загрузка...
Перескочить к меню

Ставка на любовь (fb2)

- Ставка на любовь (пер. В. А. Львов) (а.с. Дочери игрока-3) (и.с. Обольщение) 562 Кб, 290с. (скачать fb2) - Шарон Сэйл

Настройки текста:



Шарон Сэйл Ставка на любовь

Есть люди, питающие настолько сильную страсть к азартным, играм, что готовы поставить на кон не только деньги, но и собственную жизнь. Они принадлежат к особой породе «игроков». Большинство же из нас идут по жизни, словно по узкой, раз и навсегда определенной колее, не желая воспользоваться рискованной возможностью круто изменить свою жизнь. Но есть среди нас и такие, кто тратит всю жизнь на нескончаемые поиски Госпожи Удачи в надежде с ее помощью обрести, наконец, счастье.

Эта книга посвящается тем, кому посчастливилось найти «золотую середину» между этими крайностями.

Глава 1

…Мир праху его…

Во сне Лаки Хьюстон едва слышно застонала и беспокойно заерзала на автобусном сиденье. Страшный сон не выпускал ее из своих объятий.

…Лаки, девочка моя, не позволяй им этого делать! Не надо меня хоронить! Это все какая-то нелепая ошибка! Я вовсе не умер!..

Из-под густых ресниц выкатилась крупная слеза и медленно поползла по щеке девушки. Кошмар продолжался. Сражаясь с ним во сне, Лаки не замечала сочувственных взглядов сидевших рядом пассажиров.

…Куини! Что-то случилось с Ди! Я никак не могу ее найти!..

Лаки вновь чуть слышно застонала, потому что кошмар не прекращался.

…Куини! Куини! Где ты? Я не вижу тебя! Что произошло с моей семьей? Что случилось с моим миром?..

Лаки Хьюстон уже четыре дня была в пути, передвигаясь большей частью на междугородных автобусах. Она пустилась в дорогу с сердцем, полным надежд и мечтаний, но теперь, когда утомительное путешествие близилось к концу, кошмарный сон разом вытеснил все чувства, оставив только мучительный страх.

Голова девушки безвольно покачивалась ни спинке кожаного сиденья, пока большой и довольно неуклюжий автобус протискивался по городским улицам к автовокзалу. Все ее тело покрыла холодная испарина, перед глазами неотвязно мелькали сцены кошмарного сна.

Она снова переживала дни мучительного страха, которые сменялись то призрачной надеждой, то безысходным отчаянием.

…Комья грязи глухо ударялись о крышку соснового гроба, разлетаясь в разные стороны. Пальцы Куини были такими теплыми, а Джонни был таким холодным… Не кидайте так много земли! Он же не сможет дышать!..

Ее крик о помощи остался без ответа. Надо их остановить! Надо откопать Джонни, пока еще не поздно!

Лаки во сне машинально протянула руку вперед, чтобы отвести в сторону лопату с глинистыми комьями, и… неожиданно ощутила кожаную поверхность спинки сиденья.

Тут же очнувшись от сна, она выпрямилась, глядя перед собой широко раскрытыми от ужаса глазами. Ее губы не могли сдержать дрожь. Прошло еще несколько секунд, прежде чем она поняла, что Крейдл-Крик, в котором она выросла и где была могила Джонни Хьюстона, ее отца, остался далеко позади. Реальность встретила ее резким скрежетом тормозов большого пассажирского автобуса. Окутанный раскаленным воздухом и облаком дизельных выхлопов, он свернул с одной из центральных улиц Лас-Вегаса и остановился на территории автовокзала.

Лаки бессильно откинулась на спинку сиденья, все еще дрожа от пережитого в кошмарном сне и от того, что очутилась наконец в Лас-Вегасе, городе мечты ее отца, Джонни Хьюстона.

Ослабевшая от бури противоречивых чувств, она поднялась и на непослушных ногах вышла в проход между рядами.

«Боже мой, — подумала она, чувствуя, как влажные от пота джинсы облепили ноги. — Я еще не успела сойти с автобуса, а уже чувствую себя совершенно измочаленной, совсем как проститутка, что жила через дорогу от нашего старого дома. О, Куини, мне так нужна твоя поддержка, но ты сейчас слишком далеко… Что же мне теперь делать?»

Не успела Лаки мысленно произнести эти слова, полные неуверенности и смятения, как ей почудилось, будто она слышит голос Джонни Хьюстона, своего покойного отца: «Принимайся за дело, детка, не бойся! Просто начни делать то, о чем мечтала…»

Стараясь подавить в себе зарождавшуюся панику, которая возникла при мысли о том, что ей придется в одиночку устраивать жизнь в этом огромном городе с дурной славой. Лаки подхватила дорожную сумку и, повесив ее через плечо, стала пробираться к выходу вместе с остальными уставшими от долгой дороги пассажирами автобуса.

Ее ждала новая жизнь.


Николас Шено раздраженно бормотал себе под нос ругательства, когда кто-нибудь из разношерстной толпы только что прибывших пассажиров или же какой-нибудь бродяга из числа тех, кто вечно сшивается на вокзалах, осмеливался подойти вплотную к сияющим хромированным поверхностям и зеркальным стеклам его великолепного «ягуара» цвета шампанского.

Николасу было тридцать шесть лет. Он принадлежал к привилегированному классу жителей Лас-Вегаса, города, который никогда не спит. За всю свою жизнь ему не довелось испытать сомнительного удовольствия оказаться среди пестрой людской толпы на городском автовокзале. Если бы не приезд Кьюби Торбетта, он бы уже давно покинул это место.

Отец Николаса, Пол Шено, очень нуждался в своем верном слуге Торбетте, поскольку был прикован к инвалидному креслу в результате недавнего серьезного инсульта. Если бы не умелые старания Кьюби, преданного друга и компаньона Пола Шено, Ник вряд ли бы смог успешно продолжать семейный бизнес.

Нетерпеливо поводя плечами. Ник в который уже раз засунул руки в карманы серых слаксов, чувствуя прикосновение к спине, чуть влажной от пота, голубой шелковой рубашки. Еще неизвестно, что было для него хуже — долгое ожидание на автовокзале приезда Кьюби или же возвращение домой, где его ждали нелегкие проблемы, которые требовали скорейшего решения.

Если бы вчера Чарли Сэмз, шофер семьи Шено, не был арестован, то сейчас именно он, а не Николас, торчал бы тут, на автовокзале, встречая слугу Пола Шено. Николасу пришлось терпеливо объяснять представителям власти, что ему никогда в голову не приходило, что нанятый его семьей шофер в служебное время занимался перепродажей наркотиков, используя для этого принадлежавший семье Шено шикарный лимузин. Нику было известно только одно — он полностью доверял этому человеку, но, судя по всему, здорово ошибся в нем. Вообще-то Ник очень редко ошибался.

Неожиданно на его машину навалился пьяный бродяга, и Николас тихо выругался. Пьяница с трудом восстановил равновесие и тупо уставился остекленевшими глазами на автомобиль, словно он только что вынырнул перед ним из ниоткуда.

— Эй, поосторожнее, приятель! — недовольно буркнул Ник, осторожно отодвигая пьянчужку в сторону. Тот молча повернулся и, покачиваясь, направился в другую сторону.

Как ужасно, что Ник не знал наверняка, каким именно рейсом должен приехать Кьюби Торбетт. Увы, с ним по телефону разговаривал не Пол, не сам Ник, а все тот же Чарли Сэмз, который теперь, под арестом, отказывался разговаривать с кем-либо, кроме назначенного ему судом адвоката.

Вздохнув, Ник провел рукой по взъерошенным ветром волосам и принялся внимательно вглядываться во вновь прибывших пассажиров междугородных рейсов, надеясь увидеть наконец среди них Кьюби Торбетта.

И тут он увидел ее… В этот момент он разом забыл обо всем на свете.

Красивых женщин в Лас-Вегасе было почти так же много, как фишек для игры в покер. Поэтому Ник не должен был обратить внимание на еще одну красавицу, прибывшую в город междугородным автобусом. Но, странное дело, увидев ее, он не смог отвести взгляд в сторону.

Она была высокая и могла показаться излишне худощавой и по-мальчишески угловатой, если бы не пышный высокий бюст, дерзко натягивающий выцветшую красную блузку. Черты ее лица были абсолютно ординарными, но производили совершенно необыкновенное впечатление. Высокие славянские скулы, тонкий, чуть вздернутый нос и большой рот притягивали к себе словно магнитом глаза всех мужчин.

Порыв ветра принес с собой еще одну волну горячего воздуха, но Ник даже не почувствовал этого, равно как перестал замечать беспрестанно сновавших вокруг него людей. Он был целиком поглощен созерцанием черной косы незнакомки. Она, раскачиваясь, словно маятник часов, в такт ее шагам, то и дело задевала за накинутый на плечо ремень большой дорожной сумки.

Будучи владельцем и одновременно управляющим одного из самых старых и прибыльных казино в Лас-Вегасе, Ник Шено повидал немало обнаженных женских тел, поэтому теперь должен был бы остаться равнодушным к ее загорелой коже, видневшейся в прорехах на бедрах и коленях потертых джинсов. Однако, к немалому удивлению. Ник поймал себя на размышлении о том, была ли ее кожа такой же шелковистой на ощупь, какой казалась, и была ли она такой же загорелой в иных местах… Должно быть, он слишком долго пробыл на солнце, если принялся всерьез размышлять о совершенно незнакомой красотке в дырявых джинсах, только что сошедшей с междугородного автобуса.

Украдкой наблюдая за ней издали, Ник увидел, как она, подойдя к стенду с бесплатными буклетами местных клубов, казино и риэлторских агентств, стала перекладывать в сумку по одной брошюрке из каждой ячейки. Потом она подобрала со скамейки газету, оставленную там за ненадобностью прежним владельцем. Затем девушка увидела ряд игровых автоматов, и Ник еще внимательнее стал следить за ее действиями. Ему показалось, что он узнал неподвижный взгляд заядлого игрока, появившийся было на ее лице при виде автоматов. В этот момент она наклонилась и быстро подобрала с земли монету в четверть доллара, валявшуюся рядом с одним из автоматов. Ник был почти уверен, что теперь она опустит эту монету в специальную щель и станет завороженно глядеть на мелькающие символы до тех пор, пока игра не кончится. Каково же было его удивление, когда она ловким движением сунула монету не в щель автомата, а в карман собственных потертых джинсов. За всю свою жизнь в Лас-Вегасе ему еще не приходилось видеть такое! Она не стала играть!

