загрузка...
Перескочить к меню

Риголетто (fb2)

- Риголетто (а.с. Времена и нравы-1) 152 Кб, 34с. (скачать fb2) - Екатерина Руслановна Кариди

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Екатерина Кариди Риголетто

Пролог

Разные дети планеты Земля живут в разных измерениях, или, если хотите, параллельных мирах. Измерения сообщаются друг с другом через особые участки в слоях, через эти “окна” жители различных миров могут общаться и сотрудничать. Иногда сотрудничество бывает мирным и плодотворным, а иногда приносит войны и разрушения. Все зависит от доброй, либо злой воли населяющих их существ. Эльфы стали сотрудничать с людьми очень давно. Разумеется, подобная информация в обоих мирах не являлась темой широкого обсуждения, однако коммерческие проекты работали, как и взаимная помощь в обороне.

Коммерческие проекты были весьма разнообразны. Эльфы величайшие специалисты во всем, что касается растительного мира. Кроме того, их мир щедро наделен магией, позволяющей создавать с помощью совмещения магии и селекции удивительные виды растительного и животного мира, а также достигать невероятных успехов в выведении уникальных пород лошадей. Нигде и никогда не было лошадей лучше эльфийских. Но продавали эльфы этих волшебных животных людям крайне редко и только в достойные руки, а людям так и не удалось ни разу добиться от них потомства. Как ни пытались.

Помимо этого, эльфы поставляли людям великолепную натуральную парфюмерную и фармацевтическую продукцию, текстиль, ювелирные украшения и артефакты. Все это только за то, чтобы люди не лезли к ним со своей промышленностью и сельским хозяйством.

Помощь в оборонных проектах заключалась в том, что эльфы, состоящие в тайной разведке, выступали советниками при особых секретных службах людей, а люди за это обязывались ни при каких обстоятельствах не вмешивать эльфов в свои военные конфликты.

Как вы понимаете, сотрудничество сводилось в общих чертах к недопущению людей и их варварских технологий в мир эльфов.

Однако эльфы, обладающие помимо магических способностей еще и ментальными, всегда с пренебрежением относившиеся к людям и их занятиям, тем не менее, кое-что все же переняли. В частности, оперу. На удивление, этот вид искусства прижился, более того, люди в нем были признаны непревзойденными. Согласитесь, заставить эльфа признаться, что человек в чем-то его превосходит, непросто. Но ведь против истинной красоты нет аргументов. Созданный людьми волшебный мир музыкальной гармонии покорил эльфийский мир.

И потом, оперное пение действительно прекрасно и возвышает душу, а кроме того, театры — отличное место, где можно собираться всем вместе, наслаждаться сплетнями и блистать. Разумеется, у эльфов были свои композиторы и исполнители, но все-таки особым шиком считалось ставить “настоящие” человеческие произведения старинных мастеров.

Глава 1

В тот день зал большого театра был заполнен до отказа. Сегодня на премьеру оперы Джузеппе Верди “Риголетто” съехался весь цвет столичного эльфийского общества. Были и представители диаспоры демонов, и гномы, жившие в королевском городе небольшой общиной, и даже люди, представители посольства. В ложе бенуара, блистая драгоценностями, сидела эльфийка неопределенного возраста. Вообще-то, они все неопределенного возраста, потому что по внешности эльфа его возраст определить невозможно, разве что по глазам. К тому же, бесконечно долго сохраняют юность только счастливые эльфы, или безразличные, а от страданий они старятся гораздо быстрее. Почти как люди.

Дама выглядела юной и прекрасной, однако усталые, полные тайных страстей и страданий глаза, указывали не ее возраст. Она казалась отрешенной от внешнего мира и полностью поглощенной действом, разворачивающимся на сцене. Ее спутник, красивый, но очень мрачный темноволосый эльф, время от времени посматривал на сцену. Однако гораздо чаще его взгляд с болезненной жаждой останавливался на сидящей рядом с ним эльфийке. Взгляд этот был тяжел и, если бы дама не смотрела на сцену, ее должно было бы испугать таящееся в его глазах неприкрытое предвкушение чего-то ужасного, ужасного для нее. Они представляли собой весьма странную пару, напоминая со стороны скорее палача и его жертву. Вот только так и не было до конца понятно, кто же из них жертва, а кто палач.

В ложе сидели княгиня Фелисия Аоринделл, вдова князя Маркуса Аоринделл и опекун ее несовершеннолетнего сына герцог Морис Граннелиэн.

Прекрасная эльфийка казалось невозмутимо спокойной, ее, по-видимому, не волновала осязаемая угроза, исходящая от сидящего рядом мужчины. Мрачный эльф с неистощимым терпением охотника, сидящего в засаде, ждал, чтобы поймать момент, когда в ее глазах появится страх.

Она оторвалась от действа и обратилась к своему спутнику:

— Морис, вы заметили, какой интересный сюжет у этой трагедии. Злодей в итоге оказывается наказан собственными руками. Кстати, в основе лежат события, имевшие место в реальной жизни.

Княгиня Фелисия посмотрела на него странным взглядом и слегка улыбнулась, словно владела какой-то тайной, его касающейся. Словно знала что-то, о чем не подозревал он сам.

Эти двое были старинными врагами. Он ненавидел и желал ее очень давно, с того самого дня, как впервые увидел. А сейчас он был просто одержим, он уже не смог бы сказать, чего ему больше хочется, убить или боготворить ее, главное было сломить гордыню этой женщины. Морис Граннелиэн долго шел к тому, чтобы нанести свой последний удар, сейчас эльф как никогда был близок к моменту своего торжества. Однако, и Фелисия Аоринделл не собиралась сдаваться, она тоже приготовила ему сюрприз, мысль об этом заставляла глаза эльфийки загораться еще ярче. Это стало для мужчины последней каплей, он оглянулся к находящемуся в глубине ложи сопровождавшему их эльфу из его свиты и кивнул, подавая сигнал к началу того, что он задумал. Тот сразу же покинул ложу. Морис Граннелиэн снова повернулся, его губы исказила жестокая усмешка, он интимно наклонился к своей даме и сказал ей на ушко:

— После окончания спектакля я собираюсь сопроводить тебя на виллу.

Княгиня ничего не ответила, отвернулась и продолжила смотреть на сцену. Она привыкла к его выходкам.

На виллу ехали в полном молчании. Морис предвкушал ее реакцию на то, что он для нее приготовил, ее слезы, мольбы. Он был очень возбужден и доволен собой. Теперь она ему не сможет отказать, теперь он ее сломает.

А эльфийка смотрела в окно и вспоминала, вспоминала свою жизнь.

* * *

Фелисия мысленно возвращалась в то время, когда она была совсем молодой веселой девочкой, когда ее глаза смотрели на мир с радостью и надежной, не то, что теперь, когда осталась одна жажда мести. Она мрачно усмехнулась. Единственная дочь в очень известной и древней эльфийской семье Босселиан, знавшая только любовь и заботу. Будущее представлялось ей простым продолжением счастливого настоящего. Она только-только закончила образование в лучшем Университете столицы. А профессию выбрала в соответствии со своим довольно редким дарованием. Она стала менталистом-психологом, специалистом по начальному образованию, и собиралась начать работу в учебном заведении, где обучались эльфийские детишки. В принципе, все эльфы менталисты и потому не поддаются воздействию, но у Фелиссии был особый талант, ей всегда удавалось мягко, не ломая психику и не читая память, внушить детям то, чего ей хотелось. Конечно же, с таким талантом у нее было множество друзей и подруг.

Маркуса она встретила в первый раз на празднике в честь дня летнего солнцестояния, в доме своего дяди по матери. Ей тогда показалось, что ни один эльф в этом зале не может сравниться с ним, она хотела, чтобы он принадлежал ей. И вот этот великолепный Маркус обратил на нее свое внимание. Их представили, он пригласил ее на летний танец, с этого и началась их большая любовь. На следующий день князь Маркус Аоринделл попросил ее руки, а еще через месяц они поженились. Она стала княгиней Аоринделл.

Фелисия вспомнила их свадьбу. Вспомнила сияющие глаза переполненного гордостью и счастьем обладания жениха. Ей казалось, что они никогда не растеряют того волшебного огня. Фелисия подумала, что, возможно, при других обстоятельствах так бы оно и было. Но…

Юная Фелисия жила тогда как во сне, и ужасно гордилась, что этот прекрасный эльф любит ей. Ее Маркус, ее князь, самый умный, красивый, властный, но такой нежный и ласковый, и он полностью принадлежит ей! Маркус же смотрел на нее влюбленными глазами, баловал свою маленькую княгиню и потакал любым ее капризам. Меньше чем через год у них родился сын. Первое время молодые были невероятно счастливы. Пока не появился он.

Молодые князь и княгиня Аоринделл только-только вернулись из путешествия по землям восточных эльфов, людей, демонов и других рас и народов. Маркус хотел показать ей весь мир. Сегодня они в первый раз после длительного отсутствия вышли в свет. На приеме во дворце Владыки к ним подошел невысокий, красивый эльф с длинными темными волосами. Маркус в этот момент смотрел в противоположную сторону и резко повернулся от неожиданности, когда тот хлопнул его по плечу и воскликнул:

— Аоринделл, сколько же мы не виделись, старина! Познакомишь меня со своей прекрасной спутницей?

Маркус в первый момент растерялся, но потом радостно обнял эльфа, повернулся к Фелисии, и, глядя на темноволосого и одновременно смеясь, сказал:

— Прости дружище, ты подошел так незаметно! — он обернулся к жене, — Фелисия, это мой кузен и лучший университетский друг герцог Морис Граннелиэн, — потом снова повернулся к темноволосому эльфу, — Мы с тобой не виделись уже больше трех лет, но теперь, когда ты вернулся, я думаю, будешь у нас частым гостем. — И перевел на жену улыбающийся взгляд.

Герцог Морис Граннелиэн склонился прикоснуться поцелуем к руке жены друга, потом долго, в витиеватых выражениях желал им счастья. От его прикосновения княгиня Аоринделл почувствовала странную дрожь и томление, ощущение испугало ее, она попыталась отнять руку. Граннелиэн вскинул голову и взглянул ей в глаза, Фелиссия постаралась изобразить безразличие и отвернулась. Маркус тепло распрощался с другом, и они пошли дальше. От молодой эльфийки не укрылось, что Морис Граннелиэн проводил их с Маркусом странным, тяжелым взглядом. В тот момент она не придала этому значения, она была так счастлива, что не видела притаившейся в глазах мрачного эльфа опасности.

Однако, Фелиссия не была честна с собой. С первого же взгляда на этого друга Маркуса, у нее возникло к нему непонятное, темное влечение, желание, которое она бы не смогла объяснить даже себе самой. И тогда она сказала ему мысленно:

— Ты мой.

А он словно услышал ее приказ. Морис увидел в ней свет после долгого периода мрака в своей жизни, и потянулся к Фелиссии. С того дня Морис Граннелиэн стал бывать в их доме постоянно. Он хотел смотреть на нее, просто видеть ее и согреваться душой, но та была неизменно холодна с ним и смотрела с плохо скрываемой неприязнью и, может быть, даже с отвращением. Это ранило Граннелиэна в самое сердце, постепенно пробуждая в нем монстра, которого он хотел считать похороненным. Тогда он полностью завладевал вниманием Маркуса, по вечерам они часто вспоминали университетские похождения и обсуждали какие-то свои совместные дела и поездки, при этом он смотрел на нее, вызывая в душе Фелиссии непонятные чувства.

Герцог Граннелиэн занимал все большее место в их жизни. Фелисия стала замечать, что все реже видит своего князя дома, и все меньше остается у них остается времени, чтобы побыть вместе, Морис Граннелиэн постепенно вторгался их счастливый мирок и становился между ними. Когда она начинала разговор на эту тему, Маркус неизменно говорил, целуя ее в лоб:

— Лисса, моя дорогая девочка, к сожалению, у мужчин есть свои дела. А ты можешь проводить время с подругами. Не хмурься, будь умницей.

И она была умницей. Однако, молодая княгиня постоянно замечала, каким неприятным и тяжелым взглядом смотрит на нее друг мужа. Он почему-то вызывал у нее неосознанное недоверие, неприязнь и непонятный чувственный трепет.

Глава 2

Маркус был талантливый парфюмер, он работал в магических лабораториях, где магическим способом из редких растений, выращенных в специальных оранжереях эльфийского мира, создавались знаменитые ароматические масла. Ему и раньше приходилось посвящать работе определенное время, но теперь Маркус стал отсутствовать дольше, временами он уезжал на несколько дней, а из поездок возвращался подавленный и нервозный. Жене он объяснял это неудачными экспериментами, неувязками с поставщиками, либо еще какими-то причинами.

В один из таких разов к Фелисии заехал герцог Граннелиэн. Она встретила его в гостиной со словами:

— Князя Аоринделл нет, он в деловой поездке, — она вежливо улыбнулась.

— В деловой поездке? — спросил Морис, сверкнув на нее глазами, — Ну что ж, я загляну позднее.

Он охватил ее каким-то обжигающим взглядом, от которого ей стало действительно жарко, развернулся на каблуках и ушел. А Фелисию еще долго не оставляло предчувствие надвигающейся беды.

В тот же вечер ближе к ночи нетрезвый Морис Граннелиэн появился снова. Шокированная его неприличным вторжением в неурочное время, Фелисия строго обратилась к мрачному эльфу:

— Ваш визит, герцог, в такое позднее время нежелателен. К сожалению, я не могу принять Вас в отсутствие князя Аоринделл.

Однако, тот и думал обращать внимании на слова хозяйки, он прошел и сел в кресло. Взгляд его скользнул по ее фигуре, глаза герцога горели странным жадным огнем.

— Зови меня Морис. Так твой муж в деловой поезде, говоришь? А ты, стало быть, одна? Должно быть, такой прекрасной молодой эльфийке очень скучно по ночам одной? А?

— Прекратите, не желаю Вас слушать!

— Почему же? Я мог бы тебя развлечь, — он оглядел ее с ног до головы, и с издевкой добавил, — Разговором.

Эльф замолчал, наслаждаясь ее замешательством. Фелиссия не могла справиться с волнением, потому что его слова вызвали у нее странный отклик. Темный, внутренний плотский.

Он взял со столика графин с золотым вином и налил немного себе в бокал.

— В деловой поездке? — спросил Морис, голос его сочился сарказмом. — Ты маленькая глупая девчонка, Ты вообще не знаешь, за кого вышла замуж?

— Почему вы мне это говорите?

— Потому что я хочу, чтобы ты поняла в какое дерьмо вляпалась. — Он резко обернулся к ней и злорадно захохотал.

Фелиссия страшно рассердилась, ей хотелось, чтобы он замолчал, чтобы прекратил смущать ее, раздражение затопило последние остатки здравомыслия, она подняла руку, на кончиках пальцев появились голубые искры, но эльф простым взглядом легко обезвредил и сковал ее магию. Герцог Морис Граннелиэн обошел Фелиссию вокруг, встал перед ней, спокойно глядя прямо в ее исполненные ярости глаза, и сказал:

— Никогда не пытайся сопротивляться или угрожать мне, девочка. Я маг гораздо серьезнее и тебя, и твоего муженька.

Он поставил свой нетронутый бокал на место.

— Твой муж извращенец, каких даже среди эльфов мало. Ты об этом знала?

Фелиссия молчала, по-прежнему испепеляя его взглядом.

— Конечно, ты не знала…

— Я вам не верю! Вы лжете! Как вы можете, Маркус ведь ваш друг…

— Да, он мой друг, глупая маленькая девочка. И я лучше всех знаю его отвратительную натуру. Я докажу тебе. Ты сейчас пойдешь со мной и все увидишь своими глазами.

— Никуда я с вами не пойду!

— Пойдешь! — герцог откровенно издевался, — Иначе ты не сможешь спокойно жить дальше, тебя замучают сомнения.

— Хорошо, я пойду, — она поникла, — Зачем вы это делаете?

— Зачем? Затем, что это доставляет мне удовольствие.

Он провел костяшками пальцев по ее щеке, Фелиссию передернуло.

— Терпеть меня не можешь? Прекрасно!

Одев длинный плащ с большим капюшоном, полностью скрывающим ее, Фелиссия последовала за герцогом Граннелиэн. Довольно долго поплутав по неосвещенным закоулкам, они подъехали к мрачному приземистому дому с тяжелой кованой дверью. Эльф приказал ей знаком молчать, открыл дверь своим ключом и впустил ее внутрь. Какое-то время они шли по широкому коридору, затем спустились в подвал. Там тоже была такая же дверь. Перед тем, как открыть дверь, Морис Граннелиэн обратился к Фелссии:

— Ты должна, как следует, насладиться зрелищем, поэтому я лишу тебя возможности двигаться и говорить.

Он пропустил ее в помещение и сделал пасс рукой. Фелиссия застыла, способная только смотреть и слушать, но никак не вмешиваться в происходящее. Ее глазам открылся настоящий пыточный подвал, у одной из стен которого стояла огромная кровать с металлическими столбиками. На другой стене, следя жадными глазами на происходящее на кровати и очевидно, получая от этого наслаждение, висел прикованный цепями, исполосованный и окровавленный молоденький эльф. А на кровати… Боже… На кровати ее муж Маркус извращенно насиловал связанную и закованную в наручники окровавленную вопящую рабыню, а его самого… Лисса зажмурилась… его… с двух сторон… эльф и демон.

Не в состоянии пошевелить пальцем, Фелиссия в ужасе наблюдала эту кошмарную сцену. Морис, склонившись совсем близко, почти беззвучно шептал ей на ухо:

— Да, смотри, смотри. Тебе нравится? Нет? Это я научил его всему. Ха-ха-ха. Он был моим любовником, недолго, пока не надоел мне. Ах, Маркус был неутешен. Ха-ха… А потом этот дурачок встретил тебя, маленькая глупышка, влюбился и был счастлив. Счастлив! Но только он не смеет быть счастливым без моего разрешения, а я этого разрешения не давал. Поэтому я заставил его вспомнить старые привычки. Ха-ха. Он может и любит тебя, но ему мало того, что он делает с тобой в постели.

Фелиссию трясло от отвращения и ненависти. Граннелиэн сжал ее подбородок и велел:

— Смотри! Смотри внимательно. Смотри на своего любимого муженька. Что, не нравится? Ты расстроена, куколка? Ну ничего, я мог бы тебя утешить, если ты вежливо попросишь.

А тем временем жуткое соитие на огромной кровати заканчивалось. Демон и эльф, имевшие ее мужа, наконец, удовлетворили свою похоть, а Маркус забился в последних конвульсиях, громко застонав от наслаждения, когда демон стал со всей силы хлестать его кнутом.

Фелиссия упала в обморок.

* * *

Пришла в себя она дома, на диване в своей гостиной. До нее доносились голоса Маркуса и Мориса Граннелиэн.

— Что с ней? Что сказал целитель?

— Ничего особенного, просто обморок.

Недолгое молчание.

— Морис, зачем, зачем ты притащил ее туда?

— Зачем?! Дорогой, ты был слишком счастлив, надо делиться счастьем с друзьями.

— Нет… Морис, что ты такое говоришь?!

— То, что мне тоже найдется место в твоей постели, или я расскажу Владыке о твоих маленьких шалостях…

— Морис! Тебе нужна моя жена? Ты же не любишь женщин…

— Ты прав, я не люблю женщин. Но мне очень нравится их унижать, пытать…

— Морис, нет… Прошу тебя…

В этот момент Фелиссия наконец вмешалась:

— Никто из вас никогда не ляжет в мою постель! Маркус, ты мне отвратителен. Ты и твой друг, вы оба — чудовища!

Она некоторое время пыталась справиться с душившим ее спазмом., потом продолжила:

— Ты мой муж, Маркус, у нас есть сын, я вынуждена с тобой жить. И тебе придется выбирать сейчас, я или он?

Маркус вскрикнул, всплеснул руками, метнулся к дивану, на котором сидела жена, но, увидев брезгливое презрение в ее глазах, замотал головой и выбежал вон.

Герцог Морис Граннелиэн, язвительно посмеиваясь, медленно подходил к дивану:

— Оооо, какое отвращение, какая ненависть в глазах! Замечательно. Ты меня несказанно радуешь, детка.

— Убирайся, урод!

Эльф остановился и ядовито процедил:

— Я мог бы обездвижить тебя, и делать с твоим телом что угодно. Но я не стану. Ты приползешь ко мне сама. На коленях. А я буду наслаждаться твоим унижением.

— Никогда!

— Ты приползешь. Ты приползешь, маленькая надменная сука. Ты будешь у меня в ногах валяться.

Он вышел, а измученная Фелиссия обессилено упала на подушки.

* * *

Княгиня Фелиссия Аоринделл вернулась мыслями в настоящее, задернула занавеску на окне и притворилась спящей.

Глава 3

С тех самых, описанных нами событий, жизнь княгини превратилась в ад. Вернее ее жизнь планомерно превращал в ад герцог Морис Граннелиэн. Фелиссия все еще любила своего мужа, в иные дни ей казалось, что не будь этого проклятого темноволосого монстра, они смогли бы помириться. Однако мстительный садист не подпускал к ней Маркуса. Граннелиэн безраздельно владел его временем, и бессильный противостоять ему князь Аоринделл все больше скатывался в бездну. Иногда они мельком виделись в коридоре или в холле, в такие моменты Маркус смотрел на нее полными тоски глазами и шептал:

— Лисса…

Но тут же появлялся мучитель и уводил несчастного.

А для Фелиссии он придумывал неисчислимое множество мелких унижений. Но она не склоняла голову. У нее был сын, ее Джейми! В нем сконцентрировался весь мир княгини Аоринделл. Со временем, она вовсе перестала выходить из дома, и все силы отдавала воспитанию мальчика. Фелиссия не подпускала к сыну герцога Граннелиэн, а семейный злой гений в свою очередь сделал так, что Маркус фактически устранился от воспитания ребенка. Все свое свободное время он проводил в удовлетворении извращенных прихотей вместе с другом, полностью отдалившись от жены и сына.

Так прошли годы. Смыслом жизни для Фелиссии было будущее сына и еще месть. Страшная месть герцогу Морису Граннелиэн. Она терпеливо ждала своего часа. Ситуация для нее отягощалась тем, что она не могла даже обратиться за помощью к семье, нельзя было допустить разглашения позорных тайн князя Аоринделл. Это несмываемым пятном легло бы на Джейми. Фелиссии приходилось прятать свои чувства и от мальчика. Она старалась привить сыну уважение к отцу, а постоянное отсутствие того объясняла непомерной занятостью делами лаборатории и службой Владыке.

А у герцога тоже была тайная навязчивая идея — жениться на ней. Правда, этому мешало такое хилое препятствие, как Маркус Аоринделл, но герцог был уверен, что это препятствие не вечно. Он знал, что Фелиссия княгиня Аоринделл ненавидит и презирает его, и от этого ему все больше хотелось ее унижать, пытать, смотреть, как над ней издеваются другие, получать от этого наслаждение… Его пронзала страстная дрожь, когда он думал об этом. Но она должна приползти к нему сама, на коленях, только тогда наслаждение будет полным. Он делал все, чтобы сломить ее волю, однако упрямая гордячка не сдавалась.

Джейми Аоринделл вырос, когда ему исполнилось 16 лет, мать отправила его учиться в тот самый университет, в котором учился когда-то его отец. Мальчик был талантлив и подавал большие надежды, у него тоже были прекрасные способности к парфюмерной магии. Фелиссия могла по праву им гордиться.

Именно в это время внезапно скончался Маркус, князь Аоринделл. Его смерть была отвратительной и скандальной. Он умер во время оргии, которую устроил Морис Граннелиэн в самом известном публичном доме столицы. Неприятное положение, в котором они оказались, терзало Фелиссию, она боялась, что это страшно отразится на будущем сына. Еще бы, их муж и отец умер от наслаждения, растянутый цепями, когда его хлестали кнутами и жестко трахали три демона-циклопа, славящиеся неимоверной силой, жестокостью и огромными членами. Похороны Маркуса были ужасны. Вдова еле выдержала липкое внимание эльфийской публики. Всю церемонию рядом с ней и ее сыном стоял герцог Морис Граннелиэн, тот, кого все считали лучшим другом покойного. Вдова держалась отрешенно, стараясь не прислушиваться к шепоткам, доносившимся отовсюду. Каждый из присутствующих, за исключением разве что сына покойного, подозревал отвратительную причину смерти князя Аоринделл, и эльфийское общество, отдавая дань высокому положению и таланту покойника, тем не менее, не могло отказать себе в удовольствии многократно обсосать все предполагаемые сальные подробности.

Когда закончились прощальные речи, гроб по мановению руки священника стал покрываться землей и на глазах зарастать травой и кореньями, герцог Граннелиэн приблизился к вдове и хотел предложить ей руку, однако она отстранилась и вышла с кладбища вместе с сыном.

Герцог посмотрел ей в след. Гордячка, надменная холодная сука! Что ж он отнял у нее мужа, отнимет и сына. Он отнимет у нее все!

На следующий день в кабинете покойного князя Аоринделл было зачитано его завещание. Очередной страшный удар для Фелиссии. Согласно завещанию, до совершеннолетия сына и наследника Джейми волей покойного его опекуном назначен, как ближайший друг семьи, герцог Морис Граннелиэн. Заботы о вдове также должны были лечь на его плечи.

Фелиссия не помнила, каким чудом ей удалось выдержать это все до конца. Герцог Граннелиэн в присутствии посторонних проявлял искреннее внимание к ней и Джейми. Ей хотелось вгрызться в его горло зубами. Как, чем он вынудил, как убедил несчастного Маркуса оставить ее на растерзание этому монстру?! Она еле высидела процедуру, и сразу ушла к себе. Вдова Аоринделл заперлась в своей спальне, Фелиссия знала, что теперь Морис постарается до нее добраться, и сделать это ему будет еще легче, чем раньше.

Нет!!! Она скорее умрет, чем склонится перед ним. Ее терзали малодушные мысли о самоубийстве. Умереть. И не будет этой ужасной проблемы. Это было бы прекрасно. Но нельзя. Нельзя дать этому гнусному эльфу победить! Кроме того, у нее есть сын. За него она будет бороться.

Наутро к ней пришел Джейми и рассказал, что герцог Граннелиэн, которого он назвал “дядя Морис”, очень по-доброму к нему отнесся, проявил отеческую заботу. Сказал, что раньше они практически не общались, но теперь следует исправить это досадное упущение. Надо проводить как можно больше времени вместе. Мать слушала его и не могла ни слова вымолвить, пораженная коварством Граннелиэна. Под конец, уходя, Джейми сказал:

— Герцог Граннелиэн, дядя Морис, — поправил он себя, — показался мне замечательным и очень интересным человеком. Я не удивляюсь, почему отец так его ценил. Даже странно, что мы с ним не общались.

Мать проводила его с вымученной улыбкой и упала в кресло. Она была просто уничтожена. Дядя Морис! Фелиссия беспомощно огляделась вокруг, она поняла, что в одиночку ей уже не справиться. Придется все-таки вынести сор из избы и обратиться к одному из старых друзей.

Морис Граннелиэн в это время спокойно сидел в кресле у себя в кабинете, обдумывая, какие шаги он предпримет дальше. Пригубив немного вина, он сказал, мысленно обращаясь к вдове Аоринделл:

— Ну вот, Лисса, моя маленькая надменная тварь, теперь я тебя уничтожу.

Сладко было это произносить, еще слаще об этом думать.

Глава 4

У Фелиссии был кузен, Тарнариэль Босселиан. Когда-то в детстве она даже была влюблена в него. Впоследствии детская влюбленность прошла и превратилась в крепкую дружбу. Потом Тарнариэль уехал, поступив в тайную службу Владыки, и от него много лет не было вестей. Уезжая, он оставил Фелиссии амулет со словами:

— Лисса, это если я когда-нибудь понадоблюсь тебе. Позовешь, и я приду, где бы я не был.

Время пришло, ей больше не у кого просить помощи. Фелиссия активировала амулет. Оставалось ждать.

Днем ее навестил Морис Граннелиэн. Она сидела в кресле и смотрела на него. Так пойманная в капкан волчица могла бы смотреть на приближающегося охотника. Морис не мог не восхититься. Сильна, какое удовольствие будет ее приручить! Он подошел ближе и обратился к ней:

— Ну, здравствуй, Лисса, вдова Аоринделл.

Фелиссия молчала в ответ.

Он хмыкнул и продолжил:

— А мы подружились с твоим сыном, он прекрасный молодой эльф, очень талантливый будущий парфюмер, пойдет по стопам Маркуса. Можешь собой гордиться, ты его отлично воспитала, — он взглянул на нее искоса, внимательно наблюдая за ее реакцией, потом продолжил, — Мне доставит огромное удовольствие общение с ним.

Фелиссия слушала его молча, только глаза яростно пылали. Тогда он решил повернуть нож в ране.

— Я даже думаю, что мог бы научить его всему, — он сделал паузу, — что знаю сам.

Она слегка задохнулась, но по-прежнему молча сидела с прямой спиной, глядя на него исподлобья. Граннелиэн усмехнулся и продолжил пытку:

— Кстати, Лисса, ты теперь свободная женщина. Еще вполне молодая, красивая и свободная, — он оценивающе оглядел ее и причмокнул, — Ты могла бы выйти замуж… После окончания траура, разумеется, а то наши эльфийские ханжи не поймут, — издевательский смех, — Тебе ведь скучно одной по ночам? А, Лисса? Я даже мог бы на тебе жениться…

У нее перед глазами разлилась кровавая пелена, если бы она могла, вырвала бы его сердце голыми руками. Морис Граннелиэн подошел совсем близко, вторгаясь в ее интимное пространство, и хотел погладить Фелиссию по щеке костяшками пальцев. Она с отвращением и ненавистью отдернула голову. Граннелиэн сжал кулак, лицо его страшно помрачнело, он резко отвернулся и со словами:

— Хорошенько подумай о том, что я тебе сказал, — вышел из гостиной.

Фелиссия была едва жива, задыхаясь от страха, ненависти и отвращения. Страха за сына. Проклятый садист угрожал ей открытым текстом! Теперь он будет ее шантажировать, он же ни перед чем не остановится!

Она никогда не призналась бы себе, что больше всего на свете ей хочется сдаться, принадлежать ему, узнать, наконец, какова же его страсть…

Тарнариэль, где же ты…

* * *

Морис был вне себя от ярости и какой-то непонятной обиды. Он и сам удивлялся, почему ему больно видеть ее ненависть, но с ненавистью он бы мог справиться, его ранило ее отвращение. Странно, получается, он на что-то надеялся? Морис горько захохотал, стараясь отогнать от себя глупые мысли.

— Я просто хочу унизить тебя, — бормотал он, — Потому, что я тебя ненавижу!

Он боялся признаться себе в истинных причинах этой ненависти, боялся того чувства, которое испытывал к ней на самом деле. Никогда! Он размажет ее как грязь! Надо подумать. А не разорить нашего маленького наследника, будущего князя Аоринделл? Мысль мелькнула и угасла. Но, в принципе, ему понравилось, он просто еще не решил.

Герцог Граннелиэн пошел в известный дом. Требовалось сбросить напряжение. Там есть любой товар, он выберет похожую на нее светловолосую эльфийку с голубыми глазами, и сделает с ней все то, что ему хочется сделать с Лиссой. Да, это поможет! А потом он подумает над тем, как лучше заставить ее помучиться. О, ему совсем не будет скучно!

Прошло пять дней, наполненных для Фелиссии напряженным ожидание, по утрам к ней приходил поздороваться сын и захлебываясь рассказывал, как они с дядей Морисом были на его конезаводе, как тот учил его безошибочно выбирать лучших лошадей, потом, учил его магии. Джейми с горящими глазами поведал матери:

— Ты знаешь, он обещал мне показать мне одно заклинание, которое позволяет полностью лишить воли эльфа. Эльфа! Мы же вообще не поддаемся ментальному воздействию! Лишить способности говорить и двигаться, он будет выполнять любую твою волю! Представляешь?

Мама хорошо представляла. Она прекрасно помнила и заклинание, и все остальное.

* * *

Тарнариэль Босселиан приехал через неделю.

Как только приехал кузен, Фелиссия закрылась с ним в небольшой гостевой комнате, которую крайне редко использовали. Она боялась, что Граннелиэн мог установить в кабинете магическую прослушку. Там под завесой полной неслышимости Фелиссия откровенно рассказала о своих несчастьях. Тарнариэль обнял ее и долго молчал. Потом сказал:

— Не бойся, Лисса, я помогу тебе. Мы найдем способ справиться с Граннелиэном.

Расслабившаяся, наконец, Фелиссия расплакалась. Кузен утешал ее, вытирая слезы, когда она смогла успокоиться, попросила его рассказать, где он был и что делал все эти годы.

Оказалось, что Тарнариэль Босселиан состоит в тайной разведке Владыки эльфов. Он не стал вдаваться в подробности, но вкратце рассказал ей, что по особому поручению Владыки он выполняет функции советника при некоторых службах в мире людей. Он рассказал также, что мир людей, лишенный магии и еще многих других, привычных эльфам вещей, тем не менее, очень интересен, и ему там нравится. И что, скорее всего, он там и останется жить. На что Фелиссия с некоторым подозрением спросила, нет у него там какой-то зазнобы сердца? Тот помялся, но все же ответил, что есть. В заключение он сказал:

— Лисса, я более или менее представляю себе, что буду делать. Но ты не должна ничему удивляться. Обещай мне. Что бы ни происходило, ты должна мне верить.

Она кивнула, соглашаясь, и Тарнариэль ушел.

* * *

В тот же вечер Тарнариэль Босселиан просил тайной аудиенции у Владыки. Владыка принял своего верного слугу в секретном кабинете. Босселиан доложил правителю эльфов обстановку в мире людей, где он выполнял особое поручение, высказал свои прогнозы и опасения. Закончив доклад, Тарнариэль обратился к эльфийскому королю с личной просьбой о помощи и откровенно рассказал о ситуации с семьей Аоринделл. Упомянул, какой опасности подвергается его кузина и племянник со стороны герцога Граннелиэн. Владыка слушал его молча. Потом поднялся, подошел к окну, какое-то время постоял, глядя на ночной город. Затем повернулся к Тарнариэлю и сказал:

— Я знал, что мой племянник не в себе. Но даже представить себе не мог, что он зайдет так далеко. Я обращусь к…

Владыка прошелся, сделал паузу, потом продолжил:

— К вам пришлют дознавателя. Тариан, ты можешь быть свободен. Иди.

Эльфийский король отпустил Босселиана мановением руки. Уходя, он еще раз взглянул на Владыку, эльфийский король был сильно расстроен.

Дело в том, что герцог Морис Граннелиэн был необычайно талантлив. Он занимался фармацевтикой, под его началом работало несколько магических лабораторий, занимался парфюмерией, имел также плантации и оранжереи лекарственных растений, питомники, где разводили и лечили редких и исчезающих животных и, наконец, у него были лучшие конезаводы. Один из сильнейших магов королевства, неутомимый исследователь, он приносил эльфийскому миру огромную пользу и прибыль. Владыка знал его трагическую историю, и поэтому старался мириться со странными пристрастиями Мориса Граннелиэна. Но на этот раз все зашло слишком далеко.

* * *

Домой Тарнариэль попал уже ночью. Он собирался налить себе выпить, чтобы немного расслабиться и уснуть, как прямо в центре комнаты материализовалась женщина.

— Надо же, сама Майя, — подумал эльф.

Ему приходилось раньше встречаться с ней. Майя работала, как и Тарнариэль в мире людей и тоже оказывала услуги неким службам. Никто не знал, ни кто она, ни каковы ее истинные возможности, одно было известно точно, она из дознавателей. Проводит расследование, выносит и исполняет приговор там, где обычное правосудие не может вмешаться. Как она исполняет приговор, тоже никто не знал, просто объект постигало наказание от судьбы, равноценное его преступлениям.

Тарнариэль приветствовал гостью, предложил поужинать. Во время ужина он рассказал ей все что знал, Майя была о Тарнариэле хорошего мнения и согласилась помочь. Вместе они выработали примерную программу действий.

Глава 5

На следующий день с утра в доме князя Аоринделл появился Морис Граннелиэн. Он уже знал о приезде кузена Фелиссии. Морис был в напряжении, он не знал чего ожидать от этого непонятного, но определенно опасного эльфа, слишком много о нем рассказывали таинственного. В гостиной он застал Тарнариэля Босселиан мирно беседующего с Фелиссией и племянником. Джейми поднялся, радостно встречая опекуна:

— Дядя Морис, Добрый день! А к нам приехал мамин кузен, мой дядя Тарнариэль Босселиан!

Фелиссия взглянула на Тарнариэля, обращая его внимание на поведение сына, тот незаметно кивнул и поднялся навстречу герцогу. Босселиан представился и подчеркнуто дружелюбно обратился к Морису Граннелиэну:

— Очень рад знакомству с вами герцог. Я знаю, как высоко ценил вас покойный супруг Фелиссии. Поверьте, я счастлив, что столь достойный эльф является опекуном Джейми и протектором моей кузины. Кстати, мой племянник уже все уши мне прожужжал, рассказывая о том, какие у вас конезаводы.

Мужчины всегда мужчины, даже если они эльфы. Попробуй, похвали его транспортное средство, или другое, ценное для него имущество, и он твой. Через пару минут они уже оживленно обсуждали животрепещущую тему, Фелиссия не проявляла признаков обычной враждебности и отвращения, впрочем, при сыне она всегда сдерживалась, и Морис расслабился.

— Не посмела, — думал он, — Она не посмела признаться этому Тарнариэлю, отлично.

Кузен Фелиссии разоткровенничался. Делая вид, открывает страшную тайну, рассказал даже о том, ведет некоторые дела эльфов в мире людей, в завершение он сказал:

— И, кстати, зовите меня Тариан, меня так называют в том мире. Мне так больше нравится, чем Тарнариэль Босселиан. Пока выговоришь… — он заразительно засмеялся.

Морис подумал, что этот эльф довольно приятный парень, надо только кое в чем убедиться. И он предложил Тариану (раз он хочет, чтобы его так называли — пожалуйста) устроить ему развлекательную программу. А за одно и прощупать. Тот с радостью согласился:

— Морис, вы позволите так себя называть? Да? Я не был в столице уже… не помню даже, сколько лет, конечно, я хочу развлечься! Ведите меня, вы здесь гораздо лучше моего все знаете, — Он подмигнул Морису, — Лисса, дорогая, ты же не будешь скучать?

Лисса показала своим видом, что скучать не будет, и мужчины отправились развлекаться. Уходя, кузен обернулся, Фелиссия глазами показала на Джейми, тот ответил ей успокаивающим взглядом и вышел.

Морис расстарался, он провел для Тариана экскурсию по конезаводу, показал массу интересных мест, а ночью, отправив Джейми домой, пригласил кузена Фелиссии попробовать настоящие мужские развлечения, на что тот с восторгом согласился. Морис специально выбрал для него программу пожестче, но этот эльф с удовольствием предавался всем мыслимым извращением и ничем не дал в себе усомниться. Граннелиэну он даже понравился. Отлеживаясь в горячем бассейне после бурных развлечений, Тариан выразил свою благодарность и рассказал:

— Дааа, давненько я так не отдыхал, все время торчу в мире людей, служба… Но, ты знаешь, Морис, я обнаружил для себя там прекрасное развлечение, экстремальный спорт. Дело в том, что в мире людей нет магии.

— Я знаю, — вяло заметил расслабленный Морис.

— Так вот, представь, каково это, летать на параплане, или прыгать с парашютом в пропасть…

— С чем?

— Это такие летательные аппараты. Весьма легкие и весьма опасные в использовании. Адреналин просто зашкаливает, непередаваемые ощущения!

— Что сильнее, чем от всего этого? — герцог повел рукой вокруг.

— Для меня — да. Кстати, мне недавно подарили одну рабыню, — он доверительно приблизился к Морису и понизил голос, — Она любит боль. И вообще, разное… Мне совершенно некогда с ней возиться, кроме того, она напоминает мне мою кузину Лиссу. Из-за этого не могу с ней расслабиться, все кажется, сестричку трахаю, — Тариан захохотал.

Он пристально следил за Граннелиэном, тот проглотил наживку, при упоминании рабыни, похожей на Лиссу, напрягся и неподдельно заинтересовался. Тариан тем временем говорил, как ни в чем не бывало:

— Так вот, подарю-ка я эту рабыню тебе, такой эльф как ты вполне способен оценить ее по достоинству, а заодно и удовлетворить ее потребности, — он подмигнул Морису и продолжил, — Знаешь, она не совсем человек, и потребности у нее ого-го!

— Что ж, благодарю. Жди от меня ответного подарка.

— Ай, брось!

Пока Тариан хохотал, плескаясь в бассейне, Морис переваривал то, что узнал. Во-первых, его радовало то, что кузен не имеет видов на Лиссу, во-вторых, рабыня его, конечно, заинтересовала, очень… Он даже испытал нетерпение ее увидеть.

* * *

План Тариана сработал, ему удалось войти в доверие этому подозрительному и опасному эльфу. Морис действительно зациклен на Фелиссии, и он действительно очень сильный маг, не стоит даже пытаться его победить. Однако, у каждого есть свое слабое место. Именно для этого он просил помощи у Владыки. Перед тем, как передать Майю Морису, он просил ее принять облик, напоминающий облик его кузины Фелиссии.

* * *

Стоит ли говорить, что рабыня оправдала все надежды Мориса. Это была молодая, красивая человеческая женщина, и она действительно была чем-то похожа на Лиссу. Когда Тариан привел рабыню к нему домой, он принял ее у нового друга с нескрываемым удовольствием. И даже не мог дождаться, когда тот уйдет, сгорая от нетерпения обкатать свою новую игрушку. Тариан посидел еще немного, наслаждаясь нетерпением Мориса, потом поднялся, бросая взгляд на Майю. Та слегка улыбнулась ему уголками губ, словно говоря, что волноваться за нее не стоит, но Тариан все же беспокоился, Морис ему не нравился, он сразу понял, этот эльф больной на всю голову извращенец.

— Ну, что ж, оставляю тебя наедине с твоей игрушкой, — сказал он, обращаясь к Морису, а потом уже для рабыни, — Это твой новый господин, Майя, постарайся не разочаровать его.

Рабыня склонилась в низком поклоне, Морис поднялся проводить гостя, бросив на свое новое приобретение предвкушающий взгляд. Когда уже этот эльф уберется… Наконец Тариан ушел.

Морис вернулся в гостиную, рабыня ждала его на прежнем месте, но уже выпрямившись. Он обошел вокруг, разглядывая женщину, а заодно прощупывая ее ментально. Странно, мысли людей он всегда читал легко, а тут всего лишь немного эмоций. Очень интересно, впрочем, Тариан предупреждал, что она не совсем человек. Рабыня совершенно не излучала страха, или смущения, только некоторую заинтересованность и странную для ее положения гордость. Он остановился сзади, Так она еще больше была похожа на ту, до которой он хотел добраться… Морис приблизил лицо к ее затылку, и сказал, вдыхая запах волос женщины:

— Говори.

— Что хочет слышать мой новый господин?

— Я хочу, чтобы ты звала меня Морис. Всегда.

— Хорошо, Морис.

— А теперь расскажи мне кто ты и откуда.

Рабыня начала рассказывать о себе. Эльф пригласил ее присесть рядом с собой на диване. Слушая свою новую игрушку, Морис все больше убеждался, что она совсем не проста, умна и очень хорошо образована. Скорее всего, аристократка. Но он разберется в этом позже, сейчас настало время наслаждений.

— Если сумеешь доставить мне удовольствие, я тебя вознагражу, — сказал он, вставая и подавая ей руку.

— А что доставит тебе удовольствие Морис?

— Сейчас я хочу, чтобы ты ненавидела меня.

— Это будет легко, — рабыня улыбнулась, и от нее стали исходить волны ненависти и презрения.

— Так?

— Да… — горячо прошептал Морис, проводя губами по ее шее.

* * *

О, Морис был не просто доволен новой рабыней, он был в восторге. Пока он нещадно хлестал ее, прикованную к стене, кнутом, та, заходясь от ненависти к нему, кричала его имя. Потом он поставил ее на колени и… Ммммм…!!!!!

Граннелиэна до сих пор пронзало судорогой наслаждения, когда он вспоминал. После всего, он прижался к ее затылку, зарылся лицом в волосы и прошептал:

— Лисса…

Морис поразился регенерации своей рабыни, через несколько секунд от кровавых ран на спине не осталось и следа. Уже потом, когда они вдвоем принимали ванну, он спросил ее:

— И все-таки, почему ты рабыня?

— Считай, что я несу наказание, — она загадочно улыбнулась и добавила уже про себя, — Или приглядываю за кем-то.

Морис удовлетворился ее ответом. Через некоторое время она сказала:

— Ты ведь на самом деле не хочешь жестоко избивать и унижать ее. Ты хочешь, чтобы она топтала твое лицо, хочешь целовать ее следы, ради одного ее благосклонного взгляда ты готов…

Морис вскинул голову и ощерился, испытав укол беспокойства, она слишком легко прочитала его истинные чувства к Лиссе. Майя примирительно подняла руки, улыбнулась и предложила:

— За это ты можешь снова наказать меня, Морис…

Тут эльф расхохотался:

— Я понял, что имел ввиду Тариан, когда говорил, что у тебя запросы ого-го! У меня чуть руки не отвалились хлестать тебя кнутом, а тебе все мало.

Она улыбалась ему и сканировала его ментально. Морису в этом с ней никогда не тягаться, он даже не почувствовал. А вот Майя узнала много интересного.

Глава 6

У герцога Граннелиэн была глубоко хранимая тайна. В молодости он много путешествовал, наслаждаясь первыми годами свободы. Морис тогда был жизнерадостным юным эльфом, чистым мальчишкой. Находясь в мире людей, он встретил девушку, обычную человеческую девушку. Но для Мориса она стала милей всего на свете, он безумно ее любил и часто навещал. Граннелиэн даже хотел остаться навсегда рядом с ней и прожить свою жизнь в мире людей как человек. Но…

Но его отец решил, что мальчишка заигрался и ему следует повзрослеть. Его прекрасную, нежную Мари всю изрезали, а перед этим надругались, насиловали долго и извращенно. Морису остался только истерзанный труп любимой женщины и трехмесячная дочь Луиза. Он едва не сошел с ума, в тот день он действительно повзрослел. Он превратился в чудовище.

Молодой герцог Граннелиэн спрятал в мире людей свое дитя, единственное, что у него осталось светлого в жизни, а сам вернулся в мир эльфов. В первую очередь Морис отомстил отцу, заманил его в ловушку и убил. Но не сразу, старый герцог умирал очень долго, в ужасных мучениях. Его мать знала обо всем, она страшно переживала и, в конце концов, умерла от горя. Морис не сожалел, ему уже было все равно. Потом он стал вести тот самый образ жизни, какой вел и по сей день, отравляя своим ядом все, с чем соприкасался.

Однако у него были свои тайные светлые радости.

Граннелиэн тайно навещал свою дочь, отдыхал у нее своей черной душой, являлся глотнуть “чистого воздуха” среди своих гнусных дел и развлечений. Рядом с Луизой он снова чувствовал себя живым и нормальным. Он никогда не говорил ей кто она на самом деле, представлялся другом ее отца, баловал ребенка. Больше всего Морис боялся, что его тайну могут раскрыть и дочь пострадает. Он берег свое дитя как зеницу ока. Луиза росла так и росла сиротой, со временем герцог поместил девочку на учебу в закрытый пансион в мире людей. Сейчас ей было около 18 лет.

Это и еще кое-что другое узнала Майя, погрузившись в сознание Мориса. Например, она узнала, что тот безнадежно любит Фелиссию Аоринделл, что ее отвращение и ненависть заставляют его испытывать адские мучения, и только еще больше подталкивают совершать гнусные поступки. Что в отместку, чтобы сделать ей больно, он собирается развратить Джейми, или разорить, он еще не решил.

Майя наблюдала и оценивала Мориса Граннелиэна совершенно беспристрастно. Он без сомнения чудовище. Но в нем еще осталось что-то хорошее. Если отвлечься от его извращенных сексуальных пристрастий, в остальном, он весьма интересный и успешный маг и исследователь. Его зацикленность на княгине Аоринделл и навязчивое желание отомстить, унизив ее, проистекают из неутоленной страсти. Да, преступной страсти, но, как ни странно, эта страсть и служит ему некоторым оправданием. Майя решила дать ему шанс.

Через пару дней Мориса Граннелиэна зашел навестить Тариан. Он интересовался, доволен ли герцог его подарком. Герцог был более чем доволен, правда временами странная рабыня вызывала в нем тревогу своей необычайной проницательность и удивительными возможностями организма.

— Ни один эльф не обладает подобной регенерацией, а тем более человек, кто же она, — задумывался Морис.

Но как сексуальной рабыне, ей не было цены, о чем Граннелиэн откровенно сказал своему новому приятелю. Тариан рассмеялся и попросил разрешения поговорить с рабыней, чтобы убедиться, что она также довольна новым хозяином. Морис милостиво разрешил.

Во время короткого, ничего не значащего разговора, Майя ментально передала Тариану то, что ей удалось выудить из памяти Мориса Граннелиэн. Тариан был поражен. Посидев еще немного для приличия, он ушел, чтобы осмыслить полученную информацию и как-то в ней разобраться. Навестив вечером Фелиссию, кузен рассказал ей о том, что у Мориса есть дочь.

* * *

А жизнь шла своим чередом. Постоянно общаясь с Джейми и Граннелиэном, Тариан часто рассказывал о мире людей и о своем увлечении экстремальными видами спорта. Джейми загорелся, юному эльфу хотелось все попробовать самому. Он столько приставал к опекуну, что герцог Граннелиэн наконец согласился с его сумасшедшей идеей отправиться на каникулы в мир людей с дядей Тарианом. Тариан был только рад, что мальчик будет у него под присмотром, и взялся сам добиться разрешения его матери на эту авантюру. Во время последнего разговора с кузеном, Фелиссия просила узнать, где Граннелиэн прячет свою дочь. Она считала, что это даст ей дополнительные шансы в борьбе с ним. Тариан вынужден был согласиться, знание слабых мест врага действительно уравнивало их шансы.

Настали каникулы. Тариан забрал Джейми и Мориса Граннелиэна с собой в горы. Сначала они какое-то время находились в базовом легере, откуда должны были вылететь на место. Джейми был в восторге от предстоящих приключений, юный эльф просто сиял. Граннелиэн посмотрел на новые увлечения мальчишки с легким пренебрежением и вернулся в мир эльфов, предоставив Тариану самому заботиться о племяннике. У него зрело желание посетить княгиню Аоринделл наедине. Тариан был доволен отъезду герцога, он спокойно мог заняться поисками дочери Граннелиэна, пока Джейми лазал по горам со своими новыми знакомыми.

Джейми подружился с компанией молодых ребят, после похода по горам, они шумной бандой отправились догуливать каникулы в большой мегаполис. А по дороге ребята заехали в закрытый пансион, где училась младшая сестра одного из них. У сестры была близкая подруга, сирота. Джейми познакомился с девушкой и, разумеется, влюбился. Прекрасной, чистой первой любовью.

* * *

Вернувшись домой, Морис Граннелиэн не сразу решился отправиться в дом Фелиссии. Он испытывал непонятный страх и робкую надежду.

Вдова даже не повернулась к нему лицом. Она презрительно выставила его, не пожелав ничего слушать. Сказала, что никогда не примет опекуна своего сына наедине. Морис был вне себя от ярости. Черт бы его побрал, на что он надеялся! Она опять его унизила! Нет, больше он не станет ее щадить. Ей конец! И ее Джейми тоже!

Разъяренный Граннелиэн ехал домой, вдруг на улице на глаза ему попалась молоденькая эльфийка. Девушка, почти ребенок, она шла, неся корзинку с фруктами. Эльфийке не повезло, у нее были светлые волосы и голубые глаза, со спины она чем-то напоминала Фелиссию. Герцог жестом отдал своим сопровождающим приказ, девушку схватили и запихнули в карету. В карете ее связали, заткнув рот кляпом. Морис отправился в тот самый дом. Запершись в подвале “дома наслаждений” он велел своим слугам сечь девчонку плетьми, а сам смотрел на это все, представляя на ее месте Лису, потом отдал ее демонам-циклопам. А после, пресытившись зрелищем, уехал. Желаемого удовлетворения это не принесло. От несчастной исходили только волны боли и ужаса. Мало! Ему этого было ничтожно мало!

Вернувшись к себе, Граннелиэн быстро прошел в покои своей рабыни и велел ей ждать в комнате с цепями. Майя взглянула на эльфа, тот был явно не в себе. Она просканировала его, увиденное ей не понравилось. Пока Морис пристегивал цепями ее руки, его странная рабыня начала разговор о беззащитных перед насилием девочках, о сломанных жизнях, смертях, о горе их близких. О наказании. Он только зло рассмеялся и велел ей не отвлекаться по пустякам. Герцог отошел, чтобы выбрать плеть, Майя пристально смотрела на него. Потом негромко произнесла:

— Мене, текел, перес.

— Самое время цитировать библию. Не находишь? — насмешливо заметил Морис, пробуя в руке плеть.

Именно в этот момент Майя вынесла приговор.

Глава 7

Через пару дней вернулись из поездки Джейми и Тариан. Побыв немного с матерью, юный эльф побежал рассказывать дяде Морису о своих приключениях. Герцог Граннелиэн не хотел, чтобы молодой Аоринделл встречался с его рабыней, и повел его отмечать возвращение в ресторане. Джейми взахлеб рассказывал о том, как он летал, прыгал, плавал и нырял, герцог слушал его, снисходительно улыбаясь.

— Дядя Морис, ты знаешь, мы летели какое-то время на вертолете к промежуточному лагерю. Он находится повыше в горах. Оттуда спускались на парапланах до огромного круглого колодца. Это кошмарная адская пропасть! Мы прыгали в эту пропасть с такими маленькими парашютами, называется “летающее крыло”. Уххх, как было здорово! А на дне пропасти вход в пещеры. Там гигантская сеть карстовых пещер, по ним течет подземная река. Ты представляешь, какой адреналин от погружения с аквалангом в темные воды подземных рек?! А потом вверх поднимались по отвесным скалам!

— Мальчик мой, Джейми, ты говоришь совсем как Тариан, — рассмеялся Граннелиэн.

— Да, я в восторге! — эльф запнулся, смущенно продолжая, — Но произошло еще кое-что…

— И что же? — герцог насторожился.

— Я… я встретил там девушку…

Когда Джейми признался, что встретил там девушку, когда Морис увидел свет истинной любви в его глазах, он буквально взбесился. Ему захотелось растоптать и уничтожить мальчишку, однако он прекрасно владел собой. Только на лице герцога появилась улыбка голодного тигра. Распрощавшись с Джейми, Граннелиэн приказал своим людям следить за каждым его шагом.

* * *

Тариан сообщил Фелиссии, где скрывает свою дочь Морис Граннелиэн. Перед уходом он внимательно посмотрел в глаза своей кузине, уж очень ему не понравилось выражение лица Лиссы. Он попросил ее не делать глупостей, та, разумеется, согласилась. Однако, как только Тариан ушел, она стала готовиться, чтобы осуществить свой собственный план мести гнусному герцогу.

Той же ночью она тайно отправилась в мир людей и рано утром была в том самом пансионе, где училась Луиза, дочь Граннелиэна. Применив немного ментального воздействия, Фелиссия добилась того, что ей разрешили свидание с девушкой. Луизе она сказала, что знала ее родителей, убедила девушку, что ей грозит смертельная опасность, и предложила свою помощь. Напуганная неприятной новостью, слегка подкрепленной небольшим воздействием на психику, Луиза согласилась, и Фелиссия Аоринделл забрала ее собой, пообещав ей защиту и поддержку. Потом надежно спрятала дочь Граннелиэна на своей загородной вилле и приставила дополнительную охрану.

Когда Фелиссия возвратилась домой, ее немного мучила совесть, но княгиня заглушила внутренний голос, говоривший ей, что она поступила неправильно, ведь ребенок Мориса ни в чем не виноват. В конце концов, ее мальчик Джейми тоже ни в чем не виноват! Кстати, девочка ей понравилась, было в ней что-то очень светлое, чистое. Что-то, что пробуждало в княгине Аоринделл ту чистую девочку Лиссу, которой она была когда-то.

— Это ничего, что она полукровка, — рассуждала Фелиссия, — Я бы хотела видеть ее женой моего Джейми. Может быть, это поможет прекратить нашу вражду с Морисом.

Она была полна противоречивых чувств и благих намерений.

О, благие намерения!

* * *

Утром того дня на виллу приехал Джейми, он вообще любил там бывать. Вилла находилась в чудесном парке недалеко от города, там было очень тихо и очень красиво. Каково же было удивление юного эльфа, когда он встретил там свою возлюбленную.

* * *

Ближе к обеду Морису Граннелиэну донесли, что наследник князя Аоринделл на вилле со своей девушкой. Герцог, поняв, что это верный шанс одним шагом наказать вдову, вконец испортить мальчишку и потешиться, решил приказать своим псам девочку ее сына изнасиловать, мальчишку заставить смотреть. После его приезда ее можно будет и убить. Только это уже должно происходить на глазах нашей прекрасной вдовы! Это разобьет ее “нежное” сердце. А он явится как спаситель, чтобы собрать его по кусочкам, и поможет ей, на определенных условиях…

Но для начала, Фелиссию надо выманить и ненадолго отвлечь, чтобы можно было как следует подготовиться к спектаклю. Она поедет с ним оперу. Сегодня премьера “Риголетто”. Весь этот план созрел в голове Мориса мгновенно. Он отправил вдове Аоринделл ультимативное приглашение пойти с ним на премьеру, и был, весьма удивлен тем, что Фелиссия согласилась без возражений.

В театре Морис все время следил за ней, странно, но та не проявляла ни признаков беспокойства, ни обычного неприязненного отношения. Она даже как-то таинственно улыбалась своим мыслям, и в ее глазах моментами проскальзывало непонятное превосходство, которое выводило его из себя. Как бы то ни было, его план приведен в действие. Все, ее час настал.

* * *

Спектакль был окончен, Морис вез ее на виллу.

Почти подъехали. Лисса спала, а может быть, делала вид. Он вспомнил свои ощущения, когда она сидела рядом с ним в ложе, вновь почувствовал дикую радость и возбуждение при мысли о том, что все, наконец-то, будет, как он хочет.

Фелиссия не спала, она все-таки немного нервничала, потому что не совсем понимала, зачем этот садист везет ее на виллу. Эльфийка постаралась успокоиться, она хорошо спрятала девочку, ее не найдут. Тем более, что о ней никто не знает.

В конце концов, ей самой ничего не угрожает, откуда эта непонятная тоска…

* * *

На площадке перед входом их ожидал бледный и дрожащий начальник личной охраны герцога. Он не был в курсе кошмарных планов своего хозяина, для этих целей Граннелиэн имел совершенно другую команду. Эльф взглянул странным взглядом на княгиню, на герцога, потом, сбиваясь, начал:

— Мы немного опоздали… Нас успел перед своей смертью вызвать дворецкий княгини… На виллу был совершен налет, вся охрана перебита, почти вся прислуга тоже…

Княгиня Аоринделл чуть не упала в обморок от ужасного предчувствия.

— А… — попыталась спросить она, трепеща от страха.

— Наследник был сильно избит и заперт в подвале, а девушку зверски изнасиловали…

Морис жадно впитывал ужас и панику, отразившиеся на ее лице. Вот, вот он, долгожданный миг!

Фелиссия рыдала, рухнув на колени и заламывая руки.

— Лисса, дорогая, что это? Неужели я вижу тебя в слезах, на коленях? — Граннелиэн удовлетворенно рассмеялся, — Я, конечно, помогу тебе, если ты будешь умной девочкой… и хорошенько меня попросишь…

Она подняла на него пронизанный внезапной догадкой взгляд:

— Так это твоих рук дело?

Граннелиэн злорадно ухмылялся.

— Ты ничего не понимаешь… Ты не знаешь… Эта девочка твоя дочь! Я выкрала ее из пансиона и спрятала здесь, хотела тебе отомстить! — она задыхалась от рыданий, — Потом решила поженить их с Джейми…

Морис стоял как громом пораженный, потом с криком:

— Нет…!!! — бросился в дом.

В доме, в одной из комнат первого этажа склонился целитель над телом бесчувственной Луизы. Граннелиэн вбежал и замер на пороге, глядя на дочь. Он застыл, только глаза, не отрываясь, смотрели на истерзанную девушку.

На виллу уже прибыли Тариан с Майей. Тариан побежал в дом, выяснять степень постигшей их катастрофы, а Майя осталась с Фелиссией. Она взглянула в глаза рыдающей княгини Аоринделл, поморщилась, неприятно пораженная увиденным, потом проговорила:

— Ты же знаешь, что во всем этом есть твоя вина? Это ты привязала его к себе. Еще в самый первый раз, как увидела, когда ты сказала ему: “Ты мой”. Он не мог сопротивляться твоему ментальному приказу. и ты об этом знала, — Майя прервалась, помолчала немного и продолжила, — Ты ведь Маркуса не любила, брак с ним позволял тебе тешить свою гордость. А Морис вызывал в твоей душе темную, извращенную страсть. Да, он превратил твою жизнь в ад, но ты была счастлива жить в этом аду, ходить все время по лезвию бритвы, повторять “Ты мой”, зная, что терзаешь его и терзая этим себя.

Теперь уже на эльфийку смотрела дознаватель, Майя сказала:

— Надо было прекратить это сразу. С самого начала ты должна была открыться Владыке, или хотя бы отпустить его, потому что сам он не мог разорвать привязку. Но ты не сделала этого, тебе нравилось держать его на грани, играть им, тешить свою гордыню, наслаждаться своей безраздельной властью. Фелиссия, вдова Аоринделл, за все надо платить.

Дознаватель прошла в дом. В доме суетились эльфы из охраны Граннелиэна, выпустили запертых слуг. Тариан был с Джейми, избитый юноша был подавлен, на все вопросы дяди он отвечал молчанием. Пройдя в комнату, где лежала без сознания Луиза, дочь Граннелиэна, Майя спросила у целителя, каково ее состояние. Тот опустил голову, разглядывая свои руки, потом собрался с силами и ответил:

— Тяжелый шок. Девушка искалечена, у нее никогда не будет детей. Если она вообще захочет возвращаться к жизни.

Майя смотрела на Граннелиэна, он так и стоял в полной прострации, глядя с отсутствующим видом на свое дитя. Проходящие толкали его, но Морис ничего не чувствовал, словно превратился в камень. Бывшая рабыня подошла и, встав прямо перед ним, постаралась заглянуть в его глаза.

— Я позабочусь о ней, — сказала она.

В глазах Мориса появился проблеск какой-то мысли и угас. Он снова перестал реагировать на происходящее.

Эпилог

Сутки Луиза пролежала без чувств, а потом неожиданно исчезла. Вслед за ней исчезла и Майя.

Через какое-то Владыка эльфов посетил родовое имение князей Аоринделл, чтобы самому разобраться в произошедшем. С ним был Тариан. По дороге он объявил Владыке, что собирается взять молодого князя Джейми Аоринделл с собой.

— Ему нужно уехать отсюда и заняться чем-то, что поможет забыть тот кошмар, невольным участником которого он оказался. Там я смогу за ним присмотреть.

К приезду Владыки вилла была приведена в порядок, словно ничего и не происходило.

Вдова Аоринделл решила навсегда поселиться на той вилле. Герцог Граннелиэн так и остался в состоянии полного оцепенения. Фелиссия стала о нем заботиться, находилась при нем постоянно. Новый дворецкий доложил, что княгиня и герцог гуляют.

Владыка эльфов и Тариан из окна кабинета наблюдали, как Фелиссия катила по парку коляску, в которой сидел бесчувственный и безучастный ко всему герцог Морис Граннелиэн.

— Он превратился в растение, выжег себе мозги. Ни на что не реагирует, молчит, ходит под себя. Неизвестно, сколько он сможет прожить в таком состоянии, — сказал Тариан, — Моя кузина о нем заботится. Она винит себя во всем.

Владыка эльфов молчал. Видит Бог, он тоже винил себя за то, что вовремя не вмешался.

— Вот он, итог, — думал эльфийский король, — Перед лицом содеянного, запоздалое раскаяние.

Он — в инвалидном кресле, в молчании. Живой труп.

Она — его добровольная пожизненная сиделка.

Нет больше места гордости. Расплата за то, что оба в своей гордыне и жажде мести преступили черту — страшное наказание за грехи.

Еще неизвестно, как сложится судьба их детей, ставших заложниками ситуации.

Эти двое хотели безраздельно владеть друг другом, вот, теперь он навсегда принадлежит ей, а она ему.

Владыка передернулся, таким ужасным показался ему приговор, который судьба вынесла им обоим, и все-таки, блажен тот, кто получил свое наказание при жизни.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии