загрузка...
Перескочить к меню

Зеленые корольки (СИ) (fb2)

- Зеленые корольки (СИ) (а.с. Времена и нравы-2) 102 Кб, 23с. (скачать fb2) - Екатерина Руслановна Кариди

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Кариди Екатерина Руслановна Зеленые корольки

Можем ли мы понять, насколько ценно то, что мы можем предложить другим и то, что хотим получить от них взамен?

Пролог

У эльфов есть свои миры, однако они нередко живут среди людей. А у людей существует много легенд об эльфах, о их невероятной красоте и долголетии. Вероятно, эльфы каждый раз улыбаются, когда об этом слышат. Эльфы действительно дольно красивы, особенно в молодости, но они не красивее людей, просто слишком зациклены на своей внешности и нигде не показываются без гламора.

К сожалению, в погоне за идеальностью они утратили остроту чувств, удовольствия стали смыслом их жизни. Эльфам безразлично даже то, что они потихоньку вымирают. Они все чаще объединяются в однополые пары, а если, заметьте, если, хотят иметь детей, прибегают к немыслимым ухищрениям. Эта древняя раса за время своего существования сделалась слишком рафинированной, циничной и изнеженной. Сильные страсти для них большая редкость, и именно потому те, кому довелось их испытывать, не променяют это счастье ни на что. Даже на долголетие. Долгая жизнь бывает только у тех из них, кто ничего не чувствует, ни любви, ни ненависти, ни страсти, ни страданий. Долгая жизнь, но жалкая, пустая жизнь.

Эльфы, знающие, что такое истинная страсть, живут ненамного дольше людей.

Глава 1

Вымышленная реальность. Наши дни.

В поместье Серебряные скалы, расположенном на прогретом солнцем южном склоне отрогов М… хребта прекрасные фруктовые сады и виноградники. Земли поместья окружены лесистыми горами, укрывающими сады от холодных ветров. Благодаря мягкому климату, фрукты там спеют почти круглый год. Ранней весной клубника, черешня, летом вишня, скороспелые яблоки, персики, инжир, виноград, а в начале сентября начинают поспевать корольки, а потом уже хурма, поздние яблоки, груши. Красноватыми и полупрозрачными корольки становятся к концу ноября, но сладкими бывают уже в сентябре, когда они еще крепкие и зеленые. Замечательные фрукты, выращенные в поместье, славятся дивным вкусом и ароматом, и подаются к самым богатым и изысканным столам всего мира.

Однако, несмотря на почти легендарную славу садов, свое название поместье получило вовсе не из-за них, а из-за окружающих его скал, казавшихся на ярком солнце серебристыми. Старинный господский дом, больше похожий на замок, находится в самом сердце поместья. А из господского дома открывается вид на сады и чудесные скалы. Род Трап…в, восходящий к древним королям, владеет поместьем Серебряные скалы уже больше шестисот лет.

Сейчас в Серебряных скалах постоянно проживали Теодор Трап…р старший с супругой и небольшой штат прислуги. Патриархальные отношения между жителями поместья наводили на мысли о большой библейской семье. Теодор Трап…р старший с удовольствием работал вместе со своими людьми, он говорил, что такой образ жизни не даст ему постареть раньше времени, а его супруга Морган всегда охотно возилась на кухне и в саду. Изредка Трап…в. навещали дети, дочь Дениз с мужем и детьми и сын Теодор Трап…р младший.

Когда Елена Ф…р приехала в это уединенное старинное поместье, ей было 10 лет. Так вышло, что родители девочки погибли. Сначала мать в авиакатастрофе, а вскоре после этого разбился на машине отец. Елена приходилась дальней родственницей хозяина, и Трап…ы. взяли девочку к себе. Для ребенка, выросшего в городских джунглях, прекрасное поместье Серебряные скалы показалось уголком из сказок, что когда-то читала ей мать. Девочка была совершенно счастлива в этом волшебном мире, куда не проникала городская суета, и жизнь текла размеренно и неторопливо.

А потом в один из дней в начале сентября в этом сказочном месте появился настоящий прекрасный принц. Когда 10-ти летняя Елена впервые увидела 18-ти хозяйского сына, он показался ей слишком прекрасным, чтобы быть обычным человеком. Девочка решила, что этот синеглазый юноша с волосами цвета спелой пшеницы сошел со страниц сказки. Она потрясенно смотрела огромными восторженными глазами, как он приближался к ней. А потом ей почему-то захотелось догнать его и как следует с ним поругаться, потому что “принц” прошел мимо и ее совсем не заметил. Однако, по зрелом размышлении, Елена подумала, что видимо “принцу” не нравятся пухлые розовощекие маленькие девочки. Это ее огорчило, но зато она обрела цель в жизни.

С тех прошло четыре года. Они с кузеном Теодором, конечно же, познакомились. Хозяйский сын не был заносчив, и даже дружил с ребятами из прислуги. Они вместе совершали вылазки в ближайший городок и там куролесили вовсю, за что неоднократно бывали наказаны Теодором старшим. Разумеется, наказание смягчалось благодаря заступничеству матушки. Но, несмотря на все старания, прекрасный кузен Теодор не обращал на 14-ти летнюю Елену никакого внимания. Елене было обидно, ну что ж поделаешь, если она такая щекастая, да и вообще кровь с молоком, особенно пониже спины. Встречая Елену на кухне, в саду или в доме, вредный кузен мог потрепать ее по волосам, и сказать:

— Привет, Пышка!

Вот и все, Совсем не этого ей хотелось.

Через год, в начале сентября, приехав в очередной раз, он вдруг заметил во дворе свою подросшую кузину, и с удивлением воскликнул:

— Да это Пышка Елена! А ты выросла и стала еще пышнее.

Елена готова была провалиться сквозь землю. С этого дня она стала сознательно сторониться Теодора, и решила сесть на диету. А еще она в тот год открыла для себя любовные романы и… зеленые корольки. Было начало сентября, тепло, солнечно. Она усаживалась за столиком в саду, выносила блюдо с фруктами. Отложив книжку в сторону, она счищала с них шкурку, резала на тонкие полупрозрачные пластинки и посыпала душистым перцем. Потом клала перед собой тарелку, забиралась в шезлонг с ногами, читала и съедала их, жмурясь от удовольствия. Теодор не раз замечал, как девушка сидит с книжкой в саду, однажды он, проходя мимо, стащил из ее тарелки тоненькую пластинку зеленого королька, положил в рот, сморщился и сказал:

— Пышка, как ты это ешь?

Елена собиралась было ответить, но Теодор уже ушел. Его не интересовал ее ответ.

А в романах тем временем прекрасные принцы влюблялись в нежных дев, совершали подвиги ради того, чтобы быть вместе со своими возлюбленными. И, разумеется, все заканчивалось свадьбой. В мечтах Елена представляла, как кузен Теодор в один прекрасный день заметит ее и влюбится, а уж она-то не станет сразу ему отвечать взаимностью, она-то его помучает, но не слишком долго. Надо ли говорить, что Теодор совершенно ни о чем не подозревал и весело проводил время в городке со случайными подружками. Так прошло еще два года.

А Теодор к тому времени уже окончил университет и продолжал свое дальнейшее образование. В очередной приезд ему, когда ему снова попалась на глаза Елена, кузен остановился.

— Пышка, ты совсем взрослая стала. Отлично выглядишь, — сказал он, оглядев Елену мужским взглядом, и многозначительно поиграл бровями.

Кузен Теодор сказал и прошел дальше, но для Елены с этого мига началась новый отсчет. Ей показалось, что он ее “заметил”. Ее прекрасный принц ее заметил! С того дня она старалась попасться Теодору на глаза, завязать с ним разговор, как-то еще привлечь его внимание. Но, как ни пыталась Елена, вызвать его интерес, для 27-летнего Теодора, привыкшего к обществу раскрепощенных светских дам, она все равно оставалась глупой маленькой пухлой девчонкой.

Она по-прежнему усаживалась в саду с тарелкой зеленых корольков читать свои романы. Зная, что ее хорошо видно из дома, Елена надеялась, что “принц” заметит ее и выйдет посидеть с ней в сад. Когда военная хитрость не удавалась, она сама начинала искать его. Теодора сначала забавляли усилия девчонки привлечь его внимание, потом это стало откровенно раздражать. Чтобы избавиться от нее как от назойливой мухи, он стал насмехаться над ее неопытностью, необразованностью, пристрастием к любовным романам и несъедобным зеленым королькам. Он говорил, что ей совершенно нечем заинтересовать такого человека как он. Еще он говорил, что терпеть не может пухлых деревенских девственниц. Елена тогда затаила обиду, и решила, что докажет этому самовлюбленному типу, что она никакая не пухлая деревенская девственница. Что она совсем взрослая и интересная женщина.

Весь год она потратила на “самосовершенствование” и ждала его приезда с нетерпением. Она даже умудрилась, несмотря на строгий надзор мадам Трап…р, избавиться от девственности. Первый опыт, ей совершенно не понравился, но она верила, что с ее “принцем” все будет по-другому, все будет просто волшебно. Елена хотела, чтобы он в нее влюбился, потому что сама-то она влюбилась в него еще в 10 лет. Девушка не знала, что в жизни, которую ведет Теодор, где разнообразные женщины меняются как в калейдоскопе, нет места любви, есть лишь понятие “скучно”, или “не скучно”.

Наконец, столь долгожданный для Елены день настал. На этот раз кузен Теодор приехал вместе с двумя коллегами. Его друзья, подающие большие надежды молодые люди, были очень талантливы и красивы. “Все семи пядей во лбу” — подумала про себя Елена. В это раз кузен и его гости наконец-то обратили на нее свое внимание. Она действительно выросла и стала довольно соблазнительной и миловидной. К неудовольствию Елены, они держались все это время вместе, а ее не устраивало снисходительное подтрунивание компании чересчур умных молодых людей, занятых малопонятными для нее разговорами. Ей никак не удавалось встретить Теодора одного, чтобы с ним поговорить, а времени оставалось все меньше.

В вечер перед отъездом они устроили “пляжную вечеринку” у бассейна. Вся молодежь пила коктейли, курила травку, веселилась допоздна. Ночью Елена пришла к Теодору. Сначала он даже не хотел ее впускать, сказал, что не собирается иметь дела с деревенскими девственницами. Тогда Елена посмотрела в его глаза и сказала:

— Я больше не девственница. И я хочу тебя.