— Так-так, — пробормотал Ник, — значит, твоя внешность обманчива, за ней кроется что-то иное…

Окинув взглядом толпившихся рядом с ней людей, Ник заметил мужчину, который тоже пристально наблюдал за девушкой, вероятно, считая ее легкой добычей. Неожиданно Ник почувствовал желание защитить незнакомку, укрыть от чужих нескромных взглядов и тут же поспешил уверить себя, будто это из-за того, что у него давно не было женщины.

Удивляясь самому себе. Ник на секунду задумался и потерял девушку из вида. Когда он осознал, что она исчезла из его поля зрения, его охватила легкая паника, чувство, которое едва ли было уместным в подобной ситуации. Первым порывом Ника было желание тут же бросить свою машину и отправиться на поиски незнакомки, однако прежде чем он успел осуществить это безумное намерение, она внезапно вынырнула из толпы спешивших покинуть автовокзал пассажиров и, отойдя чуть в сторону, принялась внимательно оглядываться по, сторонам. Заметив девушку. Ник внезапно испытал такое огромное облегчение, что даже рассердился на себя.

Она продолжала спокойно, с чувством собственного достоинства рассматривать окружавших ее людей и яркие указатели с названиями улиц, а Ник не мог оторвать взгляд от незнакомки, поразившей его необычным поведением. Наконец она, судя по всему, мысленно приняла какое-то решение и неожиданно двинулась в сторону машины Ника. Его сердце мгновенно наполнилось непонятной радостью, и он уже чуть было не замахал ей рукой, как вдруг вспомнил, зачем приехал на автовокзал. Он должен встретить Кьюби Торбетта, а не эту хорошенькую провинциалку в драных джинсах. Глубоко вздохнув. Ник опустился с облаков на грешную землю.

Но как только девушка подошла почти вплотную, все доводы разума были моментально забыты. Он негромко присвистнул, но когда она повернулась в его сторону, мигом забыл слова, что вертелись у него на языке, и непроизвольно вздрогнул. В ее глазах неправдоподобно яркого зеленого цвета было такое ледяное недоумение, какого Нику никогда не доводилось видеть в глазах иных женщин. Ее губы чуть улыбались, но глаза и сердце оставались холодными. В том не могло быть никаких сомнений. Это очевидное несоответствие заставило Ника не только задуматься о его причине, но и сделать то, чего он не делал уже несколько лет. Он попытался «подцепить» незнакомку.

— Только что приехали в Лас-Вегас? — нарочито небрежно поинтересовался он и увидел, как она медленно кивнула в знак утвердительного ответа.

— Совершенно верно, — негромко ответила она, оставаясь абсолютно невозмутимой, хотя на самом деле нервничала из-за того, что ей пока не удалось найти свободное такси. Она едва замечала Ника, потому что все ее мысли сейчас были заняты чеком на пять тысяч долларов, который она засунула в лифчик. Она с трудом подавляла желание проверить его целость и сохранность.

До сих пор она жила в полной уверенности, что, попади она в беду, на помощь ей придут ее сестры… и даже отец, сутками напролет игравший в карты и рулетку. Теперь же она осталась один на один со всеми своими проблемами. Джонни Хьюстона похоронили на прошлой неделе. Одна из сестер, которую звали Даймонд, должно быть, теперь уже в Нэшвиле с человеком, который пообещал сделать из нее звезду. Куин, самая старшая из трех сестер, сейчас тоже, наверное, в пути к новой, неизвестной пока жизни. Кто знает, пересекутся ли когда-нибудь пути сестер… При одной мысли о том, что она, вполне возможно, никогда больше не увидит Куин и Даймонд, Лаки чувствовала мучительную боль в сердце.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, она тут же почувствовала прикосновение к нежной коже груди кусочка плотной бумаги. Это напомнил о себе чек на пять тысяч долларов — сумма, которая теперь составляла все ее состояние. Лаки знала, что распорядиться этими деньгами она должна с умом.

Чувствуя присутствие рядом разговорчивого незнакомца, она слегка закусила нижнюю губу, безуспешно пытаясь отыскать взглядом в потоке машин свободное такси. Краем глаза она заметила на его запястье часы

«Ролекс», а на одном из пальцев перстень с бриллиантом. Именно о таком типе мужчин говорила ей Куини, предостерегая от каких-либо разговоров с ними. Должно быть, этот человек наркоделец, а то и… сутенер! Там, откуда приехала Лаки, ни один мужчина не мог честно заработать на такие часы и такой шикарный автомобиль.

«Не надо паники, — мысленно приказала себе Лаки. — Вокруг нас сотни людей, он ничего не сможет мне сделать в присутствии такого количества свидетелей».

— Может, вас подбросить? — так же небрежно спросил Ник, думая про себя, что если она хоть немного умна, то непременно откажется от его предложения. Сесть в машину совершенно незнакомого мужчины было бы верхом легкомыслия и неосторожности.

В душе Ник знал, что выбрал не тот способ знакомства. Из такого разговора не могло получиться ничего путного.

На лице девушки появилась сардоническая улыбка. Долгие годы нищеты и унижения в Крейдл-Крике обучили ее этому в совершенстве.

— Спасибо, доберусь сама, — ответила она с гортанным южным акцентом, выдавая свое происхождение.

На лице мужчины тут же появилась ответная улыбка. Как ни пыталась Лаки убедить себя в обратном, этот незнакомец все же заинтересовал ее. Взглянув на него украдкой, она заметила, как его лицо просияло, а когда он вынул руки из карманов брюк, у нее возникло ощущение, что ему захотелось прикоснуться к ней.

— Поездка на такси обойдется вам в немалую сумму, — сказал Ник, разглядывая прорехи на ее джинсах и мысленно решая, были они сделаны нарочно или же появились в результате долгого ношения. Он никак не мог понять, были драные джинсы последним писком моды или же неопровержимым знаком настоящей нищеты. — Я тут встречаю одного человека, — продолжил Ник, — и если вы согласны немного подождать, буду счастлив довести вас куда угодно на моей машине.

— Послушайте, мистер, — с неистребимым гортанным выговором произнесла Лаки, — я знаю, что выгляжу как только что прибывшая провинциалка. Собственно говоря, так и есть. Но я не дурочка и не собираюсь поддаваться на уговоры такого подозрительного типа, как вы.

— Но я вовсе не хотел…

Лаки остановила его одним взглядом. Слабая улыбка исчезла с ее лица, которое мгновенно превратилось в холодную презрительную маску.

— Не хотели? Черта с два! — насмешливо фыркнула она и двинулась прочь.

Ник остался стоять на месте, чувствуя себя побежденным. Его мужское существо подавало тревожные сигналы, но он не мог отвести взгляд от соблазнительных загорелых ног решительно удалявшейся незнакомки.

Случилось невероятное! Ник Шено был отвергнут! Не один, не два, а целых три раза одной и той же женщиной в течение одной минуты! Это был, несомненно, рекорд.

Спустя несколько секунд он вдруг понял, что под джинсами у этой девушки не было белья. Застонав, он не смог сдержать улыбки — вот чертовка! Увы, он не знал даже ее имени…

— Привет, Ник! Вот это да! А где Чарли? Я думал, меня будет встречать шофер, а не ты.

Почувствовав на плече дружескую руку Кьюби Торбетта, Ник облегченно вздохнул:

— Слава Богу! Я уж думал, ты никогда не приедешь. Садись в машину, Кьюби, я все расскажу тебе по дороге домой.

Высокий мужчина плотного сложения с неуклюжей походкой и неожиданно мягкой улыбкой на лице послушно уселся на переднее пассажирское сиденье. Он явно старался сделать свое большое тело как можно компактнее, мысленно радуясь тому, что дорога до виллы Шено будет несравнимо короче той, что ему пришлось проделать из штата Огайо до Лас-Вегаса.

— Как хорошо снова вернуться домой, Ник, — задумчиво пробормотал Кьюби.

— О, как бы я хотел, чтобы ты, наконец, преодолел свой страх перед самолетами! — вырвалось у Ника, и его брови непроизвольно взлетели вверх, делая выражение лица умоляющим. — Ты даже представить себе не можешь, что мне пришлось пережить в ожидании твоего прибытия на этом проклятом автовокзале!

Кьюби добродушно расхохотался в ответ. Выруливая со стоянки. Ник не заметил, как длинноногая незнакомка остановила свободное такси и уселась на заднее сиденье.

— Куда едем, мисс? — спросил водитель, не глядя на молоденькую пассажирку.

Лаки была рада, что ей легко удалось отвязаться от прилипчивого незнакомца, похожего на сутенера. Услышав простой вопрос водителя такси, она задумалась. Действительно, куда ей теперь ехать? Ответа на этот вопрос она не знала… Однако вечер был не за горами, а ей вовсе не хотелось провести ночь на улицах этого большого и совсем чужого ей города.

— Пожалуй, в какой-нибудь мотель… Не слишком дорогой, но приличный, — неуверенно произнесла она.

Таксист покачал головой: типичный ответ только что приехавшей завоевывать большой город провинциалки.

— Вы только что приехали? — на всякий случай спросил он, заранее зная ответ.

Лаки лишь вздохнула, с трудом подавляя желание отругать таксиста за вопрос, ответ на который был совершенно очевиден. Впрочем, ему, должно быть, надоела монотонная работа, и он решил немного поболтать с молоденькой пассажиркой. Лаки подумала, что не грех поддержать разговор.

— Да, — коротко ответила она.

Таксист молча кивнул, но не прошло и десяти секунд, как он задал ей еще один вопрос, ответить на который было очень легко.

— Собираетесь остаться здесь?

— Мне больше некуда ехать, — не задумываясь о глубоком подтексте своих слов, сказала Лаки.

Взглянув в зеркало заднего вида, таксист едва удержался, чтобы не посоветовать девушке вернуться домой. Через несколько месяцев она, возможно, сама поймет это, но не будет ли слишком поздно? Лас-Вегас, несмотря на весь свой внешний блеск, был слишком опасным местом для девушки, собиравшейся жить в одиночку.

— Приехали, — пробурчал таксист, заворачивая на стоянку мотеля. — Здесь не слишком дорого и в то же время относительно прилично.

Расплатившись, Лаки выбралась из машины и, держа в руках дорожную сумку, стала жадно разглядывать все вокруг. Она была настолько поглощена этим, что даже не заметила, как таксист уехал, буркнув на прощание какие-то слова ободрения.

Вдали виднелись горы, совсем, как там, откуда приехала Лаки. Разница заключалась в том, что родные горы штата Теннесси были щедро покрыты буйной растительностью, а эти горы были почти голыми от знойного дыхания близкой пустыни. От этого общее впечатление от пейзажа было несколько пугающим и мрачноватым.

