загрузка...
Перескочить к меню

Блеск будущего (fb2)

- Блеск будущего (пер. В. Марченко) (а.с. Романы) 673 Кб, 196с. (скачать fb2) - Альфред Элтон Ван Вогт

Настройки текста:



Альфред Ван Вогт Блеск будущего

Предуведомление автора

В середине января 1972 года мне позвонил мой супер-талантливый приятель Сэм Лок и сообщил таинственным шепотом:

— Мне только что звякнул один тип, мой старый школьный приятель, пропавший из виду еще в 1947 году.

Сам Сэм писал сценарии для телевидения и кино, его пьесы шли на Бродвее, к тому же он был соавтором пяти бродвейских мюзиклов. Его давным-давно потерянный дружок был чем-то вроде армейского курьеза. Он обучался разговорному китайскому языку, а его, естественно, послали во Францию.

Все изменилось, когда в 1947 году он решил посетить Китай. В Шанхае парень женился на китаянке и оставался там, пока в 1949 году к власти не пришли коммунисты.

В 1971 году он сопровождал миссию от Красного Китая в ООН. Понятное дело, ему захотелось разыскать старых друзей, хотелось убраться из Нью Йорка и «снова пообедать тем, что так славно готовит твоя мама». Встреча должна была произойти в семейном тесном кругу. Но вот после обеда Сэм хотел пригласить нескольких человек, чтобы те повстречались с его старым школьным приятелем, посему (как сам он сказал):

— Хоть мне известно, что в глубине души ты республиканец, пусть даже регистрируешься как демократ, но не хотел бы ты стать одним из гостей?

(К слову, сам я умеренный либерал, без единой вправо- или влевозакрученной косточки. И я прекрасно понимаю, что это значит.)

На эти слова я ответил:

— Сэм, да я один из тех, кто обязательно должен присутствовать на твоей вечеринке, поскольку являюсь экспертом-интеллектуалом по Красному Китаю. К тому же я написал проблемную книгу по данному вопросу.

Если вы недоумеваете, зачем я рассказываю здесь этот анекдот, сообщу, что диктатор из «БЛЕСКА ГРЯДУЩЕГО» — это повторяющая историю и характер русского деспота Иосифа Сталина параллель, живущая в XXIII веке. Элементы быта этого государства будущего взяты мною из Китая времен Мао Цзедуна. Только сейчас мне хотелось бы определиться, что я понимаю под параллелью.

Моя книга о Красном Китае — «НАСИЛЬНИК» (The Violent Man) — совершенно не SF, была опубликована издательством «Фаррар, Строс и Жиро» в 1962 году и выдержала целых пять изданий в мягкой обложке. Я писал ее восемь лет. Чтобы написать ее, я прочел и перечел около сотни книг о Китае и коммунизме. В это же время я обучал студентов, совершенно не умеющих конспектировать самые важные места в лекциях. Сейчас же, готовясь к написанию «БЛЕСКА ГРЯДУЩЕГО», я прочел и законспектировал «Воспоминания» Хрущева, «Пускай рассудит история» Медведева и, в качестве иллюстрации пребывания ученых в тюрьме, «В круге первом» Солженицина.

Ну, так как же помогла мне вся эта работа на вечеринке у Сэма Лока? Так сложилось, что Сэмовы «несколько человек» превратились в более дюжины индивидуумов, большая часть из которых тут же сгрудилась вокруг почетного гостя. Он уселся на диване, и все места поблизости тут же были заняты. Тогда я воспользовался методикой, которую давно разработал. Я уселся в кресле в самом дальнем уголке. Как только кто-нибудь из других гостей вставал — за выпивкой или чем-нибудь еще — я тут же занимал освободившийся стул, а если кто-то занимал его первым, я пересаживался на его место. Действуя таким образом, где-то через час я уже сидел рядом с единственным белым человеком, сопровождавшим миссию Красного Китая в ООН.

Здесь я зацепился почти на час и, несмотря на то, что нас перебивали, задал свои вопросы. Они были такого рода:

— Как сегодня в Пекине обстоит ситуация с пылью? («Проблема уже решена», — ответил он тогда.)

— Плюют ли китайцы до сих пор на тротуары, в железнодорожных вагонах, везде где угодно? («Нет. Проблема с плевками решена введением миллионов плевательниц и психологическим давлением. Вместе с этим исчезло и национальное бедствие — вечные простуды.»)

— Какой уровень взаимоотношений разрешен сейчас между юношами и девушками? («Тут ситуация ужасная, — отвечал гость. — Из-за угрозы перенаселения они теперь даже не осмеливаются заговорить друг с другом».)

Вы можете спросить, верил ли я тогда его ответам? Была ли проблема пыли в Пекине решена в действительности? (Лет уже семьдесят пять Пекин был самым пыльным городом во всем мире. Зимой здесь даже «снежило» пылью. Ветер приносил песок из пустыни Гоби и засыпал несчастный город. Коммунисты решили эту проблему насаждением деревьев в стратегических точках, во всяком случае, так рассказывал прибывший оттуда джентльмен. Когда Никсон посетил Пекин с визитом, я видел деревья повсюду.)

Мы должны помнить о том, что диктаторы часто могут решать свои проблемы с помощью указов. Мой диктатор (в «БЛЕСКЕ ГРЯДУЩЕГО») создавал «совершенный» мир. Так что вам самим решать, можно ли платить такую цену за решение всех проблем.

Потом, уже вечером, когда я собирался попрощаться с приятелем Сэма, тот сказал:

— Вы единственный человек, из встреченных мною в Штатах, кто имеет хоть какое-то понятие про Китай. Почему бы вам не приехать и не навестить меня в Пекине теперь, когда отношения между Китаем и США нормализовались?

Понятное дело, это было слишком сильно сказано. Да, в этой стране работали академические эксперты, журналисты, дипломаты; были даже такие люди как, впоследствии, Генри Льюис, что даже родились в Китае. Многие из них, включая одну русскую даму, с которой я познакомился в Орегоне, даже свободно изъяснялись по-китайски.

Но в то время я был экспертом-интеллектуалом. Это такой писатель, чья работа заключается в том, чтобы трудолюбиво выстоить по порядку кучу фактов.

Вот откуда в «БЛЕСКЕ ГРЯДУЩЕГО» появились все ссылки на коммунистических деятелей, а также их психологические портреты в разных главах книги, взятые из действительности, либо парафразированные. Антикоммунисты, что представляют старых русских и китайских лидеров бандой полуграмотных громил с большой дороги, будут изумлены, открыв, что те были интеллектуалами, имеющими свою собственную пространную терминологию, которую сами они понимали в совершенстве. В моем романе она используется с изменением, самое большее, отдельных букв.

Для того, чтобы драматизировать идею того, к чему может привести «нагнетание сюжета», я решился на самые причудливые посылки, продолжив их затем самым невероятным образом. Результатом же стал далекий от реальности фантастический роман без заметных следов интеллекта.

Только он в книге имеется.

I

Профессор Дан Хигенрот, поджав губы, читал официальное письмо.

«…Удача подарила вам победу в Акколаде[1] по вашей специальности… Отсюда следует ваша декапитация[2] в присутствии студентов старших курсов… будет происходить во время празднования Патриотического Дня. Примите наши поздравления…»

Там было еще что-то, но суть уже была ясна.

Не говоря ни слова, Хогенрот протянул бумагу своей жене, Эйди, сидящей за накрытым для завтрака столом. Без всякой объяснимой причины он внимательно следил за тем, как молодая женщина читает сообщение о грозящем ее уже пожилому мужу отсечении головы, но та не проявляла никаких заметных эмоций. Эйди отдала ему листок и сказала:

— Здесь самое главное помнить, что голову отрубят совершенно безболезненно. Об этом всегда предупреждают заранее.

Тут до Хигенрота дощло, что он читает мелкий шрифт примечания, касающегося именно этого самого важного момента распорядка казни:

«…Данное обстоятельство является гарантией того, что победитель в Акколаде не станет проявлять боязни своим поведением или мысленным напряжением перед самым моментом декапитации. Подобные старомодные реакции не соответствуют современному, зрелому ученому, понимающему всю ценность отсечения головы на Акколаде для собственных студентов и знающему, что для него самого это будет всего лишь шагом из этого мира в иной, лучший, как установлено Официальной Религией.»

Эта награда поставила профессора Хигенрота перед дилеммой. С одной стороны — и он принимал ее как должное — это была победа. Его длительное сражение с доктором Хином Глюкеном закончилось чистым поражением — можно даже сказать, нокаутом — для его соперника. Победители Акколады сразу же выделялись в первые ряды научных знаменитостей.

Говоря переносно, одним ударом он выиграл корону.

Но с другой стороны, он вовсе не чувствовал того, что дело закончено.

— У старого олуха еще есть способность шевелить мозгами, — сообщил он Эйди. — В связи с этим, мне кажется, стоит попросить отстрочки для отбытия в Блеск Грядущего.

А ты не думаешь, — спросила Эйди, — что это каким-то образом связано с теми политическими статьями против режима, которые ты два года печатал?

— О, нет, — возразил Хигенрот, качая своей костлявой головой. Диктатор установил навечно терпимость ко всем мнениям. Предположение о том, что Акколада мною не заслужена, совершенно не принимается во внимание.

— Ну, конечно же, — поспешно воскликнула Эйди.

До Патриотического Дня оставалось еще пол-недели, но Хигенрот надлежащим образом оформил свое прошение об отсрочке и отослал его в Управление по Высшему Образованию заказной магнитной скоростной почтой.

Сообщение о его награждении появилось в утренних теленовостях. Рано утром на следующий день из-за океана примчался д-p Глюкен, чтобы, как он сам объяснил «выразить свое последнее уважение самому твердолобому из оппонентов». После он добавил:

— Не могу сказать, что я полностью соглашаюсь с их решением, но мне кажется, что у меня самого имеется решение, которое удовлетворит меня лично.

И сразу же после этих слов он стал выражать свое видение проблемы.

По какой-то необъяснимой причине Хегенрот этой ночью спал плохо; посему лишь только через какое-то время его встревожило осознание того, что д-p Глюкен рассуждает о давным-давно обыгранных моментах его собственных теорий.

— Это будет триумф науки, — разглагольствовал Глюкен, — если ваши студенты во время декапитации получат телесное восприятие не только ваших особых знаний, но и моих.

Взволнованный голос еще продолжал что-то говорить, но в Хигенрате вдруг что-то шевельнулось. Потом его будто током стукнуло.

— Погодите, погодите, — перебил он собеседника. — Вы хотите сказать, что…?

А Глюкен, никого не слушая, продолжил представление давным-давно известных теорий, постепенно повышая голос.

Хигенрот почувствовал, что сон как рукой сняло.

— Эй! — еще раз вмешался он в монолог доктора. — Вы пытаетесь представить дело так, будто мои студенты обучаются вашим идеям, в то время, как голову отрубывают у меня?

А Глюкен все продолжал разглагольствовать, распаляясь даже сильнее.

Хигенрот заткнул уши и заорал, что будь он проклят, если позволит Комитету по проведению Акколады подвергаться воздействию идей, которых нет в Уставе.

И в этот самый миг в действие вступила Эйди. Она с трудом вывела мужа из комнаты, но двое ученых продолжали вопить до тех пор, пока ей не удалось пропихнуть профессора в дверь его собственной спальни и закрыть ее.

Доктор Глюкен с побагровевшим лицом уже был готов покинуть дом профессора Хигенрота, когда Эйди примчалась обратно и успела задержать доктора уже в самых дверях.

— Вы женаты? — спросила она.

— Моя жена умерла, — сухо ответил тот. — Она сомневалась в Официальной Религии. — Глюкена даже передернуло. — Я ее предупреждал.

— Эйди прекрасно понимала, что он имел в виду. Подобное было абсолютно запрещено при диктатуре, которая на многое другое глядела сквозь пальцы.

Сейчас ее волновало то, что за Хигенрота она вышла замуж, когда была одной из его студенток. Подобные браки были частью государственной программы, установившей, чтобы внешне привлекательные девушки-подростки выходили замуж за известных ученых. Раз уж девушка проявила такое патриотичное поведение однажды, она собиралась и продолжать в том же духе. Доктор Глюкен казался ей довольно-таки привлекательным для ученого мужчиной. И, поскольку без всяких обсуждений он может стать «первым номером» в своей области деятельности после декапитации нынешнего ее супруга, Эйди, чуточку пожеманившись, схватила костлявую руку доктора и задержала ее дольше необходимого. Затем она закрыла глаза и представила, что новое супружество может стать для нее даже привлекательным.

Ведь если оно не удастся, то кто знает, какой тип достанется ей в следующий раз — еще один Хигенрот?

Вот только сам доктор Глюкен пытался выгнать из головы ненароком залетевшую туда мыслишку. Правда, избавиться от нее было непросто — он невольно отметил, насколько красивой была девушка. Его останавливало лишь то, что это супружество может быть знаком того, что он сдался перед идеями Хигенрота, чего, естественно, быть не могло.

Звук дверного колокольчика вскоре после ухода д-pа Глюкена ознаменовал появление сторонников давних традиций — студентов профессора Хигенрота. Открывшую дверь Эйди чуть не размазала по стенке клубящаяся масса юношеских и девичьих тел, которая с визгами и воплями бросилась в дом на поиски своего ментора, совершенно не обращая внимания на хозяйку.

В этот миг профессор выходил из спальни, направляясь в туалет. Вот тут-то его и настигла приливная волна студентов, все еще вливающаяся в двери, и, полусонного и мало что понимающего, потащила за собой по коридору, чтобы потом, помятого, но чудом оставшегося в живых, выволочь в патио. Здесь Хигенрот упал на траву.

Сразу же откуда-то появились ножницы. Профессору состригли волосы, а потом наголо обрили голову. Во время сих действий Хигенрот уразумел, что будет проведен розыгрыш, за справедливостью которого были назначены следить два парня и две девушки. Эта своеобразная лотерея должна была выявить, кто из студентов выиграет одну из десятка определенных точек на ценной профессорской голове.

Научные исследования ценности декапитации для дела образования исходили из давних народных наблюдений: после внезапной смерти человеческое лицо теряет свое выражение, что было на нем при жизни не сразу, но постепенно. Точно так же, постепенно, с лица сходило и семейное сходство. Так что в гроб, в могилу ложили совершенно чужого человека.

Ученые разработки, направляемые самим диктатором — во имя исполнения директивы поиска все новых и новых путей передачи знаний подростающему поколению — выявили, что тело мертвеца, и в большей мере это касается головы, теряет накопленную за жизнь информацию тоже не сразу. В обычных условиях она без всякой пользы улетучивается в воздух. Но опыты показали, что колебания остаточной энергии могут быть введены в головы студентов путем специальных электричемких подключений. Было открыто — а после того принято как данное — что при скоростной декапитации голова может передать до семидесяти процентов своего содержимого в течение нескольких минут.

Таким вот образом, по прямому указанию дальновидной диктатуры и родилась наука образовательного обезглавливания. Вдобавок к ее чисто утилитарным применениям, она превратилась в средство официального признания научных достижений для тех многочисленных личностей, которые, в связи с их антиправительственными статьями или деятельностью, никогда не смогли бы добиться почетных званий у ревнивых государственных учреждений, подвергавшихся со стороны диссидентов суровой критике. Подобное разграничение между инакомыслящими и лояльными приверженцами режима было одобрено самим диктатором и играло самую важную роль в наставлении на путь истинный.

Студенческие сражения за места на голове профессора превратились в уже давно устоявшуюся традицию. Так что после первой недоуменной реакции Хигенрот смирился с небольшими неудобствами вроде окровавленного скальпа и боли, вызванной тупыми инструментами.

Поэтому, к моменту ухода студенческой братии, он даже провел их всех до двери и с улыбкой помахал на прощание.

Утром, после второй бессонной для себя ночи профессор Хигенрот признался Эйди, что по каким-то, совершенно непонятным ему самому поводам он начал испытывать страх перед будущим отсечением головы. Всю ночь излагал он — его преследовали бесчисленные видения, внушавшие ему отвращение и нежелание участия в Акколаде. Было даже такое мгновение, когда он, якобы, открыл, что собирается отречься от Официальной Религии со всеми ее прекраснодушными заверениями.

— Если подобное продолжится, — говорил он, — я обесславлю тебя тем, что возьму руки в ноги да и умотаю в Холмы.

Слово «Холмы» было эвфемизмом. Оно обозначало антиправительственное движение, имевшее свою штаб-квартиру — о чем ходили слухи — где-то в укрепленном горном районе. Правда, Хигенрот знал, что все эти слухи были неправдой. Современное оружие делало любое сопротивление, в любом месте на планете, бессмысленным.

Профессор увидал, что его слова встревожили Эйди. Если лауреат Акколады откажется появиться на месте казни в Патриотический День — уже завтра — его место займут ближайшие родственники. Но подобная замена уже не имела образовательной ценности. Выполнялась лишь традиция, согласно официальной доктрине установленная «ради спасения чести семьи, которая, естественно, не желает терять статуса победителя Акколады».

С тех пор, как в порядке гарантии было установлено, что каждый член семейства, желая сохранить собственную честь — или в качестве замены пойдет на эшафот, чтобы исключить скандалы, порядок замены струсившего был установлен декретом: жена, затем отец, мать, старший брат, старшая сестра и далее по порядку. Детей из данного списка исключали, поскольку режим любил всех детей. Если же близких родственников не имелось, тогда награды удостаивался другой ученый — претендент на Акколаду.

Так как у Хигенрота была только Эйди, доктор Хин Глюкен был в списке сразу же после нее. Ситуация молодой женщины усложнялась еще и неприятным случаем, произошедшим сразу же после ее свадьбы с Хигенротом. Тогда она закрылась на замок в своей спальне, проинформировав профессора, что по личным поводам совершенно не интересуется тем, что связывает мужчину и женщину.

День уже катился к вечеру, когда Эйди вошла в спальню к мужу, не имея на себе никакой одежды, и сообщила ему, что ожидание утраты стимулировало ее к тому, чтобы насладиться его мужскими достоинствами. Она была даже готова — как сказала сама — чтобы он «делал все, что ему только захочется».

Объявив об этом, она упала на профессорскую кровать.

Хигенрот долго глядел на ее девичье тело. Потом он промаршировал к стоящему возле окна креслу и плюхнулся в него.

В самый первый миг, но только в самый первый, в его мозгу вспыхнула фатастическая мысль: «Так вот зачем я все это делал!»

Он удивленно обсасывал эту мысль, глядя через окно на зеленые лужайки университетского городка.

«Да, так оно и есть, — думал он. — Это успех!»

В этом и был конечный результат его лихорадочной деятельности последних пару лет: неосознанная работа по тому, чтобы пленить эту девушку и заставить ее привязаться к нему. и неважно какой ценой. Вот что увидел он перед собою.

«Мне ее подсунули!» — думал он. И так распорядились какие-то «они». Впрочем, его собственная, внутренняя правда подсказывала ему и другое, говорила о его преступлении: старикашка согласился, чтобы в жены ему подсунули девчонку-подростка.

Но после недолгих размышлений относительно своей вины Хигенрот подивился и тому, что это же как надо было придавить, чтобы сломить сопротивление этой худенькой девочки.

Еще раз поглядел он на кроваить, где лежала Эйди, на ее обнаженное детское еще тело, и ему стало стыдно. Правда, у него тут же промелькнула мысль, что и сама Эйди тоже сыграла постыдную роль во всем этом балагане.

Ни разу еще она не проявляла подобной обеспокоенности. Теперь же она решила отдаться — вдруг понял Хигенрот — удержать его, чтобы впоследствии передать палачу. А для этого никакая цена не была слишком высокой, даже собственное тело, которое она до сих пор перед ним скрывала.

Потом профессор задал себе следующий вопрос: заслуживает ли жалости доктор Глюкен, она или он сам? Ответа он найти не мог. И посему — не говоря ни слова — он повернулся и вышел из комнаты, запирая ее на ключ.

Хигенрот скрылся в своем рабочем кабинете. Внутри его все кипело. Его мозги работали на полных оборотах, поэтому, когда он уселся перед вроде бы самой обычной, пустой стеной, у него уже родилось несколько логических концепций.

Когда он поглядел на стену, на ней появилось изображение. Это была Эйди, часом ранее говорящая по межконтинентальной линии с доктором Хином Глюкеном. Ее голос во время разговора звучал через скрытый динамик ясно и разборчиво. Голос Глюкена, в котором постепенно нарастали волнение и тревога звучал так же чисто, хотя поступал сюда из-за океана.

С отсутствующим выражением в глазах Хигенрот слушал, как Эйди рассказывает Глюкену о том, что ее муж намеревается уйти в Холмы.

— Вы же понимаете, что он имеет в виду, — призналась она своему дальнему собеседнику. — Если он удерет, я буду следующей. Если же я уйду с ним — следующим станете вы. — И, сетуя, она прибавила: — Я не хочу уходить в Холмы. Мне не хочется бросать цивилизацию.

Уловив это слово, Хигенрот изумленно покачал головой. «И это она называет цивилизацией, — подумал он. — Мир тирана, какого не видели со времен…»

Он даже не мог подобрать сравнения. Ну да, правда, досвадьбы с Эйди он выступал за суровость системы, так как свято верил в неизбежность переходных периодов истории.

От размышлений его оторвало высказывание Эйди, не согласится ли доктор Глюкен жениться на ней после того, как Хигенрот будет отмечен на Акколаде, и не согласится ли он произвести все необходимые контакты с Управлением по Высшему Образованию с заверениями того, что профессор выполнит свое предназначение на Акколаде.

После этого Эйди согласилась всеми возможными средствами удерживать профессора дома до решающего момента, когда за ним прийдут.

Затем доктор Глюкен спросил у Эйди, не сможет ли она как-то помочь ему найти путь к решению тех теорий, которые Хигенрот разрабатывал последние десять лет.

— Он уже добился того, что любое расстояние, неважно какое большое, можно свести практически к нулю. Сейчас мы разговариваем благодаря его системе, и, заметьте, как естественно звучат наши голоса! Но ведь и после он работал над усовершенствованием своего открытия. Я никогда не поверю, чтобы он забросил его. Он всегда был хитрецом, этот тип… и был таким еще до того, как начал писать свои антиправительственные статейки.

«Вот он — результат Эйди-Эффекта», — саркастически подумал Хигенрот. Оказывается, девчонка-подросток должна была задурить ему голову.

Глядя на великолепное изображение Эйди на стене, он увидал, как та, сомневаясь, качает головой, а потом говорит:

— Однажды я застала его врасплох — притворилась, что сама пошла по магазинам. Так вот, на всех четырех стенах его комнаты, хотя они сделаны из самого обычного пластика, были изображения. Он попросил меня, чтобы я забыла все то, что тогда видела. Вы это имели в виду?

Хигенрот почувствовал, что сереет лицом. «Вот и доверяй женщинам после этого», — подумал он. Ни в коем случае не надо было просить ее оставлять все в тайне.

— Ого! — воскликнул Глюкен. — Да ведь это же похоже на давным-давно им же дискредетированную Теорию Всепроникновения. Если он нашел путь к ее решению!.. — Его голос повысился на пол-октавы. — Похоже, с этим я могу просить аудиенции у самого диктатора!

Он изложил девушке всю важность того, чтобы в эти последние часы сделать все возможное и невозможное для того, чтобы вытянуть из Хигенрота как можно больше про эту его Теорию. Эйди пообещала постараться.

Никто из них даже и не заикнулся о том, что, согласно мистическим представлениям про обезглавливание на Акколаде, вся информация достанется студентам Хигенрота.

Транс-океанские переговоры закончились настойчивыми заверениями Эйди в том, что Глюкен ей весьма и весьма нравится, на что доктор галантно ответил, что подобные чувства имеются и с его стороны.

На экране стены Эйди повесила трубку, поднялась со стула и вышла в дверь.

Коммуникационная система Хигенрота следовала за ней; в каждой стене этого дома имелся автоматический переключатель. Но сейчас все мысли профессора были заняты только двумя чувствами.

Первое — как решить проблему побега.

Второе — гораздо более сильное — имело чисто мужскую природу. И сейчас он осозновал это как никогда ранее.

За недолгое время своего супружества Хигенрот притворялся перед самим собой, что не может справиться с нею. Раз уж правительство решило подарить ему красавицу-жену, как мог он не допустить этого? Он, который никогда не сопротивлялся диктатуре открыто.

С этого все и пошло. И была внутренняя ложь, от которой ему всегда приходилось самоотделяться. Кстати, это было просто смешно, что красивая, молодая женщина собиралась уйти от него к другому мужчине по тем причинам, которыми руководствовалась Эйди сейчас.

Только все это уже не имело смысла. Какое ему дело до того, что будет дальше с ее восхитительной кожей и точеными косточками.

II

История с Хигенротом произошла как раз тогда, когда Двор Диктатора в очередной раз был охвачен помешательством. Сразу у двух из трех сожительниц Великого Человека что называется «поехала крыша», и каждый из этих случаев протекал с огромными трудностями.

Парочка заменивших их женщин до сих пор еще находилась в состоянии беспричинной гордости за свое положение. Им еще рано было что-либо осознавать. Статистика говорила, что женщины выдерживают менее пяти месяцев в постели «монарха».

Из-за этого и некоторых других персональных проблем у высших государственных лиц просто не хватало времени. Как сказал один из них, чей статус, неофициально, оценивался как четырнадцатый, другому лицу, что был, как минимум, Номером Третьим в государстве:

— «Сегодня вечером я напомнил ему про Хигенрота.

Какое-то время он вообще не понимал, о ком я говорю. Потом сказал:

— Ах, да, это тип, связанный с коммуникациями. И когда же это произошло?

— Это все еще происходит, сэр, — ответил я ему. — Голову Хигенроту отрубят только завтра.

— О, — ответил он на это. — С чего это вы решили так поступить?

— Ваше превосходительство, — ответил я. — Считается, считается, будто этот человек обладает полностью разработанной научной информацией.

— Ну конечно, разве вчера я не беседовал об этом с другим специалистом в данной области?

— С герром доктором Глюкеном, — подсказал я ему.

— Именно, — согласился он. — Так что все уже уладилось. Будет конфронтация. И все сделано как надо. А пока — до свидания.

И он ушел, улыбаясь себе под нос.»

Эта встреча двух мужчин происходила в зеркальном холле. Номер Четырнадцатый был мускулистым, моложавым человеком лет тридцати. Звали его Гротер Вильямс. У него были озабоченные серые глаза, официально он считался ученым-интеллектуалом. Другой мужчина, Номер Третий, был старше, выше и худощавей.

Его имя было Эппитер Йоделл, и он считался интеллектуалом-политиком. Теперь, хитровато улыбаясь, слово взял он.

— Друг мой, — сказал он. — Босс играет с вами в эти маленькие игры, потому что заметил, что видимые промахи его памяти заставляют вас конфузиться. Просто он получает наслаждение от этой вашей неуверенности.

— Да что вы говорите! — упавшим голосом произнес Вильямс. — И можете ли вы сказать мне, что означает это его изменчивое поведение?

— Все очень просто. Его Альтер Эго будет разговаривать с Хигенротом по закрытому телеканалу вскоре после полуночи.

— А почему бы ему самому не поговорить с Хигенротом?

— Потому, друг мой, что он говорит объективно. Он же сказал, и вы сами упомянули об этом: «Будет конфронтация». Он же ведь так и сказал, правда?

Номер Четырнадцатый вздохнул.

— А разве Альтер Эго знает, что тот собирается говорить?

— Он лучше знает. И раз уж на своем посту он дольше, чем все другие Альтер Эго, то как-нибудь выкрутится.

— И к чему все это ведется?

— Вы и сами прекрасно знаете это. Идеальным было бы такое решение: Хигенрот передает свои научные секреты нам и завтра умирает на площади. Великолепное решение, разве не так?

— Но каким образом он передаст их?

— А это уже ваша забота.

— Господи Боже, как и когда я получу это задание?

— Вы единственный, у кого еще не было проколов. Могу подсказать, так случится, что сегодня вечером в этом коридоре вы повстречаетесь с Хозяином.

Выражение на моложавом лице Номера Четырнадцатого слагалось из изумления и страха. Он дважды попытался что-то сказать, но заглатывал слова обратно.

Номер Третий продолжил решительным тоном:

— Завтра он ожидает от вас и от Альтер Эго доклада о Полнейшей Победе. — Старший мужчина уже пошел было дальше, но остановился, повернулся и добавил: — Ваша встреча со мною здесь была не случайной. У Босса было такое чувство, что вы не до конца проникнетесь его просьбой, поэтому несколько минут назад он и позвонил мне. Так что займитесь-ка делом, сэр.

III

До самого полудня последнего дня перед казнью Хигенрот все рассматривал имеющиеся у него альтернативы.

И действительно — анализировал он — чего от него ждут? Станут ли они подозревать, что он никак не будет действовать во имя своего спасения?… А может плюнуть на все, да и действовать по стереотипу, подумал он цинично.

Профессор сидел в кресле в патио, греясь на солнце. Даже не пошевелившись и пользуясь бетонной стенкой внутреннего дворика в качестве экрана — пусть думают что угодно (если, конечно, за ним наблюдают) — он умственным импульсом активизировал свою Всепроникающую Систему и настроил ее на Советника движения Холмов. Со стороны могло показаться, что Хигенрот разговаривает сам с собой, но его голос воспринимался маленьким микрофончиком в кончике его носа. На стене появилось изображение Советника. Поджав губы, он выслушал все сомнения Хигенрота, и в конце концов покачал головой.

— Как только ваша жена поймет, что Холмы не имеют определенного местоположения, она выдаст вас в одном из ваших Убежищ. Посему — нет, не берите ее с собой.

Убежища — как было принято считать — были домами сторонников движения Холмов, где Желающего могли приютить на пару недель, а потом переправить в другое Убежище. Только Хигенрот прекрасно знал: «Холмы» были государственной организацией с великолепно разработанной системой ведения дел с мятежниками, беглецами и другими противниками системы.

Всех диссидентов всегда убивали или садили в тюрьму, но очень редко, чтобы это происходило сразу же. Государственные чиновники сожалели об этом, но жертвы никогда так и не узнавали, что находились все время под контролем. Сами они все время считали себя находящимися в безопасности. и когда, в конце концов, их загоняли в угол, всегда старались устроить так, чтобы это несчастный считал, будто он сам где-то совершил фатальную ошибку.

Так почему же в этот роковой день Хигенрот заинтересовался Холмами? Дело в том, что он не был уверен в том, что правильно рассчитал календарь месячных у Эйди, вот для чего, пускаясь в бега, он и пытался оттянуть казнь на неделю, а если повезет, то и на больше.

Советник же настаивал вовсю:

— Почему бы нам не забрать вас часика в три ночи и не переправить в Убежище. Жену заприте на ключ в ее спальне и плюньте на нее. Ведь вы же ученый, большой ученый.

— Прошу не забывать, — парировал его слова Хигенрот, — что она тоже жертва. А вдруг найдется решение получше. Дайте мне время подумать.

— Только не очень долго, — предупредил его Советник.

Хигенрот чувствовал восхищение. Удивительным было, как Советник старался ни в чем не проявить своего коварства. Он попросту, но неустанно, высказывал свое мнение, свои предложения. Ни один из членов самой исключительной подпольной организации не мог бы говорить и действовать лучше, чем этот склонный к полноте, искренний молодой человек.

Профессор прервал соединение. Улыбка на его губах стала шире. Совершенство собственной системы всегда подпитывало его энергией…

Так, давай подумаем, решил он. Мне сейчас шестьдесят восемь лет. Моя задача сейчас — спасать не себя, а Всепроникающую Систему, чтобы в будущем какой-нибудь человек, моложе меня, смог воспользоваться ею для борьбы со всесильной диктатурой, укрытой теперь под двойным колпаком защиты.

В настоящее время Землей правило уже третье поколение диктаторов — и это указывает на то, что имеется система подготовки политических наследников. Само по себе это уже было уникальным событием, требующим изучения.

Одна только монархическая система да еще некоторые виды выборных систем способны были обеспечить бескровное наследование власти, хотя из этого вовсе не следовало, что кровопролития, как такового, совсем не было. Вполне возможно, что крови было даже больше. У Хигенрота был свой взгляд на эти вещи, но он о нем не слишком распространялся.

Вопрос: какой молодой человек может быть избран для решения подобной задачи?

Хигенрот тщательно перебрал в уме всех своих студентов и их возможности. Он обдумывал это, потому что среди них имелись две девушки и один юноша — исключительно одаренные личности. Но, скорее всего, от него подобного и ожидают, так что все они будут казнены. Если у них и имеется какая-то надежда, то лишь в том, что в эти последние для себя часы он полностью откажется от какого-либо контакта с ними.

Нет, нет, размышлял он. Имеется — он понял это лишь сейчас — только одна возможность. И, может случиться, после всего судьба не повернется к нему спиной.

Он встал с кресла, усмехнулся и вернулся в спальню. Увидав его, Эйди натянула простыню до подбородка, ее лицо было искажено ужасом.

— Зачем ты закрыл меня на ключ? — спросила девушка дрожащим голосом.

— Мне не хотелось, чтобы ты сбежала, — ответил Хигенрот.

Эйди облегченно вздохнула. Профессору пришло в голову, что она уже выкинула его из головы. Придется ее наказать.

Он уселся на кровати рядом с нею.

— Когда у тебя были месячные? Тебе не хотелось бы, чтобы у тебя был ребенок от меня?

— Хотелось бы.

Скорее всего она думала, что для него это будет какой-то надеждой на спасение. Одним рывком она сбросила с себя простыню и как есть, телешом, бросилась к себе в спальню. Назад она примчалась с календариком, где менструальные периоды были отмечены красными кружками. И тут уже не было ни малейших сомнений — именно сегодня была средина ее месячного периода… самое время для оплодотворения.

Отлично, подумал Хигенрот, получается, что нам не надо будет решать целую кучу проблем, связанных с бегством в Убежище…

Теперь все необходимое имелось в наличии: подходящее время, женщина и состояние духа.

Сегодня заданием Эйди было любой ценой удержать мужа от бегства, а его — когда-нибудь в далеком будущем спасти мир от того давления, жертвой которого стала и эта девчонка.

Трудно сказать, чтобы это время было идеальным для занятий сексом, слишком много проблем отвлекало его от дела. Тем не менее, он устроил вполне достоверное представление, хотя это было первым плотским знакомством его со своей законной супругой. Это законные отношения, уговаривал Хигенрот сам себя, между законным образом связанными друг с другом человеческими существами. Так что нечего было спрашивать взаимного согласия у двух взрослых людей, хотя этот фактор тоже присутствовал.

Эйди была с Хигенротом весь вечер. Около десяти часов (в это время она обычно ложилась спать) профессор начал рассказывать ей о своем изобретении. С его стороны это был рассчитанный заранее ход. Он уже давно заметил, что любые разговоры, касающиеся науки

, вгоняют Эйди в сон скорее, чем даже снотворное.

Как он и ожидал, даже теперь, когда Эйди рвалась его слушать, она стала зевать, в то время как он говорил:

— …И эти придурки посчитали проблему неразрешимой. Эти идиоты говорили… — Профессор не скрывал своего презрения — …что звуковые и световые волны затухают практически мгновенно… В каком-то смысле, на каком-то уровне, это действительно так. Но на других уровнях — нет. Они забыли о том, что энергия присутствует везде, и волны-носители можно использовать как для усиления, так и для дальнейшей ретрансляции. Я могу выслать сообщение на любое расстояние. К тому же, Глюкен не знает того, что я совершенно не нуждаюсь в приемнике на другом конце…

Ответом ему был тихий, мирный храп.

Хигенрот осторожно поднялся с постели, забрал свою одежду в комнату, там оделся и вновь вернулся к Эйди, подкатив свой аппарат к кровати, на которой разметалась во сне несчастная девушка. Профессор сфокусировал проектор на той части ее тела, где сейчас, спустя восемь часов после половой связи, сперматозоид уже должен был проникнуть в яйцеклетку. Он увидал, что стрелка прибора медленно отклонилась, и после этого зафиксировал аппарат.

Те несколько клеточек, та хрупкая биоструктура, что станет в будущем человеческим существом, и были его жертвой. — А кто еще? Что еще? — Правда состояла в том, что лишь таким образом собственный его ребенок мог остаться в живых: если сумасшедший из дворца поверит, будто где-то в младенце, в едва научившемся ходить ползунке, в маленьком ребенке, в подростке и правда скрыта информация о Всепроникающей Системе. Хигенрот размышлял о том, что, возможно, для Эйди это тоже единственный способ остаться в живых.

Никакой другой надежды для нее не существовало. В этом Хигенрот был уверен.

Так что нечего было притворяться. Он уже представил, как враги с помощью проникающих излучений пытаются увидать и услыхать все происходящее в его доме. Но в этой области знаний королем был он! Так что когда он тихо нашептывал свою теорию в защищенный от прослушивания микрофон, создавая информационное поле, в которое собирался поместить человеческий эмбрион, не отмечаемая никакими приборами интерференция защитила его не только от нежелательных зрителей и слушателей, но даже Эйди не могла слышать его слов

.

Не было ни малейшего шанса вновь воспроизвести их, даже если его жену загипнотизируют и попытаются извлечь информацию из подсознания.

Итак, сложная проблема была решена. Профессор снял с проекционного аппарата самый главный блок и раздавил его под каблуком. После этого он отправился в свой кабинет. Теперь, когда уже наступила полночь, его враги должны были сделать свой шаг, тем самым доказав, что все время следили за ним.

IV

А во вражеском лагере, которому подчинялась вся власть, по приказу Четырнадцатого целые толпы экспертов были заняты делом. Они обдумывали каждую возможность, строили планы, изучая досье на Хигенрота от корки до корки. За то время, что профессор провел с Эйди в постели, группы расмотрели, похоже, все существующие возможности и последствия всех взаимодействий.

А что, предположили они, если у него ничего нет.

Но тогда, почему Хигенрот не сбежал в Холмы — в эту настороженную мышеловку для глупцов-бунтарей, свято верящих, будто где-нибудь имеется такое место, в котором можно укрыться?

Ладно, а что если у него что-нибудь да имеется? Какие последствия возникнут тогда? Ведь их действия заставят профессора как можно быстрее выбраться из западни и со всей возможной скоростью найти такое решение, которое бы одновременно успокоило и удовлетворило диктатора. Но каким жалким тогда предстанет он перед подобными себе, желающими убить, ранить или хоть как-то навредить столь важной персоне.

Даже Кротер Вильямс — Номер Четырнадцатый — беспокоился об этом. Единственное, чего он не разделял, пусть даже и ожидая подобных поступков это безумного стремления своих подчиненных расправиться с заранее выбранной жертвой. Сам же он решил вести себя следующим образом: сегодня вечером мы сделаем все, что от нас требуется. А уж потом пусть закон решает все остальное, как предписано. Имелось в виду, что если все остальное не сработает, то пусть окончательным решением станет обезглавливание Хигенрота на Акколаде.

Около полуночи небольшая армия под командованием Вильямса, до зубов вооруженная всем необходимым, отправилась в маленький университетский городок, тем самым знаменуя концентрацию всей мощи Государства против одного- единственного человека.

Сторожевые системы Хигенрота первыми показали на стене профессорского кабинета очертания громадного воздушного корабля в ночном небе над его домом. Его исключительная Система тут же проникла вовнутрь корабля, который на самом деле был целой полицейской лабораторией. Правда, следует сказать, что профессор был ошеломлен количеством оружия там.

— Эге, — сказал он про себя. — А ведь этот корабль выслали для блокады.

Воздушное судно могло держать под куполом наблюдения все подходы к его дому, прослеживая, не попытается ли кто-нибудь сбежать. Хигенрот быстренько сделал осмотр судового оборудования, даже изумленно помотав головой — на полицейском корабле имелось все необходимое, чтобы полностью подавить его Всепроникающую Систему. Несколько позже профессор увидал, что на борту среди следящих за приборами ученых находится и доктор Глюкен.

Так вот в чем дело, подумал Хигенрот и покрылся испариной. Понятно, что Глюкен не раскрыл секрета Всепроникающей Системы. Но теперь он сидит в полицейском корабле, готовый воспользоваться ресурсам всей планеты для того, чтобы взломать его силой.

«Ну и ладно, — в конце концов решил про себя Хигенрот. — Я и не предполагал, будто все пойдет легко».

Он надеялся на то, что Глюкену хоть разок захочется глянуть на свою будущую невесту, какая она в постели. Он надеялся на то, что даже в Век Науки люди все так же в своей деятельности руководствуются своими страхами и ненавистью.

На стене сформировалось изображение, тем самым давая понять Хигенроту, что к его дому приблизились люди на грузовиках. Профессор наскоро повернул регуляторы, чтобы звуки из спальни Эйди раздавались погромче. А уже в следующий момент входная дверь, разнесенная в щепки, распахнулась.

В схватившем его человеке Хигенрот распознал Четырнадцатого. Но, вместо того, чтобы хоть как-то сопротивляться, пожилой человек одарил ворвавшихся в его дом людей широкой, чуть ли не покровительственной улыбкой.

— Делайте то, что положено, — сказал он, — и вы будете себя прекрасно чувствовать.

Младший по возрасту изумленно поглядел на него, после чего объявил официальным тоном:

— Закон всегда прав. И закон требует, чтобы все научные секреты были для него раскрыты. Исключений быть не должно, даже для профессора Хигенрота.

Ученый поджал губы.

— Удивляюсь, как это такой человек, вроде вас, может подавлять внутренние моральные противоречия. Вы делаете это весьма здорово.

— Вы хотите сказать, — мрачно ответил ему Четырнадцатый, — что закон ошибается? Или вы предполагаете, что ошибочна вся существующая система? Или же вы сомневаетесь в праве Лильгина управлять миром теперь, когда весь свет избавлен от анархии?

Это были аргументы такого рода, когда продолжения ждать не следует. Поэтому Хигенрот попытался откреститься от спорных проблем.

— Честно говоря, — сказал он, — мне не хотелось находиться в той неприятной ситуации, в которой я оказался сейчас. Но, насколько я понимаю, с приговоренными к смерти личностями его превосходительство дел не ведет.

— Что либо изменить невозможно, — последовал сухой ответ. — Уже слишком поздно.

— Тогда, вот что я хочу сказать, — заметил Хигенрот. — Если вам поручено извлечь из меня отсутствующую у вас информацию, не дав вам власти предложить мне хоть что-нибудь взамен… Боюсь, молодой человек, что вы очутились в еще более неприятной ситуации.

— Вы хотите сказать, — взвился Вильямс, — будто в происходящем нет никакого рационального зерна? Уверяю вас, все абсолютно логично.

Он не стал дожидаться ответа, а лишь повернулся на месте и скомандовал:

— Заносите.

В кабинет внесли шикарный приемник замкнутой телесети. Хигенрот уставился на аппарат, и внезапно у него стала проклевываться какая-то надежда. Он обратился к Четырнадцатому:

— Повидимому, вы поспешили с выводами. Вполне возможно, что какие-то переговоры еще произойдут. и вполне может статься…

Он запнулся. Экран аппарата засветился, и на нем появилось изображение самого известного во всем мире лица. Увидав его, чиновники рангом поменьше верноподданически грохнулись на пол. Четырнадцатый остался стоять. Охранники Хигенрота тоже не стали падать ниц, они продолжали держать профессора за руки только подняли глаза к потолку в немом солдафонском восхищении.

После долгого взгляда в черные, металлические глаза Хигенроту стало интересно: «Ну-ну. Неужели это сам Эготист, или всего лишь Альтер Эго?» С тех пор, как это стало всем известным лицом, каждый раз было фантастически сложно угадывать, кто есть кто. Точно знал лишь сам Великий Человек. Но, ясное дело, никто не мог воспользоваться двойником без разрешения самого Хозяина.

Правда, сейчас это уже не имело значения.

Принеся сюда телевизионный приемник, его враги, пусть даже временно, но отключили энергетические барьеры. Вот что было самым важным!

Лицо на экране зашевелило губами. Знаменитый сочный баритон произнес:

— А сейчас, профессор, ради блага всего народа, мы требуем, чтобы вы открыли тайну своей Всепроникающей Системы.

В этот момент Хигенрот как раз задумался над тем, какое впечатление у всего народа вызовет пусть временное, но знакомство с его Системой, поэтому ничего не ответил.

Голос заговорил снова:

— Профессор, уже давно известно, что под принуждением человек всегда начинает говорить. Вы и сами все время находились под постоянным давлением на себя: около трех лет назад мои помощники получили указания найти самую красивую в мире девушку. Они нашли ее и сделали студенткой одной из ваших групп. Все остальное уже достояние истории.

«Вопросов нет, меня подцепили!»

Усатое, отеческое — как же, отец всего народа — лицо ухмыльнулось совершенно не по-отцовски. Подобный рычанию голос цинично продолжил (ага, запрещенные эмоции, значит передо мною может быть только лишь Альтер Эго):

— Профессор, я сказал вам это, потому что не так давно один человек тоже не желал выдать нам свои секреты. Тогда мы порубили его жену на мелкие кусочки прямо у него на глазах. Это он еще смог выдержать. Тогда мы взялись за него самого. этого он уже выдержать не смог. и он заговорил. Мы думаем, что вы заговорите сразу же, если подобное произойдет с вашей женой, ожидающей вашего ребенка.

Хигенрот затаил дыхание. Как отреагирует это создание, подумал он, когда узнает, что и само очутилось под прессом — о котором, к тому же, и не подозревает?

Но это случится уже через мгновение…

Эта мысль, предчувствие, как будто и стало самим сигналом. С пола, откуда-то за Хигенротом раздался сдавленный крик. Пожилой ученый оглянулся и увидал, что один из чиновников вдруг уселся на полу. На его голове были наушники.

Этот мужчина просипел:

— Ваше превосходительство, вся эта сцена — все здесь происходящее, все, о чем здесь говорится — транслируется повсеместно.

Хигенрот еле-еле подавил в себе желание поднять руку жестом образцового преподавателя, каким он на самом деле и был, чтобы поправить сообщение.

А сказать он хотел вот что:

— Это не всеобщая трансляция, сэр, а всепроникающее включение. Имеется в виду, что ваши лакействующие придурки услыхали все не так как следует. Ситуация гораздо хуже того, что вы способны даже представить, и ничего хорошего, способного прекратить все это безобразие для вас даже и не предвидится.

Не было смысла до конца объяснять то, что произойдет дальше. С этого момента, за исключением данной комнаты, Всепроникающая Система прорвалась в замкнутый телеканал, тем более, что за собой ее вела изумительная нулевая модуляция. И сейчас Система вычислила диктатора, зафиксировалась на нем и теперь была с мим постоянно сопряжена.

Начиная с этого момента и далее, любое движение диктатора, всякое сказанное им слово будут появляться и звучать с каждой пластиковой стены во всем мире. В том числе — если Хигенрот даст мысленный приказ — и пластиковыми стенами этой комнаты.

Итак, вместе с остальными присутствующими он наблюдал, как диктатор метнулся к выключателю своего телеприемника. Потом он видел, как диктатор на фоне огромной и богато разукрашенной комнаты поспешно встал со своего места и направился к группе мужчин, одетых в скромную униформу, предписанную для верховных полицейских чинов.

Один из полицейских учтиво обратился к нему:

— Ваше превосходительство, что ни говори, было выяснить, с насколько продвинутым изобретением мы имеем дело. И теперь вы единственный на всей планете, чья жизнь стала открытой книгой. Так что это действительно чудо метод, сделавший так, что вы теперь разделите свою жизнь в любом месте и с каждым.

Значит это и вправду всего лишь Альтер Эго.

Из-за того, что он увидал знакомое лицо, и в профессоре затеплилась надежда на то, что здесь будет сам диктатор, а на самом деле оказалось, что это совершенно другой человек — если перед ним и вправду был только Альтер Эго — Хигенрот сейчас стоял ни жив, ни мертв. Его сердце еле билось.

Пожилой человек едва-едва сумел взять себя в руки. Ведь если посудить, он-то по-настоящему и не надеялся спасти свою жизнь. Значит, следовало продолжать опасную игру по спасению мира когда-нибудь в будущем.

Ему было интересно наблюдать, именно сейчас, в нынешнем состоянии духа, как двойник диктатора возвращается к своему столу. Актер, так удивительно похожий на Лильгина, щелкнул выключателем замкнутой телесистемы, чтобы еще раз связаться с Хигенротом напрямую, и сказал:

— Профессор, как нам можно вырубить это?

Хигенрот почувствовал, что ему стыдно за этого человека. Я попробую защитить его, думал он, но ведь он сам сомневается, возможно ли, что такое произойдет. Известный во внешнем мире как Великий Убийца внутри Дворца, в некоторых ситуациях диктатор руководствовался собственной логикой. Она заключалась в том, что он не давал ни малейшего шанса. И еще. Нет сомнений, что Альтер Эго обязательно будет казнен только лишь из-за возможности того, что он когда-нибудь может быть снова подключенным к Системе Хигенрота.

Профессор ответил:

— Я хотел воспользоваться благоприятной возможностью показать вам и всему миру, какая удивительная способность появилась теперь для тесной связи между правительством и всеми остальными. С помощью данного метода я хотел предложить долгожданную Систему, которая в каждый момент времени делала бы видимой для простых людей любой миг частной и общественной жизни нашего лидера, каждое произнесенное им слово, каждое его указание, чтобы все знали, каков он в одиночестве, как и с кем занимается он любовью короче, каждое мгновение жизни правителя. И нет больше никаких секретов, никакой необходимости создания общественного имиджа; отпадает необходимость в министерстве пропаганды — попросту, на стенах любого учреждения, любого дома: везде только он.

Естественно, — продолжил пожилой ученый, — я не собираюсь применять данную Систему против каждого человека. Действительно, через некоторое время я отключу оборудование. Только могу предположить, что через какое-то время вы сами прикажете снова включить его. И с того момента, и впредь, по вашему собственному желанию вы сделаете эту удивительную систему связи доступной каждому человеку на планете.

И еще, в заключение, — сказал Хигенрот, — у меня имеется свое идеальное решение всех мировых политико-экономических проблем. Мне кажется, что сейчас пришло именно то время, когда человечеству опять предоставляется возможность выбора. И я настаиваю на том

, чтобы мир опять разделился на две экономические зоны. Одна будет капиталистической. Другая будет, ну, скажем, продолжением того, что мы имеем теперь. Различие между данной идеей и тем, что имелось у нас в прошлом, будет заключаться в существовании на всей Земле единого политического руководства, единого правительства, для обеспечения невозможности того, чтобы одна экономическая система не пошла войной на другую. К тому же, правительство должно обеспечить, чтобы отдельные личности из обоих лагерей могли свободно переходить из одной зоны в другую, туда и назад, по велению их собственных интересов и темпераментов. Но только все это — повторил профессор — под властью единого правительства.

Сделав такое предложение, Хигенрот заметил, что лицо на экране искажено яростью. И тогда он подумал: «Они получили, что хотели; я — то, что захотел им дать. Они получили представление о моей Системе и о моей точке зрения. Так что самое время сказать „до свидания“».

Он так и сказал, одновременно отключив Всепроникающую Систему, сфомировав для этого в своем мозгу соответствующую альфа-волну.

Все изображения на стенах немедленно погасли.

Альтер Эго на телеэкране, похоже, пришел в себя.

— Спасибо, профессор. И до свидания.

— До свидания, — попрощался с ним Хигенрот.

Потом он проследил за тем, как завершается судьбоносный для него акт пьесы. Рука Альтер Эго протянулась к выключателю и коснулась его.

Изображение на телеэкране перед профессором тоже погасло.

— Ладно, — заговорил Четырнадцатый, усмехаясь. — Теперь мы хоть представляем уровень ваших достижений. Ага, а вся аппаратура, необходимая для того, чтобы проделать все то, что вы утворили, должна находиться где-то рядом. Следовательно, нам только лишь остается разыскать ее. Но мы ожидаем, что вы все-таки находитесь в здравом уме и сами все покажете, без всяких выкрутасов.

Но это — признал Хигенрот — явно было только внешним проявлением ситуации со стороны чиновника. Ведь Четырнадцатый, по сути, уговаривал самого себя: имея всю мощь нашего государства, мы можем направить ее против этого человека — Хигенрота — каждый момент решая, что с ним делать, потому что все время он будет находиться в нашей милости.

Пожилой ученый удивлялся про себя, видя такое отношение: как до них не дойдет, что они находятся в моем доме, а здесь диктатор — я.

И никто из этих людей так и не понял, что его Система — это многоуровневый феномен. Первый уровень, естественно, это режим коммуникации, который может быть голосовым или сложным, электронным. Но после всего имелась нервная система, которая-то и принимала послание.

В профессорском доме часть оборудования как раз и решала эту проблему. Для ничего не заметивших нервных систем диктаторских простофиль самым логичным продолжением задания на данный момент было вызвать военные грузовики и загрузить туда всю аппаратуру, которую Хигенрот установил за стенками, в секретных подвальных помещениях или двойных, пустотелых панелях. Наблюдателям из полицейского воздушного судна, висящего над домом, показалось несколько странным, что все правительственные чиновники скучились в грузовиках и других прибывших сюда машинах и, оставив Хигенрота дома, сопровождали отобранную аппаратуру до борта громадного военно-транспортного реактивного самолета.

Пользуясь полнейшей властью, Четырнадцатый связался с полицейской воздушной лабораторией и приказал продолжать слежку за домом. В это же время громадный транспортник, на борт которого поднялся и он сам, взлетел в воздух и исчез в темноте.

Сразу же после того, как незваные гости очистили дом — полицейские следили за всем с помощью своих просвечивающих лучей — Хигенрот направился в спальню своей жены, разделся и лег отдыхать. Утром (это уже специально для Глюкена) профессор еще раз глубинно познал свою очаровательную молодую жену. После этого он стал готовиться к предстоящим событиям Патриотического Дня. На Акколаде его появления уже ждали, и все предчувствия стали реальностью.

Последнее впечатление у военных наблюдателей, находящихся на борту шпионской полицейской лаборатории были связаны с тем, как ученый, похожий на Хигенрота, с отсутствующим видом направляется на встречу с гильотиной.

Четырнадцатый присутствовал на церемонии Акколады и наблюдал за процедурой обезглавливания — о котором лично он даже сожалел. Но, что ни говори, этот странный ученый вел себя удивительно глупо: все эти критические статьи… Было еще слишком рано для открытого противостояния правительству. Может чуть попозже каких-то людей еще и потерпят. Но только не теперь, рано еще.

После того, когда все уже было закончено, самый младший член Президиума Народного Правительства приказал забрать студентов, подключившихся к профессорским знаниям из — уже отрубленной — головы их наставника, и отправить всех в Твердыню Десять, тюрьму с минимальным уровнем принуждения. Сама она обманчиво походила на загородное имение, так что молодые люди какое-то время были от нее в восхищении.

Уже позднее, в полдень, Кротер Вильямс (Номер Четырнадцатый) позвонил миссис Хигенрот, новоиспеченной вдове. Этот звонок стал для него потрясением. Он уже слыхал о ее красоте. Но во дворце квота на красавиц была уже выбрана, так что к свиданию с женщиной он был не готов.

Вот почему он был совершенно потрясен совершенством черт ее лица и тела. В конце концов он промычал нечто вроде:

— …Э-э, правительство желает предложить вам свое покровительство и готово предложить вам дом, э-э, миссис Хигенрот…

То, что он предложил ей, действительно было похоже на дом. Но на самом деле — равно как и Твердыня Десять — оказалось прекрасно охраняемой тюрьмой.

Закончив все дела, Четырнадцатый возвратился во Дворец. Естественно, весьма довольный собой. Он доложил обо всем Третьему, который молча выслушал его сообщение, а потом сказал:

— Утром я расспрошу вас поподробней. Слишком уж легко все прошло.

— А что еще мог сделать Хигенрот против крупного войскового соединения?

— И правда, — мрачно согласился с ним его коллега. — Но утром все-таки поглядим.

V

Как только лучи утренней зари осветили блестящие окна и тонкие драпри на стенах спальни Четырнадцатого, возле кровати зажужжал интерком. У Четырнадцатого уже выработалась привычка немедленно просыпаться по первому же звонку, поэтому он, пускай и без особого удовольствия, открыл глаза, приподнялся на постели и произнес:

— Вильямс, сэр.

Это был Третий, звонящий из своей спальни.

— Это Йоделл. Я только что получил запрос от Хозяина.

— Да? — Тревожно.

— Где у вас то оборудование, которое забрали у Хигенрота?

— Я предположил, что его превосходительство захочет иметь его в каком-нибудь близком, безопасном месте. Поэтому я все переправил в Хранилище Y-16 в Подземелье Четыре.

— Вы хотите сказать, прямо здесь, во Дворце?

— Да, сэр.

— Очень хорошо. Я так ему и передам.

Контакт был прерван. Четырнадцатый, сонно зевнув, снова устроился в кровати — но тут интерком зажужжал снова.

Четырнадцатый открыл глаза и увидал, что на дворе уже гораздо светлее. Так что это был не тот вызов, о котором он сразу же подумал… Ну конечно же, он спал.

Как и в прошлый раз, голос из динамика и лицо на экране принадлежали Третьему. Младший по возрасту был удивлен, увидав, что пожилой человек был совершенно одет и, что было гораздо серьезнее, хмур.

— Я хочу сообщить вам, мистер Вильямс, что его превосходительство приказывает вам оставаться в своих апартаментах до тех пор, пока не прояснится вопрос об исчезновении изобретения профессора Хигенрота.

— То есть как… исчезновении? — оцепенел Четырнадцатый.

— Сегодня утром, несколько ранее, когда я проинформировал его превосходительство о вашем сообщении касательно месторасположения взятого у профессора Хигенрота оборудования, он лично пожелал спуститься на четвертый уровень секции Хранилища Y-16. Там он выяснил, что никаких записей о передаче на хранение там не имеется.

Четырнадцатый чуть было не вскрикнул и лишь с огромным трудом подавил в себе желание сделать так.

Третий же напряженным тоном продолжил:

— В данный момент считается, что вы, сэр, каким-то образом были Хигенротом обмануты. И я уверен, что это самое мягкое отношение, на которое вы смели бы надеяться. Это все. Отключаюсь.

Четырнадцатый снова упал в постель. Он побледнел, но был настроен на действие. Ему было ясно значение данного ему определения. Его отнесли к разряду дураков, в котором лучше было и оставаться — мрачно решил он — чем к разряду преступников, к которым его могли отнести за недосмотр.

И вообще, на него могли навесить ярлык вредителя.

Или контр-революционера.

Или орудия академических правых.

Или крайних левых.

Или каких-то других фракций.

Ситуация была слишком серьезной, чтобы после этого осмеливаться нежиться в постели. Значительно позднее до него дошло, что следовало быть настороже после первого же звонка. Четырнадцатый вычислил, что все происшедшее было делом рук Третьего.

Он как можно скорее принял душ, побрился и оделся. Потом стал ждать. После долгих колебаний он решился позвонить, чтобы ему принесли завтрак. Еду доставили с обычной любезностью. Все было приготовлено по его вкусу и подано предупредительными официантами.

Все говорило о том, что его позор пока еще не стал общественным достоянием.

В то время, как утро все тянулось и тянулось, Четырнадцатый решил про себя: «Пока я тут жду, можно заняться и делами своего министерства, которым я пока еще руковожу».

И он занялся делами, пользуясь телефоном и курьерами.

Правда, и это не прибавляло смелости. Все указывало на то, что до сих пор еще не было попыток оспаривать его права как члена Верховного президиума… Ладно, надо просто терпеливо ждать. И сделать по возможности больше дел…

Комитет по расследованию показал: На такой огромной как Земля планете каждый час происходят тысячи событий. Корабли бороздят морские просторы. Самолеты летят в воздухе. Передвигаются поезда, автобусы, автомашины и люди. Опять же, согласно своим расписаниям бесчисленные ракетные системы используются для наблюдений за погодой, для полета к Луне, Марсу, на астероиды, к космическим станциям.

И никто — было высказано Комитетом — никак не может учесть или противостоять всем раздельным проявлениям активности, не говоря уже о контроле за всеми. Никто, даже Хигенрот.

Но какой-то выход в этом всем должен был иметься.

Пойти по указанному пути рекомендовали некоторые неоординарные факты. На одном из ракетодромов трое человек умерли, и пропал ракетный корабль.

Была определена целая группа людей, что принимала участие в прилете военного реактивного самолета на этот ракетодром — самолета, на котором прилетел Кротер Вильямс и другие правительственные агенты.

Но вот куда потом исчезла сама ракета? Было установлено, что исчезнувший ракетный корабль действительно стартовал. Комиссия допросила каждого, связанного с этим событием, что находились той ночью на космодроме. В течение двух недель дознания у каждого из членов комиссии на сон оставалось не более чем пара-тройка часов.

После напряженного труда было напечатано такое вот заключение:

Военный реактивный самолет NA-6-23-J-271-D поздно вечером 19 августа 2231 года по приказу члена Президиума Кротера Вильямса прилетел к дому профессора Дана Хигенрота. Самолет сел на профессорском газоне сразу же после полуночи и оставался на месте, пока в него не загрузили неизвестное, недостаточно полно описанное оборудование. Затем самолет отправился на ракетную базу, известную правительственным чиновникам под кодовым наименованием «Хинкса» (публично же известную как Центр Космических Полетов 18). Здесь, все так же плохо описанное и не подсчитанное оборудование было перегружено на космодромные грузовые машины Н-851 и Н-327 и переправлено на загрузочную платформу ракетного корабля многоразового пользования A-J-A-60901. Грузчики Малькольм Руде и Свели Груден подняли оборудование в грузовой отсек G-8-T ракеты и складировали его там. Проинформированные о немедленном взлете ракеты, двое рабочих поставили грузовую платформу в ее подземное хранилище.

В кабине управления пилоты Дэл Ашер (впоследствие убитый) и Яну Харлиц (впоследствие убитый) были проинформированы о цели и направлении полета и стартовали, используя программирующие системы, а затем программу полета стерли. Единственный другой человек, знавший о направлении и цели полета, Мэтью Эронди (впоследствие убитый), эксперт по навигации, полетный диспетчер в эту ночь, скорее всего похитил или уничтожил эти записи.

Согласно показаний множества свидетелей член Президиума Кротер Вильямс был последним, кто видел этих троих (впоследствие убитых) живыми.

Независимо друг от друга свидетели доложили, что член Президиума Вильямс вернулся на военный реактивный самолет NA-6, который, в свою очередь, стартовал и приземлился на Дворцовском аэродроме. Там он оставался до нескольких минут десятого следующего утра, когда член Президиума Вильямс приказал лететь на Акколаду, где было совершено отсечение головы профессора Дана Хигенрота.

Все передвижения самолета надлежащим образом фиксировались, но Комиссии по расследованию эти данные не были предоставлены.

Комиссия по расследованию неоднократно просила разрешения заслушать члена Президиума Кротера Вильямса, но тот не проявил желания встретиться с членами Комитета.

Вильямс (Четырнадцатый) получил копию этого рапорта в своей дворцовой канцелярии. Когда он прочитал его, то побледнел, но храбро позвонил Третьему и сказал просто:

— Не помню, чтобы я был на космодроме. Могу лишь предположить, что все это произошло в связи с исчезновением изобретения Хигенрота. Делая дальнейшие умозаключения, могу предположить, что все те, что были той ночью в доме Хигенрота, каким-то невероятным образом или с помощью какой-то техники были загипнотизированы. И только лишь потому я мог покинуть Дворец и принимать участие в совершенно неизвестных мне событиях, направленных, вполне возможно, против его превосходительства. Надеюсь, что меня слишком спешно не снимут с моего поста, пока я могу быть полезным в поисках. Я желаю, чтобы меня загипнотизировали в самом полном объеме для возможности получения всей информации из моего подсознания. Согласно этого желания, я полностью передаюсь в распоряжение его превосходительства или же ваше.

Голос Третьего в интеркоме звучал холодно, но его нельзя было назвать враждебным.

— Я записал, — сообщил он, — все то, что вы только что сказали. Должно быть вам интересно знать, что подобное желание высказал мне и Хозяин, когда прочитал рапорт комиссии. Я могу рекомендовать вам следующее: Не покидайте Дворца. Не посещайте заседания Президиума. В дневное время вы можете находиться в своей канцелярии для занятий текущими делами и в личных апартаментах в вечерние и ночные часы. Если по каким-то обстоятельствам ваши обязанности вынудят вас покинуть Дворец, спросите разрешение у меня, и тогда этим вопросом займется полиция. Вам же самому будет позволено отбыть только лишь после особого разрешения.

— Вы будете подвергнуты, — продолжал Третий, — интенсивному гипнотическому внушению с целью получению от вас информации. Впоследствии, когда миссис Хигенрот родит ребенка от профессора, начнет действовать другой план, в котором вы тоже задействованы. В настоящий момент эта женщина срочно вышла замуж за доктора Глюкена, так что у него имеется постоянная возможность следить за нею. И в заключение…

Он прервал свою речь, и Четырнадцатый, заискивающе, спросил:

— Да?

— Понятно, что в свете произошедшего следует проявить особенную осторожность. Но — позвольте мне отметить особо — поводов для беспокойства пока еще не имеется. При случае Хозяин сам скажет вам об этом по интеркому. Если подобный разговор будет иметь место, при условии, что сами вы о нем никому не расскажете, включая и меня, он лично проинструктирует вас о том, что вам следует будет предпринять. Понятно?

— Совершенно!

Напоминание о вдове Хигенрота заставило Четырнадцатого вспомнить о студентах, которых он приказал переправить в Твердыню Десять. Он даже просветлел лицом, когда сообщил об этом Третьему.

— Ведь после всего, — взволнованно сказал он, — один козырь у нас еще имеется. Ведь все данные о Всепроникающей Теории и практическом ее использовании будут и в их головах.

На другом конце повисло гробовое молчание. На лице Третьего, видимом на экране, появилось своеобразное выражение. И только сейчас до Вильямса кое-что начало доходить. Несмотря на весь его утонченный ум, он сморозил капитальную чушь.

Свою ошибку он понял гораздо позднее. Просто он верил в пользу отсечения головы на Акколаде, что этот метод и вправду гарантировал передачу информации из одного мозга в другой и был проверен всеми научными светилами.

Четырнадцатый внутренне сжался, когда до него дошло, что означает выражение на лице пожилого его коллеги.

— Придурок! — зло фыркнул Йоделл (Третий) и прервал связь.

VI

Он был молод. Всего лишь тридцать один год.

В связи с этим, находясь к тому же под сильным давлением сверху, Четырнадцатый пытался достойно следовать тем политическим течениям, что постоянно разворачивались перед ним.

Как и многие другие он мог наблюдать, что здесь имеется своя безжалостная логика. Он мог сам видеть, что на определенные группы людей ложь воздействует гораздо сильнее правды. И, в связи с этим, у этих людей появлялась своя, особенная правда.

Если же обычная правда не может склонить человека к действию, а вместо нее его ведет ложь, то значит, он и живет этой неправдой. Где-то глубоко-глубоко в его естестве имеется нечто, способное руководствоваться лишь весьма специфическими установками.

Согласно этим условиям, следует представлять его вместе с этими особыми установками, пусть даже если не раз, и не два, а многократно поведение его не соответствует внешне видимым обстоятельствам. Все это касалось как самого Кротера Вильямса, так и множества тех, кто были до него.

Я обязан, рассуждал он, понять, что хорошо заканчивается лишь то, на что и следовало рассчитывать, иными словами, все должно быть так, как того желают они.

Все то, что должно было случиться, рассчитывалось час за часом согласно воле Лильгина.

Вот почему он отобрал мальчика, родившегося от красавицы Эйди. Она так никогда на сознательном уровне и не узнала, что ребенок, которого подсунули ей взамен, несколько минут назад родился от другой молодой женщины.

Точно так же, когда эта вторая мать пришла в себя после родов, она нисколечки не сомневалась, что ребенок, которого назвали ее собственным, был именно ее сыном.

Впоследствие оказалось, что она не совсем была ему рада, как ожидала до того. Даже в самый первый раз, кормя его грудью, в глубине души у нее было какое-то беспокойство. Но, несмотря на этот неосознанный полу-антагонизм, эта вторая мать — которую звали Люэна Томас — действовала согласно сложившимся стереотипам начинающих мамаш. Она же решила дать мальчику имя Орло — так звали кого-то из родственников со стороны ее матери.

Своего же сына (а она свято верила в это) Эйди сознательно, чтобы никто не связывал его с Хигенротом, назвала Хином Глюкеном — младшим.

Ее муж, доктор Глюкен, никак не отреагировал на эту ложь. За время своих предыдущих двух супружеств он уже научился тому, что лучше не обращать внимания на женские капризы.

Но теперь, думал Вильямс, как могу я быть уверенным в том, что врачи, медсестры или какой другой больничный персонал, без моего ведома знающий об этой замене, не откроют через много-много лет всю правду взрослому Орло Томасу?

(Политическая же и научная ценность Хина Глюкена — младшего, в какой-то мере тоже участвующего в этой грязной истории, равнялась нулю.)

В данном случае вся решающая мотивация проведенной операции сводилась только к одному вопросу: Можно ли в еще неродившегося ребенка запрограммировать сведения по Всепроникающей коммуникационной Системе?

Если это было правдой, то Орло Томас, возможно, мог и знать, чем является эта пресловутая система и как ее реализовать на практике.

Но вместе с этим появлялся и другой вопрос: Можно ли на благо общества эту информацию из Орло Томаса извлечь?

Обдумав эти и некоторые другие детали, член Президиума Кротер Вильямс занял в свое распоряжение несколько комнат в Государственной Больнице. Под его руководством несколько специально отобранных агентов секретной полиции изучали больничные записи, поднимали нужные документы и прощупывали окружение некоторых врачей и медсестер.

Перемещения начались в первый же день. Вроде бы случайные. Вроде бы совершенно не связанные с произошедшим. Предполагалось, что большая часть больничного персонала не имела со всем ничего общего, ведь сама Государственная Больница была громадиной на десять тысяч коек. Отбирать следовало тех, кто непосредственно был связан с рождением ребенка у Эйди или же каким-то административным образом.

Некоторые медсестры исчезли вообще. Кое-каких врачей в их бывших отделениях уже никто и никогда не встречал. «А где это Кодуна?» — мог спросить кто-то. «А, она сейчас в восьмом корпусе, пошла на повышение.» «Отлично, рад за нее.»

«Лишь бы только это сработало», — думал Кротер Вильямс, валяясь в постели выделенной ему комнаты и притворяясь, что находится здесь под наблюдением после сердечного приступа.

Одни беспокойные часы сменяли другие. За всеми людьми, на которых сейчас был навешен ярлык «подозреваемый», следили втайне установленные следящие и подслушивающие устройства. День за днем они записывали каждое произнесенное этими людьми слово, а Вильямс прослушивал лишь составленные компьютером резюме. Машина была запрограммирована только лишь на потенциально относящиеся к делу диалоги.

В конце концов такие разговоры перестали отмечаться вообще. Без всякого исключения все подозреваемые вели себя так, будто никогда не слыхали про Эйди Глюкен или Люэну Томас.

И, наконец, соблюдая полнейшую осторожность, Вильямс (Четырнадцатый) еще раз попытался на практике узнать, каким же образом был проведен обмен новорожденных. Под личиной мелкого государственного чиновника, проверяющего больничное хозяйство он прибыл в родильное отделение. Все работающие здесь медсестры были отосланы из палаты, где сыновья Эйди и Люэны были всего лишь парой из множества новорожденных.

Четырнадцатый зашел в палату. Все, что он делал, было отрепетировано заранее: Вильямс снимал с каждого ребенка идентификационный ярлычок, менял их местами, а потом стал менять и самих детей. Проведя эти действия он доволльно долго еще стоял, глядя на все эти маленькие кусочки человеческих существ. Буквально через мгновение все они стали выглядеть для него на одно лицо.

Нет, что ни говори, врачи и медсестры, видящие эти созданьица сотнями каждую неделю, никак не могли специально запомнить два личика.

Ну и прекрасно, подумал Вильямс, я сделал все, что мог. Оставаться здесь дольше было бы просто смешно.

Под каким-то предлогом он перевелся в другую больницу. И, естественно, пребывание в медицинских учреждениях постоянно служило важным для него целям.

Он возвратился в свои дворцовые апартаменты, составил рапорт и по соответствующим каналам сообщил, что тот сделан.

После этого он стал с беспокойством ждать.

Затем зазвонил телефон.

Это была секретарша фальшивого офиса, от имени которого, Вильямс действовал в больнице, представляясь мелкой чиновной крысой. Секретарша сообщила, что с ней недавно связалась заплаканная жена врача, который ухаживал за Вильямсом, когда тот играл роль пациента.

Доктор умер, по несчастью свалившись с балкона десятого этажа одного из больничных корпусов.

Секретарь закончила свой доклад:

— Жене покойного казалось, будто он и вы находились в дружеских отношениях, поэтому была уверена, что вы обязательно захотите узнать про несчастье.

— Спасибо, — автоматически поблагодарил ее Четырнадцатый. — Отошлите ей венок от моего имени.

Весь бледный, он повесил трубку.

Убийство.

Свидетелей обмена новорожденных начали убирать.

«Господи, — подумал про себя Вильямс, — ну почему он мне не верит? Ведь я же изо всех сил пытался ему доказать, что эти люди ни о чем не знают».

«Он» и «ему» относились исключительно к его превосходительству, чрезвычайному диктатору Мартину Лильгину.

Похоже, что Четырнадцатый уделил этому вопросу слишком мало внимания. Впрочем, переданное женой врача сообщение вроде бы и говорило, что она его ни в чем не подозревает. Просто так получилось, что, к несчастью, ее муж рассказал ей о мелком чиновнике, инспектирующем их больницу.

Четырнадцатый потряс головой — полнейшая секретность невозможна принципиально. Пусть в малом, хотя бы в обстановке спальной, но она всегда даст утечку.

А если продолжить дальше, если кто-то из врачей, медсестер или административных работников больницы что-то и подозревали (это те немногие, кто сталкивался с мелкой чиновной крысой), то могли рассказать об этом кому угодно: жене, мужу, брату, сестре, знакомому.

Стоя с трубкой в руке, Четырнадцатый подумал: «Все они будут убиты».

Однажды, когда он был моложе — но уже со всей юношеской наивностью и глупостью согласился с правом Лильгина на правление, неспособный задавать вопросы — у него была оказия подсчитать, сколько людей было казнено в связи с незначительной информацией, о которой все эти люди только лишь могли знать: тогда пострадало 3823 человека.

Но на сей раз необходимости в этом не было. Надо будет позвонить Третьему и постараться убедить этого…

Вильямс потряс головой, изгоняя оттуда все лишние мысли. Эпитет, кружащий где-то на грани сознания, был настолько грубым, что даже шокировал его. Немного придя в себя, уже совершенно сознательно, Вильямс напомнил себе: «Установление нового порядка требует жестоких действий. В переходной период люди неуправляемы и легко обращаются к старым стереотипам. Повсюду в мире до сих пор имеются контр-революционеры, вредители, правые и левые уклонисты, оппортунисты…»

Бойкие, ничего не значащие слова, которыми режим называл своих противников катились по проторенным тропкам сознания Вильямса, пока сам он шел по коридору, затем спускался на лифте и по широкому проходу не приблизился к офису Третьего.

Там же он нашел Йоделла. Уже сам приход Четырнадцатого стал для хозяина полнейшей некожиданностью. Третий просматривал документы и внезапно побледнел.

— Я начинаю думать, что неправильно понял данные вами инструкции, сказал Четырнадцатый.

— Какие еще инструкции? — эхом отозвался Третий.

— Хорошо, тогда я сам попробую доложиться по порученному мне делу.

Бледность хозяина кабинета прошла так же быстро, как и появилась. Пожилой человек вскочил из-за стола.

— Нет, нет! — сердито пролаял он. — Ни слова. Все только между вами и Вождем!

— Все это очень просто, — начал было прибывший. — Я…

— Остановитесь! — вскрикнул Номер Третий и заткнул уши пальцами. — Вы в своем уме? Ни слова больше!

Его реакция была совершенно невероятной. Его глаза выглядели безумными, лицо искривилось в гримасе; он изо всех сил пытался взять себя в руки, но все было напрасно.

Вильямс сдался.

— Хорошо, хорошо, — сказал он. — Вы меня убедили. Я уже догадался, что вы к этому не имеете никакого отношения. И обещаю, что такого больше никогда не повторится.

— Было бы лучше, если бы подобное вообще не происходило, — услыхал он хмурое замечание. — А теперь возвращайтесь к себе и ждите, когда я сам позвоню.

Вильямс, хотя никогда и не служил в армии, вытянулся в струнку и отдал салют.

— Есть, сэр. Гарантирую вам, что больше ни одного прокола не произойдет. Я могу уйти?

— Да, идите.

Молодой человек повернулся на месте и вышел. Хотя внешне он держался и спокойно, внутри у него все кипело.

В его уме уже родилось страшное понимание ситуации: ведь я кое-что помню, во мне имеется некий фрагмент информации, подлежащей устранению.

На самом же деле он знал всю суть.

Около года назад, в течение нескольких минут Хигенрот показал такую силу, которая превышала всю мощь режима. За эти несколько минут весь мир был поражен образами, рожденными умом старого гения.

Вот она, самая суть…

Четырнадцатый шагал по блестящему мрамору пола. Все вокруг него служило возвеличиванию могущества и богатства: громадные лестничные марши, высоченные потолки, массивные светильники. Вильямс помнил, каким великим он чувствовал себя, когда его впервые пригласили сюда — сюда, в средоточие Вселенной.

Думая обо всем этом, он лишь мельком отметил появление отряда мужчин в форме, вышедших из бокового коридора, а теперь направлявшихся в его сторону. Рассеянное состояние Вильямса было прервано, когда до него дошло, что люди в форме остановились, преграждая ему путь. Четырнадцатый тоже остановился.

— Сэр, это вы Кротер Вильямс?

Спрашивающий был молодым человеком в капитанской форме.

После недолгих колебаний Четырнадцатый ответил утвердительно. Когда-то он тоже был таким же молодым как этот молоденький офицер, с блестящими карими глазами и розовым лицом.

— Мною получены инструкции, — сообщил молодой человек, — провести вас в некое место.

Вильямс не стал спрашивать, что это за место. Он лишь кивнул и пошел в шаге за капитаном, заметив, что полдюжины вооруженных винтовками молодых людей следуют за ними. Маленькая процессия прошла сквозь высоченную дверь под аркой. После этого они вышли в небольшой внутренний дворик. Вильямс не помнил, чтобы когда-нибудь бывал здесь. Это было пространство размерами три десятка футов на четыре, окруженное высокими стенами, нигде не было ни травинки, способной пробиться через брусчатку.

Молоденький капитан указал на одну из стен.

— Встаньте там, — приказал он.

Четырнадцатый медленно прошел на указанное место и так же медленно повернулся. Он увидал, что шесть человек выстроились в шеренгу и повернулись к нему лицом. После этого юноша вынул какой-то документ, глянул на него и произнес:

— Я получил приказ казнить вас.

Вильямс попятился, пока не ощутил спиной твердость стены. Стоя там, он лишь краем сознания улавливал читаемый офицером, как того требовал закон, приговор:

— Крупные ошибки… Недостатки в руководстве… Неопределенность занятого положения… Диверсионные акты…

Молодой человек сложил бумагу и сунул ее себе в карман. Затем он вскинул голову: выражение на лице злое и напряженное.

— Значит так? — спросил Вильямс.

— Так.

«Удивительно, — думал бывший член Верховного Президиума Земли, что еще несколько минут назад был четырнадцатым из самых могущественных людей планеты, — но ведь это самая правильная оценка сделанного мною, согласно реалиям Лильгиновской действительности…»

В течение девяти лет с момента назначения он прошел путь от молоденького и наивного дурачка через апологета диктатуры, через попытки хоть как-то исправлять положение, через дополнительные попытки добиться хоть какой-то рациональности. Только все кончилось тем, что сейчас он стоит перед расстрельным взводом.

Вильямсу казалось, будто ему еще предоставят последнее слово. Только вот говорить было нечего, и в его пользу никто ничего сказать не мог. Да и кто среди иных, чудом существующих, отчаянно хватающихся за жизнь, захочет слушать то, что он скажет про свои ошибки? Действительно, кому они нужны — последние сомнения Кротера Вильямса?

Бывший Четырнадцатый подумал: «Из-за этого типа — Лильгина — во мне не осталось ни капли правды. Ни одного мгновения я не прожил как человек самостоятельно мыслящий, с самого детства я боялся, что меня вот-вот скрутят и потому всеми силами старался вписаться в рамки извращенной реальности.»

Ни единой секундочки…

Когда пули ударили его, он тут же упал и свернулся на земле будто человеческий эмбрион…

«Ни секунды», — думал он, падая…

А может ему так только казалось.

VII

— Когда-нибудь, — с улыбкой сказал Ишкрин, — мы откроем, почему за последних восемнадцать лет самые лучшие ученые в области сообщений получили в свое распоряжение этот маленький город, построенный для нас в самом Дворце, и почему мы живем здесь по-царски… если исключить одну маленькую вещь.

Ишкрин был большеусым мужчиной около пятидесяти лет. В течение всей его речи юноша сидел молча и обедал, время от времени бросая короткие взгляды на дюжину, или что-то вроде этого, сотрапезников.

Никто из них не захотел говорить сразу же после этих слов.

— И что же это за исключение? — спросил новый за этим столом человек красивый парень, представленный Ишкрину и всем остальным только сегодня утром. Звали его Орло Томас. Его место за столом было первым с южной стороны.

Задав вопрос, Орло поднял голову. при этом он заметил, что сидящие за столом перестали есть и, улыбаясь, поглядели на него. несмотря на общую реакцию, юноша так и не понял, что замечание Ишкрина было сделано исключительно в связи с его здесь присутствием.

— Чтобы выйти отсюда, — стал объяснять Ишкрин, низенький мужчина, немного похожий своими усами и буйной прической на диктатора, Мартина Лильгина, — нам надо пройти через помещения Дворца…

— Ну?

— А это запрещено.

— Что вы хотите этим сказать? — До Орло только сейчас начал доходить смысл сказанного, и это можно было заметить по его глазам. Брови вопросительно наморщились в выражении крайнего удивления. — Ведь сюда я попал именно так.

Пожилой мужчина в своем коварстве усмехнулся еще шире.

— Запрещено, — повторил он.

Какое-то время Орло продолжал сидеть. В его голове кружили тревожные мысли. Повидимому его новые коллеги желают узнать, как у него с чувством юмора, вот что мелькнуло внезапно.

Парень неуверенно засмеялся. Потом, совершенно неожиданно, он оттолкнул тарелку с недоеденным блюдом. Совершенно бесцеремонно он отпихнулся от стола вместе со стулом, на котором сидел, вскочил на ноги и, не говоря ни слова, побежал по шикарной столовой, где стояло шесть дюжин столов, похожих на тот, за которым он только что сидел, к отдаленной выходной двери.

После того, как он ушел, единственными звуками, были отголоски бесед в других концах зала. Мужчины откинулись на спинки стульев. Никто из них не ел, все только перемаргивались в ожидании.

В конце концов, худощавый коротышка, занимающий седьмое место с восточной стороны, которого звали Анден Дьюреа и который был великолепным математиком, сказал:

— Только что мы стали свидетелями того, насколько сильно подействовала всего лишь одна наведенная мысль, и какую спонтанную реацию она вызвала. Он помчался проверять. Может так случиться, что, будучи молодым и дерзким, он даже осмелится выйти из нашего Коммуникативного городка.

Другой мужчина, Питер Ростен — третье место с южной стороны — спустя какое-то время лишь покачал головой.

— До некоторой степени, сэр, я уважаю ваши аналитические выкладки, тихим, терпеливым голосом сказал он. — Но лично я склонен настаивать, что мы только что были свидетелями действия не единственной мысли. Это событие вообще уникально. — Говорящий был среднего роста индивидуум с крепкими, мускулистыми руками. Его специальностью была электроника. Ростен обвел своими серыми глазами всех сидящих за столом. — Кто из вас, — спросил он, после того как вам сообщили, что вы стали своего рода заключенными, направился во Дворец, чтобы самому проверить, можно ли отсюда выйти?

Таких не было. Но эта мысль на какое-то время захватила всех и заставила немало поудивляться: «Удивительно! — А ведь это так. — Лично я воспринял это как факт, не требуя никаких объяснений. — А я, когда добрался до выделенной мне комнаты и увидал, какая она роскошная, просто обалдел. Поэтому я и не пытался делать ничего подобного».

— И, возможно, — продолжал Ростен тем же самым глубоким, убедительным голосом, — режим и вправду любит молодых, а может только желает, забывая при этом об отдельных личностях. Какое же преступление мог совершить только сегодня присоединившийся к нам молодой человек?

Ишкрин, слушавший все выступления с легкой усмешкой, сказал:

— Прошу прощения, Питер, но я вынужден вас поправить. В стране Лильгина нет преступников, есть только обвиняемые. Весь вопрос, в чем его обвиняют?

Ростен склонил свою большую голову.

— Поправку принимаю. В свою очередь, в моих словах нет повода для споров.

Костлявый тип, до настоящего времени молчавший — девятое место с северной стороны — которого звали Сэнди МакИнтош, веснушчатый инженер со скорее рыжеватыми, чем песочно-русыми волосами, живо заметил:

— Вы уже достаточно взрослые люди и знаете, что подобных нашему новичку молодых людей вовсе не мало. Когда им предъявлено обвинение, их жизнь уже не представляет ценности. Рассчитывают же лишь на громадную массу вечно молодых, которые нгичего не знают и не помнят никаких фактов — потому что никогда о них и не знали. Остаются лишь жалкие единицы, которых режим загоняет будто несчастных кроликов. О них чаще всего просто забывают, а если как-то и относятся, то исключительно плохо. — Он покачал своей морщинистой головой пятидесятилетнего мужчины. — Господи, этот тип так наивен и так подозрителен, что никак не сможет дойти до ума. Он только бьет и бьет, убивает и убивает. Удивительно! Но ведь если приглядеться, то можно представить, что он был младенцем, мальчуганом, подростком, юношей; было такое время, когда в нем имелись какие-то чувства…

— Все это было до того, как у него появился идеал, — сказал высокий, сухопарый мужчина — место пятнадцать с западной стороны — область его занятий тоже была связана с физикой: электромагнитные явления. Его звали Дэн Мэтт.

— Истину мы должны увидать в том, — заметил Питер Ростен, пожав могучими плечами, — что он сам, назло всем нам, своими руками создает новую цивилизацию. И, как говорят, для строительства ему понадобилось уже три миллиарда мертвецов.

— Сомневаюсь, чтобы он уничтожил более миллиарда, — как бы поправляя его, сказал Ишкрин. — Только вот что это за антинаучные рассуждения в нашем высоконаучном центре! — он прислушался. — Тссс, кажется это возвращается наш молодой человек.

Наблюдаемое всеми возвращение происходило неспешно. Юноша шел, волоча ноги и опустив голову. Похоже, что он глубоко задумался.

Во время этого путешествия назад к столу никто к еде не прикасался. Все просто сидели и глядели на парня, как будто у всех времени было вагон и маленькая тележка. Что, каким-то печальным образом, было для них правдой. Для них, что проживали в этом суперсовременном научном центре год за годом и лишь время от времени занимались каким-нибудь случайным делом.

С появлением нового человека все немножко приободрились, хотя был он до неприличия молод, чтобы находиться здесь, в этом научном городке. Возраст вновьприбывшего оценивался где-то между восемнадцатью и двадцатью годами. Местные обитатели не могли себе представить, чтобы он мог быть моложе. Румяное лицо подростка было красивым, будто девичим. Вот если бы новенький был девушкой, ей можно было бы дать лет шестнадцать-семнадцать. А раз уж он был парнем — значит лет двадцать.

Волнующим в появлении новичка было еще и то, что новенькие всегда приносили с собой свежие новости. Живущие здесь старожилы впитывали их в себя и прибавляли к уже имеющемуся опыту и образованию. И вообще, после подобного события группа всегда выходила из состояния интеллектуальной спячки, ко многим даже возвращалось хорошее настроение.

Орло опустился на то же место, которое занимал десятью минутами раньше, поглядел на улыбающиеся лица и покачал головой.

— Господа, — спросил он. — Не угодно ли вам узнать, что произошло?

Тут же раздалось несколько голосов протеста, которым подобные знания были ни к чему, но все свелось к одному: «только без излишних подробностей». Правда, это меньшинство тут же было подавлено остальными, требующими изложить все в деталях. От имени этого большинства высказался Ишкрин:

— Как уже было сказано, наш юный друг совершил неслыханную вещь. Так что хотелось бы узнать обо всем. Как повели себя охранники у дверей? Что они сказали?

Юноша рассказывал очень просто:

— Я прошел между охранниками и, не говоря ни слова, вышел из двери. Они не ожидали подобного. Когда я прошел по дворцовому коридору футов уже тридцать, меня перехватил офицер с двумя солдатами и силой заставил возвратиться.

— Но что они при этом говорили? — спросил Петер Ростен.

Орло улыбнулся. Похоже, что он уже оправился от своего потрясения и подчинился жадному стремлению этих взрослых людей узнать нечто новое о диктатуре. Поэтому, когда он продолжил, его голос звучал даже весело:

— Стоящий на посту офицер спросил у меня:

— Сэр, имеется ли у вас разрешение на вход во Дворец?

— Капитан, — отвечал я ему, — я вовсе не собираюсь идти во Дворец. Мне надо выйти на улицу.

— Но вам нельзя проходить через Дворец, — сообщил он мне.

— Ладно, — сказал я ему. — Покажите мне другой ход.

— Другого хода нет.

— Так вы хотите сказать, что я заключенный? — спросил я у него.

— Нет, но без разрешения выходить нельзя.

— Хорошо, к кому мне надо обратиться, чтобы получить такое разрешение?

— Только к Председателю Лильгину.

— Отлично, передайте Председателю Лильгину мою просьбу относительно такого разрешения.

— Прошу прощения, но я не уполномочен связываться с его превосходительством.

— А кто уполномочен? Тут есть кто-нибудь такой?

— Здесь таких нет.

— Тогда, выходит, я нахожусь в заключении?

— Нет, вам только надо иметь разрешение от Председателя Лильгина.

— А он что, никогда не посещает эту секцию Дворца?

— Нет.

— Так значит я все-таки в тюрьме?

— Нет, но я вынужден попросить вас оставить это место. вы мешаете проходу.

— Были и другие замечания, — закончил свой рассказ Орло, — но, как сами видите, я вернулся сюда.

Наступила тишина. Наконец, чрезвычайно полный мужчина с тринадцатого места по западной стороне — Сэмюэл Обер, цветная фотография и электроника сказал:

— Логика позиции офицера охраны непоколебима. По закону вы не заключенный. Вас не выпускают только лишь из-за отсутствия у вас разрешения. Будто не имеющий соответствующей программы компьютер он просто не включает вас в свои расчеты; он вас просто не воспринимает.

Неожиданно юноша улыбнулся:

— А что будет дальше?

— Вам предоставят комнату. — Говорящий был огромным, черным будто уголь мужчиной — место номер пять с восточной стороны; звали его Гар Юю, электромагнитные явления, секция биологии. — Обычно, — добавил он, — это происходит между тремя и половиной четвертого дня.

Ишкрин встопорщил свои огромные усы.

— А в чем вас обвиняют, — спросил он со своего места номер двенадцать по северной стороне.

На губах юноши появилась кривая усмешка.

— Меня ни в чем не обвиняют. Мне только передали, что меня сюда пригласили.

Все присутствующие побледнели. Обед был прерван еще раз. Раздались голоса: «Но ведь подобное невозможно! — Должно быть хоть какое-то обвинение! — Сказанное вами — неслыханно!»

Слов было гораздо больше, но многие из них потонули в общем гаме. Наконец вновь установилась тишина, и Питер Ростен спросил:

— И что же это было за приглашение? чем вы должны были заниматься?

— Об этом мне не говорили. Но однажды я уже как-то отказывался от предложеения начальства поработать на восточном побережье.

— Ага, — Дьюреа не скрывал своей радости, — картина начинает проясняться. — Маленький математик покивал головой, как будто все уже объяснилось окончательно. — В стране Лильгина от предложений не отказываются.

— А я отказался, — упрямо ответил Орло.

— Значит к обвинению добавят еще и это.

— Да нет, просто тогда я заявил, что не чувствую себя достаточно квалифицированным как человек, который уже занимал это место. Мне сказали, что судить им. а я ответил, что ради добра другого человека отказываюсь занимать место более компетентного специалиста.

— Во всяком случае, — усмехнулся Ишкрин, — в этом ты разбираешься.

— А что было потом? — спросил Дьюреа.

— Я продолжал заниматься своими делами вплоть до вчерашнего дня. А потом меня освободили от всех заданий и приказали сегодня утром явиться сюда, здесь же мне должны были предложить другую должность. Я спросил, что это за место? Администратор, который выдавал мне указания, не знал. Тогда я заявил, что оставляю за собой право отказаться и от этого нового предложения. он ответил, что это мое личное дело.

— И вас прислали сюда? — допытывался Дьюреа.

— Да.

— Тогда вас в чем-то обвиняют.

— Да нет же, — улыбаясь отвечал ему Орло. Похоже, что данная ситуация, все эти запутанные аргументы его даже развеселили. — Ведь это было бы просто незаконным. Даже самые заядлые критики Лильгина сходятся в том, что еще ни разу никто не был наказан, если перед тем ему не было предъявлено обвинение. Если вы настаиваете, будто такое обвинение обязано существовать, то оно не было мне публично предъявлено, а значит — оно тоже не имеет законной силы.

— Но, — запротестовал человек, до сих пор не принимавший участия в дискуссии — шестое место, восточная сторона, китайский астроном, которого все привыкли называть Джимми Хо, — каждый из нас попал в этот центр по какому-нибудь делу. Даже против меня семнадцать лет назад выдвинули обвинение. И с тех пор я нахожусь здесь.

— Да нет, ни по какому обвинению я здесь не нахожусь, — отвечал Орло. Он откинулся на спинку стула и глубоко вздохнул. потом резким движением он вскочил на ноги и оглядел сидящих за столом так, будто сам был лектором, а все присутствующие — его студентами. — Господа, — сказал он, — мне начинает становиться понятным, что вы впитали в себя все стереотипы, свойственные эпохе Лильгина; стереотипы людей, отнесенных к определенной замкнутой категории. Уменя же таких стереотипов нет. Короче говоря, все вы обязаны были оказаться в этом месте. Я же под данное соответствие не подхожу.

Первой реакцией его слушателей была усмешка, как будто всех развеселила самонадеянность этого пацана. Годы их странного здесь заключения выработали в них спокойствие, основанное на философии, несколько отличной у каждого индивидуума, но рожденной из мудрости, взращенной многими поколениями их предшественников. Их, во-первых, нельзя было оскорбить. А во-вторых, их отношение к тому, что внешне выглядело как нападение, было как к простому выпендрежу со стороны атакующего.

Сейчас же все они ожидали, когда кто-то из их числа выступит с достойным отпором. Но когда через минуту или даже более никто не заговорил (сам же Орло продолжал в это время стоять, улыбался и как будто тоже ожидал), удивленно отозвался один только Ишкрин:

— Дайте-ка подумать, ведь это же полнейшее оскорбление. Нам еще никто так не говорил, с тех пор, как всех нас собрали в этом месте. Но ладно, рассудите по-хорошему. Разве это не правда?

В ответ раздалось, поначалу несмелое: «Точно, будь я проклят. — Да, вы правы, такое случилось в первый раз. — Шутки шутками, но мы все чувствуем себя обманутыми!»

Когда прошла первая реакция, молодой человек все так же стоял возле стола, глядел на присутствующих горящими голубыми глазами и улыбался. Когда наконец стало тихо, он сказал:

— А могу ли я усилить критичность своего выступления?

Математик Дьюреа вздохнул:

— Уж лучше проглотить его философию за раз, одним куском, чем потом растягивать удовольствие на многие годы.

И он кивнул Орло:

— Ладно уж, валяйте.

Большинство присутствующих согласилось с этим, а Питер Ростен сказал своим обычным, спокойным тоном:

— Иногда, а точнее, прямо сейчас, человеческая мысль становится даже более важной, чем обычно. Он делает это для нас.

— Господа, — заявил Орло, — я собираюсь произнести перед вами небольшую речь. — И далее: — В человеческой эволюции наступит такое время, когда все уловки диктатуры по вылавливанию и использованию молодежи в своих целях уже перестанут срабатывать. Ваша ошибка заключалась в том, что когда вы сами были молодыми, вас тоже эксплуатировали, но вы этого не замечали. Вы успешно заняли те позиции, на которых находились старики вашего времени, и даже не заметили, что их понижение в должности было частью бесконечной системы, в которой какой-то человек использует безымянных молодых людей ради своих интересов. Потом вы и сами стали для этой системы старыми и слишком самоуверенными, но было уже поздно. Вы пустоголово играли свои роли, а следующая порция ничего не подозревающих юнцов уже была обучена, чтобы заменить вас и действовать против вас же.

Моя роль и моя судьба… — Орло поежился. — Я догадался обо всем, когда мне исполнилось пятнадцать лет. Через неделю после того, как я уже все знал, мне предложили заменить на ключевом посту человека, которому исполнилось тридцать два. От этого предложения я отказался, как уже вам рассказывал. Я тут же сообщил об этом всем знакомым своего возраста и разослал письма сотням ровесников, объясняя в них, почему так поступил. Большинство из них просто пропало, в этом я уверен. Кто-то мне не поверил, но я уже распространил свой яд. А что вы думаете? Вдруг хоть кто-то из этих молодых получателей подымет мой факел и понесет его дальше?

Уселся он так же резко, как перед тем вскочил.

— Их слишком мало, — заметил математик Дьюреа. — Запомните, этот человек убивает всех, кто для него опасен. Не только зачинщиков, но и любого, имеющего в голове определенные мысли или какую-то память. — Могло показаться, что он и сам чрезвычайно удивлен результатами своего анализа. Но окончательное решение выдаст мощь человеческого разума. Специфические идеи, не важно в чьей голове они появятся, приобретут убийственную силу. Но подобные личности, несущие в себе такие мысли, должны быть уничтожены — и не важно, сколько их будет.

— Но ведь подобные мысли есть и у вас, — стал спорить с ним Орло, — а вы все еще живы. Они есть и у меня, а мне до сих пор даже обвинение не предъявлено.

К пожилому математику вернулось его хорошее настроение.

— А мы здесь — особенная группа. Все мы специалисты в области систем коммуникации. Время от времени нам подкидывают на решение кое-какие прроблемы, но большей частью мы лишь напрасно тратим здесь свои таланты. Своими научными исследованиями мы искупаем свою вину. Правда, все они не представляют особой ценности в связи с потребностями отдельно взятого человека. Так что, вопрос в том, что… — И он замолк.

Раздвинув щербинку улыбки у себя на лице, Ишкрин спросил:

— Ну-ну, Анден, так в чем же вопрос?

Дьюреа поднялся из-за стола. Теперь он казался даже ниже, чем когда сидел. Выражение лица и поведение математика напоминали человека, которого только что посетила какая-то важная идея. Его глаза блестели, слова были отрывистыми:

— Господа, здесь мы находимся ради определенной цели. Все предыдущие наши разработки и задания были обманкой. Нам их поручали лишь затем, чтобы когда пришла пора для настоящей работы, мы действовали на надлежащем уровне, во всеоружии наших талантов. — он взволнованно повернулся к мужчине, сидящему на третьем месте с южной стороны. — Питер, расскажи им про то, о чем ты уже говорил мне. — И уж совершенно разволновавшись, он закончил чуть ли не криком: — Настоящая цель та, о которой уже упоминалось сегодня утром… Питер, ну скажи же им!

Вызванный им Питер Ростен вдруг очутился в центре внимания. Вообще-то, в этой теплой компании ученых он держался как-то скраю. Администратор городка, знавший его еще молодым человеком, не гнушался тем, чтобы поболтать с ним по телефону о том, о сем. И вот как раз во время сегодняшнего утреннего разговора чиновник и упомянул о новом проекте.

— Вы помните Хигенрота… — начал Питер Ростен.

И тут заговорили, казалось, все, не давая ему продолжить:

— О, нет! — закатил глаза кто-то.

— Господи, — взмолился другой, — только не Всепрроникающая Теория.

— Думаю, это Глюкен посунул нам эту работенку, — догадался третий. Да, это такая лажа, как будто мало того, что мы торчим здесь…

— Успокойтесь, господа, — стал упрашивать Ростен. — На то, чтобы расправиться с нею, нам дают шесть месяцев. Унас еще целая куча времени.

Взгляд Орло Томаса перебегал с одного лица на другое. Когда же стало относительно тихо, он спросил:

— Всепроникающая что?

Сэнди МакИнтош буквально взвыл:

— Нам только этого не хватало! Он даже не слыхал о ней! — Он махнул рукой. — Не бойсь, парень, в свое время еще услышишь.

Пухлый мужчина, номер третий с западной стороны, тоже поднялся из-за стола.

— Ладно, пойду-ка я в библиотеку да освежу свои знания по этой Всепроникающей Теории, а потом стану думать. Если нам поручат разбираться с ней, то всем нам было бы лучше подготовиться. А то мы не долго будем чувствовать себя королями.

И он вышел, даже не оглядываясь. Его уход вызвал самые различные замечания среди его коллег.

До сих пор упорно молчавший тип — место десять с северной стороны выкатил свои карие глаза к потолку и сказал:

— Короли… Запертые здесь уже восемь лет, как, скажем, я… Это больше похоже на рабство.

— Это еще с чем сравнивать, — заметил Ишкрин. — Говорят, будто сам Лильгин не выходил из Дворца уже двадцать лет.

— Но ведь он может, если пожелает.

— Так скажите самим себе, что вы тоже можете.

— Но ведь это будет неправда.

Ишкрин всплеснул руками и обратился к Орло:

— Вот видите, какие мы люди. То, что годится для диктатора всего мира, им, видите ли, нехорошо. Да, люди неисправимы.

Вся компания сотрапезников двинулась со своих мест и, обмениваясь различными замечаниями, направилась к выходу. В конце концов в столовой остались только Ишкрин и Орло. Пожилой человек глянул на часы, а потом спокойным голосом заговорил с юношей:

— Я бы рекомендовал вам отправиться в комнату для собраний и ждать тапм, покуда вам не предоставят комнату.

Орло откинулся на стуле. На его красивом, мальчишеском лице появилась тонкая морщинка.

— Я все время пытаюсь объяснить свое пребывание здесь по каким-то логическим меркам. И мне никак это не удается. А вам?

— Я еще не думал об этом, — ответил пожилой ученый.

— И я, пока слушал вас и всех остальных…

— У вас имеется научная подготовка?

— В некотором роде.

— Что это значит?

— Ну… — улыбнулся парень, — в каком-то смысле меня можно было бы назвать системным инженером.

— Почему вы сказали «в каком-то смысле»?

— Видите ли, я никогда не завершил ни одного курса. Если можно так выразиться, я углублялся в каждую научную дисциплину, за исключением будьте добры отметить сей пробел в моем образовании — за исключением коммуникационных систем. — Орло мотнул головой. — Так что, честное слово, я понятия не имею, что делаю здесь.

— Странно, — Ишкрин закрутил свои длинные, пушистые усы. — Ладно, не станем поддаваться иррационализму. Но, поскольку в стране Лильгина все стремится к полнейшей рациональности, реальность иногда заметить чертовски сложно. Так что, давайте, я подумаю и над этим тоже. — Он поднялся, невысокий и несколько настороженный. — Сейчас уже четверть четвертого. Вам лучше бы отправиться туда, где представители администрации смогли бы найти вас, не прилагая особого труда. Если хотите, я могу проводить вас в зал для собраний.

— В этом нет необходимости. Во время своих утренних блужданий я уже находил его. — Орло поднялся. — После ночного перелета я прибыл сюда рано и уже успел осмотреть ваш — ведь вы так его назваете, господа? — городок. Раз это будет мой будущий дом, я обязан знать, где находится самое основное. Но все равно, — юноша опять нахмурился, — мое присутствие здесь представляется мне совершенно нелогичным. Я был бы весьма удивлен, если бы мне и вправду выделили комнату.

В четыре часа вечера комнату ему так и не предоставили. Но, по некоторым обстоятельствам его, как и многих других молодых людей, это не слишком-то и обеспокоило.

VIII

Без одной минуты шесть, третий раз прийдя в офис администрации на первом этаже, Орло нашел там лишь сотрудницу, уже собиравшуюся уходить и закрывавшую дверь.

— Прошу прощения, — сказала она, выслушав его, — но у меня не было приказа выделить вам комнату. Может быть утром…

— А сегодня ночью? — запротестовал Орло. — Куда я денусь ночью?

— Прошу прощения. — Сейчас она забеспокоилась уже по-настоящему, темноволосая молодая женщина с большой грудью, пухленьким личиком и завлекательной фигурой. — Только не надо утверждать, будто это мои проблемы, — твердо сказала она. — Отойдите, пожалуйста, в сторону.

Орло медленно отступил к двери. Странно, но впервые за сегодняшний день он почувствовал, будто освобождается от какого-то неприятного чувства. «Ну конечно, — думал он, — это не ее проблемы. И действительно, зачем вообще превращать это в проблему?…»

И он улыбнулся девушке, когда та проходила мимо него.

— Я не слишком требователен, — сказал он ей. — Ладно, перекемарю где-нибудь на полу. Хуже будет, если это превратится в привычку.

Услыхав это, женщина остановилась. Похоже, его судьба ее даже в чем-то обеспокоила.

— В четверть седьмого я уже обязана выйти из этой части здания, быстро заговорила она. — После этого времени никто уже не может пройти отсюда через дворец без специального разрешения.

— Я понимаю всю железную логику данного распоряжения, — с деланым спокойствием заявил Орло.

Только девушка, похоже, его не слышала. На ходу, даже не обернувшись, она добавила к своим первым словам:

— Я к тому, что однажды, опоздав уйти вовремя, нашла кушетку в комнатке в самом конце коридора «Н».

— В следующий раз, когда вы снова задержитесь, — с улыбкой заявил Орло, — я с удовольствием присоединюсь к вам там.

— До свидания, — буквально вскрикнула девушка. — Меня зовут Лидла.

Она свернула за угол, и как-будто ее здесь и не было.

Орло медленно потащился в том же направлении, что и убежавшая девушка. Удивительно, но он был совершенно умиротворен, если не считать легкого удивления над собственным поведением. Как нехорошо получилось, что он так разволновался из-за этой неудачи с комнатой. Нужно быть уверенным, что уже никакая беда не подействует на него столь сильно… И действительно, зачем вообще превращать это в проблему?…

И он улыбнулся девушке, когда та проходила мимо него.

— Я не слишком требователен, — сказал он ей. — Ладно, перекемарю где-нибудь на полу. Хуже будет, если это превратится в привычку.

Услыхав это, женщина остановилась. Похоже, его судьба ее даже в чем-то обеспокоила.

— В четверть седьмого я уже обязана выйти из этой части здания, быстро заговорила она. — После этого времени никто уже не может пройти отсюда через дворец без специального разрешения.

— Я понимаю всю железную логику данного распоряжения, — с деланым спокойствием заявил Орло.

Только девушка, похоже, его не слышала. На ходу, даже не обернувшись, она добавила к своим первым словам:

— Я к тому, что однажды, опоздав уйти вовремя, нашла кушетку в комнатке в самом конце коридора «Н».

— В следующий раз, когда вы снова задержитесь, — с улыбкой заявил Орло, — я с удовольствием присоединюсь к вам там.

— До свидания, — буквально вскрикнула девушка. — Меня зовут Лидла.

Она свернула за угол, и как-будто ее здесь и не было.

Орло медленно потащился в том же направлении, что и убежавшая девушка. Удивительно, но он был совершенно умиротворен, если не считать легкого удивления над собственным поведением. Как нехорошо получилось, что он так разволновался из-за этой неудачи с комнатой. Нужно быть уверенным, что уже никакая беда не подействует на него столь сильно.

Надо улыбаться при виде всех этих надутых типов из Дворца, надо смеяться, видя своих несчастных коллег. Не хочу я навешивать на них еще и свои тяготы. А больше всего, не хочу быть бременем для себя самого.

Когда юноша дошел до поперечного коридора, эта мысль как раз пришла к своему логическому завершению. И здесь же он встретил идущего навстречу Ишкрина. Коротышка с русыми, похожими на моржовые, усами помахал ему рукой.

— Вас нашли? — спросил он.

— Кто?

— Офицер охраны с тремя солдатами.

Несмотря на все свое боевое настроение, Орло почувствовал в груди холодок.

— Они не говорили, что им от меня нужно? — спросил он, взяв себя в руки.

— Они только искали вас.

Глаза Ишкрина блестели.

— Если они это честно, — сказал Орло, потянувшись, — значит меня куда-нибудь да определят.

Он уже повернул было назад, но Ишкрин положил руку на плечо юноши и придержал его.

— Так вы не догадываетесь, из-за чего они могли бы приходить? — тихо спросил он.

— Скорее всего, — легкомысленно заявил Орло, — мне сообщат о том, что мне выделено какое-то помещение.

— Охрана никогда ничем подобным не занималась. И вообще, это уникальный случай, — Ишкрин сделал приглашающий жест рукой, и они пошли вместе, — чтобы охранники вот так приходили к нам и кого-нибудь разыскивала.

— Шикарно, — что еще мог сказать Орло? — Значит мы узнаем что-то новенькое. До встречи.

На сей раз Ишкрин уже не пытался задержать его. Он лишь крикнул, когда Орло уже сворачивал в боковой коридор:

— Ужин для нас, королей науки, подается в семь. Это на тот случай, если вы все еще будете здесь.

Юноша только махнул рукой.

Научный городок, по которому он шел и продолжал свое обследование, был сконструирован самым фантасмагорическим образом, совершенно не похожим на все то, что мог он видеть за свои двадцать лет жизни. Будучи от природы несколько упрямым и замкнутым — в противном случае он никогда бы не допустил тех действий, которые и привели его в это место странного заключения — Орло до сих пор даже не слишком присматривался к окружавшему ему великолепию. Юноша обращал на него внимание так же, как некоторые люди ведут себя, посещая музей, совершенно безразлично посматривая на экспонаты.

Но сейчас он стал вести себя иначе. «Надо попытаться, — размышлял он, — заставить свои мозги работать, так что и спешить не надо.» Так он и поступил, а вместе с этим начал внимательнее приглядываться к тому, мимо чего проходил. Трудно было придумать более фантастическое окружение, но оно как нельзя лучше соответствовало этому невообразимому месту.

Каждый коридор был около сорока футов шириной и футов пятидесяти в высоту. Мраморные стены были инкрустированы металлическими изображениями и надписями из металлических же букв. Все эти блестящие картинки и надписи, казалось, рассказывали чрезвычайно интересную и запутанную историю. Насколько Орло мог понять на этих стенах был представлен подробнейший отчет о развитиии наук о коммуникациях на Земле. Каждая схема и каждое устройство, придуманное человеческим разумом; все теории с сопутствующими диаграммами; выделенные жирными буквами изобретатели и развитие их открытий, представленное мелкими буквами и математическими формулами…

Тот переход, в котором сейчас находился Орло, представлял, естественно, лишь одну из граней истории науки. То, что он видел сейчас, напомнило ему все то, что он видел уже утром. Нельзя было сказать, все ли факты были представлены на этих стенах, но явной целью всех этих картинок и текстов была постоянная стимуляция воображения. Идея заключалась в том, чтобы найти между известными фактами новые, до сих пор неизвестные связи. А после этого могли бы родиться и новые идеи…

Внезапно внимание Орло было привлечено вот какой проблемой: Если вы являетесь объектом преследования, то есть два пути относиться к преследователям. Первый путь — бежать, уклоняться от подобной встречи. Второй — самому искать встречи с охотником. (Что вы станете делать с ним, когда обнаружите, зависит уже от обстоятельств.)

Разыскиваемый человек в каком-то смысле может служить иллюстрацией отношений между жизнью и смертью, так сам с собою рассуждал Орло, и это его даже развеселило. Жизнь можно было представить в виде кривой, поднимающейся от колыбели сначала вверх, а затем спускающейся вниз, к могиле. Находясь на подъеме этой кривой, практически никто не принимает в расчет старуху с косой. Но вот на нисходящем участке… ах, здесь можно было найти аналогию с тщательной синхронизацией. Рассуждая подобным образом, равно как и человек, ищущий укрытия от своих преследователей, на спуске жизненной кривой люди пытаются спрятаться в приемных у докторов, в больницах, в домах отдыха, аптеках или магазинах здоровой пищи.

С другой стороны, было известно, что храбрый человек идет прямо навстречу Смерти, а найдя ее, так запугивает и усмиряет, что заставляет ее отступить. А после того как победит Старуху, иногда проживает необычно долгую жизнь.

Вот оно, решил про себя Орло Храбрец.

Спустя несколько минут он вышел к широкому, ярко освещенному проходу, соединяющему научный «городок» с Дворцом. Орло неторопливо направился туда, где за высоким столом сидел офицер охраны. Юноша не упустил заметить, что рядом с комнатой для охранников стояли шесть вооруженных винтовками солдат.

— Лейтенант, — сказал молодой человек просто. — Меня зовут Орло Томас…

Он никак не мог ожидать реакции, которую вызовут его слова. Молоденький офицерик бросился к интеркому и затараторил:

— Капитан, мистер Орло Томас только что подошел к посту.

— Оставайтесь на месте и следите в оба. — Исходящий из динамика баритон, благодаря нуль-системе Хигенрота, звучал так естественно, как будто хозяин голоса стоял здесь же.

Пауза. А потом произошло странное событие. Орло уже повернулся, ожидая, что небольшая группа военных неспешно выйдет из какого-нибудь коридора прямо из «городка». Сюда, в фойе выходило целых пять подобных коридоров. И вот в среднем из них раздался шум шагов. Офицер с нашивками капитана чуть ли не бежал. За ним, стараясь не отстать, топали три сержанта.

Все четверо были возле стола буквально через пару секунд. Все они запыхались, но капитан даже смог сказать:

— Мистер Томас… ф-фуф… вы обязаны… идти за мной… уфф… во Дворец. Сюда, сэр!

Орло прошел в дверь, осознавая присутствие тяжело дышащих людей у себя за спиной. Через несколько секунд капитан, уже успевший справиться с дыханием, рванул вперед на несколько шагов, возглавил процессию и сказал:

— Надеюсь, вы не будете против, если мы прибавим шагу.

Он не стал дожидаться ответа, а вместо этого чуть ли не побежал.

— Надеюсь, что вы все же не против, — просопел он на ходу.

— Куда мы направляемся? — теперь уже запыхался и Орло.

— Вы приглашены на особого рода ужин, сэр. И там уже ждут.

— Приглашен… Это кем же?… Ф-фу…

Лишь после того, как он пропыхтел эти слова, Орло посетила невероятная мысль. Но он сразу же выругал себя за нее, потому что была она до невозможности глупой.

— Его превосходительством Мартином Лильгиным, — со священным трепетом произнес молоденький капитан, несмотря на всю скорость их передвижения. Но было и кое-что другое, может сомнение, которое Орло чувствовал и сам.

Больше уже ничего сказано не было. Все пятеро быстро направлялись вперед. Освещение, по мере их продвижения, становилось все ярче. Коридор расширялся. Внезапно они приблизились к месту, которое было видно уже издалека: поперечному коридору таких же великанских размеров. Здесь они повернули и замедлили шаг.

Орло отметил про себя, как подобрался капитан. И в самое время. Буквально в ярде-двух от поворота находился барьер — длинное заграждение, а за ним стол. За столом сидела дюжина типов в форме и с мрачными лицами. Все они были исключительно молоды, как и военные, сопровождавшие Орло, но у одного из них — молодого человека не старше двадцати-двадцати двух лет — были генеральские погоны. Среди одиннадцати других юношей — с первого же взгляда отметил наш герой — трое были полковниками, остальные же — подполковниками и майорами. Он тут же подсчитал и выяснил, что последних рангов было поровну: по четыре.

В то время, как Орло производил эти наблюдения, сопровождавший его молоденький капитан притормозил у барьера, за которым сидел генерал со своими людьми. Он отдал салют и доложил, как того требует устав:

— Капитан Рутерс. Сопровождаю мистера Орло Томаса.

Юный генерал поднялся из-за стола, то же самое сделали и его офицеры. Но лишь генерал отдал салют капитану. В течение всего ритуала его мрачное лицо оставалось таким же хмурым. Его серо-стальные глаза остановились на Орло.

— Мистер Томас, не откажите в любезности подойти к идентификатору возле прохода.

Орло подчинился с автоматической реакцией добропорядочного гражданина страны Лильгина, встречавшегося с подобными устройствами не одну тысячу раз. Не говоря ни слова, он протянул руку и сунул ее в отверстие устройства. Тут же раздался жужжащий звук: находящийся где-то далеко компьютер сравнивал что там имелось в его пальцах, кисти, запястье с записанными в машинной памяти образцами. Естественно, все тут же было распознано как индивидуум, вот уже два десятка лет известный под именем Орло Томас.

Загорелась зеленая лампочка. После юноша в столь высоком для его возраста чине махнул одному из своих людей:

— Майор Клюкс, открыть проход.

Получив приказ, молодой человек не старше самого Орло повернулся и по-военному четко подошел к барьеру, наклонился над ним, что-то сделал пальцами, и проход открылся.

— Проходите, мистер Томас, — скомандовал генерал.

Двигаясь будто автомат, Орло сделал шаг вперед. Майор тут же опустил барьер. И в этот миг наш герой заметил еще кое что. До сих пор его внимание было приковано к четким военным перемещениям возле стола и прохода, а все остальное находилось как будто в дымке. Теперь же он увидал: высокую стену с золотыми дверями.

Две двери. Высоченные. Широкие. Блестящие. И закрытые.

Тут же он осознал, что его беспокоит и что-то еще.

Из-за дверей доносились смех, крики и пение. Черт побери, такое невозможно было представить. Звук был приглушенным, но ошибиться было никак невозможно. Дикий смех, крики и хриплое пение.

Господи Боже!

Орло был настолько поглощен и ошеломлен замеченным, что до него не сразу дошло: спектакль у него за спиной еще не завершился. С этой мыслью он повернулся и увидал, что капитан Рутерс протягивает какую-то бумагу.

— Могу я получить вашу подпись, сэр. Подтвердите, что мистер Орло Томас в целости и сохранности доставлен в ваше распоряжение.

Хмурый генерал взял документ, подписал его, поставил печать и вернул обратно.

— Это все, капитан, — отрывисто сказал он.

Дальше все пошло, как предписано воинскими уставами: салют, несколько шагов назад, четкий разворот на месте. Сержанты, отступив на шаг, следовали за капитаном. Потом все они помаршировали вдаль по коридору.

— Сюда, мистер Томас… — голос генерал оторвал Орло от наблюдения проведенного с механической точностью ритуала.

Орло повернулся даже с чувством некоторого сожаления. От одной гипнотической сцены он перешел к другой.

Было ясно, что понимантся под «сюда»: в громадные золотые двери. Но и Орло был немало удивлен этим — его сопровождал один только генерал, оставив своих высоких чинами офицеров. Он без стука открыл дверь.

Прежде, чем Орло мог подумать, а к чему это может привести, его уже ошеломило все то, что он увидал и услыхал внутри.

IX

Почти у каждого в жизни случаются такие мгновения, которые отпечатываются в сознании с фотографической четкостью. Все окружающее фиксируется камерой мозга, вся сцена как бы застывает в самых ярких цветах, так что спустя какое-то время можно снова и снова, поминутно рассматривать ее в деталях.

Именно такой была и эта сцена.

Орло увидал перед србою небольшую комнату; небольшую только лишь сравнительно с другими помещениями. Но в высоту она была те же пятьдесят футов, что и коридоры.

Часть комнаты занимал стол, накрытый человек на тридцать, а больше ничего крупного в помещении не было.

И здесь же были люди — десятка три.

Понятное дело, что они не все орали, пели или смеялись. Во всяком случае, не все одновременно. Но издаваемые ими звуки творили в результате сущий бедлам.

На несколько секунд увиденное настолько потрясло Орло своей невообразимостью, что юноша, без кровинки на лице, даже не мог сдвинуться с места. В это же время он заметил, что каждый в этой небольшой группе — и почти каждый был источником шума — держал в руках бокал с цветной, прозрачной жидкостью. Ну, слава Богу, теперь-то ясно.

Все эти люди были пьяны.

И еще, здесь находились одни только мужчины. Куда не глянь, ни единой женщины. Прокламируемое равенство обоих полов, установленное законом, в этой комнате силы не имело.

Пьяные! Здесь, в самом сердце всепланетной власти, где каждый мозг обязан быть кристалльно чистым каждый час, каждый день и год за годом члены Верховного Президиума всей Земли были пьяны в стельку.

Орло узнал знаменитые лица: Мегара, Йоделл, Будун, Калер, Петерсон, Рокуэт, Фафард — представители народа. То один, то другой из этой супер-семерки постоянно делали важные заявления на телевидении. Все, сказанное ими, чиновники рангом поменьше обязаны были заучивать наизусть, потому что с этой минуты эти слова становились линией партии.

В пьяной компании можно было заметить и другие знакомые лица. Но все они на ступень или две стояли ниже первой семерки. Орло посчитал, что каждая такая ступень была шагом к анонимности. Взять хотя бы этого костлявого типа с орлиным носом, орущего какую-то песню: Сосатин? А вот этот толстячок с квадратным подбородком: Домало? Другие имена вообще ускользали из памяти: взять к примеру этого, Кас… Кас… а, черт с ним. Как бы его не звали, сейчас он скрипучим голосом спорил с каким-то мужчиной, ничерта не соображавшим от опьянения и оравшего во все горло.

Генерал потянул юношу за рукав:

— Сюда, мистер Томас.

Ведомый будто автомат этими словами, Орло буквально ввалился в комнату. Он не мог представить, что в его жизни случится такая минута, поэтому даже двигаться нормально не мог. А ведь в мыслях своих, включавших в себя острокритические, даже воинственные намерения, он представлял, что будет вести себя совершенно иначе, что он станет орудием ненависти и гнева.

Теперь же, после нескольких минут неопределенности его привели на эту невообразимую встречу с этой сворой крыс, массовых убийц и величайших преступников. Может его казнят? Подвергнут пыткам? Или тиран просто станет хлестать его по щекам? (А он сам будет только стоять, глотая слезы и ожидать, когда его убьют?) Заговорит ли он со мной или только кивнет и отвернется с безразличным видом?

Лавина событий слишком уж быстро обрушилась на Орло. Еще несколько минут назад, готовясь провести ночь свернувшись калачиком где-то на полу, он даже представить не мог, будто что-то еще способно так потрясти его. Но сейчас он был совершенно сбит с толку.

Его сознание было абсолютно затуманено, он двигался так же неуверенно, как и пьяницы, что находились в этой комнате.

Орло, пошатываясь, шел за генералом, прорезавшим размахивающую руками толпу. Юноша со своим сопровождающим обошли группу горланящих песни мужчинофицер в блестящей форме впереди, а Орло, шатаясь из стороны в сторону, далеко позади. Они шли, чудом уворачиваясь от размахивающих стаканами рук, направляясь от двух громадных голов пары низкорослых мужчин к третьей, нормального размера голове, сидящей на плечах еще одного маленького ростом человека.

У этого третьего типа были такие же моржовые усы как и у равного ему ростом коротышки Ишкрина. Но были и кое-какие отличия. Даже несколько отличий. В усах Ишкрина седые волосы смешались с каштановыми. У этого мужчины усы были черными как смоль. Все лицо Ишкрина было покрыто морщинами, выдающими его почтенный возраст. Лицо Лильгина было совершенно гладкое, кожа мужчины лет тридцати восьми — сорока. Только подобное было абсолютно невозможным.

У Орло не было времени на обдумывание того, насколько это было невероятно, или почему вообще такое было невозможным. Он лишь заметил, что диктатор был разодет будто денди.

В каком-то смысле это поразило юношу даже еще сильнее. Но были и другие потрясения. Он представить не мог, что великий человек настолько мал.

Так вот почему он не покидает Дворец уже двадцать лет…

Элегантность этого мужчины тоже была потрясающей. Он предстал настоящим щеголем. На нем был рыжевато-коричневый костюм самого новейшего покроя, правда, без карманов, но сшитый строго по фигуре.

Черные усы, черные волосы, моложавое, строгое лицо…

Он был красив.

И, наконец, самое большое изумление: этот великолепный низенький мужчина одарил юношу улыбкой, пожал руку и произнес своим знаменитым баритоном, в котором присутствовала мужественная хрипотца:

— Ну вот, с нами единственный на всей планете юноша, который еще достигнет вершин. Да, молодой человек, меня держат в курсе. Мы обязаны заботиться о таких. Но это потом. А сейчас…

Он отпустил руку Орло и хлопнул в ладони.

Гром!

О Боже, подумал Орло, у него в руках, должно быть, имеются какие-то контакты. Соединившись, они и порождают этот грохот из потолочных динамиков.

Последствия не замедлили сказаться. Все песни прекратились. Крики прервались на полуслове. Дикий хохот немедленно сменился тишиной. В мгновение ока пьяная компания превратилась в группу самых обычных гостей, направляющихся к столу.

Малорослый мужчина сказал Орло:

— Садитесь на красный стул прямо напротив меня.

И он указал пальцем. После этого он легонько подтолкнул юношу, и тот, хочешь-не хочешь, помаршировал вокруг всего стола на показанное ему место. Там он остановился, ожидая сигнала. Он стоял, потому что все остальные тоже стояли и ждали.

После этого маленький человечек уселся. Скорее всего, это и было сигналом. После этого в комнате раздавались лишь стук отодвигаемых стульев и пыхтение садящихся мужчин. Но уже после секундной передышки разговоры продолжились.

В этот момент Орло прилагал все усилия, чтобы выйти из состояния шока. Только мало что помогало. Он попросил сидящего справа мужчину передать ему какое-то блюдо, а потом спросил у сидящего слева:

— Здесь присутствует весь Президиум?

Трудно поверить, но, получив ответ, через пару секунд он его уже не мог вспомнить.

Несмотря на попытки вести себя смело, внутренности парня периодически сжимало страхом. Теперь Орло глядел на человека, сидящего во главе стола.

Как это получается, думал он, что одни коротышки становятся Ишкриными — который никогда и мухи не обидит — а другие становятся Лильгиными, чьи пальцы все время лежат на спускном крючке машины убийства.

Потом он попытался включиться в разговор, развернувшийся в ближайшем окружении Лильгина: что-то относительно крупных совхозов и новой политики, касающейся работающих там людей. Сам диктатор, похоже, был за введение на селе широкой автоматизации, но пожилой мужчина с мрачным выражением, будто приросшим к его лицу, настаивал на том, что некоторые индивидуумы, он называл их «Д»-типами, обязаны заниматься только лишь ручным трудом.

— Это вопрос поддержания дисциплины, ваше превосходительство.

— Возможно, вы и правы, — мягко отвечал ему Лильгин. — Но я часто думал и о том, чтобы ввести там более мягкую систему. Вы же знаете, что до сих пор так ничего сделано и не было.

Мужчина с хмурым лицом обратил его внимание на то, что подобная система, возможно, будет хороша для других работиков, но только не для категории «Д».

Орло неспешно ел. И с каждым проглоченным куском приходили все новые и новые мысли: «Что я здесь делаю? Что произойдет потом? Ведь это же просто невозможно, что я сижу за столом человека, которого ненавижу больше всего на свете, и слушаю его замечания, в то время, как другие кровопийцы требуют все новых и новых репрессий. Неужели Лильгин даст себя уговорить?»

А вместе с этими размышлениями в его голове копошились и другие: «Вдруг в самом конце ужина меня прикажут казнить? Скомандуют — он даже живо представил себе — встать к стенке… Куда можно сбежать, если такое случится?»

Орло уже заметил, что в столовый зал вели четыре двери: громадная входная дверь из коридора, через которую его самого привели сюда, и три двери поменьше, метра два высотой. Двумя из них пользовались официанты для своего быстрого появления и ухода. Так что для бегства, пришло в голову Орло, можно будет выбрать между кухонными проходами и неизвестной, четвертой дверью.

Понятно, рассчитывать на успешное бегство было бы глупо. Но ведь и у него самого не было ни малейшей причины находиться здесь, вот почему он так и фантазировал. В своих горячечных мечтаниях Орло уже видел, как он вырывается из столовой и мчится в глубины Дворца. Но там поисковые отряды быстро загонят его в угол…

Орло был совершенно поглощен своими невеселыми размышлениями, когда совершенно неожиданно — четвертая дверь распахнулась и оттуда появился одутловатый мужчина самого невероятного, фантастического вида.

Чужак был даже не совсем одет. На нем были красные шаровары и растянутая лиловая майка. У него было круглое лицо с коричневыми в пятнышках глазами.

— Эй, мужики, — громогласно заявил он. — Вот и я! Всем внимание!

После этих в чем-то даже оскорбительных слов сидящие за столом засуетились — за исключением разве что Лильгина, который не только не повернулся и не глянул на вошедшего, но даже не перестал жевать.

Незваный гость то ли наскочил, то ли навалился на стол справа от Орло. Драматическим жестом он поднял руку, устремив палец в диктатора, и совершенно бесцеремонно заявил:

— Эй, Лильгин, и что ты станешь делать с тем, про что я только что узнал?

Перестав что-либо соображать, Орло уставился на мужчину. Потом поглядел на сидящих за столом. После первых шевелений все уже совершенно успокоились, хотя, возможно, и были несколько раздражены. У одного из них на лице вообще читалось отвращение, но только у одного.

В конце концов уже Лильгин решил разобраться с ситуацией и покончить с ней. Какое-то время он еще посидел, ничем не выдавая своих чувств, а потом неуверенно сказал:

— Ну…

— Говори, давай, — скомандовал новоприбывший. — И нечего жевать усы.

— Кроско, я тут как раз уже собирался сказать, — начал Лильгин, — что кое в чем я, наверное, виноват. Только вот в чем, не знаю. Может ты подскажешь?

Орло расслабился. Внезапно он представил все происходящее как сцену из театральной постановки. Саму даже реплику Лильгина он, вроде бы, слышал раньше.

— Валяй, валяй! — не терпящим глупостей тоном настаивал Кроско. — Если надо будет подстегнуть твою память, у нас тут имеются подходящие инструментики…

Кому-то из сидящих за столом это показалось смешным, то тут, то там раздались взрывы хохота.

Кроско не обратил на них внимания.

— Так как там с сельхозмашинами для категории «Д»? — изъязвлялся он. Ты же не собираешься позволить этим правильным господам перещеголять самих себя в ложной уверенности, будто ты все делаешь на благо народа. Не собираешься жеты позволить им остановить себя в стремлении свершить правое дело?

— Должен сказать, — как бы защищаясь, ответил Лильгин, — что я чего-то не понял. Я всего лишь социальный инженер, делающий свое дело. Вот и все!

— Но ты, — упорствовал Кроско, — позволяешь этим палачам переубедить себя в правильном отношении к категории «Д».

— Мы пока всего лишь разговариваем, — оправдывался Лильгин. — Пока еще никакие решения не приняты. Были представлены самые разные взгляды…

— Ну ладно, а кто сегодня ожидает, что его пришлепнут? — продолжил Кроско. — Ведь каждый тут считает, что его. Вот он, самый главный вопрос… — Впервые он поднял голову и обвел взглядом всех сидящих за столом. на его лице появилась самодовольная ухмылка. — Что, господа, вы согласны со мной, что именно это самое главное? Кто из вас готов мчаться отсюда будто крыса?

Орло почувствовал озноб. Эти слова тут же заставили его вспомнить о своих фантазиях, про то, как его казнят здесь, на месте, сразу же после окончания пира. Но на него никто не глядел, во всяком случае, ничего подобного он не замечал. Тогда он наклонился к сидящему справа мужчине и прошептал:

— Кто такой Кроско?

Спрошенный даже не повернул головы, одними только губами он сказал то, что посчитал достаточным:

— Придворный шут.

Орло облегченно вздохнул. У него были довольно-таки туманные представления о том, кем в истории были придворные шуты. Но то, что он увидал здесь своими ясными голубыми глазами и еще более ясным своим умом было невообразимо! В условиях диктатуры Кроско был возможностью сказать вслух истинные мысли простых людей. Бессмертный Дурак осмеливался сказать такое, за что в иных условиях кто-то обязательно потерял бы голову.

Эти мысли все еще крутились в голове у Орло, когда комическое представление закончилось так же внезапно, как и началось. Лильгин хлопнул в ладоши. Эхо великанского хлопка скатилось сверху громом.

Кроско застыл на месте, потом начал клониться вперед. Его тело как бы одеревянело, глаза закрылись. Он вытянул руки вперед, как обычно представляют лунатиков. Потом повернулся на месте и, как лунатик или загипнотизированный человек, прошел к двери, из которой перед тем появился. Двигаясь будто робот он толкнул дверь, прошел дальше и скрылся из глаз. Дверь захлопнулась.

Все поднялись… Ужин закончился, подумал Орло и тоже начал вставать с места. Ему стало легче…

Но мысль ушла, не успев толком оформиться. Рука правого мужчины придержала его за плечо, не позволяя встать.

— Сейчас будет произнесен тост за вас, — пробормотал этот мужчина, среднего возраста и с довольно знакомым лицом. Повидимому, Орло мог видать его по телевизору как представителя правительства. Неясно было лишь как он смог дожить здесь до такого возраста.

Орло лишь удивленно моргнул. Мозги были окутаны какой-то пеленой. Он продолжал сидеть, как ему и было сказано.

Удивительный миг. Все лица повернулись к нему. Лильгин, сразу же напротив, тоже поднялся. Так вот зачем он сказал мне сесть именно здесь черные глаза диктатора, уставившись прямо на Орло, горели каким-то внутренним огнем. Пышные усы Лильгина пошевелились, а щербина рта под ними сложилась в улыбку.