Он покачал головой, снисходительно усмехнулся, и также снисходительно взял ее. Все затаенные ожидания Елены оправдались. Близость с “принцем” действительно оказалось для нее волшебной. Когда потом счастливая Елена сказала, что все же нашла, что ему предложить, он смеялся до слез. Потрясенная девушка смотрела на Теодора, она-то говорила про свою любовь и чистое сердце, и не могла понять, что его так смешит. Тот отдышался, встал с постели и сказал:

— Девочка, я сегодня добрый. Запомни, ты совершенно ничего не можешь предложить такому человеку как я, разве что молодость. Да и то, лишь на один раз. Но ты упряма, Пышка, и я хочу сделать тебе подарок — незабываемое удовольствие. Ты мне доверяешь?

Елена была обижена его словами, но она его так любила, конечно, ему доверяла! Она завороженно кивнула.

Теодор вынул из шкафа шелковый шарф, попросил разрешения взглядом, и, получив его, завязал ей глаза. Потом погладил по щеке и снова спросил:

— Ты мне доверяешь?

— Да. — прошептала Елена.

— Повтори это еще раз.

— Да!

— Тогда просто чувствуй.

Тогда он не спеша стал привязывать сначала руки Елены к спинке кровати, снова погладил ее по щеке, рука спустилась на шею. Затем он привязал ее ноги. Затем ненадолго оставил ее одну. Елена чувствовала себя как в чаду, ее трясло от волнения, но под ласковыми руками и губами, напряженная в начале, она постепенно расслабилась и отдалась на волю невероятных ощущений. Для Елены все смешалось в фантастическом сладком дурмане. Потом она почувствовала на себе и другие руки и губы, хотела было запротестовать, однако легкие прикосновения и нежные поцелуи лишили сил, Елена еще глубже погрузилась в то сказочное наслаждение, что ей дарили эти трое.

Когда обессилевшую от невероятного наслаждения девушку, наконец, освободили, она уже была не в состоянии даже разговаривать, только сквозь сон услышала:

— Ну вот, а ты думала, что любишь меня, глупышка. Никакой любви нет, а есть только секс. Который ты будешь вспоминать потом всю жизнь, когда станешь добропорядочной домохозяйкой. Прощай, кузина Пышка.

Когда на следующее утро Елена проснулась в комнате кузена Теодора, гости давно уже уехали. Костер, который полыхал вчера в ее душе, сменился на утро мертвой золой. Она чувствовала себя брошенной, страшно одинокой, она чувствовала преступницей. Ее мучило сознание собственной испорченности. Как же так, думала она, она же любит Тео, как же она могла вести себя как мартовская кошка, и делать это с ними со всеми. Какая же она развратная дрянь. Елена казалась себе грязной, долго мылась в душе и плакала. Можно соскрести всю грязь с тела, но нельзя отмыть душу. А душа болела еще и оттого, что ее сердце оказалось никому не нужно.

Когда девушка наконец вышла в кухню, у нее не было сил посмотреть в глаза людям. Мадам Трап…р не проявила снисхождения и высказала ей все, что думала.

— Ты маленькая хитрая тварь. Если ты надеялась таким образом забеременеть и привязать Тео к себе, то можешь не обольщаться. Он позаботился о том, чтобы не оставить в тебе ни капли семени. Видеть тебя не желаю, развратная девчонка.

Девушка забилась в свою комнату и вылезала до следующего утра. На следующий день рано утром, пока все спали, она уехала. Елена не могла больше оставаться в Серебряных скалах, ей казалось, что все знают о ее позоре, и даже камни там ее осуждают. Конечно, мадам Трап…р была жестока в своих обвинениях, и в чем-то может быть даже права, но только корыстных замыслов у Елены никогда не было. Хотя бы в этом ей было не за что себя упрекнуть.

Глава 2

Елены переехала в столицу, надеясь затеряться в огромном мегаполисе. Там, подальше от Серебряных скал, где ее никто не знает, и где никому нет ни до кого никакого дела, легче будет начать все сначала. Так в тот момент казалось Елене. Она устроилась на работу, постепенно у нее появился новый круг знакомых. Однако, ей никак не удавалось вернуть утраченное душевное спокойствие. Она по-прежнему считала себя порочной, потихоньку возненавидев свое тело, она забила его татуировками. Ей хотелось наказать свою плоть, что предает душу, забывая любовь и заменяя ее похотью. Похотью грязной, проклятой, приносящей наслаждение телу и муки душе. Теперешняя Елена больше не мечтала о прекрасных принцах, девушка считала себя извращенкой, не имеющей права на счастливую семейную жизнь. Она говорила себе, что ее место отныне только среди таких же как она, извращенцев.

Днем Елена много работала, а ночи, не приносящие покоя, занимала поисками себя. Воспоминания о той злосчастной ночи преследовали ее, они приходили в ее сны и вторгались в ее мысли днем. Что сделал с ней Теодор, за что?! Чтобы жить дальше, ей надо было как-то избавиться от этих будоражащих душу воспоминаний. Стереть, заменить новыми. Иначе она просто сойдет с ума. В то время она много экспериментировала со своей сексуальностью. Ненавидя тело за отзывчивость ко всем видам удовольствий, пробовала ваниль, а потом более рискованные наслаждения. Это закономерно привело ее в закрытый клуб Стива Дж…са, однако, ничего не приносило ей желанного облегчения, потому что после бурных ночей вновь наступало утро, а вместе с ним и прежние мучительные мысли. Проклятая ночь с Теодором не желала уходить из ее памяти.

Однажды в тот закрытый клуб, куда обычно ходила Елена, зашел старый знакомый Дж…са, некто NN. Он никогда не представлялся своим настоящим именем, его все знали как Монте-Кристо. Надо сказать, это был очень интересный индивидуум. Он был достаточно богат, чтобы исполнять любую свою прихоть, не считаясь ни с кем и ни с чем, и его жизнь всегда проходила вне общества. Но NN вовсе не был таинственным злодеем, как Фантомас, не наслаждался унижением и страданиями других, и не лелеял планов мирового господства. Монте-Кристо просто был светлым эльфом из Миарфила, живущим среди людей. Странником по жизни, вечно ищущим то, ради чего стоило бы жить. Он считал, что ему повезло, потому что он жил как человек, любил, страдал, и, конечно же, рано состарился, но ни разу не пожалел ни о чем. Сейчас NN было 80, выглядел он на 55, стройный и подтянутый, потому что в силу своей конституции эльфы не становятся дряблыми, и не расползаются как амёбы, зарастая жиром. И, хотя его некогда золотые волосы теперь были седыми, черные глаза сохранили свой молодой блеск. NN был хороший менталист, а менталисту тяжеловато жить среди людей, однако, ко всему можно привыкнуть. Просто не надо подпускать к себе близко кого попало. Особенно, хорошо изучив человеческую породу.

Монте-Кристо сидел в компании Стива, когда его скучающий взгляд случайно упал на распятую девушку, которую хлестал плетью какой-то мускулистый дом в кожаных штанах, Что-то в девушке показалось ему странным и неправильным. Пока эльф пытался определить, что же именно его насторожило, сэт закончился. Мужчина отвязал девушку, она дружески поблагодарила его и пожала руку. Потом она накинула куртку, как ни в чем не бывало, отправилась к барной стойке, взяла коктейль и включилась в беседу сидевших там нескольких домов. NN вдруг понял, что показалось ему странным. Она совершенно не была возбуждена сексуально, и ей также не нравилась боль, эльфу стало ясно, что девушка вовсе не соответствовала этому месту. Зачем же она здесь?

— Пусть эта подойдет, сказал он Дж….су.

Стив сразу понял, кого NN имел в виду. Он отправил за Еленой официантку, и вскорости девушка присоединилась к нему и его гостю. Монте-Кристо некоторое время молча рассматривал ее, затем взглянул на Стива, тот понял немую просьбу, и словами:

— Оставлю вас одних. — удалился.

Когда Стив ушел, глядя в зал, NN обратился к девушке с вопросом:

— Ведь ты не любишь боль, и не испытываешь от происходящего никакого удовольствия, зачем ты здесь?

Тут она подняла на него глаза, и эльф почувствовал легкий трепет предвкушения. Монте-Кристо ожидал чего угодно, но увидеть здесь, в этом мрачном, пропитанном похотью, подвале среди хлыстов и наручников эту знающую и бесконечно грустную улыбку, улыбку Джоконды, было слишком хорошо. А она посмотрела на странного, интересного седовласого мужчину с черными глазами, очевидно немолодого, но хорошо сохранившегося, невесело хмыкнула и сказала:

— Боль — это мое наказание.

Старый эльф понял, что, возможно, сегодня он встретил именно то, что искал все последние годы. Идеальный материал. Он знал, что эта девушка может стать его прекрасной Галатеей, если он как Пигмалион очистит ее от уродливых наслоений.

В тот же вечер NN предложил ей свое покровительство, Елене было нечего терять, она согласилась.

Глава 3

Она называла его Монти, ему так нравилось. Не сразу, но он добился от нее полного доверия, и девушка все-таки рассказала ему про поместье Серебряные скалы, про его прекрасные сады и серебристые скалистые горы, где она была там счастлива. И о Теодоре, о своей глупой и безнадежной любви. О том, что он сделал с ней, о наваждении от которого она никак не могла избавиться. Глядя в наполненные тоской глаза Елены, Монти проникся к ней глубоким сочувствием. Тогда, желая помочь девушке, он стал ее любовником.

Вы знаете, что такое секс с эльфами? Нет? Вам повезло, потому что больше ничто не сможет сравниться с той волшебной нежностью, которую можно испытать только в их объятиях. После этого невозможно будет спать с обычным мужчиной, никогда будет не так хорошо.

И все-таки сказочные ночи с Монти не стерли из ее памяти той единственной. Потом он объяснил ей:

— Елена, девочка моя, такое бывает, но редко. Только если женщина действительно любит. А ты этого Тео любишь. Но ничего, мы что-нибудь придумаем.

Она поникла головой, понимая, что теперь ей никогда не стать нормальной. NN готов был удавить Теодора Трап…а своими руками. Нельзя же, нельзя быть таким бесчувственным, он еще хуже его соотечественников — отмороженных эльфов из Миарфила. Однако он сдержался. Утешая девушку, эльф понял, что ей никогда не избавиться от чувства собственной неполноценности, если она не встретится с Теодором Трап…м вновь. Но в это раз встреча должна быть уже на равных. А еще, ему стало интересно увидеть гордого потомка древних королей у ног его кузины — простушки. Проще говоря, NN решил помочь Елене отомстить Теодору Трап…у и получить Серебряные скалы. Конечно, потребуется довольно много времени и некоторые усилия, зато будет чрезвычайно увлекательно. К тому же, старый эльф успел привязаться к Елене как к родной, и уже предвкушал удовольствие, которое он получит от всего этого.

Прежде всего, он уложил Елену в клинику, где ей удалили все шрамы и татуировки и привели в полный порядок. А потом он ее воспитывал, очень мягко, но уверенно, никогда не унижая. Ибо идеальная женщина, которую Монти лепил из нее, должна быта иметь гордость царицы, а унижений в ее жизни и без того было достаточно.

* * *

Прошло 10 лет.

Монте-Кристо был все эти годы ее лучшим другом, учителем, любовником, отцом, собеседником. Он дал ей прекрасное образование, такое, какое получали члены королевских семей. Все обучение проводилось только в домашних условиях, с соблюдением полной конфиденциальности. Монти одевал Елену как принцессу, дарил ей изумительные драгоценности. Это ее веселило. Она иногда говорила:

— Монти, мне ничего не нужно, ты даешь мне больше, чем я могла бы мечтать. Но зато, твоей следующей подруге, той, что будет после меня, достанется королевское приданное.

Монти улыбался, он знал, что у него больше не будет никаких других. Старый эльф прекрасно осознавал, что, сам того не желая, влюбился в Елену, и никто и никогда не сможет ее заменить.

Такова судьба всех Пигмалионов, они непременно влюбляются в свое творение.

* * *

Все эти годы Монти не выводил ее в свет, он берег как зеницу ока свою тайную Галатею. Вместе они объездили весь мир, посещали известнейшие центры культуры, древние храмы, уголки дикой природы. Он даже брал ее с собой в свой мир. А в Миарфиле у нее были молодые эльфы, не обремененные моральными принципами, прекрасные, нежные, сексуальные и холодные. Старый Монти ей нравился куда больше, чем молодые бездушные эльфийские любовники. Да и жить в мире людей, ей нравилось больше.

Во время своих странствий по миру людей они подолгу жили у друзей Монти. Больше года они гостили у шейха А… Когда в беседе шейх случайно узнал о той проблеме, которая мучила Елену, он предложил NN:

— У меня в гареме, — шейх оглянулся перед тем, как поведать своему другу эльфу тайну, — Два демона инкуба. Они отрабатывают повинность, которую на них наложил Владыка, обучают наложниц секретам невероятных наслаждений.

NN подумал, что это может сработать, разорвет непонятную привязку, от которой страдает его девочка. Он и сам страдал вместе с ней, потому что любил ее, не надеясь на взаимность. Те ночи, которые он иногда, прикрываясь беззаботной веселостью, выпрашивал у нее, были для него невероятно сладки и горьки одновременно. В конце концов, он отказался от этого терзающего его душу мучительного счастья. Слишком больно.

Монти рассказал Елене о инкубах и предложил попробовать.

Вы представляете себе, что такое секс с инкубом, с двумя инкубами? Нет? Хорошо, потому что после этого лучше сразу умереть. Никогда и никто не сравнится с ними.

Но почему-то волшебные ночи с инкубами не смогли заставить ее забыть о той единственной. О той проклятой ночи.

Просто, никакой секс, даже самый умопомрачительный, не заставит женщину забыть мужчину, к которому она испытывает чувства.

Монти это даже обрадовало. Возможно, это покажется эгоистичным, но к инкубам он ревновал. Ревновал и боялся, что им удастся то, что не удалось ему, и тогда Елена будет к ним привязана. А теперь он вздохнул с облегчением.

Надо сказать, Монти никогда не мешал Елене иметь отношения с мужчинами, если ей этого хотелось. Они обсуждали вместе ее любовников. К ним Монти уже не ревновал, он смирился и понимал, что годится своей девочке в дедушки, и теперь обожал ее, как дедушка может обожать любимую внучку. А еще Монти любил над ней подтрунивать, всегда помогал ей советом, восхищался ее страстью к новым знаниям, способностью анализировать и делать неожиданные выводы. В общем, старый эльф ужасно гордился своим прекрасным творением.

* * *

Елене исполнилось 28 лет.

Когда NN увидел ее в полутемном подвале клуба, она была потерянной, запутавшейся в собственных переживаниях девочкой, сейчас за эти десять лет Елена стала спокойной, уверенной, несравненной женщиной.

Она не была красавицей, она была интересной и пикантной. Невысокая брюнетка с яркими голубыми глазами. Блестящие густые волосы цвета молочного шоколада. Светлая кожа, нежный румянец, бледно розовые улыбчивые губы. Стройная женственная фигурка, небольшая аккуратная грудь, тонкая талия, чуть тяжеловатые красивые бедра. Красивые длинные пальцы с загибающимися кверху кончиками, как у мадонн на полотнах старинных мастеров. Но главным достоинством и несокрушимым оружием Елены было невероятное обаяние и грация. А когда она оживлялась во время беседы, глаза ее загорались, искрились, переливались дивным внутренним светом. Но характер Елены, приобретшей за эти годы немалый жизненный опыт и уверенность в себе, теперь напоминал нежнейший бархат снаружи и сталь внутри.

Она стала потрясающе прекрасной.

Цель Пигмалиона — NN была достигнута. Его Галатея ожила. Он понял, что обучение его девочки закончено. Теперь, чтобы жить дальше, ей нужно отпустить прошлое. А значит, им пора возвращаться в мир.

* * *

Прошедшие 10 лет не испортили внешности Теодора Трап…а, теперь он походил на крупного хищника, ленивого на первый взгляд, но всегда опасного. Теодор мало изменился, разве что стал еще более уверенным, и его неприкрытая циничная и опытная сексуальность действовала на женщин безотказно. Красивый, выше среднего роста, хорошо сложенный, спортивный, поджарый синеглазый блондин с густой копной пшеничных волос.

Он достиг очень высокого положения, стал известен в высших кругах как умнейший, образованнейший человек и процветающий бизнесмен. Теодор Трап…р младший расширил семейное дело, открыл филиалы во многих странах. Как представитель аристократического семейства, потомок древнего рода, и красивый мужчина, он пользовался огромной популярностью. Однако Теодор не спешил надеть ярмо брака, предпочитая вести светский образ жизни “золотого” холостяка. К его услугам были разнообразнейшие утонченные экзотические удовольствия, а вокруг всегда вертелось множество женщин всех возрастов в надежде привлечь его внимание. У него, конечно же, имелась официальная невеста, однако она также не спешила узаконить отношения.

Все это время Теодор Трап…р младший жил нескучно, но по инерции, и потому ему все равно было ужасно скучно. Разумеется, он и думать забыл о своей кузине, и ни разу за эти годы он не вспоминал о том далеком эпизоде с маленькой глупой девчонкой из Серебряных скал.

Глава 4

Сегодня старый эльф, известный в обществе как Монте Кристо, собирался впервые появиться с Еленой на людях. Он нисколько не волновался за свою воспитанницу, потому что знал, она теперь безупречна. И все же NN не отпускала внутренняя тревога. Все очень просто, за эти годы Елена стала частью его души, ему было больно думать, что, возможно, она захочет его оставить. Эльф не признавался себе, однако отчетливо осознавал, что вместе с его прекрасной Галатеей из его жизни уйдет смысл.

В этот вечер он появился с Еленой на приеме в честь ХN… впервые после многих лет отсутствия. Несмотря на замкнутый образ жизни, Монти был очень известен в обществе, всем было интересно из первых узнать о его странствиях. Вокруг Монти и его спутницы тут же скопилось кольцо желающих познакомиться с прекрасной незнакомкой, которую Монти, заинтриговав общественность, представил как дочь старинного друга. По внешнему виду и акценту Елены невозможно было определить ее происхождение, и появление таинственной спутницы NN стало главным сюрпризом вечера.

Елена была в струящемся шелковом платье стального цвета, подчеркивающем фигуру. Великолепные голубые топазы и бриллианты, оттеняющие цвет глаз дополняли ее наряд. Внешне Елена ничем особенным от женщин в этом зале не отличалась, наряды и драгоценности у всех дам соответствовали их высокому статусу. И вместе с тем, она отличалась. Как отличается один единственный лебедь от окружающей его стаи павлинов. Взгляды мужчин, присутствующих в зале то и дело обращались в ее сторону. Ловили каждое ее движение, то как она подносит бокал ко рту, как пьет, как двигается, искрится, смеется. Монти был горд, сопровождая самую интересную женщину в зале.

NN хорошо знал и семью Теодора Трап…а, и его сына Теодора, и семью его невесты, он со страхом и нетерпением ожидал появления Теодора. Он сам привел Елену сюда, чтобы заставить, наконец, взглянуть в лицо своему прошлому. Однако, Монти понимал, что если все сложится так, как он планировал, то скорее всего Елена будет для него потеряна. Старый эльф ощущал себя обреченным, но все равно готов был пройти этот путь до конца.

Вскоре появился Теодор Трап…р младший со своей невестой Соней Х…и, красивой светской львицей из очень известной и знатной семьи. Теодор сразу заметил в зале NN и его спутницу, они с невестой подошли поздороваться с Монти, который представил их друг другу, а сам незаметно наблюдал за реакцией. Елена сохраняла полную невозмутимость и дружелюбие, Теодор явно был заинтересован. Невеста Теодора леди Соня бросила на Монти откровенно заинтересованный оценивающий взгляд, словно собиралась купить его, как, скажем, породистую лошадь или сексуального раба, потом немного пообщалась с Еленой, и, извинившись перед всеми, отправилась разыскивать подруг, чтобы обговорить с ними вопросы предстоящего благотворительного вечера. Монти, мысленно усмехнувшись холодному, практически эльфийскому цинизму леди Сони, предложил Теодору отойти ненадолго, переговорить с хозяином приема о некоторых деловых проектах, пока Елена отправилась в дамскую комнату.

Внешняя невозмутимость и то отрешенное спокойствие, которое она выказала при встрече, далось Елене нелегко. Теодор Трап…р по-прежнему вызывал в ней бурлящий коктейль чувств, но теперь она не могла бы сказать точно, что за чувства преобладают в этом коктейле. Надо как-то абстрагироваться от ситуации, взглянуть со стороны. И время, ей нужно было время, чтобы разобраться. Она мыла руки в тот момент, когда вошла Соня Х…и. Женщины встретили друг друга светскими улыбками и обменялись парой дежурных фраз. Соня оглядывала Елену с нескрываемым интересом, видя в ней потенциальную соперницу. Но не за сердце Теодора, сердце будущего мужа ей было глубоко безразлично. А Елена, присмотревшись к невесте Теодора, пришла к выводу, что они достойная пара, оба безразличны ко всему на свете, кроме собственного удовольствия.

* * *

Монти спокойно, как энтомолог за наколотой на булавку бабочкой, наблюдал за тем, как Теодор старается скрыть свой очевидный интерес к его спутнице, как пытается с помощью наводящих вопросов узнать о ней побольше. В разговоре Монти вскользь упомянул, что Елена гостит у него, а когда понял, что тот проглотил наживку, пригласил Теодора на неделю в свое поместье. Теодор тут же с радостью согласился.

Когда они с Еленой ехали домой, Монти, скрывая свое беспокойство и душевную боль, весело сообщил:

— Елена, девочка моя, привлеченный твоей феерической красотой, изысканностью манер и обаянием Трап…р младший приедет погостить к нам в поместье на неделю.

Елена встретила новость молчанием, она никак не могла понять, что же творится с ней, что она чувствует к Тео теперь. Оставшуюся дорогу они проехали молча. Видя ее подавленное состояние и задумчивость, Монти больше не пытался с ней заговорить.

Глава 5

Теодор Трап…р младший приехал вечером в пятницу. NN встретил его вместе с Еленой, которую он еще раз представил как дочь старинного друга, и больше не появляется, сказавшись внезапно появившимися делами.

Одному Богу известно, чего это ему стоило. Отойти в сторону, уступить ее Теодору. Но он был для своей девочки другом, он не мог иначе. Не важно, что сердце разрывалось в его груди, он улыбался Елене, когда сказал:

— Ну вот, через неделю ты получишь и Теодора Трап…а, и Серебряные скалы. Беги к нему, девочка моя, а я поработаю.

Монти знал, что Елена его никогда не забудет, и что они в любом случае останутся друзьями. Однако старому эльфу хотелось большего, но он не смел позволить себе думать об этом.

Теодор Трап…р в отсутствие хозяина был поручен заботам его прекрасной гостьи, и вышло так, что они с Еленой провели эту неделю почти вдвоем. Елена знала, что изменилась до неузнаваемости, и “прекрасный принц” ее юности, ее не узнает. Это давало некоторое преимущество, однако ничего не гарантировало. Она сама не знала, чего ждет от встречи с ним, решила просто говорить, говорить обо всем, чтобы понять, в конце концов, чего хочет сама.

А он был поражен с первого же момента. Он ведь, черт побери, не мальчик, и женщин перевидел на своем веку великое множество. И простушек и аристократок, но эта… Эта была похожа на таинственную, немного грустную принцессу из старинного романа о тех временах, когда доблестные рыцари без страха и упрека сражались с драконами, истребляли чудовищ и совершали подвиги во имя любви к своей даме. Ужасно глупо, но ему хотелось самому стать таким рыцарем.

Они вместе обедали, или прогуливались по парку, или говорили о чем-то, а Теодор не переставал пристально изучать ее и восхищаться. Она казалась ему царственно аристократичной, и вместе с тем простой и доброжелательной. Теодор сам был прекрасно образован, но его потрясала ее эрудиции, тонкое знание нюансов различных мировых культур, способности видеть ситуацию под неожиданным углом, и, конечно, замечательное чувство юмора. Он, как истосковавшееся по солнцу растение, стремился согреться ее теплом и обаянием, ловил мягкий свет глаз. Правда Теодор иногда замечал, что в них проскальзывает непонятное выражение. Мужчина остро чувствовал в ней скрытую грусть, и хотел разгадать, утешить, присвоить, скрыть от всего мира.

Эти несколько дней были тяжелыми для Елены. Она прекрасно владела собой, но все равно ощущение того, что она обманывает Теодора, было неприятным. Еще странным было вот что. Она так долго мечтала об этой встрече, боялась ее, сотни тысяч раз проговаривала мысленно, что выскажет ему, когда он наконец поймет, кто она, а сейчас… Вот он, рядом, а ей все равно. Раньше находясь рядом с другими, она думала о нем, а теперь рядом с ним она думает о Монти. О Монти! Вспоминает моменты близости, разговоры, его смех, его манеру смотреть, наклонив набок седую голову. Так странно… Как же быть…

NN все это время держался в отдалении и наблюдал на ними, за мужчиной и женщиной. Переживания измучили его и еще больше состарили. Он видел, что мужчина покорен, влюблен без памяти. И он стремится завоевать женщину. Монти его понимал, он сам влюблен в нее без памяти и без надежды. Когда все закончится, ему останется только вернуться в Миарфил и тихонько умереть от тоски. Потому что без нее ему не жить.

* * *

Теодор Трап…р влюбился. Он осознал это. Осознал за те несколько дней, проведенных за беседами с Еленой. И вдруг такой мелкой и безнадежно тоскливой показалась ему вся его жизнь. Такая скучная жизнь. Но Теодор был готов изменить все, если эта женщина его полюбит. Он был готов добиваться ее любви, сердце словно выросло в его груди от этих мыслей. Накануне отъезда Теодор решил объясниться с Еленой, и сильно волновался, перед тем, как начать этот разговор, но надеялся на успех. Она его полюбит, не может быть иначе, он же видел, что ей небезразличен.

* * *

Они сидели в саду, был солнечный осенний день, середина сентября. На столе среди фруктов стояла тарелка с зелеными корольками. Теодор говорил, а она слушала его признание в любви молча. Потом взяла с тарелки зеленый королек, фруктовым ножичком аккуратно сняла с него шкурку, порезала на тонкие пластинки, посыпала молотым душистым перцем и начала есть, жмурясь от удовольствия. У него промелькнула не оформившаяся тревожная мысль, какой-то момент из прошлого. Но он не стал ее додумывать, он с трепетом ждал ее ответа на свое признание. Елена некоторое время молчала, потом заговорила, продолжая есть тоненькие зеленые пластинки, посыпанные перцем:

— Всегда любила зеленые корольки с душистым перцем. Их надо резать тоненькими дольками, так вкус острее. По вкусу зеленых корольков можно определить, что они смогут предложить, когда созреют. Если зелеными эти плоды сладкие и ароматные, то когда они поспеют, станут просто бесподобными.

Потом бросила на него непонятный взгляд и продолжила:

— Когда была молоденькой, пухлой и наивной девчонкой, тоже очень любила зеленые корольки с душистым перцем. Не встречала, чтобы кому-то еще нравилось подобное вкусовое сочетание, а ты не встречал, кузен?

Узнавание пришло как удар. Вот сейчас Теодор Трап…р наконец понял, кто перед ним. Онемел.

А она посмотрела ему в глаза и сказала:

— Тео, ты тогда совершенно точно определил мою ценность в твоем мире, и ясно дал понять, что я ничего не могу предложить такому человеку, как ты. Тебе не нужна была ни моя любовь, ни мое тело. Та проклятая ночь… — она опустила голову, умолкнув, потом продолжила, — Я потратила 10 лет жизни, чтобы доказать себе, что я не пустое место.

Теодор дернулся, желая что-то сказать, но она не позволила.

— Все эти годы мне хотелось встретиться с тобой, хотелось отомстить. Чтобы чувствовал то же что и я, чтобы мучился, как я, чтобы влюбился. А теперь… Теперь мне понятно, что мне действительно нечего тебе предложить. Потому что у меня больше нет ни любви к тебе, ни чистого сердца. Все во мне теперешней, что так поразило твое воображение и вызвало огонь в твоей душе — лишь плоды образования, полученного в школе жизни.

Елена поправила приборы на столе, свернула салфетку, и глухо произнесла:

— Мне даже не хочется тебе мстить. Прости, нам не стоит больше встречаться.

Она встала и ушла. Теодор остался сидеть, как громом пораженный. Потом встал и немедленно уехал.

А Елена направилась в кабинет к Монти.

Старый эльф сидел в кресле, отвернувшись от стола к окну. Вертел в руках стакан с виски. Он все эти дни морально готовился к тому, что Елена оставит его и уедет с Теодором. Он любил ее, как женщину, как друга, как дочь, и понимал, что все равно ее потеряет. Он стар. Что теперь он может предложить ей, когда красивый, молодой, богатый мужчина, которого она любила все эти годы, будет у ее ног.

Елена тихо зашла, налила себе виски в бокал, подошла к нему, положила руку на плечо. Какое-то время они вместе смотрели через окно на парк, Елена молча гладила его по плечу, а в нем медленно умирала надежда. Чтобы не длить свои страдания, старый эльф спросил:

— Поговорили?

— Монти, скажи, тебе нравятся зеленые корольки?

— В общем да, они крепенькие, сладкие и похрустывают как яблоки. Ты не ответила, девочка моя, вы поговорили?

— Да.

— И, — Монти улыбнулся из последних сил.

— Он уехал.

— А ты?

— А я нет.

— Я же видел, он был по уши в тебя влюблен! Он уехал, почему ты не с ним?

Елена молчала.

— Ты же не могла забыть его все эти годы?

Теперь они молчали оба, он смотрел в сад, а она смотрела на него и гладила по плечу.

— Возможно, я просто не могла понять что-то важное все эти годы?

Монти затрепетал от невероятного предчувствия. Потом все-таки решился посмотреть на нее. Елена улыбнулась ему и кивнула. Боже, не дай ему ошибиться и поверить, он же не переживет…

— Ты не понимаешь… Я уже стар, что я могу предложить тебе теперь…

Монти отвернулся, он не хотел, чтобы она видела слезы в его глазах.

— Ты молода, красива, умна, весь мир будет у твоих ног…

— Мне не нужен весь мир, мне нужен мой старый, лучший в мире друг, учитель, любовник.

Она склонилась к нему, заглянула в глаза, опустилась на колени, прижимаясь к нему.

— Ты не можешь мне больше ничего предложить, потому что и так ты мне уже давно все отдал. Ты подарил мне свою любовь и свое сердце. Ты увидел меня, когда я была почти мертва, разглядел и выходил.

— Но ты же всегда хотела вернуться в Серебряные скалы, ведь на всей земле не было для места лучше, — пытался сказать Монти, но он она положила руку на его губы, заставляя умолкнуть.

— Молчи Монти. Нет никого лучше тебя, и нет в мире места лучше, чем рядом с тобой.

Из глаз старого эльфа катились крупные слезы. Она и сама плакала и не могла остановиться, обнимая его и целуя в мокрые щеки. А потом сказала:

— Монти, тебе не кажется, что мы оба становимся ужасно сентиментальными? Что там у нас сегодня на ужин?


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии