загрузка...
Перескочить к меню

Путеводная звезда (ЛП) (fb2)

- Путеводная звезда (ЛП) (пер. Группа «Мир фэнтези») (а.с. Хранители Затерянных Городов-5) 1.95 Мб, 439с. (скачать fb2) - Шеннон Мессенджер

Настройки текста:



Шеннон Мессенджер Путеводная звезда Серия: Хранители Затерянных Городов - 5


Переведено специально для группы

˜”*°•†Мир фэнтез膕°*”˜

http://vk.com/club43447162


Переводчик: maryiv1205, _Kelliet_, ksyu_ta

Редактор: maryiv1205, Александра Волкова

  

Пролог

Вот, чего они хотели.

Слова кружились в голове Софи, когда она мчалась вверх по винтовой лестнице, считая шаги, пытаясь угадать, какую дверь открыть.

Первая ручка, которую она попробовала, была заперта.

Другая открылась в темноту.

Третья открыла путь, пылающий жуткими синими подсвечниками с белфаером.

Пол затрясся, когда она засомневалась, и потоки пыли посыпались с потолка, царапая горло и не давая дышать.

Она последовала за пламенем.

Назад и вперед ползли коридоры — осторожный лабиринт, разработанный, чтобы обмануть. Проглотить. Разделить.

Дрожь росла с каждым шагом, становясь тоньше, но ощутимее.

И слишком далеко.

Никто не почувствует пульсацию, когда волны наберут скорость.

Они были слишком сосредоточены на праздновании.

Слишком застряли в их предполагаемой победе.

Слишком доверчивы.

Слишком слепы.

Слишком поздно.

Земля грохотала сильнее, первые трещины испещряли камни.

Вот, чего они хотели.


Глава 1

- Это кошмар безопасности! - проворчал Сандор, держа свою огромную серую руку на большущем черном мече.

Его писклявый голос напомнил Софи больше говорящую мышь, чем смертоносного телохранителя.

Несколько чудес промчались мимо, и Сандор потянул Софи ближе, когда хихикающая толпа скакала, чтобы хлопнуть наполненные леденцами пузыри, плавающие около мерцающих кристаллических деревьев. Вокруг них, по атриуму, пробегали покрытые конфетти дети в своей янтарно-золотой униформе Уровня Три, накидки разлетались, когда они ловили снэки и бутылки ягодного сока и складывали обернутые в мишуру подарки в длинные белые шапочки, свисающие с общих шкафчиков.

Празднование окончания Промежуточных Тестов было традицией Академии Ложносвет... вряд ли это являлось нависшей гибелью, которую воображал Сандор. И все же, Софи понимала его беспокойство.

Все родители бродили по украшенным лентами залам.

Многие лица она не узнавала.

Любой из них мог быть мятежником.

Злодеем.

Врагом.

Сандор наблюдал, как Софи вырывала ресницы - ее нервная привычка вернулась с полной силой.

- Ничего не произойдет, - пообещал он, убрав ее светлые волосы за ухо удивительно мягким прикосновением для воина-гоблина семи футов ростом.

То, что Сандор был рядом, определенно помогало... особенно после того, как они почти его потеряли во время сражения на Горе Эверест. И Сандор больше не был единственным гоблином в Ложносвете. Каждому из шести отделений в главном здании кампуса назначили его собственный патруль с двумя дополнительными подразделениями, внимательно наблюдающими за обширной территорией.

У Совета тоже была дополнительная защита, следующая за ними повсюду в Потерянных Городах.

Им приходилось.

Огры все еще угрожали войной.

И в течение этих трех недель, с того времени как Софи и ее друзья вернулись из укрытия Черного Лебедя, Невидимки опалили главные ворота Святилища и ворвались в регистратуру в Атлантиде.

Софи только могла предположить, что мятежники надеялись получить из секретной прерогативы эльфов об охране животных... они, очевидно, не знали, что она убедила Совет отпустить на свободу драгоценных аликорнов. Но нападение на регистратуру осталось тайной. Члены Совета вели тщательный учет каждого эльфа, когда-либо родившегося, и никто не сказал бы ей, если бы какие-то файлы были изменены или украдены.

Пузырь лопнул над головой Софи, и Сандор поймал коробку Преттельза.

- Если ты собираешься их съесть, то сначала я должен проверить их, - сказал он ей.

Широкий, плоский нос Сандора не учуял токсинов в ореховых леденцах, но он настоял на том, чтобы исследовать значки-булавки, перед тем как передать их ей. В каждой коробке Преттельза был специальный предмет для коллекционирования, и в прошлом Черный Лебедь использовал их, чтобы посылать Софи сообщения.

Он извлек крошечный бархатный мешочек, и Софи поймала себя на том, что сжимает свое ожерелье с лекарством от аллергии. На нем все еще был серебряный мунларк, который повесила туда Калла... напоминание о друге, которого она потеряла, и о символе роли, которую она должна была выяснить, как играть.

- Похоже, все хорошо, - сказал Сандор, вручив ей маленькую значок-булавку бубри (странная черная птица с ярко-желтыми перьями на хвосте). - Не могу представить, что это означает что-то важное.

Софи тоже не могла. Тем более что Черный Лебедь был раздражающе молчалив.

Никаких записок. Никаких намеков. Никаких ответов во время их кратких встреч.

По-видимому, они «перегруппировывались». И это занимало все время.

По крайней мере, Совет делал что-то — создавал гоблинские патрули и пытался устроить Мирный Саммит с ограми. Черный Лебедь должен, по крайней мере, делать...

На самом деле Софи не знала, что они должны были делать.

В этом-то и состояла проблема, что ее друг присоединился к врагу.

- Вот ты где! - произнес знакомый голос позади нее. - Я начинал думать, что ты бросила нас.

Глубокий, четкий акцент был мгновенно узнан. И все же, дразнящие слова заставили Софи обернуться и обнаружить другого мальчика.

Фитц выглядел столь же милым, как и всегда, в своей красной униформе Уровня Пять, но его прекрасная улыбка не дошла до фирменных бирюзовых глаз. Недавние открытия были огромным ударом для всех ее друзей, но Фитц воспринял это тяжелее всего.

Его брат и лучший друг убежали с Невидимками.

Предательство Альвара сделало Фитца осторожным... заставило его сомневаться относительно каждого воспоминания.

Но предательство Кифа?

Он не говорил об этом... вообще.

Не то, чтобы у Софи было много возможностей начать обсуждение темы. Только горстка людей знала правду. Остальные верили в тщательно продуманную ложь Черного Лебедя, будто Киф взял перерыв, чтобы оплакать исчезновение своей матери. Даже у Совета не было подозрений, и Софи надеялась, что это так и останется. Чем меньше людей знали, тем легче будет для Кифа вернуться домой.

Если он вернется домой.

- Ты в порядке? - спросил Фитц, заставив ее понять, что она забыла поздороваться. - Надеюсь, ты не волнуешься о своих тестах. Ты не могла их не пройти.

- Я не знаю...

Ее фотографическая память помогла... но в последнее время она старалась сосредоточиться во время школьных занятий. Честно говоря, она едва бы сдала промежуточные мысли. Софи больше не была той девочкой, какой была год назад, которая думала, что если она вылетит из Ложносвета, это будет конец света. Ее похищали, считали мертвой, изгоняли из Затерянных Городов, и в то же время она помогла остановить эпидемию и предотвратить гибель всего гномьего вида. Она даже пробралась в столицу огров и помогла уничтожить половину города... Как оказалось, именно поэтому Совет изо всех сил пытался договориться о новом договоре между эльфами и ограми.

- Расслабься, - сказал Фитц, когда ее мысли помчались к кошмарным ограм с шероховатыми лицами, шагающими по блестящим улицам эльфов. - Мы, как предполагается, празднуем.

Его подбадривания прозвучало принужденным. Но она знала, что Фитц пытался.

Вот что они все сейчас делали.

Пытались.

Ждали.

Надеялись.

- Давай, я захвачу свою шапку с подарками, - сказала она ему, протягивая руку к шкафчику. Длинная гибкая шапка требовалась во время промежуточных тестов, специально разработанная для того, чтобы ограничить Телепатов и сохранить целостность заданий... не то, чтобы что-то могло заблокировать расширенные способности Софи. Но после экзаменов шляпы становились мешками, и все наполняли их сладостями, безделушками и сокровищами.

- Я должен буду осмотреть твои подарки, прежде чем ты откроешь их, - предупредил Сандор, когда помог Софи снять свою мягкую шапку.

- Это прекрасно, - сказал Фитц. - Пока он будет это делать, ты можешь открыть мой подарок.

Он вытащил маленькую коробку из кармана накидки длиной до талии и вручил ее Софи. У переливчатой упаковочной бумаги были блестящие бирюзовые пятна, и Фитц перевязал ее шелковой бирюзовой лентой, удивляя Софи, как он угадал ее любимый цвет.

Она действительно надеялась, что он не мог предположить, почему...

- Надеюсь, в этом году я добился большего успеха, - сказал Фитц. - Биана утверждала, что Загадочник был провалом.

Загадочник (пишущая загадку ручка), который он подарил ей в прошлый раз, была разочарованием, но...

- Я уверена, что мне он понравится, - пообещала Софи. - Кроме того. Мой подарок скучный.

Сандор объявил, что поход по магазинам Атлантиды был слишком опасен, таким образом, Софи провела предыдущий день, выпекая подарки для своих друзей.

Она вручила Фитцу круглую серебряную банку, и он немедленно снял с нее крышку.

- Пушистые пирожки? - спросил он, улыбнувшись первой реальной улыбкой за все эти дни.

Завернутые в серебро сладости были тем, что могло бы произойти, если бы у брауни и капкейка был ребенок с помадкой, заварным кремом и удивительным леденцом-сюрпризом в самой сердцевине. Приемная мать Софи, Эделайн, научила ее рецепту и помогла создать две комбинации вкусовых сочетаний.

- Откуда ты знаешь, что шоколад и мята мои любимые? - спросил Фитц, срывая серебряную обертку и съедая весь пух за один укус.

- Я не знала, - призналась Софи. - Если бы знала, то не сделала бы тебе ни одной ириски из масла.

- Эти тоже выглядят потрясающе, - сказал он, затем хмуро оглядел свой подарок. - Разве ты не собираешься его открыть?

- Разве я не должна сначала подождать других?

- Ха. Будет лучше, если мы останемся тут вдвоем.

Что-то в том, как он сказал это, заставило ее сердце забиться сильнее, затрепетать. Даже понимая, что Фитц не думал о ней в таком ключе. В ее уме мчались тысячи теорий, когда она аккуратно разорвала мерцающую бумагу. Но она все же не была готова найти...

- Кольца?

- Они надеваются на большие пальцы, - пояснил Фитц. - Это штука для Когнатов.

Она не была уверена в том, как драгоценности для больших пальцев могли иметь какое-то отношение к их редкой телепатической связи. Но она заметила, что у Фитца был надет идентичный набор. На каждом кольце были отпечатаны медные инициалы. СЭФ справа — Софи Элизабет Фостер — и ФЭВ слева.

- Фицрой Эйвери Васкер.

- Твое полное имя Фицрой? - спросила она.

- Да. Понятия не имею, почему родители так решили. Но посмотри. Попытайся открыть свои мысли моим, а затем сделай вот так.

Он протянул ей руку ладонью вверх, ожидая, когда она сделает тоже самое.

Как только она так сделала, кольца стали теплыми и сцепили их руки вместе, как магниты.

- Они сделаны из руменила, - сказал Фитц, - который реагирует на умственную энергию. Это ничего не изменит, но покажет нам, когда наши умы будут связаны, и я подумал, что это поможет нам сконцентрироваться и... - Он замолчал. - Ты ненавидишь их, не так ли?

- Конечно нет!

На самом деле они очень ей понравились.

Она просто пыталась не показывать этого.

Очень много детей смотрело на них.

И шепталось.

И хихикало.

Фитц повернул ладонь, разрывая связь колец.

- Думаю, что нужно было подарить ожерелье, которое показывала мне Биана. Просто у тебя столько ожерелий... а последнее, которое ты получила...

Он не закончил предложение.

Это означало бы упомянуть Кифа.

- Я рада, что ты подарил мне их. Серьезно. Они мои любимые. - Она указала на «ФЭВ».

Фитц улыбнулся и убрал темные волосы со лба.

- Пошли, я уверен, что Декс и Биана уже заждались нас.

- А куда подевалась Гризель? - спросил Сандор, когда они повернулись, чтобы уйти. - Она должна находиться рядом с тобой.

- Я прямо здесь, - произнес хриплый женский голос, когда гибкий серый гоблин в приталенном черном спортивном костюме, казалось, проявился из теней. Телохранитель Фитца была такой же высокой как и Сандор, но намного тоньше... и в чем она испытывала недостаток, она восполняла хитростью и изяществом.

- Клянусь, - сказала она, шлепнув Сандора по носу. - Стало почти слишком легко спрятаться от тебя.

- Любой может скрыться в этом хаосе, - раздраженно ответил Сандор. - И сейчас не время для игр!

- Всегда есть время для игр. - Гризель отбросила свой длинный конский хвост так, что это почти показалось... Это было кокетливо?

Сандор, должно быть, тоже это заметил, потому что его серая кожа окрасилась в розовый. Он откашлялся и повернулся к Софи:

- Разве мы не направлялись в кафетерий?

Она кивнула и последовала за Фитцем по коридорам, похожим на лабиринт, где красочные кристаллические стены мерцали в послеобеденном солнечном свете. Кафетерий был на втором этаже пятиэтажной стеклянной пирамиды кампуса, которая располагалась в центре внутреннего двора, окруженного П-образным главным зданием.

Софи потратила большую часть прогулки, гадая, через сколько Декс заметит ее новые аксессуары. Ответ - три секунды... и еще секунду, чтобы заметить такие же кольца на больших пальцах Фитца.

Его фиолетово-голубые глаза сузились, но он сохранил свой голос веселым, когда произнес:

- Думаю, что в этом году мы все дарим тебе кольца.

Биана протянула руку, чтобы показать Софи кольцо, которое выглядело знакомым... вероятно, потому что у Софи было менее блестящее, немного более изогнутое и определенно менее розовое кольцо на пальце.

- Я также сделал одно и для тебя, - сказал Декс Фитцу. - Оно в твоей шляпе. И у меня еще для Тама и Линн, я отдам им, когда мы снова увидимся. Так и у нас всех будет кнопка паники... я добавил более сильных трекеров, чтобы отследить сигнал, даже если ты не нажмешь на камень. На всякий случай, если будет что-то странное.

- Твои трюки Технопата не нужны, - сказал ему Сандор, указывая на группу телохранителей... всего четыре гоблина.

- Но все же хорошо иметь резервный план, верно? - спросила Биана, восхищаясь своим кольцом. Розовый камень соответствовал блестящим теням, которыми она подвела свои бирюзовые глаза, а также блеску на сердцевидных губах. Биана напомнила Софи кукол, с которыми человеческие родители пытались заставить ее играть... слишком красивыми и стильными, чтобы быть реальными.

- Еще раз спасибо, - сказала Биана Дексу. - Я никогда его не сниму!

Щеки Декса стали того же оттенка, что и его земляничные волосы.

Софи улыбнулась, радуясь, что Декс и Биана так хорошо ладили... особенно после всех тех лет, когда Декс ненавидел Васкеров. Раньше он называл Фитца «Чудо-Мальчик» и утверждал, что их легендарная семья была слишком кичлива и совершенна.

Никто больше так не думал.

В самом деле колпаки Фитца и Бианы казались менее наполненными, чем в предыдущем году. Их родители решили не давать Черному Лебедю прикрыть исчезновение Алвара, как они сделали для Кифа. Альвар лгал более десяти лет и использовал свое положение в дворянстве, чтобы шпионить за своим отцом и Советом... и помог похитить Софи и Декса. Он не заслуживал защиты, даже если это навлекло незаслуженный позор на семью.

Неловкая тишина повисла над столом, и Софи пыталась не смотреть на свободные стулья. Мало того, что не было Кифа, но и Дженси принял решение сидеть со старыми друзьями. Он снова присоединился к ним в течение месяцев, когда Софи и другие жили с Черным Лебедем, и, кажется, он отказывался возвращаться, будто переживал, что они снова его оставят. Марелла тоже избегала их... хотя она не сидела за столом Стины Хекс, как ожидала Софи. Марелла сидела в самом дальнем углу, пока Стина общалась с бывшей лучшей подругой Бианы, Марукой.

Стина поймала Софи, наблюдающей за ней, и не улыбнулась в ответ... но она и не посмотрела зло, как это было обычно. По-видимому, так будет теперь, когда Стина узнала, что ее папа работал с Черным Лебедем.

- Вот, - сказал Декс, кладя белую коробку в руки Софи. - Я сделал это для тебя... и прости, что не упаковал. Рекс и Бекс израсходовали всю ленту, привязывая Лекс к люстре.

Младшие братья-тройняшки Декса были печально известными нарушителями спокойствия. У Софи создавалось впечатление, что самые громкие крики на другом конце кафетерия происходили от них. И она ожидала, что когда откроет коробку, то найдет еще одно устройство производства Декса. Но его подарок напомнил ей, что он также был удивительным алхимиком.

- Ты сделал для меня духи из Панакес? - спросила она, встряхивая хрупкую хрустальную бутылку и наблюдая, как розоватые багряно-синеватые лепестки плавают в мерцающем сиропе.

Она открутила колпачок и закрыла глаза, вдыхая насыщенный, сладкий аромат. Сразу же она вернулась на пастбищах Хевенфилда и оказалась под раскачивающимися ветвями дерева Каллы. Панакес тогда только вырос, когда гном охотно отдала свою жизнь и перешла в свою заключительную форму в виде дерева. Калла принесла жертву для своих людей, позволила своим целебным соцветиям вылечить смертельную чуму, которую развязали огры.

- Я уверен, что ты чувствуешь их запах все время, - сказал Декс, - но я знаю, как сильно ты скучаешь по ней. И когда ты будешь пользоваться духами, то она будет с тобой везде, куда бы ты не пошла.

Голос Софи подвел ее, поэтому она схватила Декса и обняла его так сильно, как могла... но она, возможно, держала его дольше положенного. Когда Софи отпустила Декса, он был краснее, чем школьная форма Фитца.

Они были спасены от неловкости открывающимися дверями кафетерия.

Несмотря на утреннее спокойствие, ладони Софи стали липкими, когда она искала в потоке родителей Грэйди и Эделайн. Первым она определила взъерошенные светлые волосы Грэйди, и как только его яркие голубые глаза встретились с ее, на его точеном лице заиграла улыбка.

- Прошла с честью, - прокричали он и Эделайн, когда Софи помчалась через комнату, чтобы встретить их.

Она обняла родителей.

- Даже лингвистику?

Это был самым сомнительный предмет для нее... однозначно. То, что она Полиглот давало ей возможность понимать языки, но после той уловки, которую провернул с ней Киф, Софи отказалась от практики по имитации голосов. Плюс, ее отношения с Наставником были... сложными. Леди Каденс имела особое расположение к ограм, и она не была рада, что Софи поспособствовала затоплению столицы огров.

- По ней у тебя был самый низкий балл, - признала Эделайн, убрав часть ее волнистых янтарных волос с глаз. - Но ты все же оказалась в рамках прохождения.

- А самый высокий балл у тебя по причинению, - добавил Грэйди. - Член Совета Бронте сказал, что ты была невероятно погружена во время уроков. На самом деле он сказал, что теперь ты достигла его самого продвинутого уровня обучения.

- Это плохо? - спросила Софи, не упуская из виду то, как он поднял бровь. Ей не нравилось причинять боль... но эта способность спасла ей жизнь. И обучение, по крайней мере, дало ей то, что она могла сделать, чтобы подготовиться для следующего раза, когда она будет мериться силами с Невидимками. - Я просто хочу удостовериться, что смогу защитить себя... и я знаю, что у меня есть Сандор. Но это не значит, что он непобедим. Разве не логично подготовиться к худшему сценарию?

- Логично, - признал Грэйди. - Но я также думаю, что мы должны поговорить об этом попозже. Хорошо?

Софи кивнула ему. Последнее, что она хотела, это лекцию «с великой силой приходит великая ответственность». Но она была уверена, что это неизбежно.

- Вы, ребята, хотите пойти? - спросила она, зная, что ее родители не были поклонниками сборищ. Прежде чем она сблизилась с ними, Грэйди и Эделайн провели шестнадцать лет, скрываясь, оплакивая смерть их единственной дочери. Джоли погибла в пожаре, который, как они недавно обнаружили, был устроен ее женихом, Брантом - тайным Пирокинетиком и лидером Невидимок.

- Мы в порядке, - пообещал Грэйди, сжав руку Софи. - И мы не можем уйти, пока Магнат Лето не сделает свое заключительное объявление.

Он произносил его имя так легко, не спотыкаясь, как обычно делала Софи. Теперь, когда она знала тайну его личности, ее мозг всегда хотел назвать его мистер Форкл.

Софи осмотрела комнату, чтобы проверить друзей, и обнаружила, что они улыбаются и празднуют. Даже Олден и Делла — родители Фитца и Бианы — выглядели счастливее, чем за все эти недели. Она уже была готова сказать привет, когда огни потускнели, и лицо Магната Лето спроецировалось на стеклянные стены.

- Вы, детишки, отлично справились с экзаменами! - сказал он, начав речь с его двух любимых слов.

Неважно, сколько раз Софи изучала его приглаженные темные волосы и изогнутые черты лица, она все еще не могла увидеть раздутое, морщинистое лицо лидера Черного Лебедя за ними. Но она наблюдала, как маскировка от сока ягод раклберри мистера Форкла исчезла прямо на ее глазах.

- Я понимаю, что сейчас вы уходите на шестинедельный перерыв, - продолжил Магнат Лето, - но в свете последних событий, Совет решил делать вещи немного по-другому. Я не буду вдаваться в дальнейшие подробности... Совет разошлет официальные свитки после выходных. Но я хотел упомянуть об этом сейчас, чтобы вы были готовы. А пока, наслаждайтесь праздником. И помните, что изменения могут быть мощными и вдохновляющими, когда мы непредвзяты.

Ропот превратился в рев, когда его проекция исчезла, оставляя всех обсуждать возможности.

- Ты хоть представляешь, о чем он говорит? - спросил Грэйди Софи.

Она не знала... и от этого все становилось печальнее. После всех споров, которые она вела с Черным Лебедем, всеми ее бесконечными просьбами о том, чтобы они включили ее в свой состав и доверились ей, они все еще настаивали на том, чтобы держать ее на расстоянии вытянутой руки.

- Похоже, все идут домой, - сказал Грэйди, предложив собирать подарки Софи, пока она прикрепляла свой колпак обратно к шкафчику.

Атриум был пуст, когда она пришла... только Софи и Сандор и несколько пузырей с леденцами, о которых забыли. Она оставила шапку на средней полке шкафчика и собиралась уйти, когда заметила белый конверт со знакомым кривым черным символом на верхней полке.

- Наконец-то, - прошептала она, вспарывая плотную бумагу и разрывая знак «лебедь».

Внутри она нашла короткую записку... и подарок.

Она надела длинное ожерелье на шею, не удосужившись проверить кулон в форме лебединой шеи или круглый кусочек стекла в центре. Черный Лебедь дал ей такой же монокль, когда она поклялась в верности их делу, и она была рада получить замену тому, что разрушил Брант.

- Что написано в записке? - спросил Сандор, напомнив ей, что она не будет сбегать на секретные назначения без него.

Она вручила ему бумагу, строчки на которой были прямее, чем обычные подсказки Черного Лебедя:


Офис директора.

Сейчас.

Приходи одна.


- Мне это не нравится, - пробормотал Сандор.

- Тебе никогда не нравится.

Сандор последовал за Софи без дальнейших комментариев, когда она прокладывала свой путь обратно к стеклянной пирамиде. Софи смотрела вниз, когда шла, то почувствовала облегчение, добравшись до вершины и не столкнувшись с друзьями. Если бы они узнали о записке, то настояли бы на том, чтобы присоединиться к ней.

- Вы можете войти, Мисс Фостер, - произнес глубокий голос Магната Лето через тяжелую дверь даже до того, как Софи успела постучать. - Но я хотел бы, чтобы Сандор остался снаружи. Этот разговор не для чужих ушей.

Вздох Сандора походил на рык.

- Я буду снаружи... и если ты куда-нибудь прыгнешь без меня, будут последствия.

- Закройте за собой дверь, - сказал Магнат Лето, когда Софи вошла. Слова эхом отозвались по стеклянному офису.

Послеобеденный солнечный свет тек через окна, делая треугольную комнату ослепительно яркой. На наклонных стеклянных стенах висели зеркала, остатки с тех времен, когда Член Совета Алина (самый наименее любимый Член Совета) была руководителем Ложносвета.

- Я рад, что ты пришла, - сказал Магнат Лето с другой стороны своего огромного вращающегося рабочего кресла. Он сидел лицом к окнам, скрываясь позади жесткой спинки кресла. - Прошу прощения, что моя записка была столь поспешна. В следующий раз я удостоверюсь, что она зарифмована.

Последние слова прозвучали выше, и Софи попыталась понять почему, когда стул медленно развернулся к ней лицом.

Вместо темноволосого эльфа, которого она ожидала увидеть, она обнаружила мальчика, одетого во все черное, с искусно уложенными светлыми волосами и печально известным талантом к имитации голоса.

- Киф? - прошептала она.

Он ухмыльнулся:

- Скучала по мне?


Глава 2

- Ничего себе, что за эпическая волна эмоций, которой ты бьешь в меня, - сказал Киф, раздувая воздух между ними. - Такое чувство, что ты хочешь обнять меня или задушить... и лично я голосую за объятие.

Он откинулся на стуле, широко раскрыв руки.

- Ты серьезно собираешься шутить? - спросила Софи, пытаясь говорить тихо. Она не хотела, чтобы Сандор вмешался, пока не получит некоторые ответы.

- Ближе не подходи, - предупредила она, когда Киф встал, чтобы подойти к ней. - Я практиковалась в причинении. И много.

Одна рука дернулась к животу, связывая узел эмоций под ребрами. Бронте учил ее связывать их и распутывать каждый раз, когда был нужен взрыв разъяренной силы.

Улыбка Кифа погасла:

- Ты боишься меня?

- Ты - Эмпат.

Слова повисли на несколько секунд, становясь все тяжелее и тяжелее.

Киф опустился на стул:

- Ничего себе... Я такого не ожидал.

- А чего ты ожидал? Ты сбежал с Невидимками! Ты понимаешь, что они пытались убить меня, да? Они убили Кенрика и Джоли, и почти всех гномов и...

- Знаю, - перебил Киф. - Но ты знаешь меня, Фостер.

- Думала, что знаю.

- Знаешь. Я все еще тот же парень. Все, что я пытаюсь сделать, это закончить этот кошмар. Если я смогу выяснить, что они планируют...

- Нет, - встряла Софи. - Это худшая идея, которую я когда-либо слышала. Игра за обе стороны никогда не работает. Рано или поздно они заставят тебя передать.

Киф заерзал на стуле:

- Понимаю, то, что я делаю опасно...

- И глупо, - добавила Софи. - И опасно. И...

- Я должен сделать это. И все будет хорошо. Это все для сохранения правильного баланса.

- Нет никакого баланса, когда дело доходит до плохих парней, Киф. Они плохие. Это просто.

- Ты и я, мы оба знаем, что это никогда не просто. На самом деле я, кажется, помню, как ты говорила мне, что злодеи не все плохие.

- Я сказала это, потому что не хотела, чтобы ты присоединился к ним! Я сказала, что это делает их настолько страшными!

- Я знаю. Но... У меня есть план. Я должен придерживаться его.

Его льдинисто-синие глаза встретились с ее, моля о понимании.

Она покачала головой:

- Мы можем разбить их вместе. Команда Фостер-Киф, помнишь?

- И сколько раз ты почти умерла в процессе? - спросил он. - Сколько было экстренных посещений врача? И что, если Элвин больше не сможет вылечить тебя?

- Что если Элвин не сможет вылечить тебя?

- Я... не важно.

И вот оно.

Вина Кифа.

Самая опасная эмоция, которую мог чувствовать эльф.

Большинству она нанесла вред. Здравомыслие Олдена когда-то разрушилось из-за вины. Но некоторых людей она сделала безрассудными.

- Не твоя забота защищать меня, - сказала она ему.

- Возможно, нет. Но если что-то произойдет...

Она ждала, что он скажет все остальное... настоящую причину, за которую он чувствовал себя в ответе, и, когда слов не последовало, она сказала сама.

- Я знаю, ты винишь себя за то, что сделала твоя мама...

- Это не о ней!

Но это было не так.

Софи слишком хорошо его знала.

Семейная жизнь Кифа всегда была несчастной, благодаря его жесткому, резкому отцу. Но он был на пути вниз, когда обнаружил, что его мама являлась одним из лидеров Невидимок. Она даже стерла некоторые его детские воспоминания и скрыла шпиона в его булавке с фамильным гербом, таким образом, он привел Невидимок прямо к своим друзьям. Но все это было до того, как Невидимки оставили ее умирать в тюрьме огров, в качестве наказания за то, что она дала схватить одного из ее последователей.

Киф продолжал утверждать, что ему все равно. Но Леди Гизела все еще оставалась его мамой... и он присоединился к Невидимкам прямо после того, как узнал, что они могли помочь ему спасти ее.

- Пожалуйста, - попросила Софи. - Мы можем делать все, что могут сделать они. Просто вернись домой... пока еще не слишком поздно.

- Уже слишком поздно.

Его голос был таким же плоским, когда он сказал ей, что не может притворяться тем, кем она хочет, чтобы он был.

- Так это об Инициативе Путеводной Звезды, да? - спросила она.

Она только слышала о таинственном проекте, его дважды упоминали... один раз Невидимки, а второй раз в воспоминании Кифа, которое пыталась стереть его мать. Это, казалось, был великий план Невидимок. И Киф полагал, что являлся его частью.

Киф встал и начал вышагивать по небольшой комнате, держа осторожное пространство между ними.

- Что такое Инициатива Путеводной Звезды? - надавила она. - И что ты нашел в других потерянных воспоминаниях, которые вернул? Ты сказал, что было больше.

- Это не важно.

- Очевидно, что важно.

Киф запрокинул голову, его глаза сосредоточились на самой высокой точке.

- Все, что ты должна знать, это то, что я не похож на тебя, хорошо? Невидимки не собираются предоставлять мне выбор.

Софи тоже была частью проекта... Проекта Черного Лебедя «Мунларк». Они генетически усилили ее способности и наполнили ее разум важными тайнами по причинам, которые они все еще полностью не объясняли. Но мистер Форкл всегда прояснял, что дальнейшее участие было ее выбором.

- Выбор есть всегда, Киф.

- Да... я собираюсь найти способ закончить это на моих условиях. Это мой выбор.

Тишина повисла между ними, и Софи стала играть с кулоном-моноклем, который он дал ей с запиской.

- Это тот кулон, которым Брант приказал клеймить меня?

Киф съежился.

- Нет. Это от меня. Я украл его.

- Что произойдет, когда они обнаружат пропажу?

Он пожал плечами.

Она вздохнула:

- Это не сработает, Киф. Брант и Финтан сумасшедшие... но они не глупы. Как и Альвар. Один из них выяснит, что ты делаешь, и затем кто знает, как они накажут тебя? Просто уйди от них сейчас, и мы вместе придумаем новый план.

Она протянула ему руку.

Киф смотрел на нее так долго, что у Софи начали болеть мышцы.

- Что? - спросила она, когда он отвернулся. - Ты лучше сделаешь больно людям, которые заботятся о тебе?

- Я помогаю тебе!

- И причиняешь боль нам. Ты знаешь, что сделал Фитц, когда я сказала ему, что ты ушел?

Киф провел руками по волосам, разрушая его осторожный стиль.

- Думаю, это включало вопли.

- На это я надеялась. Но он даже не повысил голос. Он просто отвел взгляд так, чтобы я не видела, как он плачет. Как и Биана. Даже Декс прослезился.

Секунды шли. Может быть, минуты. Это казалось вечностью, прежде чем Киф прошептал:

- А что насчет тебя?

- Я плакала сильнее, чем любой из них, - признала она. - А потом я разозлилась. Ты украл тайник Кенрика. Ты сымитировал мой голос!

Устройство размером с мраморный шарик содержало семь Забытых Тайн... информация считалась слишком опасной даже для Совета. У каждого Члена Совета был свой тайник, и Кенрик попросил, чтобы Оралье доверила его тайник Софи, когда он умрет. Софи поклялась защищать тайник своей жизнью, и, если она не вернет его, прежде чем Совет обнаружит пропажу...

- Я также помог тебе сбежать, - напомнил ей Киф.

- Да, но ты дал мне только одну специальную бусинку. Что произойдет в следующий раз, когда Невидимки найдут меня? Или Декса? Или Фитца? Или Биану?

- Я найду другие пути. Я уже работаю над несколькими вещами. И я создал только одну бусинку, потому что знал, что Невидимки не попадутся на ту же самую уловку дважды.

- Мне нравится, как ты говоришь о них, будто ты не один из них.

- Я не один из них.

- Уверен?

Она указала на пятно на рукаве его длинного черного плаща, тот же символ продолжал преследовать ее в кошмарах... белый глаз в кругу.

- Это просто костюм, - настаивал Киф.

- Даже если это так, то, что ты делаешь, реально. Тайник может разрушить все. А ты передал его так, будто он ничего не значит...

- Потому что это не так! Они не смогли открыть его. Их Технопаты испробовали все доступные средства, но так и не смогли пробиться через защиту.

- И когда они, наконец, поймут это?

- Я украду его задолго до того, как это произойдет. Я могу справиться с этим, Софи. Это мое наследие.

- Что это означает?

- Я все еще соединяю части. Но я знаю достаточно, чтобы понять, что должен это сделать. И мой план уже работает. Каждый день они доверяют мне немного больше.

- Почему? - рявкнула она. - Какие ужасные вещи они заставляют тебя делать, чтобы доказать им свою преданность?

Киф снова попытался начать расшагивать, но она не дала.

- Ты помог им ворваться в регистратуру.

- Конечно нет.

- Потому что они не просили тебя? Или потому что ты сказал им «нет»?

Его ерзание заставило ее пожалеть, что ей придется задать следующий вопрос.

- А что насчет Святилища?

Невидимки месяцами пытались ворваться в заповедник животных, чтобы украсть Силвени и Грейфелла - единственных известных аликорнов, которые также были друзьями Софи и Кифа.

- Ты был там, не так ли? - спросила она, когда он отодвинулся от нее. - Ты помог Невидимкам поджечь ворота?

- Все, что я делал, это наблюдал.

Она покачала головой:

- Как ты мог быть частью всего этого?

Невидимки были готовы рисковать всем, чем угодно, лишь бы выкрасть Силвени. Они даже сломали одно из ее крыльев. Все потому, что эльфы полагали, что если дать существу исчезнуть, это сдвинется неустойчивое равновесие всей планеты. Кто бы ни управлял последними двумя аликорнами — и их будущим ребенком — он мог шантажировать Совет. Они также доказали бы миру, как мало Совет мог сделать, чтобы защитить что-то, что нужно лелеять, и подпитали бы волнение, угрожающее выйти из-под контроля.

- Я знал, что Силвени и Грейфелла там не было, - поспорил Киф. - Это единственная причина, почему я согласился. И, если тебе интересно, я ничего не сказал Невидимкам.

- Пока, - поправила Софи. - Даже если ты не скажешь им, они могут использовать Телепата, чтобы извлечь все твои тайны.

- Прямо сейчас у них нет Телепата. Гезен был единственным, и Совет запер его... благодаря нам. Говорю тебе, я все продумал. Мне просто нужно, чтобы ты мне доверяла.

Она хотела.

Правда хотела.

Она даже прилагала все усилия, чтобы убедить Фитца, Декса и Биану не разочаровываться в нем.

Но она все еще могла слышать сообщение Невидимок Кифу: «Конечно, ты понимаешь, что переходить на другую сторону - означает предавать друзей».

- Пожалуйста, - попросил Киф. - Обещаю, я - это все еще я. И я могу сделать это.

Он сделал осторожный шаг к ней.

Потом еще один.

И еще.

Когда он оказался прямо перед ней, его губы сложились в печальную улыбку.

- Обратно к нервным привычкам, а? - спросил он, когда убрал выпавшую ресницу с ее щеки.

- Это были тяжелые несколько недель, - прошептала она.

- Да. Правда.

Он подул на ресничку, и она задумалась, загадал ли он желание... пока не вспомнила, что у эльфов не было такого глупого суеверия.

Она, вероятно, тоже не должна была загадывать, но она шагнула вперед и отправила мысленный запрос во вселенную.

- Ты больше не боишься меня, да? - спросил он. - Ты доверяешь мне?

Она честно не знала. Таким образом, она протянула ему дрожащую руку.

- Ты скажи мне.

Пальцы Кифа переплелись с ее, и он нахмурился, когда закрыл глаза.

- Спасибо, - прошептал он, его губы растянулись в широкую улыбку. - Я знал, что могу рассчитывать на тебя, Фостер.

- Не заставляй меня пожалеть об этом.

- Не буду. Вот почему я пришел сюда сегодня... я должен был найти способ предупредить тебя. Я еще не знаю точных подробностей, знаю, что это включает Грэйди и Эделайн и... ой, ничего себе, спокойнее. - Он поддержал ее, когда ее коленки подкосились. - Все будет хорошо. Видишь, почему я делаю это? Я могу остановить все, прежде чем станет плохо.

Софи сделала медленный, глубокий вздох, пытаясь напомнить себе, что способность Грэйди в качестве Месмера давала ему невероятное преимущество. Она видела, как он заставил всех двенадцать Членов Совета ударить себя по лицу. Он даже заставил Бранта сжечь собственную руку.

Но Невидимки были безжалостны.

И умны.

И всегда готовились к игре.

Что заставило ее понять...

- Ты не можешь вернуться туда, Киф. Сегодня, вероятно, был тест. Могу поспорить, тебе дали эту информацию, чтобы проверить, предупредишь ли ты меня или нет. Они могли следить за тобой прямо сейчас... что? - спросила она, когда заметила, как сильно он прикусывает губу.

- Это не тест. Они... послали меня сюда.

- Зачем им это делать?

Взгляд Кифа вернулся к потолку.

- Вероятно, потому что я сам предложил. Мне был нужен способ предупредить тебя... а им было нужно, чтобы я доказал свою преданность. Это было лучшим решением, которое я мог предложить.

Холодный озноб окатил Софи, когда он достал из кармана плаща две штуковины... плоский золотой треугольник и синий кулон с одной гранью.

- Следующая часть будет грубой, - прошептал он. - Но если закроешь лицо, обещаю, будешь в безопасности. И на всякий случай... - Он открепил свой плащ и обернул его вокруг ее плеч, надев капюшон на ее голову. - Я скажу им, что потерял его в хаосе.

- В каком хаосе, Киф? Что ты делаешь?

- Помогаю тебе. Иногда вещи должны ухудшиться, прежде чем стать лучше.

Софи пыталась позвать Сандора, но Киф закрыл ее рот одной рукой и бросил золотой треугольник в потолок другой. Одна из сторон закрепилась на центре вершины, и устройство вспыхнуло зеленым.

- Это означает, что у нас есть десять секунд, - сказал Киф. - Просто ляг и закрой лицо... все будет хорошо. Сандор будет в порядке. У гоблинов супертолстая кожа... просто доверься мне, ладно?

Он убрал руку от ее рта, но Софи дрожала слишком сильно, чтобы кричать. Она упала на колени и натянула капюшон на голову.

- Пожалуйста, не ненавидь меня, - попросил Киф, когда поднял свой синий кристалл к свету, чтобы создать путь. - Скажи всем, что я вернусь, как только закончу. И помни... я на твоей стороне.

Он исчез во вспышке света, когда зеленое устройство покраснело, завизжало и взорвалось на потолке, послав звуковую волну по стенам.

Раскалывая все стекла.


Глава 3

- Все не так плохо, как кажется.

Магнат Лето произнес эти слова дюжину раз... и Софи хотелось верить им. Но все, что она видела, это осколки стекла, вспыхивающие в его волосах.

Она тоже была покрыта ими, но, главным образом, они застряли в толстом плаще Кифа. Она была спасена от любых порезов или царапин именно так, как он обещал.

Стеклянной пирамиде повезло меньше. Офис Магната Лето лежал в руинах, его стены теперь были пустыми металлическими каркасами. И пока остальная часть пирамиды просто потрескалась и раскололась, все стекла требовали замены.

По крайней мере, никто не пострадал... и другие здания в кампусе были целы. Но это не изменило то, что теперь Невидимки напали на Ложносвет.

И это была идея Кифа.

Все двенадцать Членов Совета посетили школу, чтобы оценить размер ущерба и опросить Софи. Потом Магнат Лето проводил ее домой, чтобы услышать настоящую историю.

Гаснущее зарево сумерек просачивалось сквозь стеклянные стены Хевенфилда, обрисовывая элегантный белый интерьер главной комнаты фиолетовыми, серыми и синими тонами. Даже с мягким отливом от мерцающих люстр, Софи ощущала, будто весь мир был в синяках.

- Правда, мисс Фостер, - сказал Магнат Лето, когда плюхнулся рядом на плюшевый диван. - Я хотел отремонтировать офис, с тех пор как вступил в должность директора. Я никогда не был поклонником своего отражения... особенно в этой форме.

Софи покачала головой:

- Вы знаете, это нечто большее, чем сломанные зеркала.

- Она права, - согласился Грэйди, спускаясь по изогнутой лестнице вместе с Бриелль - гоблином-телохранителем с жесткими вьющимися волосами. - Речь идет о мальчике! Я знаю, что он был твоим другом...

- Он - мой друг, - исправила Софи.

И он работал с ее врагами.

Грэйди присел перед ней.

- Независимо от того, кто он для тебя, это не изменит то, что он сделает. - Он убрал особенно острый осколок стекла с ее рукава.

Острые, как бритва, края раскромсали бы ее кожу, если бы Киф не дал ей свой плащ.

Опять же, ей бы не понадобился плащ, если бы он не устроил взрыв.

Она потянулась к рукам Грэйди.

- Я в порядке. И Киф сделал это, чтобы предупредить нас.

- Это не делает разрушение Ложносвета нормальным!

Нет, это...

- Технически, он разрушил только мой офис, - поспорил Магнат Лето. - И моя собственная глупость частично виновата. Я должен был заподозрить что-то, когда меня вызвали в атриум Пятого Уровня, чтобы убрать парочку гремлинов из шкафчика. Вызывать хаос всегда было одной из особенностей мистера Сенсена. Например, проникнуть в кабинет директора.

- Ты серьезно собираешься приравнять это к одной из его шалостей? - спросил Грэйди. - Будто это просто еще один Большой Инцидент Гилон?

Если бы вена на лбу Грэйди не была такой выпуклой, Софи наконец-то попросила бы кого-то из них рассказать историю легендарного триумфа Кифа.

- Это все довольно темные оттенки серого, - признал Магнат Лето. - Но с таким цветом мы все знакомы, не так ли? Разве ты не использовал его, чтобы описать свое поведение, когда столкнулся с Брантом и с тем, что он сделал с твоей дочерью? Или мисс Фостер, когда ты одурманила свою человеческую семью, чтобы стереть себя из их жизни? И, конечно же, Совет применял его для большинства моих действий. В конце концов, я помог сформировать незаконную организацию. Экспериментировал с генетикой невинного ребенка. Спрятал ее подальше в Запретный Город, где ее воспитали люди. Стер два ее воспоминания без разрешения...

- И у нас большая проблема, - прервала Софи, больше не нуждаясь в напоминаниях о том, насколько странной была ее жизнь. - Я уверена, что Оралье знала, что я соврала, когда сказала, что не видела, кто вызвал звуковую волну. Я была слишком взвинчена, чтобы одурачить Эмпата.

- Член Совета Оралье всегда была твоей сторонницей, - заверил ее Магнат Лето.

- Ладно, но Член Совета Алина тоже выглядела подозрительной... и она ненавидит меня. Все это заставит одну из них выяснить, что это был Киф, и он никогда не сможет вернуться.

- Не обязательно, - сказал Магнат Лето. - Сомнительные действия могут быть прощены, когда они сделаны с благими намерениями. Подумай о причинах Древних Членов Совета, которые не предупредили гномов, что у огров была чума. Со временем большинство поняло их сложные мотивы.

Ключевое слово в этом предложении было «большинство».

И в этом большинстве многие хотели бы увидеть, как печально известный нарушитель спокойствия переходит на новый уровень беспредела. Или еще хуже: верный сын, играющий ту роль, которую избрала для него мать.

Софи откинулась на диванные подушки, пытаясь исчезнуть в пухе... в чем угодно, чтобы избежать необходимости выяснять, что делать или думать, или...

- Я знаю, что это все очень давит, - сказал Магнат Лето. - Но это только потому, что ты пытаешься интерпретировать действия мистера Сенсена разумом. У тебя очень хорошая голова, мисс Фостер. Очень логичная, умная и сильная. Но ты знаешь, что более могущественно?

Он указал на ее сердце.

- Что это значит? - спросил Грэйди. - Мы полагаемся на подростковые чувства?

- Я не отбрасывал бы их так быстро. Мисс Фостер понимает мистера Сенсена так, как из нас никто не может. Я пристально наблюдал за ними во время их пребывания в Аллюветерре. Он открылся ей. Оперся на нее. Доверился ей. Так... — он посмотрел Софи в глаза, — что тебе подсказывает сердце?

Софи скрестила руки на груди, жалея, что она не могла залезть внутрь и вырвать из себя ответ. Вместо этого ее голову продолжали затоплять воспоминания:

Киф, плачущий на ее плече в тот день, когда она должна была сказать ему, что его мама, возможно, мертва.

Вечеринки с ночевкой у окна, которые они устраивали, чтобы не оставаться один на один с жесткими ночами.

Стены его комнаты, покрытые записками, и пол, усеянный обрывками бумаги, когда он отчаянно пытался соединить правду, скрытую в его прошлом.

Юный Киф, сидящий и ждущий в Атлантиде семью, которая просто забыла о нем.

Она много раз переигрывала сцены, пока их не вытеснили другие.

Киф, в Медицинской Палатке в Эксиллиуме, его юмор и уверенность слетели, обнажив испуганного, сердитого мальчика, который скрывался под всем этим.

Воспоминание ничего ей не сказало. Но причинило сердечную боль... заставило ее желать, чтобы она смогла обнять его и сделать так, чтобы все было хорошо.

Магнат Лето кивнул, будто подслушивал ее мысли. Это заставило ее задуматься...

- Когда мы были в Аллюветерре, вы когда-либо читали его мысли?

Телепаты, как предполагалось, не вторгались ни в чью частную жизнь без разрешения... но Магнат Лето никогда не следовал правилам.

- Ты спрашиваешь, знал ли я, что он собирался присоединиться к Невидимкам? - спросил он. - Я знал, что он обдумывал это. Но идея была невероятно робкой. Она не сформировалась, пока вы не добрались до Равагог... и даже тогда, он все еще казался неуверенным. Но могу сказать, что он рассматривал это как необходимое зло, чтобы исправить заблуждения, вызванные матерью.

- «Зло» - верное слово, - пробормотал Грэйди. - И если Этот Мальчик снова окажется рядом с тобой, я хочу, чтобы ты использовала свое причинение в полную силу.

- Грэйди! - ахнула Эделайн.

Она стояла у самой дальней стены рядом с Кадоком — ее неповоротливым новым телохранителем, на фоне которого Сандор выглядел тощим — молча, глядя на пастбища пасущихся динозавров и других сумасшедших существ, поэтому Софи забыла, что она была там.

- Нужно ли тебе напоминать, что Киф делает тоже самое, что пыталась сделать наша дочь? - спросила его Эделайн.

Слова ударили так, что Грэйди отступил на шаг назад.

Они также сильно ударили и Софи.

Джоли пыталась проникнуть к Невидимкам, и план работал... пока они не приказали, чтобы она уничтожила человеческую атомную электростанцию, чтобы доказать свою преданность. Спустя несколько дней после того, как она отказалась, она умерла.

Грэйди подошел к Эделайн и обнял ее за талию:

- Прости. Думаю, после Бранта у меня проблемы с доверием.

Он сказал что-то еще, но Софи не уловила, ее мысли столкнулись в огромной действительностью, в которой застрял Киф.

Столько, сколько ее терзали мысли, и она психовала, она никогда по-настоящему не представляла себе невозможные варианты, с которыми он мог столкнуться... или худший случай:

Высокое, худощавое дерево со светлыми лохматыми листьями и рассеянными цветами холодного синего цвета, растущее на травянистом холме в Уондерлинг — версия кладбища эльфов.

Семя каждого Уондерлинга было обернуто ДНК эльфа, в память о котором оно было посажено, и вырастало с их колоритом и сущностью.

- Он собирается убить себя, - пробормотала Софи, когда узел эмоций под ее ребрами сжался в миллион раз сильнее. - Мы должны вытащить его.

- Как ты предполагаешь, нам это сделать? - спросил Магнат Лето.

Софи пожалела, что у нее не было предложений. Но она даже не знала, где находился Киф. Она пыталась отследить его мысли в течение многих недель, как раньше делала, когда они играли в базовый квест. Но все, что она могла сказать, было то, что Киф находился очень далеко.

- Он придет домой, когда будет готов, - сказал ей Магнат Лето. - Тем временем я предлагаю, чтобы мы использовали информацию, которую он добыл для нас, зайдя так далеко. - Он повернулся к Грэйди и Эделайн. - Полагаю, что вы позволите вашим новым телохранителям делать свою работу?

- Бриелль и Кадок - часть нашего лучшего полка, - добавил Сандор.

- Вы думаете, что Невидимки догадаются, что Киф предупредил нас, если у Грэйди и Эделайн внезапно появятся гоблины-телохранители? - Софи должна была об этом спросить.

- Уверен, что у мистера Сенсена есть план относительно этого, - пообещал Магнат Лето.

- Мм, мы говорим об одном и том же Кифе? - спросила Софи.

- Это не имеет значения, - сказал ей Грэйди. - Мне не нужен телохранитель.

Бриелль прочистила горло:

- Со всем должным уважением, мистер Руен, есть причины, почему эльфы полагаются на помощь гоблинов. Вы действительно готовы убить, если возникнет такая необходимость?

Грэйди немного позеленел, когда Бриелль достала меч из ножен и взмахнула им со смертоносным изяществом. Эльфийский разум не мог перенести насилия. Мысли были слишком чувствительны... а совесть - слишком сильна. Вот почему Невидимки были так нестабильны... хотя Финтан держался намного лучше Бранта.

- Что если мы останемся здесь? - предложила Эделайн. - Совет не давал Грэйди назначение неделями, и нам много что нужно сделать для животных. Мы можем выдать Кадока и Бриелль за дополнительных охранников для Софи. Это не должно показаться странным после того, что произошло.

- Это блестящее решение, - сказал Магнат Лето.

- Кроме того, что тогда мы оказываемся под домашним арестом, - поспорил Грэйди.

- Разве безопасность того не стоит? - возразила Софи.

- Эй... это работает в обе стороны малышка, - напомнил Грэйди. - Если я соглашусь на это, мне нужно, чтобы и ты согласиться, что больше не будешь встречаться ни с кем, связанным с Невидимками... особенно с Тем Мальчиком.

Софи простонала.

- Его зовут Киф!

- Сейчас это не так. Он должен заработать свое возвращение. И если он действительно будет на нашей стороне, то не станет возражать против того, чтобы рядом с тобой был телохранитель. Понятно?

Софи согласилась, главным образом, потому что Сандор поколотил бы ее, если бы она этого не сделала.

- Как вы думаете, чего хотят от вас Невидимки?

- Подозреваю, что, прежде всего, это давление, - спокойно сказал Магнат Лето. - Во многом как и их попытки захватить аликорнов. Если они получат что-то, что ты любишь...

- То смогут управлять мной, - закончила Софи.

Магнат Лето кивнул:

- Могу поспорить, что они — как я — предполагают, что Кенрик знал, что его тайник намного более ценен для тебя, если у тебя есть способ получить доступ к информации внутри. Это могло быть их планом вынудить тебя открыть его для них.

- О, хорошо... таким образом, штука, которую украл Мальчик, подвергает нас всех большой опасности, - пробормотал Грэйди.

- Если бы не это, было бы что-то другое, - заверил его Магнат Лето. - Но сначала это была бы мисс Фостер. По правде говоря, чем ценнее они видят ее, тем в большей она безопасности... условно говоря.

- Я даже не знаю, как открыть тайник, - напомнила всем Софи... хотя технически она никогда не пробовала. У нее в голове хранилось достаточно сумасшедшей информации. Последнее, что она хотела, чтобы ее голову заполнили тайны, с которыми даже Совет не мог справиться.

Однако теория Магната Лето поднимала другие вопросы... от которых ее голос становился низким и скрипучим.

- Я знаю, вы не хотите сказать мне, кто мои генетические родители...

- Неверно, - перебил Магнат Лето. - Я не могу тебе этого рассказать.

Софи взглянула на Грэйди и Эделайн, пытаясь решить, должна ли она оставить этот разговор. Она редко упоминала о генетических родителях при них... или ее семью. Было сложно иметь трех разных мам и пап... тем более что одна пара больше не помнила ее, а другая была полной загадкой.

Но ей нужно было знать.

- Кенрик был моим отцом? Он был Телепатом. И он всегда был так добр ко мне. - У нее перехватило горло, когда она вспомнила его светлую улыбку.

Рыжеволосый Член Совета был одним из самых сильных сторонников Софи, вплоть до того дня, когда она потеряла его в аду Эверблейз Финтана.

Магнат Лето коснулся руки Софи, проследив пальцем звездообразный шрам, который он случайно оставил, когда лечил ее способности.

- Кенрик не был связан с Проектом Мунларк. И это все, что я могу сказать тебе. Некоторые тайны должны оставаться скрытыми. Кроме того, у нас есть намного более неотложные дела для обсуждения, такие как другая значительная информация, которую мы получили от мистера Сенсена. Он действительно говорил, что Гезен был единственным Телепатом Невидимок?

- Почему это имеет значение? - спросила Софи.

- Поскольку телепатия обычно считается нашей самой важной способностью. Мы никогда не узнали бы, что люди составляли заговор, чтобы предать всех нас тысячелетия назад, если бы наши Телепаты не подслушали их схемы. Вот почему в дворянстве больше Телепатов, чем каких-либо других талантов. Так что Невидимкам не удалось завербовать других... это могло рассказать нам что-то об их методе работы. Или есть причины, по которым они избегают этого таланта. Так или иначе, это означает, что я должен надавить на Совет о разрешении посещения Гезена.

Софи прищурилась:

- Я говорила об этом в течение многих недель!

- Я знаю. И я откладывал... отчасти потому что обещал взять тебя с собой, и я по-прежнему считаю, что Гезен намерен причинить тебе вред, если ты попробуешь пробраться в его разум. Но в основном потому, что я хотел увидеть, какую именно роль мистер Сенсен собирался играть, прежде чем выбрать наш следующий шаг.

- Ну, теперь мы знаем, - пробормотал Грэйди, снова вертя в руках осколок стекла.

- Я знаю, что ты смотришь на это и видишь насилие и разрушение, - сказал ему Магнат Лето. - Но я вижу мальчика, готового сделать что угодно, чтобы разорвать организацию Невидимок. И я буду верить в него... тем более что он, возможно, невольно дал нам другое преимущество. Можно мне плащ, мисс Фостер?

- Я уверен, что там скрытый трекер, - предупредил Сандор, когда Софи передала плащ.

- На это я и надеюсь. Возможно, если мы переместим его в какое-нибудь интересное место, мы сможем соблазнить их выбраться из укрытия.

- Ты хочешь встретиться с ними? - спросил Грэйди.

- Я хочу послать сообщение. Могу я одолжить кинжал?

Бриелль выдернула зубчатый серебряный нож из ботинка и вручила его Магнату Лето. Он разрезал подол плаща, показав два диска — один золотой и один черный — пришитые между сгибами плотной ткани.

Сандор нахмурился:

- Золотой - отслеживатель... но я никогда не видел ничего похожего на черный. Он даже не сделан из металла.

- Это правда, - сказал Магнат Лето, разрезав нити, удерживающие черный диск у подкладки. - И это не магсидиан.

Редкий гномий минерал менял свойства в зависимости от того, как он был нарезан, и он часто использовался в качестве формы разрешения.

- Осторожно, - предупредила Софи, когда он поднял диск к лучам сероватого света. - Я уверена, что он покрыт аромарком.

Сильный огрский фермент не причинял боли. Но его можно было удалить только с помощью неприятного процесса.

- Я видел аромарт только на металле, - пробормотал Магнат Лето. - И этот символ...

Он провел пальцем по тонкой белой гравюре на диске... линия была украшена чертами, зажатыми между двумя кругами разного размера.

- Вы знаете, что это означает? - спросила Софи.

- К сожалению, нет, - признался Магнат Лето. - Но я видел его прежде, наряду с другими подобными маркировками, в осколке памяти, который я недавно вернул.

- Кому? - спросила Софи.

Магнат Лето вздохнул, позволив нескольким секундам пройти, прежде чем он сказал ей:

- Прентису.


Глава 4

- Прентису, - повторила Софи, не уверенная, чувствовала ли она облегчение или ярость. - Мы говорим об одном и том же Прентисе, про которого вы говорили, что он слишком слаб, чтобы я исследовала его разум?

- Он таким и был, - согласился Магнат Лето, и от этих слов победила ярость.

Прентис раньше был Хранителем Черного Лебедя, отвечающего за защиту их самых важных тайн. И он позволил своему здравомыслию быть сломанным, чтобы не дать Совету обнаружить существование Софи. Он провел годы, запертым в подземной тюрьме эльфов, достаточно сильно нуждаясь в ее способностях, чтобы вылечить его. Но, когда Софи наконец была готова — и Совет освободил его из Изгнания — сознание Прентиса исчезло, оставив его пустой раковиной.

Ничто не казалось способным вернуть его... пока несколько недель назад, Прентис не проснулся. Софи решила, что это известие означало, что он восстанавливался, но, к сожалению, его разум все еще был сломан. Она умоляла Черного Лебедя позволить ей исцелить его, и каждый раз ей говорили, что разум Прентиса слишком слаб, слишком хрупок, слишком нестабилен.

- Почему вы солгали мне? - рявкнула она, когда Эделайн успокаивающе положила ей руку на плечо.

- Я не лгал, - пообещал Магнат Лето. - Я сказал тебе, что он не был готов к исцелению... к обыску.

- А я думала, что мои расширенные способности сделали меня единственной достаточно сильной, чтобы обыскать сломанный разум, - поспорила Софи.

- Так и есть. Я дорого заплатил за свою попытку. Но я должен был увидеть, смогу ли я выяснить, почему он произнес «лебединая песня».

Черный Лебедь использовал кодовые слова, чтобы предупреждать друг друга, когда они были в чрезвычайной опасности. Прентис подал сигнал прямо до того, как Совет арестовал его, будто он знал, что так и будет.

- Почему тогда вы не позволили мне обыскать его разум? - спросила Софи.

- Потому что... Я не доверяю себе просить тебя о его исцелении. Ты не представляешь, как мне больно оставлять Прентиса в темноте. Но разум должен окрепнуть, прежде чем мы вернем его в полное сознание. Ему и так со многим придется справиться, и если его рассудок снова рухнет, я боюсь, ты не сможешь снова восстановить его.

Надлом в голосе Магната Лето немного остудил гнев Софи.

Оставшаяся часть гнева исчезла, когда она разделила его тревогу.

Многое изменилось в жизни Прентиса, с тех пор как он пожертвовал своим здравомыслием. Его жена, Кайра, умерла при, своего рода, несчастном случае, во время светового прыжка. А его сын, Уайли, вырос, едва зная отца. Это было огромное горе для ослабленного ума.

- Вы могли сказать мне, что происходит, - пробормотала Софи.

- Я знаю. Когда дело доходит до Прентиса, я, кажется, никогда не иду тропой мудрости. Думаю, я чувствую на себе большую за него ответственность.

- Как вы думаете, что я чувствую? Он сломался из-за меня!

- Осторожно, Софи, - предупредил Грэйди. - Ты видела, что было с Олденом.

Вина Олдена о его роли в захвате Прентиса — даже при том, что он не знал, что Прентис был одним из хороших парней — разрушила его здравомыслие. Если бы Софи не нашла силы излечить его, он бы все еще был потерян в безумии.

Она сделала успокаивающий вдох и указала на черный диск.

- Мы должны узнать, что означает этот символ. И лучший способ сделать это - взять меня к Прентису, только чтобы осмотреть его разум на наличие дополнительных воспоминаний. Не лечить его.

Магнат Лето сжал челюсти, и Софи приготовилась к спору. Но когда он заговорил, то сказал ей:

- Думаю, смогу договориться на завтра.

- Почему не сейчас? - надавила Софи.

- Вероятно, сегодня не очень хороший день для побегов, - напомнил ей Грэйди, указав на кристалл регистрации, висящий на ее ожерелье. Кулон контролировал ее местоположение... хотя Технопат мог обмануть сигнал, после того, что произошло в Ложносвете, Члены Совета, вероятно, очень пристально будут наблюдать за ней.

- Думаете, безопасно отлучиться завтра? - спросила Эделайн.

- Если быть осторожными. - Магнат Лето засунул черный диск в карман плаща. - Сегодня я проверю это на ферменты, просто чтобы обезопасить нас. Я также посмотрю, смогу ли выяснить, из чего это сделано. И мы должны избавиться от этой штуки.

Он вручил плащ Кифа Бриелль.

- Вы хотите, чтобы я оставила трекер? - спросила она.

- Нет, думаю, лучше не привлекать внимания Невидимок, пока нам лучше понять значение диска. Я бы предпочел, чтобы они поверили, что мы уничтожили плащ, не открыв их тайны.

Бриелль направилась к двери, ее кудряшки подскакивали на каждом шагу.

- Огня будет достаточно?

- До тех пор пока трекер полностью не растает. - Он повернулся к Софи. - Я вернусь, чтобы забрать тебя на рассвете, наряду с мистером Васкером. Думаю, мудро взять с собой твоего Когната. Он не сможет войти в разум Прентиса, но сможет повысить твою умственную энергию.

У Софи скрутило живот.

- Фитц знает, что за всем, что произошло сегодня, стоял Киф?

- Если еще не знает, то скоро будет. Его отец переговорил со мной, прежде чем я покинул кампус и пообещал ему вернуться с деталями. Подозреваю, он боится, что его старший сын был в это вовлечен. А что? Это проблема?

- Возможно. Фитц странно ведет себя из-за Кифа. Будто он хочет притвориться, что они никогда не были лучшими друзьями.

- Иногда так легче, - спокойно сказала Эделайн. - Потерять кого-то - всегда больно. Безопаснее всего злиться.

Гнев, безусловно, по умолчанию, присутствовал у Фитца. Но его реакция на Кифа отличалась.

Меньше гнева. Больше... страха.

- Ну, если и есть то, в чем я не сомневаюсь, - сказал Магнат Лето, когда достал следопыт (тонкую палочку с кристаллом для светового прыжка на конце), - случается так, что ты знаешь, как помочь друзьям с их борьбой. Возможно, ты сможешь помочь мистеру Васкеру завтра. А пока что попытайся отдохнуть. Мне нужно, чтобы завтра ты была в хорошей форме для встречи с Прентисом.

Они наблюдали, как он ушел во вспышке света, оставляя тишину, которая чувствовалась зудящей.

- Думаю, что помоюсь и рано пойду спать, - решила Софи, поцеловав каждого из родителей в щеку прежде, чем направиться наверх, где ее спальня-люкс занимала весь третий этаж.

- Думаешь, сможешь уснуть? - спросил Эделайн.

- Вероятно, нет.

Но никто не предложил ей средств для сна. Они знали, насколько Софи ненавидела успокоительные после всех тех раз, когда враги накачивали ее седативными. Даже Сандор ничего не сказал, когда закончил ночную зачистку ее спальни. Но его проверка была полнее, чем обычно — осмотр каждого угла, шкафа и трещины — несмотря на то, что ни один из лепестков на цветочном ковре не показал даже малейший признак нового следа.

- Все чисто, - объявил он после того, как заглянул под ее гигантскую кровать. - И я буду снаружи, если понадоблюсь.

Как только он закрыл дверь, Софи сразу направилась в душ, чтобы позволить теплым, цветным потокам смыть последние осколки стекла. Они выглядели незначительными, когда циркулировали, утекая в сток. Но ее мозг не прекращал повторять то, что сказал ей Киф.

«Иногда все должно стать хуже, прежде чем стать лучше».

Эмоции пухли с каждым напоминанием. Страх. Сомнение. Ужас.

Она закрыла глаза и представила каждую эмоцию, как сплошной поток... потом скрутила их в узел под ребрами так, как учил Член Совета Бронте. Клубок горел, и она прижала руки к коже, делая глубокие вздохи, пока чувства не охладились.

«Беспокойство может принести силу», - сказал ей Бронте. – «Лучше принять его, чем игнорировать».

Но когда она залезла в кровать и вцепилась в Эллу (ярко-синего плюшевого слона, без которого не могла спать), новые ветви страха продолжали вспыхивать. Даже когда Игги (ее крошечный любимый имп) запрыгнул на подушку и прижался к Софи синим пушистым тельцем, его писклявое мурлыканье не могло заставить ее расслабиться. Только одно могло бы помочь... то, что она даже боялась пробовать.

Ее расширенные телепатические способности позволяли ей протягивать свое сознание невозможно далеко и передавать людям и существам на другой стороне мира. Она, главным образом, использовала этот талант, чтобы общаться с Фитцем, или для ее регулярных диалогов с Силвени, чтобы удостовериться, что беременность аликорна протекала безопасно. Но той ночью, был еще кое-кто, с кем она должна была поговорить.

Киф?

Она послала мысль по спирали через небытие смоляного цвета, пихая требование со всей умственной силой. Она никогда не раздвигала свои границы, чтобы общаться с кем-то, кто не был Телепатом... это было оправдание, которое она использовала для того, почему она не попробовала это прежде. Но действительно, она боялась, что не могла доверять ему.

Или потому, что он мог проигнорировать ее.

Киф? снова позвала она, повторяя слово много раз. Он не мог передать ей в ответ, таким образом, она должна будет соединиться непосредственно с его мыслями.

Софи надавила сознанием, предположив, что стремилась к его уму будто стрела, режущая ночь. Порыв тепла затопил ее голову, когда она, наконец, попала в десятку, наряду с единственной, шаткой мыслью.

Фостер?

Да! передала она... немного громко. Она понизила свой умственный голос, перед тем как выяснить: Ты можешь меня слышать?

НИ ФИГА СЕБЕ! Это побеждает самую причудливую уловку разума!

Прости! Я тебя напугала?

Думаешь? Как Фитц не писает в штанишки каждый раз, когда ты так делаешь... или погоди, писает?

Не груби.

Я и не думал. Я трезво смотрю на вещи. И, эм... это означает, что сейчас ты обыскиваешь мои воспоминания?

Она на самом деле не знала, могла ли она зайти так далеко... но это не имело значения. Она платила цену за нарушение правил телепатии слишком много раз.

Кроме того... если она собиралась доверять Кифу, то должна была довериться ему.

Я концентрирую свои мысли на том, что ты говоришь, пообещала она... хотя его самые громкие мысли гудели фоном в ее сознании, будто телевизор на заднем плане. Таким образом, она услышала, с каким облегчением он узнал, что Софи в безопасности... и еще больше, чтобы она все еще с ним разговаривает. Он также, казалось, очень боялся, что кто-то поймает их разговор.

Я не вовремя? спросила она.

Нет. Но я рад, что Руи и Альвар крепко спят. Определенно я взвизгнул и заворочался, когда впервые услышал твой голос.

Мысль о том, что он был так близко к одному из ее похитителей (по совместительству Псионипату, который напал на нее и Биану), заставила Софи вздрогнуть.

Ты можешь пойти куда-нибудь, где мы сможем говорить?

Мне не разрешают покидать комнату без одного из них. Но здесь все будет нормально, пока я молчу. Так... как дела? Что-то происходило?

Кроме того, что ты разрушил часть Ложносвета?

Эй, это был мой черед взрывать школу. Ты портишь всю веселуху.

Это не шутки, Киф.

Может, если мы делаем их такими. Мы просто должны так решить!

Софи вздохнула, позволив разочарованию прокатиться рябью по ее уму.

Никто не пострадал, верно? спросил он.

На этот раз тебе повезло, ответила она.

Удача не имела никакого отношения к этому. Я все отлично спланировал.

Такая самонадеянность тебя погубит.

Не обязательно. Я знаю, что ты не хочешь этого слышать — и поверь мне, я не доволен этим ни капельки — но... я довольно важен для их планов. По крайней мере, я так думаю. Я все еще разрабатываю все это. Но могу сказать, что они хотят, чтобы я был здесь. Я просто должен убедить их, что они могут мне доверять, прежде чем они скажут почему... и я сделал кое-какие серьезные успехи сегодня. Финтан выглядел полностью готовым присоединиться к Команде Кифа, когда я встретил его на месте встречи, таким образом, он мог перенести мне в укрытие.

Каждое слово вызывало у Софи отвращение. Но она напомнила себе, что он делал это не без причины (по той же причине, она обратилась к нему).

Если ты действительно собираешься остаться там, то должен позволить мне помочь. Ты не можешь продолжать красться, рано или поздно они поймают тебя. Таким образом, я буду обращаться к тебе вот так каждую ночь, и ты можешь рассказывать мне то, что узнаешь.

Это на самом деле неплохая идея, признал он. Хотя это означает, что я не смогу использовать мой блестящий план для следующего моего спасения. Там не будет много взрывов. Просто МНОГО кожи селки.

Софи почувствовала, что улыбается, даже если, вероятно, не должна была.

Я не смогу рассказывать тебе все, добавил он спокойно. Я могу давать небольшие утечки, чтобы меня не поймали.

Знаю. Софи попыталась не гадать, сколько он уже скрывал. Безопасно связываться с тобой ночью? Или лучше утром?

Определенно ночью. Мое обучение рано начинается... и я уверен, что ты, вероятно, воображаешь все виды страшных вещей, поэтому просто знай, то, что они от меня хотят, не имеет особого значения.

Это изменится, как только они действительно доверятся тебе.

Да. Вероятно.

Это был сигнал сказать ей, что у него также был блестящий план относительно этого. Но его разум молчал.

Я надеюсь, что ты знаешь, что делаешь.

Знаю. Не могу обещать, что не буду частью более теневых вещей. Но знаю, где жесткие линии, и не пересеку их.

Она могла чувствовать нити его убеждения, будто глубокие корни. Но будут ли они считать его надежным через пару бурь, она не могла сказать.

Ей придется приглядывать за ним.

Это лучшее время, чтобы связываться с тобой каждую ночь? спросила она.

Да, это свидание. Скажи своим бойфрендам не ревновать.

Ей было жаль, что у нее не было способа закатить глаза в ментальном разговоре.

У меня нет бойфрендов.

Ну, не знаю. Я могу придумать пару чуваков, которые не были поклонниками Кифостер.

Кифостер?

Звучит круче, чем Софитц или Дофи, верно? И даже не начинай о Мальчике Челке. Между прочим, не думай, что сегодня я не заметил те новые кольца на твоих больших пальцах. У Фитцстер одинаковые, да? Могу поспорить, что они выглядят настолько милыми, когда вы, ребята, держитесь за руки и глубоко смотрите в глаза друг друга.

Мы не смотрим... а почему вообще говорим об этом?

Ты бы скорее послушала о том, как громко храпит Руи? Или что в комнате пахнет гниющими ногтями на ногах? Или о безумных теориях Алвара, кто такой Форкленатор?

Последний вопрос напомнил ей, что Киф убежал перед тем, как Магнат Лето-Мистер Форкл открыл себя.

Ты узнала другую его личность, не так ли? предположил Киф.

Да. Но я не думаю, что будет хорошо рассказать тебе об этом. У тебя и так уже достаточно тайн, которые нужно защищать.

Ну вот, ты разрушаешь все веселье логикой.

Думаю, такая у меня работа.

Это не означает, что ты должна быть так в ней хороша... хотя довольно хорошо, что кто-то присматривает за мной.

Ты не облегчаешь мне задачу.

Еще одна объединяющая нас вещь.

Его плавающие мысли прояснились, будто решив, что он должен защищать ее. От этого на сердце стало легко и тяжело одновременно.

Ты что-нибудь нашел, что мне нужно знать? спросила она.

Хотелось бы. Пока они не позволили мне встретиться с другими членами группы. И эта захудалая лачуга, в которой я нахожусь, туда они приводят всех новичков, потому что ничего стоящего не найти. Они не дают мне мой собственный кристалл или следопыт... и они всегда сами приводят меня к нейтральным местам для собраний.

Они доверяют тебе достаточно, чтобы позволить помочь в Святилище, напомнила ему Софи.

Только потому, что та миссия была порождением хаоса. Они знали, что не проникнут внутрь заповедника. Они просто хотели заставить Совет выглядеть плохо и держать людей в напряжении.

Также было и с проникновением в залы регистрации?

Нет, они были супер скрытными, таким образом, могу поспорить, что там нечто большее. Это находится в моем списке вещей, которые я пытаюсь узнать.

Что еще находится в том списке?

Не буду врать... там МНОГО всего. Но я пытаюсь сосредоточиться на деталях, которые скажут мне, как вычеркнуть их.

Ну... Я знаю одну вещь, которую можно было бы изучить. Ее мысли заполнились символом с черного диска, который они нашли в его плаще.

Ты думаешь, я должен знать, что это? спросил Киф.

Ты никогда не видел его прежде?

Нет. А что? Где ты его нашла?

Если ты не знаешь, не думаю, что должна тебе рассказывать. Они могут пытаться скрыть это от тебя. Просто, будь бдительным, ладно?

Договорились. Что-то еще?

Это все, о чем я могу думать на данный момент.

Потрясающе. Тогда моя очередь задать тебе вопрос. Он сделал паузу, будто готовился к чему-то невероятно важному. Как Дизней отреагировал на ваши новые кольца?

Софи покачала головой, отказываясь отвечать на вопрос.

Ты можешь проигнорировать все это, как хочешь, Фостер, но рано или поздно тебе придется решать этот треугольник. Или мы должны вернуться к реальности и назвать его квадратом?

Я понятия не имею, что ты имеешь в виду.

Я вполне уверен, что понимаешь. Могу поспорить, если бы я был там, то смог бы почувствовать смену твоего настроения.

Верно, потому что я пытаюсь выяснить, можно ли задушить тебя мыслями!

Тогда вперед, восхитительно, когда ты так сердишься. Думаю, по этому я скучал больше всего.

Она знала, что он только дразнился... но она все же передала:

И я скучала по тебе.

Его мысли успокоились в течение секунды. И когда он вернулся, его умственный голос казался более тяжелым.

Ну, сказал он ей, вероятно, я должен немного поспать. Надо отдохнуть, чтобы еще один день поиграть с плохими парнями... и не нужно говорить мне быть осторожным. Я понял, можешь сказать еще раз.

Она сомневалась относительно этого. «Будь осторожным» - не то слово, которое описывало Кифа Сенсена.

Хорошо, сказала она. Но прежде чем я уйду, мне нужно, чтобы ты мне кое-что пообещал.

Да, я буду называть тебя Леди Нравоучительница, каждый раз когда ты будешь передавать мне.

Это определенно не то, что я имела в виду.

А как насчет Маленькой мисс Разбивательница Сердец?

Киф!

Ладно, прекрасно, мы будем придерживаться Таинственной мисс Ф. Идет?

Идет, согласилась она. И ты можешь на секунду сосредоточиться?

Думаю, могу попробовать...

Мне нужно, чтобы ты пообещал, если все станет слишком жестким, ты уйдешь. Не важно, как близко ты окажешься к тому, что пытаешься узнать.

Эделайн когда-то заставила Софи дать ей подобное обещание после признание, что ей следовало бы сказать то же самое Джоли.

К этому не сведется.

Тогда пообещай.

Бесконечные секунды прошли, прежде чем он сказал ей:

Хорошо, прекрасно, я обещаю. Теперь выметайся из моей головы, мисс Ф. Я хочу поспать.


Глава 5

- Вы, детишки, можете проспать весь день, если я позволю, - проворчал хриплый голос, выдергивая Софи из ее запутанных снов.

Она потерла глаза и подождала, пока они приспособятся к темноте спальни.

- Я думала, что вы сказали на рассвете... и ничего себе. Вы снова в маскировке Форкла?

Она не видела грузную фигуру, стоящую в дверном проеме, со дня, когда он показал свою другую личность. Но вот он, морщинистый, опухший и сильно воняющий грязными ногами - отличительная черта ягод раклберри.

Странно, но Софи такой его вид нравился больше.

Это было лицо, которое она знала всю свою жизнь. Любопытный сосед, внимательно наблюдавший за ней, пока она жила среди людей. Эльф, излечивший ее способности после того, как они были повреждены неудавшимся световым прыжком, и боровшийся рядом с ней на Горе Эверест. Эльф, сводивший ее с ума своими загадками и тайнами... но который, казалось, знал ее лучше, чем кто-либо.

- Как я и сказал ранее, - произнес мистер Форкл, - для меня легче разделять жизнь. Когда я нахожусь в Потерянных Городах, то полагаюсь на свои обнародованные личности. Но сегодня мы идем в Каменный дом.

Название запустило искры по нервам Софи.

Она бывала только дважды в изолированном коттедже, и ни один раз не был счастливым. Первый, когда они привели Прентиса и обнаружили, как сильно ухудшилось его состояние. А второй, когда Калла привела ее туда, чтобы сообщить разрушительные новости о чуме гномов.

- Знаете, в прошлый раз, когда я была там, вы не были в режиме Форкла, - напомнила она ему.

Она, вероятно, должна была выяснить его секретную личность прямо тогда. Но Магнат Лето выдал ей какую-то историю о том, как Черный Лебедь попросил его помочь скрыть визит Тиергана и Уайли.

Иногда было лучше, если бы она не думала о том, с какой легкостью он врал.

- Это было ради молодого мистера Эндала, - сказал ей мистер Форкл. - Он не знает о моих других личностях... и я предпочел бы, чтобы это так и оставалось.

- Уайли сегодня будет там?

- Ты надеешься избежать встречи с ним?

Встречи с Уайли, как правило, были неприятными... он провел большую часть их разговоров, обвиняя ее во всем ужасном, что случилось с его отцом.

Но их последний разговор не был столь же неловким.

- Я просто хочу быть подготовленной, - сказала она. - Уверена, что он гадает, почему я не излечила Прентиса.

- На самом деле Уайли приходил к нам после того, как его отец проснулся, и просил не исцелять его, пока мы не поймем, почему Прентис сбежал. Он боится, что небольшой прогресс, которого достиг его отец, будет уничтожен. Поэтому помни: ты и мистер Васкер идете туда для восстановления, а не заживления.

- Погодите... Фитц здесь?

Она попыталась прикрыть старомодную пижаму и случайно скинула бедного Игги с кровати. Он взмахнул черными крыльями, похожими на крылья летучей мыши, и встряхнул крошечными голубыми лапками, когда взлетел на балдахин и посмотрел на Софи сверху вниз.

- Мистер Васкер ждет внизу, - сказал мистер Форкл, щелкая пальцами и зажигая свет, - и твой имп, похоже, готовит план мести. Таким образом, я оставлю тебя, чтобы ты оделась, но поторопись. Я бы хотел уйти отсюда до восхода солнца.

Софи пыталась не думать о том, как рано сейчас было — или как мало она спала — когда вывалилась из кровати и надела простую тунику и штаны.

- Ты могла бы подумать о том, чтобы воспользоваться расческой, - предупредил Сандор, когда она встретила его на пути к лестнице.

Софи редко думала о своей внешности, но дергающаяся улыбка Сандора заставила ее посмотреться в ближайшее зеркало.

Крошечное личико появилось в углу и немедленно расхохоталось.

- Что ты сделала... сунула пальцы в розетку? - спросила Вертина, тряся своими шелковистыми темными волосами.

Софи впилась взглядом в спектральное зеркало, жалея, что не могла попросить Грэйди и Эделайн избавиться от неприятной части технологии. Но зеркало когда-то принадлежало Джоли. И Вертина иногда оказывалась полезной.

Плюс, ее волосы действительно были похожи на верхушку ананаса.

- Ты делаешь только хуже, - сказала Вертина, когда Софи пыталась расчесать путаницу на голове. - Иди, возьми коробку заколок и позволь мне спасти тебя от этого нависшего бедствия.

Софи испытала искушение проигнорировать ее — Вертина исчезала в ту секунду, когда Софи выходила из диапазона зеркала — но она позволила Вертине стянуть ее волосы в какой-то гладкий, извилистый хвост.

- Разве я не гений? - спросила Вертина, когда Софи закалывала последние пряди.

- На самом деле, да, - неохотно признала Софи.

- Ладно! Теперь о твоем макияже. Возьми...

Софи вышла из диапазона, покончив с прихорашиванием.

- Ничего себе, - сказал Фитц, когда она спустилась вниз по лестнице. - На секунду я тебя не узнал.

- Плохой день для волос, - пробормотала она, теребя конец хвоста.

- Нет... выглядит хорошо, - заверил он. - Прическа привлекает внимание к твоим глазам.

Она знала, что Фитц, вероятно, имел в виду это как комплимент. Но она никак не могла привыкнуть к тому, что была единственным эльфом с карими глазами.

Почему побочным эффектом ее сплетенных генов не мог быть зеленый цвет глаз?

Или фиолетовый?

- Ты должна чаще так делать, - сказала Гизель, появляясь из тени, где она скрывалась. - Это сведет мальчиков с ума.

- Эм, возможно.

От внимания Софи вспотела и засуетилась. Особенно от внимания Фитца.

Он так пристально изучал ее, что Софи была вынуждена спросить:

- Что?

- Просто... проверяю на порезы и царапины. Хочу убедиться, что он не причинил тебе боли.

- Ты имеешь в виду Кифа?

Фитц поежился от имени. Его руки сжались в кулаки... суставы побелели.

Софи повернулась к мистеру Форклу:

- Можно нам минутку?

Мистер Форкл кивнул и повел Сандора и Гризель в другую сторону комнаты.

Софи жестом попросила Фитца сесть рядом с ней на диван и решила, что было бы проще разговаривать с ним телепатически. Она разрешила ему войти в ее разум — он и мистер Форкл были единственными, кто мог — и он легко проскользнул мимо ее психического блока. У нее, видимо, была точка доверия, и если кто-то передавал правильно, то срабатывал вроде как психический пароль. Но это все происходило на подсознательном уровне, поэтому она понятия не имела, что за пароль они говорили.

Хорошо, подумала Софи, складывая руки, таким образом, чтобы она не смогла выдергивать ресницы. Мы должны поговорить о Кифе. Я знаю, что ты не хочешь. Но чем больше мы игнорируем это, тем больше это затронет нашу способность работать Когнатами.

Все их обучение сосредотачивалось на открытости друг другу. Их конечной целью, как предполагалось, было отсутствие тайн.

Ты уверена, что это хорошая идея? спросил Фитц. Мы знаем, что я говорю глупости, когда злюсь.

Ты на самом деле злишься? спросила она. Я знаю, что ты злишься на Альвара... и поддерживаю тебя. Но ты уверен, что чувствуешь это по отношению к Кифу?

Эх... не он ли разрушил вчера часть Ложносвета?

Да, но это было не так, как ты себе представляешь.

В его мыслях Киф выглядел настоящим злодеем, смеющимся, когда сыпались стекла.

Просто смотри, хорошо? Она сплотила концентрацию и переиграла то, что на самом деле произошло с того момента, когда она ступила в офис Магната Лето к заключительным сокрушительным секундам. Ее фотографическая память рисовала сцены в прекрасных деталях и ничего не упускала.

Ладно, возможно, это не настолько плохо, как я думал, неохотно признал Фитц. Но я все еще считаю, что ты должна была применить Удар Исподтишка, как только он развернулся на том стуле.

Я думала об этом, призналась Софи, прослеживая пальцем по широкому браслету, который дал ей Декс, чтобы сделать ее удары сильнее. Но я рада, что выслушала его.

Фитц вздохнул:

Догадываюсь, почему он пошел к тебе, а не ко мне.

Это беспокоит тебя?

Нет.

И все же в мысли была странная колючесть.

Что бы ты сделал, если бы он оставил записку тебе, а не мне? спросила Софи.

Фитц откинулся на подушки и уставился на каскадную кристаллическую люстру.

Понятия не имею.

Ты уверен? надавила Софи. Я могу чувствовать, как слова пузырятся в твоем уме. Просто освободи их... я могу это принять.

Фитц прикусил нижнюю губу:

Хорошо. Я... не доверяю Кифу. Знаю, ты хочешь, чтобы доверял... и, наверное, должен, так как он был моим лучшим другом и прошел через кучу тяжелых вещей. Но у него ДОСТАТОЧНО общего с моим братом. Вот это да!.. он называл Альвара своим героем.

Киф не знал, что Альвар был с Невидимками, когда сказал это.

Возможно, нет. Но это все еще вызывает у меня отвращение. Знаешь, Альвар ходил на посадку твоего семени Уондерлинг Вудс? После того, как накачал тебя наркотиками, связал и устроил шоу в пещере, чтобы заставить всех думать, что ты утонула? Потом он стоял, положив руку мне на плечо, и предлагал одолжить его глупый носовой платок. И позже той ночью, он прокрался обратно в укрытие Невидимок и помог им пытать тебя.

Кожу на ее запястьях ужалило, фантомная боль осталась после допроса.

Брант был тем, кто допрашивал меня, напомнила она ему спокойно.

Да, но Альвар позволил этому произойти. Он знал, что они делали. Вероятно, слышал твои крики.

Фитц ударил одну из пушистых подушек кулаком настолько сильно, что несколько перьев поднялись воздух.

Ты прав, сказала Софи, когда пух медленно опустился. Но это был Альвар. Ты не можешь продолжать смешивать его с Кифом. Твой брат... Я даже не знаю. Я не понимаю, почему он повернулся спиной к своей семье или делал такие невообразимо ужасные вещи. Но Киф действительно пытается помочь нам. Он по уши во всем этом, и его план, вероятно, полон дыр, и могу поспорить, что нам нужно будет его спасать его, прежде чем это все закончится... но... его сердце все еще в правильном месте. Я должна верить в это.

Фитц покачал головой:

Как ты можешь так легко верить, в конце концов, ты через столько прошла?

Это не всегда легко. Она положила руку на живот и потерла место, где были затянуты в узел ее эмоции. Я когда-нибудь рассказывала тебе, что произошло с Членом Совета Бронте? Помнишь, насколько он раньше ненавидел меня?

Да, я раньше слышал, как мои родители шептались о том, что они сделают, если Бронте вышлет тебя или изгонит.

Он действительно старался. И когда Совет поставил его моим наставником по Причинению, я была уверена, что он это сделает. Все стало настолько плохо, что Кенрику пришлось присутствовать там, чтобы убедиться, что Бронте не причинял мне боль во время уроков. Но потом, Бронте заставил меня показать ему, как я причиняю положительные эмоции. И я проникла в его разум, неся счастье, и вызвала это странное умственное выключение. Я до сих пор не знаю, как это объяснить. Но мне пришлось вытягивать его сознание обратно, и его голова серьезно была одним из самых страшных мест, в которых я когда-либо находилась.

Она вздрогнула просто от мысли об этом.

После этого я думала, что между нами все будет хуже, продолжила Софи. Но, так или иначе, Бронте закончил тем, что стал одним из моих сторонников в Совете. Я не знала, что вызвало изменение до окончания всего этого кошмара с ограничителем способностей. Бронте послал мне сообщение через Магната Лето. Он сказал мне: «Только особенный человек может, увидев в ком-то темноту, не осудить его». Но забавная штука состояла в том, что я осудила его. Я решила, что он был предателем. Я даже попросила, чтобы Киф проверил на нем свой Эмпатический детектор лжи, чтобы посмотреть, могли бы мы найти доказательство того, что он давал утечку конфиденциальной информации из Совета. Так... теперь я пытаюсь быть тем человеком, которым Бронте назвал меня. Вот почему я не готова разочаровываться в Кифе. Пока нет.

Думаю, это имеет смысл. Но...

Я не пытаюсь изменить того, что ты чувствуешь. На самом деле, возможно, так даже лучше. Я буду верить, а ты можешь быть скептиком, и мы будем контролировать друг друга... но это будет работать, только если ты будешь честен со мной и на самом деле говорить обо всем.

Он вздохнул:

Ты становишься практичной и мудрой.

Эй, один из нас должен быть.

Он рассмеялся над этим... потянулся и игриво подергал ее за хвостик.

Она дернулась, чтобы не дать ему это сделать, и их кольца сцепили руки вместе... это было поразительно, пока мистер Форкл не произнес:

- Глядя на ваши руки, можно решить, что вы во всем разобрались?

- Думаю, да, - пробормотала Софи, не глядя на Фитца, когда высвободила руку.

- Очень хорошо, потому что мы действительно должны идти. Промежуток времени, в котором мы можем отсутствовать, убывает с каждой минутой.

- И у тебя есть Импартер, на случай если я тебе понадоблюсь? - спросил Грэйди Софи, когда шагнул из кухни.

Софи показала ему квадратное серебряное устройство, которое аккуратно убрала в карман. Импартеры были намного более гладкой версией видеофона эльфов, которой можно было управлять голосом.

- Все будет хорошо, - заверил мистер Форкл Грэйди. - Мы идем в безопасное место.

Грэйди чуть не задушил Софи в объятии.

- Я продолжаю думать, что будет легче отпускать тебя рисковать, - сказал он ей. - Но каждый раз, я хочу утащить тебя наверх и забаррикадировать в комнате.

- Нас таких двое, - сказал Сандор. - Но я присмотрю за ней.

- А я присмотрю за ними обоими, - сказала Гризель. - Покажу им, как это делается.

Гризель отбросила длинные волосы (сегодня она распустила их), когда мистер Форкл вытащил розовый следопыт из плаща, заставив Софи задуматься, сколько типов прыгающих кристаллов, на самом деле, использовали эльфы. Синий вел в Запретные Города. Зеленый - к ограм. Бледно-желтый - на Нейтральные Территории. А прозрачный - к Потерянным Городам. Она также видела, как Черный Лебедь использовал фиолетовые кристаллы. Но это был первый раз, когда она видела бледно-розовый кристалл... и сотни его граней искрились различными цветами, как алмазные.

- Пожалуйста, скажите мне, что это не будет как прыжки с ненанесенными на карту звездами, - попросила Софи. Она несколько раз испытывала то особое несчастье, и, действительно, у нее не было энергии вынести все это снова.

- Намек на многоцветность - просто мера дополнительной защиты, - заверил ее мистер Форкл. - Теперь все берутся за руки.

Их группа сформировала настоящую цепочку: Софи, Фитц, мистер Форкл, Сандор и Гризель.

- Ты готова к этому? - спросил Фитц.

- Конечно, готова, - ответил за нее мистер Форкл. - Это то, для чего она была создана.


Глава 6

У обычно ярко-коричневой кожи Прентиса был сероватый оттенок, и блестящие потоки пота стекали по лбу, впитываясь в запутанные дреды.

Но он не спал.

Его мутные голубые глаза продолжали безучастно бродить по комнате.

Даже звуки булькающего бормотания были огромным улучшением с учетом его предыдущего гробового молчания.

Однако Софи поняла, по каким причинам мистер Форкл удерживал ее подальше.

От вида, как Прентис пускает слюни, ей захотелось погрузиться в его сознание и позвать в реальность. Он имел право бодрствовать... не быть привязанным к кровати, чтобы его дергающиеся конечности не лязгали цепями о холодный серебряный пол.

Всему свое время, передал ей мистер Форкл. И я не читаю твои мысли, на случай, если тебя это беспокоит. Я знаю тебя достаточно хорошо и понимаю, что твои мысли - эхо моих. Но мы должны быть сильными.

- Все хорошо? - спросил Фитц, когда Софи неохотно кивнула мистеру Форклу.

Она заставила себя улыбнуться и попыталась смотреть куда угодно, но не на Прентиса.

Дом был точно таким, каким она его помнила. Гладким, стерильным, пустым... и маленьким. Сандор и Гризель приняли решение патрулировать поросшую вереском территорию, чтобы избежать низких потолков.

Единственным предметом мебели была аккуратно заправленная раскладушка, на которой лежал Прентис, рядом стоял медицинский стол. Остальная часть пространства была заставлена аптекарскими полками от пола до потолка, под одним единственным окном комнаты красовался узкий прилавок с тщательно продуманной алхимической установкой.

- Разве за ним никто не присматривает? - спросила Софи, изучив мензурки на горелках, которые были наполнены кокой-то дымчатой пурпурной жидкостью.

- Конечно, - отозвался призрачный голос с верхнего этажа.

Несколько секунд спустя, появился серебряный плащ Призрака, летящий вниз по узкой угловой лестнице. Просто плащ... хотя его невидимое тело ясно перемещалось под тканью в обтяжку. Он использовал уловку с частичным исчезновением (скрывал свое тело, но не одежду), чтобы держать истинную личность в секрете.

У всех пяти членов Коллектива Черного Лебедя были сумасшедшие прозвища, соответствующие их еще более сумасшедшим маскировкам. До сих пор Софи и ее друзья узнали, кем на самом деле были только двое из них. Они знала, что мистер Форкл был и Магнатом Лето, и сэром Остином... хотя он признал, что у него были и другие личности, которые им все еще придется раскрыть. И они знали...

- Гранит! - сказала Софи, когда причудливая фигура поднималась по узкой лестнице из тесного подвала. Он был похож на резкую, незаконченную статую, ожившую благодаря меловому твердому порошку, который он глотал для маскировки. Софи знала его как Тиергана (наставника телепатии в Ложносвете), и она все еще не могла поверить, что он обучал ее больше года, и никогда не предполагала, что он был тайно связан с Черным Лебедем.

- Визг уже ушла, - сказал Гранит мистеру Форклу. - И не сможет вернуться к нашей вечерней встрече.

Мистер Форкл кивнул:

- Я подозревал, что это могло произойти.

Визг использовала свою способность Замораживателя, чтобы покрыть себя коркой льда и скрыть ее личность... и кто бы она ни была в реальной жизни, казалось, быть долго вдали от Потерянных Городов, ей было трудно.

- Пятно должен прибыть через мгновение, - добавил Гранит.

Почти как по команде нечеткая фигура прошла через твердую древесину входной двери коттеджа. Как Фазовращатель, Пятно мог разрушать свое тело и проходить через что угодно — но он частично показывал себя для того, чтобы скрыть внешность. Софи могла разглядеть пятна цвета и тени в смутно эльфийской форме, когда он повернулся, чтобы открыть дверь двум знакомым фигурам.

- Знаете, можно было воспользоваться дверью, как нормальный человек, - сказал Там, когда вошел в комнату.

- Где тогда веселье? - спросила Линн, проходя вслед за братом.

Она открыла рот, чтобы сказать что-то еще, когда обнаружила Софи и Фитца. Потом Линн обняла их... пока Там кивал и пожимал плечами из дверного проема.

Близнецы выглядели очень похожими... особенно с их серебристо-голубыми глазами и серебряными кончиками на угольно-черных волосах. Но по личным качествам, они были ночью и днем.

- Хотела бы я знать, что вы будете здесь, - пробормотала Линн. - Я была так рада покинуть дом, что не потрудилась переодеться из школьной формы. - Она была одета в простую синюю тунику, влажную по краям. Она, должно быть, практиковала гидрокинетизм.

- Ты прекрасно выглядишь, - заверила Софи.

Линн всегда прекрасно выглядела.

Все эльфы были неотъемлемо великолепны, но Линн была особенно поразительна с ее мягкими розовыми щеками и губами, противопоставленными ее драматическим глазам и волосам. Там был столь же красивым, но это благодаря его стилю - рваной челке и ультраинтенсивному пристальному взгляду.

- Почему вы не разрешали Таму и Линн покидать Аллюветерре? - спросила Софи мистера Форкла.

- По той же причине, по которой не разрешал вам посещать их, - сказал он ей. - Слишком много людей хотели бы найти то укрытие.

Там и Линн жили в тех же домах на деревьях, что и Софи с друзьями, пока они были высланы из Потерянных Городов, скрываясь глубоко под землей в подземном лесу, только Черный Лебедь знал, как добраться туда. Они могли вернуться домой, когда их изгнание было снято, но ребята приняли решение избегать своей семьи... Это не удивляло, учитывая, что их родители позволили им провести больше трех лет, воруя еду и живя в изодранных палатках вместо того, чтобы встать на сторону Линн, когда та приспосабливала к силе своей способности.

- Это означает, что вы больше не ходите в Эксиллиум? - спросил Фитц близнецов.

- Нет, они освободили нас от этого, - сказал ему Там, - но у нас есть гномы-сталкеры.

- Телохранители, - исправил Пятно. - И они появятся, только если услышат проблему.

- Король Энки назначил четырех гномов из своей королевской свиты для Тама и Линн, - разъяснил Гранит, когда подошел к Прентису, чтобы проверить его, тот, казалось, не осознавал шум вокруг. - Гоблины были аккуратно распределены между силами за пределами Равагог и в патруле в Потерянных Городах. И честно, для Тама и Линн в Эксиллиуме лучше иметь осторожную форму прикрытия.

- Кстати, как там? - спросила Софи.

Линн заулыбалась:

- Стало лучше... благодаря тебе.

Софи пожала плечами, не уверенная, что ее нужно было благодарить на изменения. Все, что она сделала, это указала Члену Совета Оралье, на что, действительно, была похожа жизнь в заброшенной школе. Оралье сама решила улучшить состояние вещей.

- Я никогда не думал, что буду скучать по тому месту, - сказал Фитц. - Но некоторые навыки, которым они учили, были довольно потрясающими.

- Мы скучаем по вам, ребята, еще больше, - добавила Софи. - Декс и Биана будут ревновать, что мы с вами виделись.

- Серьезно, - сказал Фитц, - Биана и так ходила чернее тучи этим утром, когда я сказал ей, что она не сможет пойти с нами, а когда я расскажу ей, что мы с вами виделись, она просто будет рвать и метать.

- Все четверо в течение многих недель ворчали на меня, мечтая посетить вас двоих, - добавил мистер Форкл. - Могу поспорить, что вы побили рекорд мистера Сенсена по Посещению Кабинета Директора.

Произнесенное имя будто притащило гигантского шерстистого мамонта в комнату.

Там откашлялся:

- Итак... вы получили от него весточку?

- Можно сказать и так, - сказал Фитц, глядя на Софи.

- Я виделась с ним вчера. - Она надеялась, что Там оставит эту тему, но, конечно, это было не так.

- Думаю, там была драма?

- Мистер Сенсен выбрал очень сложный путь, - тактично сказал мистер Форкл. - Но мы все еще надеемся на лучшее. И я хочу, чтобы вы все знали, что мы не пытаемся удержать вас вдали друг от друга. Но мы должны защитить Аллюветерре. Совет очень тщательно смотрит за кулонами регистрации, и хотя они не так активно работают против нашего ордена, мы также не можем действительно посчитать их на нашей стороне.

- Я уверена, что Декс сможет прикрыть наше отсутствие на несколько часов, - поспорила Софи.

- Таланты мистера Дизнея - творческие, - согласился Призрак. - Но новые меры Совета умней, чем вы могли бы ожидать. У наших Технопатов заняло почти всю ночь, чтобы создать ложные пути, которые мы используем прямо сейчас. И они будут действовать только в течение ограниченного времени.

- Кроме того, нам нужно, чтобы Декс сконцентрировался на других вещах, - добавил Пятно.

- На каких например? - спросила Софи, удивляясь, что Декс ничего такого не упоминал.

Мистер Форкл глянул на Пятно таким взглядом, который говорил: «Это конфиденциальная информация!», прежде чем его голос заполнил голову Софи.

Мы предоставили мистеру Дизнею доступ ко всем отчетам регистрации старшего мистера Васкера, надеясь, что он сможет определить, почему Невидимки зашли так далеко, чтобы уничтожить файлы.

Вот почему они ворвались в регистрацию? спросила Софи.

Частично. Следователи не смогли определить, получили ли они доступ к каким-либо дополнительным файлам. Но все отчеты Бранта, Финтана, Руи и мистера Васкера были стерты. Довольно удачно, что мы сделали наши собственные копии перед взломом. И я уверен, что ты можешь понять, почему мы попросили, чтобы мистер Дизней сохранил этот проект в тайне.

- Я знаю, что вы говорите обо мне, - сказал Фитц, когда Софи глянула в его сторону. - И ты знаешь, что я могу подслушать то, о чем вы, народ, говорите, верно?

- Но не будешь, - сказал ему Гранит. - Потому что слишком уважаешь Софи, чтобы нарушать правила телепатии.

Там фыркнул:

- Телепаты странные.

- Сказал парень, который никому не будет доверять, пока не прочтет их теневой дым, - поддразнила Линн.

Там был Тенью, это означало, что он мог управлять тенями... включая внутреннюю темноту, которую все скрывали в своих умах. Он утверждал, что мог сказать, был ли кто-то заслуживающим доверия, просто ощутив, сколько теневого дыма он чувствовал, когда читал... и это, казалось, было верно. Там сомневался и относительно Альвара, и относительно Кифа, потому что они отказались проходить тест. Софи все еще ждала фразу «Я же говорил тебе».

- Просто скажи мне, что происходит, - произнес Фитц, и Софи смогла расслышать отчаяние в его голосе.

Она вздохнула:

- Декс исследует данные твоего брата, пытаясь увидеть, сможет ли он узнать что-нибудь о Невидимках. И они не говорили нам, потому что...

Она посмотрела на его руки, которые были сжаты в кулаки так крепко, что кольца на пальцах впились в кожу.

Фитцу потребовались шесть болезненных секунд, чтобы расслабить хватку, и когда он это сделал, то повернулся к мистеру Форклу:

- Я хочу знать то, что он найдет.

- Пока он ничего не нашел... это еще одна причина, по которой мы ждали и не говорили тебе. Если ты не веришь мне, то можешь поговорить непосредственно с мистером Дизнеем.

- Поговорю, - заверил его Фитц... и Софи сделала ментальную заметку, быть там на случай, если разговор станет эпической катастрофой.

- Теперь, мы можем сосредоточиться на причине, из-за которой мы здесь? - спросил мистер Форкл. - Мистер Сонг...

- Я же говорил, что не хочу быть связанным с фамилией моих родителей, - перебил Там.

- Верно. Мои извинения. Мистер Там. Пятно объяснял план?

- Он сказал что-то о том, что я сниму еще завесу. И я надеюсь, неправильно понял. Вы помните, что произошло в прошлый раз.

- Помню, - сказал мистер Форкл. - Прентис наконец проснулся.

- Верно... а что было после, - надавил Там. - Я никогда не забуду те крики.

- Почему Прентис кричал? - спросила Софи, когда Линн потянулась к руке брата.

- Это продлилось всего несколько минут, - заверил ее мистер Форкл... хотя это плохо получилось. - И я подозреваю, что это было от притока зубчатых воспоминаний, выпущенных завесой.

- Еще кто-нибудь запутался? - спросил Фитц.

- Очень, - сказала Софи. В тех случаях, когда она была в умах людей, то никогда не чувствовала завес.

- Теневой дым формируется слоями, - объяснил Там. - Только Тени могут ощущать их. И мне нравится думать о них как о завесах, так как они обычно чувствуются слабыми и тонкими... и они всегда покрывают вещи, которые мы пытаемся скрыть. Вот почему я так много могу узнать из чтения чьего-то теневого дыма. Чем больше теневого дыма, тем больше тайн вы скрываете. Но завесы темноты в уме Прентиса чувствовались так, будто были сделаны из твердого металла. Потребовалась вся моя энергия, чтобы поднять хотя бы одну, и когда я сделал это, его сознание хлынуло обратно, когда выпустило воспоминание, скрытое под слоем.

- Все годы Изгнания и безумия, должно быть, похоронили его в темноте, - спокойно сказал Гранит. - Мне просто жаль, что я не понял, что вызвало заключительную лавину.

- Мы поймем это, - пообещал мистер Форкл. - Но сегодня мы должны сосредоточиться на поднятии другой завесы... теперь это должно быть легче, когда мы сняли слой, который душил его. Часть памяти, которую я восстановил, была привязана к чему-то еще... на что давила тьма. Будем надеяться, что если мы удалим завесу, мисс Фостер может найти его.

- Но что, если от этого Прентису будет только хуже? - прошептала Софи.

- Поверь мне, я задавал этот вопрос тысячу раз, - сказал ей Гранит. - Но в прошлый раз, процесс сделал его состояние значительно лучше. Таким образом, можно прийти к выводу, что подъем другой завесы может на самом деле ему помочь.

Из всех в комнате у Гранита была самая сильная связь с Прентисом. Он ушел из Ложносвета после разрыва Памяти Прентиса и презирал семью Васкеров в течение многих лет из-за связи Олдена с тем, что произошло. Он также принял Уайли и воспитал его как собственного сына.

Так что, если Гранит думал, что это стоило риска, это должен был быть хороший знак.

- Вы сказали Уайли, что мы делаем это? - спросила Софи.

Мистер Форкл кивнул:

- Он дал нам свое благословение.

- Тогда почему он не здесь? - спросил Фитц.

- Знание о том, что правильно, не облегчает наблюдения за этим, - напомнил ему Гранит. - Но он доверяет мне защиту своего отца... и я буду его защищать.

- Как и я, - сказал мистер Форкл. - Как я уверен и ты, мисс Фостер. И ты, мистер Там. У нас у всех одна цель.

Там вздохнул:

- Какое воспоминание мы пытаемся найти?

- Оставшуюся часть символа. Я нашел одну часть во время своего опрометчивого поиска, а теперь мы нашли кусочек на диске, связанном с Невидимками... который, между прочим, дал отрицательный результат на любые ферменты, на случай, если ты беспокоилась, - сказал он Софи. - Он сделан из камня, называемого даскитин, который не редок и не ценен. Но он действительно реагирует на звездный свет, что может быть ключом к разгадке... хотя в данный момент, я все еще в недоумении, для чего это можно использовать. Возможно, как только у нас будет остальная часть символа, все станет более ясным.

- Можно посмотреть на полную часть воспоминания, которую вы уже нашли? - спросила Софи.

Он подошел к ней и поместил два пальца на ее виски, послав зубчатые кусочки темноты в разум Софи. Холод вызвал дрожь, когда воспоминание появилось из теней: белые символы, пылающие в темноте... три диагональные линии, каждая была украшена различными образцами черточек, заканчивающихся в открытых кругах. Линия в центре соответствовала диску из плаща Кифа.

- Возможно, что мы упускаем больше чем одну часть, - предупредил мистер Форкл.

- Как я узнаю, что нашла их все?

- Отправляй все, что найдешь мне, - предложил Фитц. - Я соединю их и сообщу, когда ты закончишь. И если тебе понадобиться энергетический всплеск, просто сожми мои пальцы.

Он протянул ей руку, и после всех их месяцев совместной работы, полагаться на Фитца было как надеть пару удобных кроссовок.

- Мы готовы? - спросил мистер Форкл.

Все повернулись к Таму.

Он отбросил челку с глаз и отошел от сестры.

- Я действительно надеюсь, что мы не пожалеем об этом.

- Так же, как и все мы, - прошептал Гранит.

Тень Тама проявилась, медленно проползла по комнате, пока не упала на лицо Прентиса и не опустилась в его разум.


Глава 7

Там был прав относительно криков Прентиса.

Софи никогда не забудет его жуткие вопли... звук такой, будто кто-то застрял между чистым ужасом и подавляющим отчаянием.

Каждая секунда была вечностью.

Каждое дыхание - ножом в горле.

А затем, так быстро, как это началось, все закончилось.

Рот Прентиса закрылся, а голова безвольно повисла, когда Там отшатнулся, дрожа, его колени подкосились. Линн сделала выпад и поймала его ослабленное, дрожащее тело, уложила на холодный пол, собрала влагу в воздухе в своего рода плавающий компресс для лба.

- Ничего себе, - выдохнул Фитц так же, как и всегда, когда он видел гидрокинетические уловки Линн.

Софи тоже была впечатлена... особенно контролем Линн. Линн проделала долгий путь от Девочки Многих Наводнений и порождения такого количества катастроф, что закончила в изгнании.

- Я в порядке, - удалось пробормотать Таму. - Как Прентис?

- Держится, - заверил мистер Форкл.

Софи обернулась и увидела ясные глаза Прентиса. Мутность, которая была раньше, ушла, его пристальный взгляд был сосредоточен и устойчив. Даже его дерганье успокоилось, а бормотание свелось к шепоту.

- Что произошло? - спросила Линн брата, переместив водяной компресс с ним, когда он сел. - Это было не так как в прошлый раз.

- Да, ну, в прошлый раз завеса не была настолько тяжелой. - Там повернулся к мистеру Форклу. - Ваша теория о том, что следующий слой будет легче предыдущего, не оправдалась. Это было похоже на попытку поднять большого, распухшего кита.

- Это совершенно нормальная ментальная картина, - отметил мистер Форкл. - И ты должен гордиться своими силой и умениями, что смог поднять его.

- Да... кстати. - Там обхватил руками колени. - Я почувствовал, будто он помогал мне.

Все четыре члена Коллектива присели вокруг него.

- Что это значит? - спросил Гранит.

- Трудно объяснить, - пробормотал Там, касаясь холодного компресса Линн и перетягивая его на челку. - Но у меня заканчивалась сила, и я подумал... что Прентис мог бы помочь, если бы знал, что я на его стороне. Поэтому я послал сообщение через тень... она не связывалась с его сознанием, клянусь, - добавил он быстро.

Там использовал ту же самую уловку, как при знакомстве с Софи. В Эксиллиуме были строгие правила об общении Сбившихся с Пути, таким образом, их первые разговоры произошли в ее голове. Каждый раз, когда его тень пересекла ее, она открывала канал между ними, позволяя ему шептать непосредственно в ее разум.

- Так или иначе, - продолжил Там, - я сказал ему, что работаю с Черным Лебедем, и что я должен переместить темноту так, чтобы Софи смогла осмотреть его воспоминания. И как только я назвал ее имя, сопротивление уменьшилось, и завеса начала сдвигаться с места.

Гранит прошептал что-то, что Софи не уловила, когда промчался к раскладушке и схватил Прентиса за руки:

- Прентис... ты меня слышишь?

Все перестали дышать.

Ожидая.

Надеясь.

И... ничего.

- Так лучше, - тихо сказал мистер Форкл, прежде чем повернуться к Софи. - Если Прентис отреагировал на твое имя, я бы опасался использовать его, находясь в его разуме. И скорость должна быть существенной. На самом деле я думаю, что мы должны установить таймер.

Он покопался в кармане накидки и вытащил мерцающие кристаллические песочные часы.

- Вы всегда их с собой носите? - спросила Софи.

- Мудрый лидер всегда готовится. У тебя будет десять минут. Не думаю, что ты должна быть в его уме дольше.

Ком в горле не дал Софи заговорить. Но она приложила все усилия, чтобы выглядеть уверенной, когда приблизилась к кровати Прентиса. Фитц встал позади нее, взял за руку, чтобы помочь успокоиться.

- Сожми мои пальцы, если я понадоблюсь, - сказал он ей. - Я быстро пошлю несколько взрывов энергии, на всякий случай.

Софи кивнула, бросив один последний взгляд на каждое из взволнованных лиц ее друзей, прежде чем сосредоточилась на единственном, которое имело значение.

- Я не собираюсь причинять тебе боль, - пообещала она Прентису.

Потом внедрила свое сознание в его разум.

Она опускалась все ниже, ниже и ниже... через темноту и осколки воспоминаний, которые разбивались о ее умственные барьеры. В животе все резко упало с порывом, даже при том, что она знала, что ее тело на самом деле не двигалось.

Чем дальше она падала, тем больше исчезало черноты.

Сначала все стало серым.

Потом белым.

Потом каким-то... другим.

Слишком яркие цвета для ее разума.

Это были все цвета в одном... ослепительно прекрасном в своей чистоте. И когда ее сознание медленно приспосабливалось, другие изображения формировались.

Фрактальные узоры.

Блики радуги.

Все переливчатое и кружащееся.

И на фоне всей этой красоты стояла фигура.

Молодая женщина в бледно-фиолетовом платье, с длинными светлыми волосами и великолепной улыбкой.

- Привет, Софи, - прошептала Джоли. - Я знала, что ты вернешься.


Глава 8

Софи знала, что Джоли на самом деле не существует... но это не делало видение менее реальным.

Прентис показал дочь Грэйди и Эделайн в прекрасных ярких деталях, вплоть до пышного платья с оборками в любимом цвете Джоли. Он использовал ту же проекцию однажды, чтобы направить Софи из своего безумия, когда она впервые пыталась читать его мысли. Но на этот раз, вместо луга, они оказались в кармане среди мерцания и искорок.

- Я думала, что твой разум будет ощущаться более знакомым, - сказала Джоли. - Но он какой-то другой. Сильнее.

Ты меня помнишь? передала Софи.

- Иногда да, иногда нет. Реальность относительна. - Бирюзовые глаза Джоли сосредоточились на тонких пальцах, она шевелила ими, когда проверяла, действительно ли они ей принадлежали. - Я права? Что-то изменилось?

В последний раз мои способности были сломаны, сказала ей Софи. Им пришлось исправить меня, прежде чем я смогла вернуться. И тогда ты ушел.

- Мне пришлось, - прошептала Джоли. - Я не помню почему. Но я снова здесь... и все настолько ярче в этот раз!

Она подняла руки и покружилась, ее легкие юбки вращались вокруг нее.

Почему ты используешь образ Джоли, чтобы общаться со мной? Софи должна была спросить. Она что-то для тебя значила?

- Ты все еще ищешь причины. Разум - забавная штука. Логика не всегда работает так, как надо. Часто это просто чувства. - Джоли протянула руку и поймала зеленый фрактальный узор, проплывающий мимо, а потом он посинел и распух, став достаточно большим, чтобы окружить их.

- Это заставляет тебя чувствовать себя в безопасности, не так ли?

Да.

Софи никогда не встречалась с Джоли, но знала, если бы встреча произошла, Джоли бы ей понравилась. Все кто знал Джоли, любили ее. Даже тот, кто ее убил.

- Ты напоминаешь мне ее, - сказала Джоли, отбросив свои золотые волосы. - И так легче. Я потерял свой след и не знаю, как быть собой.

Я ведь разговариваю с Прентисом, да? спросила Софи, чтобы удостовериться.

Улыбка Джоли угасла.

- Прентис везде и нигде. Он не может помочь тебе. Самое смешное в том, что ты можешь помочь ему.

Могу, сказала Софи, ее сердце стучало так сильно, что она задумалась, могли ли его услышать в комнате. Но это может быть небезопасно. Он ... или, можно сказать, ты... должен стать сильнее.

Фракталы снова сместились, мелькая столькими цветами, что она почувствовала себя, будто стоящей в диско-шаре. Образ Джоли тоже мерцал, ее черты становились смутными и нечеткими.

- Это странно. Иногда я чувствую себя нормальным. А в другое время...

Свет разлетелся.

Ледяные осколки укололи сознание Софи, скрипнув, как гвоздь по классной доске, когда она резко упала. Софи пыталась сжать руку Фитца в поисках помощи, но ее тело чувствовалось отдельным.

Никакой силы.

Никакой поддержки.

Чернота окружала ее, настолько толстая, что чувствовалась материальной... а потом осязаемые тени переплелись в...

Лебедя?

- Прости, - сказала Джоли откуда-то, позади нее, когда Софи изо всех сил пыталась ухватиться за тонкую шею парящей птицы.

Руки Джоли обернулись вокруг талии Софи, на ощупь они были теплыми и мягкими, несмотря на пургу, в которой парили девушки. Буря размыла фрагменты, которые, казалось, решили их снова закружить.

- Я пытаюсь соединить все вместе, - сказала ей Джоли. - Черные Лебеди всегда помогают мне сосредоточиться.

Я, как предполагается, не должна с тобой разговаривать, призналась Софи. Они боятся, что я могу все ухудшить.

- Ничто не может быть хуже того, что со мной сейчас.

Мне так жаль.

Слов было недостаточно... но Софи больше нечего было предложить.

Куда мы идем? спросила она, пытаясь выяснить, полетят они вперед... назад или в бок.

- Куда-то. Никуда. Везде. Здесь это все одно и тоже. Всегда сейчас и никогда потом. Всегда потом и никогда сейчас.

В этом нет ни капли смысла.

- Добро пожаловать в мой мир. Хотелось бы сказать, можешь этим воспользоваться, но...

Лебедь начал крутиться и петлять, от этого живот Софи будто ухнул вниз. Она гадала, могла ли она прорваться через чью-то голову.

- Ты что-то ищешь, не так ли? - спросила Джоли. - Это то, что сказал мне голос в тенях, прежде чем ты пришла.

Это был Там. Он - друг.

- Я рад, что не затянул его.

Что сделал?

- Иногда. Не всегда по выбору.

Так... иногда ты делаешь это специально?

- Если бы я так делал, это испугало бы тебя?

Немного. Но я доверяю тебе.

- Значит, ты еще вернешься?

Конечно, пообещала Софи. Но сейчас мне разрешили пробыть здесь всего пару минут. Ты можешь помочь мне найти нужное воспоминание, прежде чем я уйду?

- Могу попробовать, - сказала Джоли, когда лебедь подвернул крылья и нырнул вниз. - Но воспоминания не такие, какими были раньше.

Они опускались все ниже и ниже, пока не добрались до тумана пылающих черепков, крутящихся, бьющихся и врезающихся друг в друга. На некоторых были изображения. На других - будто кадры из фильма. А на третьих - какофония звуков.

- Все, что было раньше, ушло, - с сожалением сказала Джоли. - Все, что осталось - раздроблено на фрагменты.

Я ищу кусочек... или много кусочков.

Софи спроецировала изображение, которое послал ей мистер Форкл, и оно вспыхнуло перед ними как голограмма.

- Это не выглядит знакомо, - пробормотала Джоли.

Мистер Форкл нашел это в прошлый раз, когда был здесь.

Руки Джоли напряглись.

- Кто-то еще приходил?

Ты не помнишь?

- Иногда я слышу голоса. Но не могу сказать эхо ли они. Надеюсь, я его не ранил.

Он смог выбраться, но только едва. Вот почему он послал меня.

- Ты - Мунларк, - прошептала Джоли. Ее руки сжались так сильно вокруг Софи, что та едва могла дышать.

Или, возможно, ее грудь разболелась от следующего вопроса Джоли.

- Как давно я в таком состоянии?

Я, вероятно, не должна говорить тебе это.

- Но ты старше, не так ли? Намного старше, чем мой сын, когда...

Не думай об этом, сказала Софи. Многое нужно объяснять... но мы подождем, пока ты не окрепнешь, чтобы справиться со всем.

- Это не звучит, как хорошие новости.

Так и есть. Существует миллион причин, чтобы продолжать борьбу. Но это, наверное, будет нелегко.

Осколки дрожали и стягивались.

- Думаю, я ускользаю, - предупредила Джоли.

Взрыв энергии затопил чувства Софи (вероятно, Фитц послал подмогу), и Софи обернула эту энергию вокруг исчезающей формы Джоли.

Пожалуйста... если ты не можешь остаться ради меня, сделай это ради Уайли.

- Уайли, - повторила Джоли. Она продолжала бормотать имя, когда размахивала руками и делала другой пылающий пузырь вокруг них, закручивая осколки, как листья в буре. - Я все еще не вижу того, что ты ищешь.

Оно должно быть там. Это должно быть там. Я вполне уверена, это одно из воспоминаний, которые ты защищала. Возможно, даже причина, по которой ты сказала «лебединая песня».

Пузырь лопнул от слов.

- Я не знаю, что это означает, - сказала Джоли, когда они опустились в блестящее забвение. - Но во фразе есть напряжение, будто якорь, тянущий меня... я не знаю.

Они снова стали опускаться... до тех пор, пока Софи не была уверена, что когда-нибудь сможет подняться наверх. Но это стоило падения, когда Джоли прошептала:

- Там.

Она взмахнула руками, и фрагменты разделились, показав три ослепляюще ярких части.

- Вот, что тебе нужно. Я...

Изображение Джоли исчезло в темноте.

У Софи в запасе было достаточно силы, чтобы обернуть свои мысли вокруг мерцающих осколков и передать призыв помощи Фитцу.

Он послал волну тепла, поднимая ее все выше, выше, выше... через мягкость, грязь, боль и облегчение, пока она не вернулась в тело, дрожа в паре теплых рук, которые осторожно прижимали ее, не позволяя упасть.

- Ш-ш-ш, - шептал Фитц. - Ты вернулась. Ты в безопасности.

- Как Прентис? - спросила она, когда мистер Форкл прижал два пальца к ее вискам, чтобы проверить воспоминания.

- Как и прежде, - заверил ее Фитц. - А что? Что там случилось?

- Невероятные вещи, - прошептал мистер Форкл. Слезы текли по его морщинистым щекам, когда он откашлялся и добавил, - объясню позже. Прямо сейчас мы должны сосредоточиться. Мистер Васкер... ты мог бы убедиться, что я правильно собираю эти воспоминания?

Фитц проскользнул в разум Софи, и она смотрела, как части символа вставали на место. Три диагональных линии исходили из центра изображения и сходились с другими линиями, имеющими круги и черточки, все встречались в центральной точке и разветвлялись как лучи солнца.

Символ, конечно, был абстрактен, но он напомнил Софи знак сноски (прим.пер. *).

Или звезду.


Глава 9

- Символ Путеводной Звезды, - прошептала Софи. - Да?

- Мы не можем быть уверены, - сказал мистер Форкл. - Технически, термин «путеводная звезда» относится к любому виду звезды, которая может использоваться в качестве путеводителя.

- Но это легко может быть связано с Инициативой Путеводной Звезды, - поспорила Софи.

- Возможно, помогло бы, если бы мы увидели? - предложил Гранит.

Пятно извлек журнал памяти из ящика аптекарского стола, и когда Софи спроецировала изображение на жесткие страницы, всем пришлось признать, что символ был похож на звезду.

- Даже если это Путеводная Звезда, - сказал Гранит через мгновение, - мы все еще далеки от понимания, что это означает. Все те черточки и круги должны иметь значение. Думаю, пока ты была в уме Прентиса, ты не видела ничего, что могло помочь нам перевести это?

- Увы. Казалось, что Прентис даже не помнит, что видел этот символ раньше. Но... он лишь нашел его после того, как я упомянула Лебединую Песню. Таким образом, видимо символ и слова связаны.

Они все склонили головы и, прищурившись, посмотрели на звезду с разных сторон, как если бы объяснение могло выскочить к ним, если бы они просто достаточно долго на нее смотрели.

- Итааак, - в конечно итоге сказал Там, - кто-нибудь хочет объяснить, почему Путеводные Звезды так важны? Или вы собираетесь продолжать действовать так, будто нас с Линн здесь нет?

- Разве они не рассказали вам? - спросил Фитц, глядя на членов Коллектива.

- Я рассказал им, что Киф присоединился к Невидимкам, - сказал Пятно. - Но я не объяснил почему.

- Не хотите нас просветить теперь? - спросил Там, не радуясь, что остается в неведении.

Мистер Форкл объяснил, как мало они знали об Инициативе Путеводной Звезды, и как мама Кифа, казалось, создала ее.

- А Инициатива имела какое-то отношение к тому, что произошло с гномами? - прошептала Линн, нервно теребя кончики серебряных волос.

- Это неясно, - подчеркнул мистер Форкл. - Финтан подразумевал связь, когда впервые угрожал Совету чумой. И он сделала так, будто Инициатива - великий план Невидимок. Но он также признался, что устранил мать мистера Сенсена, таким образом, он смог принять управление проектом, очень возможно, что он внес свои собственные коррективы.

- Киф знает в чем состоит план? - спросил Там.

- Он сказал, что все еще соединяет кусочки информации... но я знаю, что он мне что-то не договаривает, - тихо сказала Софи. - Возможно, он будет готов поделиться, когда я покажу ему целый символ.

- Предполагаю, это означает, что ты нашла способ передавать ему? - спросил мистер Форкл.

Софи кивнула:

- Мы собираемся устраивать проверку каждой ночью.

- Что? - По тону Фитца Софи поняла, что забыла упомянуть эту деталь, когда они разговаривали.

- Так будет спокойнее, - пояснила Софи. - Он может рассказывать мне все, что узнает, без необходимости ускользать.

- Или скармливать тонны лжи, - влез Там. - Эй... не смотрите на меня так. Вы должны признать, что такое возможно.

- Все возможно, - поспорила Софи. - Все, что я знаю, если бы я была достаточно храбра, чтобы попытаться передать Кифу раньше, ему не пришлось бы разрушать часть Ложносвета, чтобы предупредить меня.

- Ничего себе... притормозите-ка, - сказал Там. - Он уничтожил часть Ложносвета?! Ну, серьезно, я действительно единственный, кто думает, что полагаться на парня - плохая идея?

- Нет, - сказал Призрак, складывая руки на груди. - Некоторые из нас думают об этом с неохотой.

- Я нет, - влез Пятно.

- Ну, Визг в таком же раздрае, как и я, - сказал Призрак. - Как и Гранит.

- Вы тоже? - спросила Софи.

Гранит казался таким благосклонным, когда впервые услышал о Кифе. Он даже решил раскрыть свою истинную личность, чтобы помочь убедить ее, что она не должна бояться доверять людям. Но теперь он переместил свой большой вес, заполняя небольшое пространство, хрустя кристаллами на суставах.

- Я не сомневаюсь, что мистер Сенсен ушел с добрыми намерениями... но мы не можем игнорировать возможность того, что он может стать развращенным. Он погружен в мир Невидимок... обучается их методам, живет их учениями и теориями. Никто не знает, как это может повлиять на него.

- Точно, - согласился Там. - Ты со мной, да? - спросил он Линн.

Линн покачала головой:

- Помнишь, как люди сомневались относительно нас? Они шептались и спорили о нашей силе. Они негодовали, когда ты ушел со мной после того, как меня изгнали. Не говоря уже о недоверии, потому что мы - близнецы. У них были причины для таких чувств. Это было правильно?

- Нет... но их причины были глупы, - поспорил Там.

Многоплодные роды были редкостью в эльфийском мире, и по некоторым причинам их осуждали и презирали. Софи никогда не понимала, как эльфы могли быть настолько блестящими и утонченными и до сих пор опираться на столь странные предрассудки. Их не волновал цвет кожи или деньги, или внешность. Но они осуждали тех, кто был без особых способностей, или у кого было что-то необычное с генетикой.

- И ты думаешь, что это похоже на вступление в ряды врага? - спросил Там.

- Нет, я думаю, что это означает, что мы не должны судить, пока не увидим, как все закончится. Действия никогда не рассказывают всю историю. Хорошее может быть сделано по неправильной причине. А плохое может быть неправильно понято.

- Ладно, - проворчал Там. - Но если он приблизится ко мне, я напущу на него гномов, пока он не позволит мне себя прочитать. И вы, народ, должны лучше нас осведомлять об этом, - сказал он Коллективу.

- Инцидент в Ложносвете произошел только вчера, - объяснил мистер Форкл. - Но я понимаю, что вы чувствуете себя очень отдаленными... и поэтому вы были не в курсе.

- Возможно, было бы легче, если бы мы вернулись в Потерянные Города, - сказала Линн брату.

- Ты действительно хочешь вернуться к Коралмер? - спросил он. - Ты хочешь справляться с маминой паникой, что затопишь дом, каждый раз когда будешь смотреть на океан? Хочешь постоянно слышать, как отец врет о нас, и как само наше существование приносит ему позор?

- Конечно нет, - сказала ему Линн. - Я просто...

- У меня есть для вас решение, - прервал мистер Форкл. - Я вел переговоры с Советом о новой договоренности, которая позволила бы вам регулярно посещать Потерянные Города. Но решение еще не вынесено официально, таким образом, мне будет нужно...

- Давайте угадаю, - встрял Там. - Вы хотите, чтобы мы потерпели?

Мистер Форкл улыбнулся.

- Знаю, что о многом прошу. Я также много требую от себя. Я часто говорил, что, кажется, мы пытаемся вычерпать океан ложкой с дыркой. Но, даже если это так, то мы можем либо сдаться, либо продолжать черпать протекающей ложкой. И это... — он указал на символ, спроецированный Софи, — ... очень важная ложка. Мы должны выяснить, что она означает.

- Я могу спросить Кифа, - предложила Софи. - Хотя он не узнал черный диск или символ, когда я показала их ему вчера вечером, таким образом, я сомневаюсь, что он поможет.

- Могу придумать только одного, кто может знать о символе, - пробормотал Фитц. - Но... тебе это не понравится.

Софи собиралась спросить кого, но все поняла сама.

Она застонала:

- Пожалуйста, не говори, что просишь, чтобы мы доверились лорду Кассиусу.


Глава 10

- Ничего себе, - прошептала Линн, глядя на застывший кристаллический небоскреб, нависающий над ними. - Тут рос Киф?

- Это многое объясняет, не так ли? - пробормотала Софи.

Мистер Форкл не был уверен, мудро ли было брать близнецов на эту экскурсию... но Софи настояла. Возможно, это помогло бы Таму понять, откуда Киф.

Их шаги хрустели по гравию, когда они проходили под витиеватой железной аркой с надписью «КЕНДЛШЕЙД». Лорд Кассиус открыл золотую дверь, прежде чем мистер Форкл закончил стучать, выглядя прекрасно в его затейливо расшитой синей накидке. Он слишком сильно напомнил Софи своего сына... те же самые светлые волосы и глаза льдинисто-синего цвета. Те же самые красивые черты лица. Но он был версией, где все веселье было выжато, и осталась одна кислота.

Даже его улыбка была жуткой... масляной и неискренней, когда он сказал:

- Да ведь это мисс Фостер. Я почти не узнал тебя с убранными волосами. Но я всегда рад видеть тебя. И вас также, мистер Форкл. И мистер Васкер. - Его взгляд прошел мимо Сандора и Гризель, не задерживаясь, и обосновался на Таме и Линн. - И кто эти наши неожиданные гости?

- Это Там и Линн Сонг, - сказал ему мистер Форкл, игнорируя угрюмый вид Тама от произнесения фамилии.

- Сонг? - повторил Лорд Кассиус. - Вы дети Куна и Мэй?

- Их близнецы, - исправил Там.

Отец Тама пытался убедить людей, что между Тамом и Линн была разница в год, но ребята отказались подыгрывать.

- Теперь я вижу сходство, - сказал Лорд Кассиус, ближе изучая близнецов. - Я хорошо знаю вашего отца. Он учился на год старше в Ложносвете, но мы часто вместе учились. Мы и сейчас иногда встречаемся в баре Атлантиды.

Там глянул на Софи:

- Думаю, что не должен быть удивлен слышать это.

- Ваши родители знают, что вы присоединились к Черному Лебедю? - спросил Лорд Кассиус.

- Не вижу смысла им докладывать, - сказал ему Там. - И для справки, мы не приносили клятву Черному Лебедю.

- Пока что, - быстро добавила Линн.

- Я знаю это чувство. - Лорд Кассиус добровольно предложил присоединиться к Черному Лебедю... от этого Софи захотелось, чтобы ее стошнило на его инкрустированную драгоценными камнями обувь. Ей было все равно, что он обыскивал имущество своей жены, ища ключи к разгадке ее деятельности в Невидимках. То, что он нашел карты и комплект кристаллов для прыжков, никогда не восполнит то, как он относился к своему сыну.

- О, ничего себе, - сказал Лорд Кассиус, раздувая рукой воздух у лица, - я всегда забываю, насколько интенсивны твои эмоции, мисс Фостер. Это такое странное ощущение, когда они доносятся по воздуху. Немного будто статическое электричество, только более колючее.

Большинству Эмпатов был нужен физический контакт, чтобы прочесть, но по некоторым причинам Киф и его отец отличались... по крайней мере, когда дело касалось Софи.

- Ну, - сказала она, надеясь, что он смог почувствовать массивные волны отвращения, которое она посылала в его сторону, - от некоторых вещей я реагирую сильнее, чем от других.

Злоупотребление шло во всех формах... и хотя Лорд Кассиус никогда не бил своего сына, его постоянная принижающая критика нанесла много ущерба.

Не удивительно, что он не стал спрашивать о Кифе, когда отошел в сторону, чтобы впустить их. Скудное фойе чувствовалось холодным и гостеприимным, как в морге - черный пол, гладкие стены, сверкающие искрами синего бейлфаера, и серебряная лестница, ведущая спиралью до двухсотого этажа.

- Вы сказали, что вам нужна моя помощь, - предложил Лорд Кассиус.

- Действительно. Мы ищем любую информацию, которую вы могли бы предоставить нам об этом символе. - Мистер Форкл вытащил журнал памяти из кармана накидки и передал его.

Глаза Лорда Кассиуса широко распахнулись:

- Путеводная Звезда.

- Так что именно этот символ означает? - спросила Софи.

Лорд Кассиус нахмурился, поворачивая журнал памяти, чтобы изучить символ с различных углов обзора.

- Это странно. Слово всплыло, когда я посмотрел на изображение, но я понятия не имею почему.

Воспоминания иногда могли так делать... особенно воспоминания, которые были стерты. Некоторые спусковые механизмы только вытягивали определенные детали. Другие развязывали всю сцену в головокружительном порыве. Софи хорошо знала это чувство благодаря тайнам, которые Черный Лебедь оставил в ее мозге. Поэтому ей не разрешали навещать ее человеческую семью, на случай, если ее вид заставит их вспомнить.

- Я чувствую, что что-то упускаю, - сказал Лорд Кассиус, почесывая голову и портя свою безупречную прическу.

- Разум - хитрая штука, - сказал ему мистер Форкл, забрав журнал памяти. - Если вы вспомните что-либо еще, вы знаете, как со мной связаться.

- Конечно. Хотя я не вижу, почему я вам нужен. Конечно, вы понимаете, что есть кто-то, кто мог быть бесконечно более полезным.

Софи собиралась спросить кто, когда расцвело понимание, заставив мурашки побежать по коже.

- Вы... хотите, чтобы мы спросили вашу жену об Инициативе Путеводной Звезды?

- Почему нет? - спросил Лорд Кассиус. - Разве все это не ее беспорядок? Кто лучше всего решить проблему, как не ее первоначальный создатель?

- Э, возможно кто-то, кто не заперт в огрской тюрьме? - предложил Фитц.

На самое краткое мгновение, выражение лица Лорда Кассиуса дрогнуло, и он стал похож на скорбящего мужа и раздавленного отца, стоящего в полном одиночестве в своей холодной, пустой башне.

Потом он моргнул, и все ушло, сменилось лживой улыбкой.

- Где есть воля, там и путь.

- Не в этом случае, - сказал ему мистер Форкл. - Если мы заинтересованы в Леди Гизеле, мы превратим ее в средство для торга с ограми... но цена будет слишком большой.

- Дипломатия так редко приводит к результатам, - согласился Лорд Кассиус. - Но вот почему я настолько страстен для вашего ордена. По слухам, Черный Лебедь устроил довольно успешный рейд в Изгнании несколько месяцев назад. Почему не повторить этот трюк?

- Потому что мы обрели мудрость, - сказал ему мистер Форкл. - И опыт.

Их приключения в Изгнании точно пошли не так как запланировано, Фитц практически умер, а Совет почти схватил их всех. И все же, Софи не могла не отметить, что предложение лорда Кассиуса было заманчивым. Мало того, что Леди Гизела могла раскрыть им все те вещи, которые Киф был так полон решимости узнать у Невидимок, к тому же Кифу не понадобится Финтан, чтобы спасти его маму.

Нет, прервал мистер Форкл. Побег из неизведанной тюрьмы, которой управляет особенно сильный вид, никогда не будет стоящим риска... особенно учитывая то, что леди Гизела больше может не быть живой.

Страх скрутил все в животе Софи тугим узлом.

Но Финтан сказал Кифу...

Да, я знаю, что он пообещал. Я также знаю, что он дал мистеру Сенсену информацию, когда пытался соблазнить его присоединиться к ним. И даже если информация была точна, прошли недели с тех пор... и леди Гизелу тяжело ранили. Если она жива, что также невероятно, они могли стереть ее воспоминания, прежде чем отослать ее.

Вы много об этом размышляли, отметила Софи.

Конечно. Коллектив обсудил это подробно. Я никогда не упоминал об этом, потому что знаю, как ты изо всех сил пыталась проигнорировать возможности.

Или, может быть, это потому, что ваш первый порыв - сказать мне «нет». Вы понимаете, что в девяносто процентов времени, вы заводите красивые речи о причинах, почему идея слишком опасна, а затем несколько недель спустя мы в конечном итоге делаем это, в любом случае?

Жалкая улыбка изогнула его губы.

И в каждом из тех случаев, так было только потому, что ситуация становилась особенно отчаянной. К счастью, пока что это не так. Есть аспекты, которые мы еще не исследовали... можно показать символ Гезену, когда встретимся с ним и посмотрим, сможем ли мы выудить из него некоторые ответы.

Предполагаю, это правда, Софи очень не хотела этого признавать.

Она ожидала, что он предложит свои обычные менее полезные решения, такие как «прочти список действительно длинных книг» или «попрактикуйся в телепатии с Фитцем».

Идея с Гезеном... может сработать.

Хорошо... это улажено, сказал ей мистер Форкл, когда повернулся к их группе:

- Простите наше небольшое отвлечение.

Лорд Кассиус кивнул:

- Я уверен, что мы все привыкли к Телепатам. Вы, по крайней мере, пришли к решению?

- Только то, что мы будем концентрироваться на альтернативных планах. Но спасибо за предложение. Интересно, могу ли я побеспокоить вас с еще одной просьбой. Я бы хотел осмотреться, прежде чем уйти. Возможно, мой свежий взгляд сможет найти подсказки, которые оставила ваша жена.

- Где вы хотели поискать? - спросил Лорд Кассиус. - Тут довольно много мест.

Это было преуменьшение.

Софи сомневалась, что армия гномов сможет обыскать столько огромное поместье меньше чем за неделю, а гномы были самыми эффективными, трудолюбивыми существами, которых она когда-либо встречала. Однако, Киф остался на ночь в Кендлшейде перед тем, как убежать с Невидимками. И пока он был там, что-то, должно быть, изменилось.

Когда он покинул дом Софи, то казался расстроенным... но не так, как на следующий день.

Что-то вызвало новые воспоминания... воспоминания, которые убедили его, что он был частью Инициативы Путеводной Звезды.

Таким образом, возможно, если бы она осмотрела его комнату, то смогла бы найти то, что заставило его вспомнить.


Глава 11

- Да, - сказал Фитц. - Это комната Кифа.

Софи моргнула.

- Верно... ты никогда не был здесь.

- Э, а ты?

- Я бы тоже хотел узнать ответ, - сказал Там.

Она покачала головой:

- Киф сказал мне, что ему не нравится, когда друзья приходят к нему домой. Но я видела несколько его воспоминаний.

Эти воспоминания не были счастливыми, таким образом, она не обращала много внимания на интерьер. Комната состояла их трех этажей и была одним из самых причудливых мест, которые Софи видела... искрящиеся кристаллические стены, спиралевидные люстры и тонны декоративной мебели в оттенках черного, белого и серого цвета.

- Это место напоминает мне о нашей старой комнате, - пробормотала Линн. - Нам тоже не разрешали ее украшать.

- Вы, ребята, жили в одной комнате? - спросил Фитц.

- Это было наше наказание за то, что мы рассказывали людям, что мы - близнецы. - Там закатил глаза.

Линн обняла его.

- Слишком плохо, мне нравилось делить комнату и получше.

- И все же ты бросила меня в первую секунду нашей жизни в Аллюветерре.

- Эй, какая девочка откажется от собственного дома на дереве? - сказала Линн.

- Определенно не я, - сказала Софи, пытаясь выяснить, где начинать поиск. Все казалось так не похоже на Кифа, было трудно представить, как он касается чего-либо здесь.

- Что точно мы ищем? - спросил Там. - Киф не кажется мне парнем «Здравствуй, Дорогой Дневник»... но, если мы найдем такой, я запрошу за него большие деньги.

- Нет, - сказала ему Софи. - Мы здесь не для того, чтобы шпионить. Я просто подумала, что мы должны осмотреться и убедиться, что нет ничего важного.

- Ну, это место огромно, - заметил Фитц. - Поэтому, вероятно, нам нужно разделиться... кто-то наверху, кто-то внизу и встретимся на середине?

- Новая игра! - встряла Гризель. - Девочки против мальчиков. Проигравшие исполняют желание. ВПЕРЕД!

- Вперед! - сказал Фитц, подбегая к лестнице.

Гризель опередила его и помчалась вниз, когда Фитц резко рванул вверх.

- Похоже, тут гардеробная и ванная, народ! - прокричал он.

- Я публично заявляю, что не буду копаться в десяти футах нижнего белья Кифа! - прокричал Там.

Сандор вздохнул, когда повернулся, чтобы последовать за мальчиками:

- Если ты вообще обо мне беспокоишься, мисс Фостер, проиграй эту глупую игру. Сделай то, что должна сделать.

Софи и Линн переглянулись, прежде чем они отправились вниз, где уже работала Гризель, пролистывая одну из тетрадей, лежащих на огромном позолоченном столе.

- Хотите помочь мне с этим?

Линн схватила одну.

- Ничего себе. Вся первая страница исписана одним словом «скучно скучно скучно».

- Он также делает на полях некоторые довольно интересные заметки о своих Наставниках, - сказала Гризель. - Но нет ничего особенно полезного, таким образом, мы должны двигаться дальше. Мы выиграем! И, когда закончим, Сандор пригласит меня потанцевать.

- Потанцевать? - повторила Софи, пытаясь представить эту картину.

Нет.

Ее мозг не мог это представить.

- Танцы у гоблинов означают что-то другое? - спросила Линн.

- Я не знаю... означает ли это что-то? - пропела Гризель, покачивая бедрами в такт, это напомнило Софи о танце живота, только с меньшим помахиванием рук и большим количеством кивков.

- Ты действительно думаешь, что Сандор сделает это? - спросила Софи.

- Да, если ты мне поможешь. Подумай о желании, которое ты сможешь потребовать у того симпатичного мальчика. И могу поспорить, что наша маленькая Линн мечтает заставить своего брата сделать что-то особенно неловкое.

Линн усмехнулась:

- Как мы выиграем? Ты не объяснила правила.

- Конечно нет. Как еще я могу их изменить? Теперь приступайте к работе!

Гризель указала на комнату... что-то вроде кабинета, в комплекте с большими креслами и стенами книжных полок. Издалека можно было подумать, что там жил студент-модель... или, может быть, заносчивый профессор. Но когда Софи присмотрелась, то увидела проблески Кифа. Какие подзаголовки он нацарапал на корешках книг:

688 страниц, которые на самом деле ничего не говорят.

Неужели кого-то искренне заботит грибок?

Я вырвал страницу где-то из середины... удачи с попытками найти ее!

- Считаешь, это что-то важное? - спросила Гризель, вытаскивая серебряный Импартер из ящика стола.

- Могу поспорить, что он оставил это так, чтобы никто не мог отыскать, - сказала Софи, - но ты можешь сравнить его Импартер с моим и посмотреть, есть ли отличия.

Она передала свой Импартер, и Гризель изучила их с разных сторон.

- Тьфу, предполагаю, ты права. Они выглядят идентичными... о, что это?

Линн показали им тетрадь, которую просматривала, где Киф нарисовал подробную карту Ложносвета и отметил несколько мест «Спрятать гилон здесь».

Гризель фыркнула:

- Нужно отметить... а у мальчика творческий подход.

- Верно, - произнесла Софи, пытаясь увидеть комнату глазами Кифа. - Мы должны искать не в очевидных местах. Он хотел быть умным... скрыть у всех на виду, где никто не будет подозревать. Он также наслаждался бы разрушением вещей отца, может быть стены или пол или...

Софи присела на корточки, чтобы найти секцию на букву «С» на книжной полке. А именно: «Суть дела» Лорд Кассиус Сенсен.

Отец Кифа издал свою теорию, как эльфы создавали эмоции в умах и в сердцах, и полагали, что сердце было тем местом, где жили более чистые эмоции. Софи на самом деле сочла идею захватывающей... и она приладила ее к определенным ощущениям, которые испытывала во время обучения Причинению. Но подзаголовок Кифа был таким: я бы лучше выколол глаза булавкой Преттельза.

Она открыла обложку и обнаружила, что Киф склеил все страницы, затем вырезал сердцевину, создавая полое пространство, которое заполнил пузырьками эликсиров.

- Победа наша! - прокричала Гризель, вручая Софи ее Импартер.

- Здесь речь не о том, кто найдет что-то первым... а кто найдет больше! - рявкнул Сандор в ответ. Но Софи могла услышать, как он кричит на Фитца и Тама работать быстрее.

- Я не уверена, что это важно, - предупредила Софи, беря пару пузырьков - Взрывная Отрыжка и Гнойный Порошок. - Думаю, это розыгрыши Кифа.

- Возможно, что-то вроде того, - сказала Гризель, выуживая за основание серебряное устройство, похожее на вилку. - Но это эффлаксер... также известный как отпугиватель огров.

- Да, но Киф использовал его для розыгрышей, - поспорила Софи. - Одно время, он пытался скрыть их в почве Ложносвета, таким образом, чтобы они реагировали, когда мимо проходил директор.

- Неудивительно, что он и мой брат не ужились друг с другом, - сказала Линн. - Они как будто один и тот же человек.

Практически в нужный момент Там прокричал из ванной выше:

- Чуваки! Этот парень использует больше средств для ухода за волосами, чем я!

- Ну, - сказала Гризель, убирая эффлаксер рядом со своим мечом, - я все еще считаю это находкой. В правилах никогда не говорилось, что это должно было быть связано с Невидимками.

Она моргнула.

- Но мы пока не закончили поиски, - добавила она. - Я не просто хочу победить. Я хочу сокрушить их как сангуллисков.

- А что это такое? - спросила Софи, когда последовала за Гризель наверх.

- Зависит от того, что ты думаешь о жуках, - сказала ей Линн. - Представь десятифунтового летающего малыша таракана и комара.

- Фу... теперь я больше никогда не засну.

Гризель смеялась, когда она и Линн начали искать под кроватью и между матрасами.

Софи изучала пространство, снова пытаясь думать как Киф.

- Где миссис Вонючка?

- Я пожалею, но спрошу, что это? - спросила Гризель.

- Это зеленый плюшевый гилон, которого подарили Кифу мы с Элвином, чтобы помочь заснуть. Когда он уходил, у него не было ранца, значит, она должна быть здесь.

Они снова проверили под кроватью и под декоративными подушками, лежащими наверху, прежде чем пробрались наверх.

- Это наша территория, - проворчал Сандор, блокируя их у входа в огромную уборную со стенами-зеркалами и ванной размером с бассейн.

Гризель погладила его по щеке:

- Мы раздражаем тебя?

Сандор дернулся в сторону, не сказав ни слова, когда Софи и Линн вошли в гардеробную. Они обнаружили Фитца и Тама, перебирающих вешалки с одеждой... так много одежды. Хватит Кифу на десятилетие или на два.

- Кто-нибудь видит каких-нибудь плюшевых животных? - спросила Софи. - Не могу найти миссис Вонючку.

Там хихикнул.

- Эй, все клевые дети спят с плюшевыми животными, - сообщил ему Фитц.

- Это означает, у тебя есть собственная миссис Вонючка? - спросила Линн.

- У меня мистер Обнимашкин.

- Ничего себе, - сказал Там. - Просто... вау.

Гризель хлопнула в ладоши.

- Достаточно о плюшевых игрушках. Вы, мальчики, нашли что-нибудь?

Улыбка Сандора была, бесспорно, самодовольной, когда он показал ей два тайника с эликсирами для розыгрышей, они нашли их в обуви Кифа... плюс промаркированные СМЕШАННЫЕ ЭКСКРЕМЕНТЫ в довольно ужасающем контейнере, которые были скрыты позади стойки с туниками.

- Мы также нашли мой любимый ежевичный свитер, - добавил Фитц. - Я знал, что он его украл.

- Это не считается, - сказала им Гризель.

Сандор пожал плечами:

- Так или иначе, мы все еще побеждаем. И я уже выбрал свое желание.

- Да, ну, в общем, не рассчитывай на это, - предупредила Гризель. - Девочки... помогите мальчикам с этим шкафом. Я уверена, что они что-то пропустили.

Сандор был занят, заверяя ее, что они уже все осмотрели, когда Линн заметила край серебряного комода в тенях самой высокой полки.

Софи заставила сундук выплыть, используя телекинез.

- Похоже на еще штуки для розыгрыша... еще эффлаксер, несколько пустых пузырьков и бутылки с Брызгающим Потом.

Бутылка лежала в раздавленной зеленой книге, и когда Софи обнаружила записку внутри, то поняла, что смотрела на подарок, который она сделала Кифу на промежуточных испытаниях годом ранее. Он беспощадно дразнил ее об уроке танцев на задержании, когда она была вынуждена танцевать с Вэлином — так звали одно из «потеющих мальчиков» (а вот уже так прозвала их Марелла) — таким образом, она решила отомстить ему. В записке она написала: «Теперь ты тоже можешь так потеть!».

Она не могла поверить, что он сохранил ее.

- Хорошо, обратно к поискам, - сказала Гризель. - Я не согласна на ничью. Вы, мальчики, нашли три тайника, а мы нашли два и узнали, что миссис Пердючка пропала.

- Вонючка, - исправила Софи. - И честно, я начинаю думать, что мы тратим впустую время. Если бы Киф оставил что-то для нас, он, вероятно, спросил бы меня, нашла ли я это. И если бы он что-то скрывал, то, вероятно, взял это с собой.

Гризель пожала плечами:

- Так или иначе, нам все еще нужен победитель. Вы, мальчики, уже проверили все карманы накидок?

- Некоторые из них, - сказал Фитц.

Гризель прицокнула языком и помчалась к стойке плащей.

- Очевидно, я должна научить вас этому. Но мы сделаем это после того, как я уничтожу ваши ленивые задницы находкой ночи. Вперед, Софи и Линн, давайте сокрушим этих мальчишек!

- Нет, если сначала мы сокрушим вас! - прокричал Сандор, устремляясь к карманам накидок.

- Все гоблины любят соревноваться? - спросила Софи, решив присматривать краем глаза за Сандором и Гризель, пытающимися засунуть свои мясистые руки в узкие карманы.

- Это все она, - пропищал Сандор.

- Нет ничего плохого, если девушка добивается того, чего хочет, - поспорила Гризель. - И я хочу всю ночь любоваться тобой в серебряных брюках, и я знаю, что ты еще будешь кривляться на танцполе.

Софи захихикала:

- Можно поприсутствовать?

Сандор еще быстрее стал копаться в накидках.

- Нет, потому что этого не произойдет!

- О, конфетка, я очень не хочу разочаровывать тебя... но БАМ! - прокричала Гризель, грозя Сандору одним кулаком, а другим размахивая запечатанным конвертом у носа Сандора. - Софи, хотела бы ты загадать желание... даже если не заслуживаешь этого, после того, как решила, что Слишком Крута Для Охоты за Накидками?

Софи обнаружила, что задержала дыхание, когда взяла конверт у Гризель, провела пальцем под откидной створкой и вытащила мятую бумагу.

- Это Киф нарисовал? - спросил Фитц, глядя через плечо Софи на реалистичный портрет Леди Гизелы, элегантной и отчужденной... но с намеком на ухмылку ее сына.

- Думаю, да, - сказала Софи.

Она видела тот же эскиз в воспоминании, которое показал ей Киф, его отец кричал на него о том, что Киф рисует вместо того, чтобы учиться на уроках в Ложносвете. Лорд Кассиус вырвал все страницы из тетради Кифа и умчался в бешенстве. Но после того как он ушел, мама Кифа восстановила один рисунок.

Конечно же, когда Софи перевернула портрет леди Гизелы, она нашла записку в на мятой и рваной бумаге.

И подпись:

С любовью, Мама.


Глава 12

- Конверт был запечатан, - сказал Фитц, взяв рисунок у Софи, чтобы изучить его ближе. - Значит, Киф никогда не видел этого.

- Но почему леди Гизела скрыла его там, где Киф не будет искать? - спросила Софи.

Записка дала им ответ.


Дорогой Киф,

Ты можешь подумать, что понимаешь то, что видел сегодня на горе. Но на самом деле слишком много всего нужно объяснить.

Я думаю, что ты готов к правде. Но это запутает.

Мне нужно, чтобы ты мне доверял.

Я оставила способ найти меня. И я знаю, что ты достаточно умен, чтобы понять его.

Это твое наследие. Все, что оно требует, это прыжок веры.

Скоро увидимся.

С любовью, мама.

81 / 34 / 197


- Леди Гизела, должно быть, написала это сразу после сражения на Горе Эверест, - пробормотала Софи, протирая узел запутанных эмоций под грудью. - После того, как она переместилась с утеса, она, должно быть, пришла сюда и оставила для него записку.

- Но Киф не пришел, - добавил Фитц. - Мы все пошли ко мне домой, а потом ушли искать Черного Лебедя. Таким образом, он никогда не находил записку.

- Интересно, что бы он сделал, если бы получил ее, - прошептала Софи.

Помешало ли бы это ему присоединиться к Невидимкам?

Или это заставило бы убежать еще раньше?

Самое важное: Что леди Гизела планировала ему сказать?

- Похоже, есть куча историй, которыми вы еще не поделились, - сказал Там, читая письмо через плечо Фитца. - Но, предполагаю, что это о том, как удержать новых детей в группе.

- Мы постараемся нагнать, - пообещал Фитц.

Линн указала на цифры под подписью леди Гизелы:

- Вы, ребята, знаете, что означают эти числа?

- Думаю, это способ для Кифа найти ее, - сказала Софи. - Но понятия не имею, как три числа могут помочь.

Единственная теория, которую она могла придумать, это координаты широты и долготы. Но те всегда были парами, и у них обычно были десятичные.

- А что это за блестящие штуковины? - спросила Линн, указав на вспышки на краю бумаги.

Софи тоже об этом думала. Они были слишком маленькими, чтобы быть временными прыгающими кристаллами, и в конверте лежали еще, будто леди Гизела добавила микроблесток, прежде чем запечатала письмо.

Но зачем ей заморачиваться, тем более что, кажется, она спешила? Ее письмо выглядело намного небрежнее, чем другие, которые видела Софи.

- Ну, - сказала Гризель, - пока вы над этим размышляете, давайте не забывать, девчонки выиграли!

- Забудь об этом! - рявкнул Сандор. - Этого не будет.

- Чего не будет? - спросил мистер Форкл с вершины лестницы. Лорд Кассиус вырисовывался позади него.

Гризель усмехнулась и качнула бедрами:

- Танцы. Сандор будет пытаться что-нибудь сделать.

- Думаю... мы что-то пропустили. - Мистер Форкл посмотрел на Софи, и она была вполне уверена, его пристальный, проникновенный взгляд означал, что он заметил не такой удачный способ, которым Фитц повернулся, чтобы скрыть записку за спиной.

Лорд Кассиус, должно быть, тоже это заметил.

- Думаю, вы что-то нашли, - сказал он.

Прежде чем Софи могла выдавить хорошую ложь, Там схватил банку с экскрементами из тайника Кифа и бросил ее Лорду Кассиусу.

- Нашли. Разве это не потрясающе?

Лорд Кассиус поморщился и направился к раковине, чтобы вымыть руки, даже при том, что он коснулся только контейнера.

- Мы знаем, что это не то, на что я указывал.

- Мы также знаем, что все, что скрыл здесь Киф, он сделал, потому что не хотел, чтобы вы нашли, - сказал Там. - Таким образом, вы действительно думаете, что расскажем вам об этом?

Лорд Кассиус поднял одну бровь.

- Я вижу, почему твой отец старается изо всех сил.

Все тени в комнате, казалось, растянулись.

Лорд Кассиус вздохнул:

- Не нужно драматизировать. Храни свои секреты. Я пытался контролировать волевого подростка.

Софи облегченно вздохнула, даже когда голос мистера Форкла заполнил ее голову.

Как только мы вернемся в Хевенфилд, ты покажешь мне то письмо.

Вслух он сказал:

- Кто-то может, по крайней мере, объяснить, почему Гризель продолжает танцевать?

- Потому что это будет, - сказала ему Гризель.

Софи объяснила специфические особенности их игры.

- И давайте не забывать, что Симпатичный Мальчик задолжал тебе тоже, - напомнила ей Гризель. - И у Близняшки тоже должок перед сестрой.

- Могу поспорить, что у нас будет домашний питомец, - пробормотал Там.

Линн закивала:

- Как только у нас будет дом побольше, ты поведешь меня в «Когти, Крылья, Рога и Прочее».

Лорд Кассиус присвистнул:

- Или твой контроль значительно улучшился, или ты будешь наслаждаться затоплением Атлантиды.

Линн не ответила, но сформировала маленькую птицу из воды, позволив ей облететь комнату прежде, чем растечься по обуви Лорда Кассиуса.

- Ничего себе, - выдохнул Фитц, моргая несколько раз, прежде чем повернуться к Софи. - Что насчет меня? Каково мое наказание?

- Я... все еще думаю, - подстраховалась она, в ее мыслях проносилась куча возможностей.

- Это нормально, - сказал он. - Но, думаю, нужно установить временные рамки, таким образом, ты не можешь придерживать это вечно. Скажем так, если ты не озвучишь желание в течение месяца, оно становится моим.

Софи согласилась, не уверенная, почему соглашение раздражало ее. Худший вариант, она просто выпалит любую бредовую идею, которая первой придет в голову.

- В любом случае, - сказал мистер Форкл, - мы больше не должны отягощать гостеприимство Лорда Кассиуса.

- Еще одно, прежде чем вы уйдете, - сказал Лорд Кассиус, когда мистер Форкл достал свой следопыт. - Я знаю, вчера ты виделась с моим сыном, - сказал он Софи. - И что он стоит за разрушениями в Ложносвете. Я хочу поблагодарить тебя, что ты не обнародовала эту информацию.

- Я сделала это не ради вас, - сказала она.

- Что не мешает мне ценить это. Я всегда ценил твою дружбу с моим сыном. Если кто-то и может провести его вдоль сложного пути, который он выбрал, это ты. Я также предполагаю, что он снова с тобой свяжется... и, если так, то надеюсь, что ты будешь готова передать ему сообщение.

Софи набралась решимости сказать какую-то злую угрозу. Вместо этого, Лорд Кассиус сказал ей:

- Пожалуйста, дай ему знать, чтобы ни случилось, у него всегда будет здесь комната здесь, в Кендлшейде. Я понимаю, что мы с сыном не ладим. Я даже могу сказать, что это, прежде всего, моя вина. Но независимо от наших разногласий... Киф и я всегда будем семьей. И неважно, куда он пойдет, или что сделает, он всегда может вернуться домой.

Это точно не был тот вид речи, от которого Софи становилось тепло и легко на душе. Но Лорд Кассиус предлагал своему сыну больше, чем родители Тама и Линн.

- Я передам ему, - пообещала она.

Лорд Кассиус кивнул. И после этого, все вернулись обратно в Хевенфилд.


* * *

Мистер Форкл дал им десять секунд, после того как группа приземлилась на заполненных существами пастбищах, прежде чем протянул пухлую руку:

- Покажите мне письмо.

Фитц покорно передал его.

- Ну, - сказал мистер Форкл, когда закончил читать и перевернул записку, чтобы изучить рисунок. - Мистер Сенсен - замечательный художник.

- И все? - спросила Софи, когда Там застонал. - Что насчет записки? Чисел?

- И блесток? - добавила Линн.

- Простите меня за желание дать надлежащую похвалу таланту мистера Сенсена. Посмотрите на детали! Мы знаем, сколько ему было лет, когда он нарисовал это?

- Он был на Третьем Уровне Ложносвета, - сказала Софи. - А теперь вы тянете время.

- Так и есть, - согласился мистер Форкл. - Но только потому, что я знаю, через пару секунд вы все начнете кричать на меня... даже Сандор и Гризель.

- Зачем нам это делать? - спросил Фитц.

- Потому что... я знаю, что означают эти числа.

- ЗНАЕТЕ? - прокричало шесть голосов в унисон.

Мистер Форкл потер виски.

- Как я и ожидал. А сейчас...

Он указал на путь, который вел к пастбищу ти-рекса, откуда к ним бежал Грэйди, покрытый неоновыми зелеными перьями динозавра.

- Все хорошо? - спросил Грэйди. - Я услышал крик, когда купал Верди.

- Мы в порядке, - сказал мистер Форкл. - Но любой ценой, пожалуйста, присоединись к этому разговору. Это спасет меня от необходимости объяснять во второй раз.

Мистер Форкл вручил Грэйди записку от матери Кифа и указал на линию под подписью.

- Восемьдесят один, тридцать четыре и сто девяносто семь. Я удивлен, что никто из них не догадался, осмотрев кристаллический порошок.

Грэйди вздохнул:

- Углы пути.

Мистер Форкл кивнул.

- Для тех, кто никогда не делал прежде временной прыгающий кристалл, луч создается тремя гранями, которые сходятся к единой точке, а затем расходятся, как только прыжок завершается. В этом случае у кристалла, который призывала сына вырезать леди Гизела восемьдесят один градус, тридцать четыре градуса и сто девяносто семь градусов угла. Она также обеспечила прозрачный порошок, который нужен, чтобы сформировать их, таким образом, он мог сделать прыжок веры и встретиться с ней.

- Таким образом, мы можем сделать то же самое, верно? - спросила Софи, надеясь, что она не потеряла ни капли порошка, когда открыла письмо.

- Я предполагал, что этот вопрос будет следующим, - произнес мистер Форкл. - И уверен, что всем вам теперь мерещится драматический сценарий, который предполагает штурм тайного убежища Невидимок и эпическую схватку.

- Было бы хорошо, - сказал Там.

- Хотя я был бы счастливее, если бы они сдались без борьбы, - признался Фитц. Он потер место на груди, где его проколол шип во время их побега из тюрьмы Изгнания.

- Мы - единственные, кто будет что-либо штурмовать, - заверил его Сандор, указывая на себя и Гризель.

- В этом не будет необходимости, - перебил мистер Форкл. - И нет, мисс Фостер, я не говорю это, потому что мое первое побуждение - отрицать. Я знаю, куда приведет кристалл, и туда мы не должны идти. Я использовал те же самые углы в тот день, когда пришел, чтобы спасти тебя и мистера Дизнея от Невидимок.


Глава 13

Воспоминания с силой ударили Софи.

Ничего перед глазами. Только звуки.

Призрачный смех. Запугивающие угрозы. Вопросы без ответов.

- Ты в порядке? - спросил Фитц, когда Софи прижала кулак под ребра, чтобы помешать эмоциям распутаться.

- Все хорошо, - пообещала она... потом откашлялась и попробовала еще раз сказать, не пища. - У меня просто нет хороших воспоминаний о том месте.

- Как и у меня, - пробормотала мистер Форкл. - Видеть тебя измученной, накачанной препаратами, привязанной к стулу...

Все вздрогнули.

У Софи не было таких воспоминаний. Ее повязка на глазах препятствовала разглядеть укрытие. И приторно-сладкие наркотики туманили все остальное.

Все, что она помнила, это боль.

И паника.

И рассеянные случайные детали: вес веревок, порыв лифта, который они использовали во время спасения, и бесконечные минуты, когда мистер Форкл нес ее и Декса по коридорам. Потом она проснулась на улицах Парижа с новыми способностями и тремя неопределенными подсказками, чтобы помочь им найти путь обратно к Потерянным Городам.

- Так, я правильно понимаю, - сказал Там, - вы на самом деле знаете одно из укрытий Невидимок, верно?

- Заброшенное, да, - сказал мистер Форкл. - Им удалось разрушить вход за то краткое время, которое заняло у меня, чтобы вылечить раны мисс Фостер и мистера Дизнея... и к тому времени, когда я нашел новый путь внутрь, они убрали все свои следы. Вот, вероятно, почему леди Гизела выбрала его в качестве пункта встречи. Если бы записка попала в неверные руки, все, что кто-либо нашел, несколько пустых подземных комнат... и даже тогда, только если они знали точно, как их найти.

- Это означает, что цифры в записке - тупик? - спросил Фитц.

- К сожалению, да. Я уверен, что любое наблюдение, которое установила там леди Гизела, давно в прошлом, теперь, когда она находится в тюрьме. И мы контролируем место. Ни о какой необычной деятельности сообщений не поступало.

Плечи Фитца резко опустились.

- Как раз в то самое время, когда я думал, что мы куда-то добрались.

- Мы куда-то добрались, - сказал мистер Форкл. - Эта записка - не единственное открытие, которое мы сделали сегодня. Все, что нам нужно...

- Я бы хотела посмотреть, - перебила Софи. - Укрытие, я имею в виду.

- Это было бы очень неблагоразумно, мисс Фостер. Возрождение всех травм...

- Я могу вновь пережить травму в любое время, - перебила Софи. - Я переживаю ее прямо сейчас.

Грэйди прижал ее к себе.

- Правда, я в порядке, - пообещала Софи, радуясь, что ее голос соответствовал словам. - Я пытаюсь сказать, что я никогда не смогу забыть то, что произошло со мной.

- Возможно, нет. - Грэйди поцеловал ее в лоб. - Но ты могла бы вызвать дополнительные воспоминания.

- Что может быть хорошо, - поспорила Софи. - Мы могли бы узнать что-то важное.

- Я могу заверить тебя, мисс Фостер, что любая незначительная истина, которую ты могла почерпнуть из этих темных воспоминаний, не будет стоить дополнительного стресса, который они вызовут. Твой ум и здравомыслие слишком драгоценны, чтобы рисковать.

- Я могу с этим справиться, - настаивала Софи.

С момента ее похищения прошли месяцы, и она не думала о возвращении. Но стоять в убежище Невидимок... пусть даже в его оболочке...

Возможно, это помогло бы ей проникнуть внутрь их голов.

- Сейчас мы знаем больше о Невидимках, чем тогда, когда меня забрали, - напомнила им Софи. - Тогда мы не знали название их организации и не видели жуткий белый глаз-символ на их плащах. Мы также никогда не слышали, чтобы кто-то упоминал Инициативу Путеводной Звезды. Таким образом, вы могли пропустить что-то, когда были там. Мы должны, по крайней мере, проверить. Обещаю, что для меня это не будет слишком трудно, и вы уже сказали, что это будет не опасно...

- Забавно, не помню, чтобы говорил этого, - прервал мистер Форкл.

- Вы сказали, что не было никакой необычной деятельности, - напомнила она ему. - Какая разница.

- Просто потому что мы не видели никаких признаков Невидимок, не означает, что безопасно идти в Запретный Город... особенно, учитывая то, что Совет пристально наблюдает за твоим кулоном регистрации.

- Мы следуем за важным, - поспорила Софи. - Я уверена, Совет понимает, что нахождение Невидимок потребует от нас обхода нескольких правил... а если нет, кого это волнует? Нас это никогда не останавливало.

Мистер Форкл вздохнул так тяжело, что его пухлые щеки задрожали.

- Мы можем, по крайней мере, позволить этой идее вызреть в течение нескольких дней?

- Чего вы этим добьетесь? - спросила Софи. - Кроме того, что мы просто потратим время? Если у нас есть шанс что-то найти, почему бы не узнать это сейчас?

- Я с Софи, - влез Там.

- И я, - сказала Линн.

- Вы, детишки, становитесь слишком умными, - пробормотал мистер Форкл. - Прекрасно. Позвольте мне связаться с Пятном.

Он отошел подальше, чтобы пообщаться по Импартеру, Грэйди встал так, чтобы Софи оказалась к нему лицом.

- Ты уверена, что это хорошая идея, малышка?

- Я ни в чем никогда не уверена, - сказала ему Софи. - Но я вернулась в пещеру, из которой они схватили меня, и она не вызвала срыв.

- В этот раз все будет намного сильнее, - предупредил Грэйди. - И у тебя уже был долгий, жесткий день. Ты проснулась еще до рассвета.

- Знаю. - Софи зевнула, просто думая об этом. - Но мы понимаем, что я никогда не усну, пока со всем не заберусь.

- Сомневаюсь, что ты потом сможешь уснуть, - сказал он опечалено. - Просто... пообещай, что ты не побоишься признаться, если станет слишком трудно, и уйдешь. Нет никакого позора в том, чтобы сказать «я не могу».

Софи пообещала, когда мистер Форкл вернулся, то выглядел решительным и покорным.

- Пятно послал двух наших гномов, чтобы осмотреть место, - сказал он. - Пока они говорят, что все чисто, я беру вас для беглого осмотра... но акцент должен быть на слове «беглый». Понятно?

- И вы имеете в виду всех нас, верно? - встрял Фитц.

- Я оставлю это на усмотрение мисс Фостер. Она может предпочесть сохранить это личным.

Идея привести аудиторию в комнату ее пыток чувствовалась странной.

Но столкнуться с этим один на один казалось хуже.

- Просто не пугайтесь, если я начну кричать, ладно? - спросила Софи.

Там и Линн кивнули, а Фитц погладил ее по плечу.

- Плачь, если нужно.

- А что насчет Декса? - спросила Грэйди.

Вопрос давил на сердце Софи, когда она представляла разъяренного Декса, если они оставят его вне этого.

Но могла ли она наблюдать, как он вновь переживает ужасы... знать, что они произошли из-за нее?

- Думаю, чем меньше группа, тем лучше, - прошептала она.

- Согласен, - сказал Сандор. - Так для меня будет легче защищать тебя.

- Ты идешь? - спросил Там.

- Я иду туда, куда идет Софи.

- И я иду, куда идет он, - сказала Гризель, хватая Фитца за руку.

- Но вы семь футов ростом и серые, - поспорил Там.

Сандор был непреклонен:

- Я ходил с Софи к ее бывшему дому.

- Да, но та улица почти всегда пуста, - напомнила ему Софи. - Париж - один из самых популярных городов людей. Люди будут везде, фотографировать и снимать видео. И веселиться, поскольку твоя маскировка под старушку была не убедительной.

- Подожди-ка... маскировка под старушку? - спросила Гризель, смеясь, когда Сандор покраснел.

Даже мистер Форкл улыбался, когда сказал:

- В маскировках нет необходимости. Мы будем, главным образом, под землей. И я всегда держу один из них для чрезвычайных ситуаций.

Он показал им темнитель, скрытый в кармане... маленький серебряный шар, изгибал свет и звук, чтобы скрывать присутствие.

- Некоторым из нас не нужны ваши устройства, - сказала Гризель, когда перебралась в тень ближайшего дерева. Она прижалась к стволу и застыла, Софи потеряла ее из виду.

Сандор прокашлял что-то, что походило на «позерство», когда Импартер мистер Форкла подсветился тем, что, должно быть, было эквивалентом текстового сообщения.

- Гномы чувствуют, что укрытие пусто, - сказал он. - И они согласились остаться поблизости на случай, если нам понадобятся. Таким образом, предполагаю, что мы готовы.

Он вытащил горстку кристаллов из кармана и выбрал тот, который был бледно-синим и в виде груши.

- У меня был постоянный кристалл, как только я узнал о существовании укрытия.

- Вы не думаете, что должны переодеться в человеческую одежду, прежде чем пойдете? - спросил Грэйди.

- Гномы сообщают о дожде в городе, - сказал мистер Форкл. - Он очистит улицы и заставит наши накидки казаться более нормальными, должен же кто-то, так или иначе, увидеть нас вне защиты темнителя. Эта миссия может казаться поспешной, но я уверяю, что не стал бы ее проводить, если бы предвидел какие-то опасности... неважно, насколько это могло рассердить твою дочь.

Грэйди выдавил из себя улыбку, сжав Софи в объятиях, прежде чем мистер Форкл достал песочные часы из кармана и вручил их ему.

- Все продлится двадцать пять минут, - объяснил мистер Форкл.

- Я думала, что будет десять минут, - сказала Софи.

- Это будет длиться столько, сколько мне нужно. Все готовы? - Он протянул руку Софи, и она пыталась не дрожать, когда Фитц взял ее за другую руку, а остальная часть их группы сформировала тесный круг.

- Я буду ждать, - сказал Грэйди, держа песочные часы наготове, чтобы перевернуть.

Мистер Форкл кивнул:

- Мы вернемся к последним песчинкам.


Глава 14

Гномы-карлики были правы насчет дождя. На самом деле слово «ливень» подходило лучше. Толстые, чувствительные капли летели настолько быстро, что размывали пейзаж, отскакивая от гравия и поливая группу Софи сверху и снизу.

Она чувствовала, как грязная вода просачивалась в ее ботинки, когда Линн стала размахивать рукой назад и вперед, закручивая дождь в тонкие, булькающие потоки и сплетая их в подобный сети пузырь. Она прижала вторую руку к груди и вытянула влажность из их волос и одежды.

- Серьезно, - сказал ей Фитц. - Ты удивительная.

Линн покраснела:

- С моей способностью это легко.

- Я бы на твоем месте себя не принижал, - поправил мистер Форкл. - Это замечательный контроль.

- Он прав, - сказал Фитц, неспособный отвести взгляд от Линн.

- Разве мы не должны продолжать двигаться? - спросила Софи, выглядя больше сварливой, чем ей хотелось бы.

- Должны, - сказал мистер Форкл. - Просто позвольте мне выбрать направление.

Они переместились к краю своего рода сада, где опрятные ряды деревьев вели к экстравагантному дворцу, окруженному цветами, скамьями, статуями и фонтаном размером с озеро. Место было, вероятно, огромной туристической ловушкой в ясный день, но в настоящий момент тут было пусто, только одна пара цеплялась за свои дешевые зонтики, когда они неслись, ища укрытие получше.

- Расслабьтесь, - сказал мистер Форкл, когда Сандор и Гризель сжали рукояти мечей. - Темнитель делает свою работу.

Линн удерживала дождь, когда они направились к узким воротам в заборе из железа и золота, но ее ноги дрожали от напряжения к тому времени, когда они добрались до главной улицы.

- Все хорошо, - сказал ей Там. - То, что мы промокнем, не убьет нас.

- Но вода пахнет грязью. Кроме того, если я смогла удержать приливную волну в Равагог, то смогу сдержать небольшой дождь.

- Я, кажется, помню, что нам пришлось нести тебя, пока ты это делала, - напомнил ей Там.

- Ну, на этот раз я тебя прикрою. - Но она чуть не споткнулась, когда они бежали по замутненному пешеходному переходу.

- Сколько еще? - спросила Софи, когда Фитц обхватил Линн за талию, чтобы поддержать.

Город выглядел знакомым - узкие улицы, каменные здания с железными балконами, очаровательные кафе с яркими навесами и крошечные автомобили, которые походили больше на игрушки, чем на реальный транспорт. Но она ничего не узнавала. Никакого признака Эйфелевой башни. Или Моста Александра III с его необычными фонарями. Она даже не видела Сену.

- Мы близко, - пообещал мистер Форкл, быстро нырнув по улице, которая больше казалась переулком. Автомобили были припаркованы прямо на тротуаре.

- Я всегда гадал, на что похоже двигаться в этих штуках, - сказал Фитц.

- Ты ездила в такой? - спросил Там Софи.

- Практически каждый день, - сказала она.

- Ничего себе... это страшно? - спросила Линн.

Мистер Форкл сказал «да», когда Софи произнесла «нет».

- Вы водили? - спросила Софи.

- Конечно, нет. Но иногда я не мог избежать участи быть пассажиром... Не все так страшно, как отдать свою жизнь в руки растерявшегося человека, работающего с куском смертоносной машины, которую лишь незначительно понимает и вряд ли может контролировать. Удивительно, что они выживали в процессе.

На расстоянии взревела сирена, она не была похожа на сирену полицейской машины, затем задался визг шин и много сигналов.

- В самую точку, - сказал им мистер Форкл, сворачивая в еще более узкий переулок со стоящими мусорными баками.

- Прекрасное место, выбранное Невидимками, - проворчал Там, когда мистер Форкл опустился на колени перед грязной крышкой люка.

- Все хуже, - предупредил мистер Форкл.

- Это их символ? - Фитц указал на изогнутые отметины, вытравленные вдоль грязного кружка металла... и он был прав. Рисунок - круглый глаз Невидимок.

- Видите? - сказала Софи мистеру Форклу. - Могу поспорить, вы не заметили это в прошлый раз.

- Нет, - признал мистер Форкл, когда скрутил крышку и поднял ее.

Страх обмотался вокруг живота Софи, когда она уставилась на лестницу, ведущую в темноту.

- Разве не было лифта?

- Они разрушились тоннель, чтобы помешать мне вернуться. Потребовался целый день, чтобы найти этот черный ход... и это не прямая точка доступа. Нам все еще придется пройти под землей.

- Я пойду первым, - сказал Сандор, уже ступая на лестницу. - И разведаю путь впереди.

- Возможно, ты захочешь пригнуться, когда окажешься там, - предупредил мистер Форкл. - Помнится, что потолки там довольно низкие. Тебе также понадобится это.

Он вытащил длинное ожерелье и подышал на кристаллический кулон, позволяя теплу зажечь синий костер, спящий внутри.

- Есть еще? - спросил Фитц, когда Сандор исчез в темноте.

- К сожалению, нет, - сказал мистер Форкл. - Нужно надеяться, что вы помните обучение в Эксиллиуме. Вас ведь обучали ночному видению, верно?

- Да, но в этом я не так хорош, - пробормотал Фитц.

- Ты, вероятно, слишком много думаешь, - сказала ему Линн. - Всегда есть какой-то свет. Если ты заставишь свой ум считать так, он усилит его.

- Точно. Доверяй своему уму, а не глазам. И если все остальное потерпит неудачу, помни, что у тебя есть другие ценные чувства, которые могут вести. Увидимся на дне. - Громоздкая фигура мистера Форкла едва втиснулась в тесный тоннель, когда он поплелся по лестнице.

- Я пойду дальше, - сказал Там, уже присев, чтобы дотянуться до верхней ступеньки. - Возможно, я смогу разбавить тени и сделать их более ярким для вас, ребята.

- Я пойду последней, - решила Гризель. - Чтобы удостовериться, что никто за нами не последует.

- Тогда я пойду рядом с последней, чтобы удержать дождь, - сказала Линн.

Это означало, был черед Софи или Фитца.

- Что для тебя легче? - спросил Фитц. - Я могу быть на несколько шагов впереди или прямо позади. Так или иначе, я буду близко.

- Я пойду первой.

Она сделала пять глубоких вздохов, желая, чтобы они не были на вкус, как гниющий мусор, прежде чем опустилась на лестницу. Металл чувствовался холодным и неуклюжим под ее пальцами, и она прокляла разрушенный лифт, когда спустилась вниз в затхлую темноту.

Ее мысли мчались слишком быстро, чтобы сосредоточиться на ночном зрении. Таким образом, все, что Софи видела, было пятнами и неопределенными схемами. Но она могла услышать шаткие дыхания, шаги и чувствовать вибрацию на лестнице, доказывающую, что она не одинока. Она считала ступеньки, чтобы сохранять спокойствие, и, когда достигла сто тридцать четвертой, ее нога коснулась твердой почвы.

- Сюда, - сказал Там, беря ее за руку. - Неровный пол, будь осторожна.

Она все равно споткнулась. Пару раз.

Сандор вернулся к зачистке прохода, и его кулон бейлфаер отбрасывал темное синее свечение вокруг пещеры, подпрыгивая от низкого потолка и грубых каменных стен.

- Где мы? - спросил Фитц, когда спустился позади нее.

- Полагаю, что люди называют это Катакомбами, - сказал ему мистер Форкл.

- Я действительно надеялась, что вы этого не скажете, - пробормотала Софи. - Вы знаете, что здесь трупы, верно?

Линн застыла на лестнице:

- Трупы?

- Да, мисс Линн... я пробрался через несколько братских могил в тот день, когда нашел проход. Но они довольно далеко.

- До сих пор. Братские могилы? - Линн проскочила пару степеней. - Почему у людей есть что-то такое?

- Вот что происходит, когда у вида очень короткая продолжительность жизни, - объяснил мистер Форкл. - Как я понял, им не хватало места, чтобы похоронить все тела. Поэтому они перенесли их вниз, в эти старые туннели. Некоторые из костей даже были устроены как узоры и украшения. Невероятно болезненно, но я предполагаю, что некоторые видят это как должное.

- Так, о каком количестве тел мы говорим? - спросила Гризель, когда Линн, наконец-то, спустилась вниз. Линн шла на цыпочках, будто боялась наступить на кости.

- Я читала, там вроде было шесть миллионов, - сказала Софи.

- ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ? - Слишком громкий голос Тама эхом отозвался от стен. - Простите. Просто это так много.

- И это мертвые только одного города, верно? - спросил Фитц.

- Также, за определенный период времени, - согласился мистер Форкл. - Люди хоронили миллиарды своего вида веками. Численность их населения была одной из причин, почему Древние Члены Совета приняли решение оставить большую часть мира им... если бы только они смогли его лучше использовать. Но мы можем оплакивать их упущенные возможности в другое время.

Сандор использовал кристалл-бейлфаер, чтобы осветить узкий промежуток в далекой стене и показать жестом всем следовать за ним. Они должны были идти по одному, поэтому придерживались того же самого порядка, Фитц поддерживал Софи за плечо, на случай если она споткнется.

Она считала шаги, пытаясь сконцентрировать отвлеченные мысли. Но воспоминания заставили запястья гореть с каждым биением сердца.

- Хорошо, - проговорил мистер Форкл, когда она дошла до сто шестьдесят четвертого шага. - Впереди череда резких поворотов, которая приведет к тому, что ваши глаза назовут тупиком. Это иллюзия. В камнях есть слабое место, мы сможем проскочить.

- Что вы подразумеваете под слабым местом? - спросила Софи, представляя обвалы.

- Они, должно быть, сделали Колебатор, чтобы изменить плотность камней. Вы поймете, как только почувствуете их. И поспешите. Все занимает намного дольше времени, чем я хотел бы.

Трудные эмоции Софи пульсировали с каждым шагом, которым она делала по зигзагообразному пути к тому, что выглядело сплошной каменной стеной. Там водил руками по камням, пока не нашел подходящее место... а потом протолкнул руку прямо сквозь стену. Софи вздрогнула, ожидая, что камни рассыплются, но они остались на месте.

- Ты готова? - спросил Фитц Софи, когда Там прошел через камни. - Если нет, я вернусь за тобой.

- Я тоже пойду, - предложила Линн.

- Я тоже не поклонница этого места, - сказала Гризель. - И могу вернуть тебя на поверхность, пока другие ищут.

Софи захотелось принять предложение.

Оно было очень соблазнительно.

Но... она должна была справиться с этим.

Прежде чем Софи смогла передумать, она устремилась к тому участку в стене, который использовал Там, и надавила плечом на камни.


Глава 15

Софи чувствовала, как камни катятся по ее коже, что-то вроде игры с шариками в детстве. И когда она вышла с другой стороны, то почувствовала себя так, будто ступила в другой мир.

Ушли шершавые стены и низкие потолки. Коридор был гладким, металлическим и ярко освещенным тысячами крошечных бейлфаеров, светящихся на стеклянных стенах. Фитц вышел за ней из камней, сразу же за ним последовали Линн и Гризель.

- Вы принесли нас в этот зал, да? - спросила Софи.

Мистер Форкл кивнул:

- Мистера Дизнея держали здесь.

Его шаги отозвались эхом от металлического пола, когда он вел их по коридору. Фитц держал Софи за руку, с силой сжимая, когда мистер Форкл направил группу к нише в стене, показывая небольшую, пыльную комнату.

Линия толстых черных полос разделяла пространство пополам, но комната была пуста.

Мистер Форкл указал на дальний угол с клеткой, где черная отметка копоти на полу заставила Софи вздрогнуть.

- Они оставили его связанным там. Он лежал крайне неподвижно, когда я увидел его, я боялся, что он мог быть...

- Они жгли его, когда он двигался, - прошептала Софи, слезы застили ее глаза. - Не могу поверить, что пришлось заставлять вас взять его с нами.

- Я не собирался оставлять его, - пообещал мистер Форкл. - Я просто подумал, что нести вас по одному - будет быстрее. И это позволило бы мне нести тебя мягче. У вас обоих были страшные ожоги... я пытался сделать все максимально комфортным.

Когда она отвернулась, его голос заполнил ее голову.

Вижу сомнение в твоих глазах... и предполагаю, что заслуживаю его после того, как не защитил тебя. Но ты должна знать, я бы лучше умер, чем позволил навредить любому из вас.

- Все хорошо? - спросил Фитц.

Софи кивнула и отошла от мрачной небольшой камеры Декса.

- Где вы нашли меня?

Мистер Форкл был похож на самого угнетенного гида в мире, когда попросил, чтобы она последовала за ним в комнату на противоположной стороне коридора без решеток, мебели... просто серебряные стены и груда расколотой древесины. Сладкий аромат плавал в воздухе, или, возможно, это разум Софи подшучивал над ней, когда мысли разбежались, а зрение потускнело.

- Я с тобой, - сказал Фитц, крепко держа ее.

Там и Линн взяли ее за руки. Даже Сандор подошел ближе и положил мясистую ладонь на ее плечо.

- Здесь? - спросила Софи. - Камеры не было?

- Ты была привязана к стулу. - Мистер Форкл пнул кусок зубчатой древесины, показав толстые черные веревки в куче.

Софи наклонилась и прикоснулась к веревке, вспоминая ощущение толстых волокон на коже. Куски дерева были тяжелыми и твердыми. Безжалостными.

Она взяла кусок, которая был похож на подлокотник, и ахнула, когда перевернула его.

- Копоть, - прошептала она.

Дерево выскользнуло из ее руки, когда кошмары взяли верх.

Ты в безопасности, передал Фитц, заполнив ее разум мягкой нитью теплоты. Их кольца на больших пальцах соединились, когда он мягко потянул ее подальше от груды древесины.

- Я говорил, что это плохая идея, - сказал мистер Форкл, пнув сломанную доску в стену.

- Я в порядке, - пообещала Софи. - Мне просто... нужно выйти из комнаты.

Фитц помог ей, качаясь, вернуться в коридор, и она опустилась на пол, зажав голову между коленей, чтобы остановить вращение.

Хочешь, чтобы я увел тебя? предложил Фитц.

НЕТ!

Мысль была настолько громкой, что он подскочил.

Прости. Я... Я не хочу, чтобы меня снова отсюда выносили, будто какую-то беспомощную маленькую девочку.

Никто никогда не назовет тебя беспомощной. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Я что-нибудь могу сделать?

Быть здесь.

Он сжал ее руки.

- Мы готовы идти? - спросил мистер Форкл.

Софи закрыла глаза, сосредотачиваясь на завязывании нитей паники с другими эмоциями. Узел в груди раздулся настолько сильно, что было такое чувство, будто он давил на ее сердце. Но после нескольких медленных вдохов, она справилась с чувствами.

- Есть еще укрытия, или нет? - спросила она.

- Только старый вход, - сказал мистер Форкл. - Но он не достоин внимания. Просто пустая комната с разрушенным тоннелем.

- Я все еще думаю, мы должны проверить его. Мы зашли так далеко.

Фитц помог ей подняться, и Софи была рада идти самостоятельно. Но она была благодарна за руку поддержки.

- Итак, у меня есть вопрос, - сказал Там, нарушая молчание. - И это может быть одной из тех историй, которые вы должны нам рассказать. Но... как вы прошли мимо Невидимок, пока были здесь? Я не видел ни одного укрытия.

- Они, должно быть, ослабили бдительность после того, как узнали о посадках в Уондерлинг Вудс, думая, что никто не придет искать двух детей, которых объявили умершими, - сказал ему мистер Форкл. - Поэтому, когда я устроил отвлекающий маневр, все они покинули свои посты, чтобы проверить.

- Почему вы не организовали засаду? - спросил Фитц. - Вы могли захватить Невидимок и покончить со всем этим.

- Мы обдумывали это, - сказала мистер Форкл. - Но было слишком много неизвестных переменных, и мы не могли рисковать, боясь навредить мисс Фостер или мистеру Дизнею. Я честно не был уверен, было ли спасение возможно... вот почему у меня не было полностью сформированного плана относительно возвращения их в Потерянные Города, и почему мне пришлось вызвать способности мисс Фостер и оставить их одних, чтобы они нашли свой собственный путь. Я пытался успокоить себя знанием, что мисс Фостер была хорошо подготовлена к таким приключениям, но... ни дня не проходит, чтобы я не сожалел о решении. Я знаю, насколько нам повезло, что у тебя были сила и дальновидность, чтобы позвать на помощь, - сказал он Софи, - и что мистер Васкер нашел тебя, прежде чем ты полностью исчезла. Весь этот кошмар был огромным призывом к действию для нашей организации. Ни один из нас никогда не предполагал, что наши враги посмеют быть настолько смелыми.

Самая печальная штука состояла в том, что их похищение казалось довольно нормальным по сравнению с ужасными вещами, которые с тех пор сотворили Невидимки.

Но Софи пыталась не думать об этом.

Она вообще старалась не думать.

Старалась сосредоточиться на дыхании.

И ходьбе.

Один шаг за другим. Пока коридор не закончился круглой, пустой комнатой.

Половина изогнутых стен была разрушена, оставив после себя груду зубчатого стекла и закрученного металла, который выглядел готовым отрезать ноги любому, кто посмеет подняться на него.

- Я так понимаю, это лифт? - спросил Фитц.

Мистер Форкл кивнул:

- Они старались ничего не оставить.

Даже потолок растрескался в центре, будто они вырвали люстру.

- Не могу поверить, что здесь ничего не осталось, - прошептала Софи.

- Невидимки не дураки, - сказал ей мистер Форкл.

- Возможно, нет, - сказал Там. - Но не думаю, что они понимают, как работают теневые отпечатки. Видите это? - Он пнул пыльный осколок из центра пола и указал на то, что было похоже на пятно. - Если один и тот же свет падает на один и тот же кристалл в том же месте достаточное количество раз, то он отбрасывает тень на грани. Большинство людей никогда не замечает их. Но если их затемнить...

Он махнул руками, захватив каждую тень в комнате и притащив их к центру пола, пятна стали более черным, и черный медленно принял форму.

- Ничего себе, - вздохнул Фитц, когда все подошли, чтобы изучить символ. - Это..?

Софи кивнула:

- Путеводная Звезда.


Глава 16

- Все видят символ, верно? - прошептала Софи. - Мне не показалось?

- О, определенно, - сказал Фитц. - Хотя я не помню этого.

Он указал на один из лучей, где у открытого круга в конце были тонкие линии, пробегающие к центру.

Линн обошла символ, встав ближе всего к завалу.

- С этого угла, они увидели бы его, выйдя из лифта, верно? Если смотреть на него отсюда, новая отметка похожа на две руны, которые складываются в... Алабестрин.

- Звезду? - спросила Софи.

Фитц усмехнулся:

- Я все время забываю твою феноменальную способность помнить все звезды.

- Да? - спросили Там и Линн, у них отвисли челюсти, когда Софи кивнула.

- Ничего себе, интересно, на что похоже жить у тебя в голове? - спросил Там.

- Это очень сложно. - Софи прищурилась и посмотрела на руну. - Так что означает символ? Это своего рода созвездие?

- Если и так, это не то, что я слышал, - сказал ей мистер Форкл. - Память у меня гораздо хуже твоей, но насколько я помню, Алабестрин - то, что мы называем «одинокая звезда», это та звезда, которая не связана ни с какой другой.

- И таких много? - спросила Софи.

- Миллионы. Понятия не имею, почему эта особенная. - Мистер Форкл несколько раз обошел символ, поворачивая голову то так, то эдак. - Проблема состоит в том, что даже если это то созвездие, которое они создали, нам нужно узнать больше звезд, прежде чем мы сможем сравнить ее. И, если мы сделаем это... я не уверен, что это что-то бы нам сказало.

Софи также ничего не знала.

Но это что-то должно было означать.

- Просто чтобы быть уверенным, что я правильно понимаю, - сказал мистер Форкл, обращаясь к Таму, - ты сумел создать этот знак, потому что этот символ ранее был здесь спроецирован?

Там указал на поврежденный потолок:

- Могу поспорить, что тут было использовано устройство, такое же которое высветило символ в фойе.

Мистер Форкл потер подбородок:

- Не понимаю, почему я не видел этого во время спасения. Заметьте, у меня было много возможностей осмотреться... но не могу поверить, что не заметил светящийся знак на полу.

- Возможно, они не всегда его освещали, - предположила Линн.

- Но он должен был быть сильно подсвечен, чтобы оставить такой глубокий теневой отпечаток.

У Софи был гораздо больший, гораздо более страшный вопрос.

- Думаете, это означает, что мое похищение было частью Инициативы Путеводной Звезды?

Она знала, что Невидимки похитили ее, но думала, что это было потому, что они хотели изучить, почему Черный Лебедь создал ее. Она никогда не думала, что это, возможно, была часть своего рода большего плана.

Мистер Форкл вздохнул:

- Думаю, можно об этом поволноваться потом... и прежде чем ты запаникуешь, вспомни, что возможно, это укрытие было выбрано из-за удобства или доступности. На самом деле это могло объяснить, почему символ не был освещен, пока я был здесь.

- Возможно, - сказала Софи. - Но те решетки в камере Декса были стационарными, не так ли? Таким образом, даже если камера не была построено для меня, то была построена для содержания кого-то.

- В этом и заключается проблема, это только куски информации, - сказал ей мистер Форкл. - Возникает больше вопросов, чем ответов. Что означает, мы должны сосредоточить наши усилия на приобретении как можно больше знаний об этом символе... и попытайся не волноваться о возможностях. Ты запомнила детали этого теневого рисунка? Мне нужно, чтобы ты, Софи спроектировала его для меня, когда мы вернемся в Хевенфилд. И говоря об этом, я полагаю, что мы уже проходим к той границе, которую я установил для твоего отца.

Так и было.

И Грэйди был не в восторге.

- Я находился в пяти минутах от того, чтобы попросить Совета отследить ваши кулоны! - сказал он им, когда Софи подошла к нему и обняла. - Скучал по тебе, малышка. Все хорошо?

Это было не так.

Но чувствовалось лучше, зная, что она дома.

- Вы что-нибудь нашли? - спросил Грэйди.

Мистер Форкл рассказал о символе.

- Ничего себе, - прошептал Грэйди, обнимая Софи сильнее. - Думаю, хорошо, что ты сходила туда.

- Так и есть, - сказал мистер Форкл, вручая Софи журнал памяти.

Она спроектировала темный символ на противоположной странице от записи воспоминания Прентиса. Отметки были такими же, за исключением рун.

На эскизе было шестнадцать лучей с шестнадцатью кругами, и если каждый был связан со звездой, это означало, что впереди их ждало много тайн.

- Разговор с Гезеном теперь в приоритете, - сказал ей мистер Форкл, - так используй это время, чтобы поработать над планом, как обмануть его и заставить сотрудничать. Нам будет нужно что-то умное, чтобы привлечь его внимание, не показывая этот символ. Это всегда похоже на игру, и мы не можем пойти на это, пока не будем знать, как победить.

Софи вручила ему журнал памяти:

- Сколько времени, вы думаете, займет, прежде чем Совет позволит нам пообщаться с ним?

- Я прямо сейчас отправлюсь в Этерналию. Мистер Руен, у вас есть какие-либо гномы, которые могли бы быть отправить мистера Тама и мисс Линн в Аллюветерре?

- Люр и Митя сейчас живут здесь, - предложил Грэйди.

- Отлично. На самом деле мудро было бы посмотреть, знают ли они что-нибудь о символе, - сказал мистер Форкл.

Это Люр и Митя обнаружили укрытие в Париже. Если бы не они, Софи и Декса не было бы в живых.

- Вот так? - спросил Там. - Вы отсылаете нас домой ожидать?

- Только потому, что следующий шаг полностью ложится на мои плечи, - сказал ему мистер Форкл. - Я дам более определенные назначения, как только обеспечу встречу с Гезеном.

- Вы собираетесь предстать перед Советом в таком виде? - спросил Грэйди, указав на маскировку Форкла.

- Конечно. Это единственная личность, которую Членам Совета разрешено знать. И, если честно, это делает процесс торговли с ними намного интереснее. Член Совета Эмери выглядит таким восхитительно расстроенным, когда пытается пролезть мимо моей умственной блокировки. И Член Совета Алина любит притворяться, будто она почти узнала меня. Я уверен, что она упадет со стула, когда поймет, что они почти выбрали меня вместо нее.

- Я думал об этом, - сказал Грэйди. - Что бы вы сделали, если бы вас избрали?

- Я на самом деле не знаю. За все мои годы в ордене, я никогда не думал, что какую-нибудь из моих личностей можно было бы рассмотреть в качестве кандидатуры в Члены Совета. Это вызвало бы вполне очевидные споры среди Коллектива. Лично я не слишком беспокоился, так как предполагал, что никогда не выиграю. Но, если бы я ошибся, то принял должность. Те же самые средства, которые позволили мне жить среди людей в течение двенадцати лет, конечно, позволили бы мне быть и в Черном Лебеде, и в Совете.

- И вы все равно не скажете нам, как провернули это? - спросила Софи.

- Возможно, когда-нибудь. А сейчас, прошу прощения, но мне пора. И пока меня не будет, я верю, что вы четверо, - он посмотрел на Фитца, Софи, Тама и Линн, - будете ответственными членами ордена и подождете дальнейших указаний, прежде чем проводить какие-либо собственные расследования?

- Линн и я - не члены ордена, - напомнил ему Там.

- Да, и, возможно, вы захотите это изменить. Я, конечно, не пытаюсь торопить вас, но не торопить не получается, с учетом всех наших событий.

Там отбросил челку:

- Я уверен, что скоро дам клятву. У меня просто...

- Проблемы с доверием, - закончил мистер Форкл за него. - Не то, чтобы я виню тебя, но имей в виду, что могут также настать времена, когда что-то придется ограничить только официальными членами нашего ордена.

- Мы должны клясться вместе? - спросила Линн.

- Конечно, нет. Вы вольны принимать свое собственное решение. И кстати о решениях, — он повернулся к Софи, — ты планируешь сообщить мистеру Сенсену о наших сегодняшних открытиях?

У нее зазудели ресницы:

- А должна?

- Я... был бы осторожен со спецификой, - сказал он. - Насколько я помню, в последний раз когда он нашел записку от матери, то воспринял эту новость довольно тяжело.

«Тяжело» - мягко сказано.

Киф попытался сбежать в Равагог, чтобы самому разобраться с Королем Димитаром. Но причиной его безрассудства была записка, содержание которой Софи хранила в секрете.

- Сообщи мне, как все пройдет, - сказал мистер Форкл, прежде чем исчезнуть во вспышке света.

Там и Линн ушли с Люром и Митей пару минут спустя.

- Тебе нужно, чтобы я остался, пока ты говоришь с ним? - спросил Фитц.

Софи покачала головой:

- Уверена, что все будет хорошо.

Это было не так.

Разум Кифа взорвался сердитыми ретроспективными кадрами, и он, казалось, особенно сосредоточился на слове «наследие».

Мне не нужно было тебе этого рассказывать? спросила она.

Нет... это... не важно. Я должен привыкнуть к этому.

Ты хоть представляешь, что она хотела тебе сказать?

Хотел бы я знать.

Он также не узнал символ Путеводной Звезды.

Ты уверен? надавила Софи. Посмотри на него очень внимательно.

Я посмотрел. Единственная знакомая часть - это та, которую ты уже показала мне. И я понятия не имею, почему мой слабоумный папаша думал, что это связано с Инициативой Путеводной Звезды.

Это не пугает тебя? спросила Софи.

Немного, признался он. Но сегодня я узнал кое-что очень важное. Ты знала, что у Финтана есть тайник... не тот, который я украл у тебя и дал ему? У него остался тайник с того времени, когда он был Членом Совета. Альвар рассказал мне. Он спросил меня, как я после инцидента в Ложносвете, удостоверяясь, что это не затрагивало мое здравомыслие, и это больше было по-братски...

Гадость! перебила Софи.

Я знаю. Но мне удалось спросить его, как разум Финтана не развалился после того, что он сделал с Кенриком. Он сказал мне, что Финтан знает, как избавиться от своих воспоминаний. Он запирает на замок в своем тайнике что-то темное и имеющее решающее значение, прежде чем очищает это из своего разума, так что ему не приходится с этим жить.

Думаешь это причина, почему он не принимал на работу никаких других Телепатов? спросила Софи. Поскольку они ему не нужны?

Возможно... я не знаю. Но разве ты не понимаешь, что это означает? Его тайник, вероятно, заполнен всем, что мы должны знать о Невидимках.

Только если мы сможем открыть его, напомнила ему Софи. Плюс, там не может быть ни одного из их текущих планов. Иначе, как он мог работать над ними, если не помнит?

Так или иначе, сказал Киф. Тот тайник - моя новая цель. Могу поспорить, что он держит его с другим. И я собираюсь найти способ украсть их все.


Глава 17

- Ты жив! - сказала Софи, когда Сандор помог ей протолкнуться через толпу туда, где на высокой фиолетовой траве поля Ложносвета стоял Декс рядом с долговязой женщиной-телохранителем. Ее звали Ловиз. - Я уже начинала беспокоиться.

В центре поля была создана сверкающая серебряная площадка, ожидающая прибытия Совета с каким-то официальным сообщением. Свитки разослали в то утро, и там было написано о необходимом присутствии не менее одного представителя от каждой семьи.

- Прости, - пробормотал Декс. - Знаю, я не часто бываю рядом.

- Не часто? Я не видела тебя, начиная с промежуточных тестов! - Софи бросила взгляд на поврежденную пирамиду на заднем плане, скрытую под ярко-оранжевым непромокаемым брезентом с печатью Ложносвета.

С того момента, как Киф устроил звуковую волну, прошла неделя, и, кроме того первого дня, когда Софи проведала Прентиса и посетила укрытие Невидимок, это была бесконечная неделя ничего, ничего и больше ничего. Все, что Софи слышала о Гезене, было: «Мы ждем ответа из Совета». Олден и Делла попросили, чтобы Фитц и Биана остались в Эверглене на «семейное время». Даже ночное общение с Кифом было бесполезно. Он все еще пытался выяснить, скрыл ли Финтан свой тайник тем же путем, как Члены Совета (прятали в пустоте небытия, к которому знали, как получить доступ только Фокусники и Телепорты). Если бы это было так, Киф мог бы выяснить секретную команду-слово Финтана и смог бы украсть его так же, как выкрал тайник Кенрика у Софи. Но до сих пор Финтан и Альвар не давали ему ключа к разгадке.

Таким образом, Софи провела неделю, отвлекаясь на телепатические разговоры с Силвени (проверка, что аликорны были в безопасности, счастливы и удачно скрывались). Силвени все еще была на первом триместре своей одиннадцатимесячной беременности и была рада поделиться очень подробной информацией о жизни беременных (Софи просто «мечтала» узнать о токсикозе).

Внимание спойлер: Судя по всему, блевотина аликорна сверкала так же, как его какашки.

Материнские инстинкты Силвени, казалось, тоже подключились, и она помнила обещание позвать Софи, если когда-нибудь окажется в опасности. Было хорошо знать, что Силвени заботится о себе... но Софи никогда не сделает ничего такого, что может привести к риску безопасности малыша аликорнов, неважно сколько раз Силвени заверит ее, что она не так хрупка, как Софи боялась.

В остальное время Софи пыталась узнать все, что могла об Алабестрин... но она ничего не нашла в библиотеке в офисе Грэйди. Единственной немного интересной деталью было то, что Алабестрин была изолирована от других звезд, так что ее белое свечение считалось «чистым», потому что никакой другой свет не касался ее.

Но «чистых» звезд было много. И чистый свет, казалось, не делал ничего особенного... хотя чтение напомнило Софи, что было зеркало, названное Путеводной Звездой. В Серебряной Башне на элитном уровне находился круглый зал под названием Зал Иллюминации (Озарения) с зеркалами, которые были уникальны... каждое преподносило ученику урок о себе.

Зеркало Путеводной Звезды отражало чистый свет, и Софи продолжала думать, что это должно что-то означать. Но... зеркало висело там веками.

Она спросила об этом мистера Форкла, и он напомнил ей, что Невидимки не изобрели слово «Путеводная Звезда». Но все же, это походило на странное совпадение.

- Так чем ты занимался? - спросила Софи Декса. - Я пыталась поймать тебя кучу раз, но ты не отвечал.

Декс похлопал себя по карманам накидки и нахмурился.

- Я, должно быть, оставил Импартер в «Хлебни и Рыгни». Но я носил его с собой каждый день, и он никогда не звонил. Я пытался помочь папе не отстать от заказов в магазине. Все закупали лекарства. Думаю, люди волнуются, что в следующий раз нападение Невидимок кого-нибудь ранит.

Софи тоже беспокоилась об этом... и еще больше боялась, что Киф будет вовлечен во что-нибудь эдакое.

- А что с твоим другим проектом? - спросила она, понизив голос... хотя никто, казалось, не обращал на них внимания. - Который Черный Лебедь сказал держать в секрете?

Уши Декса покраснели:

- Ты знаешь об этом?

- Пятно упоминал об этом. И не волнуйся, я не сержусь. Я знаю, как трудно иметь секретное задание от Черного Лебедя. Но теперь мой черед говорить: Я хочу помочь.

- И я, - сказала Биана, появляясь в пространстве между ними.

Как Ванишер, Биана обладала особым даром подкрадываться к людям. Это делало ее работу гоблина-телохранителя Волцера в миллион раз сложнее.

Софи видела, как гоблин с тощими руками прокладывал себе путь с противоположного конца толпы. Как только он подошел, Сандор устроил эпическую лекцию об отслеживании его объекта.

Биана примирительно улыбнулась Волцеру, а потом повернулась к Софи и Дексу и прошептала:

- Что бы вы не планировали, рассчитывайте на меня... и даже не думайте о посещении секретных укрытий без меня.

Декс выпрямился:

- О чем она говорит?

- Не думаю...

- Софи, Фитц, Там и Линн ходили в укрытие, откуда мистер Форкл спас вас, - перебила Биана, не позволив Софи сменить тему.

Краска схлынула с лица Декса.

- Пожалуйста, не злись, - попросила Софи. - Это был странный, долгий день, одно приводило к другому.

- Если тебе будет лучше, - сказала ему Биана, - они и меня не взяли. Возможно, мы должны сформировать нашу собственную группу. Команда Бианекс!

Декс вздохнул:

- Это... не лучшее название.

- Да уж, - согласилась Биана. - А как насчет Диззнаскер? Васкизней?

- Не знаю, о чем вы говорите, ребята, - сказал Фитц, он и Гризель присоединились к их группе. - Но я голосую за Диззнаскер.

- Предатели не голосуют, - сообщила Биана брату.

- И ты мне это говоришь? - спросил Фитц. - Серьезно... ты не забыла, как ты, Софи и Калла устроили большие разборки с Псионипатом Невидимок без нас? Или это было как-то по-другому?

- Потому что вы, ребята, отправились туда, где я был пленником, без меня. - Декс продолжал низким голосом, но Софи увидела, как несколько человек посмотрели в их сторону.

Ты прав, передала она, от чего Декс подпрыгнул. Я приняла эгоистичное решение. Прости. Я не хотела видеть боль в твоих глазах, ты бы ходил по этим коридорам, зная, что каждое твое воспоминание - моя вина. Но было несправедливо оставить тебя. Пожалуйста, не ненавидь меня.

Декс прикусил губу:

- Есть что-то еще, что ты мне не сказала?

Софи кивнула и передала быстрое объяснение о символе Путеводной Звезды, записке от мамы Кифа, тени на этаже заброшенного укрытия, руне Алабестрин и новом плане Кифа украсть тайник Финтана.

- Я собиралась тебе все рассказать, - пообещала Софи. - Вот почему я пыталась связаться с тобой.

- Глупый Импартер, - пробормотал Декс. - Могу поспорить, там где-то провод разболтался.

- Значит, я прощена? - спросила Софи.

- Только если обещаешь, что с этого момента вы будете брать меня с собой, не важно куда.

- Эй, это работает в обе стороны, - прошептал Фитц, оборачиваясь через плечо к толпе, которая к счастью вернулась к игнорированию их. - Я хочу знать, что ты выяснил из отчетов моего брата.

- Я тоже, - сказала Биана. - И я хочу помочь.

- Но вы понимаете, что я пытаюсь сделать? - спросил Декс. - Черный Лебедь надеялся, что я найду способ отследить движения вашего брата и найти его. И если это произойдет, то лучший вариант развития событий - он будет приговорен к жизни в Изгнании. А может быть наказание и похуже.

Фитц пожал плечами, его бирюзовый взгляд стал ледяным:

- Никто не заставлял его делать то, что он делает.

- Легче не будет, когда все рухнет, - тихо сказал Декс. - Я знаю, что ты злишься, но... он все еще твой брат. Уверен, что хочешь этого?

- Если я начну чувствовать жалость к Альвару, то буду просто думать о том, сколько раз за последние несколько недель я обнаруживала родителей, рыдающими, - пробормотала Биана. - Вот почему их сейчас здесь нет. Они не хотели, чтобы на них пялились и шептались за их спинами... особенно, если объявление имеет отношение к Невидимкам.

- А я буду думать о том, что он сделал с тобой и Софи, - добавил Фитц. - Я видел копоть на полу твоей камеры и сожженный стул, к которому была привязана Софи.

Декс потер бок, где Софи знала, он прятал шрам размером с большой палец от пыток.

- Я пыталась понять брата, - прошептала Биана. - Я провела недели, исследуя семейную историю, надеясь выяснить, что он имел в виду о наследии Васкеров. Но до сих пор не вижу ничего плохого... или какую-нибудь причину, почему он думал, что я пойму, а не Фитц. И я решила, что это не имеет значения. Я знаю, что наш мир не так прекрасен, как я раньше думала... таким образом, я не удивлюсь, если окажется, что и в моей семье все не так безоблачно. Но ничто не оправдывает ужасные вещи, которые творит Альвар. Кто-то должен остановить его. Я знаю, что это будет нелегко, но... пожалуйста, позволь нам помочь?

- Думаю, можно попробовать, - сказал Декс. - Но все отчеты находятся в техническом коде, таким образом, я сомневаюсь, что ты сможешь прочитать их.

- Тогда ты читай их, а я помогу найти лучшие даты, - предложила Биана. - Могу вспомнить много раз, когда видела, как Альвар ускользает, мне и в голову не пришло спросить, куда он идет.

- Тоже самое, - сказал Фитц.

- Если это то, чего вы хотите, - сказал Декс. - Просто предупреждаю... там не соскучишься. Я думал, что ничто не могло быть хуже копания в той базе данных Люменарии, но, по крайней мере, я придумал Веник, чтобы помочь сортировать отчеты. Он буквально просто читает свиток за свитком: дата, время и крошечные закодированные числа. У меня уже глаза в кучу.

- Это бумажный вариант? - спросила Софи.

- Да... так легче искать.

- Ну, это все равно звучит лучше, чем нескладное семейное время с родителями, - сказала ему Биана.

- Вы, ребята, в порядке? - спросила Софи.

- Мы в порядке, - сказал Фитц. - У моих родителей определенно плохие дни. Но они держали нас дома, потому что, кажется, хотят знать все о нас. Похоже, они сомневаются относительно себя после того, как не разглядели, на что был готов Альвар.

- Папа даже устроил со мной самый неловкий разговор в мире о мальчиках, - сказала Биана, вздрагивая.

- На самом деле это было довольно потрясающе, - поддразнил Фитц.

Биана закатила глаза:

- Нет, было потрясающе, когда они стали расспрашивать тебя о девочках. Ты должна была видеть, как он корчился, - сказала она Софи. - Они прошли этот долгий допрос, какими девочками он мог бы интересоваться... это было даже хуже, чем у меня. А потом они отвели его к Подборщикам Пар.


Глава 18

- Подождите... что? - спросила Софи, желая, чтобы ее голос не казался таким испуганным.

Но серьезно... что?

- Ты ходил к Подборщикам Пар? - спросила она.

Фитц впился взглядом в сестру:

- Я не получал списка или чего бы то ни было. Все, что я сделал, взял пакет, который получает каждый на Пятом Уровне после промежуточных выборов, таким образом, у нас будет время заполнить список к концу учебного года.

- Это огромный пакет, - сказала Биана, показывая пальцами несколько сантиметров. - Честно, я не думала, что охват настолько всесторонний. А вопросы - сумасшедшие.

- Как ты узнала? - спросил Фитц.

- Гм, я могу становиться невидимой. Ты действительно думал, что я не пролезу в твою комнату и не прочту? Твои ответы были очаровательными.

- Прямо сейчас, я тебя ненавижу, - сказал Фитц.

Софи потребовалась вся сила воли, чтобы не расспросить о подробностях:

- Я все еще не могу поверить, что ты уже получил свой пакет. Это кажется так... рано.

- Это не так, - сказала Биана. - На Пятом Уровне все знают, будет ли у них особая способность или нет, это является самой важной деталью для поиска пары. И, как только они возвращают пакеты, Подборщики Пар целый год обрабатывают информацию. Твой первый список не будет готов, пока ты не закончишь Уровень Шесть.

- Все равно, это кажется слишком скоро, - пробормотала Софи... хотя она, вероятно, должна была понимать, что процесс работал именно так. Эделайн сказала ей, что Джоли получила своих партнеров, прежде чем пошла на элитные уровни.

Софи на самом деле никогда не думала о том, какой молодой была Джоли.

Обучение на Элитных Уровнях начиналось в семнадцать.

- Вряд ли кто-то сразу же женится, - сказала ей Биана. - Ну, я думаю, мало кто может. Но большинство едва получают списки, и тут же начинают рассматривать варианты. Занимает время, чтобы узнать всех, понимаешь? Там сотни имен... и это только один список. Это архисложно, когда думаешь об этом.

- Не все в ту же минуту забирают список, - добавил Фитц. - Я знаю, что планирую подождать некоторое время.

- Планируешь? - спросили Софи и Декс одновременно.

- Да. Думаю, я подожду год или два.

- Почему? - спросила Биана. - Разве ты не умираешь от любопытства узнать, кто внутри?

- Немного. Но штука состоит в том, что... можно получить только пять списков.

- Разве большинство не находит кого-то на первом же листе? - спросила Софи.

- Не всегда. Иногда подборщикам требуется время, чтобы выяснить, с кем ты действительно совместим. Плюс, чем дольше ты ждешь, тем больше людей регистрируются, таким образом... я хочу удостовериться, что у меня будет лучший выбор.

Декс и Биана выглядели ошеломленными. Софи, между тем, пыталась позаниматься математикой.

Если она была на Уровне Три и не могла зарегистрироваться, пока не достигнет Уровня Пять...

- О, не выгляди такой удивленной, - сказал сестре Фитц. - Вспомни, что произошло с папой. Ты слышала ту историю, верно? - спросил он Софи.

- Не думаю. - Софи знала, что Член Совета Алина пыталась расстроить свадьбу Олдена и Деллы, но это было не то.

- Папа приблизительно на сто лет старше мамы, таким образом, она определенно не была в его первом списке. На самом деле я не думаю, что он на самом деле встречался с кем-то из первых пар. И после того, как он закончил обучение на Элитных Уровнях, то стал супер занятым своей карьерой. Таким образом, он не просил второй список в течение многих лет.

Софи вспомнила объяснение Эделайн, что Джоли была вынуждена ждать, по крайней мере, месяц между требованием каждого дополнительного списка. Но она никогда не думала, что люди могли ждать дольше.

- И в этом списке была Член Совета Алина, - влезла Биана. - И они устроили свидание, но она была так надушена, что они расстались, и через некоторое время папа попросил новый список... и там уже мама шла под номером один.

- Так что, если бы папа не подождал, - закончил Фитц, - нас с Бианой не было бы.

- Ничего себе. - Софи не могла представить Олдена и Деллу не вместе. Они были одной из самых милых пар, которых она когда-либо знала.

Но было трудно уложить в голову то время, которое описывали Фитц и Биана. Это настолько отличалось от того, что она видела, пока росла. Большинство людей женилось на людях с разницей в пару лет, так как тридцатилетний и девяностолетний человек считался практически другим видом. Но у эльфов это, казалось, было не так.

На самом деле Эделайн когда-то объяснила, почему эльфы устраивали подбор пар. Их неопределенная продолжительность жизни (и нестареющий внешний вид) делал ухаживание хитрым. Если они не были осторожны, кто-то мог закончить тем, что женился бы на дальнем родственнике, не понимая и... фууууууу.

Однако подбор пар чувствовался неловкой горой, маячившей на горизонте. Весь процесс казался произвольным и неромантичным... тем более что Подборщики сосредотачивались на таких вещах как идеальное генетическое разнообразие. И это было грандиозное событие. Если женились те, кто не был в списке, отношения метились как «плохая пара», и дальше за вами и вашими детьми следовало презрение всю оставшуюся жизнь.

Софи видела, какую боль и проблемы вызывала система, и от этого ей стало кисло.

- Ну, - сказала Биана брату, - можешь быть скучным, если хочешь, но я сразу же вскрою список, как только его получу... верно, Софи?

Лучший ответ, который могла дать Софи, это пожать плечами.

Она разрывалась между надеждой, что эльфы увидят недостатки своей системы и решат, что следует отменить подбор пар, прежде чем ей придется с этим столкнуться, но с другой стороны, Софи очень хотелось знать, кто будет в ее списках.

- А что насчет тебя? - спросила Биана Декса.

Он глубоко вздохнул:

- Я все еще решаю, собираюсь ли я регистрироваться.

Брови Бианы поднялись настолько быстро, что чуть не улетели с лица.

- Но... это гарантировало бы, что ты будешь плохой парой.

- Да? Для моих родителей это сработало не плохо.

Кеслер и Джулин казались очень счастливыми... но им прошлось пережить многое за эти годы. Эделайн сказала Софи, что они даже очень переживали из-за детей, так как знали, что те столкнутся с тонной осуждения. И Софи слышала, как некоторые дразнили Декса... и это должно быть было в миллион раз хуже для тройняшек.

- Просто... посмотри на хаос, который случился из-за подбора пар, - пробормотал Декс. - Брант не присоединился бы к Невидимкам, если бы он и Джоли не стали плохой парой. Если бы давались рекомендации, это одно, но они не должны быть обязательными.

- Думаю, что понимаю, откуда ноги растут, - сказала Биана. - Но ты всегда можешь проигнорировать списки, если тебе не понравятся имена в них, верно? Итак, почему, по крайней мере, не дать им шанс? Ты мог бы найти идеального человека в списке и спастись от осуждения.

Декс уставился на руки:

- Возможно. Просто, похоже... если я зарегистрируюсь, то скажу, что все хорошо. Что то, что произошло с моей семьей, было справедливо... а это было не так. Думаю, хорошо, что мне не нужно это решать в течение еще нескольких лет.

- Верно, - сказала Софи, решив сменить тему на что-то, меньше всего ее раздражавшее. - Таким образом, во сколько мы должны прийти, чтобы просмотреть отчеты Альвара?

- О, вы хотите прийти ко мне домой? - спросил Декс.

- Там же все отчеты? А что? Это плохо? - Теперь, когда Софи думала об этом, Декс никогда не приглашал ее к себе. Даже, когда они практиковались в алхимии... хотя, возможно, это было потому, что он боялся, что она сожжет его комнату дотла.

- Ты хочешь прийти ко мне? - предложила она.

- Нет, у меня нормально, но там будут тройняшки. - Он указал через толпу туда, где его мама пыталась удержать двух мальчиков, которые были похожи на мини-Дексов, и рыжеволосую девочку от борьбы друг с другом. - Это они еще хорошо себя ведут.

Биана захихикала:

- Напомни их имена?

- Рекс, Бекс и Лекс. Папа не такой забавный, как думает.

- Э, я думаю, что рифма милая, - сказала Биана.

- Это потому что тебя нельзя назвать Битц, - сказал ей Декс.

- Ооо, я должен звать тебя так! - сказал Фитц, усмехаясь сестре.

- Если ты это сделаешь, я буду называть тебя Фиана.

Софи рассмеялась:

- Радуйтесь, что здесь нет Кифа, а то это стало бы вашими именами.

Дразнилки прекратились.

На одну неловкую секунду все просто смотрели друг на друга. Потом Биана прошептала:

- Я скучаю по нему.

- Я тоже, - согласился Декс.

- Может, это его настоящий план, - сказал им Фитц. - Заставить нас забыть, как он раздражает, чтобы мы позволили ему быть в два раза несноснее, когда он вернется домой. Хотя Софи до сих пор общается с ним. Как, кстати, сеансы связи? - спросил он ее. - Узнала что-нибудь полезное?

- Пока нет. Я расскажу вам его план, как только мы окажется у Декса дома. Мы пойдем туда, когда закончим здесь?

- На самом деле я сегодня не могу, - сказал Декс. - Я обещал папе помочь в магазине, как только освобожусь. Но мы можем встретиться завтра утром. И все же, я не уверен, как вы, ребята, туда доберетесь. Римешир есть не на всех Прыжокмастерах. А Васкер и Дизней явно вращаются в разных кругах.

- Ну... а не должны. - Биана указала на кольцо, которое он дал ей. - Вперед Команда Васкизней!

- Я должен был знать, что найду вас разрабатывающими какой-нибудь план, - прошептал голос позади них.

Они все повернулись и обнаружили Сэра Остина с длинными светлыми волосами и почти прозрачной кожей.

- Как вы могли прийти таким? - прошептала Софи. - Разве Совет не ожидает увидеть сегодня Магната Лето?

- На самом деле Магнат Лето делает им одолжение, но я не собирался пропускать столько важное объявление.

- Это означает, что вы знаете, что будет? - спросил Фитц.

- В большей степени. В последнее время Совет был полон неожиданностей.

- Остальная часть Коллектива тоже здесь? - спросила Биана, поворачиваясь, чтобы изучить толпу.

- Пытаясь найти их, ты тратишь в пустую свое время, - предупредил Сэр Остин. - Если вы еще не догадались, то никогда уже не догадаетесь.

- Так это означает, что мы их знаем, - сказала Софи.

- Некоторых, да. Теперь, пожалуйста, действуйте как нормальные... мы не должны создавать зрелище. И я осмелюсь спросить, что вы все планировали, когда я подошел?

Казалось, он расслабился, узнав, что они просто планировали вместе изучать отчеты Альвара... хотя это не мешало ему прочитать лекцию о том, что то, что они найдут, не должно быть исследовано, пока это не запишут.

- Есть новости о Гезене? - прошептала Софи.

- Не те, на которые я надеялся, - признался он. - Они говорят, что Люменария закрыта для посещений любых видов, это... удивительно. Я наблюдаю, вдруг они передумают.

- Совет опаздывает? - спросил Фитц, - указывая на все еще пустую сцену. - Такое чувство, что мы уже долго тут стоим.

Сэр Остин поглядел на небо.

- Я ждал, что они появятся несколько минут назад, но уверен, что они прибудут с минуты на минуту.

- Вы, народ, заметили, что в свитках, которые отослал Совет, было написано, что присутствие одного представителя от каждой семьи обязательно? - спросила Биана. - Я никогда не видела такого прежде.

- Как и я, - сказал Фитц. - Я спросил об этом папу, и он сказал, что в прошлый раз так было, когда Совет отменил человеческую программу помощи.

- Серьезно? - спросила Софи, исследуя толпу. Здесь, кажется, людей было больше, чем обычно... несколько тысяч человек. Но возможно, чтобы здесь был представитель каждой эльфийской семьи?

Сэр Остин, должно быть, знал, о чем она думала.

- Первая волна объявлений относится к тем семьям, которые посещают Ложносвет, - пояснил он. - Оттуда, это прокатится по остальной части нашего общества, в то время как новая программа заработает.

- Так это большие перемены, - подтвердила Софи.

- Так и есть. Совет делает очень храбрый шаг. Но, как Магнат Лето напоминаю, изменение может быть сильной, вдохновляющей вещью.

Он заставил свой голос походить на голос своего альтерэго, и Софи все еще пыталась понять странность, как Сэр Остин может походить на Магната Лето, когда две линии вооруженных гоблинов прошли через толпу и сформировали периметр из мечей и мышц.

- Приготовьтесь, - сказал Сэр Остин, когда раздались фанфары, и все двенадцать Членов Совета появились на сцене во вспышке света. - Будет интересно.


Глава 19

- Семь дней назад, наш мир подвергся атаке, - произнес Член Совета Эмери, когда шагал к центру серебряной сцены. - Хотя я полагаю, было бы точнее сказать «очередной атаке». Это должно быть неслыханно. И все же это был третий случай за последние недели, следующий по пятам мерзкой чуме, обрушившейся на невинных гномов. Наверняка вы также вспомните ад Эверблейза, который украл жизнь нашего любимого Члена Совета Кенрика и уничтожил большую часть нашей прекрасной столицы. В самом деле, за последний год, наш мир пережил столько зла, что мы вряд ли сможем начать его обрабатывать. И в результате, мы были вынуждены добавить гоблинскую полицию в города и вооруженную охрану в школы.

Эмери сделал паузу, его сапфировые глаза сияли на темной коже, пока он изучал толпу, нервно топчущуюся вокруг него.

Член Совета Эмери служил представителем Совета, прежде всего из-за его способности Телепата. Он мысленно вел обсуждения с другими Членами Совета и выступал оратором, будто они всегда выступали единым фронтом. Но также было что-то в том, как он преподносил себя, требуя внимание. Возможно, это была прямая осанка. Или драматический разлет его темных волос до плеч. Независимо от того, что это было, чем дольше Софи наблюдала за ним, тем сильнее она задерживала дыхание.

В конечном итоге она отвела взгляд, сосредоточив внимание на других Членах Совета, которые сформировали две ровные линии по обе стороны от сцены. Каждый из них был одет в различный цвет, в соответствии с драгоценностями, вспыхивающими на их накидках и диадемах. Их позы были жесткими и королевскими. Головы высоко подняты. Плечи расправлены.

Но на лицах были тонкие напряженные складки, а губы - плотно сжаты. Софи много раз сталкивалась с Советом (больше, чем она когда-либо хотела), для нее была редкость видеть, что они так нервничали.

Она сконцентрировалась на своих трех самых лояльных сторонниках (Бронте, Оралье и Терике), ища на их лицах подсказки к разгадке того, какими будут новости. Но Бронте по обыкновению был хмурым, с заостренными ушами, самым древним. Оралье тоже было трудно прочитать. Ее розовые щеки и мягкие светлые локоны всегда придавали ей безмятежный, эфирный вид. А Терик...

... смотрел прямо на Софи.

Его кобальтовые синие глаза смотрели на нее, почти также, когда он читал ее. Он был единственным Распознавателем эльфов, это подразумевало, что он мог ощущать потенциал людей. Однажды он уже пытался прочитать Софи и был неспособен понять, что почувствовал. Лучшее, что он мог сказать ей, он почувствовал «что-то сильное».

- Наш мир изменился, - продолжил Член Совета Эмери. - Безопасность и мир, которыми мы наслаждались в течение многих тысячелетий, исчезают. Но мы не позволим им исчезнуть окончательно! Сила мятежников - иллюзия. Скоро все это будет не чем иным, как краткой главой в нашей долгой истории, главой, которая будет свидетельствовать о нашей адаптации и переосмыслении, но мы доберемся до этого через мгновение. Во-первых, мы хотим заверить вас, что-либо поврежденное во время этой болезни будет восстановлено. Член Совета Дерек, пожалуйста...

Один из Членов Совета, которого Софи не знала, подошел к дальнему концу сцены. У него был теплый коричневый тон кожи, и его блестящие черные волосы вились на концах. Он напомнил Софи тореадора, вероятно, из-за его ярко-красной накидки, которая драматично, со свистом рассекла воздух, когда он поднял руки к пирамиде.

Софи подумала, что он мог быть Ветродуем, поскольку непромокаемый брезент затрепетал... но воздух остался совершенно неподвижным, когда густая ткань медленно поднялась с центра, почти будто гигантская невидимая рука снимала носовой платок.

Непромокаемый брезент оказался над пирамидой, отбрасывая глубокую тень на форму, и Софи потребовалась секунда, чтобы заметить, кое-что более важное, открывшееся взору.

Стеклянная пирамида была восстановлена.

Каждое стекло переливалось сиянием, распространяя водовороты цвета по внутреннему двору. И когда Дерек опустил непромокаемый брезент и позволил солнечному свету ударить в стекло, то оно замерцало всеми цветами спектра, будто пирамида была построена из фейерверков.

- Да, - заявил Член Совета Эмери, когда толпа разразилась аплодисментами. - Благодаря неустанным — и щедрым — усилиям наших союзников гномов и гномов-карликов, мы привели нашу прославленную академию к новому уровню великолепия. Даже интерьер пирамиды был полностью обновлен с замечательными улучшениями.

- Вы могли бы проконсультироваться с руководителем прежде, чем ремонтировать его офис, - тихо пробормотал сэр Остин.

- Разве вы не знали, что пирамиду отремонтировали? - прошептала Софи.

- Я знал, что они работали над этим. Не то, чтобы закончили. И я ничего не слышал об измененном интерьере.

- Пусть это будет уроком для тех, кто боится, - сказал Член Совета Эмери, - а также для тех, кто мог считать наш мир уязвимым. Любые усилия для ослабления сделают нас только сильнее. Наша несгибаемость и находчивость показывает, какие мы есть. Мы - эльфы. Мы живем, чтобы мечтать и вдохновлять. И, когда нам нужно, мы перегруппировываемся. Мы восстанавливаемся. Порой, мы даже меняемся... но только тогда, когда такие изменения к лучшему для нашего народа. И настало время для одного из этих изменений. Возможно, вы уже заметили.

Он замолчал, и толпа начала выкрикивать предложения.

- Да, Тимкин, - сказал Член Совета Эмери, указывая налево. - Именно так.

Все головы повернулись в сторону семьи Хекс, которая стояла в нескольких дюймах, выше других семей вокруг них. Стина и ее мать практически светились, когда Член Совета Эмери спросил Тимкина:

- Можете ли вы повторить, чтобы все услышали?

От надувшегося Тимкина, Софи захотелось рассказать всем, что, когда он помогал Черному Лебедю, то был в виде Кудряша, укутанного с головы до ног белыми завитками, словно гигантский двуногий пудель.

- Член Совета Дерек поднял непромокаемый брезент, используя телекинез, - прокричал Тимкин.

Эмери кивнул:

- Предполагаю, что не должен удивляться, что вы это заметили, учитывая ваше образование. И да, Дерек переместил непромокаемый брезент силой мысли. У него самая большая телекинетическая сила из всех нас в Совете. Мы устроили собственный турнир по Заляпыванию, чтобы проверить это, прежде чем пришли сюда сегодня... но эта история для другого раза. А сейчас: Вместо того чтобы Член Совета Лайора щелкнула пальцами и отбросила брезент, или Член Совета Зарина разложила его одним из ее электрических зарядов, или даже Член Совета Кларетт вызвала стаю птиц, чтобы унести его в когтях, мы приняли решение позволить Члену Совета Дереку использовать телекинез — умение, а не способность. И мы сделали так, чтобы напомнить вам о недостаточно использованном арсенале, которым обладает каждый из нас. В этом вся прелесть навыков. Нет никаких неумеющих и немогущих.

- Вы пытаетесь сказать нам, что навыки лучше способностей? - прокричал кто-то в толпе.

- Это не вопрос что лучше. Это вопрос упущенных возможностей, - сказал им Эмери. - Мы пренебрегали нашими навыками слишком долго. Так или иначе, мы позволяли себе почивать на лаврах возможностей и ограничивали наше внимание на обучении и способностях.

- Но вы только что сказали нам, что они могли делать то же самое со своими способностями, - прокричал другой голос.

- Да, но что делают Эмпаты, Телепаты или Ванишеры? - спросил Эмери. - Я не хочу обесценивать любой талант... все мы знаем жизненно важную роль, которую играет каждая особая способность. Но они также ограничены только определенной целью, тогда как наши навыки являются намного более широким преимуществом... намного шире, чем я подозреваю, любой из вас понимает. Мы учимся некоторым из них на наших уроках физкультуры в Ложносвете, но они далеки от надлежащего обучения. Так, отныне, мы будем исправлять это, и прежде чем любой из вас запротестует, - он поднял руки, чтобы заставить замолчать новую волну гомона, - имейте в виду, у нас сейчас неустойчивое положение. Не секрет, что эльфы - не воины. Наш разум разрушается от насилия и крови. И это привело к ошибочному выводу о том, что мы беззащитны. Есть даже те, кто считает, что если бы мы были отделены от нашей гоблинской защиты, то наш мир бы рухнул... а это явно не тот случай, но он по-прежнему вызывает озабоченность. Могли бы многие из нас действительно защитить себя, если бы когда-нибудь возникла такая необходимость? Могу поспорить, только небольшая часть, а это недопустимо! И, к счастью, у нас уже есть система, чтобы помочь нам обучиться.

- О, - вздохнула Софи.

Сэр Остин улыбнулся:

- Думаю, ты начинаешь угадывать изменение, которое грядет.

Это не сделало следующие слова Советника Эмери менее шокирующими.

- Именно поэтому со следующей недели кампус Эксиллиума будет размещаться прямо здесь, где мы стоим, и мы все начнем программу специализированного профессионального обучения с их Тренерами.


Глава 20

- Они отправляют всех в Эксиллиум? - спросила Софи, повернувшись к друзьям. - Всех?

Толпа вокруг них, казалось, прокричала тот же вопрос.

- Да, я действительно имею в виду всех нас, - прокричал Член Совета Эмери сквозь шум. - Молодых, старых и Древних... все будут участвовать в этой новой программе, потому что все мы обладаем этими жизненными навыками. Мы находимся в процессе проектирования расписания, чтобы приспособить такое довольно большое количество народа. Но все, кто присутствуют здесь — и ваши семьи — будут первой волной. Мы разделим вас на группы, которые будут назначены на определенный день и время для обучения каждую неделю. Графики будут закончены к выходным и отосланы в каждый дом. Обучение начнется в понедельник.

Биана усмехнулась:

- Интересно, заставят ли они всех носить сумасшедшую форменную одежду.

- Или пройти разделение, - добавил Декс.

Когда Софи и ее друзья впервые прибыли в кампус Эксиллиума, они попали в ловушку, повисли на толстых веревках вверх тормашками на высокой металлической арке, пока все Сбившиеся с Пути наблюдали за ними. Метод, который они использовали для освобождения, был проанализирован, чтобы определить, какому из трех Полушарий Эксиллиума они принадлежали. Левое Полушарие было для тех, кто следовал логике и причинно-следственной связи, Правое - для тех, кто был импульсивным и творческим, и Полушарие Амби - для тех, кто использовал элементы обоих подходов.

- Давайте просто надеяться, что никто не устроит никаких пожаров, - сказала Биана. - Верно, Софи?

- Эй, если бы я не устроила тот пожар, мы бы не познакомились с Тамом и Линн, - напомнила ей Софи.

- Плюс, школа не школа, пока Софи не пытается ее разрушить, - поддразнил Фитц.

- Мм, думаю, это роль Кифа, - прошептала Биана. - Я не могу решить, означает ли это, что она на него плохо влияет... или он на нее.

- Думаю, это взаимно. - Сэр Остин формально улыбнулся Софи. - И я порадуюсь, когда увижу, как некоторые из наших особо защищенных эльфов будут терпеть творческое посвящения Эксиллиума, которое устраивают тренеры, этот процесс деления гораздо быстрее, гораздо менее трудоемкий. Всем также будут предоставлены простые плащи с туниками, брюки и сапоги. И если вам интересно, вы тоже будете участвовать. Итак, все будут Сбившимися с Пути учащимися Эксиллиума.

- Вы это имели в виду, говоря Таму и Линн, что работаете над тем, чтобы они были менее изолированными? - спросила Софи.

Сэр Остин кивнул:

- Теперь они будут посещать Ложносвет два раза в неделю... и если эксперимент пройдет успешно, то я буду вести переговоры с Советом об установлении постоянной связи между школами. Я предполагаю программу обмена на один день в неделю, позволяющую обеим школам взаимодействовать и извлекать выгоду друг из друга. Но первый центр будет основан на обучении самообороне.

Декс указал на ворчащую толпу.

- Не похоже, что все в восторге от идеи.

Софи не была удивлена. Большинство эльфов было снобами в тех вопросах, которые касались Эксиллиума. Они верили, что школа существовала только для безнадежных случаев. Все Сбившиеся с Пути были высланы из Потерянных Городов, и очень немногие сделали то, что сделал Тимкин Хекс, и заслужили свой путь обратно.

Член Совета Эмери протянул руки, требуя тишины.

- Очевидно, к этой идее нужно привыкнуть, - сказал он им. - Но это необходимое изменение.

Поднялся новый раунд криков несогласия, Бронте подошел и встал рядом с Эмери.

- Вы на самом деле готовы рисковать своими жизнями, чем учиться использовать свои умения? - прокричал он.

- Нет, уж лучше вам делать свою работу и изгонять этих одетых в черные одеяния придурков, - крикнул кто-то, вызвав взрыв аплодисментов.

Софи не могла услышать, что сказал в ответ Бронте, но то, как он сжал челюсти, показывало чистое отвращение.

- Если вы не успокоитесь, - прокричал Член Совета Эмери, - я позволю Ноланду установить тишину. И, как знаете, от Крикуна может разболеться голова.

Большая часть толпы повиновалась, хотя Софи уловила несколько фраз о лицемерии грозить им чьей-то особой способностью.

- Независимо от того, что вы чувствуете по поводу этого решения, - сказал им Эмери, - имейте в виду, что эта договоренность не дополнительная. Любой, кто откажется от обучения, столкнется со многими последствиями.

- С какими, например? - прошептала Софи Сэру Остину. - Они ведь не будут изгонять людей, верно?

- Честно, я не уверен, - признал он. - Но в Святилище всегда существует нехватка рабочих рук для уборки навоза.

- А что относительно огров? - прокричал женский голос откуда-то со стороны.

Софи узнала голос еще до того, как толпа расступилась, чтобы дать возможность ее Наставнику по Лингвистике промаршировать к сцене. Темно-серое платье леди Каденс выглядело таким обтягивающим, как и витой пучок ее темных волос, и хорошо сочетаемым с ее яростным взглядом.

- Почему я не удивлен, что вы решили прервать нас? - спросил Эмери.

- Вероятно, потому что вы проигнорировали все мои запросы о личной встрече, - ласково сказала леди Каденс. - И я - едва ли единственный инакомыслящий. Могу поспорить, что вы могли услышать крик в Запретных Городах. И в то время, как большинство аргументов слабо и предубеждено, это не меняет того, что ваш план в корне не верен. Улучшение наших навыков не даст никакой пользы перед лицом воина-огра... и мы не можем позволить себе сделать их нашими врагами. Когда дело доходит до чистой, грубой силы ничто не может быть лучше их.

Все гоблины в аудитории фыркнули.

- Смейтесь сколько хотите, - сказала она. - Гоблины мощны сами по себе... и вы проявили себя во многих боях. Но вы выжили главным образом благодаря умной тактике. Тактика боя, что не может конкурировать с беспощадной яростью, которую я видела у огров в пылу сражения.

- Огры - грозные противники, - согласился Член Совета Эмери. - Но Король Димитар достаточно мудр, чтобы избежать начала войны, он знает, что может потерять.

- Вы уверены? - спросила Леди Каденс. - Разве не он проигнорировал все ваши запросы о Мирном Саммите?

Член Совета Эмери поглядел на остальных Членов Совета. Прошло несколько секунд, когда он потер виски, прежде чем кивнул и посмотрел на толпу.

- Мы планировали сделать это объявление посредством скоординированных свитков, так все были бы уведомлены сразу. Но... в свете этих опасений, кажется благоразумным, успокоить вас, остальных же мы уведомим сегодня вечером. Король Димитар согласился встретиться для Мирного Саммита. Сейчас мы подготавливаем Люменарию. Точная дата еще не назначена... из очевидных соображений безопасности. Но мы ожидаем достичь решения в самом ближайшем будущем.

Радостные возгласы прозвучали, как вздох облегчения.

- Вы знали об этом? - прошептала Софи Сэру Остину.

- Нет, - признался он. - Но это объясняет, почему я получил такой толчок для нашего визита к Гезену. Я не уверен, сможем ли мы как-нибудь попасть в Люменарию, пока саммит не закончится. У них будет строгая изоляция, чтобы подготовить безопасность.

- И нет никакого способа туда пробраться? - спросил Фитц.

- Определенно. Люменария (во многих отношениях) безопаснее Изгнания.

- Таким образом... вероятно, было бы хорошо, если бы мы встретились с Гезеном, прежде чем огры согласились бы на саммит, - сказала Софи.

- Да, мисс Фостер. Непредусмотрительность снова бьет по нам. Хотя справедливости ради, мы не знаем, как спросить его о символе, таким образом, нет никакой информации, насколько полезна могла бы быть эта встреча.

- Я по-прежнему хочу, чтобы мы сделали это, - пробормотала Софи.

- Я тоже. Но я много хочу... - Он смотрел вдаль, соблазняя ее нарушать правила телепатии и посмотреть, что он думает.

- Это удовлетворит ваше беспокойство? - спросил Член Совета Эмери Леди Каденс, привлекая внимание Софи обратно в настоящее.

- На самом деле, я нахожу это еще более относительным, - сказала ему леди Каденс. - Король Димитар - многогранная личность... но он не дурак. Он не будет с легкостью заключать договор. Не сомневаюсь, он очень внимательно следит за нашим миром. И когда услышит, что каждый эльф уделяется особое боевой подготовки, то решит, что мы собираем армию.

- Армию детей? - спросила Член Совета Алина, не утруждаясь дождаться, когда Член Совета Эмери выступит за нее.

- Огры начинают военную подготовку с того момента, как их дети могут ходить, - пояснила леди Каденс. - Вся их культура построена вокруг защиты и стратегии. И я гарантирую, что, если король Димитар решит, что мы готовимся к сражению, это изменит любые планы относительно мирной резолюции.

- И почему безопаснее для них видеть нас легкой мишенью? - возразила Алина.

- Когда имеешь дело с непростым соперником, гораздо лучше недооценивать, чем переоценивать, - возразила леди Каденс. - Чем больше огров сомневаются в нашей силе, тем менее подготовленными они будут, если конечно попадутся на уловку, в конце концов.

- Действительно, ваши опасения могут быть не беспочвенны, - заявил Член Совета Эмери, - но они не могут оправдать беззащитность нашего народа. Огры не единственная угроза, с которой мы сталкиваемся.

- Тогда почему бы не сосредоточить наши усилия на том, что делает побег легче? - предложила леди Каденс. - Я долго удивлялась, почему мы не носим аварийный кольца... кристаллы, которые всегда были под рукой и могли перенести нас в безопасный дом в неустановленном месте. Я уверена, что гномы могли бы помочь вам сделать что-нибудь такое за считанные дни.

- Это... мы это рассмотрим, - сказал Член Совета Эмери. - Но мы также должны гарантировать, что не станем теми, кем правит страх. Нашей власти угрожают внутри и извне... и обязательно, мы докажем нашу силу всем, смеющим бросить нам вызов. Жизнь с ограми не подготовит вас к сложностям управления этого мира.

- Нет... но я знаю намного больше о наших так называемых врагах, чем вы когда-либо будете, - поспорила леди Каденс. - Или вы проигнорировали отчеты, которые я посылала, или тот предатель, которому вы доверяли, удостоверился, что они никогда не предстанут перед глазами.

Фитц и Биана сутулились, когда ворчание об их брате разошлось по толпе.

- Информация, которую я получила, могла бы предотвратить многие наши текущие проблемы, - добавила леди Каденс. - Таким образом, вам было бы разумно прислушаться теперь к моим советам, если вы хотите, чтобы все ваши надежды на успешные переговоры по договору оправдались.

- Любую информацию, которую вы считаете целесообразной предоставить, мы будем рады услышать, - сказал ей Член Совета Эмери. - Но на надлежащей, намеченной встрече. И, чтобы внести ясность, - он повернулся к толпе, - ничто не остановит наши планы относительно этой программы профессионального обучения. Мы не поддадимся страху или спекуляции, или бегству, чтобы избежать конфронтации.

- Давайте взглянем на прошлое, - напомнила ему леди Каденс. - Наши Древние Члены Совета решили затопить Атлантиду, чтобы убедить людей, что мы умерли, и превратили наш вид в глупые мифы и легенды, потому что они знали, что это было более умной альтернативой вовлечению нас в войну.

- Это были другие времена, - ответил ей Член Совета Бронте. - Мы были маленькими, рассеянными человечками, до сих пор держащимися за разные миры, за которые невольно оказались в ответе. Я знаю. Я был там. - Он постучал по кончикам ушей как доказательству его Древности. - Мы приняли лучшее решение, которое могли... но это также доказало, что наше решение было спорным. В самом деле, одной из величайших обид огров на нас является то, что мы позволили людям продолжать жить в относительной свободе... и я слышал, что некоторые в этой аудитории тоже жаловались на это. Я не говорю, что это было неправильное решение. Но времена также изменились, и теперь настало время силы. И уверенности. И предоставлении готового напоминания того, почему мы решили, что в ответе за эту планету. Мы не принимали решение править миром. Мир выбрал нас, потому что наши способности и навыки делают нас исключительно квалифицированными... и да, я ставлю и то, и то, на один уровень. Я не знаю, как мы, как раса, стали такими близорукими и позабыли о ценности наших навыков. Я даже сам был виноват в таких суждениях. Но настало время открыть умы и начать принимать их цену.

Леди Каденс подошла ближе, чтобы поспорить, затем остановилась и опустилась в особенно жесткий реверанс.

- Очень хорошо, - сказала она. - Вы явно все решили. Я надеюсь, ради всех нас, эти навыки так сильны, как вы говорите. Нам они понадобятся, когда нас втянут в войну.


Глава 21

- Думаете, она права? - спросила Софи Грэйди и Эделайн, встретившись с ними после полуденной драмы. - Думаете, Совет должен был прислушаться к предупреждению леди Каденс?

- Думаю, зерно рациональности там есть, - сказал Грэйди, выстраивая в ряд десяток пустых серебряных ведер. - Дни простых ответов давно прошли.

- А они когда-то существовали? - спросила Эделайн. - Я помню уроки истории эльфов о довольно многих предотвращенных катастрофах.

- Возможно, ты права, - сказал Грэйди. - Хотя, я не помню, чтобы волновался, когда был ребенком... или когда Джоли была возраста Софи.

Они оба затихли, потерявшись в собственных воспоминаниях, когда Эделайн щелкнула пальцами и заставила появиться длинные пряные стебельки. На пастбищах Хевенфилда настало время кормления, что было весьма авантюрным процессом. Животные, о которых заботились Грэйди и Эделайн, переходили на вегетарианскую диету.

Часть усилий эльфов по сохранению включало перемещение любого вида, который люди называли «вымерший» или «мифический» в их специальный заповедник для животных, обеспечивающий выживание этих существ. Но процесс имел смысл, если в Святилище не было хищников. Поэтому они разработали методы, подавляющие охотничьи инстинкты животных, и кормили их продукцией гномов, так как те вырастили многие овощи на вкус похожие на мясо.

- Скажу так, - добавил Грэйди, бросая пригоршни высушенных клубней в каждое из ведер, - уверен, что Леди Каденс права в том, что огры следят за нашими действиями. И я не удивлюсь, если обучение действительно добавит напряженности к переговорам по соглашению. Но не думаю, что это приведет к сильному возмездию. Огры никогда не нападали на эльфов.

- А что насчет чумы? - спросила Софи.

Огры попытались заставить гномов пойти в рабство в Равагог, зная, что Потерянные Города развалятся без них. У эльфов и гномов были исключительно симбиотические отношения, каждый вид полагался в большой степени на другой. Гномы были слишком беззащитны, чтобы жить самим по себе среди более жестоких видов, которые населяли планету. Они также жаждали и любили работать в саду и были намного больше похожи на растения, чем на животных, им требовалось очень немного еды или сна, потому что они поглощали энергию солнца. Таким образом, в обмен на защиту и жилье среди эльфов, гномы делились избыточной продукцией и помогали с любыми задачами, которые интересовали их. Софи не понимала, насколько жизненно важны были гномы, пока не увидела засохшие растения и полную дезорганизацию в Потерянных Городах, когда гномы заболели.

- Это определенно было самым смелым движением, которое сделали огры, - сказал ей Грэйди. - Но сомневаюсь, что они сделали бы его без убеждения Невидимок. Они придерживали чуму в течение многих тысячелетий, и стали действовать только тогда, когда предложил Финтан. И давайте не забывать, что создание той угрозы им не особо удалось.

- Благодаря тебе, - обратилась к Софи женщина-гном с заплетенными волосами и в платье, сотканном из соломы, когда притащила пустые ведра. Стопка была вдвое выше ребенка. - Мне жаль, что я не была там и не видела то наводнение, которое вы с друзьями устроили. Надеюсь, что это смыло всю грязь из Серенвал.

Большинство гномов все еще называли Равагог настоящим названием, так как это была их родина, прежде чем огры стали заправлять там, снесли все деревья и загрязнили воду и землю.

- Вот краветтели, - сказал другой гном (мужчина в рубашке, сшитой из листьев того же земляного тона, что и его кожа). Он тащил огромную сумку с тем, что было похоже на ярко-синий арахис, улыбаясь зелеными зубами, когда оставил ее у ног Грэйди. - Осталось еще много, если нужно... и могу поспорить, что будет нужно. Я никогда не видел ти-рекса, который не глотал бы их тоннами.

- Ну, вы никогда не встречали Верди, - сказал Грэйди. - Ее придирчивый выбор еды... вот почему мы называем ее нашим постоянным обитателем. Но не могу дождаться, чтобы проверить их.

Гном махнул рукой и затрусил прочь, Софи поняла, что не знала его имени. Так же как и женщины-гнома, помогающей Эделайн наполнять ведра пряными стебельками.

Это не была полностью ее вина... в Хевенфилд переехали десятки гномов, чтобы быть поближе к дереву Панакес. Но с тех пор, как Софи потеряла Каллу, она сочла слишком болезненным узнавать любого из них. Глядя в их огромные серые глаза, она чувствовала, будто ковыряется в свежей ране.

- Лично я горжусь, что Совет принял такую позицию, - сказала Эделайн. - Приятно видеть, что они стремятся защитить всех, особенно бездарных. И будет интересно посмотреть, насколько мощными наши навыки могут действительно стать, когда мы правильно себя натренируем.

- Это может стать проблемой, - сказал Кадок из тени. - Если вы покинете этот дом, Бриелль и мне придется пойти с вами, и все будут знать, что мы - ваши телохранители.

- Но Совет сказал, что обучение является обязательным, - напомнила Софи. - Поэтому, если они останутся дома, Невидимки тоже это поймут.

- Легкое решение, - сказал Грэйди. - Вы должны поверить, что мы сами можем позаботиться о себе.

- Представьте, что бы вы сказали, если бы ваша дочь выставила такой аргумент, - сказала ему Бриелль.

- Верно, но она не может сделать этого. – Грэйди, прищурившись, посмотрел на Эделайн, и ее руки взметнулись вверх и начали дергаться как щупальца злого осьминога.

- Что я тебе говорила об использовании своей силы на мне? - рявкнула Эделайн, шлепая его своими непослушными руками.

- Знаю... прости! Просто так будет быстрее доказать мою точку зрения.

Он отпустил Эделайн, и она щелкнула пальцами, перемещая кучу пуха динозавра над ним и поливая его ярко-оранжевыми перьями.

- Теперь мы квиты.

- Предполагаю, что мы квиты, - сказал он. - И я рад, что ты выбрала перья, а не навоз.

- В следующий раз, - предупредила Эделайн.

- Видишь, - сказал Грэйди Софи. - У сильных способностей есть последствия. Это напомнило мне... нам все еще нужно поговорить о твоем причинении. Итак, почему бы тебе не пойти со мной и не проверить эти краветтелы на Верди, и мы будем болтать, пока работаем?

- Слюни Верди и лекция? - пожаловалась Софи. - Ты пытаешься наказать меня?

- Отнюдь нет. Я действительно хотел попросить тебя о помощи. Возможно, если ты передашь Верди, то сможешь убедить ее, насколько ей понравятся эти новые семена.

Легче сказать, чем сделать. Пушистый зеленый ти-рекс заглотил один краветтел и издал хрюкающий рык. Затем она резко развернулась и опрокинула корыто хвостом.

- Эй, да ладно, - сказал Грэйди, когда поднял серебряный таз и наполнил его еще семенами. - По крайней мере, дай им шанс.

Я слышала, что всем другим ти-рексам они нравятся, передала Софи, добавив изображения счастливых динозавров, проглатывающих их.

Верди фыркнула, это сочилось отвращением.

- Ты знаешь, как это работает, - предупредил Грэйди. - Если ты не попробуешь это, мне придется заставить тебя.

Верди вскинула голову и издала вызывающий РЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫК.

- Ладно, ты сама напросилась. - Грэйди отцепил одно из серебряных лассо, привязанных к поясу, раскрутил его мерцающей дугой над головой, прежде чем позволил полететь одним быстрым движением.

РЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯВК!

- Ей не больно, да? - спросила Софи, когда Верди пыталась стянуть шнурок своими тоненькими лапками.

- У нее такие густые перья, сомневаюсь, что она даже чувствует его, - пообещал Грэйди, качаясь, чтобы удержать равновесие. - И не волнуйся... животные всегда борются, что хорошо для них.

Он был прав. Софи когда-то помогала свой человеческой маме давать лекарство коту, были такие крики, будто его пичкали кипящим ядом.

Грэйди потянул Верди к ее корыту.

- Хорошо, девочка... пришло время попробовать что-то новое.

РЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯВК!

Он использовал в своих интересах открытый рот Верди и дернул лассо сильнее, чтобы она ткнулась мордой в семена. Краветтелы разлетелись повсюду... но некоторые, должно быть, попали в цель, потому что в следующую секунду Верди хрустела.

- Видишь? - спросил Грэйди. - Я слышал, что на вкус они как птеродактиль.

Верди еще похрустела.

И...

ТЬФУ!

- Замечательно, - сказал Грэйди, стряхнув с себя склизкие кусочки. - Можете ли вы дать мне руку? - спросил он Бриелль, когда Верди попыталась затащить его на свое пастбище.

Бриелль обхватила его вокруг за талию и вытащила обратно к кормушке Верди.

РЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯВК!

Хруст.

ТЬФУ!

И на этом кормление пошло дальше.

Но где-то на десятом куске (в паре с успокаивающими передачами Софи) Верди проглотила и...

... облизалась.

- Если бы ты поверила мне с самого начала, то не потратила бы в пустую половину своего ужина! - проворчал Грэйди, когда Верди проглотили остальные синие семена. - Но будем надеяться, это означает, что мы нашли то, что она любит... и что это подавит ее желание охотиться. На прошлой неделе стая чаек слишком близко пролетела к ее корпусу, и парочка стала закуской Верди.

Софи вздрогнула.

- Могу поспорить, что тебе жаль, что ты не можешь Замесмерить ее.

- Это было бы мило... и это прекрасный переход для нашего важного разговора!

- Тьфу, я уже знаю, что ты собираешься сказать.

- И что же это? - спросил Грэйди, оборачивая лассо вокруг ладони и локтя, чтобы смотать его обратно.

- Ты собираешься сказать мне, что Причинение - темная сила, и что я должна быть осторожна относительно того, как я использую ее, потому что оно заставит людей бояться меня, точно так же, как люди боялись тебя после того, как ты проявился. А потом я буду должна заверить тебя, что я просто пытаюсь найти несколько слабых мест. У Бианы и меня была стычка с Псионипатом Невидимок несколько месяцев назад, и мои способности не работали сквозь его силовое поле. Он стоял перед нами... я ничего не могла сделать. Не могу позволить этому произойти снова. Фитц думает, что наша телепатия была бы достаточно сильна, если бы мы работали как Когнаты. Но Причинение сводится ко мне... и если бы я обучалась сильнее, то могла бы помешать Руи уйти. Поэтому смотри? Как сказал бы Олден: нет причин для беспокойства.

- На самом деле это не то, что я собирался сказать... хотя ценю цитату Олдена. И понимаю, куда ты клонишь. Помню, я однажды проверял мою способность против Псионипата, и это было невероятно тревожно. Но ты должна понять цену обучения. Я научился на горьком опыте... и почти позволил силе разрушить меня.

- Разрушить? - Теперь он привлек ее внимание.

- Ты видела, как Финтана поглотила его тяга к пламени, - тихо сказал Грэйди. - Я... позволил себе просто отбросить контроль. Я никого не убивал, но начал использовать свои способности для любой мимолетной прихоти. Если кто-то тормозил меня, когда я спешил? Я мотивировал их убраться с моего пути. Или если мне что-то было нужно, и я не успевал это получить? Я мотивировал кого-то принести это мне. Настоящей низостью было то, когда Совет отказался удовлетворить мою просьбу расследовать проблему с троллями. Они не думали, что у меня было достаточно доказательств, чтобы оправдать жесткие меры, я предлагал и был уверен, что найду более чем достаточно информации, если они позволят мне вести поиск. Я заворожил Бронте, и тот подписал свиток.

- Он поймал тебя? - спросила Софи.

- Конечно. И если бы он хотел, то мог сослать меня. По крайней мере, он мог поразить меня полной силой своего Причинения. Вместо этого он усадил меня и поделился, как он почти попал в ту же самую ловушку со своей способностью. Он сказал мне, что после лет и лет обучения достиг точки, где малейшее ухудшение или раздражение разжигало его нрав, и он развязывал свой гнев. Его низостью было, когда он набросился на свою мать.

- Так... о чем ты говоришь? - спросила она. - Я не могу использовать свою способность? Тогда почему Совет приказал, чтобы я обучалась ей?

- Потому что единственное, что хуже, чем злоупотребление огромной силой, неумение управлять ей. Это сводится к сдержанности. Причинение - невероятно ценная способность... и я рад, что у тебя оно есть. Но не позволяй этому захватить твою жизнь. Бронте сказал, что создал так много гнева и разочарования, что ему пришлось связать все это в один узел глубоко внутри... постоянное давление, с которым он борется каждый день, чтобы удержаться от распутывания. И он сказал мне, что должен был обучать тебя той же самой технике из-за всех эмоций, с которыми ты борешься.

- Разве я не должна злиться из-за того, что случилось?

- Конечно. И я знаю, что ты хочешь защитить себя и друзей. Я также знаю, что ты чувствуешь огромную обязанность быть мунларком... независимо от того, что это такое. И те благородные причины заставят тебя, также как мотивировали меня. Но это не означает, что обучение не разрушает тебя. Не думай, что я не знаю, что ты там делаешь.

Он указал на ее руку, которая массировала место под ребрами.

- Это не просто узел эмоций, - сказала она ему. - Это сила, которую я могу привлечь, когда она мне понадобиться.

Грэйди вздохнул и притянул ее ближе.

- Знаю. Просто пообещай мне, что попытаешься, по крайней мере, части из них уйти. Если ты будешь все это удерживать, то тебя разорвет.

Софи кивнула, говоря себе это не ложь.

Она постарается отпустить.

Но пока не чувствовала себя готовой.

Прямо сейчас у нее было слишком много врагов, слишком много вопросов, слишком много забот.

Киф дал ей еще одну огромную заботу в ту ночь, когда она протянула сознание для их ночной проверки.

НАКОНЕЦ-ТО! прокричал его разум. Я был примерно в часе от переключения к плану действий в чрезвычайной ситуации.

Почему? Что происходит?

Я точно не знаю. Что-то грандиозное будет завтра. Никто не говорит мне, что конкретно... но, основываясь на том, что я подслушал, я уверен, что они пойдут в Хевенфилд, чтобы забрать Грэйди и Эделайн.


Глава 22

Никто не спал той ночью.

Хевенфилд кишел деятельностью, когда гоблины и гномы обходили территорию, чтобы подготовиться.

Все должно было выглядеть нормальным, так, чтобы не показывать предупреждение Кифа. Но они все равно нашли много способов усилить безопасность.

Были расставлены ловушки. Черный Лебедь послал подкрепление гномов скрываться глубоко под землей, готовых выбраться при первом признаке проблемы, выдал Грэйди и Эделайн, каждому, мелдеры (эльфийское оружие, вызывающее временный паралич) и планировал разместиться снаружи пастбищ, где обитали самые опасные животные.

Сандор первоначально предложил, чтобы они оставались внутри, но последнее, что любой из них хотел, состояло в том, чтобы дать Бранту шанс, начать еще один смертельный пожар.

Что касается Софи...

- Ни в коем случае! - сказала она, добавив ударения на словах. - Вы не отошлете меня, как маленького ребенка!

- Возраст не имеет никакого к этому отношения, - сказал ей Грэйди, обнимая. - Речь идет о защите.

- Мне не нужна защита.

- Всем нужна защита... почему ты думаешь, мы принимаем столько мер предосторожности? Но у нас все под контролем. Ты не должна волноваться.

- Именно поэтому я должна волноваться, - поспорила Софи. - Мы думали, что все было распланировано к засаде на горе Эверест, но Невидимки каким-то образом узнали, что мы там, и появились с ограми и гномами.

Она никогда не забудет ощущение тех толстых огрских рук, хватающих ее под потолком пещеры и тащащих через лед и камень. Если бы Сандор не пришел за ней, то Софи никогда бы не выбралась... и Сандор свалился с утеса из-за своих усилий.

- И мы имеем дело с двумя Пирокинетиками, - напомнила она ему. - Брант и Финтан будут пытаться сжечь это место дотла.

Грэйди убрал ее волосы со лба.

- Вот почему я придержал Чихатель. Олден также сделал для нас немного фриссина после моего сражения с Брантом. Таким образом, мы готовы погасить любой огонь... даже Эвербейз.

Новости помогли.

Но этого все равно было недостаточно.

Разочарование и гнев пузырились и завязывались под ребрами, добавляясь в ее арсенал.

- Если ты не позволяешь мне остаться... то пойдем со мной.

Грэйди покачал головой.

- Я не позволю им выгнать меня из моего дома. И не собираюсь отказываться от шанса посмотреть, можем ли мы поймать одного из них. Вот так мы решаем проблемы. Нужно разбираться по одной за раз.

- Тогда позволь мне помочь, - попросила Софи.

- Ты рисковала своей жизнью достаточно раз. Теперь моя очередь.

- Это глупо.

- Возможно. Но я готов сглупить, если ты будешь в безопасности.

- И мы будем охранять его, - пообещала Бриелль, поднимая меч и взмахивая им, рассекая воздух. - Твой отец - моя ответственность. Никакого вреда ему не нанесут.

- Твоя мама будет в безопасности со мной, - добавил Кадок. - И Сандор тоже планирует остаться.

- Да? - спросила Софи, повернувшись к своему телохранителю лицом.

- Думаю, ты предпочла, чтобы я был там, - сказал ей Сандор. - Но я готов оставить тебя, только если ты будешь придерживаться своего первоначального плана и пойдешь домой к мистеру Дизнею. Ловиз защитит тебя там. Она - превосходный воин.

- Но...

- Обдумай все, - перебил Грэйди. - Где ты можешь преуспеть? Здесь? Провести день в ожидании, когда кто-то выскочит из тени? Или работая с друзьями над одним из проектов?

- Все, что мы планировали делать, отсортировать пачку отчетов регистрации, - проворчала Софи.

- Те отчеты все еще должны быть проверены, - сказал ей Грэйди. - И я не удивлюсь, если вы, ребята, узнаете что-то важное. Думаю, все проблемы тебе лучше решать сообща.

- Мы также пережили много сражений, - напомнила ему Софи.

Он снова поцеловал ее в лоб:

- Знаю. Но это не твоя борьба. Поэтому иди, упакуй сумку. И не приходи домой, пока эта угроза не минует.

- Я уже собрала твои вещи, - сказала Эделайн, спускаясь вниз по лестнице с клеткой Игги в одной руке и фиолетовым рюкзаком Софи в другой. Этот же рюкзак был с Софи, когда она покидала свою человеческую семью... и тогда же, когда должна была бежать в укрытие Черного Лебедя.

Ей была ненавистна мысль о том, чтобы снова брать его и скрываться.

- Кеслер и Джулин знают, что ты останешься на ночь, - сказала ей Эделайн. - Я также связалась с Васкерами, кажется, Олден и Делла направлялись сюда. Я объяснила риск, но они не упустят возможность поговорить с Альваром. Они отправят Фитца и Биану на ночь к Дексу.

- Ну конечно, отправьте детей на вечеринку с ночевкой, - пробормотала Софи.

Эделайн улыбнулась.

- Можешь сердиться на меня, если хочешь. Но я всегда буду стараться, чтобы ты была в безопасности. Прерогатива матери.

- Прерогатива родителей, - исправил Грэйди. - Я могу пережить много вещей. Но если что-то произойдет с тобой..?

Он снова обнял Софи, и Эделайн присоединилась к ним.

- Пожалуйста, не противься, - попросила Эделайн, целуя Софи в щеку. - Дай нам защитить тебя, как мы не смогли защитить...

Она не закончила предложение, но Софи знала, как его закончить... и упоминать Джоли было грязным приемом.

- Хорошо, - сказала она, вздохнув. - Но только если вы обещаете, что, если все станет слишком интенсивным, вы прыгнете в безопасное место.

- Идет. - Грэйди сжал их сильнее, прежде чем отпустил. - И спасибо.

Софи планировала подарить им свой лучший смертоносный взгляд, когда набросила лямку рюкзака на плечо и взяла клетку с Игги. Но потом ее осенило (если что-то пойдет не так), это может быть последний раз, когда она видит своих родителей.

- Я люблю вас, - прошептала она.

- Мы тоже тебя любим, - сказали Грэйди и Эделайн.

- Будьте в безопасности, - взмолилась Софи.

Грэйди вытер слезы:

- Скоро увидимся.


Глава 23

Софи услышала крики и вопли в ту же секунду, когда оказалась в тихой долине, где пушистые белые облака низко висели над заснеженными горами.

- ЭТО МОЯ КОРОБКА ПРЕТТЕЛЬЗА!

- БОЛЬШЕ НЕТ!

- МААААААААААААААААААААААААААМ... РЕКС УКРАЛ МОИ КОНФЕТЫ!

- ПАААААААААПААААААААААААААА... БЕКС ВОНЯЕТ, КАК ПЕРДЕЖ ДРАКОНА!

- КАК И РЕКС! - добавил другой голос.

- НЕ ЛЕЗЬ, ЛЕКС!

- НИ ЗА ЧТО... ТЕ ПРЕТТЕЛЬЗЫ МОИ!

Много визга и грохот... плюс вопли «отстань!» от Декса... после разборок.

- Добро пожаловать в Римешир, - сказал Кеслер, Софи обернулась и обнаружила его и Джулин на широкой серебряной каменной дорожке. Он улыбался в точности как его сын.

У Кеслера и Декса были те же ямочки, клубнично-светлые волосы и фиолетово-голубые глаза. Разница была лишь в одном ... и нескольких дюймах роста.

- Ты привыкнешь к шуму, - пообещал он, когда по долине раздался еще один вопль.

- Нет, - предупредила Джулин.

Джулин была сестрой Эделайн (технически это делало Софи и Декса кузенами), и у них обеих были одинаковые бирюзовые глаза и янтарные волосы. Но Джулин всегда выглядела помятой и измученной.

- Не волнуйся, - сказала она Софи, убирая пушистые волосы обратно в пучок и закрепляя их карандашами. - У меня есть уловка, чтобы удержать их сегодня под контролем.

- Мы говорим так каждый день, - поддразнил Кеслер. - Я все еще жду, чтобы это было правдой.

Еще больше визга и топота наполнили воздух, вместе с «АЙ... это моя рука, придурок!».

- Все хорошо, - сказала им Софи. То, что она росла Телепатом среди людей, делало ее терпимой к шуму. Плюс, ее планами на день было одержимо проверять Импартер и ждать вестей от своей семьи. Она могла делать это с орущими детьми на заднем плане и без.

- Рада, что одела свитер с длинными рукавами? - спросила Джулин, когда ледяной ветер хлестнул волосы Софи.

Римешир определенно был самым холодным местом в Потерянных Городах, где побывала Софи (кроме входа в Святилище в Гималаях). Даже архитектура дома Дизнеев напомнила Софи ледяной замок. Все стены были построены из синего хрусталя и сочетали острые, драматичные углы. Пять закрученных башен были похожи на перевернутые сосульки. Но все же, в этом месте было что-то неотъемлемо теплое. Возможно, это был яркий свет, пылающий сквозь стены. Или завитки белого дыма, идущие из спиральных дымоходов.

Дом был огромным, наверное, даже больше Эверглена, а территория - обширна. Зелень была попроще, но по всей долине: витые вечнозеленые деревья устилали каждую серебряную дорожку, широкие равнины нефритовой травы вели в холмистые предгорья.

- Можно сказать, - произнес Кеслер. - Думаю, ты не так себе это представляла?

- Ну... нет, - призналась Софи.

Софи уже достаточно жила в Потерянных Городах, чтобы знать, что социальное положение не затрагивало богатство. Всем давали одинаковый фонд рождения, в котором было более чем достаточно денег, чтобы жить щедро все их долгое существование. Но она представляла дом Декса схожим с «Хлебни и Рыгни», с перевернутой архитектурой и красочными стенами, которые описывал Доктор Сьюз1 в своих книгах.

Римешир был... меньше.

Элегантнее.

Впечатляюще.

- Мы изворотливы только на публике, - сказал ей Кеслер, - потому что забавно бесить чванливых дворян. В глубине души мы обидно нормальны.

- Нисколечко не обидно, - настаивала Софи.

Джулин просияла:

- Я так рада, что тебе нравится. Декс был в ужасе, что все придут. Прямо сейчас он отчаянно убирается в своей комнате, даже при том, что вы будете ночевать в соляриуме.

- Не волнуйся, - сказал Кеслер. - Тройняшки предложили свои спальные мешки... и гномы уже хорошенько их почистили.

- Звучит неплохо, - сказала ему Софи, даже при том, что она никогда не думала, что Декс, Фитц и Биана могли бы спать в одной комнате. Кстати, говоря о напряженной неловкости...

Но спать, вероятно, будет нормально.

Она проверила Импартер на наличие новостей от семьи.

Ничего.

Не удивительно... но это не помогло ей расслабиться.

- Фитц и Биана уже здесь? - спросила она, перекрикивая вопли тройняшек. Казалось, что Бекс украла любимого рогатого зайца Рекса и угрожала оторвать его рога.

- Нет, - сказал Кеслер. - Ты можешь подождать в доме, если хочешь.

Внутри что-то разбилось и разлетелось на миллион кусочков.

- Лучше я подожду здесь, - решила Софи.

Кеслер рассмеялся:

- Вероятно, хорошее решение. И давай надеяться, что этот звук означает, что они, наконец, уничтожили ужасающую кристаллическую статую йетти, которую мой брат подарил нам на свадьбу. Я поставил ее на лестничную площадку несколько лет назад, так как тройняшки любят носиться там, как стая бешеных волков. Но клянусь, что они жалеют ее только, чтобы досадить мне.

- У вас есть брат? - спросила Софи.

- На самом деле, у меня их три. И две сестры.

- Ничего себе, у вашей мамы шестеро детей?

Даже для людей, это была куча детей... а для эльфов это было практически неслыханно.

- Вижу, сын много рассказывает о своей семье, - сказал Кеслер.

- Нет, он...

- Шучу, - заверил Кеслер. - У вас, ребята, были более важные темы для разговоров, чем отстраненные родственники Декса.

Это определенно было так, но Софи все равно чувствовала себя худшим другом в мире. Иногда она не уделяла столько внимания Дексу, сколько должна была.

- В любом случае, - сказал Кеслер, - моих родителей определенно не волновала вся эта ерунда по поводу «оптимальной генетической чистоты».

- Вот еще одна рекомендация от подборщиков пар, - объяснила Джулин. - Они считают, что наша самая сильная, чистейшая генетика переходит на первого ребенка, и после этого наши гены становятся все более разбавленными. Вот почему так много семей останавливаются после рождения одного ребенка.

- Это не может быть верно, не так ли? - спросила Софи.

- Трудно сказать наверняка, - произнес Кеслер. - Я знаю довольно невероятных вторых и третьих детей... хотя мое существование, кажется, подтверждает теорию. Я самый младший и единственный в семье, кто не проявился.

Джулин взяла его за руку.

- Я все равно вышла замуж за лучшего Дизнея.

- Ха... это не то, что было написано в твоем списке пар!

Софи задумалась, означало ли это, что для Джулин был подобран в пару один из братьев Кеслера. Софи подмывало спросить, но она была уверена, что это невежливо.

Прежде чем она смогла решиться, в долине появились Фитц и Биана.

- Ничего себе, - выдохнула Биана, когда осмотрела пейзаж. - Не могу поверить, что Декс живет здесь.

- И почему же? - резко спросил Кеслер.

Биана, казалось, не заметила, когда подошла к ним и лучезарно улыбнулась.

- Не могу поверить, что вы живете в Сумеречной Долине! Мама сказала, что там река Аленон соединяется с океаном. И там живут дикие келпи, верно? Всегда хотела на них посмотреть.

Кеслер немного расслабился.

- Ну... мы на самом деле с другой стороны горы. Но я впечатлен, что твоя мама так много знает об этом месте. Немногие обращают на это внимание.

- А должны бы, - сказала ему Биана. - Я слышала, что нет ничего лучше, чем наблюдать, как келпи выходят на берег.

- Так и есть, - согласилась Джулин. - Если ты снова придешь в гости, мы прогуляемся на пляж. Я бы отвела вас сегодня, но телохранитель Декса настаивает, чтобы мы все держались ближе к дому, чтобы он мог лучше приглядывать за вами.

- Как ты держишься? - спросил Фитц Софи, когда она снова проверила пустой Импартер.

- О... знаешь. Люди, о которых я забочусь, в опасности, и ни один из взрослых не хочет, чтобы я помогала. Все как всегда.

- Я с тобой, - пробормотал он.

- Так ваши родители тоже направились в Хевенфилд? - спросила она. - Вот почему нет Гризель и Волцера?

Фитц кивнул:

- Волцер не хотел оставлять нас, но Гризель уговорила его, когда узнала, что Сандор в Хевенфилде. Я пытался убедить их позволить и мне пойти, но мама произнесла длинную речь о том, как она не хотела, чтобы нас ранили.

- Родители нервничают в эти дни, - сказала Джулин, - пытаясь удержать детей в безопасности.

- Я не говорю, что не понимаю этого, - сказал Фитц. - Но, ладно. Мы победили армию огров... думаю, что смогу справиться с братом.

- Мы не знаем, что Альвар будет там, - сказала Биана, с трудом сглатывая, будто у нее был ком в горле. - И если он там будет... Папа имеет право посмотреть ему в глаза. Кроме того... мы же все равно планировали придти сюда, верно? Все настолько плохо?

Фитц вздохнул и повернулся к Кеслеру и Джулин:

- Нет, не настолько... простите, если это показалось грубо. Спасибо за то, что позволили нам остаться здесь. Папа хотел, чтобы я сказал вам, что двери Эверглена всегда открыты для вас.

- Это предложение включает присмотр за тройняшками? - спросил Кеслер. - Поскольку я был бы рад прислать их в любое время. Но, так или иначе, не думаю, что ему понравился бы их проход по его историческим залам.

Биана пожала плечами.

- Мы могли бы закрыть их в комнате Альвара и позволить им разнести ее. И погодите-ка... это Игги? - спросила она, когда Софи передвинула клетку, которую держала.

Игги поприветствовал Биану громким пуканьем.

Биана закашлялась:

- Ничего себе, пахнет, будто вчера кто-то слопал слишком много сладгеров. Очевидно, мы должны поработать над твоей диетой.

- Ну да, желаю удачи, - сказала ей Софи. - Последние овощи, которые я ему дала, оказались размазанными по всему потолку.

- Фу, он съест немного ради меня... да, малыш? - спросила Биана. - Я очень долго буду чесать тебе животик... и приберегу самое мягкое местечко на моей подушке.

- Ты можешь уснуть с импом? - спросил Кеслер.

- Конечно! Он спал у меня на подушке в Аллюветерре. Я скучаю по его урчащему храпу.

Биана уткнулась носом в Игги через решетку, и Софи заметила, как Кеслер изучал ее, будто впервые видел. Она могла выглядеть как изнеженная принцесса, но, безусловно, не была нежным цветком... несмотря на то, что она собрала два ранца на ночь.

- Могу я помочь тебе с сумками? - предложил Кеслер. - Они выглядят тяжелыми.

- Так и есть, - сказал Фитц, показывая для сравнения свою полупустую сумку. - Думаю, Биана упаковала вещей для двадцати человек.

- Сейчас он меня дразнит, - сказала Биана. - Но, когда настанет время укладывать волосы, он обязательно стащит немного моего средства «Восхитительные Волосы».

Оглушительный вой прервал ответ Фитца, за ним последовало то, что звучало подобно стае скачущих бронтозавров, и дверь Римешира распахнулась, когда тройняшки неслись по тропинке.

Бекс бежала первой, ее рыжие волосы развевались, когда она размахивала плюшевой игрушкой кролика с рогами.

- ОТДАЙ! - прокричал один из мальчиков, когда попытался выхватить игрушку.

Бекс вывернулась.

- ПОСЛЕ ТОГО, КАК ГАРРИ ПОЛУЧИТ ГРЯЗЕВУЮ ВАННУ.

- ДАВАЙ! ДАВАЙ! ДАВАЙ! - скандировал другой мальчик.

- ЕСЛИ ТЫ ИСПОРТИШЬ ГАРРИ, Я...

Все трое остановили, когда заметили Софи, Фитца и Биану.

- ЭЙ, ДЕКС, - прокричала Бекс. - ТВОИ ПОДРУЖКИ ПРИШЛИ... И ТОТ МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ КРУЧЕ ТЕБЯ!

- Прошу прощения за нашу дочь, - сказал Кеслер, глянув на Бекс. - Она обнаружила дар выяснять самую смущающую вещь, которую она может сказать, а потом произносить ее. Мы работаем над этим.

- Если она тебя достала, - сказал один из мальчиков Биане, - дай мне знать, и я позабочусь об этом.

- Чувак, она только что видела, как ты плакал над плюшевым рогатым зайцем! - фыркнул другой мальчик.

- Я НЕ ПЛАКАЛ!

- Это потому, что Гарри еще не ныряет в грязи! - Бекс помахала игрушкой у него под носом и побежала к деревьям.

- Итак, - сказал другой мальчик, когда его брат отправился за Бекс, - теперь мы все видим, кто тут самый крутой.

Он подмигнул Софи и Биане.

- Вы, ребята, хуже всех, - прорычал Декс, когда вышел из дома, чтобы присоединиться к ним, в тени своего телохранителя. - А Ловиз не может их куда-нибудь привязать?

- Думаю, веревки не выдержат, - предупредила Ловиз.

- Он просто завидует, - сказал мальчик Биане. - Он знает, что я нравлюсь леди больше.

- Ладно, - сказал Кеслер, хватая мальчика за руку, прежде чем тот успел схватить Биану за талию. - Похоже, что нам нужно еще раз поговорить о том, как вести себя с девочками, Лекс. Правило номер один... мы не касаемся их без разрешения.

- И, между прочим, - сказал Декс брату, - она слишком хороша для тебя.

- АГА, НО ОНИ ОБЕ СЛИШКОМ ХОРОШИ ДЛЯ ТЕБЯ! - прокричали Бекс и Рекс, когда вернулись к ним.

Декс умоляюще посмотрел на маму.

- Ты обещала, что займешь их чем-нибудь.

- Да, - сказала Джулин. - Я просто ждала, пока все окажутся здесь. - Она закрыла глаза и подняла руки, раскрыла ладони и стала водить руками вперед и назад изящными движениями.

- Вы - Замораживатель? - спросила Биана, когда крошечные комочки белого появились вокруг них.

Было такое чувство, будто они стояли внутри шарика со снегом, хлопья вращались так же, как Джулин водила руками.

Тройняшки прекратили бороться и стали смотреть, как их мама собрала снег в облако, увеличила его до тех пор, пока все их поместье не было покрыто. Затем со свистом Джулин отпустила руки и позволила снегу упасть, превратив их двор в зимнюю страну чудес.

- Поразительно, - прошептала Софи.

Но что-то в этом чувствовалось неправильно.

- Разве не ты говорил, что быть Замораживателем - глупый талант? - прошептала она Дексу. - После того дня, когда они искали эту способность?

- Вероятно, да, - пробормотал Декс. - И это не мой любимый талант. Но... думаю, что я брюзжал, потому что не проявлялся. Я думал, что этот талант был самым для меня вероятным, понимаешь?

Биана, казалось, задавала себе намного больше вопросов. Она переводила взгляд с Джулин на снег... и обратно. Потом ее глаза широко распахнулись.

- Это ты, да?

- Не понимаю, о чем ты, - сказала Джулин... но напряженность в ее голосе говорила иначе.

- Никто больше не видит? - спросила Биана, поворачиваясь к Софи, Фитцу и Дексу. - Попытайтесь действительно посмотреть на нее... не думайте о голосе.

- Правда, думаю, ты меня с кем-то перепутала, - настаивала Джулин. - И, возможно, нам нужно...

- Подождите, - перебил Фитц. - Думаю, я вижу.

- Видишь, что? - спросил Декс.

- Ничего, - быстро сказала Джулин.

- Вы, правда, ему не расскажите? - спросила Биана.

- Расскажете мне что? - рявкнул Декс, прищурено глядя на всех.

- Не понимаю, что происходит, - влез Кеслер, - но если ты в чем-то обвиняешь мою жену...

- Я не обвиняю, - прервала Биана, фокусируясь на Джулин. - Если вы не хотите, чтобы я рассказывала, то не буду.

Джулин печально улыбнулась.

- Думаю, что мы уже проходили это.

Она нервно почесала шею, когда наблюдала, как тройняшки исчезают за деревьями, бросая друг в друга снежками.

- Думаю, это актуально. Я откладывала это, надеясь найти идеальный момент.

- О чем ты говоришь? - спросил Кеслер.

- Вероятно... легче показать.

Джулин сделала медленный вздох и подняла руки вверх, снова позволив снегу собраться вокруг нее. Но вместо того, чтобы устроить шторм, она потянула хлопья ближе и позволила льду покрыть ее кожу.

Слой за слоем, лед стал гуще, пока все ее тело не было заключено в ледяную раковину.

- Видите? - спросила Биана, когда Софи судорожно вздохнула.

У Декса отвисла челюсть.

- Кто-нибудь, пожалуйста, скажите мне, что происходит? - спросил Кеслер.

Дексу потребовалось несколько секунд, чтобы пробормотать:

- Она... Визг.


Глава 24

- Визг? - повторил Кеслер, хватая заледенелые руки Джулин. - Кто такой Визг? Подождите... ты одна из них? Как парень, который ест раклберри?

- Черный Лебедь, - поправила Джулин очень тихо, поглядывая через плечо на тройняшек. Они все еще были среди деревьев, крича и кидаясь снежками. - Я должна была выяснить, насколько могу доверять им. Я должна была лучше к этому подготовиться... просто не ожидала, что кто-нибудь заметит. Не похоже, что я - единственный Замораживатель в нашем мире!

- Простите, - пробормотала Биана. - Все время, что я была здесь, я продолжала думать, что ваш голос кажется знакомым. Таким образом, когда я увидела снег, все сошлось. Думаю, это потому что Визг (или мне следует сказать «вы») - Член Коллектива, который меня заинтересовал больше всего. На самом деле я думала, что вы были кем-то из Совета, кто тайно был Замораживателем, потому что вам всегда приходилось мчаться обратно в Потерянные Города.

- Это могла бы быть очень интересная история, - сказала Джулин, несколько раз поворачиваясь и стряхивая свою маскировку. - На самом деле я единственный член Коллектива, живущий с семьей, которая могла заметить мое отсутствие. Призрак тоже беспокоился, что Декс узнает меня.

Декс рассмеялся... мрачно и, определенно, не потому что он счел что-то забавным.

- Думаю, он ошибался. Видимо я - идиот.

- Нет, это не так, - заверила его Софи.

- Она права, - сказал Кеслер. - Нет ничего идиотского в доверии матери.

- Я не лгала, - тихо сказала Джулин. - Но да, у меня были секреты. Мне пришлось... тот, кто знал правду, не должен был рисковать и жертвовать, также я не могла допустить, чтобы любой из вас пострадал.

- А что если бы я принять участие? - спросил Кеслер. - Ты знаешь, что у меня нет теплых чувств к Совету.

- Знаю. - Она взяла его за руку, и на секунду показалось, что он мог отстраниться. Но Кеслер вздохнул, и позволил Джулин переплести свои пальцы с его. - Если бы мы оба были частью незаконного восстания, это поставило бы под угрозу всю нашу семью. Кто бы заботился о наших детях, если бы нас обнаружили и схватили?

- Хорошо, но что относительно меня? - спросил Декс. - Я - часть Черного Лебедя. Как ты могла стоять там в Аллюветерре после того, как я поклялся в верности, и ничего мне не сказать?

- Это было решение Коллектива... хотя я поддерживала его. - Она потянулась к Дексу, но в отличие от отца, он отстранился. - Мне жаль, дорогой... Я знаю, насколько тяжело это должно чувствоваться. Но я должна была защитить нашу организацию. Мы никогда не планировали позволять любому из вас присоединяться...

- Даже мне? - перебила Софи.

- Не так рано. Но если мы чему-то и научились за эти годы, так только тому, что мы должны адаптироваться, чтобы выжить. Поэтому мы позволили вам пятерым поклясться в верности, но мы также приняли меры, чтобы свести к минимуму свои риски. И одной из этих мер было сохранение анонимности наших личностей, пока каждый из вас не доказал, что вы могли защитить наши секреты. Как выяснилось, это было мудрое решение, учитывая то, что сделал Киф.

Разочарование в ее голосе напомнило Софи, что Призрак и Визг входили в группу, которая не доверяла Кифу.

- Ладно, хорошо, - сказал Декс. - Но Форкл и Гранит открылись нам через пару недель... ты могла признаться тогда!

Джулин посмотрела на землю, где вокруг ее ног циркулировали крошечные кристаллы льда.

- Я могу дать тебе тысячу оправданий, но ни одно из них не изменит то, что я все делала неправильно. Я должна была рассказать тебе до того, как твои друзья поймали меня.

Биана ссутулилась.

- Еще раз простите.

- Это не твоя вина, - сказала ей Джулин. - В любом случае, это ценное напоминание, почему ни один из нас никогда не должен недооценивать вас четверых.

- Ты имеешь в виду, нас троих, - сказал Декс и пнул снег. - Я - придурок, который не смог узнать родную мать.

- Эй, мой брат шпионил за семьей большую часть моей жизни, и я никогда не замечал этого, - напомнил ему Фитц. - По крайней мере, твоя мама на стороне хороших парней.

Декс пожал плечами:

- Ну, не знаю. Черный Лебедь делал некоторые довольно сомнительные вещи... даже не пытайся отрицать это.

- Не буду, - сказала Джулин. - Это еще одна причина, почему я не хотела вовлекать в это свою семью. Я никогда не делала ничего, во что не верила... но это не означает, что я не пересекала жесткие линии.

Софи вспомнила кошмары, которые мучили ее после того, как она узнала, что Визг заморозила ногти Гезена, чтобы удалить их вместе с ферментом, позволяющим Невидимкам следить за ним. Визг заверила ее, что процесс был безболезненным, но...

- Видишь? - спросил Декс, когда Софи вздрогнула. - Софи понимает.

- Да, - сказала Софи. - Но также я думаю, что все мы знаем о трудном выборе, с которым нам пришлось столкнуться по этой причине. Не победить группу убийц с радугами и леденцами.

- Знаю, - пробормотал Декс. - Это просто... странно.

- Разве не ты всегда говорил, что любишь странности? - спросила Джулин.

Она снова потянулась к Дексу. На сей раз он не отстранился. Он даже не вздрогнул, когда она погладила его по щеке.

Но он все равно не прекратил хмуриться.

- А можно узнать, сколько вы уже в Черном Лебеде? - спросила Софи.

- Не столько, сколько, вероятно, ты думаешь. Проект Мунларк уже шел полным ходом, когда я поклялась в верности. На самом деле, ты уже родилась.

- Так когда это было? - надавил Кеслер.

Джулин прикусила губу:

- Спустя несколько месяцев после того, как родились тройняшки.

- После тройняшек? - повторили Кеслер и Декс.

- Вы говорите о нас? - прокричала Бекс откуда-то из-за деревьев.

- Я делюсь историями о том, когда вы были младенцами. Хотите присоединиться к нам?

Ответ Джулин был прекрасен... не ложь, но все трое прокричали:

- НИ ЗА ЧТО!

Кеслер понизил голос, когда произнес:

- Ты была в Черном Лебеде одиннадцать лет?

- Ближе к десяти, - поправила Джулин. - Но, да, это уже значительное время. И не то, чтобы я это планировала. Я была в родильном доме, держала своих трех невинных, восхитительных младенцев и думала о том, как ужасно наш мир будет к ним относиться. Я уже видела, как это происходило. Мои врачи продолжали заканчивать каждое предложение «для тройняшек», будто у них автоматически были низкие ожидания. Младенцы здоровы «для тройняшек». Их разговорные навыки нормальны «для тройняшек». Их интеллект силен «для тройняшек». Это разбивало мне сердце, мне хотелось кричать, бить людей, собрать наши вещи и покинуть Потерянные Города.

Кеслер подошел к Джулин и обнял ее за плечи.

- Почему ты не сказала мне, что происходит?

- Потому что я не хотела, чтобы ты винил себя. Иногда ты ведешь себя так, будто разрушил мою жизнь, женившись на мне... и я ненавижу это. Я люблю тебя. Я никогда не жалела о своем решении ни на секунду. Но это также помогло мне понять, что наш мир глубоко заблуждается. Вот почему я была так благодарна, что нашла Снадобье.

- Снадобье тебя завербовала? - спросила Софи, переглядываясь с Фитцем.

Снадобье была врачом, которая приходила в Аллюветерре, чтобы спасти жизнь Фитцу после того, как он был ранен в Изгнании.

Джулин кивнула:

- Когда я покинула родильный дом, то попросила у Элвина список детских врачей, которые будут... менее предубежденными.

- Это значит, что Элвин знает, кто такая Снадобье? - спросила Биана.

- Знать и понимать - разные вещи, но я уверена, что Снадобье скоро покажет себя. Она не поклонница всяких уверток. На самом деле от меня она никогда не предпринимала попыток скрыть то, кто она. Когда она пришла в дом на первую проверку, то поинтересовалась, почему я не в родильном доме, и когда я ответила неопределенно, она тонко спросила, волновалась ли я, что Совет слеп на предрассудки нашего мира. После этого, каждый раз, когда она приходила для проверки, то не прекращала поднимать эту тему, пока я не признала черствости, которую люди говорили или делали. Несколько месяцев спустя она спросила меня: «Хотела бы ты изменить наш мир, а?» И когда я сказала «да», она спросила, будет ли мой ответ отличаться, если единственный способ изменить мир, включает нарушение правил. Я была удивлена, когда призналась, что это не будет иметь значения. Именно тогда она рассказала мне о Черном Лебеде и попросила, чтобы я присоединилась. Я поклялась в верности несколько недель спустя и начала как простой информационный канал. Но со временем, они стали больше мне доверять. В конечном итоге, когда Снадобье вышла из Коллектива, она предложила меня в качестве своей замены... и я приняла предложение.

- Снадобье была частью Коллектива? - спросил Фитц. - Почему она решила уйти?

Джулин посмотрела на Софи.

- Это произошло из-за моей аллергии, да? - предположила Софи.

Одно из воспоминаний, которое украл у нее Черный Лебедь (то, которое они еще не отдали), было про то время, когда Софи исполнилось девять лет, и она проснулась в больнице после серьезной аллергической реакции. Ее человеческие врачи не могли выяснить, что ее вызвало, но как только она переехала в Потерянные Города, то обнаружила, что аллергия была на лимбиум — эльфийское вещество. Таким образом, эльф, должно быть, дал ей что-то, что вызвало у нее реакцию. Но, кто, как и почему - все в тумане.

- Думаю, вы не собираетесь рассказать мне, что произошло? - спросила Софи.

- Думаю, сегодня мы раскопали достаточно тайн, - сказала Джулин. - И, если честно, Форкл и Снадобье никогда не рассказывали нам всю историю. Но это действительно снова заставило ее сосредоточиться на медицине. Таким образом, она назначила меня занять ее место в Коллективе, и к тому времени тройняшки уже ходили на свои ежедневные уроки, а Декс помогал в магазине, таким образом, у меня появилось несколько дополнительных часов, чтобы посвятить делу.

- И ты не могла рассказать мне тогда? - спросил Кеслер.

- Я думала об этом, но была напугана. Я не могла вынести мысль о том, что ты будешь ненавидеть меня.

- Я никогда не буду ненавидеть тебя, - пообещал Кеслер.

- Но ты все еще сердишься на меня.

- Ну, думаю, мне разрешено немного расстроиться, что моя жена лгала мне в течение десяти лет.

- Я не лгала, - настаивала Джулин. - Я была очень осторожна относительно этого. Если говорила, что шла куда-то, то действительно шла. Я просто... делала небольшой крюк. Это не идеально, знаю. Но я не хочу, чтобы ты думал, что мне нельзя доверять. Все в той жизни, что было между нами, реально.

- Да? - спросил Декс. - А что насчет того, когда Софи появилась в «Хлебни и Рыгни», и я рассказал тебе о встрече с ней? Ты, и правда, была удивлена.

- Я была удивлена! Я понятия не имела, что она будет жить с Грэйди и Эделайн. Последнее, что я слышала, предполагалось, что Софи будет жить с Олденом и Деллой. Но все менялось каждую секунду. Мы запланировали намного более длинный график времени, прежде чем привести Софи в наш мир. Но Невидимки зажгли белые огни, и мы должны были доставить ее в безопасное место. - Джулин повернулась к Софи. - Я не могу представить, насколько запутывающими были для тебя эти дни. И я так сожалею, что нам пришлось выкорчевать тебя таким образом. Но я всегда буду рада, что ты оказалась у моей сестры.

- Я тоже. - Глаза Софи горели от слов, и она решила проверить Импартер.

По-прежнему ничего.

- Ты собираешься рассказать родителям обо мне? - спросила Джулин.

- А вы бы не хотели?

- Думаю... лучше сделаю это сама. Уверена, у них будет предостаточно вопросов.

- Как и у меня, - влез Декс. - Потому что я вижу кучу всего, что не складывается. Например, что произошло, когда меня похитили? Почему ты посадила семечко в Уондерлинг Вудс, если знала, что Черный Лебедь ищет меня? Почему за нами пришел Форкл?

- Дни, после того как тебя похитили, были худшими в моей жизни, - прошептала Джулин. - Никто из нас не мог понять, что произошло, и для меня было слишком много противоречивых сообщений, чтобы чувствовать хоть какую-то надежду. У меня была семья, которая хотела, чтобы все закончилось... и мир, который ожидал, что я буду горевать определенным образом. Так что я пошла вместе со всеми на посадку. Я не знала, что еще делать. А Форкл пошел спасать вас, потому что его психические блокировки сильнее моих, и мы не были уверены, смог бы он противостоять вашим похитителям. Но если бы я знала, что он собирается оставить вас одних в Париже, я бы никогда не отпустила его одного. Когда он вернулся с пустыми руками, я ударила его так сильно, что отпечаток руки на щеке держался еще в течение трех дней.

Это был не тот момент, чтобы улыбаться... но Софи почувствовала, что ее губы все равно дергались.

- Все это... слишком для восприятия, - спокойно сказал Кеслер.

- Знаю, - сказала ему Джулин. - Поэтому Членам Совета не разрешено иметь семьи. И Черный Лебедь раньше следовал той же политике. Они изменили правило ради Тиергана... но он уже был членом Коллектива, когда усыновил Уайли. Настоящая причина, по которой они согласились назначить меня, была такой: они полагали, что наша семья могла справиться с этим. И мы сможем. Мне просто нужно, чтобы вы доверились мне.

- Сначала мне нужно кое-что узнать, - сказал Декс, не глядя ей в глаза. - Ты привела меня в Хевенфилд в тот первый день, потому что хотела, чтобы я шпионил за Софи? Как мама Кифа?

Джулин обняла его за его плечи.

- Клянусь, Декс. Я привела тебя, потому что ты попросил. Именно так. И честно, я не хотела этого делать. Я чувствовала, как мои миры сталкиваются. Но ты был так рад встрече с Софи, и я так ужасно хотела, чтобы у тебя был друг. Я не хотела, чтобы ты проводил еще один год, наедаясь на уроке алхимии.

- Ты ел на уроках алхимии? - спросила Биана.

Декс покраснел от стыда, когда кивнул.

Румянец Бианы выглядел еще более ярким, когда она прошептала:

- Прости. Тогда я была очень глупой.

- И я, - сказал Фитц.

Джулин печально улыбнулась.

- Все мы совершаем ошибки. Единственное, что мы можем сделать, попытаться двигаться дальше. Мы можем сделать это?

Она, казалось, задержала дыхание, когда Кеслер и Декс посмотрели друг на друга.

- Думаю, что можем, - решил Кеслер.

Декс кивнул.

Джулин притянула их, поцеловала Декса в щеку, прежде чем отпустить и поцеловать Кеслера.

- ФУУУУУУУУУУУ, - прокричали тройняшки, когда пронеслись из-за деревьев. - ВЫ НЕ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ЭТО ТАМ, ГДЕ МЫ МОЖЕМ ВАС УВИДЕТЬ.

- Идет, - сказал Кеслер, поцеловав Джулин, а потом зачерпнув горсть снега и бросив ее в детей.

- Ну, - сказала Джулин, когда тройняшки приняли ответные меры, кидая мокрые ледяные комья в головы. - Думаю, это сигнал убраться из района боевых действий.

Она взяла клетку с Игги у Софи и подхватила одну из сумок Бианы, прежде чем направилась в Римешир.

Фитц и Биана последовали за ней, но Софи заметила, что Декс отстал.

- Ты в порядке? - спросила она его.

Он пнул комок снега.

- А ты была бы?

- Я не знаю. Много к чему нужно привыкнуть. Но... я продолжаю думать о клятве, которую мы дали. Ты помнишь ее?

- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь моему миру, - спокойно сказал Декс. - Это не было таким необычным, как я ожидал.

- Я тоже. Но здорово, что мы все пытаемся сделать. Иногда мы что-то скрываем. И иногда это больно. И иногда взрослые посылают нас подальше вместо того, чтобы позволить нам бороться вместе с ними. Но... мы все просто пытаемся сделать все зависящее от нас, чтобы помочь людям.

Вздох Декса длился несколько секунд.

- Если поможет, мне все равно, зачем ты пришел в Хевенфилд в тот день, - добавила она. - Я просто рада, что ты пришел. Мне тоже был нужен друг. И я получила самого лучшего друга.

- БЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ... ВЫ, РЕБЯТА, СОБИРАЕТЕСЬ ЦЕЛОВАТЬСЯ? - прокричала Бекс.

- ИГНОРИРУЙТЕ ЕЕ, - прокричал Кеслер, хватая еще снега и запуская его в тройняшек. Они заверещали и побежали в лес с Кеслером, следующим за ними по пятам.

Декс был таким красным, практически фиолетовым.

- Братья и сестры - худшее, что может быть.

- Да уж, - согласилась Софи.

Она все еще скучала по человеческой сестре, с которой выросла, хотя они все время ругались. Но так и ведут себя сестры.

- Так или иначе, не волнуйся, - сказала она. - Знаю, она усложняет тебе жизнь. Это не потому...

- Да. - Декс нахмурился и открыл рот, будто хотел сказать что-то еще. Затем покачал головой и произнес другое. - Давай, зайдем внутрь. Я не чувствую пальцев ног.

Фитц и Биана ждали у двери, готовые поддержать. И удивительно, Декс, казалось, на самом деле радовался, что они были там. Они все вместе проделали длинный путь... с ними происходили сумасшедшие, невозможные, страшные, расстраивающие вещи.

Но они были друг у друга. И это было нечто особенное.


Глава 25

Дом Декса внутри был еще красивее, чем снаружи. Синий, серый и мерцающий, с завитками белого, будто океанские волны.

Кеслер был прав... кристаллический йети на лестничной площадке определенно должен был быть уничтожен. Резной неровный мех выглядел какими-то сумасшедшими, огромными иголками дикобраза. И все равно тройняшки пощадили его. Вместо этого они разрушили, вероятно, вазу со стеклянными шариками. Белый каменный пол был усыпан шарами из прозрачного стекла.

- Ступайте очень аккуратно, - предупредила Джулин.

Софи сделала приблизительно десять шагов, прежде чем поскользнулась на мраморе и задергалась, как анимационный персонаж, наступивший на банановую кожуру. Она бы понаставила себе кучу синяков, если бы Фитц не поймал ее.

- Может, мне понести тебя, - сказал он, когда Софи снова поскользнулась.

Его издевательская улыбка сделалась еще смешнее, когда через секунду он упал, приземлившись на зад с громким «Уфф!».

Биана смеялась так сильно, что тоже почти упала... но Декс успел поймать ее за плечи.

- Может, мне понести вас всех, - предложила Ловиз, с легкостью помогая всем подняться на ноги. - Хитрость заключается в том, что нужно скользить, таким образом, ни на чем не поскользнешься.

Она была права... хотя они все были похожи на самых нескоординированных конькобежцев в мире.

- Ты в порядке? - спросила Софи, когда заметила, что Фитц потирает копчик.

- Он в норме, - ответила Биана. - Я и сильнее сбивала его во время ежевичного марафона. И между прочим... он рассказал мне о желании, которое должен тебе. Если понадобятся идеи, как подвергнуть его пыткам, у меня много предложений.

- Видишь, Декс? - спросил Фитц. - Ты не единственный с надоедливыми родственниками.

- Меняюсь! - предложил Декс.

- Только если возьмешь и Альвара в придачу.

Имя убило все веселье, и Софи снова проверила Импартер.

- Думаешь, это плохой знак, что мы ничего не слышали? - прошептала она.

- Мы ушли всего час назад, - напомнила ей Биана.

- Хм... действительно? - спросила Софи. - Этот день будет длиться вечно.

- Знаю. - Биана крутанула кольцо (тревожную кнопку) на пальце. - Думаю, нам нужно чем-то заняться, иначе сойдем с ума.

Они добрались до главной комнаты, где шикарный серый ковер стильно смотрелся на мраморном полу, а прозрачный потолок впускал теплые лучи солнечного света. Пять кривых лестниц вели в башни. И вся серо-синяя мебель была расположена вокруг гигантского стеклянного колпака, защищающего растения в центре. Серебряный огонь мерцал синими искрами под куполом и потрескивал. Софи видела много типов огня, с тех пор как переехала в Потерянные Города, но она никогда не видела ничего настолько красивого.

- Ты в порядке? - спросил ее Фитц. - Знаю, тебе не нравится находиться рядом с огнем.

- Да, - согласилась Софи. - Но почему-то этот не тревожит меня.

- Вероятно, потому что это голограмма. - Джулин щелкнула пальцами, и пылающий огонь превратился в черное ночное небо с мерцающими звездами. - Это одно из изобретений Декса.

- Это удивительно, - сказала Биана, щелкая пальцами и создавая закат. - Серьезно, ты сделал это?

Декс пожал плечами:

- Это было не трудно. Все, что я сделал, это скрутил эмулятор огня.

Биана покачала головой:

- Ты себя недооцениваешь.

- У Софи тоже плохо с комплиментами, - сказал Фитц. - Смотрите, какие они красные.

- Это восхитительно, не так ли? - спросила Биана.

Софи вздохнула:

- Кто пригласил Васкеров?

- Это была ты, - сказал Декс. - Но, по крайней мере, нам есть кого разыгрывать. Как только они заснут...

- Заснут? - перебила Биана. - Только отстойники спят на пижамных вечеринках. Кроме того, все мы знаем, что Софи будет связываться с Кифом. О, подождите-ка... ты же не думаешь, что он пойдет в Хевенфилд, да?

- Я... не знаю, дадут ли они ему выбор, - пробормотала Софи. - Но Киф никогда не навредит нашим семьям.

- Что будет, если они скажут ему, что он должен? - спросил Фитц.

- Будем надеяться, что у него есть план, как выпутаться из этого, - сказала Софи. - Как тогда с бусинкой, которая спасла меня.

- А если нет? - надавил Фитц.

У Софи не было ответа.

- Пошли, - сказала Джулин, нарушая удушающую тишину. - Соляриум там.

Она привела их в дальний конец дома, в комнату в виде гигантского стеклянного пузыря, там чувствовалось, будто они стояли в круглом аквариуме в натуральную величину. Тонкий ряд растений выстроился вдоль стен, и Софи заметила, что их изумрудно-зеленые листья мерцали тонким слоем инея. Остальная часть комнаты была, главным образом, пуста... всего несколько фигурностриженных кустов стояли то тут, то там. В комнате лежали четыре свернутых спальных мешка.

Реальным центром был вид: огромный сад, наполненный цветущими виноградными лозами, мерцающими серебряными фонтанами и большим количеством ледяных скульптур, таких Софи никогда не видела... соединение весны и зимы, которую мог создать только Замораживатель.

Шерстистый мамонт был вырезан в масштабе, и почему-то его ледяной мех выглядел мягким и шелковистым. А от взгляда саблезубого тигра Софи зазнобило.

- Они удивительны, - прошептала Биана.

Джулин покраснела от похвалы.

- Спасибо. Наши жизни слишком хаотичны для домашних животных, таким образом, это мой компромисс с тройняшками. Каждую неделю они решают, какое животное мне вырезать. И, кстати, говоря о домашних животных, твой имп сможет поселиться в ванной? Мы можем устроить своего рода коробку, если ты не захочешь, чтобы он был в холоде.

- Или мы могли сделать ему более пушистую шубку! - влезла Биана. - Также можно изменить его цвет! Декс, у тебя есть какие-нибудь эликсиры? Думаю, фиолетовый на этот раз... или, возможно, зеленый.

- Я посмотрю в комнате, - сказал он ей.

Биана захлопала в ладоши.

- Ура! Сначала макияж на ночь!

- Ты имеешь в виду единственный макияж, - исправил Фитц.

- Эй, да ладно... ты и Киф разрешали мне красить вас раньше! - пожаловалась Биана.

- Серьезно? - спросила Софи. - Эту историю я хочу услышать.

Декс фыркнул:

- Я тоже.

- Разве мы не должны проверять отчеты Альвара? - спросила Фитц.

Биана махнула на свой ранец.

- Не могу представить, чтобы это заняло всю ночь.

- Может, - предупредил Декс. - Там много свитков. Мне понадобится помощь, чтобы принести их.

Фитц вызвался добровольцем, и Биана надулась, когда мальчики направились к лестнице.

Джулин вручила Биане ее вторую сумку и дала клетку с Игги Софи.

- Для справки, надеюсь, вы, ребята, немного повеселитесь сегодня вечером. Знаю, ты волнуешься по поводу родителей, и как сильно вы все работаете, пытаясь решить все. Но я говорю за всех нас, мы хотим, чтобы вам нравилось быть нормальными подростками.

- Но мы не нормальные подростки, - напомнила ей Софи. - Я, по крайней мере.

Джулин взяла ее за руку.

- Да, ты - необычная девочка. Даже после всего через что ты прошла. Даже с учетом всего того, что ждет тебя впереди. Ты все еще четырнадцатилетняя девочка, которая имеет право расслабляться и весело проводить время со своими друзьями.

- Так, вы говорите, - произнесла Биана, - что разрешаете мне накрасить Декса?

Джулин рассмеялась:

- Я оставлю это на усмотрение Декса.

Она подмигнула и оставила их одних, и ребята стали раскладывать спальные мешки, это оказалось гораздо сложнее, чем должно было быть. Все чувствовали себя очень неловко, устраиваясь рядком. Но в круглую комнату невозможно было пройти под разными углами. В конце концов, они устроились буквой «Х». Таким образом, их головы будут достаточно близко, чтобы разговаривать друг с другом, но у каждого будет пространство.

- Киф будет дуться, когда узнает, что пропустил такое, - сказала Биана, претендуя на ближайший ко входу спальный мешок. - Мы могли бы подвинуться и устроить его мешок прямо здесь.

Софи старалась не замечать, что композиция выглядела похожей на фигуру звезды.

- Знаешь, что мне ненавистно? - сказала она, ставя свой рюкзак слева от спального мешка Бианы. - Если Невидимки действительно нападут сегодня, а Хевенфилд все равно останется в безопасности, они, наверное, поймут, что Киф предупредил нас. Мы старались сделать это похожим на простое обеспечение моей безопасности, но меня там нет.

- Верно, но ты же не всегда сидишь дома, - напомнила ей Биана. - А Киф быстро соображает.

- Также он хороший лжец, - пробормотала Софи.

Но слова немного значили для Невидимок.

Если бы они стали подозревать, то Кифу пришлось бы сделать что-то, чтобы снова проявить себя. И это должно быть нечто большее, чем то, что он уже сделал в Ложносвете...

- А знаешь, что ненавистно мне? - спросила Биана, потянув завязку на боку своего спального мешка и делая его пухлым, как подушка.

Софи скопировала ее и, когда села, у нее сложилось ощущение, что она погружается в гигантский зефир.

- Я очень не хочу гадать, сколько раз я должна была понять, что делал мой брат, - прошептала Биана.

- Вот почему Эделайн сказала мне, что оценка прошедших событий - опасная игра, - напомнила ей Софи.

- Знаю. Но это чувствуется настолько очевидным. Я помню, после того как разум папы сломался, Альвар решил остаться на ночь в Эверглене, потому что у мамы был супертяжелый день. И я не могла спать, таким образом, я встала, чтобы побродить по залам. Я слышала его в офисе папы, он говорил с кем-то по Импартеру... но я подумала, что он пытался помочь закончить один из папиных проектов.

- Ты помнишь что-нибудь, что он сказал?

- Кусочки. Я должна была уделять больше внимания. Я слышала, как он сказал что-то об изменении сроков. И он спросил об испытуемых. Я также помню, как он пару раз использовал слово «критерий». Но не знаю, что это значит.

Софи вытащила Эллу из рюкзака и прижалась щекой к мягкому животу слона.

- Знаешь, по каким денькам я скучаю? Когда я впервые оказалась в Затерянных Городах (и Черный Лебедь вытащил мою жизнь из тени), я знала, что я на правильном пути, потому что слушала, и это вызывало новые воспоминания. Теперь кажется, что все, что мы изучаем, даже Черный Лебедь не знает.

- Думаешь, они готовят нас не к тому? - спросила Биана.

- Хм... теперь да!

Именно тогда, Софи подумала, что достигла максимального уровня беспокойства.

Какую роль она должна была играть, если все было в корне неверно?

Мог ли Проект Мунларк... провалиться?


Глава 26

- Ой-ой, что-то случилось? - спросил Фитц, когда ввалился в соляриум с черной коробкой, которая, казалось, весила столько же, сколько и он. - Вы все еще ничего не слышали от Грэйди и Эделайн, верно?

Софи перепроверила Импартер.

- Нет. Все еще ничего.

Фитц шваркнул коробку в центр, взял пустой спальный мешок и положил его ближе к Софи.

- Тогда почему ты выглядишь так, будто хочешь начать выдергивать ресницы?

Софи вздохнула:

- Биана рассказала мне о разговоре, который она подслушала у Альвара. Я пытаюсь выяснить, что это могло означать.

- О каком разговоре? - спросил Декс, когда положил такую же огромную коробку рядом с той, что принес Фитц.

Биана повторила историю, пока Декс усаживался на единственный пустой спальный мешок между двумя Васкерами.

- Так... ты беспокоишься, что Проект Мунларк, считай, накрылся? - предположил Фитц.

Софи не могла смотреть на него, когда кивнула.

- Ладно, но даже если это так, - сказал Фитц, - разве ты не ненавидела ощущать себя марионеткой?

- Да, но намного страшнее думать, что нет никакой поддержки, - пробормотала Софи. - Мне не нравится ощущение, что мной управляют, но мне действительно нравилось думать, что у хороших парней есть план.

- Не знаю, как было бы странно, если бы Черный Лебедь знал, что все эти ужасные вещи должны были произойти, и не сделал ничего, чтобы остановить их? - спросил Фитц.

- И просто потому что часть их планов изменилась, не означает, что все поменялось, - добавила Биана. - У тебя все еще есть сумасшедшие сильные способности. И у тебя есть мы. У нас есть это!

- Думаю, да, - сказала Софи. - Мне просто жаль, что у нас нет даже мысли, что планируют Невидимки, или что такое на самом деле Инициатива Путеводной Звезды. Я имею в виду, почему твой брат говорил об «испытуемых» и «критериях»? Это похоже на какой-то эксперимент.

Декс вздохнул:

- Ладно... это прозвучит сумасшедше... но послушайте меня. Что, если Инициатива Путеводной Звезды - версия Невидимок Проекта Мунларк?

- Я не уверена, что знаю, что это означает, - сказала ему Биана.

- И я, - сказал Фитц. - И, пожалуйста, скажите мне, что вы на самом деле не думаете, что они пытаются создать другую версию Софи.

- А почему нет? - спросил Декс. - Они знали, что она существует. Разве вы не думаете, что они попытались бы сделать что-то, чтобы противостоять ей?

- Они и делали, - поспорил Фитц. - Они пытали найти ее. И схватить ее. И теперь они пытаются управлять ею.

- Возможно, - сказал Декс. - Но они могли делать все это и пытаться воссоздать ее.

- Может, вы перестанете говорить обо мне так, будто я - монстр Доктора Франкенштейна? - пробормотала Софи.

- Это что-то человеческое? - спросила Биана.

- Да, это большой страшный парень с болтами в шее, который был создан из мертвых кусков, - сказал Фитц. - Я помню, как видел его один раз, когда был в Запретных Городах. Думаю, это был фильм?

- И книга, - пробормотала Софи.

- Прости, - сказал Декс. - Я не это имел в виду. Но... это бы объяснило, что Альвар подразумевал под «подопытными». Я также слышал, что слово «критерий» использует, говоря о ДНК, генетике и прочем.

Софи обняла Эллу, так сильно, что вся набивка оказалась у слона в голове.

- Эй, - сказала Биана, поглаживая Софи по плечу. - Даже если он прав, это не меняет ничего в тебе... или Кифе.

- Я не думаю, что он прав, - сказал Фитц. - Мама Кифа помогла создать Инициативу Путеводной Звезды, и она определенно не была ученым. И даже не пытайся убедить меня, что Киф - их версия Софи. Он старше ее. И не был воспитан людьми. И у него только есть одна способность. И он не такой потрясающий.

Он усмехнулся Софи, но та была слишком занята паникой, чтобы улыбнуться в ответ.

- У него фотографическая память, - сказала Биана, это не помогло. - И его эмпатия сильнее, чем у других. Думаете, что его мама могла скрутить его гены после того, как он родился?

- Думаю, об этом можно спросить Форкла, - сказал Декс.

- И он скажет нам, что мы смешны, - заверил его Фитц.

- Возможно. Но они действительно наверняка связаны с воспоминаниями Кифа, - поспорил Декс. - Таким образом, возможно, все, что они делали, было тайнами в его голове, как Черный Лебедь сделал с Софи. Вы должны признать, что это, по крайней мере, возможно.

Софи не собиралась ничего признавать.

Это было слишком странно.

Слишком неправильно.

И все же... нет.

Просто нет.

Она пыталась похоронить теорию глубоко внутри... запереть ее со всеми другими Вещами, о которых Она не Хотела Думать.

Но идея уже глубоко запустила свои когти.

Это подняло большой, более страшный вопрос, который стал вертеться на автоповторе в ее голове.

Если Декс был прав, и Инициатива Пулеводной Звезды была версией Невидимок Проекта Мунларк... это означало, что Киф предназначался быть ее Главным Противником?


Глава 27

- Ты была создана быть героем, - пробормотала Софи. - Я был воспитан быть... чем-то еще.

- Что? - спросили Фитц, Биана и Декс одновременно.

- Это то, что сказал мне Киф. На Озере Крови. Когда сбежал с Невидимками. Думаете, он имел в виду..?

Она не могла закончить вопрос.

- Эй, - сказал Фитц, придвигаясь к ее спальному мешку. - Я не думаю, что это означает то, что ты думаешь. Брант и Финтан были там... и Кифу нужно было убедить их, что он на самом деле присоединился к ним. Он должен был выглядеть парнем, который пытается объяснить своему другу, почему он предал ее... и помни, я говорю это как человек, который по-прежнему имеет проблемы с доверием Кифу.

- Наверное, - тихо сказала Софи. - Но ты думаешь, что это доказывает твою теорию, не так ли, Декс?

- Не знаю, - сказал Декс. - Думаю... это возможно, но это просто предположение.

- Точно, - влезла Биана. - Все, что мы действительно знаем, мы ничего не знаем.

Так или иначе, это была самая удручающая мысль.

Софи шлепнулась на спину, потирая узел под ребрами и пытаясь связать все сложные вещи, которые она чувствовала, в него. Она смотрела на звездный потолок из гнутого стекла, жалея, что не могла протянуть свое сознание к Кифу и побить его вопросами. Но это было все еще начало дня... слишком рано для их сеанса связи. И она, вероятно, не хотела знать, что он делал.

- Ладно, - сказал Фитц. - Думаю, пока сменить тему, прежде чем мозг Софи взорвется.

- Он прав, - согласилась Биана. - Возможно, если мы выясним, куда ускользал Альвар, это поможет нам понять, что на самом деле означал тот разговор.

Декс быстро подвинулся к коробкам и открыл крышки, показывая столько плотно замотанных свитков, что Софи задумалась, осталась ли в мире еще бумага.

- Я говорил, что это будет скучно, - напомнил им Декс, когда Биана развернула свиток и открыла рот от тысячи крошечных черных чисел, напечатанных на нем. - Эта часть, которую вы, вероятно, сможете прочитать, - он указал на самую узкую колонку в левой стороне свитка, - это дата, время (часы, минуты, секунды). Но остальное - код. Часть его, очевидно, была изменена, я пытался выяснить какая именно, но до сих пор не смог найти образец.

- Ты проверил те дни, когда вас похитили? - спросила Биана. - Это единственный раз, когда мы знаем, где место нахождение Альвара не соответствовало записям... и мы точно знаем, где он был.

- Нет, - признался он. - Тройняшки попали в мою комнату и нашли коробки, и... просто скажу, в настоящее время в ответ я варю совершенно особый эликсир.

Фитц вздохнул:

- Значит, они лежат в произвольном порядке? Это займет вечность.

- Возможно, нет, - сказала Биана. - Нас теперь четверо. Итак, Фитц и Софи... вы работаете над приведением свитков в порядок, пока мы с Дексом сосредотачиваемся на попытке найти даты похищения. И как только мы найдем, Декс переключится на проверку технического кода, чтобы посмотреть, сможет ли он обнаружить образец, который нам нужен.

- Думаешь, они меняли код Альвара одинаково каждый раз, - напомнил Декс ей.

- Я знаю... но, если это не так, что будешь делать? - спросила она. - Если бы ты знал, что что-то работает, разве ты не продолжил бы?

- Вероятно.

- Тогда хорошо, - сказала Биана. - У нас есть план!

Так и они и сделали.

Но процесс был мееееееедленным. Прошли часы, прежде чем Биана нашла свиток с той датой, которая была им нужна.

- Думаю, что для сравнения мне понадобятся, по крайней мере, три свитка, - предупредил Декс, прищурившись, глядя на цифры.

Несколько часов спустя, Софи нашла свиток номер два.

- Значит, нам нужен еще один, верно? - спросила Биана.

- Если я смогу найти шаблон, - сказал Декс. - И если этот шаблон фактически был применен к другим дням, когда он ускользал. И если мне удастся выяснить, что эта картина означает.

- Слишком много «если», - заметил Фитц.

- Так и есть, - согласилась Биана. - Но Декс нашел секретную информацию о чуме, копаясь в вековой базе данных. Уверена, что мы сможем найти то, что ищем в нескольких пачках свитков.

Когда она это произнесла, это прозвучало не так уж архисложно. Но они до сих пор не нашли третий свиток к тому времени, когда Джулин принесла им ужин... что-то синее, похожее на картошку фри, а на вкус как начос с сыром.

- Все еще ничего? - спросила Джулин. - Думаю, никаких известий из Хевенфилда тоже нет?

Софи покачала головой:

- Я проверяла Импартер пару минут назад. Это сводит меня с ума.

- Твой Импартер работает, верно? - спросила Биана. - Разве у тебя не было с ним проблем?

- Я думала, что проблема была с Импартером Декса. - сказала Софи.

Декс вытащил серебряное устройство из кармана.

- Я запустил каждый тест, который мог придумать, и они все прошли нормально. Попытайся снова набрать меня?

Софи поднесла Импартер ко рту и произнесла:

- Покажи мне Декса Дизнея.

Импартер Декса молчал.

- Это не имеет смысла, - сказал Декс. - Фитц... можешь набрать меня?

Фитц сделал, и на экране Декса немедленно появилось лицо Фитца.

- Хм. Возможно, у твоего ослаблен провод, - сказал Декс. - Дай мне секунду.

Он сбегал наверх за инструментами, и Софи уставилась на свое привередливое устройство.

- Думаете, я должна проверить семью с твоего Импартера? - спросила она Фитца. - Что если они пытались связаться со мной?

- Мои родители тоже там, - напомнил ей Фитц, - и они не попытались связаться со мной.

Декс промчался в комнату с комплектом самых крошечных отверток в мире. За пару минут он разобрал Импартер, и сотни тонких, как бумага, механизмов рассеялись по его спальному мешку.

- Видишь что-нибудь странное? - спросила Софи, когда он взял особенно крошечный механизм.

Декс покачал головой:

- Все было точно там, где должно быть. Я просто не...

Он замолчал и наклонился ближе, прищурено глядя на один из винтиков.

- Это жир? - спросила Биана, заглядывая через плечо.

Декс ничего не сказал, когда вытащил подвеску-монокль из-под туники и использовал увеличительное стекло, чтобы рассмотреть черное пятнышко.

- Ничего себе, - прошептал он... потом закрыл рот.

- Что это? - спросили Фитц, Биана, Софи и Джулин одновременно.

- Думаю... немного грязи попало в механизм и забило его, - сказал он. - Кто-то может дать мне ручку и бумагу, чтобы я смог записать, какой винтик нужно заменить?

Джулин вытащила карандаш из волос, а Биана перевернула один из свитков.

- Значит, это обычный сбой? - спросила Софи.

- Вероятно.

Но записи Декса показали совсем другую историю.

Его левая рука дрожала, когда он поднес ее к губам и сделал знак «Тихо», прежде чем показал им, что написал:

«Кто-то может подслушивать».


Глава 28

- Хорошие новости, твой Импартер все еще работает, - сказал Декс, добавляя еще одну строчку к своей записи.

«Мы должны вести себя нормально».

- Как только я снова соберу его, он должен будет связываться со всеми, кроме моего Импартера, - добавил он. - Я забыл, что добавил протокол безопасности, блокирующий его связь с любой неправильной технологией.

Он снова что-то написал.

«Мы можем говорить телепатически?»

Джулин выхватила записку и добавила:

«ВСЕ мы!»

Ловиз выхватила свиток и написала:

«Я тоже жду информации».

Софи кивнула и повернулась к Фитцу, который предложил ей свою руку. Их кольца на больших пальцах соединились, когда умственная энергия поднялась между ними, и они открыли свои умы Дексу, Биане и Джулин.

Хорошо, передала Софи, в то время как их умственные голоса затопили ее мысли. Думаю, мы делаем то, что делает Член Совета Эмери, когда общается с другими Членами Совета... и ничего себе, это так ГРОМКО.

Да это так, сказал Фитц, потирая виски.

Софи пыталась понять вопросы, которые выкрикивали ей, но их было слишком много, и они были слишком быстрыми.

Хорошо, так вот как это должно работать, сказал Фитц. Софи и я можем слышать всех вас, но вы не можете услышать друг друга. Таким образом, вы должны говорить по очереди, а затем мы будем передавать то, что вы сказали остальным, таким образом, все смогут общаться.

Сначала Декс, сказала Софи. Что ты имеешь в виду под тем, кто-то может слушать? И почему мы не разбили тот механизм, чтобы остановить их?

Потому что, если они не узнают, что мы нашли жучок, то не разрушат свой конец сигнала. И это может дать мне шанс проследить сигнал до источника. Но сначала я должен был повторно собрать Импартер.

Его руки уже были заняты, собирая все крошечные винтики обратно.

Фитц передал информацию другим (даже кратко записал небольшую фразу для Ловиз) и передал вопрос Бианы: Кто еще это может быть помимо Невидимок?

Это мог быть Совет, сказал ей Фитц. Мистер Форкл сказал, что они пристально следят за нами.

Они могут слышать все, что мы говорим? спросила Софи. Или только когда Импартер используют?

Я еще не могу сказать, ответил Декс. Вот почему, на всякий случай, я не хочу, чтобы мы говорили вслух.

Но разве они не станут подозревать с учетом всей этой тишины? спросил Фитц. Тем более, что они услышали, что мы разобрали Импартер?

Это на самом деле хороший вопрос, признался Декс.

Мне нужно, чтобы вы снова начали разговаривать, передал Фитц Джулин и Биане.

Биана зашелестела свитками.

- Думаю, что нужен перерыв, ребята. Все эти числа превращаются в большое черное пятно.

Мне нужно передать информацию остальной части Коллектива, подумала Джулин:

- Я сделаю вам кружки крема с корицей. В холодную ночь у меня это самое любимое лакомство.

- Ооо, звучит потрясающе! - Биана пустилась в длинные объяснения, что это на вкус и стала чавкать. Но Софи сосредоточилась на Дексе.

Как ты думаешь, сколько времени они слушали? спросила она.

Предполагаю, не так давно. У меня давно стоял протокол безопасности на Импартере, и он никогда не блокировал тебя. Вот почему поначалу я об этом не подумал. Но теперь это имеет смысл. Мой Импартер блокирует любые небезопасные сигналы.

Значит, кто-то, должно быть, влез в твой, сказал Фитц Софи.

Но когда? Он всегда со мной. Или находится в моей комнате, и если бы кто-то был там, Сандор узнал бы... или нет?

Разве Брант раньше не дурачил чувства Сандора? подумал Декс. Использовал пепел или что-то в этом роде?

Но разве он бы не оставил следы на цветочном ковре? спросила Софи.

Если только не левитировал, сказал Фитц.

Она ненавидела, что он был прав... ненавидела еще больше, что это могло значить.

Импартер был со мной в тот день, когда Киф пришел в Ложносвет, передала она. Если он передавал, это означает, что Невидимки могут знать о том, что Киф их предал.

В ее разуме вспыхнуло видение Кифа, уносимого в тюрьму огров, избитого и молящего о милосердии как его мать.

Эй, сказал Фитц, сжав ее руку. Попытайся не думать об этом, пока мы не узнаем, с чем имеем дело, хорошо?

Я близок к отслеживанию сигнала, сказал им Декс. Но думаю, что снова стало слишком тихо.

Фитц сказал Биане снова начать говорить, и она задумала, чтобы сказать.

Погодите... я знаю! подумала она.

- Время макияжа! Кто хочет пойти первым?

- Думаю, это должен быть Декс, - сказала ей Софи.

Мм, я немного здесь занят, поспорил Декс.

Знаю... но если они будут думать, что ты переодеваешься, они будут меньше подозревать, что ты возишься с Импартером.

Декс вздохнул:

- Отлично... но никакой косметики!

- Ха, - сказала ему Биана. - Я только хочу исправить твои волосы.

- А что не так с моими волосами?

- Давай я тебе кое-что покажу. - Биана порылась в одной из сумок с вещами и вытащила розовый блестящий мешок, наполненный флакончиками с различными цветными гелями. Она выбрала желтоватое варево и отвинтила крышку.

- Хорошо бы, чтобы там не было мочи, - сказал ей Декс.

- Не будь смешным. И не будь младенцем.

Фитц заржал:

- Теперь ты видишь, как я живу.

Как дела? передала Софи Дексу.

Хорошо. Я просто настраиваю несколько псевдонимов, чтобы оградить мои поисковые сигналы и...

- А! Что ты делаешь? - прокричал он.

Биана села ближе и провела пальцами по его волосам.

- Расслабься... я просто делаю, чтобы твои волосы не прилипли ко лбу. Замри. - Она обмакнула пальцы в желтую дрянь и снова потянулась к нему.

Софи никогда не видела Декса таким красным.

- Этот стиль привлечет больше внимания к твоим глазам, - сказала Биана. - И золотые пятна в геле придадут светлые оттенки волосам.

Она вручила ему зеркало, которое тоже достала из сумки.

- Видишь? Это потрясающе, верно?

Улыбка Декса была такой огромной, что у него чуть губы не треснули.

Софи передвинулась, чтобы получше рассмотреть.

- Ничего себе. Это... вау.

Кто знал, что новая прическа могла иметь такое значение? Не то, чтобы Декс не был прежде милым... в конце концов, он был эльфом. Но что-то в нем чувствовалось юным.

Не больше.

Разве мы не должны разбираться с тем, кто может подслушивать нас прямо сейчас? передал Фитц. Или вы пытаетесь заболтать их до смерти всеми этими разговорами о волосах?

Биана ухмыльнулась:

- Думаю, Фитц должен быть следующим. Его стиль в последнее время стал немного горшковым.

- Это не так! - сказал Фитц, но Софи заметила, что он потянулся и немного взъерошил волосы.

Ладно, подумал Декс. Я готов отследить сигнал... мы должны убедиться, что продолжаем говорить.

Вслух он добавил:

- Если Фитц уж такой младенчик, как насчет того, чтобы придать Игги новый вид?

Биана радостно завизжала, когда он вручил ей пузырек, наполненный мутной жидкостью, и она рванула к клетке Игги, размахивая эликсиром около его пушистых губ. Игги фыркнул, молочная сыворотка была опустошена за один гигантский глоток. Он едва закончил облизывать губы, когда чихнул, и его мех исчез, превратившись в шар синего пуха с открытыми кончиками ушей, лап, крыльев и носа.

- Разве он не должен изменить цвет? - спросила Софи.

- Дай ему секундочку, - сказал Декс, и, конечно же, мех Игги замерцал и стал ярко-фиолетовым.

- Юху, именно тогда, когда я не могла представить, что он может быть еще более восхитительным, - проворковала Биана.

Игги подпрыгнул вверх-вниз и замахал пушистыми крыльями.

- Кто готов к крему с корицей? - спросила Джулин, входя в комнату с подносом, на котором дымились четыре чашки. Она застыла на полшаге, когда разглядела волосы Декса.

- Нравится? - спросила Биана.

У Джулин немного затуманились глаза.

- Э, почему родители настолько смущают? - пробормотал Декс.

- Такая у нас работа. - Джулин вручила всем кружки с кремом с корицей... на вкус это было похоже на расплавленные сникердудлс2.

Что сказал Коллектив? спросила ее Софи.

Я смогла связаться только с Призраком. Он ищет других, пока мы разговариваем.

Думаете...

Вопрос Софи прервался белым светом ее Импартера.

Декс нахмурился и пару раз постучал по экрану.

Что-то не так? спросила Софи.

Не обязательно. Похоже, у меня есть хорошие новости, плохие и странные. Хорошие новости: я вполне уверен, нас никто не слушает прямо сейчас. Сигнал, кажется, никуда не идет... а это плохие новости. Я не могу отследить, куда он ведет. Приемник, или выключен или уничтожен.

А в чем состоят странные новости? спросил Фитц.

Декс вручил устройство Софи.

Это не твой Импартер.


Глава 29

Что ты имеешь в виду под тем, что это не мой Импартер? спросила Софи. Я принесла его из дома.

Знаю, сказал ей Декс. Но я просто проверил журнал операций. И если ты не набирала себя тонну раз (в чем я сомневаюсь) это должен быть чужой. Кто-то, кто также общался с Фитцем и несколько раз набирал Лорду Кассиусу.

Софи широко распахнула глаза.

Это Импартер Кифа?

Декс кивнул.

Откуда у тебя Импартер Кифа? спросил Фитц. Он подсунул его тебе в тот день в Ложносвете?

Разве тогда у меня не было бы двух? спросила Софи.

Если только он не забрал твой, сказал Фитц. Возможно, когда он накрыл тебя плащом?

Софи переиграла момент, но все, что она помнила, это руки Кифа около ее плеч.

Думаю, это возможно, признала она. Но я не вижу, зачем ему делать это. И не думаю, что он мог бы скрыть это от меня во время наших мысленных проверок. Я вижу достаточно его мимолетных мыслей, чтобы знать, о чем он думает, о чем волнуется.

Тогда как ты могла получить его Импартер? спросил Декс.

Понятия не имею. Хотя, подождите. Гризель нашла Импартер в столе Кифа, когда мы обыскивали его комнату, и я дала ей свой для сравнения. Она могла случайно их перепутать, прежде чем отдать его.

Думаю, это имеет смысл, сказал Фитц. И ты знаешь что? Могу поспорить, что именно по этому Импартеру, Невидимки узнали о нашей засаде на Горе Эверест. Мама Кифа, вероятно, настроила его так, чтобы слушать разговоры Кифа, и слышала, как мы устраиваем ловушку.

Софи поежилась. Будто сокрытие трекера в его фамильном гербе-булавке было не достаточно отвратительно.

ЭЙ, НАРОД... НЕ ЗАБЫЛИ ОБО МНЕ? подумала Биана, размахивая руками и привлекая внимание. Я хочу знать, что происходит!

Фитц объяснил ей открытие, потом передал его Джулин и Ловиз.

Это означает, что для нас безопасно говорить вслух? спросила Биана.

Декс прищурился на Импартер.

Думаю, мы все еще должны быть осторожными... или вы хотите, чтобы я его снова разобрал.

Я очень не хочу делать это, сказала Джулин после того, как Софи передала информацию. Каждый раз, когда мы вмешиваемся в него, мы рискуем разрушить то, что они сделали, и мы все еще можем узнать что-нибудь из него.

Думаю, это значит, что мы еще поговорим о макияже, передала Софи, когда Джулин ушла, чтобы проверить наладился ли контакт с остальными членами Коллектива.

- Мы можем поиграть в «правда и вызов», - предложила Биана с дьявольской улыбкой.

- Ни за что... в прошлый раз это было странно, - сказал ей Фитц.

Биана отбросила волосы.

- Я не знаю, о чем ты говоришь.

- Нет, знаешь... также как знала, что ты сделаешь, когда повернешь голову в последнюю секунду.

Софи собиралась уточнить детали, когда вспомнила признание Кифа, что он однажды поцеловал Биану на спор. Он описал его как «в основном в щеку».

- Как насчет того, чтобы снова поработать над свитками? - сказала она, решив, что игры были слишком рискованными. «Правда или вызов» определенно, и она могла вспомнить только еще одну игру - игру в бутылочку - а это была очень плохая идея.

Биана надулась:

- Думаю, это умные вещи.

И так проходили часы, заполненные большим количеством мелких черных цифр на бесконечных свитках. Они прерывались только для быстрой проверки их по-прежнему молчаливого Импартера.

- Я принесла добавку, - сказала Джулин, внося новый поднос с кружками в соляриум. И я, наконец, получила известие от мистера Форкла. Он был в Хевенфилде.

БЫЛ? одновременно передали Софи и Фитц.

Что-нибудь произошло? просила Софи.

Нет... там тихо. И уже полночь, технически день закончился.

Вы действительно думаете, что Невидимок волнуют технические особенности? спросила Софи.

Я не знаю, что волнует Невидимок, призналась Джулин. Все, что я знаю в настоящий момент, все в безопасности, и я этому рада. Они всю ночь они будут начеку. Но мы все настроены осторожно оптимистично, что угроза миновала. И мистер Форкл согласился, что мы должны продолжать избегать важных разговоров рядом с Импартером, пока он не сможет забрать его утром. Итак, почему бы вам четверым не отдохнуть?

- Мы так близко, - сказала Биана, после того, как Софи передала сообщение. - Мы можем закончить.

Так они и сделали. Декс хмурился на последний свиток.

- Я не знаю, кто их Технопат... но он хорош. Я не могу понять смысл этих цифр.

Ты говоришь это для Импартера? спросил его Фитц.

Хотелось бы. Я нашел код, который был спрятан в отчетах Альвара с того момента, как нас похитили.

Он нацарапал код на обратной стороне ближайшего свитка:

0-11-<<-1-1-1-0*

Софи изучила его под разными углами.

Ну, да, это не имеет никакого смысла.

Так и есть, согласился Декс. Самый базовый цифровой код (вроде он элементарный, даже люди его используют), он состоит из нолей и единиц. Но я понятия не имею, что означают те символы, и как они работают.

Ну... думаю, что звездочка - это Путеводная Звезда, верно? спросил Фитц.

Может быть. Но в некоторых нормальных кодах используются звездочки. Плюс, звездочка иногда ссылается на другие коды, которые я нашел в записях Альвара. Такой код, я уверен, идет еще со дня, когда Софи увидела мальчика, который исчез.

*0-1->-1->-111-0

И я нашел его в те дни, когда разум Олдена был сломан:

*0->-111->>>-1-0

0-<<-1-1-11-<-0*

Думаю, что последовательности отличаются, потому что каждая подчеркивает различное место, куда ходил Альвар, сказал Декс. Но неважно сколько времени я смотрю на него, я все еще не понимаю, как прочитать числа и символы, и АРРРРРРРРРРРРРГХ!

Он издал тот же самый звук вслух и рухнул спиной на спальный мешок.

Биана откинула назад, Софи и Фитц сделали тоже самое.

Это все равно прогресс, передала Софи. Помните, так всегда бывает. Всегда идет кусочек за кусочком, и возникает такое чувство, что мы никогда не поймем это... а затем мы находим еще подсказку, и все складывается.

Я просто хочу, что мы могли перейти к объединению, а вы? спросил Фитц, когда зевнул.

Биана тоже зевнула:

- Не могу поверить, что говорю это, но я истощена. Таким образом, предлагаю перемирие, никаких розыгрышей, мы все просто спим. Это доказательство, что я становлюсь жалкой?

- Это доказательство того, что много всего произошло, - сказал ей Фитц. - И мы справимся лучше со всем, когда наши мозги заработают утром. Так как насчет этого... если кто-нибудь нарушит договор, мы заставим их почистить зубы рикрод.

- Идет, - сказал Декс. - Я приберегу свои эликсиры для розыгрышей тройняшек.

- Я в деле, - согласилась Софи.

Биана позвала Игги к себе на подушку, и в течение секунд его писклявое мурлыканье заполнило комнату. Последовал мягкий храп Декса, и все, казалось, затихли.

Ты пытаешься связаться с Кифом? передал Фитц, Софи чуть не завизжала. Прости... я не хотел пугать тебя.

Все хорошо. И... думаю, я пропущу сегодняшнюю проверку.

Потому что боишься подвергнуть его опасности? Или потому что боишься, что он сделал что-то, о чем ты не хочешь знать?

И то, и то, призналась она, сильнее сжимая Эллу.

Мне жаль, что я не знаю, что сказать, чтобы помочь.

Не думаю, что такие слова существуют.

То, что делал Киф, было сложным, невозможным беспорядком.

Если тебе будет лучше, сказал ей Фитц, я держу Импартер рядом с головой. Если родители захотят связаться со мной, я должен буду их услышать.

Ты разбудишь меня, если они позвонят?

Ты действительно думаешь, что сможешь спать?

Понятия не имею.

Ну, ты можешь одолжить мистера Обнимашкина, если хочешь.

Софи заулыбалась.

Ха, я не могу разделять вас. Но спасибо.

Всегда пожалуйста.

Его мысли успокоились, и Софи подумала, что он уснул, как и остальные. Но прямо тогда, когда ее мысли начали уплывать, он добавил:

Я всегда буду рядом, если понадоблюсь.


Глава 30

Мягкий разговор всплыл в голове Софи, слова тонули во сне... пока один вопрос не привлек ее внимание.

Разве они не милые?

Голоса сфокусировались, и она поняла, много умиляющихся взрослых смотрели, как она спит. Но она была слишком рада, чтобы раздражаться по этому поводу.

- Мама? - спросила она, быстро вылезая из спального мешка и ожидая, пока ее взгляд сосредоточится. - Папа?

- Мы здесь, - сказала Эделайн, и родители обняли Софи.

- Прости, что разбудили тебя, малышка, - сказал Грэйди. - Джулин сказала нам, что у вас, ребята, половина ночи была довольно насыщена событиями. Ты должна быть измотана.

Так и было. Так или иначе, небольшой сон чувствовался хуже, чем вообще никакого сна... но прямо сейчас ее это не волновало.

- Вы в порядке?

- Пока что, - сказала Эделайн, сжимая ее сильнее. - И не волнуйся, мы вернемся под домашний арест после полудня. Я просто должна была переговорить с сестрой лично. Она рассказала мне... все.

Софи последовала за пристальным взглядом Эделайн к обеспокоенной Джулин... которая стояла рядом с Призраком, Пятном и мистером Форклом, явно не предпринимая попытки скрыть свою связь с Коллективом.

Олден и Делла тоже были там... и Сандор, Бриелль, Кадок, Волцер, Гризель, Ловиз и Кеслер. Все кроме Гранита и тройняшек.

- Ничего себе, - пробормотала Биана из своего спального мешка. - Так много народа.

- Да, - сказала Делла, исчезая и появляясь, когда она пересекла комнату, чтобы обнять дочь. - Ты забыла упаковать пижаму?

Биана посмотрела вниз и покраснела, когда увидела, что все еще была во вчерашней одежде.

- Нет, мы забыли переодеться. Э, и я забыла почистить зубы.

Она прикрыла рот, пытаясь спасти мир от своего утреннего дыхания.

- Так что вчера произошло? - спросила Софи. - Невидимки не появились?

- Не в Хевенфилде, - сказал Грэйди. - Мы провели весь день, гоняясь за тенями... в отличие от вас, ребята. Почему я не удивлен, что ваш день был более продуктивным, чем наш?

Мы, как еще предполагается, молчим рядом с подслушивающим устройством? передал Фитц, когда сел и потянулся.

Мистер Форкл показал черный ящик.

- Импартер мистера Сенсена на данный момент здесь. Наш Технопат поставил туда небольшой спикерфон, который передает звук нормального разговора, пока она не проверит и не посмотрит на то, что мог пропустить мистер Дизней.

- Кстати о Дексе, - сказала Биана, указав туда, где он лежал, свернувшись калачиком, в спальном мешке. - Мы не должны его разбудить?

- Будь моей гостьей, - сказал ей Кеслер. - И удачи. Будить Декса - это как будить медведя в спячке. Единственное, что может быть хуже, это тройняшки, которые к счастью дрыхнут наверху.

Биана трясла Декса за плечо. Щелкала у его уха. Пинала его по ногам. Ничто не работало... пока она не поместила Игги на подушку Декса. Одна хорошая отрыжка Игги в лицо, и Декс забормотал и закашлялся, выглядя очень дезориентированным.

- Эй, - сказала ему Биана. - Думаю, ты не захотел бы пропустить это.

Она указала на толпу взрослых... которые очень пытались не смеяться.

- Спасибо, - сказал ей Декс, садясь и потирая глаза. - Итак... какие плохие новости?

- Что заставляет тебя думать, что есть плохие новости? - спросила Джулин.

- Пожалуйста... нет никакого способа, чтобы вы были здесь, если нет ничего плохо, что нужно рассказать нам.

Взрослые переглянулись.

- Почему бы нам не подождать, пока вы не позавтракаете? - предложил Кеслер. - Васкеры принесли эту удивительную выпечку. Кажется, будто ешь сладкое, масляное облако.

- Э-э, - сказала Софи, игнорируя бульканье в своем животе. - Скажите нам, что происходит.

Мистер Форкл открыл рот, но связки не захотели работать.

- В данный момент мы все еще соединяем детали, - спокойно сказал Олден. - Но... кажется, у Невидимок действительно была миссия, о которой предупреждал Киф... но целью были не Грэйди и Эделайн. Это был...

Его голос сорвался, и он отвернулся.

В разуме Софи пробежали худшие варианты, но ни один не чувствовался таким потрясающими — или душераздирающим — как, когда Делла сказал им:

- Невидимки напали на Уайли.


Глава 31

- На Уайли? - повторила Биана. - Сына Прентиса?

Тени, залегшие у мистера Форкла под глазами, стали еще темнее, когда он кивнул:

- Он перенес обширный допрос.

Софи потерла запястья, когда призраки старых ран снова напомнили о себе.

- Он..?

- Снадобье осматривает его, пока мы разговариваем, - заверила Джулин. - Но он должен будет находиться под седативными пару дней.

- Дней, - повторила Софи.

Ей понадобились дни на восстановление, когда она почти умерла.

Красный затуманил ее зрение, а узел в груди просил распутаться, когда она делала глубокие вздохи, пытаясь успокоить гнев, пузырящийся под кожей.

- Все хорошо, - прошептал Грэйди, сжимая Софи в объятии. - Не давай им эту власть.

Софи стиснула зубы, используя гнев, чтобы затянуть узел.

- Снадобье думает, что Уайли восстановится? - спросил Фитц.

- Она была очень уверена, - сказал Пятно. - Она думает, что мы успели вовремя, и у него не будет никаких шрамов - физических, по крайней мере. Про психологические… остается только догадываться.

- Сейчас с ним Гранит, он исследует разум, чтобы соединить все кусочки воедино, - добавил мистер Форкл. - Тогда мы решим, сколько воспоминаний нужно стереть.

Обычно Софи не была поклонницей изменения воспоминаний людей. Но она понимала, что в данной ситуации это будет лучше всего.

- Как Гранит? - спросила Биана.

- Никто не может подготовиться, что такое зло произойдет с его семьей, - сказал ей Призрак.

- Он едва сказал десять слов, когда мы нашли израненного Уайли на пороге Каменного дома, - добавил Пятно. - Уайли, должно быть, дополз до двери с последней каплей сил, после отчаянных мер, которые он использовал, чтобы спастись.

- У него на ногах были веревки (и частично на запястьях), от него сильно пахло седативными, - печально закончил Призрак.

- Вы знаете, откуда он сбежал? - спросила Софи.

Мистер Форкл прочистил горло:

- К сожалению, нет. В данный момент все, что мы знаем, его забрали из Серебряной Башни.

- Как? - спросил Фитц. - Разве гоблины не патрулируют кампус?

- Не столько, сколько должны, - признал мистер Форкл. - У нас поджимают сроки, поэтому большинство гоблинов были переведены в Люменарию, чтобы подготовиться к Мирному Саммиту. И один оставшийся патруль концентрирует свои усилия на обеспечении прибывшего Эксиллиума палатками.

- Но даже если они прошли патруль, как они попали в башню? - спросил Декс. - Система безопасности в элитных башнях должна быть легендарной. Мой наставник по технопатии рассказывал и рассказывал о том, как она была спроектирована, как они устанавливали систему безопасности в Люменарии, с командой анонимных Технопатов, каждый из которых строил только один маленький кусочек. Таким образом, никто не узнал бы полную схему или то, как все уровни безопасности взаимодействовали друг с другом.

- Правда? - сказал мистер Форкл. - Понятия не имею, как они вошли. Я уже получил доступ к журналу регистрации безопасности, и там не было никаких посторонних посетителей. На самом деле отчеты показывают, что Уайли - единственный, кто остался в башне на перерыв... без учета того, что файлы были изменены. И так как я уверен, что вы собираетесь спросить о зеркале Путеводной Звезды, — он сделал паузу, чтобы позволить всем отреагировать на название, — могу вас заверить, что это было первое место, которое я проверил. Ничто в Зале Иллюминации не было нарушено. Не было никаких отпечатков пальцев или следов. Я проверил, невозможно снять зеркало со стены, позади него нет прохода. Зеркало - просто зеркало, разработанное, чтобы научить Элитные Чудеса тому, что самая чистая версия себя идет от силы, а не внешности.

- А Фазовращатель мог пройти через стены? - спросила Биана.

- Башня непроницаема, - сказал Пятно. - Поверьте мне. Я пробовал.

- Тогда у них должен быть кто-то, у кого есть доступ к башне, тот, кто их впустил, - сказал Фитц.

- Я тоже об этом подумал, - сказал ему мистер Форкл. - Но как я уж сказал, все регистрации показывают, что Уайли был один. Я также наблюдал за Чудесами довольно пристально, пока был Маяком Башни, и ни один из них никогда не делал ничего, что могло предложить связь с Невидимками.

- Как и Альвар, - тихо сказала Делла.

Имя повисло в воздухе.

- Если он был частью этого, - прошептал Олден. - Если он...

Софи подумала то же самое о Кифе. Он сказал, что не пересечет грань... но мог ли он считать Уайли одной из таких граней? Или это была одна из тех «теневых вещей», которую он был готов сделать, чтобы продолжать играть в игру?

Рукава Призрака двинулись к Олдену, когда он коснулся того невидимыми руками.

- Вы не в ответе за действия сына.

- Но если бы мы заметили...

- Пожалуйста, не иди по тому пути, - попросила Эделайн. - Мы заботились о Бранте в течение шестнадцати лет и никогда ничего не подозревали.

- Это одно из самых больших сожалений моей жизни, - сказал Грэйди. - Но я учусь разделять вину. Да, я должен был быть внимательнее и задавать больше вопросов. Но все остальное было выбором Бранта. Действия Бранта. Зло Бранта. И то же самое касается Альвара.

- Попытаюсь запомнить это, - сказал ему Олден.

- Попытайся поверить в это, - настаивал Грэйди.

- Так где теперь Уайли? - спросил Декс. - Все еще в Каменном Доме?

- Нет, Снадобье переместила его в Аллюветерре, как только он был достаточно стабилен для светового прыжка, так как мы предполагали, что они придут за ним, - сказал Пятно. - То, что он сбежал, вероятно означает, что они не получили всего, что от него хотели.

- А чего они хотели? - спросил Кеслер. - Кто-нибудь знает?

- Я не могу даже предположить, - промямлил мистер Форкл. - И до сих пор, его ум был слишком затуманен травмой, чтобы мы смогли что-нибудь восстановить.

- Он не сломался, правильно? - спросила Софи.

- К счастью, нет. У Невидимок, к нашей радости, нет Телепата... хотя я подозреваю, что именно поэтому раны Уайли такие жуткие. Их единственный метод допроса - пытки.

Все вздрогнули, мистер Форкл вручил упакованный Импартер Пятну.

- Надеюсь, ты сможешь позаботиться о передачи его нашему Технопату? Я должен вернуться в Аллюветерре.

- Я хочу пойти с вами.

Софи не поняла, что сказала это вслух, пока все не повернулись к ней.

- Никто не сможет обыскать воспоминания Уайли лучше меня, - поспорила она.

Она не учла другую причину... та была слишком ужасна. Но Софи должна была увидеть воспоминания Уайли и удостовериться, что там не было Кифа.

Она могла простить ему разбитое стекло и горящие ворота... но стоять в стороне, пока кого-то пытают?

Она должна была удостовериться.

- Ты действительно думаешь, что сможешь с этим справиться? - спросила ее Эделайн. - Уайли, вероятно, выглядит ужасно.

- «Ужасно» не достаточно сильное слово, - предупредил Призрак.

Софи с трудом сглотнула.

- Я справилась в Париже, верно?

- Это ни одно и тоже, - сказал ей мистер Форкл.

- Не важно, - сказала Софи. - Уайли нужна моя помощь.

- Кстати говоря, - встрял Пятно, - думаю, она права. Нужно взять ее.

- Взять нас, - исправил Фитц. - Потому что мы - Когнаты.

- Если идут они... то и мы с Дексом, - добавила Биана.

Мистер Форкл потер виски.

- Уайли не готов к визитерам.

- Тогда мы подождем снаружи, - надавила Биана. - Но мы должны быть там. Вы можете узнать что-то, что нам нужно знать. Или Софи и Фитцу может понадобиться моральная поддержка.

Члены Коллектива повернулись друг к другу, вероятно, совещаясь телепатически.

- Очень хорошо, - сказал мистер Форкл, тяжело вздохнув. - Но у меня есть просьба. - Он посмотрел на Сандора. - Мне нужно, чтобы вы на некоторое время разлучились со своей подопечной. Мисс Фостер будет хорошо защищена армией гномов-карликов, размещенных в Аллюветерре. Нам нужны ваши исключительные чувства в Серебряной Башне. Возможно, вы заметите что-то, что мы пропустили.

- Если вы хотите сильные чувства, - влезла Гризель, - то лучше мне пойти с ним. Сандору не хватает... скажем, чувствительности?

- Если вы сможете разлучиться с мистером Васкером, мы будем рады вашей помощи, - сказал ей мистер Форкл. - Чем тщательнее мы все проверим, тем выше наши шансы разгадать эту тайну.

- Одно условие, - сказал Сандор, строго глядя на Софи. - Поклянись, что ты никуда не пойдешь кроме Аллюветерре и дома.

- А вы уверены, что в Хевенфилде безопасно? - спросила Софи. - Невидимки все еще могут что-то планировать.

- Мы оставили большую часть вчерашних мер безопасности нетронутыми, - заверила ее Бриелль. - Кадок и я не покинем свои посты. Можешь поверить, мы защитим твою семью также, как Сандор защищает тебя.

Все, казалось, успокоились, и Софи с друзьями помчались переодеваться, никто не сказал ни слова, когда они вернулись, обняли родителей и взялись за руки, приготовившись к световому прыжку.

- Приготовьтесь, - сказал мистер Форкл, когда создал путь в Аллюветерре. - Ничто не сможет подготовить вас к тому, что вы увидите.


Глава 32

Нога Софи не ступала в подземный лес Аллюветерре с того дня, как она и ее друзья отправились с миссией в Равагог. Пейзаж был таким же пышным и красивым, как всегда. Но в ее воспоминаниях все было покрыто тенями.

Повсюду, куда она смотрела, можно было увидеть признаки прежнего присутствия Каллы. Земля, по которой Калла шла. Деревья, которых касалась. Корни, которые призывала, чтобы пронести всех под землей к новому приключению. Даже в воздухе, казалось, был слышен шепот песен Каллы, хотя Софи знала, что, вероятно, она это себе представляет.

- Сюда, - сказал мистер Форкл, ведя их по извилистой лестнице, оплетающей крупное дерево и ведущей в один из громадных домов на деревьях. С каждым шагом Софи сглатывала подкатывающую желчь.

Мистер Форкл выбрал западный дом на дереве, где в течение нескольких месяцев жили мальчики, внутри все выглядело точно так же, с тех пор как они его покинули. Те же самые гамаки, качающиеся под потолком. Та же мерцающая яма огня в центре. Но на этот раз у мальчика, читающего на одном из кресел-мешков в форме валуна, были черные пряди с серебряными концами.

- Привет, - сказал Там, когда оторвался от книги. - Они переместили Уайли в другой дом. Думаю, в одной из спален есть какие-то специальные растения, которые могут успокоить его.

- Мечтательные колокольчики, - прошептала Софи.

Калла специально для нее вывела цветущую виноградную лозу, оплетающую навес бывшей кровати Софи. Сладкий аромат соцветий подарил ей самые мирные ночи сна.

- Ему стало хуже? - спросил мистер Форкл.

- Нет, - ответил Там. - Но не думаю, что он пойдет на поправку так скоро, как хочет Снадобье. И Гранит - Тиерган - неважно, как я его назову, волнуется, что разум Уайли станет темнее. Он попросил, чтобы я попытался снять завесу... но теневой дым Уайли в норме. Его меньше, чем я ожидал, учитывая все то, через что он прошел.

Мистер Форкл закрыл глаза:

- Кажется, мисс Фостер, ты была права, что хотела пойти. Думаю, нам нужно идти.

- Возможно, вам захочется остаться здесь, - предупредил Там Декса и Биану. - Снадобье суперстрога по поводу того, кого пускать в комнату. А здесь вам не нужно соблюдать тишину.

- Думаю, это имеет смысл, - сказала Биана.- Плюс, мы не виделись целую вечность.

Там застенчиво улыбнулся.

- Я слышал, что скоро мы будем часто видеться.

Софи совсем забыла про обучение в Эксиллиуме. Она задумалась, могла ли атака на Уайли затянуть это.

- Вы идете? - спросил мистер Форкл из дверного проема.

Софи и Фитц поспешили за ним, но Декс остался. Она подумала, что это означало, что он хотел остаться с Бианой и Тамом, но когда они добрались до арочного моста, соединяющего два дома на деревьях, Декс догнал их.

- Знаю, я - не Телепат, - пробормотал он, - но я прошел через то же, что и Уайли. Возможно, я смогу помочь.

Софи взяла его за руку одной рукой, а второй - Фитца, когда они шли по скрипучему мосту, соединяющему два здания. Софи могла поклясться, что чувствовала запах рагу из застывших цветов Каллы, когда они прошли через беседку на крыше дома. Блюдо было отличительной чертой Каллы, и даже при том, что она научила Софи рецепту, рагу никогда не будет таким же без Каллы.

- Ничего себе, - выдохнули Декс и Фитц, когда вошли в то, что раньше было домом на дереве девочек.

- Линн постаралась, - пробормотала Софи.

Водопад в центре (который раньше был всего лишь туманным ручейком) теперь гремел потоками струящейся воды. Струи выплескивались в небольшой бассейн, но вместо того, чтобы выливаться и мочить пол, вода рикошетила и разделялась на отдельные потоки, дугой направляясь к стеклянному потолку и расходясь веером в горшки с цветами.

- Подождите здесь, - сказал им мистер Форкл, указывая на стулья в форме кустарников, которые пестрели блестящей росой. - Я собираюсь сообщить Снадобью, что привел вас.

После того, как он ушел, в комнате повисла тишина.

- Где Линн? - прошептал Декс.

Софи нырнула под струю воды, когда смотрела на пустой коридор.

- Она, вероятно, с Уайли.

- Как ты думаешь, насколько он плох? - спросил Фитц. - Хуже... чем я после действий в Изгнании?

Черный шип, выступающий из груди Фитца — и водовороты черного яда, бежавшие под его кожей — определенно был одним из самых ужасных воспоминаний Софи. Но у нее появлялось ужасное чувство, что будет еще больше боли и страданий, которые готовы причинить Брант и Финтан, чтобы получить то, что хотят.

- Думаю, мы должны подготовиться к чему-то ужасному, - сказала она.

Софи успела вытащить три ресницы, когда знакомая женщина вошла в комнату в сопровождении посеревшего мистера Форкла. Маска Снадобья была красной и выполненной в стиле Марди-Гра, на этот раз с золотой оправой, которая заставляла ее смуглую кожу искриться.

- Вы все еще в маске? - спросила Софи.

- Я не хочу, чтобы люди обращали на меня внимание. - Снадобье накрутила одну из тонких косичек вокруг пальца, заставляя красные бусы мерцать. - Я рада, что вы здесь. Показатели Уайли улучшаются, но Тиерган боится, что его разум ухудшается. Я не вижу никаких физических доказательств этого, но хочу, чтобы вы очень тщательно все проверили. И когда мы пройдем туда, попытайтесь удержать в голове, что исцеление начинается на клеточном уровне. Прямо сейчас, большая часть изменена, как я могу видеть... и это только при использовании специальных световых линз. Но он, честно говоря, восстанавливается быстрее, чем я могла надеяться, во многом благодаря Линн. Она его завернула в кокон холодной воды, чтобы вытянуть любое скрытое тепло, пока я готовила свежую порцию мази от ожогов.

- Вам нужна помощь? - спросил Декс. - Или мне нужно принести какие-то ингредиенты?

- У меня кое-что уже на исходе, - признала Снадобье, - но это не то, что можно получить в магазине твоего папы.

- Попробуем? - спросил Декс.

Она подняла бровь.

- Хорошо, как насчет яда якула3?

- Прозрачный или мутный? У нас есть оба в папиной «экстремальной коллекции».

- Интересно, - сказала Снадобье. - Классные волосы, между прочим.

Декс стал такого же цвета, что и маска Снадобья.

- Разве якулы это не летающие кровососущие змеи? - спросила Софи, вспоминая первый день, когда она встретила Грэйди и наблюдала, как он вытаскивал такого из перьев Верди.

- Так и есть, - согласилась Снадобье. - В их яде сильный коагулянт, который превращается в еще более мощный регенератор ткани, когда я смешиваю его с несколькими каплями пота Феникса.

- У нас и это есть, - сказал Декс. - И слезы Бенну4. Думаю, вам также нужен гной Пуки5? Если так, у нас есть твердый и жидкий.

- Хорошо, думаю, теперь я впечатлена, - сказала Снадобье.

- Между тем я вполне уверен, что меня вырвет, - сказал им Фитц.

Снадобье пожала плечами.

- Либо это, либо моча йети... и поверь мне, мочу йети сложнее смыть.

К сожалению, Софи знала это не понаслышке.

- Хорошо, - сказала Снадобье Дексу, - я дам тебе рецепт, и мы посмотрим, что ты сможешь найти в «Хлебни и Рыгни». Возьми с собой Форкла, таким образом, сможешь переместиться обратно... и мне не придется смотреть, как он заламывает руки. Он оторвет себе все пальцы, а мне не нужен новый пациент.

Софи почти забыла, что там был мистер Форкл. Он не сказал ни слова, и весь покрылся капельками пота.

- Если думаете, что он выглядит плохо, - сказала Снадобье, - подождите, пока не увидите Тиергана. Я не могу заставить его отпустить руку Уайли. Даже когда Линн начала работать с водой, он стоял там и промок. Это было самое печальное, что я когда-либо видела. Но так же самое милое. Вы готовы, ребята?

Софи не доверяла своему голосу. Таким образом, она кивнула, позволив Фитцу взять ее за руку, когда они последовали за Снадобьем по коридору в ее старую комнату.

- Помните, он под огромной дозой лекарств и седативных, - предупредила Снадобье. - Так что, если ты не сможешь разобраться с его мыслями, не бойся, это не означает, что что-то не так, как надо. Он просто под успокоительными.

Фитц сжал руку Софи, когда Снадобье открыла дверь и привела их в спальню. Софи вдыхала успокаивающийся аромат мечтательных колокольчиков Каллы, когда изучала обстановку, избегая смотреть на фигуру на кровати.

Тиерган все еще стоял спиной к ним... хотя частично он был еще в маскировке Гранита, но он так долго находился с Уайли, что порошок индурит начинал распадаться. Его левое плечо было неровным и каменообразным, а шея была бело-серой вместо обычного оливкового тона. Даже на его бледных светлых волосах были частички пыли и гравия.

На другой стороне кровати, Линн сидела на краю с закрытыми глазами и тихо шептала полуоткрытыми губами. Ее руки были подняты над кроватью, и Софи заставила себя посмотреть вниз, и...

... о, ужас.

Фитц тоже ахнул, и они вцепились друг в друга.

Софи была уверена, что она готова... думала, что вода Линн, крутящаяся вокруг, заглушила горе. Но гигантские рубцы и волдыри, покрывающие руки и ноги Уайли, были слишком огромными, красными и грубыми, чтобы их можно было проигнорировать.

И они были в форме рук.

Я так сожалею, что они сделали это с тобой, передала Софи, потирая кулаком под ребрами, чтобы удержать контроль над эмоциями. Мне жаль, что я не знала, как остановить их. Мне жаль, что я не знала, чего они хотят.

Давай узнаем, передал в ответ Фитц, и их кольца на больших пальцах соединились, когда умственная энергия помчалась между ними.

Они придвинулись ближе к кровати, и Софи положила руку на скалистое плечо Тиергана.

- Вы можете передохнуть. Теперь мы здесь, чтобы помочь.

Тиерган, казалось, не услышал ее.

- Вы должны отпустить, - прошептала она. - Позвольте мне попробовать.

Восемь бесконечных секунд прошли. Потом Тиерган моргнул и повернулся в ее сторону.

- Он не хочет со мной разговаривать, - прошептал он. - Его разум дает мне только холодную тьму.

- Может нам тогда подождать? - спросила Софи. - Я не хочу вынуждать Уайли, если он не готов.

- Я... - Тиерган повернулся обратно к кровати и прижал пальцы к вискам Уайли.

- Все в порядке? - спросил Фитц.

- Я не знаю. - Выражение лица Тиергана было самым странным соединением облегчения, разочарования и страха, когда он повернулся к Софи и сказал ей, - Он просит поговорить с тобой.


Глава 33

Я иду, передала Софи Уайли, когда прижала два пальца к его правому виску. Фитц сделал то же самое с левой стороны, и водяная раковина Линн расплескалась, когда они вдавили свое сознание в разум Уайли.

Чернота чувствовалась почти твердой... будто он поставил стену. Но когда Софи передала, «Это я», барьер размяк и позволил им опуститься глубоко в тени.

Разум Уайли стал холоднее, когда они упали, его мысли были ледяным пятном, пока они не приземлились в бассейн теплого света, парящий в пустоте. Из теней появилась форма, отрастила руки и ноги, приобрела какие-то черты, медленно превращаясь в мальчика.

- Привет, - сказал он, стеснительно помахав рукой.

Его дергающиеся руки играли с булавкой на голубой накидке, украшенной драгоценными камнями, искрящимися лучами желтого, оранжевого и красного цвета. Его лицо было круглее, чем у Уайли, его темные волосы были длиннее и аккуратно заплетены в афро. Но Софи могла узнать его по чертам лица.

Сколько тебе лет? передала она.

Уайли почесал подбородок.

- Шесть.

Почему он решил разговаривать с нами шестилетним? передал Фитц Софи.

Думаю, это защитный механизм. Я вполне уверена, ему было семь или восемь, когда разум его папы сломался, таким образом, могу поспорить, что он возвращается к более безопасному, более счастливому времени.

- Я знал, ты поймешь, - сказал ей шестилетний Уайли. - Знаешь, как ощущается «до» и «после».

Он вздрогнул от слов, и дрожь вызвала скачок роста, его тело вытянулось, плечи расширились, подбородок стал более квадратным, а волосы - короче.

Он выглядел как подросток... но неприветливые глаза выглядели намного старше. Это был Уайли, который потерял отца и мать.

Сомневаюсь, что когда-либо пойму все, через что ты прошел, сказала ему Софи. Но я здесь, чтобы помочь.

- Ты можешь помочь? - спросил он.

Постараюсь. Расскажешь мне, что произошло?

Руки Уайли дрожали настолько сильно, что его булавка сорвалась из накидки и исчезла в темноте.

Если ты не готов, мы можем...

- Нет, - прервал он. - Никогда не будет легче.

Он спрятал лицо в руках, и Софи заметила красные пятна.

О чем ты думаешь? спросил его Фитц.

- Обо всем, что я не должен был делать. - Уайли стал расчесывать руки, пока не потек красный.

Думаю, мы идем слишком быстро, сказала Софи, когда подросток превратился в современного Уайли, которого она видела лежащим без сознания на ее старой кровати... окровавленного, в волдырях, бьющегося в агонии от ран. Есть ли способ вернуть шестилетнего тебя?

Уайли сделала судорожный вдох и закрыл глаза, напевая песню, которая походила на колыбельную, его раны закрылись, тело сжалось, а лицо стало круглее.

- Лучше? - спросил шестилетний Уайли.

Ты скажи мне, произнесла Софи. Теперь не больно?

- Ощущается забавно. Но не так «ха-ха» весело. Больше как зудящее покалывание. Думаю, что могу жить с этим.

Знаю, в это трудно поверить, сказала Софи, глядя на его руки. Но боль существует только в твоих воспоминаниях. Когда ты проснешься, все будет хорошо, и ты будешь выглядеть, как раньше.

- Я не стану прежним. Верно?

Она не могла лгать.

Часть боли никогда не исчезнет. Но ты выжил, верно?

- Выбора не было.

Его никогда нет, сказал Фитц. Но это только доказывает, что ты силен.

- Я должен был быть сильнее, - прошептал Уайли. - Я не должен был позволить им забирать меня.

Ты не мог остановить их, заверила его Софи. Я пыталась, но не смогла.

Уайли медленно кивнул.

- Я не дал им того, чего они хотели.

Чего они хотели? спросил Фитц.

- Если я начну говорить об этом... появится другой я.

Мы можем справиться с этим, пообещала Софи.

И мы можем помочь тебе удержаться, добавил Фитц, когда их карман пространства стал ярче и теплее. Я только что дал тебе немного дополнительной энергии, чтобы повысить силу. Видишь, насколько теперь ты сильнее?

Уайли согнул свои тонкие шестилетние руки, похлопывая по маленькому бугорку мышц, сдвинувшемуся от движения.

- Хорошо. Я попробую.

Ты справишься, сказала Софи. Думай об этом так, будто рассказываешь нам историю. Начни с самого начала. Как они нашли тебя?

- Не знаю. Я читал в постели, когда дверь распахнулась, и в мою комнату ворвался торнадо.

Одним из них был Ветродуй? спросил Фитц.

- Должно быть. Ветер прижал меня к полу. И тут я услышал, как ворвались люди.

Ты видел их? спросила Софи. Или, может, узнал их голоса?

- Из-за ветра я слышал не слишком много. Но тот, кто прыгнул на меня, должно быть, был Ванишером, потому что я не видел его, когда он срывал мой кулон регистрации.

При этих словах Фитц вздрогнул:

Это был мой брат.

Софи крепче сжала его руку, желая, чтобы у нее было время, чтобы успокоить его. Но они должны были сосредоточиться.

Что еще ты помнишь? спросила она Уайли.

- Я помню, как пинал, бил и царапался. Но затем белый свет обернулся вокруг меня, и я больше не мог двигаться.

Это означает, что был там Руи, передал Фитц. Он - Псионипат. Должно быть, он завернул тебя в силовое поле.

- Если я касался поля, оно било меня, - сказал Уайли. - И оно затянуло меня под успокоительные. Когда я дышал, все расплывалось.

Значит, их было только трое? спросила Софи. Больше никого?

- На самом деле, я думаю, что их было четверо. Они сказали, что кто-то держит путь открытым.

Могли ли они иметь в виду Ветродуя? спросила она.

- Я так не думаю. Они сделали вид, будто путь был где-то еще. Но все было таким далеким в тот момент. Я помню, кто-то схватил меня за ноги и потащил. Не знаю, как долго или как далеко. Затем тепло потянуло меня за собой. После этого я не мог видеть. В ушах звенело. Все пахло слишком сладко. Меня едва не тошнило, но не могу сказать, что я на самом деле очнулся. Вот как это было для тебя?

Что-то вроде того, тихо произнесла Софи. Я получила намного больше, чем ты.

- Как долго меня не было?

Мы не совсем уверены, сказал Фитц. Но прошло меньше дня. Ты знаешь, во сколько они схватили тебя?

- Нет. Но я еще не позавтракал. - Он схватился за живот, когда тот заурчал.

Хочешь, чтобы Снадобье разбудила тебя, чтобы ты поел? спросил Фитц.

Уайли покачал головой.

- Проснуться - звучит... тяжело.

Сначала так и будет, сказала ему Софи. Но с каждым днем будет легче. Тебе нужно время на восстановление. Ты проснешься, когда будешь готов.

Ты что-нибудь еще помнишь? То, что может помочь нам, спросил Фитц.

- Только допросы. Но в голове - каша. Единственная мысль, за которую я мог держаться, было «жди». Я знал, что они совершат ошибку, и когда это произойдет, я должен буду двигаться. Шли часы и часы... но они, наконец, сожгли одну из моих веревок. Не полностью, но это позволило мне переместить руки так, что я мог залезть пальцами в потайной карман в рукаве, где лежал кристалл, который переносит к папе. Думаю, что сломал большой палец, пытаясь достать его... я слышал хруст. - Он поднял руку, хмурясь, когда большой палец, казалось, работал отлично. - Но это стоило той боли, потому что, как только у меня в руке оказался кристалл, я зажег шар света и перенесся оттуда.

Зажег? подумала Софи. Ты - Вспышка.

- Да. Как и...

Кто? спросила Софи, когда он начал дрожать. Как кто?

Уайли почесал шею.

- Они задавали мне этот вопрос снова и снова, неважно сколько раз я им говорил, что не знал. Все вопросы были о ней.

Софи собиралась спросить «О ком о ней?», но догадалась сама.

О твоей маме?

Уайли стал неприветливой формой подростка.

Что они хотели знать о ней? спросила она.

- Они думали, что я был с ней, когда она последний раз перемещалась. Я постоянно говорил им, что это не так, но они продолжали обжигать меня снова и снова и говорить, что это прекратится, когда я перестану лгать. Они не получили ответа. Она умерла, потому что я нашел ее слишком поздно.

Слезы текли по его щекам, когда он перешел к нынешнему Уайли, кричащему сквозь боль, когда его раны снова появились.

Фитц попытался послать больше тепла и энергии, но это не помогло, поэтому Софи попыталась помочь. Она не могла найти счастья, но она дала ему мягкую волну надежды, и дыхание Уайли замедлилось до хриплых вдохов.

- Извини, - сказал он ей. - Думаю, я не так силен, как ты думала.

Ты сильный, Софи обещала. Ты столько пережил.

- Слишком много, - сказал Уайли. - Я не знаю, смогу ли я взять больше.

Может быть, тебе и не придется. Мистер Форкл и Гранит планируют стереть худшие воспоминания...

- НЕТ! Они не могут!

Я знаю, что это странно представить, как они копаются в твоей голове... но зачем жить с кошмарами?

- Потому что в них может быть что-то важное! Софи, ты не можешь позволить им стереть их. Обещай мне, что остановишь их.

Хорошо, сказала она, когда он повторял мольбу. Обещаю.

- Ты должна придерживаться этого, - попросил Уайли, возвращаясь к шестилетней форме. - Ты мне должна.

Я знаю, сказала Софи. И, может быть, тебе лучше отдохнуть. Думаю, что твой ум мог бы использовать перерыв.

Он исчез в тени.

- Я попробую. Но мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделала. Мне нужно, чтобы ты изучила смерть моей мамы. Не думаю, что это был несчастный случай.


Глава 34

- Это все, что мы знаем о том дне, когда Сира исчезла, - сказал мистер Форкл, держа в руках золотой шар размером со жвачку. - Все данные, которые мы собрали, свидетельствовали, что ее смерть была ни чем иным как неожиданной трагедией.

Он прокрутил две части шара в противоположных направлениях, пока они не щелкнули, будто кодовый замок, а потом отдал его Дексу.

Софи и Фитц привели всех в старый дом на дереве для мальчиков, чтобы убедиться, что их разговор не помешает Уайли, а Биана и Там не пропустят новости. Только Снадобье осталась, чтобы провести дополнительные тесты и убедиться, что боль, с которой, как они видели, сражался Уайли, действительно жила только в его воспоминаниях.

- Вы всегда носите это с собой? - спросила Софи мистера Форкла, удивляясь, как много он умещает в свои карманы, и почему она никогда раньше не замечала, что у него есть столько странных вещей.

- Конечно, - сказал он. - Это похоже на тайники Совета, за исключением того, что здесь хранятся вещи, которые я должен помнить, а не тайны, которые хочу забыть.

- Значит, здесь, вероятно, вся информация о Софи, верно? - спросил Декс.

- Здесь есть файл на каждого из вас, но, прежде чем кому-то в голову придет какая-либо идея, позвольте заверить вас, что я - единственный, кто может получить доступ к этой информации. Итак, может, сосредоточимся на том срочном проекте, который дал нам молодой мистер Эндал?

- Верно, - сказал Декс, сжимая части сферы, чтобы из центра вспыхнула голограмма.

Все подошли ближе, чтобы разглядеть проекцию, которая началась с семейной фотографии.

Прентис выглядел счастливым, он смотрел на свою жену, чьи темно-рыжие волосы на солнце отливали красным. Между ними был тот шестилетний мальчик, с которым Софи разговаривала, находясь в воспоминаниях Уайли, и сейчас было видно, что он похож на обоих родителей. От мамы он унаследовал улыбку и кремовую кожу, а вот волосы, глаза и нос были папины.

- Они были так счастливы, - прошептала она.

- Были, - сказал Тиерган, вытирая глаза.

Декс снова прокрутил устройство, открыв единственный документ:

- Этого мало, чтобы продолжать.

- Я знаю, - сказал мистер Форкл. - Во время последнего перемещения Сира была одна. Уайли нашел ее позже, и было невозможно сказать, как долго она находилась там. Она была без сознания. Еле дышала. Уайли позвал Элвина на помощь, но повреждения были никому не по силам. К тому моменту, когда Элвин позвал Олдена, чтобы проверить воспоминания Сиры, ее разум слишком ослаб, чтобы что-то восстановить. Через некоторое время последняя его часть исчезла. Они могли только наблюдать.

Софи сморгнула слезы, представляя эту картину.

Для того чтобы переместиться по свету, тела расщеплялись на мельчайшие частицы, такие, чтобы свет мог переносить их. И единственный способ переформирования состоял в том, чтобы держать частицы вместе или с помощью специального устройства в виде браслета, нексуса, который все младшие эльфы должны были носить, пока их умственная сила не достигала указанного уровня, или с помощью собственной силы концентрации. Если же потерять слишком много себя...

Конечно, были и худшие способы умереть. Фактически, из всех вариантов смерти Софи, исчезновение было самым приятным. Это начиналось с ужасной боли, но вскоре агония затихала, сменяясь непреодолимым стремительным теплом, которое тянуло, будто легкий ветерок, умоляя следовать за ним в мир мерцания, сияния, красок и свободы.

Но все равно это была смерть.

- Уайли пытался связаться со мной, когда это случилось, - сказал Тиерган, поворачиваясь и глядя в окно. - Он набирал меня четыре раза, прежде чем сдался, и Элвин позвал Олдена. Возможно, если бы я ответил, мы смогли бы восстановить что-то в разуме Сиры.

- Мы знаем, откуда пришла Сира? - спросила Софи.

- Она сказала Уайли, что возвращается в Мистериум... там отметился ее кулон регистрации, - сказал мистер Форкл. - Она отправилась за поставками для своего магазинчика.

- У Сиры был небольшой магазинчик на тротуаре, где она продавала и шила на заказ ленточки для волос, - сказал Тиерган. - Это было не так привлекательно, как бутик, который у нее был до ареста Прентиса. Но мало кто из дворян хотел поддерживать жену преступника, так что она переехала в рабочий город.

- Я ходила в этот магазинчик, - сказала Биана. - Мой отец брал меня с собой, когда я была маленькая... у меня все еще есть гребни, которые он тогда купил. И я помню, как удивилась, когда мы отправились в Мистериум вместо Атлантиды.

- Олден всегда пытался хоть немного помочь Сире, - пробормотал Тиерган. - Будто покупка заколки может компенсировать ей потерю семьи!

Слова прорезали комнату, слишком тупые, чтобы вскрыть старую рану. Но Фитц и Биана вздрогнули.

- Прошу прощения, - сказал Тиерган. - Мне просто не хочется снова думать об этом. Уайли так много пережил, и я все пытаюсь это исправить. Но независимо от того, что я делаю...

Он ударил кулаком по окну.

Софи пересекла комнату и положила руку ему на плечо. Тиерган никогда не был чувствительным человеком, но...

Он накрыл ее руку своей.

Она хотела бы гарантировать, что все будет в порядке... что они найдут способ решить все это. Вместо этого она сказала ему:

- Уайли сильный.

- Да. Он должен. Как и ты. - Он сильнее сжал ее руку, прежде чем медленно отстранился. - Полагаю, небольшое облегчение заключается в том, что Прентис все еще без сознания.

- Я тоже думал об этом, - сказал мистер Форкл. - Мы не можем вернуть его к жизни в мире, где его сыну грозит опасность, а убийство жены не раскрыто. Он не переживет этого.

- Неужели я - единственный, кто не понимает, как можно убить обычным прыжком? - спросил Там. - Несчастный случай, я считаю. Но разве мы не контролируем наше сознание?

- Я тоже так думаю, - призналась Софи. - Иначе, разве нам не пришлось бы носить нексусы всю жизнь?

- Мы убираем нексусы, потому что технологии никогда не должны заменять естественную силу нашего разума, - сказал им мистер Форкл. - А также потому, что мы должны существовать в обществе, где никто не нарушал бы безопасность другого. Но печальная истина заключается в том, что если кто-то причинил Сире сильную боль, это могло сбить ее концентрацию во время решающего преобразования.

- Или если кто-то пролил вторичный свет на ее путь, - добавил Тиерган, - ее сознание могло разделиться, даже не понимая этого. Часть ее последовала бы за одним лучом... а остальные - за другим. И ей не хватило бы частей, чтобы собрать себя в одном месте.

Линн обхватила себя руками.

- Это действительно страшно.

- Так и есть, - согласился мистер Форкл. - Безопасность - иллюзия. Она существует только тогда, когда мы, как общество, соглашаемся претворить ее в жизнь. Но теоретически, любая ситуация могла перерасти в насилие, если бы кто-то решил сделать ее таковой. За все время моей жизни с людьми я видел множество ужасов, которые были результатами действий одного человека — или небольшой группы — принимающего решение нарушить доверие. Настает время, когда мы, как вид, должны будем решить, собираемся ли мы идти по тому темному пути. Но я думаю, что сбился с мысли. По моему мнению, да, к сожалению, убийство при световом прыжке — и при многих других невообразимых средствах — возможно.

- Ладно, но... улицы Мистериума всегда переполнены людьми, - напомнил им Декс. - Разве никто не заметил бы что-то странное, когда Сира перемещалась?

- Люди редко замечают то, что они не ожидают увидеть, - сказал ему Тиерган. - Они слишком заняты своим восприятием действительности.

- Кто-нибудь видел ее последний световой прыжок? - спросила Софи.

- Я не смог найти, - сказал мистер Форкл.

- Значит, она могла сначала быть в каком-то другом месте, до прыжка? - поинтересовалась Софи. - Может быть, у нее была тайная встреча там, где Совет хранит вещи из моей старой, человеческой жизни? Там было довольно пусто, когда Член Совета Терик водил меня туда.

- Или она вообще не была в Мистериуме, - добавил Фитц. - Мы все знаем, что данные регистрации могут быть изменены. Ее вообще кто-нибудь видел?

- Да, - ответил мистер Форкл. - Несколько человек видели, как она сортировала товары в своем киоске.

- Вот список в конце, - влез Декс. - Это люди, которые ее видели?

- Да, - сказал мистер Форкл. - А что?

- Там указана мама Мареллы. - Он указал на имя «Каприз Редек», горящее среди других имен.

- Каприз была одним из моих самых незабываемых интервью, - спокойно сказал мистер Форкл. - В тот день она, казалось, напрягалась изо всех сил.

Несколько лет назад мать Мареллы перенесла травматическое повреждение мозга, и, несмотря на все усилия Элвина, с тех пор она боролась с нестабильными эмоциями. Она принимала эликсиры, чтобы справиться с этим, но иногда их было недостаточно.

- Что она рассказала? - спросила Софи.

- Главным образом она продолжала бормотать, что Сира должна быть осторожнее. Я предположил, что она имела в виду быть осторожнее во время перемещения по свету.

Это действительно имело смысл, но...

- Теперь, когда мы знаем, что ее смерть могла не быть несчастным случаем, вы думаете, что она имела в виду что-то еще? - спросила Софи.

- Если бы это была не Каприз Редек, я бы поверил, - сказал ей Тиерган. - Но я видел Каприз в ее плохие дни. Это не ее вина... и она старается изо всех сил. Но разум и рациональность оставляют ее. И если учесть, что она говорила это после того, как услышала новости о Сире, думаю, что там должна быть очень малая крупица толики.

- Я до сих пор думаю, не могла ли Сира пойти куда-то после Мистериума, не могли ли изменить данные? - пробормотал Фитц. - Просто это кажется слишком странным, она пошла посчитать ленты для волос и умерла.

- Но кто бы мог изменить данные? - спросил Тиерган. - Мы знаем, что это были не мы. И Сира была Вспышкой, не Технопатом. И если бы Невидимки были причастны к ее смерти, зачем им нужно пытать Уайли?

- Возможно, она работала над чем-то важным для них, и они надеялись, что она поделилась определенной ключевой информацией с ним, прежде чем умерла, - предположил Там.

- Но тогда почему они пришли за ним сейчас? - спросил Декс. - Почему они не опросили его после произошедшего?

- Они, возможно, не хотели, чтобы кто-нибудь знал, что смерть Сиры не была несчастным случаем, - сказала Линн.

- Или, это могло иметь отношение к тому, что они планируют с Инициативой Путеводной Звезды, - пробормотала Биана.

- Мы можем весь день обсуждать теории, - сказал им мистер Форкл, - но к правде мы не приблизимся.

- Какой у вас план? - спросила Софи.

- Я... понятия не имею. - Его голос прозвучал очень устало.

- Гезен мог бы что-нибудь об этом знать, верно? - спросил Фитц.

- Верно! - произнесла Софи. - И после нападения на Уайли, я уверена, что Совет очень захочет узнать, что произошло, значит...

- Мы не собираемся говорить об этом Совету, - перебил мистер Форкл. - Они не принимают мудрые решения, когда напуганы. А если узнают, что один из их граждан был схвачен и подвергнут пыткам... в одном из наших самых безопасных зданий... они сойдут с ума. В прошлый раз, они объявили нас врагом номер один, вместо того, чтобы сосредоточиться на Невидимках. И давайте не забывать об ограничивающем способность ободке, который они приказали мисс Фостер носить.

Декс вздрогнул. Ободок был его изобретением... но он никогда не думал, что Совет будет использовать его на Софи.

- Работать против Совета тоже было плохим решением, - напомнила ему Софи. - И если Гезен...

- Гезен не такое уж суперрешение, как ты надеешься! - рявкнул мистер Форкл. Он отвернулся и схватился за волосы. - Знаю, что ты хочешь верить...

- Вы сказали, что он в приоритете, - перебила Софи.

- Да, но обстоятельства изменились. Теперь у нас в приоритете защитить Уайли... это включает в себя его защиту от общественного мнения. Конечно, ты помнишь, каково это быть Девочкой, Которую Похитили. Ты желаешь того же ему? После всего через что он прошел?

- Уверена, что Совет промолчит, если мы попросим, - тихо сказала Биана.

- Все, в чем мы можем быть уверены, мисс Васкер, так это в том, что мы не можем быть уверены в том, как ответит Совет. Таким образом, мы должны допустить ошибку на стороне осторожности. Мы должны перегруппировать и выработать стратегию. И мы должны подождать с действиями, пока у нас не появится план, который будет включать интересы Уайли.

Софи посмотрела на Тиергана.

- Вы действительно думаете, что мы должны напрасно тратить время, сидеть без дела, врать и скрывать все?

Тиерган повернулся к окнам, глядя на качающиеся деревья.

- Думаю, мы должны позаботиться об Уайли. Он - единственный, кто будет страдать от последствий.

Софи направилась к двери.

- Хорошо, я спрошу его.

Мистер Форкл перекрыл ей путь.

- Мы не будем беспокоить его этими вопросами, пока он полностью не восстановится.

- Но могут пройти дни.

- В великой схеме, это очень малое количество времени. - Его тон не оставил места для рассуждений.

- Мы должны сделать что-то, - настаивала Софи.

Прокрасться в Люменарию без разрешения Совета казалось невозможным... особенно с учетом того, как мало они знали о безопасности крепости. И Софи не могла представить, чтобы смогла бы телепатически пообщаться с леди Гизелой, находящейся в огрской тюрьме... или что леди Гизела рассказала бы ей все, если бы могла.

Так что им делать?

- Киф пытается украсть тайник Финтана, - сказала она через пару секунд. - Думаете, там могла бы быть информация о Сире?

- Если бы она там была, зачем им тогда Уайли? - спросил Фитц.

- И раз уж мы говорим о Кифе, - влез Там, его серебряные глаза сосредоточились на Софи, - знаю, ты рассердишься на меня, что я скажу это. Но прежде чем мы продолжим доверять ему, мы должны узнать, что он знает... и я не только имею в виду небольшие кусочки, которые он говорит тебе во время ваших ночных флирт-сессий.

- Они не такие, - рявкнула Софи.

- Возможно, не для тебя. Но я сомневаюсь относительно парня, который называет себя президентом Фан-клуба Фостер, он получил шанс побыть с тобой наедине, и как он может не воспользоваться этим.

- Какой шанс... что? - спросила Софи. - Я же не... я... что?

- Неважно, - сказал Там. - Но знаешь что? Проверь, что он не связан с этими ужасами. Ты можешь честно сказать мне, что не волнуешься, что он был частью того, что они сделали с Уайли? Или что все его «предупреждение» об опасности, грозящей твоей семье, на самом деле было ложью, чтобы отвлечь всех от того, что действительно происходило?

Софи потерла узел под ребрами:

- Знаю, ты не доверяешь Кифу...

- И я знаю, что ты делаешь, - перебил Там. - Понимаю, вы двое очень близки...

- Они не так уже близки, - пробормотал Фитц.

- Э... конечно... - сказал Там. - Все, что я говорю, мы должны знать точно, с кем мы имеем дело... а не с тем, что он говорит. Мы должны знать, что он думает, скрывает и планирует.

- Ты хочешь, чтобы я обыскала его разум, - предположила Софи.

Там кивнул:

- Знаю, у Телепатов есть правила, но Уайли заслуживает защиты больше, чем Киф частной жизни.

- Но я на самом деле не знаю, смогу ли достаточно глубоко обыскать его разум, - поспорила Софи. - Наличие телепатического разговора отличается от исследования воспоминаний. Для этого мне обычно нужен физический контакт.

Она смогла обыскать воспоминания Прентиса через стены камеры в Изгнании... но была большая разница между протяжением ее разума кому-то на расстоянии в несколько футов и обыске кого-то, кто, вероятно, был на другой стороне планеты.

- У тебя будет больше шансов, если я помогу, - напомнил ей Фитц.

- Я тоже могу быть там? - спросила Биана.

- Я уверен, что мы все хотим быть там, - сказал ей Там. - Сегодня вечером ты можешь остаться здесь, если тебе так будет легче.

- К сожалению, это не вариант, - сообщил им мистер Форкл. - Кулоны регистрации скоро должны вернуться в Потерянные Города. Наш Технопат уже шифрует данные, но это все очень поверхностно, если мы останемся дольше, то Совет сможет отследить нас до укрытия. Кроме того, если вы решите последовать этому плану, мисс Фостер и мистеру Васкеру понадобиться вся их концентрация, чтобы получить мизерный шанс для достижения этой довольно невозможной задачи. Уверен, что они будут рады предоставить полный отчет, когда закончат.

- У меня нет Импартера, - напомнила ему Софи.

- Я дам тебе другой, - сказал мистер Форкл.

И на этом, вопрос, казалось, был решен.

Все, что оставалось сделать, это отправиться домой.

И ждать.

И надеяться, что Киф не подведет их.


Глава 35

Фитц отправился с Софи обратно в Хевенфилд, чтобы поделать упражнения для Когнатов, в то время как Биана и Декс направились в Римешир, чтобы посмотреть, мог ли Декс взломать регистрационные отчеты Сиры. Они знали, был мизерный шанс, но они хотели узнать, были ли данные изменены в тот день, когда она исчезла.

- Думаешь, это ошибка? - спросила Софи Фитца, когда они переместились на удивительно тихие, пустые пастбища. Кадок и Бриелль, должно быть, заставили Грэйди и Эделайн остаться внутри.

- Проверять Кифа? - спросил он.

Часть ее хотела сказать «да»... она все еще чувствовала чесотку по поводу их плана. Но в данный момент ей было о чем волноваться.

- Такое чувство, что мы напрасно тратим время на неправильные вещи. Тем более что у нас нет реальных планов. Я имею в виду... что Коллектив делает прямо сейчас... помимо отвергания всех наших идей и приказаний нам ждать?

- Знаю. Думаю то, что произошло с Уайли, действительно встряхнуло их.

- Это и меня встряхнуло... но это не значит, что хорошая идея сидеть и ничего не делать. Я знаю, что не так близка ему, как Коллектив... но, возможно, это хорошо. Может быть, так я увижу, что действительно должно быть сделано.

- Что например? - спросил Фитц.

Софи отвела взгляд, вытащив зудящую ресницу, прежде чем спросила:

- У тебя есть Следопыт?

- Не с собой, - ответил Фитц, - а что? Куда ты хочешь пойти?

В то место, чтобы никто не узнал... и ей было нужно сделать это сейчас, пока она не передумала. На данный момент с ними не было телохранителей. Никто даже не знал, что они были дома. Если они собирались куда-то отлучиться, сейчас было самое время.

Но как?

Пробраться на четвертый этаж мимо Грэйди и Эделайн, вероятно, было невозможно. А телепортироваться - потрясающее зрелище, прыжок с утеса и последующий гром, когда они попадут в пустоту.

Им было нужно что-то более тонкое, как, возможно...

Она побежала к Панакес Каллы, надеясь найти Люра или Митю, ухаживающих за величественным деревом. Но единственным гномом, которого она встретила, была женщина с заплетёнными волосами, которую она видела, помогая Эделайн с кормлением Верди краветтелами.

- Тебе что-то нужно? - спросила гном, откладывая гирлянду, которую плела из опавших розовых, пурпурных и синих цветков.

Софи закусила губу:

- Неважно.

- Ты уверена? - надавила гном. - Я здесь чтобы помочь. В частности тебе, мисс Фостер.

Софи покраснела:

- Но... Я даже не знаю вашего имени.

- Есть простой способ это исправить, не так ли? - Она сверкнула улыбкой. - Меня зовут Флори. Что я могу сделать для тебя?

- Не смотри на меня, - сказал Флори Фитц, когда Софи заколебалась. - Я так же запутался, как и ты.

Флори склонила голову, изучая Софи:

- Возможно, это означает, что ты пришла ко мне как мунларк?

Софи судорожно вздохнула.

- И если это так, - продолжила Флори, - я рада помочь. Не задавая никаких вопросов. Не нужно стесняться. Пожалуйста, позволь мне помочь тебе, мисс Фостер. Это было бы честью.

Софи закрыла глаза, вдохнув сладкий аромат соцветий Каллы, чтобы подпитать свою храбрость, когда прошептала:

- Если бы я должна была пойти кое-куда прямо сейчас, ты бы отвела меня?

- Куда угодно, - пообещала Флори.

Софи кивнула, мысленно пробежав по плану еще раз, прежде чем повернулась к Фитцу:

- Ты решишь, что я спятила.

Он усмехнулся:

- Обычно так и происходит. Но я также думаю, что ты великолепна... и решила больше проблем, чем кто-либо еще. Так что я в деле.

Он протянул руку, Софи приняла ее и повернулась к Флори.

- Мне нужно, чтобы ты перенесла нас в Этерналию.


Глава 36

Флори использовала корни Панакес, чтобы отнести их в эльфийскую столицу, и это заставило Софи ощутить, будто Калла поддерживала их путь.

Софи закрыла глаза, слушая хрупкий звук голоса Флори, когда та пела корням, заставляя их двигаться быстрее и быстрее через узкий, заплесневелый тоннель в земле.

- Я подожду вас здесь, - пообещала Флори, когда они остановились, и она открыла отверстие для того, чтобы подняться на поверхность.

- На самом деле у меня есть домашний кристалл, - сказала ей Софи, когда щурилась, чтобы приспособиться к солнечному свету. - Так тебе не нужно будет волноваться, что нас долго нет.

- Я не буду волноваться, - сказала Флори. - И, так или иначе, я все равно побуду здесь, прижав ухо к земле, пока не буду знать, что вы безопасно переместились.

Голос Софи прозвучал глухо, когда она поблагодарила и повернулась, чтобы подняться из тоннеля. Прежде чем достичь вершины, она повернулась и поймала мягкий взгляд серых глаз Флори.

- Мне жаль, что я так долго не могла поговорить с вами.

Флори улыбнулась.

- Время - относительная вещь, особенно когда присутствует горе. - Она похлопала корни. - Когда-нибудь мы можем поделиться историями о моей тете. Но только когда ты будешь готова.

- Подождите... вы - племянница Каллы?

- Думаю, надлежащий термин пра-пра-праплемянница. Но она всегда говорила мне, что «пра» подразумевали, что я была лучшей.

- Она была права, - сказала Софи ей. - И... Мне бы это понравилось.

- Мне тоже, - прошептала Флори. - Теперь иди и будь храбрым мунларком, которым рождена быть.


* * *

- В итоге ты дашь мне подсказку, что планируешь? - спросил Фитц, когда они появились из обвитого корнями тоннеля и оказались перед двенадцатью Кристаллическими Замками, блестящими в полуденном свете.

Софи повела его за одно из возвышающихся и похожих на пальму деревьев, которые очищали воздух огромными веерообразными листьями.

- Мне надоело терпеть, - прошептала она. - Поэтому я собираюсь поговорить с Оралье.

Она ожидала, что он взбесится. Но все, что он спросил:

- Ты знаешь, какой у нее замок?

- Хотелось бы. Я была только в одном замке - Члена Совета Терика. - Она указала на замок в центре. Осталось одиннадцать вариантов.

Фитц поднес руку ко лбу и прищурился:

- Ну, у того, ближе к концу, розовые цветы устилают путь к двери. Думаешь, это ее?

Оралье действительно любила розовый цвет... и Софи не могла придумать ничего лучше.

- Что мы скажем, если я ошибся? - спросил Фитц, когда они бежали по золотому пути. - Особенно если Член Совета Алина откроет дверь?

- Очень надеюсь, что этого не случится, - призналась Софи. - И что я придумала гениальное оправдание, если так произойдет. Думаю, мы скоро узнаем.

Она постучала в тот момент, когда дошла до двери, не давая себе шанса расслабиться. Каждая секунда чувствовалась пятьюдесятью жизнями, прежде чем дверь распахнулась, и Оралье широко распахнула светлые глаза.

- Софи? - прошептала она, светлые локоны коснулись щек, когда она затянула Софи и Фитца в мерцающее фойе и закрыла за ними дверь, заперев ее пятью тяжелыми серебряными болтами. - Давайте надеяться, что Алина не видела вас. Она находится в замке по соседству.

- Уф. Ужаснейшая. Соседка, - пробормотал Фитц.

- Да. Так и есть.

Грусть в ее словах заставила Софи понять...

Член Совета Алина, вероятно, въехала в старый замок Кенрика. И Софи давно подозревала, что Кенрик и Оралье тайно любили друг друга, но не могли решиться признать это, потому что тогда им бы пришлось уйти с должности Членов Совета.

Представлять их живущих рядом и знать, что Оралье теперь была одна — все это сдавило горло Софи, когда она сказала:

- Ну, предполагаю, что Алина уже барабанила бы в дверь, если бы заметила нас.

- Уверена, что так и было бы, - сказала Оралье, снова проверяя болты. - И, понимая, что вы появились здесь без телохранителей и с почвой в волосах, означает, что никто не знает, что вы здесь.

Софи прикусила губу.

- Гном, которая привела нас сюда, знает.

- Хм, - это было все, что сказала Оралье, когда коснулась щеки Софи.

Софи предположила, что Оралье собиралась счистить грязь с ее лица. Но пальцы Оралье задержались, и она закрыла глаза, нахмурилась, когда читала эмоции Софи.

- Похоже мне лучше сесть, - произнесла она, когда опустила руку. Она, молча, привела их по кристаллическому коридору в ромбовидную гостиную с мягкими вырезанными жемчужными розовыми креслами, розовыми люстрами и розовыми кристаллами на стенах в виде цветочных узоров.

- Это комната из мечты Бианы, - сказал Фитц, когда опустился на один из стульев размером с трон и поставил ноги на украшенную драгоценными камнями скамеечку для ног.

- Она может прийти в любое время, - сказала им Оралье, усаживаясь напротив Софи.

- Ничего себе, правда? - спросил Фитц.

- Почему нет?

- Потому что... вы - Член Совета. Я не думал, что вы, Члены Совета, открыты для посетителей.

- Большинство из нас нет. Мне читали много нотаций об отсутствии постоянных норм безопасности, и о том, что я оставляю себя слишком уязвимой. Но думаю, важно, чтобы мы делали нас доступными для наших людей. В конце концов, мы никогда не знаем, чему научимся.

Она подняла одну бровь, глянув в направлении Софи, и та решила тщательно подбирать слова.

- Нам... нужно, чтобы вы организовали встречу с Гезеном. И я знаю, он в Люменарии, и что там строгая изоляция, потому что вы готовитесь к Мирному Саммиту. Но мы должны переговорить с ним.

Оралье нахмурилась:

- Вы ведь не надеялись встретиться с ним сегодня?

- А это возможно? - спросил Фитц.

- Нет, определенно нет.

- Тогда какие сроки? - надавила Софи.

- Я... не знаю. - Украшенные драгоценными камнями каблуки Оралье застучали по кристаллическому полу, когда она прошла в самый далекий угол комнаты, ее силуэт вырисовывался солнечным светом, она выглядела столь изящной и царственной в своем до тошноты розовом платье, что это заставило Софи пожалеть, что она не убрала грязь из волос, прежде чем вошла внутрь.

- Предполагаю, вы не скажете мне, почему такая срочность? - спросила Оралье.

Софи посмотрела на Фитца.

- Ты скажи, - произнес он.

- Вам... тогда лучше снова присесть, - пробормотала Софи.

Оралье опустилась на подлокотник ближайшего кресла и кивнула продолжать. Что Софи и сделала... рассказала всю историю, вплоть до поиска огров в Серебряной Башне, страхов Уайли о своей матери, и решения мистера Форкла не рассказывать ничего Совету.

- Пожалуйста, не заставляйте меня пожалеть, что рассказала вам, - взмолилась Софи, когда закончила рассказ.

Оралье прочистила горло.

- Не заставлю. И... я так глубоко сожалею о Уайли. Ему нужно что-нибудь?

- Да, - сказал Фитц. - Ему нужно, чтобы мы узнали то, что произошло.

Оралье разгладила платье:

- Боюсь, вы переоцениваете мою силу. Я - только один голос... да и не слишком популярный.

- Вы были единственной, кто исправил положение вещей в Эксиллиуме, - напомнила ей Софи. - И вы сделали это без поддержки остальных Членов Совета.

- Да, но это было проблемой, которую я могла решить деньгами. Это нечто совершенно иное.

- Я знаю, - сказала Софи. - Но должен быть способ.

- Не без разговора с остальной частью Совета... и я не думаю, что это было бы мудро. Уверена, что некоторые Члены Совета потребовали бы мой венец, но страх вдохновлял некоторые наши худшие решения. И также есть некоторые, кто чувствует, что радикальные меры - единственное решение.

- Радикальные - это какие? - спросил Фитц.

- Вы уже видели начало. Охрана в наших городах. Обучение защите наших граждан. Я не говорю, что это плохо. К сожалению, это невероятно необходимо. Но куда это ведет? Более строгие ограничения на кристаллы, чтобы регулировать, где и когда люди перемещаются. Комендантские часы. Намного более агрессивный контроль наших кулонов регистрации. Когда правители прекращают доверять своим гражданам, свобода - всегда затраты. И я могу подумать о нескольких Членах Совета, которые расценят то, что произошло с Уайли как доказательство, что контроль - ответ на все вопросы.

- А что вы рассматриваете в качестве ответа? - спросила Софи.

Оралье вздохнула:

- Я честно не знаю. Но... думаю, что это начинается с людей как вы. Людей, задающих трудные вопросы, рискующих и никогда не позволяющих ничему остановить их... не потому что они хотят власти или славы. А потому что знают, что это правильный поступок.

Это был колючий вид комплимента. От такого Софи хотелось обнять Оралье, чтобы отблагодарить ее... или убежать, крича, что мне не нужно такое давление.

Она постаралась сосредоточиться:

- Это означает, что вы поможете нам?

- Это означает, что я попробую. Но потребуется время. Я понимаю вашу поспешность... но не так, будто я могу щелкнуть пальцами и заставить все случиться за ночь. Пожалуйста, не позволяйте мимолетным дням убедить вас, что я передумала. Даю слово, что сделаю все, что могу, чтобы помочь Уайли. Его жизнь - и кошмары, которые он вынес - являются доказательством моих многих недостатков. Он заслуживает намного более безопасного мира, чем тот, который я дала ему.

- Это не ваша вина, - сказала ей Софи.

- Нет, но и я не без греха.

Оралье на секунду посмотрела Софи в глаза, и та поняла, что они полны слез.

- Мне нужно, чтобы ты пообещала, что сообщишь мне, если у Уайли будут какие-то проблемы.

- С этим могут возникнуть сложности, - сказала Софи. - Импартер, который вы дали мне, прежде чем мы сбежали к Черному Лебедю, удобно пропал из моей сумки, когда они отправили домой мои вещи.

- Похоже на них, - сказала Оралье, полуулыбка затронула ее губы. - Но я могу дать разрешение любому Импартеру. У тебя есть Импартер с собой?

- Я мы можем использовать мой? - влез Фитц, вытаскивая устройство из кармана. - У Софи... ну, это долгая история.

Оралье взяла Импартер и прижала палец в центр нижней стороны.

- Подозреваю, что у вас обоих есть довольно много долгих историй, которые никогда не дойдут до ушей Совета.

Зеленый свет вспыхнул, и она поднесла устройство к губам, шепча:

- Разрешение дано.

И Импартер вспыхнул синим.

Она протянула его обратно Фитцу.

- Возможно, это позволит нам лучше сообщать друг другу многие вещи. Я не прошу все ваши секреты. Но есть одна вещь, которую мне нужно знать. - Она повернулась к Софи, взяв ее руку, когда прошептала, - где Киф?

У Софи пересохло во рту, и Оралье, должно быть, ощутила ее страх.

Она кивнула, сжимая руку сильнее.

- Я не могу сказать, должна ли ты руководствоваться сомнением или верой, Софи. Но в любом случае, не позволяй ему совершить ошибку Кенрика.

- И в чем была эта ошибка? - удалось прошептать Софи.

Оралье отпустила ее и отвернулась:

- Он недооценил Финтана. Как и все мы. Не позволяй Кифу заплатить ту же цену, которую заплатили мы.


Глава 37

- Все в порядке? - спросил Грэйди, когда Софи и Фитц попытались - и им не удалось - прокрасться наверх прежде, чем любой заметил, что они вернулись в Хевенфилд. Они едва сделали пять шагов в гостиную, прежде чем все заметили их.

Софи все еще придумывала отговорки, когда Фитц доказал, что был на шаг впереди нее и рассказал ее родителям о Сире, чтобы отвлечь их.

- Вы знали ее? - спросила Софи, когда Грэйди стал столь же белым как диван.

- Не так хорошо, как должны были, - сказала Эделайн, опускаясь на подушку около него. - За эти годы мы пересекались, но никогда не проводили много времени вместе до разрыва памяти Прентиса. Она обратилась к нам позже, несмотря на то, насколько антиобщественными мы стали. Сказала, что было трудно найти других, которые поняли бы потерю.

- Мы не часто виделись, - тихо добавил Грэйди. - Но она время от времени навещала нас. Пока не ушла.

- Совет на самом деле спрашивал нас, не сможем ли мы усыновить Уайли, - прошептала Эделайн. - Но было слишком рано. Вот почему мы не пошли на посадку ее семечка. Я знала, что никогда не смогу стоять перед Уайли после отказа. Я не знаю, понимает ли он. Но...

- Тиерган стал намного лучшим опекуном, чем мы, возможно, когда-либо смогли, - напомнил ей Грэйди.

- Ничего себе, - сказал Фитц, когда Софи обняла их. - Не думаю, что я понял все это.

- Сомневаюсь, что твой отец знал, учитывая его сложные отношения с Эндалами, - сказал ему Грэйди. - Тем не менее, это странно, не так ли? Насколько маленький наш мир? Всегда столько тонких связей между всеми и всем.

- Знаю... попробуй не отставать, когда ты - новый ребенок в городе, - пробормотала Софи.

Не важно, сколько она узнала, сколько историй людей изучила, было такое чувство, что она никогда не нагонит.

Грэйди сильнее обнял Софи.

- Ты - молодец, малышка. Плюс, думаю, хорошо, что все это ново для тебя. Свежий взгляд имеет громадное значение. На самом деле, думаю, что свяжусь с Олденом и проверю, сможет ли он отправить мне свои заметки о том дне, когда Сира умерла. Возможно, я замечу что-то, что не увидел он.

Грэйди направился наверх в свой офис, а Эделайн нахмурилась, когда повернулась к Софи.

- У тебя в волосах грязь?

Софи чуть не побила себя, когда пыталась отряхнуться.

Фитц сделал тоже самое.

Эделайн нахмурилась еще сильнее.

- Я думала, что вы ходили в Аллюветерре.

- Да, - пробормотала Софи. - Но ты знаешь, какими грязными могут быть подземные леса.

Это, возможно, было самое кривое оправдание за всю эльфийскую историю. Но Эделайн пропустила его.

- Что же, - сказала она, - предполагаю, что мои шансы убедить вас отдохнуть до конца дня довольно невелики. Так что не буду тратить свое время, но сделаю новую порцию рипплфлаффов. И я буду настаивать, чтобы вы сделали перерыв и съели их.

- Вам не придется дважды повторять мне, - сказал Фитц, сверкнув своей знаменитой ухмылкой. - И я позабочусь о том, чтобы Софи тоже сделала перерыв.

- Если кто-то и может, то только ты. - Дразнящий тон Эделайн, казалось, добавил значение словам, но Софи не собиралась узнавать, что та имела в виду.

- Итак, - сказал Фитц, нарушая тишину, когда они направились вверх по лестнице в ее комнату. - Ты все еще планируешь сделать парочку упражнений на доверие, верно?

- Я думаю.

Фитц рассмеялся:

- Знаешь, ты боялась бы их намного меньше, если бы просто сказала, что это за тайна, которой собиралась поделиться, пока Киф не прервал наше обучение. Не думай, что я забыл.

Софи продолжила смотреть вперед, надеясь, что скрыла румянец. На одно очень краткое мгновение, она чуть не сказала Фитцу о том, что глупо влюбилась в него. К счастью, она была избавлена от унижения.

- Интересно, могу ли я догадаться, - сказал он, когда они шли по второму этажу.

- Сомневаюсь.

Его растерянность была и облегчением, и раздражением.

- О, правда? - Он быстро прошел вперед и преградил ей дорогу. - Хочешь, я попытаюсь?

- Я... - Это было единственное слово, которое она могла произнести, прежде чем ее голос затих.

Фитц усмехнулся:

- Возможно, так было бы легче. Так тебе не нужно было бы говорить это... если я угадаю.

Легче.

Сложнее.

Возможно одно огромное бедствие...

Софи сглотнула, пытаясь с трудом проглотить ком в горле... но ее голос все еще отказывался появляться.

Возможно, он увидел панику в ее глазах.

А, может, он и правда разгадал ее секрет.

В любом случае, он отступил на шаг:

- Прости. Не честно давить на тебя... особенно учитывая то, что ты сегодня пережила.

- Да, - пробормотала она, проталкиваясь мимо него и гадая, не отвергли ли ее только что... сейчас было не время для таких мелких отвлекающих факторов.

Но глаза горели, а грудь сдавило и тянуло какое-то чувство.

- Эй, - сказал Фитц, догоняя ее у двери в комнату. - Я сказал что-то не то? Чувствуется, что да... и клянусь, я не хотел ничего такого.

Она повернулась к комнате, пытаясь найти что-нибудь, чтобы сменить тему. И заметила мятые кусочки на своем цветущем ковру.

- Это... - спросил Фитц.

- Следы, - прошептала Софи.

Ведущие от открытого окна.

Софи юркнула подальше от двери, прижимаясь спиной к стене, чтобы остаться вне поля зрения, и желая, чтобы там был Сандор с его смертоносным мечом.

Так как его не было, она протянула разум, чтобы найти чужие мысли:

- Я никого здесь не ощущаю, а ты?

- Я тоже, тут тихо, - прошептал Фитц.

Почти слишком тихо... но это могла быть просто ее паранойя. Софи чувствовала страх, напрягающийся в узле под ее ребрами, и она замедлила дыхание, чтобы удержать контроль.

- Подожди... куда ты идешь? - спросил Фитц, когда она расправила плечи и повернулась, чтобы пройти через дверной проем.

- Как еще мы узнаем, зачем они были здесь? - спросила она, гордясь, что ее голос прозвучал спокойно.

Все выглядело в норме... ящики стола были плотно закрыты. Одежда аккуратно висела в шкафу. Софи проследовала по следам к кровати, задержав дыхание, когда внимательно осмотрела подушку.

- Дай угадаю, это сделал Киф, - сказал Фитц, когда она потянулась за темно-синей бусинкой, оставленной в центре.

Она кивнула, проведя пальцем по серебряному мунларку, изображенному в мельчайших подробностях.

Никто больше не мог нарисовать его так затейливо.

А глаз переливался временным прыгающим кристаллом.

Если Софи и сомневалась относительно намерений Кифа, то они ушли, когда она заметила, два крошечных слова написанных на крыльях серебряной птицы.

Встретимся сейчас.


Глава 38

- Я пойду, - сказала Софи, в тоже время, когда Фитц выдохнул:

- Что если это ловушка?

- Это не ловушка... Киф должен был очень сильно рисковать, чтобы прийти сюда и оставить это. - Она перекатила бусинку в руке, чувствуя ее прохладный вес.

- Невидимки могли заставить его, - поспорил Фитц. - Мы должны выяснить, как далеко они заведут его. Вполне уверен, что мы не должны идти к суперопасной — и очень жуткой — команде. Я имею в виду, кто врывается в чужую комнату и оставляет шарик на подушке, говоря о встрече, даже не объясняя, что происходит?

- Тот, у кого нет времени, - сказала Софи... хотя тайно она признавала, что в воздухе висела атмосфера злой Зубной Феи.

- Он не мог оставить записку? - спросил Фитц.

- Записку гораздо сложнее объяснить, если кто-то найдет его, пробирающимся тайком с ней. И может быть, он не хотел терять время, рыться в моей комнате в поисках бумаги и ручки. Главное, что он не пошел бы на такого рода неприятности, если бы ему не нужно было сказать что-то важное. Или он в опасности и нуждается в моей помощи. В любом случае, я знаю, что это рискованно. Знаю, что не найду никого, кто скажет мне, что это хорошее решение. Но я иду. И я пойму, если ты не захочешь...

- Я не позволю тебе идти одной, - перебил Фитц.

- Не позволишь?

- Ничего себе... тише. Все, что я имел в виду, если ты пойдешь, то со мной. Потому что, если придется, я вцеплюсь в твои лодыжки, когда ты будешь перемещаться. Но ты понимаешь, в этот раз нас поймают, верно? Твои родители знают, что мы здесь.

- Да... вероятно, я должна оставить записку, так они не будут волноваться.

- Я вполне уверен, что они будут рвать и метать, - сказал ей Фитц. - Но думаю, все-таки лучше оставить какое-то объяснение.

Софи достала тетрадь и ручку из школьного ранца и уставилась на чистый лист.

Что она должна написать?

«Нашла перемещающий кристалл от Невидимок и решила воспользоваться им... не знаю, куда иду и когда я вернусь!

Все должно пройти очень хорошо.»

Она обдумывала записку еще пару секунд, потом написала коротко и мягко.

Нашла сообщение от Кифа.

Не волнуйтесь... мы будем осторожны.

- Думаю, это все покрывает, - сказал Фитц. - Хотя, я бы дописал: «Пожалуйста, не сажайте меня под домашний арест на всю оставшуюся вечность».

- Последний шанс передумать. Я могу справиться сама.

- О, знаю. Я планирую спрятаться за тебя, если мы столкнемся с чем-то страшным. Но мы - Когнаты. Мы сильнее вместе.

Он сверкнул инициалами на кольцах, когда предложил ей руку.

Она взяла его руку, оставив записку на кровати, когда поднесла бусинку Кифа у свету, сформировав тонкий призрачный путь.

- Есть какие-либо предположения, куда мы идем?

- Ставлю на вонючее место.

От шутки стало легче.

Также Софи напомнила себе, что они идут увидеться с другом.

Но коленки все еще дрожали, когда она сделала решающий шаг в свет, оставив их жизни в руках Кифа.


* * *

- Я знал, - сказал Фитц, зажимая нос и глядя на маслянистую черно-синюю лужу под ногами. - Кожа селки. Она превращается в жижу, когда они ее сбрасывают.

Софи чуть не стошнило.

Запах кислого сыра оказался на языке, а соленый океанский воздух сделал его в десять раз хуже. Весь пляж был покрыт месивом... лабиринтом грязных бассейнов и слизистых черных ручьев, текущих к удивительно белым волнам. Скалистые утесы выступали из пенистой воды, покрытые гладкими темнокожими существами, которые выглядели частично тюленями, частично змеями, с волосатыми лицами и длинными, свернутыми телами.

- Я так понимаю, что это селки? - спросила Софи, когда один из больших зверей поднял голову и испустил подобного лаю рык.

- Да. Могу поспорить, мы в Заливе Черных Вод, - сказал Фитц. - Хотя не помню, чтобы утесы были столь высокими, когда мой наставник водил меня сюда. Или настолько зелеными.

- Это потому, что мы на Острове Инктайд, - пояснил голос позади них. - Что более приватно. Или должно было быть. Я не думал, что получу Фостер-плюс-один.

Они развернулись и обнаружили Кифа в длинной черной мантии, прислонившегося к глыбе выветрившихся скал посреди пляжа. Белый символ глаза на рукавах был почти таким же тревожащим, как и его небрежная ухмылка.

- Значит, вы, ребята, теперь вместе? - спросил Киф. - Неразделимые Софитц? Или все-таки решили остановиться на Фитцфи?

- Чувак, не время для шуток, - сказал Фитц.

- Ха, это практически тоже, что сказала мне Софи в Ложносвете. Вы теперь заканчиваете друг за друга предложения?

- Киф... мы серьезно, - сказала Софи.

- О, знаю. Фитц смотрит на меня своим любимым «Я так серьезен». А ты лупишь меня беспорядочными эмоциями. - Он повращал рукой, и его улыбка угасла. - Ты снова не доверяешь мне? Знаю, я ошибся с предупреждением... но это ведь хорошо?

- Думаешь, хорошо, что кого-то пытали? - рявкнул Фитц.

Цвет сошел с лица Кифа.

- Подожди... что?

- Ты не знаешь? - спросила Софи.

- Нет... клянусь. Это был Декс? Пожалуйста, скажи мне, что это не Декс. Или Биана? Или Линн?

Его голос надламывался с каждым именем.

- Они в порядке, - сказала Софи. - Это был...

- Мы ничего не скажем, пока не изучим твои воспоминания, - прервал Фитц. - Нужно убедиться, что ты не причастен.

Киф закатил глаза:

- Я был бы здесь, если это было не так?

- Да, если это ловушка, - сказал Фитц.

- Верно, я и забыл. - Киф повернулся, чтобы прокричать пустому пляжу. - Они догадались, народ. Выходите и нападайте.

Тишина... только лай селки.

- О, правильно... здесь никого нет, кроме меня! И ты хоть представляешь, как трудно от них избавиться?

- Как ты это сделал? - спросила Софи.

- Не позволяй ему увести себя в сторону, - влез Фитц. - Мы должны придерживаться плана. Как сказал Там...

- Уф, я должен был знать, что Мальчик-Челка причастен, - перебил Киф. - Дай угадаю, он до сих пор злится, потому что я не позволил ему прочитать меня?

- Ну, ты видел, что на тебе надето? - спросил Фитц.

Киф схватился за рукава, пытаясь скрыть символы Невидимок:

- Это. Костюм.

- Докажи, - сказал Фитц.

- Что будет, если я скажу «нет»? Ты используешь всю силу Когнатов на мне?

- Просто дай нам пять минут, - попросила Софи. - Пять минут, чтобы удостовериться, что мы знаем, что действительно происходит. Если бы ты видел, что они сделали с Уайли...

Киф отступил на шаг:

- Они причинили боль Уайли?

- «Боль» - мягко сказано, - произнес Фитц. - Они накачали его, вытащили из комнаты и обжигали много раз.

Чайки кружились в вышине, когда Киф посмотрел на небо.

- С ним будет все хорошо, верно?

- Снадобье работает над этим, - прошептала Софи. - Она может вылечить все его раны. Но вот в умственной травме - не уверена.

Киф позеленел, когда повернулся к ним:

- Они отпустили его? Или он сбежал?

- Сбежал, - ответила Софи.

- Ничего себе... у кого-то будут проблемы.

- Вот что тебя волнует, да? - спросил Фитц, стряхивая ил с обуви и подходя ближе.

- Эй... я должен подумать о том, что там будет, когда я вернусь. На моем месте ты бы повел себя так же.

- Я бы никогда не оказался на твоем месте, - поспорил Фитц.

- Да, тебе лучше принимать легкий путь.

- Что это значит?

- Ничего. Это... неважно. - Киф снова уставился в небо. - Уайли видел, кто его схватил?

- Вроде того, - ответила Софи. - Он почувствовал невидимую руку, срывающую его кулон, и он попал в ловушку в силовом поле, так чтобы это были Альвар и Руи. Но он также подозревал, что было двое других.

- Предполагаю, вы подумали, что один из них был я?

- Ты можешь винить нас? - спросил Фитц.

- Тебя? Нет. - Киф посмотрел на Софи. - Но я же говорил тебе, что не пересеку границы.

- Ты никогда не говорил, что это за границы, - прошептала она. - И я знаю, как отчаянно ты пытаешься работать.

- Так ты подумала... - Он подавил остальные слова.

- Если бы ты знал, что они пойдут за Уайли, - произнес Фитц, его голос был едва слышим из-за прибоя, - ты бы их остановил?

- Я сказал бы вам, ребята, так Черный Лебедь смог бы с этим справиться. Точно так же, как я сделал с Грэйди и Эделайн.

- Но что, если бы мы не могли добраться до него? - надавил Фитц. - Ты бы отбросил свое прикрытие?

Киф колебался... только секунду, но этого было достаточно.

- Ты не понимаешь, - поспорил он. - Они люди, которые мучают кого-то просто потому, что хотят! Люди, которые заражают весь вид болезнью только для того, чтобы все было так, как им хочется! У них есть сеть, которая тянется дальше, чем вы могли когда-либо представить. Я видел только крошечную ее часть, и это по-настоящему жутко. Я не могу бороться без принятия определенных жестких вызовов!

- Ну, надеюсь, что это того стоит, - рявкнул Фитц.

- Как и я. - Киф резко опустил плечи от признания, будто его тело хотело отступить.

Соленый ветер хлестал вокруг них, и Софи с трудом выдерживала вонь селки.

- Ты можешь представить, кем были остальные двое похитителей? Уайли решил, что один из них Ветродуй. И он слышал, как они говорили, что другой держал путь открытым.

Киф стряхнул песок с волос:

- Ветродуй, вероятно, Трикс. Значит другая - Амбер, с тех пор как я с ней познакомился, то понял, она много работает с Триксом. Это ненастоящие имена. Я встречался с некоторыми участниками несколько дней назад, но никто не говорил мне, кем они действительно являются... и они все носили капюшоны, таким образом, я не мог их видеть.

- Так они все еще не доверяют тебе, - отметила Софи.

- Не полностью. Но Финтан никому не доверяет полностью. Все знают только крошечный кусочек его планов, и он дает только одному человеку одну задачу на каждую миссию. Таким образом, каждый становится тем, кем можно пожертвовать.

- Это довольно ужасно, - пробормотала Софи, - учитывая то, что он сделал с твоей мамой.

Киф пожал плечами.

- У них есть какой-то прогресс в обещании спасти ее? - спросила она.

- Не знаю, не волнуйся. Думаю, что они соврали, когда предложили это. Посмотри на то, как они бросили Гезена. Он - заключенный уже сколько месяцев? И ты видишь, чтобы они пытались вернуть его?

- Они попробовали сначала, - сказала ему Софи. - Пока Визг не удалила его ногти. И теперь он находится в Люменарии, в которую, по-видимому, невозможно пробраться.

- Возможно, но я никогда не слышал, чтобы они говорили о его возвращении. И когда я спросил об этом Альвара, он сказал: «Гезен там, где нужно».

Фитц и Софи переглянулись.

- Что? Вы, ребята, планируете снова посетить его?

- Мы работаем над этим, - сказала Софи.

- Ну... я бы слишком не надеялся. Они хотят, чтобы он был под замком. Думаю, это означает, что он бесполезен.

- Надеюсь, ты ошибаешься, - тихо сказала Софи. - Он почти единственный план, который у нас есть.

- Эй... у вас есть я. Знаю, что вчера понял несколько деталей превратно... но я все еще работаю над получением тайника Финтана. Я заставлю его доверять мне.

- Вот именно по этому поводу я и волнуюсь, - пробормотала Софи. - Доверие никогда не бывает бесплатным.

- Возможно нет. Но я знаю, сколько готов заплатить. У меня есть границы. И я не перейду их.

- Мне было бы гораздо легче поверить, если бы ты показал нам, что каждый день делаешь с ними, - сказал Фитц.

Киф открыл рот, чтобы поспорить, потом посмотрел на Софи.

- Ты действительно должна знать, да?

Она кивнула.

Волна ударилась о скалы, заставляя селки залаять так громко, почти заглушив следующие слова Кифа.

- Я дам тебе пять минут, чтобы осмотреть мои воспоминания... но Чудо-мальчик должен пропустить это.

- С каких это пор ты доверяешь только ей? - спросил Фитц.

- С тех пор как она не выглядит готовой ударить меня. Таким образом, это соглашение. - Он протянул руку для рукопожатия.

Софи шагнула вперед, чтобы принять ее, хмурясь, когда встала в одну из чернильных луж.

- Прекрасное место ты выбрал, между прочим.

- Эй, я же говорил тебе, что в моем следующем плане улизнуть фигурирует много кожи селки.

- Да. Я просто не поняла, что ты всерьез.

- Я всегда серьезен, Фостер. Особенно, когда ты думаешь, что я дразнюсь. - Он откашлялся, отводя взгляд. - Помни... пять минут. Затем мы забудем об этом.

Она коснулась его висков, и он вздрогнул от ее прикосновения.

- Чувак, ты покраснел? - спросил Фитц.

- Только потому, что могу чувствовать то, что чувствует Фостер, - рявкнул Киф в ответ.

Софи закатила глаза.

- Я ничего не чувствую.

Или, возможно, она чувствовала слишком много.

Страх, ужас, сомнение и беспокойство. Но также и надежду.

Она дала себе три секунды, чтобы успокоить нервы и позволить звукам волн смыть другие отвлекающие факторы. Тогда она закрыла глаза и сделала холодный, соленый вдох, прежде чем втолкнула свое сознание в разум Кифа.


Глава 39

Голова Кифа была полна видов городов.

Некоторые места Софи узнавала.

Некоторые нет.

Но у них всех была одна общая черта.

Почему ты ходишь к людям? передала она.

Не по той причине, о которой ты подумала.

Ты не знаешь, о чем я подумала.

На самом деле, знаю. Твои эмоции так интенсивны, ты с тем же успехом могла бы поставить восклицательный знак после фразы «я волнуюсь по поводу ЭТОГО». Но там я просто должен изучать людей. Это часть моего обучения как эмпата... и да, работать с Невидимками столь же раздражает, как с Черным Лебедем. Либо это работа по дому, либо жесткие уроки развития навыков, по сравнению с которыми то, что мы изучали в Эксиллиуме, кажется суперлегким.

Сцена снова сменилась, и на секунду Софи подумала, что она смотрела на Париж, пока не поняла, что структура Эйфелевой башни была белой и оранжевой.

Когда ты был в Токио?

Вчера. Если ты смотришь на знаки, то можешь, вероятно, найти где-нибудь дату. Теперь ты веришь, что я не имел никакого отношения к тому, что произошло с Уайли?

Ты понимаешь, почему мы должны были проверить, верно?

Не круто знать, что вы, ребята, сидите и обсуждаете то, как вы не доверяете мне.

Ты не помогаешь.

В его воспоминаниях она видела Кифа, стоящего на крыше рядом с Финтаном. Софи не была уверена, что могла бы так просто стоять, не спихнув Финтана с края.

Эй, я чувствую к нему такое же отвращение, как и ты.

Прекрати читать мои эмоции!

Не могу. Это невозможно игнорировать. И поверь, во мне вскипает та же ярость каждый раз, когда я смотрю на него. Он не имеет право жить, после того что сделал с Кенриком.

Да, не имеет.

Если тебе станет легче, я провожу с ним не так уж много времени. Альвар контролирует меня во время работы по дому. А Руи - один из отвечающих за уроки. Все, что делает Финтан, берет меня в переполненные места и заставляет изолировать чувства каждого человека.

Почему людей? спросила она, когда изображение города снова изменилось, показав улицу полную жизни, движения, цвета... и людей. Столько людей. Богатые и бедные. Молодые и старые. Местные жители и туристы. Разговоры, смех, крики... продажа еды и пустяков. Некоторые носили сари и тюрбаны, это значило, что Киф, вероятно, был в какой-то части Индии... но Софи не могла назвать город.

Ну, с одной стороны Невидимки не могут точно перемещаться вокруг Потерянных Городов, напомнил ей Киф. Но я могу также ощущать большинство человеческих чувств по воздуху, не нуждаясь в контакте. Плюс, люди очаровывают Финтана. Он ненавидит их, но также одержим знанием всего о них.

Следующим городом был Лондон, прямо в сердце площади Пиккадилли, где люди, казалось, собирались вокруг странной статуи и смотрели объявления на гигантских экранах.

Так это все, чем ты занимаешься? спросила она. Что насчет уроков обучения способности?

Там просто Руи устраивает показуху. Должно быть, в Эксиллиуме он был звездой, и я вполне хреновен во всем, поэтому уроки обычно заканчиваются тем, что называет меня бесполезным.

Софи ощутила укол, который вызвало слово, после всего того времени, когда его папа швырял то же обвинение. Но она была рада, что он не выделялся при обучении у Невидимок.

И это все? спросила она. Ты больше ничего не делаешь?

В значительной степени. Есть много противной работы по дому. И была случайная миссия, в тот день, когда они штурмовали Святилище... но я не имел никакого отношения к Уайли. Клянусь, я даже не знал, что это происходило. На самом деле я рад, что вы, ребята, сказали мне, таким образом, я смогу подготовиться, прежде чем вернусь.

Ты будешь в безопасности?

Конечно... почему нет? Я не участвовал в неудачной миссии. В самом деле, некоторых могут понизить.

Ты говоришь это так, будто это хорошая новость.

Это хорошо. Это заставит Финтана использовать меня чаще.

Но для чего?

Я не могу волноваться об этом, Фостер. Я не могу думать обо всяких «что», «если» или «возможно». Я могу брать одно за другим — одно назначение за раз — и бороться самому.

В воспоминании Финтан улыбался чему-то, что Киф сказал, и у Софи скрутило живот.

Ненавижу, что он обучает тебя. А ведь он даже не Эмпат.

Знаю. Но все время, проведенное с ним один на один, крайне важно, если я собираюсь украсть его тайник. Плюс, нет никаких других Эмпатов, чтобы обучать меня. Я спрашивал его почему, и он сказал:

«Редко удается найти тех, кто открыт для новых ощущений».

Киф заставил свой ментальный голос звучать как у Финтана, и узел эмоции под ребрами Софи натянулся так туго, что стало больно дышать.

Прости. Думаю, наверное, очень тяжело слышать его после всех этих ужасных раз, когда ты была в голове, пробормотал Киф.

Не знаю, как ты выдерживаешь это. Мне хочется выцарапать себе уши или выцарапать его губы, или я не знаю... я просто хочу что-нибудь разорвать.

Знаю. Я супер рад, что ты не вцепилась в меня. И к счастью, он не много разговаривает. Главным образом, он говорит: «Скажи мне, что они чувствуют», и указывает на какого-то случайного человека в толпе. Это становится странным только в конце. Прежде чем он возвращает меня в укрытие, он всегда спрашивает: «Если бы ты мог спасти только одного из этих людей, кого бы ты спас?».

Это... ужасно.

Знаю. Я всегда думал, что он собирался сжечь город дотла, и понятия не имел, что бы я сделал, если бы так произошло. Но он просто чесал подбородок и спрашивал, почему я выбрал человека. Он всегда записывает мой ответ в этой небольшой тетрадке, которую держит в кармане. Большую часть времени он наклоняет ее, таким образом, я не вижу, что он пишет. Но несколько дней назад было ветрено, и страницы продолжали трепетать, таким образом, он держал ее под разными углами, и было похоже, что он составлял список... но я понятия не имею какой. Заголовок наверху гласил: «КРИТЕРИЙ».


Глава 40

Я так понимаю, что у тебя есть причина, почему ты ахнула, сказал Киф, когда город в воспоминаниях переменился на красочный баррио6, наполненный музыкой и танцами.

Софи закусила губу.

Несколько месяцев назад Биана услышала, как Алавар разговаривает с кем-то по своему Импартеру в Эверглене. И он использовал слово «критерий». Так же он говорил о «подопытных».

Она перевела дыхание, прежде чем спросила:

Как думаешь, таким образом они хотят тебя натренировать?

Возможно, сказал Киф, пропитывая каждый слог отвращением. Я пытаюсь до вас донести, что я не тот, кем вы хотите меня видеть.

Я не хочу, чтобы ты был кем-то кроме себя. Независимо от Инициативы Путеводной Звезды - это определяет тебя не больше, чем Проект Мунларк определяет меня. Тем более, я начинаю думать, что их планы даже не работают. Не могу вспомнить последний раз, когда Черный Лебедь опережал всю эту сумасшедшую дрянь, и, кажется, Невидимки ушли недалеко от них. Возможно, эти группы затеяли игру. Но это не значит, что мы должны играть по их правилам. И, если есть хоть одна вещь, которую мы с тобой делаем хорошо, она совершит многое, пока мы действуем вместе.

Думаю, я справлюсь, ответил Киф, и в его памяти возник причудливый городок в деревенском стиле с длинным деревянным мостом, перекинутым через спокойную реку в центре. Вдали виднелись огромные заснеженные горы, и Софи предположила, что они где-то в Австрии или Швейцарии.

Так... каковы же критерии для определения того, кого бы ты спас? спросила она.

По-разному. В основном я ищу тех, кто выглядит счастливым, так как полагаю, что они ценят возможность жить. Или выбираю кого-то из детей. Они такие симпатичные, маленькие и невинные - и, ничего себе, какой огромной волной сантиментов ты меня ударила.

А чего ты ожидал? Ты ведь говоришь о спасении детей!

А десять минут назад ты думала, что я четвертый похититель Уайли. Напомни мне поблагодарить Взрывного Парня за то, что в следующий раз я его увижу. И Фитцера.

Если бы ты увидел раны Уайли, то понял бы, почему мы должны быть уверены. Софи пришлось подавить воспоминания, чтобы удержаться от изображения этого. Кроме того, увидев тебя в этой мантии...

Да, я чувствую, как ты ненавидишь ее.

«Ненавидишь» недостаточно сильное слово. Я хочу разорвать ее в клочья.

Что ж, не надо. Я ничего под ней не ношу.

Он хохотнул, когда она отступила на шаг назад.

Шучу… хотя твой грубый поступок отмечен. И, к твоему сведению, причина, по которой я ее ношу, заключается в том, что не могу себе позволить потерять еще одну. Финтан волновался, когда я вернулся из Ложносвета без мантии, наверное, потому что не мог отследить меня или что-то в этом роде.

Это не единственная причина.

О?

Да.

Прошла пара секунд.

Ой, Фостер, перестань. Я милый парень, который решил спасти детей, помнишь? Как ты можешь устоять передо мной?

Кто что-нибудь говорил о милом?

Это само собой разумеется. Даже не пытайся отрицать.

Она не могла.

И он знал это.

И она это ненавидела.

Если скажу, то хочу кое-что в ответ, решила Софи.

Разве моей вечной преданности недостаточно?

Даже не близко.

Это больно, Фостер.

Это игра. Если я расскажу тебе, что мы нашли в твоем плаще, то хочу тайну в ответ. Я хочу увидеть то воспоминание, которое к тебе вернулось, взволновало и заставило сбежать.

Его мысли, казалось, извивались.

Да ладно, Киф. Рано или поздно тебе придется мне рассказать.

Видишь ли, позже звучит лучше, чем раньше.

Согласна, потому что «скрывать» всегда звучит проще. Но все это действительно означает, что ты будешь нести свое бремя в одиночку.

Лучше, чем сбрасывать его на тебя.

Но прошу тебя... и обещаю, это ничего не изменит.

О, или все. Посмотрим.

Значит, мы договорились?

Она услышала его вздох:

Ладно. Но ты первая.

Достаточно честно.

Софи рассказала о диске в его плаще, и как воспоминание Прентиса о символе, казалось, было связано с тем, что он произнес Лебединая Песня, и как они нашли теневой рисунок символа на полу заброшенного укрытия в Париже. И раз уж пошло, то она сказала ему о подслушивающем устройстве в его старом Импартере.

Твоя очередь! закончила она.

Ничего себе, притормози... ты не можешь просто вывались все это на меня и не дать минутку на обработку. В моем старом Импартере было подслушивающее устройство? Как он оказался у тебя?

Его случайно перепутали с моим в тот день, когда мы обыскивали твою комнату и нашли записку мамы. Декс не мог отследить сигнал, но мы предполагаем, что он вел к Невидимкам, и именно так они узнали о нашей засаде на Эвересте и получили время на подготовку.

Мама снова наносит ответный удар. Его мысли, казалось, потемнели, когда густые облака гнева циркулировали в сознании. Не знаю, почему я еще удивляюсь.

Потому что ты не дал ей сломать себя... и надеюсь, что никогда не дашь.

Софи смотрела, как он собирает слова, пряча их подальше куда-то в безопасное место, прежде чем спросил:

Так что это за диск, который вы нашли в моем плаще... это был своеобразный маячок?

Сандор и мистер Форкл не думали так. Диск не был покрыт никакими ферментами и был сделан из чего-то под названием даскетин, который является, по-видимому, таким типом камня, который реагирует на звездный свет. Мы понятия не имеем, почему на нем была нанесена часть символа, но совпадений нигде нет. А ты нигде не видел этот символ?

Нет. Но я все еще в их глупом доме «новичков». Могу поспорить, что найду его, как только доберусь до реального укрытия. И, тем временем, возможно, я должен потерять и этот плащ, чтобы посмотреть, что будет...

Плохая идея... особенно после того, как ты принял на себя такой риск встретиться с нами сегодня.

Опять ты со своей логикой. Это действительно ограничивает мой стиль.

Ну, тогда, почему бы тебе не остановить меня и не показать то воспоминание?

Уверена, что не хочешь почитать мне лекцию подольше?

Заманчиво, но нет.

Когда он все еще колебался, она добавила:

Да ладно, Киф, разве не ты поддерживал меня со всеми странностями в моем прошлом? Давай не забывать, что я - девочка, созданная с использованием ДНК аликорна.

Да, но это позволяет тебе телепортировать — и общаться с Силвени — таким образом, это полная победа. Кстати, как поживают она и Грейфелл?

Они в порядке, и если бы были здесь, Силвени сказала бы тебе перестать тормозить.

Вполне уверен, она пропела бы КИФ! КИФ! КИФ! Как и всегда, когда видит меня.

Так, ты снова меняешь тему.

Поймала, а? Ты быстрая, мисс Ф. И я вполне уверен, что дал тебе больше пяти минут, поэтому...

Нет. Ты не соскочишь. Мы заключили сделку, и я держу тебя.

Видишь, я отчасти хотел бы узнать, как ты накажешь меня, если я откажусь.

Ее так и подмывало огрызнуться длинным списком невероятно творческих форм пыток Кифа. Но потом она давала ему отвлечься, как он хотел.

Пожалуйста? попробовала она. Я устала гадать о том воспоминании. Я устала волноваться о том, на какой ты стороне, каждый раз когда все идет не так. Я устала, Декс говорит мне, что думает, что ты - мой враг и...

Ничего себе... притормози. Дизней думает, что я твой кто?

Ну, он не сказал это на самом деле... но подразумевал. Мы пытались предположить, что такое Инициатива Путеводной Звезды, и он задумался, является ли это версией Невидимок Проекта Мунларк, это было основано на том, что они сделали тебя, чтобы остановить меня.

Ничего себе. Это просто...

Он захихикал, фыркая.

Рада, что ты находишь это настолько забавным.

А ты нет? Не говори мне, что на самом деле веришь ему.

Не хочу. Но что еще мне думать? Ты сказал мне, когда сбежал, что предназначен быть чем-то другим, чем героем. И всего несколько минут назад, ты сказал мне, что ты - не парень, которым я хочу, чтобы ты был.

Уф. Думаю, тебе и вправду нужно увидеть то воспоминание, да?

Да, в самом деле.

Ладно. Слово ощущалось вялым, будто его разум тянул резину. Но пару секунд спустя, началось воспоминание.


Глава 41

В спальне Кифа было темно. Настолько черно, что он едва мог разглядеть силуэт матери, склонившийся над его постелью, она трясла его, вырывая из сна без сновидений.

- Мама? - спросил он. - Что-то случилось?

Его голос был писклявее, чем Софи привыкла слышать. Она предположила, это означало, что ему было где-то около девяти или десяти.

- Все хорошо, - сказала ему леди Гизела, когда сдернула одеяло.

Со свистом холодный воздух накрыл его, и он свернулся плотнее, дрожа в своей сверхнакрахмаленной пижаме.

- Ничего подобного, - сказала она, хватая его за запястье, чтобы не дать накрыться одеялом. - Надень это. Там, куда мы идем, еще холоднее.

Она набросила толстый черный плащ на него, когда Киф медленно сел.

Софи прищурено смотрела на тусклое воспоминание, наполовину ожидая найти белый символ глаза, смотрящий на нее с рукавов. Но плащ был простым, и грубая ткань, казалось, поглотила тощее тело Кифа, когда он встал, все еще шатаясь после сна.

Его глаза медленно приспосабливались, позволяя увидеть больше мамы, которая выглядела столь же безупречной как всегда. Несмотря на середину ночи, ее губы были накрашены блеском, а тяжелая черная накидка блестела пятнами оникса, солнечные светлые волосы - закручены в замысловатую прическу.

Она прищелкнула языком, когда он стоял и пялился на нее.

- Честно, Киф. Ты не можешь додуматься, что нужно надеть обувь?

Киф уставился на свои босые ноги.

Леди Гизела закатила глаза и опустилась на колени, схватив пару мягких черных ботинок у изножья кровати.

- Без носок? - спросил Киф, цепляясь за ее плечи, когда она приказала, чтобы он надел левый ботинок. - И разве я не должен сначала переодеться?

- Мы не уйдем настолько долго. - Она надела ему второй ботинок, поправила воротник его плаща, чтобы закрыть шею. - Вот. Так хорошо.

- Куда мы идем? - спросил Киф, когда она прошла по комнате и открыла занавески на окнах. Только тонкий кусочек луны освещал одинокое ночное небо. - Почему папа не идет с нами?

- Потому. Это наш особенный секрет. Ты ведь любишь секреты, да?

Она полуулыбнулась, когда он восторженно произнес:

- Да!

- Хорошо. Тогда давай начнем. - Она потянулась к затылку и вытащила длинную серебряную шпильку из прически. Волосы рассыпались шелковистыми волнами, смягчая черты лица. Но взгляд в ее глазах был тверд как сталь, когда она поднесла булавку к окну, позволяя бледному серебряному свету осветить набор гладких каменей среди закрученных кусков металла.

- Этот кристалл светится? - спросил Киф, указывая на бело-синюю ауру булавки.

- Это не кристалл. Это редкий звездный камень... что немаловажно. Когда-нибудь я хочу, чтобы ты помнил это. Но не сегодня. Сегодня я просто хочу, чтобы ты взял меня за руку.

Он так и поступил, его пальцы выглядели такими маленькими, по сравнению с ее, когда они переплели их. Широкий золотой браслет украшал его левое запястье, сверкая десятками алмазов.

- Сконцентрируйся, - сказала леди Гизела, когда они ступили в свет, отбрасываемый звездным камнем, и позволили холодному порыву унести их.

Тогда воспоминание изменилось... они оказались после прыжка у блестящей серебристой двери, окруженные тенями и снегом. Эльфийские руны были вырезаны в металле, образуя слова, которые для Софи казались бредом.

- Где мы? - спросил Киф, когда ледяной бриз колол его уши. Он отпустил маму и притянул руки к груди, пытаясь сохранить столько тепла, сколько мог.

- Это пока не имеет значения, - сказала ему леди Гизела. - Когда-нибудь это место будет решением наших мировых нужд. Но в настоящий момент, мы здесь ради безопасности. Лучше не убирай руки в рукава. Будет легче, если твой пальцы онемеют.

- Почему?

- Увидишь. И расслабься, - добавила она, коснувшись его надутых губ.

- Для чего?

- Так много вопросов. Ты мне не веришь?

Киф кивнул, но его глаза были сосредоточены на пальцах, которыми она держала шпильку... больше как кинжал, чем модный аксессуар. Это привлекло его внимание - у булавки была длинная, искривленная основа с острием, как у иглы.

- О, пожалуйста, - сказала она, когда Киф вздрогнул и отступил на шаг назад. - Я воспитывала тебя трусом?

- Нет, - пробормотал Киф.

- Тогда дай мне руку.

- Что ты собираешься сделать?

- Я хочу обеспечить твое наследие. И такой подарок имеет свою цену. Сейчас. Дай. Мне. Свою. Руку.

- Что если я не хочу наследия?

- Каждый хочет получить наследие. Или ты хочешь доказать, что отец был прав насчет тебя?

Слова зажгли огонь в нем, он остро нуждался в том, чтобы ответить на вызов.

- Хороший мальчик, - сказала она, когда Киф протянул дрожащую левую руку. - Хотя ясно, что нужно поработать над твоей твердостью.

- Я тверд.

- Поверю, когда увижу.

Слова разнеслись по разуму Кифа, когда мама распрямила его пальцы. Софи видела, как сильно он хотел отстраниться, но оскорбление сделало свое дело. Он хотел порадовать ее больше, чем остановить. Так он застыл, не шевелясь, когда она надавила шпилькой на мягкую подушечку большого пальца, задерживаясь лишь на секунду, прежде чем отрезала толстый кусок от сустава до кончика.

Киф стиснул зубы от боли, когда теплый красный сочился из глубокой раны.

- Пусть немного прокровоточит, - сказала она ему. - Я хочу чистый образец.

Все, что мог сделать Киф, это кивнуть. Появилось головокружение... прежде он никогда не видел такого большого количества крови. Нервы вокруг пореза горели, будто он сунул руку в кислоту.

- Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала его мама. - Ты гадаешь, почему я не могу просто использовать твою ДНК, как мы делаем для всего остального.

Эльфы обычно считали кровопускание варварством.

- Кровь - наша жизненная сила, - сказала ему леди Гизела. - Самая глубокая сущность нашего существа. Без нее наши тела стали бы неподвижными и холодными. И там вся сила. Любой может предложить ДНК... не нужно мужество, чтобы облизать датчик. Но нарисовать кровью? Теперь это что-то особенное. Разве ты не чувствуешь себя сильным?

Все, что Киф чувствовал, это боль. И испуг. Он не мог ощутить другие эмоции, но Софи могла.

Он чувствовал себя преданным.

Он не сказал этого, но все же. Он кивнул как храбрый, послушный сын, зная, что мама хотела, чтобы он таким был, позволив ей потянуть его ближе к двери.

- Последний шаг, - сказала леди Гизела, протянув руку к четкому металлическому прямоугольнику, прямо рядом с ручкой.

Софи ожидала, что дверь распахнется, когда Киф размазал свою кровь по гладкой поверхности. Но вместо этого металлический щелчок отозвался эхом в темноте.

С еще одним щелчком замок встал на место.

Леди Гизела отступила, отбросив волосы с глаз.

- Наконец-то.

Кровь на панели двигалась, наполняя воздух тревожным ароматом барбекю, когда красный обращался в пепел, а затем разрушался, не оставляя следа.

- Это твое будущее, Киф, - сказала ему мать, протягивая руки и глядя на дверь с явным благоговением. - Твое наследие. В безопасности и скрыто. Пока наш мир не будет готов к изменению.

- Какому изменению? - спросил Киф, качая свой порезанный большой палец, который все еще сочился кровью, стекающей по запястью.

Конечно, мать не думала о том, чтобы дать ему бинт.

Также она не ответила ему.

Она просто схватила его за локоть и подняла шпильку к полуночному небу, перенеся их обоих обратно в комнату Кифа.

- Звездные камни, - сказала она ему, скручивая волосы обратно в гладкую прическу и скрепляя ее, - всегда помни путь обратно. Ты должен будешь это когда-нибудь знать.

Кифа не волновало когда-нибудь.

Его волновало сейчас.

И сейчас... его рука действительно болела.

Его руки и ноги болели от холода, а живот крутило от страха и боли.

Все, что он хотел сделать, это свернуться калачиком под одеялом и плакать.

- Так неблагодарно, - сказала его мать, когда смотрела, как он поплелся к кровати. - И так мелодраматично. Но полагаю, этого следовало ожидать, учитывая твой возраст. Дай мне плащ, прежде чем сесть.

Киф бросил его ей, стягивая ботинки. Он оставил кровавый отпечаток руки на одеяле, когда обмотал его плотно вокруг шеи.

Леди Гизела поморщилась:

- Нужно найти мазь, которая остановит это... и что-нибудь, чтобы очистить это до того, как отец заметит.

- Не важно, - пробормотал Киф, прижимая к груди травмированную руку.

Он зажмурился, когда мама вытащила серебряный Импартер.

Последнее, что он помнил, было то, как она убрала его волосы со лба и прошептала:

- Не волнуйся, Киф. Чистильщик скоро здесь будет.


Глава 42

Софи убрала руки от висков Кифа, разъединив их ментальную связь. Но ужасные сцены продолжали проигрываться в ее разуме.

- Киф, я...

Слов не было.

Она обняла его за плечи так крепко, как только могла. Может, если она не отпустит его, то сможет удержать осколки вместе.

- Я уверен, что ты только что испачкала обувь в огромной луже из кожи селки, - сказал ей Киф.

- Мне все равно. И ты не должен делать этого. Ты не должен превращать это в шутку.

- Нет, должен.

Надлом в его голосе раскалывал ей сердце, и она уткнулась лицом в его плечо, чувствуя, как слезы капают на его плащ.

- Прости, - пробормотала она. - Это не я должна плакать.

- Никто из нас не должен. Это просто глупый порез. Даже шрама не осталось.

Она отстранилась, чтобы посмотреть на него:

- Мы оба знаем, что остался.

Киф отвернулся, наблюдая за волнами, разбивающимися о пляж.

- Не хочу, чтобы ты жалела меня.

- Ничего не могу поделать. Но это не жалость. Это... я не знаю, как это назвать. Я чувствовала столько противоречий.

Киф вздохнул:

- Так всегда, когда дело доходит до меня.

- Ну, сейчас я в основном хочу ворваться в огрскую тюрьму и ударить твою мать так сильно, как только можно, в ее чванливое лицо. А потом, когда кровь потечет из ее носа, хочу толкнуть ей какую-нибудь глупую речь о нашей жизненной силе и спросить ее, чувствует ли она себя могущественной.

- Ничего себе, кто знал, что у тебя есть такая темная сторона?

- Некоторые вещи вызывают ее. А это? - Она задрожала, когда стянутые эмоции начали распутываться - монстр, готовый вырваться из ее груди.

Киф поддержал ее:

- Ценю твою ярость, Фостер. А если серьезно. Оно того не стоит.

Она знала, что он подразумевал «я того не стою».

Она ненавидела это больше всего.

- Когда-нибудь я заставлю тебя увидеть, как ты неправ, - пообещала она.

- Я просто рад, что ты не оттолкнула меня.

- Ты действительно думал, что я так сделаю?

- Иногда я думаю, что так было бы лучше.

Он попытался отстраниться, но она его не пустила.

- Мне будет лучше, когда ты вернешься домой, и я буду знать, что ты в безопасности, - прошептала она.

Он не согласился. Но и не возразил, они оба решили отложить этот вопрос.

- Что заставило тебя вспомнить это? - спросила она.

- Я не нашел ее заколку, если ты об этом подумала... и поверь мне, я пытался. Воспоминание промелькнуло, пока я искал, то ожерелье из бисера, которое дал тебе. У нее была куча шпилек в шкатулке, и одна из них уколола мне палец, и я все вспомнил. После этого я искал, где только мог, но она спрятала булавку очень хорошо или избавилась от нее... или забрала с собой. Я даже поговорил с отцом и спросил, помнит ли он это, но он называл заколку простым звездным камнем и сказал, что не дарил маме что-то настолько серое. Я так понимаю, что она купила ее сама.

- Она, наверное, сделала ее на заказ. В воспоминании она назвала заколку «редкий звездный камень». И предполагаю, что ты не знаешь, где та дверь, к которой она водила тебя, или что за ней находится?

- Нет. Странно, но не думаю, что Невидимки об этом знают. Я думал, что они отведут меня туда, как только я присоединюсь, и попросят открыть дверь. Но они даже не спросили меня об этом. Значит, мама не рассказала им, или они не понимают, что моя кровь - ключ.

- Или они ждут подходящего момента, - сказала Софи.

- Почему ты думаешь, что я еще с ними? Ты теперь это понимаешь, верно? Что по другую сторону двери — все, что планировала моя мама— она сделала меня частью этого. И я должен поверить, что смогу остановить все.

- Как ты думаешь, что там?

- Понятия не имею. Но от мамы никогда не бывает ничего хорошего.

- Одно есть, - сказала Софи. - Одна моя самая любимая штука.

Холодный, вонючий ветер промчался между ними, когда он отстранился.

- Очень не хочу расстраивать тебя, Фостер, но у тебя ужасный вкус на друзей. Ты видела, как я действовал в том воспоминании. Какой урод согласится с чем-то таким, не требуя ответы?

- Мальчик, которого запугивали и над которым издевались всю его жизнь. Вот как работают словесные оскорбления. Это постепенно истощает тебя, пока для борьбы не остается энергии.

- Да, ну, в общем, я также знал, что она стирала память... ты поняла это в конце? Мне было девять лет, когда это произошло. Я определенно знал, кем были Чистильщики. Я знал, что собиралось произойти. И не остановил это, потому что хотел забыть. Я принял решение забыть.

- Я бы сделал то же самое, - сказал голос с акцентом позади них.

Софи покраснела. Она настолько затерялась в воспоминаниях, что забыла, что Фитц наблюдал за ними.

- Простите, - пробормотал он. - Я не хотел вмешиваться. А если серьезно, Киф. Ты так говоришь, будто девять лет это так много. Ты был просто ребенком. И знаешь, что дети делают? Они доверяют своим родителям... даже если часть в них знает и что-то чувствует, потому что наши родители - наш мир. И ты думаешь, что случилось бы, если бы ты сказал маме, нет? Как думаешь, ты бы ушел оттуда, отказавшись дать немного крови?

- Так понимаю, что это означает, что ты подслушивал мысли Фостер все это время? - спросил Киф.

- Сначала нет. Но тогда Софи ахнула... и когда я спросил, все ли у вас в порядке, вы не ответили. Поэтому я проскользнул мимо ее блокировки, просто чтобы убедиться, что все в норме, и... я не смог оторваться. Все время, я продолжал спрашивать себя, что бы я почувствовал, если бы вспомнил я что-то такое... что бы я сделал, если бы знал, что был частью чего-то, что чувствуется настолько зловещим. И я вполне уверен, ответ, который я дал бы, был таким, что я должен сделать все, чтобы остановить это.

Киф заморгал, и Софи не думала, что это было от песчаного ветра.

- Присоединение к Невидимкам было единственным, что я мог придумать, что могло бы помочь, - прошептал он. - Я знаю, что совершил некоторые ошибки... и знаю, что все будет только хуже и хуже. Но это работает. Я изучаю. Вот почему я устроил встречу здесь. Я не смог бы говорить сегодня вечером и не хотел терять целый день. Твои родители все еще в опасности... не позволяй им отпускать охрану. Не знаю, когда Финтан сделает ход, но уверен, что у него все еще есть планы относительно них. И этим утром я узнал кое-что еще... кое-что грандиозное. Финтан пытался в течение многих недель заставить огров встретиться с ним, чтобы помириться. И вчера вечером, король Димитар наконец согласился.


Глава 43

- Ты уверен, что Димитар согласился на встречу, не для того чтобы отрезать голову Финтана своим очень страшным, очень острым ножом? - спросил Фитц. - Потому что, если бы я был на его месте, то захотел бы так сделать, после тех последствий, которые случились с планом чумы Невидимок. И я был бы рад. Они могут взять и Альвара.

- Я бы не возражала, если бы огры прибили Бранта, - добавила Софи, пытаясь соскрести слизь селки со своих башмаков. - То же самое для того, кто помог с атакой на Уайли.

- Не волнуйся, они попадут в огромные неприятности за то, что позволили ему уйти, - пообещал Киф.

- Ты знаешь, как они будут наказаны? - спросил Фитц.

- Знаю, это не будет забавно. Альвар сказал мне, что, когда Брант понял, что Софи на самом деле была девочкой, которую они искали... и что Альвар все испортил в тот день, когда она видела, как он исчез... он запер Альвара в комнате и поджег все кроме одного квадратика пола в середине. Он оставил его жариться там на весь день.

- Хорошо, - сказал Фитц. - Надеюсь, они сделают еще хуже.

- Это... довольно жутко, чувак.

- Как и то, что они сделали с Уайли.

Софи коснулась дрожащей руки Фитца, жалея, что не знала, как убрать часть его гнева. Ярость всегда была его маской, но если он будет за ней слишком долго скрываться, то может потерять себя.

Она также не могла перестать представлять себе Кифа, запертого в комнате, окруженного дымом и пламенем.

- Если они узнают, что ты приходил сюда...

- Они знают, что я здесь, - сказал Киф. - Есть огровый фермент, который воняет так, будто весь мир гниет. И я, возможно случайно, уронил пузырек с ним в прачечный бассейн, когда стирал любимые плащи Финтана. Эту гадость можно удалить лишь с помощью кожи селки, так что меня послали сюда, чтобы я все исправил.

- Он заставляет тебя стирать? - спросила Софи.

- Это одна из моих обязанностей. Вот что бывает, когда присоединяешься к организации, которая враждует с гномами. Мы вынуждены делать все сами.

- И он не сможет выяснить, что ты побывал в Хевенфилде, прежде чем пришел сюда? - спросил Фитц.

- Неа. Я нашел способ спрятаться от трекера на пять секунд. Уверен, Декс подумает, что это самый глупый трюк, но он работает. Я использовал выигранное время, чтобы разбить бусинку, прежде чем направиться сюда. Это было идеально.

- Достаточно лишь одной ошибки, - сказала Софи. - Особенно сейчас, когда огры вернулись на сцену. Король Димитар вспомнит тебя из Равагога, и, уверена, постарается убедить Финтана в том, что ты - предатель.

Киф был отвлекающим маневром во время их миссии в столице огров, он донимал короля вопросами и ложной информацией, пока Софи и Фитц обыскивали его воспоминания.

Киф пожал плечами.

- Я не буду приближаться к королю Димитару - и не только потому, что мне до сих пор являются кошмары с его металлическим нижним бельем. Он потребовал встречи с Финтаном наедине.

- Это звучит, как очень хороший способ для Финтана умереть от руки разъяренного огра, - отметил Фитц.

- Я не знаю. Но если встреча провалиться, то, думаю, жареный огр у нас появится куда быстрее безголового Финтана, - сказал ему Киф. - Но, подозреваю, что это одна из сделок «враг моего врага мой друг». Или же «мой враг не мой враг, если он враг моего врага»?

- Я ничего не поняла, - призналась Софи.

- Ну, логика здесь есть. Я имею в виду, что Невидимки и огры хотят, чтобы Совет исчез. И сейчас, когда Короля Димитара принуждают к переговорам, он, должно быть, впал в отчаяние. Он должен знать, что его единственный шанс обыграть Совет - заручиться помощью Невидимок. Уверен, что Члены Совета используют виды секретной защиты, о которых знает Финтан, так как он был одним из них. Финтан в свою очередь понял, что для выполнения своих планов он нуждается в помощи огров. Поэтому предполагаю, что он предложит поделиться своими секретами с ограми и оставит отходные пути к эльфам, если король Димитар будет работать с ним, чтобы свергнуть Совет. Уверен, что потом они будут сражаться друг с другом, и неизвестно, кто победит. Но это не имеет значения, так как к тому моменту все будет разрушено.

- Но разве Невидимки и огры не пытались объединиться для распространения чумы? - спросил Фитц. - Это закончилось не очень хорошо.

- Верно, но на самом деле они ничего не делали. Невидимки отошли в сторону и позволили ограм выполнять всю грязную работу, и те решили, что чумы будет достаточно. Думаю, если бы они объединились для реальной атаки, то это была бы совсем другая история.

- Ты действительно думаешь, что Совет может пасть? - прошептала Софи.

- Да, думаю, - сказал Киф. - Не пойми меня неправильно - Члены Совета чудовищно сильны. Я был немного ошеломлен тем, насколько они готовы были нас растоптать, когда мы вломились в Изгнание. Но они слишком медлительны. Слишком слепы для многих наших проблем. Слишком неохотно принимают трудные решения. Смотри, как они разбирались с чумой. Немного исследовали, созвали несколько собраний и... это все. Мы должны были остановить это, и Калле пришлось отдать свою жизнь.

Софи прижала руки к бокам, чтобы не начать выдергивать ресницы, когда лица Членов Совета заполнили ее разум. Кто-то хороший. Кто-то жестокий. Кто-то раздражает. Кого-то она даже не знала.

Никто из них не заслуживал смерти.

И Оралье...

Представление эфемерного Члена Совета в руках огров или Невидимок заставило ее захотеть прыгнуть обратно в Этерналию и попросить Совет уйти в подполье.

Но сможет ли это обезопасить их?

И о чем это скажет остальному миру?

Опять же, что случится, если Совет падет?

- Мы должны это остановить, - сказала Софи.

Она не знала как. Но... они никогда не знали, что делать, но почему-то все всегда получалось.

- А вот и уверенная Фостер, которую мы все знаем и любим, - подбодрил Киф. - Я уверен, что твоя голова уже полна блестящих идей.

- Еще нет, - призналась она. - Предупреждать Совет бессмысленно. Они просто скажут, что справятся сами.

Или хуже - они используют это как предлог для введения ограничений, на счет которых беспокоилась Оралье.

- Может, у Черного Лебедя будут какие-то идеи, - сказал Фитц.

- Потому что у них было столько восхитительных идей насчет того, что делать с Уайли? - возразила Софи.

- Есть шанс, что у тебя проснутся новые способности, которые помогут решить все наши проблемы одним махом? - спросил Фитц у Софи.

- Нет. И я не понимаю, почему ты думаешь, что они проснутся. Разве Черный Лебедь не вызвал бы их, когда вызывал остальные?

- Э, мы о том Черном Лебеде говорим? - поспорил Киф. - Они миллионы лет решаются что-то сделать... и как ты знаешь, я болею за Фазера. Подумай, сколько вреда можно было бы нанести, если бы можно было бы проходить сквозь стены.

- Разве мы не должны пытаться придумать настоящий план? - спросил Фитц. - Вместо того чтобы оказывать давление на Софи?

- Но именно Фостер всегда придумывает планы. Просто нужно дать ее необычному мозгу секунду поработать.

- Это не верно. Я... - Софи замолчала, когда начала формироваться идея.

Киф усмехнулся:

- Вперед, Фостер. Удиви нас.

Она уставилась на черный ил, сочащийся по песку.

- Это еще не полный план. Но у огров и Невидимок уже неустойчивые отношения, верно? Так что, если мы сделаем что-нибудь, чтобы накалить все до предела и удостовериться, они больше никогда не будут доверять друг другу?

- Видишь? - спросил Киф. - Говорил тебе, она что-нибудь придумает. Может быть, наше желание исполнится, и они уничтожат друг друга в процессе. Так что вы думаете? Убедим Димитара, что Финтан рассказывает всем, что зад Димитара весь в ямочках от этих металлических трусов? Или, может быть, мы наполним спальню Финтана этими неприятными огрскими растениями, которые Леди Каденс заставляла нас чистить в наказании после занятий... как они называются? Кривые корни? И он будет вопить: «О, нет, Димитар, нет... только не это!».

- Ты знаешь, где другие укрытия Невидимок? - спросила Софи.

- Погоди, - сказал Фитц. - Ты на самом деле обдумываешь это?

- Нет, это полное безумие. Но если мы собираемся придумать что-то получше, то нам нужно знать, с чем работать, например, к кому мы имеем доступ, и сколько времени у нас есть. Как думаешь, сможешь узнать, когда и где встречаются король Димитар и Финтан? - спросила она Кифа. - Потому что если мы сможем заставить встречу идти не по плану, то каждый будет считать, что другой поставил ловушку.

- Я... не знаю. Вещь, которую я осознал, будучи Новым Парнем в Злом Восстании - задавать слишком много вопросов - не лучшая идея. И я пытался сохранить свои вопросы для того, чтобы узнать, как украсть тайники.

- Тайники очень важны, - сказала Софи. - Но для них у нас больше времени. Кажется, Мирный Саммит набирает обороты, и, думаю, они захотят встретиться до него.

- Да, думаю, это имеет смысл, - сказал Киф, отряхивая плащ от песка. - Я посмотрю, смогу ли найти способ разозлить огров на следующем уроке эмпатии. Возможно, тот факт, что Финтан будет злиться на всех из-за провала с Уайли, заставит его открыться мне чуть больше.

- Будь осторожен, - попросила Софи, все еще представляя огненные наказания. - Ничего из этого не стоит того, что они с тобой сделают, если узнают, что ты нам помогаешь.

- Понял, - сказал Киф, ныряя за камни, на которые он опирался, когда они прибыли. Он вернулся, неся грязное, вонючее ведро. - Лучше мне вернуться. Уверен, что человек, встречающий меня, уже там.

- Думаю, нам нужно связываться несколько раз за день, - сказала ему Софи, когда он достал простой синий кристалл. - Так тебе не нужно будет больше ускользать. Когда еще безопасно с тобой связываться?

- У меня завтрак на восходе солнца, и обеденный перерыв на закате, так что мы могли бы связываться в один из этих промежутков времени. Или в оба. Но не сегодня. У меня особый урок мастерства с Руи... и даже если все изменилось, наверное, я должен залечь на дно.

- Тогда завтра утром, - сказала Софи, пытаясь не думать о том, как рано ей придется проснуться.

- Юху! Бонусное время для Кифостер! Постарайся не ревновать, Фитци. Ты все еще нравишься ей больше меня... но когда-нибудь это будет наоборот. Я такой коварный.

- Не достаточно! - прорычал голос позади них.

Паника Софи смешалась со страхом, когда она поняла, что голос был высок и пискляв.

Конечно же, когда она обернулась, то обнаружила Сандора, Гризель, Олдена и Грэйди, смотрящих на них.

- Ой-ей... мне пора, - сказал Киф, глядя под ноги, когда поднял кристалл к свету и исчез.

Губы Грэйди были сжаты в жесткую линию, с них слетела только пара слов.

- Под домашним арестом.

Олден добавил:

- На всю оставшуюся вечность.


Глава 44

Грэйди выполнил свою угрозу, отправив Софи в комнату, когда они вернулись в Хевенфилд, и сообщил, что она не выйдет из дома, пока ее уши не станут острыми.

Даже после того, как она предупредила его о союзе между Невидимками и ограми.

Даже после того, как она объяснила, какой план они разработали, чтобы предотвратить это.

Даже после того, как она рассказала про самое темное воспоминание Кифа, чтобы доказать, что он заслуживал доверия.

Рассуждать о чем-то с Грэйди - иногда было похоже на предложение Верди какой-то новой еды.

Судя по взгляду Олдена, когда он тащил Фитца обратно в Эверглен, Софи не сомневалась, что Фитца ожидала та же судьба... хотя лекция Гризель, конечно, будет менее жестокой, чем Сандора. Сандор распинался в течение часа и семнадцати минут... и да, Софи считала. Он разглагольствовал так долго, что у нее онемел зад... хотя она сидела на очень мягкой и очень удобной кровати.

Видимо Олден пришел в Хевенфилд после того, как Грэйди рассказал ему о Сире, и они пошли наверх, чтобы задать Софи пару вопросов. Поднялся хаос, когда они нашли ее записку на кровати. Они вызвали Сандора, чтобы он нашел ее через аварийный трекер, спрятанный в ее одежде, и Гризель настояла на том, чтобы отправиться с ними, так как Фитц был ее подопечным.

- Не говори мне, что была осторожна, - приказал Сандор, когда его речь, наконец, закончилась. - Если бы ты была осторожна, то подождала бы меня. После того, что случилось с Уайли...

- Киф в этом не участвовал, - перебила Софи. - И ты больше был нужен в Ложносвете, пытаясь понять, как Невидимки проникли в Серебряную башню, а не теряя время со мной.

- Защищать тебя никогда не будет потерей времени. Ты также доказала, что тебя нельзя оставлять без присмотра, поэтому Люр и Митя взяли башню на себя. Чутье гномов не так уж и остро, но они смогут работать быстрее. А ты с этого момента не отойдешь от меня ни на шаг, и мне плевать, что миленькие мальчики оставляют у тебя на подушке.

Щеки Софи запылали:

- Дело не в этом. Он...

Сандор поднял руки:

- Каковы бы ни были твои причины, мой ответ будет таким же. Я пойду туда, куда пойдешь ты.

- Значит, ты будешь очень долго смотреть на эти стены, - сказал Грэйди, заходя в комнату вместе с Эделайн. Софи открыла рот, чтобы возразить, но он лишь поднял руки. - Поговорим об этом завтра. Сейчас я хочу, чтобы ты поужинала и легла спать.

Эделайн щелкнула пальцами, заставляя появиться поднос с чем-то ядовито-оранжевым и противным. К счастью, еда всегда оказывалась лучше, чем выглядела.

Софи вздохнула, когда они, по очереди поцеловав ее в щеку, оставили ее вместе с Сандором, охраняющим дверь. Если они так волновались из-за того, что она сбежала на встречу с Кифом, то трудно было представить, что бы они сделали, узнай, что она еще и посетила Этерналию.

Ты в порядке? спросила Софи, протягивая свои мысли к Фитцу, после того как поела, приняла душ и забралась в кровать.

Да. У меня все в порядке. Хотя Гризель говорит, что теперь я обязан участвовать в танцевальном унижении Сандора. Было много разговоров о парных серебряных штанах.

Софи хихикнула:

Возможно, вы с Сандором сможете поработать над хореографией.

Эй, если я обязан танцевать, то ты точно танцуешь со мной. В самом разукрашенном, блестящем платье, которое только найдется у Бианы в шкафу. И на каблуках.

Она знала, что Фитц только дразнил... но мысль прозвучала... интересно. Ну, танцевальная часть... не глупое платье.

Что насчет тебя? спросил он. Насколько плохо наказание?

Я все еще жду приговора.

Упс. Ожидание - самое худшее. Прости.

Нет... это ты прости. Это я тебя втянула во все это.

Ха, у меня был выбор. Рад, что ты меня в это втянула. Думаю, я, наконец, понял, почему Киф так действует. То воспоминание...

Знаю. Вполне уверена, что у меня будут кошмары некоторое время. Хотя это еще менее ужасно, чем представлять, что произойдет с ним, если его поймают.

Серьезно, думаю, ты была права, когда сказала мне, что нам, вероятно, нужно будет найти способ спасти его из этого всего. Я имею в виду, не так, будто он просто сможет убежать. Если он попытается уйти, они придут за ним... и это предполагает, что он уйдет, прежде чем они выяснят, что он делает.

Софи взяла Эллу.

Как мы спасем его, когда даже не знаем, где он?

Понятия не имею, признался Фитц. Но... Киф прав насчет одного. Ты всегда находишь решение.

Ну и ну... никакого давления.

Знаю. Обещаю, я сделаю все, что могу, чтобы помочь. Я просто имею в виду... постарайся не слишком переживать по этому поводу. Если мы действительно должны помочь ему, ты разберешься.

Как ты можешь быть так в этом уверен?

Она могла почти чувствовать тепло его улыбки, проходящей через связь между ними, когда он сказал ей:

Потому что ты - Софи Фостер. Это то, что ты делаешь.


* * *

- Ну, по крайней мере, ты подчинилась тому, что я сказал, - произнес Грэйди, удивив не спящую Софи. - Думаю, это последний раз, когда ты спала, пока жила здесь... без успокоительных средств, по крайней мере.

Софи протерла глаза.

- Который час?

- Время ланча.

- ЛАНЧА? - воскликнула Софи, когда он открыл шторы, затопив комнату солнечным светом. - Тьфу... я проспала свой сеанс связи с Кифом.

- Хорошо, - произнес Грэйди.

- Нет... не хорошо. Теперь я не могу удостовериться, что с ним все хорошо до времени обеда.

- Ты должна больше беспокоиться о себе. Мы должны обсудить твое наказание.

Софи вздохнула и села, крутя браслет Удар Исподтишка.

- Прости, что расстроила тебя. Но... Фитц и я на самом деле не были в опасности.

- Проводить время с Тем Мальчиком опасно, - настаивал Грэйди. - Если он хочет рисковать своей собственной жизнью... это его выбор. Но я не позволю ему втянуть в это тебя... или Фитца.

- Он нас не втягивает... он дал нам важную информацию. Почему ты не видишь этого?

- На самом деле вижу. Я поздно проинформировал мистера Форкла обо всем, что ты рассказала мне. Он попросил, чтобы ты записала все свои воспоминания... особенно о той двери. И весь Коллектив будет обсуждать способы препятствовать тому, чтобы этот новый союз сформировался. Они думают, твой план саботировать встречу Димитара и Финтана очень умен. Но ничто подобное не изменит то, что ты встретилась с членом Невидимок без разрешения и без защиты... это никогда не будет хорошо.

- Нельзя же наказывать меня за встречу с другом, - поспорила Софи. - Особенно учитывая, что я оставила записку!

- Да, давай поговорим об этом. - Грэйди подвинул поднос с ланчем ближе к ней. - Твоя мама и я были прямо внизу. Ты могла сказать нам, что собралась делать. Но ты решила набросать быстренькое сообщение и улизнуть. Почему ты решила так сделать?

Софи ненавидела, когда он делал правильные замечания.

- У меня не было времени, чтобы разбираться с кем-то, кто мог остановить меня, - пробормотала она. - Знаю, вы, народ, хотели, чтобы я была в безопасности... но Киф поставил на кон свою жизнь, чтобы помочь нам. Так... если он дает мне инструкции, я буду следовать им... накажут меня или нет. То же самое будет с любым планом, который мы придумаем, чтобы разрушить встречу огров и Невидимок... если Черному Лебедю я буду нужна, чтобы обыскать больше воспоминаний Уайли, или проверить Прентиса, или встретиться с Гезеном, или...

- Я знаю, ты могла бы найти некоторые смягчающие обстоятельства, - прервал Грэйди. - На самом деле, я уже заверил мистера Форкла, что если будет что-то срочное, все, что он должен сделать, это набрать меня. Я бы предпочел, чтобы он принес проблемы сюда, но если он не сможет, я позволю тебе пойти с Сандором.

- И гарантирую, что после ты сразу же вернешься домой, - сказал Сандор из дверного проема.

- Я все равно решил дать тебе это, - Грэйди вручил ей обернутый пакет, - чтобы у тебя был способ оставаться на связи с друзьями и Черным Лебедем.

Софи отогнула густую бумагу и нашла новый Импартер наряду с черным чехлом, куда мистер Форкл вставил Импартер Кифа.

- Оно все еще там, - пояснил Грэйди. - Технопат Черного Лебедя тоже не мог проследить сигнал.

Ее плечи резко опустились.

- Да, знаю. Я тоже надеялся, что мы что-нибудь из него узнаем. Но попытайся запомнить, что тупик лучше, чем любая из ужасных вещей, которые могли произойти, если бы то подслушивающее устройство все еще было активно. Черный Лебедь заглушил его, таким образом, ты не сможешь открыть его. Ты можешь выбросить его или разбить на крошечные кусочки...

- Я был бы рад разбить его для тебя, - предложил Сандор. - Но мистер Форкл подозревал, что ты захочешь оставить его.

Она так и сделала... даже при том, что знала, что это было глупо. Так или иначе знать, что Импартер все еще существует, заставило Софи чувствовать, что она могла бы когда-нибудь обнаружить его тайну.

- Я не собираюсь ставить какие-либо ограничения, с кем тебе разрешено связываться, - добавил Грэйди. - И я готов позволить, чтобы к тебе приходили друзья для работы над проектами. Несмотря на то, что ты можешь подумать, я не сажаю тебя под домашний арест, потому что злюсь. Я просто пытаюсь защитить тебя... даже если это означает быть раздражающим. Знаю, ты - мунларк. Мне хотелось бы думать, что я был довольно мягким. Разве я не позволил тебе улететь с Силвени, чтобы исправить способности? И разве я не позволил тебе убежать, чтобы присоединиться к Черному Лебедю? Если ты думаешь, что любое действие из этого было для меня легко, ты переоцениваешь мое внутреннее спокойствие. Я постоянно хочу схватить тебя и Эделайн и скрыть где-нибудь в безопасности, пока все это не кончится, но знаю, это не то, чего ты хочешь... и я горжусь тобой настолько, что готов взять на себя ответственность. Мне просто нужно, чтобы ты помнила, что ты - моя дочь, и я хочу, чтобы ты была жива.

- Ладно, но...

- Но что? - спросил Грэйди, когда она не закончила.

Софи уставилась на кристаллические звезды, которые висели над ее кроватью.

- Если бы я отправилась на встречу не с Кифом, ты бы также сердился?

- Я не уверен, к чему ты клонишь, малышка.

- Я имею в виду, если бы я пошла с Дексом или Бианой делать что-нибудь для Черного Лебедя... или если бы мы с Фитцем ушли, чтобы потренироваться в обучении Когнатов... ты бы наказал меня за это?

- Конечно, - сказал Сандор.

Грэйди не выглядел настолько уверенным.

- Это нечестный вопрос. Никто из них активно не работает с нашими врагами. И никто из них никогда не отправил тебя домой в панике, рыдающей после того, как предал тебя.

- Ну, мы с Бианой сильно поругались в Ложносвете несколько месяцев назад, помнишь? Я прибежала домой в слезах и пошла в пещеру, чтобы побыть наедине, и все закончилось похищением... не то чтобы Биана имела какое-то к этому отношение. И Фитц обвинил меня в том, что случилось с Олденом, и наговорил кучу гадостей, из-за которых я плакала. И этот ограничитель способностей Декса, сделанный для Совета, был одним из самых болезненных, унизительных вещей, которые я когда-либо переживала.

- Так ты хочешь, чтобы я разозлился на всех твоих друзей? - спросил Грэйди.

- Нет... я хочу знать, почему ты так тверд по отношению к Кифу. Теперь, когда ты знаешь, через что он прошел... почему ты не хочешь дать ему послабления?

Грэйди выдохнул, казалось, будто из него вышел весь воздух.

- Ладно, если ты хочешь этот разговор, думаю, пора поговорить.

- Какой разговор? - спросила Софи.

Грэйди поднял бровь:

- О мальчиках.


Глава 45

- О мальчиках? - повторила Софи, пытаясь придумать любое другое значение слова помимо того, что подразумевала поднятая бровь Грэйди.

- Да, всегда неудобно говорить о таком с родителями, - сказал он ей. - Но помни, я прошел это с Джоли. Знаю, нелегко контактировать с... чувствами.

- Он имеет в виду с давлением, - разъяснил Сандор, только чтобы добавить заключительный гвоздь в крышку ее гроба страданий.

- Уфффффффффффф... серьезно, почему мы говорим об этом? - спросила Софи, гадая, могла ли она проскользнуть мимо Сандора, если ринется к двери.

Сандор и Грэйди переглянулись.

- Мы говорим об этом, потому что ты спросила, почему я строже отношусь к Тому Ма... к Кифу, - сказал Грэйди.

- Он кажется кем-то особенным для тебя, - добавил Сандор. - И также он - очень симпатичный мальчик... для эльфа.

- ЭТО САМЫЙ ХУДШИЙ РАЗГОВОР! - прокричала Софи, шлепаясь обратно на кровать и скрываясь за занавесом волос.

- Я рядом, малышка. Если все было по-моему, ты бы не получила списки пар, пока тебе не исполнилось, по крайней мере, сто лет. Но даже если все так случится, знаю, какие чувства тебя... одолевают.

- Ну, этого не произойдет. Он. Мой. Друг.

- Часто это так начинается, - сказал Сандор. - А потом дружба переходит к поддразниванию, а дразнилки к флирту, и...

- Да, но это Киф, - перебила Софи. - На случай, если ты не заметил, он всех дразнит. Это ничего не означает. Особенно со мной.

- Ты и в правду в это веришь, да? - спросил Грэйди, переводя взгляд на Сандора, когда Софи кивнула.

- Если вы, народ, снова так переглянетесь, то я поколочу вас, - предупредила Софи. - И я все еще ношу Удар Исподтишка!

- Как так? - спросил Сандор.

- Будто... «Разве она не миленькая?».

- Ты миленькая. - Грэйди взял ее руки в свои и усадил на кровати. - Ты уверена, что не хочешь мне ничего рассказать? Обещаю, что не буду волноваться.

- Звучит очень непохоже. Не то, чтобы это имело значение, но разве не ты, в основном, говоришь мне, что не одобряешь Кифа? Я ведь поэтому под домашним арестом?

- Ты наказана, потому что довела меня до паники, - сказал ей Грэйди. - Это не одобрение. Это твоя жизнь. И тебе выбирать, с кем ее делить. Но я скажу: Любому, кто захочет быть особенным для тебя, придется доказать, что он заслуживает тебя. Не только Киф... хотя у него определенно будет самое тяжелое сражение. Я сказал бы то же самое, если бы мы говорили о ком-то еще. Как... о... Я не знаю. Дексе? Или Фитце?

Софи спрятала лицо в руках:

- Кто-нибудь пристрелите меня.

- Ооо, звучит не слишком хорошо, - сказала Эделайн, когда вошла в спальню, чтобы присоединиться к ним. - Я хочу знать, о чем вы тут болтаете?

- О мальчиках, - ответили Сандор и Грэйди одновременно.

- Этого-то я и боялась. - Эделайн села рядом с Софи и погладила ее по коленке. - Если поможет, он также сводил с ума Джоли. Тебе нужно попросить Вертину поделиться ужасными историями.

- Нет ничего страшного, чтобы убедиться, что Софи знает, что у нас есть большие ожидания относительно любого, кого она выберет, - сказал Грэйди. - Кстати, еще одно, малышка: Когда ты начнешь сужать список, у меня будет ооооооочень долгий разговор с претендентом.

- Пожалуйста, скажи мне, что он шутит, - проскулила Софи Эделайн.

- Не волнуйся, мы придумаем план нападения перед твои первым Праздничным Отсевом, - пообещала Эделайн.

- У меня такое чувство, что я действительно пожалею об этом вопросе, - пробормотала Софи. - Но... что такое Праздничный Отсев?

Эделайн улыбнулась:

- Всякий раз, когда ты получаешь список пар, обычно проводится вечеринка и приглашаются все из списка, таким образом, его можно начинать сужать, кем бы ты на самом деле могла заинтересоваться. Мы никогда не устраивали такого для Джоли, потому что она уже определилась. Но если ты не определилась, Праздник может быть интересным способом. Знаю, это все, вероятно, чувствуется жутким и постыдным, но обещаю, что мы не будем больше говорить об этом сейчас. И я хочу убедиться, что ты знаешь, Грэйди и я поддержим того, кого ты выберешь.

Она впилась взглядом в Грэйди и смотрела, пока тот не согласился.

- А теперь сменим тему на что-то, от чего ты не захочешь выдирать ресницы, - сказала Эделайн, вручая Софи тонкий свиток. - Это твой график новой профессиональной программы обучения от Совета. Похоже, что ты будешь заниматься с группой утром в среду, таким образом, будешь выходить из-под ареста, по крайней мере, один раз в неделю. И сестра сказала мне, что Магнат Лето удостоверился, что все твои друзья находятся в той же группе.

- А в какой группе вы? - спросила Софи.

- На данный момент ни в какой. Наш домашний арест продолжается. - Она поцеловала Софи в щеку, прежде чем встала и расправила ткань своего простого сине-белого платья.

- Ты уходишь? - спросил Грэйди.

Эделайн кивнула:

- Гномы сказали мне, что ужин будет ждать тебя на кухне, так как, вероятно, я буду дома поздно.

- Подожди, ты уходишь? - спросила Софи. - Я думала, что ты только что сказала, что находишься под домашним арестом.

- Так и есть, но я направляюсь в Аллюветерре, там достаточно безопасно. Джулин договорилась. Поначалу она не хотела, но сестра чувствует себя очень виноватой за все, что скрывала от меня за эти годы.

- Как и должна, - пробормотал Грэйди.

Эделайн взяла его за руку:

- Мы оба знаем, что провели большую часть того времени, неправильно понимая Черного Лебедя и их роль в том, что произошло с нашей дочерью.

Грэйди когда-то считал, что Черный Лебедь убил Джоли, чтобы наказать его за сопротивление их усилиям завербовать его.

- Зачем ты идешь в Аллюветерре? - спросила Софи.

- Мне нужно навестить Уайли. Я обязана Сире, поэтому попытаюсь помочь ее сыну. Я задолжала ей за то, что много лет назад не была достаточно сильна, чтобы поддержать его. Но надеюсь, лучше поздно, чем никогда.

- Если я могу что-нибудь сделать, - сказала Софи.

- Обещаю, что сообщу. - Эделайн поцеловала Софи в щеку, прежде чем ушла с Грэйди, они вдвоем направились наверх к Прыжокмастеру.

- И куда же ты собралась? - спросила Сандор, когда Софи пересекла комнату.

Она указала на свою ванную.

- Думаешь, я вечно буду ходить в пижаме?

- Предполагаю, что нет. Оставлю тебя, чтобы ты помылась и переоделась. Но в противном случае, считай нас сиамскими близнецами.

- Хорошо, - сказала Софи, улыбаясь своей самой издевательской улыбкой, - по крайней мере, это означает, что я буду танцевать.

Сандор проворчал что-то под нос, когда она качнула бедрами как Гризель.

- Думаю, ты ей нравишься, - прокричала Софи через дверь, после того как закрыла ее перед его носом. Она ожидала, что Сандор будет отрицать это, но он издал скрипучий вздох.

- Гризель направилась в драматические глубины, чтобы ясно это показать. Мы с ней росли вместе, и все предположили, что мы когда-нибудь будем вместе. Вполне уверен, что я - та причина, по которой Гризель присоединилась к Эльфийской охране, даже при том, что ей предложили положение в королевской охране нашей королевы.

Мысли о королеве гоблинов было достаточно, чтобы отвлечь Софи... но не совсем.

Она закончила переодеваться и вышла из ванной.

- Так... значит, тебе это не интересно?

- Интерес не имеет никакого к этому отношения.

- Так значит, ты заинтересован? Потому что я на самом деле думаю, что вместе вы могли бы быть супер милыми!

- Могу заверить тебя, что это не так, - сказал Сандор, последовав за Софи по пятам, когда она взяла журнал памяти со стола и направилась к кровати. - И мне очень нравится, что ты вдруг стала экспертом по всем романтическим штучкам. Несколько минут назад ты была исключительной невежей.

- Я не невежа. Я... реалистка.

- Как и я. Реальность такова, что у меня нет времени для пары, и не то, чтобы мне такая была нужна. Я гораздо лучше в качестве воина, чем мужа. Я говорил Гризель это так много раз... пару раз. И на этом заканчиваем обсуждение моей личной жизни.

- Не могу поверить, что у тебя есть личная жизнь, - призналась Софи. - Мой мозг взорвался от удивления.

- С чего бы это? - фыркнул Сандор. - Чтобы ты знала, для своего вида я вполне достойный экземпляр.

Софи захихикала:

- Чувак, мне жаль, что здесь нет Кифа, и он этого не слышал.

- Интересно, что он был первым мальчиком, о котором ты подумала.

- Только потому, что он начал бы называть тебя Экземпляр Сандор. Я, несомненно, расскажу ему во время нашего следующего сеанса связи.

- Уверен, что расскажешь, - произнес Сандор. - И на этой ноте я тебя покину, чтобы ты записала свои воспоминания. Но я буду прямо за дверью и узнаю о любом уходе.

Он прошел к своему обычному посту, и Софи скользнула под одеяла и открыла журнал памяти. Олден дал ей знакомую бирюзовую книгу с серебряным мунларком на обложке после того, как она обнаружила, что Черный Лебедь скрыл тайны в ее мозгу, таким образом, она могла отслеживать все, что всплывало. И когда она просмотрела страницы, было странно видеть, как давно она сделала записи тех открытий. В течение многих месяцев все, что она проектировала, было подсказками и тайнами, которые она нашла самостоятельно.

Софи закрыла глаза и медленно спроектировала все, что показал ей Киф, увеличив масштаб деталей, которые казались самыми важными, например шпилька Леди Гизелы. Серебристо-белый камень был гладким и овальным, но когда свет упал на него, тонкие вены синего выстрелили в нем, формируя звездочку.

- Время обеда! - произнес Грэйди, заставив ее подпрыгнуть, когда пересек комнату, неся поднос с бутылкой ягодного сока и миску с чем-то похожим на розовые спагетти.

- Уже? - Софи посмотрела в окно, и, конечно же, солнце уже село. - Уф... я почти пропустила сеанс связи с Кифом. Будет трудно запомнить.

- Думаю, я посижу здесь, на случай, если ты узнаешь у него что-то важное, - сказал ей Грэйди, шлепаясь рядом с ней на кровать и ставя поднос на ее колени.

Софи была уверенна, реальный повод - большой шпионаж. Но она закрыла глаза и притворилась, что его там не было, когда протянула свой разум.

Прямо сейчас плохое время, сказал ей Киф.

Ты в порядке, да?

Да, мне нужно внимание.

Она могла чувствовать, что его разум пытался закрыться и сконцентрироваться, таким образом, она больше не задавала вопросы. Но кислый вкус покрыл ее язык.

- Он не может говорить, - сказала она Грэйди, когда отодвинула поднос с едой.

- Если бы он был в опасности, уверен, он бы тебе сказал, - произнес Грэйди, подтолкнув ужин ей обратно на колени. - По крайней мере, попробуй пару кусочков. Флори сказала мне, что это редкий фрукт, названный волокнянка, и она вырастила его специально для тебя. Когда вы успели поговорить?

Софи помешала ужин, надеясь, что Грэйди не заметит, что она не ответила.

- Ты знал, что она - племянница Каллы?

Грэйди кивнул:

- Клянусь, Панакес дает в два раза больше соцветий, когда Флори поет.

Софи улыбнулась, когда представила это, и откусила розовые ниточки... хотя они определенно не были столь же восхитительными как рагу из застывших цветов, вкус был пряным и острым и заставляющим хотеть съесть еще.

Грэйди взял журнал памяти, когда Софи откусила еще кусочек.

- Это заколка мамы Кифа, которой та порезала его?

- Да... есть идеи, где леди Гизела купила ее?

- Вряд ли. Многие делают шпильки со звездными камнями... хотя вполне уверен, камни обычно вспыхивают зелеными жилами.

- Она сказала Кифу, что он редкий.

- Ну, я поспрашиваю ювелиров, которых знаю в Атлантиде, но могу поспорить, кто бы ее ни сделал, он не признается. Посмотри, нет никаких гравюр на металле? Большинство художников оставляют отметку мастера в качестве подписи.

Он перевернул страницу, на изображение двери... холодный металл, окруженный снегом и тенями.

- Звезда поднимается только с Наступлением Ночи, - пробормотал он, указывая на руны, вырезанные в дверной раме. - Вот что там написано.

Софи повторила фразу.

- Думаешь, это загадка?

- Загадки, как правило, приводят к «Что я такое?». Но я уверен, что слово «звезда» здесь не случайно.

- Это может быть цитата откуда-то? Как те, которые использовал Черный Лебедь, «следуй за красивой птицей по небу» из поэмы гномов-карликов?

- Если так, то я никогда не слышал этой фразы прежде. Но я определенно не эксперт в этих вещах. Возможно, Коллектив может показать ее гномам-карликам, чтобы посмотреть, покажется ли она им знакомой.

Софи надеялась, что они узнают строчку... хотя была вполне уверена, что могла предположить, по крайней мере, часть значения.

Неважно, что Леди Гизела создала.

Неважно, что она заперла кровью Кифа.

Это собиралось сделать мир намного темнее.


Глава 46

Пожалуйста, скажи, что ты узнал то, что можно использовать, передала Софи, как только первые лучи рассвета прокрались в ее спальню.

Ну, и тебе доброе утро, подумал Киф. Такими будут дополнительные проверки? Ни «привет»? Ни «я скучала по тебе»? Ни «я не могу перестать думать о тебе»? И даже не пытайся отрицать последнее.

К сожалению, она не могла... но не по той причине, что он дразнил. Он рассказал ей во время их последней проверки, за ночь до этой, что он слышал, как Финтан срочно связался с кем-то по Импартеру и использовал слово «сбежал» во время разговора. Но когда она спросила, означало ли это, что они планировали что-то для Уайли, Кифу пришлось уйти, потому что Альвар и Руи подрались.

Ты такая милая, когда беспокоишься, сказал он ей.

Софи стиснула зубы:

Буду очень рада узнать, как мысленно чмокнуть тебя. Это в моем списке целей.

Отлично. Прости меня за то, что пытался немного развлечь тебя после вчерашней драмы. Думаю, Финтан обвиняет Руи и Бранта в побеге Уайли. Брант поджег одну из веревок Уайли, Руи был тем, кто должен был очистить все карманы Уайли. Брант, кажется, не волнуется, но Руи вне себя, потому что Финтан угрожает изменить его роль в каком-то большом проекте... и нет, я не знаю, что это за проект. Поэтому Руи провел большую часть прошлой ночи, пытаясь убедить Альвара сказать, что все четверо должны разделить вину за то, что произошло, а Альвар не стал этого делать.

Нет чести среди преступников, да?

Нет, Альвар прикрывал свой зад. Таким образом, Руи ушел, чтобы попытаться уговорить Трикс и Эмбер поддержать его. Предполагаю, это означает, что я был прав, и Эмбер была четвертым похитителем.

Ты хоть расскажи, какая у нее способность?

Я, наверное, забыл. Она - Тень. Чудовищно мощная. Она заставит Мальчика Челку постыдиться... и у нее нет таких глупых волос.

Я думала, что она всегда пряталась под капюшоном.

Так и есть, но как коронованный король земли хороших волос, могу сказать, когда поговорю с одним из моих подданных.

Возможно, это самая нелепая вещь, которую ты когда-либо говорил.

Это не значит, что это неправда. Иначе откуда бы я узнал, что у тебя сейчас очаровательное гнездо на голове?

Это не так!

Но когда она пригладила свои волосы, то была уверена, что голова-ананас вернулась. Софи зарылся глубже под одеяло.

Ты узнал что-нибудь еще?

Просто сейчас неподходящее время, чтобы задавать вопросы. Но после того как все пошли спать, я надорвал шов на плаще и нашел еще один черный диск, где ты сказала.

На нем был другой символ?

Неа, один и тот же. И я выбрался из кровати и проверил все двери, чтобы посмотреть, мог ли я выяснить, что диск делал. Но пока не повезло.

Так что в принципе... мы потеряли целый день и ничего не узнали.

Ничего себе... когда ты стала Маленькой Мисс Негатив?

Меня просто тошнит от всех этих туманных клочков информации. Ты спишь под одной крышей с врагом, а мы все еще не знаем, что они задумали.

Знаю. Я работаю над этим. Мы просто должны...

Если ты скажешь «потерпеть», я закончу разговор.

Да, я говорю как Форкленатор... и не впадай в шок, но... мне кажется, я начинаю понимать, о чем он. Посмотри, что случилось с Уайли. Невидимки сделали свой ход и провалились. А теперь Черный Лебедь убедится, что они никогда не получат еще один шанс.

Эээ... разве это не хорошо?

Для нас, да, но не для Невидимок. Это самое главное... если Финтан станет слишком подозрительным, я утрачу шанс, и на этом все. Поэтому я должен подождать, пока не настанет подходящее время.

Вау, кто ты, и что ты сделал с Кифом Сенсеном?

Вся эта мудрость убивает мою крутую репутацию?

Немного. Но... мудрый Киф имеет больше шансов выбраться из этого живым.

Ой, я выберусь из этого... если эта еда меня не убьет. Эти ядро-фрукты, которые мы собираем, на вкус, как помет баньши. В следующий раз, когда я «типа» присоединюсь к злобной организации, напомни мне выбрать ту, которая не ссорилась с гномами, хорошо?

В его мыслях, она видела высушенные зеленые фрукты, и они были похожи на помесь граната и початка кукурузы... что не было плохо, если бы зерна фруктов не были покрыты дымкой, которая выглядела слишком похожей на плесень.

Как насчет того, чтобы ты сходила на кухню и описала то, что съешь, а? спросил он.

Ага, я не собираюсь этого делать.

Да ладно, Фостер... я умираю с голода!

Он провел остаток их разговор, вспоминая ужасные вещи, которые ему пришлось съесть за последние несколько недель.

Нытье возобновилось ночью, во время их проверки после ужина, хотя Софи не могла винить его. Трапеза Кифа состояла из склизких, увядших листьев, на вкус как сопли.

Я положу еду в карман, пообещала она. Если мы снова встретимся, то я смогу поделиться.

Будто бы мне была нужна еще одна причина, чтобы ты оказалась здесь.

Разве ты не должен мечтать о том, чтобы оказаться здесь... где хорошая еда и нет никаких сумасшедших убийц, разгуливающих на свободе?

Заманчиво звучит. Но сумасшедшие убийцы полезны. Я кое-чему научился сегодня у Финтана... не тому, на что я надеялся, но это все еще важно. Он начал болтать о Бранте и Руи, и как сложно работать с людьми, которые его разочаровывать снова и снова. И тогда он сказал, что рассчитывает, что я оправдаю свой потенциал.

Потенциал для чего?

Он не сказал, но я рискнул и спросил, хотел бы он, чтобы я побыл эмпатическим детектором лжи, когда он будет встречаться с Королем Димитаром. Я сказал ему, что волнуюсь, что огры собирались обмануть нас, и, казалось, он оказался впечатлен тем, что я думаю о таких вещах. Он сказал, хорошо, что я так сильно забочусь о деле... и, конечно, он не сказал, что это его дело, но он приобнял меня за плечи.

Тьфу!

Да... поверь, я так хотел его оттолкнуть, но сдержался и послушал, как он тоже волнуется по поводу огров. А затем он сказал, что дал Королю Димитару задание, чтобы доказать, что они могут работать вместе... вроде как испытание.

Софи села прямее.

Это отлично! Мы должны узнать, что это за задание, и удостовериться, что огры потерпят неудачу!

Работаю над этим, пообещал Киф. Но я предполагаю, что если огры кого-нибудь в это втянут, то этот человек пострадает, поэтому никакого рассказа Гигантору, ладно?

Как я могу. Я упоминала, что ты меня наказал? Я застряла в комнате на весь день, нечего не делая, кроме как глазея на воспоминания. И Сандор стоял рядом со мной, говоря, что он хочет знать все, что ты говоришь.

Ах, поцелуй его за меня... и я не говорю это, потому что я - избалованный ребенок. Я серьезно рад, что он здесь, чтобы защищать тебя. А у всех остальных есть телохранители, верно? У Фитца? Бианы? Декса? Грэйди? Эделайн? Олдена? Деллы?

У всех, кроме Олдена и Деллы. Но они редко покидают свои дома, так что они в безопасности.

Я не знаю. Ворота в Эверглене предназначены, чтобы блокировать световые прыжки. Это не остановит огров, если те полезут из земли.

Она закрыла глаза, пытаясь выдавить кошмар, нарисованный сценой Кифа.

Я попрошу Коллектив отправить несколько дополнительных охранников к Васкерам... может быть гномов, тогда Невидимки не заметят никаких изменений, если они наблюдают. Клянусь, в таком случае, у нашей группы будет больше безопасности, чем у Совета. Это кажется несправедливо, не так ли?

Что ты имеешь в виду?

Я не знаю. Просто... мы провели часы, готовя Хевенфилд, чтобы обезопасить мою семью... и пока мы занимались этим, Невидимки похитили Уайли из его комнаты и пытали его.

Мне так жаль, я все испортил. Я слышал, как они говорят так много о твоей семье, Финтан сказал, что мы готовы перейти к следующей фазе, я думал...

Следующей фазе чего? перебила Софи.

Инициативе Путеводной Звезды.

Погоди. Независимо от того, что они планируют сделать с моей семьей, это часть Инициативы Путеводной Звезды? Я думала, что Невидимки только хотели забрать их, так они могли управлять мной.

Вероятно, это часть, но, кажется, что они устраивают своего рода... сбор. Почти похоже, будто у Финтана есть список людей и информации, в которой он нуждается, и он помечает их один за другим.

В мыслях Софи промелькнуло воспоминание: Декс в клетке в убежище в Париже.

Для этого были предназначены камеры?

Ты там в порядке? спросил Киф. Ты ушла от меня.

Я просто пытаюсь думать. Похищение Уайли и, возможно, смерть его мамы, тоже часть Инициативы Путеводной Звезды?

Это-то я и предполагаю.

Это прозвучало настолько очевидно... что могло оказаться правдой, но Софи не находила связь. Ее мозг пульсировал под тяжестью тысячи новых вопросов.

Кстати, как Уайли? спросил Киф.

Примерно также. Эделайн видела его вчера и сказала, что раны выглядели зажившими, но его мысли были все еще столь же темными, что они собирались продержать его под успокоительными, по крайней мере, еще один день.

И они не хотят стирать его воспоминания?

Уайли сказал нам не делать этого. Он хочет удостовериться, что мы не избавимся ни от чего, что могло помочь нам узнать, что произошло с его мамой.

Это... очень храбро.

Разум Кифа показал его девятилетним ребенком, свернувшимся в клубок под одеялом, пока он ждал, когда придет Чистильщик и сотрет его воспоминания.

Ты не можешь сравнивать, сказала ему Софи.

Киф не согласился, но он отогнал воспоминание, его разум практически заставил себя улыбнуться, когда он сказал ей:

Сегодня Финтан должен прийти в это укрытие на совещание по вопросам стратегии, поэтому, вероятно, будет не очень хорошей идеей устраивать проверку до завтрашнего утра. И будь готова к небольшому нытью о завтраке. Сегодня у нас то, что называется йолкснипс... и они воняли, как пердеж Игги.

По-видимому, на вкус они были такими же, но Киф едва упомянул об этом, когда Софи связалась с его разумом на рассвете. Он был слишком взволнован, когда делился новостями.

Он так ничего и не узнал о тесте для огров, или об Уайли, или о плане про Грэйди и Эделайн, или о наказании Бранта и Руи, или о тайнике Финтана, или о любом, о чем они с Софи разговаривали большую часть прошлой ночи.

НО, сказал Киф, его ментальный голос был настолько громким, что отозвался эхом в ее голове. Мне наконец-то разрешили переместиться в одно из их других укрытий. Ты теперь разговариваешь с полностью инициированным членом Невидимок!


Глава 47

- Что значит, Киф дал клятву? - тихо и осторожно спросил Фитц, чтобы никто в людном месте Ложносвете не услышал. - Как мы, когда дали клятву Черному Лебедю?

- Я побоялась спрашивать, - призналась Софи.

Она огляделась и расслабилась, обнаружив, что все слишком отвлеченны, чтобы обратить внимание на группу ее друзей... и их телохранителей. Однако она подвинулась ближе к Фитцу, Дексу, Биане, Таму и Линн, когда добавила:

- Он сказал, что сегодня его переселят в новое укрытие.

Толпа подалась вперед, когда очередная партия учеников отправилась на испытание, прекратив разговоры. Это был первый день их обучения в Эксиллиуме, и в то время как Софи и ее друзья уже знали, в каких они полушариях, всех остальных сортировал письменный экзамен, после него они получали черную накидку, помеченную цветным отпечатком руки на спине.

Красный - Левое Полушарие, синий - Правое, а фиолетовый - Амби.

Три палатки Эксиллиума были окрашены в те же цвета. И после такого количества лет презрения и осуждения, казалось странно, что оживленные навесы гордо размещались вокруг стеклянной пирамиды.

Софи вдруг обнаружила, что постоянно смотрит на витые Золотую и Серебряную Башни. Черный Лебедь придерживался плана и хранил нападение на Уайли в тайне, таким образом, никто не думал о добавлении опасности. Еще с десяток гоблинов расхаживали среди толпы, даже тайный флот гномов-карликов расположился под ногами, Люру и Мите еще предстояло выяснить, как Невидимки проникли внутри башни. Так что у повстанцев по-прежнему был тайный путь вторжения в кампус.

- Возможно, Невидимки использовали неопределенную присягу, - прошептала Линн, когда толпа снова переместилась. - Как Черный Лебедь заставил произнести нас.

- Хотелось бы надеяться, - сказала Биана. - Подождите-ка... это значит, что и вы, ребята, поклялись в верности?

Близнецы показали кулоны монокли в форме лебедя, которые достали из-под туник.

- Я устал от нытья Линн, - сказал Там, на что его сестра закатила глаз и внезапно окатила водой в лицо. - О, опаздываешь.

- Готова в любое время, - сказала ему Линн, перекидывая очередную сферу воды из ладони в ладонь.

- Ничего себе, - прошептал Фитц, когда Декс наклонился ближе.

- Мы уверены, что это хорошая идея? - спросил он. - Не та, чтобы присоединиться к Черному Лебедю... это здорово, а та, что Киф направился в одно из их серьезных укрытий. Он уверен, что они его не запрут, как и его маму?

- Я спросила его о том же, - сказала Софи. - И он обещал внимательно читать эмоции всех. Он сказал, что откажется, если почувствует что-то подозрительное.

- Но как он может быть уверен? - спросила Биана. - Они теперь не позволят ему уйти.

Фитц переглянулся с Софи:

- Нам, вероятно, придется помочь ему выбраться оттуда... но мы не можем придумать план, пока не узнаем больше о том, где он. Таким образом, прямо сейчас мы просто надеемся, что он будет осторожен.

Там фыркнул:

- Шанс этому равен нулю.

- Наверное, - прошептала Софи. - Но он принял этот сумасшедший риск, чтобы помочь нам. Поэтому мы должны максимально получить от него все, что сможем.

- Ты сказала ему понаблюдать за тенями на полу в убежище, верно? - спросил Там. - Чтобы увидеть, используют ли они световой символ, как в Париже?

Софи кивнула:

- У Кифа фотографическая память, поэтому я сказала ему, хорошенько все рассмотреть. Тогда он поделится видом со мной, а я спроектирую все это на бумагу, таким образом, ты сможешь проверить тени. Но ты должен будешь прийти в Хевенфилд. Я все еще под домашним арестом.

Биана усмехнулась:

- Как и Фитц. Папа сказал ему, что пока он не закончит заполнять анкету подборщиков пар, он никуда не пойдет.

- Слишком плохо для него, я закончил ее вчера, - произнес Фитц самодовольно.

- Закончил? - спросили Софи, Биана, Декс и Линн одновременно.

Фитц пожал плечами:

- Это не так сложно. Я просто должен был ответить на некоторые личные вопросы.

- Их много, - сказала Биана. - Ты не боишься, что если промчишься через них, то тебе дадут не очень хорошие ответы?

- Ха. Я знаю, что мне нравится. Кроме того, вопросы не такие, какими я думал, они будут. Несомненно, они спрашивают, что ты считаешь привлекательным, и какие черты личности тебе нравится и прочее. Но потом там о генетике и способностях и заканчивается тонной вопросов, которые, скажу честно... очень личные. Похоже, будто они пытаются узнать тебя на другом уровне... предполагаю, это имеет смысл, так как мы заполняем анкеты, когда нам шестнадцать лет. Что нам нравится и не нравится, вероятно, меняется, таким образом, они пытаются выяснить какие мы настоящие.

- Тебе уже шестнадцать? - спросила Линн.

Декс промямлил что-то о том, что Фитц суперстарый, когда Биана повернулась к Таму:

- Не думаю, что вы, ребята, когда-либо говорили нам, сколько вам лет.

Близнецам на секунду пришлось задуматься.

- Уверена, что нам пятнадцать, - сказала Линн. - Трудно вспомнить, благодаря отцу. Он всегда пытался убедить нас, что наша дата зарождения была неверной.

- Старый Добрый Папочка, - пробормотал Там, сканируя толпу, будто хотел удостовериться, что его родителей там не было. - Ну, вы, ребята, знаете, ту девушку справа? Она смотрит на нас довольно долго.

Все их гоблины потянулись за мечами.

- Расслабьтесь... это просто Марелла, - сказала Софи, понижая голос, прежде чем добавила, - ее мама видела Сиру в тот день, когда она исчезла.

- И она не смотрит на нас, - поправила Биана. - Она осматривает Тама.

Там удивленно поднял брови и еще раз глянул. Марелла отбросила свои длинные светлые волосы, которые всегда были заплетены в крошечные плетеные косички, и кокетливо ему улыбнулась.

- Ха, - сказал он.

- И это все, что ты скажешь? - надавила Биана.

- Не знаю. - Там покраснел так, что Софи не думала когда-нибудь увидеть, учитывая его всецело неприветливое поведение. - А что я должен сказать?

- Она не в его вкусе, - влезла Линн. - Ему нравятся брюнетки.

- Как грубо, откуда тебе это знать? - спросил Там.

Линн ухмыльнулась:

- Потому что ты не настолько хитер, как думаешь.

- Кому-нибудь еще интересно, почему Марелла не тусуется со Стиной? - спросила Софи, спасая Тама сменой темы.

- Стина это та высокая девочка вон там, - объяснила Биана близнецам, наклонив голову в ту сторону, где непослушные завитки Стины возвышались над толпой. - Ее папа работает с Черным Лебедем, таким образом, вы бы подумали, что она хорошая. Но она все еще думает, что она лучше всех. И тьфу, похоже, что она находится в Левом Полушарии. Угадайте, это означает, что Фитц и я будем следить за ее попытками весь день хвастаться.

- Кто это за девочка с ней? - спросила Линн. - Она тоже пялится на Софи.

- Правда? - спросила Софи, подождав, прежде чем повернуться и посмотреть, на кого указывала Линн. Ей потребовалась секунда, чтобы узнать довольно темнокожую девочку около Стины... особенно с синей полоской, которую та добавила к своим выпрямленным волосам. - Это Марука.

- Марелла и Марука? - спросил Там. - Да уж... я никогда не запомню.

- Вероятно, тебе и не придется, - сказала Биана. - Марелла избегала нас некоторое время. А Марука и я не говорили месяцами... с тех пор, как я сказала, что не могу ей доверять. Она разболтала мои тайны, чтобы отомстить мне за дружбу с Софи.

Там присвистнул:

- Девчонки и их драмы.

- Верно... потому-то ты и Киф так хорошо ладите. - Линн тряхнула челкой. - И, возможно, я просто воображаю это, но... разве Марука не выглядит печальной?

Софи вынуждена была согласиться. Бирюзовые глаза Маруки были стеклянными, полные губы - сжаты в тонкую линию.

И она все еще смотрела на них.

- Думайте, мы должны подойти к ней? - спросила Софи.

Биана покачала головой:

- Если она хочет поговорить с нами, то может подойти сюда.

Марука не подошла.

Но и не перестала смотреть.

Все это чувствовалось очень тревожным, и Софи расслабилась, когда низкий голос быстро поднялся над толпой, обращая общее внимание туда, где висел Магнат Лето. Его подъем был более шатким, чем он, вероятно, хотел, ноги почти задевали головы в толпе, но ему удавалось держаться, несмотря на сильные порывы ветра, которые продолжали хлестать его длинную черную накидку с фиолетовым отпечатком руки.

- Добро пожаловать на первый урок обучения навыкам! - сказал он. - Важный шаг в истории нашего мира! Я буду практиковаться наряду с вами, таким образом, передаю слово вашим талантливым тренерам. Все, пожалуйста, покажите им, насколько мы ценим их усилия.

Отдельные аплодисменты встретили трех фигур, которые поднялись из палаток и поплыли туда, где Магнат Лето только что парил... одна фигура была в красной накидке, вторая в синей, а третья в фиолетовой. Левитация тренеров была безупречна... настолько гладкой, что могло показаться, что они стояли на твердой земле.

- Те, кто в Левом Полушарии будут тренироваться со мной, - произнесла Красный Тренер, ее голос был даже скрипучее, чем Софи помнила. Ее рыжие волосы были гладко подстрижены в угловатый боб, толстая черная линия обрамляла ее бледно-голубые глаза, придавая словам нотки драмы, когда она произнесла, - вы все можете называть меня Тренер Вилда.

- Я - тренер Бора, - добавил Синий Тренер, его высокий, гнусавый голос странно контрастировал с зализанными светлыми волосами, оливковым тоном кожи и резкими чертами лица. - Я буду работать с Правым Полушарием там. - Он указал на синий навес.

- Конечно, это означает, что все вы, Амби, со мной, - сказала Фиолетовый Тренер с улыбкой. Ее длинные черные волосы были такими блестящими, что казалось, пылали на ее коже цвета корицы. - Я - тренер Рохана. И да, для тех, кому интересно, важно, чтобы вы тренировались со своими Полушариями, независимо от того, куда были распределены ваши друзья или семья. Все три группы будут учиться одинаковым навыкам, но раздельно по стилям обучения, так мы сможем адаптировать уроки для максимальной эффективности.

- Важно, чтобы вы не расстраивались, если сразу не преуспеете в том, чему мы учим, - добавила Тренер Вилда. - Совет попросил нас сосредоточиться на конкретном навыке... это, для большинства из вас, будет совершенно новый способ использования вашего разума.

- Уроки будут изнурительными, - пообещала Тренер Рохана. - Время от времени они могут даже путать. Но этот процесс идет ступенями и блоками, наряду с течением времени и терпением, вы достигните новой силы.

Каждый Тренер вытащил стеклянный шар размером с теннисный мяч из кармана плаща и поднял ясную сферу перед собой.

Когда они прищурились, все три шара взорвались на миллион вспыхивающих фрагментов.

- Вы только что засвидетельствовали одно проявление умения, которое мы называем внешним канналированием, - прокричала Тренер Уилда, когда ученики удивленно ахали. - Здесь используется сила, ограниченная только нашей концентрацией и самоотдачей. Например...

Тренер Бора вытащил металлический шар из своего кармана и поднял его перед собой.

Шар взорвался, послав хлопья металла литься каскадом, как конфетти... или, возможно, слово «шрапнель» было лучшим описанием.

- Ничто не может спасти от умелого ума, - произнес Тренер Бора. - Не кристалл. Не металл. Не камень. Даже не плоть и не кости.

- Они... только признались, что тренируют нас убивать? - прошептала Софи друзьям.

- Прозвучало похоже, - пробормотал Фитц.

- На самом деле, - сказал Сандор, глядя на других телохранителей.

Выражения их лиц было трудно прочесть. Нервозность? Злость?

- Мы ощущаем вашу неловкость, - сказала Тренер Рохана толпе. - И хвалим вас за нее. Страх порождает сдержанность и ответственность. Но это не изменит того, что это умение, которым каждый из нас естественно обладает. У саблезубых тигров есть когти и клыки. У драконов Пелуда - ядовитые иглы. Даже у хрупких порхалок есть яд в крошечных зубах. Они не боятся этих даров. Да, некоторые существа используют такие вещи при охоте, а другие, чтобы защитить себя. Но любой выбор не меняет того, что сила существует.

Софи видела логику, стоящую за ее рассуждениями. Но все равно это ощущалось так, будто им дали оружие и надеялись, что они не перестреляют друг друга.

А затем она вспомнила Кифа, говорящего ей, что его обучение у Невидимок включало жесткие профессиональные уроки...

Они осваивались внешнее канналирование?

- Также важно отметить, что сила - не новая особенность нашего мира, - напомнила им Тренер Вилда. - Многие наши особые способности могли нанести огромный ущерб, реши мы использовать их таким образом. Но это не означает, что мы уклоняемся от обучения способностям, не так ли?

- Наши цели просты, - добавил Тренер Бора. - Мы хотим, чтобы вы поняли, что у вас есть сила, и вы можете обратиться к ней, если вам потребуется защита. И вместе мы хотим показать миру это... понравится ему или нет. Нам не нужно оружие или броня. Только сила нашего разума, дисциплина и намерение справиться.

Ропот поднялся среди толпы... почти звуча согласием, но Софи помнила предупреждение Леди Каденс Совету.

Возможно, эльфы доказали бы свою силу. Или, возможно, они собирались зажечь спичку в комнате полной растопки.

- Ты выглядишь... заинтересованным, - прошептала она Сандору, когда Тренеры приказали всем направляться в назначенные им палатки.

- Так и есть. Я не уверен, как я буду защищать тебя от нападения такого рода... особенно плоть или кости. И если кристалл и камень уязвимы, что может помешать кому-то взорвать землю, на которой мы стоим или разрушить здание вокруг нас?

- Наши собственные естественные ограничения, - сказал Магнат Лето, подкрадываясь к ним. - Есть причина, почему тренеры для своей демонстрации выбрали маленькие шары. Чем больше объект, тем больше энергии требуется, чтобы разрушить его. И хотя наши умы могут удерживать невероятное количество энергии, мы также истощаем большую часть ее посредством нормальных ежедневных действий. Конечно, есть способы возобновить запасы, но они занимают огромное количество времени и дисциплины. У очень немногих есть такое умение или терпение. Таким образом, для большинства, эта сила будет спасительной в какой-то особенно отчаянный момент. Ничего большего. А теперь я должен смешаться с другими Амби, чтобы никто не подозревал, что у меня есть любимые чудеса.

Он подмигнул, когда ушел, направляясь к противоположной стороне фиолетовой палатки.

Софи последовала за Тамом и Линн туда, где они раньше обучались, когда вместе ходили в Эксиллиум.

На полпути Там и Линн замерли, их удивленный взгляд застыл на двух фигурах.

Паре с иссиня-черными волосами и серебристыми глазами.

Это были родители Тама и Линн.


Глава 48

- Ну, - сказал отец Тама, теребя булавку на плаще (двух серебряно-черных страшных волков, вытягивающих шеи в изящном вое). - Так неожиданно.

- На самом деле нет, - ответил Там, оглядывая толпу, пока не нашел Магната Лето, который выглядел... немного виноватым. - Но я сделаю проще.

Там взял Линн за руку повернулся, чтобы уйти.

Их мать схватила его за руку.

- Пожалуйста. Возможно, мы должны...

Там вывернулся из ее хватки.

- Нет. Не должны.

Она опустила взгляд на землю... тонкие пальцы все еще держались за воздух, когда муж коснулся ее. В жесте была нежность. Мягкость в том, как он качал в колыбели дрожащую руку жены, поглаживая большим пальцем ее по ладони.

Любовь между ними была очевидна. Даже немного слащава.

Но он сжал пальцы в кулак (это было гораздо более душераздирающе) когда смотрел на своих детей.

- Извинись перед матерью. И прекрати устраивать сцену! - Он нервно поглядел через плечо на других Амби.

Там покачал головой:

- Так всегда при встрече с тобой.

- Пожалуйста, - попросила их мать, когда ребята снова отвернулись. - Я никогда не просила той ситуации, что была дана мне. Я никогда не утверждала, что хорошо со всем справлялась.

- Вот что мы теперь? - прошептала Линн. - Ситуация?

Ее мама откашлялась:

- А чем ты хочешь быть?

- Ничем, - сказал Там. - Абсолютно ничем.

- Тогда у тебя хорошо получается, - сказал отец ему, хмуро глядя на серебряную челку Тама. Оба близнеца расплавили свои ожерелья регистрации и опустили волосы в литой металл в качестве доказательства, что им не нужна семья, которая бросила их на произвол судьбы.

Там сделал так, чтобы челка упала на глаза.

- Нравится?

Отец покачал головой. У него не было высокомерия лорда Кассиуса, или тревожной улыбки или пристального взгляда. Он выглядел усталым.

- Дети, предполагается, должны уважать родителей, - сказал он спокойно.

Линн потянула Тама прочь.

- Уважение нужно заслужить.

- Подождите, - попросила их мама. - Просто подождите.

Линн оглянулась через плечо.

- Мы ждали больше трех лет.

- Знаю, - прошептала ее мама. - Вы выглядите намного старше.

- Вот что происходит, когда вы оставляете своих детей в одиночестве, без крыши над головой и еды, - огрызнулась Софи, больше не в силах сдерживаться. Она знала, что это было не ее дело, но она уже наблюдала за одним другом, выпутывающимся из своей ужасной семьи. Она не собиралась позволить этому случиться с Тамом и Линн.

- Какие бы оправдания вы себе не давали, - сказала она Сонгам, - во что бы вы не верили... правда прямо у вас перед глазами. У вас двое невероятно талантливых, умных, сильных детей, которым вы больше не нужны. И если вы снова захотите войти в их жизни, то должны заслужить это.

- Как? - спросили оба Сонга.

Софи пожала плечами.

- Вы должны понять это сами, или это ничего не будет значить. Пошли, - сказала она Таму и Линн, беря их за руки. - У нас есть место получше.

- Не могу поверить, что ты это сказала, - прошептала Линн, когда они прошли к передней части палатки, Сандор встал позади нее, создавая стену из мышц между ними и Сонгами.

Софи опустила глаза.

- Прости, если я не должна была вмешиваться.

- Нет... абсолютно должна, - сказал Там.

Линн кивнула.

- Выражение лица моего отца... это величайший подарок, который ты когда-либо могла мне сделать.

- Мне бы хотелось сделать больше. - Казалось несправедливым, что у Софи были две любящие семьи, когда у многих из ее друзей даже и одной не было. И все, что она знала, ее генетические родители были удивительными... хотя в это было немного трудно поверить, учитывая все штуки с экспериментами и запретами на встречи.

- Народ, - произнес голос позади нее. - Я нахожусь в том же самом Полушарии что и Великая Софи Фостер? Никогда не думал, что это произойдет!

Софи повернулась и обнаружила знакомое лицо, улыбающееся ей возле одного из креплений палатки.

- Ребята, это Дженси. Дженси, это Там и Линн, - представила Софи.

- Круто!.. Обожаю ваши волосы! - практически прокричал Дженси. - Это настоящее серебро?.. И погодите-ка... вы из Эксиллиума?.. Вы там познакомились с Софи?.. Как там?..

Дженси всегда разговаривал так, будто выпил дюжину бутылок с кофеином. Там и Линн, естественно, слегка затормозили.

- Дженси был одним из тех, кто помог мне осмотреться в Ложносвете, - пояснила Софи. - Хотя мы мало виделись в последнее время.

Круглые щеки Дженси вспыхнули, и он провел рукой по грязным каштановым волосам.

- Прости... ты всегда так занята... и я думал, что мне лучше будет со Слюнявыми Мальчиками.

- Ты впишешься туда, куда захочешь, - сказала ему Софи. - Хотя, для справки, я никогда не видела слюней у тебя на подбородке.

Тренер Рохана шагнула в палатку, прежде чем Дженси смог ответить, внося большой мешок фиолетовых сплотчеров. Шары размером с мячики для пинг-понга были похожи на мягкие пейнтбольные шарики, и Софи понадеялась, что тренировки дадут ей шанс швырнуть парочку в родителей Тама и Линн.

- Внешнее канналирование требует другого понимания вашей силы, - сказала Тренер Рохана, перекатывая сплотчер в ладони. - Метод, который вы все изучали для телекинеза, учил вас собирать энергию глубоко в ядре, а затем протягивать ее умом, управляя силой, будто энергия - расширение ваших существующих конечностей. Но вы должны перестать думать об энергии как об основной энергии. Это просто ваша энергия... и она не должна связывать вас, чтобы управлять ей. На самом деле намного более важно, когда вы похороните ее в других вещах. Например... — Она прищурено посмотрела на сплотчер в руке... - вы можете скрыть ее здесь, позволить ей раздуться и вырасти до...

Сплотчер взорвался, обрызгав ее фиолетовым.

- Это странно, я понимаю, - сказала она, вытирая краску со щек. - И у ваших умов займет время достичь этого. На самом деле, могу поспорить, что большинство из вас сегодня не смогут лопнуть сплотчер. Мы даем их, в основном, чтобы показать вам цель... первый шаг к чему стремиться. Но нет ничего плохого в нескольких маленьких шажках, прежде чем все получится. Попробуйте довериться своим инстинктам. Также не удивляйтесь, если вы найдете процесс утомительным. Пожалуйста, делайте перерывы, если вы нуждаетесь в них. Все готовы? - Она передала мешок со сплотчерами Дженси.

Он захватил сплотчеры для Софи, Тама и Линн, прежде чем передал мешок дальше и плюхнулся рядом с Софи на фиолетовую траву.

- Может быть, я смогу поглотить часть твоей фантастичности, - сказал он, затем рассказал Таму и Линн об участии Софи в Чемпионате по Заляпыванию. - Сама влетела в стену, впечатала туда Фитца и вырубила их обоих!

Линн рассмеялась:

- Кажется, Софи вызвала почти столько же бедствий, сколько я.

- Вы должны прийти в Ложносвет! - сказал Дженси. - У вас двоих могло быть Соревнование по Хаосу... это будет эпично!.. О, подождите... вы можете вернуться в Ложносвет?

Линн обернулась через плечо и посмотрела на родителей.

- Когда будем готовы.

- Давайте начнем! - произнесла Тренер Рохана. - Положите ваши сплотчеры на землю перед собой и очистите мысли. Я не буду давать вам определенных подсказок, потому что для вас намного лучше найти собственную естественную уловку. Но попытайтесь понять, что ваше тело не непроницаемый сосуд, содержащий источник энергии. Это столб в земле, отмечающий эпицентр вашего собственного личного энергетического облака.

- Обучение в Эксиллиуме всегда кажется таким чокнутым? - спросил Дженси. - Или оно очень странное?

- Очень странное, - сказал Там.

- Не знаю. Что-то вроде того. - Линн нахмурилась, когда уставилась на свой сплотчер. - Это и похоже на воду, и нет.

- Э, конечно... - сказал Дженси.

Там рассмеялся:

- Не беспокойся. Я не понимаю и половины из того, что говорит моя сестра.

Софи была столь же смущена, но попыталась вообразить свою энергию как семя и посадить ее в центр сплотчера. Она спела песню в голове, чтобы заставить семя вырасти, позволив энергии распространиться через краску, будто корни через почву и...

... сплотчер взорвался повидлом фиолетового цвета.

Дженси покачал кулаком:

- Говорю, она надерет ваши задницы!

- Телепаты склонны улавливать смысл быстрее, - сказала Тренер Рохана, вручив Софи ткань, чтобы стереть краску с лица. - Их умы естественно держат намного больший запас энергии, которая может облегчить переход... хотя это могло быть новым рекордом.

Софи поглядела на Магната Лето, и он ей улыбнулся.

- Обычно, я бы сказала тебе отдохнуть, так как большинство обнаружило бы, что их энергия истощилась, - добавила Тренер Рохана. - Но после такого легкого показа, мне любопытно посмотреть, сможешь ли ты продолжить.

Она вручила Софи новый сплотчер, взяв с нее обещание сделать перерыв, если разболится голова. Но Софи чувствовала себя прекрасно.

И когда она посадила другое «семя», сплотчер брызнул фиолетовым.

Тренер Рохана наклонила голову:

- Подозреваю, что ты могла бы разнести гору, если бы посидела в одиночестве достаточно долго.

- Почему в одиночестве? - спросил Там.

- Никаких отвлекающих факторов или действий, чтобы истощить ее запас. - Тренер предложила Софи третий сплотчер, и... Софи все же удалось взорвать его, как и другие, хотя это заняло дольше времени.

Только два других Амби взорвали свои сплотчеры перед концом урока: магнат Лето и, что удивительно, Дженси.

- Думаю, моя теория осмоса7 сработала, - сказал Дженси, подпрыгивая. - Если это не означает, что я собираюсь проявить как Телепат... что было бы потрясающе!.. Хотя я отчасти болею за Фазера... как мой брат... или возможно за Заряжалку... или...

Он продолжал называть способности, но Софи перестала слушать, зная обо всех наблюдающих за нею.

- Я знаю, что ты чувствуешь, - прошептала Линн. - Я часто гадала, было ли у меня больше силы, чем должно было быть, но я перестала волноваться об этом после того, как затопила Равагог.

- Ничего себе... это была ты? - встрял Дженси.

Линн кивнула:

- В первый раз я была рада удержать так много силы. А ты делаешь намного большее со своей, - сказала она Софи.

Софи поблагодарила ее, не уверенная, почему она чувствовала себя так... раздраженно. Это определенно был не первый раз, когда она обнаружила, что ее умственные силы были слишком близки к страшной границе.

Но что-то в этом умении чувствовалось неправильным... будто эльфы сидели в стороне от всего, во что они верили и темнели.

И вот она: ребенок с плаката для Новой Тьмы.

Дженси ушел, чтобы похвастаться перед Слюнявыми Мальчиками, как только тренеры отпустили их, Сандор согласился позволить Софи попрощаться с друзьями. Там и Линн задержались с ней... пока не заметили родителей, направляющихся к ним. Они сразу же совершили световой прыжок, чтобы спастись.

Сонги были слишком смущены, чтобы приблизиться к Софи, особенно когда Фитц и Биана (и их телохранители) присоединились к ней. Фитц, казалось, особенно загрустил, когда услышал о трех взорванных сплотчерах Софи. Большее, что он смог сделать, заставить сплотчер дрожать.

Софи дала ему несколько подсказок, когда самодовольный голос позади них спросил:

- Ждете Дизнея?

Софи вздохнула, когда обернулась и увидела Стину... и Маруку.

- А тебе какое дело?

- Никакого, - сказала Стина. - Но я подумала, что могла бы... тем более что видела, как он утянул Мареллу в сторону после урока. Они шептались там. Завидно, Фостер?

Софи закатила глаза.

- С каких это пор ты и Марелла - лучшие друзья?

Самодовольное выражение Стины заколебалось:

- Мы никогда не прекращали ими быть. Ей просто... тяжело сейчас, когда я проявилась как Эмпат.

- О.

Софи не была уверена, кто именно она, Фитц и или Биана произнесли это... но они, должно быть, подумали об одном. У Стины уже давно все проявлялись Эмпатами со стороны матери, поэтому новость не была неожиданной. Но бедная Марелла уже в течение многих лет, пыталась вызвать способность, в надежде, что она сможет помочь маме улучшить контроль над эмоциями.

- Это грубо, - пробормотала Софи.

Стина кивнула:

- Я бы хотела, чтобы она уже проявилась... даже если она не получит способность, которую хочет. Это в миллион раз тяжелее со всеми постоянными удивлениями «Что если?».

Софи знала. И прежде чем она смогла придумать, что сказать, то поняла, что Марука продолжала смотреть на нее.

Стина толкнула подругу локтем.

- Просто скажи это уже. То, ради чего ты заставила меня подойти сюда.

Марука кивнула.

Она прочистила горло столько раз, что это звучало почти болезненным. Потом она сказала Софи:

- Мне нужно, чтобы ты доставила меня к Уайли.


Глава 49

- Никто никуда не пойдет, - сказал Сандор, кладя тяжелую руку на плечо Софи. Гризель и Волцер также придержали Фитца и Биану.

Софи потянула Сандора за собой, когда придвинулась ближе к Маруке, надеясь, что яростный взгляд скроет ложь, когда прошептала:

- Я не знаю, почему ты говоришь со мной об этом.

- Нет, знаешь. - Марука подождала, пока группа из Левого Полушария отошла подальше, и добавила, - Стина рассказала мне о нападении Невидимок на Уайли, и что Черный Лебедь скрыл эту информацию.

- Не смотри так на меня, - сказала Стина Софи. - Я подслушала папу... и Уайли - семья Маруки. Она имела право знать, что произошло.

- Уайли - твоя семья? - спросила Биана.

Марука кивнула:

- Я никогда ничего не говорила, потому что было так много странностей с ним и твоим папой. Но он - мой троюродный брат... и мама раньше брала меня, чтобы навестить его. Она чертовски бесится сейчас...

- Погоди, ты рассказала своей маме? - перебила Стина. - Ты обещала никому не рассказывать!

- Это было до того, как я узнала, что это была за тайна, - сказала ей Марука. - Я не могла скрывать это от своей семьи... неважно, что я сказала.

Она была права. Некоторые проблемы слишком важны, чтобы беспокоиться о нарушении обещаний.

Но Софи все еще не могла помочь ей.

- Мне не разрешают говорить об этом, - прошептала она. - Возможно, тебе лучше попросить отца Стины.

- О, пожалуйста, ты знаешь моего папу, он не собирался мне ничего говорить, - поспорила Стина. - Он просто накажет меня за подслушивание.

- Ты должна была подумать об этом прежде, чем сделала это, - сказал ей Фитц.

Стина фыркнула:

- Будто бы ты никогда не подслушивал секретные разговоры отца.

- О, подслушивал, - сказал Фитц. - Но я всегда был готов к наказанию, если меня поймают.

- Кого волнует то, что его поймают? - спросила Марука... ее голос прозвучал больше шипением, чем шепотом. - Моя мама готова пойти к Совету...

- Она не может этого сделать! - перебила Софи. Она проверила, что Магнат Лето был полностью погружен в разговор с тренерами на другой стороне поля, прежде чем прошептала, - Черный Лебедь не хочет, чтобы Совет знал, что это произошло.

- Тогда отведи нас к нему, - сказала Марука.

- Это угроза? - спросила Биана.

Марука пожала плечами, убрала синий локон волос за ухо.

- Если это нужно, чтобы увидеть Уайли.

- Но ты угрожаешь неправильному человеку, - сказала ей Софи. - У меня нет кристалла, чтобы добраться до места, где они держат его.

- Даже если это правда, если кто и может заставить их, это ты, - настаивала Марука. - Ты их солнечный лучик... или их бубри... или птичка, которой они тебя называют.

- Мунларк, - сказал ей Фитц. - Хотя теперь я хочу, чтобы они называли тебя Проект Бубри.

Софи была слишком напряжена, чтобы улыбнуться.

- Ты переоцениваешь то, насколько Черный Лебедь меня слушает, - ответила она Маруке. - Они отмахиваются от меня все время... и они особенно оберегают Уайли.

Марука прикусила губу:

- Все, о чем я прошу, попробовать. Пожалуйста. Понимаю, ты не знаешь меня... и я не слишком хорошо относилась к тебе, но мне нужно его увидеть. Я должна знать наверняка, что он в порядке... что они все-таки не сломали его.

Напор в ее голосе крошил твердость Софи.

- Хорошо. Я свяжусь с Коллективом, когда приду домой, посмотрим, будут ли они готовы устроить что-то в этом роде.

- Почему не связаться с ними сейчас? - надавила Марука.

Софи указала на группы детей, шатающихся вокруг них.

- Потому что мы не должны даже говорить об этом сейчас.

- Тогда позволь мне пойти с тобой к тебе домой, - попросила Марука. - Я не говорю, что не доверяю тебе. Я просто могу помочь тебе убедить их.

- Она довольно настойчива, - сказал Фитц. - Может быть весело, натравить ее на Коллектив.

Софи потерла виски:

- Если они скажут «нет», ты должна пообещать, что успокоишься и отступишь, хорошо? Или найдешь кого-нибудь еще, кого можно этим изводить.

Марука кивнула, и Софи вытащила свой домашний кристалл.

Стина взяла Софи под руку.

- Я иду с вами, ребята.

- Как и я, - сказал Фитц.

- Что насчет Декса? - спросила Биана. - Он расстроится, если мы пойдем без него.

- Тогда почему бы тебе не остаться здесь, - предложил Фитц. - Встретимся в Эверглене, как только мы закончим, и поделимся историями.

- Да, я хочу полную информацию, - сказала Софи Биане, указывая туда, где Декс разговаривал с Мареллой.

Марелла стояла спиной, таким образом, было трудно сказать.

Но Софи могла поклясться, что она плакала.


* * *

Софи не могла связаться с мистером Форклом, пока он был в маскировке Магната Лето в Ложносвете. Поэтому она обратилась к Граниту.

- Ничего себе, - прошептала Марука, когда Сандор и Гризель открыли дверь Граниту. - Это сумасшедшая маскировка.

- Так и есть, - сказал он, его конечности трескались, когда он следовал за ними в гостиную. - Полагаю, что ты никому не расскажешь, что видела меня таким.

- Почему? - спросила Марука. - Не похоже, что я вас знаю.

- Мы все еще предпочитаем, чтобы общественность знала как можно меньше о нашей организации. - Он повернулся к Софи. - Где твои родители?

- С новым стегозавром, который прибыл этим утром. Почему... они вам нужны?

- Не в данный момент. Я просто рад слышать, что они в порядке и в безопасности. И мне нужно, чтобы вы все поняли, что обычно я никогда не соглашаюсь на подобные встречи. Единственная причина, почему я это сделал, состоит в том, что я знаю, насколько твоя семья имеет значение для Уайли, - сказал он Маруке. - И с завтрашнего дня, Снадобье ослабит действие успокоительного. Мы защищали его, пока могли, но пора ему начать возвращаться к реальности. И для него могло бы быть полезно иметь несколько знакомых лиц там, когда он проснется... если ты думаешь, что ты и твоя мать могут помочь ему.

- Можем, - заверила его Марука, вытерев несколько слез. - Мы сделаем то, в чем он нуждается. В какое время и где мы должны встретиться, и как...

- Я отправлю указания в твой дом, как только переговорю со Снадобьем, - прервал Гранит. - Бдительно следи за свитками завтра утром.

- Я тоже могу пойти? - спросила Софи.

- Думаю, лучше нам не мучить его, - ответил Гранит. - Плюс, я боюсь, что, как только он увидит тебя, то слишком зациклится на одолжении, о котором он попросил.

- О каком одолжении? - спросили Стина и Марука.

- Это секретно, - ответил им Гранит. - Как завтрашняя встреча. Никто не должен знать об этом кроме твоих ближайших родственников. И, кстати говоря, - он подвинулся ближе к Стине, - в будущем, я надеюсь, что ты проявишь больше уважения по отношению к частной жизни своего отца. Если ты подслушала что-то, это не дает тебе право рассказывать это другим.

К ее чести, Стина сохраняла голову высоко поднятой, когда сказала ему:

- Марука должна была знать.

- Тогда ты должна была известить отца и позволить ему справиться с этим вопросом через надлежащие каналы. Мы отдаем приказы, мисс Хекс, и есть правила и протоколы, которые необходимо соблюдать.

- Так вы всегда говорите Софи? - рявкнула в ответ Стина.

- Мисс Фостер получила свою добрую долю лекций. Она - также совершенно особое обстоятельство, таким образом, я не совершу ошибку, если поставлю тебя — или твоего отца — в ту же самую категорию. Если у нас появится причина рассмотреть твою семью как угрозу безопасности, у нас не будет выбора, кроме как освободить твоего отца от его присяги. Это то, чего ты хочешь?

Стина попыталась небрежно пожать плечами, но Софи видела, что она дрожала.

Гранит, должно быть, тоже заметил, потому что кивнул, обещая Маруке, что увидит ее завтра утром, прежде чем переместился по свету.

- У тебя... очень странная жизнь, - сказала Марука Софи, когда уставилась на облако из гравия и пыли, которое он оставил.

- Скажи мне что-то, чего я не знаю, - пробормотала Софи.

И все стало еще более странными после того, как Марука и Стина ушли. Фитц тоже готовился отправиться домой, когда они услышали, как кто-то другой постучал в парадную дверь, и обнаружили Члена Совета Оралье, стоящей на крыльце, одетой в полное царственное облачение.

- Вы по поводу Гезена? - спросила Софи.

Оралье улыбнулась:

- Я тоже рада тебя видеть.

- Простите, - произнесла Софи, поняв, насколько грубой она была с Членом Совета. Она опустилась в смущающе неизящный реверанс. - Чем я могу помочь?

- Ты можешь позвать родителей, - сказала ей Оралье, когда Софи отступила, чтобы впустить ее. - Нам о многом нужно поговорить. И да, это по поводу Гезена.


Глава 50

- Вы устроили нам встречу? - спросила Софи в пятый раз. Но было такое облегчение слышать это.

Оралье улыбнулась, разглаживая свои идеальные локоны:

- Да. Мне дали разрешение на сопровождение тебя и мистера Форкла в подземелье Люменарии на следующей неделе. Я все еще жду, точной даты, но, скорее всего, это будет пятница. И у нас будет только пятнадцать минут с Гезеном, поэтому вам нужно будет распланировать свое время.

- Что насчет меня? - спросил Фитц.

Оралье взяла его за руку:

- Я понимаю, что вы - Когнаты, и могли бы стать полезными для встречи. Но разрешение ограничивается Софи, мистером Форклом и мной. Без исключений.

- Помимо ее телохранителя, - поправил Сандор.

- Ты сможешь сопровождать ее до главных ворот крепости, - сказала ему Оралье. - Дальше охранники Люменарии возьмут это на себя.

Сандор подошел ближе.

- Мисс Софи была назначена под мою ответственность.

- Да, я знаю. По факту, это я рекомендовала тебя для этого задания. Но никто не может войти в замок и рассмотреть методы безопасности, введенные для Саммита… даже, тот, кто пользуется таким уважением, как ты. Как бы то ни было, Софи и мистеру Форклу во время прогулки в подземелье завяжут глаза.

- Серьезно? - спросила Софи. - Вы действительно считаете, что мы расскажем кому-либо о том, что увидим?

- Это меньше имеет отношение к действительности и больше к потенциалу. Вы должны понять, что лидеры каждого интеллектуального вида будут присутствовать на Саммите... и мы не позволяем им приводить их охранников, чтобы исключить шпионов или предателей. Но это также означает, что мы не можем использовать наших постоянных телохранителей. Был собран совершенно новый набор охранников, его исследовали и обучали к Саммиту... после жесткой процедуры утверждения лидерами каждого мира. Мы также гарантируем, что никто, не являющийся охраной или участником Саммита, не шагнет в замок сейчас, когда мы начали организовывать нашу безопасность, чтобы гарантировать, что ни у кого не будет возможности спланировать набег.

- Тогда как вы сможете провести Софи и мистера Форкла к Гезену? - спросил Фитц.

- Вот почему я должна была переговорить с вами, - сказала Оралье, поворачиваясь туда, где около лестницы стояли Грэйди и Эделайн, покрытые пухом динозавра. – От нас потребовали присутствие Софи на саммите.

Софи почувствовала, как у нее отвисла челюсть. У Грэйди, Эделайн и Фитца тоже... и Софи была вполне уверена, каждый гоблин в комнате сделал судорожный вдох.

- Знаю... я была также удивлена, как и вы, - сказала им Оралье. - Но уникальная роль Софи во многих наших новых проблемах в мире пробудила определенное любопытство к ней среди других лидеров... У короля гномов-карликов Энки и королевы гоблинов Хильды особенно. И король Димитар попросил, чтобы ему разрешили подвергнуть перекрестному допросу ее относительно событий в Равагог.

- Еще одна причина, по которой я должен быть там, - поспорил Сандор.

- Могу заверить тебя, Софи будет в достаточной степени в безопасности, - пообещала Оралье. - И в силу ее возраста, ее будет сопровождать родитель или опекун.

- И вы предпочли нам мистера Форкла? - спросил Грэйди.

- Нет, мистер Форкл приглашен представлять Черного Лебедя. Группа сделала себе имя в последние месяцы, и мировые лидеры попросили послушать его мысли на переговорах. Опекуном мисс Фостер будет мисс Руен, если она согласна.

- Я? - спросила Эделайн, когда Грэйди покачал головой.

- Моя жена - невероятная сила, с которой будут считаться... но из нас двоих, я могу предложить Софи намного лучшую защиту.

- Возможно, - сказала Оралье.- Но лидеры не потерпят присутствие Месмера. Уверена, что вы можете понять их.

- Значит, вы просите меня отправить мою жену и дочь на переговоры? - спросил Грэйди.

- На самом деле я спрашиваю Софи и Эделайн, готовы ли они поучаствовать в изменяющем мир событии, у которого будет больше безопасности, чем кто-либо когда-либо мог представить, - исправила Оралье. - Им решать, согласны они или нет.

Грэйди нахмурился, но не стал спорить, когда повернулся к Эделайн.

- Ты думаешь, что это сумасшествие, да?

- Да, - сказала она, нервно щелкнув пальцами и заставив цветок Панакес появиться и исчезнуть в ее ладони. - Но я не думаю, что одна должна решать. Что ты думаешь, Софи?

Было такое чувство, что все внутренности Софи полезли в горло. Но ей удалось пробормотать:

- Думаю, мы должны пойти.

- Разве это технически не означает, что Эделайн может пойти с тобой на встречу с Гезеном? - спросил Фитц, нарушая молчание.

- Думаю, да, - сказала Оралье. - Но не советую. Вчера я посещала Гезена, когда назначила встречу с его охранниками, и он слишком стремился к встрече с Софи. Наличие в комнате кого-либо, о котором она заботится, только даст ему дополнительное преимущество.

- О да, я прямо ощущаю все хорошее по поводу этого визита, - проворчал Грэйди.

- Я тоже, - прорычал Сандор.

- У меня было достаточно встреч с мистером Форклом, чтобы почувствовать уверенность, что он сможет справиться с Гезеном, - ответила Оралье им обоим. - И я окажу любую помощь, которую смогу.

- Я также со всем смогу справиться сама, - напомнила Софи.

- Никто не сомневается относительно твоей силы, - сказала ей Оралье. - Это то и делает тебя мишенью Гезена.

- А Форкл действительно согласился на все это? - спросил Грэйди.

- Уверена, он согласится после того, как я сообщу ему, - сказала Оралье. - У меня встреча с ним сегодня вечером.

- Подождите... он не знает? - спросила Эделайн. - Как такое может быть?

Оралье взглянула украдкой на Софи.

Софи вздохнула, поняв, что пришло время признаться.

- Я... ходила к Оралье и попросила ее устроить встречу с Гезеном, потому что волновалась, что Черный Лебедь упускал важную возможность. И, хм, я также рассказала ей об Уайли.

Воздух сместился от признания, взяв на себя вину, которая жгла горло Софи.

- Когда ты успела поговорить с Оралье по д