загрузка...

Звёздное небо. Книга 2 (fb2)

- Звёздное небо. Книга 2 (а.с. Звёздное небо-2) 1.06 Мб, 283с. (скачать fb2) - Тереза Тур

Настройки текста:



Тереза Тур. Звездное небо. Книга вторая.


Пролог

- Мы объявляем землян равными темным эльфам.

Слово владыки претемного лура Ра’харда упало. Отсекая прежний мир от нынешнего.

- Не торопится ли претемный? – сарказма в голосе рептилоида было достаточно. – Помнится, всего несколько месяцев назад лур уже стоял перед нами, преисполненный гордого негодования, и требовал разрешения на уничтожение землян, которые… как там это было, коллеги?

- Жестоко оскорбили темных. И должны были за это ответить. Это, уважаемый Фиррохан, звучало именно так, - с особенным удовольствием поддержал рептилоида светлый эльф.

Лур Ра’хард посмотрел на них насмешливо. Если кто-то думал на этом совете, что претемного можно вывести из себя, заставить сорваться или впасть в бешенство – так это они зря. Вообще, в последнее время в подобные состояния его легко вводила Наташа. Его командор Вереева.А всем остальным до нее – было очень далеко. Поэтому он спокойно выслушал едкие комментарии членов Галактического совета. Положил руку на плечо пыхнувшему представителю совета от Темного Ожерелья. Отметил, что гномы задумчиво молчат и готовы поддержать темных.Лур дождался, пока словесный поток представителей рептилоидов и светлых иссяк, и заметил:

- Может быть, мы оказались не такими бешеными безумцами, как многим представлялось. А может, Мать-Тьма в своей бесконечной милости направила нас на истинный путь.

- До нас дошла совсем другая информация, - скривился светлый, явно намекая на слухи о том, что у владыки темных роман с земной женщиной.

- Я бы не советовал вам верить сплетням, - хищно улыбнулся владыка темных. – Последствия могут быть самые…неожиданные.

- Что вы хотите этим сказать?

- Давайте лучше вернемся к вопросам, связанным с Альрамом и гильдией торговцев, - вмешался рептилоид. Еще не хватало, чтобы совет завершился скандалом или (если темный не сдержится), то и поединком. Фиррохан с укоризной посмотрел на светлого. Подразнить темного – это замечательно. И в таком удовольствии себе отказывать… просто вредно. Вон как их полномочного представителя перекосило! Смотреть приятно. Но вот идти с лучшими бойцами Галактики на серьезный конфликт – это просто сумасшествие. Особенно когда речь шла о только-только обретенной единственной… Как они там своих жен называли? Что-то с их спутником связано… Луна? Э’тили? Как-то так. Романтично и достаточно бессмысленно.

Между тем темный опять продемонстрировал нежданную выдержку.

- Мы готовы ответить на любые вопросы, связанные с событиями на планете торговцев.

- В том числе и финансовые? – опять не сдержался светлый.

- А чем нынешнее состояние финансов вас не устраивает? – проснулся гном. – По-моему, все образовалось как нельзя лучше.

- Для кого хорошо?

- Для всех! – гном даже удивился. – Гильдия не успела обрушить рынки. Банковскую систему. Активы были вовремя выведены. И, к чести восставших, они не стали присваивать себе правительственные фонды. Ни наши. Ни остальных членов совета.

- Зато они хорошенько прошлись по счетам частных лиц!

Теперь на светлого с недовольством смотрели все. Вот с чего его понесло на взлет? Родственников в торговле у него не было, на Альраме никто из его родных не пострадал. А что, как вариант, у него были какие-то дела с погибшими торговцами, которые увлеклись рабовладением… Так это афишировать не следует. Прибыли прибылями, но…

- Лидер восставших лир Ро’Морак утверждал, что они реквизировали деньги тех, у кого были рабы, - заметил лур. – И деньги эти пойдут на компенсации пострадавшим. И на лечении женщин. Может быть, вы не в курсе, но женщин уродовали таким образом, чтобы у них не было потомства. К счастью, наши лекари, совместно с земными, разработали способ лечения.

Он вспомнил, как рыдали Наташа с Дашей, когда об этом стало известно. А ведь им сразу сказали, что все исправить возможно. Времени с момента вмешательства прошло немного. И проходимость маточных труб, которые эти твари просто спаяли, еще можно вернуть.Ра’Хард пришел в себя, когда понял, что члены Галактического совета, включая его собственного представителя, как-то затихли. И стараются не дышать, сливаясь изо всех сил с мебелью.Понял, что он уже сжимает в руке парадный кинжал. Боевое оружие на заседание проносить было запрещено. Волосы были вздыблены. Зрелище, скорее всего, впечатлило собравшихся. Ра’хард несколько раз вздохнул и выдохнул. И уже спокойно спросил у собравшихся:

- Еще есть какие-то вопросы по финансовой стороне?

- Нет, - с трогательным единодушием заявили представители всех разумных видов. – Все и так понятно. Реквизированные деньги пойдут на благую цель. Никто и спорить не будет.

- И мы принимаем тот факт, что управление финансовыми потоками Галактического совета возьмут на себя наши коллеги-гномы? – задал щекотливый вопрос лур.

- Лучше бы, чтобы представители всех рас имели возможность…контроля над финансами, - проговорил рептилоид.

С одной стороны, оставлять деньги у гномов никому не хотелось. С другой, все прекрасно понимали. То, что попало бородачам в руки-кувалды, они просто так не отдадут.Гном хмурился, злился, багровел, но молчал.

- Может быть, управление оставим у уважаемого подгорного народа, но при этом координировать все должен совет, наподобие нашего. С участие всех заинтересованных сторон. Как вы считаете, коллеги? – заметил представитель Темного Ожерелья.

Лур Ра’хард уважительно взглянул на подданного.Гном подергал себя за бороду, но вынужден был согласиться.

- Только надо предпринять все возможные и невозможные меры, чтобы не получилась такая же ситуация, какую мы наблюдали с планетой торговцев, - заметил претемный. – Надо обезопасить свои активы и добиться того, чтобы ключевые посты не были захвачены не понятными, но явно не мирно настроенными созданиями.

- Что дало расследование на Альраме? – спросил рептилоид.

- Интереснейшую картину, - ответил лур Ра’хард. – Мы с таким не сталкивались еще. Это, без сомнения, новый вид. И думаю, что это не вызовет сомнения – вид враждебно настроенный. Мы убеждены, что враг обладает умением сильнейшего ментального удара. До конца механизм воздействия еще не изучен, но одна такая тварь подчинила себе двадцать одного темного. Два десятка воинов без сопротивления отправились по камерам. А бывший маршал Темного Ожерелья безропотно проследовал в лабораторию, где над ним пытались ставить опыты.

- И каков результат? – спросил с живейшим интересом темный.

- Противник темного был убит, - насмешливо посмотрел на него владыка. – Можно сказать, эксперимент удался.

- И что помогло вашему подданному противостоять воздействию? – задал вопрос и рептилоид.

- Моему бывшему подданному. Лир Ро’Грик – бунтовщик и беглец.

- Тем не менее, он сыграл на вашей стороне в событиях на Альраме.

- Думаю, он был на стороне здравого смысла, - пожал плечами владыка. – Ему не захотелось, чтобы вместо него в его телесной оболочке был кто-то другой.

- И все же… - вернулся к своему вопросу рептилоид.

- Думаю, ему помогло умение темных впадать в боевое безумие. Когда все не важно, кроме уничтожения противника.

Ответом ему было гробовое молчание членов совета. Каждый из видов, на определенном этапе развития, сталкивались с боевым безумием темных. Светлые – раньше всех. Когда попытались уничтожить своих бывших соплеменников, которые попали под воздействие излучения и превратились в чудовищ. Рептилоиды – чуть позже, когда молодой народ выгрызал себе право на жизнь и территории. И требовал уважения со стороны остальных. А с гномами темных стравили светлые. Там, правда, дальше пограничных конфликтов дело не зашло, но рыжебородые зареклись связываться с ненормальными темными.

- То есть, вы считаете, что будет война? – насмешливо и недоверчиво поинтересовался светлый.

- Я думаю, что война уже идет, - спокойно ответил Ра’Хард. – Или вы думаете, что попытка устроить конфликт на Альраме, вербовка части наших граждан, устройство рабовладельческого общества – это попытка вступить с нами в контакт? И предложить нам мир и сотрудничество?

Никто не ответил ему. Все раздумывали над его словами… Война… Эта конкретная война с тенями была очень и очень ненужной. Как все-таки жаль, что шииссы, как назвали новый вид темные, не успокоились, организовав себе рабовладельческий строй из одних только землян. Или орков… Можно было бы закрыть глаза. И договориться. Вселенная – она ведь огромная. Всегда можно договориться. Если, конечно, в Галактическом союзе нет темных, которые впали в бешенство…

- И – еще раз… - голос владыки темных прозвучал издевательски, словно он прочитал мысли своих союзников и коллег. – Мы известили совет о том, что земляне признаны равными темным эльфам. Вы это услышали.

- Мой лур! – обратился к Ра’харду полномочный представитель Темного Ожерелья при Галактическом совете. – Могу я задать вам вопрос?

Он провожал владыку в космопорт. Флагман «Нарак» был готов к взлету. Владыка торопился отбыть с административной планеты – э’тили не сопровождала его. Командор Вереева осталась на Земле. Дел было слишком много. И это выводило Ра’Харда из себя…

- Владыка?

- Слушаю вас, - откликнулся он, сделав над собой усилие. И сосредоточившись на подданном.

- Скажите, а можно ли осознать, что женщина – твоя э’тили, только лишь поговорив с ней по сети несколько раз?

- Один из моих генералов. Тот, что командовал восставшими рабами, понял, что женщина – его э’тили, один раз взглянув. Причем на наемника, который вытащил ее за волосы из толпы заложниц, чтобы расстрелять.

- И… - тихо спросил темный.

- Обошлось. Снайперы хорошо сработали. Женщина не пострадала.

- Претемный, но землянка странная… Юрист.

Ра’хард рассмеялся. Не только у него проблемы с любимой женщиной:

- Сочувствую… Но с ней придется договариваться.

- Надо еще придумать, как ее заманить сюда. Я же на службе.

- Юрист, говорите… - задумался владыка. – Может, в вашем штате не хватает земного юриста? Как вы считаете?

Часть первая

Все люди делятся на живых, мертвых. И тех, кто вышел в море

Говорят, Анахарсис

P.S. В нашем случае, еще и тех, кто отправился в Космос

Глава первая

Ведущий самого популярного ток-шоу Земного союза Дэвид Карей был очень доволен. Ему дали добро не только на проведение передачи, посвященной самому животрепещущему вопросу последних месяцев – взаимоотношений землян и темных, но и сообщили, что его гостями будут несколько высокопоставленных представителей Ожерелья. И самое главное – женщина владыки Наталья Владимировна Вереева.Что ни говори, темные выглядели очень эффектно: не такие рослые и богатырские, как, допустим, земляне-десантники, которые давно были приняты за идеал. Но было в них что-то… Грация смертельно-опасного зверя. Да еще вкупе с этим длинные белоснежные волосы с разным отливом. Да ярко горящие глаза… Чужие…Землянка пришла в сопровождении десятка темных. И на их фоне смотрелась, откровенно говоря… Не очень. Средненько так. Серая мышь-преподаватель в сером же костюме. Хороши, пожалуй, были лишь синие-синие глаза.

- Добрый день! – поспешил Дэвид навстречу участникам шоу. – Госпожа Вереева и…

Он оглядел темных, не понимая, кто из них будет участвовать в его шоу.

- Позвольте представить вам маршала Ру’Рара, - сказала женщина. И один их темных коротко склонил голову.

- Я отвечу на все вопросы, которые будут к нам, - сказал он.

- Вы знаете о том, как все будет происходить? – обратился к ним обоим ведущий.

- В очень общих чертах, - улыбнулась женщина.

Маршала Ру’Рар согласно кивнул.

- Смотрите, - заговорил ведущий, внимательно отслеживая реакцию гостей. Люди и нелюди были явно далекие от галакто-видения и каких-то сюрпризов от них он побаивался. – Передача идет в реальном времени. Трансляция сразу на все планеты Земного союза. Мы, скажу без ложной скромности, самое популярное ток-шоу. И наш охват – одиннадцать миллиардов в прайм-тайм. И еще около пяти во время повторов в записи.

- Я изучала статистику, - согласно кивнула женщина. – Более того, целевая аудитория вполне подходящая. Вас смотрят в основном женщины от двадцати пяти до пятидесяти. Поэтому мы к вам и пришли.

- Но это не решает вопросов с негативным отношением к нам большой массы землян-мужчин, - на хорошем обще-земном сказал темный.

- Тут, Ру’Рар, - усмехнулась женщина, - уже ничего не поделаешь. Вы влезли в их курятник. И того факта, что вы хотите часть женщин сделать своими, вам никогда не простят.

- Но женщин реально больше. Да и то, как земные мужчины обращаются с вами… - поджал губы темный.

Мимика у него оказалась очень выразительная.

- А это уже без разницы, - рассмеялась Вереева.

- Я рад, - вмешался ведущий, - что вы осознаете тот факт, что негативно настроено по отношению к темным большое количество наших сограждан. И поэтому мы ожидаем огромное количество провокационных вопросов. Может быть, даже оскорблений и переходов на личности.

Землянка кивнула. Темный напрягся.

- Помните, проигравшим выглядит тот, кто не сдержался. Тот, кто показал, что его задели. Тот, кто показал какие-то искренние эмоции. Я почему вас предупреждаю особо. У вас обоих явно нет опыта общения с оппонентами в эфире. В отличие от тех, кто будет вам противостоять. И я, честно говоря, опасаюсь реакции наших уважаемых гостей.Ведущий кивнул в сторону темных.

- У нас приказ, - скривился маршал. – С нами проблем не будет.

- Отрадно слышать. Теперь о том, что будет происходить… Вы двое – будете доказывать, что союзы земных женщин и темных-мужчин – это хорошо. Ваши оппоненты: госпожа Лерри – председатель парламентской оппозиции и господин Льнофф. Они выступают на стороне запрета торговли земными женщинами. Кстати, будьте готовы к тому, что формулировка будет именно такая.

- Благодарим за предупреждение, - сказала землянка.

Темный вздохнул.

- И госпожа Лерри, и господин Льнофф ведут дискуссии в агрессивном ключе. Кроме того, на их стороне опыт. И мне бы не хотелось драки в прямом эфире.

- Вот на счет этого можете не переживать, - быстро сказала женщина. И темный согласно кинул.

- У нас приказ, - повторил он. Но все же бросил укоризненный взгляд на женщину.

- В любом случае, Маша будет смотреть, - рассмеялась Вереева. – И ей не понравится, если ты будешь выглядеть чудовищем.

Темный расслабился. И улыбнулся.

- Тогда – по местам! – скомандовал Дэвид. – Семь минут до эфира.

- И что матушка забыла на экране? – Даша приготовила два ведра попкорна, передала один из них брату и забралась с ногами на диван. – Она ведь гала-визор даже не смотрит.

Миша фыркнул:

- Настолько не смотрит, что мы покупали технику, чтобы взглянуть на мать в прямом эфире.

- Да… - тихо сказала Даша. – Сколько всего изменилось с лета…

- Не могу сказать, что только в плохую сторону.

- Да и я не могу сказать, Миш. Просто… Я волнуюсь за нее…

И Даша кивнула в сторону огромного, во всю стену, экрана, где уже шла заставка.

- Мама беременна. Рядом с ней мужчина, который любит ее. Просто до безумия. И мы оба это понимаем… Она счастлива. И мы все втроем вроде перестали ругаться и общаемся. Что ж лучше?

Сестра лишь грустно кивнула. Миша посмотрел на нее обеспокоенно. После того, как она вернулась с Альрама, на нее находило вот такое мрачное настроение. Мама называла это «ожидание плохого». Но, с учетом того, что вернулась сестра живая, все физические травмы удалось вылечить, включая ее неспособность к зачатию…

- А как у тебя? – спросил Миша.

Даша посмотрела на него насмешливо:

- Ты уверен, что хочешь послушать истории о моей счастливой личной жизни?

- Мне достаточно знать, что она счастливая, - быстро проговорил брат. Еще не хватало интимных подробностей о сестре и ее майоре-кураторе.

- Есть такое, - как-то чересчур наигранно улыбнулась Даша.

И тут с экрана блестящий лощенный ведущий заявил:

- Позвольте нам представить наших гостей. Доктора математических наук, преподавателя Звездной академии – госпожу Верееву…

- Как-то матушка бледновато выглядит, - поморщилась Даша. – И чего она этот серый костюм натянула…

- Тихо! – оборвал ее брат.

- Вы понимаете, что все происходящее можно считать оккупацией? – наседал на Ру’Рара свободный журналист-землянин. – С той самой минуты, как ваши корабли вошли в Солнечную систему вы, темные, при полном попустительстве нашего правительства, захватываете наши территории. Граждане Земного союза, задумайтесь, идет оккупация! Нас предали наши собственные вооруженные силы. А нашими женщинами просто-напросто берут контрибуцию.

- Ваш ответ, маршал, - азартно проговорил ведущий. И камера выхватила улыбающегося темного.

- Мой уважаемый оппонент просто не знает того, о чем он говорит, - чуть наклонил голову темный и насмешливо посмотрел на своего оппонента. – Оккупация – вещь очень неприятная, можете мне поверить. Оккупация – когда ботинки захватчиков маршируют по праху превращенных в ничто городов… Оккупация – это смерть, которая повсюду. Оккупация – это когда за прямой взгляд вас расстреливают, когда за те слова, что мы слышали в исполнении уважаемого журналиста уничтожают всех присутствующих… К счастью, ничего подобного мы не наблюдаем. Потому что – мы, темные, прибыли с миром. И так бросаться словами, как это делает уважаемый журналист… не совсем правильно.

- Но вам нужны наши женщины, - обвинительно начала председатель оппозиции.

- Вашим мужчинам они тоже нужны, - улыбнулся ей темный. – Для того, чтобы быть счастливыми. Для того, чтобы появились дети. Но! Повторяю это снова и снова – все будет только добровольно. И мы, темные, готовы ждать решения женщины. Потому, что мужчина может лишь продемонстрировать свой интерес. Но в любом случае, выбирать будет женщина.

- А сейчас, внимание, вопрос из зала, - быстро сказал ведущий.

Камера показала молодого землянина с бледным и решительным лицом. У Ру’Рара непроизвольно сжались руки в кулаки. Это был тот самый мужчина, который делал его э’тили предложение.

- Вы красиво рассказываете, - раздраженно проговорил землянин. – И все это тем омерзительнее, что все это – неправда. Вы насильно забираете наших женщин, разбиваете семьи, не гнушаетесь даже тем, чтобы оставить ребенка без отца!

- Отец – это не тот, кто развлекся с женщиной, а потом оставил ее в съемной квартире, - выдохнул с ненавистью темный. – Без денег, без поддержки и даже не озаботившись организовать медицинскую помощь…

- Значит, вы просто покупаете понравившихся вам женщин!

Маршал зарычал. Но стряхнуть руку э’тили владыки не посмел. Как и не посмел не подчиниться ее жесту. Вереева приказала ему замолчать. Он сам учил ее жестам-приказам, принятым у штурмовиков Темного Ожерелья. А теперь подчинялся им.

- Видимо, - насмешливо проговорила Наталья. - Всем, кто не хочет заботиться, очень выгодно говорить о том, что медицинской страховкой женщину покупают.

- А вас… - окинул ее ненавидящим взглядом молодой человек. – Я вообще презираю. Ладно, вы продались сами! Ладно, продали свою дочь! Так вы еще хотите землянок продать в рабство к этим…

Глава вторая

Старший лейтенант космических сил Земного союза Дана Ардова смотрела на темных эльфов в гала-визоре с неприязнью.

- Вот из каких глубин космоса вас принесло на нашу голову? – ворчала она. – Третий месяц живем в режиме аврала…

С июня. Как только Вереева объявила тревогу и мобилизацию. Многие военные помнили эту невозможную тетку с ее невозможной математикой с академии и до сих пор содрогались. А она еще и командором оказалась. С такими полномочиями, что знакомые ребята только диву давались.

- А уже конец сентября, - вздохнула молодая женщина, собирая чемодан вместо удобной сумки и готовясь отбыть в командировку.

- И вы считаете здравой идею о том, чтобы земные женщины отправились на планеты Темного Ожерелья? – между тем говорил ведущий.

- Вполне, - уверенно отвечала Вереева. Теперь уже и в гала-визоре. – Заметим, мы не говорим о том, что мы собираем некие «корабли невест». Хотя, должна отметить, что некоторые землянки отправляются знакомиться с темными эльфами, с которыми они стали общаться в социальной сети, организованной как раз для этого. Но опять же. Эти встречи никого ни к чему не обязывают…

Ее оппонент – склизкий и рафинированный парень – насмешливо фыркнул.

- А вот это ты зря, - обратилась к нему старший лейтенант. – Если это занудная преподиха так сказала – так и будет, чтоб ты знал…

- Но вам не кажется, что семьдесят пять тысяч женщин с четырех планет Земного союза, не считая тех, кто едет знакомиться… Это уже похоже на переселение, - заметила рыжая и злая. Ее назвали председателем оппозиции. – Это слишком много.

- Слишком, - согласилась с нею Дана. – Это ж всех охранять. Задолбаться можно!

Всех девушек, служивших в армии и подходивших по возрасту, грузили под видом гражданских на эти самые корабли, которые готовились отбыть на планеты Темного Ожерелья. Исключение составляли пилоты и штурманы вооруженных сил Земного Союза. А всех остальных – под ружье и вперед. Через космос к темным.Задание было – обеспечивать безопасность во время полета. Опасались пиратов. Все помнили, как легко и без напряга, эти уроды легко, захватили лайнер «Весна». Не желали и провокаций со стороны противников взаимоотношений с темными. И, кроме того, велика была опасность того, что на корабли проникнут сторонницы теней. Всем девушкам, кто принимал участие в операции, демонстрировали запись допроса одной из…землянок. Особенное впечатление производило то, что взрывала она себя с мечтательной улыбкой.А тут еще и выступление командора Вереевой на планерке по обеспечению безопасности транспортников. И пусть на этот раз она не читала лекций по математической статистике, но тоже говорила очень неприятные вещи.

- Мы считаем, что провокация будет на корабле, который идет на Илтарин. Все-таки столичная планета темных. Плюс не будем забывать, что именно с беспорядков в столице Темного Ожерелья противник пытался создать конфликт между темными и землянами. Значит, для теней это важно. И уверена, что они не отступятся. К тому же… На корабле, направляющемся на Илтарин, полетит группа журналистов для того, чтобы освещать это путешествие. Поэтому мы приняли решение обеспечивать безопасность не только обычными мерами. Но и ввести в резерв вас.Дана Ардова с тоской посмотрела на огромный неудобный чемодан. С кучей гражданских тряпок и неудобной, как на подбор, обувью.

- Темные – это зло, - печально сказала она. – И мне уже не нравится их столичная планета Илтарин.

И она бросила взгляд на гала-визор. Там назревало что-то интересное. Какой-то молодой человек с печальной поволокой в глазах рассказывал о том, что темный отнял у него любимую и еще не родившегося ребенка. Какой-то из темных маршалов сжимал кулаки и сверкал глазами. Они у него сделались неестественно яркими.

- Правильно, - кивнула Дана темному. Она терпеть не могла вот таких гражданско-смазливых. – Дай-ка ты ему в нос. Пусть не вякает, раз бабу свою упустил. Нечего земных мужиков позорить. И так… Вон – от пришельцев прохода нет.

Но драки в прямом эфире, к бесконечному сожалению Даны, не получилось. Вереева зыркнула на темных недобро. И вздохнула. Выражая обреченность, но вместе с тем бесконечное терпение к чужому тупоумию. Приблизительно так же Наталья Владимировна смотрела на тех, кто рисковал приходить к ней на ее проклятую математику неподготовленным или подготовленным недостаточно хорошо. Под таким взглядом кадеты чувствовали себя убогими и ничтожными. И это было очень унизительно.На темных же эти выразительные взгляды препода Звездной академии подействовали отрезвляюще. Они спокойно уселись, перестали сверкать яркими очами и превратились в симпатичные, но неподвижные статуи.

- Так вам! – злорадно обратилась к инопланетянам старший лейтенант. – А нас так пять лет…

В среде военных мнения о темных разделились. Причем тоже по гендерному признаку. Только картина была с точностью до наоборот относительно той, что наблюдалась на гражданке. Там женщины тащились по пришельцам, наделяя их просто мифическими положительными качествами. Мужчины же скрипели зубами и злобно огрызались, когда их с исключительным удовольствием тыкали в то, что появились: заботливые, нежные, обеспеченные, не склонные к изменам. Ну и что ж, что чужие и опасные? То они еще с земными женщинами в хандре, ПМСе или в припадке ревности не сталкивались…А в среде военных мужчины признавали, что темные – мировые парни. И в дальнюю разведку, и в рейд на пиратов с ними идти можно. Спину они прикроют. А что касается женщин – что их, мало? Чего делить?!А вот женщины-военные, столкнувшись с недоуменно-снисходительно-покровительственным отношением к себе со стороны темных, прониклись к ним лютой неприязнью. Особенно после нескольких случаев, когда в обстановке, приближенной к боевой, темные попытались отжать землянок с опасных, по их мнению, участков.Например, во время совместных учений, командир одного из подразделений темных потребовал, чтобы женщины-пилоты остались на базе. Потому что на таких скоростях с такими перегрузках женщине может грозить опасность. С учетом того, как женщинам приходилось прогрызаться в земной армии, чтобы получить репутацию, статус и чины…Командира-темного чуть не линчевали, вызов от женщины-пилота – командира эскадрильи он получил. Позволил себя избить. И… теперь майор земных ВВС была отстранена от полетов по причине беременности. А темный… темный выхаживал по станции с таким идиотски-счастливым выражением лица, что у военных-женщин сводило скулы от неприязни. Командир их была женщина толковая, сколько сил и лет положила на то, чтобы добиться своего положения. А вот смотри ж… обабилась…

- А скажите, - неугомонный свободный журналист продолжал наскакивать на Верееву. Как-то она его завела. – Если ваши темные так хороши, как вы утверждаете, то почему, например, владыка, не оформил отношения с вами как полагается?

- А как полагается? – снисходительно улыбаясь ему, отвечала командор. - По нашим законам? По законам темных?

Шоу подходило к концу, Дане пора было вызывать такси и отправляться в космопорт. Еще одно неудобство. Раз уж она изображала из себя гражданское лицо, то свои подхватить ее на боте и доставить в нужное место не могли. Поэтому она сама, своим ходом. С неудобным гигантским чемоданом на колесиках…Посмотрела на себя в зеркало перед выходом. Осталась недовольна. Прежде всего волосней, которую пришлось нарастить. Прямой приказ Вереевой игнорировать не приходилось:

- Темные просто не понимают коротких стрижек. Волосы для них – это больше, чем фетиш. Поэтому, будьте добры решить этот вопрос.

Старший лейтенант тяжело вздохнула, вспомнив о сумме, в которую обошлась ей эта красота. И пусть все расходы на сборы брали на себя земляне и темные пополам. Но денег, потраченных на тряпки, косметику и салон, было очень и очень жаль.Выключила гала-визор. Закрыла дверь. И отправилась грузится на транспорт, отправляющийся на Илтарин. Обеспечивать безопасность в полете.

Глава третья

Дженифер собиралась в командировку.Ха! В командировку… И ей самой, и всем остальным ее коллегам было понятно, что ее назначили руководить представительством землян на Илтарине только лишь потому, что она понравилась генерал-губернатору столичной планеты.Всю свою жизнь она доказывала, что длинные ноги, золотые волосы и какое-то врожденное ненужное ей умение нравится мужчинам – это еще не вся она. Майор Дженифер Ластер, тридцать четыре года. Блестящий аналитик в команде командора Вереевой. Ан, нет. Уже не майор. Уже подполковник. Сильверстрову показалось неправильным, что у нее будет столь низкий чин. При такой ответственной должности.Что касается генерал-губернатора Илтарина, лира Ро’Ринэ…он ее раздражал. Ей все казалось, что он смотрит на нее, как на какую-то неведому зверюшку. И считает, что она просто златовласка, которая с надменным видом озвучивает чьи-то умные мысли.Он пытался связаться с ней по сети, которую создали для общения землян и Темных. Конечно, она не отвечала и не общалась по социальной сети. Еще не хватало. Но с каким-то болезненным удовлетворением подсчитывала количество пропущенных сообщений от него.А потом Ро’Рине связался с ней по личному номеру.

- И кто меня сдал? – рассмеялась она вместо приветствия. – Наталья Владимировна или Иветта?

- Добрый день, - темный был смурной и чем-то недовольный. – Ваши коллеги отказались. Пришлось воспользоваться служебным положением. Действовал через разведку.

- Чью? – из вредности спросила Дженифер.

- Свою, - печально сообщил лир. – У меня там родственники.

Дженифер уже знала, что все высокопоставленные лиры, чьи фамилии начинаются на Ро – это в той или иной степени родственники владыки Ра’Харда. Или лица, принятые в род владыки за заслуги. Как, например, маршал штурмовиков Ро’Ольд. Тот происходил из рода торговцев, но выбился в первые лица Темного Ожерелья исключительно талантом и храбростью.Владыка Ра’хард принял его в свой род после военного конфликта с орками. Когда командир одного из крупных подразделений, на тот момент всего лишь полковник (пусть даже на генеральской должности) так организовал оборону на одной из планет, что никаким напором никаких превосходящих сил противника выковырять оттуда не удалось.Так полковник Ольд, его солдаты и офицеры, небольшая местная колония, жители которой были надежно укрыты в пещерах, дождались подкрепления. А потом над планетой показались серые боты штурмовиков Темного Ожерелья под личным командованием владыки. Орки были отброшены, а полковник Ольд стал маршалом Ро’Ольдом, членом рода претемного лура. А владыка Ра’хард всегда стоял за своих. Вот она и отправляется на Илтарин.Так что, когда генерал-губернатор сказал о родственниках в разведке, Дженифер представила себе уровень… И должности…

Космопорт всегда был шумным местом, а сегодня здесь вообще творилось какое-то запределье. Такое впечатление, что совершалось полное переселение землян на другую планету, а не отбытие транспорта. Хотя, было бы лукавством сказать, что отбытие транспорта на столичную планету темных было чем-то заурядным.Таможенные службы, безопасники, розыскники… Все работали в состоянии повышенной готовности. Сначала принимал и размещали тех участников полета, которые прибыли с других планет Земного союза. Потом обрабатывали багаж. Тонны багажа. Ведь люди отбывали на Илтарин по правительственному рабочему контракту на полгода. А уже в день отлета надо было осмотреть самих пассажиров и ручную кладь.Пользуясь суетой, Сильверстров и Ро’Карси вычищали пособниц теней. Как ни странно, их оказалось много среди молодых женщин с высшим образованием, из хороших полных семей, с высоким коэффициентом умственного развития. Некоторые из них пытались проникнуть на корабли темных, в попытке причинить вред.Так же в багаже было обнаружено несколько взрывных устройств.В общем, работы хватало всем.Капитан корабля лэр Р’Анс наблюдал за суетой пассажирского зала с обзорной площадки, расположенной над всем космопортом.

- Как вы считаете, все ли возможные меры по обеспечению безопасности были предприняты? - спросила у него журналистка-землянка.

Темный постарался подавить тяжелый вздох. Он уже знал про отвратительную черту землян снимать все подряд и сразу выкладывать это в гала-сеть. Поэтому сосредоточился, чтобы благожелательно посмотреть на журналистку. Говоря по правде, это было ужасное создание. Тонкая, гибкая с кожей оливкового цвета. Женщина все время как будто танцевала.Но. Ярко-красные короткие волосы. В носу у сверкает какая-то точечка. Эта невыносимое нечто по имени Мерсэдес мечется по всему транспортнику, космопорту и кораблям охранения. И везде сует свой нос.Вот ее бы он с удовольствием спровадил хоть в рабство, хоть к теням, хоть в черную дыру! И заодно поднял бы бокал чего покрепче за здоровье и нервную систему тех неприятелей, у которых бы она оказалась…Р’Анс помечтал мгновение, посверкал яркими глазищами и любезно ответил:

- Все, что мы, вместе с аналитической службой Земного союза, смогли предположить… Все это мы предотвращаем.

- Но многие, кто собрался отправиться на Илтарин, не довольны длительным досмотром. И нескончаемыми проверками службы безопасности.

- К сожалению, необходимость в подобных мероприятиях существует. И вопиющий случай с похищенным лайнером «Весна» только тому подтверждение. Но мы организовали досмотр и проверку таким образом, что наших пассажиров приглашают к определенному времени, а потом сразу поднимают на орбиту. Там их ждет приветливый персонал, зоны отдыха, бассейны, расслабляющие процедуры. Мы сделали все возможное, чтобы неделя полета превратилась для наших гостей в полноценный отдых.

- А правда ли то, что вы наняли консультанта для организации перелета на Ольмри – главной планете развлечений нашей Галактики?

- Правда – улыбнулся темный. – Мы скорее воины, чем шоумены. Поэтому мы обратились к специалистам.

- Еще говорят, что все должности на вашем корабле: от стюарда до массажиста, от охранника до вас, капитана – занимают военные одной из элитных частей Темного Ожерелья. Так ли это?

Вот тут выдержка капитану изменила.Он перестал старательно улыбаться и совершенно искренне зарычал:

- Вот откуда у вас секретная информация!!!

- Совершенно случайно догадалась, - ослепительно профессионально улыбнулась в ответ ему землянка. И тут же спросила, не давая бедному темному опомниться. – А в каком вы звании, лэр?

- Полковник, - машинально ответил Р’Анс. И посмотрел на журналистку с укоризной.

- Все, больше не буду. К тому же последние два вопроса для личного пользования. Мой коллега их не писал.

Оператор кивнул.

Глава четвертая

- Добрый день, госпожа Ардова, - поприветствовал девушку молоденький безопасник.

- Добрый, - ответила Дана.

«Рьяный и бестолковый», - решила для себя она.

«Вот что так? Как симпатичная, так сразу к темным лезет!» - с досадой подумал молодой человек.

- Цель вашего путешествия? – стал он задавать вопросы, положенные по протоколу, тщательно отслеживая показание аппаратуры.

Нет ли чего подозрительного? Не учащается ли сердцебиение? Не лжет ли женщина?Парень недовольно посмотрел на молодую женщину.

- Работа, - улыбнулась ему Дана.

- Вы по образованию?

- По одному из них – юрист, - сказала старший лейтенант почти правду.

- И вы собрались на Илтарин? – повторил вопрос молодой человек.

- Работать.

- В какой сфере?

- Обеспечение безопасности землянок.

- Вы считаете, что в этом есть необходимость? – раздался у нее за спиной любопытствующий женский голос.

Дана резко развернулась и увидела целую делегацию: мужчину с камерой на плече, женщину с короткой стрижкой ярко-красный волос... И темного, на лице которого через обычную надменность для темных пробивалась грусть.

- Пожалуйста, ответьте на вопрос для наших гала-зрителей, - подсунула ей микрофон поближе журналистка.

«Только тебя здесь не хватало…» - подумала Дана, а вслух произнесла:

- Мы далеки от мысли, что кто-то из темных жаждет причинить вред нашим согражданам. Однако надо понимать, что теперь мы будем соприкасаться. В частности, по разного рода правовым вопросам.

- Например?

- Оформление супружеских отношений. Как мы поняли, у темных это не принято, - стала отвечать Дана, радуясь тому, что ее легенда была хорошо проработана. – У них же все по-другому. Если мужчина принял женщину, а она ответила на его…скажем так…ухаживания, то она ведь уже считается его э’тили. Но этот статус не понятен гражданам Земного союза. Это жена? Любовница?

- Это дыхание для темного, - не сдержался капитан. – Но никак не статус.

И он с негодованием посмотрел на землян. Дана залюбовалась его яркими желтоватыми глазами, сверкающими негодованием, но все же заметила:

- Мы с уважением относимся к вашим традициям и представлениям о совместной жизни, но и у нас они тоже есть.

- Вы хотите сказать, что без соблюдения всех этих условностей совместная жизнь темных и землянок обречена на неудачу?

Дане, положа руку на сердце, было все равно. Она никогда не хотела метаться перед толпой приглашенных. В белом. С веночком на голове. И искренне не верила в проникновенное «Да…» жениха и невесты, полагая это, скорее, пошлым цирком. Но в ситуации общения с журналисткой… Вот бы кому на службу безопасности работать. Допросы проводить…

- Мы считаем, что уважительно надо относится и к традициям темных, и к традициям землян, - ответила старший лейтенант.

- Простите, - вмешался безопасник. – Я могу продолжить опрос? У нас все строго по времени. И мы заставляем остальных ждать.

- Хорошо, - отошла от них делегация.

И Дана, и служащий вздохнули с одинаковым облегчением.

- Что вы знаете о тенях? – продолжил опрос безопасник.

- Об элитном подразделении темных? – не смогла сдержаться и не похулиганить женщина.

- Нет, - поджал губы землянин.

- О врагах, которые нам противостоят?

- Именно.

- Они сильны и безжалостны. И умеют вербовать сторонников.

- Вы к ним относитесь?

- Нет, - удивленно посмотрела на него старший лейтенант.

- Проходите, пожалуйста, - тяжело вздохнул служащий.

Но тут раздались испуганные крики возле соседнего пункта досмотра. Дана зацепилась взглядом за белую испуганную, опять-таки молоденькую девочку – служащую космопорта.«Где они детей понабирали?.. - мелькнула у нее мысль. – Еще и бестолковых».Но тут Дана поняла, что вокруг мужчины в соседнем пункте пропуска, серебрятся искры… Она поняла, что сейчас будет взрыв. Им показывали на учениях записи. Краем глаза отметила, бегущих к ним охранников, капитана из темных, который был с журналисткой. Поняла, что никто не успеет.Тогда она метнулась к подрывнику, стряхивая один из многочисленных тонких металлических браслетов со своей руки. Успела защелкнуть его на мужчине. Какое у него торжественное и гордое выражение лица! Искры вокруг него, замигав, как бы и обиженно, погасли.Следом Дана уронила на пол незнакомца. И поняла, что как тайный агент она раскрыта.

- Вы понимаете, что только вмешательство моего человека предотвратило взрыв? – голос Сильверстрова был сух и холоден. – И старший лейтенант сделала то, что должны были сделать ваши сотрудники! У вашей служащей что – браслета, который нейтрализует взрыватель, не было?

- Был, - всхлипнула плачущая девочка-безопасник, возле стойки которой все и случилось. – Я испугалась.

Петр Данилович аж задохнулся от бешенства.

- У вас были учения? – раздался доброжелательный и спокойный голос командора Вереевой.

- Были, - закивала сотрудница космопорта.

- И как вы реагировали на угрозу?

Наталья Владимировна вспомнила, как тщательно они разрабатывали с аналитиками схему учения и методику отработки действий персонала до автоматизма.

- Мы пришли, нам раздали браслеты. Сказали, что во всех странных случаях их надо надеть на рукуууу подозреваемому, - и слезы потекли у нее снова.

- Кто отвечал за набор дополнительного персонала? – холода в голосе Вереевой прибавилось.

- Понимаете, - начал начальник космопорта. – Времени было очень мало. А хороших сотрудников найти – это целая проблема.

- Деньги, выделенные на учения и набор, куда пошли? – недобро поинтересовался Сильверстров.

- Вы не смеете обвинять меня! - воздел руки к небу начальник.

- Правильно, - согласился с ним командор. – Это не мое дело. И не дело военных. Есть соответствующие органы. Пусть они и займутся. А мы только возьмем под контроль. Потому что со стороны администрации космопорта – это просто диверсия. И саботаж.

Капитан корабля лэр Р’Анс кивнул. Вот к работе земных военных претензий у него не было. Четко. Быстро. И женщина эта, которая представилась юристом, а оказалась старшим лейтенантом, сработала безукоризненно.Только сейчас она сидела, забившись в угол и явно печалилась. Темный залюбовался на темные волосы, стянутые в небрежный хвост. Странно… Она же воин. Зачем стягивать волосы и скрывать свой статус, которым надо гордиться?Р’Анс перестал вникать в допрос начальника космопорта. Все с проворовавшимся руководителем ему было ясно. Он отошел к девушке.

- Это было великолепно, - сказал ей тихонько темный.

- Я сорвала задание. Раскрыла себя, - печально ответила она.

- Хуже было, если бы мы все взорвались.

Девушка вздохнула.

- Мне говорили, что у землян есть военные-женщины, - задумчиво сказал капитан. – Говорили, что не только на аналитической работе…

Они оба перевели взгляд на Верееву в гневе…

- Но я не верил, что есть женщины-оперативники.

- Почему? – злобно ответила Дана. - Потому что мы плохо справляемся со своими обязанностями?!

- Нет. Вы с ними справились блестяще. Просто рисковать собой, чтобы защитить – задача мужчины.

И злобное фырканье было ему ответом.

Глава пятая

Наташа целый день пробегала. Поучаствовала в шоу. Перепсиховала. Только так и не поняла от чего ее принакрыло больше. От попытки сторонника теней взорвать себя в космопорте. От того факта, что предатель чуть было не проник на корабль. И его имя в списке на вылет, кстати говоря было. Следовательно, все предварительные проверки он прошел… Или от того, как было организована работа по обеспечению безопасности на важном объекте.Еще она переругалась с начальником службы своей безопасности – капитаном отряда теней. Темный попытался не пустить ее в космопорт.

- Лура, там ведь опасно. И при большом скоплении народу…

- Может, для вас это звучит странно, - холодно отрезала она. – Но у меня тоже есть долг, который я должна исполнить.

А потом была тварь, которая руководила космопортом. Они с Сильверстровым во время допроса по очереди отходили прочь от него, чтобы пробегаться, чуть успокоиться – и не отдать приказ вывести его к ближайшей стене. И расстрелять. В идеале это очень хотелось сделать при господине, которого следующим поставят на эту хлебную должность.Домой, на берег Балтийского моря, она притащилась чуть живая. Раздражали ее сочувствующие взгляды простых вояк. И осуждающий – от их начальника. Вошла в спальню, стянула туфли и рухнула в постель. Даже не снимая костюма.А теперь глубокой ночью Наташа сидела на кухне, грела руки об чашку с чаем. И думала. А что? Дело-то глубокой ночью хорошее. Если мысли есть, то почему бы и не подумать… Только вот пустой дом почему-то давил.Осенний дождик тихо шуршал по стеклам в такт ее мыслям, море ровно и успокаивающе гудело. До безжалостных штормов поздней осени было совсем недалеко. Но они еще не наступили.И этому стоило радоваться…

Но у Натальи получалось плохо. Она понимала, что мир стоит на пороге новой войны. И боялась этого до жути. Противника, который умел подчинять. Кроме того, она не понимала, как организовывать свою жизнь дальше. На рефлексе вышла с первого сентября читать свой блок лекций. И поймала себя на мысли: а дочитает ли она их? Иветта, которая всегда в паре с ней вела семинарские занятия, обосновалась с маршалом Ро’Ольд на дублере флагманского корабля. Неподалеку от Солнечной системы она занималась приведением в порядок аналитической службы темных. Именно к ней стекались все сведения по Темному Ожерелью. И… Наташа прекрасно это понимала – работы там хватало.Дженифер Ластер улетела сегодня на Илтарин. Вот она была этим фактом очень недовольна. Вбила себе в голову, что ее повысили только лишь потому, что она приглянулась генерал-губернатору столичной планеты.Наташа вздохнула. Остальные члены ее команды были на Лунной базе. И работали, работали, работали.Пираты, Галактический совет, внедренные агенты теней. Земляне.Темные.Уже было предотвращено несколько враждебных акций на Темном Ожерелье. Устроить у темных смуту и, в идеале, свергнуть владыку Ра’харда хотели многие. Во-первых, светлые. С их точки зрения позиция темных слишком усилилась. А в перспективе объединение с землянами. И даже орками… Для всего Галактического совета картина вырисовывалась не слишком радужная.Всего самого гадостного владыке темных желали и пираты, многие из которых были под контролем теней. Там, в большей степени, стоило опасаться лихого налета. И, как результата, попытки убрать именно ее. Женщину владыки.А самое неприятное: недовольство зрело и среди самих темных. Однако обычные жители Темного Ожерелья: врачи, учителя, военные, дворяне – готовы были ждать своих э’тили. И понимали, с чем связано решение владыки не форсировать события. Но были аристократы. Которые и так не привыкли слышать: «Нет». Да и отказывать себе в чем-либо было им диковато… Они позволяли себе возгласы о том, что владыка должен радеть прежде всего интересы своего народа. А не каких-то там землян. И вообще – в чем-то торговцы на планете Альрам были правы… Землянка-рабыня – это просто замечательно. И если она еще и потомство принесет…Наташа, положа руку на сердце, вообще опасалась отправлять своих соотечественниц на Илтарин.И сегодня ночью, ситуация вдруг ей вообще показалась неразрешимой. Безнадежной. А потом… Потом волшебным образом все переменилось. Наташа уткнулась в плечо Торна, разрыдалась. Послушала его ворчливый голос:

- Ты все-таки переутомилась. Вот что за невозможная э’тили мне досталась? Дома не сидит! Лекаря избегает. Начальника охраны доводит до умопомрачения…

- Торн, это ты?

- Это я, - согласился недовольный владыка. И добавил. – Мне сообщили, что ты без меня совсем от рук отбилась.

- Я думала, что темные – это храбрые до безумия воины. А они – просто ябеды.

- Ты нас раскусила, дыхание мое…

- Я тебя ждала только послезавтра.

- Мы торопились. А ты скучала?

Наташа просто кивнула.Он смотрел на нее. Заплаканную, домашнюю, в странной ярко-желтой пижамке с разноцветными цыплятами и надписью: «Мы тупим. И нам можно». Торн понимал, насколько без нее жизнь бесцветна. Хотел ей сказать все это… Но почему-то произнес:

- Мы с тобой через пару месяцев должны быть на Илтарине. И оставаться там, пока не родится ребенок. А потом, когда ты придешь в себя, нам придется посетить все планеты Темного Ожерелья.

Его э’тили перестала печалиться, насупилась, Задышала как ежик. Ра’хард видел летом целый выводок, который гордо топал по участку то туда, то обратно. С невообразимо деловым видом, не обращая внимания ни на людей, ни на темных. А еще они совершенно умилительно пыхтели и морщили носы. Ну, вот как сейчас Наташа.

- И почему ты меня не поставил в известность об этом? – вволю напыхтевшись, проговорила она.

Он рассмеялся – и прижал ее к себе.

- Торн, - недовольства в ее голосе прибавилось.

- Прости. У меня немного представительских функций, но они есть. И я, честно говоря, собирался… Как это говорят твои дети? «Забить». Но… не получилось. На Темном Ожерелье появиться надо.

- Конечно, надо! Я и так беспокоюсь, что так много времени проводишь не дома, пустил все на самотек. И…

- Это так приятно, - потерся он щекой о ее щеку.

- Что?

- Что обо мне беспокоятся. Необычно. Но приятно.

- Почему необычно?

- Потому что я такого не ощущал лет с шести. Но тогда я еще жил в семье молочного брата, в их поместье…

- А твои родители?

- Они делали как положено. А темного с пяти лет положено отдавать на воспитание в семью вассалов, чтобы свои родители не баловали.

- Как мне кажется, - вспомнила Наташа немногочисленные рассказы Торна о своей семье, - получилось наоборот.

- Не скажу, что меня баловали хоть где-то… Но в семье Раров – просто любили.

- Торн, - обеспокоено сказала Наташа. – А мы эту традицию соблюдать будем?

- Не знаю, - вздохнул он и погладил ее животик. – С одной стороны не хочется. А с другой – представляешь, как все будут баловать это новое поколение темных? И земные женщины-мамы? И отцы-темные? И что с них получится?

- Надо просчитать, как лучше поступить, - задумчиво сказала Наташа. – Я так понимаю, эта традиция распространяется не только на семью владыки?

- И в высшей аристократии тоже принято. При чем отдают ребенка в семью стоящего ниже по положению. Чтобы посмотрел, что не все дозволено, чтобы научился слышать «нет».

- Да… Избалованность и высокомерие надо как-то обуздывать.

- Это тебе доложили о недовольстве темных?

- Тебя достаточно долго нет в Темном Ожерелье, аристократы не довольны. Так не далеко и до переворота.

- Пока каждый темный чувствует тень владыки за своей спиной, а меня поддерживают военные – не будет никакого переворота.

Наташа снова зафырчала, показывая всем своим видом, как она относится к подобному высокомерию.

- Ты не согласна?

- Смотря какой лозунг выберут недовольные. Если, например, что-то понятное и толковой… Да поработают наши противники-тени… Может и полыхнуть.

- И какой это лозунг?

- Каждому темному – по землянке. Немедленно! – провозгласила Наташа.

- Каждому темному и так будет по землянке. Только немедленно не получается. И ты это прекрасно знаешь. Есть много пока неразрешенных вопросов: от знания языка до вопросов безопасности. И это долгая постепенная работа.

- Но у тебя самого женщина есть?

- И она даже по ночам не спит. И не оттого, что я занимаюсь с ней любовью.

- Торн, - улыбнулась она. И быстро добавила. – Погоди.

Владыка убрал руки из-под пижамки. Очень тяжело вздохнул. И вопросительно посмотрел на свою э’тили.

- Слушай, а ты обращался с разъяснением к своему народу?

- Я записал обращение.

- Когда?

- Сразу как узнал, что ты ждешь ребенка.

- И оно было?

- Двухминутным. Как положено.

- Торн. Мне кажется, надо еще раз проговорить. И подробно. И самому выдвинуть лозунг. Пока им не успели воспользоваться наши противники.

- Все, - постановил владыка и стянул с нее кофточку от пижамы. – Меня утомило ваше беспокойство о посторонних вам темных. Особенно, когда я рядом. И когда я исстрадался за эти две недели.

Наташа хихикнула.

- Думаешь, я не страдал? - возмутился он, прижимаясь щекой к ее животику.

- Конечно, страдал, - успокоила она его. – И сейчас я буду тебя утешать.

Глава шестая

Дана Ардова, старший лейтенант Военно-космических сил Земного союза, пряталась. Торжественно проговаривала про себя поучения их преподавателя по тактике обороны, который любил приговаривать:

- Умное маневрирование и умение занять выгодный рубеж обороны трусостью не является. Конечно, если нет приказа: «Стоять насмерть!»

У нее был другой приказ: «Поступить в распоряжение капитана лайнера «Надежда» полковника лэра Р’Анса и приступить к своим обязанностям по обеспечению безопасности пассажиров. И вот она. В форме, как положено. Приступила. Форму и прочую нормальную одежду в удобной спортивной сумке ей доставили сослуживцы. На базе был комплект.А скрывалась она от ярко-красной журналистки. Вездесущей, невыносимой, шныряющей по всему кораблю, везде сующий свой выразительный нос. Сводящей всех с ума. Мерсэдес приметила Дану еще в космопорте и теперь жаждала общения.И хода госпоже Мерсэдес не было только в рубку управления лайнером. Вот это полковник Р’Анс запретил категорически, за что все члены команды были ему благодарны.

- И вы сбежали? – раздался голос этого самого полковника.

Дана вскочила, вытянулась по стойке смирно, бросила взгляд, полный негодования, на дежурного офицера. Тот показал всем своим видом, что ему просто приказали молчать. Посмотрела на странно-довольного темного. И почему-то начала оправдываться:

- Прошу прощения, это не значит, что я манкирую своими обязанностями…

- Я не хотел потревожить вас, - не по уставу ответил темный. – Прошу вас, отдыхайте.

На самом деле, Дана плохо понимала, какая у нее точная должностная инструкция, поэтому просто ходила по кораблю в форме, прислушивалась к разговорам, отвечала на вопросы. И всем своим видом показывала, что Земной союз старательно обеспечивает безопасность своих граждан.Ей все время казалось, что лэр просто-напросто пожалел ее. Когда Сильверстров, после всех разборок в космопорте, поднялся, бросил на старшего лейтенанта взгляд, полный сожаления и приказал, чтобы она вернулась в расположение части. Тогда темный выступил с предложением, чтобы лейтенант Ардова летела с ними. И занималась безопасностью. Но уже официально.Дана смутилась окончательно и решительно развернулась к дверям

- Я, пожалуй, пойду.

- Постойте, - остановил ее капитан корабля. – Я и сам почувствовал, что больше не выдержу. Слушайте, когда эта женщина спит?

- И нельзя ли ей чего-то подсыпать в еду, чтобы это организовать? - проворчала Дженифер Ластер, входя в рубку управления лайнером.

- Внимание! – раздался голос дежурного. – Старший офицер на мостике.

Капитан корабля и Дана вытянулись при виде руководителя представительства землян на Илтарине. По званию капитан корабля был старше. А по должности – землянка выше. Поэтому они оба тщательно подчеркивали уважительнейшее отношение друг к другу. И, похоже, испытывали от этого истинное удовольствие.

- Вольно, - махнула рукой красивая золотоволосая женщина в сером гражданском костюме. – Я к вам. Политического убежища просить.

- Прошу вас, - улыбнулся темный.

- Может, забаррикадируемся? – предложила новоиспеченный подполковник.

Темный расхохотался:

- Дамы, а давайте усядемся. Отправим юнгу за бутылочкой вина. И хорошо проведем вечер.

Подполковник Ластер одобрительно кивнула. Дана смотрела на вышестоящее начальство с ужасом.

- Вы не подскажете мне, - обратился темный к руководительнице миссией, - почему эта очаровательная девушка смотрит на меня так, будто я предложил вам что-то совсем уж неприличное?

- Старший лейтенант переживает о том, что может нарушить субординацию.

- Следовательно, если вы или я отдадим приказ, то она успокоится? – продолжил темным в прежнем шутливом тоне.

- Я не думаю, что подобное обращение ко мне уместно, - холодно отрезала Дана. – Разрешите идти?

Темный вздохнул:

- Идите.

Старший лейтенант на хорошей крейсерской скорости вылетела из рубки, пронеслась коридором. И конечно же! Натолкнулась на красноволосую журналистку.

- Вот вы где, - очаровательно улыбнулась ей Мерсэдес. – Вы не откажетесь ответить на несколько вопросов?

- Рада служить, - улыбнулась Дана.

- А почему вы поменяли платье на форму? Это защита от окружающего мира?

- Не знаю. Мне так комфортнее, - ответила старший лейтенант.

И вот почему у Даны было ощущение, что журналистка пытается залезть ей под кожу.

- И военная служба… Это был ваш сознательный выбор?

- Да, - решительно ответила девушка.

- Почему же? Молодая красивая… И вдруг старший лейтенант?

- Скажите, - задала она вопрос уже Мерсэдес, - а почему вы стали журналисткой?

Та как-то даже и растерялась.

- Не знаю…, - протянула. – Стремление. Склонности. Призвание, должно быть.

- Вот! Все то же самое.

- Браво, - ответила журналистка. И даже ее оператор одобрительно кивнул и показал Дане большой палец. Но красноволосая бестия тут же задала еще вопрос. – А теперь, видя вокруг смелых и решительных темных, как вы себя ощущаете?

- Прежде всего, я не думаю, что смелость и решительность зависят от вида, - достаточно резко ответила Даша. – Вокруг меня военные-земляне – люди в высшей степени надежные. Я понимаю, конечно, что темные… Они непривычнее и потому интереснее. Но…

- То есть вы – против того, чтобы земные женщины связывали свою судьбу с темными?

Дана поморщилась:

- Я думала, что вы – журналист слишком высокого уровня, чтобы подменять понятия и выдавать свои высказывания за мои.

Журналистка посмотрела на нее изумленно.

- У всех какое-то странное отношение к военным, - рассмеялась Дана. – Да, нам преподавали риторику. Я вам больше скажу. Спецкурс по черной риторике у нас вел профессор из Кембриджа, лорд Барни…

И с удовольствием посмотрела, как журналистка пораженно на нее уставилась.

- Да-да, именно он. Что? Один и тот же преподаватель?

- Что вы! Мы и мечтать не смели. По гала-нету его лекции смотрели! Я ведь образование получала на родной планете.

- На Вулкане? – Дана внимательно посмотрела на красные волосы. Такие в Земном союзе предпочитали именно выходцы с этой планеты.

Журналистка кивнула. И продолжила:

- Это потом я, с уверенностью провинциалки в том, что Земной союз много потеряет, если я не буду продвигать журналистику, ломанулась на Землю. И видите, мне очень многое удалось.

- И как вам работа здесь, на корабле?

- Неоднозначно! – широко улыбнулась журналистка. – С одной стороны, все от меня шарахаются. Как от чумной. Но с другой, реалити-шоу получается исключительным, бьет все мыслимые и немыслимые рекорды по популярности…

- Так все записи?

- Мы монтируем. И это идет в вечерний эфир. А есть еще и пятиминутные утренние включения. Скорее, идет как анонс. Так что команда работает практически в режиме нон-стоп… Это тяжело, но очень интересно. Типажи подобрались вкусные. И вы, и Дженифер Ластер. И темные! Эти вообще секси и очень хорошо смотрятся в кадре. Особенно командир. Жаль, что на вас запал.

- Что? – изумилась Дана.

- Вы что: глаза на Земле оставили? - рассмеялась Мерсэ?дес. И удалилась.

Дана вздохнула, решила, что долг перед Земным союзом выполнила и пошла в свою каюту. Переодеваться. И потом… Здравствуй, счастье! Можно было плавать в бассейне.

- Что я делаю не так? – спросил у подполковника Ластер темный, когда они вышли из центра управления. Идея с посиделками и вином сошла на нет, как только старший лейтенант Ардова выскочила и убежала.

- Не надо с такой иронией удивляться, что девушка служит, - ответила ему Дженифер как только внимательно огляделась и убедилась, что несносной журналистки рядом нет. - Старший лейтенант привыкла к субординации. У нее, несмотря на молодость, блестящий послужной список. Оперативная работа, работа под прикрытием. Несколько наград, ранение. А в вашем голосе звучит снисходительность. Это оскорбляет.

Темный покачал головой.

- Женщина. Оперативная работа… Это же ненормально.

- Продолжайте в том же духе, - усмехнулась аналитик. – И вы к ней и близко не подойдете.

- И все равно! Не дело женщине рисковать собой! – бросил темный и удалился.

- Удачи! – обидно рассмеялась женщина.

Вот что Дану потрясало на кораблях темных – так это вода. Когда они впервые посетили военный фрегат Темного Ожерелья, то обнаружили, что команда моется не химсоставом. А водой. Под душем. А здесь, на лайнере, был огромный бассейн.Женщина поправила шапочку. Все-таки длинные волосы – это пыточный материал. Глубоко вдохнула. И нырнула. Выскочила уже где-то в середине двадцатиметрового бассейна.И поймала на себе просто голодный взгляд. Заозиралась. Поняла, что пассажиры, в большом количестве толкущиеся в бассейне и его окрестностях, с любопытством смотрят на капитана, а капитан просто неприлично пялится на нее.Дана широкими гребками поплыла обратно, чтобы выйти из воды, утащить этого остроухого гада куда-нибудь, где нет свидетелей… И… Главное – не убить…Когда она встала рядом с ним, темный протянул ей полотенце. Дана обратила внимание на то, что его остроконечные уши просто живут своей жизнью. И странно подрагивают.

- Где мы можем поговорить? - проворчала Дана.

- Прошу, - лицо темного между тем было бесстрастным. Только уши да глаза, которые полыхали, выдавали…

«Кстати, а что они выдавали?..» - задумалась землянка.

Накинула халат, сунула ноги в шлепанцы и направилась в раздевалку.Взвыли баззеры тревоги.

- Внимание, - раздался приятный женский голос, - внимание пассажирам. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и пройдите в свои каюты…

Глава седьмая

Капитан корабля лэр Р’Анс, полковник шел по коридорам лайнера. В своей обычной нормальной жизни он служил капитаном флагмана Двенадцатой эскадры Мглы. А теперь… Приветливо раскланивался с землянами, которых он должен был доставить на Илтарин. Шли вторые сутки полета. И слава Матери-Тьме! Шли в штатном режиме.

- Добрый день, - приветливо говорили ему невысокие, милые жительницы с Тиу Кита. У них был любопытный оттенок кожи. Слегка желтоватый. Черные раскосые глаза. Были они…какими-то домашними, в отличие от остальных женщин Земного союза. А еще они, приветствуя окружающих, складывали ладошки перед собой и кланялись. И получилось у них это…не раболепно. А уважительно. При чем, не только по отношению к собеседнику, но и к самим себе.Вообще, женщины с этой планеты были, наверное, наиболее приближены к идеалу, который представлял себе мужчина темный. В них, хотя бы на первый взгляд, не было того убийственного выпячивания собственной самости, так свойственной женщинам Земного союза.Вот дам с Вулкана он…опасался. Конечно, они были очень красивы. Тонкие, высокие, грациозные. Они шли. Как будто танцевали… И завораживающе звенели многочисленными тоненьким браслетами на изящных обнаженных руках. Но…безумного оттенка волосы – красные, оранжевые, синие… Но характер… А еще невыносимая журналистка была как раз с этой планеты…

- Лэр полковник, - требовательно обратилась к нему одна из таких дам с почти спокойным цветом волос. Всего-то красно-кирпичным. Она была постарше. Капитан так понял, что она направлялась на Илтарин, чтобы присматривать за молодежью. – Вы бы могли завтра прийти к нам после ужина и прочитать лекцию?

Р’Анс уставился на нее – просто пораженный. Вот такого он от этого путешествия точно не ожидал. И о чем он может читать лекцию? О способах управления боевым кораблем и его экипажем в космическом сражении?

- Мы бы хотели вас попросить рассказать, что ждет темный от жены, - пояснила дама. И поправилась. – От э’тили. Как обустроен быт темных? Какое есть медицинское обеспечение? Кто-то пустил слух, что вы живете или на космических кораблях или в пещерах в горах. Девочки волнуются…

- Понятно, - склонил капитан голову. – Я согласен. Только можно попросить: напишите мне список вопросов. Я не силен в импровизации: думаю долго. Или могу быть резок.

- Хорошо, - благодарно улыбнулась ему женщина. – Я все сделаю.

- Как будет готово, свяжитесь со мной по общей связи. На дисплее управления есть опция: связаться с капитаном. Вам ответит мой помощник. Я его введу в курс дела.

Они раскланялись. И каждый отправился по своим делам.

- Простите, пожалуйста, - тут же остановила его молоденькая совсем светлокожая девушка с ярко-синими глазами. Такими были жительницы планеты Калаган. Кстати, у э’тили владыки были такие же глаза… Значит, она тоже с этой планеты…

- Слушаю вас, - посмотрел он прямо в глаза девушке.

Она смешалась и покраснела. У нее кожа стала изумительного розового оттенка.

- Я краем уха слышала ваш разговор с вулканкой. Скажите, а можно потом поговорить об этом и с нами? Или устроить одно такое общение для всех? Нам же тоже любопытно…

- Вы можете договориться между собой, как это лучше устроить? И желательно один раз?

- Все поняла. Сделаем. Я понеслась, - доверительно кивнула ему девушка.

Капитан покачал головой. Гражданские перевозки… Это нечто! И это он еще очень удачно сегодня уклонялся от общения с журналисткой. На самом деле, он отдал приказ, и инженерная служба подключила в его наручный коммуникатор совершенно бесценную функцию. Теперь чип, который вшивали мочку правого уха всем военным, чтобы не мучится с наушником, издавал определенный противный звук – если была возможности встретился с командой, снимающей реалити-шоу у него на корабле… И тут же подсказывала пути отхода. Темный вздохнул печально: где же его любимый флагман двенадцатого флота Тьмы. Там подобная ситуация была просто не возможна…Темный вошел в рубку, куда не было хода посторонним. И увидел землянку, которая…волновала его. Дана…Р’Анс жестом запретил подчиненному объявлять о том, что он на мостике. И…понял, насколько он жаждет прикоснуться. К темным волосам, сегодня заплетенным в строгую косу. К нежной щеке…Его огорчало, что девушка всегда просто подпрыгивала, стоило к ней обратиться. Вот и сейчас… Желая сгладить неловкость, он предложил и ей, и еще Дженифер расслабиться за бутылкой вина. Вопрос, конечно, где он найдет бутылку вина в космосе. У него такого отродясь не водилось. Но на зампотылу всегда можно было положиться… И что? Дана, явно обидевшись, вылетела из рубки… Ну вот что за черные дыры в космической пустоте!!!Слова земного аналитика про Дану ему тоже не понравились. Ранения. Боевые операции… Бездна! Да он убьет любого, кто попытается причинить вред его…э’тили?Но, видимо, с пониманием, что он нашел свою женщину – у него отключило мозг напрочь. Потому что, когда он решил поговорить с Даной, он притащился в бассейн.«Выдержка для темного – все!!! Выдержка…» - повторял он себе, непристойно пожирая ее глазами. Молодая женщина была в купальнике. И что ему стоило не схватить ее, не утащить к себе… Не сорвать эту тонкую тряпочку… не…«Выбирает женщина…» - всплыла в голове сквозь звон мысль. Он старательно задумался над ней. Понял, что она – здравая…И тут Дана подошла к нему. Он схватил полотенце, особо не задумываясь над тем, чье оно. И протянул. И предложил поговорить…Так что баззеры тревоги, которые разрезали этот безумный день, он воспринял практически с удовольствием. Наконец что-то понятное. Ясное. Нормальное. Без журналисток, лекций для землянок и прочего ужаса. Осталось только проследить, чтобы Дана была в безопасности. И никуда не сунулась. Но вот это он как раз знал, как организовать. Капитан он – или нет?!!

Когда Дана выскочила из раздевалки, раздумывая, что не знает, где ее боевой пост, ее ждали два темных. Распущенные белоснежные волосы. Серая форма, мечи за плечами. Серьезные лица. Штурмовики.

- Будьте добры, лэра, последовать за нами, - обратился к ней один из них.

- Я сейчас переоденусь и займу свой пост, - быстро сказала Дана. – Только я с правилами боевого распорядка надо ознакомиться.

- Просто следуйте за нами, - повторил военный. Они практически бегом направились... Куда? Всяко не к ней в каюту. Лифт, какие-то непонятные уровни. Землян на них не было. Только темные в большом количестве, двигающиеся быстро, но деловито, без суеты.

- Прошу вас, - с шипением открылась перед ней дверь.

Помещение напоминало ее собственную каюту, только было… серым. Они втроем пересекли какую-то комнату, зашли в другую. Тут Дану сцапали, словно цыпленка. Она и ахнуть не успела. Сунули в кровать. И она почувствовала, что силовые путы ее плотно зафиксировали.

- Вы что делаете? – рявкнула Дана…просто оскорбленная таким поведением этих…как бы союзников.

Один из темных уселся на пол возле кровати. Он вытащил меч, привычно уперся спиной в стену, а ногами в пол. Другой сначала подошел к панели связи на стене, коснулся подушечкой пальца монитора. И сказал:

- Мы на месте.

- Отлично, - раздался ему в ответ голос капитана. – Успели.

Темный вытащил меч. И привычно повторил маневр своего напарника.

- Немедленно объясните мне, что происходит! – потребовала Дана.

- Не бойтесь, лэра, - счел нужным пояснить один из темных. – У полковника все просчитано. И это нападение мы предвидели. Нас сопровождают три фрегата двенадцатого флота Темного ожерелья. В режиме невидимости. В трюме лайнера – боты с десантниками. Там и земляне, и темные. Над защитой работали лучшие спецы. Так что, если Матери-Тьме не будет угодно другого, с пиратами справятся быстро.

Лайнер ощутимо тряхнуло.

- Я и так поняла, что нападение. Я не понимаю, что делаю здесь. Где, кстати, здесь? И… кто вы?

- Мы – из роты охранения капитана флагмана. В смысле лайнера, - чуть скривился темный. – Выполняем приказ полковника Р’Анса. А находимся в каюте капитана.

Корабль словно застонал. И… у Даны было впечатление, что пол поменялся с потолком. А потом их крутануло на месте. И они ахнули куда-то вниз. А потом резко наверх.

- Началось, - приоткрыл глаза второй темный. – Крупным калибром саданули. Попали оскользью. Щиты устояли.

- С чего вдруг, - возмутилась Дана, - меня притащили сюда?

- Потому что это самое безопасное место на корабле. И даже если допустить, что пираты пойдут на абордаж, им придется прорваться через боевые порядки темных, чтобы добраться до вас.

- Это все просто возмутительно! Я боевой офицер, у меня есть боевой опыт!!!

Тут Дана поняла, что кричать о боевом опыте двум темным, будучи обездвиженной кроватью со специальной функцией… Это просто смешно.Она раздосадовано замолчала, мысленно обещая капитану корабля полковнику Р’Ансу много чего… Занимательного.

Глава восьмая

Полторы минуты ему было необходимо, чтобы попасть в рубку.

- Всех бойцов к гражданским, - распоряжался полковник Р’Анс.

- Уже, - кивнул его заместитель. Ситуацию нападения они отрабатывали. Все действия были расписаны.

- Проследите, чтобы всех женщин зафиксировали на кроватях. И лекари. Пусть следят за их состоянием.

Заместитель посмотрел на него… обиженно что ли…

- Все будет сделано, - повторил он. Командир, пусть и в странном настроении, все равно командир.

- И…

- Вы не имеете права меня запирать!!! – кричала в коридоре журналистка. – Это кадры, которые должны попасть к моим зрителям! И оставьте моего оператора! Это его работа.

Темные – капитан и его подчиненный – переглянулись. И на мгновение остановились. Чип в ухе у Р’Анса издал предупреждающий писк.

- Вот спасибо! – фыркнул он.

За поворотом коридора была рубка управления кораблем. Там же была и визжащая в негодовании журналистка, которой мешали выполнять свою работу.

- И что теперь? – спросил полковник у Вселенной. – Драться с ней что ли…

- Это произвол! – продолжала скандалить журналистка, которую удерживали два штурмовика из роты личного охранения полковника. Ее оператор все это снимал. – Пустите меня!!!

- Со мной пойдет только ваш оператор, - принял решение капитан лайнера. – Вы отправляетесь с моими штурмовиками. Они сопроводят вас и проследят, чтобы вы были надежно зафиксированы.

- Да как вы смеете!

- А вы должны отдавать себе отчет в том, что подвергаете опасности нас всех, - невозмутимо откликнулся Р’Анс. Которому порядком поднадоели эти танцы вокруг землянок. – Мое место на мостике, в вы меня задерживаете.

Мерсэдес фыркнула и удалилась. Почти под конвоем. Это зрелище так порадовало капитана лайнера, что в рубку он входил практически с улыбкой на тонких устах.Подполковник Дженифер Ластер обеспокоено вскочила, как только он появился. Да и его подчиненные посмотрели на него с недоумением. Капитан на мостике через три минуты после объявленной тревоги. Такого в их практике еще не было.

- К делу, - распорядился Р’Анс. И тут же поморщился, прерывая доклад подчиненного и недовольно глядя на земную женщину у себя на мостике. – Госпожа Ластер, будьте добры усесться в кресло и зафиксироваться креплениями. Вы нарушаете технику безопасности на корабле, который находится в боевой обстановке.

Подполковник зыркнула на него злобно, но приказ выполнила. Молча.

- Докладывайте, - чуть ли ни с облегчением проговорил темный, обращаясь к своим подчиненным. Он уже находился на своем месте, силовые путы аккуратно фиксировали шею и спину, но в то же время не стесняли движений.

- Множественные цели, - наконец-то заговорил оператор разведки, злобно поджимая уши. – Двадцать пять кораблей. Судя по абрису– пираты. Время выхода на огневой рубеж – восемь минут.

- Оружейная палуба, - коснулся капитан пальцами панели.

- Готовы, - раздался чей-то довольный голос. – Все запустили. Пусть подходят.

С учетом того, что корабль был новенький, только-только сошедший с верфей, в реальном бою никогда не принимавший участия… Корабль, правда, вышедший в космос с верфей рода Харнов. А про род владыки говорили – «За что они не возьмутся – все равно боевые корабли получаются». Серия, которую выпускали под перевозку земных женщин – исключением не была.За основу взяли лучшее творение инженеров рода Харнов – флагманы класса «Тьма-7». На таком летал владыка и командиры флотов. Отличная защита, мощные пушки, впечатляющие двигатели. Огромный размер самого корабля. Владыка приказал разместить женщин с максимальным комфортом. Значит, в корабль запихнули все. Включая двадцатиметровый бассейн.

- Все женщины зафиксированы, - донеся отчет его заместителя по работе с пассажирами. У капитана мелькнула мысль выразить ему свое неудовольствие. Должность же есть. И темный, который занимает эту должность - присутствует. А общается с несносной журналисткой – он. Полковник Р’Анс. Потом он обязательно это сделает. Если Мать-Тьма наградит их всем этим самым «потом».Он перевел взгляд на координатора огня и координатора силового поля. Подчиненные кивнули. Они уже жаждали битвы. У них даже волосы уже на затылке вздыбились.

- Все помнят: наша задача не разгромить соединение врага, бросившего нам вызов, - полковник включил громкую связь, и голос раздал по всему кораблю, - а защитить наших пассажиров. Боты с десантом готовы?

- Так точно, - раздался голос командира штурмовиков.

- Связь с капитанами кораблей сопровождения?

- Отчетливая, - откликнулся офицер-связист. – Сообщают, что работаем по плану «Два-Бис».

- Да поможет нам Мать-Тьма.

Корабли темных летели прежним строем: ромбом. Посредине – лайнер. А на вершинах ромба – четыре корабля охранения.

Р’Анс оглядел всех, кто находится в рубке, оператор-землянин был бледен, но в камеру свою вцепился крепко. Подполковник Ластер полуприкрыла глаза. Казалось – и не дышала. Темный всполошился: вот только этого ему и не хватало!

- Лекаря в рубку! – рявкнул он. – Приложил средний палец к панели кресла. Освободился, выскочил. – Дженифер! Что с вами?

Женщина вздрогнула всем телом и словно бы очнулась. Нахмурилась. И злобно ответила:

- Погрузилась в вероятности. Просчитываю.

Он поднялся и церемонно поклонился:

- Простите, видящая. Я не знал.

Тут офицер-связист проговорил:

- Пираты вышли на связь. Требуют разговора с капитаном.

- Давайте, - уселся в кресло Р’Анс.

На экране перед ними возникла замечательнейшая рожа: испитая, хорошенько пожеванная жизнью. И выплюнутая ею за ненадобностью. В космос…

- Здравствуй, темный, - поприветствовал капитана лайнера сиплый голос.

- Здравствуй, - спокойно отозвался полковник.

- У меня к тебе сообщение.

- Говори.

- Отдавайте цыпочек. И можете убираться.

- Слушай, - с недоумением посмотрел на него темный на пирата. – Ты понимаешь, с кем ты разговариваешь? Ты понимаешь, кому ты вызов бросаешь?

- Это ты пойми, темный… Вам не дадут перевезти баб к себе. Уничтожите вы нас… Нет… - на лице пирата проступила дикая тоска, но почти сразу исчезла. – Вы объявлены большим призом. И за кораблями с невестами будет вестись охота.

- Так это и хорошо, - улыбнулся темный. – Не надо будет за вами по всему космосу гоняться… Но вы вот над чем задумайтесь. Оно вам зачем? Что вы найдете в битвах с нами? Вы так жаждете смерти? Вы так хотите работать на теней? А ведь мы умеем уже освобождать от …

Капитан корабля пиратов отбил связь. Экран загорелся черным.

- А канонир у них отличный, - радостно завопил координатор защитного поля. Его длинные пальцы затанцевали по пульту управления.

Р’Анс перевел управление кораблем на себя и выжидал.

- Залп! – раздался голос оператора разведки.

- Рассыпались, - скомандовал полковник кораблям сопровождения.

Лайнер на мгновение замер на месте. Каждая переборка протестующее задрожала. А потом ухнул вниз. Потом резко вверх…Пираты, как обезумевшие, не обращали внимания ни на кого, кроме лайнера. Их целью был только он. И стреляли они только по нему, полностью игнорируя тот факт, что их расстреливают корабли сопровождения.Капитан крутился в пространстве как уж на сковородке, его координатор защитных полей совершал чудо за чудом. Лайнер пока не получил ни одного повреждения.«И даже перегрузки не чувствуются особо, - подумала Дженифер, восхитившись теми, кто строил этот чудо-корабль. – На наших, земных, нас бы уже расплющило».Она огляделась. Улыбка чуть трогала тонкие губы координатор огня, когда выстрел оружейной палубы был наиболее удачен. Все темные были довольны. Словно именно в сражении им удавалось раз за разом найти самих себя. И они жили от боя до боя. В мирной жизни лишь тоскуя по азарту на грани жизни и смерти.Только капитан был хмур. И явно чем-то не доволен.

- Странный рисунок боя, - проворчал Р’Анс, когда огонь вражеских батарей стих. – Нелогичный.

И понял, что кивнула ему только землянка. Все остальные темные поглощены каруселью смерти, что развернулась перед ними. Заворожены время от времени вспыхивающими в пустоте облаками газа. В него превращались подбитые корабли.

- Они нас отжали от сопровождения, - резко проговорила Дженифер. – Или гонят на кого-то, или выпустят истребители.

- Боты – наружу. Под прикрытием невидимости! – скомандовал капитан.

- Есть!

Внезапно перед ними – резко, из ниоткуда – появился чей-то борт. И в это же мгновение капитан лайнера почувствовал, что корабль перестал ему подчиняться. Их затягивало вовнутрь, словно в пасть огромной рыбы.

- Инженерная служба, в чем дело?

- Разбираемся, - донесся мрачный голос главного инженера.

- Залп их всех орудий, - приказал Р’Анс.

- Уже пробовал, - растерянно оглянулся на него координатор огня. – Вышли из-под контроля.

- Зато щиты держаться, - довольно отозвался его коллега – координатор защитного поля. – У нас они, правда, выработаны процентов на восемьдесят за этот бой…

- Замечательно, - кивнул капитан. И добавил. – Инженерная служба, я жду возвращения контроля над кораблем.

Продолжая говорить, он достал из кармана маленький передатчик. Нажал на него. И выдохнул с довольным видом существа, который сделал все правильно.

- Что? – не верящее посмотрела на него Дженифер. – Что происходит?

- Я связался со своими. Все кончено.

Дальше никто ничего не успел, потому что подполковник бросилась на него, проклиная себя за то, что надела юбку. Да еще и зауженную книзу.

- Предатель!

Дженифер почти дотянулась до его шеи. В руках у нее мелькнуло тонкое, почти прозрачное лезвие. Сонная артерия у всех гуманоидных существ расположена одинаково. Однако темный успел освободиться из кресла, поднырнуть под ее руку. Его волосы от бешенства стали лезвиями. И он чуть не сломал себе спину, изгибаясь так, чтобы не отсечь женщине руки.Когда он поднялся – землянку уже держали штурмовики. Р’Анс с досадой посмотрел на порезы на руках Дженифер. Все-таки задел.

- Что за истерика? – прорычал он.

- С какими своими вы связались?!

- С тяжелым крейсером нашего флота. Корабли идут чуть дальше, чтобы не спугнуть нападающих. К нам поступили сведения из разведки, что на нас собираются выслать какой-то корабль-монстр, который подавляет центры управления кораблем. Было принято решение его захватить.

Действительно, в лобовом стекле показался огромный и величественный тяжелый крейсер темных. Огромная махина, размером с приличную орбитальную станцию землян.Лайнер задрожал. Инженерам удалось вернуть власть над кораблем. Вдруг они увидели, как со стороны вражеского монстра вырвался яркий сгусток пламени.

- Щит! – закричал Р’Анс, откуда-то точно зная, что этот выстрел сметет их лайнер, словно он сделан из бумаги.

Но перед ними возник один из фрегатов темных, которые шли в охранении. Он заслонил их. И – на мгновение замерев – ярко вспыхнул.

- …Немедленно выйти из зоны поражения!!! – раздалась команда из переговорника. – Лайнер «Надежда», немедленно выйти…

Глава девятая

Наташа жарила сырники. На завтрак. Это же была суббота. К ним с Торном в загородный дом приехали дети. Необычно взбудораженный Миша и непривычно тихая Даша… И им теперь надо было сказать, что недель черед восемь-десять они с владыкой Ра’хардом уедут. И не на несколько дней…Проморгав неожиданно появившиеся слезы, она стала переворачивать золотистые сырники. И спиной коснулась Торна.

- У тебя глаза опять на мокром месте? – прошептал он ей на ухо. И обнял. – Ты плачешь и плачешь… И что обо мне подумают дети?

- Разумеется, о том, что ты, владыка темных - тиран и сатрап, - проворчала Наташа.

- Есть такое, - не стал спорить он и легонько прикусил ей мочку уха.

- А еще, - положила женщина лопаточку на специальную подставочку и развернулась к темному, - просто ненасытное чудовище!

- Твое чудовище, - сверкнул глазами он.

- Мое, - вздохнула Наташа.

- Ты так печалишься из-за того, что нам улетать?

Она кивнула:

- Дети же остаются здесь, на Земле.

- Но у вас же тоже есть какие-то каникулы у студентов? – с подозрением в голосе спросил он, словно сомневался в том, что такое для странных землян подвластно.

- Зимние – три недели. И летние – два месяца.

- На все лето, они к нам. Мы как раз будем путешествовать по Темному ожерелью. Думаю, им будет интересно.

- А зимой?

- Пошлем что-нибудь быстроходное. Доставим.

- Кого и куда? – спросил Миша, входя с сестрой на кухню. Даша только посмотрела встревожено.

- Вас. На Илтарин, - напряженно проговорила Наташа.

- Значит, ты уедешь… - тихо проговорила дочь.

- Этого и стоило ожидать, - эхом отозвался сын.

Их мама отошла от плиты, тяжело опустилась на стул и расплакалась.

- Мааам, - растеряно переглянулись дети. – Ну, ты чего?

И требовательно уставились на Торна. В конце концов, он мать тянет за собой куда-то, другой конец галактики. Вот пускай и объясняет – что с ней.

- Мы уедем надолго, - всхлипнула Наташа.

- До родов мы будем на Илтарине, потом – должны будем посетить все планеты, - доложил Торн.

- Их же двадцать пять! – возмутилась Даша. – А мама после родов! С маленьким. Ей же будет тяжело!! Как вы себе это представляете?!

- Думаю, что под присмотром лекарей, - ответил ей брат.

- Поэтому мы и говорим, что отъезд будет длительным, - Ра’харду было неловко.

- И ты, скорее всего, переедешь к темным, - прямо сказала Даша. И повернувшись к владыке, окинула его преувеличенно грозным взглядом. – Не сделаете маму счастливой я вам десант организую. На любую планету. И маму заберу!

Торн чуть вздрогнул. Вспомнил, как это происходило в вероятностях. Но взял себя в руки, поклонился. И преувеличенно серьезно проговорил:

- Я буду стараться, госпожа.

- Жаль, конечно, что Темное Ожерелье расположено так неудобное относительно Земного союза, - проговорил Миша. – В гости особо не наездишься. Хотя…

- Отпуска и каникулы будет проводить вместе, - пожала плечами Даша. – Вот увидите, суммарно будет получаться, что общаемся больше.

Торн выдохнул. Как раз скандала и бурных протестов со стороны дочери его э’тили он опасался. Но Даша очень изменилась. Как будто с нее после рабства слезла наносная шелуха хамства и самовыпячивания… Конечно, ему бы хотелось, чтобы приступы тоски покинули девочку, но тут уж… Пока ни он, ни кто-то еще ничего с этим поделать не мог. Были у Ра’харда мысли, чье присутствие сможет вылечить меланхолию юной землянки… Но бывшего маршала и нынешнего мятежника Ро’Грика нигде не наблюдалось… И даже разведывательные службы получали лишь обрывочные сведения о том, где время от времени светился неугомонный темный.Что касается бурного романа Даши с куратором. По сведениям владыки он сошел на нет… Словно эти двое, дотянувшись до запретного плода и насытившись им, обнаружили, что… Это яблоко как яблоко. Ничего особенного. И сами удивились: чего было целый сад городить…

- Мам, ты сырники спалила! – у Даши, которая их терпеть не могла, получилось неприлично радостно.

Наташа посмотрела в синие-синие глаза дочери, отражение ее собственных, и рассмеялась.

- Так-то лучше, - улыбнулся и Миша. – Думаю, мы в конечном стоге выясним, что Темное Ожерелье – не так уж и далеко!

- И что владыка с его э’тили не так уж и привязаны к парадной резиденции.И достаточно мобильны, - добавил Торн недовольно. Он как раз сырники любил.

- Главное, сделать пути следования безопасными, - тихо проговорила Даша.

- И чем мы сегодня займемся? – быстро спросил Миша, чтобы отвлечь сестру от тяжелых воспоминаний.

- Мы же договаривались ехать в Выборг, - отозвалась от холодильника Наташа, которая уже доставала сыр, копченое мясо и йогурты.

- Давайте, - отозвался Торн, который с ножичком в руках препарировал сырники, удаляя подгоревшую сторону. И с довольным видом укладывал их на тарелочку. – Кстати, Маша и Ру’Рар обещали быть.

- Маша же… Вот-вот… - удивилась Наташа.

- Лекари говорят: со дня на день, - кивнул владыка. – Но она носится по любимым местам планеты, как штурмовой бот при атаке. Ру’Рар жалуется, что очень устал осматривать достопримечательности.

Владыка поставил около себя горку покореженных жизнью сырников, с подозрением окинул взглядом присутствующих. Не собирается ли кто-нибудь кидаться на его добычу. С удовлетворением отметил – никто. Получил неприлично большую кружку с кофе. Миша других не признавал, а кофе-машиной занимался сегодня он. Торн оглядел свое семейство и довольно вздохнул.

Все-таки во всех этих земных традициях сохранять памятники старины что-то было… Странные серые камни под ногами. С непроизносимым названием. Наташа говорила «бу-лы-ж-ни-ки»… Улицы, выгнувшиеся как спины потревоженных кошек. Белая башня, возносившаяся как космический корабль. Куда-то в ярко-синее небо в кружеве облаков, похожих на перья прекрасной птицы…Остров, прикрытый серыми стенами. Старинные пушки, выставленные на улице. Помост с железной клеткой, куда засаживали виновных. К ней наперегонки помчались Даша и Миша. Курсант Вереева – как человек военный и, следовательно, более тренированный, успела первая. Залезла, закрылась и показала брату язык. Наташа рассмеялась. Ее тоскливое настроение ушло. Торн этому очень и очень радовался.Он все порывался спросить у Маши, что было дальше с теми людьми, которых запирали в клетки. Это был способ казни? Или их потом выпускали? Но поймав неодобрительный взгляд молочного брата, который словно прочитал мысли владыки, поостерегся. Да и вид Маши, кругленькой, смешно перекатывающейся, но развивающей вполне приличную скорость… Глядя на нее, хотелось улыбаться. И бросаться выполнять ее малейшее желание. А не говорить о чьих-то смертях. Пусть они и случились давным-давно.

- Внимание на меня! - услышал он голос с рычащими, родными донельзя интонациями. Так, должно быть, в любом из миров говорит офицер-воспитатель со вверенными ему курсантами. – У вас пятнадцать минут свободного времени. Р-р-разойдись!

Бритые затылки под форменными фуражками разом кивнули. Мгновение: строй распался. И курсанты превратились в детей. Шумных, звонкоголосых, явно застоявшихся. Треть из которых – девочки.А с башни спускалась экскурсия темных. И никого из землян это и не удивляло, и не поражало. Гости и гости… Сами же темные на мгновение замерли, обнаружив владыку. Но, повинуясь жесту Ру’Рара, который беззвучно скомандовал: «Проходи, не привлекай внимания!», быстро и организовано покинули крепость.Народу в старой крепости было много. Должно быть, многие считали так же, как и Наташа. Ранняя осень – повод ехать в Выборг. Молодежь парочками. Улыбающиеся солнечному дню туристы с других планет Земного союза. Торн уже научился различать их друг от друга. Особенно тех, что с Калагана. У них были такие же пронзительно-синие глаза, как и у его э’тили. Много было мамочек с колясками, которые теперь не вызывали у него бешеной зависти. Скорее – чувство дергающего предвкушения…

- А где ты будешь рожать? – негромко спросила Наташа.

Маша улыбнулась:

- На космическом корабле.

- Зачем? – изумленно посмотрела на нее Наташа.

- Рор скомандовал.

Вереева перевела изумленный взгляд на молочного брата владыки.

- Надо провести ритуал, - пояснил он. – Для этих целей лучше всего подходят пещеры на любой из планет Темного Ожерелья. Но лететь туда мы не будем. Поэтому воспользуемся пещерой Владыки на флагмане.

Наташа как-то задумалась, а потом подхватила Торна под локоток и повела его подальше ото всех.

- Что? – спросил владыка.

- А можно мне информацию о важных событиях в моей жизни сообщать…как-то заранее! – прошипела Наташа, злобно сверкая синими глазами.

- Дыхание мое… - растерялся Торн.

- Сначала поездка по Темному Ожерелью! Считай – переезд. Потом роды в какой-то пещере… И ты даже не считаешь нужным меня об этом предупредить!

- Ты против?

- Торн. Я не знаю – против я или нет. Просто есть такое понятие – вежливость. И с твоей стороны было бы весьма любезно хотя бы делать вид, что ты обсуждаешь со мной вопрос о том, как будет проходить моя же дальнейшая жизнь!

Они резко развернулись в разные стороны. Наташа уставилась на огненные клены у воды. Торн – на ярко-синее небо. Такого же оттенка, как глаза у его невозможной землянки.

- Про отъезд я не говорил, потому что хотел его избежать, - тихо сказал он наконец. Не поворачиваясь, но и не отходя в сторону. – Что касается ритуала. Рожать ты будешь в клинике – как положено. Просто после рождения первого ребенка проводят ритуал связи жизней. В нашем случае, как и в случае с любой землянкой, связывающей свою жизнь с темным, его надо проводить очень осторожно. Надо переплести жизни таким образом, чтобы женщине досталось долголетие темного. Но если с ним что-то случится, чтобы ее жизнь не оборвалась.

- И это надо делать в пещере?

- Это желательно делать в пещере, в родных для темного горах. Но у нас на корабле есть камни оттуда. Значит, у Ру’Рара получится.

Наташа повернулась и уткнулась ему в плечо.

- Торн…

Он обернулся, вздохнул и обнял ее.

Их вызвали всех троих: и командора Верееву, Ру’Рара, и владыку - одновременно.

- Нападение на лайнер «Надежда», - сообщил Наташе Сильверстров. – Лайнер цел.

- Потери?

- Там был вражеский корабль, о котором владыку предупреждал Ро’Грик. Фрегат темных закрыл собой лайнер. Выживших на нем нет.

Наташа покачнулась. Торн ее поддержал.

- Кроме того, на пассажиров и членов экипажа было оказано сильнейшее ментальное воздействие. И счастье еще, что мы внедрили для перевозки кровати с фиксирующими тело силовыми путами.

- Мы хотели избежать травм при перегрузках в экстремальных ситуациях, - проговорила Наташа.

- А получилось, что мы предотвратили ментальную атаку.

- Вот как.

- Отличилась только Дженифер. Она кинулась на капитана корабля – и попыталась полоснуть по его сонной артерии.

Глава десятая

Дженифер Ластер была просто в отчаянии. Она была уничтожена, растоптана… И просто не знала, как выйти из своей каюты и взглянуть в глаза хоть кому-то… Позор, от которого все цепенело внутри. Стыд, ледяными осколками вонзающийся в ее затылок. Ярый гнев – на себя. «Блестящего» аналитика. И новоиспеченного подполковника…Дура. Просто дура. Которая чуть быть не убила темного, который всех спас…Она прикрыла воспаленные от слез и бессонницы глаза. И перед ними немедленно возник сгусток раскаленного газа, в который превратился фрегат темных. А ведь на нем служило не менее трех сотен живых…живых…Аккуратно тренькнул зуммер связи. Дженифер кинула взгляд на номер. Не начальство. И не Вереева. С родителями она уже говорила. Сил и желания общаться с кем бы то ни было…Но на этот раз тот, кто с ней желал говорить, не сдался. Раздался уже возмущенный треньк, и на экране возник генерал-губернатор Илтарина, лир Ро’Ринэ.

- Дженифер, - начал он. Вгляделся в ее лицо – и взволнованно продолжил. – Что? Болит? Ранена? Почему не в лазарете?!

- Перестань, - глухо проговорила женщина. – Ничего со мной не случилось.

- Я настаиваю, чтобы тебя осмотрели. И немедленно свяжусь с капитаном! Он отвратительно выполняет свои обязанности!

- Не смей даже! – вскочила Дженифер. – Я его и так чуть не зарезала. Еще не хватало, чтобы у него из-за меня были неприятности!!!

- Хорошо, - тихо проговорил темный. – Просто я…волнуюсь. И нападение это… Я…

- Ребята погибли, - на глаза Дженифер навернулись слезы.

- Они вернулись к Матери-Тьме, выполнив свой долг. В совершенную свободу Хаоса. И они счастливы, потому что у них все получилось. Это хорошая смерть.

- Жалко как…

- Думаю, что у детей, которые родятся у женщин на этом корабле, будут частички их душ…

Дженифер заплакала.

- Не надо, э’тили моя, не рви себе сердце. Мы все – воины. И при необходимости…. А еще мы обязательно отомстим.

- А если бы я, неправильно просчитав ситуацию, все-таки убила бы капитана лайнера… Мстили бы уже мне?

- Капитан – опытный боец. И его очень непросто убить. Он не сильно тебя задел?

Женщина отрицательно замотала головой.

- Могу я попросить тебя принять его извинения? – вдруг смущенно попросил темный. – Ему нестерпимо стыдно, что он тебя ранил. Просто ты обвинила его в самом страшном. В предательстве. И он на мгновение потерял контроль.

- Что?! – у нее даже слезы высохли от изумления.

- Я понимаю, что это тяжело. Темные в боевом безумии – это страшно…

- Но виновата я. И я не знаю, как ему в глаза посмотреть.

- Ты заметила? – вдруг спросил темный и улыбнулся.

- Что именно. Мы перешли на «ты». Разговариваем.

- Это можно объяснить только моим шоком от моей собственной тупости!

- Еще целых четыре дня, - вырвалось у него.

- И я буду в твоей власти, - съязвила она.

- Скорее, я в твоей.

Дженифер не стала приводить в порядок лицо. Просто умылась холодной водой. И на этом успокоилась. Все равно лицо красное, глаза воспаленные, нос распухший. И это на сутки. Что ни предпринимай.

На уровне, где ее поселили, располагались каюты офицеров-темных, которые служили на лайнере. Женщина остановила первого, кто проходил мимо, и приказала:

- Проводите меня к капитану Р’Ансу.

И тут же себя обругала: могла бы и посмотреть на панели управления местонахождение капитана. У нее же был допуск.

Офицер-темный окинул ее взглядом, в котором отчетливо перемешивались в равных пропорциях и сочувствие, и раздражение. И, коротко поклонившись, сказал:

- Следуйте за мной, лира.

Проводил он ее на уровень, где располагался госпиталь. Дженифер сразу поняла, где находится. Ей еще на Земле проводили экскурсию по лайнеру.

- Но я себя чувствую нормально, - возмутилась она.

- Капитан же у лекарей, - удивленно уставился на нее темный. – А вы распорядились проводить к нему.

Дженифер злобно мотнула головой. Гнев на саму себя снова поднял голову… И вошла в дверь, которую темный любезно приоткрыл перед ней.

- Ты что ведешь себя как мальчишка?! – отчитывал полковника Р’Анса лекарь, судя по форме одежды, которую Дженифер уже умела различать. Этот был совершенно черноволосым. Значит, если проводить аналогии с людьми, совсем седой. И около лба у него были три косы. Остальные волосы распущены. То есть приближенный к воинам.

Сам капитан, раздетый по пояс, лежал лицом вниз на специальном высоком столе. Длинные белые волосы, разделенные на две части, почти доставали до пола. А вся шея была утыкана длинными тонкими иголками.

- Тебе напомнить, из чего мы тебе позвоночник собирали? - ворчал лекарь. – Ты забыл, что ты на полноценную операцию так и не согласился?!

- Не хочу я титана вместо костей, - глухо отвечал капитан.

- Ага… - глубокомысленно ответил ему лекарь, всаживая в капитана еще одну иголку. Теперь в основание черепа. – А комиссование по профнепригодности ты не хочешь?

- Слушай, ты же этого не сделаешь!

- Голову не поворачивай! – скомандовал лекарь. – А чего сразу не пришел, как почувствовал, что позвонки выскочили?

- Дел было много.

- Еще раз! Я докладную адмиралу флота. Немедленно. Он тебя в столичный госпиталь и препроводит. Лично!

- Не надо!

- Последнее предупреждение! И больше так не изгибайся, не мальчик уже!

- Так я бы руки женщине отрезал!

- Мда… И вот что с ними делать…

- Доставить на Илтарин, - грустно сказал капитан. – Таков приказ.

Тут Дженифер поймала на себе ехидный взгляд черноволосого. Но прежде чем лекарь ей что-то сказал, а она извинилась за вторжение, капитан попытался повернуть голову. Темный с иголками с силой нажал ему точки в основании черепа. И Р’Анс обмяк.

- А то он вскочит, чтобы вас приветствовать, и вся моя работа насмарку, - проворчал лекарь.

- Добрый день, - смущенно поприветствовала темных Дженифер.

- Не позорь меня! – прошипел капитан.

- Лира нас простит, - невозмутимо проговорил лекарь. – Вы можете говорить с господином полковником совершенно спокойно. Он все понимает. И даже вам ответит. Только пошевелиться не сможет. Или еще каких-то глупостей наделать.

Ответом ему было неразборчивое, но очень экспрессивное шипение со стороны капитана.Черноволосый улыбнулся, поклонился Дженифер и вышел.

- Простите меня, - подошла к капитану землянка. – Мне невыносимо стыдно. Я не имела права обвинять вас…

Слезы снова показались у нее на глазах.

- Что с вами? – спросил темный. Он так и остался лежать вниз лицом. И видеть Дженифер не мог.

- Я плАчу.

- Простите, что напугал вас. Я не должен был так реагировать на ваши слова.

- Поделом мне.

- Не говорите так, - в голосе темного почувствовалось волнение. – И позвольте нашему лекарю осмотреть вас. Раны придется зашить и обработать специальной мазью.

- Я заклеила царапины клеем.

- Раны от таких лезвий не зарастают сами, - с сожалением сказал капитан.

- Слушайте, а у вас в волосах лезвия? Или?..

- Или… - ответил полковник. И Дженифер поняла, что он чуть улыбается. – Это трансформация происходит. И говорит она о том, что темный в боевом безумии.

- А вы можете в битве специально вызвать в себе подобное состояние?

- Битва – это и есть повод для боевого безумия.

- Значит, вот как маршал Ро’Грик убил противника на Альраме. А мы все удивлялись. Он же под воздействием был.

- Но там были враги. А не женщина, которую я должен был защищать.

- Может, договоримся, что это было недоразумение, - осторожно предложила Дженифер. – Обоюдное. Но, по счастью, не имевшее особых последствий. Ну, кроме того, что вы в госпитале…

- То, что я в госпитале… Это лишь показатель моего упрямства. И моей безалаберности.

- Вот в чем бы я вас не заподозрила, - рассмеялась Дженифер. – Так это в безалаберности.

- Мне на операцию надо было лечь давным-давно.

- Мир? - землянка подошла к нему и протянула руку. Потом сообразила, что он не может ни увидеть ее руку, ни пошевелиться, чтобы ее пожать.

- Мир.

Глава одиннадцатая

- Практически все планеты Темного Ожерелья устроены по одному и тому же образцу: административный центр – огромный мегаполис, где расположены органы управления и контроля. Еще офисы компаний и представительства фирм. Учебные заведения. Магазины. Производство вынесено на спутники: искусственные или естественные. А живем мы в поместьях.

Тут в голосе полковника Р’Анса промелькнули еле уловимые мечтательные нотки… Но тут на него посыпался град вопросов.

- Это значит, что нас там запрут?

- И чтобы добраться в любой магазин надо через всю планету лететь?

- Темные предпочитают изоляцию от окружающих?

- Что за поместья?

- А где вы берете продукты?

Капитан тяжело вздохнул и огляделся. Танцевальный зал был набит полностью. А кому места решительно не хватило, те слушали из кают. Мда… Пожалуй, перед такой многочисленной и обеспокоенной аудиторией ему выступать не приходилось. Вон, как глаза у всех блестят. И не поймешь. От чего больше: от предвкушения, от страха…Темный отметил, что эту встречу снимали уже три оператора. Двое – со стационарных камер, установленных так, чтобы можно было снимать и его, и зал. А еще алым огненным факелом по залу металась Мерсэдес, выискивая что-то интересное и отчаянно всем мешая.Выкрики и возгласы немного стихли. Капитан спросил:

- Я могу продолжать?

Голос его, усиленный аппаратурой, прозвучал насмешливо. Женщины…насупились и замолчали.

- Я уверен, что в поместьях вас никто запирать не будет. Просто и я, и остальные темные предпочитают селиться обособленно. Чтобы в их дом не было хода никому, кроме приглашенных. Из любой точки планеты на гражданском боте добираться до города – полчаса. Минут сорок от силы… Поэтому вы не окажетесь в изоляции. Кроме того, любой темный с удовольствием пойдет навстречу пожеланиям своей э’тили. Если, конечно, это не связано с вопросами безопасности.

Р’Анс бросил взгляд на листочек. Он по ходу встречи записывал вопросы, на которые землянки хотели услышать ответы.

- Теперь о том, что такое поместье… Это дом. В горах или предгорьях. Каменный. Большой…

- Но не пещера? – раздался чей-то выкрик.

- Слушайте, - ответила строгая женщина постарше, - у темных даже вода есть на космических кораблях. Вы же не думаете, что их родной дом обставлен с меньшим комфортом?

- Продукты, - посмотрел на листочек темный, жалея о том, что после этого кошмара он наденет фиксатор для шеи и… отправится в постель. Ему запретили любую физическую нагрузку. Он бы с удовольствием отправился к штурмовикам. И спарринговал бы до тех пор, пока не успокоится. Усмехнулся. Неясно, что будет скорее. Его в таком состоянии размажут по залу бойцы… Или их всех засечет лекарь. И просто зароет. Капитана – за нарушение постельного режима. И остальных – за то, что ему в этом помогали.

- Продукты? – негромко напомнила вулканка, которая втянула его в эту авантюру и теперь сидела рядом с ним за столом. И уже даже не пыталась воздействовать на соотечественниц, которые дорвались до темного, который давал ответы на накопившиеся вопросы. И которому деваться от любопытствующих землянок было некуда. Открытый космос все-таки…

- Продукты мы закупаем, - включился капитан. – Как агрономы и крестьяне… темные… не очень.

- А если блокада? – быстро спросила какая-то землянка.

- Запасы на планетах очень значительные. И потом… Любую блокаду можно прорвать. Прежде всего потому что любой темный – боец.

- Слушайте, а если… - не унималась женщина.

- Всегда есть сухпай, - бросил он.

Женщина кивнула и успокоилась. Ну, точно! Еще одна землянка из военных на его голову. Остальные дамы с недоумением переводили взгляд с капитана на нее. И обратно.

- Сухой паек – то, что выдают военным на задании. Невкусно, конечно, но с голоду еще никто не умер, - пояснил он.

Женщины поморщились, но кивнули.

- Скажите, а что с врачами? Особенно с гинекологами? Если придется рожать, то хотелось бы… По-нормальному.

Темный вздохнул: вот почему – он…

- Для начала, - стал отвечать он. – Среди тех, кто летит на Илтарин, достаточное количество врачей.

Некоторые женщины закивали.

- Ваши врачи подписали контракт на год. Потом, при желании, они смогут его продлить. Владыка Ра’хард распорядился сделать пребывание землян на наших планетах максимально комфортным. Да и мы сами к этому стремимся – можете мне поверить. Кроме того, со всех планет Темного Ожерелья были собраны лекари. Они уже летят на Землю, чтобы пройти стажировку. Думаю, вопрос с медицинским обеспечением будет решен на самом высоком уровне.

- Почему вопрос о том, кто куда летит, был решен жеребьевкой?

- Традиция, - пояснил Р’Анс. Не увидев понимания в глазах женщин, пояснил. – Мы верим в то, что Мать-Тьма в мудрости своей указала каждому темному свою дорогу. Но каждый должен захотеть этот путь пройти. Поэтому так важно желание… Если вас охватывает просто… потребность лететь на планеты Темного Ожерелья – значит, так и надо поступить. Но как определить – где надо оказаться? Надо положиться на судьбу. И она приведет вас туда, где вам стоит оказаться.

- А вам, следовательно, надо было оказаться на этом лайнере, - вдруг раздался голос…Даны. Темному показалось, что именно она больше всего удивилась от того, что заговорила.

Капитан кивнул.

- Получается, что так.

- Но вы попали сюда не по желанию, - все-таки продолжила Дана, хотя поймала целый ворох взглядов: от недоуменных до понимающих. От тех, кто видел ее с темным в бассейне. – И не по жеребьевке. Вам отдали приказ.

- Может быть, мне просто повезло? – широко улыбнулся ей капитан.

Женщина заговорила с ним впервые с того момента, как они расстались около бассейна. Как он думал – на несколько минут. Чтобы потом поговорить. И объясниться. Прошли уже сутки. За это время что только ни произошло: и битва в космосе, во время которой они чуть не погибли. Нападение подполковника Ластер. Тестирование систем корабля. Устранение неполадок. Отчет адмиралу Двенадцатого флота. Двадцать четыре часа без сна. Лазарет, в котором он три часа поспал. Наверное, мозги стали работать лучше. Поэтому он сообразил, что не отдал штурмовикам распоряжения выпустить Дану из своей каюты. С облегчением узнал о том, что темные сами сообразили после того, как опасность миновала, и выпустили ее.Перед тем, как идти на встречу с землянками, он отдал распоряжение, чтобы старший лейтенант Ардова явилась к нему. Тоже, наверное, зря. Разговора не получилось. Кроме – «слушаюсь», «никак нет» да злобного взгляда добиться от нее ничего не удалось.

А теперь вот заговорила.И вот как пригласить ее на свидание…

Дженифер Ластер обдумывала информацию, которая стала ей известна. Во-первых, они отставали от первоначального графика почти на сутки. Сначала бой. Потом адмирал Двенадцатого флота принял решение не ограничивать охранение лайнера четырьмя кораблями. Тем более, что этого оказалось явно недостаточным. Теперь они двигались к Илтарину в составе этого самого двенадцатого флота Тьмы.Скорость пришлось снизить. И потому, что корабли эскадры были потрепаны. И потому, что им удалось захватить трофей. Тот самый корабль, который чуть было не уничтожил лайнер с землянками и не напрягаясь распылил фрегат темных, словно на нем никогда никакой защиты не было.Персонал вражеского корабля был взят в плен. Это были те самые человекоподобные существа с нервными суетливыми дергающимися движениями. Словно им было страшно и непривычно находиться в таком обличии. Словно им хотелось взлететь. А крылья им обрезали.На корабле не было теней. Но было необычное оборудование, которое заинтересовало темных. Поэтому все системы вражеского корабля были обесточены, он взят на буксир с помощью гравитационных захватов. Его тащили на Илтарин.От столичной планеты темных им навстречу двигалась еще одна эскадра. Во избежание, так сказать. Генерал-губернатор распорядился. Все было просчитано, все предусмотрено. Отчего же так ныло у нее сердце. Почему какие-то непонятные ужасы, которым Дженифер и название подобрать не могла – все время лезли в ее голову.Почему ей казалось, что вокруг нее не этот танцевальный зал, заставленный стульями и наполненный земными женщинами, а какие-то серые, жуткие помещения… Им нет ни конца ни края…И она бежит, задыхается, падает, поднимается и снова бежит.Слышит в голове шелестенье чьего-то голоса… И этот еле слышный звук отдает дикой болью в висках:

- Продолжайте пытки женщин. Мне темные нужны обессиленные, умирающие от отчаяния. Не желающие жить. Тогда подсаживание пройдет успешно.

И другой голос – испуганный:

- А самих темных, повелитель?

- Убивайте их аккуратно, но тщательно. Нам нужен успех. Только на их последнем вздохе можно пробовать подсаживать в них тень.

И снова другой голос:

- Они так отчаянно сопротивляются этому.

- Слишком сильные, слишком гордые.

- А если просто убить избранную при темном?

- Убить э’тили? Можно попробовать. Сколько у нас пар?

- Только надо медленно, чтобы понять: работает – или нет…

Дженифер закричала от безысходности, от ужаса… От боли. Словно она и была той самой несчастной э’тили, которую медленно убивали, чтобы темный перестал хотеть жить и сопротивляться.Потом ее резко вынесло…вверх…ввысь…В последний момент в этом страшном видении она заметила, как женские изящные пальцы набирали на обычном земном планшете целый ряд цифр. Потом Дженифер услышала чей-то довольный вздох…Жадно глотнула воздух и очнулась.

Глава двенадцатая

- А мне казалось, что в вероятности может погружаться только владыка, - ворчливый голос черноволосого лекаря, который умудрялся строить капитана, Дженифер узнала сразу.

Глаза открывать не хотелось…

- Вот такая у меня женщина талантливая.

И теплые, нежные руки, ее обнимающие. Словно желающие забрать все тревоги этого мира… Так… а откуда здесь, на корабле, генерал-губернатор Илтарина?

Темные. Сопротивляются. Э’тили… Убивайте женщин медленно… Руки землянки, порхающие над клавиатурой… И что-то еще… Взрыв?Ее тело выгнулось дугой – она закричала.

- Не бойся. Все хорошо…

Он ее гладил. Под его руками она успокаивалась и начинала верить в то, что все обойдется… Интересно, а темный действительно здесь? Или ей это мерещится?

- Может, успокоительное? – снова голос лекаря.

- Владыка предупреждал, что реакция будет непредсказуемая. Его э’тили от лекарств становилось только хуже.

- Ты и, правда, здесь? – какой у нее голос хриплый.

- Я не смог тебя ждать, - темный легко коснулся кончиками пальцев ее щеки. – И полетел навстречу.

Дженифер потянулась за этой лаской, словно кошка… Несмело улыбнулась довольному смешку Ро’Ринэ. С сожалением отстранилась, села. Огляделась. Госпиталь. Реанимационная камера. Пожилой черноволосый лекарь.

- Сколько времени прошло с того момента, как я отключилась? – резко спросила она.

- Четыре часа, лира.

- Капитана и старшего лейтенанта Ардову сюда. И… как можно предотвратить прослушку?

И лекарь, и генерал-губернатор посмотрели на нее удивленно.

- Допустим самый плохой вариант.

- Я пришлю еще инженера-техника.

Лекарь стремительно вышел.

- Что же ты такого увидела в вероятностях? – тихо спросил у нее темный.

- У вас нет такого поверья. Чтобы то, что привиделось в кошмаре, не исполнилось – нельзя никому об это рассказывать?

- Нет. У нас для того, чтобы кошмар не случился – надо действовать.

- Как тебя зовут?

- Тэл.

- Я могу тебя так называть?

Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал:

- Это радость для меня.

- Осталось сделать так, чтобы меня не убивали на твоих глазах, чтобы ты перестал хотеть жить, - резко ответила Дженифер. И стала выбираться из реанимационной капсулы.

- Я привел свою личную гвардию!

- Если я права в своих подозрениях, то ты их просто завел в ловушку. И сам в нее же и угодил.

Она поняла, что на ней только белье.

- Изумительно, - проворчала она. – И где моя одежда?

Ро’Ринэ сообразил, что сейчас в помещение госпиталя войдут посторонние мужчины, сорвал с себя китель и протянул женщине.

- Спасибо, - Дженифер натянула его на себя. И проворчала. – Стиль мини-милитари…

Тэл осмотрел ее и прошипел ругательство.

- Не нравлюсь? – потянулась перед ним вредная землянка.

Поскольку она была практически одного роста с генерал-губернатором, то его китель едва-едва прикрывал стратегически важные места…Оставляя обнаженными безупречные ноги…

- Дженифер! – простонал темный.

- Ты прав, мешком сидит, - поморщилась она. – В плечах ты намного шире. И рукава длинные…

Тэл против воли рассмеялся.

- Прости. Просто если так говорить, - Дженифер поморщилась, – то не так страшно.

Он обнял ее.

- Мать-Тьма дала тебе возможность увидеть весь этот ужас, чтобы у нас появилась возможность все исправить.

Тут дверь с шипением открылась и появились все, кого Дженифер хотела видеть. Мрачный капитан, настороженная землянка. И молодой незнакомый темный, который вытянулся перед лиром Ро’Ринэ. Тот сделал несколько жестов. Парень кивнул. Раскрыл чемоданчик, который принес собой, достал оттуда всяческие приспособления и планшет. И погрузился…

Дженифер быстро обрисовала вероятность, в которую ее затянуло.

- Твою ж… - первой высказалась Дана. Потом поняла, что и сказала. И при ком. Густо покраснела.

- Значит, планшет. Какая-то команда, - подытожил полковник Р’Анс.

- Кажется, потом раздался взрыв, - Дженифер терла виски. У нее от воспоминаний разболелась голова.

- Айр! - обратился капитан к инженеру. – Что можно сделать, чтобы никакой сигнал не ушел с корабля?

- С никакого земного планшетника точно не уйдет, - у темного получилось как-то радостно.

- Почему? – спросила Дженифер.

- Перегрузки при бое были сильные. Все внутренности сдохли. Слабоваты машинки оказались, - пренебрежительно ответил инженер. – У нас весь технический отдел завален этими пластмассками, которые земляне ошибочно считают техникой.

Капитан уже был около консоли управления и вводил приказы.

- Значит, вот почему у нас появились эти сутки форы, - тихо сказала Дана. – Просто техника не выдержала. А женщин зафиксировали.

- Это изначально было сделано не потому, что мы кому-то не доверяли, - вдруг сказал капитан. – И не для того, чтобы кого-то обидеть. Просто так было безопаснее. Я не должен был думать во время боя, когда уходил от огня, какие повреждения могут получить мои пассажиры, за которых я несу ответственность!

И он снова погрузился в работу. Его пальцы так и летали над консолью.

- А куда должен был идти сигнал? – спросила Дана. – Что взрывалось? И почему тогда и пассажиры, и члены экипажа остались в живых?

- Корабль, - вдруг хором сказали Дженифер и Ро’Ринэ. – Захваченный корабль!

И подполковник добавила:

- Ни земные ученые, ни специалисты с Темного Ожерелья пока не поняли, как был осуществлен перенос пиратского судна с пленными землянами во время прошлого захвата. Известно лишь, что подошло огромное судно, идентичное тому, что сейчас захвачено. Разведчики-темных видели (они уже догнали пиратов к тому моменту) как и лайнер «Весна», и пиратское судно зашло в шлюзовую камеру… И все. Каким образом они оказались на Альраме. Да еще и в такие сроки – совершенно не понятно. То судно, кстати, взорвалось. Когда на него запустили дроидов и попытались подключиться к системе управления.

- Взрыв освобождает огромное количество энергии, - вдруг проговорил инженер.

- Продолжайте, лэр Айр, - приказал лир.

- Если допустить, что можно перекинуть корабль через какую-нибудь… допустим дыру… То надо очень много энергии, для того, чтобы это осуществить.

- А сигнал нужен для того, чтобы запустить процесс, - озвучила общие мысли Дана. – И показать, какой именно корабль надо переместить в пространстве.

- То есть тени намеренно подкинули свой корабль, - сказал капитан Р’Анс. – Надо предупредить адмирала.

- Если корабль теней взорвется, - Дженифер побелела, - что будет с эскадрой, которая нас прикрывает?

- Смотря какой силы будет взрыв, - ответил инженер. - Корабли, что находятся по краям построения, подальше от врага… Может быть, и уцелеют.

- И все будут думать, что мы погибли тоже. И даже не будут искать, - Дженифер стало потряхивать.

И она сама сделала шаг к темному, которого избегала все это время. И прижалась к нему, стремясь почувствовать тепло.

- Успокойтесь, - недовольно посмотрел на нее капитан. – Никакого взрыва не будет, до Илтарина мы долетим. Врагов переиграем. Самое главное: мы знаем, что они задумали.

- И мы знаем, - морщась, сказал лир Ро’Ринэ, - что кто-то на корабле является агентом теней. Следовательно, служба безопасности Земного союза пропустила их на корабль. Капитан, отметьте в протоколе безопасности, что я нахожу этот лайнер небезопасным для себя и своей э’тили. Поэтому добираться домой мы будем на моей яхте.В первое мгновение Дженифер подумала, что она ослышалась. Во второе – отпрыгнула от генерал-губернатора Илтарина.Ро’Ринэ поймал сочувственный взгляд капитана. Возмущенный – от другой земной женщины. Помоложе, чем его э’тили и явно в меньших чинах. Инженер уставился в экранчик какого-то приспособления. И явно прикидывался глухим.

- Вы можете мне принести одежду из моей каюты? - попросила Дженифер у Даны.

- Слушаюсь, - вытянулась она.

- Я вызвал штурмовиков из роты охранения, - проговорил капитан. – Вас проводят.

- Опять к вам в каюту? – вырвалось у старшего лейтенанта.

- Сначала вы выполните распоряжение подполковника. А потом отправитесь туда, где безопасно.

- Я выполню приказ подполковника. А потом отправлюсь выполнять свой долг. Обеспечивать безопасность земных женщин, - отрезала Дана. И вышла.

Мужчины тяжело вздохнули.Дженифер хотела рассказать им все, что она думает о темных, их оскорбительном поведении, об их чванстве и излишнем самомнении… Но тут из переговорника раздался голос:

- Ко мне пришли за планшетом. Девушка очень настойчива.

Глава тринадцатая

- …От Земли до Илтарина лететь семь дней. Нам говорят о том, что там, в Темном ожерелье, нас ждут. Ждут. Как долгожданной любви, как огромного звездного счастья. За нас готовы отдать жизнь… Но согласны ли мы, земляне, так рисковать собой? И кто даст гарантию, что мы – долетим?Ведущая реалити-шоу, необычно строгая и серьезная, замолчала, давая возможность зрителям вдуматься в ее слова.

- Мы, кто летит на лайнере «Надежда», никогда не забудут, что обязаны жизнью членам экипажа фрегата «Тьма-11», которые закрыли нас собой.

Лицо ведущей сменилось кадрами боя, снятого явно с мостика лайнера. Вспышка с корабля-монстра, возглас капитана:

- Поднять щиты!

И фрегат, который рванулся навстречу летящему заряду, чтобы принять его на себя.

- С вами была я, Мерсэдес Лорез, все наши пассажиры и члены экипажа лайнера «Надежда». До Илтарина еще четыре дня. Что будет завтра?

- Зараза! – Наташа щелкнула пультом и выключила гала-визор.

Она взяла за привычку смотреть реалити-шоу «Земля-Илтарин». Оно как раз шло с девяти до десяти вечера по общеземному времени и собирало за просмотр от восьми до девяти миллиардов человек. То есть чуть меньше половины всех живущих в Земном союзе.

- Дыхание мое, - Торн, обложившийся документами теперь располагался на диване в ее гостиной. Владыка отложил пачку распечаток, подошел к ней и обнял. – Не злись. Ведущая права. Мы обязаны сделать так, чтобы путь из Земного союза на планеты Темного Ожерелья был безопасен. Летят гражданские. Они должны наслаждаться комфортом, а не даже думать о том – долетят они или не долетят.

- Да знаю я, - раздраженно повела плечом командор Вереева. – Просто люди…беспокоятся. И в крупных городах Земного союза прошли многочисленные акции.

Она показала на планшет. В отличие от владыки темных, который воспринимал документы в распечатанном виде, его э’тили пользовалась для работы экраном.

- И какие требования выдвигают земляне?

- Очень разные, - покачала головой Наташа. – Кто-то несет свечи и цветы к зданию представительства темных. В память о погибших на фрегате. Кто-то забрасывает эти же представительства гнилыми овощами и фруктами… И кричит: «Темные – убирайтесь!»

- Использовать против нас мобильные соединения пиратов – хорошая тактика.

- Угу, - кивнула Верееева. – И отлавливать пиратов, как мы знаем на личном опыте, превеликая головная боль. Космос велик.

- Значит, надо сделать так, как вы в первую компанию.

- Да…Пиратам надо где-то заправляться, чиниться, брать боеприпасы. И что-то есть.

- Значит, надо объявить о том, что любой, помогающий пиратам и работорговцам, вне закона. Провести этот закон через Галактический совет, - Торн стал быстро писать карандашом. Наташа привычно залюбовалась. Буквы у него получались витиеватые. И какие-то…коварно-изысканные.

- Они согласятся?

- Главный старейшина Подгорного мира на нашей стороне. Мы их поддержали в финансовых вопросах, связанных с Альрамом. Рептилоидам мы пойдем на уступки в разработках на Лире-26. Это наши с ними приграничные территории – наши ученые там открыли крупное месторождение редкоземельных металлов. Территории, на самом деле, спорные… Здесь мы им уступим.

- А светлые?

- Ближайший год им будет не до нас.

- Чего так? – обняла Наташа коварного владыку темных.

Торн хищно улыбнулся:

- На последнем совещании Галактического совета полномочный представитель светлых эльфов повел себя… неосторожно. Некоторые слова можно было трактовать таким образом, что светлые, на самом высоком уровне, поддерживали работорговлю. И записи этого совещания были украдены. И попали…

Лур Ра’хард выдержал паузу. Наташа уже догадалась, но старательно похлопала ресницами, почему бы не сделать любимому приятное. И голосом натуральной блондинки поинтересовалась:

- К кому же, милый?

Торн рассмеялся:

- Сама знаешь!

- К светлым, которые вернулись из рабства. А среди них есть очень и очень высокопоставленные…

- Хватит, - вдруг суровым голосом проговорил владыка. – Уже ночь. Мы с тобой одни… А обсуждаем всякие глупости.

- А что прикажет обсуждать мой владыка? – промурлыкала землянка.

- Оооо, дыхание мое… - скользнул к ней Торн. Распечатки остались аккуратно лежать на диване. А ее планшет он преувеличенно осторожно положил на стол в гостиной. – Сейчас покажу…

Много позже,когда их дыхание выровнялось, а сердца стали биться в нормальном ритме, Наташа спросила:

- Торн, а как оно будет на Илтарине?

- Так же, как здесь. Только дом из камня, а не из дерева. И…он будет несколько больше.

- Ты же понимаешь, что я не об этом.

- Я все равно не понимаю, как можно строить дома из бревен, если на планете есть камни.

Наташа вздохнула.

- Как-то будет, - тихо проговорил он. – Главное, что мы нашли друг друга. Нас притянуло друг к другу с разных концов Вселенной. Думаю, и на одной планете, все равно на какой – мы уживемся.

- Ты знаешь, Торн, я до сих пор никогда настолько не теряла власть над собой и над происходящим.

- Ты находишь это неприятным?

- Еще не знаю, - осторожно ответила она. – Но… мне страшно. И все кажется настолько неразрешимым…

- Вздор.

- Мы же не сможем обеспечить нормальное сообщение между Земным союзом и Темным Ожерельем. Будут гибнуть люди: военные и гражданские. И мы будет отвечать за это, потому что…

- Ты не права, Наташа. Отвечают за это те, кто нападет. А мы будем принимать ответные меры.

Женщина только покачала головой.Утром их разбудило известие о том, что лайнер «Надежда» перешел в режим радиомолчания. Он по-прежнему шел под прикрытием кораблей сопровождения. К которым присоединился весь двенадцатый флот. Адмиралом было решено вывести корабли из режима невидимости. Вряд ли удастся заманить пиратов в одну и ту же ловушку. Теперь все заинтересованные стороны знали, сколько кораблей темных охраняют лайнер.А потом перестала выходить на связь и весь двенадцатый флот Тьмы.Владыка Ра’хард отдал приказ командиру эскадры, что шла от Илтарина на соединение с лайнером «Надежда» и кораблями охранения, максимально сократить время в полете и в ближайшее время перехватить их.

В последнее время Таврическая улица в Петербурге (на ней выделили здание под представительство темных) была местом не спокойным. И местные жители, которые вечерами любили прогуливаться по неширокой живописной улочке, предпочитали обходить и ее, и прилегающий к ней парк десятой дорогой.Темные наблюдали за всем происходящим с абсолютным равнодушием. Как акции памяти погибших, так и акции протеста – не несли угрозы. Поэтому ими можно было вполне пренебречь.Вот когда наиболее радикально настроенные жители Земного союза, вооружившись битами, пытались напугать женщин-землянок, которые работали на базе представительства… Темные появились словно бы из ниоткуда, отобрали биты, сломали ими несколько рук и ног – и посоветовали больше не попадаться. Космос велик, боты темных имеют режим невидимости. Следовательно, обезображенных трупов никто никогда не найдет.Сегодня было вроде все как обычно. Но после обеда к зданию представительства стали пребывать люди. В основном – женщины. Их было несколько сотен. Они развернули транспаранты и принялись скандировать:

- Захватчики, убирайтесь!

- Верните наших сестер!

- Остроухие твари!!!

А потом в стекла полетели камни. Понятно, что они отскочили от силовой защиты, и срикошетили обратно в толпу. Раздались вопли боли.Толпа отшатнулась назад. Качнулась вперед. В этот момент в самом центре толпы ахнул взрыв. На секунду взметнулось золотистое пламя и опало серым. Крики слились. Кто-то упал. Началась паника.

- Стреляли метров с четырехсот! – выкрикнул дежурный. – Похоже, что с того угла.

И темный показал на камере угол их улицы с большим и шумным проспектом.

- Не могу определить, что именно, что-то осколочное.

- Дикари! – поморщился начальник.

- У нас взрыв и массовое поражение гражданских осколками. Бригаду лекарей и реанимационные капсулы, - связался второй дежурный с базой темных.

Начальник охраны представительства уже вызвал подкрепление. Три минуты – и должны прибыть местные силы правопорядка. Пять – и десантные боты темных.Тем временем бойцы получили приказ и рванули осмотреть точку, с которой был произведен выстрел. Еще десяток, работая попарно и под личиной невидимости, уже выдвинулись, чтобы занять наиболее выгодные позиции для стрельбы, чтобы предотвратить повторное нападение. Позиции были давно присмотренные, подготовленные и пристрелянные. Еще десяток остался охранять собственно представительство, а остальные выскочили, чтобы оказать помощь пострадавшим.Женщины, казалось, обезумели.

- Твари! – кричали они подбегающим темным и пытались хоть как-то достать. – Вы их убили!

Землянки пытались драться с темными. Хватали за волосы. Хорошо еще, что никто из темных не впал в ярость и не покалечил этих…ненормальных. Плевались…Голосили…

- Обездвижьте тех, кто мешает! – отдал приказ начальник охраны.

Темные перестроились: часть из них быстро уложили женщин на асфальт, стараясь делать это как можно аккуратнее. Быстрые, выверенные движения. Нажать две точки на шее – и готово.Остальные быстро затащили раненных и убитых в здание представительства. Лекарь был один, но как мог старался оказать помощь. К сожалению, реанимационная капсула у него была тоже одна. Зато кровеостанавливающих было достаточно. Как и антишоковых.Вой ботов скорой помощи и сил правопорядка, что подлетали, мигая сине-красными огнями, только усилил панику.Все это светопреставление возле представительства темных продолжалось меньше трех минут…А на узкую улицу стали опускаться первые боты с землянами.

Глава четырнадцатая

- Внимание! Внимание! Это учение! Просьба всех пассажиров лайнера «Надежда» пройти в свои каюты и зафиксироваться на кроватях. Внимание! Быстрое и четкое выполнение приказов позволит в реальной боевой обстановке сохранить вашу жизнь и ваше здоровье!Когда капитан лайнера в сопровождении инженера и генерал-губернатора подбегали к уровню технического обслуживания, то приятный женский голос извещал всех о начале учений. Капитан отдал приказ, справедливо решив, что женщин лучше пока изолировать.

- Вы можете заблокировать, а лучше уничтожить все передатчики? Или все, что может хоть гипотетически послужить проводником сигнала? – обратился он по пути к Айру.

Инженер на мгновение задумался:

- Конечно. А нашу, корабельную, тоже обрушивать?

Капитан кивнул.

- Я приказал выслать бот на флагман. Адмирала введут в курс дела. И все. Никаких сигналов. Ни от нас, ни к нам!

- Слушаюсь, - ответил инженер и припустил бегом.

- А если распорядиться, чтобы наши расцепили захваты, и просто выпустили трофейный корабль? – спросил генерал-губернатор. – А сами ушли на полном ходу.

- Мы не знаем, какие программы в нем заложены. Я бы провел отстроченный приказ: при подобный действиях – немедленный подрыв.

- И если для переноса им нужна энергия…

- Эти решения пусть принимает адмирал, - отрезал капитан лайнера.

- Разумно.

Вот кого полковник Р’Анс не ожидал увидеть возле двери технического отдела – так это молоденькую синеглазую девушку с Калагана. Что уговаривала его выступить с лекцией не только перед вулканками.

- Добрый день! – постарался улыбнуться он. – Что у вас случилось?

- Понимаете, - девушка выглядела смущенной и милой. – Мне очень-очень нужен мой планшет. У меня мама… Она очень впечатлительная. И очень волнуется за меня. Она вообще не хотела, чтобы я летела на Илтарин. И… мы с ней связываемся в одно и тоже время. А…ваш инженер обещал. Но сейчас просто пробежал мимо…

- Простите его, - внимательно следя за реакцией девушки на каждое его слово, сказал полковник. - Он получил приказ. И должен его выполнить.

- Приказ, - кивнула девушка. – Я хорошо знаю, что это такое. У меня отец – военный. Но…

- Мне очень жаль, но придется проявить терпение.

- Я не могу проявлять терпение! – в голосе девушки стали появляться агрессивные нотки. – Представляю себе, что нафантазировала мама! И вообще! Какое вы имеете право?!

- Самое непосредственное, - спокойно ответил ей капитан.

- Я буду жаловаться вашему начальству! Как с ним связаться?

- К сожалению, вся аппаратура после боя вышла из строя.

- Вы издеваетесь?!

Капитану на мгновение показалось, что вокруг девушки засеребрились искры. Как вокруг агента темных перед подрывом. Им показывали на подготовке к полету записи оперативной съемки. Р’Анс выхватил браслет, с помощью которого можно было заблокировать подрывника и надел на девушку. Еще движение. Землянка обмякла.Тут в ухе у капитана тревожно пискнуло. Ну, конечно… Именно журналистки с ее людьми здесь и не хватало!

- Я бы хотела узнать, что происходит на корабле? – возмущенно сказала Мерсэдес, а оператор ее все снимал. И снимал…

Внезапно капитану захотелось сломать ему шею… Как же его бесили все…Он помотал головой, прогоняя непонятно откуда взявшиеся мысли. Но журналистка не унималась, даже не обращая внимания на то, что перед ней лежало тело землянки:

- По какому праву вы прервали передачу наших данных для гала-видения Земного союза?! Вы хоть понимаете, что вы наделали?

- Вы выполняете свою работу – я свою! – зарычал капитан. – И я буду очень признателен, если вы мне не будете мешать в этом!

- А укладывание женщин по кроватям – это тоже часть вашей работы? Или вы их просто подкладываете под сослуживцев? Чтобы не пришлось обращаться к профессионалкам? Ваши же женщины неизвестно куда делись! И еще не факт, что вы их сами не перебили!

- Назад! Не сметь! – услышал капитан команду лира Ро’Ринэ. Военная выучка взяла вверх над яростью. И он все-таки сделал шаг назад.

- А нас вы везете на смерть! – кричала журналистка.

Капитан понял, что готов растерзать это чудовище в женском обличье с нелепыми красными волосами. Вот на цвет ее крови, должно быть, точно такой же, он посмотрел с великим удовольствием… А в ушах звенело:

- Убей! Убей!

Генерал-губернатор метнулся вперед, нажал точки на шее Мерсэдес. Она тоже обмякла. Теперь перед темными и снимающим все это действо оператором лежали два неподвижных тела.

- Вы что сделали? – тут к ним присоединились еще землянки: подполковник Ластер и старший лейтенант Ардова.

- Кто-то из них – агент теней, - кивнул Ро’Ринэ. – Похоже, они нарочно выводили из себя капитана, чтобы он сорвался.

- Они хоть живые? – тут до оператора дошло, что происходит. Он даже отвлекся от камеры. А может, осознав, что его начальница лежит без сознания, решил продолжить ее дело. И все-таки записать материал для реалити-шоу.

- Конечно, живые, - раздраженно ответил ему генерал-губернатор. – Просто мы их отключили. До выяснения.

Капитан, между тем, тяжело дышал. Гнев, как ни странно, не проходил. И ему никак не удавалось взять себя под контроль.

- Это не они, - вдруг сказала Дженифер, которая внимательно рассматривала ногти женщин.

- Почему? – посмотрел на нее Ро’Ринэ.

- Ногти не те.

Темные и оператор уставились на нее в полном недоумении.

- В моем видении маникюр на ногтях у женщины был другой, - пояснила подполковник.

- Давайте доставим женщин к лекарю, - сказал генерал-губернатор. - Думаю, на них было оказано воздействие.

- А на капитана? – вдруг негромко спросила Дана. Ее беспокоил вид полковника Р’Анса: смуглая кожа с синеватым отливом стала какой-то серой, черты лица заострились. На лбу блестел пот. Казалось, он с кем-то борется. Но проигрывает.Дана вдруг отчетливо поняла, что она не позволит какой-то твари причинить вред темному! Тянет его к ней – или нет. Ведет ли он себя высокомерно по отношению к женщинам на воинской службе – не важно. Но так издеваться кому-то над гордым темным! Нет уж! Увольте!Она прижалась к нему всем телом, не обращая ни на кого внимания. Стала гладить его лицо. Дотронулась до краешка уха… Темный вздрогнул…Женщина не видела ни то, как появившиеся по приказу Ро’Ринэ штурмовики подхватили женщин и понесли их в госпиталь. Ни то, как подполковник Ластер забрала камеру у оператора. И отдала приказ: сопроводить землянина в его каюту и там запереть.Потом все ушли из коридора технического отдела… Все, кроме капитана и Даны… Женщина даже не заметила всего этого.Люди, темные… Земля, Илтарин… Тени… Все вдруг стало неважно… Осталась только одна цель, одно желание: сделать так, чтобы темный очнулся. И опять стал собой.Дана прижималась к нему. Будто он был ее любимым… Будто они были разлучены долгие-долгие годы. И без объятий в ее жизни были только холод, пустота и тоска. И с ликованием поняла, что победила. Капитан задышал по-другому. Прерывисто и рвано. Из глаз исчезло безумие, а волосы… опять стали волосами, а не смертельными гибкими лезвиями.И женщина с довольным стоном в них зарылась…

- Э’тили! – прошептал темный, замерев на миг от предвкушения и ликования.

Кровь кипела в них, превратившись в пламень… Неистовые поцелуи только разжигали страсть. Ни темный, ни землянка не могли остановиться…

- Капитан! – радостно завопил инженер, выскакивая в коридор. – Ваше прика…

Тут он понял, чему стал свидетелем – и быстро исчез за дверью технического отдела.На Дану словно вылили ведро ледяной воды. Она захлопала глазами, заозиралась. Словно надеясь, что все произошедшее ей лишь померещилось. Отскочила в сторону. Капитан выпустил ее со вздохом сожаления. И попыталась удрать.

- Дана, - мягко перехватил ее Р’Анс. – Пожалуйста… Сейчас я разберусь со всем безобразием, что твориться на лайнере. И мы займемся важными делами.

Женщина покраснела. Хотя сама удивилась – куда ж больше.

- Нам надо поговорить, - сказал темный.

Тут она выдохнула и радостно закивала.

- И… я приглашаю тебя на свидание. И будет вино… И… Ты придешь?

Глава пятнадцатая

Тоска… Тяжелая, будто каменная плита на груди. Необъятная, будто космос. Застарелая, как незаживающая рана. От нее не было спасения, потому что ничего не получалось.Ярость… Мы ведь – великая раса! Шииииссы…Коварные, сильные, умеющие просчитать все наперед. Самими мирозданием предназначенные быть всесильными повелителями… мы… проиграли. И кому… Своим рабам – покоренным существам, оставленным в живых только лишь потому, что мы прекрасно приживались в их телесных оболочках, не теряя при этом своих способностей к ментальному воздействию на окружающих.И вот мы, когда-то бывшие повелителями, всего лишь беглецы, ищущие, за что же можно зацепиться. Где найти свою землю… Но нас горстка. Около сотни тысяч. Восставшие были безжалостны.И самое страшное. Пока мы не найдем тела, которые нам подходят, мы не сможем делиться. И воссоздавать себе подобных.А ведь, когда мы нашли среди рас на этом конце галактики темных, то возликовали. Они подходили нам абсолютно. Сильные воины, безумные в ярости, умеющие отстоять все, что дорого. Первый, которого мы захватили – просто не хотел жить. Его женщина погибла, и он жаждал уйти вслед за ней. Все прошло изумительно. Тело темного было идеально. Ментальное воздействие было сохранено. Удалось провести цикл размножения…Но следующие темные, которых мы захватили, сопротивлялись отчаянно. Сила духа и ярости у этого народа была такой, что они гибли, но не давали подчинить себя тени. Ни одного удачной попытки. Двое погибших шиииссов. Самые молодые темные умудрились буквально выжечь себе мозг, и забрать теней с собой.Остальные жители этой части вселенной были бесполезны. Разве только как рабы. Вселиться в них было легко, но терялась часть способностей. В теле землянина, допустим, шиисс не мог подчинять себе окружающих. Или, если ему это удавалось, то тело буквально изнашивалось через несколько дней. И гибло.

Была предпринята попытка привести темных к отчаянию. Сделать так, чтобы они не хотели жить. Решено было использовать их парадоксальную привязанность к женщинам. Первым этапом был запущен вирус, сделавший женщин бесплодными. Результатов пришлось ждать, но они были очень и очень обнадеживающими. Женщины сходили с ума. В этом, правда, тоже пришлось им помочь. Некоторые из них покидали дома, уходили в горы. И сливались разумом с природой. Они становились мало похожи на сколь-нибудь разумное существо. Но жизни сохраняли.Некоторые собрались и улетали в добровольное изгнание. Женщины решили, что прогневали Мать-Тьму и собирались искать путь искупления.Но многие оставались с родными. Пытались преодолеть все тяготы. И… умирали на руках у отчаявшихся мужей и сыновей.В этот период удалось подсадить еще несколько сотен теней в темных. Но остроухие упрямцы имели весьма скверную привычку – они предпочитали уходить в небытие до того, как попадали к шииссам. К тому же прошло совсем немного времени – боль потерь поутихла. И темные стали темными. То есть тварями, которые сопротивлялись до последнего…И кто знал, что земляне, которых решено было использовать для развязывания конфликта в этой части галактике – идеально подходят темным для репродуктивного цикла… Словно какая-то насмешка судьбы…Он подошел к зеркалу. И с тяжелым вздохом осмотрел тело землянина, в которое подселился. И во время боя, и потом – ему пришлось использовать силу, чтобы как-то воздействовать на окружающих. Нужно же было переломить ситуацию в свою пользу. Жаль, что не получилось убрать капитана. Слишком он хорошо выполняет задание…

А идея была замечательной… Захватить корабль. После взрыва через воронку уйти к своим. Черная дыра забери эту земную технику… Ну, ничего… На корабле есть еще средства связи, а пару десятков темных он подчинит. Этого хватит, чтобы прорваться к любому передатчику и активировать сигнал…Теперь осталось освободиться от этого никчемного тела…Интересно, а на Земле у шииссов дела идут лучше, чем у него? Ведь одна из первостепеннейших задач – не допустить вспышки рождаемости у темных…

- Почему она не приходит в себя? – спрашивал владыка темных теперь уже у земного врача. Строгой беловолосой женщины небольшого росточка, которая командовала всеми как сержант новобранцами.

Доктор из-под очочков посмотрела на черного лицом владыку и проговорила:

- Не приходит в себя, потому что ваш молодой человек, - кивок в сторону Ре’Лерга, - единственный здравомыслящий из вас всех – ввел женщину в это состояние.

- Когда лира узнала о погибших возле представительства, - стал объясняться лекарь, - у нее поднялось давление. Матка пришла в тонус… И… мне пришлось.

- Еще часик подержим ее в бессознательном состоянии, - сказала доктор, известнейшая на планете врач-гинеколог, которую дернули к высокопоставленной пациентке. – Потом попробуем привести в себя. Как раз все лекарства должны подействовать. Сейчас, во всяком случае, угрозы для плода нет.

Владыка Ра’хард тяжело вздохнул. Все-таки службам безопасности не удалось вычистить всех пособников теней. Четыре погибшие женщины, тридцать восемь раненных осколками, двенадцать – получили ранения от своих же, когда толпа металась в панике.А ведь это были в основном родственницы тех землянок, что летели на лайнере «Надежда» на Илтарин. Женщины волновались после того, как узнали о нападении пиратов на корабль. Они списались в социальных сетях. Кто-то кинул идею: надо отправиться к темным – и спросить… А дальше у них в памяти – просто провал…

- Слушайте, а почему вы позволяете своей жене заниматься всем этим? – Ра’хард понял что к нему обращается доктор. – Вроде бы вы не похожи на наших земных инфантильных красавцев, которые рождение ребенка и необходимость заботиться о нем воспринимают, как ущемление собственной свободы.

- Странно, - растерянно проговорил владыка. – Я много общаюсь с землянами, но не замечал за ними подобного. И первый муж Наташи, как я понимаю, таким не был.

- Это вы с военными общаетесь, - улыбнулась доктор. – Они другие. А вот ваша жена…

- Если бы мне кто помог убедить ее в том, что мы сами справимся… Что не надо так рваться… Что главное – это она. И наш ребенок… Но я не знаю, как это сделать. А еще в последние несколько дней она в тоске из-за того, что именно она виновата во всех бедах, которые случаются с землянками…

- Странно… - доктор сняла очочки и потерла глаза. - Я уже посмотрела психопрофиль. Командор Вереева к подобным сантиментам не склонна. Она человек жесткий, военный. В высоких чинах. Она должна уметь отделять свою ответственность от вины тех, кто напал.

- Мы подумали, - лекарь переглянулся с владыкой, - что это беременность так на нее подействовала.

- И такое может быть, - ответила доктор. – Но… если бы она так бурно на все реагировала – она бы уже перегорела.

- Воздействие! – зарычал владыка. – Неужели мы пропустили воздействие?!

Доктор с интересом смотрела как темные: и лекарь, и владыка – разом уселись на пол, скрестив ноги. И замерли изваяниями.Сначала она подумала, что ей показалось. Но нет. Через какое-то время женщина в реанимационной капсуле задышала ровнее. Чуть порозовела. И стала похожа на сладко спящую, а не на тяжело-больную. Зато обоим темными приходилось не сладко. Создавалось впечатление, что лекарь из темных готов был вот-вот потерять сознание. А владыка, из почерневшего лицом, превратился в серого…

Тут женщина заворочалась и стала повторять:

- Шииссы… Они называют себя так… Шииссы… Есть у нас, на Земле. Сказать Торну. Шииссы…

Глава шестнадцатая

Наташа очнулась. Поняла, что ничего не болит, не тянет. И на душе странный, уже непривычный, покой. Успокаивающе попискивает аппаратура реанимационной капсулы.«Значит, допсиховалась до госпитализации», - подумала командор Вереева. Уставилась на монитор. Все показатели в норме. Обнаружила, что ей, на этот же самый экранчик, вывели изображение ее малыша, что подрастал внутри нее.

- Ты ж, моя козявочка любимая… - прошептала Наташа и погладила животик.

Вдруг вспомнила события, которые предшествовали ее срыву. Боль, отчаяние, безнадежность. Вздохнула и поняла, что надо бороться. За своих детей. За своего мужчину. За тех несчастных, что погибли. За тех, кто доверился, в том числе и ей, и летит сейчас на планеты Темного ожерелья.

- Живые – к живым, мертвые – к мертвым, - тихонько прошептала она.

Тут поняла, что рядом попискивает еще один комплект аппаратуры. Приподнялась на локтях, выглянула. Увидела Торна в такой же, как у нее капсуле.

- Привет, - открыл он глаза, почувствовав ее взгляд на своем лице. – Как ты?

- Нормально. А ты в какие подвиги ввязался?

- Тебя спасал.

- Мешал врачам так, что они тебя усыпили?

Владыка Ра’хард усмехнулся. Вот такой э’тили нравилась ему гораздо больше.

- На тебя было оказано воздействие. И оно было сильнее, чем то, что было накинуто на супругу Земного союза.

- Что? – удивилась Наташа.

- И я уверен, что на тебя воздействовали не наемники. Нити воздействия были другие: не такие заметные. Мы с Ре’Лергом их не то, чтобы увидели. Скорее, догадались. И когда отсекали...

- Чуть не погибли, - когда его молчание стало невыносимым, договорила женщина.

- Прости меня, - проговорил владыка.

- За что?

- Я не обеспечил твою безопасность.

- Лекарь жив?

Торн кивнул:

- Выходили. Но пока очень слаб.

- Воздействие на меня оказали шииссы.

- Ваш доктор сказала, что ты все время повторяла это слово. Но никто не знает, кто это.

- Это… - командор Вереева недобро усмехнулась. – Наши враги. Тени. Они так себя называют.

- Ты была в вероятностях, - тяжело вздохнул Торн.

- Я уже толком не знаю, где я была. Главное – выбралась. И теперь знаю, что на лайнере «Надежда» есть один. По-моему, в его размышления я и заглянула.

- И как тебе эти размышления?

- Знаешь, - Наташа легла и довольно потянулась. – Они у него тоскливые. И это не может не радовать.

- И с чего ему печалиться?

- Они эту часть Галактики уже больше сотни лет захватывают. И все никак.

- И кто же стоит у них на пути?

- Вы. Темные.

Владыка недоверчиво хмыкнул.

- И я… - Наташа выглянула и с сочувствием посмотрела в глаза Торну. – Теперь знаю, что произошло с вашими женщинами.

- Даже я не знаю, что с ними произошло…

В ярких фиолетовых глазах… было много: гнев, скорбь, сожаление… Вина…

- Расследование ничего не дало, - тихо сказал Торн. - Отец ушел вслед за матерью. Сестры… Одна – совсем обезумела. В один день исчезла. Ее в последний раз видели в ущельях. Другая взяла с собой своих подруг. Они улетели искать прощения Матери-Тьмы. Девочки, что ничего, кроме дворца не видели… Я не смог их остановить. Не смог никому помочь. И… это была моя вина.

- Это было начало нашествия теней, - мягко проговорила Наташа. – Сначала один вирус, который лишил возможности ваших женщин иметь детей. Потом – другой, который уводил за грань сумасшествия.

- Этот кошмар продолжался несколько лет. И никто из лекарей не распознал воздействия. И не нашел в крови у женщин никакого вируса.

- Значит, надо искать лабораторию шииссов. И разбираться, что за вирус. И как ему противостоять.

- Шииссы… - прошипел владыка, пробуя на языке имя своего врага. – Но зачем?..

- Потому что именно тела темных-мужчин подходят для теней.

- Да кто они такие?

- По мне, так что-то типа паразитов. И вы им нужны для того, чтобы размножаться.

Владыку Ра’харда передернуло.

- А еще, - продолжила Наташа. – Надо найти Вселенную – откуда они явились. Откуда бежали.

- И заключить договор с теми, кто их победил. Как-то же они это сделали.

На краю космодрома были расположены несколько ангаров, которые использовались для хранения чего-то не очень ценного. Например, бота или флайера, предназначенного для перепродажи. Такой ангар девять дней назад снял ничем не примечательный человек. Ни высокий, ни низкий. Ни бедный, ни богатый. Ни красивый и не уродливый. Никакой.Теперь же около десятка существ в человеческом обличии, но с характерными суетливыми движениями сновали по тускло освещенному помещению, коротко рвано переговариваясь и все время посматривая в ту часть ангара, где клубилась тьма. Черновато-серая. Густая, непроглядная. Приводящая рабов в сладкий ужас от того, что все за них решено. Как их жизнь, так и их смерть.Короткое шипение, и к тьме подходит одно из существ, низко кланяется. Показывает на высокие железные столы. На них разложены четверо землян. Мужчин. Они могут показаться мертвыми. Тела их неподвижны и лица осунулись. Но глаза…У одного там горит ненависть. Лютая. У второго едва-едва тлеет обреченность. Двое последних смирились – и терпеливо ждут конца.Тогда тьма распадается на два силуэта, и шииссы одобрительно шипят своим рабам. В ответ им раздается счастливый клекот.Один из шииссов начинает плыть вокруг столов с землянами. Словно выбирает того, кем он будет сегодня ужинать. Вот он застывает перед одним из тех, что смирился, довольно кивает. Прикасается призрачными ладонями к вискам землянина – и вдруг исчезает. А тот, кто раньше был землянином… Из его глаз уходит смирение. Вместо них поселяется покой. И уверенность. А еще… Глаза меняют цвет. И становятся прозрачно-серыми.

- Где одежда? – на обще-земном, совершенно чисто, интересуется мужчина.

Ему с поклоном протягивают самые обычные джинсы, пуловер и кроссовки. Белье.

- Покажите мне план операции, - приказывает он, уже одетый.

К нему подплывает тень. Что-то шипит. Но в звуках его голоса слышится что-то почтительное.

- Если не получается использовать в своих интересах – надо убирать, - недовольно говорит мужчина. – Почему Вереева еще жива?

Шипение. Теперь с нотками оправдания. И низкие поклоны рабов.

- Я понимаю, что ее охраняют тени, - жестко отвечает мужчина, не желая слушать оправданий. - Но и вы тут уже долго. Земляне разгромили пул ваших сторонников? Наберите новых. Земные девочки любят глупые сказки. Темные обложили? Смените тела, благо на Земле их много. И Вереева жива, и месяцев через восемь-девять у темных в массовом порядке начнут рождаться дети. В том числе и у владыки. И ваша первостепенная задача не допустить этого.Рабы кланялись и лепетали. Вторая тень клубилась недовольно, всем своим видом говоря: «Вот поработаешь на этой сумасшедшей планете – посмотрим, как заговоришь…»

- Как можно решить вопрос с оплодотворением землянок? Можно ли запустить вирус, аналогичный тому, что мы использовали для диверсии у темных?

Рабы кланяются – и один из них подводит повелителя к большому монитору, на котором беснуются какие-то диаграммы, сменяя друг друга.

- Ненормальная планета, - кивает тень, соглашаясь. – Такая вариативность и приспособляемость. Да, распространением вируса мы ничего не добьемся. Как ни просчитывай, мы затронем только процентов сорок женщин. А остальные выработают иммунитет. Плохо. А если вирусов на каждую группу? По происхождению и генетике просчитать? Невозможно?

Теперь на него шипит другая тень.

- Я понимаю, что для решения такой задачи придется использовать огромное количество ресурсов! Но, может быть, оно того стоит?!

Снова шипение.

- Воздействие получается взаимоисключающим? И вирусы будет пожирать один другой? Тогда возвращаемся к физическому устранению.

И он раздраженно отошел от монитора. Другая тень отплыла подальше от проверяющего.Физическое устранение. Забеременели уже около тысячи земных женщин. За каждой охотиться… И как это организовать? Это же не раздобыть музейный экспонат да не воссоздать гранату к нему. Да и отправить землянина под воздействия стрелять в толпу. Часть землянок – вообще на кораблях темных. В космосе. И как туда прорываться?И Верееву туда перевезут, если еще этого не сделали. Вообще он удивлялся, что ей позволили остаться на Земле. А не эвакуировали в первую очередь. Да и их семейная прогулка по земному городку – глупость ведь. Ничего не стоило подойти поближе и кинуть на нее тоску, чувство вины и отчаяние. И оставалось только подождать, пока все решится само собой.Он, как и все присутствующие в ангаре, пропустили нападение. То мгновения, которое отделяло нормальное течение времени от того, когда все рухнуло.Беззвучно, без предупреждений и оглушающих выкриков, каждому на спину прыгнул темный. БОльшая часть рабов погибла еще до того, как успела понять, что происходит. А тот раб, что давал пояснение около монитора да шииисс, запертый в тело землянина, оказались обездвижены. И могли лишь сверкать глазами, валяясь на полу, как не так давно земляне на столах. Возле трех оставшихся пленных остался темный, готовый перерезать горло.

- Малейший намек на воздействие – убирайте, - раздается команда на темно-эльфийском.

Штурмовики кивают.А нападавшие начинают аккуратно подходить к тени. Осторожно, кругом, постепенно сужая его. От шиисса вдруг повеяло ликованием. Словно все, о чем он мечтал, осуществилось в один миг. Невыразимо прекрасный миг…Фигура врага налилась иссиня-черным, к темным рванули щупальца тьмы. И…ничего не произошло. Тени не удалось подчинить себе два десятка темных, что ворвались в ангар. Он увидел язвительную усмешку на лице врага в самом центре – и узнал его. За ними пожаловал владыка темных претемный лур Ра’хард. Собственной персоной.Издав ликующий вопль, шиииисс метнулся к нему. Теперь тьма не клубилась вокруг фигуры тени смазанными облаком. Она ощерилась острыми конечностями, готовыми терзать и уничтожать плоть врага. Но темный…подпустил врага как можно ближе. И когда шиииисс был уже готов почувствовать теплую плоть под своими отростками… Владыка взмыл вверх, чтобы приземлиться позади тени и, не обращая внимания на мгновенно появившиеся отростки вокруг шеи жуткого существа, сумел дотянуться до глаза – и вонзить в темный круглый провал длинный прут с палец толщиной.Предсмертным воем шиисса темных разметало по ангару. На какое-то время все оглохли. А потом владыка сказал, ничего, правда, не слыша, но хищно улыбаясь:

- Вас всего сотня тысяч? Одного уничтожил Ро’Грик. Второго – мы. Еще одного убьют, я в этом уверен, на лайнере «Надежда». А там и до остальных доберемся!

Глава семнадцатая

- То есть ты хочешь сказать, что не только дал добро на эту авантюру, но и участвовал в ней?!

Раздраженная Наташа, которую уже перевезли на флагман, вышагивала по спальне перед растянувшимся на кровати Торном. Вид у владыки был что ни есть довольный. И ни устрашающий багровый шрам во все лицо, ни разрубленная и свежезашитая рука не могли ему помешать светиться изнутри. Блаженная улыбка пыталась спрятаться в уголках губ, но ей это не удавалось.

- Триумфатор! – рычала женщина.

- Дорогая, победителей положено целовать!

Синие глаза блеснули бешеным гневом. Наташа прошипела что-то неприличное про отсутствие мозговой деятельности у мужчин как класса. И у темных, как у достойных представителей.

- Ты прекрасна! – миролюбиво проговорил Торн.

- Ты же толком не знал, подействует разработка с Альрама на шииссов или нет, - Наташа остановилась и посмотрела ему в глаза.

- Нет. Но была высока вероятность этого.

Наташа без сил опустилась на кровать рядом с ним.

- Ну же… - притянул ее к себе здоровой рукой Торн. – Дыхание мое. Успокойся! Что ты переполошилась? Я здесь, я с тобой…

- Я как представлю, чем могла окончиться ваша безрассудная вылазка! – вздрогнула всем телом женщина.

Темный обнимал свою э’тили, чувствуя как перепуганной птицей бьется внутри ее сердце.

- Ты же понимаешь, - тихо сказал он. – Что я не мог поступить иначе. Не имел права.

- Понимаю, - Наташа нежно провела по его щеке. - Но от этого мне не легче. Как вы вообще вышли на шииссов. И на этот проклятый ангар?

Торн завладел ее ладошкой, поцеловал. Потом подумал и осторожно прикусил.

- Сначала объясни мне по порядку, что происходит! – приказала женщина.

- А потом? – лукаво заглянул ей в глаза темный.

- Посмотрим.

- Какая суровость! Там вы будете допрашивать меня, госпожа командор?

- Что с вами еще прикажете делать, претемный лур? – в тон ему ответила она.

- О… Со мной много чего делать можно! – с предвкушением протянул Торн.

- Например? – сурово спросила женщина.

- Изначально поступало предложение меня поцеловать.

Наташа подумала – и, извернувшись, прикусила нежное ухо, форма которого, на самом деле, вызывала у нее бурный восторг.

- Ай! – возмутился триумфатор.

Его женщина рычала.

- Слушай… Я буду вынужден защищать честь и достоинство! – гордо заявил владыка. Потом понял, куда сместился заинтересованный взгляд его э’тили. И покорно сказал. – Ладно, лучше ухо грызи…

Наташа не выдержала и улыбнулась.

- Так-то лучше, - довольно протянул Торн. Опрокинулся на спину, увлекая ее за собой. И потребовал. – Меня надо не ругать, а лечить!

- Слушай, тебе же наверняка покой прописали.

- Именно так, - кивнул владыка. И промурлыкал. – Постельный.

- Думаю, что ваши лекари имели в виду совсем иное.

- Но я же лучше знаю! Я же владыка все-таки!

- Владыка, - склонилась над ним Наташа. – А ведешь себя как мальчишка… И убери ты руку, чтобы не потревожить ее!

- Мне так не удобно!

- Привяжу!

- Какие интересные фантазии…

Привязывать, конечно, женщина его не стала. Быстро не нашла чем, да и кровать на флагмане была не подходящая, но идею запомнила. А потом ей стало не до идей. И не до мыслей. Когда мужчина в твой власти и благодарно стонет… Это просто сводит с ума…

- Мы вычислили шиисов по нитям, которые они на тебя кинули. Я смог не просто их оборвать, а перекинуть.

- На кого?

Они лежали, обнявшись, Торн лениво гладил обнаженное плечо возлюбленной и рассказывал.

- Сначала на себя. Потом на Ро’Карси. Начальник моей службы безопасности тоже был в госпитале. Уточнял, почему тебе стало плохо. Вот и узнал. Кстати, потрепало его знатно. Хотя он тоже из рода Хардов, троюродный брат отца. То есть его защиту пробить тяжело. До этого дня считалось, что воздействовать на него невозможно.

- И как он себя чувствует?

- Жить будет. Но узнал, что такое криз. Давление не опускалось вообще. Пока у лекарей. Его старший лейтенант принеслась.

- Значит, Евгения Васильевна распереживалась? – улыбнулась Наташа. Девушка из приемной Сильверстрова ей нравилась. Однако бедного Ро’Карси старший лейтенант изводила нещадно. Он ей был более, чем симпатичен – это было заметно всем. Но она не собиралась подпускать его ближе. Менять свою жизнь она не хотела, ее карьера складывалась успешно. Кроме того, от темных женщины беременели практически сразу.

- Может, все пойдет на лад.

- Вы бы подсуетились с противозачаточными, - посоветовала Наташа. – Только чтобы они действовали. Не все женщины хотят рожать сразу. А с темными по-другому не получается.

Торн довольно хмыкнул. Его ладонь прижалась к животику любимой. Потом он решил, что там все срочно надо расцеловать. Но Наташа пресекла эту попытку отвлечься от рассказа.

- Так, - строго проговорила она. – Твой начальник службы безопасности пострадал. Это я поняла, а что дальше?

- Дальше, - смирился Торн. – Его подчиненные проследили, куда нити тянутся, нашли ангар. Честно говоря, мы и сами удивились, обнаружив на планете теней.

- Шииссов, - поправила Наташа.

- Ты и сама понимаешь, что их надо было убирать.

- Они еще много чего могли натворить.

- У них приоритет – ты и беременные женщины темных, - тихо сказал Торн.

- Меня перевезли на корабль, а остальных?! – Наташа попыталась вскочить, но Ра’хард мягко ее удержал.

- Я уже распорядился начать эвакуацию женщин на наши корабли. Пока побудут здесь, а потом что-нибудь придумаем.

Наташа успокоилась, он обнял ее. Несколько минут прошли в уютном молчании, но потом женщина спросила:

- Так значит, разработка с Альрама действует?

- Да, - у темного уже закрывались глаза, но не ответить любимой он не мог. – Работала та же команда, что и перепрограммировала ошейники подчинения у рабов. Под командованием гнома Криима.

- Это у них полное содружество существ, живущих в этой части вселенной?

- Именно. Гномы, люди. Светлые. Темные. Среди них даже орк затесался.

- И что они придумали?

- Они отследили воздействие на маршала Ро’Грика и его подчиненных. И смогли отсечь его.

Торн протянул руку к прикроватному столику, подал Наташе серебристый гребень.

- А на землян действует? – спросила Наташа.

- Будем испытывать. Но пока у нас таких гребней – пара десятков, не больше. Надо налаживать производство.

- На Альраме?

- Не уверен. Пока планета принадлежит бывшим рабам. И они целиком и полностью на нашей стороне. Как и команда инженера Криима. Но если все изменится…

- Надо просчитать, - кивнула Наташа.

- Надо. И в первую очередь обеспечить такими гребнями генерал-губернаторов. И службы безопасности планет Темного ожерелья.

- И Земного союза!

Владыку насмешило возмущение, которое отчетливо слышалось в ее голосе.

- Тебе я надену такое украшение в первую очередь! Как только испытают на землянах, – он потянулся к губам э’тили.

Она обняла своего мужчину, стараясь не задеть раненую руку. Но тут в дверь спальни раздался стук.

- Что еще? – недовольно спросил темный, притягивая к себе вздрогнувшую всем телом Наташу.

- Простите, мой лур! Но в лазарете необходимо ваше присутствие.

Даже через дверь было слышно, что его адъютант очень и очень несчастлив.

- Кому стало плохо? – спросила обеспокоенно Наташа, пока они с владыкой, вскочив с постели, быстро одевались.

- Да… Всем плохо… - печали в голосе у мальчишки прибавилось.

- Докладывай четко! – рявкнул владыка, распахивая дверь.

- Похоже, ваш молочный брат…обезумел.

- А ну, сделайте что-нибудь! – меч плясал в руках у Ру’Рара, словно темный был пьян.

- Рор! – Маша не знала: смеяться ей или плакать, тужиться на родильном столе под руководством невозмутимой акушерки или соскочить с этого самого стола. И попытаться успокоить черного лицом любимого. С совершенно ненормальными глазами. – Рор! Убирайся отсюда! Сейчас же!

- Но тебе же больно, я это чувствую! Тебе надо помочь!

- Головка пошла, - спокойно сказала акушерка-землянка. – Папочка, пуповину перерезать будете?

Ру’Рар обвел всех мутным взглядом. Подумал. И упал в обморок.

Маша взвизгнула.

- Мамочка, - строго посмотрела на нее женщина. – Не отвлекаемся! Остальные! За руки - за ноги. И уберите… Это.

- Что тут происходит? – в помещении лазарета, оборудованном под родилку, раздался голос владыки.

Лекари-темные отмерли и стали кланяться.

- Так, - рассердилась акушерка. – Посторонние! Покинули помещение. Папочку забрали и привели в чувство! Если такой нежный, зачем явился вообще. Мамочка, прекратите хохотать. Ваша задача – или дышать, или тужиться!

Глава восемнадцатая

- За мной! – приказал Дженифер генерал-губернатор Илтарина, как только понял, что капитан лайнера приходит в себя. – Скорее!

И они побежали коридором. Женщина поняла, что в сторону жилых помещений.

- Надеюсь, мы не на ваш лайнер с приказом немедленно отстыковаться? – быстро спросила она.

- Нет, - в голосе у темного явно чувствовалась обида. – Хотя отправить в безопасное место вас – идея хорошая.

- Не смейте!

- Я уже смирился с тем, что вы…такая, какая есть.

- Тогда – что?

- Все после.

Они забежали в какое-то помещение. Дженифер вдруг поняла, что это – его каюта.

Генерал-губернатор, не снижая темпа, проскочил к столу, достал черный кофр, вынул из него длинный прут и серебристый гребень, который он немедленно воткнул в волосы на затылке.

- На мостик! Быстрее!

В сосредоточенном темном не было ничего от того рафинированного и элегантного управленца, за которого Дженифер принимала генерал-губернатора столичной планеты. Теперь это был воин. Собранный. Жесткий. И таким он нравился ей гораздо больше.И они опять побежали. По пустым коридорам лайнера. Почему-то от этой пустоты становилось жутко. Словно все вымерли. И остались только они вдвоем.

- Старший офицер на мостике! – поприветствовали их дежурные офицеры: связист и пилот, вытянувшись в струнку.

Лир Ро’Ринэ рванул воротник-стойку своего мундира – и вытащил цепочку с овальной узкой бляхой. Он поднес ее к терминалу бортового компьютера. Дождался одобряющей трели. И четко проговорил:

- Я, лир из рода Хардов, восьмой из отстоящих от престола, беру этот корабль, всех пассажиров и членов экипажа, под свою руку. Клянусь даже ценой своей жизни обеспечить безопасность кораблю. Мать-Тьма мне в свидетели.Не только Дженифер, но и офицеры-темные уставились на него в изумлении.

- Вывести данные по каютам землян на монитор! – приказал генерал-губернатор. – Корабль на автопилот. Ближайшие восемь-десять часов никто не должен иметь возможности изменить курс или как-то подключиться к системе управления кораблем.

- Есть! – откликнулись офицеры и вернулись на свои места. Выполнять приказ.

- Джен, - развернулся темный к женщине. – В кресло. Я тебя заблокирую.

- Что происходит? – спросила землянка, быстро заблокировавшись в кресле, даже не обращая внимания на то, что темный сократил ее имя. Обычно это бесило ее до колик.

- Ты же умеешь работать с нашей системой управления?

Она кивнула.

- Сначала заблокируй всех пассажиров по каютам.Чтобы никто не мог ни зайти, ни выйти.

- Сделала, - откликнулась она.

- Теперь задай параметры поиска: показать каюты, где земляне не пристегнуты. И… где их больше одного.

- Слушаюсь.

Ее пальцы забегали по панели управления.

- Как только будут результаты – отсматривай каюты. Что там происходит. Код подключения к камерам тебе сейчас перекинут.

- Есть, - откликнулся связист.

- То есть вы можете просматривать все, что происходит во всех каютах? – возмутилась Дженифер.

- Можем, - не стал спорить с очевидным темный. – Но делаем это только в крайней необходимости. Как, например, сейчас.

Женщина фыркнула.

- Связь с членами экипажа, - между тем распоряжался генерал-губернатор. – И так, чтобы меня ни в коем случае не слышали пассажиры.

Офицер-связист кивнул и протянул лиру наушник с микрофоном. Генерал-губернатор заговорил в него:

- Внимание всем. Говорит лир Ро’Ринэ. На корабле враг. Велика угроза ментального воздействия. Приказываю всем военным и обслуживающему персоналу: немедленно разойтись по своим каютам. Или заблокировать себя в подходящие для этого помещения. Без оружия и по одному. При попытке ментального воздействия ввести себя в состояние боевого безумия. Да поможет нам Мать-Тьма.

Он на мгновение замолчал, задумавшись, все ли он предусмотрел.Потом увидел, что офицеры так и остались на мостике. И смотрят на него, ожидая его приказаний.

- Вперед! – скомандовал он. – По каютам!

- Мы не имеем права. Наша смена, - сказал пилот.

- Это вы не видели отчета маршала Ро’Грика, - насмешливо ответил им лир. – Как одна тень подчинила его, Харда по крови. И еще два десятка штурмовиков.

И вдруг рявкнул так, что любой сержант любой расы бы позавидовал:

- Бегом! Выполнять! Я отвечаю за все!

Офицеров снесло.

- Вот так, - неизвестно чему довольно кивнул Ро’Ринэ. Подошел к женщине. – Джен, ищи эту тварь… Ищи…

Дженифер быстро, но внимательно смотрела на монитор, пытаясь найти что-то подозрительное. Пустых кают было немного. В нескольких женщины сбились вместе. Несколько компаний активно лечили нервную систему алкоголем. Кто-то бурно обсуждал происходящее.

- Я так поняла, что ты уверен в том, что будет ментальный удар? – вдруг спросила женщина, не отрываясь от монитора.

- Обязательно будет.

- И будет так, как со мной… тогда?

Дженифер вспомнила, как чуть не убила капитана корабля. Как была уверена, что пытается спасти всех. Убеждена, что нападает на врага. Вздрогнула всем телом и стала еще внимательнее отсматривать каюты.

- Будет хуже, - вдруг уткнулся носом в ее волосы темный. – Потому что на его месте я бы воздействовал на темных: на штурмовиков, чтобы устроить бойню. Или на техников, чтобы взорвать нас к черной дыре. Или…

- Не надо, я поняла, - сказала женщина. И тут же спросила. – А почему он не воздействовал на ваших раньше?

- Или не мог. Или не хотел раскрываться.

- А на тебя…

Она вдруг повернулась к нему: такая желанная, такая долгожданная. Такая испуганная.

- Не бойся, - темный все-таки не удержался и прикоснулся к ее губам. – Я получил от умельцев на Альраме гребень, который блокирует воздействие теней. Кстати, он у меня оказался раньше, чем у владыки!

- Жаль, что он один, - Дженифер опять уставилась в монитор. – Я бы пошла с тобой.

- Да, жаль, - согласился Ро’Ринэ. – Еще бы парочку. Только один бы я отдал начальнику моей гвардии. Другой капитану. Он хороший боец. Надежный.

- Только с шеей у него проблемы, - злобно ответила Дженифер.

- Орки напали, - поморщился генерал-губернатор. – Их же много. И у нас общая граница. И они время от времени совершают налеты. Собирается молодняк. По несколько сотен кораблей. И они отправляются за славой. К нам. У них есть такой замечательный ритуал – посвящение в мужчин. А какое посвящение без битвы? Двенадцатый флот тогда прикрывал пограничную планету. Мясорубка была страшной. Даже офицерам флагмана пришлось отражать абордаж.

- Странно, - скривилась Дженифер. – Мне они всегда казались вполне адекватными. Своеобразными, но… Нашла.

- Приблизь! – приказал Ро’Ринэ.

Камера, установленная в каюте, показала им, что вокруг землянина, в котором они, к своему удивлению узнали оператора невыносимой журналистки, клубилась серо-чернильная тьма. Жуткий короткий вскрик. От которого у женщины все оборвалось внутри. И они увидели тень. Она вырвалась из несчастного, разрывая его в клочья.И вот. Враг на экране монитора. Неясные размытые очертания, в которых время от времени мелькало то чье-то лицо, то острые отростки, то что-то похожее на руки и ноги.

- Вот и ты! – воскликнул темный, хищно улыбнувшись. И повернув к себе Дженифер, вместе с креслом, сказал. – На удачу!

И жадно поцеловал ее.

Дженифер была заблокирована в кресле, но руки были свободны. И сопротивление оказать она могла. Но…Такая мысль ей в голову не пришла.

- Тэл! – все-таки возмутилась она, когда темный ее выпустил.

- А когда я убью эту тварь, которая мешает моим планам по завоеванию любимой женщины, - он внимательно и серьезно посмотрел на нее. – Я вернусь.

- Я буду ждать… - смущенно сказала Дженифер.

- И, э’тили моа…Я проявил свой интерес. Как мог. Теперь твоя очередь делать первый шаг.

Он улыбнулся. И с мыслью: «Главное, чтобы не пришлось прорываться через своих же…» - отправился к врагу.

Глава девятнадцатая

Перед выходом с мостика лир Ро’Ринэ набрал команду на пульте управления, и теперь жизнерадостное попискивание в ухе вело его к врагу. Но, выскочив из-за поворота, одного из коридоров, темный понял, что опоздал. Приказ о том, что необходимо заблокироваться, успели выполнить не все. Пара человек из обслуживающего персонала, инженер, с которым они разговаривали…Как его там? Айр. Пилот и связист. И капитан с Даной. Отлично. Вот только женщины не хватало!Лир ощутил мягкое, почти нежное прикосновение к его сознанию. Оно, как непроглядный туман, забиралось в каждую пору его кожи, в каждую клеточку его мозга. Успокаивало, поглаживало…Руки сами разжались и прут выскочил из них. Зазвенел, катясь по полу корабля.И Ро’Ринэ очнулся. Прищурился недобро. Обнажил меч.

- Убейте его! – раздался новый приказ, и на него надвинулись все пятеро. Хорошо еще, что среди них не было штурмовиков. Против них генерал-губернатор не выстоял бы и пяти минут.

А так… Коридор для пятерых нападающих узкий. Тень держится позади. Привык, должно быть, что все за него делают, а он только управляет…Проблему должен был создать только капитан, но он почему-то неловок, совершает много ненужных движений. Только мешает нападающим.Череда ударов, азартный рык темных, которых подчинили. Его отскок, прыжок через их головы.Первая задача: вывести из схватки девушку. Не покалечив. Подобраться к шее. Подобраться к шее…Девушка обмякла.Но в те несколько секунд, которые были ему необходимы, чтобы ее вырубить он открылся. И тут же почувствовал, что рукав правой руки набух от крови.Отскочил назад. Поискал глазами прут.И опять закрутилось. Через минуту понял, рисунок боя изменился. Инженера прикрывают, чтобы он смог обойти лира Ро’Ринэ. И, должно быть, попасть на мостик. Темный представил себе, что может натворить инженер на своем корабле… И понял, кто выпустил тень из заблокированной каюты. Значит, тот, кто срывался в теле несчастного оператора, подчинил Айра. Тот освободился сам и выпустил тень.Быстрое, резкое движение. Лир перебросил меч в левую руку, а правой метнул в глаз инженеру нож. Хрип. Мать-Тьма приняла в свою свободу Хаоса несчастного темного…«Странно, - мелькнула мысль. – У капитана должны быть метательные ножи…»Тот, словно услышав его мысли, выхватил нож – и…полоснул по горлу пилота, который стоял к нему вполоборота спиной.

- Прут! – скомандовал ему лир. – В глаз это твари!

И, изловчившись, ударил рукоятью меча в висок связиста. Мечи у темных были легкие, гарды облегченные. Была хоть какая-то надежда, что он его не убил…Капитан уже кружил вокруг тени, которая ощерилась острыми отростками. От врага шла волна негодования и неверия. Но каждый шаг к тени давался с диким напряжением. Ро’Ринэ казалось, что еще немного, и голова его просто-напросто лопнет.Он представил, как тень сметет и капитана, и его. Тогда никого не останется на пути к мостику. А там Дженифер. И она не сможет оказать сопротивления, потому что он сам и заблокировал ее в этом проклятом кресле. И этот урод склонится над ней, наверняка медленно, чтобы насладиться ее ужасом и отчаянием…И Ро’Ринэ сам не заметил, как преодолел несколько шагов, отделяющих его от врага. И разразился целой серией ударов, не обращая внимания на то, что правой руки он уже не чувствует, да и рана в боку мешает нормально дышать.Капитан никак не мог подобраться к одному из провалов в верхней части тени, который можно было посчитать за глаза.

И тогда генерал-губернатор открылся. Подумал, что тень не устоит перед соблазном… Он почувствовал, как диким холодом вонзаются в его тело отростки. И тут же услышал жуткий визг твари. Капитан из последних сил взметнулся в воздух из-за спины твари и вонзил ей прут в глаз.Лир Ро’Ринэ пробормотал формулу передачи капитану управления кораблем и со вздохом удовольствия разрешил себе отключиться.

Его раздражал этот звук… Он мешал его погружению во Тьму. Там было хорошо: свободно, спокойно. Пусто. Но эта пустота не пугала. Она манила…Но звук… Что-то было в нем такое, что заставляло открыть глаза, протянуть руку и погладить. Сказать… Нежно: «Ну, ты чего?» И прижать к себе…Удалось только приоткрыть глаза.

- Джен, - сложились губы, но звука не было.

Выглядела землянка совсем больной: лицо странного красного оттенка, в пятнах. Глаза еле видны в узких щелочках. И нос распух. Ее вид обеспокоили. А на лекарей он разгневался. Если женщине плохо, ее надо лечить, а не разрешать сидеть с ним.Опять раздался этот странный звук, что его разбудит: то ли всхлип, то ли стон.

- Тел, - прошептала она. – Пожалуйста…

- Что? – смог сказать он.

- Тел?! – взвизгнула она, вскакивая.

«Все-таки э’тили мне досталась немного сумасшедшая», - подумал лир, наблюдая, как она мечется, что-то быстро-быстро говорит. Кричит, кого-то зовет…

Просто сумасшедший дом, а не лазарет…Вбежал черноволосый лекарь, приказал женщине выйти. Или замолчать и не мешать ему.

- Вы очнулись, лир, - склонился над ним пожилой, уже черноволосый лекарь. – Я уже в это не верил, честно говоря.

Ро’Ринэ хотел возмутиться, но сил не было даже на глубокий вздох.

- Только говорить не надо. Вы еще очень слабы.

- Доложите… - все же смог проговорить он.

- Мы подлетаем к Илтарину. Через пять часов посадка. Тень уничтожили. Я доложу капитану о том, что вы очнулись. У вас будет пять минут, чтобы выслушать его.

Лекарь поднялся – и вышел.На стул около узкой кровати немедленно вернулась Дженифер. Взяла темного за руку. И заплакала.

- Что? – спросил он.

- Я испугалась, - ответила женщина. – Мне сказали, что ты ценой своей жизни остановил тень. Что у тебя ранения, не совместимые с жизнью. И остается лишь ждать, пока сердце…

Она всхлипнула.

- Нет, - сложились его губы.

Он хотел ей сказать, что еще не дождался ее ответа на свой проявленный интерес. Что не обладал ею. Что… да много чего еще… Не показал ей свой сад камней. Считалось, что лучший на Илтарине.Но на все это сил у него не было. Пока не было. Пока он просто держал ее за руку – и благодарил Мать-Тьму, что дала ему этот шанс.Капитан выглядел…тоже потрепанным. Осторожные движения говорили о том, что он старается двигаться так, чтобы испытывать как можно меньше болевых ощущений.

- Разрешите доложить? – все же вытянулся он перед генерал-губернатором.

- В госпиталь. Надо. Тоже, - сложил губы лир.

- Сначала корабль посадить, - непримиримо сказал лэр Р’Анс. – Потом – все остальное.

- Что. У. Нас.

- Трое погибших. Лайнер в безопасности. Подходим к планете. Трофейный корабль не взорвался, но адмирал двенадцатого флота, как только получил наше сообщение – приказал отвести его назад и тянуть не в сторону обитаемых планет, а к базе «Восемь-Х-Р».

Генерал-губернатор чуть прикрыл глаза в знак того, что понял. Это была законсервированная база темных неподалеку от Илтарина.

- Дана, - голос капитана чуть дрогнул. – Старший лейтенант Ардова не пострадала. Связь восстановлена. С Земли нам сообщили, что эти твари называются шииссы.

- Как. Удалось…

- Я и сам не знаю, каким образом мне удалось избавиться от воздействия. Просто… когда Дана упала…Я словно включился обратно.

Он замолчал, потом проговорил:

- Лир, я могу просить вас о…милости?

Ро’Ринэ удивился.

- Я сказал всем, что мои подчиненные погибли, помогая уничтожить тень. Дана ничего не помнит. Вы можете подтвердить это… Чтобы мертвым не было позора?..

- Да, - ответил лир.

- Благодарю вас.

- В госпиталь…

- Сразу после посадки.

Дана оглядывалась. Ничего особенного не замечала. Илтарин – как Илтарин. Космопорт как космопорт.Темных, правда много. И все мужики. Но ведут себя очень и очень почтительно.

- …Итак, мы долетели… Один человек, мой оператор и более пятисот темных погибли, чтобы земляне имели возможность оказаться на Илтарине… Можно ли платить такую цену каждый раз? За каждый перелет. Сможет ли пассажирский лайнер в следующий раз долететь до столицы темных? Как сложится судьба тех, кто здесь оказался? За этим всем буду следить я, Мерсэдес Лопез, и вы, зрители моего реалити-шоу! Оставайтесь с нами!

«Мда, наша журналистка работает, - подумала Дана. – Только оператор другой»…

Капитана Р’Анса и генерал-губернатора Ро’Ринэ уже погрузили в медицинский транспорт и отправили в столичный лазарет. Они с Дженифер остались, чтобы проследить, как устроятся земляне. На самом деле, их функция была чисто представительская, потому что темные все организовали на высшем уровне. Для землян на первом этапе был предоставлен роскошный отель в центре главного административного центра. Пока все прибывшие селились в кучке. А потом для Дженифер Ластер, как для руководителя представительства землян на Илтарине, и для нее – Даны Ардовой, теперь ее заместительницы, наступали горячие денечки…Организовать медицинский центр. И центр обучения. И…много еще чего… И хотелось попутешествовать по планете темных. И, самое главное, попасть в госпиталь и узнать как там исключительно упрямый полковник Р’Анс, который все-таки добился того, что его парализовало на подлете к планете. Его сейчас как раз оперируют. Так что в первую очередь ей надо в госпиталь….

Все остальное подождет.

Часть вторая.

Ваше счастье, что сердце у меня доброе, отходчивое!

(С) Джон Сильвер

Ловите ветер всеми парусами

К чему гадать – любой корабль враг.

Удача – миф. Но эту веру сами

Мы подняли, поднявши черный флаг!

В. С. Высоцкий

Глава первая

Лир Ро’Морак – наместник темных на Альраме, считай, полновластный хозяин планеты – вернулся домой. Сегодня у него получилось освободиться от дел достаточно рано. По крайней мере, Сева еще не спал, а Кати еще была на работе.

- Привет! – выбежал навстречу сын. Морак подхватил его на руки, подкинул, на мгновение прижал к себе.

Время от времени он просыпался по ночам, и ему казалось, что он попал в кружева вероятностей. В те, что умел плести владыка. Потому что его судьба не могла сложиться так. Он, майор, всю сознательную жизнь патрулировавший границы Темного Ожерелья, попавший в плен, в рабство…Он сумел не только выжить, но и возглавить восстание рабов на Альтарине. Победить. Найти свою э’тили. За заслуги перед Темным Ожерельем его приняли в род Хардов. Он теперь родственник владыки. А еще… Еще у него появился сын. Сева.

- Ты слушаешь, пап? - недовольно посмотрел на него мальчишка, дождался кивка. Застрекотал дальше. – Представляешь, она тыкнула Вадика карандашом. А тот заточен, знаешь как! Он же защищался только! Вот почему его наказали?!

- Девочек бить нельзя! Это позор для темного!

- Ага… Так то ж девочек! А эта… У нее удар ногой знаешь какой? Она ж исподтишка! Пап!

Сердце у Морака сжалось в истовой благодарности Матери-Тьме и всей Вселенной за это короткое слово…

- Женщины – это святое, - тем не менее, строго проговорил он. – А воин обязан терпеть боль.

- Женщины… - скептически посмотрел на него сын. – Ох, наплачемся мы еще с ними.

Какая-то правда в словах семилетнего мужчины была. Но…После того, как флот темных прибыл на Альрам, выяснилось, что тридцать четыре ребенка стали сиротами. А еще на планете решили остаться несколько сотен женщин, многие из которых были матерями-одиночками. Так что, помимо всего прочего, ему пришлось устраивать и детский сад, и школу. Сирот усыновили и удочерили темные из числа бывших рабов. И теперь, спустя три месяца искренне считали своими. Но…. С мальчишками все знали, что делать. Любовь любовью, но постулат о том, что мужчина должен быть воином, никто не отменял. А вот девочки…

- Надо бы собрать женщин и посоветоваться с ними. С мамой в первую очередь, - сказал он примиряющее.

- Да, - согласился Сева. – Матушка – она голова!

Морак только кивнул. И они отправились фехтовать на палках.Первые несколько недель, пока он добивался Кати – это было нечто! Женщина и слышать ничего не хотела о его чувствах, изводила его. Хорошо хоть никуда с Альрама улетать не собиралась. Работы для нее – доктора – было предостаточно. Не хирургом, правда.На планете были десятки тысяч рабов из «выведенных в питомниках». И что с ними делать – было совершенно не понятно. Они были не приспособленные к жизни на воле, не адаптированные. Не способные сделать выбор и прожить без хозяина. Их надо было обучать. С ними надо было работать психологам. Этих с самого рождения искалеченных созданий надо было встраивать в нормальную жизнь.Кроме того, существовала огромная проблема: женщины, побывавшие в рабстве, не могли зачать ребенка. И это просто убивало каждого темного, что нашел на Альраме свою э’тили. А таких было десятки тысяч. Работорговцы… Будь они прокляты! Делали операции всем рабам. Женщинам спаивали маточные трубы, лишая их проходимости. Физически это устранялось легко. Всем, кто захотел, такая операция была уже сделана. Но за три месяца не было ни одного случая зачатия на Альраме.

Так что Кати стала руководить госпиталем для землян. Там же открылся центр реабилитации и работали приглашенные психологи. Кроме того, врачи пытались найти причину и добиться того, чтобы семья смогли иметь детей.

- Ай! – он все-таки задумался. И пропустил удар палкой от сына.

- Получилось! – запрыгал тот.

- Вы что-то ели? – заглянула в зал для тренировок Кати.

- Мам! – Сева обнял ее, вспомнил о своих важных и неотложных делах. И унесся, пока его не усадили кушать.

- Вот почему я прихожу домой, а тебя нет? – промурлыкал на ушко своей э’тили темный.

- Я так надеялась, что сегодня будет прорыв… - прошептала она, прижавшись к нему.

- Кати, у нас есть сын, - поцеловал ее Морак. – Мне кажется, женщинам надо просто успокоиться. И жить, как живется, забыв про то, что так хочется забеременеть. И все придет.

Под утро его вызвали. Неуемные и гениальные инженеры, которые смогли перепрограммировать ошейники подчинения. И тем самым обеспечили саму возможность восстать.Морак тихонько выскользнул из кровати, постаравшись не разбудить Кати. Сколько военному нужно времени, чтобы собраться? Всего ничего. Через сорок минут его впускала вовнутрь секретного объекта шлюзовая камера, которая недовольно шипела, открываясь. И словно возмущалась, что ее подняли в такую рань.

- Добро пожаловать на завод, командир! – встречал его гном Криим – руководитель и вдохновитель всего этого безобразия.

- Здравствуй, рыжая башка! Говори, что вы еще придумали. И сколько нам это будет стоить.

- Что-то ты, Морак, совсем обуправленился, - покосился на него гном. – В ведь еще недавно солдат был. Совсем приличный!

- Ага, с вами по-доброму, так и сам без штанов останешься. И вся планета вместе со мной! – важно проронил принятый в семью владыки майор. Но тут же не выдержал пафоса – и заржал.

- Ладно, пошли. Разговор есть.

Они пошли. То, что Криим называл «Заводом» было секретным объектом, который они маскировали около одной из необитаемых планет системы. Именно туда с величайшей осторожностью с помощью захватов доставили буксиры отключенную от автоматики и обесточенную станцию теней.Станция (как и любое творение теней) представляла из себя бомбу замедленного действия. Которую, к тому же, можно было активировать на расстоянии. Был бы рядом повелитель и нужная строка команд на любом передающем устройстве. По счастью, вслед за маршалом Ро’Гриком на станцию прорвались не только его штурмовики его гвардии, но и инженер-электронщик с занимательным троянцем.Пока автоматика станции перезапускалась, тестировалась, землянин разобрался с тем, что произойдет, если хоть какой-то узел станции будет подключен к энергии. Помогли не только собственная сообразительность, умение ладить с любой техникой, но и безжалостные допросы, которые темные тут же организовали рабам теней. «Птицы», как их прозвали за суетливость и дерганность движений, сообщили много полезной информации. Бывшие рабы задумались. Присутствовать при взрыве огромной мощности как-то не хотелось. Они только что выиграли: чего умирать? Бросить станцию, эвакуироваться – и пусть себе взрывается… Так поступить им не позволила жадность: на станции столько всего вкусного. Да еще против был здравый смысл. Чтобы победить врага, надо изучить врага. И в них просто бурлила ярая злость на тварей, которые могут забираться под кожу к любому. А ты и знать не будешь, что рядом с тобой враг. Пока не придут за тобой…

Так что было принято решение рискнуть.К тому времени, как автоматика станции перезапустилась, все было обесточено. Выключено. И мертво.Дальше – больше. Найти и отключить все автономные источники питания. Оттащить такую махину подальше от обитаемой планеты. И спокойно уже разбирать на куски.

- Ломать не строить – душа не болит, - заметил один из инженеров-землян.

Они все время следили, чтобы механизм разборки не спровоцировал систему уничтожения. Пахали круглосуточно, в четыре смены, сменяя друг друга. Тестировали любой обломок, пытаться запустить процессы управления, проверив сто раз, чтобы ничего не взорвалось…

- Темные корабль захватили, - начал Криим беседу, протягивая Мораку огромную глиняную кружку со своим любимым напитком.

- Захватили, - не стал спорить наместник, делая большой глоток. Напиток был адским: немного земного кофе, умеренно горного горького меда темных. И сверху щедро крепкого алкогольного пойла гномов с непроизносимым названием.

- Пусть нам передадут, а? – попросил инженер. – Все равно, кроме взрыва ничего им не будет, ты же понимаешь!

- Ты так говоришь, будто я – владыка темных.

- Один корабль уже взорвали вояки твои! Вот, спрашивается, что лезли! Безрукие!!!

Криим болезненно отнесся к тому, что специалисты двенадцатого флота тьмы угробили корабль, с помощью которого теням удалось организовать переброску лайнера «Весна» и пиратского корабля сразу в окрестности Альрама.

- Я отправлю запрос, - примирительно сказал Морак, не ставший рисковать здоровьем в споре с инженером. – Владыка благодарен за гребень, позволяющий не попадать под влияние теней. И за штырь, которым можно тень уничтожить. Поэтому, думаю, он благосклонно отнесется к твоей просьбе.

- Гребень, штырь… - проворчал гном. – Это все… Хня!

Наместник пригляделся к боевому товарищу и вдруг понял, что тот мертвецки пьян.

- Слушай, ты чего нажрался-то?

- Мысли у меня всякие, - проворчал Криим.

- Что вы накопали?

- Мы изучали двигатель этой махины. Мозги сломали, но поняли, почему они умеют прыгать между системами. Знаем теперь, почему не может прыгать мы. И мы готовы отдать эти разработки владыке претемному луру Ра’харду.Морак догадался, почему его друг в таком состоянии. Видимо, решение о том, чтобы передать такую информацию не своим, гномам, а темным и землянам, далась Крииму нелегко.

- А как остальные? – осторожно спросил он.

Интерес был не праздный. В команде бывших рабов-инженеров были и земляне, и темные, и светлые. Несколько гномов. И даже один орк. И если кто-то решит, что двигатель нужнее именно его соотечественникам и сольет информацию… За такое и Альрам раскатать могут. Не говоря уже о «Заводе» на окраине системы.

- Понимаешь, - гном набулькал себе еще своего напитка в огромную кружку, теперь уже не разбавленного. Вылил в себя. Вспомнил о том, что он все-таки гостеприимный хозяин, и предложил темному. - Будешь?

- Воздержусь.

- Слабак! – охарактеризовал наместника гном. И тоскливо проговорил. – Понимаешь…

И опять завис.

Морак понял, что это надолго. Допил то, что было в кружке. Взбодрился… Мыслей в голове роилось столько, что казалось: еще одна – и голова лопнет. Принципиально новый двигатель, позволяющий прыгать от системы к системе… За такой двигатель будут убивать и умирать… А он – между всеми. И есть еще Альрам, находящийся под его ответственностью…

- Каждый из нас побывал у себя дома, - тихо сказал гном. – Несмотря на работу сутками, мы выбрали по паре недель, чтобы по очереди смотаться… На родину… И…

Он махнул огромной лапищей, снеся пустую бутыль. Не обратил внимания на это. И продолжил:

- Никто не желает понимать, что идет война. Никто. Нет, нас, конечно, приняли как героев. Гномы гномов – в особенности. Ты же хорошо представляешь себе, какие капиталы мы приволокли с собой. И то, что наш старейшина подмял гильдию купцов, о чем давно мечтал… Триумф полный…

И он грустно покачал рыжей головой.

- Каждого из нас выслушали. Похлопали по плечу. Отечески так. И приказали не волноваться. И жить своей жизнью. И все. У каждого свои интересы, большая и малая грызня. Коалиции против соседа. У наших - все мысли только о деньгах. Рептилоиды – насколько я знаю, решают – а не поискать ли им новую вселенную под заселение. Или выждать, чтобы потом договориться с шииссами.

- Твари!

- Они холоднокровные. И будут на стороне победителя, - безучастно отозвался Криим. – У орков – опять молодняк выгуливать надо. Иначе они совсем без боевки крышей съезжают. Хорошо хоть в этом году они решили отправиться отлавливать пиратов. Тех на окраинах развелось как грязи.

- А иначе бы – напали на Темное Ожерелье, - поежился бывший пограничник.

- Не полезут они к вам. Их сдерживает договор с землянами. Теперь же вы – союзники.

- Вот уж не мог предположить, что именно союз с землянами поможет остановить орков, - насмешливо фыркнул Морак.

- Мир меняется. Только никто не хочет этого замечать. А потом выясниться, что нашего мира нет. А есть только тени. И мы. Их рабы. И тогда наши ошейники подчинения и то, что творилось на Альраме, лаской покажется.

- А что светлые?

- Вернувшихся из рабства облили презрением, - теперь голос Криима звучал зло. – По мнению их народа, всем, униженным пленом, необходимо прервать никчемную и позорную жизнь. В нашей команде мальчишка-компьютерщик так и сделал.

- Вот ведь отродья черных дыр…

- Самый молодой…

- Надо последить за нашими светлыми, которые вернулись, - проговорил Морак. – К Кати отвести, чтобы с ними психологи поработали.

- Надо их чем-то занять, - согласно кивнул гном. – Им просто некуда возвращаться.

- Сделаем, - кивнул наместник. – Они теперь наши. Зря мы что ли бок о бок сражались!

- Вот именно поэтому двигатель достанется вашему владыке. Потому что темные пришли на помощь. А ты пытаешься организовать нормальную жизнь для наших. Не разделяя народ по видам.

Глава вторая

С Криимом они, в конечном итоге, подрались. Гном попытался въехать темному в нос. Морак аж обиделся. Еще всякие инженеры, пусть даже и гениальные, не пытались его достать. Он заломил рыжему руку – как мог аккуратно. Тот, гад эдакий! извернулся. И укусил темного. И летел уже от удара в корпус. По башке Морак его бить не стал, помня о том, что эта голова с бородой – самое ценное достояние Альрама.А вот почему сцепились? Да потому, что наместник, после того, как осознал все, что сказал ему гном, подумал хорошенько. Старательно. Приложился к пойлу, которым лечили нервы представитель подгорного народа. Достал планшет, быстро набрал несколько приказов. И торжественно объявил:

- Все инженеры изолированы на «Заводе». Пока в окрестностях Альрама не будет тесно от соединенных флотов темных, посидите тихонько. Займетесь чем-нибудь полез…

Вот тут Криима и снесло. И взвило. И гном азартно полез в драку.

- Тварь остроухая! – орал он. – Мы к нему! А он нас – под арест! Мы за свободу воевали! И воевать будем!

- Будете, - Морак осторожно приблизился к гному, который после полета через всю комнату отдыха, лежал ровненько. – Только сначала надо все сделать так, чтобы нас всех не перемочили. Ко всем черным дырам! За вами открытый двигатель!!! Чтоб его…

- Я думал, ты обрадуешься, - обиженно проговорил гном, не поднимаясь.

- Так я и радуюсь. Это хорошо, что разговаривали мы не в лаборатории! – усмехнулся темный.

- Мда, - огляделся инженер. – Если бы ты мной мою же лабораторию разгромил, я б тебя на запчасти разобрал.

- Устал бы, - усмехнулся Морок.

- Сволочь ты остроухая!

- Слушай, - уселся радом с поверженным союзником наместник. – Ты чего завелся? Ты же понимаешь, что тени сделают со всей системой, чтобы двигатель в массовое производство не попал? А теперь представь, как нас нашинкует любое правительство, чтобы такой двигатель был только у них. Ладно мы – мужчины. Но на планете и женщины, и дети. И я гарантировал им безопасность.

- Ты думаешь – не отобьемся?

- С чем придут, кого приведут, - поморщился Морак. – В любом случае, нападения хочется избежать. А это возможно лишь в том случае, если мы все сделаем тихо и быстро. И избежим утечки информации. Поэтому вы сидите беззвучно – как мыши. Кстати, я вам обрезал связь с внешним миром.

- Козел, - миролюбиво заметил гном.

- И ты, если пораскинешь хорошо мозгами в своей рыжей башке, сделаешь так, чтобы твои умельцы ее не восстановили.

- Скотина…

- Сам такой, - ответил ему темный. – Я лично отправлюсь к владыке Ра’харду. Я принят в его семью за заслуги перед Темным Ожерельем. И меня примут сразу же. Думаю, мы с ним договоримся.

- Но вот отдавать все забесплатно… - поник гном.

- Ни в коем случае. Я, знаешь ли, хочу детей. Много. Можно и приемных тоже. Их надо кормить и обучать. А это дорого.

- Слова не темного, но почти гнома.

- Ты на меня влияешь негативно.

- Так мы будем двигатель продавать?

- А то. Только темным, которые возьмут нас под защиту и военным, что сражаются с тенями – по одной цене. А вот всем остальным – извините.

- Тогда надо сразу защиту ставить. Чтобы при попытке развинтить и продублировать это все как на… - Криим осторожно посмотрел на командира, чья ненависть к непристойностям была широко известна, и благоразумно исправился. – Все бабахнуло. Конечно.

- Только постарайтесь, чтобы эти двигатели не взрывались сами по себе.

- Обижаешь, Морак. Безопасность – это наше всё!

- Вот и порешали, - поднялся наместник. – Лекарей вам вызывать?

- Это еще зачем?

- Так вы ж тут пьяные!

- У нас – горе. Поминки.

- Значит, так. Мальчишка сломался – значит, был слаб. Значит, ему было так поступить проще, чем выгрызть себе дорогу. А у нас – война. И дом, которому надо обеспечить безопасность и процветание!

- Корабль мы тебе дадим, - Криим, кряхтя, поднялся. – Экспериментальный. Там двигатель – зашибенный. Никто не догонит. Экипаж сработанный. Я их месяц уже гоняю. На слаженность.

- Мы долетим? – осторожно спросил Морак.

- Обижаешь, - всплеснул длинными руками гном. – Вот просто в душу плюешь!

- Ладно, прости.

- Что еще надо?

- Как можно больше гребней и штырей в подарок. И какого-нибудь инженера потолковее, у кого язык подвешен. Сам понимаешь: я и создание двигателей. Это даже не грустно.

- Это смешно, - гнусно ухмыльнулся гном.

- Нам финансирование будет необходимо.

- Когда производство будем ставить на поток – конечно.

Морак вздохнул:

- Твой инженер должен уметь очень хорошо говорить!

- Слушай, а бери Элгидора. Остальные светлые наши как-то держатся, а этот совсем сник. Но парень – толковый. И, как все светлые, впаривать умеет! Закачаешься!

- Только предупреди его, что у меня на Альраме остается семья. Так что если его душевное здоровье будет угрожать нашим планам – я страдальца сам прикончу!

- Отлично! – обрадовался Криим. – Это его взбодрит. И из меланхолии выведет. А мы пока займемся прототипом двигателя. Кстати, пусть нам темные пару кораблей подгонят – поменьше. Будет на них экспериментировать. Не свои же портить.

- Договорились. Я же отбуду через шесть часов.

- Все успеем, командир!

Жизнь была другая. Свободная. А Рябой так и остался заместителем Морака. Теперь же он смотрел на командира удивленно:

- Значит, ничего не случилось, но инженеры под замком, а ты улетаешь на Землю, хотя еще вчера не собирался.

Морак поморщился.

- Понял, у нас режим боевой готовности, - усмехнулся заместитель.

- И постарайся так развернуть силы, чтобы…если что… Получилось так, как в бою под капониром.

- Это когда у меня снайпера сильно заранее были на позициях? А мы свалились на головы наемникам совсем не оттуда, откуда они нас ждали?

- Именно. И попроси у Криима какую-то оповещалку сварганить, чтобы корабли чужие засечь…

- Сильно заранее, – скупо улыбнулся Рябой. – Не переживай, командир. Не у тебя одного здесь семья.

Кати он перехватил в больнице. И вид любимой женщины в белом халате – строгой, недоступной – заставил его позабыть, зачем он вообще сюда явился.

- Что случилось? – встревожилась она.

- Ээээ, - изрек он. И спросил жадно глядя на округлую мягкую э’тили.

- Морак, - рассмеялась она и чуть покраснела. – Веди себя прилично.

- Не хочешь, чтобы я тебя кинул на плечо и утащил… Веди в кабинет, - приказал наместник хрипло.

- Ты с ума сошел? – кокетливо спросила женщина.

- Да, - кивнул он. Подхватил на руки Кати. – Показывай скорее, где.

- Там, - взмахнула она рукой.

Через четыре часа он бросил бот на посадку. Резко, безжалостно. А что делать, наместник опаздывал, а это было не солидно. Но счастливая улыбка не сходила с его губ. Почему-то он был твердо убежден в том, что его э’тили только что забеременела.

Глава третья

- Прошу, - поприветствовала Морака у трапа…земная женщина. – Мы готовы стартовать. Ждем только вас.

Наместник уставился на нее. Сам понимал, что поступает достаточно неприлично. А поделать ничего не мог. С тем, что его э’тили – лекарь, да еще и хирург, он смирился. Не сказать, что это было легко. Но всякие разные земные особенности… Женщины в форме, например… будили в его армейской душе тяжелый «когнитивный диссонанс». Так его не единожды обзывала Кати. Он не знал, что это такое, но подозревал что-то совсем нехорошее. Гадкое. Ругательство. Но спросить стеснялся.

- Ваша милость! – окликнула его женщина недовольно. – Мы отбываем или нет?

- Да, конечно, - тяжело вздохнул он, жалея, что не отходил гениального инженера Криима еще и по морде. И ведь выдумал сам же отговорку! «Достояние» Альрама. Ничего с гномьей башкой не случилось бы. Все в галактике знают, что у представителей этого вида бошки крепкие.

- Так пойдемте, - недовольно приказала женщина. – Все ждут только вас.

Они прошли вовнутрь и оказались в небольшой кают-компании

- Лир Морак, - поприветствовал его темный. – Я – лор Амрак, капитан корабля. Добро пожаловать на борт «Стремительного». – Я и мой экипаж рады приветствовать вас.

Теперешний наместник, большую часть своей жизни прослуживший на границе Темного Ожерелья, только кивнул. Вот теперь все было правильно. Если бы женщина ему померещилась. Но нет. Экипаж корвета состоял из двух темных: капитана и инженера. И двух их э’тили, которые выполняли функции оружейника и лекаря. Вот женщина, специалист по системам вооружения, его и встречала у трапа.«Нет, все-таки земляне – дикий народ», - подумал Морак и перевел взгляд на светлого, который его сопровождал. Как его зовут? Криим говорил, но в памяти не отложилось Эл… как дальше? Выглядел светлый не очень. С другой стороны, экстренное протрезвление еще никому свежести в цвете лица не добавляло…Капитан дождался, пока наместник всех обозрит, и поднес Мораку планшет.

- По протоколу, - пояснил капитан, - если операция тайная, только высший чин должен знать, куда отправляется корвет связи.

Морак быстро напечатал на планшете: «Солнечная система. Планета Земля». Ввел свой личный код доступа и отдал капитану.

- Будьте добры, пристегнитесь в противоперегрузочных креслах, - обратился к пассажирам капитан. Морак и светлый кинули, хотя бывшему майору-пограничнику на мгновение стало смешно. Но приказ капитана выполнил. И даже зафиксировал себя в кресле.

- Вперед, - приказал капитан своим. Все члены экипажа удалились.

- Мне стоит ждать от вас проблем? – спросил темный у светлого.

Тот поморщился:

- Может, тогда, когда мы победим теней. Не раньше.

- Хорошо, - кивнул Морак.

- А еще очень хочется истребить всех пиратов, - скривился светлый. – Так что дел очень много. Можно пока обустроить все таким образом, что переживать будет некогда.

- Вас же тоже захватили в плен пираты?

Светлый кивнул:

- У них был заказ на молодых мужчин моей расы. От публичных домов Альрама. А на пассажирском лайнере, который захватили, летело…много кого. Но пираты отобрали тех, кто им подходил, а остальных… просто вырезали. И я ненавижу этих тварей больше, чем мне хочется умереть.Морак вздрогнул. Мда, публичный дом. Пожалуй, судьба гладиатора более милостивая. Хотя убивать тех, с кем вчера еще ел за одним столом… Но по тем временам можно было решить, что оказываешь милость. Даешь уйти из безнадежности к Матери-Тьме…А светлые… Лидер восставших помнил прекрасно, как сосредоточенно они вырезали хозяев и посетителей центрах развлечений в первый день свободы. В первый день, когда им удалось избавиться от ошейников и добраться до глоток тех, кто мнил себя хозяевами их жизни.А еще он знал, что из самого знаменитого публичного дома Альрама «Золотинки» освобожденные рабы забрали с собой всех, кто польстился на их удивительную красоту. На второй капонир. И даже наемники к ним особо не лезли, потому что светлые транслировали пытки, которыми они развлекали себя и своих бывших хозяев.Морак тогда еще подумал, что зря темных считают безумцами. Они же просто прикончили врагов. И на этом успокоились.Где-то через час к ним зашел капитан, доложил, что полет проходит нормально, разрешил отстегнуться.

- Ориентировочное время прибытия в пункт назначения – семьдесят пять часов, - с гордостью добавил он.

- Отлично! – искренне восхитился наместник Альрама. – Флагману владыке надо семь дней, чтобы преодолеть расстояние от Земли до Альрама.

Лор Амрак предложил показать каюты. И Морак, и светлый кивнули.Душ с нормальной водой на корвете был. Каюты очень маленькие: узкая кровать, стол, стул, дверь в санузел и несколько секций хранения, прикрытых панелью.Когда Морак улегся и прикрыл глаза, его сердце сжалось. С тех пор, как он нашел свою женщину – они надолго не расставались. Даже когда она решительно отказывалась принадлежать ему, в самом начале было и такое, он все равно был рядом. Видел, касался… В один вечер она грустила. Как-то безнадежно, глухо… И очень тихо, стараясь не привлекать к себе внимания, он подошел к ней, прижал к себе – и поцеловал. Это было…сладко. И очень-очень правильно. А Кати – расплакалась. Он очень растерялся, стал извиняться. А она, улыбаясь и всхлипывая одновременно, сказала, что это…от счастья.

Как можно плакать от счастья, он так и не понял. Как и не понял, как можно быть… такой разной. Нежной, хрупкой, ранимой внутри. И решительной, порой суровой снаружи.Проснулся он резко. Хотя корабль шел практически бесшумно, и вибрация корпуса не ощущалась, но он почувствовал: что-то не так. Почти пять десятков лет в пограничной службе даром не проходят.Одеться, выскочить. Найти мостик. Кораблик был совсем маленький и трудности для ориентирования не представлял. Обнаружить вся команду, что в каком-то яростном недоумении пыталась вернуть себе возможность управлять кораблем.

- Что тут происходит? – спросил он у капитана.

- Ваш…спутник, - капитан все же проглотил ругательства. – Сошел с ума!

- Я чувствую их, - раздался спокойный и даже ленивый какой-то голос светлого. – Мы просто подойдем и заберем спасательную капсулу. И все.

- А я повторяю, - голос капитана звенел от бешенства, - что мы не имеем права снижать скорость и отклоняться от курса. Мы не имеем права реагировать на сигналы бедствия! Мы не имеем права обнаруживать свое присутствие и связываться с другими кораблями в этом квадрате. Вы нарушаете протокол.

- Плевал я на ваш ублюдский протокол! – взвился светлый.

- Вам должно быть известно, что подобные действия считаются бунтом на корабле!

- Надо будет пойти под трибунал – я под него пойду, - равнодушно отозвался эльф.

- Ваши действия задержат нас на три с половиной часа. Пока мы будем тормозить, пока забирать капсулу, пока снова разгоняться…

- Чьи-то жизни этого стоят.

- Как вам вообще удалось?!

- Мы с ребятами проектировали этот корабль. Что тут удивительного?

- Я повторяю вопрос, - Мораку надоело слушать бессмысленный спор. Раз уж инженер Криима сумел подчинить себе корабль – он все равно все сделает по-своему. – Что происходит?

- Крушение корабля. Похоже – светлых, - отчитался капитан. – Ваш спутник потребовал, чтобы мы изменили курс – и взяли на борт капсулу. Я отказался. Он ушел. Потом перепрограммировал центр управления кораблем, замкнув его на себя. Утверждает, что кого-то там чувствует. В космосе!

- Там живые, - раздался голос светлого. – Двое из моего народа. Разве вы не слышите их страх? Странные вы.

- Сколько вам нужно времени, чтобы затащить капсулу на борт?

- Еще минут двадцать.

- Наша помощь?

- Думаю, им понадобиться медик.

- Подготовьтесь, - обратился Морак к одной из женщин. Та кивнула.

- Благодарю, лир, - сказал светлый.

- Когда прибудем домой, на Альрам, пойдете под арест за нарушение протокола, - поморщился наместник. – И можете мне поверить, я придумаю что-нибудь совсем гадостное!

Глава четвертая

- Вот так, девочки мои… - нежно звучал над прекрасными цветами чарующий голос прекрасной юной эльфийки. – Осталось пять дней моей свободы. А потом… я все-таки выйду замуж.

Не то, чтобы Лиинталия из дома Серебряных Армов посмела высказывать недовольство – такое, в принципе, было невозможно. Не то, чтобы она роптала на судьбу – все происходило так, как было положено. Как было заведено.Но ее цветы, ее сад, который каждая девушка приносит в дар своей новой семье, который она растит с самого первого сознательного дня – они ведь готовы были выслушать. И, может быть, посочувствовать.

- Вы же знаете, что я лечу к жениху, - вздохнула Лиинталия. - Пришло мое время.

Дом Сапфировых Наамов решил породниться с Серебром. И все были довольны этим союзом. Ее дом – тем, что через такое родство станет на полступеньки выше по статусу. Дом жениха – безупречной генетической картой невесты, которая идеально подходила старшему сыну для выведения чистой линии потомства.С давних времен Дети Света старательно отказывались от чувств при создании семьи, заменив их строгим расчетом и работой генетиков. На всех светлых были составлены подробнейшие генетические карты, которые позволяли вывести здоровое сильное потомство.

- Все знают: прежде всего - невозмутимость, - девушка аккуратно протирала сочные зеленые листочки лосте-несса. Потом отошла и на несколько минут выключила свет в оранжерее. Засияли меленькие трогательные звездочки цветов. Засветились лазурным стебли. Девушка замерла от восторга…

Но потом взяла себя в руки, включила свет. Строго сказала и цветам, и себе:

- Главное – никаких чувств. Изящество и утонченность – как главные принципы жизни.

Девушка должна была войти в семью мужчины и принести в дар свой сад. И четырех детей. Потом она получала обеспечение (согласно брачному договору) и, при желании, ее пути с супругом и его семьей расходились навсегда. Особой привязанности эльфы к своим детям не имели, поэтому все было чинно и спокойно.Так было всегда. Так было положено. Ведь каждый светлый знал – зачем. Все понимали, что иначе они станут такими же сумасшедшими, как темные. И Тьма поглотит их, как поглотила уже их несчастных бывших сородичей, которые упрямо цеплялись за свою никчёмную жизнь. И в безумии и гордыне не позволили светлым подарить им покой и свет.

- Я должна спокойно и размеренно вести свою жизнь, - строго сказала эльфийка ярко-алому цветку истара, символу преступных чувств. Но бутоны распустились этой ночью, словно желая сказать хозяйке сада, что ее ждет любовь. Недопустимо-прекрасная, как и алый цветок.

Лиинталия фыркнула, отвернулась и отправилась к своему любимому цветку. И снова, как в первый раз, застыла в восхищении перед лириллой. Чисто-белый, с восхитительным запахом. Цветок был очень редкий и ценный, потому что выжимка из этого цветка помогала вернуть память. Кроме того, существовала легенда, что некоторые эльфийки, вдохнувшие сладкий запах волшебного цветка, могли предсказывать будущее.Что касается юной девушки из дома Серебряных Армов, то в сказки она не верила. Но вот сегодня сердце как-то закололо, когда она увидела поникшие листья лириллы.

- Девочка моя, что с тобой? – тревожно спросила Лиинталия.

Как только она обратилась к цветку, то листья…стали восковыми. Мертвыми. Эльфийка коснулась цветка, пытаясь влить энергию. И вздрогнула, не почувствовав отклика. Ей показалось на миг, что вокруг – лишь пустота космоса, пыль и обломки.

- Почему вы не идете обедать, сестра? - раздался совсем рядом звонкий мальчишеский голос. Лиинталия вздрогнула.

Лооринель – наследник рода Серебряных Армов строго смотрел на сестру. Самый младший из четверых детей, но мальчик… Она должна была поклониться, извиниться и следовать за ним. Но… Девушка схватила мальчишку за руку. И потащила за собой.

- Пусти, - приказал он, но старшая сестра не послушалась.

- Скорее!

- Ты с ума сошла?

- Наш корабль будет уничтожен, - быстро проговорила она. – Спасательные капсулы совсем рядом. Мы можем спастись.

Почему-то брат поверил ей сразу. Только сказал:

- А предупредить всех?

Он вырвал руку, добежал до узла управления, прижал узкую ладонь к панели и приказал:

- Как наследник дома Серебряного Арма, я приказываю: поднять тревогу.

Но Лиинталия знала: уже поздно.

- Мальчик мой, - раздался голос матери. Спокойный и отстраненный. – Вы сейчас где?

- В шаге от спасательных капсул, - ответила Лиинталия.

- Спасайтесь. Остальные просто не успеют добежать.

И в звуках голоса матери было столько любви, столько нежности…сколько они не слышали за всю свою жизнь. Потому что эмоции – это зло.Спасательная капсула выскользнула из корабля за мгновение до того, как он превратился в пыль и обломки от нескольких попаданий бортовых орудий неизвестных кораблей.

- Из всех вариантов тот, что нам придется удирать от светлых, мной как-то не рассматривался.

Под звуки этого голоса светлая эльфийка очнулась. Поняла, что жива. Поняла, что в незнакомом месте. И стала прислушиваться.Незнакомый голос язвительно говорил на галакте – языке, общем для цивилизованных существ. Интонации были самые командирские. Требовательные.

- И когда мы наберем теперь разгон, чтобы уйти?

Сколько издевки!Ему ответил другой голос, женский:

- Тридцать пять минут, капитан. Не больше.

Насмешки в голосе мужчины прибавилось. И он поинтересовался:

- А что щиты?

- Я их доработал. Сорок минут гарантирую.

По знакомой певучей интонации, Лиинталия поняла, что говорит светлый эльф.

- Отлично! – энергично откликнулся еще один голос. – Мы с Дианой одного уже сбили. Думаю, второго тоже ссадим!

- Аккуратнее там, наместник! – теперь в голосе было разлито недовольство.

Светлая подняла голову. Увидела небольшой отсек, где все было белого, странно-неприятного оттенка, режущего глаза. Поняла, что голоса раздавались по громкой связи – в помещении была только одно существо.

- Как вы себя чувствует? – склонилась над Лиинталией женщина. В белом комбинезоне. Подобные носил обслуживающий персонал на кораблях светлых.

- Где мой брат?

- В соседней реанимационной капсуле. Жив.

- Вы нас захватили в плен?

- Нет, - усмехнулась женщина. – Наш…светлый почувствовал вас. Устроил истерику. Практически бунт. И вынудил принять вас на борт.

- Из какой глуши вы вышли в космос, - высокомерно спросила светлая эльфийка, - что вам неизвестно: корабль, потерпевший крушением, имеет приоритет. Надо сначала убедиться, что сделать ничего нельзя. И только потом продолжать свой путь?!

- Из какой сказки вышла в космос ты, девочка, - резко ответила ей женщина, - что не знаешь главного. Есть слово приказ. Есть задания, которые важнее собственной жизни. Не говоря уже о двух дурно воспитанных светлых.

- Что? – изумилась Лиинтелия. Кто-то из вторичных рас смел ей перечить! Женщина явно была ни светлой, ни темной, ни гномой. Тем более не была рептилоидом. Значит, должна была почтительно внимать.

Эта же… особь ухмыльнулась и проговорила:

- Не за что!

- Не поняла…

- Ты же таким образом выразила благодарность за то, что тебя и брата спасли? Вот я и говорю: не за что!

Двумя часами спустя странная женщина выпустила Лиинталию из медицинского отсека. Лооринель хуже, чем сестра перенес путешествие в открытом космосе. Женщина, которая оказалась землянкой, не разрешила пока ему покидать капсулу.

- Как хорошо, что мы уговорили Криима и выбили себе два капсулы! – довольно сказала она светлой. – А то было бы не понятно, кого из вас спасать первым.

- Наследника, - не задумываясь, ответила Лиинталия.

Тут по громкой связи раздался голос, который принадлежал капитану.

- Наши спасенные… С ними можно поговорить?

- С той, что постарше, - ответила доктор. – Мелкого я придержу пока.

Светлая прикрыла глаза в ужасе. Может, она так и плывет где-то посреди обломков корабля и среди праха, в который превратились члены ее дома… А все эти сумасшедшие ей только лишь мерещатся? С другой стороны, это просто несправедливо. Почему в ее затухающем сознании мелькают такие странные и неприятные образы? Почему, допустим, не ее любимые прекрасные цветы?Боль пронзила ей руку. Лиинталия вздрогнула и укоризненно посмотрела на землянку.

- Противошоковое, - пояснила та, показывая пневмошприц. – У тебя, похоже, откат пошел.

И добавила уже мягче:

- Пойдем, детка, надо решить, что с вами дальше делать.

Глава пятая

Морак обозревал свое воинство. Мрачного капитана. На которого как-то недобро поглядывала Диана. И что это с ней? Женщина показалась ему спокойной и хладнокровной. И работать с ней в паре было просто удовольствием. И у бывшего майора-пограничника была возможность проверить это в реальном бою. Пока они разгонялись, на них вынеслись юркие жалящие истребители светлых. Должно быть, их спустили с ближайшего корабля светлых, когда заметили, что у обломков появились посторонние.Интересно, кто был на корабле светлых, что ради их уничтожения подняли три фрегата. Именно их абрисы они наблюдали на радаре…Инженер-темный сидел со скучающим видом, всем демонстрируя, что смысла в подобных совещаниях он как не видел, так и не видит. Но приказ выполняет старательно. Похоже, он выделил это время, чтобы подремать с открытыми глазами. Вошла его э’тили. Веселая, рыженькая, с забавными точечками вокруг носа. Она была совсем другой по характеру, чем его Кати. Но в моменты, когда кому-то была нужна помощь, превращалась в точную ее копию. Резкие, отрывистые команды, экономная четкость движений. Казалось, что говорит и действует не живое существо, а механизм.Он вспомнил ее поведение в шлюзовом отсеке, куда захват втянул спасательную капсулу. Мужчины выстроились. Вышел даже забаррикадировавшийся светлый. Гребни были в волосах. В руках штыри. Все понимали, что из глубин космоса могло занести на борт все, что угодно. Включая тень.В напряжении все слушали шипение шлюзовой камеры. Мыслей не было. Лишь кровь кипела в предвкушении хорошей схватки.Но когда они заглянули в камеру, то обнаружили там двух светлых. Мальчишку. И девчонку, чуть постарше.А потом был бой с теми, кто уничтожил корабль. Хорошо еще, что тяжелые корабли не успели подойти. А с истребителями они с Дианой разобрались.Теперь же… Совершенная рожа светлого просто излучала совершенное удовлетворение от сложившейся ситуации. Глаза сверкают, плечи развернул. Гаденыш! Наместник Альрама подумал, насколько сломанный нос только украсит это своенравную и высокомерную морду. И с огорчением понял: владыка, к которому они направляются, обязательно отметит тот факт, что инженер пострадал. Ладно, трепку придется отложить.Морак перевел взгляд на спасенную. Она сидела, чинно сложив руки на коленях, замерев. Настолько прекрасная, что просто дух захватывало. Интересно все-таки, светлые умеют воздействовать. Или это просто реакция на красоту?

- Мы рады, что вас с братом удалось спасти! – вырвалось у наместника.

- Наследник дома Серебряных Армов и я, невеста дома Сапфировых Наамов, благодарим вас. Я могу задать вопрос?

- Разумеется, светлая, - склонил голову Морак, отдавая должное ее выдержке.

- Кто вы? И что будет с нами?

- Позвольте представится, - поспешно сказал темный. – Я – лир Ро'Морак, наместник Альрама. А это – сопровождающие меня офицеры.

- Альрам? – побелела девушка. – Восставшие рабы?

- Именно так, светлая, - насмешливо отозвался из своего угла ее соотечественник.

- Пока мы не можем изменить курс и доставить вас туда, где есть прямое сообщение с планетами Светлого леса, - продолжил Морак. – Но, как только мы разберемся со своими делами, мы, конечно же, поможем вам добраться домой.

- У них с братом дома сейчас нет, - резко проговорил Светлый.

- Прекрати! – рыкнул на него Морак.

- Вы летели к сапфировым на вашу свадьбу, - Эл-как его там говорил с утвердительной интонацией. – Так.

Девушка кивнула.

- И на кораблях были все представители вашего дома.

- Практически все, - спокойно отозвалась светлая.

- А ваш отец – мастер-оружейник, в последнее время обласканный императором.

- Храни повелителя Светлый лес, - как эхо отозвалась девушка.

- И дома остался кто-то из родственников отца. Тоже оружейник.

- Дядя.

И тут она поняла, что ей безжалостно и прямо только что сказал этот…презренный раб.

- Да как вы смеете? – ледяным голосом, тихо, размеренно и спокойно проговорила она. – Вы ничего не знаете. Вы вообще кто?

Если до этого они говорили на галакте, то после этих слов их светлый разразился тирадой на своем языке. И если все, что он говорил в течение пары минут было именем, то он был императором светлых. Инкогнито.

- Странно, что светлый такого рода оказался рабом, - ответила ему девушка совершенно спокойно. И на всеобщем языке, который понимали все.

- Странно то, как наши соотечественники отнеслись к нам.

- Император мудр. Лучше отсечь несколько ветвей, которые заразились, чем погубить все дерево.

- Мы не ветви. Мы – живые существа. Мы чувствуем.

- И что же вы чувствуете?

- Что нас предали, - тихо ответил светлый

- Вы стали слишком эмоциональны после вашего падения, - спокойно ответила девчонка. – Поэтому не вписываетесь с общество.

Мораку захотелось ее задушить:

- Хочу заметить, уважаемая невеста Сапфировых Наамов, мы здесь все – бывшие рабы. Уничтожившие своих хозяев, чтобы вырвать себе право на свободу. И ваши слова о падении звучат оскорбительно.

- Я говорю лишь о том, - невозмутимо ответила светлая, - что общество, как и любой организм, отвергает то, что не вписывается в систему. Как организм борется с инфекцией и уничтожает ее, так же точно и общество.

- В общем, Эл, - повернулся к светлому Морак, - хорошо, что мы отбили Альрам. У нас есть дом.

- Это точно.

- И вы позволяете этому…темному сокращать ваше имя?!

Теперь в голосе эльфийки эмоции были. И гнев, и ярость, и презрение.

- А что же вы хотите от презренного раба, - бешено блеснули глаза светлого.

- Так, довольно, - поднялась доктор. – Как вам не совестно! Девочке и так досталось. А тут еще вы! Пойдемте, милая, я покажу вам каюту. Брат ваш пока побудет у меня. Но волноваться не стоит. С ним все будет в порядке. Просто ваша спасательная капсула не предназначена для двоих – кислородное голодание было значительным, но не…

Голос землянки успокаивал и уговаривал. Оставшиеся в кают-компании молчали, пока он удалялся… Потом заговорил Морак.

- Они же высчитали, куда мы летим? – посмотрел он на капитана.

Лур Амрак кивнул.

- Но они же нас не догонят? – удивился Эл. – Куда этим посудинам до скорости «Стремительного»!

- Но им никто не помешает отправить кого-то наперерез, - скривилась Диана. – А мы против главного калибра любого крупного корабля не продержимся и десяти минут.

- Не все так мрачно, - возразил своей э’тили капитан. – Пусть сначала попадут.

- Тогда надо заняться щитами, - сказал инженер-темный. С инженером-светлым они поднялись практически одновременно.

- Вы позволите вам помочь? – любезно предложил Эл.

- Только если вы покажете, как вы обошли мою защиту, - отозвался темный.

- Мы же его проектировали. Мы же и координировали переделку курьера Темного Ожерелья, который взяли за базу. Следовательно…

- Вы просто оставили для себя несколько лазеек, - догадался инженер корабля.

- Я вам покажу, пойдемте!

- И двигатели проверьте, гении! – приказал капитан им обоим.

- С другой стороны, - протянул Морак, - В Солнечной системе и ее окрестностях три объединенных флота Темного Ожерелья. Нам надо обозначить себя – и помощь придет.

- Это надо успеть сделать. И не рассекретив себя раньше времени. И раньше, чем мы попадем под залп, - сказала Диана.

- И помощь будет идти от сорока до шестидесяти минут, - покачал головой капитан.

- За пару часов до подхода к Солнечной системе дадим сигнал: «Член рода Ра’Хардов в опасности», - решил Морак. – Думаю, этого будет достаточно.

Глава шестая

Ру’Рар с радостью назначил себя в патрулирование. Хорошо все-таки быть маршалом: сам пожелал – сам себе приказал. И сам выполнил. Не жизнь, а сплошное удовольствие.Он злобно оглядел на отряд «Нарак», который в полном составе отправился с ним в окрестности Солнечной системы. Бойцы были какие-то потрепанные. И грустные. Ну да… У них же была тренировка.Маршал зарычал. Его боевые товарищи подобрались.

- И что это вы расквасились? Что? Как узнали, что именем нашего отряда врагов называют, так и сникли?!

Тени молчали. Для начала потому, что молочный брат владыки, которому комфортно было изображать из себя сержанта, эти несколько дней был мало вменяем. И темные лишь диву давались: его э’тили только-только родила ребенка. Командир стал отцом – впервые из всех темных, впервые за почти сотню лет. И пусть ребенок был приемный, но каждый из его соотечественников прекрасно понимал, как маршалу важно быть со своими девочками. Как сейчас ломает Ру’Рара. Не понимали они только, с какой радости его понесло на патрулирование? Что, больше некому? У него какой-то задвиг, а им-то за что?!Сам Ру’Рар был в тоске… Прошли две недели с того момента, как у них с Машей появилась дочка. А он… Он просто не знал, что ему делать. Он сходил с ума. Он хотел обладать своей женщиной до умопомрачения. Ее тело манило его. Ее глаза – в которых было столько нежности и любви. Ее запах – сладкий, манящий… А когда она кормила малышку…Но слова Наталии о том, что практически любая любовная связь приводит к незамедлительной беременности. Он не был готов к тому, чтобы Маша еще раз забеременела. Он слишком хорошо ощутил манящее безумие, в которое чуть не провалился, когда почувствовал боль своей э’тили…Он не мог понять, что ему делать. Разговаривать с Машей было…неловко. И он сбежал. И теперь отвязывался на подчиненных.Он смотрел на сослуживцев и, казалось, мог читать их мысли. Они не понимали его. И тоже немного сошли с ума…А еще и тени эти, засоси их черная дыра. Вот что бы сразу не узнать, что их противники называются шииссами? А то – «тени! тени!». Опозорили имя отряда! Скорей бы уже их обнаружить, гребнями волосы заколоть… И вперед! Порвать на лоскуты!А пока… Пока у них было не только патрулирование. Вместо того, чтобы спокойно болтаться на равном удалении от Солнечной системы и следить за порядком, темные отрабатывали способы уничтожения врагов. Штырь в глаз тени (насколько было известно – единственный шанс уничтожить) еще надо было воткнуть.Роль тени Ру’Рар брал на себя. Все время. И в том состоянии духа, что он пребывал, темные из отряда «Нарак» если и справлялись с ним, то с огромными потерями. Это злило военных. Все-таки они заслужено считали себя элитным подразделением. И звание это досталось им не за утонченные манеры и прекрасные фигуры.Но маршал… Он устраивал ловушки. На бойцов внезапно, из-за спины, выскакивали механики и инженеры, вооруженные кто чем попало. Подразумевалось, что их взял под контроль шииссс.

- Вы должны быть готовы к тому, что вам кто-нибудь прыгнет на спину! Обращайте внимание на то, есть в волосах гребень – или нет. Главный его недостаток – его достаточно легко можно вытащить! – повторял и повторял он.

Вчера он приказал тайно доставить на фрегат землянок-военных и спустил их на своих бойцов. Темные полегли, кстати, сразу. Хорошо хоть условно. Они просто не смогли контратаковать женщин. Ру’Рар лютовал. А сегодня… Сегодня он был особенно в ударе. И вышел против пары десятка бойцов сам. Но не успели они обрадоваться тому, что сейчас вломят маршалу, как он в прыжке выхватил гребни у пары приблизившихся к нему темных . И это даже не обнажив еще меча. А потом… Эти трое извернулись – и провернули ту же операцию еще с троими.А потом маршал гневался. Тени стояли, опустив головы и слушали. А что еще оставалось, если командир был прав.

- Собрались! – рявкнул он. – Еще раз! И помните про гребень!

- Есть, - мрачно ответили ему тени. И разошлись. Как будто все шли по своим делам, в тут такой нежданец. В шиисса внезапно превращается кто-то из своих.

Правда, второй раз внезапности добиться не получилось. Ру’Рар не успел взвиться в воздух, как на него кинулись все скопом. Грамотно. Руки и ноги зафиксировали и нанесли, наконец, условный удар в глаз.

- Вот так-то лучше! – проворчал Ру’Рар. Но добавил. – Только вы учтите, что у этой твари отростки по всему телу появляются. Остротой как наши мечи. Только лезвия тоньше. Вы так без рук останетесь. И вас при такой фиксации противника изрежут в тряпки.

- Но это даст возможность уничтожить шиисса, - тихо сказал кто-то из солдат.

- Отдать свою жизнь за Темное Ожерелье – это наш долг, - ответил маршал. – Мать-Тьма примет героев в свою абсолютную свободу, а наши предки будут довольны. И каждый из нас готов к этому. И если придется, мы сделаем это. Не задумываясь. Без колебаний. Но! Если есть такая необходимость! Однако я не вижу повода отдавать свою жизнь там, где нужна всего лишь хорошая подготовка и слаженность работы в команде! К тому же, если вас, элитных воинов, гибнет четверо при уничтожении одного шиисса… То какие потери будут в регулярных частях?!

Два десятка темных задумались.

- У наместника Илтарина просто не было другого выхода. Его так нашинковало – чуть к Матери-Тьме не отправился. Ро’Ринэ, конечно, мечник средний. Но! Он справился. Дал возможность капитану корабля, на котором перевозили землянок, нанести удар твари. Но у них не было времени на подготовку. И гребень, и штырь были по одному.

- А нам что делать?

- Думать. Дать задание инженерам! Гребни – это хорошо. Но слишком ненадежно. Штырем неудобно сражаться. Надо его улучшать. Вот и расскажите ученым – как!

- Защита… - пробормотал кто-то.

- Вот именно! – воодушевленно проговорил маршал. – Как нам свести потери к минимуму? Сто тысяч тварей. Отдавать за них четыреста-пятьсот тысяч наших… К тому же сейчас…

Взвыли баззеры тревоги.

- Внимание! – заговорил противный механический голос оповещения. – Нарушение зоны влияния! Пять целей. Время до боевого столкновения – четыре часа. Внимание…

- Кого к нам занесло? – спросил маршал у капитана, появляясь на мостике.

- Странно, конечно… Но, похоже, на боевые корабли светлых эльфов.

Капитан выглядел удивленным. Как и все остальные. Действительно, систему дальнего оповещения ставили, скорее, на пиратов. Может быть, надеялись получить предупреждение о появлении шииссов. Но светлые? Здесь?

- Свяжитесь с владыкой Ра’Хардом и поставьте его в известность, - приказал маршал Ру’Рар. – И немедленно подайте светлым оповещение, что они находятся в зоне влияния Темного Ожерелья. Попросите…

Это слово боевой маршал произнес с явным отвращением… Потом взял себя в руки и продолжил:

- Попросите уважаемых жителей Светлого леса объяснить свое появление.

- Слушаюсь, - вытянулся капитан. А офицер-связист кивнул.

- Как только будет связь с командиром этого…подразделения – соединяйте меня с ним. Все происходящее записывать!

Ждать пришлось недолго.На большом экране связи появилась надменно-спокойная физиономия светлого эльфа.

- Чем обязаны? – поинтересовался у него капитан корабля.

- С кем я говорю? – судя по форме, светлый был в очень высоком чине. И, соответственно, считал, что общаться с капитаном фрегата для него зазорно.

- Со мной, - шагнул вперед Ру’Рар. – Я…

- Вы подходите по статусу, - перебил его светлый. – С вами я говорить буду.

Проглотив язвительное замечание о том, насколько он счастлив от того, что до него снизошел непонятно кто светлый, маршал поинтересовался:

- И как объяснить ваше появление здесь?

- Корабль, следующий от Альрама в Солнечную систему, уничтожил лайнер, на котором был дом Серебряных Армов. Спасшихся нет. Мы требуем, чтобы вы передали убийц нам для справедливого суда.

Маршал вспомнил все, что владыка говорил о недопустимости конфликтов в это непростое время. И…опять сдержался. Фразой: «Положим, требовать вы от меня ничего не можете…», - он просто подавился.

- Вы же понимаете, что подобный инцидент подлежит тщательному разбирательству. И мало просто заявить, что один корабль в космосе уничтожил другой. Надо это еще и доказать.

- Вы подвергаете сомнению мои слова? – бесконечно удивился светлый.

- Ни в коем случае. Но, насколько я понимаю, вас не было на месте вопиющего преступления?

- Меня там не было, - в голосе у светлого появился скрежет. Буквально на мгновение. А потом он снова взял себя в руки.

- В любом случае, надо дождаться прибытия корабля. И разобраться в данной ситуации, - проговорил маршал Темного Ожерелья. – На всякий случай я предупреждаю вас о том, боевые действия в отношении корабля с Альрама мы находим недопустимыми. И требуем огонь не открывать. Кроме того, я информирую вас о том, что мы записываем все происходящее. И при необходимости передадим все записи в Галактический совет незамедлительно.

- Мы требуем, чтобы вы сообщили владыке Темного Ожерелья о инциденте. И вашей возмутительной позиции.

- Я это сделаю.

Связь прервалась.

Ру’Рар побелевшими от ярости глазами обвел офицеров. И, бросив им:

- Доложите владыке, - отправился в свою каюту. Ему надо было успокоиться. И не отдать приказ взять светлых на абордаж.

Глава седьмая

- Он меня не любиииит!

- Машенька… Успокойся! Такого же просто быть не может!

- Я ему не нужна!

- Ты же сама знаешь, что это не так…

Наталья пыталась успокоить рыдающую Машу, с которой сдружилась за это время, но получалось у нее из рук вот плохо. Неделю назад Ру’Рар внезапно сорвался и улетел на патрулирование. Этим, похоже, он поразил всех, включая владыку. Маша впала в тоску. А вот сегодня она плакала с утра. Малышка чутко реагировала на состояние мамы. И рыдающих женщин на корабле было уже двое. Хотя, если пройтись с расстроенной Машей по флагману владыки, на котором было огромное количество беременных землянок… То, плачущих из солидарности дам явно прибавилось бы...Наташа, когда пришла проведать молодую мамочку и увидела все это безобразие, то попросила девочек прогуляться с малышкой. А сама попыталась утешить Машу. Получалось… никак не получалось.

- Слушай, давай я попрошу владыку. Ра’Хард прикажет ему явится сюда. Вы хоть поговорите, - предложила Наташа.

- Нет! – яростно ответила Маша. – Если мы ему не нужны – мы не будем навязываться.

Командор Вереева тяжело вздохнула. Нет, идея собрать всех беременных от темных на флагмане была здравой. С точки зрения безопасности. Как ни крути, но шииссы подписали приговор всем женщинам, которые ждали от темных детей. И с этим приходилось считаться. Но с другой стороны… Несколько тысяч женщин, вырванных из привычного круга… Ни забот, ни работы, ни общения. Только толпы таких же беременных. Да любимый, который все время занят… Ка-тас-тро-фа!Действительно, с учетом того, что землянки были натурами деятельными и у каждой были планы на свое будущее, в которые до недавнего времени темные вообще не входили…Наталья вздохнула. Нет, выкручивались они, как могли. Сразу составили четкий режим дня. С обязательными физическими упражнениями, обучением. Вереева посчитала, что курс психологии женщинам не повредит и быстро все организовала. Причем привлекла не только своих, земных преподавателей, но и задействовала темных. А что? Сами женщин навыбирали, э’тили назвали, детьми наградили – пусть тоже участие принимают.Хорошо еще, что половину женщин удалось увлечь рукоделием, а другую – садом, который затеялись развести на флагмане.Но все понимали, что все срочно придуманное – это временно. Рано или поздно женщины взбунтуются. Без неба над головой, земли под ногами и своего дома женщины просто не смогут…

Сколько еще? Неделя? Две? Месяц?!Вот и Машу уже принакрыло. Хотя… Тут, наверное, Ру’Рар молодец…

- Я стала некрасивой… - подругу совсем понесло по кочкам.

- Что? – очнулась Наташа.

- У меня грудь обвиснет и…

- Маша!!!

Вереева только хотела сказать, что они все просто осатанели от безделья. И надо что-то придумать. Но не успела. В дверь покоев осторожно постучали.

- Да, - вытирая катившиеся слезы, ответила Маша.

- Лира, - к ним заглянул адъютант владыки. – Лур Ра’Хард просит свою э’тили подойти в зал приемов.

- Хорошо, - поднялась Наташа. – Что-то случилось?

- Маршал Ру’Рар прибыл. С ним светлая эльфийка. Ее спасли и…

- Что? – резко поднялась Маша. – Эльфийка? Светлая?! Красивая?!! И волоски, говорите, золотистые?!

- Да, - растерянно отозвался адъютант.

- Явно лишние!

И Маша выскочила из каюты.Наташа, ругая себя за свой вопрос, понеслась за ней.Адъютант отмер и поспешил за этими сумасшедшими землянками.

- И могу я поинтересоваться, каким образом нам удалось уничтожить транспортник?

В голосе наместника Альрама было столько неприкрытой издевки, что даже владыка темных посмотрел на него недовольно.

- С учетом того, что шли мы на курьере? - Морак не внял взглядам владыки – и продолжил в той же манере.

- У вас наверняка были корабли сопровождения, - высокомерно отвечал ему светлый эльф. – Они и совершили это чудовищное злодеяние.

- Может быть, вы нам еще и расскажете, зачем мне это было надо?

- Всем известно, что существа на Альраме неадекватны, - услышал он в ответ. - Потому что любой разум пострадает от мысли, что может принадлежать другому, как вещь. И если условно-разумные, такие как земляне или орки, могут после рабства жить, могут как-то смириться с произошедшим и адаптироваться, то светлые, темные и гномы – нет.

- И что же вы предлагаете делать десяткам тысяч моих граждан на Альраме? – тихо спросил Морак, понимая, что он эту тварь светлую просто порвет. Даже меч или кинжалы не станет пачкать.

Хорошо еще, что к владыке на разбирательство он отправился один. И два года рабства приучили его сначала думать о последствиях, а потом уже действовать.

Вообще, все пошло не так, как они запланировали. Пожалуй, даже лучше. Когда они оказались в пяти часах пути от Солнечной системы, выяснилось, что их уже ждали. И хорошо, что не только светлые. Несколькими боевыми кораблями. Но и эскадра темных, которые молочный брат владыки вывел то ли на патрулирование, то ли на маневры.Приказ прибыть к владыке на разбирательство, Морак принял с усмешкой. Ну, конечно, альрамцы летели мимо. Кто ж еще мог распылить по всему космосу светлых, летевших на свадьбу? Конечно, они. Больше же некому…Посоветовавшись со своим светлым, наместник Альрама принял решение. Они решили сохранить в тайне тот факт, что они спасли двух пассажиров лайнера.

- Сначала послушайте, в чем вас будут обвинять, - посоветовал ему Эл. Любопытно, но совсем юный наследник дома Серебряных Армов, которому сообщили об этом, воспринял такое решение как само собой разумеющееся.

- Мы ж не знаем, кто на нас напал. И какое отношение к этому имеют наши ближайшие родственники, - сказал он.

Вообще, мальчишка производил самое благоприятное впечатление. Он был рассудительный не по годам. Держался как-то попроще, чем его сестра. А уж тем более, чем этот высокомерно-деревянный, который, кажется, поставил себе задачу вывести темных из себя.

- Я еще раз повторяю, что мы не имеем никакого отношения к трагедии, что произошла с лайнером светлых, - повторил Морак. Он сделал грандиозное усилие. Получилось даже спокойно.

- Зачем тогда вы снизили ход? – посмотрел ему в глаза светлый.

- Подумали, что кому-нибудь удалось выбраться в спасательной капсуле.

- Вы хотели захватить в плен светлых?

- Довольно, - холодно сказал владыка. – Думаю, инцидент исчерпан. А вы, уважаемый советник нашего брата-правителя из Светлого леса, поаккуратнее с обвинениями. Особенно бездоказательными. Особенно в отношении граждан Темного Ожерелья. И моего родственника.

- К тому же, - Морак склонил голову в сторону владыки голову. – Все что происходит, на курьере записывается в режиме реального времени.

- И почему вы этого не сказали сразу? – протянул светлый.

- Интересно было послушать вас, - улыбнулся ему темный. А сам задался вопросом: почему светлых абсолютно не интересует, остались ли в живых свидетели нападения?

Морак услышал довольное хмыканье стоящего рядом с ним маршала Ру’Рара. Тот общался советником повелителя Светлого леса несколько больше… И кстати, тоже задавался рядом вопросов. И главный был: откуда здесь, в окрестностях Солнечной системы, где живут условно-разумные существа, взялся советник?

- Я не понимаю, почему трагедия, которая привлекла внимание даже повелителя Светлого леса, вызывает у вас насмешку.

- Мою насмешку вызывает не убийство живых существ, а ваше отношение к ней, ответил ему Морак. – К тому же, что можно требовать от неадекватного существа, побывавшего в рабстве? Который должен, по вашему мнению, прервать свою бесполезную жизнь, чтобы не испортить остальные ветви вашего сада.

- Мой повелитель никогда не требовал, чтобы свою жизнь прервали темные. Его пожелание относилось к его подданным.

- Напоминаю, - голос владыки стал скучающим, что являлось показателем того, что он в бешенстве. – Я категорически запретил своим подданным заниматься самоубийством. И, исходя из того, что жители Альрама юридически являются моими подданными, вне зависимости от вида, то я бы не рекомендовал произносить подобные призывы.

- Этот вопрос будет уместно решать с моим императором, - получил свои порцию ледяной надменности от светлого и лур Ра’Хард.

- Я вас больше не задерживаю, - сообщил он светлому, коротким жестом запретив присутствующим темным совершать какие-либо движения в сторону советника.

Светлый вскинул подбородок. Должно быть, это символизировало у него вежливый поклон, развернулся и вышел.В этот момент двери в залу резко распахнулись, и вбежала растрепанная и заплаканная Маша.Светлый, словно и не замечая того, что женщина появилась на его пути, просто сбил ее с ног и продолжил свой путь, не задерживаясь…Всего мгновение спустя он летел кубарем. Ру’Рар отправил его в полет под счастливый вздох всех присутствующих. И тут же опустился на колени рядом со своей э’тили.

- Машенька, ты как? – попытался прижать он ее к себе.

- Ты меня не любишь! – выпалила женщина, не обращая ни на кого внимания. – И не хочешь!!!

- Кто? Я?!!!!

Ру’Рар сбивчиво стал говорить о том, что сходит с ума от ее запаха и… услышал, как кашляет владыка… Владыка Ра’Хард… Осознал, где они находятся, сколько темных являются свидетелями этой сцены. Увидел, что Морак держит кончик меча у горла светлого, а гвардейцы владыки скрутили сопровождающих лиц этого высокомерного ублюдка. Понял, что никто не обращает на этот факт ровным счетом никакого внимания. Улыбнулся. Заметил э’тили владыки, что с озабоченным лицом вбежала в зал приема.

- Наташа, - обратился он к ней по имени впервые в жизни. – Организуй, чтобы за дочкой последили. Мы будем…несколько заняты.

И потащил свою женщину доказывать ей, насколько она не права.

Глава восьмая

Претемный лур Ра’хард ржал. Именно так охарактеризовала Наташа звуки, которые он издавал. Время от времени владыка Темного ожерелья вытирал глаза, говорил что-то вроде:

- Не любит… Не хочет…

И заливался снова.

Командор Вереева вздохнула. На самом деле, она хотела узнать, зачем так срочно явился в Солнечную систему наместник Альрама. Явно же не для того, чтобы по дороге героически спасать светлых эльфиек… Или уничтожать лайнер, на котором те следовали.Но темный ответить не мог. Был занят. Он ржал…

- Бедный брат, - вырвалось у него.

- Бедный?! – не могла не возмутиться Наташа. – Улетел, ничего никому не объяснил. Да Маша вообще подумала, что он ее бросил.

- Любимая, - смог заговорить Ра’хард почти спокойно. – Я уже много раз говорил тебе, что это просто невозможно.

- Говорить можно все, что угодно, - проворчала женщина. – Но все мы знает, что за нас говорят наши поступки.

- И что о темных говорят их поступки? - Ра’хард притянул свою женщину к себе поближе. И уткнулся носом в ее шею.

- Удрал. Вернулся со спасенной прекрасной девой.

- Слушай, а что? Если у темного есть э’тили, то спасательные капсулы на борт принимать уже нельзя? Нет, я на всякий случай…Мало ли что прибьет из космоса к борту… Ай!

Наташа стукнула его кулачком по печени.

- К тому же, спасал эльфийку Морак, - продолжил владыка. - Это он ее притащил. Вот его вина, получается, безмерна. Кстати, у него ведь тоже э’тили есть! Представляешь, каков подлец!

- Прекрати.

- Ладно, не буду, - улыбнулся он.

- Тогда объясни мне, Торн, что это было? С твоим братом и Машей. Точнее, чего мне ожидать в похожей ситуации? И как на это реагировать?

- Не знаю, будет ли у нас похожая ситуация – надеюсь, что нет. А что касается Рора, то он…перенервничал.

- С чего вдруг? – удивилась Наташа. Потом, заметив укоризненный взгляд Торна, поняла. – Это он на родах побывал?

Темный как-то смущенно кивнул. Теперь уже смеялась Наташа:

- Слушай, всегда считала, что у женщин есть послеродовая депрессия. Это когда места себе не находишь. Тебе все противно. И одновременно страшно боишься что-то не то сделать с ребенком… Но, чтобы у мужчин!

Потом еще подумала, поцеловала Торна и приказала:

- Чтоб тебя и близко не было возле родилки!

Получилось категорично.Владыка темных рассмеялся:

- Слушаюсь, моя повелительница!

Наташа поцеловала своего невозможного темного. И быстро спросила:

- А Морак явился зачем?

- Еще не знаю. Как только его официальные показания об инциденте с лайнером светлых будут оформлены, дознание будет закончено – тогда и поговорим.

- Слушай, а может, светлые нарочно подставили свой лайнер, чтобы обвинить наместника Альрама?

- Вряд ли, - с сомнением покачал головой владыка. – На лайнере был один из оружейников повелителя Светлого леса. Приближенный и обласканный.

- Значит – либо свои. Из-за влияния и денег. Или шииссы нас хотят стравить со светлыми.

- Или и то, и другое.

Морак был в ярости. Это надо – перелететь из одного конца Галактики в другой! Доставить сведения исключительной важности! И…отвечать на никому не интересные вопросы. Которые, к тому же, повторялись и повторялись. Одни и те же. Снова и снова…Наместник Альрама собрался уже высказать все, что он думает по поводу происходящего, как дверь кабинета объехала. На пороге появился адъютант владыки. Морак знал молодого темного еще по прошлому посещению Земли.

- Вы закончили? – спросил адъютант у следователя, который вел допрос. В голосе его явно прозвучал приказ.

- Конечно, - сразу же кивнул следователь.

- Хорошо. Сразу же отправляйте все материалы в нашу канцелярию. Там уже подготовили все документы для Светлого леса.

- Но… - попробовали возразить ему.

- Мы ничего ни от кого не скрываем, - отрезал мальчишка. – Все уже готово. Даже съемка всего, что произошло в зале приемов. Наши дипломаты составили ноту протеста. Пускай повелитель светлых посмотрит, как ведут себя его подданные.

- Вы уверены, что их за это не наградят? - поинтересовался Морак.

- В зависимости от того, что им приказали сделать, - скривился молодой темный. – Но, самое главное, вы с маршалом хоть как-то потрепали этого «посланника»…

- Да ничего ему особо никто не сделал. Владыка же не отдал приказ перерезать светлому горло.

- А вы ждали приказа? - внимательно посмотрел на него адъютант.

- Конечно.

В кабинете владыки их уже ждали.

- Садитесь, Морак, и рассказывайте, - приказал лур Ра’Хард. – И…когда мы общаемся в частном порядке, можно не по стойке смирно. Все-таки я вас принял в род.

- Слушаюсь, - вытянулся бывший майор-пограничник.

Поймал на себе одобрительно-насмешливый взгляд э’тили владыки. Вздохнул. Выполнил приказ. Уселся в кресло. Чувствуя себя все равно…как-то не очень. Пожалуй, когда он кинул тело в кресло стрелка во время стычки с истребителями светлых…было лучше. И уверенность была. И кураж. И ощущение правильности происходящего. Есть бой, есть враг… А вот это что сейчас? Как будто и не с ним.

- Как Кати? – спросила землянка.

- Хорошо, - вырвалось у него. – Руководит госпиталем. Они разрабатывают программы по адаптации «выведенных». Не знаю, получится ли у врачей и психологов что-нибудь.

- Вы считаете, что у тех, кого подельники шииссов вывели в питомниках, шансов на нормальную жизнь нет? – бесцветным голосом спросила женщина.

- Не знаю, лура, - вздохнул Морак, поймав предостерегающий взгляд владыки, - Несколько сотен альрамцев из питомников уже зафрахтовали транспортник и отправились на Ольк. Предложить себя в центры развлечений.

- В любом случае – это их выбор, - вмешался в разговор владыка. – И они имеют на него полное право.

- Мы отправили с ними юриста, который проследит, чтобы документы были оформлены правильно. Он же и предупредит хозяев, что будет, если к нашим людям будет применено насилие.

- Но не все же отправились продавать себя в бордели? – спросила Наталья.

- Нет, лура. Кто-то из темных нашел свою э’тили среди девушек. Кто-то хочет учиться, кто-то – шить. Мы стараемся подобрать каждому работу по нраву.

- И это тяжело, - внимательно посмотрела ему в глаза лура.

- Не более чем организовывать нормальную жизнь паре сотен тысяч существ разных видов, - пожал плечами наместник Альрама.

- Интересный опыт у вас получается, - краешком губ улыбнулся владыка.

Морак склонил голову.

- А к нам вы выбрались в такой спешке по какому поводу?

- Если у тебя есть Криим и его команда, - вздохнул наместник, - то можно быть уверенными, что они что-то изобретут.

- Значит, штыри и гребни – это еще не все? – быстро спросил владыка.

- Двигатель.

- Это его поставили в курьер? Сколько вы шли от Альрама до Земли?

- Восемьдесят один час, - доложил Морак. – Это с шестичасовой задержкой на спасательную операцию.

- И что хочет ваш гном за переоборудование кораблей Темного ожерелья такими двигателями?

- Такими? Не знаю, - честно признался наместник. – Вообще-то альрамские инженеры разработали принципиально новый двигатель, на основе технологий шииссов. Он позволяет прыгать из системы в систему.

Он никак не мог заснуть. Напряженный день. Сначала допросы, потому общение с владыкой темных. Торг. И все получилось ведь! Так отчего же он не мог найти себе места… Эл все не мог этого понять.Надо же… Он настолько сжился с сокращенным именем, которым его окликали на Альраме коллеги по работе, что стал отождествлять себя с ним. Наверное, Элгилор илль… и дальше еще восемь имен плюс дом Зеленых Ветвей действительно умер на том лайнере, захваченном пиратами. Или позже. В борделе. Пока хозяйка не сообразила использовать его по…другим…профессиональным способностям он…работал.Их упрямство, которому, казалось нет преград, ломали. Не убивая пленников. Не калеча. И не давая разорвать круг кошмара, в который и верить-то не хотелось. Не позволяя уйти в небытие…Эл держался на вере в то, что однажды они смогут. Сорвут с себя ошейники подчинения. И вот тогда… Хотя, надо признать, в отношении хозяйки «Золотинки» он проявил малодушие. Он… просто убил ее. Быстро и безболезненно. Может потому, что иногда, засидевшись над составлением программы для ее компа, они разговаривали по-нормальному. Пили вино. Она – землянка, все жаловалась на дочь. Молодую и дурную.

- Представляешь, она в Звездную академию поступила! Свой мир защищать хочет! Глупость какая!!!

Эл смотрел на изображения молодой семнадцатилетней кадетки в форме, которые с гордостью и нежностью, несмотря на свои слова, демонстрировала ему владелица рабов. Видел девчонку. Коротко стриженную, тонкую, кареглазую. Совсем не похожую на томную и порочную мать – хозяйку самого дорогого борделя на Альраме. И ему очень хотелось спросить:

- Как же так? А если кто-то притащит твою – которая в Звездной академии? Сунет под клиента. А этот урод специально закажет строптивую девчонку, которая будет сопротивляться?

Но он молчал. Общение с ошейником отучило пытаться доказать что-то хозяевам. Только породило жажду убивать.Ее последние слова тоже были о дочери:

- Ребятам не выдай, - взмолилась женщина. – Убьют ведь ее.

Он очнулся. Понял, что выдернуло его из воспоминаний. Кто-то рыдал. Беззвучно. Безнадежно. Но отчего-то он это слышал.Коридор на флагмане. Каюты всех, кто прибыл на курьере, рядом. Эл тихонько дошел до самой дальней. Приложил ладонь к панели доступа. Дверь почему-то подалась. И открылась.Сжавшись в комочек на постели, светлая эльфийка глухо рыдала. Эл пересек каюту и прижал девушку к себе.

- Не надо, - шептал он ей, гладя волосы, плечи. – Вы остались в живых…

- Все погибли, - шептала Лиинталия. – Понимаешь… Все!

- Не все, - не согласился он. – Ты жива. Твой брат жив. И все будет хорошо…

Глава девятая

Этот цветок – белый, нежный, чуть поникший – сразу привлек внимание светлых эльфов.

- Это – роза, - грустно улыбнулась им землянка. Как и многие на флагмане темных – беременная. – Мы не поймем, что с ней. Так зацвела хорошо, когда ее сюда перевезли. А сейчас…

Лиинталия подошла к цветку, опустилась перед ним на колени. Зашептала-запела на волшебном наречии светлых:

- Ну, что же ты… Тебе не нравится здесь? Высоко-высоко над землей? – она тяжело вздохнула. – Но ты ведь такой красивый, твой аромат сладок и нежен…

Эл перевел взгляд на Лиинталию. Почувствовал, как ее энергия ласкает цветок.

- Смотрите! - воскликнула землянка в восторге. – Он ожил!!!

Она схватила светлую за руку и куда-то потащила. Путая галакт и темное наречие, рассказывала, что есть еще одно растение. И его нужно спасать. Потому что они ума не приложат, как…Эл улыбнулся, глядя на растерянную, не привыкшую к подобной бесцеремонности светлую. Потом оглядел огромный ангар на флагмане владыки, который темные выделили под оранжерею. Сел в плетеное кресло, которые были в большом количестве расставлены вокруг. И задумался. После того, как девушка почти всю ночь проплакала у него на руках, между ними установились…какие-то странные отношения… Она изо всех сил делала вид, что ничего не случилось. Все время молчала. Но старалась быть рядом. И вот сейчас она старалась не отходить от него…

- Разрешите к вам присоединиться?

Светлый эльф поднял голову. И обнаружил рядом с собой пожилого землянина. Невысокого роста, с палочкой. В чопорном костюме. Говорил он на обще-галактическом очень чисто и правильно. Должно быть, отбился от какой-нибудь земной делегации.

- Прошу, - любезно кивнул Эл.

- Благодарю вас. Как вам земные растения?

- Очень красиво, - согласно кивнул эльф. – И ваша забота о природе, о которой мне рассказывали, она очень правильна. И трогательна.

- Как вы понимаете, так было не всегда, - поморщился землянин. – Слишком много ошибок было сделано. И люди сначала все загубили. А потом уже восстанавливали из руин.

- Мне кажется, если мы возьмем любую известную цивилизацию, то увидим подобный этап развития.

- Возможно, - кивнул землянин. – Но вот на данном я бы, например, рекомендовал землянам убраться куда-нибудь подальше. И издалека понаблюдать за битвой старших рас с шииссами. Хотя бы части землян. Согласитесь, так будет гораздо больше шансов выжить.

- И что же мешает вашим сородичам поискать еще одну планету, годную для заселения?

- Вы же сталкивались с ошейниками теней, не так ли? Следовательно, вы понимаете, на что они способны. И понимаете, как тщательно шииссы контролируют всех, кто попал в круг их интересов.

- Мы же сейчас говорим не о гражданах Земного союза?

- Нет.

- А такой разговор интересный начинался, - усмехнулся Эл. – О цветах…

- Не нужно пытаться поднять тревогу, уважаемый, - старик сидел рядом с ним по-прежнему расслабленный и умиротворенный. – Вы же не хотите, чтобы женщины пострадали. В том числе и очень красивая светлая. С которой вы сюда пришли.

- И как вы проникли на корабль темных?

- Достаточно легко. Поменялся местами с тем землянином, который должен был оказаться на этом месте в это время.

- Он хотя бы жив?

- Только не надо делать вид, что вас, светлого, это интересует.

- Зачем вы прибыли на флагман? – изо всех сил сохраняя спокойный тон, спросил Эл

Старик посмотрел на него насмешливо.

- И вы так жаждете уничтожить каждую, забеременевшую от темного, что вам не жаль собственной жизни?

- Как я уже сказал, - вздохнул незнакомец. - Мне хочется ускользнуть от противостояния старших рас и забиться в какую-нибудь нору.

- И что вам мешает? На вас же нет ошейника.

- Вы знаете, откуда взялись пираты?

- Оттуда, откуда берутся отщепенцы всех мастей.

- Люди, которых выкинули. Просто выкинули.

- Слушайте, я был рабом. Меня захватили пираты. И я помню крики моих соотечественников, которых резали, как скот. Поэтому – если вы за сочувствием, то вы не по адресу. Пиратов я готов только убивать.

- Вы же знаете, что на Земле была ядерная война?

- Нет. Вот что я не знаю – так это историю вашей планеты, - раздраженно ответил светлый эльф.

- Кто-то успел удрать на Марс. В тот момент как раз начиналась его колонизация. Кто-то – на Луну. Военные разные разных стран сумели договориться – и установили диктатуру. Это им нравится изображать себя спасателями и спасителями. А на самом деле – это были страшные жестокие времена. Расстрелы недовольных, продукты и вода по карточкам. Списки тех, кто может принести пользу обновленной цивилизации, а кто – нет. Земля была брошена – делай, что хочешь. Спасайся или подыхай – твой выбор.

- Но детей, как я слышал, они спасали.

- И спасали, и лечили, но по убежищам оставалось слишком много народа, которому просто не нашлось места на Марсе и Луне. Когда отправляли первый транспорт в сторону Тау-Кита, то выяснилось, что зараженных лучевой болезнью, как и мутировавших они не пустят на борт. Бунты жестоко подавлялись.

- И вы хотите сказать, что пираты – это те жители Земли, которым не нашлось места в спасательных ботах?

- Именно так.

- И как вы выбрались с планеты?

- Ну, как у нас говорят «голь на выдумки хитра». К тому же, когда, лет через пятьдесят, у покинувших планету, появилась возможность очистить атмосферу и убрать последствия ядерного конфликта, они предложили оставшимся выбор. Или мы покидаем Землю. Или они нас зачищают. Как крыс.

- И вы ушли.

- Транспорт они нам предоставили. И даже не стали стрелять в спину.

- Что было их ошибкой, как я понимаю.

- Возможно, - не стал спорить старик.

- И через какое-то время вы начали с землянами войну.

- Кстати, ничего личного. Нам просто заплатили.

- Но не тени.

- Конечно, нет. Тогда, по счастью, мы их просто не заинтересовали.

- Насколько я помню. Земляне вас разгромили.

Старик кивнул:

- Мы не подумали о том, что даже в глубинах космоса нас смогут выследить.

- И после поражения вас подобрали шииссы.

- Мы сбились в ватаги и пытались найти себе пристанище. Пытались выжить. Вселенная не любит слабых. А они предложили. Стимуляторы. Энергетические коктейли.

- Но взамен потребовали верную службу.

- Да. И мы какое-то время даже думали, что это – честный выбор. Пока не поняли, что эти стимуляторы – самый крепкий ошейник.

- Вы погибаете, если не выполняете приказ?

- Именно так. Вместе со всеми носителями точно такой крови…

Глава десятая

- И как прикажете вас понимать? – голос светлого звучал спокойно.

Капитан пиратов только хмыкнул – все-таки как хорошо, что им попался светлый эльф. Эти твари золотоволосые – те еще… Но, по крайней мере, сначала долго думают. И держат себя в руках. Вот темный бы уже корабль разнес… Вместе с космической станцией, на которую они прибыли. А этот. Даже металл в голосе не звучит. Полнейшее равнодушие.Конечно, глупо считать светлого мальчиком для битья. И спокойный тон говорит лишь о том, что демонстрация выдержки и полного отсутствия эмоций – это закон для светлого. Но любой представитель этой расы… О… Это скотина злопамятная.

- Я все еще жду объяснений, - добавил светлый, кивнув на Лиинталию, которая стояла около шлюза, соединяющего пиратский корабль и станцию. Эльфийка держала себя в руках и внешне была спокойна, хотя два ухмыляющиеся молодчика слева и справа от нее не способствовали нормальному состоянию духа.

- Мы с вами заключили договор, - развел руками «старичок». – Вы один из тех, кто вычислил, как обезвредить ошейник подчинения. И смог освободиться. Следовательно, вы можете сделать то же самое и для нас. А девушка – гарант того, что вы будете выполнять свои обязанности надлежащим образом.

- Обязанности? Скорее, я поддался на шантаж.

- Шантаж. Договор. Обязанности… Какая разница. Все это – просто слова. Главное – беременные женщины. Система, которую я протащил на себе – не взорвалась. Мы морочим голову шииссам. И у нас есть несколько дней, пока эти твари не сообразят, что их приказ просто-напросто не выполнен. Так что приступайте к работе.

Светлый негромко, но энергично выругался.

- Не стоит, - поморщился пожилой хорошо воспитанный пират. – Здесь же дама.

- Сколько у меня времени? – спросил Эл.

- От трех до пяти суток.

- Я все же рекомендовал бы вам обратиться либо к вашим бывшим соотечественникам, либо к темным. Если вы предоставите им какую-то конкретную информацию… О местоположении шииссов… О том, где находятся фермы по выведению рабов… Думаю, можно будет договориться о помиловании.

- Помилование… - прошелестел вдруг старик, а у двух пиратов странно заблистали глаза. – Помилование…

Казалось, приказ об уничтожении светлых трепетал у него на губах…

- Забирай свою эльфийку, светлый – и иди в лабораторию.

Эл смолчал. Обошел капитана. И их повели через захламленный, ободранный грузовой отсек.Они находились на какой-то космической станции. Неизвестно где. Причем добирались они в это неизвестно куда не больше пяти часов. Значит, на пиратском корабле были двигатели шииссов.

- Заходи! – резко остановились перед грязной дверью сопровождающие.

Эл взял девушку за руку, привлек к себе. Почувствовал, как она, несмотря на спокойное лицо, дрожит. Почувствовал прилив бешеной ненависти к уродам, которые не только захватили его, но и впутали в их дела Лиинталию.

- Микробиолога, который занимается вашей проблемой. Мощный компьютер, параметры я дам. Нормальную еду. Бутылку ка-рра-лли, - он потребовал одно из самых дорогих вин Светлого леса.

Пиратские татуированные на висках морды даже не скривились. Просто кивнули.

- Пробы крови, - продолжил Эл. – Отдельно – чистой. И отдельно тех пиратов, которым вводили сыворотку. Девушка живет со мной. В лаборатории или в соседней каюте оборудовать нам место для отдыха. И… раздобудьте цветов!

Один из пиратов моргнул растерянно. Посмотрел на другого.

- А на куда? – спросил второй.

- На туда! – философски ответил светлый. – Цветы или растения в горшках. Освещение соответствующее. Чтобы им было комфортно.

- Ты… - напрягся пират.

- Я, если ты не заметил - светлый. И растения мне необходимы, чтобы нормально существовать.

- Что ж мы, светлых не видали! – возмутился первый. – И никогда не у кого таких заскоков не было.

- Я ж не резать разумных существ к вам нанялся.

- Ну, смотри, гаденыш остроухий! – сказал второй. – Если у тебя ничего не получится…

- Ты сдохнешь, - спокойно ответил ему Эл. – Первым.

- Я могу успеть выполнить приказ хозяев. А твоя девка достанется нам… И ты много чем успеешь полюбоваться, прежде чем мы тебя прикончим.

Эл ничего не ответил, зашел в помещение, закрыл за собой дверь. Прислонился, подтянул к себе девушку. Обнял.

- Я что-нибудь придумаю, - сказал он ей на ухо.

- Ты же успеешь меня убить? – прошептала Лиинталия.

- Надеюсь, до этого не дойдет.

- Даже если ты освободишь пиратов от зависимости… Они ведь не оставят нас в живых…

- Верь мне.

Глава одиннадцатая

- И как ты себя чувствуешь? – кадет Звездной академии из ее же собственной группы присел напротив.

- Замечательно, - спокойно ответила Даша, что в отличие от всех остальных сидела за столом в столовой в одиночестве. Отправила в рот еще оставшийся на тарелке кусок мяса и методично заработала челюстями.

- И спишь спокойно?

- И даже без тебя, Стив.

- А что ты хорошего мужика подставила, и твоя мать добилась, чтобы нашего куратора уволили за то, что он с тобой спал. Тебя не смущает?

- А должно?

- Ты – тварь, Дашка. Странно даже, что мы это только сейчас поняли. Так вот, чтобы ты знала – никто с тобой общаться не будет.

- Удачи.

- Спину береги.

- Даже так.

- А что ты хотела?

- Может, чтобы у меня были настоящие друзья. Ну, ничего, жизнь длинная. Найду кого-то стоящего, кто спину прикроет. А то с вами – так, в самоволку сходить да вискаря выпить. Вот в разведку я бы уже не рискнула. Предадите.

- Да как ты смеешь?!! – вскочил парень и навис над девушкой. Уперся руками в пластиковый столик, который всхлипнул под его весом.

- Хотя ты можешь и не успеть меня сдать, - легко улыбнулась ему Даша. - Пока подглядывать будешь, с кем я кувыркаюсь да удовлетворяться под это дело…

- Подстилка темных! - выплюнул парень. – Такая же, как и мамаша твоя. За мужи…

Быстрый резкий удар он пропустил. Даша ударила его одновременно по обеим рукам. Чуть ниже локтя.Парень, лишившись опоры, рухнул вниз. Даша, перекувырнувшись назад через стул, на котором сидела, с удовольствием посмотрела на развалившийся стол, разбитые губы собеседника. И Стива на полу.Он помотал головой, поднялся – и пошел на нее.

- Ну вот, слава Матери-Тьме, - раздалось от двери довольный голос, говоривший на обще-земном со страшным акцентом. – А то мне столько рассказывали о высочайшем моральном облике кадетов, о полном взаимопонимании и взаимовыручке… Я уже думал, что тут обучаются не живые существа. А роботы!

Тут кадеты оторвались от Даши и Стива и обратили внимание на то, что к ним пожаловали…О все бездны темных дыр! Кто к ним только не пожаловал! Насмешливый и довольный владыка претемный лур Ра’хард. Маршал штурмовиков Ро’Ольд. После репортажей по гала-визору о совместных учениях курсанты в лицо его знали. Их преподавательница по математической статистике, которая, ко всеобщему изумлению, оказалась командором. И на лице которой, как обычно, ничего нельзя было прочесть. И – самое главное, начальник Звездной академии, генерал Клавс. Вот о его физиономию можно было прикуривать.Кадеты мысленно взвыли, представив, насколько высоко высокое начальство оценит зрелище… И какие организационные моменты за этим последуют…Генерал Клавс оглядел вытянувших в струнку кадетов, перевел взгляд на героев дня.

- Кадет Вереева, кадет Робинс, что происходит.

- Прошу прощения, господин генерал! Моя неловкость! - быстро и четко отрапортовала быстро соображающая Даша. - Я показывала кадету Робинсу прием. И не рассчитала.

- По три наряда вне очереди! – рявкнул начальник Академии. – И месячная отработка у Ти-У.

- Слушаюсь! – так же бодро ответила Даша.

- Есть, - догадался шевельнуть разбитыми губами и второй участник – кадет Робинс.

Он сообразил, что отделались они легким испугом. Полы и унитазы они вымоют, не впервой. Да и месяц на дополнительные занятия по рукопашке походят – тяжело, но все на пользу. А вот за оскорбления и последующее за этим нападение их могли и отчислить. Обоих.Командор Вереева, несмотря на то, что ее безумно расстроил факт конфликта ее дочери с сокурсниками, мысленно усмехалась. Вот уж дочь своего отца! Вид курсант имела преувеличенно бравый, придурковатый и воодушевленный. Видимо, чтобы не смущать отца-командира еще больше. И не отполучать за художества еще щедрее.Наташа перевела взгляд на парня. Насколько она его помнила по первому курсу – кадет как кадет. Ничего особенного. Середнячок. Достаточно медлителен, кстати. И очень-очень правильный.

- Разойдись! – скомандовал генерал. – Робинс, к медикам. Вереева, проводишь!

- Разрешите выполнять! – хором отозвались кадеты.

И, дождавшись кивка начальника Академии, поспешили удалиться.Как-то мгновенно столовая опустела. Все кадеты резко нашли, чем им заняться. Некоторый, правда – те, кто не успел поесть, выходили с многообещающими лицами. И как-то их просто тянуло в сторону медотсека, куда кадет Вереева повела кадета Робинса.

- Наталья Владимировна, - с извиняющимися интонациями проговорил генерал Клавс, когда в столовой кадетов не осталось.

- И давно это так?

- С того момента, как майор Стародумов подал рапорт о переводе его в Дальнюю разведку, а все решили, что это вы постарались.

- Угу, с учетом того, что я впервые слышу о том, что… как бы это выразиться. Помягче…Что парень моей дочери ее бросил…

- Вот чем он думал? – помассировал виски кончиками пальцев начальник Академии. - Когда со своей кадеткой роман закрутил?!

Владыка нахмурился. Даша и ее куратор… Девчонка - э’тили его маршала. Как бы бунтовщика и практически пирата Ро’Грика. Который, на самом деле, вел разведку на окраине галактике, добывал важнейшие сведения, слишком упрямо рискуя жизнью. И отослал девушку от себя. И отказался от помилования. Вообще отказался возвращаться…Идиот.

Разносчики уже накрывали стол для высоких гостей. На самом деле, Наташе надо было прибыть на Лунную базу по работе – она передавала дела своему заместителю. А Ра’хард и примкнувший к нему маршал Ро’Ольд просто отправились за компанию. К тому же, владыка давно желал посетить Звездную академию. Он и сам не мог объяснить, с чего его так сюда тянуло. Может быть, в память о той не состоявшейся вероятности, где он и Наташа стали кровными врагами?Не успели они сесть за стол, как дверь в столовую резко распахнулась – и на пороге появился Андрей – один из сотрудников командора Вереевой. А нынче, исполняющий обязанности начальника отдела. Вид мужчина имел что ни есть всклокоченный, глаза были изумительно красные. Как у первых темных, когда они попали под космическое излучение и открытый дневной свет стал для них опасен.

- Наталья Владимировна, нам нужно поговорить.

Командор кивнула. О чем речь пойдет, она прекрасно понимала. Никто из мужчин, что служили у нее в отделе, не хотел начальствовать. Работниками они были хорошими, подчас гениальными, но отвечать за все… На это была Наталья Владимировна. Или Иветта – бессменная ее заместительница. Или высокомерная и холодная Дженифер…Они быстро дошли в их отдел.И тут Андрей, к которому она, по правде сказать, привыкла относиться как к мальчишке-студенту с тяжелым характером, смог ее удивить.

- Мы смогли высчитать базу пиратов, на которую уволокли нашего светлого!

И столько гордости было в его голосе, так уверенно расправили плечи и другие мужчины из ее отдела – и Валик, и Пауль, что Наталья Владимировна поняла… Все… Ее мальчики выросли. И ей есть на кого оставить свою службу.

- Благодарю за службу, господа лейтенанты, - встала она по стойке смирно перед ними.

- Наталья Владимировна, а расчеты проверить? – вытянул худую шею Валик. Нет. Старший лейтенант Космических сил Земли Ивашенко. – Мы же ориентировались на растения, которые заказали в большом количестве для космической станции в весьма отдаленном уголке космоса. И коллекционное эльфийское вино неприличной стоимости. Но все зыбко…

- Я уверена, что ваши расчеты безукоризненные, - чуть улыбнулась она.

- Но операцию по освобождению Эла, - растерялся Андрей, - и девушки-эльфийки… Как ее… План операции надо продумывать всем вместе! Зачем вот вообще девицу к пиратам заслали…

Вот что сказать? Может, правду…

- Когда мы с владыкой Ра’хардом просчитывали операцию и предложили светлому Элгидору участвовать в ней, - командор Вереева вздохнула. – Мы ошиблись. Пираты захватили и девушку.

- Идея же была замечательная, - одобрительно склонил голову Валик. – Разведка доложила, что на Землю явились пираты. Наверняка, с заданием – уничтожить беременных женщин. И вместо того, чтобы их арестовать, подсунули им сначала информацию, что на Земле светлый, который сломал защиту ошейников подчинения у рабов!

- Дать пиратам уйти с инженером, чтобы найти по нему базу, а не носиться за уродами по всему космосу! – Андрей тоже был в восторге.

- Да, - кивнула командор Вереева. – Я вспомнила, что пираты, которые захватили лайнер «Весна» говорили о том, что они такие же рабы, как и те, кого они взяли в плен.

- Но мы не смогли отследить корабль, - скривился Пауль. – И у пиратов не только инженер, но и девушка. Кстати, а у светлых бывают э’тили? Я тут подумал – если он ее в открытом космосе почувствовал…

Глава двенадцатая

- Добрый день, - женщина, которая к ним явилась, была бесцветна. Серые водянистые глаза, сероватый цвет кожи человека вся жизнь обитавшего под искусственным освещением космической станции. К тому же, волос у нее не было. Зато была замысловатая татуировка. Красно-коричневые завитушки казались кучеряшками. И были единственными цветными пятнами в облике женщины.

- Добрый, - первая опомнилась Лиинталия.

- Я Аврора, - представилась женщина. - Руководитель научных работ. Микробиолог.

- Очень приятно, - поклонился эльф. – Называйте меня Элом.

- Лиинталия.

Девушка все-таки бросила на соотечественника недовольный взгляд. Отверженный он или нет, захватили их пираты или нет… Однако менять имя – это просто кощунство!

- Мне жаль, что мы познакомились при таких обстоятельствах, - развела руками женщина. - И очень жаль, что отец впутал вас во все это. Он просто узнал, что на Земле есть тот, кто сломал рабские ошейники подчинения на Альраме. И не преодолел искушения.

- Хорошо хоть, что он преодолел искушение и не стал убивать беременных женщин, - резко вскинулся Эл.

- Даже если оставить в стороне морально-этическую составляющую, то все – в том числе и непримиримые капитаны – понимали, что это – самоубийство.

Эл хмыкнул.

- Причем самоубийство не личное. И не семейное. Это самоубийство для нашей расы. Темные не простят.

- А вы землянами себя не считаете? – у Лиинталии вдруг вспыхнули глаза.

- Нет, - улыбнулась женщина. – Мы уже другие.

- Но по крови?

- У нас уже чуть измененная цепочка ДНК.

- Это результат облучения? – спросил Эл. – Ваш отец говорил, что пираты – потомки тех, кто смог пережить последствия атомной войны на самой планете.

- Мы не очень любим, когда нас называют пиратами, - тихо сказала Аврора, закаменев лицом.

- И какое же название предпочитают…ваши соотечественники?

- Мы – вольные! – ответила женщина.

Элом могли гордиться все его высокопоставленные родственники. Все разом. И каждый по отдельности. Его лицо не исказилось от ненависти. Он не выплеснул на женщину-микробиолога всю свою слепящую, истовую, оглушающую ненависть. Он не сломал ей шею…Только в собственном голосе он услышал тщательно отмеренное безразличие. Да поймал испуганный взгляд Лиинталии. Усмехнулся. Да, девочка, это реальная жизнь. Здесь бывает страшно… Бывает, что и безнадежно. Но это лучше, чем твой цветник и голос, который ты никогда не повысишь. А потом, после нескольких десятилетий выкореживающей душу связи с другим светлым, после рождения еще четырех светлых, получишь свободу… И станешь так ненавидеть всё и всех, что отправишься… В лучшем случае на какую-нибудь легальную планету развлечений. И попытаешься забыться в угаре развлечений. И чужих тел…А потом все равно окажешься в каком-нибудь подпольном публичном доме, где разрешено все. Чтобы почувствовать хоть что-нибудь. Издеваться. Мучить. И…сдохнуть от того, что кто-нибудь сломает тебе шейку. Или пырнет ножом…

- Эл, успокойся, - положила руку ему на плечо светлая.

Он склонил голову. И нашел то, что искал – на донышке прекрасных глаз сияло нежное сочувствие…Он пришел в себя. Обнаружил, что бледная Аврора жмется около двери, готовая выскочить.

- Все в порядке. Просто у меня…достаточно тяжелое отношение к вашим соотечественникам. Как бы вы себя ни называли.

- Я так понимаю, - вмешалась Лиинталия, обращаясь к Авроре, - ваше общество неоднородно. Есть умеренные – такие, как ваш отец. Есть непримиримые – это те, кто считает, что воевать с землянами надо до последнего?

Биолог склонила голову, соглашаясь.Эл хотел добавить, что есть еще те, кто работал на работорговцев, кто добывал ресурсы для публичных домов. Но промолчал. Как-то ему не хотелось верить, что женщина, стоявшая перед ним – спокойная, уверенная в себе, рассуждающая о детях и работающая для блага своей расы… Что она хоть как-то могла быть замешана в работорговле.

- А вы к кому примыкаете? – спросил он.

- Женщины всегда против войны, - тихо сказала Аврора. – У нас тоже есть дети. И мы хотим для них счастливой спокойной жизни.

- Слушайте, а где вы учились? – резко спросил Эл. – Неужели на вашей станции есть университет с факультетом микробиологии?

- Нет, - цвет постепенно возвращался в лицо женщины. – Я, как и все мои коллеги, училась на Калагане.

- Это же одна из планет Земного союза.

- Именно так. На Землю мы не сунулись, а вот колонии… Особых проблем, чтобы легализоваться как не было, так и нет. Особенно в гражданские ВУЗы. Вот, когда мы просовываем вольных, чтобы обучить на пилотов или штурманов… Вот там целая шпионская эпопея получается.

- Слушайте, я все равно не понимаю, - нахмурился Эл. – Зачем вы связались с шииссами? Сначала я понял вашего отца так, что каждый из ваших предков ушел с Земли, пораженный лучевой болезнью. И что у вас сейчас через два поколения… - он вопросительно посмотрел на микробиолога, прикидывая, сколько прошло времени с того момента, как у землян приключилась война с применением атомного оружия.

Аврора кивнула, подтверждая его расчеты.

- Через два поколения началась… - продолжил Эл свои рассуждения, - просто эпидемия. Лейкоз, щитовидка, незаживающие язвы. И не было возможности с этим бороться… Но ведь нет ничего подобного?

- Если бы у вольных все это было, они бы вымерли. И не было этих двух поколений. Или изменения – внешние и внутренние были бы более явны. И слабость – даже при условии приема стимуляторов… Она бы была, - задумчиво откликнулась Лиинталия. – Ничего подобного мы не наблюдаем. Повышенный уровень агрессии. Но это может быть как следствием изменений в щитовидной железе, так и поведенческой моделью…

- А у вас чей биологический факультет? – спросила у эльфийки Аврора.

- Хорошее домашнее образование, - с сожалением вздохнула Лиинталия. – Отец настоял. Он увидел мой интерес к ботанике и биологии. И смог организовать мне обучение. Я рождена, чтобы стать женой и матерью.

- Вот поэтому мы, вольные и ушли на край Вселенной. Для того, чтобы никто не мог сказать тебе, что делать. И как! – гордо сказала женщина.

- Но шииссам это удалось, - не удержался Эл.

- Они об этом еще пожалеют! – убежденно проговорила Аврора.

- Тогда почему бы вашим не объединиться с землянами и темными?

- Для начала – мы кровники и тем, и другим. Так получилось. И потом… Это земляне рассказывают хорошо, какие они замечательные, как они о природе заботятся, Землю охраняют. И живут по принципу – «Все для блага человека»…

Яда в голове у вольной было предостаточно.

- А на самом деле?

- Они просто душат. Тотальный контроль. Обыски. Полное отсутствие гражданских свобод. Промывка мозгов. Да, они живут сыто – особенно, если сравнивать их с нами. Но… Мы на воле – а они в клетке.

- Любое общество накладывает определенные ограничения для своих членов, - не поняла страстной проповеди Лиинталия. – Иначе – анархия и распад.

- Мы и есть анархисты, - улыбнулась Аврора. – Но распада у нас не наблюдается. И все, кто не может жить в рамках, бегут к нам!

- Слушайте, а как вам удалось выжить? Ведь дозу облучения, как я понимаю, ваши соотечественники хватанули исключительную.

- Земляне, - с сожалением покачала головой вольная, словно мысль о том, что она и ее народ обязаны жителям Солнечной системы, причиняла ей отвращение. – Они разработали уникальную систему очищения крови от последствий облучения. И поделились ей с нами. Точнее, они привили всех, кто был на Земле. Вакцина вспрыскивала в кровь колонию бактерий, которые боролись с лучевой болезнью. А потом уже наши специалисты доработали… Улучшили. И мы победили.

Глава тринадцатая

- Фуух! – Наташа рухнула на кровать как была, не раздеваясь.

- Устала, - недовольно проворчал Торн, присаживаясь рядом. – И коллеги твои нас еще задержали.

- Все хорошо, - улыбнулась ему э’тили, - не переживай.

- Я вот что думаю, - темный положил ее ноги себе на колени и стал снимать с Наташи туфли. Погладил ножки. Скользнул по тонким лодыжкам вверх. Стал разминать уставшие пальчики. Со сожалением потер красный след. Туфли, вроде бы удобные, но все равно надавили.Потом пришла очередь чулочков. Добраться до нежной кожи. Которая от его прикосновений становится восхитительно-розовой. И…

- Торн, - простонала Наташа.

- Да… - тягуче подтвердил он.

Он прикинул, что пиджак с нее стоит снять. А блузку – только расстегнуть. А узкой и неудобной юбки на э’тили уже не было… Когда он успел? Или это был не он?..Наташа все время поражалась своей реакции любое прикосновение Торна Ра’Харда. Просто магия какая-то. Темная. Дошло до того, что на людях она старалась не касаться темного. Потому что извиняться перед присутствующими и искать свободное помещение неподалеку… Было им не по статусу. Да и не по возрасту. А как она краснела, когда ее посещали подобные мысли и желания…

- Ты все-таки что-то анализируешь, - замер вдруг Торн.

- Нас с тобой, - честно ответила командор Вереева, пока ее тело протестующе дрожало.

- И как мы тебе?

- Удивляем.

Наташа вывернулась – он с легкостью это позволил. И теперь уже она склонилась над мужчиной, контролируя происходящее. Водопад ее длинных каштановых волос упал на Торна.

- Ну же! – простонал он.

И они единым целым сорвались в бездонную пропасть, чтобы воспарить ввысь…Они долго пытались отдышаться, не разжимая объятий. Наташа стала погружаться в сон – легкий, ласковый. Как вдруг Торн вернулся к своей мысли, которую додумал:

- Может, стоит поговорить с молодым человеком, который на Дашу напал?

- Что?

Вот что ж ты… Сон как рукой сняло.

- С этим кадетом Звездной академии, - недобро проговорил владыка. - Как его там?

- Ну, во-первых… - чуть улыбнулась Наташа. – Он лишь говорил гадости. А набросилась на него Дашка.

Владыка темных довольно улыбнулся. Все-таки девчонка – молодец!

- А во-вторых… Ты знаешь, на Земле есть присказка.

- Какая?

- Что делать, если на Дашу напал крокодил?

Владыка вспомнил, что такое уродское зеленое создание с кучей зубов у Наташи было на одной из пижамок. Только на ней эта была дама с накрашенными губками. В короне. И почему-то со стрелой в зубах.

- И что же делать? – спросил он.

- Ничего, - торжествующе сказала его э’тили. - Сам напал – пусть сам и выкручивается.

- И ты не беспокоишься?

- Торн, - раздраженно ответила Наташа, отстранилась и встала. – Вот не надо делать из меня чудовище. Я и так виновата перед детьми.

- Дыхание мое.

- Я не уделяла им должного внимания, пока они были маленькими. Я служила. А они были с бабушкой и дедушкой, - женщина заметалась по спальне.

Торн мог только ругать себя – и кто его за язык тянул! Такой вечер испортил!

- Наташа, - он вскочил, попытался обнять. Она вывернулась, словно он применил болевой захват. – Милая. Я не это имел ввиду.

- И этого я себе никогда не прощу. Хотя понимаю: если повторить все… То я бы сделала точно так же. И охотилась бы за пиратами.

- Прости, - он растерянно смотрел на нее. – Я…просто примеряю подобную ситуацию на себя. И не знаю, как бы я реагировал…

- Я очень люблю Дашу и Мишу. И порой мне хочется оградить их от всего. Но… Я не могу. И, к тому же, если бы мы вмешались…

- Она оскорбилась бы.

- Именно. Поэтому я изо всех сил верю, что у них все получится. И с ними не случится ничего плохого.

- Иди ко мне, - попросил владыка. – Ты стоишь на полу босиком.

- И что?

- Ты сердишься?

- Не знаю.

- Наташа, я…

И тут претемный лур владыка Ра’Хард очень удивился. Потому что в где-то неподалеку вдруг зазвенели клинки. Раздались невнятные, но ругательства. Торн перевел взгляд на Наташу. Понял, что она испугалась. И теперь уже рассвирепел.

- Надень тапочки, - приказал он. – А лучше – ложись под одеяло.

Быстро натянул пижаму. И отправился недоумевать, подумывая о том, что пора ввести какие-то ночные проверки, марш-броски с высадкой на неизвестной территории в десантных ботах. И прочие радости жизни, чтобы все вспомнили – какая радость ночной сон. А то его подданные как-то разболтались.Но вот кого он не ожидал увидеть неподалеку от своих покоев на флагмане – так это сцепившихся двумя котами Ру’Рара и Морака. И похоже, это все было неприятным сюрпризом и гвардейцам охраны. Потому что стояли молодые люди столбом. С самым разнесчастным выражением лица. И не решались что-либо предпринять.И что самое любопытное – все так увлеклись зрелищем, что даже не заметили появление еще одного действующего лицо.Нет, посмотреть, действительно было на то.Морак, который был в ярости, пер напролом. Волосы его обратились в лезвия. Глаза пылали. Но работал мечом скупо, аккуратно. И Рор. Тот… Явно получал удовольствие. И просто змеился вокруг противника, с радостью темного, который нашел наконец-то себе оппонента под стать.У маршала, который так любил изображать из себя простого сержанта, было разбито лицо. И мундир на груди был распорот. На черном ничего было не видно, но владыка был готов поклясться Матерью-Тьмой, что рана кровавая. И достаточно болезненная.Что же касается наместника Альрама, то у него рана змеилась от виска до шеи, кровь заливала бледное лицо. Но глаза полыхали…

- А позвольте полюбопытствовать… - процедил владыка. – Вам что – места на флагмане мало?

- Мой лур! – слажено рявкнули все, наконец, обратив внимание на то, что претемного они все-таки подняли.

Мечи убрались в ножны. Оба высокопоставленных нарушителя спокойствия вытянулись по стойке смирно.

- Скажите, - обратился Ра’Хард к гвардейцам охраны. – А что вы обязаны сделать, если неподалеку от моих покоев замечены нарушители?

- Вызвать начальника смены. И патруль, чтобы препроводить нарушителей на гауптвахту до выяснения.

- И что же вам помешало поступить по протоколу?

Гвардейцы потупились. На самом деле, их реакция была понятна – как-то не решились они вот так сразу вызывать патруль к маршалу и наместнику, как к разбуянившимся кадетам.

- Изумительно, - владыка развернулся к Рору и Мораку. – А вы что можете мне сказать?

- Мы…Э-э-э… Решили проверить, что надо делать при нападении теней. И Морак любезно согласился изобразить тень. А возле покоев мы оказались… Случайно.

Ра’Хард с удивлением посмотрел на молочного брата. Тот врал.

- Ну, раз вам все равно не спиться, - владыка решил быть великодушным и щедрым, - то я даю вам разрешение на проведение внеплановых учений. Предположим, мы атакованы тенями. Поднимайте всех. И занимайтесь отражением атаки условного противника. Только я вас предупреждаю – беременные землянки не должны испугаться или запаниковать.

Он обвел взглядом обоих нарушителей спокойствия. И, не выдержав всего этого фарса, рявкнул:

- Вы луру испугали!

Помолчал, развернулся, чтобы идти спать. И бросил:

- Приступайте!

Но ему в спину вонзился тихий, но решительный голос Морака:

- Мой лур! Я бы хотел узнать, что с моими людьми?

Претемный замер. Поморщился. Сделать вид, что он не услышал слов наместника Альрама не получалось.

- Вы осознаете, что ваши слова граничат с государственной изменой? – спросил он, разворачиваясь. – Что в них можно услышать намек на то, что прибывшие с вами являются подданными. Но не Темного Ожерелья, а Альрама.

Судя по тому, как напрягся Рор, эту тему с Мораком они обсуждали. И бывший предводитель рабов позволил себе в высказываниях много. Слишком.

- Мой инженер прибыл со мной. И девушка, которую спасли, тоже находится под моей ответственностью. И я не могу допустить, чтобы их просто сдали пиратам.

- Вы можете испросить позволения у владыки узнать, как продвигается операция по их освобождению, - подсказал молочный брат владыки. А тот посмотрел на него удивленно. «Испросить разрешения узнать»… Мда, еще немного – и можно Ру’Рара отправлять руководить посольством у светлых. Чтоб неповадно врать было.

- Аналитический отдел высчитал, где их держат, - раздался голос Натальи.

Мужчины перевели на нее взгляд. Торн недовольно посмотрел на босые ноги и очередную веселенькую пижаму. Парочка страшненьких чудовищ ядовитого цвета активно обнимались. И под ними было написано: «Каждый поганец найдет свою поганку».Остальные темные почтительно поклонились.

- Владыка распорядился, чтобы отряд штурмовиков отправился на помощь, - продолжила женщина. – С приказом обеспечить безопасность наших до подхода основных сил. Взяли тот корвет, на котором вы прибыли. Расчетное время прибытия – шестьдесят два часа. В эту же точку спешит объединенный флот Земного союза и Темного ожерелья. Единственно… Им идти почти шесть суток.

- Спасибо, лура, - смущенно проговорил Морак. – Простите, что нарушил ваш сон.

- Все в порядке.

- Нет, - к ней решительно направился Торн. Подхватил э’тили на руки. – Не все. Мои «доверенные» лица отправляются проводить учения! Мои гвардейцы – на гауптвахту! А мы с тобой – спать!

Четырнадцатая глава

- Не понимаю! – пожаловалась Лиинария, поднимая взгляд от микроскопа. – Ну нет никакого различия в крови у тех, кто применял стимулятор и попал под власть шииссов и тех, кто этого не делал.

Аврора печально кивнула:

- Химический состав крови не изменен. Количество тромбоцитов не уменьшено. Норма.

- Следовательно, это не вирус, который можно было бы активировать, - подытожил Эл.

- Жаль невозможно исследовать состав стимулятора, который вкалывали вашим мужчинам шииссы, - азартно сощурилась светлая.

Эл чуть улыбнулся. Сейчас, занятая делом, с подобранными под белую шапочку волосами, с горящими глазами… Злая и возбужденная… Девушка была просто неотразима.Ушли куда-то томность и высокомерие. Ненужная категоричность и спесивость.Осталась Лиинталия. Его… Кто?..Особенно в подобном подвыверте судьбы.Ситуация, действительно, не располагала к веселью. Уже прошли сутки. Они с Лиинталией и Авророй отсмотрели все отчеты, документацию по результатам исследований. Поговорили с биологами, врачами, программистами, химиками – были, оказывается, на пиратской станции и такие. Светлые отметили, что научной работой здесь занимались только женщины. Наверное, для мужчин был уготован только один путь – захватывать и грабить.

- Слушайте. А с какой частотностью надо подкалывать стимулятор? – спросила Лиинталия.

- И как протекает ломка?

- Стимулятор вкалывается однократно, - устало ответила Аврора. – Никаких побочных эффектов. Никакой ломки. Улучшается скорость реакции, общее самочувствие. Навыки доводятся до автоматизма. До идеала. Например, если ты – хороший бортстрелок, то после приема препарата становишься… Просто орком.

- Слишком хорошо, чтобы быть правдой… - задумался Эл. – И в чем подвох?

- Один из уважаемых капитанов отказался участвовать в захвате корабля темных, который перевозил землянок. Он назвал это не нужным вольным самоубийством.

- И что?

- Погибли все, кто был близок ему. И всем, кто был на его корабле, - тихо ответила Аврора. – Кровь сочилась из пор. Это было… жутко. А мы ничего не могли сделать.

- И остальные отправились выполнять приказ.

- Давайте попробуем просканировать нескольких мужчин, которые принимали стимулятор, - предложил Эл. – Может, шииссы действовали по аналогии с ошейниками рабов. И что-нибудь подшили вашим парням, допустим, под кожу.

- Уже смотрели, - вздохнула Аврора.

- Тогда я не понимаю, для чего вытащили меня, - рассердился Эл. – Ясно же и так, что ситуация совсем не такая, как на Альраме. Там были ошейники на нас, регистрация при купле-продаже. Активация. Программы. Пульт управления у хозяина в руках. Автоматизированный центр, куда стекалась вся информация. А у вас ничего.

Лиинталия положила ему руку на плечо, призывая его держать себя в руках.Он с благодарностью положил поверх ее узкой ладони свою. Надо же, какие холодные у нее пальчики…

- Давайте сделаем перерыв, - сказала Аврора. И судорожно зевнула, постаравшись не раскрыть рот. – Поедим. Поспим часов пять. И продолжим.

Эл кивнул. Не то, чтобы он собирался спать. В данной ситуации было разумнее поднапрячься. И обколоться стимуляторами. Хотя, если они у них из тех, что побывали в руках шииссов…Но для того, что задумал светлый, надсмотрщица из пиратов, пусть и прикидывающаяся научным работником, была ему не нужна.

- Кстати, заказанные растения прибыли.

Лиинталия радостно улыбнулась.

- Пусть принесут.

Аврора кивнула. Поднялась и пошла к двери.

- А вино? – сварливо спросил Эл.

- Сейчас принесут еду. Там и спросите.

У пиратов, которые выполняли обязанности официантов, лица были смурные. Отчего бы?Один из них изо всех сил шваркнул пластиковой корзиной с едой об стол. Другой – водрузил бутылку зеленого стекла. Еще несколько вольных таскали цветы в горшках. Выражение потрепанных жизнью физиономий было такое, будто их склизких червяков есть принуждали. Тщательно разжевывая.

- А где мясо? – удивился Эл, изучив содержимое корзины.

- Вы же дети Светлого леса, - осклабился пират. – Вот и жуйте, что дали.

- Травку, там, всякую! – развеселился другой.

- Послушайте, вам прекрасно известно, что светлые – не травоядные! – возмутилась Лиинталия.

- Ой, девка, молчала б ты, - покачал головой пират постарше. - Что ж ты думаешь, этот… нетравоядный… сможет тебя защитить?

- Смогу, - негромко проговорил Эл.

- Слушай, ты, ушастое отродье…

Вид впечатавшегося в дверь отсека пирата, перекошенное лицо… Всплеск эмоций – злорадное торжество и ликующее удовлетворение – мгновенно захватили Лиинталию. Она была неприятно поражена, тем, насколько это, оказывается, сладко…Пираты, между тем, не торопясь наступали на Эла. На его лице не было страха – лишь азартное предвкушение хорошей драки.

- Приборы! – всполошилась светлая.

- Господа, - улыбнулся бывший раб. – Прекрасноликая права. Побережем оборудование.

- В коридор! – кивнул пират, который уже отлепился от двери. Разогнуться он особо не мог, говорил сипло. Но, судя по всему, драку продолжить стремился.

- Элгидор… - прошептала девушка.

Новый всплеск эмоций. Страх потерять жгучим льдом прошелся по позвоночнику…

- Ничего, милая. Я сейчас объясню нашим…хозяевам их место в пищевой цепочке…

Разозленные пираты издали дружный возмущенный вопль.

- Добуду нормальную еду, - словно и не слыша их, продолжил светлый, - штопор. И вернусь.

И мужчины скрылись за дверью. Которая с шипением закрылась.

- Элгидор… - прошептала светлая. Слезы заструились по ее щекам. Она закрыла лицо руками, уже и не пытаясь взять себя в руки.

Пришла в себя только тогда, когда почувствовала – на руки ее подхватывает Эл. Целует. Нежно-нежно. Шепчет:

- Ли?..

И даже мысли у них сплелись. И стали одни на двоих.

«Я почувствовал тебя даже в бесконечности космоса, любимая…»

«Это же просто невозможно…»

«Мы вместе на всю жизнь.»

«Сколько же нам осталось?»

«Много или мало… Неважно. Вселенная отдала мне тебя! Ты моя!»

«Ты – мой!»

И ликование уже нельзя сдержать. Можно лишь вместе с обоюдным криком отпустить его на волю.

- И вот зачем мы торопились, двигатель жгли… - проворчал кто-то совсем-совсем близко.

Лиинталия испуганно вскрикнула, дремавший Эл, не открывая глаз, накинул на нее покрывало. Прижал к себе. И недовольно проговорил:

- И что так долго?

- Слушай, светлый! Пока ты тут девок валял!..

- Аккуратнее, брат. Ты говоришь о моей э’тили.

Лиинталия так удивилась, что распахнула зажмуренные глаза.Обнаружила темного, который смотрел на ее мужчину с таким же изумлением, которое испытывала и она сама.

- Поздравляю… - выдохнул темный наконец.

- Спасибо.

- Что происходит?! – закричала Лиинталия.

- Спасательная операция, лира, - поклонился темный.

- Я передал сигнал бедствия в тот момент, когда меня захватили, - На Альрам.

- Ну, да. Темное ожерелье и земляне – это хорошо. Но свои – лучше.

- Вот не ожидал это услышать от тебя.

- У нас двигатели лучше. И спасибо, что маячок поставил. Не пришлось по всей этой помойке шарахаться, тебя искать.

- Значит, драка в коридоре… - поняла Лиинталия.

- Да. Здесь маячок было ставить рискованно. Слишком много камер и датчиков.

- А сейчас?

Эл вопросительно посмотрел на темного.

- Первое, что мы делаем, лира – это берем под контроль систему безопасности.

- И что теперь? – Лиинталия неверяще посмотрела на Элгидора. Неужели все закончилось. Неужели все…так просто?

- Выводим вас. И все взрываем. Чтобы неповадно было, - равнодушно ответил темный.

- Нельзя!

У Лиинталии и Эла получилось хором.

- Здесь же дети!

- Нужна информация по пиратам и шииссам.

- А что происходит? – раздался от порога голос Авроры.

Глава пятнадцатая

Иркир внимательно наблюдал за Элом. Несмотря на то, что обычно на физиономии светлых ничего написано не было, кроме их непотребного высокомерия… Даже у лучших у них, прости Эл… Но сейчас светлый просто светился.В зеленых глазах жила…нежность что ли… И взгляд инженера все время возвращались к Лиинтарии.У той на лице было разлито смущение. Видимо, она никак не могла прийти в себя от эффектного появления отряда. И того, что ее видели лежащей в объятиях Эла. Все это делало девушку…практически нормальной. Хотя… Странно, что Эл смог с ней… Сам. По доброй воле. Заниматься любовью.Что касается темного, то гораздо больше, чем пиратов он ненавидел светлых эльфиек. Иркир насмотрелся на них в «Золотинке». Где темных эльф пользовался огромной популярностью. Конечно, ублажал он тех, кто его заказывал. Выбирать не приходилось, а ошейник не давал возможности не только бунтовать, но и умереть. Клиенты были самые разные, но светлые…Их он запомнил лучше всех.Наверное, его – тайного агента Темного Ожерелья – оставили в живых, чтобы поглумиться. Или же для того, чтобы провести эксперимент: дойдет ли он до такого отчаяния, до такого отрицания своего существования, что к нему можно будет подсадить тень.

А то как же…Ненависть. Холодная. Яркая. Истовая. Спасительная.Все это время именно ненависть была с ним.К себе самому – потому, что попался. Так глупо!К торговцам. Потому что они осмелились.К хозяйке публичного дома, к ее клиентуре.И особенно к светлым эльфийкам.Странно конечно, но до того, как поближе познакомиться с представительницами этого вида, Иркир считал их совершенными говорящими статуями, жутковатыми, конечно. Потому что лицо не выражающее ничего… От этого мороз пробирает по коже. Он работал нелегалом у светлых. И наблюдал их в естественной среде.Но ему в голову не приходило, насколько они ненормальны. Насколько трепетно любят боль… Свою. Чужую. Может, в попытке хоть как-то почувствовать себя живыми?И теперь, наблюдая за Элом и его…неужели э’тили?... разведчик в отставке поеживался.

- Вот скажи, голубушка! – ворвался в его мысли раздраженный голос Фобурра. – У ваших пи…пиратов… вообще мозгов нет?!

Гном проглотил ругательство, с подозрением посмотрел и на Эла, и на Иркира – то, что светлые и темные одинаково не любили ругательства, выучили уже все на Альраме.

Бледная Аврора, похоже, просто забыла про то, что ее взяли в плен. Или ее просто загоняли. Она бегала по всему отсеку и приносила биологу, который прибыл на пиратскую базу аж с самого Альрама, то результаты анализов крови, то образцы кожи погибших, то чаю… Но тут она остановилась. И возмущенно уставилась на седого гнома, у которого только ресницы и брови оставались рыжими. А борода и волосы были замысловатого грязно-седого цвета с яркими вкраплениями.

- Вы зачем инженера вытащили? – рявкнул на нее Фобурр.

- Чего ты на нее отвязываешься? – неожиданно для себя заступился за женщину темный. – Не она похищала же.

- То есть вы тоже не поняли механизма воздействия… - прошептала Аврора. – Значит, мы обречены.

- Ты… это… - гном запустил ручища в свои космы. – Девка, не печалься. Что-нибудь придумаем!

Женщина застыла на месте, уронив руки.Иркир поймал себя на желании подойти к ней. Притянуть к себе. А потом отправив Аврору туда, где безопасно, разобраться с теми уродами, из-за которых она впала в такое состояние.Мысли эти были…просто дикими. И темный, скривившись, провел неторопливым взглядом по женщине. Снизу вверх. Отметил неплохую подтянутую фигурку, но отвратительный цвет кожи. Некрасивое лицо. И жуткий череп без волос. А при виде татуировок его просто передернуло.Женщина не старалась спрятаться. Она с усмешкой глядела на хищно-красивого темного. На длиннющую гриву распущенных пронзительно-белых волос…

- И зачем так себя уродовать? – не выдержал Иркир.

- Уж какая есть, - преувеличенно спокойно ответила Аврора. - Но…допустим, у меня душа прекрасная. Или интеллект гораздо выше среднего. Или… вы, обращая внимание на женщин, ориентируетесь только на длину волос? Так вот! У всех наших они не растут!

Лиинтария посмотрела на темного с осуждением. Гном – с насмешкой. А Эл поспешил задать вопрос, ни к кому, собственно, не обращаясь:

- Может, стоит эвакуировать детей и женщин? А пиратов предоставить их судьбе? И сделать это быстро, пока никто на станции еще не сообразил, что она захвачена.

Аврора вздрогнула. Осознала, с кем она разговаривает. И прошептала:

- Пожалуйста.

Темный поморщился. Он после освобождения переквалифицировался. И сменил службу тайного агента на контрразведку. Это была его первая операция в новом статусе, и ему очень хотелось доказать всем, особенно самому себе, что он способен не только выведывать секреты, играя на низких страстях, но и спасать жизни. А тут такое. И эта странная женщина.

- Даю час, - не выдержал он умоляющего взгляда Авроры. - Потом уходим.

- Спасибо.

- Лучше подскажите, кого мы можем эвакуировать, - холодно отрезал он. – Мне претит оставлять женщин и детей на произвол судьбы. Но и своими людьми я рисковать не буду. У меня приказ спасти двух светлых.

Еще через несколько минут, гном не выдержал. И громко, от души, выругался.

- Ни-че-го! – добавил он. – Пока не найдем лабораторию и вакцину… Бесполезно. Можно предполагать до бесконечности, как шииссы добиваются такой реакции организма. Причем не только у тех, кому подкалывали эликсир, но и у родственников по крови. Может, такое свойство у препарата.

- Или шиисы ментально могут воздействовать таким образом, что кровь начинает сочиться, - выдвинул предположение Эл.

- Глупость же! – не согласился с ним темный. – Если бы они умели так делать, то не сражались с нашими на «Надежде». А просто вызвали бы кровотечение. Что у женщин, что у ребят. И закончили бы на этом.

- Мда, - согласился с ним Фроббур. – Будем надеяться, что они этого не умеют. А то – наше дело швах!

- Должно же быть что-то, - покачала головой Аврора. – Не может быть, чтобы все было напрасно!

Она говорила, не обращая внимания на темного, который поднял левую руку в жесте молчания. А правую приложил к уху. Как раз пошел отчет от одного из десяти отрядов, что рассыпались по пиратской станции.

- Тише, - прошептал Эл, собираясь положить Авроре руку на плечо. И отвести ее прочь от темного. Но он не успел ничего сделать. Руку перехватили. Боль от захвата была такая, что светлый зашипел. Иркир прекрасно знал, где расположены болевые точки. С грохотом отлетел стул – Фроббур вскочил и заорал:

- Ир, ты что творишь, песий сын?!

Темный обвел всех совершенно безумным взглядом. Тяжело вздохнул. И вдруг бешенство схлынуло с него, как грязь с тела под хорошим напором воды.Он сделал шаг назад. И залился фиолетовым.

- Вы что – так краснеете?! – хором произнесли и Аврора, и Лиинтария. Обменялись хищными взглядами. И мужчинам показалось на миг, что они кинутся препарировать темного. Ну, или на крайний случай, сцедить у него крови побольше, чтобы узнать, какого она цвета.Гном теперь и на женщин посмотрел недовольно. А темный негромко приказал:

- Повторите донесение!

Выслушал внимательно. Потом улыбнулся, словно многое ему стало ясно. И спросил у Авроры:

- Подскажите, у вас все делают татуировки?

- Да, - растерялась женщина.

- И женщины, и дети?

- Конечно. Понимаете, наши татуировки – это целый язык. Для тех, кто посвящен. Какой род у свободного, кто есть кто по специализации. Есть пара или нет. Дети, увлечения. Обереги…

- А как часто? – перебил ее темный.

- Что?

- Как часто у вас обновляют татуировки?

Аврора задумалась.

- Приблизительно раз в месяц. В молодости чаще, конечно.

- Покажите Элу и Фроббуру последнее, что вы делали, - приказал темный.

- Зачем? – отчего-то смутилась женщина.

- Затем, что во всех ваших мастеров татуировки вселились птицы. И как можно было не узнать рабов шииссов? У них же такие характерные дерганые движения!

...

- Значит, черная метка…

И старый пират с насмешкой взглянул на молодого.

- Мы объявляем тебе, старый Джон, о нашем недоверии. Ты…

Парень возмущенно засверкал черными глазами, стиснул пудовые кулаки и, не выдержав пафосности, заорал:

- Ты нас всех подставил! Ты – предатель!!! Как ты мог не выполнить приказ!

- И стоило бодаться с землянами и пыжиться им что-то доказать, чтобы потом покорно лечь под паразитов, которым нужны чужие тела.

- Они сильнее всех!

- Но нам нужна только свобода. Так мы вас учили… Видимо, недостаточно хорошо.

- Тебе известно, что они сделают с нами.

- «Но лучше погибнуть свободным, чем жить, оставаясь рабом», - горько процитировал старый пират их гимн. Который теперь, похоже, стал никому не нужными словами. По-прежнему красивыми. Да. Но теперь лишь бессмысленным набором звуков.

- Вот ты и сдохнешь. Как сдохли те из вольных капитанов, что не желали голосовать за правильное решение.

И экран дальней связи погас.

- Идиоты… - печально сказал старый Джон. – Мы в интересной эротической позиции между Земным союзом, Темным Ожерельем и шииссами. А они выбили костяк управления вольными…

Вольный никогда ни о чем не жалел. Во-первых, это было бессмысленно. Во-вторых, жалко. А жалость ведет к слабости – это известно всем. Как и то, что космос слабых не любит.Поэтому Старый Джон не жалел о том, что вольные, подписав контракт со Светлым Лесом, ввязались в войну с землянами. Они ведь побеждали. Вначале. Потому что космос велик, а они – неуловимы. Куснуть там, где не ждали, где повкуснее. Отступить, не ввязываясь в крупные сражения. Тщательно избегать подхода регулярных сил. А потом…Казалось, землянам стали помогать темные силы. Потому что по-другому объяснить, откуда они узнают и про места дислокации вольных, и про следующее нападение…Сначала грешили на то, что в штабе вольных капитанов появилась хорошо законспирированная крыса. Служба безопасности не жалела на сотрудников химикатов, развязывающих языки, узнавала много чего любопытного, но раз за разом убеждалась – шпиона такого уровня у землян нет.Тогда же возникла легенда о черной старухе. Дескать, в черном-черном городе Земного союза есть черный-черный дом. В доме этом есть черный-черный подвал. И так сидит страшная-престрашная ведьма, которая потрошит захваченных в плен вольных и по их внутренностям предсказывает действия капитанов.

Бред, конечно, полный. Но в это верили.Верил и старший сын. Он чудом остался в живых в бойне на станции заправки топливом между Тау Кита и Землей. Черной дыры вместо посмертия полковнику Верееву и его бешеным псам! Сколько хороших ребят погибло!Потом оказалось, что все, кто принимали участие в том сражении словно отмечены печатью смерти. Не обошла тетка с косой и его мальчика…Он смог не жалеть. Он смог…Но пережить ощущение поражения… Слабости. Того, что земляне их победили… Это было невозможно. И совет капитанов большинством голосов утвердил проект взаимодействия с шииссами. Эликсир. Перспективы… А вот как все обернулось. И в этой круговерти сгинул еще один сын. Он командовал захватом лайнера «Весна», на котором оказалась дочь Вереевой. Вот уж, фамилия проклятая для всех вольных.

И если правда то, что вольных захватили на Альраме темные, то остается лишь пожелать его малышу легкой смерти…Ни о чем не жалеть. Что сделано – то сделано…Но в глаза своей женщине с этих пор он смотреть не может. И что сказать Авроре? Его умнице-дочке. Его гордости. Талантливой. Умной. Ученой…Он сам провернул целую операцию, чтобы его дочь могла учиться на Калагане. И что теперь?..Черная метка так и осталась мерцать на экране связи.Если бы можно было договориться с молодежью, захватившей власть и перебившей старую гвардию, чтобы они удовлетворились его жизнью. Но… волчата попробовали на вкус кровь. Кровь вожаков. И теперь…Надо устроить побег Авроре. Как быть с другими женщинами и детьми, живущими на станции, он не мог придумать. Но его дочь сможет выжить в большом мире, не ограниченном коридорами их станции. Главное, чтобы она не попала под казнь шииссов как его дочь. В любом случае, чем дальше она будет отсюда, тем...

- Встал медленно. Руки – чтобы я видел.

Глава шестнадцатая

- Да ну! Это ж просто глупость какая-то!

Первое, что услышал Старый Джон, зайдя на уровень, был жизнерадостный и азартный голос Авроры. Он на мгновение замер, пытаясь справиться с болезненным ударом сердца – если дочь говорила так… Значит, у него была надежда на то, что все обойдется. По крайней мере, в отношении темных, что принеслись выручать своего светлого.Мда. Звучало как-то бредово…Между тем Аврора продолжала возмущаться:

- То, что вы говорите – совершенно антинаучно!

И голос светлой эльфийки с непроизносимым именем:

- Должна согласиться с коллегой. Ваша теория о духах, по отметине на теле подчиняющих себе разумного, это…дико. Как вы можете? Вы же ученый!

Надо, какая серьезная.

- Молоды вы еще, девоньки. Многого не видели.

А вот это - явно гном. Он-то у них на станции откуда? Неужели помощь пришла не от темных, а… с Альрама? Он же дальше. И намного. Как успели?

- Вот были мы как-то на планетке в секторе Гамма-восемь. Есть такие задворки Вселенной. Места дикие, практически не обжитые. Так там шаманы всем заправляют. Они же местным точки на висках выжигают. И смесь местных трав туда втирают. Посвящение в мужчины, говорят, такое. Защита. Практически от всего. Даже местный гнус аборигенов облетает. Но! Взбунтовался у них молодняк. Мир хотим посмотреть, себя показать. Заключили с нами договор, заплатили черными алмазами, между прочим. Все честь по честь. Но стоило нам взлететь, да с дальней орбиты уйти, как бошки у ребят лопнули…

- Сказки! – хмыкнула Аврора.

- Не знаю, милая. Не знаю. Но от мозгов и кровяки мы трюм отмывать подзадрались.

- А если вы ученый, - озадаченно спросила эльфийка у гнома, - что же вы делали так далеко от дома?

- Да так… Денюжек надо было приподнять, - смущения в голосе рыжебородого было достаточно. Старый Джон усмехнулся.

- Ты что тут стоишь? – появляясь из ниоткуда спросил у него темный.

- Подслушиваю, - честно ответил пират. А сам… подумал о сказках. Вот, например, о такой. Если не знать доподлинно, что видимость и невидимость бойцов-темных связано с их комбинезоном – изумительной разработкой ученых Темного Ожерелья, которую пока ни украсть, ни воспроизвести не смогли… Тоже можно подумать о волшебстве.

- Отец! – вдруг выбежала в коридор Аврора, словно почувствовав его. – Мы тебя ждем.

- Зачем?

- Похоже, все дело в наших татуировках. В те, что делали последними, внесены изменения. Точнее, под изображением есть еще одно.

- Предательство!

- Думаю, в ваших людей подсадили птиц, - раздался в коридоре еще один голос.

Старый Джон увидел типичнейшего темного. Презрительная ко всем рожа, в которую хочется сразу въехать, волосня до самого зада. Так и просится, чтобы дернуть, да об колено…Только вольный слишком долго жил на свете и видел тех, кто пытался так сделать. Без рук. Самое любопытное, потом раненым приходилось ставить имплантаты – родная ткань не приживалась.

- Пойдемте, времени мало.

- Это Иркир, - отчего-то смущенно сказала дочь.

- Да, - кивнул темный. – Я руковожу спасательной операцией.

- Вы сможете забрать Аврору? – вырвалось у Старого Джона. – И обеспечить ей безопасность?

- Папа!

- Клянусь, она не участвовала ни в одной боевой операции. И…

- А остальных, значит, вы оставите на произвол судьбы, - издевательски изогнулись губы темного.

- Аврора, иди к себе.

- Но…

- Делай, доченька.

Он погладил ее по голове, как маленькую. Поцеловал в макушку. Дочь вытерпела – а он знал, насколько она не любит, когда кто-то касается ее головы. Аврора с детства переживала, что у нее не растут волосы, считала уродкой… И ни он, ни мать, ни появившиеся потом кавалеры не смогли убедить ее в обратном.

- Мои люди пойдут под руку сильнейшего, - тихо сказал Старый Джон. – Их примут.

- А вас, значит, они убьют, чтобы доказать лояльность? – так же негромко проговорил темный, демонстрируя неплохие знания о традициях вольных капитанов. – И сколько у нас времени?

- Шесть часов.

- Любопытно… Приблизительно в это же время подойдет объединенный флот темных и землян, чтобы освободить заложников и обезвредить вашу станцию.

- Думаете, здесь планируется бойня?

- А вы думаете – парад с фейерверком?

- Аврора…

- Мы бы уже вывезли детей и часть женщин. Но… Мы не уверены, что это поможет.

- Значит, за оставшиеся несколько часов надо разобраться с татуировками. И с теми тварями, что подселились в моих людей.

- Я больше опасаюсь того, что где-то неподалеку их хозяева, - пробормотал темный.

...

- У вас просто замечательный мальчик! Настоящий вольный! И не плакал почти. Хотя… сколько бойцу?

- Шесть месяцев исполнилось.

- Какой богатырь!

Спасибо, мастер Орего! - Мамочка прижимала к себе сына, сияя от похвалы лучшего мастера станции.

Сегодня у ее мальчика появилась первая татуировка, свидетельствующая о принадлежности к роду отца. Бесстрашного и гордого Дракона Пустошей. Теперь на лопатке мальчика была точно такая же татуировка, что и отца, что и у деда: изогнувшийся черный дракон с раззявленной пастью. И это была не просто наколка. Дракон будет расти вместе со своим владельцем. И будет хранить его от всех невзгод. И славный род обязательно продолжится!И вольные будут знать – их хранит и защищает тот, чьи предки выжили на Земле, когда она превратилась в ад. Выжили в пустошах сами. И смогли сплотить тех, кто им поверил. И пусть сейчас Драконы Пустошей ушли на вторые роли в их братстве – вполне сознательно, надо признать. Потому что Старый Джон по изворотливости, находчивости и коварству… Конечно, обидно это признавать. Но сильным и простодушным Драконам было до него далеко. Может быть, когда-нибудь…Но пока жизнь подсовывала им такие выверты, что… Пусть уж Старый Джон и его род отвечает за все.А он – Пит из рода Драконов Пустоши будет стоять и делать вид, что равнодушен к похвалам, которые расточает мастер.

- Слушайте, - чуть понизив голос, спросил у него мастер, - а что за странные слухи ходят по базе?

- Ходят, - согласился с ним Пит. - Странные.

В жены Драконы отбирали женщин очень мудрых. Поэтому мамочка не стала дожидаться, пока ей прикажут. Поклонилась мастеру, сообщила мужу, что у нее много дел. И вышла.Пит чуть улыбнулся. Вот поэтому он женился на ней, а не единственной дочери Старого Джона. Слишком уж своенравной оказалась Аврора. Слишком.

- Так что у нас происходит, уважаемый Пит? – спросил мастер.

- Старому Джону все-таки выслали черную метку, - ответил ему воин.

- Глупцы.

- Именно.

- А что делать нам? – руки у мастера как-то непроизвольно и нервно дернулись. На миг он стал похож на большую птицы.

Воин посмотрел на него внимательнее, но его собеседник уже взял себя в руки.

- Что с нами будет? – усмехнулся Дракон Пустошей. – Или Старый Джон возьмет ситуацию под контроль. Или… Но меня, честно говоря, более устроил бы первый вариант.

- Вы настолько верны капитану?

- Ждать чего-то хорошего от молодняка, который перебил старших, чтобы дорваться к власти, - криво усмехнулся Дракон. – А у нас под командованием Старого Джона, наименьшее число невосполнимых потерь.

- Да. Потерь не хотелось бы. Но Джон…

- Тише, - поднял руку Дракон.

- Что? – мастер опять как-то странно дернулся, но воин этого не видел. Он бежал – возмущенный крик своего сына, пусть и на грани слышимости, он не спутал бы ни с чем на свете.

- Тише, - остановил его Старый Джон. – Сейчас заберешь.

- Если ты, старый пень…

- Угомонись. И посмотри сюда.

- Куда?

Под нос Питу сунули планшет, на котором в очень-очень крупном разрешении была сфотографирована татуировка его сына. Взлетевший дракон. Которым все члены его рода гордились.

- Что это? – помертвевшими губами просил отец.

Его жена всхлипнула. Должно быть, ее уже просветили.

Под татуировкой, которую мастер так любовно делал на теле ребенка, было изображено…что-то, напоминающее перекореженное дерево. Скрюченные корни, изуродованные, как будто скорчившиеся от боли ветви. И все это странного беловато-розового цвета, с кроваво-красными вкраплениями. Почти незаметно, надо признать.

- Я его убью! – рванулся Дракон.

- Погоди, - заступил на его пути Джон. – Убить – мы всегда успеем. А вот вызнать, как от этой заразы избавиться. Да как сделать, чтобы наши в живых остались.

- Ты хочешь сказать…

- Я хочу сказать, что шииссы – наши «союзнички» долбанные! Вот так они контроль осуществляют. И такая метка есть на каждом из вольных.

- Это что же? Они нас клеймили как скот?

- А самое поганое, мы понятия не имеем, как это снять.

- Так надо допросить!

Дракон вытащил длинный нож. И любовно провел пальцем по клинку.Словно в ответ ему по коридору пронесся длинный протяжный стон, полный ужаса и боли.Женщина вздрогнула. И покрепче прижала к себе сына.

- Иди, милая, к Авроре, - приказал-попросил Старый Джон.

- Эвакуировать… - проговорил Дракон.

- У меня договор с неожиданными союзниками. Наших вытащат. И…если мы организуем детей и женщин, то заберут и их.

- Что, за Светлым с Земли явились?

- Хуже. С Альрама.

Глава семнадцатая

- И что будет?

- А Драконы за кого?

- И сколько у нас времени?

- Все сюда летят? Кранты…

- Да че ты как баба?

- Как прилетят – так и улетят.

- Это ты такой смелый, потому что думаешь отсидеться!

- Ага. Если абордажные команды нас зачищать пойдут – отсидимся мы. Как же.

Мужчины-вольные - а только они имели право принимать участие в круге братства и решать важнейшие вопросы – нервничали. Еще бы! И так все были как на иголках из-за того, что Старый Джон не выполнил приказ шииссов и не взорвал беременных на флагмане. Но в этом вопросе братство, скорее, поддерживало их предводителя. Тени – это, конечно, жутковато. Но и темные в ярости – тоже хорошего мало. Представить жутко – взять ответственность за гибель женщин темных. Ожидающих детей…Но и новость о том, что предводитель их братства получил черную метку… Об этом еще не было объявлено официально. Но каждый знал. У всех были знакомые или родственники в других братствах. И каждый знал, что к их станции летят объединенные силы других братств. И нужно сделать выбор. Очень и очень непростой.

- Да не может быть, чтобы у Старого Джона не было запасной норы. Может, свалим потихоньку, пусть сами разбираются. И с шииссами. И со светлыми. И с землянами.

- Может, он свалит в свою нору потихоньку, а тебя, дурака, здесь оставит.

- Да пошел ты!

Дождавшись реплики, которая всегда была последним аргументом у членов его братства (дальше начинался мордобой), к свободным вышел Старый Джон.

- Вот он я! – закричал он, запрыгивая на высокий помост, на котором было положено находится предводителю братства. Его голос перекрыл шум и гам, который подняли мужчины, пришедшее на общее собрание братства. – Я пришел, чтобы решить с вами – как нам жить дальше. И вы прекрасно знаете, что я в вашей воле. Потому что молодые щенки решили встать во главе вольных. Они перебили старых капитанов. Ну да космос им судья всем. И щенкам, что хотели крови так сильно, что пролили ее. И старикам, что не удержались. А значит – ослабели. А Космос…Он замер на миг. И взревел вместе со всеми:

- Слабых не любит!!!

Джон оглядел своих. Да – он стар. Да – он, может, не так физически силен как прежде. И, может быть, умрет сегодня. От рук альрамцев или шииссов. От рук тех, кого называл «своими»… Но черная дыра его побери! Он прожил хорошую жизнь! Только бы вывезли Аврору. И чтобы проклятая татуировка не сработала!Старый предводитель дождался, пока стихнет одобрительный рев. И продолжил:

- Космос слабых не любит. И мы, вольные, должны быть сильными! Мы так решили после поражения от землян, когда им словно бесы подшаманивали. Мы заключили союз с шииссами, потому что хотели быть воинами. Потому что вольный – это звучит гордо. Но нас предали. Мы готовы воевать. Но быть ходячей бомбой, чтобы грохнуть беременных баб? Я пробрался так на флагман. Мне не понравилось.

- А что? Лучше впрямую на темных лезть?

- Лучше всего так себя поставить, чтобы никому в голову не приходило посягать на нашу свободу! Ни темным, ни шииссам, ни землянам!

- Это ты складно врешь! А как это сделать? Тем более сейчас?

- Я утверждал и утверждать буду, что в войне теней и темных надо занять позицию стороннего наблюдателя. И пусть одни упокаивают других. Космос велик – нам есть, где схорониться.

- Несколько вопросов!

К Старому Джону на возвышение легко вскочил Макс из рода Хмурых. Вот уж кто гордился древностью своего рода! Джону иной раз казалось, что не всякий аристократ в Земной Союзе – сколько их там осталось настоящих – так тащился от длинной череды своих предков, как представители Хмурых. И было бы чем… Какими деяниями великими. Так, начинали с грабителей вдоль дорог. Потом стали контролировать достаточно большую область. Но всегда – карма у них была такая что ли – были на третьих ролях. После действительно сильных. Таких, как Драконы. Или хитрых. Таких, как Старый Джон.Но вот, похоже, парень решил выбиться в лидеры… А говорит-то как складно. Кто же тебе, гаденыш, речь писал-то…

- Вольные! Все мы знаем о том, что Старый Джон хорошо умеет подластиться. Да и язык у него подвешен – поискать еще таких надо. Но… На тех, кто к нам летит, разговоры не подействуют. По всем семьям братства идет смена власти. И молодежь, которой надоело, что ей рассказывают про свободу, но вертят ей как хотят в своих интересах. И используют как пушечное мясо!

- Ты хотел мне вопросы задать, Макс, - добродушно проворчал Джон. – И… скажи мне. Кто лично тебя как мясо использовал – не заморились ли в космос, поближе к темным или землянам выпинывать?

Вольные заржали. О нелюбви Хмурого к сражениям в Космосе знали все. Как и фанатичную привязанности к перепродаже трофеев, захваченных другими. Но надо отдать Максу должное – продажник он был замечательный!

- А тебе не надоело в боях своих терять? – бросил Старому Джону Макс, вспылив.

И по гробовой тишине понял, что ляпнул что-то не то.

- Пошел вон! – очень-очень тихо проговорил предводитель.

- Да, Макс, ты… ступай, - донеслось из рядов.

Все знали, что у Джона было два сына. И оба погибли…Когда Макс поспешил уйти, то Джон помотал головой, словно прогоняя видения. И спросил:

- А кто у нас в эти сутки отвечал за безопасность?

- А что случилось? – донеслось из рядов.

- Обрадовать хочу.

- Чем же?

- Во-первых, у нас на станции десант альрамцев. Они контролируют основные системы.

Рев тысяч глоток вырвался наружу. Возмущенный крик, отборная ругань. Обвинения.

- Предательство! – кричали Джону члены его братства. И особенно старался мгновенно воспрявший Макс.

- И почему мы только сейчас об этом узнаем? – донесся до Джона его довольный голос.

- Вот поэтому мне и интересно – почему? Почему на меня выпрыгивает темный с перекошенной рожей. И сообщает, что моя дочь – в заложницах! – взревел Джон.

Стало тихо.

- А потом, - с горечью проговорил предводитель, - сообщает, что… Оказывается… У нас на станции орудуют те, кто превращает наши татуировки – в орудие убийства нас же!

- Что за бред?! – выкрикнул Макс.

Короткий удар – даже почти без замаха. И лицо незадачливого Хмурого заливается кровью.

- Надоел он мне, - констатировал Дракон. – Без его воплей тошно. И времени мало. Говори, Джон.

- Во всех мастеров татуировки на станции подсажены птицы – рабы теней. Под изображением, которое вы, я или любой из наших детей заказывали, есть вот такая гадость.

На стене загорелось изображение. Джон и Дракон посмотрели с привычным отвращением. Остальные с недоумением.

- Дерево? – зашептались вольные.

- Гадость какая…

- А красное – это сгустки крови?

- На кровеносную систему похоже, - задумчиво проговорил кто-то из врачей.

- Аврора, светлые, какой-то гном, которого притащили с Альрама… Они пытаются понять, что с этим делать, - сказал Джон. – Но…не понятно.

- Так что тут думать… надо птиц этих… порезать на лоскуты. Они и запоют.

- Слушай, - рассердился Джон. – Вот ты знаешь, как светлые допрашивают?

- Космос миловал. Но представляю.

- А светлые, которые объединились с темными? И к ним приставленный наш Дракон, который хочет первенца спасти?

- Ёёёё!

Джон кивнули:

- Эти уроды дерганные просто не знают. Представьте. Им это просто неизвестно.

- И что делать?

- Не знаю. Хотел спросить вашего совета.

- А если мы не найдем ответа?

- Думаю, надо будет продолжить копать. А чтобы у вас было время, выдадите им мой труп, - махнул рукой Джон. – Только у меня будет две просьбы – дайте уйти Авроре. И… Найдите способ. И вырежьте тварей, которые посмели… вот так. Ладно, в битве. Ладно, как месть… Но татуировки…

- А ведь есть легенда… - прошамкал Кривой – самый старый член братства. Никто уже – даже старожилы – не помнили, как он ходил в набеги, но был он очень полезен. Дети любили слушать его поучительные байки, жутковатые сказки и занимательный треп за жизнь.

- Говори, - попросил Старый Джон.

- Не знаю, понравится ли Аврорке твоей, она ж девка научная.

- Слушай, Кривой! Сами бы допетрили – я бы тут не распинался!

- Да говори уже! – поддержали предводителя другие пираты.

- Ладно, слушайте. На Земле это было. Еще до Судного дня. Повадился Колдун людей в рабов превращать. А чтобы никто сбежать не мог или воспротивиться – выжигал на теле руну подчинения.

- И что за руна? – не выдержал кто-то из молодых.

- Не дай тебе Космос это узнать, сынок, - степенно отвечал ему Кривой.

- Замолкни! – приказал любопытствующим Черный Дракон. Он прекрасно понимал, насколько они ограничены во времени. А старик может рассказывать часами. Или запутаться, если его перебивать. А на чаше весов жизнь его мальчика…

- Продолжай, - попросил Старый Джон Кривого.

- Ну, нашелся, понятное дело, смельчак, который решил воспротивиться. Только этот смельчак оказался еще и не глупым. И рисковым. Вот он и предположил, что если отзеркалить клеймо – то оно потеряет силу. И колдун не будет иметь над ним власть.

- Бред! – разочарованно выкрикнул Дракон.

- Что значит «отзеркалить»? – быстро спросил Джон.

- Нарисовать на теле рядом, как будто зеркало поднесли. Только изображения должны соприкасаться. И…

Старик, захрипев, упал.А вокруг нескольких вольных стала клубиться Тьма…

- Глупццццыыыы! – раздался шелест у каждого в голове. Он просто выворачивал наизнанку и взрывался острой невозможной болью внутри.

Вольные, взвыв, упали на колени, сжимая головы, словно надеясь раздавить их и избавиться от звуков внутри черепа.

Дикие крики тех, из кого появлялись тени… Во все стороны ошметки тех, кто раньше был живым существом…

Одна…Вторая…Третья… Четвертая… Пятая…

- Вы сссами порвете сссвоиххх женщщщин и детей… - шептали тени. – И мы не дадим вам забытьссся. Вы будете понимать, что делаете. И никакие темные или ссссветлые нассс не оссстановят!

Вольные, покачиваясь, побрели к выходу из зала собрания. У Дракона и Старого Джона текла кровь из носа. Похоже, они пытались сопротивляться – но у них ничего не получалось.

- А потом мы возьмем под контроль воинов, что прибудут за вашшшшшим предводителем. Дождемсссся темных. Сссславная будет заварушшшка.Негромкое треньканье спускаемой тетивы. Пять болтов практически одновременно впиваются в глаза шииссам. Потом, через мгновение – еще по одному, с поправкой на падающее тело – еще по одному. Во второй. Для точности.

И довольный ревущий голос явно гнома:

- Получилось! Сработало!!!

Глава восемнадцатая

- Вот такую машинку соорудили! – Фроббур любовно погладил изогнутое ложе самострела. – К плечу прикладывать удобно, прицельно бьет на сто пятьдесят метров. Скорость выстрела сто метров в секунду, между прочим. Наконечник утяжелили.

- Болты, - Дракон вертел в руках короткую стрелу с алым оперением. – Древность какая…

- Понятное дело, против штурмовиков или десантников – бесполезно. Те в защите. Не пробивает. Но вот в глаз шииссу…Любо-дорого!

- А прицел чего Темного Ожерелья? – усмехнулся Эл. – Не гномий?

- Так дешевле они, - огладил рыже-седую бороду гном. – Шииссы шииссами, а Альрам по миру пускать негоже!

- А заряжать как? – азартно спросил бледный Джон.

- Во. Смотри. Упираешь плечи в землю.

- Чьи плечи? – спросил Дракон.

- Свои, черная дыра тебе в ухо! Дуги у арбалета плечами называются!

- А… тогда понятно. А то позиция странная получается…

- Тебе бы только позиции, - проворчал Джон под всеобщее ржание. – Не мешай!

- Берешь натяжитель, - гном достал из кармана шнур, на котором было два крюка, а на конце – две рукояти. – Цепляешь, тянешь до щелчка. Готово. Потом болт вставляешь.

- Семнадцать секунд, - скривился Дракон. – Долго.

- Так наши в паре приспособились работать, - недобро усмехнулся Фроббур. – С двумя арбалетами. Первый номер стреляет. Второй – стреляет.

- Все равно скорострельность небольшая.

- Нормальная скорострельность, - отрезал гном. - Пять шииссов и ваши жизнь. Думаете, если бы тени осознали, что ситуацию контролируем мы, они бы не успели всех на станции грохнуть?

Дракона и Старого Джона передернуло. Истекать собственной кровью, зная, что рядом корчатся от муки твои дети…

- А еще подобные приспособления сохранили жизни тех штурмовиков-темных, что не пошли на шииссов, - поддержал гнома Фроббура другой альрамец – Иркир. - Потому что мы смотрели записи боя мятежного маршала Ро’Грика… Так два раза везти не может! Ему как будто Тьма подыгрывала.

- Да там шиисс до последнего не верил, что он не возьмет под контроль вашего мальчишку! – проворчал гном. – Он ему живым был нужен.

- А второй бой… Там странно, что оба – и капитан корабля, и наместник выжили.

- Жаль, что стрелковое и осколочное в космосе не поиспользуешь, - вздохнул Джон.

- Почему нет?.. Просто потом ошметки по бесконечному Космосу собирать никто не будет.

- Мда. Рванет славно… - со знанием дела добавил Дракон.

- Был еще один бой. Там владыка Ра’Хард убил шиисса. Но у лура такой уровень владение оружием и телом… Из того положения мало кто сможет ударить. Да еще и в прыжке. И то шили его в госпитале.

- Значит, выходить на шииссов в рукопашке? – спросил Старый Джон.

- Можно. Вопрос в потерях - отозвался Иркир. – Мы все хотим попробовать зафиксировать тварь рогатинами. Чтобы не рыпалась. И – один удар в глаз. А то – не подступиться. Везде лезвиями щетиниться, тварь.

- Вопрос даже не в том, как убить. Вопрос – как найти шииисса, - пригорюнился Фроббур. – До того, как он вылупится из несчастного, в которого подсел.

- Да. Это было бы славно.

- Но для этого надо понять, кто они. Что они.

- И хорошо бы написать программу, чтобы на корабле или станции тревога срабатывала, если шиисса засекали. В любом обличье, - мечтательно проговорил Эл, который до этого молчал и только вертел в руках бутылку темного стекла замысловатой формы. По стеклу вилась эльфийская вязь.

- Не жизнь, а сказка… - проворчал Иркир.

- И если бы эта самая тревога шииссов автоматически истребляла… - решил помечтать и Старый Джон.

- Для всего этого надо шиисса живьем захватить, - вернул их в реальность Эл. – А потом изучить хорошенько!

- Ага. А он как вселится в каждого изучателя по очереди. Отгребете! – гном не любил пустых мечтаний.

- Ну, вот. Все испортил!

- А что это за бутылочку ты в руках держишь?.. – гном внимательно смотрел на светлого и вернулся к важным вопросам. – Можно прямо подумать, что это…

- Ка-рри-лли, - довольно кивнул светлый. – Его разрешено пить лишь членам императорского дома.

- Подумаешь, - проворчал Старый Джон. – Вполне можно достать на черном рынке. Только цена… Изжога замучает!

- По глотку-то, - улыбнулся Эл. – За жизнь. Можно.

Старый Джон нахмурился.

- Что с нами будет?

- Скоро все решится, - ответил ему Иркир. – В любом случае, женщины и дети не пострадают. Идея вашего Кривого о том, что надо сделать эту же самую татуировку в зеркальном отражении, себя полностью оправдала.

- И хорошо, что успели, - кивнул Дракон.

Каждый из вольных на станции почувствовал, когда откуда-то, издалека, волной пришел приказ. Каждый почувствовал, как начала вскипать кровь… Мгновение боли – крик вырвался из тысяч глоток… И боль схлынула так же резко, как и пришла. Обошлись носовыми кровотечениями. Да еще покровили незажившие ссадины и царапины. Да и все на этом.

- Успели потому, что у вас, вольных, целый культ татуировок, - проворчал гном. – Все что-то да умеют.

И бросил жалобный взгляд на светлого, который разливал вино по самым простым стаканам – другой посуды в лаборатории не нашлось.

- Да у меня все разлито! – улыбнулся Эл. – Это вы болтаете.

Осторожный глоток. Еще один…Вольные переглянулись, но постарались не морщится – мало ли, каким на вкус должно быть самое дорогое вино в Галактике. Гном застыл удивленно. И немного обиженно. Темный скривился в открытую. Вино… Его же делают в Светлом лесу. И вот что, скажите на милость, там могли сделать хорошо?Эл же…блаженно прищурился, делая первый глоток. И…неверяще нахмурился, уставившись на стакан. Словно надеясь, что он ему сейчас ответит.

- Что? – хором спросили остальные.

- Это же! Подделка!

- Вот твари! – возмутился Старый Джон. – Я их лавочку на молекулы разнесу. Я…

Остальные ржали в голос.

- Да ладно… - смог сказать гном. – Компот как компот. Не переживай, Джон.

Эл, несмотря на всю нелюбовь светлых к ругательствам, не удержался. Экспрессивно высказался, мешая несколько языков. И отставил стакан.

- А вот скажите… - исподлобья посмотрел на него Дракон Пустошей. – Если это вино могут пить лишь…

- Я – Эл с Альрама. Раб, который выгрыз себе свободу. И не больше, и не меньше, - резко стал безмятежным светлый.

- Это понятно, - склонил голову вольный. – Но… Несколько лет назад от Светлого Леса поступил заказ. На одного из рода Зеленых Ветвей. И полетный план корабля, на котором этот самый светлый был, выдали. И…

- Кто? – побелевшими губами прошептал Эл.

- Что-то совсем высокопоставленное. Приближенное к вашему…

Дракон поднял указательный палец к потолку. И многозначительно кивнул.

- А приказ вырезать всех?

- Оттуда же. Наши еще ругались – столько выкупов можно было получить. Круизный лайнер. Светлые-то были не бедные.

Эл тяжело дышал… В ушах звенело.

- Можно поискать платежные ведомости, если Джон…

Глава братства кивнул. Хоть светлый, а уже почти свой. Что ж не помочь хорошему не-человеку.

...

Командующий Двенадцатой эскадрой Тьмы был недоволен. Даже не тем, что их гоняли то туда, то сюда как…щенков неразумных. Что поделать – служба есть служба. А потери… Потери неизбежны – главное выполнить долг. И вернуться счастливыми в покой и волю. Вспомним военных на фрегате, которые так же стремительно, как и жили, ворвались в славную смерть, заслонив э’тили других. Так что раздражали его даже не землянки – хотя то, что с ними так носились… Ра’Хард, конечно владыка. И ему планы Матери-Тьмы на темных открыты больше… Но…Лир Вир Градд чувствовал себя странно… Ненужным. Старым мечом – внешне по-прежнему грозным, ну, а внутри… Очень-очень глубоко надломленным. Да так, что если ударить поточнее, то он и развалится.И это его раздражало. Как и то, что на мостике, вместо проверенного десятилетиями полковника лэра Р’Анса, с которым он что только не прошел…был молодой и рьяный. Незнакомый ему темный, переведенный с повышением со столичной планеты. Конечно, командующий не допускал и мысли о том, что ему подсунули кого-то некомпетентного. Или недостойного. Но… мысль о том, что капитан его флагмана на гражданке, со своей э’тили…Которая, кажется, уже ждала ребенка… А ведь они одногодки…На самом деле, ему больше всего хотелось разнести базу пиратов, которая была совсем рядом – восемь часов лету. Не больше. И разнести это логово хотелось так, чтобы и космической пыли не осталось. Двумя светлыми больше – двумя меньше… Если они вообще живы. Потом отыскать остальных пиратов – и несколько раз повторить эту операцию. А потом… можно и в отставку по нервному срыву. На какой-нибудь удаленной планете атмосферные гражданские перевозки организовывать. Подальше от Илтарина. И вообще центра цивилизации! Лишь бы горы были.А вот за Землю он себе женщину искать не полетит! Еще не хватало! И мечтать об этом, как остальные на флоте – не будет. Потому что…бесполезно все это. Да и представить он себе не мог дамы, с которой бы смог провести рядом время большее, чем необходимо было на всем известные телодвижения. О чем с ней можно говорить? О маневренности космический кораблей? О том, что двигатели темных оказались не такими уж хорошими? В сравнении с теми же пиратами. Не говоря уже о шииссах… Представив надутые губки какой-нибудь дамы, перед которой он распинался… с которой он обсуждал бы вопросы, что были ему действительно интересны. Смешно. Нелепо.Ну, ничего, скоро конец его вахты. Двенадцатый флот Тьмы уйдет в трехмесячный отпуск. Он полетит на Ольк – или какую-нибудь другую планету развлечений. И там уж…

Как всегда неожиданно взвыли баззеры тревоги. Им показалось, что маленький кораблик странной конфигурации – не больше корабельного истребителя, рассчитанного на одного пилота и двух часов – не более – сражения в безвоздушном пространстве. Подобные машинки выпускали тяжелые корабли или космические, чтобы не дать высадить противнику десант на обшивку. Но вот такой конкретный абрис, что сейчас был у них на радарах… Ничего такого не встречалось. Чем-то похоже на гномов… Хотя…

- Боевая тревога! – объявил нынешний капитан.

Лир Градд посмотрел на него недовольно. На его строгий вкус, команда прозвучала на двадцать секунд позднее, чем должна была.

- Внимание! Неопознанный истребитель! – У связиста получалось нервно. – Немедленно доложите о цели полета. Внимание. При попытке…

Командующий перевел гневный взгляд на связиста. Что-то его подчиненные разболтались совсем… То ли сказывается общая усталость – уже в космосе они уже три месяца, и вот-вот их боевое дежурство подойдет к концу. К тому же - замена капитана флагмана. А может, ожидание того, что сейчас появится прекрасная землянка и окажется твоей э’тили. Ага, вот прямо сейчас. В космосе.Конечно, напряглись все. В том числе и сам командующий. Истребителю в этом квадрате взяться было просто-напросто неоткуда. Либо… где-то неподалеку был корабль-матка. А их средства обнаружения и оповещения надо было выбрасывать. За бесполезностью.

А кораблик, между тем продолжал кружить перед флагманом Двенадцатой эскадры Тьмы.

- Командующий Градд, прикажете открыть огонь?

- Нет!

Получилось резко. И тоже нервно. Но отчего-то мысль о том, что маленький и отчаянный кораблик превратиться в огненный шар, а потом в ничто, пронизывало позвоночник командующего болью.

- Нет, - уже спокойно повторил он. – Посмотрим, что будет дальше.

И в этот момент с ними на связь вышел пилот истребителя.

- Здравия желаю!

Через стекло шлема нарушителя спокойствия было толком не видно. Темные, напряженно всматривающиеся в экран, рассмотрели только, что это – землянин. Или пират, кто их разберет. Не рептилоид точно.

- Полковник Пельш, военно-воздушные силы Альрама. Передаю коды доступа.

Командующий мрачно молчал. Не мальчишка же вроде. И с чего подобные закидоны? Решил для себя – Альрам – не Альрам, но лихого полкаша на гауптвахту он все равно определит. И начальству его доложит о недопустимом нарушении протокола. Что за бравада? А если бы у кого-нибудь нервы не выдержали. И кораблик попал бы под залп?И снова обжигающие иголки по позвоночнику. Да что с ним такое?!

- Коды действительные. Но с флота, прикомандированному к Земному Союзу.

- Корвет «Стремительный» прибыл с группой быстрого реагирования. С Земли.

И командующий понял, что пилоту, на самом деле, не так и хорошо. Если он несся в точку рандеву с базы пиратов…

- Стыковку разрешаю, - быстро проговорил он.

Пилот кивнул и отключился.

- Осталось понять – шииссс это или нет, - пробормотал себе под нос нынешний капитан флагмана.

Командующий поморщился от отвращения.

- И что вы предлагаете предпринять, чтобы это выяснить? – скучным голосом поинтересовался он.

Все напряглись. Офицеры прекрасно знали Градда. И понимали, что он гневается. Понимали все, кроме его нового капитана флагмана.

- К сожалению, аппаратуры, позволяющей понять – вселился в землянина шиисс или нет – не существует. Следовательно, пока он не начнет выбираться из несчастного…

- Капитан, - оборвал его Градд. – Вот вся эта лекция сейчас была к чему?

Подчиненный замолчал. Повисла напряженная тишина.

- Стыковка прошла нормально, - доложили из ангара. – Полковник адекватен. Прикажете доставить на мостик?

- В кают-компанию, - приказал командующий. – Не будем исключать того, что это засланный шиисс.

- Пока нет признаком агрессии.

- Все равно. Если будет бой – не хватало еще рубку разгромить.

В кают-компании было тихо и спокойно. Только заметно напряжены были штурмовики.

И пилот странного кораблика… Полковник как там его…ее… Командующий споткнулся, узрев крепкую грудь, которую не смог скрыть комбинезон летчика. Поморщился, увидев очень короткую стрижку.

- Чем обязан? – сухо поинтересовался он у землянки.

- Донесение от командира особого отряда, лора Иркира.

- А что, у…как вы там сказали – лора Иркира – нормальных летчиков не нашлось? Зачем вас отправили?

- Видимо, я – лучшая, - широко улыбнулась женщина.

- Да что вы!

- Я же долетела.

- А как, кстати, у вас это получилось?

- Наши инженеры на Альраме улучшили истребители, полученные от гномов. И время полета увеличилось.

- А жизнеобеспечение? – азартно спросил непонятно откуда появившийся главный инженер флагмана. Похоже, посмотрел он на кораблик – и ему понравилось.

- Запас увеличен до восьми часов.

- Но истребитель никак не предназначен для полетов в открытом космосе, - недовольно посмотрел на женщину командующий. – К тому же на пределе мощностей, по очень предварительным координатам.

- Конечно, нет, - опять улыбнулась землянка. – Это же истребитель. Пусть даже улучшенной конфигурации. Выскочить из корабля-матки, нанести максимальный урон по противнику, вернуться на базу.

- А как вы долетели? - восхищенно спросил главный инженер.

- Пришлось подужаться. К тому же, - теперь язвительная усмешка была адресована лично командующему, - женщины – выносливее мужчин.

- Все равно это – сумасшествие, - отрезал командующий.

- Вполне оправданный риск, - не согласилась с ним полковник. – Я – летчик-испытатель, хороший пилот. Опытный. У меня было больше шансов выполнить задание, чем у кого бы то ни было. Поэтому я и взялась. Как вы понимаете, вызывали добровольцев.

- И что же такого важного случилось на пиратской станции, что понадобились столь странные средства связи? – спросил лир Ро’Градд.

- Я уже боялась, что вы и не спросите.

Женщина сняла с шеи цепочку с кристаллом связи:

- Мне сказали, что у вас есть особая аппаратура.

- Следуйте за мной, - вздохнул командующий – он понял, что идти в рубку все-таки придется.

Штурмовики снова подобрались. Похоже, все определится в рубке.

Но все прошло очень мирно. Буднично.

- Полковник Маргарита Пельш, ВВС Альрама. Донесение командующему Двенадцатой эскадрой Тьмы доставлено.

И дальше длинный двадцатизначный код.

- Командующий Двенадцатой эскадрой Тьмы лир Ро’Градд. Донесение получил.

И его личный идентификационный номер.И полковник передала ему цепочку с кристаллом информации. И тут же сникла – похоже, ее совершенно оставили силы. Как кто ее выключил.

- Оповестите медблок, - подхватывая женщину, приказал он.

Но получил ощутимый удар. Полковник опять включилась.

- Руки убрал! – прошипела она.

- На гауптвахту отправлю! – пообещал темный.

- Отпусти!

- Перестань психовать! Пара переходов – и я тебя сдам медикам.

Женщина отключилась, как только ее уложили в реанимационную капсулу.

- Что с ней? – встревоженно спросил лир Ро’Градд.

- Похоже, просто спит.

Командующий кивнул и направился к выходу.Возмущенный возглас медиков его остановил.

- Что?

- Спина… И шея…

- Как можно было так…

Лир Ро‘Градд развернулся. Медики начали срезать с женщины комбинезон. И обнаружили по плечам и спине застарелые белесые шрамы. Россыпь.

- Это энергетический хлыст, - тихо проговорил медик.

- А вокруг шеи?

Круглый очень аккуратный шрам был словно выжжен. Как клеймо.

- Похоже, как от ошейника.

- Она сказала, что с Альрама.

- Значит, из рабов? – предположили медики.

И один из них, главный врач госпиталя, сказал:

- Если она захочет, мы может все это свести.

Командующий кивнул.И отправился на мостик в глубокой задумчивости. С мыслью, что надо посетить Альрам. Потому что, если бывших хозяев уже убили – то им повезло. Очень. А если нет…

Маргарита могла только рычать и скалится – как зверь. Рычать – беззвучно. Сил больше не было. А скалиться… Она понимала, что это выглядит жалко. Но… лучше так, чем покориться.

- Прикончим?

- Бабу, которая и под ошейником Билла покалечила, и теперь не сдается, хотя ее выворачивает наизнанку от боли? Да ни за что! Это же какие бабосы!

- Ты это говорил, когда мы захватили круизный лайнер. Я тебе сразу предлагал эту стерву грохнуть! А ты!!! «Да в публичном доме наши в очередь выстроятся, чтобы полкаша ВВС трахнуть». Выстроились?!

- Да ладно, не так крут был Билли, чтобы ты за него переживал. А денег мы на ней все равно срубим!

- Да что ты!!!

- Только всыпьте ей.

- Сколько?

- Чтобы мяса на костях не осталось. Чтобы это длилось и длилось.

- Это с удовольствием!

- Но. Чтобы откачать. На арене представление через три дня. И мы ее туда сунем.

Вот так вместо публичного дома, для которого была изначально куплена захваченная в плен полковник Земного союза, летчик-испытатель Маргарита Пельш, она оказалась на гладиаторских боях.А тех тварей, что разговаривали над ней после неудачной попытки подложить ее под клиента – пирата, она запомнила. Жаль, убила только одного из них. Второго положил сумасшедший темный, который прыгнул на арену из зрительного зала с одним только ножом. На помощь своим.Когда схлынула эйфория победы и Маргарита чуть попривыкла к свободе, то она поняла, что никакие события не забываются. Жизнь продолжалась – и она сама была рада это признавать… А еще больше – видеть сияющие счастьем и любовью глаза мамы и папы, которые уже и не чаяли…Но остались сны. Ненавистные сны о собственной беспомощности. Об арене. И хорошо, если противником был зверь. Еще после рабства осталась дикая необходимость биться в мужских руках, чтобы освободиться. Даже если дотронулись случайно.Хорошо хоть темного-командующего не покалечила… Наверное, просто вымоталась от полета через мрак. В пустоту и, считай, неизвестность.Тут полковник Пельш поняла, что проснулась окончательно. Потому что в ее мысли все настойчивее и настойчивее врывался какой-то звук. Громкий. И… нелепый что ли.В одном помещении с ней кто-то сладко всхрапывать. Басом. Через равные промежутки.Маргарита осторожно приподнялась на локте и огляделась. В неярком дежурном свете рассмотрела еще одну капсулу, в который лежал, вольготно раскинув руки и ноги, командующий Ро’Градд. В пижаме.Тут женщина поняла, что сама она лежит в капсуле обнаженная. Вспыхнула – как девчонка. И обнаружила у себя в ногах пушистый черный халат. Банный. Мужской.Завернулась в него. И пошла искать душ. И прочие радости жизни.Вода… Как хорошо. Она почти все смывает. Усталость. Страхи. Сомнения. Если бы еще смылось наконец ощущение грязи с души…Но это из области фантастики. Так. Вернемся к реальности. Попросить, чтобы ее покормили. И домой! На Альрам. Может, все-таки согласиться сходить к психологу, как настаивает начальница госпиталя, э’тили наместника? Или… Все равно бессмысленно. Не верит она этим ковырятелям в мозгах. Да и зачем?Она вышла под особенно заливистую руладу. Ей захотелось подойти к мужчине – и тихонько проговорить на ухо: «Да повернись на бок!»Вместо этого она окликнула его негромко:

- Эй… Вы не ранены?

Сладкий всхрап прервался на самом выразительном месте. И из капсулы раздался отчего-то смущенный голос темного:

- Нет. Устал просто.

- А сколько времени прошло?

- С того момента, как я вас принес сюда? Двадцать часов.

- Что? Я все проспала?

- А вы собирались поучаствовать в битве?

Маргариту возмутил недовольный голос. Словно он право на что-то имеет.

- Пираты атакуют на небольших кораблях. Поэтому использовать против них истребители…

- Я в курсе, - достаточно насмешливо ответил командующий эскадрой Темного Ожерелья.

- Я должна доложить своему командиру…

Маргарита раздраженно посмотрела на халат, который был на ней вместо нормальной одежды.

- Отдыхайте, - приказал ей темный. – Вы свое дело сделали. Мы вовремя все узнали. О том, что станция нами захвачена, что на нее движутся непримиримые. Скорее всего, под контролем шииссов… Кстати говоря, так оно и оказалось.

- Что с нашими?

- Среди альрамцев потерь нет, - скучным голосом ответил ей командующий Двенадцатой эскадрой Тьмы.

- Вы же понимаете, что я не про это…

- Шииссы не собирались сдаваться. Да и пираты тоже.

- Вечная память… - прошептала Маргарита, боясь даже представить себе, какие потери понесли темные.

- Вы плачете? – донеслось из соседней капсулы. – Это хорошо.

- Почему?

- Потому что.

- И что теперь?

- Теперь, - усмехнулся командующий. - Амнистия тем пиратам, кто перейдет на службу к Темному Ожерелью. - Планета под заселение.

- Выкрутились, мерзавцы!

- Большинство из тех, кто остались в живых – это женщины и дети. Им успели передать, как спастись от шииссов. Там что-то с татуировками было связано. Будем надеяться, что они правильно воспользуются шансом на жизнь.

- Но в прошлый раз, когда им оставили жизнь и выпустили с Земли…

- Но убивать женщин и детей, - поморщился темный.

И Маргарита поняла, кому бы приказали в случае необходимости этим заниматься.

- Посмотрим, что из этого получится, - сказала она.

- Понятно, что за ними будет жесткий контроль.

Маргарита покачала головой. В то, что пиратов можно перевоспитать, она не верила.

- А еще, - продолжил Ро’Градд, - в этот квадрат идет Тринадцатый флот. А мы отправились на базу. Сдавать дела, убывать в отпуск. Потом будет переоснащение новыми двигателями. И…

- Что значит, отправились?

- Мы подхватили всех, кто был на станции. И уже стартовали.

- А…

- Вы переданы в мое распоряжение. Вы будете осуществлять связь между нами и Альрамом.

- Вы что – эту должность выдумали?

- Конечно, - не стал спорить темный. – Если вам так хочется служить, то занимайтесь чем-то менее опасным, чем рисковые перелеты. Кстати, ваши вещи на флагмане. В вашей каюте.

- И как прикажете это понимать?

- Пусть события идут своим чередом. А мы посмотрим, что из этого получится.

- Вот только не надо мне сказок про…

Глава девятнадцатая

- То есть вы предлагаете мне вернуться на Альрам и объявить своим людям, что пираты получили полную амнистию?.. Что мы должны отпустить тех, кто отбывает наказание за преступления против свободных людей? И, более того, что их всех будут интегрировать в наше общество. Как в Темном Ожерелье, так и Земном Союзе. И на Альраме тоже!Морак метался по кабинету претемного лура Ра’Харда, как спиногрыз по тесной клетке.

- Но… Я не могу этого сделать.

Он вдруг остановился, как вкопанный. И посмотрел прямо в глаза правителю Темного Ожерелья.

- Мой лур! Это же…предательство! Мы предаем тех, кто всем, кто был в рабстве. Тех, кто погиб. И…как я буду это объяснять детям, которые потеряли своих родителей? Сиротам Альрама?

- Это работа того, кто управляет землями и народами, - тяжело вздохнул Ра’Хард.

- Казните меня, претемный, но я этого не сделаю.

В фиолетовых глазах претемного лура что-то промелькнуло. Мораку на мгновение показалось, что это была зависть. Но бывший пограничник тут же отмел эту мысль как бредовую.

- Я не буду вас казнить, - спокойно ответил ему Ра’Хард. – И, пожалуй, соглашусь с вашими доводами. На самом деле, если идти по той схеме, что составили командор Вереева и ее аналитики, возни с пиратами предстоит очень много. Недовольство наших подданных, опять-таки. И земляне не в восторге. Альрамцы – если судить по вашей реакции вообще будут на грани бунта. Должно быть, вы правы. Тогда… Летите на Альрам, собирайте своих людей в команды зачистки, пусть ваши гениальные инженеры придумывают, как быстро уничтожить такую прорву народа – и вперед. Свободны. Приказ получите в канцелярии.Морак думал, что ослышался. Вслушался в звенящую тишину. Нет. Не может быть, что лур такое сказал. И…

- А почему я-то?!

- А почему я? – удивился претемный. – Ваша идея. Ваша ответственность. Вы и реализовывайте.

- Но я…

- Говорили о том, что пиратов невозможно встроить в наше общество. Потому что им надо отомстить.

- Но это не подразумевало массовые казни!

- Послушайте, - устало потер виски Ра’Хард. – Что вам опять не так?

- Я не палач!

- Так и я тоже. Но! Оставлять пиратов без присмотра нельзя. Отпускать их нельзя. Земляне в своей новейшей истории такое проходили. И все понимают, к чему это приведет. Через год-другой эти любители свободы ввяжутся еще во что-нибудь. И их используют. Не шииссы – так Светлый Лес. Не эти – так кто-то еще. Казнить только мужчин – как причастных к нападениям на наших… Это можно. Но у них подрастают дети. И их не рационально оставлять в живых. Они будут мстить. И все пойдет по кругу. Поэтому.

- Нет. Не надо.

- И Альрам примет сирот?

Морак кивнул.

- Ладно, тогда я соглашусь с предложением командора Вереевой. Раз и вы его поддержали.

И наместник претемного на Альраме вышел от владыки с полным ощущением того, что он сейчас наблюдал изысканное манипулирование. Да еще и на собственном примере.

- Торн, как все прошло?

Наташа заглянула в кабинет претемного буквально через несколько секунд после того, как стихли шаги Морака.Ра’Хард только махнул рукой. И попросил:

- Иди ко мне.

- Тяжело пришлось…

Женщина запустила пальцы в густые волосы и стала массировать своему мужчине виски.

- Ты знаешь, мне вдруг показалось, что он согласится. И… я тогда понятия не имею, что мне тогда делать…

- Но все получилось!

- Предложить темному убивать женщин и детей.

- Тебе надо было продавить решение об интеграции пиратов. И не только в Земном Союзе – где не так давно пираты захватили лайнер «Весна». Но и среди альрамцев…

Ра’Хард притянул э’тили к себе, усадил на колени. Обнял.

- Все будет хорошо, - попыталась утешить его Наташа. – Но не сразу.

- Будет?

Он поднял на нее совершенно больной взгляд.Мда… Когда они вдвоем затевали это манипулирование Мораком – понятно было сразу, что альрамцы воспротивятся идее амнистии пиратов – то не ожидали, что все пройдет так тяжело. Словно страшные слова о казнях, которыми владыка сотрясал воздух, чтобы добиться от наместника необходимой реакции… Словно это произошло на самом деле…

- Все, - приказала Наташа. – Успокойся сам. И не нервируй меня. Все просчитали. Все выполнили. Чего ты… Ай!

- Что? В госпиталь? Наташа, не молчи…

Но женщина с блаженным выражением лица замерла.

- Тихо, - попросила она. – Не пугай его.

- Кого? – шепотом спросил владыка.

- Он зашевелился…

- И как это?

- Как будто меня изнутри кто-то погладил. А теперь…

Она рассмеялась:

- Пощекотал.

- Давай поженимся, - вдруг предложил темный.

- Темные не женятся. У вас нет подобного понятия.

- А у землян есть. И мы поженимся. Перед отлетом. И я надену тебе на палец кольцо.

- Торн.

- И Даша с Мишой будут на церемонии.

- По-моему, ты не предложение делаешь. А командуешь!

- А это не одно и тоже?

- Владыка Ра’Хард! Вы невозможны!

Морак шагал по коридорам флагмана к корвету, который отвезет его домой, на Альрам. И радовался. Командировка окончена. Усиленную защиту Альрама и всяческую помощь в создании двигателя нового поколения Ра’Хард гарантировал. И корабль-монстр, который захватили темные, им обещали отдать. Только тащить его придется самим. Военные Темного Ожерелья, похоже, даже обрадовались, что этот груз ответственности можно на кого-то переложить. Хотя, зная альрамских гномов… Эти и разберутся, и притащат. Все в дом! А как иначе…Дом… Дома ждут жена и сын. Скоро он окажется далеко от всех политических хитросплетений и многоходовок. А дети… Они и у пиратов дети. Надо только как следует заняться их воспитанием. И… а вот интересно – правда или нет? До него дошли невероятные слухи о том, что командир особого отряда, отправленного освобождать светлых, возвращается домой не один. А с э’тили – лихой пираткой. Да еще и микробиологом. Пожалуй, Морак даже не знал, какая из сплетен фантастичнее.А вот то, что Марго нашла своего темного…это факт. Мда… Неистовая женщина-гладиатор, его друг, которую понесло совершать подвиги. Подумать только, на истребителе по направлению к флоту темных… Ее начальника, Иркира, он при встрече на ремни порежет. Додумались, экспериментаторы! Черная дыра им в глотку! Хотя… Если Марго решила, то остановить ее…Ему ли не знать, что невозможно остановить землянку, если он себе что-то вбила в голову. И как хоро…

- Лиинталия! Одумайся! Приди в себя!

- Элгидор! Я должна это сделать. Пусть я – мне хода назад, в Светлый Лес просто нет. Но брат…

- А ты у него спросила, что он хочет?!

- Конечно, вернуться домой. И занять то положение, что его по праву.

- Да вас сожрут!

- У меня на руках письмо из канцелярии императора Светлого Леса. Брата признали наследником. И ему приказано явиться в столицу, принять дела. А еще мы должны дать показания о гибели рода Серебряных Армов. Понимаешь, как все это важно!

- Да не доберетесь вы до канцелярии! И до императора не доберетесь.

- Мой брат и отомстит за наших. И возродит наш род. Я уверена. А я… пригляжу, как он устроиться. И вернусь.

- А что здесь происходит? – спросил Морак у пары светлых, которые бурно выясняли отношения. Да еще и прилюдно.

К нему повернулся Лооринель – наследник Серебряных Армов. Мальчишка, надо признать, выглядел разнесчастным. На него посмотрели все четыре члены команды корвета.А светлые… Светлые так и замерли, уставившись друг другу в глаза.

- Не уходи… - прошептал Эл. – Не надо.

- Я тебя люблю. Но я должна.

- Все готово, - подошел к ним… почему-то Ру’Рар. Опять в образе сержанта отряда Нарак. – Светлые на подходе. Требуют, чтобы мы выслали бот. Отправляться будете?

- Да! – кивнула Лиинталия.

- Нет! – крикнул Эл. И добавил, обращаясь к Лооринелю. – Да хоть ты ей скажи.

- Я не хочу уезжать, - опустил голову мальчишка. – Но есть долг.

И он потянулся к кулону, который висел у него на груди.

- Значит, у тебя есть военные разработки твоего отца? – спросил Ру’Рар.

Мальчишка исподлобья взглянул на темного, но промолчал.

- Ну что же. Тогда – выдвигайтесь, - скомандовал Ру’Рар. – И… удачи вам.

Лиинталия и Лооринель кивнули.Морак раскрыл было рот, чтобы приказать темным просто-напросто сгрести эту пару упрямцев, затащить в корвет, зафиксировать. Да и взлететь на Альрам. А представители Светлого Леса… Перетопчутся. А кристалл можно передать по линии дипломатов. Или шпионов, или…Маршал, который любил прикидываться сержантом, похоже, угадал его мысли, поэтому… Жест первый – «все под контролем». Жест второй – «не вмешивайся».

- Погоди, - проговорил Эл. – Я с вами.

- Что? – замерла девушка. – Но… тебе нельзя. И… тебя пытались убить. И заказал кто-то высокопоставленный. И…

- Да? Вас тоже!

И Эл первым направился к боту.На самом деле, Лиинталии было страшно. Было жутко. Но… есть дорога, которую надо пройти. Есть долг.Она все-таки вздрогнула, когда бот темных отошел от корабля светлых. Лиинталия стояла спиной к шлюзу, но почувствовала вибрацию.

- Почему вас трое?

И отчего выражение лица соотечественника кажется ей даже не высокомерным, а просто неживым?

- Я – жених Лиинталии из дома Серебряных Армов, - еще более надменно отвечал Элгидор. – Представьтесь.

- Дом Зеленых ветвей, - перевел на него взгляд встречающий. – Хорошо. Я, кстати, всегда утверждал, что вас надо было просто убить. Безо всякого публичного дома.

Лиинталия вскрикнула. Лооринель сделал шаг поближе к Элу.

- Кто – мы?

- Ты уже мертв. Какая тебе разница?

- Зачем вам Серебряные?

А девушка просто чувствовала, как с каждой секундой увеличивается расстояние от спасительных кораблей темных. И приходила все в больший и больший ужас от того, что она сама, своим решением, перечеркнула жизни. Брату. Элу. Себе…

- Почему они еще живы? – раздался недовольный, но знакомый голос.

- Они меня развлекают, - ответил светлый, что их встретил.

- Дядя?

Наследники Серебряных Армов переглянулись. Нет, им говорили, что в уничтожении их рода замешан, скорее всего, родственник отца, но… вот так удостовериться…

- Я, мои дорогие племянники. Лиинталия, знаешь,твой жених, хорошо подумав, выбрал мою дочь.

- А теперь отдайте кристалл – с резервной копией разработок. И мы просто вас убьем.

- И сделать это надо поскорее. Мы же хотели повесить убийство на темных.

Лиинталия схватила брату за руку. И зажмурилась.И… ничего не происходило.Потом она услышала падения двух тел. Радостное, на темно-эльфийском:

- Готово!

Другой голос:

- Корабль под контролем!

И тут спросил Ру’Рар:

- Как запись с доказательствами?

- Хорошо получилось.

- Разворачивайте корабль на базу. Будем разбираться.

Лиинталия почувствовала, как ее крепко-крепко обнимают руки Эла, как сбоку к ним прижался подрагивающий брат.

- Ну, все-все… - поцеловал ее в кисок светлый. – Все, моя прекрасная. Мы победили. И надо подумать, как сыграть правильную эльфийскую свадьбу. И…

Лиинталия подняла на него глаза, из которых лились слезы…

- Любимый! Прости меня. Лооринель…

- А я хочу учиться у Криима на Альраме. Ты знаешь, он самый гениальный инженер современности. И…

Девушке показалось, что от яростного шипения в голове мир рухнул. Осталось лишь яростное желание убивать. Все живое – враг. И она должна…Пришла в себя в медотсеке. В родной реанимационной камере.

- Привет! – улыбнулась ей знакомая землянка-медик с корвета. – Как ты?

Губы слушались плохо:

- Брат? Эл?

- Все живы. Брат – вон, в соседней капсуле, как положено. Эл просто спит.

- Что это было?

А в ответ ей раздался голос Ру’Рара:

- На корабле светлых были шииссы. И четверо членов экипажа, и твой дядя, и встречающий. Когда их задержали, то они взяли вас троих под контроль. Темным пришлось вас вырубить.

- А как мы остались в живых?

- Отряд Нарак умеет убивать этих тварей. Гораздо сложнее было вырубить вас. И не нанести серьезных повреждений.

- Ну, с девушкой почти получилось, - недовольно проворчала медик. – А вот мужчин вы приложили неплохо.

- Кости зарастут. И, кстати, никогда не думал, что пара светлых – инженер и мальчишка – это такая головная боль!

- Так Эла надо в капсулу. Я-то… - попыталась подняться Лиинталия.

- Лежи смирно! – рыкнула землянка. – Тебя поместили третьей, в последнюю очередь.

- Со мной все в порядке, - раздался голос Эла. – Ли, когда жениться будем? Может, прямо сейчас?

- Дайте я в себя приду, - отозвался Лооринель. – Мне же невесту к тебе подводить!

- Что-то мне подсказывает, - задумчиво проговорил зашедший в медотсек Морак, что со свадьбой надо повременить. Иначе Криим и сотоварищи тебе, Эл, этого никогда не простят. А прямой правый у рыжего хорош.

- А я вот поставлю на нашего тишайшего инженера благородных кровей, - улыбнувшись, заметил Ру’Рар.

- Погодите, - взмолилась Лиинталия. – Может, обойдемся без драк?

- Нет, ну, так не интересно! – возмутился молочный брат владыки. – Какая свадьба без хорошего мордобития. Тем более, раз уж меня отправили на Альрам в командировку, договариваться о поставках двигателей и сбивать цену…

- Сейчас! – хмыкнул хозяйственный Морак.

- Ну, я буду заведовать безопасностью системы…

- Поэтому подарим тебе что-нибудь.

- Такой же корвет?!

- Арбалет. Не больше.

- Что? Вы, альрамцы, жмоты!

- Конечно!

- Я тебя люблю… - склонился над девушкой Эл. – И хочу, чтобы ты стала моей женой прямо сейчас.

- Давай уже дома, - прижалась она к нему. И счастливо вздохнула.

Часть третья.

- Уроды мамины! Микробы тифозные!

©Майор из мультфильма «Десантник Степочкин»


Молодежь офицерская,

Лишь вчера в кителя.

Тянет руку за следующей,

Память мне теребя.

Те, кто жизни обучены –

Дай-то Бог, только треть.

И от случая к случаю

Всем придется гореть…

© Джем

Глава первая

- …Никакой самодеятельности! Никаких подвигов! Ни влево, ни вправо! Четко идете за ведущим. И помним – за нарушение полетной дисциплины вы отстраняетесь от полетов. Если нарушений много – целых пять! Вы будете переведены с летного отделения на другие направления обучения. Или вовсе отчислены!Генерал Клавс, начальник Звездной Академии, выдавал инструктаж своим кадетам. Коротко. Уже минут на сорок.Злобно. Потому что он всегда волновался перед первой испытательной практикой у очередной череды выдолбков, которые по непонятной причине возомнили, что они – летчики.

- Помним, что тренажеры – это не истребители. А аудитория – не космос!

Каждый год одно и то же… Набор с четырех планет Земного Союза. Шесть сотен мальчишек и девчонок, которые хотят служить. Двадцать-тридцать человек на место. Их надо строить, строить, строить. После первого курса, по результатам двух сессий – отбор на летное отделение. Пожалуй, туда стремятся все. Страстно стремятся! Романтический образ летчика-истребителя просто огнем горит в молодых сердцах. Про то, что у истребителей процент безвозвратных потерь выше даже, чем у десантников – про это же никто не думает…Поэтому на летное отделение отбирается треть курсантов – больше, чем куда бы то ни было. К тому же, план обучения всех летчиков был такой. Сначала курсантов обучали летать на истребителе – небольшой юркой машинке, которую выпускали, чтобы отсечь десант противника или небольшие атакующие корабли противника. А потом, по результатам профориентации, кто-то оставался летать на истребителях. А кто-то становился пилотом, допустим, флагмана.Но до этого было еще далеко.Сейчас, в начале второго семестра, сразу после зимних каникул, начался ад для преподавателей. Первая полетная практика.

- Рассчитались на первый-второй-третий!

И молодые звонкие голоса в ангаре:

- Первый!

- Второй!

- Третий!

- Первый!

И новая команда:

- Первые номера – по машинам! Вторые-третьи – на тренажеры!

Кадет Вереева эти самые тренажеры просто ненавидела, считая личным врагом. Иногда ей казалось, что именно они отделяли ее от космоса. От мечты.Вот сколько раз, пилотируя флайер – любимую красную машинку, подаренную мамой на окончание школы, она представляла себе, как взмывает все выше. И выше. И выше. В бесконечность неба. В черноту космоса… И вот этот час настал. И… ей достался номер третий.То есть еще часа три до того, как ей позволят надеть скафандр. И забраться в истребитель.

Ррррр!

Даша зло отмаршировала из ангара в огромные аудитории, расположенные на учебной станции, неподалеку от созвездия Тау-Кита. Первой земной колонии. По сути – аудитории представляли собой те же самые ангары. Только забитые тренажерами, компьютерами. И прочими приспособлениями для превращения кадетов в летчиков.

- Дарья Вереева, группа два – эл, сорок пять, - бодро отрапортовала она.

- Получите ключ с заданием.

Ей протянули пластиковую карточку.Даша дошла до первого попавшегося свободного компа. С нескрываемым злорадством посмотрела на кадета Робинса. Тот смерил ее негодующим взглядом. Его жажда стать летчиком была такой же, как у нее. Ирония была в том, что и он попал в третью группу. Еще несколько часов ожидания. Жаль все-таки, что дружбы у них теперь не получится…

С тех пор, как их куратор, майор Стародумов, подписал у начальства приказ о переводе в Дальнюю разведку, кадету Вереевой жилось несладко. Для начала – Дима с ней даже не попрощался. Просто прислал сообщение. Невнятное, путаное. Про то, что он не имел права… Про то, что все было ошибкой. С последним Даша, на самом деле, была согласна. Но вот так… Зачем? К тому же, кто-то пустил слух о том, что майор Стародумов вызвал неудовольствие командора Вереевой и за это угодил в разведчики. Кому она была обязана этим, Даша так и не узнала.Не сказать, что все произошедшее разбило ей сердце. Наверное, эти отношения были далеки от любви. Как с ее стороны, так, должно быть, и со стороны бравого куратора. Было тоскливо. Очень. Но общаться на эту тему с однокурсниками… Ну уж нет…И вот тогда выяснилось – как дело обстоит с друзьями в Звездной Академии. Выяснилось, что никак. И кадет Робинс – хорошее тому подтверждение. Этот хоть просто полез выяснять с ней отношения. Прямо. Бескомпромиссно. Получил в нос. И успокоился. Дружба так и не вернулась. Но нейтралитет и уважение – да. По нынешним временам это уже много.

- Внимание! Прослушайте текст задания…

За своими невеселыми мыслями Даша уселась в кресло – точная имитация полетного, пристегнулась. Надела шлем. И стала ждать. Настройка занимала какое-то время. Но погружение в реальность было полным.Мама улетела на Илтарин уже…пять месяца назад. После шумной и роскошной свадьбы, устроенной Торном Ра’Хардом, владыкой темных. Такой помпы никто не ожидал. Прежде всего мама, для которой все оказалось сюрпризом. А как она бунтовала против белого платья! Ровно так же, как Торн противился против жемчужно-серого.

- Ты в нем похожа на десантный бот! – сказал он как-то в запале.

- Объемом? – недобро прищурилась беременная маменька.

Они с Мишкой просто умилялись над этими двумя.В результате, мама выходила замуж в темно-синем платье. Очень легкомысленном. Владыка темных как-то недовольно на нее посмотрел, когда увидел. Мама только улыбнулась.Как только начались зимние каникулы, она с Мишкой с большим удовольствием слетали на Илтарин. За ними прислали корвет с чудо-двигателем. Сорок часов – и они оказались в Темном Ожерелье. Мама была счастлива и в заботах – на столичной планете темных было много землянок. И она носилась, организовывала, подыскивала занятия всем…

А теперь…

- Внимание! Прослушайте задание! – раздалось в наушниках.

Задание было, казалось бы, простым. Лететь надо было в шахматном порядке. Тремя линиями. Практически крылом к крылу (на самом деле, расстояние между истребителями было достаточно приличным – от десяти до пятнадцати километров, но в условиях боестолкновения в космосе это было ни о чем).Так в экстремальных ситуациях прикрывали гражданских. Или сверхценные научные или оборонные объекты. Работая каждый по своему квадрату. Когда надо было любой ценой задержать нападавших. Дождаться своих. И не дать ни одной бомбе или торпеде упасть на объект. Потери среди военных летчиков при таких операциях были колоссальны.На самом деле, подобные задания – даже на тренажерах – вызывали оторопь. Даша воображением обделена не была – и у нее спина холодела, когда она представляла, что услышит подобный приказ. Это ведь не круговерть боя, упоение азартом. А там… Будь, что будет. Кому повезет…Это… Сознательный выбор…Но сегодня все было мирно. Они так и летели, держа строй – отрабатывая маневры. И никого не встречая на своем пути.

- Кадет Вереева! – раздалась в наушниках новая команда. – Выйти из программы. Вылет через тридцать минут.

Даша четко выполнила приказ. И, подрагивая от нетерпения, понеслась экипироваться. Скафандр, гермошлем, патрубки для присоединения к системам жизнеобеспечения.Рядом бодро топали сотоварищи-курсанты из третьей группы. Мелькнуло сияющее лицо Робинса. Интересно, у нее лицо так же светится?

- Кадет два – сорок пять? – остановил ее летчик, по нашивкам – лейтенант.

- Здравия желаю! Так точно!

- Так. Я – твой ведущий. Позывной один – сорок пять. Идешь за мной. И чтобы!!!

«Да что они – сговорились что ли! Совсем за идиотов считают» - про себя возмутилась Даша. А так… Вытянулась по струнке.

- Ага… Верю, - кивнул истребитель.

И… Вот оно!Серебристый корабль, с чуть изогнутым хищным носом, похожий на птицу, вольно раскинувшую крылья…Команда в шлемофоне:

- По машинам!

И сердце выбивает такую дробь, что кажется – все слышат. Инструкторы, механики. Ангар. Да что там! Весь Космос! Хочется расправить руки-крылья – и взлететь!И такое ощущение – никаких дополнительных приспособлений тебе для этого не понадобится…Но ты уже в истребителе. На вожделенном месте пилота.Команда:

- Поехали!

Гул в ушах. Перегрузки, пока истребитель несется по специальному желобу, чтобы покинуть станцию.И…Даша замерла от восторга.Черный бархат пустоты, чуть расцвеченный алмазами звезд, притягивал к себе. Манил. Обещал что-то чудесное. Наверное, несбыточное в обыденной жизни…

- Два-сорок пять! Как слышно? Прием.

- Слышу нормально, - охрипшим голосом проговорила Даша в динамик.

- Хорошо идешь, малявка, ровненько. Продолжай так же.

- Слушаюсь.

Уф… Хорошо что, даже замечтавшись, она сделала все правильно. Тело машинально выполнило все, чему учили. Руки, сжимающие штурвал, повторяли все движения ведущего.

- Так. Усложним задачу. Пройдемся по маневрам, кадет. Готова?

- Так точно!

- Крен вправо на тридцать пять градусов.

- Есть!

- И резко вниз.

Вот это было сплошным удовольствием.И пусть до фигур высшего пилотажа ей было, ой как далеко, но… все, что говорил инструктор у нее получалось.

- Хорошо. Теперь разворачиваемся. И в том же порядке: я – первый, ты за мной, идем на базу.

- Уже? – вырвалось у Даши.

Понимающий смех в динамике.

- Успеешь еще, малявка. А твои сорок пять минут первого полета почти закончились.

Корабль, что возник, казалось бы, прямо перед ними, Даша опознала сразу. Атакующий вымпел шииссов. Именно на таких они являлись в ее кошмарах. Именно с такими сражались юркие истребители, прикрывая своих. И гибли, гибли, гибли.

- Быстро на базу! – раздалось в наушниках. – Я прикрываю.

- Есть.

- Пошла, на полной!

Даше не надо было оборачиваться, чтобы рассмотреть то, что происходило у нее за спиной. Инструкторы, мгновенно выстроившись атакующей цепью, напали на огромный – если сравнивать с истребителями – корабль. И… один за одним вспыхивали, отвлекая врага. Тем самым они давали возможность уйти кадетам, у которых, понятное дело, даже вооружения не было.Но…В наушники ворвался чей-то голос, говоривший на обще-земном с сильным темно-эльфийским акцентом:

- Уходите все. Мы его ждали.

Даша почти успела. Она уже видела створки приемного шлюза станции, когда у нее за спиной что-то взорвалось. Девушка почувствовала волну, которая догнала ее, нахлынула, завертела. И потащила куда-то, вертя ее кораблик, как щепку.И наступила темнота.

Бывший маршал Темного Ожерелья, бывший начальник генерального штаба, бывший лир Ро’Григ, а ныне – мятежник и беглец и практически пират пребывал в черной меланхолии.Хотя, нет. С пиратом он погорячился. Несмотря на прямой приказ владыки, вольным капитаном он так и не стал. После Альрама это было, наверное, немного неловко…Он недобро усмехнулся, вспоминая… И хруст шеи твари, которая прикидывалась темным. И свой прыжок на арену. И бой с шииссом – вот уж где повезло, так повезло.Потом он за пиратами охотился. И, как одержимый, пытался узнать две вещи. Первое. Где центры выведения тех несчастных, которые на Альраме называли «рабы из питомника». И второе – где у шииссов научный центр. Ведь где-то же они должны изучать и темных, и светлых, и гномов. И землян с рептилоидами. И даже орков – не к ночи эти твари будут помянуты!А теперь… Теперь пираты как источник информации принакрылись. Да и вообще – владыка темных лур Ра’Хард решил, что сам факт существования вольных капитанов недопустим. И заключил с ними мир.Те из них, кто поумнее, стали гражданами Темного Ожерелья – милость владыки зашла настолько далеко. Те, кто поглупее – за эти несколько месяцев были уничтожены. И самое обидное – тут тоже бывший маршал не успел.Ро’Грик тяжело вздохнул. Следовало признать, что он никогда не успевал за бешеным Ру’Раром – молочным братом владыки, «сержантом» специального отряда «Нарак».Что же ему оставалось? Он посмотрел на бутылку крепчайшего гномьего пойла в руке. Планеты развлечений, первая из которых Ольк. На самом деле, жители Галактики, развлекаясь, болтают очень и очень о многом. О разном. Иной раз, о крайне любопытном. И поэтому точные и нужные сведения для отдела безопасности мятежный маршал поставлял.Но… Как же это было скучно… Но он упрямо скитался, все надеясь, что… какой-нибудь пьяный разговор, чей-то хвастливый треп… И у него появится зацепка. И он найдет гнездо шииссов. И уничтожит в нем этих тварей. И тогда…На самом деле, на этой мысли он с предвкушением щурился. И обрывал себя.

- Между прочим, девушка рассталась со своим майором, - неслышно подошел Хижал. Маршал посмотрел на него недовольно. Либо старый слуга научился читать его мысли, либо он стал уже узнавать у своего господина тяжелый тоскливый взгляд.

- Угу, - опустил голову темный.

- Какие будут приказы?

- Зовите хозяина. Будем убираться с этой планеты. Она мне наскучила.

Хозяин был подобострастным. Его шаги, его стук в дверь. Его взгляд… Ро’Крик посмотрел на угодливо изогнувшегося орка – худого, скрюченного. Подивился – бывает же и такое. И вздрогнул. Настолько лицемерным и …опасным показалось темному это существо, что захотелось вскочить. И оказаться отсюда подальше.

«Чем сейчас и займемся», - подумал Ро’Грик.

- Мы съезжаем, - обронил бывший маршал.

Глаза хозяина блеснули такой неподдельной радостью, практически счастьем, что темный с удовольствием рассмеялся.

- А я-то думал, что вы больше всего цените деньги. И я у вас – любимый клиент. Судя по тому их количеству, что я просаживаю на вашей планете развлечений.

- Так-то оно так, мой господин. Вы, безусловно…

- Но? – перебил почтительные словопрения темный.

- Мы еще ценим покой. И…это все-таки планета развлечений!

- За ресторан заплатили же? – Ро’Грик поднял глаза на Хижала.

- Конечно, мой лир! – бодро отрапортовал старый слуга.

- Вот! – обрадовался бывший маршал.

- Но дамы…

- А вы в следующий раз лучше объясняйте своим постояльцам, кто такой отдыхающий темный. И почему его не следует задевать.Хозяин только вздохнул.Ресторана было жалко. Репутации было жалко. Двух ооочень высокопоставленных дур из светлых – нет. Додуматься! Пытаться снять темного, который сидел в общем зале и методично напивался. Подойти к этому отродью тьмы и приказать – именно так это и прозвучало – идти в номера.Обе «дамы» отделались легким испугом. Не стал их темный трогать. Послал только. Коротко и емко.И понеслось… Дамы кричат, охрана прибежала. Приказ получила… Вот сотрудников из охраны темный с превеликим удовольствием отметелил. Ими он и разгромил ресторан.

- На самом деле, вчерашняя вечеринка мне понравилась. Поведение женщин – нет. А вот развлечение после…

Хозяин низко поклонился темному, удивляясь про себя, что его буйный постоялец никого не убил. И не покалечил.

- Позвольте, я вас провожу!

- Не переживайте так, - усмехнулся темный. – Улетаю я. Улетаю.

Планета развлечения Ольк быстро уменьшалась. Еще немного – и она станет только пятнышком. А потом и вовсе исчезнет.

- Куда теперь, мой лир? – поклонился капитан корабля.

- Космос велик, а Мать-Тьма укажет путь, - пробормотал Ро’Грик.

И словно в ответ на его слова… пространство вдруг вздыбилось. Как будто они оказались в океане во время гигантского прилива. И их тянуло и бросало как щепку.

- Поднять щиты! – раздался голос капитана.

Тьма вокруг вспыхнула сумасшедшим разноцветьем, от которого заломило виски. И…стихла, оставив в эпицентре (взрыва что ли?) маленький, крутящийся вокруг своей оси кораблик.

- Земной истребитель, - выдохнул капитан. – Что он здесь…

- Принять на борт, - торопливо приказал Ро’Грик. – Побыстрее!

Он почувствовал, кто был в этом самом истребителе. Сердце зашлось от страха – какие там, внутри, были дикие перегрузки. Хоть бы жива… Хоть бы…Ро’Грик бежал к стыковочному отсеку, куда должны были затянуть истребитель. В голове что-то бухало. Быстро-быстро-быстро…«Пожалуйста! Мать-Тьма…»Он ворвался в отсек, когда с противным визжащим звуком срезали крышку съемного люка на кабине, чтобы подобраться к летчику. Лекари с реанимационной капсулой стояли рядом. И ждали…Ро’Грику хотелось кричать, торопить, но... он стоял и молчал. Дыхание с тяжелым свистом вырывалось из его груди.

- Готово.

Смолк визг резака.

- Откидывает. На три.

- Раз-два-три.

Механики откидывают прозрачную крышку люка. И быстро уходят, освобождая место для лекарей. Новые команды.

- Шлем?

- Снял. Кровь.

- Осторожно вынимаем.

Ро’Грик замер.

- Жива!

Облегченный выдох у всех.

- Режь комбинезон. В капсулу.

Глава вторая

- Пива хочу! С сушеной рыбкой!!!

И Дженифер Ластер блаженно закрыла глаза в предвкушении.

Наталья, Дана и Маргарита, что появилась на Илтарине не так давно, но славно вписалась в их компанию, переглянулись. И заливисто расхохотались. Настолько не вязались желания Дженифер с ее прекрасным утонченным обликом.

- И вот чего такого? – проворчала беременная подполковник. – Мне родители, кстати, вкусняшку с Земли уже отправили. Только поучали сильно. Ну, чтобы пива много не пила. И ребенку не повредила. Обещала нюхать.

- А я все время ананасы ем. Мне их тоже передали. Сразу тысячу банок, - Р’Анс заказал. – Смущенно призналась Дана.

Старший лейтенант тоже щеголяла подросшим животиком. Но если и ворчала на мужа, бывшего капитана флагмана Двенадцатого флота Тьмы, ныне первого заместителя генерал-губернатора Илтарина по связям с Земным Союзам, так это за пренебрежение к больной спине. Дана помнила, как первую неделю после операции просидела возле капитана. Бледного, раздраженного, беспомощного…

- А я вот вообще из еды ничего не хочу, - нахмурилась Маргарита. – Разве что в космос улететь. Там не пахнет.

Токсикоз, как и насморк, оказались неизлечимы. Их надо было перетерпеть. Или снять симптомы. Не более того. Поэтому планеты Темного Ожерелья стонали и тошнились. В массовом порядке. Близость с темным по-прежнему приводила практически к мгновенному зачатию. Не то, чтобы земные женщины протестовали сильно. Темные были нежны, заботливы, предупредительны. И поэтому очень убедительны.Женщины же… Многие говорили о том, что их околдовали. Хотя, скорее всего, причина была более прозаической. В Темное Ожерелья за счастьем решились лететь в основном те женщины, которые на личную жизнь махнули рукой. Смирились с одиночеством. А тут… Такие мужчины. Столько искреннего восхищения, страсти. И… счастья.Наташа смотрела на подруг и улыбалась. Она была на Илтарине почти пять месяцев. Владычицей она себя как-то не ощущала. Вот преподавателем высшего учебного заведения, которого по странной иронии судьбы отправили заниматься малышами в детский сад – это да. Потому что все вопросы, связанные с размещением землянок и заботой о них, легли на ее плечи. Не то, чтобы командор Вереева жаловалась. Просто иногда так доставало все это!Но когда Торн приходил домой… Они жили не во дворце – какое счастье! Как он там говорил на Земле? «Дом, такой же, как у тебя, только каменный». Почти точно описал. Действительно, каменный. Правда – дом. Только с размером лукавил. Сильно.После ужина любимый обязательно обнимал ее, клал голову ей на колени. То щекой, то носом касался ее животика. И… Замирал. Такой большой хищный белоснежный барс. Это было настолько восхитительно. Это была такая запредельная близость, что… иногда Наташа даже плакала. Темный пугался.Посиделки закончились поздно вечером. Словно у всех женщин разом закончился завод. И надо было поспать, чтобы запитаться энергией на следующий день.Наташа проводила подруг. Добрела до гала-визора. Включила новостную программу. Все-таки привычки… они такие привычки. Она сладко зевнула. Ничего особого не произошло. Ни в Земном союзе, ни в Темном Ожерелье. Вот и славно. Как там говорил кто-то из древних – «нет новостей – хорошие новости?» Только Торн задерживается…И вдруг реальность мигнула, словно кто-то выключил свет, а через мгновение его включил.

- Торн! – еще не веря, подскочила Наташа. – Ты ведь не вздумал опять запутывать вероятности?!!!

Как же болит голова… И тошно…Рядом что-то успокаивающе замурчало… Даша никак не могла сообразить – слева или справа. Вверху или внизу…Вздохнула поглубже, пережидая тошноту. Какой счастье, что теперь вздох-выдох можно сделать полной грудью!

- Ай! – возмущенно сказала Даша – что-то укололо в плечо. Было не так больно, как неприятно.

- Зато тошнота пройдет.

Голос был знаком, как ее собственный. Мягкие бархатные нотки. Низкие обертоны… Именно так звучала в ее сердце тоска, от которой не удалось убежать в объятья другого. Который оказался чужим. Потому что в его голосе не было этих интонаций. Потому что он не мог закрыть от всего мира. Потому что… Дура она, потому что…

- Любимая. Э’тили…

- Ро’Грик?

- Это я.

Даша осторожно раскрыла глаза. Медотсек. Лекарь с еще одним пневмо-шприцем. И склонившийся над ней темный. Который… Предал ее и отказался от них…

- Господин доктор, - сказала Даша, отворачиваясь от своего наваждения. – Как скоро вы сможете поставить меня на ноги?

- Думаю, к вечеру вы сможете вставать.

- А драться мне в полную силу можно будет когда?

- Зачем? – пришел в ужас темный.

- Она бить меня собралась, - просветил подчиненного быстро соображающий Ро’Грик. Не зря же он служил у самого лура Ра’Харда начальником Генерального штаба.

- Как. Ты. Посмел?! – прошипела Даша, мечтая снова оказаться в той ванной на Альраме, которую так замечательно разгромила. – Как?

- Любимая… Ты представить себе не можешь, как я тосковал.

- Да что ты?! Ушел с другой. Потом вовсе исчез. А потом приказал втащить меня на корабль! И вообще отослал!

- Твоя безопасность – превыше всего.

- А меня ты спросить не пожелал?!

- Нет, Даша. И не спрошу впредь.

- Ты…

Взвыли баззеры тревоги.

- Внимание! Три неизвестных корабля нагоняют нас. По абрису – светлые. Два военный, один – гражданский, яхта. Согласно расчетам, они ложатся на встречный курс. Внимание! Возможно нападение.

Даша вздрогнула.

- Вот поэтому я и хотел, чтобы ты была в безопасности! – резко проговорил Ро’Грик. И отправился на мостик разбираться.

- Не в такой уж безопасности я оказалась, - проворчала Даша, которую вдруг затрясло от осознания того, как близко прошла рядом смерть. И… спаслись остальные курсанты и преподаватели? Не пострадали ли база?..

- Мы будет разговаривать только с тем жестоким няшкой, которого видели в ресторане.

Голос… Томно-капризные колокольчики с нежнейшими переливами…Ро’Грик с изумлением уставился на экран связи. На двух идеально-прекрасных дам, с которыми он не сошелся накануне во мнении, кому должно принадлежать его темное тело.

- Как прикажете это все понимать?

Услышал в своем голосе растерянность – появление этих светлых потаскух… Темная дыра их забери! Как же невовремя!!!

- Темненький! – взвизгнули с восторгом.

«Под каким они наркотиком? Или стимулятором? Интересно, бывают такие, что отключают мозги напрочь?»

- Чем обязан?

- Ты отправляешься с нами, - решила одна из них.

- Могу я поинтересоваться, светлейшие… Вы осознаете, что сейчас вы осуществляете попытку захвата не принадлежащего вам корабля? Это называется пиратством. И преследуется…

- Глупости какие! – топнула ножкой одна из них. Та, что была слева. – Мы принадлежим к дому Зеленых ветвей. И может себе это позволить!

- И еще многое-многое другое!

- К тому же об этом никто не узнает!

- Понимаете, наш разговор записывается. И при любом исходе я его передам. И владыке Темного Ожерелья. И в канцелярию Светлого Леса.

Ро’Грик это столь старательно проговаривал еще и потому, что надеялся. На трех кораблях, что их нагоняли, должны же быть хоть какие-то разумные существа! Хоть кто-нибудь с мозгами!

- Какой трусливый мальчик… - промурлыкала светлая. – Не бойся, мы тебя не обидим…

Темного передернуло от омерзения.

- Нам надоело тебя уговаривать! Или вы глушите двигатели. Ты берешь бот и отправляешься к нам…

- Или мы отдадим приказ начать атаку.

- Я могу поговорить с капитаном корабля?

- Зачем?

- Пожалуйста.

Ро’Грик постарался. Очень. И изобразил на лице что-то умоляюще-просительное.

- Какие мы капризныееее! Ты же понимаешь, что все твои взбрыки придется отработать!

- Госпожа… - получилось улыбнуться у бывшего маршала.

- А послушных хороших мальчиков мы награждаем!

Представители золотого молодняка с экрана исчезли. Взамен них вперед выступил светлый в форме.

- Приветствую вас, капитан.

Склоненная голова, усталая обреченность в глазах.

- Что у вас происходит?

Капитан нервно пожимает плечами:

- Мы выполняем приказы главы нашего рода.

- Даже если они противоречат законам Галактического совета. Да и просто здравому смыслу?

- Опальный маршал Ро’Грик будет рассуждать о законах Галактического совета. Может, поговорим о нарушении законов Темного Ожерелья?

- Вы хорошо осведомлены, - насмешливо склонил голову темный, стараясь не отводить глаз от капитана. Но в то же время старательно запоминая быстрый, практически неуловимый жест, для непосвященных – просто взмах рукой, который позволил себе один из офицеров-светлых.«Захвачены Нараком! Захвачены Нараком…»Отряду темных, которыми командует Ру’Рар здесь просто неоткуда взяться. Поэтому делаем вывод – захвачены они тенями, то есть шииссами… Какая важная информация… Осталось только убраться с ней подобру-поздорову. Подальше!

- Ой, - раздался ликующий голос-колокольчик, - что вы говорите?! Целый маршал!!!

Ро’Грик кивнул.

И в этот момент его корабль встал на дыбы, как норовистый жеребец. И рванул вперед. Маршал опустил руку на панель управления, разрывая связь. И зафиксировал себя в противоперегрузочном кресле.

- По нам открыли огонь, - меланхолично заметил офицер-координатор защиты.

Бывший маршал поморщился. На борту была Даша… Но все же губы сложились в привычные слова:

- Да поможет нам Мать-Тьма…

- Второй раз такого сюрприза для нападавших не получится! – выговаривал ему Хижал часом спустя. – Теперь все, кому надо, будут осведомлены, что у вас на корабле стоят новые двигатели!

- Да, - губы Ро’Грика растягивались в улыбке, несмотря на всю серьезность ситуации. – Альрамцы – молодцы. Хоть и жадные до денег, как…альрамцы.

- Вы понимаете, насколько безответственно было оставаться на Ольке, когда остальные корабли вашей эскадры на переоборудовании?!

- Зато сколько нового узнали! Кстати…

Ро’Грик приложил руку к левому уху, нажал на сгиб.

- Инженерный отсек! – приказал он.

- Слушаю, мой лир!

- А как эти сумасшедшие нас выследили? И появились так внезапно. И удачно? Мы как раз вышли за границу Олька. И планета развлечения не несла уже ответственности за нашу безопасность.

- Хозяин гостиницы сдал?

- Хозяин сдал – это точно. Но он не мог знать координат. Не мог знать направления полета.

- Что-то подцепили следящее?

- Не знаю. Вы мне скажите.

И Ро’Грик разорвал связь.

- Но вы и ваша э’тили… могли погибнуть!

Хижал дождался, пока лир договорит. И застенал снова.

- Любое живое существо во Вселенной может погибнуть. Представляешь, Хижал? Любое!

Он потрепал по плечу старого слугу. И пошел к Даше. Все-таки надо было узнать, что она делала на истребителе в открытом космосе. Практически на другом конце Галактики от территорий Земного союза.В госпитале он узнал, что девушку уже перевели. И искать ее надо у него в каюте.

- Лучше бы об этом сказал, чем морали читать! – проворчал темный, обращаясь к Хижалу.

И замер перед дверью собственной каюты.Даша… Его наваждение. Его дыхание… Его страх…Как ни странно, когда она была вдалеке – было легче. Было больно оттого, что они не вместе, но эта боль была привычной уже. И он воспринимал ее как плату. Как то, что он, в конце концов, заслужил. А сейчас… Тысячи вопросов, сомнений. И самый главный – как обеспечить ее безопасность?Ро’Грик прислонился лбом к двери. И замер, прислушиваясь. Тут дверь с шипением стала открываться. Хорошо хоть, вбок. Иначе получил бы он дверью по голове.

- И долго ты там стоять планировал?

Даша недовольно смотрела на темного.

- Дыхание мое…

- Только давай без этого пафоса. Противно.

Нахальная девчонка тряхнула длинной челкой. Ро’Грик подумал, что ее прическа стала еще ужаснее. Он помнил просто аккуратную, но короткую стрижку. Сейчас же от нее осталась лишь челка дыбом. Все остальное было выбрито до ежика.

- Даш… - сделал он шаг к ней.

- Ты ведь все равно отошлешь меня? – с тихим отчаянием проговорила девушка. – Я ведь, на самом деле, не нужна тебе. И только по глупости навязываюсь.

- Даша… Мое сумасшествие… Моя любовь…

Разрешить себе. Отпустить себя. Подхватить Дашу, которая и целуя его, успевала возмущаться, на руки. Закружить по каюте. Рассмеяться на ее вопль:

- Пусти, ненормальный!

Упасть с любимой на кровать.Долго-долго смотреть в ее глаза, видеть там обжигающее желание и умиляющее его смущение. Чувствовать, как из сердца уходят тоска и холод.

Нежно-нежно-нежно… коснуться, ощутить под пальцами теплый шелк кожи, услышать нетерпеливый вздох любимой… Забыть о целой Вселенной вокруг, да и о себе тоже. Дышать любимой, рассыпаться на звездные осколки рядом с ней. И очнуться…счастливым…

- Моя!

Ро’Грик улыбался, поглаживая плечо Даши.

- Ты ведь опять меня отошлешь?

- Даш… - поморщился темный.

Девушка грустно улыбнулась.

- Возьмешь какую-нибудь девицу, расскажешь ей все то же самое. И вперед. На закат. Совершать подвиги и спасать мир…

- Какую девицу? Какой закат?

Ро’Грик, пожалуй, был обижен. И растерян. Ему ведь казалось, что…

- А я даже имени твоего не знаю, - всхлипнула Даша.

- Что?

- Ро’Грик так Ро’Грик. Маршал так маршал, - Даша стала выбираться из кровати. – Можешь отсылать.

- Меня зовут Дар. И я хочу провести всю жизнь рядом с тобой.

- Оно и видно!

- Но я сознательно никогда не подвергну твою жизнь опасности.

Разговаривать с подрагивающей спиной любимой было… до боли неправильно. Ро’Грик поднялся, подхватил Дашу на руки. И вернул в кровать. Себе под бок.

- Вот что за невозможная э’тили, - проворчал он. – А я так старался.

Даша зарычала у него под мышкой.

- Ты вообще откуда взялась в открытом космосе?

- Меня куда-то потянуло после взрыва. А потом… я очнулась в госпитале на твоем корабле.

- После какого взрыва? – похолодел темный.

- На нас напали во время учений. Темные защищали нас. И взорвали, как я понимаю, корабль шииссов. Не знаю, уцелели ли остальные. Меня выбросило… получается, что на другом конце Вселенной.

- Спасибо Матери-Тьме.

Ро’Грик покрепче прижал к себе любимую. И вознес молитву Матери-Тьме, что уберегла.

- Надо узнать, что с остальными. И маму предупредить.

- Прибудем на Альрам – сразу.

- А сейчас…

- Даш, ты все-таки кадет военной академии. Подумай.

- Ты боишься, что сообщение перехватят?

Ро’Грик кивнул:

- Мы на яхте, без сопровождения. Нет, пушки, конечно, стоят. Как и защита. Но все это несерьезно.

Даша посмотрела на него недовольно:

- А вот ты зачем свою жизнь опасности подвергаешь?

- У нас огромного преимущество в скорости, - не согласился с нею темный. – И потом…

На губах у него появилась довольная мальчишеская улыбка:

- Ушли же!

- Ты что, - прищурилась Даша. – Маньяк адреналиновый?

- Кто?

- Ну, тебе щекотки нервов не хватает, а без этого ты чувствуешь себя несчастным. Вот и ищешь приключений на свой зад!

Ро’Грик обиделся. Ну, вот что это за безобразие! Он так счастлив от того, что она рядом, что боль в сердце улеглась, что ему не нужно беситься от ревности… А она все говорит и говорит ему гадости!Тут он понял, что любимая как-то странно смотрит на него. Плотоядно. И… на ту его часть тела, о которой говорила только что. С таким возмущением.

- Ты что?.. Даша?!

Темный стремительно замотался в простыню.А Даша… Почувствовала, как заходится сердце от ликования. От восторга. Как руки тянутся к смуглому телу любимого… Еще бы так же легко можно было дотянуться до его сердца…Прильнуть к нему, почувствовать, как огненная лава начинает клубиться где-то в районе сердца. Уловить дрожь предвкушения, что бурей пронеслась по сильному телу любимого…И оставить все мысли, забыть про все обиды, отбросить все тревоги. Выдохнуть:

- Дар!

И стать счастливой…

Глава третья

- Ну что там еще?! – проворчал Морак, подходя к панели связи. Вообще-то в утро субботы он собирался взять семью, отключить все средства коммуникации. И отправиться в горы. Он как раз забронировал коттедж в одном очень живописном месте. Кати замариновала мяса, сообщила, что это называется «шашлык». Он попробовал выговорить. Получилось не очень. Жена рассмеялась и сказала, что ему с Севой придется печь это все на углях, потому что мясо женских рук не любит. У него возникло, конечно, несколько вопросов. И по поводу того, что готовить он не умеет. Спалить на угли он, безусловно, что-нибудь спалит – не велика хитрость… А вот с готовкой… И потом: что значит – «женских рук не любит»? Она же уже его и резала, и перемешивала с луком. Ядовитейшее нечто, между прочим!!!Но вот теперь, когда они уже собрались, наместник на Альраме стоял перед панелью связи, которая отчего-то чудила. И показалось ему, что именно сейчас от Вселенной прилетит какая-нибудь пакость. Просто так. Для равновесия. Слишком уж счастливым он был в последнее время. И все получалось. И Кати ждала ребенка. И…в ответ на его мысли на экране связи возник Владыка темных лир Ра’Хард.

- Мой лир! – поклонился Морак.

- Сведений о Ро’Грике не поступало?

Владыка темных выглядел замученным. И кожа была с нездоровым серо-зеленым отливом.

- Никак нет.

- Жаль. Очень жаль…

- Чем я могу помочь, мой лир?

- Буду на планете в течение пары часов. Мне нужен Криим. И инженеры, способные связаться с маршалом. И кто-нибудь из его доверенных людей.

- Слушаюсь.

Морак не стал задумываться над вопросом: откуда владыке известно о том, что люди мятежного маршала находятся на Альраме. На всякий случай они с Ро’Гриком весьма и весьма не афишировали тот факт, что переоборудование и ремонт эскадры происходят у них. Не то, чтобы Морак собирался оказывать боевому товарищу. Пусть даже и вызвавшему гнев владыки Ра’Харда. И…вызвавшему ли?Он уговорил Севу и Кати лететь без него. Зачем всем день портить? На всякий случай отправил с ними взвод охраны. Командиру было приказано приготовить это несчастное мясо, которое женских рук не любит.И Морак отправился встречать владыку. Сразу с Криимом и с командиром гвардейцев Ро’Грика.

- Где? – вперил взгляд в гвардейца владыка, сбегая по трапу.

- Идет на Альрам от Олька, мой лур! – вытянулся перед владыкой гвардеец.

- Расчетное время прибытия?

- Часа три-четыре.

- А могу я полюбопытствовать, - поглаживая рыжую бороду, спросил гном, - за сколько времени вы, вашество, добрались сюда с Илтарина. Вы же оттуда летели?

- Час на разгон, прыжок – тоже около того. И два часа на торможение.

- И где капитан ваш?

- А зачем он вам?

- Убивать я его буду, тварюгу! – взвился гном. - Это надо! Пинать-колотить! Ему зачем корабль с новым двигателем подогнали?! Чтобы он на владетеле Темного Ожерелья опыты ставил? Вместо положенных зверушек?! Чтобы нас всех потом…

- Остыньте, любезный! – холодно приказал Ра’Хард. – Есть понятие приказ. И мой подданный его выполнил.

- Есть понятие - здравый смысл!!! – не отступился гном, дергая себя за бороду. – Так, как вы это сделали, опасно вообще-то двигатель разгонять! Рассчитывали же – перемещаться не меньше суток, чтобы адаптация организма была! И на торможение затрачивать достаточно времени! И… система координат! Она же не отработана! Куда вы прыгали?!

- Мы рискнули. – Был ответ Ра’Харда.

Криим только за голову схватился.

- Вас же размазать могло! И кто бы за это отвечал?

- А что случилось? – вклинился между владыкой и ведущим инженером Морак, понимая, что просто так лир не стал рисковать своей жизнью. Как и жизнью своих подданных. Для подобного демарша должна быть более, чем веская причина.

- Нападение на кадетов Звездной академии. Мы его просчитали. И приготовили ловушку для нападавших. Но… В тот момент, когда взорвался корабль – а это были именно шииссы – курсантов и их преподавателей накрыло взрывной волной. Истребители выдержали и не рассыпались. Мужчин мы подобрали по округе. Контузии в основном. А женщины… просто исчезли.

- Что? – Морак был просто поражен.

А Криим забормотал:

- Надо смотреть, какой выброс… И как же они энергию используют, как-то принципиально по-другому. И…

- Там была и Даша тоже, - тихо сказал владыка и опустил голову.

- И?..

- Через несколько часов мы выяснили, что истребители вынесло в абсолютно произвольных частях Галактики: один – около Илтарина, другой – в приграничье. На линии раздела зон влияния с орками. Еще один – в открытом космосе неподалеку от Второй эскадры тьмы. Они как раз были на учениях.

- Странно, - вздохнул гном.

- Не то слово. Но еще более странно, что всех женщин почувствовали темные. И, похоже, они обзавелись своими э’тили.

- Значит, лиру должно было вынести к маршалу, - задумчиво проговорил командир гвардии.

- Именно поэтому я здесь.

Минут через десять Ра’Хард и Морак остались вдвоем – Криим вызвал-таки капитана корабля, на котором прибыл владыка, и главного инженера и утащил их на допрос. Начальник гвардии Ро’Грика отправился к своим. А Морак приказал накрыть стол в кабинете начальника космопорта. Владыка ответил ему уставшим благодарным взглядом.

- А что с…

- Моя жена в бешенстве. Хорошо еще то, что, хотя бы, согласилась подпустить к себе Ре’Лерга.

- Это?

- Наш лекарь.

- Но вы же не можете нести ответственность за то, что на кадетов напали враги, - не понял Морак.

- Не могу. Но я погрузил жену в вероятности, чтобы не говорить ей правды, пока разбирались с тем живы студентки и преподавательницы. Или нет.

- Вот как…

- Моя э’тили чувствует вероятности. И поняла, что я ее обманываю. Хорошо хоть, к тому времени уже стало известно обо всех. Плохо, что о Даше – ничего.

- Остается только ждать…

Глава четвертая

- Ну, мам! Ну, что ты?! Со мной же все в порядке! Мааам!

Даша беспомощно смотрела на маму: бледную, поникшую. С непривычно погасшими глазами.

- Даша… - только и могла повторять она.

- Мам, перестань. Ты меня пугаешь…

- Знаешь, доченька, мне все время кажется, что Торну все-таки удалась его затея с вероятностями. Что я живу в мире, который придумал для меня он. И…

- Перестань. Ты меня пугаешь…

- Понимаешь, он сутки обманывал меня. Я даже не могу понять теперь, была ли встреча с девчонками на самом деле. Или это обман. Как и все то, что показывали по гала-визору все это время.

- Мам, я не думаю, что…

- А я вот не знаю, что и думать.

- Мам, он раскаивается.

- Возможно. Как и то, что все, окружающее меня – не правда.

- Как я понимаю, если я начну вспоминать свои детские проделки и информацию, которую Торну просто неоткуда узнать – тебя это не убедит?

- Не уверена.

- А что говорит Миша?

- Готов забросить учебу и лететь на Илтарин.

- Значит, мам, я сейчас выдам тебе информацию, которая никогда бы не пошла от владыки Ра’Харда!

- Попробуй, - бледная тень улыбки скользнула по губам матери.

Даша вылетела из своей комнаты после разговора с мамой, готовая просто убивать. Да что ж такое! Только она успокоилась! Только поверила, что у мамы все хорошо!

- ..Это мои сестры, - услышала она незнакомый голос, подбегая к крылу, где разместили владыку. Голос ее заинтересовал. Слишком уж явные светло-эльфийские нотки были в нем.

Гвардейцы Ра’Харда, увидев лиру, преувеличенно торжественно вытянулись по стойке смирно. Но не одернули, когда она замерла, абсолютно не скрывая своего намерения подслушать.

- Получается, что Зеленая Ветвь Светлого леса захвачена шииссами… - раздался голос Ра’Харда. – Все любопытнее и любопытнее… Интересно, знает ли об этом повелитель светлых? Как-то все это…

- Вычищать надо тварей этих!

Кажется, это был голос Морака, нынешнего наместника Альрама. Даша про него слышала, но познакомилась лишь вчера.

- Я мог бы попасться этим девицам, - решительно поговорил Ро’Грик. – А действительно. Давайте устроим охоту на живца. И поймаем и бешеных светлых этим, прости, Эл. И шииссов! А то как-то слишком вольно они себя чувствуют!

- Не думаю, что получится провернуть это все два раза подряд… После того, как мы провернули подобное у пиратов… Думаю, шииссы готовы к такому развитию событий.

Задумчивый какой. Светлый. Как там его называют? Эл…

- Захватить по-тихому. И поговорить. Старательно!

А это Морак…

- Понять бы еще, куда отправились эти сумасшедшие девки! Прости, Эл.

- Ничего. Но странно то, что сестры путешествуют самостоятельно. И воины им подчиняются.

- Почему странно?

Снова Морак.

- На тот момент, когда меня захватили, обе были не замужем. Партии им только подбирали. Прошло четыре года. У них просто не может быть по четверо детей и, соответственно, выполненного перед родом мужа контракта. И, в любом случае, их охрана не должна быть из Зеленой ветви. Когда девушка выходит замуж – она становится принадлежностью другой семьи.

- Действительно, странно.

Голос Ра’Харда она узнала. Гнев, который примолк, поддавшись любопытству, опять забурлил в ней.

- В любом случае, эти светлые – пока единственная зацепка, - сказал Ро’Грик.

Несмотря на злость, теплая волна разлилась по телу. Дар… Ее Дар от Вселенной… Надо же, какое подходящее имя…

- Еще бы понимать, где их искать.

- Что-что, а вот прикрепить следилку имени вашего Криима мы успели, - в голосе Ро’Грика звучало удивительное самодовольство. Прям захотелось огреть его чем-то тяжелым.

- То есть мы знаем, куда они направятся.

- Совершенно верно.

- Еще бы понимать, что это не ловушка, в которую заманивают моего маршала… - обеспокоенно проговорил владыка.

- Мятежного маршала!

- Оставь эту риторику. Не до нее сейчас.

- Даша! – раздался оклик.

Девушка подскочила на месте. Гвардейцы стали выглядеть счастливыми.

- Уф! – Даша обернулась и увидела молодую полную женщину. С каштановыми вьющимися волосами. Беременную. В белом халате. Та смотрела на нее с веселым любопытством.

- Пойдемте со мной. Вас надо обследовать.

Пока они шли бесконечными переходами, Даша все пыталась сообразить, откуда она знает этого доктора.

- Нас представили вчера. Я – жена Морака, Кати, - сжалилась над ней доктор, вспомнив, должно быть, о милосердии, присущее людям своей профессии.

- Простите.

- Ничего. После таких нагрузок и потрясений.

Даша кивнула.

- Постарайся задремать, - улыбнулась ей жена Морака, когда девушка уложили в аппарат и закрепили датчики. – Процедура будет длительной.

- Хорошо…

Так, не думать о том, насколько медленно наезжающая крышка похожа на закрывающуюся крышку гроба. Не думать… Не думать о белом кролике, сказала!

- Даш, тебя выпустить?

- Зачем?

- У тебя сердце заходится. Приступ паники?

- Сейчас пройдет.

Даша рассердилась. Чего она из себя барышню строит. Она – кадет. Практически летчик-истребитель!

- Так лучше, - одобрила ее Кати.

- Злится всегда лучше, чем паниковать.

- Согласна, - вздохнула о чем-то своем супруга наместника Альрама.

Кровь… Как же удушающе-сладко пахнет алая кровь, что бьется из только что нанесенной раны.Хрип… И сколько в нем недоумения, неверия. И от этого лишь ослепительнее миг победы.

- Вы не могли захватить тела темных… - складываются губы умирающего.

Наивный. Столько лет исследований! Столько труда! Должны же быть победы – а не только поражения!

- Мы может все! – голос того, кто раньше был Ро’Гриком звучит по-прежнему бодро и нарочито весело. И торжество во взгляде сиреневых глаз. Точно таких же, как и у доживающего последние мгновения жизни владыки темных лура Ра’Харда. Родственники все-таки. Пусть и дальние.

Огонь ненависти в затухающем взоре. И шиисс склоняется, чтобы шепнуть на ухо врагу, что уходит во Тьму:

- А с землянками это вы хорошо придумали. Это ж сколько новых тел для нас! Они же все, как одна – беременны.

Даша очнулась от собственного крика.

- Почему она так среагировала? Не понимаю… - голос доктора расстроенный. – Это же просто тестирование!

Крышка капсулы откинута. Как хорошо видеть потолок. Белый-белый. Самый обычный. И яркие лампы. Людей, темных.

- Думаю, это было погружение в вероятности, - хрипло пробормотала девушка. И постаралась приободрить беременную Кати – еще не хватало, чтоб от расстройства с ней что-то приключилось. – Вы тут не при чем совершенно.

- Если это были вероятности – то есть вы увидели какой-то вариант развития событий, то… Судя по тому, как вы кричали – ничего хорошего нас не ожидает.

Даша кивнула, соглашаясь. И добавила:

- Мне надо как можно скорее поговорить с мамой.

- Может, посоветоваться с мужчинами?

- Думаю, все, что они собираются делать – это «обеспечить безопасность», - у Даши получилось очень похоже передразнить владыку Ра’Харда. – То есть запереть нас всех. Чтобы мы терпеливо ждали, пока они победят.

- А что – есть вариант, что им это не удастся?

Девушка только тяжело вздохнула. Бабушка – с которой она в детстве общалась намного больше, чем с мамой, которая ловила пиратов, всегда говорила: «Не рассказывай страшный сон – а то сбудется». Но тут ей надо было решить – сможет ли она договориться с мужчинами. Или…

Или – что?

Владыка темных лур Ра’Хард смотрел в черную пустоту экрана связи. Казалось – нажми на панель. Сигнал помчится через Вселенную. На экране появится Наташа. И станет легче.Потому что с того момента, как он увидел потерянное лицо своей э'тили, сначала неверие в глазах, когда она раскусила его игру и осознала, что он ее обманывает… Потом ярость – его любимая становилась похожа на темную. В большей степени, чем готова была признать. Но эмоции вспыхнули – и пропали. Им на смену пришло безразличие. И его пережить было гораздо сложнее. Поэтому он и сорвался на корабле с неопробованным двигателем. Убегал через пустоту от пустоты в глазах любимой.На самом деле, ему очень хотелось убивать. Позволить себе выпустить гнев наружу, позволить сладкому боевому безумию овладеть собой. И… святая ярость! Только Тьма знала, чего ему стоило сдержаться.

Наталья. Его любовь, его слабость. Его сила. Его жена…Какое непривычное слово, странно звучащее.Владыка покрутил кольцо на безымянном пальце.Проклятые шииссы.Нет, то, что он решил скрывать правду и стал плести вокруг Натальи кружево вероятностей, запутывая ее в них – это было правильно. Хотя… наверное стоило не обманывать ее, а просто приказать лекарям усыпить. ДО того момента, пока не станет известно что-то определенное о Даше. Ра’Хард взревел. Многое бы он отдал, чтобы кто-нибудь сейчас пришел и доложил о том, где враги. Чтобы можно было прилететь. И перерезать этих тварей. Всех. До одного!Вместо того, чтобы убивать своих… Как это случилось тем же днем, когда пропала Даша. Еще одно воспоминание, от которого ему становилось не по себе.

Генерал-губернатор Эльдиена. Вот от кого владыка никогда не ожидал бунта.

- Вы не владыка! – бросил ему в лицо старый, еще при отце поставленный на эту должность, темный. – Вы – тряпка. Стоило появиться женщине и поманить вас телом, как вы изменили своим подданным. Вы предали всех нас, подписав договор с землянками сами и вынудив нас поступить так же! Теперь нами вертят, как хотят! И кто?! Слабые, коварные и алчные женщины!

Ра’Хард замер. От изумления он даже не мог гневаться. Только спросил тихо:

- Лир! Вы отдаете себе отчет в том, что творите?

Эти его слова словно сдвинули с места лавину. Вскочили остальные генерал-губернаторы. Во взгляде хозяина Илтарина, лира Ро’Ринэ вспыхнула ненависть. Все знали, насколько он обожает свою жену-землянку. В зал совещаний ворвалась охрана.

- Сколько погибло темных?! – вопрошал между тем взбунтовавшийся генерал-губернатор третьей по денежному обороту системы. – На самой Земле, на кораблях, что прикрывали транспорты с землянками. И ради чего? Чтобы вы могли заполучить женщину, которую вдруг возжелали?!

- Все назад, - приказал владыка. – Старик просто не в себе.

- Объявить меня сумасшедшим – это, конечно, выход. Только он не отменяет того факта, что вы, лур Ра’Хард - предатель.

Кто-то из генерал-губернаторов ахнул. Владыка тяжело вздохнул. И заговорил, медленно роняя слова:

- Вы же понимаете, что это – приговор?

Генерал-губернатор вскинулся:

- Я не страшусь смерти. Я страшусь того, что будет с темными завтра.

- Завтра пойдут дети. Которых мы так долго ждали. И нам остается придумать, как их защитить. Вместе с их матерями…

Яростный перезвон клинков. Короткая, но бешеная схватка. Поток просто ощутимой ненависти соперника, бывшего соратником. И резанувшая по глазам и нервам жестокая радость остальных темных, когда генерал-губернатор Эльдиена упал, заливаясь кровью.

- Эти женщины никогда не станут настоящими э’тили. Ни тебе, ни остальным… - сорвалось с холодеющих губ…

И…Ра’Хард, стремительно вернувшись в настоящее, выхватил меч и развернулся навстречу тому, кто входил в комнату связи.

- Владыка… - растерянно проговорил главный инженер, гном Криим. – Я вас искал.

- И нашел! – хищно улыбнулся темный.

- Да уж…

- Мне необходимо ваше разрешение. Собственно за ним меня Морак к вам и послал.

Вспомнив, как именно его послал наместник Альрама, гном хмыкнул в рыжую бороду.

- И что такое случилось, что без меня не обойтись?

Криим откашлялся. И важно проговорил:

- Надо провести эксперимент над женщинами.

Глава пятая

- Что тут произошло? – Морак смотрел на главного инженера Криима. Насупившегося, обиженного, с подбитым глазом.

Понятное дело, владыке – который осторожно, кончиками пальцев дотрагивался до челюсти и морщился, никто задавать вопросы не осмеливался.У Морака подбитым десантным ботом крутились мысли: что делать? Как спасать инженера. Гения. Соратника. И просто друга.Гвардейцы охраны, которые ворвались в переговорную на шум, плотоядно посматривали на гнома. В глазах у темных читалось ярое желание прикончить рыжебородого, не заморачиваясь особо с транспортировкой в арестантскую.

- Все беды от баб, - печально изрек Криим.

- От длинного языка, - не согласился с ним владыка, с трудом открывая рот. Поймал взгляд начальника охраны и сделал ему знак рукой: дескать, я в порядке, вмешательство не требуется.

- Но… - все же осмелился возразить темный.

Претемный лур посмотрел на него удивленно. Гвардейцы поклонились владыке. И вышли. Не скрывая недовольства.Морак выдохнул. Обошлось.

- Пойдем, выпьем, - предложил гном, обращаясь непосредственно к Ра’Харду.

- Пойдем, - кивнул претемный лур.

- Так что случилось-то, - вырвалось у Морака.

- Я ему сказал, на нормальном всеобщем, кстати, - пожаловался гном, - что перед тем, как баб в корабли с новым двигателем грузить, надо эксперименты провести. Ну, чтоб они не пострадали. Хрупкие он, землянки. Надо смотреть, чтоб вреда не причинить. А он – орать и драться!

- Он сказал, что над землянками надо эксперименты проводить! – возмутился владыка.

- Конечно, надо! Я так и сказал! За что - в глаз?! Кстати, щас и ты в морду получишь! - и Криим воинственно направился к Мораку.

Но тот не мог ни остановиться, ни защищаться. Он, наплевав на обиды Криима и субординацию – просто ржал. Спустя пару секунд к нему присоединился и Ра’Хард. Владыка морщился, придерживал челюсть – но тоже смеялся до слез.

- Вы, темные, совсем придурошные, - печально постановил гном.

- А ты, Криим, просто гений, - сумел выдохнуть Морак. И зашелся снова.

- Вот спиногрызовы наконечники! – разозлился окончательно гном.

- В классическом красноречии вы не сильны, уважаемый, - покачал головой владыка. – В следующий раз доносите мысль четче! Однако разрешение на эксперимент я вам дам.

- Выпьем? – с надеждой посмотрел на владыку и главного инженера Морак.

Но тут ожил экран связи.

- Я должна увидеть мужа, - раздался встревоженный голос Наташи.

- Лура! – поклонились ей Криим и Морак.

- Моя э’тили, - развернулся к ней Ра’Хард.

- Торн, почему говорят, что на тебя было совершено нападение? Ты здоров? Ты в порядке?

- Кто говорит? – чуть поднял брови владыка.

- Да какая разница! – чуть смутилась Наташа.

Она жадно всматривалась в родные черты лица. В горевшие огнем фиолетовые глаза. И всячески гнала мысль о том, как соскучилась. А Ра’Хард был просто счастлив от того, что тревога уничтожило ее безразличие.

- Ты собрался – и просто исчез, - тихо проговорила жена. – И, сама не знаю почему, я чувствую себя виноватой! Хотя так не должно быть!

- Э’тили, я… прости меня.

- Торн. Я не хочу, чтобы между нами была ложь. Это неправильно. И… больно.

Темный кончиками пальцев дотронулся до лица на экране. И Наташа на мгновение прикрыла глаза, словно почувствовала его нежность, несмотря на огромное расстояние, их разделяющее.

- Я тебя люблю, - прошептала она.

- Наташа…

В коридоре выскочившие из комнаты связи Морак и Криим столкнулись с Кати. Вид у нее был самый решительный.

- Я должна осмотреть владыку. И оказать ему медицинскую помощь, - сурово проговорила она.

Наместник Альрама, когда видел супругу в подобном состоянии – вся такую непреклонную, решительную и в белом халате… Он просто голову терял. Вот и сейчас…

- Мораааак! – возмутилась жена.

- Гхмммм, - напомнил о своем присутствии Криим.

- А… мда… - глубокомысленно изрек Морак, отпуская Кати и взглядом обещая ей продолжение в тот самый момент, как только они останутся одни. А вот не надо быть настолько соблазнительной!

- А меня вот тоже надо осмотреть! – заявил главный инженер. – Я вот тоже пострадавший!

И пока лур Ра’Хард разговаривал с женой, а Кати осматривала его зрачки, пытаясь понять – есть ли сотрясение или нет, а потом наносила ему вокруг глаза мазь от синяков… Криим пытался отделаться от тоскливой мысли: « А моя жена со мной на Альрам лететь отказалась…»

Ро’Грик и Эл подходили к комнате связи, когда увидели гвардейцев охраны претемного лура. Те ожидали в коридоре. И лица у них были возмущенные.

- Что-то случилось? – быстро спросил бывший маршал Темного Ожерелья.

Командир отрицательно покачал головой. Потом не выдержал и все-таки проговорил:

- Скорей бы смениться. И в спортзал. Измочалить тренажеры, раз…

- Владыка?

Кивок в сторону двери.Дружный вздох всех гвардейцев.Светлый эльф во все глаза смотрел на темных. И не понимал, как такое может быть. Маршал, спокойно разговаривающий с гвардейцами.Те, нормально ему отвечающие.Без раболепия. Церемониального припадания на колено. Практичного угодничества. Без страха, что одно неправильное слово с не той интонацией. И все. Твоя жизнь оборвалась…Как же далеко дикие темные, бывшие сородичи шагнули от них, светлых, в своей эволюции!И не оказалась ли для них вспышка звезда Илтарина благом… Раз все получилось так…Один из гвардейцев приложил ладонь к двери. Она с легким шипением стала открываться. Но никто в комнате связи не обратил на это никакого внимания. Потому как там была пьянка.Главный инженер Криим с замечательно заплывшей правой стороной лица, щедро намазанной чем-то зеленым. Владыка с чуть опухшей челюстью. И суровый, как десантный бот Темного Ожерелья, приземляющийся на планету мятежников, Морак.

- Ты – под-каб-луч-ник! – важно тыкал в наместника птичьей костью гном. – Вот!

- Не согласен! – протестовал владыка в расстегнутом кителе. – Он же не принимает решения, ориентируясь на желания Кати. Он просто не хочет огорчать э’тили.

- Прекратите уже! – рыкнул наместник Альрама. – Оба!!!

- А вот меня тоже подкаблучником называют, - пожаловался претемный. – А ведь Наташа не пытается меня менять. Не требует ничего для себя. Кроме правды. А я…

И Ра’Хард загрустил.А Морак обнаружил вдруг непорядок: открытую дверь и Ро’Грика с Элом, замявшихся на пороге.

- Что такое?! – зарычал он.

- Эм… нам вообще-то связаться со Светлым Лесом надо, - усмехнулся бывший маршал. – А по протоколу это положено делать именно в комнате связи.

- Какой? – не понял владыка.

- Вот в этой, - Ро’Грик пытался не улыбаться.

- Видишь друг – нет нам места на Альраме! – патетично провозгласил гном. – Полетели ко мне на завод. Там нас глупостями всякими никто донимать не будет!

- Не… Я домой, - с трудом поднялся Морак.

- Слабак!

- Кто-то сейчас в другой глаз получит. Для симметрии.

- Меня нельзя бить по голове! – обиделся Криим. – Она – достояние Альрама.

- И какая нелегкая меня дернула тебе это как-то сказать…

- Так пили же…

Наконец пьяная троица в сопровождении гвардейцев убралась из комнаты связи. По коридору еще долго доносились вопли возмущенного гнома, который все никак не мог угомониться. И все что-то кому-то доказывал.

- Совсем на Альраме все разболтались, - покачал головой Ро’Грик.

- А мне нравится. Здесь все живые.

- Ладно. Давай связываться со Светлым Лесом. Перед тем, как соваться на планету развлечений, нам нужна информация по твоим сестрам. Наверняка наша встреча подстроена.Аудиенции у главы дома Зеленых Ветвей они добивались долго. Потому как не по протоколу. И слова «срочно» и «жизненно важно» светлые не понимали совершенно. К тому же, несмотря на то, что Эл обратился к отцу по личному каналу связи, это не избавило его от цепочки нудных переговоров с высокомерными связистами и секретарями.«Мда, времени, которое мы потратили, можно было бы долететь до их леса, захватить этого самого главу – и уже его расколоть…» - думал Ро’Грик, изо всех сил пытаясь не вспылить. Потрясаясь тому, как раз разом, не меняя скучающей интонации, Эл объясняет кто он такой и что ему необходимо переговорить с главой дома Зеленых Ветвей.

- Я думал, что услышу о вас совсем другие новости, - раздался наконец убивающе холодный голос того, к кому они так настойчиво пробивались. – О вашей смерти, смывающей позор.

Ро’Грик вздрогнул. Эл остался спокоен:

- Я жив. И даже женился.

- Ну что же… Вы, как и дочь Серебряных Армов выбрали свою судьбу. Я могу лишь сожалеть.

- От того, что мы живы?.. – бесстрастно произнес Эл. – Это ваше право. Однако я связался с вами не для того, чтобы поговорить о моем позоре, который я выбрал.

- А о чем же? О вашей супруге?

- И не о ней, хотя мне крайне любопытны результаты расследования. Хоть кто-то ответил за уничтожение рода оружейника, приближенного к повелителю?

- Да. Совет выразил протест Темному Ожерелью. И требует выдачи преступников. В числе которых наместник Альрама. И вы. Светлый-изгой, лишенный рода.

- Кто б сомневался, - не удержался Ро’Грик.

Оба светлых взглянули на него с недовольством.

- Уважаемому лиру не известны нормы поведения? – осведомился глава дома Зеленых Ветвей.

- Уважаемому лиру очень хотелось бы узнать, каким образом неподалеку от планеты развлечения Ольк обнаружились две светлые…дамы. На неплохом боевом кораблике. В их охранении было еще два фрегата. И почему они напали на меня.

- Что?

- Я узнал на записи своих сестер, - добавил Эл.

- Видимо, я сильно прогневил Светлый лес. Потому что мои дети – уже трое – стали изгоями. Девушки отказались выходить замуж, расторгли помолвки. И сбежали, украв большое количество родовых драгоценностей. Каким образом в их подчинении оказались три корабля – я не знаю. Скорее всего, наняли каких-нибудь пиратов.

- Не сходится, - азартно перебил главу дома Ро’Грик. – В их подчинении светлые. Военные, не наемники. И, как я понял, вашего же дома.

Вместо ответа светлый разорвал связь.

- Вот ведь! – выругался темный.


- Даша…

Любимая сидела на кровати, обняв колени. Отвернувшись к окну. И что-то пыталась разглядеть в том мраке, что окружал дом наместника Морака.

- Я думал, ты еще в госпитале. И немножко тебя потерял…

Прозвучало тоскливо. Ро’Грик, на самом деле, с ужасом ждал выяснения отношений, которое э’тили ему сейчас просто обязана была устроить. Он ведь улетал. Без нее. Прекрасно зная, как Даша к этому относится.

- Я попросила Кати забрать меня оттуда. Не люблю палаты.

Голос был тихий. И безжизненный. Как в ту ночь, когда она пришла к нему, не помня, кто она такая, потерявшись между реальностью и своими видениями.

- Что с исследованиями? – спросил темный, холодея.

- Физически я здорова.

- Но?..

- Обними меня. Мне страшно…

Это было настолько неожиданно слышать от обычно дерзкой, безбашенной Даши, что он слегка опешил. И растерялся.

- Э’тили моя…

То, что она поморщилась, это услышав, Ро’Грик почувствовал. И чуть улыбнулся, сильнее прижимая любимую к себе.

- Я снова стану собой. Утром, - она шептала это, как приказ. – Я смогу. Нельзя распускаться. Это уныние… Я смогу, я…

- Даш, - Ро’Грик гладил ее плечи. – Радость моя. Жизнь моя…

- Молчи! – девушка зло вытерла слезы. И ладошкой закрыла ему рот. – Молчи…

- Я думал, что ты будешь ругаться со мной, потому что утром я улетаю, а ты – остаешься.

- Вообще не хочу с тобой ругаться.

Ро’Грик насмешливо хмыкнул.

- Хорошо. Сейчас я не хочу с тобой ругаться. И думать про шииссов. И впадать в отчаяние, потому что мне кажется, что…

- Шшшш. Не надо.

Даша замотала головой. И расплакалась.

Ро’Грик совсем растерялся:

- Ну, Даааш…

А она не могла остановиться, выплескивая ужас, который преследовал ее в мыслях, в снах, в видениях… Безысходность превращалась в слезы, злость на врагов – в отчаяние…

- Слушай, - она вдруг услышала, что ей говорит темный. – Может, пойдем в спортзал?

Даша даже поперхнулась всхлипом. И замерла от изумления.

- Ты меня поколотишь – и успокоишься, - с энтузиазмом продолжил мятежный маршал. - Тебя же это расслабит?

- Дар, ты совсем дурак?

- Только, - он и не услышал ее характеристики, озадаченный выполнением своего гениального плана. – Надо будет тебе на ручки защитные перчатки надеть. Чтобы ты не зашиблась.

- Придурок темный! – завопила Даша.

Кидаться из положения, когда сидишь на кровати, скрестив ноги, а тебя обнимают сзади, поглаживая волосы – очень неудобно. Вот очень. Но… Нет предела человеческому совершенству! Особенно, когда рядом такой гадюк инопланетный! Такой…просто дубовый! Такой… любимый…Темный позволил опрокинуть себя на спину – почему бы не сделать приятное э’тили – если она при этом еще и так потешно пыхтит. И – самое главное – забыла про свои мрачные предчувствия. И перестала плакать!Потянуться вперед, чтобы коснуться ее губ. Нежно, дразнясь. Дотронуться – и тут же отступить. Упасть на подушки, словно бы и подчиняясь. Громко сказать: «Ай!», когда Даша полезла кусать его ухо. Немножко поуворачиваться. Обрадоваться, увидев азарт в ее синих глазах. Завестись… просто до невозможности, потому что уши у темных… это вообще отдельная история… Хотя то, что э’тили рядом, с ним… Ее вздохи, короткий ежик волос, щекочущий пальцы… Маленькие розовые ушки…

- Щекотно! – смеется она.

Смеется! Как хорошо!

- Я тебя люблю… - шепчет он. И тонет в синих глазах, которые Даша сегодня отчего-то не закрывает. Словно старается запомнить…

И он кричит, пытаясь достучаться до своей непокорной женщины:

- Все будет хорошо. Понимаешь?! Все! Просто поверь в это! Я справлюсь.

И она глубоко вздыхает, закрывает глаза. И просто покоряется ему.И это такое ликование – как выигранная битва. Самая важная в его жизни. Даша. Э’тили. Любимая…

Дверь за ним закрывалась медленно-медленно. Нехотя. Словно издеваясь. Или маня выскочить в коридор. Как есть – голая, босая. И завопить, захлебываясь от плача, чтобы он никуда не уходил…Как же мама провожала отца? Как это все можно выдержать?..Может быть, она сама потому и пошла в Военную Академию, чтобы провожали ее. Потому что самой уходить – это проще. Намного проще.Даша приказала себе успокоиться, прогнать дурные мысли. Нельзя. Нельзя так провожать. Примета плохая…

- А какая хорошая? – спросила она у себя самой. И вздрогнула. Разозлилась. И уже громко проговорила, подбадривая себя саму. – А хорошая – пойти и помочь любимому.

Глава шестая

- Прошу великодушно простить меня, претемный лир, - низко кланялся хозяин гостиницы, в которой Ро’Грик обычно останавливался, - но… Мест нет.

Мятежный маршал, бывший начальник генерального штаба Темного Ожерелья и, вообще-то, родственник владыки посмотрел на покореженного жизнью орка с недоумением. Может, ему послышалось. Но, судя по тому, как издевательски хмыкнул за его спиной светлый… нет. Не послышалось.

- То есть вы отказываете мне в заселении?

- Простите, мой господин…

Эл за спиной уже просто давился от смеха. Вот интересно, если вмазать ему с локтя. Да еще и попасть в совершенную светлую морду – будет ему так же смешно?.. Хотя, за те несколько дней, что они летели, Ро’Грик успел оценить бывшего раба. Тот оказался не только прекрасным программистом, но еще и очень неплохим бойцом. Одну треть поединков он у темного честно выигрывал.

- Скажите, - спросил у хозяина гостиницы Эл, - а с чем связано то, что вы отказываете нам в размещении?

Хозяин из бледно-зеленого стал каким-то землисто-желтоватым:

- Понимаете… прибыли высокопоставленные гости. И… Выкупили все номера во всей гостинице. Сказали – чтобы не мешал никто развлекаться.

- Высокопоставленные? – вспыхнул Ро’Грик. Он и не мог себе позволить выкупить всю гостиницу. Разве что люксовый верхний этаж. – И кто же это? Повелитель Светлого леса? Или сам владыка Ра’Хард?

- Нет, ну что вы… Его темнейшества у нас нет. А вот его приемная дочь пожаловала.

- Что за приемная дочь? – улыбнулся Ро’Грик нахальству какой-то самозванки. Весьма обеспеченной самозванки, надо признать!

- Дарья Вереева. Землянка. И охраны из ваших нагнали – страсть одна!

- Дарья?...

«Нет, это не правда, этого просто не может быть. К тому же… Мы ушли в космос раньше!»

- А приемная дочь эта – глазами синими сверкает!

Хозяин наклонился поближе к несостоявшимся постояльцам и тихонько проговорил:

- А волос-то почти и нет. Срамотаааа.

- Значит, «обними меня, мне страшно…», - прорычал Ро’Грик и рванул вперед. К лифтам. Глаза заволокла алая пелена ярости.

Добраться до девчонки. Добраться. И объяснить, что значит играть на его чувствах к единственной. И…Пара темных в черной гвардейской форме просто отлетели с пути разъяренного Ро’Гика.

- Назад! – ревел он.

- Вот что за ненормальный, а… - жаловался хозяин между тем качающему головой Элу. – Слушай, друг! Заклинаю! Уговори его селиться в другой гостинице, а. Вот за что мне это все!

Уже зазвенела сталь. К охранникам у лифтов бежали на помощь их коллеги. Гвардейцы Ро’Грика тоже не остались в стороне. Потасовка принимала все более и более ожесточенный характер. Эл перестал улыбаться. И неспешно направился, чтобы помочь бывшему маршалу.Но дойти он не успел: из потолка на дерущихся хлынула вода. Замечательная, ледяная, смешанная с какой-то химической гадостью, чтобы эффективнее тушить пожар.Темные замерли. И, зашипев, прыснули в разные стороны, как мокрые коты.

- Прекратите немедленно! – раздался возмущенный девичий голос.

- Даша…

- Уходи! – приказала землянка.

На плечо Ро’Грика легла тяжелая рука.

- Пойдемте, лир, я вас провожу.

И темный с изумлением уставился в глаза… владыки Ра’Харда, которые были отчего-то янтарного цвета. Как у большинства воинов из тех, что не относились к аристократии Темного Ожерелья. Да и волосы на макушке были подобраны в косу.

Ро’Грик без разговоров пошел за луром, успев сделать знак своим людям, чтобы они следовали за ним.

Светлый подумал – и присоединился к ним.

Хозяин стонал, обозревая разгромленный холл.

- Мой лир! – гвардейцы рода Ро’Грика смотрели на него с недоумением. – Но вашу э’тили надо отбить…

- Или стоит вернуться под пологами невидимости?

- Вызвать подкрепление?

- Лиру взяли в заложницы?

- А может, это и не она?

- Прекратить разговоры, - скомандовал мятежный маршал, у которого от своих мыслей и дублирующих их вопросов подчиненных просто разрывало голову. – В любом случае это надо решать, не стоя на улице, как толпа каких-то убогих.

Действительно, группа раздраженных темных на фешенебельной улице, зажатой с двух сторон небоскребами, выглядела пугающе. Туристы уже вызвали силы правопорядка. И если бы не жуткая репутация темных – те бы вмешались. Но пока они наблюдали за двумя десятками бойцов – как обычно, в простой черной форме, со смуглыми перекошенными от гнева лицами, пылающими глазами, развевающимися белыми волосами. И лезть к ним не хотелось никому.

- Р’Алур! – зазвучали команды Ро’Грика. – Отель под наблюдение. Здание, возможно, придется штурмовать. Подберите позиции.

Начальник гвардии кивнул. Выглядел он при этом довольно: словно ему так надоел этот Ольк и прочие злачные места по которым они скитались вот уже несколько месяцев, что заварушка представлялась ему просто мечтой. Тем более с достойным противником.

- Наших подтягивать? – только и спросил он.

Ро’Грик кивнул:

- В крайнем случае, взбодрим этот гадюшник. Что-то он меня раздражает.

- Есть! – счастье подчиненного стало просто абсолютным.

- Хижал! – окликнул слугу мятежный маршал.

- С подставного лица забронировал этаж в отеле на соседней улице, - откликнулся тот. – Надо быстрее заселяться, пока хозяева не сообразили, что это мы.

- Слушай, мы же платим, - возмутился темный, быстро начиная двигаться в том направлении, что показал слуга.

- Но и шумим много, - пожилой темный двигался столь же быстро. Остальные держались за ними.

- Да я вообще отель намерен спалить, если нам откажут в заселении.

- Видите. А вы хотите, чтобы они радовались от того, что мы являемся их постояльцами.

- А как иначе?

Хижал открыл господину дверь – швейцар вообще не успел отреагировать.

- Простите, - встретила их хозяйка-землянка с видом вселенской скорби заламывая руки. – Мне очень жаль, но мест нет.

- Вот видите, как хорошо, что мы озадачились их забронировать, - нежно улыбнулся ей взбешенный Ро’Грик.

Хозяйка в ужасе отскочила.

- Отсюда, с крыши можно пробросить тросы на крышу небоскреба, где заселилась лура, - заметил начальник гвардии, который появился в отеле.

- Просто замечательно, - ответил мятежный маршал. И обернулся к портье, который пытался слиться со стойкой. – Подскажите, их люкса на верхнем этаже есть выход на крышу?

Тот кивнул.

- Отлично. Тогда давайте ключи. И поживей.

- Что-то мне не понятна реакция Ро’Грика, - владыка темных тер глаза, полные слез.

- Мой лур! – простонал лекарь, наступая на него с тюбиком, в котором было лекарство.

- Жжет, - удивленно проговорил Ра’Хард.

- У претемного аллергия на контактные линзы.

Даша, вооружившись полевым биноклем, смотрела во все глаза на Ро’Грика и его гвардейцев, что-то бурно обсуждавших внизу, на мостовой.

- Даша!

Она вздрогнула. Отложила бинокль. Если смотреть без него, с пятидесятого этажа, то фигурки внизу вообще казались муравьями.

- Ты рассказала маршалу о своем участии в операции?

- Нет…

- Выйдите, пожалуйста, - обратился владыка к подданному.

- Только после того, как вы позволите мне выполнить свой долг! – бесстрашно ответил темный.

Ра’Хард поморщился. Но позволил оттянуть себе веко – сначала одно, потом второе. И заложить лекарство. Жжение прекратилось почти мгновенно.

- И сделайте что-нибудь с этим! – приказал претемный лур. – Мы не можем раскрывать мою маскировку.

- Слушаюсь.

Лекарь поклонился и вышел.

Ра’Хард повернулся к Даше, которая прижалась носом и лбом к стеклу.

- Мы о чем договаривались на Альраме? – рыкнул он.

- Я… Он пришел. И мы…

- Перестань мямлить!

- Я заснула.

Ра’Хард представил себе, после каких действий был этот сон. И почему Даша забыла обо всем…

- Ну, конечно! Куда уж тут о военной операции думать. О том, что при встрече Ро’Грик подумает, что тебя захватили и попробует отбить. О том, что кто-нибудь может пострадать. Или даже погибнуть!

- Надо предупредить его!

Даша сорвалась и рванула к двери.

- Стоп! – перехватил ее лур. – Теперь поздно объясняться. Мы на вражеской территории. За нами наверняка наблюдают. И – если уж мой маршал в таком недоумении, то я представляю, насколько ничего не понимают наши противники.

Даша опустила голову. Ей было нестерпимо стыдно. Глупая овца! Вместо того, чтобы быстро и четко объяснить темному, она… впала в истерику с последующим романтизмом. На подвиг она Ро’Грика провожала! Дура!!!

- Никаких откровенных разговоров вне этих апартаментов, - распоряжался владыка. – Криим гарантирует, что здесь прослушки нет. Пока, во всяком случае.

Девушка кивнула. Ра’Хард посмотрел на нее повнимательнее. И как он дал уговорить себя на это безумие?! Разрешить девчонке, которая к тому же, мнит себя военным специалистом и обучается – страшно сказать – в Звездной академии! На третьем курсе! Участвовать в военной операции…Хотя, говоря по правде, он согласился потому, что не мог не признать правоту Наташи. Не мог не понимать, насколько важно погружение в вероятность Даши… Он и сам почувствовал, насколько важно все, что будет происходить на планете развлечений. И если уж любимая позволила дочери рисковать жизнью ради победы – то он просто обязан обеспечить безопасность девчонке.Криим, озадаченный тем, что его защиту от воздействия шииссов кто-то смог обойти, отправился с ними. Хотя Морак протестовал – даже условная вероятность того, что лучший инженер мог попасть в руки врагов или погибнуть, приводил наместника Альрама в состояние кипящей ярости.В результате гениальный инженер появился на Ольке под пологом невидимости. Кстати, от этой разработки темных гнома тошнило. Криим бурчал, что инженеры Темного Ожерелья хотят погубить конкурента. Из зависти. Но лекарей к себе не подпускал. Сначала гонял всех, перепрограммируя прослушку, чтоб можно было спокойно жить. А теперь заперся в самой маленькой комнате, которую нашел. Думать.Вроде бы все они просчитали. Скорее всего, Ро’Грика будут стараться похитить. Или не только его, но и остальных темных, с которыми он прибыл. Но противник считает, что столкнется лишь с несколькими десятками гвардейцев.

Даша...

Владыка Ра’Хард покачал головой.Скорее бы вернуть ее матери. Целой и невредимой!

- Вы мне не опекун, а охранник! Вот и не вмешивайтесь в мои дела!

Даша шагнула в лифт. Зеркала в полный рост, которые были в отеле повсюду – в том числе во внутренностях лифта – отразили девчонку-пигалицу с капризно поджатыми губами и горящими раздражением синими глазами. Коротенькое провокационное платье – больше демонстрирующее, чем что-то прикрывающее. Если вспомнить, сколько оно стоило!

«Беее, овцаааа!» - подумала про себя кадет Звездной академии, но старательно продолжила закатывать скандал Ра’Харду. А что поделаешь - приказ есть приказ!Так что начали они еще в клубе, откуда темный ее просто выволакивал. Даша орала про вопиющее своеволие и про то, что «он еще за это ответит!» Надо же было как-то отбиться от «замечательной зажигательной частной вечеринки», на которую ее пригласили.Угу. Ей еще оргии по прилету не хватало.Все было ожидаемо: стоило Даше появиться в популярном клубе и старательно посорить деньгами – как тут же нашлись желающие познакомиться. От смеси масляных и склизких взглядов мутило. Ноги – так просто жгло. А некоторые потные руки очень хотелось сломать.Лифт нежной трелью возвестил, что доставил ее и Ра’Харда наверх. В самые-самые фешенебельные номера.Она гордо прошлась по коридору, по-прежнему демонстрируя мнимому начальнику охраны и всему окружающему миру, если у того возникла вдруг фантазия наблюдать за нею, насколько она не довольна.

«Нет, не лицо, - наткнулась Даша на свое отражение в очередном зеркале, - чисто куриная гузка…»Наконец, дверь в апартаменты, что занимали почти весь верхний этаж, закрылась за ними. Она и владыка оказались на территории, которая не просматривалась.

- Фуууух, - выдохнула начинающий агент под прикрытием. – Это кошмар какой-то!

Скинула туфли на высоченных каблуках. И плюхнулась кресло.

- У них что – производители с травматологами в доле? – проворчала, с тоской вспоминая удобные курсантские ботинки. – Пыточный материал!

- Это тебе не Устав воинской службы зубрить! –рассмеялся владыка, пока вокруг него суетился лекарь, доставая линзы. И сразу обрабатывая глаза мазью. – И не на флаейрах гонять.

- Точно, - опечалилась Даша. – И не на истребителях летать…

- Ладно, - решился владыка Ра'Хард. – Если Тьма даст и эта вылазка закончится благополучно, будет тебе летная практика. В любом объеме. Я распоряжусь. Мои на Двенадцатом флоте Тьмы тобой займутся.

- Спасибо-спасибо-спасибо! – завизжала счастливая девчонка. – ИИИИИИ!!! Я и шоппинг этот проклятый выдержу! И компанию придурков! И…

Лекарь посмотрел на нее с улыбкой, поклонился и вышел.

- И завтра на стриптиз с новыми знакомыми спокойно пойдешь, - пытаясь не чесать глаза и спокойно ждать, пока лекарство подействует, проворчал Ра’Хард. - И членовредительством заниматься не будешь! А то видел я, как у тебя глазки пылали.

- Не буду-не буду-небудууууу! За полеты я на все готоваааа!

- Ты чего так орешь, человек! – к ним вышел Криим. В халате, по-домашнему так. – Тебя через наушники и музыку слышно! А я работаю.

- Что-то нашел на планете?

- Много орков, - назидательно ответил гном, который потихоньку опутывал своими сетями подглядывания и подслушивания Ольк, как до этого Альрам.

- Это и мы заметили, - усмехнулась Даша. – В компании, где я тусовалась – пятеро парней именно орки. Пара из Земного союза. Оба с Вулкана. Один – землянин, да. Но какой-то странный…

- Может, из пиратов? – нахмурился Криим. – Татуировок много?

- Денег много. Мозгов мало. Татушек не заметила.

- Или не пират, еще кто-то. Или свел.

- А вот все девицы, кроме меня – светлые. Неладно что-то в их королевском лесу…

- Главное, что две из них – это те, что преследовали Ро’Грика, - заметил владыка.

- Не то, чтобы я симпатизировал всем этим надменным любителям света и цветочков, - гном требовательно посмотрел на Ра’Харда, - но с ними что-то надо решать. Спятившие светлые – это не то, что надо нашему сектору галактики для спокойной и продолжительной жизни!

- Во-первых, они не мои подданные, - усмехнулся Ра’Хард. – И мое вмешательство в их дела будет расценено однозначно. А начинать войну со светлыми, чтобы спасти светлых… Это, по меньшей мере, не разумно. А во-вторых, с чего вы решили, что они спятили?

Криим и Даша переглянулись. И не нашлись, что ответить.

- И вообще, я голоден. Даша, распорядись, чтобы принесли ужин.

- Слушаюсь.

- Криим, что со слежкой в гостинице?

- Этот этаж я просто обрубил для всех камер. Гвардейцы под моим чутким руководством разбили все. Но, к сожалению, наши этаж тоже не просматривают. Потому что я не дам гарантии, что к камерам никто не подключится по удаленке. Зато теперь, если кто-то хочет что-то узнать – милости просим. Ножками.

- Хорошо. А что по остальному зданию?

- Что-то оставили, что-то разбили. Некоторые камеры я подключил к разным ложным записям. Пусть мозги поломают.

Даша послушала еще какое-то время беседу владыки и главного инженера. И поняла, что все это – удивительно интересно. Но глаза у нее просто слипаются.На этом она распрощалась. Пересекла комнату, потом еще одну. Что ж такое – пока до ванны доберешься, которая примыкает к спальне – заблудишься и впадешь в панику!Душ! Милый! Я иду к тебе!!!

- Шшшшшш, - поприветствовали ее в ванной, стоило ей закрыть за собой дверь. Сердце забилось быстро-быстро: любимый ждал ее. Ро’Грик, для пущей убедительности закрыл Даше рот ладонью.

- Не кричи, - прошептал он ей в ухо. И следом прикусил его. Хотел, должно быть, показать серьезность своих намерений. – Я тебя похищаю! Кивни, если поняла.

Девушка старательно закивала. Получилось радостно. Темный вздохнул, прижал к себе э’тили. Ладони, уже действуя вполне самостоятельно, отключаясь и от команд мозга, и от действительности в принципе, скользнули снизу вверх. Сминая платье, сходя с ума от того, что она приникла к нему – словно о нем, Ро’Грике, и мечтала целый вечер, пока разные уроды мысленно раздевали ее.

- Люблю, - простонала она.

И – как ни странно – это и позволило ему очнуться.

- Перестань, - попросил он. – Ты меня отвлекаешь!

- Так я ничего и не делаю…

И Даша потерлась о него всем телом.

- Невозможная девчонка! – выдохнул он.

И забросил Дашу на плечо. Одобрительно похлопал по попе, которая оказалась сверху.

- Что-то же забыл, - проворчал он. А похлопывания как-то быстро сменились поглаживаниями.

- Дар! – изогнулась из-под его руки э’тили. – Ты издеваешься?

- Стоило бы! За все мои мучения и нервы!

- Я все объясню! – пискнула Даша и решила, что повисеть вниз головой безвольной тушкой безопаснее.

- Так. Выдвигаемся.

Он распахнул окно. И уже склонился, чтобы взять трос, прикрепленный к стене, как вдруг вспомнил:

- Записка!

- Да, Ра’Харда надо бы предупредить, - согласилась Даша.

Глава седьмая

Доски причала были теплыми… В этом-то и была странность – солнце-то давно уже село. И над миром Олька властвовала ночь.А так, если не вглядываться в незнакомые созвездия и не обращать внимание на то, что звезды висят слишком низко и больше похожи на абрикосы и персики, нежели чем на точки… То – Земля Землей.Легкий плеск воды, причал, далеко уходящий в озеро. Звенящие цикады.

- Мне на Ольке нравилось только это место, - тихо сказал Ро’Грик.

- Тут есть все виды развлечений: от шопинга до стриптиза, от боев без правил до легальных наркотиков… А тебе понравился причал?

- Он напоминал о тебе.

Они лежали, обнявшись. И смотрели в небо.А небо смотрело на них…

- Какую звезду хочешь?

- Вон ту!

- Вот эту?

- Да нет же! Вооон ту, видишь?

Ро’Грик обернулся, приподнявшись на локте.

- А ты точно землянка?

- Сомневаешься? – Даша перевернулась на живот и внимательно посмотрела своему темному в глаза.

- Ты знаешь, что звезды – не одинаковые?

- В смысле?

- Одни – предсказывающие, другие – танцующие. Шепчущие звезды. Проклинающие. Счастливые.

- А эта?

- Та, что ты выбрала? Эта – моя любимая. Поющая. Так что извини, ее нельзя. Выбери другую.

- Ни за что! Эту хочу!

- Ах ты…

Он не успел. Девчонка успела первой! Схватила за волосы, пребольно дернула, добежала до конца мостков и нырнула в воду. Ну ничего… Сейчас ты узнаешь, на что способны темные, любители Поющих звезд!Мокрые, усталые, но счастливые они лежали на песке и ждали, пока восстановится дыхание.

- Жадина… - Даша очнулась первой.

- Это еще почему? – Ро’Грик навис над ней.

- Звезду пожалел… Любимой девушке!

- Я пошутил, э’тили… Она твоя!

Они целовались так долго, что озеро решило обидеться. Наверное, оба не заметили, как переместились ближе к берегу - прохладная вода лизнула по ногам. Мышцы затекли, и они пошли вдоль пляжа, время от времени подбирая прозрачные розоватые камушки. Звезды таяли над головой в рассветном мареве, солнце лениво просыпалось.

- И о чем же поют звезды?

- Звезды? О любви…

- Жаль, - вздохнула Даша.

- Жаль… Надо возвращаться, - вздохнул темный, который, пожалуй, именно этой ночью понял, что такое любовь. Не желание обладать. Не невозможность жить без своей избранницы… А то, что земляне выражали коротеньким словом… Которого не было в языке темных. В этом слове жила нежность, но не было того исступления и страха, что обосновалось в «э’тили» его народа. Как жаль, что реальность настойчиво вмешивалась в чувства. И никак нельзя было…Даша прижалась к нему крепко-крепко, словно думала о том же самом.Ро’Грик поцеловал ее в макушку, усмехнулся над собой – похоже, он не только стал привыкать к ее коротким волосам, но и получать от этого удовольствие. По крайней мере, ни у кого такой оригинальной э’тили не было.Бот ждал их на полянке, куда они приземлились несколько часов назад.

- И опять не поговорили, - проворчала Даша.

- Почему? – рассмеялся темный. – Поговорили.

- О звездах. Но мы должны…

- Даш… Я не думаю, что ты появилась здесь из-за какой-то блажи. Я успокоился и понял, что и не ради того, чтобы меня позлить… Ведь так?

- Спасибо, Дар. Просто тогда, ночью, я…

- И Ра’Хард без веской причины не стал бы тебя сопровождать.

Даша внимательно посмотрела в яркие фиолетовые глаза. Надеясь хоть каплю смущения там обнаружить. Но нет. Темный просто рассуждал. И вот что с ним делать…

- Ты совсем замерзла, - обнял ее любимый.

Даша вспомнила, какая судьба постигла ее одежду, как только Ро’Грик втащил ее в бот и установил автоматический режим полета. Короткое платье он изорвал с каким-то жутким удовольствием.

- ОООй…

Она представила, как голой будет пробираться через крышу здания – куда там ее похититель сможет подбросить.И густо покраснела.

- У меня тут была одежда для тебя. И обувь. На всякий случай. Мало ли.

И Ро’Грик откинул одно из сидений. Достал запечатанный пакет с бельем. Комбинезон. И…

- ИИИИИИ!!! Дар – ты просто!!! Супееер!!! Ботиночки!!! Никаких каблуков! Как же я о них мечтала!

Темный кружил девчонку, которая в совершеннейшем восторге кинулась ему на шею. И думал: если бы он успел вытащить из другого ящичка (на самом деле, весьма защищенного сейфа, что был встроен в его личный бот) кольцо с безумно дорогими радужными бриллиантами… Так бы она обрадовалась?

- Что у тебя завтра по планам? – спросил он, когда Даша немного успокоилась и они стали одеваться.

- Стриптиз, - тяжело вздохнула Даша. – Надеюсь, хоть по магазинам отходила.

- Руки я всем твоим новым друзьям попереломаю, - кровожадно сообщил темный.

- Слушай, не подстрекай, - Даша даже попрыгала, настолько удобной была обувь. – Козлины просто! Сама не знаю, как сдержалась.

Ро’Грик рассмеялся.

- Полетели, - печально сказала э’тили. И тут же спросила, с предвкушением. – А ты меня завтра похитишь?

Темный тяжело вздохнул.

- Ты прав. Главное – дело. Прости.

- Может, и мне в вашу компанию затесаться?

- Чтобы это светлые лахудры к тебе ручонки тянули?!

- А говорят, это темные бешеные. И яростные.

- Я не бешеная и не яростная. Я мирная. Просто прикопаю.

- Буду рад обеспечить алиби.

Бот взмыл вверх. Даша вздыхала. Рассвет был прекрасен. Но он ее интересовал мало. А вот шипящее ругательство, которое вырвалось у темного – очень даже.

- Что?

- Бот мне не подчиняется. Кто-то перехватил управление.

- Командир! – в апартаменты, где владыка и главный инженер Альрама мирно соображали по стопочке перед сном, постучали.

- Что еще? - распахнул двери Ра’Хард.

- Там… Внизу… Бесноватые.

- Кто?

- Ну, с которыми Даша в клубе познакомилась.

- А эльфийки с ним?

- Да там целый обдолбанный зоопарк! – буркнул гвардеец. Увидел, как чуть дрогнула бровь владыки. И быстро извинился. И еще стремительнее ретировался.

- Зацепили! – обрадовался Ра'Хард. – Лекаря ко мне. Надо линзы вставить. Даша!

Темный, громко постучав, ворвался в покои, что были предназначены несносной девчонке, которую, очень-очень осторожно, он начал считать своей приемной дочерью.Одна комната. Другая. Спальня. И… Никого.

- Тревога! Заблокировать здание! Никого не впускать и не выпускать!

Мгновенно спальня Даши наполнилась народом.

- Что прикажете делать с теми, что внизу?

- Сообщите, что Даша не выйдет.

- Лур, - командир гвардейцев подал владыке белоснежный листочек бумаги, который лежал на подушке.

Претемный лур прочитал. Пробормотал:

- Каков наглец!

Подумал. Потер слезящиеся глаза. Возмутился:

- И где лекарь? Пусть вставляет эти линзы! Выступаем!

- Куда?

- Изображать штурм соседней гостиницы. Типа там Даша.

- Зачем? – изумился командир гвардейцев.

- Маршал желают привлечь максимальное внимание к пребыванию Даши на Ольке.

Гвардейцы нахмурились.

- Криим! – вспомнил об инженере Ра’Хард. – Объяснитесь!

- Эл, зарраза светлая, - гном был грустным и обиженным. – Он мою защиту обошел. Вот ведь!

- А говорили – гений, - фыркнул кто-то из гвардейцев. – А всего-то… Гном!

- Вы не очень-то свои ошибки на инженерную службу перекладывайте, - рыкнул Ра’Хард. – Патрулирование велось? Велось. На крыше есть посты? Есть!

- Так маршал, судя по всему, не через крышу работал, - один из темных внимательно осматривал подоконник. – Посмотрите, тут крюки и тросы.

- То есть он? – перед глазами Ра’Харда замерцали кровавые точки. – Он подвергал опасности жизнь Даши?!!!

- Его бот завис напротив окна. Он перебрался по тросам в комнату, вскрыл окно. Дальше – понятно. И вряд ли бы маршал не позаботился о безопасности своей э’тили.

- Но его должны были видеть наблюдатели, - владыка подошел к окну, выглянул наружу. – Ладно, полог невидимости. Но открывающееся и закрывающееся окно они не могли не заметить.

Ветер радостно взвыл, приветствуя темного. А тьма тихонько пожаловалась владыке. Она так хотела захватить город развлечений – и по праву: ведь была ночь. Но ее изгнали раз и навсегда светящимися рекламами и разноцветными огнями подсветки. И она недоумевала: зачем? За что?Но Ра’Хард был слишком обеспокоен, чтобы сочувствовать. Он жадно втягивал воздух, словно желая что-то учуять. Воздух его раздражал: он был какой-то ненастоящий, как будто подслащенный. Сделанный таким, чтобы произвести впечатление на гостя и понравиться.

- Проверить посты и засады. Сделайте перекличку снайперов, - приказал владыка.

- Но, мой лур. Секретность…

- Охрана с крыши же не вопит у вас в ухе: «Какого он высунулся?» - как делает всегда?

Лицо командира гвардейцев приняло смущенное выражение. Он хотел было заметить, что его подчиненные столь непочтительно никогда о владыке…

- Работайте. Быстро!

Пара гвардейцев рванули проверить крышу, а их командир нажал несколько раз на мочку уха. Потом, со все растущим беспокойством еще и еще раз.

- Молчание.

- Вы бы откуда начинали штурм небоскреба? - поинтересовался владыка.

- Если б по-тихому, то шли бы в наступление по коммуникациям.

- Логично.

Ра’Хард прошелся по спальне Даши, а командир отвлекся, очевидно, принимая доклад. Потом низко опустил голову:

- На крыше никого нет.

- Обороняться лучше где?

- Тут мы как в ловушке, - признался командир. – Можно просто взорвать первые этажи – и все. Или сверху зайти. На ботах.

- То есть надо уходить.

Командир кивнул.

- Всех с нижних этажей сюда. Будем уходить по воздуху. Один бот под пологом невидимости – на орбиту. К флоту, - приказал Ра’Хард. - Пусть высаживают десант. И пошлите кого-нибудь предупредить гвардейцев Ро’Грика. И сообщите им, что нам нужен кто-то, у кого есть связь с маршалом.

Владыка подергал трос.

- Думаю, этим можно воспользоваться.

Он вздохнул, недовольно посмотрел на веселые, пляшущие огонечки, что пробегали по всему зданию напротив и добавил:

- Криим, собирайтесь. У вас несколько минут.

Даша не успела отреагировать. Или пробормотать растерянно: «А что же нам делать?», как темный откинул ее кресло, и у нее на коленях оказался рюкзак.

- Синяя шприц-ручка, - скомандовал Ро’Грик. Глаза темного горели. Азартом? – Дозу на двойку. В плечо. Потом переставь на шестерку.

Он уже был уже на корме. Откинул панель. И одновременно с вопросом: «Готова?» - переключил два рычага.И метнулся обратно в кресло. Пристегнулся. Тоже откинулся назад.

- Шприц!

- Падаем!!! – испуганно завопила Даша, тем не менее сунув ручку-шприц темному. И почувствовала, как кресло плотно обхватило ее, зафиксировав так, что девушка не могла пошевелиться.

- Конечно, падаем, - зло ощерился Ро’Грик. – Как по-другому в плен не попасть. Я вручную заблокировал оба двигателя.

Их болтало и кружило. Перед глазами у Даши было чернота, в которой затейливо вспыхивали огненные зигзаги. Хотелось истошно голосить – но сил не было. Даже на тошноту.Казалось, это будет вечно. И Даша с нетерпением ждала, когда уже бот вмажется в землю. И все кончится.И все-таки удар стал для нее неожиданностью. Какое-то время она не могла дышать. Ослепла. И перестала слышать. Словно вся сила тяжести обрушилась на нее разом, чтобы раздавать и уничтожить.Потом вернулся яркий свет, от которого слезились глаза. И она услышала:

- Даша… Дашенька…

- А?

К удивлению своему она поняла, что может шевелиться. Темный облегченно выдохнул:

- Мягкой посадки не получилось. Но все живы.

Наверное, это должно было прозвучать с юморком. Если б голос Ро’Грика не подрагивал.

- Подняться можешь? – спросил он. - Надо уходить.

- Если это автоматика, - язык ворочался с трудом, - то нас заблокировали. Внутри.

- Да конечно! – язвительно бросил темный.

Опять дошел до кормы, по пути откидывая крышки сидений, извлекая два рюкзака. Бросил их на пол. Схватился за перекладину, которая шла поперек бота. Нажал большими пальцами две кнопки. Подтянулся. И вышиб ногами заднюю стенку бота.

- Вау! – выразила свое восхищение Даша. Отстегнулась. И попыталась подняться. Ей это даже удалось.

- Выбирайся, - одобрительно посмотрел на нее темный. – Надо уходить.

Но Дашу шатало, как пьяную.

- Понятно, - вздохнул Ро’Грик.

Еще один шприц – помассивнее. Укол себе в основание шеи. Протянул Даше рюкзачок с лекарствами:

- Аптечка на тебе.

На одно плечо он взгромоздил Дашу, на другую – баулы. И побежал.Девушка дышала. Старательно. Очень-очень долгий вдох. Такой же тянучий выдох. Главное – не мешать Дару. Раз уж она ничем не может помочь. И не думать о том, как ее тошнит. Нееет.

Вдооох. Выыыдоооох.

Должно ее отпустить. Должно! Она ведь тренированный кадет третьего курса. Ее учили работать при перегрузках. Она же отобралась для работы на космических истребителях. Ей ли привыкать к круговерти перед глазами?!Да что за черт!Позор какой!Дорога резко пошла в гору. Темный как несся, ритмично дыша, так и не сбавил скорости.Даша совсем взгрустнула. Было просто обидно осознавать, что снисходително-покровительственное отношение к землянкам со стороны темных, было более чем оправдано.Они достаточно долго петляли, пока Ро’Грик не остановился около пещеры. Он осторожно опустил Дашу на землю. Шатаясь, прошел вовнутрь. Сгрузил сумки. И только после этого рухнул, как подкошенный.

- Час. Охранять. Огонь не разводить.

И отключился.Даша обошла пещеру. Было видно, что она была обжитая. Лежанки, одеяла. Она закутала Дара. Его смуглая кожа отдавала зеленцой. Сколько он пробежал? Километров десять? Пятнадцать?Она вздохнула и пошла разбирать сумку. Оружие, боеприпасы. Взрывчатка. Метательные ножи. Меч. Сухпайки…Какой запасливый у нее мужчина!Даша взяла один из бластеров. И уселась у входа в пещеру с биноклем. Постаравшись занять такую позицию, чтобы ее не было видно снизу.Местность была очень красивая. Скорее, предгорья, чем настоящие горы. Внизу причудливым зеленоватым кружевом по белесым камням вилась река. И деревья… Чем-то похожие на земные сосны, тоже с иголочками - красноватыми на концах. На деревья здесь были перекореженные, словно завязанные узлами. Даша залюбовалась на одно из причудливых как бы сосен, похожее на зонтик с выгнутыми наружу спицами. И не сразу заметила, как шевельнулась ветка. И перед ней – ей показалось, что совсем рядом - Даша аж подпрыгнула, теряя бинокль. Потом подняла его и взглянула снова –орк. Как есть – орк!

Глава восьмая

- Странно. Очень странно.

Ро’Грик отложил бинокль в сторону. Потянулся и зевнул:

- Вот уж кого не ожидал увидеть.

Даша во все глаза смотрела на темного, который изумительно равнодушно отнесся к тому, что по их следу шли вооруженные орки: огромные, квадратные. Бледно-бледно зеленые. С гладкой головой, торчащими ушами и сильно выдающейся вперед челюстью.

- За мной, - скомандовал бывший маршал и направился в пещеру.

Даша подскочила. И хвостиком побежала за ним.

- Возьми два одеяла, - кивнул темный на лежанку. Покопался в своем безразмерном бауле. Извлек несколько пластин. И направился к выходу. Закрепил их слева и справа. Набрал цифровые команды.

- Ты готова?

- Так точно, - рефлекторно ответила девушка – настолько темный был не похож ни на капризного истеричного урода, которым он предстал перед ней при первом знакомстве на Земле. Не был он похож и на нежного трепетного любовника, в которого он превратился, стоило ему осознать, что Даша – его э’тили… Сейчас это был командир. Собранный. Сосредоточенный. И, похоже, имеющий план спасения.Ро’Грик посмотрел на нее… Как-то насмешливо-печально. Сунул ей в руки бластер. Рюкзаки на плечи.

- Вперед, - скомандовал он.

Они пробирались вглубь горы. Кромешная тьма, разбавленная только нервным светом из налобных фонарей. Осторожно ставить ноги, но не сбавлять темп, который Ро’Грик сразу задал такой, что у Даши дух захватывало.Где-то капала вода, намного медленнее ритма ее сердца. Спиной она чувствовала, как еще минута, другая – и что-то выскочит из темноты. И упадет ей на плечи…Не думать! Не сметь думать о плохом. Только о том, куда ставить ноги! Левую! Правую! Левую… Правую…Резкий поворот направо. И проход становится уже. И потолок пещеры – вот он. Рядом. Чуть подпрыгнуть. И можно достать ладонью. И – как ни странно – становится легче. Уходит состояние жути. Почему? Даша и сама не знает.

Левой… Правой.Камни под ногами округлые, гладкие. Как большая галька на берегу моря. Умом Даша понимает, что они еще и скользкие. И если бы не специальное покрытие десантных ботинок, бежать так резво они не смогли.Еще поворот. Еще один.Дорога снова расширяется. Но камни вокруг: сверху, снизу и, самое главное, под ногами, становятся похожи на острые зубы гигантского хищного зверя. Острые… Какие острые…Если споткнуться, то они наверняка тебя просто сожрут. И…Все содрогнулось. Даша, не удержавшись на ногах, полетела вперед. Ее перехватил Ро’Грик. Удержал. Обнял.

- Все, э’тили моя, - выдохнул он ей прямо в ухо. – Все. Оторвались.

- Что это было? – Даша так и замерла, зажмурившись.

- Взрыв. И ход из пещеры в глубь горы завалило. Пойдем. Тут недалеко.

И снова вперед и теперь вниз. Только уже не в таком бешеном темпе. Спокойнее.

- Пригнись, - вдруг шепотом командует Ро’Грик. И ныряет в какую-то расщелину. Даша – за ним.

- Полчаса на отдых, - темный гладит ее по щеке.

Даша без сил опускается на камни, приваливается спиной к стене.

- Погоди, - останавливает ее Ро’Грик. – Одеяло подстели.

- Это же шевелиться надо!

Темный стряхивает с нее рюкзак, вытаскивает скатанное одело, расстилает. И перетаскивает Дашу. Потом укутывает во второе.

- Не тормоши меня! – возмущается девушка, не раскрывая глаз.

Беглый маршал смеется. Э’тили приоткрывает один глаз. Как высший показатель возмущения. А потом довольно закрывает. Очень счастливая. Просто потому, что не надо шевелиться.

- Спи, - разрешает Дар. И она проваливается. Куда-то, где очень хорошо.

- Любимая, - шепчет ей сразу же после этого Ро’Грик. – Пора.

Даша тяжело вздыхает. Вот никогда ей сказка про Спящую красавицу не нравилась. Вот спал себе человек и спал. Сто лет! Просто мечта! А все равно добрались, чтобы разбудить!

- Я хотел попросить тебя натереть мне мазью спину. Что-то я разогнуться не могу.

- Только спину? – У Даши глаза сами по себе распахиваются.

- Все, до чего дотянешься…

А голос такой… просто бааархатный.

- Ох, умеешь же ты, Дар, подманить девушку!

Темный негромко смеется.

- Жаль, что ситуация… неподходящая, - ворчит Даша, втирая дико вонючую мазь в напряженные каменные мышцы. С радостью чувствуя, как они становятся мягче под ее пальцами.

- Неподходящая, чтобы оказать первую помощь?

Даша только вздыхает. И с чего темный решил, что она поведется на его подначку?

- Когда я затевался с убежищами, схронами и путями отхода, то не предполагал, что буду спасать тебя.

Темный перехватил ее руку, поднес к лицу, хотел, видимо, поцеловать. Но как-то быстро отпустил. Даша хихикнула. Быстро поцеловала романтичного темного в щеку. Твердую и гладкую. И спросила:

- Слушай, а зачем вообще?

- Развертываться, как будто придется вести боевые действия?

- Ага.

Даша стала разминать мышцы шеи. Ро’Грик зашипел.

- Больно?

- Хорошо.

- Оно и слышно… Волосы придержи. А то все в мази будут, гривастый ты мой!

Какое-то время она обрабатывала шею, а темный издавал страдающие звуки. А потом ответил на вопрос:

- Наверное, привычка. Ну, еще мы маялись от безделья на Ольке. Я тосковал. Вот и развлекся.

- Удачно.

Ро’Грик аккуратно кивнул. Видно, шею еще тянуло.

- А как ты аварию с ботом устроил?

- Орки так несколько раз наших захватывали – вот пришлось придумывать, как быть, если управление ботом перехватили. К сожалению, ничего более э’тилилюбового инженерам в голову не пришло: перекрываю подачу топлива в ручную. И падаем.

- В шприцах – стимулятор?

- Скорее, укрепляющее. Нагрузки же серьезные.

Даша вспомнила, как их крутило. Вздрогнула. И спросила о другом:

- А взрывом сейчас засыпало проход, по которому мы шли?

- Точно.

- Взрывчаткой, которую ты установил?

- Нет. Ее, понятное дело, орки обнаружили. Просто они время потеряли, пока разминировали. А взорвались заряды, которые мы с командой заранее установили. Когда этот схрон обустраивали.

- И куда мы выйдем?

- К боту, который замаскирован с другой стороны этой горы.

- Хорошо придумано.

- Надеюсь, что так оно и есть, - помрачнел темный. – Потому что орки – это не те противники, которыми можно пренебречь.

- Мне показалось – или ты удивился, увидев их здесь? – Даша говорила, борясь с дрожью в голосе.

- Честно говоря, я думал, что тебя пытается захватить какая-нибудь группировка по торговле живым товаром.

- Работорговцы?

- Не совсем. Скорее, они занимаются похищением ради выкупа.

- Но может быть это орки и есть?

- Нет. Орки – прежде всего воины. Им нужна схватка, азарт. Враг, которого можно признать равным. Они таким не занимаются. К тому же это не зеленая поросль. Это – орки-ветераны.

- Орки?

Претемный лур касался кончиками пальцев экрана планшета, раздраженно перелистывая изображения. Трансляция с лестницы, из холла гостиницы. Подвал, лифты…На экране было все тоже: оскаленные зеленые рожи с характерной, выдвинутой вперед челюстью. Мощные квадратные фигуры, с первого взгляда – на редкость неповоротливые.И неподвижные тела темных. Повсюду.Ра’Хард всматривался так напряженно, словно надеялся увидеть что-нибудь другое.

- Может быть, это наемники? – выдвинул предположение начальник охраны.

- Посмотрите, - передал ему планшет владыка.

- Не наемники, - темному достаточно было беглого взгляда. – Регулярные части.

- С чего вы взяли? - проворчал Криим, отвлекаясь от своего компьютера, в котором он ковырялся с того момента, как они погрузились в бот. И куда-то понеслись.

- Нашивки, - вздохнул владыка. – Ни один орк не наденет не свою форму. Это гордость до умопомрачения. Полного. У них за это казнят. Причем свои же.

- Вы позволите? – протянул руку к планшету один из гвардейцев.

- Конечно, Р’Овар. Взгляни.

- Это бойцы Черной бригады. Смотрите, у них характерные шевроны.

Правильно расценив вопросительный взгляд Криима, гвардеец пояснил:

- Отобранные твари. По поверхности планет работают. В том числе и в горах. Специально подготовленные для противодействия нам.

- И вот что они, в нарушение всех договоров и соглашений здесь делают? – забарабанил кончиками пальцев по ручке кресла владыка Ра’Хард. – Ладно бы еще молодняк: с ними даже старейшины не всегда сладить могут. Но эти-то!

Мысли владыки были мрачными: оставить без ответа такое наглое и откровенное нападение на темных нельзя. Следовательно, война в этой части галактики – столь нужная шииссам – все же разразится. И как этого не допустить?

- Мой лур! – удивленно выдохнули разом и начальник охраны и гвардеец.

- Что еще?

- Они ведут себя неправильно!

- Как это?

- Посмотрите – они не добивают наших.

- Если они закачали в воздуховод отраву. И просто уверены, что выживших нет…

Гвардеец взглянул на владыку с…превосходством что ли?

- Бойцы Черной бригады всегда перерезают поверженным врагам горло. Всегда. А потом отрезают левое ухо. Такого еще не было, чтоб…

- Разворачиваемся, - приказал Ра’Хард. – Слишком много вопросов. И орки должны нам ответить на них.

- Но, мой лир! – простонал начальник охраны. Однако, взглянув в глаза претемного, замолчал. И склонил голову.

- Все равно у нас нет толкового плана отступления. Только координаты, которые скинули бойцы Ро’Грика. Значит, сделаем то, чего от нас никто не ожидает.

- Фильтры вставить, - раздалась команда. И тут же обреченное. – Но Ру’Рар меня точно прикончит!

Криим с удивлением обнаружил, что похоронное настроение, что царило в боте с того самого момента, как они стартовали с крыши отеля, уходя от ядовитого воздуха и нападавших, исчезло. Темные подтянулись. Встрепенулись. Обрадовались. Такое ощущение, они сейчас улыбаться начнут. А еще орков называют сумасшедшими! А эти?!Гном посмотрел на владыку. Ра’Хард, действительно, улыбнулся, услышав имя молочного брата, который так любил изображать из себя простого сержанта.

- Максимальная скрытность. Вы, двое, остаетесь в боте. Обеспечиваете безопасность инженера. Уважаемый, - командир обратился к Крииму. – Вы сможете нас вести по зданию?

- Конечно. Зря я что ли камеры установил.

- Нужен надежный канал связи.

- Сделаем.

- Пилоту – готовность стартовать в любой момент. Мой лур?

- Я иду с вами.

Командир лишь вздохнул.

- Передаю частоту, - сообщил Крим.

Темные синхронно поднесли пальцы к мочкам длинных характерно заостренных ушей.

- Мы на крышу? – спросил пилот. – Или протараним какой-нибудь этаж?

- Где максимальное скопление орков?

- На пятом. Они прочесывают здание. Идут снизу вверх. Что-то ищут?

- Или кого-то. Наши ушли?

- Да. Здание пустое.

- Как бы нам проникнуть, чтобы было тихо?

- С этим я вам могу помочь, - сказал Криим. –Смотрите, на каждом десятом этаже установлена система автоматического раскрытия окон. На случай пожара. Чтобы эвакуировать постояльцев. И если к ней подключиться, то… Можно тихо залететь. Там проем четыре метра. Хватит?

- Более чем, - улыбнулся пилот. – Скорость я погашу. Две минуты до высадки. Готовы?

Глава девятая

И снова путь под горой. Снова мечется свет из налобных фонарей, пытается разогнать тьму. Выхватывает то белесые зубья камней под ногами, то жуткое круглое ответвление прохода еще куда-то, раззявленное, как пасть огромного хищника, готового сожрать.Даша вздрогнула, потому что темный направился именно туда – в зубы кому-то. Или чему-то.Узко. Такое ощущение, что горы нарочно сдвинули камни, чтобы раздавить пришельцев.

- Давай назад, - приказал Ро’Грик. – я тут был без поклажи.

Рюкзаки пришлось снять. Темный по одному пронес их и забросил куда-то вперед.

- Теперь ты. – Вернулся он к девушке.

Даша с трудом протиснулась. Темный за ней.

- Погоди, - остановил он девушку, которая наклонилась за своим рюкзаком. – Смотри…

Даша резко распрямилась. И с удивлением посмотрела на темного – что на него нашло? Ро’Грик даже не поморщился, когда свет фонарика мазнул ему по лицу: он любовался. И – Даша это поняла совершенно отчетливо – был счастлив. Странный какой… Позади – погоня, над ними – тонны камней… Она просто чувствовала, как они давят на свод. Впереди – неизвестность и мрак. А этот… темный…

Улыбается, глаза горят огнем почище ее мощного фонарика.Вот ненормальный!

- Замри, - шепчет… И кажется, что горы ему отвечают такими же тихими улыбающимися звуками. – Не бойся. Почувствуй.

И Даша покоряется, зачарованная. Застывает на месте, как живущий под землей сталагмит… И пытается понять… Даже не горы. Любимого…

- Это как возвращение домой… Как улыбка мамы. Как тепло… Это – подземелья, где нет света обжигающей звезды… Где не больно.

- Но ты же из поколения, которое уже смогло приспособиться к жизнь на поверхности. Заново? – удивленно шепчет Даша.

- Конечно. Вообще, предки вышли из пещер задолго до того, как родился я.

- Тогда почему?

- Не знаю. Но я помню – иногда так отчетливо, как будто это было со мной. Боль. Безумие. Безысходность. И Тьму, что приняла нас такими, какими мы стали под взбесившейся звездой Илтарина.

- Илтарина? Но там мама. И…

- Мы назвали наш новый дом именем той планеты, где стали теми, кем стали…

Даша вслушивается в бархатный, тихий-тихий голос. И ей кажется, что Тьма вокруг нее становится… благожелательнее что ли? Или это она сама перестает бояться?Она распахивает глаза. И вдруг понимает, насколько здесь, в подземных чертогах, красиво.Мягкий янтарный свет, казалось, жил своей жизнью.Девушка выключилась фонарь. Но так и не смогла разобраться – откуда свет. Будто прочитав ее мысли, Ро’Грик сказал:

- Это тирь. Светящийся мох. Растет только под землей. Встретить его, говорят, большая удача. Есть примета, что он приносит богатство.

Даша слушала его вполуха. Глаза разбегались, не зная, на что смотреть. Сердце стучало часто-часто.Каменные своды меняли свой цвет от шоколадно-коричневого до светло-желтого через все янтарно-медовые оттенки, которые только можно было себе представить. Даша знала, как красиво в небе, но представить себе не могла, что под землей можно увидеть такое!

- Прости, - смеется Ро’Грик. – Не удержался. Так редко удается побыть в горах. Хотя… Космос – это тоже Тьма. Тоже дом.

И дорога становится легкой. Ужас уже не оттягивает плечи неподъемной ношей. Камни под ногами не стремятся подвести и цапнуть. Да и выход из пещеры оказывается: вот он уже, рядом.Они вываливаются на поверхность, смеются разом, вытирают заслезившиеся глаза. Солнце бьет по ним нестерпимо агрессивно. Даша со стоном облегчения скидывает рюкзак – и чего в начале пути он казался ей легким? Ро’Грик прижимает ладонь к двери серого бота – близнеца того, что они разбили.

- Сейчас отправлю тебя на орбиту – на флагман, - темный забрался в бот. – Есть хочешь?

Он что-то еще говорит про то, как им удалось обвести погоню, вокруг пальца. И выбирается из бота спиной вперед… Беззащитной спиной…А Даша с ужасом смотрела на тварь, что появляется вслед за ними из зева пещеры. И…еще на двух, что выходят, щурясь на свет. Неторопливо. Явно издеваясь. Предоставляя возможность жертвам сполна насладиться ужасом.Спиногрызы. Одно из самых страшных созданий в изведанной части миров. И небольшая вроде бы тварь с вытянутой мордой, чем-то похожая на земных ящериц. Только цвета переваренной жидкой овсянки, которой их любили потчевать на первом курсе, если палили за нарушение отбоя…

- Глаза. Убить можно, попав в глаз.

Голос инструктора зазвучал в ее ушах так отчетливо, как будто старый майор с протезом вместо руки был тут. Возле пещеры.Даша очнулась.Желтые глаза первого спиногрыза горели злорадством.

Меееедленно. Плааавно… На выдохе…Хрип одной твари, бешеный визг оставшихся двух.Даша перекатывается, пытается уйти от прыжка тварей, которые взвились в воздух, стремясь добраться до позвоночника той, кого они наметила в жертвы. Спиногрызы уже распустили присоски на животе – грязно-розовые нити, которыми они обхватывают добычу.Точный выстрел Ро’Грика. Он сумел извернуться. Еще одна тварь падает, скребет камни. И затихает.Даша выцеливает глаз. Но в тот момент, когда она уже готова спустить курок, поразив прыгнувшую на нее тварь, ее с силой отталкивает темный, который становится между девушкой и спиногрызом.

Ро’Грику не хватает мгновения, чтобы успеть выстрелить.Тварь оказывается быстрее.С довольным курлыканьем она оказывается на загривке у темного. Растекается по позвоночнику, выпуская шипы.Темный страшно кричит, падает на землю спиной, стараясь выбить дух из твари, что в него вцепилось. Он, на самом деле, знает, что это – бессмысленно, однако не привык сдаваться без борьбы…И спустя мгновение понимает, что спиногрыз его выпустил. Обмяк. Присоски вышли из ран. Шипы уже не полосовали его спину.Ро’Грик смог поднять глаза. Над ним на коленях стояла Даша, сжимая в руках нож. Который до этого был прикреплен к ноге самого темного.

«Умница девочка...» - успел подумать темный. И потерял сознание.

- И вот зачем ты меня этой гадостью намазала?

- Нас учили, что свернувшаяся кровь спиногрызов – лучшее лекарство от ран, нанесенных ими же.

- Мерзкая вонючая слизь!

- Это кто еще мерзкая вонючая слизь! – рявкнула Даша.

Темный оскорбился. И они оба замолчали.«Ты не дал мне выстрелить. И мы чуть не погибли оба», - жгли ее мысли. Горькие, злые.«Я бы отдал за тебя жизнь, но никого это не спасло. Потому что на подходе было еще полтора десятка этих тварей – на нас выскочили только загонщики».Бот уносил их от пещеры. Девушка успела до подхода основной стаи многое: распороть темному китель, обмазать раны жуткой вонючей розоватой гадостью, вколоть обезболивающее и стимулирующее. Помогла добраться до бота. Всего несколько шагов. Но их еще нужно было пройти…Они поднимались в синь неба под разъяренный клекот стаи, которая не успела чуть-чуть…Ро’Грик передал штурвал Даше достаточно безропотно – девушка только тихо, размеренно сказала, что в Военной Академии их учили управлять десантными ботами союзников. Теперь же бывший начальник Генерального штаба Темного Ожерелья, обмазанный кровью спиногрызов и обколотый сверху лекарствами, лежал на животе – спину жгло невозможно. А руками и шеей вообще было не пошевелить. И мог лишь смотреть на маленькие крепкие ручки, уверенно сжимающие штурвал. Так же уверенно, как до этого стреляли.

- Даш, прости, - тихо сказал он.

- Вот поэтому я и промолчала тогда, ночью. Потому что ты, скорее, запер бы меня, разорался о том, что это бабский бред. Что от меня не будет никакой пользы…

- Твоя жизнь…

- Моя жизнь ничего не стоит, если победят шииссы. Рабыней я уже была. И знаю, о чем говорю.

Ро’Грик вздрогнул. Перед глазами мелькнули и ангар, где выродки-работорговцы продавали Дашу. И ее потухшие глаза. Ее беспомощное: «Помогите…» И – следом – арена, где на землян натравили спиногрызов. Зрелище, так радовало местных. Спиногрызы - небольшие ведь совсем твари, с первого взгляда у тех, кто не знает, кто это, даже опасения не вызывают… Но стоит им распустить щупальца, вонзить шипы и добраться до спинного мозга живого существа, как они начинают расти на глазах. Из приземистого пресмыкающегося – ростом с полторы ладони темного - они, надуваясь, превращались в огромную тварь.

- А откуда здесь спиногрызы? – спросила вдруг Даша.

- На планете развлечений, где все опасные существа частью истреблены, а частью вывезены в заказники? Наверное, оттуда же, откуда и орки.

- То есть орки их приручили? И натравили на нас, когда поняли, что мы оторвались?

- Или их натравили на нас те, кто отправил орков.

- Опять шииссы?

- Спиногрызы не водятся на Ольке. И в секторах, которые контролируют орки, их тоже нет. Это тварь из малоисследованного сектора галактики. В последний раз я видел их на Альраме.

- И кто-то завез их сюда.

Темные организовали себе убежище в горах.

- Кто бы мог подумать, - усмехнулась Даша, делая круг над лагерем.

Острые пики вокруг, подпирающие синеву небес. Но уже никакой зелени. Ветер. И темные. Серые боты, что прибывают и убывают.Даша выбралась из кресла, потянулась. Сели они достаточно мягко, несмотря на то, что площадка была с ее ладонь величиной.К ним уже бежали.

- Мой лир?! С вами все в порядке?

Гвардейцы уже с грохотом распахнули дверь.

- Лекаря, - приказала им Даша. – Мы на стаю спиногрызов напоролись.

- Какое счастье, что вы спасли э’тили, мой лир!

Девушка возмущенно посмотрела на Хижала. Старый слуга уже был рядом и любовался хозяином и его э’тили с таким же умилением, с каким рассматривают розопопых младенцев и пушистых котят.

- Да нет, - печально отозвался Ро’Грик. – Это э’тили меня спасла. Я проявил преступную халатность.

Даша насмешливо хмыкнула, в глубине души очень довольная тем, что темный признал – да еще и перед всеми – ее заслугу в их спасении.Но долго ей понаслаждаться ситуацией не дали: прибежал лекарь, и всех разогнал. Даша выбралась, наконец, из бота.Горы, к которым они летели чуть ли не через полпланеты, встретили ее ледяным сносящим с ног ветром. Даша замерла, не в силах пошевелиться, разевая рот, как рыба, выброшенная на берег. В тщетной попытке вдохнуть…«Обидно как…»

- Да нет у нас кислородной маски, мой лир! Зачем она темным в горах?!

- Надо было думать!

- Можно обойтись и стимуляторами, но сначала надо провести анализы. Потому что, как я понимаю, вы вкалывали лире средства из боевой аптечки.

- А что мне оставалось делать?

В рычании Ро’Грика Даше слышится страх. И ей это кажется настолько неправильным и, пожалуй, даже забавным, что она не может удержаться от смеха.

- Похоже, с кислородом мы переусердствовали.

Когда Даша приходит в себя в следующий раз, то понимает, что она в реанимационной камере, у нее ничего не болит, дышится нормально. И Ро’Грика рядом нет.

- Лир оставил меня присмотреть. Как вы?

Над ней склоняется Хижал.

- У маршала Ро’Грика совет.

И в этих словах Даша слышит печаль.

- Кто? – губы складываются, но звуки не получаются. Просто на них уже нет сил…

- Бот владыки не добрался до базы.

Глава десятая

- По одному никого нет, - голос Криима в наушнике спокоен и деловит. – Орки разбились по трое.

Это, в принципе, было понятно – кто ж будет откалываться от своих на вражеской территории. Более того, это было привычно – орки всегда работали тройками, в отличие от темных. Но сегодня это было печально – уходить после захвата пленного надо было, не привлекая к себе лишнего внимания. Да и вообще – уходить было надо. С захваченным орком и, в идеале, без невосполнимых потерь. Погибших темных за эту ночь было и так…слишком много.Владыка Ра’Хард опустился на колено перед гвардейцем. Как нелепо получилось. Он ведь тоже, как и лур, нашел свою э’тили – ей оказалась одна их преподавательниц общеземного. И женщина тоже ждала ребенка…По привычке претемный коснулся жилки у основания шеи, чтобы через мгновение отнять пальцы и прошептать каноническое: «Мать-Тьма, прими своего верного сына. Он был хорошим воином…»Но, почувствовал, как бьется пульс. Ровно. Четко.Ра’Хард вскочил. Гвардейцы посмотрели на него встревожено.

- Живы, - одними губами сказал владыка. – Посмотрите второго!

- И этот живой, - донесся до его спины шепот.

И стало понятно, что орки так долго делают в здании: они захватывали в плен темных. Им они нужны были живыми. Для чего? И почему это было настолько важно для зеленомордых, что они даже про свои кровавые ритуалы с отрезанием ушей забыли?

- Внимание, команда лура, - объявляет владыка, - вытаскиваем наших. Всех, кого видим. Они живы!

- Орк у нас, – раздается в наушнике. – Такая туша!..

- Бот поднимает еще полтонны. Не больше, - реплика пилота.

- Десять бойцов уйдут по крышам, - принимает решение начальник охраны. – Значит, столько раненых можно догрузить.

- Как оторветесь, дайте сигнал, где вас подхватить. Я вышлю подкрепление. Работаем.

- Есть.

- Орки забеспокоились, - раздается в наушнике у Ра’Харда голос Криима, - трое движутся на вас. Прямо к вам, спиногрызовы наконечники! Рядом.

Владыка поднимает сжатый кулак над головой.Бойцы сгружают пострадавших к стенкам. Сами рассредоточиваются по коридору. Теперь надежда на то, что под пологом невидимости орки их не заметят.Но Ра’Хард слышит гневный вопль командира тройки орков и понимает, что их раскрыли.

- Ра’Хард! - сообщает зеленый по рации своим. – Владыка здесь!!! Не показалось!

Короткая перестрелка – никто ни с кем церемониться не собирается. Мечи остаются для сражения в космосе. На кораблях и станциях не постреляешь – там разметает так, что только пыль останется.А здесь, на планете, лучи бластеров, шипя, пронзают тела.Орки падают мертвыми – темные быстрее. Да и в отряде владыки шестеро. Против троих. Двое гвардейцев отряда «Нарак» только ранены. Неплохой промежуточный итог.

- Живее! – торопит Ра’Харда начальник охраны. – Уходим!

Темные подхватывают раненых. Бегом-бегом-бегом!За поворотом бот. И ждут только их – остальные ушли чисто.Их останавливает шипение за спинами.Тела трех орков разлетаются в ошметки. И следом несется волна: серая, удушливая, прижимающая к полу:

- Покорноссссть… покорносссть… Покорносссть…

Темные рычат как звери и сопротивляются. Изо всех сил. До закипающей в голове крови!Как тяжело…

- Уводите владыку, - кричит начальник охраны, взметаясь вверх и оттуда обрушиваясь на шиисса. Вместо бесполезного бластера у него в руках штырь. Двое темных повторяют его маневр.

Тени, мгновенно обрастая щупальцами-лезвиями, пытаются вонзить их в волосы темных. Они совершают движения, словно пытаются что-то выдрать оттуда. Быстро же они узнали про гребни, гениальное изобретение альрамцев, с помощью которых можно было сопротивляться воздействию шииссов. И не становиться покорной марионеткой!

И как хорошо, что Ру’Рар обратил внимание на то, что гребни слишком легко вытащить! И темные теперь вплетали в волосы тонкую проволоку… с той же самой начинкой от инженеров Криима, что так «радовала» шииссов.Навстречу владыке спешат охранники. Они оттесняют Ра’Харда и своих товарищей, которые тащат раненых, к боту.

- Улетайте, - командует один из них.

И владыка, который жаждет остаться… Вступить в бой, уничтожить проклятых шииссов… Схлестнуться, наконец, с этими отродьями в открытую… Вытащить всех раненых… Он…Берет себя в руки, запрыгивает в бот. И отдает команду:

- Уходим.

Им остается только смотреть на экране планшета, как сражается десяток гвардейцев. Сначала шииссы. А потом смертельные пятнашки с орками, которые успевают подойти…

- Мой лур…

Плеча Ра’Харда касается один из темных.

- Мы правильно поняли – в орков вселились шииссы?

Владыка берет себя в руки и четко отвечает:

- Да. Когда мы убили орков, тени вырвались наружу.

- Следовательно, и в нашем… - кивает на неподвижную тушу темный.

- Велика вероятность. Как вы его обездвижили?

- Стандартно. Длинная игла в определенную точку на шее.

Гвардеец видит удивленный взгляд Криима и отчего-то начинает оправдываться:

- А что делать? Медикаменты на них не действуют, связать и тащить его, пока он будет брыкаться – не вариант. Вот и приноровились.

- Так проблема в чем?

- Если не вытащить иглу через тридцать минут, орк умрет.

- И у нас в боте окажется шиисс. И сколько нам лететь?

Она снова блуждала по пещерам.Только на этот раз по ледяным. И не было в них ни камней, ни бархатной Тьмы. Ни грота, подсвеченного янтарным светом волшебного мха. Ничего этого не было…Было одиночество, дикий холод. Сбитые в кровь босые ноги. Понимание того, что Дар Ро’Грик остался где-то там, за спиной – чтобы дать ей уйти. Попытаться спастись.И были спиногрызы, что загоняли ее. Неторопливо. Неотвратимо. Наслаждаясь ее беспомощностью и ужасом.

- И запомните. Стая, попробовавшая вашу кровь – уже не отступит. Она найдет вас где угодно. Спиногрызы будут показываться перед вами. И исчезать. Давать иллюзию того, что вы оторвались от них. И появляться снова. Снова. И снова. Пока вы сами не рухнете им под ноги, желая, чтобы весь этот ужас прекратился.

Голос преподавателя Звездной академии врывается в мысли Даши и колоколом звучит в ее ушах.

- А как спастись?

Неужели этот дрожащий, задыхающийся голосок – ее?

- Любой из нас, - майор злобно усмехается, - либо жертва. Любо охотник. Кем будете вы – дело выбора. Вашего выбора.

И там, во сне, в ледяных пещерах, ее берет такое зло, что откуда ни возьмись в руках появляется бластер – ну, не могла же она уйти с базы без оружия. Даже если пришлось бежать…Она уже не чувствует ни холода, ни страха.Убить! Уничтожить тварей…Убить!

- Даша… Дыхание мое…

Она распахивает глаза. Видит встревоженного Ро’Грика, который ее обнимает. Чувствует тепло его тела. Понимает, насколько заледенела, словно на самом деле скиталась в царстве вечного холода.

- У тебя и руки холодные. И, - темный бесцеремонно засовывает ладони под одеяло, - ноги!

- Со мной все хорошо!

Горячие пальцы, забывшись, начинают поглаживать ножки, подбираются к коленкам. Становятся шаловливыми. И…

- Дааар! – девушка делает большие глаза, намекая на то, что они в госпитале. С незакрытой дверью! Ро’Грик не желает понимать, и кадет Вереева шлепает его по рукам. И, изгнав нахальных захватчиков, поплотнее заворачивается в одеяло. – Еще не хватало, чтобы кто-нибудь зашел!

- Прости… - темный прижимается лбом к ее щеке. Замирает на несколько секунд. Потом отстраняется, марширует в коридор и там командует кому-то. - Увеличьте температуру в палате лиры!

Даша не успевает его остановить.

- Не надо было, - темный целует ее макушку.Даша переплетает свои пальцы с его. И тихонько шепчет. - Мне просто сон приснился. Страшный.

- Сон? – спрашивает Ро’Грик.

Ей так важно рассказать ему все, что привиделось, чего она страшится, но… Она не успевает, потому что торопится заговорить о своем:

- Я к тебе с хорошими новостями! Владыка объявился, он со своими гвардейцами захватили орка. Работаем с ним, перспективы очень хорошие.

- Так почему орки напали на нас?

Но Ро’Грик ее не слышит. Он убедился, что с Дашей все в порядке, адаптация к высокогорью идет своим ходом. И – мысленно уже перенесся в высшие материи планирования и тактических мероприятий.

- Я тебя люблю! Ни о чем не переживай.

Маршал доходит до двери, что-то бормочет себе под нос. Разворачивается. И возвращается.

- Дар! – ликует Даша. Он вернулся, чтобы с ней поговорить!

- Я не поцеловал тебя.

Его поцелуй шептал о звездах, обещал раскрыть самую большую тайну: куда все-таки ведет Млечный Путь. Просил забыть обо всем, ни о чем не думать, а только пить, пить, пить его губы, чувствовать биение любящего сердца. Которое стучит так, будто звезды мерцают в черном небе. И можно все забыть. Все-все-все! И неважно, что ей привиделось…Он и сам забыл обо всем, кроме любимой, что прижалась к его груди. И только противный писк в ухе и насмешливый голос владыки вернул темного к действительности.

- Прости. Мне пора. Я тебя люблю.

Даша смотрела, как любимый уходил. Хотела окликнуть, чтобы сказать, насколько он ей дорог, что она не представляет жизни без него, что… она даже не ожидала от себя таких острый, таких умопомрачительных чувств…

- Дар… - вырвалось у нее.

Темный замер, не поворачиваясь.

- Спиногрызы нас могут выследить?

Ро’Грик рассмеялся:

- Даааш! Ты же сама бот вела. Вспомни, сколько мы летели. Мы ушли очень далеко на север от того места, где их встретили.

От снисходительных ноток в его голосе хотелось драться.

- Не переживай.

- Зарраза!

Девушка нашарила тапки под кроватью и метнула вслед этому…маршалу.Не успело метательное оружие имени Даши приземлится, как дверь в палату снова отворилась. И на пороге появился старый слуга маршала – Хижал. Он с насмешкой посмотрел на девушку, которая от стыда просто не знала, куда себя деть. Это надо – такая ребяческая выходка!

- Простите…

- Ничего, - улыбнулся старик-темный. Поднял летающие тапочки и понес их к кровати. – Лиру придется научиться вас слышать.

- А мне?

- А вам, лира, принимать своего мужчину таким, какой он есть.

- И вот как это у мамы получается? - проворчала Даша.

- Посмею заметить, что командор Вереева – очень мудрая женщина.

- Даже спорить не буду.

- И, исходя их того, что у вас хорошая наследственность, думаю, что и у вас получится.

Даша рассмеялась.

- А теперь рассказывайте, - посерьезнел Хижал, - что вы видели в вероятностях? Вы же туда провалились…

Глава одиннадцатая

- Как вы себя чувствуете, уважаемый?

Орк разразился лающим смехом, похожим на кашель.

- Зря смеетесь. На самом деле, для нас очень важно ваше хорошее самочувствие. С шииссом, что внутри вас, иметь дела совсем не хочется.

- Поэтому и допрос вы ведете в госпитале?

- Увы. Вы нам нужны живым и здоровым – слишком много вопросов. И, можете мне поверить, ответы на них нужны не только темным, но и оркам.

- Все-таки ваши лекари – это отрыжка шииссов! Опять иголки воткнули? Я тела своего не чувствую, только языком ворочать могу. И все.

- Они так даже меня обездвиживают, когда лечат, - доверительно пожаловался орку владыка. – Чтобы я им не мешал.

И Ра’Хард с довольным видом оглядел лежащего на животе огромного орка, на шее которого был просто воротник из длинных медицинских иголок. Мда, лекари постарались на славу. Все-таки беседовать с орком в том виде, в котором его доставили на базу: с руками и ногами, притянутыми к затылку крепкой веревкой да с кляпом, чтобы не орал – было не совсем удобно. А так: лежит. Пошевелиться не может. Но говорит. Просто мечта.

- Что же меня к стене не приковали? – орк улыбнулся. Получилось жутковато. Зубы были такие, что темному показалось – были бы цепи – точно б перегрыз.

- Да вот не озадачились как-то пыточные на базе разместить.

Орк возмущенно и даже с осуждением посмотрел на владыку.

- Это не является проявлением неуважения к вам, как к любимым врагам, - правильно понял его Ра’Хард. – Просто не ожидали с бойцами-орками пересечься. Хотя, с другой стороны, пытать вас, как и держать в цепях, достаточно бессмысленно. Все равно вы предпочитаете смерть предательству.

- Орки – бойцы! – выкрикнул пленный.

- Ничуть в этом не сомневаюсь. Поэтому принимаю вас именно таким образом. Нам же надо поговорить спокойно. Кстати, ваши бойцы, что додумались натравить на мою приемную дочь спиногрызов – тоже как-то погорячились.

- Спиногрызов приручили не мы.

- Шииссы?

- Они самые. Мне кажется иногда, что они похожи.

Ра’Хард покачал головой, потом проговорил:

- И все же спиногрызы – это слишком.

- Это же война…

- Только я не помню, чтобы нам ее объявляли. И что-то мне подсказывает, что ваши старейшины будут неприятно удивлены, узнав, что Черная бригада ее развязала. Да еще и на планете развлечений.

- Есть случаи, когда просто надо погибнуть. И наша кровь, перемешанная с кровью врагов, искупит все.

- Только на этот раз не мы вам враги.

- Все правильно, ушастый. Все правильно. Но выхода у нас другого нет.

- Шиисс внутри вас?

- И внутри каждого бойца бригады.

- А те, кого послали за маршалом и девушкой?

- Мне кажется, что они обезумели. Противостоять шииссам – это тяжело.

- То есть на Ольке в данный момент шесть тысяч этих тварей. Ведь столько орков в вашей бригаде?

- Да, враг мой.

- Зачем?

- Война. Им нужна крупная война, в которую ввяжутся все. Плюс – хороший способ захватить темных. Особенно им нужен ваш мятежный маршал. Шииссы просто помешались на Ро’Грике.

- И кто кем руководит? Орки – шииссами. Или паразиты – вами?

- По-разному. Кто остается собой. Многие становятся безумцами. Некоторые – покоряются.

- А в твоем случае?

- В моем… Я – это я.

- Почему шииссы просто не разорвут вас, если вы продолжаете сопротивление? И не выберутся, чтобы поискать тело посговорчивее?

- Мне кажется, мы оказались для них ловушкой, - тяжело вздохнул орк. – Они могут нас мучить, но выбраться наружу у них получается, только когда мы погибаем.

- И мысль о том, чтобы вышибить себе мозги, вас не посещала?

- Это же означает проиграть.

- То есть – нет.

- Кто-то оказался слаб. Но мы убили каждую тварь, что вырывалась из тела нашего брата.

- Город. Что в нем?

- Резня. Ваши боты, кстати говоря, так и не поднялись. Мы захватили всех темных, что вы отправили за помощью.

- Мои гвардейцы?

- Кому как повезло.

- И что думаешь делать ты?

- Просить о милости тебя, моего злейшего врага.

- Ты хочешь погибнуть в бою?

- Это хорошая смерть, - ответил орк.

- Я согласен, - склонил голову Ра’Хард. – Только сначала тебя обследуют мои специалисты.

Надо отметить, что компания в палату ввалилась престранная. Светлый самых чистых кровей – только у них бывают такие омерзительно-правильные рожи. Гном – рыжебородый, немолодой и, такое ощущение, что пьяный. И темный. В белом комбинезоне лекаря. Судя по косичкам, а не по распущенной гриве, которой так любили щеголять отродья Тьмы – молодой совсем. И не родовитый.И похоже, этот медик чувствовал себя не очень комфортно в таком странном соседстве.

- Да не проблема шиисса этого долбанного вытащить! – горячился гном. – Вон, введем эту тушу в состояние клинической смерти. И никуда не денется – сам выскочит! Только орка со стен заколебемся соскрябывать!

- Слушай, ты, помет подземелий! А ничего, что о твоих планах не только я узнаю, но и эта тварь внутри меня?! – возмутился орк.

- Да пусть слышит! Все равно вытащим!

- Слушай, ты! Мне ваш владыка бой обещал!

- Будет тебе бой, - отмахнулся гном.

- Погоди, Криим, - остановил его светлый. – Скажите, уважаемый, когда шиисс к вам подсаживался, как это выглядело?

- Дым, забивающий ноздри и рот. Боль.

Медик, тем временем, разворачивал над орком аппаратуру, подключал датчики.

- Вот что такое шиисс? – не унимался гном. – Это энергетический паразит. Следовательно, его можно поймать в энергетический кокон. Эл, а это идея!

- Какого рода энергия? – голос светлого был недовольным.

- Так откуда ж я знаю! Я ж эту тварь живую не исследовал!

- Вот! А ты говоришь…

- Помолчите оба, - вдруг неожиданно рявкнул на них темный, к которому орк почувствовал почти симпатию. Вот это нормальный враг. Не то, что это… Озабоченные!

- Что там, Ре’Лег? Видно?

И гном, и светлый подскочили к экрану.

- Да. Диагностический комплекс вы усовершенствовали замечательно, - вынужден был признать темный.

- Так это ж у нас времени почти не было. Все на коленке! – от избытка чувств гном хлопнул лекаря по спине.

- Смотрите, - остановил его темный. – Вот это черное, что впилось в позвоночник, переплелось с ребрами – это оно?

- Как вы терпите это? – в голосе светлого было сочувствие.

- Каждый орк – боец, - прохрипел пленный. Тварь внутри него начала движение. – Мы не сдаемся.

На самом деле, под иголками темного лекаря, что ввел его тело в паралич, орк отдыхал. Не было изматывающей разрывающей изнутри боли – то невыносимо-острой, то тянуче-нудной. Не было сводящего с ума, шипящего шепота в мозгу: «Покорисссь…»Были лишь странные темные и не менее странные светлый с гномом, которые хотели помочь.А вот сейчас шиисс забеспокоился – видимо, ему совсем не понравилось происходящее. Орк, несмотря на боль, оскалился.«Не нравится, тварь?! Все равно сдохнешь!»Позвоночник скручивало, как будто его переплели с колючей проволокой. И как следует ее потом натянули.

- Шиисс подключился к нервным окончаниям, - услышал орк встревоженный голос лекаря. – И просто убивает орка.

Грохот в палате. Голос Ра’Харда:

- Все вон! В вас он может вселиться!

«Жаль, не удастся умереть в бою… А мне ведь сам владыка обещал… - мелькнула мысль и стала затухать.

- Ре’Лерг! Вас это тоже касается!

- Погодите, мой лур!

Тон у лекаря был такой, что похоже даже шиисс от изумления на доли мгновения замер.А потом орк почувствовал, как ему что-то вонзилось между лопаток. И он закричал. Потому что следом за этим у него стали разворачиваться чьи-то крылья. Внутри…

- Сейчас… - бормотал лекарь. – Сейчас…

Что-то острое пробило позвоночник. Это было ни с чем не сравнимое облегчение. «Крылья» со гневным шипением вырвались наружу.

Крик:

- Не подпускай его к лекарю!

И следом, облегченное:

- Ре’Лерг, а что вы сделали?

И шелест, похожий на опавшие листья…Орк очнулся в диком удивлении. Потому что живой. Над ним чем-то звякали и булькали – пили что ли?.. А лекарь – о! он теперь этот голос до конца жизни помнить будет – ворчал:

- Вот шли б вы отсюда, а?

Орк прислушался к себе. Ликование затопило его. В теле его больше не было паразита. И он был один.

- Только пока без резких движений, - предупредил его лекарь. И косички на его темной голове воинственно встали дыбом.

- Какие там резкие движения, - рассмеялся гном. – Ты ему, похоже, позвоночник перебил.

- Во-первых, - с достоинством отвечал лекарь, - это не так. А во-вторых, я перебил, я и вылечу.

- Что со мной? – прохрипел орк.

- Вот и нам интересно, - меланхолично ответил светлый. – Вот мы и не уходим. А уважаемый Ре’Лерг нам ничего толком объяснить не может.

- Наверное, ему Ра’Хард запретил. Государственная тайна. И все такое!

Гном опять забулькал фляжкой. Сначала себе в крышечку, потом светлому. Лекарь привычно отрицательно замотал головой. Орк заметил, что косички трагично поникли. Похоже, его спасителю хотелось выпить не меньше, чем ему самому. Рыжебородый заметил взгляд болезного. И протянул фляжку.

- Да вы что?! – взвился лекарь.

- Как вам удалось? – спросил орк.

- Я и сам не понял, если честно.

Ре’Лерг отошел от них, повернулся спиной. Зазвенели, утешая его, иголки, которые темный перебирал.Орк поежился. Спина болела, как и шея. Но двигаться – пусть даже и осторожно – он мог.Все ждали продолжения речи от лекаря, а он молчал.

- Погоди, - вдруг насторожился светлый. – Ты что, серьезно? Тебе же сейчас привезут штабеля орков. Ра’Хард и его маршал вышли на охоту.

Лекарь совсем поник.

- Ну ты даешь! – восхитился гном. – А так уверенно иголки втыкал.

- Это было словно наитие, понимаете. Мы же уже знаем, что шиисса можно убить, воткнув ему что-то узкое, тонкое и длинное туда, где у нормальных существ глазные впадины.

- И ты это сделал! – восхитился орк.

- В мониторе я увидел – очень приблизительно, надо отметить, что-то круглое. Оно прижалось к шейному отделу позвоночника пострадавшего.

- И ты вонзил туда две иглы.

Ре’Лерг печально кивнул.

- А потом понял, что эта тварь раздирает орка. И я взял полую острую трубку. И воткнул между позвонков.

- И тень воспользовалась пробитой дыркой, - восхитился орк.

- И рассыпалась, - гном отсалютовал крышечкой и выпил.

- А что тебя печалит, Ре’Лерг?

- Мне же коллегам план операции составлять! Что - куда – в какой последовательности. И жизни зависят от того, туда я иглой попаду или нет. А если это случайность?

- Спокойно, - остановил его орк. – Все получится. Ты не представляешь, как шиисской твари не нравилось то, что ты с ней делал. И другим не понравится, будь уверен.

- Но жизни…

- Орки – воины! И одобрят твои действия!

В палату заглянул Хижал.

- Где мой господин?

- Он с гвардейцами, как и владыка, отбыли за орками, - доложил ему гном. – Есть возможность вытащить из них шииссов. А что?

- С помощью спиногрызов можно выследить нашу базу? Их можно натравить, скажем, на Дашу?

Глава двенадцатая

- Что делать с этими, мой лур?

Боец склонился над молодыми людьми, которые попадали там, где стояли – около мягких диванчиков в холле отеля. И до сих пор не пришли в себя после атаки усыпляющим газом.

- Красавцы, - усмехнулся владыка

Пяток орков в преувеличенно-богатых одеждах. Трое землян. И пара очаровательных светлых. Все, с кем Даша познакомилась в клубе – лежали здесь.

- И не скажешь, что скандалисты, - покачал головой гвардеец. – Сейчас такие…дети еще.

- Живы?

- Так точно.

- Добавьте дозу снотворного, чтобы не очнулись – и в бот.

Объединенные силы владыки Ра’Харда и маршала Ро’Грика уже практически очистили от орков отель. Зашли сверху, с крыши. И так – пятьдесят этажей вниз.Их прикрывали бойцы на улице, которые взяли под контроль целый квартал. И сдерживали орков, которые рвались на помощь своим. Их выкашивали патронами со снотворным – и тоже грузили в боты.Несколько часов. Несколько тяжелораненых. Хвала Матери-Тьме, без убитых. Несколько сотен вывезенных орков.Но снотворное уже на исходе. Да и темные устали.Ра’Хард морщился. Несмотря на успех, они так и не узнали, куда вывезли захваченных темных. Но ничего – главное, чтобы они были живы. А там – он эту планету «развлечений» по камушкам разберет!

- Мой лур, разрешите доложить!

В холл ворвался маршал. Волосы развеваются. Глаза горят. Доволен…

- Слушаю вас, - ответил владыка, а сам подумал, что эту комедию с изгнанием пора заканчивать. Свою вину бывший начальник Генерального штаба искупил. С десантниками и их командиром Ро’Ольдом, которого Ро’Грик ранил в припадке боевого безумия…можно что-нибудь придумать… Мда, думается, что шииссы всех помирят. В любом случае, нечего темному, что связан с его приемной дочерью, негоже непонятно где скитаться. К тому же, разведчика из маршала не вышло.

- Мы обнаружили хозяина отеля. Прятался в подсобке, - докладывал между тем Ро’Грик.

Сгорбленный, худой орк, так не похожий на своих огромных соплеменников, поминутно кланялся и благодарил за спасение.

- Подойди сюда, - приказал владыка. – Скажи, ты знаешь что-нибудь о том, куда…

И вдруг обратил внимание на то, каким торжеством сверкнули глаза хозяина. Это было так… странно, что…Тела парней-землян и девушек светлых разлетелись. Пять шииссов оказались перед темными.Гвардейцы уже привычно взмыли в воздух. Тени ощерились лезвиями.

- Прикройте лура! – крик начальника гвардии владыки.

Ра’Хард отмахнулся от кого-то из своих и выстрелил в хозяина отеля. Пусть пока поспит. А потом и поговорим. Вопросов к этой твари у него была масса.Крики дикой боли. Темные покатились по полу, а шииссы окутали их. И исчезли.

- Снотворное! – приказал Ра’Хард, стреляя и стреляя.

Но было поздно. Шиссы вырвались из растерзанных тел гвардейцев и заклубились около следующих. Одним из которых был Ро'Грик.Одно биение сердца – и они снова исчезают в телах темных.

- Залп! – кричит владыка. И успевает попасть в корчащегося от боли маршала, которого изнутри разрывает шиисс.

Они все же успевают. И пятеро темных падают на пол. Живыми. Но с паразитом внутри.Ра’Хард выпускает еще один заряд в спину каждому, внутри которого засел шиисс. Целит в то место, куда лекарь вкалывал свои длинные иглы.Твари внутри перестают биться.

- Наших в бот. Командуйте: мы сворачиваем операцию. Надо разобраться, что происходит. И почему не подействовали плетенки гномов. У всех же темных есть защита от вселения шииссов?

- Так точно, - отвечает начальник охраны. И кивает на Ро’Грика. У того в волосах, заплетенных над висками, серебрится проволока.

- Ее же сделали из гребней, разработанных альрамцами?

- Да, мой лир.

- Уходим. Дождемся подкрепления. Разберемся и продолжим.

Спиногрызы живут стаями. И всегда находят тех, кто нанес вред одному из них.И она ведь это знала… Так чему удивляется? Разве, что тому, что не вытребовала себе бластер. И стоит дура-дурой. Беззащитная.А на нее с издевательским вниманием смотрит спиногрыз. Он один. Однако значительно крупнее тех, что напали на нее и Дара в пещерах.Ящерице-крокодило-бультерьер. Цвета клейстера…Серый коридор госпиталя. И не сказать, что темные обустроили его в пещерах. На вид – обычный космический корабль…Какие глупые мысли лезут ей в голову.Спиногрыз не нападает. Даже не распускает жуткие присоски. Просто смотрит. Но Даша знает – стоит ей шевельнуться или позвать на помощь – как тварь прыгнет.Жертва… Она жалкая жертва.

- Хочешшшшь житттть?

В голове звучит голос, от которого хочется упасть на колени. И покориться. Желтый глаза спиногрыза загораются… любовью, что ли?!!А за его спиной возникает шиисс.Черная клубящаяся тень.

- Життть… Родить ребенка. От своего Дара… Мы дажжже это позволим.

- Что с ним?! – кричит Даша. Теперь она не боится ни спиногрыза, ни его присосок. Ни жуткого хозяина.

- Он – один из нассссс!

- Нет!

- А спиногрызы пройдутся по оркам. Внутри каждого ведь спит нашшш брат. И здесь не останется никого в живых.

Даша закрывает лицо руками. Бластер! Всего-то нужно было вытребовать бластер. И хотя бы уйти в бою!

- Видишшшшь, хорошший день.

- Да! – довольный голос. И сначала рассыпается в лохмотья шиисс. А потом добивают его послушного зверька-спиногрыза.

И оказывается, что коридор полон темными. К Даше торопится кто-то. Только спустя какое-то время она понимает, что это – Хижал.

- Простите, лира! Мы прислушались к вашим словам. И были готовы. Но вас…

- Вы использовали меня, как приманку?

- Подумали: узнаем что-нибудь от твари, что к вам так настойчиво пробиралась.

- А предупредить?

- Простите.

Но Даша вспомнила слова шиисса и всполошилась:

- А с Даром что?

- Владыка успел усыпить его. Сейчас лекари извлекают шиисса. Надо подождать. Им сейчас мешать не следует.

- Орки?

- Живы. Здоровы. Спиногрызы до них не добрались.

- То есть шииссы пустили прирученных тварей по нашему следу. И так они нашли это убежище?

- Выходит, что так, моя лира.

- Но как?

- Может, посадили во флаейр и летали, пока тварь не стала скулить и рваться? – предложил свой вариант Хижал.

- Ро’Грик… Дар же говорил, что на темных стоит защита от проникновения шииссов.

- Стоит. Но сегодня в пяти случаях она не сработала.

- Отведите меня к нему!

Мятежный маршал Дар Ро’Грик выглядел скверно: смуглая кожа отдавала зелено-желтым. Черты лица заострились.Дашу заколотило. Сил не было даже на крик. Она покачнулась – ее подхватил Хижал.

- Он жив, лира, он жив! – торопливо заговорил Ре’Лерг. – Я сам извлекал паразита из маршала и с уверенностью могу сказать, что операция прошла успешно. Если вы еще отобьетесь от ненормального разгневанного гнома, который пытается понять, почему его защита не сработала – то все будет хорошо.Косички темного печально повисли.

- Я бы рекомендовал вам забаррикадироваться. Правда, не уверен, что это поможет.

- А владыка? – снова занервничала девушка.

- Допрашивает пленных, - с гордостью за своего повелителя сообщил им лекарь. – Устанавливает контроль за планетой. Претемный не ранен. Я сам его осматривал.

- Подкрепление прибыло, - с довольным видом сообщил Хижал.

- Штурмовики высадились буквально несколько минут назад. А сейчас простите. Много работы.

Старый слуга организовал Даше вторую кровать в палате. А сам принес себе кресло. Чем-то похожее на трон. Уселся в него. И, кажется, что даже и задремал.

- Хижаааал? – Даша никак не могла успокоиться.

- Да, моя лира.

- А как это – прибыло пополнение? Я так поняла, что боты, которые направлялись за ним, перехватили. Ро’Грик отказался от идеи меня отправлять на корабль, потому что взлетать было опасно.

- Все так. Но! На планете находится владыка.

- И что?

- Код обеспечения безопасности другой. Если на связь в течение суток не выходит начальник охраны, то операция по спасению развертывается автоматически. И предполагает захват планеты, подавление очагов сопротивления. И тому подобные полезные мероприятия.

- Ага… - глубокомысленно проговорила Даша. Взяла за руку любимого – кровати поставили совсем рядом. И…

Самое обидное, что она проспала тот момент, когда очнулся Дар.

- … Оказывается, на Ольке было боевое крещение тех шииссов, которых удалось вывести из темных, - тихонько говорил Ра’Хард. – Именно они пробили защиту, созданную альрамцами.

- Получается, что подобным тварям мы противостоять не можем…

Ро’Грик говорил, а сам поглаживал пальчики Даше. И она решила не раскрывать глаза. А что? Хорошо, любимый рядом. И узнать что-то новое можно. А она ооочень любознательна!

- Не думаю, что все так безнадежно. Во-первых, подобных шииссов очень и очень мало.

- Счастье-то какое! – проворчал Хижал.

- Во-вторых, злобный Криим клянется, что то, что защита против шиииссов сбоя больше не даст.

Мужчину негромко рассмеялись.

- И в-третьих, я дал приказ пустить в массовое производство оружие, которое усыпляет. И дает возможность доставить пораженного к лекарям.

- И заряды к ним, мой лур. Вот сегодня мы как раз столкнулись с тем, что их не хватило! – теперь в голосе Ро’Грика было воодушевление.

- Да мы много с чем столкнулись сегодня. И с прирученными спиногрызами в том числе. И с хозяином гостиницы, который настолько ненавидел своих соплеменников, что предал всех. И сам пошел на контакт с шииссами. Благодаря этому «услужливому» существу они на Ольке и окопались.

- Главное, что в живых остались. И…Даша… Если бы не она – план шииссов со спиногрызами вполне бы удался.

И совсем нежно:

- Любимая, раскрывай глазки. Хватит так бессовестно подслушивать.

- А можно подслушивать совестно? – заинтересовалась Даша.

И все рассмеялись.

- Мой лур!

В палату вбежал начальник охраны.

- Что? – подскочил Ра’Хард. – Наташа?!!

- Лура рожает…

- Ооооой, - тихонько сказала Даша.

Эпилог

Наташа прижимала к себе малыша, который озирался вокруг ярко-фиолетовыми глазами. В них было задумчивое любопытство. Надо же… Не плачет.Хотя темно. Даже вблизи ничего не видно. Только мягкая, уютная, бархатная Тьма. Уютная? Да. Отношение землянки к Тьме поменялось. Она чувствовала как спокойно, ровно бьется сердечко сына. Ему хорошо. Он – дома…

- Посмотри на меня, - Торн мягко вывел ее из задумчивости.

Наталья подняла глаза на мужа, и в ту же секунду где-то внизу, под ногами вспыхнул свет, запел фиолетовым рассветом, ручейками потек по прожилкам черного камня удивительной красоты…

- Э’тили… Дыхание мое… Посмотри на меня, - шепнул темный и накрыл ладонью ее губы, чтобы любимая не вскрикнула, не спугнула…

Они стояли друг напротив друга, а их волосы медленно переплетались между собой по обеим сторонам, да так тонко и затейливо, что тень от них паутинкой затанцевала по мерцающим стенам. В руках Тора появился нож. Сверкнул, ослепил. Малыш вскрикнул, но не от страха, а скорее от восторга. Надо же…Он…

- Смотри! Он улыбается…

Темный улыбнулся в ответ, коснулся острия ножа подушечкой пальца, затем быстро, стараясь причинить как можно меньше боли, уколол пальчик возлюбленной.Две рубиновые капли поплыли в воздухе, будто две рыбки, кружа вокруг друг друга.Наташа забыла, как дышать, когда капли соединились, расцвели алым лотосом, а потом звездочкой упали на плечо их сына, оставив родимое пятнышко…

- Торн! Что это?

- Тьма приняла нас. Мы переплели судьбы. И теперь ты будешь жить долго. Столько же, сколько и я.

- А родимое пятно? - Наташа озадачено смотрела на плечо сына.

- Не знаю, - вздохнул Торн. – Такого никогда не было. У темных такого просто не бывает.

Наташа рассмеялась, обнимая сына. Уж про то, чего на свете не бывает, она могла рассказать! Например, про Торна – владыку темных, что вытащил ее из ледяного кокона, в который она забралась. И сделал ее счастливой. Или про вероятности – кружева из небыли и были, что давали им возможность увидеть вариант будущего. А еще…Наташа приложила ладонь к стене пещеры. И тихо произнесла:

- Спасибо…

Торн обнял ее. Поцеловал в макушку. И повел из Пещеры предков.

- То есть родинок у темных нет? – спросила у него Наташа, когда они оказались дома. - Ну да, у тебя так их точно нет!

Она кормила малыша. А Торн сидел в кресле напротив, сверкая фиолетовыми глазами. И разве что не мурлыкал, как большой белый кот, любуясь ими.

- Все-таки удивительно, - Наташа поставила сына столбиком, поддерживая головку. – Он сразу родился с длинными волосами.

- А земные дети?

- Насчет всех не поручусь, но и Даша, и Миша были с пушком на голове. Никаких локонов.

- И все-таки сын похож на тебя, - улыбнулся Торн. – Значит, будет счастливым.

- Любимый, мне конечно безумно приятно. И я очень хочу, чтобы наш мальчик был счастлив, но… У него фиолетовые глаза, белые волосы. Твои черты. Ушки – восхитительные и острые. Настоящий темный – все, как обещали ваши генетики. Откуда?

- Посмотри внимательно… У него кожа не фиолетовеет, а розовеет. Как у тебя, дыхание мое.

Наташа еще раз, очень внимательно оглядела сына. Ничего такого не заметила. Но спорить не стала. На нее похож - так на нее. Это же замечательно, пусть даже и не имеет никакого отношения к реальности.

- Так когда мы его назовем? – спросила Наташа. – А то ему уже три недели – а все малыш да малыш.

- Потерпи.

- Опять какой-то ритуал?

- Точно.

- Ладно, загадочный мой.

Она улыбнулась и положила сына в кроватку. Подошла к своему темному. Уселась к нему на колени. Запустила пальцы в белые жесткие волосы. Пробежала кончиками по тоненькой косе на виске. Каштановой.

- Значит, Тьма вплела тебе мои волосы, а мне – твои… - прошептала Наташа.

- А черные пряди скорби исчезли, - прижал любимую к себе Торн.

- Тебе без них лучше!

- Не буду и спорить. - Темный нахмурился, вспомнил проклятую вероятность. Выстрел, оборвавший не только жизнь Наташи и их не рожденного сына, но и его… Вероятность, из которой он вырвался, не желая жить без Наташи. Боль в груди, нежелание жить. И удивление лекаря, обнаружившего у владыки черные «пряди скорби».Наташа почувствовала, как Ра’Хард содрогнулся всем телом. И прижалась к нему, гладя и успокаивая?

- А помнишь, в той вероятности мы стояли перед зеркалом. Ты меня обнимал со спины. И наши волосы переплелись. Белое с каштановым. Я еще подумала, что это очень красиво. И вот теперь это на самом деле.

- Ната-а-а-аша, - темный потянулся к ней, коснулся губ. А потом сердито проговорил:

- Не смей меня больше пугать! А то я весь почернею!

- Слушай, вот что-то у тебя нервная система слишком какая-то нервная! С чего ты так завелся на этот раз?

- У меня война. Захват контроля над планетой, где засели шииссы. Допросы! Орки. Галактический совет. Возмущенный, как обычно. А ты…

- И что я могла сделать, если роды начались? Уговаривать твоего наследника подождать, пока папа со всем разберется?

- Преждевременные роды!

- Ну да. На две с половиной недели раньше – и такое бывает. Просто кто-то очень нетерпеливый сам. И сын у него такой же получился. В папу!

- Это все ты… Ты повторяла, чтобы меня и близко около родильной палаты не было – так и получилось! Ты – рожаешь, а я – на другом конце Галактики!

- Слушайте, претемный лур, владыка и прочее!!!

- Я чуть с ума не сошел… - тихо зашептал Торн на ушко своей женщине. – Бросить все? Лететь к тебе? Пустить на самотек операцию… А вдруг ты обидишься, что меня рядом нет. И больше не подпустишь к себе. А вдруг… опасность, а я так далеко…

Наташа закрыла ему рот ладошкой.

- Ты всех победил. Я родила тебе сына. Не думай о плохом!

- Хорошо, - согласно кивнул владыка. – Только до «победил» еще очень далеко. Мы, конечно, продвинулись в сопротивлении шииссам. Криим с Элом усовершенствовали медицинские приборы диагностики. Теперь хорошо видно шиисса, который засел внутри. И если успеть усыпить и пострадавшего, и паразита, то можно спасти. И не только орка, но и темного. Кстати, альрамцы грозились сделать оповещалку. И мы будем знать, если шиисс окажется рядом. В чьем-то теле.

- Мы с отделом отслеживаем теперь перемещения больших групп одного вида по планетам развлечений.

- Да. Есть теперь такая головная боль, как планеты развлечений. Можно было раньше догадаться, что шииссы окопаются именно на них.

- Догадаться? Как?

- Любовь к гладиаторским боям. Скопление существ разных видов на одной планете. Денежные потоки.

- И спиногрызы.

- Получается, что так.

- Надо посмотреть, чьи корабли были замечены в той части космоса, где обитают эти твари, - задумалась Наташа. – Одно дело, если шииссы были на своих кораблях. А другое – если действовали чужими руками. Как они предпочитают. Тогда – это будет след. Да еще и какой! Надо садиться за компьютер и просчитывать!

- Так. Хватит. Я летел к тебе, торопился. А мы дела обсуждаем!

- Ну, не все же тебе развлекаться. Я тут совсем заскучала по трудовой деятельности.

- Я развлекался? – возмутился Торн. – Это когда?

- Когда со спасенным орком битву затеяли. Которую ты ему якобы обещал!

- Вот откуда ты…

- Мне и видео прислали, - усмехнулась командор Вереева.

- Вот же!

- Зачем, Торн? Зачем было рисковать жизнью?

- Спасенный орк оказался сыном одного из старейшин. И мне он нужен как друг и союзник.

- Мужчины! – вздохнула Наташа. – Мало вам шииссов. Так вы еще удаль показываете! Дураки!

- Знаешь что, Наталиииия! – сверкнул глазами владыка.

- Слушай, властный мой! - прижалась она к нему всем телом. – Сделай так еще раз! Я просто не могуууу! Это так возбуждающе!

- Э’тили моя! – торжественно провозгласил темный. – Лекарь сказал, что тридцать дней – никаких любовных игрищ! И я торжественно заявляю, что осталось еще восемь дней и семнадцать часов до того момента, как станет можно. И что ты смеешься?!

- Ну, конечно, твой лекарь гораздо лучше знает, что можно, а что нельзя!

- Именно так.

- Но можно же что-нибудь придумать, - заманивала коварная землянка беловолосого остроухого и изящного в спальню.

- Но тогда надо поторопиться. Потому что нам еще Мишу встречать в космопорте. И Дашу с Ро’Гриком.

- Давай поторопимся. Но, в крайнем случае, прикажешь – их задержат в столице.

Торн Ра’Хард рассмеялся. И понес в спальню свою неугомонную коварную э’тили. Что подарила ему все звездное небо. Счастье. И сына в придачу…

- Даш…

Сидит, насупившись. Уставилась в одну точку. Словно не к ее маме в гости прилетели, а… в логово шииссов! В плен!

Это что?.. Слезы?

- Даша!

- Отстань.

Вот что с его невозможной э’тили?

- Любимая, нам через час десантироваться на Илтарин. Ты же не хочешь, чтобы меня растерзали командор Вереева и владыка Ра’Хард?

- Ты-то здесь причем?

И отвернулась к стене.Ну что же еще! Весь этот месяц они были так счастливы…Как только он и Ра’Хард убедились в том, что на орбиту летать безопасно – темные взяли под контроль Ольк - то немедленно отправили Дашу на флагман. Во избежание. Чтобы никаких спиногрызов, шииссов. И прочих подвигов!Он перетряхивал Ольк в поисках замаскированных шииссов и их пособников. Допрашивал сам. Координировал работу штурмовиков, следователей, лекарей, ученых. Встречал делегацию орков.Владыка Ра’Хард же, почерневший от переживаний, отбивался от членов Галактического совета, которые обвиняли всех темных и маршала Ро’Грика лично в пиратстве, захвате граждан независимых государств и требовали их немедленного освобождения.

- Да щас! – хмыкал Криим, который, вместе с Элом, разработали, наконец, систему оповещения. – Нам эти граждане нужны. Мы их держим в коматозе не просто так! Мы опыты ставим!

Но следственные мероприятия, проблемы и война с шииссами меркли, когда он забирался в бот, чтобы лететь на флагман владыки, где его ждала любимая.Ро’Грик заходил в каюту. Отчего-то стараясь застать Дашу врасплох. Чтобы увидеть, как меняется выражение синих глаз. Как, при виде него, в них загораются звезды. Нежные или страстные. Иногда хулиганские…

- Я летаю! – рассказывала она о своем дне. – Мне приставили инструкторов!

«Доступ в систему все равно перекрыт, - усмехался про себя Ро’Грик. – И здесь просто не протолкаться от кораблей объединенных флотов. Так что – почему бы не обучить неугомонную э’тили управлять кораблем в безвоздушном пространстве. И при деле, и не влезает туда, где, действительно опасно. А еще следствие и неизменно сопровождающая его грязь».Хотя… Хижал Дашу хвалил. Да и пилоты-темные, которым досталось такое «счастье», отмечали, что девчонка очень талантливая. И старательная. Но стоило лишь Ро’Грику представить любимую в реальном бою… Прикрывающей ли отход гражданских или высадку десанта на планету… В полувздохе от смерти… Спина темного покрывалась ледяным потом. А волосы вставали дыбом и превращались в смертельные лезвия.

- Ваши боты, кстати, более надежные, но не такие верткие. Наши, земные, лучше!

- Да конечно! – возмущался темный. – На ваших только ненормальный может в космос выходить!

- Что?

И боевой грозный тушканчик кидался на маршала темных. И очень обижался, когда Ро’Грик сдавался сразу. Ее ведь тренировали. И показали – именно сегодня – совершенно замечательный захват. Но каждым днем темный понимал все отчетливее, что Даша… Это Даша… Курсант Звездной Академии Земного союза. В будущем – пилот. Летчик-истребитель.И поделать с этим… наверное, что-то можно. Привезти на Илтарин, спрятать ото всех – главное, от ее неуемной натуры. Закрыть в поместье. Договориться с Криимом, чтобы поставили совершенную систему защиты…Но… Это же – как отрезать птице крылья. И самому погасить огонь в синих звездных глазах…В которых теперь, на подлете к Илтарину, стояли горькие слезы…

- Даш, - он прижал любимую к себе. - Ну вот что на тебя нашло?

- Я не беременна.

- Что?

В первый момент темный подумал, что он ослышался. Чтобы Даша к ее стремлением к учебе и полетам…

- А что, если я…

- Ты действительно хочешь ребенка именно сейчас?

- Нет. Именно сейчас… Не знаю! Но у всех…

- Даааш!

- У всех землянок получается забеременеть от темных чуть ли не с первого раза. А я… Вдруг…

- Глупости.

- Вдруг пираты все-таки сделали так, что у нас детей не будет?

- Ты же знаешь, что это не так. Многие из тех, кто был в рабстве, уже ждут детей. Та же Кати – жена Морака. А она была в рабстве несколько лет. Или Маргарита Пельш. Жена командующего Двенадцатым флотом Тьмы. Да и… многие другие!

- А со мной тогда что не так?

- Даш, я просто думаю, что нам пока… Ты ведь собираешься заканчивать свою Звездную Академию?

- Конечно.

- Ты знаешь, мне иногда кажется, что дети они… просто приходят вовремя. Тогда, когда нужно. Так что мы подождем! Вытирай глаза – и пошли десантироваться на Илтарин!

Странно, но как только они загрузились в бот, а Ро’Грик взялся за управление, глаза у девушки закрылись сами собой. Как будто кто сон наслал…Даша оказалась в пещере – той самой, что показывал ей любимый на Ольке. Высокие своды, как будто уходящие в само небо. Мерцание камней – сегодня они пульсировали, словно ловили ритм ее сердца.И… ворчание вокруг.Девушка прислушалась.

- Неугомонные существа достались мальчикам… Оооох, неугомонные…

- Кто здесь? – прошептала землянка. Ей не было страшно, скорее очень-очень любопытно.

- И хоть бы понимали, чего хотят! То буду, то не буду. То рожать, то не вовремя… Как ребенок может быть не вовремя, если его время пришло? Молодые да дурные еще!

- Простите…

- А потом, когда даешь время захотеть детей – чтобы в радость только… Ах – почему я не беременна, если все уже…

И Даша поняла, что перекривляют ее.

- Простите… - вырвалось у нее.

- Зато верные. И полюбили… Ну, ладно… Значит, получится все…

…Бот коснулся поверхности, знакомые ощущения привели Дашу в чувство.

- Как ты? – спросил Ро’Грик, отстегиваясь.

- Замечательно, - широко улыбнулась Даша. Обняла темного и поцеловала. – Просто замечательно!

И, кажется, услышала чей-то довольный смешок.


Оглавление

  • Тереза Тур. Звездное небо. Книга вторая.
  • Пролог
  • Часть первая
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая
  •   Глава четырнадцатая
  •   Глава пятнадцатая
  •   Глава шестнадцатая
  •   Глава семнадцатая
  •   Глава восемнадцатая
  •   Глава девятнадцатая
  • Часть вторая.
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая
  •   Четырнадцатая глава
  •   Глава пятнадцатая
  •   Глава шестнадцатая
  •   Глава семнадцатая
  •   Глава восемнадцатая
  •   Глава девятнадцатая
  • Часть третья.
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвертая
  •   Глава пятая
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  • Эпилог


    Загрузка...