Потом рот раскрылся шире и всем известный голос сообщил:

— Этот тост я поднимаю за нового члена Верховного Президиума, носящего звание Ученого Интеллектуала, и который будет отвечать за все в области науки и технологии. Его штаб-квартирой станет Коммуникационный городок. Я представляю вам… Орло Томаса!

И снова улыбка. Потом к губам прижался бокал. Как увидал окаменевший Орло, все тоже выпили и поглядели на него. Кто-то из них воскликнул:

— Слушаем, слушаем!

— Ну, — пробормотал стоящий рядом с Орло мужчина. — Отвечайте.

Те несколько секунд, в течение которых присутствующие пили за него, для орло означали завершение многотысячечасовой подготовки к единственной цели, которой он уже давным-давно посвятил себя — восстанию.

Поднимаясь из-за стола Орло постарался осознать, что это всего лишь часть игры, но он собирался играть честно, пусть даже сама игра будет продолжаться сутки или только час.

Самой гранью сознания Орло понимал, что данное предложение уже нельзя отвергнуть, потому что сейчас, пусть теоретически, но у него появилась возможность хоть как-то умножить те силы, что помогли бы в свержении режима.

Юноша почувствовал, что силы, а вместе с ними и решимость, вернулись к нему. Он улыбнулся, поднял свой бокал и сказал так:

— Господа, одна из самых сложных в этом мире проблем — это трудность выявить и сказать правду. По каким-то, не вполне ясным для меня самого поводам я чувствую настоятельную потребность говорить то, во что я верю сам. В настоящий момент я просто ошеломлен оказанной мне честью. Надеюсь, что те, кто удостоил меня этой чести, всегда будут готовы выслушать мою информацию в любой другой ситуации. Но пусть они знают, что я стану высказывать свое мнение лишь тогда, когда меня об этом спросят и лишь в ответ на специальные вопросы. Благодарю вас.

Он еще раз поднял бокал и коснулся губами его края. Потом улыбнулся и спросил:

— Хотелось бы знать, так где же я буду спать сегодня ночью?

Лильгин рассмеялся. Это стало знаком для всеобщего веселья. Волна хохота прокатилась вдоль всего стола. Когда она возвратилась туда, откуда началась, диктатор объявил, самым сердечным тоном:

— Мой юный друг и коллега, я поручил генералу Хентнеллу проводить вас в ваши новые апартаменты.

Он огляделся по сторонам.

— Все хорошо, господа. Жду всех вас завтра к ужину.

После этих слов задвигались стулья, и гости стали выходить из-за стола. Открылись громадные двери, и начался массовый уход. Орло глянул на свои часы: было 9:22.

Он и сам медленно направился к двери, высматривая Лильгина. Но диктатора уже нигде не было видно.

Не успел он удивиться этому обстоятельству, как чьи-то пальцы коснулись его плеча:

— Сюда, мистер Томас.

Орло обернулся. Это был тот самый молодой генерал, что привел его сюда.

— Это вы, э-э… — Орло задумался, — э-э… Хинтнелл?

— Да, сэр.

— Вы проводите меня до апартаментов?

— Ключ со мной. И, если можно так сказать, сэр, примите мои поздравления.

— Спасибо.

— Я проведу вас, — сообщил генерал Хинтнелл, — только до дверей. Такие я получил указания. Войдете сами и вступать во владения будете самостоятельно.

Как-то странно он об этом говорил. Во время всего пути вдоль по коридорам Орло молча переваривал его слова… «Черт подери, — думал он, снова он заставляет меня быть не в своей тарелке. Что там такого в этих апартаментах, что следует принимать во владение?»

Он продолжал молчать, пока они на лифте подымались на третий этаж и пока по широкому коридору не добрались до двери с золотыми знаками: С 28.

Мрачнолицый генерал остановился, и какое-то время они оба стояли, не двигаясь.

«Два молодых человека, — думал Орло, — практически одного возраста, но Хинтнелл уже генерал, а я член Президиума.»

Похоже, что подобная мысль в голову генералу не приходила.

— Дальше я уже не пойду, — сказал он и вытащил два маленьких металлических стержня, соединенных цепочкой серебристого цвета. Орло узнал в них электронные устройства определенного типа, которые сопрягались с индивидуально настроенными электромагнитными полями, с которыми мог действовать только лишь владелец подобного «ключика». — Это дубликаты, сообщил генерал. — Один где-нибудь спрячьте, а второй носите всегда с собой. Второй комплект достать будет непросто.

До Орло дошло значение этого замечания. Он понял, что ключи от этих апартаментов выданы самим Лильгиным, и что великий человек будет критически настроен к члену Президиума, теряющему такую мелочь как ключи.

Генерал повернулся. Его хмурое лицо оставалось таким же таинственным. Серые его глаза ни разу не моргнули. Крепкое тело держалось неестественно прямо. Без всякого предупреждения он отдал салют, развернулся на месте и помаршировал вдоль по пустому коридору.

Орло подождал, пока фигура в мундире не исчезнет за поворотом, нажал штифт сопряжения на одном из ключей и отпер замок.

Дверь же он приоткрыл ногой, очень и очень осторожно.

X

Первое, что увидал Орло, приоткрыв тяжелую дверь, это то, что внутри горел свет. И в этом имелся свой положительный фактор.

«Возможно, — подумал юноша, — здесь находится сам Лильгин, поскольку пришел в собственную квартиру… Если это так, то как может диктатор осудить молодого человека, так осторожно крадущегося в его личные дворцовые, так тщательно охраняемые покои?»

И он уже догадывался, в чем тут дело — все происшедшее было совершенно неестественным. Ведь правда, всему этому нельзя было найти разумного, логичного объяснения… Но все равно, Орло собирался войти, а там будь, что будет, потому что все случившееся не имело никакого смысла. Но с другой стороны (трусливо подсказывало сознание), а вдруг там сидит какой-нибудь чиновник, чтобы просто напугать или огорошить юношу. Что было делать?..

Подобные рассуждения, возможно, и подвигли бы к действию какого-нибудь храбреца. Но Орло не мог позволить себе действовать по их побуждению. Его суть была иной. Он все просчитывал. Просчитывал все известное и тут же вычислял процент риска. Глядя же сквозь дверной проем на внутренний интерьер, он просчитал фантастичность увиденного.

Подобной комнаты, которую можно было увидать отсюда, с порога, он не мог представить за всю свою недолгую жизнь. Вся мебель выглядела исключительно дорогой и богатой. Толстые, ценные ковры радовали глаз своими яркими красками. Юноша высчитал, что длина только видимой ему части гостиной была никак не меньше семидесяти футов. На заднем плане было громаднейшее окно.

Мне! Все это отдано мне диктатором всего мира. Почему?

Это вот «почему» могло оставаться с нашим юношей множество дней и часов, постоянно отвлекая его мысли, рождая подозрительность и веру в невероятное. И слишком долго это «почему» оставалось без ответа.

Поскольку никакого другого решения в воспаленном воображении Орло не намечалось, тем более, что его не было видно и в громадной комнатище, видимой с порога — молодой человек вошел вовнутрь.

Конечно же, сразу же за порогом он мог передвигаться исключительно на цыпочках, выглянуть из-за дверного косяка в другую комнату или подсмотреть через неплотно закрытую дверь… Только сейчас он уже чувствовал себя по-другому: раз уж я ничего не знаю о произошедших невероятных событиях, раз уж я не могу просчитать все последствия — то лучше взять себя в руки, успокоиться и воспринимать все по порядку, шаг за шагом.

Так он и поступил. Немного поколебавшись, Орло сделал свой первый шаг.

Вообще-то говоря, он уже приготовился увидать здесь Лильгина. И, потому что ожидал встретить низкорослого, элегантно одетого мужчину с черными волосами и черными же свисающими вниз усами, когда наш Орло увидал легко одетую девушку с длинными светлыми волосами, на то, чтобы осознать это, понадобилась целая куча времени.

Девушка, скрутившись в клубочек, сидела на богатом цветном диване справа от входа. На ней было платье, повторяющее цвет обивки. Принцип хамелеона в действии — будто желтая гусеница на желтом листке. И, конечно же, первое, что он вообще смог заметить — это ее, на удивление, розовощекое лицо (конечно же, не имеющее ничего общего с сухим листком).

А уже после этого он быстро заметил и все остальное.

Она что-то там сказала со своего места — повидимому, свое имя, чуть позднее догадался Орло — но сейчас он только стоял как вкопанный и пялился на незнакомку.

Неизвестно почему, но ее следующие слова были уже прекрасно слышны и понятны. А сказала она вот что:

— Меня спросили, не соглашусь ли я стать подружкой нового обитателя дворца. Естественно, я сразу же подумала, что отказываться было бы глупо. Так что, если вы не против, я останусь здесь.

В эти первые секунды Орло показалось, что девушка и говорит, и действует как провокатор. Но потом он снова поглядел на нее. На сей раз он заметил, что ей было, скорее всего, не больше чем восемнадцать-девятнадцать лет.

Сделав подобное наблюдение, наш герой повернулся и закрыл за собою дверь. Потом он подошел к стоящему рядом с диваном, на который девушка забралась с ногами, креслу и плюхнулся в него.

Его первое подозрение не было таким уж и невозможным. Девушка могла быть ушами и глазами диктатора, а впоследствии и свидетелем. Только вот возраст выдавал в ней просто еще одну глупышку. Она была, как и сам он, жертвой мрачных намерений самого безжалостного во всей мировой истории человека. очень скоро в ее милой головенке появятся запретные знания. А потом, пусть даже если она и останется невинной, что следовало из ее слов, или виновной, как он предположил сразу же и был убежден в этом, конец для нее будет один. Она была обречена. Продолжительность всей ее будущей жизни можно будет оценить в несколько недель, месяцев, но не более чем год. Ее судьбой была ранняя могила.

За сегодняшний день Орло уже неоднократно открещивался от самых страшных видений, так что сейчас ему было даже легко. К тому же, ему было даже любопытно.

— Как это проделали? — спросил он.

— Что?

— Как вас провели сюда? — Поскольку она делала вид, будто ничего не понимает, он продолжил. — Вы знаете того, кто провел вас в эти апартаменты?

— А, это! — Ее лицо прояснилось. — Меня вызвали в канцелярию комиссара — я там и работаю — сразу же после пяти и сказали…

— И вы с ними не спорили?

На ее милом личике появилась морщинка непонимания.

Орло продолжил:

— Ну, вы не сказали им, что ваше тело принадлежит только вам, так что не может быть и речи отдаваться какому-то незнакомцу…

Ее блестящие глаза застыли на его лице.

— Вы чего, немного не в себе, да? — даже обиделась немного девушка. — Я никогда не принадлежала самой себе с тех пор вышла из тумана детства и осознала себя членом своей первой группы. У нас была межконтинентальная организация — так нам сказали. Мы все были посвящены тому, чтобы ревностно служить людям. После того, как несколько раз я повела себя безразлично, поступая так, будто мои собственные желания гораздо важнее задач группы — и каждый раз после этого меня наказывали — я получила послание. Поэтому, когда мне оставался месяц до пяти лет я уже выработала в себе радостную улыбку и способность вибрировать в такт групповой энергии. После того я уже и не пыталась сопротивляться, быть в оппозиции к группе. Пусть я и размышляю, наблюдаю, делаю выводы, но веду себя так, чтобы это не противоречило заданиям и ожиданиям группы.

На тот случай, если их кто-то подслушивает, Орло выдал целый букет стереотипов:

— Большинство людей, став взрослыми, вступает в отношения сотрудничества со своими законодателями относительно оплаты труда, с женщиной или мужчиной по вопросам создания супружеской пары и с друзьями, с целью заключения товарищеских отношений. Свое поведение это большинство проявляет в быту и в общественных местах. Эти люди платят по счетам и тому подобное. Так отчего же, такому великому социальному инженеру как Лильгин, не оформить подобную массовую деятельность законодательно? С помощью подобного метода те индивидуумы, которые в обычных условиях стали бы диссидентами, тоже вынуждены были бы кооперироваться. А главной целью системы является снижение процента нарушителей общественного спокойствия.

Девушка испуганно уставилась на Орло. Ее глаза становились все шире и шире, и вот из за чего он мог увидать, какого они цвета: орехового. Но она не произнесла ни слова.

— Хотя, — продолжил Орло, — то, во что ты влипла, уже не соответствует законной групповой деятельности. Я уверен, что ты сообщила об этом в уличный комитет.

— Я сообщила им, когда забирала свои вещи, — ответила девушка. секретарь комитета даже выдала разрешение на вызов такси за счет комитета, чтобы меня доставили сюда. Она ни о чем не говорила и оформила все чрезвычайно быстро.

Орло откинулся в кресле, закрыл глаза и произнес:

— А как ты проникла на территорию дворца? У тебя был подписанный пропуск?

— А как еще?

— И что, охрана у дворцовых ворот только глянула на него и пропустила такси?

— Нет, такси остановилось у самых ворот и развернулось. Мои вещи вынесли и забрали на проверку. Их перебирали одна за другой вручную и с помощью этой… как ее?.. ну, ты понимаешь…

— Электроники?

— Да.

Орло открыл глаза.

— Я вижу, — усмехнулся он, — что девушка, которая даже не помнит такого слова — «электроника» — будет идеальной спутницей для такого как я типа. — Он тут же пояснил: — Меня готовили на что-то вроде научного наблюдателя. Я понемногу разбираюсь во всех науках, но ни в одной из них досконально.

— А я совершенно не понимаю в науках. За это меня даже выставили из школы. Все это из-за того, что я слишком рано получила послание, чтобы оно не стерлось, пока я не вступлю в решающий контакт.

В этот момент Орло как-то не пришло в голову спросить, чему же ее учили. Он только понял, что шокирован поведением того, кто руководил ее образованием и не признавал ее явного отклонения от нормы. Он вздрогнул. Н-да, с такой жизнью не поспоришь…

«Ладно, — подумал он, — вернемся к нашим баранам.»

— Следующий вопрос, — сказал он, улыбаясь. — А как ты проникла сюда?

— Меня провела доброволец-служащая.

— Горничная?

— Они называют себя добровольцами. Но вообще-то, так.

«Ну-ну, — цинично подумал Орло, — значит, ключи не такая уж редкая штука, как пытался внушить мне Хинтнелл. Похоже, что свой дубликат ключа можно оставить и ей…»

Только он не собирался делать этого немедленно.

Вслух же он сказал:

— Как ты посмотришь на то, если я скажу, что не доверяю женщинам, которые приходят к мужчинам в качестве проституток? И еще, а если я попрошу тебя уйти?

— Полагаю, что я уйду. Только, пожалуйста, не отсылайте меня прямо сейчас. У меня нет пропуска на ночное время.

— А, вот оно что, — разочарованно ответил Орло.

— А с другой стороны, — поспешно продолжила незнакомка, — я нахожусь здесь совсем не как проститутка. Я все так же продолжаю работать, чтобы иметь средства на свое содержание. За эту работу я никакой дополнительной платы не получаю. Поэтому я называю себя домоправительницей или хозяйкой дома. Надеюсь, что и вы воспримете это так же.

Это уже было явной просьбой. В ее голосе прозвучала вымаливающая нотка, которая тронула Орло.

— Ладно, ладно, — согласился он. — Ты будешь спать в спальне, а я устроюсь на ночь здесь, чтобы все хорошенько обдумать.

Не прошло и десяти секунд после того, как были произнесены эти слова, как девушка впервые за все время пошевелилась и начала разворачивать клубок своего тела. Орло с симпатией наблюдал за тем, как она выходит из своей скорлупы и спускает свои точеные ноги на пол.

— Здесь спать буду я, — твердо заявила она.

— Не смешите меня, — покачал он головой.

— В этих апартаментах расположение комнат таково, что в ванную вы можете попасть только через спальню.

Ее логика насмешила Орло.

— И что из этого следует?

— Мы можем сделать заключение, что интимные отношения между нами нежелательны.

— Мне кажется, — усмехнулся юноша, — что я все же смогупройти через спальню и не улечься там.

— Это вы так только считаете, — ответила на это девушка. — Вы меня прямо пугаете, сопротивляясь очевидному.

На это ему уже крыть было нечем. Просто у него было чувство, чито она все равно уже обречена на смерть, оставаясь здесь или нет. Но, возможно, если она уйдет отсюда завтра утром, то, может, еще и сумеет выжить. Он постарался отключиться от мыслей, и так уже затуманивших его усталые мозги, и сказал:

— Вижу, что вы уже успели осмотреться здесь.

— Ваши вещи уже находились тут, — сообщила девушка. — Я их распаковала и разложила по ящикам в спальне. А кем вы будете здесь? Чем-то вроде молодого народного представителя?

— Что-то в этом роде, — согласился Орло.

— В одном из ящиков с простынями были… ну, вы знаете…

— Что, электронные приборы?

Девушка быстро кивнула и вскочила на ноги. Выпрямившись, она была в высоту сантиметров 165 по сравнению с его 180. Повидимому, похожая мысль пришла им в голову одновременно.

— А мы, как мужчина и женщина, хорошо подходим друг другу.

— Вы говорите так, будто уже имели опыт. Лично я никогда еще не имел женщину.

— Я тоже никогда не была отмечена в подобном.

— Так вы девственница?

— Там, где я живу, если бы только заговорила с парнем своего возраста, меня тут же бы потащили на лекцию в уличном комитете относительно важности предупреждения перенаселенности.

Орло хмуро усмехнулся и заметил:

— Поскольку контрацептивы разрешены только для супружеских пар, что делать нам, если мы все же согласимся с существующим положением вещей?

— Перед тем, как я поехала сюда, меня послали к врачу. Он дал мне какие-то таблетки.

Когда же Орло заметил, что, по его мнению, эти таблетки вредны для здоровья, девушка вздрогнула. А когда он спросил, не приняла ли она их, только кивнула.

Потом она спросила:

— Так вы не желаете поглядеть на спальню?

— Пока еще не сегодня. Ну, разве что придется пройти через нее в ванную и взять все необходимое для своего дивана. А я дико устал. Не спал всю прошлую ночь, да и день получился длинным.

— Ой, бедненький! — засуетилась она. — Могу представить.

— Дайте мне пижаму, подушку и простыни. Я вижу, что тут три двери. Какая из них ведет в спальню?

Она начала показывать:

— Эта ведет в кухню. Здесь что-то вроде рабочего кабинета с библиотекой. А это… — девушка в цветастой накидке и слаксах побежала к третьей двери. Она открыла ее и придержала, пока Орло не прошел. Входя, юноша лишь беглым взглядом окинул великолепную обстановку. Не останавливаясь, он прошествовал прямо к следующей двери.

Следующее помещение как раз и было ванной с небольшим плавательным бассейном с подогреваемой водой, золотого цвета кранами, душем на двоих, двумя унитазами. четырьмя умывальниками, шкафчиками, рассчитанными на дюжину человек, и полудюжиной зеркал самого разного вида и размера. Пока Орло беспомощно стоял посреди всего этого блистающего и сверкающего великолепия, девушка достала пижаму, подала ему и сообщила, что постельное белье он может найти в диване, на котором она сидела. Не нужно ли что-нибудь еще?

Только после этого Орло стал приходить в себя. Он даже подумал, что, возможно, решит утром предложить ей остаться…

Утро. Часы сообщили, что уже без десяти восемь… Парень, пора вставать!

Орло выпутался из под простыней и сел на диване. Потом встал, взял свою одежду со стоящего рядом стула и направился через спальную комнату в ванную. По дороге он увидал, что белокурая девушка в двойной кровати тоже уже проснулась. Впечатление от ее широко распахнутых (от страха?) глаз преследовало его на всем пути. Раздеваясь, он все время пытался вспомнить, как же она назвала себя. Потом до него дошло, что, повидимому, это имя мелькнуло в самых первых словах, ушедших его внимания. И все-таки произошло нечто фантастическое. От этого мгновения амнезии в памяти, оказывается, остались какие-то звуки: Шала — нет, не Шала… Шанта?.. тоже нет… Вонта?.. Возможно, ее имя было в одном из этих слов?

Только сейчас было уже все равно. Он мог взять и спросить. И действительно, раз уж придется говорить про свое решение относительно нее, лучшего повода не придумать.

Орло принял душ, побрился, причесал свои непослушные волосы, надел привычную одежду и вышел в спальню, чувствуя себя чистеньким и аккуратно одетым, с легкой улыбкой человека, которого тяжело будет надуть, желая, чтобы это чувство с ним и оставалось.

Он остановился у кровати, глядя сверху вниз на милую девушку.

— Привет, малышка, — сказал он.

— Привет, — виновато ответила она, глядя на него широко раскрытыми глазами.

— Как тебя зовут?

Ее лицо озарилось пониманием ситуации.

— Ах, так вот чем ты так мучался?

— Ты неправильно поняла меня, малышка, — ответил Орло. — Я ничем не мучаюсь, у меня вообще нет никаких проблем.

— Меня зовут Шида, — сказала она и прибавила. — Значит, ты собираешься стать моим братом?

А она была даже шустрее и умнее, чем он представлял. Вопрос попал в самую точку, и было заметно, что она над ним долго думала.

— Почему ты об этом спрашиваешь? — удивленно спросил Орло.

— Раз ты станешь мне братом, трудно будет быть кем-то еше.

— Значит, ты считаешь, что это будет наилучшим решением? А я промучался почти всю ночь.

Она вскочила на постели.

— Так я могу остаться?

— Ты быстро все понимаешь, — усмехнулся Орло.

— Что есть, то есть. — И она стукнула себя по лбу. — Быстро догоняю. Ее милое, овальное лицо озарила лукавая улыбка. — Возможно, с твоими медленными мозгами и моими шустрыми, мы даже раскроем тайну человеческой природы.

Н-да, имеются типы, — думал Орло, — которые чаще всего раздражают, когда каждую минуту выпячивают свои достоинства напоказ. И, возможно, как раз такой образчик мне и достался… Но вслух он сказал:

— С чего это ты взяла, будто я тугодум?

— Ты ведь сам говорил, что думал почти всю ночь. Зачем так долго?

— Человек с таким шустрыми мозгами как у тебя, — съязвил Орло, — уже давным давно догадался бы и сам.

— Прошу прощения, братишка, что я тебя рассердила. В будущем я постараюсь вести себя более по-сестрински.

— Хорошо, — оветил Орло и отвернулся от девушки. Он прошел по комнате, даже не повернувшись. Но оставалось впечатление…

XI

Орло вышел в богато изукрашенный коридор и закрыл за собой двери. Нельзя сказать, что он сознательно медлил, но мысли в голове, и вправду, как будто забастовали. В течение всей этой умственной паузы он совершенно не обращал внимания на окружающее. Хотя, пусть даже и не сознательно, но он отметил, что блестящие мраморные стены коридора были не шире лестниц футов тридцать, если сравнить с сорока футами на первом этаже. Вот что его потрясло по-настоящему, так это длина коридора — тысяча футов, не меньше, в одну сторону, и четыреста в другую, если идти к лифту.

Но это наблюдение его уже не волновало. Он вроде бы даже привык к здешним гигантским размерам. Его тревожило другое: что будет дальше?

Идя по коридору, он мрачно размышлял над тем, как бездарно растратил предыдущие двенадцать часов. Самое продуктивное время было выброшено на мысли, будет ли для Шиды лучшим остаться (хотя и так было видно, что, скорее всего другого способа спасти ее и не существовало до тех пор, пока он сам твердо не станет на ноги), поэтому у него не оставалось даже минутки, чтобы поразмышлять над тем, что произойдет с ним самим.

Вот так Орло и плелся по дворцу, пытаясь обнаружить смысл в происходящем. Он был почти совершенно выбит из нормальной колеи. Еще пару дней назад он находился в тысячах миль отсюда, готовясь драться с существующей системой. Он был маленьким винтиком, борющимся за то, чтобы сплотить вокруг себя таких же незаметных людей, отыскивая их в безбрежном людском океане.

Он был уверен, что еще в свои пятнадцать лет вычислил все те грязные методы, с помощью которых всемогущий Лильгин использовал никому неизвестных подростков для борьбы с геронтократией, заменяя несмышленышами замешанных в темных делишках стариков, а тех отправляя в расход. Через несколько лет уже эти молодые могли быть сменены по тем же самым причинам, но лишь потом, совершенно внезапно до него дошел весь дьявольский смысл этих действий.

Но все эти мрачные предчувствия Орло были бы еще страшнее, если бы он мог знать, что вчера на ужине он встречался не с самим Лильгиным, а с его основным двойником, Альтер Эго. сам диктатор не выразил желания встретиться с Орло Томасом. Величайший из Гениев считал, что неопытный и ни о чем не подозревающий юноша не узнает правды за те три дня, которые остались до его двадцать первого дня рождения.

Двадцать один год после рождения — это была самая предпочтительная дата, выбранная компьютером на основании самых тщательных наблюдением за ним с самого момента появления на свет. Именно в это время ожидался решительный момент, момент истины. Все делалось согласно единому замыслу: предложение о повышении в должности, ожидаемый отказ от повышения, реакция начальства на этот отказ. Шаг за шагом, день за днем, мгновение за мгновением остававшиеся у жертвы семьдесят два, три или четыре часа могли прослеживаться по каждому движению или слову. Самого Орло все время подслушивали и следили за ним, девушку прослушивали, каждого человека, который мог говорить с ним, прослушивали; его квартира была напичкана подслушивающими и следящими устройствами. Выхода не было. А после того, как секрет Всепроникающей Системы стал бы известен, его ожидала немедленная смерть.

К несчастью, около двадцати двух лет назад Хигенрот решил, что будет очень сложно запрограммировать в человеческий эмбрион еще и историю с Альтер Эго. Поэтому эту тайну, равно как ряд других трудностей разумный юноша должен будет решить сам — так давным-давно постановил Хигенрот, потому что у него не было выбора.

Когда вызванный Орло лифт остановился, в кабине уже был приятного вида мужчина. Он выглядел лет на сорок и был из тех, кто вчера присутствовал на ужине. Он улыбнулся, кивнул юноше и сказал:

— Ну-ну, гляжу, вы высоко взлетели.

— Что вы имеете в виду? — На какое-то мгновение орло был совершенно сбит с толку.

— Я только что был наверху, встречался с Хозяином. И сейчас, возвращаясь к себе, на свой этаж, я узнаю, ято вас разместили на третьем этаже, — объяснил мужчина. — Чем выше этаж, тем выше ваше положение, престиж, тем шире виды. За пятнадцать лет службы я добрался только до второго этажа.

Наконец и Орло улыбнулся.

— Я еще не успел оглядеться. Внимание было слишком рассеяно. Возможно, мы говорим о разных вещах…

— Ну, а как она, понравилась? — спросил старший с особенным оттенком в голосе.

— Как вам сказать… — неуверенно начал было Орло.

Мужчина не заметил или, что было на самом деле, притворился будто не заметил колебания. Улыбаясь во весь рот, он сказал:

— Впрочем, было бы даже излишне спрашивать. Повидимому, Хозяин знает, где находятся самые красивые на всей земле женщины. Он правильно предположил, что большая их часть желает находиться поближе к центральной власти, чтобы уже здесь выбрать самую подходящую для себя роль. Думаю, что он безусловно прав в этом. Все предоставленные для меня девушки очень быстро понимали, что от них требуется.

В этот момент кабина лифта остановилась, и дверь бесшумно откатилась в сторону.

— Могу ли я спросить у вас, сэр, — быстро перебил старшего мужчину Орло, — как вас зовут? Прошу прощения, что я вас не знаю. Ваше лицо мне знакомо, но…

— Да какие там еще извинения, — с улыбкой отвечал тот. — Всех знать и невозможно. Член Президиума Элдит Эптон.

Представившись, он слегка поклонился, вышел и скрылся из виду.

Орло же вышел из лифта гораздо медленнее. Он не мог знать или хотя бы представить, что эта встреча была не случайной. Основной ее целью было прощупать его и воздействовать на сознание: Ах, парень, как высоко ты взлетел, апартаменты на третьем этаже! Эти восторги должны были задурить юные мозги, отобрать остатки здравого смысла.

Семя было брошено, а он даже не заметил этого.

Когда Орло проходил по первому этажу, из-за этой «случайной» встречи он ставил ноги уже не так уверенно, как раньше. Его мысли, совершенно внезапно, опять вернулись к реальности. Член Президиума распознал в нем коллегу. По каким-то причинам диктатор благоволил к нему. А наверху осталась девушка с острым язычком и телом, сложенным из роз и орхидей.

«Почему бы мне, кипя энтузиазмом подумал он, не отправиться в Коммуникационный городок? И сразу же выяснить, можно ли мне войти в него, а потом выйти. А между делом осмотреться и выяснить, действительно ли там находится моя штаб-квартира. Ведь Лильгин говорил об этом со всей определенностью. Возможноб все это действительно окажется правдой».

Но вместе с этим в нем уже была какая-то иная цель. Другое место, куда следовало пойти, где уже следовало быть. Как вдруг все эти неосознанные потребности… застопорило… и они исчезли, прекратив свое существование. Все действия, поведениеб сам смысл существования стали фальшивыми.

Но юноша чувствовал себя превосходно.

Член Верховного Президиума не мог передвигаться по Главному правительственному зданию анонимно, неузнанным. Орло не знал об этом, но во время ужина, когда за него поднимали тост и когда он отвечал на него, его снимали скрытыми камерами. Весь ход событий транслировался внутренней телесистемой, так что его видели все работающие во дворце.

На первом этаже повсюду были люди: военные и гражданские. Понятно, что здесь не было простых солдат, если, конечно, не считать охраны возле дверей. Те же, кто ходил по фойе, были обряжены в дурацкую униформу, предписанную «вооруженным слугам народа». О ранге каждого из них говорили погоны. Всего за три минуты Орло отдали салют три генерала и куча меньших по званию (но тоже могущественных) военных. Каждый из гражданских лиц, и мужчины, и женщины, когда Орло проходил мимо, внезапно начинали суетиться, затем кланялись и шли дальше.

Так что к тому времени, когда Орло направился по знакомому коридору в то место, где дворцовые помещения соединялись с Коммуникационным городком, он уже совершенно не был удивлен тому, что, увидав его, охранники вытянулись по стойке «смирно». В ответ на его вопрос офицер только отрапортовал: «Так точно, сэр!», а в ответ на пожелание: «И прекрасно, сэр! Я выделю взвод, чтобы провести вас, сэр!»

Через пару минут, двигаясь вместе с группой сопровождающих его солдат, Орло встретил двух вчерашних сотрапезников по столовой для ученых. Когда он вчера встретился со всеми, то смог запомнить имена Ишкрина, Питера Ростена и Андена Дьюреа. Правда, он помнил, где сидели эти двое, повстречавшиеся ему сейчас, но ни имен, ни кто из них чем занимается, восстановить в памяти не смог. (А это были: рыжеволосый МакИнтош и чернокожий биолог Юю, и сейчас они перегораживали проход.)

Орло никак не мог представить, как должно представляться его положение стороннему наблюдателю. Ему и в голову не могло прийти, что для этих двоих он выглядел, будто его конвоируют силой.

Он только заметил, как эти двое остановились. От изумления у них глаза полезли на лоб. потом они глянули один на другого. В этом взгляде, поскольку действовать нужно было очень быстро, было взаимопонимание, которое вырабатывается только за годы долгого общения.

Дело в том, что на всех участников вчерашнего обеда молодой человек произвел самое приятное впечатление. И эти обреченные люди, без толку прожигающие здесь свои таланты и жизни — во всяком случае, так думал почти каждый из них — еще вчера глядели на его юное лицо и дивились блестящему уму. и им было жалко, что такой молодой и способный юношапопал сюда, к ним. Попал же он в секретный центр, где каждый узник еще таил в себе то, что осталось от борьбы за личное понимание жизни.

Вполне возможно, что если бы случайно встретившие орло люди были посредственными личностями, то ничего бы и не произошло. но ведь они не были такими. Здесь находились исключительные, выдающиеся ученые. В Коммуникационном городке содержались высококлассные специалисты. Они умели думать, но умели и действовать.

Но сейчас двое из них не очень-то думали. Только чувствовали. И это было чувство мгновенного побуждения к действию, уже многие годы подпитываемое яростью и решимостью проявить ее. Эту решительность можно было бы объяснить тем, что каждый человек в экстремальной ситуации готовится защитить себя. И когда наши двое ученых понаблюдали за юношей, они решили, что он готов сражаться.

— Это уж слишком для меня, — сказал Юю. — Я не выдержу.

— Ах, сукин сын… — прибавил МакИнтош.

Они обменялись только этими двумя таинственными фразами. после этого каждый из них достал — только это и сохранилось впоследствии в памяти Орло — что-то из укромных мест своей одежды.

Когда же их руки появились на поверхности, в тот же миг совершенно рядом Орло почувствовал настоящий тепловой взрыв. Когда он беспокойно повернулся, идущий впереди него офицер издал страшный крик. Его вопль был заглушен грохотом нарастающего огненного вала. Орло поспешно отскочил, потому что находиться в пяти футах от пламенной лавины было абсолютно невозможно; даже в десяти футах чувствовался опаляющий жар. Когда же огненный клуб откатился по коридору футов на пятьдесят, он обнаружил, что стоит рядом с двумя учеными и рассматривает последствия. А поглядеть было на что.

Он сразу же заметил, что четверо сопровождавших его солдат лежат на полу и бьются в судорогах, напоминающих, скорее, агонию. но что бы они там не испытывали, это уже никак не могло сравниться с тем, что пережил лейтенант, когда мрамор пола, по которому он шел, превратился в преисподнюю.

Через минуту огонь погас, оставив после себя лишь кучку пепла. Там, где лежал лейтенант, сейчас курилась лишь слабая струйка дыма. Через мгновение солдаты тоже перестали дергаться, застыв на полу.

— Ты уж извини, малыш, — сказал юю, — что мы впутали тебя во все это. Но когда мы увидали, как тебя ведут под конвоем, это уже было слишком…

Таким образом, совершенно не желая того, Орло узнал о них правду. Но рассказывать им сейчас о себе было не время.

— Каким-то образом они должны связываться со своим постом, предположил МакИнтош. — А раз сигнал прервался, как это случилось минуту назад, кто-нибудь может направиться сюда. Что теперь делать? — Похоже, он совершенно отказался от идеи сопротивления.

— Тебе их как приготовить, — спросил чернокожий, — разложить на молекулы или просто поджарить?

— И то, и другое весьма жестоко, — прозвучал ответ. — А как собираешься умереть ты сам?

Орло глубоко вздохнул и даже немного пришел в себя.

— Погодите, — поспешно заявил он. — А почему бы вам двоим просто не пойти к себе? Сейчас у нас нет времени на драматические жесты. А потом решим, что нам делать.

— Потом, — печально сказал МакИнтош, — решать будут они. — Можно было подумать, что он окончательно сломался. — Смотри. Твою вечную свободу мы можем дать тебе прямо сейчас.

Оба ученых находились в мрачном, подавленном настроении, поэтому Орло торопливо заявил:

— Я собираюсь быть сегодня у вас на обеде. Приходите туда, и мы поговорим. А сейчас уносите ноги.

Те все еще колебались. Но по лицам можно было заметить, что в глубине души затеплилась какая-то надежда. Орло схватил обоих мужчин за руки и буквально пинком заставил их двигаться.

— Бегите, пока они еще не пришли, — прошипел он.

Это подействовало. Оба ученых скрылись.

Тишина.

Орло стоял в коридоре рядом с пятью мертвыми. Он попытался обдумать свое поведение, когда нагрянет спасательная команда. На это можно было затратить целых полторы минуты: в пролете показался бегущий, сломя голову, капитан, за ним топало шестеро солдат.

Наблюдая за ними, юноша отметил совершенство системы тревожного оповещения. Но он уже был готов к встрече. Орло скомандовал капитану и, конечно же, солдатам:

— Я требую предоставить мне другую группу сопровождения. Трупы убрать. Пока не будет создана комиссия по расследованию — никому ни слова.

И это было, как понял он в порыве вдохновения, самое верное решение. Буквально через пару секунд он уже продолжал свой путь. На сей раз его вел капитан и трое из прибывших с ним солдат. Но проблема, что нужно сделать для достижения главной цели, осталась.

XII

Идя дальше, Орло понял, что теперь у него появилось две проблемы. И первым было то, что он никак не мог прийти в себя после потрясения.

«Ладно, подумаем об этом попозже», — уговаривал он сам себя. Потому что вторая проблема — что делать с убийцами — требовала немедленного решения. Нужно было сделать хоть что-нибудь. Только вот, что?

Потом некоторое время Орло взвешивал в душе весьма опасные вещи: например, может ли член Президиума относиться к этому так спокойно? Но больше всего будоражила такая мысль: сможет ли данное им распоряжение заставить капитана не докладывать по начальству о случившейся беде?

И то, что он проигрывал про себя, тоже заставляло его беспокоиться. а вдруг ученые где-нибудь проговорятся, допустят прокол. Ведь на посту охраны их могут проверить, даже обыскать… Ладно, ладно, лихорадочно кружили мысли, спрошу у кого-нибудь… позвоню… Кому?

Все зависело от того, как повернутся события. И как раз в этот момент он со своими сопровождающими повернул за угол. И здесь, прямо по ходу была открытая дверь. Она вела в большое, ярко освещенное помещение, похожее на главный зал огромного офиса.

Но с близкого расстояния можно было заметить, что это не одно большое помещение, но целая анфилада комнат, разделенных прозрачными стенками, немного не достающими до потолка. В каждом таком отделении было по три-четыре-пять человек. Соединявший все комнаты коридор проходил мимо скопления столов, шкафов, счетных и пишущих машин, перед, за и рядом с которыми сидели люди.

Орло поглядел на это столпотворение, потом глянул на офицера, который привел его сюда.

— Это здесь? — спросил он.

— Это ваша штаб-квартира, сэр. Тут где-то есть мистер Байлол, администратор. Позвольте, я найду его.

— Я сам поищу его, — ответил Орло. — Можете возвращаться на свой пост.

Он глядел, как маленький отряд браво марширует обратно. Мгновением позже, когда молодой человек уже направился было по центральному проходу, дверь в дальнем конце коридора с грохотом распахнулась. Оттуда выскочил высокий худощавый мужчина и понесся вперед. У него было гладкое лицо со здоровой кожей и большая лысина на голове. Совершенно запыхавшись, он подбежал к Орло. Он немного походил на всех тех счетоводов, с которыми юноше довелось встречаться за время своей работы после окончания колледжа.

— Мистер Томас, — он едва переводил дух. — Меня предупредили только сейчас… Так что примите мои извинения за то, что я не встретил вас у самого входа. Меня зовут Байлол, ваш заместитель по административной работе. Позвольте, я покажу вам, что здесь и к чему…

Орло, конечно же, соблаговолил дать такое разрешение.

…Вопрос (ведь кто-нибудь может задать его): Какой величины канцелярию предоставите вы человеку, которому осталось жить два-три дня? Ответ: Если ему двадцать лет от роду, и вы хотите совершенно задурить ему голову, дайте ему гораздо больше того, чем он может надеяться, и обязательно включите какое-то пространство для расширения, как будто бы у жертвы имеется какое-то будущее…

Орло проходил из одного отделения в другое, пытаясь сразу же ухватить идею каждого из них: физика, математика, электроника, фотография, биология, астрономия, ракетная техника, транспорт, машиностроение, энергетика… Внезапно он попал в совершенно пустое отделение.

— Через несколько дней здесь тоже будут люди, — объяснил мистер Байлол. — Насколько я понимаю, по новому проекту.

— Понятно, — кивнул Орло, лихорадочно пытаясь вспомнить, что это может быть. Вчера на обеде о нем упоминалось. Вот только он ничего не мог вспомнить, кроме… — Хигенрот, — вылетело слово.

— Всепроникающая Система, — усмехнулся худой мужчина, энергично потирая свои длинные, тонкие пальцы.

Орло показалось, что следует вести себя так, будто он все знает. Но про себя ему было ужасно стыдно, и он подумал: «Ну зачем притворяться, если я даже понятия об этом не имею…» Но вслух, уверенным голосом он произнес:

— Чуть попозже мне хотелось бы ознакомиться со всем этим делом.

Байлол расцвел:

— А мы уже предусмотрели это, так что краткий отчет уже подготовлен. Но, конечно же, — тут улыбка с его лица исчезла, — сотрудники вашего секретариата сделали лишь то, что смогли. На окончательном этапе, — как бы извиняясь, сообщил он, — источником данных для вас станут уже ученые.

Орло кивнул, одобряя это «конечно». В этом жесте было еще и одобрение того, что все члены секретариата находятся в его распоряжении. Тут же присутствовало осознание того, что вся канцелярия со всем имеющимся здесь оборудованием тоже находится в его руках

.

Эта заключительная мысль пришла ему в голову, когда он стоял в одном из отделений. Любопытство перекрыло слабенький сигнал тревоги, прозвучавший где-то на самом краю сознания.

— А что в этих шкафах? — спросил он.

«Во всяком случае, — решил он, — вовсе не умаляет значение моей власти.» Молодой человек подошел к шкафу и вытащил папку. На ней была надпись: «Секретно. Разрешается открывать лишь имеющим допуск». Папка оттягивала руки. Самое главное, никто и не пошевелился. Две молоденькие женщины и мужчина постарше, которые поднялись со своих мест, когда он вошел, так и оставались стоять, всем своим видом выражая преданное внимание. Байлол тоже ничего не сказал, только продолжал потирать пальцы и улыбался своей улыбочкой.

Удовлетворенный этим, Орло поглядел на приличную пачку пластиковых скоросшивателей, лежащую внутри папки. Не думая, он вытащил один из них, положил на стол и стал просматривать бумаги.

Рапорты.

Минута за минутой в них описывался последний день профессора Дана Хигенрота по сообщениям разных людей и долгих выпытываний Эйди.

Хотя там и не было таких деталей, которые могли бы привлечь внимание начальства, и которых оно ожидало иметь там, Орло все же понял, что это такое, хотя толком не прочитал ни одного документа. Он закрыл папку, и в нем осталось лишь чувство абсолютной обреченности, пропитавшей все эти бумаги…

«Ладно, — подумал он, — теперь мне более-менее известно, что имеется в этих кабинетах. Это мой первый проект. И от того, как скоро я справлюсь с ним, зависит, как долго мне можно будет оставаться здесь до тех пор, пока не удастся овладеть всей ситуацией». И в его сознании появились, пока еще туманные, очертания будущего проекта, долгосрочной работы. Конечно же, это было ошибкой с его стороны. Суть была в том, что нужно было сделать очень много и за очень короткое время. Но находящиеся под давлением обстоятельств люди часто принимают подобные решения и тем самым обманывают себя. Уклонение от деятельности. Ожидание вместо поступков.

И тут же пошли немедленные последствия: какое-то глубинное давление, распиравшее Орло с пятнадцатилетнего возраста, когда у него появилась Великая Мысль о Лильгине и его Молоденьких Дурачках… несколько ослабело.

Теперь похожий на счетовода тип провел его по коридору к двери, открывающейся в комнату, где уже не было прозрачных перегородок.

— Ваша личная канцелярия, сэр!

Пока это была всего лишь своеобразная прихожая со столами и шкафами. Здесь сидели три девушки, которые тут же вскочили на ноги и улыбнулись, когда их стали представлять, слегка склонив головы, чтобы показать свое чувство субординации.

Потом была еще одна дверь. Она вела в комнатку секретаря, где за несколлько великоватым столом, уставленным различным оборудованием: экран интеркома, небольшой коммутатор, переносной копировальный аппарат, сидела всего лишь одна девушка. Она тоже поднялась со своего места, когда мужчины вошли к ней в комнату. У девушки были черные волосы, круглое лицо и миленькая фигурка. Орло пказалось, что он уже где-то видел ее. Байлол начал было представлять их друг другу, но тут юноша узнал Лидлу.

«Весело, — подумал он. — А эта как очутилась здесь?»

Он подошел к секретарскому столу.

— Я хочу поблагодарить вас, — сказал он, — за то, что вчера вечером вы были так добры ко мне.

Лидла покраснела. Стоя на своем месте, Орло мог видеть девушек в прихожей — от удивления они вытаращили глаза. Член Президиума, беседующий по каким-то личным делам с простой секретаршей! для них это было сущей фантастикой. На этом уровне история связи нового начальника и диктатора не была такой важной, но они, несомненно, уже вообразили, будто их товарка уже отмечена, а об остальных деталях можно будет лишь догадываться…

«На самом же деле, — подумал Орло, — эти детали неизвестны даже мне…»

Сейчас у него не было времени выяснять, как это получилось, что Лидлу сделали его личным секретарем. Байлол открыл дверь, находящуюся за секретарским столом, и отступил в сторону.

— Сэр, — торжественно объявил он. — Ваш кабинет!

В первую очередь Орло заметил блестящий паркет и, не сколько взглядом, сколько чувством, оценил величину кабинета. Внутри была все та же чрезмерная роскошь, что и во всех остальных помещениях дворца. Две стены громаднейшего зала были покрыты книжными шкафами. В дальней стене было гигантское окно и высокая стеклянная дверь, ведущая в сад. Рядом находились две одинаковые двери, ведущие — О, Боже! — в кухню и спальню.

Кабинет был весьма похож на его апартаменты. В спальне лежал точно такой же ковер от стены до стены. На стенах висели точно такие же светильники, а двойная кровать явно была двойником той, что стояла в дворцовых покоях Орло. Так что теперь у него появилось второе место, где он мог есть, спать и — если появится такое желание — даже жить.

И что было самое смешное: в восемнадцать лет, когда Орло оставил родительский дом (семью Томасов), как было установлено законом для юношей и девушек, достигших совершеннолетия, ему предоставили однокомнатную клетушку в общежитии. Все это проводилось под девизом «Первый Шаг к Независимости». Комнатка находилась в длинном, неряшливом здании, состоящем из одинаковых каморок, на улице, полностью застроенной подобными общежитиями. В этом районе имелись торговые центры и другие заведения, обслуживающие исключительно холостяков. Район был закрытым. Для того, чтобы покинуть его вечером, требовался пропуск.

В нескольких милях, на другом конце города, был точно такой же комплекс для незамужних женщин. Мостиком между двумя группами молодых людей был брачный компьютер. В машину заносились персональные данные и свои пожелания, через нее же испрашивались разрешения на брак.

И вот оттуда всего лишь за два дня — сюда.

После столь фантастического перехода очень трудно было не растеряться. Но Орло пытался справиться с собой. Он направился к огромному столу, стоящему возле великанского окна, затем уселся в великолепную имитацию старинного кожаного кресла и, осваиваясь, откинулся в нем. Потом он проверил ящики стола. В каждом находилось что-то свое, но Орло не стал проверять, что конкретно. Но — и он заметил это — там было все.

С этого мгновения его мозги работали в лихорадочном режиме. Тут же пришло и решение. Орло пожелал пообедать с той же группой ученых, что и день назад. Он тут же приказал Байлолу забронировать место за вчерашним столом, а когда этот вопрос уже был улажен, он попросил администратора, чтобы кто-то из девушек принесла ему общее заключение по делу Хигенрота.

Папку с документами принесла Лидла. Поэтому Орло тут же задал ей свой вопрос:

— Я вызвалась добровольно, — ответила та. — Когда я увидала ваше лицо по телевизору, то сразу же поняла, что это были вы.

— Зачем?

Уже после первого вопроса она зарозовелась. Теперь же ее лицо стало красным. Но голос оставался таким же ровным:

— Каждый надеется, что с ним случится что-то необыкновенное. Я надеюсь, что наша встреча наедине, наши разговоры вдвоем могут привести и меня к чему-то необычному.

— К чему, например?

— То, что я стала вашим серетарем, — отвечала девушка, — уже перемена к лучшему. Но главная надежда для женщины, конечно же, что такой выдающийся как вы человек обратит на нее свое внимание.

Орло уже понимал, к чему ведет Лидла. Но ему все же было любопытно, к тому же, в силу некоторых обстоятельств он совершенно не стыдился разговаривать на интимные темы. Наоборот, он всегда умел дожимать собеседника, чтобы добраться до сути дела.

— У вас имеется возможность принимать противозачаточные таблетки? спросил он.

— Уверена, что вы устроите мне такое разрешение.

— И вы не боитесь принимать их?

— Да хоть немедленно, — ответила Лидла, как вдруг голос ее дрогнул, а глаза повлажнели. — Ради всего святого, — вдруг взмолилась она. Достаньте их для меня. Мне уже двадцать два года, моя просьба о заключении брака была отклонена. Получается, что я уже никогда в жизни не узнаю, что такое заниматься сексом, если только вы мне не поможете.

Орло погрузился в кресло, почувствовав, что неожиданно утратил всю свою волю. Чувства вскипели в нем так неожиданно, что пробили все его барьеры деланой сдержанности. Но он еще контролировал себя, когда задал вопрос:

— А почему отклонили вашу просьбу о заключении брака?

— В моей медицинской карте имеется отметка, что в семействе моей матери два поколения назад был душевнобольной.

— Понятно. Но все-таки…

Только внутренним взором он видел, что самый душевнобольной на всей Земле — Мартин Лильгин — занимается тем, что судит о жизни и смерти целых народов, решая, что может быть продолжено, а что нет; это он формировал целые расы, отказывая и разрешая, советуя и не рекомендуя, соединяя и разделяя как только в голову взбредет, бездумно, полагаясь на стандарты, собранные только в его голове.

С другой же стороны, в попытке исключить психические заболевания, передающиеся по наследству, не было ничего плохого.

— Но все-таки, — продолжил Орло, — ведь людям, имеющим подобные отклонения в родословной, обычно дают разрешение на брак, если только они дают согласие не заводить детей.

— Меня отнесли к материнскому типу, — ответила девушка.

Орло видел, что она говорит об этом спокойно, не стараясь оправдываться.

— И вы не можете быть уверены в себе, если не станете принимать таблеток?

— Нет, без их поддержки я сразу же забеременею.

И снова очень спокойное отношение к своему положению.

— Выходит, если я достану таблеткиб прийдется прослеживать, приняли вы их или нет?

— Да, — был простой ответ.

— Ладно, — всепонимающим и прощающим голосом произнес Орло. — Сейчас не станем забивать себе головы, а займемся этим сразу же после того, как я отдам соответствующие распоряжения. Это я вам обещаю.

— О, благодарю вас, — совершенно неожиданно расплакалась Лидла. — Даю вам честное слово, что я буду вам идеальной подругой, наложницей, стану исполнять все ваши желания, никогда не стану требовать чего-то на людях и все время буду называть вас мистером Томасом…

Орло усмехнулся.

— Прекрасно, что вы знаете то, что от вас требуется, и мне это нравится. — он взял документы, лежащие перед ним на столе. — Так это резюме по Хигенроту?

— Да… мистер Томас.

— Лидла, — как можно сердечней обратился к девушке Орло. — До обеда я собираюсь все прочесть. Это необходимо. Мне нужно знать, в чем там дело. Будьте послушной девочкой и возвращайтесь к себе, пока я не вызову. Договорились?

— Договорились, — ответила она. Ее рука спряталась в вырезе платья на груди и вынула оттуда крошечный платочек, которым она тут же промокнула глаза. — Не беспокойтесь, со мной все будет в порядке.

Сказав это, она повернулась и вышла, закрыв за собою дверь.

После этого Орло расхотелось чем либо заниматься, а только развалиться в кресле и подумать, как бы окончательно и бесповоротно избавиться от Лидлы, раз у него уже имеется Шида, гораздо более привлекающая его как умственно, так и физически.

Но он подавил в себе желание анализировать ситуацию. В этом была одна из его способностей: он умел полностью изгонять из головы не нужные сейчас мысли, чтобы вернуться к ним позднее. Так что все у него шло по заранее намеченному плану.

Он вернулся к истории Хигенрота. Но, перевернув страницу, понял, что никак не может сконцентрироваться на том, что было у него в руках.

Мыслями он постоянно возвращался к Лидле.

Поначалу это слегка удивило юношу, потом даже стало неприятным.

Орло подошел к двери в кабинет и попросил Лидлу вызвать к нему мистера Байлола.

Когда тот появился во всей своей худющей красе, Орло заставил его плотно закрыть дверь, а потом сказал:

— Будьте добры, хоть из под земли но достаньте мне к обеду упаковку противозачаточных таблеток.

— Сколько вам нужно, сэр?

— Ну… — Орло слишком мало знал об этой штуке, — скажем, недельную дозу для одного человека.

— Для мужчины или женщины, сэр?

Орло понятия не имел, что таблетки, оказывается, могут принимать и мужчины. Поэтому он заколебался. Ему почему-то не слишком хотелось глотать всякую химию. Решив про себя этот вопрос, он ответил:

— Пока не знаю, надо подумать. Несите и те, и другие. Только пусть на них будет ясно обозначено, какие для кого.

Не прошло и получаса, в течение которых он лениво продолжал изучать папку с делом Хигенрота, как на его столе уже лежал небольшой пакетик, положенный туда лично мистером Байлолом.

— Это женские таблетки, — озабоченно сообщил он. — Они могут быть получены по первому же вашему требованию из дворцового распределителя. Вот они. Таблетки для мужчин уже заказаны, но они будут только завтра к вечеру.

И это много сказало об отношениях во дворце. Но юноша лишь кивнул и, поблагодарив, отослал помощника.

Когда тот исчез, Орло снова откинулся в кресле. У него появилось необычное, запирающее дух в груди чувство. Еще раз ему пришло в голову, что это какое-то безумие, для первого раза выбирать из двух женщин. Только где-то в самой глубине что-то нашептывало ему, что женская девственность более ценная штука, чем мужская. Так что Шида могла быть отложена на потом. К тому же, двадцатидвухлетняя, более старшая и развитая Лидла более подходила в качестве материала для экспериментов. За это же говорил и факт ее добровольного стремления работать с ним, а так же некоторые другие вещи. За всеми ее поступками стоял не один только голый расчет, но она сама верила, что действовала исключительно по этому побуждению, в этом Орло был уверенн на все сто процентов. Тольк в мире, где люди не всегда знали, почему они делали то, что делали, одного ее желания уже было предостаточно.

Прочитав приложенную к таблеткам инструкцию, Орло нажал клавишу интеркома, соединившую его с Лидлой. Когда она появилась в его кабинете, он вручил ей таблетку и проследил, как девушка тут же проглотила ее, даже не поморщившись.

— А теперь, — скомандовал он, — отправляйтесь в мою спальню, разденьтесь и ложитесь в кровать. Я буду минут через десять.

Так оно и случилось.

Через полчаса он снова сидел за своим столом. Старинный метод концентрации сил сработал великолепно. До полудня большую часть времени Орло посвятил делу Хигенрота.

Вполне естественно, что в бумагах даже не упоминалось о том, что дети Хигенрота и Томаса много лет назад были обменены. И еще, молодой человек так и не догадался, что, позволив ему узнать так много, диктатор просто демонстрировал свою неопределенность по данному делу. Но — в конце концов жесткая логика взяла верх.

И вообще, схема действий против Орло Томаса была исключительно проста: в день своего рождения (так было рассчитано) у него должны были появиться спонтанные мысли о Всепроникающей Системе, что должно было стать результатом внушений, много лет назад запрограммированных его настоящим отцом, профессором Хигенротом. Если в эти последние дни, перед тем как все это произойдет, юноша будет с головой вовлечен в разработку того же проекта, то может статься, что в его мозгу смешается прошлое и настоящее.

И вот тогда — как это страстно предполагалось — он сам поверит, будто новые мысли — это плод его личных размышлений и идей. Он никогда не поймет, что это послание из прошлого.

И, конечно же, не обращая внимания на то, что он делал, как себя вел, он никогда, ни при каких обстоятельствах не откажется от личного контакта с диктатором.

Но если возникшие в нем сомнения перейдут определенный уровень, его можно будет тут же ликвидировать.

И в любом случае, Лильгину можно будет спокойно забыть о Всепроникающей Системе, полагаясь или нет на сына давным-давно казненного изобретателя.

Но так случилось, что невольный убийца пяти военных страшно перепугался. и это сразу же перекроило все первоначальные планы.

Совершенно случайно он узнал, что двое из почти двух сотен ученых неожиданно обладают неизвестным оружием. Со стороны службы безопасности это было смертельной ошибкой, и, конечно же, головы там полетят. Только Орло не мог опять — и в последствии — рассчитывать на ученых.

Как мог он включать их в разработанный им самим план, если перед тем не расскажет им о своих подозрениях?

Внезапно дверь кабинета Орло распахнулась от сильного толчка. На пороге появился совершенно перепуганный Байлол. Он выпучил глаза, руки тряслись.

— Сэр, — еле выговорил он, — тысяча извинений, но на интеркоме вас ждет член Президиума Йоделл.

Казалось, что администратор совершенно подавлен ожидающей разговора личностью. Он чуть ли не свалился на пол, потому что ноги его не держали. Его губы шевелились, как будто он пытался сказать еще что-то, но не мог издать ни звука. Тогда он лишь указал дрожащим своим пальцем на стоящий на столе у Орло аппарат, как бы говоря: «Ради Бога, побыстрее!»

Молодой человек помнил Йоделла по вчерашнему ужину. Плотный, добродушный дядька 170 сантиметров ростом. Он был из тех, кто пьяным голосом орал песни. Но когда Орло пару раз удалось взглянуть в его холодные, все оценивающие глаза, те были совершенно трезвыми.

Орло знал, что Йоделл — второй после Мегары самый влиятельный член Верховного Президиума. Оба эти человека во всем подчинялись Лильгину.

Йоделл — Номер Третий в иерархии власти.

Орло почувствовал, как по телу пробежала дрожь, но сам был внешне спокоен, когда нажал кнопку и сказал лицу, появившемуся на экране:

— Я весь внимание, сэр.

— Вы одни? — спросил глубокий баритон.

Орло махнул Байлолу, тот сразу же все понял и задом выскочил из кабинета, плотно закрыв за собою дверь.

— Уже один, сэр.

— Только что мне звонил Хозяин, — сообщило высокое лицо с экрана. — Он считает, что несколько ближайших дней вам было бы полезно заняться только лишь делом Хигенрота.

— Я как раз читаю заключение, сэр.

— Это всего лишь необходимое вступление. — В голосе было слышно раздражение. — Вам следует встретиться с людьми, которые в свое время были вовлечены в это дело. Поговорите, к примеру, с бывшей женой Хигенрота, с доктором Глюкеном. Кстати, сегодня и завтра вы можете не обедать с учеными, сегодняшний ужин у Лильгина тоже можете пропустить. Приходите на него завтра. Будем надеяться, что за это время вы получше ознакомитесь со всей этой проблемой.

В этом предложении были как советы, так и новая информация. Оно предполагало, что Орло станет действовать быстро, и давало понять, что ему следует убираться из дворца.

Когда смысл сказанного дошел до Орло, он испытал настоящее потрясение. До сих пор ему казалось, что он будет находиться здесь на положении заключенного, и ему никогда не позволят покинуть пределы резиденции диктатора.

Следующие слова Йоделла как бы предугадывали его следующие мысли:

— Мой юный друг, вы со своими людьми имеете право требовать все, что вам необходимо: реактивные самолеты для полетов куда только угодно, военный эскорт, машины, проводников, все необходимые адреса и оборудование. Все это немедленно будет вам предоставлено. Для определенных целей вы даже можете потребовать для себя боевой корабль.

Дайте ему неограниченную власть. Это еще сильнее вскружит ему голову.

— Я поеду, — только и смог выдавить из себя Орло. — И большое вам спасибо, сэр.

— Не стоит благодарить меня, — последовал ответ. — Благодарите Хозяина. Это он дал такие указания. Похоже, у него к вам слабость. Он полюбил вас. До свидания.

Потом был щелчок, и мрачное лицо с экрана исчезло. Орло, совершенно обалдевший, свалился в кресло… «Хозяин… полюбил вас…»

«Нет, все это надо хорошенько обдумать», — до сих пор дрожа, подумал Орло.

Он тут же нажал на кнопку. Байлол появился как из под земли. С его помощью были приведены в действие силы, с помощью которых Орло мог реализовать то, на что «указал» Хозяин.

Чтобы добраться до дома Глюкенов, реактивный самолет взлетит в в два часа дня. Глюкены уже были предупреждены и были готовы к визиту.

Все это Байлол устроил минут за десять.

Орло же все это время посвятил тому, чтобы получше обдумать сложившуюся ситуацию. Совершенно неожиданно ему вспомнился «Список Предостережений».

За пять лет, прошедших с момента первого его озарения, Орло написал для себя целый список указаний, связанных с тем, как вести себя по отношению к диктатору малолеток. Все эти указания носили подзаголовок: Как избежать опасности, будучи молодым дурачком.

В целом мире существовали только три копии этого документа. Все три были записаны особенным шифром. Две копии были спрятаны. Третья находилась в бумажнике Орло. Насколько было известно, этот листок никогда не покидал своего убежища.

Вспомнив о существовании списка, юноша несколько приободрился, ведь какой-то из советов мог помочь и в нынешней ситуации.

Первое предостережение. Орло вспомнил его, еще только доставая листок из бумажника: «Помни, ни старые, ни молодые бунтовщики долго не живут. Поэтому, находясь в кризисной ситуации, не позволяй себе отвлекаться от того, что должно быть сделано. Не теряй времени напрасно и действуй решительно».

После тщательного просмотра всего списка, что заняло у него несколько минут, он смог обнаружить только одно подходящее место: «Проверь персональный статус того, кто отдает приказы, способные отвлечь тебя. Какова его власть над тобой? Может ли он жестоко наказать тебя, если ты не выполнишь его приказа? Что конкретно он сказал? Нет ли в его словах ловушки?»

Все эти жизненно важные подсказки были выработаны в течение около полуторы тысяч ночей, начиная с пятнадцатилетнего возраста, когда мальчишка долго не мог заснуть и думал о предстоящих сражениях. Если случалось, что Орло терялся, эти правила помогали ему держать себя в руках.

Теперь эти подсказки снова помогли ему.

Тщательно проанализировав ситуацию, Орло понял, что его хотят отвлечь от обеда с учеными.

Осознав этот факт, юноша был удивлен. Ведь здесь не было логики. Но, проэкзаменовав память относительно полученных инструкций, он пришел к неожиданному выводу: все они были указаниями самого Йоделла. Его слова не отражали прямых приказов диктатора.

После дальнейших размышлений Орло показалось, что сам Лильгин по-настоящему желает найти разгадку тайны Всепроникающей Системы. И он считаетб что в решении проблемы обязательно должны принять участие ученые.

Просмотрев свой заветный листик еще раз, Орло подумал, что у Йоделла могло быть два мотива запретить ему участвовать в этом обеде. Первый: он вовлечен в политическую внутреннюю игру, выигрышем в которой будут власть и влияние — такие игры ведутся при дворе абсолютного диктатора постоянно.

Второй мотив был гораздо более преемлимым: не будучи ученым, Йоделл мог и не понимать, что системные инженеры вроде самого Орло не могут сами, без участия других ученых, провести какую-то плодотворную работу, не говоря уже о том, чтобы решить проблему.

Хорошо, а имеет ли Йоделл надо мною власть?.. Поскольку оба они были членами Верховного Президиума, старший мог только советовать младшему, но не приказывать.

И, конечно же, решил Орло, ученым ничего не надо говорить об утреннем инцеденте. Главное было сообщить, чего от них ожидают и чтобы они были осторожными.

Осторожность, предусмотрительность! Вот ключевые слова.

Вот так и было принято совершенно непредусмотрительное по своей сути решение.

XIII

Сидя за своим блестящим столом, Орло строил предположения:

…Все отдельные события даже в небольших жилых комплексах, не говоря уж о таких громадинах как Дворец, не могут прослеживаться постоянно. Или, если подобное все-таки происходит, доклады о них не могут отправляться в высшие эшелоны власти сразу же…

Действуя согласно этим предположениям, Орло поручил Байлолу позвонить в столовую для ученых и сдвинуть обеденное время для Стола Семь с часа дня на пол-первого. Но ученые должны были к этому времени только собраться в столовой. Еду должны были подать как обычно, к часу. Всех тех, кто занимал места за этим столом, следовало предупредить индивидуально и незаметно.

В 12:22 Орло поднялся из-за стола и подошел к боковой дверке в своем кабинете. Он открыл ее ключом, что был вручен ему Байлолом, вошел в узкий коридорчик и закрыл дверь за собой. Через несколько метров ему встретилась другая запертая дверь, которую он открыл тем же ключом.

Орло очутился в главном коридоре Коммуникационного городка.

Совершенно спокойно, без всякого сопровождения, если не считать небольшого пистолета, выданного тем же Байлолом — сейчас оружие лежало в правом кармане брюк — Орло направился к столовой.

Он не был особенно удивлен тем, что среди уже прибывших туда ученых были Гар Юю и Сэнди МакИнтош, два утренних убийцы. Было 12:27.

Вокруг стола еще ходили восемь других мужчин, поэтому ничего особого этим двоим сказано не было. Орло лишь тепло приветствовал их.

Юю, широко улыбаясь, ответил ему. А вот МакИнтош со своим костлявым телом, вытянутым, конским лицом и рыжими волосами выглядел рассеянным. Казалось, он совершенно не слышал слов Орло — всего лишь кивнул, тут же отвернулся и, наверное, был первым, кто за стол уселся.

Тут уже Орло ничего не мог поделать, но по тому, как все остальные реагировали на его здесь присутствие, смог догадываться, что никто из них ничего не знал о случившемся. Даже Питер Ростен, который вошел в столовую, сопровождаемый своим товарищем, ровно в 12:30. Подойдя к столу вместе с Ишкриным, он пожал Орло руку и сказал:

— Мой юный друг, тут Ишкрин рассказал мне кое-какие детали о вашем вчерашнем исчезновении. Мы все были обеспокоены.

Сам же Ишкрин добавил:

— Ну, и что же все-таки произошло? — Похоже, что сейчас он немного успокоился. — Лично я рад видеть, что вы вернулись.

— Через несколько минут я собираюсь рассказать обо всем. Так что чуточку потерпите.

Низенький человечек был ошарашен:

— Что, даже ни малейшего намека своим доброжелателям, мне и Питеру. Ни единого словечка?

— Через минуту вы все поймете, — извинялся Орло, а потом повторил: Потерпите.

В столовую входили все новые и новые люди. Наконец все те, кто обычно сидели за Столом Семь, заняли свои места. Остался стоять только Орло.

Юноша окинул взглядом всю компанию, пытаясь вспомнить, кто где сидел день назад. Несколько имен всплыло в его памяти. Это было хорошо.

После этого он коротко рассказал всем о своем неожиданном повышении. Когда он закончил, стояла мертвая тишина.

Все был просто шокированы, и юноша мог это видеть. Здесь были собраны очень умные люди, способные мыслить рационально и продуктивно; они реагировали на свою довольно необычную ситуацию с достоинством того, кто понимает, что люди могут быть несчастными — а они такими и были. Они жили в мире, где один человек был настолько безумен, что верил, будто имеет право полнейшего контроля за всем на планете. И эти люди прекрасно понимали сложившееся положение вещей. Посему они поняли для себя, что лучше быть живым, чем мертвым, и вели себя соответственно.

Но каждый из них понимал и то, что их защиту постараются взломать. И вот его вхождение — самое невообразимое вхождение в Президиум — и было нечто вроде такого взлома.

За столом тишина. Все уставились на свои столовые приборы. Нигде не видно ни единой улыбки, все как будто даже перестали дышать. Орло уже отчаялся обнаружить хоть какой-то знак ответа.

Он пришел от Андена Дьюреа. Математик поднял свою голову и сказал:

— Я тут немного поворошил мозгами, чтобы выяснить, какие могут быть последствия, вызванные… — он помялся, — этой вещью. Представьте, продолжил он, — молодого человека лет двадцати, который в прошлом пытался даже сопротивляться диктаторским планам — специфический род сопротивления, пытающийся сломить основную политику государства, связанную с использованием вечно молодых и ничего не знающих для поддержки тиранической власти. Казалось бы, в нашем случае нет никаких связей с подобным прошлым. Но вспомните, разве наш Великий Человек не старается тщательно изолировать всех тех, кто догадывается о истинной сути его правления? Его обычный метод поведения с инакомыслящими, назовите его старым или новым, это либо немедленная казнь, либо вечное заключение.

Дойдя до этого места, старший мужчина глянул на Орло.

— Где находится ваша канцелярия?

— Здесь же, — ответил юноша.

— Понятно, — кивнул Ростен. — Так что вы все так же остаетесь заключенным. — На его лице вдруг появилась улыбка. — Во всем Президиуме имеется, наверное, один человек, у которого ситуация похожа на вашу. Это Мегара.

Сидящие за длинным столом зашевелились. Головы стали подыматься. То тут, то там можно было заметить блеск глаз, а на мрачных лицах кое-где появились легкие улыбки.

— Ваша реакция довольно неожиданна, — отметил Орло. — Но, прежде чем мы поговорим об этом, я бы хотел расспросить мистера Ростена про Мегару. Мне казалось, что это самый близкий Лильгину соратник. Я слыхал, что бывают такие моменты, когда бывает необходимо решить какую-то проблему, наш кормчий даже на ночь остается с Мегарой в одной комнате, чтобы, проснувшись ночью, иметь возможность обсудить с ним какой-нибудь вопрос.

Математик, соглашаясь, кивнул.

— Но вот жена Мегары, очень живая, сочувствующая женщина — а может все уже в прошлом — раз, всего лишь раз пыталась замолвить слово за одного товарища. Ей дали восемь лет тюрьмы без права на амнистию — обычная дворцовая политика. Эти восемь лет закончились еще три года назад, но она до сих пор в камере, и никто не осмеливается и слова сказать.

На лице Сэнди МакИнтоша появилась широкая усмешка. Заметив ее, Орло быстро сказал:

— У вас появились ценные мысли, мистер МакИнтош?

— То, что мы имеем сейчас — это экстремальный пример логической завершенности. Мне кажется, впервые эту ошибку допустили давние иезуиты. Они выпытывали человека, в услугах которого нуждались, верит ли тот в Бога. В ранние дни Христианства для каждого лучшим, естественно, было в Бога верить. Поэтому наша невинная душа отвечала, что верит. Тогда сразу же падал иной вопрос, верит ли он в загробную жизнь. И, конечно же, тому не оставалось ничего лучшего, как тоже верить в нее. Когда жертва уже считала, что ее ничто не может застать врасплох, ей, возможно, задавали такой вопрос: верит ли он, что его будущая жизнь на небесах зависит от того, что делал он на земле? Естественно, в это он тоже свято верил. Ладно, чтобы долго не распространяться, для тех, кто уже слышал эту историю раньше (лично мне уже немного поднадоело рассказывать одни и те же старые байки) в самом конце подобная логика поступков несомненно приводила нашу жертву, что он был готов отдать все свои земные сокровища, позабыть о потребностях своей плоти — включая жену и всю семью — одеть власяницу под одежды и посвятить остаток всей своей жизни божественному служению.

— Так в чем же здесь ошибка? — спросил пухлый мужчина, сидящий в дальнем от Орло конце стола.

— Ой, не принимайте близко к сердцу, — ответил Сэнди. — Если вы не догадались об этом сразу, вы уже и не догадаетесь. Хотя, могу вам дать подсказку. Согласно этой логике, все, что делается Лильгиным, для него только в пользу.

— Вообще-то мы имеем дело с необычным случаем, — голос со второго места по западной стороне. — Он еще аукнется для всех тех, кто был с ним связан. Я настойчиво прошу мистера Томаса написать свое завещание. Мой опыт говорит за то, что чем моложе такие люди, тем раньше они прощаются с жизнью. А он среди нас самый молодой.

Было уже без нескольких минут час, поэтому, чтобы не опоздать к раздаче пищи, следовало поторопиться. Орло предложил пока закончить обсуждение.

Покопавшись немного в своей тарелке, Орло сказал самым обычным тоном:

— Интересно, удастся ли мне что-нибудь узнать о ракете, на которой улетела аппаратура Хигенрота?

Сказав это, он поглядел по сторонам и был изумлен, заметив почти на каждом лице усмешки. Но никто не сказал ни слова.

Орло обратил свое внимание на место шестое с восточной стороны.

— Мистер Хо, — спросил он, — что по этому поводу может сказать отдел астрономии? Если эта ракета вращается по своей орбите над нами, почему нам не удастся ее обнаружить?

Джимми Хо, похоже, развеселился.

— Слишком много места, парень. Представим, что эта ракета находится на высоте между 8000 и 18500 миль. Тогда, учитывая размеры Земли, мы получаем пространство, заключенное между сферами с радиусом от 12 до 22 тысяч миль. Объем этого пространства равняется более 500 миллионов кубических миль, а верхние его сегменты находятся от нас на высоте 12 тысяч миль. Сможете вы все это осмотреть? Помню, что Томбо вроде бы рассчитал, что здесь должны иметься какие-то небольшие спутники или астероиды. Понятно, относительно небольшие, от пяти до десяти миль в диаметре. Их так и не обнаружили.

Орло терпеливо слушал это объяснение. Но внутри у него все кипело. Выходит, все эти люди не совсем верят ему и не желают иметь с ним дела.

— Мистер Хо. У меня такое чувство, что вы не желаете решить данную проблему. Почему?

— Э, парень, вы оскорбляете меня. Это уже разговор с позиции силы.

— Прошу прощения, но я никак не могу ухватить логику.

— Я заметил, что, несмотря на ваше прошлое протестанта, вы начинаете давить, несколько заразившись от Лильгина. Вы сильно желаете представить ему решение проблемы.

— Минуточку, — сказал Орло, откинулся на стуле, нахмурился, потом кивнул. — Вы правы. Но к тому же я и сам чувствую любопытство. Всся эта тайна становится просто непонятной как с технической стороны, так и с человеческой. — Юноша поглядел на Ишкрина. — Сэр, — спросил он, — а что можете сказать вы? Сможет ли персонал Коммуникационного городка оставить свое веселое настроение при себе и подсуетиться? Или вы рассматриваете эту проблему как-то по другому?

Ишкрин подергал себя за усы. Он был совершенно спокоен, можно было подумать, что вопрос совершенно его не касается. Но когда он ответил, в его голосе была и насмешка, и ирония:

— Каждый согласится со мной, что Хигенрот был гением. Но если бы его оборудование, болтающееся сверху, стало высылать изображения, наши определители направления вычислили бы его, дайте-ка подумать… — он нахмурил брови, как будто погрузился в расчеты, — через три секунды. — Он развел руками. — Поэтому, со смертью Хигенрота это уже перестало быть проблемой. И зачем вся эта суета?

— Его превосходительству объясняли это? — спросил Орло.

— Неоднократно. — Говорящим был пожилой мужчина с третьего места по западной стороне.

— Следовало бы помнить, — перебил его Юю, — что цель Лильгина — иметь под рукой исключительную следящую за всем и вся систему. Только представьте миллиончиков десять подобных Всепроникающей Системе устройств, установленных по всей планете. Так что забудь об этом, сынок. Мы и пальцем о палец не ударим. Пусть на него работают его кровососы.

Орло еще раз обвел взглядом весь стол. И одобрительные взгляды, за одним единственным исключением, подсказали ему совершенно новую идею. До сего момента он считал, что все эти люди — это разочарованные научные гении. Ему казалось, что они никогда уже не коснутся инструментов: лазеров, усилителей, спектрографов…

Только дело обстояло совершенно иначе.

Орло поднялся с места.

— Господа, — начал он. — Рассказывая вам свою историю, я хотел, чтобы вы только рассмотрели возможность поиска этой ракеты, проверить это только в качестве идеи. Но я не вижу смысла сообщать об этом Лильгину, пока у вас не появятся какие-нибудь иные гипотезы.

На это тоже никто не ответил. Орло лишь заметил новые усмешки. Лица были вежливые, но таинственные.

Глядя на них, Орло остановился на одном лице, на котором не рисовалось согласие со всеми остальными.

— Как ваше имя, сэр? — спросил он, указав на довольно-таки пухлого типа, сидящего на третьем месте с западной стороны, на ученого, который вчера собирался пойти в библиотеку, чтобы освежить свою память относительно Всепроникающей Системы.

— Меня зовут Джо Амберс, — прозвучал ответ. — Занимаюсь химическими видами топлива. — После этого он спокойно продолжил: — Вся идея сопротивления диктатору или саботажа против него сама по себе неправильна. Пусть Природа и научные открытия идут своим путем, и тогда наступит день… Сэр, — обратился он к Орло, — убедите, заставьте этих глупцов заниматься творчеством. Только творчество и по-настоящему новые идеи станут решением всех наших проблем.

— Вы или глупый оптимист, — вмешался мужчина, сидящий рядом с Амберсом, — или самый изощренный штрейкбрехер, которого я когда-либо видел.

— Я считал, — так же спокойно продолжил Амберс, — что большинство из этих джентльменов все-таки выберет мое предложение. Я могу его повторить… — Он осмотрелся по сторонам и сказал: — Похоже, меня никто не слушает.

— Я слушаю, — сказал Орло.

— Я знаю, — сказал толстячок, — что все они теперь настроены против вас. То, что вы мне сейчас говорите, можно расценить как метод, избранный нами для передачи друг другу секретной информации.

Орло был сбит с толку.

— Мне следует понимать, что здесь паранойя развилась гораздо сильнее, чем можно было ожидать поначалу. Лично я раньше считал, что достаточна будет одна только правда о диктатуре. Но подобного я даже не мог представить.

Тут вскинулся МакИнтош:

— Парень, дело в том, что мы больше не можем тебе доверять.

— А я, — строго ответил ему Орло, — желаю, мистер МакИнтош и присутствующий здесь же мистер Юю, по некоторым причинам надеюсь вновь завоевать ваше доверие.

— Я не могу представить, — ответил на это костлявый шотландец, — будто вы сможете сделать что-то убедительное. После всего, для Лильгина смерть полудюжины или там тысячи человек ничего не значат. Давить или попустить, забыть или наказать, все это лишь часть плана, в котором судьба людей имеет самое последнее значение.

Хочешь — не хочешь, Орло кивнул, выражая свое согласие.

— Вы правы, сэр. — Он глянул на часы. — Мне бы все-таки хотелось остаться, чтобы поглядеть, не смогли бы мы договоритьсяб но мне пора идти. Я лишь могу оценить проблему как очень серьезную. До свидания, господа. Надеюсь снова встретиться с вами после выполнения своего задания.

С этими словами он отодвинул стул, повернулся и вышел, даже не оглянувшись.

Через пятнадцать минут он уже поднимался на борт супер-реактивного самолета, готового прямо сейчас оторваться от земли.

XIV

Он сидел в стремящемся вперед летательном аппарате. Настоящий царь — а точнее, какой-то внеземной его эквивалент.

Только внутреннее чувство вовсе не было царственным. Вместо него было недоумение. Как ему вести себя с учеными?

«Ведь они такие же мятежники как я, только постарше, — рассуждал он, только они никак не желают играть по моим правилам…

И в результате, совершенно невообразимый, неосторожный провал, потеря их доверия.

Так, назад к письменному столу!»

Для него это означало еще раз просмотреть свой заветный список. Орло вытащил его, уселся на королевском кресле возле окна своего личного отсека и стал перечитывать.

Через какое-то время его пытливый взгляд выловил в нем самое подходящее к ситуации предупреждение:

«Не надейся на удачу. Впоследствии может оказаться, что враги только играют с тобой. См. Предупреждение 34.»

Предупреждение 34 состояло из двух вопросов:

«А почему они так носятся с тобой? Почему они тратят на тебя свое ценное время?»

«А действительно, почему?» — подумал Орло.

И вправду, кто-то другой мог начать действовать и прекратить всю эту бессмыслицу.

Но минута шла за минутой. Супер-самолет рвался через верхние слои атмосферы быстрее пули, выпущенной из самого сильного орудия. Орло все так же сидел здесь, наблюдая за землей внизу через смотровое окно, скомпонованное так, что было частью пола, так что можно было прекрасно глядеть вперед, вниз и по сторонам. Воздух был хрустально чистым — и это напомнило Орло, что это было одним из достижений Лильгина. Пользуясь неограниченной властью и безжалостной логикой диктатор изгнал из обращения частные автомобили, снизил до минимума загрязнение среды, решил проблему отходов, защитил от уничтожения дикую природу, покончил со всеми бедствиями, намного уменьшил стоимость производства, давая все больше и больше свободного времени для каждого — если вы хотели направиться куда-то ради доброго дела, достаточно было только подняться в самолет, поезд или автобус (но только не в бесполезную прогулку, ценой могла стать свобода).

Тысячелетнее Царствие? Весьма похоже, за исключением…

Однажды Орло обсуждал свои сомнения с «проверенными» друзьями по колледжу. Их заключение по данному вопросу было таково, что все это чудеса технологии, ставшие результатом требований абсолютной логики и технологического развития — но они не были предназначены для человека.

Их анализ основывался на самых основных реакциях, присущих человеческому ребенку. Приласкайте его — и он будет радостно гулькать. Уроните его — и останется страх. Схватите его, тормошите — и ребенок станет сердиться.

И вот в данном случае людей схватили за горлоб и они были сердиты и раздражены этим.

Это самые основные людские инстинкты.

«Да ну их к черту, человеческие инстинкты, человеческую природу! воскликнули идеалисты. — С ними покончат и успокоются!» Но они сказали это в гневе. И они всегда боролись за то, чтобы держали они, а не их самих.

«Закадычные друзья» Орло хорошенько обдумали результаты дискуссии и доложили о ней соответствующим властям. Результатом было долгое и нудное расследование. И что самое странное, хотя некоторые сразу же вылетели из колледжа, его не тронули.

…Не надейся на удачу. Впоследствии может оказаться, что враги только игрались с тобой…

Но что из того?

Орло еще раз собирался обдумать свое положение, когда его мысли перебил тихий стук в дверь. Он был настолько осторожным, что его едва можно было услыхать.

— Кто там? — крикнул Орло.

— Генерал Дуэй, сэр.

— А, заходите.

Человек. который сейчас осторожно открыл дверь и зашел к Орло, командовал вспомогательными силами. Это был крепыш шести футов роста, с простым лицом, голубыми глазами и глубоким, мягким голосом.

— Мы уже почти на месте, сэр. Нет ли каких-нибудь особых указаний?

— Никаких.

— Прекрасно, сэр.

Генерал тут же откланялся.

Орло продолжал сидеть в своем кресле. Но вообще-то ему казалось, что новости, которые мог принести ему генерал, могли касаться его отставки, и что военный получил приказ его арестовать.

Пока он размышлял над этим, самолет приземлился.

XV

Это был миленький домик, хотя и стоял отдельно от других. Он находился в самой средины равнины и стоял один как перст. На заднем дворе расло несколько деревьев и немного травы. Но куда ни кинь глазом больше ничего вокруг не могло привлечь внимания.

Громадный самолет приземлился в двух сотнях метров от дома на самой плоской поляне. Рядом пристроилось полдюжины самолетов сопровождения.

Идя к двухэтажному дому Орло все удивлялся его месторасположению. Потом догадался, что так было гораздо легче следить за ним.

Подумав об этом, юноша остановился и полуобернулся, чтобы получше оглядеться по сторонам. Поворачиваясь, он заметил, что его свита тоже застыла на месте. До сих пор он как-то не обращал внимания на тех, кто следовал за ним. Теперь же он был просто потрясен. Там было гораздо больше людей, чем он мог сосчитать. Сам он расчитывал человек на пятнадцать. А эти уже выстроились в долгую шеренгу, которая сворачивала к выходной рампе воздушного корабля, кое-кто еще только собирался выходить из блестящего самолета.

Свита была самая живописная. Большая часть сопровождающих была в форме, причем у разных по чину военных и форма была разная. Высшие офицеры в светло-коричневой, младшие офицеры — в ярко-голубой, а нижние чины в мундирах мышино-серого цвета. Немногие гражданские — как и он сам — были одеты в костюмы различных оттенков серо-голубого цвета.

Свита. Его личная. Целую минуту, в течение которой он следил за этим потоком людей, все присматривались к нему, готовые выполнить любой его приказ или сразиться под его командованием — и за эту минуту его сомнения в собственной позиции несколько ослабели

.

Так что же я чувствую — мне кажется я готов воспользоваться ими и…

Чувство власти, командования.

Но эта мысль продолжалась только мгновение. А потом к нему вновь вернулись старые сомнения: зачем я здесь? Внезапно Орло стало стыдно, за то, что он теряет время понапрасну, обсасывая давно известные вопросы.

Еще минута у него потребовалась на то, чтобы вспомнить, а зачем, собственно, он здесь остановился.

Орло беспокойно перевел взгляд к горизонту. Где-то вдали были какие-то деревья. Потом ему захотелось высмотреть городок, мелькнувший под ногами, когда самолет уже шел на посадку.

И он нашел его.

Он был прямо к северо-востоку, предместье находилось не более чем в миле отсюда — несколько домов. Сейчас он уже высмотрел и их, едва заметных на фоне зелени.

Один дом на юге, один дом на западе, еще один дом к востоку. Каждый на расстоянии где-то в милю.

А между ними ничего.

Увидев это с очевидной четкостью, Орло почувствовал себя лучше. Безумие стало реальностью. Оказывается то, что людей постоянно изводили и шпионили за ними днем и ночью, не было фантазией, рожденной его мозгом.

Точно так же, как и несчастных Глюкенов.

Орло подозвал генерала. Стэд Дуай был уже пожилым человеком. Повидимому, он был из тех, кто был необходим диктатору для того, чтобы в своем окружении иметь достаточно взрослого человека, знающего хоть что-то. Генерал живо подбежал к юноше, браво отдал честь и спросил:

— Слушаю, сэр?

Орло махнул, указывая на горизонт.

— А как тут можно что-либо увидеть ночью?

Тяжелое лицо офицера сменило выражение озабоченного внимания и готовности действовать на еле заметную усмешку удовлетворения.

— Вон там, сэр, видите, вдоль дорог что-то похожее на линии электропередачи?

Орло подтвердил, что видит. Действительно, линии тянулись в полумиле на все стороны света.

— Ночью, сэр, — сообщил генерал, — на этих дорогах видно как днем.

Орло подтвердил прием информации легким кивком. Но при этом он думал: «Да, действительно, Лильгин именно такой беспощадный тип, как я правильно вычислил давным-давно…»

Он не был поражен своим открытием. Узнавать о подобных вещах стало его занятием еще с ранних лет.

И с этой мыслью он направился вперед.

… Мать и сын.

Они впервые видели друг друга.

Его попросили встретиться сначала с ней. Поэтому теперь они и сидели одни в обставленной со вкусом гостиной, где через стеклянные двери и окна был виден внутренний дворик.

Сын думал: «Так вот она какая, в прошлом красавица.»

Эйди было сорок, даже почти сорок один год. Она забеременела, когда ей было девятнадцать, родила в половине двадцать первого года жизни. Сейчас же после этого прошел двадцать один год. Но она все еще не выглядела на свой возраст. Разве что, почти.

К тому же, как довольно скоро открыл Орло, она была вовлечена в странный процесс. Женщина стала немного похожей на своего мужа, доктора Глюкена. Подобное сходство между пожилыми супругами было замечено студентами, занимающимися человеческими отношениями. Но умственные спекуляции все время сопротивлялись научным наблюдениям.

Ну как могла женщина, не кровная родственница, становиться внешне похожей на своего мужа? Как мог ребенок до пяти лет быть похожим на мать, а потом внезапно становиться похожим на отца?

Люди часто говорили Орло, что он «ну впрямь вылитый отец» — мистер Томас.

Юноша никак не мог понять этого. Но факт оставался фактом, он довольно рано стал проявлять сходство с Томасом-старшим и уже совсем не был похож на миссис Томас, свою мать. Подобные мысли беспокоили его постоянно.

Женщина все время беспокоилась о нем как о младенце и маленьком мальчике, а потом стала просто любящей, нежной, было уже поздно. Подсознательная память о своих ранних годах заставила его отделиться от нее. Нет, он вовсе не был жестоким. Просто он старался избегать ее, держался вежливо, но никогда не был с ней нежным.

Глядя на своего сына, Эйди почти не видела его. Неожиданная новость, что будет новое расследование, встревожила ее, притупив остальные реакции. И у нее было чувство — совершенно интуитивное — что на сей раз не удастся спастись.

Крайняя молодость ведущего расследование ее сконфузила. Но сейчас она глядела на него тусклыми глазами. Ей виделось в нем что-то неуловимо знакомое. Но даже малейшая попытка разобраться с этим не могла пробиться сквозь туповатое сопротивление страха. Ну и уж, конечно, потрясающая правда была совершенно в ином измерении, в иной реальности.

Когда Орло сел в комнате, наблюдая за неуверенными движениями женщины, ему в голову пришла одна мысль: Что я здесь делаю?… Стандартный ответ отражался эхом в его мозгу — это было небходимое «ознакомление» с людьми и уже известными фактами. Применяя подобный метод можно было бы чего-то добиться, исключая тот случай (Орло даже вздрогнул), если здесь ничего не было. Простая потеря времени.

В нем постоянно возникало желание бросить все к черту. Но каждый раз он только сжимал челюсти, не вставал и продолжал серьезно глядеть на женщину, не выходя из рамок спокойной вежливости.

Эйди снова рассказала историю о том, как однажды днем она пришла в кабинет Хигенрота и была удивлена изображениями, что были на стенках в комнате ее бывшего мужа; о том, как пожилой человек просил ее никому не говорить о том, что она видела.

Орло, который еще сегодня читал пожелтевшие листы протоколов, касавшихся этого замечательного события, вздохнул, заметив, как сжались когда-то красивые губы. Все это было так знакомо. Было ясно (в том числе и ему самому), что Эйди никогда не знала всех деталей. Ей даже в голову не могло прийти, что она была свидетелем чуда. Будучи девушкой, а потом и женщиной, она никогда не проявляла интереса к подобным вещам.

Тем не менее Орло, как делалось и до него, продолжал расследование. Уже в совершеннейшем раздражении, он вдруг открыл, что слушает уже не сами слова, а интонации голоса, как будто в них таился ответ, до сих пор прячущийся в секретных уголках памяти.

В конце концов ему опять стало ясно, что бывшая профессорша знает гораздо меньше, чем он сам. Она крепко спала во время всего эпизода с трансляцией на весь мир изображения диктатора — в материалах, которые читал Орло, не было ни малейших сомнений, что с профессором Хигенротом разговаривал сам Мартин Лильгин. Ни Эйди, ни кто-либо в мире, ни (пока что) Орло не имели ни грана подозрений, что это мог быть, или был, абсолютный двойник диктатора. Впрочем, сейчас об этом тоже никто не подозревал.

Дойдя до такого момента, когда он уже ничего не мог выдавить из этой совершенно незнакомой для себя женщины, Орло поколебался, а потом задал роковой вопрос:

— А где ваш сын сейчас?

В ее глазах появился испуг.

— Н-но, — она стала даже заикаться, — какое это имеет отношение к нашему делу? Ведь он даже родился-то годом позже. — Было видно, как она сжимается внутри от страха, она догадывалась, что мог означать подобный вопрос в стране Лильгина. — Он в колледже. — А потом она разрыдалась. Ради всего святого, сэр, только не надо впутывать еще и его.

Орло поднялся с места.

— А где ваш муж?

Он подождал, пока она не перестала всхлипывать, и ничего не говорил. Просто стоял. Через какое-то время женщина сказала тихим голосом:

— Спасибо вам. Я пришлю его.

Разговоры Орло с доктором Глюкеном тоже ничего не дали. С возрастом у Глюкена появились седые усыб тело и лицо оплыли. Для такого чувствительного человека как Орло было видно, что беспокоит этого старого специалиста в области сообщений и передачи информации в связи с открытием Хигенрота. С одной стороны, он дико ревновал к ней. А с другой, ему ужасно хотелось знать о ней.

И, естественно, в нем можно было заметить и третье состояние. В его глазах и движениях можно было легко увидать понимание того, что это расследование с каждым повторением может стать более опасным и страшным.

Но, все-таки ему удалось описать более-менее живым голосом суть коммуникационного метода Хигенрота «сведение к нулю», на базе которого, как он сам считал, и была основана Всепроникающая Система. Орло еще раз выслушал это объяснение; впервые он ознакомился с ним еще на стенах Коммуникационного городка, а затем, как материалы допросов, в сокращенной форме, в деле Хигенрота.

Совершенно отупевший Орло закончил расспросы и вернулся к своему самолету — все сопровождающие за ним. Расположившись в своей приватной кабине, юноша позвонил Йоделлу.

Мрачнолицый тип хмуро слушал доклад. Когда Орло закончил говорить (ни словом не упоминая о своих чувствах и мыслях, которые были очень глубокими), Йоделл сказал голосом, настолько резким, что чувствовался как удар:

— Из того, что вы сообщили, самое время предъявить этой шайке давно уже готовое обвинение.

Орло как громом ударило.

— Что вы имеете в виду?

— Из всех людей, связанных с Всепроникающей Системой, по некоторым поводам, связанным с тем, чтобы они могли еще раз отбарабанить свою весьма подозрительную историю, в живых были оставлены только эти двое.

Орло, который ни на мгновение не мог представить Глюкенов как каких-то конспираторов, попытался понять, что же в его рассказе вызвало такую жестокую реакцию Йоделла, но ничего толкового представить не смог. Наоборот, он видел во всем лишь доказательство их невиновности.

Он рискнул спросить:

— Так что вы посоветуете сделать?

— Поместите их под домашним арестом. Поставьте охрану. Обвините в незаконной деятельности. Завтра я заберу их и переведу в тюрьму.

Орло почувствовал, что внутри у него все сжалось. Он принял решение: Пора делать первый шаг.

Он уже представил, как скоро может стать соучастником в вечных преступлениях администрации… Парень, да ну их к черту, этих сволочей!

— Сэрб вы не дали мне закончить. — Он говорил бойко, решительно, хотя и дрожал внутри. — Я еще не прощупал этих людей. наша главная цель, насколько я понимаю, выдавить из них все, что они знают про изобретение. Помня об этом, я хочу еще раз обдумать сказанное ими и продолжить допрашивать. Это может занять несколько дней. А только после этого, внутреннее напряжение достигло зенита, — я подчинюсь вашим рекомендациям об аресте их по столь серьезному обвинению. Благодарю вас за внимание.

И он прервал связь.

После всего, когда он уже летел назад, во дворец, Орло почувствовал себя значительно лучше.

XVI

Громадный реактивный лайнер проделал свое обратное путешествие с той же колоссальной скоростью. Орло отпустил свою свиту.

16:32.

Так, что теперь?

Он вышел из самолета на одной из внутренних посадочных площадок дворца. Когда он входил в ближайшую дверь, гвардейцы вскочили на ноги и браво отсалютовали ему. Он все еще был на поверхности, надеясь, что никто еще не выдал приказ о его аресте, никаких обвинений против него еще не было предъявлено. Он еще мог попытаться реализовать мысль, неожиданно посетившую его в самолете.

Он быстро направился В Коммуникационный городок, прошел в свою канцелярию и попросил Байлола пригласить к нему Ишкрина, Питера Ростена, Юю и МакИнтоша для научной дискуссии. Через пятнадцать минут потревоженный администратор доложил через интерком, что четверо ученых прибыли, а с ними пятый — специалист по звукозаписи.

— Они хотят иметь полную запись этой встречи.

Это было похоже на защитую реакцию со стороны ученых, но Орло в конце концов согласился с этим. Он пожал руки всем четверым и был представлен пятому — который не сидел за Седьмым столом. Гостям были предложены стулья, но никто не сел, пока чужак, которого звали Арджер, устанавливал небольшой комплект инструментов на столе хозяина.

Это был среднего роста, темноволосый и кареглазый веселый парень, привыкший гримасничать. Он выставил маленькие регуляторы, постоянно строя рожи, потом подвинул к себе стул с твердой спинкой и уселся за столом перед своей аппаратурой.

Каждое его движение сопровождалось новой гримасой. Наконец он сказал:

— Насколько я понял, он прослушивается, комната прослушивается, стол тоже прослушивается. Но я — могу заранее признаться, как самый крупный знаток всех этих дел — уже отключил все жучки. Я хочу вам предложить быстренько обсудить, как мы будем подавать сигналы, чтобы вести подслушиваемые, а потом не подслушиваемые разговоры.

Орло поднял руку.

— Мистер Арджер, когда я подыму руку, как сейчас, можете включать свою глушилку. Когда же я подыму, вот так, свой большой палец, выключайтесь. Сказав это, он поднял большой палец и прошептал: — Кивните, когда все уже будет готово.

Тот что-то проделал с маленьким устройством, которое держал в руке, кивнул — и, конечно же, состроил гримасу. Тогда Орло сказал:

— Господа, я решил пригласить вас сюда. И, наверное, мне стоило бы начать с тех причин, которые побудили меня встретиться с вами. Во-первых, мне хотелось бы сразу сообщить, что я понимаю ваш первоначальный отказ участвовать в разрешении проблемы Всепроникающей Системы Хигенрота. Это мое мнение, хотя, и мне стоит указать на это, оно не совсем совпадает с моим настоящим положением. Но мне показалось, что стоило бы выяснить, чем желают заниматься сами ученые. Мистер Ишкрин, вы ничего не можете сказать по этому поводу?

Большие усы и глаза над ними, казалось, подмигнули, когда Ишкрин заявил самым серьезным тоном:

— Нам требуется время, чтобы обдумать такие базисные вопросы как этот. Мне кажется, что существует масса областей, где данная проблема просто не имеет смысла. Наверное, пока я стану обдумывать, что это за области, вам стоило бы поговорить с мистером Ростеном?

— Я тоже собираюсь пару минут подумать над тем же самым вопросом, и предлагаю всем остальным присутствующим заняться тем же самым.

Кончив говорить он неистово замахал Арджеру.

В это же время Орло поднял руку.

Арджер что-то сделал с аппаратиков в руке, кивнул и состроил веселую рожу.

— Послушай, парень, — мрачно заявил Ишкрин, — вся история с твоим здесь появлением совершенно нелогична. Что-то здесь не так. Я пока не знаю, чем мы сможем тебе помочь, но все, что в силах науки, можем предоставить в твое распоряжение.

Орло глубоко вздохнул.

— Я тут подумал, что во время того, когда будем вести разговор на общие темы, можно было бы писать друг другу записки. Мне кажется, можно объединить эти две вещи. А перед тем, как отключится ваш аппаратик, я хочу задать вам свой первый настоящий вопрос: сколько лет Лильгину?

— Господи Боже! — сам не желая того, воскликнул МакИнтош.

Ростен зажал рукой рот, призывая его замолчать.

Орло поднял вверх большой палец.

Арджер кивнул и снова сгримасничал.

Все это было очень просто, и, в то же время, чрезвычайно сложно. Каждый теперь сидел с блокнотом на коленях и, то быстро-быстро черкал, то задумчиво водил по листку ручкой, в то время как кто-нибудь из них говорил. Орло казалось, что речевая часть была исключительно дурацкой. Это его немного беспокоило. Его задачей было упомянуть о каждой группе научных дисциплин, и чтобы каждый из четырех приглашенных высказал свое мнение о том, кто из имеющихся в Коммуникационном городке экстра-специалистов мог бы принять участие в исследованиях.

И, хотя это было всего лишь маскировкой, в то же время ему хотелось, чтобы весь разговор выглядел достаточно правдоподобным для тех, кто его подслушивает, а тут уже можно было рассчитывать на какой-то момент обдумывания.

К этому моменту практически у всех листки были заполнены. И тогда Орло решил, что моментов молчания будет два.

Но написанное было фантастикой!

«Сколько лет Лильгину? Какие будут мысли?»

«Человек, которого я встретил вчера за ужином выглядел лет на сорок, не больше.»

«Он всегда так выглядит.»

«Всегда — это очень долгое время. Поточнее.»

«Режим существует уже 106 лет. Последнее наследование имело место 32 года назад. Так что, если в то время ему было тридцать лет, сейчас ему шестьдесят два; с помощью новейших протеиновых инъекций он может выглядеть как сорокадвухлетний.»

«Кем был предыдущий диктатор?»

«Насколько нам известно, наследование идет по схеме дед — отец — сын, всех звали одинаково.»

«Могу предположить, что все они были немного похожи?»

«Фотографии показывают некоторое сходство, но не слишком.»

«Вы не знаете никого, кто бы помнил отца?»

«Нет, всех тех, кто знал его отца, сын убил.»

«А как начсет Йоделла, Мегары?»

«Ну, можно предположить, что они отца знали, но остались в живых. Не следует забывать, что это самые большие сволочи во всем дворце.»

«А как объясняется то, что диктатура передается по наследству?»

«Насколько я слышал, в ранние дни нового, идеального общества оппортунисты, контр-революционеры, буржуазные фальсификаторы, уклонисты, люди с узким пониманием реализма, всякого типа националисты и так далее боролись за то, чтобы новое государство очутилось в тупике. Было решено, что в решающие годы становления первой, по-настоящему революционной цивилизации не должно быть никакой борьбы за власть…»

Орло улыбнулся, прочитав последнюю записку, и написал:

«Вы знаете жаргон даже лучше, чем я. Ну, да ладно, есть у нас кто-нибудь, кто бы знал об этих протеиновых уколах, замедляющих процессы старения?»

Ишкрин покачал головой и быстро черкнул:

«Чем мог бы заниматься специалист такого рода в Коммуникационном городке?»

Это была правда, но… Орло поднял руку.

— Господа, — сказал онб — меня посетила мысль, что вся история опровергает концепцию одинаково компетентных, жестоких и сволочных деда, отца и сына. У меня такое чувство, что здесь мы имеем не только удлинение жизни протеиновыми уколами, но и всего одного человека, находящегося у власти все эти 106 лет. Теперь, как мы можем доказать или опровергнуть это? И где изобретатель бессмертия для Мартина Лильгина. Или, скорее, где он берет эти уколы и кто готовит для него текущую дозу препарата?

Оживленная дискуссия по данному вопросу могла затянуться на дольше, чем можно было позволить. Но Орло краем глаза следил за своими часами, и внезапно он поднял руку. Арджер тут же отреагировал на сигнал и кивнул, после чего Орло сказал:

— Господа, сейчас без двадцати трех минут семь. А мне обязательно нужно попасть кое-куда до семи часов. Думаю, что и вам тоже пора. Так что…

Он поднял большой палец на руке.

Арджер кивнул и состроил обязательную гримасу.

Ишкрин еще сделал последнее, совершенно идиотское заявление о возможности сотрудничества между учеными Коммуникационного городка и «конторой» Орло. Да, он так и сказал: конторой.

Орло решил не посвящать в происходящее своих сотрудников и отправил ученых через свои тайные ходы. После этого он быстро покинул свою штаб-квартиру. При этом он думал: «Нельзя допустить, чтобы хоть одна душа узнала обо всех, включенных в действие. И сам Лильгин не должен быть исключением.»

Диктатор обладал одним свойством, хоть в чем-то похожим на альтруизм. Он отдавал, или только притворялся, что отдавал, честь своим коллегам по Президиуму. В специальном Алькове по пути к обеденной комнате были портреты всех тех, кто когда-либо был членом Верховного Президиума.

Орло верил, что это выражение чести наполовину было притворством. Суть же была в том, что за многие годы у диктатора появилась проблема с провалами в памяти. И портреты стали напоминанием о деталях, которые он старался не забывать. Человек, забывающий своих врагов и предъявленные против них обвинения, находился в постоянной опасности.

Альков был слабо освещен. И действительно, перед каждой нишей, где фотографии были помещены таким образом, что зритель, желающий осмотреть ее, должен был встать прямо напротив, горело по свече. Те же, кто просто пробегал через альков, не то что не замечали отдельных лиц, но вообще могли не обратить на них внимания.

Но свечи — как гласила история — были обращением к древнему символу благодарности, привязанности и выражения дружеских чувств. Более того, маленький огонек символизировал право на уважение за все заслуги. От свечек, опять же, исходило чувство тепла, сердечности, как воздание заслуг за верность, постоянную готовность к действию и громадную пользу для всех тех, перед чьим портретом они мерцали.

Было без четверти семь, когда Орло осторожно шел по Алькову. Он притворялся, будто находится несколько не в себе, несколько раз останавливался, прижимаясь спиной то к одной, то к другой стенке. Полузакрыв, или полуоткрыв, глаза, он делал вид будто бы глубоко о чем-то задумался.

Потом он продолжил свой путь. Его главной целью была столовая комната, где он в предыдущий день ужинал с диктатором. И действительно, выйдя из алькова, он живо направился к барьеру перед столовой, как будто собирался пройти туда. Очень скоро до него донеслись шум и крики, доносящиеся из заветной комнаты. Пьяные возгласы перемежались взрывами смеха и общим гвалтом, когда каждый хотел перекричать другого.

Орло приблизился к столу, где сидящие офицеры уже заметили его. Внезапно, метрах в пяти, он остановился и стукнул себя по лбу, как бы говоря: «Черт, только сейчас вспомнил!».

Потом он обратился как будто бы и ко всем сидящим, но глядел только лишь на молодого генерала Хинтнелла:

— Господа, до меня только сейчас дошло, что у меня срочнейшее дело, поэтому я не смогу участвовать в сегодняшнем ужине. Если кто будет спрашивать, я объясню потом.

Сказав это, он повернулся и поспешил назад, содрогаясь от того, что сделал. Он ожидал, что за ним сейчас погонятся и схватят.

Но когда ничего такого не случилось, Орло успокоился и тут же погрузился в раздумья, проходя мимо ниш с изображениями. На сей раз дольше всего он задержался перед портретом Кротера Вильямса.

Как и в каждом случае, здесь не было никаких дат, только имя.

Лицо на фотографии задумчиво глядело на Орло. Выражение на нем было слегка обеспокоенное и чем-то усталое. Но человек на портрете выглядел лет на тридцать.

Проходя по алькову вчера, Орло не задерживался совсем. Но у него был цепкий взгляд. За ночь он пару раз просыпался и задумывался, что бы все это значило: мерцающий, неяркий свет, сознательно предусмотренная трудность увидеть то, что находится в нишах, сама глубина этих ниш.

Еще до своего прибытия во дворец своим ясным, трезвым умом он пришел к мысли, что тридцатилетие было некоей разграничительной чертой. Любому чиновнику в стране Лильгина, дошедшему до такого возраста (несколько лет туда или назад роли не играли), обычно предъявляли какое-нибудь обвинение. А после этого его либо казнили, либо высылали. Место высылки зависело от тяжести обвинения или от занимаемой должности. Такой бедняга попросту исчезал где-нибудь в глубинке на мелкой технической работе. Но если обвинения были особо суровыми, например, в принадлежности к провокаторам, буржуазным фальсификаторам, безнадежным бюрократам или политически незрелым личностям — реабилитация могла произойти только лишь в забитом колхозе или трудовых лагерях.

В этот второй вечер Орло потратил время на то, чтобы заметить: только треть изображенных здесь людей была старше тридцати. Это обобщающее наблюдение он сделал, пересчитав ниши.

Результат был невероятный — 284.

XVII

Было уже совсем темно, когда у дверей зазвонили. Орло открыл, это была Шида. Она принесла с собой газету.

— Тут на первой странице рассказывают про тебя, — сказала она. — О твоем назначении.

Орло взял газету, но не стал тут же просматривать.

— Уже десятый час, — сказал он. — Где ты была?

Девушка сняла пальто. Услыхав вопрос, она бросила пальто на стул и стала, глядя на Орло — стройная, в коричневом платье, длинные волосы обрамляли лицо и шею.

— Это что, братский вопрос? — спросила она.

Орло задумался.

— Нет.

— Этой ночью я буду исполнять роль любовницы?

Юноша улыбнулся.

— Тебе обязательно нужно разрешение?

— Я только хочу остаться в живых, — просто ответила девушка, — так долго, насколько смогу. Я чувствуюб что это одно из основных условий.

— Ты неправильно думаешь про Лильгина, — механически заметил Орло. Мы находимся под наблюдением его советников. Сам же он просто социальный инженер. А они сволочи.

Девушка ничего не сказала.

— Наверное, — продолжил Орло, — я из тех, кого называют идеалистами. Перед тем как прибыть сюда, я уже задумывался о всех этих женских занятиях. Нехорошо для женщины или девушки, когда ее заставляют заниматься сексом. Такого не должно быть. Когдя я гляжу на тебя. то не могу думать о тебе как о сестре. И не могу поверить, что женщину в постель мне засылают только ради моего удовольствия.

— Я еще могу оставаться здесь? — спросила она.

— Да, конечно.

— Цель была такова, что мы будем спать в одной постели, почему бы сегодня ночью не попробовать.

— Это изумительная двойная кровать, достаточно большая для того, чтобы двое друзей разместились на ней. Мне кажется, что нет никаких особенных поводов, чтобы юноша и девушка не делили одну комнату.

— Это означает, что сегодня мы будем спать вместе?

Орло вздохнул.

— Ну ты и доставала. Ладно, думаю, что так.

— Значит договорились? — Внезапно она улыбнулась. — Почему бы мне не сделать нам что-нибудь выпить? Хорошо?

— Ты еще не оветила на мой вопрос.

— Какой вопрос? — Девушка побледнела, непонимающе заморгала.

— Почему ты пришла так поздно?

Она пожала плечами.

— Меня задержали на работе. До сих пор такого не случалось. Начальник подошел ко мне без пяти шесть и сообщил, что есть срочное дело, которое обязательно нужно довести до ума. — Она скорчила мину. — Мне это таким важным не показалось. Но ты же знаешь, какими бывают эти мелкие чиновники. Они из шкуры вон лезут, только бы их не обвинили в чем-нибудь — безразлично в чем — недостатках в работе, неумении руководить, а самое худшее, во вредительстве.

Когда она закончила, Орло задумчиво спросил:

— Значит, раньше такого не случалось?

— Никогда.

Орло откинул голову и закрыл глаза. Не открывая их, он попросил:

— Так ты не сделаешь что-нибудь выпить?

Не прошло и нескольких секунд, как она вышла. На толстом ковре было трудно услыхать ее шаги. Орло уселся и задумался: — Где же я был с пяти до шести?… В это время я разговаривал с Ишкриным, Ростеном и остальными. Это заняло у меня больше часа.

Эти два события было трудно соединить. Он все еще прокручивал про себя мгновения этой беседы, когда Шида вернулась в комнату. Это его как будто натолкнуло на мысль, что он мог, закончив встречу с учеными ровно в шесть, направиться к себе в апартаменты и ждать девушку.

Но он ни о чем подобном и не думал. К этому времени он еще не закончил беседу, и не пошел к себе, поскольку прервал разговор совершенно по другому поводу: ему пришло в голову посчитать портреты в алькове и поглядеть на фотографию Гротера Вильямса.

А с другой стороны, все это время он понятия не имел, что ее задержали на работе.

Так что она сама, то, чем она занималась, и зачем — вовсе не были фактором.

И одновременно были. Потому что кто-то страстно желал задержать ее на работе.

Полное противоречие?

Вообще-то логика этих событий вовсе не была такой сложной, если над ними хорошенько поразмыслить. Когда чуть ранее принял решение игнорировать указания по отмене встречи с учеными на обеде, главные мысли тех, кто за ним следил, подслушивал и анализировал его поступки по поручению Лильгина, были такими: К чему это он ведет? На что нарывается?

Отказ ученых от сотрудничества по проекту Хигенрота для Лильгина должен был стать неожиданностью. И в то же время уже не было опасений, что Орло будет держаться подальше от заключенных Коммуникационного городка.

Девушку задержали, потому что… так, какие еще планы были относительно того, что делать в остаток дня и вечером? Возможно, задумка была такая, что когда Орло вернется в свои апартаменты и не застанет там девушки, он захочет привести в действие какие-то дополнительные планы. Куда-то пойдет и будет что-то делать.

Все просто, но толку с этого тоже не было, потому что после возвращения из алькова, он никуда не пошел.

Заключение: Он никак не может разобраться в ситуации.

Но и это уже было хорошо. Самое главное, решение было изменено с тем, чтобы позволить ему прожить и следующий день.

Так что великий эксперимент мог быть продолжен.

В темноте, на кровати рядом с Орло произошло какое-то шевеление. Затем раздался тонкий женский голос:

— Почему бы тебе не перебраться ко мне?

— Это было бы нечестно.

— А мне кажется, что я в тебя влюбилась.

Лежа под простынями и стеганым одеялом, Орло повернулся на спину, осознавая, что не далее фута от него лежит обнаженная женщина. Эта мысль что-то всколыхнула в нем, но он внутренне собрался, не давая этой мысли воли.

— Не могу избавиться от чувства, — сказал он, — будто ты что-то обязательно должна сделать со мной, и ты желаешь это сделать только из страха перед наказанием. мне не хотелось бы верить, что это так.

— Да нет, честное слово, — дошел до него скорый шепот. — Видя какой ты замечательный, я сама была поражена, что меня так тянет к тебе.

— Не надо меня искушать. Я всего лишь человек.

Пауза. Тишина. Ночь продолжается. А потом:

— Ради всего святого, сэр, я сгораю от желания.

— Сэр!? — эхом повторил он. А потом рассмеялся.

Это не был полноценный, долгий смех, скорее смешок, который он тут же перевел в кашель.

— Извини, — виновато сказала Шида, — но мне приказывали обращаться к тебе именно так.

— Дело не в слове, а в контексте, — Орло даже хрюкнул от веселья. Прости.

Тишина.

— Ты говорила, — голос Орло, — что до сих пор еще ни с кем не занималась любовью?

— Никогда. Поэтому мне так любопытно. На что это может быть похоже?

Орло продолжал лежать в молчаливой темноте на мягкой громадной постели. И он размышлял о том, как целуются эти сладкие на вид губы, представлял, как прижимается к нему ее обнаженное тело. И тут уже не было никаких вопросов — он тоже, отчаянно хотел ее.

Но вместе с тем, где-то в темноте его внутреннего «я» вернулась к жизни решимость. Пусть раз, но он уже видел, как эти губы сжимаются и глаза становятся узкими, это было исключительно сильное чувство… Нет, я не хочу иметь подобного преимущества.

После того, как он разложил все по полочкам (не в первый раз): поддаваться тому, что способно подкупить тебя, всегда было бы ошибочно. Ведь и правда, мужчина никогда не может исключить в себе сексуальные чувства. Но здесь истина была в том, что девушка собиралась разрушить все его добрые намерения, какими бы те ни были. Следовательно…

— Раз уж мы влюблены друг в друга, — сказал он, — может следовало бы попросить разрешения на брак?

— Тебе никогда не позволят жениться на мне. — В голосе Шиды звучало разочарование.

А утром она снова улыбалась.

— Я все поняла, — сообщила она ему. — Ты, наверное, гомик.

«О, женщина! — подумал Орло. — Гpppp!..»

А Шида продолжала:

— Давай посмотрим логически. То, что у нас сейчас имеется, это вовсе не отношения брата и сестры, а двух сестер.

— Гpppp! — снова сказал Орло. Но, естественно, он сказал это про себя. А вслух произнес следующее:

— Наверное я мог бы тебе рассказать о кое-каких мыслях, пришедших мне в голову относительно моей новой работы. Но после того, как ты сказала мне про образчик своей логики, мне кажется, что ты не стоишь моего доверия.

Девушка стояла спиной к нему. После его слов она вдруг задрожала, и он накинул на нее халат. В конце концов, когда он направился к двери, Шида, не оборачиваясь, тихо сказала:

— Извини меня, я не хотела быть такой гадкой.

— Все нормально.

Сказав это, он почувствовал, что внутри у него что-то изменилось… «Господи, — подумал он, — да чего это я так веду себя?»

— Как ты посмотришь на то, чтобы сделать мне подарок ко дню рождения? — спросил он.

Наверное в его голосе прозвучала какая-то новая нотка, потому что девушка вдруг повернулась, и ее голубые глаза засияли.

— А когда? — буквально шепотом.

— Вечером.

— Когда у тебя день рождения?

— Завтра.

— И что бы ты хотел в подарок?

— Тебя.

Она очутилась в его объятиях. Из-за того, что это произошло слишком быстро, Орло даже не мог все толком увидать. Просто краем глаза он заметил какое-то движение, вот и все. Но уже не было смысла анализировать детали, во всяком случае, не сейчас.

XVIII

Диктатор проснулся с мыслью, что самое разумное, сделанное кем-либо, это то, как Орло вчера шастал так долго в алькове…

Думая об этом, он стал одеваться.

Вчера вечером он прослушал всю беседу между Орло и пятью учеными. В это же время он выслал людей в канцелярию Орло, дав им задание обыскать в поисках обрывков бумаги.

Результатом был один мятый листик. Почерком Питера Ростена на нем было накалякано: «Кто такой Орло Томас? Насколько я понимаю, это самое важное…»

«…Они зашли слишком далеко», — печально подумал Мартин Лильгин.

Ему было по-настоящему странно наблюдать, как умные люди, оставаясь, вроде бы, политически индифферентными, высказывали склонность к оппортунизму и становились циниками.

Замечание Ростена он определил как «вражескую вылазку». Завтракая, он все еще находился в глубоких сомнениях. Стоит ли продолжать свой эксперимент хотя бы на час?

Сейчас он вспоминал записанные по его указанию отрывки вечерних, ночных и утренних разговоров между Орло и Шидой. Его вовсе не развеселил «цинизм» девушки, но после утренней перемены в их отношениях он должен был признать, что выбрал хорошую приманку — как обычно… Она пробила стену недоверия! Значит, это сделано.

Хорошо, продолжим!

Посыпались приказы. Девушку следует захватить и быть готовыми предъявить ей обвинение. Ни в коем случае нельзя позволить ей находиться во дворце. Орло Томас никогда уже не должен увидеть ее, разве что на экране внутренней телесети, когда ее станут пытать — если возникнет необходимость держать его под контролем. Как пытать? Для начала можно будет резать ей кожу на лице…

Сделав все указания, он позвонил Йоделлу и сказал ровным голосом:

— Подготовьте план по очистке кубла этих самодовольных типов, так называемых ученых из Коммуникационного городка.

— Вычистить, так вычистить. Когда?

— Еще до конца дня.

— Я понимаю так, что данное указание аннулирует ваш ранний приказ не делать ничего такого, что бы могло обеспокоить или удивить Орло Томаса?

— Да, аннулирует, но с одним дополнением. Предупредите его о назначенной на обед встрече. Я прикажу Альтера пригласить Томаса в мои апартаменты. После обеда, по указанию Альтера он должен снова повстречаться с Глюкенами, согласно его вчерашних, данных вам заверений, будто он и собирался так поступить. После того, я хочу, чтобы он еще поехал на космодром, откуда двадцать один год назад взлетела ракета с аппаратурой Хигенрота. Когда он вернется, будет уже довольно поздно — часов восемь вечера, не меньше.

Будут еще вопросы?

— Нет, ваше превосходительство. Мне кажется, это проясняет ситуацию. Все будет выполнено. Могу я знать, где будете находиться вы, в то время, как ваш двойник будет обедать с Томасом?

— Я подумаю об этом позже.

Для Йоделла это означало, что он не должен совать нос куда не следует. Вежливо ожидая, когда диктатор положит трубку, он подумал, что скорее всего Лильгин посетит одну из своих любовниц. Это уже превратилось в стереотип, и он, а также многие другие, заметил это за столько лет. И, конечно же, не придавал этому особого значения. Он даже догадывался, к кому из любовниц направится Лильгин. Оделль умела вытворять все те странные штучки, которые делает женщина, если что-то идет не так как следует…

Что вы делаете на второй день своего пребывания на посту члена Верховного Президиума? А конкретнее, что делать, если все ваши мысли далеки от настоящего дела? Когда вы переполнены ужасным чувством того, что надо спешить и нельзя терять ни одной драгоценной минуты?

Орло, как ни в чем не бывало, вышел из своих апартаментов и спустился на лифте на первый этаж. Его не удивил тот факт, что на сей раз в лифте он спускался один. Но его отсутствие на вчерашнем ужине у диктатора уже было отмечено. Тут же было принято решение: не иметь с этим новым типом никаких дел до тех пор, пока ситуация не прояснится окончательно. Для многих членов Президиума все это выглядело как проводимая диктатором большая игра… Но, за исключением Мегары и Йоделла, все они были слишком желторотыми, чтобы знать об этих играх.

Выйдя из лифта, Орло направился к охраняемому входу в Коммуникационный городок. После отметки о прибытии он направился в свою канцелярию.

Все напоминало вчерашнее утро. Гражданские кланялись ему. Военные отдавали салют. Когда же Орло добрался до своей штаб-квартиры, там его уже ждал вечно озабоченный Байлол и все сотрудники. Когда начальник проходил по внутреннему коридору мимо отдельных секций, они вставали, приветствуя его. Спустя несколько минут Лидла тоже встала из-за стола, а Орло, приветствовав ее, прошел мимо нее в свой личный кабинет, закрыв за собою дверь, но тут робкий стук объявил о том, что она снова желает его видеть.

Девушка прошла к столу и остановилась. Она ничего не говорила, только ждала.

Орло был по-настоящему обеспокоен.

Неужели я действительно собираюсь иметь двух женщин?

К несчастью, его последние разговоры с Шидой распалили его желание. Но — к его огромному разочарованию — ей нужно было обязательно бежать на работу.

Совершенно не соображая, что он делает, Орло открыл ящик стола, достал одну противозачаточную таблетку и вручил ее девушке. Она проглотила ее, даже улыбнулась, но продолжала ждать. Орло показал пальцем в сторону спальни. Она побежала.

Он присоединился к ней через предписанное рецептом время. На сей раз он с удовольствием отметил, что оба лучше контролировали себя. Вчера был какой-то спешный, дикий кошмар. Ни он, ни она даже не знали толком, что надо делать. Лично его подавило слишком быстрое семяизвержение; все кончилось настолько быстро, что он даже был обеспокоен и разочарован.

Во второй же раз он выдержал на ней целых пять минут, и они оба были совершенно обессилены.

Уже после всего, когда он сидел у себя за столом, а Лидла в своем секретарском закутке, Орло, все еще чувствуя себя виноватым, оправдывался сам перед собой, что этот опыт поможет ему сегодня ночью не спасовать перед Шидой.

Но вместе с этой в сознании крутилась и другая мысль, такая же, как и вчера: если меня убьют вечером, они не смогут отнять у меня того, что я дважды имел женщину. (А Лидла — мужчину.)

И предчувствие его не было таким уж наивным, а довольно-таки реальным.

Вы только представьте, что он прожил двадцать один год. И умер, никогда не познав этого. То же самое и Лидла — ведь он был ее единственной возможностью.

Тут же он почувствовал, как в нем появляется какая-то странная идея верности Шиде, как будто у нее были на него особенные права. Его обязательства к ней (молча уговаривал он себя) заключались в том, чтобы она тоже не погибла, полностью не почувствовав себя женщиной.

Вот что было одной из истинных реальностей в стране Лильгина.

К тому же он чувствовал себя виноватым и по другой причине. Лидла заняла у него целых сорок минут… все эти предварительные поцелуйчики и ласки…

А он, на которого диктатор возлагал какие-то непонятные надежды, он, который сам хотел перехитрить страшного противника, лучше бы занялся чем-то другим.

Вот только чем?

Сидя за столом, он начал писать в уме следующее заключение:

«Я — Орло Томас, некто, проявивший в возрасте одиннадцати лет некие бунтарские наклонности, но большей частью не разрабатывающий их, только недавно определился в своем положении.

Но, вместо того, чтобы просто получить обвинение против себя, я был приглашен во дврец к диктатору и стал здесь одним из трех десятков самых могущественных в мире людей.

Я предположил, что диктатор бессмертен. Это довольно смешно, но по другому трудно объяснить постоянные перемены в правительстве. И он, по каким-то неясным для меня причинам, помещает меня в самую сердцевину всепланетной власти.

Если это предположение верно, тогда возникает вопрос: знает ли кто-то еще о его истинных целях? Если нет, тогда я, за исключением нескольких заключенных во дворце ученых, совершенно одинок, и, скорее всего, умру, даже не узнав всех фактов.

Но — если кто-то другой осознает связанные со мной надежды Лильгина, тогда моя теория о том, что миллионы людей повсюду ожидают возможности покончить с властью этого самого величайшего в истории подлеца, может распространяться даже на дворец.

Что же это за надежды, если они позволят хотя бы одному человеку рискнуть своей шкурой?…»

«Записав» это заключение на листах своего сознания, Орло «уставился» на последний параграф.

«Нет, я наверное схожу с ума, если даже всего лишь представляю подобную ересь», — подумал он. Все в этом заключении было правдиво, слово за словом, и с точки зрения логики могло иметь какое-то объяснение, но…

Внезапно его размышления были прерваны.

Дверь в его кабинет чуть не сорвалась с петель.

Байлол залетел вовнутрь, на лице ни кровинки, глаза выпучены:

— Его превосходительство на проводе…

— Лильгин?

Говоря это, Орло побледнел, как и второй мужчина. Наверное, он ждал какого-то слова, кивка. Но он не смог заметить их, даже если они и были.

Потом страх улетучился.

«Два дня назад я разговаривал с ним, — подумал Орло. — не такой уж он и страшный в разговоре…»

Но когда он протягивал руку к аппарату, внутренняя дрожь не отпускала его.

Подняв трубку, он автоматически включил и экран. На нем появилось знаменитое лицо.

— Мистер Томас, — прозвучал знакомый, звучный голос. — Не пообедаете ли вы со мной сегодня?

— Конечно же, сэр, — ответил Орло. — Во сколько?

— В пол-первого. Апартаменты Д-один. Охрана уже получила задание пропустить вас, так что приходите.

После того, как разговор был закончен, Орло глянул на часы: десять минут одиннадцатого. А он пришел к себе сразу же после девяти.

День начался весело.

Когда он поднял голову, Байлол уже исчез.

Орло погрузился в свое кресло. Только одно слово, произнесенное диктатором, вызывало в нем опасения: «…охрана…»

Он стал раздумывать, как бы отказаться от этой чести, обеда с Мартином Лильгиным…

Внезапно его посетило нехорошее предчувствие.

Он вскочил на ноги и поспешил к своей боковой двери. Пройдя через коридоры, он почувствовал себя увереннее.

Даже храбрее.

Он думал: «Еще одна попытка отвлечь меня от обеда с учеными. На сей раз, используя орудия главного калибра.»

Зачем?… Господи, да ради чего все это?

Ишкрина он нашел в библиотеке. Вдвоем они обнаружили МакИнтоша и, несколько успокоившись, помчались к Арджеру с его волшебной возможностью защититься против прослушивания. И, поскольку уходили драгоценные минуты, они решили остальных не собирать.

Орло написал: У меня появилось нехорошее предчувствие, что мое участие во вчерашнем обеде может навлечь опасность на всех, проживающих в Коммуникационном городке.

В чем были его опасения: Открыв то, что ученые не собираются принимать участия в разрешении проблемы Хигенрота, он пробудил в сознании диктатора одну из идей, которые в прошлом уже приводили к полнейшему уничтожению многих людей или даже местностей.

Представляемая им опасность заключалась в том, что все ученые были собраны здесь ради одной цели. А раз они не собирались делать того, ради чего их тут держали, значит их следовало стереть с лица земли!

В течение трехуровневых переговоров — писание, разговоры без подслушивания и при подслушивании — седые усы Ишкрина шевелились, топорщились, обвисали, все это под аккомпанимент дружелюбно звучащего голоса или скрипа ручки.

— Мы все здесь обреченные люди, — сказал старый ученый. — Сами по себе в роковой момент мы готовы забрать с собой жизни одного или нескольких типов, высланных против нас. Но если все они будут вести себя по-идиотски, кое-кто из нас не испытает такой чести.

При этом его серые глаза тупо всматривались в голубые глаза Орло.

И Орло понял их послание. Эти люди васе еще не доверяли ему. Потому что то, что он делал сейчас и вчера вечером, могло быть только частью навязанной ему игры. Все его призывы быть осторожными или объявить о возможной тревоге, в каком-то смысле выглядели тактическими уловками.

Ситуация была патовой.

— Ладно, — сказал Орло, чувствуя полнейшее разочарование. — Надеюсь, вы понимаете то, что собираетесь делать.

— Если бы, — не отступая от своего, заявил Ишкрин, — вы пережили весь этот многолетний кошмар, если бы вы знали, в чем состоит ваша роль, и на что надеется Лильгин по отношению к вам — тогда, возможно, я бы ответил вам по-другому. А поскольку этого нет… — он пожал плечами и улыбнулся, — желаю приятного обеда с Председателем Лильгиным.

Возвращаясь в свой кабинет, Орло размышлял: какой другой ответ мог он ему дать?…

Удивительно, но из последних, уклончивых слов, он вычислил его, этот второй ответ: в случае необходимости, в крайней ситуации, ученые могли действовать.

XIX

За исключением охраняемого барьера, преграждавшего коридор сразу после выхода из лифта, все здесь напоминало обстанвку нижних этажей.

Орло вышел из кабины, а потом приостановился, чтобы пройти преграду.

Это была стальная решетка, вмурованная в стену и на несколько футов не доходящая до окна. Она была футов в семь высотой. Длинный стол, стоявший за ней, должен был распоолагаться на подиуме. За столом сидело человек двенадцать молодых людей, сейчас глядевших на Орло.

Юноша помнил данные ему инструкции и медленно пошел вперед. Молодые люди только глядели на него, ничего не говоря. Орло прошел в калитку между окном и решеткой. Его пропустили.

Впереди была вторая решетка. Она уже была вделана в раму окна и не доходила до стены примерно на ярд. За решеткой можно было видеть головы таких же молодых охранников.

Они тоже позволили Орло пройти дальше. Молча. Без единого слова. С каменными лицами.

Орло не стал оглядываться, чтобы проверить, были ли они в мундирах и действительно ли сидели за таким высоким столом. (Потому что стоя они были бы футов восьми ростом.)

Впереди показался третий барьер. Уже другой. Не металлический и не охраняемый. Во всяком случае, никого не было видно. Гораздо больше это было похоже на богато украшенную стенку из растений. Цветочные клумбы были разбиты здесь прямо на полу, другие покрытые цветами растения вились по трельяжам. Пол был покрыт ковром в красные, голубые и желтые цветы — личные цвета Мартина Лильгина. Узкая тропинка вела к громадной, позолоченной двери. Орло подошел к ней и проверил, действительно ли это апартаменты Д-один. Внутренне собравшись, он сделал то, что было ему приказано: повернул ручку, открыл дверь и вошел, закрыв дверь за собой.

… Двое мужчин — маленький Лильгин и среднего роста Орло — сидели в сверкающей стеклянной комнате за стеклянным столом, на котором стояла хрустальная и серебряная посуда с серебряными же столовыми приборами.

В течение обеда Орло был ознакомлен с новыми инструкциями. Первое, повторный визит к Глюкенам…

При этом его хозяин приветливо улыбнулся и вежливо сказал:

— Нам с Йоделлом безумно интересно будет узнать о результатах второго расследования. Но, вполне возможно, завтра будет и третье. Иногда даже удивительно, что свежий человек может выкопать из старого материала…

После этого фальшивый Лильгин продолжил давать указания.

Естественно, Альтер Эго не преминул упомянуть и о космодроме. Понятно, что у орло не было никакой альтернативы, и он только сказал, что полетит туда после визита у Глюкенов.

Наконец им принесли кофе и десерт. Обслуживающие их официанты скрылись.

В этот миг Лильгин быстро вынул из внутреннего кармана два листка бумаги, развернул их и протянул Орло. Совершенно обескураженный юноша читал:

«Читайте это, пока я буду говорить. Наверное, это единственная возможность сказать вам, что я всего лишь двойник, Альтер Эго Председателя Лильгина. Это означает, что я исполняю особые функции и даже участвую в важных собраниях, как будто я — это он.

Что я должен сказать сразу: Все инструкции, полученные вами относительно того, что должно быть сделано днем и вечером, получены мною лично от Председателя Лильгина. Естественно, вы обязаны подчиниться им.

Но теперь послушайте вот что:

Я начинаю догадываться, что скоро могу быть убит. Я заменяю человека, отошедшего в тень уже много лет назад. И, понятно, если вы знаете так много, вам не долго позволят оставаться в живых.

Я идеально подпадаю под данную категорию. Я знаю слишком многое, во всяком случае — достаточно. О замене верховного лидера знает лишь несколько посвященных людей.

Сейчас же я хочу сообщить вам, что вы сын Мартина Лильгина от одной из его любовниц, что родила вас лет двадцать тому назад. Проблема вашего извлечения из неизвестности связана с тем, что Йоделл и Мегара собираются начать долгий процесс подготовки вас к тому, чтобы стать наследником Лильгина на его посту, когда тот умрет — на самом деле он гораздо старше, чем выглядит, а ему уже далеко за пятьдесят.

Поскольку сам Лильгин страшный эгоцентрист, его совершенно не занимает вопрос наследования. Будучи параноиком, он посчитал, будто вся связанная с вашим появлением здесь интрига направлена против него. В прошлом, если он встречался с кем-то или чем-то, чего не понимал или опасался, единственным методом его действий становилось убийство. Вы можете спросить, может ли отец убить своего сына? могу вам ответить, что большая часть родственников самого Лильгина или казнена, или находится в тюрьмах, так что на этот вопрос можете ответить сами.

Он решил как можно скорее убрать вас со своего пути. Точная дата мне еще неизвестна, но вполне может статься, что это произойдет даже завтра.

Это значит, что мы должны действовать очень быстро. Я предлагаю немедленно — в течение двадцати четырех часов — убить Мартина Лильгина. После этого я занимаю его место. Мой совет здесь с вами означает, что мне нужно от вас лишь позволение. Я уже научился подражать его почерку, надеюсь, что все пройдет нормально. Как только все стабилизируется, я тут же назначаю вас своим наследником. Это поможет нам получить поддержку Йоделла и Мегары, двух самых влиятельных людей после самого Лильгина. Мы сможем устроить все это, если не случится ничего особого, за исключением смерти того, кого мы можем объявить просто двойником.

Что вы скажете на это? Примете ли в этом участие?»

Добравшись до последних слов, Орло подумал, что теперь может понять чувства ученых, когда он сам просил у них помочь ему.

Они чувствовали себя так, как будто не могли доверять Орло Томасу. Теперь и его мысли можно было сравнить с самым настоящим готовым взорваться паровым котлом. Но после недолгого раздумья все противоречивые мысли превратились в одно Большое Сомнение.

Нет, эта история не могла показаться ему совершенно неприемлемой.

Да, многое в ней было притянуто за уши, но не все было так уж невероятно, во всяком случае, объяснение, почему он стал членом Верховного Президиума Земли. (Как раз в этом логика имелась. Имелась.)

А вот попытка втянуть его в заговор по убийству диктатора совершенно не доходила до его сознания и понимания ситуации. Что самое худшее, его приглашал к сотрудничеству в совершении преступления человек, который мог быть самим Мартином Лильгиным.

…Это было уж слишком много для него.

Позднее он вспомнил, как Ишкрин рассматривал подобную дилемму буквально час тому назад или даже меньше.

— Я бы сказал, — осторожно начал Орло, — что все происшедшее за последние несколько дней поставило меня в тупик. Тем не менее, моя основная цель — остаться с победителем и, по возможности, сохранить себе жизнь…

Чуть позже, летя на самолете к Глюкенам, Орло думал, все еще дрожа, что, судя по внушенной ему программе действий, обедать с ним мог только Альтер Эго.

Но его беспокоило и другое. Если вся рассказанная ему история была правдой, что тогда?

…Но во всю эту историю поверил обманутый двойник. В свое время он был посвящен в многие правительственные секреты. Поэтому и сейчас он не видел повода, чтобы это не было правдой.

Тем не менее, это была ложь. И она требовала и дальше вводить в заблуждение. Именно так диктатор и поступил, он попросту обманул своего маленького двойника. Все остальное его не касалось да и, скажем прямо, не интересовало. Ужин в самый первый день. А сегодня обед. Все просто.

Председатель Лильгин всегда руководствовался тремя принципами: когда это было не очень важно, он всегда говорил правду со всеми мелкими деталями — это первый принцип; принцип второй — никогда не давать информацию или что-то серьезное, пока это не будет совершенно необходимо; и третий — при любой возможности приводить своих настоящих или потенциальных врагов в замешательство.

Орло был в совершеннейшем замешательстве, но тем не менее направился выполнять два своих совершенно бессмысленных поручения. Новая информация, полученная от двойника, и новые страхи совершенно подавили в нем его собственные теории.

Назад во дворец он добрался, когда было уже совсем темно, чувствуя себя последним дураком, озабоченный, несчастный, совершенно сбитый с толку и уставший. Единственное, что его грело, это мысли о Шиде, которая ждала его возвращения.

У него еще была робкая мысль снова повстречаться с Ишкриным. Но его дух уже не мог сопротивляться тяготам и испытаниям целого дня. Поэтому это так и осталось желанием.

В результате этого он так и не узнал о сражении в Коммуникационном городке между учеными и дворцовой охраной. И не только потому, что мог захотеть участвовать в этой бойне. Нет, Лильгин строго приказал задержать его. Тем не менее, ответственные за это офицеры были довольны, что он даже и не пытался.

Правда, здесь были и свои положительные стороны. Так сильно устав, он избегнул вечерней встречи, которая могла привести к самым неизвестным последствиям. Само его уклонение от встречи могло породить вопрос: А может ли юнец двадцати одного году спастись в подобном заговоре против него? Для самого Орло, который медленно брел в свои апартаменты ответ был, во всяком случае, сейчас, отрицательный.

Путающиеся в голове мысли слагались в простой вопрос:

— Если я на самом деле сын Мартина Лильгина, тогда я ни в коем случае не могу выступать против него.

В полночь, когда от Шиды не было ни слуху, ни духу, Орло, не раздеваясь свалился на кровать — несчастный, отверженный и совершенно сбитый с толку.

Он тут же погрузился в сон, граничащий с бессознательностью.

XX

Уже давным давно экспертами было установлено, что имелись специальные биоритмы, согласно которым, относительно которых и в режиме которых Хигенрот должен был проектировать свое программирование только что соединившихся сперматозоидов и яйцеклетки, которые, возможно, могли стать младенцем, ребенком и юношей.

С родившимся человеком не считались. По умолчанию было принято, что во время младенчества замыслы Хигенрота в нем проявиться не смогут.

Ускоренное изучение того, что уже было известно о биоритмах — а этого действительно было прилично — потребовало массы компьютерного времени.

Окончательное резюме звучало так: Третья из трех программ в полной мере проявит себя между 5:10 и 7:04 утра в день двадцатиоднолетия. Первые две проявят себя, скорее всего, в возрасте одиннадцати и пятнадцати лет.

Естественно, всем принимавшим в исследованиях ученым были предъявлены обвинения. В особенности же диктатор был рад тому, что исследователей можно было обвинить за то, что те указали двухчасовый разброс.

Поэтому членам исследовательского Комитета инсинуировали стремление не указать точное время.

Обвинения же были предъявлены стандартные: серьезные ошибки, недостатки в работе, подозрения в волюнтаризме.

После этого уже ничего не могло их спасти. В самое короткое время все они исчезли.

Только допущенные на самом деле ошибки были даже гораздо серьезнее, чем гласили предъявленные обвинения. Когда Орло было одиннадцать лет — и позднее, когда ему исполнилось пятнадцать — его неоднократно выспрашивали, чтобы выявить появление у него новых мыслей. (При этом выяснялось, в чем заключалось программирование Хигенрота для этих возрастов.)

Хотя опросный метод весьма напоминал промывание мозгов, которому периодически подвергались почти все, Орло со всем этим прекрасно справлялся. В это время было обнаружено, что мысли, поначалу проявляющиеся в туманной форме, через пару часов становились кристально чистыми и ясными.

Вот этот вот двухчасовый период (плюс-минус несколько минут) и сбивал наблюдателей с толку.

Хуже того, они не уловили реальное значение того, что происходило семидесятью двумя часами ранее. Только это не были мысли, а чувство переполнения энергией всего тела. И уж совсем непростительно с их стороны было не отметить еще более раннего проявления программы, начинавшей работу за шесть недель.

Поскольку процессы мышления чрезвычайно комплексны — их можно представить как некую структуру, механизм — всегда следует учитывать как минимум два физико-ментальных фактора. Один фактор — это сам мозг, с его функцией нейронов заранее находить ожидаемые связи. Так человек, пытаясь вспомнить чье-то имя, уже за некоторое время держит это желанное имя в готовности в своих глубинах сознания, прежде чем оно всплывет на поверхность памяти. Оно не может быть извлечено раньше, прямо в память, зато оно может вызвать некие физиологические ассоциации, связанные с человеком, имя которого мы пытаемся вспомнить.

Вторым же фактором, естественно, было само программирование Хигенрота. Шесть недель в готовности, страхе и состоянии сопротивления; семьдесят два часа в готовности, но при этом накапливается энергия, стимулирующая имунную систему: тело мобилизуется к действию. Находящиеся в подобном состоянии люди, даже специально не тренированные, могут двигаться, не уставая; их глаза блестят, походка пружинистая, мозг работает на все сто. От такого человека как будто исходит блеск. В первый день, во время обеда с учеными, Орло буквально «сиял», удивляя и восхищая всех присутствующих. (Если человек достигал подобной кондиции, он уже никогда не терял ее.)

Члены Комитета, равно как и их хозяин, были настолько параноидальны, что совершенно не заметили — между одиннадцатью и пятнадцатью годами и между пятнадцатью и двадцати одним годом (минус шесть недель) Орло был настроен совершенно мирно, даже был в чем-то конформистом. Как и Величайший — хотя физически и маленький — из Гениев, члены Комитета выдумали то, что назвали «всеприсутствием замаскированных врагов», бывшее на самом деле просто шпиономанией, желая оправдать свои промахи, но это им не помогло.

Естественно, что находясь в промежутках этих особых возрастов, Орло помнил о мыслях, посещавших его в ключевые моменты. Но его уговаривали тем, что система самокритики очищает человека от идей враждебных Народу, и он сам верил в это. В возрасте между одиннадцатью и пятнадцатью годами он быстренько задвинул «старые» идеи в самую глубину памяти, иногда даже стыдясь их. Делать это после пятнадцати было уже труднее, но теперь его «преувеличенная правота» сконцентрировалась на том, как уклониться, если ты молоденький дурачок.

Орло проснулся в темноте. Это не было обычным пробуждением.

— То ли это был сон? Или я что-то услышал?…

В темноте возле кровати почуялось какое-то движение. Кто бы это ни был, могло показаться, что он прекрасно здесь ориентируется. Мелькание теней… И вдруг сильная рука упала на рот Орло и сильно сжала. Что было потом, Орло уже не помнил.

Абсолютный мрак.

Когда он пришел в себя, то лежал уже — все еще совершенно одетый — на диване своего кабинета.

Орло моргнул, когда до него дошло, что уже совершенно светло, и где он сам находится.

Он уселся и увидел… фантастика!..

На каждой пластиковой стене, на каждой стеклянной поверхности были изображения живого Мартина Лильгина.

XXI

Чувствует ли диктатор некий шок, когда понимает, что его все предали, и близится крах? Краснеет ли он при этом? Сжимается ли у него все внутри?

Может ли быть такое, когда приходит Большой Страх? Когда все говорит: «Ну все, тебе конец!»

А что с недоверием — может ли прийти оно? Когда думаешь: «Не верю! Такого со мной произойти не может! Только не со мной».

И правда, кое-кто может иметь в себе безумие древнего священного права королей, представления, что ты какой-то необычный, что все силы, какими ты располагаешь, должны немедленно быть предоставлены тебе по первому же требованию…

Но обычно, все они поступают в зависимости от того, кем на самом деле являются.

Никто не знает всего этого наверняка.

На пластиковой стене, которую Орло увидел первой, было заметно, что Лильгин уже немного освоился с необычной ситуацией и даже попытался привести себя в порядок.

Он слегка улыбался. Напевал, когда брился. Затем закончил одеваться.

Потом прошел в свой кабинет и уселся за свой знаменитый стол. За этим столом он завтракал и обедал.

Стол! Он был знаменит тем, что в тех редких случаях, когда диктатор обращался ко всему миру, телекамеры первым делом показывали стол. На нем справа и слева высились бумаги. А когда камера поднималась вверх, диктатор глядел в объектив с рассеянным выражением человека, которому так много еще нужно сделать.

На сей раз, усевшись за стол, он сказал:

— В 10 часов утра по восточному стандартному времени я выступлю с заявлением. А до тех пор я буду занят со всем этим.

Лильгин улыбнулся и указал на груды документов.

После этого он взял из стопки верхний лист, просмотрел его, вызвал секретаря — который, совершенно окаменев, сидел тут же — и стал диктовать письмо. Похоже, что секретарь (молодой мужчина) чувствовал себя неловко. Но Лильгин не обращал на это никакого внимания, продолжая диктовать… нечто об изменениях в колхозных уставах.

Потом он отослал помощника с приказом немедленно отослать письмо. После этого Лильгин стал читать документы. Чуть позже ему принесли завтрак. Он ел и читал одновременно, как делают многие, не желающие терять времени на будничные потребности.

Ровно в десять часов он поднял голову, улыбнулся и сделал следующее заявление:

— Товарищи, рабочие, все те, кто поддерживает Новую Экономическую Систему. Я представляю, как все вы были удивлены сегодня утром, когда увидели мое изображение на одной или другой стене своего дома.

Меня уже уговаривали, вопреки даже моему убеждению — но не окончательному — провести это испытание в течение неопределенно долгого времени, имея в виду (улыбка), что мы не должны знать, как долго будет оно продолжаться.

Идея эксперимента такова: все граждане, товарищи, рабочие имеют право следить за действиями правительства. Ведь всегда ходят слухи, будто в высших правительственных кругах вечно проводится какая-то секретная деятельность, предпринимаются какие-то действия, о которых широкая общественность не информирована. И так далее, и тому подобное. Все вы знакомы с подобными разговорчиками. Вы узнаете подобные вещи из разных источников. Часть этих источников — действительно простые люди, и таких на планете большинство: трудолюбивые, законопослушные, желающие улучшить условия своего труда. Другие же источники подобных слушков уже не столь невинны. У таких людишек имеются свои злые мотивы, через какое-то время с ними становится трудно, и тогда работники безопасности занимаются ими, согласно закону, который каждый может прочитать и проверить мои слова в любой общественной библиотеке.

В любом случае, с введением в строй этого волшебного изобретения все мы получили возможность — я уже говорил об этом — самому судить о работе правительства, час за часом и день за днем.

Поскольку все это находится в стадии эксперимента, логика подсказывает, что изображения будут наблюдаться и днем и ночью. Надеюсь, вас не удивит, что я буду выключать свет, когда буду раздеваться или пойду в туалет в полнейшей темноте. Я прошу всех вас относиться ко мне с уважением и не подглядывать за мной в такие моменты.

На этом пока я заканчиваю свое сообщение. Когда я буду готов сделать следующее, я объявлю об этом дополнительно. Спасибо всем вам. Я не желаю вам доброго дня, потому что, как все вы видите, я вас не покидаю. Поэтому, давайте я скажу так: — Дамы и господа, следите за работой правительства. У вас есть возможность узнать каждую мелочь, каждую бумажку, что проходит через мой стол год за годом. Но я могу заявить вам прямо сейчас, что это не очень-то увлекательное занятие. Но оно необходимо и занимает все время.

Это было заключение. Улыбка на знаменитом лице задержалась на несколько мгновений дольше обычного. Затем он махнул в знак приветствия рукой, и в то же время его голова склонилась, а глаза начали бегать по строчкам следующего документа.

Тем самым была сделана видимость того, что Мартин Лильгин, диктатор всей Земли вернулся к своим многочисленным занятиям.

Во время всего выступления Орло чувствовал себя совершенно замороченным. Он слушал, совершенно сбитый с толку, не зная, что и делать, куда бежать.

Когда речь диктатора завершилась, Орло поспешил к своему тайному проходу, направляясь в главную часть Коммуникационного городка, но, обогнув мраморную колонну, наткнулся на баррикаду, охраняемую учеными.

Одного из них он знал по Седьмому столу — китайского астронома Джимми Хо.

Тот предупредил его:

— Не приближайтесь, Орло.

Юноша был совершенно сконфужен этим, но остановился.

— Что происходит? И что здесь случилось?

На объяснения понадобилось какое-то время.

— Кто-нибудь был убит при этом?

— Несколько несчастных парней в форме. Вчера они завалились в столовую во время обеда и собирались показать, какие они все крутые со своими пушками. Вот почему мы стоим здесь, и не собираемся никого пропускать в определенные части Коммуникационного городка. Но я знаю, что в наших холодильниках запасов только на два дня. Поэтому я могу оценить то время, которое мы сможем здесь продержаться дней на шесть, не больше.

— Не будьте смешным, — сказал Орло. — Должно быть это какая-то ошибка. Ведь, в конце концов, я нахожусь здесь. А если кто-то что и натворил, то он делал это незаконно. Мы наведем порядок.

— Заливаешь, парень! — ответил на это Джимми Хо, но не перестал улыбаться.

— А можно найти Ишкрина и попросить его прийти ко мне в кабинет с экпертами. Я хочу побеседовать с ними об… — Орло указал на стенки. Изображения на поверхности мрамора были несколько тусклыми, но на особо полированных местах все было видно просто здорово, — об этом. И передайте ему, что меня интересует, почему определители направления никак не могут вычислить источник в — как же он говорил? — три секунды.

Круглое гладкое лицо китайца осветилось улыбкой.

— Орло, он вас просто наколол. Ведь само уже слово «Всепроникающий» означает, что источник излучения является частью всей материи. Его невозможно увидеть, услышать или установить месторасположение. Эта штука будет работать до тех пор, пока не сломается, а я могу поспорить, что Хигенрот позаботился о том, чтобы она проработала подольше — лет, может, сто.

Орло даже ужаснулся:

— Боже правый!

Возвращаясь к себе в кабинет, он чувствовал даже большую растерянность. При этом его посетила такая мысль: как мне повезло, что я находился здесь, когда кто-то, наконец, заставил работать эту Хигенротовскую штуковину. И ведь подумать только, я услыхал о ней всего лишь несколько дней назад…

Усевшись за своим столом и чувствуя, как беспокойные мысли пляшут внутри его головы, он позвонил Байлолу.

Ожидая администратора, Орло решил обдумать свою собственную ситуацию.

Проблемой оставалась и тайна случившегося с ним ночью. Но у него не оставалось уже никаких сомнений относительно того, что произошло с ним утром, днем и вечером предыдущего дня. От него снова исходил блеск.

Мистер Байлол вошел существенно позже звонка Орло. Его манеры изменились. Он вошел шагом; он не бежал. Вероятно, Байлол теперь станет толстым, цинично подумал Орло, глядя на сухопарого человека.

Потом последовал момент изумления. Он понял, что впервые видит этого человека по-настоящему. До этого мгновения у него было впечатление о Байлоле, как о неуклюжем, высохшем пожилом человеке.

Реабилитированный Главный Помощник Члена Президиума по науке и технологии, прошествовавший в дверь, выглядел на тридцать с лишним. С умеренной наглостью Байлол подплыл к столу Орло и небрежно сказал:

— Я был на телефоне, когда ты позвонил. К тебе звонок. Третий прости! — мистер Йоделл ждет на интеркоме.

Орло, потянувшийся в карман за пистолетом в тот момент, когда вошел Байлол, не убрал руки с оружия. Он искренне не верил, что этот человек способен на насилие или решительные действия. Но его мыслью было: не давать никаких шансов.

— Спасибо, мистер Байлол. — Он говорил вежливо. — Что вы думаете об эксперименте, предпринятом Председателем Лильгиным?

Последовала пауза. Глаза мужчины поначалу изменились… Ничего похожего, анализировал Орло, на убеждение кого-то высказать свои мысли, потому что он может видеть, что они собой представляют…

— Ах! — булькнул мистер Байлол. Это было почти похоже на то, что он вывалился обратно из какого-то иного измерения. — Сэр, мистер Йоделл на интеркоме, — сказал он. Это был прежний сверхвозбужденный тон.

Говоря это, он попятился назад, кланяясь и шаркая, и повторил это еще раз.

Орло поднял трубку интеркома.

— Простите, что заставил вас ждать, сэр, — солгал он. — Я был в ванной.

Общительное существо на другом конце линии оборвало его.

— Не бери в голову, мой юный друг. Меня интересует, не могу ли я прийти и поговорить с тобой?

Орло спросил:

— Сколько вам лет, мистер Йоделл? Выглядите вы где-то на пятьдесят пять.

Двое мужчин сидели, разделенные столом Орло. И с первого мгновения это был прямой разговор, словно Третий решил сжечь млсты за собой — а если необходимо, то и перед собой; и его не волновало, кто это слышит.

Тяжелые щеки сейчас изменили цвет с лилового на яростно-розовый. Стальные глаза сузились.

— Этот сукин сын, — злобно сказал он, — поддерживает нашу с Мегара внешность на уровне пятидесяти с лишним, — а свою едва за сорок.

Казалось, он сообразил, что был субъективен. Он слегка выпрямился.

— Мне двести двадцать семь лет, — гордо произнес он. — И полагаю, мне следует быть благодарным этому, так его и так; но я заработал каждый этот год. Так что ну его к монахам!

— Не хотите ли рассказать мне эту историю?

Йоделл кивнул, и на глазах его выступили слезы.

— Это копилось во мне сто семьдесят пять лет, и я дошел до точки, когда хочется рассказать это маленьким мальчикам или даже дружелюбно настроенным камням.

— Продолжайте, — сказал Орло.

Номер Третий был из выживших.

Прежде равный, он умудрился совершить переход во второстепенные. Это было нелегко сделать. Термином для людей вроде него в смертоносные дни, последовавшие за вступлением в должность, было либо левый, либо правый уклонист.

Приговором всегда была смерть.

Уклонистом был человек, которому в ранние дни не достало специфического типа ЭСП. Так или иначе, он не сумел заметить, что некий маленький, темноволосый, схожий с волком молодой человек с пронзительными черными глазами был естественным лидером во вновь сформированном мировом государстве.

Он мог бы возразить, как многие, что в его мозгу было так много всякого, включая своекорыстие, что он пренебрег осознанием того, что у государства переходного периода есть свой природный лидер. И он просто не соображал, в течение опасно долгого времени, что был лишь один возможный выбор из тех, кому следовало быть лидером.

К счастью для Йоделла, он никогда на самом деле не бывал на групповых встречах, найденных опасными темноволосым, с лицом койота, существом. Большинство из верхнего эшелона бывали. Они все были мертвы, поскольку смерть могла последовать скоро.

Но этот одиночка — не в порядке критики — не мог бы спасти никого. Его добрая удача была выше всего столь простого. Правда была в том, что все старые люди образовали то, что впоследствии было названо Негативной Группой.

Они совершили непростительное, хотя и неумышленное, преступление. Они присутствовали при сотворении. Не имело значения, как понизили такого человека, или какую далекую, никчемную задачу ему поручали, он все о тебе помнил. Он знал тебя тогда. Где-то в его голове существовало осознание того, что ты тоже человеческое существо, несущее человеческую вину.

Он видел, как тебя обвиняли в совершении ошибок. И видел, как ты защищаешь себя, словно любой заурядный человек. Он был там, когда Член Партии (теперь уже давно мертвый, пытанный целыми днями, скептически споривший всякую минуту, вопивший, почти до мгновения своей смерти, что ты не имеешь права это делать, прежде чем в конце концов усвоить, что это уже происходит, и что нет никого, кто бы остановил это, потому что они были замучены и убиты в то же самое время) сказал, что ты, Мартин Лильгин, являешься крайним левым уклонистом с фашистской ориентацией.

Можно ли позволить жить человеку, слышавшему подобное обвинение, выдвинутое против этого уверенного, маленького, гиеноподобного вождя? Он бы мог, если бы был первым, взять в руку перо — если не считать того, что первым был Мегара — и писать, утверждая, что признал супермена с глазами и инстинктами кобры своим начальником на все будущие времена во вновь сформированном мировом государстве. Он бы мог, если бы тот ультра-лидер ради пробы не решил, что разрешит остаться в живых приблизительно сотне из первоначальных восьми или около того миллионов; и у него не было идефикса насчет того, кто точно будет этой сотней людей. Каждому человеку придется завоевывать свое собственное место в том кружке избранных каким-то уникальным актом почтения.

Частью необходимого требования оказалось то, что каждый из сотни должен был отметить в своей совершенной памяти, что в первые дни все, что бы ни делал лидер, было правильным; и что он, фактически, никогда не был неправ ни в чем.

Каждый из сотни — как оказалось — однообразно вспоминал каждое единичное событие, ведущее к победе. И был готов засвидетельствовать — и свидетельствовал так регулярно — что одна и только одна личность играла решающую роль в каждое мгновение. И что никто больше не делал ничего, кроме как повиновался распоряжениям…

— Как — спросил Орло, — звали того изобретателя пилюль бессмертия?

Они достигли стадии вопросов и ответов.

Йоделл сказал:

— Мы еще не знаем, создают ли они бессмертие. Но они достаточно хороши. — Он пожал плечами и добавил просто:

— Однажды утром я проснулся и не смог вспомнить ни имени этого парня, ни что я сделал с формулой. Не знаю, как Лильгин это сделал.

— Могла быть дискуссия как раз на эти самые темы, — сказал системный инженер (в некотором смысле) Орло Томас, — и одновременно вы бы дышали… он назвал газ, производное химического соединения, родственного пентатолу натрия — …или же он мог быть введен в твое кровяное русло каким-то иным способом.

— Я не помню подобного разговора, — сказал Йоделл.

— Это было бы несколько затруднительно, — сухо прокомментировал Орло, — с подобными методами.

Он ненадолго замолчал, видя те действия в виде серии затененных ментальных образов. Предположительно, сам изобретатель бессмертия давно умер. Обобранный, лишенный своей идеи еще при жизни. Искусно подводимый вероято, годами, — к опрометчивой отдаче данных. Логика говорит, что его держали под рукой, пока не было установлено неоспоримо, что секретная формула может быть воспроизведена и введена без его помощи; пока наконец ее не поместили в один из тайников диктатора.

Могло даже быть, что изобретатель, пока был жив, был членом Верховного Президиума. Орло задал вопрос, а в ответ получил пожатие плечами.

— Там их было так много, — безнадежным голосом произнес Йоделл.

— Знаю, — сказал Орло, бывший, вероятно, единственным человеком, кто когда-либо сосчитал их.

В этой точке Орло больше не мог сдерживать себя. Напряжение копилось в нем с момента звонка Йоделла: ощущение, что и разговор по телефону, и этот диалог прослушивались и прослушиваются; и что у кого-то есть власть предпринимать действия против предателей. По какой-то причине полнейшее игнорирование Йоделлом этих бедственных возможностей заставляло Орло хранить молчание, как будто его смелости пришлось подстроиться под смелость старика.

Но теперь он задал этот вопрос.

Удивленный Йоделл сказал:

— Ради всего святого, Орло, у Лильгина только двадцать четыре часа, как и у всех прочих. Шпионить за тобой и твоим оборудованием было моей работой. И… — мрачная улыбка — целью, в конечном итоге, было не дать тебе сделать то, что сейчас сделано, и разработано это было также для того, чтобы получить то изобретение.

Ты говоришь, — настаивал Орло, — что, поскольку шпионить за мной — это твоя работа, то этот разговор не прослушивался и не прослушивается никем. Правильно?

Йоделл заизвинялся.

— Мне следовало немедленно упомянуть об этом. Да, да, вот так, разумеется. Что еще. — Он откинулся назад. На лицо его вернулось злобное выражение. — Ну, хорошо, теперь расскажи мне, как ты это делаешь?

— Делаю что?

— Давай, давай… — Голос его мгновенно обрел мощь и нетерпение, так он был привычен отдавать распоряжения и иметь дело с подчиненными. — …как ты засекаешь этого сукина сына? Я тебе говорю, у него никогда и в мыслях не было, что ты увидишь его хоть мельком. И возможно, что, не считая Мегара, я единственный, у кого есть эта тонкая информация, позволяющая мне — и, естественно, Мегара — догадываться, что Председатель Лильгин провел вторую половину дня, вечер и ночь с Одеттой.

— У меня — сказал Орло ровным голосом, — нет ни малейшего представления, о чем ты говоришь. Так вот, у тебя была пара комментариев раньше, озадачивших меня, когда ты их высказал — и все еще озадачивающих. Но я позволил им проскользнуть мимо. Так что первое, что мы должны прояснить, это о чем ты, черт возьми, толкуешь?

Последовала долгая пауза, мертвая тишина. Наконец Йоделл спокойно сказал:

— Хигенрот. Ты сын Хигенрота. И все это… — он махнул рукой на изображения, — идет из твоей головы.

— Но, — слабым голосом сказал Орло, — Альтер Эго сказал мне вчера, что я сын Лильгина.

— Он никогда не отличался блестящим умом, — сказал Йоделл. — И если это пример работы его мозгов, то ты можешь понять, почему Лильгин убил его вчера после полудня, как только вы с ним закончили обед и ты ушел.

— Он собирался стать новым диктатором, — сказал Орло, — и сделать меня своим наследником.

— Весьма многие Альтер Эго имели подобные мысли, — сказал, отделываясь, Йоделл. — Но теперь, слушай, что…

— Сын Хигенрота! — размышлял вслух Орло.

Странно, он был не слишком счастлив от этого. Фактически, это выглядело почти как падение. Он обнаружил, что кисло припоминает, как читал про жившего ранее диктатора по имени Адольф Гитлер, бывшего, как выяснилось, на самом деле Адольфом Шикльгрубером. В имени Хигенрот было что-то от Шикльгрубера. Он попробовал произнести шепетом:

— Орло Хигенрот. — Брр!

В этот момент через стол протянулась рука и схватила его за запястье.

— Ты где? — твердо проговорил Йоделл. — Кажется, ты разочарован.

Орло с несчастным видом объяснил эту штуку с Орло Шикльгрубером. — Я чувствую себя пониженным в звании.

— Величайший из живших гений коммуникации. Он сходил с ума по девочке-подростку, на которой его женил Лильгин. Мы позднее обнаружили, что она заперла перед ним дверь спальни. Так что единственный раз, когда она легла для него, это накануне его смерти, когда она была напугана до безумия. И вот, мой юный друг… — Йоделл мрачно улыбнулся, — …как ты стал хранилищем секрета всепроникающей системы, о которой, по твоим словам, у тебя нет и воспоминаний относительно ее использования против Лильгина.

Таким образом, они вдруг вернулись к этому.

Орло сказал:

— Когда ты позвонил, я принял как само собой разумеющееся, что это ты транспортировал меня из моей спальни в этот кабинет.

— Не я, — натянуто произнес Йоделл.

Юноша и мужчина уставились друг на друга. Немного погодя, словно движимые одной и той же веревочкой, они поднялись на ноги.

— Но…но… — выпалил Орло.

Йоделл вытянул слегка трясущуюся руку.

— Дай мне этот комм. — хрипло сказал он.

Орло молча толкнул прибор через стол. Он наблюдал, как поглощенный своим занятием Третий нажал две кнопки, подождал, потом коснулся еще двух.

Появившееся на плате лицо принадлежало мужчине возраста Йоделла. Орло видел его за обедом в ту первую ночь — еще один пьянчуга.

Мегара!

Йоделл сказал:

— Вит, я здесь, в кабинете Орло Томаса. И мы только что пришли к потрясающему заключению. Это сделал ты.

Лицо на экране было из тех лиц взрослых младенцев, с маленькими усиками на верхней губе и с маленькими голубенькими глазками. Если не обращать внимания на челюсть, то это было лицо, способное — Орло не был бы удивлен — залиться слезами от пустяшного замечания. Но очевидно, и младенцы могут стать жесткими после двухсот двадцати лет.

Это лицо тронула едва заметная улыбка. Потом глубокий, недетский голос сказал:

— Шансы вроде Орло подворачиваются лишь раз даже за долгую жизнь. Могу сказать тебе, было удовольствием достать наконец этого ублюдка.

Он оборвал себя.

— Но послушай, я бы предпочел покончить с этим. Мы должны помнить, что Лильгин тоже усиленно думает. И ему не придется произносить смертный приговор вслух; он может просто написать его своею собственной рукой. Мои предложения, чтобы я стал главой правительства. Подумай об этом, пока будете ждать, ладно?

Когда связь прервалась, Йоделл цинично прокомментировал:

— Я смотрю, тут куча желающих на замену. И будет еще больше с теми же самыми мыслями. Включая, возможно, даже меня. И… — с улыбкой — …тебя.

— Не я, — сказал Орло.

XXIII

Он мог воспринимать… сигналы.

Доверенный помощник мог произнести одно неверное слово — и он никогда не получит другого шанса заговорить. Политически правильное утверждение, высказанное с малейшим отклонением от правильной интонации — Лильгин слышал отклонение. Этот человек уже больше не допускался к нему.

И, разумеется, при должном — но быстром — развитии событий, и тот, и другой исчезали после первой изнурительной пытки для получения «полного признания».

Сигналы! В давние дни, когда он был подростком и еще были личные автомобили, самые неуловимые сигналы неисправности в машине настораживали того юного Мартина Лильгина. Его машина так часто бывала в гараже, начиная со дня, когда он ею обзавелся, что механики начинали стонать, как только видели его за рулем.

Ни молодому, ни зрелому Лильгину, ни его последовательным сторонникам (все вскоре были убиты) не было ясно, что эта чрезвычайная, нетренированная чувствительность к сигналам была ненормальной. Он восхищался собой за это; считал это признаком своего раннего развития; и так же думали многие люди, кто позднее подавали тот смертельный (для них самих) сигнал, подсказывающий Хозяину, что у них есть свои собственные мысли… критического толка.

Ненормальная чувствительность к сигналам (в параноидальной манере) является психологической характеристикой второй стадии утомления. Поскольку Лильгин на своей памяти никогда не был подвержен необычному утомлению, и, разумеется, не считал себя параноиком, ему не приходило в голову (по крайней мере, он бы не принял такой возможности), что тело может испытываь некоторое недомогание, вроде длительной сильной лихорадки, которое воспроизводит эти две первые стадии утомления на более глубоком клеточном и нервном уровне, а иногда даже и третью стадию.

В младенчестве (как однажды рассказала ему его мать) он чуть не умер от лихорадки. В последующие великие дни он проверил информацию из ее рассказа и превратил это в систему: все заболевания лихорадкой должны были регистрироваться, а за людьми и их последующим поведением следовало следить. По какой-то причине он воздерживался от использовании этих частных данных для мотивирования массовых убийств названных таким образом людей.

Вскоре после произнесения речи в тот первый день тотальной связи, он «прислушался» ко всем сигналам своего затруднительного положения.

В этот момент он попросил, чтобы ему принесли лист официальной формы Десять-Шестьдесят. Его секретарь вышел и вернулся с сообщением от Йоделла о том, что отдел снабжения канцтоварами (который в части этой формы находился в ведении Йоделла) опустошен. Но формы уже печтаются.

В качестве замены официальным бланкам ордеров смертного приговора секретарь принес две пачки чистых листов. Он положил их на стол Лильгина. И вернулся снова на задний план. У диктатора создалось впечатление — к нему пришел сигнал — что этот человек прячет улыбку.

Перед взорами трех миллиардов людей Лильгину пришлось подавить мгновенный импульс убить мошенника.

Всем этим людям во дворце, подумал он, видевшим меня в этом состоянии упадка, придется уйти…

Предать смерти все подобные воспоминания!

Мысль эта успокаивала его, пока он там сидел. Потому что отчасти говорилось заранее, что тому, что происходит, на самом деле не было свидетелей.

Но на самом деле его мозг лихорадочно работал.

Что делать.

Он не спеша вскрыл одну из пачек. Вытянул стопку листов. И начал писать собственноручно смертные приговоры. Он лично сворачивал каждый; помещал в конверт, запечатывал и писал адрес.

Сделав это пол-дюжины раз, он поднял глаза, улыбаясь своей улыбкой, и сказал наблюдающим миллиардам:

— В четыре часа пополудни я объясню, что я делаю, и почему.

— Как ты думаешь, что он пишет? — спросил Ишкрин.

Вопрос, предположительно, был адресован всем семерым людям, сидящим в кабинете Орло — и даже, возможно, ему самому, восьмому.

Орло ответил первым.

— Хм, — он откинулся назад, нахмурившись. — Полагаю, мне следует это проанализировать.

Он закрыл глаза.

— Ты думаешь, — продолжал Ишкрин, — он наконец-то решил, левый это или правый уклонистский заговор?

Все ученые в комнате заулыбались со своим вневременным хорошим настроением. Мегара и Йоделл сидели мрачные и молчаливые.

Орло открыл глаза и сказал:

— Думаю, Членам Президиума Номер Два и Три следует забрать своих подружек или жен в эту секцию в течении следующего часа — и это напоминает мне кое о чем. — Он сел и наклонился вперед через стол к Йоделлу. — Где Шида?

Не дожидаясь ответа, он вслед за этим еще раз пихнул через стол интерком. Йоделл поймал его. Его коротенькие пальцы запорхали над кнопками.

На плате комма появилось жесткое лицо. Оно было молодым, квадратным и мрачным. Оно выслушало вопрос старшего мужчины. Потом рот открылся; и исходящий из него голос сказал:

— У меня здесь собственноручный ордер Председателя Мартина Лильгина, приказывающий мне задержать Шиду Мортон и быть готовым разнести ее в клочки на дробильной машине по получении от него единственого слова через комм.

— Ордер выписан на форме Десять-Шестьдесят? — спросил Йоделл самым своим ровным голосом.

— Нет, но я весьма хорошо знаю его почерк.

— Уверен, — кисло, — что это так. Но теперь слушай, Бурески, нам нужна эта девушка. Плевать на ордер. Времена меняются, и ты должен меняться вместе с ними.

Мрачный голос сказал:

— Что, черт возьми, там у вас происходит? Что это за проверка?

— Это не проверка, мой друг. Он, наконец, попался. И здесь ни он, ни кто-нибудь другой ничего не может поделать. Так что не попадись вместе с ним. Мы пошлем кого-нибудь забрать девушку.

— Невозможно. Я могу не подчиниться приказу, если уж на о пошло. Но я ее не передам и не отпущу в этот раз.

Йоделл оглядел ученых.

— Джентльмены, я собираюсь пригрозить от вашего имени. Послушайте и скажите мне, можете ли вы это исполнить. — Он повернулся обратно к экрану. — Бурески, я посылаю из Коммуникационного городка полдюжины ученых в эту вашу темную серую штабквартиру Тайной Полиции. И они войдут и заберут девушку. Не сопротивляйся! Передай ее.

Выражение квадратного лица было скептическим.

— Пол-дюжины… — пролаял он. — Ведь у нас здесь крепость. Мы даже экипированы, чтобы сбивать атомные ракеты.

— Это как раз случай превосходства сознания над материей, — сухо сказал Йоделл. Он взглянул на Ишкрина. — Я правильно обрисовал положение?

— Потребуется около дюжины взаимодейтсвующих специалистов, — был ответ. — Может, даже десять.

— Хорошо, — сказал Йоделл. — А теперь, Бурески, не уходи. Нам еще нужно найти мадам Мегара…

Из углового дивана, от Мегара, донесся странный хриплый звук. Он был весьма похож на удивленный вопль горя, исторгнутый из взрослого мужчины.

Прервав связь, Йоделл сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

— Просто на случай чьего-то недоумения, я, вероятно, могу при опасности организовать для всех нас бегство в Холмы.

Ишкрин всплеснул руками.

— Мы живем в безумном мире, — сказал он. — У нас здесь человек, не считающий происходящее здесь опасностью.

Когда Орло осторожно вышел вперед, офицер охраны на входе во дворец, побелел.

— Сэр, — сказал он, — у меня здесь написанный ордер от Мартина Лильгина. Он прибыл со специальным курьером четыре минуты назад. В нем говорится, что до дальнейших распоряжений никому не позволено покидать или входить в Коммуникационный городок.

Орло продолжал идти. Он сознавал присутствие позади дюжины супер-ученых, которые предпочли идти врассыпную.

Он сказал, четко выговаривая каждое слово:

— Этот ордер не установленной формы. И в любом случае, ко мне он неприменим, капитан. Точно так же он неприменим к любому, кому я своей властью позволю выйти отсюда. Я законный Член Президиума, заведующий Коммуникационным городком. Ты понимаешь, что я говорю?

— Но… — запротестовал офицер, — …у меня собственноручно написанный ордер Председателя Лильгина.

Они сейчас были лишь в нескольких футах друг от друга. Орло остановился и ухмыльнулся, демонстрируя все зубы.

— Капитан, почерк можно подделать. Мы должны действовать, руководствуясь только законной процедурой. Потому, я теперь приказываю тебе, чтобы ты и твои люди построились и шли впереди нас через ту часть дворца, которая ведет к двери главного выхода для сотрудников этой секции. у тебя тридцать секунд, чтобы мне повиноваться!

— Но…

— Шевелись!

Последовала долгая пауза. Потом капитан судорожно сглотнул. И отдал честь. После юноша повернулся к полу-дюжине подчиненных.

— Стройся! — скомандовал он, пытаясь изобразить строгость.

Его неуверенность передалась по меньшей мере одному из тех нижестоящих типов. Пятеро мужчин повиновались. И шестой схватился за ружье, как другие. Однако, вместо того, чтобы вытянуться в струнку, он припал к земле. Поднял винтовку. Направил ее на Орло.

— Никто, — прорычал он, — не может приказать не повиноваться Хозяину. Я…

Он остановился, потому что…

Исчез.

Позади Орло ученые нарушили свой свободный строй и сошлись в кучку.

— Эй, — сказал Питер Ростен, — кто из вас сделал этого? Я всегда считал, что у меня весьма хорошая система. Но эта лучше.

Ответа не было.

Дюжина экспертов в разных науках просто поглядели друг на друга, а потом на Орло. Но никто не вышел вперед, чтобы принять почести.

Ишкрин прокомментировал:

— Похоже на то, что тот, кто вывел этого типа из уравнения, еще пока не гонится за славой.

Орло сказал:

— Как я понимаю, нашей важнейшей задачей является убедиться, что нас не подстрелят с балкона или какой-нибудь еще выгодной точки. Значит, нам надо разделить наши глаза. Вы двое… — он указал, — …наблюдаете за тылом. Двое за верхом, двое прямо впереди, двое слева, двое справа.

В каждом случае он указывал, какой человек для чего.

Ученые просто добродушно глазели на него. Никто не шевельнулся, чтобы повиноваться ему. Питер Ростен мягко сказал:

— Орло, не тревожься о таких вещах. Когда Хигенрот обнаружил, что можно заставить электричество двигаться от одной точки в пространстве до другой по более простому пути, чем в природе, стали решаемы многие проблемы пространственных взаимодействий. Полагаю, Лильгин боялсся обучать тебя слишком далеко продвинутому материалу. Но разумеется, то, что есть у нас, далеко выходит за рамки того, что есть там.

Чувства Орло были задеты.

— Слушайте, — сказал он. — если вы, чудаки, всегда были в состоянии уйти из этой тюрьмы, почему вы давным-давно не ушли?

— Куда идти-то? — спросил плотного сложения мужчина. — В Лильгинленде нужно иметь разрешение быть тем, кто ты есть.

Это было правдой. И Орло немедленно устыдился своей вспышки, и жалящего чувства, вызвавшего ее.

— В истории было время, — сказал он, — когда люди могли искать убежища в церкви.

— Только не в Лильгинленде, — сказал кто-то. — Не в подразделении Официальной Религии.

Орло сказал:

— Было время, когда человек мог найти политическое убежище в другой стране.

— Только не на земле Лильгинленда. Других стран нет.

— Вероятно, нам придется что-то с этим делать, — прокомментировал Орло, — на будущее.

На это никто не ответил. Мужчины, он понял, были возбуждены внутренностью дворца. Он вдруг понял, потрясненный, что эти великие люди никогда не были так далеко от Коммуникационного городка; фактически, вообще не были за его пределами.

Они шли медленно, рассматривая; обуянные почти таким же любопытством, как дети. Дважды они собирались вокруг чего-нибудь простого, вроде открытой двери, и всматривались через нее и за нее. Оба раза Орло пришлось толкать их, пока он не заставил их двигаться снова.

— Слушайте, — понукал он их, — вы будете совершенно снаружи всего через несколько минут, если просто продожите идти.

У ворот он реквизировал автобус и водителя. Все с энтузиазмом забрались в него. И все же, попав внутрь, они робко сидели, когда машина скользила вперед вдоль оживленной улицы.

Орло был потрясен…Могу ли я действительно верить, что эти люди собираются взять крепость?

Они подошли к стальной двери огромного серого здания из камня и стали, меньше, чем в миле от дворца. Подождали, пока охранник кому-то позвонит. Юный офицер охраны вскоре уставился на них сквозь стальные прутья.

— Генерал Бурески будет здесь через несколько минут, — сказал он.

Был еще не совсем полдень. Теплый ветер дул вдоль пустынной улицы перед этим длинным, высоким, отталкивающим зданием, рядом с дверью которого на стене была единственная простая надпись: ВЕРХОВНАЯ ПОЛИЦИЯ.

Как высоко ты сможешь попасть?… Орло задумался. Он пришел к выводу, что верховная полиция ответственна за большинство политических убийств. Которые составляли большинство всех убийств.

Мысль его закончилась. Потому что… шаги по каменному полу. Мужские и женские.

Орло почувствовал, что переменился в лице. Этого не может быть. Не может.

Но это было.

Шида вышла. И стояла несколько скованно рядом с мрачнолицым молодым человеком в форме, приведшим ее.

Мужчина сказал:

— Вот как я хочу это сделать. Скажите нам, где она будет все время…

— Она будет в Коммуникационном городке, — сказал Орло.

Бурески продолжал, словно его никто и не прерывал.

— Нашим практическим решением является то, что мы позднее решим, «попался» Лильгин или нет. Если да, то можете оставить ее себе. Если нет, мы заберем ее обратно и не будет никаких записей об этой временной уступке.

— Предположим, — спросил Орло, — что он скажет по комму то слово, о котором ты упоминал.

— Он не в том положении, чтобы надзирать, что мы здесь делаем, сказал Бурески. — Мы просто скажем, что это сделано. И позднее, если он победит, это будет сделано. И все свидетели так же исчезнут. Понятно?

— Прагматично, — согласился Орло. — Так, а как насчет мадам Мегара?

— Я уже приказал поместить ее в госпиталь. Ей будут делать протеиновые инъекции и сделают косметическую работу.

Она была на тяжелом труде, сэр, и потребуется месяц, пока она сможет хотя бы толком ходить.

— Я представляю. Какой госпиталь?

Бурески ему сказал. И на этом они расстались.

В автобусе, на обратном пути к дворцу, Орло сидел рядом с молчаливой, с белым лицом, Шидой. Наконец, она сказала тихим голосом:

— Меня изнасиловали. На мне было трое мужчин. Они считали, что со мной покончено; потому они использовали меня.

— Ты можешь видеть, — сказал Орло, — что они не демонстрировались на всех пластиковых стенах Земли; потому они позволили себе то, что, как они считали, будет тайным преступлением.

— Я тоже думала, что со мной кончено, — сказала Шида, — поэтому я получала удовольствие от того, что они делали. Теперь мне стыдно. Было время, когда я хотела, чтобы меня имел только ты. Ты все еще хочешь тот подарок на день рождения?

— Это мой день рождения, — сказал Орло. — Сегодня. И ответ да. Мы пойдем в Холмы, поскольку в моей постели сегодня ночью будет, вероятно, спать мой секретарь. Но… — заключил он, — …до того еще часы и часы. Перед этим нам придется убеждать безумца, что никто не хочет его убивать. И фактически, мне придется убеждать всех людей, кто желал бы видеть его мертвым, не делать этого.

К нему обернулось лицо сбитого с толку ангела.

— О чем ты говоришь? — спросила Шида. — Ты что, сошел с ума?

— Должно быть, — искренне ответил Орло. — Потому что в данный момент я, вероятно, единственный человек в мире — исключая, разумеется, простофиль — кто ощущает сочувствие к Лильгину. — Он кивнул сам себе. — Это простейшее решение, в самом деле. Оставить его у власти.

— Это уже слишком, — рыдала она. — Третий визит, и все три впустую.

Не обращая внимания на своего влиятельного, хоть и молодого посетителя, она подбежала к двери в смежную комнату и распахнула ее.

— Хин, — всхлипывала она, — они снова вернулись. Они вернулись.

Было до весьма необычно видеть и слышать ее в таком состоянии, зная при этом, что эта миловидная женщина, проливающая такие горькие слезы, его истинная мать.

Также странно было вспоминать, что исходные рапорты оценивали Эйди Хигенрот как весьма расчетливую молодую леди. (Ничего из этого уже не осталось.)

К несчастью, у Орло не было времени на объяснения. И что более важно, он не смел ничего объяснять. Они спустились на луг возле дома Глюкенов. Когда машина приземлилась, ученый по имени Спеш посмотрел на свою ладонь по крайней мере, так это выглядело — и с нажимом сказал:

— Здесь уже кто-то побывал. Это ловушка.

Точный анализ показал, что и на докторе, и на миссис Глюкен установлено устройство, приводимое в действие чьим-то голосом. Было не ясно, что сделает это устройство, но… Нетрудно догадаться, чей это должен быть голос, подумал Орло — и потому просто жестом показал ученым, чтобы они следовали за ним.

Потом он молча стоял, когда началось сражение.

Ситуация в целом была безумной. Нужно было столь многое, многое сделать…

Они с Шидой и его «армия» вернулись в Коммуникационный городок, и ему сразу же пришлось оставить ее устраиваться в его апартаментах. Сам же он поспешил обратно в свой личный кабинет.

Когда Орло вошел, Юю, чьей специальностью были биологические аспекты электромагнитных явлений, вскочил и потрусил к нему.

— Как ты себя чувствуешь? — шепотом поинтересовался он.

— Перевозбужденным, — правдиво ответил Орло.

— Зато получившим полную память? — большой чернокожий мужчина был настойчив.

— Когда я об этом думаю, — сказал Орло, — я на самом деле могу различить чуть слышный голос.

На лице чернокожего было написано облегчение.

— Тогда, вероятно, мы правильно просчитали, что с тобой сделал Мегара. И, разумеется, в этом есть смысл. — Он пожал плечами. — Тот вариант с пентатолом натрия, это практически все, что известно техникам той особой ветви секретной полиции.

— У меня впечатление, — сказал Орло, — что Хигенрот подключил зиготу к своему оборудованию с помощью какой-то разновидности поля. Все время, пока зигота делилась и постепенно превращалась в меня, каждая клетка сохраняла это подключение. Так что в данный момент я подключен от макушки до пят. — Он нахмурился. — Это довольно просто. Около дюжины сигналов каждому предшествует эмоция.

Большой африканец радостно потер ладони.

— Это Кирлиановские штучки. Эй, я хочу увидеть это в действии.

— Я создал поле для проверки, — сказал Орло. — Я посмотрел на человека, угрожавшего мне оружием, создал эмоцию и прошептал сигнал. Выглядело так, словно он исчез в буквальном смысле.

— Мальчишка! — сказал Юю.

— Я бы предположил, — сказал Орло, — покуда я точно не определил связующее поле, что его переместило в одно или второе из двух мест, задающихся автоматически. Наиболее вероятным из них является старая рабочая комната Хигенрота в университетском доме, где он в то время жил.

— А какое второе?

— Полагаю, в то время старина… — Орло приостановился, недовольный собой; это прозвучало, как неоправдано фамильярное упоминание о пожилом гении, бывшем его отцом; тем не менее, он после паузы продолжил…Хигенрот все еще забавлялся идеей сделать это самому. Потому у него было подключение к одному из Убежищ в Холмах, и были кое-какие идеи превращения Холмов в истинно бунтарскую оппозицию правительству. — Он оборвал себя. Это второе место, где мог завершить свое перемещение охранник с винтовкой.

— Какой у тебя план?

— В данный момент, — сказал Орло, — я бы предпочел выяснить, как здесь продвинулись дела, пока меня не было. А потом я обрисую мой план всей группе. Хорошо?

— На все сто, — сказал Юю. — Чем меньше придется повторять, тем лучше. Но то второе дело остается между нами, правильно?

— Правильно, — сказал Орло. — До дальнейших указаний.

После этого он прошел в комнату и вежливо поприветствовал остальных сейчас их там было одиннадцать.

Йоделл сказал:

— В твоей спальне группа женщин. И еще кое-какие люди в коридорах, им указаны места, где они могут спать на полу.

Орло с улыбкой кивнул.

— Когда я шел сюда, мне показалось, что тут весьма людно. Вновь прибывшие, полагаю?

— Мы сочли так, — сказал Йоделл, — что всем людям, имеющим какой-то доступ к Лильгину, следует объяснить, что происходит, и дать шанс решить, где они хотят находиться. До сих пор все они приходили сюда. И, разумеется, как мы предложили им, каждый мужчина привел жену или подружку. Мы все ждем четырехчасовых откровений, обещанных Лильгиным, когда он начал писать те смертные приговоры.

— Мне кажется, — сказал Орло, — что мне следовало бы быть там, занимаясь спасательной работой. Но первым делом я бы хотел рассказать вам, как, по моему мнению, все это должно получиться.

Похоже было, что они не ухватились за это объяснение.

— Но послушай, — возразил Мегара, — этот человек убил миллиард людей. Ты это не признаешь?

— Вероятно, это недооценка, — спокойно сказал Орло.

— Тогда как ты можешь убедительно оправдать оставление его у власти?

— С начала истории, — сказал Орло, — мир, похоже, управлялся всего лишь примерно пятью процентами из всех своих мужчин. К этой группе могли бы присоединиться дополнительные пятнадцать процентов, но они не совсем в состоянии сделать это. Из оставшихся восьмидесяти прцентов семь или восемь являются сексуальными отклонениями; а оставшиеся чуть больше семидесяти процентов составляют ту огромную массу тяжело работающих, нормальных людей, вступающих в брак, содержащих семьи и не разводящихся без веских причин. Эти семдесят процентов, как оказалось, по существу, приемлют видимый общественный облик правительства.

— Это огромное большинство, — продолжал он, — видит повсюду вокруг проделанную Лильгиным хорошую работу. В конце концов, мы должны признать, что инженерный подход к человеческой натуре, рассматриваемой с полнейшей объективностью селекционера скота, поддерживает в действии фабрики и автобусы, самолеты и ракеты, и обеспечивает изобилие пищи. Население планеты стабилизировалось на уровне чуть меньше трех миллиардов. Люди всю свою жизнь живут без болезней, без войн, без серьезных эмоциональных проблем.

Орло сделал паузу, пожав плечами.

— Полагаю, что суммировал хорошие стороны Лильгина. Я веду речь к тому, что мы с вами являемся частью той же группы из пяти процентов, что и Лильгин. На его месте, имей вы его власть и его инженерные мозги, вы делали бы то же самое, или нечто подобное, в зависимости от того, что является вашим идеалом. Чего ради менять одного на другого, если оба одного типа? Вот мои аргументы.

Он взглянул на Мегара.

— Сэр, раз уж ты предлагаешь себя в качестве жизнеспособной замены, то что ты на это скажешь?

На младенческом лице было выражение нерешительности. Потом он сказал:

— Когда человек по собственной воле совершает столько преступлений, как Лильгин, его нельзя принимать в расчет для переизбрания.

— Сейчас обсуждаем тебя. Твое поведение — если бы ты был в его положеии.

— Вы спятили… — сказал Мегара и бурно запротестовал:

— Я никогда на причинил вреда ни единой живой душе, кроме…

— Кроме?

— Кроме как по приказу.

— Видишь — ты, считающий себя нормальным человеком, наносил ущерб другим человеческим существам. И оправдываешь это тем, что следовал приказам.

— У Лильгина оправданий нет. Он делал это, потому что он мерзавец.

Орло покачал головой.

— Он стал вести себя так после того, как ему, наконец, стало ясно, что он может поступать, как ему нравится, потому что его никогда не призовут к ответу и, до тех пор, пока он большую часть этого делает в тайне, это никогда не испортит его публичный образ.

Он видел, что Мегара рвется заговорить, и сделал вежливую паузу. На этот раз мужчина рубанул дальше. Он сказал:

— Сэр, ты пытаешься поощрить величайшего убийцу за всю историю. Говорю тебе, этот монстр родился с яростью и убийством в сердце. Джентльмены, я однажды это подсчитал. Лильгин посылал на смерть по 5000 человек в день каждый день в последние 190 лет.

Цифра эта оказала свое воздействие. Стоявший на ногах Орло мог видеть эффект суммы (представленной в такой манере) почти на каждом лице, на какое смотрел. Вопросов больше не было. Он проиграл свой спор.

Он поспешно сказал:

— Из этого дневного итога, сколько приказов о смерти ты лично передал непосредственным исполнителям убийств, мистер Мегара?

Вопрос вместо немедленного ответа вызвал обмен взглядами между Номером Два и Номером Три. На младенческом лице была мольба. Тяжелые челюсти были мрачно сжаты.

Наконец, последовал ответ:

— Что касается нас двоих, — сардоническим тоном произнес Йоделл. — я бы сказал, что мы передали 98 процентов.

Мегара визгливо произнес:

— Каждый из них по приказу. Ни одного по личной прихоти. Мне все это было противно. И каждый вечер, когда я сидел за тем столом, и образы лиц мертвых женщин и мертвых мужчин всплывали у меня в уме, я радовался, что Лильгин пьет. Потому что это значило, что я могу тоже напиться и вымыть это все из моей памяти еще на одну ночь.

— Алкогольные напитки и наркотики, — прокомментировал Орло, — являются древнейшим средством психотерапии. И заметьте, он тоже это делал.

— Этот ублюдок сидел там каждую ночь, наблюдая за нами и пытаясь развязать нам языки.

— Ты говорил, он сидел там пьяный.

— Слушайте, черт побери — ему не приходилось убивать людей, чтобы спасти свою собственную гнилую шею. А мне приходилось — до сегодняшнего дня.

Взгляд Орло метался от лица к лицу, пока он следил за его доводами. Никаких изменений. Горячие ответы Мегара, произносимые этим глубоким баритоном, все еще одерживали верх… Ладно, ладно, подумал он. И слегка сменил тему.

— Мистер Мегара, когда вы меня захватили в то утро, как это произошло?

Младенческое лицо стало спокойным.

— Просто форма химического гипноза. Я хотел удостовериться, что Хигенротово программирование было правильно использовано. И потому мы обработали тебя а-натрий пентатолом-n. Этим мы вывели сигнальную систему Хигенрота на поверхность. И в ключевой момент, когда Лильгин глубоко заснул, как всегда после секса, я велел Одетте (она его ненавидит) впустить нас. Потом ты посмотрел на него, получил эмоцию и прошептал сигнал — и прямо тут же вывел его изображение на все стены. Потом я велел мальчикам отнести твое бесчувственное тело сюда. Заметь, никакого вреда мы не причинили. Лишь непосредственное действие и надлежащее использование метода.

— Я хочу поблагодарить тебя за все это, — сказал Орло, — и сказать, что твою жену перевели в госпиталь для реабилитации, и она где-то через месяц будет в полном здравии.

Произнеся эти слова, он увидел, что голубые глаза снова затуманились. Вместо того, чтобы подождать и дать человеку время прийти в себя, Орло, будучи молодым и все еще не совсем мудрым, надавил дальше.

— Мистер Мегара, если ты заменишь Лильгина, есть ли у тебя какой-нибудь основной способ изменения системы?

Когда он задал этот вопрос, показалось, что все в комнате, кроме Мегара, перестали дышать. Мегара начал отвечать и плакать в одно и то же мгновение.

— В детали входить слишком долго, — проговорил он сквозь всхлипывания. — Но в основные изменения необходимы не в системе, а в администрации.

Теперь слезы хлынули рекой. Орло торопливо сказал:

— Ты можешь доказать нам, что твой метод не подразумевает властвования одного человека?

— Абсолютно.

Его захлестывало ощущение всеобъемлющей победы.

— Спасибо. — Орло натянуто улыбнулся. — Понимаете, джентльмены, мы до сих пор сотрясали здесь воздух. Самый могучий диктатор в истории человеческого существования все еще сидит за своим столом, обдумывая, как ему выкрутиться из всего этого. И я полагаю, исходя из того, что слышал от тех, кто его знает, что если он придет к решению, то оно будет учитывать все факторы, включая наш маленький заговор.

Его улыбка увяла.

— Так что мне бы лучше поторопиться и посмотреть, могу ли я спасти мою истинную мать и ее мужа, прежде чем оттуда выйдет один из тех рукописных ордеров на смерть.

Он направился к двери.

— Мистер Байлол держит мой вертолет в ожидании меня. Надеюсь вернуться вовремя, чтобы услышать те четырехчасовые откровения… Юю, пожалуйста, пойдем со мной на этот раз…

Сражение…

Видимыми противниками в доме Глюкенов были плачущая женщина и высокий худощавый мужчина, Орло, слегка отошедший к стене, и остальные ученые, ожидающие в дверях. Пока не было никаких признаков того, что Глюкен реагирует на ощущение обреченности у своей жены.

«Врагом» был полевой феномен, установленный так, чтобы включиться внутри мозга двоих взволнованных людей при звуках голоса Орло. От них к нему тут же бы потекло что-то темное. (насколько понял Орло.)

Супер-ученый, понимавший такие вещи, казалось, прислушивался и в то же самое время едва заметно регулировал что-то в кольце на своем пальце. Наконец он измученно — как будто проделал тяжелую работу — кивнул Орло и сказал:

— Когда я подниму руку, говори — что угодно. Нам просто нужен твой голос. В твоем мозгу на мгновение возникнет ощущение шока, а потом серия мыслей и импульсов. Готов?

Орло кивнул, не испытывая особого счастья от этой роли. И не зная, чего ожидать, потому что… какого рода мозговой шок могли они предвидеть?

Ученый, которого звали Кампер, махнул рукой.

Орло сказал:

— Миссис Глюкен, пожалуйста, успокойтесь и не бойтесь…

Он почти не смог выговорить последние слова. Его язык свело во рту. Пришедшая мысль была похожа на эхо невероятно примитивного ощущения: впечатление рока и крайнего бедствия. Было ощущение полнейшего несчастья и отчаяния. И мысль эта сказала:

— Хорошо, я сдаюсь. Сожри меня.

Почти тут же возникло второе, более далекое, более слабое ощущение-мысль (пришедшее от Глюкена), сказавшее:

— Черт побери это все! Меня больше не волнует, что они делают.

Это была та же самая реакция, но не с апатией, а с гневом.

Кампер удивленно покачал головой:

— Меня продолжают изумлять эти ранние эволюционные образы. Это, мой друг, крик животного, схваченного и разрываемого на части; и в последний момент перед смертью оно в самом деле жаждет быть съеденным.

Он поспешно прервал себя и сказал:

— Слушай, мне пришлось сделать реверс, чтобы спасти тебя. Цикл в поле вроде этого должен быть завершен. Раз он был установлен, его мощь предполагалась такой, что он достиг бы твоего мозга и ты почувствовал бы побуждение сделать то, чего требовали их мысли: убить и съесть женщину и жестоко убить мужчину. Для того, чтобы вывести из фазы очень мощные энергетические потоки, имеющиеся здесь, мне нужно, чтобы ты, в том же ментальном состоянии, решил оставить этих двоих в покое. Это способ вывести их из нынешнего состояния. Помни, ощущения, которые возникнут в тебе, тоже будут совершенно базовыми. Сделай для них все, что в твоих силах, сэр. Как только будешь готов, подними руку; и я позволю потоку пройти дальше. Но поспеши, или начнут происходить автоматические штуки.

Он с изумлением почувствовал личное смятение… Первая мысль: Лильгин, это невероятный безумец. Так бессмысленно мстителен. Он дважды пытался заставить меня действовать против своей собственной матери. В тот первый день — поместить ее под арест, не сознавая того. А теперь — это!

Орло мельком пришло на ум, что реакция двоих людей была единственно нормальной. То, что случилось с ними, в конце концов проломило их защиты и уничтожило надежду. И они сдались, каждый по-своему.

Стоя там, Орло сообразил, что его собственные импульсы были не столь нормальны. Хуже того, в те быстротечные мгновения для него не было никакого способа изменить интенсивное… ощущение… переполнявшее его изнутри. Это было похоже на то, словно его физически раздувает, так оно было сильно.

Он против своей воли поднял руку. Но тут же перепугался своего поступка и попытался опустить ее. И с содроганием увидел, что уже слишком поздно. Сделаного не воротишь.

Из его мозга потекла фантазия.

Детская мечта.

Мать любит отца, любит меня. Мать посвятит остаток жизни мне и памяти моего отца, профессора Хигенрота.

Следом возникла мысль о роли Глюкена: он посвятит себя идеям и теориям Хигенрота. Он проведет исследование, которое объяснит всю эту дрянь в моем мозгу, связанную с ними. И вытащит это из меня и доведет до практической реализации.

Эти двое людей, доктор и миссис Глюкен, она живое воплощение вневременной женской любви к мервому гению, ее первому мужу. Он лелеет ее ради этого и делает все, чтобы продвинуть дальше работу гениального ума ее убиенного Хигенрота…

XXV

Когда вертолет второй раз пошел на снижение, Орло и одиннадцать ученых (из первоначальной команды в двенадцать человек, один лететь отказался) принялись всматриваться в небольшие иллюминаторы — юноша перешел вперед и сел со старшими мужчинами в отсеке для курящих.

Внизу был еще один изолированный дом, похожий на дом Глюкенов.

Хотя этот, возможно, был более дорогим: двор был больше. Перед ними блестело больше стекол.

— Смотрите! — внезапно указал один из ученых. Он специализировался в относительно темной области физики, имеющей дело с аспектами взаимодействия плазмы с первичными элементами — материей в ранних формах. Его звали Холод.

То, на что он указал, насторожило всех. Из рощицы в миле от дома появилась длинная колонна машин. И теперь они неслись по узкой мощеной дороге со скоростью мили в минуту. При таких темпах они прибудут раньше, чем кто-то успеет выйти из вертолета.

Орло окинул панораму долгим оценивающим взглядом — и схватил свой микрофон.

— Пилот! — завопил он.

— Да, сэр?

В переговорной системе раздался голос отвечающего.

— Перехватите эти машины! Летите низко! И приземлитесь на дороге перед ними.

— Хорошо, сэр.

Вертолет поднялся и скользнул в сторону. В воздухе его скорость была несравнима со скоростью наземных машин. Он крутанулся вверх, кругом. А потом выплыл из-за машин, перелетел через них, чуть не скребя по их крышам, и плюхнулся на мостовую. Прокатился несколько ярдов. И остановился.

Большинство машин затормозило, заверещав покрышками. Но детали происходящего с ними так и остались для наблюдателей в вертолете неясными. Их внимание было приковано к двум автомобилям, вылетевшим с проезжей части. Бешено прыгая на ухабах, они объехали вокруг летающей машины. Вся операция была так тонко согласована, что машины были во дворе почти в то же мгновение, когда вернулись на мостовую.

Когда они остановились, распахнулись двери. Оттуда выскочили несколько мужчин и бросились в дом.

В течение этих мгновений двери вертолета открывались и выпускались трапы; по их многочисленным секциям хлынула волна мужчин.

Но у Орло было ощущение пустоты: они опоздали. У кого-то возникло запоздалое воспоминание: как начсет той коренастой маленькой седовласой женщины, которую публика считала женой Лильгина?… И потому, после переговоров между Мегара и Йоделлом, дожидавшимся в его личном кабинете, и Орло, находившимся в вертолете, большая машина изменила курс и пролетела восемьсот миль за тридцать одну минуту.

И теперь вот… Действительно, устало подумал он, прошло там мало времени; и так много этих ордеров было передано Лильгиновскими малолетними простофилями в униформе…Это могло превратиться в день минутного опоздания, как здесь, или, возможно, в других местах в прибытие тютелька в тютельку.

Печальным было то, что они плохо представляли себе, куда было послано большинство ордеров на смерть; или почему они вообще были посланы в это время.

Убийство бывшей миссис Лильгин — если она ею была — разумеется, имело объяснение. Один из ученых в шутку сказал, обращаясь к Орло:

— Сэр, правда ли то, что ты говоришь: что Лильгину теперь придется угомониться и вести себя как следует. Это означает, что ему придется жениться на одной из тех страстных красавиц и покончить навсегда с развратным, пьяным существованием, бывшим его настоящим образом жизни.

Потребовалось лишь мгновение, чтобы эта мысль проникла в умы и всплыло воспоминание.

— Эй, как насчет той страшненькой самочки?…

Последовала долгая пауза, затем:

— Слушайте, нам бы лучше найти ту даму. Если только до Лильгина дойдет, что ему следует угомониться, он также додумается, что его великая, простодушная публика ждет, что он угомонится с нею.

Очевидно, такая мысль пришла ему в голову. После этого были посланы убийцы. Было совершенно ясно, что ее отсутствие придется объяснять. Следовательно, ее убийство можно будет пришить кому угодно. Кому? И какому всеобщему заговору это будет приписано?

Орло показалось, что он впервые мельком ухватил смысл готовящегося Лильгиным контрудара.

И было уже слишком поздно его остановить.

Питер Ростен мягко сказал рядом с Орло:

— Посмотри на это, мой друг. Мы попали в переделку.

Он держал светящуюся, чуть изогнутую меаллическую пластинку размером где-то восемь на десять дюймов. То, что на ней светилось, было цветной картинкой. Она изображала внутренность помещения, очень живо и четко. На заднем плане весьма милой гостинной стояла полная, пожилая женщина. Перед ней стояли семеро мужчин, все с поднятыми ружьями.

Орло уставился на табло, почти окаменев. Его мысленно ошеломило благоговейное понимание того, что ученые явно настроились на внутренность дома за считанные мгновения до убийства.

Он ждал, затаив дыхание.

А потом — еще одно осознание.

На табло было точно то же самое.

Никто не двигался. Это было похоже на неподвижную картинку, на которой все заморожены.

Пауза. И еще одна мысль. Возникло ощущение, что то, на что он смотрит, было на свой лад параллельно сделанной много минут назад фотографии. И все, что после того происходило, уже свершилось и завершилось. Он изменил свой вопрос:

— Что случилось? — спросил он.

Ростен с довольным видом улыбнулся.

— Мне придется передать это старому Дожу. С этими итальянцами трудновато иметь дело. Но этот временной стасис получился у него так же идеально, как все, что я когда-либо видел.

С этими словами он потянулся через плечо Орло. Его пальцы ухватились за пластинку, которую держал Орло. Они мягко потянули ее. Орло молча ее отпустил.

— Вот только эти штучки со временем могут держаться так долго, что становятся ужасно неприятными. Нам лучше бы войти и спасти, э, ту, кого принято считать миссис Лильгин, кого эта огромная безмозглая публика ожидает отныне видеть в его спальне каждую ночь.

Он закончил:

— А теперь, есть еще кто-нибудь известный нам, кого надо спасти или проинформировать о том, что происходит?

Орло не смог придумать никого.

Но один человек был.

XXVI

Успех развивался.

Орло, войдя в свой кабинет точно за четыре минуты до четырех, сиял.

Его вопрос, обращенный к ожидавшим мужчинам, вызвал молчание. Кого еще следовало спасти? Очевидно, всех, кто приговорен к смерти. Но никто не знал, кто это.

Йоделл сказал, с некоторым удовлетворением:

— В данный момент на полу в коридоре сидят двадцать три члена Верховного Президиума. Другие отсутствуют с поручениями и могу тебе сказать, рады своему отсутствию. Мегара, у тебя есть какие-нибудь мысли?

Мужчина с лицом младенца покачал головой. Он сказал с несчастным видом:

— У меня впечатление, мистер Томас, что ты все еще держишься за свою фантазию о сохранении Лильгина председателем.

Запыхавшийся Орло сказал:

— Четыре часа. Я отвечу позже…

Четыре пополудни…

Из-за своего стола смотрел улыбающийся Лильгин. Если он и был потрясен, когда несколькими минутами раньше его охранники позволили войти коренастой женщине, то никак этого не показал.

Она теперь сидела в кресле в несколькиз ярдах от него. Всепроникающее поле, державшее его в центре, достигало радиуса приблизительно восемнадцати футов. Итак, она была там, женщина, которую он лично, давным-давно, после долгих размышлений, цинично выбрал как наиболее приемлемый, не вызывающий зависти, тип женщины среднего возраста, похожий чем-то на мать — или бабушку. Тогда он верил, что ее присутствие еще раз (как прежде другие, похожие на нее) введет в заблуждение этих дураков в большом мире. Введет в заблуждение мужчин, заставив их почувствовать к нему жалостливую терпимость; и смутит женщин, заставив их отнестись к нему с куда более сложной, но равно презрительной терпимостью.

Фактически, ее приезд изменил его план. Он внезапно почувствовал отчаянную нужду в информации, прежде чем произнести хоть одно слово… Что произошло? Как она избегла убийц?

Но на смазливом личике оставалась все та же великая улыбка, когда Лильгин сказал:

— Друзья мои, я получил несколько сообщений по моему наушному приемнику об этом эксперименте. Несмотря на все данные мне гарантии — что технология наконец-то была усовершенствована — сейчас мне кажется, что неожиданный побочный эффект может означать, что нам придется завтра отключить все развлекательное телевидение, а может, и сегодня вечером, попозже. Честно говоря, я не уверен в том, что происходит. Если позже кто-то придет на ТВ, чтобы сказать вам, что мое заявление не является таковым, или сделает какое-нибудь смягчающее заявление, вам придется сделать свои выводы. Это то, что я сказал.

Снова улыбка.

— Может быть, все это сработает. Со временем я буду видеть вас, пока вы смотрите на меня. Но я пока воздержусь от комментариев, возможно, даже до завтра. Как вы все видите, моя жена — которая была у себя в деревне вернулась. В данный момент я хочу проводить ее в ее апартаменты. Естественно… — улыбка стала шире, — …вы увидите, как я это делаю. Такое совершенно интимное зрелище, какое всем вам будет позволено увидеть, является частью эксперимента, который вы все, я надеюсь, так же высоко оцениваете, как и я…

…Орло сказал:

— Вот теперь мы знаем. Завтра он отнимет у них бесплатные развлечения. И он уже намекнул, что техники неправильно управляются с этим делом. Мистер Мегара, у тебя есть какой-нибудь анализ этого?

— Полагаю, что к утру ты потеряешь кое-кого из тех людей, что в коридоре. А к полудню мы с Йоделлом можем отбыть. Ты выглядишь, как тонущий корабль, мистер Томас.

Это прозвучало как шутка — почти. Слегка испуганый Орло сказал:

— Прежде чем вы уйдете, не хотите ли выслушать мои политические теории?

— Не очень. Но начинай, если хочешь.

У нас были конституционные монархии и демократии не потому, что это такие великие идеи, а потому, что диктаторы — и потенциальные диктаторы, вроде тебя и меня (сказал Орло, обращаясь к Мегара) — настаивали на этом. Если мы хотя бы на один день поверим, что «хороший» абсолютный король просто не делает ничего «плохого», мы обнаружим, что коварный помощник короля избрал этот день, чтобы истребить всех, кто мог бы угрожать его контролю над королевским телом и королевским ухом. В демократии все потенциальные диктаторы (вроде вас и меня, сказал Орло, обращаясь ко всем) будучи избранными, вскоре оказываются под давлением своих жен, своих любовниц, своих родственников, своих друзей, деловых людей из числа своих избирателей, и, разумеется, время от времени под давлением народа, так что то, что они немного погодя делают, подозрительно походит на то, что делает диктатор де юре. Только — в демократии — закон, естественно, говорит, что им нельзя этого делать. И потому большинство из них сохранияет состояние компромиса со своими естественными побуждениями играть роль короля…

Тут Мегара презрительно усмехнулся.

— В одном мы с Лильгиным полностью согласны: Демократия является наиболее полно дискредитированной политической идеей из всех когда-либо существовавших. Надувательство народа с того самого дня, как она была задумана. Последнее убежище Империалиста-Капиталиста.

Орло улыбнулся, учтиво склонив голову, и продолжил:

— У всех людей, принадлежащих у пятипроцентной группе лидеров, есть идеалы. Мы только что услышали часть твоего. А вот мой. Разумеется, я его лелею как «ответ». Обсуждая идеал, мы ведь не спрашиваем, рационален ли он? Мы просто это чувствуем. Я чувствую, что нам нужен мир, где существуют две экономические системы под одним правительством. Если бы я проводил его в жизнь — а будучи идеалистом, я бы, естественно, так и поступал — я бы начал с того, что ввел бы заново систему мелких собственников.

— Я представляю себе поддерживаемую правительством Вторую Экономическую Систему — и это будет ее официальным наименованием. Их предприятия со временем появятся повсюду. Они смогут покупать землю, примыкающую к владениям Первой Экономической Системы. Чтобы принадлежать к Системе Номер Два, вы должны подписать отказ от своих прав в Номере Один на два года единовременно. Следовательно, вы платите, когда ездите, платите за гостиницу и прочие услуги. Мы можем даже потребовать, чтобы на ранних стадиях ее развития люди Второй системы полностью были связаны с себе подобными посредством связанных компьютерных систем.

— Преступники в обеих Экономических Системах будут, при обнаружении, подключаться к единому сегменту Всепроникающей Системы, которая таким образом будет следить за каждым их движением и сообщать в наблюдающую компьютерную систему — а та будет при необходимости поднимать полицию… Ну… — он продолжил с улыбкой, — …мистер Мегара, что ты думаешь о моем идеале?

— Сомневаюсь, чтобы Лильгин им заинтересовался.

— Насколько я могу судить, он уже модифицирует свое поведение. Так же, как и ты. Ты вдруг, похоже, захотел снова оказаться в благосклонности у Лильгина.

— Я практичный человек. Он производит на меня впечатление человека, просчитавшего, как справиться с ситуацией в целом.

— Что он сделал такого, что так тебя убедило?

— У него разные улыбки. Я знаю победную улыбку; и она была у него сейчас, но не этим утром.

— Несмотря на спасение нами этой женщины, которую он выдает за свою жену?

— Несмотря на это.

Орло поджал губы. Потом покачал головой.

— Мой идеал — происходящий, разумеется, от профессора Хигенрота говорит, что всеобщую связь нельзя аннулировать.

— Помечтай, парень. Он это просчитал. Правильно, Йоделл?

— Правильно.

— И эту улыбку, правильно?

— Правильно. — Подтверждая это, Йоделл смотрел на Орло. — Мне жаль, мистер Томас, но я должен согласиться. Мы двое знаем этого человека. И эту улыбку — безошибочно.

— Что я, по-вашему, должен сделать?

— Думаю, тебе лучше взять своих ученых и устроить им побег этой ночью.

В углу комнаты, где на полу лежали несколько ученых, что-то зашевелилось. Ишкрин поднялся в сидячее положение.

— Мы не собираемся. В конце концов, Коммуникационный городок единственное место, где нам разрешено находиться.

Он поднялся на ноги и подошел к ним.

— Ладно, парень, — сказал он, — это было весело.

— Но… — запротестовал Орло, — …каждый сегодня утром был так смел. Теперь я, куда ни глянь, вижу лишь малодушие.

— Орло — там, наверху, изумительно яркая личность. Он просчитал ответ на всеобщую связь примерно за восемь часов. До свидания.

Люди начали уходить, один за другим. Поначалу Орло просто не верил. Но когда Юю подошел и протянул руку, юноша недоверчиво сказал:

— Как ты расчитываешь выжить, не прибегая к моей помощи, после того, что сделали вы с Мак-Интошем?

Большой черный человек был спокоен.

— Не переживай, сынок. Это по-прежнему Лильгинленд, но у меня ощущение, что все изменится; и что нас с Маком могут вовсе не заметить во время этой перемены. Так что мы просто затаим дыхание — и будем надеяться.

— Слушайте, — завопил Орло, — нет ответа на всеобщую связь, кроме всеобщего совершенствования личности.

Африканец оставался холоден.

— О, он поживет с этим какое-то время. И там, снаружи, могут найтись люди, которые будут продолжать наблюдать за ним каждый день. Ты слушал этот рекламный блеф, не так ли?

— Что?… — Орло был сбит с толку.

— Насчет того, что это, может быть, станет двусторонним зрелищем?

— Это невозможно. Он не может наблюдать за тремя миллиардами людей.

— Мы это знаем, парень. Но эти люди, они иные. Они привыкли верить, что есть там, в небе, большой человек, подглядывающий и подслушивающий за всем, что они делают и говорят. И у меня ощущение, что именно так Лильгин и думет о себе. Всемогущий и всеведущий. И если даже мы здесь, в Коммуникационном городке, раскроем этот секрет Всепроникающей системы, что ж, мой друг, я хочу, чтобы ты представил себе банки компьютеров, ведущих для него наблюдение. И слушающих.

— Я думал, что вы, ученые, решили не работать над этим проектом для Лильгина.

— Это было вчера. Сегодня… — Он широко развел руками, — …выживание находится в различных направлениях. Ты продолжаешь забывать, мальчик. В Лильгинленде выживаешь по дню за раз.

— Полагаю, что забыл об этом на минуту, — сказал Орло. Он сообразил, что связал себя старым способом восприятия. Орло нахмурился.

— Как насчет нашего маленького секрета? Как это затрагивается?

— Все в порядке, сегодня. Завтра — кто знает? До свидания на сейчас, или навсегда. Я не могу предположить, что произойдет с тобой и той девушкой. Но я желаю вам удачи.

Он направился к двери.

— А я, — сказал Орло, — не могу решить, что произойдет с вами…

Он остановился. Он разговаривал с пустой комнатой.

Немного погодя вошла Шида.

— Все женщины, — озабоченно сказала она, — толпившиеся в той замечательной спальне, что примыкает к твоему кабинету, внезапно поднялись и ушли. Я что-то пропустила?

Орло сделал глубокий вдох.

— Они наконец-то согласились со мной, — медленно сказал он, — что Лильгина следует оставить Хозяином. Но почему-то они сделали это не так, как следовало бы.

— Что мы собираемся делать? — обеспокоенно спросила она.

Симпатичный юноша долго смотрел на девушку с лицом ангела, на глазах которой внезапно показались слезы. Наконец, он сказал:

— Мы снова вернулись к жизни по одному дню за раз.

Он потянулся. Шутливо постучал по груди. И сказал с улыбкой:

— На самом деле, не чувствуется, что все так плохо.

Орло и Шида провели ночь в Убежище в Холмах. Их хозяином был коренастый мужчина тридцати с небольшим, по имени Джеймс Бэйллтон. Он был озадачен тем, как они внезапно оказались в его бибилиотеке; но потом он, похоже, играл опасную роль. После их ухода он доложил о своих подозрениях кому-то в Тайной Полиции.

Информация попала к Бурески.

— Орло Томсон! — сказал сей индивид. — И ты говоришь, имя девушки было что-то вроде Шида?

Его глаза сузились. Нечасто случалось, чтобы такая хорошенькая девушка, как Шида, попадалась ему на пути; не в эти дни. Потому он был одним из тех троих людей его организации, кто ее насиловал.

Он решил, что его слегка забавляет происходящее сейчас.

— Хорошо, — сказал он. — Я представляю себе ситуацию. Оставьте их в покое, пока я это обдумаю.

Но и он был озадачен.

— Как они попали туда? — Почти восемь тысяч миль!

Что он сделал, так это позвонил Лильгину. И вел весь разговор, попросив отвечать только да или нет на каждый вопрос.

— …Как мы здесь оказались? — спросила Шида в темноте, после того, как они закончили заниматься любовью.

— Это явление поля, — объяснил Орло. — Не забивай этим свою ненаучную головку.

— Но где мы?

— Мы в Убежище.

— А это что такое?

Орло объяснил насчет руководимой правительством поддельной бунтарской организации, называемой Холмы. — Ты, конечно, слышала о них?

— Да, но разве это не опасно?

Орло улыбнулся в почти полной темноте.

— Что ж, да. Фактически, я был бы очень удивлен, если бы Лильгин, прямо сейчас, не знал уже, где мы находимся. Вот почему я назвал наши настоящие имена.

— Боже мой!

Он повернулся на кровати, чтобы посмотреть ей в лицо.

— Послушай, дорогая моя… — сказал он серьезно, — …что-то должно произойти завтра. Я сам уверен: Лильгин собирается избавиться от большинства тех людей. Их ничто не может спасти. Вот почему я подумал, что нам лучше уйти с дороги.

— Н-но — если он знает, где ты! Он убьет сначала тебя.

— Насчет этого есть разумное объяснение, о котором я тебе когда-нибудь расскажу. А теперь давай спать!

XXVII

В 8 утра Лильгин стоял рядом с ием изящным миниатюрным столом, что придавали ему импозантный и властный вид. И говорил мрачным голосом:

— Мои друзья и товарищи: я должен сообщить вам, что сбылись мои худшие опасения. Меня держат пленником во дворце те личности, что убедили меня запустить этот эксперимент с выставлением на публичное обозрение. Моей главной надеждой является то, что мои малые силы здесь, на четвертом этаже, возводят баррикады. И что прежде, чем падут те баррикады, вы, мой добрый народ и мои друзья, придете в большом количестве и спасете меня…

По последующим оценкам, на улицах в течение этого дня собралась толпа в пять миллионов человек. И что по меньшей мере миллион был в то или иное время внутри самого дворца.

Во всяком случае, в том, что от него осталось.

Через несколько минут после речи Орло ввел в действие свою поле-к-полю связь со своим личным кабинетом в Коммуникационном городке. Таким образом он получил Лидлу и других девушек, даже мистера Байлола. Но никто из ученых не сдвинулся с места.

— Это все похоже на то, — лениво сказал Джо Эмберс, развалясь в кресле в бибилиотеке, — что этот человек руководствуется иезуитской логикой. Если бы он считал, что ему нужны мы, он бы уже сделал какие-то приготовления, чтобы спасти нас. Но если мы ему не нужны, значит, братец, на этой земле нет места, где мы могли бы продержаться хотя бы еще день. Правильно, джентльмены?

Несколько ученых, бывших наготове, улыбкой подтвердили свое добродушное согласие.

— Слушайте, вы, сумасшедшие! — заспорил Орло, — тип, сказавший это, доктор Джо Эмберс, это человек, относительно которого вы уверены, что он правительственный шпион. Если это хотя бы наполовину правда, значит его работой может быть задержать вас, чтобы убить.

Никто не пошевелился. Улыбки остались неизменными.

Позднее, когда толпы уже были там, он снова нашел дорогу в бибилиотеку. И в другие части Коммуникационного городка. Он не видел никого из знакомых. Даже по мертвым телам топтались так часто, что на них не осталось ничего узнаваемого.

Вскоре после полудня, туда, где собрались беженцы, вошел ужаснувшийся Джеймс Бэйллтон и сказал, обращаясь к Орло:

— Сэр, генерал Бурески на телефоне.

Бурески сказал:

— Послушай, мой друг, Хозяин собирается позвонить тебе через несколько минут. Вот как ты будешь говорить с ним…

Это была методика «да и нет».

— Но что ему может быть нужно? — прошептала побледневшая Шида, когда Бурески прервал связь. — Ты же причинил ему весь этот ущерб.

— Это целый вопрос, — сказал Орло. — Я уже не могу сделать ему хуже, чем сделал. Поэтому теперь я ему нужен.

— Он просто будет тебя пытать… — со слезами в голосе сказала Шида…пока ты не скажешь кодовое слово, прекращающее изображения.

— Нет. Вот почему я перенес нас за восемь тысяч миль за то время, что показалось несколькими минутами — но на самом деле было не-временем. Он знает, что прошллй ночью здесь имел место факт наличия поля передачи материи — и что я могу избежать любой пытки с помощью еще одного кодового слова. Дорогая, делая все это, я дожил до своей собственной теории всеобщей связи. Лильгин теперь знает обо мне все. Я искренне считаю, что ему придется сохранить мне жизнь.

Во время телефонного звонка Лильгин вышел из ритуала да и нет и сделал заявление, услышанное всеми людьми на земле.

Он сказал, со своей великой улыбкой:

— Орло, это время перемен. Мне следовало сказать тебе, что мне нравится то, что я услышал о твоей Второй Экономической Системе. Уверен, что она отвечает необходимости, становившейся все более явной с каждым уходящим годом. Я бы хотел, чтобы ты был моим административным помощником номер один, с задачей привести подобную систему в действие.

— Приходи повидаться со мной, как только успокоится нынешняя заварушка. Может, ты не осознаешь, витая в облаках, что у нас серьезные проблемы. Два моих главных помощника, Мегара и Йоделл — как оказалось плели против меня заговор; по какой причине, я не знаю. Они были мне как братья.

— Ладно… — с улыбкой — …теперь до свидания!

Орло встал; и — он не мог удержаться — важно сказал:

— Я собираюсь действовать так, словно это абсолютная правда, и…

Орло остановился и бросил второй взгляд на что-то, внезапно замеченное краем глаза на стене изображений. Он внезапно резко спросил:

— Что это?

В комнате, где за своим рабочим столом по-прежнему сидел диктатор, появился цветасто одетый индивид. За ним следовали несколько охранников. Но они явно были неуверенны, и один из них что-то сказал Лильгину.

Пока развивались эти события, к Орло пришло смутное воспоминание… Разумеется, подумал он, Кроско — та первая ночь на Президиумском обеде. Неожиданное появление подобной фигуры испугало его в тот момент. А потом изгладилось из памяти так основательно, словно этого никогда не происходило.

Предположительно, Кроско должен был быть одним из тех людей, о которых они думали за день до того, напрягая память, чтобы припомнить, с кем бы еще посоветоваться насчет заговора. Ему тоже следовало бы побеспокоиться о своем будущем.

Диктатор на стене взмахом руки отослал охранников. Он выглядел не встревоженным, но изумленным.

— Где ты был? — спросил он. — Как ты выбрался с того, что произошло внизу?

Кроско исполнил маленький танец.

— Сэр, — сказал он, — никто не убивает клоунов. Они просто смеялись и думали, что я один из них, и лезли мимо меня. Но это причинило мне беспокойство, ты не предупреждаешь меня!

Лильгин откинулся в кресле. На мгновение показалось, что он в нерешительности. Но из его последующих слов стало ясно, что он вспомнил, что исторически придворный шут время от времени использовался для передачи посланий.

— Тебя кто-то послал? — спросил он. — И если так, то что тебе нужно?

Кроско, таскавший пугач и картонную саблю, наставил пистолет и выстрелил из него прямо в лицо диктатора. Поскольку то, что сделал шут, было весьма эффектным — вызывая искренний страх в жертве — Великий Человек подпрыгнул. А потом, сообразив, что это на самом деле был пугач, он начал истерически смеяться. Он все еще смеялся, когда картонная сабля обернувшаяся бритвенной остроты металлическим сплавом — взмахнула в воздухе и отсекла его голову.

К о н е ц

Примечания

1

Акколада (ист.) — обряд посвящения в рыцари, праздник по случаю проведения этого обряда. — прим. перев.

(обратно)

2

Декапитация — отсечение головы. — прим. перев.

(обратно)

Оглавление

  • Предуведомление автора
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII
  • XIV
  • XV
  • XVI
  • XVII
  • XVIII
  • XIX
  • XX
  • XXI
  • XXIII
  • XXV
  • XXVI
  • XXVII


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии