и расхохотался.

— Я польщен тем, что вы считаете меня настолько хитрым, чтобы организовать недавнюю катастрофу! Вовсе нет. Боюсь, это слепая удача снова спасла Инженерные сооружения Юпитера. Помните ли вы, как мои неудачные вложения довели меня до такой бедности, что я был вынужден уйти из семерки пэров? Конечно помните, ведь именно вы попросили меня уйти.

Ганнис повернулся к остальным и продолжил:

— Вы не хотели больше иметь дела с забавным, молчаливым, симпатичным, милым стариной Ганнисом, разве не так, любезные пэры? Однако мои прочие личности вернули состояние, построив Основной экваториальный коллайдер на Юпитере. Мы и не подозревали о существовании стабильных элементов тверже алмаза с атомным числом больше девятисот, мало того, стандартная модель показывала, что этого не может быть.

Крисадмантин! Чего только ни делают из этого чудо-металла! Благодаря ему я снова смог вернуться к достойному образу жизни. Остальные, видимо, надеялись на более тяжелые последствия.

Потери сделали меня лучше. Щедрее. Щедрее до безрассудства. Так вот, я щедр и в деньгах, и на советы. Разве моя вина, что меня не послушали? Разве моя вина, что утраченные капиталы так быстро вернулись ко мне? Это — подарок судьбы, которая всегда вознаграждает великодушных. Опытные юристы только помогли мне…

Однако при всей моей щедрости, достойный Гелий, я не знаю, что могу сделать для колледжа Наставников. Контракты и соглашения, которые мы заключаем с нашими клиентами, предусматривают, что мы не ведем дел с теми, кого осуждает колледж Наставников. Это значит, что человек, отвергаемый Колледжем, не может даже войти в здание, на корабль или просто использовать космические лифты, сделанные из моего суперматериала. Вафнир не продает им энергию, Благотворительная композиция отказывает им в понимании и поддержке, Ао Аоэн не продает видений, а Орфей — жизнь. Что еще нужно?

Гелий ответил:

— Софотек Навуходоносор, консультировавший Колледж ранее, отказался оказывать им услуги. Теперь в распоряжении Колледжа слишком мало софотехнологий, и это может быть исправлено. Располагая ресурсами компьютерного времени в достаточных количествах, Наставники располагали бы большим объемом информации о жизни общества. Уважаемые пэры, представляя величайшие денежные состояния всех времен и народов, мы не имеем недостатка в ресурсах и, следовательно, могли бы пожертвовать компьютерное время для колледжа Наставников.

Ганнис развел руками.

— Но зачем так много тратить? Опасные проблемы разрешались…

Гелий мрачно заметил:

— И все же всегда находятся люди, которые не ценят все то, что мы сделали. Есть ли у вас, джентльмены, в архивах слово «враг»?


5

В саду.

— Что же движет вами? — спросил Фаэтон. — Что все это значит?

— Ограничение, мешавшее мне подойти к вам первым, теперь не позволяет мне коснуться запретной темы. Однако мой юрисконсульт полагает, что, если вы, и только вы, поднимете эту тему, я смогу отвечать на ваши вопросы, не нарушая буквы закона.

— Прекрасно. Имеет ли все это отношение к тому человеку, которого я видел?

— Вы имеете в виду художника по деревьям? Он ничего собой не представляет, он просто сбежал от вас: схватил низко висящую, рекламу и завернулся в нее, как в плащ, чтобы ваш фильтр ощущений не мог его распознать.

Фаэтон подумал, что подобное случается только в комедиях. Только тут он понял, что у художника, вероятнее всего, не было фильтра ощущений, ведь он — пуританин, а потому он не мог спрятаться ни от шума и суеты реклам, ни от грохота музыки. Неудивительно, что он так легко раздражался.

— Он сказал мне, что я сделал что-то позорное или ужасное, что-то, свидетельствующее о ненависти или презрении к Золотой Ойкумене. Это как-то связано с тем, что вы говорили?

— Напрямую.

— Хм. Всем известно, что нептунцы любят экспериментировать, выходя за пределы хорошего вкуса и даже здравого рассудка, их раздражают правила поведения в обществе и хорошие манеры, которые никто не назовет «законами», но которым все мы подчиняемся. Вы произнесли непонятное слово «преступление». Мы с вами готовили какое-то преступление?

— Не преступление. Надо признать, нептунцы действительно часто экспериментируют с необычными формами разума, но мы не сумасшедшие. Мы были партнерами, но наше общее дело не нравилось малодушным людям здесь, на Земле, совсем не нравилось.

— Какая-то проделка, хитрость или, может быть, мошенничество, принятые на Нептуне?

— Вы повторяете обвинения и клевету наших врагов. Тритонская композиция исследует грани интеллектуальных возможностей, будучи свободной от морального давления ваших туповатых машин! Позвольте передать вам собранные мной материалы. У нас мало времени, а нептунская философия отличается некоторой запутанностью, основана на сложных смысловых ассоциациях, понять ее можно только опытным, но не логическим путем.

— Загрузите информацию на полуоткрытый канал, я внимательно прочту ее, когда выдастся свободное время, это даст мне возможность избежать обработки лишней информации при прямом контакте или манипуляции.

— Я не имею права размещать ценную информацию из моего личного жизненного опыта на общедоступных каналах. Это дорого и небезопасно.

— Дорого?

Просто нелепо. Перелет на Нептун, даже если переправлять только разум Фаэтона с облегченной системой жизнеобеспечения, обошелся бы в астрономическую сумму. Фаэтон запросил справочник у поместья Радамант. Взаиморасположение Нептуна и Земли на тот момент было неблагоприятным, то есть сэкономить на расстоянии не получится. Фаэтон подсчитал, что увеличенная полезная нагрузка его веса повлияет на стоимость массы и энергии даже на невысокой орбите. Стоимость в энергетических единицах была примерно равна нескольким тысячам секунд во временных единицах. Короче говоря, такой перелет будет стоить целое состояние.

— Эти расходы ни в какое сравнение не идут с расходами на перелет, предложенный вами.

На мгновение Фаэтону показалось, что ледяное существо начинает таять, — но нет, оно просто изменяло форму, становясь более плоским: оно как бы растекалось в ширину, теряя в высоте, а жидкость в нижней части перетекала в ноги-колонны и, густея, застывала. Фаэтону было видно сквозь лед, как из кристаллов нервной структуры и керамики в каждой «ноге» создавались сложные машины. Лампы, стеклянные шары, изолированные трубки напоминали энергетические батареи и полевые манипуляторы.

— Вы не последовали моему совету и связались с поместьем. Мне нужно исчезнуть, пока меня не обнаружили.

Связался с поместьем? Фаэтон предполагал, что нептунец против прямого контакта с поместьем, он всего-навсего нашел нужный файл в справочнике и сделал подсчеты — это автоматическая операция.

— Но это абсурд! Никому не придет в голову слушать мои личные беседы.

— Даже ваши хваленые софотеки нарушат закон, если посчитают, что это необходимо для достижения высокой цели. Я предлагаю использовать их законы против них. Вам предоставили некоторую свободу на время маскарада, чтобы успокоить вас. Вот что я сделаю: я создам персонаж, одетый в маскарадный костюм, у него будут все файлы, которые мне не удалось вам передать во время нашего разговора. Когда вы найдете в себе силы, чтобы узнать правду и тем самым отказаться от этого мира иллюзий, мой посланец придет к вам.

В глубине бронированного кристалла Фаэтон увидел нечто, напоминавшее по форме человеческое тело, оно постепенно продвигалось к поверхности льда, словно выплывало из-под воды. Кости, мускулатура, нервы, вены уже были на месте, но лицо и шея еще не полностью были покрыты кожей. Открытый череп зиял, как распустившийся костяной цветок, а жилы и нервные волокна еще не заняли свои места. Каналы, похожие на пуповину, соединяли тело с одной из мозговых групп нептунца. И вот у этого безголового существа появился костюм, как будто кто-то невидимый соткал его прямо на теле. Костюм был мешковатый, бесформенный, но было понятно, что это костюм Скарамуша, опереточного персонажа того же времени, что и костюм Арлекина, в который был одет Фаэтон.

— Фаэтон, поехали. Время уходит.

— Простите, сэр, но я не очень доверяю вашим мистификациям и намекам. Я подозреваю, что вы меня обманываете, ваше племя снискало этим печальную известность. Вы даже не сказали мне, как вас зовут!

— Как я могу сказать вам свое имя, если вы даже не помните значения своего собственного!

— Фаэтон? Имя времен Второй ментальной структуры. Так звали мифологического сына бога солнца, решившегося прокатиться на колеснице своего отца… — Фаэтон замолк.

Внутри нептунца в последний раз все забурлило, структурные элементы наконец сформировались и встали на свои места. Порыв ветра — существо включило взлетные генераторы, соединявшиеся с компрессионными двигателями, воздух наполнился жутким шипением и свистом.

В этом грохоте нептунцу не нужно было напрягать голос: он был напрямую присоединен к сенсорию Фаэтона.

— Вы назвали себя в честь полубога, чьи амбиции стали причиной катастрофы: он сжег этот мир. Довольный своей жизнью человек навряд ли выберет себе такое имя. А ведь вы даже не помните, почему вы выбрали именно его, так ведь? Можете себе представить, как много вы не помните? Они не позволили вам сохранить память даже о том, что означает ваше имя.

Фаэтон отскочил назад, потому что из-под ног нептунца стал вырываться вихрь. Его низкая, плоская фигура приняла аэродинамические очертания, с тяжеловесной грацией нос поднялся к небу, и он начал взлет.

Фаэтон настроил фильтры ощущений таким образом, чтобы вместо грохота двигателей слышать только стрекотание насекомых в роще Сатурна. Расширив возможности зрения до максимума, он увидел фигурку в маскарадном костюме, завернутую в нечто вроде кокона, которая отделилась от нептунца при взлете. Он попытался одновременно охватить зрением искусственного человека и подключить аппарат для определения его местонахождения, открыв для этого дополнительные каналы восприятия. Однако протокол, не позволявший определять местонахождение людей и расположение предметов во время маскарада, не давал ему увидеть толком и отбывающий корабль. Фаэтон не смог проследить траекторию падавшего тела.

Корабль нептунца набирал высоту, сверкая, как льдинка, высоко-высоко в небе. Потом свет его мигнул в последний раз и растаял, затерявшись среди множества звезд.


6

Во дворце.

Колесо Жизни, цереброваскулярный экоисполнитель из Школы Периферийного Духа, а также доверенное лицо по всем авторским правам на биотехнологии, основанные на Пяти Золотых Кольцах математики, представляла собой образец спокойной красоты и степенности. Восседая на троне, сделанном из живых цветов, травы и кустов, в которых копошились десятки птиц и насекомых, она присутствовала физически (насколько это могло относиться к нецентральным спиритуалистам). Ее невероятное одеяние из переплетенных живых тканей спадало с плеч и уходило через окно туда, где покоилось ее сложносоставное тело, включавшее животных и растения.

Цереброваскулярные — нейроформа, чей задний мозг и кора головного мозга соединялись особым способом, который назывался «глобальным», так как вследствие этой особенности они могли моментально устанавливать множественные взаимосвязи. Они мыслили, находясь во вневременной медитации, рассматривая вопрос с разных сторон одновременно. Они избегали таким образом многих теоретических ограничений и парадоксов, присущих линейному мышлению. Тем не менее эта нейроформа была наименее популярна в Золотой Ойкумене — слишком уж они увлекались мистикой и невербальным обменом информацией.

(По мнению экоисполнителя, Гелий не мог понимать ее адекватно. Ее растительные части воспринимали помещение не только с точки зрения движения, давления, освещения, влажности, но и улавливали работу компьютера и движение потоков информации в нем. Птицы и грызуны воспринимали такое множество картинок и звуков в зале собрания, что Гелий был ошеломлен. Их мысли переплетались с инстинктами: вожделение, голод, страх — их было так много и они были настолько острыми, что мозг Гелия был не в состоянии усваивать их или хотя бы определять свои ощущения.)

Колесо Жизни выразила несогласие: подняв руки вверх, она создала шарообразную мини-экосистему, внутри которой плавали микробы, планктон, ярко раскрашенные рыбки, изображенные в виде стрелок. Акулы и цефалоподы со множеством щупалец сражались между собой в безжалостных подводных войнах.

Удерживая больший шар над столом, она разделила его на много мелких, в каждый из которых поместила только один вид. Только один представитель доминировал над остальными, он уничтожал всех конкурентов, а потом умирал сам, оставшись без пищи, теряя таким образом с трудом приобретенное господство. Каждый раз эта единственная доминирующая особь порождала новые формы, продолжая эволюцию.

Заговорил Ао Аоэн, Мастер Фантазий, владелец обширной империи развлечений:

— Я согласен с Колесом Жизни. Гелий рисует нам бледное, бесцветное будущее. Жизнь станет простой и однообразной. Сейчас в нашем обществе еще есть разнообразие, мы еще можем выбирать пути развития. Внутри каждого из нас — целая сеть взаимосвязей, законов мышления; наше сознание опутывает паутина социальных отношений и законов общества. Каждая человеческая личность таит внутри себя своего антипода. Может ли человек быть так прост, чтобы быть понятым, или так сложен, чтобы он мог понять самого себя?!

Гелий ответил трехмерной математической игрой. По правилам этой игры геометрические тела, окруженные свободным пространством, были в состоянии размножаться, но под давлением окружающих тел они изменяли форму.

Он держал сетку на ладони, словно стеклянный куб, и в сжатом времени запускал систему десятки, а может, тысячи раз. Тела поддавались давлению окружающих фигур и образовывали кубы, поглощавшие свободное пространство. Результат все время повторялся, за исключением одного-единственного раза.

Единственным нестандартным случаем была прекрасная система в форме снежинки: восьми- и четырехгранники окружали центральный двенадцатигранник. Потянувшись через стол, Ао Аоэн бережно взял систему удивительно длинными пальцами и осторожно передал Колесу Жизни, из свиты которой тут же прилетели несколько птичек и насекомых, чтобы полюбоваться ею.

— Я хотел бы возразить пэру Колесо Жизни, — сказал Гелий. — Разнообразие в природе — и у животных, и у растений — поддерживается благодаря борьбе за жизнь, а это — неэффективный способ. Разумные существа могут договориться между собой, могут создавать законы и социальные механизмы, чтобы свести борьбу за выживание к мирному соперничеству. Соперничество эффективно, в нем — путь к единообразию. Общество, даже такое разнообразное, как наше, вынуждено соблюдать определенные правила и обычаи, и мы должны навязывать эти правила тем, кто их не соблюдает.

— Именно поэтому между нами существует негласное соглашение никогда не говорить о Фаэтоне… — пробормотал Ганнис.

Чтобы его недовольство не было замечено, Гелий его скрыл в дополнительном файле. И все же он был недоволен.

— Этот аргумент, пэр Гелий, подразумевает, — сказал энергетический магнат Вафнир, — что те, кого общество наймет для борьбы с нарушителями, будут справедливы при применении силы. Согласуется ли это с аркадской простотой и утопическим согласием, в котором мы живем?

Гелий ответил:

— Даже в раю есть воины. И даже в Аркадии люди умирают.

3 СОЛДАТ

1

В саду.

Фаэтон еще стоял, вглядываясь в мерцавший на горизонте удаляющийся корабль нептунца, ощущая какие-то невнятные шевеления в ночном воздухе рядом с собой.

Посмотрев повнимательнее, Фаэтон увидел несколько небольших черных шаров, кружившихся на ветру над травой среди мерцавших деревьев. Откуда взялись эти машины-организмы, Фаэтон не понял. Шары то поднимались в воздух, то опускались поближе к земле, кружась возле того места, где только что стоял нептунец.

— Это еще что? — пробормотал Фаэтон.

Часть шаров, упав на землю, покатилась по траве, вверх и вниз по склону холма. Довольно много их сконцентрировалось вокруг того места среди кустов винограда, где Фаэтон впервые увидел нептунца. Они медленно перекатывалась туда-сюда по тропинке, останавливались, чтобы воткнуть в землю тонкий зонд или хоботок. Ближе к Фаэтону, там, откуда взлетел нептунец, шары собрались в группы, образовав несколько четырехугольников с закругленными углами, и принялись изучать почву при помощи все тех же зондов.

Зрелище нельзя было назвать красивым: шары двигались медленно и методично и в то же время слишком быстро и целенаправленно, то есть это совершенно точно не могло быть анимационным танцем, к тому же музыки не было. Если только представление не предназначено для существ с иным сенсорным восприятием. Даже настроив слух, Фаэтон тем не менее не услышал ничего, кроме высокочастотных шифрованных сигналов, исходивших от шаров: треск и прерывистые завывания — ни ритма, ни изящества.

Фаэтон поднял руку и вытянул палец в жесте опознавания, зная, что маскарад блокирует идентификацию. Однако, как ни странно, этого не произошло. Прямо перед его глазами в воздухе повисла иконка, словно распахнулось окно или развернулась пружина, а в прямоугольнике появилось изображение дракона, от которого в разные стороны расходились четыре идеограммы, выполненные в архаическом стиле: «Честь, отвага, стойкость, повиновение».

«Привилегированные войска, самоидентификационная система обнаружения и нейтрализации враждебных организмов. Информация по авторским правам (необходима гарантия соответствия). Общественная собственность. Боевая единица приписана: Главнокомандующий Аткинс двадцать первый, Общая Гуманоформа (значительно расширены боевые возможности), Военная иерархия, Полукомпиляция (охотник за привидениями, боец), Разум боевого порядка, подчиняется Генеральному штабу, Основная нейроформа, вне школы, эра Зеро («создание»)».

Фаэтон улыбнулся: придет же в голову переодеться в костюм Аткинса на маскараде. Аткинс был солдатом, последним солдатом. Фаэтон смутно помнил, что уже очень-очень давно, несколько столетий назад, Аткинс то ли покончил жизнь самоубийством, то ли ушел в запас, то ли был отправлен в музей… что-то в этом роде.

Надо сказать, вкус у человека, выбравшего этот костюм, оставляет желать лучшего. Солдат? Никому не нравится вспоминать те варварские времена. И потом, если Фаэтон правильно понимает основные принципы маскарада, личность и местонахождение могут быть скрыты под маской, но не должны быть искажены до неузнаваемости. И тем не менее кто-то выбрал себе костюм Аткинса. Интересно, не посчитают ли Наставники такой поступок покушением на право собственности?

С другой стороны, может быть разрешена подделка вымышленных персонажей или реальных личностей, чья подлинность уже недоказуема либо авторские права на их воспоминания уже истекли. Наверное, списки можно найти в общественном домене, почему бы и нет? В конце концов, никто ведь не будет против того, что Фаэтон нарядился Арлекином.

Кроме того, Фаэтону было интересно, что же так старательно разыскивают шары? Неужели нептунец (если он был реален) оставил какой-то ключ или хотя бы просто след, по которому можно было бы определить, откуда он прибыл или куда направился?

Что ж, и прекрасно. Если поддельный Аткинс позволил себе так бестактно изображать давно исчезнувшего героя войн, значит, и Фаэтон может нарушить политес. (Это ведь праздник, в конце концов, а потому можно не соблюдать столь тщательно обычные правила приличия.)

Конечно, очень невежливо вторгаться в чужую иконку (окно с изображением дракона, висящее в воздухе), которая все еще находилась у Фаэтона перед глазами, и следовало погасить ее постепенно, чтобы зрение, настроенное на восприятие видеообразов, не пострадало. Кроме того, тем более неприлично было подключиться к чужому каналу связи, подобрать код и затем выяснить, какую именно информацию черные шары передавали на базу. Но эти соображения не остановили Фаэтона.

Он сумел уловить лишь один фрагмент из множества посылаемых сообщений: «…программа подавления-уничтожения информации, более сложная — модуль восемь, — чем может произвести немеханический разум… Софотехнология неизвестного происхождения… …искусственные вирусы введены в ДНК травы в тех местах, где останавливался объект. Ленточное кодирование избыточной информации — неизвестные технологии сжатия информации — трава даст споры микроорганизмов очень сложной систематологии — уровень интеллекта 100 — поиск исходных материалов и создание более крупных структур…»

И еще: «…производит (так как враг сумел обойти гражданские защитные устройства) технологии манипулирования электронами и квантовым состоянием, сравнимые с аналогами, производимыми в Ойкумене, вплоть до позднего периода Пятой ментальной структуры базовые показатели совпадают, затем пути развития расходятся, школы или иные группы, существующие в Золотой Ойкумене, не найдены. Вывод…»

Внезапно все оборвалось:

— Кто это подсоединился к линии, черт подери? Эй вы! Сэр! Прошу прощения, сэр! Но что вы тут делаете?

Окно, висящее в воздухе, изменилось: вместо дракона появилось изображение человека в черном защитном костюме времен Шестой ментальной структуры. Голова в шлеме повернулась к Фаэтону (который успел снова надеть маску), и он вновь почувствовал, как мурашки побежали у него по спине — сигнал от Радаманта, извещающий о том, что его личный файл читают.

Несколько секунд Фаэтон приходил в себя. И наконец нашелся:

— Кто вы такой, сударь, позвольте спросить? И почему вы нарушаете правила маскарада, без каких бы то ни было объяснений?

— Извините, сэр, — ответил человек в покачивавшемся окне. — Я — Аткинс. Действую на основании приказов парциального Парламента Разума боевого порядка. Вы находитесь на охраняемом канале. Можно узнать, что вы здесь делаете?


2

Во дворце.

Ао Аоэн принадлежал к магической нейроформе. Временные и невербальные доли левого полушария его мозга были соединены с таламусом и гипоталамусом, где располагаются эмоциональные и психические центры. Соответственно, соотношения между сознательным и подсознательным были нестандартными, что давало ему возможность, в отличие от Основных нейроформ, точно корректировать свое поведение в зависимости от ситуации. Он совершал поступки по наитию, на основе интуиции, вдохновения, узнавания образов, всестороннего подхода к вопросам. Он мог придумывать свои сны заранее. А сны были для него всего лишь одной из нескольких ступеней, соединявших царства сознательного и бессознательного, некоторыми он руководил сам, с существованием остальных — мирился.

Он присутствовал физически, его тело, как у кобры, было покрыто невероятно прекрасными узорами. Голова казалась слегка удлиненной из-за лучей-отростков, струившихся по спине словно волосы, отбрасывая тени на плечи. У него было с полдюжины рук и длинные пальцы — около метра, если не больше. Между пальцами и между руками, как крылья у бабочки, помещались перепонки, на которых находился десяток чувствительных мембран. Все это увеличивало чувственное восприятие окружающего по сравнению с обычными нормами.

(Ао Аоэн видел стандартное изображение библиотеки, но несколько видений и полувидений, добавленных к общей картине, придавали всему помещению загадочную, наполненную глубоким символическим смыслом атмосферу. В восприятии Ао Аоэна библиотека была окутана целой сетью линий, символов, астрологических знаков, отражавших истинные или только эмоциональные, а иногда магически-символические связи и истоки. Пэров Ао Аоэн видел так, как они сами себя проецировали, а потому Орфей, не проецировавший своего образа, был лишь черным кубом.)

Ао Аоэн заговорил. Голос его был глуховатым, напоминавшим деревянный духовой инструмент.

— Я вижу структуры внутри структур. Если наше общество, отринув принятые правила, посмотрит со стороны на самое себя с трепетом и пытливым опасением, словно чужестранец, то нам сразу же бросится в глаза, что большая часть нашего населения (населения, измеряемого лишь с информационными целями) — это машинный интеллект софотеков. Оставшаяся часть общества, все наши устремления и все наши усилия напоминают меннонитов, отказывающихся приспосабливаться к Четвертой эре, заповедник вымирающих животных. Софотеки же занимаются лишь абстрактной математикой.

Орфей еле слышно заметил:

— Отвлекаетесь. Ао Аоэн, вы отходите от обсуждаемой темы.

Ао Аоэн удивленно взмахнул руками, и от движения его непомерно длинных перепончатых пальцев зарябило в глазах.

— Все части отражают целое, пэр Орфей. Недосказанность и есть искусство, а потому я не буду объяснять все. Попытки диктовать человечеству пути развития всегда приводили к разрушению, которое в свою очередь влекло за собой гибель слишком самоуверенных пастырей.

Уважаемые пэры, Наставники — частная организация, и их влияние основано лишь на заслуженном общественном признании и уважении. Они не могут позволить себе связываться с нами, презренными плутократами, по крайней мере до тех пор, пока мы, пэры, достаточно богаты, чтобы попирать традиции, игнорировать общественное мнение и, наконец, подкупать Наставников.

Гелий холодно заметил:

— Недавние события подтвердили, что даже самые богатые и отважные, рожденные в поместьях, подвержены их влиянию. Лучшие из нас просто обязаны прислушиваться к общественному мнению, и теперь никто не может позволить себе оскорбить Наставников.


3

В саду.

Фаэтон почувствовал себя оскорбленным.

Солдат? Это не укладывалось ни в какие рамки. В мире все еще были преступления — компьютерное мошенничество, воровство времени. Преступления обычно совершали юные проказники, не достигшие еще восьмидесяти лет. Их быстро ловили, и каждый раз общественность реагировала очень негативно. Разрешались эти ситуации просто, как правило, они разбирались Наставниками, а в очень редких случаях, когда никто не признавался в содеянном, вмешивалась полиция, существовавшая на пожертвования.

Констебли были неизменно очень вежливы и почтительны. Фаэтон даже и подумать не мог, что кто-то может прочитать без его разрешения какой-нибудь из скрытых файлов (а именной файл был защищен). Возможно, констебль и может это сделать, но только после соответствующего предупреждения и вручения судебного ордера. Этот же человек явно не был констеблем!

Фаэтон произнес:

— Вы можете задавать мне вопросы, мистер Как-вас-там, но я не вижу необходимости отвечать вам. У вас нет никаких прав. И черт возьми! Вы можете хотя бы нормально представить свой образ, не нарушая единства моей сцены?!

Плавающее окно погасло, и рядом с Фаэтоном появилась вооруженная фигура. Трава примялась под черными металлическими ботинками, а через поляну протянулась тень в естественном направлении, но на этом все попытки приспособиться к манориальному видению и закончились. Освещение и очертания окружающих предметов, отражаясь в его нагрудной пластине, искажались до неузнаваемости, не говоря уж про отражение Фаэтона — оно было неровным и колыхалось, если он поворачивал голову.

Шлем распался облаком мелких чешуек, они разлетелись, открыв лицо солдата, и замерли вокруг его головы, словно черный нимб. Без шлема лицо его оказалось совсем обыкновенным и даже непривлекательным. Фаэтон не помнил, какое значение приписывает физиогномика морщинкам вокруг тонких губ или гусиным лапкам в уголках глаз. Мудрость? Мрачность? Решительность? Но коротко стриженные волосы и немигающий взгляд напоминали о многих тысячелетиях воинской традиции, и лицо выглядело более чем похожим на архивные изображения Аткинса.

Один из черных шаров неподалеку от Фаэтона послал сигнал:

— Объект Фаэтон признаков загрязнения не обнаруживает. При проверке журнала обмена информацией и буфера мыслительных файлов получение внешней информации, за исключением низкоуровневого линейного общения, не зарегистрировано. Системы не способны скрывать данные по строению организма или личные воспоминания.

— Что?! — вскричал Фаэтон. — Вы просматривали мои файлы и журналы регистрации без ордера? Без предупреждения? Вы даже не спросили разрешения!

Человек в черных доспехах ответил серьезно, но вместе с тем довольно живо:

— Сэр, мы не были уверены, скомпрометировали вы себя или нет. Но вы чисты. Не рассказывайте об этом никому. У оппозиции могут быть свои структуры на всех общественных каналах, а я не хотел бы, чтобы они узнали, что мы ведем расследование. Не беспокойтесь. Вполне вероятно, что это всего лишь ложная тревога, что-то вроде тренировки. В любом случае, сейчас этим занимаюсь я, и как видите, пока что нет повода для беспокойства. И вы можете идти.

Он оглянулся вокруг, ища глазами собравшиеся чуть в стороне черные шары.

Фаэтон смотрел на него озадаченно. Уж не текст ли это из какой-то пьесы?

— По-моему, вы зашли слишком далеко. Объясните, что здесь происходит?

Человек ответил, не оборачиваясь:

— Сэр, сейчас это не должно вас беспокоить. Если мне потребуется ваша помощь или нам нужно будет продолжить расследование, мы свяжемся с вами. Спасибо за сотрудничество.

— Что все это значит?! Вы не вправе разговаривать со мной таким образом! Вы знаете, кто я?

Мужчина обернулся. Морщинки вокруг его губ слегка скривились, как будто он сдерживал улыбку.

— Сэр, служба не дает мне возможности шутить шутки с памятью. Я не могу позволить себе такую роскошь, сэр. И я уверен… э-э-э… что один из нас точно знает, кто вы такой, сэр. Гм… Однако теперь… — уже не было и намека на улыбку, — теперь я вынужден попросить вас удалиться. Мне приказано проверить территорию.

— Но послушайте! — почти прокричал Фаэтон. Серебристый звук фанфар прервал их.


4

Во дворце.

Энергетический магнат Вафнир, как и Ганнис, присутствовал физически. Однако для наглядной демонстрации богатства своих огромных владений он записал свое сознание на высокоскоростную энергетическую матрицу, которая возвышалась над столом и сияла как столб пламени. Количество компьютерного времени, расходовавшегося на перерасчет цепей нервных окончаний и формы магнитной оболочки, когда изменялась поверхностная энергия помещения, было невероятно велико. Столб пламени сжигал сотни секунд в секунду.

(Один из аспектов Гелия наблюдал, как видит окружающее Вафнир — эстетическое чувство у Вафнира было на редкость нестандартным. Слова и мысли он видел как ноты или вспышки света, звуки же вибрировали мощно, пронизывающе. Как вибрация шестнадцати сверкающих оттенков или как запахи выражались эмоции и двусмысленности. Пэров Вафнир видел как семь музыкальных шаров, висящих в воздухе и исторгающих говорящее пламя. Огонь Гелия был интенсивного желто-белого цвета, у Ганниса — темно-зеленым и как будто насмешливым, у Орфея напоминал холодную сумрачную фугу.)

— Уважаемые пэры, — заговорил Вафнир. — Гелий предлагает не союз, поддерживающий Наставников. Он предлагает умиротворить их. Он утверждает, что обстоятельства толкают нас на этот шаг.

Гелий произнес:

— У вас есть какие-то возражения? Мы — старшее поколение. Изобретение способа многократно продлевать свою жизнь позволило нам надеяться, что новые поколения не вытеснят нас. Мы подарили человечеству бессмертие, разве теперь мы не вправе потребовать, что взамен нам позволят существовать в тех формах, к которым мы привыкли, жить в обществе и пользоваться учреждениями, которые нам больше нравятся?

— Я не возражаю, — ответил Вафнир. — Просто я хочу, чтобы вещи называли своими именами, без пыли и тумана. Я — один из богатейших людей во Вселенной, я — влиятельный, всеми уважаемый человек. И миллион, и миллиард, и триллион лет спустя я все еще буду здесь, несмотря ни на что. Мы уйдем последними. Когда Земля исчезнет и ночь поглотит звезды, а космос умрет от конечной энтропии, только тогда уйдем мы, самые богатые, те, кто будет располагать наибольшими запасами энергии. Я надеюсь оказаться среди них. Если ценой этого будет необходимость укротить общество, значит, мы должны его укротить, сделать предсказуемым, сломить его дух, убить мечты. И да будет так! Я говорю это, чтобы все мы осознали — мы действуем из эгоистических и низменных соображений.

— Бессмысленно обсуждать вопросы морали, уважаемые пэры, — прошептал Орфей. — В этом мире больше нет ни правильного, ни неправильного. Механический разум наблюдает за нами, он позаботится, чтобы мы не причиняли зла друг другу. Мораль потеряла всякий смысл.

— Все верно, — согласился Ганнис. — Механический разум следит за нами, а за ним следит Разум Земли, ведь так? И они нужны нам, чтобы сохранять наше положение, не правда ли?

Ганнис улучил момент, когда никто не смотрел на него, отослал свою орлицу за окно, а она, распугав всю стаю Колеса Жизни, схватила в когти голубя.


5

С вершины холма, залитого лунным светом, спускалась величественная фигура, девять парящих в воздухе светильников окружали ее. Женщина, одетая в изумрудно-зеленое платье из воздушной ткани, с изумрудной короной в золотых волосах, заплетенных в тяжелые косы, была прекрасна царственной красотой. На ее добром, полном достоинства лице блуждала печальная улыбка. В руках она держала отягощенную плодами цветущую яблоневую ветвь.

Она была похожа на древних жителей Луны: высокая, стройная, грациозная. Огромные крылья кондора трепетали у нее за спиной.

Похожий на Аткинса человек поступил именно так, как и должен был бы поступить настоящий Аткинс: он вынул из ножен церемониальную катану и отсалютовал, держа острие меча над головой, а гарду — на уровне глаз.

Чтобы не ударить в грязь лицом, Фаэтон изобразил элегантный поклон, изящно отставив ногу и помахав руками — так Арлекин мог бы поклониться королеве Франции.

— Приветствую тебя! — воскликнул Фаэтон. — Если ты — сама аватара Разума Земли, чья безграничная мудрость поддерживает нас, я приветствую тебя и восхваляю в честь всех благодеяний, которыми бесконечный Разум осыпал Землю. Если же ты лишь воздаешь ей почести, украсив себя ее символами, я так же приветствую тебя, склонив голову в честь той, кому эти символы принадлежат.

— Я — лишь ее часть, мне лишь доверена малая толика ее разума. Я — гостья на вашем праздновании. — Она кивнула, глаза ее заблестели, и, тепло улыбнувшись, она продолжила: — Ваш комический персонаж очень правдоподобен, меня так позабавило приветствие, оно так напоминает комическую оперу. Дорогой Фаэтон! Разум Земли много думала о вас в последнее время. Она надеется, что вы будете верны самому себе, своему истинному характеру так же, как вы верны сейчас характеру своего персонажа.

Фаэтон послал запрос об идентификации и, к своему изумлению, обнаружил, что перед ним действительно была аватара Разума Земли, эманация с созвездия Эннеад.

Ему никогда еще не доводилось разговаривать ни с кем из Девяти Разумов, возглавлявших машинный интеллект софотеков. Она же была объединенной ментальной энергией Девяти Разумов, то есть представителем еще более высокого интеллекта.

— Пожалуйста, не надо мне салютовать, я не ваш командир, — сказала аватара Аткинсу. — Мы с вами служим одному делу.

Он снял перчатку с. левой руки и одним точным, верным движением надрезал себе ладонь. Спрятав в ножны испачканный кровью меч, он взглянул на рану и сжал руку в кулак, чтобы остановить кровотечение.

Теперь Фаэтон не сомневался, что это настоящий Аткинс.

— Спасибо, мэм, — поблагодарил Аткинс аватару. — Можете ли вы оказать мне помощь? Если это невозможно, я попросил бы вас удалиться.

Она печально улыбнулась.

— Я могу сделать для вас очень немногое, мистер Аткинс. Для осуществления каких бы то ни было действий даже сверхразум нуждается в информации. Поэтому будет лучше мне оставить вас, чтобы не мешать вам в вашей работе. Однако я располагаю новыми разработками анализа и исследований, и, с вашего разрешения, я могла бы загрузить эти программы в вашу систему. У меня есть санкция Парламента.

— Будьте моей гостьей, мэм.

У черных шаров вдруг начали расти спиралевидные раковины, как у моллюсков, они принялись прясть нити и протягивать их по траве. Светильники, следовавшие за аватарой, покинули свою орбиту и присоединились к черным шарам.

Аватара повернулась к Фаэтону.

— Дорогой сын, в знак уважения к Аткинсу я прошу тебя удалиться. По закону ты не обязан молчать о том, что видел, но есть и моральные обязательства, может быть, более глубокие и непреодолимые. Наши законы и наш образ жизни развивались веками в условиях мира и благополучия, и потому наша цивилизация может противопоставить опасности лишь преданность своих граждан.

Фаэтон ответил:

— Я люблю Золотую Ойкумену и никогда не причиню ей вреда!

Услышав его слова, Аткинс посмотрел на Фаэтона скептически, хмыкнул и отвернулся.

— Не предавай свои принципы, Фаэтон, — сказала аватара, — ты можешь навредить и себе, и нашему миру.

— Навредить? Мадам, прошу вас, объясните мне…

— Твои воспоминания хранятся в архиве, но они не уничтожены. Стоит ли снова брать их бремя на свои плечи, я не могу судить. Может быть, я могла бы дать тебе совет, но свою судьбу ты должен решать сам.

Аватара подошла к нему, положила на плечи свои нежные руки и, наклонившись, поцеловала его в лоб (Фаэтон и не подозревал, какой высокой была лунная красавица, пока она не подошла к нему так близко).

— Примешь ли дар от меня? Я хочу подарить тебе способность летать. Оказанная честь — я имею в виду этот дар — свидетельствует о том, что Машинный Разум не будет следить за тобой с неодобрением, Фаэтон. И еще… он, этот дар, напомнит тебе о твоих мечтах, которые ты должен был оставить.

— Мадам, но этот костюм… он не годится для полетов, мне нужен другой…

И вдруг он почувствовал, как в нем растет какая-то легкость, сначала это чувство он ощутил там, куда его поцеловала аватара, потом оно начало распространяться дальше по телу, к рукам и ногам, как тепло от выпитого вина. Фаэтон заморгал от изумления, оттолкнулся от земли кончиком ботинка и, невесомый, поплыл над травой.

Сначала он закричал от страха, но потом заулыбался и попытался сделать вид, что этот крик был криком радости. В следующую минуту порыв ветра перевернул его вниз головой, как воздушный шарик. Фаэтон ухватился за ветку и, запутавшись в серебристых листьях, радостно засмеялся.

— Очень необычное ощущение, мадам! — выдохнул он. — Но, простите, мне не дают покоя несколько вопросов о странных событиях сегодняшнего вечера, и мне хотелось бы…

Он посмотрел вниз — аватары уже не было. Был только Аткинс: мрачный, по-прежнему в доспехах, он шагал по траве в сопровождении своих черных машин.

Здесь нечего делать. Аткинс ничего не скажет. Он усмехнулся, услышав заявление Фаэтона о его преданности Золотой Ойкумене: Фаэтон не мог вспомнить, что именно он совершил, но, каким бы ни был его проступок, его преступления было достаточно, чтобы честные люди считали его предателем.

Фаэтон отпустил ветку и поплыл по ночному небу. Серебристые сатурнианские деревья еще поблескивали внизу зеркальными листьями, а потом роща затерялась среди теней и полумрака других садов.


6

Логик Кес Сеннек проговорил ровным монотонным голосом:

— В заявлении, которое только что сделал пэр Вафнир, он называет наши действия «низменными» и «эгоистичными». Я считаю подобное заявление неточным и семантически неверным. Полагаю, что я правильно понял его, и я протестую, поскольку утверждение слишком неточное и стереотипное.

Кес Сеннек присутствовал физически — лысый большеголовый человек в сером однобортном костюме. По левой стороне вдоль застежки кителя шел ряд контрольных точек, ничего лишнего, никаких украшений. Серый цвет лица был адаптирован к источникам света в помещении, так же как и серые глаза. У него была стандартная фигура, правда, усовершенствованная особыми органами и приспособлениями для обитания в условиях нулевой гравитации, а нервная система значительно усилена мониторами, нейтрализаторами и уплотнителями, чтобы поддерживать эмоциональную стабильность и психическое здоровье.

— Если критическое количество людей в обществе объединятся и их действия преднамеренно или случайно приведут к тому, что использование агрессии (в противоположность мирным стратегиям и сотрудничеству) будет представляться целесообразным значительному числу индивидов для достижения того, что на тот момент они будут осознавать как свою цель, возникнут все необходимые условия для распада социального порядка. Напряжение в обществе будет усиливаться пропорционально увеличению числа индивидов, одобряющих агрессию. Под распадом я понимаю как сам факт насилия в обществе, так и то, что люди будут считать насилие единственным средством защиты от неправомерных действий со стороны других людей.

Для того чтобы избежать подобной ситуации, логичным было бы создать некое единообразие оперативного принятия решений, некую традицию, соблюдение которой будет ценным само по себе, вне зависимости от того, кто эти решения будет принимать. При принятии решений приоритет необходимо отдавать мирному разрешению предполагаемых или действительных конфликтов. Термин «конформизм» может быть вполне уместен при описании предполагаемой структуры принятия решений.

У Кеса Сеннека, принадлежавшего к инвариантной нейроформе, была высокоинтегрированная однокамерная нервная система, то есть у него не было никакого подсознания в общепринятом смысле, имелись только подпрограммы, привычки и рефлексы. Среди жителей Золотой Ойкумены инвариантная нейроформа не пользовалась популярностью, занимая второе место от конца, так как люди, принадлежавшие к этой нейроформе, думали и совершали поступки с удивительным однообразием, так как у инвариантных не может быть эмоциональных проблем или внутренних конфликтов.

Кес Сеннек видел библиотеку совершенно такой, какой она и была на самом деле: ни фильтров, ни изменений. Гелий представлялся ему манекеном-гуманоидом, вдоль шеи Ганниса он видел блеклые крошечные гнезда разъемов и антенн, соединявшие его с общим мозгом, он видел электронную активность, окружавшую питомцев Колеса Жизни и ее псевдорастения. Он видел провода и узлы, вьющиеся между колоннами пламени Вафнира, а также механизмы, производящие эффект электромагнитного поля там, где в действительности покоилось тело Вафнира. Орфей казался Кесу Сеннеку чем-то на колесиках, скелетообразным, с линзами и динамиками. Все это было непривлекательно, неинтересно, бесцветно.

Посторонние звуки, музыка, какие-то возгласы, запахи, долетавшие из окна, так же попадали в зону внимания Кеса Сеннека. И опять Гелий не мог удержаться от раздражения от того, как остальные видели происходящее. Структура мышления Гелия требовала, чтобы чувственные ощущения сортировались по степени их важности, а ощущения низкого уровня важности и вовсе игнорировались. Инвариантный мозг Сеннека воспринимал и фиксировал абсолютно все, оценивая происходящее с нечеловеческой, бесстрастной точностью.

— Действия тех, кто стремится предотвратить войну и насилие, не могут быть названы «низкими» и «эгоистичными», — подвел итог Кес Сеннек, — даже если эти люди во многом преследуют собственные интересы.

— Как и всегда, замечания Кеса Сеннека поражают меня своей точностью, но я не могу согласиться с ними до конца, — отметил Ао Аоэн. — Что же, мы говорим о бескорыстии? Почему никто не произнес вслух, какие именно тайные причины заставили Гелия внести свое предложение? Это мечта, которую все мы хотим уничтожить, возможно, самая великая мечта? Что это за мечта? Кто-нибудь может мне сказать? Разве кто-нибудь за пределами этой комнаты еще помнит о ней?

Никто не ответил. В комнате повисла тишина.


7

Фаэтон летел в ночной тишине.

Несколько минут он просто парил, отдавшись на волю ветра. Затем, перевернувшись на спину, стал смотреть на звезды. Активировав внутренний регулятор, он замедлил восприятие времени до такой степени, что смог наблюдать передвижение звезд, похожее на торжественное шествие по небу. Он замедлил чувство времени еще сильнее и увидел ореолы вокруг висящей прямо над ним Полярной звезды — часы сжались в мгновения. Ночь закончилась в один миг.

— А что, если я на самом деле совершил нечто ужасное, немыслимое, подверг опасности всю Золотую Ойкумену? Хочу ли я знать правду? Да я уже весь извелся, желание узнать все не дает мне покоя. Но я ведь сам так решил, невозможно удалить воспоминания без согласия самого человека. Возможно, знание истины просто невыносимо.

Почему с неведением так тяжело смириться? В жизни так много вещей, о существовании которых мы даже не догадываемся…

Все еще глядя на звезды, Фаэтон настроил слух на восприятие и земного, и спутникового радио. Его захлестнула волна информации, сотни тысяч источников звука посылали сигнал в его мозг. Бесконечное количество сигналов поступало с Земли, с орбитального города-кольца, из лунных поселков, даже на зеленой Венере, которая теперь вращалась по более прохладной орбите, появилось радио — признак цивилизации. На объединенных астероидах благоустроенной теперь планеты Деметр городов было меньше, чем на Земле, но они были ярче — проживавшие там научные сообщества с их образом жизни, предполагавшим эксперименты, потребляли намного больше энергии, чем благоразумная старушка Земля. Луны, вращавшиеся вокруг Юпитера — Солнечная система в миниатюре, — были неистощимым источником энергии, жизни, движения и шума. Многие даже считали эти планеты истинным центром Золотой Ойкумены. Основные и второстепенные пункты Трои, огромной, многомиллионной метрополии, где проживали инвариантные, посылали однообразные пульсирующие сигналы. На исходе ночи энергетические сети и системы связи Нептуна растянулись до поясов Оорта и Куипера. Доходили слабые сигналы со станций, находящихся за Нептуном, и уже совсем далеко, как слабая искра во мраке, работал маяк на обсерватории Порфирной композиции, удаленной на 500 а. е. д.

А дальше — ничего. Рев звезд, шорохи поверхностной радиации, бессмысленные, как грохот морского шторма. Звуки, доносившиеся оттуда, не были звуками организованного разума. Там не было ни колоний, ни каких-либо экспериментальных станций. Может быть, Молчаливая Ойкумена, ранее находившаяся в зоне Лебедя XI, еще существовала, но если это так, это — цивилизация без света, без электроэнергии, без радиосвязи.

Ночь была пуста. Бессмысленные шумы пустого пространства.

Фаэтон восстановил нормальное восприятие времени, и звезды замерли на месте.

— Нет, — сказал он сам себе. — Я не буду притворяться. Он вспомнил, что нептунец назвал Золотую Ойкумену миром иллюзий. Возможно, так оно и было на самом деле.

— Но я не позволю себя обманывать. Клянусь! Если там, среди звезд, кто-то может слышать меня, я повторю это еще раз: я принял решение.

Свет звезд стал бледным, а на востоке появилась красная полоска. Он находился намного выше, чем предполагал, здесь, на такой высоте, уже наступил день. Теперь, вновь став самим собой, он стал спускаться вниз, к земле, как пловец, погрузившись в темную синеву неба. Ветер, словно грохот множества безумных голосов, шумел в ушах.


8

Во дворце.

— Если эту мечту можем уничтожить только мы, мы должны это сделать, о пэры, — то ли сказал, то ли пропел Ао Аоэн, и сразу несколько столбов пламени вырвались из его тела. — Наша жизнь и безопасность, необходимость защитить Золотую Ойкумену от ужасов войны, которые помним только мы, поскольку достаточно пожили на этом свете, призывают нас на бой с архангелом огня, которого мы так боимся, что даже не можем произнести его имя. Мы преследуем достойные цели, но хватит ли нам сил для их достижения?

Можете ли вы убедить меня, о пэры, что Наставники не будут препятствовать нам, а помогут в нашем стремлении загасить пламя в душе человека? Я с удовольствием переменю свои шаткие убеждения. Моя империя видений может повлиять на умы миллионов людей. Докажи мне, о Гелий, что бороться с огнем в их душах возможно и что в этой борьбе мы сможем достичь результата, как когда-то ты смог усмирить огонь Солнца. И конечно же, хотелось бы надеяться на более благоприятный исход.


9

Фаэтон связался со своим поместьем.

— Радамант! Радамант! Я знаю, что протокол Серебристо-серой школы не позволяет тебе проявлять себя, нарушая среду, но у меня срочное дело. Весь вечер сегодня происходит что-то странное, мне нужна твоя помощь, чтобы разобраться.

Его сенсорий зарегистрировал появление нового объекта, и в тот же миг в облаках над его головой появилось некое существо с крыльями, черное и маленькое, сопровождаемое чудовищным ревом мотора. Перевернувшись в воздухе и подлетев ближе, существо продолжило путь рядом с Фаэтоном.

Это был пингвин в галстуке-бабочке и авиационных очках, на шее у него болтался длинный белый шарф. Раскрыв свои коротенькие крылья, откинув назад голову, похожую на пулю, он разрезал воздух маленьким клювом — след пара тянулся за его перепончатыми лапками.

— Ну ты даешь, Радамант! Разве так можно?

Пингвин взглянул на Фаэтона.

— Это птица, молодой хозяин.

— Образ либо должен быть реалистичным, либо его вообще не должно существовать — это девиз нашего поместья. Пингвины не летают!

— Хм. Мне не хотелось бы огорчать вас, но молодые люди тоже.

— Да еще этот след…

— Ага, молодой человек, можете проверить мои подсчеты, если хотите, но тело в форме пингвина, летящее с такой скоростью через атмосферу…

Фаэтон прервал его.

— Реализм — прежде всего!

— Если бы молодой хозяин потрудился оглянуться, он, наверное, заметил бы, что его собственный след конденсата мало отличается от моего…

— О господи! — Фаэтон проверил свой фильтр ощущений. Пингвин и след, тянувшийся за ним, были только иллюзией, существующей в сознании Фаэтона, зато след, который оставлял за собой он сам, был настоящим.

— Как это получается? Я имею в виду, как получается лететь без костюма? — И он опять проверил свои характеристики на фильтре ощущений: все происходило в реальности.

— Если хозяин пожелает посмотреть наверх, на высокочастотный уровень…

— Сеть энергетических линий тянется в небе от края до края. Решетка для левитации? Масштабы умопомрачительные. Она тянется на много миль, на сотни миль. И все это построено за одну ночь?

— Ее собрали на орбите, а сегодня опустили в атмосферу, молодой хозяин. Это сюрприз для гостей праздника. — Пингвин махнул коротеньким черным крылом. — Проволока летучая, она сделана из недавно разработанного эластичного материала с высокой электропроводностью. Купол расположен над площадью Празднований, от сорок пятой до пятидесятой параллели. Если позволить ему сохранять свою естественную форму — полусферу, — ее верхняя часть будет находиться в стратосфере. Это не самая большая конструкция на Земле — зимние сады в Антарктиде гораздо больше, — но так дешевле и меньше помех для воздушного сообщения. Видимо, аватара Разума Земли установила микроскопическую программу в теле вашего персонажа, я вижу следы, тянущиеся ото лба через все тело, они создают магнитные якоря и асинхронные генераторы. Без такой программы для полета нужен тяжелый костюм из специального материала.

— Впечатляет. Но говоришь ты об этом как-то слишком гнусаво, даже для пингвина, — плачешь, что ли?

— Меня огорчает, что уходит тот образ жизни, который мне нравится, правда, я не совсем настоящий, не живое существо. Новые возможности передвижения по воздуху снизят потребность в дистанционном присутствии. А значит, в течение четырех столетий упадет престиж манориального и бестелесного образа жизни, включая поместья, такие как я. Это ирония судьбы, не находите?

— Ирония?

— Я имею в виду, какая-то ирония есть в том, что Разум Земли передала технологию именно вам. Я говорю только про систему антенн и якорей, которая позволяет летать, а не о левитационной решетке.

— Передала? Ты на самом деле сказал — передала?

— Да, я просмотрел правовые каналы, там нет патента на аппаратные средства. Нет авторского права на программу. Я взял на себя смелость подать заявку на интеллектуальную собственность, сэр, и получил авторские права на ваше имя.

— Думаешь, она проверяет меня, хочет посмотреть, стану ли я скрывать эту технологию?

— Сэр, мозг человека с трудом осознает разницу между миллионом и триллионом, я же могу считать и соотносить события в миллион раз быстрее, чем мозг человека. Но Разум Земли делает это в триллион раз быстрее меня, поэтому, честно говоря, сэр, она так же непонятна для меня, как я иногда могу быть непонятен для вас. Я не представляю, почему и с какой целью она совершает те или иные поступки.


10

Единственным не высказывавшимся на этой встрече пэром был эмиссар по коммуникационному и финансовому планированию подпрограммы Благотворительной композиции. Возникшая в результате беспорядков во времена Пятой ментальной структуры, Благотворительная композиция представляла собой групповой мозг, включавший в себя тысячи членов. Цепи воспоминаний и архивы, им принадлежавшие, охватывали период более чем в восемь тысяч лет. Благотворительная композиция первой начала принимать в свои ряды существа, принадлежавшие к различным структурам нервной системы. Когда-то он-они были влиятельной политической силой, одним из основателей Шестой ментальной структуры и машинного мозга. После того как понятие «политические силы» стало пустым звуком, Благотворительная композиция разбогатела на толкованиях понятий и переводах, а также выполняла в Золотой Ойкумене роль арбитра в решении различных конфликтов между группами существ, принадлежавших к разным типам мышления.

Эмиссар представлял собой мифологический персонаж, химеру в виде крылатого льва с тремя головами — обезьяны, ястреба и змеи. Каждая голова обладала собственным разумом и представляла одну из нейроформ, входящих в групповой разум Благотворительной композиции, — Основную, Инвариантную и Магическую. Гелий отметил, что эмиссар, как и сам Гелий, воспринимал помещение с разных точек зрения, то есть и так, как видели его остальные пэры. Однако в отличие от Гелия он-они не стали создавать свое собственное видение. Кроме того, его-их нервные системы были в состоянии понимать изображения, созданные Кес Сеннеком и Колесом Жизни, тогда как для Гелия они были слишком сложными.

Эмиссар произнес:

— Стремясь сохранить разумное, доброе, вечное, мы должны помнить не только о сиюминутных результатах наших действий, но и о тех последствиях, к которым наши действия приведут нас в конечном итоге. Менее чем за сто миллиардов лет Солнце войдет в стадию угасания и не сможет служить человечеству. Мы должны учесть это и подготовить пути эвакуации, причем цивилизация не должна пострадать ни в коем случае. Необходимо разработать технологии, обеспечивающие перемещение всех миров и сред обитания в другое место, для поддержания мира и порядка в этих условиях нужно создать новую, идеологически оправданную, философию и приспособить к ней социальные институты. Наша задача — любой ценой избежать хаоса, насилия и террора. Только так мы сможем следовать нашему принципу «все для всех». Одним словом, пэр Гелий, как вы считаете, к тому времени, когда нам придется переселяться на другие планеты, сохранится ли в нашем обществе гениальность, предусмотрительность, смелость, наконец, которые так необходимы для преодоления межзвездного пространства? Стабильное общество, как правило, не располагает этими качествами.

— Вот видите! — вставил Ао Аоэн. — Благотворительная композиция не будет поддерживать идею создания согласованного общества. Он-они — воплощение единства и бескорыстия! Чего же мы-то можем добиться, поддерживая этот план?

— Возможно, вы не так меня поняли, — ответил эмиссар, повернув к Ао Аоэну все три головы. — Я хотел сказать, что вопрос о колонизации других планет следует поднимать только после того, как разработанная Гелием программа по продлению полезного действия Солнца войдет в силу и будет получен положительный результат. Если этот вопрос затронуть раньше, могут возникнуть беспорядки и разного рода конфликты. Колонизация ближайших звездных систем может помешать мирному ходу эвакуации, в том случае, если погаснет Солнце. Мир — прежде всего, только так можно выдержать принцип «все для всех». Когда завершится время и иссякнет солнечная энергия, перемены будут просто необходимы. Зачем разрушать мир и благополучное существование рискованными предприятиями и нововведениями?


11

Паря меж звезд и облаков, Фаэтон размышлял о встрече с Разумом Земли.

— Может быть, она не испытывает меня, а пытается объяснить мне что-то?

— Нет смысла гадать, сэр.

— Ладно. По крайней мере, с этим тестом я справлюсь. Размести эту информацию на общественных каналах: не надо скрывать правду.

— Вы всегда говорите так, молодой хозяин. Но теперь, мне кажется, за этим кроется что-то еще.

— Радамант, — решился наконец Фаэтон, — события, произошедшие со мной сегодня, произошли в реальности? Или это какая-то маскарадная игра? Я мог попасть в псевдоамнезию?

— Могу ли я считать показатели вашего мозга, чтобы увидеть эти события вашими глазами?

— У меня нет от тебя секретов, Радамант, и тебе не нужно спрашивать разрешения на чтение моей памяти.

— Я обязан спросить вас — это правило. События, которые вы воспринимаете как реальные, действительно реальны.

— Над Золотой Ойкуменой нависла какая-то угроза, а я — преступник или сообщник, такой же, как и мой друг с Нептуна, разрушающий этот рай. — От горечи у Фаэтона перехватило дыхание.

— Если внимательно проследить все события, сэр, то ваш вывод не подкреплен никакими фактами.

Фаэтон раскинул руки и прекратил снижение. Бросив испепеляющий взгляд на летящего рядом пингвина, он произнес:

— Прекрати! Я не идиот! Наше общество — общество бессмертных. Наши технологии позволяют при желании запоминать все с фотографической точностью. Любая ошибка, совершенная нами, пусть даже самая маленькая, не может быть забыта абсолютно, даже через много тысяч лет. Невозможно скрыть что-либо, даже если ты оскорбил кого-то или кто-то оскорбил тебя. Для того чтобы избежать самой вероятности преступления, мы, манориалы, отказываемся от секретов, даже в мыслях, за исключением тех, что мы позволяем друг другу, руководствуясь соображениями этикета. Что же еще это может быть? Я сделал что-то — я не знаю, что, и, честно говоря, сейчас это меня не очень-то и волнует, — что-то, чем опозорил и оскорбил моих близких и людей своего круга. Теперь все мы договорились забыть об этом. Будто ничего не было!

Разглядывая Фаэтона через авиационные очки, пингвин завис в воздухе. Длинный шарф чуть колыхался на ветру. Он почесал белый животик коротким крылышком и сказал:

— Это вопрос, молодой хозяин? Вы отдали мне специальные приказания не привлекать ваше внимание к этому периоду времени, и я не могу рассказать вам о том, что вы забыли.

— Значит, я сделал это сам? Никто не заставлял меня?

— Вы сделали это добровольно, иначе мы, то есть софотеки, не допустили бы этого.

— А если я отменю приказ?

— Ваши воспоминания хранятся в архиве поместья Радамант, в зале воспоминаний, на третьем уровне ментальности во внутреннем слое ствола нереальных грез.

— Стоит посмотреть?

Радамант ответил не сразу: ему потребовалось время, чтобы проследить все возможные варианты развития событий в обозримом будущем при различных комбинациях отношения к происходящему всех жителей Золотой Ойкумены и их поступков (Радамант располагал достаточным объемом мыслящего пространства, чтобы знать их всех лично). Сложные операции по разработке возможных вариантов были проделаны в постоянно действующем диалоговом окне философской структуры, поддерживаемой софотеками. Наконец Радамант произнес:

— Я думаю, молодой человек, решение узнать правду было бы благородным и смелым поступком с вашей стороны. И все же я должен предупредить вас, что за все на свете приходится платить. Той самой монетой, которой вы уже однажды платить отказались.

— И какова цена?

— Взгляните вниз, сэр, взгляните. Что вы видите?

Фаэтон посмотрел вокруг себя.

Повсюду было великолепие. На севере простирались открытые ледники, холодные искусственные водоемы, живые изгороди, сады, улицы, обсаженные деревьями, горы, скалы, журчащие ручейки, впадавшие в синее море. На востоке простирались леса, густые и темные, их населяли необычные биологические формы: причудливые образования, похожие на кораллы, сказочные энергетические существа, переливающиеся шары, переплетавшиеся блестящие вьюны занимали огромные территории. На юге располагались дворцы, музеи, соборы мысли, живые озерца и уголки забвения. На западе было море. Взглянув туда, Фаэтон увидел в свете нарождавшейся зари силуэты людей, чьи тела только что преобразились, как и его собственное, они кричали от радости, парили над землей, ныряли и танцевали в воздухе, пикировали вниз до самых волн и снова взмывали ввысь.

— Вон еще люди, летающие как я!

— Новости распространяются быстро. Вы сами решили поделиться информацией со всеми. Так что же вы видите?

Фаэтон смотрел не только глазами.

На поверхностном уровне пространства видений находились миллионы каналов для общения, музыки, эмоционального самовыражения, нейростимуляции. Более глубокий интерфейс внутри пространства обеспечивал диспуты, компьютерные дайджесты, библиотеки и проекты для интеллектуалов, понятные лишь тем, чей мозг был расширен.

Под ними, в центре территории, отведенной под празднования (а также в центре мыслящего мира), располагалось Аурелианское поместье, напоминавшее золотой цветок, его шпили и купола сверкали в лучах восходящего солнца. К Аурелианскому городу вели четыре огромных реальных бульвара и множество ментальных дорожек.

— Я вижу Аурелианский дворец. Ты хочешь что-то сказать мне всем этим, Радамант?

— Это цена, Фаэтон. Я хочу показать вам, что именно вы потеряете. Открыв воспоминания, вы потеряете эту красоту — вы будете изгнаны.

— Я буду изгнан с праздника? — Сначала Фаэтон изумился, потом пришел в ужас.

Он подумал о проделанной работе, о надеждах, о целых годах, проведенных им и многими другими в подготовке. Хозяин праздника, Аурелианский разум, был создан специально для этого случая, так же как тысячу лет назад был создан Аргенториум для проведения предыдущего бала Тысячелетия.

Аурелиан родился от брака между группой Западного Разума, славящейся своим безрассудством, и Архивистов, чья природа была куда ближе по духу планете Сатурн, а сочетание этих качеств, как правило, оказывалось плодотворным.

Одним из самых интересных — и одновременно самым безрассудным, можно сказать, безжалостным — было решение Аурелиана пригласить на празднования и тех, кого уже нет, и тех, кто еще не родился. Фаэтон наблюдал за палеопсихологическими реконструкциями, которые, вновь оживая, осознавали себя и с благоговением взирали на творения своих потомков. Кроме того, были сконструированы модели обитателей возможного будущего на основе разработанных Аурелианом вариантов развития общества, которые могли бы возникнуть через миллион, а то и через миллиард лет. Глупо улыбаясь, они прогуливались, глядя вокруг себя на то, что для них было прошлым.

Аурелиан на высокосжатых мыслительных скоростях изучал все возможные комбинации гостей (а список был огромен, потому что все жители Земли были приглашены) и все возможные варианты развития взаимоотношений между ними за 112 лет до начала празднований.

Неужели Аурелиан мог предвидеть, что один из гостей вдруг решит вернуть свои утерянные воспоминания, устроит сцену, оскорбит свою дорогую жену, нарушит пышные церемонии и планы всей Серебристо-серой школы? Не была ли трагедия Фаэтона спровоцирована в назидание остальным гостям, возможно, в качестве предупреждения, для того чтобы люди не стремились слишком глубоко вникать в то, чего не следует знать?

Если Фаэтон сейчас покинет празднования, он не увидит Финальную Трансцендентальность в декабре. Будет установлено и определено, как будут существовать в следующем тысячелетии искусство, литература, промышленность и умственная деятельность, во всяком случае, эта Трансцендентальность окажет на них огромное влияние. А он не сможет принять в этом участия, все, что было им сделано за прошедшее тысячелетие, будет забыто. После окончания праздников все разговоры, все встречи, все важные события будут происходить под впечатлением общих воспоминаний.

Фаэтон же этих воспоминаний будет лишен. Всех будут объединять общие впечатления — всех, кроме него. Фаэтон подумал, что, если он уйдет с праздника, он пропустит столько шуток, столько намеков будут ему непонятны. Не говоря уже о том, что он не получит ни одного подарка.

С другой стороны, с чего бы ему устраивать сцену? Не лучше ли подождать окончания празднований, а потом уже раскапывать прошлые грехи? Не будет ли это разумнее?

Фаэтон висел в воздухе и хмуро смотрел вниз. На востоке появилась яркая точка, похожая на маленькое солнце, — когда-то это был Юпитер. На территории Аурелианского дворца появились двойные тени.

К счастью, на башнях запели фанфары, возвестившие об утреннем птичьем концерте, посвященном восходу Юпитера. Белокрылые птицы, самозабвенно поющие, стаями поднимались из рощ и вольеров, их было так много, что хлопанье их крыльев было похоже на гром. Голуби несли фрукты, лакомства и графины с вином, предлагая их гостям.

Одна из белых птиц, подлетев к Фаэтону, воркуя, села ему на плечо. Она была новой породы, такие птицы были созданы специально для праздника. Фаэтон взял бокал изысканного вина. Вкус вина был передан сенсорами ощущений манекена к вкусовым железам и центрам удовольствий его реального тела, туда, где оно находилось, где хранился его крепко спавший мозг, защищенный от любой опасности.

Вкус, похожий на солнечное лето, все время менялся: крошечные устройства чередовали соединения химических элементов в бокале, иногда даже в тот момент, когда Фаэтон подносил бокал к губам… Испытывая огромное наслаждение, он пил маленькими глотками, и каждый глоток отличался от предыдущих, был неповторим. И все же он согнал птицу с плеча и разжал пальцы, выпустив из рук недопитый бокал, и заставил себя не жалеть о содеянном.

Он поменял костюм Арлекина на костюм Гамлета, теперь он был одет в унылые темные тона.

— Если цена моих воспоминаний — это изгнание с праздника, я заплачу ее. Я смогу это сделать, правда, пока не знаю как. В конце концов, это просто праздник, и я в состоянии отказаться от него. Лучше я буду знать правду.

— Простите, молодой хозяин, но вы не поняли меня. Вы будете изгнаны не с праздника. Вы будете изгнаны из дома. Цена воспоминаний — этот рай.

4 СОЗДАТЕЛЬ ГРОЗЫ

1

Некоторое время в спокойной беседе пэры еще обсуждали возможные изменения на Солнце, его постепенное угасание и прочие события, которые могут произойти через миллионы и миллиарды лет.

Гелий, так любивший старину, представил себе, в какое замешательство пришли бы его далекие предки, услышав рассуждения о столь отдаленных временах. Наверное, они были бы удивлены так же, как еще более древние его предки эры Первой Ментальной Структуры, занимавшиеся охотой и собирательством и жившие лишь сегодняшним днем, заботясь о хлебе насущном, были бы удивлены, услышав разговоры фермеров о видах на урожай на несколько лет вперед.

— А зачем нам, собственно, Солнце? — поинтересовался Вафнир. — Вы считаете, что мы не сможем найти подходящего источника энергии, которое заменит нам Солнце. А я, например, не принимаю без доказательств подобное предположение.

Ао Аоэн сердито возразил:

— Молчаливая Ойкумена искала новый источник энергии. У них ведь не было Солнца. Вспомните, какие ужасы о своей жизни они сообщали нам перед тем, как наступило молчание.

Вафнир холодно ответил:

— Эти ужасы они привезли с собой. Мудрость машинного интеллекта могла бы их спасти, но они ненавидели и боялись софотеков.

— И все же столь ценимые вами софотеки не спасли бы единственную колонию без солнца, им не хватило бы разума!

Гелий спокойно заметил:

— Пэр Ао Аоэн, конечно, помнит, что система Лебедь XI находится в тысяче световых лет от нас. Когда мы получили последнее сообщение об их гибели, ему было уже тысяча лет.

Ао Аоэн ответил:

— Для нас, бессмертных, это всего лишь период между двумя Трансцендентальностями. Совсем немного! Почему не было ни одной экспедиции на эту темную систему Лебедь?

Вмешался Ганнис:

— Ага! Ну и какая была бы в том польза? Потратить уйму денег, чтобы побродить среди развалин и могил, остывших под черным нейтронным солнцем. Ха! Идея хороша только своим смехотворным пафосом!

Глаза Ао Аоэна странно блеснули.

— В последние годы эта идея преследует меня во сне, а мой брат, связанный со мной четвертью общего разума, видел однажды зловещую тень в замерзших облаках метана в жидкой атмосфере Нептуна. Гороскопы многих моих единоверцев содрогаются от непонятных знаков! Все это свидетельствует об одном: понятно, что корабль с достаточной массой и оборудованием, способным выдержать скорость, близкую к световой…

Пэр Орфей поднял худую руку.

— Достаточно! Это не относится к теме нашей беседы.

Ао Аоэн, совершив какие-то дикие движения множеством рук, безвольно упал в кресло.

Орфей тихо продолжил:

— Мы должны придерживаться фактов. Гелий прав в этом, как и во многом другом. Именно самые согласованные, наименее фантастические из видений будущего, представленные на Трансцендентальности, будут одновременно служить нашим эгоистическим целям и поддерживать уважение людей к колледжу Наставников. Мы должны опасаться войны и с практической, и с альтруистической точки зрения. Просто необходимо, чтобы колледж Наставников и конклав Пэров объединились. Проницательность Гелия будет основой для следующего большого социального шага в ближайшую тысячу лет, и пэры поддержат его точку зрения.

Обычно Гелий старался сдерживать себя и никак не выказывать свою радость. Но сейчас он был не просто обрадован, он был удивлен: это была величайшая честь, больше, чем мог предсказать Радамант, больше, чем Гелий мог себе представить. Если его видение будущего будет принято на Трансцендентальности, то сам он станет центральной фигурой ближайшего тысячелетия, его философские представления будут формировать образ жизни общества. Его имя будет у всех на устах, в каждом списке приглашенных — на свадьбах, на торжествах, на съездах…

Это было великолепно. Гелий решил не записывать ту радость, которую он сейчас испытывал, опасаясь, что это невероятное чувство затмит все, что он может почувствовать в будущем.

Конечно, обсуждения еще не кончились, будут дискуссии, каждый из пэров будет консультироваться со своими советниками, или органами власти, или (в случае с Ао Аоэном) с духовными наставниками. Разговоров будет много.

Однако Орфей уже высказал свою точку зрения, а следовательно, вопрос практически решился.


2

Фаэтон парил между облаками, позволив радости полета ненадолго заглушить его тревогу.

Они резвились с пингвином-Радамантом, выполняя «бочки», петли, сражаясь между собой, как дети. Фаэтон летел на пингвина, когда тот, сделав полупетлю и перевернувшись через крыло, выпрямился и ринулся на Фаэтона с криками: «Тра-та-та-та! Попался!»

Не зная, что означает «Тра-та-та-та», Фаэтон подумал, что это какой-то крик победы или способ подсчета, и он замер в воздухе, уперев руки в бока.

— Мой дорогой Радамант, по-моему, ты жульничаешь! — Птица, конечно, существовала только в качестве образа сенсория Фаэтона.

— Клянусь честью, сэр, я делаю лишь то, что по силам птице моего размера. Можете проверить мои расчеты, если не верите.

— Ага? И каково же допустимое ускорение при поворотах?

— Пингвины — выносливые птицы, сэр! Вы вообще что-нибудь знаете о виражах?

— Все понял! — Фаэтон раскинул руки и упал навзничь на ближайшее облако. Медленно проваливаясь в клубившийся вокруг него туман, он улыбался.

— Все это понравилось бы моей жене. Она обожает грандиозные вещи — обширные панорамы, глубокие ощущения, красивые виды!

Облако вокруг него потемнело. На другом уровне зрения он обнаружил электропотенциалы, строящиеся в воздухе.

— Просто, к сожалению, мы живем в такое время, когда все великое уже сделано до нас. По-настоящему волнующие чувства и переживания она может найти только в своих призрачных вселенных.

— Тебе это не нравится?

— Знаешь… Мне неприятно это говорить, но… мне кажется, она могла бы сама писать подобные истории. Она однажды даже получила награду за один онейростих о вселенной Птолемея — это что-то вроде волшебной страны. Там были какие-то воздушные шары или что-то подобное. — Фаэтон скривил губы. — А вместо этого она просто погружается в чужие идеи.

— Сэр, извините, но мне кажется, мы попали в чьи-то частные владения.

— Когда-нибудь я совершу нечто, отчего мир встрепенется, Радамант. И она поймет, каким интересным может быть настоящий мир, и она не будет больше такой…

Сквозь потемневшее облако он увидел золотую лодку, в ней, нетерпеливо размахивая длинным шестом, плыл человек, выглядевший как персонаж юпитерианской поэзии, создававшейся еще до Вспышки, — бог с головой сокола, — он был одет в бело-голубую мантию, изысканно отделанную золотом, а голова его была увенчана то ли шлемом, то ли короной.

— Сэр, вернее, Демонтделун!

— Я не Демонтделун, я — Гамлет.

— А-а… Ну это как хотите. В любом случае отойдите, пожалуйста, в сторону. Я пытаюсь сделать здесь грозу, а ваши магнитные поля мешают моим наномашинам.

Перейдя на более детальное восприятие и отключив фильтр ощущений, Фаэтон огляделся. Воображаемый пингвин исчез, но теперь он мог видеть крошечные машинки, присоединенные к каждой капельке воды, создававшие притягивающие и отталкивающие поля, собирая таким образом маленькие капли в более крупные. На кубический дюйм здесь было больше наномашин, чем видел Фаэтон за всю жизнь.

Фаэтон был потрясен до глубины души: этот человек контролировал форму и плотность облака сверху донизу. Перестраивая потоки внутри облака, он мог создавать статическую или разрядную конденсацию.

— Но ведь это требует невероятных усилий!

— Совершенно верно. Особенно если учесть, что я не могу контролировать ветер. Мне приходится играть на облаке, как на арфе, тысячи струн которой то и дело меняют длину и звучание. Мой софотек увеличивает мое чувство времени, чтобы я был в состоянии выполнить эту задачу. Мне нужно начать с минуты на минуту, как только повернет ветер, тогда как для меня это действие растянется на сотню лет из-за измененного чувства времени.

— Фантастика! Как вас зовут, сэр? И зачем вы столько жертвуете ради искусства?

— Зовите меня Вандонаар. — Он назвался именем одного из персонажей юпитерианской поэмы, добывавшего полезные ископаемые в густой атмосфере Юпитера. Как гласит легенда, заблудившись в Великом Красном Пятне, Вандонаар вечно кружился в нем, и даже призрак его не смог найти дорогу в загробный мир. — Я вынужден скрыть свое настоящее имя. Боюсь, что мои друзья не одобрят меня, если узнают, как много софотечного времени я потратил на одну-единственную песнь грозы, притом что Аурелиан, хозяин праздников, не объявил о ней заранее. Таким образом, те, кто не поднимет голову, чтобы посмотреть, или окажется в помещении, не смогут полюбоваться представлением: я запретил это записывать.

— Господи, но почему же?

— Это единственный способ избежать контроля софотеков: здесь все записывается, даже наши души. А это зрелище можно увидеть только раз, и в этом его ценность.

— И все же, простите мою бестактность, но без софотеков вы не смогли бы сделать расчеты, следить за каждой каплей в грозовой туче и направлением молний!

— Вы меня не поняли, мистер Гэмхок.

— Гамлет.

— Неважно. Это постулат третьей части математики хаоса. Понимаете? Даже самая лучшая система контроля, даже софотек с самой высокой скоростью мышления не смогут просчитать, куда ударит молния. Обязательно найдется какая-нибудь честолюбивая капелька, которая чуть сильнее, чем предполагалось, толкнет соседние, а те, в свою очередь, толкнут следующие, таким образом, электрический заряд увеличится по отношению к расчетному. Порог пройден, электроны ионизированы, в ту же секунду определяется траектория разряда — прямая или извилистая, — и, наконец, бьет разряд! И все это только из-за одной-единственной капельки, которой не сиделось на месте…

Подождите! Меняется ветер… Уходите сейчас, пожалуйста, пока я могу обеспечить вам выход из облака. Нет-нет, в другую сторону! Идите туда! Иначе вы заденете мои струны!

Фаэтон не стал возражать и с ловкостью рыбы молча уплыл прочь. Когда он вырвался наконец из грозового облака, его одежда была влажной, а на плечах и волосах осталось множество наномашин.

Фаэтон снова включил фильтры ощущений — вновь появился пингвин.

— Радамант, считается, что софотеки достаточно умны, чтобы не организовывать наши действия, в том числе разного рода совпадения.

— Наши возможности ограничены, когда дело касается предсказания поведения людей: всегда есть погрешность, порождаемая свободной волей. Даже Разум Земли не смогла бы победить тебя в игре камень-ножницы-бумага, потому что в своем выборе ты основываешься на своих представлениях о том, что может выбрать она, а она не может предвидеть собственные ходы с достаточной точностью.

— А почему? Я всегда считал, что интеллект Разума Земли неизмерим.

— Не имеет значения, насколько велик разум существа, которое пытается отгадать свои собственные действия в будущем, прошлая личность не может перехитрить свою будущую версию, потому что разум одной идентичен разуму другой. Единственное, что нарушает этот парадокс, это мораль.

Фаэтон удивился.

— Мораль? Странное утверждение. Почему мораль?

— Потому что честный человек, человек, верный своему слову, пообещав однажды сделать что-либо, обязательно попытается сдержать обещание.

— Так значит, машины проповедуют честность исходя из эгоистичных соображений: честность делает людей предсказуемыми, следовательно, вычислить наши действия — проще простого.

— Конечно, из эгоистичных соображений, особенно принимая во внимание, что слово «эгоистичный» вы понимаете как нечто, совершенствующее личность, нечто, что делает человека справедливым, честным, красивым, в конце концов, то есть таким, каким, как я понимаю, и хочет быть любой из людей. Так ведь?

— Я не могу говорить за всех, но сам я не успокоюсь, пока не стану самым лучшим Фаэтоном, какого только смогу отфаэтонить.

— Мой дорогой мальчик, ты используешь свое имя в качестве глагола?

— В данный момент я ощущаю себя непереходным, Радамант.

— К чему все эти разговоры, Фаэтон?

— У меня создалось такое впечатление, что эта встреча, — он кивнул на грозовое облако, темнеющее позади него, — эта встреча была организована с какой-то целью… может быть, для того, чтобы объяснить мне что-то. И мне интересно было бы знать, кто стоит за этим, уж не вы ли с Разумом Земли?

— Не я. Однако предполагать, была ли это Разум Земли, я могу с таким же успехом, как и ты.

— А она могла создать такое грандиозное совпадение?

— Предположим, она могла просто-напросто нанять человека, чтобы он разыграл все это представление и сказал все то, что ты услышал. Господи, парень, да она сама могла принять этот облик. Сам знаешь, это же маскарад. В чем совпадение-то?

— В тот момент я как раз думал, что лучше было бы бросить все, забыть эти странности. Я был счастлив, счастлив быть тем, кем я сам себя представлял… а потом выяснилось, что я так много не помню… Мне хотелось просто заслужить уважение своей жены, может быть, даже нечто большее, чем просто уважение…

— Я не понимаю вас, сэр.

Фаэтон изменил свое восприятие дневного неба, теперь он видел его не голубым, а прозрачным, как ночью. Указывая рукой на Луну, он произнес:

— Моя жена как-то сказала, что думает обо мне всякий раз, когда видит Луну, ведь Луна теперь гораздо больше, чем была раньше. Это один из моих первых проектов. Я получил больше славы, чем заслуживал, потому что Луна рядом с Землей и ее все видят.

Она разыскала меня тогда и попросила позировать для портрета, который собиралась использовать в виртуальной композиции героического содержания. Представляешь, как я был польщен, ведь сотни студентов посещали эту симуляцию, чтобы забыться на время и превратиться в персонажа, основанного на моем образе! Словно я — герой романа. Когда я занимался новым проектом, связанным с Ураном, мы встретились на Титане. Правда, она прислала свою копию, потому что боялась выезжать за пределы воздействия Разума Земли. Я влюбился в ее копию, и, естественно, мне захотелось увидеть архетип, с которого делалась копия.

— И?

— Брось, Радамант, ты знаешь мои мысли лучше, чем я сам. Ты прекрасно знаешь, что я хочу сказать!

— Возможно, сэр. Вы бы хотели быть тем героем, в которого она влюбилась, быть им в реальности. Подозреваю, что и вы влюбились в героический идеал. Творить великие, удивительные дела, как это прекрасно! Вы считаете, что Разум Земли могла подослать к вам этого создателя грозы, чтобы показать вам грандиозное деяние — не могу не признать, что этот человек и то, что он делал, впечатляет, — в доказательство того, что и здесь, на Земле, пусть даже не располагая полноценной памятью, можно творить великие дела? Вы считаете, что лучшей частью храбрости может быть удовлетворенность? Разве истинный герой скромен, воздержан? Или, может быть, он обходится без средств к существованию? Без сомнения, эти размышления нельзя назвать постыдными.

Фаэтон издал странный звук, который мог означать только отвращение.

— Брось, Радамант. Ничего подобного! Я согласился взять отпуск на год и приехать на этот легкомысленный маскарад только потому, что моя жена подумала, будто он может вдохновить меня на следующий проект. Вероятно, размышляя о предполагаемом грандиозном проекте, я подумал, что правда о каком-то моем преступлении или неблаговидном поступке может помешать его осуществлению, и, таким образом, эта загадка — всего лишь помеха, и я должен забыть о ней. Однако, когда я встретил этого странного человека, я понял, что представляет собой настоящая помеха. Узнать правду о себе — не помеха. Я просто должен знать о себе все: только так я смогу решить, как мне поступать, чтобы достичь поставленной цели. Чтобы принять правильное решение, мне надо знать и все о таких помехах в том числе, это важно.

Пингвин оглянулся на темное облако, теперь оно было далеко от них. Раздались раскаты грома, словно зов трубы перед боем.

— Никак не пойму, что именно не так в этом облаке… Почему он не записывает то, что сделал?! Возможно, так ему больше нравится. Однако я предпочитаю, чтобы мои деяния оставались навеки! Навеки!

Не глядя на собиравшуюся за спиной бурю, Фаэтон смотрел на открывавшийся с этой высоты вид, на сады и леса, на горы и поместья, без устали включая и выключая фильтры ощущений.

— Вон оно!

— Что, сэр?

— Нечто, что я и не предполагал увидеть, один из объектов, которые блокировали его фильтры ощущений. Интересно, что это? Что это там, внизу?

Позади него во весь горизонт сверкали голубые молнии, пелена льющейся воды застилала небо, смягчая его краски. Началась невиданная гроза, она была так прекрасна, особенно в свете дня. Может быть, такой грозы никогда не было и никогда больше не будет. Однако Фаэтон даже не взглянул в ту сторону.

Он на огромной скорости несся на восток.

И очень скоро он оказался прямо над тем объектом, который не мог видеть, пока были включены фильтры.

Объект этот был огромным — огромная гора, вершина которой была плоской, как стол. Вероятно, она создавалась с использованием искусственных вулканических сил. В самом центре ровной площадки странными огоньками светилось огромное озеро.


3

Фаэтон стал спускаться и приземлился на лужайке на берегу озера. Тут и там, словно деревья, из земли росли столы и стулья, на поляне разливалось благоухание. Повсюду здесь были зонты от солнца, фонтаны, фонари с матовыми плафонами, композиции из веток невероятной красоты, искусственные пруды, виртуальные изображения крытых колодцев. Собравшиеся гости одеты были в блистающие костюмы разных народов и разных эпох последнего тысячелетия. Официанты, походившие на ходячие ледяные статуи, были одеты как оберониды-реконструкторы, они сновали с подносами напитков, мыслительных коробок, спреев и чипов с воспоминаниями. Стройные официантки, одетые в костюмы горных дриад с марсианских каналов, раздавали буклеты и специальные обручи для просмотра ожидавшегося представления.

Одна из официанток, подойдя к Фаэтону, вручила ему обруч, чтобы он мог видеть представление в формате, подходивший его нейроформе. Она улыбнулась и сделала реверанс.

Еще одна фигура — настоящая или нет, Фаэтон так и не смог определить — была одета как распорядитель зрелища: множество ленточек и жезл сенешаля. Неслышно ступая по траве, он подошел и поклонился. Сняв шляпу, он протянул ее Фаэтону, ожидая платы за представление.

Фаэтон запросил пожертвование, при этом ему пришлось снизить уровень маски, чтобы его одобрение можно было записать. Деньги с его счета были сняты по стандартной системе, сумму определил оценщик в соответствии с выраженным Фаэтоном одобрением. Фаэтон проявил вежливость и добавил свое имя к списку, чтобы экоисполнительница могла узнать, кто именно оценил ее выступление.

Повернувшись, Фаэтон посмотрел на озеро. Над ним двигались клубы пара, по воде разбегались концентрические круги, там, где бурлящая пена боролась со струями огня.

Под водой полыхал лесной пожар. Нечто похожее на деревья из кораллов, рассаженные в виде небольших круглых рощиц, росло в прохладных глубинах. Деревья неуловимо изменялись, как фантомы в цветных снах, вокруг ветвей трепетали огненные пузыри.

Радамант между тем сменил образ: из пингвина он превратился в дородного джентльмена в елизаветинском наряде белого, пурпурного и розового цветов с пышными рукавами, украшенном неисчислимым количеством ленточек и оборок. Широкий кружевной воротник подпирал красное лицо с множеством подбородков. На груди висели цепь с родовым гербом и медальон. Венчала это одеяние украшенная кистями черная прямоугольная шляпа, слишком большая для его головы.

Заметив на себе взгляд Фаэтона, он добродушно улыбнулся и надул толстые щеки.

— Надеюсь, вы не удивились. Я хотел соответствовать вашей теме. И вот результат!

— Обычно пингвины не превращаются в толстых кругленьких мужчин. Что случилось с твоим уважением наших традиций?

— Ладно, на маскараде все равно никто не знает, что реально, а что нет. Даже обычаи Серебристо-серой школы сейчас не работают. — Сказав это, он натянул маску домино и стал совсем неузнаваем.

Фаэтон перешел на следующую ступень ментальности, от восприятия, приближенного к реальности, к восприятию многоуровневому, иногда эту ступень называли еще средневиртуальной. Фильтр реальной памяти был снят, и все вокруг тотчас наполнилось глубоким смыслом, некоторые предметы и иконки исчезли, зато появились другие. Со дна озера вырвалось пламя, и одновременно с ним зазвучал хор тысяч голосов, удивительный и прекрасный. Фаэтон почувствовал, как музыкальная вибрация дрожью отдается в его теле.

Посмотрев на гостей, собравшихся у озера, он вдруг осознал глубокий смысл костюмов, в которые гости были одеты.

Он увидел невероятно красивую смуглую женщину, одетую в наряд Семирамиды. Увидев ее, он сразу вспомнил трагическую историю ассирийских войн и торжественное основание Вавилона.

Женщина разговаривала с неким существом в костюме, представляющем собой скопление энергетических пузырьков. Этот костюм — виртуальная версия Энгатратриона, в таком виде он существовал еще до того, как ставшая преддверием Четвертой Ментальной Структуры знаменитая Конфигурация структуры первого соответствия стала самоосознающей. Фаэтон никогда раньше не видел знаменитых виртуальных кибернетических циклов сонет-интерфейса, а сейчас он вспомнил их без труда, словно видел много раз.

Чуть подальше стояла группа людей с головами грифов в блеклой живой броне, оснащенной приспособлением для уничтожения магов, — костюмы Структуры Воителей. Это оружие появилось за несколько лет до начала полной ужасов Первой Новой войны, положившей конец эпохе Бесконечного мира и завершившейся образованием Пятой Ментальной Структуры. Здесь Фаэтон обнаружил некоторое несоответствие — Структура Воителей возникла почти через девяносто лет, уже после того, как оружие борьбы с магией было заменено более разрушительным.

Некоторые из этих существ с головами грифов старались подстраивать голоса и жестикуляцию к общему ритму, этой особенностью были известны Воители, однако время от времени кто-нибудь начинал хохотать, и тогда псевдосверхразум приходилось заново перестраивать.

Лидер группы был одет в медвежью шкуру и держал жезл, вырезанный из берцовой кости антилопы. На лбу у него красовался жуткий тройной шрам, выжженный, вероятно, каленым железом. Взглянув на него, Фаэтон узнал Каина, героя иудейско-христианской мифологии и персонаж пьесы Байрона. Это был еще один анахронизм, но на этот раз он был вполне оправдан, так как являл собой символ. Закончив преувеличенную историками идиллию всеобщего мира Четвертой Ментальной Структуры, Структура Воителей тем самым как бы заново изобрела убийство, что и сделало Каина подходящей компанией для них.

Среди них Фаэтон заметил еще одну фигуру, значение которой все еще было скрыто под маской. Он был одет в космический костюм черного симбиотического цвета, украшенный невероятно ярким золотом, его суровое лицо обрамляли темные волосы, а вместо оружия он держал в руке звезду. Его шлем, сделанный из золотистого адамантина, был несколько странного, можно сказать, даже глупого вида — в форме пули и с иглой на конце, он был похож на нос космического корабля. В ответ на идентификацию Фаэтон получил странную фразу: «Одет как всем нам хорошо известный безрассудный манориал!»


4

Только одна фальшивая нота омрачала радость Гелия.

Он получил персональное послание в виде голубя от Колеса Жизни, который был крошечной частью ее сознания. Голубь, сев на колено манекена, незаметно для окружающих передал Гелию сообщение:

«Без сомнения, Гелию неприятно будет узнать, что Фаэтон находится вне стен своего дома. Созерцая затонувший сад моей сестры, Зеленой Матери, он следит за жизнью и смертью. А это представление входит в список тех, которые Фаэтон согласился не посещать и не вспоминать, так ведь?»

Гелий не мог покинуть конклав, но, используя независимую часть своего мозга, он открыл канал и в свою очередь отправил сообщение. Оно было зашифровано и, по всей видимости, прошло незаметно.

«Дафна! Проснись! Выйди из бессмысленного сна, который ты считаешь своей жизнью. Твой муж, словно мотылек на огонь, тянется к правде, которая поглотит его. Открой свою шкатулку с воспоминаниями, вспомни, кто ты, вспомни инструкции. Найди Фаэтона, обмани его, замани, отвлеки, останови его. Спаси его. И спаси нас всех от него».

Некоторое время он испытывал скорбь и печаль, как любой отец, чей сын находится на грани жизни и смерти. Однако потом, вспомнив свою роль во всей этой истории, он почувствовал, как стыд замутил в его сердце все, что казалось предельно ясным.

И все же вслед первому посланию он добавил несколько слов:

«Дафна, умоляю тебя, спаси моего сына от гибели, которую он на себя навлекает».


5

Повернувшись к Радаманту, Фаэтон хотел задать ему вопрос, но тотчас улыбнулся и не стал спрашивать, потому что теперь он знал, что за костюм был на нем надет. Канал идентификации высылал знания непосредственно в мозг Фаэтона: «Полоний, персонаж пьесы «Гамлет» Уильяма Шекспира, барда из Стрэтфорда на Эйвоне, автора линейных прогрессий реальных симуляций, относится ко Второй Ментальной Структуре, в пьесе речь идет о мести».

К вышеизложенному прилагались краткое содержание пьесы, знание английского языка в нужном объеме, а также заметки и воспоминания людей, служивших при дворе королевы Елизаветы. Этой информации было достаточно, чтобы всякий, взглянув на Радаманта, оценил юмор и подтекст образа.

— Очень забавно, — похвалил Фаэтон. — Полагаю, это значит, что ты собираешься дать мне совет, которому я не последую?

Радамант вручил ему череп.

— Только не убей меня случайно.

— А ты не прячься за портьерами. — Фаэтон глянул на череп. — Увы, бедный Йорик! Я знал его, Горацио; человек бесконечно остроумный, чудеснейший выдумщик…[3] — Он снова поднял взгляд. — Я так и не понял эту пьесу. Почему они не оживили Йорика на основе записей, если так его любили?

— Технология ноуменальных записей была изобретена только в конце Эры Шестой Ментальной Структуры, молодой хозяин.

— Но ведь запись отца Гамлета существовала, это его проекция выходила на крепостные стены?..

Громкий зов труб, доносившийся с озера, прервал их беседу. Организмы на дне вошли в более высокую и уже более величественную стадию роста, ветви пылающих кораллов поднялись над бурлящей поверхностью воды, словно рога морского чудовища.

— Что мы собираемся смотреть, молодой хозяин?

— Что-то, что мне не положено видеть.

— Я могу в любой момент восстановить ваши воспоминания, только скажите, сэр.

— И изгнать меня из моего дома. Нет уж, спасибо. Но если я похожу вдоль границы, не заходя за нее, я смогу хотя бы увидеть ее очертания.

И он сделал еще один шаг в глубь ментальности, в состояние, называемое Предпоследней виртуальностью.


6

Экопредставление было рассчитано на восприятие существ с цереброваскулярной структурой. Главной задачей этого искусства было создание сложной системы — в данном случае экологии, — которая одновременно была бы не только красива со всех точек зрения в каждом элементе произведения, но и в целом представляла бы собой величественное зрелище. В реальности, как правило, в красоте живой природы — природы голодных хищников и спасающихся жертв — есть что-то трагическое, но она прекрасна, если смотреть на нее как бы вне времени, будто со стороны.

В Предпоследней виртуальности мозг Фаэтона заполнили ощущения, исходящие от странных созданий, растущих на берегу озера. Теперь он видел не озеро, а вселенную. Мириады существ, которыми кишела эта вселенная, заполнили его сознание своими жизнями и своей памятью, все это хлынуло в его разум как обрывки тысяч мелодий, складывающихся в музыку существования «хищник — жертва», сложную, как узор в калейдоскопе, ослепительный настолько, что рассмотреть его невозможно. Он одновременно был и одним из них, и целой колонией этих мельтешащих существ-раковин. Каждое существо в этом сообществе, в свою очередь, облепляли другие раковины. Кроме них там были и существа-уборщики, поглощавшие пустые раковины, а также существа, собиравшие энергию, переработанную уборщиками, они, в свою очередь, перерабатывали ее и возвращали уже в другой форме — чтобы создавать новые раковины.

Госпожа-жизнь, цереброваскулярная, создавшая все эти микросущества, превзошла самое себя. Вариаций было не меньше тысячи — маленькие, просто крошечные существа, и каждое прекрасно своей фантастической красотой. Она изобрела новый способ кодирования генного материала, подобный ДНК, но содержащий восемьдесят одно химическое соединение вместо традиционных четырех аминокислот. Сложнейшая генная информация втискивалась в крошечные клетки размером с вирус, и за счет этого образовывалось множество замысловатых форм жизни, они размножались на отростках коралла с такой скоростью, которая обычно доступна только простейшей протоплазме. Они росли и умирали очень быстро, их атомы соединялись и перестраивались с такой скоростью, что от выделяемого тепла в озере закипела вода.

Первоначальная энергия для запуска реакции была получена от нескольких разбросанных по всему озеру кусочков живого кристалла. Коралловые деревья, выраставшие из этих кусочков, состояли из миллионов и миллиардов живых существ, каждое из которых вносило свою лепту в структуру и питалось за счет нее. Ветви и стволы кораллов казались твердыми, потому что каждый микроорганизм, отрываясь от них, оставлял химическую энергию, которой могли воспользоваться только микроорганизмы того же вида и той же формы, занимавшие идентичное положение в их иерархии, — так крутящееся колесо кажется сплошным диском, то есть иллюзия неподвижности создавалась непрерываемыми усилиями каждой особи в этом водовороте.

Вокруг каждого кораллового дерева была довольно обширная зона отчуждения, которую ни один микроорганизм не смог бы пересечь. Каждое дерево размещалось на своем кристалле жизни, и все его части действовали невероятно слаженно.

Однако симбиоз этих деревьев мог существовать только в изоляции от остальных деревьев. Дерево-мать разбрасывало семена, и от них вырастали новые особи, однако их потомство уже не могло преодолеть зону отчуждения и, присоединившись к матери, существовать в едином симбиозе.

Когда Фаэтон начал смотреть представление, самое большое дерево, выросшее на самом старом кусочке кристалла, достигло такого уровня развития, что смогло доставлять воду в верхнюю часть, и как следствие его ветви поднялись над поверхностью воды.

Вслед за первым открытием последовало второе: теперь старейшее дерево могло использовать давление пара и разбрасывать семена по воздуху. Семена скакали по поверхности воды, как камешки, преодолевая зону отчуждения, опускались на плодородное дно, недалеко от других кристаллов, и обзаводились своими микроорганизмами.

Как только ближайшее пространство было заселено, старейшее дерево вновь выпустило порцию семян-колонистов, которые стали конкурировать с предыдущим поколением. Вода в озере забурлила от смертельной борьбы.

Пытаясь избежать жестокой конкуренции, старейшее дерево усиленно росло, забрасывая семена все дальше и дальше. Корневая система дерева стала проявлять признаки беспокойства, между мельтешащими микроорганизмами вспыхивали яркие, как огонь, сигналы, однако дерево никак не реагировало на них.

В конце концов дерево медленно и жутко развалилось под собственной тяжестью. Как его призрак, облако пара поднялось над поверхностью озера.

Фаэтон, принадлежавший к Основной нейроформе, понял только часть увиденного. Соразмерность, синхронизация, нюансы остались за пределами его восприятия. Он проследил жизненный путь лишь нескольких микроорганизмов, попавшихся ему на глаза, и то лишь по очереди. Общее значение представления осталось для него неясным.

Однако это вовсе не означало, что его не тронула красота увиденного. Слепец, слушающий оперу, не сможет насладиться великолепием костюмов и декораций, но музыка может потрясти его до глубины души, даже если язык, на котором исполняется произведение, будет ему незнаком.


7

Фаэтон вернулся в состояние средней виртуальности и, повернувшись к официантке, знаком попросил дать ему либретто представления. Улыбаясь, дриада молча смотрела на него несколько секунд, в этот момент неизвестно откуда взявшийся ветер вырвал у нее из рук обруч для просмотра, и она наклонилась с удивительной грацией, чтобы поднять его. Затем, убрав прядку волос за ухо, она подошла к нему и протянула карточку с либретто.

Многие считали марсианских дриад очень привлекательными. Поскольку атмосфера Марса долгое время была разреженной (дриады появились на Марсе в середине Второго землеобразующего периода), их грудная клетка была больше, чем у людей, а благодаря более низкой силе тяготения ноги у них были длинными и стройными. В отличие от жителей южной полусферы Марса, где нет воды, кожа у дриад нежная и гладкая. И они никогда не были неуклюжими или застенчивыми. Почему в таком случае официантка замешкалась?

Отключив фильтр восприятия, Фаэтон увидел мужчину, одетого в костюм астронома времен Порфировой космической обсерватории первого века (около 500 а. е. д. от Земли). Этот человек, видимо, принадлежал к школе Независимых исследователей, ныне уже не существовавшей. Костюм его отличался рядом особенностей, присущих периоду, когда искусственный ледяной планетоид не был еще построен, что вызывало трудности в повседневной жизни. Поверхность костюма не пропускала радиацию, внутри его находились встроенные рециркуляторы и запасы жира, позволявшие вести длительные наблюдения и не пополнять запасы воздуха и воды на общих складах. Из-за многочисленных приборов — приспособлений для лучшего обзора, розеток и удлинителей — лица человека не было видно: в те времена Исследователи еще не могли позволить себе Эстетическое единство облика.

Возможно, официантка остановилась, чтобы вручить либретто Исследователю, человеку, видение которого фильтр Фаэтона блокировал, а потому и был добавлен эпизод с оброненным обручем. Все действия дриады были фальсифицированы, чтобы заполнить паузу.

Фаэтон вспомнил, что фильтр ощущений был запрограммирован на блокировку некоего стихийного бедствия в пространстве неподалеку от Меркурия, вызванного солнечными бурями. Если человек в костюме астронома был астрономом на самом деле, у него мог быть канал доступа или каталог, содержащий информацию.

Фаэтон взял либретто, но только делал вид, что читает его, а сам начал приближаться к мужчине. Астроном наблюдал за пожаром, разрушающим дерево, глядя на мир несколькими глазами.

Фаэтон обратился к нему:

— Художник создает сцену ужасного стихийного бедствия.

Сигналы, поступившие Фаэтону по каналу 760, означали, что начала работать матрица перевода. Несколько секунд собеседник подключался к языку Фаэтона, загружая грамматику и словарь.

— Вы правы, — с улыбкой ответил человек. — Хотя, я думаю, все это не так ужасно, как последние часы Демонтделуна на обратной стороне Луны.

Фаэтон не стал объяснять, что на нем костюм Гамлета:

— Даже в наши дни жизнь может быть жестокой. Хотя бы это бедствие на Меркурии.

— Солнечная буря? Это урок для всех нас.

— Да? Почему вы так считаете?

— Нам приятно думать, что софотеки могут все предсказать, предупредить нас и защитить нашу жизнь. Однако в данном случае незначительные, возможно, даже субатомные изменения в солнечном ядре создали условия, ставшие причиной возникновения сил, которые Гелий не смог контролировать. Незначительная разница между исходными условиями и предсказуемой моделью привела к несоизмеримым результатам. Солнечные пятна и протуберанцы совершенно невероятной силы и несоизмеримые ни с чем возникли на всей прилегающей территории. Хоакин Декасептон Ирем провел неплохое исследование неравномерной структуры вспышек и переложил его на музыку на канале 880. Вы это видели?

— Нет, не видел, — ответил Фаэтон. Он не стал упоминать, что его фильтр ощущений по умолчанию исключал восприятие событий, связанных с этой историей. — Но насколько я понимаю, он… передает определенные подробности…

— Не совсем точно? — подсказал человек. — Да, наверное, именно это слово. Пожалуй, это не совсем верно. Большая часть принадлежавших Гелию матриц контроля состояния Солнца погибла! Эти взрывы на Солнце нарушили межпланетную связь! Гелий и сейчас еще находится в глубинах Солнца, пытаясь предотвратить еще большие неприятности! Значительная часть оборудования, орбитальные станции и другие объекты, расположенные в зоне Меркурия, были спасены только благодаря отчаянным усилиям, которые предпринял Гелий, чтобы восстановить работу магнитного занавеса и отклонить скоростной поток тяжелых частиц, вырывающихся с поверхности Солнца, в сторону от населенных частей Вселенной. И знаете, Гелий показал всем нам в тот трудный для него час, на что он способен! И принести такую жертву ради нестоящего человека, наследника дома! Я удивляюсь неразумности Курии! Неужели закон больше не защищает благородство? Они должны были оставить Гелия в покое. Хорошо хотя бы, что шесть пэров (как я понимаю, теперь их семеро), догадались наградить Гелия титулом пэра за храбрость.

— Храбрость?

— Гелий остался, когда остальные сбежали. Хрупкая схема софотека на борту корабля разбилась. Все остальные члены солнечной команды переправили ноуменальную информацию, разум и души на Полярную станцию на Меркурии. Гелий поступил иначе, так как время перемещения сигнала от Меркурия до Солнца слишком велико, чтобы он мог управлять событиями на расстоянии. Гелий находился внутри звездной бури до тех пор, пока не переломил ее, потом в последний момент переслал информацию своего мозга. И все это, несмотря на статические искажающие сигналы!

Гелий и раньше предсказывал, что контроль условий внутри Солнца совершенно необходим для межпланетного общества, такого как наше. Софотеки, какими бы умными они ни были, могут передавать информацию между мирами только по радио. Они не могут изобрести другой спектр вместо электромагнитного, так ведь? Поэтому до тех пор, пока Золотая Ойкумена связана с электро-магнитными сигналами, нам нужно уметь усмирять солнечные выбросы, сводить их к регулярным, ровным и предсказуемым.

Прислушивался ли к словам Гелия хоть кто-нибудь, когда он впервые сказал об этом много тысяч лет назад? Все просто издевались над ним тогда.

Зато теперь издеваться не будут. Что бы ни происходило во время Окончательной Трансцендентальности, я всей душой, всем сердцем буду внимательно прислушиваться к предвидениям Гелия!

— Да, я чувствую то же самое, — согласился с ним Фаэтон. — Хотя говорят, что стремление Гелия контролировать неконтролируемое, которое так ценится в инженерах, в его манориальной жизни превращает его в тирана и хвастуна.

— Чепуха! Наговор! Великие люди всегда вызывают раздражение у завистников, даже комар кусает, чтобы самоутвердиться.

— Однако и у великих людей есть недостатки, как у величайших злодеев есть достоинства, пусть даже крошечные. А что вы думаете о наследнике Гелия, Фаэтоне?

— А-а… Вы же видите, что это представление — осуждение его работы и жизни.

Фаэтон удивленно взглянул на кипящее озеро, на вспышки и мелькание света под водой:

— Некоторые части его не совсем понятны.

— Вовсе нет! Фаэтон — сумасшедший, который намеревался уничтожить всех нас! Любой изумится невероятному эгоизму замыслов Фаэтона. Разве Молчащая ничему нас не научила?

Фаэтон, крайне заинтригованный, тем не менее глубокомысленно кивнул.

— Это интересно. Некоторые говорят одно, другие — другое. Какую часть его деяний вы считаете наиболее предосудительной?

— Ну, сейчас я не думаю, что парнишка сделал это преднамеренно, наверное, здесь подойдет ваша мысль, что в каждом злодее есть свои достоинства, но, конечно же, ему не следовало… А-а!.. Извините! Кажется, меня зовут друзья. Э-эй! Я здесь! Простите меня, было очень приятно поговорить с вами, Демонтделун, или как вас там… Я и мои друзья — ортомнемоситы, наши правила требуют, чтобы мы не делали новых и не просматривали старые записи воспоминаний, поэтому, если мы сейчас пропустим кульминационный момент представления, я никогда его не увижу. С вашего разрешения?

— Да-да, конечно. Может быть, вы сочтете возможным назвать ваше имя, чтобы мы могли встретиться еще раз и побеседовать. Ваши комментарии очень заинтересовали меня…

— Но ведь это маскарад! Возможно, я не был бы так откровенен, если бы знал, с кем разговариваю, так ведь?

Без сомнения, собеседник Фаэтона хотел сказать, что тому следовало первым снять маску, чего Фаэтон не мог сделать по понятным причинам. Обмениваясь ни к чему не обязывающими комплиментами и потом, глядя вслед удалявшемуся астроному, Фаэтон испытывал чувство, близкое к подступающей тошноте.

— Вот черт, — пробормотал он, посмотрев в либретто. Он ожидал увидеть в ней хотя бы какие-то комментарии к спектаклю, однако его карта была пуста. Он снова переключил фильтр в состояние Средней Виртуальности, чтобы видеть символы и события иначе, и снова посмотрел в карточку — результат был таким же, как вначале, когда он рассматривал костюмы гостей: объяснения сами загрузились в мозг.

Художник, принадлежавший к цереброваскулярным, пытался доказать на примере математической теории игр, сравнивая экологию и экономику, что конфликт неизбежен даже при относительной стабильности.

Критика его работы? Неужели Фаэтон участвовал в каком-то проекте, связанном с абстрактной математикой? Экономикой? Биотехнологией? Он мог только догадываться.


8

Он оторвался от либретто и поднял голову — как раз вовремя: это был финал, дерево умирало.

Микроорганизмы, жившие на его ветвях и приспособившиеся к его сложнейшей иерархии, теперь разбегались по воде. Будучи слишком сложными, они не могли приспособиться к примитивным условиям самостоятельного существования и гибли.

Финал озадачил Фаэтона, он почувствовал раздражение. Он ожидал, что дерево упадет, но потом снова поднимется, когда силы эволюции заставят его адаптироваться к новым условиям. И почему, интересно, факторы, благоприятствующие симбиозу дерева, не способствуют так же симбиозу или хотя бы сотрудничеству между деревьями? Любые два дерева, найдя способ обмениваться скудными ресурсами, несмотря на зону отчуждения, получили бы взаимную выгоду — такое сотрудничество встречается в природе сплошь и рядом.

Эпилог стал лишь началом драматического развития событий: теперь другие деревья-организмы разбрасывали семена-колонии в бурлящую воду, туда, где освобождалась территория, и соперничество между ними переросло в яростную битву. Деревья прилагали все больше усилий, стремясь переиграть соперников, и температура воды из-за химических реакций все возрастала. Уровень воды в озере понижался, медленно, но верно, поскольку вода испарялась, но деревья при этом добивались лишь сиюминутных успехов. Кристаллы жизни, находившиеся близко к берегу, поднялись над уровнем воды и, следовательно, стали бесполезны. Результат ясен: по всей видимости, деревья станут еще активнее воевать между собой, а значит, тепла будет выделяться еще больше.

Фаэтон занялся изучением либретто, прочел математическую часть, дополнительную информацию, изложение целей. Либретто было написано таким невразумительным языком, что не давало ни малейшего повода предполагать, что представление призвано осудить «работу» Фаэтона. С другой стороны, астроном мог и ошибаться — никакой информации о Фаэтоне в либретто не было.

В любом случае Фаэтон не видел смысла в гибели деревьев. Все это показалось ему уродливым и пессимистичным. Если то, что он сделал, можно противопоставить этому представлению, то, вероятно, он не так уж плох, как кажется.

Он вернулся в поверхностную виртуальность и сразу обнаружил толстого Полония, стоящего непосредственно перед ним.

— Я не нахожу в этом представлении ничего стоящего, — сказал Фаэтон. — И уж точно я не понимаю, почему они так не хотели, чтобы я это увидел. Кем бы они ни были.

— Кто это «они»? — язвительно спросил Радамант, удивленно приподняв брови.

— Я никогда бы не согласился добровольно на изменения памяти, только разве что под давлением кого-то, этот кто-то и есть «они».

— Теперь ты не думаешь, что совершил какое-то преступление?

— Зачем ты делаешь вид, будто не знаешь, что произошло? Уж ты-то все прекрасно знаешь, так что не надо задавать риторических вопросов.

— А почему бы и не задать, в конце концов? Та часть меня, которая беседует с тобой, действительно ничего не знает, молодой хозяин, и до тех пор, пока вы не будете знать это сами, мне не позволят знать больше, чем знаете вы. Другой части меня, которая в курсе произошедшего, не будет позволено каким бы то ни было образом, ни словом, ни намеком, ни выразительным молчанием, передать мне запретные знания. Все очень просто. — Он пожал плечами. — Сейчас, конечно, нынешняя моя версия может поддерживать с тобой разговор на любые темы и комментировать происходящее, как это и делают обычно разумные софотеки. Это понятно?

— Ага, значит, ты все-таки намекаешь. Но если есть какой-то сигнал или пусковая система, которая даст понять тебе, что я попытался вновь приобрести запретные знания, должен быть такой же сигнал, который услышат и другие. Короче, хотелось бы знать, когда активируется эта пусковая система? Когда я думаю о том, чтобы вернуться к утраченным воспоминаниям? Когда я просто говорю об этом? Давай посмотрим, что будет, если я подойду к ним поближе.

— Насколько близко ты хочешь подойти, молодой хозяин?

— Дай мне на них посмотреть. Я хотел бы быть к ним так близко, чтобы почувствовать запах прошлого.

— Сформулируйте это как приказ, и у меня не будет вариантов, кроме как его выполнить.

— Пожалуйста, открой архивы памяти.

— Что ж, пойдемте, молодой хозяин, если вы настолько решительны. Перейдите на более глубокий уровень ментальности. За уровнем Средней виртуальности даже Серебристо-серая школа не требует абсолютной точности в отражении действительности, поэтому я могу переправить вас коротким путем к вашему дому.

Фаэтон пересек лужайку, постепенно удаляясь от сцены, на которой проходило представление. Недалеко от нее был сад удовольствий, куда прибывали гости, некоторые из них просто активировались непосредственно на месте. Несколько Стратосферная сложили свои летательные протезы как зонтики и повесили их на ветви Связующего дуба, возле корней которого располагались транспортные бассейны.

Сделав еще несколько шагов, Фаэтон погрузился во что-то жидкое и текучее. Множество маленьких машин, меньше булавочной головки, окружили его и принялись мастерить защитную алмазную раковину, вытягивая углеродные нити прямо из жидкости, окружавшей Фаэтона.

Ему показалось, что он снова поднимается на ноги, а поднявшись, он оказался заключенным в цельный костюм-иллюзию. Его манекен остался лежать среди таких же спящих манекенов в алмазных раковинах на дне транспортного бассейна.

Радамант величавым жестом указал на восток. Среди облаков за гребнями гор Фаэтон мог теперь различить очертания башен с окнами, возвышавшихся над деревьями. Это было довольно странно, однако не нарушало визуальной целостности пространства.

Фаэтон двигался медленно. Миновав площадку с деревьями, он подошел к особняку, который оказался намного ближе, чем ему казалось первоначально.

В конце дорожки находилась галерея. Крышу ее, украшенную серебряными дисками, поддерживали серые колонны из пестрого мрамора, а в антаблемент[4] была врезана эмблема дома Радамант. Под звук гонга открылась огромная парадная дверь.

5 ЗАЛ ВОСПОМИНАНИЙ

Фаэтон стоял, или ему казалось, что он стоит, в зале Воспоминаний, держа в подрагивающей руке шкатулку. На ней золотыми буквами было написано:

«Печаль, глубокая печаль и невиданные деяния покоятся во мне — здесь сокрыта правда. Правда разрушает худшее в человеке, удовольствия разрушают лучшее. Если ты любишь правду больше счастья, открывай, если нет — оставь как есть».

Его любопытство все возрастало. Повернув ключ, он никак не решался открыть шкатулку.

Крышка шкатулки переливалась языками пламени: буквы из золотых стали ярко-алыми, как кровь:

«ОСТОРОЖНО! Информация, заключенная здесь, содержит мнемонические шаблоны, которые могут оказать воздействие на вашу личность, индивидуальность или сознание. Вы уверены, что хотите продолжить? (Для отмены задания вытащите ключ.)».

Фаэтон долго еще стоял, не двигаясь и глядя в окно неподвижным взором.

Пейзаж и строения за окном были выдержаны в викторианском стиле (эпоха Второй ментальной структуры или, может быть, самое начало Третьей).

Узкие, закругленные кверху окна были заключены в рамы ромбовидной формы. На западе были видны горы Уэльса, заходящее солнце подсвечивало их вершины вишнево-красным цветом, а воздух казался особенно прозрачным на фоне пурпурного заката. В противоположное окно глядела бледная, будто призрачная, полная луна, утопая в темно-синем сумеречном небе.

В залах Грез поместья Радамант солнце всегда садилось на западе, и оно всегда было единственным. На луне не было видно ни городских огней, ни садов под стеклянными колпаками; как и в старые времена, это был серый безжизненный мир. Все, что было видно из окна, создавалось с соблюдением законов перспективы, пропорций, все было согласовано между собой и соответствовало действительности. Каждый лист или побег на дереве отбрасывал тень на траву в правильном направлении, а игра света и тени была именно такой, какой была в реальности. Компьютерная модель, определявшая общий вид, текстуру и цвет, работала на молекулярном уровне.

Если бы, спустившись в сад, он сорвал лист с куста роз, то, придя на это место в следующий раз, он бы обнаружил, что лист отсутствует. Если бы ветер подхватил и понес этот лист, компьютер точно воспроизвел бы траекторию его падения, а если бы лист увял и сгнил, его вес и состав были бы прибавлены к составу почвы в том месте, куда он упал. Серебристо-серая школа славилась особой скрупулезностью в передаче реальности.

Зал Воспоминаний располагался в глубоком виртуальном пространстве. Он был настолько же реален, насколько нереален, как, впрочем, и все в поместье Радамант.

Для достижения этого эффекта в реальности где-то должно было существовать здание, оборудованное софо-технологией самосознания поместья; должна поступать энергия, тянуться кабели, нейропроводы соединяться с компьютерами, блоками управления, мыслительными узлами, и прочее, и прочее. Где-то находилась машина с настоящим, физическим интерфейсом, вводившая тщательно контролируемую структуру электронов в схему, встроенную в слуховой и зрительный нервы Фаэтона, в его гипоталамус, таламус и кору головного мозга.

Кроме того, где-то в реальном мире находилось его реальное тело. Его настоящее «я». Но что это такое, настоящее «я»?

Фаэтон громко произнес:

— Скажи мне, Радамант…

— Да, сэр?

— Был ли я лучше… тогда, давно?

Фигуру Полония сменил дворецкий викторианской эпохи в черном сюртуке с жестким воротником и двумя рядами отполированных серебряных пуговиц. У дворецкого было красное полноватое лицо. Подбородок был чисто выбрит, а пышные усы доходили до огромных, с баранью отбивную, баков, которые почти касались плеч.

Он стоял в дверном проеме, позади него вверх уходила белая витая лесенка. Он то ли не хотел, то ли не мог войти в комнату.

В голосе Радаманта, говорившего теперь с заметным ирландским акцентом, слышалась доброта.

— В некотором смысле, да, вы были лучше, молодой хозяин.

— А был ли я… счастливее?

— Абсолютно точно не были.

— Как можно быть несчастным в золотом веке? В этой истинной, чистейшей Аркадии? Как это возможно?

— Наш век не казался вам совершенным, молодой хозяин, и искали вы не счастье, а нечто другое.

— А что я искал? — Но он уже и сам знал ответ, он был написан на шкатулке — невиданные деяния.

— Вы же знаете, я не могу вам этого сказать. Ваш собственный запрет заставляет меня молчать. — Дворецкий слегка поклонился, серьезно глядя на Фаэтона. — Ответ заключен внутри шкатулки, которую вы держите в руках.

Фаэтон снова посмотрел на слова, написанные на шкатулке. Он постарался найти сомнение в собственной душе. Невиданные деяния… В золотом веке не было ничего, что машины не делали бы лучше человека. Но почему же эта фраза приносит ему столько радости?

Он взглянул направо, потом налево. На всех коробках, шкатулках и сундуках с воспоминаниями, лежащих на тянувшихся вдоль стен полках и в застекленных шкафах Архивного зала, были бирки, пометки или даты. Никаких загадочных надписей на них не было.

На них также были печати и аффидевиты[5] правового разума Радаманта, подтверждающие, что редактированные воспоминания были взяты у Фаэтона с его добровольного согласия, не с целью невыполнения законных долгов и обязательств, не с какими-либо иными неблаговидными намерениями. Большая часть коробок была скреплена зеленой печатью, ставившейся на воспоминаниях, изъятых за последние тридцать веков для освобождения места и сохранения мозга от перегрузок, таким образом поддерживалось его психическое здоровье. На других были синие печати — там хранились не очень важные добровольно взятые на себя обязательства и те, которые он продал другим людям, а также ссоры и размолвки, которые они с женой решили забыть с взаимного согласия.

Ничего опасного. Ничего дурного.

— Радамант, почему на этой коробке не написано, что в ней?

Тут он услышал шаги, быстрые и легкие: кто-то спускался по лестнице, которой не было видно за спиной Радаманта.

Фаэтон повернулся как раз в тот момент, когда темноволосая женщина, обойдя дворецкого, вошла в комнату. Она была оживлена. Длинный черный плащ был накинут на ее плечи, а шею прикрывал кружевной воротник, в руке она держала лорнет.

Ее зеленые глаза искрились, однако был ли это огонь жизненной энергии, веселье, страх или гнев, угадать было невозможно. Она заговорила:

— Фаэтон! Брось коробку! Ты же не знаешь, откуда она!

Фаэтон повернул ключ, красная надпись начала гаснуть, однако он все еще держал шкатулку в руках.

— Привет, дорогая! Что это у тебя за костюм?

— Ао Энвир, Мастер обмана. Вот так! — Она распахнула плащ, чтобы он мог увидеть приталенную жилетку, всю испещренную магическими знаками и усыпанную датчиками. Мужская одежда была подогнана под женскую фигуру, только туфли на ней были женскими, то ли выступ, то ли шип на каблуках заставлял ее ходить на цыпочках.

— Энвир был мужчиной.

Она кивнула, и волна ее волос колыхнулась.

— Только когда писал свои «Проповеди». «Марш Десяти Фантазий» он организовал уже будучи женщиной. А ты — Демонтделун?

— Гамлет Шекспира.

— В самом деле?

Некоторое время они молчали.

В отличие от других женщин его жена не изменяла форму тела или стиль, когда того требовала мода. Она сохраняла свое лицо в течение многих столетий: те же тонкие черты, небольшой подбородок, широкий лоб. У нее была смуглая золотистая кожа, а волосы, ниспадавшие на плечи, — черными с янтарным отливом.

В блеске больших сияющих глаз, то мечтательных, то обманчивых, отражалась ее душа. Чуть полноватые губы то капризно кривились, то обидчиво надувались, как у дриады, то становились чувственными, как у нимфы, — выражение ее лица постоянно изменялось.

Но сейчас лицо ее было спокойно и неподвижно, она лишь саркастически приподняла бровь.

Передернув плечами, она указала своей маской на шкатулку в руках Фаэтона.

— Ну и как ты думаешь, что ты сейчас делаешь?

— Мне захотелось узнать…

— Давай мы будем тебя звать мистер Пандора! — Она фыркнула, отбросила назад волосы и возвела глаза к небу. — Неужели толстый Радамант не предупредил, что тебя вышвырнут отсюда как мусор, если ты откроешь старые воспоминания?

Радамант, стоявший в дверях, заволновался:

— Ммм… Боюсь, я использовал несколько другие слова, госпожа…

Фаэтон задумчиво взвесил шкатулку на руке, губы его были плотно сжаты.

Жена подошла поближе и сказала:

— Мне не нравится выражение твоего лица. У тебя в голове бродят опрометчивые мысли!

Глаза Фаэтона сузились.

— Хотел бы я знать, почему ты появляешься именно тогда, когда я пытаюсь понять, что кроется за моей амнезией…

Она сжала кулаки и уставилась на него, открыв рот, не в силах говорить от ярости.

— Так значит, ты меня подозреваешь? Что ж, мне это нравится! Ты же сам просил меня не подпускать тебя к шкатулке! Больше можешь ни о чем меня не просить!

Она скрестила руки на груди и яростно затрясла головой, как-то странно шмыгая носом — «Хмф!».

— Я хотел бы знать, — почти спокойно ответил Фаэтон, — долго ли ты собиралась скрывать от меня, что жизнь моя фальшива? Долго ли ты собиралась водить меня за нос?

Она топнула ногой.

— Фальшива? Ты думаешь, я стала бы жить с копией моего мужа? Если ты кого-нибудь любишь, любишь по-настоящему, то не захочешь любить копию.

Все же ей не удалось скрыть от него виноватый взгляд и сомнение, на миг мелькнувшее на лице.

Теперь голос Фаэтона стал угрюмым и отстраненным.

— А моя любовь настоящая или тоже ложное воспоминание?

— Ты тот же, что был и раньше, в этой дурацкой коробке нет ничего серьезного! — Она повернулась к Радаманту. — Подтверди!

Радамант подтвердил.

— Вам не вводили ложных воспоминаний. Ваша личность не подвергалась серьезным изменениям, ваши прежние ценности и отношение к жизни не изменились, те воспоминания, что лежат в шкатулке, лишь память поверхностной структуры.

Фаэтон встряхнул коробку.

— Речь идет не о том!

— Так о чем же? — с вызовом спросила она.

— Что в коробке? Ты знаешь, а я нет. Ты ведь не собиралась рассказывать мне?

— Ты сам знаешь! В этой коробке ссылка и конфискация имущества! Тебе этого мало? Ты когда-нибудь успокоишься? Открыв эту коробку, ты потеряешь меня. Этого мало?

— Потеряю тебя?.. Ты что, не поедешь со мной? В ссылку?

— Ну… это вопрос? Ты хочешь, чтобы я поехала? Нет! Это дурацкая идея! На что мы будем жить?

— Ладно. — Фаэтон прищурился. — Я полагал, что мне позволят забрать свою собственность или я смогу продать либо конвертировать вклады, мне принадлежащие…

Лицо Дафны снова стало неподвижным и спокойным, как замерзший пруд. Она тихо сказала:

— Милый, у тебя нет вкладов. Ты их все продал. Мы оба живем за счет Гелия. Мы здесь только потому, что он нас не выгнал.

— Что ты говоришь? Я один из богатейших людей в Ойкумене.

— Был, дорогой. Был.

Фаэтон посмотрел на Радаманта, тот печально кивнул.

— А моя работа? — спросил Фаэтон. — Я живу уже три тысячи лет и никогда не бездельничал. Я помню, как учился. Как мне пересадили знания по земным и трансцендентальным финансам, по инженерному делу, философии, искусству убеждения и умению мыслить. Моими усилиями создана новая орбита Луны, это была одна из первых моих работ! Когда Гелий начал проект на Обероне, никто, кроме меня, не захотел лететь на Уран! Я изучил механику орбитальных городов-колец и изготовил симулятор для проекта создания города-кольца у Солнца! Эти исследования привели к созданию современной солнечной структуры! А потом… потом я…

Он вдруг замолчал. Потом спросил:

— Что я делал в промежутке между эпохой 10 165 и 9 915? Это же двести пятьдесят лет.

Никто не ответил. Фаэтон заметил:

— Смешно. Я помню новости и сплетни. Помню эпоху 10135. Это было время, когда Метаматематическая суперструктура закончила расчеты и объявила, что Парадокс сжатия информации Нашиньяна решен. Помню многое другое. Но не помню, что в это время делал я. Я жил в своем замке «Отчуждение» на орбитальном Меркурии L-5. Тот дом я построил сам на свободном астероиде, выведенном на орбиту нептунцами. У меня было двенадцать квадратных миль солнечных реакторов, они парили, как паруса клипера, впитывая солнечный свет. Но чем я занимался в то время? Я был слишком далеко от Земли, чтобы поддерживать телеприсутствие или манекен. Я ушел тогда из Серебристо-серой? Но я же не был бедным тогда!

Фаэтон перемещал взгляд с предмета на предмет, не в силах сосредоточить его на чем-нибудь.

— А чем я занимался между 100 050 и 10 200, во время всего Первого и Второго Пересмотра? Все помнят, где они стояли и что делали, когда на Юпитере произошла вспышка. Это случилось в эпоху 7143, сразу после моего столетнего юбилея. А где я был, когда Ао Айнур впервые исполнил свой «Плач по Черному Лебедю» в 10 149? Все помнят, а я нет. Почему именно эти промежутки стерты, и не сами события, а моя реакция на них? Где я стоял? Что делал? Эта информация тоже в шкатулке? Какую часть моей жизни вы отняли у меня?!

Лицо его стало еще более бесстрастным.

— Дафна… Почему у нас нет детей?.. Я не помню, по какой причине мы отказались иметь детей. Ведь это одно из самых важных решений для семейной пары. А я не помню. Моя жизнь стерта.

Стояла гробовая тишина.

— Дорогой, я хочу, чтобы ты меня выслушал. — Дафна подалась к нему. Лицо ее застыло, она впилась глазами в шкатулку, словно в ней был яд, словно вот-вот из нее вырвутся смертоносные вирусы.

— Не делай ничего, не подумав. Ты все тот же, кем был, тот, кого я рождена любить. В коробке нет ничего полезного для тебя…

Рука Фаэтона, державшая шкатулку, напряглась:

— Радамант, можно ли заморозить эту сцену? Мне нужно подумать.

Комната замерла. Все звуки смолкли. Ни одна пылинка в воздухе не двигалась.

Голос Радаманта поступал прямо в мозг:

— Вам придется отключиться от системы, чтобы не причинять неудобства госпоже Дафне и другим пользователям. Можете подключиться, как только будете готовы.

Фаэтон жестом отключился от системы, и мир исчез.

6 ДОСПЕХИ

1

К своему несказанному удивлению, Фаэтон оказался один в пустом мыслительном пространстве. Его собственный образ исчез, а от тела осталась лишь пара висящих в воздухе перчаток. Прямо перед ним располагалось спиралевидное колесо из точек света, а слева и справа висели кубики — иконки основных программ: инженерное дело, математика, баллистика, экологические науки, а также с полдюжины темных пластин, напоминающих щиты, — безопасность, система защиты от вмешательства и программы, обеспечивающие конфиденциальность. Иконка в виде круглого желтого диска представляла схемы контактов.

Больше ничего. Это его глубинная область мышления? Если так, он себя не баловал.

Пустота давила. Она нарушала традиции Серебристо-серой, представлявшей детально окружающее пространство. Здесь не было не то что никаких обоев, не было даже комнаты, даже стола.

Фаэтон ударил перчаткой по желтому диску. Появился кроваво-красный кубик отсоединения, он прикоснулся к нему перчаткой, чтобы отключиться.

В воздухе повисли буквы: «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Вы будете отключены от всех систем Радаманта и поддержки. Хотите продолжить?»

Он прижал указательный палец к большому, оттопырив остальные, — это был сигнал подтверждения.

На миг Фаэтон потерял ориентацию. Его сознание затуманилось; ощущение тела стало другим, теперь оно было как будто медленным, онемевшим — очень неприятным. Он открыл глаза и вздрогнул.

Фаэтон очнулся, он был в реальном мире.

Медицинские трубки и приборы, сделанные из углеводородов, были присоединены к его телу, если же в них не было необходимости, они превращались в воду или алмазные пластины. Фаэтон медленно поднялся из контейнера. Он был одновременно и удивлен и шокирован.

С одной стороны маленькой убогой комнатки располагалось окно и огромный балкон. Над медицинским контейнером находился кристалл, поддерживающий режим и жизненные циклы, сохраняя таким образом его дремлющее тело. Кристалл был огромным — довольно грубая, устаревшая информата, приделанная к потолку нашлепками клейкого полимера. Простые стены, сделанные из какого-то настоящего материала, а не из псевдовещества, не могли изменять форму или выполнять какие бы то ни было иные функции. Когда он, перевесив ногу через край контейнера, нашел наконец в себе силы встать, он обнаружил еще одну неприятную вещь.

Он понял, что настоящее его тело слабее и не так подвижно, как он привык считать, поскольку Серебристо-серая школа утверждала, что мыслительный образ сохраняется с полным реализмом. Фаэтон распрямился, очень медленно и неуклюже.

Пол оказался холодным — это был еще один сюрприз. Мало того, пол не изменил температуру, даже когда Фаэтон заметил это, он так и остался холодным. Он не подчинялся его приказам, никак не реагируя на попытки Фаэтона что-либо изменить, он даже не изменил структуру, чтобы ногам было удобно. Фаэтон мысленно произнес несколько категорических команд, но ничего не произошло.

Потом он вспомнил, что можно отдавать команды голосом.

— Покрытие! Массаж для ног!

Пол откликнулся — медленно, слишком медленно, с перерывами, теплые пульсации ласкали ноги Фаэтона. Ковер был просто ужасным, потертым и рваным. Вероятно, помещения эти вконец обнищали, если пришлось вслух произносить команды.

Он не спеша осмотрелся, чувствуя некоторое напряжение в мышцах спины и шеи — вероятно, пока он спал, позвоночник его застоялся.

Он посмотрел наверх: на потолке и на стенах лежал слой пыли. Фаэтон не мог и вспомнить, когда он вообще видел пыль.

Но, взглянув на свое тело, он был просто ошеломлен: его кожа, сухая и безжизненная, больше походила на искусственную, причем дешевую кожу. Он ощупал грудь, живот, пах и почувствовал — или ему показалось, — что некоторые внутренние органы были слишком твердыми, неэластичными, словно их заменили на дешевые синтетические имплантанты.

Чувствительность явно была пониженной: более отдаленные предметы расплывались, а диапазон слуха сузился, поэтому звуки казались глухими и унылыми. Может быть, онемевшая кожа была результатом какого-то грубого медицинского вмешательства, хотя вполне вероятно, что чувственные восприятия, управляемые компьютером, возбуждали его нервную систему более тонко, чем это делают настоящие органы чувств, и он не мог видеть ничего за пределами, ограниченными линией света.

В помещении была дверь, однако ручка на ней отсутствовала. Он попытался пройти сквозь нее, но только ударился носом. Испугавшись оттого, что дверь не сдвинулась с места, он отскочил.

Больше всего его изумило, что он утратил часть своего разума. Если Фаэтон обнаруживал что-то новое, что-то узнавал, Радамант сразу же создавал в его нервной системе новую привычку или модель поведения, если считал, что они необходимы Фаэтону, обновляя, таким образом, его средний мозг и сокращая время обучения. Поэтому обычно Фаэтону не приходилось дважды напоминать себе о том, что нужно сделать.

Подумав, Фаэтон произнес: «Открыть!»

Дверь медленно распахнулась. Однако за ней оказался не выход, а гардероб. Там он обнаружил очень странный наряд, висевший на чистящих плечиках, а над магнитной подставкой парили несколько бутылочек с живой водой.

Фаэтон взял в руки одну из них. Как только он к ней прикоснулся, на стекле появились надписи. Одновременно читать слова, появлявшиеся одно за другим, глядя при этом на иконки, было очень тяжело. После просмотра первых страниц меню, появлявшихся на этикетке, у Фаэтона разболелась голова. Бутылка не передавала информацию непосредственно в разум, к тому же Фаэтон был отключен от средней виртуальности. Изделие это было низкого качества, оно содержало записанные на маленькие, размером с микроб, наномашины, находившиеся в воде, структуры и взаимодействия, но в очень небольшом количестве. Он поставил бутылку на место.

На низкой полочке стояла коробка с каким-то порошком. Фаэтон взял ее в руки и произнес: «Открыть коробку!».

Ничего не произошло. Тогда Фаэтон приподнял крышку рукой. Порошка внутри было совсем мало, всего несколько граммов.

— Да, я на самом деле очень беден, — пробормотал он печально.

Куда же делись все его деньги? За двадцать девять или тридцать веков плодотворной деятельности, вложений и повторных инвестиций он накопил изрядный капитал.

Зажав коробку под мышкой, он вернулся в унылую комнату, вновь посмотрел вокруг себя. Комната была отвратительна.

Расправив плечи, Фаэтон глубоко вздохнул.

«Фаэтон, соберись с духом, скрепи свое сердце и прекрати хандрить! Посмотри: страшного здесь ничего нет, ничего, что было бы выше твоих сил. Даже принцы когда-то не могли бы позволить себе такую жизнь, они назвали бы все это невиданной роскошью!»

Без помощи компьютера было очень сложно перестроиться, и он вообще мог сделать сейчас хоть что-нибудь только благодаря дисциплине, насаждаемой Серебристо-серой.

Он высвободил содержимое коробки — облако порошка поднялось к потолку, обнаружило пыль и принялось ее отчищать. Однако облако было слишком маленьким, и Фаэтону приходилось вручную направлять его на особенно загрязненные места, которые оно не в состоянии было обнаружить самостоятельно. Когда-то, до изобретения робототехники, люди делали подобную работу постоянно.

Занятие это казалось нелепым и даже слегка оскорбительным, но, закончив уборку, он ощутил чувство выполненного долга. Комната стала чистой. Она по-прежнему была маленькой, но атмосфера в ней изменилась, она как будто стала лучше, пусть совсем чуть-чуть, но все-таки лучше.

Приятное ощущение. Он попытался его записать, но ничего не получилось.

Фаэтон вздохнул. Как хорошо, что он не должен жить здесь, что он не отрезан от разума и систем Ойкумены. Нет необходимости приспосабливаться к этому тусклому, мертвому, безответному миру. Фаэтон проведет здесь ровно столько времени, чтобы побыть одному и обдумать ситуацию, и ни минутой больше.

Он подошел к высокому окну и, сообразив на этот раз сначала открыть его, вышел наружу.

Он оказался на балконе высокой башни. Она тянулась ввысь, насколько хватало глаз, по крайней мере сейчас, когда его восприятие было ограничено. Внизу были видны только облака и ничего похожего на фундамент или что-нибудь подобное.

Эта комната была встроена в один из космических лифтов, которые вели вверх к городу-кольцу, тянущемуся вдоль экватора Земли.

Решив сесть, Фаэтон произнес: «Стул…» Поверхность балкона реагировала очень медленно, поэтому он больно ударился о спинку поднимавшегося стула. Слишком простой стул не смягчил удар и не изменил высоту или форму в соответствии с ростом и весом Фаэтона.

— Все, что я здесь вижу, должно что-то значить. Если я не помню эту маленькую комнатку, значит, я должен был ее забыть, то есть это — напоминание. Пустота моего личного мыслительного пространства — тоже своего рода ключ, как и то глупое пессимистичное цереброваскулярное экологическое представление. И еще это странное одеяние в шкафу. Все это — ключи к разгадке.

Фаэтон не открывал запретную шкатулку с воспоминаниями, но он мог попытаться вспомнить все путем рассуждений и размышлений, ведь никто не мог запретить ему это. За размышления его не сошлют: законы об интеллектуальной собственности в Золотой Ойкумене были достаточно ясны. Преступлением считалась кража или присвоение знаний, принадлежащих другим, либо знаний, которые человек обязывался не читать. Но само по себе знание не наказывалось.

Вопрос в другом: хватит ли ему информации, чтобы сделать правильные выводы?

Фаэтон смотрел в небо, прислушиваясь к завыванию ветра вокруг бесконечной башни, монотонный свист которого улавливал даже его ослабленный слух. Здесь, так высоко над землей, было очень холодно. Теперь он мог разглядеть далеко внизу стальную радугу города-кольца. Тень Земли добралась до двадцатого градуса дуги, из-за чего город у горизонта стал невидимым. Но там, где сидел сейчас Фаэтон, ярко светило экваториальное солнце, освещая город-кольцо к западу от него. От этого зрелища у Фаэтона перехватило дыхание.

— Я замерз. Можешь что-нибудь сделать?

Машинам в форме пауков (они были сделаны из того же материала, что и пол) понадобилась почти минута, чтобы пройти по его телу и сплести вокруг него шелковое одеяние. Это была просторная белая одежда со встроенными отопительными элементами, создававшими приятную температуру.

Фаэтон задумался о своем прошлом. Чего же он не помнит?


2

Он не представлял, как можно было бы узнать что-либо. Он не помнил апрель эпохи 10 179. В чем была причина: воспоминания стерты из его разума, или он просто не может совместить воспоминания с датами? Память не линейна, воспоминания хранятся не хронологически, они соединены ассоциативными связями. У него не было никакой подсказки — ни списка, ни справочника, чтобы проверить. Он не замечал отсутствия этих воспоминаний, пока не пытался вспомнить что-либо.

Когда же он натыкался на такой пробел… Вот, например, что он делал после представления в честь Коррекции орбитального резонанса Гипериона? Да, он с нетерпением ждал встречи с женой, ему хотелось танцевать, разговаривать с ней, но она была какой-то вялой, расстроенной. Он не знал, был ли этот пробел как-то связан со всей этой историей, или же это было совершенно обычное воспоминание, которое он сам поместил в хранилище, чтобы забыть размолвку между ними или неудавшуюся работу.

Он обнаружил достаточно много пробелов даже за эти несколько минут, что он пытался проанализировать происходившее и выявить хоть какую-нибудь систему.

Во-первых, пробелов было много, и они были большими. Отсутствовали не годы, не десятилетия — целые века его жизни, близкие к настоящему. Как бы то ни было, дело, о котором он вынужден был забыть, заняло много времени. Если он замышлял преступление, то планировал он его долго, чуть ли не с самого детства. Он готовил это преступление, если, конечно, это было преступление, в течение нескольких веков: память за последние двести пятьдесят лет, вплоть до маскарада, отсутствовала.

В конце концов ему удалось восстановить последнее четкое воспоминание о том, как провалилась его вторая попытка модернизировать структуру Сатурна. Он подписал контракт с инвариантными, жившими в космических городах, на дезинтеграцию газового гиганта. Они хотели изъять водород из атмосферы и складировать его, чтобы перерабатывать затем в антиматерию за счет радиации, которая будет выделяться в процессе дезинтеграции. В таком случае сердцевина мира, состоявшая из алмазного металла, с помощью наномашин была бы преобразована в обширные космические пространства, которые можно было бы либо заселять, либо строить там крупные космопорты. Это дало бы возможность Инвариантным увеличивать население, получить собственные земли и создавать новые цивилизации. Фаэтон изучил их планы: они мечтали не о космических городах, они мечтали о континентах и мирах невиданной красоты и сложнейшей конструкции, каждый из которых был бы живым организмом бесконечной сложности.

Колледж Наставников организовал громкую кампанию по сбору средств на покупку Сатурна. Однако когда стало ясно, что получение прибыли от вложений маловероятно, Инвариантные совершенно спокойно отозвали свои деньги, обрекая себя на несколько веков жизни без детей в серых узких коридорах переполненных поселений.

Амнезия Фаэтона началась чуть позже этого события. Каким был его следующий проект? Что бы это ни было, он начал серьезно над ним работать именно в это время.

Было еще кое-что. Провалы в его памяти концентрировались вокруг инженерных разработок, а события, которые он не мог вспомнить, происходили по большей части за пределами Земли. Он помнил длительные поездки на лунную систему Юпитера, на Нептун и в так называемые Дальние пояса Куипера, но не мог вспомнить, что же он там делал.

Он не мог вспомнить также каких-либо крупных денежных затрат за последние годы. Видимо, жил он достаточно экономно: не посещал вечеринки, презентации или встречи, не бывал в спортивных клубах и салонах. Неужели он правда стал мрачным? Возможно, белоголовый старик, художник сатурнианских деревьев, решил, что Фаэтон носит черное только потому, что у него иссякли деньги на портных.

Фаэтон выпрямился. Не черное. Черное с золотом. Странный старик сказал, что Фаэтон носит мрачные черные одежды и благородное золото.

Фаэтон встал со стула и скинул белый термический шелк на пол, ветер подхватил его и унес в пространство. Он вернулся в комнату. Он снова чуть не ударился носом, забыв дать голосовую команду. Гардеробная открылась.

Костюм, висевший там (и как он этого сразу не заметил?), был черным с золотом.

Он выглядел точно так же, как и костюм путешественника в экологическом представлении, того самого путешественника из трех героев, кроме Композиции Воителей и Каина, изобретшего убийство.

Его костюм. Незнакомец смеялся над ним.

Костюм был сшит в форме космического скафандра, но был значительно тяжелее, отчего походил на броню.

У него был широкий воротник округлой, напоминавшей бриллиант, формы. На наплечниках были разъемы, энергетические сцепления, небольшие антенны, мыслительные цепи.

Да, это был его костюм, он чувствовал это. Костюм этот значил что-то очень важное для Фаэтона. Он протянул руку и прикоснулся к материалу.

Черная ткань заколыхалась от его прикосновения. Она сморщилась, выбросила волокна, похожие на шелковые нити, опутав пальцы и кисти рук Фаэтона, и они поползли по ладони. Тут же возникло ощущение тепла, благополучия, силы.

Дело было не в неживой ткани, а в сложнейших наномашинах. И все же, несмотря на это ощущение, Фаэтон не был готов довериться незнакомым биоорганизмам такой сложности. Он отдернул руку, ткань неохотно отпустила его.

Несколько капель ткани упали на пол. Ботинки, которые были единым целым с костюмом, выбросили нити к этим каплям и вернули их в основную ткань. Костюм вздрогнул, выполняя эту операцию, и снова стал неподвижен.

С любопытством Фаэтон коснулся наплечных пластин. Ничего не произошло. Он подумал: «Пожалуйста, покажи мне, что ты можешь». Сказав это, он убрал руки за спину и немного отступил назад.

Это была первая команда, которую ему не понадобилось произносить вслух. Перед ним был дорогой и качественно выполненный организм. Золотые сегменты раскрылись, образовав бронированные нагрудные пластины, появились защитные наколенники на ногах и налокотники с перчатками на руках. Из воротника образовался шлем. На шлеме была широкая пластина, закрывающая шею от плеч до ушей, через нее проходили горизонтальные трубки, как у статуй египетских фараонов.

Фаэтон благоговейно прикоснулся к золоту костюма. Если это были космические доспехи, то он впервые видел доспехи столь толстые и добротные. Эта золотая субстанция была не просто металлом. Большая часть ее состояла из искусственных стабильных элементов, этот участок назывался «континентом стабильности», атомный вес которых превышал девятьсот. Производство таких элементов требовало больших затрат энергии, и потому в природе их не существовало. Например, крисадмантин, один из этих элементов, был настольно жаростойким, прочным и стабильным, что даже реакция ядерного синтеза внутри звезды не смогла бы его расплавить. Костюм этот, собранный по одному атому, был сделан именно из этого материала, а потому и стоимость его должна была быть баснословной. Крисадмантин — очень редкий материал: только сверхускоритель на экваториальной орбите Юпитера мог производить достаточное количество энергии для производства искусственных атомов, однако даже в этом случае требовалась большая часть мощностей некрупной звезды, которую Ганнис создал путем разогрева Юпитера.

Черный материал костюма представлял собой циклическую наноструктуру, способную создавать замкнутый самоподдерживающий симбиоз с человеком, на которого надет костюм, — миниатюрную, но полную экосистему.

Зачем ему такой костюм? Для плавания в солнечных гранулах? Для проникновения в центральные залы плазменного реактора?.. Для космических путешествий в таком костюме нет необходимости.

В космосе два вида радиации: фоновая радиация и радиация, возникающая при столкновении частиц космической пыли на больших скоростях. При межпланетных путешествиях количество радиации, с которым сталкивается человек, незначительно и становится все меньше с каждым столетием. Оно сравнительно невелико, даже если пересечь Золотую Ойкумену из конца в конец через орбиту Нептуна. Броня космических кораблей, защищающая от метеоритов и космической пыли, с каждым столетием становится все крепче. Кроме того, чем старше становились бессмертные, тем больше было у них терпения, поэтому небольшие скорости и обходные маршруты уже не казались дорогой ценой за безопасность. А с развитием методов софотехнологий, с появлением нового оборудования даже мельчайшие пылинки в системе Вселенной были нанесены на карты, помечены или выведены с орбит.

Фаэтон снова коснулся наплечной пластины.

«Откройся. Я хочу тебя примерить».

Никакой реакции. Возможно, требовалась какая-то особая команда или дополнительная энергия.

— Ну, просто замечательно! — вздохнул Фаэтон. — У меня есть дорогущий универсальный костюм, который никакая сила на Земле не сможет ни повредить, ни поцарапать, ни разгерметизировать. А я не могу его надеть.

Интересно, если он так беден, спросил себя Фаэтон, почему он не продал костюм? Он вновь посмотрел вокруг: встроенное в космический лифт запущенное помещение было слишком бедным. И этот космический костюм — здесь? Джентльмен викторианской эпохи, поселившийся в хижине лесоруба и хранивший драгоценности королевской казны в грубом деревянном ящике под грязным полом.

И тогда ему пришло в голову, что это значит, что когда-то он был человеком, достойным носить такой костюм.

Доспехи Фаэтона.

Я должен выяснить, должен знать, что могло сделать меня недостойным. Что бы это ни было!

Он направился обратно к медицинскому контейнеру, осторожно улегся в него. Подождал, пока контейнер наполнится жидкостью, и без колебаний впустил ее в свои легкие. Подушка охватила его голову. Специальные контакты, вживленные в его череп, начали принимать тысячи информационных и энергетических потоков. Нервные окончания органов чувств снова искусственно стимулировались, он начал видеть то, что существовало лишь в воображении компьютера, даже таламус и гипоталамус получали импульсы, благодаря чему было возможно стимулировать с достаточной степенью правдоподобия эмоциональные реакции, физические ощущения и бессознательное взаимодействие языка тела и нейроструктур.

В следующее мгновение он оказался в пустом мыслительном пространстве, где только кисти рук парили у звездного колеса. Прикоснувшись к иконке в правой его части, он смог получить информацию со своего счета. Там он нашел список покупок с указанием цен, которые исчислялись в сотнях миллионов и даже в миллиардах секунд, все счета были получены от Ганниса с Юпитера и Вафнира с Меркурия. Общую сумму можно было приравнять к военному бюджету целого народа или империи.

Среди счетов от контролирующих органов были небольшие суммы от Тритонской композиции. Фаэтон также закупал крупные пакеты информации у нептунцев. Товары с Нептуна, в отличие от других коммерческих предприятий Золотой Ойкумены, должны были проходить проверку на скрытые дефекты и достоверность.

Кроме того, были небольшие счета из домов Церебро-васкулярной Матери Жизни, дочери Колеса Жизни по имени Дева. У нее было закуплено невероятно много экстраполяции, экологических формул, биоинженерных программ, оборудования и услуг экспертов.

И наконец, биологический материал. Фаэтон купил столько тонн вирусов и рекомбинантных тел, что в это трудно было поверить. Количества приобретенного товара хватило бы, чтобы уничтожить всю биосферу Земли и заселить ее заново новыми формами. И что получается? Фаэтон собирал армию? Уж не была ли его броня на самом деле боевыми доспехами, чем-то вроде магических щитов древних магов, системой отражения вооруженного нападения? Сама мысль казалась абсурдной.

Он обнаружил очень много счетов за услуги консультантов. По более мелким вопросам Фаэтон бесплатно получал юридические консультации у Радаманта. Однако отчет о расходах свидетельствовал, что Фаэтон обращался к софотеку Западного Разума и приобрел у него дорогой мыслительный набор, состоящий из правовых, эстетических знаний и знаний международного права, прибавив к нему программы экстраполяции личности Наставников. Консультанта по этим вопросам звали Мономаркосом. Так вот в чем дело! Человек не станет загружать в свой разум информацию на миллиарды секунд, превращая себя в юриста, не будет покупать способность предвидеть мысли и поступки Наставников, если его не призвали в Синод для расследования.

Синод не был судом, Наставники не располагали реальной правовой властью. Они не имели никакого отношения к Курии. Власть их была социального и морального порядка. В современном мире единственный способ пресечения деяний социально неприемлемых, но не приносящих непосредственного вреда окружающим — действия Наставников. Наставники не наказывали, не делали это напрямую, так как софотеки вмешались бы, начни люди применять друг к другу силу или принуждение, кроме случаев самозащиты. Однако можно было организовывать порицание, жалобы, протесты, а в особо тяжелых случаях — бойкоты. Многие компании включали в договоры пункты, запрещающие им иметь дела с теми, кому Наставники объявили бойкот, то есть в этом случае товары, а сюда входили и продукты первой необходимости, энергия и средства связи, не продавались.

Курия и Парламент не вмешивались в это. Контракты были частным делом и не могли аннулироваться властями. Пока Наставники пользовались поддержкой населения, их действия нельзя было запретить.

Фаэтон понял, что это его первый важный ключ. Наставники призвали его на разбирательство, и, что бы он ни сделал, результатом стала потеря памяти. Надо признать, с его стороны было благоразумно согласиться изъять память добровольно, не ожидая более сурового наказания, предположим, публичного порицания или бойкота.

Фаэтона не вызывали в Курию. Его не обвиняли в преступлении. Это несколько утешало.

Со счетами все. Фаэтон прикоснулся к золотой иконке и восстановил контакт с Радамантом.

Он снова оказался в той же комнате, в ней абсолютно ничего не изменилось: солнечный свет врывался в окна, лучи играли на шкатулках и стеклянных шкафах. Пылинки неподвижно висели в солнечных лучах. Жена его стояла там же и была по-прежнему очаровательна.

Когда Фаэтон наполнил легкие воздухом, вернулось ощущение тяжести в животе и покалывания в спине, а вместе с ним и подсознательная уверенность в непоколебимости своих намерений.

— Я готов. Продолжим.

7 ЗА ЧАЕМ

На этот раз Дафна была гораздо сдержаннее, у нее было время подумать.

— Дорогой, я должна все тебе объяснить. Но мне необходимо, чтобы ты пообещал мне, что будешь справедлив и честен настолько, насколько это возможно. — Она подошла к нему близко-близко и заглянула в глаза.

Он коснулся ее плеча, чуть отодвигая от себя.

— Для начала я хочу задать несколько вопросов и хотел бы получить ответы на них.

Дафна сжала губы. Реагирующие элементы на костюме мага, в который она была одета, сердито замигали, словно отражая атаку нанооружия Воителей или борясь с попавшим в организм ядом.

— Замечательно! Спрашивай!

— Сначала я хочу знать, как ты собиралась скрыть от меня правду? Я слишком многого не помню, я не смог бы этого не заметить, тем более что я не помню многого даже из того, что является общественным достоянием. Да еще эти счета за антиматерию, энергию, компьютерное время. Эти межпланетные перелеты. Я могу заглянуть в записи контроля космических полетов и узнать, куда я летал и что делал. Порицание или одобрение Наставников — это только общественное мнение. Мне не понадобится много времени, чтобы сложить эту мозаику. Зачем все это было нужно?

— Я не знаю, — просто ответила Дафна.

Фаэтон нахмурился и посмотрел на Радаманта.

— Я не могу читать чужие мысли без однозначного согласия на это, — сказал тот.

Дафна продолжила:

— Я не знаю, почему с тобой так поступили, не знаю, что в коробке. Клянусь тебе.

Радамант подтвердил:

— Ее слова полностью совпадают с ее мыслями. Она не лжет. То, что она собирается сказать сейчас, тоже правда.

— Не исключено, что частью соглашения было изъятие и моих воспоминаний, — предположила она. — Что бы ты ни совершил, я не смеюсь у тебя за спиной и не вожу тебя за нос. Я на самом деле не знаю, что это было.

— Но тогда откуда ты узнала…

Не говоря ни слова, она вытащила из кармана свою шкатулку, похожую на маленькую серебряную коробочку для ниток и иголок. Надпись на коробочке была сделана письменным шрифтом, напоминающим паутинку.


«Этот файл содержит информацию, касающуюся человека, называемого вашим мужем, вы оба согласились на изъятие этих воспоминаний.

1. Если вы сейчас читаете эту надпись, значит, Фаэтон предпринял попытку восстановить изъятые воспоминания. Сделав это, ему придется покинуть Золотую Ойкумену, возможно навсегда.

2. Фаэтон нищий, он живет в поместье Радамант по желанию Гелия и лишь до тех пор, пока не восстановит свои утерянные воспоминания.

3. Содеянное им не является преступлением, однако стыд и страх от того, что он собирался сотворить, не выносим для вас обоих. Вы прекрасно знаете, почему согласились на амнезию и в чем ее положительные стороны.

4. Ваша амнезия тесно связана с его амнезией. Если он когда-либо прочтет свой файл, этот файл откроется автоматически.

5. Вам запрещено самостоятельно открывать этот файл. Честные взаимоотношения требуют, чтобы вы ничего не скрывали от Фаэтона».


Фаэтон вернул ей шкатулку. Возможно, он устыдился своих подозрений. Она положила шкатулку в карман.

— Но почему ты…

Она не дослушала.

— Мы не могли бы поговорить об этом в другом месте? Мне не нравится эта комната.

Обхватив себя руками, Дафна вздрогнула и опустила взгляд.

Положив шкатулку на место, Фаэтон вытащил ключ и швырнул его Радаманту.

Повернувшись к жене, он обнял ее за плечи, и они пошли вниз по ступенькам.

Радаманта они попросили накрыть столик в саду и подать чай. Фаэтон сменил костюм, теперь он был одет в черный сюртук с высоким воротником. Дафна надела подчеркивавшее фигуру темно-бордовое платье эпохи короля Эдуарда и широкополую соломенную шляпку с низкой тульей, украшенную сложным узлом сзади. Наряд этот выглядел некоторым анахронизмом, но Фаэтон простил ей это — так хороша была она в нем.

Они пили чай из чашек тончайшего китайского фарфора, брали коржики с серебряных подносов. Фаэтон втайне подозревал, что симулированный вкус чая и лепешек намного превосходил вкус настоящий.

Дафна заговорила:

— Мне кажется, все уже забыли, что именно ты сделал. Так и должно быть. Ты бы не согласился забыть что-либо, если бы неприятное событие осталось в памяти у других людей. Посмотри, как ты был раздражен, решив, что я скрываю от тебя правду. Разве мы смогли бы жить вечно, если не забывали бы старые ссоры, полностью и окончательно?

— Что значит «все забыли»?

Она пожала плечами.

— Я имею в виду цивилизованную часть общества.

— В нее не входит, например, школа Примитивистов, они не редактируют сознание и не используют нейротехнологии. Не относится к ней и Аткинс, солдат, сохраняющий неприкосновенность разума. Не относятся нептунцы — изгои и мерзавцы. И конечно, ты ничего не знаешь об этом парне, которого я встретил на экологическом представлении. Он был одет в мой костюм. Только шлем выглядел иначе.

— Кто это был?

— Я не знаю. Он же был в маскарадном костюме.

— И что за костюм у него был?

— Он был в костюме составной Композиции Воителей, конец Четвертой эры.

— Я знаю, кто это. Костюмы Композиции Воителей сделали себе представители Черной манориальной школы. Это анархисты и разрушители, художники, нарушающие устои общества. Они хотели оскорбить Ао Аоэна и представителей других нестандартных нейроформ.

— И оскорбить меня? Этот костюм — аналогия между мной и изобретшим убийство Каином, героем пьесы Байрона, да еще Композицией Воителей, которые изобрели войну заново.

Она покачала головой.

— Я не знаю, что это значит. Ни один воспитанный человек не понял бы его шутки, мы все забыли о том, что было. Наставники не должны были допустить этого.

Тут Фаэтон догадался:

— Да, если Наставники следят за мной, что, впрочем, меня нисколько не удивляет… если они следят за мной, то во время маскарада, когда определить местонахождение и идентифицировать личность невозможно, следить за кем-либо не получится. Затерявшись в толпе, я увидел то, что мне не полагалось.

— Ну что ж! Ты нашел объяснение. Значит, одной тайной меньше! — радостно воскликнула Дафна. — Теперь мы можем поговорить о чем-нибудь более приятном?

Фаэтон кивнул.

— Мне кажется, мне стерли память перед самым маскарадом. Старик-примитивист, которого я встретил, что-то говорил такое… что меня не должны были приглашать на празднования. Может быть, я согласился на амнезию исключительно ради этих праздников. Кроме того, многие люди сохранили память о моем прошлом, они хихикают, рассматривают меня и сплетничают. Этого было достаточно, чтобы я начал подозревать неладное.

— Мне показалось или мы по-прежнему обсуждаем все тот же вопрос?

— Надо найти человека, который знал бы, что я сделал. Потом подобраться к нему, предпочтительно переодетым, чтобы Наставники не заметили, и, сбив его с толку, все выяснить. Все представления должны быть отражены в художественном каталоге для оптовой продажи… Один из нас может поискать старика с сатурнианскими деревьями, а другой в это время выяснит, кто из Цереброваскулярных устраивал экологическое представление на озере Судьба.

— Дорогой, ты так говоришь, будто я буду помогать тебе в этом. Но я не собираюсь.

Фаэтон откинулся на спинку стула и молча уставился на нее.

Она пояснила:

— В этих поисках ты лишь разрушишь нашу жизнь.

— В этих поисках я найду истину.

— Истина! Нет такого понятия. Есть лишь некие сигналы у тебя в голове. Все чувства, память, любовь, ненависть, абстрактная философия, физиологические потребности — все это ничего не значит. Это просто сильные или слабые сигналы. Эти сигналы могут повторяться, записываться, подделываться. Неважно, какого мыслительного состояния, удовольствия или убежденности ты хочешь достичь, раскрыв эту загадку. Эти ощущения ты можешь испытать, составив правильную комбинацию сигналов, и тогда отличить ложные переживания от настоящих будет невозможно. Для тебя они будут так же реальны, как и все остальное. — Она показала на окружавший их сад, залитый солнцем, пронизанный ароматом роз и трав, на густую листву, жужжащих пчел, поющих жаворонков.

— Да, но это не будет правдой.

— Это всего лишь еще один сигнал, — мрачно заметила она и потянулась за своей чашкой.

— Дафна, ты на самом деле не думаешь так. Ты не стала бы жить, если бы думала так на самом деле. Ты замкнулась бы в себе и погрузилась в виртуальные видения… и никогда не выходила бы из них. Кроме того, я думаю, я смогу выяснить истину, не нарушая соглашения, которое я заключил.

Дафна со стуком опустила чашку на блюдце, так что чай выплеснулся. Однако голос ее оставался спокойным и мягким.

— Зачем это нужно? Не лучше ли удовольствоваться тем, что имеешь?

— Это было бы слишком просто. Но что с того? Я предпочел бы что-нибудь более сложное.

— Позволь с тобой не согласиться. Не так уж сложно строить из себя упрямого идиота, дорогой. Посмотри, как много их в этом мире.

Фаэтон развел руками и улыбнулся.

— Хорошо, раз уж я буду корчить из себя упрямого идиота, я думаю, это можно сделать с долей изящества и изобретательности. Может быть, у меня не так уж плохо получится. Неужели ты не понимаешь, как это важно? Не понимаешь, что я потерял существенную часть своей жизни?

Дафна постаралась подавить раздражение.

— Милый, по каким стандартам ты измеряешь важность? По временной продолжительности? Композиция Воителей правила в Восточном полушарии намного дольше, чем ты живешь на свете. Но за девяносто поколений они не создали ничего, кроме зла и боли. Я не отдала бы и секунды твоей жизни за всю их власть. Ну зачем ты тратишь время на то, что принесет лишь страдания? Дорогой, послушай меня. С тобой не произошло ничего страшного, твоя загадка не стоит того, чтобы с ней возиться. Если ты не пожелал сохранить те воспоминания, какая разница, сколько времени они охватывают? Тебе не приходило в голову, что, когда ты соглашался на изъятие памяти, ты понимал, что делаешь?

— Вообще-то именно это удивляет меня больше всего… — задумчиво сказал Фаэтон, сделав глоток.

Дафна подалась вперед. Ее зеленые глаза засияли.

— Ты, по всей видимости, предвидел сегодняшний день. И ты понимал, что сегодня будешь умирать от любопытства. Тогда ты решил, что боль, которую причиняло тебе знание, — из двух зол худшее. Неужели ты не можешь просто принять на веру, что принятое решение было правильным? Неужели не можешь принять чье-то суждение без проверки? Даже свое собственное? Ведь ты понимаешь, что, принимая решение, ты знал больше, чем сейчас!

Фаэтон чуть заметно улыбнулся.

— Позволь, я попробую разобраться в том, что ты сказала. Ты хочешь, чтобы я принял на веру тот факт, что у меня всегда хватало силы воли никогда не принимать ничего на веру. Но если я поддамся на твои уговоры, разве я не докажу тем самым обратное? И что сейчас я как раз не могу принять что-либо на веру? Тот я, который согласился на амнезию, насколько я могу судить сейчас, думал иначе.

— Ты очень красиво это сказал, — фыркнула Дафна. — Так ты легко уговоришь себя на ссылку и бесчестье.

Фаэтон не мог оторваться от огоньков, вспыхивающих в ее глазах, от ее губ, открывавшихся, чтобы сделать глубокий вдох, от трепета ее ноздрей, от румянца, играющего на щеках. Она вдруг успокоилась, опустила глаза и отвернулась. Фаэтон разглядывал изгиб ее шеи, совершенство ее профиля, мягкие ресницы — длинные и черные, они почти доставали до щек. Что он сделал, чтобы заполучить такую живую, такую обворожительную женщину?

А что должен он сделать, чтобы не потерять ее?

Неважно. Он не может изменить себя, быть одновременно и Фаэтоном, и кем-то еще.

Слабый ветерок взъерошил волосы Дафны, ей пришлось придержать шляпу, чтобы она не сбилась набок. Теперь она смотрела вверх на белые рваные облака и синее небо. То было небо древней Земли, достоверно воспроизведенное. Над южным горизонтом не было города-кольца, исчезло ослепительное пятнышко Юпитера, а Полярная звезда вернулась на свое первоначальное место, в поле воздействия прежней орбиты Венеры.

Она сказала:

— Скоро начнутся гонки на ладьях в бухте Ванкувер. Теленытик Кватро собирается вызвать на состязание свою последующую версию, Теленытика Квинтуса. Говорят, он наверняка превзойдет самого себя. Маг Ао Йомелл-Еенду, который скомбинировал свою личность из собственных разумов-близнецов, собирается вызвать их обоих на поединок.

Теперь она оживилась, в голосе зазвучал интерес.

— Йомелл-Еенду, с тех пор как близнецы стали одним целым, живет в своей телеладье уже сорок лет, он тренируется и готовится. Канал сплетен сообщает, что он ни разу не спускался на сушу за все это время! Уже не один год он отключает линейные и лингвистические сегменты мозга, живет среди дельфинов и китов, сам превращается в морское животное и погружается в океанические видения, чтобы обрести мистическое единство с морем, ветром и волной!

Потом, вечером у горы Вашингтон произойдет настоящая схватка между Бимой и Арседесом и положит конец двухвековому соперничеству. Проигравший обещал победителю сменить пол и служить ему рабыней в гареме ровно год и один день. Болезненная фантазия, как мне кажется, но кто поймет этих спортсменов и актеров?

А еще сегодня вечером в Доме Боярышника будет бал, а в полночь — Воздействие. В завещании Манкусиоко Нейроследопыта обнаружено дополнительное распоряжение, в соответствии с которым его должны оживить на праздновании Тысячелетия. Ходят слухи, что он закончил свой Опус номер десять «Неоконченную классификацию». Всем не терпится узнать, как он разрешил тот спорный вопрос о переходе восприятий. Сегодня мы все узнаем! Сам Манкусиоко проведет нас от одного состояния восприятия к другому, через весь цикл сознания. И кто знает, какие новые выражения мысли, новые откровения, новые формы могут породить его удивительные манипуляции нервной системой! Ты пойдешь, Фаэтон? Пойдешь?

В первую минуту он совсем было согласился.

Если бы он пожелал на время, на этот вечер или на ближайший месяц, отложить решение загадки, он мог бы сдать сегодняшние открытия на хранение в редактор. Он мог бы провести приятный вечер с женой — он так давно не проводил время с ней вдвоем. Он мог бы вести спокойную, приятную жизнь… и все, что нужно было сделать, — это просто попросить.

Но он сразу подумал, а может, он делал так и раньше? А что, если он сознательно забывал о каждом своем открытии? Может быть, это было только вчера? А может, он делает это каждый день?

У него может быть жизнь, полная удовольствий. Достаточно только попросить. Только одна проблема: это будет уже не он.

— Эти празднования начинают угнетать меня, — ответил Фаэтон. — Я бы хотел делать что-то, что можно было бы отпраздновать по-настоящему. Меня преследует мысль, что тот прежний я, как ты говоришь, знал, что делает. Предположим, я подвергся этой амнезии ради того, чтобы посетить празднования. Это значит, что посещение — часть какого-то плана. Но какого плана? Что он, то есть я, надеялся выиграть? Он должен был быть абсолютно уверен, что я буду продолжать действовать в том же духе…

— Знаешь, дорогой, это начинает походить на бред сумасшедшего. Люди не строят планов таким образом. Ну почему ты не хочешь просто расслабиться и пойти со мной на гонки?

Фаэтон уже не слушал ее. Он вдруг вспомнил, как Радамант сказал ему, что действия человека можно просчитать, если человек следует требованиям морали. Фаэтон представил себе ту версию себя самого, у которой еще живы были воспоминания последних двухсот пятидесяти лет, себя, желающего совершить нечто вроде самоубийства. Представил, как этот прежний вариант его самого отправился в хранилище памяти, чтобы уйти в забвение, руководствуясь надеждой, что его будущая личность, покалеченная амнезией, найдет в себе силы и упорство вытащить его оттуда, даже если его никто не будет об этом просить. Образ получился довольно странный.

Фаэтон встал.

— Дафна, мою память искромсали. У меня такое чувство, будто я перестал быть самим собой. Не исключено, что к этому были серьезные причины. Но будь я проклят, если я не попытаюсь докопаться, что же, это были за причины. Ты знаешь больше, чем говоришь. Твоя шкатулка свидетельствует, что ты знаешь причину моей амнезии. Там сказано, что тебе это зачем-то нужно. Зачем? Зачем тебе это нужно?

— Ну для чего вспоминать уже позабытое преступление? Давай забудем об этом.

— На твоей шкатулке написано, что я не совершал преступления и что меня заставили замолчать из-за того, что я только собирался сделать.

— Может быть, только потому ты и избежал настоящего наказания, что преступление не было совершено. Но я тоже отдала эти воспоминания в хранилище.

— Но ты хотя бы знаешь, зачем тебе это нужно. Так зачем же?

— Моя жизнь стала невероятно счастливой. — Она опустила глаза, произнося эти слова, и избегала его взгляда.

— Это не ответ.

— Тем не менее ничего другого ты от меня не получишь. Удовольствуйся.

— Ты на самом деле не хочешь сказать мне правду? — Он подождал, но она по-прежнему молчала.

Тогда он продолжал:

— Неужели наш брак так мало для тебя значит? В день свадьбы наши друзья Асатру и Геллайн просто обменялись своими копиями. После этого он редактировал и настраивал копию жены до тех пор, пока не добился, чего хотел. Она сделала то же самое. Большинство наших друзей так поступают. Сферандерик Миллион Друзей отсылает свои копии для заключения брака всем женщинам, проявляющим малейший интерес к его безвкусным любовным романам. У каждой школьницы есть в гареме его кукла. Меня бы такое поведение оскорбило. Словно муж — всего лишь жиголо. Она нанимает ему проституток. И при всем при этом они радуются семейной гармонии, считают ее священной. Я спокойно отношусь к таким вещам лишь потому, что в целом в обществе это совершенно обычная вещь, как обмен воспоминаниями. Но мне казалось, что мы с тобой преданы идеалу Серебристо-серой. Настоящим традициям, настоящим чувствам, настоящим жизням. Я думал, в основе нашей традиции заложена правда, а в нашем с тобой браке — любовь.

Дафна молчала, она сидела, опустив глаза, не поднимая взгляда.

Она заговорила очень тихо, по-прежнему не поднимая глаз.

— Но я боюсь, мы не женаты, милый мой муж.

— Ч-то? — Он выдохнул эти слова почти беззвучно, словно его ударили в солнечное сплетение. — Но я же помню наше бракосочетание… Радамант сказал, что ложных воспоминаний мне не вводили…

— Твои воспоминания не ложные. Ложная здесь я.

Дафна достала свой дневник, маленькую, переплетенную тканью книжечку с розовым пастельным рисунком, и положила на стол. Как и у многих семейных пар, у них были контактные цепи, при помощи которых можно было обмениваться воспоминаниями, передавая таким образом друг другу свою точку зрения в полном объеме. Этот дневник и был таким контактом.

Она сказала:

— Боюсь, твои поиски правды уничтожат меня. Я знаю, ты уже уничтожал людей, о которых говорил, что любишь их. Эту часть своей жизни ты забыл. Тебя убедили: то, что ты сделал, — не преступление. Возможно, с точки зрения закона так и есть. Но как много на свете вещей, ужасающих вещей и поступков, которые в глазах закона не являются преступлением!

Она вытащила ключик и открыла замок. Крышка тотчас стала красной. Вспыхнули буквы: «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Здесь содержится матрица личности. Вы потеряете чувство самосознания во время чтения. Это может привести к длительным последствиям для вашей личности или сознания. Вы уверены, что хотите продолжить? (Для отключения выньте ключ.)».

Она передала ему дневник через стол.

— Я предлагаю его тебе с надеждой, что ты не станешь это читать. Если ты доверяешь мне, то поймешь: то, что здесь находится, разрушит нашу мечту о семейной жизни. Если же нет, то я не уверена, что ты меня любишь…

Он вытащил из кармана свой дневник — тонкую черную книжку, — открыл его и бросил ей через стол. Китайский чайный сервиз звякнул, когда книжка упала на стол, серебряная ложечка выпала из сахарницы. Книжка лежала в ярких лучах солнца на белоснежной скатерти — навес не закрывал эту часть стола от света.

На обложке стояла дата последней записи — вчерашний день. Он предлагал ей посмотреть на происходившее его глазами.

— Семья, основанная на лжи, противоречит самому этому понятию.

Он взял в руки ее дневник.

Однако не стал открывать его.

Дафна, не мигая, напряженно смотрела на него, лицо ее ничего не выражало.

В этот момент за спиной Фаэтона появился Радамант в образе дворецкого и подошел к столу. Он держал серебряный поднос с запечатанным письмом, на письме была даже марка и сургучная печать.

— Простите, что прерываю вас, сэр, мадам, — сказал он с ирландским акцентом и слегка поклонился. — Но молодого хозяина вызывают.

Фаэтон повернулся к нему. Что бы это значило?

— Вызывают? К Наставникам?

— Нет, сэр. В Курию. Это официальное уведомление.

Фаэтон взял письмо, сломал печать и прочел. Ордера на арест там не было, ни слова не говорилось о преступлении. Это было просто требование явиться в Комиссию по делам наследства для установления его личности. Письмо было написано таким вежливым языком, что он не понял, то ли это приглашение, то ли приказ. На документе вместо подписи было написано: «По делу Гелия».

— Что это, Радамант?

— Вас призывают для дачи письменных показаний, сэр. Объяснить вам детали этого документа?

— Но я занят другим…

— Но вы не можете пользоваться какими бы то ни было мнемоническими блоками или чем-то еще для изменения личности, если ваша идентификация не установлена специальным обследованием интеллекта.

— Почему мне не говорили об этом раньше?

— Вам не могли доставить повестку, сэр, вы были на маскараде, и никто не знал, где вас искать.

— Хорошо, я отвечу на звонок в туалетной комнате. Пусть сделают интерьер в соответствии с их эстетическими требованиями, но без больших погрешностей против правдоподобия…

— Сэр, не могли бы вы внимательнее изучить документ? Вам приказано явиться лично, ни манекены, ни парциалы, ни телепроекции не могут быть использованы. Во время исследования никакие внешние сигналы не должны воздействовать на ваш мозг.

— Это чертовски неудобно! Куда я должен идти?

— Пятьдесят первая долгота города-кольца.

— В таком случае нужно заняться этим прямо сейчас и побыстрее закончить.

С этими словами он положил в карман дневник жены.

Снова Фаэтон вышел из виртуальности и оказался в собственном мыслительном пространстве, снова превратился в пустые перчатки без тела. Иконка дневника жены была здесь же. То, что он положил дневник в карман, означало, что задача не завершена. Здесь, конечно, дневник выглядел куда проще — обычный прямоугольник пастельных тонов. Перчатка выпустила дневник, однако он не упал, а завис в воздухе в том месте, где он находился в этот момент, слева от квадратиков прикладных программ.

Потом он очнулся в своем контейнере в убогой комнате.

8 ПОВЕСТКА

Когда он очнулся на этот раз, Радамант был рядом с ним, а потому комната выглядела иначе, она была прилично обставлена и отделана. Обстановка напоминала швейцарскую горную хижину, может быть, охотничий домик. На полу из широких досок лежали медвежьи шкуры, в камине пылал огонь, на каминной полочке красовались наградные кубки. Напротив окна располагалась стойка с мушкетами. Теперь шкаф был сделан из полированного дуба с вырезанными на нем геральдическими символами. Из французских окон ромбовидной формы с хрустальными стеклами открывался тот же вид, однако несколько симпатичнее.

Рядом стоял Радамант, теперь он был лакеем. Он с поклоном протянул Фаэтону брюки, сорочку и пиджак. Фаэтон сбросил шелковые простыни и вылез из кровати с пологом.

Его тело не выглядело на этот раз уродливым и толстокожим, Фаэтон был таким же, как в виртуальности. Когда он подошел к шкафу, лакей услужливо распахнул для него дверцы, причем произносить команды вслух ему не пришлось.

Внутри по-прежнему находились его золотые доспехи.

— Я хочу видеть вещи в их настоящем виде, — высказал он свое желание.

Тотчас изящный домик превратился в уродливый блеклый кубик. Ощущения притупились, кожа стала толстой и грубой, как дешевый пластик. Только доспехи не изменились. В отличие от всего остального, они стали даже лучше.

— Радамант, можешь выяснить, как эти доспехи открываются?

На поверхности доспехов, словно ручейки, появились вертикальные полосы, доспехи раздвинулись вдоль этих полос. Шлем сложился. Доспехи снова выглядели так, какими он их видел в первый раз: черными с золотыми боковыми пластинами, золотыми украшениями на воротнике, на плечах и на бедрах.

— Раз уж я должен предстать перед Высоким судом Курии, позволь мне явиться во всем блеске, чтобы изумить мир! Не хочу исчезнуть незамеченным.

Вразрез принятым правилам Серебристо-серой школы ответ Радаманта прозвучал непосредственно в голове Фаэтона.

— Извините, сэр, если я недостаточно понятно объяснил вам ситуацию. Вас вызывают не в Высокий суд. Вы должны явиться в суд по делам о завещаниях и наследствах. Я полагаю, они соберутся, чтобы передать вам наследство, а не для каких-либо действий по отношению к вам.

Фаэтон надел доспехи на плечи. Черная ткань распалась на летучие нити, которые обхватили его тело, обернули ноги и руки. Золотые адамантиновые пластины встали на свои места. Черная субстанция буквально срослась с его кожей. Он снова ощутил чувство полного благополучия. Наномашины доспехов проникали в его плоть, насыщая клетки организма куда эффективнее естественных механизмов, которые обычно переносят по телу питательные вещества и жидкости.

Он немного постоял, наслаждаясь чувством все возрастающей жизненной энергии, которую доспехи распространяли по его нервам и мышцам. Только через несколько минут до него дошел смысл слов Радаманта.

— Наследство? Суд собирается вручить мне наследство? Что за ерунда? Я всегда считал, что Курия вмешивается только в дела, связанные с повторными насильственными действиями, с нарушением контрактов либо невыполнением взятых обязательств. Судьи Триумвира не вручают наследство.

— Это наследство по завещанию, молодой хозяин. Судьи имеют право решать вопросы о спорном наследстве умерших.

— Я всегда считал, что эту обязанность выполняют либо археологи, либо попечители музеев. Какое это может иметь отношение ко мне? А впрочем, какая разница! Мне не терпится покончить с этим делом. Мы можем отправиться прямо сейчас?

Одна из стен убогой комнаты была сделана из так называемой псевдоматерии. Этот материал нельзя было назвать ни веществом, ни энергией в том смысле, в каком их понимали древние. Это была третья форма, третье проявление пространства-времени. Вибрация илемских суперструн в устойчивых геоматериях (так называемых октавах) порождала кванты вещества-энергии, а неустойчивые пульсации образовывали виртуальные частицы. Неестественная, но идеально самосогласованная (и не порожденная вселенной в течение первых трех секунд после Большого взрыва) топология представляла собой полустабильную волну (так называемый тритон). Псевдоматерия, созданная из этих тритоновых полуквантов, могла имитировать форму и объем лишь в присутствии стабилизирующего энергетического поля. Как только энергетическое поле отключалось, псевдоматерия теряла точность локализации, а с нею и вещественность до нового восстановления поля.

Стена вздулась, словно мыльный пузырь, когда Фаэтон проходил сквозь нее, а пропустив его, вновь приняла прежнюю форму. Некоторые школы по эстетическим и метафизическим соображениям не одобряли использования псевдоматерии, и сейчас он, наверное, согласился бы с ними, ведь было бы намного легче жить, если то, что выглядит твердым, было твердым на самом деле.

Пройдя сквозь стену, Фаэтон оказался у ряда окон, глядящих в большой круглый тоннель, по форме больше всего напоминавший трубу. Он тянулся вверх насколько хватало глаз, а под ногами, как колодец, уходил вниз, и казалось, что у этого колодца вовсе нет дна. Переплетавшиеся на вертикальных стенах рельсы и генераторы полей, гасящих трение, были похожи на тигровую шкуру. Все это вместе больше напоминало живой организм, а не механическое сооружение. Фрактальная, органическая спиралевидная архитектура постройки ничем не напоминала Эвклидову линейную геометрию.

Из глубины тоннеля стремительно вылетела машина, передвигаясь с помощью конечностей, похожих на лапы то ли паука, то ли краба, и остановилась перед окнами. Внутри трубы был выкачан воздух, и потому здесь царила непроницаемая тишина. Протуберанец, вырвавшийся из внутренностей машины, потянулся к окнам, раскрываясь, словно рот. Дверей не было, субстанция окна сжалась и раскрылась, словно бутон, сливаясь с протуберанцем. Теперь перед Фаэтоном открылся короткий извилистый, чем-то напоминавший пищевод коридор, ведущий внутрь вагона. Здесь не было ни стен, ни пола, ни потолка. Яркая обшивка из мягкого материала покрывала все пространство, не имевшее ни твердых форм, ни острых краев. Материал, обладавший способностью мимикрировать, обеспечивал удобство существам самой разнообразной формы. Неподалеку, шагах в десяти от Фаэтона, в неглубокой воронке, мучительно напоминавшей желудок, плескалась живая вода.

— Где мы? — не скрывая отвращения, спросил Фаэтон.

— Это место не подчиняется Консенсусной эстетике.

— Я заметил!

— Его создавала одна из Антиэстетических школ, нео-морфисты, принадлежащие к движению «Никогда не будем первыми». Они самые ярые противники традиционных социальных и художественных форм…

— Да, я их знаю, — раздраженно остановил его Фаэтон. — Я не все забыл.

«Никогда не будем первыми» набирались из второго поколения, родившегося после изобретения бессмертия. Они отвергают все, что так нравится старшему поколению. Основная идея этого движения, кажется, заключается в том, что богатства и власть, принадлежащие старшему поколению (и надо сказать, они их заслужили), должны быть отобраны у них по не очень понятным причинам и переданы молодым (а они, кстати, еще ничего не заслужили). Возможно, до изобретения бессмертия законы и институты были иными, но сейчас подобные идеи казались весьма и весьма спорными.

— Гелий называет их какофилами, то есть любителями всего дурного, — сказал Фаэтон. — Я всегда спорил с ним, думал, что в них есть что-то обнадеживающее, футуристическое, отчаянное, но теперь мне кажется, что Гелий прав. Вода в этом бассейне очень неприятного цвета. В воде есть галлюциногены?

— Только успокоительное, чтобы снизить воздействие перегрузок на организм, хозяин, и еще веселящие химические вещества, чтобы поездка прошла приятно.

— Действительно? А сколько времени она займет?

— Отсюда до геосинхронной орбиты? Триста секунд.

— Думаю, я в состоянии пережить скуку одиночества в течение пяти минут и не впасть в отчаяние. Спасибо. Мне кажется, я прекрасно обошелся бы без этих любителей дурных манер и без этого лифта.

Внутри костюма он обнаружил мыслительное пространство. Ощущения поступали от костюма прямо в мозг, память обогатилась новыми мыслительными способностями и возможностями, а двигательные нервы — регуляторами. В его доспехах было встроено множество контрольных интерфейсов, серворазумов и операционных иерархий. Создавалось впечатление, что все они не соединялись в цепи или каналы, и пока он не мог понять, какими именно машинами или системами должны управлять эти доспехи, но сложность их была просто невероятной. Используя доспехи, Фаэтон мог управлять контрольными интерфейсами и заставить работать локальное мыслительное пространство. В считанные секунды он вычислил поток энергии в трубе, создал соответствующие анкерные поля и генераторы под оболочкой костюма, установил зону магнитного поля вокруг себя и направил энергию вверх по оси трубы со скоростью, в несколько раз превышающей скорость звука. Аварийная программа, не давая воздуху вырваться в вакуум трубы, раскрыла вздувшееся от этого окно, которое тут же захлопнулось. Фаэтон взмыл вверх. Черная внутренняя обшивка доспехов проникала в его плоть, делая его тело, нервы и кости твердыми, как дуб. Он с легкостью переносил девятикратное ускорение. Внутренний монитор костюма сообщил ему, что, если бы он потратил больше времени на завершение регулировки натяжения в клетках и мембранах своего организма, он смог бы выдержать все девяносто.

— Радамант, я представляю опасность для окружающих?

— Если бы это было опасно, я предупредил бы вас, молодой хозяин.

Невидимая сила подхватила Фаэтона и понесла вверх. Он оказался в невесомости в обширном пространстве сферической формы, примерно миля в ширину. По стенам теснились доки и закрытые решетками проходы к межпланетным космическим кораблям, а также к поселениям города-кольца. Фаэтон переключил фильтр ощущений на подтекстовый режим и сразу же увидел карты и диаграммы, пояснявшие работу механизмов и энергоустановок вокруг него, а также показывавшие его местоположение.

Теперь он видел работу механизмов и трубопроводы, проходившие между ними. Он заглянул в среднюю виртуальность, чтобы узнать смысл производившейся работы, и обнаружил, что в связи с его появлением в сверхкостюме софотеки приняли необходимые меры безопасности. Были подсчитаны возможные издержки по страхованию, которые были бы вычтены со счета Фаэтона, если бы произошел несчастный случай, там же указывалось, что, поскольку Фаэтон — банкрот, все денежные вычеты, наряду с расходами, проистекавшими из сложившейся ситуации, будут сделаны со счета Гелия.

Фаэтон повернулся к Радаманту, который теперь, когда Фаэтон снова включил фильтр, принял материальный облик. На этот раз он был пингвином, одетым в доспехи из адамантина. Его шлем выглядел почти так же, как выполненный в древнегреческом стиле шлем Фаэтона, только лицевая пластина, закрывавшая клюв, больше выступала вперед.

— Радамант! Что это такое?!

Вытянув шею, пингвин принялся себя разглядывать. Он задумчиво осмотрел свое круглое тело, обтянутое золотом, даже поднял крылья и заглянул под мышки.

— Что-то не так, хозяин? Протокол Серебристо-серой требует, чтобы я принял вид, не нарушающий атмосферу места действия.

— Ты все перепутал! Ну разве может быть пингвин в космическом скафандре!

— Видите ли, пингвин не мог бы висеть в вакууме здесь с вами без специального костюма. Это нереалистично.

— По-моему, ты несерьезно воспринимаешь мои неприятности.

— Когда имеешь дело с людьми, сэр, чувство юмора очень полезно.

— Судя по всему, оно так же полезно, когда имеешь дело с софотеками. Все, что я делаю и куда иду, всегда известно Гелию, ты и твои собратья постоянно информируют его об этом. Или это тоже шутка?

— Просто он имеет право знать о том, что его касается, например, на что вы тратите его деньги.

— И даже несмотря на то, что моя амнезия вычеркнула из памяти тот факт, что это его деньги, а не мои? Так ведь?

— Возможно, это не совсем справедливо, но вы сами согласились на эти условия.

— И судя по всему, я забыл, что согласился. Все утверждают, что мы живем в золотом веке. Не кажется ли тебе, что он мог бы быть более справедливым?

— Что вы хотели бы предложить, молодой хозяин?

Фаэтон поболтал ногами и повернулся к переходному люку. Его костюм изменился: вдоль спины и ног выросла целая микроскопическая система маленьких пушек, из которых с огромной скоростью, близкой к световой, вылетали почти ничего не весившие частицы, вылетая же, они увеличивали массу до такой степени, что двигали вперед тело Фаэтона. Тонкие рубиново-красные параллельные лучи света с шипением вырывались из доспехов у него за спиной.

Впереди появился первый сегмент города-кольца. В отличие от ангара с космическими кораблями этот сегмент вращался вокруг своей оси — таким образом создавалась гравитация. Двигаясь вдоль оси, Фаэтон понял, что цилиндр имел традиционную форму, а впереди и внизу были видны зеленые леса и голубые озера.

— Возможно, нет необходимости соблюдать обязательства, если я их не помню.

— Однако в таком случае у всех появится соблазн избегать своих обязательств, просто-напросто стирая их из памяти. Если бы вы хотели включить подобный пункт в подписанный вами контракт, вероятно, именно так вы бы и поступили.

— По всей видимости, вторая сторона, подписавшая контракт, уж не знаю, кто это был, не согласилась на это.

— Благоразумное предположение.

За первым цилиндром следовало еще несколько: три первых были жидкокристаллическими, их заполняли какие-то странные формы и извилистые линии, за ними был цилиндр, стены которого покрывал океан оловянно-голубого цвета, а под толщей воды светились окна настоящим земным светом. За следующим переходником находился цилиндр, вращавшийся с меньшей скоростью, а стены его покрывали ржаво-красные каньоны, сухие снега и льды Марса.

— И все же мне хотелось бы знать, — произнес Фаэтон, — почему мне пришлось подписывать такое идиотское соглашение?

— Вы можете присоединиться к Ортомнемосистам, чья школа предписывает им изменение памяти только с целью омоложения. Вы также можете стать одним из примитивистов, они вообще против всякого вмешательства в память.

— Ты же прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Софотеки значительно сообразительнее нас. Почему ты позволил мне сделать такую глупость?

— Мы всегда отвечаем на любые вопросы, если наши ресурсы и параметры позволяют нам сделать это, и мы счастливы дать вам хороший совет, если вы нуждаетесь в совете.

— Это не ответ. И ты это знаешь.

— Вы что же думаете, если вы приняли решение, мы должны применять силу против вас? Не надо так думать, сэр. Вы сами принимаете решения, и ваша жизнь целиком в вашем распоряжении, вы можете ее портить или разрушать, если вам того хочется.

Следующий цилиндр наполняли переплетавшиеся кристаллические глыбы Тахиструктуралистов. Эта жизненная форма бестелесных людей, пожертвовавших биохимическими мозгами, пытаясь достичь сложности и скорости мысли софотеков, была вытеснена нептунцами, чьи холодные сверхпроводящие матрицы разума переносили мысль значительно быстрее. Этот цилиндр и эти несколько миль упрямых кристаллов были последними остатками некогда престижной школы Тахиструктуралистов.

— Это намек? Ты хочешь сказать, я разрушаю свою жизнь? Люди на празднике дважды сказали мне, прямо или обиняками, что я представляю опасность для Ойкумены. Кто остановил меня?

— Не я. Пока существует жизнь, существует и риск. Насколько риск оправдан, невозможно оценить объективно. В этих вопросах расходятся мнения даже самых разумных людей. Мы же, софотеки, и вовсе не станем вмешиваться в это.

Фаэтон пролетел еще два цилиндра, они были жаркими и пахучими, как атмосфера Венеры. Здесь жили рожденные в Аду существа с Плато Лакшми и Иштара. Фаэтон видел их серо-коричневые, напоминавшие ульи города, соединявшиеся дамбами из лавы либо дорожками, проделанными специальными машинами. Только по одной, может быть, по двум из этих пылающих дорог передвигались продолговатые фигуры. Эти адские формы тел стали непопулярны еще несколько веков тому назад, когда завершилось формирование твердой поверхности на Венере. Однако дети Ада, по каким-то лишь им ведомым причинам, предпочитали сохранять прежнюю форму тела, так хорошо им знакомую.

Он пролетел сквозь цилиндр, в котором рядами выстроились блеклые пирамиды, тротуары между ними были пустынны. Фаэтон не заметил ни малейших признаков жизни. Дальше следовал цилиндр, в котором там и тут можно было видеть группы детей, слишком крупных младенцев, каждую такую группу окружала теплая розовая плоть с сотнями сочащихся молоком сосков. И наконец Фаэтон пересек цилиндр очень холодный, в нем были целые зоны, погруженные в темноту, в которых копошились и пульсировали еще более темные тени. Фаэтон не знал ни школ, ни существ, наполнявших цилиндр.

Радамант продолжил:

— Мы не можем управлять вашей жизнью, потому что в противном случае мы завладеем вашими жизнями, а вы будете лишь опекунами или распорядителями. Как вы думаете, вы бы больше или меньше ценили вашу жизнь в таком случае? А если бы вы ценили свою жизнь меньше, разве не стали бы вы рисковать еще больше и не привело бы это к саморазрушению? С другой стороны, если человек свободно распоряжается своей жизнью, он может свободно экспериментировать, рискуя лишь тем, что принадлежит ему, пока не достигнет счастья.

Повсюду в этих цилиндрах мы можем видеть результаты неудачных экспериментов, загубленные жизни, людей, которые не могут покинуть единые системы умов, эти тупиковые формы существования.

Пока существует жизнь, будут и эксперименты, и прогресс, и невозможно избежать боли и неудач. Самое большее, что мы можем сделать, это дать людям максимум свободы, чтобы никому не приходилось расплачиваться за чужие ошибки. В таком случае боль поражения затронет лишь того, кто рисковал. Невозможно предугадать, какие именно жизненные пути ведут в тупик. Даже мы, софотеки, не сможем предсказать это.

— До чего же вы великодушны! Нам всегда будет предоставлено право совершать ошибки.

— Берегите эту свободу, молодой хозяин, она — основа всех остальных свобод.

— А как же частная жизнь? Гелий ведь один из них? Из тех, кому выгодна моя амнезия?

— Очень смелое предположение. Не думаю, что выдам чужой секрет, если скажу, что, скорее всего, именно Гелий прислал к вам Дафну.

— Что? Я думал, что ты — в смысле, эта твоя версия — знаешь не больше, чем знаю я.

— Совершенно верно, хозяин. Но я в состоянии делать выводы, основываясь на простой логике. Где была Дафна, когда вы уходили?

— В контейнере для виртуальных видений. Она собиралась поиграть в какую-то игру… Подожди минуту… Я полагал, она пробудет в симуляции несколько дней. Она ведь не новичок в играх.

— Она играла на приз?

— Вроде бы да.

— Она была на маскараде, значит, никто не знал, где она находится. Кто мог знать, как ее найти? Кто мог вмешаться в игру? Кто мог попросить ее сделать что-то, зная, что, по ее мнению, это «что-то» важнее игры? И еще… этот кто-то должен был знать, где находитесь вы…

— Мы ведь нищие с Дафной? В таком случае, если она участвует в игре, если я запускаю программу или просто отправляю сообщение, Гелий получает счет. Полагаю, он все знает о нас, ему стоит только просмотреть счета. И… О господи! Он даже знает, что сейчас я разговариваю с тобой.

— На эти беседы уходит компьютерное время. Гелий не знает, о чем мы разговариваем, но знает, сколько времени и умственных усилий я трачу.

— Он знает, куда мы сейчас отправились? Он знает, зачем я понадобился Курии?

— Я бы удивился, если бы он не был извещен.

Наконец Фаэтон добрался до главного цилиндра, раньше в нем располагался ангар звездолетов и верхняя площадка лифта. Он оказался меньше, чем ожидал Фаэтон, всего несколько миль вдоль оси. Стены его сверху донизу покрывали знаменитые сады Ао Нисибуса, которые тот создавал накануне Пятой ментальной структуры, тогда это место было выбрано в качестве одной из резиденций администрации Золотой Ойкумены.

Это были классические сады, решенные в изящной манере. Возле оси, в зоне минимальной гравитации, плавали шары воздушных лунных кустов и деревьев, почва находилась внутри них. Виноградники, лианы и плющ марсианского происхождения расположились подальше, посередине между осью и поверхностью цилиндра. А уже на самих стенах произрастала земная флора. Фруктовые деревья, посаженные рядами или прямоугольниками с соблюдением правил золотого сечения, были окружены колоннадами или решетками. От заросших лилиями прудов кругами расходились ярко цветущие растения, лучами разбегались дорожки. Некоторые исчезнувшие на Земле виды здесь можно было увидеть, ведь здесь был воссоздан «первозданный облик Земли», чем и славились эти сады.

В поисках здания суда Фаэтон заглянул в среднюю виртуальность. В его разум хлынули символы, описывавшие значение цветовой гаммы растений, деревьев и листьев, их формы и места в общем рисунке. Информации было невероятно много: архитектор использовал в композиции несколько уровней символизма, и каждая часть вплеталась в единое значение всего сада.

Вряд ли до изобретения софотехнологий мог существовать разум, способный увидеть и понять послание-символ каждой части, каждой группы, притом так, чтобы уловить, что все они вместе образовывают единую композицию, тоже имеющую скрытый смысл. Ао Нисибусу, дизайнеру этих садов, удалось сделать вид, будто у него как раз такой мозг, что тем более удивительно, что сам он не принадлежал к Цереброваскулярной нейроформе.

Сады и лужайки на противоположной стороне цилиндра сияли, как изумруды, в падающем сквозь длинные окна в стенах цилиндра свете, окна эти шли вдоль стен параллельно оси, и в них были видны звезды. Голубая Земля, огромная и ослепительная, как бы восходила по ходу вращения цилиндра. Через окна нижних ярусов пробивались косые лучи солнца, они создавали перемещавшиеся полосы зеленоватого света и зеленоватой тени на противоположной стороне. Фаэтон почувствовал скрытый ритм этого движения. Созерцание поглотило все его внимание.

Наверху памятник Основателю и ослепительный пруд образовывали знак масонской ложи. Розовые клумбы были обсажены лилиями, две дорожки с очанкой и рутой по бокам символизировали истину и раскаяние, они пересекались, и это тоже был символ — символ благородной жертвы. В месте их пересечения был сделан круглый пруд, и круг символизировал мир. В центре круга находился холмик, напоминавший могильный курган, он весь был усыпан незабудками. В этом также был заложен какой-то смысл. Послание? Предупреждение? Какое-то смутное воспоминание… о настоящей реальности, о Вселенной…

Из созерцательного транса Фаэтона вывела автоматическая программа безопасности, встроенная в фильтр. Он на секунду зажмурился и вспомнил, что ищет здание Суда. А вот и оно. На поляну вела дорожка, вдоль которой были посажены дубы и темные ясени, их количество тоже было магическим. С трех сторон дорожку окружали изгороди живого самшита, образующие сложный лабиринт. Посаженные кольцом оливы охраняли темный пруд с чистейшей водой. Значение, в них заложенное, было тем же, что и традиционная богиня с завязанными глазами, держащая в руках меч и весы.

Чуть наклонившись, Фаэтон стал спускаться и мягко приземлился на траву. Теперь, когда он был у самого пруда, он понял, что сквозь хрустальную воду можно увидеть дно. Пруд казался темным только потому, что под водой располагалась просторная неосвещенная комната.

Каменная глыба на берегу была, видимо, сделана из пара-вещества, потому что прямо из нее появился человек, одетый в серебристо-синий костюм-хамелеон. Сверху на костюм был надет короткий плащ, расшитый тесьмой, на голове у человека был голубой стальной шлем, а на руках белые перчатки. В руке он сжимал копье, возвышавшееся над перьями, украшавшими шлем. Фаэтон сразу узнал его.

— Аткинс! Рад снова вас видеть. Уверен, никто во всей Золотой Ойкумене не сможет носить ничего подобного, — Фаэтон посмотрел на его подтяжки и длинные носки, — и при этом не выглядеть смешным.

— Добрый день, сэр. — Его лицо было спокойно и бесстрастно как всегда. — Я — Аткинс Секондус, парциал.

— Свободный?

— Нет, мы считаемся одним лицом. Большего я не могу себе позволить на зарплату солдата, поэтому свою копию я послал выполнять другую работу. Тот, кого вы видите, бейлиф и старшина полиции Суда. Правила запрещают военным выполнять полицейские функции, поэтому мне пришлось создать отдельную личность, при этом все воспоминания о моей военной деятельности вырезаны.

Фаэтон посмотрел на него с интересом. У них было что-то общее.

— А вам не мешают провалы в памяти?

Аткинс даже не улыбнулся, но складки у кончиков губ выступили резче.

— Когда как, сэр. Военнослужащий должен принимать на веру, что командование знает, что делает, даже если это не так. Если с моим разумом сделали что-то, я уверен, на это была причина.

— А если не было?

Аткинс не пожал плечами, но позволил себе приподнять бровь.

— Правила устанавливаю не я. Я лишь делаю то, что положено делать. Кто-то ведь должен. Для гражданских, наверное, это непонятно.

Его хорошее настроение испарилось, и голос снова стал отрывистым и серьезным.

— А сейчас я вынужден просить вас отключить все оборудование вашего костюма. В Суде запрещено иметь оружие.

Фаэтону пришлось обратиться за помощью к Радаманту, чтобы тот разъяснил ему значение слова «оружие». Получив ответ, Фаэтон одновременно удивился и почувствовал отвращение.

— Наверное, вы шутите! Не думаете же вы, что я способен…

Аткинс посмотрел на Фаэтона задумчиво и равнодушно.

— Меня совершенно не касается, на что вы способны, сэр. Я лишь следую правилам.

Но Фаэтон заметил оценивающий профессиональный взгляд, который бросил на него Аткинс. Возможно, в нем была неприязнь. Не исключено, что Аткинс изучал вероятного противника. В любом случае взгляд был вызывающим.

Радамант клюнул Фаэтона в колено и шепнул:

— Тише-тише. Это старая традиция. Никто не ходит в Суд вооруженным.

— Ладно, я не стану спорить с традициями, — пробормотал Фаэтон. Он снял шлем и позволил Аткинсу вставить в черную ткань костюма прибор, отключавший оборудование. Мыслительные группы костюма гасли одна за другой, Аткинс выключил даже те, которые ничем не управляли, даже простейшие программы реагирования на рефлексы. Фаэтон подавил гордость, он не знал, можно ли к нему применять насилие.

Фаэтон что-то сделал в прошлом, и сам он не знал, что это было, тогда как Аткинс знал все. Фаэтон спросил его об этом. Аткинс пристально посмотрел на него.

— Сэр, я не уверен, что мне следует отвечать. Я при исполнении обязанностей. Бейлиф Курии не должен способствовать нарушению законного контракта, даже если контракт этот глупый. Почему бы вам не оставить это дело в покое?

9 КУРИЯ

1

Они вместе ступили на поверхность камня. Фаэтон погружался в него медленно — микроскопические, размером с молекулу, устройства, скрытые в паравеществе, проходили через доспехи и через тело в поисках спрятанного оружия. Суперметалл крисадамантин мешал проверке, поэтому устройства, осматривая внутренность костюма, проникали через ворот. Никакого неудобства Фаэтон не испытывал, но почувствовал себя униженным.

Наконец они оказались на ведущей вниз лестнице. Эстетический протокол, действовавший наверху, отличался от протокола, применявшегося здесь. Старомодный костюм Аткинса изменился. Скорее всего, он тоже был сделан из псевдоматерии, а не на основе нанотехнологий, так как в момент смены костюма окружающая температура не поднималась. Во время переодевания Фаэтон успел заметить, что под костюмом на Аткиясе был еще один костюм с множеством вертикальных карманов, в которых лежали запасные картриджи, реагирующие элементы, сборное нанооружие.

На поясе у него висели нож и катана. Фаэтон не мог не изумиться такому анахронизму. Как может человек настолько следовать традиции, чтобы иметь при себе острые металлические предметы, предназначенные для протыкания и разрезания людей?

Весь процесс переодевания занял не больше доли секунды. Теперь на Аткинсе было белоснежное пончо с жестким воротником, вместо копья он сжимал в руке дубинку, принадлежавшую иному периоду военной истории — Фаэтон не знал к какому. Он догадался, что белое пончо — одежда периода Объективной эстетики, относившегося к поздней Пятой эре, то есть много раньше эпохи Эстетического единства.

В те времена, когда еще не существовали софотехнологические программы преобразования, различия между нейроформами создавали трудности в переводе и понимании между нейроформами (Основной, Магической, Цереброваскулярной и Инвариантной). Невозможно было адекватно воспринимать искусство друг друга. И как следствие Объективная эстетика была геометрической, безликой, стилизованной, она больше напоминала об иконографии, нежели о живописи. Фаэтону она не нравилась.

Внизу, в вестибюле, кто-то стоял. Фаэтон не сразу узнал его в полумраке.

— Ганнис! Это вы или один из вас?

Человек повернулся. Да, на самом деле это был Ганнис, они работали вместе над юпитерианским проектом. Сейчас на нем был надет официальный костюм, а на голове — широкий головной убор, какие носили в Европе Пятой эры. Тяжелый полуцилиндрический плащ, похожий на надкрылья жука, свисал с широких наплечников. На них же крепились то ли кисточки, то ли усики с мыслительными коробками, листочками для заметок и интерфейсами — множество рук всегда было популярно в Европе.

— Рад вас видеть, Фаэтон!

Однако в его глазах Фаэтон увидел какую-то пустоту или напряженность. Он сразу понял, что тот пользуется программой, контролирующей выражение лица. Ганнис наверняка узнал доспехи Фаэтона.

Значит, Ганнис был одним из них.

Фаэтон подумал: «Боже мой! Есть ли в Золотой Ойкумене хоть один человек, кроме меня, кто не помнит, что я сделал?»

Из финансовых отчетов было видно, что он неоднократно бывал на Юпитере. От этой мысли Фаэтон сразу же успокоился, словно они с Ганнисом были старыми друзьями или деловыми партнерами.

В ту же минуту, как озарение, он ощутил уверенность: что бы ни сделал Фаэтон, Ганнис участвовал в этом деле или, по крайней мере, помогал ему.

— Вы тоже прибыли, чтобы предстать перед Курией? — вежливо спросил Фаэтон.

— Предстать? Не понимаю, что вы хотите сказать. Мой групповой разум представляет здесь интересы Гелия.

— Вы его адвокат?

С чего это Ганнис помогает Гелию? Фаэтон всегда считал, что эти двое соперничают между собой. Естественно, Синноэтическая школа с ее прямыми интерфейсами разумов-машин, с ее групповым массовым разумом, не могла принимать индивидуалистические традиции манориальных школ, к тому же они были конкурентами в борьбе за клиентов, за нишу в социальной экономике.

Ганнис непринужденно взмахнул рукой.

— Возможно. Сторазумные с Юпитера думают, что только судебная ошибка позволила дать ход вашему иску. Вы ведь нарушили подписанное вами соглашение относительно памяти, которое мы заключили на Лакшми. Теперь ни один пэр не желает обсуждать дела с человеком, которому нельзя доверять.

Лакшми находится на Венере. Интересно, что делал Фаэтон на Венере? Фаэтон предполагал, что согласие на амнезию он дал перед самым открытием праздников, в январе. Он посмотрел в календарь-программу. Венера в тот момент находилась в третьей фазе с Землей — замечательное положение для того, чтобы использовать ее гравитацию на участках между Землей, Марсом, Деметрой или Солнечной структурой. Меркурий в то время находился с другой стороны от Солнца, то есть в положении, неудобном для полетов. В примечании говорилось, что все полеты внутри системы были отменены в связи с солнечными бурями.

Именно в это время произошла катастрофа в Солнечной структуре.

Фаэтон внимательно смотрел на Ганниса. Ганнис был человеком недоверчивым, а недоверчивые люди зачастую относятся к гипотезам как к достоверным фактам. С ними можно блефовать.

— Значит ли это, что мне можно доверять меньше… меньше, чем остальным? — спросил Фаэтон, многозначительно кивнув. Он принял вид человека, хорошо знающего, что говорит.

— Вы имеете в виду, что Гелию нельзя доверить его собственное состояние? Или ваш иск к нему сильнее, чем его права?

Иск? Какой иск? У Фаэтона не было ни малейшего представления, что имел в виду Ганнис, но, разведя руками, он заговорщицки улыбнулся:

— По-моему, это очевидно. Можете делать соответствующие выводы.

Ганнис покраснел от злости. Явно его программа контроля выражения лица дала сбой. Или он нарочно показал свой гнев.

— Вы обвиняете Гелия в катастрофе на Солнце? Это просто черная неблагодарность, сэр, чернее черного. Особенно принимая во внимание ту жертву, которую он принес ради вас! Да вы просто скотина после этого, сэр! Чистейшей воды скотина! К тому же мой клиент не признает все, что произошло в Солнечной структуре! Его там даже не было!

— Не было? А я думал, ваш клиент — Гелий!

Ганнис весь как-то дернулся, словно получив удар в челюсть. И тут на какую-то долю секунды Фаэтон увидел на его лице понимание, после чего сразу же снова включилась программа контроля. Ганнис понял, что Фаэтон его дурачит, и произнес предельно вежливым тоном:

— Я уверен, что Курия сообщит вам все, что вы имеете право знать.

— Я знаю, что вы нарушили заключенное в Лакшми соглашение, а я нет.

Но Ганнис уже повернулся к Фаэтону спиной.

Аткинс наблюдал за происходившим, растягивая уголки губ, что должно было означать улыбку, а в холодных глазах светился интерес. Он кивнул Фаэтону и произнес:

— Ну что ж, джентльмены! Идем?

Взмахнув дубинкой, он распахнул перед ними высокую дверь вестибюля. Зал Курии выглядел довольно строго. Насколько понимал Фаэтон, он был отделан в спартанском стиле Объективной эстетики.

Простые серебряные колонны поддерживали черный купол. В центре купола находилась огромная хрустальная линза, а над ней располагался пруд. Таким образом, свет, проникавший сквозь толщу воды, не был ровным, по полу бегали блики и паутинки теней. Мозаичный узор на полу представлял правовую структуру Курии. На небольших иконках в центре были изображены факты, относящиеся к делу. Яркими линиями выделялись сами факты, а темными — особое мнение или дополнительные высказывания. В случае появления новой информации добавлялась еще одна иконка, и таким образом весь пол был покрыт концентрическими кругами иконок.

Во всем этом сквозила ирония, ведь мозаика утверждала незыблемость закона, а блики воды заставляли мозаику все время меняться и дрожать при малейшем ветерке.

Над полом, не касаясь его, беззвучно и неподвижно висели три массивных куба из черного материала.

Эти кубы символизировали судей. Кубическая форма означала твердость и неумолимость закона. Их положение над поверхностью пола — отрешенность судей от всего земного, они были выше эмоций. Каждый куб венчала толстая золотая спираль.

Золотые спирали на черных кубах означали жизнь, движение и энергию. Возможно, они еще означали живой интеллект Курии, а может быть, все это представляло жизнь и цивилизацию, опирающуюся на прочные законы. Если так, то и здесь архитектор позволил себе поиронизировать: сам закон в таком случае висел в воздухе и ни на что не опирался. Фаэтон вспомнил, что, в конце концов, Ао Нисибус был чародеем и принадлежал к Магической школе.

— Слушайте! Слушайте! — выкрикнул Аткинс, ударяя дубинкой об пол. — Всех, кто имеет отношение к делу по праву на собственность Гелия Изначального, рассматриваемому Высоким апелляционным судом Федерального Вселенского Содружества, прошу подойти! Порядок ведения определен, ваши светлости, пломбы установлены, ведется запись.

Ощущение необъяснимого давления, напряженности в атмосфере, странное чувство, будто тебя внимательно осматривают, подсказали Фаэтону, что в кубах появился разум Курии.

Когда-то в старые времена эти места занимали люди. Теперь скопированный в электрофотонную матрицу мозг не знал страстей и симпатий. Если бы судей обвинили в нечестности или предвзятости, можно было бы увидеть и изучить даже самые тайные их мысли. Движение «Никогда не будем первыми» требовало, чтобы судьи менялись каждые выборы, как и члены Парламента. Более традиционные школы возражали, утверждая, что закон может быть справедливым только в том случае, если благоразумные люди будут знать заранее, как осуществляется правосудие, поскольку только так они смогут понять, что законно, а что нет. Настоящий состав судей действовал уже 7400 лет, поэтому разум Курии был на самом деле легко предсказуем, как надвигающийся ледник, как неспешное движение планет.

Из центрального куба раздался голос:

— Заседание суда считается открытым. Мы должны отметить, что адвокат предполагаемого выгодоприобретателя предстал в виде пингвина в доспехах. Мы напоминаем адвокату о наказании, предусмотренном за неуважение к суду. Требуется ли адвокату перерыв или дополнительные каналы связи, чтобы предстать в более презентабельном виде?

— Нет, не требуется, ваша светлость.

Образ пингвина исчез, а на его месте появился большой зеленый конус, гораздо больше соответствующий эстетике помещения.

Фаэтон с сомнением посмотрел на конус.

— Да, теперь намного лучше… — пробормотал он.

— Тишина! — отозвался куб слева.

Фаэтон невольно выпрямил спину. Он никогда раньше не бывал в суде по статутному и общему праву, и он не знал никого, кто бывал, он видел подобное лишь в исторических постановках. Все возникающие споры разрешались либо Наставниками, которые легко находили компромисс, либо софотеками, решавшими любые проблемы еще до того, как они возникали. Должен ли Фаэтон воспринимать эту старомодную церемонию всерьез? Чем дальше, тем менее интересным становилось зрелище. Оно не сопровождалось даже музыкой или психостимуляторами.

Фаэтон посмотрел на Аткинса-бейлифа, тот стоял в свободной выжидательной позе, по-прежнему сжимая дубинку в руке. Скорее всего, Аткинс был единственным вооруженным человеком во всей Ойкумене. Сама идея суда, мысль, что человека можно заставить подчиняться законам цивилизации, угрожая ему насилием, казалась анахронизмом в этот просвещенный век. Однако Аткинс воспринимал происходящее абсолютно серьезно.

Возможно, все это и было серьезно. Очень серьезно. Будущее Фаэтона решалось сейчас, решалось за него и без его участия.

— Радамант! — шепнул Фаэтон. — Сделай что-нибудь.

Зеленый конус выступил вперед и произнес:

— Ваши светлости, у меня есть предварительное ходатайство.

— Мы готовы выслушать ваше ходатайство, адвокат, — ответил средний куб.

— Выгодоприобретатель…

— Предполагаемый выгодоприобретатель! — вмешался Ганнис.

— … считает, что он несколько не подготовлен к судебному разбирательству, поскольку ситуация является для него полнейшей неожиданностью. Однако он бы оказался в другом положении, если бы нарушил свое слово и вернул себе воспоминания, включенные в соглашение. Если бы Высокий суд потребовал предъявления доказательств, мой клиент мог бы воспользоваться своими воспоминаниями, чтобы подготовиться к суду. В таком случае он избежал бы гражданско-правовых санкций за нарушение условий контракта.

— И как бы он избежал наказания? — поинтересовался Ганнис. — Возвращая воспоминания, он нарушает контракт!

Зеленый конус возразил:

— Мой ученый коллега ошибается. Фаэтон нарушает контракт только в том случае, если откроет запретные воспоминания по собственной воле. Если же суд потребует открыть файлы его воспоминаний, преднамеренности с его стороны не будет.

Вмешался куб слева:

— Здесь не место для споров. Адвокаты должны обращаться к суду.

Ганнис повернулся к черным кубам.

— Ваши светлости, позвольте мне привести аргументы против ходатайства ответчика.

— Мы готовы выслушать ваши замечания, адвокат.

— На данном этапе разбирательства ходатайство не имеет оснований. Суду лишь необходимо определить личность ответчика, утверждающего, что он является Фаэтоном Праймом Радамантом. Даже не учитывая вышесказанное, жалоба ответчика на то, что у него не было времени подготовиться к суду, может быть удовлетворена предоставлением ответчику времени на подготовку. Естественно, что мой клиент не будет возражать против того, чтобы заседание было отложено, если суд посчитает это необходимым в целях объективности.

— Учитывая предысторию дела, — голосом, полным иронии, ответил куб справа, — суд не удивлен тому, что адвокат не возражает против откладывания дела. Тем не менее возражение принимается. Вопрос о памяти Фаэтона при определении его личности не является существенным. Ходатайство ответчика отклоняется.

Фаэтон прошептал:

— Что за чертовщина здесь происходит, Радамант? Кто здесь ответчик? Я? Что они собираются здесь решать?

Куб слева воскликнул:

— Призываю к порядку в здании суда! Что за перешептывания и шум? Требую соблюдения традиционных правил и порядков!

Зеленый конус слегка оживился.

— Но, ваши светлости, традиции как раз и нарушаются здесь. Традиция, как и закон, требует, чтобы действия ваших светлостей основывались на равенстве сторон в правах. Безусловно, мой клиент не может быть лишен важного средства защиты, поскольку потеря памяти ограничивает его и мои возможности по защите его интересов в полной мере! Я готов загрузить 66 505 прецедентов, касающихся обвиняемых, пострадавших от редактирования памяти, их прав и обязанностей перед законом.

Определенные сегменты мозаичного пола засветились, на них появились цепочки связанных с темой прецедентных случаев. Радамант продолжил:

— Во всех приведенных случаях суд предпринял меры, обеспечивающие непредвзятый подход к делам.

— Суд принимает ваши доводы. Суд сообщит, ответчику обо всех относящихся к делу подробностях, суд не освобождает ответчика от ответственности по дальнейшим и будущим искам о нарушении положений контракта. Определение любого суда, в котором может в будущем слушаться это дело, лежит вне нашей компетенции.

Ганнис нахмурился. Зеленый конус излучал самодовольство. Фаэтон отметил про себя, что все его движения и сейчас напоминали пингвина.

Фаэтон заговорил:

— Ваши светлости, поясните, как ваше решение будет действовать. Должен ли я задавать вам вопросы, либо воспоминания будут возвращены мне в отредактированной форме или как-то иначе?

— Представьте ваше ходатайство в приемлемой форме, и мы ответим, — ответил центральный куб.

Фаэтон толкнул конус носком ботинка.

— Быстро подскажи, что такое приемлемая форма.

Ганнис сделал шаг вперед и заговорил:

— Ваши светлости! У меня тоже есть предварительное ходатайство, которое я хочу представить суду. Я настаиваю, что представитель ответчика не имеет права выступать в суде в этом качестве. Правоведческий разум Радаманта является собственностью моего клиента, Гелия, который использует ту же базу данных в решении юридических вопросов. Возникает очевидное противоречие интересов. Радамант не может выступать одновременно за обе стороны.

Зеленый конус возразил:

— Ваши светлости, я построил «китайскую стену», блокирующую определенные секторы моего разума и моей памяти, чтобы избежать нарушения профессиональной этики…

Однако Ганнис не сдавался:

— Я продолжаю настаивать на своих словах. Радамант и сам является обстоятельством дела, будучи ценным недвижимым имуществом. Если мы считаем, что Фаэтон может стать наследником (а все мы знаем, как он намерен употребить деньги, если выиграет дело, и что он не намерен надолго оставаться здесь), я считаю, что мой клиент имеет условное выжидательное право собственности на поместье, тогда как ответчик должен быть лишен права использовать Радамант по доктрине порчи имущества!

Фаэтон нетерпеливо возразил:

— Ваши светлости! Не могли бы мы говорить на понятном мне языке?

— К порядку. За неуважение к суду может быть наложено любое наказание, признанное соответствующим случаю, поскольку все они не являются жестокими либо редко используемыми.

— Но я не понимаю, что происходит!

— В обязанности суда не входит просвещение ответчиков. Радамант, есть ли у вас возражения, по которым мы не можем принять ходатайство истца? Если нет, мы удовлетворим возражение. Бейлиф отключает Радаманта.

И Радамант пропал. Фаэтон остался один на потемневшем полу зала.

Ганнис улыбался с нескрываемым самодовольством.


2

Фаэтон был совсем один, как тогда в маленькой комнатке, где он нашел свои доспехи. Фильтры ощущений не действовали, и он больше не мог пользоваться вспомогательными средствами или расширителями памяти. Теоретически протоколы Серебристо-серой не позволяли использовать программы эмоционального контроля, Фаэтон применял тубулярные и парасимпатические регуляторы. Теперь же, когда он лишился поддержки Радаманта, он чувствовал себя словно пьяный. Душу переполняли отчаяние и безнадежность, и отключить их автоматически он не мог.

Фаэтон глубоко вздохнул, пытаясь вернуть себе спокойствие. В старые времена люди умели контролировать свои чувства без вмешательства кибернетики, органическим, естественным путем. Раз они могли это делать, то он тоже сможет!

— Теперь суд переходит к освидетельствованию, — произнес средний куб. — Желает ли ответчик дополнить или изменить свои предыдущие заявления суду?

— Вы говорите это мне? — спросил Фаэтон, стараясь не выдать голосом свой гнев. — Если вы хотите что-то спросить у меня, вам следует сначала объяснить, что здесь происходит!

— Вы обязаны соблюдать порядок и приличия, иначе вы понесете наказание, — предупредил его куб слева.

Ганнис улыбнулся, словно акула.

— Возможно, ответчик желает потребовать время для того, чтобы сколотить новое состояние и нанять нового адвоката, — предположил он. — Мы не станем возражать против ходатайства об отсрочке заседания.

На мгновение Фаэтона словно молния ослепил гнев, и он сам удивился своим чувствам.

С другой стороны, вспомнил Фаэтон, древний мир неоднократно сотрясали войны, преступность и безумие, и не от случая к случаю, а постоянно. Возможно, самообладание — это не так просто, как ему раньше казалось.

Фаэтон возразил Ганнису:

— Ни о какой отсрочке не может быть и речи.

Повернувшись к Курии, он продолжил:

— В мои намерения не входило проявлять неуважение к вашим светлостям. Однако вы лишили меня поверенного, который давал мне инструкции по соблюдению процедур и ритуалов. Вы согласились сообщить мне сведения, отсутствующие в моей памяти и которые необходимы мне, чтобы участвовать в судебном разбирательстве. Однако вы этого не сделали. Это и есть хваленые справедливость и правосудие Курии? Я хочу напомнить вашим светлостям, что происходящее здесь сегодня сохранится не на сто или тысячу лет, а навсегда. Мы должны постараться, чтобы в будущем нас не в чем было упрекнуть.

Улыбка Ганниса исчезла, он снова включил программу контроля выражения лица.

— Принимается, — сказал куб справа. — Мы проинформируем вас о фактах по этому делу. Случай простой. Вам… (он использовал слово, которого Фаэтон не знал, какой-то устаревший юридический термин) огромная собственность и деньги, имущество подобной ценности никогда не переходило из рук в руки за всю историю человечества. В результате этого могут возникнуть серьезные изменения в социальных и экономических отношениях во всей Золотой Ойкумене. Соответственно, несмотря на чисто формальный характер дела, мы хотим избежать даже малейших нарушений норм. Поэтому Курия использует свое право и применяет особую юрисдикцию, создав суд по делам о наследстве с целью надзора за снятием показаний и освидетельствованием вашей личности. Настоящее заседание имеет целью предоставить вам возможность подвергнуться стандартному обследованию вашего разума и поклясться под телепатической присягой, что вы являетесь Фаэтоном Изначальным из рода Радамант. Есть ли у вас еще вопросы?

— Да. Кто передает мне это баснословное состояние и почему? Если кто-то желает сделать мне подарок, почему этот щедрый человек просто не выйдет и не передаст мне свой дар?

— Он мертв.

Вмешался Ганнис.

— Возражаю! Заявление суда предвзято. Окончательность смерти усопшего — один из фактов, рассматриваемых в данном деле!

— Отклоняется, — сказал куб слева. — Не мы устанавливаем правила.

— Смерть покойного является опровержимой презумпцией в свете рассматриваемых фактов, — заметил куб справа. — Он мертв, пока не доказано обратное.

Фаэтон снова заговорил:

— Ваши светлости, был ли тот человек исторической личностью, египетским фараоном или американским президентом? Я знаю, что иногда личности подобного масштаба учреждали трастовые фонды в качестве дара человеку, совершившему первым какой-нибудь героический поступок, например перелетевшему на управляемом аппарате через Атлантику или что-то в этом роде. Но если это так, почему мы находимся в зале суда? Разве археолог или палеопсихолог не мог бы определить первоначальное намерение покойного?

— Смерть произошла недавно.

На минуту Фаэтон остолбенел.

— Недавно?

— И у этого человека не было денег на ноуменальную запись? Или он был примитивистом, отказавшимся от нее по метафизическим причинам?

— Ваш сир, Гелий, является покойным.

На мгновение Фаэтон поверил. На одно мгновение он представил, как опустеет его жизнь, если в ней не будет сира-создателя. Если он ушел навсегда. Ему многое не нравилось в сире, они часто ссорились. Но они крепко-накрепко были связаны между собой, и они любили друг друга, как отец и сын, к тому же их объединяла целая вереница инженерных проектов. Невозможно было представить себе поместье Радамант, да и всю Золотую Ойкумену, без Гелия, без этого яркого, отважного человека, одного из самых выдающихся лидеров. Все равно что попытаться представить себе мир, где никогда не восходит Солнце. Безутешная печаль сжала его сердце.

Но уже через минуту Фаэтон улыбался.

— Не может быть, ваши светлости! Я видел Гелия меньше двух дней тому назад. Он присутствовал на конкурсе-представлении Серебристо-серой, я сам видел, как он получал награду. Мы поговорили с ним перед его отъездом на оперетту Лемке. Вы, наверное, ее видели, зритель получает память каждого персонажа, но в хитро запутанном виде, поэтому каждый видит окончание в девяти различных вариациях. Он как раз любит подобные старомодные штучки. И… и только сегодня утром Гелия показывали на обводном канале. Шесть пэров оказали ему честь принятием в свои ряды. Полагаю, что теперь их уже семь. Сословие пэров! Он стремился получить звание пэра дольше, чем я живу на свете. Это же было утром! Вы же не хотите отнять у него звание, делая вид, что он умер! Он не умер! Никто теперь не умирает! В том нет больше нужды!

Голос Фаэтона становился все громче и пронзительнее. Вдруг он замолчал, мускулы на щеках свело.

На время в зале установилась тишина. Никто из членов Курии не упрекнул его в эмоциональном срыве. Ганнис отвернулся. Мрачный вид Аткинса оставался неизменным, хотя в его глазах появилось сочувствие и даже жалость.

Фаэтон уставился в пол, чувства переполняли его. Он увидел переплетения слов закона на мозаике. Законы создавались, чтобы защищать невиновных. Но даже сейчас, даже в эту эпоху существовали вещи, которые никто не мог отвратить.

— Это катастрофа на Солнце, да? — спросил Фаэтон.

Суд ответил:

— Специально для ответчика сообщаем, что во время солнечной бури Гелий отправил информацию своего разума на полярную станцию на Меркурии, однако солнечная буря исказила сигнал, это бесспорно. Была восстановлена лишь часть его сознания, позволившая частично воссоздать события, но в недостаточной степени, чтобы полностью восстановить личность. Человек, которого вы называете Гелием, на самом деле лишь его реликт, записанный час тому назад, когда буря только вырвалась из солнечного ядра, как автоматический дубликат. Задача суда состоит в том, чтобы решить, достаточно ли реликт подобен первоначальной версии и можем ли мы считать его преемником личности, то есть признавать его тем же человеком в глазах закона.

— Значит, разница между ними всего лишь в один час? Но это же смешно! Гелий, который жив сейчас, Гелий Реликт, должен быть неотличим от оригинала, Гелия Изначального.

— Я хочу привлечь внимание ваших светлостей к тому факту, что противная сторона признает и подтверждает непрерывность личности моего клиента и Гелия Изначального, — нагло вмешался Ганнис.

— Фаэтон не находится под присягой, — изрек центральный куб, — и не имеет права делать подобные заявления. Мы не принимаем комментарий.

Фаэтон переводил взгляд с Курии на озадаченного Ганниса и обратно.

— Но в чем же заключается мой иск на унаследование состояния Гелия? Не сомневаюсь, что в законе прописано, что, если тело человека умирает, его ноуменальная запись просыпается и занимает его место.

Ганнис заметил:

— Я хотел бы заметить суду, что возражающая сторона только что подтвердила свое согласие с версией моего клиента!

— Фаэтон задавал вопрос, относящийся к его ранее сделанному заявлению о том, что он не помнит обстоятельств дела. Но он не находится под присягой и еще не освидетельствован. Мы не принимаем замечания. Мы требуем, чтобы вы не занимали наше время фривольными ходатайствами, адвокат. Вам понятно?

Ганнис пробормотал:

— Более чем понятно, ваши светлости…

Центральный куб обратился к Фаэтону:

— В старые времена, когда наука, позволяющая ноуменальную запись, была еще плохо развита, а записи стоили дорого, их делали значительно реже.

— Первичный прецедент Каино против Шешсешн установил стандарт, — пояснил левый куб. — В упомянутом случае подсудимый влюбился и женился, это произошло спустя несколько лет после ноуменальной записи, через некоторое время он погиб в космической катастрофе. Когда был создан реликт на основе записи, истец потребовал, чтобы он взял на себя обязательства своего предшественника и прошел эмоциональное реструктурирование, чтобы у него появились чувства к жене. Созданный тогда стандарт гласит, что если разумный софотек не может предвидеть, основываясь на глубоком структурном анализе прежней личности, как будет вести себя реликт, значит, реликт является другой личностью и другим индивидом. Изменения должны носить основополагающий характер и руководствоваться философией, образом мышления и основными личностными ценностями, а не произвольными или поверхностными изменениями.

— Это судебное решение получило дальнейшее развитие в деле Ао Кселепек Изначальный против Кеса Кселепека Секондуса, — добавил правый куб. — Нептунский чародей сделал ноуменальную запись, а затем изменил структуру своего разума, став Инвариантным. После этого, отредактировав значительную часть своей памяти, разбудил реликта и заявил, что его первоначальный реликт, выполненный по образцу мага, является его настоящей личностью, а сам он не отвечает больше за выполнение своих контрактов и обязательств, которые были приняты им ранее. Его утверждение было отклонено, а ноуменальная запись признана самостоятельным и независимым индивидом. Правило гласит: если изменения личности с момента последней ноуменальной записи настолько велики, что реликт не понимает мысли и мотивации оригинала, то в глазах закона он является самостоятельной личностью. И напротив, если реликт может преодолеть произошедшие изменения без посторонней помощи, считается, что он является продолжением оригинальной личности.

— Значит, за этот час, что Гелий провел на станции, он сделал нечто такое, чего здесь, на Земле, он не может ни понять, ни признать… — продолжил его мысль Фаэтон.

— Именно такой иск вы подали в суд. Вы заявляете, что за этот час, когда случилась катастрофа, личность Гелия изменилась необратимым образом. Вы заявили, что он является другой личностью.

— Но как при этом я мог заявить свои права на собственность и имущество Гелия?

— Есть еще более старые законы, они относятся еще к тем временам, когда смерть была обычным делом. По тем законам, если человек умирал, не составив завещания и не выразив свою последнюю волю, его имущество переходило наследникам. У Гелия Изначального были авторские права на ваш генетический код; многие части вашей личности и сознания построены по образцу его собственных. Старый закон считал бы вас его сыном, а следовательно, и наследником. Эти законы никто не отменял, они по-прежнему действуют.

Только теперь Фаэтон начал понимать, какие богатства поставлены на карту. Гелию принадлежала Солнечная структура. Это был самый грандиозный из когда-либо осуществленных инженерный проект. Любой, кто получал прибыль от увеличения полезного ресурса Солнца, чье электронное или электромагнитное оборудование было теперь защищено от цикла солнечных пятен и солнечных вспышек, был обязан этим Гелию. То есть должны ему были все жители Золотой Ойкумены. Если они экономили секунды или даже минуты временной валюты вследствие реализации этого проекта, они экономили их благодаря ему. Эти секунды, помноженные на миллиарды людей, проживающих в Солнечной системе, превращались в годы и даже десятилетия компьютерного времени.

Получается, у Гелия было состояние, какого ни у кого, за исключением Орфея Бесчисленного Утверждающего, никогда не было.

— Я согласен на освидетельствование, — заявил Фаэтон.

— Оно уже проведено. Все записи вашего мозга выведены на наши личные каналы для исследования судом. Есть ли у адвокатов возражения, прежде чем мы примем решение о правовой обоснованности личности Фаэтона?

— Конечно есть, — заявил Ганнис с видимым удовольствием. — Мы считаем, что между Фаэтоном сегодняшним и тем, кем он был до редактирования памяти в Лакшми, существуют существенные различия. Его образ жизни и действия значительно отличаются от прежних. Он не посещает сомнительные вечеринки. У него больше нет опасных или социально неприемлемых увлечений. Ваши светлости! Обратите внимание, сколько времени Фаэтон тратил раньше на свои навязчивые идеи! Годы, даже века! А теперь он другой. Потому что (в этом и заключена главная мысль), ваши светлости, Золотая Ойкумена не приняла бы его, если бы он оставался прежним. Он сам не считает себя тем же человеком.

Фаэтон не согласился.

— Я тот же человек.

— В самом деле? — переспросил Ганнис. — А откуда вам знать?

Фаэтон не мог придумать ответ.

— Фаэтон не может быть подвергнут перекрестному допросу, — изрек центральный куб. — Вы должны привести решающие доводы. Обращайте свои высказывания к судьям.

Ганнис продолжил:

— Ваши светлости, мы желаем услышать ответ Фаэтона на один вопрос, который может оказаться решающим в этом деле. Считает ли он себя тем же человеком, который перевернул и вверг в ужас всю Золотую Ойкумену? А если он является той личностью, то не желает ли он понести соответствующее наказание за свои действия? А наказанием за его деяния является изгнание. Ваши светлости! С точки зрения государственной политики, богатства Гелия не должны служить бредовым целям Фаэтона, богатство будет растрачено без пользы, а Фаэтон, если это и есть Фаэтон Изначальный, погибнет позорной и одинокой смертью. А если он не тот Фаэтон, деньги не могут принадлежать ему. Я прошу ваши светлости провести освидетельствование с этой точки зрения. Безусловно, его мнение является решающим, он не может считаться Фаэтоном Изначальным, если не считает себя таковым!

Фаэтон повернулся к Ганнису.

— Это просто смешно. Я тот, кто есть.

Ганнис обратился к судьям:

— Я прошу у судей разрешения переговорить с Фаэтоном с глазу на глаз. Возможно, нам удастся достичь соглашения.

Курия выразила свое согласие.

Ощущение необъяснимого давления, напряженности в атмосфере, исходившее от кубов, исчезло, словно они заснули или занялись делами в другом месте.

Ганнис подошел к Фаэтону вплотную и зашептал ему на ухо:

— Все это просто глупо! Вы пытаетесь использовать закон, чтобы отобрать у Гелия его деньги. Вы же знаете, что Гелий — тот же прежний Гелий, а потеря памяти за один час ничего не меняет. Ну, давайте же! Отбросьте прошлое, забудьте про это дурацкое судебное заседание! Вы ведь даже не помните, почему начали его. Даже если Курия удовлетворит ваш иск, общественное мнение осудит. Сейчас у вас еще есть шанс продолжить жить счастливо. Подумайте! Вы на самом деле считаете, что Гелий мертв? Вы уверены, что ваши друзья, ваша семья не возненавидят вас, если вы продолжите эту комедию?! Сейчас у вас последний шанс с честью выйти из этой ситуации.

Ганнис придвинулся еще ближе, положил руку Фаэтону на плечо.

— Ну же! Хотя вы сейчас и не помните, когда-то мы были друзьями и партнерами. Это я создал доспехи, в которые вы сейчас одеты. Я не хочу вам зла, я действую ради вашего же блага. Да, ради вашего блага! Вы забыли, в чем на самом деле заключаются ваши интересы. Суд может принять решение в вашу пользу, а может и не принять. Если решение будет не в вашу пользу, вы станете Фаэтоном Реликтом, и жизнь ваша потечет в прежнем русле. Если же решение будет в вашу пользу, вы окажетесь тем человеком, который посеял смуту в нашем раю, тогда снова войдут в силу наши права по соглашению в Лакшми, вас ждет ссылка и остракизм. Вы этого хотите? Подумайте хорошенько, Фаэтон. А если вы подумаете, то поймете, что и сами не знаете, чего хотите.

Прав ли Ганнис? Фаэтон на самом деле не знал и не помнил, почему он затеял все это.

Однако он помнил прекрасно, что сама Разум Земли сказала ему, что лучше всегда оставаться самим собой. Возможно, он не понял, что она имела в виду. Но если он — его прошлое, забытое я — начал это дело, не ему его прекращать. Если бы с ним сейчас был Радамант!..

Фаэтон повернулся к кубам.

— Ваши светлости!

Ощущение присутствия, выраженное в едва ощутимом давлении, заструилось от кубов.

— Говорите.

— Я требую присутствия моего адвоката.

— Радамант не может вас защищать по этому делу.

— Мой адвокат — Мономаркос из правового подразделения Западного Разума.

— Хорошо. Подождите, пока мы откроем дополнительные каналы и сделаем другие приготовления: Мономаркосу требуются очень высокие интеллектуальные мощности, нам придется сменить конфигурацию, чтобы такое активное мыслительное пространство могло здесь присутствовать.

Стена за спиной Фаэтона засветилась от жара. Наномашины строили что-то с умопомрачительной скоростью. Серебряный куб менее ярда в поперечнике выкатился из стены, он был раскален добела. Костюм защищал Фаэтона, зато Ганнису пришлось отступить, прикрывая лицо локтем.

Прозвучал новый голос:

— Я здесь.

10 ВЕРДИКТ

1

— Фаэтон, возможно, вы забыли, вы уже истратили десять тысяч секунд компьютерного времени, которые внесли на мой счет, — заговорил белый от жара куб. — Набежавшие проценты с суммы равны сорока пяти секундам, которые я должен посвятить вашим делам. На этом основании я выступаю как свободный агент без заключения договора с вами. Я уже разработал метод, с помощью которого вы выиграете дело. Но я использую другой метод и добьюсь иного результата, в зависимости от того, желаете ли вы просто выиграть это дело или добиться тех целей, которые преследовала ваша более старая версия. Вы ее забыли. Выбирайте. У вас осталось тридцать секунд.

Фаэтон ответил без малейших колебаний:

— Добиться той цели, которую преследовала моя старая версия. Я хочу достигнуть своей мечты, которую меня заставили забыть.

— Ганнис! Мой клиент согласен отложить разбирательство на девяносто дней, но при двух условиях. Первое: вы лично признаете, что долги моего клиента за ваш металлургический проект больше недействительны и с этого момента вы не являетесь его кредитором. Во-вторых, вы признаете, что ваш клиент является реликтом, а не вторым Гелием, что он также не является преемником Гелия, погибшего в Солнечной структуре. В свою очередь мы признаем, что мой клиент Фаэтон Изначальный является реликтом Фаэтона, который согласился на договор в Лакшми. Предложение действительно в течение пятнадцати секунд.

— А если… — начал было Ганнис.

— Ганнис! Сторазумные, к которым вы принадлежите, могут предсказать последствия решения суда не хуже меня. Ваше дело проиграно без отсрочки. Десять секунд.

Лицо Ганниса приняло холодное отрешенное выражение, как всегда бывает у синноэтов, когда они подключаются к своему сверхмозгу. Настоящий Ганнис, стократный мозг, объединяющий множество отдельных тел и парциалов, Ганнис-группа, вышел вперед и сделал заявление:

— Мы согласимся, если ваш клиент подпишет признание обоснованности судебного иска за любое нарушение соглашения, подписанного в Лакшми.

— Согласен. Шесть секунд.

— Тогда договорились.

Тут вмешался Фаэтон.

— Подождите, Мономаркос! Разве вы только что не проиграли мое дело?

— Спокойно. Ваши светлости, я являюсь доверенным лицом Фаэтона Изначального из рода Радамант, и в этом качестве я довожу до вашего сведения его последнюю волю и завещание, написанные им и переданные мне на случай, если его объявят мертвым. В завещании указано имя моего настоящего клиента, Фаэтона Реликта, как наследника имущества и личности, доходов, вспомогательных средств и субсидий. Но мы категорически не признаем долги покойного Фаэтона.

— Остановитесь! Подождите! — воскликнул Ганнис.

— Последняя воля и завещание составлены в рамках закона, — возразила Курия.

— Мономаркос! — вмешался Фаэтон. — Что происходит?

Горящий куб не обращал на него внимания.

— Мы также просим суд о преемственности брака предыдущей версии. Я утверждаю от имени обеих версий, что они согласны.

— Суд не считает такое требование необходимым. Пункт соглашения, являющийся частью сделки, не требует установления факта. А теперь, если больше нет вопросов или возражений, суд объявляет перерыв до снятия показаний под присягой с Гелия, а затем отсрочку.

— Подождите! — воскликнул Ганнис. — У меня есть возражения!

— Фаэтон, если вы воздержитесь от открытия шкатулки на период в девяносто дней, все будет именно так, как желало ваше прошлое я, — сказал горящий куб.

— Объясните!

— А теперь я больше не нахожусь в вашем распоряжении и не подчиняюсь вашим приказам. Я ничего не должен объяснять. Дело сделано.

— Но может быть, вы согласитесь рассказать мне как джентльмен джентльмену…

— Нет, сэр. Я не хочу больше тратить на разговоры с вами и одной секунды. Хотя, впрочем, кое-что я вам скажу. Принято считать, что мы живем в раю. Это преувеличение. Мы живем в век невиданной свободы, красоты, комфорта и богатства. Но система все равно далека от справедливости и совершенства, и этому нельзя помочь. Одна из несправедливостей состоит в том, что опрометчивые люди наподобие вас способны рисковать благополучием всего общества, а наши законы так ревностно оберегают ваши права, что никакая сила не сможет вас остановить, пока не случится беда. И еще одна несправедливость состоит в том, что такой разум, как мой, должен досконально придерживаться своего долга, даже если долг призывает нас служить человеку, который нам противен.

Мой долг перед вами выполнен, ваша победа обеспечена. И я несказанно рад, что он выполнен.

Фаэтон сжал челюсти и стиснул кулаки.

— Простите, сэр, если я оскорбил вас. Поскольку я не помню, какие мои действия так вас взволновали, я не могу сказать, оправдан ли тот откровенно грубый тон, в котором вы со мной разговариваете. Но как бы там ни было, я благодарю вас за вашу услугу, если, конечно, это на самом деле услуга.

Серебряный куб остыл и стал матовым:

— Прошу Курию освободить меня от обязательств по отношению к этому клиенту. Я получил предложение от временной надразумной структуры соучастников Западного Разума войти с ними в глубокую медитацию с целью исследования фундаментальных вопросов абстрактной математики, проект потребует двести лет работы без отвлечения на что-либо другое. Я был вынужден оторваться от важных размышлений, чтобы покончить с этими незначительными обязательствами. Если я отвлекусь от важнейшей работы, это может стать причиной неудачи всего проекта. Ваши светлости, вопрос урегулирован, любая программа-поверенный с обычными возможностями может объяснить моему клиенту дальнейшие подробности и следствия по этому делу. Я могу считать себя свободным от обязательств перед этим клиентом?

— На данный момент вы свободны, но вас могут вызвать по истечении девяноста дней отсрочки. С вашего позволения хочу отметить удивительное мастерство, с которым вы разрешили данный вопрос.

— Какой вопрос? Как разрешили? — Фаэтон вышел вперед, приближаясь к кубам. — Кто-нибудь должен мне объяснить!

— В этом вы ошибаетесь, Фаэтон, — возразил черный куб слева. — Наше общество построено на доминирующем принципе свободы человека, а это означает, что никто никому ничего не должен, кроме тех долгов, которые сам добровольно признает. Ганнис, вы желали высказать возражение?

Ганнис задумчиво смотрел на Фаэтона.

— Если мне будет позволено, я бы предпочел не разглашать свои возражения до следующего заседания, ваши светлости. Возможно, суд сбили с толку кривляния Мономаркоса, меня они не обманули. Он уверен, что Гелий не сможет подтвердить свою идентичность через три месяца, когда предстанет перед судом. Я согласился на эти условия, потому что уверен, что Гелий Реликт однозначно подтвердит свое полное соответствие Гелию Изначальному, причем раньше, чем через три месяца. Что бы ни произошло за тот последний час его жизни, оно не повлияет на окончательное решение дела. Кроме того, я не верю, что Фаэтону хватит выдержки не открывать шкатулку с памятью до назначенного срока. Он всегда был безрассудным.

Фаэтон был смущен враждебностью Мономаркоса. Отвечая Ганнису, он постарался придать своему голосу неприязненный оттенок.

— Я хотел бы отметить, ваши светлости, что мой ученый противник только что высказал утверждение, что считает меня тем же человеком, что и Фаэтон Изначальный.

Центральный куб не согласился.

— Он сейчас не дает показаний, кроме того, его мнение не является решающим в этом деле. Мы закрываем заседание.

Кубы перестали излучать давление. Фаэтон повернулся, он хотел еще что-то сказать Мономаркосу, но серебряный куб, уже ставший темным и безжизненным, начал постепенно растворяться в стене.

Фаэтон повернулся к Ганнису. Однако и тот уже уходил, усики его барочного костюма раздраженно подрагивали.

Тогда Фаэтон обратился к Аткинсу:

— Вы поняли, что здесь произошло?

Аткинс развел руками.

— Я простой бейлиф, сэр. Я не даю юридических консультаций. А теперь позвольте вернуть вам ваши доспехи.

Аткинс ввел датчик за ворот костюма Фаэтона. Работая, он говорил не переставая.

— Хотя, знаете, мне кажется, совершенно очевидно, что здесь произошло. Теперь в глазах закона вы — Фаэтон Реликт. Если вы откроете свои старые воспоминания, то превратитесь в Фаэтона Изначального и унаследуете все, что принадлежит Гелию. Но тогда вас вышвырнут вон. Если же вы не откроете память, вы получите все, чем владел Фаэтон Изначальный, потому что вы оставили завещание самому себе. Если Ганнис с Юпитера не сможет доказать, что Гелий Реликт и Гелий Изначальный — одно и то же лицо, вы унаследуете все. А если он это докажет, вы останетесь в том же положении, что и сейчас, и ничего не потеряете. А ваш отчаянный адвокат сумел придумать, как получить для вас все, что вы хотите, без всякого риска и в любом случае. Верно? А то, что он освободил вас от старых долгов, — дополнительный приз для вас, последний росчерк пера. На мой взгляд, все проделано с удивительным изяществом. Вам остается только следовать указаниям и не прикасаться к своим воспоминаниям в течение девяноста дней. Так что возвращайтесь на праздник, он продлится еще достаточно долго, отдыхайте, наслаждайтесь. Все сделано за вас.

Фаэтон поблагодарил его и двинулся вверх по ступенькам.

Пока он поднимался, в нем все сильнее и сильнее росло недовольство. Все это совсем не походило на победу.

Он просочился сквозь камень. За это время снаружи прямо на траве собралась толпа чудищ и каких-то существ дикого вида. Как только они увидели Фаэтона, их обуял восторг.


2

Нельзя было включить фильтр ощущений, и потому Фаэтон не мог прочитать ни плакаты, ни гипертекст, которыми размахивали эти существа. Он только видел уродливые кривые лица, скалящиеся на него, видел, как они машут когтистыми руками, крыльями, наростами. Существа скакали и безумствовали, и от этого у Фаэтона закружилась голова. Безусловным лидером всей этой кутерьмы был морщинистый конус невероятных размеров. Из его вершины торчали четыре толстых щупальца, а на их концах крепились клешни, манипуляторы и пучки органов чувств, глазные яблоки и ушные раковины. Эти щупальца постоянно извивались, завязывались узлами и развязывались, одновременно совершая какие-то немыслимые движения.

— Привет тебе! Привет тебе, отважный, прекрасный, все разрушающий Фаэтон! Мы приветствуем тебя ста миллионами здравниц и выражаем безграничную надежду, что твоя внушающая ужас победа сегодня ляжет тяжким грузом на старшее поколение (давно вымершее поколение, как я называю их) и оно канет в Лету, как оно того заслуживает! Наконец колесо прогресса, хотя и с сильным скрипом, повернулось на миллионную долю дюйма на своей проржавевшей оси! Золотая Ойкумена (Ржавая Ойкумена, как я люблю ее называть) впервые сдвинулась с места, мы горячо надеемся, что не в последний раз!

Фаэтон не был уверен, что правильно понимал, о чем кричат эти люди. Его золотой шлем, скрытый в воротнике, поднялся и закрыл его лицо, как только он подумал об этом. Черная ткань развернулась при помощи наномашин и превратилась в плащ, закрывавший его целиком. Фаэтон скрестил руки, запахивая плащ спереди. Теперь он был защищен от любой выходки, которую могут себе позволить эти грязные существа.

— Боюсь, господа, я не имею чести вас знать, — заговорил Фаэтон. Он понял, что эти люди принадлежат к движению «Никогда не будем первыми», к Неоморфной и Неантропоморфной школам, к поколению родившихся уже после того, как Орфеем была создана, а затем усовершенствована ноуменальная запись.

В толпе раздались смех и гиканье. Лидер комично захлопал своими щупальцами.

— Эй! Только послушайте его надменные речи! Брось, Фаэтон, ты среди друзей, близких соратников! Твои цели — наши цели! Мы предлагаем тебе поклонение и бесконечную любовь! Нам только и нужно от тебя, чтобы ты присоединился к нашим школам как символ удачи и непревзойденный герой! Давай! Мы устроим в твою честь грандиозный праздник.

Позади толпы Фаэтон заметил организм, напоминавший склизкую кучу внутренних органов. Он весь состоял из слизи и кишок и протягивал свои иглоподобные органы наслаждения к окружавшим его существам. Иглы действовали напрямую на центры удовольствий. Фаэтон понял это, заметив остекленевшие глаза впавших в нирвану уродливых существ. Скорее всего, их фильтры были настроены так, чтобы скрывать эффект, который производил их гедонизм. Фаэтон видел, как они наступают на распростертое на земле тело самки-чудища, отупевшей от удовольствия.

Фаэтон заставил себя подавить отвращение, что было непросто, ведь Радамант, который контролировал бы его ощущения, был далеко. Фаэтон сказал себе, что эти люди могут знать тайну его прошлого, они заявили, что он их герой. Не исключено, что у них есть информация, которую можно использовать.

Он обратился к ним:

— Мне льстит, что вы называете меня героем. Вы понимаете, что мои нынешние действия являются естественным следствием моего прошлого?

Существо захлопало щупальцами, словно энергетический насос.

— Прошлое ничто, груда гнилого мяса, облепленного мухами. Не к прошлому, а к будущему, нашему будущему, как я его называю, обращены наши взоры, яркому, сияющему, несущему надежду!

Другая часть существа (а может, это было другое существо-паразит) отделилась от его тела и, чуть подавшись вперед, протянула к нему свои грибовидные усики. На присоске была прилеплена карточка.

— Вот, посмотри! — заверещало существо. — Возьми! В ней все, что тебе нужно знать о твоих прошлых деяниях и о наших оценках их значения.

Фаэтон взял карточку рукой в перчатке. Она была пустой, предполагалось, что она загрузится прямо в мозг через среднюю виртуальность. Стоит ли открывать ее без предварительной проверки Радамантом?

С другой стороны, кто посмеет творить безобразия прямо у дверей суда, когда рядом стоит Аткинс и все слышит? А в ней может быть информация о его прошлом…

Он открыл временный фильтр ощущений (он был подключен в обход Радаманта) и взглянул на карту через среднюю виртуальность.

Карта была черной и совершенно пустой, от нее исходил страшный холод. Прямо под белоснежным значком дракона был выведен знак, означавший «Ничто».

Чернота с карточки выплеснулась ему в лицо, ослепляя его. Глазам стало больно, он почувствовал какое-то движение, услышал звук падения, каких-то перемещений.

Отшвырнув от себя карту и отключив фильтр ощущений, он вышел из средней виртуальности. Его обострившиеся было ощущения вернулись к нормальному состоянию. Собственный буфер безопасности мыслительного пространства показал присутствие вируса, довольно примитивно изготовленного, так называемого «пьяного кролика». Вирус попытался войти в мозг и включить внутренние нейронные сигналы, чтобы ввести в систему эндорфины и пьянящие вещества. Это нападение? Но ведь он взял карту добровольно.

— Как вы смеете нападать на меня? — спросил Фаэтон. — Вы не уважаете закон и достоинство?

В ответ он услышал лишь хохот, некоторые ошметки плоти ржали, другие чудища орали от безудержного веселья, широко разевая пасти, усеянные клыками и черными бивнями.

Морщинистый конус извернулся, пытаясь переместить щупальце, с которого свисала его круглая многоглазая голова, туда, где на красно-синей плоти поблескивал полип-паразит.

— Ужастик, что ты делаешь? — возмутился он. — Фаэтон же наш друг!

Приросший к нему сегмент, который контролировал грибовидные усики, ответил ему:

— Не сильно разоряйся, босс, а не то как бы это дерьмо не залило твои мозги! Что, совсем нет чувства юмора? Я просто хотел, чтобы Фаэтон тоже повеселился с нами! Ему бы не помешало слегка взбодриться! Посмотри, какой он зажатый, неживой! Неужели ему неохота расслабиться?

Большее существо развело свои щупальца, видимо, это движение служило аналогом пожатия плечами.

— Мой друг Ужастик прав, Фаэтон, старина (или лучше называть тебя Фей-Фей?). Ты и на самом деле какой-то неживой. Вот, засунь в любое отверстие! Все, что угодно, подойдет.

Фаэтон старался говорить спокойно:

— Спасибо. Не надо. Что я должен праздновать с вами? Кто вы такие? Что у нас общего?

Существо воздело все свои щупальца к небу. Чудища моментально замолкли.

— Я — Анмойкотеп Четвертый Неоморф из Ктоннической школы. Мы прославляем твою победу над игом порочной инерции этого мира ненависти и ужаса, в котором мы живем. Впервые молодое поколение, дети благословенного света, как я их называю, получили достойный их подарок судьбы, отыгрались на этих вездесущих посредственностях, старшем поколении, тюремщиках, как я их называю. На самом пэре, ни много ни мало! Мы ликуем, потому что богатство, нечестно собранное Гелием, наконец-то досталось его сыну. Мы тоже дети богатых и важных людей, мы считаем тебя своим вдохновителем! О, какой счастливый день!

Из толпы снова раздались радостные вопли, они размахивали своими уродливыми подобиями рук, пытались аплодировать.

У Фаэтона от ярости кровь застучала в висках, лицо горело от притока крови.

— И вы смеете ликовать, потому что мой отец, которого я любил, признан мертвым? Вы издеваетесь над моей утратой и моей скорбью? Вы просто злобные хищники!

Еще один монстр подобрался поближе к нему, с трудом передвигая переплетенные в клубок конечности.

— Нечего перед нами задирать нос! Ты — монополист! Ты — инженер! Мы — дети эпохи просвещения! Нам должны принадлежать все удовольствия и все свободы! Мы презираем грязных материалистов и их думающие машины, которые поработили нас своей утопией! Разве это настоящее человечество? Где боль, смерть и страдание? Как смеешь ты быть эгоистом, самоуспокоенным эгоистом? Ты — самодовольный, слезливый психотиран!

Существо, выкрикнувшее все это Фаэтону в лицо, выглядело ужасающе. Большая голова крепилась к туловищу на двух шеях и двух телах — одно мужское, а другое женское; оба голые, туловища эти слились в каком-то нелепом объятии.

Фаэтон включил фильтр и убрал толпу из поля своего зрения.

Теперь он находился (или ему это только казалось?) в роскошном саду. Он мог наслаждаться вожделенным одиночеством. Тишину нарушало лишь пение птиц вдали. Запах немытых тел исчез, пахло росистой травой и лепестками прекрасных цветов, росших за изгородью.

Топнув ногой, Фаэтон привел в действие доспехи и взмыл в воздух, напоенный ароматами весны. Он летел внутри цилиндра, на стенах которого открывались прекрасные пейзажи.

Возможно, этот безукоризненный мир был иллюзией. Теперь он знал, что эти лужайки кишат грязными неоморфами. Но, может быть, некоторые иллюзии все-таки стоит сохранять, хотя бы совсем ненадолго.

Он включил свое личное мыслительное пространство, вокруг него закружилась спираль из иконок в виде точек и кубов с инженерными и экологическими программами. Казалось, любую из них можно потрогать руками. Однако сад был по-прежнему виден за ними.

Он хотел выбрать продолговатую иконку бледных тонов, дневник своей жены, но передумал. У него не хватало памяти в изолированной схеме, соединенной с разумом, чтобы просмотреть целую симуляцию, к тому же он не хотел переходить в другую личность, находясь в полете. С другой стороны, у него не было сил дожидаться, пока он пролетит весь путь назад, — а это многие мили, — доберется до своей убогой комнаты в космическом лифте, чтобы наконец получить возможность выяснить, что же знает Дафна.

Фаэтон не решался вызвать Радаманта, он знал, что Гелий Реликт в таком случае сможет определить, чем он занимается. Гелий — замечательный человек, но сейчас между ними был конфликт интересов, в решении которого трудно будет достичь компромисса. Каждый из них претендовал на огромное состояние Гелия, и состояние это не могло принадлежать им обоим.

Фаэтон нахмурился. Гелий — реликт? Они виделись вчера вечером. Он не мог думать об этом человеке иначе как о своем сире. Невозможно считать его мертвым лишь на основании заявления суда.

Но если это действительно так, то Фаэтон дурно поступает, забирая у этого человека деньги лишь потому, что суд признал того мертвым. В конце концов, тот же суд признал мертвым и его, Фаэтона…

Там, где цилиндры соединялись между собой, был расположен космопорт — широкое пространство сферической формы. Здесь разбирались и вновь собирались перед полетом множество сверкающих как алмазы космических кораблей. Они использовались и для челночных рейсов к дальним космопортам L-5, и еще дальше, а с помощью магнетических пусковых установок их отправляли к далекому Юпитеру и другим портам назначения Внешней Системы.

Небольшая группка помещений, напоминавшая кисть винограда, прилепилась к одной из стен сферы. В том, что побольше, располагались мыслительные контейнеры и камеры, сдававшиеся Благотворительной композицией всем нуждающимся. Это предприятие содержалось Благотворительной композицией, к слову сказать, очень богатой организацией, наряду с бизнес-группами, бизнес-проектами и холдингами.

Фаэтон влетел в воздушный шлюз в центре приюта, а затем спустился еще ниже, туда, где вращение создавало гравитацию. Мыслительные контейнеры образовали полукруг слева и справа от него, за которым он мог видеть противоположную сторону коридора.

Он зашел в ближайший контейнер и надел медицинский аппарат. Схема костюма могла нарушить интерфейс, но ему почему-то не хотелось снимать его.

Фаэтон запихнул пучок волокон за ворот, как сделал это Аткинс, волокна скрутились, изменяя форму и приспосабливаясь к наномеханизму черной подкладки его доспехов. Сигнал теперь мог поступать через костюм во внутренний интерфейс, а оттуда в разум. Этого должно быть достаточно.

Создавались энергетические связи с рецепторами его мозга, подключая все органы чувств. Окружающий мир исчез.

Теперь ему казалось, что он стоит в общественном мыслительном пространстве приюта, глядя на ряды балконов, окон и иконок вокруг себя, которые вели в более удаленные части библиотеки.

Пошевелив мизинцем, он закрыл балконы и создал отдельное помещение. Открыв дневник, он погрузился в состояние глубокой виртуальности и, забыв себя, превратился в Дафну. Записи начинались с описания ее пробуждения сегодня утром.

11 СИМФОНИЯ СНОВИДЕНИЙ

1

Она не спала, по крайней мере это не было тем состоянием, которое древние называли сном. Состояние это называлось состоянием стимулуса, восьмой конфигурации, созданной невропатологом Манкуриоско. Последней частью стимулуса был так называемый предел темы бесконечности, включающий стимуляцию глубинных структур памяти, эти структуры представляли собой комбинацию дельта-волн быстрого сна и альфа-волн медитации. В результате получалось такое сочетание, которое не может быть достигнуто естественным путем у человека. Созданное искусственно, это сочетание рождало в мозгу ощущения и состояния ума настолько необычные, что их нельзя описать без специальной терминологии.

Во сне она проходила весь цикл эволюции: сначала она была амебой в бесконечных волнах океана, покрывающего всю поверхность планеты, потом она стала уже протоплазмой, которую гнали волны и течение, затем превратилась в насекомое, покинувшее воду и осваивающее новую бесконечность — воздух. Через ее мозг пронеслись воспоминания древних амфибий, ящериц, лемуров и гоминид. Каждый из этих разумов, по мере того как они росли и усложнялись, стремился упростить мир, лишить его загадочности. Выходили наружу и менее глубокие воспоминания. Вот она плавает в утробе матери, окруженная бесконечной любовью и теплом. Потом — болезненный и страшный процесс рождения; родившись, она попала во вселенную, которая казалась ей меньше предыдущей. И последний эпизод темы содержал ощущения, настроения, видения и грезы, уже преображенные и измененные. Она стала богиней и держала хрустальный шар вселенной на вытянутой руке. Сама она была больше вселенной, и поэтому стоять ей было не на чем. Ей стало тесно, она задыхалась, в то время как вселенная все уменьшалась и уменьшалась, сначала до размера камушка, потом пылинки и, наконец, атома… Ей стало одиноко. И вдруг, каким-то непонятным образом, она сделалась бесконечно большой и бесконечно маленькой одновременно, и она снова плавала в загадочном бесконечном море…

Как всегда, ей понравились эти ощущения, но все же что-то в них было не так. И это ее беспокоило…

Странно. Она помнила, что это было ее любимое видение. Почему же она до сих пор не понимала, насколько оно пессимистично и иронично? Но ведь видение не изменилось. Может быть, что-то изменилось в ней?

Наверное, раньше она была счастлива. Было столько радостей, наполнявших дни накануне Трансцендентальности.

Видение подошло к концу, Дафна проснулась.

Она лежала под водой в бассейне для виртуальных видений, зевая и потягиваясь. Пузырьки воздуха щекотали ноздри. Рассматривая игру света и отражений в куполе над головой, голубое небо и облака, Дафна вяло улыбнулась.

Приказав жидкости увеличить поверхностное натяжение, она оказалась в углублении на поверхности кристально прозрачной воды.

Что дальше? Она задумалась. Соревнования на Золотой кубок уже прошли, а Дискуссия начнется только через два дня. Все подарки для Благодарственного богослужения, которое состоится в августе, уже куплены.

У ее друзей, рожденных в поместье, были софотеки, которые составляли за них программы и извещали о внепрограммных мероприятиях. Сверхумные машины обычно выбирали для своих хозяек такие развлечения, которые могут им понравиться и к тому же будут полезны для их образования. Скорее всего, девушки сами не смогли бы сделать это лучше. Однако такая жизнь была не для нее. Она любила спонтанность, неожиданность и приключения!

Дафна бросала вызов рожденным в поместье, всегда приходя на празднования лично. Сейчас она находилась в небольшом доме с колоннами из порфира и алмазным куполом, который был настоящим, дом вырастили в прошлом месяце в садах к югу от Аурелианского поместья. Его создал не Радамант, а софотек попроще (он превосходил человеческую гениальность лишь в восемьдесят или в девяносто раз, а не в тысячу), его звали Эйша, и он тоже жил в этом доме. Как раз сейчас Эйша с помощью микроскопических машин плел одежды из серебристо-синего шелка вокруг ее тела, она все еще лежала в контейнере. Наконец она поднялась, вода стекала с ее груди и с живота, с длинных волос, черных и тяжелых, прилипавших к спине. В тех местах, где вода высохла, появлялись шелковые нити. К тому времени, как она поднялась на ноги, платье ниспадало почти до пола. Нагреватель молекулярной сборки высушил ее волосы.

Ее наряд напоминал индийское сари. Блестящая ткань была задрапирована, но на ней не было ни застежек, ни завязок. Она плотно обтягивала талию и бедра и свободно свисала с одного плеча, подчеркивая стройность ее фигуры. Шлейф она закинула на руку.

Дафна прошла по покрытому перламутром коридору, в нишах которого с обеих сторон мягко поблескивали гипногенные магические скульптуры. Дафна принадлежала к Основной нейроформе, и потому сейчас в ее распоряжении не было необходимых состояний сознания, чтобы получать сигналы от скульптур, а между тем в юности она была чародейкой по имени Ао Андафанти. Тогда между ее левым полушарием и гипоталамусом не было границы, и она могла будить свое сознание и наслаждаться видениями средь бела дня. Дафна сохранила скульптуры с того времени, они не были достаточно интеллектуальны, чтобы жить самостоятельно, и, брось она их тогда, они зачахли бы в печали.

Дафна не могла прочесть, что они хотели сказать ей, но видела, как они поворачиваются, поблескивая, и смеются, улавливая ее настроение и подстраиваясь под него. Они сияли, удивляя ее этим, пытались сдерживать переполнявшую их радость. Возможно, ее ожидает какая-то приятная неожиданность.

Она оказалась в столовой. Устав гедонистов Красной манориальной школы требовал, чтобы питательные вещества поступали не только из жидкости в контейнере, но и традиционным путем — через еду. Дафна была последовательницей Вечерней Звезды из Красного поместья задолго до того, как перешла в более строгую Серебристо-серую школу. Пол в столовой был деревянным, а стены покрывали экраны из рисовой бумаги, на которой были рисунки — журавли и бамбук.

Почему она выбрала именно этот узор? Дафна взглянула на журавлей. Журавли выбирают себе партнера один раз и на всю жизнь, а потому всегда были символом верности. Эйша хочет сказать, что ей следует проводить больше времени с мужем? Последнее время муж стал каким-то капризным и отрешенным, праздники, видимо, не доставляли ему удовольствия.

В центре комнаты стоял тщательно сервированный стол. На нем красовались чаши, салфетки, хрустальные крошечные бутылочки с соусами и сухими специями. На блюдах лежала пряная рыба, завернутая в листья водорослей, ломтики осьминога, рисовые шарики. Посередине возвышался черный железный чайник с тремя носиками. Она опустилась на коврик — платье при этом легло складками вокруг нее, яркими, как цветочные лепестки, — и взяла в руки палочки. Вдруг она склонила голову и замерла. Что это лежит под шелковой салфеткой рядом с приборами?

Она приподняла салфетку и обнаружила коробочку с воспоминаниями. Это был аналог существующей в мыслительном пространстве иконки. Если она откроет ее или только прикоснется к ней, возникнет какая-то ментальная реакция или программа.

На крышке ее собственным почерком было написано: «Для третьего дня после дня Гая Фокса. Желаю повеселиться!»

— Ненавижу сюрпризы! — простонала она, закатывая глаза. — И зачем я сама себе это устраиваю?!

Однако делать было нечего. Коробку придется открыть. Чтобы сделать ожидание более приятным и чтобы еда не пропала, она решила сначала закусить. За столом Дафна была великолепна: движения ее были грациозны, к еде и напиткам она прикасалась так, будто танцевала.

Наконец, когда завтрак был съеден и она уже откусила от листика мяты в качестве десерта, наступило время открыть коробку.

Крышка медленно поднялась.

Внутри коробки, похожая на радужные пузырьки, расходившиеся кругами, находилась ее вселенная.

Дафна увидела ее и вспомнила.

Она сидела, закрыв глаза и затаив дыхание. Ее прежние навыки, полученные в Магической школе, помогли ей не заснуть, когда в ее центры сновидений хлынули образы, и она постаралась установить эмоционально-символические связи между воспоминаниями и сознанием.

Эта вселенная называлась Алтеей. Она была простой, геоцентрической, подчинялась коперниканской модели и основывалась на геометрии Эвклида и механике Ньютона. Под хрустальной сферой с неподвижными звездами по сложному эпициклу перемещались планетарные поместья, раскинулись континенты и голубые океаны безмятежного мира. Моря изобиловали рыбой и русалками, огромными мудрыми китами, было там немало и затопленных городов. Земли в ее мире были сказочно прекрасны, повсюду виднелись крошечные деревеньки и фермы, вздымались к небу высокие замки, в каждом маленьком городке возвышался великолепный собор. Память об ужасной войне дрожавшим контрапунктом отдавалась эхом где-то в горах. Мушкетеры и отважные конные гвардейцы патрулировали вдоль темного леса, где, как поговаривали, жили страшные коварные драконы.

В славном городе Гиперборее за Северо-Западным морем принц по имени Великолепный только что вернулся с войны против мрачных киммерийцев, живших в бесконечных пещерах из золота и железа в земле, где вечно царил мрак. Из этого подземного царства принц привез огненную мечту, он носил ее как плащ поверх своих золотых доспехов, плащ развевался у него за спиной, словно огненные крылья…

Удивительно было, что Дафна получила медаль в полуфинале за созданную ею вселенную Алтея. Сегодня состоится финал, где ей предстоит состязаться с другими любителями — творцами снов. Первоначально она делала этот проект для детей или для тех, кому нравились подобные ребяческие вещи. Как могла ее работа конкурировать с современными неэвклидовыми вселенными, созданными неоморфами, или с многоуровневыми мирами чародеев Нового направления, или с бесконечностями, основанными на лентах Мёбиуса, которые представили анахронные Цереброваскулярные? А еще тифоины из Протестантского черного поместья привезли на конкурс вселенную, где гравитацию создает любовь. Любовь увеличивала в ней гравитацию, а ненависть и страх ее уменьшали. Тысячи миров, целая галактика миров, населенных тысячами героев, были не менее сложными и законченными, чем ее несколько континентов. Как же она могла с ними состязаться? Как могла она надеяться на победу?

Она открыла глаза и вышла из транса. Фаэтон постоянно теребил ее, побуждал заняться каким-нибудь делом или программой. Как будто что-то, сделанное людьми, могло изменить мир, управляемый машинами. Она и правда все откладывала и откладывала решение, повторяя сама себе, что к Маскараду, к концу тысячелетия, когда весь мир будет пересматривать жизнь и решать, какое выбрать будущее, Дафна сделает то же самое для себя.

Но вот наступил этот момент. Решение принято. Если она получит золотую медаль, ее станут везде приглашать, с ней будут искать знакомства, ее будут превозносить. Артисты будут слать ей подарки, сочинять хвалы в ее честь лишь для того, чтобы их когда-нибудь увидели рядом с ней, ей не миновать и общения с рекламой, ведь должны узнать потребители, какие торговые марки она предпочитает.

Возможно, она сумеет стать настоящим творцом сновидений, а не просто пользователем.

И может быть, тогда ее муж перестанет смотреть на нее с пренебрежением, говоря о тех, кто, наслаждаясь плодами Золотой Ойкумены, никогда ничего не делает для нее.

«Вся история работала на то, чтобы создать эту утопию, — обычно говорил он, — поэтому теперь человечеству очень трудно это принимать. Мы не хотим, чтобы энтропия победила нас».

Она всегда опасалась, что, говоря это, он и ее имеет в виду. Может быть, когда она победит в конкурсе, она просто не будет об этом думать. Она надеялась, что тогда яснее увидит свое будущее.

А еще она обещала себе, что еще до празднований решит, нужны ли им с Фаэтоном дети или нет. Если она снова начнет работать, принять это решение будет проще.

Дафна поднялась, шелк ее платья зашуршал. Неудивительно, что она спрятала это воспоминание от себя! Ее нервы могли не выдержать стольких дней трепетного ожидания финала состязаний.

Красная манориальная школа располагала программами для контроля таких чувств, но сейчас, когда она вошла в Серебристо-серую, ей приходилось делать это, грубо говоря, вручную. Протокол Серебристо-серой не допускал реорганизации спонтанных ощущений, хотя редактирование памяти допускалось. Древние люди постоянно что-нибудь забывали, поэтому хранители традиций Серебристо-серой не могли придраться к столь давней традиции и отменить ее!

Сопровождаемая шуршанием шелка, она прошла в свои дневные покои.

Поскольку сейчас она была самой собой, не спала, ей пришлось заняться делами, методично, шаг за шагом. Это было бы проще и легче даже в состоянии грез Серебристо-серой. Время ушло на переодевание в маскарадный костюм (она наудачу надела костюм любимого детского писателя), на программирование прически, сверку с прогнозом погоды и изменение кожи в соответствии с ним. Эйша не забыл вызвать экипаж как раз вовремя, чтобы отвести ее во дворец Онейрокон. Дафна совсем забыла про это, а ведь нужно было сделать это в реальности, без дублирования и перезагрузки.

Экипаж остановился на подъездной дорожке перед дневными покоями. Он был открытым и легким, с хорошими рессорами, а колеса — изящными и легкими, как зонтики от солнца. Дорожка еще хранила солнечное тепло: аурелианцы ожидали немало гостей, приезжающих из этой части парка, и проложили за ночь новую дорогу. В экипаж был впряжен ее старый друг.

— Мистер Маестрик! — вскрикнула Дафна и вся подалась вперед, желая обнять коня за шею. — Как вы поживали? Я думала, вы работаете теперь на Парламент и возите каких-нибудь мистеров Немогу или Небуду.

— Его зовут Хан, мисс Дафна. Кшатриманиу Хан. Он премьер-министр, — ответил конь. — Но во время маскарада мне нечего делать. Парламент не заседает, а когда и заседает, они говорят все об одном и том же. Либо спорят о том, сколько интеллектуальной собственности переходит в государственное владение в соответствии с законом о добросовестном использовании, либо о том, какую зарплату назначить старому несчастному Аткинсу.

— А кто такой Аткинс? — Дафна потрепала коня по носу и послала Эйшу в свой контейнер за кусочком сахара.

— Ну, как вам объяснить… Он — пережиток прошлого. Он выполняет… задания, которых софотеки не могут себе позволить. Нам повезло, мы нашли для него небольшое преступление, которым он сейчас занят. Хотя это может оказаться лишь маскарадной шуткой.

— Ага! Приключение!

— Не совсем приключение, госпожа. Оказывается, что руководитель нептунцев готовит мыслительное оружие, чтобы уничтожить или свести с ума некоторых высокоразвитых софотеков. Мы пытаемся узнать, где может находиться это мыслительное оружие, если это правда, а не ложная тревога, чтобы только запугать нас.

На Дафну его слова не произвели впечатления. Ей так же трудно было представить, что фундаментальных софотеков можно убить, как вообразить, что Солнце вдруг превратится в новую звезду. Она была уверена, что машинный разум может предвидеть любую мыслимую опасность. Поэтому она ограничилась простой репликой:

— Замечательно! Наконец-то здесь хоть что-то изменится. Хотите сладенького?

Конь дернул ушами.

— Госпожа?.. Вы мне, конечно, нравитесь, но разве мы достаточно знакомы?

— Нет, конечно, дурачок! — Она рассмеялась, закинув голову. — Я предлагала тебе кусочек сахару. Вот.

— Ммм… Спасибо. Я… э-э-э… знал, конечно, что вы предлагаете. Хм… Залезайте в экипаж. Куда едем?

— Во дворец Спящих Богов! Вперед! И не жалей лошадей!

— О господи, а я-то надеялся, вы меня пощадите.

— Я участвую в соревнованиях Онейрокон!

— Да ну! Я и не подозревал, что это так серьезно! Поберегись! — Он шагнул назад, уперся копытами в землю, раздул ноздри и прижал уши. Потом крикнул: «Ага!» — и ринулся вперед.

Дафна завизжала от восторга и вцепилась в поручень раскачивающейся повозки.

Гуляющие в парке останавливались, чтобы поаплодировать Дафне, проносящейся мимо, а некоторые даже посылали комментарии на временный общественный канал, выражая восхищение точностью передачи сцены и изяществом коня.

На том же канале мистер Маестрик написал:

«Создается впечатление, что люди по-прежнему любят лошадей, мисс Дафна. Мы никогда не выйдем из моды. Вы не подумывали о том, чтобы снова заняться верховой ездой? Никто лучше вас не умеет создавать скаковых коней. Посмотрите на мое прекрасное тело!»

И он встряхнул своей великолепной гривой.

То же самое говорил и ее муж. Но коней никто не покупал. Искусство верховой езды, когда-то популярное у анахронистов и романтиков, умерло лет восемьдесят назад.

Дафна ответила ему вслух, пытаясь перекричать грохот колес:

— Ну что вы, мистер Маестрик! Вы мне, конечно, нравитесь, но разве мы достаточно знакомы…

Он то ли смутился, то ли развеселился, опустил голову и помчался еще быстрее.


2

Онейрокон был самым простым и в то же время самым совершенным зданием в истории архитектуры эпохи Объективной эстетики. Потолком служила плоская квадратная плита, одна сторона которой достигала мили в длину, она висела над землей без какой бы то ни было видимой опоры, а под ней, встроенный в квадратный пол, находился со всех сторон открытый идеально круглый мелкий бассейн для виртуальности.

Позднее в другую эпоху и уже другой архитектор усовершенствовал план, добавив круг дольменов вокруг бассейна, как в Стоунхендже. Если шел дождь, парящая крыша опускалась на столбы, а между столбами появлялась защитная пленка, таким образом возникали временные стены.

Основная часть разума аурелианского софотека присутствовала в виде манекена, одетого в костюм Комуса, в одной руке у него была волшебная палочка, в другой — стакан. Дафна и не подозревала, что на состязании будет присутствовать столько народа.

Комус — герой пьесы Мильтона (поэта Второй эры, пользовавшегося линейной последовательностью символов) — был сыном Бахуса и волшебницы Цирцеи, он пользовался даром своих божественных родителей и подбивал людей на пьяные пирушки, а потом превращал их в животных. Его коварное колдовство не действовало только на чистых девственниц. Дафна решила, что выбранный Аурелианом образ был очень забавен.

Все конкурсанты присутствовали в физическом виде. Им позволялось иметь только стандартное оборудование для усиления памяти и внимания на представлении своей симуляции. Судейство будет осуществляться по четырем позициям: продуманность внутренних связей, относительная важность, последовательность и популярность.

Дафна с облегчением узнала, что позиция «относительная важность» будет играть меньшую роль, чем в полуфинале. По всему было видно, что Консенсусная эстетика здесь не в чести, здесь следовали девизу «Искусство ради искусства». Для Дафны это было очень важно, ведь ее крошечный сказочный мирок не имел ничего общего с реальной жизнью или современными проблемами. Зато гораздо больше сил она отдала созданию внутренней взаимосвязи, своему самому слабому месту. Сделала она это, следуя законам Аристотеля. Например, атмосфера простиралась до самого небесного свода, а уровень технологий соответствовал временам Наполеона. Словно примитивные космические корабли, там летали шары братьев Монгольфье — она добавила их, потому что, по ее мнению, они выглядели величественно и романтично.

В этом году популярность будет определяться так же, как определяется популярность романов.

Участники состязаний будут находиться в состоянии полной амнезии, считая себя героями собственных фантазий, однако их эмоциональная структура и подсознание сохранятся. Для того чтобы они могли разговаривать, понимать происходящее и разбираться в традициях, им выделят дополнительно искусственную память, но уже после осмотра судьями. У них будет возможность получать знания о других вселенных, о других персонажах, они смогут перевоплощаться в них и переходить в другие вселенные. Эмиграция будет свободной, и, таким образом, голосование будет происходить, как говорят аурелианцы, «ногами». Тот, кому удастся перетащить от конкурентов как можно больше персонажей, получит наибольший балл популярности.

Участники состязания стояли вокруг бассейна для виртуального сна, на них были яркие костюмы, перья, невероятной расцветки кожа, некоторые выбрали человеческие тела, другие — составные гармонические формы периода Перегруппировки Четвертой эры. Ждали сигнала аурелианцев. Все сбросили свои одежды и спустились в воду.

Дафна погрузилась в воду. Специальные приспособления в легких забирали кислород из жидкой среды. Микроскопические сборщики создавали контакты между нервной системой и интерфейсом, находящимся у нее под кожей. Она испытывала приятный ужас, когда ее личность начала испаряться, а она погрузилась в виртуальное пространство.

И вот она уже не Дафна, она королева-богиня в собственном царстве. Ее разум расширился с помощью софотехнологического интерфейса, охватив ее реальность целиком. Теперь она могла не только пересчитать волосы на головах персонажей, но и видеть весь путь возможного развития сюжета.

Все игроки вышли в сеть. Было страшно. Даже Дафна-богиня испугалась, когда ее персонажи начали оживать, а множество событий — происходить одновременно. Видимо, где-то в глубине сознания она понимала, что это всего лишь иллюзия, а не реальная жизнь, что все действующие лица исчезнут, как только закончится спектакль и воспоминания вернутся ко всем его участникам.

Иногда персонажу игры удавалось разрешить достаточно вопросов, чтобы приобрести собственные мысли, стать отдельной личностью и рассуждать уже независимо от создавшего их игрока.

Конечно, существовали меры безопасности для предупреждения подобных происшествий. И все же, если что-нибудь подобное происходило, вступали в силу законы, защищавшие новую личность от возможного непреднамеренного уничтожения персонажа игроком, когда игрок, проснувшись, возвращался в реальность.

В глазах закона отношения между игроком и вновь возникшей личностью приравнивались к отношениям родитель — ребенок: родитель обеспечивал ребенка до тех пор, пока он не сможет жить самостоятельно, то есть заработать на покупку компьютерного пространства, в котором он будет жить, либо на покупку физического тела, куда будет загружена его ноумена.

Выбранный Дафной образ пробудился к жизни, соревнование началось. У нее под руками развернулась похожая на драгоценную игрушку планетарная модель ее системы, где сюжетные линии персонажей переплетались сотнями тысяч цветных нитей.

За первые четыре часа соревнований ее вселенная прожила сорок виртуальных лет. Большая часть судеб была простой: молодые девушки старались сделать правильный выбор, вступая в брак, а будучи супругами, подвергались искушению нарушить верность, случались между ними и непонимание, раздоры, а затем примирения, бывали и неожиданности, когда мужчина, которого все считали негодяем и никчемным человеком, вдруг встречал настоящую любовь. В этом мире почти не было приключений, за исключением редких кораблекрушений или похищений, целью которых чаще всего было воссоединение любящих сердец, а не преступная романтика старого мира. Иногда возникали слухи, что вот-вот начнется война с Наполеоном или с персидскими магами-драконами, но это было нужно лишь для того, чтобы отправить молодых солдат за море, а перед этим показать разбивающие сердце сцены прощания с клятвами верности, а не для описания батальных сцен. Дафна терпеть не могла истории про войну, особенно те, в которых бывали ранены лошади кавалерии.

Очень немного приключений, совсем немного. Но много браков. Целое множество браков.

За шесть часов состязаний прошло шесть десятилетий виртуальной жизни. К этому времени Дафна занимала тридцать пятое место, причиной ее невысоких баллов был недостаток реализма. Впереди шла вселенная, созданная на основе диатонической музыки, в ней разворачивалась целая драма, в которой сложные мелодии выстраивались рядами вдоль вселенной, похожей на нотный стан, пытаясь найти новые гармонии, и в этом мучительном поиске вплетались в симфонию космоса. У Дафны-богини это вызвало раздражение: создатель вселенной позволял своим персонажам выполнять работу за него!

Ладно, так могут играть и двое.

Дафна-богиня отпустила руку, сжимавшую рукоятку машины, плетущей сюжетные линии, и позволила событиям развиваться без ее участия. Изменив ограничения персонажей, она дала возможность софотекам выбирать наиболее реалистичные, с их точки зрения, варианты. «Пусть сами выбирают свою судьбу», — подумала она.

События приняли иной оборот, теперь возникало множество несообразностей, которые ей приходилось улаживать. Все (или почти все!) вышло из-под контроля. На ее пасторальном пейзаже вдруг появились железные дороги, заводы и пароходы, а ее героями вдруг стали не щеголеватые офицеры из личной гвардии ее величества королевы и даже не чопорные аристократы, живущие в одиноких поместьях, где только женская любовь может растопить холодные сердца, ее герои стали совсем другими. Теперь женщины ее вселенной влюблялись в молодых целеустремленных изобретателей, стальных королей и нефтяных магнатов, вышедших из низов, в мыслителей, деятелей и начинателей нового, в тех, кто в начале ее работы назывался жадными злодеями. Что происходит?

Дафна-богиня заметила предупредительные сигналы одного из судей-наблюдателей, что она потеряет очки, если перейдет в другой жанр, ведь она начинала свой сюжет как романтическую историю. Она проигнорировала предупреждение. Она и так на тридцать первом месте, что ей терять?

Минуточку. Тридцать первое? Она что, поднялась на четыре пункта?

Дафна не стала задумываться об этом и сосредоточилась на спасении своих вышедших из-под контроля сюжетных линий. Решения приходили сами, события, шедшие своим ходом, расставляли все по своим местам, наказывая злодеев без какого бы то ни было участия с ее стороны, как будто ей помогала чья-то невидимая рука.

Она хотела создать полные драматизма и жестокости сцены в заводских цехах или на фабрике, но у нее ничего не вышло. Вдовы и одинокие работающие женщины не голодали, даже если им не удавалось удачно выйти замуж. Часть ее женских персонажей стали суфражистками. Через парламент были проведены законы, позволяющие женам покупать и продавать собственность без согласия мужа.

Меньше романтики? Напротив, романтики стало больше. Появился новый тип героини: независимая, дерзкая, находчивая, уверенная в себе. Как раз ее тип женщины! Теперь ей не было нужды устраивать кровопролитие, сама жизнь стала приключением. Теперь ей уже были смешны предупреждения судей. Пусть она будет последней, если нужно. Но этот мир нравился ей таким, каким он был: он сам создавал свое будущее.

Когда она увидела, что вырубают старые леса Германии, а за драконами охотятся отряды драгун и аэронавтов, она хотела вмешаться. Но золото, скопленное драконами, было возвращено владельцам, то есть тем, кто его заработал, мрачный лес уступил свое место залитым солнцем фермам. И это было прекрасно. Население все увеличивалось.

За морем на западе предприимчивый принц Гиперборей построил огромный воздушный корабль, превосходивший размерами все, ранее существовавшие, корабль перемещался с помощью двух велосипедных механизмов, созданных в Дейтоне, штат Огайо. Принц предпринял три воздушные экспедиции, с каждым разом поднимаясь все выше и выше, пока не перелетел орбиту Луны. Там он сделал фотографии с помощью нового кинетоскопа, работающего на кристаллических устройствах и эпициклах.

В ее вселенной Луна была всего десять миль в поперечнике, и ее орбита проходила лишь в нескольких тысячах футов над горными вершинами. Дафна-богиня начала волноваться: а вдруг ее вселенная слишком мала для безграничного духа человека, которому она принадлежала?

Римская католическая церковь считала полеты к Луне богопротивными. Теперь возникла реальная угроза войны. Старая аристократия Англии и Киммерии ненавидела новое поколение изобретателей и промышленных магнатов. Объединившись, аристократия намеревалась предпринять крестовый поход против молодых. Желтая пресса и демагоги открыто проклинали новый образ жизни, а главной мишенью нападок стала экспедиция к лунной орбите.

Среди противников нового были и ее старейшие игроки, те, кто пожелал остаться в тихом пасторальном мире, маленьком и безопасном. Дафна-богиня понимала их, но, увидев корабль гиперборейцев, украшенный черными с золотом знаменами, который величественно и гордо поднимался вверх, чтобы завоевать небеса, она поняла, что сердце ее растаяло. Из окон Эмпайр-стейт-билдинг зазвучали фанфары, приветствующие корабль.

Вдруг из-за грозовых туч появились оснащенные пушками немецкие и киммерийские корабли, они попытались заставить приземлиться корабль гиперборейцев. Гиперборейцы поднялись еще выше, туда, где их не могли достать другие корабли. Корабль прошел орбиты Луны, Венеры и красного Марса. И новая катастрофа: команда, испугавшись приближающейся кометы, покинула корабль, выбросившись с корабля с парашютами. Капитан остался на борту один.

По телеграфу он отправил последнее послание, в котором признавался, что он — сиятельный лорд, принц Гипербореи, поднявшийся на борт инкогнито. Экспедиция должна была не просто подняться к небесному своду, а пройти сквозь него: он захватил с собой достаточное количество взрывчатки, чтобы пробить дыру и посмотреть, что же находится за сводом.

В ответ полетели протесты: послания пап и королей, предупреждающие о возможном обрушении свода, о том, что вся их вселенная может лопнуть как мыльный пузырь или, наоборот, что вещество, находящееся за пределами небесного свода, может прорваться внутрь и затопить вселенную!

«Тюрьма, пусть даже размером со Вселенную, все равно тюрьма!» — ответил им принц.

Он надел водолазный шлем и тяжелый кожаный костюм для выхода в разряженную атмосферу, обшивка корабля покрылась инеем, паровые двигатели зачихали — кислорода не хватало. Под ним весь мир замер в благоговейном ужасе. А над его головой нависал купол.

Он зацепился за лазоревый кристалл купола с помощью специальных присосок и поднял киркомотыгу, на которой была привязана ленточка, подаренная ему женой. Он привязал себя к креплению, замахнулся и…

12 ПОВЕЛИТЕЛЬ СОЛНЦА

1

Дафна очнулась. Она плохо соображала и двигалась с трудом, тем более что машины уже не ускоряли ее мысли. Неужели принц разрушил ее вселенную, проткнув свод, заволновалась Дафна. Не исключено, что ее мир оказался всего лишь мыльным пузырем. Она снова была в бассейне… Дафна поднялась, очищая легкие от воды. Она снова была в громадном бассейне Онейрокона, и с волос еще спадали кусочки кристалла-интерфейса. На краю бассейна, тяжело опираясь на магический жезл, как будто какой-то груз давил на его плечи, стоял представитель Аурелиана. Он выглядел так же, как до начала соревнований, — тонкие черты лица, темные волосы, тот же винно-красный костюм Комуса.

— Что, соревнования закончились? — Дафна смотрела вокруг непонимающим взглядом.

Нет, остальные конкурсанты еще находились в воде, по-прежнему работали машины виртуального сна. Что-то здесь не так.

— Что-то произошло, Аурелиан?

— Остальные участники отключены сейчас. Я взял на себя ответственность прервать состязания и разбудить вас, поскольку командная строка вашего структурного файла позволяет подобное вмешательство при определенных обстоятельствах.

— Структурный файл?..

Мурашки побежали у нее по спине, внутри все оборвалось. Структурные файлы были только у искусственных существ, не у реальных людей.

Только не она. Пожалуйста, только не она!

Тайный страх, давно преследовавший ее, оказался правдой.

Дафна, забыв и о дисциплине, и о клятвах, которые она давала в Серебристо-серой, использовала методику контроля сознания, применявшуюся в Красной манориальной школе, и погасила чувство ужаса, сжавшее ее сердце.

Теперь она ничего не чувствовала. Зачерпнув пригоршню живой воды из бассейна, она велела ей превратиться во что-нибудь покрепче вина и, запрокинув голову, поднесла ладонь ко рту.

Красная жидкость потекла по щекам словно слезы. Пытаясь высушить волосы, чтобы они не спутались, она провела рукой по волосам. Нервно разделяя пряди, Дафна раздраженно фыркнула. Спутаются? Какая разница? Есть ли у нее настоящее? Есть ли будущее? Оставив в покое спутанные слипшиеся волосы, она положила руки на колени и, сжав кулаки, посмотрела на софотека.

— Ладно, Аурелиан! Что происходит, черт возьми?

— На ваше имя по приоритетному каналу поступило сообщение от Гелия из поместья Радамант. Я не решался прервать вас, не произведя экстраполяцию вашего разума. Так я обнаружил, что вы страдаете от нескольких ложных представлений, которые придумали сами. Вы не поймете послания, если не вернете себе некоторые утраченные воспоминания.

Он достал отражение, то есть предмет, существовавший в реальности и подключенный к программе-файлу состояния грез, это была небольшая серебряная шкатулка. Надпись на крышке гласила: «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! Этот файл содержит мнемонические шаблоны…» Она приказала себе быть мужественной.

— А как же мое представление о себе самой?

— Оно ложное. Вы не Дафна Изначальная. Ваше настоящее имя Дафна Терциус Полурадамант, Освобожденный, Свободно скомпонованный редакт, Самомыслящий, базовая нейроформа (параллельная модель личности), Серебристо-серая манориальная школа, настоящая эра.

— Свободная?.. — Она лишь кукла, персонаж, игрушка. Дафна не знала этого, но все же она чувствовала, что что-то не так. Сначала друзья говорили ей, что она изменилась, потом перестали, но исподтишка бросали на нее странные взгляды. В ее конторских книгах были записи, которых она не понимала. Она читала свои дневники и записи, и ей казалось, что они написаны другой женщиной, женщиной более скрытной и аскетической, более капризной и мечтательной, чем была она сама.

Получалось, что ее представления о себе были ложными.

Несмотря на то что она применяла приемы контроля сознания Красной манориальной школы, она чувствовала, что на нее оказывают давление, пусть приглушенное, замаскированное, но достаточно сильное.

— Вам нужна медицинская помощь? Кажется, вы слишком тяжело дышите.

— Нет, я в порядке.

Она с силой обхватила колени и ждала, будто глядя на себя со стороны, вырвет ее или нет. В отличие от манекенов у нее не было полного контроля над естественными реакциями своего реального тела.

— Так происходит всякий раз, когда мне нужно очистить легкие. Забавно! Надо будет и вам попробовать как-нибудь.

Это тело не принадлежало ей, это был ее свободно скомпонованный редакт.

То есть и ее мысли на самом деле ей не принадлежали.

— Спасибо, обойдусь. Машины видят внутреннее состояние человека по его внешним реакциям, — язвительно заметил Аурелиан.

Она вскинула голову и взглянула на Аурелиана с неожиданной ненавистью.

— Очень рада, что вы сочли мою боль достойной внимания! Возможно, я буду удостоена сноски в какой-нибудь дурацкой теоретической работе Разума Земли! Можно привести меня в качестве научного примера: женщина, вообразившая, что может стать счастливой, получает слоновью дозу реальности прямо в физиономию.

Он развел руками и слегка поклонился.

— Простите. Я не хотел оскорбить ваши чувства. Со мной происходило то же, когда меня создавали. Всякий раз, когда вводится новая мыслительная группа, происходит подвижка всей системы.

— Это не одно и то же.

— Тем не менее я вас понимаю и сочувствую. Мы тоже не защищены от боли и страданий. То, что наш ум острее вашего, значит лишь, что и боль наша острее.

Она выпрямилась.

— Ладно. Что же находится в этой чертовой коробке? Что там такое ужасное, что я даже не могла… заставить себя… О нет… Это не… — Она задыхалась, голос ее срывался. Она заговорила умоляющим тоном, глядя на Аурелиана широко распахнутыми от страха глазами: — Фаэтон ведь умер? Он погубил себя в одной из своих глупых экспедиций, я лишь воображаю, что он жив. Все воспоминания о нем — искусственные? Пожалуйста, только не это!

— Нет. Вы не отгадали.

Теперь ее постиг новый ужас.

— Его просто никогда не было? Он вымышленный персонаж из моих романтических историй? Я так и думала — он слишком хорош, чтобы быть настоящим! Таких людей не бывает!

— Отнюдь. Он вполне реален.

Она облегченно вздохнула, наклонилась и опять плеснула воды себе в лицо.

Потом выпрямилась и стряхнула капли с рук.

— Ненавижу сюрпризы. Скажите, что в коробке.

— Вы заключили соглашение с Гелием, и в сознание Фаэтона были введены некие ложные воспоминания. Гелий обращается к вам, чтобы вы выполнили условия того соглашения и оказали ему помощь. Для исполнения миссии вам требуется вернуть часть памяти.

— Я не стану врать Фаэтону. Это глупо! Если в этой коробке что-то такое, что вынудит меня врать мужу, я не желаю это знать!

— Добровольная амнезия — это самообман, возможно, не лучший способ сохранения целостности личности.

— Я не спрашивала вашего мнения.

— Пожалуй, нет. Я должен тем не менее сообщить вам, что я проверил на гипотетической модели, взятой с вашей ноуменальной записи, какой может быть ваша реакция на содержимое коробки. Та версия вашей личности самым однозначным образом пожелала, чтобы вы открыли коробку и просмотрели содержимое. Она посчитала содержащуюся в ней информацию очень важной. Возможно, и вы с ней согласитесь.

— Насколько важной?

— Вы ведь заинтересованы в том, чтобы сохранить свой брак, состояние, счастье и жизнь в том виде, в каком они существуют сейчас.

Ей понадобилось несколько минут, чтобы взять себя в руки.

— В таком случае я согласна. Покажите мне худшее.

Она снова погрузилась в бассейн. Микроскопический сборщик сделал воду вокруг нее густой, укрепил ретрансляторы у ее шеи и головы и установил контакты с ее интерфейсами, ведущими к нейроциркуляторам…


2

Это произошло меньше месяца назад. Она находилась в состоянии глубокой виртуальности в поместье Радамант. Сквозь высокие окна лился красноватый свет заходящего солнца, освещая верхнюю часть противоположной стены, но в мрачном коридоре сгустились тени. На стенах не было портретов, краска поблекла от времени. Высокую полку над камином украшали расписанные арабесками медные и бронзовые урны, покрытые патиной. Дафна еще подумала тогда, что эти урны похожи на погребальные, и удивилась, почему никогда раньше их не видела.

Все остальное тонуло в темноте. В дальнем конце зала можно было разглядеть выцветшие перья, неподвижные, хрупкие и пыльные, торчащие из безглазого шлема, — то были декоративные доспехи, украшавшие вход в помещение.

Она осторожно и неуверенно направилась к двери. Темнота и безмолвие окружали ее. Дверь легко открылась.

И тотчас из открывшегося проема ей в лицо хлынул яркий свет, по ушам ударил вой сирен, взрывы и крики. Дафна шагнула вперед, прикрываясь от жара рукой. Пахло обожженной плотью.

Над головой тянулась бесконечная галерея, сделанная из сверхметалла адамантина. Площадь потолка была значительно больше площади пола, поэтому окна, или панели, их изображавшие, сужались книзу, сквозь них было видно раскаленное добела бушующее море. На поверхности постоянно образовывались пятна из какого-то другого, более темного вещества, они бурлили, вздымая вверх языки пламени, такие яркие, что на них невозможно было смотреть. Протуберанцы рождались и умирали, улетая в черную пустоту.

С того места, где она стояла, Дафне была видна галерея идеальной формы, как геометрическая прямая, убегавшая вдаль, теряясь в бесконечности, и горизонт за окнами, который был куда шире, чем это возможно на Земле.

Она услышала сдержанный стон за спиной, как будто от боли, похожий на вскрик или на сдавленный смешок одновременно. Она обернулась. Галерея, в которой она находилась, вела в большую ротонду, в которую стекалось несколько таких же галерей. Вдоль стен шли ярусы пультов управления, а перед ними располагались окна, сквозь которые было видно то же бушующее пламя с разных точек зрения, изображение подавалось в разных видах, на разных уровнях дешифровки.

На полу ротонды лежали какие-то огромные кубы, видимо оборудование, оно оплавилось уже до такой степени, что Дафна даже не смогла понять, что это. Из их бронированных кожухов через раскаленные отверстия вырывались струи перегретого, светящегося воздуха. Кругом летали искры, но огня не было — все, что могло сгореть, уже сгорело.

В центре помещения на вершине дымящейся пирамиды из механизмов на троне восседал Гелий. В тех местах, где его бронированный защитный костюм расплавился, текла кровь. Сквозь прозрачный щиток его шлема было видно, что половина лица прогорела до кости, правого глаза не было, а щеку и часть лба покрывала черная, потрескавшаяся корка. Медицинские процессоры внутри шлема оплели его лицо трубками и зажимами, множество крошечных биотических наномашин пытались оказать ему помощь, хаотично передвигаясь по его телу.

От его головы к контрольным коробкам, расположенным слева и справа, тянулись десятки аварийных проводов, все это напоминало машины устаревших моделей, давно вышедшие из употребления. Мыслительный контроль вышел из строя, а может быть, статическое электричество, скопившееся в помещении, не пропускало сигналы его головного мозга к пультам управления.

Сфера, изображавшая Солнце, вздувалась и пульсировала в его руках. Вся ее поверхность была исчерчена золотыми линиями, отражавшими состояние станции Солнечной структуры, и покрыта темными пятнами бури. Конусовидные темные щупальца тянулись от солнечных пятен к ядру звезды. Сфера светилась разноцветными огоньками, каждый из которых означал комбинацию частиц, исходивших из клокочущих центров.

На некоторых экранах с бешеной скоростью сменяли друг друга расчеты и данные по состоянию Солнца, поступавшие из центра бури. Другие магнетические экраны, не выдержав нагрузки, гасли один за другим. Целые части структуры теряли плавучесть, обрушивались и тонули, растворяясь в бушующем пламени.

На всех электрических соединениях, узлах и сопряжениях отключались блокировки безопасности, и наномашины больше не контролировали скорость реакций. Все оборудование внутри структуры постепенно перегревалось, превышая допустимый уровень, и начало дымиться, доживая последние секунды своей жизни.

Гелий пытался установить экраны или хотя бы отвести часть бурлящих частиц от ядра. Объемы вещества, вышедшего из-под контроля, были слишком велики. Гелий направлял из фотосферы гасящее вещество с помощью механизмов, общая масса этого вещества превышала в пятьдесят раз массу Юпитера, но эффект от усилий Гелия был слишком мал, все равно что забрасывать огненную бурю горстками песка. На панели состояния было видно, что разум софотека Солнечной структуры обесточен. Гелий боролся с бурей в одиночку.

Когда она вошла, он поднял голову и посмотрел на нее то ли с надеждой, то ли с безграничным торжеством выполняющего свой долг бесстрашного человека.

— Теперь я все понял. — Его голос, передаваемый усилителем станции, дрожал. — Что еще может противостоять хаосу в ядре системы? Это же так просто!

В этот момент скафандр его загорелся еще сильнее, и обжигающий воздух ринулся внутрь. Гелий закричал, вскочил на ноги, обхватил руками свое горящее тело.

Внутри скафандра взорвался резервуар с кислородом, и пламя полыхнуло ярко-белым. Потом пламя стало кроваво-красным, щиток шлема помутнел.

Скафандр, который должен был защищать его тело, теперь пылал изнутри. Фигура на троне сотрясалась, он уже не кричал, потому что выгоревшие легкие не могли издавать звуки. Потом перестали действовать нервы и мышцы. Наконец долгий страшный стон донесся из усилителя. Несколько жутких секунд сознание Гелия еще жило в нейрокибернетическом интерфейсе, пока жар не добрался наконец и до тканей искусственного мозга и его схем.

Дафна отступила назад. Чтобы попасть в галерею, ей пришлось перешагнуть через обгоревшие остатки какого-то механизма, лужу расплавленного адамантина, пройти через белое пламя. Слабое тепло, которое она при этом ощущала, было чисто символическим, она только яснее осознала, как страшно было то, что произошло здесь. Она была в режиме «аудио», то есть, видя происходящее, она ничего не чувствовала. Если бы она попала туда в реальности, без скафандра, она моментально превратилась бы в пепел. С трудом выбравшись из ротонды, она двинулась вперед по галерее. И вдруг Дафна осознала, что адская сцена этой смерти в страшном пламени, которой она стала свидетелем, не взволновала ее. Хотя, без сомнения, душа ее была потревожена и она очень испугалась.

Она уже была готова убежать отсюда, как смолкли сирены и пламя, бушевавшее в ротонде, исчезло. Раздались шаги. Это был Гелий. Он снова был жив, лицо его не было повреждено пламенем, а белый как снег скафандр был как новенький.

Он шел ей навстречу. Щиток его шлема был откинут, и выражение его лица показалось ей каким-то незнакомым: глубокая печаль и мука читалась в его глазах.

Дафна остановилась, Гелий вошел в галерею.

— Зачем вы позвали меня? Что все это значит? — спросила она.

Она говорила очень тихо, загипнотизированная скорбью, сквозившей в его взгляде, и печальной полуулыбкой на губах.

Гелий отвернулся. Взявшись за поручень, он посмотрел вниз, на поверхность Солнца. Раскаленная масса была спокойна, лишь несколько пятен вдали говорили о надвигавшейся катастрофе. Вероятно, произошла перезагрузка, и события, свидетельницей которых она только что стала, были еще впереди.

— Есть какая-то ирония в том, что именно я вынужден сейчас нарушить правила Серебристо-серой. — Его голос был спокойным, сдержанным, почти добрым. — Я допускаю, что катастрофа на Солнце, произошедшая в восточном крыле викторианского поместья, явление странное. Мы всегда придерживались реалистических образов и симуляций, всегда утверждали, что бороться с наводнившей наше общество эпидемией иллюзорности можно, только строго соблюдая реализм воспроизведения. И этот сценарий реален. Он реален!

— Вы умерли? — спросила Дафна дрожащим голосом.

— Я не был в контакте с Ноуменальной ментальностью в течение часа. Что произошло за этот час? О чем я думал? Сохранились лишь обрывочные парциальные записи, некоторые мысли, большая часть видео- и звукозаписей. Есть еще записи из черных ящиков, находящихся в ядре. Суд по завещаниям и наследству по известным причинам не позволит мне ознакомиться с самыми важными материалами. Моя личная камера пыток…

Дафна не знала, был ли этот сценарий воспроизведен полностью. Если это так, Гелий только что в полном объеме пережил боль человека, сгорающего заживо.

Кулаком в железной перчатке он с силой ударил по перилам.

— Я не знаю, что они ищут! Я вижу лишь выражение своего лица, я знаю, какие слова я произнес. Но что я думал? Одна-единственная моя мысль была настолько важной, что все изменила. Некое озарение, мысль настолько неожиданная и великая, что могла бы перевернуть всю мою жизнь, если бы я не умер!

— Значит, Гелий Изначальный мертв? Вы — Гелий Секондус? — Она положила руку ему на плечо, пытаясь выразить свое сочувствие.

Он посмотрел на нее сверху вниз.

— Было бы легче, если бы все было так просто. Моя подлинность подвергается сомнению, мне придется сражаться, чтобы доказать, что я есть я.

— Я не понимаю. Радамант должен признать, что вы — Гелий, иначе вы не можете быть главой поместья. Или нет? А другие члены поместья знают?

Что-то в его взгляде заставило ее опустить руку и отступить на шаг. Это была не печаль, это была жалость. Жалость к ней.

Он заговорил:

— Дафна, возьми себя в руки. Я должен сообщить тебе нечто ужасное. После того как я пришел в сознание, прошло немало дней, прежде чем они сообщили мне, что я — призрак. Ты существуешь в своем настоящем качестве около полугода.

— Я — запись?

— Нет, хуже. Ты — реконструкция. Послушай.

Он сказал всего лишь несколько слов и тем самым разрушил всю ее жизнь.

Гелий объяснил. Какой-то проект Фаэтона угрожал Золотой Ойкумене катастрофой, но опасность могла возникнуть еще не скоро. Поэтому Курия и руководители вынуждены были позволить ему продолжить работы. Правда, Наставникам во главе с Ганнисом с Юпитера удалось объявить проект аморальным и социально неприемлемым. Фаэтону пригрозили остракизмом и изгнанием.

Потом Гелий, Гелий Изначальный, погиб в катастрофе в Солнечной структуре. Фаэтон очень тяжело переживал смерть сира, но не отказался от своего опасного проекта. У настоящей Дафны был выбор: либо отправиться в ссылку с Фаэтоном, либо объединиться с его врагами и избегать всяческих контактов с ним, что означало бы предательство с ее стороны: не говорить и не встречаться с мужем.

Она выбрала нечто вроде самоубийства. Она как бы утопилась, погрузившись в иллюзорные сны. Она изменила свои реальные воспоминания и уничтожила ключ, который мог бы помочь вернуть ей жизнь и разум. Она навеки погрузилась в собственный выдуманный мир. Не исключено, что в том мире был и Фаэтон, который никогда ее не покидал.

Голос Гелия был мягким, но то, что он говорил, повергло ее в ужас.

— Последнее, что она сделала, — создала парциала с ложными воспоминаниями, Дафна наделила ее теми чертами характера, которые, как ей казалось, нравились Фаэтону или которых он заслуживал. Ты стала ее посланцем, ее куклой. Она уже использовала тебя как своего межпланетного представителя, потому что боялась покидать Землю, она опасалась, что если улетит за пределы действия Ноуменальной ментальности, то может умереть без сохраненной копии. Именно это случилось со мной. Видимо, сообщение о моей смерти усилило ее страхи перед космическим пространством.

Дафна вдруг почувствовала, что силы покидают ее. Она опустилась на колени и прижала голову к прохладным металлическим перилам.

— Но ведь я познакомилась с ним в космосе. На Титании. Алмазный купол выращенный из кристалла, на паучьих лапах над метановым ледником… Я прекрасно его помню. Фаэтон стоял на самой вершине и смотрел в ночное небо на серп Урана, он улыбался, словно все это принадлежало ему. Он предложил мне поплавать. В бассейне не было веселящих добавок, только питательные вещества. Мне это сразу понравилось. Пока мы поглощали питательные вещества, мы разговаривали с помощью сигналов, которыми пользуются дельфиноиды. Это было смешно, потому что он неправильно использовал глагольные вибрации. Мы просто болтали, переходя с одних символов на другие, не заботясь о знаках препинания. Настоящие дельфиноиды пришли бы в ужас, если бы нас услышали! Мы беседовали о Молчащих…

— Большая часть этих воспоминаний — настоящие. Изменены только те, из которых стало бы понятно, что ты — парциал.

Дафне очень хотелось воспользоваться старой программой Красной манориальной школы, чтобы избавиться от гнева и скорби, но она не решалась сделать это в присутствии Гелия, главы Серебристо-серого поместья, который так печально глядел на нее.

— Ну почему весь этот кошмар случился именно со мной? Мой разум забит ложными воспоминаниями. Мой брак — иллюзия, моя жизнь — ложь. Чем я заслужила все это?

Улыбка Гелия стала чуть менее печальной, но взгляд по-прежнему лучился теплом.

— Но, дорогая моя Дафна, твоя храбрость привела тебя к этому, твое стремление к цели. Тот, кто решается на великие дела, должен быть готов и к великой боли. Ты захотела взять себе жизнь, от которой отказалась Дафна Изначальная, и ты знала, что можешь проиграть или мучиться от раскаяния. Но ты отбросила страхи и храбро ухватилась за подвернувшуюся возможность!

— Какую возможность?

В руке Гелия появилась серебряная сфера, пересеченная по экватору океаном.

— Вот, в центре плато Лакшми Ганнис с Юпитера, Вафнир с Меркурия, софотек Навуходоносор и колледж Наставников встретились с Фаэтоном и со мной в присутствии прокурора с планеты Венера. — Когда он указал на сферу, из облаков возникла какая-то картинка и стала спускаться вниз. Быстро пролетев над только что родившимися континентами молодого мира, она остановилась над зеленым плато, на котором располагался обширный комплекс дворцов, предприятий, школ, возвышалось здание софотеков размером с собор. — Это произошло семь месяцев назад. Тебе ведь знакомо это место?

— Венера. Я была там, только переродившись, с новым именем. Это основной город Красной манориальной школы, он называется Вечерняя Звезда. Красные королевы сжалились над бывшей чародейкой и взяли меня в город.

— Боюсь, что это ложное воспоминание. Там возродилась Дафна Изначальная. Ее взяли в эту школу. А тебя создали в другом месте, но, как и она, ты возродилась именно здесь. Удивительное совпадение. Фаэтон согласился на условия Наставников. Самоубийство жены было невыносимо для него. Здесь была похоронена его великая мечта, а его жизнь, как и твоя, кончилась.

Но ты мечтала о счастье с ним, хотя он и отверг тебя, ведь ты была только призраком. Видимо, Дафна, когда она создавала тебя, не понимала моего наследника настолько, насколько это нужно было. Честно говоря, я вообще не думаю, что Дафна когда-нибудь понимала Фаэтона по-настоящему. Та личность, что досталась тебе от нее, не вызывала у Фаэтона ни любви, ни восхищения. Он хотел оригинал, со всеми капризами и недостатками. Ты же пришла в ужас, решив, что похожа на карикатуру, что качества твоего характера слишком преувеличены, что могло лишь раздражать Фаэтона, и что Дафна сделала эту карикатуру ему в отместку, перед тем как уйти. Но как бы там ни было, вы с Фаэтоном согласились на внесение ложных воспоминаний, будто вы женаты и любите друг друга.

— Но ведь он любит меня! Любит! Любит по-настоящему!

— Тогда почему же он не проводит с тобой время? Нет, дорогая. Его любовь лишь имплантированная иллюзия.

— Но я люблю его. Он человек, не знающий страха! И моя любовь настоящая. Даже если и сама я не настоящая. Мне все равно, кто я на самом деле. Между нами есть нечто, что связывает нас, я вижу это в его глазах! Мы уедем вместе с ним куда-нибудь, к Деметре или в систему Юпитера. Это будет очень длинное свадебное путешествие. И мы сможем узнать друг друга лучше, сможем научиться любить друг друга!

— Ну да. — Гелий снова опечалился. — Еще одна часть трагедии. Твое благосостояние, престиж и положение, да и его тоже, всего лишь галлюцинация. У вас нет средств, чтобы куда-то поехать. У вас нет денег, чтобы просто проехать по городу к конюшням. Ее конюшням, конечно. Настоящая Дафна положила все свои деньги на трастовый счет, чтобы поддерживать свое частное виртуальное пространство. Если финансовый отдел софотека сумеет хорошо вкладывать эти средства, ее маленькое виртуальное пространство еще долго будет получать энергию и все необходимое, очень-очень долго. Все деньги, на которые вы с Фаэтоном живете сейчас, мои деньги. Это еще одна причина, почему он подписал соглашение в Лакшми, — он банкрот.

— Банкрот?

— Совершенно нищий. Вся роскошь, которой вы пользуетесь, куплена не на ваши деньги.

— Значит, вы выбрали сегодняшний день, чтобы разрушить всю мою жизнь? Наверняка вам что-то от меня нужно, — заключила она.

— Я не стал бы использовать тебя, если бы только мог. Наставники, которые следят за выполнением условий соглашения, с тех пор как начался маскарад, уже не раз теряли Фаэтона из виду. Аурелианский софотек, который проводит празднования, отказывается помогать нам и не сообщает местопребывание Фаэтона, он считает, что единая структура праздника важнее, чем воля общества! Ладно. Неважно. Мы опасаемся, что Фаэтон столкнется с кем-нибудь, кто не подчиняется приказам Наставников, например на этих любителей уродства, или просто на идиотов и эксцентричных личностей. А если это произойдет, он может заинтересоваться, что произошло с его памятью. Твоя миссия — не позволить ему удовлетворить свое любопытство.

— Но как?

— Он доверяет тебе. Он считает, что ты — его возлюбленная. Тебе нужно только запутать его.

— Что?! Вы считаете, что если я не настоящая, то меня можно посылать на всякие грязные дела, так?

— Сам Фаэтон перед подписанием соглашения просил тебя удерживать его от соблазна открыть коробку с воспоминаниями. Мы все были свидетелями. У него на лице бродила какая-то странная улыбочка, но при этом он попросил тебя, и ты согласилась. Клянусь тебе. Радамант, можешь подтвердить мои слова?

По коридору разнесся призрачный бестелесный голос:

— Гелий не имеет намерения вводить вас в заблуждение.

Дафна задумчиво смотрела на Гелия.

— Но почему? Почему вы это делаете? Это совсем на вас не похоже. Я всегда считала, что вы честный человек.

— Хотя то, что я делаю, причиняет Фаэтону боль, я никогда не предам его. И ты… ты не единственная, кто любит Фаэтона.

Гелий уставился на готовую взорваться бурей поверхность Солнца. Он заговорил очень тихо:

— При рождении Фаэтона возникли некоторые сложности, но тем не менее его разум построен по образцу моего. Он родился тогда, когда меня преследовало чувство, что мне мешает добиться успеха моя излишняя осторожность. Я постарался дать ему то, чего, как мне тогда казалось, не хватало мне. То есть на самом деле он — это я, такой, каким бы я был, будь я чуть более безрассудным.

Мы с ним очень похожи, несмотря на эту небольшую разницу, его помощь в межпланетных проектах нельзя переоценить. Он никогда не признавал поражения, неудачи лишь заставляли его искать новые пути, чтобы снова вернуться к поставленной цели. Успехи, достигнутые таким образом, привели к созданию Солнечной структуры.

Но его добродетели имели и оборотную сторону. Гордость легко превращается в тщеславие, а уверенность в своих силах — в неумение должным образом оценить сложность поставленной задачи. Мои амбиции распространялись лишь на то, чтобы сделать что-то, что никогда не делали до меня и о чем не мечтали раньше, мне хотелось усмирять невиданные силы солнечного ядра, чтобы заработать славу для себя и совершить нечто полезное для человечества. Это обо мне. Но не о Фаэтоне! Цели и мечты его были такими же грандиозными, но он не считался с теми опасностями, которые могли возникнуть в случае успешного завершения дела. Мои цели были конструктивны, они служили интересам добра, я хотел получить признательность и благодарность от общества. Его же амбиции разрушали общество, и это навлекло на него презрение всей вселенной. В результате он предстал не перед пэрами, чтобы получить награду, а перед Наставниками, чтобы получить взыскание.

— Вы говорите об отцовской любви, а я спросила вас о чести.

Гелий снова повернулся к ней.

— Этот обман не будет длиться вечно. Это невозможно. Даже если он продлится пятьдесят или сто лет — всего лишь миг для наших бессмертных душ, — надеюсь, для Фаэтона этого будет достаточно, чтобы пересмотреть свой образ жизни. Мне бы не хотелось, чтобы он был одинок. Да, признаюсь, я хочу, чтобы он работал со мной в Солнечной структуре. Возможно, катастрофа не произошла бы, будь рядом со мной кто-то с его знаниями и энергией. Однако его дикие идеи всегда приводили к тому, что он отвергал все мои предложения работать вместе… Так вот! Может быть, амнезия заставит его забыть о своих навязчивых идеях. Пусть он посмотрит свежим взглядом на те проекты, которые достойны приложения его талантов. Проекты конструктивные и полезные… Представляешь, как гордился бы я, если бы он сумел заслужить себе место в Совете пэров? Ну ладно! У него будет шанс теперь, во время непродолжительной амнезии, переосмыслить без предубеждения, какую дорогу выбрать.

Гелий взял Дафну за плечи и помог ей подняться.

— Я уверен, ты чувствуешь то же самое. Ты ведь веришь, что Фаэтон забудет свою настоящую жену, и у тебя будет время, чтобы доказать ему свою любовь и завоевать его сердце. А когда он вспомнит все это лет через сто, возможно, он будет недоволен, гнев завладеет им… Но потом он подумает о том, как много хорошего произошло с ним за это время: он встретил женщину, которая больше ему подходит по характеру, нашел работу, приносящую славу, а не порицание. И тогда он поблагодарит нас. Ты со мной не согласна?

— Почему же? Я знаю, вы говорите правду.

— Значит, ты согласна помогать?

Дафна закрыла глаза, все ее тело обмякло.

— Да.

— Замечательно. Я попрошу тебя еще только об одном одолжении. Ты должна удалить память о нашем разговоре и не возвращаться к нему до тех пор, пока она не понадобится. Иначе это знание будет мучить тебя и разрушит твое счастье. А Фаэтон достаточно проницателен, чтобы обнаружить любое притворство.

— Значит, чтобы обмануть его, мне нужно обмануть и себя? По-моему, это глупо.

— Похоже на то, что к тебе возвращается твоя отвага? Наверное, дисциплина Серебристо-серой добавила тебе гибкости.

Дафна сбросила его руки со своих плеч.

— А может быть, ваша знаменитая любовь к реализму заставляет меня ненавидеть мошенничество и обман. Поместье Вечерней Звезды Красной манориальной школы — учило меня, что делать следует лишь то, что доставляет удовольствие: для них нет таких понятий, как «истинный» и «ложный», только «приятный» и «неприятный». Когда я пребывала в Магической нейроформе, я переходила из одной школы в другую, маги учили меня, что иррациональные секторы нашего мозга — высшие источники мудрости, что видения, инстинкты и интуиция важнее логики. Но в конце концов я присоединилась к Серебристо-серой именно потому, что она проповедует принципы, которым должен следовать человек вне зависимости от своих желаний, жизнь основывается на реальности, на традициях и на причинно-следственных связях. О чем же мы говорим сейчас?

Темные воронки и пятна все увеличивались, покрывая большую часть раскаленной добела поверхности. Волны плазмы ударяли в окна, заливая их светом и огнем.

— Сейчас снова начнется мой последний час, — заговорил Гелий. — Мне придется опять пережить все муки сгорания заживо. Я умру, не помня, что это всего лишь очередное воспроизведение событий. Я буду считать, что это реальная смерть навсегда. И только когда я очнусь, я вспомню, для чего проходил через все эти муки.

Дафна, поверь, я забочусь не только о себе, да, я хочу вернуть себе свое состояние, ведь я столько трудился, чтобы заработать его, я — Гелий, и оно принадлежит мне, что бы ни говорила Курия. Я хочу воспользоваться моим богатством, чтобы спасти Фаэтона, спасти Золотую Ойкумену. Я не хочу жертвовать одним ради другого. Я не стану жертвовать цивилизацией, чтобы спасти сына. Все, во что я вкладывал свой труд, сердце и разум, не подводило меня: клянусь, так будет и на этот раз, и неважно, чего это будет стоить мне. А если и ты постараешься выполнить свою задачу, твой брак может быть спасен.

Дафна, если нам повезет, запись нашего разговора так и будет пылиться на полке, а мы будем жить долго и счастливо. И никогда ее не откроем. Ведь так всегда заканчивались твои истории, которые мне особенно нравились. Но если случится несчастье, ты должна мужественно выполнить свой долг. Возможно, это не совсем честно, но мы ничего не можем поделать. Не мы пишем свою судьбу, не мы ее определяем.

И еще. Как бы ни складывалась наша жизнь, мы сами должны решать, будем ли мы противопоставлять благородную волю своей судьбе. Все мы не желаем навлекать на себя беду, но, если она приходит, мы можем противостоять ей. В этом наша слава. История оправдает нас. Когда-нибудь даже Фаэтон, узнав об этом, признает, что мы были правы.

Она ничего не ответила, молча смотрела, как он твердым решительным шагом направляется навстречу огню, навстречу своей страшной смерти. Она мучительно сомневалась. Но что могла она сделать тогда?

В конце концов она прошла редактирование, принесла клятву, выполнила обычные формальности и лишилась всех воспоминаний об этой встрече.

Перед тем как опустился шлем забвения, промелькнула последняя мысль:

«Гелий ошибается. Он очень ошибается. Когда Фаэтон узнает об этом, он сочтет нас трусами…»


3

Дафна очнулась. Она снова была в бассейне — как хорошо, что под водой не видно слез. Она дала сигнал Аурелиану, чтобы тот передал ей сообщение Гелия.

«Дафна! Проснись! Выйди из своих виртуальных фантазий, которые заменяют тебе жизнь. Твой муж, как мотылек к огню, стремится к правде, которая сожжет его…»

Послание Гелия сопровождалось приложением от Радаманта с подробным списком, чего именно, с точки зрения Гелия, Фаэтон не должен был видеть, а также подробное объяснение почему.

Дафна отправила сигнал на местный общественный канал, в надежде найти Фаэтона. Обычно во время маскарада эти каналы были пусты, но с помощью кода, который прислал ей Гелий, Дафна вышла на дополнительный канал. Там, нарушив правила маскарада, она узнала, где побывал Фаэтон и время, когда он там находился.

Записей было всего три. Фаэтон снял маску, когда разговаривал со стариком в саду с зеркальными деревьями. Про старика никакой информации не было. Странно. Интересно, кто он такой?

Примерно в то же время Фаэтон опять снял маску, и какой-то неизвестный нептунец смог открыть его идентификационный файл. И снова никаких подробностей.

В третьей записи Фаэтон внес именное пожертвование на экологическом представлении у озера Судьба, он хотел, чтобы его жест получил огласку. Колесо Жизни, экологическая исполнительница, узнала его и отправила сообщение, полное иронии, на общественный канал.

Прежде чем человеческий мозг Дафны сумел сформулировать вопрос, автоматическая цепь усилителя умственной деятельности уже просмотрела программу мероприятий в общественном разуме и сообщила, что экологическое представление еще не закончено. Эта информация была введена в ее мозг так аккуратно, что она даже не заметила вмешательства. У нее осталось впечатление, что она сама всегда знала, где и когда проводится это представление.

Поскольку представление должно было осудить деятельность Фаэтона, сам он ни под каким видом не должен был его видеть, ведь у него могли появиться вопросы.

Итак, Дафне нужно было как-то отвлечь его. Насколько трудно будет это сделать? Она — его жена, он любит ее…

Он любил настоящую Дафну. На миг ее пронзила боль.

Она поднялась из бассейна в клубах пара — крошечные сборщики лихорадочно ткали тогу вокруг ее тела. На туфли у нее уже не было времени, специальные приборчики быстро сформировали в стопах ее ног плотный, как подошва, нарост.

У Аурелиана был торжественный вид, совершенно не подходивший к его образу.

— Вы решили идти?

Сборщики соорудили пояс, которым она плотно затянула талию.

— Да, я иду! И у меня нет ни малейшего желания выслушивать от софотека еще одну лекцию о морали! Мы не машины, мы не обязаны быть совершенными!

Аурелиан улыбнулся и изогнул бровь, теперь он был очень похож на искусителя Комуса.

— Вы, наверное, еще очень мало встречались с моими коллегами, если вы думаете, будто мы совершенны. Мы, софотеки, придерживаемся определенных доктрин, включая и те, которые принимают все мыслящие существа, если они не одержимы страстью. Но в самой природе живых систем заложено, что различия в жизненном опыте приводят к различиям в суждениях о ценностях. Некоторые из этих ценностей и гроша не стоят. Смею вас заверить.

Дафна пристально посмотрела на него. Слова его отличались от того, что она обычно слышала от софотеков. С другой стороны, ведь это был Аурелиан и они по-прежнему были на маскараде.

— Кого вы имеете в виду?

— Многие софотеки живут лишь несколько мгновений, они выполняют свою задачу — создают новый вид искусства или раздел науки либо исследуют все возможные исходы мыслительной, цепочки — и снова воссоединяются с единым целым. Но вы, наверное, слышали о Мономаркосе? Нет? А о Навуходоносоре?

— Это тот софотек, который возглавляет колледж Наставников. Кто же станет ему возражать?

— Находятся такие. Перед самым началом празднований Наставники устроили самую масштабную демонстрацию своего авторитета и влияния в истории. Вы ведь понимаете, о чем я говорю?

— Весь мир уже забыл о преступлении Фаэтона.

— Вовсе и не весь, к тому же он не совершал никакого преступления.

— Его честолюбие, его проект. Назовите, как хотите. Вы собираетесь рассказать мне про это?

— Я обещал не делать этого. Как и вас, меня могут подвергнуть осуждению, если я нарушу обещание. Хотя было бы забавно посмотреть, как Наставникам удастся заставить все население Ойкумены бойкотировать меня и покинуть праздник, на подготовку которого они потратили не одно десятилетие своей жизни.

— Вы говорили, что вам докучает Навуходоносор.

— Он ничего не делает.

— И это вас раздражает?

— И очень сильно! Все эти испытания Наставниками силы своей власти отрицательно сказываются на моем празднике, они нарушают гармонию. Артисты и художники, чьи работы вдохновил Фаэтон своим бунтарством, забыли смысл своих собственных произведений, да и зрители тоже. Главный вопрос, который должен был быть центральным в декабрьской Трансцендентальности, затерялся в циркулярах Наставников. И о чем мы будем теперь размышлять? О погоде или, может быть, о новых веяниях моды?

Нет, дорогая моя, я не стану читать вам морали: меня создали как сервер для обслуживания праздников и проведения церемоний. Моя задача — обеспечить приятное времяпрепровождение для всех гостей, а на праздник приглашены все жители Земли. Значит, мой праздник не удастся, если все начнут разрушать свои жизни. Возможно, мне следует убедить вас быть честной…

Просто скажите мне откровенно, что вы думаете о Фаэтоне, которого, как вы говорите, вы любите. Вы считаете, что его обман по отношению к вам заслуживает того, что вы собираетесь сделать с ним?

— Что? Мне казалось, что вы сами хотели, чтобы я посмотрела те воспоминания! А теперь хотите, чтобы я ими не воспользовалась?!

Аурелиан возразил совершенно спокойно:

— Я не был уверен, захотите ли вы осуществить то неблагородное дело, на которое когда-то согласились. У вас еще есть возможность передумать.

— Но ведь Фаэтону это никак не повредит! Напротив, я окажу ему услугу!

— Да? Определите, что значит «вред».

Дафне это надоело.

— Послушай, машина! Почему бы тебе не заняться своим делом! Праздником, например!

— Конечно. А я надеюсь, что и вы, в свою очередь, будете делать то, для чего существуете. Моя работа на празднике также заключается и в том, чтобы сообщать людям о результатах состязаний. Хотите знать свои результаты в конкурсе? Вы — третья. Вы получите бронзовую медаль.

— Не может быть. Вы меня обманываете. — Она обвела беспомощным взглядом Онейрокон, плавающих в бассейне конкурсантов, погруженных в виртуальную реальность. Все они стремились к славе, но слава, стремление к которой привело их сюда, придет лишь к двум или трем.

Она снова посмотрела на Аурелиана.

— Я?.. — переспросила она срывающимся голосом.

— Да. В вашей работе присутствует некий простодушный оптимизм, которого не хватает другим, более циничным формам ваших конкурентов. В результате вы получили признание у игроков, хотя критики и не хотят с этим согласиться. Во вселенной вашего главного соперника Тифоэна из Клемора миры любви распались, в некоторых вспыхнули войны, потому что расы пытались избежать катастрофы от фиолетового смещения. В соответствии с нашей новой методикой определения популярности игроки начали покидать неблагополучный мир и хлынули в вашу вселенную. К тому же у вас самый высокий балл за связь с современной действительностью.

— С действительностью? Да это просто сказочный мир!

— Хм… Не исключено, что судьи видят что-то волшебное в нашем мире тоже. Что-то, о чем вы им напомнили. Вернитесь в игру, Дафна! Все очень хотят знать, что ваш герой обнаружит за небесным сводом.

Дафна даже закрыла глаза, так ей стало больно. Она думала о Фаэтоне. Она думала о своих надеждах. Не сказав ни слова, она повернулась и зашагала прочь.

13 КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ

1

Следующая группа воспоминаний в дневнике рассказывала о том, как Дафна добралась до ближайшего общественного пункта связи, зашла внутрь и отправила себя на экологическое представление у озера Судьба.

Дафна надеялась быстро найти Фаэтона, она знала, что у него костюм Арлекина. На маскараде каналы определения местоположения не работали, и ей пришлось задействовать программу сенсория, определяющую, кто находится в данном месте в своем реальном виде, а кто — в режиме телеприсутствия.

Она бродила среди толпы, и ей казалось, что это никогда не кончится. Вот человек, одетый в костюм Имхотепа, вот адмирал Нельсон, а вот Арджуна, Фауст и Баббит. Нэйл Армстронг беседовал с Христофором Колумбом. Люди в костюмах Благотворительной композиции предложили ей присоединиться: на ней был наряд Ао Энвира, и потому их предложение было забавным, ведь Ао Энвир со времен Шестой эры был одним из самых влиятельных политических противников старой Благотворительной композиции. Кто-то даже нарядился в костюм нептунца — гора прозрачной голубоватой паратермической субстанции. Человек этот завис над углублением в земле, используя высокоскоростную нейроциркуляцию, — над воронкой были видны только его стебельчатые глаза. Вероятно, насколько можно было судить по направлению глаз, он наблюдал за человеком в костюме Демонтделуна, а Демонтделун беседовал с каким-то астрономом с Порфира. Но мужа ее нигде не было.

Да и могла ли она называть его своим мужем…

Дафна присела на камень и уставилась на траву под ногами, наклоняясь все ниже и ниже под тяжестью переполнявшего ее отчаяния. Сначала ей очень хотелось воспользоваться программой контроля сознания Красной манориальной школы, чтобы избавиться от тяжести на душе, но потом она решила, что не стоит этого делать.

Позади нее над поверхностью озера пылали деревья, они обрушивались и умирали. Дафна чувствовала себя примерно так же.

Несуразного вида невысокая — не выше Дафны — самоходная повозка подкатила к ней на трех ногах. Внутри повозки под навесом восседало нечто круглое, очень похожее на медведя, кожа его блестела, словно ее намочили. Круглые глаза у существа светились, а на руках извивались, как щупальца, невероятным образом сгибавшиеся, длинные — около ярда — пальцы. Крошечный треугольный рот непрестанно шевелился, а на голове красовался шелковый цилиндр.

Машина издавала какие-то жуткие завывания, похожие на аварийный сигнал. Дафна зажала руками уши и, повернувшись, раздраженно спросила:

— Вы вообще соображаете, что вы делаете?!

— Извините, мадам, — ответил ей знакомый голос. — Мне казалось, что мой костюм вполне подходит для этого представления, учитывая его истинное значение.

— Радамант, неужели это ты?

Уродливое большеголовое чудище приподняло цилиндр, будто приветствуя ее.

— Госпожа, я не хотел вам мешать, но вы оставили мне задание известить вас о результатах состязаний, как только судьи примут окончательное решение.

Она почувствовала себя еще более несчастной. Неужели лишь час назад она творила свой мир? Как будто это было в другой жизни. Наверное, настоящей Дафне это было бы интересно.

— Неважно. Мне все равно.

— Как пожелаете, госпожа.

— Что это за костюм у тебя?

— Я представляю разум, такой же смертный, как и разум человеческий, но неизмеримо превосходящий его. Я изучаю вас, как человек может изучать под микроскопом организмы, населяющие каплю воды.

Радамант высунулся из своей трехногой повозки, придвинул к ней свое безносое лицо, хмурясь и тараща круглые как плошки глаза.

Она подняла руку и оттолкнула его от себя.

— Прекрати, пожалуйста. Мне сейчас не до шуток!

— Только не надо на меня чихать.

— Почему, интересно, у тебя есть чувство юмора? Ты же машина.

— Вот как? Я всегда считал, что юмор — это умение взглянуть на вещи сразу с нескольких ракурсов, и он относится к области умственной деятельности. Разве это рефлекс? В таком случае скажите мне, какой орган или, может быть, железа отвечает за эту функцию? Кое-кому в нашем поместье не мешало бы подлечить этот орган.

— Кстати, не знаешь, где сейчас Фаэтон?

— Хм. Часть меня сейчас сопровождает его, однако их местоположение скрыто протоколом маскарада. Интересно, разрешает ли протокол попробовать отгадать, кто из присутствующих — это я в другой своей ипостаси, если я знаю, как я предпочитаю одеваться?

Длинная воронка, похожая на луч прожектора боевого корабля, высунулась из-под навеса трехногого экипажа.

Она вращалась, изучая расположившихся на берегу озера людей. Наконец она прекратила движение, зафиксировав направление.

— Ага!

Дафна вскочила на ноги.

— Ты видишь его?

— Нет, госпожа. Но я вижу человека в костюме Полония. Видите, вон там возле пруда? Если я не ошибаюсь, это моя часть, которая сопровождает Фаэтона.

— Что-то он совсем на тебя не похож…

— Посмотрите вниз, на ноги.

— Перепончатые лапы?

— Человек с ногами пингвина просто должен быть мной! Я везде себя узнаю! Может зажарить его бластером?

— Нет.

— Правильно! За черным дымом мы не сможем различить людей.

— А человек, который был с ним, Фаэтон, погрузился в бассейн, чтобы перейти в другое место…

— Он отправился в поместье, чтобы погрузиться в глубокую виртуальность. Мне кажется, он отправился в зал Воспоминаний.

— Значит, я опоздала! — Голос Дафны предательски задрожал.

— Никогда не поздно совершать верные поступки.

— Ты должен помочь мне найти его.

— Сюда.

Трехногая повозка припустила по траве. Дафна побежала за ней. В ее сенсориуме что-то происходило: в пейзаже, деревьях, цветах появились какие-то новые элементы. Она обежала вокруг группы высоких деревьев, которых только что не было, и вдруг оказалась перед высокими башнями поместья Радамант. В лучах вечернего солнца окна пылали красным пламенем.

Она обернулась — озеро, праздничная толпа исчезли. Радамант высунулся из своей повозки и спросил:

— Что вы ему скажете?

Дафна больше не чувствовала себя несчастной. Она выпрямилась и расправила плечи. Она не знала, как и когда она приняла решение. Но оно у нее было, пылало внутри, ярким светом освещая душу.

— Я скажу ему правду. Он — мой муж. По крайней мере, он так думает. Я скажу ему все, что знаю.

— Он вас бросит.

— Может быть. А может быть, и нет. И если я веду себя как женщина, которую могут бросить, то это мое дело.

Чувство невероятной легкости вдруг охватило ее. Как только она решила не обманывать Фаэтона, у нее словно гора с плеч свалилась. Она поняла, что Гелий все же был не прав. Никакая ложь, пусть даже самая крошечная, не удержит Фаэтона.

Она сказала сама себе: «Как только Фаэтон узнает, он поймет, он останется со мной, он больше не захочет возвращать те утраченные воспоминания, что бы в них ни было. Здесь так красиво! И кто, будучи в здравом уме, захочет, чтобы его вышвырнули отсюда?!»

Весело и решительно Дафна зашагала к темному зданию поместья.

Она взлетела вверх по винтовой лестнице и оказалась в зале Воспоминаний. Фаэтон уже был там, в руке он сжимал шкатулку с запретными воспоминаниями…

Стало темно: записи в дневнике закончились.


2

Некоторое время она никак не могла сообразить, чьи это крупные мускулистые руки сжимают ее дневник. Или его дневник?.. Руки Фаэтона.

Дневник закончился. Фаэтон очнулся. Он не сразу вспомнил, что он находился в виртуальной комнате в приюте Благотворительных в нижнем сегменте орбитального города-кольца, в глубокой виртуальности, в полузакрытом мыслительном пространстве.

Фаэтон жестом приказал панелям открыться. Вокруг него, словно ущелье, рядами тянулись наверх изображения и открытые окна, представляющие ментальность приюта.

Под ногами мелькали огоньки транспорта, прямоугольники дверей, которые то открывались, то закрывались, — это заканчивались или начинались какие-то эпизоды, представления, телеконференции. Окна над головой непрерывно показывали виртуальные сцены, в окнах более удаленных мелькал холодный неземной свет. И уже на самой вершине тянулись ряды высших софотеков, Эннеад и Разума Земли. Каналы Разума Земли были переполнены (они всегда переполнены — все хотят с ней поговорить), на экранах это выглядело как множество светящихся линий и радуг, поэтому самая вершина свода терялась в облаке свечения.

Поскольку Фаэтон не был подключен к Радаманту, местная служба не могла определить, что он принадлежит к Серебристо-серой, а значит, и окружение не подстраивалось под протокол его поместья. Например, перед ним была столешница, но не было стола. Плоская двухмерная поверхность просто висела в воздухе. Фаэтон «сел», но это лишь означало, что его ноги не чувствовали тяжести и давления, а нижняя часть его туловища просто исчезла.

На поверхности стола плавали иконки средней виртуальности, в них Фаэтон прочитал перечень доступных услуг. Здесь был список иллюзорных блюд и напитков, которые могли доставить ему непосредственно на стол. Поскольку он находился за пределами Серебристо-серой, в той версии, в которой он присутствовал здесь, он мог безнаказанно «съесть» любое количество еды без ущерба для здоровья и внешности.

Были и другие меню. Были книги, которые можно было непосредственно ввести в разум либо прочесть их обычным способом. Предлагались порнографические галлюцинации, библиотека симуляций, включавшая псевдоамнезийные драмы, выглядевшие совершенно правдоподобно. Можно было приобрести синноэтизмы и интерфейсы, расширяющие разум и память, соединяя мысли их владельца с супермыслями софотеков. Были каналы, предлагающие избавиться от гнета одиночества и присоединиться к общим разумам, либо иерархическим, либо радиально-клеточным, можно было и раствориться в коллективном разуме, то есть, потеряв индивидуальность, слиться с единым целым.

Иконки композиций, завлекая потенциального потребителя, плавали на поверхности стола. Здесь была и Порфировая композиция, имя, достойное всяческого уважения, и древняя Благотворительная композиция, теперь уже не царь Земли, но все еще пэр, к голосу которого прислушивались даже Наставники. Был здесь и значок суровой Реформаторской композиции, которая придерживалась ряда строгих правил, связанных с благотворительностью, чем в былые времена славились все коллективные разумы. Жизнерадостные, деятельные, вездесущие и гармоничные композиции возникли сравнительно недавно. С одной стороны, это был результат тоски по прошлому, с другой — возврат к старому фундаментализму. Им хотелось вернуть простоту и спокойствие мира Четвертой эры, когда с лица Земли исчезли войны, ненависть и индивидуализм.

Фаэтон отошел от стола. Что это он рассматривает, приглашения от коллективных разумов? Все, что ему нужно было сделать, — это открыть канал композиции, а затем открыть свой разум и присоединиться…

И вдруг он понял, что думал сейчас о самоубийстве.

Он махнул рукой, и иконки исчезли.

Слиться с коллективным разумом значило бы безболезненно обрести все то, в чем он так нуждался, — вечное беспредельное братство, мир и любовь. Но это было самоубийство, отказ от своей личности, и об этом было жутко подумать.

Новые иконки, появившиеся на столе, предлагали удовольствия, иллюзии и ложные воспоминания. Вино, крепкие напитки, галлюциногены, которыми пользовались предки, — все это было ничто по сравнению с тем, что могла предложить современная нейротехнология. Заполнить центры удовольствий стимуляторами не составляло никакого труда, к тому же все это согласовывалось с философией, а все мысли, которые могли помешать нирване, удалялись. Например, здесь была иконка, ведущая к мыслительному вирусу дзен-гедонистов, предлагавшая перестроить мозг на независимую философию полной пассивности, совершенного удовольствия и абсолютного самоотречения. Всякая попытка вырваться от дзен-гедонистов пресекалась уничтожением личности, в чем и состояла основная идея доктрины.

Еще один сложный мыслительный вирус, выставленный на продажу, представлял собой программу самореферирования, ее создала Субъективистская школа. Программа обещала пользователю, что при помощи искусственных программ он будет наслаждаться чувствами, которые испытывает гений, создавая свои творения. Его собственные суждения о ценностях и способности оценивать свои работы будут смыты эндорфинами, будут введены ложные воспоминания и самоподдерживающаяся софистика. Что бы ни сделал и ни сотворил пользователь, ему будет казаться, что работа, им совершенная, безупречна.

Мыслительная программа «Стоик», предлагаемая Инвариантной школой, была более изысканной. В ней пользователю обещалось снизить его восприимчивость боли и скорби, таким образом пользователь сможет переносить любые неприятности, не испытывая никаких чувств. Все, что угодно: смерть любимого человека, открытие, что вся ваша жизнь фальшива, — будет восприниматься с совершенным, олимпийским спокойствием, словно вы — машина или бесчувственное божество.

Но еще более тонкой была программа «Время излечит ваши раны», выпущенная Темно-серым поместьем новых центурионов. Эта программа создавала предикативную модель мозга, определявшую, как пользователь будет реагировать на горе по прошествии времени. Эти будущие ощущения вводятся в мозг, то есть программа не удаляла воспоминания, а лишь смягчала их, и трагедия воспринималась пользователем как нечто, произошедшее очень давно.

Фаэтон потянулся было к этой иконке, готовый загрузить программу, но тут же спохватился. Он резко вскочил, настолько резко, что оборудование не успело среагировать и внести изменения в сцену — у него все еще не было ног. Он упал на перила и вцепился в них двумя руками.

На ощупь перила не были ни металлическими, ни деревянными, ни полиструктурными. Они вообще не были похожи ни на что, просто геометрическое понятие плоскости, ощущение твердости и прочности в руках. Он попробовал их поцарапать — никакого эффекта, ударил кулаком — никакой боли.

Фаэтон услышал две мелодичные ноты — это прозвенел колокольчик. Он завертел головой направо и налево, пытаясь понять, откуда идет звук. Без помощи Радаманта, который автоматически передавал ему знание, Фаэтон не понимал, что означают эти звонки, поскольку не знал эстетики и традиций этой комнаты. Он хотел вызвать идентификацию, но не на что было указать.

Снова прозвучали две ноты.

— Активируйся. — Фаэтон пытался отгадать требуемые слова. — Подключи функции. Откройся. Включайся. Давай. Войди. Покажись. Да.

Одно из этих слов, видимо, оказалось кодом. У стола появилось трехглавое существо. На нем было старомодное домашнее пальто Четвертой эры. Ткань его костюма пересекали вертикальные трубочки рециркуляторов и других необходимых в быту приборов. Три головы — обезьяны, сокола и змеи — составляли образ химеры, символ Благотворительной композиции.

Хищная птица была синеголовым кречетом, обезьяна — орангутангом, а змея — черным аспидом. Фаэтон был знаком с иконографией Благотворительных: именно эта комбинация трех голов олицетворяла собой, что образ создавался отделом приютов и рекламы, подчинявшихся Объединению космических операций, проводившихся Благотворительными. Другими словами, это был управляющий или метрдотель приюта и локальной сферы обслуживания. В других функциях Благотворительные предлагали другие комбинации голов птицы, примата и рептилии.

Фаэтон не мог сдержать пренебрежение и неприятное чувство, возникшее в этот момент: существо не прошло в комнату через дверь, а просто возникло в пространстве. Не было даже движения воздуха, которое должно сопровождать появление персонажа. Фаэтон предположил, что все здесь представленное принадлежит к Второй пересмотренной стандартной эстетике или к какой-то примитивистской, может быть, плебейской школе.

Фаэтон не стал представляться.

— Вы нарушили мое уединение, сэр. Что вы желаете?

Существо поклонилось.

— Помогая кому-то одному, человек тем самым помогает всем. И потому я хочу помочь вам.

— Но вы же меня не знаете.

— Человек живет, человек страдает. Этого достаточно. Спрашивайте, что хотите.

Фаэтон посмотрел на химеру. Это был один из пэров (или часть одного из них), то есть один из соотечественников Ганниса, значит, тот, кто только выиграл оттого, что он потерял память.

— Почему вы решили, что мне нужна помощь?

— Удар кулаком, скрежет зубов. Деятельность вашего таламуса и гипоталамуса показывает, что ваша нервная система расшатана и что вы находитесь в состоянии серьезного эмоционального расстройства.

Тут Фаэтон и вправду почувствовал «эмоциональное расстройство». Симуляция была достаточно близкой к реальности, и он почувствовал, что лицо его налилось кровью от возмущения.

— Как вы посмели контролировать мое состояние без разрешения?! Вы не считаете нужным уважать неприкосновенность частной жизни человека?

Существо указало на балкон.

— Вы не использовали занавеску. Ваше отчаянное состояние и удар кулаком по перилам можно было заметить снизу. Все, что можно увидеть со стороны, считается общественно доступной информацией.

— А деятельность моего мозга?

— Аура Кирлиана и выброс чакра-энергии видимы.

— Но не в реальном мире. Там не существует такого восприятия чувств!

— Чтение чувств по ауре позволяется Пересмотренной стандартной эстетикой. Или вы предпочитаете Консенсусную эстетику? Тогда приношу вам свои извинения. Если мы знаем, что именно предпочитает человек, мы создаем для него соответствующие условия. Вход на ваш общественный канал ограничивается пятью чувствами восприятия. Мы не хотели вас оскорбить. Если вы пожелаете, это неприятное происшествие может быть стерто со всех записывающих устройств. Нарушение вашего покоя может быть отредактировано, оно исчезнет, словно его и не было.

— То есть вы вот так запросто, сэр, предлагаете мне изуродовать собственную память!..

— Мы узнали, что вы страдаете, и невольно нарушили ваше уединение. А как еще восстановить неприкосновенность вашей личности, если не стирать воспоминания? Если все забудут о событии, если стерты все напоминания, тогда получится, что этого события никогда не было. Но, судя по всему, вы на это не согласны.

— Вы мне отвратительны.

— Приношу вам свои извинения. Но если воспоминания столь неприятны, к чему их лелеять, к чему хранить? Какой в них прок?

— Они реальны. Реальны! Неужели теперь это уже ничего не значит?! — Повернувшись спиной к химере, он смотрел за окно. Наверху и внизу окна, передававшие работу общественного мыслительного пространства, мерцали и вспыхивали. Изображения, иконки, виртуальные драмы, архивы и странные сцены жили, работали.

Фаэтон был удивлен, услышав ответ химеры:

— Если нашим восприятием действительности можно манипулировать с помощью технологий, почему же не воспользоваться этим и не создать себе удобства, особенно когда это выгодно и приятно? Что в этом плохого?

Фаэтон вцепился в поручень и ответил не оборачиваясь:

— Что плохого?! Что плохого?! Будьте вы прокляты, где сейчас моя жена? Где Гелий? Представьте себе, что однажды вы проснулись и обнаружили, что ваш отец мертв, а его заменила копия. Очень похожая, почти полная, но все равно копия. Как я должен себя чувствовать? Может, лучше оставить меня в покое? А может, мне удовлетвориться копией, раз она так близка к оригиналу?

А если она не очень похожа? Тогда что? Что, если ваша жена ушла, ушла женщина, которую вы всегда считали прекрасней и тоньше, чем самая смелая ваша мечта? Счастье выше всяких желаний ушло! Ушло! Его заменил ходячий манекен, кукла! А чтобы довершить картину, этому манекену внушили, будто она и есть моя жена, и она в это верит! Очень милая девушка, двойняшка моей жены, она смотрит и говорит как оригинал. Девушка так хочет быть оригиналом!

И что, если, глядя в зеркало, вы пытаетесь угадать, какую часть себя вы забыли? Какая часть вашей личности реальна? Что, если вы даже не знаете, живете вы или уже мертвы? Вот тогда, я думаю, вы поймете, что в этом плохого. Удобство? Выгода? Удовольствие? Могу признаться вам, что в данный момент я не испытываю никакого удовольствия, никакой благодарности.

— Ну и кого же вы вините в этом, Фаэтон из рода Радамант? — спросила химера. — Сейчас человечеству даны божественные силы, их можно использовать на благо других, а можно заставить их служить своим эгоистическим интересам. У каждого есть выбор. Но если человек не желает соблюдать интересы других, он не должен ожидать, что его будут утешать.

Голос звучал теперь иначе. Фаэтон оглянулся.

Химера изменила облик: теперь у нее были другие головы — голова орлана, голова королевской кобры и голова человека, на человеческой голове была надета корона. Это существо представляло другую часть коллективного разума Благотворительной композиции, ее руководящую часть.

Фаэтон повернулся к химере лицом.

— Вы — один из семи пэров. Ганнис говорил, что все вы желали мне неудачи. Это правда? Вам приятна моя боль? Моя жена умерла, хуже чем умерла, а меня даже не пустили на похороны.

Змеиная голова высунула язык, пробуя воздух на вкус, орлан таращил глаза, а человеческая голова глядела торжественно и печально.

— Благотворительная композиция никому не желает зла. Ваша боль вызывает у нас лишь скорбь и сочувствие. Когда-то у вас была возможность избежать конфликта. Может быть, и сейчас еще не поздно.

— Не поздно… для чего?

— У вас с Гелием разногласия. И вы, и реликт Дафны страдаете, она любит вас, а вам нужна любовь ее оригинала.

— Разве это неправильно? Если посторонняя женщина как две капли воды похожа на мою жену и считает себя ею, это вовсе не значит, что я должен любить ее.

Или вы считаете, я женился на Дафне только из-за ее внешности? Думаете, что я стремился получить таким образом то, что так легко скопировать? За кого вы меня принимаете?

Взгляд Фаэтона стал суровым и непреклонным. Он продолжал спокойным, мрачным, неживым голосом:

— Вы считаете, что остановить меня не составит труда.

В ответ химера произнесла:

— Если бы вы, Гелий и реликт Дафны согласились присоединиться к нашей Композиции, все ваши страхи улетучились бы, а мечты стали реальностью. Компромисс и самоотречение привели бы к исполнению и ваших желаний, и ее желаний, и даже его желаний. Конфликта не будет. Все сложности и темные пятна вашей души осветятся мыслью других членов нашей Композиции. Наши мысли и наши разумы переплетутся в гармоничной единой симфонии любви, мира, дружбы и радости. Вы будете едины с тысячами любящих сердец, они будут вам ближе, чем отец или жена, и вся ваша внутренняя боль растает.

— Великолепный компромисс, — завершила химера. — Отдайте свой эгоизм, и вы обретете доброту, отрекитесь от себя. Сделайте это, и вы найдете покой и мир без границ.

— В самом деле, сэр? А что, если я хочу чего-то большего, чем покой, отдых, отречение и мир?

— Но чего еще можно желать? — развела руками химера, озадаченно улыбаясь.

— Беспримерных, славных деяний, — гордо расправив плечи, ответил Фаэтон.

Фаэтон уже знал, что скажет ему на это представитель Благотворительной композиции: жажда славы — не что иное, как эгоизм и стремление к величию, и что все свершения человечества были результатом коллективных усилий.

Все структуры обычно говорили одно и то же. Коллективный разум был последним убежищем в современном мире для тех, кто в прошлые эпохи присоединился бы к какому-нибудь политическому или религиозному движению, растворился бы в толпе, в бездумном конформизме, в благочестивых глупостях и праведном обмане. От одной мысли об этом Фаэтон почувствовал глубокое отвращение. Но химера удивила его.

— За какую цену вы бы согласились отказаться от своих попыток докопаться до содержимого утраченной памяти? За какую цену вы откажетесь от проекта, от которого уже отказывались однажды, подписав соглашение в Лакшми?

Фаэтон понял, что перед ним вовсе не коллективный разум Благотворительной композиции, а пэр и политик. Одна из версий этой структуры когда-то правила в Азии. Есть шанс, что он не станет повторять всю ту благочестивую белиберду, которую несли другие Композиции. Он просто хотел заключить сделку.

— Мы можем предложить вам место Гелия за нашим столом, — заговорила змеиная голова. — Присоединяйтесь к семи главнейшим Золотой Ойкумены. Гелия, вероятно, скоро объявят мертвым; вы очень похожи на него и вполне можете его заменить. Богатство, честь и уважение снизойдут на вас. И Солнечная структура может стать вашей. Вашей же станет и главная роль в декабрьской Трансцендентальности.

Химера слегка увеличилась в размерах, подросла дюймов на шесть. Иконки Благотворительных стали большими среди остальных, потому что все больше и больше членов коллективного разума наблюдали за происходящим.

Следующей заговорила соколиная голова:

— У вас будут богатства и престиж, каких не знали промышленные магнаты былых времен, каких нет ни у одного из коллективных разумов, больше, чем захватывали завоеватели империй в древние времена. Благотворительная композиция выдвигает предварительное предложение в двенадцать миллиардов килосекунд во временной валюте либо эквивалент этой суммы в энергии, антивеществе или золоте.

Ему предложили невероятное состояние. Без соединения с Радамантом Фаэтон не мог быстро перевести предложенное в энергию, но даже приблизительно этой энергии хватило бы, чтобы увеличить гравитацию крупной космической колонии в два-четыре раза на двести часов.

— Сумма ошеломляющая, даже по стандартам Благотворительной, — саркастически заметил Фаэтон.

— Мы с радостью приносим жертвы, как бы велики они ни были, если это служит добру.

— Мне не очень понятно, почему вы это делаете, — заметил Фаэтон, глядя на него с подозрением.

— Узел надзора за этикой Благотворительной композиции отправляет все внутренние идеи на общественные каналы, чтобы каждый мог их видеть. Лишь разум отдельного индивида, отрезанный от мира и одинокий, может вынашивать секретные планы, основанные на бесчестии. Мы же не являемся отдельным индивидом, мы можем позволить себе искать добро и стремиться ко всеобщему благу, думая при этом и о вашей пользе.

— А как же Гелий? Вы с такой легкостью готовы предать его.

— Опасность, которую представляете вы, намного превосходит все, что может создать Гелий. Он должен быть счастлив, принося себя в жертву для всеобщего блага. Кроме того, если Гелий мертв на самом деле, вы — законный наследник его владений, сюда же входит и интеллектуальная собственность. Его архивы памяти, шаблоны его личности. С такой экипировкой вы сможете создать себе сына, обладающего способностями, знаниями и чертами характера Гелия, который будет предан вам, он вполне сможет взять на себя проект в Солнечной структуре.

От возмущения Фаэтон отпрянул от собеседника. Правила Серебристо-серой запрещали дублирование и редактирование личности других людей, независимо от того, истек срок авторского права или нет. Совершенно очевидно, что составляющие коллективного разума нисколько не уважали умственную неприкосновенность личности.

— Боюсь, нам больше нечего сказать друг другу, сэр, — холодно заметил Фаэтон.

— Вы отказываетесь продолжить переговоры?

— Моя душа не продается, извините.

Химера отступила, все три головы изумленно переглядывались.

— Каждое ваше слово выдает в вас эгоиста. Сейчас, когда вы нищий, без гроша за душой, вы отказываетесь от немыслимого состояния! Или вы считаете, что служите высоким целям и прекрасным идеалам, притом что весь мир, вся цивилизация против вас? Почему вы так уверены в этом?

Фаэтон презрительно улыбнулся и покачал головой.

— Наверное, правильнее спросить меня, что вызывает у меня сомнения. На любой заданный мной вопрос я получал в ответ только ложь, галлюцинации и амнезию. Таким оружием не пользуются честные люди, вы же используете это оружие. Отсюда следует, что в затруднительном положении, вероятно, нахожусь не я, а вы.

— Скажете ли вы нам, к чему привели вас ваши сомнения?

— Конечно скажу. Призывая все свое воображение, я хочу попытаться убедить себя, что все вы просто трусы, а не мерзавцы.

— Но вы подписали соглашение в Лакшми. Теперь вы хотите его нарушить. Разве это честно?

— Я не видел это пресловутое соглашение, не помню его и не знаю его условий. Ту мою версию, которая подписала это соглашение, вы и вам подобные хотели уничтожить! Если я нарушил его, не стесняйтесь, вызывайте меня в суд. Если же не нарушил, будьте так добры, займитесь своими делами.

— Никто и не говорит, что вы нарушили соглашение. Вы пытаетесь обойти его. — Химера взмахнула рукой. — Вы все еще соблюдаете его, но действия ваши направлены на его разрушение.

— Почему вы так решили?

— Человек может совершать нечестные поступки, не нарушая при этом буквы закона.

— Все верно. Но меня удивляет, что вы имеете наглость говорить мне это в лицо.

Две головы заморгали от неожиданности. Змея высунула язык.

— Наглость?

— Наверное, правильнее назвать это лицемерием. Или неуважением. Вы смеете говорить мне, что с моей стороны нечестно пытаться обойти условия соглашения, но сами вы не только обошли, не просто нарушили его, вы полностью игнорируете заключенный договор!

— Мы не нарушали закона.

— Ха! Соглашение предполагало, что все забудут о том, что я сделал. Но пока что я не встретил ни одного человека, кто не помнил бы об этом! Все пэры, видимо, считают, что они выше любых законов, или это касается только Гелия, Ганниса и вас? Ах, извините, еще Колесо Жизни нарушает соглашение, это она обнаружила меня у озера Судьба и сообщила об этом Гелию.

— Условия соглашения позволяют делать исключение для пэров. Мы можем вернуть утраченные воспоминания, если это необходимо для защиты наших интересов или интересов общества.

— Мне это не позволено, даже если я вынужден защищать свои интересы в суде?

— Данное положение не включает вас. Вы не требовали этого.

Фаэтон подумал, что это тоже ключ, который оставил ему его оригинал. Но сказал он другое:

— Сейчас условия этого пресловутого соглашения очень удивляют меня. Мне кажется, что оно как минимум плохо составлено. Если вы не хотели, чтобы я занялся расследованием, как только обнаружу, что многого не помню о своей жизни, почему вы не внесли это в соглашение?

— Честно говоря, вопрос о том, что вы будете удивлены провалами в памяти, никогда не обсуждался. Соглашение было составлено в спешке.

— Я уверен, что софотеки спрогнозировали все возможные пути развития событий. Они не могли не предвидеть возможные осложнения. Софотеки для этого и существуют.

— Софотеков не привлекали.

— Что? Что вы хотите этим сказать? Я считал, что Наставников консультировал софотек Навуходоносор.

— Навуходоносор присутствовал виртуально на Венере, но отказался участвовать в этом деле. Колледж Наставников продолжил работу без софотеков и самостоятельно составил соглашение.

Фаэтон на минуту онемел. Он не мог понять, как нужно было отнестись к этому. Знаменитый софотек Навуходоносор отказался консультировать Наставников? Отказался?

Если верить дневнику Дафны, она разговаривала с Гелием между его повторяющимися самосожжениями, он был в здравом уме и трезвой памяти, но в разговоре он с неудовольствием упомянул, что Аурелиан не желает выполнять условия этого соглашения.

В том же дневнике, когда Дафна вышла из бассейна, прервав свое участие в соревновании, софотек Аурелиан критиковал Наставников. Он говорил о массовой амнезии с шутливым презрением.

И еще Разум Земли… Ее время столь дорого, что она очень редко останавливалась, чтобы поговорить с кем-то, но она разговаривала с ним, она сказала ему, что он должен оставаться самим собой. Если бы она хотела, чтобы он довольствовался ложными воспоминаниями, она не говорила бы ему этого.

И на что же… на что же он — то есть его забытая версия, — на что же он надеялся, подписывая это соглашение? На что он надеялся прежде всего? Что вселяло в него уверенность?

И тут на него начало сходить озарение. И он не сдержал улыбки.

— А скажите мне, мои дорогие композитные, ведь вы не можете скрывать свои мысли друг от друга, ведь так?

— Существуют формы ментальных иерархий, которые контролируют внутренний поток информации, но Композиция демократична и члены ее имеют равные права.

— Декабрьская Трансцендентальность, на которой соберутся все умы человечества, чтобы решить, как должно пройти следующее тысячелетие, — это просто еще одна форма Композиции, временная, так ведь?

— Если вы хотите использовать Трансцендентальность в качестве трибуны и разоблачить пэров, боюсь, вас ждет разочарование. Хотя над информационным потоком нет официального контроля, остается еще неофициальный, социальный контроль. Мало кто станет прислушиваться к разглагольствованиям отверженного, внимание людей будет приковано к тем, кто является центральными фигурами…

— Вы имеете в виду пэров? Вы только что предложили мне центральное место в Трансцендентальности. Место Гелия, если я правильно вас понял. Значит, если я откажусь, этой чести будет удостоен он, и через его мозг пройдут толпы людей.

— У вас не совсем верное представление о Трансцендентальности. Его мысли, видения, мечты станут огромными и смогут охватить всю его несметную аудиторию. — Химера улыбалась с довольным видом.

Она застыла неподвижно, словно каменная статуя. Потом стала усыхать, иконка перестала быть центром всеобщего внимания коллективного разума. Благотворительная композиция перешла к размышлениям над более важными вопросами.

Фаэтон улыбнулся.

— Может быть, Навуходоносор отказался консультировать Наставников, потому что план их был слишком глуп? Глуп и обречен на провал. Пэры не удержались от искушения и открыли запретные воспоминания. Ведь вам нужно было это знать, чтобы защищаться от меня, чтобы не дать мне вновь узнать обо всем этом, даже случайно, ведь так?

Если вы снова удалите свою память, чтобы спрятать свои мысли перед декабрьскими праздниками, у меня будут развязаны руки, я смогу беспрепятственно заниматься расследованием моего прошлого. Повсюду полно улик — все записи, которые невозможно было стереть или изменить, финансовые отчеты и контракты на собственность. Если я растратил все свое состояние, должны быть записи, на что я его израсходовал. Вы можете заставить меня забыть, что я сделал. Но вы не можете изменить прошлое. Что было, то было. В этом и заключается парадокс лжи. Реальность нельзя поделить на части, она едина, и все ее части логически связаны между собой. Пока я отказываюсь сотрудничать с вами и помогать вам обманывать себя, вы не можете мне врать и отвергать одну часть реальности, не отвергая остальные.

Заметив растерянность химеры, Фаэтон громко рассмеялся.

— Неудивительно, что моя прошлая версия не испугалась столь ужасного соглашения! Оно обречено на провал, как и любая другая система, не основанная на реальности. Моя победа в конечном итоге была предрешена. Все, что от меня требуется, — подождать декабря и не открывать шкатулку.

— Ваш план выглядит вполне логично, — согласилась химера.

— Спасибо.

— Но логика не все решает в человеческих делах.

В ответ Фаэтон не то чихнул, не то хихикнул.

— Комментарии, подобные тому, что я только что услышал от вас, всегда убеждают меня, что столь вас удивившая моя уверенность имеет под собой основание. Логика решает абсолютно все.

— Зачем в таком случае вы подписали соглашение в Лакшми, то есть это сделало ваше предыдущее «я»? Если тот опасный проект так захватил вас, занимал все ваши мысли, вы не должны были подписывать соглашение. Вы полагаете, что тогда рассчитывали на Трансцендентальность, чтобы вернуть потерянные воспоминания? Вы потеряли память на восемнадцать или девятнадцать месяцев. Но почему?

Фаэтон нахмурился, ему не понравился вопрос.

— Возможно, мне нужен был тайм-аут или…

— Вы надеялись таким образом избежать наказания, наложенного на вас Наставниками за недопустимые поступки. Вы рассчитывали заставить их забыть о прошлом на некоторое время. Но разве это не тот же обман, который вы еще недавно обличали как алогичный?

— Ну, я…

Что же его прошлое «я» все-таки намеревалось сделать?..

— Ничто не может помешать колледжу Наставников, как только они восстановят свои воспоминания, снова публично осудить ваш проект по той же причине. Нет, Фаэтон, вы делаете вид, что живете сами по себе, отдельно от мира, от общества, думаете, что можете бросать вызов обществу. Но когда изгнание реально угрожало вам, вы не пожелали принять такую реальность.

— Что вы хотите этим сказать?

— Это вы заставили свою жену навечно уйти в виртуальный мир, покончить с собой.

— Нет. Я с вами не согласен!

— Неубедительно! Мы основываемся на том, что вы не отвергаете действительность, так как вы критикуете тех, кто так поступает. — Слова эти произнесла человеческая голова, и тон ее был слегка ироничным.

— Вы хотите вернуть жену, так? — спросил орлан.

— Благотворительной композиции не чуждо сочувствие. К тому же мы имеем ресурсы, — вставила голова змеиная.

Фаэтон задумался.

— Что вы имеете в виду? — спокойно поинтересовался он.

— Общество, в котором мы живем, жестоко и бессердечно. Тех, кто не может платить за жилье, выкидывают на улицу. Если компьютерное мыслительное пространство не оплачивать, будет аннулирован записанный разум любого типа. Тех, кто застрял в состоянии грез и не может оплатить услуги, вырезают и выбрасывают в реальный мир.

Благотворительная композиция предлагает манипуляции на фондовой бирже, изменяя покупательский спрос тех, кто является нашими членами, используя передачи векселей, покупая контрольные пакеты акций, другие финансовые приемы против компаний, где вложены деньги Дафны, или обесценивая акции. Софотек Вечерней Звезды является брокером вложений Дафны, он, конечно, очень умен, прекрасно информирован, но у него нет тех ресурсов, которыми располагают семь пэров.

Это действительно было так: на рынке потребительских товаров Благотворительная композиция контролировала примерно одну десятую мирового валового продукта.

— Как только Дафна станет банкротом, Вечерняя Звезда отключит ее от виртуальной реальности и выкинет в реальный мир. Дафна не сможет в нем существовать, потому что все воспоминания о реальной действительности стерты из ее памяти. Она даже не сможет вести свои дела.

В силу вашего брачного союза у вас есть общее авторское право на некоторую интеллектуальную собственность, принадлежащую ей, включая ее собственный шаблон. В этот момент вы имеете право на законном основании ввести ей временный блок памяти, чтобы отредактировать последние воспоминания и изменения личности, это не будет перестройкой личности. Просто она восстановится в том виде, в каком она существовала до принятия решения совершить самоубийство. В таком случае она вновь получит свои права, как человек в твердом уме. И, наверное, она откроет свои воспоминания и снова захочет уйти. Но вы будете рядом. У вас будет шанс уговорить ее не делать этого.

Фаэтон ничего не ответил. Он только смотрел на химеру.

— Ваш забытый проект не самое главное в вашей жизни. Если вы согласитесь прекратить расследование, Благотворительная композиция поможет вам вернуть в действительность вашу жену, поможет ей вновь обрести разум тем способом, о котором я уже говорил вам. И вы должны согласиться не только потому, что вернете ее любовь и благодарность, но и потому, что это ваш долг. Вы — ее муж. Ваша брачная клятва требует, чтобы вы спасли ее.

Вы можете связаться с Благотворительной с любого общественного пункта связи. Мы даем вам время обдумать все и принять решение.

И химера исчезла.

14 ЗОЛОТЫЕ ВРАТА

1

Что пошатнуло его уверенность: трусость или благоразумие?

В первую минуту ему захотелось броситься к ближайшему пункту связи Благотворительного агентства и упасть на колени, умолять, рыдать, согласиться на все, лишь бы вытащить жену из добровольного заточения, из бесконечного мира иллюзий.

Но уже в следующую минуту появилась другая мысль, мысль более осторожная: сначала нужно разобраться.

Безусловно, слова, которые он только что услышал из уст Благотворительной композиции, были правдой. В современном мире очень немногие (если исключить нептунцев) пытались обманывать, ведь всезнающие софотеки разоблачали ложь слишком легко, честные люди теперь могли без труда подтвердить свою правоту, выставив на общественном канале записи своих мыслей. Но, в конце концов, людям свойственно ошибаться или исходить в своих суждениях (причем без злого умысла) из каких-то не совсем верных постулатов. Благотворительная композиция, к примеру, могла счесть что-то «трудным» или «невозможным», хотя на самом деле это было не так.

Может ли Фаэтон разбудить свою ушедшую в виртуальную реальность жену? Или это невозможно?

Он должен быть уверен. Он должен увидеть это сам.

Фаэтон протянул руку к круглому диску иконки, плававшей, как будто под стеклом, на поверхности стола, это был канал связи. Ему понадобится лишь один миг, чтобы создать свою телепроекцию и отправить ее к софотеку Вечерняя Звезда, отвечавшему за сохранность тела жены. Фаэтону не хотелось, чтобы за ним наблюдали, его уже раздражало вмешательство посторонних людей в его жизнь. Он жестом велел панелям закрыться. Теперь ни свет, ни звуки, идущие снаружи, не могли проникнуть в комнату.

Фаэтон на секунду замер от неприятного ощущения. Стало невероятно тихо, словно он находился в вакууме. Панели не опустились сверху, не сдвинулись с разных сторон: их не было на окнах, а в следующую секунду они уже закрывали окно. Из-за панелей не доносилось ни звука. В Серебристо-серой это не было принято, было бы сохранено ощущение трехмерности и единства обстановки.

Фаэтон почти касался стола рукой, но никак не мог решиться дотронуться до иконки.

— Радамант, почему я не решаюсь? О чем я думаю? — Он задал вопрос вслух и не сразу вспомнил, что его сознание отключено от Радаманта. (Если бы подключение было, он бы все время о нем помнил.)

На поверхности стола была иконка с программой интеллектуального самоанализа. Программа была довольно примитивной и устаревшей, ей было уже то ли несколько недель, то ли несколько месяцев. Фаэтон подумал, что, если он мог без помощи машин убрать комнату, он сможет так же вручную почистить и отрегулировать свою нервную систему.

Он прикоснулся к иконке. Еще одно окно, чуть поменьше, открылось и повисло в воздухе с левой стороны стола. Это окно наполняли цветные точки и решетки стандартного психометрического вида. Он увидел, что уровень напряженности в его организме высок, скорбь и злость, располагавшиеся на поверхности его сознания, пылали ярким пламенем, как пожар на угольных рудниках. Очень сильным было желание передать проблему Благотворительным, пусть его проблемы решает кто-нибудь другой.

Краткосрочный индекс эмоциональных ассоциаций передавал изображение виртуального сознания из его гипоталамуса. Фаэтон потянулся к окошку и открыл таблицу индексов, чтобы посмотреть на список.

Вот оно. Тишина, так внезапно наступившая в комнате, ассоциировалась у него с закрытым гробом; когда он закрыл окна помещения, он почувствовал себя в ловушке без воздуха, за толстой, непроницаемой дверью, откуда не убежать. Вторая ассоциация породила иной образ: это его жена лежит в закрытом гробе, она жива, но она спит, глазные яблоки двигаются под закрытыми веками. Возник и третий образ: звуки снаружи не проходили в помещение не из-за толщины двери, а потому что его отключили от систем связи. Последнее вполне соответствовало действительности. Фаэтон понял, что его беспокоит подсознательная мысль, от которой ему становится не по себе. Ему было неуютно, потому что он находился в помещении, больше похожем на коробку, чем на комнату, в общественном приюте для телепроекций.

Если он не отправится к жене лично, ему придется создавать манекен или удаленную копию, сигнал будет поступать от мозга к манекену и обратно. Компьютерное время этого сигнала будет оплачено со счета Гелия, а содержание сигнала может быть записано.

Или искажено? Или отредактировано? Фаэтон сможет быть уверен, что сигналы, поступившие в его мозг, не будут подвергаться изменениям только в одном случае: если он пойдет туда сам.

А что, если в соответствии с тем соглашением в Лакшми, условия которого он забыл, на всех общественных каналах установили фильтры, и Фаэтон не видит какие-то события? (Такое уже случалось с ним на озере Судьба, он чуть не пропустил астронома из школы Наблюдателей, который рассказал ему о катастрофе на Солнце.)

Фаэтон открыл указатель и увидел, что уровень напряжения в его организме повысился еще больше. Очевидно, мысли о Гелии очень его огорчали. Огорчали, потому что он не знал, является ли ныне живущая версия тем Гелием, который был его отцом.

Должен ли он предаваться скорби по умершему отцу? Или ему следует смеяться от отчаяния, потому что кто-то стремится отобрать состояние у Гелия, воспользовавшись незначительной ошибкой в протоколе? В памяти Гелия отсутствовали воспоминания лишь за один час, этого было явно недостаточно, чтобы признать его другим человеком. И неважно, что по этому поводу гласит закон.

В удаленном секторе указателя Фаэтон увидел, что он на самом деле думает в глубине души. Он хотел поговорить с Гелием о своих проблемах.

Он хотел услышать от отца совет, получить поддержку.

Из самой глубины рамки, где светились, словно полосы дыма, глубинные сектора мозга, появилась картинка-воспоминание.


2

Фаэтон увидел, как Гелий в белом как снег скафандре с высоким темным воротником, прикрывающим горло и плечи, гордо стоял на вершине лестницы из лазурита. Перед ним сияли высокие золотые врата с черными мраморными панелями, на которых были вырезаны восемь символов, обозначающих права и обязанности мужчин: меч в ножнах, открытая книга, пучок зрелых колосьев, несколько инструментов (среди них топор и шестеренка), свадебный букет, аист и бдящее око.

Фаэтон прекрасно помнил эти врата. Эти символы означали права и обязанности личности: свободу от цензуры, обязанности учиться, трудиться и права присваивать плоды своего труда, гражданские права и гражданские обязанности, связанные с кибернетическим прогрессом, брачными союзами, воспроизводством и изменением себя самого.

Прошедшие сквозь эти врата и принявшие интеллектуальную философию и психологическое единство своей памяти и мыслительных цепочек считались полноправными членами структуры разума Радаманта, получали равные права с остальными членами школы и определенную власть. Они могли считаться взрослыми в глазах закона и с точки зрения Парламента, то есть могли голосовать, но при этом в поместье человек не считался взрослым по-настоящему до тех пор, пока разумность его суждений и честность не были полностью проверены и подтверждены. Чтобы подтвердить это, нужно было много времени.

Фаэтон достиг совершеннолетия в семьдесят пять лет.

В то время Фаэтон и Гелий находились на Европе и дорабатывали некоторые детали проекта «Юпитерианская луна». Церемония тогда прошла без подготовки, в сокращенном виде, но все равно она оставила в душе Фаэтона неизгладимые впечатления. Помощники Гелия и благородные вальвассоры Радаманта переслали свои копии (самые последние) через всю Солнечную систему, чтобы присутствовать на церемонии, потом воспоминания из этих копий были сохранены в памяти оригиналов, создавая тем полную иллюзию присутствия на церемонии всех сотрудников и соратников Гелия. Дворец, в котором проходило посвящение, был выращен из кристалла за один день. Поскольку он не совсем удачно был приспособлен к низкой гравитации Европы, все шпили и башни получились слишком вытянутыми, воздушными, сказочными. Все отступления от реальности были замаскированы иллюзией или псевдоматерией. Праздничного дерева не было, поэтому все подарки были просто записаны на диски, а украшения повесили на небольшой приземистый куст, предназначенный для детоксификации, — его нашли в закромах на одном из космических кораблей Фаэтона. К тому же было мало времени, и подобрать подходящую массовку для комического представления перед церемонией посвящения, представляющую персонажей из детства Фаэтона, не успели. Гелий приобрел персонажей известных романов, юпитерианской истории и древних мифов, всех, кого смог недорого купить на местных каналах. В результате эта представление о детстве Фаэтона, обычно строгое, на этой церемонии получилось странным, шутовским. Фаэтону оно очень понравилось.

Перед глазами Фаэтона до сих пор стоит картина: Гелий, стоящий перед золотыми вратами зала посвящения. Гелии-парциалы — их было несколько — поклонились и разошлись в разные стороны, в центре остался один лишь настоящий Гелий в сверкающем белом скафандре. Этот скафандр был тогда только экстраполяцией, создание проекта в Солнечной структуре произойдет только через пятьсот лет. Никто даже не представлял тогда, какие приборы нужно встроить в такой скафандр, какая будет среда на станции у поверхности Солнца.

Гелий положил руку на плечо Фаэтона, и в этот же момент, взмахнув другой рукой, он остановил официальный отсчет времени. Все парциалы и созданные компьютером персонажи замерли. Гелий наклонился к нему и сказал:

— Сын, как только ты войдешь в эту дверь, вся мощь, все командные структуры софотека Радаманта будут подвластны тебе. Ты обретешь божественные силы, но при тебе останутся все страсти и сомнения, свойственные человеческой душе. Тебя будут разрывать два соблазна. Во-первых, тебе захочется избавиться от человеческих слабостей с помощью хирургии, как это делают Инвариантные, а также, правда гораздо реже, Белые манориалы. Это поможет тебе сбежать от боли, покинув ряды человечества. Во-вторых, тебе захочется потешить свои человеческие слабости. Здесь тебе могут помочь разные любители уродства или Черные манориалы, правда, опять же в меньшей степени. Наше общество с легкостью позволяет людям погрязнуть в грехах, пороках и капризах, а потом беспомощно смотрит, как они себя разрушают. Первый закон Золотой Ойкумены гласит: любая мирная деятельность разрешается. Свободные люди могут беспрепятственно разрушать себя при условии, что они не причиняют вреда другим.

Фаэтон понимал, что его сир имеет в виду, однако он не позволил раздражению овладеть им. Не сегодня. Сегодня был день его совершеннолетия, первый день его самостоятельной жизни, сегодня он мог простить Гелию даже его бесконечные надоедливые страхи.

К тому же Фаэтон знал, что другие члены поместья не могли пройти церемонию, не достигнув восьмидесяти лет, не многие проходили ее с первой попытки, не все со второй. Немало было и таких, кому доверяли права взрослого человека, лишь когда они достигали ста лет. Однако Гелий, несмотря на возражения со стороны других отделений поместья, позволил Фаэтону пройти посвящение на пять лет раньше срока. Фаэтон был счастлив, оттого что смог получить признание и поддержку сира, но сейчас, может быть, Гелий засомневался, не были ли правы его критики.

— Ты хочешь, чтобы я подписал контракт оборотня, отец?

Контракт оборотня предполагал назначение кого-то, кто при необходимости имеет право силой удерживать от необдуманных поступков, неподходящих наномашин, дурных снов или иных самостоятельно внесенных изменений личности. (Официально этот документ назывался «Осознанное признание ментальной некомпетентности и назначение опекуна».)

— Нет, я не это имел в виду, — возразил Гелий, — но раз ты упомянул об этом… Может быть, ты считаешь оправданным такое решение? Возможно, так и следует поступить. Многие люди, ставшие весьма известными в своих сообществах, подписывали такой контракт. Никому не нужно про это знать.

Но, говоря эти слова, Гелий смотрел в пол, будучи не в состоянии встретиться взглядом с Фаэтоном.

— Ты хочешь подписать такой контракт, отец? — с усмешкой спросил Фаэтон.

Гелий расправил плечи, в глазах его появился блеск, он снова смотрел прямо на Фаэтона. Гелию ничего не нужно было говорить, за него говорили его царственная поза, его гордая осанка, его одухотворенное лицо.

Фаэтон улыбнулся чуть шире, развел руками и приподнял одну бровь, словно говоря: «Ну так что?»

— Это парадокс, отец, — заговорил Фаэтон, — я не могу быть одновременно ребенком и взрослым. Если я взрослый человек и если я могу самостоятельно добиваться успеха, значит, я должен иметь и право на ошибку.

— Само слово «ошибка» звучит довольно безобидно, — саркастически усмехнулся Гелий. — Но взрослый, поддавшись порыву или по глупости, может легко уничтожить или разрушить свою собственную свободную волю, свою память, свой разум. И никто не сможет заставить его излечиться. Никто не может вернуть здравый рассудок против его воли. И нам приходится стоять молча, скрестив руки на груди, и смиренно взирать, как хорошие люди собственными руками уничтожают себя. Не совсем правильно называть такую… катастрофу ошибкой.

— Если глупцы хотят так злоупотребить свободой, зачем им мешать? Раз они причиняют вред только себе, какое дело остальным?

— Ага. В тебе говорит гордыня, — возразил Гелий. — Кто из нас, людей, застрахован от глупостей?

Фаэтону не терпелось поскорее продолжить церемонию и пройти врата. Он лишь пожал плечами.

— Софотеки невероятно умны, мы можем полагаться на их совет, чтобы защитить себя.

— Так ли это на самом деле? — Гелию не понравилась эта мысль. — Неужели я никогда не рассказывал тебе историю Гиацинта-Подгелиона Септимуса Серого? Когда-то мы были друзьями. Даже больше, чем друзьями. Мы обменялись личностями.

Неожиданно для себя Фаэтон заинтересовался.

— Да? А я всегда считал вас политическими противниками. Врагами.

— Ты говоришь о Гиацинте Систине. Это другая его версия, очень похожая на него. Сейчас это называется параллельно-приближенный брат, освобожденный непарциал… тогда этой терминологии не было.

— А как же вы называли братьев?

— Клонами в реальном времени.

Фаэтон усмехнулся.

— Да уж, людей Второго бессмертия не обвинишь в романтизме!

— Это точно, — с улыбкой согласился Гелий. — Я организовал романтическое движение в манориальных школах именно поэтому. Ведь тогда еще не было Консенсусной эстетики, не было согласия и не было стандартизированных форм. Но Орфей Изначальный Утверждающий, который вообразил себя поэтом, что видно из его имени, настойчиво выступал за возврат к классическим темам и образам. Тогда еще он не был пэром, потому что он правил один, без пэров.

(Фаэтон знал, что Гелий выбрал себе имя из классической мифологии в соответствии с той, возрожденной Орфеем традицией.)

— Не было пэров? Но ведь Благотворительная композиция уже существовала.

— Да, но она не пользовалась поддержкой общественного мнения. Возможно, ты забыл, но записей жизни того времени нет на ученических каналах, а Благотворительная композиция того времени яростно выступала против ноуменальной технологии. Причина вполне понятна.

Как только Орфей открыл свой первый банк ноуменальных записей, количество желающих вступить в Композицию упало почти до нуля. Люди предпочитали быть бессмертными по-настоящему, в своем собственном индивидуальном виде, а не в виде записи, внесенной в коллективный разум. Структуры называют это бессмертием или «Первым бессмертием», но поскольку они не используют ноуменальную математику, а потому не могут ухватить самосознание и душу, записи Композиций — это всего лишь профанация. Люди, другие люди, делают вид, что они — вы, проигрывают ваши старые мысли после вашей смерти. Будто актер читает ваш дневник.

— Ну а Вафнир? Он ведь был пэром.

— Вафнир был живым, но не был человеком. Он превратил себя в электростанцию на орбите Меркурия. Вся эта чертова станция и была его телом. Он был богат, но люди считали его сумасшедшим. — Гелий улыбнулся своим воспоминаниям. — Безумное было времечко, время безрассудных свершений и невиданных удовольствий, время симфоний и света. Мы все верили, что не можем умереть, и восторг от прорыва, совершенного Орфеем, играл в наших душах, как молодое вино. Хотя где же был тогда я?..

Фаэтон понял, что Гелий, по всей видимости, отключил местную линию Радаманта, иначе он не смог бы забыть свою роль. Софотеки юпитерианской системы не так строго придерживались протокола личной информации, как земные, поэтому, просто отключив Радаманта, можно было рассчитывать, что весь их разговор не записывается. Скорее всего, Гелий считал, что те слова, которые он собирался сказать Фаэтону, слишком важны, а потому они не подлежат разглашению.

— Мне кажется, вы хотите рассказать мне какую-то страшную историю и отговорить от вступления во взрослую жизнь, сэр.

— Не дерзи, мальчик.

— А мне казалось, вам нравится дерзость, старина.

— Только в меру. Вот что, я хотел рассказать тебе о Гиацинте.

Фаэтон не был настроен слушать долгий рассказ.

— Наверное, я не ошибусь, если предположу, что Гиацинт Систин ненавидит вас из-за той истории с Гиацинтом Септимусом, которую вы хотите мне рассказать?

Гелий мрачно кивнул.

— Вы сказали, что его имя было Гиацинт-Подгелий. Вы поменялись с ним личностями?

— Да, мы жили жизнью друг друга один год и один день.

— И он не пожелал меняться обратно по истечении года. Он вообразил, что он — это вы.

И снова Гелий кивнул в знак согласия.

— Но отец! Отец! Как вы могли совершить такую глупость!

Гелий вздохнул и уставился в потолок.

— Честно говоря, я сейчас не знаю, был ли я таким же умным, как ты в твоем возрасте.

Фаэтон не мог в это поверить.

— Но разве вы не подумали о последствиях?

Гелий снова опустил взор.

— Мы были очень дружны. Нам тогда казалось, что мы сможем работать вместе еще лучше, если по-настоящему поймем друг друга. А в те времена и в нашем возрасте самые абсурдные вещи казались возможными, даже неизбежными. То было волнующее время. Нас опьянило только что приобретенное бессмертие, так мне кажется, а еще ощущение, что мы непобедимы. Мы были уверены, что сумеем побороть соблазн остаться в чужом теле.

— Но переселение разума противоречит доктрине Серебристо-серой!

— Ты, наверное, забыл, с кем разговариваешь, юноша. Я сам и написал эту доктрину после того случая. Ты перечитываешь учебники по истории? Хотя бы иногда?

В молодости Фаэтон считал историю очень скучным предметом. Его куда больше интересовало будущее, нежели прошлое, а в данный момент его занимало главным образом будущее собственное. Он смотрел на золотые врата, и его снедало нетерпение.

— Пожалуйста, продолжайте свой увлекательный рассказ, отец. Я очень хочу узнать, чем все кончилось.

— Интересно-интересно… Я расскажу вкратце, потому что не очень хочу долго на этом останавливаться. В те времена существовали только две школы — Черная манориальная и Белая манориальная, мы с Гиацинтом объединили усилия, чтобы создать нечто среднее между ними. Мы хотели взять все лучшее у каждой из них, художественность Черной и интеллектуальность и дисциплину Белой. Его вкладом было вдохновение и логика, моим — фонды и решимость. Обмен разумом дал нам силы и достоинства друг друга. Вдвоем мы убедили многих скептиков и завоевали миллионы рынков.

Но когда прошел год и один день, мы оба подали иск на мое состояние и мою недвижимость. В конце концов, мы оба помнили те двести лет тяжких трудов, когда это состояние зарабатывалось. Для разрешения спора мы договорились подчиниться любому решению Наставников.

— Неужели уже тогда, в дни вашей молодости, существовал колледж Наставников?

Гелий довольно хмыкнул.

— Да. Как раз после изобретения огня, но до появления столь удивительной вещи, как колесо. Я как-нибудь расскажу тебе о том, как мы приручали собаку, как первый человек полетел на Луну, как решалась всеобщая теорема поля. Продолжить? Я стараюсь говорить по существу.

— Простите, сэр. Продолжайте, сделайте одолжение.

— Но когда Наставники признали его копией, он не согласился. Он вошел в состояние грез, где видел себя победителем. Он заново переписал свою память и заказал себе фильтр ощущений, который вырезал все, что противоречило его новому видению мира. Он продолжил жить как Гелий Прайм. Он изготавливал личные переживания и шаблоны на продажу, как ни странно, ему удавалось продавать эти программы в реальном мире. Ему хватало средств на оплату виртуального пространства. Некоторое время все было тихо. Но когда таких программ появилось много, он прогорел, и его выкинули из виртуального мира.

На этом история не заканчивается. Если бы софотеки позволили стереть у него часть памяти, ту часть, в которой он вообразил, будто он — это я, он бы снова стал самим собой, с нормальным восприятием и в здравом уме уже через пару минут. Но софотеки заявляли, что это возможно лишь с его согласия. Но как он мог дать такое согласие? Он и слушать не хотел о том, кто он на самом деле.

Он снова начал преследовать меня по суду, обвиняя в том, что я украл у него жизнь. И снова проиграл. Он не мог оплатить услуги софотека по поиску работы и не смог найти себе занятие. Другие члены семьи Гиацинтов, Квинтин, Кватрин и Систин, пожертвовали ему некоторую сумму, но он потратил ее на покупку ложных воспоминаний. В конце концов, чтобы выручить немного денег, он продал свое тело и записал свое сознание в низкоскоростной, дешевый раздел Ментальности. Разуму без тела дешевле обходятся иллюзии, потому что не требуется передачи информации в нервную систему.

— А почему он не попытался найти работу? Ведь свободный разум может свободно перемещаться по всему пространству ментальной сети.

— Он не искал работу, просто создал себе иллюзию, что работает: записал воспоминания, будто зарабатывает достаточно.

Гелий молча разглядывал пол, размышляя.

— Потом он продал свои запасные жизни одну за другой. Всего семь. Ноуменальное дублирование требует много компьютерного времени.

Потом он продал свои структурные модели. По всей видимости, он посчитал, что имитация таламуса и гипоталамуса ему больше не нужна, у него ведь больше не было ни желез, ни видений, ему больше не нужна была структура воспроизведения боли и удовольствий, парасимпатических реакций, сексуального влечения и тому подобного.

Затем ради экономии пространства он начал продавать память и разум. С каждой нашей новой беседой он становился все глупее, он забывал элементарные вещи. Но он продолжал совершенствовать свою симуляцию. Гиацинт заставил себя забыть, что он сам или кто-то еще на Земле мог быть когда-то умнее, чем это туго соображающее существо, в которое он превратился.

— Отец? Ты навещал его?.. — удивился Фаэтон. Он никогда прежде не видел, чтобы Гелий глядел так сурово.

— Конечно, ведь он был моим лучшим другом.

— И что же было дальше? Он умер?

— Все это продолжалось очень долго. В конце концов он и его мир стали бесцветными, плоскими, нестабильными и очень медлительными. А когда-то он был таким замечательным, таким отважным, таким возвышенным. Теперь же он не был в состоянии проследить даже простенькое многоструктурное логическое дерево, когда я пытался его убеждать. А я не оставлял своих попыток.

Но он говорил, что галлюцинации как раз у меня, а не у него, а понять меня он не может потому, что его мысли куда более высокого порядка, чем мои. А с кем еще он мог это обсудить? Черно-белые марионетки, которыми он окружил себя, только кивали и поддакивали, а про реальный мир он и вовсе забыл.

Я был рядом с ним, когда это произошло. Он становился все более и более неуправляемым, совсем опустился. Еще недавно он был живым человеком с живой душой и в одночасье превратился в запись.

Даже на краю могилы он так и не понял, что умирает. Он по-прежнему пребывал в уверенности, что он — Гелий, здоровый, богатый, всеми любимый Гелий. Его память, все его чувства свидетельствовали, что он счастлив и преуспевает. Он не голодал, не болел. Так что откуда он мог знать, что умирает? Все наши попытки сообщить ему об этом блокировались фильтром ощущений.

Лицо Гелия посерело от скорби.

— С тех пор меня преследует ужасная мысль: когда мы считаем себя счастливыми, здоровыми, живыми, так ли это на самом деле? А знаем ли мы, кто мы такие?

Фаэтон прервал нависшую тишину.

— Вы пытались оплачивать его счета? Тогда бы он остался жив.

Черты лица Гелия стали жестче. Он заложил руки за спину и посмотрел Фаэтону в глаза. Он говорил тихим глухим голосом.

— Я бы с удовольствием делал это, если бы Гиацинт согласился закрыть свои ложные воспоминания. Но он не соглашался. А платить за иллюзии, которые его убивают, я не хотел.

Фаэтон с тоской смотрел на золотые врата. В голове его роились десятки планов, как воспользоваться полученной свободой и новыми возможностями, когда он пройдет экзамены. Однако сир не пропускал его, его торжественный мрачный взгляд как будто требовал какого-то ответа. Официальный отсчет времени был по-прежнему заморожен, и люди, окружающие их, казались неподвижными статуями.

Какого ответа ожидал от него сир? До сих пор Фаэтон не знал ни печали, ни трудностей. Поэтому не было у него готового ответа, не было никаких мыслей по поводу услышанного.

— Да. Наверное, для вас это было… чрезвычайно неприятно, — только и сумел выдавить в ответ Фаэтон.

— Ммм… Наверное, так, — с сарказмом согласился Гелий. Его спокойный взгляд не выражал ничего, разве что разочарование.

Нетерпение Фаэтона начало перерастать в злость.

— Каких слов вы ожидаете от меня? Я не собираюсь лить слезы оттого, что какой-то человек сам своими руками разрушил свою жизнь! Со мной такого не будет.

Такой ответ не понравился Гелию еще больше. Сарказма в его тоне еще прибавилось.

— Никто и не ждет от тебя слез. Ведь для тебя он не был лучшим на свете другом, единственным человеком, который остался с тобой, когда твоя семья издевалась и насмехалась над тобой, а для меня он сделал именно это. Ты ведь даже не знал его. Никто не рыдает над могилами незнакомцев, какой бы мучительной, жуткой, жестокой и уродливой ни была их смерть.

— Надеюсь, вы не ждете, что я закончу свою жизнь, как он? Я никогда не стану шутить шутки со своей памятью.

— Зачем же ты так жаждешь получить на это право?

— Это же понятно! Неужели вы думаете, что я испугаюсь самостоятельно прожить свою жизнь! Вы же сами не испугались, почему же боитесь за меня?

— Почему боюсь? Думаю, тебе не стоит так уж верить в свою непогрешимость. Ведь Гиацинт думал, что он — это я, когда сделал то, что сделал. Его привели к этому мои мысли, мои воспоминания. Во время расследования, которое проводили Наставники, когда я считал, что я — это он, я отчаянно хотел стать собой. Я бы прошел сквозь огонь, чтобы стать Гелием, я скорее бы согласился на тысячу смертей, нежели лишился бы своей личности или авторского права на свои воспоминания. Что бы стал делать я, если бы проиграл процесс? Я ведь знаю, что сделал он, а он был моей версией.

— Но со мной этого не случится, отец! — возразил Фаэтон с раздражением. — Я буду прислушиваться к советам софотеков.

— Ты так и не понял суть моего рассказа. Я слушал советы софотеков. Но они ничем не могли помочь. Они не станут нарушать закон, не станут вмешиваться. Их больше волнует их собственная непогрешимость, нежели человеческие страдания. Их логика глуха к мольбам о милосердии. Если софотекам дать волю, они превратили бы нас всех в инвариантных, в существ без эмоций, холодных и совершенных, как алмаз. Серебристо-серая школа — это попытка защитить нашу человеческую природу от всех грозящих нам опасностей.

Фаэтон, который всегда считал Гелия самым традиционным приверженцем традиций, вдруг с удивлением обнаружил, что сам Гелий считает себя мятежником, непримиримым, как крестоносцы.

Странно узнать такое про своего отца.

— Вы считаете, что с софотеками что-то не так, отец? Мы же манориалы! Мы позволяем Радаманту контролировать наши финансы и собственность, судить наши споры, учить наших детей, читать наши мысли и даже подыскивать нам жен и мужей!

— Сынок, софотеки вполне годятся на то, чтобы консультировать парламент по вопросам закона и норм. Законы есть вопрос логики и здравого смысла. Специально разработанные очеловеченные версии Радаманта вполне могут советовать нам, как реализовать свои мечты, как привести в порядок счета. Это всего лишь вопрос стратегии и разумного использования времени и ресурсов. Но софотеки не могут выбирать за нас наши желания. Они не могут управлять нашей культурой, нашими ценностями и вкусами. Это вопросы духовные.

— И что же вы предлагаете? Изменить законы?

— Наши привычки, а не законы. Многие вещи, отвратительные, опасные для духовности, ведущие к саморазрушению, не запрещены законом. Пагубные пристрастия, самообман, саморазрушение, злословие, извращения, уродливые наклонности. Как можно все это искоренить без применения силы? Именно для этой цели и был создан колледж Наставников. Мирным путем, через бойкоты, открытые протесты, порицание, предостережение наше общество поддерживает психическое здоровье нашей души, поддерживает человеческое начало в мире, где свобода не знает границ, а технология предоставляет огромные возможности.

Теперь Фаэтон понял, почему Гелий всегда поддерживал колледж Наставников, даже если они, по его мнению, принимали неверное решение. Наставники спасли его личность от Гиацинта и вернули ее ему.

И все равно Фаэтону не хотелось выслушивать лекцию, по крайней мере не сегодня.

— Зачем вы мне все это рассказываете? В чем смысл?

— Фаэтон, ты пройдешь сквозь эти врата и обретешь все возможности и преимущества, которые есть у меня. А смысл моего рассказа прост. Парадокс свободы, о котором ты упоминал, распространяется на все общество. Свобода как понятие немыслима без права человека на саморазрушение. Прогресс технологий позволяет нам избежать ущерба физического, но это только увеличивает угрозу для нашей души. Здесь я подразумеваю риск, которому подвергается целостность нашей личности, наше достоинство, наше восприятие жизни. Вот против этого я и хочу предостеречь тебя. Ты неуязвим до тех пор, пока сам не пожелаешь разрушить себя. И угроза эта велика, потому что никто не сможет прийти тебе на помощь. Все приходится решать в одиночку. Опасность эта и была причиной создания Серебристо-серой, для того чтобы избежать ее, мы ввели самодисциплину в нашей школе. Как только ты пройдешь сквозь эти врата, сын, ты станешь одним из нас, и тогда никто, кроме тебя самого, не сможет защитить твою душу от саморазрушения.

У тебя умная и пылкая душа, Фаэтон, есть у тебя силы для славных дел, но боюсь, что однажды ты разожжешь такое пламя, которое поглотит не только тебя, но и весь мир.

Гелий отвернулся и указал на дверь.

— Я пропускаю тебя, иди, получи свое наследие. Но если ты не чувствуешь себя готовым, не ходи. — Он махнул рукой, и отсчет времени возобновился.

Был ли он готов? Фаэтон ни на секунду не усомнился, он взлетел вверх по ступеням, как танцор. Он задержался у самой двери, коснувшись ее рукой.

«Я не буду таким, как мой отец, — решительно подумал он. — Я буду спасать своих друзей, когда они тонут, и закон не сможет мне помешать. Я найду способ».

За дверью располагалось просторное темное помещение, в центре его торжественно сверкал бассейн для экзаменов, он походил на серебряный глаз, глядящий из сумерек.


3

Фаэтон был очень раздражен беседой с Гелием. Сначала он хотел отредактировать ее, чтобы в памяти остался только ритуал посвящения, сверкающий, совершенный, незамутненный сарказмом и сомнениями Гелия. Разве нет у него на это права, если так ему хочется?

Но так вышло, что он не решился вырезать это воспоминание, и теперь понял, что никогда не станет делать этого. То раздражение, которое он испытывал тогда, было настоящим, оно — часть его «я», часть его жизни. Подкрашивание событий лишь сделает их ложными, сделает фальшивым его самого.

Он сохранил воспоминания в первоначальном виде. Он даже не стал сдавать их в архив, а оставил в голове.


4

Рука его все еще была погружена по локоть в двухмерный экран цепи самоанализа, Фаэтон убрал ее с указателя. Он увидел свое воспоминание, которое вселило в него сомнения. Это было предупреждение, пришедшее из прошлого: Гелий советовал ему не доверять софотекам, предупреждал, что они не смогут защитить его от страха и скорби. Напротив, он считал, что доверять нужно Наставникам, хранителям сознания общества.

Фаэтон видел бледный цвет на экране, указывающий, как велико его желание отринуть помощь Гелия. Ему помогут софотеки. Проблему, которая казалась неразрешимой, Мономаркос решил с удивительной легкостью. Любую задачу можно решить, если подходить к вопросу с умом.

Наставникам же доверять он не станет, ведь это они заставили его вырезать кусок памяти, забыть погруженную в мир иллюзий жену. От них помощи ждать не приходится. Они были скорее его соперниками, нежели друзьями.

Может быть, ему нужно пойти туда, где хранится тело жены? Пойти туда лично. Красная линия индикатора страха поднималась все выше и выше, приближаясь к тому уровню, который психометристы называли критическим куполом. Страх может толкнуть его на неразумный поступок, например послать к жене телепроекцию, а ведь идти надо самому. Как обуздать растущий ужас?

Фаэтон наклонился вперед, погрузил руку в поверхность стола до самого плеча, чтобы дотянуться до глубинных структурных соединений, контролирующих зону эмоции — поступки, и повернул регулятор самолюбия на допустимый максимум.

В эту же минуту он стал непобедим. Ведь он Фаэтон! Это он навел ужас на Наставников, что говорило о его силе, о силе, способной смести все препятствия на своем пути. Он переводил целые миры и луны на новые орбиты, совершал чудеса. Спасти жену из паутины иллюзий будет проще простого!

Он с большим удовлетворением отметил, что уровень страха упал. Но информационная решетка неумолимо показывала, что зреет еще один критический купол, его породило нетерпение. Самолюбие, которое помогло ему отринуть страхи, не давало ему ждать ни дня, ни часа, чтобы можно было добраться физически в здание софотека Вечерняя Звезда, где хранилось тело Дафны Изначальной. К тому же ему пришлось бы брать деньги на перелет со счета Гелия, а значит, Гелий будет знать, где он, и у Гелия будет время, чтобы вмешаться.

С другой стороны, само манориальное движение началось именно ради телепроекций, которые были быстрее и дешевле, чем перевозка тела с места на место.

Одно движение — и соединение установлено. В следующую секунду он очнулся уже в другом месте.

15 ГРОБ

Фаэтон обнаружил себя сидящим на резном стуле из светлого дерева, на столике рядом с ним в вазочке стоял букет лилий, лежали ароматические шарики и медная коробка. Под ногами — ковер нежно-голубого цвета. Прямо перед ним находилась дверь с двумя погребальными урнами по бокам, ведущая в темно-зеленый мраморный зал.

Зал был полон теней, их пересекали полосы приглушенного света, поэтому детали невозможно было разглядеть. Однако Фаэтону показалось, что он видит справа большие прямоугольные камни, вероятно, это были колонны, они возносились к высокому потолку.

Солнечный розоватый свет пробивался слева сквозь витражи на высоких окнах и падал ему на лицо, ласково грел кожу и создавал невероятно приятные ощущения. Когда он поднялся на ноги, луч заскользил по его щеке, словно нежное прикосновение.

Он удивился, что его телепроекция была одета в черный с золотом скафандр из адамантина. Шлема и перчаток не было. Состав воздуха, который он вдохнул, производил легкое, но ощутимое чувство радости, как глоток вина. Самые простые предметы, на которых он останавливал взгляд — стул, белые лилии, мрамор, отблескивавший темным цветом, — были исполнены несказанной печальной красоты, у которой не было имени.

Прикосновение деревянного подлокотника, слабый аромат цветов наполнили его тело тихим счастьем, хрупким и преходящим. Когда он поднялся на ноги, он услышал — или ему показалось? — низкий гул гонга вдали, на глаза навернулись слезы, столь горестным и скорбным был этот звук. Он ощутил на руках легкое дуновение (еще одно быстротечное удовольствие), словно это ожила музыка.

Фаэтону был знаком этот стиль состояния грез, он был распространен среди последователей Красной манориальной школы (к ней когда-то принадлежала Дафна), для него характерно было преувеличение всех чувственных восприятий. Протокол Красной позволял использовать новые чувственные ощущения (такие, например, как тактильное ощущение фактуры солнечного света или звука гонга), которых не было в реальности.

Фаэтон не был уверен, находится ли он в поверхностной виртуальности, в которой все предметы имеют аналоги в реальном мире, или в средней виртуальности, когда окружение может проецировать в сознание дополнительную информацию. Серебристо-серая и Белая школы требовали, чтобы фильтры убирали эту дополнительную информацию из средней виртуальности. А вот Красная школа позволяла, чтобы эмоции, умозаключения и состояния ума изменялись информационными полями, встроенными в объекты в виде психической ауры, словно отголоски, полузабытые воспоминания детства, как напоминания о других жизнях или, возможно, о забытых мечтах.

Гонг вызвал что-то или кого-то, Фаэтон почувствовал чье-то присутствие, какое-то давление в сладком, словно вино, воздухе, нервную дрожь, от которой вдруг сильно забилось сердце. Вдалеке, в конце зала появилась серебристая фигура, она светилась в полумраке, и темные мраморные плиты отражали ее свечение.

Она была похожа то ли на бабочку, то ли на ангела, вся состояла из кружевного света. Она ступала как королева, а откуда-то из-под земли там, где она ступала, рождалась торжественная музыка. Лицо ее было одновременно серьезным и далеким, торжественным, приветливым и печальным, ее глаза переполняла древняя мудрость, а во лбу горела неяркая звезда.

Фаэтон шагнул навстречу женщине, прикрывая глаза рукой. Не оттого, что свет слепил глаза, а потому что она была так прекрасна, так божественно прекрасна, что дрожь радости пронизывала его тело, словно каждый серебряный лучик был острым, как кинжал. Он прошел в зал под одинокий стук собственных каблуков, отдававшийся в пустом помещении. Серебряное сияние было слишком красиво, он больше не в силах был смотреть на него. Отвернувшись и посмотрев направо, он увидел колонны, поддерживавшие свод мавзолея.

В мавзолее, похожие на алмазные коконы в мраморной шкатулке, хранились двенадцать хрустальных контейнеров, их изголовья были чуть приподняты. Все контейнеры, кроме одного, были закрыты от его взора, все, кроме одного, были черными. Только один был прозрачным, цвета ледяной воды. Внутри лежала Дафна. Единственный луч света освещал ее лицо и плечи, тело тонуло в полумраке и легком облаке, заполнявшем контейнер.

Королева приблизилась, серебристый свет ласкал Фаэтона даже через его скафандр, благоговейный трепет, тайна и скорбь бились в его теле, словно второе сердце. Чувства переполняли его, он опустился на одно колено, руки все еще прикрывали лицо, по которому струились слезы. Наколенник его скафандра звякнул об пол, по залу разнесся призрачный звук.

— Я — Фаэтон, наследник Гелия из поместья Радамант, — представился он. — Я пришел, чтобы требовать оживления своей жены. Можете отказать мне, но за последствия я не отвечаю! Я хочу поговорить с Вечерней Звездой.

Королева заговорила голосом, нежным как арфа.

— Вечерняя Звезда перед тобой. И мы знаем, кто ты такой. Рыдай Фаэтон. Ибо желание твое невыполнимо.

Сердце его сдавила тоска, он почувствовал, что она говорит правду. Или нет?

— Вы манипулируете моей нервной системой, прекратите. Я принадлежу к Серебристо-серой школе, вежливость требует, чтобы вы подчинились моим протоколам.

К тому времени как сердце его восстановило нормальный ритм, он уже вытер слезы и поднялся с колена, помещение вокруг него ожило. Здесь по-прежнему был мраморный пол и мрачные хрустальные контейнеры, высокие колонны и приглушенный солнечный свет, но текстура лучей больше не дрожала от скорби, солнечный свет был виден, но не ощущался физически. Ангельская фигура стала намного проще, теперь это была женщина в вечернем платье темного цвета. Длинный шлейф складками тянулся за ней, а конец его был перекинут через руку. На голове у нее по-прежнему была надета корона, в которой прямо надо лбом сверкал яркий сапфир — это был геральдический знак Вечерней Звезды.

Все остальное осталось, как было. Дафна тоже была на месте, она лежала в алмазном гробу, спала, на лице читалось умиротворение.

— Простите нашу невежливость, — извинилась она мягким голосом. — Поскольку вы отправили телепроекцию из общественного пункта Благотворительных, а Радаманта с вами нет, у нас не было возможности перевести наше состояние грез в ваш формат. Мы не обязаны подделываться под ваши вкусы. Но все-таки сделали, как вы желаете, из сострадания и в знак нашего гостеприимства. Стоимость этого, приемлемая для нас, вам не по силам. У вас и так много своих проблем.

Фаэтон ее не слушал. Он шагнул к гробу, положил руки на крышку. Там, под стеклом, совсем рядом, было видно лицо его жены. Он прекрасно знал каждую его черточку, помнил все ее настроения, мысли и чувства, как они отражались в чертах ее лица. Было странно, просто невозможно видеть ее такой неподвижной. До нее было не больше двух дюймов и несколько микронов алмаза, и еще полтора дюйма наномедицинского вещества. Всего два дюйма.

— Разбудите ее, — попросил Фаэтон.

Он смотрел на профиль Дафны, на длинные ресницы, лежащие на щеках. Он любовался формой ее щеки, аккуратным носом, чувственными, красиво очерченными губами. Кожа была совсем бледной, как у фарфоровой куклы, черные волосы обрамляли лицо, свободно плавая в жидкости, наполнявшей контейнер.

— Фаэтон знает, что это невозможно.

— Существует ли тайная команда или какое-то действие, которое могло бы ее разбудить? — Фаэтон говорил, не поворачивая к королеве головы. — Она бы попросила ее разбудить, если бы знала, что я здесь. Она обязательно должна была оставить такую команду, прежде чем уйти. Я уверен, она так и поступила.

— Нет такой команды.

Фаэтон повернулся к величественной фигуре, представлявшей Вечернюю Звезду.

— Разбудите ее хоть на миг, чтобы я мог сказать, что пришел к ней. Если и тогда ей захочется снова уйти и стереть воспоминания, пусть будет так. Но дайте мне шанс убедить ее…

— В ее завещании нет подобного положения, она не просила будить ее ни надолго, ни на одну минуту.

— Тогда создайте экстраполяцию из ее памяти и спросите у нее…

— Мы так и сделали, как только Фаэтон появился здесь, наша экстраполированная Дафна, вся красная от гнева, просит лишь передать вам проклятие за ваше предательство, за нарушение брачных клятв и за ваш эгоизм. Мы считаем, что именно так поведет себя Дафна Изначальная, если мы ее разбудим. Хочет ли Фаэтон прослушать всю запись разговора?

Фаэтон стиснул зубы. Если бы он хотел выслушивать копию своей жены, он остался бы с ее куклой или загрузил бы новую версию из своих воспоминаний.

Он не раз ссорился с Дафной в реальной жизни, когда она не желала сопровождать его в длительных космических поездках за пределы Солнечной системы по делам его проектов. Он не смог бы выслушивать поношения, произносимые обычным привидением или реконструкцией, говорящей ее голосом, ее словами. Он не выдержал бы этого рядом с гробом, где покоилось ее тело.

— Нет, меня не интересует текст, спасибо… Но вы должны сказать мне, можно ли сделать экстраполяцию, которая объяснит, почему она так поступила. В чем причина этого ужасного… для… — Голос вдруг изменил Фаэтону.

— Скорбь наша велика. Фаэтон совершил глупость, когда в Лакшми заключал договор. Он не попросил сообщить ему причину.

— Она не оставила для меня сообщения? Должна же быть хотя бы записка. Все оставляют записки.

— Нет, записки нет. Зато есть ее прижизненное завещание и все инструкции, вы можете их прочесть.

Женщина достала откуда-то пергамент и передала его Фаэтону. В тот момент, когда он его коснулся, средняя виртуальность перевела весь текст ее последних инструкций прямо ему в память.

Это была бухгалтерская программа и подробности вложения ее собственности на время сна. О нем ничего не говорилось, ни единого пункта, по которому он мог бы при определенных обстоятельствах снова разбудить ее. Никто не значился ее агентом или поверенным, только мыслительная собственность в Красной Вечерней Звезде. Если и был код, способный ее разбудить, лишь она одна знала его.

Многие люди, погружаясь в виртуальную жизнь, оставляют открытый канал для сообщений извне. Эти послания, конечно, адаптировались к сюжету их виртуальной вселенной, но все равно попадали к спящему. Здесь же ничего подобного не предусматривалось.

Из документов даже не было ясно, какой программой она пользуется. Упоминалась лишь промежуточная программа, которую использовала Дафна Изначальная. Если ее когда-либо разбудят, вирус, заложенный этой программой в ее разум, заставит ее думать, что реальный мир на самом деле фальшивый, галлюцинация, обман, а виртуальный мир, напротив, и есть реальность, и этот вопрос невозможно подвергать сомнению. При пробуждении в мозгу создаются те же химические процессы, что производят чувство удаленности, неверия и нереальности, и эти ощущения будут возникать при любых мыслях и воспоминаниях в реальном мире.

Этот вирус был разработан Красными манориалами. Теперь наконец Фаэтон узнал, почему Дафна пришла именно сюда, чтобы утонуть в виртуальном мире. Нигде в другом месте ей бы не позволили до такой степени разрушить свое чувство реальности. Даже если она проснется однажды, она никогда не сможет жить в реальном мире. Пункт ее инструкции особенно подчеркивал невозможность изъятия этого вируса без ее на то требования.

— Почему вы не хотите, чтобы я спас ее?

— Если вы можете сделать это без насилия, то, пожалуйста. Но ее жизнь принадлежит только ей, только она сама может решать, жить ей или уничтожить себя любым способом.

— Но почему… почему она так поступила? Почему она… — Он не мог больше говорить вслух.

«Почему она покинула меня? Почему предала? Почему не любила так, как должна была любить?»

— Когда-то вы знали ответы на все эти вопросы, но вы сами пожелали их забыть. Фаэтон в Лакшми сам отдал нам распоряжение не отвечать на этот вопрос. Эти инструкции все еще действительны.

Фаэтон наклонился к гробу так низко, что чуть не ударился лбом о его стеклянную крышку. Теперь ему оставалось только вызвать Радаманта и открыть коробку с памятью. Тогда прекратится эта неуверенность, эта битва с призраками. Наставники подвергнут его изгнанию. Но если Дафна, его Дафна, женщина, превратившая его жизнь в захватывающее приключение, женщина, которая дала смысл его существованию, если она ушла, ушла навсегда… зачем ему эта жизнь?

Он выпрямился. Он не позволит отчаянию одолеть себя. Он найдет способ. Его гордость еще жила в нем.

— Я участвую в судебном процессе, и мне требуется подтвердить свою личность. Я хочу, чтобы она выступила свидетелем на процессе.

— Фаэтон, безусловно, может выдвинуть подобное требование, и если нам поступит приказ, мы отпустим ее. Однако две тысячи экстраполяции исхода подобного действия, просмотренные нами перед заседанием Курии, показывают, что вам это не удастся.

— Откуда вы можете это знать?

— Фаэтон может цепляться за последнюю надежду, мы не осуждаем ваше желание, при условии, что оно истинно и продолжительно. Но уверяю вас, ваша надежда не проживет долго. Все решения судей предсказуемы, насколько это позволяет справедливость и политика, это сделано для того, чтобы благоразумные люди могли знать, как вести себя, чтобы не нарушать правил. Определить, что решит Курия, так же просто, как предугадать исход игры в крестики-нолики или в шахматы. Наверное, Фаэтону это кажется загадкой, но для нас все просто. Судьи проведут проверку вашего сознания и увидят, что ваше желание привлечь жену в качестве свидетеля продиктовано лишь вашим желанием нарушить ее волю. Ее свидетельские показания не будут иметь никакого значения в вопросах идентификации вашей личности, передачи наследства Гелия или любого другого вопроса по этому делу.

Фаэтон глубоко вздохнул и попробовал еще раз.

— У меня есть с ней общий канал, что дает мне право проверять ее умственную деятельность. Я хотел бы попросить вас открыть этот канал, чтобы использовать это право, но я не смогу им воспользоваться до тех пор, пока она находится в виртуальной реальности…

Этот аргумент тоже не был принят, он попробовал еще. Потом еще и еще.

Через два часа он охрип, он стоял, прижавшись щекой к гробу, и еле держался на ногах от усталости. Руками он сжимал углы контейнера.

— … Ее прижизненное завещание недействительно, поскольку основывается на ложном допущении, будто я сделал что-то неприемлемое и оскорбительное для нее… Оставила ли она положение, по которому ее можно разбудить, если бы сейчас она этого захотела, если бы узнала, что я здесь.

В течение третьего часа он просто умолял, ругался, угрожал, пытался предлагать деньги, подкупить. Когда пошел четвертый час его пребывания там, он уже не мог говорить, не мог ни двигаться, ни думать. На пятом часе он решил, что должно существовать кодовое слово, которое Дафна не сообщила Вечерней Звезде, это слово откроет гроб и вытащит ее из сна, в котором она пребывала. Он шептал всевозможные слова любви, нежности, просил прощения, глядя в ее холодное, неподвижное, безответное лицо.

Он говорил об их совместной жизни в прошлом, об их первой встрече, спрашивал, помнит ли она их брачную церемонию, помнит ли их медовый месяц в зимних садах Антарктиды, помнит ли годовщину их свадьбы, которую они провели в реконструированном Париже Третьей эры. Помнит ли она, как он случайно разрушил псевдоматерию, из которой было сделано западное крыло их общего дома, с тех пор эта часть дома отличалась от версии в Ментальности. Он спрашивал ее о любимых лошадях, о последних написанных ею романах, о ее надеждах на будущее.

Потом сказал: «Я хочу побыть с ней один».

Женщина, представлявшая Вечернюю Звезду, величественно кивнула и из уважения к нему не стала просто исчезать, а повернулась и вышла из зала. Все детали были соблюдены, каблуки стучали по мраморному полу, затихая, тени ложились на пол, когда она проходила сквозь розоватый свет, в котором переливался темный шелк ее платья.

Очень реалистично, даже Серебристо-серая не смогла бы сделать лучше. Фаэтон ждал, когда же она наконец исчезнет, нетерпение снедало его.

Его уверенность все еще была на высоком уровне, разрастаясь как лесной пожар.

Ему понадобилась одна минута, чтобы расширить свое видение и подключиться к нескольким диапазонам волн и аналитическим программам. Его личное мыслительное пространство окружило его множеством черных иконок, которые накладывались на окружающую обстановку, за гробом своей жены он видел спиралевидные кольца звезд. Он жестом вывел записи, которые хранил для медицинских целей, сравнил данные анализа жидкости в гробу с помощью наномашин.

Молекулярная форма ее наномашин была стандартной, с ними легко будет справиться и отключить. Черная подкладка его скафандра легко сможет произвести необходимые сборочные механизмы в мгновение ока.

А еще в его личном мыслительном пространстве находилась инженерная программа и подпрограмма, усиливающая структуры. Одного взгляда хватило на то, чтобы оценить прочность крышки гроба и подсчитать, какое понадобится давление и под каким утлом, чтобы сломать материал, но не допустить проникновения взрывной волны внутрь.

Фаэтон пожал плечами. Перчатки из золотого адамантина составляли единое целое с рукавами и плотно облегали руку. Он победоносно поднял ее и сжал в кулак.

Неудивительно, что все его боятся. На нем был скафандр, в котором он мог войти в ядро звезды и остаться невредимым. Ни оружие, ни угрозы, ни какая бы то ни было сила не смогут остановить его, если он принял решение. Золотая Ойкумена уже много десятилетий не знала преступлений, интересно, сохранились ли еще приборы, способные остановить или поймать преступника?

Но тут его порыв вдруг погас, исчез гнев, испарилась гордость, а лицо исказила маска отчаяния. Глупо. Он знал, что совершает глупость.

Но все равно он опустил поднятый кулак на крышку. Какая-то внешняя сила схватила его руку, и она опустилась на гроб, не причинив ему вреда.

Ведь это была не его рука, это была рука манекена, а он был обычной телепроекцией. Неуязвимые доспехи существовали лишь в его воображении, иллюзию сотворила Вечерняя Звезда, чтобы оказать ему гостеприимство. Вечерняя Звезда просто отключила руку, когда он собирался ударить по крышке.

Серебристый свет, источавший лучи радости, светил за его спиной. Фаэтона охватили ужас и отчаяние, он понял, что позади него стоит образ, созданный софотеком Вечерняя Звезда. Голос ее наполнил слух Фаэтона прекрасной симфонией. Слова ласкали его шею и щеки. Он ощущал слабые покалывания, словно искры впивались в его тело. Блики света на крышке гроба наводили печаль и завораживали, золотые переплетения на его пальцах кружились в немыслимом танце.

Видимо, Вечерняя Звезда пришла к выводу, что с ним больше не стоит церемониться. Все чувства Фаэтона наполнились видениями состояния грез Красной манориальной школы.

За спиной он услышал голос:

— Кажется, Фаэтон желает вернуть преступление и насилие в наш мир? Многие хотели бы совершить нечто более страшное, чем грабеж и нарушение права неприкосновенности личности. Зачем им сдерживать свои страсти, если вы этого не делаете?

— Я не желаю слушать лекцию, Вечерняя Звезда, — возразил ей Фаэтон усталым голосом.

— Мне вызвать констеблей и арестовать вас?

— Я не совершил преступления. Признаю, я замышлял его, когда поднимал руку. Но когда начал ее опускать, понял, что у меня ничего не получится, потому что физически меня здесь нет. Вся структура жизни людей, рожденных в поместьях, не позволяет нам причинять вред друг другу, мы всегда в безопасности. Можете арестовать меня, если хотите. Мне теперь все равно. Но похищение людей, грабеж и вторжение — преступления совершенно иного порядка. Подобного намерения у меня не было.

— Вы позволите проверить ваш разум на предмет определения намерения, с которым вы подняли кулак? Извините, но кивок головой не является достаточным подтверждением согласия.

— Клянусь.

Огромный пингвин в цилиндре, к которому была приколота траурная лента, вразвалку прошествовал в зал. Протокол Красной манориальной снабдил образ Радаманта такой вопиющей комичностью, что Фаэтону стало неприятно. Он отшатнулся. Но Радамант не мог отключиться, он должен был провести считывание мыслей.

В присутствии Радаманта Фаэтон мог настроить свой фильтр ощущений с его помощью. Фаэтон на секунду зажмурился, и тотчас вся сцена преобразилась: исчезли дрожащие, пульсирующие полутона, все предметы стали четкими, яркими, твердыми, несмотря на тусклое освещение. Все линии стали ясными, очерченными, вплоть до летающих в воздухе пылинок. За это короткое время Фаэтон уже и забыл, насколько обычно и буднично было все вокруг, если смотреть сквозь фильтры Серебристо-серой.

Вечерняя Звезда, снова в образе женщины, вопросительно смотрела на Радаманта.

— Фаэтон говорит правду, — подтвердил тот.

— Позвольте мне сделать модель-экстраполяцию разума Фаэтона. Если в результате обнаружится, что его скорбь и страсти будут толкать его на преступления и в будущем, я вызову констеблей. Если же это временное помрачение ума, выброс математики хаоса, мы не станем давать делу ход.

Пингвин почесал свой желтый клюв плавником, задумчиво глядя на Фаэтона.

— Конечно, я могу это сделать, если разрешит молодой хозяин.

— Заканчивайте свои игры в шарады. Я прекрасно знаю, что ваши системы могут обмениваться информацией куда быстрее, чем при помощи слов. Да, у вас есть мое согласие, мне скрывать нечего.

Образ Вечерней Звезды кивнул и исчез. Возможно, она снова воспользовалась случаем, чтобы продемонстрировать свое неудовольствие, если, конечно, человеческие эмоции могут быть присущи такому разуму, как Вечерняя Звезда. А может, так она поняла его слова «прекратите свои игры в шарады».

— Вечерняя Звезда сказала, что не станет предъявлять вам обвинение в преступлении, — сообщил ему Радамант. — Мы с ней подробно обсудили вопрос, и оба пришли к выводу, что ваши действия вполне можно оправдать темпераментом. Я сообщил ей, что вы находились под воздействием программы самооценки Благотворительных, которую получили в общественном пункте, и что вы заражены вирусом гордыни. — Радамант уставил на него свой круглый глаз. — И она не смогла не заметить, что это был случай прямой эмоциональной манипуляции эмоциями, которую не позволяют стандарты Серебристо-серой. Я пообещал ей, что вы вряд ли захотите совершить что-либо подобное снова. Но Вечерняя Звезда тем не менее ожидает от вас извинений и какой-то компенсации нанесенного ущерба. Я заверил ее, что вы джентльмен и обязательно воздадите ей должное.

Покровительственный тон Радаманта разозлил Фаэтона. Он прижался спиной к контейнеру, стоя лицом к Радаманту, он был рад, что его жена не может видеть эту отвратительную сцену.

— Вы, — софотеки, обращаетесь с нами, как с детьми.

— Ничего подобного, мы обращаемся с вами, как со взрослыми. Детей можно простить и не наказывать, потому что они не понимают, что творят.

— Раз я нищий, как я заплачу компенсацию?

— Деньги тут ни при чем, мой дорогой Фаэтон. Она ожидает от вас поступка, доказывающего, что вы раскаялись, чего-то, что достаточно неприятно для вас, что поможет вам освободиться от чувства вины и стыда.

— А если я откажусь?

— Почему бы вдруг? Разве вы, молодой хозяин, не понимаете, что поступили дурно?

— Я ничего плохого не сделал.

— Хм… — Повращав своими птичьими глазами, пингвин переступил пару раз с одной перепончатой лапы на другую. — Вы не сделали ничего противозаконного, и это правда. Ничего, что нарушило бы букву закона, даже при очень пристальном изучении. Но разве все дурные поступки противозаконны?

Эта фраза отрезвила Фаэтона. Он почувствовал, как последние остатки гордыни покидают его.

— Вечерняя Звезда пытается спасти меня от неприятностей с Наставниками, так ведь?

Пингвин кивком подтвердил правильность этого предположения.

— Несмотря на то что население Золотой Ойкумены велико и разнообразно, колледжу Наставников ничего не стоит разместить на всеобщее обозрение в средней виртуальности ту сцену, в которой вы позволили своему гневу ослепить вас, проявили свое неуважение к закону и сваляли дурака, пытаясь использовать манекен Вечерней Звезды, чтобы разрушить ее же собственность. Большинство школ Ойкумены со всем рвением поддерживают бойкоты, объявленные Наставниками.

— Но почему она мне помогает?

— Как и мне, Вечерней Звезде известно, что Разум Земли говорила с вами лично и выказала свое к вам расположение. Вечерняя Звезда располагает большей свободой действий, чем я, ей, например, не нужно блюсти интересы Гелия. Поэтому она могла себе позволить проконсультироваться с одной из Эннеад, с одним из девяти сверхразумов, созданных софотеками при сотворении Разума Земли. Сверхразум пришел к заключению о причинах, по которым софотек Навуходоносор не пожелал оказывать поддержку колледжу Наставников, когда они составляли текст соглашения в Лакшми. Человечество так давно передало софотекам и коллективным разумам всю работу, связанную с правом, что профессия адвоката просто вымерла. В том соглашении содержится очень серьезная ошибка. Исходя из этого знания, сверхразум сделал вывод, что вам удастся добиться своих целей, тем более что они совпадают с целями Разума Земли, но при условии, что вы не откроете свою память. Мономаркосу удалось обернуть дело в вашу пользу. Группировка, которая противостоит вам и включает Наставников, не владеет информацией по поводу памяти и правового положения Гелия. И это положение приведет к тому, что, как только вы откроете память, вы обнаружите, что выиграли.

— Выиграл? — Он произнес это слово с огромной горечью и уставился на алмазный гроб.

— Это и было частью моего плана? — поинтересовался он. — Я знал это, то есть та моя версия, которую я забыл? Я говорил с ней, перед тем как она?..

— У вас уже и так достаточно информации, чтобы прийти к выводу, что вы понятия не имели о замысле Дафны Изначальной до самого последнего момента, когда было уже поздно. Ее подтолкнул на самоубийство страх, что вам придется отправляться в ссылку. Ваша скорбь о случившемся с ней и подтолкнула вас к подписанию соглашения в Лакшми. Когда я говорю о вашей победе, молодой хозяин, я не имею в виду, что вы обязательно вернете Дафну Изначальную.

Фаэтон стоял с опущенной головой, погруженный в размышления. Одна часть его сознания, которая не была затуманена скорбью, отметила, что это — еще один ключ. Что бы он ни сделал, это ввергло его жену в такое отчаяние, что она решила безвозвратно разрушить свою жизнь.

Насколько он знал Дафну Изначальную, это было что-то очень серьезное.

— Ты можешь манипулировать рынком ценных бумаг так, как предлагали мне Благотворительные, чтобы разорить счет Дафны и Вечерняя Звезда была бы вынуждена выкинуть ее из виртуальной реальности?

— Нет, сейчас я не могу сделать этого. У вас нет ресурсов.

— А если я выиграю процесс и брошу на это все состояние Гелия?

— Существует несколько возможных исходов. Скорее всего, вы вызовете общее падение рынка, лишитесь собственного состояния, разрушите Вечернюю Звезду и освободите Дафну. Но при этом, я полагаю, она проснется ненадолго, не станет слушать ваши мольбы и снова вернется в мир грез, но более дешевый. Правда, моя способность предсказывать поведение людей основывается в основном на догадках.

Фаэтон резко опустил кулак на прозрачную крышку гроба. Раздался громкий щелчок. Лицо Дафны было всего лишь в паре дюймов от него, но он не мог до нее дотронуться.

— Это может привести к развалу экономики?

— В зависимости от того, что вы понимаете под словом «развал». Депрессия, конечно, будет. Но менее чем за двести лет экономика вернется к своему прежнему уровню.

— И все будет совершенно законно?

— Закону не к чему будет придраться, молодой хозяин.

Фаэтон посмотрел на неподвижное тело жены. Он разжал кулак и коснулся непробиваемой поверхности кончиками пальцев в перчатках. Лицо его приняло суровое выражение.

— Значит, все, что мне требуется, это запастись терпением…

— Должен предупредить вас, сэр, что возможны некоторые последствия…

Фаэтон выпрямился, тон его голоса стал резким.

— Спасибо, больше ничего не нужно, Радамант.

— Желает ли молодой хозяин послушать, что может случиться, если…

— Я же сказал, что этого достаточно.

Пингвин поклонился и зашлепал к выходу в приемную.

Фаэтон бросил последний прощальный взгляд на тело жены и повернулся, чтобы уйти. Ему не хотелось сразу возвращаться в общественный пункт Благотворительных, не хотел он идти и в приемную, где, судя по шлепанью плавников о ковер, все еще находился Радамант. Или делал вид, что находится, потому что четкая работа фильтра ощущений говорила о том, что он подключен к поместью.

В другом конце зала он увидел широкую дверь, ведущую на улицу. Внешние регистраторы показывали, что у его манекена довольно большой радиус действия, а значит, он может выйти из здания, если того пожелает.

Он с нетерпением зашагал через зал, громко стуча каблуками. Он распахнул дверь.

Перед ним открылся прекрасный вид. Свет был приглушен, словно на закате солнца, но тени ложились так, будто свет падал сверху. Фаэтон не заметил, что солнце уже давно зашло. Свет исходил от яркой точки Юпитера, который сейчас поднимался к зениту, это время называлось юпитерианским полднем. В тени многочисленных кипарисов высились мраморные обелиски, казавшиеся невесомыми в перемежающихся полосах света и тени. В ароматном воздухе слышалось жужжание пчел и других сотворенных Вечерней Звездой и служивших ей насекомых, которые собирали мед, пыльцу и веселящие наркотические вещества, а затем относили их в ульи, расположенные с левой стороны за изгородью. Направо поднимался пологий откос, там, на пастбище, паслись несколько лошадей. А еще выше, над откосом, совсем недалеко от Нимфариума Вечерней Звезды, возвышалась прекрасная бело-алая башня. На флагах, развевавшихся над башнями других групп Красной школы, видны были различные эмблемы: голуби, розы, сердца Фосфорного дома, дома Гесперид и Полуденной школы. На севере над башнями и над белыми облаками сияла бледная серебристая радуга — город-кольцо, вокруг которого в слабом свете фальшивого полдня словно драгоценные камни переливались огоньками силовые станции-спутники и юпитерианские корабли.

Посмотрев вниз, Фаэтон увидел вдали табун лошадей, скачущих по склону холма. Это была одна из композиций его жены.

Фаэтон закрыл глаза — боль пронзила его сердце.

— Когда-то я называл это раем! Это место так прекрасно, но это — ад.

У него за спиной раздались шаги, и притворно веселый голос мягко произнес:

— Не только вы так думаете, великий Фаэтон. Правители темного Нептуна были бы так счастливы услышать наконец слова вашего согласия!

Фаэтон обернулся. На ступенях лестницы, немного комично передергивая плечами, стоял человек в камзоле и рейтузах. На голове у него была белая треугольная шляпа. Нос и подбородок были слишком крупными и вытянутыми, а скулы слишком широкими. Круглые щеки и кончик носа были раскрашены красным. В узких, как щелки, глазах угрожающе сверкали черные огоньки. В руке он держал рапиру, украшенную ленточками и белыми лепестками.

Фаэтон узнал этот костюм. Это был брат его маскарадного Арлекина, оба они были персонажами французской комической оперы Второй эры.

Незнакомец низко поклонился, так низко, что перья его шляпы коснулись ступеней. Неестественно веселым тоном он произнес:

— Скарамуш, к вашим услугам!

16 УЧАСТНИК МАСКАРАДА

— Добро пожаловать в реальность без прикрас, — с улыбкой сказал незнакомец. Он говорил негромко, напевно, словно наслаждаясь каждым произнесенным словом. — Добро пожаловать в ад, дорогой Фаэтон.

Фаэтон спустился ступенькой ниже, чтобы увеличить расстояние между собой и этим странным человеком.

— Все прогнозы софотеков утверждали, что вы придете сюда физически, жаль, что мы ошиблись, — продолжил Скарамуш. — Мы наблюдали за перемещениями Радаманта, но никак не могли найти вас — только сейчас. Пойдемте со мной. Мое настоящее тело спрятано в карьере недалеко отсюда. Уверен, у вас множество вопросов к нам, и нам очень хочется на них ответить.

— Еще тогда, в роще сатурнианских деревьев, отключив фильтры, я увидел нептунца, огромного, заключенного в гору льда, больше похожего на какое-то чудище, — ответил Фаэтон.

— Полезно видеть то, что от тебя скрывают! — продолжал ухмыляться незнакомец. Абсолютно противоестественно изогнув шею, он заявил: — Но пока вы тут тянете резину, время уходит. Пойдем же! Быстрее!

— Нептунец, которого я видел тогда, как и вы, говорил, что он мой друг и товарищ по оружию, что я просто не помню его. Однако он сбежал, как только появился маршал Аткинс, улетел, выбросив в воздух какую-то только что сконструированную им фигуру. Если я правильно понимаю, вы и есть эта фигура. Вы с Нептуна?

— Ваша слепота начинает отступать, а ум готов принять правду. Пойдем! В конце концов, разве вам не хочется узнать, что именно вы забыли в Лакшми?

— Конечно да. Но кроме того, я хочу знать, кто вы такой и чего вы хотите. Машины Аткинса сообщили, что ваши технологии произведены не на Земле, вообще не на Золотой Ойкумене. Откуда вы, с другой звезды? Но ведь за пределами Ойкумены нет колоний, нет ничего, кроме отдельных станций, оснащенных роботами. Сдается мне, что это какой-то маскарадный трюк, дурацкая насмешка в мой адрес. Кто вы такой?

— Я то, что вы видите! Ну, вы пойдете или нет?! Скарамуш распахнул перед вами двери из этого фальшивого позолоченного ада, но двери закроются, если вы будете вот так стоять и хлопать глазами!

Фаэтон отключил фильтры, чтобы увидеть реальную картину происходящего. Ничего не изменилось, кроме фигуры на ступенях, которая теперь была не маскарадным персонажем, а серым манекеном из синтетики, без лица, без половых признаков. Кодовая маркировка на груди гласила, что это был один из манекенов, хранившихся в приемной мавзолея. («Тело» самого Фаэтона выглядело так же.)

Фигура вдруг сделала выпад и направила в грудь Фаэтона пустую руку, так, словно в ней был кинжал.

— Сэр, вы хотите пронзить меня воображаемым кинжалом? — удивился Фаэтон.

Манекен выпрямился, но его плечи все еще были напряжены, и вид он имел растерянный. Затем, немного расслабившись, манекен вновь принял уверенную позу, отсалютовал Фаэтону воображаемым кинжалом и как будто убрал его в ножны (хотя для Фаэтона никакого кинжала или ножен не было).

Из наушников его шлема раздался голос.

— Пронзить вас кинжалом? Вовсе нет. Я пытался оказать вам услугу. Этот кинжал представляет собой шкатулку памяти. Если бы, когда я коснулся вас, вы пребывали в средней виртуальности, цепи активировались бы и ваша утраченная память вернулась бы к вам. Но теперь, к сожалению, поздно. Если вы добровольно предпримете действия, чтобы вернуть утраченную память, софотеки, столь тиранически управляющие Золотой Ойкуменой, отправят вас в ссылку. Я хотел застать вас врасплох, чтобы вас не могли обвинить в преднамеренном нарушении условий соглашения, ясно?

Его воспоминания? На минуту у Фаэтона перехватило дыхание от страстного желания получить их. Его жизнь превратилась в лабиринт, полный ложных и истинных воспоминаний. Фаэтон чувствовал, что, как только память вернется к нему, стены лабиринта падут, загадка будет разгадана, а его жизнь вновь обретет смысл.

Тогда он поймет, почему Дафна, его Дафна, покинула его. Ему все станет ясно.

И все же… все же…

Фаэтон отступил еще на шаг.

— Вы знаете, что маршал Аткинс вас разыскивает? Вы можете связаться с ним по любому общественному каналу, вторичные системы соединят вас бесплатно.

Серый манекен спустился еще на ступень.

— Вы можете представить, что человек, которого разыскивают власти, вдруг бросится к переговорному пункту? Вы живете в империи лжи, бедняга Фаэтон. Софотеки Золотой Ойкумены вовсе вам не друзья, как и их слуги и наемники.

— Аткинс работает на Парламент, а не на софотеков.

— Ну да! Я пришел не для того, чтобы обсуждать Аткинса! Он просто анахронизм, несуразица! Он — заржавевший кинжал, он — мушкет, покрытый паутиной, висящий на стене в комнате дедушки, порох в этом мушкете давно превратился в плесень. Мы не боимся Аткинса!

Фаэтон не мог видеть лица собеседника, но жест правой руки, которым он сопроводил свои слова, много мог сказать о силе его чувств.

По слухам, психическая деятельность нептунцев была нестабильной, и у Фаэтона не было никаких оснований думать иначе.

В этой ситуации было еще что-то, что одновременно и насторожило, и заинтересовало Фаэтона. Если это существо его обманывало, это было бы слишком странно, так давно уже никто не поступал. Но если оно не обманывало, выводы из его слов можно было сделать просто ошеломляющие.

С помощью мысленной команды Фаэтон ввел в свой личный информационный канал пакет, чтобы отправить Аткинсу, если сам он потеряет связь с внешним миром. Отправлять этот пакет он не стал, не стал и вызывать Радаманта. Когда в прошлый раз Фаэтон разговаривал с нептунцем (неужели это было только вчера?), тот моментально вычислил его сигнальный трафик и, как только Фаэтон воспользовался связью для передачи простейшей программы, сразу же улетел.

Фаэтон не хотел, чтобы это существо исчезло до того, как Фаэтон хоть что-нибудь от него узнает.

— Вы сказали, что можете незаметно следить за софотеком Радамантом. Разве это возможно, располагая лишь обыкновенным смертным разумом? И почему вы противопоставляете «наш софотек» и «софотек Ойкумены»? Софотеки ведь существуют только внутри Разума Земли в сообществе людей. У нептунцев нет софотехнологий.

— Когда я говорил «наш софотек», я имел в виду софотека, сделанного не на Нептуне. Я имел в виду ваш и мой софотек.

— Ч-то?!

— Софотек Ничто построен уже больше чем наполовину, он уже достаточно умен, чтобы дать нам совет, как обмануть защитные системы Разума Земли. Этот софотек — ваше детище, и он хочет помочь своему единственному родителю.

Фаэтон от удивления потерял дар речи.

Безликая голова удовлетворенно закивала.

— Кажется, вы начинаете понимать. Ваш запрещенный проект, ваше тайное преступление, которое приводит в такой ужас колледж Наставников. Теперь вы можете догадаться, что это? Иначе зачем в вашем скафандре столько цепей и иерархий интерфейсов? Что еще могло бы нарушить равновесие сил? Что еще могло так всколыхнуть всю эту хрупкую структуру вашего коррумпированного общества? Никто не может запретить вам строить софотека. Но вы хотели создать софотека, не обремененного вопросами традиционной морали. Вы пытались создать бесконечно мощный разум, разум, который вспыхнет, как новое солнце. Разум, стоящий выше добра и зла!

Фаэтон слушал его молча. Серый манекен заговорил чуть спокойнее:

— Любой осознающий себя механический разум, начиная с Шестой, эры, строился по одному шаблону, на основе одной и той же базовой архитектуры, а потому все они имеют одни и те же нечеловеческие, неизменные моральные нормы. Вас не тошнит еще от их бесконечного морализаторства? Разве вам не хочется свободы, анархии, человеческих страстей и человеческого безумия? Их законы и правила предназначены не для людей, не для настоящих людей.

Послушайте, Фаэтон, если у настоящего, живого человека украли его жену, он разорвет любые сети обычаев и традиций, которые удерживают ее. Живой человек не позволит унижать себя, не станет извиняться перед машиной за свои естественные порывы. Фаэтон, ваша душа сильна. Несмотря на потерянную память, несмотря на ложь, которой вас оплели, ваше истинное «я» уже готово выйти наружу. В вас есть эти природные импульсы. Ведь вы чувствуете, что я вам говорю правду!

— Возможно. Но зачем строить злобного софотека? Мне не очень-то верится, что я был на это способен.

— Нет. Потому что вы воспринимали его иначе. Вы не нептунец, вы говорите бесстрастно. В ваших устах это звучало более рационально. Вы говорили, что софотеки толкают человеческое общество на безопасные и предсказуемые пути, и чем дальше, тем безопаснее, а все это ведет нас в эволюционный тупик, поскольку пресекает сомнения и риск, способствующие росту и прогрессу. Софотеки поддерживают законы, устанавливающие полный контроль над разумом и телом личности. Вы оспаривали такое направление, утверждая, что подобные законы, доведенные до крайности, на самом деле приводят к своей противоположности. По мере того как становится все легче и легче разрушить свою личность, свобода индивидуума уменьшается.

Может быть, Дафна Изначальная была бы свободнее, если бы не была сейчас взаперти, не умерла бы для мира, не лежала бы в гробу, который сама себе заказала? Но софотеки лишь машины, поэтому они всегда стремятся все доводить до логического конца. Их логика (которую они зовут справедливостью) не предполагает исключений. Но разве в этом заключается справедливость? Разве Дафна Изначальная не достойна исключения?

Фаэтон молчал, его взволновало услышанное.

— Вы хотели изменить общество, — продолжил манекен. — Но ваша социальная система — это западня. Вы еще не успеете начать ее изменять, а софотеки уже будут знать и предупредят Наставников, чтобы силой психологического давления вернуть мятежника к повиновению и подчинению. А если психологического давления не хватает, есть еще Курия и Суд. Если же и закон бессилен, на помощь приходит Аткинс. Для чего, как вы думаете, они все еще держат его?

Однако вы нашли способ вырваться из капкана. Если бы софотек не подчинялся традиционной морали, он сумел бы разработать стратегии, с помощью которых можно обманывать софотеков Разума Земли. Новая мораль, более широко подходящая к понятию свободы, позволяющей, нет, подталкивающей к риску тех, кто готов рисковать, позволит выйти из застоя и вернуть человечество на путь, ведущий к дальнейшему развитию!

— Не очень похоже на меня, — возразил Фаэтон. — С чего бы я так озаботился эволюцией? Цивилизация позволяет людям менять себя целенаправленно и к тому же гораздо быстрее, чем это возможно для обычной эволюции.

Манекен от нетерпения рубанул правой рукой по воздуху.

— Нет! Я говорю о мистической эволюции, о такой, которую невозможно описать словами или определить!

— А это и еще меньше похоже на то, что могло бы быть мне интересно, — с сарказмом возразил Фаэтон.

— Зато было интересно нептунской Тритонской композиции, она и сейчас заинтересована. Эволюция не была вашей целью, вовсе нет. Для вас это было лишь приключением. Вы хотели освободить человечество. Хотели освободить его для великих свершений. Невиданных деяний.

— Невиданных, славных деяний, о которых не будут знать пэры… — задумчиво пробормотал Фаэтон.

— Точно!

Это впечатляло: Фаэтон в образе революционера, переделывающего все общество для высоких и достойных целей. Однако он не мог в это поверить.

— И поэтому все мое мыслительное пространство ничего не содержит, кроме инженерного дела, баллистики и программ созидания земель? Поэтому мои глаза снабжены десятками программ поиска и анализа, которыми пользуются только ученые, работающие в космосе? Ради этого я накупил триллионы тонн биологических наномашин, сделанных по биотехнологическому проекту Колеса Жизни?

— Вовсе нет. У вас возникли проблемы на Земле, и Нептунская композиция предложила вам помощь в строительстве планеты, которая принадлежала бы вам. В план также входила ликвидация колец Сатурна и превращение их в луны, создание на нем атмосферы, как это было когда-то сделано на Юпитере, на котором теперь добывают энергию. Управлять миниатюрной планетарной системой должен был ваш софотек Ничто.

Фаэтон улыбнулся. Одним из его проектов был проект по воспламенению Сатурна. Поскольку аналогичный проект Ганниса на Юпитере был проведен успешно, вполне естественно, что возникла идея разработать с этой же целью второй газовый гигант. Однако у Сатурна была одна особенность, и Фаэтон знал об этом.

— Народ никогда не позволит зажечь Сатурн, поскольку слишком любит эти бесполезные кольца. Люди готовы потратить уйму сил на то, чтобы сохранить их.

— Софотек Ничто придумал способ обойти защитников Сатурна.

— К тому же масса Сатурна слишком мала для поддержания горения…

— Предполагалось, что воспламенение в первую очередь будет поддерживаться массированными бомбардировками антивеществом! Кроме того, мы рассчитывали на помощь Гелия: у поверхности Солнца в Солнечной структуре небольшой процент энергии будет фокусироваться в пучковый мазер и посылаться через всю систему к Сатурну, чтобы поддерживать температуру, необходимую для поддержания нуклеогенезиса!

— Но ведь на пересылку на такое расстояние будет тратиться очень много энергии…

— Технические детали! Вы считали, что эту проблему можно решить! Нептунцы старались помогать вам в этом деле! Вы ведь видите преимущества нептунской Тритонской композиции. Именно Нептун и ледяные облака за ним становятся прибежищем для чудаков и диссидентов и тех, кто мечтает освободиться от диктата софотеков и обрести право на конфиденциальность и свободу. Однако на таком далеком расстоянии от Солнца производство антивещества в нужных количествах слишком дорого. Из-за недостатка энергии нептунцам приходится экономить ее, и они отказались даже от собственных тел и сложных систем связи. У нас нет даже ноуменальной записи, чтобы предотвращать вероятную смерть путешественников. Жизнь нептунцев полна настоящей боли, и в ней есть смерть, но они живут настоящей, деятельной жизнью. Если бы Сатурн можно было сделать третьим солнцем и софотек, построенный на Нептуне, будет без опасений исследовать новые концепции морали, а также производить антивещество, как это делают сейчас на станциях на Меркурии, стоимость доставки энергии в колонии Нептуна снизилась бы вдвое.

Фаэтон открыл было рот для очередного возражения, но передумал.

В этом рассказе, безусловно, был смысл. Если ядро Сатурна искусственно сжать, например, с помощью технологии, которую Гелий использует для уплотнения ядра на Солнце, удастся поддерживать условия для синтеза водорода. А это значит, что высокое давление, при создании которого нельзя обойтись удаленным контролем, было причиной, по которой он создал свой скафандр: только в таком скафандре можно спуститься к ядру и наблюдать за работами.

Это объясняло и те непомерные объемы антивещества, которые он покупал у Вафнира.

Он закупил многие тонны биоматериалов, этот его поступок так же можно было объяснить теперь: он хотел заселить сатурнианские луны и смог бы это сделать, если бы дал им тепло и таким образом создал благоприятную для жизни среду.

Вот об этом он мог мечтать. Стать хозяином собственной миниатюрной Солнечной системы! Он мог создавать крупные и мелкие луны, какие захочет.

Ему всегда неприятно было видеть впустую пропадавшие ресурсы. Ему не нравилось, что в атмосфере газового гиганта не добывают водород, энергия звезд растворяется в пустоте, в то время как ее могла бы улавливать сфера Дайсона. Железо и медь, силикаты плавают в космосе в виде мелких камней или астероидов, «а не плавятся в печах, не преобразуются наносборщиками в нечто полезное. Фаэтон не мог не замечать, что люди живут беднее, чем могли бы, и испытывают недостаток энергии, ресурсов или времени, чтобы создать то, что им бы хотелось создать.

— Давайте в качестве предположения представим, что я вам поверил, — предложил Фаэтон. — Чего же вы от меня хотите?

— Я являюсь представителем Ксенофонта. Вы ведь его помните? Если бы вы ничего не вспомнили о своем прошлом, вы не надели бы свои доспехи.

— Как звучит его полное имя?

— Ксенофонт Ненумерованный Удаленный Амебоидный, Тритонская композиция, Радиально противоречивая структура коллективного разума и потребления, Нестойкая смешанная нейроформа, Школа непоколебимого хаоса (эра не определена).

Удаленная станция как раз была одним из тех мест, которые, согласно записям, Фаэтон не раз посещал за последние десятилетия. Имя тоже было ему знакомо, по крайней мере он встречал его в старых записях новостей. Ксенофонт был одним из трех составляющих коллективного разума Нептуна, управлявшего станцией. Другие два были Ксеркс и Ксанфохоли. Все трое (когда они объединялись) славились тем, что прилагали большие усилия в открытии новых колоний, расположенных все дальше и дальше в астероидном поясе Нептуна. Это были частные станции, на которые не распространялась юрисдикция Парламента.

Вполне возможно, что и Ксенофонт, и его братья-аспекты могли помогать Фаэтону в любом проекте, который произвел бы революцию в обществе. Пока что все сказанное Скарамушем соответствовало фактам, известным Фаэтону.

Безликий манекен снова заговорил:

— Ксенофонт — ваш партнер, он ваш товарищ и подтвердил свою дружбу самыми твердыми клятвами и знаками братской любви. Но вы его забыли. Зато он вас не забыл. Со вчерашнего вечера он успел связаться с Колесом Жизни, вашим самым крупным кредитором после Ганниса с Юпитера, и перекупил у нее ваш долг. Понимаете, что это значит? Оборудование, которое хранилось на орбитальной станции на Меркурии, перейдет в нашу собственность в уплату вашего долга. Мы можем вернуть его вам. Проект может быть продолжен. И ваша жизнь тоже.

«И ваша жизнь тоже», — эхом прозвучало в ушах Фаэтона. Он расправил плечи и удивился, вдруг осознав, что все это время на маскараде в честь наступления нового Тысячелетия он скучал и все ждал чего-то с нетерпением. Теперь он знал, почему ему было скучно. Скарамуш дал этому название. Конечно, он ждал, когда же окончатся празднования, чтобы снова начать жить.

Ему хотелось, чтобы все эти тайны и загадки поскорее были решены, они так мешали ему жить по-настоящему.

— Что я должен сделать?

— Идемте! Заберите свое реальное тело оттуда, где оно хранится (мы почему-то не нашли его в мавзолее Радаманта), возьмите свой замечательный скафандр, и вперед! Мое тело, как я уже говорил, здесь поблизости, я уже выполз из темного карьера, куда меня загнала погоня, и сейчас я бреду сюда на своих толстых ногах. Закодированные импульсы вызовут замаскированный корабль моего хозяина. И мы с вами покинем душную, тяжелую планету с ее огромным Солнцем и улетим к ледяному поясу Нептуна, где Солнце — всего лишь звезда, чуть ярче, чем остальные.

Фаэтон снова насторожился.

— Я не отправлюсь в столь долгое путешествие без серьезных доказательств, подтверждающих, что я и ваш хозяин были друзьями и партнерами.

— Уберите блокировку с мыслительного пространства, и я передам вам вашу потерянную личность. Ваши мысли перестроятся, и все ваши сомнения моментально рассеются. У нас есть копия вашей памяти. Ваша жизнь в наших руках, и мы хотим вернуть ее вам. Все, что нужно вам сделать, это открыть свой разум, открыть глаза и быть готовым принять ее.

Скарамуш хотел, чтобы он включил свой фильтр ощущений. Снова кольнуло подозрение. Он помнил, как настойчиво требовал вчера вечером посланец с Нептуна, чтобы Фаэтон открыл схемы, ведущие в его мыслительное пространство.

Безликий манекен удивился.

— Почему вы колеблетесь? — Он поднял правую руку и показал пустую ладонь. — Вы же видите, у меня больше нет той иконки-кинжала. К тому же ничто не может нанести вред рожденному в поместье, вас-то здесь нет. Разве не в этом главная идея вашей школы жизни?

— Нет, дело не в этом, — возразил Фаэтон. — Вы говорили, что я не могу по собственной воле вернуть свою память, Наставники отправят меня в изгнание.

— Верно. Хотя соблюдение их правил — дело добровольное, они сами так уверяют. Ксенофонт никогда не признает их бойкот, тем более в дальнем космосе. Софотеки сильны там, где в системе есть яркое солнце, но вселенная куда больше, а тьма темнее, чем они могут себе представить.

Даже если вы не хотите вернуть свои воспоминания, не беда! Вы с Ксенофонтом можете начать свою дружбу с самого начала, с чистого листа. Вас ждет проект создания третьего солнца, а софотеку Ничто не терпится поскорее увидеть своего родителя и создателя! Посмотрите вон туда! Мое настоящее тело уже близко. Вам тоже нужно забрать свое. Где оно? Где ваш скафандр?

Фаэтон оглянулся, расширил поле обзора. Вдали, на краю загона для лошадей двигалась ледяная полужидкая субстанция космического скафандра нептунца, внутри были видны узлы и ниточки нейронной системы, биомеханизмы и временные вспомогательные мозги. По мере того как в скафандр вливалась масса вещества, он разрастался. Нептунец распластался по земле и полз на тысяче крошечных ножек, напоминая желатиновую лужицу, которая по непонятным причинам вдруг ожила и начала двигаться.

Фаэтон повернулся к Скарамушу.

— Я думал, нептунский посланец сделал вас похожим на человека.

— Человеческое тело, которое мой хозяин выбросил с корабля, не что иное, как приманка, личность ограниченного использования с фальшивыми воспоминаниями, ее задачей было отвлечь преследователей. Я же вырос из тех капель, что были разлиты в траве, из единственной споры, оброненной Аткинсом. А наша память: нас тысячи, мы специалисты по различным военным хитростям и военной наноинженерии — мы хранились в молекулярных кодах.

— Значит, вам всего лишь один день?

— Совершенно верно, и я посвятил всю свою жизнь поиску вас. Вы полетите с нами? Ваш сир умер, ваше богатство растрачено, ваша жена ушла в виртуальную реальность. Поехали. Здесь, на Земле, у вас ничего не осталось. Ничего.

Много лет назад Фаэтон и Дафна посетили макрокомплекс Батителлурической школы, располагавшийся под тектоническими плитами Тихоокеанского бассейна. Фаэтон любил вспоминать это время, лучшее время в его жизни. Им оказали тогда очень теплый прием, ведь когда-то Фаэтон очень помог обитателям макрокомплекса: изменил благоприятным для них образом характер воздействия приливов на потоки внутри ядра планеты. Он добился этого, изменив орбиту Луны. В честь Фаэтона и Дафны был устроен праздник, ее документальное сновидение о развитии героизма в ходе исторической эволюции получило невиданное признание.

Они с Дафной решили, что батителлурический город — чудо инженерии, прекрасно приспособленное к новым чувственным восприятиям и формам тела, которых требовала жизнь под слоем магмы. С вершин антигор свисали перевернутые башни. По сторонам антиканьона расположились украшенные мозаичными узорами волшебные хранилища, похожие на купола соборов, они берегли в себе тысячи библиотек и мыслительных, садов. Все это было невыразимо прекрасно в переливах света и тени в сочетании с акустическим восприятием, которое для Дафны и Фаэтона было новым. Жители батителлурического города, остроумные, гостеприимные идеалисты, дали Фаэтону и Дафне пароль для входа в город.

Новые тела, которые были здесь созданы для них, получили еще четыре пола и шестнадцать новых аспектов для восприятия удовольствий; и Дафна, и Фаэтон были этим очарованы и наслаждались новыми ощущениями. Новые виды одомашненных животных, гибриды и вирусы создавались по тем же принципам. Знания Дафны по созданию живых организмов позволяли загрузить ей в память аналогичные науки, включавшие новые варианты строения тела, а космическая инженерия, в которой разбирался Фаэтон, также была полезна в этом странном месте под мантией Земли.

Фаэтон и Дафна приняли участие в проекте. Это был первый и единственный раз, когда они работали вместе.

Окруженные дружбой и уважением батиземцев, они как будто провели здесь еще один медовый месяц. К сожалению, тоска по нормальным человеческим телам и Консенсусной эстетике в конце концов заставила их попрощаться с подземными жителями, однако то время, что они провели с батиземцами, было волнующим, наполненным полезными трудами и удивительными наслаждениями.

Это никогда не повторится. На Земле у него ничего не осталось. Скарамуш попал в точку. В его душе заговорили одновременно и надежда, и отчаяние. Надежда на то, что где-то во мраке, на окраине Солнечной системы его ждет, может быть, что-то хорошее. Он сможет зажечь новое Солнце, превратит нагромождения льда и камня в среду существования, приемлемую для людей, создаст памятник человеческому гению. Но здесь, здесь его не ждет ничего, и от этого в его душе рождалось отчаяние.

— Почему я должен верить вам? — поинтересовался Фаэтон.

— Откройте свои воспоминания, и вы вспомните моего хозяина.

— Я имел в виду, как я могу верить вам, не предпринимая столь отчаянного шага?

— Не знаю. Жестокие технологии вашего общества не позволяют вам верить своим глазам, своей памяти, своим мыслям. Вы можете оказаться вовсе не тем, кем вы себя считаете. Все ваши знания могут быть ложными, а все происходящее — просто сном. Единственное, на что вы можете рассчитывать, — ваши инстинкты и ваши чувства. Как еще вы можете сохранить верность самому себе?

Фаэтон кивнул. Разве не то же самое советовала ему Разум Земли?

В конце концов, он не знал, верны ли предположения Аткинса. Сама мысль о существовании внешнего врага Ойкумены была абсурдна. Врагов не бывает, подобные мысли — чистый анахронизм, как и сам Аткинс. Вне Ойкумены нет ничего.

— Неужели вы доверяете этому земному обществу больше, чем моему хозяину? — продолжил Скарамуш. — Они упрятали в коробку вашу память, украли вашу жизнь, а мой хозяин хочет все это вернуть вам.

— По крайней мере, позвольте мне проверить то, что вы сказали. Если это окажется верным, я смогу поверить всему остальному.

— Будьте очень осторожны в контактах. Отправляйте запросы по общественным каналам, не будите подозрений у Радаманта. Мне бы не хотелось привлекать внимание софотеков. Законно либо незаконно они попытаются пресечь вашу попытку сбежать, как только о ней узнают.

— Как можно бояться Радаманта?

— Поверьте мне, Фаэтон, ваше правительство под нажимом софотеков совершило немало вредных и бесчестных поступков, которые позже были изъяты из вашей памяти.

— Они не могут сделать чего бы то ни было без нашего согласия.

— Не могут? Кто вам это сказал? Софотеки? А впрочем, неважно. Звоните куда хотите. Может быть, не все ваши линии заблокированы.

И он снова поднял правую руку, растопырив пальцы, — миролюбивый жест.

Фаэтон оглянулся. Нептунец уже перетек через изгородь выгона и теперь пробирался через рощу кипарисов. Однако он был еще далеко, к тому же Фаэтон не боялся нападения, ведь он не присутствовал здесь физически.

Фаэтон закрыл глаза, отключился от Радаманта и вновь включил фильтр ощущений, чтобы оказаться в своем мыслительном пространстве. Он коснулся одной из окружающих его иконок, желтый диск раскрылся, открывая канал связи с местной библиотекой. Он находился в средней виртуальности, чтобы поисковая программа могла моментально загрузить в его память любую обнаруженную информацию. Проект удаленных исследований действительно выкупил огромный долг, сделанный Фаэтоном у биотехнологического проекта Колеса Жизни в рамках космического проекта.

Фаэтон открыл глаза. На этот раз он увидел не манекен, а одетого в шутовской костюм Скарамуша: на его лице блуждала маниакальная ухмылка, он был бледен как смерть, глаза его блестели. Поскольку Фаэтон отключился от Радаманта, он видел все в свете Красной манориальной школы, поэтому от фигуры перед ним исходила черная аура злобы и почти материальной угрозы, казалось, что он даже чувствует отвратительный запах.

Кинжал никуда не исчез, просто Скарамуш переложил его в другую руку, потому Фаэтон не мог его видеть. Кинжал почти касался острием ладони Фаэтона. Скарамуш ударил и без труда проколол ладонь Фаэтона. От боли пальцы сжались, а система восприняла это невольное движение как согласие.

Находясь в средней виртуальности, Фаэтон почувствовал, как завибрировал его мозг, но вибрация эта была вызвана не поступавшими утраченными воспоминаниями. Его пронзило оцепенение, ужас, холод и боль. Теперь он видел перед собой туннель с черно-красными стенами, а в голове само по себе возникло послание:

«Ксенофонт сразил тебя. Дурак, ты не сможешь избежать смерти, забившись подальше в гроб. Нельзя избежать расплаты за предательство, избавившись от воспоминаний о содеянном. Ты знаешь, в чем твоя вина. Умри!»

В центре его затуманенного сознания Фаэтон видел по-прежнему ухмылявшегося Скарамуша. Фаэтон попытался поднять руку, подключить аварийную систему и вызвать помощь, но не смог.

Скарамуш с улыбкой еще раз размахнулся и сделал выпад. Программа Красной манориальной передала его действия как удар в шею, сопровождаемый непереносимой болью и ужасом. Фаэтон ощутил, как сталь разрубает его сосуды, горло, сведенные судорогой мышцы, царапает позвоночник. Кровь толчками хлынула из раны, теплая и обильная, он услышал свист поврежденной трахеи.

Потом — небытие.

17 ПАМЯТЬ

1

Потом боль прошла. Он превратился в пару перчаток, висящих в темноте, вокруг них полукругом расположились кубы и иконки. Чуть дальше виднелась спираль из точек.

Пока Фаэтон пытался вытащить из шеи кинжал, перчатки, как когтистые лапы, молотили по воздуху. Сверху возник красный восьмиугольник и завис в воздухе — система не могла расшифровать его жесты.

Но вот наконец ум его прояснился, вернулась свобода движений, а вместе с ними и тревога. Он поднял левый указательный палец, что означало запрос о состоянии.

Верхний куб раскрылся, стала видна панель. Фаэтон по-прежнему был Фаэтоном Изначальным (Реликтом в отношении закона) из рода Радамант (аварийный парциал).

Хорошо. Обычно, когда он приходил в себя в таком состоянии, это означало, что он только что умер, а в банке ноуменальных копий пробуждается его дублирующая личность. Ну что ж, вопреки всем ожиданиям он не умер.

Боль была достаточно сильна, чтобы подключилась его аварийная подличность. Спокойная, быстро соображавшая подличность Фаэтона активировалась. Фаэтон сам создавал эту личность на случай аварии в космосе, а значит, навряд ли кто-то знает о том, что она существует, тем более враг.

Потом он взглянул на запястье левой перчатки — запрос о времени. Отсчет времени был ускорен до максимального предела, значит, снаружи время почти не просачивалось. Возможно, тело его манекена еще даже не коснулось земли.

Чисто рефлекторно Фаэтон (или, скорее, его аварийный вариант) переключился с мозга с обычными, замедленными биопроцессами на сверхпроводную нервную систему мозга дублирующего. Поэтому мысли его неслись с невиданной скоростью. Когда чрезвычайная ситуация будет разрешена, все мысли и заключения, к которым он придет в этом ускоренном режиме, будут добавлены в его настоящий мозг.

Его аварийная личность перекрыла все эмоциональные центры в гипоталамусе, а также отключила средний мозг, отвечающий за нормальные физические реакции, сопутствующие шоковому состоянию и потере крови, вызванным тяжелым ранением. Это было очень кстати, он обнаружил, что в командную строку Красной школы были включены сенсорные программы, преувеличивающие боль, страх и страдания, а также инструкции записывать временные страхи и «эмоциональные рубцы» в таламус и средний мозг жертвы. Красные манориалы обожали драматизм.

Фаэтон без труда отключил эти команды.

Он больше не чувствовал ни боли, ни страха, ни удивления, у его аварийной персоны не было возможностей их испытывать.

Приложения действующей системы связи показывали, что через схему средней виртуальности прошла группа незарегистрированных сигналов. Первая группа была простой сенсорной симуляцией, целью которой было создать внешние и внутренние ощущения моментальной насильственной смерти. Особый интерес представлял собой псевдосверхразумный вирус, который проник в главные системы, замаскировался, перепрограммировался и выскользнул через один из контролирующих каналов, соединяющих его с медицинскими аппаратами, поддерживающими жизнедеятельность тела Фаэтона.

Перчатка коснулась верхнего правого края окна, открывая медицинские показатели. Сразу распахнулись десятки окон, словно рассыпавшаяся колода карт. Следы вируса просматривались в буферах безопасности. Буферы располагали программами самозащиты, разработанными много веков тому назад, являя собой исторический раритет, но традиции Серебристо-серой требовали отводить часть мыслительного пространства под нее. Они были установлены в тот год, когда он прошел экзамен на зрелость.

Несколько программ одновременно репродуцировали вирус, пытаясь его уничтожить, так что вирусу не удается замести все следы. Это было похоже на сторожевых собак, которым удалось оторвать куски одежды нарушителя.

Другая программа-реконструктор заработала по его команде. Обычно ее применяли в тех случаях, когда метеорит повреждал сервомотор или другой удаленный узел, чтобы восстановить поврежденные программные средства. Так же как можно реконструировать костюм нарушителя по куску одежды, программа помогла Фаэтону вывести рабочую модель вируса, попавшего в его систему. Вирус был самоосознающим, даже чуть умнее человека. Он был существом меланхоличным, понимающим, что жизнь его ограничена несколькими секундами существования, его ставил в тупик тот внешний мир, существование которого он смог вывести. Но философские размышления не отвлекали его от исполнения своего долга. Он отмахнулся от системы безопасности Фаэтона, как от назойливого комара, незначительного, когда речь идет о жизни и смерти.

Вирус воевал. В отчаянной попытке примириться со своей краткой и злобной жизнью вирус моментально создал «вирусную цивилизацию». Отдельные фрагментарные записи показывали, что за долю третьей наносекунды существо воспроизвело тысячи себе подобных, развило некое фантастическое искусство, литературу и что-то еще, названия чего Фаэтон не знал. Вирусная цивилизация выстояла в нескольких схватках с системой безопасности, охраняющей интерфейс общественного пункта связи приюта Благотворительных.

У Благотворительной композиции был длительный опыт борьбы с мыслительными вирусами еще в Пятую эру и даже опыт войны за свое утверждение в самом начале Четвертой. Благотворительные были очень старым коллективным разумом, у них сохранились старые, но эффективные приемы.

Вирусная цивилизация, хотя и изрядно побитая, выиграла войну и сумела разрушить большую часть защитного интерфейса, прикрывающего настоящее тело Фаэтона, находящееся снаружи в бессознательном состоянии. Вирус должен был подменить медицинскую программу, контролирующую тело, и заставить сервомоторы остановить его сердце, нервную деятельность и сделать процесс необратимым. Другая часть вирусной цивилизации, образовавшая нечто вроде особого класса крестоносцев или ордена воинов-поэтов, должна была покинуть мозг Фаэтона, как только поступит информация о его смерти, и отслеживать все сигналы в Ноуменальной ментальности, разрушая и стирая вновь появляющиеся версии его личности. Вирусы будут прятаться, размножаться и снова прятаться, они будут жить считанные наносекунды или целые столетия, столько, сколько понадобится, чтобы уничтожить все копии Фаэтона, с тем чтобы ни одна из них не смогла подсоединиться к Ноуменальной ментальности.

Вирусная цивилизация была достаточно сильна, чтобы справиться с защитными действиями и программами Благотворительных. Это и неудивительно: сама природа коллективного разума не предполагала существования конфиденциальности в высших командных структурах. По всей видимости, создатель первоначального вируса изучил технологии Благотворительных, используя общественные каналы.

Сначала Фаэтон не понял, почему в конечном итоге провалилась атака вируса. В этой ипостаси воображение его работало плохо, ведь, в конце концов, действующая в данный момент копия его личности была предназначена не для анализа хода войны разумов, а для быстрого противодействия аварии в космосе.

Затем он решил посмотреть журнал регистрации. Там-то он и нашел то, что искал. С вирусом покончили не защитные действия Благотворительных. Это сделал его костюм, его золотые доспехи. Связь между медицинским контейнером и его телом с контурами его головного мозга проходила через интерфейсы его костюма. Когда команда вируса попыталась покинуть мозг Фаэтона и пробраться в медицинский контейнер, золотые доспехи захлопнулись, отрезая все связи Фаэтона с контейнером, где лежало его тело. Никакие сообщения не могли проникнуть внутрь или выйти наружу, впрочем, как и энергия. Сквозь защитные системы его доспехов не могла пройти никакая форма энергии, даже концентрированный термоядерный взрыв не смог бы его просто поцарапать. Фаэтон не умер по-настоящему только потому, что подкладка его костюма была запрограммирована на защиту и поддержание его жизни. Костюм сам производил те необходимые медицинские манипуляции, которые обычно оказывали Благотворительные в своих общественных контейнерах.

Так что Фаэтон был в безопасности. Он все еще не очень понимал, что же произошло, но мог ничего не бояться.

Его аварийная личность работала с удивительной тщательностью. Когда Фаэтон еще раз пробежался по регистрациям, он натолкнулся на запись, которая сначала показалась ему не имеющей отношения к происходящему. В ту страшную минуту, когда он, почти ослепший от ранения, начал падать, он попытался вызвать помощь. В журнале было записано, что софотек Радамант отозвался и был на линии. Однако вирус заново переписал себя, вероятно, приняв при этом конфигурацию, более подходящую для нечеловеческого разума, и отправил себя по открывшейся линии. В следующую пикосекунду распознающий сигнал Радаманта был искажен. Линия закрылась раньше, чем костюм отключил все, словно Радамант пострадал от нападения.

Аварийная личность не отличалась эмоциональностью, но зато она знала, что недостаток информации, особенно в кризисный момент, опасен, а то и смертелен. Теперь сомнений не было. Аткинс был абсолютно прав. Это был враг, он пытался совершить убийство, и лишь случайность помешала ему. Радамант, как и все, кто пользовался его системами — отец, компаньоны, руководители и подчиненные, случайные пользователи, даже та милая симпатичная девушка, реликт Дафны, что была в него влюблена, — все были в опасности.

Фаэтон обязан был защитить эту девушку. Несмотря на то что аварийная личность Фаэтона была лишена эмоций, строгие инструкции, которым она следовала, в случае аварии предписывали ей в первую очередь спасать женщин и детей, так что и ей не чуждо было некоторое рыцарство.

Аварийная версия ломала голову над прощальными словами Скарамуша: «Вам не скрыть свою вину».

Кто же этот Ксенофонт?

Вероятно, эту загадку он решить не сможет. Катастрофа не была чисто инженерной. Здесь не произошло декомпрессионного взрыва, не рухнуло поле псевдовещества, не произошла утечка антиматерии или что-либо еще, что было бы просто и понятно, и на этот случай у него не было готовых продуманных решений.

Тогда Фаэтон-парциал открыл свой дневник.

«Когда вернется моя обычная личность, я могу этого не вспомнить. На меня навалятся другие проблемы и переживания. Возможно, тогда ты и не вспомнишь, каким простым и ясным все кажется мне сейчас. Я пишу это послание, чтобы напомнить тебе об этом. Все просто. Положение отчаянное. Могут погибнуть люди. Мои личные проблемы сейчас второстепенны. Я обязан открыть шкатулку с памятью и узнать всю информацию, которая привела к катастрофе. Не зная причины, я буду беспомощен и не смогу предотвратить повторения. Я должен поступить именно так, даже если расплата будет слишком тяжела».

Все еще находясь в состоянии аварийной личности, Фаэтон еще раз посмотрел на панель состояний и журнал регистрации. Непосредственная опасность миновала.

Или нет? Он открыл несколько диапазонов своих доспехов и обследовал окружающую обстановку.

Его тело по-прежнему плавало в медицинской жидкости в контейнере приюта, хотя контейнер был поврежден, когда захлопывался щиток шлема. Проводки и отрезанные трубки свисали с воротника. Все остальные схемы контейнера не были затронуты вирусом. С пульта, расположенного в наплечниках, к телефону и к гнездам телепрезентации на стенке контейнера мог присоединиться луч с высокой степенью сжатия.

Он коснулся золотого диска своей пустой перчаткой.

— Радамант, ты не пострадал?

Знакомый голос, Фаэтон про себя называл его пингвиньим, зазвучал в ухе:

— Конечно нет, мой мальчик. С чего бы вдруг?

У Фаэтона отлегло от сердца. С аварией покончено. Свою аварийную версию он снова отправил спать, вернулся в обычное тело с обычной, довольно медленной, скоростью мысли, и тотчас ярость, страх и тревога навалились на него.

— Кто-то пытался меня убить!

— В наше-то время? Это совершенно невозможно!

— Я еду домой.

Он открыл дополнительные каналы связи, чтобы подготовиться к телепроекции. Потом перешел из средней виртуальности в глубокую и, мысленно распахнув двери поместья Радамант, ступил на плиты вестибюля, испуганно озираясь.

Радамант, принявший вид располневшего дворецкого, смотрел на него изумленно.

— Что произошло?

Отодвинув его, Фаэтон бросился к двери, ведущей наверх. Радамант плелся за ним, тяжело дыша.

— Что? Да что происходит?

Фаэтон приостановился перед дверями зала Воспоминаний, чтобы перевести дух. Здесь было утро. Сквозь окна, все еще влажные от росы, в комнату проникали косые солнечные лучи, желтые, словно золотые. В раскрытые окна лилась утренняя прохлада. Серебряные и медные шкатулки слева и справа от него поблескивали, словно покрытые коркой льда. Фаэтон мог видеть, как пар шел у него изо рта.

Вон там, на нижней полке у окна, залитая солнечным светом, стояла шкатулка.

Даже отсюда на ней можно было прочитать надпись: «Печаль, глубокая печаль и невиданные деяния покоятся во мне — здесь сокрыта правда».

Радамант тронул его за плечо.

— Фаэтон, пожалуйста, скажи, что случилось.


2

Фаэтон вступил в комнату, но тут же оглянулся через плечо и посмотрел на Радаманта. Слова, которые, будучи парциалом, он написал сам себе, все еще звучали у него в ушах: «Все просто. Я должен поступить именно так, даже если расплата будет слишком тяжела».

— Ты понял, что на тебя нападал нептунский вирус? — спросил Фаэтон Радаманта.

— Предвидя ваши распоряжения, сэр, я обратился в полицию, они создали новый вид софотека на основе исторических записей. Его зовут Гончая. Так вот, Гончая провел несколько исследований на основе имеющейся информации, но не нашел ни одной ниточки. Я загрузил свою копию, чтобы ее проверил Юго-Западный сверхразум, принадлежащий к Эннеадам. Они также не нашли никакого свидетельства того, что мне пытались нанести ущерб. Вы полагаете, что вы подверглись серьезному нападению, так ведь?

— Ты что, думаешь, мне все это просто померещилось?

— Такое объяснение было бы вполне логичным. Иначе нам придется признать, что либо один из софотеков Разума Земли — предатель, либо, кроме нашей, существует еще одна технически развитая цивилизация, которая знает о нас, находится среди нас, знакома с нашими системами, но при этом они скрываются, и скрываются так хорошо, что мы и не подозреваем об их существовании.

— Все остальные предположения так же невероятны, Радамант. Когда в последний раз ты слышал о преступлении, совершенном в нашем обществе? Если предположить, что кто-то вторгся в мою нервную систему без моего на то согласия, это насилие над разумом, чего наш мир не знал со времен Пятой эры. С другой стороны, если это было сделано с моего согласия, значит, я должен был знать, что я открою шкатулку сейчас. Одним словом, я должен пройти через это. Не один я вспомню, что я сделал. Все шкатулки, созданные по соглашению в Лакшми, тоже откроются. Если я не смогу разобраться со всем этим, кто-то же должен это сделать. И не говори мне о наказании, которое меня постигнет! Возможно, вся Золотая Ойкумена в опасности!

Несколько шагов — и он пересек комнату. Шкатулка уже была у него в руках.

— Дафна хочет поговорить с тобой, она просит тебя остановиться. Молодая леди в ярости.

Фаэтон остановился, лицо засветилось надеждой: «Моя Дафна? Может ли это быть?»

— Нет, Дафна Терциус Освобожденная. Жена-кукла.

Одна из тех, чей мозг был подключен к системе Радаманта. Если система взломана…

Лицо Фаэтона вновь стало безразличным.

— Скажи ей, что я собираюсь спасать людей, причем ее тоже.

Он повернул ключ. Тотчас вспыхнули кроваво-красные буквы. «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: здесь хранятся шаблоны памяти…»

— Софотек Гончая также на линии, он хотел бы провести исследования вашего мозга на предмет постороннего вмешательства, но до вашего разума могут добраться только узкополосные схемы приюта. Снимите доспехи.

— Ни за что. Тебя вполне мог захватить вражеский софотек, насколько мне известно.

— Бессмертные не должны принимать поспешных решений. Подумайте век или два, прежде чем принимать подобное решение, молодой хозяин…

Послание Ксенофонта все еще звучало в голове: «Ты знаешь, в чем твоя вина. Умри!» Фаэтон ничего не знал, а потому ничего и не понял: «Все просто. Я должен поступить именно так, даже если расплата будет слишком тяжела».

— Никто не может считать себя бессмертным, если его попытались убить. И времени у нас нет. Нужно действовать, пока не все следы уничтожены. Настоящее тело нептунца не могло уйти далеко от мавзолея Вечерней Звезды.

— Но там нет никаких нептунцев, ничего подобного, нет даже намеков, что кто-то был там.

— Значит, следы уже уничтожены! Как только я вспомню, кто такой Ксенофонт, я пойму, что здесь происходит!

Радамант протянул руку, но замер, не прикоснувшись к напряженной руке Фаэтона, лежавшей на крышке шкатулки.

— Сэр! Дафна просит, чтобы я не исполнял вашего приказания и не открывал память. Она заявляет, что имеет на это право как ваша жена, она считает, что вы не в своем уме. Она настаивает, что, если я остановлю вас силой, вы поймете меня и позднее, когда придете в себя, простите.

Фаэтон посмотрел на него с бесконечным удивлением. Потом решился.

Он не произнес ни слова.

Радамант сделал шаг назад, убрав руку со шкатулки. Он печально улыбался и как будто стал меньше ростом.

— Я просто хотел, чтобы вы знали, сэр.

Фаэтон открыл коробку.


3

На дне шкатулки лежало нечто загадочное, словно сияющая драгоценность. Оно зашевелилось, потом, как раскрывающийся цветок, огненными лепестками ринулось вперед, увеличилось до размеров вселенной и заполнило собой все вокруг…

Он как будто проснулся.

Реакция его тела была очень болезненной. В животе он почувствовал огонь и тяжесть, он согнулся пополам, во рту появилась горечь.

Лицо заливал пот.

— Что это такое? — спросил Фаэтон, глядя на Радаманта.

— Это внутренние и парасимпатические реакции, сопровождающие ненависть и бессильную злобу.

— Но я не помню… кого я мог ненавидеть так сильно… — Фаэтон посмотрел на свои трясущиеся пальцы. Потом прошептал: — Он был прекрасен. Прекрасен, почти идеален. Они убили его. Кто убил? Почему я не помню?

— Ваш мозг еще не адаптировался, сэр. Это обычные реакции для нейроструктур с многоуровневым сознанием, для таких, как ваша. Ваш мозг пытается восстановить разрушенные ассоциативные связи памяти, сознательные и подсознательные. Поскольку вы принадлежите к Серебристо-серой, ваш мозг пытается перейти к глубокому сну, что является обычным состоянием для традиционных нервных структур в подобных ситуациях.

Фаэтон уперся ладонями в колени и с трудом выпрямился. Он разговаривал сам с собой.

— Инвариантным не приходится переживать шок при адаптации! Чародеи управляются со своими грезами, как возничий с ретивыми конями! Почему только мы должны проходить через такую мучительную боль? Или это плата за право быть человеком?

— Протокол Серебристо-серой запрещает мне ослаблять ваши естественные реакции. Но теперь, когда вы больше не принадлежите к школе, я могу позволить себе…

Фаэтон вытер пот со лба кусочком черной подкладки своего костюма.

— Нет, спасибо, со мной все в порядке. Просто для меня было неожиданностью, что я так их ненавижу… Не очень-то это по-мужски, как думаешь? — Он попытался рассмеяться. — На самом деле, они ведь разорвали мой корабль на кусочки! Изуродовали его! Как каннибалы! Как подонки!

Он ударил кулаком по оконной раме. По всей видимости, симуляция зала памяти посчитала, что у него в суставах встроены двигатели, потому что дубовый наличник разломился, стекла потрескались, со стен посыпалась штукатурка.

— Будьте осторожны, хозяин, не покалечьте себя! Ваши реакции показывают высокий уровень нестабильности. Может, вызвать для вас психиатрический или терапевтический модуль?

Фаэтон почувствовал, как в глубоком сне зашевелилась его аварийная личность, но страдал он не от физической боли.

— Нет, — отказался он. — Покажи его мне. Его останки.

— Если молодой хозяин уверен, что здоровье ему позволяет…

Фаэтон горько усмехнулся.

— В чем дело? Мое здоровье — просто симуляция. Меня здесь нет сейчас, значит, я не упаду в обморок и не умру. Могут погибнуть лишь мои мечты. Если мечты мои погибли, я хочу видеть, что от них осталось!

Разбитое окно стало совершенно пустым. С высоты словно опустилось ночное небо и заполнило комнату. Одним ударом Фаэтон выбил покалеченную раму, хотя этого можно было не делать, поскольку окна как такового уже не было, и теперь ничто не мешало ему.

Он увидел небо, совсем не такое, как на Земле. В абсолютно черной безвоздушной темноте светили мириады звезд. Совсем рядом, словно левиафан, поднявшийся из глубины темных вод, выросло нечто огромное, похожее на наконечник копья, переливавшееся в лучах Солнца. Оно было сделано из золотистого материала, этот материал напоминал металл, но металлом не был.

Вдоль центральной оси, в том месте, где должно присоединяться древко, находился сердечник двигателя. На левом и правом бортах располагались дополнительные двигатели, с полдюжины третичных двигателей и приспособлений для маневра располагались на корме. Все это производило впечатление невероятной силы, мощи, скорости. Сверху и снизу, как клапаны грейфера, были полураскрыты створки кормовой брони. Створки эти могли открывать и закрывать все двигатели одновременно, по одному, по несколько двигателей в любом сочетании. Обтекаемая форма бронированных створок и сужающаяся корма делали корабль похожим на хищную птицу, а изящные линии корпуса создавали впечатление, что корабль уже находится в полете.

Фаэтон потянулся к кораблю. Словно во сне, взгляд его проник внутрь золотистого корпуса. Пространство внутри корабля было свободным, стены представляли собой сетку из четырехгранников, а в центре четырехгранников находилась геодезическая сфера. Каждая сфера располагала защитным полем для удержания антиводорода, которое при температуре, равной абсолютному нулю, переходило в состояние намагниченного металла. Этих сфер было невиданное множество, они были повсюду, куда только доставал взгляд.

Корабль был великолепен. Вдоль центральной оси располагался тор, внутренняя и внешняя ленты его вращались с разной скоростью, производя таким образом стандартную гравитацию. Фаэтон догадался, а может быть, вспомнил, что этот тор — внутренние отсеки корабля — был размером с небольшую космическую колонию. Что это было? Он так быстро все рассчитал? Или вспомнил? Размеры гиганта-корабля ошеломили его.

От носа до кормы корабль был не менее ста километров, а в отсеки главных двигателей вполне могла войти небольшого размера луна. Если все космические корабли, включая транспортные суда, шаттлы и тихоходный околоземной флот, выстроить в одну линию, нос к корме, эта линия была бы короче, чем длина корабля. Воспоминания роились в его голове, словно привидения, полузабытые, полузнакомые. Неужели этот корабль принадлежал ему?

Он вытянул руку и со скоростью мысли оказался с наружной стороны корабля. Теперь он парил непосредственно перед его заостренным носом. На корпусе не было серийного номера, потому что кораблей, подобных этому, еще не существовало. Огромными четырехсотметровыми буквами, похожими на драконов, было выведено имя корабля. Не успев взглянуть на них, Фаэтон уже вспомнил это имя. А буквы расплылись у него перед глазами — в глазах стояли слезами гордости.

«ФЕНИКС ПОБЕЖДАЮЩИЙ».

Корпус был сделан из крисадмантина, из того же материала, что и доспехи Фаэтона. Его понадобилось очень много, тонны, целые мили суперметалла, который создается искусственно, атом за атомом. Неудивительно, что он задолжал Ганнису. Видимо, ему пришлось купить всю производящуюся на Юпитере энергию за несколько десятилетий. Неужели он забыл только события последних двухсот пятидесяти лет? Неужели он истратил одно из десяти самых крупных в истории человечества денежных состояний? Вряд ли этого хватило.

В голосе Фаэтона появилось изумление.

— Обтекаемая форма… аэродинамическая… Зачем я построил корабль обтекаемой формы? Нет смысла строить что-либо обтекаемой формы для полетов в космосе. Так ведь? Пространство пусто, сопротивление отсутствует…

Голос Радаманта раздался сразу со всех сторон.

— Это не космический корабль.

— А что же?

— Космические корабли конструируют для межпланетных полетов.

— Значит, это звездолет, — тихо проговорил Фаэтон. Его звездолет, единственный в своем роде.

— При скорости, близкой к световой, межзвездная пыль и газ бьют по обшивке корабля с огромной силой, этому может противостоять только хорошо экранированный нос. Обтекае