загрузка...
Перескочить к меню

Звёздное небо. Книга 1 (fb2)

- Звёздное небо. Книга 1 (а.с. Звёздное небо-1) 1.21 Мб, 313с. (скачать fb2) - Тереза Тур

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Тереза Тур. Звёздное небо I.

Пролог

Мы всегда знали, что Вселенная бесконечна и удивительна. Но мы и представить себе не могли, что многие из существ, что были известным нам по мифам и легендам или были придумали авторами книг… существуют на самом деле. И мы с ними встретимся. Интересно, когда про них сочиняли книги – авторы что, с ними встречались? Или просто догадались? Или Вселенная навеяла им сказки, которые оказались правдой?

Записки капитана исследовательского звездолета «Исследователь-UTR7», экипаж которого первым встретился с разумными существами другого вида


- Мы объявляем землян должниками мести темным эльфам.

Слово владыки претемного лура Ра’хард рухнуло. Внезапно. Отсекая последние мгновения мира от первых мгновений войны.

Представители высокомерных светлых эльфов только презрительно поджали губы, видя такое несовершенство темных. Месть… Объявленная в открытую. Как пошло. Как неизысканно. Как грубо. Впрочем, что еще ожидать от бешеных отродий, поклоняющихся Тьме и Хаосу.

Гномы, как и всегда, были заняты лишь собой. И своим финансовым благополучием. У каждого из них при известии о начале боевых действий немедленно закрутился в огромной дубовой башке калькулятор, подсчитывающий возможные доходы. Но… Поскольку боевые действия должны были происходить на окраине известных миров, да еще и с отсталой цивилизацией… Особых доходов не предвиделось – с землянами напрямую торговать оружием они не имели права. А темным эльфам (при данном раскладе) оно было ни к чему. Поэтому эти прожженные торгаши сразу потеряли всякий интерес к этому конфликту.

- А что вообще произошло? – спросил представитель рептилоидов. Единственного не гуманоидного вида, населяющего эту часть галактики. Рептилоиды по своей сути были учеными – причем весьма любопытными. И их единственных заинтересовал вопрос об истоках конфликта.

- Земляне жестоко оскорбили нас. Земляне должны ответить.

- Все представители этой расы? – уточнил ящер со спокойным высокомерием самого старого вида вселенной. Они повидали слишком многое, пережили разрушение родной планеты, гибель собственной цивилизации, муки ее возрождения. А сколько было приложено усилий, чтобы стать на один уровень с жадными гномами, спесивыми светлыми и сумасшедшими темными…

- Оскорбившие нас были в форме Звездной академии, - скривился владыка претемный лур Ра’хард. Его длинные белые волосы с сиреневым отливом вдруг зашевелились словно змеи. И присутствующие прониклись. Не то, чтобы представители светлых эльфов, гномов или рептилоидов испугались. Нет. Но все отметили тот факт, что владыка просто в припадке бешенства.

Что же такого натворили слабые, но неугомонные земляне?

- Но все же будет справедливо, - все же продолжил представитель рептилоидов, - если вы объявите объектом вашей мести не всех землян, а только кадетов их академии.

Не то, чтобы рептилоиды сочувствовали землянам или, действительно, были за такую эфемерную (и подчас вредную) величину как справедливость. Просто возможность осадить слишком бешеных и сильных темных – это было не то удовольствие, в котором нужно себе отказывать.

- Мы согласны с уважаемым Фирроханом, - поддержал представителя рептилоидов светлый эльф. – Обрушьте свой гнев на тех, кто виновен.

- Но кадеты – это лишь воспитанники тех, кто их учил! – прошипел лур Ра’Хард.

- Тогда накажите и офицеров звездного флота Земли, - довольно отозвались гномы. Люди никому, понятно, не соперники, но как-то все у них быстро и ловко получается. Надо бы чуть осадить. А тут такой хороший повод.

- Но имейте в виду, что об уничтожении целой планеты, а тем более, цивилизации, речи не идет, - протянул рептилоид.

Естественно, темные эльфы получили разрешение на уничтожение кадетов Звездной академии и офицеров Звездного флота, которые в этой самой академии обучались или преподавали. Никто из трех народов, входивших в совет, не был врагом самому себе. И противоречить бешеным темным, которые заявили вдруг, что у них есть долг мести к землянами… Ни у кого и мысли такой не мелькнуло. Удивились, конечно. Где земляне успели наступить на хвост темным? Но не более того. Сами попались – пусть сами и выкручиваются.

Сами земляне ничего в свою защиту сказать не могли. Поскольку они были лишь младшими членами Галактического союза, то их представителя на заседаниях совета попросту не было. Но никого это не смущало.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

© Если ты строишь храм – заранее обеспокойся тем,

чтобы вражеская кавалерия не превратила его в конюшню…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Владыка претемный лур Ра’хард был в странном состоянии духа. И владела им не святая ярость – как можно было бы предположить, исходя из того, что военная операция пошла совершенно не так, как ее распланировал его генеральный штаб.

Нет, первый этап прошел успешно. Их боевому ордену, состоящему из трех флотов, понадобилось всего двенадцать минут на выполнение боевой задачи.За это время была превращена в космическую пыль орбитальная крепость на орбите Плутона, прикрывающая Солнечную систему от нападений из вне. Потом перестала существовать Лунная база с расположенной на ней Звездной академией. Кроме того, они уничтожили все корабли, в тот момент находившиеся в Солнечной системе.

А уже по истечение этих минут темные эльфы продемонстрировали президенту Земного союза и его министрам патент совета на боевые действия. По дальней связи. И потребовали выдать для казни кадетов Звездной академии и всех офицеров, которые когда-либо обучались в ней.Землянам было дано двенадцать часов на размышление. После чего, если требования ультиматума, выставленного темными, не будут выполнены, темные эльфы открывают огонь – и уничтожают планету.

- Вы понимаете, что вы делаете? – спрашивал у владыки президент Земного союза. – Вы знаете, что на Лунной базе в момент нападения не было ни одного кадета академии? Вы знаете, там праздновали окончание школы свыше тридцати тысяч выпускников, не имеющих никакого отношения к вооруженным силам? Вы понимаете, что корабли, которые вы сбили в момент вхождения в Солнечную систему в большинстве своем были мирные? А лайнер «Весна» вообще вез детей с планеты Калаган на земные базы отдыха.

Владыка темных эльфов, прищурив глаза, наблюдал за утратившим самообладанием человеком. Президент Земного союза уже кричал.

- На том лайнере не было детей старше десяти лет! Они, команда и воспитательницы!

Тут лур Ра’хард обратил внимание на то, что в плечо мужчины вцепилась рука. Вцепилась сильно, явно причиняя боль. Останавливая поток гневных, но бессильных, жалких фраз. Рука была тонкая. Явно женская.

Владыка напрягся – и подался вперед, ближе к экрану. Ему почему-то захотелось рассмотреть эту женщину. Но камера была под таким углом, что он видел лишь президента. Который, впрочем, уже взял себя в руки.

- Что вы хотите в ответ на ваш ультиматум? – спокойно спросил глава Земного союза. – Хотя… Все это уже не важно.

И в этот самый момент датчики движения на кораблях боевого ордена Темного Ожерелья засекли множественные цели.Лур Ра’хард, когда увидел тот металлолом, что приближался к его гордости – военным кораблям – лишь презрительно фыркнул.

- Никакого уважения к врагам, - констатировал он печально. И скомандовал. – Уничтожьте всех.

Однако отдать этот приказ оказалось проще, чем его выполнить.

Часть старых жестянок, которые в этой отсталой части Вселенной по ошибке называли космическими кораблями, был истреблен сразу, но другие успешно приближались к зависшим над планетой кораблям темных эльфов, представлявшим замечательную, крупную мишень.Старые корабли оказались начинены взрывчаткой. И если им удавалось подойти достаточно близко, то взрывались нестерпимо-яркой звездой, нанося ощутимый вред кораблям. И даже экипажам. Орден распался. Корабли темных отчаянно маневрировали, пытаясь уйти от соприкосновения с этими сумасшедшими.

Потом выяснилось, что несколько фрегатов были отжаты десантными ботами землян, подошедшими под шумок. Вот тут темные эльфы были еще раз неприятно удивлены. Абордажные команды землян бились со штурмовиками темных на одном уровне, а в боевой ярости – так, пожалуй, и превосходили их.

Получилось так, что в этой битве ни одна сторона не добилась решающего преимущества. Темные потеряли два фрегата, три транспортника и один линкор. К ним пробились брандеры землян. Кроме того, землянам удалось существенно потрепать четыре экипажа линкоров. Невозвратимые потери среди экипажей составили пятьдесят четыре процента. Это было недопустимо много.Что касается самих землян, то их потери были огромны. Те, кто вел брандеры – погибли. Эскадрильи прикрывающих их летчиков были выбиты нападавшими процентов на семьдесят. А вот абордажным командам удалось заминировать те корабли темных эльфов, на которых они резвились. И уйти.

Владыка Ра’хард насколько был доволен противником – настолько был не доволен действиями своих подчиненных.

- Я начинаю завидовать командующему землян, - резко высказался он своим офицерам. – И задумка прекрасна. И исполнение превосходно. А вот нам должно быть стыдно!

Двенадцать часов уже прошли, земляне явно ответили на ультиматум. Темные эльфы как раз пытались разминировать несколько своих кораблей, переводили тяжело раненных на флагман. И владыка темных эльфов отдал приказ ударил термическими ракетами по шапкам полюсов на планете.

Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что нарушает условия ведения военных действий с Земным союзом. Но его захлестнул азарт. Он и его воины наконец-то встретился с достойным противником.И тут земляне преподнесли темным еще один сюрприз: на Земле сработала защита. И ракеты полетели обратно в корабли темных эльфов. На флагмане сработали более профессионально. Корабль удалось спасти. А вот среднему фрегату рядом повезло меньше: он просто рассыпался в прах.

- Слава достойному врагу! – выдохнул в восторге владыка темных эльфов.

Приказал отвести потрепанные корабли к орбите Плутона. Необходимо было перегруппироваться. И разработать новую тактику и стратегию нападения. И следующим днем обрушить на землян всю свою мощь.

Для нападения была выбрана планета, ближайшая к Земле. Красноватая, носившая название Марс. Как уже знал владыка, именно на этой планете были сосредоточены все заводы, что были в Солнечной системе. И если их захватить, то можно будет диктовать Земному союзу свою волю.На самом деле, владыка отказался от идеи требовать выдачи кадетов и офицеров для казни. Военные Земного союза доказали, что они достойны пасть в бою, и полегло их за сутки столько, они кровью смыли то оскорбление, что нанесли темным эльфам кадеты Звездной академии.Но темных захватила стихия битвы. Они нашли равного себе противника. И желали продолжить.И через несколько часов перегруппированные силы темных вступили в новый бой с Земным союзом.

Темные эльфы рвались к Марсу.Тяжелые крейсера утюжили бомбами поверхность, готовя плацдармы для высадки десанта. Штурмовики, униженные вчера словами своего владыки, были готовы смертью искупить позор.Но атака снова захлебнулась. На полное презрение к смерти, которое демонстрировали темные, земляне отвечали не меньшим. По чудесам отваги и мужества они снова были на равных. Но у воинов, что защищали Марс был существенное преимущество – за их спинами был их дом. Были их дети. В том числе и погибшие во время уничтожения Лунной базы.

И владыка претемный лур Ра’хард дал приказ отходить.

- Я перевожу землян в категорию «уважаемый враг». Они умеют стоять насмерть, - сказал он. И распорядился организовать связь с президентом Земного союза.

Землянин был бледен до зелени, но держал себя в руках.

- Мы готовы признать нашу месть совершившейся, - чуть склонил перед ним голову Владыка темных эльфов, признавая в этом существе равного врага.

- Я до сих пор не понимаю, где вы могли встретиться с кадетами Звездной академии и чего такого они могли натворить, - тихо ответил ему президент. – Еще я не понимаю, за что погиб мой сын. И миллионы жителей Земли.

- Сын… - усмехнулся претемный. - У вас он, по крайней мере, был.

Мужчины замолчали.

- Выдайте мне вашего главнокомандующего, - приказал лур Ра’хард. – Он будет нести ответственность за своих людей. И это будет справедливо.

- Командующего? – поднял на него глаза президент.

И темный понял вдруг, насколько тот молод.

- Именно. Того, кто таким изумительным образом организовал оборону вашей планеты. Того, кто, казалось бы, просчитал все наши шаги. Вы выдаете нам его. И мы уходим.

Президент Земного союза на мгновение задумался. Владыке темных эльфов показалось, что землянин с кем-то советуется.

- Мы согласны, - услышал в ответ лур Ра’хард. И, честно говоря, немного удивился.

И опять происходящее стало для владыки темных эльфов сюрпризом. Он ожидал чего угодно. Больше всего того, что земляне используют передачу врагам своего командующего как возможность для нападения.

Короткая резкая вибрация. К флагману темных пришвартовался флагман землян. Шипение открывающегося шлюза.В камеру стыковки двух кораблей, печатая шаг, входят земные десантники. Штурмовики охраны владыки за эти дни убедились в том, что они им ни в чем не уступают. И поэтому напряглись.И следом за ними торжественно вносят саркофаг реанимационной установки – полуоткрытый. Говорящий о том, что положение пострадавшего безнадежно.

- И что это такое? – спокойно спросил владыка у прибывших.

- Наш командующий, - буравя его ненавидящим взглядом, ответил один из земных военных.

- И почему он в таком состоянии?

- Перед бомбами все равны, - был ему ответ. – Но мы бы никогда…не выдали бы вам… Если бы не приказ. Ее приказ.

И военный кивнул на саркофаг.

- Чей? - лур Ра’хард подошел поближе. И пригляделся.

Мда… Тело в саркофаге – какое-то маленькое и хрупкое, обгоревшее с левой стороны, перекореженное справа… Действительно умирало. Но вот взгляд синих глаз: ясный, высокомерный, горевший злорадством и… превосходством… Это был взгляд победителя. И он заставил владыку темных эльфов вздрогнуть.

Он кивком отпустил землян. И… С трудом дождавшись шипящего звука закрывающегося шлюза, обронил:

- Я желаю, чтобы этот человек жил.

Корабли темных стремительно уходили из Солнечной системы. А на флагмане лура Ра’харда врачи темных эльфов боролись за жизнь командующего землян. Оказавшегося, к тому же, женщиной.

ГЛАВА ВТОРАЯ

- Какие ошибки были допущены при столкновении с землянами?

Расширенный совет офицеров боевого ордена проходил…нервно. Темные не ведали страха. Они просто не знали такого чувства. Соответственно, не умели бояться и гнева владыки. Однако все понимали, что землянам они проиграли. И это наполняло сердца военных тоской, стыдом – и смятением.

Для начала владыка претемный лур Ра’хард высказал свое недоумение пилотам и штурманам:

- Я наблюдал в высшей степени непрофессиональные перестроения, - с сожалением заметил он. – И то, что несколько кораблей не смогли уйти от брандеров… Это – позор…

Лур не кричал. Не гневался.Но от его тона отчаянно-храбрые темные поджимали уши, как нашкодившие котята. И завидовали павшим. Они – как известно любому воину – позора не ведают.

- Теперь штурмовики, - перевел взгляд на офицеров боевых подразделений владыка.

- Позвольте искупить, - выдохнул маршал Ро’Ольд. Старый служака, герой всех приграничных войн с орками.

- Искупить… Это само собой, - хищно усмехнулся владыка. – Вы мне объясните, почему это произошло?

- Мы не привыкли обороняться, - честно признался маршал.

- И слишком привыкли к тому, что противник, слыша, что на него идут темные эльфы, сам сдается. Именно потому, что с нами воевать бессмысленно, - усмехнулся лур Ра’хард. – Стыдно. А если бы земляне хоть чуть-чуть умели разбираться в управлении нашими кораблями – они бы их не минировали. А ударили бы нам в спину.

Он обвел тяжелым взглядом всех собравшихся. Поскольку в разборе полетов принимали участие все офицеры боевого ордена, то велась прямая трансляция с флагмана на все корабли. Все, что остались в строю после похода в Солнечную систему. Владыка понял, что его воины прониклись.

- Я думаю, что стыдно и инженерной службе. Не просчитали тот вариант, что на Земле стоит защита, не просчитали плотность заградительного огня на Марсе. И вывели на него наши боевые порядки, - слова владыки падали как камни. – Стыдно разведке и аналитике. Такое ощущение складывалось, что у нас вообще нет специалистов в этой области. У землян – есть, а у нас… Полное отсутствие. И у меня вопрос к начальнику генерального штаба… А как планировалась эта операция?

- Готов понести любое наказание, - склонил голову маршал Ро’Грик. Из приближенных владыки он был самый молодой, самый амбициозный. И, наверное, самый талантливый.

- Все это тоже будет, - прищурился владыка. – Но только имейте в виду вот что… Любая попытка решить данную проблему с помощью клинка чести будет расценена как государственная измена.

Офицеры взроптали. Владыка властвовал над жизнью подданных. Любой из них жил лишь потому, что луру было угодно. Темные эльфы это принимали как должное. Однако всегда был выход. Клинок чести. И ритуальная смерть как искупление любого проступка.Но государственная измена… Это ничем не смываемый позор. Для самого темного. Для его рода.

- Именно так, - кивнул владыка. – Нас слишком мало. И вы знаете, что вот уже сто лет у нас не рождаются дети. Искусственное оплодотворение тоже не дало результатов. Экспериментальным путем мы выяснили, что не можем иметь детей от представительниц других видов – членов Галактического союза. А результаты исследований по выращиванию наших детей в специальных капсулах… Дебош кадетов Земной академии. И как результат – разгромленная лаборатория.

- Теперь все надо начинать сначала? – спросил маршал Ро’Ольд. Он был уже в возрасте. И эти исследования были для него…больше, чем шансом, чтобы славный род вояк не пресекся.

- Теперь надо снова закупать у рептилоидов аппаратуру. Закупать, как все понимают, через подставных лиц. Чтобы никто даже подумать не мог, с какой проблемой нам пришлось столкнуться, - прошипел владыка. – И вы знаете, беседа с президентом Земного союза навела меня на мысль. Он спросил у меня: а откуда на нашей планете взялись кадеты военной академии Земли? На другом конце Вселенной? Как они вообще к нам проникли? Что говорит таможенный контроль?

Офицеры зашумели.

- Получается, что кто-то использовал землян, чтобы прикрыть свою акцию против нас? – выдохнул Ро’Грик. До этого такая мысль никому не приходила в голову. И начальник генерального штаба сообразил вторым. После претемного лура.

- Вот об этом вы мне и расскажете, - кивнул владыка. – У вас есть десять дней.

Он подождал, пока стих шум. А потом внезапно спросил:

- А что мы сделали правильно?

Вот на этот простой вопрос у собравшихся не было ответа. Каждый перебирал свои действия. И находил в них массу недочетов. Повисло молчание, которое нарушил претемный лур Ра’хард. Он сказал:

- Мы правильно выбрали врага, господа.

После совещания владыка отправился в лазарет. Остановил лекаря, который стремительно вытянулся по стойке смирно при появлении владыки.

- Вольно, - кивнул владыка. – Как она?

- Без изменений, мой лур, - поклонился лекарь.

- Оставьте нас, Ре’Лерг, - последовал приказ, к которому за эти дни лекарь успел привыкнуть.

- Слушаюсь.

И Ре’Лерг (в очередной раз стараясь не удивляться) поспешил выполнить распоряжение владыки.

Ра’хард подошел к капсуле реанимационного саркофага производства темных эльфов. Земную, как он знал, лекари хотели выкинуть. Ре’Лерг еще проворчал что-то похожее: «Странно, что они еще не вымерли!» Но аналитики возмутились. Чужую допотопную технику сунули на склад. И оставили для исследований.

Землянка выглядела лучше. Намного. По крайней мере, она была похожа на живое существо. Развороченную правую часть срастили, ожоги с левой стороны тоже подживали. Кожа обнаженной женщины была настолько нежно-розовая, что владыке темных эльфов хотелось ее коснуться. Но были опасения, что он повредит ее – стоит лишь дотронуться. Такой беззащитной и нежной она выглядела.

- Кто же ты? – спросил он у женщины в саркофаге. – Неужели именно ты командующий этих сумасшедших землян? Или они просто подсунули нам кого-то умирающего, чтобы сберечь нужного им военного?.. И… Если ты командовала силами обороны… Как ты, женщина, поднимала солдат в атаку? И приказывала им умирать?

Ему вдруг захотелось, чтобы она распахнула свои синие глаза. И опять посмотрела на него.

- Нет, - сказал он вдруг, вспомнив тот торжествующий взгляд победителя, которым она одарила и его, и офицеров. – Нет. Ты не случайная жертва, подкинутая нам, чтобы мы ушли. Это был твой приказ, который военные выполнили. Это было твое решение. И с ним смирился даже президент Земного союза. Кто же ты?

Он приходил к ней регулярно, как только позволяли дела. И разговаривал. Рассказывал что-то. Требовал, чтобы она очнулась. Задавал вопросы. Просил, чтобы она поговорила с ним.

- Я хочу, чтобы ты жила. Знаешь, для меня это внове…Мы – темные – относимся к смерти как к возвращению к нашей Матери-Тьме. К извечному Хаосу, где есть лишь свобода. Но мне не хочется почему-то отпускать тебя туда. Может быть потому, что я боюсь, что мы уже не встретимся…

Что-то в собственных словах вдруг резануло ему слух. Лур Ра’хард долго думал, что именно. Потом сообразил:

- Слышишь, я сказал слово «боюсь». А я и не знал раньше, что это такое.

Владыка задумался. И поскольку был на редкость честным созданием, по крайней мере, в отношении самого себя – то добавил:

- Хотя я и сейчас смутно себе представляю, что значит бояться. И слово я взял из общегалактического, потому что в языке темных эльфов такого слова попросту нет…

- Я думала, что вид, лишенный страха попросту обречен, - вдруг едва слышно проговорила женщина. Причем на темно-эльфийском.

- Почему же?

- Мы учили, что для выживания необходим инстинкт самосохранения. Иначе вид погибнет, - ответили ему. Незнакомка, правда, заменяла некоторые слова общегалактическими, да и произношение было не лучшим. Но. Факт оставался фактом: землянка говорила на их языке. Но при этом не открывала глаз.

- Я считаю, что для выживания необходимо умение стоять насмерть, - не согласился с ней владыка.

- Допустим, - не стала спорить женщина. – А со мной что?

И тут претемный лур Ра’хард солгал. Почему-то он не пожелал, чтобы эта женщина, открыв глаза, посмотрел на него, как на врага.

Он красиво, аккуратно и изыскано стал плести нити вероятностей, добавляя в них шелк иллюзий. В этом равных ему не было.

- Мы откликнулись на сигнал бедствия, - ответил он. – Когда мы прибыли на место катастрофы, то обнаружили обломки земного военного корабля. Из живых – только вас. Наши лекари несколько дней боролись за вашу жизнь. И вот сегодня вы очнулись.

- Должно быть, пираты, - задумалась женщина.

- Скорее всего, - кивнул владыка темных эльфов. – Вы помните свое имя?

- Конечно, - женщина открыла, наконец, глаза.

- И как вас зовут?

- Простите, - она по-прежнему лежала неподвижно. И Ра’Хард понимал, как ей хочется повернуться. Но она не могла это сделать. – Вы не могли бы укрыть меня? Чем-нибудь. А то мне неловко.

- Конечно, - поднялся лур. – Сейчас.

Он растерянно огляделся в палате. И вот Тьма лишь знает, где что у лекарей в их стерильном порядке попрятано.

Выглянул в коридор, отдал распоряжения. И вернулся к женщине.

- Одну минуту, сейчас все будет.

- Вы ведь владыка претемный лур Ра’хард? – вдруг спросила женщина. И в глазах ее мелькнуло беспокойство.

- Именно так, - поклонился он.

Адъютант владыки, осторожно постучав, внес одеяло. Хотел накрыть раненую. Но, осекшись о засверкавший яростью взгляд лура, поклонился и подал его владыке. И не задерживаясь ни на мгновение – исчез.

Ра’хард осторожно укрыл женщину.

- Спасибо, - поблагодарила она.

- Могу я попросить вас назвать свое имя, - сказал он.

- Наталья, - ответила она. И отчего-то покраснела. Ее кожа стала еще розовее. – Наталья Вереева.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сначала пришла боль. Острая, мутящая разум. Потом к ней присоединилось отчаянное желание почесаться – слева не просто свербело и зудело. Это было что-то невозможное.Потом она поняла, насколько слаба. Не может ни закричать от выворачивающей ее наизнанку боли, ни провести ногтями по коже – чтобы зуд хоть сменился болью. Ей почему-то казалось, что станет легче.А потом среди всех этих безрадостных ощущений появился голос. Властный, звучный. И тот, кто обладал этим голосом, говорил на языке темных эльфов.

На языке существ одного из четырех видов, что определяли миропорядок в этой части Вселенной. Невозможно высокомерных существ, что посчитали встретившихся им на пути землян лишь слабой и жалкой пародией на разумных. Пародией, к которой, однако, внешне отнеслись крайне доброжелательно.Сколько тогда их представители наслушались красивых и правильных слов о радости обретения новых членов Галактического союза. О том, что они, поддерживая младшего брата, будут вместе идти в светлое будущее.

Однако в праве стать членом Галактического совета Земле было отказано. Не тот уровень развития.Результатом стало ограничение по продажам на Землю и в ее колонии различных технологий: научных и оборонных в первую очередь. Хорошо еще, что гномы и рептилоиды не брезговали контрабандой. Понятное дело, через третьих лиц. Кроме того, Галактический совет потребовал, чтобы земляне ограничили свое общение с другими цивилизациями, не входящими в совет.

Земляне, усвоившие уже патетическую риторику и слабо веря в щедрость новоявленных друзей, торжественно согласились. И – конечно же – стали договариваться и с другими цивилизациями. Например, с орками. Но с оглядкой. И изо всех сил тайно.Но самой большой проблемой для землян, поставившей их практически на грань истребления, стали пираты.И вот в чем была странность. До того момента, как земляне заключили свой первый договор с Галактическим советом, о пиратах они, конечно, знали. И даже временами общались, но особых конфликтов не было. Обе стороны то торговали, то распыляли корабли друг друга. В общем, рабочие моменты…

А с определенного момента началась война. Не на тотальное истребление землян. Нет. На овладение таким исключительно полезным в любой период ресурсом, как люди.Так что слыша голос какого-то высокопоставленного темного – а интонации существа, который привык повелевать, нельзя спутать ни с какими другими, Наталья испытывала лишь раздражение.Потом она стала испытывать недовольство собой: мало того, что беспомощная – так еще и ждет этого голоса, вслушивается в слова, что темный эльф говорит. Ждет, пока эти самые слова коснутся ее слуха. И – самое главное – ей становится легче, когда они звучат.

И в один день ее глаза распахнулись. И она не поверила им. На стуле, рядом с полуоткрытой реанимационной капсулой, сидел владыка претемный лур Ра’хард.Она узнала его по изображениям в общегалактической сети. Худощавый, изящный и смертельно опасный. Смуглая, с фиолетовым отливом кожа, длинные распущенные волосы. Белые как снег.

Насколько она помнила – глаза у него были фиолетовыми.

- Ой, девочки! – говорила хохотушка и веселушка Иветта, ее заместительница в аналитическом отделе обороны Земли. – Да за один благосклонный взгляд этих глаз…

Это была одна из самых любимых шуток. Потому что землянам было хорошо известно: темные, а они были сильнейшими воинами этой части вселенной, относились ко всем с презрением. А уж к землянам… К виду, по их мнению, слабому… Они относились с презрением в степени n+1.

Владыка смотрел на нее с беспокойством.Она уже была готова ляпнуть какую-нибудь глупость. У нее все пыталась вырваться фраза:

- А глаза у вас, действительно, фиолетовые. Какой изумительный оттенок…

Хорошо еще, что она сообразила, в каком виде находится. И попросила одеяло, чтобы хоть прикрыться.Объяснение того, что она делает на корабле темных эльфов, ей не понравилось.

Конечно, случись что непредвиденное – тоже нападение пиратов, ребята-десантники сделали бы все возможное и невозможное, чтобы она (или любая из женщин на корабле) остались бы в живых. В том числе и выбросили бы в спасательной капсуле в открытый космос, снабдив маяком с сигналом бедствия. Выставив таймер таким образом, чтобы он стал звать на помощь, скажем, часов через двенадцать. Когда враги гарантировано покинут место боя.

Другое дело, что на военных кораблях она не летала. Ей нечего было там делать. Свою деятельность она не афишировала, о ее работе и должности знали лишь те, кому положено было знать. И не более. Все остальные – включая ее собственных детей – были уверены, что мама преподает статистические вероятности в Звездной академии. Что, кстати говоря, тоже было правдой. Она там преподавала. В свободное время.

Тем временем темный попросил ее назвать свое имя.

- Наталья Вереева, - сказала она. И почему-то покраснела.

Кожа слева просто зашлась огнем. Желание почесаться стало нестерпимым.

- Вам нехорошо? – встревожился владыка.

Прикусила язык, с которого уже рвалось: «Почешите меня, пожалуйста!»Должно быть, выражение лица у нее при этом получилось самое зверское. Понять бы еще, что с этим самым лицом… Лур Ра’хард подскочил. И понесся, призывая лекаря.

«Хорошо еще, что я язык темных знаю…» - подумала Наташа. На самом деле, ей, как и остальным сотрудникам отдела аналитики, пришлось выучить не только этот язык, но и языки всех членов Галактического союза. И отдельным бонусом – язык орков. С которыми земляне как раз сотрудничали очень и очень активно.

У лекаря кожа была просто смуглая, без всякого отлива. Волосы не такие длинные, как у владыки. И заплетенные в большое количество мелких косичек.

- Как вы? – обеспокоено спросил он.

Наталья не смогла вспомнить, как это будет на языке темных эльфов и поэтому проговорила на обще-галактическом:

- Чешется. Невозможно терпеть. А я рукой пошевелить не могу.

- Чешется это потому, что кожа регенерирует, - с гордостью сказал лекарь. – Чего, кстати, не так легко было добиться, потому что вы были обуглены. А наши аппараты настроены на нас. Но никак не на человека.

Пока он говорил, он – судя по звукам – копался в каком-то шкафчике. Подошел к Наталье, держа в руках большую прозрачную банку с чем-то белесым.

- А шевелиться вы не можете, потому что я не хотел, чтобы вы дергались и мешали срастаться костям и тканям вашего тела.

Он склонился над женщиной. И нажал на точки в основании черепа.Наталья ощутила, что может двигать руками. И тело ее снова слушается.

- Вот интересно, - пробормотал лекарь, начиная втирать мазь. – Виды разные, а точки на теле – одни и те же. Не считая, конечно, рептилоидов.

- Доктор!!! – воскликнула она на обще-галактическом в полном восторге. – У меня получается!

- Только не переусердствуйте, - проворчал темный, не останавливаясь. – Никаких резких движений. Никаких попыток подняться.

- Что тут происходит? – раздался от входа недовольный голос владыки.

Лекарь тут же встал по стойке смирно, а Наташа застонала, потому что те места, что не были намазаны волшебным снадобьем, зудели нестерпимо.

- Почему вы касаетесь нашей гостьи? – продолжил лур злобно.

- Потому что я ее лечу, - с почтением, без тени насмешки, отозвался лекарь.

Ответом ему послужила громко хлопнувшая дверь в палату.Лекарь распрямился и немедленно продолжил наносить мазь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

У владыки претемного лура Ра’харда выдержка была абсолютной. И когда он показывал свой гнев – это была демонстрация. Не больше и не меньше.

Поэтому, когда его коллеги по Галактическому совету говорили: «О! Опять этот бешеный темный впал в ярость!» - то это обозначало только то, что им позволили эту ярость увидеть. Потому, что так необходимо была для дела.

Но вот сегодня…Когда он увидел лекаря, склонившегося над обнаженной женщиной. Когда он буквально почувствовал, как чужие руки дотрагиваются до розовой кожи… Когда он услышал ее довольный возглас… У него в голове помутилось. А глаза застлала алая пелена ярости.Но все же у владыки выдержка была абсолютной. И он оказался способен понять несколько вещей. Во-первых, такая реакция была не правильной. Во-вторых, доктор не стал бы делать что-то, кроме лечебных манипуляций. И – в третьих – не стоило убивать доктора на глазах у Наталии. Она вряд ли бы обрадовалась такому зрелищу.

Последний аргумент оказался решающим. И лур Ра’хард просто выволок себя из палаты.

Он летел по коридорам корабля – и волосы развевались за его спиной как белое облако смерти. Была на одной из планет, которые темные эльфы наметили под колонизацию, такая убийственная штука. Когда роза ветров резко менялась (а на той планете это происходило достаточно часто) то в осадках появлялись белесые взвеси. Смертельно ядовитые. На пятом вдохе темный эльф погибал. Планету он помнил хорошо. Это было его первое задание, которым он руководил лично, как наследник престола.Ко всему белому с тех пор лур Ра’хард относился настороженно. А планету они все равно колонизовали. Но всем посещающим ее, а тем более проживающим, делали инъекцию антидота.

- Мой лур! – внезапно обратились к нему. До этого момента владыка успевал отслеживать боковым зрением, что от него шарахались. Прижимались к стене, склоняли голову. И пропускали.

Ра’хард остановился.Конечно, его молочный брат. Сержант штурмовиков. Его храбрость и бесшабашность была легендой даже у штурмовиков.

- Вот мне интересно, Ру’Рар, - обратился к нему владыка, - ты случайно меня заметил и вспомнил о делах, которые нам срочно надо обсудить? Или же тебя послали отвлечь меня от моих дум?

Штурмовик неопределенно пожал плечами. И поскольку владыка не сводил с него вопросительного взгляда, то пробасил неопределенно, но с воодушевлением:

- Претемный лур – самый мудрый среди живущих. И с легкостью читает правду в сердцах своих подданных!

- Понятно! – скривился владыка. Над ним прикалывались – и оба собеседника это прекрасно понимали.

- Что же поможет моему владыке прийти в себя? – продолжил бесстрашный штурмовик в том же духе.

- Вот пущу тебе кровь за дерзость – мне сразу станет легче! – кровожадно усмехнулся владыка.

Ру’Рар сделал большие глаза. Дескать – ну, попробуй!Они дошли до абсолютно пустого тренировочного зала.

- Трусливые навозные жуки, - охарактеризовал поведение своих подданных владыка.

Его молочный брат кивнул, соглашаясь.

- Получается, две тренировки перенесли. И обычно в это время тут занимаются еще с десяток темных из технического.

Претемный связался со своим адъютантом:

- Узнать, кто в это время занимается в зале на десятом подуровне.

- Да, мой лур!

- Организуйте генеральную уборку туалетов и мусоропроводов их силами.

- Слушаюсь.

- И объясните всем, что темные, которым не хватает смелости встретиться с владыкой лицом к лицу, большего и не заслуживают. Кстати, узнайте, кто отдал распоряжение. Пускай присоединяется. И сами поучаствуйте.

- Будет сделано! - с воодушевлением откликнулся адъютант.

- Такое ощущение, что я его представил к награде за личное мужество, а не наказал чисткой отхожих мест, - пожаловался Ра’хард молочному брату.

Тот рассмеялся:

- Мой лур! Вы сегодня просто на себя не похожи!

Владыка нервно дернул плечом и подошел к стойке с тренировочным оружием. Оно отличалось от боевого только тем, что было потяжелее. Натренировавшись с более тяжелым мечом, воин в реальном бою развивал более высокую скорость. Да еще клинки тренировочные мечей не обрабатывали ядом. А так – качество заточки было таким, что клинок перерубал попавший на него волос.

Штурмовик и владыка на мгновение замерли друг напротив друга в боевых стойках. Вдох-выдох. Плавное движение… И клинки запели.

Братья всегда фехтовали на равных. Штурмовик был помощнее – и опыта в реальных боевых действиях у него было побольше. Владыка был коварнее в ударах. И всегда знал, с какой стороны последует нападение.Первые царапины они нанесли друг другу одновременно. Владыке доставило огромное удовольствие оцарапать шею молочного брата – аккурат там, где под кожей билась сонная артерия. Но тут же лур отпрянул, прошипев ругательство – штурмовик располосовал тунику темнейшего и чуть поранил его в области сердца.Они остановились. Поклонились, признавая мастерство противника и полученное от поединка удовольствие. И закружили снова.

- И что говорят твои парни о мести землянам? – задал вопрос владыка спустя весьма и весьма длительное время, когда оба мужчины уже были в равном количестве царапин. А владыка в нормальном состоянии духа.

- Земляне им как раз понравились, - был ответ.

- А что не понравилось?

- Скажи, на Лунной базе, действительно, веселились школьники?

- Не уверен. Скажи, вот ты бы пустил на боевую базу детей?

- Наших детей? – глухо отозвался сержант.

- Мда… Ты прав. Пустили бы куда угодно. Но мне очень хочется верить, что президент Земного союза солгал.

- А вот про лайнер он не солгал точно. На Землю летели дети с другой планеты.

- Вы вскрыли базу данных?

- Материнская планета объявлена в Земном союзе местом, где собираются ее дети. Все производство вынесено за пределы планеты. А там – исторические и туристические объекты. Администрация союза. Объединение торговли. И не очень большое количество жителей. Как я понял, на Земле имеют право селиться не все. Это награда. Но каждый из тех, кто когда-то покинул Землю, приезжает регулярно, чтобы не чувствовать себя оторванным от родины.

- Грамотно, - одобрительно кивнул владыка.

- Только вот наших беспокоит… Жаль, что мы теперь кровники.

- Они выплатили нам долг чести. С чего ты решил, что мы теперь связаны кровной местью?

- Ра’хард… Земляне похожи на нас больше, чем кто бы то ни было из Галактического союза. А теперь представь, что бы сделали мы, если бы кто-то уничтожил наших детей.

- Ты еще нас с орками сравни, - недовольно фыркнул владыка.

- Они, по крайней мере, честнее.

- По счастью, они не умеют объединяться в длительные образования. И все время грызутся между собой.

- Я предпочел бы иметь дело с ними и с землянами, чем с нашими подлыми союзниками по Галактическому совету, - резко ответил штурмовик.

- Счастье еще, что страной управляю я.

- Каждый занимается своим делом, - философски заметил молочный брат. – И я не думаю, что твоя ноша легче.

Когда владыка подходил к медицинскому отсеку – надо было обработать царапины, одна из которых оказалась глубокой – то ему навстречу попался лекарь. Ре’Лерг поклонился претемному – и замер, перегородив дорогу.

- А я как раз к вам, - сказал Ра’хард.

- Мой лур, я могу с вами поговорить?

Владыка посмотрел на своего лекаря с удивлением. Это ж о чем таком темный задумался, что не заметил, что его повелитель в крови.

- Пойдемте в кабинет, - ответил расстроенному подчиненному.

Они зашли. И лекарь опустился на колено.

- Жизнь моя принадлежит вам, – заявил он.

- Как и любого моего подданного, - спокойно уточнил лур. – А что случилось?

- Я вызвал ваше недовольство.

- Как и все офицеры на кораблях боевого ордена, - не стал спорить с ним претемный.

- Что мне делать?

- Нет ничего проще, - начал владыка. И осекся. Вот что сказать преданному подданному? «Не делай так больше?» То есть – не касайся и не лечи?

- Мне придется каждый день обрабатывать те части тела пострадавшей, что были обожжены. Она жалуется, что зудит неимоверно.

Вид у молодого темного был самый несчастный.

- И…еще…

- Говорите, - приказал владыка.

- Я буду вынужден делать массаж. Понимаете, - забормотал он. – Конечно, капсула регенерации творит чудеса, но на теле есть точки, которые…

Претемный лур поднял вверх руку с раскрытой ладонью, призывая собеседника к тишине. Тот запнулся на полуслове.

- Я все понял. Мы просто с вами оба переживем это. Сделайте все необходимое, чтобы наша гостья поправилась.

И кивком отпустил лекаря.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Владыка претемный лур Ра’хард пытался заснуть. Он поворочался еще немного. Удивился.Было тихо. Он устал. Время было отходить ко сну.И что такое?Он стал перебирать события этого дня. Ранний подъем. Обычная длительная тренировка. Документы. Совещание. Очнувшаяся землянка, его совершенно не понятный припадок. Беседа с молочным братом, которая оставила горький осадок.

Дети. Потомство. О них мечтали все темные. От невозможности забеременеть сошли с ума их женщины. От того, что эксперименты были сорваны из-за разгрома лаборатории, часть ученых ушли к Тьме, не выдержав такого удара.Наверное, в тот момент, когда они узнали об этом, им изменил рассудок. И были уничтожены дети… Земные.

Он понимал, что это – справедливо. Он понимал, что месть – практически религия для любого темного эльфа, в чем-то созвучная с верой во Тьму…Но…Он не пошел к землянке, как делал это все те вечера, с того самого момента, как она появилась на корабле, наказывая себя. За свой порыв.А теперь не мог заснуть.Поворочавшись еще немного, владыка поднялся. Решил, что стоит посмотреть, все ли с его гостьей в порядке. В конце концов, она ранена и беспомощна.

Грустно усмехнулся оттого, что оправдывается. Сам перед собой. Дожил.И отправился в лазарет.

Наталия тоже не спала. В очень тусклом свете дежурного бокового светильника было видно, что она лежит на боку, замотавшись в одеяло. И как-то странно вздрагивает.

- Вам плохо? – спросил он. – Вызвать лекаря?

- Скажите, - голос ее прозвучал глухо. – Я вас умоляю, скажите мне правду.

И он понял, почему она так вздрагивает.Женщина плакала.

Владыка напрягся, потому что уж совсем не за тем он выстраивал весь поток вероятностей, начал игру с иллюзиями и заставил ее верить в то, чего не было, чтобы вот так… Просто. Признаться.Но в ее голосе было столько муки, что претемный вдруг захотел прервать поток лжи. И посмотреть, что получится.Этого требовало хотя бы уважение к равному противнику, который в такой тяжелейшей ситуации, пытается сопротивляться. И пытается распутать нити чужой игры с реальностью.

- Что вы хотите знать? – спросил он. И был потрясен собственному малодушию. Он! Лур! пытался отсрочить время признания!

- Скажите, корабль был точно военный? Это не мог быть гражданский лайнер, уничтоженный пиратами?

- С чего вы взяли? - Ра’хард опустился в кресло, которое по-прежнему стояло возле капсулы.

- Понимаете, я могла лететь с детьми на отдых. На Калаган – у меня там друзья. И родственники. Сын как раз окончил школу. И после выпускного бала на Лунной базе я могла их забрать…У дочери, конечно, сессия. Даша на год старше сына. Но она всегда умудряется получить все автоматами…

Женщина говорила что-то еще. Кажется, про то, что дочь учится в Звездной академии. А вот сын не хочет быть военным. Он хочет стать врачом. Детским. Каким были его бабушка и дедушка.Значит, на территории Лунной базы действительно были дети. И ее сын в том числе.

- Скажите. А что они там делали? – его вопрос прозвучал хрипло.

- Кто? – удивилась она. – Где?

- Дети на территории воинской части?

- Вы имеете в виду выпускной?

Ра’Хард кивнул.

- Эта давнишняя традиция, - грустно проговорила женщина.

- Расскажите мне о ней. Если вам не сложно.

- Понимаете, история Земли – это череда практически не прерывающихся войн. И в какой-то момент речь пошла уже даже не о том, что погибнет какой-то народ. Речь пошла о том, что мы погубим свою планету. И сами погибнем вместе с ней.

- Было использовано какое оружие?

- Атомное, - проворчала она. – В один момент из фактора сдерживания оно превратилось в…просто бомбы.

- Гадость жуткая, - кивнул темный эльф.

- Именно.

- А дети?

- Было принято решение детей эвакуировать. К тому времени уже построили Лунную базу. Причем строили ее в редкий спокойный период. И в ее создании принимали участие почти все страны, которые в тот момент были на планете. Поэтому и детей эвакуировали все. И всех подряд, уже не разбирая их национальности. Особенно, кстати, говоря, отличились русские спасатели – мои предки.

- Странная у вас все-таки планета, - задумчиво проговорил темный. – Обычно как бывает… Одна планета – одна раса. Один язык, одни обычаи. А у вас… Около сотни. Централизованная власть появилась совсем недавно. Как вы вообще выжили?

- Вот так и выжили, - усмехнулась Наталия. – Дети, между прочим, первое, что сделали – это передрались. На территорию базы пришлось вводить внутренние войска. Хорошо еще, что никто не погиб.

- И что было потом?

- Потом. Была учеба, подвиг воспитателей и учителей. И выпускной бал для самого первого выпуска. Именно на Лунной базе. От тех детей и пошла единая народность – земляне. Так что с тех пор лучших из лучших приглашают именно туда.

В голосе ее послышался смех:

- Для тех, кто преподает в Звездной академии и там учится – это, конечно, катастрофа. Это как отдать город варварской орде. И уйти. Причем добровольно. Но ничего не поделаешь: традиция.

- Да… - непонятно протянул Ра’Хард. – Традиции – это святое.

- Скажите, а куда мы направляемся? – спросила женщина.

- Илтарин.

- Столичная планета темных эльфов, - выдохнула она в восхищении. – Насколько мне известно, никто из землян еще там не был.

- А кадеты Звездной академии?

- Кадеты точно не могли быть у вас. Офицеры – возможно, но я об этом не слышала.

Владыка темных эльфов от приступа дикой ярости не мог выговорить ни слова. И только вопросительно посмотрел на нее.

- По уставу военной службы, земляне, не окончившие полный курс обучения, не имеют права покидать территории Земного союза.

- Странно. У меня был рапорт сил правопорядка о том, что именно ваша молодежь устроила дебош у нас на планете.

- Дезертиры. Или пираты. Или… надо посмотреть по нашей базе. Что у нас по статистике похищений. Может, кого-то выкрали и накачали наркотиками. Тем более, если вы говорите, что на них была форма… Надо глянуть: она была наша, родная? Или кто-то сделал похоже.

Она завозилась. Ра’Хард понял, что она пытается его о чем-то попросить… И то ли не решается, то ли подыскивает слова.

- Вы хотите связаться с семьей и сообщить о том, что вы живы? – спросил лур.

- Да, - с облегчением выдохнула женщина.

- Мы уже отправили на Землю сообщение о том, что нами была спасена человеческая женщина. Передали и ваше имя. Думаю, если мы передадим больше информации о том, где вы работаете и кто вы такая, то ваших родных найдут быстрее.

- А как вы идентифицировали обломки корабля?

- Номера борта в обломках мы не нашли – если вы об этом.

- Даша и Миша с ума сходят!

- Это ваши дети?

- Дочь и сын, - кивнула она.

- А вы служите?

- Да, - кивнула она. – Я преподаю статистическую вероятность в Звездной академии.

- То есть вы на основе анализа предсказываете будущее? – с восторгом выдохнул владыка. Кажется, он понял, чем она занимается, и почему в момент налета темных стала командовать обороной Земли.

Женщина порозовела от смущения и удовольствия.

- Вы первый, кто сразу понял, чем я занимаюсь. Обычно же народ сразу впадает в тоску, стоит мне сказать, чем я занимаюсь. Особенно тоскуют студенты, попав ко мне в обучение. Им в Звездной академии хочется подвигов, приключений, открытий. А ты им – такую скуку смертную как статистика.Владыка усмехнулся. Да уж! Скуку смертную в ее исполнении он наблюдал. И нападение брандеров. И полетевшие в корабли темных свои же ракеты… И то, что она просчитала нападение на Марс.Он поднялся – и поклонился, признавая в ней равного противника.

- Что вы делаете? – опешила женщина.

- Хочу предложить вам воспользоваться нашим гостеприимством – и посетить Илтарин. Кроме того, я бы хотел попросить вас помочь разобраться с досадным инцидентом. Теперь уже и мне интересно, кто участвовал в беспорядках на столичной планете. А еще… Я бы попросил вас провести несколько занятий с моими офицерами-аналитиками. Их уровень подготовки меня в последнее время категорически не устраивает.

Женщина задумалась.Лур замер в восхищении. Она упорно сопротивлялась его воздействию – и вела свой рисунок, выстраивая свои вероятности. Как хорошо, что она не умела плести кружево иллюзии как он – владыка темных эльфов. Как хорошо, что она просчитывала возможности, опираясь на математику и логику. И лишь совсем немного – на интуицию.Если бы было иначе – он проиграл.

- Вы же понимаете, что я – офицер. Следовательно, я подчиняюсь приказам вышестоящего начальства, - осторожно проговорила она, подняв взгляд и уставившись ему прямо в глаза.

Она еще и считать его пытается? Восторг!

- Я это понимаю, - он позволили проскользнуть в своем взгляде легкой-легкой насмешке. Чтобы она поняла, что лур осознает тот факт, что его гостья чуть-чуть лукавит. Но дает ей на это полное право.

- И я не могу…дать согласие на поездку и на консультации ваших офицеров… без приказа.

- Как только лекарь разрешит вам подниматься, мы свяжемся с Землей. И с вашим начальством, и с вашими детьми… - он даже не запнулся, говоря это. – Кроме того, все пройдет быстрее, если вы дадите координаты людей, с которым надо отправить запрос. Мы же хотим получить приказ, который вы будете выполнять?

Женщина кивнула.

- С утра вам принесут планшет… С вас – список тех, с кем надо связаться.

- Я не очень хорошо пишу на вашем наречии, - в голосе у нее появились извиняющиеся интонации.

- А на галакте?

- Забыла совсем про него, простите, - и она рассмеялась.

Владыка темных эльфов уже выходил из палаты, когда услышал сонное бормотание за спиной:

- С первым надо связаться с Мишей. Когда думаю о нем – у меня сердце болит.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Сколько себя помнила – она всегда была существом вредным, неугомонным. И очень-очень любопытным.Ей с детства было интересно все.

Почему звезд на небосводе так много, а заселить удалось лишь три системы? Почему родители говорят, что дети несут радость, но при этом страдают и плачутся, что отпрыски – существа невозможные. Почему есть в фильмах и книгах есть только два пути развития отношений с внеземными цивилизациями: либо они нам помогают, либо пытаются завоевать? Возможет ли третий путь?

А еще она знала, что ее жизнь будет связана с защитой Земли. Родители еще все удивлялись: вот откуда у девочки… Умненькой, разносторонне одаренной, спортивной… И такие мысли?Они, как могли, с этими мыслями боролись. Два детских врача – самая мирная профессия, которую только можно себе вообразить. Девочка – поздняя. Не просто долгожданная. А уже и выстраданная.

С четырех лет – спортивная гимнастика. С одиннадцати, когда поняли, что девочка не только спортивная, а еще и математически одаренная – пришлось выбирать. Выбрали знания – и Наташа сдала экзамены в очень пафосную школу. Она стала учиться уже не на Калагане, где жили ее родители, а в метрополии. На Земле. Родители переехали вслед за ней. Не должно их девочке жить в интернате.

И в тот момент, как Наташа попала на Землю, она решила посвятить себя ее защите. На прародине она была не впервые. Все дети и взрослые, живущие в колониях, несколько раз в году совершали путешествия на родину, чтобы не отрываться от корней.На Землю летели вечно улыбающиеся низенькие жители Тау Кита – первой земной колонии, населенной процентов на восемьдесят пять этническими китайцами.

Стремились как можно чаще бывать на прародине серьезные высокие жители системы Дюна – так колонисты назвали свой мир вокруг звезды Дельты Павлина. Парадокс, но интерес к фантастической литературе в этот период был настолько высок, что переселенцы дали своей новой родине названия, что были книге Френка Герберта. А все почему? Потому что родиной Пола Атрейдеса была планета из этой звездной системы. И колонисты решили, что планеты будут называться так: Арракис – планета пустынь – спасибо, без пустынного червя и спайса. Кайтайн – с кольцами, на манер Сатурна в Солнечной системе. И, конечно же, богатый водными ресурсами и лесами Калаган.

А еще визиты на любимую планету в Солнечной системе очень любили и колонисты из системы Кеид. Там, вокруг звезды Эридана, вращалась единственная планета. Но она была практически идентичная Земле. Колонисты, пока летели осваивать новый дом, смотрели не «Дюну», они смотрели «Звездный путь». И кто-то сказал, что вулканцы были с этой планеты. Идея пошла в массы – а колонисты как на подбор были людьми темпераментными, не сказать – взрывными. Так что к моменту прибытия все, от мала до велика, умели приветствовать друг друга особым образом растопыренными пальцами. И всерьез задумывались: не устроить ли поголовную косметическую операцию по смене формы ушей. Эту изумительную идею не одобрил главный врач переселенцев. Он цинично и в крайне непристойной форме зарубил идею самовыражения на корню.Но планета стала Вулканом, а ее жители – вулканцами.

Теперь же, на корабле флота темных эльфов, получив предложение небывалой щедрости – посетить мир Темного Ожерелья, Наташа задумывалась о том, что же происходит с ее памятью.

С одной стороны, она помнила основные события истории Земли и свою биографию. Она по-прежнему знала языки, которые когда-то изучала. Включая тяжелейший для любого землянина темно-эльфийский. С легкостью воссоздала в памяти код в двадцать четыре символа, который использовался для аварийной связи со своим начальством на Земле, а подчинялась она непосредственно министру обороны Земного союза. Эрику фром Рюккеру. Она прекрасно помнила этого человека. Добродушный. Сильный. Крупный и величественный. Ничего не решающий, отобранный за представительный вид и обалденно красивый сильный голос. Когда он командовал парадом или произносил речь – люди плакали. Решение же принимал его заместитель – худой, как щепка, измученная глистами и такой же недобрый к людям, Петр Сильверстров. И она – Наталья Вереева – начальник аналитического отдела Генерального штаба. Сорок лет, двое детей. Вдова.

Она помнила досконально все операции, которые проводились с ее участием. Она помнила сотрудников своего отдела и была в курсе интриг администрации Земного союза. Она помнила, как погиб ее муж – полковник Вереев и его боевая группа. Помнила, что не могла найти себе места, пока не нашла всех причастных пиратов. И не отомстила. Разгром осиного гнезда был славной тризной по любимому. Она помнила, что детям в тот момент было три и два года соответственно. И что с тех пор она не подпускала мужчин к себе. Хотя супруга президента Земного союза считала по-другому. И мнила, что ее муж и Наташа – любовники…

Так откуда же взялась пропасть в ее памяти? Головой она вроде бы не билась. Откуда провалы? И почему такие странные?Последнее воспоминание – она провожает сына на выпускной, делает несколько снимков. Хорош в костюме, взрослый совсем. И так похож на отца… Вытирает набежавшую слезу. И смотрит в небо…

«Милый, посмотри – вылитый ты…»

Она всегда смотрит в небо, когда говорит с покойным мужем.Так, перетерпеть грызню Дашки с братом. Вот что за люди! Трепетно друг друга любят, но спокойно рядом находиться не могут. Шкубутся.

- Давай, школота. Хорошо погуляй, много не пей. Презики – в кармане! – напутствовала старшая сестра младшего брата, отправляя на праздник.

- Да пошла ты! – ответил брат сестре. Засунул руку в карман новехонького светло-серого пиджака и, действительно, обнаружил там блестящий шуршащий квадратик.

- Коза! – в сердцах заорал он.

Даша обидно рассмеялась, ей стал вторить одноклассник Мишки – сын президента Земного союза Уильям Станислав.

- Дочь! – поморщилась Наташа.

- Что? – невозможная девчонка приняла независимый вид.

- Все, - остановила Наташа этот цирк. – Мальчишки, отправляйтесь. Даша, ты не права.

- Почему это?

- Шутка является смешной, когда она нравится всем участникам.

Дочь фыркнула. И пошла в дом.После двух семестров Звездной академии характер у дочери стремительно испортился. Наверное, сказалось стремление поставить себя в мужском коллективе. Но дочь стала… какой-то солдафонской грубиянкой. И пока никакие беседы с матерью и ее педагогические акции не могли хоть как-то откорректировать поведение Даши.

- Слушай, - сказала Наташа раздосадовано. – Я могу понять, ты хочешь казаться крутой, но настоящие военные – сильные, уверенные… Так себя не ведут.

- Ой, мам, - был ответ. – Что ты-то можешь знать о настоящих военных…

- Действительно, - вздохнула мать. – Что я могу о них знать…

Но Даша, не став слушать и разговаривать, удалилась на встречу со своими друзьями. Прошелестел мотор флайера. И алая машинка взмыла вверх.Наташа осталась дома. Как она любила свой большой деревянный дом на берегу Финского залива. В окружении векового леса…Немного попечалилась. Отправила фотографии сына перед выпускным бабушке и дедушке. Родители мужа были еще живы. Немного поболтала с ними по скайпу. Они тут же перезвонили.И отправилась жарить сырники.

Она понимала, что есть их особо некому. Это муж их любил и радовался как ребенок, если она их жарила. А сейчас… Ей бы хватило и одного. Дети вернуться только завтра, и это будет уже ночь воскресенья. Всяко не будут завтракать – как обычно. А ранним утром понедельника она закроет дом и отправится на работу в Звездную Академию…

…Это была последняя мысль, которую она помнила перед черной ямой провала в памяти.

Потом невозможная боль – и она уже на корабле темных эльфов. Странно. Говорят, что ее спасли с военного корабля. Что она там делала? Подняли по тревоге? Но какая с нее-то польза на военном корабле? Если было нападение на колонии – и надо было бы просчитать вероятности и расписать лучший сценарий обороны… Зачем ее было дергать? Осталась бы за своим мощнейшим компом в академии. Или в Генштабе.

Может, связь прервалась? Ее могли заблокировать. Тогда становилось понятным, зачем ее тащили на военном корабле. Надо было помочь одной из колоний. Но если ситуация критическая, тогда надо добраться к своим – и помочь! Нужен какой-то узел связи. Срочно!Наташа стала выбираться из капсулы. Тело слушалось плохо, мышцы ломили. Но она, шипя ругательства сквозь стиснутые зубы, заставила себя сначала сесть, а потом и встать.Шаг. Ноги не держат. Надо…

Пол несется ей навстречу. И она наяву слышит грохот разрывающихся снарядов. Потом пронзительный визг зажигательный бомб. И чей-то вопль: «Вытаскивай, командующего!»Паленая кожа. И паленые волосы. Они когда горят – оказывается, потрескивают. И запах – с него просто выворачивает. И – вот уж удивительно… Когда боли много – она вдруг перестает ощущаться…Я падаю, падаю, падаю… И все не могу коснуться Земли. Может потому, что я падаю вверх – в небо?

- На’Аталии… Придите в себя… На’Аталии, пожалуйста!

Она слышит голос – странный, говорящий на чужом языке. Голос, который так привык к властным интонациям, что нежные ему как-то и не идут.

- Да сделайте что-нибудь! – рычит этот голос.

И раздается еще один:

- Претемный, это ее решение – уйти или остаться. Тело не имеет несовместимых с жизнью повреждений.

Снова рычание. И она понимает, что властный ругается. Кажется, это орочий. Очень замысловато-неприличное определение.

- Зовите, лур… Больше ничего не остается.

- На’Аталии, останьтесь… Я прошу вас…

Этот голос не дает ей ворваться в небо. Стать свободной как ветер.И женщине в какой-то момент становится интересно: какой он, хозяин этого голоса.И она раскрывает глаза, видит склонившегося надо ней мужчину. Понимает, что на коленях у него она и лежит.И это явно не человек. Слишком изящные черты лица. Острые уши. Белым облаком обнимающие его фигуру длиннющие волосы, сильные нежные руки, гладящие ее по лицу. И глаза…

- Какой потрясающий цвет, - говорит она ему.

- Чего? – спрашивает он шепотом.

- Глаз. Я никогда таких красивых не видела.

- Живая! – выдыхает он с облегчением.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Наташа проснулась. Осторожно прислушалась к себе – было что-то с ней не так. Охнула болезненно – голова была тяжелая и как будто привинченная к ней от чего-то медного.

- И что это такое? – пробурчала она негромко. – Перепили вчера, что ли?

Но дикой жажды не было. Засуха в Бодунах не наблюдалась.Заворочалась, пытаясь найти позу поудобнее. Зацепилась за что-то теплое и жесткое.

- Э’тили моа, - раздался рядом бархатный мужской голос.

«Луна моя», - машинально перевела она на земной.

- Не вертись, спи, - продолжил мужчина.

Наташа взвизгнула.

- Ну, что еще? – он распахнул изумительные сиреневые глаза.

- Я в постели с темным эльфом…

- С владыкой темных эльфов, - уточнил он.

- И что я тут делаю? – очень-очень осторожно спросила женщина.

- Согреваете мне ложе – что тут непонятного! – нахмурился темный эльф. А Наташа посмотрела на него с укоризной. Обнаружила на себе пижаму из белой мягкой ткани. Она была почти по размеру, только рукава и штанины были отрезаны. Похоже, что ножом. Да еще в плечах было свободно. Помотала головой. У нее опять провал в памяти, а этот… претемный лур…явно прикалывается.

- Вот уж я не думала, что темные эльфы на это способны… - проворчала она.

- На что именно? – поинтересовался владыка.

- Шутить. Иронизировать.

- Мы – разные. Как и люди, как и все остальные. Другое дело, какими мы хотим казаться.

- То есть мнение о темных эльфах как о высокомерных, склонных к бешенству, презирающий сострадание…

- Это все – чистая правда. Мы высокомерны – со всеми, кроме тех, кого сочли равных нам. Мы, действительно, можем впасть в бешенство. И будем способны только убивать. Другое дело, что повод для этого должен быть очень и очень значимый повод. Что же касается милосердия… Мы не будем поддерживать слабого. Но способны на искреннюю бескорыстную помощь тому, кого уважаем.

- Вопрос, - помахала она рукой, - а слабость… Вы имеете в виду физическую?

- Думаю, вы сами знаете ответ на свой вопрос.

Владыка грациозно поднялся. Наташа чуть было не зажмурилась, как девочка-студентка в свой первый раз, но обнаружила темного эльфа в мятых штанах наподобие пижамных. Торс был обнаженным.Наташа залюбовалась. Мужчин с исключительным торсом в ее жизни было предостаточно. С семнадцати лет, с академии рядом с военными. И муж – командир спецгруппы десантников.Но то совершенство фактуры и изящество линий, что сейчас было перед ней…Она поймала на себе внимательный и насмешливый взгляд темного эльфа.

- Простите, - потупилась.

- Что вы! Мне приятно, - рассмеялся он. И исчез в ванной.

Появился скоро. Минут через десять. По-прежнему полуодетый.

- Теперь ваша очередь, - подхватил он ее на руки. И потащил в ванную.

- Оставьте меня, - распорядилась Наташа. – Я сама пойду!

- Ночью вы уже доходились. До какого-то невротического приступа.

- Ничего не помню, - пожаловалась Наташа.

- Все бежали кого-то спасать.

Он поставил ее в душевую кабинку и стал раздевать.

- И никаких «я сама»! – предупредил он, когда женщина дернулась. – Даже не думайте! Мы с Ре’Лергом ловили вас всю ночь. Вы думали, что горите. Потом стали задыхаться.

- Простите…

- Просто выполняйте распоряжение лекаря. И мои заодно.

И он открыл воду.

- Я оставлю вас минут на пять. Никуда не ходить, просто стоять. Если что – звать на помощь.

- Слушаюсь, претемный лур!

Он посмотрел на нее. На лице промелькнуло выражение, которое Наташа никак не могла идентифицировать. Остроконечные уши поджались как у тигров перед прыжком.И владыка вышел.Наташа решила, что в жизни счастье есть. Причем именно здесь и именно сейчас. Еще бы кто рассказал, для чего используется какой пузырек, которых у владыки эльфов было множество.И как темные чистят зубы?Женщина вздохнула и с любопытством огляделась.

Роскошненько. С учетом того, что они находились на флагмане эскадры темных, то есть на боевом корабле…

Мозаика по стенам из разнообразнейший оттенков серого, белоснежный пол. В душе – настоящая вода, а не специальный химический состав, как на земных. Белая едкая пена. Бе… Она вспомнила, как они, будучи еще кадетами, после первой же помывки этим составом шелушились и облазили.А ведь за это время за земном флоте ничего не изменилось – в отношении удобства и комфорта экипажа – так уж точно.

- Как вы там? – спросил у нее темный эльф.

- Замечательно, - искренне ответила она. – Только…

- Что? – теперь в его голосе было беспокойство. И женщина была ему за это признательна.

- У вас есть зеркало? Хочу посмотреть, пострадало ли лицо.

Темный выключил воду. Замотал ее в огромное полотенце. Поднял на руки. Сделал несколько шагов. И они очутились перед зеркалом.Наташа вздохнула. Было красиво. Хищный, смертельно красивый мужчина. Сияют фиолетовые глаза… И в белое облако его волос вплетаются длинные каштановые с медным отливом ее. У нежной хрупкой женщины розовеет от смущения кожа. Тонкие руки обнимают мужчину и ищут в нем опору.

- Шрамов нет, - тихонько сказал мужчина. – Ни на лице, ни на теле. Вы очень красивы.

- Спасибо, - смутилась она окончательно. – Но… У меня никогда таких длинных волос не было.

- Простите, - улыбнулся темный эльф. – Мы перестарались. Подумали, что вам будет так приятнее.

Наташа представила себе, что бы она чувствовала, если бы увидела себя в зеркале, сверкая обнаженным черепом. С резкими ошметками спаленных волос.

- Спокойно, - почувствовал ее состояние эльф. – Все это было. Но прошло. Вы выжили. Вы в безопасности.

Голос гипнотизировал, а то, что он прижимал ее к своему теплому телу, заставляло верить, что это все – на самом деле. Потому что вот кто бы ей точно не примерещился и не пригрезился – так это владыка темных эльфов.

- Успокоились?

Наташа кивнула.Он отнес ее обратно в спальню.На кровати лежал еще один комплект: штаны и туника. Только свежий.

- Простите, нормальной одежды нет, - склонил перед ней голову темный эльф. - Мы конфисковали запасную у нашего юнги. Он самый молодой во флоте. И поэтому самый…Темный эльф посмотрел на одежду. И скривился.

- Миниатюрный? – рассмеялась Наташа.

- Именно.

Темный эльф поставил ее на ковер возле кровати и отвернулся. Наташа быстро стала одеваться, говоря при этом:

- Спасибо. Не стоит беспокоиться. Я и так доставила вам…

- Не надо, - остановил ее Ра’Хард. – Вы – наша гостья.

Что ей оставалось? Только замолчать.Темный эльф развернулся к ней и приказал:

- А теперь ложитесь. Вам нельзя переутомляться.

Наташа послушалась. Тем более, что чуть подрагивающие ноги и сами подсказали ей, что она устала.

- Я отдал приказ. Мы чуть изменили направление, - присел он на краешек кровати.

- И куда же мы летим?

- На Альрам.

Наташа посмотрела на него удивленно. Собирая информацию о Галактическом совете, она, конечно, слышала торговой планете, принадлежащей Гильдии Торговцев. Знала она и то, что землянам запретили появляться на этой планете, выставлять свои товары и вести дела с гильдией напрямую. Представители торговцев, по мере необходимости, сами прибывали на земные планеты. И, сбивая цены до неприличия, покупали. В первую очередь им интересны были продукты питания. Земляне, после атомной катастрофы помешанные на экологии, быстро прославились натуральными продуктами питания. Кроме того, тех же гномов и рептилоидов очень интересовал целый ряд редкоземельных металлов, которые добывали на территориях Земного союза.Темный полюбовался недоумением пополам с раздражением, которые плескались в синих глазах женщины. Он-то прекрасно знал о ситуации с торговлей, которая сложилась на этот момент. И добавил:

- Вы же не можете отправиться в путешествие без вещей.

- Что? – она и не поняла его сначала.

- Я просто уверен, что ваше начальство разрешит вам побывать с визитом у нас на Илтарине. Но везти вас через полвселенной в пижаме нашего юнги и босиком… Это неправильно.

- А у вашего юнги обуви нет? – с подозрением взглянула она на темного.

- Для дорогой гостьи не жалко. Но размер будет явно не ваш…

- Тогда надо будет купить зубную щетку и пасту, - пробормотала Наташа.

- Купить что?

Они все время в разговорах скакали по нескольким языкам. В основном говорили на темно-эльфийском. Потом, когда Наташе не хватало слов, она переходила на обще-галактический. А когда эмоции брали вверх, то на родной. С учетом того, что земным языком стал английский, точнее, то, что с ним стало за две сотни лет, а сама Наташа была этнической русской… То смесь получалась убойная.И про щетку с пастой она сказала на русском.

- Очень хочется почистить зубы, - решительно заявила она на галакте.

- А чем вас не устроило… - начал лур Ра’хард. Но тут в дверь постучали. – Войдите!

- Завтрак! – радостно сообщил им молоденький темный. Тот самый юнга, у которого отобрали пижамы.

Он дождался кивка повелителя и вкатил столик.

- Приятного аппетита, - сообщил он. И удалился.

- Это все мне, - кивнул лур на заставленный всякими яствами столик и, самое главное, на сосуд, очень похожий на кофейник. – А вам…

Он взял со стола и протянул Наташе пластиковый ярко-зеленый поильник. С узким отверстием и двумя ручками.

- Диетическое питание по приказу вашего лекаря, госпожа.

Наташа с обидой посмотрела на столик… И взяла то, что предложили.

- По-моему, он мне мстит за беспокойство, - проворчала она.

- Не без этого…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Женщина заснула еще до того, как доела суп-пюре. Он, стараясь не потревожить ее, забрал из рук поильник и укрыл одеялом.Посидел рядом, прислушиваясь к ровному спокойному дыханию.На’Аталии, Э’тили моа – так он назвал ее сегодня. Сквозь сон, не задумываясь. Легко. Как же легко у него это получилось. Так же, как и заснуть рядом с ней, после того, как все успокоилось. И ей перестало казаться, что она горит.На’Аталии затихла после того, как он притянул ее к себе, обнял – и стал качать на руках, рассказывая, какая она красивая, как он нуждается в ней. И как у них все будет хорошо.Он и сам не понял, откуда появились эти нежные и глупые слова. Так ему не свойственные.И вот она спит. В его постели… А он… он чувствует неудовлетворенное желание. Но не терзается им. Им завладела нежность… Столь несвойственная ему. А еще осознание правильности того, что происходит.

А постель, измятые простыни и страсть… Все это будет.На этой мысли он поднялся, тихонько вышел в кабинет, который прилегал к спальне. Все-таки корабль – не дворец. И покои его были весьма и весьма аскетичными.

Вызвал по связи Ре’Лерга. На’Аталии все-таки не стоило оставлять пока одну, а его ждали дела.Лекарь принесся со всей возможной поспешностью.

- Владыка! – склонился он.

- Вы находитесь при нашей гостье неотлучно. Пока я не освобожусь.

- Позволено ли мне будет провести процедуры?

- Когда лура проснется.

- Как прикажет лур, - поклонился мне лекарь.

«Надо же, - пронеслась у претемного владыки мысль. – Я назвал землянку титулом темной госпожи, а это даже не вызвало удивления».

- Только… - добавил подданный. – Мне необходимо принести лекарства. И мазь.

- Ступайте, - кивнул владыка. – Только поторопитесь.

Наверняка, завтра неугомонная женщина потребует, чтобы они связались с Землей. И для того, чтобы все прошло благополучно – ему необходимо подготовиться.

- Есть какие-то дела, которые требуют моего вмешательства немедленно? Или все можно перенести на завтрашний вечер? – спросил он у адъютанта, когда дошел до кабинета.

- Завтра с девяти утра, мой лур, еженедельный отчет губернаторов Темного ожерелья. И сегодня вы желали просмотреть отчеты наших людей. И сравнить с их с официальными.

Владыка подавил тяжелый вздох. Первый раз в жизни забыл о совещании…Захватившие его чувства… Это было…странно. И эта странность входила в его жизнь с каждый биением его собственного сердца, которое то билось о ребра. Нервно, тяжело. То вдруг сладко замирало. И все это при виде этой женщины.Никогда чувства не были главным для него. Даже ярость и бешенство – священные для любого темного эльфа. Он просто-напросто не мог себе позволить подобной роскоши: под влиянием чего-либо заставить отключить разум.

Женщины…Они были, их было много. Но страстные объятия (а темные – существа весьма и весьма темпераментные) были не поводом терять голову.До недавнего времени. До появления в его жизни странной земной женщины с синими глазами.

- Владыка… - окликнул его адъютант.

- Да, Ро’Раин? - рассеянно откликнулся претемный.

- Какие будут распоряжения?

- Досье на Наталью Верееву мне в Пещеру. Кроме того, подготовьте досье на ее ближний круг. Завтра я не хочу никаких сюрпризов.

Адъютант был слишком…темным, чтобы хоть как-то внешне реагировать на расставленные владыкой приоритеты.

- Все документы, которые мне необходимо отсмотреть перед завтрашним заседанием с губернаторами, мне в спальню. Я ими займусь сразу, как решу вопрос с кружевом иллюзий.

- Слушаюсь.

- К пяти утра – несколько отчетов агентов потолковее по столичной планете.

- По какому направлению?

- Срез как можно более полный. На ваш выбор. Меня интересует: что странного происходило за последний месяц.

- Будет исполнено.

- И еще. В семь утра отчет таможни с Илтарина. Вопрос, на который они будут отвечать, я думаю, ясен?

- Что делали земляне на столичной планете.

- И я хочу послушать представителя следственного комитета. Что-то же они узнали? Но до сих пор не предоставили нам никаких сведений.

Владыка на мгновение задумался: вроде бы ничего не упустил.

- На этом все. Исполняйте.

И удалился в Пещеру.

Изначально темные эльфы были беглецами из мира светлых. Они не были неадекватными чудовищами, желающими напиться крови своих собратьев, как любят это преподносить хроники светлых эльфов. Он попали под вспышку звезды на одной из только что заселенных планет.Не повезло.Мутации начались практически сразу же – в первом же поколении. Поменялся цвет кожи. Они стали смуглыми, с различными вариантами отливов. От нежно-сиреневого до темно-синего. Глаза стали алыми, как у мифических вампиров. И дневной свет стал приносить им страшную боль.

Кроме того, колонисты стали подвержены безумию. Ими овладели приступы дикой, бесконтрольной ярости. Но самое любопытное заключалось в том, что объектами этой ярости не становились темные, попавшие под мутацию особи.Светлые эльфы рассуждали не долго. Было принято решение территорию зачистить, а темных уничтожить.Не получилось.Светлые щедро умылись собственной кровью – и отступили. А темные были вынуждены искать новый дом.

Для десятков поколений темных таким домом стали пещеры горного, неприветливого и нещедрого – и потому никому не нужного мира Илтарина.Они учились жить с новыми способностями, пытались совладать с безумием и проводили большое количество опытов, чтобы снова научиться жить на поверхности.И у них все получилось. Они даже избавились от алого цвета глаз. И все это произошло во многом благодаря роду Хардов, глава которого с самого начала стал лидером изгнанников.Теперь же темным принадлежали два с половиной десятка богатейших планет, продолжительность их жизни были велика, а звездный флот считался самым сильным во Вселенной.

А любовь к пещерам осталась.

На флагмане у владыки были собственная Пещера, с точностью воссоздающая (пусть и в миниатюре) Пещеру их далекого предка, который стал первым владыкой.Полумрак. Низкие каменные своды, пронзительная капель ледяной воды по одной из стен. Полость, уходящая во мрак, раззявила пасть, словно пытаясь проглотить. Растущие конусы зеленоватых, чуть светящихся сталагмитов на полу.

Владыка опустился между ними, скрестив ноги.

- Мать-тьма! Я твой! Я пришел, - воззвал он к той, что приняла их после того, как весь мир отвернулся. Той, что дала новую свободу – взамен утраченной вместе с дневным светом. Той, что не боялась их безумия, а учила тому, что оно тоже может давать преимущества тем, кто хочет выжить любой ценой.

Владыка открыл досье на Наталью Верееву. И даже не удивился, что в нем оказалось два файла. Один – образцово показательный, но ничего не объясняющий. На преподавательницу скучной дисциплины «Статистические вероятности» в Звездной академии Земного союза. Не была, не участвовала, не привлекалась. Двое детей, вдова.

Другой же файл… Он был гораздо интереснее. Чтобы его добыть, пришлось вскрыть базу администрации Земного союза и Совета обороны Земли. Вот это послужной список!Отличилась в совсем юном возрасте во время анти-пиратской кампании. По поставкам продуктов и, самое главное, крепкого алкоголя высчитала нахождение базы пиратов, откуда те уходили в нападение на корабли Земного союза.

Темный эльф покачал головой. База была законспирирована так, что обнаружить ее… Это надо было не просто знать математику. Это надо было обладать талантом, похожим на плетение кружева иллюзий темных. Собирать исходную информацию, погружать себя в транс и, пережив определенные события, осознать, как все будет на самом деле.Еще было немаловажным умение вернуться. Потому что кружева иллюзий затягивали. И порой не выпускали обратно.

Но владыка претемный лур Ра’хард был сильнейшим из числа живущих темных эльфов. Он всегда выполнял задачу, которую ставил перед собой. И всегда умел уйти из иллюзии до того, как она поглощало личность полностью.Вот и сейчас он выскользнул в реальность, некоторое время сидел, делая то очень глубокий вдох, то длинный-длинный выдох. Он прислушивался к реальности.

Потом лур поднялся и отправился к себе. Там в его спальне, на его кровати была женщина.Тихонько распахнув дверь, он услышал женский смех, которому вторил мужской.

- Вы прекрасная рассказчица, - проговорил лекарь.

Глаза претемного владыки уже как-то привычно затянуло алой пеленой безумства. Да как смеет эта низкородная тварь приближаться к женщине, которую владыка уже назвал своей!Он понял, что сейчас ворвется в спальню. И Ре’Лерг даже не успеет упасть на колени, чтобы принять положенную позу покорности. Прежде чем владыка отсечет неразумную голову неразумного подданного, позволившего себе вызвать бешеный гнев повелителя. Причем уже два раза за короткое время.Но претемный лур представил себе реакцию женщины на происходящее. Не надо было даже просчитывать вероятности и плести кружево вероятности, чтобы понять, как сильно она испугается.Действительно, она смеется, как-то пришла в себя, а тут посреди мирной беседы врывается владыка. Клинок обнажен, налившиеся кровью глаза горят, из горла вырывается рык. Потом – казнь, все в крови…

Как раз то, что нужно, чтобы покорить женщину…

Поэтому владыка стал дышать ровно, ища в себе спокойствие и здравый смысл. Еще хорошо было бы изыскать хваленую выдержку.Не может же такого быть, чтобы лекарь решил оскорбить владыку, которому он вполне искренне предан. Значит и владыка не имеет права оскорблять подозрениями своего слугу. Тем более – лур прислушался… Они рассказывают друг другу какие-то смешные истории.

Владыка прислушался. Рассказывала На’Аталия:

- Врывается командир на пункт управления стратегическими ракетами и кричит: «Кто запустил сапог в пульт управления?»

Лекарь едва слышно всхрюкнул. Представил, должно быть…

- Дежурные выстроились, вытянулись по стойке смирно – и молчат. Командир орет: «Я вас спрашиваю, микробы тифозные! Кто запустил сапог в пульт управления?» Все равно молчат. Он им кричит: «Нет, я понимаю, Бездна с ним, с этим Альрамом, но порядок-то в ракетных войсках должен быть!!!»

Теперь смеялся не только лекарь. Сквозь собственный смех владыка услышал несколько странных сдавленных звуков со стороны охраны в коридоре.

Услышали их и Ре’Лерг с На’Атали.И если земная женщина, увидев владыку в дверях, приветливо улыбнулась – сердце у него при этой екнуло, как у подростка, то лекарь…Ре’Лерг вскочил с кресла, на котором сидел. Претемный с удовольствием отметил, что оно было на приличном расстоянии от кровати. Раздался грохот, кресло упало, лекарь запутался в ногах.Женщина посмотрела с недовольством почему-то на Ра’харда. Владыка нахмурился и перевел взгляд на нарушителя тишины.Лекарь поднимался, совершенно смешавшись.

- Я всегда считал, - проговорил насмешливо лур, - что ловкость и изящество у нас, темных, в крови.

- Да, мой лур! – поклонился Ре’Лерг.

- Но если в представителе нашего народа…маловато этих способностей, значит, их надо добиваться тренировками.

Лекарь снова поклонился.

- Значит, - с довольным видом подвел итог владыка Ра’хард, - вы отправляетесь к сержанту Ру’Рару и передаете мой приказ. Я желаю, чтобы он взял вас под крыло и сделал… Что-нибудь приличное.

- Слушаюсь, - ответил лекарь, а Наташа нахмурилась. Но промолчала.

- Наша гостья уже получила лечение на сегодня? – задал вопрос претемный.

- Практически. Только я бы хотел перед тем, как она ляжет спать, втереть ей в кожу вот эту мазь, - лекарь кивнул на баночку с чем-то зеленым. Это укрепляющий состав, чтобы кожа скорее регенерировала. И там еще успокоительные экстракты.

- Хорошо, свободен. С мазью я разберусь сам. Это не массаж по точкам. Это я умею.

И лекарь удалился.

- Он просто очень верен вам. И очень хочет показать вам это, - вдруг проговорила женщина, по-прежнему недовольно поджимая губы.

- Вы думаете, что своим приказом я как-то унизил его? Или действовал ему во вред? – неприятно удивился владыка.

Она молчала.

- В нашем мире всего добиваются лишь сильнейшие. Каким бы ты ни был специалистом по основной, пусть даже и не военной профессии… Но уважение к тебе лично, статус рода, твои достижения – все это будут оценивать лишь сообразно твоей силе.

- Физической?

- И физической, и силе духа, и умению вести себя в экстремальной ситуации.

- И вы так выразили свое расположение к подданному?

- Именно. Сержант Ру’Рар – это личность легендарная. Если кто сможет научить мальчишку и вылепить из него настоящего темного эльфа – так это он. К тому же он – мой молочный брат. И поймет, что я хочу. И возьмет талантливого, но слабого лекаря под свою защиту.

- Простите меня, - опустила она глаза. – Я была не права.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Наташа знала, что сеанса связи с Землей с утра не будет. Лур Ра’хард предупредил, что с самого утра у него отчет губернаторов Темного Ожерелья и отменить он его никак не может.Она покивала, извинилась за беспокойство. Вечер прошел…странно. В одной комнате, в одной кровати.Нет, владыка Ра’хард вел себя прилично. Более чем. Точнее, он был занят своими бумагами. Занят настолько, что поесть изволил лишь тогда, когда Наташа несколько раз ему об этом напомнила.А вот она сама… Ловила себя на мысли, что этот темный ее волнует. И это было странно. Мужчин… Надежных, сильных, властных, порой красивых – вокруг нее всегда было предостаточно. Но после гибели мужа… Страшной, нелепой – никто так и не смог заставить ее ожить.Станислав, друг и сослуживец ее покойного супруга, ругал ее за это:

- Жизнь проходит! Столько лет прошло… Оглянись вокруг себя, почувствуй себя снова женщиной, а не своим парнем для всех военных да еще и полезнейшим приложением к своему самому мощному в Земном союзе компьютеру!

Тогда (это было несколько недель назад) они поругались. Оба были, кстати говоря, сильно нетрезвы. Оба сказали…много чего, о чем в трезвом состоянии не то, чтобы не говорили… О чем старались и не думать.Она кричала, чтобы он и близко не смел к ней подходить. Ей надоели слухи о том, что они любовники. Он высказался на предмет того, что она – дура, каких свет не видывал. И он… дальше была его попытка ее поцеловать. И ее болевой прием, проведенный блестяще. Он был сильнее, тренированнее, а десантник – даже в отставке и на административной работе все равно останется машиной для убийства.

Но он только грустно посмотрел на нее… И ушел.И кажется ей, что это было в какой-то другой, не ее жизни.

А теперь есть флагман темных эльфов, на котором она очутилась непонятно как. Взволновавший ее мужчина. Страшно подумать – с белоснежными волосами и фиалковыми глазами. И уши острые.Темный вдруг обернулся, поймал на себе заинтересованный взгляд. И хищно улыбнулся. Наташа смутилась. Отвела взгляд.

- Мне это приятно, - промурлыкал он.

И…снова уткнулся в свои бумаги.Наташа еще поворочалась. И уснула.

Эта ночь, в отличие от предыдущей, прошла спокойно. Не считая того, что она несколько раз просыпалась, а темный, сидя на своей стороне кровати, по-прежнему читал бумаги, карандашом на полях делал какие-то заметки.Когда Наташа в очередной раз заворочалась, он отложил в сторону документы и приблизился к ней.

- Я мешаю вам… - с сожалением проговорил он, склоняясь над ней. – Наверное, мне стоит переместиться в кабинет.

Наташа отрицательно качнула головой, не отводя взгляда от мерцающих глаз.

- Простите, - прошептал он.

- Ничего, - пробормотала женщина, ругая себя за смятение. А еще больше за то, что ей захотелось прижаться губами к его губам и попробовать их на вкус.

Он по-прежнему смотрел на нее, не отрываясь. И Наташа спросила. Чтобы хоть как-то преодолеть неловкий момент:

- Вы не спите…Много работы?

Он вздохнул, чуть отпрянул назад. Уселся рядом и ответил:

- Не то слово.

- Надо контролировать?

- Конечно, - он потянулся и вздохнул. – Темные ценят только силу. И подчиняются лишь ей. Так что, если я желаю процветания своему народу, надо обеспечить ощущение присутствия владыки за спиной у любого подданного. Днем и ночью.

- А за спиной у высокопоставленных подданных – не только ваше присутствие, но еще и сил быстрого реагирования, - тихонько рассмеялась она.

- Ага, - он сладко зевнул сквозь плотно сомкнутые челюсти. И смутившись, посмотрел на нее.

- Вы устали. Может, подремлите?

- У меня в пять утра совещание. А до этого надо бы досмотреть документы.

- Что-то серьезное?

- Будет санкционировано одно разбирательство под моим личным контролем. На одной из планет – аресты местных аристократов. Что-то они совсем не по рангу произвол затеяли. Еще на одном кораблестроительном заводе – явно диверсии. Завод, кстати, принадлежит моему роду. Думаю, высочайшего недоумения министерству внутренних дел будет достаточно. А так…Еще в одном мире, он новый и самый удаленный, надо будет провести показательные учения шестого флота. И отправить туда для общения с губернатором представителя Тайной канцелярии. Не забыть сказать Ро’Раину – пусть подберет кого-нибудь понеприятнее.Глаза у него были закрыты. Словно он спал сидя и не просыпаясь надиктовывал план действий.Но стоило Наташе пошевелиться, он снова подобрался:

- Отдыхайте, а то у вас завтра под глазами будут синяки от усталости. И ваши соотечественники могут решить, что мы вас здесь истязаем.

Наташа улыбнулась, а он с сожалением продолжил:

- Я пойду работать. Постараюсь не сильно шелестеть страницами.

Когда она проснулась окончательно, лура рядом уже не было. Зато был лекарь. Глаза которого сияли счастливым, чуть сумасшедшим блеском.

- Доброе утро, лура! – выдохнул он воодушевленно.

Наташа поморщилась. Хоть и она сама была жаворонком, но слишком жизнерадостные люди и не-люди, по утрам ее раздражали.

- Думаю, вам уже можно посетить ванну самостоятельно, - обрадовал ее Ре’Лерг. – Только не надо совершать резких движений. Плавно.

- Отлично, - Наташа последовала его рекомендации и поднялась, опершись о протянутую руку. – Только…

- Что? – вскинулся он.

- Вы мне покажете, чем можно почистить зубы. – А то я вчера так и не разобралась.

Лекарь поклонился.Удобства у эльфов на корабле были выше всяких похвал. Пожалуй, на земном флоте Наташа такого на пассажирских лайнерах не видела, хотя могла позволить себе каюту класса комфорт.Особенно хорошо было то, что сегодня ее не торопили и предоставили себе самой.Завтрак тоже радовал: никакого поильника. Каша из злаков. Сладкая булочка с вареньем. И мясная нарезка. Кофе, правда, не дали. Было молоко. Теплое.

- А можно просто водички? – попросила она жалостливо.

- Разве земляне не употребляют молочные продукты? – удивился лекарь.

- Употребляют. Просто я молоко не люблю. Разве что в кофе или в кашу. А уж теплое…

И скривилась.

- А что вы любите?

- Рыбу, - улыбнулась я. – Во всех ее проявлениях!

- Попробуем с завтрашнего дня ее ввести, - очень серьезно кивнул лекарь.

- А можно мне еще ввести разминки и хоть какую-то физическую нагрузку?

- Вы к ней, как я вижу по вашему телу, привыкли.

Наташа кивнула:

- Спорт, потом Звездная академия – там весьма и весьма большие нагрузки. Потом работа на армию. Там тоже много чего требуют. Кстати, мы каждый год нормативы сдаем.

- Странно, - удивленно посмотрел на меня темный эльф. – Вот нашим женщинам и в голову не пришла бы такая мысль: идти в армию, рисковать своей жизнью.

- А чем занимаются ваши женщины? – спросила она. Это, кстати, было в первый раз, когда при ней упомянули о женщинах темных.

- Они – хранительницы. Были…

- Дома?

- И дома, и самих планет, и… - он осекся. – Простите, наверное, нам не стоит поднимать эту тему.

Наташа кивнула, подумав про себя, что здесь что-то явно не так.Они мирно беседовали. Потом лекарь принес ей планшет. Выхода в единую галактическую сеть там не было. Наташу это напрягло. Больше всего она хотела новостей и информации.Книги, которые были на нем, землянку не заинтересовали. Хотя там было несколько романов на обще-галактическом. А вот игрушки: камушки по три в ряд и такого же рода шарики – неожиданно ее увлекли. Вот уж чем она никогда не занималась. И не думала, что придется.

- Собака ты серая! – злобно воскликнула она, когда время вышло, а последний кристалл не сложился. Черная дыра оскалилась на экране, блеснула красными нарисованными глазами, показала язык и сожрала ее часики.

- Вы хотите переиграть этот раунд? – спросил ее приятный женский голос на галакте.

- Да она жульничает! – пожаловалась Наташа темному.

Лекарь смотрел на нее с умилением.

- Вернемся после того, как свяжемся с Землей, - раздался от порога голос владыки, - попробуете еще раз.

Опять он лур подкрался незаметно. Но сегодня Ре’Лерг вставал с кресла спокойно, а вот Наташа вскочила резко. И как результат – у нее закружилась голова.

- Да что ж такое! – подхватил ее Ра’хард. – Вас тоже отправить к сержанту Ру’Рару, чтобы на ногах стоять научил. И плавности движения заодно?

- Отправьте! – попросила Наташа. Получилось как-то страстно.

- Лура просила ввести физические упражнения, - немедленно доложил лекарь.

- Я подумаю, - ответил владыка. И поморщился: получилось как-то двусмысленно. Обратился к землянке. – Как вы?

- Нормально, - ответила она.

- И все же не будем рисковать, - подумав, темный эльф подхватил ее на руки. - Да и обуви у вас нет.

Флагман оказался огромным. Размером с орбитальную станцию обороны на орбите Плутона. Широкие коридоры, большие площади.И везде темные эльфы…Нет, Наташа понимала, что было бы странно, если бы по флагману деловито сновали бы какие-то другие существа. Просто видеть такое количество представителей иной цивилизации было удивительно. Куда ни глянь: белые волосы, острые уши. И яркий цвет глаз.Было очень любопытно. И все-таки немного жутковато.Они поднялись на лифте на другой уровень, завернули еще куда-то. Зашли в большое помещение. И тут раздался зычный возглас:

- Внимание! Владыка претемный лур Ра’хард на мостике!

Темный бережно усадил женщину в чье-то кресло. Распрямился и привычно кивнул:

- Вольно.

Обвел взглядом подданных и распорядился:

- Связиста и моего адъютанта. Остальные свободны.

Стук каблуков, склоненные головы. И военные покидают мостик.Наташа уже успела заметить, что у темных эльфов волосы очень длинные и белые, с разными отливами. Преобладает синий и фиолетовый. А вот прически разные: от совершенно распущенных волос – как у владыки и нескольких еще на мостике до заплетенных в мелкие косички – как у лекаря. Она огляделась. У кого-то была одна коса, у кого-то – две. У пары темных были хвосты.

«Интересно, с чем это связано… Надо будет спросить», - подумала землянка.

- Позвольте представить вам моего адъютанта лира Ро’Раина, - первым делом сообщил Наташе владыка.

Молодой, явно волнующийся эльф (на голове хвост, волосы отливают сиреневым) подошел к креслу, где сидела Наташа, и поклонился:

- Рад служить, лура! – звонко проговорил он.

- Наш офицер-связист сегодня, - кивнул Ра’хард на темного, который застыл около консоли с бегающими разноцветными огоньками. - Начальник безопасности лир Ро’Карси.

Темный поклонился, посмотрел на женщину с отеческой, как ей показалось, улыбкой и проговорил:

- Мы с претемным луром решили, что ваши личные разговоры посторонним будут не интересны.

- Спасибо, лир, - ответила ему Наташа.

- С кем будем связываться в первую очередь? – он кивнул на листок бумаги, на который Наташа вчера написала с десяток номеров тех, кого надо поставить в известность о том, что она жива.

- Если можно, - женщина оттарабанила несколько десятков знаков на галакте.

Владыка нахмурился – этого номера в списке не было. Да и на номер он походил мало. Скорее…

- Запасной канал связи? – одобрительно кивнул безопасник. – Предусмотрительно.

На экране появился высокий явно пожилой землянин. Мощная, чуть раздавшаяся фигура. Руки огромные. Одежда простецкия. Но глаза…очень специфический недобрый взгляд профессионала, которым он просто вцепился в темного. Потом он заметил землянку. И…

- Натка! – завопил он. - Живая!!!

Женщина, между тем сидела неподвижно и, похоже, не дышала.Владыка, который стоял у нее за спиной и чутко считывал все ее эмоции, вдруг понял, что она хотела увидеть. Чуть улыбнулся. И дал ей эту иллюзию.

- Девонька! Тьфу ты, забыл совсем!

Руки его замелькали, передавая сообщение.Наташа выдохнула. Ее отпустило. Она расслабилась.

- Ты как? – спросил у нее мужчина.

В ответ Наташа тоже замелькала руками, что-то проговорила на русском (так назывался ее родной) в отличие от общеземного, который владыка уже худо-бедно понимали.

- Добро. Передам. Главная – живая!

И еще раз окинув темных недобрым взором, мужчина отключился.

- Это кто? – поинтересовался владыка.

- Это? – подняла на него синий спокойный взгляд женщина. – Это мой сосед.

Темные-воины сами активно пользовались языком жестов, поэтому соседа они оценили.

- Луре еще будет угодно с кем-то поговорить? – поинтересовался начальник безопасности.

- С детьми, - выдохнула женщина.

Владыка напрягся. Вот это было самое сложное – заставить поверить мать, которая на интуиции чувствует своих детей, в то, чего на самом деле нет. Но его охватил азарт. Все равно все будет, как он пожелает.Лир Ро’Карси набрал номер.

- Да, - глухо откликнулась зареванная девчушка лет восемнадцати. Похожая на землянку.

Увидела женщину и пронзительно закричала:

- Мама! Мамочка!!!

Все увидели, как к девушке бежит и мальчишка. Приблизительно того же возраста.Дальше плакали все трое. На мостик влетел лекарь, шипящий как потревоженная змея. Он наорал на всех: и на маму, и на детей. Заставил луру выпить успокоительное. Сообщил детям, что нервничать уважаемой пациентке нельзя. Что все живы – пусть и радуются. Но спокойнее.На этом сеанс связи и закончился.Наташа посидела, вытирая слезы. Потом сказала:

- Я могу вас попросить самостоятельно договориться с моим начальством? После этого сеанса связи они будут понимать, что вы говорите от моего имени.

- Конечно, - кивнул владыка Ра’хард. – Как вам будет угодно.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В тренировочном зале те темные, которым было время заниматься военной подготовкой, занимались ей очень старательно. Не обращая никакого внимания на смурного владыку, который присоединился к тренировке отряда штурмовиков «Нарак».После разминки на спаррингах бойцы элитного боевого отряда почувствовали себя мальчиками для битья. И не потому, что поддавались. Или были слабыми. Нет. Просто сегодня владыка считывал действия любого темного с такой легкостью, будто сам их перед этим и внушал.

- Ты что творишь, брат?

Владыка поднял глаза на Ру’Рара. Тот обратил внимание, что глаза Ра’Харда поблекли. И были…какими-то неживыми.

- Все, что мне остается в данной обстановке, - тихо отозвался он.

- Ты думаешь, что сможешь обманывать ее вечность?

- Что ты предлагаешь? – спросил владыка.

Сержант промолчал.

- Что бы ты сделал на моем месте? В подобных условиях?

- Не знаю. Но так поступить не с врагом. Так поступить с женщиной. С матерью.

- И я должен был честно ей сказать – как только она очнулась: «Здравствуй. Ты моя Э’тили, я это понял, как только увидел тебя в реанимационной капсуле, обгоревшую, с ненавистью в глазах. И да…Мужчина, которого ты вызывала вчера, как запасной канал связи – он мертв. Участвовал в обороне Марса. Видимо, как и ты. И твой сын»…

Владыка запнулся.

- Э’тили? – выдохнул молочный брат. И присел рядом. Казалось, он не слышал больше ни слова из того, что говорил претемный. – Ты хочешь сказать, что землянка и есть та, с которой в мудрости непогрешимой связала тебя Мать-Тьма?

Претемный кивнул.

- И что теперь?

- Я делаю то, что я делаю. И жду.

- А она точно понимает, чего ты от нее ждешь? Почему-то мне кажется, что наших традиций она не знает.

- Конечно, не знает, - невесело усмехнулся лур. – Но я все равно жду от нее первого шага.

- Как все запуталось, - покачал головой штурмовик.

- А ведь ты знаешь, это счастье, - едва слышно проговорил Ра’хард. – Мое счастье. Оно, правда, так переплелось с виной и страхом потери, что горчит. Но…

- Я очень хочу, чтобы все разрешилось. И вы были вместе. Но в любом случае, я отдам жизнь за твою любимую.

Еще мгновение теплого, всепонимающего молчания – и над залом раздался рык сержанта, приступившего к своим обязанностям.Владыка посидел еще несколько минут, прикрыв глаза. Потом его внимание привлекла фраза, точнее обращение.

- Ты, лекарь! Четче удар!

Владыка вскочил – если лекарь здесь, на тренировке, то…

- На’Аталия! – ворвался он в покои.

Женщина скатилась с постели и замерла в боевой стойке. Полубоком к двери, ноги согнуты в коленях, руки в локтях, кулачки сжаты, лицо самое сосредоточенное.«Ру’Рару бы понравилось…», - мелькнула мысль у владыки. Сам он остановился и коротко поклонился:

- Простите, я не хотел вас испугать.

Землянка поморщилась, покачала головой и ответила:

- Однако вам это удалось.

- Я увидел лекаря на тренировке и встревожился.

- Я отпустила его.

- Зачем?

- Мне уже лучше. И… хотелось остаться одной.

Это ее заявление огорчило владыку.

- Одной? Мы утомили вас своей заботой?

Женщина отрицательно покачала головой:

- Я благодарна. И это правда.

- Но?..

- Безо всяких «но», - улыбнулась женщина. – Мне просто надо было подумать.

Темный эльф взял себя в руки. И решительно прошел в собственную спальню.

- О чем? Если это не тайна, разумеется.

И он уселся в кресло, в котором обычно сидел целитель.

- Не тайна, - она поморщила носик. Вообще ее мимика, по сравнению с темными была очень выразительная. – Петрович… Мужчина с которым я говорила…

- Ваш сосед, - иронично сказал темный. Просто не смог удержаться.

Женщина посмотрела на него насмешливо:

- И мой сосед тоже. Одно другого не исключает.

Владыка уважительно кивнул. Наташа тоже склонила голову. И продолжила:

- Вы же понимаете, история про то, что темные эльфы нашли обломки земного военного корабля и окружили заботой единственную оставшуюся в живых землянку…

- Кажется бредом.

- Не то, что бредом… Когда я была молодой и глупой, я читала что-то такое в фантастических романах. Там обязательно была землянка – красавица и умница. Ее там героически спасали. В нее не менее героически влюблялись. И была она единственной для какого-нибудь весьма и весьма высокопоставленного мужчины-мечты. Так вот… Ситуация, в которой я участвую, отдает бредовым сюжетом такого романа.

Владыка претемный лур Ра’хард, который решился объясниться с своей Э’тили – с трудом удержался от страстного желания обхватить голову руками, запустить пальцы в волосы. И дернуть изо всех сил. Надо же! Она проговорила все то, что хотел сказать ей он. Правда, без того ядовитого сарказма, который он слышал в ее голосе.

- Вы обиделись? – спросил земная женщина.

- Нет, - не глядя на нее, ответил темный.

- Сейчас информация такая – никто не знает, куда я исчезла с Земли. Случилось это десять дней назад, план-перехват ничего не дал. О моей судьбе ничего не было известно, до тех пор, пока с моим начальством не связались вы. Честно говоря, вам не очень-то поверили.

Ра’хард промолчал. Он просчитывал вероятности.

- Следовательно, версия о военном корабле, на котором я отправилась с заданием… Это, как я и думала – не соответствует действительности. Отсюда возникает две самых очевидных вероятности. Первая – та, что меня похитили темные эльфы.

Владыка в полном восторге уставился на женщину. Надо же! Как он ее не путал, она практически правильно высчитала происходящее. Сокровище!К счастью, она неправильно расценила его взгляд. И продолжила распутывать клубок своих предположений:

- Единственно, у меня не хватает фантазии предположить, зачем я могла понадобиться темным эльфам. И их владыке.

- Если предположить все же, что он, в смысле я, воспылал страстью… То вполне можно взять орден сопровождения…

- Нас окружает даже не эскадра и не флот? – удивилась женщина.

- Слушайте, для того, чтобы забрать с Земли любимую женщину и, соответственно, произвести на нее неизгладимое впечатление, эскадра или флот – это мелковато, согласитесь. Вот боевой орден Темного Ожерелья. Годится.

Наташа расхохоталась в голос. К ней присоединился и владыка.

- Вы правы, - кивнула она, вытирая слезы. – Идею о том, что вы выкрали меня с Земли, я отметаю, как несостоятельную.

- А мне она нравится.

- Зачем тогда вы сообщили, что я у вас?

- Чтобы ваши близкие не волновались.

- Спасибо, - кивнула она растроганно.

Он не выдержал, сел рядом с ней на кровать – и нежно погладил ее по щеке.

- Похитил я вас или нет, в любом бы случае я сделаю так, чтобы вы не волновались.

Она на мгновение закрыла глаза и потянулась ему навстречу.

- А второй вариант? – спросил он, не убирая руки.

- Пираты, - ответила она. Получилось с мурлыканьем.

- А им вы понадобились зачем?

- Месть. Братство вольных капитанов когда-то поклялось найти того, кто ответственен за разгром их базы.

- Это когда землянам попытались выставить иск за то, что десантники живых не брали?

- Именно.

- Войска выполняли ваш приказ?

- Да, - не стала спорить она.

- Вы просчитали, что пираты поймут, что прибыль не так ценна, как жизнь?

- Нет, - она отстранилась от него. А через мгновение поднялась. И стала расхаживать по каюте.

- Тогда что? – все же спросил он.

- Вам, конечно же, ничего не известно о событиях на станции заправки топливом «Пять-бис-альфа» между Тау Кита и Землей?

Он отрицательно покачал головой.

- Пираты совершали налет. Все произошло мгновенно – на станции не успели и сигнала тревоги включить. Никто не знает, что там произошло, почему пираты решили пленных не брать, но…Когда в том районе оказался военный фрегат… Ребята просто возвращались с боевого задания. Корабли пиратов уже отошли от станции. А наши люди… Тех, кто был на самой станции – было уже не спасти. А вот один из кораблей, пришвартованный к шлюзу заправки… Он только-только занимался.Ра’Хард покачал головой. Ситуация – хуже не придумаешь.

- Спасательная операция была начата мгновенно. Но и пираты уже разворачивались. Помощь шла. Но нужно было около часа-двух. Десантники и пилоты боевых эскадрилий это время дали. Три эскадрильи вели бой. Никто из пиратов не смог и выстрела прицельного сделать по фрегату, на который эвакуировали людей. Кроме того, к пиратам подошли боты с десантом землян.

Наташа отвернулась от темного, запрокинула голову и сказала глухо:

- В том бою погиб мой муж. И весь его отряд.

- Хорошая смерть, - кивнул темный уважительно.

Женщина вскинулась, резко развернулась, чтобы закричать что-то… И осеклась, потому что во взгляде темного эльфа не было ничего, кроме почтения и уважения. Почему-то ей было невыносимо больно видеть это выражение на прекрасно-хищном, чужом, не человеческом лице. Почему-то в эту секунду она воспринимала темного эльфа как врага. И это этого становилось еще горше. И она отвернулась.

- На’Аталия, - обнял он ее за плечи и прижал к себе.

- Как тебя зовут? – спросила она, не поворачиваясь.

- Что? – опешил он.

- Нет, я понимаю, что ты - владыка претемный лур Ра’хард… Мне тебя так и называть?

- Торн, - тихо откликнулся он, прижимаясь губами к ее макушке. Она как раз была под ними. – Это мое личное имя, не родовое.

- Торн, - повторила она, пробуя на вкус.

И резко высвободилась из его объятий. Развернулась к нему. Синие глаза горели торжеством. Претемный вздрогнул – такое он уже видел.

- Два года, - продолжила Наташа. – Два года я не жила. Не помню, что ела. Не помню, когда я спала. Не помню, как росли и развивались в это время мои собственные дети. Но я вычислила всех пиратов, всех, кто участвовал в рейде. Вычислила и базу, на которую они ушли. Вычислили и пункт торговли рабами. Несколько месяцев мы готовили операцию – как раз перед этим мне дали в подчинение целый отдел.

- А как ты высчитала базу? Когда мы охотились на пиратов, то только экспресс-допросы… - он запнулся.

- Ребята после захвата пленных тоже ломали кости и вырезали что-то замысловатое на пленных. Особенно после того, как насмотрелись, что эти уроды делали с нашими, - Наташа спокойно отнеслась к упоминанию владыки о пытках. - Но нам нужно было захватить базу тихо. В идеале так, чтобы никто в течение нескольких суток не догадался.

- И взять всех, кто прибудет на базу.

- Именно так.

- И как тебе это удавалось?

- Все оставляет след. Особенно контейнеры с обмундированием, боеприпасами. Еда. По еде и спиртному вообще можно отследить кого угодно в любом уголке вселенной.

- И эти сведения…

- Никто никогда не шифрует.

- Гениально!

- Так мы потом отслеживали поставки всего того, что у нас награбили. И уже по-тихому разбирались со всеми, кто участвовал в налетах.

И она посмотрела на него вызывающе.

- Ты же не думаешь, что я сдам полученную от тебя информацию Галактическому совету, - обиженно проговорил он.

- Не думаю, Торн. Почему-то я тебе доверяю.

- Сколько вам удалось пробыть на пиратской базе?

- Две недели. Общение с вновь прибывшими, работа с документами. Отслеживание контактов, как ты выразился - экспресс-допросы. Потом наши ушли, все предварительно взорвав.

- Почему не заминировали?

- Побоялись, что какой-нибудь пиратский корабль может вернуться после набега с землянами-рабами. Я подумала, что нашим надо дать еще один шанс.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ночь подступила как-то неожиданно. Хотя – какая там ночь где-то в объятиях бесконечного космоса. Так, тренькнул таймер, потянулся лур Ра’хард, оторвался от своих бесконечных бумаг. Наташа все хотела спросить, почему документы приносят ему распечатанными, а не на планшете, скажем.Они уже поужинали – подавали рыбу. Наверное, умница-лекарь сообщил на кухню, что предпочитает гостья.К еде было подано белое вино. Лур посмотрел на Наташу. И решил, что ей алкоголь пить рановато. А он тоже не будет. За компанию.Он заснул, пока она ходила в душ. Прямо над своими бумагами. Гостья постояла над ним, полюбовалась на спящего. Не удержалась, коснулась его волос. Непривычных. Ярко-белых. Они оказались жесткими, как лошадиная грива. Вздохнула, потушила свет. Улеглась. И закрыла глаза.

- Вы понимаете, что вы делаете?

Наташа никогда не видела своего друга, Станислава Броу в таком состоянии. С другой стороны, он потерял сына. И не мог себе позволить слечь в больницу под успокоительные и наблюдение кардиолога, как его жена, милейшая Эмили, которая – когда-то влюбившись в бравого майора – сначала привела его в свой клан, а потом и на вершину политического Олимпа. Клана Черчиллей.Стас кричал, что-то пытаясь доказать или объяснить…А она… она снова впала в то странно-отрешенное состояние, которое у нее было после гибели мужа. Теперь уже после гибели сына.И Наташа вцепилась в плечо друга, причиняя ему боль и заставляя взять себя в руки.

- Прекрати, - шипела она, - прекрати! Эти твари понимают, что такое боль, лишь только когда сами ее испытают. Мы будем плакать потом. Когда уничтожим каждую сволочь, что пришла к нам. После того, как зальем кровью. Их кровью. Их планеты.

Мужчина взял себя в руки. И заговорил спокойно.

Женщина, тем временем, набирала на планшете команды. Когда-то захваченные ими пиратские корабли начинялись взрывчаткой. Все не хватало средств распилить их и утилизировать.

За детей!

Добровольцев-смертников набралось сразу – и не мало.

За детей!

Десантные боты готовились взмыть в небо – и нести смерть тварям смерть. И ничего, кроме смерти.

За детей!

Несколько кораблей готовились под прикрытием контратаки землян выскользнуть из блокады – и вызвать подкрепление. И резервы. И призвать на помощь орков, с которыми как раз накануне был заключен договор о взаимопомощи.Наталья Вереева, отдав все необходимые команды, не сводила тем временем взгляда с врага, стараясь до мельчайших деталей запомнить все его черточки.

- Что ж ты забыла у нас, остроухая тварь? - прошипела она. Не отрываясь, смотрела в странные очень яркие фиолетовые глаза. И вдруг начала задыхаться от ненависти.

- Да что с ней? – услышала она. Непонятно где, то ли в другом сне, то ли наяву.

И через какое-то время еще:

- Что значит – задыхается во сне?! Так разбудите!

А потом уже знакомый голос позвал. Как же этот мужчина волновал ее…

- На’Аталия!

Странный акцент…Она вдруг поняла, что он целует ее, легонько касаясь губами лба, щек, губ, закрытых глаз, и приговаривает. По-русски:

- Наташа…

Изумительно неправильно звучит ее имя. Мужчина слишком сильно растягивает гласные, а звук «ш» получается совсем убожеским.Ей стало любопытно. Она раскрыла глаза. И зацепилась за странный фиолетовый взгляд.Она была еще во власти кошмарного сна – и дернулась, закричав.

- Тише, Наташа, вам нужно успокоиться.

- Торн, - прошептала она, узнавая его.

- Все, - нахмурился он. – Больше никаких разговоров о пиратах, военных операциях. По крайней мере, пока вы не окрепнете!

Она посмотрела на часы. Было три ночи. В спальне находился лекарь Ре’Лерг, и даже куча его косичек взволнованно топорщилась.Тут в дверь втащили реанимационную капсулу. С грохотом.

- Отвратительно, - прокомментировал появление вновь присутствующих владыка. – Если бы лура не пришла в себя самостоятельно, ваша помощь бы опоздала.

Перевел взгляд на Ре’Лерга.

- Вы и ваши помощники поступают в распоряжение сержанта Ру’Рара. Мне очень совестно обременять его вами и вашей бестолковостью. У него достаточно своей работы. Но я распоряжусь, чтобы он вам объяснил, что значит «немедленно».

- Как вы? – спросил он у женщины. Теперь в его голосе звучала нежность.

- Сон, - коротко ответила она. Всем присутствующим стало понятно, насколько ей неловко.

- Можно отпустить слуг?

Наташа кивнула.

- Свободны, - бросил владыка. Народ поспешил ретироваться. Протестующее загрохотала реанимационная капсула.

Претемный скривился.Наташа села, обняла колени. И постаралась унять дрожь.

- Никогда не была истеричкой, - недовольно проговорила она. – И не хотелось бы становиться.

- Повтори помедленнее, - попросил мужчина. – Я начал учить ваш язык. Русский.

Она несмело улыбнулась ему. Повторила. Потом перевела на галакт.

- Ты не истеричка. Ты просто отходишь после тяжелого ранения.

- Сколько я провела в капсуле?

- Семь суток.

Женщина покачала головой.

- Наташа, - он обнял ее, стараясь забрать себе и ее боль, и ее нервную дрожь.Она уставилась прямо ему в глаза.

- Что? – спросил он, видя настороженность.

- Почему в планшете нет доступа в мировую информационную сеть?

- Потому что ее нет на кораблях эскадры. Слишком легко отследить. А мы стараемся не афишировать ни наши учения, ни наши маневры.

- Мне снился сон, в котором ты отдал приказ на уничтожение Лунной базы.

Он нахмурился:

- А к нападению пиратов на Землю я тоже причастен?

- Прости, - прижалась она к нему. – Я запуталась совсем.

- Луна моя, - сказал он по-русски. Неправильно, но от этого еще более нежно.

Она поняла, что он ее сейчас поцелует, замерла – и закрыла глаза. Чего греха таить. В предвкушении.И поняла, что он поднялся с кровати.

- Торн, - позвала она. – Я могу задать вопрос.

- Конечно, - он отвечал спокойно, но дыхание сбивалось.

- Скажи, может, я что-то не понимаю. Тогда заранее прошу прощения. Но… Мне показалось, что ты хотел меня поцеловать.

Он усмехнулся:

- Не показалось.

- И?.. – она всем своим видом попыталась изобразить, что не поняла, к чему такое продолжение.

- Видишь ли, На’Аталия, у нас решает женщина. И она же делает первый шаг.

- Ага…А я тебя не поцеловала.

Он кивнул.

- Видишь ли, Торн, - перекривила она его. – А у нас первый шаг делает мужчина. И женщина решает – принимать его или нет.

- Это… странно, - склонил он голову. – И не удобно.

- Ну, как у нас говорят – «еще не хватало, чтобы мышка сама бегала за мышеловкой».

- Но мужчина же демонстрирует интерес.

- А если женщина не может догадаться?

- Наташа, давай отбросим иносказания.Она кивнула.

- Я проявлял свой интерес. Как мог. Я поселил тебя в свою каюту. И сплю с тобой в одной кровати.

- Ты же говорил, что заботишься о гостье! – возмутилась она.

- Да у меня только на флагмане несколько десятков лекарей и их всевозможных помощников! Думаешь, кроме меня было некому?

Она рассмеялась:

- Действительно… Кроме владыки претемного лура Ра’харда некому. И кают пустых, думаю, в наличии нет.

- Зови меня по имени, - попросил он.

- Хорошо, Торн.

И добавила:

- Так что мне нужно сделать, чтобы ты понял, что я сделала выбор? Поцеловать тебя?

- Ты же понимаешь, что на поцелуях мне будет очень сложно остановиться…

- У вас дикие обычаи, - пожаловалась она.

- Почему? – обиделся он.

- У меня такое ощущение, что мне придется за тобой гоняться по каюте, чтобы проявить интерес. К тому же, я ужасно себя чувствую. Как будто навязываюсь.

- Глупышка, - прошептал он, скользнув к ней. – Это – самое хорошее, что со мной приключилось…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Была бы его воля, он бы остался в постели все время, которое их кораблям было необходимо, чтобы добраться до Альрама.Еще три дня.Он посмотрел на сладко спящую На’Аталию. На часы: было пять утра. Время подъема. Через час у него было запланировано совещание со следственной группой. Вчера он узнал, что арестованных курсантов Звездной академии Земли во время перевода из местного отделения порядка в тюрьму растерзала толпа.

- Это как это? – недоуменно спросил он у начальника следственной группы.Тот лишь опустил голову, признавая свою вину.

- Ро’Ольд, - обратился владыка к маршалу, - я желаю, чтобы на столичную планету были введены войска. Тотальные обыски и поиски причастных к мятежу. Да. Я расцениваю эти события именно так. Кроме того, позаботьтесь о том, чтобы губернатор был арестован и ожидал моего решения. Живым.

Сегодня начальник следственной группы должен был отчитаться о проделанной работе за эти сутки. Кроме того, владыка собирался высказать свое удивление начальнику тайной канцелярии. Искреннее.И еще раз напомнить всем, что он, владыка претемный лур Ра’хард, категорически запрещает - под угрозой объявления всего рода изменниками – использовать клинок чести. Никаких ритуальных счетов с жизнью!Но! Все это после того, как он поймает самый первый, еще сонный взгляд любимой, прижмется к ней губами. И удостоверится, что их ночь принесла ей такое же счастье, как и ему.Владыка тихонько выскользнул из спальни в смежную комнату, где обычно находилась охрана. И обнаружил там адъютанта.

- Лир Ро’Раин, будьте любезны, сообщите следственной группе, что их доклад переносится. Пусть оставят на связи одного сотрудника, а остальные… Думаю, им есть, чем заняться.

- А что на счет главы тайной службы?

- Пусть ждет. Я не доволен.

Владыка раздал всем раздраженные взгляды, демонстрирующие, что он не доволен не только тайной службой – и… И на этом он отправился спать.Посмотрев на любимую, он обратился с жаркой благодарностью к Матери-Тьме, что подарила ему такое чудо.Их первый поцелуй этой ночью, от которого он потерял голову, как мальчишка. Кровь просто вскипела. Сладкое тело Э’тили стало податливым. Ее руки ласкали, а ее короткие резкие вскрики… Это было самое прекрасное, что он слышал.Счастье. Он теперь знал – какое оно. Воплощенное в женщине с синими глазами, которую принесли на его корабль. Он теперь знал о счастье, наверное, все. И еще после этой ночи он понял, что такое страх. Дикий страх потерять.Владыка нахмурился. И решил для себя: нет, этого не будет. Он достаточно могущественный, чтобы этого не допустить. В конце концов, он даст землянам все, что они захотят – и еще немного, чтобы они ему подыграли.Но что делать с ее дочерью. Вряд ли с ней получится договориться, чтобы она скрыла обстоятельства гибели брата. Хотя… память можно и подправить.Его любимая заворочалась. Ра’хард прижался к ее обнаженной спине. Длинно рвано вздохнул, но будить не стал. Не так долго они и спали, а его любимая слаба после ранения.Он почувствовал, как женщина, словно бы и невзначай, потерлась о него… Можно посчитать, что и спиной.

Он замер.Выдержка у него всегда была на высоте.На’Аталия изо всех сил делала вид, что спит, но чуть ли не мурлыкала. Но потом все же спросила, не открывая глаз:

- И вот чего ты дразнишься?

Дзыыынь! Этот звук был только в его голове? Или же в спальне они оба услышали, как на мелкие осколки разбилась его выдержка?

- Моя! – прорычал он.

- Твоя, - выдохнула она.

Их ликующие голоса слились в такт, когда он ворвался в нее. Не понятно то ли победителем, то ли побежденным…

- Мне все эти дни хотелось прикоснуться к твоей коже, - погладил он ее по плечу, скользнул к бочку. – Она такая розовая, такая…восхитительная.

- Ай, - дернулась она. – Я щекотки боюсь!

- Чего?

Вот уж какого слова она не знала на иностранных языках – так это «щекотка».

- Не важно, - проворчала Наташа, обнимая Торна. – Просто так не делай.

- Не буду, - пообещал он.

- Странно, - проговорила женщина. – Я все пытаюсь посчитать, сколько я тебя знаю. Получается, что три дня. И мы…

- Просто ты – мое счастье. И то, что я понял это быстро. Прости.

- И когда ты это понял?

- Как только тебя внесли на мой корабль.

- Значит, у тебя было на семь дней больше, чтобы это понять.

- Наташа…

- Ты безумно волнуешь меня, - тихо проговорила женщина. – И я… чувствую, что ожила…

Он провел губами по изгибу ее шеи, нежно прикусил мочку уха. Еще ночью понял, что его женщине это нравится.Едва тренькнул таймер, отсекая еще один час.Претемный нахмурился.

- И тебя уже ждут, - улыбнулась она.

- Два часа уже.

- Надо идти.

Он поднялся.

- Ты прекрасен, - в спину ему сказала женщина.

- А сначала ты все говорила, что мои глаза тебе нравятся.

- Ну… я же не видела всего остального! – рассмеялась она. – Хотя глаза. Они просто завораживают. Но в темных эльфах, как я понимаю, все должно быть прекрасно: и глаза, и не… глаза. И помыслы.

- Это точно! – прокричал он ей уже из ванной сквозь шум включенной воды в душевой кабине.

Лур Ра’хард собрался по-военному быстро. И сразу пошел к двери. Около нее обернулся, посмотрел в синие любимые глаза – и проговорил:

- Если я приближусь к тебе, если поцелую – я вообще сегодня никуда не пойду. Как мне и хочется.

- Иди! – рассмеялась она.

Он вышел, но через мгновение заглянул опять:

- Ты поспишь? Или приказать, чтобы тебе подали завтрак?

- Завтрак.

Ра’хард кивнул – и ушел.

А Наташа задумалась. Вообще, утро имеет такое неприятное свойство: все, что ночью казалось естественным и правильным, сейчас стало…странным.Нет. Наташа далека была от мысли терзаться или жалеть о том, что произошло. Во-первых, ей для этого было слишком хорошо. А во-вторых – это же попросту глупо.Но…у нее было стойкое ощущение того, что она чего-то не понимает. Или не знает. И это мучило ее, зудело изнутри, как обожженная кожа снаружи.В дверь постучали. Но входить, что характерно, не стали.Наташа улыбнулась. Она, кстати, сразу заметила бешеные взгляды, которые Торн кидал на беднягу-лекаря.

- Да, - ответила.

- Прикажете накрыть в покоях? Или, - пауза. – В спальне?

- Давайте в покоях.

Наташе стало интересно: что за покои такие?Привела себя в порядок. Насколько это было возможно при наличии двух пижам юнги. Их меняли каждый день. Стирали, должно быть. Сегодня была очередь бежевенькой. Использовала специальную пену темных эльфов для чистки зубов – безжалостные создания, на самом деле эти темные. Так искренне считала землянка, когда у нее во рту начинало пениться и щекотать травяная субстанция. У нее создавалось ощущение, что еще мгновение, и пена полезет из носа. И даже из ушей.После душа почувствовала себя бодрой и готовой к подвигам. Расчесалась. Гребень, деревянный, с длинными редкими зубцами, Торн выдал ей один из своих.Вообще длинные волосы мешали ей. Очень. Не привычно. Тяжело. И кажешься себе очень-очень беззащитной. Ведь длинные волосы – хороший способ зафиксировать голову.Запретив себе думать о плохом, Наташа вышла из спальни. И попала в большое помещение, которое землянка окрестила холлом.

- Прошу вас, - поклонился ей юнга. И подал ей…тапочки. Мягкие, из кожи, отделанные красиво выложенными завитушками. И – похоже – ее размера.

- Откуда такое чудо?

- Ребята постарались, - смутился юнга. – У нас много умельцев на борту. Вот и подумали – негоже луре босиком. Да и простыть можно.

- Спасибо за заботу. И – передайте благодарность умельцам.

Молодой темный засиял, поклонился. Потом вспомнил, что ему следует проводить женщину к столу. Смутился.

- Прошу, - поклонился он в сторону двери, за которой Наташа никогда не была.

Она кивнула. Ей было любопытно.

Вошли. Наташа огляделась. Здесь царил камень. Стены были отделаны серыми плитами с фиолетовыми прожилками. Большой камин из того же камня с живым огнем. Библиотека в два этажа. На второй, что шел галереей, вела каменная лестница. Один стол в стороне – явно письменный. Другой, круглый, возле камина – обеденный.Красиво. Мрачновато, конечно. Но очень подходит владыке претемному луру Ра’харду

- Нам всем очень неловко от того, что мы не можем принять луру, как положено, - вдруг проговорил темный.

- А как положено?

- Покои лура в боевой обстановке далеки от комфорта.

Наташа рассмеялась.

- Это вы наших, земных военных в боевой обстановке не видели. Кстати, мы до сих пор не можем позволить себе на военных кораблях помывку состава водой.

- Кошмар!

- Так что мне все нравится.

- Но здесь нет отдельной столовой! В походе претемный обычно ест вместе с офицерами, в их столовой. Поэтому, когда сдавали новый флагман, лур распорядился, чтобы личную столовую убрали. А теперь…

- Но вы же где-то накрыли на стол?

- В кабинете. Лур распорядился объединить ее с библиотекой. И там же поставили стол. Если претемный желает поесть в одиночестве. Или приглашает к себе кого-то на ужин.

У Наташи неприятно кольнуло в сердце. «Кого-то…» Женщины-темные наверняка так же красивы, как и мужчины…

- Чаще всего это Ру’Рар – молочный брат владыки. Бывает – один из маршалов. Или – начальник службе безопасности.

- Аааа, - с глубокомысленным видом протянула Наташа.

- Должно быть, вы голодны, а я вас отвлекаю! – засуетился юнга. – Присаживайтесь, а то все остынет.

Наташа уселась, отпустила услужливого юношу. Быстро поела. И задумалась. В результате своих дум она решила воспринимать все происходящее, как курортный роман. С искренней благодарностью к Торну за то, что он оживил ее в своих объятиях. За нежность. За умопомрачительную страсть. Попыталась спрогнозириовать будущее и поняла, что это все продлится, пока она в командировке, рядом с темным.А потом… Она разлетятся каждый по своим планетам. И будут с огромной нежностью и благодарностью вспоминать друг о друге.Что-то в этих планах на будущее ей не понравилось, но она оборвала саму себя. Ну, в самом деле… Не стараться же вписываться в его жизнь, не искать же ему место в своей.Это же просто глупость.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

- И вот теперь вы мне говорите, что это были рабы… - владыка Ра’хард посмотрел тяжелым взглядом на начальника тайной канцелярии лира Ро’Дара. – Не кадеты Звездной академии, которую мы уничтожили.

Шло еще одно совещание. Теперь на связь с флагманом вышел начальник тайной канцелярии.

- Да, лур, - ответил он претемному. - Лабораторию разгромили именно они. Два десятка рабов-землян, нелегально переброшенных к нам, на Илтарин.

Старый слуга отвечал спокойно. Но все собравшиеся – и владыка, и два его маршала, и начальник службы безопасности - имели возможность увидеть, как в лицо величественного вельможи бросилась тьма.Начальник тайной канцелярии Ро’Дар был в бешенстве.

- Это ошибка всех нас, - ответил владыка. – В том числе и моя. Но самое главное – найдите всех причастных. Живыми.

- Кто-то слишком хорошо изучил нас, - задумчиво сказал начальник службы безопасности.

Оба безопасника занимали в иерархии Темного Ожерелья приблизительно одинаковые ступени. Их конторы традиционно конкурировали, а порой и враждовали. Но сейчас Ро’Карси был готов и поддерживать коллегу, и при необходимости помогать. Положение было слишком серьезным, да и – как верно заметил владыка – отличились все. Значит, и исправлять всем вместе.

- Я думаю, - заметил начальник штаба Ро’Грик. – Пути в любом случае приведут нас к Гильдии купцов.

- А почему не к пиратам? – спросил у него более прямодушный Ро’Ольд.

- К пиратам – само собой, - достаточно раздраженно ответил Ро’Грик, которого подобная медлительность выводила из себя. – Но рабы – это, прежде всего, товар.

- Вы правы, - откликнулся начальник службы безопасности. – А раз товар – значит, гильдия купцов.

- Но я пока не буду предпринимать никаких арестов, - задумчиво проговорил начальник тайной канцелярии. – Хотя, как это ни прискорбно звучит, думаю, что без помощи темных эльфов - членов гильдии, преступники не обошлись.

- Не нам советовать вам, как проводить расследования и тайные операции, - кивнул ему владыка. – Но помните – ни один не должен уйти. Темные, пираты, члены Галактического совета, купцы – не важно. Ответить должны все. Но только тогда, когда мы будем уверены, что наш гнев выплеснут именно на тех, кто виновен.

- А мы займемся купцами на Альраме. Все равно мы пробудем на планете достаточно долго, - решил начальник службы безопасности.

- Лир Ро’Карси, я буду признателен вам за любую помощь, - чуть опустил веки начальник тайной канцелярии – все понимали, что это символизирует поклон в исполнении старого вельможи.

- Буду стараться, лир Ро’Дар, - склонил голову начальник службы безопасности.

Владыка смотрел на эти церемониальные пляски двух приближенных со снисходительным благодушием.

- Чем бы безопасники не баловались – лишь бы врагов государства выковыривали, - пробормотал маршал Ро’Грик.

Владыка, оба безопасника и пожилой маршал Ро’Ольд посмотрели на начштаба с неудовольствием.

- Прошу прощения, - молодой темный поклонился, - никого не хотел задеть.

На этом, собственно, совещание закончилось. И владыка поспешил к любимой.

По корабельному времени дело шло к вечеру. Ра’хард вошел в спальню – и улыбнулся. На’Аталия лежала на животе и, сосредоточенно пыхтя, водила пальчиками по планшету. Вокруг нее лежали разбросанные листы бумаги, карандаши. И была она такой восхитительно-сосредоточенной. И азартно-злой.

- И что же тебе эти мальчишки мои - юнга и адъютант – подсунули в планшете? – спросил претемный владыка.

- Привет.

Наташа оторвалась от чего-то очень-очень важного на дисплее и потянулась, чтобы поцеловать темного эльфа.

- Чем занималась? – спросил Ра’хард, усаживаясь на постель, притягивая к себе любимую и вдыхая ее сладкий запах.

- Хотела бы сказать, что тосковала по тебе весь день, - рассмеялась она. – Но твои мальчишки загрузили в планшет игрушку – «Космические вояки».

- Я погиб, - улыбнулся и он. – Где мне до космических вояк…

- Значит, тебя нужно утешить?

- Да, - голос у него мгновенно стал хриплым. – Очень. Очень нужно.

Она расстегнула застежки на его мундире, распахнула его. Вытащила край рубашки из брюк – и добралась до тела.

- Ты когда вышел из гардеробной – одетый… Такой величественный, властный… Я целый день об этом мечтала.

Наташа целовала его тело, он гладил ее спину.

- Вот только пижаму рвать не надо! – проворчала она ему на ухо, задыхаясь при этом. – Мы и так у бедного юнги одежду попортили!

Он рассмеялся, скинул с себя все. Улыбаясь, Наташа делала тоже самое – видимо, спасала пижаму.

Потом приподнял и усадил на себя верхом.

- Люблю… - шептал он ей.

Потом они лежали, обнявшись. Надо было подниматься, идти ужинать. Но было так хорошо, так спокойно, так волшебно – что шевелиться и разрушать очарование момента не хотелось никому.

- А ты чем занимался целый день? – спросила она. И тут же пожалела. Он не замер, не напрягся – но мгновенно стал другим.

- Ничем особенным, - ответил он явную неправду. – Бумаги, совещания. Умничающий начальник штаба – он у меня молодой совсем. Теперь пусть всяких развлечений ждет от двух моих начальников – тайной канцелярии и службы безопасности. Они друг друга терпеть не могут, но здесь, я думаю, объединятся.

- Воспитывать будут?

- Скорее всего. Ро’Грик – мальчишка талантливый. Но характер…

- Я думала, на эту должность назначают не только гениальных организаторов, которые умеют изыскать резервы там, где их быть не может и одновременно таких теоретиков военного дела, что развернуть оборону или наступление, максимально выгодно для своих. Но…еще и тех, кто умеет договориться со всеми командующими.

- У нас эта должность – наследная, - тяжело вздохнул владыка. – Так что – будем воспитывать.

Потом он потащил ее в душ.

- Лично я мечтал целый день об этом, - намыливая ладони и в предвкушении глядя на ее изумительное тело.

- Понимаю, - рассмеялась она. – Ты помыться хотел.

- Конечно, - с серьезным видом ответил он. – И помыться тоже.

После душа идти Наташа уже не могла – или не хотела, кто ж поймет загадочную женскую натуру. Поэтому ее, закутанную в полотенце, нес Торн.

- Слушай, - вдруг смутилась она – и прижалась к его груди лицом – он почувствовал, как загорелись ее щеки. – Я хотела спросить: мы предохраняемся?

У него лицо не только закаменело – у него оно еще и изменило цвет. Стало не смуглым с фиолетовым отливом, а…темным. Словно бы почернело. Но это всего на мгновение. Потом – длинный вдох, выдох. И Торн Ра’хард стал… таким, каким за эти несколько дней она привыкла его видеть.Наташа смотрела внимательно и настороженно.

- Прости, - покачал он головой и опустил ее на постель.

Вышел из гардеробной, одетый в такую же пижаму, как и она.

- Я распоряжусь об ужине. И…тебе…нам не о чем беспокоиться.

Поели они тихо и мирно. Им накрыли возле камина, в той же комнате, где она завтракала и обедала.Вернулись в спальню – и Торн сразу заснул. Наташа уже привычно укрыла его одеялом.Вздохнула. Задалась вопросом: «А что это было?» Поняла, что ответа найти не может – слишком мало данных. Пожала плечами – и решила еще часик погонять корабли в по галактикам в игрушке.И сразу спать.Планшет у нее под утро отнял Торн.

- Ты чего не спишь?

- Погоди! Я его почти сделала!

- Четыре утра, - зевнул он. – Через час – вставать.

- Прости, я не хотела тебя будить.

- А что ты вообще делаешь?

- Освобождаю галактику от дроидов.

Он помотал спросонья головой, не понимая:

- Нам только дроидов не хватало.

- Это игрушка, - пояснила она.

- Я понял – мои юнга и адъютант совершили акт вредительства.

- Не ругай их – мне было скучно.

- А теперь ты нарушаешь режим дня – и не спишь.

- Тогда уж я нарушаю режим ночи, - улыбнулась она. – Не ворчи, я ложусь.

Наташа выключила планшет – и улеглась, прижавшись к темному эльфу.

- Никогда не играла в компьютерные игрушки. И всегда не понимала людей, которые этим увлечены, - сказала она.

- Ты хоть за кого играешь? – вдруг спросил он.

- За рептилоидов.

- Почему? – обиженно спросил владыка темных эльфов. – Почему не за наших?

- Прости. У ящериц корабли лучше.

- Что?! – возмутился он. – У нас они как минимум на одном уровне. Ты не представляешь, сколько я приказал заплатить одному промышленному шпиону за их разработки нового двигателя!

Раздался ехидный смешок.

- Слушай, - продолжил возмущаться владыка. – А почему в кровати бумаги?

- Но ты тоже их сюда таскаешь! И даже на них спишь.

- А точнее?

- Я веду списки.

- Какие?

- Пиратов, которые с меня деньги требуют. Вот поставлю новые пушки – и начну охоту.

- Мстительница моя! – умилился темный эльф – и поцеловал ее волосы. Подумал – раз уж его подняли – можно использовать этот час с гораздо большей пользой, чем обсуждение игрушки.

Но Наташа уже не слышала – она спала.

- А еще завтра на ужин я пригласил своего брата. Только забыл тебе об этом сказать…

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Ужин получился забавным. Наташа выяснила, что детство у нее было скучным. Ну, спорт. Ну, учеба. Ну, танцы.Но таких безобразий, каких творили два молочных брата – наследник и сын солдата – она себе и придумать не могла – не говоря уже о том, чтобы воплотить в жизнь.

- И что же вы думаете?! – говорил Ру’Рар. – Мы ночью пошли подкладывать крыс тем советникам владыки, которые осмелились критиковать его предложение по бюджету.

- А сколько вам было лет?

- Шесть-семь - не больше, - ответил он.

- А как вы вообще очутились на совещании?

- Нам надо было – вот мы и очутились, - весело рассмеялся он.

Ра’хард сидел и молчаливо улыбался. Видно было, что ему очень приятно, что его брат и его женщина нашли общий язык. Но он был сегодня задумчив.Он вспоминал. Отца и мать – которые всегда были для него владыкой и владычицей. Блестящее образование, очень строгое воспитание, крайние требования. Но тепло, сочувствие и любовь… Все это было в жизни маленького наследника. Но было в другом месте.У кормилицы. В ее семье. Мать Ру’Рара была простой женщиной. Умела читать, писать и считать – не больше. Но она была добра. И ее доброты хватало не только на ее собственного сына – но и на наследника.

Сына. Наследника…

Вчерашний вопрос Наташи о том, предохраняются ли они, всколыхнул все самое темное и безумное, что в нем было. Он понимал, что она спросила не потому, что хотела уязвить. Скорее всего, она и не знала, что вот уже сто лет для темных этот вопрос…сродни даже не оскорблению. А признанию того, что их раса вымирает.Почему она спросила?Волновалось на счет своего будущего? Но – если раньше владыка темных знал, что наследник у него будет, неважно от кого и каким образом ученые этого добьются. В конце концов, жизнь у темных эльфов очень-очень длинная, а упорства не занимать. Но – с того момента, как в его жизни появилась На’Аталия, он хотел ребенка именно от нее.Видимо, у нее были другие планы на жизнь, раз она спросила так. И при мысли об этом лур хотел все крушить и ломать. А еще уничтожить соперника. Конечно, таким образом, чтобы его избранная никогда об этом не узнала.Не узнала… Что-то для пары недель знакомства набирается слишком много информации, которую надо скрыть от земной женщины. И это угнетало владыку.Через день они прибывали на Альрам. И, насколько он изучил Наташу, первое, что она сделает – это потребует подключение планшета к галактической информационной сети. И отговориться тем, что ее нет и на планете, как не было на флагмане из-за режима секретности – не получится.Он крутил ситуацию и так и эдак. Полдня провел в тренировочном зале. Но сегодня он решил не мучить ни в чем не повинных штурмовиков из отряда призраков – брат намекнул, что лекари не справляются. Поэтому владыка уничтожал боевые тренажеры. Тренажеры уничтожались быстро. И успокоения это не приносило.Владыка понесся в пещеру. Сумрак принял его. На душе стало чуть-чуть легче. Но…сумрак не пускал его дальше – не желал становиться тьмой.Он упал на живот, раскинул руки и ноги. Темные же не умет стоять на коленях, даже когда о чем-то исступленно молят.

- Помоги мне, Мать-Тьма. В мудрости своей – укажи путь.

И в первый раз за свою долгую жизнь владыка претемный лур Ра’хард почувствовал, как тьма его отвергает. Это было больно. И… Он и сам знал… Это было правильно. И, конечно же, он знал, что он должен делать дальше. Прекратить игру иллюзий. И, подойдя к Наташе, рассказать ей правду.Тут даже не нужно было обладать его талантом, чтобы просчитать, что будет дальше.И что остается ему? Шесть дней счастья – а потом пустота и воспоминания о том, что могло бы быть?..Знать, что эта женщина где-то есть, на другом конце галактики. Но больше никогда не подойти к ней, не обнять, не прижать к себе?Он вскочил – и быстро вышел из пещеры.Если надо лгать, чтобы она была рядом с ним… Он на это пойдет. Если надо организовать новостную ленту, дублирующую реальную – его программисты это сделают.

Но! Она останется с ним.

Ра’хард вошел в каюту. На’Аталия опять сосредоточенно гоняла по дисплею космические корабли. В игре у нее были определенные успехи – ее научил юнга. И она исхитрилась сбить небольшую эскадру.

- Как успехи? – спросил Торн.

- Нормально. В моем личном списке остался один пиратский корабль, - с гордостью ответила она. – Остальные уничтожены, мой лур!

- Ты хоть до дроидов добралась? Или все мстишь?

- Враги – это само собой. А пираты – само собой, - смеясь, ответила она.

- Мы прибываем под утро, - сел он рядом с ней, обнял ее и привлек к себе.

- У нас ранний подъем?

- Нет, зачем? Офицеры справятся и без нас. Посадка, документы. Потом доставят твои вещи. Тебе надо будет перемерить. Определиться с размерами. Что понравится – оставить.

- Слушай, ты ведь не хочешь высаживаться на этом самом Альраме.

Его женщина, как обычно, была очень-очень проницательной.

- Не хочу, - не стал спорить он.

- Тогда давай заберем вещи. Мне же много не надо. Да и можно попросить, чтобы дети с Земли прислали. И улетим.

- Ты знаешь, - искренно сказал он, – на самом деле, мне почему-то больше всего хочется поступить так, как ты предлагаешь. Но мы не можем этого сделать.

- Мы летим на Альрам не только совершать статусные покупки, но и за чем-то еще?

- Наше расследование дебоша в столичном мире неожиданно вывело нас на Гильдию купцов. А Гильдия купцов…

- Это Альрам, - кивнула она.

Ночь прошла как-то исступленно. Под утро Наташа уже просила пощады. Она и смеялась, и недоумевала, и (где-то глубоко внутри) тревожилась.

- Что с тобой Торн? Я рядом, я никуда не денусь. Что тебя тревожит? – спросила она после того, как мужчина хоть как-то угомонился.

- Наташа, - обратился темный к ней по-русски. – Я тебя люблю.

Она задумалась.

- Ты знаешь, странно говорить это после всего-навсего семи дней знакомства, но я тоже тебя люблю.

Торн судорожно вздохнул и еще крепче прижал ее к себе.

- Это странно. И я была готова поклясться, что так не бывает, но…рядом с тобой… волшебно, - едва слышно проговорила она. - Интересно. Тепло. И можно позволить себе быть слабой. Быть женщиной.

- Можно, - поцеловал он ее в макушку. – На самом деле, тебе можно все.

Она иронично хмыкнула.

- И идти на разминку в спортзал?

- Как только разрешит лекарь. И мы купим подходящую обувь.

- Действительно, - рассмеялась Наташа. - В тапочках, которые мне подарили твои военные, заниматься было бы неудобно.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Да… Что ни говори – путешествие на планету торговцев удалось!Вечером они вышли вечером из дома, чтобы поужинать. Просто, как двое влюбленных. Правда, в сопровождении охраны.Но не успели они сделать и сотни шагов, как владыка подумал, что сейчас он будет наблюдать убийство в приступе бешенства. Только в исполнении земной женщины. Гвардейцы, что были с ними, должно быть, посчитали так же. Потому что темные эльфы подобрались – и положили руки на оружие. Чтобы лура владыки не попыталась его выхватить.

А ведь прогулка начиналась так хорошо. Наташа вышла на улицы мира, куда до нее не было входа никому из землян. Она была рядом с замечательным мужчиной. И сама себе – в темно-синем платье на тоненьких бретельках легкомысленной длины – очень нравилась. Цокая высокими тонкими каблучками, женщина чувствовала себя юной, беззаботной и счастливой.Высоченные небоскребы, подпирающие небо, абсолютно гладкая поверхность мостовой. Широкие тротуары, разноцветные флаейры, ловко снующие между башнями из стекла и металла. Сухой и невкусный воздух места, где нет растений.

Но это местный пейзаж заинтересовал Наташу первые минуты две, пока она не обратила внимание на то, что многие прохожие – представители Галактического союза - темные и светлые эльфы, гномы и рептилоиды ведут с собой землян – девушек и юношей. В ошейниках. К которым крепилась тонкая изящная цепочка.В первый момент Наташе показалось, что все на широкой улице между огромных небоскребов держат в руках такие цепочки.

- Два, четыре, восемь, - считал между тем хозяев с рабами Ра’хард. – Слишком много для случайности.

И он обратился к ней:

- Просчитай ситуацию.

Наташа огромным усилием воли заставила гнев схлынуть – и поняла: они быстрее во всем разберутся, если прикинуться сами такими, как все. Не отправят сотрудников Ро’Карси разбираться, а сами пообщаются с местным высшим светом.«Как себя ведут рабы?» - подумала она. Осмотрелась и отдала себе приказ: «Глаза в пол. Плечи должны быть поникшие».Ра’хард был потрясен. Наташа подыграла ему сразу же. Она доверилась ему так легко, словно была рядом всю жизнь и умела читать его мысли. Эту партию они разложили на двоих так легко и естественно, как будто долго репетировали.А следом владыка бесцеремонно остановил богато одетого темного. Количество драгоценностей на местном жителе было каким-то запредельно неприличным. Ра’хард небрежно спросил у него:

- Скажите, любезный, где нам лучше поужинать?

Темный сначала вскинулся недовольно, потом внезапно осознал, кто к нему обратился. И, задыхаясь от восторга, произнес:

- О, мой владыка!

Лур Ра’хард величественно кивнул подданному.

У темного на поводке была молоденькая совсем девушка – не старше дочери Наташи. Девочка смотрела на окружающих с ярой, исступленной ненавистью. Это читалось так явно, что Наташе стало страшно за девчонку.Темный эльф между тем ловко сделал подсечку – и девушка рухнула на колени.

- Вы тоже мучаетесь с дикими? – спросил темный у владыки.

- Почему же мучаюсь? – отозвался Ра’хард.

- Ну да, - завистливо протянул подданный, - на вашей нет даже ошейника подчинения.

- Честно говоря, я даже о таком не слышал.

- А как же вам ее продали? У нас без ошейника подчинения и без противозачаточной обработки не продают.

- Да как вы понимаете, я особо не спрашиваю.

Тут темный понял, с кем он так запросто разговаривает, и начал кланяться:

- Простите, мой лур! Это я от счастья, что могу лицезреть вас и говорить с вами!

- Ничего, - кивнул владыка. - Мне всегда интересно, как живут мои простые подданные.

- На Альраме живется всем не плохо. Очень богато. Только... Вы же понимаете, с Гильдией купцов дела иметь…

- Понимаю, - кивнул владыка.

- А вот недавно появилось развлечение. Гильдия стала продавать живые игрушки, - и он кивнул на девушку. – Есть дикие особи – такие, как она. Они живее. С ними интереснее. А вот те особи, что выведены в центрах разведения… Они какие-то вялые.

- Да что вы? – отозвался лур.

- Да! Но вот иногда дикую проще уничтожить, чем приручить. Это печально, когда заплатил за игрушку столько денег.

- Так может надо подбирать тех, кого можешь обуздать? – насмешливо откликнулся лур.

- Мудрость владыки непогрешима! К сожалению, быть мудрым не всегда получается быть у его подданных.

- Так продайте мне вашу игрушку, - равнодушно проговорил Ра’хард. – Они с моей будут хорошо смотреться в паре, вы не находите?

- Я не посмею брать с моего владыки деньги! – в ужасе сказал темный.

- Во-первых, я здесь отдыхаю, как частное лицо. А во-вторых, деньги вам будет передавать мой управляющий.

Темный эльф поклонился – и передал цепочку луру Ра’харду.Повинуясь жесту владыки, к подданному подошел один из охранников и протянул руку с коммуникатором, чтобы списать данные.

- Вы заедите за документами? – обратился к нему темный. – Или я завезу?

- Заедем, - кивнул невозмутимый охранник. И отошел.

- Так все же, - спросил Ра’хард у подданного. – Так где нам лучше поужинать?

- В ресторане «Галактический мост».

- А где самый дорогой ювелирный магазин?

- Вы хотите купить ошейник?

Владыка поморщился:

- Что-то очень исключительное. И отличное от других.

Темный эльф проговорил адрес.

- Спасибо за консультацию, - поблагодарил владыка.

Подданный поклонился и ушел.

- Мы идем домой? – осторожно спросил владыка у Наташи.

Она отрицательно покачала головой:

- Если за нами наблюдают, то будет не правильным отменить все, что запланировали после того, как мы столкнулись с рабами и рабынями.

- Ты сможешь держать себя в руках?

- Да, мой господин, - поклонилась женщина. – Пошли покупать ошейник.

- Думаешь, стоит?

- К тебе и так привлечено внимание. Будет лучше, если мы не будем бросаться в глаза. По крайней мере, насколько это возможно. Учитывая, кто ты такой.

- Девушку в резиденцию, - приказал лур. - Пусть ее осмотрит Ре’Лерг. Как только она придет в себя, пусть с ней побеседует Ро’Карси. Только предупредите начальника службы безопасности – это должно быть мягко.

- Как тебя зовут? – спросила Наташа у девушки.

- Лера, - звенящим от ненависти голосом ответила она.

- Иди с охраной – и ничего не бойся. Никто не посмеет обидеть тебя.

- А если я не буду играть с вами в вашу похабность – меня просто уничтожат?

- Лера. Идешь тихо. Внимания не привлекаешь, - прошипела Наташа. – Тебя осмотрит лекарь, потом есть и отвечать на вопросы. Расскажешь, откуда ты и как сюда попала. И никаких истерик. Ясно?

Девушка кивнула.

- Ты говоришь на темно-эльфийском?

- Совсем немного. В школе проходили.

- На галакте?

- Конечно.

- Отлично. Значит, вы с темными эльфами поймете друг друга. Теперь идешь и демонстрируешь покорность. Завтра и поговорим.

Девушку увели.

- Ошейник, - скомандовала землянка.

- Тогда уж больше покорности. Как ты и советовала этой девочке.

Наташа вдохнула. Выдохнула. Потупилась. Опустила голову, вжала ее в плечи.

- Мы все узнали, владыка. Магазин рядом.

Ра’хард купил чокер. Так продавец, гном с роскошной рыжей бородой, назвал широкое колье, плотно прилегающее к шее. Наташа перемерила самые дорогие, когда владыка кивнул, наконец.Он выбрал широкое, в три пальца шириной. Замысловатое переплетение сапфиров и бриллиантов. Спереди квадратная подвеска из крупного искрящегося камня.

- Обратите внимание, претемный! Металл – платина. А в центре подвески - голубой бриллиант. Величайшая редкость и ценность! – гном, не переставая, хвалил свой товар.

Наташа хмыкала, пытаясь это делать про себя. За такую стоимость надо было не только хвалить товар. А еще и петь, и плясать. А что касается колье… Ошейник и есть ошейник – как его не назови.

- Если хотите, мы можем вставить в колье маячок. И всегда будете знать, где ваша драгоценность.

- Моя рабыня?

Торговец на миг замялся, потом поклонился и сказал:

- Без сомнения!

Ресторан этот – «Галактический мост» - Наташа тоже запомнит. И вернется. Обязательно. Уговорит десантников взять ее с собой. В конце концов – могут же у нее быть свои маленькие женские капризы! Лично запалит с четырех концов. И будет любоваться, как пламя пожирает здание.Поэтому на все вопросы Торна о том, что она будет есть и пить, отвечала на его языке: «Как будет моему повелителю». Очень-очень старалась, чтобы в голосе не было издевки и металла. Было противно: от липких оценивающих взглядов хозяев, от того, как испуганно смотрели на нее рабы-земляне.

- Претемный! – раздался рядом с ними ликующе-подобострастный голос. – Позвольте выразить вам свое глубочайшее почтение! Я – Сгун, хозяин этого ресторанчика, который вы почтили своим присутствием!

- Любезнейший, - холодно ответил ему Ра’хард. – Я не афиширую свое присутствие на планете. Я приехал на Альрам, чтобы отдохнуть. А к вам – чтобы вкусно поесть. И ваши выступления излишни.

- Простите великодушно! Просто хотел уточнить. Чем я могу быть вам полезен!

- Еда. Вино. И никакой суеты вокруг.

- Слушаюсь, - низко поклонился хозяин. И унесся.

- Немного вина? – спросил Торн у Наташи.

- Надо бы, - вздохнула она. – Но боюсь сорваться.

- От вина же все становятся благодушными, - удивился Торн.

- Не все. Я, например, впадаю в агрессию. Потом в тоску. Потом начинаю себя жалеть.

- Если хочешь, я могу тебя пожалеть.

- Дома.

- Это звучит так чудесно… Дома, - улыбнулся он ей.

Перед резиденцией – такой же высоченной башней, как и остальные в округе, их ждали. Целой делегацией.Охрана напряглась. Короткий сигнал на коммутаторе (Наташа не уставала любоваться на слаженность и четкость действий) и из недр небоскреба появилось подкрепление.

- Простите, - вперед выступил представительный темный эльф. – Мы приветствуем владыку от лица всех, кто проживают на Альраме.

- Пока я заметил исключительную бесцеремонность тех, кто проживает на планете Гильдии купцов, - проворчал владыка.

- Простите еще раз – это только от искренних верноподданнических чувств, - поклонился темный.

- Допустим, - нахмурился лур. – Но с завтрашнего дня, и на случай других моих посещений, запомните. Если я говорю, что не хочу суеты вокруг – это приказ. И его надо исполнять.

- Вы правы – мы тут немного одичали. Надеюсь, своим желанием угодить вам, мы не вызвали претемный гнев?

- Пока нет.

- Тогда позвольте преподнести вам скромный подарок. Отраду для глаз! Лучшую из лучшего питомника.

Фигура, закутанная в шелестящую прозрачную ткань, сделала небольшой плавный шаг вперед и грациозно опустилась на колени у ног владыки.

- Я принимаю ваш дар, - кивнул владыка. – А теперь – позвольте. День был длинным.

И они поднялись по ступеням и вошли в стеклянные двери, которые приветливо распахнулись перед ними.

- Проверьте девушку на предмет сюрпризов, - распорядился владыка.

Начальник службы безопасности Ро’Карси кивнул.

- Пойдемте с нами, - подошел к девушке один из его подчиненных. И ее увели.

Пока они поднимались в лифте куда-то ближе к небу, Ра’хард с беспокойством посматривал на свою Э’тили. Она была бледна. И совсем не похожа на ту счастливую, чуть рисующуюся перед ним женщину, что уходила отсюда несколько часов назад.

- Что в доме на предмет камер слежения? – безжизненным голосом спросила Наташа, когда они вышли.

- Все вычистили, - отчитался Ро’Карси. – Было немного. Должно быть, владыку здесь не ждали.

- Это хорошо, что не ждали, - протянул недобро владыка. – Значит, не у меня одного будут неприятные сюрпризы.

Его беспокоило состояние Наташи.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Холл возле лифта был огромный – размером с какой-нибудь бальный зал на Земле. Первое, что сделала Наташа – это скинула туфельки. На каблуках стоять уже сил не было.Распрямилась. И замерла. Поймала обеспокоенный взгляд Торна, сочувствующие - остальных темных. Заметила осторожно приближающегося к ней лекаря. Он шел, как будто она была взведенной бомбой.Что-то ее душило. Что-то на шее. Ошейник.Она рванула его. Замок оказался крепким – и она только поцарапала шею.

- Десять лет! – тихо проговорила она. Опустилась на пол и замерла. – Десять лет войны. Такие огромные потери. Такое самопожертвование всех, кто живет в Земном союзе. И – победа. «Радость, со слезами на глазах»… И что?! Чтобы узнать, что все это время! Пятнадцать лет почти!!! Эти твари выращивали на продажу землян?! Что есть дикие?! И их проще уничтожить, чем приручить, но с ними забавно?

Она вскочила, увернулась от Ра’харда, который, кивнув на ожерелье, сказал: «Давай сниму…»

- Мы так гордились тем, что выстояли. Что мы свободны! – уже кричала Наташа, с ненавистью глядя на темных эльфов. – И что? Мы – самые модные игрушки этого сезона!

- На’Аталия, - пытаясь скрыть за спокойствием тревогу, проговорил владыка. – Давай ты выпьешь лекарство. Тебе нельзя волноваться. Мы же не хотим приступа?

Она замотала головой. И стала отходить спиной к лифту. А в глазах, просто белых от ярости, горела жажда убийства. И безумие.Все. Ее сорвало.Лур с тоской посмотрел на своих – и вот что с ней делать – не вязать же?

- Лура, - стал к ней подходить лекарь.

Женщина встала в стойку.

- Не подходи ко мне, - прокричала она. – Тебя-то я точно покалечу.

Лекарь, повинуясь жесту владыки, отступил на шаг назад.

- Может, лура желает подраться? Или пострелять? – раздался вдруг неуместно-беззаботный голос Ру’Рара.

Безумие в глазах Наташи чуть отступило назад. Там зажегся огонек заинтересованности.

- Брат, - недовольно прорычал владыка.

- Но ваши же уговоры особой пользы не принесли, - отозвался штурмовик. – А этажом ниже есть прекрасный тир. Вы знали об этом, лура?

- Называйте меня Наташа, - потребовала женщина.

- Слушаюсь.

- А что лекарь скажет на счет физической нагрузки.

- Думаю, хуже не будет, - пробормотал несчастный Ре’Лерг, и все его косички скорбно поникли. Он прекрасно понимал, что минута-две в таком состоянии, и лура опять начнет задыхаться. И как там получится ее спасать – большой вопрос. Пусть уж лучше идет, переключится. Только реанимационную капсулу надо подогнать поближе.

- Так решено? – по-прежнему подсмеиваясь, спросил у нее Ру’Рар.

Наташа сама не хотела погружаться в истерику, куда ее заносило, поэтому зацепилась за эту идею.

- И пойдемте стрелять. Может это меня, действительно, успокоит. А то колотит, а взять себя в руки не могу, - сказала она.

- Выпустить агрессию… Не успокоиться, загнав ее в себя, не выпить успокоительного – и только приглушить, а дать ей волю! Вот это по-нашему! – обрадовался Ру’Рар.

- Ты уже в лекари душ записался? – проворчал владыка.

- Мы их возьмем с собой? – с видом заговорщика обратился молочный брат темнейшего к Наташе. – Или – не заслужили?

- Может им тоже надо выплеснуть агрессию, - посмотрела на остальных Наташа.

- Но они могут выпить успокоительного… - предложил штурмовик.

- Если хотят – пусть идут, - решила быть великодушной землянка.

- Отлично! Только вы, может быть, переоденетесь? Туфельки вы скинули – и это правильно. На тонких каблучках не удобно… А вот платье…

- Хорошо, - кивнула Наташа.

- И колье снимите. Шеей в нем вертеть не удобно.

- Застежка не удобная, - пожаловалась Наташа, - не расстегивается.

- Ты позволишь? – спросил у нее Торн, не приближаясь.

Она кивнула. И повернулась спиной.Жест, и они остались наедине.Он приблизился к ней, обнял за плечи. Поцеловал макушку.

- Наташа…

- Расстегни, - попросила она. – Душит.

- Тебе помочь снять платье?

- Только если пообещаешь, что мы обойдемся расстегнутой молнией.

- Обещаю.

На этаж, где были тренировочные залы они спустились в скором времени.Ру’Рар ждал их там.

- Разминка, - скомандовал он.

- Брат, - холодно сказал владыка. – Ты в своем уме? Какая разминка?

- Посмотри на свою Э’тили. На ее тело, на то, как она двигается. Она тренировалась. Много. И ей это необходимо.

Наташа кивнула.

- И мы не будем делать ничего особенного. Немножко побегаем, немножко попрыгаем. Может быть, поползаем.

- И повисим на перекладине? – радостно попросила Наташа.

- Если очень осторожно.

Они так и сделали. Минуть через тридцать штурмовик предложил Наташе спарринг.

- Вы нарочно изображаете из себя боксерскую грушу! – возмутилась Наташа, когда ее кулачок врезался в массивный торс Ру’Рара. – Вы же могли увернуться – я видела!

- У вас хорошая подготовка, - похвалил ее штурмовик. – И для вашего веса и вашей комплекции вы держитесь чрезвычайно хорошо. И самое главное – уходите от удара отлично. Вы руку не отбили?

- Вы – очень великодушный человек, - растроганно проговорила Наташа. Потом посмотрела на немного другие черты лица, на острый уши, выглядывающие из копны волос, на слишком яркие для людей глаза. У молочного брата владыки они были тепло-янтарного цвета. И поправилась. – В смысле, темный эльф.

- Спасибо, лура, - поклонился он ей.

Стрелять она не стала. Видно было, что физические упражнения ее утомили. И голова закружилась.

- Слабая я, - пожаловалась она Торну, когда он, не слушая ее возражений, на руках нес ее в спальню.

- Ничего, - прижал он ее к себе. – Попросишь брата, он поможет вернуть форму.

Он поставил ее под струи душа. Посмотрел, как она от удовольствия зажмурила глаза, и тихо сказал:

- Наташа, Матерью-Тьмой клянусь – я не знал.

- Я видела, что для тебя это было таким же сюрпризом, что и для меня, - не открывая глаз, ответила она.

- Первым порывом я хотел поднять своих. Освободить всех землян. Допросить. Отправить на родину. Но потом…

- Ты что?! Так делать нельзя, - вскинулась она. – Во-первых, мы знать не знаем, кто это все затеял. А нам надо пообщаться. Во-вторых, нужна вся цепочка. А в-третьих, если они поймут, что мы начали расследование и пойдут аресты, то могут уничтожить тех землян, что у них в руках.

- Свидетели им не нужны, явно.

- И мы не знаем, где у них центры разведения.

- Найдем.

- Но очень-очень тихо.

- Надо сообщить на Землю.

Ра’хард напрягся. Сейчас, когда она не устойчива, рисковать ее психикой и опять заплетать в свое кружево иллюзий…

- Ты прав, - не правильно истолковала она его взгляд. – Если допустить, что бизнес с рабами поставлен на широкую ногу – тогда наши телодвижения будут отслеживать. И не факт, что не засекут связь с Землей. Надо подождать. И осмотреться.

- Все. Воительница моя. Спать, - приказал темный.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Утром Наташа просыпалась с чувством, как будто по ней протопталось стадо слонов. Качественно так. От всей души.

- О… - простонала она.

Торн всю ночь спал плохо потому, что прислушивался к ее дыханию и все боялся повторения приступа. А теперь ехидно усмехнулся:

- Как мышцы?

- О… - ответила она.

- Зато на перекладине повисела!

- Ррррр!

- Мне уже Ре’Лерг мазь принес. Буду тебя, неразумную, спасать!

Мазь была прохладной. Просто волшебной. А руки темного эльфа…

- Муррррр! – отреагировала на его прикосновения Наташа. – И где ключицы - помни чуть сильнее.

- Оживаешь, любимая?

- Торн… А знаешь лучшее средство от женских недомоганий?

- И слова в речи появились…

- Пожалуйста, - простонала она.

- А как тебя целовать – ты вся в мази?

- Слушай, ты владыка. И вчера тебе объясняли, что мудрость твоя какая-то неуемная совсем. Придумай что-нибудь.

- Какая дерзость, - зловеще проговорил он. – И сейчас кто-то за нее поплатится.

- Слушай, а можно я уже поплачусь за нее?

- Можно! – великодушно согласился владыка.

И к завтраку они сильно опоздали. А вот к обеду – совсем чуть-чуть…

- Докладывайте, – приказал владыка Ро’Карси.

Начальник службы безопасности вопросительно посмотрел на претемного, потому перевел взгляд на Наташу, которая не осталась в спальне.

- И не надейтесь, я не исчезну, - проворчала она.

- Дело касается соотечественников луры, я не могу ее отстранить, - с сожалением покачал головой Ра’хард.

Его начальник службы безопасности огорченно вздохнул.

- Я обещаю держать себя в руках, - проговорила Наташа. – Мне очень неловко за вчерашнюю сцену, но это я… от неожиданности.

- Лура, там просто картинка вырисовывается пренеприятная, - скривился Ро’Карси. – И – самое мерзкое – темные, что живут на Альраме, тоже принимали в этом участие. Мне бы просто не хотелось, чтобы вы перенесли свое негодование на всех темных эльфов.

- Я понимаю, что в семье не без урода, - согласилась землянка, буквально переведя русскую пословицу на темно-эльфийский.

- Слушайте, чем дальше – тем больше я удивляюсь, - задумчиво проговорил владыка. – Они на этой планете торговцев уже законам, принятым в Галактическом совете или в Темном Ожерелье, уже не подчиняются?

- Похоже, мой лур, запредельные прибыли, которые были в последние шесть лет, ударили им в голову.

- Да. Торговля процветает…

- И – вспомните – Галактический совет всегда волновало только одно: идут ли в бюджет налоговые отчисления с Альрама.

- Да и меня самого, если честно – тоже.

- А что у них происходит на самом деле… Вот у них и образовалась практически неподконтрольная совету территория.

- Занятно. И своя армия есть?

- Костяк – недобитые пираты. Армия – наемники.

Наташа произнесла что-то по-русски. Эмоциональное и явно не приличное.

- А если попытаться их прижать, то они перекроют денежный поток, - скривился владыка.

- Думаю, да.

- А что с нашими информаторами?

- Агентурная сеть взята под контроль торговцами. Очень грамотно. Что сообщать, в каком объеме, количество правдивой информации и дезы. Все это решали те, кто управляет делами планеты.

- То есть Гильдия купцов?

- Надо рыть. И смотреть, наши денежные мешки все это придумали… Или же им помог кто-то.

- Как я понимаю: в совете не знают о такой уникальности Альрама?

- Скорее всего – нет. Но я не могу поручиться, что кто-нибудь из членов не имеет процента оттого, что закрывает глаза на подобные красоты.

- А что с рабами? – вернулась Наташа к вопросу, который занимал ее.

- Действительно, увлечение новое. Возникло месяца четыре как.

- У кого первым?

- Представители Объединенной армии Альрама подарили главе гильдии пару. Девочку и мальчика. По тринадцать лет. Тот был в восторге. И это оказалось лучшей рекламой. Цены, как говорят, заоблачные. И теперь рабы стали еще и показателем статуса торговца.

- Твари! – выдохнула Наташа.

- Так. Э’тили, - обратился к ней Ра’хард. – Достаточно. Когда мы составим план мероприятий, я дам тебе его почитать. И если у тебя возникнут какие-то мысли – обсудим. Пока же…

- Возможно, ты прав. Это все для меня…слишком.

Владыка отдал по коммутатору приказ. В зал совещаний явился сержанту штурмовиков Ру’Рару.

- Брат сопроводит тебя. Сходи к лекарю, потом, если хочешь, постреляй.

- А с девочками поговорить?

- Наташа.

- Я обещала вчера, что зайду к Лере. Девочка в истерике.

- Кстати, она отказалась разговаривать с нами, - добавил начальник службы безопасности.

- Наедине с ней не оставайся.

- Хорошо.

Наташа вышла в коридор, кивнула охранникам. Они при виде землянки встали по стойке смирно. И отправилась навстречу молочному брату владыки.

- Я иду к Лере, - сообщила ему Наташа сразу же. – А к лекарю – позже.

- Хорошо, - не стал спорить он.

- Как вы, лура? – спросил у нее Ру’Рар, когда они шли по нескончаемому этажу к лифтам.

- Спасибо вам. Не плохо. Вы меня вчера спасли.

- Я говорил как-то брату – повторю и вам. За луру своего владыки я отдам жизнь, не задумываясь.

- Надеюсь, до этого не дойдет, - проворчала Наташа.

Штурмовик поклонился ей. По-особому, церемонно. Женщине стало неловко – и она вдруг спросила:

- Скажите, а кто такая лура?

- Это э’тили моего владыки.

- Стало намного понятнее, - съязвила она.

- Вы же прекрасно понимаете, к кому надо обращаться с данными вопросами.

- Понимаю, что к Ра’харду, но…как-то страшно. И… я не хочу его огорчать своей неуместной настойчивостью. И вдруг он скажет, что это так – служебный роман, пока я в командировке у вас… И… а почему вы смеетесь?

- Простите, лура… Вы же понимаете – солдафон, манерам не научен.

Темный вытер слезы, выступившие на глазах, и посоветовал:

- Вы все-таки задайте этот вопрос брату. Ручаюсь – он ответит. И не будет огорчен вашей настойчивостью. Только про роман во время командировки я бы говорить не стал. У владыки тоже нервы есть.

Оставшийся путь на нижние этажи резиденции они проделали в молчании.Когда Наташа зашла в комнату, выделенную девушке, то обнаружила, что та свернулась в комочек и забилась в угол.

- Вам плохо? – спросила у нее Наташа на общеземном. – Вызвать лекаря?

- Когда меня поведут утилизировать? – едва слышно проговорила девушка.

- Что? – у Наташи даже голова закружилась. Она пошатнулась – и штурмовик поддержал, чтобы она не упала.

- Вы сейчас пойдете к лекарю обе! – рыкнул Ру’Рар. – Наташа, успокойтесь. А вы…

Девочка от его рычания совсем сжалась. И темный попытался заговорить мяче, но получилось плохо:

- Вам же уже несколько раз сказали, что никто вас уничтожать не собирается.

- Тогда зачем с меня сняли ошейник?

- А вам он что – нравился?

- Ру’Рар, перестаньте, - остановила его Наташа. – Может быть, нам, действительно, стоит продолжит разговор у лекаря.

На нее вдруг накатила тошнота и слабость. Хотелось тоже сжаться в комочек, как эта несчастная девочка – и поплакать. А еще она поймала себя на том, что озирается в надежде найти что-нибудь, что можно шваркнуть об стену – и разбить.Такого она за собой не замечала, поэтому всполошилась.На мгновение она, скорее всего, отключилась, потому что в следующий момент поняла, что штурмовик бегом тащит ее тело к лифту.

- Когда я говорил, что готов отдать за вас жизнь, - недовольно проговорил он, - не подразумевал, что меня убьет брат. За то, что я потакал вам.

- Простите, я сама не понимаю, что со мной.

- Вот пускай наше молодое дарование и разбирается.

Возле отсека лекарей их уже ждали. И черный от волнения Ра’хард, и взволнованный начальник службы безопасности, и адъютант владыки Ро’Раин – готовый бежать и исполнять поручения. И несчастный лекарь, который распорядился, чтобы Наташу сразу же уложили в реанимационную капсулу.

- Во избежание!

- Что со второй девушкой? – спросил охранник, который нес и Леру.

- Во вторую капсулу.

Камеры чуть слышно гудели – производили манипуляции. И Наташа чувствовала, как слабость и дурнота уходят.Лекарь склонился над приборами и сосредоточенно что-то отслеживал на дисплее. Вдруг он поднял на Наташу глаза. Там было что-то схожее с ее вчерашним безумием.

- Что? – испугалась она.

- Говори! – приказал владыка Ра’хард. Руки у него были сжаты в кулаки. Лицо уже полностью почернело.

- Пусть все выйдут, - пискнул лекарь. И, поясняя, добавил. – По протоколу.

Ре’Лерг, пока возникла заминка, нетвердыми ногами дошел до одного из шкафчиков, достал два пневмошприца, содержимое одного из них вколол себе, с другим отправился к владыке.

- Успокоительное! – сообщил он, глядя на претемного ошалевшими глазами.

Тот подставил руку.

- Владыка! Владычица! – поклонился им лекарь, как только они остались наедине – охрана на руках вынесла даже Леру.

- Да что случилось?! – взорвался лур Ра’хард.

- Мать-Тьма даровала вам… - лекарь вытер глаза. И быстро сказал. – Лура ждет ребенка.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

- Ты… - заорал владыка на лекаря. – Ты… Издеваешься?!! Откуда?!!!

Наташе стало противно. И обидно. Как бы то ни было – этого ребенка они делали вдвоем, и так относиться к ее беременности… Да не будет она ему навязываться. Очень надо.Она постаралась не слушать бормотания лекаря, который что-то быстро говорил про то, что ошибки быть не может и тыкал пальцами в монитор, пытаясь это доказать. Женщина замерла, приложила ладонь к животу. И мысленно сказала, пока еще нескольким сотням клеточек, день за днем складывающимся в живое существо: «Не бойся, милый, мама не даст тебя в обиду…»И вслух спросила у лекаря, перебивая его извинения и рычание владыки претемного лура Ра’харда.

- Какой у меня срок?

- Четыре дня, лура, - поклонился он.

- Хорошо, - кивнула она. И стала выбираться из капсулы.

- Куда?! – зарычал на нее владыка.

Наташа вздохнула.

- Пожалуйста, дайте нам поговорить. Наедине, - обратилась она к лекарю.

Ре’Лерг почтительно поклонился и вышел.

- Думаю, у вас, претемный лур, нет повода расстраиваться. Ни я, ни ребенок не доставим вам каких-то хлопот. Не будем претендовать на какие-то денежные отчисления. И, думаю, на этом мое познавательное пребывание на вашем флагмане можно считать законченным.

- Повтори, - попросил Торн. – У меня так в голове шумит. Я ничего не услышал.

- Меня проводят к космопорту? Думаю, хоть с пересадкой, но я смогу добраться домой.

- Наташ, - мирно спросил он. – Ты с ума сошла?

- Это ты тронулся, если думаешь, что я останусь с тобой после того, как ты кричал на бедного лекаря. Если тебе не нужен этот ребенок, то…

Тут она обратила внимание на то, что его кожа опять поменяла цвет – и снова стала наливаться тьмой.

- И не смей меня запугивать и чернеть на меня! – воинственно тыкнула она в него пальцем.

- Наташа…

- И это, конечно, обидно, что ты так к этому отнесся. Но ничего – я переживу!

И она решительно направилась к двери.

- Стой.

Женщина не послушалась – Торн обнял ее.

- Пусти, - приказала.

- Мне просто не верится, - прижался он к ней.

- Слушай, Ра’хард. Ты же взрослый человек. Должен понимать, откуда дети берутся! – разозлилась Наташа.

- Э’тили… - простонал он ей в волосы. – У темных уже сто лет не рождались дети.

- Значит, вы занимались любовью не с теми женщинами, - в запале закричала она. Потом поняла, что он ей только что сказал. И замолчала.Он разрешил своим ладоням скользнуть на ее живот. И замер, почти не дыша.

- Я просто не поверил лекарю, - прошептал он. – Потому что это слишком волшебно, чтобы быть правдой…

- Так ты доволен? – требовательно спросила она.

- Я не могу выразить словами, как я счастлив. И боюсь лишь одного, что Ре’Лерг ошибся.

- Не ошибся.

- Ты что-то чувствуешь? Спустя всего четыре дня?

- Все как в первый раз: у меня сразу начала ныть грудь.

- Болит? – всполошился он.

- Нет. Немного по-другому.

Он задумался. И сообразил:

- А ты еще вчера с братом! В зале для тренировок! Носилась! Все! Лежать и…

- Торн. Остановись. Девять месяцев я лежать не смогу все равно. Немного тренироваться буду. Надо будет только спросить у наших, земных, врачей – как именно. Чтобы не повредить ребенку. И…

- Наташа, - прошептал он. Голос был какой-то странный. Она резко развернулась. На глазах у владыки были слезы.

- Слушай, может, это тебе полежать? – она погладила его по щеке. Та была влажной. – И еще успокоительного выпить?

- Прости, - он поймал ее ладошку и поцеловал. – Сейчас. Я возьму себя в руки. Просто дай мне мгновение.

Простояли они, обнимаясь, достаточно долго.

- Я тебя люблю, - прошептал он. – Мать-Тьма мне в свидетели. Как я благодарен ей за то, что в моей жизни появилась ты…

Оставшийся день прошел достаточно спокойно. Только Наташу выключили из всех событий, которые происходили в резиденции владыки.Ей не дали поговорить с Лерой. Да и со второй девочкой хорошо было пообщаться. Она знала, что Ра’хард встречается с наместником темных на Альраме, и ей очень хотелось подслушать, о чем они говорят. Но… с ней все время был кто-то присматривающий. Ру’Рар или лекарь. Юнга или адъютант.Поздно ночью пришел Торн. Он был способен лишь мурлыкать. Гладить ее – и издавать странные в его исполнении звуки. Рассказывать о расследовании он не стал. Наташа попыталась возмущаться, но быстро остыла. Вот какой смысл, если темный эльф все равно не в себе. И лицо у него самое блаженное.Женщина решила дать ему отойти пару дней, а потом уже – с новыми силами добиваться участия в расследовании. Или хотя бы, чтобы ее информировали.После завтрака ее отвели в оранжерею. Оказывается, и на этой планете стекла и металла было что-то зеленое. Целый этаж. Наташа потребовали планшет – и одиночества.Ей было, над чем подумать. Какой-то червячок беспокойства грыз и грыз ее. И ей никак не удавалось понять, с чего вдруг.Конечно, ей было немного не по себе. И от того, что она ждала ребенка. И от того, что теперь придется организовывать свою жизнь рядом с владыкой. И… Надо же детям как-то сообщить. И – если в реакции Миши она была уверена, то вот Дашка…

Но было что-то еще.Грозное. Непонятное. Неисправимое. Подбирающееся откуда-то, откуда не ждали…Но вот то, что в оранжерею проникнет ее дочь… В серебристом комбинезоне десантников. Вооруженная бластером. Вот к этому она не была готова.

- Даша? – привстала она.

- Мам, скорее.

- Что еще?

- Надо уходить.

- Да что случилось?

- Акция темных против Земного союза. Мишка убит. Тебя захватили в плен.

Мгновение – и все становится на свои места. Еще одно – и белая, яркая и ясная ненависть дает ей силы дышать. И приходит озарение.

- Дети, - с горечью говорит землянка. – Значит, кадеты разрушили их лабораторию, в которой они пытались вывести маленьких темных, а они – в свою очередь убили наших.

- Что? – не понимает Даша.

- Уходим, - раздается команда. – Надеюсь, пути отхода вы просчитали?

- Лура? – раздается от входа в оранжерею недоумевающий голос юнги. – Что…

Беззвучный плевок из бластера – и молоденький темный валится на пол с дыркой во лбу.Наташу выворачивает наизнанку.

- Мама, - укоризненно говорит ей дочь. – Вот как ты военными командовать умудрялась?

- Уходим, - с трудом, но поднимается Наташа. – Скорее.


Владыка лур Ра’хард был вынужден терпеть этого напыщенного темного эльфа. А поскольку необходимо было собрать как можно больше информации, то не мог себе позволить морщиться.

- И в честь вашего прибытия будет дан прием, - услышал он в конце патетичной и лицемерной речи наместника.

«А ведь, когда я его сюда три года назад назначал – был вполне приличный служащий. Из хорошего рода…» - мелькнула у лура мысль.Вдруг в коридоре, ведущим в зал заседаний, послышались крики команд. Распахнулась дверь – и влетел Ру’Рар.

- Наташа у землян!

- Рабы время от времени пытаются убежать, но их всегда уничтожают при задержании, - бесцеремонно вмешался в разговор наместник.

И сразу оказался на полу, хрипя под рукой владыки.

- Она твоя лура, тварь. И передай всем – если будет хоть выстрел в сторону моей женщины, я сровняю этот город с землей.

Владыка распрямился:

- Шатл мне. Десант – на поверхность. Взять под контроль все значимые объекты.

- Если беглецы будут отрываться? – осторожно спросил штурмовик.

- Выпускайте. Главное – никакого вреда луре.

Темные настигли Наташу и отряд земных военных возле десантного бота. Стартовать беглецы не успели.

- Смотрите-ка, - восхитился Ру’Рар. – Наш. Явно из их трофеев. Значит, разобрались с управлением.

- Значит, и сюда прибыли на нашем корабле, - понял владыка. – Вот как их пропустили. Отследите. И обеспечьте охрану.

- Есть! – ответил его адъютант.

- Наташа, - закричал Ра’Хард. – Вам никто не причинит вреда. Нам надо поговорить.

Длинная пауза.Потом ее усталый голос:

- И о чем нам разговаривать?

- Я подойду, пусть твои не стреляют.

Не обращая внимания на охранников, пытавшихся его остановить, он поднялся во весь рост – и пошел к забаррикадировавшимся землянам.

- Не стрелять! – раздался приказ Наташи. – Вы что – не понимаете, что они за гибель владыки с Землей сделают?

- Правильно, - кивнул он. – Выходи. Просто поговорим.

Она высунулась.И… - он не поверил ни своим ушам, ни своим глазам. Раздалось несколько выстрелов. Женщина – не успев и вскрикнуть – упала.Земляне открыли ответный огонь. Ра’хард ощутил, что его роняют, закрывают собой. А он отпихивает охранников – и пытается добраться туда, где в крови затихло его счастье, его жизнь.

- Нет! – закричал он. – Нет!!! Это не правда. Этого просто не может быть.

И – через тьму, что стремительно его обступала его со всех сторон, он рванулся прочь. Прочь из этого кошмара. Туда, где были Наташа. И его ребенок…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Нет, мы не плачем, мы не плачем…

Нам ли жалеть о былом.

Если бы жизнь текла иначе –

Нас бы судьбой не свело…


Путая небыли и были,

Верили мы в несколько фраз.

А где-то пели, любили.

Где-то обходились без нас…


Иващенко. Васильев

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Владыка претемный лур Ра’хард вылетел из Пещеры Предков, где он провел последние шесть дней, как белое облако смерти на планете Араин. Волосы развевались, лицо было абсолютно черно.Его молочный брат ждал его у выхода с беспокойством. А молодой совсем адъютант – с нетерпением.

- До выхода к Солнечной системе три часа, - бодро объявил он. – Какие будут приказания? План атаки – прежний?

Поскольку молодость не внимательна и безжалостна, то юноша не заметил ни почерневшего лица владыки, ни его осунувшегося вида, ни…Владыка, успевший пронестись почти весь коридор по направлению к капитанскому мостику, резко остановился.

- Брат. У тебя на висках – две черные пряди скорби, - с беспокойством проговорил Ру’Рар.

- Отменить все, - раздался хриплый голос владыки. Такой, словно он разучился говорить и с трудом сейчас вспоминал это умение. – В систему мы не входим. Земной лайнер «Весна» найти и обеспечить охрану. И – связь с президентом Земного союза через час.

- Слушаюсь, - все же ответил адъютант, хотя с него можно было писать картину под названием «Жестокое недоумение».

- Начальника службы безопасности ко мне. И связь с начальником тайной канцелярии. Сразу после них – обоих маршалов. Что еще?.. Все.

И молодой темный бегом понесся выполнять приказы владыки.Лур Ра’Рахард тоже куда-то побежал, но был остановлен штурмовиком.

- А вы тем временем, владыка, - мягко сказал ему молочный брат, - пожалуете в медицинский отсек.

Претемный вскинулся, но от истощения и горя его повело. И он согласно кивнул:

- Полчаса.

- Час, - не согласился сержант штурмовиков. – Все совещания можно вести, оставаясь в реанимационной капсуле. А связь до связи с президентом время есть.

Пока они говорили, Ру’Рар подвел своего лура к дверям медотсека и нажал на панель, открывающую двери.

- Внимание, владыка! – объявил он. И лекари вытянулись по стойке смирно.

- Живее, - скривился лур Ра’хард. – У меня очень много дел.

Зажужжала камера реанимации, лекарь склонился над владыкой с диагностом.

- Сильное истощение, - сообщил он. – И, лур… Похоже – у вас гипертонический криз…

- Делайте все, что надо. Только быстрее, - прикрыл глаза владыка.

Ре’Лерг захлопотал. Лекарство в плечо из пневмошприца, укрепляющий коктейль в ядовито-зеленом поильнике, при виде которого владыка горько усмехнулся.

- Надо бы сделать еще точечный массаж, мой лур! – сообщил лекарь.

- У меня вылет на Землю через полтора часа. Ру’Рар, распорядись.

- То есть высадка десанта на Землю через полтора часа, и вы с войсками идете в первой волне? – уточнил сержант.

- Какие войска?!!! – заорал претемный. – Никакого десанта!!!! Берем бот, десяток теней из твоего отделения. И чтобы нас никто не видел и не слышал!

- Слушаюсь, - кивнул молочный брат.

- И где начальник службы безопасности?! – продолжил гневаться владыка. – Я ему сейчас буду рассказывать, как надо выполнять свою работу! И, кстати, перед вылетом об этом мы побеседуем с начальником аналитического отдела. Обязательно.

…Что можно сделать за три часа? Очень много. Командор армии Земного союза Наталья Владимировна Вереева успела сжечь сырники. Поднять тревогу. Объявить начало мобилизации на всех планетах Земного союза. Подготовить ловушку на станции, которая располагалась на орбите Плутона и прикрывала систему от нападения из глубокого космоса. И убрать оттуда людей.

Что еще? Распорядится об эвакуации выпускников с Лунной базы. Отменить выпускной. Отозвать кадетов Звездной академии из отпусков и поместить их в защищенные бункеры. Выслушать возмущенную речь недоумевающего президента Земного союза и прервать ее на полуслове, потому что по второй линии пытался прорваться ее сосед Петрович с сообщением, что ветераны готовы, а брандеры уже спрятаны в кольцах Сатурна. Наталья решила, что во второй раз темные не дадут им подняться с Земли.

Да… Еще она проветрила кухню.

И потекли длинные-длинные минуты ожидания. Ее вдруг затрясло – начался нервный озноб. Она сходила в гардеробную и натянула толстые пуховые гольфы с божьими коровками. И такого же склада кардиган. Подарок жены Петровича на прошлый день рождения.

Заварила себе чаю, уселась в любимое плетеное кресло на террасе – и задумалась.

С того момента, как она очнулась перед сковородкой со сгоревшими сырниками, женщина все пыталась понять: что происходит.

Вариант первый: ей все приснилось. И прав был ее сосед Петрович, генерал-лейтенант ВДВ, две Золотые звезды за храбрость… Она заработалась. И просто потеряла связь с реальностью.

Вариант второй: она сошла с ума. В чем-то схож с первым. Единственная разница в том, что при разборе полетов будут винить не ее саму, командора Верееву, а болезнь. Впрочем, что так, что эдак – отставка.

Вариант третий: все это было на самом деле. Тогда… Почему она жива? Почему у нее снова короткие волосы? Почему все события еще не произошли?

И последний вариант: темные эльфы в лице их Владыки, претемного лура Ра’харда, что-то умеют делать с тканью действительности.

Тут Наташа вспомнила темного. Его глаза, когда он узнал, что она ждет ребенка, его нежность, его сводящие с ума ласки…

И длинно замысловато выругалась.

Зачем? Ну вот зачем ему было это надо. Она – его враг. Он – ее. И все понятно. Кто кого. Поднимаем в небо эскадрильи, плетем нити событий, просчитываем, где лучше нанести удар…

И дьявольщина! Темные же теперь знают, что у нас на полюсах стоит контрабандная защита, установленная гномами.

Как совет Земли стенал три года назад, когда Наташа продавила покупку этого оборудования! Как возмущались стоимостью. Как заламывали руки и патетически восклицали, что иметь дело с контрабандистами – не лучшее решение. И Галактический совет, если узнает, будет не доволен.

Зато теперь местные умельцы разобрались в принципах построения такого щита. И он стоит на всех заселенных планетах. К тому же, ей обещали к началу этого года закончить разработку системы, которая позволит обойти такую защиту у тех же темных.

Над домом мелькнул черный флайер. Заложил крутой вираж. Наташа недовольно покачала головой. Она не одобряла рискованные маневры, если на них не было причины.

Летательный аппарат сел около дома на специальную лужайку. Из него вышли крайне недовольные Миша и Уильям Станислав.

- Мама! – возмущенно, но вместе с тем недоверчиво сказал сын. – Почему все говорят, что именно ты сорвала наш выпускной?

Она резко поднялась, подбежала к нему, обняла и прижала к себе, гладя по волосам, как маленького.

- Ну, хватит! – недовольно сморщился он. Но терпел. Потому что почувствовал – обычно спокойную, очень уравновешенную мать сейчас бьет озноб. – Да что с тобой? Ты вся дрожишь!

- Все хорошо, - ответила она. И выпустила его из объятий. – Теперь все хорошо.

- Я не понимаю, - вступил в разговор сын президента. – А каким образом вы отменили наш праздник?

- Объявила об эвакуации Лунной базы, - честно ответила Наташа.

- У вас есть такие полномочия?

- Базу же эвакуировали, - усмехнулась она.

- Ничего себе, - подергал себя за ухо Миша. – Вот так живешь-живешь… И выясняешь вдруг, что твоя мама – не та, за кого себя выдает.

- Почему же? Я на самом деле преподаю статистическую вероятность в Звездной академии.

- А в каком вы звании?

Все-таки Уильям Станислав был истинным сыном своего отца – и умел задавать нужные вопросы.

- Командор, - честно ответила Наташа.

Молодые люди переглянулись – и присели.

- Во как… - задумчиво протянул Мишка. – Ты еще Дашке об этом скажи. Вот я поиздеваюсь над сестрицей с ее фанатским увлечением настоящими военными…

- На самом деле, это закрытая информация. Ну, я думаю – была до сегодняшнего дня. Надо было все делать быстро, а я засветилась, - вздохнула Наташа.

Тут перед ней вспыхнул экран телефона – мальчишки скосили глаза. И сын президента опознал в звонившем Петра Даниловича Сильверстрова. Человека, который на самом деле управлял вооруженными силами Земного союза.

- Да, Петь, - отозвалась мама Мишки, взяла телефон, и стала спускаться по ступенькам к заливу.

Молодые люди переглянулись. Вот так, нормально… «Петь…»

- Корабли темных в часе от Солнечной системы, - повторила она новость, которую сообщил ей командор. – Что? Откуда узнала, что они прибудут? Померещилось.

Послушала, что он говорит. Улыбнулась:

- Да какие тут шутки, Петь.

Потом стала серьезной.

- Скажи всем еще раз: первыми огонь не открывать. Я очень надеюсь, что они пришли с миром. Нет, конечно, не уверена. До связи.

Потом сразу раздался еще один звонок. Уже от президента Земного союза.

- Ну что там, Стас? – спросила она.

- Темные вышли на связь, - по транслируемому изображению было видно, что президент нервничает.

- И что сказали?

- Что пришли с миром.

- И Матерью-Тьмой в этом клялись?

Стас кивнул.

- Замечательно. Значит, нападать не будут.

- Меня их флагман смущает, - признался землянин. – Он же размером как наша станция на Плутоне.

- А тебя не смущает, что они притащили с собой три флота?

- Ты хочешь сказать, что они летели нас захватывать?

- Нет. Зачем мы им сдались. Они летели нам мстить.

Президент расхохотался.

- И что мы им успели сделать?

- Они считают, что кадеты Звездной академии устроили дебош и погром на их столичной планете. И нам очень повезло, что их владыка – претемный лур Ра’хард решил сначала во всем разобраться.

- Но ты же понимаешь, что нашим кадетам неоткуда взяться у них на …как там называется их столичная планета?

- Илтарин.

- Вот. На Илтарине.

- Ты это знаешь. Я это знаю. Но темным эльфам это придется доказывать. Поэтому – списки кадетов с местом их дислокации за последний месяц. Потом – списки по похищенных за последний год. По всем планетам. И даже тех, кого признали погибшим.

- Сделаем.

- И пусть назначат кого-то потолковее на расследование. И не забывают о режиме секретности.

- Надо разбираться, - кивнул он, продолжая писать в блокноте.

- И… если засекут небольшой бот с десятком темных на борту… Пусть им дадут сесть на Землю.

- А вот про бот, темных и зачем они вообще сюда явились – ты откуда знаешь?!

- Не скажу.

На этом они и распрощались.

Вот чего Наташа не могла предугадать – так это появление алого летательного аппарата своей дочери.

И вот тут ее взяло такое зло: она голову себе сломала, чтобы уберечь кадетов, а эти…

Дочь во флаере была не одна. Туда набилось все отделение. Десять человек. И это с учетом того, что машинка шестиместная.

Злая, как фурия, она выскочила им навстречу.

- Мама! – требовательно начала Даша, - и что все это значит? Почему все говорят, что именно ты приказала нас запереть?! Как преступников!

- Встать смирно перед старшим по званию! – рявкнула командор Вереева. – Равняйсь!

Курсанты-второкурсники – пять девчонок и пятеро парней рефлекторно вытянулись. И замерли. И как-то тот момент, что перед ними стоит небольшого роста достаточно хрупкая женщина в одежде с божьими коровками, перестал иметь значение.

- Вам где приказано находиться?! – от силы в ее голосе хотелось зажмуриться. - Отставить галдеть! Кадет Вереева?

- В укрытии номер двадцать девять!

- Вы знаете, как называется самовольная отлучка в военное время? Дезертирство это называется.

- А с чего вы взяли… - начал один из парней.

- Молчать! Военное положение потому, что я – командор Вереева – его объявила. И потому что боевой орден темных завис перед входом в Солнечную систему.

И пока народ замер, переваривая информацию, она стала набирать номер телефона их куратора.

- Госпожа командор! Чем могу служить? – раздался знакомый голос из трубки. И кадеты совсем поникли.

- Господин майор, - злобному шипению женщины могли позавидовать все ядовитые змеи Земли. – А почему для ваших кадетов приказы не писаны?

- Кадет Вереева доложила, что ей необходимо с вами увидеться.

- И каким образом, Дмитрий Иванович, это относится к приказу по кадетам Звездной академии, который отдала я же?

- Никак. Виноват.

- Всех этих…юных правдолюбцев, - она экраном обвела строй кадетов. – На гауптвахту. Наказание подберете сами, на свой вкус.

Второкурсники услышали скрипение зубов майора Стародумова, которого отчитывали как мальчишку. Представили, что это будет. И тихо вздохнули.

- Что касается вас, - недобро посмотрела она в телефон на застывшего военного.

- Разрешите искупить!

- Явитесь ко мне. Время согласуете в моем отделе. И в следующий раз лучше объясняйте своим подопечным, кто такие настоящие военные. Пришлите бот. И заберите кадетов в место дислокации части.

- Есть! – козырнул майор.

На этом командор отбила звонок.

Минут через тридцать кадетов забрали. Наташа вздохнула. Отпустила Мишку ночевать к другу, только вызвала охрану для их сопровождения.

Когда все разъехались, она пошла на пустынный берег Балтийского моря. Побродила по золотому песку. Уселась на большой камень, что расположился между двумя соснами. И тихо устало проговорила:

- Ну что, Торн. Ты увидел все, что хотел?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Владыка претемный лур Ра’хард появился перед ней словно бы из ниоткуда. Тяжело опустился на песок возле ее ног.Они оба синхронно вздохнули.

- Мне надо было убедиться, что ты существуешь, - тихо сказал он. – Мне дышать было трудно, пока я решал… Померещилась мне ты. Погибла, как в моем кошмаре. Или все-таки живешь на Земле.

- Убедился?

- Да, - улыбнулся он. – Ты – такая же, как была у меня на флагмане. Решительная. Воинственная. И желанная. Только волосы коротко обстриженные.

- А ты немного другой, - она смотрела на него внимательно. - И волосы не чисто-белые, а с черными прядями. На висках.

- Шесть дней назад, перед тем, как я отправился в Пещеру Предков, чтобы понять, что меня гнетет, я весил на десять килограммов больше. И прядей скорби у меня на висках не было.

- Пряди скорби?

- Да. Там, в кружевах иллюзий я потерял тебя.

- Я помню. Земляне, среди которых была почему-то моя дочь, пытались меня освободить. А кто-то воспользовался этим – и открыл пальбу.

- И это было? – он все еще не мог поверить в тот факт, что Наташа была с ним в его иллюзии.

- На Альраме. Меня приняли за твою рабыню.

- Наташа… Дыхание мое…

- Кто такая лура?

- Это женщина, равная владыке. Та, от которой он хочет ребенка.

- То есть жена?

Последнее слово она сказала на обще-земном.

- «Жена», - повторил он, коверкая звуки. – Наверное.

- А что такое э’тили? Луна?

- Луна, - кивнул он, соглашаясь. – И та, с кем хочется засыпать и просыпаться.

- Наверное, я бы очень-очень хотела ничего не помнить, Торн.

Она отвернулась от него. Уставилась на равнодушное и спокойное море.

- Наверное, я бы хотела встретить тебя завтра на каких-нибудь официальных встречах. Словно бы и впервые… Ты бы наверняка подстроил, правда?

Он кивнул.

- Я бы очаровалась – и… Все было бы хорошо.

- На’Аталия. Между нами нет самого страшного – крови твоих землян. И…твоего сына. И еще. Между нами нет твоей смерти.

- А твоя ложь? Это не считается?

- Я не мог видеть ненависть в твоих глазах. Мне почему-то от этого было больно. Прости.

- А мне больно осознать, что все между нами – неправда.

- Наташа… Если бы это было так, я бы не прилетел.

- Почему же? Ты теперь знаешь, что от землянок могут появляться темные. Кстати, как насчет того, что это будет полукровки?

- Нет. В процессе всех экспериментов, которые проводили на протяжение этих ста лет, всем темным эльфам вкалывают сыворотку, чтобы в случае чего – ребенок рождался чистокровным.

- И вы теперь объявите Землю своими охотничьими угодьями?

- Я думаю, что нам не стоит этого делать…

- С чего это вдруг? Вы – сильнее. Вы можете предложить нашим политикам столько всего, что вам выдадут землянок. Не задумываясь. А еще…

- Наташ… - усмехнулся он. - Если земные женщины хоть как-то похожи на тебя, а мне почему-то кажется, что так оно и есть, то… с вами лучше будет договориться по-хорошему.

- Не лишено логики, - хмыкнула и она.

- Э’тили, не отказывайся от нас, - прошептал он. – Мы же любим друг друга.

- Торн. А что будет, если я не смогу быть с тобой? Не смогу переступить через твою ложь? Не смогу забыть о своей ненависти?

Он молчал долго. Очень долго. А потом проговорил:

- Ты знаешь… До того, как я потерял тебя… там… Я бы сказал то, что ты хочешь услышать…

- И что, по-твоему, я хочу услышать?

- Мне кажется, что-то успокаивающее. Наподобие: если я пойму, что ты не можешь быть со мной – я отступлюсь. Если ты встретишь человека, которого полюбишь, то я отойду в сторону…

- Но это не правда.

- Нет. Единственно, что я могу тебе обещать – больше никакой лжи.

- Торн, - поморщилась она. – Ты же политик. Ты – владыка. И…

- Если я не смогу ответить правду, я промолчу.

Она грустно усмехнулась.

- Действительно, подвиг.

- Наташа.

- Что нам делать, Торн? – она посмотрела прямо в его глаза.

- Мне – сдерживаться и не ревновать. Еще не утаскивать тебя на флагман. Тебе – завтра познакомиться со мной. И поверить, что я не враг.

Море нежно шелестело о песок берега. Ветерок доносил до мужчины и женщины беззаботные звуки маленького поселка: лай неугомонной маленькой собачки, звонки велосипедов, смех детей, нестройное нетрезвое пение под перезвон гитары.

- Пойдем со мной, - вдруг соскочила с камня Наташа.

Торн поднялся с песка, отряхнул брюки и китель.

- Странно, - задумчиво сказал он, глядя на солнце. – Мне кажется, что сейчас – поздний вечер.

- Тебе правильно кажется.

- А ваша звезда еще высоко. И, кажется, не собирается заходить.

- У нас, на Севере, белые ночи.

- Занятно.

Они вышли через калитку, спрятанную в каком-то колючем кустарнике.

- Через пару недель поспеет малина, - улыбнулась Наташа.

Они вышли на тропинку, что вилась по крутому берегу между соснами. Прошли немного, спустились вниз, к воде.

- Смотри, - потребовала Наташа.

Возле воды резвились дети. Темный эльф жадно глядел на маленьких человечков. Они, должно быть, приехали к воде в составе большой компании, что расположилась на песке.Беззаботный гомон. И почти сразу же – недовольный рев. Мама стала вытаскивать малышку из воды.

- Посмотри, у тебя губы синие! – приговаривала молодая женщина, посмеиваясь. – Будешь шашлык?

- Купаться! – возмущалась девочка. Веселые светлые кучеряшки во все стороны, обгоревший шелушащийся нос, футболка с яркими разноцветными звездами. И трусишки с рюшечками на попе.

- Скажи мне, Торн. А какой радиус поражения теми бомбами, что ты шарахнул по нашим полюсам?

- Сколько отсюда?

- До Северного полюса? Где-то две с половиной тысячи километров.

- Хватило бы.

- Вот и расскажи теперь, какой ты мне не враг.

- Наташа. Все, что было – было в моей иллюзии. В том, что я представил, чтобы просчитать варианты. И избежать ошибок. Сейчас. В реальности. Я пришел с миром. И…

- Я все время жду, что услышу и увижу, как раскалывается на части небо. Ты знаешь, как выглядит небо, когда рассыпается на осколки Лунная база?

- Ничего этого не будет.

- Тогда почему так больно? Почему я не могу тебе поверить? Зачем я вообще оказалась там – в твоих кружевах из вероятностей?! Почему у тебя прошло шесть дней, а я только сырники спалила?

- Я не знаю. Могу лишь предполагать, что нас притянуло друг к другу потому, что мы оба умеем играть с иллюзиями, представляя, что будет, если… А может, это Мать-Тьма просто подарила мне тебя.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Командор Вереева посмотрела на сидящих перед ней мужчин внимательно. «Вооруженным» взглядом.Станислав Броу – президент Земного союза выглядел расслабленным и слишком тщательно изображал безразличие.Петр Даниловича Сильверстров за эти сутки, казалось, похудел еще больше. Вот он явно сочувствовал женщине.А Эрик фром Рюккер – официальный военный министр, его коллеги-силовики разве что руки не потирали от удовольствия. Традиционно они не любившие двух серых кардиналов: командора Верееву и командора Сильверстрова.

- То есть из нескольких миллиардов землян дорогого гостя выгуливать больше некому, - язвительно заметила Наталья Владимировна.

Молчание.

- И именно я буду организовывать культурную программу для темных и сопровождать высоких гостей, пока они будут осматривать памятники искусства и культуры.

- Наташ, я бы пошел с ними, - посмеиваясь, проговорил Эрик. – Но меня и не просили. И… где мы все и где искусство. Сама понимаешь.

- Ладно, - спокойно ответила Наталья. И только ярко блеснули синие глаза. Она прекрасно поняла, кто настоял. И будет владыке претемному луру Ра’харду экскурсионная программа. Почему нет? Дело-то хорошее.

Уже сутки ни она сама, ни ее отдел не спали. Она вспоминала все, что касалось рабов-землян в той вероятности, где она побывала с Торном. Ее сотрудники и сотрудницы, вместе с привлеченным майором-куратором, отсматривали галактическую информационную сеть, собирали материалы по Гильдии купцов. И штудировали отчеты тех землян, что контактировали с торговцами.Командор Вереева хотела поработать с теми контрабандистами-гномами, что поставили им защиту на Землю. Но это необходимо было сделать осторожно. Она себе все мозги сломала, чтобы понять, как и информацию раздобыть, и свою осведомленность не засветить.А еще надо было обговорить с темными эльфами условия сотрудничества по этому расследованию. И расспросить Торна: что знает он лично. И еще…Поэтому она прослушала то, что ей говорили. Потом поняла, что народ ждет от нее какой-то реакции, и сказала очень красноречиво:

- А?

- Мы думали, что вы будете протестовать, - заметил президент Земного союза, - но, раз вы согласны…

- Я не согласна. И буду протестовать. Просто я прослушала, - честно ответила она.

Сильверстров довольно хмыкнул. Остальные – нахмурились. Наталья Владимировна безмятежно ждала повторения.

- Владыка лур Ра’хард настаивает, чтобы вы не участвовали в расследовании, связанном с торговлей рабами-землянами. И мы думаем согласиться.

- Угу, - ответила командор Вереева. – У нас, видимо, темные эльфы уже с Совете безопасности Земли. И решения принимают они же.

Безопасники дернулись, но ничего не успели сказать, поскольку женщина продолжила:

- Я понимаю, конечно, что они предлагают много чего вкусного. И от перспектив сотрудничества у наших…не только глаза горят, но и все части тела тоже. Но. На нашем месте я бы озадачилась двумя вопросами. Первый вопрос. Что делали три. Подчеркиваю. Три боевых флота темных эльфов у нас, на окраине галактики? Ну же, господа, включите фантазию.

- Вы хотите сказать, что возможно боевое столкновение? – спросил у нее военный министр.

- Надеюсь уже нет, - честно ответила Наталья. – Но. С любыми союзниками надо держать ухо востро. И не забывать о своих интересах.

- Допустим, - скривился президент.

- А второй вопрос? – спросил командор Сильверстров, который коллегу всегда поддерживал.

- Знаете ли вы, что темные уважают исключительно силу? Во всех ее проявлениях, - тут же отозвалась командор Вереева.

- То есть… Если мы дадим слабину, то сотрудничества не будет? – уточнил второй серый кардинал.

- Именно так, - кивнула женщина. – Поэтому. Никаких заискиваний. Компромиссы только по вопросам, которые не принципиальны. И сразу же, в ответ – пытаемся продавить уступку и с их стороны.

- Наташ, - вдруг спросил президент. – А ты сколько с владыкой Ра’хардом знакома?

- Со вчерашнего вечера, - честно ответила она.

Командор Сильверстров победно улыбнулся и протянул руки коллегам. Безопасники и президент мученически скривились – и вложили с эти руки по крупной купюре. Каждый.

- Спорили... – укоризненно посмотрела на них Наталья Владимировна. – Как не стыдно.

- Стыдно, - ответил ей Сильверстров. – Но выгодно.

- С тебя, Петр Данилович, ужин в ресторане.

- С чего бы? – возмутился он.

- А моя часть с выигрыша?

- Ладно, - кивнул он. – Я не только умный. Но и щедрый.

- Погоди, – вдруг сообразил президент. – Если вы не знакомы… Зачем он прилетал к тебе вчера вечером?

- Общаться.

- И что…

- Мы пообщались. Я показала ему берег моря. Отдыхающих. И он отправился восвояси. Хочешь, детектор лжи пройду?

- Прости. Но все это очень подозрительно.

- Именно так, - согласилась Наталья Владимировна. – Поэтому надо решать: какие вопросы для нас принципиальные. И в которых мы на уступки идти не будем.

- Это ты намекаешь, что вопрос с расследованием относится именно к таким. Принципиальным? – спросил Эрик фром Рюккер.

- Почему намекаю, - возмутилась командор Вереева. – Я это прямым текстом утверждаю.

«К тому же мне не нравятся аналитики у темных эльфов. И вообще… Единственный, кто догадался, что их разводят с нападением на их центр репродукции – это владыка. Значит, надо сделать так, чтобы наш отдел был главным. А вновь прибывшие только помогали».После совещания все отправились по своим делам.

Президент Станислав Броу и его многозвездные министры – встречать делегацию темных эльфов. И сопровождать их в столицу. Уже много лет в Земном союзе была традиция: выбирать тот город на планете, который будет в этом году выступать в роли столицы. Целый год было целое состязание. В несколько этапов, со своими заговорами и коалициями, героями и сражениями. А в первые минуты нового года президент Земного союза торжественно объявлял – кто победил.Всех это более чем устраивало.И в этом году столицей мира был объявлен Париж. Так что темных должны были принимать именно там.А Петр Сильверстров и Наталья Вереева летели в Санкт-Петербург. Военные организации располагались в городе на Неве.

- Наташ, а что происходит на самом деле? – спросил у нее друг.

- Я сама не понимаю.

- Темные пришли как враги?

- В одном из вариантов событий они в несколько минут уничтожили и нашу станцию защиты и Лунную базу, - честно ответила она.

- А владыку ты знаешь откуда?

- Оттуда же. Я не знаю – как так получилось. И было ли это на самом деле, но мы попали в вероятности…

- Скажи еще, что вы…

- Практически муж и жена, - с видом человека, признавшегося в государственной измене, покаялась она.

Сильверстров рассмеялся.

- Бедный Стас!

- И вот с чего президент Земного союза бедный? – возмутилась Наташа.

- Это все знают, с чего.

- Он свою жену уже выбрал, - холодно ответила женщина.

Военный уважительно кивнул. Но тут же расхохотался снова.

- Что еще? – уже раздраженно спросила командор Вереева.

- И владыка темных – бедный.

- Купи крепкого алкоголя. Сходи – посочувствуй.

Владыка лур Ра’хард не скучал на подобных мероприятиях, нет. Пока шли протокольные фразы, складывающиеся в протокольные часы, он всегда внимательно изучал всех тех, с кем ему придется работать. Сотрудничать – или враждовать.

В целом, земляне ему понравились. Не заискивают. Держатся со спокойной гордостью уверенных в себе людей. Не просят. Выжидают.Отметил он неприязненное отношение президента Земного союза Станислава Броу. Причем лично к себе. Нет, землянин был изысканно вежлив. Всячески демонстрировал, как ему приятно. И как он счастлив. Все по протоколу. С поправкой на военную гордость. А то, что президент Земли в прошлом был десантником – это было видно. По фигуре. По отточенным, четким движениям. По манере вести себя.Даже если не знать его героическую биографию. А ее как раз владыка изучил.Откуда неприязнь?Наташа вряд ли рассказала своим коллегам всю правду. И уж тем более не упомянула тот момент, что на уничтоженной Лунной базе был не только ее сын, но и сын Станислава Броу. Если бы он все рассказала, отношение к темным эльфам было бы совсем другое. Да и их президент фонтанировал бы ненавистью. А это другой оттенок. Совсем.Не то, чтобы эта неприязнь могла помешать сотрудничеству. Просто интересно.Кроме того, ему показался любопытным насмешливый взгляд, который перевел военный министр землян с президента на него, владыку темных.А вот тот момент, что ему отказали в просьбе отстранить командора Наталью Верееву от расследования, его и раздосадовал, и одновременно развеселил.

- Я только хотел, чтобы женщина была в безопасности, - отметил владыка Темного Ожерелья равнодушно. – Согласитесь, господа, борьба с пиратами и рабством – это не та область, где слабая женщина может чувствовать себя защищенной.

- Значит, командору Вереевой необходима охрана, - решил президент Земного союза, делая вид, что не расслышал комментария военного министра о том, что это пираты и рабовладельцы не смогут теперь чувствовать себя защищенными.

Идея о том, что э’тили нужно вывести из расследования показалась Ра’харду очень даже здравой. Тем более, что он слишком хорошо помнил о том, как в нее кто-то стрелял.Но… Не то, чтобы он верил в то, что эту замечательную идею можно будет воплотить в жизнь. Наташа была слишком упряма. И слишком талантлива. И слишком ненавидела пиратов.

- Вы же не будете против, если безопасность госпожи Вереевой будут обеспечивать мои гвардейцы? – спросил он.

Ответить ему не успели, потому что произошло нарушение протокола. В зал совещаний вошла женщина. Судя по изученной информации, супруга президента Земного союза.Поскольку владыка Ра’хард женат не был, что и на встречах не предполагалось и супруги президента.Но вот казус. Она явилась. Мужчины поднялись. Женщина была не красива. Излишне вытянутое лицо делало ее похожей на лошадь. На очень породистую лошадь из очень высокопоставленной и богатой семьи.Станислав Броу постарался подавить вздох. Когда-то они жили счастливо. Она любила его беззаветно, он был увлечен и тоже любил... У них была нормальная семья. Но в последний год…

- Господа, - взял он себя в руки. – Позвольте представить вам мою супругу: первую леди Земного союза – Эмили Брроу. Дорогая, поприветствуй делегацию темных эльфов и их владыку. Претемного лура Ра’харда.

- Очень приятно, - протянула женщина руку для поцелуя. – Вы же извините мое любопытство?

- Да, госпожа Брроу. Конечно, - поклонился ей владыка. – Хочу представить вам моих подданных и сподвижников – маршала Ро’Ольда. Он командующий военными силами нашего государства.

Ро’Ольд, мрачный от тех словопрений и политесов, что сегодня выпали на его долю, коротко поклонился и проговорил:

- Очень приятно.

- Кроме того, меня сопровождает начальник генерального штаба маршал Ро’Грик.

- Госпожа, - любезно улыбнулся молодой темный.

- Нравится ли вам у нас на Земле? – любезно спросила первая леди.

- К сожалению, - ответил владыка. – У нас еще было недостаточно времени, чтобы по достоинству оценить красоты Земли. Но большая культурная программа уже запланирована.

- И руководить ей будет командор Вереева, как я слышала, - столь же любезно отозвалась жена президента, переведя в этот момент взгляд на мужа.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

- Мороженое с клубникой! Девочки? Поддерживаем? Мальчики? – Наталья Владимировна потерла глаза – резь не прекратилась.

- Капли? – протянула пузырек никогда не унывающая Иветта. Даже сейчас, когда пошли вторые сутки их бдения над информационными потоками – она умудрялась улыбаться.

- Спасибо.

Наталья Владимировна оглядела свой боевой коллектив. И умилилась.Очень серьезная Дженифер – только так – и никаких сокращений. Эдакая мисс неприступность.Каталина – девушка с внешностью модели – с огромным количеством комплексов. Никак не может ни с кем сойтись, потому что думает, что ее ценят лишь за совершенное тело.

Иветта… Это Иветта.

Молодые люди – Валик – маленького росточка, худенький. Все еще похожий на подростка. Все помнит, все знает. Наталья иной раз смеялась – и зачем ему компьютер – он и так все помнит.Высокий, нескладный – Андрей. С локонами по плечи. У него настолько отсутствующий вид, что они его как-то, всем отделом, забирали из полиции. Те – не зная, что это сотрудник Министерства обороны, задержали его на Дворцовой. Пропуск он, конечно же, забыл. Сотрудники правопорядка приняли его за наркомана.Подкачанный, симпатичный Пауль. Светловолосый, коротко стриженный. Вот посмотришь на него – и сразу скажешь – военный. Дисциплинированный. Кстати, совершенно обманчивое впечатление. Дисциплину он ненавидел.Теперь к их команде прибавился еще и майор, попавший под раздачу. Выполнял он, кстати, функцию порученца – и искренне бесился от этого.Наталья оглядела весь своей сплоченный коллектив и несчастного, не по своей воле примкнувшего к нему майора.

- Дмитрий Иванович! – обратилась она именно к нему. – Не в службу, а в дружбу. Закажите нам ужин. А на десерт…

- Наталья Владимировна, - взорвался боевой офицер. - Можно вас на минуточку…

Они вышли в коридор.

- Слушаю вас, - повернулась к нему командор Вереева.

- Я, конечно, все понимаю. Вы – старшая по званию, однако я…

- Послушайте, - потерла Наталья глаза. Капли почему-то не подействовали. – Меня последнее время очень беспокоит тенденция, которую я наблюдаю в поведении своей дочери. Военные… Те, что настоящие… Самые крутые, самые сильные, самые отважные…

- И разве это плохо? – недовольно спросил у нее Дмитрий Иванович.

- Это хорошо. Но остальные при этом - просто пыль под ногами. Им можно хамить. Их можно ни во что не ставить. Их поручения – это одно сплошное унижение.

- А разве это не так?

- Скажите, мои люди работают?

- Конечно.

- И вы понимаете, зачем они это делают? И почему в такой спешке?

Он кивнул.

- Какую пользу можете принести вы? Заметьте, я сейчас не упоминаю о вашем наказании. О том, что вы должны отработать его безукоризненно. И без пререканий…

- Я все понял, - опустил голову мужчина.

- Исполняйте.Майор ушел.А Наталья Владимировна услышала негромкие, но энергичные хлопки.

- Воспитываешь? – спросил сосед Петрович.

- Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, - вытянулась Наташа.

- Вольно, госпожа командор.

- Есть новости? – жадно спросила она.

- Есть, - кивнул он. – Поганые.

- Торговлю девочками и мальчиками, теми, кого работорговцы называют дикими, организовали свои?

Петрович кивнул:

- Схема старая. Только если раньше в актеры зазывали, то теперь обещают организовать обучение в метрополии. Юноша или девушка даже с родителями связывается, докладывает, что все хорошо. Что устроился.

- А как узнали, что дети пропали?

- Были подозрения. Какие-то обмолвки во время сеансов связи. Одни родители пытались связаться с учебным заведением, в которое, якобы, поступила их девочка. Понятно – не обнаружили.

- Есть открытые уголовные дела?

- Нет. Все – совершеннолетние. Родителям сообщили, что дети, скорее всего, просто избавились от родительской чрезмерной опеки.

- А частные конторы?

- Не хотят браться.

- Значит, что-то знают, - отметила Наташа. – А сколько человек пропало?

- Почти пять тысяч.

- Пять тысяч с четырех планет… Это с Землей?

Он кивнул.

- Если не знаешь, что искать – и не заметно даже… И это те, кто подняли тревогу.

- Ты знаешь, я так понял, что всякое отребье… Наркоманов, например, или совсем что-то неблагополучное, стараются не брать. Проститутками так точно они не интересуются.

- Ну да. Наша путана сама кого хочешь на поводок посадит, - покачала она головой.

- И какой план действий?

- Собираем данные. Разрабатываем, - вздохнула Наташа. - Нам еще надо интерес не засветить.

- Ужин будет доставлен через тридцать минут, - выглянул майор, опознал того, с кем разговаривала. И вытянулся по стойке смирно. – Здравие желаю, товарищ генерал-лейтенант!

- Добрый вечер, - кивнул сосед Наташи. – Я вот тебе не догадался клубники привезти. С грядки. Нормальной. Торопился.

- А я привез ужин на всех, - раздался голос на обще-земном, но с чудовищным акцентом.

- Смирно, - скомандовала командор Вереева. И мужчины вытянулись по стойке смирно. Как и она сама.

К ним подходила целая делегация.Военный министр Эрик фром Рюккер. Озадаченный. Крайне. Его многочисленная свита, при золотом шитье и орденах. Темные эльфы во главе с их владыкой. Два его маршала, адъютант. И гвардейцы охраны.

- Добрый вечер, - поздоровался военный министр.

- Думаю, мы вполне можем отложить до завтрашнего дня половину церемоний, - высказал пожелание владыка. – Наталья Владимировна, вы распорядитесь, чтобы ваши люди показали моему адъютанту, где накрыть стол?

Она кивнула.

- Прошу вас, - отмер майор. И открыл дверь в конференц-зал.

- Вы представите нас своим сотрудникам? – еще одно пожелание высокого гостя.

- Конечно, - кивнула она.

Пока она всех представляла, пока мысленно морщилась, пока девушки алели под взглядами яркими глаз темных эльфов. Пока мысленно молилась, чтобы ее парни вели себя прилично. Хоть как-то прилично! Ну, вот нашли время изображать альфа-самцов, потревоженных на своей территории!!!Отловила за рукав военного министра и прошипела:

- Эрик, ты хоть предупредить мог?

- Я не при чем! – так же шепотом ответил он ей. – Мы вообще поехали размещаться в особняк, который дорогим гостям под посольство выделили. В Париже – как положено. А эти… Твои темные! Они потребовали почему-то Санкт-Петербург, хотя их уже начали размещать. А тут… Кстати, где их владыка так научился на земном разговаривать?

- У него и спроси!

- Это ты еще не знаешь, что жена Стаса вычудила….

- Эрик – и не хочу, - отрезала она.

- Наталья Владимировна, - раздался властный голос темного эльфа. – Могу я поговорить с вами?

- Прошу, - она открыла дверь своего кабинета, который использовала тогда, когда оставалась спать на работе.

Они вошли. Под подозрительным взглядом Эрика Наталья заперла дверь изнутри.

- Слушаю вас, претемный владыка Ра’хард, - обратилась она к высокому гостю.

- Прости, не могу больше сдерживаться, - сказал он. Скользящий шаг, и она оказалась в его объятиях. – Пожалуйста. Хотя бы минуту. Не гони меня…

Его горячие ладони, его хриплый шепот… Память-предательница, которая всколыхнула воспоминания о том, чего никогда не было… Или все-таки было?!

- Не могу без тебя, дыхание мое.

Но в этом поцелуе не получалось забыться. Он был каким-то злым, безжалостным. Словно мужчина и женщина не сплетались в объятиях страсти, а сражались. И темный, когда одержал победу, за что-то ее наказывал.

- Торн, - прошептала она. – Что с тобой?

- Все эти мужчины вокруг тебя…

- Слушай, до того, как я встретила тебя, у меня была и своя жизнь.

- Значит, - в его глазах полыхало пламя. – Этот ваш…Станислав Броу – тоже твоя жизнь?

В ответ и ее взгляд ожег его бешенством.

- Уходи, - потребовала она. Дошла до двери, распахнула перед ним. Майор, который собирался стучать, чтобы сообщить, что накрыли на стол, вытаращился на них, не скрывая изумления.

Вереева - растрепанная, злая. С припухшими губами и слезами в глазах. Владыка темных, которого аж подтрясывает от ярости.

- Что тут происходит? – Дмитрий Иванович решительно вошел в кабинет и встал, закрывая женщину.

Гость – не гость, владыка – не владыка, а нечего наших оскорблять. Тем более, женщин.Темный эльф что-то шипит по-своему.

- И не думай даже, - зло отзывается женщина. И уже мягче обращается к земному военному. – Все в порядке, Дмитрий Иванович.

- Вы уверены? – спрашивает мужчина.

- Абсолютно. Претемный лур Ра’хард уже уходит.

Тот кидает на них тяжелый взгляд. Но подчиняется.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Таким идиотом и ничтожеством владыка себя не ощущал никогда. Он сидел в кресле в парадной зале дворца, который по какой-то непонятной оплошности именовали гостиной. От сияющей позолоты, яркой белизны стен и интенсивно-розовых пухлых земных младенцев на потолке резало глаза.Лур Ра’хард прищурился. Младенцы были почему-то с крылышками. И лица у них были… издевательские такие.Он допил стакан крепкого жуткого пойла, которым с ним поделились верные гвардейцы. Верные, но… не такие храбрые, как тот земной мальчишка-майор, который встал сегодня между разгневанным темным и его э’тили. Охрана лишь поделилась алкоголем с владыкой и… тихонько куда-то исчезла.Может, подданные забаррикадировались где-нибудь? И ждут, пока лур придет в себя?Эта мысль так насмешила темного, что он… даже хихикнул. И перелил остаток алкоголя из плоской походной фляжки себе в стакан. А потом и в себя.Нечего сказать – первый день переговоров с землянами удался…

В дверь постучали.

- Да, - злобно отозвался Ра’хард.

- Что пьешь? – в дверь вошел его молочный брат. – Как положено темным – настойку на наркотических травах, смешанную с кровью твоих врагов?

- Фу! - опешил владыка. – А зачем пить такую гадость?

- Чтобы прийти в исступление, - ответил штурмовик. Пересек зал, скривился, осмотрев интерьер. И уселся в кресло напротив. – Ты что – легенды про нас, темных, не знаешь?

- В исступление я и сам приду. Кто бы сказал, как мне из него выйти. А теперь и Наташу вывести…

- Ты же отправился к ней с ужином, вполне вменяемый. Что же произошло?

- Припадок ревности.

- Отлично. Все, что она знает: ты – то ли во сне, то ли в иллюзии… Убил близких ей людей. Ее захватил в плен. И лгал ей. Потом прилетел на самом деле. И заявил, что она является твоей единственной. А потом…Ты хотя бы никого не убил?

- Президента Земного союза?

- Даже так?

- Еще там был майор. Да и военный министр на нее странно смотрит.

- Брат. Остановись.

- Что мне делать, Рор?

- Не знаю, Торн, - вздохнул сержант.

- Я схожу с ума. Мне просто необходимо, чтобы она была рядом. Чтобы быть уверенным в том, что я один смею ее касаться. И…

- Торн. Остановись. У нее есть дочь и сын. Подчиненные. Друзья. Своя жизнь.

- Она мне сказала то же самое.

- А ты?

- А у меня закончилась выпивка, - пожаловался брату владыка.

- И теперь ты мучаешься, потому что поступил, как идиот.

- Именно так. А еще мне страшно. Вдруг у нее от переживаний и здесь, в реальности, такой же приступ начнется. Помнишь? Я рассказывал. Она задыхаться начинала.

- Может, лекаря к ней отправить?

- Может, ее сразу на флагман? Побесится, посидит в реанимационной капсуле. Потом запру в спальне.

- У тебя в вероятности ее дочь с сотоварищами на Альрам пробрались? Чтобы маму от тебя спасти. А теперь представь, что будет здесь, в Солнечной системе.

Ра’хард тяжело вздохнул и решительно поднялся.

- Идешь к ней? – спросил брат.

Владыка кивнул.

- Просто посмотрю, что с ней все в порядке.

- Как из дворца выбираться будем?

Лур скривился:

- Земляне вряд ли обрадуются, если мы в открытую отправимся навещать их командора.

- Я не уверен, что командор обрадуется. Ладно, пошли.

- Ты знаешь, как выбраться?

- Это ты дипломатию развивал. А мы что? Мы люди маленькие. Мы пути отхода отрабатывали.

- Но там все камерами и датчиками движения нашпиговано.

- Конечно, владыка. Все как положено.

- Вы все успели!

- Именно. Кого-то брать с собой будем?

- Ты что? Я же иду на свидание.

- Торн. Только умерь свою ревность. Как я понял, тебе это удавалось. Раньше.

- Там она сразу оказалась в моей постели, я мог хотя бы прикоснуться. Я был рядом.

- Если ты не проявишь терпение, она никогда там не появится. Или ты думаешь, что женщину, которая дослужилась до звания командора и является одной из самых значимых фигур в местном политическом раскладе, ты сможешь продавить?

- Вперед, - приказал владыка.

Две тени выскользнули из подвала одного из домов в квартале от особняка. Да здравствуют старинные постройки, связанные ходами под землей, как пещеры у темных в горах.Их ждал неприметный, явно земной аппарат.

- Благодарю за службу! – владыка был в восхищении. Организовать все за сутки, на планете, где не было сети агентов.

Рор довольно кивнул, и флайер взмыл в воздух.

- Странно все-таки, - проворчал Ра’хард. – Ночь. А светло.

- Мы просто не строим городов так близко к полюсу. Земляне – вообще своеобразная раса.

Владыка вспомнил Наташу. Кивнул.

- Но я рад, что они не враги нам, - продолжил штурмовик.

- Ты в вероятности сожалел о том, что мы – кровники.

- Я уверен: они, как и мы, долг крови будут исполнять до последнего.

- С учетом того, что это для тебя – высшая похвала… - проворчал владыка. – Ты высоко оценил наших новых союзников. Значит, тебя еще больше обрадует новость: земляне предложили нам провести учения. Мы демонстрируем нападение из глубокого космоса. Они его отражают.

- Здорово. А твоя гвардия под моим командованием будет участвовать?

- Ро’Грик составляет новый план атаки. Я отверг прошлый, но не стал раскрывать идею землян с брандерами. Кроме того, я не сдал ему информацию, что на Земле стоит защита по полюсам.

- Мальчишку надо учить. А то мы кровью умоемся, - вздохнул штурмовик. – Жаль его отца. Так все нелепо получилось. И не вовремя.

- Не вовремя, - задумался владыка. – Слушай, или я начинаю заболевать, или…Как-то слишком все получилось. И смерть уважаемого темного от собственной руки. Потому что он не смог пережить жену. И разгром лаборатории. И земляне, которым мы бросились мстить, не задумываясь.

- Тогда – и проблемы с тем, что наше семя не может прижиться ни у одной женщины. Которые начались сто лет назад.

Кровь зашумела у владыки в голове. Тело как будто погрузилось сначала в пламень, а потом, сразу же, в лед. Он заново пережил тот момент, когда лекарь, запинаясь, сообщил ему, что Наташа ждет ребенка.Они долетели быстро. Блеснуло под летательным аппаратом свинцовое море в обрамлении высоких деревьев с темно-зелеными вершинами, со стволами отливающих золотом в свете земной звезды.

- Скрытности с этой техникой не получится, - с сожалением проговорил штурмовик. – Придется садиться на виду у всех.

Владыка безразлично махнул рукой:

- Делай, что можешь. Только скорее.

Приземлились они прямо возле дома. Но стоило им только выйти, как через забор, с негодующим возгласом, лихо перепрыгнул еще кто-то.

- Что вы здесь забыли? – прорычал президент Земного союза Станислав Броу. Чуть более пьяный, чем Ра’хард.

- А вы? – злобы в голосе у владыки темных эльфов было, пожалуй, чуть побольше.

- Не ваше дело!

- Почему ваша жена уверена, что вы любовники? – прямо спросил лур.

- Каким образом это касается вас?

- Отвечайте.

Вместо ответа ему прилетел хороший удар слева, от которого темный смог увернуться. Почти. Удар пришелся скользью по щеке. Следом землянин с ликующим воплем попытался вцепиться в длинные волосы противника (распущенные волосы темного просто просили об этом) и изо всех сил впечатать эту хищную высокомерную рожу в колено.

Но – темный непостижимым образом выскользнул, поднырнув под руки. Теперь уже землянин уходил от удара в печень.Удалось… Но не совсем.Ра’хард даже обрадовался. С боевым кличем своего рода он обрушился на землянина. Соперник оказался равным. К тому же, насколько бы они не были оба пьяны, но убивать друг друга не собирались.Обмен ударами. Землянин все пытается дотянуться до физиономии темного эльфа. Лур же бьет по корпусу и снова метит в печень. Потом оба ловко отскакивают назад. Мгновение смотрят в глаза друг другу. И темный первым наносит удар. Точный. И уходит. Теперь и у президента расцветала на скуле замечательнейшая гематома.

- Убью обоих! – донеслось от дома – и во двор выбежала Наталья. С бластером в маленькой, но решительной руке. В ярко-желтой пижамке с задумчивым жирафом и надписью: «До меня дошло!»

Злая. Заплаканная.Мужчины расцепились, тяжело дыша.

- Ру’Рар, вы же самый нормальный! Вы почему их не остановили?!

- Лура, - поклонился ей сержант. – Они не собирались доводить дело до смертоубийства. А спустить пар – это полезно…

- Убью и прикопаю всех троих! На компост пущу! Полезно?!!! – женщина уже кричала. – А ничего, что дом под охраной, и сюда летит отряд быстрого реагирования вас задерживать! И с ними – стая журналистов, потому что вас опознали!

Подумала и добавила:

- Козлы!

Через калитку ворвался Петрович со штурмовой винтовкой наперевес:

- Всем стоять!

- Ага, - проворчала Наташа. – Работает спецназ.

- А в доме есть кто-то посторонний, - объявил генерал-лейтенант.

- Что? – взвилась женщина. – Это – мой дом!

- Я просто присматриваю, - смутился сосед. – Тихонечко, по-стариковски.

- Ты лучше тихонечко, по-стариковски, организуй все так, чтобы ничего и никого у меня не было, а произошел сбой в системе.

- А в доме?

- В доме – Мишка, - махнула рукой Наташа.

- Что вы так орете? – спросил отпрыск. Он был в трусах боксерах и босиком. – Ночь на дворе. Хоть и белая!

- Миш, скажи им, что никого в доме больше нет. И все уйдут.

Сын вдруг заалел.Мужики хмыкнули. Наташа стала того же цвета, то и сын.

- Мам, ты же на неделе никогда домой не появляешься, - забормотал Миша.

- Так. Все. Замолчи. Я ничего не знаю. Свободен.

Сын убежал, топоча босыми пятками. Петрович изо всех сил сдерживался, чтобы не заржать.

- Вот спасибо вам всем! – оглядела она и темного, и человека. – Морды!

- Наташ, - шагнул к ней Владислав.

- Ты что забыл у меня во дворе?

- Я вообще-то извиняться приехал. Потом сообразил, что ты, наверное, спишь. Стоял, курил. Думал. Потом смотрю: это вот лезет…

- А вы? – обернулась она к темным.

- А мы?.. Волновались, - ответил молочный брат владыки, потому что тот стоял, смотрел. И молчал.

- Да что вы?!

- Наташа, успокойся.

- Вот что, - обвела она негодующим взглядом и Станислава, и Ра’харда. – Убирайтесь оба.

Оба понурились. Петрович покачал головой. Ру’Рар попытался вступиться за брата:

- Простите, лура, но владыке очень тяжело вдалеке от вас…

- И поэтому он оскорбил меня. А потом с горя напился. И приехал позорить меня?

- Почему моя любовь для тебя - позор? – глухо спросил лур.

- Ты думаешь, что потасовка с женатым мужчиной у меня во дворе, журналисты, которые уже прибыли – это как раз то, что мне надо для спокойной жизни и уважения окружающих?

Все четверо подумали – и пошли к калитке.

- И знаете что? – добавила им в спину Наташа. – Ваши разбитые лица с синяками – это самое хорошее и радостное, что я сегодня наблюдала.

- Ну что – ко мне? – спросил Петрович. – У меня водочка есть. И грузди соленые. Правда, прошлогодние. Но огурчики малосольные – как раз подошли. Свои, с огорода. Жена спит, так что мы посидим так… По-походному.

Владыка и президент кивнули и отправились за генерал-лейтенантом в отставке. Ру’Рар последовал за ними.

- Скажи мне, Стас, что ты – человек женатый, хочешь от приличной женщины? – жестко спросил у президента Петрович, когда они расселись и накатили за знакомство.

Президент потупился, как мальчишка.

- Я не знаю, - честно ответил тот.

- У вас же с Эмили все эти годы были нормальные отношения. И с Натальей вы общались всей семьей. С симпатией, но ровно. Без этой всех…похабени. Так что случилось?

- Понимаешь, Петрович…

- Нет. Не понимаю.

- Эмили в последние несколько месяцев как с ума сошла. И некрасивая она, и женился я на ней только ради политической карьеры. И любовница у меня. И не одна… Я пытался спорить. Я пытался доказывать. Но она просто меня не слышит. Ты знаешь, я в ней ценил выдержку, умение договориться и заботу. И тепло, что исходило от нее. Это лучше красоты, это сильнее страсти. Но эти месяцы… С ней невозможно находиться в одном помещении. Я все время жду от нее какого-то срыва. Вот! Даже вчера… Она и то нарушила протокол, попыталась спровоцировать меня на скандал.

Петрович разлил по стопкам. Выпили.

- А ты чего к Наташе лезешь? – по-прежнему сурово спросил вояка.

- Эмили… Она все время трещит, что Наташа – моя любовница. Вот и накатило…

- Увижу еще раз – ноги выломаю. Ты меня знаешь. Разбирайся с женой. Обратись к специалистам. Но девке моей жизнь не порть. Да и себе тоже.

- Простите, что встреваю, - проговорил владыка. – Но то, что вы описываете, очень похоже на ментальное вмешательство.

- Это что еще за гадость? – спросил хозяин.

- Именно что гадость, - кивнул темный. – Специалистов по такому вмешательству очень немного, и их действия расцениваются на одном уровне с наемными убийцами. Они чуть подправляют картину мира в сознании того, кого им заказали. И все: личность разрушена.

- И у меня под боком бомба с тикающим таймером, - задумчиво проговорил Станислав.

- Именно так, - кивнул темный эльф. Они выпили еще по одной.

- А как помочь-то?

- Я посмотрю, что можно сделать, - кивнул эльф. – Завтра же. Еще мы подключим моего личного лекаря. Он парень молодой, но очень талантливый.

- Договорились.

- Теперь вы, молодой человек, - недовольный взгляд пожилого военного вперился во владыку темных.

- Да, - кивнул тот.

- Что это было? В кабинете.

- Мы целовались. Потом поругались. Я взревновал. И Наташа оскорбилась. Потом она меня выставила.

- Значит, майору показалось…

- Женщина для темного – это святое, - покачал головой лур Ра’хард. – Мы может только предложить, но выбирает всегда женщина. А Наташа для меня… Она как жизнь. Как дыхание. Она моя э’тили.

- Значит, говоря о том, что вы познакомились накануне, она солгала? – спросил Станислав.

- Нет. Немного лукавства. Не больше, - улыбнулся Ра’хард.

- И что это значит? – спросил Петрович.

- Мы не были знакомы в реальности. Мы познакомились в кружевах иллюзий, где были врагами.

- Вы точно нормальны? – спросил у него президент Земного союза.

- Насколько может быть нормален темный, - кивнул владыка. – Теперь понимаете, почему Наташа не могла рассказать всего.

- И что теперь у вас с ней?

- Я считаю ее лурой. Она пытается мне доказать, что это ничего не значит. В общем, все сложно.

- Девочку не обижать, - подумав, распорядился генерал-лейтенант. – То же предупреждение, что и для этого…героя-любовника. Ноги вырву.

Они сидели на веранде, слушали успокаивающий шум волн, набегавших на берег. Проснувшихся жизнерадостных птиц.

- Красиво у вас, - проговорил владыка. – Хорошо, что в реальности получилось по-другому.

- Как именно? – напрягся Петрович.

- Мы не стали врагами. Между нами нет крови. И я хочу сделать все, чтобы так оно и было.

- Дело ведь не только в Наташе? – быстро спросил президент.

- Нет, - отрицательно покачал головой владыка.

- А в чем тогда?

В небо легко вспорхнул флайер, поднявшийся с соседнего двора.

- Понеслась, Наталья Владимировна, - улыбнулся Петрович. – Напереживалась – и на работу. С утра пораньше.

Вдруг в небе прогремел взрыв – и на месте маленького яркого аппаратика, что весело несся в утреннем небе, расцвел оранжевый шар, через мгновение почерневший. И осыпавшийся вниз седым пеплом.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Мужиков она выгнала. Решительно пошла к себе в спальню. Поняла, насколько это бесполезно: в крови бушевал адреналин, нос хлюпал после слез. Дышать было нечем.Так что зря она всех разогнала. Надо было подраться с ними, пострелять. Желательно, по очереди во владыку Темного Ожерелья и в президента Земного союза. Может, отпустило бы.Мысли перескочили на сына. Вот так и осознаешь, что дети выросли. И надо предупреждать заранее, когда появляешься домой. Во избежание, так сказать. И, кстати… Исчезать из дома тоже надо аккуратно. Например, пораньше, чтобы никого (прежде всего саму себя) не смущать за завтраком.

Сколько там времени? Четыре утра… Нормально!И Наташа поднялась и стала собираться. Побросала в сумку вещи. Решила на всю рабочую неделю остаться в Санкт-Петербурге.Написала записку сыну, заказала завтрак в любимом кафе. Сразу с доставкой на работу минут через тридцать.И, весело улыбнувшись неунывающему солнышку, взлетела вверх.

Она не заметила опасности до того самого мгновения, когда у нее в наушниках прорычали на языке темных эльфов:

- Шлейф от ракеты! Лура, противоракетный маневр!!!

Наташа похолодела: какой может быть противоракетный маневр на маленькой гражданской машинке…Эта же мысль, должно быть, пришла в головы и темным, потому что следом снова раздался тот же голос:

- Перехватываю управление на себя! Маскировку на луру.

Машинка ее упала на бок. И… резко вниз.А через мгновение на том месте, где она находилась, прогремел взрыв.Наташу замутило. От ужаса и от перегрузок. Голова закружилась.

- Есть на флагман! – раздался тот же голос.

И ее флайер резво и послушно взмыл вверх.

Тут же ее обеспокоено спросили:

- Лура, как вы?

Она зашевелила губами, но звуков не было.

- Лекаря и капсулу к шлюзу, - тревожно. И снова. Теперь уже мягко. – Лура, все в порядке, вы в безопасности. Пожалуйста, держитесь. Еще три минуты – и вы у нас на флагмане. Лура…

…Увидев взрыв в небе, мужчины вскочили.

- На’Аталия… - помертвевшими губами проговорил Ра’хард.

- Зарою, - пообещал Стас.

- Кто? – обратился к темным Петрович.

И только Ру’Рар молчал, кого-то внимательно слушая. Так внимательно, что прижал пальцы к левому уху. Там у него, должно быть, был вживлен наушник. Остроконечные уши между тем, жили своей жизнью. Они прижимались к голове, как у тигра в ярости.

- На флагман, - распорядился штурмовик. – Потери? Только бот угробили? Катапультировались оба? Отличная работа, хвалю. Нет. Мы сами подхватим. Отбой.

И штурмовик выдохнул:

- Уффффффф….

Сел за стол, не обращая ни на кого внимания, налил себе рюмку водки и выпил.

- Обошлось, - сообщил он. – Жива.

- Спасибо, брат, - понял все владыка.

- Так во флайере была не Наташа? – спросил Петрович.

- Она, - скривился Ру’Рар.

- И как вы смогли? – это был Стас.

- Как только я понял, что владыка нашел свою луру, то сразу приказал обеспечить ее безопасность. И не службе охраны или еще кому-то, а своим. Гвардии владыки: своему подразделению «Нарак». Они шлейф от ракеты увидели, сделать уже ничего не успевали. Поэтому одна команда подставила свой борт под залп, а вторая – навела невидимость и перехватила управление летательным аппаратом луры.

- Блестяще! – похвалил Петрович.

- Кто это мог быть? – спросил владыка равнодушно.

- Узнаем, - кивнул президент Земного союза.

- Может, пусть покушавшиеся думают, что им все удалось? – спросил владыка. – Просто… Пока всех не выловят. Мне бы не хотелось рисковать любимой.

Стас дернулся. Петрович посмотрел на него многообещающе. Мужчина сник.

- Пожалуй, надо так и сделать, - решил генерал-лейтенант в отставке.

- А что мы ее детям скажем? – спросил вдруг владыка.

- Я это возьму на себя, - кивнул Петрович.

- Может, мы их тоже эвакуируем на флагман? А журналистам скажем, что они…не знаю… Где там положено земным детям скорбеть о погибшей матери?

- Они могут…побыть у нас с Эмили, - предложил президент. - Мы все-таки дружим очень давно. А потом отбыть к родственникам на Калаган.

- Вы организуете? – попросил темный эльф землянина. – А то наших они могут испугаться.

- Сделаем, - поднялся Стас.

- Стоп, - приказал Петрович. – Никто ничего не делает, пока мы не получим ответ на вопрос. Что могущественные и надменные темные эльфы забыли у нас? И почему они ведут себя…как наши друзья. Хотя этого не замечалось… Стас, сколько мы контактируем с Галактическим союзом?

- Шестнадцать лет.

- Хорошо, - вздохнул владыка. – Только попытайтесь отнестись к моему рассказу спокойно. Не как Наташа.

- Ты сначала, мил человек, расскажи, а потом уж мы посмотрим, как относиться, - протянул сосед Наташи.

- Я не человек, - поправил его владыка темных эльфов.

И стал рассказывать.

***

«…Здравствуй, уже родная реанимационная капсула темных эльфов. Здравствуй, такой знакомый лекарь Ре’Лерг. Родные коридоры огромного флагмана темных эльфов. И давненько она всего этого не видала…»Так размышляла Наташа, пока ее выгружали из флайера. Сама она почему-то двигаться не могла. Вокруг нее хлопотал лекарь, воинственно тряся массой своих косичек. Кажется, она его немного напугала своим радостным приветствием.Медицинский отсек.На стуле уже знакомая пижама юнги с отрезанными штанинами и рукавами.Наташа хихикнула. Потом вспомнила, как в голове молоденького темного появилась дырка, отделяя его жизнь от нелепой смерти. Ее замутило. Лекарь подхватил Наташу:

- Спокойно, лура. Вы в безопасности.

Потом подумал и спросил:

- Вы сможете переодеться сами?

- Конечно, - кивнула Наташа. Как выяснилось – зря. Голова немедленно закружилась. Но она вся же спросила у Ре’Лерга. – А вы мне сможете сразу принести одеяло?

- Как будет угодно луре.

Когда через несколько минут он отложил свой диагност, то с облегчением произнес:

- Это просто шок, лура. Но я бы рекомендовал вам провести день в капсуле. Давление все же повышенное, переутомление налицо. Не будет ли дерзостью спросить… А вы сколько спите в сутки?

- Много работы, - зевнула она сквозь зубы. – Простите.

- Ничего.

Темный эльф увлеченно покопался в одном из шкафчиков, достал пневмошприц.

- Укрепляющее, - кивнул он. – Потом массаж – и спать.

Наташа снова истерично хихикнула. Похоже здесь и сейчас этот молодой темный еще не знает, как болезненно владыка относится к массажам, который делают его луре.Лура. Больше, чем жена. Единственная.Так сказал Торн Ра’хард – и у нее не было причины думать, что он не говорит правды. На этот раз.

Слышать такое… было приятно. Более того, эти слова наполняли ее каким-то нелепым щенячьим восторгом. Слыша его голос, хотелось прижаться к его рукам, закрыть глаза… И…Как же это бесило. То, что она чувствовала к темному, было сродни наркотической зависимости.А с любой зависимостью необходимо бороться.Вот тогда зачем она первым делом, как только прибыла в Петербург, отправилась к врачу. Обновить прививку от беременности. Чего не делала с тех пор, как погиб муж?На этой мысли она и заснула.Проснулась от того, что ее кто-то целовал. Впрочем, «кто-то» было явно излишне.

- Торн, - проговорила она, не открывая глаз.

- Прости, не удержался, - он обнял ее и уткнулся носом в волосы. – Как ты?

- Испугалась очень.

- Я – вечный должник Ру’Рара. Он догадался поставить к тебе сослуживцев.

- Взорвалась их машина? – сообразила Наташа.

Владыка кивнул.

- Они погибли? – с замиранием сердца спросила женщина.

- Нет, моя добрая лура. Они катапультировались. Мы с братом подхватили их в лесу неподалеку от твоего дома и доставили на флагман.

- Обошлось, - выдохнула она.

- На’Аталия, скажи… - погладил он ее по щеке. – Ты будешь меня обвинять…много в чем. Фантазия у тебя хорошая…Если я…

- Задержишь меня на флагмане?

- Просчитала?

- Тут ни твоя пещера, ни мой компьютер не нужны, - усмехнулась она. – Это же очевидно.

Все-таки пылкий восторг в ярко-фиолетовых глазах – это очень приятно. И ударяет в голову как хмельное вино.

- Торн, - потянулась она к нему.

В его поцелуях нежности не осталось. Но не было и злости, что бушевала накануне. Пылкость желания, буйство страсти…

- Наташа… Я тебя люблю.

Он вытащил ее из капсулы и усадил верхом на себя. Они очутились в кресле, в котором он просиживал то время, когда она не приходила в себя… В другой реальности.

Ее стон, его рычание. И…шипение, с которой открывается входная дверь в отсек.

- …Вы можете не беспокоиться, с лурой все в порядке.

И голос – хором – ее детей:

- Мама?!!!!!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Взглядом, который владыка кинул на своего излишне исполнительного адъютанта, можно было убить.

- Подождите нас за дверью, - приказала Наташа.

Ее дочь споткнулась на средине слова в обвинительной речи, посмотрела на брата. Тот недовольно на сестру. Адъютант уже распахивал перед ними дверь. Он был замечательного ярко-сиреневого цвета. Наверное, темные так смущались. И, когда у них кровь приливала к щекам, они не краснели. А фиолетовили.А вот владыка… Тот чернел.Наташа только покачала головой и стала освобождаться.

- Хорошо хоть одежду ты с меня не стянул, - проворчала она.

- Вот что за жизнь… - он не дал ей подняться, притянул к себе, поцеловал – и только после этого отпустил.

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.

- Как-то выходить не хочется, - пожаловалась она.

- Давай, я с ними сам поговорю, - великодушно предложил темный эльф.

- Лучше вместе.

- Я вот только не могу понять, - спросил он у нее уже у самой двери, - почему мы не можем быть вместе, если это по обоюдному согласию? Почему это подлость?

Наташа хмыкнула:

- Вот и пойдем, узнаем.

В коридор флагмана Наташа вышла в пижаме юнги, но в своих тапочках. На самом деле, она могла переодеться во что-то свое. Даже в приличное. Во флайере, который вместе с ней спасли гвардейцы темных, была большая и вместительная сумка. Наташа собиралась пожить в Санкт-Петербурге, там была квартира, которую они когда-то купили с мужем. Надеясь быть в ней очень счастливыми. Они, впрочем, такими и были. Жаль, что не долго.Там Наташа появлялась редко. Предпочитала, если что, ночевать на работе. А стоило решиться… И вот как все обернулось.Ра’хард сопровождал их по коридору, пытаясь просчитать поведение детей Наташи и понимая, что разговор получится тяжелым.Ни мальчик, ни тем более девочка – не привыкли видеть рядом с их матерью никакой особи мужского пола.А тут – целый темный эльф.Мда. Проблема.И как договориться с парнем Ра’хард (пусть приблизительно), но представлял. А вот девочка… Вон как губы презрительно сложила. И синими глазищами сверкает. Ну, точь-в-точь матушка ее.Перед своими покоями он остановился. Владыка распорядился, чтобы подали сладости какие-нибудь. И что-нибудь попить. И приказал позвать молочного брата. И вдруг понял, что отвел всех троих в личные апартаменты, куда доступ имели лишь члены семьи. Улыбнулся.

- Прошу вас.

Холл. Кабинет, совмещенный с библиотекой. Он помнил, что Наташе здесь нравилось.Она привычно прошла к креслам у камина, заняла одно из них.Сын и дочь застыли на входе, потрясенно осматривая более чем роскошную обстановку, более подходящую для старинного замка, чем для космического корабля.

- Слушайте, а сколько весит каменная отделка? – спросил Миша.

- Это же сколько нефункционального веса! – отозвалась Даша.

- Темные эльфы хорошо себя чувствуют среди камней. Еще лучше – в пещерах. Поэтому у нас на кораблях есть такие уголки, где бойцы могут себя почувствовать как дома, - ответил владыка.

- То есть вы хотите сказать, что такая роскошь есть не только у вас? – удивился парень.

- У меня – побольше. И рассчитана на одного. А так, конечно, у всех. Солдаты и офицеры помногу месяцев проводят в космосе на боевых дежурствах. Поэтому разумно было организовать что-то подобное на всех палубах.

- Это какая мощность должна быть у двигателей…

- Ваша мама считает, - не удержался Ра’хард, - что у рептилоидов корабли лучше.

Наташа фыркнула.Даша прошла в центр комнаты и стала оглядывать книги в дорогих переплетах – целых два этажа. Вычурную каменную лестницу в замысловатой резьбой, ведущую наверх

- Молодой человек, помогите мне пододвинуть еще кресел, - приказал владыка Мише. – У камина их два, а нам нужно будет пять.

Мальчишка послушался. Говорили они на галакте. Дети владели им весьма прилично.

- И кого вы еще позвали? – ядовито протянула девочка, отрываясь от восхищенного созерцания. – Жену?

- Нет. У темных эльфов нет жен, - спокойно ответил владыка. – Есть э’тили.

Дверь распахнулась и появился Ру’Рар.Они расселись. И лур Ра’хард попросил:

- Наташа, представь нас, пожалуйста, вашим детям.

- Слушай, - вдруг покраснела она и заговорила на языке темных. – Я забыла, кто кого кому по этикету представляет.

- Жизнь моя, да какая нам разница, - проворчал он.

Она кивнула и сказала:

- Владыка претемный лур Ра’хард и…сержант Ру’Рар, позвольте представить вам моих детей – Дарью и Михаила Вереевых.

Владыка скривился. Никогда его собственный титул не казался ему столь ничтожным. Значит – только владыка. Значит – только официоз.Его молочный брат посмотрел на Наташу с таким видом, словно хотел ей сказать: «Ну, ты даешь, мать!..»

- Прости, - растерялась она, когда Торн столь явно огорчился. – Я не то сказала… И…

- Можно я тогда сам, - как мог мягко ответил он.

Наташа кивнула.

- Да что тут представляться-то, - желчно и обиженно проговорила девочка. – Вы – любовники. Хотя всего сутки знакомым. Совсем стыд потеряли.

- Довольно, - тихо и недобро проговорила Наташа.

- Ну, ладно – он, - пренебрежительный кивок в сторону темного эльфа, - но ты-то, мам… И…как к этому всему относится вот этот?

Еще один кивок. Уже в сторону Ру’Рара.

- Может, у тебя и он в любовниках?

Владыка от возмущения забыл, как говорить. Нет, что-то он помнил… По крайней мере, на родном… Но все было уж слишком нецензурно. И руки прямо-таки тянулись к рукоприкладству. Останавливали его только одно – и даже не то, что это была дочь его любимой. Останавливали его то, что эта внешне грубая и невозможная девчонка пробралась на планету торговцев Альрам (на корабле темных, между прочим) чтобы спасти свою маму.Наташа, похоже, думала о том же самом. Поэтому, когда она заговорила, голос ее звучал мягко:

- Даша, если я уважительно отношусь к вам с братом и… делаю вид, что не замечаю то, что меня как бы и не касается… То, я надеюсь, что вправе рассчитывать на подобное отношение.

- Мы с братом? Мы тебе безразличны!

- Тебе прекрасно известно, что это глупое замечание, - пытаясь сохранить спокойствие, ответила женщина. – Глупое, жестокое и очень оскорбительное. Когда ты придешь в себя, тебе будет стыдно. Поэтому – охолонь. И помолчи.

- Вы говорили, что для темных эльфов есть женщина-э’тили, - вдруг тихо спросил Миша. – Должны ли мы понимать, что наша мама…

- И есть эта женщина, - кивнул владыка.

- И как давно вы знакомы?

- Мы чувствуем свою единственную почти сразу же, - ответил темный.

- А ты, мама? Тебе хорошо с владыкой?

- Замечательный вопрос… - сказала Наташа. – Я все пытаюсь найти ответ на него.

- И как долго мы будем тут находиться? – спросила Даша. – У меня, знаете ли, свои планы.

- У убийц, которые охотятся за вашей мамой, тоже, - откликнулся Ра’хард.

- Так это была не авария? – побледнела дочь.

- Нет, - ответил сержант. – Ракета. И мы выясняем, чья.

Владыка между тем обвел взглядом детей, чтобы убедиться, что они прониклись.

- Теперь о том, что нас ждет дальше, - строго сказал он. – Пока идет расследование, вы мои гости.

- Так, – пришла в себя Наташа. – Вопросы теперь есть у меня.

- Кто бы сомневался, - проворчал Торн. – Слушаю, жизнь моя.

- У меня работа. У меня – расследование. На Альраме торгуют девочками и мальчиками с Земли, и я…

- И тебя кто-то высчитал, Наташа. И как только увидел, что нападение на Землю не состоялось, а мы начали договариваться, попытался убрать тебя. Не меня. Не вашего Станислава. Именно тебя. Второй! Заметим! Раз!

Наташа фыркнула: дети превратились в слух.- Даже если ты не будешь потом со мной разговаривать, и не посмотришь больше в мою сторону – я все равно сделаю все, чтобы спасти тебе жизнь!- Это все патетично, - скривилась она. – А можно просто доставить сюда, на флагман, мой компьютер. И, в идеале, моих людей?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

- Итак, подытожим, - начальник службы безопасности владыки лир Ро’Карси потер глаза и посмотрел на землянина, с которым они вот уже сутки занимались расследованием покушения на Наталью Верееву.

Петр Даниловича Сильверстров, который лично взялся за расследование, не доверив его никому, устало кивнул и заговорил:

- Наши следователи и оперативники все в окрестностях прошерстили. Нашли место, с которого был произведен залп. Ракета, которой выстрелили во флайер Наташи – гномьей работы. Контрабанда. Отстрелялись и ушли.

- Двое.

- Один – координировал огонь, другой – стрелял. И что характерно: точка нападения лежит не в самом поселке и не на территории заказника, к которой поселок примыкает, а чуть в стороне.

- И что это значит?

- Это значит, что кто-то знаком с местным самоуправлением в лице нашего генерал-лейтенанта в отставке по фамилии Максимов. У него на территории не то, что враг не пройдет. У него – бумажку или бутылку в лесу выкинуть невозможно.

- Серьезный мужик, – одобрительно кивнул темный.

- Ты не представляешь, насколько, - ухмыльнулся Сильверстров. - Отдыхающие с Марса как-то после себя пластиковые тарелки оставили – и битые стекла.

- И что?

- Они еще добраться до дома не успели, как познакомились с воплем: «Внимание, работает спецназ!» Их повозили лицами по поверхности Марса. Потом отконвоировали в лес, на Землю, где они отдыхали – и! Неделя общественно-полезного труда. В оранжевых робах арестованных.

- Красавец!

- Знаешь, какой скандал был! Эти деятели не простыми работягами оказались, а задержание проводили без документов. Просто Петрович сослуживцам позвонил, и они старика уважили. Такой визг поднялся! И насилие над личностью, и незаконное задержание, и похищение даже.

- И чем все закончилось?

- Мы с Наташей вмешались. Документы подделали. Петровичу попеняли, что надо звонить не только командиру спецназа, но и нам. Он потом проставлялся.

- А эти…марсиане ваши?

- Им штраф вкатали. Такой, что и квартиры продать пришлось, чтобы оплатить.

Ро’Карси расхохотался так, что острые уши, торчащие из-под волос, заходили ходуном:

- Наш владыка говорил, да еще и с гордостью, что ваш Пет-ро-вич, - последнее он произнес по-русски, с акцентом, но вполне разборчиво, - обещал ему за луру На’Атали…как там было?.. А! Ноги повыдергивать.

- За Наташу не только он будет ноги выдергивать, темный, - без угрозы, но весьма многозначительно проговорил Сельверстров.

- И это доказали наши тени, готовые отдать жизнь за луру владыки.

Обменялись уважительными взглядами. И продолжили.

- Такая подготовка говорит о том, что за ней следили. И не один день.

- Только не в последние сутки, - отрицательно покачал головой темный. – Наши не заметили.

- Мы отсмотрели все камеры наблюдений, куда попадала Наташа за последнюю неделю, - отозвался землянин. - Потом еще за две. Ничего.

Тяжело вздохнули.У них не получилось свести все нити воедино.Гномы на Землю такого рода ракеты не завозили: у самих землян такого добра было… Хоть приторговывай. Контрабандистам можно было верить, потому что, когда они узнали, чей флайер взорвали, то горестно взвыли. Основной поток государственных поставок шел именно через командора Верееву. И Сельверстров очень рекомендовал найти того, кому продали оружие.Гномы пообещали, но…

- Скорее всего, партия была маленькая. Экзотика для частных лиц, - расстроенный гном оглаживал окладистую бороду, по бокам заплетенную в косички. – И не факт, что мы завезли ее на Землю. Как вариант: кто-то купил у нас, на территории Галактического союза. Но провозил уже самостоятельно.

С главой гномов-контрабандистов, действующих в обход Гильдии Купцов и Галактического совета, Сильверстров говорил накануне. Сам. Земляне изо всех сил скрывали интерес темных эльфов к этой истории.

- Может, орки? – в задумчивости предположил гном. – У них могло быть что-то трофейное. Хотя… это не лучший образец.

- Узнаем, - кивнул командор.

- Или… - оживился гном. – У вас там темные. Прилетели. Может, они и грохнули? А сами на кого-то валят.

- А им Вереева зачем?

- Они вообще двинутые. По жизни. А в последнее время на землян злые. Говорят, войной пойдут. Вот им ваша могла и помешать. Умная сильно.

- Проверим. Спасибо.

На этом они и распрощались.А теперь командор Сильверстров все пытался понять. Стоит ли верить темным эльфам? Или это, действительно, нападение. Только тщательно замаскированное. Были у него как аргументы за, так и аргументы против.Можно было решить, что это нападение. Во-первых, темные эльфы прилетели на Землю. Во-вторых, как справедливо отмечала Наташа, их боевой мощи вполне было достаточно, чтобы распылить планету. Ну, попытаться, конечно.Но. Сами темные говорили, что собирались мстить, но передумали. Просчитали варианты. И поняли, что их с землянами кто-то стравливает. И стало им очень интересно: кто именно.А еще темные хотели земных женщин. И их владыка прямо заявил об этом Станиславу и Петровичу во время их исторической пьянки, после которой оба руководителя остались с прекрасными симметричными синяками на скулах.Кому верить? Новым союзникам? Которые обещали сотрудничество, помощь и союз против работорговцев… Или привычке не верить никому, кроме самих себя…

- Лир, - обратился Сильверстров к Ро’Карси. – Хотите кофе?

- И можно что-нибудь поплотнее, - кивнул темный.

Командор нажал кнопку на коммутаторе и приказал:

- Евгения Васильевна, будьте добры. Нам кофе – побольше. И два обеда.

- Слушаюсь, - донесся приятный женский голос.

- Я все-таки не понимаю, - задумчиво сказал темный эльф, когда адъютант – молодая привлекательная женщина в погонах старшего лейтенанта, запустила буфетчицу, помогла той накрыть на стол, кинула вопросительный взгляд на начальника. Поняла, что от нее больше ничего не требуется. Удалилась.

- Что вы не понимаете? – насмешливо спросил командор.

- Ваши женщины… Они работают. И даже служат в армии.

- И что с того?

- Это противоестественно.

- Вы об этом скажите Вереевой. Или, вон… Моей Евгении Васильевне, - рассмеялся землянин.

- Странно.

- А какие у вас планы на земных женщин? – прямо спросил командор.

- Мы будем баловать своих э’тили, - ответил темный. – Посмотрев на ваши отношения с противоположным полом, я рискну предположить, что чересчур.

- И вы думаете найти своих единственных у нас?

- Мы надеемся.

Сильверстров нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

- Если вы думаете, что мы будет устраивать публичный дом в масштабе планеты… Или пройдемся по всем вашим женщинам, пробуя всех подряд… То этого не будет.

- Кто даст гарантии…

- Для начала. Наш владыка клялся Матерью-Тьмой. Если вы хоть что-то знаете о нашей расе, то должны понимать, что эту клятву нарушить нельзя.

- Но клялся лишь ваш претемный. А остальные?

- Он клялся от лица всех, - недоуменно посмотрел на землянина начальник службы безопасности.

- Допустим, но…

- Еще наша лура. Я так понимаю, она будет очень недовольна, если с ее соотечественницами будут обращаться неуважительно.

- И это аргумент для остальных?

- Вы не понимаете, что значит для нас всех лура нашего владыки. Это надежда на возрождение нации.

- То есть, если Наташа будет недовольна…

- Она и так не довольна. Всем.

- Ее обижают? – напрягся Сильверстров.

Темный посмотрел на него укоризненно.

- По-моему, это она обижает нашего владыку. Но мы же терпим.

Командор вспомнил коллегу. И рассмеялся.

- И еще, - продолжил Ро’Карси. – Вы знаете, почему темные эльфы еще не на поверхности Земли и не ищут своих единственных?

- Почему?

- Потому что лура составляет документ о правах землянок, вступивших в отношения с темными.

- Так это же хорошо?

- Последняя редакция, которую мой владыка был вынужден отвергнуть, сводила роль темного эльфа к бессловесному домашнему зверьку. Бесправному абсолютно.

- Наташа иной раз может увлечься, - с некоторым сочувствием посмотрел на эльфа командор.

- Слушайте, но ведь в Земном союзе женщин больше, чем мужчин, - сказал темный. – Почти в два раза. Это сложилось исторически. Вы ведете войны, мужчины гибнут… Следовательно, никакого вреда не будет, если мы попытаемся найти свою пару на Земле.

- А если вы поймете, что ваша единственная, например, замужем? Или темный будет влюблен, а землянка – нет. Или у вашего соотечественника глаза разбегутся, и он начнет подбирать гарем?

- Что такое гарем?

- Несколько жен.

- Тьма упаси! – воскликнул темный эльф. – Несколько таких, как ваша командор Вереева! Ни в коем случае!

- Можно сделать еще проще. Похитить, надеть ошейник подчинения – и пользоваться. Не заморачиваясь поисками любимой!

- Конечно, злоупотребления будут, - кивнул темный. – И ваши опасения не напрасны. Но. Заключение всех союзов будут контролироваться и вашими, и нашими представителями. И вот у меня, например, тоже есть опасения.

- Какие?

- Ваши женщины не такие уж и беззащитные, как нам хотят показать. А для темного – его э’тили… Это что-то большее, чем жена. А уж если она родит ребенка… Так вот не будут ли землянки пользоваться своим положением… слишком беззастенчиво. И будут ли они отдавать себе отчет в том, что развод и измены – не допустимы?

- Мда… - скривился командор Сильверстров, который был два раза женат. И оба раза очень неудачно. Обе его жены, как только понимали, что службе военный предан больше, чем дому и там он будет максимальное количество времени…Первый раз расходились мирно. Второй раз – со скандалом. И то, что они оба были людьми, говорили на одном языке и были воспитаны в одном обществе, никого не остановило. И брак не спасло.

- Притираться будет тяжело, - вздохнул темный. – Но счастье от того, что единственная рядом. Это…

- Ладно… Что сейчас гадать, как оно будет, - командор нажал на кнопку и сообщил, что можно убирать. – Поживем - увидим.

- А нам надо возвращаться к нашим убийцам.

- Ага, - покачал головой Сильверстров. – К нашим баранам.

Мужчины снова вернулись к документам и раскладкам.

- Значит, никто не следил, но знал границу, по которой установлены камеры… - стал загибать пальцы командор. - Знали, на каком флайере летает Наташа. И ракета – как способ убийства… Слишком шумно и нарочито.

- Гильдия Купцов. Если бы они нанимали убийц, то предпочли бы что-нибудь близкое к несчастному случаю. Сердечный приступ.

- Авария того же флайера… - согласно кивнул землянин.

- И можно расследовать, сколько угодно. Результата не будет, - со знанием дела заметил начальник службы безопасности владыки.

- Но этот кто-то смог ввезти на территорию Земного союза ракеты гномов.

- Смог, - скривился Сильверстров.

- Совсем надо быть без мозгов, чтобы провозить оружие контрабандой. Тем более, ракеты в тубусах, - покачал головой Ро’Карси.

- Без мозгов… Без мозгов… - стал что-то вспоминать командор. – Погоди. Мне нужна связь с Наташей.

Он достал телефон, нажал на единицу – и увидел коллегу.

- Да, Петь, - выглядела она замученной.

- А я думал, что хоть лекари темных умудряются тебя укладывать спать вовремя.

- Это даже их владыке не удается, - проворчала женщина.

- Слушай, Наташ, про кого ты не так давно говорила, что совсем без мозгов?

- Про нашу золотую молодежь! Петь, ты что забыл? Они у нас рядом с поселком начудили. Папы – торговцы, так дети думают, что им все можно. Я гуляла. Нашла банки, по которым стреляли. Неубранные. Иду на шум. Слышу, пьют. Я подошла, сделала замечание. Так обнаружила, что они еще и девчонку какую-то притащили. Она пьяненькая, ничего не соображает. Потом они на меня кинулись, идиоты пьяные.

- И ты?

- Я вызвала Петровича. Что было потом – понятно.

- Ага, спецназ работает.

Наташа кивнула.

- Понятно. А что с этими красавцами, ты не знаешь?

- Нет. Но на суд меня не вызывали. Думаю, удалось отделаться штрафами и отработками.

- А родители, ты говоришь, торговцы? – уточнил Сельверстров. И они переглянулись с Ро’Карси.

- Что-то около того, я по их воплям поняла, когда они орали, что всех купят.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

- Вот! Смотри. Вроде все твои замечания я поправила, - и Наташа с победным видом выложила перед Ра’хардом пачку документов.

Они опять сидели в спальне на кровати. На разных концах. И каждый со своим пакетом документов. Прошли всего сутки с момента покушения.

- Ты знаешь, а я ведь счастлив, - задумчиво сказал Ра’хард. – Ты жива, ты со мной. Более того, ты в моей спальне.

- А ничего, что ты в ней не ночуешь? – поддразнила его женщина.

- Я уверен, что это временное явление.

- Ты очень самоуверен.

Владыка согласно кивнул. И взялся за бумаги.

- Этот вариант гораздо лучше.

- Ладно, я признаю, что в прошлый раз немного увлеклась.

- Это когда у темных эльфов не было никаких прав – только обязанности?

- Я же все исправила, сколько можно…

- Нет, я готов быть твоим рабом… Но остальные эльфы в этом не виноваты.

- Веселись-веселись, - проворчала она.

- Любимая, - привлек он ее к себе. – Я начинаю тебя бояться.

- Я такая страшная?

- Просто слишком работоспособная.

- Ты же сам сказал, что документы должны быть подготовлены как можно скорее. Я даже расследование перепоручила. Только задание всем раздала.

- Ро’Грик бьется в истерике и уже так сильно свой гигантский интеллект не демонстрирует.

- Хороший парень этот ваш начальник генерального штаба, - кивнула Наташа. – Талантливый. Только молодой. И не обученный. Ну, за него наши парни взялись. От девчонок, когда они ему что-то пытаются объяснить, он просто шарахается.

- Он не привык, что женщины подавляют его интеллектом.

- Бедняга… - усмехнулась Наташа.

- Наши аналитики смотрят на тебя в священном ужасе. Они, наверное, никогда в таком темпе и с таким объемом информации не работали.

- Потому что вы и так – самые сильные.

- И как это связано с тем, что наш аналитический отдел страдает от комплекса неполноценности? – потерся он щекой об ее волосы.

- Вам не надо хитрить, извращаться, лавировать, мудрить, просчитывать свои шаги и шаги всех вокруг, чтобы выжить. Все и так знают, что с темными эльфами лучше не связываться. В общем, когда-то вы приобрели зловещую репутацию – и теперь она работает на вас. Как и ваши вооруженные силы.- А вам пришлось, - сказал он. А в сердце что-то кольнуло. Ведь если бы земляне оказались менее изворотливыми и стойкими, то он никогда бы не встретил свое счастье.

- Именно так. Но мы выжили! – с гордостью сказала она.

- Значит, мы во многом пренебрегаем разведкой и аналитикой, потому что привыкли надеяться на грубую силу.

- А почему другие темные не плетут кружева иллюзий, нити вероятностей… Как ты там поэтически это называешь?

- Потому что это очень опасно. И только я, как самый сильный, за это берусь.

- И ты отвечаешь за все, - обняла его Наташа.

Он не отказался в удовольствии коснуться ее губ своими. Легко, нежно, едва весомо. И тут же отстранился.

- Дразнишься? – спросила она недовольно.

- Ну, ты же знаешь. Я, как мужчина, имею право показать тебе свой интерес…

И он посмотрел прямо в ее синие глаза фиолетовыми, очень яркими.

- А я как женщина должна сделать первый шаг, - кивнула она. – Я помню.

- Я тебя жду. И очень хочу, чтобы ты пришла – как тогда. Непонятно где. Но это же было!

- Торн.

- Только я теперь очень хочу сделать правильно. У меня плохо получается. Я сорвался, когда взревновал. Но я очень стараюсь, любимая.

- Пожалуйста…

- Пожалуйста – прекрати? Или пожалуйста – не останавливайся?

- Сама еще не решила.

Он улыбнулся.

- Почти закончились третьи сутки нашего знакомства в реальности.

- Ладно, все. Думай над документом – я пошла работать. Работорговцы меня заждались.

- Наташ, а сколько ты спала этой ночью?

- Какое небо голубое… - задумчиво сказала она. – Облака белые.

- И как я должен это понимать?

- Пойду я.

- Спать! – приказан он. – Сейчас я распоряжусь на счет ужина. И! На сегодня все.

- Мой отдел будет опять ночь не спать, а я – нет?

- И отдел твой разгоню, не сомневайся.

Наташа нахмурилась.

- Послушай, - погладил он ее по спине. - Это же дело не на один день. Нужно вычислить, всех в Земном союзе, у нас и в Галактическом совете. Нужно понять: зачем нас попытались сделать врагами. И кто. Чья это интрига? Кого-то из Галактического совета? Или Гильдия купцов решила… Кстати говоря, что она решила?

- А что с девочкой Лерой? – тихо спросила Наташа.

- Глава тайной канцелярии отправил агентов на Альрам. Они вытащат ее…

- Если будет возможность, - договорила Наташа.

- Им и так придется тяжело, когда они будут легализироваться. И надеяться на кого-то, кроме самих себя, им бессмысленно.

- И твой интерес к проблеме землян-рабов показать нельзя.

- Это будет, скорее всего, приговором им всем. В той, другой реальности, как только я заявил наместнику, что ты – моя лура, а не рабыня… Не прошло и получаса, как в тебя выстрелили.

- Голова кругом…

- Так что: ведем расследование не торопясь, любимая. С обязательным восьмичасовым сном.

- А чем займешься ты?

- Как ты там говорила про небо и облака? – рассмеялся он.

- Давай договариваться. Я сплю. И ты тоже! – воинственно потребовала женщина.

- Скажи: в одной кровати. И я согласен, - и он поцеловал ее в кончик носа.

- Хорошо, - кивнула она. И мысленно поморщилась. Вот что за нелепые и неудобные правила у темных? Если бы он был землянином, все можно было бы списать на то, что мужчина настоял, а она и ни при чем… А так… За все отвечаешь сама…- Я тебя люблю, - рассмеялся он, словно прочитав ее мысли. – Пойду, разгоню отдыхать твоих сотрудников. Выступлю спасителем для моих бедных подданных.

- Они не бедные. Они нахальные.

- Нам положено.

Настроение у претемного лура Ра’харда было преотличным.Он вышел из своих покоев. И умиротворенно вздохнул.Дошел до лифта. И отправился к аналитикам. И к своим, и земным. Собранным в одном помещении.Уже подходя, он услышал, как небольшого росточка кругленькая землянка спорила с его начальником генерального штаба.

- Вы не можете планировать атаку так, как будто никто не будет сопротивляться, - говорила она, горячась.

- Темный эльфы – лучшие воины.

- Значит, ваша задача свести потери к минимуму.

- Быстрым и решительным натиском всегда можно сломать оборону и заставить покориться врага, - патетично провозгласил темный. А владыка поморщился. Так они уже оборону Земли взламывали. А потом удивлялись: почему во флагман их ж собственная ракета срикошетила.

- А что бы вы рекомендовали? - спросил владыка у женщины, заходя в каюту, переделанную под кабинет.

- Владыка претемный лур Ра’хард. Смирно! – раздалась команда дежурного офицера.

- Вольно, господа, - махнул рукой владыка. - Добрый вечер.

Земляне настороженно подобрались, а их майор, который уже кидался между луром и Наташей… Тот вообще взглянул так, будто снова бросится.

- Я краем уха услышал ваш интересный разговор, - проговорил Ра’хард. – По поводу чего возник спор?

- Уважаемый лир Ро’Грик, - женщина насмешливо кивнула на начштаба, - утверждал, что в любую систему можно врываться без разведки, без подготовки. Просто. Залетели – и круши. И это принесет только победу.

- Если у меня под началом непобедимые войска темных! – провозгласил начальник генерального штаба.

А владыка загрустил. Судя по всему, темные учения проиграют. Причем с разгромным счетом. А он, претемный владыка, был даже и не против. Дураков с таким самомнением учить надо. И хорошо, если вот так. На учениях. Без тех огромных потерь, что были в другой вероятности.

- Но если вы, к примеру, войдете в Солнечную систему… - завелась женщина.

- Иветта! Ты еще ему схему нападения распиши. И нашей защиты, - тихонько по-русски сказал худой нескладный парень. И остальные земляне посмотрели на нее неодобрительно.

- Простите, - виновато улыбнулась женщина. – Мне, наверное, не стоит консультировать вас перед учениями.

- Но после них вы поможете моему начальнику штаба осознать пробелы в наших атакующих порядках? – улыбнулся ей владыка.

- Конечно.

- Могу я задать вопрос, лур? – вытянулся майор.

- Слушаю вас, - благосклонно кивнул владыка. А про себя отметил, что десантников на Земле – высоченных, широкоплечих… С лицами… Хоть сразу на плакат пропагандистский печатай, словно в одних местах искусственно выводили. Таким был этот…защитник Наташи. Таким был и их президент. При воспоминании о Станиславе Броу сразу заныла левая скула и правая почка.

- Что с командором Вереевой?

- Она в безопасности. Я отнял у нее документы и планшет и приказал идти спать. За эти сутки командор закончила с документами, которые необходимы были для соглашения между Темным Ожерельем и Земным союзом. И завтра присоединится к вам.Когда земляне услышали про отобранный планшет, то синхронно усмехнулись. И с уважением посмотрели на владыку.

- Вы можете спросить еще про детей командора Вереевой. Я приставил их к элитному отряду «Нарак». Именно гвардейцы спасли накануне луру. Мне показалось правильным поручить сержанту Ру’Рару организовать их день таким образом, чтобы молодым людям не было времени скучать.

- Вы хотите сказать, - все же спросил майор, - что я неправильно расценил ситуацию, которой я был свидетель.

Владыка вздохнул. Вот ведь твердолобый! А сам ответил:

- Думаю, вам необходимо будет переговорить на эту тему с командором Вереевой. Потому что мне вы все равно не поверите, а эту беседу затеяли, чтобы спровоцировать меня на драку. Я и не против. Но не сегодня. Устал очень. Поэтому объявляю приказ: всем отдыхать. Завтра встречаемся здесь же, в восемь утра по корабельному времени.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

- Кто? Обиженные мальчишки?! – взревел владыка. – Вы хотите сказать, что на мою женщину покушались какие-то сопляки, потому что она их сдала в органы правопорядка за мусор на территории поселка?

- На самом деле, обвинения были серьезнее. Там еще была несовершеннолетняя девочка. У нее в крови нашли следы препаратов, усиливающих желание и подавляющих волю, - с извиняющимся видом проговорил начальник службы безопасности владыки.

- Ро’Карси, эти земляне еще более сумасшедшие, чем мы думали.

Начальник службы безопасности поклонился.

- А почему с женой президента мы еще не отработали? – ворчливо продолжил владыка. – Ее и не доставили на флагман, и не пригласили меня.

- Как я понял, родители женщины вдруг решили, что мы окажем на нее то же влияние, что и на командора Верееву. И жена президента станет либо агентом влияния темных, либо вообще – заложницей.

- Значит, как агент влияния непонятного кого, она их устраивает, - покачал головой Ра’хард. – Безумцы. А информация откуда?

- От ее мужа, Станислава Броу. Он очень недоволен, но семья его супруги – один из самых могущественных кланов в Земном союзе. И против он не выступит. Единственно, что он может сделать – это взять под контроль всех, с кем жена общалась в последнее время.

- Посмотрим, что это даст, - кивнул претемный. – Какие еще новости?

- Пока все. Но у меня есть вопрос.

- Слушаю.

- Учения.

- И что не так с учениями?

- О том, что было в кружевах вероятностей, вы рассказали Ру’Рару и мне.

- Совершенно верно. Брату и вам.

- Я признателен за оказанное доверие. Но нужно ли это понимать таким образом, что вы не поставите в известность маршалов о тех ошибках, которые были сделаны во время атаки на Землю?

- Нет. Я решил не подыгрывать.

- Владыка, - скривился начальник службы безопасности, - но это же свои.

- Именно потому, что это мой народ. И чувствую, что гордыня и спесивость, которые стали нам так свойственны, ведут нас в пропасть. Нас стало слишком легко просчитать. И уничтожить.

- Не думаете ли вы, что Земной союз смог бы что-то сделать нам, кроме нескольких болезненных укусов?

- Думаю, что в какой-то момент объединенная армада землян и орков ударила бы нам в спину.

- Думаете, рискнули бы?

- А ты бы рискнул, если бы наших детей кто-то уничтожил?

- Да… Земляне все-таки похожи на нас.

- Значит, вы помогать не будете?

- Путь маршалы занимаются своим делом.

- А лура?

- На’Аталия обещала не вмешиваться.

- А командор Сильверстров знает, как они держали оборону в вероятностях? О брандерах и смертниках?

- Наташа почему-то помнит все, что случилось с нами в вероятности. Значит, в тот момент, когда она пришла в себя, она подняла тревогу. Потому что не была уверена, с миром мы прибыли… Или нет, - задумался владыка.

- То есть земляне будут использовать брандеры?

- Во всяком случае, они у них готовы.

- А мы лишены главного преимущества – внезапности.

- В договоре, который мы подписали с президентом Земного союза, сказано, что их войска в увольнительных. То есть, у наших, около часа форы. Плюс – взлетать земляне будут с Земли. И потом. Взорвать Лунную базу – дело не хитрое.

Ро’Карси скривился.

- Нет. Я не буду просчитывать землян, - ответил владыка. - И не буду помогать начальнику штаба.

Безопасник поклонился:

- Как будет угодно претемному луру.

- Претемному луру угодно, чтобы вы доложили, как идет подготовка к балу на Земле?

Бал, посвященный дружбе между землянами и темными эльфами, был приурочен к финалу учений и должен был состояться на Земле, в их столице. В каком-то очень старинной дворце, который назывался Версаль.

- Пятьсот темных отобраны. Ребята со всего боевого ордена тянули жребий. Теперь учатся танцевать земные танцы.

- И как?

- Танцы – пустяки. К тому же для того, чтобы научить наших ребят прибыли двадцать танцовщиц-землянок. Теперь молодые люди тренируют выдержку. А отряд теней контролирует процесс обучения.

- Мда… - покачал головой владыка. – Надо было сначала отпустить бедолаг на ближайшую планету развлечений. Чтобы вожделение на уши не давило. А потом уже пускать на Землю.

- Мудрость лура велика. Но темные понимают, для чего это все. Поэтому они вежливы. Предупредительны. Старательно изучают танцы. И стремятся произвести самое благоприятное впечатление.

- Вот пускай и стараются дальше, - одобрительно кивнул темный.

- Еще на флагман прибыли преподавательницы земного языка. Тоже двадцать.

- И тоже женщины?

- Да, владыка, - со вздохом сказал начальник службы безопасности.

Ра’хард усмехнулся. Все же не ему одному страдать. Наташа пользовалась своим правом – и дразнила темного. С удовольствием. И в открытую. Но как они целовались... Сладко, исступленно.Но не более.Он уговаривал ее обратиться к лекарю и отрастить волосы.Наташа улыбалась, тянулась к нему, целовала…И не говорила ни да, ни нет… Ни поводу волос… Ни по другому поводу…

***

Командор Вереева обедала и ужинала теперь в офицерской столовой. Со своими сотрудниками и в окружении темных эльфов.Помимо расследования, которым они сейчас занимались, Наталья поставила перед аналитиками задачу. Нужно было ответить на вопрос: возможно ли не просто сотрудничество с темными эльфами. Возможно ли с ними как-то жить? Ведь, если все получится, то часть землян придется встраиваться в общество темных. И в свою очередь – менять его…

- Девочки рассказывали, - говорила Иветта. – Те, что приехали земному языку темных учить. Они сначала пугались. Все-таки полный корабль мужиков – наверняка озабоченных. Но успокоились. Потому что смотрят на них – как на чудо.

Что характерно: женщины в ее команде были настроены оптимистично. Несмотря на отвратительную репутацию, темные эльфы им нравились.В первую очередь, каким-то непривычным, уже забытым на Земле, почтительным и рыцарским отношением к женщинам. Было в этом что-то притягательное. И трогательное.Нет, земные мужчины не было ни хамами, ни невеждами. Просто они относились к своим женщинам… привычно. Как к равным.Что касается сотрудников-мужчин, то и Пауль, и Андрей, и Валик… Все смотрели на темных с подозрением. И думали о тех самое плохое.

- Как запрут вас темные по пещерам! Организуют сплошное деторождение без перерыва на обед, - брюзжал Пауль, - будете знать.

- Половине земных женщин все равно грозит участь матерей-одиночек, - пожала плечами Дженифер. – Вопрос состоит в том, как договориться с темными, чтобы учесть все интересы.

Наташа вздохнула. Действительно – чужие души потемки. А уже тем более – загадочные души темных эльфов.

- Мам, я могу с тобой поговорить? – спросил у нее Миша, который нашел ее в столовой.

- Конечно, дорогой, - кивнула она и поднялась.

- В моей каюте.

- Пойдем, - кивнула она.

С тех пор, как дети узнали о существовании Торна Ра’харда… Причем не как владыки темных эльфов, а как мужчины их матери… С ними стало очень тяжело. Наташа попробовала поговорить. Ей это не удалось. Миша молчал. Даша наговорила гадостей в своей уже обычной манере. И сама расплакалась.Наташа опечалилась, но решила выждать. Может, пена сойдет. И станет полегче…

- Мама, - торжественно обратился к ней сын, когда закрыл за ними дверь. – Нам надо поговорить серьезно.

- Слушаю тебя.

Наташа огляделась. Села в кресло, которое и здесь стояло около кровати.

- Ты же понимаешь, что наше с сестрой удивление оправдано. И то, что мы видели…

Она прикрыла глаза и покачала головой. До-жи-ла…

- Мам, ты его не знаешь совсем. И он не человек. И…получается, что папу ты не любила?

- Что? - дыхание у нее перехватило.

- Я понимаю, что отец погиб, но…

- Да как ты смеешь?

Она вскочила, слезы сами покатились из глаз:

- Когда мне сказали, что Юра погиб… - задохнулась она. Ей было по-прежнему больно. Не так невозможно, как раньше, она уже смирилась с этой потерей, но…

- Мам, - попытался остановить ее сын.

- На этом закончилась моя жизнь. Остались вы… И работа. Больше ничего. И никого. И если сейчас…

- Прости, но мне казалось, что ты…

- Я так поняла, что старинная сплетня о том, что я была рядом с твоим отцом для того, чтобы сделать себе стремительную карьеру в министерстве обороны – дошла и до тебя.

Миша отрицательно покачал головой.

- Ну, до сестры уж точно…

- Мам, ты никогда не рассказывала.

Она светло улыбнулась сквозь слезы.

- Я возвращалась с выпускного.

- Что? – вот тут на кровать присел и он.

- Да. Того самого, с Лунной базы.

- И… - все еще не верил он.

- Мне и девчонкам встретились десантники по дороге. И их бравый командир. Юрий Вереев. Тогда в звании майора.

- И что?

- Больше мы не расставались. Если не считать его командировок… К обеду к моим родителям пришли уже вместе. Папа и мама… были в шоке. Мои. А его… Только хмыкнули. У них там было похожая история. А мы…этим же днем расписались.

- О-бал-деть.

- Так что в свое поступление в Звездную академию я была уже в статусе замужней дамы.

- Я понял, почему ты молчала.

- Нет, Миш. Не потому, что я не хотела плохо выглядеть в ваших с сестрой глазах. Нет. Ничего в нашей с папой истории скверного нет. Есть какое-то чудо. Подарок от судьбы… Просто...

- Тебе было больно.

- Я просто слишком замерзла изнутри. Чтобы жить дальше. Я в какой-то момент думала, что не смогу дышать.

- И сейчас?..

- Сейчас. С Торном все по-другому. Я сомневаюсь. Я не представляю, что это будет, как это будет. Но…Я оттаяла. Я снова могу плакать. Мне тепло рядом с ним. Хотя и тревожно. Я полюбила.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

- Слушай, Торн, а почему ты не читаешь с планшета? – спросила Наташа. – Это ж сколько тебе документов распечатывают!

- Я – владыка. Имею право на капризы.

- Значит, ты капризный, - улыбнулась она.

- Именно так, - надменно кивнул владыка.

- А почему ты не во главе флота, который участвует в учениях?

- У меня еще один каприз. Я хочу провести время с любимой женщиной, пока судьба в лице твоих землян воспитывает моего начальника генерального штаба.Командор Вереева хмыкнула.

- И тебе не интересно, что это будет?

- Ро’Грик отобрал для нападения пятнадцать тяжелых крейсеров. Это корабли того же класса, как и мой флагман. Перед ним поставили боевую задачу – уничтожить Лунную базу.

Наташа вздрогнула. Тот день, когда небо рухнуло… В прямом смысле. С осколками, что обрушились на Землю как падшие ангелы. С мраком, что вдруг закружился воронкой на горизонте. И с неизбывным отчаянием от того, что уже ничего не исправить.

- Дыхание мое, Наташа… - он гладил ее тело. И пытался забрать ее боль, ее ужас, ее нервную дрожь.

- Мне иной раз кажется, что это опять какие-то наведенные тобой иллюзии. Я пытаюсь убедить себя, что это не так, но…

- Ты чувствуешь, когда ты в вероятности и тебя вплетают в чужое кружево.

- Ты так думаешь?

- Я уверен. Вспомни: воспоминания прорывались. Твое сознание вступало в конфликт между тем, что ты видела и тем, что происходило на самом деле.

Она обняла его, вдруг почувствовав дикую благодарность потому, что он все просчитал. И остановил атаку своего народа на Землю.

- Ш-ш-шш…Все хорошо, - шептал он. – Идея с Лунной базой была, кстати говоря, не моя. Это предложили ваши. Земляне.

- Значит, Сильверстров задумал какую-нибудь пакость, - глухо проговорила Наташа.

- Вот в чем не сомневаюсь, - улыбнулся владыка. И черты его лица стали еще более хищными.

И они оба, словно наяву, увидели жуткое, но вместе с тем величественное зрелище. Армада темных эльфов обрушивается на Солнечную систему. Пятнадцать самых мощных кораблей, собранных с нескольких флотов. Каждый размером с защитную станцию Земного союза.Первый слаженный залп. Еще до того, как на Земле взвыли баззеры тревоги.И наблюдатели с обоих сторон отметили, что станция защиты перестала существовать. Радовало одно. Что условно.Казалось – нет темным преграды, никто и ничто не может ничего противопоставить этой чистой и яростной силе.Но… Через чей-то короткий вздох… В тыл уже прошедший этот отрезок кораблям темных высыпали из-за условно уничтоженной станции самонаводящиеся ракеты с отсроченным действием.Земляне все-таки решили использовать любимую тактику с брандерами. Только на этот раз брандером выступала уничтоженная станция.Несколько минут потеряно, чтобы отразить атаку. А в этот момент к темным подтягиваются самые мощные корабли Земного союза, из флота охраны Солнечной системы.Шесть тяжелых крейсеров. По размерам немногим меньше кораблей темных. И десять больших противокорабельных фрегатов. Они успевают занять позиции перед флотом противника. Как раз перед поясом астероидов, что рассыпались в Солнечной системе между орбитами Марса и Юпитера.

- Все, - с довольным видом откинулся маршал Ро’Грик на спинку кресла. – Поздравляю, господа. Это победа. Им просто нечего нам противопоставить. Залп.

Темные эльфы на мостике одобрительно зашумели.Опытный, битый жизнью, маршал Ро’Ольд только неодобрительно покачал головой.

- Может, вышлем малый бот под пологом невидимости к Лунной базе. И просто взорвем ее? – предложил он.

- Нет. Будем придерживаться первоначального плана, - поджал губы Ро’Грик.

А другого маршала просто вело от чувства тревоги.

- Здесь что-то не…

Он не успел договорить. Корабль содрогнулся.

- Вражеский десант на обшивке! – взревел Ро’Ольд. – Прорыв! Занять оборону!

Эти орковы земляне под прикрытием пояса астероидов, пока темные расстреливали земные корабли-мишени, успели пристыковаться к огромным и удобным кораблям темных.

- Выпускайте боты под пологом! Немедленно! И к базе! – распорядился Ро’Ольд.

Молодой маршал смотрел на коллегу со снисходительной насмешкой.

- Отставить, - спокойно распорядился он. – К чему эта паника, лир? Мы не ограничены во времени. Подойдем на полчаса позже.

- Вы когда-нибудь сталкивались с абордажными командами орков, когда их взял азарт?

- К чему этот вопрос? – поморщился начштаба, не выносящий, когда ему давали понять, насколько он молод.

- Я так понимаю, вот сейчас мы с чем-то подобным и познакомимся.

Со всех кораблей боевого порядка докладывали об абордажных командах.

- Поднять истребители, отсечь прибытие подкрепления, - распорядился молодой маршал.

- У нас боевая задача – взорвать базу, а не ввязываться в сражение с непредсказуемым исходом в поясе астероидов, - сказал ему опытный.

- Вздор. Мы все сделаем красиво.

- Тогда я, с вашего позволения, лир, отправлюсь к своим штурмовикам. Драться с землянами. А наблюдающих прошу зафиксировать: в вопросе тактики я подчинился начальнику генерального штаба Темного Ожерелья.

И маршал Ро’Ольд удалился.Сражение на кораблях темных растянулось на несколько часов. С четырнадцати кораблей молодому маршалу доложили, что земляне и не прорывались вглубь огромных кораблей темных. Они минировали. И подрывали.Через пару часов маршал Ро’Грик отдал приказ отправить бот под пологом невидимости к Лунной базе. Но корабль перехватили. Возле базы уже было слишком плотно от земных эскадрилий. И сразу несколько истребителей засекли бот с взрывчаткой. Скорее всего, земляне за время общения с темными успели придумать, как бороться с невидимостью их малых судов.С зубовным скрежетом молодой маршал слушал в эфире, как корабли Темного Ожерелья – один за другим – объявлялись условно уничтоженными. А вот флагман, похоже, земляне решили взять чистым абордажем. С захватом капитанского мостика.И Ро’Грик решил этим воспользоваться. И приказал бросить свой корабль на прорыв. Ему нужно было выйти на прямую наводку и дать пять-шесть залпов. На это ему надо было около четырех минут.Ему почти удалось.Вот она Луна. Мертвенно-бледный спутник Земли, словно расписанный кругами кратеров.Тонкие пальцы маршала впечатываются в клавишу открытия огня. И он от ликования не слышит, как с недовольным шипением приоткрывается дверь. И на мостик летит граната со слезоточивым газом.И Ро’Грик уже не видит, слезы льются из глаз. Он слышит чей-то равнодушный голос, который сообщает, что его корабль считается условно уничтоженным. Эти земные твари успели добраться до оружейных палуб и заминировать орудия. Слаженного залпа по Луне не получилось.В этот момент учения объявляются оконченными. Победа присуждается землянам.Ро’Грик куда-то бредет, отталкивает какого-то темного, который объявляет, что он – лекарь. Молодого маршала все же фиксируют, вкалывают что-то в плечо. И он начинает видеть.Вытирает глаза, в которых проносятся алые огненные всполохи бешенства. Выходит в коридор. На мостике все еще тяжело находиться. Газ, который использовали земляне, едок и горек. Ро’Грик понимает, что это и есть вкус поражения.И тут темный видит картину, которая заставляет его застыть на месте. Ошеломленного и негодующего. Старый маршал Ро’Ольд, окруженный своими штурмовиками и земными десантниками, смеется, одобрительно хлопает кого-то по плечу:

- Ну, вы даете, орочьи дети! – хвалит темный землян. И те расплываются в мерзких довольных улыбках. – Отчаянные рубаки. Лихие!

- И вы молодцы! Когда нас в коридорах прижали, мы думали, что уже все! – белозубо улыбнулся командир землян, в котором начальник генерального штаба опознал мужчину, который толокся около аналитиков на флагмане владыки.

- Мы сообразили поздно, что вы двумя колоннами движетесь. И одна группа минирует главный калибр…, - с сожалением заметил заместитель маршала штурмовиков.

- Вы… - наконец смог заговорить Ро’Грик. – Как вас там… Вы же шпионили на флагмане. Это же… подло. Вы и узнали наш план атаки.

И свои, и чужие посмотрели на молодого начальника штаба недоуменно. С пренебрежением рубак. И вернулись к своему разговору.

- Вас орки натаскивали? – прямо спросил один из штурмовиков-темных у майора, который командовал землянами.

- Зачем нам орки? – откликнулся кто-то из землян. – Мы сами дурные.

- С орками мы сотрудничаем, - сказал майор. – Но учили нас абордажу не они. А пираты.

- В первый же год войны, когда нам надоело быть мальчиками для битья – мы и выучились, - сказал кто-то из десантников.

- Это хорошо подрывать чужие корабли, когда учения, - снова вмешался Ро’Грик, презрительно поджав губы. – И вы считаетесь лишь условно погибшими. Но хватило бы у вас на это духу, если бы вы прорвались на корабль в настоящем бою.

- Вернись на мостик и посмотри в лобовое стекло, - ответил ему какой-то землянин, с ежиком белых волос. Цветом он был похож на темных. – Ты увидишь там Землю. Марс. Луну. А там наши дети. Вот и подумай – смогли бы мы?

***

… В дверь спальни владыки осторожно постучали.

- Шесть часов после начала учений, - посмотрела на часы Наташа.

- Да, - откликнулся лур.

- Претемный, - поклонился вошедший адъютант. – Учения окончены. Мы проиграли.

Сразу было видно, что мальчишка в дикой печали и тоске.

- Отлично, - потянулся Ра’хард. – Все, как я и планировал.

- Вы планировали это унижение для своих войск?

- Почему сражение с равным противником – это унижение? – поднял бровь владыка.

- Простите, владыка.

- Связь с Землей через полчаса.

- Слушаюсь, - поклонился адъютант. Прикрыл дверь. И Наташа с Торном услышали быстрые шаги.

- У тебя не будет проблем? – вдруг спросила Наташа.

- Какого рода?

- Может, не стоит настолько в открытую радоваться за противника? Твои темные могут возмутиться.

- Вздор, - отмахнулся темный. – Кто более достоин победы – решает Мать-тьма. Мы можем лишь выбрать правильного противника и сделать все, что возможно. И если темные эльфы не победили – значит, этот урок был им необходим.

- Торн, примешь совет?

- От лучшего аналитика, которого я знаю? – усмехнулся он. – Конечно.

- Скажи об этом всем своим подданным, - слишком серьезно сказала Наташа.

- Дыхание мое, у темных не возможны заговоры против семейства Хардов. Мои подданные будут грызться друг с другом, но семейство претемных – выше всего этого. Мои предки, я, мои дети… Мы связующее звено между Матерью-тьмой и народом.

- Времена меняются.

- Ты что-то чувствуешь?

- Не знаю. Просто вдруг стало тревожно за тебя.

Он прижал к себе любимую. Они замерли.

- Спасибо, - почти беззвучно проговорил Торн.

- Так, - высвободилась она, почему-то смущенная. – Тебе надо идти.

- Составишь компанию? Поздравишь своих.

- Потом. Когда посмотрю видеозаписи. Мне обещали кинуть на планшет.

Земляне принимали поздравления сдержанно.

- Мы все же считаем, что нам повезло, - склонил голову Станислав Броу. – Если бы или один из тяжелых крейсеров, или бот под невидимостью, начиненный взрывчаткой, сразу отправились к Лунной базе… Там варианты были бы не в нашу пользу.

- Тактические просчеты с нашей стороны не умаляют вашу блестящую победу, - улыбнулся темный. – И заставляет задуматься нас о целесообразности атаковать системы только крупными кораблями.

- У вас на них практически идеальная защита. Вы же видели, что наши корабли, даже главного калибра, даже подойдя на расстоянии выстрела, оказались бессильны.

- Зато они дали возможность подойти небольшим десантным кораблям.

- Сильверстров был удивлен, что сразу не были выпущены боевые эскадрильи: прикрывать от гостей обшивку. До последнего подозревал ловушку.

- Повторюсь. Промахи моего командования – это серьезная проблема. И мы благодарны Матери-тьме, что это выяснилось на учениях. А не в реальном бою.

- Наши десантники в детском восторге от ваших штурмовиков. Мне, честно говоря, немного было завидно слушать рассказы. Очень захотелось тряхнуть стариной, надеть броню. И упасть с ребятами на обшивку. И, чтобы опять все закрутилось. На грани.

- У нас с вами грань совсем другая, - печально улыбнулся владыка.

- Есть такое, - кивнул президент Земного союза.

Она посмотрели друг на друга. Мужчины, понимающие, что такое бремя власти…

- У меня есть к вам просьба, - сказал Станислав Броу.

- Слушаю.

- Будет лучше, если некоторый ваши подданные придут на прием с земными спутницами.

- Это даст хороший резонанс, - согласно кивнул владыка.

- Покажет, что женщинам рядом с вами бояться нечего.

- Хорошо. Мы попросим преподавательниц. Наташиных коллег.

- Тогда надо что-то делать с одеждой для дам, - скривился Станислав. – Как я понял, планируется что-то замысловатое.

- К кому мы можем обратиться, чтобы быстро решить этот вопрос?

- Я спрошу у супруги.

- Как можно будет узнать о результатах?

- Мой секретарь свяжется с вашим адъютантом.

- Благодарю.

- И… - на мгновение замялся президент. - Вы же понимаете, что присутствие командора Вереевой желательно.

- Я и не собирался идти без нее, - проговорил лур.

Президент рассмеялся.Владыка посмотрел на него с удивлением.

- Простите, - отсмеявшись, сказал Станислав. – Просто, на мой взгляд, Наташа когда-то решила не ходить на подобные мероприятия. Пока никому еще не удалось ее туда затащить. В свое время она проигнорировала прямой приказ. Попала на гауптвахту за это. Но не пришла. Кстати, это у нее единственное взыскание в послужном списке. Так что – удачи вам.

Они распрощались, президент отключился, а Ра’хард в задумчивости забарабанил по колену.

- Внимание, - вдруг ожили баззеры тревоги. – Нападение на луру. Внимание…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

- Итак, - Наташа обвела взглядом свою команду – сияющих землян и поникших темных эльфов. – Задание на сегодня. Смотрим записи, которые нам прислали по итогам учений. Сначала – составляем сводные таблицы по атаке и обороне. До того момента, когда землянам удалось высадить десант на корабли темных эльфов. Отмечает плюсы-минусы обеих сторон. Посмотрите по исходным параметрам, потом по результатам столкновения. Обязательно отмечайте все, что показалось странным. Посмотрите просчеты. Составьте пару человек-темный. И обменяйтесь результатами. Когда все обсудим, составим рекомендации. Землянам – по обороне, темным эльфам – по атаке.

- А какие рекомендации можно давать землянам? – удивился кто-то из аналитиков Темного Ожерелья. – Вы же победили.

- Например, что делать со станцией обороны на Плутоне. Можете себе представить, сколько денег было угрохано, чтобы ее там поставить. Сколько денег уходит на ее содержание. А получается, это лишь ловушка для тех, кто на ней служит. И никакой защиты. Только иллюзия, что мы прикрыты. И судя по потерям слишком дорогая иллюзия.

- Еще мы не успеваем вывести корабли навстречу. Надо пересмотреть варианты старта, - заметила Иветта.

- Так что, господа, смотрим, составляем таблицы. Даю вам три часа. Потом совместное обсуждение.

- Почему ваш аналитический отдел не участвовал в операции? – спросил темный.

- С нашей стороны? Мы не хотели подыгрывать. Хотя командор Сильверстров, который командовал силами Земли, просчитал все варианты. И то, что он вынужден был жертвовать солдатами и офицерами, чтобы задержать противника и получить возможность сбросить десант, который и решил исход учений… Это, что касается землян.

- А в нашем случае?

- Как я понимаю, у темных эльфов вообще не принято привлекать аналитический отдел к разработке операций. Есть такой. И пусть будет. У всех же есть… И я вижу свою задачу показать полезность и переломить ситуации.

Темные притихли.

- Я столкнулась с подобным, когда пыталась пробиться в штаб армии с документами по пиратам, - тихо сказала Наташа. – Со мной не то, что не хотели разговаривать, на меня смотрели… Даже не как на спятившую. Как на маленькую несносную девчонку, которая в важным момент лезет ко взрослым. Вроде и послать ее неловко. Детей ведь не принято обижать. Да и если плакать начнет – утешать придется…

- И что вы делали в такой ситуации?

- Воспользовалась знакомствами. Документы посмотрел мой муж. А он к тому моменту был Героем Земли. Это орден за личное мужество при проведении боевой операции, - пояснила Наташа для темных. – Его мнение было весомым в военных кругах. Он и познакомил меня с Сильверстровым. А у Петра Даниловича потрясающая широта кругозора. Он умеет зрить в корень. Ему все равно было, что планы пиратов с направлениями ударов принесла кадет академии с предпоследнего курса. Он оценил. И меня привлекли к работе.Она оглядела свою команду.

- Так что темным эльфам еще предстоит узнать, насколько важна аналитика. Хотя, чтобы вас утешить. Моя собственная дочь, например, считает то, чем я занимаюсь, бесполезным занудством.

И Наташа развела руками. Отдел дружно захихикал. И приступил к работе.С момента, как флот темных пересек границы Солнечной системы до того, как первый десантник прорвался сквозь обшивку огромного корабля противника, прошло всего восемь минут сорок семь секунд.Командор Вереева отсмотрела эти минуты с разных камер и ракурсов раз пятьдесят. Не меньше. И с каждым разом мрачнела все больше и больше. Победой они были обязаны только начальнику генерального штаба Темного Ожерелья. Она внимательно слушала переговоры между молодым, рьяным и амбициозным начальником генерального штаба Ро’Гриком и неторопливым, надежным маршалом Ро’Ольд. И понимала, что будь на мостике владыка – все было бы по-другому. Они бы проиграли.И черная дыра с ней, с этой победой… Аналитик видела: Солнечная система абсолютно беззащитна перед нападением любого члена Галактического совета. А значит, и любая из трех систем, входящих в Земной союз: и Тау Кита, и Дюна, и Кеид – тоже. А с учетом того, что пираты окопались в гильдии купцов Галактического совета…Получается – один хорошо подготовленный удар такими кораблями, какие продемонстрировали темные. И все. А ведь в учениях принимала участие лишь часть кораблей.У Наташи заболела голова, когда она представила: все, что она видела на дисплее, все что она помнила… Происходит на самом деле…И что всем этим делать? Просто понадеяться, что темные эльфы их защитят? Превратиться из равного, пусть и выбившись в это звание случаем, в вечного просителя…

Нельзя.

Значит, надо думать. Просчитывать. Изворачиваться. Как и не обрушить экономику Земного союза, и организовать оборону планет таким образом, чтобы кадровый офицерский и солдатский состав не выходил на стопроцентные невосполнимые потери уже после первого же сражения.Тут ее захлестнули воспоминания о вероятности, в которой она побывала непонятно почему. Вспомнилось, как кадровые офицеры эскадрилий пытались остановить ветеранов-отставников, которые деловито и привычно грузились в брандеры, чтобы уйти в небо. В свой последний вылет.

- Пацаны, - ворчал тогда Петрович. – Да угомонитесь вы. Вам завтра достанется. Наташ, что будет завтра?

- Если сегодня выстоим – атака на Марс, - беспомощно ответила Наташа.

- Будет вам завтра Марс, - улыбнулся генерал в отставке, блеснув глазами. – Размажьте остроухих по поверхности.

Она непроизвольно всхлипнула. Настолько реальным было видение… Словно она на самом деле прощалась со своими друзьями навсегда. Не зная, что им принесет завтра. И будет ли оно.

- Наташа… - она поняла, что ее за плечо трясет Иветта, обеспокоено заглядывая в лицо. – Наташа, что с тобой.

- Все, - хрипло ответила она. – Все хорошо.

- Хватит, - стала распоряжаться заместительница. – Делаем перерыв. И пообедать пора. И уже вместо трех часов сидим почти четыре.

- Есть что попить? – попросила Наташа. – Пересохло и дерет.

Ей протянули бутылочку с яблочным соком.

- Пей. Ты белая совсем. И тебя знобит. Как голова?

- Кружится.

- Ты дойдешь в столовую? Или врача вызвать?

- Дойду. Не поднимай панику. Просто увлеклась.

Иветта недовольно покачала головой.И они отправились поесть в столовую. Иветта планировала по-тихому поручить кому-нибудь из темных связаться с владыкой и организовать начальнице встречу с лазаретом и успокоительными. Осталось придумать, как это сделать так, чтобы остаться в стороне.Нарушать прямой приказ Вереевой не хотелось.

- А вот и вы! – окликнули их группу около лифтов.

Повстречался им начальник генерального штаба лир Ро’Грик собственной персоной. И не надо было быть аналитиком, чтобы понять, в каком он состоянии.Стоило увидеть подрагивающие руки, сжимающиеся в кулаки, алые глаза. То ли капилляры полопались, то ли у темных в таком состоянии глаза становятся цвета крови? Кто ж его разберет…

- Добрый день, - выступила вперед Наташа. А Иветта мысленно застонала. Наверняка это спровоцирует темного. И задумалась. Может, сразу вызвать охрану. Или не стоит показывать свою слабость?

- Добрый?! – взвился молодой маршал. – Конечно, для вас день моего позора – добрый! Вы же все для этого сделали!

- Вы ошибаетесь, - холодно ответила Наташа, думая с досадой о том, почему же не подходит этот проклятый лифт. И как так получилось, что на площадке возле него больше никого не оказалось.

- Ваш майор шпионил за нами! Вы были в курсе всех планов!! И тоже сливали информацию!

И темный подскочил к Наташе. Она отшатнулась от него. Маршал явно обезумел. Ей стало страшно. Но ее с землянами уже загородили собой аналитики. Соплеменники спятившего. Какими-то неуловимыми глазу движениями они оказались впереди.

- Лир Ро’Грик, - сказал один из них. Тот, который все интересовался, почему аналитический отдел не участвовал в операции. – Остановитесь. Вы ведете себя недопустимо.

- Предатели! – прошипел начальник генерального штаба.

Белоснежные волосы маршала взвились облаком. Прыжок высоко вверх, одновременно – лязг меча, выхваченного из-за спины. Аналитики прыснули в стороны. И только тот, кто говорил, успел подставить под сталь не беззащитную плоть, а лязгнувшее оружие.

- Свяжитесь с охраной! – отдала приказ Иветта, а у Наташи перехватило дыхание. Она могла лишь только тяжело дышать.

Аналитики и мужчины-земляне кинулись оттаскивать маршала от их товарища, но снова разлетелись в стороны. Один из темных так и застыл, сильно впечатавшись в стенку.В этот момент Ро’Грик выбил меч из рук аналитика и тут же ударил гардой того по голове. Лицо маршала превратилось в звериный оскал. Он занес меч над поверженным противником, отпихнул в сторону Иветту, которая кинулась в глупой надежде ему помешать…

- Что происходит? – раздался чей-то изумленный бас. И тут уже отлетел в сторону молодой маршал. Но, приземлившись на обе ноги в стойку, он бросился на вновь появившегося.

Маршал Ро’Ольд (а это был именно он) улыбнувшись, посмотрел на спятившего коллегу. Жажда отпинать этого молодого твердолобого придурка была просто нестерпимой. Особенно после того, как они проиграли учения. А тем более теперь, когда он так опозорил всех темных перед женщинами. И подверг жизнь луры опасности.Темные эльфы закружились смазанными тенями. Зазвенела сталь. Иветта с трудом поднялась – со всех сторон уже подбегали темные. Ее оттащили в сторону. Она заметила лекаря. Его косички на голове она помнила. Он суетился вокруг впавшей в ступор Наташи. А его коллеги,возле пострадавших аналитиков.

- Не трогать! – раздался приказ маршала Ро’Ольда – у штурмовика даже не сбилось дыхание. У Ро’Грика уже было разбито лицо и распорот бок. – Потом арестуете!

- Внимание! – раздался голос адъютанта. – Владыка на палубе.

Маршал Ро’Ольд, как и полагается по протоколу, как и все присутствующие, кроме раненых и лекарей, встал по стойке смирно. И отправил меч в ножны.Истошно завопив, Ро’Грик кинулся на противника. Штурмовик успел достать обезумевшего маршала прямым ударом кулака в нос. И уйти. Почти. Меч вонзился в его тело справа и застрял в ребрах.Так что на пол оба маршала рухнули вместе.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

- Моя вина, - опустил голову молочный брат владыки. – Мы же на флагмане. С твоей женщиной ничего не могло случиться. Вот и расслабились. Кто ж знал, что у молодого и рьяного крышу снесет после учений…

- Хорошо, что еще маршал-командующий мимо проходил, - проворчал владыка. Он сидел в кресле возле реанимационной капсулы, в которой находилась в искусственном полусне Наташа, и держал ее за руку.

- А что с лурой?

- Лекарь говорит, что она погрузилась в какую-то вероятность. Вернулась только тогда, когда я с ней заговорил.

- В вероятность? Как ты? Женщина?

- Она это может. Но вот так, спонтанно… Это очень опасно.

Сержант покачал головой.

- Удивительно. Она словно создана для тебя. Но на другом конце вселенной. Как такое может быть…

- Мать-тьма велика и непостижима в своей мудрости, - опустил голову владыка. – И во всем, что с нами происходит есть великий смысл, который мы можем сначала и не понять.

- Слушай, а как Ро’Ольд удар-то пропустил? Это же невозможно!

- Оружие убрал, как меня увидел. По протоколу. А Ро’Грик ударил.

- Казни урода! – попросил сержант штурмовиков. – Ты же понимаешь, после того, что произошло – он или сам себя… Или кто-то из ребят не выдержит. Такое прощать нельзя!

- Насколько целесообразно его казнить? - донеслось из реанимационной капсулы.

- Наташа! – обрадовался владыка.

- Лура! Как вы нас испугали… - и брат-штурмовик понял, что обозначает странное слово, которого не было в языке темных.

- Что со мной случилось?

- Ты погрузилась в вероятность и попыталась сплести свое кружево иллюзий. У тебя не хватило силы. Ты отключилась. И не могла вернуться.

- Ужас… И что мне теперь делать?

- Учиться. Как входить в это состояние без ущерба для себя, как выходить.

Штурмовик вспомнил, в каком состоянии был молочный брат после последнего возвращения из пещеры предков и насмешливо хмыкнул. Владыка посмотрел на него недовольно.

- Слушай, - отвлекла их Наташа. – А драка мне померещилась?

- К сожалению, нет, - нахмурился Ра’хард. – Маршал Ро’Ольд и один из ваших аналитиков – в тяжелом состоянии. У остальных мужчин - синяки, шишки. Несколько переломов на всех. У твоей заместительницы сломана ключица и синяк на пол-лица. А мы пытаемся понять, что нам делать с Ро’Гриком, который ждет моего решения в тюремной камере.

- А что с ним вообще случилось?

- Это ты наблюдала боевое безумие темных эльфов.

- Страшно, - прошептала Наташа.

- Это было какое-то неправильное безумие, - проворчал Ру’Рар. – Мы в боевом безумии отличались всегда тем, что не причиняли вреда друг другу. Но он ведь кинулся не на землян. А на своих.

- Дай приказ проверить его кровь, - распорядился владыка.

Молочный брат поднялся, коротко поклонился и оставил землянку и темного наедине.

- А ведь я должен был решать вопрос о бале… - скривился Ра’хард и потянулся к Наташе.

- О каком бале? – с подозрением посмотрела она на него и отодвинулась.

- Да о вашем. На Земле. В честь дружбы и прочих высоких материй.

- Ну, не буду тебя отвлекать… - слишком нежно улыбнулась ему любимая. – Занимайся, конечно. Дипломатия – она такая… Жизненно необходимая.

- Жизненно необходимая мне – ты, - хищно улыбнулся ей владыка.

- И небо, опять же, голубое…

- Облака белые, я помню. Дыхание мое, ты мне там нужна.

- Торн, вот и за каким, а?

- Любимая, - укоризненно посмотрел он на нее.

- И я практически раненая.

- Бедняжка, - промурлыкал он.

- И… совсем без сил.

- Может, есть способ тебя спасти?

- Конечно, - энергично кивнула Наташа.

- Какой? – потянулся он к ее губам. – Подскажешь?

Тут раздался шум за дверями. И послышался отчаянный голос адъютанта:

- Не пущу!

- Кто там? – спросил владыка.

- Миша и Даша – что там гадать, – улыбнулась Наташа.

Ра’хард поднялся, дошел до двери и приложил ладонь к панели, открывающей замок.

- Что с мамой? – завопила Даша. – Что с ней сделали ваши темные?

Последнее слово она словно выплюнула. Как ругательство.

- Даш, прекрати, - села в капсуле Наташа. – Я просто наблюдала драку и испугалась. Нервы.

- Что-то раньше подобных «нервов» не было.

- В позапрошлом году мама лежала в больнице, - негромко сказал Миша. – Криз, мам, правильно?

- А ты откуда?

- Шифруешься ты, конечно, хорошо, - скривился сын. – Но я, как ты помнишь, в этом году поступил учиться на врача. И к этому моменту уже два года ходил на подготовительные курсы в Центральный госпиталь. Поэтому связи у меня есть. Предупредили.

- Стой. Я же лечилась не в центральном, а в военном. Специально.

- Тебя консультировали кардиологи и из нашего госпиталя тоже.

- А мне почему не сказали? – возмутилась Даша.

- Я тебя просил быть потише и не трепать нервы матери, - сурово посмотрел на нее младший брат.

- А по-человечески?!

- А ты часто за последние два года по-человечески поступаешь? – тихо спросил у нее Миша.

- Козел! – психанула сестра.

- Дети, прекратите! – вмешалась их мама.

- Ты его всегда защищаешь! – закричала Даша.

- Вот что, Дарья, - проговорил владыка. Тихо, но так, что все в палате смолкли. – Вы сейчас пойдете со мной. Я отвечу на все ваши вопросы. И если у вас есть какие-то претензии – вы их тоже выскажете. Мне.

Даша фыркнула, поднялась. И, ни на кого не глядя, вышла. Ра’хард отправился вслед за ней.

- Не переживай, - улыбнулся мне сын. – Я думаю, они быстрее договорятся, чем Дашка с тобой. Или со мной.

- Итак, молодая госпожа, - распахнул перед Дашей дверь кабинета владыка, пропуская ее вперед. – Прошу вас.

- Благодарю, - склонила она голову.

Ну, просто благовоспитанная барышня из хорошего семейства.

- Слушаю вас, - усаживаясь в кресло напротив нее, проговорил претемный лур.

- Это я хотела, чтобы вы объяснились, - сложив ручки на коленочках и выпрямив спину, сказала девчонка.

- Я бы желал, чтобы и наши с вами отношения, и ваши отношения с матерью проходили в мирном и уважительном ключе. Вы – неглупая, хорошо образованная и прекрасно воспитанная девушка и вполне можете себя вести адекватно.

- Все? – насмешливо посмотрела она на него синими материными глазами.

- Все, - кивнул он, улыбаясь. Просто не сумев остаться серьезным.

- А теперь послушайте, что я вам скажу, уважаемый. Я буду вести себя так, как считаю нужным. И именно так, как заслуживают окружающие. А что касается вашего владычества – мое поведение вас просто-напросто не касается.

- Изумительное нахальство, - восхитился лур. – Я могу узнать, чем же ваша мама заслужила подобное отношение? Равно, как и ваш брат?

- Они мягкотелые и слабые. Значит, с ними и надо так себя вести.

- То есть вас не надо уговаривать вести себя уважительно. Вам надо…не знаю…разбить лицо. Желательно солдатским ботинком. Выкрутить руки. До хруста. И тогда вы перестанете хамить?

- Вы не посмеете, - побледнела Даша, осознав вдруг, кто сидит перед ней.

- Тьма с вами! Я не воюю с женщинами, - рассмеялся Ра’хард. – Я просто хочу, чтобы вы запомнили этот разговор. Жизнь – она очень справедлива. И когда-нибудь вы оцените мягкость вашей матери. И ее бесконечное терпение и ее бесконечную любовь к вам. Только я хочу, чтобы вы знали. Ее реакция на ваше поведение – это не признак слабости. Это признак величайшей силы духа.

- Я могу идти? - уставилась в пол девушка.

- Конечно.

Даша дошла уже до двери, раскрыла ее. И, уже стоя в дверях и оборачиваясь, произнесла:

- Если же вы так волнуетесь за маму, вы бы ей хоть кольцо купили. Чтобы обозначить серьезность намерений. Если они, конечно, присутствуют.

...

Он вернулся в палату к Наташе, когда она была там одна. Сын ее ушел.

- Не договорились? – усмехнулась женщина.

- Нет, - удивленно сказал темный. – Поразительное создание.

- Ты знаешь, я до позапрошлого года с ней проблем не знала. Вообще. В школе – круглая отличница. Характер – веселый, уступчивый. В общем, мамина радость. Когда мне рассказывали, что у других дети выделывают в переходном возрасте, я только диву давалась. У нас такого в семье не было. Миша… Он как отец. Может и набычиться, может вспылить не по делу. А Даша…

- И что изменилось с прошлого года?

- Ты знаешь, я думаю, она просто выросла. Мир оказался слишком большим за порогом дома. Слишком сложным. И…мне порой кажется, что я была для нее… идеалом. А потом она осознала, что я – тоже человек. Всего лишь человек.

- Сочувствую.

- Я все жду, когда же это все уляжется. И верю, что это произойдет.

Они помолчали. Потом Ра’хард вспомнил, что так и не урегулировал с Наташей важный вопрос о завтрашнем мероприятии на Земле. Помрачнел. И решил, что ничего говорить не будет.

- Я понимаю, что лучше всего будет продемонстрировать, что я – жива и здорова, - сказала Наташа, как обычно, прочитав его мысли.

- Отдыхай. Завтра ты на больничном.

- Нет, Торн. Я отправлюсь с тобой. Вот надену мундир со всеми орденами. Пускай любуются. Только надо мундир еще заказать, у меня его отродясь не было.

- А можно я закажу тебе бальное платье – самое красивое, какое успеют сделать на вашей планете?

- Ты скажи еще – синее, - усмехнулась она, вспомнив их попытку на Альраме сходить на ужин в ресторан.

- Ты прекрасна, - прошептал он. – Желанна. А в том платье… Я с ума сходил.

- А в том ошейнике? – прошипела она.

- Ну, я тебе голубые бриллианты и так куплю, - задумчиво сказал владыка. - На Земле.

- Это излишне.

- Жаль только, что драгоценности мне не доставят из дворца. У меня есть родовые украшения Хардов. Тебе бы они пошли.

- Глупости, - поморщилась она. – И зачем мне драгоценности стоимостью с космический корабль?

- Дыхание мое. А какое кольцо я тебе должен выдать, чтобы доказать серьезность своих намерений?

- Никакого, - слишком ровно сказала Наташа.

- Я тебя задел этим вопросом?

- Нет, - совсем уж спокойно получилось у нее.

- Это что-то из ваших местных обычаев, которых я не знаю?

- Торн. Давай оставим этот разговор.

- Хорошо, - кивнул он. И подумал о том, что надо будет спросить у кого-то из землян, что там не так с этими кольцами.

- Распорядись, чтобы меня выпустили из лазарета, - попросила Наташа. – У меня и работа по анализу учений не окончена. И завтра этот бал так не кстати. Мне надо понять, что надеть, что делать с прической. К тому же, мне не помешает накраситься, а у меня дома даже тушь засохла за ненадобностью.Торн усмехнулся – женщина это все равно женщина. К какой бы расе она не принадлежала…

- Чем я могу помочь тебе?

- Связь с Землей. Потом, наверное, придется слетать туда. И вообще, мне, наверное, удобнее будет ночевать на Земле.

- Ты позволишь составить тебе компанию?

- Скажи еще, что пойдешь со мной по магазинам, - улыбнулась она.

- Я не против, но будет много лишнего внимания.

Наташа задумалась.

- Слушай, - прижался он к ней. – А давай, раз уже мы в медблоке, лекарь отрастит тебе волосы?

- Да какая разница? – проворчала она.

- Пожалуйста.

- Ладно, - почему-то согласилась Наташа, сама себе удивляясь. – Только я не знаю, какие нужны наряды на подобное мероприятие. И прически. Не хочу показаться смешной.

- Оставь распущенными, - тихо сказал он, прикасаясь к ее коротко обстриженным волосам и пропуская их сквозь пальцы. – Только нужен будет венец – широкий, с драгоценностями, чтобы их поднять на висках. Это будет…умопомрачительно…

Он сделал паузу, чтобы продолжить говорить комплименты, но вдруг сказал совершенно печально:

- И я буду страдать.

- Тогда, конечно пойдем к лекарю, пусть их скорее отрастит, - рассмеялась она.

- Я глупею, когда на тебя смотрят другие мужчины, - признался он.

- Заметила уже. Пойдем, у нас много дел.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Маршал Ро’Ольд, очнувшись, испытал чувство…какой-то неправильности.Ранен. Это привычно. Ветерану всех боевых компаний Темного Ожерелья не привыкать. Периодические войны с орками. Официально объявленные. Тайные операции против заклятых друзей и союзников: светлых, гномов и рептилоидов. Карательные походы против пиратов. Эти в последнее время так обнаглели, что смели нападать и на темных тоже.И хотя он был маршалом, но за спинами своих штурмовиков отсиживаться не привык. Да и начинал он с самых низов. Его отец был категорически против наследуемых должностей. И хотя их род был дальними, но родственниками Хардов, лир начинал после военного училища лейтенантом. Все, как положено.И, признаться, толку в таких порядках было больше.Что не так?Не в плену же он! Родной медицинский отсек он всегда отличит.Да… обстоятельства ранения. Нелепые. Ро’Грик. Он никогда не любил этого мальчишку. Относиться к нему как равному, у штурмовика не получалось. И дело даже не в возрасте. Не так и молод был «молодой» начальник генерального штаба. Чуть моложе владыки. Последнее поколение, когда дети просто рождались… И почему он, глупец, тогда не озадачился этим вопросом? Молодость… Время поиска себя и надежда встретить свою единственную. Э’тили. Все кажется: вот-вот. Не сегодня, так завтра. И жизнь расстилается перед тобой: такая яркая, такая бесконечная…

Что же не так?Сегодня он вышел на площадку перед лифтами и оценил абсурдность происходящего. Темный напал на темного. Темный ударил женщину… Для него так и осталось непонятным, что его взбесило больше: первое или второе. Наверное, все-таки болезненный вскрик симпатичной молодой рыженькой женщины-землянки, которую отшвырнул спятивший Ро’Грик.Ярость, до белизны в глазах, опять вскипела в жилах маршала Ро’Ольда.

Как она?Сильно ли пострадала? Очень ли испугалась?

Сам усмехнулся своим мыслям. Ну да… Наблюдать вспышку безумия темного. Чуть не погибнуть при этой вспышке…Аналитики-мужчины хоть пытались остановить это безумие. Надо с ними заняться и сделать из них настоящих темных. А то… Мелюзга. Порыв был правильный, а вот реализация… Вообще ни о чем. Их же было… сколько? Шесть темных и три землянина… Против одного маршала Ро’Грика. Потомственного аристократа. Правильнее всего было им бежать. Хотя… Они были прижаты к дверям лифта. Диспозиция – так себе.

Хорошо хоть, что он успел вмешаться…

Мысли маршала Ро’Ольда были прерваны шипением открывающейся двери.«Должно быть, лекарь…» - подумал темный. Но через мгновение понял, что не прав.

- Как вы? – спросила на темно-эльфийском женщина, о которой он беспокоился.

- Я штурмовик, лира, мне не привыкать, - ответил он, ругая себя за то, что не спросил ее имя. Видел же с э’тили владыки. И не раз.

- Вы, наверное, не помните, - сказала женщина. – Меня зовут Иветта.

- Вам сильно досталось?

- Синяки лекарь уже свел, - светло улыбнулась женщина, словно в этом было что-то хорошее. – Ключицу зафиксировали. Ваш лекарь… Смешной такой, с косичками…

- Ре’Лерг, - понял маршал.

- Именно. Так вот он сказал, что через пару дней кости срастутся.

Ро’Ольд скрипнул зубами. Нестерпимое желание убить спятившего как бешеного пса, завладело им.

- Вам нехорошо? Вызвать лекаря? – и женщина приготовилась бежать и звать на помощь.

- Пожалуйста, не уходите, - неожиданно для себя сказал маршал. – Простите, я глупец. Вам же трудно сидеть…

- Я вполне прилично себя чувствую. Только там, где спину зафиксировали – чешется ужасно.

- Жаль, я не могу помочь вам. Меня обездвижили. Наши лекари это практикуют, чтобы раны быстрее затягивались.

- Ничего страшного, - улыбнулась она. – Я потерплю. Меня, вообще-то уже отпустили к себе, но я решила найти вас и проведать.

Она, наконец, перестала стоять возле двери и прошла в палату. Уселась в кресло. Потом какая-та мысль посетила ее. Женщина снова напряглась:

- Я не слишком навязчива?

- Что вы, - улыбнулся Ро’Ольд. – Я рад, что вы пришли. Я думал о вас.

- Странно, - задумчиво ответила она. – Мне тоже захотелось узнать, что с вами. Я беспокоилась.

- Мне было неприятно, что вы могли после случая с нападением плохо подумать обо всех темных эльфах. Что все мы – безумцы и уроды.

- Не говорите так, если не хотите, чтобы я рассердилась, - строго проговорила женщина. – Темные пострадали, чтобы нас защитить. И вы, и наши аналитики.

Ро’Ольд поймал себя на том, что он смотрит на нее… И улыбается, как мальчишка. Счастливо и беззаботно. Маршал уже и не помнил, когда такое было…Она вдруг, поймав его улыбку, почему-то улыбнулась в ответ. Почему-то несмело.

...

… - Слушай, может, я просто возьму свой флайер. И полечу, - Наташа стояла в ангаре на флагмане владыки. И уже злилась.

- Нет, - ответил ей владыка. – Три десантных бота. На одном – ты и я. Два другие – с охраной.

И ей нравилась его властность. Наверное, пока ее тень не коснулась ее саму.

- Торн, - тихо сказала она, стараясь, чтобы ее не услышали штурмовики отряда «Нарак», которые их должны были сопровождать. – Не будь упрямым, как пень. Ну, вот как ты представляешь себе такое появление на Земле? Не говоря уже о магазине?

- Прекрасно представляю. Сначала охрана проверит, насколько безопасно в этих самых магазинах.

Губы у темного были поджаты. Глаза просто метали молнии.Проглотив ругательство, посчитав до двадцати, Наташа проговорила. Как могла спокойно:

- Приди в себя. Пожалуйста. Ладно еще взять пару охранников.

- Наташа, я буду беречь тебя и защищать.

Женщина тяжело вздохнула. И где этот безумный темный маршал взялся! Сходили пообедать… У Торна тоже крышечку унесло. Только на почве ее безопасности.

- Мне надо торопиться, – попыталась образумить его она. – Моя портниха, которая заведует моими рабочими костюмами, договорилась со своей знакомой, что занимается парадными туалетами. И меня не только примут. Мне обещали помочь. Быстро.

- Так ты же всех и задерживаешь, - был ей ответ.

- Господа, - обратилась Наташа к темным. – Вы позволите? Нам надо поговорить наедине.

Все штурмовики элитного отряда, которые помещались в два бота (а это сорок темных эльфов) поклонились. И поспешили покинуть ангар.

- Торн. Я не хочу этого, - сказала Наташа. – Если ты желаешь обеспечить мою безопасность…

- Не начинай снова. И вообще. Давай ты и, правда, останешься дома. Не стоит оно того.

- Уважаемый владыка претемный лур Ра’хард, - вконец осатанела Наташа. – Я немедленно отправляюсь на Землю. В одиночестве. Без вас. И без ваших штурмовиков. Если вы намерены продолжать наше общение, задумайтесь вот над чем. Мне сорок лет. Я – командор Земного союза. Я привыкла к тому, что я решаю сама, как мне поступить. Я! И только я! Отвечаю за свою жизнь. И за жизнь еще многих и многих людей. Поэтому мне не по душе ваши попытки ограничить мою…Она не успела сказать: «свободу».

- Ваши попытки помочь тем, кто пытается вас убить?! – взревел владыка.

- Не смей повышать на меня голос, - прошипела она.

Владыка зарычал – и отошел подальше.

- Всего доброго, - Наташа подошла к своей красненькой машинке, такой изящной и беззащитной по сравнению с ботами штурмовиков.

- Я тебя не отпускал, - услышала она за спиной.

- Торн. Я устала. Я хочу разобраться с этим грешным платьем, вымыть голову. Благодаря тебе на ней слишком много лишних волос. Еще я хочу лечь спать. Вот что тебе вожжа под мантию попала?

- Я не знаю, что такое вожжа и мантия, но…

- Если ты принудишь меня остаться, то я буду рассматривать это как разрыв наших отношений, - тихо сказала она.

- А что? У нас есть отношения? – в сердцах бросил он.

- Видимо, ты переобщался с Дашей. И стремление хамить мне передается воздушным путем.

- Наташа, я только хочу тебя защитить. Я уже несколько раз чуть не потерял тебя.

- Прикажи открыть шлюз. Я улетаю.

Ра’хард одним тигриным прыжком преодолел расстояние между ними. Прижал к себе непокорную, упрямую, невозможную…и такую желанную женщину. Целовал, словно ставя печать обладания, зарывался пальцами а длинные волосы. Наконец-то они такие, какими им быть положено… В какой-то момент, важная мысль пробилась в его голову, где победно грохотала кровь.Э’тили не отбивалась, не протестовала и не говорила гадости. Она вообще ничего не говорила. Только обхватила его плечи руками, гладила их. И сладко стонала.

- Наташа, - простонал и он.

Кто начал первый срывать друг с друга одежду, они так и не поняли. Конечно, при желании, можно было бы найти запись камер наблюдения. Или спросить у операторов, которые дежурили.Но им было не до того.Одна только дикая жажда, поделенная на двоих, ими владела. Она затуманила разум, выжгла сомнения и кинула их в объятия друг другу.Это была жажда обладания.Наталья почувствовала себя обжигающим сгустком энергии. Кусочком солнца, непонятно как оказавшимся в этом ангаре и удивительным образом встретившимся с таким же неприкаянная кусочком светила из другой вселенной.Это было ликование. От того, что они больше не одиноки. От того, что они предназначены друг другу. Как свет и тьма.

- Моя! – победно кричал он.

- Твоя! – ликующе отзывалась она.

Если бы десантные боты могли бы краснеть, они бы стали такого же цвета, как маленький земной флайер, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор.

Но они лишь одобрительно посматривали на владыку Темного Ожерелья круглыми фарами. И не мешали.Внезапно у землянки и темного кончились силы. И включился разум.Они огляделись вокруг. Наташа была прижата спиной к капоту ее флайера и полулежала-полусидела на нем. Торн прижимался к ней…Он удивленно покачал головой. Любимая насмешливо улыбнулась в ответ. Мужчина спустил ее на пол.

- Ой… - женщина почувствовала, как у нее подгибаются ноги.

Почувствовала, как напрягся Ра’хард. И добавила:

- Мне не больно, и не плохо. Мне…даже слишком хорошо.

Он то ли застонал, то ли засмеялся. Подхватил ее на руки. Наташа обняла его за шею, прижалась к нему. Торн сделал несколько шагов к десантному боту штурмовиков. Приложил ладонь к панели. Дверь отошла в сторону. Нажал еще на одну кнопку.

- Задние сидения раскладываются в лежанки для транспортировки раненых, - пояснил темный.

- Мы и есть раненые, - смущенно улыбнулась она. – На всю голову.

- Наташа, - он уложил ее и растянулся рядом. – Прости.

- За то, что вел себя, как непрошибаемый чурбан?

- Что такое «чурбан»? – спросил он, так как последнее слово она сказала на родном языке.

- Это такое кусок дерева, который даже топором не прошибешь!

- Посчитаю это за комплимент, - ответил он и прижал ее к себе.

- Торн, - отвлеклась она. Погладила его по груди, потом пальчики запутались в его жестких волосах. Добрались до остроконечных ушей. Наташа подалась вперед – и легонько прикусила мочку уха.

Темный задохнулся:

- Любимая…

- Помолчи, пожалуйста. А то мы опять с тобой разругаемся. А ведь есть занятия поприятнее.

- Кто я такой, чтобы спорить с моей э’тили, - рассмеялся он.

- Как же, как же.

Он опрокинул ее на спину и стал целовать.

- Как я этого хотела, - прошептала она.

- Так ты меня специально провоцировала, чтобы я нарушил традиции? – восхитился он.

Она извернулась – и прикусила его плечо.

- Ай! – возмутился владыка.

- Больно? – всполошилась женщина.

- Я истекаю кровью. Отравлен. И меня надо спасать!

- Что-то для раненого ты слишком много говоришь, - с подозрением посмотрела на Торна Наташа.

- У меня бред, - нашелся темный. – Спасай!

И она спасла.

- Дыхание мое… - шептал он. – Я не смогу без тебя…


… - Слушай, а как мы теперь выйдем отсюда? – с недоумением спросила Наташа спустя очень-очень длительное время.

- М-м-м? – владыка дремал, обнимая любимую, и думать ни о чем не хотел.

- Торн, - потормошила она его. – Ты понимаешь, где мы?

- Наташа, неугомонная. Спи, - приказал он.

- Какой спи! А платье?

- Нет, - глаза у него не открывались. – За такое – только драгоценности. Что у нас самое дорогое в галактике?

Глаза пришлось открыть. Потому что его стукнули. Кулачком в грудь. Потом еще раз. И дыхание у любимой изменилось – перестало быть расслабленным. Стало жестким. Словно она дышала сквозь слезы.

- Что случилось? – всполошился он.

- Что мне делать с одеждой? Я хочу уйти.

- Нет. Я не пущу тебя.

- Еще не хватало, чтобы ты расплачивался со мной драгоценностями! – рявкнула она. – Я тебе кто?

- Всё, - честно ответил он. – И я принял это.

- Торн, - она прижалась к нему. – Я как-то поглупела со всеми этими переживаниями.

- Я тоже, - он провел ладонью по всей длине ее волос. Полюбовался, как они струятся, точно плащом укутывая любимую. И…Тут владыка понял, где собрался укладываться спать. Оглядел серые панели и потертые сидения бота штурмовиков. И смутился.

- А…одежда?

- Сообразил, наконец, - вздохнула она.

- Думаю, не стоит ее искать и смотреть, в каком она состоянии.

- Хоть твои штурмовики не кинулись тебе на помощь за это время, - усмехнулась она.

И с удовольствием посмотрела, как он фиолетовеет.

- У тебя изумительно красивый цвет кожи, - провела она кончиками пальцев по его коже. – И такой забавный окрас.

Владыка зарычал. Прикоснулся особым образом к уху и отдал приказ:

- Рор, раздобудь нам с Наташей что-нибудь из одежды. И пусть в ангар никто не входит. И не смей ржать над владыкой!

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

- Бедная Эмили, - донеслось в спину Наташе.

- Так Вереева же вроде бы с эльфом этим… - донесся второй женский голос.

- Посмотри на его ушки, - хихикнула та, что сочувствовала Эмили. – Очаровашки!

Командор Вереева особым образом сложила руки, привлекая внимание службы безопасности.Молодой человек самой аристократической наружности возник радом с ней.

- Приглашенным еще раз объяснить, что у нас темные эльфы. Никак не просто эльфы, - прошипела она, любезно улыбаясь при этом. – И еще! Гости понимают на обще-земном. И уберите куда-нибудь этих куриц.

Безопасник ослепительно улыбнулся и исчез. Словно его тут и не было.Наташа чувствовала, что, явившись на этот бал, она совершила ошибку. В чем она заключалась? К каким неприятным последствиям должно была привести? Этого женщина не могла понять. Но что-то скребло ее изнутри.Вчера вечером и сегодня с утра такого состояния не было.С вечера, вдоволь наругавшись и потом долюбившись до полной потери себя в пространстве, Торн и Наташа отправились на Землю. Хорошо еще, что два охранника, которых к ним приставил Ру’Рар, знали, куда им лететь.Модельер встретила их любезно. Оценивающим взглядом прошлась по владыке и по штурмовикам. На мгновение в ее глазах мелькнуло что-то плотоядное, но женщина внимательно посмотрела на Наташу. И взяла себя в руки.

- Могу я спросить, как к вам обращаться? – спросила она, усадив заказчиков на уютный диванчик. На галакте модельер говорила хорошо.

- Наталья Владимировна.

- Лур Ра’хард, - кивнул темный.

- Еще один вопрос: во что вы будете одеты, лур?

Владыка посмотрел на землянку удивленно и спросил:

- А какое отношение это имеет к платью для луры?

- Лура – ваша спутница?

- Можно сказать и так, - поморщился Ра’хард.

- Вы ведь хотите, чтобы вы отлично смотрелись в паре?

- Конечно.

- Тогда мой вопрос обоснован, - улыбнулась модельер.

- У вас есть бумага и карандаш? Я нарисую.

На рисунке был изображен темный эльф в тунике до средины бедра. Двойные рукава. Одни широкие. Из разреза – другие, узкие. На груди цепочка с камнем в виде ромба. На талии сложного плетения пояс с кинжалом. Узкие штаны, плотно облегающие ноги. Странные остроносые туфли.

- Какая прелесть! - восхитилась модельер. – Просто раннее земное средневековье! А цвет?

- Черный с фиолетовым.

- А драгоценности?

- Черные бриллианты.

- А на даме?

- Что самое дорогое и подходящее к платью можно подобрать на вашей планете за оставшееся время.

- Не будет ли дерзостью уточнить сумму, которую вы готовы потратить.

- Не имеет значения, - был дан высокомерный ответ. – Только на голове должен быть венец…

- Диадема?

- Нет, - недовольно отозвался владыка. – Не маленькая корона… Другое. Давайте я нарисую.

- Я и не знала, что ты рисуешь, - полюбовалась Наташа на свое изображение.

Несколько линий – и вот на листе бумаги появилась она. Вполне узнаваемая. Только волосы подняты вверх и закреплены. Чем?.. Наташа назвала бы это ободком, только из чего-то драгоценного. И еще – посредине лба подвеска.

- Я поняла. Вы не против, если у вашей дамы платье будет фиолетовым, в тон вашему?

- А вы сможете найти для украшений черные бриллианты и платину? – с надеждой спросил у модельера владыка.

Наташа не спорила. В конце концов, любой женщине хочется почувствовать себя принцессой. Даже если у тебя воинское звание, не юный возраст. И двое взрослых детей.Платье у нее было замечательным. Максимально простым, темно-темно-фиолетовым, переходящим во тьму. Из украшений – венец на голове. И такого же плана браслет на руке. Уши у командора Вереевой не были проколоты. А от ожерелья решено было отказаться, чтобы не перегружать образ.

- Хорошо еще, что никакого чокера! – порадовалась Наташа.

Она радовалась как девчонка, когда увидела себя в зеркале. Собранной для бала. Радовалась, пока они летели в Версаль. Именно там проводили бал. Была в восторге от ненасытных взглядов Торна. И от одобрительных – остальных темных. Ей очень понравилось. Все. Аккурат до парадной лестницы, потому что дальше она ничего не замечала. Она слушала шепотки и обсуждения.Это было… Как удар в спину. Как предательство своих.Нет, военные как раз вели себя прилично. Сельверстров раскланялся с ними, а военный министр Эрик фром Рюккер изобразил всеми доступными ему средствами мимики полный восторг. А потом еще и приложил руку на сердце, чтобы показать, что он покорен.

Но вот дамы…

Наташа не стала раздумывать: за что так с ней. Она выпрямила спину. И стала чуть высокомернее. И гораздо холоднее.Когда они с Торном подошли к президенту Земного союза и первой леди, Эмили Броу сделала вид, что с Наташей она не знакома. Любезно улыбнувшись, жена Стаса проговорила на галакте:

- Мы с мужем рады приветствовать владыку претемного лура Ра’харда и …его спутницу.

Лица присутствующих изменились. У Стаса гневно раздулись ноздри, черты лица владыки закаменели. У темных засверкали глаза, земные военные нахмурились. Дамы заулыбались.

- Командор Вереева – моя э’тили, - холодно поправил леди Броу владыка.

- Вы же понимаете, - сверкнула довольной улыбкой жена президента, словно и не замечая реакции гостей. – Мы на Земле варвары. Дикие совсем. Поэтому мы понимаем простые понятия: жена, невеста. А как вы там сказали…

Владыка Темного Ожерелья и президент Земного союза зубами заскрипели синхронно. Наташа улыбнулась.

- Мы счастливы, - тихо сказала она. – Понимаешь, Эмили? Счастливы. А кто кого как называет… Какая, в общем-то, разница?

После протокольных церемоний и патетических речей гости разбрелись кто куда. Ра’харда куда-то утащили земные военные.

- Наташ, только на минуточку, - с извиняющимся видом пробормотал Эрик фром Рюккер.

Женщина усмехнулась. И стала раздумывать, все пытаясь понять, что ее тревожило.

Пункт первый. Кто-то отправил темных эльфов на окраину галактики, озаботившись, чтобы они схватились с землянами.

Пункт второй. Кого-то должны были оставить на Земле, чтобы проследить, чтобы все шло по плану.

Пункт третий. Противник переоценил буйство темных эльфов и убедился, что они (во всяком случае владыка) умеют думать головой.

Пункт четвертый. Что такого можно сделать, чтобы темные эльфы все-таки сцепились с землянами?

Ответ пришел так легко, словно она сама эту операцию и планировала: демонстративно убить ее, Наташу. И сделать это надо…Тут она увидела, как к ней направляется Эмили. С двумя бокалами шампанского.Правильно. Если ее убьет жена президента, прилюдно, тут у владыки Ра’харда крышечку и снесет…Задача: избежать опасности и не допустить скандала.Она опять сложила руки, как полагается, к ней подошел следующий молодой человек. Теперь уже в форме официанта. С поклоном протянул ей поднос с шампанским.

- Сержанта Ру’Рара предупредите, что мне понадобится лекарь Ре’Лерг. И как можно скорее, - беря бокал, проговорила она.

- Что с первой леди?

- Она не в себе.

- А в бокалах?

- Надо узнать.

- Сбить с ног?

- Нет. Пусть подойдет ко мне. Спустя пару минут пусть подойдут Стас и Торн. В смысле… - она поняла, что назвала по именам президента и владыку. Стало неловко.

- Я понял, - поклонился «официант», принял пустой бокал обратно на поднос и ушел, ловко лавируя между приглашенными.

Наташа приняла приветливый вид и стала ждать старинную подругу.Станислав Броу, до того момента, как женился на Эмили и вошел в ее клан, служил под командованием Юрия Вереева. Стас был моложе. Но такой же правильный, как и ее муж. Такой же битый жизнью. Такой же самозабвенно преданный идее: Земной союз должен быть в безопасности.Он не попал в мясорубку возле заправочной станции «Пять-бис-альфа» только потому, что лежал в госпитале, когда его ребята уходили на задание, бывшее «крайним», а оказавшееся последним.Стас и его невеста, он к тому времени как раз познакомился с Эмили, поддерживали Наташу как могли. Их дети учились в одной школе. И все эти годы…

- Наташа, - протянула ей бокал подруга. – Прости меня.

- Ничего, - ответила ей Вереева. – Тебе столько лет рассказывали, что с нашими отношениями все не так и я не могу просто дружить с тобой и со Стасом…

- Глупо?

- Эм, я бы никогда не смогла оскорбить тебя.

- А Стас?

- Тоже.

- Лжешь, - спокойно сказала жена президента, и выпила из своего бокала.

- Скажи, а что будет, если я выпью из своего?

Жена президента с нарочитым недоумением посмотрела на Наташу.

- Ты понимаешь, что для темных месть – это святое? И они убьют не только тебя и Стаса, но и всех ваших родственников, включая Уильяма?

Эмили напряглась, услышав имя сына.

- Вы с мужем, как пригласившие нас в своей дом, отвечаете за безопасность. Не будет ли цена за мое устранение слишком велика?

- Ты права, - хрипло проговорила Эмили. – Надо было нанять киллера.

- Эм, - мягко спросила у нее Вереева. – Кто говорил о том, что меня надо устранить? Кто убедил тебя, что это надо сделать на балу? Кто дал яд, который ты подсыпала в бокал?

- Какой яд? – спросил, бледнея, подошедший президент.

- Отдай экспертам – узнаем, - улыбнулась Наташа. – Эмили изолируй. Она не в себе и под чьим-то контролем. Сейчас прибудет лекарь Ре’Лерг, пусть займется с твоей женой. Ее родителей после всего этого шапито – ко мне. Сильверстров пусть отработает гостей: с чего они ведут такие оскорбительные речи. И…Она обратила внимание на то, что к их четверке приблизились какие-то незнакомые люди…

- Мы с претемным владыкой благодарим господина президента и первую леди за гостеприимство, - громко сказала Наташа. – И, конечно же, с удовольствием останемся ночевать во дворце.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

- Вы с ума сошли! – негромко, величественно и очень гневно высказывался глава клана Черчиль. Он же отец Эмили. – Станислав, объясни своей любовнице, что…

Его перебили.Одно неуловимое движение, даже Станислав не успел напрячься, а тем более среагировать… А отец Эмили уже замер на полу, и рука темного эльфа сжала ему горло.Президент Земного союза поднялся, но нападать не решился. Мама Эмили взвизгнула:

- Стас, сделай же что-нибудь!

- Муж вашей дочери – очень мудрый человек, - любезно заметил лур Ра’хард. – Он понимает, что пока он будет что-то предпринимать, я успею сломать шею уважаемому лорду Черчилю. И даже встать в стойку, чтобы встретить его. Вместе с тем, он видит, что я не намерен причинять лишнего вреда его родственнику. Просто хочу обозначить свою позиции. И сделать это так, чтобы меня услышали.

- Слушаю вас, - тихо и почтительно отозвался человек под его рукой.

- Я требую уважительного отношения к моей луре. Оскорбляя ее, вы оскорбляете меня. Осознайте это сами и донесите до каждого в своем окружении. Это первое и последнее предупреждение. Теперь, что касается вашей дочери. Надо понять, под чьим контролем она находится. И избавиться от этого контроля.Он поднялся и сделал шаг назад.Стас протянул руку тестю, помогая ему подняться.

- Наташа, я прошу прощения, - усевшись обратно в кресло, сказал лорд Черчиль.

- Мне вот что не понятно, - задумчиво произнесла командор Вереева. – А с чего несколько месяцев назад все решили, что я вдруг стала любовницей Стаса? С чего у Эмили образовалась эта идея фикс? Почему так же, например, считает моя дочь и средства массовой информации? Ни я, ни Стас – не давали повода. Да мы вдвоем практически не оставались. Плюс записи камер наблюдения. На них же есть записи… Вечер поминовения у меня дома… Так там народу было – человек пятьдесят, верно?.. И гудели мы всем поселком. У нас ведь в основном военные живут.

Миледи и милорд Черчиль переглянулись.

- А ведь правда, - вдруг удивилась мама Эмили. – Наташа все эти годы была нам, как дочь. А тут… Что на нас нашло?

- Видимо, кто-то наслал, - нахмурился Ра’хард. – В основном, на вашу дочь. А по вам пришлось оскользью. Господин Броу, вы меня не проводите к первой леди? Надо посмотреть, как справляется мой лекарь.

И они со Стасом ушли, оставив в комнате Наташу, родителей Эмили. И неловкую тишину.

- Прости нас, девочка, - тихо сказал лорд Черчиль. – Мы не должны были…

- Ничего, - ответила Наташа, чувствуя, что с души спал камень, от тяжести которого было больно. Она терпела, она старалась не замечать, но…вся эта ситуация мучила ее.

- И темный эльф твой, - с одобрением продолжил отец Эмили, потирая шею. – Настоящий мужик!

- Милорд, помогите мне, пожалуйста, - поднялась Наташа и протянула ему фотографии, которые ей уже принесла служба безопасности. – Кто эти люди. Я военных знаю, безопасников – тоже. А вот всех остальных…

- И чем они тебя заинтересовали? – спросил лорд Черчиль, доставая из кармана очки и начиная рассматривать снимки.

- Я отдала приказ фотографировать тех, кто позволит себе неуважительные высказывания по отношению к темным эльфам. Они существа своеобразные. Ценят силу. Их раздражает раболепство, но они способны на более чем резкие действия, если видят хамское отношение к себе. А тем более, к их женщинам.

- Это я наблюдал, - снова потер шею мужчина.

- Владыка Ра’хард – самый рассудительный из всех, - улыбнулась Наташа. – Он действительно мудр.

- Даже так? – удивленно посмотрела на нее леди Черчиль.

Вереева кивнула.

- Нет, его клинит на вопросах моей безопасности. Но он умеет держать себя в руках. И хорошо просчитывает наперед.

- А почему он не просчитал учения? – с любопытством подался вперед лорд Черчиль.

- Отчего же? Он их просчитал, - улыбнулась Наташа. – Просто подумал, что его подданным будет полезно увидеть свои ошибки. И не в реальном бою, а на учениях. У нас в обороне, кстати, тоже своего предостаточно.

- Понял я! Опять бюджет переформировывать. И на военные нужды расходы увеличивать, – рассмеялся мужчина. – Давай фотографии.

Наташа протянула ему снимки.

- В основном жены, - проворчал лорд. – И вот что этим …дамам не ведется себя прилично? Ведь наверняка служба безопасности инструктаж проводила.

- И уж понять, кто у нас в гостях, просто эльфы или темные эльфы, можно было. А это, между прочим, смертельное оскорбление.

- Нам же это говорили, - удивилась миледи. – Так ведь, дорогой?

Лорд Черчиль энергично кивнул и заговорил, показывая на снимки:

- Вот этих двух я знаю. Это – супруга председателя Торговой палаты. Эта – министра финансов. Остальные?

И он передал фотографии жене.

- Торговое представительство в полном составе.

- Похоже, что они договорились с Гильдией купцов прежде, чем мы попытались установить дружественные отношения с Темным Ожерельем, - покачал головой лорд Черчиль. – Любопытно.

- И кто-то здесь, на Земле, помогает торговцам с Альрама организовать поставку людей, - добавила Наташа.

- И втянул в это дело нашу дочь, - тихо сказал лорд Черчиль, словно только что в это поверил.

Наташа кивнула.Получается, на бал они с Торном сходили более чем удачно.И Эмили помогли. Наташа не сомневалась в том, что Ра’хард и его лекарь снимут все установки, что превратили приятную и легкую в общении женщину в озлобленную неврастеничку. Кроме того, они заручились поддержкой клана Черчиль. А это дорогого стоит. И, получается, еще на один шаг приблизились к врагам.

- Как она? – спросил землянин у лекаря, как только они вошли в комнату Эмили.

- Будем стараться, - ответил темный недовольно, и его косички недовольно вздыбились. – Вы тянули зачем? Женщина уже просто за гранью. Очень сильное злое ментальное воздействие. Да еще и настолько идущее вразрез с ее собственными эмоциями, желаниями и установками! Хорошо еще владыка сразу ее в транс погрузил, еще до моего прибытия.

- Как в транс? – удивился Станислав.

- Я просто не знал, как еще помочь. Мне пришлось перехватить поток ее сознания, которым кто-то управлял. И отсечь и информацию, которая поступала, и внушение, которое вредило.

- Вам повезло, что претемный настолько силен, что смог это сделать, - проворчал Ре’Лерг. – Ей чуть не выжгли мозг. Скорее всего, напоследок хотели скрыть факт воздействия.

- Убью мерзавцев, - сжал кулаки бывший десантник, поверивший, наконец, что есть кто-то кому он обязан тем адом, что окружал его несколько последних месяцев. - Бедная Эмили.

- Что вы можете сказать по тому состоянию, которое вы наблюдаете сейчас? – спросил владыка у своего подданного.

- Продолжаем отсекать потоки, которые могут воздействовать на луру, - проговорил лекарь. – Тем временем будем лечить. Бедняжке досталось. Главное, не допустить дальнейшего влияния на ее сознание враждебным воздействиям.

- Жаль, я отследить не успел, от кого ментальный поток шел, - скривился владыка.

- Так он или она… Были на приеме? – у президента взгляд стал точь-в-точь как у гончей, взявшей след.

Владыка кивнул:

- При чем в том же самом зале, что и мы.

- Найдем, - оскалился землянин. Но тут же добавил огорченно. – Но что нам делать, если злоумышленник решит кинуть…как вы сказали? Ментальный поток?..

Ра’хард кивнул.

- Если кинут эту гадость еще на кого-нибудь? На меня, на кого-то из офицеров? На безопасников. Да на любого, у кого есть личное оружие. И кто может, скажем, выпалить в вас. Или в Наташу.

При упоминании имени любимой владыка вздрогнул.

- Ре’Лерг, как помочь землянам противостоять подобному воздействию? – спросил он у темного лекаря.

- Из всех известных живых существ такому воздействию не подвержены только мы - темные эльфы, - задумчиво сказал лекарь. – По логике можно сделать какую-то вакцину на основе нашей крови и человеческой. Но… Я не микробиолог, мой лур.

- Есть кто-то в нашем боевой ордене, кто мог бы решить этот вопрос?

- Земные микробиологи будут рады помочь, - поспешил сказать президент. Как-то идея о том, что какая-то тварь могла влезть в голову и управлять…любым человеком очень и очень ему не понравилась.

- В утешение могу сказать, что услуги специалистов по ментальному воздействию очень дороги, - заметил владыка.

- То есть я должен был польщен, что кто-то влез в голову моей жене? – проворчал Стас.

- Вы можете быть польщены. Вас посчитали достойным врагом, - серьезно ответил ему темный.

Президент Земного союза только покачал головой. Вот без чего он бы лично вполне бы обошелся, так это без такого признания.Через какое-то время лекарь их выставил, пообещав докладывать обо всех изменениях в состоянии первой леди.

- И к утру я постараюсь решить, кто сможет помочь с решением проблемы воздействия на землян.

Когда Станислав Брроу и лур Ра’хард вышли в коридор, то темный спросил у землянина:

- Что символизируют кольца? И кто такая жена? И почему это так важно?

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

- Есть говорят, в Галактике неуловимый пират Джо… - говорила Наташа, добавив в голос загадочности.

- И чем же он такой неуловимый? - спросил Ра’хард, хотя чувствовал подвох. – Поймать не могут?

- Нет, - серьезно ответила командор. – Потому что не ловит его никто. Кому он, к черной дыре, нужен.

И сержант Ру’Рар, и остальные штурмовики отряда «Нарак» услышали довольный хохот владыки, к которому присоединился звонких смех его луры. Военные хмыкнули и снова сделали вид, что их просто нет. Нет на берегу этого странного моря цвета десантного бота темных эльфов. Нет среди высоких деревьев, подпирающих прозрачно-синее, яркое небо. Нет на территории этого загородного (по меркам темных) весьма и весьма скромного дома, где их владыка был настолько счастлив, что это чувство передалось и им, его солдатам.От претемного шла такая волна нежности, умиротворения, покоя и…тепла, что штурмовики могли лишь удивленно переглядываться. И суровому владыке эти чувства были не свойственны, да и военные эмпатами никогда не были. Не положено. А сегодня… Их просто сносило от этих чувств. И каждого начинало дергать предвкушение: может, и они найдут на этой планетке…свое личное чудо.

К тому же военные узнали последние новости. Еще более невероятные, чем владыка в приступе нежности. Маршал штурмовиков Ро’Ольд, непрошибаемый, наверное, даже прямым попаданием заряда плазмы в грудь… похоже, нашел свою женщину.То, что наблюдали штурмовики на флагмане: неловкие ухаживания их командира за землянкой, ее смущение и горящие щеки. То, что маршал темных и земная женщина, как школьники, все время старались коснуться друг друга. Хотя бы мимолетно…Темные ждали чуда. Каждый для себя. И от этого сердца каждого то замирало, то пускалось вскачь.

Кстати, на балу у президента Земли, никто никого не встретил. Наверное, женщины подобрались неподходящие. Великосветские дамы, смотревшие на темных как на экзотическую секс-машину с белыми волосами, военных не привлекли. Как и женщины из различных служб безопасности – у землян было и такое извращение. Когда темные чувствовали на себе взгляды этих особ, то чувствовали себя мишенями в перекрестье прицела.А вот те землянки, что были присланы для обучения темных, там уже завертелось несколько романов.Молочный брат владыки обошел территорию, прилегающую к дому, проверил караулы. И вышел на улицу.Желтоватые неровные улицы со странным покрытием и ямами. Небольшие очень разные дома, прячущиеся между деревьями. Серые с розовыми вкраплениями валуны разных форм по обочинам.Все это было необычно. Но темному здесь нравилось.

- Добрый день! – тут же окликнули его любопытные мальчишки, с самого утра нарезающий круги на велосипедах вокруг дома командора Вереевой, чтобы только увидеть пришельцев.

- Добрый, - улыбнулся им темный эльф.

В поселке было много детей. Самого разного возраста. Это было странно. И Ру’Рар не уставал благодарить Мать-тьму, что она в великой мудрости своей направила их по правильному пути. И они не взяли себе на душу такого груза. Смерти потомства – самого ценного для любого вида.

- А вы на мечах сражаетесь? – спросил темноволосый мальчишка, с ободранными коленками. Глаза его сверкали. Еще бы! Кому рассказать: темные эльфы вот так, просто на улице. А он еще к бабушке за город ехать не хотел.

Этот вопрос прорвал плотину вежливости. Темный даже не успевал отвечать. Он только вертел головой от одного к другому. Дети трещали на ломаном галакте.

- А меч покажете?

- А на ваших кораблях тоже стрелять нельзя – все развалится?!

- А штурмовая винтовка у вас с собой?

- А броня у вас серебристая, как у наших?

- А правда, что у вас боты могу быть невидимыми?

- А как вас зовут? – вдруг спросил тот самый мальчишка, что задал вопрос самым первым.

Галдеж прекратился. И мальчишки уставились на темного вопросительно, первый раз ожидая ответа.

- Меня зовут сержант Ру’Рар, - церемонно сказал он.

- Надо же, - восхитился один из пацанов. – Сержант. Как мой папка!

Тут штурмовик обратил внимание на женщину, которая показалась ему чужеродной в поселке, созданном людьми для отдыха и покоя.Женщина. Молодая, высокая, в светлом деловом костюме, в туфлях на каблуках, спускалась по улице сверху. То есть от старой дороги, что шла вдоль берега Балтийского моря от Санкт-Петербурга к городку Приморск. Значит, решил для себя темный, уже хорошо изучивший местные реалии, прибыла на общественном транспорте.И теперь решительно направлялась к дому луры.

- Погодите, ребята, - остановил он гомон детей. – У нас – гости.

- Служба, - понятливо закивали мальчишки.

- Так меч потом покажете?

- Если только на тренировке с другим бойцами, - улыбнулся им темный. – Меч просто так не обнажают.

- Надо наших попросить, - переглянулись ребята. И, сосредоточенно пыхтя от какой-то идеи, пришедшей им в головы, быстро унеслись.

А сержант остался смотреть, как к нему подходит женщина. Как от стремительных шагов чуть приподнимается край строгой юбки, чуть показываю круглые крепкие коленки. Как она чуть морщится. На дороге было много мелких камушков. И идти по ним в этих туфельках было, должно быть, неудобно.Ру’Рар понял, что он не дышал, пока незнакомка подходила. И тут же одернул себя. Женщина была беременна. Он увидел уже округлившийся животик. Настолько привлекательный, что захотелось подойти, опуститься на колени и прижаться к нему щекой.Мысленно врезал себе под дых. Женщина была чужая! И сразу разозлился: вот что за сумасшедшая планета? Беременная, по жаре, куда-то поехала по работе. И ходит по незнакомому поселку без сопровождения. И…

- Здравствуйте, - поприветствовала его незнакомка на прекрасном галакте, приветливо улыбаясь. – Я могу видеть Наталью Владимировну Верееву?

- Как прикажете доложить? – сурово спросил темный, раздраженный своими собственными мыслями.

- Скажите, что Маша приехала.

- Маша? – удивленно оглядел он ее. Как-то ее внешний вид плохо сочетался с домашним «Маша».

- Да, мы знакомы. Точнее, я дочь ее коллеги, - смешалась женщина. - В общем, мне сказали, что Наталья Владимировна ищет организатора экскурсий. И мама ей звонила на счет меня. И я…

- Подождите, - остановил он ее. – Я доложу.

Он нажал на ухо, отдал распоряжения. И несколько смущенно посмотрел на женщину.

- Мне странно держать на улице женщину, ждущую ребенка, - сказал он. – Но… Простите.

- Я понимаю, - кивнула она безо всякого раздражения. – Вы беспокоитесь о безопасности.

- У вас есть с собой оружие? – невпопад спросил он.

- Нет, - удивленно посмотрела она на него, задрала полы коротенького расстегнутого пиджачка и прокрутилась перед ним.

У него перехватило дыхание – он мысленно обложил себя орочьими ругательствами. Да что это такое! И успел подхватить под локоть женщину, которая пошатнулась.

- Спасибо, - сказала она.

А он вдохнул ее запах. Нежный-нежный, легкий, цветочный.

- С собой у меня, - закопошилась она в какой-то безразмерной сумке. – Планшет, упаковка платков, витамины, ручка… Две. Карточка, кошелек, ключи. О, а это еще что?

Похоже, она сама увлеклась процессом. Ру’Рар, забыв обо всем, наслаждался этими случайными практически объятиями.

- Так, записная книжка. Упаковка целых чулок. Это на всякий… Ой.

Она сообразила, кому докладывает о нижнем белье, жгуче покраснела. Сержант посмотрел на ее ножки, кровь бросилась ему в лицо. И…

- Машенька! – раздался от калитки радостный голос луры. – Как хорошо, что вы ко мне выбрались. Ру’Рар, вы почему держите мою гостью на пороге?

- Простите, - отстранился он. – Порядок такой.

- Добрый день, Наталья Владимировна! – поздоровалась женщина, заходя в калитку.

- Извините нас, Маша, у нас все немножко с ума посходили с этими вопросами безопасности, - проговорила лура, недовольно поглядывая на молочного брата владыки, пока они шли к дому.

- Ничего, я понимаю.

- Мама говорила, что ты приедешь, но я не ожидала, что вот так сразу, - Наташа вела гостью в гостиную. – У тебя все хорошо?

- Я рада сейчас любой работе, - смутилась молодая женщина. – Надеюсь, я не очень навязчива?

- Что ты! – всплеснула руками Вереева. – Я очень рада тебя видеть. И, кстати, переложить на кого-то хотя бы часть обязанностей.

Тут она улыбнулась.Они зашли в комнату, где их ждал владыка, воспитанно поднявшись при виде женщины.

- Дорогая, позволь тебе представить владыку претемного лура Ра’харда.

Владыка чуть склонил голову.

- Очень приятно.

Девушка, засмущавшись, поклонилась.

- Лур Ра’хард, это Мария Колесникова. Она историк, занимается организацией экскурсий для посетителей нашей планеты. Если нас все устроит, то именно ей я бы хотела предложить возглавить организацию экскурсий для темных эльфов. Это самый разумный способ и познакомить вас с Землей и ее жителями. И показать, в свою очередь, нашим, что вы – вполне милые.Владыка и его молочный брат разом издали смешок.

- Милые, как же! – добавил владыка.

- Очень даже, - нежно посмотрев на него, уточнила Наташа. – Экзотические, привлекательные. И очень…

Тут она поняла, что кроме владыки еще есть два свидетеля разговора. И смутилась. Но все же продолжила.

- Кроме того, Маша, я хочу тебя познакомить с молочным братом владыки, сержантом Ру’Раром и…

- Прости, дыхание мое, что перебиваю, но…давайте мы все усядемся, - сказал владыка, кидая внимательный взгляд на прибывшую. – Мне кажется, наша гостья устала.

- Правильно. И надо что-то подать на стол, - встрепенулась Наташа. – Вы пока общайтесь, а я… быстренько.

И Маша осталась наедине с двумя темными.Что и говорить… Они были хороши. Владыка, правда, слишком…владыка. Рядом с ним было как-то неловко. А вот второй – который и брат, и сержант… Тот был…Маша вздохнула. Так, работать.

- Перед тем, как составлять какие-то маршруты, - начала она, доставая планшет из сумки, - хотелось бы понять, что вам будет интересно посмотреть.

Мужчины переглянулись, задумались.

- Вы знаете, - осторожно сказал сержант. – Мы воины. И в искусстве с архитектурой… Как-то не очень.

- У нас нет такой традиции. Мы не сохраняем памятники архитектуры, чтобы потом любоваться ими, - добавил владыка. – Все оценивается с точки зрения функциональности.

- А природа? – спросила женщина.

- Пещеры.

- Горы.

У темных эльфов получилось это мечтательно.

- Отлично, - обрадовалась Маша. – Мы составим маршруты, я проконсультируюсь со знакомыми туроператорами.

- А сначала поедем в Выборгский замок, - донесся голос Наташи. – Он неподалеку. И его люблю я. Там еще ресторанчик в башне – мечта.

- Действительно, нам будет интересно посмотреть то, чего мы не видели, - дипломатично сказал владыка.

- Только… Если можно, поменьше белого и позолоты, - по-солдатски прямо заявил Ру’Рар. – И люстры в таких помещениях просто просятся, чтобы их перемонтировали. И заменили на что-то более практичное. И менее опасное, если рухнут.

- То есть Версаль и дворцы в Петербурге вас не впечатлили? – сделала пометку женщина.

- Впечатлили, - быстро сказал претемный, кидая укоризненный взор на молочного брата. – Мы не такие солдафоны, какими можем показаться!

Сержант старательно закивал. И кто его за язык тянул!Маша улыбнулась.

- Посмотрите на замки, как вам?

- Вот этот серый. Красивый, - оценил владыка, посмотрев несколько картинок. – Который на скале хорошо расположен. Оборонять удобно.

- Только деревья надо бы вырубить. Они обзор загораживают. Можно скрытно подойти.

- Согласен. А так – красота!

- Если сверху подобраться, - скривился сержант, – то не очень. И бомбами отработать, и штурмовиков сбрасывать – одно удовольствие.

- Так что ж мы – средств ПВО не развернем? – удивился владыка.

- Погодите, - удивилась женщина. – Какой десант? Какие средства ПВО? Как деревья вырубить? Это же памятник истории: замок Гохостервитц на территории Австрийского региона. Ему две тысячи лет!

Темные смущались – Наташа стояла в дверях – и хохотала. Женщина-историк взяла себя в руки и задумчиво проговорила:

- Должно быть, у нас разные представления о красоте…

ВОСЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА

- Давай подытожим: горы, пещеры. Замки, - говорила Наташа. - Серые. Обязательно… Как ты назвала тот замок?

- Гохостервитц, - бодро отрапортовала Маша.

- Зубодробительно, - Наташа посмотрел на специалиста по туризму с большим уважением.

Темные кивнули. Лура владыки продолжила:

- Кижи и Выборг. Это я туда хочу.

- И Лунная база, - добавил владыка. – Это уже мое желание.

Его э’тили вздрогнула, перевела взгляд на своего мужчину. И долго смотрела ему в глаза.

- Пожалуйста, - добавил он.

- Хорошо, - тихо добавила она. – С начальником академии я сама договорюсь. У них идут экзамены. Будет интересно посмотреть.

- Во сколько дней вбивать программу? Это же еще гостиницы, проезд для групп, питание.

- А на вскидку – оптимально сколько?

- Дней шесть-семь.

Все вопросительно посмотрели на владыку.

- По семь дней отпусков я выделю. По очереди - проворчал он. – Пусть наслаждаются.

- А себе? Выделишь? – мечтательно проговорила Наташа.

- И себе, - вздохнул он. И обнял ее.

- А потом и охране, - добавил брат владыки. – Вряд ли парни что-то увидят, пока на работе.

- Справедливо, - кивнул владыка. – Я распоряжусь, чтобы начальник службы безопасности готовил списки. По сколько человек делать группу? И сколько групп вы способны принять, чтобы не создавать ажиотажа?

- Группа – человек двадцать, - начала Маша. Посмотрела на собеседников и поправилась. – Простите, по двадцать темных эльфов. Групп… Сразу я не могу ответить на этот вопрос. Мне надо подумать, согласовать…

- И я бы попросил подумать вас вот над чем, - сказал владыка. – У нас есть пятьсот солдат и офицеров, уже побывавших на Земле. Это те, кто участвовал в бале. Можно ли их отправить на Землю в частном порядке? Или группами? Мне говорили, что они, пообщавшись со своими учительницами, уже составили списки своих предпочтений. Где хотели побывать, что увидеть.

- Ра’хард, а если их перевести учиться на Землю? И по вечерам отпускать в увольнительные. Скажем, недели на две. Они и язык подтянут, и с нашими солдатами и офицерами пообщаются. И не только с ними. Выбрать гарнизон, поближе к какому-то крупному городу.

- Это, конечно, головная боль службе безопасности, - поморщился владыка.

- Не большая, чем твое нахождение в моем домике посреди леса, - усмехнулась Наташа.

В дверь гостиной постучали.

- Да, - откликнулась хозяйка дома.

Зашел один из теней.

- Лура! Прибыл ваш сосед, - доложил он.

- Петрович?

Солдат кивнул.

- Зови.

- Добрый день, - поздоровался со всеми генерал в отставке.

Народ приветственно откликнулся.

- Иван Петрович, позволь представить тебе Марию. Она нам помогает с туризмом для наших гостей.

- Очень приятно!

Военный склонился над ручкой молодой женщины и поцеловал ее. Владыка понял, что его молочный брат сейчас зарычит и кинется. Удивился, но положил руку на плечо штурмовика и сжал его.

Когда они расселись, то сосед Наташи сказал:

- Я вот, собственно, зачем к вам заглянул. Ко мне тут детишки прибежали. Говорят, договорились, чтобы наши гости, темные эльфы, свое мастерство владение мечами показали.

- А с кем они договорились? – спросил владыка.

- Говорят, что с сержантом Ру’Раром.

- С кем? – удивился сержант.

- Получается, что с вами, - с удовольствием сказал генерал в отставке.

Наташа рассмеялась:

- А что вы хотели? Это ж земные дети!

Владыка с сержантом обменялись обалдевшими взглядами.

- И как вы все это себе представляете? – спросил Ру’Рар.

- Замечательно себе это представляю. Устроим праздник, пожарим шашлычка на берегу, вина организуем, водочки…Соберем наших. У нас очень дружный поселок. И всем отчаянно любопытно, что происходит. А там… придет сержант-десантник. Его уже Данька уговорил. Это тот мальчик, с которым вы имели неосторожность поговорить.

- Там их было много, - проворчал штурмовик.

- Черненький такой. Он у местных ребят заводила.

- Ваши с его отцом пофехтуют. Покажут класс. Он еще парочку ребят пригласит. Давайте трое на трое. Потом отметим братание солдат. Как вы считаете, хорошая идея?

И он с гордостью посмотрел на владыку.Тот улыбнулся. Дети… Ну, как им отказать. Да и на землян в ситуации праздника посмотреть было бы интересно.

- Должно получиться неплохо, - одобрительно кивнул он.

- Ну, да, - усмехнулся Ру’Рар. – Все не Версаль.

Потом посмотрел на Машу и спросил:

- А вы придете?

Та, в замешательстве оглядев всех, ответила:

- Постараюсь.

- Не переживай. Я попрошу, чтобы ребята тебя к нам захватили, - добавила Наташа. – И ночевать оставим в доме, чтобы ночью не разъезжать.

- А муж лиры не будет против? – внезапно строго спросил владыка.

- У меня нет мужа, - тихо ответила женщина. – Или жениха. Я одинокая самостоятельная женщина.

Владыка и его брат возмущенно посмотрели на Наташу, словно она отвечала за все, что происходит с ее гостьей. Маша заметила эти взгляды, горько усмехнулась и тихо сказала:

- Я приеду, спасибо. Постараюсь привезти планы мероприятий. И расчеты. А теперь мне пора, простите.

Вместе с ней поднялся и сержант Ру’Рар:

- Позвольте, я вас отвезу.

- Но… - начала Маша.

- Если вам будет так спокойнее, - улыбнулся владыка. – Я могу отдать приказ моему подданному.

- Мне бы не хотелось доставлять беспокойство.

- Маша, мы будем больше беспокоиться, как ты добралась домой. К тому же для темных беременная женщина – это что-то святое. Так что они тебя теперь будут опекать. И с этим проще смириться.

Вместе с Машей и Ру’Раром ушел и Петрович.

- Буду все организовывать, - сказал он. И добавил. – Может, Стаса с женой пригласим. По-моему, он уже в своих высших кругах присатанел.

- Давай, - радостно кивнула Наташа. – И Эмили заодно развеется.

- И Ре’Лерга тогда уж. Пусть приглядывает за всеми, - добавил владыка.

- Тогда уж и Иветту с твоим маршалом, - рассмеялась Наташа. – Мне очень любопытно посмотреть на все это.

Когда Торн и Наташа остались вдвоем, они опять уселись в обнимку на диванчик. И женщина спросила:

- Тебе Ру’Рар не показался сегодня каким-то странным?

- О! – с восторгом ответил ей владыка. – Теперь я его буду призывать к здравому смыслу. К тому, что надо держать себя в руках… Что он там мне еще выговаривал. А – не вести себя так, как женщине не понравится!

- Не поняла…

- Похоже, дыхание мое, он встретил единственную. И как хорошо, что она не замужем. И жениха нет. А то для моего брата жизнь бы превратилась в пытку.

- Маша? – ошарашено спросила Наталья.

Владыка кивнул.

- А то, что она беременна?

- Я даже боюсь предположить, как этого ребенка будут баловать, - улыбнулся темный. Потом посерьезнел и спросил. – Наташа, а как же так? Отказываться от женщины, с которой ты был близок. От той, которая принесет тебе счастье.

- Торн, а вы сразу женитесь?

- Мы ищем любимую.

- А в процессе поисков у вас же…кто-то есть?

Он замолчал – и внимательно смотрел на любимую. Говорить на эту тему…не хотелось.

- Торн? – требовательно проговорила землянка.

- Женщины делятся на единственную - э’тили. И тех, кто профессионально занимается этим вопросом. За деньги.

- Во как.

- Лучше уж так, чем… как в случае с твоей знакомой, - огрызнулся владыка.

- Допустим.

- Ты сердишься?

- Не знаю, - ответила она, при этом пыхтя, как очень рассерженный еж.

- Наташа…

- Я понимаю, что веду себя глупо, - признала она. – Но все равно злюсь.

Он рассмеялся, получил кулачком в бок.

- Все. Пошла бегать, - поднялась она.

В этот момент в дверь снова постучали. И заглянул штурмовик.

- Претемный! Вас вызывают на флагман.


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

- Очнулся? – спросил владыка, как только пересек шлюзовую камеру своего флагмана.

- Так точно, претемный, - доложил начальник службы безопасности.

Он и еще один лекарь, заместить Ре’Лерга, вытянулись по стойке смирно.

- Состояние маршала Ро’Грика перестало внушать опасение, и мы привели его в чувство, - отчитался лекарь.

- И как он? – поинтересовался лур.

- Хочет умереть, - достаточно безразлично пожал плечами безопасник.

- Посмотрим, - хищно улыбнулся претемный. – Пошли, поговорим с нашим молодым начальником генерального штаба.

Увидев, кто вошел в камеру, темный неторопливо поднялся.

- Мой лур, - чуть склонил он голову.

- Мой маршал, - иронично ответил ему владыка. И приказал сопровождающим. – Оставьте нас.

Неслышно закрылась дверь камеры.

- Вы почернели, - заметил лур Ра’хард, усаживаясь в кресло. Камера была предназначена для аристократов и здесь стояла вполне приличная мебель. – У вас теперь белоснежные пряди перемежаются с иссиня-черными.

Маршал безразлично пожал плечами.

- Вы правы, Ро’Грик, - невесело улыбнулся владыка темных. – У наших новых союзников есть поговорка: «Снявши голову, по волосам не плачут». Я думаю, она прекрасно подходит к нашему печальному случаю. Садитесь, разговор будет длинным.

- Я так понимаю, закончить все искупающим все ударом вы мне не позволите?

- Правильно понимаете, - скривился владыка. – Я вообще намерен работать над общественным мнением в том ключе, что ритуальное самоубийство – это трусость.

- Мой лур! – возмутился маршал. – То, что вы говорите, противоречит заветам предков!

- Когда предки вводили эти заветы, в семье почти каждого темного эльфа было по четыре ребенка. Как минимум. И можно было играть в благородство и в прочие высокие идеалы. Сейчас же у нас есть право лишь на целесообразность. У нас – война с неизвестным противником. У нас конфликт с пиратами, потому что мы вынуждены будем пресечь торговлю землянами-рабами. Именно на этих условиях нам дадут возможность искать единственных в Земном союзе. У нас, если все получится с землянками, будет скачок рождаемости. А детей надо защищать. И все это делает нас уязвимыми. Уязвимыми как никогда.

- Все равно, мой повелитель. Честь превыше всего, - не согласился с ним.

- Ро’Грик, - разгневался лур Ра’хард. – Вот хорошо, вы вонзили в себя кинжал. Вас нет, пепел развеяли. Это что? Как-то помогло вашей стране? Это остановило внешнюю угрозу? Нет. Это лишь доставило огромное количество неприятностей. Лично мне. Начиная с того, что аристократические семейства поставят мне в вину вашу гибель, вспомнят, что мы родственники. И заканчивая тем, что у вас нет наследников. Следовательно, будет страшная свара за ваше наследство. И наверняка прольется кровь.Маршал сидел, низко опустив голову, сознавая свою никчемность. Он никогда не был глуп, честно служил владыке. И всегда знал, что со временем он станет начальником генерального штаба, когда уйдет его отец.Но все случилось слишком неожиданно. Гибель матери. Отец, который не нашел в себе силы жить дальше. И он, Ро’Грик, занимает самый высокий пост в армии, прыгнув туда с должности подполковника.И эта власть закружила его… Свела с ума. Вытащила и показала всем его слабость. Его позор.

- Слышите меня? - донесся до него голос владыки. - Ро’Грик?

- Простите, мой лур.

- Я говорю, что на счету каждый солдат.

- Понимаю.

- Сначала я хотел вас разжаловать. До лейтенанта. Потом осознал, что есть штурмовики Ро’Ольда. И мне придется кого-нибудь осудить за ваше убийство. Поэтому я решил отправить вас учиться в Звездную академию землян. Как раз той самой математической статистике, как моя лура называет то, чем они занимаются. Но потом случился ваш срыв. И меня не поймут, если я ограничусь в наказании чем-то подобным. И как вы понимаете, у меня требуют вашей крови.

- Это их право, - согласно кивнул маршал. – Мой удар был бесчестным.

- Поэтому мы все сделаем по-другому.

- Приказывайте, владыка.

- Вы устроите себе побег.

- Что? – удивился Ро’Грик.

- Что-нибудь громкое. С пальбой и погоней. Ваши гвардейцы и личные подчиненные тоже в этом участвуют. Только постарайтесь обойтись без жертв среди военных.

- А у них будут подобные указания?

- Нет. Для всех остальных, включая моего начальника службы безопасности, все будет по-настоящему.

- И какая моя задача?

- Стать пиратом, разумеется.

- Позвольте мне умереть, претемный! Пиратом! Это же позор!!!

- Правильно. Поэтому никому и в голову не придет, что вы выполняете мой приказ. Зато всем известно, что вы сошли с ума.

- По вине и наказание? – прошептал маршал.

- Именно. К тому же я хочу, чтобы вы искупили свою вину службой. Мне нужен свой человек у пиратов. Я хочу знать, где они выращивают рабов, к кому тянутся ниточки в Земной союз, в Галактический совет. И, конечно же, в Темное Ожерелье.

- Я должен буду наняться к кому-то из пиратов?

- Ну, что вы! Раз уже становится разбойником, то надо иметь свой корабль. В идеале эскадру. Берите своих, организуйте и устанавливайте свои правила. В конце концов! Вы же аристократ темных. И мой родственник!

- Предположим, свой боевой корабль я угоню. А все остальное…

- Где у вас хранятся сбережения?

- На Альраме. Как и у всех.

- Мы опять возвращаемся к планете торговцев, которая, надо отметить, меня очень интересует.

- Я понял, мой владыка.

- Сколько вам нужно времени, чтобы составить план, хотя бы в черновую?

- Часов десять.

- Отлично, я зайду к вам через это время. И мы отработаем детали. Подумайте, как вы будете связываться со мной.

Владыка вышел из камеры на тюремный этаж. Кивнул охранникам, которые вытянулись по стойке смирно. Подбежал адъютант. Молодой темный выглядел, как верный пес, которого бросил хозяин и который, не чувствуя за собой вины, отчаянно тоскует и мучается.Лур Ра’хард вздохнул. Как-то он забыл про мальчишку. Надо его работой нагрузить. И на Землю с собой забрать.

- Ро’Раин, - сказал владыка. – Начальника службы безопасности ко мне. И связь с начальником тайной канцелярии. Я дал им достаточно времени для того, чтобы они со всем разобрались.

- Слушаюсь! – ликующим голосом откликнулся адъютант.

- И соберите вещи. Вы летите со мной.

- Есть! – счастье в голосе стало запредельным.

- Я составлю список тех, кого мы с лурой пригласили на небольшой праздник. Известите всех.

- И меня пригласили?

- Конечно, - кивнул владыка. – А потом, когда мы со всем определимся, вы отправитесь в путешествие по Земле. Лура как раз сегодня уточняла детали.

Начальник службы безопасности выглядел…каким-то печальным. Или раздраженным. Кто его поймет. По крайней мере, его эмоций лур распознать не мог. Обычно лир Ро’Карси их себе просто не позволял. Вообще. Поэтому владыке стало интересно. Что могло настолько задеть темного.

- Простите, лур, - поймал он взгляд повелителя.

- Что-то случилось у вас?

- Со мной? Как раз ничего, - печально усмехнулся он.

- И что вас вгоняет в тоску?

- Я регулярно вижу лира Ро’Ольда. И… Маршал ведь мой одногодок…

И невозмутимый безопасник обреченно взмахнул рукой.

- Глаза горят, он будто помолодел. Знаете, я ведь привык считать себя одиноким стариком, вся жизнь которого отдана службе. Как и маршал! Я это знаю. А сейчас… Он от любви голову потерял. А я. Как был старик, так им и остался.

Они помолчали. Начальник службы безопасности, погруженный в свои мысли, которые внезапно вырвались наружу. Владыка, осознав, что сочувствие оскорбит старого друга еще больше.

- Зависть – это плохо, мой лур, - тихо сказал. – И я это знаю.

Владыка в задумчивости посмотрел на него:

- Послушайте, но ведь вы на Земле бываете чаще остальных. И… Неужели никто вас не зацепил?

Тяжелый вздох.

- Она молоденькая совсем. Лейтенант. В приемной у Сельверстрова.

- Ро’Карси, продолжительность нашей жизни намного больше, чем у землян. Поэтому вы с этой девочкой, если заинтересуете друг друга, вполне можете быть счастливы, - мягко сказал лур. – К тому же, это вам придется связывать ее жизнь со своей, чтобы дать ей возможность прожить столько же, сколько суждено вам.

- Вы считаете мне есть, что ей предложить?

Владыка удивился такой растерянности.

- Конечно. И…Пригласите девушку в гости к нам с лурой. Завтра.

- Я…попробую.

«Кому расскажи – не поверят», - подумал претемный.

- Так, давайте все-таки сосредоточимся внешних и внутренних врагах, - сказал лур Ра’хард.

- Слушаюсь.

- Что у нас с расследованием на столичной планете?

- Рабы-земляне, которые действовали под видом кадетов Звездной академии, остались в живых, их сумели вывезти, - отчитался лир Ро’Карси. – К сожалению, показаний они дать не могут. Слишком сильная на них блокировка. Лекари опасаются, что при попытке ее снять молодые люди просто погибнут. Поэтому действуют они очень осторожно.

- Отлично! – обрадовался владыка. В кружеве его вероятностей землян растерзали темные.

- Использовав беспорядки как повод, начальник тайной канцелярии ввел войска на Ильрам.

- Таково было мое желание, - кивнул претемный.

- Военные хорошо работают совместно со следователями. Генерал-губернатор стонет. И требует общения с вами лично.

- В течение этих десяти часов я готов его выслушать. Потом обсудить списки арестованных с председателем следственного комитета. Как на остальных планетах темных отреагировали мое недовольство столицей?

- Вы знаете… Со злорадством. Жители Ильрама всегда вели себя заносчиво по отношению к жителям периферии. Поэтому сейчас…

- Занятно. Только знаете что… Тайно отправьте-ка агентов понадежнее на остальные двадцать пять планет Темного Ожерелья. После Альрама, ситуацию на котором мы не контролируем… Мне бы не хотелось сюрпризов.

- Мой лур, - нахмурился безопасник. – А что мы будем делать, когда у нас будут списки виновных. С доказательствами?

- И наверняяка это будут представители торговой элиты, - скривился лур.

- Похоже на то.

- Посмотрим, - недобро улыбнулся владыка.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Наташа никак не могла заснуть. Извертелась, изпсиховалась. Поуговаривала себя. Поугрожала. Вот, если вы, глазоньки, немедленно не закроетесь, то я…Поднимусь. И пойду полы мыть! И не просто робота-уборщика включу, а налью в ведро водички. И тряпкой, по старинке. Представив себе эту картину, командор Вереева в четвертом часу ночи в позе зю елозит тряпкой… Рассмеялась. Что с людьми любовь делает…Стремительное общее оглупление организма, острая вера в сказку. И… неуемная жажда чувствовать рядом любимого человека. Или совсем не человека. Темного эльфа… У Торна скопилось много дел. На самом деле, Наташа даже боялась представить себе – сколько. А вот у нее никак не получалось сосредоточиться и решить, что им, землянам, делать. Прежде всего с обороной систем.

На этой мысли она вроде бы и задремала. И словно провалилась в черную бездонную дыру, полную тянущей тоски.Наташа видела где-то там чьи-то корабли. Не похожие хищными абрисами ни на один из существующих. Не такие громадные, как корабли темных эльфов. Не такие мелкие и юркие, как пиратские. Что-то среднее. Но Наташа настолько отчетливо себе представляла, как они, с кажущейся неторопливостью, входят в Солнечную систему. Неотвратимо как смерть. И она откуда-то знает, что тем, кто прилетел на этих кораблях, не нужны даже рабы. Им необходима территория. Они собирались заселить ее своим видом. Они слишком долго этого ждали. И слишком хорошо к этому подготовились.

Откуда они взялись? Из каких глубин необъятного космоса прилетели? И кто они?Наташа выбрала один из кораблей, который вроде бы был поближе. Сама над собой усмехнулась. Ну, какое ближе-дальше может быть во сне, практически в бреду?Но потянулась изо всех сил, пытаясь увидеть, что происходит на борту. И столь велико было ее желание, что ей даже показалось, что она сможет. Ой показалось – или она на мгновение увидела серые смазанные тени, глухой шепот, отражавший эхом от стен и отдающий болью в ее голове. Ее обуял дикий страх. Сродни тому, что внезапно приходит однажды ночью в детстве, когда понимаешь, что рано или поздно ты умрешь. Что все это: твоя жизнь, твои смешные радости и нелепые горести – это все конечно. Останутся лишь закаты и рассветы. Но уже без тебя…

И Наташа повисла в пустоте из этого ужаса. Она не могла шевелиться, не могла кричать… Могла лишь думать, ужасаться и сожалеть. До нее уже дошло, что ее по каким-то причинам снова потянуло в вероятность. Но она, вопреки запрету Торна, поддавшись любопытству, снова погрузилась. Или ей удалось увидеть будущее? Во всяком случае, надо сделать так, как учил ее владыка темных эльфов, попытаться найти какой-то якорь. Что-то такое, что есть в реальности, но чего просто не может быть в вероятности.Торн говорил, что в последний раз, когда он погрузился в вероятность, его затянуло настолько глубоко, что перестал понимать – где реальность, а где лишь кружево из нитей возможностей. И лишь гибель ее, Наташи и осознание того, что этого попросту не может быть – помогли ему вернуться.

Что же есть такое, что есть в реальности, и нет здесь – в этой страшной пустоте?Дети. Даша и Миша. Такие невыносимые подчас, но такие любимые… Наташа настолько ярко представила, что они находятся на Земле, которую надо спасти, что не могла представить, что их здесь нет.Торн? Ее непонятное, невероятное счастье. Темный, которого она смогла простить. Хотя вот этот факт ее саму очень удивлял.Нет, он не мог оставить ее и тут, в этом страшном негде. Он был поблизости. Потому, что рядом были враги. И потому, что надо было стоять насмерть.Вдруг перед ее глазами мелькнула искорка. Яркая, бьющая блестящим светом в глаза. Она заметалась перед Наташей так быстро, что у женщины зарябило в глазах. И она, сумев сделать вздох и пошевелиться, отправилась за этой искоркой. Домой.

- И вот что ты делаешь, Наташа? – раздался над ней какой-то бесцветный голос Торна.

- Фух! – только и смогла сказать она, раскрыв глаза.

- Я же просил тебя не погружаться в вероятность самой, пока я тебя не обучил. Я говорил, что надо искать якоря, к которым ты должна привязать нить. А ты?!

- Торн, я же не специально, - тихо сказала Наташа. Она хотела рассказать ему о страшных кораблях, об искорке… Но лур зажал ей рот ладонью.

- Послушай меня. Если тебе не жаль меня… Какое тебе дело до того, что я связал свою жизнь с твоей и уйду в тот самый момент, как с губ твоих сорвется последний вздох… Если тебе не жаль своих детей! Ты хоть задумываешься над тем, как им будет без матери? То хоть подумай об обороне своей планеты. Они тоже во многом зависят от тебя.

Он говорил тихо, зло и отрывисто. Наташа старалась не смотреть на него. Ей было больно. Какая-то нить лопнула у нее внутри, как перетянутая гитарная струна. Она закрыла глаза. Может, ей все это мерещится, и она просто не вернулась еще из вероятностей?

- Почему ты закрыла глаза?

- Надеюсь, что все это продолжение кошмара, - честно ответила Наташа.

- Кошмар – это последние десять часов, - ответил он и тихо вышел из спальни.

- Думаю, что на этом как-то и все… - сказала сама себе женщина. Поднялась. Было тяжело. Как будто она была синим китом, выброшенным на берег приливной волной.

Когда она вышла из душа, то почувствовала дикий голод. Она так есть не хотела даже на первом курсе, в учебке Звездной академии!Оделась, спустилась. Обнаружила на кухне печального сержанта Ру’Рара.

- Доброе утро, - поприветствовала она его. Конечно, больше всего ей хотелось съязвить на тему, что она думала, что все темные покинули ее дом. Но успела прикусить себя за язык. Если она поругалась с Торном, то его брат ведь ни при чем.

- Лура, - поднялся он и поклонился.

Наташа поморщилась:

- Я так понимаю, что я уже не лура, - покачала она головой.

Теперь сержант смотрел на нее изумленно. Потом в его глазах янтарного цвета мелькнула издевка:

- Боюсь, что это звание пожизненное. Лура.

- Лура – дура, - срифмовала Наташа. И спросила. – Кофе будете?

- Конечно, - улыбнулся Ру’Рар. – Вам же наверняка известно, что жители Темного Ожерелья без ума от земного кофе.

- Без ума! Это верно сказано, - не сдержалась землянка.

- И от кофе, и от земных женщин, - осторожно сказал сержант.

Наташа фыркнула, заправила кофе-машину. Достала из холодильника йогурты, сыр и ветчину. Накрыла на двоих стол.

- Ваши сослуживцы не голодные? – спросила у темного.

- Сухой паек всегда с ними, - достаточно безразлично проговорил сержант. И тут же спросил. – Вы очень сердитесь на брата?

- Надо бы в лес сходить, посмотреть – не поспела ли черника.

- Лура…

- Еще раз, - резко, очень четко произнося звуки, проговорила женщина. – Или Наталья, или по фамилии. Но перестаньте называть меня…

- Владычицей? – спросил темный по-русски.

- Довольно, - отрезала она, поднимаясь. – Я отправляюсь в лес и желаю побыть там одна. Возьму с собой бластер. Если увижу кого-то из темных эльфов – буду отстреливаться!

- Он вас десять часов вытаскивал… - раздалось ей в спину.

- Лучше бы объяснил, как мне не проваливаться непонятно куда во сне, - не поворачиваясь, ответила Наташа.

И ушла.

- Два упрямых невыносимых остолопа! – высказался сержант. И связался со своими, чтобы предупредить, что луре не глаза попадаться не стоит. Не то, чтобы он переживал, что она откроет стрельбу. Но все же надо было ей дать время успокоиться. Что в данный момент происходило на расширенном совещании генерал-губернаторов, куда унесся владыка – он даже представлять себе не хотел.А ведь вчерашний вечер начинался так хорошо… Он отвез Машу, всю дорогу любуясь ею и стараясь делать это незаметно. И отчаянно жалея, что лететь им всего минут десять. Это если совсем уж не торопясь, как он и делал.

- Будете кофе? – спросила она у него, когда он аккуратно сажал бот. Видели бы его маневр сослуживцы из отряда «Нарак»!

- Если вас не затруднит, - улыбнулся темный.

- Конечно, нет, - улыбнулась молодая женщина, и у темного сердце понеслось вскачь. – Только мне не ловко, что я доставляю вам неудобства.

- Какие? – Ру’Рару стало любопытно, что она ему скажет.

- Вы теряете время и…

- Маша, а почему земные женщины так плохо принимают помощь? Не умеют этого делать?

- Не знаю, - невесело улыбнулась она. – Привычка быть сильными.

- Зачем?

- Так сложилось.

- Мне это странно, - признался темный.

Потом она варила ему кофе. Не в кофе-машине, как делала это Наташа, да и все остальные жители галактики. К горьковатому ароматному напитку за шестнадцать лет знакомства с землянами пристрастились многие. Маша колдовала над металлической маленькой емкостью с длинной ручкой. Она как вошла в свою крошечную квартирку, сняла пиджак. Он жадно смотрел на нее, вдыхая аромат кофе.

- Держите, - она протянула ему чашечку. – Я страшная кофеманка, но в таком положении могу лишь вдыхать запах. Доктор запретил пить.

Потом они болтали на кухне. О родителях. О землянах и темных эльфах. О стереотипах в восприятии тех и других. О том, надо ли сохранять памятники культуры. О его поместье в горах. О Петербурге и белых ночах.Потом она вытащила его кататься по Неве на корабликах.

- Но вам ведь тяжело!

- Ничего подобного, - рассмеялась она. – Только, с вашего позволения, я переоденусь. На каблуках устаю.

- А зачем вы работаете?

- Мне рожать скоро. А специалиста по туризму, как вы понимаете, ноги кормят. Я, конечно, найду удаленную работу через сеть. Билеты бронировать или сайты вести по туризму. Но это не очень большой приработок. А у мамы деньги брать не хочется.

- Я думаю, что вы хорошо выполните ту работу, что вам поручила лура. И проблем с деньгами у вас не будет.

- Хорошо бы.

Это было волшебно. Они вдвоем на маленьком кораблике, не считая пары человек команды. Неторопливая река, каменные набережные. Даже решетка ограждения в каком-то саду была красива. Черная с золотом изысканная вязь. Ру’Рар первый раз в жизни оценивал город не с точки зрения захвата или обороны. С точки зрения красоты. Ему нравились странные невысокие явно очень-очень старые здания. Дворцы. Крепость, которую Маша назвала гордо «Петропавловская» и при виде которой темный лишь фыркнул. Не удержался. Что там ее захватывать...Маша рассказывала ему о каком-то императоре, который жил давным-давно и который приказал построить на болоте свою столицу. Рассказывала о войнах, которые он вел, чтобы выйти к морю. О морской битве, которую император выиграл. О медали с гравировкой «И небывалое бывает», которой награждали после победы солдат и моряков. Чем-то эта история ему напомнила их сражения с землянами. И то, настоящее, кровавое, в вероятности, о котором ему рассказывал брат. И другое, на учениях.И сержант Ру’Рар возблагодарил Мать-тьму, что она помогла им избегнуть ошибки. За то, что они не стали с землянами врагами. За то, что женщина, запавшая ему в душу, гуляла с ним по странному городу, ночью освещенному светом их звезды, а не смотрела на него с ненавистью.Потом они поужинали, он еще раз отвез Машу домой. И, договорившись, что заедет за ней на следующий день в шесть часов вечера, отбыл.Но, когда он вернулся из поездки – благостный, умиротворенный как никогда раньше, то обнаружил в доме у Наташи владыку. В мало вменяемом состоянии.

- Сержант! – поприветствовали его тени. – Хорошо, что вы здесь. Владыка прилетел в три пятнадцать ночи. Это надо так бот на посадку кидать! Мы думали, что он разобьется.

- И что происходит?

- Он в спальне у луры. То зовет, то кричит, то уговаривает.

- А с ней что?

- Не ясно. Спать ушла нормальная. Может, лекаря вызвать?

- Подождите. Я узнаю, в чем дело. Почему меня раньше не вызвали?!

Тени переглянулись, но ничего не ответили. И он понял, что они не хотели портить ему свидание.

- Спасибо, - проворчал он. – Но больше так не делайте!

И поднялся в спальню хозяйки дома.

- Наташа ушла. Я не могу ее дозваться, - сказал владыка. Он по шагам узнал, кто пришел. Лур стоял, сжимая и разжимая кулаки, пытаясь взять себя в руки. – Я почувствовал, что она уходит… Но, как ни торопился, все равно не успел.

- Брат, - не веря этому, тихо проговорил Ру’Рар. Он посмотрел на женщину. Она была белая, с заострившимися чертами лица. И, казалось бы, не дышала.

- Как же так получилось? Зачем она стала экспериментировать с вероятностями? Почему не послушала меня? Я же ей запретил!

- И что делать?

- Я ничего не могу сделать, она меня не слышит. Теперь остается только ждать. Сможет она вернуться. Или нет.

Это была страшная ночь. Это были ужасные десять часов. Он сидел рядом с братом, который звал любимую. Уговаривал, угрожал, молил. Рассказывал, что она – его дыхание, его жизнь…А потом, когда она сделала протяжный вздох и распахнула глаза, явно не понимая, где находится… Владыка начал ее отчитывать. Злым, властным голосом.Ру’Рар тихонько поднялся и спустился вниз. Надо было успокоить парней

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Наташа, пробродив по лесу почти до самого вечера, сразу отправилась на общественный пляж, где в их поселке проходили все общественно-полезные мероприятия. У них вообще жили дружно. Землю под застройку в таких местах на материнской планете давали только за заслуги. Или за деньги, более чем не приличные, но к ним это отношения не имело. В этом месте, носившем гордое название «Окуневка», жили отставные военные, много вдов с детьми. Главным был Петрович. Вот он-то и подошел к Наташе.

- Что у вас за шум был ночью?

- Слушай, я иногда ощущаю себя так, как будто из казармы и не переезжала никуда, - вздохнула Наташа. – А ты – в роли офицера-воспитателя.

- Я уже хотел на помощь выдвигаться.

- Кому? Гостю? Чтобы я его не покалечила и сегодняшнее мероприятие не сорвала?

- Видимо, твой темный владыка где-то сильно нагрешил, раз уж из всей галактики ему досталась ты, - по-отечески улыбнулся сосед, ободряюще похлопал ее по плечу и отправился дальше руководить приготовлением шашлыка на такую тучу народа. Жарили шашлык мужчины, как и полагается, не подпуская женщин к приготовлению ценного продукта. Жена генерала руководила лучшей частью человечества. Женщины накрывали на стол, раскладывали пироги, в большом количестве приготовленные заранее, резали помидоры и огурцы.Наташа сунулась помогать, но ее быстро отправили посидеть на камушке и отдохнуть. Все знали о ее неумении готовить. И не любви к этому делу. Хорошо хоть, пирожок в руки сунули. Завтракать она толком не позавтракала. Разговор с Ру’Раром не способствовал. Обед пропустила. А теперь мучилась вопросом: и чего она столь бурно отреагировала на злость владыки темных?Ну, вот. Пожалуйста! Стоило вспомнить о том, каким тоном он с ней разговаривал… И слезы опять появились на глазах.Она отвернулась от людей и смотрела на море. Такое тихое, такое бесстрастное. Наташа остро завидовала ему. Лови себе улыбку солнца на небе, бушуй время от времени, просто чтобы напомнить, что у тебя есть характер. И нет ничего и никого, кто мог бы затронуть твое сердце…Задумавшись, она и не заметила, как разговоры затихли. Очнулась на громогласные выкрики. Земляне приветствовали гостей – темных эльфов. Они, торжественно выступая вдоль кромки воды, действительно смотрелись очень эффектно. Белоснежные развевающиеся волосы, яркие глаза. Темно-серая стандартная форма, мечи за плечами. Впереди гордо шагает владыка претемный лур Ра’хард.

- Начинаю думать, что от новых союзников нам ничего хорошего ждать не приходится, - проворчал у Наташи над ухом знакомый голос.

Командор Сильверстров глядел на темных и хмурился.

- И что случилось, Петь? – не могла не спросить Наташа.

- Похоже, у меня адъютанта увели, - пожаловался военный.

- Кто посмел?

- Вон, - с явным отвращением кивнул командор на начальника службы безопасности владыки. Рядом с ним, явно чувствуя себя не в своей тарелке, находилась девушка, которую Наташа видела в приемной у коллеги. Только была она не в форме, а в джинсах и футболке.

- И на Евгению твою глаз положили? – насмешливо спросила Наташа, узнав девушку.

- Как и на твою Иветту, - кивнул Сильверстров на другую пару.

- О как! – увидела Вереева сияющую заместительницу. И ликующего (это было видно даже на расстоянии) маршала Ро’Ольда. И тут же обратила внимание, как сержант Ру’Рар с нежностью смотрит на Машу.

Все три пары не стали идти среди гордо вышагивающих темных, а подошли тихонько и, стараясь не привлекать к себе внимания, смешались с жителями поселка.

- Быстро все у них, - с какой-то завистью проговорил Сильверстров.

Наташа кивнула:

- Ра’хард говорил, что темный эльф начинает чувствовать э’тили практически сразу.

- А твой чего не подходит? Поругались?

- Петь, - поморщилась женщина.

- Он все-таки владыка. И я так понимаю, привык к безропотному подчинению.

- Представь себе, я тоже, - проворчала Наташа.

- Ну, у тебя хоть дети есть, - улыбнулся Сильверстров. – Значит, ты все-таки сталкивалась с гражданским неповиновением.

- И дети, и кадеты иной раз пытаются мне доказать, что моя наука – просто никчемная трата времени.

- А вот у твоего владыки подобного опыта маловато. Нет, с тобой он, конечно, быстро его наберется. Но все-таки… Будь снисходительнее к мужику.

- Командор… Вот шли бы вы с вашей мужской солидарностью, которой нет преград…Куда-нибудь водки выпить!

- Не могу не выполнить приказ! – бодро вскочил командор. И ушел к мужчинам.

От столов шел характерный для грандиозной пьянки шум. Голоса крепли, речи звучали решительнее.

- Наташ, ты чего на камушке скучаешь, как Аленушка? – подошла к ней жена Петровича.

- Я не скучаю, - улыбнулась ей Вереева. – Я расслабляюсь. И наблюдаю.

- Твой способ веселья?

- На сегодня – да.

- И не ела ничего, - нахмурилась добрая женщина.

- Вставать лень.

- Сейчас, - она замахала руками. И приказала подбежавшему мальчишке. – Принеси шашлыка, помидорчиков. И… Что ты пить будешь?

- Сок или компот. Думаю, алкоголь не для меня сегодня.

- Буянить будешь?

Наташа тяжело вздохнула.

- Слушай, - оценила ее состояние жена генерала. – Мужики – хоть наши, хоть эти… Темные с белыми волосами… Они зверьки своеобразные. И самое главное! Нельзя на них очень бурно реагировать. И еще. Чем больше они накосячат, тем хуже прощения просят. Хотя… Мой вот, за тридцать лет, вообще ни разу не просил. Хотя, можешь мне поверить, было всякое.

На этом она передала Наташе еду и ушла. Руководить процессом. Наташа успела вцепиться зубами в кусок мяса и зажмуриться от удовольствия. Шашлык был приготовлен божественно!

- Что, мам, любовь прошла? Завяли помидоры? Ботинки жмут – и нам не по пути? – Даша уселась на камень рядом с мамой.

- И тебе доброго дня, доченька! – улыбнулась Наташа. Как бы то ни было, она соскучилась. Дети в эти дни ее не баловали ее своим присутствием. – Только я не поняла, а вот к чему ты это?

- К твоей любовной истории.

Наташа насмешливо хмыкнула. И стала методично уничтожать шашлык.

- Слушай, а вот как ты можешь на меня не злиться? – вдруг удивилась Даша.

- Почему я не злюсь? – оторвалась от еды Наташа. - Очень даже. Только долго не могу. Не умею.

- Почему?

- Люблю, наверное, слишком сильно.

Теперь дочь издала странный звук. Символизирующий недоверие.

- Я очень скучаю по тем временам, когда мы просто болтали, - вдруг сказала Наташа.

Для начала дочь отвернулась. И Наташа успела себя обругать. Ее девочка снова закрылась. Но потом она услышала тихое и такое чудесное:

- И я, мама…

- Слушай, - ликование забурлило в Наташе. – А если мы как-нибудь устроим девичник?

- Только я буду пить не сок! – и Даша демонстративно поморщилась, глядя на материн стакан. – Знаешь, мам, я предпочитаю на вечеринках алкоголь.

Наташа заулыбалась. В голосе дочери прозвучал высокомерный вызов, а сама Даша с любопытством смотрела на мать, явно ожидая ее реакции. И сейчас, как никогда за этот год, была похожа на себя прежнюю. мамину девочку, с которой они были не разлей вода.

- Да, доченька, ты мне просто решение теоремы Ферма открыла. Математики более трехсот лет доказывали, а ты вот так – просто…

- Мама! Избавь меня от своего математического юмора!

- А вот скажи мне, Даша, элитную бутылку шотландского скотча, который мне выпускники притащили в подарок, вы со своими кадетами распили? Или брат к медикам вытащил?

- Ты же все равно пьешь только коньяк, - насупилась дочь. – А алкоголя дареного у тебя – хоть винный магазин открывай.

- Если мои выпускники военные, и там лишь тридцать процентов женщин, то чего еще ждать?

- Кстати, гадость была страшная, - честно призналась дочь.

- Вы только об этом не распространяйтесь. Ваш куратор участвовал в преподнесении этого подарка. Расстроится.

- Дмитрий Иванович? - как-то быстро спросила дочь.

- Именно он, - кивнула Наташа.

- А…как он?

- Отработал провинность. Поучаствовал в учениях. Командовал условным абордажем флагмана темных. Сейчас убыл в отпуск. А что?

- Ээээ. Ничего.

Они сидели рядом и смотрели на море.

- Слушай, - спросила Даша вдруг очень-очень серьезно. – Темный тебя обидел?

И была в голосе такая угроза по отношению к владыке, что Наташа почувствовала себя абсолютно счастливой.

- Нет, солнышко, - ответила она своей такой взрослой дочери. – Он испугался ночью. Мне стало не хорошо. Он подумал, что я сама, нарочно, спровоцировала этот приступ. И высказался. А теперь дуется.

- А что за приступ? Может, тебе к врачу надо, а ты сидишь здесь, на камушке, на море смотришь!

- Я боюсь, что если расскажу тебе, то ты примешь меня за сумасшедшую.

- Мам, у тебя же в голове компьютер. А они с ума не сходят, - снисходительно заметила дочь.

- Владыка темных умеет погружаться в вероятности. Это похоже на то, что я просчитываю в своих программах и машинах, только с полной иллюзией погружения.

- А какое это отношение имеет к тебе?

- Теперь это почему-то умею и я, - призналась Наташа.

- Обычно люди и нелюди передают половым путем что-то другое, а не магические умения, - засмеялась невозможная девчонка.

Наташа хотела возмутиться, потому мысленно махнула рукой. И засмеялась тоже.

- Погоди, - вдруг дочь оборвала смех и с тревогой посмотрела на мать. – Полная иллюзия погружения. Значит, ты можешь оттуда и не вернуться?!

- Сегодня ночью я застряла. Меня вывела какая-то искорка, - тихо призналась Наташа.

- Слушай, и твой длинноволосый еще какие-то обиды изображает! – подскочила Даша. – Пусть учит тебя, как этого избежать, а не строит из себя высокомерного болвана!

- Он меня и учит. Искать ключи, по которым можно вернуться. Оставлять для себя метки перед погружением. Другое дело, что все произошло спонтанно. Да еще и во сне.

- И как предотвратить опасность?

- Я буду перед сном, для того, чтобы контролировать ситуацию рассматривать памятные вещи. К ним можно привязать себя.

- А что это за вещи?

- У меня есть целая коробка с сокровищами.

- Эта та, в которой мои носочки из роддома лежат? И Мишкины рисунки из детского сада на тему: «Не так страшна мама, как те ее портреты»?

Наташа кивнула:

- А еще ангел, которого ты на Рождество делала.

- Мама! – в голосе дочери был ужас. – Он же страшный как моя жизнь во время сессии!!!

- Зато очень экспессивный.

- А луру Ра’харду ты расскажешь? – серьезно спросил Даша.

- Чуть позже. Когда буду с ним разговаривать.

- Значит, долго сердиться ты не умеешь только на меня и на Мишу. Правда, мам?

- Получается, что так.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Владыку претемного лура Ра’харда с самого утра раздражало всё. И темные, что попадались на его пути. И неугомонные земляне с идеей вечерних посиделок. И постоянно улыбающийся Ро’Ольд – ну, не должно у маршала штурмовиков быть такого глупо-счастливого выражения лица! И начальник службы безопасности бесил. Тот никак не мог решиться пригласить на свидание секретаршу Сильверстрова. И его собственный адъютант, который протянул владыке список тех темных, что уже нашли своих женщин. И бывший маршал Ро’Грик, который, не дождавшись претемного, чтобы обсудить план, просто сбежал. Пиратством заниматься по приказу владыки.И Наташа Ра’харда раздражала дико. Со всем ее неуемным любопытством и стремлением влезть куда не следует. Это же надо, попытаться самостоятельно погрузиться в вероятность! Да еще и так глубоко… Когда на совещании он почувствовать, как она проваливается в глубокую бездонную яму – у него сердце оборвалось. Он летел на Землю, пытаясь обогнать время и каждую безжалостную секунду понимая, что опоздал. Потом были десять часов ожидания. Десять часов просто убивающей его беспомощности…Так что владыку раздражали все. Хотя – нет. Был кое-кто, который будил в нем гораздо большую неприязнь, чем все остальные, практически ненависть. Это был он сам. Почему он так заговорил с Наташей, когда она распахнула глаза? Что на него нашло? И главное! Как теперь ей на глаза показаться?К тому же, он покинул ее, чтобы провести совещание генерал-губернаторов, с которого он улетел. Как же они его бесили! Но тема была настолько волнующая всех, что ему осмелились задавать вопросы:

- Мой лур! – глаза у генерал-губернатора Илтарина просто горели. - А когда к планетам Темного ожерелья пойдут первые транспортники с землянками?

- Думаю, что никогда, - тяжело посмотрел на него владыка.

- Но, претемный! - осмелился возразить аристократ. Тоже родственник владыки, как и бывший маршал Ро’Грик. - Наши сограждане уже знают о том, что потомство могут нам принести землянки. Следовательно, их надо доставить к нам!

- Вы предлагаете загнать в трюмы тех, кто может принести нам счастье? Загнать, как скот и просто развезти по планетам темных и поделить их? Не озадачиваясь вопросом: где чья э’тили? Вы просто глупцы!

- И что же нам тогда делать, претемный? – спросил генерал-губернатор Джельи – самой богатой планеты государства. – Мы осознаем, что вы, в мудрости своей, видите дальше нас всех. Однако наши соотечественники волнуются.

Его коллеги поддержали его согласным ропотом.

Лур Ра’хард задумался. Как же все не вовремя…

- Давайте поступим следующим образом, - заговорил он. – В Земном союзе четыре планеты. Каждый из вас на своей планете проведет жеребьевку среди жителей Темного Ожерелья. Каждый темный будет тянуть жребий четыре раза. Отберете по тысяче с каждой планеты. Пришлете их к нам, и они будут заниматься обустройством наших представительств на каждой из планет Земного союза.

- Так мало?

- Надо решить вопрос с изучением языка, что-то сделать с психологической совместимостью, - стал перечислять проблемы владыка. – И это еще не факт, что женщина согласится переезжать в Ожерелье! А если и согласится, то необходимо будет решить вопрос с последующим трудоустройством.

- Трудоустройством? – изумился генерал-губернатор Джельи. - Задача женщины – воспитывать детей!

- Угу, - скривился владыка. – Вот поэтому я и говорю о том, что придется много работать над совместимостью. Женщины в Земном союзе, по крайней мере, те, что я видел, работают.

- И кем же? – насмешливо спросил кто-то. – Швеями? Продавщицами?

- Думаю, и ими тоже. Однако… Думаю, вам полезно будет побеседовать с одной из землянок.

И он обратился к адъютанту:

- Ро’Раин, пригласите Дженифер Ластер.

- Слушаюсь!

- Конечно, это не моя э’тили, - обернулся он к аристократам, которые удивленно смотрели на него. – Это только ее подчиненная. Но! Обратите внимание! Девушка работает на Министерство обороны. И у нее майорские погоны.

- Это же сумасшествие! Что может женщина понимать в боевых операциях?! – возмущенно высказал генерал-губернатор Ильрама всеобщее мнение.

- Вы, главное, не скажите такого при моей луре, - проворчал владыка. – Она все-таки командор. Да и при остальных земных женщинах не стоит говорить это. Они немного помешаны на равноправии.

- На чем?

- На том, что женщина равна мужчине.

- Но… - ошарашено сказал кто-то из губернаторов. – Это же полный бред. Мужчина всяко сильнее.

Владыка вспомнил свою беспомощность, которая просто убивала его всю ночь. И сказал вслух:

- Мы же не собираемся с ними сражаться, верно? Мы собираемся с ними жить.

И тут зашипела отъезжающая панель двери. На пороге появилась Дженифер. Пожалуй, самое красивое создание, которое владыка когда-либо видел. Он представил себе тот эффект, который она производит на его вельмож и усмехнулся. Высокая, практически одного роста с темными, если на каблуках, а они у нее высокомерно цокали по коридорам флагмана. Длинные золотые волосы. Изумительно гармоничные черты лица. Чем-то она была похожа на светлую эльфийку, только без острых ушей и яркого флера порочности, столь свойственной женщинам этой расы.

- Добрый день! – поприветствовала она собравшихся легким поклоном головы. – Лур Ра’хард. Лиры. Чем могу быть полезна?

- Нам нужна ваша консультация, лира. Присаживайтесь.

И он поднялся, чтобы предложить даме кресло.

- По поводу чего? – спросила она.

- Как вы понимаете, нам нужно узнать, как лучше общаться с землянками. Мы тут выяснили, что наши мужчины представляют их совсем по-другому.

- И каким же образом?

- Скажите, лира, а чего хотят земные женщины? - спросил у нее темный, чем-то похожий на владыку. Он внимательно смотрел на нее с одного из…двадцати пяти экранов связи, размещенных на огромной стене зала связи. Вообще, Дженифер потрясалась любви темных ко всему гигантскому. Особенно, если учесть, что были они на комическом корабле, где, по всем правилам, каждый килограмм был на счету.

- Земные женщины очень разные, - улыбнулась аналитик. – Кому-то хочется мира во всем мире, кому-то шоколадку. Кому-то неземной любви, а кому-то реализовать себя в любимой профессии.

- Но это правда, что женщины у вас… Мало того, что работают – так еще и служат в армии?

Дженифер усмехнулась тому возмущению, что звучала в голосе незнакомого темного, явно какого-то высокопоставленного.

- Как вы понимаете, я могу говорить о себе. Пожалуй, еще о тех, кого я знаю. Так вот – лично я служу. Я аналитик в чине майора. Но я не какое-то исключение. Есть женщины-врачи, есть учителя, есть полицейские и женщины-пилоты. Говорят, даже разведчицы.

- Но…зачем? Не проще ли найти мужчину?

Теперь в глазах землянки разлилась такая неприязнь, что темные напряглись. Все, как один.

- Да почему же вы смеете считать, что красивая женщина должна всего добиваться только своим телом?! – оскорбилась она.

- Простите, - вмешался владыка. – Генерал-губернатор совсем не это имел в виду.

Женщина раздраженно повела плечами.

- А если, скажем, у вас появляются дети? – раздался новый вопрос.

- Конечно, у нас есть декретный отпуск. Четыре года. Кто-то посвящает себя детям целиком. Но я бы лично так не смогла.

- А что у вас делают с детьми, когда мама выходит на работу?

- Отдают в садик, - удивилась женщина.

- Теперь вы понимаете, лиры, почему я говорю, что наших темных надо знакомить с женщинами-землянками очень и очень осторожно, - сказал владыка, когда его вельможи наобщались с Дженифер, узнали много для себя полезного… И озадачились полученной информацией. - К тому же – я хочу отметить, что эти дамы весьма злопамятны и плохо прощают промахи. А еще они умеют воспитывать детей сами. Это называется мать-одиночка. И они этого не боятся.

- Сумасшедшая планета. Сумасшедшие женщины, - резюмировал кто-то.

- А можно сделать какой-то канал связи, чтобы можно было вот так разговаривать с землянками, как мы только что говорили с лирой Дженифер Ластер? - мечтательно сказал генерал-губернатор столичной планеты.

Когда владыка прибыл в дом Наташи, то обнаружил, что ее нет. Это привело его обратно в состояние исступления. Где она? Кто с ней? Он увидел Ру’Рара, помогающего выйти из десантного бота вчерашней знакомой – беременной землянке. И только вид женщины, ожидающей ребенка, не позволил ему сорваться.

- Пора, мой лур, - сказал ему один из десантников, которые прибыли с ним на эти «дружеские посиделки». Они шли по золотому песку берега, а он не видел никого, кроме его Э’тили, которая смотрела на море и не хотела замечать его.Земляне приняли их очень радушно. Столы ломились от яств, запах печеного мяса щекотал ноздри. Как только они утолили первый голод, к нему подошел Петрович:

- Посмотри, - улыбнулся он. – Шестерых бойцов, что должны сражаться, видно сразу. Не гуляется им. Ни твоим, ни моим. Не естся и не пьется!

Действительно, все шесть участников поединков отличались ото всех. Они были трезвые, напряженные и сосредоточенные. Поглядывали друг на друга. И как-то совсем не веселились.

- Может быть, мы дадим возможность нашим бойцам показать себя? – спросил Ра’хард у Петровича.

- Давай! Раньше начнут – раньше расслабятся и отвяжутся!

- Командуй, - велел владыка.

- Слушаюсь, - ответил ему генерал в отставке. И тут же над пляжем прозвучал его голос, перекрывший все. – Внимание! Сверхгалактические игры по фехтованию на мечах объявляю открытыми!

И земляне, и темные бурно зааплодировали. Раздался довольный свист. И детские вопли.

- Итак, - продолжил Петрович. – Необходимо обезоружит противника. И…можно все!

Вышла первая пара.

- Это мой папка!!!! – раздался над морем звонкий и ликующий голос мальчишки.

Воины на мгновение посмотрели на него. Мощный земной десантник и изящный гибкий темный чуть улыбнулись. У них получилось очень похоже. Поклоны, стойки. Стелющиеся движения, острые обоюдные оценивающие взгляды. Уважительные. Во время учений и земляне, и темные прониклись… Во время работ абордажных команд.Первый протяжный алчный звон клинков. Все с замиранием сердца смотрели на этот завораживающий танец. Силы были равны. Оставалось понять, у кого больше выносливости. И на чьей стороне удача. По логике, землянин был тяжелее. Следовательно, он должен первым устать. Но отец мальчишки снова и снова атаковал, уходил в оборону… И ни на мгновение не снижал темпа. Только движения его были четко выверенными и скупыми. Темный, казалось, нападал со всех сторон. Нападал именно в тот момент, когда высоко стоящее солнце било по глазам десантнику. Но никто не мог добиться решающего преимущества.Тогда Петрович и владыка, переглянувшись, остановили бой. И объявили ничью.

- Ура! - закричал Данька, а вместе с ним и остальные дети поселка «Окуневка». Пока эта галдящая толпа висла на землянине и темном, к бою готовилась следующая пара.

Когда детей удалось разогнать, объявили начало второго боя. Этот закончился быстро. Землянин на какой-то немыслимой скорости пошел в атаку. Удар, еще один. У десантника на плече появляется царапина, а меч темного отлетает в сторону.Это было ликование.Третий бой… Темный скользил как змея, перетекал из стойки в стойку как ртуть. Никаких резких движений, только глухая оборона, только плавность движений. Потом мгновенно проведенная контратака. И меч землянина отлетает.Радовались все. Дети и женщины, штурмовики темных и десантники землян. И этому летнему вечеру, и такому удачному счету, и вкусной еде. Владыка позволил себе расслабиться, погрузился в атмосферу праздника. Ему вдруг захотелось легкости, безбашенности… какой-то юношеского безрассудства. Чтобы кровь кипела. Не надо было просчитывать каждый шаг. Чтобы хоть как-то отпустило…Очнулся он, поймав сразу несколько обжигающих взглядов: с вариациями от неприязни до ненависти. Понял, что у него на коленях сидит какая-то непонятная девица, ее губы шарят по его губам…

- Дрогрххх! – выругался владыка как последний орк. Вскочил, стряхнув с себя девицу.

Посмотрел на камень, где сидела Наташа. Ее там не было.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

«Хороший пират – мертвый пират!»

Любимая присказка одного из генерал-губернаторов Ямайки

ГЛАВА ПЕРВАЯ

- На темных эльфов не действуют возбуждающие препараты! – возмущенно заявил Ро’Карси. – На нас вообще не действуют стимуляторы. И…

- Тогда владыка целовался и обжимался с дочерью главы Торговой палаты… И это на глазах у изумленной публики! Совершенно добровольно, - насмешливо сказал Сильверстров начальнику службы безопасности.

Тот обеспокоено посмотрел на своего лура. Тот как уселся на диванчик в кабинете командора, куда они прибыли после…праздника – так еще и не пошевелился ни разу.

- А откуда взялась эта… красавица на пляже? – спросил Ру’Рар.

- И красавица на пляже, и занятная эмульсия, которую она на ладонь нанесла… - задумчиво протянул Сильверстров. – Все откуда-то взялось.

- То есть она подошла к владыке – и просто его коснулась?

- До обнаженной кожи. Да.

- И откуда у нее такое? Чья разработка? Кто выдал?

- Пытаемся узнать. Хорошо еще, что никто еще не хватился, что девица у нас. Задержанная. С другой стороны, у нее в крови такой коктейль! И алкоголь, и наркота. Дома, наверное, уже и привыкли.

- А что она говорит?

- С ней наши врачи занимаются экстренным выведением ее из состояния кайфа. Пока она может лишь хихикать и рассказывать, как она всех любит. Все время повторяет, что обязательно переспит с владыкой. На вопрос – зачем ей это надо, ответила, что у лура, - командор взял лист с протоколом допроса и прочитал, – «ушки у него самые сексуальные».

- Дрогрххх! – высказался Ро’Карси. Добавил еще несколько ругательств на орочьем.

Что ни говори – вечер удался. Сеть взорвали фотографии с вечеринки. Делали их не только жители поселка «Окуневка», но и несколько проникших на мероприятие журналистов. И подруга девицы, которую задержали. Фотографии сразу выложили на странички в сетях. И в Интернет-журналы. Просмотров было… Несколько миллионов. Комментарии – от «Девки, я его тоже хочу!» до «Если они сюда просто за трахом явились, то зачем нам рассказывают про то, что они любовь и семью хотят?!!» Но, в основном, земные женщины сходились в том вопросе, что все мужики козлы. Даже если они и темные сексуальные эльфы с другого конца галактики.Петрович рвал на себе несуществующие волосы. Он не смог обеспечить безопасность на своем собственном празднике. Дочь луры подошла к владыке и ударила того по щеке, после чего убежала в слезах. Наташа исчезла. Поиски ее ничего не дали. При попытке выследить командора, используя аппаратуру военных, на мониторе появлялась одна и та же надпись: «Со мной все хорошо, видеть пока никого не хочу. Успокоюсь – вернусь. Вереева». Когда решили подключить смежников – полицию, то у тех выскочило другое сообщение: «Добрый совет: не злите еще больше».

- Итак, что мы имеем на семь утра, кроме неприятностей, - потянулся Сильверстров. – Эмульсия, которой обработалась девица – у химиков. Те разбираются, что это за гадость. Сама девица – у медиков, еще пару часов – и на допрос. Петрович разбирается со своими, пытается понять: откуда взялось такое чудо в закрытом поселке. А мы… позавтракаем сейчас – и продолжим. Надо вызывать пиарщиков. И что-то делать с общественным мнением.

- И Иветта с Ро’Ольдом разругалась, - сказал Ру’Рар. – Ребята говорили, что у них, еще в боте, пока они летели на флагман, скандал был. Она ему сказала, что владыка – подлец. Он попытался ее остановить. Брякнул, что говорить так – это государственная измена. И понеслось.

Сильверстров знал заместительницу Вереевой, ее преданность начальнице. А еще недоверие к мужчинам и вспыльчивость. Маршалу можно было только посочувствовать.А Ру’Рар вспоминал, какой растерянной была Маша, какой потерянной. Он, как только поднялся крик, бросился к ней, взял за руку. Пальчики были совсем ледяными. Вывел из толпы. Только потом осознал: он кинулся не к владыке, а к ней.

- Мне, наверное, лучше поехать домой, - тихо сказала она.

- Маша, - он прижал ее руки к своим щекам. – То, что вы видели… Этого просто не может быть. Любой темный он предан лишь своей женщине. Он видит только ее. Э’тили – это как дыхание. И потеря жизни ничто по сравнению потери любимой. Поверьте!

- Да какое мне-то дело до всего этого! – раздраженно ответила она, вырывая свои руки. – Я, как и любой здравомыслящий человек, верю своим глазам. А все остальное меня просто не касается!

- Мне важно, чтобы вы мне поверили.

- Вам тоже интересно развлечься? – холодно спросила она. – Но я думаю, что на этом берегу есть кто-то более подходящий, чем беременная женщина. И не надо меня довозить. Я вызову себе такси.

- Маша, пожалуйста. Мне нужно узнать, что с братом, потом я отвезу тебя. И мы поговорим.

- Я не хочу разговоров. Всяко не сейчас, - отвернулась она.

А Ра’хард был просто не в себе. Он дошел до камня, на котором сидела Наташа, тяжело опустился на него, уставился на море. И уже ни на что не реагировал. Возле него хлопотал лекарь – заместитель Ре’Лерга.

- Странный ступор у владыки, - доложил лекарь. – Взял кровь на экспресс-анализы. Скоро будут результаты. Нам бы на флагман, в лазарет.

- Нет, - ответил владыка. – Без Наташи я никуда не поеду.

- Брат, - сказал Ру’Рар. – Мы вернем ее.

- Я приказываю тебе, сержант, - раздался бесцветный голос, – покинуть меня и отправиться со своей э’тили.

Темный остановился в нерешительности, не зная, что предпринять. Он не мог покинуть владыку, когда тот был в таком состоянии. Но…Он оглянулся. Маша уселась на песок и ждала его.

- Иди, - поторопил его начальник службы безопасности. – Мы справимся. Сейчас здесь закончим – и к Сильверстрову. Так что, как освободишься, свяжись со мной. Скорее всего, встретимся там.

Всю дорогу Машу и Ру’Рара сопровождало тягостное молчание. Выходя, он взял ее сумку.

- Не надо, - резко сказала она. – Я сама.

- Зачем?

- А смысл – привыкать?

Он хотел ей сказать, что готов сделать для нее все: возможное и невозможное. Убить для нее, умереть за нее. Готов увезти к себе и сделать так, что никакой финансовый вопрос ее больше никогда не коснется, назвать ее ребенка своим… Но промолчал. Потому что сегодня слова были бы просто сотрясанием воздуха. Нелепым. Ненужным.

- Ты позволишь прийти к тебе? – только и спросил он. – Еще раз.

- Я устала.

- Выпить кофе, поговорить. Прогуляться туда, где тебе нравится. Понять, что это нравится и мне.

- Позвони мне завтра, - чуть смягчилась она.

- Хорошо. Но сумку я все-таки донесу.

Воспоминания сержанта были прерваны шумом в приемной.Сильверстров и Ро’Карси выглянули туда. Ру’Рар отступил к владыке и загородил его собой.

- Да вы где находитесь! - орал на лейтенанта Орлову президент Земного союза Станислав Брроу самолично. – Это что это за форма одежды?! Вы тут совсем с ума посходили?

Девушка то бледнела, то краснела, но не пыталась оправдываться. Она, действительно, была в приемной командора Сильверстрова в джинсах и в тонком свитере. Правда, в шесть утра субботы, выдернутая с праздника, на который ее пригласил темный. Так и не попавшая домой, потому что командору понадобилась ее помощь.

- Идите в отдел кадров и скажите, что вы уволены!!! – продолжил кричать президент.

Не успел Сильверстров заявить, что своих сотрудников берет на работу и увольняет он лично, как вдруг Ро’Карси бросился вперед и загородил девушку собой.

- Не смей повышать голос на нее, - прорычал темный.

- Нашелся защитник! – ядовито ответил ему землянин. – Сначала будешь приручать, а потом она полюбуется, как ты будешь лапать какую-то девку при всех?!

- Довольно, - вмешался Сильверстров. – Господин президент, прошу в мой кабинет. Только вы учтите, что мы все тут одеты не по форме. Мы еще домой не возвращались.

Станислав только сейчас заметил, что и командор одет в футболку и джинсы.

- Евгения Васильевна! – обратился к девушке ее начальник. – Я думаю, вас нужно ехать домой. Вы и так устали.

- Но расследование? - растерянно сказала она.

- Идите. Отдыхайте.

Ро’Карси уходил последним. У двери в кабинет он не выдержал – обернулся. И успел заметить, что девушка плачет.

- Не надо, - тихо сказал он.

- Все в порядке, - еще тише ответила она. – Рабочие моменты.

- Я прикажу, чтобы вас отвезли. Ребята будут вас ждать.

- Спасибо.

- Ни о чем не думайте. И выспитесь.

Дольше оставаться с ней он не мог и закрыл за собой дверь кабинета.

- Повторю для уважаемого лира Ро’Карси, - сказал Сильверстров, как только темный вошел. – В крови у владыки Ра’харда обнаружен этоксиметилсальвинорин – ядреный галлюциноген. И к нему прилагалось сильное возбуждающее. Химики за голову схватились – смесь адская. Удивляются, как еще у владыки сердце выдержало.

- Значит, эта смесь была в эмульсии, что нанесла на себя госпожа Райт?

- Именно. Через кожу эта гадость попала в кровь лура.

- Только не говорите мне, что вы задержали дочь президента Торговой палаты! – схватился за голову президент.

- Именно так, - спокойно ответил Сильверстров.

- И ей предъявили обвинение?

- Пока наши врачи героически борются за ее жизнь. А мы просто не знаем, кто она такая. Передоз – штука страшная.

- Вызывайте министра юстиции, - решился президент. – Для начала. Раз все пошло так – будем бить. Что-то мне хочется прижать наших торговцев. Как-то они распоясались совсем.

- За ее подругой, а мы выяснили, что госпожа Райт была не одна, следят наши бойцы из отряда «Нарак», - сказал начальник службы безопасности. – Как они ни спешила уйти, я успел отдать приказ, а они встали на ее след.

- Она их не заметит? Темных эльфов на улицах не так и много, - усмехнулся Станислав Брроу.

- У них режим невидимости. И они все записывают.

- Хоть что-то хорошо, - проворчал Сильверстров.

- А почему вас не было на празднике? – вдруг спросил начальник службы безопасности владыки. – Вы что-то знали и поэтому…

- Я. Ничего. Не. Знал, - отрезал господин Броу. – Просто… у нас с женой не получилось приехать.

Сильверстров и лир Ро’Карси переглянулись. Президент Земного союза смутился. Ну, не говорить же им прямым текстом, чем они с женой занимались. Вот право слово! Не до празднований им было!Тут распахнулась дверь, и на пороге появилась лейтенант.

- Евгения Васильевна! – удивился командор. – Почему вы еще здесь?

- Петр Данилович! – смогла она сказать. Губы у нее подрагивали – Разрешите доложить.

- Докладывайте, - раздраженно бросил ей командор. – Что там еще?

- Только что пришло сообщение: пираты захватили лайнер «Весна», следующий по маршруту Земля – Калаган.

- Когда они успели? – удивился Сильвверстров.

- Прямо на выходе из Солнечной системы.

- «Весна»? – очнулся вдруг владыка. Название он хорошо запомнил еще с вероятностей. Именно этот лайнер уничтожили темные, а на нем перевозили детей.

- Я же приказал проследить за безопасностью этого судна! – гневно сказал лур.

- Простите, владыка, - склонил голову начальник службы безопасности. – Надо разбираться, как так получилось.

- Корабли охранения базируются чуть дальше, - сказал Сильверстров. – Наши военные договорились с вашими. Поделили маршрут. А как раз на выходе из системы получился просвет. Никому и в голову не могло прийти…

- Это еще не все, - вдруг сказала лейтенант. – Уже есть список пассажиров, захваченных пиратами.

- Говорите уже! – приказал Сильверстров.

- Вереева. В списке есть такая фамилия. Я запросила записи камер в космопорту. Наталья Владимировна там была.

Повисла тяжелая тишина. Все, кто находился в кабинете, пытались осознать, что случилось – и принять это. Потом, через несколько ударов сердца, кабинет наполнили короткие четкие приказы.

- Берите несколько кораблей-разведчиков. Немедленно возьмите след! Режим невидимости не снимать, режим полного радиомолчания, - распоряжался Ро’Карси. – О вас никто не должен знать! Найдите мерзавцев.

- Все части на усиленное патрулирование путей следования наших лайнеров и транспортников. Будем считать, что у нас началась новая война с пиратами, - отдавал приказания Сильверстров.

- …Пресс-конференция через час, согласен, - совещался со своим начальником пресс-службы президент. – Да. И первая леди будет.

- … Ре’Лерга сюда, быстро. - Ру’Рар старался говорить тихо. – Пусть лекарства захватит. Откуда я знаю, какие! Обрисуйте ему ситуацию. Он поймет.

- …Пираты ни с кем не связывались, требований не выдвигали, - собирала данные адъютант. – Подготовьте отчет, как они могли подобраться незаметно. Они перегнали пассажиров к себе? Нет? Скинули десант на броню, захватили судно и исчезли на нашем же транспортнике?

И среди всего этого вдруг раздался голос владыки:

- А зачем им вообще понадобился этот лайнер?

Все замерли. Замолчали и переглянулись. А ведь, действительно, зачем?

- Иветту сюда, - раздался голос командора Сильверстрова. – Будет вместо Наташи вероятности просчитывать.

- А зачем вместо меня? – раздался от дверей спокойный голос командора Вереева. – Что у нас случилось такого, о чем я не знаю?


ГЛАВА ВТОРАЯ

Сильверстров посмотрел на президента Земного союза, Ро’Карси на молочного брата владыки. И все они на старшего лейтенанта.

- Ой, - всплеснула руками Евгения Васильевна. – У нас столько дел… Уму непостижимо. Мы пойдем, а претемный лур вам все объяснит.

Мужчины радостно закивали. И все, кроме Ра’харда и Наташи, вышли из кабинета.

- Лекарь где? – донеслось до Наташи.

- На подлете! Десять минут.

Женщина хотела выйти вслед и добиться ответа на свой вопрос. Но тут посмотрела внимательнее и обратила внимание на состояние Торна. На почерневшее, осунувшееся лицо. На поблекшие глаза. На то, что он какой-то неживой.

- Торн, - она быстро пересекла кабинет, села рядом на диван и обняла его. – Ну, что же ты.

- Значит, ты получила результаты экспертизы от химиков перед тем, как их прислали сюда.

- Да, - кивнула она. – Я отдала распоряжение выслать их и мне тоже. Ты знаешь, лаборантка, которая отправляла вам результаты… Она так волновалась за нас… И так хотела, чтобы мы помирились.

- А если бы результаты не показали наличие веществ у меня в организме?

- Не знаю, Торн, - тяжело вздохнула она. – А что сделал бы ты в такой ситуации?

- Убил.

- И подобная реакция хорошо просчитывается, - задумчиво проговорила Наташа, не высказывая ни удивления, ни страха. – Знаешь, я бы на месте нашего противника, намазала бы кого-нибудь подобной гадостью и отправила бы ко мне. Глядишь, быстрее бы добились своего.

- Как ты попала в вероятность?

- Торн, правда – не специально! Я просто спать легла.

Он вздохнул и порывисто обнял ее. Наташа гладила его задеревеневшее тело, запускала пальцы в его длинные волосы. Потерлась своей щекой о его…

- Не уходи, - шептал он. - Дыхание мое… Не надо…

- Торн, - потянулась она к нему и поцеловала.

Он только коснулся ее губами и отстранился.

- Я же не сдержусь, - в голосе его послышался смешок. – И получится опять неловкая сцена.

- Мда… И не время, и не место.

- Слушай, - спросил он, - а как ты от всех скрылась? Или Сильверстров тебя все-таки прикрывал?

- Зачем командора беспокоить и заставлять врать тебе в лицо? У меня есть ученики. Бывшие.

- И сколько военных ты подняла? Дивизию?

- Зачем так много? Троих.

- И кого же?

- Контрразведчика, десантника и компьютерщика.

- Последний вычистил твой телефон, с которого ты звонили.

- Именно. А еще оставил замечательные сообщения в базе, когда вы меня искали.

- А остальные двое?

- Контрразведка меня вывозила из леса неподалеку от поселка. Кстати, капитан привез мне новую одежду. Уходила я в купальнике. Подумала, что твои мне жучков на одежду понасовали. Замерзла, и меня комары искусали.

- Значит, некого капитана ты потрясла.

- Слушай, потрясла его давным-давно, когда еще у него лекции читала, а потом помогала ему первое дело раскрывать. Он сам просчитать засланцев не мог и обратился ко мне за помощью. Там сеть торговцев наркотиками была очень законспирированная, безопасники не справлялись, обратились к военным, те скинули на контрразведку. «Синюю пыль» нам подсунули наши друзья и коллеги из Галактического совета, поэтому наркодилеры творили беспредел, как хотели. Убивали всех, кто мог хоть как-то им помешать.Владыка кивнул. «Синяя пыль» - наркотик, который был рассчитан на геймеров. Вдыхаешь. И иллюзия погружения полная. Правда, когда начинается откат, даже еще не ломка, то человеком овладевает практически ничем неукротимая жажда покончить с собой. Лишь бы не возвращаться в серую реальность.Значит, так Галактический совет собирался проредить популяцию землян. Играют-то в основном подростки.

- Год работы. Мы уничтожили всю цепочку. И смогли сделать противоядие.

- Значит, контрразведчик тебя вывозил… А десантник?

- Это еще один мой ученик, которому я просто поставила зачет…Он чуть не вылетел из Академии из-за моего предмета. Я его пожалела. Он поменял флайер, организовал мне жилье.

- И ты обратилась к нему за помощью, потому что…

- Меня с ним практически невозможно связать.

- И сколько времени тебе понадобилось, чтобы разработать операцию и воплотить ее в жизнь?

- Как только я увидела, что девица к тебе клеится, а ты и не против, я и ушла. На все мне понадобилось семь минут. Ваши поцелуи смотрела уже в сети на чужом планшете. В чужой квартире. Потом ко мне привезли Дашу и Мишу. Они, кстати, решили поехать к родственникам на Калаган. Я их отговаривала. Но они зафыркали и улетели. А мне минут через сорок сообщение от химиков пришло. Я узнала, где ты – и отправилась к тебе.

- Следовательно, эти сорок минут ты новости не смотрела?

- Что случилось, Торн?

Он на мгновение прикрыл глаза. На самом деле, милосерднее было запутать э’тили в кружеве иллюзий, перевезти на флагман и морочить голову до тех пор, пока они не спасут детей. Но…

- Не вздумай! - вскочила она.

Ра’хард поморщился. Вот уж кем быть не хотелось – так это черным вестником.

- Ты скажешь мне сам, что с детьми? – глухо спросила Наташа. – Или мне выйти и приказать адъютанту Орловой ввести меня в курс дела?

- Пираты захватили лайнер «Весна».

Молчание. Беспросветное. Могильное. Казалось, живых в этом кабинете не осталось.Потом Наташа глубоко вздохнула. И вышла. Ра’хард услышал, как она приказывает адъютанту:

- Евгения Васильевна, распорядитесь, чтобы в мой кабинет доставили кофе. Целый кофейник. И что-нибудь поесть. И моих людей сюда. Всех. И отчеты. Что есть на камерах? Успели что-то передать с лайнера? Как вообще узнали, что «Весна» захвачена? Весь материал – на мой компьютер. Отойдите от меня, Ре’Лерг. Никаких успокоительных. Они туманят сознание.

Голос женщины был спокойный, лишенный каких-либо эмоций. Владыка вспомнил, как она говорила, что, услышав страшные вести, она леденеет изнутри. И что он может сделать в данной ситуации. Только помочь. Он поспешил в приемную. Жестом запретил лекарю настаивать.

- Ты позволишь помочь тебе? – спросил он у Наташи.

Она кивнула, не задумываясь.

- Пойдем ко мне, мне надо посмотреть, что известно о похищении. И… требований об уплате выкупа не было?

- Никак нет, - отрапортовала адъютант.

- Претемный, - обратился к нему лекарь. – Я должен вас госпитализировать.

- Позже.

- Доставьте сюда вашу реанимационную капсулу, - приказала Наташа. И луру будет полезно полежать в ней. И мне.

- Слушаюсь! – обрадовался четкой команде Ре’Лерг. Его поникшие косички радостно встали дыбом.

Они вдвоем отправились по коридорам на другой этаж. Народу все прибывало и прибывало. Генштаб гудел, как растревоженный улей. Командор Вереева распахнула перед темным дверь кабинета.

- Располагайся, - предложила она ему, когда раздалось мерное гудение ее компьютера.

Он сел рядом.

- Торн, - обратилась женщина к владыке. – Мне нужно, чтобы ты меня подстраховал. Я не понимаю, как происходит, но я все время куда-то проваливаюсь, когда начинаю размышлять и просчитывать. Я, конечно, делаю привязку к реальности, как ты и учил. Но все равно проваливаюсь. И хуже всего - это получается спонтанно. А во сне произошло то, что я пока объяснить вообще никак не могу. Кстати, гневался на меня ты абсолютно зря.

- Прости, - сказал он. И задумался: до встречи с этой женщиной он и не знал, что существует такое слово. Что есть чувство страха, просто отключающее разум.

- Итак, что мне делать, чтобы не уйти ненароком? – спросила Наташа, отвлекая его от мыслей.

- Что тебя вытащило во сне?

- Искорка.

- Что? – удивился он.

- Я соображала, чем пустота, в которую меня затянуло, отличается от реальности – и передо мной возникла мельтешащая перед глазами серебристая искорка.

- Странно. Никогда о таком не слышал.

- А что делаешь ты?

- Я просто знаю: где вероятность, а где – реальность. И каждый из рода Хардов это знает. Это свойство. Такое же, как цвет волос или кожи. Только в тот раз, когда мы летели в Солнечную систему, я запутался.

- И что тебе помогло выйти?

- Осознание того, что мне мир без тебя не нужен. Я просто рванулся прочь.

- Хорошо. И что тогда делать мне? Я раскладываю теперь перед сном свои сокровища. Носочки Даши. Пинетки Миши. Их поделки. И…

Она замерла, справляясь с болью.

- Но сейчас это не самый лучший вариант, - добавила она тихо.

И посмотрела на него беспомощно.

- Представь запах, - сказал владыка, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не впасть в безумие. Его темная сущность требовала, чтобы он уничтожил тех, кто доставил боль его луре. Чтобы он услышал хруст ломаемых костей в их телах. Насладился воплями боли и ужаса. И кровь… Ему очень хотелось увидеть их кровь на клинке. Он несколько раз моргнул, прогоняя наваждение. Ему надо взять себя в руки!

- Запах, - повторил он. - Или вкус. И пусть он будет у тебя ассоциироваться лишь с этим миром.

Наташа задумалась. И представила себе северный лес – такой как в июле. В тот волшебный момент, когда одновременно можно встретить мелкую, но такую ароматную землянику, которая уже отходит. И бусины поспевающей черники. А если собрать на ладонь несколько и тех, и тех ягодок. И положить в рот…

- Поняла! – объявила она, на мгновение забыв о всех своих невзгодах. – Я чувствую запах. И вкус!

В этот момент дверь кабинета резко распахнулась. Наташа даже не успела испугаться, а Ра’хард уже был на ногах. Лязгнул меч.

- Вам на столько нет дела до собственных детей, что вы просто сидите в кабинете и обжимаетесь с этим… темным?! Улыбаетесь?!! – презрительно, как пощечину, бросил ей куратор дочери.

- Дмитрий Иванович… - удивилась Наташа. – Да вы что? С ума сошли?

- Надо же что-то делать! – закричал майор. – Что же вы за мать такая!

И тут же покатился кубарем, прижимая руки к разбитому лицу.

- Еще раз кто-то что-то скажет о моей луре в подобном тоне, - прорычал владыка, стряхивая с эфеса кровь. – То я начну убивать.

Десантник уже был на ногах. Тяжеленный стол для переговоров, который занимал большую часть кабинета отлетел в сторону окон, стена содрогнулась, что-то жалобно зазвенело. А мужчины закружились вокруг друг друга.

- Немедленно прекратите! – рявкнула командор Вереева. – Майор, под трибунал пойдете! Ра’хард, уймись. Вы мне работать мешаете!

- А что здесь происходит? – спросил Сильверстров, заходя с кабинет с распечатками.

- Достойное продолжение вчерашнего дурдома, - покачала головой Наталья. – Майор, что на вас нашло?

- Они или любовники, или собираются ими стать, - сообщил владыка, убирая меч. – Тут даже в вероятности погружаться не нужно, чтобы это понять.

- Что? – Наташа присела. – Господин майор! Дмитрий Иванович…

- Да, - тяжело опустился на стул десантник. – Я ее люблю. Но…девочке лишь девятнадцать. Я решил, что не хочу портить ей жизнь. Что может быть нелепее, чем роман куратора и кадетки…

- Так это из-за неразделенной любви она мне все нервы вымотала за эти два года?! – вздохнула Наташа. – Дмитрий Иванович, на будущее. Если вы любите, если любят вас – а я не думаю, что для взрослого мужчины остались в тайне чувства молоденькой девчонки…

- Но я на двенадцать лет ее старше, - растеряно отозвался десантник.

- И, по логике, должны быть умнее, - нахмурилась командор Вереева. – Петр Иванович, распорядитесь, пожалуйста, поместить майора под арест.

- Наталья Владимировна, - взмолился Сильверстров. – Вы же понимаете, как арест за нападение на вышестоящего офицера отразится на послужном списке майора.

- А мозги ваши десантники включать будут когда-нибудь?! Сначала Стас, теперь…

Наташа взмахнула рукой.

- Простите, я переживаю, – опустил голову майор. – Сорвался.

- Вон отсюда! - зарычал владыка.

- Владыка Ра’хард! – в кабинет командора Вереевой забежал лекарь Ре’Лерг. – Разрешите доложить – реанимационная капсула доставлена. Кого первого погружать в нее? Вас или луру?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Командор Наталья Владимировна Вереева злилась. Все эти скачки вокруг ее персоны безумно отвлекали. Она не могла позволить себе нервничать, негодовать, гневаться или истерить. Ей необходимо было стать куском льда. Таким, каким она была, когда искала убийц мужа и его сослуживцев. Очень злопамятным, все замечающим и крайне работоспособным куском льда. Заставить себя не обращать внимания на ноющее сердце, на подступающие слезы, на ужасные картины, что рисовало ей воображение.Не сейчас.Но как же ее отвлекали! И майор с такой несвоевременной истерикой, и Ра’хард с выбешивающей заботой. И Ре’Лерг со своей реанимационной капсулой. Которую, к тому же, решили не тащить на пятый этаж, где располагался ее кабинет, а оставили на первом.

- Торн. Немедленно прекрати!

- Поспишь пару часов. Тебя пока подлечат. Потом снова сядешь за свой компьютер, - невозмутимо отвечал владыка. Он, как только понял, что Наташа уперлась (и ни в какую не соглашалась терять время на лечение) просто подхватил ее на руки и понес по коридорам. Вслед за лекарем, показывающим дорогу. Не обращая никакого внимания на изумленные взгляды военных. И суровое пыхтение командора Вереевой, которая не кричала, не ругалась и не отбивалась только для того, чтобы не позориться еще больше.

- Мы пока будем готовить эскадру к отбытию, - говорил между тем владыка. - Надо понять, кто идет с нами, кто остается. И я хочу взять с собой земных десантников. И несколько ваших небольших кораблей. Надо понять, войдут ли они на флагман. И кто будет командовать операцией. Мой начальник генерального штаба подался в пираты.

- Пообещай, что ты не оставишь меня на Земле, - быстро сказала Наташа.

- Я прекрасно понимаю, что ты в любом случае полетишь, - скривился Ра’хард. – И лучше уж под защитой моих теней. А сейчас – спать!

И он уложил ее в реанимационную капсулу. Кивнул лекарю, приказывая заняться лурой и вышел.

Космопорт. Началась регистрация на рейс номер сто тридцать восемь «Земля – Калаган». Мама уходит. Даша смотрела ей вслед и понимала, что всегда немного завидовала ей. Легкости, изяществу, уверенности в себе…

- И как ты думаешь, простит она этого темного? – спрашивает у Даши брат.

- Не знаю, - отвечает ему сестра. – Я бы не смогла.

- Может, с ним было что-то не то? Что-то сыпанули? Ну, журналисты там. Для рейтинга и фоток. Или дура эта? Что к нему на колени забралась.

- Ага, конечно. Все видели, что произошло!

- Все-таки он – владыка. И вряд ли бы стал так позориться. Да еще и при всех.

- Слушай, вот что ты его защищаешь? – завелась Даша.

- Я его не защищаю. Просто хочу, чтобы мама была счастлива.

- С кем? – презрительно фыркнула девчонка. – С этим пришельцем-эротоманом? Ты спятил? Ну, ладно, переэтовались! До полного удовлетворения. Но жить. С ним. Надеюсь, у матери мозгов хватит, чтобы ограничиться интрижкой.

- Даша. Не надо в таком тоне говорить о маме.

- Слушай, вот ты подлиза! И всегда таким был. Только я не понимаю, чего ты так сейчас разошелся – матери-то рядом нет.

- Дура ты, Дашка… - с сожалением посмотрел на сестру Миша. – Мало того, что глупая, так еще и злая.

- Кто? – возмутилась она. – Я что ли?

- Именно ты.

- Пошел вон! – взвилась сестра. – Видеть тебя не хочу!

- Так и я не особо жажду с тобой лететь.

- Вот и убирайся.

- Пошла ты!

- Сам пошел!!!

- Молодые люди! – сделали им замечание в очереди. – Вы бы успокоились. Вокруг детей много, и им, как и нам всем, совершенно не интересны ваши семейные проблемы.

Миша извинился. Даша только фыркнула. Брат и сестра помолчали немного, потом Миша сказал:

- Знаешь, что. Я остаюсь на Земле. Найду себе более приятное занятие, чем болтаться с тобой тридцать восемь часов в одном помещении!

- Проваливай, - ответила Даша. Она уже сама жалела о своей несдержанности и тех словах, что она сказала о матери. И о ругани с братом. Но признаваться в этом. Да щас!

- Счастливого пути! – бросил брат. И ушел.

Даша осталась одна. Как-то так получалось в этот год, что она очень остро чувствовала одиночество, будто оно было разлито кругом как горько-соленая вода Рассветного океана на Калагане. Еще полтора года назад, когда она поступила в Звездную академию – факультет пилотирования и звездной навигации, четыреста человек на место – ничто этого не предвещало. Она сама было счастлива. Абсолютно. Потом новое окружение. Их подразделение – десять человек, которые стали больше, чем друзьями или родственниками. И их куратор. Боевой офицер. Майор. Стародумов Дмитрий Иванович.Поймав себя на тяжелом вздохе, Даша мысленно надавала себе пощечин. Не нужна оказалась она со своими неуместными чувствами блестящему офицеру. И выволочка, которую он ей устроил, как только понял, что она испытывает к нему…Оооо! Что это была за выволочка!Нет, Даша не писала ему писем. Что за глупость! И не преследовала его долгими томными «коровьими» взглядами. Как ей казалось, она весьма успешно скрывала свой интерес. А вон как получилось…

- Вот что, уважаемая Дарья Юрьевна, - говорил ей куратор со снисходительным высокомерием, от которого хотелось завыть и вмазать ему в нос ногой. С разворота. – Я бы рекомендовал вам сосредоточиться на учебе. И не оставлять себе время для разного рода глупостей. Кроме того, я бы посоветовал вам подумать вот над каким вопросом. Предположим, мы с вами… Как бы это выразить… Кхм…

- Станем любовниками, - спокойно сказала Даша.

- Именно, - насмешливо склонил голову он. – Тогда представьте себе, что останется от вашей репутации. Это будет особенно важно тогда, когда вы выйдите их академии и отправитесь хотя бы на практику. А не говорю уже о первом назначении. Так что… Мы поняли друг друга, кадет?

- Так точно, господин майор! Разрешите идти!

- Идите, - кивок.

И до этого Даша училась хорошо. А стала – блестяще. И в следующую же увольнительную она не стала отказывать знакомому парню, который давно добивался ее внимания. И переспала с ним. Все было…Мило, наверное. И нелепо. И, по большому счету, не нужно.

Куратор, когда она прибыла из увольнительной, просто озверел. Докапывался до всего, щедро раздавал наряды и отработки. Все стенали. Только Даша улыбалась.

Так они и дожили до летней сессии второго курса…В воспоминания Даши властно вмешались звуки космопорта. Пассажиров, наконец, приглашали на посадку.Их загрузили по местам. Лежачие полки, которые при желании трансформировались в кресло со столиком. Даша вспомнила покои, в которые ее поместили на флагмане темных. Несколько комнат, настоящая вода в душе… И грустно улыбнулась.

Темные.

Она не верила ни одному слову из тех, что говорили эти красавцы. Слишком хороши они были, для того, чтобы говорить правду. Слишком яркие глаза. Слишком нарочито распущенная копна волос. Она вспомнила, как десантники говорили, что можно сильно пострадать, пытаясь провести прием с захватом волос темного.А вот мама, похоже, поверила.Даша вспомнила, как болтала на камне с мамой этой ночью. Как раньше. И на сердце было легко-легко. Но… Несколько минут спустя, она как раз отошла от мамы, увидела, что творит владыка на глазах у всех. Узнала девицу – тупую и высокомерную госпожу Райт, которая корчила из себя светскую звездень. Свою бывшую одноклассницу. Даша обернулась к морю, нашла глазами камень. Мамы на нем уже не было.Потом услышала, как владыка, ругаясь, вскакивает и сгоняет девицу. Словно бы он и ни при чем…Даша не выдержала. Подошла и ударила его. Жаль, силы были не равны. Могла бы - вообще убила бы. И плевать на то, что темные месть считают почти религией.К удивлению своему, когда ее утром привезли к маме, то выглядела командор Вереева вполне спокойной. Они позавтракали. И Даша предложила улететь к родственникам на Калаган. Мама отказалась. А Даше словно шлея под хвост попала. И Миша вроде согласился.А вот как получилось! Наверное, надо было остаться. Поддержать маму. Тут на лайнере взвыли баззеры тревоги. И веселый, отчаянный голос объявил:

- Дорогие земляне! Объявляю, что лайнер «Весна» захвачен нами, свободными пиратами свободной галактики. Рекомендую сохранять спокойствие. Не покидать свои места и лежать смирно. Помните! Мы убьем любого при попытке малейшего сопротивления. Мы будем казнить по десять человек за каждого нашего пострадавшего. И вам лучше не знать, что произойдет, если кто-то из свободных пиратов погибнет. И, дорогие женщины, я хочу вас обрадовать! Наша доблестная команда обратит на вас самое пристальное внимание. Советую расслабиться и получить удовольствие! Тогда мы не тронем детей. А сейчас по каютам пройдут мои люди со списками. Нам же надо понять, кто у нас где! Удовольствия в поездке!

Наташа вздрогнула – и очнулась. Тихо заскулила. Бедная ее дочь. Бедные захваченные люди. Что же теперь будет?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Маша с самого утра принялась работать. Она по сети связывалась с базами горного туризма, гостиницами, администрацией замка Гохостервитц. А еще Выборгского замка и комплекса Кижи. И с перевозчиками. Вот те были в шоке: к чему такие замысловатые маршруты? Маша объяснялась, что идея не ее. Она лишь выполняет пожелания клиентов. Потом, часа через два, на нее обрушился поток коммерческих предложений. И возмущенных комментариев. Почему горы? Почему именно такой перечень объектов? Кто дал госпоже Колесовой право решать…Еще она пыталась дозвониться до Вереевой. Нужно было понять, как в туристический маршрут вставить посещение Лунной базы. Наталья Владимировна трубку не брала. И Маша беспокоилась. Как подруга ее матери отреагировала на вчерашнюю историю с прилюдными поцелуями претемным луром какой-то невнятной раскрашенной девицы.Ей самой было обидно. Словно показали несколько кадров сказки, в которую очень захотелось поверить, а потом пустили незамысловатый и пошлый фильм с голыми девицами и заурядным мордобоем.А потом сеть взорвало сообщение о захвате лайнера пиратами. Стало страшно. Стало жутко. В прошлую компанию у Маши погиб отец – военврач. Маша, а ей на тот момент было десять лет, все не могла поверить, что папа больше никогда не вернется. Она ждала. И иногда ей казалось, что вот он, рядом. Где-то на улице. Ждет, когда его позовут. Мама же держалась. Старалась. Но глухо рыдала во сне, только ночью позволив себе выплеснуть горе.И это было страшнее всего.И вот теперь горе придет и в другие семьи.

- …Все новостные ленты заполнены лишь одной новостью…

- …Мы передаем в прямом эфире интервью…

- …Президент Земного союза господин Броу дал пресс-конференцию, в которой…

- …Совместная боевая операция темных эльфов и людей. Как это будет происходить?..

- …Ожидается ли пресс-конференция претемного лура Ра’Харда? Как связано прибытие в Солнечную систему темных с отчаянной акцией пиратов?

Работать было невозможно. Маша разрешила себе найти в сети пресс-конференцию президента. Владислав Броу был бледен и решителен. Ничего конкретного он не сообщил, мотивируя это государственной тайной. Его жена стояла рядом и всем своим видом выражала поддержку.

- Мы не можем сообщить всех подробностей акции по освобождению наших сограждан, захваченных пиратами, - такими словами закончил президент пресс-конференцию, - но смею вас уверить, мы принимаем все меры, чтобы помочь нашим согражданам. И наказать виновных.

Он оглядел журналистов и продолжил:

- В последнее время в Земном союзе стало бытовать мнение. Если мы не будем проявлять агрессию, не будем наращивать военный потенциал, не будем уничтожать пиратов, то нас и не тронут. Мы с изумлением замечаем, что эта точка зрения получает все большее распространение среди молодежи. К сожалению. Так вот. Трагедия, которая произошла с лайнером «Весна» - это хороший контраргумент для всех тех, кто думает, что беспомощность – это синоним безопасности.

Тут все заметили, что жена президента взяла его за руку. Такого давно не было. Вообще, в последнее время супруги выглядели отстраненно, и ходили упорные слухи о том, что дело идет к разводу. А тут такое! Камеры засверкали вспышками.

- Я хочу донести до каждого члена Земного союза. У нас два пути развития. Или мы – сильные. И нас уважают, хотя все равно время от времени пробуют на прочность. Или мы – рабы. Причем не в переносном значении, а в самом что ни на есть прямом. С ошейниками подчинения, с абсолютным бесправием. И правом хозяина распоряжаться жизнью и смертью. Лично я не хочу такого ни для себя, ни для своего ребенка. А вы? Задумайтесь над этим!

Тут раздалась трель входного звонка. Маша удивилась: кто это мог быть? Мама была в отпуске. Молодой человек (кандидат психологических наук в одном из ведущих университетов Земли) испарился, как только узнал о случившейся «неприятности». Так он охарактеризовал беременность Маши.Она подошла к двери. К удивлению своему увидела в домофон сержанта Ру’Рара.

- Добрый день! – удивленно сказала Маша, открывая дверь.

- Добрый, - поморщился он. Но тут же исправился. – Простите, просто…

И он зашел в квартиру.

- Я пришел попрощаться, - решительно сказал темный.

Маша нахмурилась. Потом рассмеялась:

- Спасибо, конечно. Это более чем великодушно с вашей стороны – хотя бы предупредить меня об этом. Хотя я, честно говоря, особо и не рассчитывала.

- Не понимаю, - ошалело посмотрел на нее Ру’Рар глазами цвета янтаря - теплого медового оттенка.

- Да что тут понимать! – задохнулась Маша. – Вы – родственник владыки. Красивый, сильный, свободный. А я – беременна.

Опомнившись, продолжила спокойно:

- Простите, я не имела права разговаривать с вами в таком тоне. И принимать вежливость и хорошее воспитание за…

Хотела сказать – «за интерес». Но осеклась и прикусила язык. Поняла, что щеки и так горят.

- Спасибо, что зашли, - сказала напоследок – и совсем смешалась. Позорище какое!

- Маша, - нежно сказал темный. Провел кончиками пальцев по ее алеющей щеке. И добавил с восторгом. – Какая горячая…

- Сержант Ру’Рар, что вы делаете?

- Не могу удержать себя в руках, - нахмурился он. – Не получается. Хотя так вести себя – просто не допустимо.

- Погодите, - она отошла от него. – Я вас не понимаю.

- Вы можете сварить мне кофе? – попросил он. – У меня до отбытия еще двадцать три минуты.

- Конечно, - вспомнила о хороших манерах молодая женщина. – Присаживайтесь.

- Спасибо.

Ру’Рар расстегнул высокий воротник-стойку на мундире, сел на диванчик. Маша захлопотала. Вскоре по кухоньке поплыл умопомрачительный запах кофе.

- Я убываю на задание, - тихо сказал он. – Смог выбраться, чтобы еще раз увидеть вас.

Маша обернулась, чтобы посмотреть на него. Она все еще не верила, что это происходит с ней. И очень боялась ошибиться.

- Лура запретила давить на земных женщин. Она объясняла, что у вашей расы любовь зарождается постепенно. Но это противоречит тому, что чувствуем мы – темные. Увидеть свою э’тили – это как…удар молнии. Но мы, мужчин, имеем право лишь проявить интерес. А дальше…Все решает женщина.

- И вы сейчас…проявляете этот самый интерес? – спросила Маша.

Темный улыбнулся. Хотел ответить, но тут зашипело обиженное невниманием кофе в турке. И выплеснулось на плиту.

- Ну вот, - огорчилась Маша, хватая турку за ручку. – Не уследила.

- Не обожгитесь, - он уже был рядом, забрал у нее емкость и поставил обратно на плиту.

Замер на мгновение, что-то решая для себя. Потом, с длинным протяжным вздохом, привлек к себе.

- Прости, - шептал он ей. – Не могу удержаться. Ты так близко…

Она сама, где-то глубоко внутри изумляясь себе и своему порыву, потянулась к его губам. Разрешила погладить его волосы. Какие жесткие! И…закрыла глаза, погружаясь чудо его нежности. И только протестующее застонала, когда почувствовала, что он отстраняется.

- Время, - прошептал он, продолжая ее обнимать. – Меня вызывают.

Маша смогла лишь тяжело вздохнуть. Ру’Рар сделал шаг назад. Еще один.

- Если бы ты знала, что мне стоит выпустить тебя из объятий, - улыбаясь, он качал головой.

- Мне тоже, - практически беззвучно ответила женщина. Но он услышал. Улыбка стала запредельно ликующей. Но темный сумел взять себя в руки и заговорил о деле, которое, собственно, привело его сюда.

- Э’тили. Я знаю, что ваши женщины очень плохо относятся к помощи и заботе. Но. У меня остались четыре минуты. Поэтому не спорь. Если будешь злиться, время у тебя как раз будет достаточно. Пока меня не будет. Поэтому.

Он вытащил из нагрудного кармана несколько пластиковых карт и документов.

- Что это?

- Это – договор с человеком, который подберет тебе квартиру. Или дом. Как тебе будет удобнее. Сильверстров клялся, что этот человек приличный. Я уже перевел деньги, поэтому просто выбери, что тебе нравится.

- Но…

- Ты не будешь жить в съемной квартире.

- Ру’Рар!

- Помним, что у меня всего три минуты. Ругаться просто некогда! Кстати, мое личное имя, не родовое, Рор.

- Рор Ру’Рар… Звучит очень по-кошачьи, ты не находишь?

- Не отвлекай меня, э’тили. Вот здесь, - он указал на две визитки, - прямые контакты Петра Сильверстрова и лира Ро’Карси. Ты имеешь право обращаться к ним по любым вопросам. Я согласовал. Время от времени они будут связываться с тобой и узнавать, все ли у тебя в порядке.

- Рор… Почему мне кажется, что ты прощаешься?

- Надеюсь, что это не так. Но война есть война. И что Мать-тьма каждому из нас назначила – не знает никто… Так. Что забыл?

- Рор, - у Маши на глаза появились слезы.

- Вот. Еще я оформил твое сопровождение на период беременности и родов в клинике «Беременяшки». Мне поклялись, что это лучшая клиника в Земном союзе. Завтра в восемь тридцать утра у тебя первый визит туда. И…

Маша всхлипывала.

- Не надо, - мягко сказал он. – Не стоит провожать воина слезами. Дороги обратно может не быть.

- А как надо?

- Улыбнись. Поцелуй. И не думай о плохом.

- Я буду ждать, - подошла она и поцеловала темного.

- Честно говоря, - прошептал он, - я бы еще запретил тебе работать. Особенно с моими соотечественниками. Ты просто сокровище! И я… буду ревновать.

- Вот уже не стоит, - фыркнула она.

- Маша… - склонился он к ее губам. – Погоди. Я вспомнил.

Он опять подошел к столу, на котором были разложены карточки. И показал на одну из них, на которой было написано «Летающее такси».

- Я оформил карту и вывел на них счет. Просто вызывай. Не бегай по делам на ногах. Побереги себя.

- И ты тоже.

Ру’Рар был счастлив. Пусть впереди была разлука, пусть – война. Но… Его ждали. Перед тем, как уйти, он решился на то, о чем мечтал. Пожалуй, так сильно, как и обладать этой женщиной. Он, взглядом попросив разрешения, опустился перед Машей на колени и прижался щекой к ее животику. И почувствовал… Нет, не толчок. Легкое поглаживание изнутри.

- Командующий! – вытянулись перед ним водитель и адъютант.

- Вольно, бойцы, - сказал он. – Я должен был отбыть пять минут назад. Сможем нагнать?

ГЛАВА ПЯТАЯ

- Вы же понимаете, насколько тяжелы выдвинутые против вас обвинения. Вы покушались на первую леди. А это не только срок. Это еще и ненависть всего клана Черчилль. Вы втянули в свои дела госпожу Райт. И ее отец очень хочет узнать, кому ему быть благодарным за то, что его дочь под арестом. При чем не полицией даже. Как я понимаю, в этом случае он решил бы проблему парой звонков. А военными. Кроме того, многие ваши действия можно расценивать, как государственную измену. И это – смертная казнь.Следователь, пожилой уставший мужчина, не играл в доброго или злого полицейского, не пытался вызвать доверие задержанной. Он просто и сухо излагал факты.

- Я уже не говорю о действиях, направленных против владыки темных эльфов. Так что ваш единственный шанс – это сотрудничать.

Женщина лишь презрительно усмехнулась.

- Ваше право, - кивнул следователь. – Итак, что тут у нас? Каролина Станнер, двадцать три года. После университета – факультет управления. Высшие баллы… Как интересно! В администрации президента вас заметили еще в годы вашего студенчества. По волонтерской работе. И после университета, когда вы подали заявление на соискание должности секретаря первой леди…Вас взяли на эту работу. Интересно, вас уже тогда завербовали?

Глаза у девушки сверкнули.

- Даже так? – удивился следователь. – А я думал, что служба безопасности не даром ест свой хлеб. Или кто-то из них вам подыграл?

Задержанная не дернулась, не вздрогнула, но следователь уже говорил:

- Спасибо, я вас понял, будем проверять. И, кстати, а зачем было воздействовать на владыку темных и подкладывать под него госпожу Райт?

- Это была ошибка, - зло отвечает задержанная. – Надо было облить эмульсией ее.

- Э’тили владыки?

- Именно. Можно было бы вывести из игры обоих. И он ее убил бы. Так что радуйтесь! Я сделала глупость. Хотя… Если бы Райт забеременела – возможны были бы интереснейшие варианты.

- А что ваши родители? – резко сменил тему следователь.

Он внимательно смотрит на девушку. Та вздрагивает. Отто фон Бранг продолжает, уже чуть улыбаясь:

- Знать не знали о ваших художествах? Ведать не ведали? Интересно. А сотоварищи по университету?

- Прекратите!

- Я еще раз хочу сказать вам: ваше положение безнадежно. И единственный шанс и для вас, и для вашей семьи – это сотрудничать.

Наташа стояла за стеклом и наблюдала.

- Вы что действительно считаете, что она будет сотрудничать или каяться? – спросил у нее подошедший к ней Торн.

- Конечно, нет, - с удивлением посмотрела на владыку командор Вереева. – Отто фон Бранг отслеживает реакции подозреваемой на фразы, ее раздражающие. Потом составит картину. То есть очертит круг ее связей. И будет работать дальше, вытаскивая всех, кто связан с личной помощницей первой леди. И в этом он – лучший.

- Интересно то, что именно ее ментальный посыл я зафиксировал на приеме. И если бы я не смог отсечь его, то Эмили Броу просто-напросто выжгло мозги. И моих теней она водила вполне профессионально. Пока мы сообразили, что она ходит по различным общественным местам и не выведет нас на свои контакты.

- И после этого Сильверстров отдал приказ ее арестовать.

Владыка кивнул. И добавил:

- А вот посмотри на нее. И не скажешь. И вот вопрос. Почему она не пытается воздействовать на следователя?

- Понимает, что это бессмысленно? – предположила Наташа.

- Или чего-то выжидает.

- Что она должна сделать, если возникнет вероятность ареста?

- Если она что-то знает, то не попадаться в к нам в руки живой, - быстро ответила Вереева.

- Или?

- Или при аресте нанести максимальный урон.

Наташа вздрогнула:

- Надо убирать следователя из допросной.

- И тебя из комнаты по соседству. Потому что…я бы не интересовался следователем. Я бы постарался подобраться бы к тебе.

- Поняла, - ответила Наташа. С минуту раздумывала. Потом нажала на кнопку связи и сказала в микрофон, зная, что ее голос следователь услышит в наушнике. – Спросите у нее. Она знает, что на Земле не останется никого, кто дышит?

Если Отто фон Бранг и удивился, то ничем своего удивления не выдал. И повторил вопрос.

- Наконец-то правильные вопросы, - лицо девушки превратилось в искаженную ненавистью маску.

- Приготовьтесь вытащить следователя и отсечь от нас допросную, - приказала командор.

- Наташа, уходи отсюда немедленно! – напрягся владыка.

- Не мешай! – Наташа изучала лицо девушки.

- Я знаю все, что произойдет с Землей, - вдруг ответила предательница.

- И на что ты надеешься? – спросил следователь уже без подсказки.

- На перерождение. Они гарантировали это всем, кто будет помогать.

- Спроси: она надеется стать тенью? – обратилась Наташа к следователю.

- ДА! – прошипела девушка. – Мне обещали. А они всегда держат слово.

- Убирайте его оттуда! – приказала Вереева.

Кресло следователя с ним вместе ушло в пол, девушку накрыло прозрачной сферой. Раздался грохот взрыва. Наталья отвернулась и спрятала лицо на груди Торна. Владыка обнимал свою женщину, гладил закаменевшие плечи, чувствовал не желающую прекращаться дрожь ее тела. И злился. На пиратов. На жизнь. На каких-то неизвестных теней. И на Верееву Наталью Владимировну – командора.

- Вот иногда тебя убить хочется, - проворчал он ей на ухо.

Она почему-то хихикнула.

- Обычно на мои угрозы так не реагируют, - пожаловался ей владыка.

- Прости. Это нервное.

- Кто такие тени?

- Это кошмар из моего сна. Откуда я не могла выбраться.

- Когда ты провалилась на десять часов?

Наташа кивнула.

- И что ты видела?

- Корабли. Не похожие ни на какие из виденных ранее. Я потянулась, пытаясь разглядеть, кто в них. Там были…тени.

- Я так понимаю – говорить тебе: «Не делай так больше» - бессмысленно?

- Торн, не ругайся со мной. Не надо, - попросила она.

Владыка только тяжело вздохнул.

- Пойдем. У нас совещание перед отлетом. Надо договориться – кто за что отвечает. И у меня вопрос: ты не будешь против, если командовать отрядом землян будет майор Стародумов?

- Не буду. Мне кажется, больше он истерик закатывать не будет.

- Думаю, да, - кивнул владыка, не докладывая любимой, что с майором серьезнейшую беседу проводил и он сам, и Сильверстров. И если земной командор стыдил, то претемный высказался четче и конкретнее: если что – убью.

Они шли по коридорам к кабинету Сильверстрова.

- Мне наконец-то нашли Мишу, - сказала Наташа.

- И где он был?

- Поругался с Дашей, никуда не полетел. Пошел к друзьям, и они напились. Пока его разыскивали, он спал.

- Вот и не знаешь: то ли ругать, то ли хвалить, - покачал головой владыка.

- С ним в попойке принимал участие Уильям – сын Эмили и Стаса. Так что я отдала сына на растерзание дедушке-Черчилю. Пускай проникнутся! Оба. Пока его искали – я массу вариантов прокрутила. Попойки не было ни в одном из них. А вот всяких ужасов…

Она остановилась, словно споткнувшись…

- А вот Даша… Только бы живая… Я схожу с ума… Только бы живая, только бы ее на подвиги не потянуло, только бы она пререкаться не стала, как привыкла…

- Дыхание мое, - обнял ее владыка, не обращая внимания на офицеров. - Я тоже с ума схожу. От бессилия и злобы. И не могу даже просчитать. Может, будет больше пользы, если объявить тебя моей лурой официально? И, следовательно, твои дети станут моими. Думаю, что немного есть существ, которые рискнули бы вызвать мой гнев.

- Не знаю, - тихо сказала она. – Я просто не могу понять. Давай решим завтра, когда будем уже в космосе. Суета сборов пройдет, мы перейдем от гнева к пониманию, что все это случилось на самом деле. И тогда уже решим.

- Я поставил Ру’Рара командовать операцией по освобождению лайнера, - сообщил ей владыка уже обычным голосом.

- Я так и знала, что он не просто сержант.

- Он любит себя им представлять. Ему так удобнее, - скривился владыка.

- Таким образом, мы видим, что сеть агентов неких «теней», как выразилась арестованная, была раскинута еще год назад, - отчитывался следователь Отто фон Бранг. - Судя по всему, основные участники – молодежь. И, особо отмечу, это фанатики, которые не боятся смерти, потому что надеются на перерождение. Так что работы предстоит много. Работы кропотливой. Сейчас эксперты пытаются понять, как нашей подозреваемой удалось подорвать себя. И, в идеале, как не допустить этого с другими.

- А конфликт темных с землянами им был зачем? – спросил Станислав Брроу.

- Проще захватывать те территории, на которых уже идет война. Меньше шансов столкнуться с хорошо организованным сопротивлением, - ответила Наташа.

- Слушайте, командор Вереева, - насмешливо протянул президент. – Мне, конечно, льстит, что вы такого высокого мнения о земном союзе, однако мы для темных как слону дробина.

- Не скажите, господин президент, - ответила Наташа и посмотрела на владыку темных.

Только они вдвоем знали, к чему могло привести военное противостояние между людьми и темными эльфами. К каким жертвам. К какой бойне. К какой войне.

- В любом случае, война между нашими расами – это не то, чего бы мне хотелось, - проворчал владыка. – И с вашими военными я предпочту быть союзниками.

- Теперь о том, для чего наша подозреваемая бродила по городу, - снова заговорил следователь. – Я так думаю, что она предупреждала своих о возможном провале.

- Но она же ни с кем не контактировала? – спросил Сильверстров. – Разве нет?

- Аналитики отсматривают весь ее путь, - ответила командор Вереева. – и в первую очередь обращают внимание на тех, кто смотрел на нее. Или с кем она пересекалась взглядами.

- А что у нас по пиратам? – спросил президент.

- Мой лур, вы позволите? – чуть поклонился начальник службы безопасности владыки.

- Конечно, лир Ро’Карси, - кивнул Ра’хард.

- Мы так и не смогли понять, откуда появились пираты. Такое ощущение, что они просто вынырнули. Кстати, рядом с лайнером, как будто ждали его. У них ушло минут пять, чтобы выкинуть десант на обшивку лайнера. И еще семь, чтобы его захватить. Развернуться. И начать разгон. Три наших корабля-разведчика успели сесть на хвост и пиратскому кораблю, и захваченному лайнеру. Но как только пираты отошли на безопасное расстояние и посчитали, что оторвались, к ним подошел неизвестный корабль. По размеру чуть больше нашего флагмана. И оба корабля были поглощены им. Это произошло через два часа сорок минут.

- Так разведчики их упустили? – спросила Наташа. На щеках был лихорадочный румянец, глаза горели.

- Нет, лура, - поклонился ей начальник службы безопасности. – Теперь уже наши бойцы успели высадиться на обшивку. Один из кораблей-разведчиков следует неподалеку, а самый быстроходный отправился к нам, обратно, чтобы передать информацию. Командир посчитал, что режим радио-молчания необходим, чтобы противник не заподозрил, что мы их обнаружили.

- Распорядитесь, чтобы двенадцатая эскадра Мглы отправилась на перехват. Пусть рассчитают точку рандеву. И освободят пленников, - распорядился владыка. – Узнали маршрут, по которому следует этот корабль?

- Судя по всему – на Альрам, мой лур, - ответил Ро’Карси.

Наташа и Ра’хард вздрогнули одновременно. Планета Торговой гильдии, где земляне – самая популярная игрушка этого сезона. Где их выгуливают на цепочках, в ошейниках подчинения. Где, в другой вероятности, застрелили Наташу…

- Ты остаешься на Земле! – рявкнул владыка.

- Нет! – так же яростно ответила его Э’тили.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

- Мам, - склонил голову Миша. – Мам, прости меня. Я не специально…

Наташа могла только рыдать. Вот сейчас, когда она увидела его. Рядом, в безопасности. Слезы полились градом. Она всхлипывала, обнимала и никак не могла взять себя в руки.

- Маааам! – пробасил молодой человек. – Да я в порядке. А Дашка?

- Она на лайнере. Ее захватили, - ответил владыка.

- А я с ней поругался перед отлетом… - прошептал Миша. – Как же так… Лучше бы утащил с собой. Вот как чувствовал…

Наталья погладила по голове своего ребенка. Такого большого – на голову выше нее. Такого взрослого – перегарищем от него несло будьте-нате. Он всхлипнул и прижался к ней.

- Ну, будет, - гладила она его по голове.

Владыка смотрел на эту сцену и понял, что у него защемило сердце. Он нахмурился и строго сказал:

- У меня есть просьба к вам, Михаил.

- Слушаю вас, - парень отошел от матери и смущенно вытер глаза.

- Мне нужно, чтобы вы уговорили вашу маму остаться в безопасности. Поймите, что я сработаю лучше, если не буду переживать еще и за нее.

- А можно мне с вами? – спросил молодой человек.

- Нет! – на это и мать, и владыка ответили уже хором.

А Наташа, посмотрев в фиолетовые глаза владыки, горевшие недобрым огнем, добавила:

- Торн, я возьму себя в руки. Я смогу. Но я должна быть там.

- Как аналитик ты сможешь работать и здесь, - ответил владыка. - Я не оставлю тебя на Земле. Ты воспользуешься своим положением и просто отдашь приказ выступать. Президента Брроу и военного министра фром Рюккера ты переубедишь, а самого здравомыслящего из вас всех Сильверстрова, просто продавишь. К тому же, я не уверен, что на планете безопасно. Следовательно, ты отправляешься на корабль «Дагор Тарн» - это дублер моего флагмана. Располагаешься на нем. Сына можешь взять с собой.Наташа вздохнула. Долго и тяжело. Потом еще раз. И еще. Владыка поймал на себе взгляд сына Э’тили. Интерпретировал как: «Ой, дурааак!». Разозлился окончательно.

- Торн, - сказала Наташа намного мягче, чем он ожидал. – Скажи, а вот если бы я не была твоей любимой, если бы ты рассуждал только лишь с точки зрения здравого смысла. Как бы ты решил тогда?

- Точно так же! – отрезал владыка.

- Да что ты! – усмехнулась она. И добавила. Изо всех сил стараясь не визжать в припадке. – Торн, обратись к Матери-тьме. Просчитай вероятности. И ты поймешь – мое присутствие необходимо.

- Наташа.

- Просто откинь эмоции. И ты поймешь, что мне нужно быть на Альраме.

- Зачем? Получить заряд плазмы в лоб?

- Мама, а о чем владыка говорит? – с подозрением спросил у нее сын. – Когда ты была на планете торговцев? Нам же говорили, что там землян никогда не было. И в тебя что? Стреляли?!

- Погоди, Миша. Я все тебе расскажу. Но после.

- Я не изменю своего решения, - отрезал владыка. – Ты отправляешься под охраной на «Дагор Тарн».

- Ра’хард, - тихо проговорила она. – Через сколько вы отправляетесь в погоню за пиратами?

- Старт через час сорок две.

- Я прошу тебя отправиться в пещеру. И просчитать вероятности. Если мне надо остаться для успеха дела, я останусь. Но если мое место рядом с тобой…

Владыка окинул ее тяжелым взглядом и вышел.

- Я вот чего не понимаю, - говорил между тем сержант Ру’Рар начальнику службы безопасности владыки. – Вся галактика знает о том, что мы, темные эльфы, объявили землян должниками нашей мести.

- Думаю, что да, - кивнул Ро’Карси.

- Тогда кто напал на землян? То есть вмешался в сферу наших интересов? Безумцы? Идиоты?

- Или те, кто имеет возможность пренебречь нашими интересами? – спросил владыка, входя в кабинет.

Сержант и начальник службы безопасности поднялись.Владыка был мрачен. Не так, как ночью или утром, когда исчезла лура. Лицо его перестало быть каменным и черным. Стало просто угрюмым.

- И вы действовали по стандартному протоколу. И никакие передатчики в этой части вселенной не работают. Мы же глушим все? – снова задал вопрос лур Ра’хард.

- Так точно, мой лур! – отрапортовал безопасник. – Мы допустили всего несколько переговоров. Например, с гномами-контрабандистами, когда расследовали покушение на луру. Но все это было под нашим контролем.

- Значит, всем: и нашим коллегам по Галактическому союзу, и нашим неизвестным противникам, и торговцам с Альрама… Им всем любопытно, что происходит в Солнечной системе.

- Вы хотите сказать, что кто-то из этого списка просто заслал в Солнечную систему пиратов?

- Я вообще не удивлюсь, если эти деятели пили где-нибудь всю прошлую неделю. И отправились на задание, не проспавшись. И знать не знают, что перешли дорогу нам, - проворчал молочный брат владыки.

- Лишь бы они, выяснив подробности, не решились избавиться от захваченных людей, - нахмурился владыка.

- Наши люди вмешаются. Они на обшивке. До встречи с Двенадцатой эскадрой пиратам остается восемнадцать часов, - отчитался Ру’Рар. – По большому счету, нам нет особой необходимости стартовать из Солнечной системы.

Владыка посмотрел на него насмешливо.

- Простите, мой лур. Вам открыто больше, - склонился вельможа, который предпочитал оставаться сержантом отряда теней.

- Открыто большее, - покачал головой владыка. – Кто бы мне сказал: как поступить правильно.

И ответил на изумленные взгляды сподвижников:

- Лура собирается отбыть с нами.

Не нашел понимания. Пояснил:

- Все нити ведут на Альрам! Как вы этого не понимаете! А в предыдущей вероятности как раз там Наташа…

Не смог выговорить это страшное слово. Замолчал.

- Но, мой лур! Вашу э’тили можно не пускать на поверхность планеты, - сказал безопасник.

- А лучше – сначала пройтись по этой самой поверхности нашими плазменными пушками, - мечтательно сказал сержант. - Потом высадить десант, потом всех, в ком мы заинтересованы, согнать в быстро организованные фильтрационные лагеря. Несколько показательных расстрелов. Торговцы будут сотрудничать. Наперегонки. И со страшной силой.

- Только перед этим они обрушат экономику. И нас сожрет Галактический совет.

- Не экономика и была.

- А если сделать так, то пираты напали на наш корабль, мы дали отпор. Они стали уходить на планету Альрам, а мы их просто преследовали. Тогда мы будем в своем праве, - задумчиво проговорил Ро’Карси.

- Осталось придумать, как сделать так, чтобы они напали.

- У нас же неподалеку от них корабль-разведчик? Можно дать обнаружить себя. Потребовать досмотра.

Претемный слушал своих подданных и морщился. Нет, план был хорош. Только что-то ему подсказывало, что он останется не исполненным.Наташа…Что же делать с ней? Как быть? Ему было невозможно оторваться от нее. Физически больно даже представить, что она останется в Солнечной системе, а он улетит куда-то. Но подвергать ее жизнь опасности. Если бы он был уверен в том, что ее удастся удержать на флагмане. Если б он мог забыть, что он ощутил, когда понял, что она не дышит…

- Ро’Карси, вы остаетесь в Земном союзе за главного, - сказал он тяжело, прерывая обсуждение безопасника и военного.

- Слушаюсь, мой лур.

- Расследование, которое ведет Земной союз – под неусыпный контроль. Как только Сильверстров даст отмашку – высаживайте на поверхность Земли наших. Пускай учатся в военном гарнизоне, как предложила лура. И в увольнительные отпускайте. Всех, кто прибудет с планет Ожерелья, сначала инструктировать и возить по экскурсиям. И пусть все посмотрят записи бесед с земными женщинами. И осознают, что они – другие.

Владыка посмотрел на начальника службы безопасности. Тот вздохнул, представляя себе объем работы.

- И не забудьте, - продолжил лур. – На вас – организация сети, позволяющей общаться землянам и темным.

- Мы планируем сделать ее как социальную сеть, чтобы можно было не только болтать, но и выгладывать фотографии, какие-то посты, высказывать свое мнение. И организовывать клубы по интересам.

- Хорошо, - кивнул владыка. – И предупредите начальника тайной канцелярии: он несет ответственность за поведение всех, кто отправится в Земной союз. Нам не нужны конфликты или еще какой-то неадекват со стороны наших граждан. Не сложно предугадать, что мужчины-земляне не так уж и довольны нашим присутствием.

- Они как-то странно обходятся со своими женщинами, - проворчал Ру’Рар.

- Мы не лучшим образом обошлись со своими, - отрезал владыка.

Темные склонились.

- И напоследок. Пусть Ро’Ольд так организует защиту границы Земного союза, чтобы утренний инцидент с пиратами стал первым и последним!


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Даша ждала любимого. Когда-то сам процесс ожидания, абсолютно любого, вызывал у нее раздражение. Она ненавидела ждать. Психовала, если ей не удавалось сразу просочиться сдать экзамен, всегда стремилась вырваться вперед во время боя: вот же он – противник. И что там ждать, надо… дорваться и уничтожить. Что уж там говорить, если кто-то опаздывал на встречу. И ей приходилось стоять. И ждать.

- Ты, Дашунь, невозможная особа, - все время говорила ей мама. – Когда же ты вырастешь?

Мама… Мамочка…Та, что всегда принимала ее такой, какая она была. Со всеми взбрыками, показной грубостью и нарочно демонстрируемой злостью. Мама, которая не умела долго злиться на свою дочь. Как бы та ни чудила.«Когда-нибудь вы поймете, что бесконечное терпение и бесконечная любовь вашей матери к вам – это признак величайшей силы духа», - так говорил ей когда-то претемный лур Ра’хард.Даша его принципиально не любила, но могла проговорить с этим темным несколько часов. В основном, они спорили. И она часто ловила себя на том, что, будучи совсем другом месте галактики, подбирает аргументы для того, чтобы доказать, что этот невозможный владыка не прав.Мама, кстати, никогда не вмешивалась. Мама не спорила. Она лишь тонко улыбалась. Словно ей было известно что-то тайное, недоступное всем остальным. Она лишь с любовью смотрела на них. Даша со временем научилась ценить теплый мамин взгляд, который умел согревать сердце.

Вот и их последний спор с луром Ра’хардом.

- Все-таки любовь делает человека более слабым, - в запале произнесла она.

- Человека может быть, - хищно усмехнулся темный. – А вот нас – едва ли.

- Человека, темного! Какая разница? Хоть орка с репттилоидом!

- Вы, главное, так не скажите так где-нибудь прилюдно, - рассмеялся материн муж. – Вас неправильно поймут. Может произойти скандал.

- Вы же понимаете, о чем я, - с досадой поморщилась Даша. – Любовь… Потребность раствориться в другом… Потребность в чем-то отречься от себя. Для того, чтобы доставить радость другому. Принять этого самого другого… Как вы не понимаете, что это – страшно!

- Конечно, страшно, - вдруг сказала мама. – Но без этого невозможно счастье.

И вот (совсем немного времени спустя) Даша поняла, что мама была права. И ждала любимого, чтобы сказать ему об этом.Предвкушение. Что-то нежное и теплое, что сворачивалось в душе уютным клубком, а потом потягивалось, уютно позевывая. Наверное, счастье.Не так давно она думала, что счастье – это подвиги. Вот так вот патетично. И, кстати, абсолютно искренне. Во имя долга, во имя чести, во имя Земли. Но сейчас она поняла, что это – служба. Профессия. И то, что Даша в ней более чем успешна… Это приносит радость и щекочет самолюбие.

- Дашунь, - говорит ей мама, - оно у тебя просто гигантское.

- А я бы не смогла так, как ты, - отвечает она задумчиво. – Из тени. Мягко, ненавязчиво. Да и еще и таким образом, чтобы все мужичье: и в Земном союзе, и в Темном ожерелье – были абсолютно уверены, что все решения принимают они сами…

- Ты преувеличиваешь мое влияние, - рассмеялась мама.

- Ага-ага, - покивала дочь. – Ты только преподаешь свою как бы статистику.

- Я бы не смогла как ты, - прошептала мама. – Все время на острие, все время между жизнью и смертью. Все время в круговерти между огнем противника…

- Мам, я – пилот. Уже командир эскадрильи. И я счастлива этим.

- У тебя изумительный дар. Ты умеешь просчитывать вероятности не хуже меня.

- И я его использую, когда высчитываю рисунок боя, мам. Посмотри – у меня в соединении самый маленький процент невосполнимых потерь.

Даша покачала головой, вспоминая крайний разговор с матерью. И достала из духовки печеную картошечку с мяском и грибочками. Кстати, мама, в отличие от нее, так и не научилась готовить. А то, что она называла «сырниками» и старательно жарила по выходным… Это просто испытание. Хуже, чем перловка в Академии!Даша так погрузилась в воспоминания, что не услышала, как он пришел. Как обычно, совершенно неслышно ступая. К ней со спины прижалось его тело. Она мурлыкнула. И прижалась к нему.

- Когда ж ты отрастишь волосы? – едва слышный шепот.Отрицательно помотать головой. Длинные волосы. Еще не хватало! Почувствовать его раскаленные ладони, на груди, под футболкой. Услышать, как часто, в унисон бьются их сердца…

- Что с ней? – спросил мужчина в возрасте, заходя в крошечную каюту.

На кровати лежала девушка. Хорошенькая, молоденькая, лет девятнадцати-двадцати. С ладной фигуркой. Со смертельно-бледным лицом.

- Не знаю, - растерянно скривился мужчина помоложе. – Я ее себе присмотрел. Захожу… А тут такое.

- Она хоть дышит?

- Дышит. Я притащил анализатор из их медотсека. Даже врача подогнал. Живая. То ли какой-то шок, то ли… Хрен знает, что с ней. Может, притравилась?

- Нам приказали всех этих куриц доставить живыми и максимально не поврежденными, - скривился тот, что постарше.

- Ты знаешь, боцман, я все не пойму: мы - идиоты? Смертники? Или…

Теперь бы в его голосе никто не услышал отчаянной бравады, которая так напугала людей на захваченном корабле. Теперь в голосе была тоска загнанного в угол человека.

- Ты капитан, тебе видней, - философски отозвался второй.

Когда люди захваченного лайнера увидели пиратов, то были поражены. Все пираты были землянами. И это привело пассажиров в состояние полного шока. Столько лет всем рассказывали, что пиратство искоренено. Столько лет вещали о том, что пираты – это не понятно кто. Чуть ли не порождение тьмы. А вот тут. Случилось – и пожалуйста… Такие земляне, как и все. Только лысые все как на подбор. Со странными геометрическими татуировками по всей голове.

- Ты же слышал, что сказала команда на допросах, - капитан был хмур.

- Мнения разняться. Одни говорили, что темные их захватили. И президент пляшет под их дудку, а военные их просто-напросто сдали. Другие отмечали, что у них с темными договор о взаимопомощи.

- В любом случае, - перебил его капитан. – Они – в сфере влияния Темного ожерелья. Значит, мы влезли и угнали их добычу.

- Так даже веселее, - скривился боцман.

- Куда уж веселее. Но.. одно дело схлестнуться с землянами. Дело тоже опасное. Они какие-то слишком злопамятные. После случая на заправке.

- Ты имеешь ввиду «Пять-бис-альфа», которая была между Землей и Тау-Кита?

- А что ж еще?

- Слушай, а что там было на самом деле? – спросил капитан. – Все трындят по-разному. Спалили наши все - на кой?..

В ответ на одну матерную тираду раздалась другая.

- Эти… земляне… они долбанутые совсем! – завелся боцман сразу. – Ну, захватили их. Сразу и почти без жертв. Охрану их, понятное дело, немедленно положили. Так лохами быть не надо. А там…баба одна. С гранатой. Вот ты мне скажи: какая нормальная баба будет при себе гранату держать? Она как увидела кого-то из убитых… Заголосила – и рванула. Представь – на космической станции. Гранату.

- Истеричка… - покачал головой капитан. – На кораблях или станциях стрелять до сих пор нельзя. Даже из бластера. Разнесет по всему космосу.

- Представь: из-за какой-то твари началось такой армагедонец… Ребята по кораблям. И ходу. А тут фрегат Земного союза. Деваться было все равно некуда. Пришлось давать бой. Так что там такая мясорубка получилась…

- Из-за обезьяны с гранатой.

И пираты захохотали.

- Это все зашибенно, - отсмеявшись, сказал капитан. – Но не решает нашей основной задачи. Как нам выкрутиться?

- Нам обещали свободу, если мы им землян подгоним. Ты же знаешь, что они никогда не обманывают. Остается выбрать нору поглубже, чтобы туда зарыться, пока буду разборки.

- Но темные… - покачал головой капитан.

- У меня есть подозрение, что им скоро будет не до нас.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

- Все, родная… - прижал к себе Наташу владыка. – Сейчас все будет кончено.

Они стояли на обзорной галерее и смотрели через огромное стекло на расстилающийся перед ними безбрежный и пугающий космос.

- Вон, посмотри, - лур показал ей на яркий синеватый крупный шарик. – То космический корабль, который подобрал и пиратов, и захваченный ими лайнер. Уже подошли корабли нашей эскадры. Только их не видно. Они под маскировкой, чтобы пираты не успели всполошиться и причинить вред пленникам. На обшивке уже подкрепление. И штурмовики взломали систему вентиляции и закачивают сонный газ. Через десять минут они войдут. И все. Земляне будут освобождены, пираты задержаны.

- Хороший план, - кивнула Наташа. – Очень здравый. Твои штурмовики не совались к пиратам раньше, потому что на корабле-разведчике их слишком мало.

- Всего двенадцать. И у них не было газа.

- А земляне… Очнутся? Там ведь дети.

- Бригады медиков пойдут с военными.

- Риск есть… Но другого выхода – нет, - обреченно склонила голову Наташа.

- Ру’Рар там. И он сделает все возможное, чтобы спасти людей…

Они замолчали. Тревожная, гнетущая тишина захватила флагман владыки. Пробежалась по огромному помещению галереи. Насупилась. Ей было на корабле темных не комфортно. Слишком большие площади, слишком большое стремление ко всему гигантскому. Постучалась наружу – на волю. Ее никто не выпустил. Она совсем обиделась. Разделилась надвое. И свернулась тяжелыми комками возле сердец мужчины и женщины.Наташа представила себе, как фигурки в скафандрах, муравьи по сравнению с поверхностью корабля, ползут к вентиляционной шахте. Понятно, что в открытом космосе все было тщательно и герметично заделано. Но все, что один построил, другой всегда сломать сможет…

Отряд тихонько просачивается вовнутрь корабля. Вперед запускают робота, небольшой летающий шар, который сосредоточенно кружится в разные стороны, отслеживая даже намек на движение.Темные продвигаются быстро, почти не задерживаясь. Шахта достаточно широкая. И владыка прав – это самое удобное место для атаки. Вот уже решетка, за которой техническое помещение, где находятся пульты управления системой вентиляции.Робот, который дает четкую картинку бойцам, уже там… Деловито исследует помещение. Никого живого даже поблизости не обнаружено. Это после посадки на планету сюда приходят инженеры, а пока, в открытом космосе – никого. Можно выдвигаться дальше. Командир сжимает руку в кулак над левым плечом. Внимание.

Крепления, удерживающие пластиковую решетку, уже вывернуты. Первый боец беззвучно приземляемся на пол… За ним – еще и еще…Через камеру шара видно, что в коридоре – никого.

Темные выдвигаются туда…Проходит минута, вторая… Тянется третья. И нарастает уверенность, что что-то не так. Что-то неправильно…

А потом ослепительная вспышка взрыва…

- Внимание! Начало боевой операции! Владыка Ра’хард, подтвердите приказ о начале боевой операции. Внимание…

- Нет! – кричат вместе Наташа и Торн… В глазах у обоих плещется одинаковый градус безумия… И тьмы…

- Отставить, - первым берет себя в руки претемный. – Корабль пуст. Его заминировали. Это ловушка.

Он на мгновение закрывает глаза и следом раздается череда приказов:

- Командующий Ру’Рар, отводите своих. И разведчиков тоже. Ро’Раин, командира взрывотехников ко мне. И начальника технического отдела.

- Да, мой лир! – слышится воодушевленный голос адъютанта.

И владыка, и Наташа морщатся. Энергичный голос режет слух и бьет по нервам.

- Как ты? – владыка обеспокоено смотрит на любимую.

- Пусть проверят, - вместо ответа на вопрос сухо говорит Вереева. – Где-то, неподалеку от корабля должен быть очень сильный передатчик. Я более чем уверена, что все происходящее вокруг этого корабля пишется и передается.

- Главное, чтобы они не успели передать приказ об уничтожении корабля. И успеть его разминировать. Думаю, нам будет не лишним посмотреть, каким образом удалось с него уйти. При чем так, что ни разведчики на обшивке, ни корабли наблюдения. Никто ничего не заметил.

- Посмотри, - безучастно сказала Наташа.

- И, - азартно начал владыка, потом понял, в каком состоянии любимая – и проговорил. – Прости.

- Ничего, - подняла она на него измученные глаза. – Тебе надо работать, а я мешаю. Меня сносит от эмоций. И я, действительно не могу взять себя в руки. Я лучше пойду.

- Ре’Лерг присмотрит за тобой, - обнимает ее Торн. – Как только появится Ру’Рар, я пришлю его к тебе.

- Он с задания, ему и без меня…

- Не спорь. Он побудет с тобой. Может, вы постреляете или подеретесь. Главное, чтобы ты устала и смогла поспать.

- Спать?! – возмутилась она. – Ты что! Надо понять, куда увезли землян. Где Даша? Как им помочь?!

- Наташа, - он легонько прикоснулся губами к ее лбу. Ты лучше всего просчитываешь вероятности, когда спишь. Я – в пещере. Следовательно…

- Я поняла, - в первый раз в ее глазах появилось хоть что-то - с того момента, как они оба поняли, что корабль – ловушка и на нем нет пленников.

- Только учти… Надо не просто погрузиться в кружева вероятностей. Надо, что тьма показала тебе именно те, события, которые для тебя важны. А для этого надо расслабиться совершенно. Надо стать частью мира. Отринуть свои страхи, свое отчаяние. Это в твоем случае. Безумие и ярость – в моем.

- Торн, - вдруг забеспокоилась Наташа. – Если это вероятности, значит, может произойти не так, как ты или я увидим. Такое уже было.

- Было, - кивнул он. – Но мы стали менять события, которые нас не устраивали. Я отменил налет на Землю. И, вместо этого, заключил с вами договор о ненападении и взаимопомощи.

Она покачала головой.- Наташа. В любом случае, для нас сейчас самое главное, понять – куда лететь. И где искать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Бывший маршал Темного Ожерелья, бывший начальник генерального штаба, бывший лир Ро’Грик, а ныне – мятежник и беглец…практически пират… с самым скучающим выражением лица прогуливался по рынку рабов на Альраме.На самом деле, он был…потрясен. Альрамом – планетой Торговой гильдии. Ее жителями, которым, как он быстро понял, законы Галактического союза были не писаны. И открытым, каким-то нарочито выставляемым напоказ рабством.Рабы на Альраме были везде…Конечно, он не посмел подвергать сомнению слова владыки, когда тот рассказывал ему о торговцах, их связи с пиратами и работорговлей. Но как-то до конца поверить так и не смог. А зря.Вообще, эта планета с самого его прибытия стала подносить сюрпризы. Он ожидал холодности и настороженности. Все-таки он вызвал гнев владыки темных эльфов. Но его приняли с распростертыми объятиями. Он думал, что ни один темный не посмеет подойти к нему… Ничего подобного. Наместник его, конечно, не принял официально, но уже изъявил желание встретиться. За дружеским ужином. Его чиновник по особым поручениям, кстати, не расстающийся с молоденькой девочкой-рабыней, которая была в ошейнике и на цепочке, старательно дружил с Ро’Гриком. И вот повел его на рынок рабов. Развлечься.Огромный ангар был перегорожен прозрачными стенами.

- Сделано для удобства, - рассказывал бывшему маршалу его соотечественник. – Разделено по функциональному признаку. Отдельно – воины для поединков, отдельно – специалисты, отдельно – такие вот красавицы…

Он потянул за цепочку и подтащил девушку к себе. Девушка и не сопротивлялась – ошейник был не просто украшением. Но и сама не шла. Ро’Грик не любил землян, но не мог не уважать такое мужество.

- Лерочка у нас – особа непокорная. И ненавидит такие места. Правда, милая?

Ро’Грик, мысленно пообещав себе убить этого урода. Наверное, раз двадцатый за этот день. Но продолжал сохранять скучающее выражение лица и обозревать все вокруг.

- Вы желаете побродить? Может быть, что-нибудь себе подобрать? – спросил у него чиновник по особым поручениям. – Или отправиться в ресторанчик. Здесь он – наверху. Там хороший обзор. И можно видеть всю площадку продаж. Занятное зрелище, я вам скажу!

- Давайте сначала в ресторан. А потом прогуляемся.

Ро’Грик подумал, что выпить ему не помешает. Главное – не напиться. И не сорваться.

Они поднялись на лифте, перед ними подобострастно согнулся метрдотель. И неяркий уют очень дорогого заведения отсек их от гомона рынка рабов внизу.

- Обратите внимание, полы совершенно прозрачные, - заметил местный житель с восторгом. – Можно наблюдать практически за всем, что происходит внизу!

Они сделали заказ. И, пока его ждали, продолжили беседу.

- Вы говорили, что есть выведенные особи, а есть – дикие. Чем они отличаются? – спросил Ро’Грик у местного… У маршала не получалось называть вот ЭТО темным эльфом. Воином – гордым в своем безумии, демонстративно отринувшим свет, когда тот отказался от их народа. Да, они никогда не сочувствовали слабым, но уважали силу равного противника. То, что демонстрировала эта девочка… Это была сила. И в ней ее было больше, чем в этом выродке их народа.Ро’Грик краем уха слушал объяснения выведенные – это привезенные из питомников. А дикие – это пленники, захваченные пиратами. Вот как раз накануне на торги были выставлены команда и пассажиры земного лайнера «Весна».В первую секунду бывший маршал подумал, что он ослышался.

- Они захватили лайнер на территориях, которые владыка Ра’Хард объявил входящими в сферу своих интересов? – в нем проснулось странное чувство. Граничащее с восхищением. А что? Такая безбашенность и полное презрение к здравому смыслу вполне этого достойны. Особенно со стороны темного эльфа.Соотечественник кивнул.

- Думаю, в ближайшее время мне стоит стартовать с планеты. Желательно подальше, - усмехнулся он.

- Вам не понравилось у нас? – огорчился местный.

- Отчего же. У вас…забавно. Но встречаться с штурмовиками Темного Ожерелья – совершенно не входит в мои планы.

- В космосе у вас больше вероятностей на них наткнуться.

- Вы что? Не понимаете? Максимум через пару суток на планету рухнет десант темных. Думаю, командовать ими будет Ру’Рар. Он, конечно, редко берет командование на себя, предпочитая прикидываться простым сержантом отряда «Нарак». Но это как раз тот случай, когда он возглавит боевые порядки. Вашей смешной армии из пиратов ему хватит… Часа на два. Если наемники будут показывать чудеса героизма, а не разбегутся…

- Думаю, - улыбнулся местный житель – высокомерно, надо признать, - что все будет немножко по-другому.

Ро’Грик на мгновение задумался, потом ответил:

- Может быть и по-другому. Это если пираты хорошо замели следы. И никто не понял, куда они отправились. Это значит, что войсковая операция начнется дня через четыре. Но не позже.

- Никто не посмеет напасть на Альрам, - гордо проговорил чиновник по особым поручениям наместника владыки на планете Торговой гильдии.

Маршал покачал головой и опрокинул в себя бокал с чем-то крепким, что ему подали с поклоном.

- Повторите, - распорядился он. И спросил, развернувшись к собеседнику. – А с чего вы решили, что ваша планета на каком-то особом положении?

- Деньги, - просто ответил местный житель. – Именно они, оказываются, дают свободу. Даже от гнева темного владыки.

- Мне импонирует ваш оптимизм, - усмехнулся Ро’Грик. – Однако я очень сомневаюсь, что принадлежность к гильдии спасет хоть кого-то от гнева лура.

- Хотите пари?

- Какого рода?

- Я ставлю на то, что претемный, когда прибудет, станет договариваться. И ни о какой войсковой операции речи попросту не пойдет.

- И что же будет на кону?

- Я готов поставить свою любимую рабыню, что так и будет! – чиновник притянул к себе девчонку и нарочито грубо поцеловал ее.

- А что поставить мне?

- Мне бы хотелось, чтобы вы отправились со мной. И выслушали предложение коллег.

- Я все равно скучаю. Так почему бы мне не отправиться с вами просто так, безо всяких условий. К тому же я не люблю споры и пари.

- Тогда я просто так, безо всяких условий, дарю вам Леру! – и местный житель, гордо распрямившись, сунул поводок в руку лира.

- Насколько я понял, - задумчиво проговорил Ро’Грик. – Это баснословно дорогой подарок.

- Зато от всей души! – объявил чиновник, радуясь про себя, что все так хорошо получилось. И нужному темному приятное сделал. И от рабыни избавился. У него внутри все-таки зудело беспокойство. Последний шпион Темного Ожерелья, которого они захватили и обезвредили, признался, что помимо сбора информации, ему поручили освободить и вывезти с Альрама девушку-рабыню. По имени Лера. Какую именно Леру и кто поручил – добиться они не успели. Темный был очень силен и все-таки сломал блокировку. И, преодолев силу ментального вмешательства, сумел умереть. Тварь!Они выпили еще. И еще… А потом отправились прогуляться.

- Мне же надо купить рабыню, что согреет меня после такой потери, - проговорил местный житель.

- А мне интересно, кто там такой был на лайнере «Весна», что стоило рисковать гневом темного владыки… - усмехнулся Ро’Грик.

- Я вам еще раз говорю – никакого риска!

Они остановились посмотреть на выставленных рабынь. Чиновник стал прицениваться к девушкам из питомника. Маршал поразился тому, насколько пустые у них глаза. Словно и не живое существо перед ним… Ему стало жутко – и он перевел взгляд на Леру. В ее глазах, хотя бы читалась ненависть. И это, по сравнению с живыми трупами, что были на подиуме, было прекрасно.А вот когда они дошли до подиума, где продавались рабы с недавно захваченного лайнера «Весна», темный был потрясен еще раз. На помосте, в рабском ошейнике, с потухшими, словно бы выцветшими глазами… Находилась дочь командора Вереевой – луры их владыки.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Бывший маршал Ро’Грик кивнул слуге, который с поклоном встретил его у дверей и, пропустив вперед две фигуры, закутанные с ног до головы с полупрозрачные покрывала, вошел в дом.Он был в странном состоянии. С самого начала, как только попал на рынок рабов, им владели злость и отвращение. И еще острое желание ввести войска и прекратить это сумасшествие. И сожаление, терзавшее его болью – потому что он не мог этого сделать. Но все эти чувства разом сменились запредельной яростью в тот момент, как он увидел Дашу Верееву на подиуме. Выставленную на продажу, как вещь.

- Я должен ее купить, - сказал он своему сопровождающему.

- Зацепила девочка? – с одобрением поцокал языком местный житель.

- Как это сделать? - Ро’Грик мучился от невозможности убивать.

- Сейчас подзовем распорядителя, - засуетился чиновник.

Хорошо еще, что банковский карты беглеца были разблокированы. Ро’Грик догадался первым делом по прибытии на планету посетить банк гномов. Написал заявление и прошел процедуру опознания.

- О! – поклонился ему распорядитель. – У вас, мой господин, прекрасный вкус!

- Я желаю скорее забрать свою… рабыню, - смог проговорить он ровно. – Мне все это…наскучило.

Полчаса спустя он уже ехал в свои апартаменты. Его семье принадлежал этаж в одном из зданий в центре Альрама. В соседнем небоскребе с резиденцией владыки Ра’харда. Ро’Грик усмехнулся. Теперь этот факт казалось ему неуместной иронией.Пока они летели, он размышлял. И о том, какое счастье, что пираты и торговцы не поняли, кто попался им в руки. Командор Вереева, конечно, в последнюю неделю вышла из тени и несколько раз засветилась. И теперь жители Земного союза вряд ли смогут ее воспринимать просто как преподавателя Звездной академии. Но до Альрама эта информация, видимо, не дошла. Или местные все знают, и просто его проверяют?

И как ему теперь вести себя?Мда… Оказывается, вся его жизнь до этого самого момента была простой и понятной…Очнулся он уже тогда, когда дворецкий его окликнул.

- Распорядитесь выделить моим…гостьям по комнате. И пригласите к ним лекаря, - приказал он. – А мне принесите в кабинет алкоголь покрепче.

Ему не показалось. Одна из девиц издевательски фыркнула. Ро’Грик готов был спорить на что угодно, что это Лера. Даша была ко всему безучастна. И он просто не узнавал неугомонную и дерзкую девчонку, что несколько раз попадалась ему в коридорах флагмана. В другой, должно быть, жизни.

- Мой лир… - поклонился дворецкий, подавая ему бокал на подносе. Слуга уже собрался уходить, как вдруг остановился. – Могу я задать вопрос, господин.

- Пожалуйста, - проворчал лир.

- Что происходит? – в последний момент старый слуга сумел заменить неприличные слова на нейтральные. – Это что за бред? Почему солдаты вашей гвардии говорят, что вы – бунтовщик и отступник? Почему пытаются убедить себя в том, что клятва верности вашему роду имеет больший приоритет, чем клятва верности владыке из рода Хардов? Что за рабы такие? Что за…

Дальше шло изумительная непристойная тирада, которую бывший маршал выслушал с огромным удовольствием. Она изумительно отражала и его душевное состояние, и давала прекрасную характеристику всей ситуации в целом.Дворецкий выдохся и замолчал.

- Надо выпить, - решил Ро’Грик. – Несите бутылку пойла покрепче, три стакана. Поговорим. И пригласите начальника гвардии. Надо и его ввести в курс дела.

Пока старый слуга выполнял распоряжения, бывший маршал задумался. А что делать с прослушкой? В том, что она была, он даже не сомневался. И прослушка, и камеры наблюдения…Что он может сделать в этой ситуации? Как одновременно выполнить приказ владыки, вывезти с Альрама дочь луры. И не допустить бунта своих вассалов?Оставалось надеяться на то, что знак отрицания, которые используется среди воинов их рода не известен широким массам.

- Владыка жестоко оскорбил меня, - сообщил он темным. Дворецкий выглядел возмущенным, а начальник гвардии – насмешливым. Но, тем не менее, знак они видели, а, значит, историю будут принимать с точностью до наоборот. К тому же, он надеялся на то, что они уже поняли, что за ними наблюдают.

- Я был готов заплатить за свои ошибки. И приговорил себя к искупающему кинжалу.

Начальник гвардии одобрительно кивнул, а дворецкий в ужасе всплеснул руками.

- Но претемный запретил мне! Под угрозой объявления всего рода мятежниками.

Нужный градус боли и негодования в голосе был искренним. Если бы ему разрешили идти дорогой предков и сделать все, как они завещали – не было бы этой дикой неразберихи. Той боли, что терзала его, потому что он не мог себе позволить вести себя так, как ему хотелось. Например, сегодня на рынке рабов торговцы живым товаром и пираты остались живы…В той, прошлой жизни, он и знать не хотел, что такое сдерживать свои порывы, свой норов…

- Так нас теперь объявили мятежниками? – осторожно спросил дворецкий.

- В том-то и дело, что нет! Владыка приказал мне думать о том, как все исправить. И сообщил мне, что определится с наказанием через десять часов. Но не пришел. А я… отдал приказ своей гвардии и оставил Темное ожерелье.

- Следовательно, вы – добровольный изгнанник, - обрадовано закивал дворецкий. – Но никак не мятежник.

- Владыка не успел объявить мне об этом в лицо. А вы знаете, что наш род обладает определенными привилегиями. Заочно нас нельзя судить и приговаривать.

- И чем же мы займемся?

- Пока будем скитаться, - ответил Ро’Грик. – Так что будьте готовы стартовать как можно скорее. И…сколько у нас кораблей?

- Пять, мой лир! – отчитался начальник гвардии. – Ваши люди знают, что такое долг рода.

- Отлично!

- Но ходили слухи, что мы подадимся в пираты, - осторожно заметил дворецкий.

- Вздор! Что бы мы – да захватывали корабли с живым товаром? Мы воины, а не торговцы. Я, конечно, не люблю землян и землянок в особенности… Но…если бы воевать с кем-то – это одно…А вот так, налетами. Гадость какая!

- Воевать… - осторожно спросил начальник гвардии. – Не с Темным Ожерельем?

Бывший маршал посмотрел на него укоризненно.

- Армия темных и личное участие бешеного Ру’Рара в твоей судьбе? Благодарю покорно. К тому же, владыка запретил мне самоубийство. Тем более, такое мучительное.

Дворецкий и начальник гвардии выдохнули с одинаковым облегчением.

- Но вот с орками и…особенно с землянами… - мечтательно протянул Ро’Грик, - я бы столкнулся. И те, и другие мне задолжали.

Подчиненные огорченно вздохнули.

- Так что идите и доложите нашим вассалам. Они мои подданные. Потому что приносили присягу мне. И моему роду. Следовательно, они подчиняются моим приказам.

Взмахом руки отпустил их. Выпил еще. Мысли его вернулись к девушкам. Как же ему хотелось сорвать рабские ошейники. Посадить девчонок на самый быстроходный корабль и под охраной отправить на землю. Или лучше – на эскадру повелителя, которая, он в этом просто уверен, несется к Альраму.Надо уходить с планеты. Как можно быстрее. Осталось только встретиться с кем-то непонятным, о ком говорил этот странный чиновник, которого очень сложно было назвать темным эльфом.Тут он понял, что кто-то вошел в кабинет. Тихо. Практически неслышно.

- Простите, - прошелестел голос, так не похожий на голос дочери луры. – Я ведь вас откуда-то знаю…

- Даша, - поднялся он. – Как вы?

- Понимаете, я все время куда-то проваливаюсь.

Она растерянно и испуганно уставилась на него огромными синими глазищами. У Ро’Грика непонятно защемило сердце.

- Сначала это было как сон. Счастливый, светлый… Теплый. Я там мясо с картошкой делала, представляете… А потом – холод. И я вижу людей вокруг. Даже говорю с ними, но резко проваливаюсь в пустоту. Потом снова люди… И нелюди… Я ведь их не знаю… А вас я увидела, поняла, что знаю… Помогите мне…Пожалуйста.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Даша проснулась. Довольно, как котенок, потянулась. Выспалась. Как-то в последнее время у нее с этим были колоссальные проблемы: то ей снилась звенящая пустота, у которой не было дна. То нападение пиратов. То какая-то тварь, что тянула к ней руки, а она почему-то не могла сопротивляться.При воспоминании о калейдоскопе из снов, у нее резко заболела голова. Она заворочалась. И не очень и удивилась, когда ее обняли сильные и теплые мужские руки, прижали к себе. И кто-то на темно-эльфийском хрипло приказал:

- Не ворочайся.

Она скосила глаза. О-паньки… Действительно, она была в постели с темным. Грива белоснежных волос, причудливо смешанных с черными прядями окутывала всю фигуру, включая стратегически важную пятую точку. Даша вспомнила, что они вытворяли всю ночь – это она помнила отчетливо… Как и то, что она сама пришла. И сама попросила…О… Все встало на свои места. Раз ее потянуло на подобные эротические подвиги, то она была пьяна. Раз на подвиги с темным – значит, доза алкоголя была близка к фатальной.Она тихонько застонала. Ой, дууураааа! Хотя. Если вспомнить ночные удовольствия, то надо отметить, что они были…запредельными. Этот темный, кто бы он ни был, просто сказка.Словно услышав ее мысли, темный опрокинул ее на спину, навис над ней. Белые жесткие волосы накрыли их, укутывая ото всей Вселенной. Даша в предвкушении потянулась к нему навстречу…

- Ай! – прядь его волос зацепилась за что-то на ее шее. За что-то, чего там никогда не было. И быть не могло. Даша распахнула глаза и узнала мужчину. – Маршал Ро’Грик.

Мысли ее заметались испуганными зайцами…Маршала не может быть на Земле. Он бежал, спасаясь от гнева владыки. А перед этим напал на маму в приступе безумия…Ее, Даши Вереевой, тоже не может быть на Земле. Она летела на Калаган.В памяти всплыл еще один жизнерадостно-мерзкий голос: «Дорогие земляне! Объявляю, что лайнер «Весна» захвачен нами, свободными пиратами свободной галактики». А потом этот же голос, только с дикой тоской: «За эту акцию нам обещали свободу».Что же было потом?Врач, огорченно качающий головой. Какие-то лекарства, что ей все время вкалывали…Ошейник. Странный помост… Ее купили…Яркая острая вспышка ненависти. И она снова куда-то проваливается… Только по-другому. Не плавно, с тягучей монотонностью, от которой ее тошнило. А стремительно… И понимает: еще мгновение – и она рассыплется на осколки миллионами новых звезд. И становится дико страшно…Вдруг до ее слуха доносится чей-то голос.

- Даша, радость моя… Счастье мое… Э’тили моа… Не уходи. Останься. Без тебя пусто, без тебя… невозможно.

И она цепляется за этот голос, и выныривает на поверхность. Тяжело с всхлипами дышит. Словно и правда тонула.

- Да что ж это такое!!! – хрипит она в отчаянии.

Ро’Грик на мгновение ее выпускает из объятий, что-то прилепляет к ошейнику. И, склонившись к самому ее уху, щекоча своим дыханием, быстро произносит.

- Тебя захватили пираты. Продали в рабство. Я купил. Мы на Альраме. Самое главное, они не поняли, чья ты дочь. Не проговорись случайно. За нами наблюдают, ошейник снять пока не могу. Как только мы окажемся в космосе я его сниму. Тьмой клянусь. Потом отправишься домой. Если поняла, кивни.

Даша кивает.

- Тебе нельзя паниковать и впадать в истерику. Ты проваливаешься в вероятности. Видимо, дар матери проснулся. Очень не вовремя! В крови был дикий коктейль из наркотиков и стимуляторов. Видимо, пытались тебя лечить.

- А… - начинает она.

- Погоди. Я обещаю, что помогу. Пока самое важное: через ошейник можно следить. Он пока барахлит, но ненадолго. Теперь. Тебе надо выбрать запах, вкус… Что-то, за что ты будешь цепляться, если тебе неконтролируемо куда-то потащило. И что будет якорем, если ты сознательно погружаешься в вероятность и тебе пришло время вернуться.

- Скажи мне…

- Время…И устрой истерику. Только не психуй на самом деле! Тебе нельзя.

Вот как в таких нечеловеческих условиях закатывать скандал?.. Даша не смогла. Вместо этого она потянулась к этому странному существу, которого она считала раньше просто исчадием ада. После их владыки, разумеется. И замирая под его ласками, она осознала, чей запах и голос будут ее якорями…Скандалила она уже после. В душе. Там было столько стеклянных баночек! Бить их об стену было одно удовольствие. Даша кричала матом: темный морщился и запрещал. Она грозилась ему всеми карами, а в голове билось: «Не сказать про маму!» Потом, когда она прооралась, то посмотрела на него с легким вопросом. Сил у нее почему-то не было. И от этого всего она нешуточно устала.

- Хватит, - строго приказал он. – Ты меня, конечно, развлекла. Пустые угрозы ничего, кроме смеха не вызывают. Теперь давай мыться и завтракать.

В спальне, куда они вернулись, их ждал столик на колесиках, который кто-то доставил. Даша представила, как посторонний заглядывает в спальню во время их… Гм…

- Никто не зайдет сюда без приказа, - прочитал ее мысли темный. – Ешь. Потом я сделаю тебе несколько инъекций. И спать. Тебе надо поправляться.

Даша послушно кивнула. И минут через пятнадцать уже сладко спала.Ро’Грик погладил ее по щеке, заглянул в ванную, запустил автоматическую уборку помещения. Еще не хватало, чтобы э’тили разрезала ногу об осколок. Быстро оделся в гардеробной и вышел из спальни. Оставлять Дашу не хотелось… Но… Ему передавали слуги, что к нему уже пришел тот самый чиновник, что был его сопровождающим вчера. И дожидается его в кабинете.

- Доброе утро, друг мой! – радостно поприветствовал он знакомца. – Я просто не могу выразить, как я вам обязан!

Они любезно раскланялись и уселись в кресла.

- У вас была хорошая ночь? – полюбопытствовал местный житель.

- И не менее замечательное утро! – от собственной жизнерадостности в голосе маршалу было противно.

- У меня создалось впечатление, что вы откуда-то знаете эту девчонку.

- Конечно знаю, - хищно оскалился Ро’Грик. – Это кадетка Звездной академии Земного союза. На редкость дерзкая особа. Но при нужных условиях может быть очень послушной. Оказывается.

Гадкие слова лились из него легко и естественно. Главное сейчас, чтобы Даша была в безопасности. Остальное: его гордость, его нрав, его желание придушить урода – все вторично. По крайней мере, все это можно отложить на потом.

- Я бы хотел пригласить вас на гладиаторские бои сегодня вечером, - радушно сказал чиновник.

- Честно говоря, я бы желал встретиться с теми, о ком вы мне говорили. И покинуть Альрам.

- Вам наскучило наше гостеприимство?

- У меня другие планы. И сюда я прибыл, чтобы разобраться с моими счетами, главным образом.

- Может быть, вам предложат…

- Надеюсь, мне не попытаются предложить что-то, от чего я как бы не смогу отказаться? – высокомерно бросил он. – Вы должны не хуже меня представлять, что темные не выносят, когда на них пытаются оказать давление.

- Знаю, - с сожалением выдохнул темный эльф.

- Скажите, а если эта встреча столь важна… Может, совместим и бои, и знакомство?

- К сожалению, не получится, - изобразил сожаление чиновник. – Эти особы никогда не смешивают переговоры и развлечения.

- Вот уж к чему не имею склонности – так это к подобным увеселениям.

- Отчего же?

- Вы никогда не были в реальном бою.

- Так это и есть реальный бой. Только вы в нем не участник, а наблюдатель.

- Воин не должен быть наблюдателем.

- Допустим, - кивнул чиновник. – Но вы составите мне компанию?

- Идет.

- Тогда до вечера. Я заеду за вами в шесть часов.

- Договорились.

И Ро’Грик поднялся, чтобы проводить гостя. А в голове у него билась мысль о том, что от сегодняшних гладиаторских боев надо держаться подальше…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Маршал со скучающим видом смотрел на действия, происходящие на арене. Он не лукавил, когда говорил, что подобные увеселения его не интересуют. Пожалуй, даже вызывают чувство легкой брезгливости.

Ну, натравили они на рабов-землян стаю спиногрызов с планеты Каракарм. Ему даже отсюда было видно, что земляне не подготовленные совсем. Гражданские. Сопротивлялись они остервенело, но неумело. Результат был вполне предсказуем. Спиногрызы порвали их минут за тридцать.Рядом сжалась в комочек Лера – его вторая рабыня, которую он вынужден был взять с собой по настоянию местного жителя. Оказывается, на подобные мероприятия не прилично было являться без раба или рабыни. Дашу он оставил дома, под охраной. Чему был несказанно рад. Ей только подобный зрелищ не хватало.

- Вам скучны наши развлечения? – спросил у него чиновник.

- Мне обещали военные действия. А я увидел бойню.

- Начинают со слабейших, чтобы завести толпу видом крови.

- Что-то они слишком слабейшие, - проворчал Ро’Грик.

- А почему вы не взяли с собой и вторую рабыню?

- Потому что пираты у вас – дегенераты редкостные.

- Есть такое, - рассмеялся местный.

- Они вкололи ей взаимоисключающие препараты. И теперь мой лекарь сходит с ума и изобретает все новые и новые ругательства. Странно, что она не отдала концы ночью или утром.

- Вот жулье!

- И не говорите…

Но тут на арену, где пятна крови присыпали свежим песком, вышли воины. Ро’Грик обомлел – это были темные эльфы…

- Да как посмели… - стал подниматься он, мгновенно впадая в боевое безумие.

Его. Соплеменников. Темных. Эльфов. В рабы?!!!

- Послушайте… - попытался остановить его чиновник. Но отлетел в сторону уже со сломанной шеей.

Истошные визги толпы перебил боевой клич темного. Ему показалось – или этому факту больше всего удивились те, кто стоял на арене?Но это было уже не важно. Прыжок. Еще один. И Ро’Грик приземляется на арену. Жаль, что в руках у него только засапожный нож. Меч пришлось оставить дома. Но он в таком состоянии, что порвет всех голыми руками. И это принесет ему огромное удовольствие.

- Маршал? – удивленно узнает его кто-то.

- Мой лир, - с недовольством говорят ему. – Как же вы не вовремя!

И раздается отрывистая команда:

- Начинаем.

Ему в руки суют бластер. Действительно, что с охраной церемониться? Слаженное отработанное движение. Все воины, все знают, что делать… Темные взмывают вверх, перепрыгивая через решетку заграждения. Охраны, тоже, кстати, вооруженной бластерами, оказывается на удивление мало. А зрителей восставшие почему-то не трогают.

- Спина? – кричит бывший маршал, захваченный азартом боя, но понимающий, что из подсобных помещений может вылезти кто угодно. От отряда наемников хозяина арены до выпущенных кем-то спиногрызов. Или еще какой-нибудь пакости.

- Прикрыта. Там земляне работают! – отвечает ему предводитель. – Гномы на компах, чтобы сигнал тревоги не пошел.

Успел про себя удивиться, что в рабстве есть гномы. Неужели местные банкиры-гномы об этом не знали? У этих невысоких коренастых помощь своей расе в крови… Что же происходит на этой ненормальной планете?Выстрел. Еще и еще. Они добираются до верхней галереи, на которой были самые дорогие ложи. Пробегаются по ним, осматривают помещение за помещением, нельзя кого-то пропустить…

- Здание под контролем! – докладывает темным землянин. Коренастный белоголовый. По движениям – десантник.

- Что с хозяином арены?

- Захвачен живым, как мы и хотели.

- Отдайте его спиногрызам, - раздается приказ темного.

- Это мы с удовольствием!

Потом, когда горячка боя чуть отпустила, они вернулись на арену. Ро’Грик обратил внимание на то, что рабы, молоденькие земные юноши и девушки, организованно друг за другом идут на выход. А хозяева застыли на своих местах – и не шевелятся.

- Что происходит? – спросил он у командира.

- Вы имеете в виду восстание рабов? – злобно ощерился темный.

- С этим все понятно. Как вы все это организовали?

- Наши покойные хозяева, - он с ненавистью выплюнул это слово, – были излишне беспечны. Гладиаторские бои – это хорошо. Но надеяться на одни лишь ошейники, когда среди захваченных есть и разозленные темные, и спесивые светлые, и злопамятные гномы, и озверевшие земляне, и всегда ненормальные орки… Да еще в последнее время они стали оставлять в живых специалистов. В основном инженеров.

- Вы взломали систему управления ошейниками! – восхитился Ро’Грик. – И перенаправили на хозяев.

- Да, - кивнул темный. – Нашлись умельцы. Объединившись, инженеры гномов и землян способны творить чудеса.

- Разрешите доложить! – раздался низкий бас. Это говорит гном.

- Что там у вас, Криим? – спрашивает темный и поясняет маршалу. – Это наш глава инженерной службы.

- В городе пока тишина, - с довольным видом говорит гном. – Наш шум-гам остался не замечен.

- Что космопорт? Удалось взять под контроль?

- Работаем, - недовольно морщится рыжий.

- А что с нашими, которые хозяев убирали дома?

- Маршруты отхода я скинул.

- Работайте, нам нужен космопорт.

- И контроль за банками нам нужен тоже, - ворчит гном. И уходит.

- И что же случилось с хозяевами? – спрашивает Ро’Грик и кивает на явные трупы на в зрительном зале.

- Они получили ровно тот же импульс, что направили на раба. Как вы видите: хозяева мертвы. Точно так же мертвы те, что остались дома.

- А как вы предусмотрели предательство?

- Среди рабов?

Маршал кивнул.

- Через тот же ошейник. Мы блокировали до этого часа и рабов. Правда, честно их об этом предупредили. Никто ничего не мог рассказать. Несколько девочек пытались. Они были влюблены в своих хозяев.

- И каков результат?

- Как показывает техника, их хозяева тоже мертвы.

- То есть и они пытались угостить влюбленных дурочек смертельным импульсом.

- Хороший хозяин раба – это мертвый хозяин раба. А любовь с теми, кто считает тебя собственностью… Редкостное идиотство.

- А вы как оказались в ошейнике?

- Пираты.

- Совсем происходит что-то ненормальное в нашей части галактики, - вздохнул маршал. – Темного… В рабы? Это нужно совсем чувством самосохранения не обладать.

- А орков? А землян? Они, кстати, тоже существа отчаянные и очень злопамятные.

- Очень мало информации. Жаль только, что я своего собеседника убил, - вздохнул Ро’Грик. – Он много знал и должен был завтра отвести меня к кому-то для беседы. И…можно сделать так, что я во всем этом не участвовал?

- Затереть данные?

- Лучше пусть будет что-то глобальное.

- Пожар, например? – понял идею предводитель восставших.

- А что делать с финансовой системой? – маршал вдруг вспомнил разговоры с владыкой. – Я так понимаю, именно из-за экономических вопросов так долго не трогали торговую гильдию.

- Работаем. Банки будут под нашим контролем.

- Лир! – к ним подлетели землянин и орк. Молодые, веселые. И очень-очень злые. – Мы загрузили в грузовые флайеры зверушек наших. Весь зоопарк.

- Никто из наших не пострадал.

- Нет. Как мы и думали. Получилось три грузовика. Когда отправлять будем?

- Сколько нам надо времени, чтобы вывести наших и укрыть женщин?

- Еще минут тридцать.

- Плюсуй еще пятнадцать и отправляйте.

- В главном управлении полиции, на базе наемников и в штабе пиратов должны очень обрадоваться нашему подарку! – парни рассмеялись и унеслись.

- И что вы думаете делать дальше?

- Перебить пиратов. Всех, что есть на планете. И максимально проредить гильдию торговцев.

- Идея замечательная. Но у вас много не подготовленных участников мятежа. А войск у работорговцев на планете достаточно.

- В любом случае, - гордо сказал темный. – Это будет хорошая смерть.

Бывший маршал и практически мятежник тяжело вздохнул. Вот не думал он, что придется это говорить…

- Надо не погибнуть, а победить. И добиться того, чтобы Галактический совет получил доказательства всего того, что происходило на Альраме.

- Вы думаете, что Галактический совет не покрывал всех этих уродов?

- Кто-то, конечно. Но. Если будут доказательства и поддержка владыки темных, эти уроды начнут вопить о попранных правах. О том, что – доколе… И о том, что они не имели никакого отношения ко всем безобразиям, что творились на Альраме.

- Вы можете гарантировать поддержку лура Ра’харда?

- Я более чем уверен в том, что как минимум пара флотов рвется к Альраму. У претемного свои счеты с работорговцами. И…давайте поступим следующим образом. У меня пять кораблей. Один из которых – транспортник. Если не думать о комфорте…

- То бОльшую детей и часть женщин можно вывезти. А остальных укроем.

- И я передам в ваше подчинение своих людей. Думаю, моя личная гвардия и ударный отряд рода Гриков вам не помешают.

- Победить, но не умирать? – усмехнулся темный.

- Мать-тьма знает, кому сколько она отмерила. Но… надо сначала принести пользу Темному Ожерелью!

- Лир Морак! – подбежали к ним два заполошных мальчишки-землянина. – Проблемы в центральном космопорте. Пираты выводят из ангаров детей и собираются грузить их, чтобы вывезти с Альрама. Судя по всему, они скоро будут стартовать.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

- … Подтянуть всех к космопорту, - командовал предводитель восстания. – Нам нужен контроль над ним. Захватим космопорт – удержим планету.

- Шума наделаем, - скривился маршал. – Вся ваша безумная идея имеет успех, пока никто не понял, чем вы тут развлекаетесь. И повремените с отправкой животных в подарок. Пока – тишина. Нам нужна еще пара часов.

- Там же дети…

- Озадачьтесь лучше средствами обороны Альрама, - жестко сказал через несколько секунд раздумий Ро’Грик. – Центр управления надо захватить. И удержать до подхода темных.

- Пойдем к программистам и инженерам.

Пока они шли, Ро’Грик связался с начальником своей гвардии.

- Всем войскам – боевая готовность. Боевой группе скрытно выдвинуться к космопорту… К ангару… Номер ангара… Какой номер… Быстро!

И он требовательно посмотрел на Морака.

- Северо-восточная секция, зона ответственного хранения «Нам по пути!», номер двести ровно пятьсот двадцать восемь, - отрапортовал предводитель восставших.

Маршал кивнул.

- Вы слышали? Хорошо. Убирать пиратов только в режиме невидимости, - продолжил он. – С моей э’тили снимите ошейник. И…

Этот приказ ему дался тяжело. Он знал, что так надо поступить, но…как же ему не хотелось!

- Э’тили…берите ее с собой. Пусть она займется детьми и объяснит им, что паниковать не стоит… Землянка быстрее с ними договорится.

Он на мгновение замер, выравнивая дыхание. Понял, что предводитель восставших изумленно смотрит на него.

- Мой лир, - раздался в ухе голос командира гвардии. – Мы жизни отдадим, но с лирой ничего не случится.

- Э’тили? – между тем прошептал темный, возглавляющий восстание.

- Владыка выяснил, что темным стоит поискать их среди землянок.

- Стойте! Пусть ни шагу из дома пока не делает!

- Замереть! – отдал приказ бывший маршал и с вопросом уставился на своего собеседника.

- Чтобы никто из рабов не смог нас сдать властям, - быстро проговорил Морак. - Или запаниковать, или поднять тревогу… Как только мы перепрограммировали ошейник, каждому из рабов под кожу была введена ампула. Есть такая гадость в ошейнике. И все живы и здоровы лишь пока они двигаются в заданном направлении и не пользуются средствами связи. Иначе – мгновенная смерть.

- Если с моей э’тили что-то случится… - задохнулся темный, мгновенно чернея. И с огромным трудом сдерживаясь, чтобы не убить соотечественника.

- Нужен идентификационный номер рабыни, - тихо, явно извиняясь, проговорил предводитель рабов.

- Слышали? – спросил Ро’Грик у своих.

- Минуточку, - услышал он надтреснутый голос своего дворецкого. – Я уже возле сейфа, мой лир.

- Тогда тоже надо поторопиться, - обратился к маршалу Морак. – Нам надо к программистам.

И они прибавили шагу.

- Ампулу можно извлечь?

- Если рядом лекарь.

- Есть там лекарь, - яростно выдохнул Ро’Грик.

- Пусть приготовит пневмошприц. И одновременно с введением разрешающего кода извлечет ампулу.

- Через пару минут будем готовы, - раздался в передатчика голос командира гвардии.

- Кто отслеживает перемещение рабов? – спросил предводитель восставших рабов, врываясь в помещение, где с десяток восставших: темные, люди, гномы, светлые и даже один орк – сосредоточенно и быстро касались кончиками пальцев панелей управления, контролируя лишь им одним понятные процессы.

- Я, лир Морак, - чуть склонил голову темный.

- Приготовьтесь вводить отмену приказа на уничтожение. Номер вам сейчас продиктуют.

- Слушаюсь.

Темный свернул окна каких-то программ и вывел зеленые сияющие строчки с длинными комбинациями цифр.

- Документы у меня, - задыхаясь, сказал дворецкий по связи.

- Хозяин здесь? – спросил программист. – Нужно будет сетчатку глаза просканировать.

Ро’Грик подошел к нему и встал рядом.

- Диктуйте. Только не ошибитесь, - сказал компьютерщик.

Когда все было сделано, не только Ро’Грик, но и все остальные выдохнули. А бывший маршал вспомнил, как он негодовал, когда в речи владыки несколько раз промелькнуло «я испугался» и «мне стало страшно». Лур Ра’хард говорил эти слова, непонятные для любого темного, на галакте. Потому что в самом языке их народа не было этих понятий… А вот после того, как он понял, что в Даше может раствориться капсула с ядом…он испытал страх. Хотя…какой там страх… Дики