Хранители памяти (fb2)

- Хранители памяти 117.62 Мб, 259с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Владимир Шак

Настройки текста:









Владимир Шак





Хранители памяти


О памятниках прошлого и настоящего



Шрифты предоставлены компанией «ПараТайп»




© Владимир Шак, 2018


Состоит эта необычная книга из четырех не связанных между собой разделов. Речь в них идет о

памятниках военного времени;

памятниках мирного часа;

памятниках в честь героев АТО.

Заключительный раздел автор назвал «Без вождей». Он посвящен исключительно вопросам декоммунизации — процессу избавления Украины от коммунистического прошлого.



18+


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero








Оглавление


Хранители памяти

От автора

Память войны

Берегущие покой небесной гвардии

С войной покончили мы счёты…

Танки идут на Запорожье

Танки в других городах Запорожской области

Именные деревья на аллее Славы в Запорожье

Сердце генерал Кузьмы Гурова

Экстрасенсы ищут расстрелянный женский штрафбат

В честь запорожца ООН провозгласила особый день

Орденоносцы из Бильмака

Герой войны стал «агентом гестапо» и «изменником родины»

Долгая дорога домой Семена Демченко

На родине Героя, именем которого назван океанский траулер

Генералы, навсегда оставшиеся запорожцами

Посмертные скитания генерала Титова

Бабий Яр Великой Белозерки

Как жители Донбасса спасли самое украинское село

Память мира

Возвращение народного мэра

Трудно ли быть… памятником?

Где погиб великий князь киевский Святослав?

Идол над степью

О чем молчит каменная рыба Хортицы?

На родине генерала, принимавшего капитуляцию фашистской Германии

Летчик-истребитель воздвиг себе памятник… на кладбище

Самая загадочная могила Запорожской области

Посвященная Аполлону

Замок генерала Попова

Кузнец выковал дерево Любви

Батька Махно на балконе и… в тюремной камере

Энергодар не атомный: энергетическая столица в национальных тонах

Три в одном

Памятники Запорожья периода независимости Украины

Как мы в Запорожье космическую ракету искали

В Бердянске можно почувствовать себя… бабочкой

Все ли в Веселом веселые?

В Мелитополе встретимся у Владимира Высоцкого

Путин скорбит о «русском мире»

Памятники моей памяти

«Два года службы — это не вечность!»

Голодомор в Украине

Без срока давности

Рассекреченная память

Память нового времени

Героям революции Достоинства

Кованый знак в честь независимости Украины

Первый памятник Героям Небесной Сотни

Памятник экипажу Ил-76

Шингур — значит, защитник

Герои арты: помним поименно

Как десантники ВСУ оккупантов остановили

Безымянные герои АТО

Без вождей

Сталина вызывали?

Как я языкотворцем стал

Самого большого Ленина свергали под крики «Слава Україні!»

Монументальная Лениниана

«Железный» Феликс — всё!

Без Фантомаса

В Украине больше не нуждаются в услугах ленинских юнкеров

На свалке истории районного масштаба

С СССР — навсегда?








От автора

Однажды — накануне Международного дня памятников, ежегодно отмечаемого 18 апреля, я взялся выяснить, какие памятники чаще всего встречаются мне в жизни.

Чтобы разобраться в этом, мне не понадобилось много времени. Дело в том, что за годы работы в газете у меня подобралась большая фотоподборка, которая в моем архиве так и называется: «Памятники моей памяти». Часть ее я и представляю вниманию уважаемых читателей в своей очередной книге. Дополняют эту подборку также снимки моего коллеги Сергея Томко и фото, заимствованные мной из открытых Интернет-источников.

Состоит книга из четырех не связанных между собой разделов. Речь в них идет о

памятниках военного времени, которых очень много на нашей земле — война с немцами потому что была долгой и жестокой. А еще ведь была Афганская война;

памятниках мирного часа;

памятниках в честь героев АТО.

Заключительный раздел я назвал «Без вождей». Он посвящен исключительно вопросам декоммунизации — процессу избавления Украины от коммунистического прошлого.

Ну а предварить разговор о нашей Памяти [и моем отношении к ней] я хочу рассказом о памятнике, который произвел на меня самое большое впечатление.

Находится он в Берлине, на площади возле Гумбольдского университета [это рядом с бульваром Унтер ден Линден]. А набрел я на него совершенно случайно.

Сначала я увидел под ногами бронзовые таблички. Текст одной из них сообщал о том, что на этой площади 10 мая 1933 года студенты-нацисты жгли книги прогрессивных писателей. Другая цитировала Генриха Гейне: «Das war ein Vorspiel nur, dort wo man Bücher // Verbrennt, verbrennt man am Ende auch Menschen» [«Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей»: строфа из ранней трагедии Гейне «Альманзор]. А потом взгляд выхватил… окно, вмонтированное прямо в площадь.

Я заглянул в него и обомлел: под землей находился небольшой зал библиотеки… с пустыми книжными полками.

С 1947 года 10 мая отмечается в Германии как День книги. В память о сожженных нацистами книгах студенты Гумбольдтского университета ежегодно устраивают на площади книжную ярмарку.

Владимир ШАК,

журналист, литератор

Запорожье, май 2018 года

Памятник сожжённым нацистами книгам, Берлин






Память войны


Значительную часть военной категории памятников — относящихся к войне с гитлеровцами, представляют скульптуры воинов — с автоматами, винтовками и… с венками. Причем некоторых воинов как будто бы забыли в почетном карауле.

Одного такого ничейного воина я обнаружил… посередине кукурузного поля. Оказывается, некогда в том месте находилось село. Со временем оно исчезло, а памятник, установленный в нем, остался.

Кое-кто из воинов на постаментах выглядит очень своеобразно.








Берегущие покой небесной гвардии














Однажды я получил письмо от читателя нашей газеты, который рассказал о том, что, перебирая оказавшиеся у него по какой-то случайности архивные документы, он обратил внимание на старый, может быть, относящийся к концу шестидесятых годов минувшего столетия снимок.

На снимке запечатлен памятник, установленный на братской могиле на одном из сельских кладбищ. Как следовало из подписи под снимком, в братской могиле был похоронен… «неизвестно кто». Ну, правда, не обманываю нисколечки, так и было написано: «похоронен неизвестно кто».

Памятник этот весьма своеобразный. Представляет он из себя грустного солдата, придерживающего левой рукой венок. Пребывая в великой скорби, солдат опустил глаза к постаменту, под которым покоятся его боевые, навсегда оставшиеся на той страшной войне сотоварищи.

Если не вникать, какую идею преследовали авторы памятника, по простоте душевной можно предположить, что, находясь на вечном посту, грустный солдат просто устал и… уснул.

Ну, такое впечатление создается.

Спящего бойца и попросил отыскать дотошный читатель, уверивший, что памятника этого своеобразного на том самом кладбище… нет. Вообще.

И мы взялись за дело. И очень скоро отыскали таки пропажу. Как выяснилось, воинских памятников, которые бы просто демонтировали [отправили бы на свалку, проще говоря], а не перенесли на новое место, не может быть в принципе. Все они имеют специальные паспорта, по которым и можно проследить «жизненный путь» каждого из них.

Свою историю имеет и искомый нами памятник «спящему солдату». Изначально на месте коллективного воинского захоронения на сельском кладбище был установлен деревянный обелиск — в октябре 1943 года, сразу после освобождения села. В 1964 году его сменил железобетонный солдат, которого в 1977 году аккуратно демонтировали и перенесли к конторе местного колхоза. Тогда же [после уточнения поименного списка павших] перезахоронили и останки погибших воинов из общего захоронения — в парке возле клуба. В 1985 году памятник реконструировали, добавив к нему плиты с фамилиями погибших.

Так что по «спящему солдату» все теперь известно: и куда он переехал, и по ком грустит, придерживая левой рукой венок.

Кстати, таких полуспящих бойцов у нас достаточно. Один скульптор, видно, их делал - полуспящий, видимо.







Райцентр Михайловка: самая загадочная братская могила Запорожской области.


«Героически погибшим воинам за советскую родину 2 августа 1943 года», — уведомляет надпись на достаточно высокой, искусно изготовленной могильной плите из черного гранита, напоминающей саркофаг. И ниже следуют фамилии погибших: ст. лейтенант Сапунов П. М., 1914 г.р., лейтенант Леньков Г. М., 1916 г.р, ст. лейтенант Струков В. Г., 1921 г.р., сержант Бураченко А. И., 1919 г.р., сержант Арбузкин М. М., 1906 г.р., сержант Дергачев Г. Д., 1907 г. р. Все. Больше никаких данных.


А у меня сразу же возник вопрос: каким образом и с какой целью три красноармейских офицера и три сержанта оказались на территории оккупированной Михайловки — по сути, в глубочайшем немецком тылу. Части Красной Армии в райцентр ведь войдут только 27 октября 1943 года — через два с лишним месяца после гибели [в неравном бою с врагом, предположим] офицеров и сержантов. «Давно плита эта на кладбище находится?» — полюбопытствовали мы у работников местной ритуальной службы. «И не вспомним, с какого времени», — был дан нам ответ. — Больше двадцати лет? — Намного больше!


О странной братской могиле осведомлены и в михайловском краеведческом музее. Но дополнительными сведениями — кроме тех, которые мы списали с надгробной плиты, музейщики, увы, не располагали.


И мы обратились за помощью в Центральный архив министерства обороны Российской Федерации, где собраны миллионы [без преувеличения] документов, относящихся к Великой Отечественной войне. То, что мы выяснили, нас просто-напросто шокировало. Судите сами. Оказывается, секретарь комсомольской организации батальона лейтенант Георгий Леньков, начальник боепитания батальона старший техник-лейтенант Василий Струков, автоматчики сержант Алексей Бураченко и сержант Матвей Арбузкин, а также радиотелеграфист сержант Григорий Дергачев никакого отношения к запорожской Михайловке [как и в целом к Украине] не имели. Никогда. Все пятеро воевали в составе 23-го мотострелкового пулеметного батальона [МСПБ] 23-й танковой бригады 9-го танкового корпуса Центрального фронта, который с 7 июля 1943 года был задействован в боях на Курской дуге. Согласно списку безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 23-й танковой бригады с 15 июля по 8 августа 1943 года, все пятеро погибли в бою 2 августа 1943 года и были похоронены… юго-западнее деревни Шоссе Кромского района Орловской области. В архиве имеется даже схема братских захоронений возле деревни Шоссе — с указанием, в каких конкретно могилах погребены участники Курской битвы из 23-й танковой бригады [только 2 августа 1943 года, к слову, бригада потеряла убитыми несколько десятков своих бойцов].


И это еще не все! Старший лейтенант Павел Сапунов находился при 23-м мотострелковом пулеметном батальоне 23-й танковой бригады в качестве… оперуполномоченного отдела контрразведки народного комиссариата обороны «СМЕРШ». Служак из этой зловещей организации [ее название расшифровывается как «Смерть шпионам»], подчинявшейся лично Сталину и, следовательно, по его личному указания воевавших, по сути, со своими, в тыл к немцам не отправляли. Это мы к тому замечание делаем, чтобы читатель уловил: в оккупированной немцами Михайловке «смершевец» не мог оказаться ни при каких обстоятельствах. У него и в войсках дел хватало.


Вот что, в частности, мы узнали из заполненного на старшего лейтенанта Павла Сапунова наградного листа, на основании которого ему 3 августа 1943 года [на следующий день после гибели] секретным приказом [все документы на сотрудников «СМЕРШа» были строго засекречены] будет пожалован орден Красного Знамени: «Несмотря на молодость, обеспечил контрразведывательную работу в батальоне, произведя ряд арестов контрреволюционных элементов, не допустил проникновения шпионов. Не допустил во время боя случаев дизертирства, измены родины, трусости, паникерства и террористических актов». На этом ставим точку в архивном расследовании и задаемся вопросом: каким образом напоминающая саркофаг надгробная плита с фамилиями бойцов 23-го пулеметного батальона 23-й танковой бригады оказалась в Михайловке, если погибли эти бойцы и, что самое главное, похоронены были в Орловской области? Нет у меня сколь-нибудь вразумительного объяснения.


Райцентр Михайловка: бюст летчика, младшего лейтенанта Евгения Быковского, которому звание Героя Советского Союза будет присвоено в 1965 году [посмертно]. По ошибке, бюст изготовили с лейтенантскими погонами. Воевал Евгений Быковский во 2-й эскадрилье 5-го гвардейского истребительного авиаполка. Командовал этой эскадрильей гвардии капитан Иван Лавейкин, которого после одного забавного случая сослуживцы стали уважительно называть «наш Маэстро». Получилось так, что в каком-то городке на глаза летчикам попалось… фортепиано. Подойдя к нему, комэск провел рукой по клавишам и спросил у притихших товарищей: «Ну, что вам сыграть?». А пока те в замешательстве собирались с мыслями, предложил: «Да хотя бы „Амурские волны“ послушайте». Позже комэск признается, что кроме этой мелодии ничего другого играть не умеет. Тем не менее, прозвище «Маэстро» осталось за ним — настолько потрясла летчиков-гвардейцев фортепианная музыка в исполнении ихнего боевого командира. И не просто боевого, а супербоевого: не случайно ведь в августе 1943 года ему будет присвоено звание Героя Советского Союза — за 24 лично сбитых самолета противника. А теперь припомните, что воздушный ас Алексей Титаренко из фильма «В бой идут одни старики» тоже был гвардии капитаном и тоже — Героем Советского Союза. И его тоже уважительно звали Маэстро. А какой эскадрильей командовал киношный Маэстро? Правильно, 2-й. Как и его фронтовой прототип гвардии капитан Иван Лавейкин.


Вот, что вспоминал о последнем бое летчика Быковского, ставшего прототипом Смуглянки а фильме «В бой идут одни старики», его командир,  комэск Иван Лавейкин: «27 апреля 1943 года над аэродромом „Половинкино“ внезапно появилась группа фашистских самолетов, она состояла из 26-ти Bf-110 и 8-ми Bf-109. Немцы сходу нанесли удар по соседнему аэродрому и уже находились на боевом курсе для налета на город Старобельск. В этот момент без приказа командования с нашего аэродрома взлетел дежуривший в истребителе прекрасный товарищ, летчик нашего полка младший лейтенант Евгений Власович Быковский. Его ведомый Георгий Баевский несколько отстал, на минуту-полторы задержавшись с запуском двигателя, и вот на глазах всего личного состава полка Евгений Быковский врезается в группу фашистских бомбардировщиков и, не обращая внимания на шквальный огонь стрелков, идет на сближение с ведущим. Видно было по всему, что фашистская группа пыталась выполнить второй заход и разбомбить город Старобельск, но фашистский ас — ведущий группы, заметил приближение нашего истребителя, и вся группа повернула на юг. В этом бою Евгений Власович погиб, его самолет падал, отвесно пикируя, пушки самолета продолжали вести огонь». Самолет Евгения упал в болотистую пойму реки Айдар [весьма знакомое по сегодняшним событиям на востоке Украины название]. «Достать самолет или тело нашего товарища, — продолжает рассказ комэск, — нам не пришлось: невозможно было. Шагах в шестидесяти от места падения Жени Быковского была сооружена импровизированная могила. Похоронили фотографию Жени, и как-то случилось так, что могилу размыло весенними паводками. Много лет прошло, а на месте воздушного боя одного нашего истребителя с 34 фашистскими самолетами не осталось ни памятника, ни могилы». …Обломки самолета отважного летчика в высохшей пойме реки Айдар отыскали школьники из Старобельска в 1964 году. О Евгении Быковском им поведали их московские сверстники, услышавшие рассказ о бое в небе над Старобельском от побывавшего у них в гостях бывшего командира 2-й эскадрильи Ивана Лавейкина [к тому времени он уже носил генеральские лампасы]. Проведя поисковые работы и обнаружив в кабине самолета останки Евгения Быковского, жители Старобельска и ветераны 5-го гвардейского авиаполка отправили в министерство обороны ходатайство о присвоении бесстрашному летчику-гвардейцу звания Героя Советского Союза. Получив его, министерские чиновники тут же «забыли» о нем. «Вспомнить» о поступившем в министерство ходатайстве помог рассказ на «Голубом огоньке» 9 мая 1965 года генерала авиации Ивана Лавейкина, от которого теперь уже вся страна узнала о подвиге 22-летнего летчика-гвардейца, вступившего в бой с 34 (!) самолетами противника. Звание Героя Советского Союза Евгению Быковскому было присвоено [посмертно] 14 мая 1965 года.




Памятник Евгению Быковскому в Старобельске


С пулеметом


С пулеметом и орденом


Наградная муха








С войной покончили мы счёты…


«Переправа, переправа, берег левый, берег правый…»


Нет, эти стихи Александра Твардовского [из его поэмы «Василий Теркин] не о Запорожье. Хотя к Запорожью они тоже подходят. В городе за порогами Днепра ведь даже памятник имеется, который так и называется: «Переправа». Вот, что о нем сообщают туристические порталы: 14 октября 1968 года — в день освобождения Запорожья от немецко-фашистских оккупантов, на месте, с которого в городе началось форсирование Днепра, был открыт памятник — 8 метровая фигура воина-богатыря на железобетонном постаменте, имитирующем плот из деревянных брусьев. На плечах воина развевается плащ-палатка, он в стремительном порыве поднимает бойцов в атаку. За скульптурой воина — 25 — метровый обелиск прямоугольной формы [ширина-0,6 м] из железобетонных блоков. В верхней его части — полутораметровая звезда и под ней цифры, «1943 1968», выполненные из нержавеющей стали [скульпторы Борис Раппопорт, Михаил Худас]. Памятник расположен на площадке, вымощенной железобетонными плитами. К ней ведут ступени. Перед памятником установлен гранитный блок, на котором начертано: «На этом участке в ноябре 1943 года войска 6-й армии 3-го Украинского фронта форсировали р. Днепр и захватили плацдарм в районе сел Беленькое и Разумовка». Рядом с памятником установлены артиллерийские орудия, разбит сквер. В конце XX века 30-метровая стела-обелиск «Перепрвы» начала разрушаться, буквально сползая в Днепр. Городской совет ветеранов обратился к исполкому Запорожского городского совета с просьбой провести капитальный ремонт памятного места, а деньги для реконструкции решили собирать по принципу «кто сколько сможет». Ко Дню Победы 2010 года памятник был капитально отреставрирован, приведена в порядок окружающая его территория.


Переправа, Запорожье


Мемориал воинам-авиаторам 17-й и 8-й воздушных армий, погибшим в запорожском небе. Открыт 14 октября 1974 года, в день празднования 31-летия освобождения Запорожья, на пересечении бульвара Шевченко с улицей Победы. До 1997 года на постаменте находился макет самолета МИГ-19, который никакого отношения ко Второй мировой войне не имел, затем вместо МИГа установили истребитель ЛА-5: эти самолеты имели двигатели АШ-82ФН, производства запорожского АО «Мотор Сич».


Воинам-автомобилистам, Запорожье


Фронтовой трудяге-полуторке, Плодородное Михайловского района


Расстрелянный памятник, город Васильевка


Расстрелянный памятник находится в городе Васильевке сразу за автовокзалом. Но установлен был — 6 ноября 1940 года, совершенно в ином месте: возле поселка Кушугум, откуда и начиналось за год до этого строительство автодороги Запорожье — Васильевка. Переоткрыли памятник, доставив его в Васильевку, 7 ноября 1980 года — к 50-летию завершения строительства дороги. Причем перевозили памятник васильевцы с личного согласия тогдашнего руководителя района Петра Носко. Дело в том что, по существовавшему тогда порядку, разрешение на перевозку памятника мог дать только Совет Министров, а Петр Николаевич посоветовал поступить проще: возьмите и молча перевезите, никуда не обращаясь. Так васильевцы и поступили. Говорят, возле памятника в войну немцы расстреливали партизан, которых отыскивали в плавнях Великого Луга. Подтвердить это могут нынче следы от пуль, оставшиеся на обелиске.


Мемориал Славы в Вольнянске


Сперва на братской могиле в центре города нес службу солдат — в виде железобетонной скульптуры. Однако в 1970 году был построен мемориальный комплекс: гранитная стела с памятным текстом, гранитный обелиск 11-ти метровой высоты. Возле него потом разместили гранитную доску с изображением легендарного комбата, который был родом из Вольнянского района: Алексей Еременко в довоенные времена жил сначала в селе Уральском, а потом в селе Терсянка, где работал главой колхоза имени Красина. В самом центре мемориального комплекса находится аллея Героев, которая была создана в 1995 году. На аллее установлены бюсты Героев Советского Союза, погибших во время освобождения Вольнянского края осенью 1943 года, а также бюсты земляков-Героев Советского Союза, погибших на фронтах Великой Отечественной. В 2005—2010 годах на территории мемориального комплекса проходили широкомасштабные ремонтные работы: были установлены памятная стела с изображением легендарного комбата, 30 памятных гранитных плит с фамилиями погибших [раньше они были бетонными].


Мемориал Славы в Вольнянске — не просто памятник, это большая братская могила, в которой похоронены почти 800 советских воинов-освободителей. Из них установлены фамилии 773 погибших. Все они нанесены на памятные доски. В восточной части мемориального комплекса находится памятник в честь воинов-интернационалистов [на Афганской войне погибли шесть вольнянцев — Виктор Воронин, Юрий Галицкий, Александр Дробязко, Николай Титула, Павел Тевонюк и Владимир Феленко].


Воинский мемориал Славы в Вольнянске


Воинский мемориал Славы в Вольнянске


Воинский мемориал Славы в Вольнянске


Воинский мемориал Славы в Вольнянске: жертвам Афганской войны


Погибшим дизелестроителям, город Токмак. При первом взгляде создается впечатление, что установленная на постамент дама… пытается регулировать дорожное движение


Дизелестроителям (продолжение)


Дизелестроителям (продолжение)


Мемориал «Скорбящая мать» появился в Запорожье — на Правом берегу, в 1975 году. Памятник находится при въезде на Правый берег с плотины Днепрогэса [скульптор — Владимир Дубинин]. В центре мемориала — бронзовая фигура скорбящей матери [около 10 метров в высоту], с веткой дуба в одной руке и платком — в другой. Перед ней зажжен вечный огонь.


По праву сторону от матери — гранитная стена [1,5 метра] под наклоном, которая ограничивает мемориал по краю. На ней выбиты фамилии погибших воинов Красной Армии. У окончания стены находится металлический лавровый венок, а на стене выбиты цифры начала и окончания войны: 1941—1945. На территории мемориала захоронены почти полторы тысячи погибших в Великой Отечественной войне бойцов, поэтому он и получил название «Скорбящая мать».


На мемориале «Скорбящая мать», Запорожье


Площадь Победы — центральная площадь Мелитополя, находящаяся возле проспекта Богдана Хмельницкого. В глубине площади находится арка освободителей, за которой начинается аллея Славы, выходящая к Гетманской улице. В 1959 году городское руководство приняло решение на косогоре, который шел от площади вниз, построить лестницу, чтобы она объединила нижнюю часть города с площадью. Был разработан проект, и строительство началось. Для этого на Янцевском карьере вытесали ступени. Лестница удачно вписалась в рельеф и стала оригинальным дополнением к площади, а увенчивающая ее шеститиколонная арка стала местом, на котором уже много лет школьные выпускники встречают рассвет. В 2005 году на основной части городской лестницы была создана аллея Славы, на которой установлены памятные знаки с фамилиями Героев Советского Союза, получивших это звание за освобождение Медового города в октябре 1943 года, а также Героев и кавалеров ордена Славы всех трех степеней, живших в Мелитополе. Сама же площадь в 1965 году из Центральной была переименована в площадь Победы.


Аллея Славы в Мелитополе


Аллея Славы в Мелитополе


Скорбящая мать, мемориал на Братском кладбище в Мелитополе


Скульптурная группа «Спящие воины», мемориал на Братском кладбище в Мелитополе, 1967


«1941. Июнь. Рассвет. Без объявления войны..», памятный знак в Мелитополе


Аллея Славы в городе Каменка-Днепровская


Аллея Славы в Каменке-Днепровской: бюст участника легендарного Николаевского десанта [против него немцы даже химическое оружие применили] Героя Советского Союза Федора Окатенко


Аллея Славы в Каменке Днепровской: бюст участника Курильской десантной операции Героя Советского Союза Степана Савушкина [его именем назван самый восточный мыс России]


Этот барельеф на аллее Славы в Каменке-Днепровской я условно называю «Дама с косой»: ну, очень женщина с него напоминает… кого-то из современных дам-политиков. Не буду открывать тайну, кого конкретно.


Дама с косой


Скорбящая


Этот памятник я назвал «Девочка и пулемет»: не дай Бог, такой приснится ночью


Такой необычный, чтобы не сказать странный, скульптурный ансамбль находится в одном из райцентров Запорожской области. Включает в себя он солдата с автоматом, а также рабочего, как можно предположить, и колхозницу, символизирующих единение народа с армией. Одна только странность присутствует в откровенно патриотическом ансамбле этом: солдат явно вознамерился… разоружиться — он отдает кому-то незримому автомат свой. Чему — тоже явно, противятся представители народа: не позволяют ему разоружаться. Рано, мол, братец, с оружием расставаться. Может, сгодится еще для чего. Каков же было мое удивление, когда я узнал, что сей скульптурный ансамбль называется… «Клятва».


Был приказ разоружаться?


В Запорожской области имеются два воинских памятника, которые относятся к одному и тому же событию: гибели — в мае 1942 года, группы диверсантов-разведчиков, выброшенной с самолета над днепровскими плавнями у поселка Кушугум.


Немцам разведчиков выдали местные, и они вынуждены были уходить, не отыскав часть своего багажа. Возле поселка Веселое парашютисты приняли свой последний бой и погибли. При этом руководитель группы, лейтенант НКВД Виктор Шепель взорвал себя последней гранатой. Фамилии преданных десантников выбиты на памятниках, установленных возле поселка Веселого и в Запорожье — на спуске к автовокзалу. Между прочим, руководитель группы был мастером спорта по борьбе, и… киноактером — успел сняться до войны в двух фильмах: в картинах «Гибель «Орла» и «Граница на замке».




На фото: Виктор Шепель в кино [в фильме «Гибель «Орла»]; памятник разведчикам возле пгт Веселое


Памятник разведчикам группы Виктора Шепеля в Запорожье


В Новозлатополе: здесь находился центр Новозлатопольского еврейского автономного района. Памятник установлен на месте массовых расстрелов гитлеровцами жителей района


В Новозлатополе


Воинский мемориал в Темировке, что в Гуляйпольском районе


В Темировке: в таком длинном списке — всего две фамилии…


Воинский мемориал в Приморске


Воинский мемориал в Степногорске


Воинский мемориал в Строгановке Приазовского района


В Строгановке


В Строгановке


В Строгановке


Воинский мемориал в пгт Веселое


В пгт Веселое


В пгт Веселое


В пгт Веселое


В пгт Веселое


В пгт Веселое


Воинский мемориал в селе Семеновка Пологовского района


В Семеновке


В Семеновке


В Семеновке


Воинский мемориал в Орехове: представляет из себя памятник скорбящей Матери, а также гранитных плит с именами жителей города и района, которые ушли на войну и не вернулись. Также есть бюсты семерых уроженцев Орехова и Ореховского района, которые удостоились звания Героя Советского Союза.


Всего на мемориальном комплексе похоронены 154 воина, все их имена известны.


В Орехове


Воинский мемориал в Орехове: бюст Героя Советского Союза, генерала авиации Ивана Проскурова, расстрелянного большевиками осенью 1941 года


Воинский мемориал в Токмаке: первым — в 1975 году, был установлен танк. Затем, 20 сентября 1998 года, появилась скульптура «Прощание» и открыли Книгу памяти. Надпись на постаменте: «Танкистам, освобождавшим Токмак от немецко-фашистских захватчиков 20 сентября 1943 г.» Соответственно, на стеле написано: «1941—1945. Вечная память погибшим токмачнам», а в Книга памяти информирует, что она посвящена «токмачанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны 1941—1945». Скульптурная композиция «Прощание» изображает трогательную сцену прощания отца, который идет на войну, с сыном и женой. В «Книге памяти» — 4379 фамилий.


В Токмаке


В Токмаке


В Токмаке


Торпедный катер на пьедестале, Бердянск


Воинам-автомобилистам, Мелитополь


Из полицейской сводки: «16 мая 2018 года в Бильмакское отделение полиции главного управления Национальной полиции Украины в Запорожской области поступило сообщение о повреждении памятника, установленного на месте захоронения неизвестных солдат Второй мировой войны в селе Березовка: там кто-то похитил часть медной обшивки памятника, выполненного в виде приопустившегося на колено солдата». Сотрудники сектора криминальной полиции установили, кто это сделал. Неизвестного солдата ограбил 30-летний ранее судимый житель соседнего — Пологовского, района. Открыто уголовное производство по признакам ч. 3 ст. 297 Уголовного кодекса Украины [«Надругательство над могилой, другим местом захоронения или»]. Злоумышленнику грозит до семи лет лишения свободы.


У меня нет слов, чтобы комментировать сие.


Ограбленный неизвестный солдат








Танки идут на Запорожье

По задумке, установленная на пьедесталы боевая техника Второй мировой — а ее много по нашим городам и селам, должна демонстрировать силу армии, одолевшей коварного врага. Однако сейчас, по прошествии времени, уместнее ее, как мне думается, разместить в музеях, а не продолжать держать на улицах.

Кстати, в Запорожской области есть четыре памятника в честь танкистов. Два из них — две «тридцатьчетверки», установленные в Запорожье и в Вольнянске, посвящены двум разным событиям, относящимся к зиме и осени 1943 года.

О них я расскажу подробнее.

В городе за Днепровскими порогами всем известен исторический факт: от фашистских захватчиков Запорожье советские войска освободили 14 октября 1943 года. А вот что произошло на запорожской околице 20 февраля 1943 года, до сих пор многие даже не догадываются. А именно в этот день на городской окраине, где находился аэродром [на его месте нынче располагается Космический микрорайон], появились… советские танки.

Увы, танкисты не подозревали, что там, на аэродроме, стоит личный самолет Гитлера, прибывшего накануне из Винницы в Запорожье — в штаб фельдмаршала Манштейна. Иначе бы они приложили все силы для пленения фюрера. Представляете, какие бы перспективы открывались в войне? Дух захватывает!

Произошло, однако, то, что произошло.

Но прежде чем окунуться во вьюжный февраль 1943-го, освежим в памяти события, связанные с октябрем 43-го.

Экипаж танка Т-34 лейтенанта Николая Яценко при взятии Запорожья 13—14 октября 1943 года уничтожил три танка, самоходную артиллерийскую установку и десять огневых точек противника.

Попав в центре города под ураганный огонь немцев, танкисты погибли. Сам Николай Яценко, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, сгорел в танке. В 1960 году в Запорожье, примерно на том месте, где это произошло, для увековечения подвига танкистов был установлен на постамент танк Т-34 последней военной модификации… не участвовавший в штурме города.

Танковый штурм Запорожья был назначен на 22.00 13 октября 1943 года. Город взять поручалось поручалось 3-й и 39-й бригадам 23-го танкового корпуса. В Запорожье бригады должны были войти [с юга и юго-запада] к утру 14 октября. Ночной штурм большого промышленного города крупными танковыми силами [в атаке на Запорожье, по некоторым оценкам, участвовали до 200 советских танков и самоходок] предпринимался впервые. Для усиления эффекта — в качестве психического воздействия на врага, по предложению одного из полковых командиров, движущиеся на немецкие позиции танки должны были включить фары.

Такую же психическую атаку советские войска впоследствии применили при штурме Берлина: при подготовке Берлинской операции в штаб маршала Георгия Жукова в качестве консультанта вызвали и инициатора психической атаки при штурме Запорожья [рассказ об этом в середине 90-х годов я слышал лично от него].

О том, что ночная атака Запорожья оказалась удачной, можно судить по «Боевому донесению №78 штаба 23-го танкового корпуса», подписанному командиром корпуса в пять утра 14 октября: «С 4.00 3-я и 39-я танковые бригады с танковым десантом… переправились через реку Большая Московка и ведут бой на южной окраине Запорожья. В результате ночного наступления корпус понес потери: три Т-34 сгорели от артиллерийского огня противника, десять Т-34 подорвались на минах».

В ходе наступательной операции перед командиром взвода 1-го батальона 39-й танковой бригады лейтенантом Николаем Яценко задача была поставлена, пожалуй, самая сложная. Выдвинувшись вперед, лейтенант должен был «все время вести разведку, доставляя ценные сведения и выявляя основные огневые точки противника». А вот как описаны действия взводного в представлении к присвоению ему звания Героя Советского Союза: «Получая от тов. Яценко ценные разведданные, командование успешно проводило операцию. 14 октября 1943 года танк лейтенанта Яценко первым ворвался на окраину Запорожья; силами экипажа разминировал мост, обеспечив тем самым проход по нему остальным машинам. Ворвавшись в центр города, тов. Яценко завязал уличный бой, проявляя при этом геройство и мужество. Его экипаж за 13—14 октября уничтожил три танка и одну самоходную артиллерийскую установку противника, семь автомашин, четыре пушки, два миномета, семь пулеметов, десять огневых точек и свыше 170 солдат и офицеров. Тов. Яценко лично уничтожил два танка, самоходную пушку, десять огневых точек и свыше ста солдат и офицеров. В бою за город Запорожье танк был подбит и загорелся. Будучи раненым, тов. Яценко не покинул машину, а продолжал вести бой [по его приказу горящий танк покинули остальные члены экипажа, — авт.]. После второго ранения тов. Яценко в своей боевой машине героически погиб».

Взводному, между прочим, было всего двадцать лет.

Особую роль лейтенанта Николая Яценко в боях за Запорожье отметил в своих послевоенных мемуарах и бывший командующий 3-й гвардейской армией Дмитрий Лелюшенко: «При освобождении Запорожья первым ворвался в центр города с юга танковый взвод лейтенанта Николая Яценко. Экипаж командирского танка: механик-водитель сержант Варекун, командир орудия Лебедев, радист — Шепелев… Лейтенанту Николаю Лаврентьевичу Яценко было присвоено звание Героя Советского Союза, члены экипажа представлены к награде».

Командарм ошибся. В списке безвозвратных потерь 39-й танковой бригады с 13 по 15 октября 1943 года радист Шепелев не числится [а экипаж танка ведь погиб!]. Старшие же сержанты Георгий Барикун [а не Варекун] и Михаил Лебедев значатся убитыми 14 октября «при наступлении в районе города Запорожье». А в списке погибших при освобождении Запорожья и похороненных на Капустяном кладбище воинов напротив фамилии Яценко имеется пометка: «Сгорел в танке».

В связи с тем, что обязанности радиста при лейтенанте-разведчике исполнял пулеметчик Михаил Лебедев [имеется документальное подтверждение этому], можно предположить: геройский экипаж, в честь которого в Запорожье установили на постамент танк, состоял из трех человек.

В заключение еще несколько малоизвестных фактов. В 1983 году в состав бригады вязальщиков запорожского электроаппаратного завода был зачислен… Герой Советского Союза Николай Яценко. Танкист стал вязальщиком [!]. Хорошо, хоть не дояром.

Кстати, установленный в Запорожье танк, как я говорил в начале материала — последней военной модификации: Т-34 с индексом «85». Принят на вооружение он был [в соответствии с постановлением ГосКомОбороны] 23 января 1944 года. В ночном танковом штурме Запорожья, следовательно, он участвовать не мог. Николай Яценко воевал на Т-34-76, который даже внешне весьма отличается от своего младшего собрата, вооруженного более мощной пушкой — калибра 85 мм.

А, сделав запрос в архив Минобороны России, я с сожалением узнал: старшие сержанты Георгий Барикун и Михаил Лебедев никакими наградами не отмечались.

И в этом, получается, командарм Дмитрий Лелюшенко ошибся.

*

В тему

В октябре 1983 года в музей средней школы села Засосна Белгородской области, откуда был родом геройский лейтенант Николай Яценко, передали подарок из Запорожья — бюст танкиста. Бюст на Белгородчину доставили участники освобождения Запорожья Иосиф Осадченко и Николай Виноградов. В те дни, кстати, в городе за днепровскими порогами отмечали 40-ю годовщину освобождения Запорожья от немцев.

8 мая 2005 года в городе Бирюч, что тоже на Белгородчине, была открыта районная аллея Славы, в которой почетное место занял бюст Героя Советского Союза Николая Яценко, а 19 мая 2013 года, по случаю 90-летия со дня рождения Героя, возле школы села Засосна открыли памятный камень с мемориальной доской героическому танкисту, погибшему на берегах Днепра. На ней выбита такая надпись: «От благодарных земляков и жителей Запорожья».

Получается, и от меня тоже.

Танк на пьедестале в Запорожье


Возле административного здания комбината «Запорожсталь» [Южное шоссе] установлен еще один памятник танкистам, освобождавшим Запорожья в октябре 1943 года. С тыльной стороны башни танка Т-34 видна сквозная пробоина. Памятник танкистам-освободителям, который стоит на Южном шоссе, посвящен героям 1-го гвардейского механизированного корпуса, наступающего на оккупированный город с севера. У них задача однозначно была сложнее: с этой части город был перерыт рвами с водой и минными полями. Такие преграды значительно затрудняли движение танков и наступление в целом.


Памятник танкистам-освободителям стоит на возвышении, на котором написаны такие слова: «Героям-танкистам, освободителям города 14 октября 1943 года. Благодарные запорожцы».




Братская могила в Запорожье [Капустяное кладбище], в которой похоронен лейтенант Николай Яценко




Памятник-танк в городе Овруче Житомирской области: на постаменте тоже значится фамилия Николая Яценко




Бюст танкиста Николая Яценко, переданный из Запорожья в школу на его родине




Герой Советского Союза Николай Яценко возле школы в родном селе




Памятный камень в честь Николая Яценко, установленный у него на родине 19 мая 2013 года

***


Ну а теперь давайте разбираться, что в Запорожье произошло в феврале 1943 года.

Оказывается, именно тогда 6-я армия Юго-Восточного фронта получила конкретный приказ: «Нанести главный удар своим левым крылом в направлении Ново-Московска и Запорожья; передовыми частями овладеть плацдармом в районе: Хортица, Канцеровка, Бабурка» [это, по сути, пригород Запорожья].

И 18 февраля 1943 года танки 25-го танкового корпуса генерала Петра Павлова подошли к Запорожью, где в это время, находился Гитлер.

Прорыв танкистов генерала Павлова в Вольнянске [они мимо города — по территории Вольнянского района, прорывались к Запорожью] увековечен памятником — установленным на постамент танком Т-34. Вот что написано на мемориальной плите возле него: «Воинам 25-го танкового корпуса, совершившим в февральские дни 1943 года героический рейд по тылам немецко-фашистской армии, воздвигли этот памятник благодарные вольнянцы».

К сожалению, это не памятник победе, это памятник… поражению.

Я объясню, почему.

Мне довелось отыскать весьма любопытный документ, датированный 21 ноября 1951 года. Это протокол допроса бывшего генерал-лейтенанта Вермахта Рейнера Штагеля, который 20 февраля 1943 года лично Гитлером был назначен начальником Запорожского укрепрайона. Вот как это произошло [цитирую протокол допроса]:

«Я находился у себя дома в Лейпциге. Ночью, 20 февраля 1943 г. ко мне позвонила секретарша начальника генерального штаба ВВС Ешоннека и сообщила, что по приказу Ешоннека я с небольшим багажом должен немедленно вылететь в Винницу, в ставку Гитлера. 21 февраля я прилетел в Винницу.

Вопрос: Где располагалась ставка?

Ответ: Ставка Гитлера была расположена в лесу, примерно в 10 км. от города. В отличие от восточно-прусской ставки «Вольфсшанце» с ее бункерами и дотами, ставка в Виннице носила временный характер; все помещения были деревянными, правда, прекрасно замаскированными под окружающую местность. Здесь произошла моя вторая встреча с Гитлером.

Вопрос: О чем Вы говорили с Гитлером во время этой встречи?

Ответ: Меня встретил выше упомянутый фон Белов и незамедлительно проводил на второй этаж двухэтажного небольшого дома, где располагался Гитлер с ближайшим окружением. По дороге фон Белов успел мне сказать, что, вероятно, еще сегодня ночью я должен буду отправиться в г. Запорожье.

Признаюсь, я был в полном недоумении. Мы вошли в небольшую комнату, в которой толпились у карты около десяти генералов и офицеров Генерального штаба и среди них тогдашний начальник генерального штаба сухопутных сил генерал-полковник Цейтцлер. Гитлер сидел за отдельным письменным столом, также склонившись над картой. Увидев меня, он слегка приподнялся и приветствовал меня характерным для него одного «жестом фюрера». Я, по установленному порядку, поблагодарил Гитлера за присвоение мне 1 февраля 1943 г. первого генеральского чина. Стоя за столом, на котором лежала карта, как я разглядел, карта района Запорожья, Гитлер в каком-то сильном возбуждении, причина которого была мне объяснена позже, обратился ко мне с потоком отрывистых, беспорядочных указаний:

«Назначаю Вас начальником обороны района Запорожья. Хорошо, что Вы приехали, мои генералы ничего не смыслят ни в экономике, ни в политике. Один из них чуть не проиграл Прибалтику. Так вот, Запорожье очень важно. Это — днепровская плотина, марганцевые рудники. Марганец мне нужен для пушек. Без пушек даже я не могу выиграть войны с большевиками. Они (кивок в сторону притихших генералов) не хотят этого понимать. Организуйте несокрушимую оборону, не забудьте об особом значении аэродрома, так как это единственный, приличный аэродром, оставшийся в нашем распоряжении на этом участке».

Я несколько дерзко вмешался в монолог Гитлера, что с одними обозниками поставленную задачу мне не выполнить. Цейтцлер поспешил заявить, что он может перебросить в Запорожье 48-ю дивизию с Кубани. «Согласен, — сказал Гитлер, — отныне Вы подчинены лично мне. Докладывайте непосредственно мне обо всех встречающихся трудностях». Прием был окончен. Четверть часа спустя я имел интересную беседу с Цейтцлером в офицерской столовой. Во время этой беседы Цейтцлер объяснил мне причину необычайного возбуждения Гитлера.

Вопрос: В чем заключалась эта причина?

Ответ: Причиной чрезвычайного возбуждения Гитлера, как оказалось, было не опасение потерять марганцевые рудники. Фюрер был перепуган до смерти, ибо накануне, как мне рассказал Цейтцлер, Гитлер чуть было не попал в качестве трофея в руки советских танкистов.

Дело в том, что 20 февраля 1943 г. русские прорвали фронт в районе г. Изюм, и одной танковой колонне удалось прорваться в район Запорожья, куда накануне приехал Гитлер для встречи с Манштейном. Самолет Гитлера был на том самом аэродроме, о важности которого мне толковал фюрер. Русские танкисты были в 5-ти километрах от аэродрома, когда им преградил путь немецкий бронепоезд с зенитными установками. Одновременно с аэродрома были подняты самолеты прикрытия. Русские танки удалось задержать, и поздно вечером Гитлер на своем самолете с эскортом истребителей вылетел в Винницу. Гитлер был охвачен паникой» [ЦА ФСБ РФ. Д. Н-21101. Л. 84–95об.].

К сожалению, танкистам генерала Павлова, а речь в протоколе допроса идет именно о них, не удалось войти в Запорожье: 23 февраля 1943 года 25-й танковый корпус, оставшись без боеприпасов и топлива, начал отступать, неся огромные потери. А дважды раненый командир корпуса угодил в плен.

Это был жестокий разгром после стремительного броска от линии фронта, которая осталась более, чем в 100 километрах.

Только 111-й танковой бригаде 25-го корпуса удалось вырваться из немецкого окружения с малыми потерями. Позднее она дошла до Берлина и трижды награждалась орденами.

Кстати, немцы тогда — в те февральские дни, отнюдь не бездействовали: на направления главных контрударов они подтянули 1-ю танковую армию, 48-й танковый корпус, танковые дивизии «Мертвая голова» и «Рейх», пехотную дивизию, усиленную «тиграми».

Как бы в оправдание просчетов Ставки, маршал Василевский, вспоминая февральский 43-го года провал наступления советских войск, обмолвится после войны: «Наш отход не носил на себе следов растерянности. Ни порядок, ни руководство войсками не нарушались».

Маршалу, конечно, виднее. Жаль только, что он скромно умолчал, почему, якобы НЕ НЕСЯ НА СЕБЕ СЛЕДОВ РАСТЕРЯННОСТИ, 25-й танковый корпус генерала Павлова отходил без запасов топлива и боеприпасов, а сам командир в конечном итоге попал к фашистам в плен…

А мог бы взять в плен Гитлера!

Танк на пьедестале в Вольнянске


Мемориальная плита возле танка***








Танки в других городах Запорожской области

Мелитополь

Т-70 Сергея Гаврюшова

13 октября 1943 года легкий танк Т-70 гвардии лейтенанта Сергея Гаврюшова из 361-го гвардейского танкового полка [бывший 22-й гвардейский Мелитопольский Краснознаменный] первым ворвался в город Мелитополь для поддержки пехоты. Уничтожив несколько опорных пунктов в городском парке, танкисты вновь вступили в неравный бой на улице Ремесленной, где гитлеровцы готовили ударные части для наступления.

Первыми же выстрелами экипаж Т-70 поразил один вражеский танк, затем второй, однако третий танк противника прямой наводкой подбил стальную машину гвардейцев. Отважные танкисты погибли. После освобождения города от фашистских оккупантов по указанию командующего фронтом Федора Толбухина танк Т-70 был установлен над могилой героев.

К сожалению, в архиве я не нашел данных о награждении лейтенанта-гвардейца и его боевого товарища [экипаж Т-70 состоял из двоих человек]. Зато справку о гибели гвардии лейтенанта Сергея Гаврюшова архив мне выдал.

Согласно ей, лейтенант был убит… 25 октября 1943 года.


Токмак

Танк в Токмаке до реконструкции

Т-34-85 в городе Токмаке, который находится в самом центре Запорожской области, установлен на постамент 20 сентября 1975 года — в годовщину освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Принято считать, что это — танк 4-го гвардейского корпуса, который 20 сентября 1943 года первым ворвался в Токмак, хотя, как объяснялось выше, эта модификация «тридцатьчетверки» стала поступать в войска только в феврале 1944 года. Надпись на постаменте: «Танкистам, освобождавшим Токмак от немецко-фашистских захватчиков 20 сентября 1943 года». В феврале 2018 года танк был снят с пьедестала и отправлен в Запорожье на реконструкцию.








Именные деревья на аллее Славы в Запорожье

Открыта была в Запорожье аллея Славы к 20-летию Победы — в 1965 году, когда 35 Героев войны, освобождавших или защищавших запорожский край, посадили в новом парке свои персональные деревья. Аллея Славы в Запорожье таким образом стала самой первой подобной аллеей в СССР. Именно отсюда пошла традиция закладывать подобные памятные аллеи.

Ну а теперь прогуляемся по ней и выберем несколько деревьев, посаженных Героями Советского Союза.

Итак, знакомимся.


Дерево посадил Герой Советского Союза Георгий Артозеев

[командир партизанского отряда, жил в Запорожье]

Как и о всяком смелом, сильном и удачливом человеке, каким и был партизан Георгий Артозеев [или Черная борода, как его называли немцы], о нем ходило немало всяких рассказов и легенд. Утверждали, например, что однажды во время боя у него в бороде будто бы запутался диск ручного дегтяревского пулемета, из которого Жора, на диво всем партизанским силачам, мог стрелять с руки, как из винтовки. Чтобы не терять времени, Артозеев вставил в пулемет новый диск, а тот, что запутался, так и остался висеть на бороде. В таком виде Жора и ходил вместе со всеми в атаку.

В другой раз, если верить партизанской молве, Артозеев и еще три разведчика наткнулись на засаду. Жоре под пулеметным огнем удалось развернуть сани, на которых ехали разведчики, но в тот момент, когда испуганные кони рванули назад, лопнула завертка у одной оглобли… Неизвестно, чем бы окончилось это происшествие, если бы Жора не схватил конец оглобли руками и не держал до тех пор, пока не добрались до леса.

Партизанские шутники рассказывали еще и такую байку. Во время одной операции некий гитлеровский солдат, приготовившийся было открыть огонь по партизанам, вдруг увидел перед собой бородатую Жорину физиономию и до того перепугался, что ойкнул, схватился за сердце и упал в обморок. Было такое или нет — в точности не известно. Но, что там ни говори, огромная физическая сила, смелость и хладнокровие в самой критической обстановке, бесшумные, как у лесного духа, движения и удивительное, прямо-таки звериное чутье, помогавшее Георгию Артозееву в любую ночь без компаса и карты находить дорогу в лесу и в поле, сделали его одним из лучших разведчиков.

А вот что об одном из своих боев [с мадьярами, сопровождавшими крупный военный обоз] рассказывал сам Герой:

«Теперь делать нечего — пора уходить. Я быстро закопал еще горячего «дегтяря» в сугроб и помчался, сколько было сил, наметив целью — достигнуть, пока не очухались мадьяры, высокого гребня снега. За тем гребнем небольшая полянка с лозовыми кустами, а там до нашего леса рукой подать. В первые минуты казалось, что лечу, как на крыльях, не сам бегу, а несет меня неведомая сила. Только ветер свистит в ушах.

Но я все-таки не птица, а человек, причем человек в больших сапогах, они тонут в снегу. Поэтому «летел» я недолго.

Заметили. Уже пули свистят, взрывая снег. Передвигаюсь все медленней. Сердце — как молот. Дышать больно. Пот заливает глаза. Сапоги, проклятые, застревают в снегу, как в капканах. Два раза проваливался выше пояса. А пули: «В-зз-жи!» — и тонут в сугробах.

И тут мне стало страшно. Почему они в меня не попадают? Нарочно? Живым взять хотят? Я не дамся!

Уже сунул руку в карман за пистолетом и — упал.

Секунду, не больше лежал я в снегу, но успел ясно представить себе растерзанное врагами тело нашего партизана. Видел пять дней назад, а сейчас будто он рядом со мной. Как ни люблю я жизнь, как ни больно мне расставаться с ней, но в тот миг, честное слово, мечтал, чтобы пристрелили! Только бы не даться в руки! Решил: если дотяну до высокого гребня, перевалю за него — значит, жить. Не дотяну — надо стреляться.

Ползу, от дороги отделились пятеро мадьяр и — за мной. Щупаю пистолет — нету. Потерял. А пятерка тянется по моему следу. Им легче. Нагло идут за мной, будто я уже и не человек.

Эта наглость меня разожгла. Сейчас увидите, как партизана в плен брать! Сейчас встречу! Себя не пожалею.

И все-таки соображаю — остаться живым. Тащу из-за пояса гранаты. Если удачно подобью, можно двигаться дальше. Но вряд ли всех сразу возьмешь. Надо бросить и сразу бежать. А как тут побежишь? Сил уже нет. И тут пришла мысль. Не знаю, что они подумали, когда я ни с того ни с сего плюхнулся в снег. Сижу — будто их поджидаю, будто сдаюсь или ранен. А мысль моя такая: разуться, облегчить ноги. Раз, два — готово. Вскакиваю, прыгаю им навстречу, кидаю две гранаты. И дальше, через гряду, босиком.

Теперь у меня прыжки огромные. Ноги стали легкими, прямо-таки отскакивают от земли. Лес подвигается ко мне все ближе.

Один раз оглянулся. Бросив сани, солдаты уже отходят от места боя, отступают к Ивановке. И никто уже за мной не бежит. Двое лежат в снегу. Я обнял руками первое встретившееся в лесу дерево и глубоко набрал грудью воздух. Все! Спасен, живой.

А в лагере меня считали погибшим. «Покойнику» устроили теплую встречу. Приятно было узнать, что меня вспоминали как хорошего бойца и собирались ехать на просеку, чтобы осмотреть место сражения и подобрать своих, значит, и меня.

Там мы нашли сорок девять подвод. На них: двадцать шесть тысяч патронов. Одиннадцать ящиков гранат. Семь ручных пулеметов. Один — станковый. Четыре ящика ракет и много другого вооружения, снаряжения и всяких полезных вещей.

На снегу лежали тридцать шесть мадьяр, тринадцать полицаев, шестеро ездовых и десятка три лошадей. Но мне было не до трофеев: ведь тут оставался мой пулемет Дегтярева. Не испытал бы я полного счастья, когда б не нашел его. Честно говоря: бросать оружие я не имел права. То, что закопал «дегтяря», очень меня мучило, хотя никто и не попрекнул.

Вот знакомая березка, вот сугроб. Мой славный защитник здесь. Обледенел, оделся корочкой, как будто лежит давно-давно.

Тут я даже «ура» закричал: как здорово все получилось!»


Дерево посадила Герой Советского Союза Мария Долина

[заместитель командира эскадрильи 125-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка 4-й гвардейской бомбардировочной авиационной дивизии 1-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса 3-й воздушной армии, гвардии капитан, жила в Запорожской области].

Однажды на вопрос, какой боевой вылет стал для летчицы самым памятным, гвардии капитан Долина рассказала такую историю:

«2 июня 1943 года мы получили приказ на выполнение очередного боевого задания. Взлетели звеньями, в воздухе собрались в девятку и пошли к аэродрому истребителей. Они быстро взлетели и заняли свои места, сопровождая нас к цели.

Облачность покрывала почти все небо. Это мешало наблюдению. Приближение к цели мы заметили по возрастающей силе зенитного огня. Наконец, перед нами — сплошная огненная завеса. Снаряды рвутся то впереди, то по сторонам. Маневрировать в плотном строю очень трудно, поэтому мы увеличили интервалы между самолётами и по сигналам штурмана и стрелка — радиста, непрерывно следящих за воздухом, сновали вверх — вниз, вправо — влево, сбивая наводку пристреливающихся зенитчиков противника. Снаряды рвались так близко, что самолёт часто вздрагивал, а осколки горохом рассыпались по плоскостям…

Я вела в девятке левое звено. Перед самой целью мотор стал давать перебои. Машину резко потянуло в сторону. Мы начали отставать. Ведомые Тоня Скобликова и Маша Кириллова, заметив, что наш самолет подбит, тоже снизили скорость, прикрывая нас.

До цели оставались считанные минуты. Зенитки били по-прежнему кучно, но для выполнения задания в эти кажущиеся вечностью минуты важно забыть о том, что вокруг бушует огонь, собрать вся силу воли и хладнокровно, четко выдерживать заданную штурманом высоту, направление и скорость полета.

Короткая команда — и бомбы сброшены. Облегченный самолет легким толчком подбрасывает кверху. Теперь вторая задача — сохранить экипаж и машину. Зенитки противника неожиданно затихают. И тут же радист докладывает о приближении «Мессеров». А прикрывающих нас истребителей нет — они завязали воздушный бой с первой группой «Мессеров» и скрылись в облаках.

Немцы прежде всего стараются нарушить наш строй, зная, что легче сбить одиночный самолет. А мы, прижавшись крылом к крылу, прикрываем друг друга огнем пулеметов. Стрелки-радисты и штурманы отбивают одну атаку за другой. Бой идет жаркий. Вот уже горит на моем самолете мотор. Поврежден самолет Тони Скобликовой, за ним тянется белая струя.

В разгаре боя кончаются патроны, пулемет штурмана умолкает, я иду со снижением. Один «Мессер» нагнал нас и подошел слева вплотную. Отчетливо видно лицо пилота. Он поднял руку и сначала показал один, потом два пальца. Я не поняла его. Только потом мне объяснили, что это был вопрос — «Как тебя сбить: за один заход или за два?»

Тут же я ощутила удар по самолету. Загорелся второй мотор. Снова атака. Галя Джунковская, не раздумывая, начала отстреливаться сигнальными ракетами. К нашему удивлению, эффект получился неплохой. Противник был ошеломлен «новым огневым средством» и уже не решался больше к нам подходить вплотную. Еще несколько выстрелов, и истребители противника отстали.

Внизу под нами течет Кубань. Это линия фронта. Лишь бы ее перетянуть. А самолет, словно пылающий факел, — пламенем объяты оба мотора. Даю команду штурману и стрелку — радисту покинуть самолет. Ваня Соленов отвечает: «Тяни, командир, дотянем. А если погибать, то всем вместе!».

Самолет теряет высоту. Земля… Сели на фюзеляж. Едва мы успели отбежать на несколько десятков шагов, как самолет взорвался — столб пламени и дыма взметнулся в небо».


Дерево посадил Герой Советского Союза Иван Руссиянов

[командир 1-го гвардейского механизированного корпуса, гвардии генерал-лейтенант, освобождал Запорожье].

О событиях в Запорожье, из которого в октябре 43-го наши войска выбили немцев, генерал вспоминал так:

«Мне хочется еще раз отметить, что успеху штурма Запорожья во многом способствовало то, что он проводился ночью. Это был первый в истории Великой Отечественной войны ночной штурм крупного города, в котором принимали участие одновременно три армии с привлечением более 200 танков и САУ. Немаловажную роль сыграла и психологическая обработка противника. Сразу после мощной артподготовки по всему фронту перед вражеской полосой обороны вдруг сразу вспыхнули тысячи слепящих танковых фар и прожекторов. Вперед двинулась танковая лавина, изрыгая огонь из пушек и пулеметов. Это так подействовало на фашистов, что многие из них с воплями, бросая оружие, в панике бросились бежать. Часть к себе в тыл, а часть, как ослепленный на дороге светом фар заяц, прямо под гусеницы наших танков. Впоследствии было установлено, что многие из них сошли с ума.

Но враг очень скоро опомнился и, хотя поспешно откатывался, оказывал ожесточенное сопротивление, стремясь не допустить выхода наших танков к Днепру и ДнепроГЭСу. В направлении плотины наступал батальон 9-й гвардейской танковой бригады под командованием гвардии майора Анисимова. Стремясь прорваться к ДнепроГЭСу кратчайшим путем, батальон натолкнулся на плотный огонь немецкой противотанковой артиллерии. Один танк был подожжен. Тогда Анисимов приказал части танков совершить обходный фланговый маневр и скрытно выйти в тыл вражеским батареям.

— Постарайтесь делать как можно меньше шума, — сказал он. — Давите гусеницами. Пусть фашисты пока ничего не подозревают. Если они почувствуют опасность, то взорвут плотину.

Танкисты Анисимова справились с задачей. Раздавив по пути немецкий обоз, они внезапно появились в тылу вражеских батарей, уничтожили их — и вот уже тридцатьчетверки мчатся к ДнепроГЭСу.

Первым на плотину ворвался танк гвардии младшего лейтенанта Суворова и стремительно понесся на противоположную сторону. «Проскочить, только бы проскочить, не дать взорвать!» Видимо, у всех тогда была только одна эта мысль. По танку Суворова с противоположного берега открыла огонь противотанковая артиллерия. Но Т-34 мчался вперед. И вдруг ухнул тяжкий взрыв. В середине плотины поднялся огромный столб дыма и пламени. Акт вандализма предотвратить не удалось. И все же гитлеровцы не смогли полностью осуществить свой злодейский план. Стремительность нашего наступления помешала им взорвать всю плотину целиком. Вскоре саперы извлекли из нее несколько вагонов взрывчатки и заложенные в турбины авиабомбы.

Всю оставшуюся часть дня 14 сентября гвардейцы помогали тушить бушевавшие в городе пожары. В этот же день состоялись митинги. Жители Запорожья со слезами на глазах благодарили своих освободителей».


Дерево посадил Герой Советского Союза Василий Петров

[командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка 11-й гвардейской истребительно-противотанковой артиллерийской бригады 52-й армии, гвардии майор, родился в Запорожской области].

14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки [Роменский район Сумской области] капитан Василий Петров под сильной бомбежкой с воздуха и артиллерийским огнем противника быстро и без потерь организовал переправу трех батарей через реку Сула. Через два часа после переправы батареи подверглись неожиданной контратаки 13 танков и батальона немецкой пехоты. Капитан, быстро оценив обстановку и подпустив танки и пехоту противника на дистанцию 500—600 метров, открыл массированный огонь всех орудий и в короткий срок подбил семь танков и расстрелял до двух рот вражеской пехоты. Атака немцев захлебнулась.

«В это время, — продолжается рассказ о капитане-артиллеристе в книге «Жизнь — подвиг», — большая группа немецких автоматчиков зашла батареям в тыл и открыла сильный огонь из автоматов, стремясь окружить батареи и пленить личный состав. Капитан Петров дал команду развернуть шесть орудий в сторону немецких автоматчиков и открыл губительный для них огонь картечью. Одновременно, Петров, за счет взводов управления и всех свободных от орудий людей, создал группу автоматчиков и во главе их пошел в атаку на немецких автоматчиков. После двухчасового боя, капитан Петров вывел батарею из окружения, уничтожив при этом до 90 солдат и офицеров противника, пленил семь человек противника, а остальные вынуждены были отступить. Несмотря на ранение в плечо, Петров остался в строю.

23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами своего полка, первым в бригаде, за одну ночь, умело и быстро форсировал реку Днепр и переправил материальную часть, боеприпасы и людей на правый берег реки, занял боевой порядок и прочно удерживал плацдарм, отбивая контратаки противника.

1 октября 1943 года, при танковой контратаке немцев, капитан Петров, находясь в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, лично руководил огнем и подбил четыре немецких танка и уничтожил два шестиствольных миномета. Когда в 3-м расчете 1-й батареи танки противника своим огнем вывели из строя весь расчет, Петров со своим ординарцем бросились к орудию и вдвоем продолжали вести огонь, подбив самоходную пушку «Фердинанд». Благодаря мужеству, исключительной храбрости и отваги капитана Петрова, сумевшего воодушевить личный состав батареи, в этот день полком были отражены четыре контратаки противника, плацдарм был удержан.

Через несколько дней, в разгар жестоких боев на плацдарме, пропадает без вести начальник разведки бригады майор Болелый — друг Петрова. Петров лично отправляется на его поиски и пропадает сам. Как потом выяснилось, он нашел тело погибшего друга, но вынося его с поля боя, попал под яростный вражеский обстрел.

О гибели Петрова было доложено командиру бригады. Но настолько была велика слава Петрова в бригаде, что комбриг распорядился найти его тело, чтобы предать земле со всеми воинскими почестями под салют всех стволов бригады. Тело искали около суток. Даже раскопали братскую могилу у медсанбата, но Петрова так и не нашли.

По счастливой случайности капитана нашли в морге, под трупами умерших и погибших красноармейцев. Неожиданно он проявил слабые признаки жизни. Одна рука у Петрова была оторвана еще на плацдарме, на сильно поврежденной второй господствовала гангрена. Хирург отказывался класть безнадежного капитана на операционный стол, чтобы не тратить впустую время, но прибывшая с плацдарма группа товарищей капитана, угрожая применить оружие, заставила врачей оказать Петрову необходимую медицинскую помощь. Хирургу пришлось срочно делать капитану высокую ампутацию второй руки. Придя в себя, 21-летний капитан не мог поверить, что остался без обеих рук. Для молодого парня смерть была желаннее, чем безрукая жизнь, когда самому невозможно осуществить даже самые естественные потребности и желания».

Аллея Славы, май 2018


Аллея Славы


Аллея Славы


На аллее Славы — именные деревья


Дерево посадил Георгий Артозеев


Дерево партизана-Героя Георгия Артозеева


На аллее Славы в Запорожье [вдали виден памятник, который называется «Комбат»]


«Комбат» — знаменитая фотография времен Великой Отечественной войны, сделанная советским фотографом Максом Альпертом. На фотографии изображен командир, поднимающий солдат в атаку, за несколько секунд до гибели. Длительное время, несмотря на то, что снимок был знаменит и популярен, были известны только история его создания и название, данное ему фотографом. Личность изображенного на ней человека оставалась неизвестной. Фото не является постановочным и не является кадром из фильма. Это произошло 12 июля 1942 года возле села Хорошее между реками Лугань и Лозовая [сейчас село Хорошее Славяносербского района Луганской области], на участке военных действий, в которых принимал участие 220-й стрелковый полк 4-й стрелковой дивизии, где в те дни Красная Армия вела упорные кровопролитные оборонительные бои с превосходящими силами противника. Фотограф занял позицию в окопчике чуть впереди линии обороны. В этот момент началась атака немцев, прошел авианалет и начался артобстрел. Макс Альперт увидел поднявшегося командира и сразу его сфотографировал. В тот же самый момент осколок разбил объектив фотоаппарата. Корреспондент посчитал, что пленка погибла и кадр утрачен безвозвратно, и не стал записывать имя человека, которого сфотографировал. Возясь с разбитым аппаратом в своем окопчике, он некоторое время не следил за обстановкой, но услышал, как по цепи передали: «Комбата убили». Имя и должность командира остались автору неизвестны, но услышанное дало впоследствии повод назвать снимок именно так: Комбат. Уже позже, проявляя пленку, он увидел, что кадр получился превосходным. Только в послевоенное время удалось установить его фамилию. Спустя много лет об этом бое рассказал бывший солдат санитарного взвода 220-го стрелкового полка, позднее ставший офицером-политработником, майором в отставке Александр Матвеевич Макаров: «Фашисты исступленно атаковали нас. Убитых и раненых было много. Наш сильно поредевший полк отбивал уже 10-ю или 11-ю атаку. Гитлеровцы лезли напролом к Ворошиловграду, до которого оставалось около 30 км. К концу дня был ранен командир роты — старший лейтенант Петренко. Его заменил политрук роты Еременко. После ожесточенной бомбежки, при поддержке танков и артиллерии, фашисты пошли в очередную атаку. И тогда, поднявшись во весь рост со словами: „За мной! За Родину! Вперед!“, Еременко увлек за собой роту навстречу цепям гитлеровцев. Атака немцев была отбита, но политрук погиб». Еременко Алексей Гордеевич — уроженец села Терсянка Вольнянского района Запорожской области. До войны работал председателем колхоза по месту жительства. Ему как хозяйственному руководителю была определена бронь для решения важных народнохозяйственных задач, хотя мобилизация в тот период времени была массовой. Как истинный патриот своей Родины А. Еременко добровольно вступил в ряды Красной армии и ушел на фронт, вскоре был назначен политруком в стрелковую роту… Накануне празднования 35-й годовщины Великой Победы на месте подвига политрука Алекесея Еременко, у шоссе близ села Хорошее, был воздвигнут памятник. Скульптура напоминала уже широко известную фотографию. На гранитном постаменте были начертаны слова: «В честь героического подвига политработников Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. Подвиг А. Г. Еременко». На родине — в Запорожье, легендарный «комбат» тоже удостоен памятника — на аллее Славы.


Комбат, Запорожье


Пояснение к памятнику Комбата


С этим памятником, который находится на въезде в Велико-Белозерский район [он касается армии Дмитрия Делюшенко], у меня в памяти имеется история о так называемых чернопиджачниках. Чернопиджачники — это позор Красной Армии. Это такая же черная страница истории СССР, как и Голодомор, устроенный большевиками в Украине. Я так, по крайней мере, полагаю. В отличие от советских историков, о чернопиджачникахоставили воспоминания сами фашисты, которые были шокированы, когда на нихподнимались в атаку… бородатые, зачастую безоружные мужики и зеленые юнцы. Таким образом — отправляя на немцев мужскую часть населения, не выдавая приэтом военную форму и оружие, военачальники большевистского государстваизбавлялись от собственного народа, побывавшего в немецкой неволе. И занижалибоевые потери Красной Армии. Чернопиджачник — это же не боец, это мужик, согласившийся отправиться на передовую сугубо добровольно. Под угрозойнемедленного расстрела в случае отказа, правда. По законам военного времени. В той же Великой Белозерке, как мне рассказывали, бывало, что утром отряд таких чернопиджачников угоняли на передовую, а вечером их возвращали в село на подводах — убитыми. Не случайно поэтому, когда много после войны в Белозерку заявился бывший командарм Дмитрий Лелюшенко — штаб его армии осенью 43-го находился неподалеку от села, пережившие войну великобелозерцы встретили его… очень недружественно, мягко говоря. Чуть ли не с вилами в руках.








Сердце генерал Кузьмы Гурова

Самый необычный памятник, относящийся к Великой Отечественной войне, установлен в запорожском селе Гусарке — сердцу генерал-лейтенанта Кузьмы Гурова, который умер там 25 сентября 1943 года.

Памятник этот находится в центре села, на аллее Славы, где на гранитных плитах выбиты фамилии более 330 гусарцев, погибших на фронтах Великой Отечественной. А у самого начала аллеи, справа от входа, бросается в глаза массивный гранитный обелиск с лаконичной, леденящей душу надписью:

«Здесь похоронено сердце члена военного совета Южного фронта генерал-лейтенанта Гурова Кузьмы Акимовича [1901—1943]».

В народе, кстати, говорят, что душа человеческая как раз в сердце и сберегается, но это я так… к слову вспомнилось.

Согласно военной истории, в селе Гусарка [Бильмакского — бывшего Куйбышевского, района Запорожской области] с 20 сентября по 10 октября 1943 года находился штаб Южного фронта, в котором, в связи с подготовкой Мелитопольской наступательной операции, пребывал даже представитель ставки Верховного Главнокомандования маршал Советского Союза Александр Василевский.

С марта 1943 года Южным фронтом командовал генерал армии Федор Толбухин. А генерал-лейтенант Кузьма Гуров членом военного совета фронта был назначен еще раньше — в феврале 43-го, — с должности члена военного совета 62-й армии генерала Василия Чуйкова, храбро дравшейся в Сталинграде.

Отмечен был за Сталинград и генерал Гуров. Вот, в частности, что записал о нем в наградной лист начальник политуправления Донского фронта генерал-майор Сергей Галаджев: «За высокую стойкость войск 62-й армии, проявленную в борьбе против немецких оккупантов под Сталинградом, тов. Гуров, как член военного совета 62-й армии, вполне заслуживает высокой награды — ордена Ленина.

Размещался в Гусарке штаб Южного фронта «на горе», как называют местные жители возвышенную часть села — дальнюю от трассы на Мариуполь, которая пробегает сразу за околицей Гусарки. Штабной дом сохранился по сию пору. Находится он на улице Кузьмы Гурова, среди зарослей молодых деревьев.

Почему среди зарослей?

Да потому, что бывший штаб не обитаем: никто здесь давно не живет.

А двор придомовый, в котором имеется колодец и растет могучий орех, переходит — без разделения забором, в зеленое поле, убегающее за горизонт.

И прозрачные небеса над головой простираются до самого… Донецка, скажем, который был первым крупным городом, освобожденным войсками Южного фронта и который нынче опять оккупирован врагом.

В Донецке, через три недели после его освобождения, и похоронили генерала Кузьму Гурова, умершего в Гусарке.

Говорят, накануне в штабе фронта было большое и долгое совещание, а на следующий день член военного совета генерал Кузьма Гуров выступал перед жителями Гусарки на митинге. И недовыступил: война, сразив сердечным приступом, настигла его далеко за линией фронта.

Вскрытие тела генерала проводили опытные военные медики, вроде бы, аж из самой Москвы присланные.

Они и выяснили причину его неожиданной смерти: «закупорка сердечной артерии».

Затем умершего отправили в Донецк, который он освобождал тремя неделями ранее, где и похоронили, а его сердце… похоронили отдельно — возле штаба в Гусарке, во дворе под деревом.

Там оно — в особой коробке, и пребывало до 1968 года.

К 25-й годовщине со дня смерти генерала Кузьмы Гурова его сердце торжественно перезахоронили на аллее Славы Гусарки.

В специально изготовленной коробочке, как мне рассказывали очевидцы.

Просто невероятная история.

[Подробнее о генерале Кузьме Гурове я рассказал в соей книге «Сердце генерала Гурова»]

Аллея Славы в Гусарке. Памятник сердцу генерала Гурова — справа


На могиле генерала Кузьмы Гурова в Донецке попервости был сооружен небольшой обелиск. В 1954 году его заменили: новый памятник представляет собой бюст Кузьмы Акимовича, установленный на круглый гофрированный постамент. Основание постамента выполнено в виде стилобата с барельефами. Памятник отлит из чугуна на Сталинском вагоноремонтном заводе [сейчас — Донецкий областной завод «Ремкоммунэлектротранс»]. Авторы: скульпторы Ефим Белостоцкий и Элиус Фридман, архитектор Николай Иванченко. На памятнике установлены две таблички. На первой написано: «Генерал-лейтенант Гуров Кузьма Якимович (1901–1943 г. г.)». Первоначально табличка была чугунная, по форме напоминающая завернутую конфету. В конце 60-х или начале 70-х годов ее заменили на стальную в виде коробки. На второй табличке помещены данные об авторах памятника и заводе изготовителе. Кстати, как сообщил портал infodon.org, технология чугунного литья не позволяет отлить бюст одним изделием. Отливают по частям. Затем отдельные фрагменты свариваются в одно целое. Так был изготовлен и бюст генерала Гурова. Бюст собран из нескольких частей: грудь, спина, шея, погоны и голова. Голова так же состоит из нескольких частей. При внимательном рассмотрении бюста можно различить сварные швы.


Бюст генерала Гурова


Таким был самый первый памятник на могиле генерала


Памятник на могиле генерал Гурова, 50-е годы


Популярный эстрадный певец Валерий Ободзинский у могилы генерала Гурова в Донецке, 1972








Экстрасенсы ищут расстрелянный женский штрафбат

В 2006 году в Токмакском районе — на Пришибских высотах, где в войну проходила глубокоэшелонированная немецкая линия обороны «Вотан», с помощью бердянского экстрасенса удалось обнаружить останки 32-х женщин, расстрелянных фашистами 23 октября 1943 года. Предположительно, они были из женского штрафного батальона, угодившего в плен к немцам накануне. А в 2011 году, несмотря на то, что к работе были привлечены дорогостоящие киевские экстрасенсы, результат — по женскому штрафбату, увы, оказался нулевым.

Тем не менее, сворачивать поисковые работы на Пришибских высотах, где сегодня находится крупнейший в Украине воинский мемориал, токмачане не намерены.


Все началось с легенды

На протяжении многих послевоенных лет в селах, примыкающих к Пришибским высотам, как говорится, из уст в уста передавалась легенда о том, что 23 октября 1943 года, перед тем как оставить линию обороны «Вотан», фашисты расстреляли 318 девушек из плененного женского штрафбата. Проверить легенду решил председатель СПК «Мирный» [бывший колхоз «Мир»] Николай Савченко, помогать которому взялись поисковики из ассоциации поисковых отрядов Запорожской области [председатель Владимир Смердов].

Запрашивали данные из архивов, опрашивали местное население. И отыскали-таки очевидцев! Из их рассказов вырисовалась следующая картина. Часть бойцов, погибших при штурме Пришибских высот, осенью 43-го сложили в яму, накрыв тела плащ-палатками. В яме той оказались и женщины.

А весной 1944-го поступило указание из военкомата: женщин отобрать и перенести в немецкий блиндаж, где уже находились тела погибших бойцов-мужчин. Получилось смешанное захоронение, о котором забыли, скажем так, на многие годы. Мало того, в середине 70-х на месте немецкого блиндажа появился искусственный водоем системы местного орошения. Размер водоема — 70 на 100 метров, ширина его вала — 20 метров, высота вала — пять метров.

Этот вал и начали однажды копать поисковики.

Почему именно его? А бердянский экстрасенс, которую на Пришибские высоты пригласил Николай Савченко, указала на него как на место возможного захоронения воинов-женщин. Экстрасенса при этом, по словам Николая Владимировича, трясло, как от лихорадки. Настолько на нее подействовала тамошняя энергетика.


На блиндаж наткнулись случайно

Больше недели работали поисковики. По военным картам им, кстати, удалось определить, где в войну находился немецкий окоп, который и должен был привести к блиндажу. Но не привел.

Окоп завершился некопанной землей — тупиком. Это потом поисковики разобрались: для того, чтобы пули не попадали в блиндаж, окоп от него немцы отделяли земляной перемычкой.

А тогда, не найдя ничего, поисковики стали собираться домой. С высот также уехал весьма производительный корейский экскаватор. Но Николай Савченко не унимался: предложил еще пару дней поработать, выделив из своего сельхозкооператива старенький экскаватор.

В один из дней за не копаной землей проявилась дверь блиндажа. Вскрыв блиндаж экскаватором, поисковики подняли из него останки 92-х бойцов.

Через районную прокуратуру пригласили судмедэкспертов из Запорожья, те выдали заключение [соответствующий акт имеется]: в блиндаже захоронены 45 мужчин и 32 женщины. Останки остальных погибших распознать не удалось: у них были повреждены черепа и разбиты тазовые кости, на что и обращали внимание эксперты, разбираясь с половой принадлежностью погребенных.

Теперь оставалось отыскать основное женское захоронение, чтобы окончательно разобраться: перебрасывался ли на Пришибские высоты в войну женский штрафбат.

Как удалось установить настойчивому председателю сельхозкооператива, не менее 250-ти женщин захоронено было в траншее, которая находилась, по уверению очевидцев, «за дорогой», проходившей по высотам [в районе села Чапаевка].

— Просмотрев спутниковую съемку, — объясняет Николай Савченко, — мы нашли ту дорогу. А вот траншею из космоса разглядеть не удалось. Тыкаемся, тыкаемся, а попасть на нее никак не можем.


Поездка в Киев

А потом Николай Владимирович увидел по телевизору передачу, в ходе которой группа киевских экстрасенсов отвечала на различные заковыристые вопросы дозвонившихся до них в студию людей. Решил тоже позвонить. Пока его переключали с одного оператора на другого и пока он, наконец, вышел на нужного человека, сумма телефонных переговоров достигла 400 (!) гривен. «Надо приехать к нам в Киев», — был итог телефонного общения.

В столицу председатель сельхозкооператива отправился с председателем ассоциации поисковых отрядов Запорожской области Владимиром Смердовым.

Встретили гостей прямо на вокзале. Но прежде чем отправиться непосредственно к экстрасенсу, предложили купить кое-чего «к чаю». Покупка обошлась в семьсот с лишним гривен. Да за последующую работу с провидицей [дамой по имени Галина Николаевна] пришлось выложить еще четыре тысячи гривен.

— В Киев мы привезли спутниковые снимки местности, попросив по ним указать возможное место захоронения женского штрафбата, — рассказывает собеседник. — Экстрасенс работала с ними, в общем-то, тщательно, несколько раз, правда, уходив надолго от нас — очищаться, как она говорила. И, в конце концов, указала на определенное место: здесь, мол, чувствую, мощную отрицательную энергетику. И мы ей поверили. Нас подкупило то, что ясновидящая точно указала два места с положительной энергетикой: сельское кладбище и воинский мемориал, оборудованный возле села Чапаевка. Тут, сказала, похоронены люди с соблюдением обряда. Их души успокоены. А на третьем, выбранном ею месте, души якобы мечутся, не обретя успокоения.

И на Пришибских высотах вновь закипела работа. Невероятное количество земли перевернули поисковики на указанном киевским экстрасенсом месте. Увы, безрезультатно. Женский штрафбат не раскрыл своей тайны.

— Будете и дальше его искать? — поинтересовался я у Николая Владимировича.

— Мы ж такие люди, — ответил он уверенно, — которые не останавливаются. Уже шесть лет ищем. И будем дальше искать.

2011

…27 октября 2014 года неутомимый глава сельскохозяйственного производственного кооператива «Мирный» Николай Владимирович Савченко умер на 67-м году жизни.

Царство небесное ему.


***

В тему

О том, что на Пришибских высотах происходило в 2006 году, я рассказал в материале, который назывался так:

«Останки девушек из ОШР

обнаружены под Молочанском, где осенью 1943 года части Красной Армии прорывали немецкую линию обороны «Вотан»

Право слово: не знать бы нам никогда, что скрывается за хитрой аббревиатурой ОШР! Но тогда из-за незнания нашего не открылась бы еще одна грань правды о страшной войне, вошедшей в учебники по истории под названием «Великая Отечественная». Итак — ОШР: отдельная штрафная рота.

Но при чем тут девушки? — удивится читатель. А вот при чем.

Нынешней осенью под Молочанском, а конкретно — на т. н. Чапаевских высотах [они возле села Чапаевка находятся], которые сегодня принадлежат сельхозкооперативу «Мирное», поисковый отряд обнаружил в бывшем немецком блиндаже воинское захоронение, относящееся к осени 43-го года. Из него извлечены останки 89-ти бойцов, штурмовавших 63 года назад Чапаевские высоты, являвшиеся частью немецкой линии обороны «Вотан».

Что сразу бросилось в глаза поисковикам? Наличие в захоронении явно не мужских скелетов. И вскоре побывавшие в Чапаевке специалисты-судмедэксперты сделали заключение: в блиндаже были погребены, как минимум, 32 женщины.

Так, может быть, это расстрелянные фашистами жительницы окрестных сел?

— Нет! — не согласился председатель координационного совета ассоциации поисковых отрядов Запорожской области Владимир Смердов. — Во-первых, среди найденных останков не обнаружено, скажем так, гражданских вещей. Найдены только патроны и пуговицы с гимнастерок. Если не считать двух женских гребешков, на одном из которых прочитывается имя Тася, а на втором значатся инициалы Н. Е. А. Во-вторых, еще в прошлом году, когда мы тоже обнаружили на Чапаевских высотах массовое воинское захоронение — сугубо мужское, правда, нам из Российского института военной истории поступила любопытная информация: вполне возможно, что в составе 2-й гвардейской армии, части которой штурмовали линию обороны «Вотан» и, в частности, — Чапаевские высоты, имелась женская штрафная рота. А в подтверждение того, что такие формирования существовали в войну, историки предъявили найденный ими приказ о расформировании женских штрафных частей, датированный августом 43-го. Предположим, до Чапаевки он не дошел вовремя — ситуация-то какая серьезная на фронте была!

И это так: немцы основательно готовились к обороне. Укрепившись на доминирующих высотах на правом берегу реки Молочной, они даже сады вырубили на своей стороне, обеспечив таким образом просматриваемость, если можно так выразиться, местности не менее чем на десять километров.

По воспоминаниям старожилов, после особенно ожесточенных боев вода в Молочной становилась красного цвета — от крови солдатской. А еще, как мне поведал командир токмакского поискового клуба «Обелиск» Виктор Жабский, также принимавший участие в раскопках, кто-то из местного люда припомнил, что осенью 43-го в Чапаевке действительно неожиданно появились девушки-военные — их привезли на шести грузовиках.

По одной из версий, девушки были взяты в плен немцами и расстреляны. По другой — в атаку они все же пошли… И приняли свой последний бой на Чапаевских высотах.

Косвенным подтверждением присутствия штрафничек под Молочанском поисковики считают послевоенное, 49-го года, распоряжение властей перезахоронить погибших девушек — отдельно от мужчин-красноармейцев: нечего, мол, делать мертвым вражинам [кто-то пустил слух, что красноармейки побывали в плену] среди честных покойников. И распоряжение это было выполнено. Но не до конца! Именно найденный нынче немецкий блиндаж оказался нетронутым.

Уже в более близкие к нам времена на его месте обустроили… мелиоративный бассейн. Под трехметровым валом бассейна [еще на двухметровой глубине] и находился блиндаж с останками 89-ти участников штурма Чапаевских высот. Создается такое впечатление, что могилу эту братскую (и сестринскую) кто-то очень желал упрятать — понадежнее, поглубже. И упрятал бы, наверное, на веки вечные, если бы СПК «Мирное» возглавлял равнодушный, черствый человек, а не Николай Владимирович Савченко. Ведь это во многом благодаря ему осенью 2005-го года с воинскими почестями были перезахоронены [из наспех вырытых в войну могил] на специально оборудованное под Чапаевкой мемориальное кладбище останки 472-х бойцов. И Николай Владимирович по-прежнему живет заботами поисковиков.

Самым главным и, увы, — уже единственным свидетелем кровавых событий под Молочанском является 78-летняя Нина Алексеевна Пилипенко. Пятнадцатилетней девчонкой ее, как и других чапаевцев, немцы при отступлении увели с собой — в качестве живого щита. Это когда части Красной Армии взломали-таки линию обороны «Вотан» — в честь бога войны германских племен названную. По воспоминаниям Нины Алексеевны, дошли сельчане аж до Лепетихи, что в Херсонской области. А там, наконец, узнали, что их ждет. Нина Алексеевна, нелишне будет заметить, закончила немецкую школу — земли ведь вокруг Молочанска издавна были заселены немцами-колонистами, язык их многие из местных понимали. И услышали на подходе к Лепетихе, что стариков фрицы намерены утопить в Днепре, а молодежь отправить в Германию.

А потом был налет нашей авиации, рассеявший фашистов по округе. Ну а чапаевцы вернулись домой. И в течение осени и зимы [дни тогда не студеные стояли] хоронили убитых на поле боя. Девушек, одетых в красноармейскую форму, Нина Алексеевна помнит как раз с того самого октября 43-го. Ей и хоронить их довелось.

К сожалению, точное место погребения бабушка Нина вспомнить не смогла — лет-то сколько минуло! И тогда, как рассказали мне поисковики, председатель кооператива «Мирное» решил прибегнуть к нетрадиционному методу поиска, пригласив на Чапаевские высоты… ясновидящую из Бердянска.

— Указала она, — объясняет Владимир Смердов, — три места, где, по ее мнению, могли находиться воинские погребения. И в двух случаях предположения ее подтвердились. Ну, может быть, ошиблась ясновидящая чуть-чуть — на несколько метров. Так мы и отыскали глубоко запрятанный под землей фашистский блиндаж с останками погибших на Чапаевских высотах.

— Теперь, насколько я понимаю, вам остается найти второе массовое захоронение — перезахоронение, вернее, 49-го года.

— Если найдем его, а я не сомневаюсь: найдем! — вопрос о женской штрафной роте, воевавшей под Молочанском, прояснится окончательно».

***

Что из себя представляла линия обороны «Вотан»

Начиналась она от правого берега Молочного лимана и проходила по территории Мелитопольского, Токмакского и Васильевского районов — до днепровских плавней. Общая протяженность — до 150-ти километров. Главными узлами обороны были Мелитополь и выход на Крымский полуостров. Немцами были созданы четыре мощных рубежа обороны, с противотанковыми заграждениями, системой минных полей и окопов. С фронта их защищал противотанковый ров шириной до пяти метров и глубиной до трех, на дне которого были установлены противотанковые и противопехотные мины. Прорвать немецкую оборону было поручено войскам Южного [с конца октября 43-го — 4-го Украинского] фронта: 2-й гвардейской армии, 44-й, 5-й ударной, 51 -й, 8-й воздушной. Сломлено сопротивление немцев было лишь после того, как завершилось успехом наступление советских войск под Мелитополем 9 октября. Линия обороны «Вотан» в районе Чапаевских высот прорвана, тем не менее, была лишь 23 октября.

Чем отдельная штрафная рота отличалась от штрафбата

Различие станет очевидным, если заглянуть в приказ наркома обороны СССР от 28 июля 1942 года, больше известный историкам как приказ «Ни шагу назад!».

«Сформировать в пределах фронта, — приказывал тогдашний нарком обороны тов. Сталин, — от одного до трех ШТРАФНЫХ БАТАЛЬОНОВ, куда направлять СРЕДНИХ и СТАРШИХ КОМАНДИРОВ…, провинившихся… по трусости или неустойчивости… Сформировать в пределах армии от пяти до десяти ШТРАФНЫХ РОТ, куда направлять РЯДОВЫХ БОЙЦОВ и МЛАДШИХ КОМАНДИРОВ…» Аналогичные — штрафные — части, кстати, действовали и у немцев. Похоже, у них Сталин и позаимствовал идею создания штрафбатов и отдельных штрафных рот. По крайней мере, в приказе «Ни шагу назад!» о немецком «опыте», давшем положительные результаты, есть упоминание.

***


Воинский мемориал на бывшей линии обороны «Вотан» [сломанная роза — в память о погибших девушках]:

























В честь запорожца ООН провозгласила особый день

9 мая 2008 года в Запорожье, на здании бывшего горисполкома — это в самом конце главного проспекта города, неподалеку от Днепрогэса, была установлена мемориальная доска Герою Украины Анатолию Шапиро, который именно в этом здании работал до войны с немцами — с 1939-го по 1941-й год. А насколько ранее — 21 ноября 2005 года, Генеральная ассамблея Организации Объединенных Наций объявила день освобождения Освенцима, первым в который 27 января 1945 года вошел майор из Запорожья Анатолий Шапиро, Международным днем памяти жертв Холокоста

Подтвердив в принятой по этому поводу резолюции, что «Холокост, приведший к истреблению одной трети евреев и несчетного числа представителей других меньшинств, будет всегда служить всем людям предостережением об опасностях, которые таят ненависть, фанатизм, расизм и предрассудки», ООН также посчитала необходимым воздать «должное мужеству и самоотверженности, проявленным солдатами, освободившими концентрационные лагеря». Одним из этих солдат — в широком смысле слова, был помощник начальника оперативного отдела штаба 106-го стрелкового корпуса 60-й армии 1-го Украинского фронта майор Анатолий Шапиро. Ему как раз и было поручено возглавить — на подступах к Освенциму, штурмовую группу, сформированную из бойцов 100-й Львовской стрелковой дивизии 106-го корпуса.

Подавив сопротивление охранявших концлагерь эсэсовцев, в три часа дня 27 января 1945 года майор Шапиро лично открыл ворота самого страшного — по количеству жертв, немецкого лагеря смерти.

Принято считать, что в Освенциме погибло около 1,4 миллиона человек. Большинство из них — 1,1 миллиона — евреи. Далее я попытаюсь опровергнуть навязанное не очень добросовестными историками это «принято считать» — в Освенциме [и об этом со времен войны было известно] погибло почти в три раза больше людей. Однако прежде я предлагаю выслушать непосредственно Анатолия Шапиро, попавшего на фронт [по направлению Запорожского горвоенкомата] 10 октября 1941 года и награжденного к январю 45-го тремя боевыми орденами.


Над Освенцими шел снег, и он был черным

Как вспоминал Анатолий Павлович [умер 8 октября 2005 года в возрасте 92-х лет в Нью-Йорке], «во второй половине дня 27 января 1945 года мы вступили на территорию лагеря «Освенцим», прошли через главные ворота, над которыми висел выполненный проволочной вязью лозунг: «Труд делает свободными». В этих словах выражался садизм фашистского режима, издевательство над разумом и существованием каких-либо человеческих норм бытия. Ворота лагеря, к слову, были заминированы, и нам потребовалось два-три часа на разминирование. За воротами мы обнаружили в живых семь тысяч «скелетов» в полосатой форме и тряпках на ногах вместо обуви. Они были настолько слабы, что не могли говорить и даже повернуть головы, а лишь что-то шептали. В первый же день мы развернули на территории лагеря полевые кухни и начали их подкармливать, но некоторые из них умирали от одной тарелки манного супа — их желудки не выдерживали такой нагрузки. Перед уходом из Освенцима фашисты успели разобрать печи, но кладка была еще теплой. В тот день над Освенцимом шел мокрый снег, и он был не белым, а черным — от золы. И при каждом порыве ветра мы покрывались толстым слоем пепла.

Зайти вовнутрь бараков без защитной марлевой повязки было невозможно. На двухэтажных нарах валялись неубранные трупы, раздетые мертвые и живые лежали вперемешку, полы и стены были обильно забрызганы кровью. Из-под нар иногда вылезали полуживые скелеты и клялись, что они не евреи. Мы были поражены: много чего довелось повидать на войне, но ничего подобного мы просто не могли себе представить».

Потом выяснится, что во второй половине января нацисты эвакуировали из Освенцима 58000 заключенных [в этот момент эсэсовская охрана лагеря составляла 4,5 тысячи человек], а буквально накануне освобождения лагеря уничтожили более 700 узников.

До освобождения в общей сложности дожили — и в лагере, и в его филиалах, как уже отмечал майор Шапиро, около 7000 заключенных более чем из 20 стран. Евреев среди них не было. Об этом дважды [27 и 28 января 1945 года] в своих донесениях в политуправление 1-го Украинского фронта докладывал начальник политотдела 60-й армии генерал-майор Иван Гришаев: «К началу 1945 года все евреи в лагере были уничтожены»; «концентрационный лагерь Освенцим состоит из пяти лагерей и тюрьмы. Сейчас в них осталось несколько тысяч узников. Люди — многих национальностей, но евреев не встречал. Узники говорят, что все они были уничтожены».


Какие выводы по Освенциму сделала государственная комиссия

А теперь обратимся к главному документу по лагерю смерти возле скромного польского городка Освенцим — отчету Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников о чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме [работала в лагере в феврале-марте 1945 года]:

«На основании опроса и медицинского освидетельствования 2819 спасенных Красной Армией узников Освенцимского лагеря и изучения обнаруженных в нем немецких документов, остатков взорванных немцами при отступлении крематориев и газовых камер, найденных на территории лагеря трупов, вещей и документов истребленных немцами людей различных стран Европы, сохранившихся в складах и бараках лагеря, установлено, что

путем расстрелов, голода, отравлений и чудовищных истязаний немцы истребили в Освенцимском лагере свыше четырех миллионов граждан Советского Союза, Польши, Франции, Бельгии, Голландии, Чехословакии, Югославии, Румынии, Венгрии и других стран;

по степени продуманности, технической организованности, по массовости и жестокости истребления людей Освенцимский лагерь оставляет за собой далеко позади все известные до сих пор немецкие лагеря смерти».

Между прочим, накануне дня Победы — 8 мая 1945 года, сообщение о выводах Чрезвычайной госкомиссии было опубликовано в газете «Красная звезда». В нем тоже говорится, что «…за время существования Освенцимского лагеря немецкие палачи уничтожили в нем не менее четырех миллионов граждан…».

Однако, несмотря на выводы Чрезвычайной комиссии [в ее состав входили и советские эксперты, и зарубежные], по сию пору в материалах, касающихся Освенцима, можно встретить осторожное предположение: историки, мол, сходятся в том, что «в лагере было уничтожено от 1,1 до 1,6 миллиона человек».

Получается, что эти самые «историки» покрывают преступления нацистов против человечества. Или я не прав?


Об освободителе Освенцима

За освобождения лагеря смерти майор Анатолий Шапиро был награжден… не поверите!… только в начале 2005 года. Крест «За Заслуги» Республики Польша ему вручила Генеральный консул Польши в Нью-Йорке Агнешка Мишевска. По состоянию здоровья Анатолий Павлович не смог прибыть в Освенцим на торжественно-траурный митинг по случаю 60-й годовщины освобождения лагеря. А слово на митинге ему должны были предоставить сразу же после выступления президента Польши.

Украина тоже не забыла запорожца: указом Президента Виктора Ющенко от 21 сентября 2006 года Анатолию Шапиро — «участнику, — как сказано в указе, — освобождения концентрационного лагеря Освенцим 27 января 1945 года» было присвоено звание «Герой Украины». Увы, посмертно: Анатолий Павлович умер годом ранее. А 9 мая 2008 года в Запорожье появилась мемориальная доска в честь освободителя Освенцима.

На ее открытии присутствовавшие узнали, в частности, о том, что

в 1934 году Анатолий Шапиро окончил инженерно-педагогический институт в Запорожье, получив диплом инженера-технолога;

в 1935 году призвался в армию и после годичных курсов в учебном радио-батальоне Харьковского военного округа получил звание младшего лейтенанта;

с 1937-го по 1939-й год заведовал учебной частью металлургического техникума при заводе «Запорожсталь»;

в 1939 году был избран депутатом Запорожского горсовета;

в сентябре 1939-го назначен председателем горплана исполкома горсовета;

в октябре 1941 года ушел на фронт добровольцем и был назначен командиром взвода связи 76-й морской стрелковой бригады. Затем стал заместителем командира стрелкового батальона и наконец, — командиром батальона;

воевал на Курской дуге, был ранен и попал в госпиталь;

участвовал в форсирование Днепра, в освобождении Польши, Чехословакии;

в 1947 году демобилизовался; работал на предприятиях Запорожья, на строительстве Куйбышевской ГЭС, в Сибири, Калининграде.

в 1992 году переехал в Нью-Йорк.

Умер после тяжелой продолжительной болезни 8 октября 2005 года.

*

В тему

Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников о чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме

Еще до освобождения Красной Армией польской территории в Верхней Силезии в Чрезвычайную Государственную Комиссию поступали многочисленные сведения о существовании вокруг гор. Освенцима огромного лагеря, созданного германским правительством для уничтожения плененных советских людей. После освобождения советскими войсками польской Силезии частями Красной Армии был обнаружен этот лагерь.

По поручению Чрезвычайной Государственной Комиссии Прокуратурой 1-го Украинского фронта совместно с представителями Чрезвычайной Государственной Комиссии товарищами Кудрявцевым Д. И. и Кузьминым С. Т., в течение февраля-марта 1945 года было произведено тщательное расследование злодеяний немцев в Освенцимском лагере.

В расследовании принимали участие специальные экспертные комиссии: судебно-медицинская, в составе главного судебно-медицинского эксперта 1-го Украинского фронта Брыжина Ф. Ф., судебно-медицинского эксперта армии Чурсанова М. Г., эксперта-терапевта Перцова Л. И., начальника патологоанатомической лаборатории армии Лебедева К. А., гинеколога армии Полетаева Г. А., эксперта-психиатра Банковского Н. Р., эксперта-криминалиста Герасимова Н. И., бывших заключенных лагеря: профессора-педиатра, директора клиники Пражского университета Эпштейн Б. В., профессора патологической анатомии и экспериментальной медицины из гор. Клермон-Ферран (Франция) Лимузен Г. Г., доцента медицинского факультета в Загребе (Югославия) Гроссмана М. Я., и техническая, в составе профессоров из Кракова — Давидовского Романа и Долинского Ярослава, кандидата химических наук инженера Лаврушина В. Ф. и инженера Шуера А. М.

На основании опроса и медицинского освидетельствования 2819 спасенных Красной Армией узников Освенцимского лагеря и изучения обнаруженных в нем немецких документов, остатков взорванных немцами при отступлении крематориев и газовых камер, найденных на территории лагеря трупов, вещей и документов истребленных немцами людей различных стран Европы, сохранившихся в складах и бараках лагеря, установлено:

1. Путем расстрелов, голода, отравлений и чудовищных истязаний немцы истребили в Освенцимском лагере свыше четырех миллионов граждан Советского Союза, Польши, Франции, Бельгии, Голландии, Чехословакии, Югославии, Румынии, Венгрии и других стран.

2. Немецкие профессора и врачи произвели в лагере так называемые «медицинские» эксперименты над живыми людьми — мужчинами, женщинами и детьми.

3. По степени продуманности, технической организованности, по массовости и жестокости истребления людей Освенцимский лагерь оставляет за собой далеко позади все известные до сих пор немецкие «лагеря смерти».

В Освенцимском лагере были и газовые камеры, и крематории, и химические отделения, и лаборатории — все это было предназначено для чудовищного уничтожения людей. Газовые камеры немцы называли «банями особого назначения». На входной двери этой «бани» было написано «Для дезинфекции», а на выходной «Вход в баню». Таким образом, люди, предназначенные для уничтожения, ничего не подозревая заходили в помещение «Для дезинфекции», раздевались и оттуда загонялись в «баню особого назначения» — то есть в газовую камеру, где они истреблялись ядовитым веществом «циклоном».

В лагере были организованы специальные больницы, хирургические блоки, гистологические лаборатории и другие учреждения, но существовали они не для лечения, а для истребления людей. Немецкие профессора и врачи производили в них массовые эксперименты над совершенно здоровыми мужчинами, женщинами и детьми. Они производили опыты по стерилизации женщин кастрации мужчин, над детьми, по искусственному заражению массы людей раком, тифом, малярией и вели над ними наблюдение: производили на живых людях испытания действия отравляющих веществ.

*

Между прочим

Сегодня в архивах несложно отыскать докладную записку заместителя наркома внутренних дел СССР Круглова заместителю наркома иностранных дел СССР Вышинскому (от 29 сентября 1944 года): «По вопросу о немецком концентрационном лагере в Освенциме и массовом уничтожении в нем заключенных нами выявлены и допрошены военнопленные, знающие о существовании этого лагеря. По показаниям военнопленных, концлагерь в Освенциме организован немцами в 1940 г. в зданиях, где ранее находились военные казармы… Вначале немцы сосредоточили в лагере евреев. В 1941–1943 гг. в лагерь свозились в большом количестве русские, поляки, французы, голландцы… Показания военнопленных о массовом уничтожении немцами заключенных, пытках, избиениях и т. п. характеризуют лагерь в Освенциме так же, как и Майданек. До 1943 г. трупы убитых немцы сжигали в двух специально для этого оборудованных печах. В 1943 г. печей было уже восемь. Таким образом, истребление людей приняло в лагере массовый характер».

Тем не менее, к началу Висло-Одерской операции, в ходе которой советские войска вышли к Освенциму, никаких конкретных планов по освобождению лагеря Ставка Сталина не разрабатывала. Почему, не знаю. Получается, Ставку просто-напросто не интересовали узники Освенцима.

Мемориальная доска в честь Анатолия Шапиро [установлена в Запорожье на здании горУВД]


Мемориальная доска


Митинг по случаю открытия в Запорожье мемориальной доски в честь Анатолия Шапиро


Здесь похоронен Герой Украины Анатолий Шапиро, США










Орденоносцы из Бильмака

В райцентре Бильмак, как теперь называется бывший поселок Куйбышево Запорожской области, мое внимание привлек к себе мемориал Славы. На нем — 13 бюстов уроженцев Бильмакского района.

Это

десять [!] Героев Советского Союза:

полковник погранслужбы Никита Карацупа, контр-адмирал Владимир Коновалов, старший лейтенант Иван Демьяненко, майор авиации Кирилл Гришко, капитан Василий Баранов, старший сержант Иван Рева, подполковник Яков Задорожный, старший лейтенант авиации Иван Пидтыкан, младший лейтенант Иван Голуб, капитан Иван Снитко;

три полных кавалера ордена Славы:

старшина Иван Дузь, сержант Семен Демченко, сержант Григорий Мищенко.

Вернувшись в Запорожье, я обратился за помощью в военный архив, откуда получил следующие данные:

двенадцать фронтовиков из Бильмакского района [главный пограничник СССР легендарный Никита Карацупа непосредственного участия в боевых действиях против немцев не принимал] были удостоены за годы войны — вдумайтесь в цифры:

девяти золотых звезд Героя Советского Союза, одиннадцати орденов Славы и 36 других орденов.

Вот так воевали уроженцы Бильмакского района.

При этом, когда началась война, самому младшему из них, Ивану Рева, было неполных 18 лет, самому старшему, Ивану Снитко, — 32.

И вот еще какую историю с награждением уроженца Бильмакского района узнал я. Оказывается, командир отделения 26-го отдельного огнеметного батальона 1-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта сержант Григория Мищенко был награжден… четырьмя орденами Славы. Успел даже сфотографироваться с ними, но, так как четвертый орден был вручен вопреки статуту наград, сам сдал его в военкомат.

В послевоенное время герой работал помощником машиниста тепловоза, похоронен в селе Грузском.

Четырежды орденом Славы был награжден и Семен Демченко, который до осени 1943 года служил у… немцев — была такая страница в его биографии. А потом воевал в разведке и, получив орден Славы третьей степени, затем был дважды награжден орденам Славы второй степени.

Перенаграждение орденом Славы первой степени состоялось сентябре 1969 года [Подробнее о нем — в следующей главе].

А помните, что говорил в сое время главный рашист Путлер об участии украинцев в войне с немцами? Мы, мол, и без них бы победили.

Да неужели?

Сорок семь орденов, не считая девяти геройских звезд, дюжины обычных хлопцев из обычной украинской сельской глубинки говорят об обратном.

Бильмак, аллея Славы: бюст героя Советского Союза подводника Владимира Коновалова, который причастен к самой крупной в истории человечества морской катастрофе — потопил 17 апреля 1945 года немецкий транспорт «Гойя»








Герой войны стал «агентом гестапо» и «изменником родины»

Осенью 1949 года был арестован и впоследствии приговорен к высшей мере наказания уроженец Запорожской области, летчик-истребитель, сбивший 15 немецких самолетов, Герой Советского Союза Михаил Коса [в некоторых источниках фамилия Героя записана как Косса].

Когда мне стало известно, что в архиве президента Российской Федерации по сию пору сберегаются так называемые сталинские расстрельные списки, я попытался выяснить, имеются ли в них фамилии моих земляков запорожцев. Оказалось, в списке, датированном 23 марта 1950 года, под №71 находится следующая запись:

«Косса Михаил Ильич, бывший командир звена учебного центра Добровольного общества содействия авиации в селе Ротмистровка, Киевской области, майор, Герой Советского Союза, 1921 года рождения, украинец, бывший член ВКП (б) с 1944 года.

Арестован 26 сентября 1949 года. Обвиняется в измене родине.

Будучи озлоблен против Советской власти, решил бежать в Турцию, где установить связь с представителями США и Англии и выдать им секретные данные о советской авиации. В этих целях 24 сентября 1949 года захватил самолет и совершил на нем перелет государственной границы и был задержан на территории Румынии.

Находясь в Советской Армии, проводил вражескую агитацию.

Изобличается показаниями свидетелей Рясного, Гордеева, Сук и других, всего в количестве 22 человек».


Агент гестапо

За день до нового 1950 года, 30 декабря 49-го, заместитель министра Госбезопасности СССР генерал-лейтенант Сергей Огольцов утвердил обвинительное заключение по уголовному делу, возбужденному против совершившего странный перелет летчика. Прелюбопытные факты фигурируют в нем. Цитирую:

«2 августа 1942 года, выполняя боевое задание, Косса оказался на территории, временно оккупированной немцами, и, будучи ими арестован, на допросе в гестапо дал подписку о сотрудничестве с немецкими карательными органами.

Являясь агентом немецких карательных органов, при наступлении частей Советской армии Косса в начале 1943 года пробрался на службу в одну из частей Донского фронта, где до окончания Отечественной войны проводил среди личного состава антисоветскую агитацию, направленную против политики ВКП (б) и Советского правительства.

В силу враждебных убеждений к существующему в СССР строю и, будучи озлобленным за перевод на службу в Добровольное общество содействия авиации, Косса продолжал заниматься антисоветской деятельностью и готовился к измене Родине.

В осуществление преступных замыслов 24 сентября 1949 года, как командир звена учебного центра ДОСАВ, находясь на аэродроме Ротмистровка, Киевская область, на самолете Як-9Т поднялся в воздух, перелетел государственную границу, намереваясь достичь территории Турции, однако из-за отсутствия горючего произвел вынужденную посадку на аэродроме Сучава, Румыния».

После прочтения этого заключения впору за голову хвататься: вот кто, оказывается, прикрывался звездой Героя Советского Союза — агент «немецких карательных органов», пробравшийся на службу «в одну из частей Донского фронта». Не будем, однако, спешить с выводами и внимательно вникнем в послужной список летчика.

Уроженец запорожского села Малокатериновка, в Красную Армию Михаил Коса призвался после днепропетровского аэроклуба. Фамилия его, весьма, кстати, распространенная и по сегодняшний день в Малокатериновке, пишется с одной буквой «с». Почему ее удвоили, однозначно ответить никто мне не смог.

На фронт Михаил попал уже военным пилотом, окончив в 1941 году знаменитую Качинскую школу летчиков [выпускниками школы были и легендарная Полина Осипенко, и сын Сталина Василий]. Согласно архивным данным Качинского высшего военного авиационного училища летчиков, проявив себя храбрым воздушным бойцом, Михаил вдруг угодил в штрафбат. За что — качинцам установить не удалось. Выяснили они только, что, повоевав штрафником и заслужив орден, списанный на землю пилот добился возвращения в авиацию. И к окончанию войны заместитель командира эскадрильи 42-го гвардейского истребительного Танненбергского Краснознаменного орденов Суворова и

Кутузова авиаполка 269-й авиадивизии гвардии старший лейтенант Михаил Коса имел на счету 375 боевых вылетов, сбив при этом 15 немецких самолетов лично [семь бомбардировщиков и восемь истребителей] и еще восемь — в группе. А 9 мая 1945 года, при выносе знамени полка на митинг в честь Победы над Германией, уже гвардии капитан Михаил Коса, как один из лучших летчиков части, был назначен ассистентом знаменосца. Участвовал он и в историческом Параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве. Ну а 15 мая 1946 года [с годовой задержкой] грудь 25-летнего летчика-гвардейца и украсила Золотая Звезда Героя Советского Союза, ставшая весомой прибавкой к его семи (!) боевым орденам.


На оккупированной территории

Однако пора вновь вернуться к уже цитированному обвинительному заключению, чтобы выяснить, каким же образом, «выполняя боевое задание», летчик оказался на территории, «временно оккупированной немцами». На сей счет я отыскал-таки соответствующий документ — доклад «Примеры героических дел комсомольцев 269-й истребительной дивизии». Читаем вместе:

«2 августа 1942 года истребители громили немецкую автоколонну. Над самыми головами немцев проносился Михаил Косса, скашивая врага очередями своих пулеметов. На дороге становилось все больше разбитых машин, на полях все больше убитых немцев. Наконец боеприпасы иссякли. Товарищи ушли на восток, а Михаилу надо было посмотреть результаты штурмовки. Очнувшись от ударов, немцы стали приходить в себя и открыли ураганный огонь по советскому истребителю. Четыре снаряда взорвались в плоскости. Горящий бензин растекался по крылу и, подхватываемый ветром, распространял огонь по всему самолету. Огонь забрался в кабину и, как ни старался смелый летчик дотянуть до своих, ему не удалось это. Он выпрыгнул с парашютом и приземлился на сарай, вывихнув ногу».

Сарай, как выяснится скоро, принадлежал Раисе Сук. В числе 22-х свидетелей, напомню, она, в ходе расследования уголовного дела якобы изобличила преступную деятельность Героя. А вот в 1942-м сельчанка вела себя иначе, дважды вызволив из полиции свалившегося на ее сарай с небес пилота. Каким образом? А она оба раза заявляла оккупационным властям, что арестованный — ее муж.

Через пять месяцев, с приходом Красной Армии, Михаил Коса вернулся в свой полк и, пройдя все проверки, был допущен к боевым вылетам. А весной 43-го его фамилия загремела по всему фронту: вылетев на перехват идущей на Краснодар немецкой воздушной армады, шестерка гвардейских «Яков», в состав которой входил и Михаил Коса, атаковала сто (!) самолетов противника. И, рассеяв их, сбив девять самолетов, без потерь вернулась на свой аэродром. Вот так агент гестапо! Вот так пристроился на теплом местечке, пробравшись на службу «в одну из частей Донского фронта».


Зачем полетел на родину графа Дракулы

В 1949 году летчик-гвардеец заканчивает Высшую офицерскую школу штурманов Военно-воздушных сил и в мае, в чине майора, получает назначение на должность… командира звена учебного центра Добровольного общества содействия авиации, расположенного в Киевской области, — с одновременным зачислением в резерв ВВС. Героя войны, которому осенью должно было исполниться всего лишь 28 лет, просто-напросто вышвырнули из военной авиации. Какого-то высокопоставленного штабного болвана, видимо, смутило пятимесячное пребывание Михаила на территории, «временно оккупированной немцами».

Михаилу бы переждать смутные времена, отсидеться на заштатном аэродроме под Киевом, но он поступает по-своему: 24 сентября, изрядно выпив, он, поцеловав дочь, заплакал и стал одевать новое обмундирование. А потом, прихватив топографическую карту, ушел из дома, несмотря на протесты жены Анастасии Савельевны, которой бросил перед уходом: ты, мол, запомнишь сегодняшнее число. Сам Михаил на допросе объяснит следователю:

— Уходя от жены, я имел в виду пойти на аэродром, сесть в самолет и улететь. Куда, сам не знал. А когда сел в самолет, то принял решение лететь за границу, т.к. в этот момент прорвалось мое озлобление за понижение в должности, за переводы из одной части в другую, за недоверие.

Можно предположить, что в полете Герой протрезвел, ведь, приземлившись в румынской Сучаве [это родина графа Дракулы], он попросил выдать ему «два ведра бензина, чтобы немедленно возвратиться в свою часть и скрыть пребывание за границей». Бензина никто не дал, а прибывшие на аэродром сотрудники румынской милиции задержали Михаила и передали его советским властям.

Следователь, который вел дело перелетчика, в обвинительном заключении предлагал дать ему 25 лет. Однако судьи военной коллегии 20 апреля 1950 года объявили такой вердикт гвардии майору, Герою Советского Союза Михаилу Косе:

«Лишить воинского звания майора и подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу… Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

Предположительное место захоронения безвинно расстрелянного Героя — Донское кладбище в Москве.

Полностью реабилитирован Михаил Коса 1 июня 1966 года.

*

В тему

«Один класс. Одно небо»

Осенью 2014 года в селе Малокатериновка Запорожского района открыли мемориал, посвященный героям-летчикам Великой Отечественной Войны. Семь асов, уроженцев Малокатериновки, когда-то учились в одном классе местной школы. Поэтому и назвали мемориал «Один класс. Одно небо».

Памятник выполнен из гранита, на котором изображены портреты героев, включая портрет Героя Советского Союза Михаила Косы. А сверху композицию дополняют винт и крыло истребителя «Ла-5».

Мемориал расположен недалеко от памятника «Скорбящая мать» и братской могилы солдат, погибших при освобождении Малокатериновки в 1943 году.

Воинский мемориал в Малокатериновке


Сельский мемориал


Памятная доска на воинском мемориале


«Один класс. Одно небо»


Одно небо. Портрет Михаила Косы - крайний слева








Долгая дорога домой Семена Демченко

Власти одного из районов Запорожской области поставили памятник земляку, которого многие считали… пособником фашистов и бандитом

Формально оснований для такой оценки жизни Семена Митрофановича было достаточно. Чем, например, во время оккупации района занимался наш герой? У немцев служил. А после войны не он разве входил в состав организованной преступной группы, как мы сейчас бы сказали, промышлявшей в окрестностях поселка Куйбышево? Он, к сожалению.

Но известны ведь и другие факты из биографии этого неординарного человека, который, сменив коричневую форму немецкой железнодорожной охраны на защитную красноармейскую, бесстрашно дрался с фашистами и вернулся в родную Камыш-Зарю четырежды раненым. А в 1965 году получил за войну двадцать лет искавший героя третий орден Славы, став полным кавалером самой почетной солдатской награды.

— С Семеном я познакомился в 1935 году, — вспоминает бывший завуч камышзарянской школы Аркадий Сергеевич Гутнев. — Как раз тогда его семья переехала к нам в поселок с соседнего хутора. Как учился Сеня? Не хуже и не лучше других деревенских мальчишек — в основном, на троечки. Рос, в общем-то, тихим незлобливым пареньком. Но если кто задираться к нему пытался — по зубам от Семена всегда получал. И на любые, самые высокие, деревья на спор скорее всех залезал мой дружок.

С началом войны пути-дороги приятелей разошлись. Уже 23 июня 17-летнего Аркадия Гутнева назначили секретарем узлового комитета комсомола, а 16 июля он ушел на фронт по комсомольскому призыву. В конце октября 41-го получил ранение, спустя время, под Минеральными Водами — тяжелую контузию. С поля боя его вынесли местные крестьяне — спешно отступавшим частям Красной Армии было не до раненых и контуженных. Потом был немецкий рабочий лагерь в Донбассе и освобождение [посредством выкупа] из него.

— Вернувшись в Камыш-Зарю, — продолжает Аркадий Сергеевич, — вскоре и дружка своего встретил. С винтовкой через плечо шел он по поселку; в коричневой форме немецкой железнодорожной охраны. Я к нему: «Сеня, здравствуй!» «Здравствуй, Аркаша!» — приветствует он меня. И, как бы извиняясь, рассказал, почему на нем такая форма. Говорил, что немцы, занявшие Камыш-Зарю, парней либо в Германию отправляли, либо к себе на службу забирали.

Служакой, однако, Семен никудышным был. Пошлют, к примеру, его мост охранять — он идет в караул и спит на посту. За что его, сонного, как-то проучили камышзарянцы — вытащили затвор из винтовки. А когда эшелоны с углем на станцию приходили, Семен не то, что не охранял их надлежащим образом — сам помогал уголь воровать поселковому люду: мешки на плечи подавал.

К 15 сентября 1943 года — дню освобождения района, Семен Демченко из Камыш-Зари исчез. Аркадий интересовался его судьбой у железнодорожников, но вразумительного четкого ответа не добился. Слух прошел, что Семен будто бы уехал с немецким эшелоном — в качестве охранника. Но так ли это было на самом деле, никто не знал.

В начале 44-го Аркадия Гутнева вторично избирают секретарем узлового комитета комсомола, после чего железнодорожный политотдел направил парня в Бердянск на учебу. В 1946 году, уже студентом, Аркадий снова появился в поселке. И, неожиданно для себя, опять встретил на улице Семена.

— Я не подошел к нему, — говорит мой собеседник. — Решил от греха подальше держаться. Но, найдя секретаря узлового парткома, полюбопытствовал: как, мол, Демченко? А тот в ответ: «Приходи завтра на собрание — будем твоего друга разбирать». Ну, прихожу. Явился и Семен. С палочкой — прихрамывал слегка. На груди — два ордена Славы. Все и рты от удивления открыли. «Я, — обращается Семен к секретарю парткома, — хочу на партийный учет стать и с работой определиться». И документы протягивает, включая и партбилет, выданный на фронте. Документы у него в порядке оказались, и решением Пологовского депо Семена назначили осмотрщиком вагонов.

Работал он старательно. Ну а о том, за что ордена получил, рассказывал скупо и неохотно. Узнали земляки лишь, что служил Семен в разведке, имеет четыре ранения, не однажды ходил за «языками». Одно из ранений — самое тяжелое, получил в Румынии, когда его отделение брало укрепленную пулеметами высоту. Герой, короче говоря.

Через год Аркадий Гутнев закончил учебу и вновь занял должность секретаря узлового комитета комсомола. И тут громом среди ясного неба грянуло закрытое партийное собрание, в повестку дня которого был внесен единственный вопрос: об исключении из партии проходимца Демченко.

Фронтовик и орденоносец пытался оправдываться: дескать, зла же я никому не делал. И не моя вина, что в Красную Армию в 41-м не попал — возраста не хватило…

Первый секретарь райкома партии прервал вчерашнего солдата и как грохнет кулаком по столу: «Все! — закричал, брызгая слюной, — вопрос решен! Через неделю явиться на бюро райкома с партбилетом!»

Заплакал Семен от обиды, а потом, собрав волю в кулак, заявил секретарю: «На бюро я не явлюсь. И партбилет, за который кровь расписывался, сдавать не собираюсь. Не вы мне его вручали, не вам, значит, и решать, достоин ли я звания партийца».

Секретарь вообще в истерике зашелся: «Вон отсюда!» — взревел. И Семен ушел.

Из партии его, конечно, исключили, хотя партбилет он не сдал таки. И, что самое неприятное — с работы выгнали. Причем секретарь райкома, собрав руководителей предприятий, распорядился: Демченко больше в районе ни на какую должность не брать.

И герой войны, оставшись без средств к существованию, примкнул к группе лихих хлопцев, шнырявших по округе. В одном селе они десяток кур потянут, в другом в колхозную кладовую влезут, в третьем — овцу уведут. Через полгода милиция взяла всех. Бывшему разведчику суд определил десять лет лагерей. Наказание он отбывал на лесозаготовках в Кемеровской области.

По словам Аркадия Гутнева, пришедший к власти Хрущев помиловал Семена — срок свой он не до конца отбыл. Но права на въезд в Украину ему вместе с освобождением не дали, однако. И в Камыш-Зарю он приезжал потом лишь однажды — незадолго перед смертью.

— А в 70-м году, — добавляет его старинный приятель, — как раз перед двадцатипятилетием Победы, открываю я «Комсомольскую правду» — и вижу фото, на котором Семен изображен. Удивившись, прочитал подпись под снимком: «Награда нашла героя. Военком Кемеровской области вручает орден Славы первой степени кузнецу из села такого-то Семену Митрофановичу Демченко».

С того памятного дня Аркадий Сергеевич и станет добиваться восстановления из небытия имени друга-фронтовика. И ему удастся это сделать: Семен Демченко наконец-то вернулся домой. В бронзе и навсегда.

2005

Бильмак, аллея Славы: автор у бюста Семена Демченко








На родине Героя, именем которого назван океанский траулер

С удивлением узнал, что сегодня украинским компаниям принадлежит лишь 11 океанских рыболовецких судов [в 1991 году их было 230]. При этом одно из них напрямую связано с Запорожской областью — названо в честь уроженца Вольнянского района. Это 103-метровый большой автономный морозильный траулер [сокращенно — БАТМ] «Алексей Слободчиков».

Построенный в 1991 году на николаевском заводе «Океан», он изначально предназначался для работы в морях южного полушария Земли.

Как мне подсказали сведущие люди, «Алексей Слободчиков» может ловить рыбу тралами, перерабатывать добытое в мороженую продукцию, производить консервы и полуфабрикаты, хранить и передавать выработанную продукцию на транспортные рефрижераторы или самостоятельно транспортировать ее в порт. По сути, это плавучий рыбозавод, носящий имя Героя Советского Союза из вольнянского села Михайловка [прежнее название, тоже часто используемое в обиходе — Левшино].

На родине Алексея Слободчикова, кстати, о существовании траулера «Алексей Слободчиков» не знают — по крайней мере, те, с кем мне довелось общаться, были в неведении. Впрочем, не знал об этом и я — читатели подсказали, попросив выяснить, за какие заслуги его имя было присвоено океанскому судну.

Об этом мы и поговорим нынче — о человеке и пароходе, как выразился однажды в аналогичной ситуации почтальон Печкин из Простоквашино. Помните, там под Новый год папа дяди Федора, войдя в дом в маске Деда Мороза, объявил: «Угадайте, кто я». На что не лезший в карман за словом почтальон Печкин предположил сходу: «Адмирал Иван Федорович Крузенштерн. Человек и пароход».

Ну, что, готовы к поездке на родину человека и парохода Алексея Слободчикова? Тогда в путь.

Он, кстати, не долгим будет: от Запорожья нам нужно будет до села с красивым названием Люцерна доехать [это по трассе на Новомосковск], а там до Михайловки — рукой подать. От центра Запорожья на всю дорогу 23 километра и наберется-то.




Комбат из Таманской дивизии

Если коротко: основанное в конце 18-го века выходцами из Курской губернии село Михайловка является административным центром Михайловского сельского совета Вольнянского района. По рассказам, именно Михайловка была родным селом курян. А один из первых переселенцев носил фамилию Левшин. Отсюда и случилось у села двойное название села — Левшино-Михайловка.

Кроме самой Михайловки, в состав сельсовета также входят села Андреевка, Василевское, Вольноандреевка, Вольнокурьяновское, Георгиевское, Запорожское, Криничное, Нагорное, Сергеевка и Соколовка.

Расположена Михайловка на левом берегу реки Вольнянки, которую чаще называют Левшинским заливом — по прежнему названию села.

Залив, к слову, разделает село на две части. Из одной в другую попасть можно как по большому мосту на трассе, так и по небольшому внутри села — живописному подвесному. Я такие только в старых фильмах о сельской жизни видел.

Очень впечатляющий мост. И вид с него на Левшинский залив открывается — загляденье. Места там, похоже, самые что ни на есть карасиные: с тихой водой и камышом у берега.

Главная улица правой части села — той, которая ближе к Запорожью, носит имя Алексея Слободчикова. Как и находящаяся здесь же школа — просторная и светлая.

Возле школы установлен также бюст Героя Советского Союза, командира батальона 2-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии гвардии майора Алексея Слободчикова.

Если кто-то — в свете громкого заявления главы СБУ Василия Грицака в мае 2018 года, споткнулся на названии «Таманская», уточню сразу: это та самая дивизия, реактивные установки которой 24 января 2015 года обстреляли Мариуполь. От таманских «Градов», напомню, тогда погибли 29 мирных жителей, еще 92 получили ранения.

Воссоздана дивизия была — с возвращением ей всех имен и званий, в мае 2013 года, а 9 мая 2018 года она принимала участие в параде на Красной площади. В связи с чем и последовало заявление главы СБУ: «Крайне цинично, — сказал он, — что 2-я гвардейская Таманская мотострелковая дивизия, обстреливавшая Мариуполь, примет участие 9 мая в параде в Москве на Красной площади».

Осенью же 1943 года дивизия освобождала Краснодарский край, за что — после завершения Таманской операции, и получила почетное наименование.

Чуть позже таманцы участвовали в Керченской десантной операции, а в мае 1944 года брали Севастополь. Там, при штурме Сапун-горы, и погиб 21-летний Герой Советского Союза, гвардии майор Алексей Слободчиков из вольнянского села Михайловка.

Геройское звание Терентич, как уважительно — по отчеству, обращались сослуживцы к своему комбату, почти, в общем-то, мальчишке, получил за десант в Керчь. Вот, как это описал в книге «Солдаты славы не искали» запорожский журналист Иван Лукаш:

«Над Таманским полуостровом опустился холодный ноябрьский вечер. Шторм усиливался, порывистый ветер гнал на берег огромные волны, обдававшие бойцов ледяными брызгами. В полной темноте шла посадка на десантные корабли подразделений 1-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии.

Необходимо было в темноте преодолеть Керченский пролив и, внезапно атаковав врага, захватить плацдарм северо-восточнее Керчи. Батальон Алексея Слободчикова должен был нанести первый удар.

Алексей — самый молодой комбат дивизии, несмотря на молодость, зарекомендовал себя инициативным, опытным, волевым командиром. «Военная косточка», — говорили о нем в дивизии. Еще бы: в двадцать лет — и уже майор! Бойцы любили своего комбата. Любили за мужество и заботу о подчиненных.

Майор стоял на носу катера, вглядываясь в ночь. Пролив был заполнен плавучими минами, бойцы отталкивали их от борта руками. Вдруг вспыхнуло пламя, командирский катер подбросило. Комбат оказался в ледяной воде. Контуженного, его вытащили на другой катер, и батальон продолжил движение вперед, к занятому неприятелем берегу.

Где-то посередине залива катер с комбатом снова наскочил на мину. Оглушенного, но живого майора подобрал мотобот и снова прозвучала его команда: «Вперед!»

Фашисты обнаружили десантников, когда корабли подходили к берегу. Тут же был открыт сильный огонь. Но никакая сила не могла остановить гвардейцев.

А тем временем занимался рассвет…

Десантники, зацепившись за каменистый берег, отбивались от фашистов. Связист сообщил, что весь полк уже форсировал пролив.

Комбат Алексей Слободчиков посчитал, что, пока враг не подтянул танки, необходимо расширить плацдарм. Впереди находилось село Маяк, где надо было закрепиться. Прибывшие с десантом воины уничтожили более 150 немецких солдат и офицеров и таки выполнили задание: удержали, а потом и расширили плацдарм. Затем они овладели важным стратегическим пунктом — высотой 175,0 и поселком Баксы. При этом взяли трофеи: батарею 105-мм пушек, зенитную батарею, десять станковых и ручных пулеметов, склад с боеприпасами».

Успехи гвардейцев нашли отражение в сообщении СовИнформбюро от 6 ноября 1943 года: «Северо-восточнее города Керчи наши войска, сломав сопротивление противника, овладели сильно укрепленными опорными пунктами Осовина, Маяк, Баксы, Капканы, создав в этом районе плацдарм шириной по фронту десять километров и в глубину шесть километров. Неоднократные контратаки против наших высадившихся частей были отбиты с большими для противника потерями».

И 17 ноября 1943 года, добавлю от себя к рассказу коллеги, последует указ Президиума Верховного Совета СССР: «За форсирование Керченского пролива, захват плацдарма на Керченском полуострове и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза командиру стрелкового батальона 1-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии майору Слободчикову Алексею Терентьевичу».

Грамоту к этому указу, к слову, мы отыскали… в Михайловке. Ее — для будущего музея, бережно хранит директор сельского Дома народного творчества и досуга Светлана Соколовская.


Был учителем, стал военным

Как нам поведали в михайловской школе, которую и закончил в свое время будущий Герой, родился он 22 сентября 1922 года в обычной крестьянской семье. Обучение начал в родном селе, учился хорошо, особенно любил математику.

После переезда родителей в село Любимовку — это недалеко от Михайловки, до седьмого класса учился в местной школе. Затем продолжил обучение в михайловской средней школе, куда ежедневно ходил пешком.

Очень любил детей, мечтал стать учителем.

И стал им — после учебы в Мелитопольском учительском институте.

Преподавал математику в селе Богдановка, что в Херсонской области. Но учительствовал недолго: был призван в Красную Армию. И почти сразу же получил направление в Одесское пехотное офицерское училище, которое окончил в 1941 году.

С сентября 1941 года — на фронте.

В 1942 году окончил курсы «Выстрел». Был дважды ранен.


Как комбата возвели в ранг командующего фронтом

От старшего лейтенанта до майора Алексей Слободчиков дослужился… за год. Причем за этот год он был награжден медалью «За отвагу», орденом Александра Невского и двумя орденами Красного Знамени.

И удостоился звания Героя Советского Союза.

Вот вам и мальчишка.

Цитирую наградные листы героя-гвардейца, которые я отыскал в военном архиве:

«С группой бойцов в 40 человек, подпустив противника на 100 метров, расстрелял в упор до 70 гитлеровцев, сжег две автомашины, захватил пленных и трофеи»,

«следуя за огневым валом, подразделение тов. Слободчикова атаковало противника и уничтожило свыше роты немецких солдат и офицеров и три огневых точки, а также захватило несколько блиндажей, чем был решен исход разгрома 2-го батальона 228-го пехотного полка немцев»,

«в бою за высоту 35,3, где противник создал оборонительный рубеж, опоясав его противотанковым рвом и проволочным заграждением, батальон под командованием тов. Слободчикова силой своего удара опрокинул расчеты врага. Понеся большие потери, противник бежал»,

«в бою за высоту 167,0 тов. Слободчиков, умело маневрируя, сломал сильное сопротивление немцев, со своим батальоном ворвался в немецкие окопы и в рукопашной схватке с врагом уничтожил до 300 немецких оккупантов. Отбивая неоднократные ожесточенные контратаки противника, тов. Слободчиков удержал занятый рубеж»,

«в наступательном бою по прорыву „Голубой линии“ немецкой обороны на подступах к высоте 95,0 и на промежуточных рубежах по освобождению Таманского полуострова батальон под руководством тов. Слободчикова, ломая сопротивление немецких захватчиков, истребил до 200 фашистов, 16 огневых пулеметных и минометных точек, неоднократно обращая противника в паническое бегство».

Слова-то какие использованы в казенных, как говорят в таких случаях, документах — наградных листах: следуя за огневым валом, ворвался в немецкие окопы, обращая противника в паническое бегство. По всему чувствуется, не только солдаты любили и уважали Терентича, но и его командиры.

По воспоминаниям сослуживцев, при прорыве вражеской обороны ему равных не было. И в бою нередко можно было услышать: «Эй, тылы, подтянитесь! Терентич уже свой батальон поднял!»

К слову, заполняя — 14 июня 1943 года, на комбата из Вольнянского района наградной лист, командир полка представил его к награждению… орденом Суворова. И в дивизии поддержали это представление [я отыскал его в архиве]. Только в штабе армии разобрались, что орден Суворова — исключительно полководческая награда: к ней представляют только командующих фронтами.

И гвардии старший лейтенант Алексей Слободчиков был награжден орденом Александра Невского.

***

Кроме наградных листов, в архиве я также отыскал и «Именной список безвозвратных потерь офицерского состава 2-й гвардейской стрелковой Таманской Краснознаменной дивизии с 27 апреля по 11 мая 1944 года». Под номером десять в нем вот такая запись сделана:

«Слободчиков Алексей Терентьевич, Герой Советского Союза, гвардии майор, заместитель командира 1-го гвардейского стрелкового полка».

И указана причина, по которой выбыл из состава Таманской дивизии гвардии майор:

«Убит в бою 8 мая 1944 года».

Похоронили Героя на центральном кладбище Севастополя — города, за освобождение которого отдал свою жизнь человек и пароход.

К сожалению, как и во времена гвардейца-майора, нынче Севастополь снова находится в оккупации и снова нуждается в освобождении.

Найдется для него свой бесстрашный Терентич?

Траулер «Алексей Слободчиков», 27 декабря 2017 года, Новая Зеландия


Бюст Алексея Слободчикова возле школы в его родном селе


Памятник на могиле Алексея Слободчикова в Севастополе








Генералы, навсегда оставшиеся запорожцами

Осенью 1941 года на территории Запорожской области немцы разгромили 18-ю армию, при этом в один день были убиты пять [!] генералов. Ничего подобного больше за всю историю Великой Отечественной войны не случалось

По сути, осенью 1941 года немецкие и румынские оккупационные войска буквально за считанные дни разгромили на Запорожье две советские армии — 9-ю [командующий генерал-майор Федор Харитонов] и 18-ю [командующий генерал-лейтенант Андрей Смирнов]. Это если не считать другие воинские формирования, включая отряды НКВД и даже морских пограничников, которые отступали вместе с подразделениями армий.

Только в плен к немцам попали тогда 65 тысяч наших бойцов и командиров. Убитых же, по самым скромным подсчетам, было в два раза больше.

Мне рассказывали, что где-то возле села Вершина Вторая, что в Куйбышевском [ныне Бильмакском] районе, местный учитель Федор Ганночка вместе с организованным им поисковым отрядом обнаружил однажды воинское захоронение с девятью наспех погребенными командирами Красной Армии. Из оружия при них находились только два пистолета с пустыми обоймами. По характеру пулевых ранений поисковики поняли, что командиры эти, оказавшись окружении, застрелились. Чтобы не попасть в плен.

По некоторым сведениям, в своем последнем бою, будучи дважды раненым, командующий 18-й армией 46-летний генерал-лейтенант Андрей Смирнов тоже пустил себе пулю в висок. Чтобы не попасть в плен.

Случилось это неподалеку от села Поповка [ныне Смирново] Куйбышевского [ныне Бильмакского] района Запорожской области 8 октября 1941 года.

Кроме командарма, который — в чине поручика, еще в годы Первой мировой командовал ротой, в этот же день были убиты:

генерал-майор Алексей Титов, начальник артиллерии 18-й армии [кадровый военный, участник Первой мировой],

бригадный комиссар Алексей Миронов, член военного совета 18-й армии [данных нет],

бригадный комиссар Никифор Новохатный, военный комиссар ВВС 18-й армии [принимал участие в боях на озере Хасан, служил в политуправлении Красной Армии],

бригадный комиссар Тихон Черепин, член военного совета 18-й армии [депутат Верховного Совета СССР первого созыва, первый секретарь Сумского обкома компартии Украины].

Пять навсегда оставшихся запорожцами генералов — специальное, отмечавшееся ромбом в петлицах, воинское звание для высшего политсостава Красной Армии «бригадный комиссар» приравнивалось к общеармейскому званию «генерал-майор». Причем фамилии двоих из них — Смирнова и Титова, носят два села Бильмакского [бывшего Куйбышевского] района Запорожской области.

Это как раз тот самый район, где и погибли в один день пять генералов Красной Армии.

В этот же день, кстати, 8 октября 1941 года, погиб и начальник политотдела 18-й армии полковой комиссар Петр Миркин.


Разгром

Что характерно, еще 26 сентября 1941 года подразделения 18-й армии атаковали немцев и на некоторых участках фронта — например, в районе Малой Белозерки, что в Васильевском районе Запорожской области, отбросили их на шесть-восемь километров.

Однако с 4 октября началось непредсказуемое. Танки гитлеровского генерала фон Клейста стремительным броском от Днепропетровска вышли в тыл армии Андрея Смирнова, после чего его бойцы, ожидавшие врага с запада, вынуждены были отражать атаки немцев, наседавших на них… с востока — с того направления, где фашистских танков в принципе не должно было быть.

Далее события стали развиваться еще более стремительно.

6 октября моторизованная пехотная бригада СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» заняла Мелитополь. В этот же день Ставка разрешила начать отвод частей 18-й армии [и находившейся в тесном взаимодействии с ней 9-й армии]. Однако основные силы армии Андрея Смирнова уже попали в кольцо окружения между городами Осипенко [ныне Бердянск] и Мелитополь. Сразу три танковые дивизии немцев глубоко вклинились в боевые порядки советских войск, стремясь расчленить их на небольшие, изолированные друг от друга части и уничтожить.

8 октября «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» вкатился в Мариуполь, а за сотню километров от этого приморского города — на берегах Берды-реки, на территории нынешнего Бильмакского района Запорожской области, немцы в буквальном смысле слова уничтожали 18-ю армию. При этом лишенный связи командарм — став, по сути дела, слепым и глухим, никак не мог повлиять на ситуацию.

Находясь возле села Поповка [ныне Смирново Бильмакского района Запорожской области], он ждал подхода самой боевой своей дивизии — 4-й стрелковой, которой командовал Герой Советского Союза полковник Иван Рослый и в составе которой насчитывалось 14,5 тысячи штыков. Но дивизия так и не подошла: она попала в окружение в районе села Гусарка [Бильмакский район Запорожской области] и вырвалась из него, понеся огромные потери. И ушла на восток. Вот как сам комдив описывал бой под Гусаркой: «7 октября после недолгой подготовки полки пошли на прорыв. Это был неравный бой. Враг явно превосходил нас в огне. И, тем не менее, мы прорвали кольцо окружения чуть южнее Гусарки. А когда основная масса людей и техники миновала опасную зону и устремилась дальше на восток, со стороны Гусарки подошли немецкие танки и смяли хвост дивизии, причем под удар попал и батальон, который прикрывал наш отход. Немало людей и боевой техники потеряла 4-я стрелковая в течение последних дней и, особенно, в бою у Гусарки».

Прорыв из окружения частям 18-й армии в основном обеспечивала в те дни 96-я стрелковая [бывшая горносрелковая] дивизия полковника Ивана Шепетова, которая сохраняла связь со штабом армии и командаром. Но и ее силы не были безграничны. И немцам тогда удалось рассечь 19-ю армию и отступавшие с ней части [включая отряды НКВД и даже морских пограничников] на части, которые они расстреливали из орудий и танков, зачастую не вступая в ближний бой.

Вместе с дивизией вышел из окружения только штаб армии во главе и его начальником — генерал-майором Владимиром Колпакчи. Однако в Белоцерковке [Бильмакский район Запорожской области] начштаба получил контузию и комдив отправил его на грузовой машине с ранеными в тыл.

Так погибли командарм-18, начальник артиллерии и три бригадных комиссара, один из которых, после гибели командарма, принял на себя командование армией — это был бригадный комиссар Алексей Миронов. Когда и он был убит, командование армией принял начальник политотдела армии, полковой комиссар Петр Миркин, который в этот же день, 8 октября, тоже был убит.

Затем командование армии перешло в руки начальника тыла…

И только 11 октября к командованию 18-й армией вернулся кадровый армейский генерал: начальник штаба армии генерал-майор Владимир Колпакчи, который был контужен 8 октября и отправлен в тыл.


Гибель командарма

Последний бой командарм-18 принял возле села Поповка [ныне село Смирново Бильмакского района Запорожской области].

Вот какие воспоминания оставил о последнем дне жизни командарма-18 его охранник Иван Ткаченко, живший после войны в поселке Камыш-Заря Куйбышевского [ныне Бильмакского] района. Осенью 2011 года изданию pro.berdyansk.biz их поведал бывший завуч поселковой школы Аркадий Гутнев [мне доводилось с ним общаться, его рассказу у меня нет оснований не доверять]:

«Личный шофер вез командарма в „эмке“, сзади сопровождала ее полуторка с охраной. В числе охранников как раз и был Иван Ткаченко. Немцы подбили „эмку“, и когда полуторка к ней подъехала, Иван увидел, что Смирнов уже выбрался из машины и залег с другими солдатами, потому что немцы открыли по ним огонь. По словам Ивана, командарм крикнул своим: „Братцы! Орлы! Красноармейцы в плен не сдаются!“ А в это время пошли немецкие танки со стороны Андреевки, и кольцо окружения сомкнулось. Но в кольце оказались не сотни тысяч солдат, как при первом окружении, а несколько тысяч. Командарм повел бойцов на прорыв. Его дважды ранили. Когда он упал и не мог больше ни двигаться, ни командовать, Иван Ткаченко, который был неподалеку, всего в трех-четырех метрах, увидел, что генерал вытащил свой маузер и со словами: „Красноармейцы в плен не сдаются“, и выстрелил себе в висок. Иван Ткаченко тоже был ранен в бою и вместе с другими солдатами попал в плен».

Иван, по воспоминаниям завуча, оказался в лагере для военнопленных, организованном в Куйбышево, на территории райбольницы. При лагере был лазарет, но военнопленных там никто не лечил, и они гибли сотнями. Местное население их подкармливало. А когда охрану лагеря вместо немцев стали нести местные, некоторые военнопленные смогли убежать оттуда, а некоторых выкупил народ из ближайших сел. Непосредственно в Камыш-Зоре жили три бывших военнопленных, которых приютили сельчанки, вдовы погибших на фронте. Иван Ткаченко жил у Курдючки, которая выкупила его из плена. «Когда в 1943 году наши войска освободили Камыш-Зорю, Ивана забрали в армию. После войны он возвратился и жил в поселке нескольких лет. В этот период я и общался с ним», — вспоминал Аркадий Гутнев.

Немцы по достоинству оценили личное мужество командарма Андрея Смирнова. Похоронили его с воинскими почестями, а на могиле воздвигли крест, на котором на трех языках — немецком, румынском и русском, сделали надпись: «Генералу, которого смогли победить лишь сильнейшие».

Начальник тыла 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант интендантской службы Николай Анисимов стал первым военачальником, увидевшим — при наступлении советских войск осенью 1943 года, крест с надписью на могиле генерала Смирнова, которого лично знал. Интендант велел крест снять и поставить доску с надписью: «8 октября 1941 г. генерал-лейтенант Смирнов Андрей Кириллович, командарм-18, погиб смертью храбрых».

*

…В послевоенные годы останки командарма перезахоронили в селе Смирново, а комиссаров от Орловых могил перенесли в Вершину Вторую. Ну, а в 2005 году дошла очередь и до генерала Титова: его и погибших с ним артиллеристов — всего 68 человек, перезахоронили в селе Титово [о генерале Титове — следующая глава].

Хотя по данным архива минобороны РФ, генералы по-прежнему остаются на войне: напротив фамилий артиллериста Титова и бригадных комиссаров Черепина и Новохатного значится, что они… пропали без вести, а напротив фамилий командарма Смирнова и члена военного совета армии Миронова пропечатана фраза, от которой сжимается сердце: «Труп оставлен на поле боя».

Бригадные комиссары 18-й армии, погибшие в октябре 1941 года


Бюсты погибших бригадных комиссаров в селе Смирново [Никифор Новохатный, Тихон Черепин, Алексей Титов, Петр Миркин (нач. политотдела 18-й армии, полковой комиссар), Алексей Миронов]


Здесь принял свой последний бой генерал Андрей Смирнов


Памятник на месте гибели генерала Смирнова


Могила генерала Андрея Смирнова


Отсюда начинается курганный комплекс Орловы могилы, где и погибли бригадные комиссары 18-й армии








Посмертные скитания генерала Титова

Тремя могилами удостоился человек, в честь которого названо село Куйбышевского района Запорожской области

Что за глупость! — удивится читатель. — Разве бывает такое? А давайте вместе разбираться, бывает ли…

Свой главный бой генерал-майор Алексей Титов, командовавший артиллерией теснимой немцами 18-й армии Юго-Западного фронта, принял невдалеке от села Водяное [ныне — Титово] восьмого октября 1941 года. Да и не бой то был, видимо. Говорят, что к моменту последнего выхода на связь с командармом, артиллеристы Титова располагали единственным боекомплектом для орудий. Сопротивления, значит, решительного они врагу оказать не могли. Немецкая артиллерия накрыла их в кукурузных полях, начинавшихся чуть ли не за околицей села.

Хоронить убитых [восьмого же октября погиб и командарм Андрей Смирнов — по его фамилии названо соседнее село] немцы приказали водянцам. Тела сельчане стаскивали в силосную яму, дно которой было застлано брезентом. Погибших набралось для братской могилы 82, включая двух санитарок и самого 46-летнего генерала. После войны на месте былых боев появился и памятник. На обелиске, белеющем у краешка лесополосы, — фотография Алексея Титова и надпись, лаконичная и жесткая, как строка сообщения Информбюро: «Здесь, вместе с 82-двумя бойцами, погиб генерал-майор артиллерии… Вечная память и слава павшим в боях за Родину». Захоронения, однако, под обелиском не имеется. Защитники Водяного по-прежнему лежат в бывшей силосной яме. И часть генеральских останков там же находится. Почему, часть?

— В 1957 году, — рассказал мне в 2002 году житель села Титово Виктор Кривык, возглавлявший в пятидесятые местную комсомольскую организацию, — разлетелось повсеместно правительственное постановление. Согласно ему, погибших воинов следовало перезахоронить с мест боев в населенные пункты. В разрытии заброшенной силосной ямы мне и довелось участвовать тогда.

Земля там, по словам Виктора Яковлевича, поначалу с трудом лопате поддавалась. Но потом как бы проседать стала. Это уже на глубине… Что запало в душу навечно с тех раскопок? Перво-наперво, две пары сапожек со слегка завышенными каблучками, — явно женских. «Слезы от увиденного, — продолжает собеседник, — сами на глаза наворачивались.»

Обнаружен был и генерал Титов. По полуистлевшему замшевому мундиру узнали его, и по петлицам на нем — с сохранившимися звездочками генеральскими. Мундир в руках рассыпался в прах, а вот подкладка его шелковой оказалась. И карманы — тоже. Из них на свет божий землекопы извлекли немецкие газеты [разведкой армейской, надо полагать, добытые] и бутылочку с жидкостью. Не со спиртом, правда — с раствором хлорки, для обеззараживания воды предназначавшимся. Уцелели также сапоги генерала — яловые, не поддававшиеся разрыву, хоть и отлежавшие в могиле вместе с хозяином шестнадцать годочков долгих.

Еще в яме попадались солдатские медальоны. По их содержимому можно было предположить, что 18-я армия сформирована была из донетчан — двадцатилетних парней, в основном. Часть извлеченных медальонов исчезла в последствии невесть куда, остальные так и остались в братской могиле. По сей день остаются под раскидистым кустом сирени, выросшем на месте ямы силосной. Иных ориентиров здесь не имеется. А в наскоро сколоченный гроб, размерами 120 на 60 см, больше напоминавший ящик для инструментов, уложили водянцы косточек солдатских — всего ничего. Из генеральских останков — череп и несколько позвонков.

До начала шестидесятых ящик сберегался под скромным мемориалом, сооруженным поблизости от колхозной конторы — в общем-то, в центре села. Сейчас тут запустение царит… местность больше окрестности свалки напоминает. Году же приблизительно в 63-м [сходу никто уже и не припомнит, когда конкретно], титовцы создали у себя другой мемориальный комплекс — в память односельчан, полегших на фронтах Отечественной. У стены, прикрывающей комплекс от ветра разгульного, возвышается на постаменте бюст. Как я подумал сперва — неизвестному генералу он поставлен. Ни надписи под ним ведь не имеется, ни фамилии хотя бы. «Да это же Титов! — удивился моей непонятливости Виктор Кривык. — Кому ж еще быть?»

— А погоны ему кем досрочно пожалованы, не подскажите — за полтора года до введения их в Красной Армии?

Мой провожатый по селу и по времени пожимает плечами: скульптор с историей не шибко дружил, наверное. Или пошутить решил. И над генералом погибшим, и над Памятью… и над всеми нами.

Под бюстом, в земле, насколько мне удалось выяснить у старожилов, нынче и находится тот самый ящик, напоминавший больше не гроб, а сундучок для инструмента — с костьми избранных бойцов-артиллеристов и черепом генеральским. А вы, уважаемый читатель, удивлялись поначалу: о глупостях, дескать, автор разговор пытается завести…

…Кстати, разгромленная в 41-м на запорожской земле, 18-я армия, тем не менее, вписала свою страницу в хронику Великой Отечественной — обороной той самой Малой Земли, за которую, спустя многие годы, один из бывших Генеральных секретарей ЦК КПСС был осчастливлен маршальской звездой на форменный галстук.

*

В тему

Через три скоротечных года — в июле 2005-го, мне вновь пришлось напомнить читателям нашей газеты о воинах-артиллеристах генерала Алексея Титова. Вот с каким заголовком материал я подготовил тогда о них: «В Куйбышевском селе Титово наконец-то закончилась война». Далее я объяснил, почему это произошло и какую роль в посмертной судьбе артиллеристов-титовцев сыграла моя газетная публикация:

«В Титово — в присутствии министра обороны Украины Анатолия Гриценко, перезахоронены останки воинов-артиллеристов 18-й армии, не успевших вырваться из окружения в октябре 1941 года

Надо сразу заметить, что к этому великому торжественно-траурному делу наша газета имеет самое непосредственное отношение. И вот почему.

Осенью 2002-го на журналистских путях-дорогах я случайно [хотя в жизни, как известно, ничего случайного не бывает] пересекся с краеведом из Куйбышевского района Сергеем Шевчуком. От него и узнал историю, если можно так выразиться, посмертных скитаний генерала Алексея Титова, командовавшего осенью 41-го артиллерией 18-й армии и погибшего в бою в окрестностях села Водяное [ныне Титово].

По словам Сергея Шевчука, артиллеристы Титова [и он сам] были похоронены на окраине кукурузного поля — в силосной яме. А потом, уже после войны, яму раскопали местные комсомольцы — чтобы перенести останки генерала в село, названное его именем.

Подсказал Сергей Павлович и фамилию человека, участвовавшего в перезахоронении. Им оказался житель Титово, бывший учитель и бывший сельский комсорг Виктор Кривык. С ним вместе вскоре мы и побывали на месте захоронения, выделявшегося на местности буйным сиреневым кустом. По рассказу Виктора Яковлевича выходило так, что в 1957 году комсомольцы из силосной ямы взяли лишь останки генерала, узнав его по шинели с пуговицами с гербами, и еще нескольких бойцов, похороненных рядом со своим командиром. Остальные же артиллеристы, не сумевшие в октябре 41-го года вырваться из окружения и принявшие свой последний бой неподалеку от Водяного [по воспоминаниям старожилов, они тогда били по вражеским танкам прямой наводкой зенитных орудий. Пока их самих не накрыли немецкие минометы], так и оставались лежать в силосной яме.

Как выяснилось со временем, власти Куйбышевского района публикацию газетную не проигнорировали — по ней даже было принято соответствующее решение. Однако непосредственно начать раскопки в поле сумели только накануне 60-летия Победы в Великой Отечественной войне, то есть, весной 2005 года. Причем курировать ход полевых работ взялся все тот же Сергей Шевчук, имевший к тому времени должность заместителя главы Куйбышевской райгосадминистрации.

А в начале мая 2005-го на раскопках побывал запорожский губернатор Юрий Артеменко, которого шокировал вид разрытой могилы. И в особенности — небольшой, явно женский скелет с гребешком возле черепа… Говорят, у войны — не женское лицо. Глупости, у войны вообще нет никакого лица! Сама могила на окраине поля и была войной, не покидавшей Титово 60 лет.

— Среди останков, — объяснил руководитель раскопок археолог Петр Осадчук, — мы обнаружили 20 солдатских медальонов. Фамилии же сохранились лишь в пяти из них. В остальных медальонах не собиравшиеся умирать солдаты хранили… иголки с нитками. Или же вообще они были пустыми. Поэтому утверждать можно лишь следующее: в силосной яме похоронены были Павел Бурмыга и Василий Окороков [оба из Краснодарского края], Алексей Поляков и Семен Сорокин [Самарская область] и Наталья Кузнецова — ее гребешок как раз и видел в могиле губернатор.

— Какие-то еще вещи вы нашли?

— Несколько часов, например. Одни — наградные, принадлежавшие солдату по фамилии Щербатенко. Карманные зеркала сохранились. А у одного бойца мы обнаружили помазок для бритья, завернутый в кусок газеты «За коммунизм». Датирована она шестым октября 41-го года. Выходит, солдат читал ее за два дня до гибели. Обнаружены также зеркала [одно — круглое] с остатками зеркального слоя, фрагменты обуви, обрывки газет или листовок… Должен сказать, что из обмундирования лучше сохранились те части, которые были промаслены. Как мы поняли, у бойцов имелись запалы [не представляющие сейчас опасности]. Карманы, где они лежали, не тронуты тлением и молочной кислотой, присутствовавшей в силосной яме. А вот каски от нее пострадали здорово! Даже монеты она разъела так, что на многих невозможно различить номинал. Обнаружили мы также четыре пуговицы, на которых можно различить герб СССР. Наверное, они — с шинели генерала Титова. Обнаружены как раз в том месте, где в 50-х годах проводились поисковые работы.

— Все артиллеристы погибли в бою? Можно об этом говорить утвердительно?

— Практически все: от осколков, от пуль. Зафиксировали мы, правда, один поврежденный череп — возможно, от удара прикладом. Вероятно, так фашисты расправились с раненой медсестрой. И один череп имел отверстие во лбу. Может быть, и этого бойца тоже немцы добили, но не прикладом, а пулей.

— Всего вы обнаружили…

— Шестьдесят восемь бойцов.

Их останки и были перезахоронены на воинском мемориале в центре села Титово, в котором, наконец-то, закончилась война.

Обелиск у края лесополосы: здесь вместе со своими бойцами погиб генерал Алексей Смирнов


Воинский мемориал в селе Титово


Мемориальный комплекс в селе Титово [бюсты — без фамилий]


Погибший осенью 1941 года генерал Алексей Титов… с погонами и без фамилии


Воинский мемориал в Титово [в 2005 году под бюстами появились фамилии]








Бабий Яр Великой Белозерки

В селе Великая Белозерка, которая более двух лет находилась под немецкой оккупацией, как и в других украинских селах, конечно же, имеется свой воинский мемориал. В честь воинов-освободителей он обустроен [из Великой Белозерки открывался путь на Никопольский плацдарм, который немцы удерживали аж до начала февраля 1944 года, поэтому бои в окрестностях села были жестокими и долгими], а также в память о погибших на полях Великой Отечественной земляков и… в память жертв фашизма.

Именно так и называется — жертвам фашизма, особый обелиск мемориала в центральном парке села.

Мороз по коже пробегает, когда читаешь фамилии на плитах возле обелиска. Их десятки, сотни.

Ком к горлу подступает, когда в длинном, почти бесконечно списке фамилии повторяются: тут семьи целые похоронены.

…Великую Белозерку немцы заняли 19 сентября 1941 года. И буквально в первые дни оккупации устроили в местном — довоенной постройки, Доме культуры… сам не поверил сначала… выборы. Или подобие выборов.

Для простых, не попавших во власть белозерцев немцы установили жесткие сроки сдачи овощей, фруктов, кур, молока, яиц, меда. За несвоевременное выполнение графика штрафовали или отбирали домашнюю животину и птицу. Вводился также запрет на использование кладбища для выпаса скота. За нарушение следовали штраф и изъятие животных «в пользу государства». Кроме того, оккупанты изготовили для жителей специальный вкладыш на немецком языке — в паспорт. Ну, как в оккупированном Донбассе все происходило: фашист, получается, всегда фашистом остается. Хоть в Великой Белозерке он фашистствует, хоть в Донбассе, сволочь, хозяйничает.

Бабий Яр в Великой Белозерке случился в ночь с 24 на 25 июля 1942 года, когда на краю противотанкового рва были расстреляны 280 мирных жителей. Среди них были женщины, старики, дети.

Пытаясь выведать, где находятся партизаны, немцы забирали в гестапо всех подряд — и не только великобелозерцев. Жителей соседних сел [Малой Белозерки, Гюновки, Новопетровки, Благовещенки, Новоднепровки] тоже. По рассказам сведущих людей, в первую очередь арестам подвергались те, на кого указывали «доброжелатели» — те, кого мы сегодня сепарами называем, пособниками оккупантов. В гестапо, таким образом, забирались активисты и… совершенно безвинные люди, чем-то насолившие «доброжелателям».

В течение десяти дней гитлеровцы издевались над арестованными, а в ночь на 25 июля повели на расстрел первую партию — 90 человек.

Выстроив сельчан в колонну по четыре, немцы связали четверки друг с другом. И когда на краю противотанкового рва затрещали автоматные очереди, убитые падали вниз, увлекая за собой живых.

Затем была еще одна партия. И еще. Старожилы вспоминали, что потом долгих пять дней немцы с собаками охраняли наскоро засыпанный ров, который буквально дышал — столько в нем было живых.

После освобождения Великой Белозерки была создана государственная комиссия, под контролем которой расстрелянных из противотанкового рва перезахоронили в братскую могилу в центральном парке села.

Вечная память им, не дожившим до победы и принявшим мученическую смерть за всех нас, живущих ныне.

Бабий Яр Великой Белозерки


Бабий Яр Великой Белозерки


Бабий Яр Великой Белозерки


Бабий Яр Великой Белозерки


***




«Здесь похоронено 803 мирных жителя»


На выезде из Михайловки в сторону поселка Пришиб — метрах в семистах от дороги, находится обелиск, установленный в память о мирных местных жителях, расстрелянных немцами. Первый обелиск там появился в 1945 году — тогда еще деревянный. В 1967 году его заменили кирпичным пирамидальным.


Расстреливали немцы простых сельчан, евреев, цыган во многих местах, но именно здесь 30 июля 1942 года была осуществлена самая массовая в Михайловском районе казнь. Раньше ежегодно 30 июля на этом месте собирались родственники погибших почтить память невинно убиенных.


А непосредственно при дороге на Пришиб в 1987 году михайловцы установили стелу, на которой указано, что здесь захоронено 803 мирных жителя, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков в 1941 — 1943 годах. Правда, в михайловском краеведческом музее считают, что цифра эта несколько завышена.


Под стелой, кстати, захоронения на самом деле нет — сотни погибших похоронены в разных местах: кто на гражданском кладбище, кто — прямо в местах расстрела.


И далеко не все фамилии расстрелянных известны: часто родственникам так и не удается разыскать хоть какие-то сведения о погибших. Кстати, цыган в военные годы на Михайловщине было истреблено очень много — точных цифр, правда, нет, но известно, что однажды на полдороге от Михайловки к Пришибу немцы расстреляли целый цыганский обоз — с десяток конных подвод. По существующей по сей день в Михайловке легенде, цыгане будто бы везли оружие для партизан, о чем и стало известно немцам.


Легенда, конечно, красивая, но, скорее всего, она легендой и останется: во-первых, нет подтверждения передвижения в войну по району цыганского обоза с оружием; во-вторых, некому было везти оружие это мифическое: партизан в войну на Михайловщине почти не наблюдалось — лесов-то там не имелось в ту пору грозную.


Кирпичный пирамидальный памятник расстрелянным жителям Михайловского района








Как жители Донбасса спасли самое украинское село

Вообще-то, такие села, как Украинка [ну, чем не самое украинское село?], которая находится в Михайловском районе Запорожской области, называют обычно вымирающими. Ведь, если в 2001 году в Украинке проживало 90 человек [данные Всеукраинской переписи населения], то через 15 лет в селе насчитывалось 28 дворов и 69 сельчан. И разруха, медленно, но неотвратимо вползающая в села запорожской [и не только] глубинки присутствует в Украинке — бывшая ферма, например, груду строительного мусора из себя представляла из себя на тот момент, когда мы заглянули в село.

Тем не менее, очень не хочется, чтобы у нас все время пополнялся список вымирающих сел, чтобы вползала в них разруха разрушительная. Мне доводилось наблюдать, как в селах исчезают с лица земли не то, что фермы — животноводческие комплексы, на которых задействованы были многие и многие сельчане. И ведь что характерно: вместо исчезнувшего ничего нового не появляется. Только бурьян-трава остается.

Вот такое несколько грустное у меня сегодня вступление к рассказу о селе с необычно красивым названием получилось.


Балка, которую можно разглядеть даже из космоса

А знаете, что меня больше всего поразило в Украинке, находящейся на стыке сразу трех районов — Михайловского, Токмакского и Васильевского? Ее размах, если хотите. Представьте себе: в селе всего-то две улицы, но, если, стоя на одной, крикнуть громко [«Слава Україні», например] на улице, которая напротив находится, вряд ли кто крик тот услышит. Дело в том, что расположена Украина вдоль не глубокой, но достаточно широкой и достаточно протяженной балки. Даже из космоса балка эта очень даже заметна. Ну а улицы украинские по обеим сторонам балки тянутся. Естественно, чтобы с одной на другую попасть, нужно, естественно, балку перейти — миновав старинный колодец в виде журавля со столиком дряхлым возле него, заросли сухого камыша и лужайку с первыми весенними желтыми цветами, удивленно приподнявшимися над темно-зелеными листиками. Цветы эти, кстати, так и называются: весенники.

Объясняю, зачем мне понадобилось балку с весенними весенниками переходить.

Мне, пока моя коллега Светлана Шкарупа расспрашивала директора фонда «Счастливый ребенок» Альберта Павлова, строящего в Украинке детский дом семейного типа, нужно было на соседней улице отыскать самого старшего — из мужского населения, жителя Украинки.

Свой возраст Николай Степанович Токман так обозначил: «Полгода семьдесят девятого года». Не сразу, но до меня таки дошло, что моему собеседнику… семьдесят восемь с половиной лет.


Выбили фашистов и задружили с рашистами

Непосредственно в Украинке Николай Степанович, отработавший колхозным трактористом 36 лет, живет с 1940 года.

— Получается, освобождение села от немцев при вас происходило, — рассуждаю я вслух, вспомнив, какие подробности нам о той поре сообщили в местном сельсовете [Украинка административно подчинена, к слову, Любимовскому сельсовету].

А узнали мы вот что. Оказывается, при освобождении и Любимовки, и ближайших к ней сел, включая Украинку, погибло очень много наших бойцов: места-то там степные, просматриваемые — и простреливаемые, на километры. При этом больше всего на подступах к Украинке погибло жителей Донбасса. Получается, именно они спасли от гитлеровских фашистов самое украинское село Запорожской области. Безо всякой иронии говорю об этом.

А теперь напомните мне, что сегодня на Донбассе происходит? Не внуки ли тех самых освободителей пытаются через Донбасс на нашу землю запустить фашистов путлеровских [или рашистов, как их называют в Украине], которые столь же подлы и мерзки, сколь были подлы и мерзки их предшественники.

Конечно же, Николай Степанович хорошо помнит события, предшествовавшие освобождению Украинки в октябре 43-го. По его словам, перед решительным штурмом подошедшими из Донбасса [и пополненными там живой силой] частями Красной Армии немецкого т. н. Восточного вала, под которым и находилась скромная Украинка, фашисты отконвоировали местное население — с пожитками и с домашней живностью, в безопасное место: туда, куда еще не нагрянула война. А как в подобном случае кремлевский Путлер намеревался действовать в Украине: наши доблестные воины, мол, будут за женщинами и детьми находиться, а они [т.е., мы] пусть попробуют стрелять в своих.

И на Донбассе путлеровские вояки без опознавательных знаков так и поступают. В связи с чем мне совершенно непонятно, в чем доблесть этих мерзавцев проявляется? В том, что они убивают мирных людей, прячась… за спинами мирных людей?


«За родину! За Сталино!»

Пусть не спешит внимательный читатель уличать меня в неточности: в заголовке этой главки нет ошибки. Объясняю, что я имел в виду.

Побывав в Украинке возле воинского мемориала, созданного в память о погибших при освобождении села воинов Красной Армии, я списал в блокнот несколько фамилий с него — чтобы через архив документально подтвердить, что из Украинки фашистов действительно выбивали в основном уроженцы Донбасса.

Первая фамилия из моего блокнота — Бакаев Петр Иванович. Боец 4-й гвардейской ордена Красного Знамени дивизии погиб 17 октября 1943 года, когда ему было от роду… 17 лет. В именном списке безвозвратных потерь дивизии, где я и отыскал данные на Петра, помечено, что призван на службу он был Сталинским горвоенкоматом. Город Сталино, напомню тем, кто забыл, это нынешний Донецк.

Еще фамилии с обелиска: Асеев Алексей Дмитриевич [1924-го г.р.] и Бурхан Иван Евдокимович [1906-го г.р.]. Один родом из Авдеевки, другой — из Снежного [никому, думаю, уточнять не нужно, что города эти находятся в Донецкой области]. Оба погибли в бою. А служили они в 50-й гвардейской стрелковой дивизии, которая так и называлась — Сталинская. Имя себе [присвоено приказом Верховного главнокомандующего 9 сентября 43-го] гвардейцы добыли в боях за город Сталино-Донецк.

Понимая сердцем в октябре 43-го года, что родной им город Сталино начинается… с околиц крохотной Украинки, из которой, как ранее из Сталино, тоже нужно выбить фашистов, могли гвардейцы идти в бой со словами, вынесенными в заголовок этой главки? Вполне.

Отыскал я в архиве данные и на запорожца, похороненного в Украинке, фамилия которого тоже значится на сельском обелиске. Это уроженец Пологовского района Глушко Сергей Сидорович [1903-го г.р.]. Служил он тоже в 50-й Сталинской гвардейской стрелковой дивизии и погиб в бою 26 октября 1943 года. Вместе с ним погибли еще семь бойцов, четверо из которых — уроженцы Донбасса. На мемориале они почему-то не учтены. Не берусь судить, почему.

Вечная им слава!

Вечная слава героям, отдавшим жизни за Украину!

Воинский мемориал в украинском селе Украинка






Память мира


Как-то так получилось, что мне в жизни довелось открыть один памятник. Причем очень древний.

Этот памятник находится на берегу Днепра и представляет из себя отшлифованный [временем и, вероятно, водами Днепра] камень, на который нанесен символ солнца — свастика.

Свастику на том камне — она, к слову, левосторонняя [в отличие от правосторонней фашистской] можно разглядеть только при особом, контрастном, освещении — очень уж давно она нанесена была на камень: 12 тысяч лет назад.

Подробнее об этом — в главе «Где погиб великий князь киевский Святослав?»

А еще в этом раздел я попытался собрать самые необычные памятники, которые встречал в своих разъездах по запорожской земле.








Возвращение народного мэра

В августе 2016 года в Запорожье появился памятный знак в честь мэра, которого запорожцы уважительно величали «народным»

Горельеф Александра Поляка, потрясающий точностью передачи образа безвременно ушедшего мэра и генерала, установлен на входе на территорию храма святого Николая в Хортицком районе. С автором горельефа, запорожским скульптором Борисом Ивановым, я и намерен познакомить сегодня уважаемых читателей. А пока мы будем добираться к нему, я кое-что расскажу о «народном мэре», как Александра Владимировича уважительно величали сами запорожцы. Освежу, скажем так, в памяти события, связанные с нашим знакомством и дальнейшей дружбой.

Кстати, в Свято-Никольский храм я однажды заглядывал с Александром Владимировичем и мэр, насколько знаю, помог тогда настоятелю храма в решении каких-то организационных вопросов.


Весна 98-го

Ну а познакомился я с генералом милиции Александром Поляком весной 1998 года. Той самой весной, когда он, пребывая в должности первого заместителя начальника управления милиции Запорожской области, кардинальным образом изменил свою судьбу, приняв участие в выборах мэра Запорожья. Напомню, что противником генерала был действующий городской голова.

Запорожцы тогда жаждали перемен. И связывали их с приходом во власть именно Александра Поляка, который за три десятка лет службы «в органах» ничем себя не скомпрометировал. Наоборот, проявил себя настоящим профессионалом [если не ошибаюсь, полковничью должность он получил лет в двадцать шесть].

В какой-то из дней предвобороной кампании мы договорись с Александром Владимировичем о большом интервью для газеты, с которой я тогда сотрудничал. Для скорой связи генерал записал на обратной стороне своей визитки номер мобильного телефона, однако, на интервью мы с ним так и не вышли: при каждом моем звонке у него находись неотложные дела, разговор наш все откладывался и откладывался. Создавалось впечатление, что генерал вообще не настроен на общение. Видимо, в силу многолетней милицейской привычки держаться подальше от прессы.

А потом — 28 марта 1998 года, случились выборы. Победу на них одержал оппонент генерала, опередив его на десять тысяч голосов.

Результаты выборов — по причине их фальсификации, были, правда, сразу же обжалованы в суде. И суд — беспрецедентный случай в Украине, принял решение о признании их недействительными [увы, запамятовал фамилию судьи]. По оценкам самого Александра Владимировича, у него тогда украли минимум тридцать тысяч голосов.

По сути же, у генерала не просто голоса украли, у него украли заслуженную победу на выборах. А у запорожцев — будущее.

Так, по крайней мере, я тогда оценивал случившееся. И искренне радовался справедливому решению суда.

Власть же его просто проигнорировала. Сделала вид, что никакого судебного решения не существует.

Летом 1998 года генерала вынудили оставить должность, и он ушел… в никуда.

И навсегда. Так казалось его врагам.


«Не дождутся!»

Созвонившись с Александром Владимировичем через год, который пролетел как 365 мгновений, я предложил ему рассказать на страницах газеты, в которой я трудоустроился к тому времени, о том, как у него складывается послевыборная жизнь. С моим предложением отставной генерал, выпускавший к тому моменту, между прочим, собственную газету, безоговорочно согласился. Первое — после годичного молчания, интервью опального политика вышло с броским, стопроцентно соответствовавшем его настроению заголовком: «Генерал Александр Поляк: не дождутся!»

Правки в него Александр Владимирович внес минимальные. Только последний абзац попросил убрать, который состоял из моего вопроса: чем займетесь, если снова — на очередных выборах, проиграете, и наполовину серьезного ответа генерала: пирожками пойду торговать.

«Пусть они пирожками торгуют!» — уверенно, сделав ударение на слове «они», заявил генерал, вычитав текст интервью, которое без удаленного абзаца стало даже более цельным: нотка пессимизма, которую нес мой заключительный вопрос, ушла из него.

В то же лето я, с подачи Александра Владимировича, опубликовал у себя в газете материал о финансовой пирамиде, строившейся в Запорожье.

Генерал рассказал мне, что в одном из ДК некие выходцы из России проводят сеансы отъема денег у доверчивых граждан, обещая им в будущем… долларовое изобилие. Суть проекта заключалась в следующем: по приглашению знакомого тебе человечка ты, как и десятки таких же приглашенных, как и ты, попадаешь в ДК, где тебя в течение нескольких часов обрабатывают матерые ораторы под аккомпанемент соответствующей, давящей на психику, музыки. Это делалось для того, чтобы ты выложил немалую сумму — 2100 долларов.

Конечно же, обещают тебе со сцены, ты легко сможешь заработать гораздо больше. Для этого тебе нужно будет всего лишь: во-первых, найти трех таких же, как и ты, доверчивых граждан, и чтобы они, как и ты, посидев в зале и, поддавшись убеждению, как и ты, выложили бы по 2100 долларов. А во-вторых, чтобы потом эти оболваненные нашли еще таких же лохов, как и ты, как и они: каждый — по три персоны.

Когда, побывав на тусовке в ДК [и благополучно вернувшись с нее — не сдал потому что денег], я рассказал об увиденном генералу, он, внимательно выслушав меня, объяснил: по такой схеме любая разведслужба формирует разведывательно-диверсионную сеть в стране, против которой готовит агрессию.

Это было, напомню, лето 1999 года.

К слову, власть Запорожья прихлопнула пирамиду лишь после того, как она перестала делиться с ней денежкой — под видом выделения средств на благотворительные проекты.

Ну а 4 июня 2000 года Александр Владимирович не просто выиграл выборы — он набрал голосов больше, чем все остальные кандидаты. Это было триумфальное возвращение непобежденного генерала.


Памятный разговор в маршрутке

По рассказу скульптора от Бога Бориса Иванова, который оказался не только искренним человеком, но и очень интересным собеседникам, идея увековечить Александра Поляка в горельефе ему пришла… в маршрутке, когда он добирался к себе на Бабурку из города [позже я объясню, что в данном конкретном случае слова «скульптор от Бога» — это не красивость речи, а всего лишь констатация факта].

— Сзади меня, — объяснил Борис Петрович при встрече, — ехали два молодых человека. По их разговору, я понял, что оба они — курсанты милицейского института.

К удивлению Бориса Петровича, говорили курсанты не об учебе, они вспомнили… Александра Поляка. Отметив его как профессионала, курсанты также подчеркнули: то, что сделал генерал в городе за два с половиной года, никому другому не удастся сделать даже за двадцать пять лет. Это и главный запорожский проспект, который стал украшением города, и новые площади с фонтанами, и реконструированная улица Победы, и даже стадион генерал начал строить. Причем, не за бюджетные деньги. И строительство мостов через Днепр тоже при нем начиналось.

И завершилось бы благополучно, замечу от себя, если бы Александр Владимирович не ушел так рано из жизни. Я помню, что он мне рассказывал: первые две недели пребывания в должности мэра ему пришлось принимать посетителей, предлагавших… долевое участие в том или ином городском проекте [распил бюджета, говоря современным языком]. Затем какое-то время у генерала ушло на изучение, как расходуются деньги из городской казны. И наконец, пришло время для работы.

Словно предчувствуя, что ему не очень много отпущено, Александр Владимирович торопился. И торопил все городские службы. Он, вероятно, понимал, что если ему не удастся раскрыть душу города за днепровскими порогами, показать запорожцам красоту Запорожья, потом это не сможет сделать никто.

И ему удалось многое. Душа народного мэра осталась и в площадях с фонтанами, и в главном проспекте — во всем, что успел он сделать для нас.

— Когда я брался за работу над горельефом, — прерывает мои размышления скульптор, — я не о себе хотел память оставить, а он нем, об Александра Владимировиче.

Я согласно киваю головой — сказанное моим визави стопроцентно соответствовало моим мыслям, а Борис Петрович продолжал свои рассуждения вслух:

— Как вы оцениваете памятник Поляку на его могиле?

— Как пародию на память.

— Точно, пародия и есть! А бюст на площади Поляка мне напоминает… хулигана. Поэтому своей работой над горельефом — после того, как я послушал курсантов в маршрутке, я хотел выразить личное, если хотите, отношение к Александру Поляку — как к человеку, как к генералу, как к мэру. Очень помогли мне в этом, кстати, специалисты машиностроительного завода имени Омельченко, где и был отлит по изготовленной форме горельеф. Лично директор завода Александр Коломойцев ежедневно интересовался ходом работ в литейном цеху. Очень переживали заводчане.

— За работу вы сразу взялись? Или на обдумывание замысла время ушло какое-то?

— Сразу! В два часа ночи за работу взялся.

По уточнению Бориса Петровича, он за все свои работы — а у него только бюстов около пятидесяти, берется строго в два часа ночи.

Объясню, почему.


Скульптор от Бога

Несколько десятилетий назад Борис Петрович решил установить памятник на могиле отца, похороненного в Петро-Михайловке, что в Вольнянском районе. «Очень крепкий мужик был, — вспоминает о нем скульптор. — До 91-го года дожил. Я у него в 59 лет родился».

Борис Петрович в ту пору жил и работал в Мелитополе — главным коммунальщиком города. Там же он и скульпторов нашел. Договорились о цене, мастера даже аванс получили. Но за работу взялись только на словах. В Петро-Михайловке на кладбище уже и постамент под памятник установили, а памятника все нет и нет.

— И однажды, — рассказывает Борис Петрович, — ровно в два часа ночи, я просыпаюсь от сияния в комнате. И слышу требовательный голос, раздающийся как бы ниоткуда — он словно бы сам по себе в комнате присутствует, как голос Бога: «Вставай, ты будешь скульптором!» Я встаю, совершаю какие-то, не свойственные моим рукам, действия… и очень скоро — ну, может быть, месяца через полтора, предъявляю скульпторам, которым заказывал работу, бюст отца. Те только ахнули от удивления. «Давайте к нам в мастерскую, не прогадаете», — зовут. Но я отмахнулся — какая, мол, мастерская.

— Потом таким же образом все происходило?

— Всегда! Ровно в два часа ночи берусь за работу, иногда даже не понимая, что делаю — как бы без моего участия в процессе творчества все происходит: только руки работают А утром жена принимает сделанное, высказывая замечания, указывая на погрешности.

Скульптор от Бога в чистом виде, пришел я к выводу, выслушав своего собеседника.

А другому, наверное, не удалось бы с потрясающий точностью передать образ безвременно ушедшего мэра, которого запорожцы уважительно называли народным.

С возвращением, Александр Владимирович!

*

В тему

Кроме памятника на кладбище [установлен в 2004 году] и бюста «хулигана», открытого в 2005 году, в Запорожье также имеется мемориальная доска в память об Александре Поляке. Установлена она в 2013 году на здании гидроэнергоколледжа, в котором в свое время учился будущий генерал и мэр.

*

В ночь с 5 на 6 ноября 2017 года в Запорожье, со стены здания, расположенного неподалеку от мэрии, исчез бюст Александра Поляка, которого сами запорожцы называли народным мэром. Как можно было предположить, украли бюст металлисты: он был из бронзы [это тот самый бюст, который похож на хулигана].

Обидно за жителей Запорожья, отметил тогда я в газете «МИГ», которым Александр Поляк вернул веру во власть — в то, что она может работать не на себя, а на них.

Хищение бюста можно, к слову, оценивать как факт нравственной деградации нашего общества. Дно пробили, говорят в таких случаях, опускаемся ниже.

В конце декабря 2017 года исполком Запорожского горсовета принял решение о восстановлении памяти мэра Поляка, на что обещал выделить около 65 тысяч гривен. Барельеф в его честь был открыт 22 февраля 2018 года — в день 15-летия со смерти мэра и генерала.

Похож ли Александр Владимирович на себя? И да, и нет. Мне он показался откровенно чужим.

Скульптор Борис Иванов о горельефа народного мэра Александра Поляка


С возвращением, Александр Владимирович


Генерал, которого помнят многие запорожцы


Горельеф готов к установке


Бюст Александра Поляка у скульптора Бориса Иванова тоже имеется. Правда, выполнен он из… пластилина


Памятник на могиле Никиты Хрущева и на могиле Александра Поляка. Черно-белый вариант. Хрущеву, правда, памятник делал сам Эрнст Неизвестный. Но получилась… просто пародия на память.


Мемориальная доска в честь народного мэра


Мой мэр [бюст мэра Запорожья Александра Поляка]


Бюста больше нет — украли


Здание, на котором был установлен бюст народного мэра


Восстановленная память








Трудно ли быть… памятником?

В Пологовском районе живет бывшая колхозница, скульптура которой полвека назад была установлена в поле за селом Инженерное. В 2012 году ее отреставрировали и перенесли в центр родного села бывшей колхозницы, ставшей прототипом скульптуры.

«Женщина-колхозница» — так местные жители называют этот яркий, бросающийся в глаза каждому, памятник, находящийся в самом центре пологовского села Инженерное [оно неподалеку от райцентра расположено]. Ну, никак мимо него ни пройти ни проехать! Памятник в Инженерном представляет из себя скульптуру молодой, крепко сбитой колхозницы в белой косынке. Левая рука ее упирается в бок, а правая придерживает внушительный сноп пшеницы. В общем-то, традиционная для коммуно-советских времен сельская композиция. Если бы не один немаловажный факт, который сообщила буквально первая встреченная нами сельчанка.

Оказывается, «Женщина-колхозница» — это не собирательный, как говорят в таких случаях, образ, а совершенно конкретный человек — Ольга Митрофановна Гончар. Ее — тогда 19-летнюю, не чуравшуюся никакой работы колхозницу, и запечатлел в 1966 году киевский скульптор, взяв за основу фотографию девушки, сделанную местным фотографом [и киномехаником] Иваном Федосеевичем Корневым.

— Что, — не поверил я услышанному, — Ольгу Митрофановну и отыскать можно в селе? Она так и живет здесь?

— А почему нельзя? — несколько удивляется моей наивности сельчанка. — Можно отыскать. В Инженерном она по-прежнему и живет.

Я записываю название улицы, а моя словоохотливая собеседница уточняет:

— Мимо ее дома никак не проедете: он после пожара, сразу на него обратите внимание. Там таких больше нету.

Скромный дом Ольги Митрофановны мы действительно отыскали без труда. А пока осматривались и пытались унять голосистую собачонку, увидели и хозяйку, работавшую в огороде.

— Вы часом не крышу мне перекрывать приехали? — любопытствует она, подойдя к нам.

— А что случилось с ней?

— Да пожар был…

Увы, чинить крыши мне в жизни не доводилось, в чем я сразу же честно признался и обозначил цель нашего визита:

— Мы вашим памятником интересуемся.

Хозяйка пострадавшего от пожара дома ничуть не удивляется, только просит уточнить: что, мол, конкретно интересует?

— Хотим узнать, как вы на пьедестал угодили? Помните детали?

— А как же не помнить!

И вот что поведала нам Ольга Митрофановна.

В 1966 году ее, 19-летнюю Ольгу Гончар, как и всю сельскую молодежь, отправили из коммуны на строительство щебеночного завода в Черниговский район. Если не ошибаюсь, он и по сию пору действует возле Синей горы — одной из высочайших вершин Запорожского края. А когда Ольга вернулась домой в Инженерное, ее однажды встретил в поле увлекавшийся фотоделом местный киномеханик Федосеич. И запечатлел на память.

Ну а вскоре в коммуне надумали установить памятник колхознице. Прообразом для будущей скульптуры столичный мастер избрал Ольгу Гончар. Уж очень понравилась ему фотография девушки.

— Во время работы над памятником скульптор приглашал вас к себе?

— Не, все без меня делал.

— Точно вас изобразил? Узнали себя сразу?

— Конечно, узнала! Только в жизни — на том поле, где меня Федосеич встретил, я была в красной косынке и колосков в руке у меня много меньше было. А в остальном сходство полное.

А вот почему скульптуру не в селе установили, а в поле — даже не при дороге. По существующей в Инженерном легенде, именно там, за селом, однажды — в начале лета 1941 года, сельчане увидели… привидение в образе молодой женщины, которая из колосков вышла к ним навстречу. Вышла и произнесла два слова: «Война будет».

Что случилось в тот год 22 июня, объяснять не нужно никому.

Через двадцать пят лет после памятной встречи-предупреждения коммунары из Инженерного решили закрыть, что ли, отрицательную энергетику того места, установив там памятник молодой, жизнерадостной колхознице Ольге Гончар. А что там конкретно отрицательная энергетика господствует, подтверждает сам факт появления привидения.

Со временем пришедший в упадок памятник, наконец, отреставрировали и… перенесли в центр села. Обнажив тем самым, как сказали бы сведущие, изучающие аномальные явления в нашей жизни люди, энергетически опасное место.

Впрочем, это лично мое и, надеюсь, ошибочное мнение. Я очень надеюсь, что переехавшая в Инженерное скульптура давным-давно нейтрализовала весь негатив присельского поля, на котором накануне той страшной войны появилась женщина-привидение.

Своей жизнеутверждающей силой нейтрализовала.

2014

Памятник в Инженерном


Женщина-колхозница








Где погиб великий князь киевский Святослав?

На границе Запорожской и Днепропетровской областей находится одно из самых древних на земле искусственных сооружений, очень напоминающее всемирно известный Стоунхендж. На одном из его камней отпечаталась… ступня человека, а на другом можно разглядеть свастику — древний символ солнца.

Сразу уточню: храм этот не имеет куполов, сияющих под солнцем. Колокольни возле него, которая бы рассыпала из поднебесья звон по округе, тоже нет. Да и храма, как такового — в нашем привычном понимании, в храме Семи врат тоже не имеется.

Тем не менее, храм этот таки существует.

Тысячи лет!

А находится он в селе Никольское-на-Днепре. Поворот на него на днепропетровской трассе — примерно у границы Запорожской и Днепропетровской областей, обозначен особым указателем, на котором помечено: «Место гибели князя Святослава». И указано расстояние до него.

Как же так, обязательно удивится в этом месте моего повествования интересующийся историей Запорожья читатель: князь Святослав — исключительно наш человек, он же у нас, на Хортице, погиб. А причем тут Никольское-на-Днепре? Что там Святославу было делать?

Признаюсь честно: эти вопросы, задержавшись, а, не промчавшись, как обычно, у дорожного указателя на повороте на Никольское, себе тоже задал. И ответ на них нашел.

Чуть позже — выяснив историю села и прилегающей к нему местности.

Ну, а самому нетерпеливому читателю я кратко отвечу так: в Никольском-на-Днепре, где Святославу памятник установлен, князь, конечно же, не был — не существовало село в его времена, но тамошний храм Семи врат он вполне мог посетить, возвращаясь из похода домой, в Киев.

Узнав о намерениях князя, печенеги коварные и устроили на месте будущего села Никольского засаду, в которую и угодил Святослав.

Впрочем, это лишь одна из версий гибели легендарного князя, вошедшего в историю Руси-Украины под прозвищем «Завоеватель»: за восемь лет правления он совершил походы на Болгарию и Северный Кавказ, а также разгромил Хазарский каганат — государство кочевников, которые постоянно совершали набеги на поселения русичей.

Массивная чугунная плита на гранитном валуне на берегу Днепра — на месте предполагаемой гибели Святослава, была установлена… аж в 1872 году. Надпись на ней гласит: «В 972 году у днепровских порогов пал в неравном бою с печенегами русский витязь князь Святослав Игоревич». По сути, этот памятный знак, установленный в позапрошлом веке в Никольском, — первый памятник в честь героев Руси-Украины.

Но нам, однако, нужно было следовать далее.

И, постояв у плиты памятной и поцокав языком возле глубокого вертикального желоба за ней — это так стекающая по береговому склону вода разрезала могучий днепровский камень, мы покинули необитаемый детский лагерь [или профилакторий, я так и не понял], некогда принадлежавший металлургическому заводу им. Петровского [в честь него, если кто забыл, город Днепр до недавнего времени назывался], на территории которого и находится массивная чугунная плита с сообщением о гибели Святослава.

Нынче лагерь — охраняемая приватная собственность. Но пройти к памятному знаку можно — в сопровождении кого-нибудь из охраны.

***

Храм Семи врат, который находится, ну, может быть, в полукилометре от предполагаемого места гибели Святослава, еще называют «капищем Перуна» или, что более верно, «Никольским кромлехом».

Никакого храма на берегу Днепра, как я уже говорил, нет. Имеются остатки языческого святилища — в виде установленных в круг камней, созданного в очень приметном месте — там, где некогда, до строительства Днепрогэса, клокотал не замерзавший даже в самую лютую зиму Ненасытецкий порог.

«Ненасытец, Дед-порог, Ревущий — самый большой и самый страшный из всех днепровских порогов», — особо подчеркивал в своих путевых заметках Дмитрий Яворницкий.

А вот как наблюдательный Дмитрий Яворницкий описал Никольский кромлех [по-украински это слово звучит более понятно: «кам'яне коло»]:

«Это мегалитический памятник чрезвычайной редкости; в середине его установлены в круг вертикально 24 больших плоских камня — один за другим, высотой как рослый человек; внутри круга был похоронен человек, однако, скелет его настолько истлел, что ни взять его, ни измерить никак нельзя было — это уже был не человек, а „прах и пепел“; вокруг скелета тоже превратились в „прах и пепел“ речные ракушки».

Считается, что храм под открытым небом возле самого шумного днепровского порога был сооружен праиндоевропейским народом. По одной версии, ему — 12 тысяч [!] лет, по другой — четыре тысячи.

Если принять за точку отсчета первую цифру, то нужно будет признать, что Никольский кромлех более, чем вдовое старше своего всемирно известного аналога — каменного Стоунхенджа, который ежегодно посещает миллион туристов.

Между прочим, в девяти километрах от Никольского [и в 3,5 километрах от Днепра] находится небольшое село со странным названием Петрово-Свистуново [это Войсковой сельсовет]. Примечательно оно тем, рассказали мне люди, собирающие информацию об аномальных зонах Приднепровья, что возле него находится некое земляное сооружение [отчетливо различимо даже на спутниковых снимках], помогавшее древним обитателям тамошних мест… напрямую общаться с Космосом. Это так называемый майдан — место силы.

Знал ли о таких местах и, в частности, о храме под открытым небом возле Ненасытецкого порога князь Святослав? Не мог не знать.

Поэтому нельзя исключать, что именно сюда он и пожаловал — попросить у всевышнего помощи и защиты, узнав о готовящейся на него засаде.

А засада как раз и была устроена возле храма. И князь со своей дружиной принял тут свой последний бой.

Повторяю, это всего лишь предположение. Как на самом деле развивались события более, чем тысячелетней давности мы, наверное, не выясним никогда.

Диаметр необычного храма в Никольском, в котором нынче я насчитал 36 камней, — 25 шагов. Причем шагал я от самого приметного [но не самого главного!] камня — того, на котором отчетливо заметен… след ступни человека. Камень этот известен всем, кто бывал в храме Семи врат. Именуется он Пяточным.

Камень, установленный напротив Пяточного, названия не имеет, хотя он в храме, пожалуй, самый главный — вроде алтаря.

Так я понял, когда разглядел, что изображено на этом камне: свастика, древний символ солнца, древний символ счастья, если хотите. И храм, следовательно, величать нужно не семивратным, а солнечным — храмом Солнца и счастья.

Свастику на камне — она, к слову, левосторонняя [в отличие от правосторонней фашистской] можно разглядеть только при особом, контрастном, освещении — очень уж давно она нанесена была на камень: 12 тысяч лет назад. Кстати, первые известные истории изображения свастики датируются… седьмым тысячелетием до нашей эры.

А техника нанесения знака солнца просто поражает: на сером, вроде бы, невзрачном камне имеются, если внимательно присмотреться, красноватые вкрапления, которые и складываются в свастику. Причем она взята в круг из таких же красноватых вкраплений.

Я даже предположить не могу, как это можно было сделать на валуне, изъятом в древности из Ненасытецкого порога [что некоторые камни Никольского кромлеха некогда в Днепре — на стремнине, находились, свидетельствует их вид: уж очень они отшлифованы. Так речные валуны только стремительная вода может обработать].

На месте [предполагаемом] гибели князя Святослава


Памятный знак на месте гибели князя Святослава


Пяточный камень, на котором отчетливо различим оттиск ступни человека


Самое древнее на земле изображение свастики из храма Семи врат [в контрастном свете]


Камень со свастикой








Идол над степью

Неподалеку от села Конские Раздоры, что в Пологовском районе Запорожской области, находится скала, поднявшись на которую человек ощущает не усталость, а… прилив сил. Подобные уникальные места в народе издавна так и называют: места силы.

У скалы этой мы с вами обязательно побываем, но чуть позже. Для начала я расскажу о том, что произошло в окрестностях Конских Раздоров на излете шестидесятых годов минувшего столетия. А произошло вот что. Летом 1969 года за самой дальней сельской околицей — в Диком поле, решили создать искусственное водохранилище. Для чего? А для орошения полей. Полей просторных, окинуть которые под силу только взгляду степного орла — с высоты его неспешного орлиного полета.

По воспоминаниям жителя Конских Раздоров Виктора Кириченко, хорошо помнящего то строительство, для сооружения дамбы, которая бы сдерживала водохранилище от разлива, работягам понадобилась глина. Брать ее решили на склоне одной из ближайших балок. Решили и взялись за дело. А когда сняли верхний слой рыхлой земли, не пригодной для использования, и дошли, наконец, до глины, обомлели: балка оказалась древним захоронением, о котором, естественно, никто не знал. Как припоминает Виктор Иванович, для обследования захоронения приезжали серьезные специалисты. От них сельчане и узнали, что погребенный на склоне балки люд в здешних местах обитал во времена, отдаленные от начала нашей эры на три с половиной — пять тысяч лет. Во какая древность!

— Кроме погребения, — добавляет Виктор Иванович, — в том же районе под землей находится и древнее городище. Причем немалых размеров. Постоянно там кто-нибудь что-то находит. То наконечник, то обломок посудины. Ну а самые главные археологи там знаете кто? Кроты! Я недавно проверил, что они на поверхность достали и удивился находкам. Обломки лепнины, кусочки керамики кроты извлекли из-под земли. На некоторых обломках даже рисунки различить можно, что подтверждает их искусственное происхождение.

Самая же удивительная находка, сделанная неподалеку от сохранившегося до наших дней, но давно не используемого по назначению водохранилища, — это идол, выбитый на вершине одной из многочисленных скал, окружающих водохранилище. Идол этот и над древним, скрытым под землей городищем возвышается, и над степью, поражающей в эти летние дни обилием красок и дурманящей сознание ароматами трав.

Непосредственно к скале с идолом подъехать невозможно. Скала находится на противоположной стороне балки, по дну которой некогда журчала речушка — сейчас там болотинка. Наверное, подумал я, и давние обитатели этих мест не раз добирались до своего каменного божества, чтобы поклониться ему или попросить защиты. И балку им нужно было пересечь, и через речушку перебрести, и на скалу подняться. Над степью возвыситься чтобы.

— Вот здесь, — показывает наш провожатый на несколько бесформенных камней, — в шестидесятые годы каменное кресло находилось. Для исполнения какого-то обряда, видимо, оно использовалось. А вон там, — показывает рукой вперед Виктор Иванович, — стела когда-то возвышалась. Сейчас она разбита на три части. Для чего она служила, никто ответить не может. Как и объяснить, что за божество выбито на вершине скалы, под которой, между прочим, имеется пустота. То ли естественного происхождения, то ли искусственного.

Еще Виктор Иванович рассказал, что свойство скалы заряжать человека положительной энергетикой, давно известно местным жителям. Всегда, например, на скале пастухи останавливались на отдых. Да и случайно забредший на нее путник, почувствовав прилив сил, не сразу покинет каменистую вершину, возвышающуюся над степью. По словам Виктора Ивановича, знающие люди [методом биолокации] проверяли скалу с идолом. И подтвердили: она действительно обладает повышенной положительной энергетикой.

Значит, это — то самое место силы, о каких в народе рассказывают с давних давен.

Остатки древней каменной стелы


Каменный идол — справа, на самой нижней части скалы








О чем молчит каменная рыба Хортицы?

В Запорожье находится каменный карп, на котором, как предполагается, оставили автограф… древние шумеры

Эта уникальная рыба — одна на весь свет. Нет больше такой! Она на земном шаре — в единственном экземпляре.

А находится она — в течение 15 последних лет, во внутреннем дворике музея истории Запорожского козачества, что на острове Хортица. Туда ее [31 мая 2002 года] перевезли с берега Днепра. Причем, когда рыбу транспортировали, разразился такой ливень, какой шел, вероятно, перед всемирным потопом.

Так очевидцам разгула стихии показалось.




Подарок вулкана

Рыба хортицкая — не из наших мест. «Поймал» ее и доставил на крупнейший днепровский остров древний ледник, шествовавший — очень-очень медленно, по запорожской, как мы ее сейчас называем, земле… ну, наверное, 12 тысяч лет назад.

С дальних далеких мест — с территории, если говорить точнее, нынешней Черкасской области, километров за 350 от Запорожья, ледник для чего-то целенаправленно волок с собой груду каменных обломков. Включая и пятитонный камень черного — почти черного, цвета.

Это, как его называют, габбро-диабаз Корсунь-Новомиргородского плутона — посланник одного из самых больших массивов горно-вулканических пород на севере Украинского щита, возраст которых достигает… двух миллиардов лет.

При чем тут плутон? Это, если кто забыл, имя бога подземного царства, который и участвовал в создании каменного подземного разнообразия, включая известные всем граниты и менее известный, доставленный ледником на Запорожье, очень близкий к граниту по родству [вернее, по прочности] габбро-диабаз.

Кроме всего прочего, отличительной чертой этого камня является его умение аккумулировать [и сберегать] тепло. Солнца и… человеческого сердца.




Рыба-бог

Ну, камень и камень, скептически махнет рукой иной читатель. Чего в нем загадочного, кроме того, что он теплее других?

А вот чего:

примерно шесть тысяч лет назад [!] на этот камень — очень прочный, повторю, близкий по прочности к граниту, кто-то нанес рисунки… или письмена. Петроглифы, если выражаться точно [от др.-греч. πέτρος — камень и γλυφή — резьба].

Пытались ли их расшифровывать?

Конечно!

Как объяснил заведующий отделом научно-просветительской деятельности национального заповедника «Хортица» Сергей Дударенко, который и поведал историю Черного камня, один из нанесенных на его лицевую сторону знаков можно отождествить… с шумерским символом сухур, являющимся символом бога, которого древние шумеры представляли… в образе карпа.

Загадочный Черный камень и правда очень напоминает карпа [коропа в украинской традиции].

Вероятнее всего, полагает наш собеседник, древние обитатели Хортицы совершали возле камня какие-то магические обряды, прося у бога, которого он олицетворяет, помощи и защиты. И отдавая ему при этом тепло своих сердец [создавая, как говорят в таких случаях, намоленное пространство].

А вот углубления на лицевой части каменного карпа лично меня привели в недоумение. Принято считать, что они — следы от копий: оттачивая мастерство и предугадывая ход охоты и рыбалки, хортичане из седой древности метали в Черный камень свои нехитрые орудия промысла.

В чем я очень сомневаюсь: углубления, напоминающие следы от пуль, вряд ли можно было сделать обычным копьем. Кто работал с гранитом, подтвердит мои сомнения.

И глубокие линии на боку рыбы меня тоже смутили. Очень уж они напоминают… план-схему какого-то населенного пункта.

Какого? А спросить не у кого. Следы хозяев Черного камня затерялись в Истории. И географии.

Припоминаете, где шумеры, считавшие, между прочим, себя потомками человеко-рыб обитали?

На юге современного Ирака.

А Хортица с Черным камнем, на котором шумеры начертали имя своего бога, где находится?

На ребре камня, кстати, — ближе к тыльной стороне, тоже имеется кое-что интересное. Там можно разглядеть, как нам подсказал Сергей Дударенко, древний символ счастья — свастику.




Майский смерч

Сильна ли энергетика бога-камня?

Невероятно сильна! Это подтверждают все, кто разбирается в подобных тонких вещах. Включая шаманку из Забайкалья, которая специально приезжала на Хортицу, прослышав о магическом камне.

Тех же, кто пытался повредить его — отколоть кусочек «на память», каменный карп жестоко наказал. Так в народе говорят. Никому он здоровья не прибавил и добра не принес.

От вандалов и было решено 15 лет назад убрать с берега Днепра камень во внутренний дворик музея козачества.

А в мае 2012 года на музей обрушился смерч, который поднял на несколько метров вверх металлические конструкции на крыше музея и… перенес их метров на тридцать.

Черный камень, похоже, свой характер в очередной раз проявил.

Надо, значит, к нему бережнее относиться. И в музее уже думают о том, как облагородить этот удивительный экспонат из прошлого.

Может быть, даже на пьедестал его водрузят [или на подобие пьедестала].

Чего он вполне заслуживает.

Каменный карп острова Хортица








На родине генерала, принимавшего капитуляцию фашистской Германии

Насколько я понимаю, далеко не все даже на Запорожье, не говоря уже о других регионах, знают, что за организационно-техническую сторону важнейшего исторического события Второй мировой войны — подписания поверженными гитлеровцами в пригороде Берлина в ночь с 8 на 9 мая 1945 года акта о безоговорочной капитуляции, отвечал генерал из… запорожской сельской глубинки Николай Антипенко.

Почему это произошло? А вот почему.

Как известно, капитуляцию разгромленных на голову фашистов принимал командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Жуков, начальником тыла у которого как раз и служил генерал-лейтенант интендантской службы [и личный друг маршала до конца его дней] Николай Антипенко. Стоит ли долго задумываться поэтому над вопросом, кому «маршал Победы» должен был поручить подготовку церемонии подписания акта? Да своему заму по тылу, естественно, который слыл асом интендантского дела. Ведь вместе войсками маршала Жукова, ворвавшимися в столицу фашистской Германии, в Берлин прибыл и первый эшелон с боеприпасами и тяжелой артиллерией, отправленный генералом Антипенко. Полагаю, даже невоенному понятно, что, если бы не поспели за войсками боеприпасы и артиллерия, ни о каком штурме Берлина нельзя было бы даже разговор заводить. Не случайно грозный маршал на рапорте об открытии движения поездов на Берлин написал всего два слова: «Молодцы! Жуков».


Джексоновки не получилось

Поспешу добавить: то, что генерал Николай Антипенко родился в токмакском селе Жовтневое [ныне Покровское] и что к его землякам заглядывал в гости сам маршал Жуков [по пути на отдых в Крым], я узнал после того, как запорожская пресса растиражировала сообщение: жители Жовтневого будто бы надумали переименовать свое село в честь недавно [на тот момент] умершего Майкла Джексона.

Джексоновки из Жовтневого, слава Богу, не получилось: полубредовую идею с переименованием сельчанам просто-напросто пытались навязать. Чтобы, значит, падким до сенсаций журналистам было о чем писать [шучу]. Хотя, как мне рассказали тогда в селе, если бы и взаправду пришлось ставить на голосование вопрос о переименовании, больше, чем Майкл Джексон, голосов набрал бы, пожалуй, уроженец Жовтневого генерал Николай Антипенко, подчеркнувший в своих послевоенных мемуарах, что в сердце у человека «всегда есть место для любви к тому селу или городу, где родился, научился ходить, играть с ребятами, где впервые сел за парту и выучил первый стишок, где впервые познал труд… Мне всегда казалось, что нет села краше моего Жовтневого Токмакского района Запорожской области».

Согласно личному завещанию, 24 марта 1988 года генерала Антипенко похоронили в его родном, которого нет краше, селе.


Антипенко — красивая фамилия

Между прочим, фамилия сельского головы Жовтневого-Покровского [от нее, кстати, наша небольшая бригада журналистов из Запорожья узнала много интересных вещей о селе] — Антипенко: Наталья Ивановна Антипенко. Супруг головы приходится генералу внучатым племянником. Проживает Наталья Ивановна на улице… имени Антипенко [она главная в селе].


О героях-комбатах и земляке-патриоте

К слову заметить, военная тема генералом Антипенко в селе не ограничивается. На слуху здесь также фамилии двух командиров батальонов, выбивавших из села немцев. Представляете, какие жесткие бои были в Жовтневом, коль комбатам лично приходилось поднимать бойцов в атаку. Причем гвардии майор Василий Антропов собственноручно уничтожил в бою на улицах Жовтневого 52 [!] фашиста, как было отмечено в наградном листе, заполненном на него. К сожалению, в бою за Жовтневое комбат был тяжело ранен в голову и, поступив во фронтовой госпиталь, умер в нем 7 октября. Похоронен в донецкой Макеевке.

Звание Героя Советского Союза майору-гвардейцу присвоено [посмертно] 1 ноября 1943 года.

Прорывать оборону немцев возле Жовтневого довелось и гвардии капитану Борису Ивановскому. При этом, когда атака наших чуть было не захлебнулась — немцы открыли ответный огонь, капитан поднялся во весь рост [цитирую далее заполненный на него наградной лист] «и с возгласом „За Родину! К Днепру!“ бросился вперед. Увлеченные его примером бойцы пошли на штурм укреплений врага и прорвали их».

Попытавшись развить успех, батальон Бориса Ивановского вновь натолкнулся на бешеное сопротивление немцев и был атакован танками. Один танк капитан подбил гранатой, а под второй, уже истекая кровью от тяжелого ранения, подполз с другой гранатой «и погиб смертью героя. А батальон, воодушевленный бесстрашием своего командира, отбил контратаку и удержал отвоеванный рубеж».

Отважный капитан-гвардеец, тоже посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, похоронен в Жовтневом — на местном воинском мемориале.

Не забыли жители села и еще об одном фронтовике — своем земляке Николае Киценко. Автор книги «Хортиця в героїці і легендах», Николай Петрович в середине 60-х годов занимал должность заместителя председателя Запорожского облисполкома и был одним из инициаторов создания на Хортице государственного историко-культурного заповедника [решение об этом, напомню, принято 18 сентября 1965 года]. Имя патриота славной козацко-запорожской земли [должности своей Николай Петрович, к слову, лишился «за национализм»] сегодня носит библиотека села.

Ну, и чтобы закончить фронтовую тему, поделюсь краткой историей, которую нам рассказала сельский голова. Оказывается, в 1998 году инвалидом Великой Отечественной войны государство официально признало… родившегося после войны человека. Им стал житель Жовтневого Николай Шаповал. Местный пастух, он случайно подорвался на фашистской мине, ждавшей свою добычу… 55 [!] лет. Три года медики спасали израненные взрывом ноги пастуха. И таки спасли! Но инвалидом войны он остался на всю жизнь.


Флаг на трубе

А вот бывшему сельскому десантнику, который — лет с двадцать назад, если отсчитывать с 2015 года [уточнение из 2018 года] взобрался в день ВДВ на кирпичную трубу, которая возвышается над Жовтневым-Покровским, не повезло совсем: не удержавшись, он упал… прямо в трубу. В память о погибшем до последнего времени на забравшей его жизнь трубе сохранялся венок.

О какой трубе речь идет? — полюбопытствует читатель. Да о той, на которой, по воспоминаниям старожилов, немцы в войну держали артиллерийского корректировщика, наводившего огонь наземных батарей на наступавших советских солдат. Между прочим, именно под Токмаком получил тяжелое ранение будущий народный артист СССР, а в войну — лейтенант Владимир Этуш [медики даже ставили вопрос о списании его из армии]. Вполне возможно, что как раз гад-фашист с трубы в Жовтневом и навел орудийный огонь на «товарища Саахова» и его бойцов.

Сегодня труба в селе считается памятником архитектуры: сельсовет такое решение принял. А когда-то она принадлежала немцам-колонистам, заселившим во второй половине 19-го столетия — с разрешения правительства царской России, земли нынешнего Токмакского района, включая основанное козаками-запорожцами [после ликвидации Запорозькой Сечи] село Куркулак [первоначальное называние Жовтневого-Покровского].

Немецкие колонисты, как известно из истории, нередко на новых местах становились инициаторами производства новых видов продукции. Например, в 1912 фирма «Молочная» основала завод по производству сухого молока в колонии Вальдорф, как колонисты называли свое поселение возле Куркулака. Основная роль в организации его выпуска принадлежала, насколько я выяснил, братьям Гардок, а также Петру Герти и Якову Шреппу. Патент же на изготовление продукции был приобретен у баварского изобретателя Макса Габлера. Таким образом, в Токмакском районе был сделан настоящий переворот в области молочного животноводства и немцы-колонисты на тот момент стали единственными в Российской империи производителями сухого молока. Продукция ихняя использовалась как в кондитерском производстве, так и для продовольственного обеспечения армии. Ну а фирма «Молочное», скупая молоко у местного населения, выдавала предоплату за сырье, которая преимущественно шла на закупку кормов.

Нелишне, наверное, будет заметить, что Покровское нынче снова становится молочным селом. Как нам сообщила сельский голова, на шестьсот с лишним жителей приходится сто сорок буренок. По сути, каждая сельская семья держит рогато-жующую молочную фабрику на копытах. И это здорово! Это только приветствовать нужно.

Покровское, центральная площадь. Слева — бюст на могиле генерала Николая Антипенко


Покровское, бюст генерала Антипенко


Улица в честь земляка-генерала


Покровское, воинский мемориал


Солдат с мемориала


Покровское, труба-памятник


Труба в Покровском


Одинокая труба в степи








Летчик-истребитель воздвиг себе памятник… на кладбище

За годы войны со смертью лицом к лицу летчик-истребитель, Герой Советского Союза Владимир Левитан [родился в селе Жеберец Ореховского района Запорожской обалсти] сталкивался, по меньшей мере, сто раз: именно столько воздушных боев провел Владимир Самойлович, лично сбивший 19 немецких самолетов [плюс еще шесть — в группе].

Всего же на счету Героя Советского Союза Владимира Левитана около 400 боевых вылетов.

Золотую Звезду он получил в 26 лет.


«После Курской дуги я стал считать, что меня сбить нельзя»

— Ты спрашиваешь, хорошо ли воевали немцы в воздухе? Очень хорошо! В начале войны мы у них опыт перенимали. Они нас кровью нашей учили. Тактика-то ведения боя у них была еще в Европе отшлифована. И подготовку имели отличную. В 42-м, например, под Моздок перебросили они с десяток своих воздушных асов-«бриллиантщиков», как их называли. Так они нам такое устраивали — голову не давали поднять. А еще оборудование у них на самолетах прекрасное имелось. Те же прицелы — они мгновенно обрамляли цель и «вели» ее до выстрела. А я должен был при стрельбе в уме вычислять упреждение — как на охоте на уток.

— Про наших летчиков, — воспользовался я паузой, — говорят, что они храбрые до отчаяния. А к немцам подходит такая характеристика?

— Они не то, что очень храбрые… Их разнузданность поначалу как раз и держалась на умении почти беспрепятственно поражать наши самолеты. И они обнаглели!

— А какие чувства испытывает человек, который, не видя врага в лицо, тем не менее, знает, что любой момент воздушного боя может оказаться для него последним?

— Лет сорок назад за каким-то застольем со мной подобный разговор завел один чекист-идиот. Не знаю уж, какой черт меня с ним свел… «Вот вы, — рассуждал он, — Герой. Но вы же не видели противника! С техникой дело имели». «А Матросов — кто?» — удивился я. «Псих, — слышу в ответ. — Высшую степень трусости проявил. Нервы сдали, не выдержал он — и на амбразуру бросился». «А в чем же, — спрашиваю тогда, — смысл героизма заключается?» — «А чтобы глаза врага видеть». И рассказал историю, как он после войны служил начальником контрразведки в лагере военнопленных японцев и однажды для острастки пленных — мятеж они там, кажется, подняли — приказал старшине-фронтовику расстрелять двадцать заложников. И старшина не смог… «И он орденоносцем себя считает! — возмущался чекист. — Что же он делал на фронте, коль вот так запросто дрогнул? А я схватил его автомат и фр-ррр — полоснул по шеренге пленных». Выслушал я его рассказ и говорю ему: «Какая же ты сволочь!»

— Обиделся?

— Наверное, потому что вскорости на «профилактическую беседу» пригласили меня. Охаивал, мол, Хрущева я… Рассказывал анекдоты про него… Да ради Бога, говорю, не нужен мне Хрущев. Он мне и на ум не приходит. «А-а, — цепляются тут же к моей фразе, — наш вождь, оказывается, вам на ум не приходит…» А о чувствах если вспоминать… Не могу сказать, что чрезвычайно храбрым ощущал себя перед вылетом, чтобы все — трын-трава. Такого не было. Состояние напряженности — да. И, может быть, тревоги. А со временем даже наглость появилась. Здесь главное было — увидеть противника первым. Увидел — 50 процен процентов успеха за тобой… И еще вот какое необычное чувство появлялось: если мало летаешь на задания — все время крутишься в самолете, осматриваешься. А если часто — лишний раз и голову не повернешь. Как будто кто-то подсказывает тебе: посмотри направо, глянь туда.

— Когда вы поняли, что уже — победа?

— После Курской дуги я стал считать, что меня сбить нельзя. Я себя уже считал нахалом.

— В Запорожье довелось побывать?

— В порядке поощрения. Вместе с американским экипажем добрался до Полтавы, а оттуда — домой. Но никого в Запорожье не нашел и сразу — в Киев. А утром по радио услышал указ о присвоении мне звания Героя Советского Союза.

— Это было неожиданно для вас?

— В общем-то, да. Хотя, конечно, я знал: у меня есть норма сбитых самолетов для представления к званию. Дважды к Герою меня представляли. Но оба раза рвали наградные бумаги — я влюбился в свою оружейницу, а за фронтовые романы и погоны срывали — не верь рассказам, что было по-другому. Вот и «пришили» мне сожительство с подчиненной и только с третьего захода прошло по инстанциям представление.

— А судьба девушки как сложилась?

— Ну как… Нормально — в 46-м мы с ней поженились… Но что ты меня все про войну допрашиваешь! Ты лучше поинтересуйся, как я через двадцать лет после ее окончания еще одно сражение выиграл — проталкивая на рынок наш «горбатый» «Запорожец». Грех на душу взял — врагу не пожелаешь.


«Хрущев очень удивился: кто это „консервные банки“ придумал делать в Запорожье?»

— На завод «Коммунар» я вновь вернулся (откуда ушел в 37-м в летное училище) в сентябре 59-го, уже четыре года походив в полковниках. На заводе вовсю шла подготовка к серийному выпуску «ЗАЗ-965» — «горбатого». С должности мастера инструментального хозяйства меня отправили в Горький — изучать опыт ведения работ по гарантийному обслуживанию проданных машин. Вернулся я из командировки и рассказал об увиденном тогдашнему директору. А он мне: «Нам не надо пунктов и станций техобслуживания. Это „Волга“ бракованная идет. У нас иначе будет с народным автомобилем». Запустили его в серию, и началось… В Киеве наши «горбатые» Крещатик запломбировали — не могут тронуться, в Москве глохнут двигатели… В ЦК, в Совмин жалобы посыпались. Вот уже и Хрущев грозно кулаком помахал: «Кто это „консервные банки“ придумал делать в Запорожье?» Как будто забыл, что перестроен завод по выпуску сельхозтехники был по его инициативе… А мы ведь приступили к выпуску бракованного, конструктивно недоработанного «Запорожца». Он уже на испытаниях свой характер проявлял — с трассы «Москва — Симферополь» его на завод на буксире притаскивали. Машину тогда люди приобретали только в качестве великого поощрения. А им — брак подсовывали. И мне в течение десяти лет пришлось гасить возмущение людей. Поэтому я такой грешный человек…

— Что значит — «гасить»?

— А вызывал меня директор, показывал пачку жалоб и рекламаций и говорил: «Володя, езжай — задави их!» И я «давил». Но одновременно — создавал по стране сеть пунктов гарантийного ремонта… На все твои вопросы я ответил?

— Почти, — заторопился я, потому что к завершению нашего разговора приготовил, как мне казалось, вопрос самый каверзный.


«Двадцать лет мой бюст валялся у меня в гараже»

— А правда, Владимир Самойлович, — перешел я, наконец, к заранее заготовленному вопросу, который меня попросили задать знающие Героя люди, — что вы себе… памятник поставили?

— Нет, не так было дело. Памятник я себе не ставил. А получилось вот что. В 79-м умерла моя жена. Я похоронил ее и обратился к знакомому скульптору [кстати, автору памятника Дзержинскому, что в Запорожье на площади Свободы установлен]: надо бы слепить что- то на могиле. «А из какого материала? — спрашивает. — Как вы себе мыслите?» «Да не знаю даже, — говорю… — Но места достаточно — я же и для себя оставил, на две могилы». — «Давайте, — предлагает скульптор, — сделаем двойной памятник». — «Ну как же, — недоумеваю я, — я же живой еще… Нехорошо вроде бы…”. — «А мы его обрубим». Подумал-подумал я, ну и согласился. Кто там обо мне потом беспокоиться будет, рассудил тогда… Скульптура получилась — как и обговаривали: мы — вдвоем с женой. Но меня мастер обрубил, и я двадцать лет в гараже валялся. Мой бюст, значит. Но как-то я вынул его оттуда и поставил на положенное ему место. Все же 82 года мне на тот момент исполнилось…

— Вас не смущал он?

— А чего тут смущаться?

— А друзей ваших, наверное, немного шокировал ваш собственный памятник…

— Да его никто и не видел — закручен он был в брезент — в углу, в хламе.

— Нравится он вам?

— Грандиозно! Когда-нибудь будешь на кладбище — посмотри.

…Умер бесстрашный Герой войны в сентябре 2000 года — менее, чем через полгода после нашего разговора. Между прочим, на памятнике, по настоянию Героя выбито, что он был основателем автосервиса ЗАЗ по стране. И ни слова о том, что он сбил два десятка немецких самолетов.

Ну, такова была его воля.

Могила Героя. Именно этот бюст лет двадцать хранил у себя в гараже Владимир Самойлович


Город Орехов, аллея Славы.  Бюст Героя Советского Союза Владимира Левитана справа [Герой был родом из Ореховского района]










Самая загадочная могила Запорожской области

Находится она в городе Васильевке — на старом городском кладбище. Причем от других тамашних могил это захоронение даже внешне разительно отличается: выглядит как плита со сглаженными краями, которая как бы перетянута веревками-путами.

И пустая табличка сверху: ни фамилии, ни года смерти.


Перовские, родственники графа Разумовского

Старое кладбище Васильевки — название весьма условное. Кладбище это вполне ухоженное, а находится оно чуть ли не в центре города. Но старых захоронений на нем действительно много. Даже козацкие кресты можно обнаружить. Или, что точнее, — памятники, похожие на козацкие кресты, вырубленные из песчаника.

Некоторые из них наполовину вросли в землю, некоторые обломаны, некоторые же стали частью поздних погребений.

Покой на кладбище, с которого хорошо просматривается подбегающая со стороны Запорожья к Васильевке железная дорога, обрела также и часть обслуги имения генерала Попова.

В частности, рядом с безымянным погребением находится могила Варвары Степановны Веселовской, умершей, как следует из надпили на надгробной плите, 24 июня 1904 года.

В связи с тем, что фамилия эта непосвященному читателю ни о чем не скажет, поспешу объяснить, кому Варвара Степановна приходится родственницей.

Она была супругой действительного статского советника Льва Николаевича Перовского, который во второй половине позапрошлого столетия последовательно занимал должности Псковского вице-губернатора, Таврического вице-губернатора, Санкт-Петербургского губернатора. С последней должности был уволен 22 июля 1866 года — после покушения Дмитрия Каракозова на императора Александра Второго.

По странному стечению обстоятельств, император будет убит — 1 марта 1881 года, группой революционеров, которыми руководила [и готовила покушение на Александра] … дочь Льва Николаевича и Варвары Степановны Софья — самая, пожалуй, известная в России террористка, если не считать Фанни Каплан, повешенная вместе с сообщниками 3 апреля 1881 года.

Улавливаете, как закручивается сюжет истории с загадочной могилой?

Неужели Варваре Степановне удалось выпросить у властей тело казненной дочери и оно, тайно перевезенное в Васильевку, было погребено на городском кладбище?

Между прочим, отец Софьи был внуком графа Алексея Разумовского, министра народного просвещения Российской империи, старшего сына последнего гетмана Войска Запорожского Кирилла Разумовского. А старший брат гетмана Алексей был, как известно из истории, тайным мужем императрицы Елизаветы Петровны.

А вдруг, благодаря этому родству, и удалось матери Софьи забрать тело дочери?


Фаворитка императора

Увы, факты свидетельствуют об ином: не удалось. Террористы, включая Софью Перовскую, были погребены тайно, место их погребения власти засекретили навсегда. Хотя мать Софьи действительно просила отдать ей тело дочери.

И получила категорический отказ, несмотря на то, что сама Софья, по сути, принадлежала к… царской семье.

И могла стать, если пофантазировать чуть-чуть, официальной женой императора Александра Второго.

Существует легенда, что Софья взялась за подготовку убийства императора не из-за того, что он был угнетателем народа [в народе его называли Освободителем — он ведь крестьян освободил от крепостной зависимости]. По воспоминаниям современников, Софья люто ненавидела фаворитку императора Екатерину Долгорукую, которую Александр 2 марта 1881 года намеревался… короновать в императрицы.

А 1 марта он был убит. Коронование не случилось.

Может быть, Софья себя видела на месте Екатерины Долгорукой? Может быть.

К слову, как выглядела Екатерина Долгорукая, знают многие: она изображена на картине Ивана Крамского, считающейся его лучшей работой, которая называется «Неизвестная».

Даже брошенного на картину полувзгляда достаточно, чтобы понять: внешне Софья явно проигрывала Екатерине. И это, видимо, еще больше выводило из себя очень эмоциональную в жизни Софью.

И она вынесла приговор императору: «Так не доставайся ж ты никому!»


Перовские в Васильевке

Ну а кто же погребен под странным — перевязанным, надгробием в Васильевке?

Обязательно объясню. Но сначала расскажу, как в Васильевке оказалась мать Софьи Перовской.

Ее в город забрал сын Василий — старший брать Софьи.

Дело в том, что после смерти генерала Василия Попова — в 1894 году, строителя дворца в Васильевке и железной дороги рядом с ним, огромным генеральским имением стал владеть его сын Юрий, который в 1899 году и познакомился в Крыму с Василием Перовским.

На предложение стать управляющим имением Василий Львович согласился сразу. И работал управляющим в течение 15 лет.

По отзывам современников, Василий Перовский внедрял передовые технологии в сельское хозяйство, по его инициативе проводились посадки леса на Лысой горе.

Под руководством Василия Перовского в 1905 году в Васильевском имении была построена электростанция. Кроме того, в имении устроили метеорологическую станцию, ставшую частью метеослужбы Российской империи. Во дворце находилась астрономическая башня, где был установлен 5-дюймовый рефлектор с часовым механизмом работы Рейнфельдера в Мюнхене, также 70 мм астрономическая труба со штативом.

Метеостанция действовала до ноября 1918 года.

Водоснабжение усадьбы осуществлялось от водонапорной башни стелящимися трубами, которые были проложены под землей.

По свидетельству запорожского краеведа Юрия Вилинова, имение было открыто для местного населения, которое традиционно праздновало во дворце рождественские елки, а по воскресеньям Васильевская молодежь имела возможность танцевать под аккомпанемент созданного Юрием Поповым симфонического оркестра.

Помимо всего прочего, в имении была самая высокая заработная плата в Мелитопольском уезде. Все специалисты, начиная от конюха и кончая управляющим, при поступлении на службу получали бесплатное жилье. Оно считалось служебным, но в течение трехлетнего срока службы наемный работник был вполне в состоянии построить собственный дом. К примеру, садовник, кроме предоставленной квартиры, имел еще два собственных дома в местечке. Каждому специалисту предоставлялись бесплатно лошадь, корова и пара свиней. Корм для скота выделялся из помещичьей усадьбы, а уход за ним в хозяйствах служащих обеспечивала оплачиваемая помещиком прислуга. И вдобавок ко всему, каждый работник имения ежедневно получал продовольственный паек, разумеется, помимо положенного жалования.

Выражаясь современным языком, имение Поповых в Васильевке было крупных агрохолдингом, поставлявшим свою продукцию непосредственно в столицу империи — железная дорога рядом ведь проходила. Управлять таким хозяйством было и хлопотно, и ответственно.

Через год после переезда в Васильевку, Василий переовский забрал из Крыма мать. В Васильевке она, как я уже говорил, и умерла в 1904 году.

Как можно предположить, самым ценным предметом, напрямую связанным с Софьей, было ее предсмертное письмо матери, которое несколько лет — до смерти Варвары Степановны, находилось в Васильевке.

Вот о чем писала в нем Софья:

«Дорогая моя, неоцененная мамуля. Меня все давит и мучает мысль, что с тобой? Дорогая моя, умоляю тебя, успокойся, не мучь себя из-за меня, побереги себя ради всех, окружающих тебя, и ради меня также.

Я о своей участи нисколько не горюю, совершенно спокойно встречаю ее, так как давно знала и ожидала, что рано или поздно, а так будет. И право же, милая моя мамуля, она вовсе не такая мрачная. Я жила так, как подсказывали мне мои убеждения; поступать же против них я была не в состоянии; поэтому со спокойной совестью ожидаю все, предстоящее мне.

И единственно, что тяжелым гнетом лежит на мне, это твое горе, моя неоцененная, это одно меня терзает, и я не знаю, что бы я дала, чтобы облегчить его.

Голубонька моя, мамочка, вспомни, что около тебя есть еще громадная семья, и малые и большие, для которых для всех ты нужна, как великая своей нравственной силой. Я всегда от души сожалела, что не могу дойти до той нравственной высоты, на которой ты стоишь, но во всякие минуты колебания твой образ меня всегда поддерживал. В своей глубокой привязанности к тебе я не стану уверять, так как ты знаешь, что с самого детства ты была всегда моей самой постоянной и высокой любовью. Беспокойство о тебе было для меня всегда самым большим горем. Я надеюсь, родная моя, что ты успокоишься, простишь хоть частью все то горе что я тебе причиняю, и не станешь меня сильно бранить Твой упрек единственно для меня тягостный.

Мысленно крепко и крепко целую твои ручки и на коленях умоляю не сердиться на меня. Мой горячий привет всем родным. Вот и просьба к тебе есть, дорогая мамуля, купи мне воротничок и рукавички, потому запонок не позволяют носить, а воротничок поуже, а то для суда хоть несколько поправить свой костюм: тут он очень расстроился. До свидания же, моя дорогая опять повторяю свою просьбу: не терзай и не мучай себя из-за меня; моя участь вовсе не такая плачевная, и тебе из-за меня горевать не стоит. 22 марта 1881 года»

…По объяснению директора Васильевского музея-заповедника «Усадьба Попова» Валерия Стойчева, под странным надгробием на старом городском кладбище Васильевки похоронена… Анна Ивановна Перовская, супруга Василия Перовского, управляющего имением.

Почему надгробие такое необычное и почему на нем отсутствуют какие бы то ни было данные, загадка.

Загадочное захоронение на старом кладбище Васильевки








Посвященная Аполлону

За какие заслуги бердянская птичница Полина Осипенко была похоронена в Кремлевской стене?

Умышленно выйдя как-то из маршрутки на одной из остановок в Осипенковском — правобережном — микрорайоне Запорожья, я решил поприставать к прохожим — главным образом, к тем, кто помоложе. В честь кого, спрашивал, ваш микрорайон назван? Привожу самый оригинальный — по глупости — ответ: «В честь революционера-ленинца Осипа Пенкина, замученного колчаковцами и сброшенного ими же с плотины Днепрогэса».

Конечно, в ходе общения я и второй вопрос прохожим подбрасывал: известно ли вам, что в мае 1937 года летчица из Бердянска Полина Осипенко, фамилия которой и фигурирует в названии правобережного микрорайона [а полная форма ее имени — Аполлинария — переводится как «Посвященная Аполлону»], установила три высотных мировых рекорда, не побитых до сих пор? Об этом не ведал ни единый из тех, с кем я заговаривал.

Мой опрос не сработал бы, наверное, на родине Полины — в городе Бердянске: не дал бы, вернее, комического эффекта невежества. Во-первых, потому, ее родное село Новоспасское теперь носит фамилию летчицы-рекордсменки. Во-вторых, сам курортный Бердянск на протяжении 19-ти лет — с 1939-го по 1958-й — назывался городом Осипенко. Уж там-то, на берегах Азова, я полагаю, о Полине Осипенко известно поболее, чем на правобережном Запорожье.

Кто-нибудь из бердянцев, например, сходу бы припомнил, что героиня моего повествования — первая украинка, получившая звание Героя Советского Союза. Причем в мирное время. За всю историю существования некогда великой страны Советов их было пять — женщин-Героев, проявивших героические качества не на войне. Ну, а более-менее эрудированный житель города-курорта, указав на памятник Полине Осипенко, заметил бы, что после смерти летчицу похоронили не на родине, а в центре Москвы, в Кремлевской стене. Такой чести удостоились всего восемь (!) женщин, если считать сестру и жену Ленина.


О каких фактах биографии умалчивала Полина?

О себе Полина, насколько я понял, собирая материал, всегда рассказывала охотно, но… неискренне. И на ее автобиографические, скажем так, вольности попалась даже прославленная летчица, тоже Герой Советского Союза, Валентина Гризодубова. В своих воспоминаниях она упоминает и о нелегком бедняцком детстве подруги с берегов Азова, и о ее работе птичницей в колхозе под Бердянском, и о случайной встрече в 1930 году с женщиной-пилотом, посадившей самолет неподалеку от Новоспасского. Это событие якобы и стало поворотным в судьбе скромной птичницы.

«Под вечер самолет улетел, — вычитал я в мемуарах Валентины Гризодубовой, — а Полина три дня ходила задумчивая. Потом еще два дня писала письма, хотела узнать, где есть авиационные школы или училища, можно ли ей, дочери бедняка, выучиться на летчицу. Скоро она узнала про Качинскую авиашколу под Севастополем. И, упросив председателя колхоза отпустить ее с фермы, собрала в деревенский сундучок немудреное имущество и поехала. Желание летать стало ее высокой и прекрасной мечтой. Чтобы поступить в школу, она проявила максимум энергии».

Но взяли ее… официанткой в летную столовую. А в курсанты будто бы зачислили только по разрешению самого Клима Ворошилова, заглянувшего однажды с инспекцией в Качу.

А почему ж, стало мне непонятно, Полина не поведала подруге о том, что до потрясшей ее воображение встречи она уже три года была замужем за… военным летчиком Степаном Говязом? Ведь и в Качу-то она благодаря Степану попала: его служить на берега Черного моря определили. Думаю, и Клима Ворошилова не было в биографии Полины. Согласно архивным данным Качинского военного авиационного училища летчиков, в списке выпускников 1933 года, кроме бывшей бердянской птичницы, значатся фамилии еще шести женщин. Это Вера Ломако, Тамара Казаринова, Мария Нестеренко, Клавдия Уразова, Надежда Сумарокова и Лина Юдина. Не уникальный, следовательно, случай был в довоенной истории Качи с зачислением в курсанты представительницы слабого пола!


«Обещаю летать выше всех!»

После Качи Полина служила в Бобруйской авиабригаде, где… во второй раз вышла замуж — за командира звена Александра Осипенко. Вот каким образом у бывшей птичницы Полины Дудник появилась фамилия, ставшая впоследствии известной всему миру.

А что же Степан Говяз? А он, судя по отрывочным сведениям, в сталинских лагерях сгинул. Похоже, единственной его виной было родство с Полиной. Ну, вот не понравилось кому-то там, в верхах, что у героической женщины может быть муж с такой откровенно негероической фамилией! Оговорюсь: это мое предположение. Как все произошло на самом деле, сегодня установить, наверное, уже невозможно. Но факт остается фактом: Степана репрессировали, а Полина подала на развод и, вновь выйдя замуж, перешла на фамилию мужа.

Но пора, однако, и к рекордам нашей землячки переходить, заявившей в 1936 году на всесоюзном совещании жен командного состава РККА: «Обещаю летать выше всех девушек мира!» Кстати, в этом же году за успехи в боевой и политической подготовке летчик-истребитель Осипенко получила первую награду — орден Трудового Красного Знамени.

Первый рекорд Полина установила 22 мая 1937 года, поднявшись на самолете МП-1 бис [«морской пассажирский первый»] на высоту 8864 метра, побив рекорд итальянской летчицы Негронэ [для самолетов с поршневыми двигателями] сразу на три тысячи (!) метров. Во второй полет Полина ушла 25 мая. С грузом в 500 килограммов она поднялась на высоту 7605 метров, что тоже оказалось рекордом мира. Вечером того же дня летчица снова в воздухе — с грузом в тонну! Итог — 7009 метров и посадка в Севастопольской бухте.

По воспоминаниям очевидцев, Полина вела самолет на высоту с необычно большим углом атаки. Замерзали приборы, мотор плохо работал в разряженном воздухе. «Вам удалось выжать из машины все!» — заметит летчице представитель конструкторского бюро.

Ровно через год с летчицей Верой Ломако [напомню, сокурсницей по Каче] и штурманом Мариной Расковой Полина устанавливает на гидросамолете рекорд полета по замкнутому кругу — 1749 километров [маршрут следования: Севастополь — Евпатория — Очаков — Севастополь, время полета — девять с половиной часов]. Одновременно он стал мировым рекордом полета на дальность по кривой. Но Полине мало этого и она замышляет перелет через всю страну: от моря Черного до моря Белого — из Севастополя в Архангельск.


Если летать — то дальше всех

На очередной рекорд — по дальности полета, женский экипаж во главе со старшим лейтенантом Осипенко ушел 2 июля 1938 года. За 10 часов 33 минуты гидросамолет МП-1, пролетев по маршруту Севастополь — Киев — Новгород — Архангельск со средней скоростью 228 км/ч, оставил позади 2416 километров. «Вслед за Владимиром Коккинаки и Александром Бряндинским, совершившими беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток, — писала на следующий день газета „Правда“, — блестящий успех выпал на долю трех советских летчиц — Осипенко, Ломако и Расковой»

За перелет отважные воздушные путешественницы были награждены орденами Ленина и повышены в званиях. Ну, а свой самый главный полет Полина совершила вторым пилотом в экипаже, которым командовала Валентина Гризодубова [штурман Марина Раскова). Вылетев 24 сентября 1938 года из Москвы на самолете Ант-37 «Родина» на Дальний Восток, за 26 часов 29 минут летчицы одолели 6450 километров. Очередной мировой рекорд! И — указ [от 2 ноября 1938 года) Президиума Верховного Совета СССР о присвоении летчицам [первым женщинам!] звания «Герой Советского Союза». Всему миру известно об этом.

Но мало кто до сих пор знает, что во время поисков «Родины», совершившей в конце маршрута вынужденную посадку, барражируя в одном районе, столкнулись самолеты ПС-84 и ТБ-3. Все находившиеся в закрытой кабине ПС погибли. Из кабины же ТБ спаслись четверо десантников — они до падения самолета успели выпрыгнуть из него с парашютами. Всего в результате рокового столкновения в воздухе погибли 16 человек, включая командующего воздушными силами 2-й отдельной Краснознаменной армии комдива Якова Сорокина и главного штурмана НИИ ВВС, Героя Советского Союза комбрига Александра Бряндинского [того самого — из экипажа Коккинаки, о котором в то время гуляла по стране частушка: «Если надо — Коккинаки долетит до Нагасаки»].

И это еще не все. Чтобы не омрачать торжеств по поводу успешного спасения экипажа Валентины Гризодубовой, по команде из Москвы о катастрофе поисковых самолетов не только было запрещено сообщать, но даже тела погибших не стали эвакуировать и хоронить, а оставшихся в живых строжайше предупредили о неразглашении. Тела разбившихся случайно обнаружены были в тайге лишь спустя тридцать лет после трагедии.


Роковой май

Весной 39-го Полина Осипенко по службе часто встречается с участником войны в Испании, летчиком — истребителем, Героем Советского Союза Анатолием Серовым [мужем киноактрисы Валентины Серовой]. И через неделю после первомайского воздушного парада на Красной площади, когда ее скоростной ястребок, словно снаряд, промчался над шпилем Исторического музея, вместе с ним отправляется под Рязань — на учебно-тренировочные сборы инспекторов авиации. Во время отработки полетов вслепую — по приборам, 11 мая 1938 года их самолет УТИ-4, сорвавшись в штопор, упал.

Оба пилота — инспектор по технике пилотирования Московского военного округа майор Осипенко и начальник летной инспекции ВВС СССР комбриг Серов, погибли…

2007

*

В тему

В свое время будущий автор Василия Теркина советский поэт Александр Твардовский посвятил Полине Осипенко свое стихотворение.

Вот оно:

ПОЛИНА

Над великой русскою равниной,

Над простором нив, лесов и вод

Летчица, по имени Полина,

Совершила славный перелет.

Были с ней ее подруги смелые,

Женщины под стать — одна в одну.

И от моря Черного до Белого

Путь лежал их через всю страну.

Глубоко внизу прошла под ними

Хлебная украинская степь,

Города, сады и темно-синий,

В берегах зеленых, вольный Днепр.

И остался по пути, наверно,

Где-то в стороне один колхоз.

За оградкой низкой — птичья ферма

И постройки белые вразброс.

Там стоит немолчный

Крик куриный,

Там — всего лишь восемь лет назад —

Птичница, по имени Полина,

Созывала на дворе цыплят.

Там она вела им счет свой строгий,

Чтоб ни одного не потерять.

И клевала ей босые ноги

Хлопотливая цыплячья рать.

И в какой-то летний день обычный,

Заглушая писк и гомон птичий,

Пролетел над фермой самолет.

Птичница стояла у ворот.

И смотрела, сколько видеть можно,

Против солнца заслонясь рукой.

И могучей, сладкой и тревожной

Грудь ее наполнилась тоской…

1938

Памятник Полине Осипенко в Бердянске


Полина в Бердянске


Бюст Полины Осипенко в ее родном селе — неподалеку от Бердянска


Бюст Полины Осипенко в Липецке


Памятник честь Полины Осипенко в Кокшетау


Памятник экипажу самолета «Родина», село имени Полины Осипенко в Хабаровском крае

****

В Запорожской области увековечена память еще трех летчиц - Героев Советского Союза, служивших в знаменитом женском ночном бомбардировочном авиаполку - 46-м гвардейском. Наши бойцы называли девушек полка совушками, а немцы - ночными ведьмами.


Герой Советского Союза Евдокия Носаль, Михайловка


Герой Советского Союза Вера Белик, Акимовский район [село Охримовка]


Памятный знак в честь героя Советского Союза Евгении Рудневой, Бердянск








Замок генерала Попова

Строительство этого оргинального архитектурного комплекса [дворца и трех флигелей] по проекту Николая Бенуа [предположительно] было начато в 1864 году. Главным зданием комплекса был дворец. Постройки сочетают в себе неоготику с элементами романского стиля и барокко. Замок был четырехэтажным, в окружении пяти башен, периметром 42 на 45 метров. Внизу располагались подвалы, винные погреба. Выше — бальный зал, зеркальные комнаты, картинная галерея. Что характерно, замок почему-то не был ориентирован по сторонам света.

Конюшня выполена под зодчество Северной Италии XV века. В Восточной Европе по стилистике ей соответствует только стена Московского кремля.

***

Принято считать, что замковый комплекс в местечке Васильево [современный город Васильевка, находящийся между Запорожьем и Мелитополем] внук основателя местечка генерала Василия Попова, тоже генерал и тоже Василий, построил… ну, как охотничью резиденцию, что ли: Великий Луг ведь в те времена изобиловал живностью.

Допустим, это так. Но тогда давайте разберемся, где могли останавливаться многочисленные гости генерала?

Правильно, в трех призамковых флигелях — сам-то замок-дворец не предполагалось использовать в качестве отеля: он устроен был роскошно [бальный зал, зеркальные комнаты, картинная галерея], но не имел, выражаясь современным языком, номеров для ночлега.

Ну, а флигелей-то сколько имелось при замке? Три. Если учесть, что в каждый из флигелей обычно заселялся один гость, как это было, например, с Иоанном Кронштадтским, навестившим занедужившего генерала в 1894 году, скольких охотников могли одновременно принять в Васильевке?

Троих.

А каретный двор усадьбы, очень напоминающий… стену московского кремеля, мог вместить семьдесят, если не ошибаюсь, карет. Получается, обычно в замок к генералу Попову гости приезжали ненадолго. Ну, на какую-то процедуру, предположим. И после нее спешили восвояси.

Уж не масоны ли это были?

И еще одна немаловажная деталь. У Поповых — еще со времен Василия Попова-старшего, имелись значительные земельные наделы в Крыму. Логичнее было бы именно там затевать грандиозное строительство [за которое Василий Попов-младший заплатил… 1,8 тонны золота], а не в степи на краю Великого Луга.

Кстати, все Поповы были людьми не просто не бедными: они были очень богатыми. Тот же Василий Попов-старший мог запросто своему шефу [самому князю Григорию Потемкину!] занять… любую сумму. А еще о нем рассказывали, что он будто бы до мелочей был осведомлен о последних событиях во всех европейских королевских династиях. Кто ему поставлял эту информацию, история умалчивает.

Как умалчивает она и о том, для чего через отца с Кавказской войны Павел Попов передавал письмо… известному масону той давней эпохи, не буду произносить вслух его фамилию.

***

Когда из Васильевки [в конце октября 1943 года] были выбиты немцы, выяснилось, что величественный васильевский замок они взорвали за два месяца до своего бегства. Для чего?

— Считается, — объяснил мне краевед Владимир Мешков, щепетильно изучающий историю Васильевского историко-архитектурного музея-заповедника «Усадьба Попова», — что таким образом они стройматериал добывали для сооружения оборонительных укреплений. С чем трудно согласиться: какие укрепления можно возвести из обломков? И почему не были взорваны флигели комплекса, раз возникла нужда в кирпиче?

По предположению Виктора Владимировича, немцы взорвали замок, чтобы таким образом скрыть то, что они обнаружили в нем. Допустим, какое-то тайное подземное помещение.

И не простые, между прочим, немцы посещали в войну Васильевку.

Неподалеку от города поисковики в воинском захоронении обнаружили странную подкову с немецкого сапога. Сделав по ней запрос сведущим людям, получили ответ: такими подковами были подбиты сапоги бойцов из нацистского сверхсекретного общества Аненербе, деятельностью которого руководил лично рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

Аненербе — единственная в новейшей истории официальная организация, занимавшаяся оккультизмом на государственном уровне. Известно, что на Запорожье члены Аненербе проводили раскопки на острове Хортица и вели исследования Каменной могилы, что под Мелитополем.

Решив проработать масонскую версию появления в Васильевке замка, местные энтузиасты во главе с Виктором Мешковым принялись искать куполообразное помещение, которое используется масонами для особых обрядов и посвящений. Нашли ее спелеологи из Харькова, «просветившие» своей аппаратурой участок земли, на котором находился замок. Четко ориентированное по сторонам света [в отличие от самого замка] куполообразное помещение находится… на семиметровой глубине. Так возникло предположение [его уже подтвердили многие экстрасенсы]: замок Попова был построен как бутафорский — для маскировки некоего более древнего подземного замка.

Могут в нем скрываться богатства? Вполне. И экстрасенсы уверяют: под землей действительно находятся несметные богатства. Но не материальные. Не золото скрывали от посторонних генерал Попов и приближенные к нему. Скорее всего, под землей упрятана [и, что не исключено, заблокирована] какая-то важная информация. Или знания, делающие человека всевластным. К чему и стремились во все времена масоны.

Васильевка, центр: бюст генерала Василия Попова, основателя Васильевки


Въезд в музей-заповедник «Усадьба Попова»


В иузее


Флигель


Еще один флигель


Васильевский кремль


Памятник архитектуры: видовая башня


Видовая башня


Английский замок, третий флигель








Кузнец выковал дерево Любви

Подаренная Токмаку полностью выполненная из металла работа члена Союза мастеров кузнечного мастерства Украины Александра Ракшевского стала одной из достопримечательностей центральной площади города.

К выросшему возле токмакского кафе «Елки» металлическому дереву, насколько я понял, ожидая возле него мастера, с которым мы предварительно договорились о встрече, токмачане еще не привыкли. Поэтому, увидев его, обязательно подходят, внимательно разглядывают диковину, проводят рукой по гладкому стволу, трогают свисающее с ветвей металлическое сердце и, улыбаясь, идут дальше. С хорошим настроением, то есть.

Правильно, значит, говорят, что настоящий мужчина должен радовать окружающих всеми своими делами. С любовью посаженным деревом — тоже. Ну, а если дерево его было с любовью самолично выковано, явив собой символ Любви и Жизни, вдвойне честь и хвала такому мужчине. Так я полагаю.

Ну, а теперь выслушаем Александра, который и раскроет некоторые секреты своей новой работы [к слову, еще одна кованая работа кузнеца — роза в рост человеческий, находится на противоположной стороне площади, возле здания райадминистрации].

Оказывается, ствол дерева Любви сделан из листового металла толщиной в десять миллиметров.

Повторю для тех, кто не уловил с первого раза: из листового металла-десятки. Как достаточно толстую плоскую железяку можно было свернуть в трубочку, чтобы затем на его основе нарастить ветви, свившиеся где-то вверху и при этом сохранить цельность композиции, словами, видимо, не передашь.

Как, не подыскивая особых слов, не обскажешь любую другую талантливую вещь, присутствующую в нашей жизни. Проще этой вещью молча любоваться.

Конечно же, напоминающее по форме сердце металлическое дерево Любви уже дало, несмотря на раннюю весну, плоды — металлические же сердечки, которыми усеяны ветви дерева. Некоторые из них при этом уже вполне сформировались, другие пребывают в стадии завязи.

Гармонично вписались в ансамбль также профили влюбленных [а как без них!] и пара голубей на самом верху дерева. Причем только-только подлетевший к подруге голубь-мальчик еще не успел крылья сложить — он еще весь в движении, в порыве. Но он уже ни на что не обращает внимания — он всецело поглощен избранницей.

Обернувшись на этот моменте своих размышлений вновь к мастеру, я поймал себя на мысли, что его чудо-дерево читается… ну, как история Любви, что ли. Любви, из которой соткан окружающий нас мир. Нужно только для этой Любви сердце распахнуть.

— За такие проекты, — продолжает объяснение кузнец, — мы беремся для того, чтобы популяризировать наш Союз мастеров кузнечного мастерства.

— В Европе тоже подобные вещи распространены?

— Очень!

— Если по пятибалльной шкале оценивать вашу работу, какой балл она объективно заслуживает?

— Пятерку! — не задумываясь, отвечает мастер. — И добавляет:

— На пятерку с плюсом дерево не дотягивает некоторыми деталями.

Нам, не искушенным в тонкостях кузнечного мастерства, эти детали, конечно же, не очевидны, поэтому и внимание акцентировать на них не будем.

Будем просто любоваться красотой, выкованной из грубой железной пластины.

Александр Ракшевский возле своего дерева Любви. Токмак, март 2016


Дерево Любви установлено напротив райадминистрации Токмакского района и мэрии Токмака








Батька Махно на балконе и… в тюремной камере

Какие памятники установлены в честь легендарного атамана из Гуляйполя

Разочарую тех, кто полагает, будто память гуляйпольского народного вождя у нас чтут чуть не с первого дня обретения Украиной независимости, за которую воевал Нестор Иванович: первая мемориальная доска в его честь была открыта… 22 декабря 2006 года. Установил ее — на фасаде днепропетровской гостиницы «Астория», лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский. До этого — с середины девяностых, о батьке можно было узнать только из напоминалки на Гуляйпольском горсовете: «В цьому будинку перебував…».

Сегодня памятных досок в честь батьки с десяток, пожалуй, наберется.

Ну а когда подоспел 120-летний юбилей батьки, 8 ноября 2008 года в Гуляйполе открыли первый в Украине памятник атаману. Мятежный Нестор тогда как бы вернулся домой [его имя так переводится: «Вернувшийся домой»].

Не совсем домой, правда, возвратился он — во дворе дома старшего брата Карпа присел на скамейку, укрытую теплым кожухом и, опершись на саблю, задумался.

На памятник батьке, кстати, гуляйпольцы деньги собирали всем миром. «Почему так произошло?» — поинтересовался я у местных активистов. «Видимо, теперешняя власть не любит Нестора Ивановича. Точно так же, как и прошлая».

Менее чем через год — 24 августа 2009 года, в рамках фестиваля «День независимости вместе с Махно», в Гуляйполе [по инициативе и при поддержке тогдашнего министра внутренних дел Юрия Луценко] появился еще один памятник батьке, которого не любит никакая власть. Памятник стал… точной копией того, который установили во дворе Карпа Махно.

Лично у меня нет претензий к самому памятнику. И к месту, где он установлен — в центре города, возле Дома культуры. Мне не нравится, КАК усадили батьку на скамейку, укутанную теплым кожухом — спиной к Гуляйполю. «По батьке, — шутят гуляйпольцы, — можно понять, каким местом власть повернута к своему народу». Точнее не скажешь!

25 июля 2009 года памятник Нестору Махно торжественно открыли в Никополе. День для открытия выбран был специально: ровно 75 лет назад Нестор Иванович умер в эмиграции в Париже [Никополь для махновцев был своеобразной крепостью, задержавшей наступление армии Деникина].

Махно в Никополе — на фоне скачущей лошади. В папахе, всматривающийся вдаль с серьезным и спокойным выражением лица.

По случаю 125-й годовщины со дня рождения Нестора Ивановича в Украине появились сразу два его памятника: в Старобельске и в Запорожье.

В луганском Старобельске, где батька заключил с большевиками, предавшими его вскоре, договор, атаман из Гуляйполя изображен на балконе дома — произносящим речь. А запорожцы батьку… в тюрьму законопатили — музей такой в 2013 году в Запорожье — при госуправлении пенитенциарной службы, открылся.

Дважды судимого, срывавшего шапки с народа Януковича, получается, пенитенциарии бравые [тюремщики, если по-простому] не рискнули в музейную камеру определить, а народного героя батьку Махно, за которого, по сути, сегодня некому заступиться, упрятали туда.

Прости их, батька, ибо, как говаривал в таких случаях Иисус, не ведают, что творят.

*

В тему

Мятежный Нестор вернулся домой

В Гуляйполе, на родине батьки Махно, в честь 120-летия со дня его рождения, осенью 2008 года открыли первый в Украине памятник легендарному атаману.

Не совсем домой, правда, возвратился Нестор Иванович [его имя именно так и переводится — «возвратившийся домой»] — во дворе своего старшего брата Карпа присел он на скамейку, укрытую теплым кожухом и, опершись на саблю, задумался. О чем? Мало ли о чем! Может быть, батьке слова песни его молодости на ум пришли. Вот этой:

«Запрягайте, хлопці, коней,

Годі вже вам спочивать,

Та поїдем з Гуляй-Поля

Щастя-волю здобувать!»

И мне в какой-то момент показалось, что, выдохнув всей грудью, батька поднимется со скамейки своей и решительно зашагает прочь. Куда? Да к землякам, собравшимся на центральной площади Гуляйполя отмечать 120-ю годовщину со дня рождения мятежного атамана, мечтавшего создать крестьянскую республику с центром в Гуляйполе.

Увы, батька не встал со скамейки. Только, может быть, маузер поближе придвинул к себе, продолжая немигающим взглядом всматриваться в каждого входящего во двор…

Оказывается, установить памятник на подворье Карпа Махно — в его доме, кстати, одно время даже махновский штаб находился, предложил член «Гуляйпольской громады» Владимир Рябко. Общественность города идею поддержала, властям, вроде бы, она тоже не показалась абсурдной. Но когда дело до сбора средств дошло, громадовцы поняли, что помощи материальной им ни в Гуляйполе, ни в Запорожье не добиться. И стали собирать пожертвования на памятник.

— Кроме памятника, нам нужно было крышу в доме отремонтировать и одну из стен поправить, — объясняет еще один член «Гуляйпольской громады» Сергей Левченко [одно время громада, между прочим, активно воевала с зарегистрировавшимся в Гуляйполе обществом «Магнетит», вознамерившимся на родине батьки Махно построить когрно-обогатительный комбинат. Тем самым, посчитали громадовцы, были бы уничтожены плодороднейшие земли, обильно политые кровью бойцов махновской армии]. — Первый взнос на ремонт как раз и сделал Владимир Рябко — это он закупил металл для перекрытия крыши. И скульптора, Владлена Дубинина, автора памятника, несколько раз привозил из Запорожья. Тому нужно было место оценить, «привязать» памятник к дому.

— А власть и вправду ничем вам не помогла?

— Абсолютно! Поэтому первый памятник батьке Махно стал по-настоящему народным.

— Почему так произошло?

— Видимо, теперешняя власть не любит Нестора Ивановича. Точно так же, как и прошлая. Наверное, потому, что его невозможно использовать как ручного кумира. Имя Нестора обжигает чиновникам уста. К слову заметить, недавно Президент Украины на заседании СНБО сделал замечание своим подчиненным: что, мол, там у вас за махновщина процветает? Вот вам и отношение главы государства к народному герою!

Спустя час-другой после нашего разговора Сергей Левченко обнародует свои соображения, которыми он поделился со мной, на митинге по случаю торжественного открытия памятника батьке.

— Современная Украина, — добавит он при этом, — уверенно идет к безвластью. Ее разъедает коррупция, масштабы злоупотреблений чиновников давно вышли за пределы элементарных норм морали.

А после того, как митинг сам собой перерастет в застолье с салом и самогоном, оказавшись рядом с Сергеем Левченко, я услышу предложение громадовцу от высокопоставленного чиновника из облгосадминистрации: «Хоть власть и злочинная, но пошли по рюмке выпьем». Не проронив в ответ ни слова, Сергей Левченко останется на месте — возле батьки.

«Проклинайте меня,

Проклинайте,

Если я вам хоть слово солгал.

Вспоминайте меня

вспоминайте,

Я за правду, за вас воевал».

А как там дальше? И я заглянул в купленную буквально накануне митинга книгу местных авторов Ивана Кушниренко и Владимира Жилинского «Гоп, куме, не журись…». И, отыскав в ней «Песню Нестора Махно», прочитал в полголоса:

«За тебя, угнетенное

братство,

За обманутый властью

народ.

Ненавидел я чванство

и барство,

Был со мной заодно пулемет.

И тачанка, летящая пулей».

— Был у батьки шанс создать свою державу? — поинтересуюсь я в этот же день у директора Гуляйпольского районного краеведческого музея Любови Геньбы.

— В 1918-м, пожалуй, был — когда, после распада УНР [Украинской народной республики], территория Таврии была по сути ничьей. А уже в 1920 году Красная Армия имела десятикратное превосходство над силами махновской армии. Тут ни о какой державе уже не приходилось думать. Но полководческий талант Нестора Ивановича оценили даже в эмиграции: его ведь потом приглашали воевать в Испанию.

Мемориальная доска в Днепре


Мемориальная доска в Гуляйполе — на здании мэрии


Бюст в Гуляйпольском краеведческом музее


Открытие первого памятника мятежному атаману [во дворе дому брата Нестора Ивановича]


Министр МВД Украины открывает памятник батьке Махно в центре Гуляйполя


На фестивале День Независимости Украины с Нестором Махно, Гуляйполе


Памятник батьке Махно в Никополе


Батька Махно на балконе в Старобельске


Батька Махно в тюремной камере в Запорожье


Батька Махно в загородном ресторане, Днепропетровская область


Дуб смерти в Дибровском лесу [в этом лесу батьку впервые назвали батькой]


Мемориальная доска у Дуба смерти


У Дуба смерти


Мемориальная доска в Мелитополе


Памятник махновской тачанке, Гуляйпольский краеведческий музей


Могила атамана из Гуляйполя в Париже


Мемориальная доска на Арабатской стрелке - в парке Козацкой славы, заложенном на самой длинной морской песчаной косе стрелке [Генический район Херсонской области] в честь 125-летия Нестора Махно.


Кстати, именно по стрелке раньше ездили чумаки в Крым за солью на своих, запряженных волами, подводах. В тех местах соль добывают до сих пор. И именно в тех местах Сиваш, который от Азовского моря как  раз и отделяет Арабатская стрелка, форсировали вброд части Нестора Махно.










Энергодар не атомный: энергетическая столица в национальных тонах

Внешний облик украинской энергетической столицы, как принято называть Энергодар, преобразился буквально за последний, 2015-й, год. Присущие Украине цвета просматриваются в нем повсеместно, начиная с въезда в город, где взгляд притягивает огромный украинский флаг, украшающий одну из высоток, кажется, в районе улицы Скифской.

Впечатляет.

Кстати, подобным образом проявлять свой патриотизм, — явление, присущее не только нам, украинцам. В Европе такие вещи тоже отнюдь не редкость. Кто бывал там, подтвердит: это так.

Однажды, если продолжать тему, мне довелось заглянуть — по журналистским надобностям, естественно, в шведскую тюрьму и, увидев там флаг Швеции на высоченном флагштоке, я в шутку полюбопытствовал у зэков: чего ж, мол, вы таким способом любовь к стране демонстрируете, которая упекла вас за решетку [хотя решеток на камерах я не видел]? А разве это, абсолютно серьезно ответили мне, не позволят нам оставаться патриотами этой страны?

Но вернемся в Энергодар. Мы однажды отыскали в нем даже флаг УПА, который, к слову заметить, и в Запорожье запросто не увидишь.

Красно-черный — бандеровский, как его принято называть, флаг гордо реет возле энергодарской городской школы №2, где в августе минувшего года был открыт первый в Запорожской области памятник героям АТО. Гранитные стелы с надписями «Слава — Украина» и «Героям — слава» увенчанные трезубцем, символизируют мужество и жертвенность украинского солдата и всего Украинского народа.

Отдать дань памяти героям тогда, в день открытия, пришли военнослужащие, участники антитеррористической операции, местные власти, волонтеры, общественные активисты, участники строительства, школьники, студенты и жители города. Присутствующие почтили память погибших воинов АТО минутой молчания. Освящение памятника провел священник Украинской Греко-Католической Церкви отец Александр.

Стоит отметить, что памятник был открыт по инициативе волонтерских организаций и при содействии проекта «Город своими руками». Монумент возводили всем городом при активной помощи коммунальных служб, промышленных предприятий и частных предпринимателей.

Энергодар в войне с путлеровскими рашистами потерял двоих героев. Оба они, к слову, уроженцы Донецкой области: Сергей Полулях, который нес службу в 93-й мехбригаде и погиб в бою под Донецким аэропортом, родился в селе Тоненькое [в Энергодаре он учился в школе №2], а боец 95-й аэромобильной бригады Александр Щуров, бронетранспортер которого подорвался на фугасе, был родом из Авдеевки [в Энергодаре учился в школе №1].

Между прочим и для двух воинов-афганцев из Энергодара, которых тоже забрала проклятая война — та, давняя, афганская, Донбасс так же был родиной: погибший 3 февраля 1982 года Владимир Цап родился в Макеевке, а не доживший месяц до двадцатилетия Юрий Олейник [погиб при обстреле колонны душманами 11 ноября 1985 года] родился в луганском Северодонецке. Оба героя учились в энергодарской школе №1. Возле нее и установлен памятный знак в честь воинов-афганцев.

А возле энергодарской школы №3 находится памятник еще одному герою, принявшему, по сути, мученическую смерть. Я имею в виду командира группы-гидроакустиков из третьего отсека подводной лодки «Курск», капитан-лейтенанта Сергея Логинова, который за полгода до гибели написал песню с пронзительными, сжимающими сердце словами: " И когда в отсек наш прорвется вода, чтоб друзей спасти, мы себя задраим намертво».

Увы, спастись на «Курске» не удалось никому.

Памятник в виде рубки подводной лодке возле школы №3, в которой учился Сергей Логинов, был установлен через год после трагедии в Баренцевом море.

Вообще тема войны пронизывает всю сегодняшнюю жизнь Энергодара не атомного. Это подтвердят вам как местные волонтеры [например, из действующей в городе группы «Энергодарские паучки»], так и представители самой мирной профессии — гончары. Именно там, в энергодарской школе «ГончарКа», нам показали работу едва ли не самого юного ученика. Он, что характерно, не чашку вылепил из чутко улавливающей каждое движение руки глины, не свистульку, а… танк.

По-детски крохотный, но не по-детски грозный.

Это очень плохо, что наши дети лепят танки, а не свистульки. Очень плохо…

2016

*

В тему

Светящиеся иконы в часовне Иосифа Обручника

По сути, все святые иконы светятся внутренним — божественным, светом. Но в данном конкретном случае речь идет несколько об ином.

Дело в том, что настоятель энергодарской часовни святого Иосифв Обручника Украинской греко-католической церкви отец Александр [Варницкий] создал две необычные иконы, которые… светятся. По объяснению пресс-службы Донецкого экзархата УГКЦ, особенностью икон является то, что они выполнены — самолично отцом Александром, на оконном стекле специальной мелом, который и дает сияние при попадании на стекло лучей от любого источника света. Благодаря основному компоненту — извести, иконы также прекрасно смотрятся и днем.

Иконы часовни св. Иосифа Обручника производят впечатление, кстати, не только на находящихся внутри — особенно вечером, но и на прохожих: нарисованы-то святые образы на окнах крохотной часовни и видны поэтому издалека. Притягивая к себе внимание своей необычностью.

Впрочем, все божественное всегда необычно.

В Энергодаре


Сине-желтый и красно-черный флаги в Энергодаре


В Энергодаре: митинг по случаю открытия памятника героям АТО


Энергодар: памятник героям АТО


Стенд у памятника героям АТО — погибшие земляки [из Энергодара и Каменско-Днепровского района]


Энергодар: памятник афганцам


Энергодар: памятник подводнику Сергею Логинову


Танчик из глины: мал, но грозен


Энергодар: музей военной техники


Энергодар: памятник чернобыльцам


Энергодар: часовня со светящимися иконами








Три в одном

Что общего у героя анекдотов Василия Чапаева, «сталинского сокола» Валерия Чкалова и путешественника Федора Конюхова, которому запрещен въезд в Украину?

Выдаю ответ сразу: всех троих связывает… село в Приазовском районе Запорожской области. В 1883 году оно было основано как село Троицкое, затем его переименовали в Константиновку, ну а в 1938 году последовало еще одно переименование и расположенное в двух с половиной километрах от берега Азовского моря село получило фамилию самого известного в довоенном СССР летчика, совершившего два сверхдальних перелета [на Дальний Восток, после которого пилот Чкалов приобрел общесоюзную известность, и в США — через Северный полюс].


Пилот и начдив

На берегу теплого Азовского моря героический летчик, трагически погибший 15 декабря 1938 года при испытании истребителя И-180, никогда не был. Как и легендарный начдив Василий Чапаев, которого с пилотом Чкаловым тоже «породнило» село в Приазовье: имя погибшего [по самой распространенной версии — в водах реки Урал] 5 сентября 1919 года начдива Чапаева долгое время носил колхоз, существовавший в Чкалово. В селе Василию Ивановичу, роль которого в Гражданской войне была минимальной [дивизионный начальник — это ведь много ниже, чем не командующий армией, не говоря уже о командующем фронта] и однозначно не соответствует легендам о нем, со временем появился и памятник — на площади возле местного ДК.

Укутанный до головы в бурку Чапай чкаловский очень сурово выглядит. И взгляд у него — пронзительный, немигающий. Так и ждешь, что при первом же твоем неловком движении Чапай ка-ак выхватит шашку, на которую опирается обеими руками, ка-ак взмахнет ей над головой… прям жуть берет от этого.

Хотя при более тщательном рассмотрении чкаловский Чапай может вовсе и не Чапаем оказаться — надписи-то на памятнике не наблюдается. Ну, стоит мужик с усами и в бурке в центре села, и пусть стоит. Мало ли у нас где чего стоит. В Розовском районе, например, один лихой кавалерист, тоже сильно смахивающий на Чапая, оказался, как на месте выяснили миговцы, неизвестным [!] козаком.


Почетный гражданин

15 декабря 1951 года в Чкалово родился человек, которого сегодня знают во всем мире как отважного морехода и путешественника. Это Федор Конюхов. В 2000 году земляки присвоили ему звание «Почетный гражданин села Чкалово», а с 2011 года имя Федора носит Чкаловский учебно-воспитательный комплекс [сельская школа, если говорить по-простому].

Федор Конюхов, напомню, является первым в мире человеком, достигшим пяти полюсов Земли: Северного географического, Южного географического, полюса относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Эвереста [полюса высоты], мыса Горн [полюса яхтсменов]. Кроме этого, Федор первым в СНГ закончил программу «7 вершин», побывав на вершинах всех частей света.

Свой же самый первый переход по морю Федор совершил в 15 лет из Чкалово на весельной лодке.

В Чкалово однажды — летом 2001 года, я и познакомился с Федором. Он долго рассказывал о море. Я слушал его, как говорится, затаив дыхание. А потом мы бродили во дворе его родного дома [он уже пустовал: родители Федора переехали в Акимовский район — к старшему сыну, брату Федора Виктору]. Задержавшись на пару мгновений возле турника, Федор легко подтянулся… Таким я его и запомнил. Улыбающимся солнцу и ясному дню, бородатым — чем-то неуловимо похожим на Иисуса Христа.

Потом в родном доме путешественника с мировым именем собирались сделать что-то вроде музея, для которого Федор обещал подобрать какие-то экспонаты, но затея, увы, так и осталась не реализованной.

Нынче возле дома почетного гражданина села пусто и неуютно. И трава, которую к осени пообещали скосить [и навести порядок возле дома] в местном сельхозпредприятии, созданным в Чкалово на обломках, скажем так, колхоза имени Чапаева.

Сам же Федор в Чкалово не скоро появится: он нынче, как теперь говорят в подобных случаях, не въездной: ему закрыт въезд в Украину.

Не въездным Федор стал, как официально уведомляется на сайте «Миротворец», после «незаконного пересечения государственной границы Украины»: в марте 2017 года он побывал в Симферополе, куда попал как… обычный российский оккупант — не через украинские погранпункты.

Вот в такую политическую авантюру на старости лет вляпался почетный гражданин села Чкалово.

Федор потом, правда, удивлялся: он, мол, всего лишь путешественник, к политике никакого отношения не имеет.

Ну, может быть. Хотя я на сей счет думаю иначе. И думать иначе меня заставляет сказано в Крыму Федором [летом нынешним он там вторично побывал].

Цитирую дословно российские источники [СМИ РФ я выбрал умышленно — они же, в отличие от СМИ украинской хунты, самые, держите меня в этом месте, а то упаду от смеха, правдивые]:

«Крым — это оплот. С Крымом теперь вся Россия прикрыта»

[март 2017 года];

«Крым — наш, и это греет сердце. Это буфер России. Нужно показать, что мы на этом буфере ничего не боимся»;

«Мы проведем уборку морского берега. Нужно убрать наш российский Крым»

[июль 2017 года].

Пусть простит меня Федор, которого я искренне уважаю [он действительно выдающийся человек], но так заявлять может только шовинист.

Суровый Чапай в Чкалово


Родительский дом Федора Конюхова — с памятно-информационно доской, август 2017








Памятники Запорожья периода независимости Украины

Именно так называлась работа студентов ЗНТУ Александра Коцюбы и Ирины Драч, которая в 2013 году получила высокую оценку на Всеукраинском конкурсе студенческих научных работ «Мальовнича Україна — туристичний край».


Как подчеркнули студенты-исследователи, за годы независимости в Запорожье было воздвигнуто памятников больше, чем за всю его предыдущую историю.

Вот какие памятники названы в работе:

Памятник пограничникам всех времен установлен 22 июня 2012 года в сквере пограничников на площади Свободы в Жовтневом районе. Эта дата была выбрана в связи с тем, что именно в этот день началась Великая Отечественная война.




Памятник князю Дмитрию Вишневецкому-Байде был открыт 14 октября 2010 года. Находится при входе в дом №9 по ул. Александровской.




Памятник Осипу Гладкому, последнему кошевому атаману Задунайской Сечи, проживавшему в Александровске, установлен на территории ЗНУ 15 октября 2010 года. Скульптор — Владимир Филатов. Выбрано место установки монумента не случайно — именно на территории нынешнего ЗНУ до революции располагалось православное кладбище старого Александровска, где и упокоился прах последнего «батьки» настоящих козаков-запорожцев.




Памятник жертвам Голодомора 1932—1933 годов установлен 29 ноября 2007 года в сквере им. Александра Поляка. Представляет собой 6-метровый мраморный крест с надписью «Жертвам голода и сталинизма».




Памятник Андрею Первозванному открыт 24 декабря 2003 года на площади рядом с одноименным кафедральным собором. Открытие и освящение памятника прошло при участии предстоятеля Украинской православной церкви Московского патриархата митрополита Владимира. Фигура Андрея Первозванного полая, отлита из бронзы. Высота — свыше 5 метров.




Обелиск в честь 60-летия Победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войны 1941—1945г. расположен на пересечении бульвара Шевченко и улицы Победы в Орджоникидзевском районе. Установлен в 2005 году. Скульпторы: Федор Зайцев, Борис Чак. От себя замечу: нужно обладать нечеловеческой (шутка) фантазией, чтобы богиню победы нанизать на штык — как мясо на шампур.




Памятный знак жертвам политических репрессий 1930—1950 годов открыт 28 мая 1996 года. Расположен по ул. Александровской [бывшая Дзержинского] — на месте бывшего здания городского отдела НКВД.

Памятный знак жертвам политических репрессий 1930—1950 годов открыт 28 мая 1996 года. Расположен по ул. Александровской [бывшая Дзержинского] — на месте бывшего здания городского отдела НКВД.

Памятник преподавателям, воспитанникам и сотрудникам Запорожского Национального технического университета, погибшим в годы Великой Отечественной войны, установлен в 2000 году возле второго корпуса ЗНТУ.




Памятник Василию Чуйкову, полководцу, маршалу Советского Союза, дважды Герою Советского Союза, открыт 14 октября 2010 года в Ленинском районе в сквере Бородинского микрорайона.




Памятник героям-моторостроителям находится возле завода «Мотор Сич». Установлен 9 мая 1995 года в честь 50-тилетия победы над фашистской Германией.




Памятник советским военнопленным, замученным в немецком концлагере, открыт 8 мая 1996 года. Находится на правом берегу Днепра в Запорожье в начале улицы Доблестной.




Памятник запорожцам, погибшим в Афганистане и в локальных войнах за рубежом, расположен в центре города в Орджоникидзевском районе [угол проспекта Ленина и бульвара Шевченко], сбоку от аллеи Трудовой славы. Был торжественно открыт в декабре 1995 года. Автор памятника Владлен Дубинин




Памятник сотрудникам органов внутренних дел, погибшим при исполнении служебных обязанностей установлен 20 октября 1999 года возле здания ГУ МВД Украины в Запорожской области — по улице Александра Матросова, 29.




В 1997 году открыт первый в Украине памятник воинам, погибшим в мирное время при исполнении служебных обязанностей. Находится в парке Металлургов.




Памятник поэту Александру Пушкину установлен на одноименной площади [в 1999 году] — к 200-летию со дня рождения великого поэта. На постаменте указано, что памятник открыт «в память о пребывании великого поэта на Запорожской земле в мае 1820 года».


Памятник голубю и Пушкину




Памятник Тарасу Бульбе установили на о. Хортица вблизи историко-культурного комплекса «Запорожская Сечь» в конце апреля 2010 года. Однако торжественно открыли его только 15 мая. Гранитную фигуру Бульбы высотой 3 метра и весом 6 тонн создал запорожский скульптор Сергей Канищев.




Памятник казаку Мамаю открыт 16 июля 2009 года на о. Хортица. Дата открытия памятника выбрана не случайно. В 1990 году в этот день Верховная Рада Украины утвердила декларацию о государственном суверенитете, на основе которой 24 августа 1991 года был принят акт о государственной Независимости Украины. Таким образом, 16 июля стало первой датой в новейшей истории Украины, от которой ведется отсчет в процессе обретения государственной независимости. По словам автора Сергея Канищева, в его скульптуре отобразится собирательный образ всех известных изображений казака Мамая.




Памятник Федору Муравченко, генеральному конструктору, руководителю ГП «Ивченко-Прогресс», почетному гражданину Запорожья, Герою Украины. Открыт 8 февраля 2011 года на Капустяном кладбище, ровно через год после его смерти.




Памятник меннонитам — жертвы бедствий, сталинского террора и религиозных преследований. Был установлен в 2009 году на Верхней Хортице.


А это памятник со старого меннонитского кладбища, Молочанск




Пятиметровый памятник великому князю киевскому Святославу Игоревичу торжественно открыт 15 октября 2005 года — по случаю 235-летия основания города и 62-й годовщины освобождения его от фашистских захватчиков. Расположен в Вознесеновском парке- в районе каскада фонтанов «Радуга». Есть, правда, одно «но» с этим памятником: Святослав почему-то одет, как отмечают сведущие люди, в доспехи… римского легионера.


Уверенно себя чувствуешь, когда у тебя за спиной — сам князь Святослав Храбрый




Памятник в честь 2000-летия христианства расположен в сквере возле Свято-Покровского храма [остановка транспорта «Улица Анголенко»]. Надпись на памятнике: «Коли можливо живіть у мирі зо всіма».




Памятник гетману Украины Богдану Хмельницкому установлен в 1995 году, к 400-летию со дня его рождения, на улице Богдана Хмельницкого, 6-й поселок. За памятником находится парк Металлургов. Кстати, если присмотреться, можно уловить, что Хмельницкий очень похож на… Сталина. Странное сходство.




Бронзовый памятник конструктору авиадвигателей Александру Ивченко был установлен в мае 2009 года, возле проходной конструкторского бюро «Прогресс».




Памятник Почетному гражданину Запорожья, бывшему главе исполкома Запорожского горсовета Валентину Яланскому установлен 7 ноября в 2005 году, в день его рождения. Расположен на аллее между цирком и ТЦ «Украина».

Кроме этого, в Запорожье имеются памятники [и памятные знаки]:

Инженеру Александру Винтеру, начальнику Днепростроя [родился 10 октября 1878 года в посёлке Старосельцы Гродненской губернии в семье рабочего]. Одновременно возглавлял работы по строительству и монтажу заводов Днепровского промышленного комбината. При этом, первым делом он занялся бытовыми вопросами. На правом берегу Днепра была построена общественная столовая, рассчитанная на восемь тысяч обедов в день. Оборудование для столовой закупили в Германии. К 1928 году построили пять поселков для строителей на правом берегу и один — на левом. Всего было построено 658 домов, общежитий и бараков, амбулатория, фильтрационная и пожарная станции, зимний и летний театры, школа, детсад и многое другое.


У Винтера был прямолинейный и резкий характер. Ходил он в высоких сапогах, всюду заглядывал, щупал все руками, давал указания относительно малейших пустяков. Устраивал скандалы, когда видел какое-то безобразие. Требовал от местного исполкома запретить продажу водки. Когда же за ней ехали в окрестные села, отправил телеграмму правительству УССР: «Прошу запретить продажу водки во всем районе». В 1932 году Александр Винтер был избран действительным членом АН СССР. Умер 9 марта 1958 года.




26 октября 2017 ода в Запорожье открыли памятник известному тяжелоатлету Леониду Жаботинскому. Над созданием памятника работал скульптор Эльданиз Гурбанов. Имя двукратного олимпийского чемпиона в Запорожье, к слову, носят улица, которая как раз и выводит к памятнику легендарному тяжелоатлету, и школа. Бронзовая скульптура выполнена в полный рост. Ее высота — 1,93 м. Леонид Жаботинский, если кто забыл, был четырехкратным чемпионом мира, двукратным чемпионом Европы, пятикратным чемпионом СССР по тяжелой атлетике. В 1964 и 1968 годах побеждал на Олимпийских играх. Установил 19 мировых рекордов, 20 рекордов СССР и 58 рекордов Украины. Умер 14 января 2016 года в Запорожье. Похоронен на запорожском Первомайском кладбище.


Памятник Леониду Жаботинскому находится неподалеку от главного проспекта Запорожья


Звезда у подножия памятника


Мемориальная доска в честь легендарного спортсмена


20 октября 2016 года в Запорожье состоялся торжественный митинг по случаю переименования улицы Правды в улицу Леонида Жаботинского. На доме по улице Жаботинского, 20 в связи с этим открыли мемориальный знак. А 27 января 2017 года в Запорожье торжественно открыли мемориальную доску двукратному олимпийскому чемпиону по тяжелой атлетике Леониду Жаботинскому. Ее установили на доме №15 по улице Школьной [бывшая — Героев Сталинграда], где обладатель титула «Самый сильный человек планеты», прожил 47 лет.




Щас спою… [Артгалерея]


Артгалерея


Артгалерея




Бюст трижды Героя Советского Союза летчика-истребителя Александра Покрышкина [находится возле бывшего летного центра им. Покрышкина]




Лавка примирения, бульвар Шевченко


Лавка примирения




Я люблю Запорожье




Часы Влюбленных на фоне запорожской мэрии


Сердца и часы Влюбленных




Памятник металлургу, 1963




Поговорим о «Весне на Заречной улице»? Памятник Саше Савченко, сталевару из известной советской киноленты, которую снимали в Запорожье [установлен на проспекте Металлургов]


Из серии «Забавы идиотов»: Саша Савченко с накрашенными губами


Памятник киношному сталевару Саше Савченко [установлен на бульваре Шевченко]


Осенью 2014 года у сталевара Саши Савченко какие-то дебилы отломали часть кочерги –укоротили, называется. И неожиданно… завывал русскоязычный сектор Интернета: в него из Запорожья подбросила дурно пахнущую «новость» одна дама, проживающая в город за исчезнувшими в водах Днепра порогами. Якобы новость, а по сути, гнусная фальшивка разбегалась под таким заголовком: «Нацисты [вариант — бандеровцы] разрушили памятник герою фильма «Весна на Заречной улице» в Запорожье»


Вот о чем из нее узнали интернет-пользователи: «Запорожье, 9 ноября. В Запорожье нацисты уничтожили памятник герою фильма «Весна на Заречной улице» Саше Савченко, которого сыграл Николай Рыбников. Об этом сообщает блогер […], которая стала очевидцем произошедшего. «Весну на Заречной улице» разбили походя, практически не скрываясь, на глазах сотен людей. Под матерные речевки ломали металлическую скульптуру. Было около семи вечера, проспект патрулировала милиция. Однако никто не задержал молодчиков в масках-балаклавах, выкрикивающих «Слава Украине!». Сначала я подумал, что кому-то в соседней стране взбреднулось в неспешно перекатывающемся в густой осенний вечер предвечерье. Я ведь самолично в тот вечер, о котором идет речь, видел памятник.


Никто его не разбивал. Стоит себе, где и стоял — на бульваре Шевченко. Это в двух остановках от меня. Но потом, когда к дурно пахнущей «новости», запущенной объевшимся испорченным горохом блогером [которым, как выяснится со временем, была дама средних лет и средних же, по-видимому, умственных способностей], посыпались комментарии, я понял: тут не о «взбреднулось» речь нужно вести. Это уже клиника, массовое помешательство [с сохранением орфографии оригинала]: Евгений Селезнёв: «Они уничтожают всё что напоминает Россию, СССР и т.д». Светлана Шустер: «Боже, какие уроды! Памятники это история, это уже было! То, что было, не исправить. Уроды, вам бы разрушать, громить, уродовать. Кто созидать то будет?»


Маша Иванова: «Если сломать все, что построено при Советской власти, с чем они останутся????»


Наталья Антонова: «Сломали памятник символ рабчему человеку. Паны к власти пришли. О как…»


Александр Дорошенко: «Я думаю их нужно лечить выстрелом в голову». Алексей Мартьянов: «Ополченцы придут — порядок наведут, чертям плясать до первого котла». Ирина Буданова: «Даа, «культура» на уровне помойки…»


Валерий Реус: «…это был один из любимых героев их же дедов, они сами же вырастали под эту музыку… может их там чем-то «обрызгали» на майдане (хим оружие НАТО)??»


И таких комментариев под «новсотью» [а не новостью] — ровно 44. Только 45-я посетительница оставила вот такую запись: «Сегодня съездила, посмотрела на памятник. Стоит на своем месте. Только отломана ручка инструмента [кочерги металлурга], остальное все целое». Все! Разоблачители «злодеяний» нацистов в Запорожье рассосались — как рубцы некогда рассасывались после сеансов телегипноза. Кстати, особо меня позабавило глубокомысленное умозаключение одного из комментаторов, который брякнул: сталевара Александра Савченко нацисты в Запорожье ликвидировали в отместку за… задержание расейско-путлеровской военщиной летчицы Надежды Савченко. Это называется «здоровые здесь не ходят».


Саша Савченко с кочергой, напоминающей… трость


Учительница из «Весны на Заречной улице» [установлен на бульваре Шевченко]


Учительница раньше в руке держала классный журнал — кто-то изъял


Учительницы Татьяна Сергеевна


Что видно со школьной парты, возле которой стоит Татьяна Сергеевна


Цитирую публикацию популярной запорожской газеты «МИГ»: «На интернет-страничке „Это Запорожье“ [its_zp] в конце июня 2018 года появился шокирующий снимок. На нем запечатлен памятник самой известной учительнице — Татьяне Сергеевне Левченко, героине знаменитого, снимавшегося в Запорожье, фильма „Весна на Заречной улице“, которой какие-то негодяя надели на голову… урну. Памятник, кстати, установлен в самом центре Запорожья — на бульваре Шевченко. Вот, что писали об этом запорожцы: „Как можно быть настолько пустыми. Мне страшно жить среди таких „людей“, их зверьми не назовешь, потому что звери добрее в сотни раз


У меня нет слов, я всё могу понять, но не это. Мне жаль“; „В Запорожье открыли памятник вандалам“; „Вы спросите, где полиция, а я вам скажу: вечером по проспекту ездит и машины штрафуют за мелкие нарушения“; „А если за такое где-то 10000 гривен штраф, как вы думаете, будет порядок? В Европе за такое еще больше берут“. „Идиоты, слов нет“. Между прочим, идиоты, для которых действительно нет нормальных слов, некоторое время назад вырвали из рук бронзовой учительницы классный журнал, оторвав при этом ей палец».




Компас-скамейка [установлен на проспекте Маяковского]


Компас-скамейка с указанием расстояния до крупных украинских городов


Компас-скамейка

К современным памятникам Запорожской области, которые заслуживают внимания, я бы отнес памятник помидору в Каменке-Днепровской и изящное скульптурное изображение Божией Матери в поселке Веселое. Находясь возле нее, очень хочется попроситься под покров Богородицы — под ее защиту.

А вот самый юный, скажем так, памятник, открытый в Запорожье накануне 32-й годовщины чернобыльской трагедии, на мой взгляд, более уместен был бы… возле проходной шарикоподшипникового завода, например.

Фонтан Жизни установлен на площади Маяковского в Запорожье в память жертв чернобыльской катастрофы.


Композиция фонтана состоит из большого вращающегося шара и нескольких фигур у подножия. Этот шар является самым большим в Украине. Его вес составляет 3,8 тонн, а диаметр — 1,3 метра. Он расположен в центре фонтана и вращается под действием воды. Благодаря удачно отлаженной технической конструкции, водная прослойка между самим шаром и опорой составляет всего один миллиметр, давление воды тоже невелико — 3,5 атмосферы.


Вся история народа Украины отображена в скульптурах вокруг фонтана Жизни. Это восемь каменных композиций, которые характеризуют историю и быт украинского народа.


Описание фонтана Жизни


Ранним утром у фонтана Жизни








Как мы в Запорожье космическую ракету искали

Отправившись однажды в путешествие по главному проспекту города за днепровскими порогами, мы с коллегой — фотокорреспондентом Сергеем Томко, выяснили, куда с него исчезла… космическая ракета.

А еще мы с удивлением узнали, что на главной запорожской магистрали могли появиться… три башни — в добавок к тем, которые известны всем горожанам.


У ворот города

Пожалуй, с башен я и начну наш отчет о странствиях — виртуальных и всамделишных, по проспекту Соборному, дома на котором имеют неправильную, как мне видится, нумерацию.

С чего ведь берет отсчет любая, уважающая себя улица, тем паче — проспект? Правильно: с какого-то важного объекта. А какой самый важный объект находится поблизости от главного проспекта Запорожья?

Естественно, Днепрогэс, который от проспекта отделяет только площадь Запорожская.

Так почему ж отсчет домов на нем ведется от… железнодорожного вокзала?

Никто не знает.

Кстати, замечание, что вокзал — это ворота города, в случае с Запорожьем отметается напрочь: мысленно перенеситесь на площадь Запорожскую и вы увидите, что два крайних к площади дома очень напоминают… ворота города.

Эти дома имеют башни, но — не завершенные.

В фильме «Весна на заречной улице» водитель, везущий учительницу в ее новую квартиру, останавливается перед этими воротами, пропуская идущий поезд. С тех пор — а картина снималась в середине пятидесятых годов минувшего столетия, в Запорожье многое изменилось. Нет, например, железной дороги, которая проходила перед современной площадью Запорожской.

Но в неизмененном виде остались главные ворота города. Хоть и незавершенные.

Говорят, что башни для крайних зданий на главном запорожском проспекте таки были изготовлены. Но перед тем, как их установить — чтобы завершился талантливо продуманный архитектурный ансамбль, случилось непредвиденное: вышло постановление правительства о борьбе с архитектурными излишествами.

И башни отправили в утиль.

Вроде бы, в более близкие к нам времена — в конце восьмидесятых, вновь возникла идея увенчать начало главного проспекта Запорожья двумя башнями, чтобы в городе, наконец, появились настоящие главные ворота.

Но, увы, дальше идеи дело не пошло.

И очень жаль.


Как создавали центр города

Теперь я от третьей башне, тоже не случившейся на проспекте, расскажу.

Согласно генеральному плану развития Запорожья за 1949 год, в послевоенную пору, когда только-только формировался центр будущего большого города, главным административным зданием в нем должен был стать Дом советов.

Его планировалось разместить «в глубине центральной городской площади, застроенной общественными и административными зданиями».

Сам Дом советов должен был выглядеть… примерно так же, как сейчас выглядит здание Запорожской облгосадминистрациии и облсовета. Только с башней, которая должны была быть сооружена посередине здания — над центральным входом.

В начале же главной площади Запорожья предусматривались два памятника на высоких постаментах. Безошибочно можно предположить, кто бы взгромоздился на них [если вспомнить, что генплан датирован 1949 годом] — Ленин и Сталин, конечно же.

С другой стороны проспекта должен был брать начало бульвар, спускающийся до Днепра.

Примерно так с современным запорожским бульваром Центральным и случилось. Правда, до Днепра он не добежал — в Вознесеновский рынок [и околорыночные сооружения] уперся. Но центр города бульвар обозначил.

Как и площадь, с которой он начинается — нынешняя Фестивальная.

Далее по главному проспекту [в сторону Днепрогэса] запланирован был второй бульвар, ведущий к парку культуры и отдыха [ныне это Вознесеновский парк], городскому стадиону и, в конечном итоге, — к Днепру.

Догадались, о каком бульваре речь?

О современном проспекте Маяковского, сбегающем к Днепру от одноименной площади, которая, кстати, не во все пережитые ею [и нами] времена носила имя поэта Маяковского, заглянувшего в наш город в конце февраля 1928 года [перед запорожцами агитатор и горлан-главарь, как называл сам себя Маяковский, выступил в бывшем Народном доме в старой части города]. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на надписи, сделанные на угловых зданиях площади Маяковского.

Там значится, что от центрального проспекта вглубь города — в противоположную от Днепра строну, уходит… площадь Театральная.

Я, разумеется, объясню, с чего она вдруг должна была получить такое название [с учетом, что театр в Запорожье находится совсем в иной районе], но чуть позже. А пока предлагаю мысленно проследовать далее по генплану Запорожья за 1949 год.

Вниз по бульвару Маяковского — примерно там, где сейчас находится городок запорожского медуниверситета, в послевоенные годы хотели построить… центральный стадион. Причем очень даже приличный — на 20—30 тысяч мест.

Третий бульвар в советские времена носил имя Жданова — вождя рангом пониже Сталина [на полголовы, может быть], но такого же деспота, как и сам Сталин. Сейчас этот бульвар носит имя Тараса Шевченко [в обиходе его иногда называют короче — просто БэШа].

Открывать бульвар должен был кинотеатр. Правда, вместо него появился… строительный техникум, который своим парадным входом очень даже напоминал кинотеатр.

Потом вместо будущих строителей в задние въехали… впрочем, неважно, кто туда въехал, важнее другое: к началу третьего тысячелетия это красивейшее здание, в котором тогда располагалась мэрия, как бы исчезло — его скрыли разросшиеся деревья. И только благодаря городскому голове Александру Поляку, распорядившемуся убрать с центрального проспекта Запорожья лесные заросли, запорожцы увидели, в каком красивом городе они живут.

К слову, именно при Александре Владимировиче центр Запорожья с площади Фестивальной сместился на бульвар Шевченко — после того, как его украсили часы Влюбленных и фонтаны.

При Александре Поляке засияли по вечерам огнями специальной подсветки и существующие на главном городском проспекте башни. Завораживающее зрелище, которое стало бы еще более завораживающим, если бы к существующим башням добавилась светящаяся башня в районе облгосадминистрации.


Мужик в штанах с лампасами

Между прочим, третий запорожский бульвар мог начинаться вовсе не от здания нынешней мэрии, а от… концертного зала имени Глинки.

По крайней мере, архитектор Георгий Вегман, руководивший проектом создания зала, предлагал возвести его именно там. В самом начале убегающего к Днепру бульвара, полагал он, концертный зал смотрелся бы выигрышнее.

На мой, исключительно дилетантский взгляд, архитектор был прав. Подобные нестандартные здания действительно требуют простора — широты и размаха.

Однако произошло то, что произошло: разработанный в 1948 году проект концертного зала с кинотеатром был запущен в производство и в конце главного проспекта Запорожья трест «Запорожстрой» приступил к строительным работам, которые были завершены в начале ноября 1953 года.

Государственная комиссия приняла новостройку на «отлично», однако, записала в акте, что ей не хватает… скульптурной фигуры композитора Михаила Глинки.

Памятник ему был установлен перед входом в концертный зал в 1955 году.

Глинка в Запорожье, несмотря на то, что он — памятник [бессмертных «джентльменов удачи» припоминаете?], таки сидит. И читает что-то многостраничное.

Возможно, популярную запорожскую газету «МИГ» с рассказом о нем самом.

Справа на постаменте имеется подпись автора памятника. Им был харьковский художник-плакатист и скульптор Страхов [настоящая фамилия Браславский], носивший не очень подходящее для советского времени имя — Адольф.

Помнит ли кто-нибудь из нас сегодня Адольфа Страхова? Вряд ли. Хотя, как отмечают специалисты, это был большой художник, тонкий лирик. А известным в свое время он стал благодаря созданному им в 1924 году плакату «В. Ульянов (Ленин)», ставшему хрестоматийным: на фоне зловеще чернеющих на втором плане силуэтов фабричных труб и заводских цехов в красном авто с винтовками наизготовку едут маленькие красные революционные солдатики и матросики. А «вождь мирового пролетариата» стоит во весь рост на переднем плане — эдаким великаном в стране лилипутов, вровень с фабричными трубами, так что авто с солдатиками ему по щиколотку. Пресловутая кепка и вытянутая вперед рука указывает «верную дорогу» голытьбе революционной.

На международной выставке в Париже плакат был удостоен Большой Золотой медали и Гран-При. Ныне он хранится в Государственной Третьяковской галерее в Москве.

Не знаю других скульптурных работ Адольфа Иосифовича, но что Глинка, установленный в Запорожье, у него получился — факт. Это, пожалуй, лучший запорожский памятник.

Рассказывают, что, если, подойдя к композитору и прикоснуться рукой к его башмаку, на который ниспадают брюки с лампасами [обратите внимание, когда окажетесь рядом], а затем прочитать бессмертные строки «Я помню чудное мгновенье…» и тут же загадать желание, оно обязательно сбудется.

Проверял, подтверждаю: работает! Исполняет желания «мужик в штанах с лампасами» [это я вновь «джентльменов удачи» припомнил — ихнего «мужика в пиджаке»].

Почему нужно читать стихи Пушкина о чудном мгновеньи? А потому, что Михаил Глинка положил их на музыку.

Как в свое время поэт Александр Пушкин был влюблен в женщину по фамилии Крен, посвятив ей проникновенные строки, так спустя годы был влюблен в женщину с такой же фамилией композитор Михаил Глинка, посвятив ей прекрасную музыку — свой лучший романс.

Только музу Пушкина звали Анной, а музу Глинки — Екатериной. При этом Екатерина была дочерью Анны.

Между прочим, когда Михаил Глинка окончательно покидал Россию [27 апреля 1856 года], он, остановившись на границе, вылез из кареты и, плюнул на землю, произнес в сердцах: «Дай Бог мне никогда больше не видеть этой мерзкой страны и ее людей!»

Довели человека, однако.


Почему Театральная?

Ну а теперь я предлагаю вернуться на площадь Маяковского — у меня есть, что о ней рассказать. Ведь она — моя любимая запорожская площадь.

Между прочим, в снимавшемся в Запорожье фильме «Бессонная ночь», который стал дебютной работой в кино известного киноактера Юрия Соломина, площадь показана такой, какой она тогда была — в 1960 году.

А годом ранее одно из самых красивых зданий, окружающих площадь — дом с колоннами, засветилось в картине «В твоих руках жизнь», которая тоже снималась у нас.

Итак, почему площадь хотели назвать Театральной. Согласно все тому же генплану развития Запорожья, на который я уже ссылался, эту площадь должен был украсить… оперный театр на 1200 мест.

Построить его планировали на том месте, где сейчас находится фонтан. Вернее, подобие фонтана: на значительном, как там, открытом пространстве смотрелся бы большой фонтан. Он бы там не терялся, как теряется фонтан нынешний.

Знаю, что именно таким — величественным фонтаном, и собирался украсить площадь Маяковского так рано ушедший от нас мэр Александр Поляк.

Пустующая ныне часть площади — за памятным камнем в честь чернобыльцев, не всегда пустовала. На старых фотографиях, разглядывание которых и подвигло нас в путешествие по главному проспекту Запорожья, мы углядели на дальней части площади Маяковского странное сооружение. Им оказалась… космическая ракета, устремившаяся к луне, прикрепленной — длинным шпилем, к носу ракеты.

В связи с данным событием та часть площади Маяковского называлась — в начале 60-х годов минувшего столетия, площадью Космонавтов.

Побродив там, мы отыскали, где находилась ракета: точно на том месте, где сейчас растет большое дерево. Прямо под деревом и находятся остатки ракетопамятника — той его части, которой памятник крепился к земле.

А сама ракета, наверное, улетела. В лучшие миры.

Хотя лично для меня самый лучший мир — это моя семья, мой дом, мой двор — а он находится наискосок от площади Маяковского, и мой город, раскинувшийся за днепровскими порогами.

2018

Главные ворота Запорожья: фото 2014 года и кадр из фильма «Весна на Заречной улице», 1956


Башни Запорожья: на перекрестке проспектов Соборного и Металлургов, на площади Поляка и в районе улицы Верхней


Дом советов, генплан 1949


Михаил Глинка в Запорожье: 1960, 2014 [«мужик в штанах с лампасами»] и 2018 годы


Дом с колоннами на площади Маяковского: кадр из фильма" В твоих руках жизнь» и фото 2018 года


Площадь Космонавтов с космической ракетой


Здесь некогда была установлена ракета, февраль 2018








В Бердянске можно почувствовать себя… бабочкой

На Приморской площади курортного города Бердянска местный предприниматель Михаил Мироненко по собственной инициативе — рядом со своим магазином, летом 2018 года установил памятник… бабочке.

«Первоначально я хотел сделать памятник комару, — рассказал порталу pro.berdyansk Михаил, — но не получилось. Потом возникла идея о бабочке. Судя по количеству желающих сфотографироваться, людям памятник понравился».

Действительно, новая архитектурная форма пользуется популярностью среди отдыхающих. Очередь к ней сравнима с очередью к памятнику бычку-кормильцу, который расположен неподалеку.

***


В Бердянске можно также увидеть:


Памятник бычку-кормильцу

Памятник бычку, который в самом деле спас в голодные годы тысячи и тысячи бердянцев, — одна из достопримечательностей набережной Бердянска. Фото с этим бычком имеются, наверное, у всех отдыхающих. Ну и у любителей вяленых-жареных бычков, конечно же.

Именно эта рыбка и спасла большую часть населения Бердянска от голода в военное время. Во все времена рыбалка была одним из любимых занятий мужчин и ребятишек города. Уловы бычка были огромны, до 90 тыс. тонн в год. Но позже, в 70-х годах, он как бы исчез. Жители решили, что этот вид рыбы весь выловлен и установили в 2001 году в знак благодарности бычку памятник.

Памятник курортникам

В центре курортного города — на Азовском проспекте, можно лицезреть довольно необычный памятник: груда камней, оказывается, является ничем иным, как композицией из металла и гранитных плит, предстающая перед нами в виде… огромных туристических сумок, рюкзаков и чемоданов. Это — памятник туристам.

«Каменные чемоданы» дополнены присущей летнему отдыху атрибутикой, а именно зонтиком, панамкой и ластами. Памятник был установлен 16 сентября 2011 года напротив ДК «Софит».

Монумент посвящен отдыхающим в Бердянске в летний период — приезжим, благодаря которым город серьезно оживляется, ведь по статистике более 70 процентов местных жителей сдают жилье туристам либо работают в сферах, так или иначе связанных с курортной деятельностью. Успешный курортный сезон способен обеспечить жителей Бердянска до начала следующего лета.

Памятник счастливому детству

Архитектурная скульптура «Счастливое детство» установлена на главном проспекте Бердянска в День защиты детей в 2008 году.

На круглом постаменте стоит трехколесный велосипед высотой более 1 метра. Внешний вид максимально приближен к своему прототипу «Гномик», вплоть до спиц на колесах. Большое переднее и маленькие задние колеса сделаны с полочкой между ними, куда в детстве можно было взять друга-пассажира и гордо проехать мимо компании своих однолеток.

Памятник мальчику-рыбаку

В Бердянске на набережной можно встретить одного известного рыбака — бронзового мальчика с бычком в руке. Улов почти такой, как у рыбаков вдоль берега, однако для полной картины сходства кое-что не хватает: какой-то шутник у этого курносого парня украл удочку, вот и стоит он теперь на побережье стыдливо-смешно без своего удилища.

Памятник мальчику-рыбаку в Бердянске был открыт 1 июня 2004 года и с тех пор стоит он без удочки: сколько бы ни вручали ему новую, кто-то ее постоянно ворует.

Кресло исполнения желаний

Есть в Бердянске на Приморской площади место, где всегда властвует тень неизведанного: здесь воплощаются в жизнь заветные желания.

Найти это место было сложно. Можно было кружить часами по площади, но так и не ступить на заветный камень брусчатки. Но это лишь до момента, когда городская администрация приняла решение об установке в заветном месте гранитного Кресла материализации и исполнения желаний.

С того времени эта достопримечательность стала туристической Меккой города.

Солнечные часы

Среди многочисленных достопримечательностей Бердянска хорошо известны горизонтальные солнечные часы. Циферблат имеет диаметр 6 метров, бетонная поверхность покрыта черными и белыми мраморными плитками в стиле флорентийской мозаики. На циферблат нанесены часовые деления и минутные с интервалом в 15 минут. Стрелка выполнена из нержавеющей стали, ее длина составляет 3,3 метра. Установлена она в центре циферблата, направлена с юга на северный полюс мира под наклоном 46,8 градуса. Время определяется по положению солнечной тени на делении циферблата, которую отбрасывает стрела на солнце.

Солнечные часы показывают природное время, соответствующее географическому меридиану местности.

Памятник графу Михаилу Воронцову

Открыт в 2010 году.

Согласно историографической традиции, именно Михаилу Воронцову обязан своим возникновением и процветанием Бердянск. Граф лично принимал участие в обследовании местности возле Бердянской косы на предмет строительства здесь порта. Участвовал в разбивке городского сада. Часто посещал Бердянск, заботился о предоставлении городу льгот. Граф утверждал названия городских улиц, одна из них была названа его именем.

Общая высота монумента вместе с постаментом составляет порядка 5 метров. Бронзовую фигуру графа Воронцова изготавливали не один год. Ее автором является бердянский скульптор Николай Мироненко, который создал немало популярных памятников Бердянска, таких, например, как памятники сантехнику, бычку, дачникам, детям лейтенанта Шмидта.

12 октября 2016 года на заседании комиссии Бердянского горсовета по гуманитарным вопросам было рассмотрено предложение о сносе или переносе в другое место с Азовского проспекта памятника основателю города графу Михаилу Воронцову. Данное предложение поступило в виде электронной петиции и набрало необходимое для рассмотрения органами местного самоуправления количество голосов в свою поддержку. Однако члены градостроительного совета и члены комиссии Бердянского городского совета по гуманитарным вопросам его не одобрили.


Памятник капитану 2-го ранга Критскому, определившему место пристани Бердянск

Памятник погибшим рыбакам

Осенью 2010 года в Бердянске — в микрорайоне Лиски, был открыт памятник погибшим рыбакам. По объяснению председателя комитета микрорайона Анатолия Гупало, идею увековечить память людей, погибших в морской пучине, он вместе с членами комитета микрорайона вынашивал около двух лет.

В оформлении памятника принимал участие бердянский художник Александр Логвиненко.

Памятник детям лейтенанта Шмидта

Памятник незабвенным «детям лейтенанта Шмидта» Остапу Бендеру и Шуре Балаганову открылся в Бердянске в 2002 году Оба «офицерских дитяти», изваянных в бетоне, восседают на стульях недалеко от парка… имени Шмидта. В руке у Балаганова бокал с пивом, а рядом с Остапом — пустой стул с надписью на сиденье «Пиво отпускается только членам профсоюза». Предназначен он, надо полагать, для тех, кто пожелает запечатлеть себя для потомков на фото — или видео в компании героев произведения Ильфа и Петрова «Золотой теленок».

То, что Остап и Шура в Бердянске не бывали, ни туристов, ни местных жителей не смущает. Зато Петр Шмидт, отец известного морского офицера, в конце 19-го века был начальником города и порта Бердянск.

Памятник лейтенанту Шмидту

В бердянском музее Петра Шмидта я как-то задержался возле картины с изображением господина лейтенанта, отец которого был бердянским градоначальником на переломе позапрошлого и прошлого столетий. «А почему, — спрашиваю у подошедшей ближе работницы музея, — в судебных документах Шмидт проходит, как капитан 2-го ранга?» Музейщица, внимательно взглянув на меня, словно оценив мою психическую полноценность, пожала плечами и удалилась из зала.

Сам, мол, разбирайся.

Я и стал разбираться. И выяснил, что лейтенант Шмидт вышел в отставку буквально за неделю до памятных событий осени 1905-го года, связанных с крейсером «Очаков».

По существовавшему тогда положению, флотский офицер увольнялся со службы с присвоением следующего чина. Какой же чин следовал после лейтенанта? Капитана 2-го ранга! Между лейтенантом, относившимся, вместе с мичманом, к обер-офицерскому составу, иных чинов в то время не существовало. Чин старшего лейтенанта, приравнивавшийся к армейскому капитану, появился только в 1907 году, а чин капитан-лейтенанта был упразднен на флоте в 1855-м.

Поэтому матросы, знавшие по службе лейтенанта Петра Шмидта, нисколько не удивились, когда он прибыл на «Очаков» в погонах капитана 2-го ранга в отставке [они несколько отличались от погон действительного офицера. Это были так называемые продольные погоны].

По некоторым сведениям, Николай Второй в последствии таки лишил Шмидта штаб-офицерского чина. Видимо, в связи с этим в приговоре, вынесенном в феврале 1906 года, значилось: «Отставного лейтенанта Петра Шмидта лишить прав состояния и подвергнуть смертной казни».

Понижение Шмидта на руку, на мой взгляд, было на руку и пришедшим в 1917 году к власти большевикам. Создавая из образа мятежника-неудачника легенду на многие годы, они искренне полагали, что лейтенант — это почти человек из народа, чуть ли не пролетарий. В отличие, скажем, от капитана 2-го ранга.

Хотя у Петра Шмидта, повторюсь, папаша был градоначальником, а дядя — адмиралом. До пролетариата тут, между нами говоря, весьма далеко.

Памятник «Жемчужина Приазовья»

В начале августа 2011 года у основания Бердянской косы появился памятник Жемчужина Приазовья.

Размеры памятника впечатляют: высота достигает 4 метров, а вес превышает 9 тонн. Сооружение стало символом любви жителей города к любимой косе, которая на протяжении двух столетий дает возможность жить, работать и отдыхать бердянцам.

Памятник представляет собой высокую стелу, объединившую в себе все символы Бердянска. Здесь сплелись чайка, якорь и виноград, рыба и штурвал, все то, без чего невозможно представить курортный город.

Памятник сантехнику

В 2003 году на Приморской площади появился памятник слесарю-сантехнику. Находится памятник на повороте с Приморской площади к универмагу. Он без постамента и получается, что сантехник… вылез прямо из-под земли.

Сложив руки на канализационный люк, в одной из которых находится гаечный ключ, сантехник собрался покурить и отрешенно устремил взгляд в небо. Глядя на выражение лица, каким его наделил скульптор, можно представить, что за мысли у него в голове.

Изначально у сантехника был мундштук с сигаретой, сейчас осталось только отверстие для нее. Часто местные жители и туристы вставляют ему сигарету в губы и дают прикурить.

И никто еще не отменял примету, что, если дать ему прикурить, то не будет проблем с сантехникой дома.

Народ окрестил работягу «дядей Мишей», а по количеству желающих сфотографироваться с ним, сантехник может соперничать с «бычком-кормильцем».

Памятник дачникам

Памятник дачникам был открыт 1 октября 2005 года. В этот день в городе официально отмечают День садовода и огородника. Идея установления памятника принадлежала бывшему мэру города Валерию Баранову. Автор — известный монументалист Николай Мироненко, создатель многих памятников Бердянска.

Фигуры отлиты на бердянском заводе «Южгидромаш».

Памятник собакам

Спящий лев

Подсолнух мира

Открыт в 1983 году в честь 50-летия освобождения Бердянска.

Памятник Александру Сергеевичу

Здание бывшей мужской гимназии [теперь — БГПУ]

В августе 1876 года учебное заведение было торжественно открыто и начало свою работу на ниве просвещения. Это — огромное двухэтажное здание, выполненное в форме буквы «П». Если бы оно было дворцом, то его размеры, полагают знающие люди, удовлетворили бы монарха любой европейской столицы.

Еще одной чертой, объединившей Бердянскую гимназию с жилищем королей, стали псевдо-зубцы, установленные по периметру крыши.

По бокам от центрального входа в двух симметричных нишах расположены бронзовые бюсты на мраморных постаментах-колоннах двух самых знаменитых учеников бердянской гимназии: одного из предводителей восстания на Черноморском флоте 1905 года лейтенанта Петра Шмидта и победителя чумы и холеры иммунолога-эпидемиолога Владимира Хавкина. Бюсты открыты 1 сентября 2005 года в присутствии военного атташе Индии.



Торпедный катер проекта 123К на пьедестале

Боевой торпедный катер был установлен на постамент в год 30-летия победы в войне против гитлеровской Германии, при активном содействии главкома ВМФ СCCP Сергея Горшкова — в память о подвигах моряков Азовской военной флотилии [открыт 9 мая 1975 года].

В 2015 году памятник отреставрировали. Теперь катер имеет символику Украины, а не бывшего СССР.

По замыслу, нос катера расположен выше кормы примерно на два метра. Это создает эффект движения катера полным ходом по морю. Будто бы он снова готов выполнять свою боевую задачу.

Однако нос судна направлен… в сторону от моря — к берегу. Это тоже может иметь символический смысл. Ведь моряки всегда стремятся возвратиться в родную гавань и сойти на берег, чтобы обнять своих родных и любимых.

Многие туристы задаются вопросом, бывал ли именно этот катер в боях на Азовском море?

Скорее всего, отвечает портал berdyansk.biz, нет. Хотя в составе Азовской флотилии в 1942 году имелось семь катеров такого типа, но приказом командующего Черноморским флотом от 8 сентября 1942 года Азовская флотилия была расформирована. А все корабли, личный состав, органы обеспечения и управления перешли в состав Новороссийской и Керченской военно-морских баз, а также 2-й бригады торпедных катеров.

Этот катер был передан Бердянску уже с Черноморского флота.








Все ли в Веселом веселые?

Как известно, украинцы — народ с юмором. Поэтому в Украине 71 населенный пункт носит… веселое имя: 68 сел, два поселка и один поселок городского типа, который, к тому же, является райцентром Запорожской области. Он и дал в последствии название всему степному району, граничащему с Херсонской областью.

Район этот так и называется: Веселовский.

Если покопаться в исторических документах, можно узнать, что заселяться местность, где сегодня расположен райцентр Веселое, начала в 1812 году выходцами из Курской губернии. Это были тридцать семей государственных крестьян, осевших на землях помещика Рахманова на правах арендаторов-десятинников.

Непосредственно же село Веселое основано в 1815 году на склонах степной балки с замысловатым названием Малый Менчикур.

Ну а откуда таки название веселое у современного Веселого взялось?

В свое время ответ на этот вопрос мне помог отыскать самый, пожалуй, сведущий веселовец — директор районного краеведческого музея Василий Еременко.

«По здешней местности, — охотно объяснил он во время нашей встречи в музее, — издавна — с самых давних давен, гуляли-хозяйничали все: татары, турки, запорожцы. Здесь же и Чумацкий шлях проходил, по которому из Крыма соль доставляли и на Запорожье, и на Харьковщину, и на Полтавщину. Дорога дальняя у чумаков была. И очень не спешная: до Крыма-то они не на лошадях, а на волах добирались — лошадей в любой момент, появившись словно ниоткуда из буйной травы-муравы, могли татары лихие отобрать [околовеселовская часть Чумацкого тракта, к слову, именовалась Муравским трактом]. Да и волы были абсолютно неприхотливыми животными — довольствовались самым малым».

Но и волам чумацким в долгом пути отдых нужен был. И чумакам, естественно. Вот и избрали они для отдыха местечко, где среди степи просторной озеро тихое имелось, в котором, по преданию, как и в любом другом тихом омуте, невесть кто водиться обязан был.

Дичи на озере в превеликом множество было — гусей, уток. Жар-птица, вроде бы, тоже являла себя чумакам. Изредка, правда.

Короче говоря, чумаки и отдохнуть на берегу озера возможность имели, и запасы продовольствия пополнить могли за счет птицы озерной. Ну и погулять им было где! Возле озера корчма ведь веселая однажды открылась.

Рассказывали, хозяйкой ее была очень красивая женщина. Никак поэтому мимо нее не могли проехать без остановки [суток на двое-трое] ценившие женскую красоту, как и мужскую силу, чумаки.

И останавливались чумаки, несмотря даже на то, что однажды на берегах озера ведьма объявилась — сбылась таки народная примета о тихом омуте. И над чумаками подгулявшими ведьма подшучивала, и волов ихних в предутреннем тумане уводила далеко в степь. Вредная такая была.

Тем не менее, отправляясь в Крым, чумаки заранее уговаривались: останавливаться на отдых будем у веселого места — возле озера посередине привольной степи.

Озера того нынче уже нет. От него только скромный пруд остался — в центре Веселого, в местном парке. А память о чумацких далеких временах сберегается. В том числе и в названии районного центра.

***

Насколько я понял, веселовцы и доныне остаются категорически веселым народом. Пролетарского вождя, скрывавшегося под ленивой кличкой Ленин, например, они — в коммунистические времена, естественно, взгромоздили на постамент такого длиннорукого, что ему сам Юрий Долгорукий позавидовал бы. Если не пятку, то колено веселовский Ильич, низвергнутый при декоммунизации, точно почесать бы мог, не наклоняясь.

Кстати, переустанавливали веселовские коммунисты своего длиннорукого вождя — после того, как его — еще, правда, до начала активной фазы декоммуназции, сковырнули с постамента, 20 апреля 2015 года — в пасхальные дни.

Представьте себе воскресение по-веселовски: на фоне огромного плаката с радостным сообщением о воскресении Христа работает… кран, который притыкает на постамент… сущего дьявола, тирана из тиранов, не погребенного по сию пору [и выставленного на всеобщее глазение].

Может, поэтому, думаю я, народ страны, в которой остается не погребенным тиран, сам нередко проявляет склонен к тирании? Что он и демонстрирует на Востоке Украины, в Крыму — везде, куда сует свой русскомировский нос. И жадную до чужого добра руку — такую же длинную, как у веселовского, канувшего в лету, Ленина-Ильича.

Еще мне фонтан в центре Веселого понравился. Не сам фонтан даже, а то, что возле него — на особой табличке, режим работы указан. Точно по Козьме Пруткову: коль фонтан, мол, имеешь, дай и ему отдохнуть.

А дальше в поселковом парке, по одной из дорожек которого можно выйти к пруду, оставшемуся от веселого озера, ждет команды на взлет космический корабль в виде летающей тарелки с дерзким названием «Порывистый». Изготовили его на заводе… «Продмаш», специализирующемся, как можно понять из названия, на выпуске оборудования для продовольственной промышленности. Космотестомешалка такая вот получилась. Пять с плюсом за веселую идею.

Дуб танкистов в парке — есть и такая достопримечательность в Веселом, я обошел со всех сторон: все понять пытался, что же у него общего с танками — с теми самыми машинами, про которые в песне поется, что броня у них крепка, как ни у кого другого.

Ответа я не нашел, но бронетанковый дуб пометил в блокноте в качестве удачного памятного знака. И тоже пять с плюсом поставил веселовцам.

А вот с Кладезем знаний в районной библиотеке, где нас радушно принимала библиограф Наталья Нестеренко, которую по книжным залам сопровождал важный кот Кузя, я обманулся конкретно. Заглянув в колодец, выложенный из книг [!], удивился вслух: «А что у вас на первом этаже находится»? И засмеялся, поняв, что мы, вместе с важным Кузей, как раз на первом этаже и пребываем. А функцию дна в Кладезе знаний… зеркало исполняет! Пять с двумя плюсами за оригинальность.

Чумаков-весельчаков в Веслом мы тоже, конечно же, отыскали: памятник им не так давно веселовцы установили на главной улице, в самом центре поселка.

Очень символично, что наши чумаки, как и сотни лет назад, едут за солью в наш Крым.

Счастливого пути, братцы!

Матерь Божия у храма в Веселом




Матерь Божия, покрой нас своим омофором


Веселое, центр: признание в любви


Таким в Веселом был долгорукий Ильич


Долгорукий Ильич то ли дорогу в коммунизм показывает, то ли через скакалку прыгать собирается


Воскресение антихриста в 2015 году. Недолго, правда, простоял самый длиннорукий из всех Ильичей — турнули окончательно в 2016 году


Космический корабль «Порывистый»


«Порывистый» вблизи


Дубы крепки и танки наши быстры…


Военным морякам всех поколений


Военным морякам


Кофе хватит на всех [по секрету скажу, что это… обычный колодец]


Есть свободное место для увековеченья в веселом поселке


Чумаки


Счастливой дороги, братцы!








В Мелитополе встретимся у Владимира Высоцкого

Памятник барду, поэту и актеру Владимиру Высоцкому открыли в Мелитополе в сентябре 2000 года. Спонсором выступил местный бизнесмен Хасим Меметов, владеющий торговым центром «Пассаж», перед которым и был установлен памятник.

Автор памятника — заслуженный скульптор Украины Константин Чеканев из Днепра, который, к сожалению, не дожил до открытия монумента из-за тяжелой болезни.

Хотя на строительство памятника и было дано разрешение городских властей, тем не менее, из-за сложностей в оформлении документов, говорят, что до сих пор памятник не внесли в государственный реестр.

Памятник Владимиру Высоцкому является знаковым местом для мелитопольских почитателей авторской песни. Два раза в год — в день рождения и в день смерти Высоцкого, у памятника собираются поклонники его творчества. Время от времени прямо у памятника проходят выступления мелитопольских бардов. Последние годы эти мероприятия организовывает городской клуб музыкантов и певцов «Творческая мастерская».

Самому Владимиру Высоцкому в Мелитополе довелось побывать лишь однажды, в апреле 1978 года. После приезда в Запорожье, он совершил поезду также и в Мелитополь, где с концертом выступил в Доме культуры им. Шевченко Т. Г., всего в двухстах метрах от места, где сегодня стоит его монумент.

Концерт был устроен спонтанно, без предварительной договоренности с Высоцким. Однако в зал, рассчитанный на тысячу мест, за очень короткое время было продано билетов в два раза больше.

Как вспоминал администратор Высоцкого Николай Тамразов [на него ссылается Марк Цыбульский в своей статье «Владимир Высоцкий в Мелитополе»]:

«В Мелитополе я выхожу на сцену — и замираю: зал на тысячу мест, а продано две тысячи билетов. Люди не могли ни вздохнуть, ни пошевелиться. Я понял, что если хоть кто-нибудь сделает неосторожное движение, то может произойти давка. И я попросил, чтобы люди сидели абсолютно спокойно, чтоб не было никаких аплодисментов… А Володя стоял за кулисами, не очень понимая, что там происходит… Почему это я запрещаю людям разговаривать?!»


***

Бывал ли Великий комбинатор в Мелитополе?

Вроде бы, нет. По крайней мере, в бессмертных ильфо-петровских романах о похождениях Остапа Бендера известий об этом я не обнаружил. Тем не менее, мелитопольцы искателю стульев, которые некогда принадлежали теще Кисы Воробьянинова, мадам Петуховой, памятник таки поставили. Хотя такой чести больше заслуживает, пожалуй, Шура Балаганов. Ведь именно он в «Золотом теленке» дважды прославил Мелитополь. Если по тексту: «Балаганов скорбно покачал головой. Из мировых очагов культуры он, кроме Москвы, знал только Киев, Мелитополь и Жмеринку. И вообще он был убежден, что земля плоская»;

«Нашли дураков! — визгливо кричал Паниковский. — Вы мне дайте Среднерусскую возвышенность, тогда я подпишу конвенцию». «Как? Всю возвышенность? — заявил Балаганов. — А не дать ли тебе еще Мелитополь в придачу?»

Таким образом, история с мелитопольским памятником Великому комбинатору напоминает разговор двух старых ворошиловских стрелков, задержавшихся возле памятника Пушкину: — Смотри, Гордеич, несправедливость какая — попал-то Дантес, а памятник Пушкину поставили.

Театрализованное открытие скульптурной композиции состоялось 25 сентября 2011 года, в ходе празднования 227-летия Мелитополя.

Кстати, на месте Остапа со стулом раньше находился… бюст Сергею Кирову.

«Присаживайтесь, как раз есть свободный стул!»


«Товарищ Бендер», оказывается, чуть выше меня ростом был.

Ещё в Мелитополе можно отыскать памятники:


земскому врачу Андрею Корвацкому

Андрей Корвацкий [родился, по одним данным, в 1843, по другим — в 1844 году в Херсоне, умер в 1907 году в Мелитополе] — мелитопольский земский врач, садовод и краевед.

В 1873 году Андрей Васильевич уезжает в Германию и поступает в Вюрцбургский университет на медицинский факультет. В 1877 году возвращается в Россию и подтверждает в Киевском императорском университете имени Святого Владимира диплом хирурга, полученный в Германии.

В 1878году назначен земским врачом Васильевского 4-го земского врачебного участка Мелитопольского уезда Таврической губернии. С 1879 года — земский врач Мелитопольского 10-го земского врачебного участка Мелитопольского уезда Таврической губернии, первый хирург Мелитополя, врач Мелитопольского реального училища.

Помимо врачебной деятельности, занимался опытным садоводством, а также гидрогеологическими исследованиями. Основал опытный сад и питомник, открыл месторождение лечебной минеральной воды.

Умер в 1907 году в Мелитополе. Похоронен на территории опытного сада [со временем стало отделением Украинского НИИ орошаемого садоводства].

В 2005 году в Мелитополе, на проспекте Богдана Хмельницкого, был открыт памятник Андрею Корвацкому.

Фруктовые сады на Микрорайоне в народе называют садами Корвацкого. Ведущий к ним проезд недавно получил название проезда Корвацкого.


Могила Андрея Корвацкого


Мемориальная доска на могиле

Ивану Мичурину

Установлен в 1949 году во дворе Мелитопольской опытной станции садоводства имени М. Ф. Сидоренко. Автор — скульптор Николай Соболь. Представляет собой трехметровую, окованную медью, скульптуру из железобетона. Изготовлен в Запорожской художественно-производственной мастерской.

Богдану Хмельницкому

Скульптура Богдана Хмельницкого, установленная в Мелитополе к 300-летию Переяславской рады на одноименном проспекте, считается одной из визитных карточек города. Памятник установлен в начале проспекта Богдана Хмельницкого в 1954 году, перенесен на новое место в 1970 году.

Проспект Богдана Хмельницкого соединялся с улицей Гетмана Сагайдачного [ранее — Фрунзе] крутым поворотом-спуском, и в этом месте случалось особенно много аварий. В начале 1970-х годов было решено реорганизовать эту транспортную развязку, расширив проезжую часть и выровняв перепады высот. Памятник, имевший неравномерную осадку, к тому же, оказывался на месте будущей проезжей части, и встал вопрос о его переносе. Новое место для памятника было выбрано на перекрестке проспекта Богдана Хмельницкого с улицей Вакуленчука. Пятиэтажные дома, удаляясь от проспекта, образовывали там небольшую площадь. Скульптуру, состоящую из шести железобетонных блоков, перевезли под руководством того же специалиста, который устанавливал ее в 1954 году.

Тарасу Шевченко

Установлен на центральной площади города — на площади Победы. Гранитный монумент изображает поэта в полный рост с книгой в руке. Автор проекта и эскиза — Василий Добровольский. На памятник и обустройство прилегающей территории было потрачено 134 тысячи гривен.

Возведение памятника Тарасу Шевченко в Мелитополе планировалось с 2006 года, хотя место установки многократно пересматривалось. К февралю 2010 года была завершена скульптура, в 2010—2011 годах построен постамент, и 22 мая 2011 года памятник был открыт.

мелитопольскому машиностроителю

Установлен в 2010 году возле промышленно-экономического техникума. Композиция представляет собой медного токаря возле настоящего станка. Памятник установлен общественной организацией «Кластер «АгроБУМ». Стоимость памятника — примерно 90 тысяч гривен. Наиболее активными в сборе средств были представители малого и среднего бизнеса.

венскому стулу

Находится возле остановки «Мебельный». Металлический стул выполнен в натуральную величину и весит более 60 кг. Надпись на плите возле памятника: «Мастер Михаэль Тонет в 1859 году изготовил стул №14, который стал знаменитым Венским стулом. В 1900 году этот стул в рекламных целях был сброшен с Эйфелевой башни. Пролетев 115 метров, стул ударился о землю, подпрыгнул и остался цел. Этот стул — самое гениальное творение человечества в области мебельного производства».

Максу Горькому [в одноименном парке]

Александру Пушкину [возле МГПУ]

в честь 200-летия Мелитополя








Путин скорбит о «русском мире»

24 августа 2015 года возле Запорожской областной государственной администрации в установили памятник… всепрезиденту всероссийской федерации [тому самому, который ла-ла-ла-ла-ла] с «замученным снегирем».

Сделал памятник скульптор Александр Третьяк.

Скульптура была выполнена из шамотной глины, ее размер — около 50 на 50 см, весил памятник почти 15 кг.

Автор идеи бизнесмен Максим Дрозденко заявил, что это — первый памятник интернет-мему. «Это Путин, он скорбит о „русском мире“ и держит в руках замученного снегиря, которого постоянно пытаются убить запорожские школьники».

Как известно, в декабре 2014 года в российских СМИ появилась пропагандистская новость: в одной из школ Запорожья школьников якобы учат убивать снегирей… потому, что они символизируют всероссию. А подкармливать, советуют будто бы педагоги, нужно синиц — они расцветкой ведь на украинский флаг похожи и поэтому их можно считать… самыми украинскими птицами.

К скульптуре прилагалась табличка с надписью, стилизованной под старославянскую письменность: «Сей памятник воздвигнут в знак скорби „русскаго мира“ о злодейски убиенных жидобандеровцами русскоязычных снегирях».

А в октябре 2015 года все тот же Максим Дрозденко презентовал в Запорожье — на острове Хортица, свою новую работу — памятник всеминистру индел всероссийской федерации коему Лаврову.

Примечательно, что глава внешнеполитического ведомства страны-агрессора изображен был в виде… ну, конечно же, лошади.

«Первый в мире 5D-памятник интерактивной лошади. Когда санкции сдавливают ему [кое-что между ног], он произносит известную фразу: «Дебилы, бл…», — написал тогда бизнесмен у себя на странице в Фейсбуке.

*

Ну, а теперь я расскажу, как появилась история об украинской птице-синице.

Дело в том, что 4 ноября 2014 года я опубликовал в своей газете материал именно с таким заголовком: «Самая украинская птица». Чтобы не пересказывать, приведу его полностью:

Нисколько не шучу: в Запорожье можно увидеть птиц с расцветкой… украинского флага. Ко мне домой они прилетают каждое утро — когда я, собираясь на работу, выставляю за окно кормушку с подсолнечными семечками для синичек.

С ними, с красавицами-синичками, самая украинская птица и прилетает в гости. Она, собственно говоря, тоже синичка. Или, как я говорю, ее младшая сестричка.

Но обо всем по порядку.

Моя дружба с синицами началась давно — наверное, больше десяти лет назад, с одного забавного случая.

Как-то в начале лета я — как обычно рано поутру, разминался на спортплощадке на пришкольном дворе по соседству с домом. И в какой-то момент обратил внимание на ворону — серо-пепельную, как тогдашнее ненастное утро, которая, поглядывая на меня, осторожно — по полшага, подбиралась к какой-то крохе, замершей на земле. «А ну, пошла!» — взмахнул я рукой и подошел ближе к крохе, которой оказался… махонький синичонок. Посадив его на ладонь и накрыв другой, не обращая внимания на злобные выкрики в мой адрес взлетевшей на дерево вороны, я понес кроху домой — отогреть и накормить.

О том, что синичонок пребывает в общем-то в добром здравии, он объявил только возле подъезда, легонько ущипнув меня клювиком.

Птичка-невеличка в свое удовольствие жила у нас — на окне между рамами, где я для нее положил несколько веточек и регулярно оставлял горку очищенных подсолнушек, больше недели. А потом к окну зачастили взрослые синицы, углядевшие с улицы кроху. Они цеплялись с внешней стороны за раму и заглядывали внутрь, наблюдая через стекло за малышом-сородичем. А когда я для них стал открывать форточку, синички усаживались на нее и, перебивая друг друга на своем птичье-синичьем языке объясняли синичонку, как ему нужно действовать.

И он понял, чего от него хотят: начал усиленно тренироваться, чтобы взлететь на своих неокрепших крылышках до форточки, за которой начиналась, как ему объяснили знающие соплеменники, Свобода.

И взлетел таки в какой-то из дней.

И исчез.

Но не навсегда. Когда пришла холодная и дождливая осень и корма стало не хватать, повзрослевший синичонок объявился: усевшись однажды утром на форточку, он громко объявил: «Цитттт!». Я вернулся, мол. Так я посчитал, что это был именно он — до этого ведь к нам вот так, по-свойски, синицы никогда не заявлялись.

С того дня мы стали подкармливать [и кормили до весны, а затем и до сегодняшнего дня], подсолнечными семечками и нашего знакомца, и всех его друзей и родственников.

А их у него много набралось: в самые морозные дни за подсолнечным продуктовым набором к нам прилетает… до ста синиц, которые, кстати, друг от дружки отличаются размером нагрудной продольной полоски: у самцов она шире — иногда почти на всю грудь. При этом молодую птицу тоже можно сразу узнать в стайке: у нее как бы слегка грязноватой расцветка. Синицы же взрослые окрашены в ярко-насыщенные цвета.

Точное название этой птицы звучит так: большая синица или Parus major [латынь] — большой парус, т.е.

К слову, года через два после начала нашей дружбы у меня за окном объявилась стайка синичек… из сказки, наверное. Или из детских снов. От обычных парус майоров они отличались цветом [обычно белых] щечек. И розовые встречались, и красные, и голубые, и синие… Словно через радугу-дугу где-то промчались эти птички и радуга раскрасила их таким удивительным образом.

А в какой-то из дней меня к окну зовет жена: «Иди быстрее, посмотри, кто к нам прилетел!». Я подошел и увидел махонькую синичку, расцветка которой в точности повторяла… цвета украинского флага. Оказывается, у большой синицы существует такая необычная младшая сестричка. Обыкновенная лазоревка ей имя [Cyanistes caeruleus]. Хотя я бы ее величал — за необычную раскраску, украинской лазоревкой.

Она меньше самой маленькой синицы, но проворнее ее [иначе бы голодной всегда оставалась].

Более яркие лазоревки, кстати, напоминают матросиков: уж очень по-морскому выглядит ихние синий беретик и синий же воротничок.

Отыскав наиболее яркую фотографию лазоревки, я попробовал совместить ее с украинским флагом.

Получилось, как мне кажется, очень даже здорово.

*

Странную реакцию мой рассказ о птице-лазоревке, точно повторяющей расцветку украинского флага, вызвал в антиукраинском, скажем так, Интернете.

Сначала вот этот бред запустили «новости» существующей только в воображении олигофренов «донбасской республики» [орфография оригинала]:

«Педагоги украинской школы № […] в Запорожье в Украине превзошли всю имеющуюся на сегодняшний день украинскую патриотическую истерику.

На уроках в начальных классах учителя призвали детей спасать зимой от голода синиц и уничтожать снегирей… По мнению педагогов, синица, имея желто-голубую раскраску, символизирует собой Украину, а красногрудый снeгирь олицетворяет имперское, красное зло по имени СССР и его правопреемника — Россию. Каждый снегирь у кормушки, сделанной руками украинского ребенка — отбирает у синички [Украины] еду. И по этой причине снегирей желательно не кормить. И если прогнать, или, например, застрелить снегиря из пневматического оружия, это будет особо символичным жестом в борьбе за победу всего украинского, — сообщает источник из популярного запорожского чата. — Многие родители в шоке от инициативы детей, которую они принесли с урока природоведения».

Затем эту галиматью начали тиражировать прочие люди, категорически лишенные рассудка. Причем многие из них множили бред сей с теми же орфографическими ошибками, что и в даунбасском оригинале [антиснегириную «новость» со ссылкой на Запорожье я даже на новосибирских форумах обнаружил]. Что характерно, значительная часть охваченных ненавистью ко всему украинскому «защитников» пернатых вылетевшую из даунбасского дамбасса гнусность проиллюстрировали… синицей, которая не имеет желто-голубой раскраски. Как подчеркивалось в моей публикации, символизирует Украину птица лазоревка.

Да, она из синичьего рода, но привычной многим синицей не является-таки. У них даже имена разные. И как раз именно лазоревку можно считать самой украинской птицей.

А не синицу.

Ну, а снегирь до Запорожья если и долетает, то очень редко. Снегирь — северная птица. А Запорожье — сугубо южный город. Кстати, расцветкой своей снегирь напоминает флаг УПА или символику Правого сектора.

Так что и его, как и лазоревку, можно считать украинской национальной птицей.

…Конечно, я связался с заявленной в новости запорожской школой и узнал от директора: в школе провокацией даунбассов возмущены все — и учителя, и школьники, и родители.

Так выглядит скорбь о «русском мире»


«Сей памятник воздвигнут…»


«Эх, дебилы мы, дебилы… Видали, куда с войной приперлись — к братьям-славянам»


Лазоревка — самая украинская птица


Снегирь и лазоревка на фоне красно-черного и сине-желтого флагов








Памятники моей памяти


Странная каменная степная баба обитает в Приморске — в местном краеведческом музее. Странность ее в том заключается, что в юности своей она была… двухголовой. Почему ее такой сделали древние камнетесы, уму непостижимо. Может быть, именно так они и представляли идеал женщины: мощная чтобы она была и обязательно с двумя головами. Кто со временем вторую голову бабе странной снес, предположить не сложно. Скорее всего, братья-христиане, расселившиеся после князя Владимира, крестившего Русь, по дикой приазовской степи и посчитавшие изваяние каменное двухголовое оскорблением чувств истинного христианина. Ведь если, рассуждали последователи учения Христа, человек создан по Божиему образу и подобию, то откуда ж могла взяться у бабы степной вторая голова? Это чье ж подобие вырисовывается? Почти змей-горынычево! Хотя… Может быть, счастье бабы этой странной немалое, что вторая голова ее затерялась где-то в ковылях приазовских. В эпоху кризиса-то, который нас постоянно одолевает, с двумя ртами, согласитесь, ох, как непросто прожить…


Половецкая баба без рук, Днепрорудный


Автопортрет с половецкой бабой, Национальный исторический музей им. Яворницкого, Днепр


Между прочим, сами себя половцы называли сарами [в Лаврентьевской летописи, в частности, под 1096 годом запись на сей счет имеется вполне определенная: «Рекше: сарины есьми» — сары, мол, мы]. Русское же название «половцы» произошло от слова «полова» [солома], что является точным переводом слова «сары» — желтый. По цветовому качеству если оценивать его. Догадываетесь, уважаемые читатели, к какому важному выводу я хочу подвести вас? А вот к какому: не азиатские племена [смуглой внешности и со смоляными волосами], как принято считать, под видом половцев вторглись на русую Русь мою святую, а очень внешне похожий [с соломенным цветом волос] на русов народ-оккупант. Похожий, но подлый — судя по его поступкам, до крайности. Надеюсь, параллель с происходящим на сегодняшнем Востоке Украины-Руси, где вновь пришел к нам с войной внешне похожий на нас, но подлый до крайности народец, читатели проведут и без моей подсказки.


Памятник на месте разгрома половцев. Разбили соломенноволосых безбожников из донецких степей объединенные полки русских князей 4 апреля 1103 года. Откочевав из холодно-голодных донецких степей до нынешнего Запорожья, половцы остановились на зимовку в днепровских плавнях. Узнав об этом, повели «на конях и в ладьях» к Хортице воинов своих князья русские. Однако к началу апреля 1103 года половцы, не заготавливавшие на зиму корма для своих лошадей, а находившие пропитание для них в полевых, скажем так, условиях, сместились южнее — к реке Молочной [летописная Сутень]. Там ихняя ослабленная нехваткой пищи конница [«и у коней их не было быстроты в ногах»] и была атакована объединенным войском князя Владимира Мономаха. Произошло это неподалеку от нынешнего села Покровского [бывшее Жовтневое], что в Токмакском районе.


Памятник Александру Первому. Находится возле интерната в мелитопольском селе Терпеньи. Выглядит в виде пирамидообразного основания, увенчанного чашей триумфа, — в напоминание о том, что именно здесь, на этот самом месте и почти на этом же основании [оно правда, было прямоугольной формы] в начале тридцатых годов девятнадцатого столетия был установлен первый на Запорожье памятник — Александру Благословенному, императору всероссийскому. Автором памятника был выдающийся украинский скульптор Иван Мартос, работы которому известны, пожалуй, каждому: Дюк Ришелье, например, в Одессе и Минин и Пожарский на Красной площади в Москве. Краевед из Мелитополя Николай Крылов отыскал в архиве фотографию памятника, установленного аж в позапрошлом веке в Терпенье. Он представлял собою четырехугольную колонну из жженого кирпича высотою в четыре аршина, имеющую у основания один аршин в квадрате, увенчанную вазой триумфа. После революции памятник был перепрофилирован: вазу убрали, чуть изменили форму постамента и увенчали его… бюстом Ленина. Ну а в 2016 году произошла очередная рокировка: самого старого — по дате установке, Ленина с постамента турнули, вазу вернули на место. По форме она только от первоначальной отличается: хлебницу напоминает. Так мне показалось.


Первоначально памятник Александру Первому выглядел так


Чаши нет, но зато есть… Ленин


По легенде, будучи в Терпеньи, император Александр Первый попросил однажды накрыть ему стол в тени дубов, росших у подножия кургана, возле которого нынче славятся целебной водой терпеньевские источники. Сколько было тех дубов и откуда они появились в Таврической степи, не известно. До наших дней сохранился из них только один — пятисотлетний. Размеры его внушительные: в четыре обхвата ствол будет. Однако я не на размеры дуба, называемого патриархом, обратил внимание. Я увидел, что его ствол как бы заворачивается в спираль, что может говорить об одном: о колоссальной энергетике места, на котором растет дерево. Сам дуб очень теплый. И тепло его сродни… ну, может быть, теплу домашнего очага. Так мне почему-то подумалось, когда я, закрыв глаза, прислонился к могучему стволу и попытался уловить ток жизни — из недр земли в космос. В 2010 году терпеньевский дуб, который входит в список старейших дубов Украины, в буквальном смысле пришлось спасать: от него отломилась мощная ветвь и откололась часть ствола. К спасению «Дуба-патриарха» подключилась областная власть: специально созданная комиссия предприятия «Запорожзеленхоз» исследовала дуб снаружи, внутри и сформулировала предложения, как продлить жизнь второму по возрасту — после 700-летнего запорожского дуба, дереву области. Бригада «Запорожзеленхоза» и сельский совет Терпенья провели работы по химической и биологической обработке частей дуба-патриарха, пострадавших вследствие обвала ветки, и санитарной обрезке дерева. Благодаря принятым мерам, знаменитый терпеньевский дуб продолжает жить.


700-летний запорожский дуб является ботаническим памятником природы. Возраст его — действительно не менее 700 лет, и он считается культурной и исторической ценностью для всей Украины. Это своеобразный символ Запорожской Сечи, а также место для паломничества и туризма. Находится дуб в историческом месте Запорожья — Верхней Хортице. По легенде, именно возле этого дуба отдыхал Богдан Хмельницкий, а запорожские козаки с кошевым атаманом Иваном Сирко писали под ним письмо турецкому султану. Запорожский дуб считается сакральным деревом, энергетической силой Украины. Рассказывают, что Гитлер знал об энергетической мощи этого дерева. Во время войны он приказал спилить его и перевезти в музей Дрездена — как символ победы над славянами. К счастью, фашистов изгнали из Запорожья раньше, чем они успели это сделать. Это дерево, подчеркивают ботаники, являет собой реликт самых первых дубрав Поднепровья. Высота дуба — 36 метров, что встречается достаточно редко среди дубов, растущих на открытой местности; обхват ствола — 6,32 м., а диаметр кроны дерева — 43 метра. Ранее крона этого дуба достигала 64 метров в диаметре. В конце 20 века состояние дуба стало ухудшаться. В 1990 году украинские ученые выяснили причину болезни дерева — подъем грунтовых вод. В 1996 году древнее дерево поразила молния, и его гибель стала ускоряться. К 2000-му году на дереве осталась всего лишь одна живая ветвь. С 2002 года проводятся работы по сохранению дуба: установили металлические шесты для поддержки тяжелых ветвей, древесину обрабатывают консервантами и укрепили грунт, который проседает.


С 1972 года дуб является заповедным объектом. А С 2010-го он признан национальным деревом Украины. В конце августа 2001 года недалеко от дуба был открыт исторический и культурный центр, который назывался «700-летний Запорожский дуб».


Таким запорожский дуб был в 1908 году


Намогильный памятник: после этого человека на земле не осталось никого, Васильевка


Глобус любви


Эта достопримечательность города Орехова представляет собой большой шар диаметром 2 м. На его верхушке установлена пара голубей, которые как будто целуются. Глобус любви стоит на небольшом постаменте и создан из металла. Сюда приходят влюбленные и оставляют ленточки или замки с клятвами в вечной любви. Все они верят, что желания обязательно исполнятся, а любовь будет долгой и счастливой.


Горький в старости, Ореховский район


Совсем одряхлел старина Горький


Академик, дважды Герой Социалистического труда Николай Доллежаль, конструктор реактора Чернобыльской АЭС [и автор многих других атомных проектов СССР], Орехов


Пограничникам всех поколений, Орехов


Памятник пограничникам, Орехов


Пограничкам всех поколений. Открыт в мае 2018 года в городе Пологи


Памятник главном пограничнику СССР Никите Карацупе. Находится в его родом селе Алексеевка [Бильмакский район]


Чернобыльцам, Орехов


Чернобыльцам, Мелитополь


Жертвам Чернобыльской катастрофы, Вольнянск


Самый юный, скажем так, памятник чернобыльцам, открытый в Запорожье накануне 32-й годовщины чернобыльской трагедии, на мой взгляд, более уместен был бы… возле проходной шарикоподшипникового завода, например.




Взрыв на Чернобыльской атомной станции был предсказан в Запорожье?


В центре города за днепровскими порогами находится одно здание, в котором, наверное, хоть однажды в жизни побывал каждый горожанин. Это Главпочтамт. Но речь сейчас не о нем, а о мозаике, имеющейся на одной из стен [на той, которая выход на проспект Ленина] приметного здания. Изображен на ней могучий мужчина, который обеими руками поддерживает плотину Днепрогэса. Чтобы с ней, значит, чего-нибудь не случилось — так можно уловить смысл изображенного. А в верхней правой части мозаики изображен… ядерный взрыв. Или что-то очень напоминающее его. Если сориентироваться по карте, можно вычислить место предполагаемого взрыва — Чернобыль. Порывшись в архивах, я отыскал фото запорожского Главпочтамта, сделанное летом 1967 года [судя по надписи на здании]. Получается, что в Запорожье авария на ЧАЭС была предсказана, как минимум, за два десятка лет до того, как она случилась.


Главпочтамт, Запорожье


Аллея Трудовой славы, Запорожье: деревья на ней были высажены Героями Социалистического Труда в апреле 1973 года, в день субботника. Является продолжением аллеи Славы, деревья на которой были посажены Героями Советского Союза. На аллее находится также аллея Почетных граждан Запорожья.


Памятник помидору, Каменка-Днепровская


У памятника помидору


Еще один памятник помидору в Каменке-Днепровской


Памятник арбузу, Каменка-Днепровская


Памятник футбольному мячу, каменка-Днепровская


Футбольный мяч с «автографами»


Чапай, потерявший шашку, Розовский район [сегодня этот памятник называется «Неизвестному козаку»]


Олень на постаменте, Акимовский район


Олениха и олененком, Запорожье


ПолуВенера, Розовка


Памятник рукопожатию (мое название, хотя это памятник украинско-грузинской дружбе), Геническ


Памятник генералу Петру Григоренко в его родном селе, Приморский район


Могила борца Федора Гурского, который побеждал даже самого Ивана Поддубного, село Гурское, пригород Запорожья


Могила Федора Гурского


Осенняя дорога на немецкое воинское кладбище, Запорожье


В селе Ботево Приазовского района


Один в поле


Тарас Шевченко в Великой Белозерке


Как в Токмаке переселялся Тарас Шевченко


В начале февраля 2016 года некоторые региональные СМИ выдали сенсационную новость [цитирую дословно заголовок]: «В Запорожской области снесли памятник Тарасу Шевченко». Почти шок. Но вот, о чем далее можно было узнать о новости: «Местные власти поспешили успокоить — монумент просто сменил площадь». Вот так — на пустом месте, рождаются сенсации. И уже никто не вникает в случившееся — в смену «прописки» Кобзаря, все повторяют о том, что в городе Токмаке, а дело было именно там, «снесли памятник Тарасу Шевченко, банально перепутав его с Лениным». И что «памятник Великому Кобзарю не собираются убирать на задворки. Напротив — его установят на площади перед мэрией Токмака. Такое решение принял владелец монумента». Честное слово, иногда у меня создается впечатление, что некоторые мои коллеги читателей держат за идиотов. Слов нет нормальных.


После того, как в Токмаке с этого постамента сняли бюст Шевченко, СМИ и устроили скандал — высосанный из пальца


Дом в честь 200-летия города Токмака


Памятник байкерам, Токмак


Конструктор авиадвигателей академик Александр Ивченко, Токмак [авиадвигатели марки АИ до сих пор широко применяются]


8 ноября 2008 года, в рамках празднования 120-й годовщины со дня рождения Нестора Махно, в родном городе Нестора Ивановича — Гуляйполе, был установлен памятник махновской тачанке. Работа запорожского скульптора Андрея Яремко и специалистов дочернего предприятия ОАО «Мотор Сич» Гуляйпольского мехзавода была установлена в одном из самых почитаемых у горожан месте — возле местного краеведческого музея.


Пулемет махновской тачанки


Тачанка в Гуляйполе


В Гуляйполе 9 марта 2017 года установили памятник Тарасу Шевченко. Монумент высотой в два метра и весом 500 килограммов был установлен на месте, где ранее стоял памятник Ленину. Памятник изготовили в Киеве из полимерных материалов. Его стоимость оценивается в 300 тысяч гривен. На площади устроили торжественный концерт, а после к памятнику возложили цветы.


С батькой Махно, Гуляйполе


Сердце на замке, Гуляйполе


Сердце на замке


Трактор на пьедестале, Гуляйполе


Памятник трактору в Гуляйполе


Памятник трактору «Запорожец», Токмак


Опытный образец трактора «Запорожец» был создан на небольших кичкасских [город Александровск, нынешнее Запорожье] госзаводах сельскохозяйственного машиностроения №14 и №11 под руководством инженера Л. А. Унгера. Трактор строился на базе 12-сильного двухтактного одноцилиндрового нефтяного двигателя. Выпуск тракторов был налажен на большетокмакском госзаводе №8 [ныне город Токмак]. Зажигание смеси в тракторе происходило от запальной головки, которую перед пуском двигателя минут 15Ч20 разогревали до каления. Момент зажигания регулировался подачей воды в цилиндр, охлаждался двигатель водой. Из-за низкого КПД и негерметичности, для вспашки одной десятины расходовалось 1,5 пуда черной нефти и пять ведер воды.


Трактор в Новониколаевке


Памятник трактору в Новониколавке


Трактор-патриот, Бильмакский район


Трактор на пьедестале, Пологовский район


Памятник дизелю, Токмак [выпускался на — ныне не существующем, заводе «Юждизельмаш»]


«Постой, паровоз…» Паровоз-памятник установлен в 2005 году в честь столетия локомотивного депо станции Пологи. Паровоз Э — русский и советский грузовой паровоз типа 0-5-0. Выпускался с 1912 по 1957 год включительно. По количеству локомотивов серии [около 11 тысяч] и по общей продолжительности выпуска паровоз Э является абсолютным рекордсменом в истории мирового паровозостроения и локомотивостроения. Именно серии Э было суждено завершить паровозную эпоху на железных дорогах.


Самолет Л-29 на пьедестале, Вольнянск


Очень скромная мемориальная доска, установленная на доме, в котором жил Александр Сацкий, автор сценария, пожалуй, самого известного фильма о войне «В бой идут одни старики», город Пологи


С фотографией Александра Сацкого — его сестра


Летите, голуби, Приазовский район


Памятник в честь 150-летия переселения болгар на земли Приазовья, Приазовский район


Человек-шестеренка, Пологовский район










«Два года службы — это не вечность!»

Так заявил матери с подножки поезда, увозившего призывников, вчерашний колхозный шофер Виктор Гнедой. И уехал… в вечность


Жизнь Виктора оборвалась 16 мая 1983 года в предалеком ущелье Ганджгал афганской провинции Кунар. В тот день в ущелье погибли, попав в окружение, 15 бойцов второго взвода 7-й роты кунарского батальона [в/ч «Полевая почта 93992»] 66-й отдельной мотострелковой бригады Джелалабадской дивизии.

Рядовой Виктор Гнедой также был убит в том бою. И впоследствии награжден орденом Красной Звезды [посмертно]. А командовавший взводом лейтенант Георгий Демченко стал Героем Советского Союза [тоже посмертно].

И это не все: спустя годы указом Бориса Ельцина звание Героя России будет присвоено еще трем бойцам, павшим в ущелье Ганджгал, включая замполита седьмой роты лейтенанта Сергея Амосова.

Из-за того, что в группу, принявшую бой в ущелье, входили два офицера [позже объясню, по какой причине так получилось] в дальнейшем рассказе я ее буду называть группой Демченко-Амосова.


Дважды преданные

В середине мая 1983 года батальон, в котором служил Виктор Гнедой, получил приказ обеспечить роте технарей из спецназа установку сейсмодатчиков «Реалия» на сопредельной с Пакистаном территории [датчики фиксировали передвижение противника, что позволяло во всеоружии встретить его в момент перехода границы]. Понятно, операция была строжайше засекречена… но душманам, как потом выяснится, почему-то стало о ней известно сразу. Наверное, поэтому батальон царандоя [афганская милиция], который должен был взаимодействовать с кунарским батальоном, выйдя ночью на исходные позиции, отказался выполнять поставленную перед ним задачу — идти впереди советского батальона [для борьбы с бандформированиями в районе проведения операции].

Афганцы сели, поставили автоматы между колен — и никакая сила не смогла их сдвинуть с места. Выходит, они знали о намерении душманов, устроив засаду, сорвать операцию. В довершение ко всему, несколько неожиданно повел себя командир седьмой роты: с одним из взводов занял кишлак, куда не должен был заходить. В кишлаке душманы и зажали взвод, навязав ему бой. Вероятно, не владея в достаточной мере ситуацией, комбат всю огневую мощь сосредоточил на кишлаке. А в это время интенсивную перестрелку с противником вели другие подразделения батальона, включая и группу Демченко-Амосова.

Сначала из ущелья Ганджгал, где заняла оборону группа, оказавшаяся ближе всех к пакистанской границе, поступило сообщение об уничтожении 16-ти душманов. После недолгого перерыва следует новое сообщение: имеются раненые, нужна помощь. И связь оборвалась.

О случившемся в ущелье в батальоне станет известно лишь после того, как с гор спустится единственный уцелевший из группы Демченко-Амосова — дважды раненый сержант Владимир Прохоренко.

Поиски тел погибших продолжались два дня. Тела были разбросаны от вершины горы до ее основания: бойцы, видимо, в ходе боя маневрировали, меняя позиции. Практически у всех убитых были распороты животы, у многих — разорваны носы и уши, у некоторых выколоты глаза… враги таким образом мстили даже мертвым.

Лейтенанта Амосова, к примеру, уже убитого, изрешетили автоматными очередями. Лейтенант же Демченко и еще один солдат сжимали руками — и после смерти! — гранаты, которые не успели бросить. Вполне возможно, что этим солдатом был Виктор Гнедой…

Нетрудно догадаться: гибель группы, которой командовали два офицера, стала и в батальоне, и в бригаде сверхЧП. И в чью-то глупую начальственно-штабную головенку приходит мысль списать трагедию в ущелье на… погибших в нем. Группа, во-первых, в ночное время вышла не на ту высоту, тем самым лишив себя огневого взаимодействия с другими взводами. А во-вторых, боевое охранение просто-напросто проспало подход врага.

Очевидцы поисков тел погибших свидетельствовали: из штаба поступила команда затаптывать вражеские гильзы — чтобы удобнее было подтвердить версию о сне на боевых позициях. Попили, мол, чаю и позаваливались спать. Вот и были застигнуты врасплох. Таким образом, группу Демченко-Амосова предали дважды: и афганцы, и свои.

Вздорность обвинений станет очевидной осенью 83-го: согласно заключению главной военной прокуратуры, «личный состав второго взвода, в котором находились офицеры Демченко и Амосов, 16 мая 1983 года был окружен превосходящими в несколько раз силами противника, проявил мужеств, героизм и погиб в неравном бою». И вскоре последует Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении лейтенанту Георгию Демченко звания Героя Советского Союза. Орден за что-то отхватит и комбат, неуберегший 15 своих подчиненных, которые, как разберутся сведущие люди, не позволили просочившимся с территории Пакистана бандитам разгромить батальон, обеспечивавший боевое прикрытие спецназовцам с хитрыми сейсмодатчиками.


Что произошло в ущелье Ганджгал

Правду об этом — хоть какую-то, мог поведать только один человек: уже упоминавшийся сержант Прохоренко. И он заговорит… лет через десять после возвращения из Афганистана.

По словам сержанта, на высоте, сбегающей в ущелье, группа Демченко-Амосова заняла оборону утром 16 мая. Сначала было тихо, потом ребята заметили, что на старом русле внизу появилось несколько вооруженных человек. Короткая перестрелка — и вновь наступает тишина. Сколько она продолжалась, трудно сказать.

Долго!

Пока сверху не загремели выстрелы.

И тут же погиб первый боец — Серикбай Турлыбаев, только и успевший крикнуть: «Товарищ лейтенант!»

А на изготовившуюся мгновенно к бою группу уже шли люди в черном…

Это были так называемые «чернорубашечники» или черные аисты. По воспоминаниям воевавших в Афганистане, так бойцы называли головорезов из пакистанского спецназа -матерых, обученных ведению боя в условиях гор вояк. Появлялись они обычно в самые решающие моменты боя, преимущественно на ключевых участках. Вместе с «духами» чернорубашечники, база которых находилась, говорят, всего в десяти километрах от афганской границы, и атаковали с трех сторон группу Демченко-Амосова. Понятна была их задача: выбив из ущелья, занятого самым левофланговым взводом кунарского батальона, наших бойцов, сковать огнем весь батальон, сорвав тем самым выполнение поставленной перед ним боевой задачи.

Если считать и душманов, на позиции, занятые группой Демченко-Амосова, 16 мая вышли около трехсот врагов. Ох, как непросто было удержаться в ущелье 16-ти бойцам второго взвода, которых поддерживали всего семь афганских милиционеров из того самого батальона, отказавшегося участвовать в операции.

Когда был убит радист и вышла из строя рация, уже из последних сил отбиваясь от наседавших чернорубашечников, бойцы группы стали взывать о помощи сигнальными дымами и ракетами. Увы, никто на них не обратил внимания. Над Ганджгалом в какой-то момент, правда, появились вертолеты, но шли они очень высоко — спасать увязшего в кишлаке ротного.

Последним, кого увидел раненый сержант Прохоренко — его спрятали среди камней, камнем же и сверху прикрыв, был старший сержант Нухидин Гаджиев. Крикнув кому-то — возможно, Виктору Гнедому: «Прикрой командира», — он выпрямился во весь рост и шагнул навстречу двум десяткам врагов, решившим взять Нухидина живым. Но как только они приблизились, старший сержант поднял гранату и выдернул из нее чеку…




Почему в группе оказались два офицера

По единственной причине: командир второго взвода лейтенант Георгий Демченко прибыл в Афганистан за два дня до операции. На задание поэтому он шел в качестве стажера, скажем так. Фактически командовал взводом более опытный, два года воевавший в Афгане лейтенант Сергей Амосов, замполит роты, кстати. По просьбе Амосова в состав группы вошел Виктор Гнедой, получивший накануне вызов в военное училище. «Сходим на операцию, во время которой будешь страховать взводного, — предложил Виктору замполит, — а потом тебя на учебу отправим».

И они ушли… в вечность.


«Обязательно зазвучит наша фамилия»

Это однажды Виктор, будучи девятиклассником, повторил фразу героя фильма «Весна на Заречной улице»

— И так уверенно похлопал меня по плечу, — рассказала мне мама героя-афганца Татьяна Васильевна. — Не сомневайся, дескать, все так и случится, как говорю.

— А вы?

— Зазвучит, — поддержала его, — если будешь хорошо учиться и если станешь хорошим человеком.

— В армию Виктор с охотой пошел?

— Мечтал стать военным! Он же после школы поступал в командное училище в Новосибирске. Сдал два экзамена. А тут суворовцев привезли — ну и зачислили их на учебу вне конкурса. А Виктора не взяли. Вернулся он в Михайловку. До службы шоферил в колхозе, а когда в марте 1982 года провожала его в Пришибе в армию, он, прощаясь, с подножки поезда попросил: «Не плачь, мама, два года службы — это же не вечность!» И уехал.

— Что о службе писал?

— Из Термеза сообщил, что, возможно, попадет за границу. И все потом успокаивал в письмах: «У нас тут как на курорте. Деревьев много, леса красивые». Ну, слава Богу, думаю, повезло Вите. А потом он о каком-то городе проговорился: тут, мол, нахожусь. Мне название ничего не сказало, но вечером в новостях слышу: возле этого города бои идут. Вот, оказывается, что за курорт сыну достался!

Виктор действительно очень скупо писал о службе. Так, например: «Погода уже стоит жаркая. Пока стирался на речке, сгорел. Сейчас уже облезать стал…» Или так: Погода нормальная. Светит и греет солнышко…» И вот еще: «В обед был суп гороховый, лапша, пирожок и печенье, а вечером — плов с мясом и сок березовый… После развода я пошел на берег речки, покупался и лег на травку…»

Только с последним письмом, пришедшим в Михайлову уже после трагедии в ущелье Ганджгал, в дом Виктора ворвалась война: «Вчера возле наших кубриков танки стреляли. Нет ни одного целого стекла. А в первом кубрике рухнуло полпотолка и качался пожар на ПХО…»

— Кто известие о гибели сына принес, Татьяна Васильевна?

— Подъехала машина к калитке, вышли военные из нее. Я — к ним. «Плохая весть пришла, -говорят. — Ваш сын погиб». Я и упала возле калитки…

2007

Михайловка: памятник афганцам


Михайловка: памятник афганцам — с фамилией Виктора Гнедого 




***


Воинам-афганцам, Запорожье


Воинам-интернационалистам, Токмак


Воинам-интернационалистам, Акимовка


Воинам-интернационалистам, Гуляйполе


Воинам-интернационалистам, Гуляйполе


Воинам-интернационалистам, Каменка-Днепровская


Воинам-интернационалистам, Каменка-Днепровская, освящение памятника, 7 февраля 2012 года


Воинам-интернационалистам, Орехов


Воинам-интернационалистам, Пологи


Воинам-афганцам, пгт Приазовское


Воинам-афганцам, Мелитополь


«Афганистан — боль в моей душе», пгт Веселое


Воинам-афганцам, пгт Веселое


Воинам-афганцам, Бердянск






Голодомор в Украине


Голодомор — это геноцид украинской нации в 1932—1933 годах. Совершенный руководством Советского Союза с целью усмирения украинцев, окончательной ликвидации украинского сопротивления режиму и попыток построения самостоятельного, независимого от Москвы украинского государства.

В 2006 году Законом Украины «О Голодоморе 1932—1933 годов в Украине» Голодомор признан геноцидом украинского народа. В 2010 году постановлением Апелляционного суда города Киева доказан геноцидный характер Голодомора: намерение Сталина, Молотова, Кагановича, Постышева, Чубаря, Хатаевича, Косиора уничтожить часть украинской нации. В 1932 — 1933 годах, отмечается на портале «Мемориал жертв Голодомора», было убито больше 7 миллионов человек на территории УССР и 3 миллиона украинцев вне ее пределов, в регионах, которые исторически были заселены украинцами: Кубань, Северный Кавказ, Нижнее Поволжье и Казахстан.








Без срока давности

Причастен ли к сталинскому террору Влас Чубарь, в честь которого было названо село в Запорожской области?

Ответить на этот вопрос можно коротко и несколько пространно.

Вот короткий ответ. Согласно рассекреченным документам из «Особой папки» НКВД, член ЦК ВКП (б) Влас Чубарь в 1937—38 годах принимал непосредственное участие в «операции по уничтожении антисоветских элементов», отправив на расстрел тысячи ни в чем не виновных граждан СССР.

Ну, а для того, чтобы объяснить, как проходила организованная Сталиным кровавая «операция», придется заглянуть в эту самую «Особую папку». Насколько мне известно, она нынче снова стала недоступной [хранится в Российском госархиве социально-политической истории], но кое-какие документы из нее мне удалось таки выудить. С их содержанием я и познакомлю читателей «МИГа».


Кто организовал «операцию по уничтожению»

Сразу отмечу: ничего более секретного, чем помещенные в «Особую паку» НКВД шифровки, как говорили тогда — «с мест», в СССР не существовало. На основании этих шифровок ведь решалась судьба колоссального количества граждан страны Советов, превращенной Сталиным и его опричниками, включая Чубаря, в один большой концлагерь.

Массово поступать документы в папку стали после вступление в действие приказа №00447 наркома внутренних дел СССР Николая Ежова [издан 30 июля 1937 года] о проведении той самой «операции по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников». Проводилась до ноября 1938 года — 15 долгих месяцев. В историю период действия ежовского приказа вошел под названиями «Ежовщина» и «Большой террор».

Но не Ежов, отмечу объективности ради, был инициатором этого террора. Еще 3 июля 1937 года лично товарищ Сталин направил ему, а также региональным парт-боссам телеграмму с текстом решения Политбюро ЦК ВКП (б) «Об антисоветских элементах», которое и стало официальным началом общегосударственной кампании по преследованию бывших кулаков и «преступников». По сути, Сталин просто-напросто избавлялся от всех инакомыслящих, потребовав в пятидневный срок провести необходимую подготовку к массовой кампании по уничтожению своего народа. И полетели в Москву зашифрованные доклады, которые и стали заполнять «Особую папку» НКВД.


Расшифрованный террор

Извлекаем из нее первую шифровку и читаем: «Строго секретно. Снятие копий воспрещается. Подлежит возврату в 48 часов. Поступила в ЦК ВКП на расшифрование из Новосибирска 8 июля 1937 года в 14.45. Москва ЦК ВКП (б), тов. Сталину. По ориентировочным данным из 110 районов беглых кулаков и уголовников числится 25 тысяч человек, из них наиболее враждебными и активными являются 6800 кулаков и 4200 уголовников, которых нужно расстрелять. Секретарь крайкома Эйхе».

Подчеркнув слово «утвердить», Сталин поставил на шифровке свою, похожую на раздавленного комара, подпись и передал депешу членам Политбюро. Влас Чубарь с ней тоже был ознакомлен, что подтверждает краткая приписка на полях документа: «т. Чубарь — за».

Читаем следующую шифровку, тоже датированную 8-м июля 37-го:" По первой категории взято на учет 1419 человек, по второй — 1552. Секретарь ЦК КП (б) Грузии Берия». Т. Чубарь, как и другие члены Политбюро, согласился с оглашенными Берией цифрами. А я от себя добавлю к шифровке: первая категория — это подлежащие расстрелу, вторая — подлежащие высылке.

А вот шифровка из Свердловска: «По Свердловской области подлежат репрессиям 10500 кулаков и 1500 уголовников. Из них необходимо расстрелять 4700 кулаков, подвергнуть ссылке и заключению в КОНЦЛАГЕРЯ [так в тексте!] 5800; уголовников подлежит расстрелять 300 человек, ссылке и заключению в концлагеря — 1200».

Читаем депешу из Москвы: «Имеющиеся материалы дают основание отнести к 1-й категории уголовников 6500 человек и ко второй — 23935. Кулаков, отбывших наказание, учтено 7869 человек. Из этой группы к первой категории следует отноести 2000 человек, ко второй — 5869. Секретарь МК ВКП (б) Хрущев Н. С.».

Лично у меня таких шифровок — с подписью Чубаря, разумеется, одиннадцать. Хотя в «Особой папке» их, сотни, наверное. Но даже если учесть только четыре процитированные мной, станет понятен масштаб террора, устроенного в СССР летом 1937 года: более двадцати тысяч человек на основании этих четырех, утвержденных в Политбюро шифровок, были расстреляны без суда и следствия.

…Сначала я не мог понять, зачем Сталин настаивал, чтобы на адресованных лично ему шифровках-докладах «с мест» ставили подписи другие челны Политбюро. В частности, тот же Чубарь. Одному ведь проще скрыть свои преступления.

Но я не учел психологию Сталина: заставляя подписывать шифровки своих опричников, он тем самым их кровью безвинно убиенных повязывал. Чтобы никто не остался в стороне от Большого террора.

Это не оправдание Чубарю, это объяснение происходившего. Оправдания Чубарю быть не может. Так я полагаю, по крайней мере.

*

В тему

Влас Чубарь [официальная биграфия]

Влас Яковлевич Чубарь родился в селе Фёдоровка Екатеринославской губернии (сейчас Чубаревка в Пологовском районе Запорожской области) в крестьянской семье. С 1904 по 1911 год он учился в Александровском механико-техническом училище.

Участник революции 1905—1907 годов. В 1907 вступил в РСДРП (б). После окончания училища работал на заводах в Краматорске, Мариуполе, Москве, Петрограде.

В 1917 году член Центрального Совета фабзавкомов Петрограда.

После Октябрьской революции был комиссаром ВРК в Главном артиллерийском управлении. В 1918—1919 председатель Правления Государственного объединения машиностроительных заводов (ГОМЗа). В 1918—1922 и 1923 годах член Президиума ВСНХ РСФСР.

В 1923—1925, 1934—1938 заместитель председателя СНК СССР, одновременно в 1934—1937 заместитель председателя Совета Труда и Обороны СССР. С 3 ноября 1926 года В. Я. Чубарь — кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б). Делегат «Съезда победителей» (26 января—10 февраля 1934). С 1 февраля 1935 по 16 июня 1938 Влас Чубарь — член Политбюро ЦК ВКП (б). В 1937—1938 годах являлся наркомом финансов СССР.

16 июня 1938 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о невозможности оставления Чубаря членом Политбюро ЦК ВКП (б) и заместителем председателя СНК СССР. Некоторые источники полагают причиной этого и последующих репрессий в его отношении то, что в 1934 году он был в числе оппозиционеров на XVII съезде ВКП (б), которые предложили С. М. Кирову сменить Иосифа Сталина на посту руководителя партии. Киров якобы отказался и рассказал об этом предложении вождю.

28 ноября 1938 года был арестован. 26 февраля 1939 года Влас Яковлевич Чубарь был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда. Реабилитирован 24 августа 1955 года.

***

Принято считать, что именно подписанное Власом Яковлевичем 6 декабря 1932 года постановление СНКУ «О борьбе с саботажем в хлебозаготовках» обрекло миллионы украинцев на горе и страдания. Советую также вникнуть в смысл еще одного чубаревского документа, озаглавленного так: «О занесении на черную доску сел, злостно саботирующих хлебозаготовки». Вот как требовал поступить с селами-саботажниками тогдашний украинский премьер:

немедленно прекратить подвоз товаров, полностью прекратить торговлю на месте и вывезти из лавок все наличные товары;

полностью прекратить колхозную торговлю как для колхозов, колхозников, так и для единоличников;

прекратить всякого рода кредитование, провести досрочное взыскание кредитов.

В глухую блокаду в 1932 году были взяты села, думавшие не только о текущей хлебосдаче, но и о будущем урожае — об урожае 1933 года, и оставлявшие поэтому семенной фонд.

А его-то как раз власти и изымали. «Вывозку хлеба проводить круглые сутки», — записало, например, 24 декабря 1932 года в своем постановлении бюро Запорожского горкома партии, отменившее тут же «все принятые постановления в части оставления каких-либо фондов в колхозах».

Досталось, конечно, и единоличникам: у них не только запасы зерна подчистую выгребали, но и за так называемое саботирование хлебозаготовок отбирали приусадебную землицу, продавая при этом все принадлежащее им имущество.

Насколько мне удалось выяснить, на черную доску позора угодили 380 колхозов и 57 сел по Украине.

Как и следовало ожидать, оставшись без хлебушка, побрел-потянулся по стране-матушке сельский люд. В поисках пропитания, в поисках лучшей доли. А другие голодающие за пределы Украины стали выезжать. И грянуло грозное цековское и совнаркомовское указание обкомам и облисполкомам:

немедленно принять в каждом районе решительные меры к недопущению массового выезда единоличников и колхозников;

развернуть широкую работу среди колхозников и единоличников против самовольных выездов с оставлением хозяйств и предостеречь их, что в случае выезда в другие районы, они будут там арестовываться;

принять меры к прекращению продажи билетов за пределы Украины крестьянам.

Автограф Власа Чубаря под директивой ЦК КПбУ и СНКУ, датированной 22 января 1933 года, имеется.

И еще: разговоры об имевшем якобы место в 1933 году ужасном неурожае опровергает сам Чубарь. Выступая в феврале 1934-го на очередном партийно-большевистском съезде, он заявил:

— Колхозные бригады собрали по 120—150 пудов зерна с гектара.

И по нынешним меркам, полагаю, это, в общем-то, вполне сносный — для неурожайного года, результат.

— На Украине, — добавил Влас Яковлевич, — лежит в ожидании перевозки около 130 тысяч вагонов промышленных грузов и ХЛЕБА [выделено мной, — авт.]. — Поэтому, если нам ежедневно будут подавать по тысяче вагонов, вывозка растянется на 130 дней.

Выходит, хлеб в Украине был! И в достаточном количестве.

А народ умирал от голода.

*

13 января 2010 года Апелляционный суд Киева рассмотрел и принял решение по уголовному делу, которое расследовалось Службой безопасности Украины относительно уничтожения голодом в 1932—1933 годах на территории УССР миллионов украинских селян.

Суд признал сам факт геноцида, раскрыл механизмы, которые были использованы для массового убийства селян. Организаторами преступления названы Сталин, Молотов, Каганович, Постышев, Косиор, Чубарь и Хотаевич. Судебной научно демографической экспертизой Института демографии и социальных исследований установлено: геноцидом в Украине уничтожено 3 миллиона 941 тысяча человек.

Это сугубо официальная цифра.

По неофициальным данным, от голода в Украине в начале тридцатых годов минувшего столетия умерло более восьми миллионов человек…

*


Самая страшная книга, которую мне доводилось когда-либо читать, — это «Национальная книга памяти жертв Голодомора 1932—1933 годов в Украине». Ее запорожский раздел насчитывает 32 тысячи фамилий.

Открыв же страницу, посвященную приазовской Георгиевке, я насчитал… 130 фамилий. Почти возле каждой имеется пометка: «алб» — албанец, значит. Добрев, Жеков, Фучаджи, Юрчев… снова Жеков, снова Фучаджи. И возраст, от которого перехватывает дыхание: 14 лет, один год, девять месяцев, пять месяцев, десять лет, три года.

Эту бы книгу на ночь читать слух тем, кто желает вернуться в СССР. Господа беспамятные, СССР — это не только бесплатное образование и дешевое жилье. Гулаг, через который власть прогнала миллионы и миллионы, а также Голодомор, унесший четыре миллиона жизней украинцев [официальная цифра] — это тоже СССР.

Шифровка из Особой папки. «Лимит первой категории» — это расстрел


Чубарь в Чубаревке. Теперь уже нет ни Чубаревки, ни Чубаря


В этом доме, бережно упрятанном большевиками в ангаре, родился Влас Чубарь


Некогда в Чубаревке имелся собственный мемориальный музей. Причем необычный. Мне, например, ничего подобного видеть не доводилось. Не мудрствуя лукаво, как говорится, сельчане взяли да и возвели добротное здание-ангар вокруг дома, где родился 10 февраля 1891 года «выдающийся деятель коммунистической партии и советского государства» Влас Чубарь. Проникнув однажды в ангар через выбитое окно [войти в музей обычным способом давно не открывавшийся замок не позволял], я заглянул внутрь полутемного домишки. Ничто не привлекло там моего внимания. Разве что одежонка какая-то бесхитростная, наброшенная на крючок у входа, вызвала некоторое недоумение. «Не чубаревская ли?» — подумал я. Вроде бы, в такой же он с «вождем мирового пролетариата» Ульяновым-Лениным однажды в Кремле встречался. Если верить барельефу у входа в музей. Обходя мемориал, я набрел на массивный камень с привинченной сбоку табличкой: на этом месте, мол, будет установлен памятник «выдающемуся деятелю» (и проч.) Власу Чубарю. Не установили. И уже никогда не установят. Канула в историю кровавя эпоха чубарей.








Рассекреченная память

Колбаса из дочери и труп на обед

В конце мая 1933 года было вынесено обвинительное заключение по делу 28-летней жительницы Великобелозерского района, убившей девятилетнюю дочь. При этом часть ее она сварила и съела, а часть переработала на колбасу для продажи в Мелитополе.

А в Михайловке в это же время арестовали колхозника, который… «употреблял в пищу труп своего ребенка…»

Если не будут возражать уважаемые читатели, жуткую историю многодесятилетней давности я хочу предварить одним весьма важным документом, напрямую связанным с непростой темой нашего сегодняшнего разговора.


«По селам бабы плачут, а, бывает, и мужики»

В архиве Украинского института национальной памяти [являющегося государственным учреждением в структуре Кабинета Министров Украины] я отыскал постановление ЦК ВКП (б) от 9 июля 1932 года «Об экспорте хлеба», с которого, слава Богу, снят гриф секретности. Однако прежде чем непосредственно обратиться к нему, я напомню, что в ту пору происходило в Украине. А помогут мне письма Сталину и Молотову [от 10 июня 1932 года] тогдашних украинских вождей Григория Петровского и Власа Чубаря [запорожца, кстати]. Вот о чем они сообщали в Кремль:

«Значительная часть сел охвачена голодом. Немного, но есть и опухшие от голода. Главным образом, бедняки и даже середняки. На больших собраниях по селам бабы плачут, а, бывает, и мужики. Иногда критика создавшегося положения заходит очень глубоко: зачем создали искусственный голод, зачем посевной материал забрали — этого не было даже при старом режиме» [Григорий Петровский];

«При общей непосильности плана хлебозаготовок практиковалась система изъятия у единоличников хлеба полностью, включая и семенные фонды, и почти полного изъятия всего наличия у колхозов… Большинство колхозов остались без хлеба. Случаи недоедания и голодовки отмечались уже в декабре-январе как среди единоличников, так и среди колхозников. С марта-апреля недоедающих, голодающих, опухших и умирающих с голода в каждом селе набирались уже десятки и сотни, появились брошенные родителями дети и сироты» [Влас Чубарь].

Сталин на жалобы ответил в присущей ему манере — почти по-хамски: «Письма Чубаря и Петровского не понравились. Первый хочет получить из Москвы новые миллионы пудов хлеба, второй добивается сокращения плана хлебозаготовок. Ни то, ни другое НЕ ПРИЕМЛЕМО» [выделено мной, — авт.]. И вскоре последует постановление ЦК ВКП (б), о котором я говорил:

«Установить экспорт хлеба в третьем квартале 1932 года в размере 61, 5 миллиона пудов. Обязать Заготзерно сдавать Экспортхлебу для экспорта пшеницу исключительно первых двух классов. Предрешить вопрос о целесообразности заключения соглашения с Германией и Польшей о согласованном выступлении на мировом рынке по реализации ржи в 1932—1933 г.г.»

Как же так? — не поверил я прочитанному. Если в начале лета 1932 года «значительная часть украинских сел» была «охвачена голодом», как официально уведомлял Москву Григорий Петровский, о каком экспорте зерна может идти речь? Ну, а намерение СССР согласованно выступить с Германией и Польшей «на мировом рынке по реализации ржи» меня почти шокировало. Напомню, что в январе 1933 года в Германии пришли к власти нацисты во главе с Гитлером. Получается, Сталин именно с ним диктовал миру цены на рожь в 1933 году. В то время, как в Украине «недоедающих, опухших и умирающих с голода в каждом селе набирались десятки и сотни».


«Вещдоки — остатки убитой дочери, преданы земле»

Следующим поразившим меня документом, который я тоже отыскал в архиве Украинского института национальной памяти, стал «Протокол допроса гражданки Шиян Анны Сысоевны, обвиняемой в убийстве своего ребенка и людоедстве» [от 23 мая 1933 года]. Привожу его полностью — с максимальным сохранением слога и стиля:

«Обвинение мне предъявлено, виновной себя признаю. До убийства своего ребенка я была в Мелитополе, куда ходила к мужу, который сидит в ДОПРе [доме принудительных работ, как большевики именовали обычную тюрьму, — авт.] за воровство колхозного хлеба. Пробыла там две недели, зарабатывая на поденных работах. Возвратившись из Мелитополя, я вечером помыла девочку. На завтра, 13 мая с/г, я села искать вшей у девочки и решила ее убить, чтобы часть ее съесть, а часть переработать на колбасу и продать в Мелитополе на деньги. С этой целью я накинула ей на голову подушку, а руками задушила за горло, после чего часть сварила и вместе с сыном съела, а часть переработала на колбасу с чем и была поймана. Преступление сделала сама по себе, никто меня к этому не склонял, ни с кем об этом не говорила. Сделала впервые. Больше добавить ничего не имею. Показания мне зачитали, с моих слова записано правдиво».

В протоколе также указано, что 28-летняя Анна Шиян постоянно проживает в селе Корнеевка Великобелозерского района Днепропетровской [ныне это село относится к Веселовскому району Запорожской области] и что она — малограмотная селянка-хлеборобка, не имеющая за душой ничего [имущественное положение — беднячка].

Через два дня, 25 мая, райуполномоченный ГПУ по Великобелозерскому району Шилобрит [фамилия такая] подписал обвинительное заключение по следственному делу №214 по обвинению «гражданки Шиян Анны Сысоевны в убийство дочки и каннибализме».

Уполномоченный уточняет в нем, в частности:

«сведения о том, что гр. Шиян А. С., жительница села Корнеевки, убила свою дочь, часть которой съела, поступили в Великобелозерский райаппарат ГПУ 16 мая 1933 года»;

«муж ее за сопротивление хлебозаготовкам осужден и сейчас отбывает наказание в Мелитопольском ДОПРе»;

сама обвиняемая «созналась в убийстве своей дочери Мотрены девяти лет, часть которой к моменту обнаружения ею уже была съедена, а остальная часть переработана на колбасу».

После этого уполномоченный предлагает [в тексте — «полагал-бы»]: “ следдело №214 препроводить на рассмотрение судебной тройки ГПУ с применением к гражданке Шиян высшей социальной меры защиты — РАССТРЕЛА» [выделено уполномоченным].

Заметив также, что обвиняемая в настоящий момент «содержится под стражей при Великобелозерской раймилиции», а «вещдоки по делу — остатки убитой дочери, преданы земле», опер поставил точку и понес свое обвинительное заключение на подпись к прокурору. И тот, не колеблясь, как я полагаю, завизировал его: «Согласен. Участковый прокурор Плахотнюк».


Умершую дочь «порубал на куски, мясо употреблял в пищу»

Примерно в эти же дни, а точнее — 22 мая 1933 года, секретарю Михайловского райкома КП (б) У под грифом «секретно» легла на стол докладная записка райуполномоченного ГПУ Добшинского:

«Михайловский райаппарат ГПУ сообщает, что член колхоза „До світла“ 3-го Михайловского сельсовета Чуркин Федор Павлович после смерти 19 мая своей семилетней дочери последнюю порубал на куски, мясо со своим семейством употреблял в пищу. К вашему сведению, Чуркин недолгое время спустя тому назад [так в тексте, — авт.] был председателем финансовой комиссии колхоза, собирал деньги на культнужды и насобирал 900 рублей, каковые растратил, после чего колхоз последнего принудил растраченные деньги возвратить колхозу. Чуркин продал корову и вернул колхозу 600 руб. Данный случай среди колхозной массы поднял большое возмущение с нареканием на Чуркина, что последний растратил их деньги и теперь под видом голодной смерти употреблял в пищу труп своего ребенка. Чуркин нами арестован, приступили к производству следствиями».

Не хочется, честно признаюсь, комментировать ни поступок трупоеда, ни рассказ о нем косноязычного оперуполномоченного ГПУ.

Кстати, мне не известно, чем закончилось следствие по делу «О случае людоедства по Михайловскому сельсовету» [так докладная записка была озаглавлена].

А вот что случилось с Анной Шиян, переработавшей свою дочь на колбасу, я знаю.

Согласно постановлению уполномоченного Великобелозерского ГПУ Блиндовского [от 5 августа 1933 года], «обвиняемая Шиян, находясь в больнице, совершила побег, имея целью скрыться от суда и следствия». В связи с этим уполномоченный постановил: «Дальнейшее судопроизводство дела №214 приостановить — до розыска и задержания обвиняемой. Дело до результата розыска сдать в архив».

Все, больше писать на эту тему у меня нету сил душевных.

Первый памятник жертвам Голодомора в Украине, Григорьевка Пологовсвкого района


Детям — жертвам Голодомора — единственный в Украине памятник [автор Александр Желудь]. Вознесенка [Мелитопольский район]. Куб — это сталинская репрессивная машина, символ страха, а ребенок, придавленный кубом, — жертвы [открыт в 2008 году]


Детям — жертвам Голодомора


Мемориальная доска в Запорожье, открыта в 2014 году


Жертвам Голодомора, Запорожье [открыт в 2007 году]


Жертвам Голодомора, Вольнянск


Жертвам Голодомора, Мелитополь


Жертвам Голодомора, Новониколаевка


Жертвам Голодомора, село Строгановка Приазовского района


Памятник жертвам Голодомора у собора св. Троицы УПЦ КП, Запорожье


Памятник жертвам Голодомора, Девненское Приазовского района


Жертвам Голодомора, Михайловка


Жертвам Голодомора, Веселое


Скорбящий ангел — памятник жертвам голодоморов в Украине, Орехов






Память нового времени


В качестве иллюстрации к этой небольшой подборке я выбрал фотографию, очень ярко характеризующую то, что принес в Украину так называемый «русский мир».

По сути, не с миром пришли на мою землю ордынцы нового времени, еще недавно называвшие украинцев братским народом. Слезы, кровь и смерть принесла нам путинская разноголосая и роскосоглазая орда — половцы наших дней [помните кремлевского подпевалу Иосифа Кобзона, навестившего однажды в оккупированном Донецке горелого путлеровского танкиста: «Вы бурят? Как я рад»].

Надписи, предупреждающие о наличии укрытий в домах, появились в Запорожье в 2014 году. До этого я подобные надписи, подсказывающие, где можно спрятаться в случае артобстрела, видел только в кино — в фильмах о блокадном Ленинграде, например. И мне еще совсем недавно даже в кошмарном сне не могло присниться, что такой же блокадный Ленинград попытаются устроить в украинских городах… нет, не фашисты — вчерашние братья, оказавшиеся страшнее и подлее фашистов.

Не будет им за их злодеяния в Украине прощения. По крайней мере, до тех пор, пока время не сотрет надписи на наших домах, подсказывающие, где можно укрыться от артобстрела. А краска при этом использовалась качественная.

Говорят, вечная.

Рядом с этим подъездом есть место, где можно укрыться от артобстрела








Героям революции Достоинства

20 февраля 2015 года — через год после бурных событий в Украине, в Запорожье, возле здания облгосадминистрации, торжественно открыли памятник Героям Революции.

На нем выбиты слова из стихотворения Ивана Франка «Каменярі»:

І всі ми вірили, що своїми руками

Розіб'ємо скалу, роздробимо граніт,

Що кров'ю власною і власними кістками

Твердий змуруємо гостинець і за нами

Прийде нове життя, добро нове у світ.

Кстати, в разгар революционных событий, 18 февраля 2014 года, исполком Запорожского горсовета принял вот такое обращение к тогда еще президенту Украины Виктору Януковичу [который вскоре позорно сбежит из страны]:

«Уважаемый Виктор Федорович!

Исполнительный комитет Запорожского городского совета уже почти три месяца с беспокойством наблюдает за противостояниями, которые идут в городе Киеве и распространились на всю страну. Сегодня экстремисты из оппозиции перешли границу — они убивают на улицах столицы Украины ни в чем не повинных людей, издеваются над женщинами, жгут и подрывают здания и автомобили. В центре Киева начался хаос. Лидеры оппозиции не пытаются остановить это и продолжают режиссуру этих преступлений. Запорожью тоже знаком силовой сценарий развития событий — 26 января 2014 года. Эта волна противостояний достигла Запорожья, где состоялась попытка захватить здание Запорожского областного совета. Запорожцы отбили все попытки штурма и не допустили противозаконного захвата административного здания. Исполнительный комитет Запорожского городского совета, как и все запорожцы, уверен в том, что силовые сценарии решения существующего конфликта недопустимы в современной Украине. Мы выступаем за цивилизованные, ненасильственные методы решения любых конфликтных ситуаций в стране. Поэтому мы считаем эскалацию противостояния в Киеве 18 февраля 2014 года попыткой определенных сил остановить мирные переговоры между властью и оппозицией и направить ситуацию в стране в направлении гражданской войны. В связи с этим просим Вас, уважаемый Виктор Федорович, принять все решительные и законные действия для стабилизации ситуации и призвать все стороны конфликта восстановить переговоры. Другого пути выхода из сложившейся ситуации в стране не существует!».

Не хочу комментировать это позорное обращение, в котором происходившие в стране в целом и в Запорожье в частности события перевернуты с ног на голову, подчеркну лишь, что от своего имени [«как и все запорожцы»] тогдашним ханыгам из власти я не давал права делать какие бы то ни было заявления.

Почти через месяц после открытия памятника, 17 марта, активисты вышли к зданию обладминистрации с инициативой обновить надпись на нем, добавив к словам «Героям революції» слово «Гідності» — чтобы ни у кого не возникало вопросов, о какой революции идет речь.

О революции Достоинства, конечно же!

Памятник Героям революции


Необходимое уточнение


Памятник Героям революции Достоинства








Кованый знак в честь независимости Украины

По объяснению Сергея Ященко, автора установленного 24 августа 2016 года на центральной площади города Молочанска [Токмакский район] памятника, свою работу он посвятил всем защитникам независимости Украины.

Состоит знак, привлекающий к себе внимание и горожан, и гостей Молочанска, из трех частей. Часть первая — это два щита. Они как бы иллюстрируют давние, но не потерявшие за давностью актуальности, слова пожелания уходящему на битву с врагом воину: «Со щитом или на щите». В смысле, домой возвращайся или с победой — со щитом, или погибни на поле боя [и тогда тебя принесут на щите], но на родную землю врага не пропусти.

— Эта часть памятника, — уточняет кузнец, — посвящена погибшим в зоне проведения АТО

токмачанам. Их четверо: двое — непосредственно из Токмака, еще двоих героев, погибших на Востоке Украины, похоронили в селах Виноградное и Жовтневое. Вечная им память!

Средняя часть памятника представляет из себя кованую розу, которая символизирует Мать. Ведь всем, что в человеке есть, он обязан исключительно ей, Матери. И если для нас не пустым звуком являются такие понятия, как честь и совесть, — это тоже заслуга матерей наших, вслушивающихся сегодня в каждое слово сводки из АТО и воспринимающих всех сражающихся на фронте защитников Украины, как своих сыновей. Всех без исключения.

— Третью часть памятника, — досказывает Сергей, — я выполнил в виде птицы, прикрывающей, защищающей, то есть, собой — в вертикальном падении [или в воздушной атаке] украинский тризуб, который здесь символизирует собой Украину. В этой птице и частица моего «я» присутствует, и частица «я» всех, кто готов встать на защиту своей Родины, кто готов, если хотите, пожертвовать собой ради Украины.

Очень яркие и очень глубокие по смыслу символы. Просто потрясающий памятник получился. Памятник, в котором раскрылась душа Мастера.

По замечанию кузнеца, работал над ним он не очень долго — с конца мая до конца августа. Причем памятник получился исключительно авторским: от идеи до ее воплощения. И все благодаря бескорыстному труду Сергея Ященко.

Вот такой шикарный подарок, которому может позавидовать любой областной центр, получил скромный город Молочанск к 25-й годовщине независимости нашей страны с ее синими рассветами над желтыми полями.

Слава Україні!

Героям слава!

Молочанск: защитникам независимости Украины


Защитникам независимости








Первый памятник Героям Небесной Сотни

В августе 2015 гола — в честь Дня Государственного флага и Дня Независимости Украины, в городе Пологи торжественно открыли памятник Героям Небесной Сотни — первый в Запорожской области.

Жители Пологовского района активно поддерживали протестующих на киевском и запорожском Майданах продуктами и теплой одеждой, а сразу после победы революции Достоинства собрали многотысячный митинг против российского вторжения в Крым и попыток дестабилизировать ситуацию на запорожской земле.

Возведение монумента в центре города — ярдом с памятником воинам-интернационалистам, инициировала общественная организация «Пологовская Самооборона». Его автором и скульптором стал частный предприниматель Валерий Кубрак из Гуляйполя.

В торжественной церемонии открытия памятника приняли участие руководители города и района, представители областной исполнительной власти, военнослужащие, ветераны АТО, сотни жителей города.

С поздравлениями к собравшимся обратились глава областного консультативного совета участников АТО Вячеслав Зайцев, волонтер Елена Ярошенко, руководитель Пологовской райгосадминистрации Артур Крупский, городской голова Виктор Королев, руководитель пологовской самообороны Олег Коломоец, начальник управления по вопросам внутренней политики и связей с общественностью облгосадминистрации Александр Зубченко.

Обряд освящения памятника провели представители Украинской православной церкви Киевского патриархата отец Степан и отец Елисей.

Хореографическую композицию «Вместе и до конца!» исполнил коллектив «Овация» детской школы искусств.

Героям Небесной Сотни, Пологи


Пологи: митинг, по случаю открытия памятника


Хореографическую композицию исполняет коллектив школы искусств. За спиной у юных артистов — памятник Воинам-интернационалистам








Памятник экипажу Ил-76

25 июля 2014 года в Мелитополе похоронили экипаж сбитого 14 июня под Луганском самолета ИЛ-76 с бортовым номером 76777: девять летчиков из дислоцирующейся в Мелитополе 25-й гвардейской военно-транспортной авиабригады ВСУ похоронили в братской могиле.

Самолет вез груз, вооружение и смену солдат — 40 десантников из Днепропетровска, и был сбит обстрелом из ПЗРК и зенитных установок оккупантов. Самолет разрушился в воздухе и упал на предпосадочной прямой — в 15 км от торца взлетной полосы.

12 июня 2015 года на территории части А-3840, где служили погибшие авиаторы, прошел траурный митинг, в ходе которого был открыт памятник героическому экипажу. Почтить их память пришли боевые товарищи, родные и друзья, руководство города и района.

Когда полотнище, укрывающее памятник, было сброшено, открылись портреты и имена погибших:

заместитель командира авиационной эскадрильи гвардии подполковник Александр Белый (1976 г. р.);

начальник воздушно-огневой тактической подготовки гвардии майор Михаил Дьяков (1968 г. р.);

штурман авиационной эскадрильи гвардии капитан Игорь Скочков [1977 г. р.];

начальник технико-эксплуатационной части инженерно-авиационной службы авиационной эскадрильи гвардии капитан Сергей Телегина [1975 г. р.];

бортовой авиатехник гвардии старший лейтенант Владимир Буркавцов (1976 г. р.);

старший бортовой авиатехник гвардии старший лейтенант Александр Козолий [1984 г. р.];

старший техник по обслуживанию радиоэлектронного оборудования гвардии старший лейтенант Олег Павленко [1971 г. р.];

старший воздушный стрелок гвардии прапорщик Александр Ковалик [1972 г. р.];

старший воздушный радист гвардии прапорщик Виктор Ментус [1982 г. р.].

Затем над новым памятником на предельно низкой высоте пролетели четыре вертолета Ми-8, два вертолета Ми-24, самолет Ил-76 и четыре штурмовика Су-25.

*

В тему

Военный самолет Мелитопольской авиабригады назван в честь пилота сбитого Ил-76

Указ Президента України №529/2016

Про присвоєння імені Олександра Бєлого літаку Іл-76 МД [бортовий номер 76683] 25-й бригади транспортної авіації Повітряних Сил Збройних Сил України

З метою увічнення пам'яті полковника Бєлого Олександра Івановича, ураховуючи його мужність та героїзм, незламність духу в боротьбі за незалежну Українську державу та зважаючи на високий професіоналізм, зразкове виконання поставлених завдань особовим складом 25 бригади транспортної авіації Повітряних Сил Збройних Сил України, постановляю:

1. Присвоїти літаку Іл-76 МД [бортовий номер 76683] 25-й бригади транспортної авіації Повітряних Сил Збройних Сил України ім'я Олександра Бєлого.

Президент України П. ПОРОШЕНКО

Помним.

Героям слава!

Экипажу погибшего самолета


Открытие памятника воинам-авиаторам


Освящение памятника


Почетный караул у памятника мелитопольским авиаторам








Шингур — значит, защитник

В День соборности Украины, 22 января 2015 года, в селе Конские Раздоры Пологовского района Запорожской области открыли мемориальную доску штурману вертолета Ми-8 Дмитрию Шингуру, погибшему 24 июня 2014 года в зоне проведения антитеррористической операции, когда террористы сбили вертолет ВСУ у горы Карачун [вблизи Славянска] во время перемирия.

А 21 июля 2017 года штурману вертолетного звена 16-й отдельной бригады армейской авиации 8-го армейского корпуса сухопутных войск Вооруженных сил Украины, майору Дмитрию Шингуру исполнилось бы 36 лет.

Увы, я с горечью вынужден произнести эти слова: «исполнилось бы» — Дмитрий навсегда остался 32-летним: его вертолет Ми-8МТ [«63 желтый»] был сбит из ПЗРК [переносного зенитно-ракетного комплекса] в тот момент, когда он возвращался с блокпоста со специалистами, устанавливавшими аппаратуру для фиксации фактов нарушения перемирия, объявленного в те дни.

Как в тот же день вечером сообщил и.о. начальника управления по работе с личным составом Вооруженных сил Украины Александр Розмазнин, среди девяти человек, погибших в сбитом, повторюсь, в условиях перемирия [!] вертолете, кроме экипажа, находились также офицеры Службы безопасности Украины.

По свидетельству очевидцев, вооруженная группа террористов ждала взлет вертолета. Боевики при этом передвигалась на двух легковых авто и микроавтобусе. После того, как вертолет упал, бандиты скрылись в направлении населенного пункта Былбасовка, что близ Славянска.

Получается, террористы знали о передвижении в районе Карачуна нашего Ми-8. Они были кем-то предупреждены.

Вместе с Дмитрием, которого Президент Украины посмертно наградит орденом Богдана Хмельницкого третьей степени, в тот день погибли:

подполковник Андрей Белкин, командир вертолетного звена;

майор Руслан Мазунов, бортовой авиационный техник;

старший солдат Алексей Волохов, старший разведчик 3-го отдельного полка специального назначения;

старший солдат Александр Кондаков, радист 3-го отдельного полка специального назначения;

капитан Александр Петрищук [Центр специальных операций «А»];

подполковник Игорь Горбенко [Центр специальных операций «А»];

старший прапорщик Марк Шпак [Центр специальных операций «А»]

подполковник Владимир Шкура, старший оперуполномоченный по особо важным делам департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности.

Как я с удивлением узнал, заглянув в Конские Раздоры, куда в начале июля 2014 года должен был приехать к родителям в отпуск Дмитрий, в его семье все мужчины связаны с военной службой. Отец — Василий Шингур, вертолетчик, подполковник в отставке; старший брат Сергей Шингур — вертолетчик, майор, кавалер ордена «За мужество» третьей степени. Он, как и Дмитрий, участник АТО [«выполнил более 120 боевых вылетов, эвакуировал из зоны боевых действий около 150 раненых», говорится в наградном указе на Сергея Шингура, подписанном Президентом].

Покопавшись же в архивах, я выяснил, что первыми переселенцами в Конские Раздоры были потомки козаков из полтавского села Соколки. Воины, по сути, защитники. И в числе самых первых переселенцев значатся: Мартин Манько, Корней Шкарупа и Иван Шингур.

А на воинском обелиске в центре села, где выбиты фамилии раздорненцев, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной, фамилия Шингур повторяется трижды.

Ну а в честь майора Дмитрия Шингура на самом заметном здании Конских Раздоров — сельраде, теперь есть мемориальная доска.

Вот о чем я думал, стоя возле нее:

в течение почти двух с половиной столетий, на протяжении которых ломались и исчезали государства, обычные люди с обычной украинской фамилией Шингур вставали на защиту своей земли.

Так было в козацкие времена. Так было в двадцатом столетии. Так есть сейчас.

Потому, что Шингур — это значит, защитник.

Герои не умирают!

Июль 2017

*

В тему

Согласно официально подтвержденным украинской стороной данным, на 4 февраля 2015 года в результате боевых действий на востоке страны украинские воздушные силы и сухопутные войска потеряли от огня противника:

11 самолетов [Ан-30, Ан-26, Ил-76, два Су-24, два МиГ-29, четыре Су-25],

семь вертолетов [три Ми-8 и четыре Ми-24],

два реактивных беспилотных летательных аппаратов Ту-143.

Еще два летательных аппарата — самолет Су-25 и вертолет Ми-8 [принадлежал ГСЧС Украины] потерпели крушение по техническим причинам.

Мемориальная доска в честь Дмитрия Шингура


Открытие мемориальной доски в честь Дмитрия Шингура [крайний справа — отец героя]


Могила Дмитрия Шингура в Конских Раздорах


На могиле Дмитрия Шингура 24 июня 2015 года — в день годовщины гибели штурмана


Одна из плит, установленная на воинском мемориале в селе Конские Раздоры: Шингур — значит, защитник








Герои арты: помним поименно

19 июля 2018 года запорожцы почтили память тридцати трех военнослужащих расквартированной в Запорожье 55-й отдельной артиллерийской бригады Вооруженных Сил Украины, которые геройски погибли в борьбе с российско-террористическими агрессорами.

Почему выбран день 19 июля: в этот день в 2014 году погиб капитан Сергей Белокобыльский, который спас своих подчиненных во время обстрела террористов вблизи села Дьяково Луганской области.

…У памятного знака героям 19 июля 2018 года встретились родители и боевые побратимы, волонтеры, представители общественности. К ним присоединились заместитель начальника отдела по взаимодействию с правоохранительными органами и оборонной работы аппарата Запорожской облгосадминистрации Андрей Тимченко и заместитель директора департамента информационной деятельности и коммуникаций с общественностью облгосадминистрации Александр Зубченко.

К собравшимся обратился командир бригады подполковник Роман Качур: «На нашу долю выпало нелегкое испытание — с оружием в руках защищать независимость нашей Родины. С первых дней российской агрессии мы ведем активные боевые действия. К сожалению, ни одна война не обходится без потерь. Но мы помним своих боевых побратимов и они навеки будут в наших рядах».

Защитников Украины почтили минутой молчания и военным салютом; военный капеллан отец Андрей провел молебен по погибшим.

Вспомним погибших поименно:

солдат Василий Косенко, погиб 11 июля 2014,

майор Сергей Белокобыльский, погиб 19 июля 2014,

старший сержант Константин Буша, погиб 21 июля 2014,

сержант Юрий Кривсун, погиб 21 июля 2014,

солдат Александр Калаянов, погиб 21 июля 2014,

старший солдат Александр Загородний, погиб 21 июля 2014,

старший сержант Игорь Волошин, погиб 21 июля 2014,

подполковник Петр Третьяк, погиб 7 августа 2014,

старший сержант Евгений Сиротин, погиб 7 августа 2014,

старший сержант Сергей Ряженцев, погиб 24 августа 2014,

старший сержант Александр Жабинец, погиб 24 августа 2014,

солдат Валерий Шмалий, погиб 24 августа 2014,

солдат Юрий Сагайдак, погиб 24 августа 2014,

сержант Владимир Шевченко, погиб 24 августа 2014,

младший сержант Владимир Яровой, погиб 24 августа 2014,

солдат Виктор Катанов, погиб 25 августа 2014,

солдат Юрий Дьячков, погиб 25 августа 2014,

старший лейтенант Дмитрий Севостьянчик, погиб 29 августа 2014,

старший лейтенант Иван Габчак, погиб 29 августа 2014,

старший солдат Михаил Васин, погиб 29 августа 2014,

солдат Александр Самосадов, погиб 29 августа 2014,

солдат Серегей Нистратенко, погиб 29 августа 2014,

сержант Владимир Коновалов, погиб 10 декабря 2014,

старший сержант Игорь Удовицкий, погиб 10 декабря 2014,

сержант Евгений Дужик, погиб 14 февраля 2015,

младший сержант Александр Говоруха, погиб 15 февраля 2015,

капитан Петр Карташов, погиб 20 марта 2016,

старший солдат Александр Павенский, погиб 20 марта 2016,

старший солдат Александр Петух, погиб 8 мая 2016,

старшина Виталий Дранчинков, погиб 22 мая 2016,

солдат Андрей Меркулов, погиб 18 февраля 2017,

младший сержант Михаил Добролета, погиб 23 февраля 2017,

младший сержант Александр Тынянов, погиб 19 мая 2017 года.

Митинг памяти в 55-й артбригаде


У памятника погибшим воинам-артиллеристам








Как десантники ВСУ оккупантов остановили

В память о воине из Запорожья, остановившем — вместе с другими бойцами 79-й десантной бригады, российский десант на Арабатской стрелке, осенью 2017 года открыли мемориальную доску.

Мемориальная доска в честь бойца-контрактника 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВС Украины Евгения Трофимова [позывной «Трофим»], погибшего 28 июля 2014 года в районе донецкой Мариновки [колонну техники десантников тогда расстреляли российские боевики], была открыта на аллее Памяти Небесной сотни, героев АТО и волонтеров, разбитой на Арабатской стрелке — самой длинной песчаной косе Азовского моря [Генический район Херсонской области].

Рядом на камне также установлена доска в честь еще одного бойца из 79-ки — старшего прапорщика Сергея Иванцова, погибшего в Донецком аэропорту. Содействие в установке камня с мемориальными досками оказал заместитель мэра Запорожья Владимир Волобуев.

Почему выбрано такое место — Арабатская стрелка? Этот вопрос я задал инициатору установки камня памяти в честь десантников, участнику Революции Достоинства, добровольцу и волонтеру Сергею Серикову. На Евромайдан, кстати, он уехал с удостоверением внештатного корреспондента «МИГа», с ним и в Крыму находился весной 2014 года, выполняя особые поручения — сейчас об этом уже можно говорить, Министерства обороны Украины [был разведчиком, если коротко].

Вот что рассказал Сергей.

Как известно из сообщений прессы, 15 марта 2014 года на Арабатской стрелке, в районе села Стрелкового — там, где находится украинская газораспределительная станция, высадился с вертолетов десант российских военных — около полусотни душ. Да из Крыма по песчаной Арабатке прикатила наземная поддержка из трех бэтээров с десантом на борту.

Россияне своей принадлежности к ВС РФ не скрывали, хотя кое-кто из них представлялся «крымской самообороной».

На переговоры с вторгшимися на материковую часть Украины вояками, что, по сути, могло стать поводом для начала боевых действий между двумя странами, прибыли бойцы 79-й отдельной десантноштурмовой бригады во главе с подполковником Сергеем Кусом [а другой старший офицер 79-ки — майор Ярослав Калашников, в это время с другой группой десантников нес службу на блокпосту в селе Сальково — это по пути в Крым].

Наши, рассказал Сергей Сериков, которому — как представителю прессы, тоже довелось участвовать в переговорах, были вдесятером. Однако на ультиматум россиян покинуть Арабатку — все, мол, тут теперь российское, десантники отреагировали молниеносно: подполковник по рации подал команду: «К бою!» — и далее открыто, вслух, начал отдавать распоряжения, где занять позиции снайперам, а где установить пулемет.

Эти команды шли… в никуда: не было у украинских десантников на тот момент возможности для активного сопротивления агрессору. Оружие, оказывается, не у всех тогда имелось.

Но россияне-то не знали об этом. Они поверили, что за спиной у решительного подполковника — сила. И отошли.

Арабатка осталась украинской.

Это была первая победа в будущей долгой войне с российскими военно-террористическими бандами. Победа без единого выстрела.

В числе тех десяти наших десантников, остановивших российский десант, как раз и находились старший прапорщик Сергей Иванцов и контрактник из Запорожья Евгений Трофимов.

Светлая им память!

У камня с мемориальными досками — вдова Евгения Трофимова Снежана; в берете — подполковник Сергей Кус [из десанта перешел служить в морскую пехоту], рядом с ним справа — запорожский волонтер Сергей Сериков.










Безымянные герои АТО

К началу июля 2017 года официально были установлены имена 45 из 119 погибших в зоне АТО военнослужащих, которых в 2014—2015 годах — как безымянных героев развязанной в Украине путлеровским режимом войны, похоронили под Запорожье — на Кушугумском кладбище.

В основном их привезли в Запорожье из Иловайского и Дебальцевского котлов.

Трое из 45 опознанных по ДНК военнослужащих — Андрей Гладков, Александр Пивоваров и Артем Калиберда, остались лежать на кладбище по решению их родных, остальных перезахоронили со всеми почестями на их малой родине.

Многие родители не хотят верить даже данным ДНК-экспертизы, что их сын погиб, они надеются, что он, например, находится в плену и в результате обмена или по окончанию боевых действий объявится и вернется домой.

В 2016 году на этом воинском кладбище, которое находится поблизости от трассы Запорожье-Симферополь, деревянные кресты с табличками заменили на одинаковые надгробия из мраморной крошки с цветниками, территорию вокруг могил засыпали отсевом и теперь даже в непогоду здесь можно свободно подойти к могилам.

*

Как известно, 18 августа 2014 года украинские войска захватили большую часть Иловайска. Но после введения на территорию Украины регулярных российских войск — 23—24 августа, они оказались в окружении.

29 августа кремлевский лицемер Путлер обратился к боевикам с призывом сделать гуманитарный коридор для отхода украинских войск.

30 августа силы АТО начали выход из города, но боевики и российские вояки открыли по ним огонь из всех видов оружия. По подтвержденным данным военной прокуратуры, в Иловайском котле погибли 366 военных, 429 были ранены.

7 августа 2015 года на Кушугумском кладбище под Запорожьем похоронили останки 57 неизвестных бойцов Вооруженных сил Украины, погибших в 2014 году в боях на Донбассе — в Иловайском котле и на Саур-могиле [первое массовое захоронение временно не опознанных героев было произведено под Кущугумом в октябре 2014 года — земле были преданы тогда останки 54 бойцов].

Как отметили тогда представители военного комиссариата Запорожской области, на протяжении года тела погибших украинских героев находились в рефрижераторах, все это время шел поиск их родственников и проводились экспертизы ДНК.

Родственников части погибших солдат установить не удалось, так как многие родные отказываются сдавать ДНК-анализы для опознания тел, «до последнего надеясь, что их пропавшие без вести на фронте близкие живы и находятся в плену или госпиталях.

Участник боев под Иловайском, боец батальона «Донбасс» Тимур Кныш заявил, что смерть сотен украинских бойцов в Иловайском котле на совести российской регулярной армии, в упор расстреливавшей отряды ВСУ.

«Российские войска стреляли по нам из всех видов оружия, наши военные фиксировали этот ад, сотворенный оккупантами соседнего государства, на видео, и многие чудом сохранили карты памяти, даже находясь в плену. Мы не просто так сдались в плен в Иловайске. Мы брали в плен российских солдат — с десантниками воевали, мы видели удостоверения военных — Рязань, Ульяновск… Мы, как никто другой, знаем, кто с нами воюет и на чьей совести смерти сотен наших ребят», — подчеркнул боец «Донбасса».

*

В апреле 2016 года на Кушугумском кладбище открыли памятный крест на месте захоронения неизвестных украинских военнослужащих, которые погибли во время проведения АТО на Донбассе.

Деньги на его установку собрали местные волонтеры и активисты.

***

Что рассказала о войне на Востоке Украины целительница и провидица из Запорожья Ольга Зорина осенью 2014 года:

«В Запорожье — в городе, который я очень люблю и за который каждодневно многократно молюсь, будет все спокойно: война до нас не докатится, не затронет ни нашу область, ни ближайшую к нам — Днепропетровскую. И за стратегические объекты можно не опасаться: угроза им не возникнет»;

«после того, как в наш общий дом, который мы называем Украиной, вернется мир, в течение еще не менее пятидесяти лет люди будут внимательно изучать и оценивать все, что уже произошло с нами и что произойдет в недалеком будущем. И данные по погибшим в зоне АТО будут собирать по крупицам и изучать самым тщательнейшим образом. Как я вижу, даже эксгумацию кое-где будут проводить… выяснят судьбу всех пропавших в ходе АТО и установят имена всех неизвестных солдат. Точнее, считающихся пока неизвестными. И новые памятники появятся у нас в городах — героям и безвинно погибшим»;

«если отсчет вести с весны 2014 года, а точнее, с первого дня войны, самыми сложными, как мне видится, будут первые два года выпавших нам испытаний. При этом каждый из этих двух лет будет сложен по-своему»;

«лад и спокойствие в Украину придут к концу 2018 года. А после праздника Крещения 2019 года у нас начнется постепенный расцвет. Люди как бы очнутся, по-другому на себя взглянут — на свою жизнь, на свои поступки. К Богу обратятся. Придет, наконец, время переоценки ценностей. После чего великая благодать наступит: мужественно перенеся испытания, Украина вступит в эру милосердия, умиротворения и возрождения».

Кушугумское кладбище безымянных героев АТО


Безымянное захоронение


Их имена пока не известны. Пока…






Без вождей


Согласно Закону «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики» после общественных обсуждений решениями местного самоуправления и парламента были утверждены новые названия для объектов топонимики. По данным Института, в 2016 году в масштабах страны тоталитарных названий лишились 51493 объектов в городах, поселках и селах. Речь идет о площадях, скверах, улицах.

В Украине демонтировано 2389 памятников и памятных знаков, из них в честь Ленина — 1320.

Что касается Запорожской области, то регион лишился 140 Лениных, и еще 76 памятников и памятных знаков тоталитарным вождям. Кроме того, новые названия были присвоены 1937 объектам.








Сталина вызывали?

На центральной улице одного из сел Запорожской области однажды появился — вместе с бюстами вождей коммунистической эпохи, памятник… Сталину в полный рост. Однако установивший его директор местного сельхозпредприятия Леонид Верещага сталинистом себя не считает, заявив категорически: «Я не коллекционирую памятники! Напишите об этом с большой буквы!»

Съездить в село Плодородное мне предложили читатели: в разгар дискуссии по поводу установки коммунистами памятника Сталину в Запорожье они припомнили, что несколько лет назад наша газета писала о плодородненских вождях, которые тогда только-только в селе появились. «А сейчас в каком состоянии те памятники? Не снесли их?».

Не снесли, как мы убедились, оказавшись в Плодородном. И памятник Сталину, и памятник Ленину, и бюст Жданова и Свердлов, очень похожий на попрошайку с протянутой рукой, находятся в идеальном состоянии. На месте также — на постаментах своих, самолет и фронтовая полуторка.

Зачем самолет понадобился плодородненцам? А они установили его на центральной улице села в память о погибшем в войну в тамошних местах экипаже советского штурмовика «Пе-2» в составе командира авиаэскадрильи 284-го бомбардировочного авиаполка старшего лейтенанта Давида Генкина, штурмана капитана Георгия Раицкого и стрелка-радиста младшего лейтенанта Николая Минченкова. Вот что произошло неподалеку от Плодородного 27 сентября 1943 года. Возвращавшийся со штурмовки станции Пришиб самолет Давида Генкина был подбит — крупнокалиберный снаряд попал в центральный бензобак. «Пе-2» тут же охватило пламя. Тем не менее, командир сумел дотянуть машину до своей территории и только там летчики выпрыгнули из нее. А тут на их беду поднялся ветер, который отнес парашютистов снова за линию фронта.

Штурмана, капитана Георгия Раицкого, приземлившегося километром западнее командира и радиста, немцы долго преследовали с овчарками. Он отстреливался до последнего патрона и был убит.

Когда фашисты схватили Давида Генкина и Николая Минченкова и стали кричать: «Юдэ! Юдэ!», — командир экипажа плюнул офицеру в лицо. Гитлеровцы стали его бить автоматами, а затем слили из грузовой машины в ведро бензин, облили летчиков и подожгли их.

По словам инициатора установки самолета на постамент, директора многопрофильного сельхозпредприятия «Лана» Леонида Верещаги, над «МиГом» несколько лет назад взяли шефство ветераны авиации из Запорожья. Они и порядок возле памятника наводят периодически, и в покраске самолета поучаствовали с удовольствием. И сфотографировались на память возле каждого вождя.

Любопытна история и полуторки, тоже превращенной коллективом «Ланы» в памятник. Оказывается, на станции Пришиб в войну действовал ремонтно-механический завод, выполнявший заказы для фронта. После войны директор завода отыскал где-то полуторку и установил ее перед конторой. Со временем завод закрыли, памятник стал ничейным и его местный лихой люд просто-напросто поджег однажды.

— Жутко было видеть, — рассказывает Леонид Верещага, — обгоревший остов машины на постаменте. И я попросил власть передать остатки полуторки нам. Получив «добро», приехали с краном, погрузили машину и привезли в Плодородное. Собрал водителей, объяснил им, что восстановить машину — наш долг. Все согласились. Работали бесплатно.

— Ну а памятник Сталину, Леонид Иванович, зачем вам? — задаю, наконец, я давно вертящийся на языке вопрос. — Вы сталинист?

Мой визави не удивляется вопросу и отвечает, чуть подумав:

— Скорее, патриот своей страны. А что говорят, будто бы я музей советской эпохи под открытым небом создал, то это не так. Никакого музея я создавать не собирался. Бюсты и памятники мне сами сельчане предлагают на хранение взять. Колхозы ж наши давно распались. Числившиеся за ними памятники оказались вроде как никому не нужными. Но нашлись неравнодушные люди, не пожелавшие отказаться от нашей общей истории. «Иваныч, — периодически обращаются они ко мне. — Там-то и там-то есть бесхозный памятник. Забери его, сбереги». Я забираю и сберегаю. Так с бюстами Ленина, Жданова и Свердлова было. Ну и с памятником Сталина тоже. Несмотря на то, что все они не имеют художественной ценности, бюсты и памятники наши интересны уже тем, что это — оригиналы. Все — из той эпохи, в которой мы жили с вами совсем недавно. Хотя, повторяю, я не создаю музей и не коллекционирую памятники. Напишите об этом с большой буквы.

Попрощавшись с Леонидом Ивановичем и выйдя на улицу, я обратил внимание еще на одно сооружение: через дорогу от аллеи Истории, как я бы назвал собранные плодородненцами бюсты и памятники, находится нечто, напоминающее постамент. Частично постамент этот заклеен объявлениями, а сверху на нем имеется надпись: «Юля я тебя лю».

Кто такая Юля и за что ее в селе лю, выяснить не удалось.

2013

От автора. До начала декоммунизации в Украине оставалось еще два года

***

В тему

Нередко, когда заходит разговор о том, нужно ли сносить памятники ушедшей [вернее, уходящей] в историю коммунистической эпохи, мне доводится слышать рассуждения о том, что трогать их не следует: пусть, мол, остаются в таком виде, в каком и были установлены. А мы другие, свои, памятники со временем установим.

На подобные рассуждения я обычно привожу такой аргумент в пользу ликвидации коммунистических истуканов: если в ваш дом заберутся бандиты [как это некогда сделали коммуно-большевики] и устроят в нем разгром, после их изгнания неужели вы не станете наводить порядок?

Однако сейчас я не о сносе памятников сказать хотел. Я хочу поделиться своими наблюдениями за памятниками коммунистической эпохи. Вот что я заметил: после самым решительным образом встряхнувшей страну революции Достоинства, памятники эти сами собой стали приходить в упадок. В первую очередь это относится к памятникам вождям из прошлого и приближенным к ним товарищам. Правда-правда!

У «буревестника революции» [той, компартийной, 1917 года] Максима Горького, например, который приютился на обочине трассы Запорожье-Мариуполь где-то в Ореховском районе, спина стала… нет, не белой — светло-коричневой. От грибка. Или от плесени, которая, оказывается, и на памятниках заводится. А из обутки буревестника штырь металлический изъявился… ну, аж неудобно стало за старика: прям оборванцем каким-то стал он выглядеть.

Да что там Горький! Сам великий вождь товарищ Сталин нынче в одном из сел Запорожской области на мир с постамента взирает в совершенно изношенном военном френче. Можно подумать, что не снимал он его… где-то, наверное, со времени своей смерти.

Как и товарищ Киров, пристреленный ревнивым мужем в объятиях его жены.

Ну а потрепанный вид Якова Свердлова, который некогда возглавлял Всероссийский Центроисполком [ВЦИК] и был организатором убийства императора Николая Второго и его семьи, у меня такую жалость вызвал, что захотелось мне гривенную монету положить в его неуклюже протянутую к народу руку. Да не дотянулся я до руки — на высоту постамента ростом отличается от меня вождь и убийца товарищ Свердлов.

Сельская аллея вчерашних вождей


Аллея экс-вождей


Андрей Жданов — тот самый, который Анну Ахматову изживал со света


Вождь вождей товарищ Сталин собственной персоной — в очень потрепанном френче. У него за спиной — самолет на пьедестале


Горький идет на пенсию [шутка]


Куда ж без Ленина?


Еще один Ильич


И еще Ильич


Попрошайка Яков Свердлов


«Месье, же не манж па сис жур. Гебен мир зи битте этвас копек ауф дем штюк брод. Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной думы…»


Памятник трудяге-полуторке


Горький на Мариупольской трассе


Износившийся Киров








Как я языкотворцем стал

Недодекоммунизировали: вот какое слово первым пришло мне в голову, когда мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко — в сентябре 2016 года, обнаружили двух коммунистических вождей, преспокойно пережидающих в одном из запорожских сел вступившую в завершающий этап декоммунизацию.

Ощутив себя в какой-то мере языкотворцем — словечко-то из 21-й буквы о недодекоммунизации еще не встречалось ведь, я, правда, и огорчение испытал. За сельчан, проигнорирующих указ своего Президента.

Причем, если бы в селе какой-нибудь пройдоха и ловелас вроде Кирова увернулся от президентского указа об обязательной декоммунизации, схоронившись где-нибудь на сельских задворках, это было бы полдела.

Но тут — на центральной улице села, преспокойно таращили свои немигающие глаза на мир… нет, не вожди — мерзавцы из мерзавцев:

Жданов [в сильно прохудившемся френче] и Свердлов, не менявший одежки, видимо, еще со времен октябрьского большевистского переворота в Питере.

Коротко, кто они — в качестве справочки.

Андрей Жданов, 1896—1948 г.г., член Политбюро ЦК ВКП (б), секретарь ЦК ВКП (б). Геббельс сталинского режима.

В августе 1946 года выступил с докладом, осуждающим лирические стихи Анны Ахматовой и сатирические рассказы Михаила Зощенко. Некоторые цитаты из этого доклада:

— Зощенко привык глумиться над советским бытом, советскими порядками, советскими людьми, прикрывая это глумление маской пустопорожней развлекательности и никчемной юмористики;

— трудно подыскать в нашей литературе что-либо более отвратительное, чем та «мораль», которую проповедует Зощенко;

— Зощенко… чуждый советской литературе пасквилянт и пошляк… с циничной откровенностью продолжает оставаться проповедником безидейности и пошлости, беспринципным и бессовестным литературным хулиганом;

— Анна Ахматова является одним из представителей безидейного реакционного литературного болота. Она является одним из знаменосцев пустой, безидейной, аристократическо-салонной поэзии, абсолютно чуждой советской литературе;

— тематика Ахматовой насквозь индивидуалистическая. До убожества ограничен диапазон ее поэзии, — поэзии взбесившейся барыньки. Мрачные тона предсмертной безнадежности, мистические переживания пополам с эротикой — таков духовный мир Ахматовой. Не то монахиня, не то блудница, а вернее блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой.

Яков Свердлов [Янкель Свердлин], 1885—1919 г.г., председатель ВЦИК. Фактически являясь главой РСФСР, лично отдал приказ о расстреле Николая Второго и его семьи, был одним из организаторов Красного террора.

Из выступления Свердлова на заседании ВЦИК 30 мая 1918 года: «Если в городах нам уже удалось практически убить нашу крупную буржуазию, то этого мы пока еще не можем сказать о деревне. Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая не так давно шла в городах, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии, — только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне сделаем то, что смогли сделать для города».

А 24 января 1919 года единолично Свердловым была завизирована директива, предписывающая осуществление жестких карательных мер при подавлении казацких восстаний против Советской власти на Дону:

«ЦК постановляет провести массовый террор против белых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью… Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам».

А у нас в селе этим мерзавцам памятники установили [подробнее об этом селе — в предыдущей главе «Сталина вызывали?»].

Однако рука декоммунизации таки дотянулась до обоих: исчезли они из села.

А может, они сами, не дожидаясь завершения декоммунизации, огородами по рассветной росе ушли, решив прорываться в сторону границы.








Самого большого Ленина свергали под крики «Слава Україні!»

На демонтаж самого большого в Украине памятника «вождю мирового пролетариата», установленного неподалеку от плотины Днепрогэса, рабочие запорожской инженерно-строительной компании «Форт» потратили… 28 часов 15 минут.

Как выяснилось в процессе работы, в бетоне, на который был установлен вождь, оказалось большое количество кронштейнов — аж16 штук. Это в четыре раза больше, чем ожидалось, сообщил после проведения декоммунизации па площади Запорожской [так теперь называется бывшая площадь Ленина] директор фирмы «Форт» Евгений Першин.

Похоже, Ленина возле Днепрогэса устанавливали навсегда, ну, или до того момента, как с той стороны, куда он указывал рукой, в город за днепровскими порогами нагрянет долгожданный «коммунизьм», если выражаться языком полуграмотных партбоссов прошлого.

Мало того, когда рабочие начали пилить постамент алмазной пилой по заранее выбранному направлению, конструкция пьедестала нарушилась и Ленин… поплыл -попытался было, как отметил Евгений Першин, шагнуть вперед. Может, уклониться от декоммунизации надумал. И решил в Разлив сбежать. Или в плавни днепровские. Но вождя быстро приструнили — подъемным краном зафиксировали. Чтоб не проявлял свой нрав.

Пилили, кстати, постамент с вождем с помощью дорогущего [стоимостью в 140 тысяч гривен] алмазного

Троса-пилы, привезенного из Германии.

Ну, а в самый ответственный момент [в 13.20 17 марта], когда подъемный кран-силач, неспешно сорвав Ильича с насиженного, вернее, с настоянного места, стал его аккуратно опускать на землю — приземлять, значит, собравшиеся на площади запорожцы стали дружно скандировать: «Слава Україні!»

На что Ленин… никак не отреагировал.

Безучастным к происходящему решил прикинуться. Впрочем, что он мог сказать? Его время в Запорожье закончилось.

Теперь уже навсегда.

***

«Ленин пал, прошла эпоха

Революций, Крупских, лохов», — прокомментировал кто-то из пользователей в соцсетях начало большой декоммунизации в Украине.

Собственно, к этому и добавить нечего.

*

Хроника свержения Ленина в Запорожье [личная подборка автора книги]:






















Без Ленина в Запорожье совсем не пусто








Монументальная Лениниана

Вождем был? Слазь давай!

Мелитополь стал первым городом на юго-востоке Украины, где полностью избавились от вождей и вождишек коммунистического прошлого: в Медовом городе в конце июня 2015 года [если точнее — именно 30 июня] была демонтирована последняя партия [из четырех штук] каменно-истуканных лидеров эпохи красного террора, унесшей жизни миллионов и миллионов украинцев.

Под негромкое скрипение зубами [или что у кого осталось] поклонников коммунистического позавчера покинули свои насиженные [точнее, настоянные] места бюсты Пахомову и Бронзосу [не знаю, к не стыду своему, кто они такие], Фрунзе и Кирову. Трех Ленинов из города вычистили еще раньше — в начале июня.

При этом снос истуканов эпохи раннего Сталина осуществлялся строго на законных основаниях: по решению мелитопольской мэрии. И повезли, между прочим, пахомо-бронзосов не на свалку, как, на мой взгляд и следовало бы поступить, а в музей коммунистического прошлого, который откроют в городском краеведческом музее — решение об этом, после совета с мелитопольцами, тоже принято властью.

Все, короче говоря, законно сделано. Проводим декоммунизацию и баста. Не придерешься!

Кому не нравится, льют слезы в штаны и с надрывом в голосе бормочут возле ничейных постаментов слова из полузабытой песни эпохи раннего Брежнева: «Опустела без тебя земля…»

Мелитополь без вождей: постоять разрешается любому

Осторожно: радиоактивный Ленин!

Попытавшись с помощью специалистов санэпидемслужбы отыскать самый радиоактивный объект Запорожья [а дело было еще до начала декоммунизации], мы с удивлением обнаружили, что им является… памятник «вождю мирового пролетариата», установленный в Ленинском районе — естественно, на площади Ленина, куда выбегает… проспект имени Ленина.

Отправляясь на поиски, мы знали, что в городе за днепровскими порогами, в общем-то, нормальный радиационный фон. В целом для Украины он составляет от 15 до 25 микрорентген в час. Правда, в тех местах, где на поверхность земли выходят граниты, фон может быть несколько повышенным. В остальном, по утверждению специалистов, отклонений не наблюдается. Но, как говорится, лучше один раз увидеть… в смысле, измерить.

Особый интерес у нас, конечно, вызывал остров Хортица. Туда мы и отправились вместе с техником-дозиметристом облСЭС Валентиной Церенюк.

Перво-наперво Валентина Васильевна определила уровень естественного фона в районе музея запорожского казачества — самого, пожалуй, посещаемого уголка Хортицы. Он составил 15 микрорентген. Следующее измерение — по пути к видовой площадке, с которой открывается шикарный вид и на Днепр, и на Днепрогэс, и на город [здесь обычно любят бывать молодожены]. Дозиметр снял с гранитных плит дорожки, одновременно являющейся и крышей музея, 40 мР/ч. Сам парапет видовой площадки дал 42 микрорентгена. В разбросе от 40-го до 50-го деления шкалы колебалась стрелка дозиметра у входа в здание музея…

А вот скифские [половецкие] бабы, с высоты столетий в недоумении взиравшие на суету вокруг них людей с хитрым прибором, предъявили при детальном рассмотрении всего 12 мР/ч. Можно было подумать, что изготавливавшие их мастера, в отличие от их потомков, подбирали специальные, безвредные материалы. Ведь, в частности, основание стелы, установленной летом 2002 года на проспекте Металлургов, имеет 30 мР/ч, наклонные плиты, поддерживающие стелу, фонят 40 микрорентгенами.

Повышенный фон, знали мы, дает и другое современное стройсырье. Здания, возведенные Запорожским домостроительным комбинатом, например, имеют большее излучение, нежели сталинские дома или хрущобы.

Но мы, кажется, отвлеклись от маршрута и преждевременно выбрались в город. Вернемся на Хортицу, на скалы Старого Днепра. Как оказалось, естественный радиационный фон там составляет 10 микрорентген в час. Со скал, тянущихся по берегу к беседке, о которой я уже говорил, дозиметр набрал и того меньше — 9 мР/ч. Может быть, как раз тут и находилась некогда мастерская скифских скульпторов — в тихом, защищенном от шальных ветров уголке, рядом с неспешной водой мудрого Днепра.

Разумеется, не могли остаться без проверки на наличие радиации еще два места, отличающиеся повышенным вниманием запорожцев.

Часы влюбленных, установленные напротив мэрии — как раз там чаще всего фотографируются горожане, показали 38 мР/ч всепронизывающего излучения. Кирпичики дорожки к часам тоже не скучают в пыли. До 30 микрорентген разбрасывают под ноги прохожим в промежутке от одного до другого включения мелодии из «Весны на Заречной улице» [мелодия в часах звучит каждый час].

Наиболее фонящее сооружение на бульваре имени Шевченко, где и находятся Часы влюбленных, — облицованный красным мрамором фонтан [следующий за фонтаном с сердечками]. На поверхности мрамора мы насчитали 60 мР/ч, на удалении на один метр — 50.

Тем не менее, рекорд по излучению поставил памятник Ленину, установленный в Ленинском районе, в конце проспекта Ленина, на площади Ленина, с которой открывается вид на Днепрогэс имени Ленина, а также на озеро имени Ленина и на остров имени Ленина… уф, едва упомнил все! Естественный фон в сквере возле памятника — 14 микрорентген, бетонные плиты площади дают 21 мР/ч, а непосредственно у памятника уровень радиации достигает 130 мР/ч [на расстоянии одного метра — 90].

А теперь давайте выясним, насколько опасны для запорожцев [и кого угодно другого, пожелающего побывать в городе за днепровскими порогами] фонящие объекты города?

— Выявить какие-либо отклонения в здоровье человека, — объяснил заведующий радиологическим отделом Запорожской облСЭС, кандидат медицинских наук Михаил Костенецкий, — можно лишь в том случае, если доза облучения превысит 50 бэр [бэр — биологический эквивалент рентгена]. Чтобы ее получить в наших условиях, понадобится 285 лет.

Вот так вот!

Кстати, последствия чернобыльской аварии, по словам Михаила Костенецкого, в Запорожье нынче не проявляются вообще: смыты в Днепр.

И еще. Спустя, может быть, неделю после того, как наша газета опубликовала мое «радиоактивное» расследование, интернет-издание Mignews.com.ua, со ссылкой на московское правозащитное агентство «Прима», обнародовало следующую информацию: «Сотрудники Запорожской облСЭС пришли к выводу, что памятник Ленину, установленный возле Днепровской гидроэлектростанции, является радиоактивным объектом. Согласно дозиметрическим замерам, уровень радиации возле него достигает 130 микрорентген в час». В информации утверждалось также, что специалисты «пока не могут понять, каким образом памятник стал источникам радиации», а местные экологи тем временем будто бы «расклеили в Запорожье листовки, в которых просят горожан не ходить к Ленину». Члены же компартии Украины якобы уведомляют о врагах народа, облучивших памятник «с целью подорвать здоровье настоящих коммунистов».

А затем выпорхнувшую из московского агентства «утку» подхватила «Комсомольская правда в Украине», поместив на своих страницах материал «Запорожский Ленин опасен для здоровья». И про «выводы» сотрудников Запорожской облСЭС в нем шла речь, и про листовки, и про специально облученного Ильича…

Теперь уже с заявлением пришлось выступить в нашей газете самому главному государственному санитарному врачу Запорожской области Анатолию Севальневу. Он, в частности, отметил, что газета наша «в присущей ей ироничной форме прокомментировала результаты дозиметрического контроля, проведенного сотрудниками облСЭС в различных местах Запорожья. Там же приведено мнение заведующего радиологическим отделом облСЭС, в котором он поясняет: такие уровни радиации [как у памятника Ленину] не опасны, а отклонения в состоянии здоровья человека можно выявить только при определенных условиях» [при условии получения им дозы, напомню, более 50 бэр].

И во еще на чем сакцентировал внимание главный санврач: «Что же касается умышленного облучения врагами народа памятника, то это является полнейшей чушью, т.к. подобное сделать вообще невозможно. Источником естественной [природной] радиации в данном случае являются гранитные облицовочные плиты, смонтированные на постаменте. В соответствии с действующими «Нормами радиационной безопасности Украины, материалы с таким уровнем радиоактивности разрешены для использования в качестве отделочных».

Запорожье: Ленин в вышиванке


Запорожье: голосующий Ильич


Запорожье: Ильич переоделся


Запорожье: патриот Ильич [и надпись подходящая на постаменте]


Запорожье: Ильич посылает

Медуза над Лениным: НЛО не ждали?

Очень странный воздушный объект в конце февраля 2014 года удалось заснять над Днепрогэсом фотожурналисту Сергею Томко, находившемуся в тот момент неподалеку от главЛенина Запорожья: НЛО попал в объектив его камеры! На площади Ленина в тот вечер проходила коммунистическая тусовка — против чего-то там выступали местные радикалы из левых сил. Шумели, переругивались с оппонентами… не обращая внимания, что чуть ли не у них над головами появился неведомый объект. Это не традиционная летающая тарелка была.

Мне объект показался похожим на… медузу, неспешно плывущую в предвечерних бескрайних небесах по своим энлэошным делам.

НЛО в небе над Запорожьем


НЛО, увеличенное фото

Как Ленин грохнулся на клумбу

29 декабря 2015 года, после трех неудачных попыток, в курортном городе Приморске таки демонтировали памятник Ленину. Причем кран для демонтажа заказывали в соседнем Бердянске — у приморцев не нашлось подходящего по мощности. Аренда 25-тонного крана обошлась городскому бюджету в 1,9 тысячи гривен.

Тяжеловес, сообщила телекомпания «Юг», почти сразу поднял латунную статую вместе с бетонной глыбой, общий вес которых составляет 12 тонн, при этом сам автомобиль буквально давил сам себя — вместе с тротуарной плиткой, в грунт у основания постамента.

Затем все шло нормально, до тех пор, пока… ни оборвался трос, и вождь мирового пролетариата… приземлился на клумбу. Грохнулся на нее.

Около часа сотрудники коммунальной службы пытались найти способ погрузить Ленина на прицеп. Был даже применен один, кощунственный, по мнению некоторых зрителей, способ — рассоединить статую с глыбой, ухватив Ильича за шею.

Но на практике все оказалось гораздо проще. Открутить гайку, фиксирующую статую на штыре, можно было еще при первой неудачной официальной попытке демонтажа. Как только это было сделано, работа пошла быстрее. Ленина погрузили на прицеп и после нескольких маневров увезли на склад коммунальной службы на длительное хранение. Навсегда, то есть.

У Ленина в Приморске рука в виде загогулины была: инвалид, наверное, попался


Ленина подняли…


…и уронили

От тяжести Ленина лопнул трос

12 апреля 2015 года в Токмаке на центральной площади города был демонтирован памятник Ленину.

Демонтаж работники коммунального предприятия «Контакт» проводили на протяжении почти пяти часов.

По словам специалистов, сам памятник весит 6,5 тонны. При первой попытке подъема лопнул трос. Пришлось повторить попытку. В конце концов, фигура бывшего вождя высотой 5м 20 см [с кепкой] была аккуратно уложена на землю, а затем без повреждений вывезена с площади.

Весомый Ильич


Токмак: приехали за Лениным


Токмак: цепляй его надежнее!


Токмак: процесс пошел!


Токмак: укладка Ильича


Токмак: поехали!


Недолго в Токмаке пустовал ленинский постамент

Ильич не дождался голосования

Ночью 17 марта 2015 года в пгт Веселое на центральной площади неизвестные повалили «золотой» памятник Ленину — выкрашенный местными коммунистами в золотую краску. Накануне, кстати, в поселке прошло гражданское обсуждение о возможности демонтажа этого памятника.

Вопрос должны были вынести на голосование, однако до этого дня Ленин «не дожил».

Ну и ладно. Чего ж теперь.

Упал «золотой» Ильич


И куда ж теперь «золотая» рука указывает?

Жестокое самоубийство Ленина

Все, что осталось от «бессмертного» вождя [помните цитату из коммунистических времен: Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!] в селе Терпенье, что под Мелитополем:

Неосторожным вождь оказался

Ленин распался на три источника

17 марта 2015 года в городе Молочанске Токмацкого района Запорожской области неизвестные разбили большой памятник Владимиру Ленину. Об этом местные жители сообщили в соцсетях.

Каменный идол распался на три части. При этом на постаменте остались только ноги Ильича, куда-то по-прежнему шагающие.

Кстати, как помнится из университетского курса Истории КПСС [вот уж чем голову морочили, так морочили!], одна из работ Ленина называлась… дай Бог памяти… «Три источника и три составляющих части марксизма». Похоже, об этих трех источниках, что в Молочанске случились, Ленин и толковал.

Ильич в Молочанске шагает отмечать годовщину октябрьского большевистского госпереворота


Ильич не дошел


Серединная часть Ленина

От Ленина ноги остались


В Бердянске пятиметровый бетонный вождь в пиджаке долго не сдавался. На площадь пригнали кран, коммунальщики по двум лестницам взобрались на постамент, держа в руках отбойные молотки.

Попотев у ног «вождя» — рабочие пытались отделить ботинки от пьедестала, памятник обмотали тросом и принялись тянуть краном. Но трос в самый неподходящий момент лопнул. И на нем оказался… Ленин до колен. А ноги его намертво приросли к постаменту.

С ними пришлось повозиться, но в конечном итоге удалили и их.

Демонтаж Ленина в Бердянске, 12 02 2016


Ноги Ильича не сдвинулись с места


А Ленин-то внутри совсем пустой!

Горький и ноги Ленина


Повергающий в шок скульптурный ансамбль обнаружился в селе Широкое, что в Запорожской области: там возле задумчиво присевшего у обочины пролетарского писателя Максима Горького чьи-то ноги находятся.

Просто ноги. Без туловища.

Поспрашав у местных, мы выяснили следующее. Ранее скульптурный ансамбль представлял из себя действительно присевшего у обочины Горького и задержавшегося возле него [по пути в коммунизм, может быть] «вождя мирового пролетариата» Ульянова-Ленина, который, как заявила однажды депутат Госдумы РФ от уворованного у Украины Крыма некая Поклонская, фамилию получил от города Ульяновска, а «ленивую» кличку — от города Ленинграда. Мне, по крайней мере, о таком заявлении говорили, как о свершившемся факте.

И теперь как в детском стишке-страшилке в Широком получилось.

Помните:

На вокзале, в темном зале

Труп без головы нашли.

Пока голову искали,

Ноги встали и ушли.

В селе Широком, правда, ноги пока на месте — никуда, похоже, уходить не собираются.

О чем еще подумалось, когда мы взирали на гримасы декоммунизации — а Ленин туловище потерял как раз из-за нее: ноги Ильича можно накрыть скатертью и тогда будет создаваться впечатление, что Горький не просто присел у обочины — он в летнем придорожном кафе ждет, когда ему принесут чего-нибудь… похлебать на скорую руку, скажем. Ну, или рюмку водки, если денег на «похлебать» не найдется.

Под соленый огурец с хреном.

К слову, со спины композиция «Горький и стол при нем» очень даже ничего выглядит: ни о каком, лишившемся туловища Ильича, не подумаешь — так все гармонично выглядит.

Горький за очень оригинальным столом

Ильич с липовой рукой

Обнаружив в одном из сел Пологовского района странный памятник «вождю мирового пролетариата», у которого правая — указующая — рука выполнена из дерева [возможно, из липы], мы полюбопытствовали у местного люда: с чем связано сие? На что получили неофициальный, шутливый ответ: так его ж, вождя, в смысле, частично папа Карло мастерил. Как и Буратино.

Реально же с липоворуким Ильичом произошло вот что. В годы Великой Отечественной войны памятник низвергли с пьедестала нагрянувшие в село немцы. Однако сельчанам удалось под покровом ночи уволочь вождя и надежно упрятать до конца военного лихолетья. После изгнания иноземных захватчиков Ильича вернули на пьедестал. А отбитую при падении руку заменил деревянным протезом местный плотник — сельский папа Карло.

Липоворукий Ленин


Липовая рука, указывающая липовое направление движения к липовому коммунизму

Ленин без головы, или История о том, как «вождь мирового пролетариата» памятник свергал

Сначала мне показалось, что безголовый «вождь мирового пролетариата», которого мы с коллегой Сергеем Томко отыскали на станции Гайчур [это на границе Запорожской и Днепропетровской областей] размахивает… связкой ключей [скажем, от собственного мавзолея]. Подойдя же вплотную к памятнику, я разглядел, что в правой руке у вождя не ключи, а… остатки руки. Обломки пальцев, вернее, удерживаемые Ильичом на четырех арматуринках, напоминающих… вены, что ли. Или артерии.

Вернувшись из командировки, короткий рассказ о потерявшем голову Ильиче я разместил [со снимками, естественно] на одном из украинских ресурсов, с посетителями которого регулярно делюсь своими наблюдениями и впечатлениями.

Мои публикации завсегдатаи ресурса воспринимают вполне доброжелательно. Исключением стала новость о безголовом Ленине

Цитирую несколько комментариев:

«Кому-то не хватало головы с мозгами, вот оно и позаимствовало у Ленина. Чо не говорите, а мужик был башковитый»,

«памятник сдачи не даст война с памятниками удел дебилов»,

«правильно говорите. только дебилы крушат и ломают памятники»,

«кому мешал памятник?»

Честно признаюсь, я был почти в шоке. Ну, кому, скажите, вздумается назвать Ленина, тирана и убийцу, «башковитым мужиком», если не самому Ленину (шучу).

Конечно, я расширил свою антиленинскую новость историей, вычитанной в воспоминаниях бывшего кремлевского управделами Владимира Бонч-Бруевича:

«1 мая 1918 г. члены ВЦИК, сотрудники ВЦИК и Совнаркома собрались в 9.30 утра в Кремле, перед зданием судебных установлений. Вышел Владимир Ильич (Ленин-Ульянов). Он был весел, шутил, смеялся… — Хорошо, батенька, все хорошо, а вот это безобразие так и не убрали. Это уже нехорошо, — и указал на ближайший памятник… — Я мигом… и вскоре принес веревки. Владимир Ильич (Ленин-Ульянов) ловко сделал петлю и накинул на памятник… Ленин, Свердлов, Аванесов, Смидович, Крупская, Дзержинский, Шиваров, Агранов, Эльберт, Маяковский, сестра Ленина (Мария Ульянова) и почти все члены ВЦИК и Совнаркома, сколько хватило веревок, впряглись в веревки. Налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжники. — Долой ЕГО с глаз, на свалку! — продолжал распоряжаться Ленин В. И.»

А теперь я расскажу, что это был за памятник и по какому поводу его установили в Кремле.

Памятник-крест был сооружен на месте убиения великого князя Сергея Александровича в Кремле.

Освящен 2 апреля 1908 года.

Памятник был выполнен в виде 6-метрового бронзового креста, украшенного эмалями. Изготовлен по проекту Валентина Васнецова. Установили его на пьедестале благородного зеленого камня. По предложению вдовы великого князя Елизаветы Федоровны, на памятном кресте сделали надпись: «Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят».

Это было почитаемое место. Старый путеводитель сообщает: «Никто не пройдет через Кремль без того, чтобы не подойти к маленькой ограде и не сотворить молитвы: «Упокой, Господи, душу раба Твоего Сергея».

1 мая 1918 года крест-памятник великому князю был снесен по инициативе и при личном участии Ленина, у которого, похоже, уже тогда… отсутствовала голова на плечах.

Через месяц, кстати, дорвавшиеся до власти большевики уничтожили памятники Александру II и Александру III, генералу Скобелеву.

Так это ж Ленин! Но какой-то он… не такой


И куда, спрашивается, можно без головы шагать?

Ухо Ленина

Как оказалось, на Ильича, что в селе Соклогорном, еще до начала декоммунизации покушались дважды. После первого набега бюст удалось восстановить [по словам сельского головы, у вождя «лицо сохранилось»]. Потом же — после другого покушения на вождя сокологорненского, Ленин стал являть собой жалкое зрелище: от головы егошной… только ухо осталось.

Ленин все слышит!

Как мы обнаружили сгрудившегося Ленина

Редкого вида вождя [из бывших, из декоммунизированных] мы застукали в одном из сел Ореховского района.

Нет, Ильич, который Ленин, там не воскрес [тьфу-тьфу-тьфу] из коммунистического небытия. Его, как и полагалось, таки декоммунизировали в свое время — свергли, то есть, с постамента, изготовленного, между прочим, из крымского ракушняка.

Свергнуть-то свергли, но вывезти на свалку истории — или хотя бы до ближайшей мусорки, забыли. И лежит он возле своего постамента, свергнутый и сгрудившийся — превратившийся в груду обломков.

Со стороны, правда, вождя [или того, что осталось от него] не углядишь. Можно в двух шагах рядом пройти и не заметить ничего подозрительного.

Груда Ленина откроется взору, только если зайдешь за высокий парапет, находящийся возле опустевшего постамента.

Некогда за этим парапетом, как можно догадаться, местные вожди пребывали — в дни особых сельских торжеств: у памятника Ленину была для них специальная трибуна изготовлена — тоже из крымского ракушняка.

Туда — в пространство между парапетом-трибуной и постаментом памятника, и упал однажды, напуганный декоммунизацией, Ленин Ильич.

Причем упал очень качественно — в груду обломков превратившись. До невосстановимого состояния довел себя старик.

В неповрежденном виде только одна деталь памятника осталась: каменная рука, каменной хваткой сжимающая каменный картуз.

Хотя, если судить по связанным ногам — а они у Ильича таки связаны, он не горел желанием декоммунизироваться. Пришлось, видимо, убеждать, предъявив в качестве аргументов лом и кувалду.

И вождь сдался — сгрудился у подножия собственного памятника.

Зато теперь другим неповадно будет коммунистические шабаши устраивать.

Сгрудившийся Ильич крепко держится за кепку


Кепку не отдам!


За этой стеной мы нашли сгрудившегося Ленина

Ленины, с которыми меня сводила судьба:

Ильич с шарфом


Голова Ленина у сельского клуба


Голова Ленина


Ленин на станции Пологи


Ленин на станции Пологи… уехал куда-то


Ленин в городе Каменка-Днепровская символизировал... разруху. На недостроенном здании, кстати, просматривается надпись: такая-то годовщина освобождения города от немецких захватчиков. Из этого здания, похоже, только-только выбили


Ленин в Артеке: ужаснее даже в ужасном сне не приснится


Ленин кепконосец


Ленин в штанах с прорехой


Ленин зазывала


Ленин прокладывает маршрут НЛО


Ленин приехал на велике и охмуряет детей


Воскресение сатаны [в пгт Веселом на Пасху водружают на постамент свергнутого активистами Ленина]


Ленин и кулак


Ленин в сумерках


Затылок Ленина


Бутылочку не выбрасывайте!


Высоко стоял, да низко упал


Ать-два!








«Железный» Феликс — всё!

В Запорожье 11 марта 2016 года завершились начатые накануне работы по демонтажу памятника Феликсу Дзержинскому, расположенного в районе центрального проспекта Запорожья — Соборного [ранее Ленина] в Александровском [ранее Жовтневом] районе Запорожья.

Сотрудники запорожского инженерно-строительного предприятия «Форт», осуществлявшего демонтаж, распилили нижнюю часть скульптуры (верхняя была отпилена и вывезена накануне) и вывезли на длинномере на территорию коммунального предприятия «Основание» — на хранение. Общий вес памятника около 40 тонн.

Как и в день начала работ, снос памятника Дзержинскому не вызвал никакой реакции запорожцев.

Памятник Дзержинскому стал вторым памятником советским политическим деятелям эпохи тоталитаризма, который начали сносить в Запорожье.

9 марта был проведен демонтаж бюста Серго Орджоникидзе перед зданием районной администрации Вознесеновского [ранее — Орджоникидзевского] района.

А 11 марта, сотрудники Запорожского алюминиевого комбината демонтировали памятник Кирову перед ДК предприятия.

Хроника свержения Железного Феликса [из личного фотоархива автора]:

Феликс до свержение: напоминание о его кровавых делах




















Прощальный взгляд «Железного» Феликса


Железный Феликс поехал с ветерком


***


Орджоникидзе, на выход! В смысле, на взлёт!


Есть отрыв!


В небесах


Давай, поехали!


***


Киров симулирует патриотизм. Ан, не помогло








Без Фантомаса

13—14 апреля 2016 года в центре Запорожья — в рамках объявленной в Украине тотальной декоммунизации, демонтировали один из самых необычных городских памятников периода СССР — памятник «Тревожная молодость», который в народе окрестили… Фантомасом. Причем употреблялось это название гораздо более активнее, чем официальное [премьера одноименной французской приключенческой комедии состоялась в 1964 году].

Памятник, представлявший собой композицию с изображением головы комсомольца в буденовке на пьедестале перед символическим знаменем с орденами Ленина и надписью «У власти орлиной орлят миллионы и нами гордиться страна!», был установлен в Запорожье в 1968 году — к 50-летию комсомола.

Работники предприятия, выполнявшего работы по демонтажу Фантомаса, около полутора часов пытались осторожно снять голову комсомольца с постамента. В конце концов, памятник удалось поднять и погрузить в грузовики.

Стоимость демонтажа монумента обошлась бюджету Запорожья в 63 тысячи гривен.

Отсюда начиналась Тревожная молодость

*

Хроника свержения Фантомаса:














На стене комсомольцы-фантомасовцы хвастливо написали сами о себе: «У власти орлиной орлят миллионы и нами гордится страна»***


На месте Фантомаса в апреле 2018 года открыли памятник "Героям Чернобыля"


Открытие памятника чернобыльцам








В Украине больше не нуждаются в услугах ленинских юнкеров

В городе Орехове, что в Запорожской области, в список объектов, подлежащих обязательной декоммунизации, попал памятник петроградско-московским курсантам, отправленным в Украину в 1920 году по личному распоряжению Ленина

У этого воинского формирования времен Гражданской войны было несколько названий. Устанавливавшее в Украине свои коммунистические порядки — «русский мир», выражаясь по-современному, московское правительство именовало их кремлевскими курсантами — по месту расположения их школы. Врангелевцы же, на борьбу с которыми и были отправлены тогдашним плешивым хозяином Кремля курсанты-кремлевцы, называли их ленинскими юнкерами.

По бытующей в Орехове легенде, завоевавшие себе, как писали в компартийные времена, «немеркнущую славу» курсанты петроградско-московской бригады отличились в конце июля 1920 года, когда им поручили освободить город от врангелевцев.

Начался их поход на Орехов утром 26 июля от Гуляйполя, где накануне бригада, составленная из учащихся находившихся на территории московского Кремля Первых пулеметных курсов по подготовке командного состава РККА, разгрузилась на железнодорожной станции.

Яростно атаковать Орехов они продолжали в течение двух дней, устилая при этом «улицы города телами своих убитых сотоварищей и трупами врагов». Согласно легенде, на которую я уже ссылался, выбили из Орехова дроздовцев — вояк генерала Дроздовского, курсанты днем 29 июля, а уже вечером на них врангелевцы бросили свежие силы, и курсанты спешно оставили город.

Отошли из него, не забирая раненых. Это исторический факт, зафиксированный в нескольких источниках. То есть, ленинские юнкера драпанули из города, плюнув на своих немощных собратьев по оружию. Удивляться тут, впрочем, нечему: бросать своих в беде — было в порядке вещей в Красной Армии. Во все времена.

Раненых занявшие город белые — опять же, согласно все той же легенде, всю ночь пытали, а утром расстреляли. При этом, когда их вели на расстрел, они, не сломленные, пели «Интернационал». Под эту песню их и расстреляли.

В последствии из 16 курсантов, похороненных в братской могиле под скромным обелиском, сооруженном в городском парке Шевченко, удалось установить только шесть фамилий: Болотов, Тененен, Орлович-Волк, Туленков, Лившиц, Кильч.

Куда же подевались трупы с улиц города, для меня осталось загадкой. Кстати, в мемуарах барона Врангеля я даже упоминания не нашел о боях за Орехов в июле 1920 года. «К утру 22 июля 1-я конная и Дроздовская дивизии были оттянуты в деревню Жеребец, 2-я конная — в деревню Васиновку [обе деревни — на пути к Орехову], кубанцы направлены были на станцию Пришиб для переброски в Феодосию». Все, больше достойных событий в июле барон Врангель не увидел.

Второй обелиск питерско-московским юнкерам, которые будто бы яростно сражались за Орехов, установлен… на территории московского Кремля [в сквере между Арсеналом и Сенатом]. Что воздвигнут он именно в честь штурмовавших Орехов частей, подтверждает надпись: «…павшим в боях в борьбе против контрреволюции под Ореховом…»

Так рождались советские легенды.

Уже в более близкие к нам времена курсантов в Орехове перезахоронили в братскую могилу на воинском мемориале — в том же парке Шевченко, где покоятся останки полутора сотен освободителей города от немцев. Вместо же скромного обелиска «благодарные потомки» возвели в парке Шевченко впечатляющий монумент, над созданием которого работал запорожский скульптор Михаил Худас. Если кому интересно, он был также автором скульптурной композиции «Пионерская дружба» [в районе улицы Анголенко в Запорожье] и скульптурных наверший на вокзале «Запорожье-1» и драмтеатре им. Магара.

Не лишне, думою, будет уточнить, что осенью 1920 года сводная бригада петроградско-московских курсантов, которая так неудачно брала Орехов, была расформирована, вместо нее в РККА сформировали сводную дивизию курсантов в составе Петроградской, Харьковской и Киевской бригад. Получив приказ отыскать [и уничтожить] один из отрядов мятежного батьки Махно, окончательно на тот момент порвавшего с большевиками, во второй половине декабря 20-го петроградская бригада оказалась неподалеку от гуляйпольского села Святодуховка [нынешняя Любимовка]. А рано утром 20 декабря и уснувший караул, и штаб бригады изрубила махновская конная разведка, неожиданно оказавшаяся в районе Святодуховки.

…Как мне объяснили в Ореховском горсовете, занимающихся — в соответствии с указом Президента Украины, в городе декоммунизацией поначалу ввел в некоторое замешательство документ, согласно которому памятник курсантам-недоосвободителям значился как… «Братская могила петроградско-московских курсантов». Могила! Но потом выяснилось: могилы там нет — курсанты давно перезахоронены, а памятник им вообще снят с учета — как не представляющий культурной ценности.

Так что юнкерам-ленинцам можно со спокойной совестью объявить: «Идите домой, вояки, в ваших услугах в Украине больше не нуждаются».

***

В заключение позволю себе отрывок из книги офицера-дроздовца Георгия Венеса «Зяблики в латах», который как раз и участвовал в том бою за Орехов с питерско-московскими курсантами. Отрывок этот длинный, но он все расставляет на свои места:

«Мы шли в контратаку.

…Как и мы, курсанты разомкнулись всего лишь на один шаг. Как и нас, их можно бы было взять одним пулеметным взводом. Но пулеметы с обеих сторон молчали. Очевидно, командир курсантов, так же, как и генерал Туркул, решил боя не затягивать.

Петь курсанты перестали. Мы также шли молча. Только трава под коленями рвалась, как под рукой приказчика рвется тугой коленкор: раз! раз! раз!..

Я помню, — ногти вошли в ложе винтовки. Помню, как остро хотелось мне, чтоб навстречу нам брызнули пули. Но рота шла молча.

И молча шли курсанты. Не стреляя.

Прицел шесть… Нет, уже четыре… Четыреста шагов. Рота шла, виляя флангами. Под ногами рвался коленкор: раз! раз! раз!..

Я скосил глаза направо, туда, где шел полковник Лапков. Полковник Лапков роты не вел, — рота тянула его за собой. Он бессмысленно смотрел вперед. Нижняя губа его свисала, подбородок дрожал. «Зачем он не бросает?.. Нужно бросить вперед, — думал я, все крепче сжимая винтовку. — Рота не выдержит… Бросай!.. Да бросай же!..»

А коленкор под ногами рвался уже медленней — раз! раз! раз! — точно рука приказчика рвать его уставала. Ра-аз! ра-аз!..

Триста…

Штыки курсантов поднялись — наши опускались. Цепь курсантов угловато выгнулась. Теряла равнение и наша. Двести… Местами цепь уже порвалась. Но подбородок полковника все еще свисал вниз… Сто… Цепь завиляла. «Раз, два, три…» — считал я секунды, — шагов считать я больше не мог… И вот, сломавшись зубчатой пилой, цепь заерзала, с двух сторон сдавленная вдруг отяжелевшими флангами.

«Сейчас, сейчас побежим… — мелькнуло во мне. — Сейчас!.. Да бросай, бросай же!..» Но раздался выстрел, — кто-то из нас не выдержал. И вслед за выстрелом стиснутый в груди страх рванулся вперед хриплым, освобожденным криком:

— Ура-а-а!..

Побежали не мы. Побежали курсанты.

Широкой цепью мы шли назад к ограде. Хотелось курить, но никто не мог крутить цигарки.

Только один поручик Горбик то и дело выбегал из цепи, — то вперед, то назад, то в сторону.

Поручик Горбик пристреливал раненых курсантов.

Прошло несколько часов.

Квартирьеры все еще не возвращались. Жара текла по пыльным улицам Орехова. На камнях она оседала. Мы лежали под самыми заборами, там, куда камни не доползали.

Через улицу — тремя-четырьмя домами дальше — разместился штаб полка. Около ворот штаба стоял поручик Горбик.

Орехов был пуст. Жители сидели в домах. Дома были заперты.

По улице вели пленных.

Все три пленных курсанта были босы. Руки у них были скручены за спиной.

Солнце пекло все сильней.

Но вдруг, подняв головы, мы удивленно посмотрели друг на друга.

…за-клей-менный

Весь мир голодных и ра-бов! громким голосом пел кто-то в кустах за пыльными домишками.

— Господа!

— Господа, кто это?..

Кое-кто из офицеров приподнялся.

— Такого нахальства!.. такого… — И, сплюнув, поручик Ягал-Богдановский встал и пошел через улицу в штаб. А голос за штабом крепчал и рос:

Эт-то есть наш послед-ний,

все выше и выше подымался он,

И реши-тель-ный бой,

С Интер…

Здесь короткий выстрел подсек пение. Следующие два выстрела упали уже в тишину…

* * *

Солнце сдвинуло тень под самые наши ноги. Мы лежали, еще ближе прижавшись к забору.

— Господа, слыхали? — еще издали крикнул нам поручик Горбик. — Слыхали, как Туркул его петь заставил?.. «Ах, сука такая!. Пой на прощанье!..крикнул Туркул — Пой, чтоб знал, за что подыхаешь!..»

— А не врете?

Поручик Горбик вспыхнул. Потом улыбнулся.

— Вам бы, Дегтярев, в че-ка служить! Всё допытываетесь! Спросите у генерала Туркула. Ага, не спросите!..

Кто-то стучал в закрытые ставни окна:

— Молока!.. Хозяйка…»

Оказывается, во время очередной атаки Орехова у курсантов-ленинцев нервишки-то сдали и драпанули они от офицерской цепи дроздовцев — от их психической атаки [помните фильм «Чапаев»? ]. И пленных, оказывается, заставили петь «Интернационал» перед расстрелом — помимо их желания. «Ах, сука такая! Пой на прощанье!»

Вот так рассыпаются в прах коммунистические легенды.

2016

Орехов, парк Шевченко, памятник петроградско-московским курсантам. Таким его запомнили ореховцы


Курсанты в Орехое


Ленкурсанты с поврежденными физиономиями, май 2016


Памятник курсантам-недоосвобидителям в Московском кремле


Москва, кремль


Чекистская тусовка возле московского памятника










На свалке истории районного масштаба

В городе Пологи осенью 2017 года я решил выяснить, где после декоммунизации «прописались» вожди коммунистического режима

И таки выяснил.

Во внутреннем дворе КУ «Пологовский районный краеведческий музей», куда мы с фотокорреспондентом Сергеем Томко попали с позволения директора музея Ирины Садовой, обнаружились

три Ленина, включая самого необычного из всех, каких мне доводилось видеть — с липовой рукой;

Феликс Дзержинский, прозванный при жизни «железным». Суставы, видать, при ходьбе у него скрипели, как несмазанные шарниры. Окружающие поэтому полагали, что они у него — железные. Как у дровосека из сказки о волшебнике из Изумрудного города;

Николай Щорс, имя которого [с 1937-го по 2004-й] носил запорожский областной муздрамтеатр. Многие только по сей причине и помнят Щорса. Да еще по песне, которую в коммунистические времена любили петь подвыпившие пионеры — «Щорс идет под знаменем, красный командир»;

ноги неопознанного нами вождя. Может быть, подумал я, чьи-то запасные?

Щорс тоже пребывал в разобранном состоянии. Ноги, туловище, голова — все по отдельности. Как в анатомическом театре.

Так вот ты какая, свалка истории! — не удержался я от восклицания, вспомнив давнее, но весьма подходящее к моменту заявление президента США Рональда Рейгана: «Свобода и демократия оставят марксизм и ленинизм на свалке истории».


Ильичи-братья

По объяснению Ирины Садовой, музей готов был принять всех низверженных с пьедесталов в районе вождей. Однако одного Ильича — из центра Полог, оставили на сберегание в горкоммунхозе. А бюст официально — по суду, признанного одним из организаторов Голодомора в Украине в 1932—1933 годах Власа Чубаря его земляки, жители села Федоровка [бывшей Чубаревки], решили придержать у себя, препроводив «на ответственное хранение» в склад местного сельхозпредприятия. Ну, а в селе Инженерном декоммунизированного Ленина, говорят, просто-напросто отправили на свалку. Не истории, а на ту, куда мусор выбрасывают.

Как выяснилось при ближайшем рассмотрении, вождь, установленный некогда в Пологах, не обычным каменным истуканом был. Он сродни «железному» Феликсу — тоже металлический. Вроде, из бронзы.

Вот и решили в городе не передавать его в музей, а использовать в будущем. Например, для отливки более значимого памятника.

Глядишь, и выйдет таки из Ленина что-нибудь путное.

Любопытна судьба и одного из трех музейных Ильичей. К слову, все трое — похожи друг на друга, но не один в один. Сейчас, когда они лишены пьедесталов, это очень заметно. Такое впечатление создается, что перед тобой три брата… от разных отцов.

Ближайшим ко мне как раз и оказался моим старым знакомым. Это был Ильич с липовой, как я про него всегда говорил, рукой.

Фокус в том, что правая — указующая, рука именно этого «вождя мирового пролетариата» выполнена… из дерева [возможно, из липы]. Проезжая однажды мимо и разглядев такое, мы, конечно же, полюбопытствовали у местного люда — а дело в села Тарасовка происходило, с чем связана деревяннорукость ленинская. И нам охотно объяснили следующее.

В годы Великой Отечественной войны памятник сбросили с пьедестала нагрянувшие в село немцы. Однако сельчанам удалось под покровом ночи уволочь вождя и надежно упрятать до окончания военного лихолетья. После изгнания иноземных захватчиков Ильича вернули на пьедестал. А отбитую при падении руку заменил деревянным протезом местный плотник — сельский папа Карло.

И стоял долгие годы Ильич, указывая жителям Тарасовки направление движения к липовому светлому будущему липовой же рукой.

А еще, как выяснили мы, оказавшись с вождем лицом к лицу, при падении Ленин нос повредил и подбородок. В связи с чем кому-то из местных гончаров пришлось принял ненадолго на себя миссию… полубога: ему ж не для обычного человека глину пришлось замешивать, а для самого вождя.

Это исключительно политический вопрос был.

Рука, правда, у гончара не твердой оказалась — возможно, волнение дало о себе знать: подгуляли нос и подбородок Ильича.


Когда настало время чубарей

Театрал Щорс, к слову, был военным фельдшером. И он вовсе не погиб в бою с Галицкой армией в 1919 году, как об этом уверяли большевики. Его свои же ликвидировали: есть акт медицинского освидетельствования тела Шорса — после эксгумации в 1949 году, где указано, что «красного командира» застрелили сзади в упор.

«Железный» же Феликс даже гимназию не закончил — настолько бестолковым был. «Серость, посредственность, без каких-либо ярких способностей», — вспоминал о нем маршал Польши Юзеф Пилсудский, учившийся в той же гимназии.

Маршал своими словами лишний раз подтвердил мое убеждение, что именно из серых посредственностей — если в Истории смута случается, и выходят тираны и деспоты.

Причем Ленин в числе тиранов — первый. Вот, к примеру, что он об Украине говорил:

«На Украине имеются громадные запасы, излишки хлеба. Мы должны не менее трех тысяч рабочих железнодорожников, частью крестьян из северной России, двинуть на Украину».

Или:

«Деревенские общины [Украины], которые не поддаются никаким призывам, будут выдвигаться на „черную доску“ либо будут переводиться в разряд штрафных».

И вот еще:

«Поместить полтора миллиона армии на Украине, чтобы они помогали усилению продработы, будучи сугубо заинтересованы в ней, особо ясно сознавая и чувствуя несправедливость обжорства богатых крестьян на Украине».

А потом — в начале тридцатых, настанут времена чубарей, которые вспомнят и о «черных досках», и о миллионной армии. И Украина потеряет четыре миллиона человек. Столько набирается умерших от голода в страшные 1932—33 годы [неофициальная, пожалуй, более близкая к истине цифра — восемь миллионов].

Я объясню, кто не в курсе: большевистская власть тогда сплошь и рядом заносила — за невыполнение умышленно завышенного плана хлебосдачи, на «черные доски» не общины даже, как советовал Ленин, а целые села, из которых тут же вывозились запасы продовольствия. А выезды из сел блокировали вояки ГПУ, пришедшей на смену созданной Дзержинским ВЧК.

И села вымирали. Это было целенаправленное уничтожение украинского крестьянства.

Кстати, кто запамятовал: в субботу, 25 ноября, — День памяти жертв Голодоморов в Украине.

Между прочим, на бердянской трассе — за селом Конские Раздоры, в начале лета 2018 года я видел указатель: «Чубаревка — 18 км».

Это указатель в прошлое, понял я, от которого мы пытаемся избавиться.

Не забыть его, а избавиться навсегда. От его кошмаров.

Формирующаяся в Пологовском музее экспозиция — с вождями [и обязательным правдивым рассказом о них], — это своего рода прививка от того кошмарного прошлого.

А теперь я расскажу об открытиях, сделанных музейщиками Полог.


Могильные камни с загадочными письменами

Совсем недавно в пологовоском краеведческом появились три старинные надгробные каменные плиты. Две — с надписями на иврите, третья — с письменами на немецком.

Одна из плит передана в музей жительницей села Федоровка [бывшая, напомню, Чубаревка] Валентиной Кейд. Обнаружила она ее у себя земельном участке.

При этом никакого кладбища поблизости никогда не было. Как будто с небес плита упала.

Дореволюционная стилистика письма на ней [а это иврит], подчеркивают работники музея, характерная орнаментация, и то, как она была искусно выполненная, может свидетельствовать о высоком статусе покойного. Сделав несколько фотографий, пологовцы обратились за помощью в запорожскую синагогу, где им и помогли с переводом:

«Богобоязненный, уважаемый ребе Дов Тов, сын раввина Пинес Иехиель Михаэля, вечная ему память. Умер 20-го Нисана 5662 [28 марта 1902]. Пусть душа его покоится с миром».

К сожалению, подробностей об «уважаемом ребе» выяснить пока не удалось. Зато о его отце, тоже упомянутом на надгробной плите, известно следующее:

Пинес Иехиэль Михаэль [1843, Ружаны, Гродненская губерния, — 1913, Яффа], публицист, педагог и общественный деятель, один из провозвестников религиозного сионизма. В 1882 году — совместно с Элиэзер Бен-Иехудой [пионером возрождения иврита в качестве разговорного языка], учредил общество Тхият Исраэль [«Возрождение Израиля»] с целью распространения иврита в качестве разговорного языка.

По прибытии евреев-переселенцев из России на землю Израиля в 1882 году, приобрел для них за счет благотворительных средств 303 гектара земли на юге Шфелы, где в декабре 1884 года был заложен поселок Гедера.

Принимал активное участие в создании школ на иврите в Эрец-Исраэль [земля Израиля], а также в написании и издании учебников и справочников.

В конце жизни заведовал госпиталем в Иерусалиме.

Появление еврейских поселений на территории современного Пологовского района, объяснили также музейщики, свое официальное начало берет с 1845 года. Именно тогда появились еврейские земледельческая колония №3 [Красноселовка] и №4 [Межирич]. Колонии были основаны переселенцами из Витебской, Ковенской [Ковно — ныне Каунас] и Могилевской губерний.

К месту обнаружения каменной плиты ближе расположена колония №3.

Первоначально она называлась Гликсталь. Впоследствии ее переименовали в Благополучную. И, наконец, была официально принято название — Красноселка. С 1929 года входила в состав Новозлатопольского еврейского национального района.

Надписи на иврите на второй плите [найдена на свалке [!] в селе Пологи] пока дешифровать не удалось.

Ну, а камень с надписью на немецком, доставленный в музей Сергеем и Константином Крачковскими, — это фрагмент надгробного меннонитского памятника, обнаруженный в селе Инженерном.

На нем разборчиво читаются только имена людей, которым он установлен: Йохан Янцен [Johann Janzen] и Хелена Янцен [Helena Janzen]. Дата же просматривается не четко: то ли 1890 год, то ли 1896-й.

На сегодня, отмечают работники музея, этот фрагмент надгробного памятника является едва ли не единственным свидетельством об учредителях бывшего меннонитского хутора Визенфельд — современной восточной окраины села Украинское Инженерненского сельсовета, которая в народе все еще сохраняет старое название — Зеленое Поле.

Памятник найден был не на месте погребения Йохара и Хелены Янцен, а за несколько километров от ихнего хутора. Перевез его и установил у себя на участке — в конце тридцатых годов минувшего столетия, местный тракторист. Для чего перевез? А чтобы колхоз у него землю не забрал и не распахал. На кладбище, предположил сообразительный тракторист, не посягнут же.

И прав оказался: не посягнули.

Вот только теперь найти могилу основателей хутора Визенфельд невозможно.

Ленин с липовой рукой


Железный Феликс, оказавшийся вовсе не железным



Чубарь на «ответственном хранении»


Могильные памятники с надписями на иврите


Этот могильный камень нашли на мусорке


Могильный памятник семьи Янцен











С СССР — навсегда?

Гуляя однажды в Запорожье по проспекту Металлургов, я набрел на неприметное серое здание, на одну из стен которого был нанесен примечательный — для советских времен, барельеф: «Граждане СССР, — гордо оповещает он, — имеют право на труд. Статья 118 Конституции СССР». В самом низу барельефа добавлена приписка из нашего времени: «Не віримо!»

А по пути к проспекту Металлургов, между прочим, находится совсем уж необычный дом: он построен в виде… буквы «С».

По легенде, тут хотели несколько домов-букв заложить, чтобы сверху, с высоты птичьего полета, они складывались в слова. По одной версии, в слово «СТАЛИН», по другой — в «СССР».

Как бы там ни было, но надпись «СССР» я отыскал-таки на спутниковой карте Запорожья, внимательно разглядывая Южный микрорайон.

В несколько искаженную, но вполне читаемую эсэсэсэровскую аббревиатуру складывается целый комплекс высотных зданий, находящихся в районе улицы Автозаводской.

Дам в виде буквы «С»


Дом-загогулина, повторяющий изгибы… Днепрогэса. По легенде, такой дом построили, чтобы ввести в недоумение… пилотов возможного противника: будучи идиотами, они сбросят бомбы на этот дом, приняв его за Днепрогэс.


А так выглядит на спутниковом снимке Днепрогэс, напоминающий… загогулину


Даже обладая скромной фантазией, можно в таком расположении домов разглядеть надпись СССР — перевернутую, правда. Получается, мы с СССР навсегда останемся.

***

Серп и молот — не только орудия труда

О вокзалах не случайно говорят, что они исполняют роль своеобразной визитной карточкой любого города.

В связи с этим предлагаю — как визитную карточку, оценить вокзал «Запорожье-1» — тот, который мы имели до декоммунизации [на первом нижнем фото].

Обратили внимание, что за скульптурная композиция находилась на самом-самом верху здания? Это были рабочий [наверное, сталевар] и колхозница, придерживающие венок, в центре которого находились… серп и молот.

Всю скульптурную композицию венчает пятиконечная звезда.

Если брать скрытую, не очевидную сторону этих, в общем-то, привычных многим символов, получалось следующее: в отдельно взятом городе под названием Запорожье осуществлена победа над силами пространства [молот] и времени [серп]. Причем победа эта достигнута сугубо разумом [пятиконечная звезда], а не духовными подвижками жителей города.

Я не выдумываю: расшифровку символов, нанесенных на здание вокзала «Запорожье-1» еще в пятидесятые годы, я взял с первого попавшегося мне под руку сайта, трактующего значение масонских символов — таких сайтов в Интернете предостаточно.

В сентябре 2015 года на фасаде здания железнодорожного вокзала «Запорожье-1» закрыли изображение серпа и молота.

Исчезновение серпа и молота, отметила тогда местная пресса, связано с исполнением закона Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики».

И вскоре… здание центрального запорожского железнодорожного вокзала украсили часы и герб Украины.

просто и со вкусом. И очень патриотично.

Вокзал «Запорожье-1» с серпом и молотом


Без серпа и молота


Без серпа и молота, но зато с часами 




***


Кроме серпа, молота и пятиконечной звезды, важными символами масонства являются циркуль и угольник [или треугольник]. Их тоже можно отыскать прямо в центре Запорожья. И если появление циркуля и треугольника на некоторых нежилых зданиях можно как-то объяснить: здания эти так или иначе связаны [или были связаны] с наукой и образованием, символами которых тоже можно считать циркуль и треугольник, то нанесение таких явно неоднозначных символов на жилые дома с трудом поддается разумному объяснению. Если поддается вообще.






MyBook - читай и слушай по одной подписке