Меньше чем через полчаса Лаки уже снимала с себя одежду, собираясь насладиться горячим душем. У нее не было времени на печаль и бесплодные сожаления. Завтра ей предстоял тяжелый день: она должна была успеть сделать очень много.


Рассвет в долине был стремительным. Полоска белого света на востоке быстро и внезапно сменилась яркими лучами ослепительного жаркого солнца, и прохладный ночной воздух стал незаметно нагреваться, чтобы к полудню превратиться в сущее пекло. Впрочем, местные жители уверяли, что из-за низкой влажности жара здесь почти не чувствовалась.

Шагая по улицам Лас-Вегаса, Лаки то и дело смахивала со лба капельки пота. Она не только чувствовала жару, но, казалось, даже видела ее. Раскаленный воздух волнами поднимался от асфальтового покрытия и каменных стен домов. Разглядывая город. Лаки испытала внезапный прилив мучительных сомнений — уж не попала ли она из огня да в полымя, променяв один бар Уайтлоу на тысячи казино Лас-Вегаса?

Откровенно говоря, ей еще вчера хотелось побродить по этому большому, сверкающему разноцветными огнями городу, но чувство осторожности и самосохранения удержало ее от ночного знакомства с Лас-Вегасом. Собственно, ей некуда было торопиться, поскольку она твердо решила остаться здесь навсегда. Зачем же рисковать в первый вечер? Сначала нужно узнать правила, по которым здесь играют, а уж потом вступать в игру.

Лаки была дочерью заядлого игрока, но сама не любила бессмысленно рисковать в расчете на слепую удачу. Жизнь сделала из младшей дочери Джонни Хьюстона осторожную, трезвомыслящую женщину.

Лаки хотела было остановить какого-нибудь прохожего, чтобы в который уже раз спросить дорогу, но тут прямо перед ее глазами возникла вывеска той самой риэлторской конторы, адрес которой она прочла в газете и разыскивала почти целый час. Не обращая внимания на светофор и оживленное уличное движение. Лаки бросилась на противоположную сторону улицы, счастливо избежав столкновения с автомобилем.

Вскоре она уже сидела в машине, и женщина-риэлтор везла ее смотреть квартиру. После нескольких часов утомительной езды по городу и осмотра полутора десятка сдававшихся в аренду квартир Лаки все так же сидела в машине Тэмми — так звали женщину-риэлтора — и широко распахнутыми глазами глядела по сторонам. Первоначальная приветливость Тэмми давно сменилась нескрываемым неудовольствием от небывалой разборчивости клиентки.

Отказ Лаки подписывать долговременный договор аренды и отсутствие собственной мебели затрудняли поиск подходящей по цене квартиры.

— Послушай, милочка, — не выдержала наконец Тэмми. — Если ты хочешь преуспеть, нужно с самого начала правильно выбрать место жительства и место работы.

— Не понимаю, как можно преуспеть, если тратить почти все заработанное на оплату квартиры в так называемом престижном районе? — искренне возразила ей Лаки.

Тэмми вздохнула. В словах этой хорошенькой, хотя и странноватой провинциалки была немалая доля правды. Она пока не понимала, как много в Лас-Вегасе значила чисто внешняя сторона жизни. И тут Тэмми вспомнила!

— Знаешь, милочка, у меня появилась идея. Поскольку тебе все равно, в каком районе жить, я вспомнила одно местечко, где, возможно, еще можно снять недорогую квартирку. Хотя этот адрес внесен в базу данных нашей конторы, я очень давно не наведывалась туда, потому что никто из клиентов не интересовался этим местом.

Устало откинувшись на спинку сиденья. Лаки мысленно взмолилась: «Господи, сделай так, чтобы это было именно то, что мне нужно!»

Так и случилось.

Когда-то этот выкрашенный в розовый цвет дом викторианской эпохи был великолепен. Теперь же со стен сыпалась штукатурка, а белоснежные лепные украшения сильно облупились. Дом был трехэтажным. На окнах первого этажа висели плотные тяжелые портьеры. Судя по всему, несколько лет назад с внешней стороны дома была пристроена крутая лестница в два пролета, которая вела к единственной квартире на третьем этаже. Это вполне устраивало Лаки.

— Квартирка небольшая, — сказала Тэмми, поворачивая ключ в замке и одновременно толкая дверь плечом и бедром. — Дверь немного осела, зато есть вся необходимая мебель, да и цена вполне подходящая для тебя.

Вслед за Тэмми Лаки осторожно вошла в квартиру. Очутившись вне досягаемости жгучего солнца и горячего ветра, она испытала приятное облегчение. Вся обстановка напоминала ей родной дом в Крейдл-Крике. Да…

Видела бы Тэмми ее дом рядом с баром Уайтлоу! Тогда бы она не стала называть эту квартиру небольшой.

Лаки тщательно, но быстро оглядела все три комнаты. Потолки оказались довольно высокими, и по комнатам гулял небольшой сквозняк. Однако в такую жару это было даже приятно. Вся обстановка в гостиной была тридцатых годов, равно как и широкая кровать с четырьмя стойками по углам, и ванна на четырех гнутых ножках посередине выложенной кафелем ванной комнаты. Единственным более или менее современным местом в квартире оказалась кухня. Там была установлена электрическая плита, в холодильнике имелась морозильная камера, в окно был вделан кондиционер в отличном рабочем состоянии. В том мире, где выросла Лаки, все это считалось недосягаемой роскошью.

— Хорошо, я согласна снять эту квартиру, — сказала она.

— Плата за аренду вносится первого числа каждого месяца. Плата за первый и последний месяц вносится в день заселения. Если хочешь, мы можем прямо сейчас вернуться в контору оформить все бумаги, и ты сразу получишь ключ от квартиры.

Лаки согласно кивнула. Выйдя из квартиры, она на мгновение задержалась на верхней площадке лестницы, оглядывая раскинувшуюся перед ней панораму большого города. Внезапно она осознала, насколько далеко будет ее временное жилище от центральной части Лас-Вегаса и тех мест, где она собиралась найти работу.

Словно читая ее мысли, Тэмми тут же прогнала последние сомнения в правильности выбора.

— Ты говорила, что у тебя нет машины? — сказала она, показывая рукой в сторону автобусной остановки на углу улицы. — Смотри, вон там есть остановка автобуса. Местный общественный транспорт нельзя назвать очень удобным, но все же это лучше, чем ничего.

Кивнув, Лаки стала спускаться вслед за Тэмми, мысленно говоря себе, что нужно непременно запомнить автобусное расписание.

— Завтра я собираюсь отправиться на поиски работы, — сказала она, — так что автобус придется как нельзя кстати.

Остановившись, Тэмми обернулась и бросила оценивающий взгляд на Лаки, словно спрашивая, каким делом может заняться эта хорошенькая провинциалка.

— И какую же работу ты собираешься искать? — спросила Тэмми.

Лаки ответила на этот вопрос так быстро, что Тэмми сразу поняла, что эта проблема была ею давно тщательно обдумана.

— Я хочу найти работу в каком-нибудь казино. Это все, что я умею делать.

Поджав губы, Тэмми повела плечом.

— Ты, конечно, прехорошенькая, — сказала она, окидывая взглядом длинные ноги, красивую фигуру и удивительно привлекательное лицо Лаки, — Наверняка сумеешь заработать кучу чаевых, разнося напитки.

— Я не собираюсь работать официанткой.

— Нет? А кем же? — удивилась Тэмми, смутно подозревая, что эта девица собирается приторговывать наркотиками.

— Единственное, что я умею делать, это сдавать карты. Можно сказать, унаследовала этот талант.

Испытав некоторое облегчение от того, что она сдает квартиру не наркоторговке, Тэмми не заметила мелькнувшей на лице Лаки сардонической улыбки. Впрочем, даже если бы она ее заметила, то не поняла бы ее значения. Чтобы оценить всю парадоксальность ситуации, надо было родиться дочерью заядлого игрока.

Лаки оказалась наконец в городе, обогащавшемся на том, что сгубило Джонни Хьюстона. Однако безрассудство и азарт, заставившие его проигрываться в карты до последней нитки, не передались по наследству его младшей дочери. Джонни Хьюстон научил ее мастерству игры в карты, но, к счастью, не привил ей безумной страсти к этим играм. Теперь же Лаки будет играть… но с другой стороны стола. Она будет играть в качестве дилера казино или же вообще не будет играть.

— И где же ты собираешься работать? — спросила Тэмми, усаживаясь в машину, чтобы вернуться в контору на другом конце города.

— Где-нибудь… пока не знаю…

— Значит, ты уже выправила все бумаги?

Лаки замерла на месте.

— Бумаги?

— Ну, я хочу сказать, ты уже получила регистрационную карточку, медицинскую книжку и прочие документы? Это необходимо для того, чтобы официально удостоверить, что ты не привлекалась к суду, что тебя не разыскивает полиция, что у тебя все в порядке со здоровьем и нет никаких заразных болезней, ну и всякое такое…

Лаки отрицательно покачала головой. Там, откуда она приехала, не требовалось никаких бумаг, чтобы сесть за карточный стол. Пожалуй, в Лас-Вегасе не так легко получить работу…

— А где получают все эти документы? — спросила Лаки.

— Как, ты не знаешь? — удивилась Тэмми. — Сходи в муниципалитет, там подскажут, что сделать.

Лаки мысленно снова сказала себе, что нужно непременно оформить документы. Ей оставалось только надеяться, что на это уйдет не слишком много времени, поскольку она не рассчитывала на подобное неожиданно возникшее препятствие. Ведь в ее распоряжении было не так много денег, чтобы беспечно жить день за днем, не зарабатывая ни цента. Очень может быть, что ей придется подыскать какую-нибудь временную работу, пока не удастся устроиться в казино. Такая перспектива никак не могла обрадовать Лаки.

Глава 2

Лаки пружинистой походкой шла по улице. В сумочке у нее лежала новенькая, только что полученная регистрационная карточка. Вспомнив серьезное лицо чиновника, взявшего ее заявление и тщательно проверившего по компьютерной базе данных наличие претензий властей к некой Лаки Хьюстон, она не сдержала счастливую улыбку. Если бы тот чиновник поверил ей на слово, ему не пришлось бы тратить свое время и силы на поиски несуществующих грехов.

За ней не числилось ни одного правонарушения, не было даже ни одного штрафа за превышение скорости, потому что ни одна машина отца не держалась у него достаточно долго, чтобы Лаки успела вступить в конфликт с дорожной полицией. Удивительно, как она вообще успела выучиться водить автомобиль. Но теперь эта часть ее жизни осталась далеко позади, и Лаки с довольным видом прижимала к себе сумочку, зная, что в ней лежит ключ к новой жизни.

Молодой парень со скользким взглядом и полуулыбкой на лице стоял позади нее у светофора и внимательно разглядывал ее потрепанные джинсы, выцветшую блузку и туфли со стоптанными каблуками. Слегка потеребив воротник рубашки, он спрятал руки в карманы брюк, чтобы скрыть нервную дрожь. Придвинувшись вплотную к Лаки, он тихо прошептал ей на ухо:

— Послушай, детка, ты ведь в нашем городе недавно?

Лаки вздохнула с легким оттенком раздражения. Вот уже третий раз она слышала один и тот же вопрос, и всякий раз его задавал ей мужчина. Должно быть, так принято у них в Лас-Вегасе знакомиться…

— Отстань, — коротко ответила Лаки.

— Да ладно тебе! Я же вижу, тебе нужна работа… а может, и ночевать негде? Я знаю одно местечко, где ты за одну ночь сможешь заработать столько, сколько большинство людей не зарабатывают за месяц!

Сжав губы и презрительно приподняв бровь. Лаки обернулась к парню и окинула его долгим холодным взглядом. Потом негромко фыркнула и снова повернулась к нему спиной. Несмотря на очевидную неприязнь со стороны девушки, парень продолжал настаивать:

— Послушай, детка, тебе приходилось что-нибудь слышать о заведении под названием «Ранчо цыпочек»? Ты отлично впишешься в его антураж! Такой шанс выпадает раз в жизни. Господь дал тебе прекрасное лицо… и прекрасное тело. Так покажи его, пока не состарилась. Кроме того, я знаю мужчин, которые дали бы тысячу долларов за один час с тобой…

Лаки чуть не раскрыла рот от удивления. Парень не собирался ходить вокруг да около, он сразу приступил к делу. Сомневаться в его намерениях не приходилось. Что же касалось заведения с красноречивым названием «Ранчо цыпочек», то не зря же Лаки прожила почти всю сознательную жизнь напротив дома единственной в их городке проститутки! Хотелось ей того или нет, но она была вынуждена наблюдать жизнь этой представительницы древнейшей профессии с того самого дня, когда Джонни Хьюстон вместе со своими тремя маленькими дочерьми поселился в обшарпанной халупе рядом с баром Уайтлоу. Очень скоро Лаки потеряла счет дуракам, готовым платить за минутное удовольствие.

— Если это заведение и вправду такое превосходное, зачем ему такой отвратительный зазывала, как ты? — ироническим тоном спросила Лаки.

— Ну… Разве я говорил, что работаю на них? Я, просто сказал… сказал, что ты отлично подошла бы им для такой работы… Собственно, я хотел предложить тебе партнерство в этом деле… ты меня понимаешь?

— Да отвяжись, сутенер проклятый, — сердито проговорила она.

От его мерзкой улыбки ей стало не по себе, и она снова торопливо отвернулась от не в меру настойчивого парня. Не сводя глаз со светофора, который медлил переключаться на зеленый свет, Лаки еще крепче прижала к себе сумочку, стараясь не замечать назойливого присутствия сутенера. Когда на светофоре наконец загорелся свет, разрешающий переход. Лаки не надо было уговаривать. Она в одну секунду перелетела на другую сторону улицы.

Однако-сутенер не собирался так просто сдаваться. В хорошенькой провинциалочке он видел легкую добычу, поэтому не долго думая бросился вслед за ней, не без удовольствия наблюдая, как покачиваются стройные бедра девушки. Очутившись на другой стороне улицы, он положил руку ей на плечо, намереваясь заставить ее обернуться.

Прежде чем понял, что произошло, он уже лежал на спине, а над ним, на фоне яркого синего неба, вырисовывался силуэт разгневанной девушки.

— И давно ты занимаешься своим поганым делом? — спросила она, не замечая любопытных взглядов и насмешек прохожих.

Парень усиленно заморгал, чувствуя, как заныли два передних зуба. Наверное, он слишком сильно сжал их при падении. Но почему он вдруг упал? Не могла же эта девица уложить его на лопатки одним движением руки! Он осторожно провел языком по зубам, надеясь, что они все остались целыми. К его огромному облегчению, никаких повреждений не оказалось.

— Какое поганое дело ты имеешь в виду? — слабо возмутился он, пытаясь подняться на ноги.

Заметив его движение. Лаки не раздумывая поставила ему на грудь свою ногу в пыльной, стоптанной туфле, чтобы помешать обидчику встать.

— Какой ты быстрый, — сердито фыркнула она, слегка надавливая каблуком на ребра парня, чтобы у того не оставалось сомнений в серьезности ее слов.

Ему ничего не оставалось, кроме как покорно лежать на асфальте. Господи, только бы никто из знакомых случайно не увидел его в таком унизительном положении!

— Стерва, — негромко выругался он, ловя себя на мысли, что снизу смотреть на нее было еще интереснее.

— Я задала тебе вопрос! Ты давно помогаешь девушкам стать проститутками или ты просто болван? — резко произнесла Лаки.

Парень молчал, и ее глаза гневно сузились. Каблук еще сильнее надавил на ребра, и парень жалобно, почти по-собачьи взвизгнул.

— Значит, ты действительно грязный сутенер, — презрительно протянула Лаки. — Ну и как? Нравится тебе лежать на спине? В следующий раз, когда будешь сулить золотые горы какой-нибудь дурочке, вспомни, что именно в таком положении, лежа на спине под какой-нибудь грязной свиньей вроде тебя, ей придется зарабатывать обещанные денежки!

С этими словами Лаки гордо развернулась и, высоко держа голову, двинулась прочь.

— Вот стерва! — простонал парень, поднимаясь на ноги и разглядывая грязный отпечаток на своей белой шелковой рубашке. — Предупреждать надо!

Проходившие мимо две молоденькие девушки звонко рассмеялись. Стараясь не замечать насмешливых улыбок случайных свидетелей необычной сцены, парень двинулся прочь, мысленно говоря себе, что ему просто не повезло. Таких, как эта гордячка, днем с огнем не сыскать! Ничего, вокруг тысячи других хорошеньких Женщин, которые будут посговорчивее.

Лаки очень хотелось пуститься бегом, но она силой воли заставила себя идти спокойным шагом. Ей все казалось, что сутенер опомнится, догонит ее и… в лучшем случае свернет ей шею за нанесенную ему обиду. Откровенно говоря, она ударила его чисто инстинктивно, не успев подумать о возможных последствиях. Для дочери Джонни Хьюстона, не привыкшей сдаваться, оставить безнаказанной наглость самоуверенного сутенера было совершенно невозможно! Тут она вспомнила изумленное выражение его лица, когда он внезапно оказался поверженным на асфальт, и не удержалась от улыбки. Если бы эту сцену видела Куини, она была бы просто в восторге от сестры!

Проходя мимо витрины магазина, она заметила собственное отражение в зеркальном стекле. Лаки остановилась как вкопанная, не обращая внимания на обтекавшую ее со всех сторон людскую толпу. Она глядела на свое отражение и не могла поверить глазам. Она на голову выше большинства женщин и практически одного роста с большинством мужчин. Она была одета как нищенка. Нет, пока она в таком виде, с ней не станут разговаривать ни в одном казино, где она надеялась найти работу. Все игорные заведения, которые ей довелось увидеть в Лас-Вегасе, поражали своим сверкающим великолепием. Такая замарашка, какая смотрела на Лаки с зеркального стекла витрины, ни за что на свете не получит там работы.

Повернувшись, Лаки принялась разглядывать прохожих в надежде увидеть хотя бы нескольких, одетых так же бедно, как и она, и в то же время прекрасно понимала — те, кто приехал в этот город тратить деньги, могут позволить себе выглядеть как угодно в отличие от тех, кто хочет работать в казино, владельцы которых тщательно следили за тем, чтобы персонал выглядел безупречно.

Ее охватило нетерпение. Она проделала немалый путь, чтобы работать в одном из шикарных казино, и вот теперь преградой стал ее затрапезный вид. Ей была необходима другая одежда, ей было необходимо приобрести соответствующий вид.

— Мне нужна помощь, — пробормотала Лаки. Внезапный прилив решительности заставил ее направиться к одному из многочисленных магазинов, расположенных на соседней улице. Она вошла в него, полная решимости выйти совершенно другой женщиной. Такой, которая с легкостью вписывалась бы в интерьер самого роскошного казино, а не той, что была похожа на подсолнух в букете орхидей.

— Добро пожаловать в наш магазин, — приветливо произнесла продавщица, когда дверной колокольчик возвестил о приходе покупательницы.

— Спасибо, — улыбнулась Лаки. — Первый раз кто-то в этом городе обрадовался моему приходу.

Продавщица понимающе улыбнулась, проникаясь симпатией к высокой молоденькой девушке в сильно потрепанной одежде.

— Чем могу быть вам полезна?

— Я хочу полностью сменить одежду, — коротко ответила Лаки.

— С вашей красотой это будет проще простого! — восторженно воскликнула продавщица.

Несколько минут спустя обе они оживленно разговаривали, энергично роясь в охапке подержанной и уцененной одежды, тщательно вычищенной и отутюженной для комиссионной продажи.


Нику Шено тоже нужно было кое-что подправить. Только это касалось не его внешности, а семейной репутации.

— Вот сукин сын! — негромко выругался он, пробегая глазами утреннюю газету.

Он плохо спал этой ночью: просыпался, снова засыпал, чтобы через какое-то время опять очнуться. Ему снилась молодая женщина с длинными ногами, большим ртом и огромными зелеными глазами… А теперь еще и это! Оскорбительная для его семьи статья была напечатана в общегородской популярной газете.

— Доброе утро, сынок, — мягко произнес Пол Шено, появляясь в столовой на своей обычной инвалидной коляске.

Кьюби осторожно подкатил хозяина к столу и поставил коляску поближе к вазе с его любимыми тропическими фруктами.

Слегка покраснев. Ник все же заставил себя улыбнуться, понимая, что его высказывание по поводу статьи о скандальном аресте их семейного шофера Чарли Сэмза было не совсем уместным.

— Извини, папа, — пробормотал Ник и сунул газету отцу. — Эта статья привела меня в бешенство. Прочти ее сам, а потом скажешь, прав я или нет.

С очевидным сожалением взглянув на вазу с фруктами, с которыми придется подождать, Пол развернул газету и быстро пробежал глазами статью.

Ник видел, как по мере чтения морщины на лбу Отца становились все глубже и резче, а улыбка сменилась горькой усмешкой. Когда Пол провел по тщательно причесанным седым волосам своей стариковской ладонью, все присутствующие заметили, что его руки сильно дрожали. И тут даже Кьюби заволновался за своего хозяина.

Меньше всего на свете Нику хотелось, чтобы отец так сильно переживал, пусть даже по достаточно серьезному поводу. Два года назад у него случился инсульт, после которого возвращение к жизни было долгим и мучительным. Хотя мозг и вся верхняя половина тела теперь функционировали вполне нормально, ему суждено было до конца своих дней оставаться прикованным к инвалидной коляске. И все же Ник понимал, что скрыть от него скандал, получивший столь широкую огласку, было практически невозможно.

— Не понимаю, — чуть хрипло произнес Пол, закончив читать статью, — почему этому Чарли Сэмзу до сих пор не предъявлено обвинение? Зачем его держат под арестом? Если верить этой статье, создается такое впечатление, что за его спиной стоит наша семья, тоже участвующая в торговле наркотиками. Потому его и не торопятся отдавать под суд, что он намекает, будто может назвать громкие имена.

— Не волнуйся, папа, — сказал Ник. — Сегодня утром у меня назначена встреча со следователем, который ведет это дело. К концу дня я разберусь в этой закулисной возне.

Пол тяжело откинулся на спинку кресла, рассеянным взглядом уставившись на руки стоявшего рядом Кьюби. Сжатые в мясистые кулаки, эти руки запросто могли бы проломить человеческую голову, но теперь они были заняты почти ювелирной работой — он намазывал сливочное масло на галеты и складывал их на тарелочку рядом с фруктами.

— Ненавижу, — негромко произнес Пол, невидящим взглядом уставившись на чашку кофе и машинально позвякивая вилочкой по краю хрустального блюда.

Ник понял, что имел в виду отец. Его слова относились не к разразившемуся на днях скандалу с шофером. В конце концов в их семейном бизнесе всегда существовала опасность нажить серьезных врагов, жаждущих мести. Пол Шено имел в виду свою неподвижность, невозможность самому непосредственно решать проблемы. Он был болен телом, но не умом, и все же был вынужден оставаться сторонним наблюдателем активной деятельности сына, взвалившего на свои плечи весь груз семейного бизнеса и связанных с этим проблем.

— Ты был для меня отличным учителем, папа, — мягко напомнил ему Ник. — Нет ни одного дела, с которым я не мог бы теперь справиться самостоятельно. Но если я все-таки окажусь в тупике, приду к тебе за советом. Договорились?

Пол усмехнулся. Он не мог вспомнить, чтобы сын когда-нибудь обращался к нему за помощью. И все же оба продолжали играть в эту игру, тем самым осуществляя потребность в выражении глубоких чувств, которые питали друг к другу.

Лаура, жена Пола, умерла почти тринадцать лет назад. Она как никто другой умела выражать свою бесконечную любовь к мужу и сыну не только словами, но и объятиями, поцелуями, мимолетными нежными прикосновениями ласковых рук.

После ее смерти Пол так и не смог оправиться от этой невозместимой потери, став молчаливым и замкнутым в своем безутешном горе. И Ник не знал, как заполнить страшную пустоту в жизни их семьи после смерти горячо любимой матери. Так они с отцом и жили, обратив все свои силы и помыслы на семейный бизнес — казино «Клуб-52». Подсознательно используя его в качестве связующего эмоционального звена, оба стремились поддерживать в казино тот дух респектабельности и честности, который царил в нем со дня основания. Впрочем, эта задача казалась практически невыполнимой в условиях воцарившейся в современном обществе всеобщей жажды наживы любой ценой. И недавняя бесчестная выходка шофера нисколько не способствовала сохранению репутации казино семьи Шено.

— Попробуйте фруктов, хозяин, — мягко предложил Кьюби. — Тут все ваши любимые — киви, манго, папайя…

Пол коротко улыбнулся:

— Сядь рядом и позавтракай со мной, дружище. Похоже, Нику пора уходить, а я терпеть не могу есть в одиночестве.

Кьюби смущенно наклонил голову, и седая прядь поредевших волос упала на светло-голубые глаза.

— Как же я могу… — пробормотал он, — я же ваш слуга, и вообще…

— Черт побери, ты делаешь для меня абсолютно все, даже задницу мне подтираешь, — нарочито грубовато сказал Пол. — Кажется, мы с тобой давно уже перешли рамки отношений хозяин — слуга. Во всяком случае, я.

Кьюби молча сел за стол рядом с хозяином, понимая, что после таких слов у него не осталось иного выбора. Он искренне и глубоко уважал обоих Шено, они были для него почти родными людьми.

Вошедшая в столовую служанка бросила взгляд на восседавшего за столом Кьюби и тут же вернулась на кухню за вторым прибором и двойной порцией еды. Мужчину ростом под два метра и весом больше ста двадцати килограммов, каким был Кьюби Торбетт, прокормить было не так-то легко.

— Я позвоню тебе из казино, — сказал Ник, пробираясь к выходу мимо отца и на ходу дружески сжимая его плечо. — Тебе не стоит тревожиться. Так или иначе, я доберусь до сути происходящего.

Пол улыбнулся. Ему уже приходилось слышать такую интонацию в голосе сына, потом обычно следовали реальные действия.

— В таком случае, — сказал Пол, — передай мне джем, Кьюби. Кажется, ко мне возвращается аппетит.

Ник вышел из столовой, оставив двух мужчин, беседовавших друг с другом, словно братья. Однако он отлично понимал, что семья Шено существовала скорее юридически, чем фактически. Отец не мог рассчитывать на вечную жизнь, и через несколько лет, которые пролетят в мгновение ока, Ник останется в полном одиночестве, ведь у него не было ни жены, ни детей… Ничего, кроме казино «Клуб-52».

Он внутренне сжался, пытаясь заполнить пустоту в душе беззаботным эгоизмом, который на самом деле не был ему присущ. Люди его профессии либо женились и разводились с ужасающей частотой, либо содержали любовниц, от которых не составляло особого труда избавиться в случае необходимости, либо вели совершенно одинокую жизнь, занимаясь только бизнесом и лишь изредка заводя короткие романы с приглянувшимися женщинами.

Ник сделал свой выбор очень давно, будучи свидетелем безграничной любви своих родителей друг к другу. Уже тогда он решил, что у него будет такая же семья… или не будет никакой.

Выйдя из дома, он направился в полицейское управление и только тут понял, что доедет туда на два часа раньше назначенного ему детективом Уилом Арнольдом времени.


— Ты только посмотри, кто пришел…

Взглянув поверх края чашки кофе в сторону входной двери, Уил Арнольд, детектив отдела по борьбе с наркотиками городского полицейского управления Лас-Вегаса, чуть не поперхнулся обжигающей жидкостью. К нему решительным шагом шел Ник Шено.

— Я знал, что он придет, — негромко сказал Уил, своему удивленному напарнику.

Когда Чарли Сэмз был арестован за торговлю наркотиками, детектив заподозрил в соучастии и его хозяев, семью Шено. Однако после вчерашнего семичасового допроса Сэмза у него сложилось совершенно иное впечатление. Собственно говоря, если подозрения детектива были верными, то Ник Шено оказался в серьезной опасности. Но не со стороны закона, а со стороны старых врагов.

— Детектив Арнольд?

Обернувшись на голос Шено, Уил приветственно кивнул и жестом пригласил его присесть на стул рядом с рабочим столом.

— Присаживайтесь, мистер Шено. Не слишком ли рано вы явились?

Не собираясь ни извиняться, ни объясняться, Ник сразу перешел к делу:

— Вы уже читали утренние газеты?

— Что-то читал, что-то нет, — недовольно пожал плечами детектив. — Кажется, баскетбольная команда городского университета выиграла вчера четвертьфинальную игру… А что?

Это небрежное упоминание об университетской баскетбольной команде было таким же обманчивым, как и помятая внешность самого детектива. На Ника в упор смотрели холодные зеленовато-карие глаза человека, привыкшего находить правду среди лжи и обмана. Неожиданно Ник проникся симпатией к детективу, хотя еще вчера не мог не думать о предстоящей встрече с раздражением.

— Почему вы до сих пор не предъявили Чарли Сэмзу официальное обвинение в торговле наркотиками? Кто пустил слух о том, что за спиной этого негодяя стоит семья Шено? Если вы и вправду подозреваете нас в соучастии, то почему до сих пор не арестовали? Неужели Чарли сказал вам…

— Не хотите ли чашечку кофе, мистер Шено? — негромко перебил его детектив, и в его голосе Ник услышал не только любезность, но и некоторое предостережение.

— Нет, спасибо, — выдохнул он, сразу сбавляя напор. — Я бы хотел получить от вас ответы на некоторые вопросы. Мой отец нездоров, и весь этот бред просто сводит его с ума. Я не хочу, чтобы в один прекрасный день мне позвонили в офис и сообщили, что из-за тяжелейшего стресса у отца случился второй удар.

— Я вас понимаю, — кивнул Уил Арнольд, — и ценю вашу заботу об отце. Честно говоря, когда мы арестовали Сэмза, у меня промелькнула мысль о возможной причастности вашей семьи.

Заметив, как лицо Ника гневно вспыхнуло при этих словах, детектив улыбнулся, думая, что в иных обстоятельствах они могли бы стать хорошими друзьями.

— И что же? — нетерпеливо спросил Ник.

— А то, что я изменил свое мнение, мистер Шено.

Ник откинулся на спинку стула и улыбнулся.

— Прошу вас, зовите меня просто Ник.

От неожиданности Уил Арнольд рассмеялся.

— Так в чем загвоздка с этим Сэмзом? — нетерпеливо спросил Ник. — Я сделаю все, чтобы смыть это позорное пятно с нашей семьи!

Уил нахмурился. В полицейской практике было не принято разглашать сведения, полученные во время допроса подозреваемого в совершении преступления, однако в данном конкретном случае сокрытие этих сведений могло повлечь за собой серьезные негативные последствия для семьи Шено.

— Скажите, кто питает к вашей семье жгучую ненависть?

От неожиданности Ник слегка оторопел, потеряв на, некоторое время дар речи. Потом недоуменно пожал плечами.

— Никто… Во всяком случае, мне такие люди неизвестны. Черт побери, детектив! Я управляю таким специфическим заведением, как казино, где на несколько выигравших по-крупному счастливчиков приходятся сотни проигравшихся в пух и прах. Вместо того чтобы корить себя за то, что не сумели вовремя встать и уйти от игорного стола, они иногда пытаются обвинить меня во всех своих проигрышах.

Уил энергично помотал головой из стороны в сторону:

— Нет, не то. Тут кроется нечто большее.

Ник стремительно выпрямился, и сердце его сжал холодок дурных предчувствий.

— Большее?

— Налицо заговор с целью уничтожить вас и вашу семью.

— Я в это не верю! — нахмурился Ник. Уил протянул ему отпечатанный на машинке экземпляр протокола допроса Чарли Сэмза.

— Прочтите, а потом скажите, стоит верить этому или нет.

Взяв документ. Ник принялся торопливо читать. Спустя пять минут он отложил в сторону последний лист и поднял глаза на детектива. Краска гнева, пылавшая на его лице во время чтения, сменилась мертвенной бледностью.

— Боже милостивый, — негромко проговорил он. — Кто? Кто, черт побери, может так сильно ненавидеть? Кто внедрил в наше окружение этого шпиона, Чарли Сэмза, чтобы через него быть в курсе всех наших дел? Поверьте, детектив, в нашей семье практически нет никаких секретов, а те, что есть, не стоят таких изощренных способов, чтобы их добыть.

Уил молча пожал плечами.

— Все, что я знаю, — сказал он, — это то, что Чарли Сэмз не хочет выходить из заключения до суда под залог. Он клянется, что его сразу убьют за чрезмерную жадность и самовольную торговлю наркотиками. Сэмз был должен только шпионить в интересах некоего безымянного лица, которое хочет завладеть всем вашим имуществом, ни больше ни меньше. Он утверждает, что если его выпустят под залог, то он ни за что не доживет до дня суда.

Слушая детектива. Ник машинально вцепился руками в подлокотники кресла.

— Не понимаю. Если он вам это рассказал, то почему не назвал имени нанявшего его человека, чтобы покончить с ним?

— Если верить Сэмзу, он не знает его имени. Он получал от него подробные инструкции по телефону, а деньги приходили прямо на его банковский счет, который действительно существует — мы проверили. Это были довольно крупные суммы денег. Он клянется, что ни разу не видел этого человека, зато уверен, что ваши дни сочтены.

Ник поднялся, давая понять, что хотел бы закончить беседу. Он узнал гораздо больше, чем хотел.

— Что вы намерены делать? — спросил Уил Арнольд.

Ник посмотрел на часы:

— Отправлюсь в казино и позанимаюсь на своем велотренажере, пока меня не убили. Хочу встретить смерть в хорошей форме.

Уил невольно рассмеялся, подозревая, впрочем, что в этой шутке была немалая доля правды.

— Будьте осторожны с теми, кому доверяете, — напоследок сказал Уил.

— Я всегда очень осторожен, — серьезно ответил Ник. — Поэтому я до сих пор жив и не женат.


— Ну как, нравится?

Лаки чуть не ахнула, восхищенно разглядывая в зеркале свое отражение.

— Боже всемилостивый! — бормотала она, глядя то в одно зеркало, то в другое. — Неужели это я?

— Конечно, ты, деточка! — широко улыбнулась продавщица.

— Ну уж теперь-то меня должны впустить в любое казино! — торжествующе сказала Лаки.

— Непременно впустят, да еще не захотят выпускать обратно! — улыбнулась продавщица, с каждой секундой все более походя на добрую, фею из старой сказки. — Как говорит мой внук, ты чертовски привлекательна!

Лаки сияла. Вот бы сейчас ее увидели жители Крейдл-Крика! Вспомнив о родном городке, она чуть опечалилась. Если бы сейчас ее могли видеть сестры, Даймонд и Куин…

«Все! Хватит!» — мысленно приказала она себе. Вне всяких сомнений, обе сестры помнили о младшенькой, Лаки, точно так же, как и она всегда помнила о них. Дочери Джонни Хьюстона славились среди обитателей Крейдл-Крика своим упорством и умением держать удар. — Сколько я вам должна? — спросила Лаки.

— Иди переоденься, а я пока подсчитаю стоимость твоих покупок. Должна сказать, детка, тебе очень повезло. Ты приобрела четыре чудесных наряда за столько, сколько стоил каждый из них в отдельности, будучи новым.

Пританцовывая от радости. Лаки отправилась в примерочную переодеваться в свою одежду. Покупать одежду в комиссионном магазине было для нее вполне обычным делом, но еще никогда купленные ею таким образом вещи не были пошиты настоящими кутюрье.

Меньше чем через полчаса она сошла с автобуса неподалеку от своей новой квартиры и, задержав дыхание и морщась от дизельных выхлопов, подождала, пока огромный рейсовый автобус отъезжал от остановки. Погруженная в размышления, она направилась к старому дому в викторианском стиле.

Лаки захватили мечты о чудесном, счастливом будущем, которое ждало ее в этом большом городе. Из-за сладких грез она не сразу расслышала чьи-то крики о помощи.

Завернув за угол старого трехэтажного здания, она направилась было к крутой лестнице, которая вела в ее новую квартиру, и уже поставила ногу на первую ступеньку, как вдруг услышала странный приглушенный вопль. Поначалу она решила, что это мяукает попавшая в беду кошка.

Потом она снова прислушалась. Странный звук повторился. Разобрав в нем слабый человеческий голос, она мигом бросила на землю все свои свертки и, покрывшись от страха холодным потом, бросилась за угол дома, лихорадочно отыскивая какое-нибудь не занавешенное окно или дверь, в которую можно было бы постучать. Крик о помощи повторился. На этот раз можно было различить слова: «Помогите! Помогите! Пожалуйста… помогите хоть кто-нибудь!»

Лаки прижалась ухом к боковому окну, потому что не могла ничего разглядеть сквозь старые обтрепанные шторы.

— О Боже! — в страхе бормотала она, безуспешно пытаясь открыть окно, которое было либо заперто изнутри, либо не открывалось много лет и приросло к косяку.

Между тем странные вопли прекратились, и, когда Лаки готова уже была приписать их своему расстроенному воображению, она вдруг снова услышала отчетливый крик о помощи. Голос был слабым и, по всей видимости, принадлежал старой женщине. В ее мольбе звучали боль и страх, и от этого Лаки еще беспокойнее заметалась у окна, не в силах найти способ проникнуть в дом, откуда и раздавались эти жалобные крики.

— Эй! Я здесь! — закричала она наконец во весь голос, надеясь привлечь к себе внимание взывавшей о помощи женщины. Не получив ответа, она громко постучала в окно и снова закричала: — Что случилось? Вам плохо? Вызвать «скорую помощь»?

— Нет-нет! Не надо «скорой помощи»! — донесся наконец в ответ слабый голос. — Просто помогите мне встать…

— Как мне войти в дом? — спросила Лаки.

— Слава Богу, — простонала женщина, а затем ответила на вопрос Лаки чуть более бодро, чем прежде, потому что помощь была близка: — Входная дверь заперта, но если вы подойдете к кухонному окну, то сможете залезть в дом через него. Только осторожнее, там большая раковина для мытья посуды…

Лаки не нужно было повторять дважды. В несколько прыжков она очутилась по другую сторону дома, рядом с кухонным окном, наполовину скрытым большим олеандровым кустом. Рама была приоткрыта, но подобраться к окну оказалось непросто из-за разросшегося олеандра.

— Боже правый, — пробормотала Лаки, — прощайте мои старые джинсы…

С этими словами она бесстрашно рванулась к окну сквозь густые заросли.

Ее опасения оправдались. Ветки кустарника словно живые цеплялись за ее одежду, не пуская к окну. Когда ей все же удалось с ними справиться, она была вознаграждена неожиданной легкостью, с которой открылась рама окна. Тяжело дыша. Лаки перевалилась всем телом через подоконник и… нос к носу столкнулась с большим черным котом, который от испуга выгнул спину и зашипел. Не обращая внимания на разгневанное внезапным вторжением животное, Лаки стала со всей осторожностью перебираться через широкую кухонную раковину. Отчаянно мяукнув, кот бросился наутек. Лаки чуть не упала головой вниз на линолеум, но в последний момент ей удалось выставить вперед руки и смягчить падение.

— Сюда! Я здесь! — раздался женский вопль, заслышав который собиравшаяся извиниться перед возмущенным котом Лаки не стала тратить на это ни секунды. Чтобы кот не воспользовался моментом и не сбежал на улицу, она все же закрыла за собой окно, поскольку ей совсем не хотелось потом, после оказания помощи, бегать по окрестностям в поисках пропавшего по ее вине кота.

Потом она быстрым шагом двинулась из кухни в другие комнаты, ориентируясь на периодически раздававшиеся крики о помощи. В доме царил полумрак из-за бархатных портьер с блестящей черной бахромой. Они были изрядно выцветшими, но все еще производили внушительное впечатление.

— О Боже!

Это было все, что она смогла вымолвить, увидев на полу распростертое тело старой женщины, придавленное огромным и, судя по всему, тяжелым креслом с мягкой обивкой.

Не теряя времени. Лаки с грохотом откинула кресло в сторону. Она ожидала увидеть под ним кровь и переломанные кости, но вместо этого перед ее глазами предстали черное перьевое боа, намотанное на шее старухи, и заляпанный жирными пятнами желтый атласный халат. Встав на колени рядом с пострадавшей. Лаки осторожно приподняла ее голову обеими руками, оглядываясь по сторонам в поисках телефонного аппарата, чтобы вызвать «скорую помощь»,

— Я упала…

Лаки с облегчением вздохнула, услышав эти слова, и не могла скрыть улыбки, видя, как старушка стала довольно бодро подниматься с пола.

— Позвольте мне помочь вам, — торопливо произнесла Лаки, стараясь не глядеть на выкрашенные в невероятно рыжий цвет жидкие волосы, обрамлявшие лицо, по которому невозможно было определить возраст — так много на нем было косметики.

— Конечно, деточка, помоги, да поскорее. Я провалялась под этим чертовым креслом почти четыре часа. Ты явилась вовремя. Еще немного, и я бы обмочила трусики, чего не делала с четырехлетнего возраста, — забормотала старуха. — Да, я очень стара, но все-таки слежу за собой… Впрочем, мир катится ко всем чертям. Война все изменила…

Лаки не стала спорить с ней, тем более спрашивать, какую именно войну та имела в виду. Девушка была слишком занята, помогая старушке добраться до туалета.

Спустя несколько минут старушка появилась оттуда с сияющей улыбкой на лице, которая делала ее намного моложе.

— Как мало надо человеку для счастья, — пробормотала она и внезапно уставилась на Лаки так, словно только что увидела ее.

— Я тебя знаю! Ты недавно сняла квартиру в моем доме.

У Лаки даже рот раскрылся от удивления.

— Так вы моя квартирная хозяйка? А я думала, что…

— Ну да! — недовольно фыркнула старушка. — Я заключила договор с риэлторской конторой, потому что терпеть не могу возиться с арендаторами, отвечая на их бесконечные вопросы и, в свою очередь, задавая им свои… Меня зовут Люсиль Ламон.

Это имя было произнесено старушкой так, словно Лаки должна была его хорошо знать. Заметив выжидательный взгляд своей квартирной хозяйки, она замялась, не зная, как быть. Это имя совершенно ничего ей не говорило. Ее невежество явно огорчило старушку.

Пожав плечами, она мысленно приписала недостаточное почтение к ней со стороны Лаки ее юному возрасту и побрела в гостиную, чтобы оценить степень повреждения упавшего на нее кресла.

— А меня зовут… — робко начала Лаки.

— Я знаю, как ты себя называешь. Но такого имени просто не может быть! Как это может быть — «удачливая, везучая»? Как тебя зовут по-настоящему, детка?

Лаки замерла на месте — на нее внезапно накатила волна горьких и унизительных воспоминаний о детстве.

— Это и есть мое настоящее имя, — твердо произнесла она.

Прожив на свете восемьдесят четыре года, Люсиль Ламон научилась понимать чужую боль, но из-за своего значительного возраста не считала нужным извиняться за невольно причиненную обиду.

— Понятно. Не обращай внимания, детка, все старики страшно глупы. Садись, я еще не успела поблагодарить тебя за спасение. Итак, спасибо, что ты меня спасла!

— Это не совсем так, — улыбнулась Лаки. — Вы сами себя спасли.

Тут она спохватилась, что не задала старушке важный вопрос о ее самочувствии.

— Но почему вы упали? У вас закружилась голова? У вас что-нибудь болит? Может, все-таки вызвать…

— Это все из-за чертова кота! Он прыгнул на мою любимую бельгийскую кружевную накидку. Проклятый Люцифер! Он отлично знает, что ему это строго-настрого запрещено, но делает это, чтобы позлить меня!

— Куда он прыгнул? — переспросила Лаки, не вполне понимая старушку.

Та возмущенно закатила глаза, обведенные ярко-синими тенями в стиле Клеопатры.

— Вот это, — сказала она, поднимая с пола и торжественно возлагая на подлокотник кресла лоскут тонкого кружева, — полагается класть на другую мебель… под голову или под руки, понятно? Я замахнулась на кота, чтобы прогнать бестию, и потеряла равновесие. Вместо кота я ухватилась за спинку кресла, и оно повалилось на меня!

Лаки понимающе кивнула, изо всех сил стараясь сдержать улыбку, которую не могли не вызывать слова старушки.

— Вы уверены, что не получили никакой травмы? — спросила она, вспомнив, что та лежала под креслом четыре часа. — Неужели у вас ничего не болит?

— Конечно, болит, детка! Помилуй Бог, мне же восемьдесят четыре года! В тот день, когда я не почувствую никакой боли, я пойму, что уже умерла! Более или менее постоянное ощущение боли говорит мне, что я еще жива!

Давая выход своим эмоциям, она с глубоким вздохом откинула голову на спинку кресла, обитого парчой.

— Можешь называть меня просто Флаффи. Так все меня зовут, — сказала Люсиль, небрежным жестом поправляя похожую на растрепанную мочалку прическу чудовищного цвета.

— Как? — едва не рассмеялась Лаки. — Флаффи? То есть «пушистая, мягкая»?

Глаза Люсиль широко раскрылись, подбородок негодующе вздернулся, и Лаки внезапно увидела женщину, какой эта старуха была много лет назад. Ее поразили невероятно молодые, живые темно-серые глаза.

— Это мое сценическое имя. Когда я была стриптизершей, то всегда выходила на сцену в костюме из тонкого желтого шифона, похожего на мягкий цыплячий пушок. Так я получила это имя.

— Стриптизершей?!

Люсиль снова закатила глаза.

— Ты из какой глуши, детка?

— Да, я действительно приехала сюда из глуши, — спокойно ответила Лаки.

— Из какой же?

— Крейдл-Крик, штат Теннесси, мадам.

— Зови меня Флаффи!

— Хорошо, Флаффи, — исправила свою ошибку Лаки.

— Вот это да, — пробормотала та. — Зачем же ты, такая молодая и неопытная, явилась сюда, в этот город порока, да еще одна?

— Я приехала сюда потому, что Джонни уже никогда не сможет приехать сюда сам, — просто ответила Лаки, не сумев скрыть подступивших к глазам слез.

— Джонни?

— Мой отец, Джонни Хьюстон. Он был заядлым игроком. На прошлой неделе умер.

— Извини, милая, — сморщила лицо Флаффи, — но такой конец уготован нам всем.

— Да, мадам… то есть Флаффи. Я знаю…

— Ну и хорошо, ты приехала сюда. А что ты умеешь делать?

— Сдавать карты.

Не такого ответа ожидала от нее Флаффи. Она думала, эта хорошенькая молодая девушка хочет быть танцовщицей или, на худой конец, официанткой, разносящей напитки и коктейли. Но уж никак не метать банк!

— А ты владеешь этим ремеслом? — спросила она, не в силах скрыть нотки сомнения в голосе.

— Это единственное, что я умею делать по-настоящему хорошо.

— Ладно, — коротко кивнула Флаффи, — если так, тебе нужно попасть в одно из старейших казино.

— Почему? Я вообще-то хотела попробовать поступить на работу в «Гранд» или «Люксор»… или даже в «Цезарь-Палас»! Не может быть., чтобы им не нужны были работники.

— Конечно, милая. В этом городе всегда найдется работа в каком-нибудь казино: слишком часто служащие поддаются соблазну и начинают злоупотреблять спиртным, а то и вовсе становятся наркоманами. Иногда они залезают в такие долги, что готовы покончить жизнь самоубийством… Так-то, детка! В этом городе удовольствий и греха каждый месяц случается столько банкротств, сколько во всей Америке. Жить и работать в Лас-Вегасе не каждому по силам. Ты понимаешь, что я хочу сказать, детка?

Лаки кивнула, мгновенно вспомнив, как несколько часов назад средь бела дня к ней пристал сутенер. По спине пробежали мурашки при одной мысли о том, что ей придется совершенно одной строить свою жизнь в этом опасном городе. До приезда в Лас-Вегас она представляла его совсем не таким.

У себя в Крейдл-Крике она всегда знала, от кого можно ждать удара в спину, а кто не станет причинять ей зла. Здесь же, в Лас-Вегасе, все было незнакомым и заведомо опасным. Здесь она никого, не знала, не говоря уже о том, чтобы иметь друзей.

Однако, взглянув в спокойное лицо Флаффи, она стала понемногу успокаиваться. Похоже, теперь она не так одинока, как прежде.

— Так почему я должна попробовать получить работу именно в одном из старейших казино? — повторила Лаки свой вопрос.

В ответ Флаффи скорчила гримасу.

— Потому что все эти новые заведения больше похожи на «Диснейленд» для взрослых, чем на былые игорные дома, куда приходили почти все звезды Голливуда не столько затем, чтобы играть, сколько затем, чтобы добавить перчика к своему имиджу. К тому же, — добавила она, — я там многих знаю и могу порекомендовать тебя людям, заслуживающим полного доверия. Ну, что скажешь?

— Согласна! — улыбнулась Лаки. Приподняв свои нарисованные карандашом брови, Флаффи хитро улыбнулась и скрестила руки на груди.

— Детка, что-то подсказывает мне: мы с тобой будем друзьями.

— Мне бы очень этого хотелось, — искренне отозвалась Лаки. — Мой отец любил говорить, что друзей никогда не бывает слишком много.

— Твой отец был умным человеком.

— Вряд ли, — печально опустила голову Лаки. — Но иногда у него бывали поразительные просветления.

— Таковы все мужчины! — рассмеялась Флаффи. — Поверь мне!

Глава 3

Ник стоял на галерее над игорными столами казино «Клуб-52» и внимательно наблюдал за тем, что происходило внизу, в зале. Несмотря на то что прежняя устаревшая система безопасности была давно заменена на современную, скрытые видеокамеры которой следили за каждым крупье и дилером с прицельным вниманием, он все же любил время от времени лично проверять, как идут дела в его заведении. Система скрытых видеокамер была высокоэффективной, но Ник привык доверять собственному чутью, которое никогда его не подводило. Бросив лишь один взгляд сверху на игорные столы, он мог сказать, все ли в порядке.

— Послушай, босс! Уже почти полночь. Ты сегодня не торопишься домой?

Ник обернулся. К нему шел Мэнни Соса, его верный помощник, правая рука. Он нес коробку с чистыми видеокассетами и отчетную ведомость вечерней смены.

— Нет, не тороплюсь. Положи все это мне на стол, — сказал Ник. — Сегодня не смогу заснуть. Так, может, поработаю…

Услышав его напряженный голос, Мэнни остановился. Он слишком давно работал бок о бок с Ником, чтобы не понять: с ним произошло нечто серьезное.

Мэнни было за пятьдесят, но этого никак нельзя было сказать ни по его внешности, ни по поведению. Выходец из Латинской Америки, он тщательно следил за собой, закрашивая седые волосы черной краской в тон узенькой полоске усов над верхней губой. В темных глазах Мэнни постоянно светился огонек, выдававший в нем мужчину, который любит жизнь и все, что с ней связано, включая женщин.

Если быть точным, ему было уже пятьдесят девять лет. Ника Шено он знал много лет и теперь безошибочно почувствовал приближение беды.

— Не спится? Ники, может, тебе просто нужна женщина? Ты слишком много времени проводишь в одиночестве, вот в чем дело!

Ник улыбнулся:

— У тебя, дружище, все время одно на уме.

— Ничего подобного! У мужчины должно быть не только много женщин, но и много друзей.

Ник мрачно покачал головой:

— Не каждый хочет быть моим другом. А кое-кто даже желает моей смерти.

Нахмурившись, Мэнни поспешно сложил на стол Ника видеокассеты и ведомости и чуть ли не силой втолкнул своего босса в офис.

— Скажи, что шутишь… Ведь ты шутишь Ник?

Лицо младшего Шено оставалось совершенно серьезным.

— Мне нужно имя, Мэнни. Назови мне человека из прошлого, который мог бы питать к моей семье сильную ненависть.

— Об этом нужно спросить твоего отца. Но скажи, Ники, что заставило тебя поверить в существование столь чудовищной опасности?

Ник задумчиво поднял взгляд на верного помощника.

— Чарли Сэмз был подсадной уткой. Тебе об этом было известно?

— Дьявол! — вырвалось у Мэнни по-испански, и он тут же поспешно перекрестил рот, чтобы не навлечь на себя Божий гнев. — Неужели я мог знать об этом и не сказать тебе? Конечно, я не подозревал об этом! Но с чего ты взял, что он шпионил? Может, ты ошибаешься?

— Нет, к сожалению, не ошибаюсь, хотя мне бы очень этого хотелось. Я не знаю, что и как сказать отцу, чтобы не причинить вреда его и так не слишком крепкому здоровью. Но если я ничего не скажу ему, он станет вести себя слишком беспечно, и это может стоить ему жизни. Впрочем, если я скажу ему слишком много, это тоже может стоить ему жизни.

В мрачном раздумье он обошел вокруг стола и запустил пальцы в свою густую шевелюру.

— Знаешь, Мэнни, впервые за всю сознательную жизнь я вдруг почувствовал, что этот бизнес уже не устраивает меня. Вся эта возня, скандальные газетные статьи, бесконечные федеральные ограничения и все такое… — Схватив свою записную книжку. Ник внезапным яростным движением швырнул ее через весь кабинет. — Извини, у Меня был чертовски тяжелый день.

Мэнни любил и уважал этого человека, как собственного сына, которого у него не было. Он был готов на все ради семьи Шено, но сейчас не знал, как им помочь. Подобрав шлепнувшуюся на пол записную книжку, он положил ее на стол.

— Не надо так волноваться, Ники. Поезжай домой, отдохни, займись любовью с красивой женщиной. Живи в полную силу, пока старость не лишила тебя радости земного существования.

— Хорошо, но сначала я проверю все ведомости, — сухо ответил Ник.

Беспомощно пожав плечами, Мэнни ушел. Склонившись над бумагами. Ник попытался сконцентрировать внимание. Но перед глазами неотступно стояла копия протокола допроса, и сердце снова и снова сжималось от страха за отца. Стараясь отвлечься, он на секунду прикрыл глаза, и вдруг перед его мысленным взором предстала незнакомка с автовокзала.

— Что за чертовщина? — пробормотал он себе под нос и потер воспаленные глаза, тыльной стороной ладони. — Не хватало еще этого наваждения…

Тем временем образ незнакомки перед его мысленным взором становился все яснее и отчетливее. Почувствовав учащенное биение собственного сердца. Ник открыл глаза, почти надеясь увидеть ее перед собой. Когда эта призрачная надежда развеялась, он глубоко вздохнул.

— Но почему? Почему я все время вспоминаю тебя, хотя даже не знаю твоего имени?

Наверное, Мэнни все-таки был прав. Нику нужна женщина, но не любая, а та, с зелеными глазами… Вздохнув, он снова принялся за работу.

В третьем часу ночи он вышел из казино, сел в машину и поехал домой. Яркие огни ночного Лас-Вегаса отражались в лобовом стекле, то и дело ослепляя его. Притормозив у светофора, он вдруг поймал себя на мысли, что на улицах ночного города было почти так же многолюдно, как и днем. Только теперь, после захода солнца, это были не те люди, которые наполняли город днем.

По переходу мимо машины Ника величественной походкой шла высокая молодая женщина в белом, расшитом блестками платье и изящных туфлях на высоком каблуке. Ее пышная высокая грудь соблазнительно колыхалась при каждом шаге, длинные светлые волосы обрамляли необычайно красивое лицо, короткое узкое платье выгодно подчеркивало совершенную форму длинных загорелых ног. Когда она случайным взглядом окинула Ника, он вздрогнул от фальшивой, словно наклеенной улыбки, за которой крылась пустота.

Заметив его интерес, она приостановилась. Ник молча покачал головой. Они понимали друг друга без слов: она молча спросила его, заинтересован ли он в ее обществе, а он так же молча дал отрицательный ответ.

Послав ему воздушный поцелуй, она растворилась в непрестанно двигавшейся людской толпе, втекавшей и вытекавшей из бесчисленных казино, ярко освещенных неоновыми огнями.

Несомненно, она была очень красива, но Ник не любил такой тип женщин. Последний раз он платил за секс, когда ему было девятнадцать лет, столько же, сколько и этой девушке, беззастенчиво предлагавшей себя за деньги. Неожиданно он снова вспомнил незнакомку на автовокзале, которая отвергла его так же решительно, как он только что отверг проститутку.

— Что это со мной? — пробормотал он. — Неужели у меня мало своих проблем, чтобы помнить еще и об этой провинциалке?

Рассеянно глядя на уличные огни, он мысленно бранил себя за столь постыдную потерю контроля над собой. Сзади раздался нетерпеливый гудок машин. Светофор давно переключился на разрешающий движение свет, а Ник все не трогался с места. Очнувшись, он нажал на педаль акселератора, на время оставляя позади все заботы дня.


Скрестив ноги, Лаки уселась на постель, не без удовольствия вспоминая о только что приобретенных четырех почти новых нарядах, которые теперь висели в стенном шкафу. Мысленно она уже почти решила, какой из них надеть завтра, когда отправится на поиски работы.

Пока это решение еще не было принято, она дважды готова была призвать на помощь Даймонд, забыв, что теперь сестер не было рядом. Еще раньше, готовя себе ужин. Лаки позвала Куини, собираясь спросить у нее совета относительно специй, и не сразу вспомнила, что теперь ни Куини, ни Даймонд не могли откликнуться на ее зов.

— Наверное, я никогда не смогу привыкнуть к жизни без вас, мои любимые сестры, — простонала она и навзничь упала на, постель. Сердце болезненно сжалось, на глаза навернулись горючие слезы.

Потом она вспомнила Флаффи Ламон и улыбнулась. Один друг у нее уже есть, и внутренний голос говорил ей, что эта старушка станет ей не просто другом, но чем-то вроде ангела-хранителя. Что ж, приобретать по одному другу в день — не так уж плохо для начала…

Она протянула руку к настольной лампе, чтобы выключить свет, и не сдержала улыбки, когда бахрома выцветшего абажура мягко пощекотала ладонь. Этот дом, как и его хозяйка, был старым, но в нем все продолжало радовать обитателей. Чего еще могла желать Лаки? Повернувшись на бок, она обеими руками обняла подушку и вскоре уснула, глубоко и ровно дыша. Длинный и тяжелый день кончился…

Спустя несколько часов она во сне скинула с себя покрывало и широко раскинулась на постели. Ей снились горячие объятия мужчины с глазами и волосами цвета кукурузного виски. Он шептал ей сладкие слова любви и дерзко ласкал ее тело…


Мэнни Соса был на работе. В качестве управляющего он отвечал за работу всех младших менеджеров. Но довольно часто он оставался на работе и после окончания своей смены. Будучи правой рукой Ника Шено, он чувствовал себя обязанным лично присматривать за тем, чтобы непростая машина казино работала как часы.

Выдержанный в темно-красных и серых тонах интерьер казино многократно отражался в огромных, от пола до потолка, зеркалах. Высоко подвешенные хрустальные люстры производили впечатление ярких звезд на ночном небосклоне.

Все крупье и дилеры были одеты в безупречные смокинги, а официантки — в изящную черно-белую мини-униформу во французском стиле, что придавало заведению некоторый европейский лоск.

Здесь не было никаких искусственных вулканов, изрыгавших пламя и дым, никаких детей, с криком бегавших за родителями, никаких экзотических птиц или рыб, никаких львов и клоунов… Сюда люди приходили только за тем, чтобы играть… и иногда выигрывать. Здесь не было места малодушным слабакам. Сюда наведывались только настоящие, отчаянные игроки.

Так было все сорок лет существования казино «Клуб-52», которое построил отец Ника. Сюда приходили и бедные, и богатые. Но была еще и третья категория завсегдатаев — те, кто не мог жить без азарта игры. Они выигрывали только затем, чтобы снова поставить все на карту и проиграть гораздо больше выигранного, и снова, в который уже раз, попытаться выиграть.

Как и Ник Шено, Мэнни отлично знал этот бизнес и чувствовал себя в нем словно рыба в воде. Он был вполне доволен такой, жизнью. Это был его мир.

И вот в этот мир вторглась Лаки Хьюстон.

Когда Мэнни наконец обратил на нее внимание, он внезапно осознал, что она бродила по залу уже несколько часов, потому что он отлично запомнил ее шикарный белоснежный костюм с короткой юбкой и длинные загорелые ноги.

Первый раз он заметил ее три часа назад, и за все это время молодая женщина не купила и не потратила ни одной фишки. Когда она снова скрылась в толпе игроков, Мэнни нахмурился. Он был уверен, что эта странная посетительница задумала что-то недоброе. Опасаясь угрозы грабежа, он стал внимательно разглядывать людскую толпу в поисках возможного сообщника. Однако остальные посетители, казалось, были всецело поглощены игрой.

Мэнни решил было, что у него просто разыгралось воображение, но тут необычная посетительница снова появилась в поле его зрения и подошла к одному из столов, где играли в «очко». Как и прежде, она остановилась у внешнего края группы игроков, окружавших стол, и стала внимательно прислушиваться и приглядываться, не обращая никакого внимания на откровенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин. Казалось, ее не интересует ровным счетом ничего, кроме самой игры.

Мэнни уже собрался вызывать охрану, когда молодая женщина в белом костюме отошла от игровых столов и направилась… прямо к нему. Не прошло и трех секунд, как они оказались нос к носу. Их глаза встретились. Во взгляде женщины сквозила решимость, в глазах Мэнни светилось изумление. Впервые в жизни он увидел столь необычную женщину.

У нее были густые черные волосы, крупный рот с пухлыми губами и смуглая кожа. Но больше всего его поразили глаза незнакомки — миндалевидные, неправдоподобно яркого зеленого цвета, они были окаймлены густыми ресницами, которые казались слишком длинными, чтобы быть настоящими. И все же безошибочный инстинкт опытного мужчины подсказывал Мэнни: в этой женщине все настоящее.

Но когда она заговорила, Мэнни не удержался от улыбки. Она выглядела так, словно сошла со страниц модного журнала, но сильный южный акцент портил все впечатление.

— Вы управляющий?

Мэнни утвердительно кивнул, улыбаясь:

— А вы, я полагаю, заблудились?

Она заметно смутилась, но Мэнни продолжил, не обращая на это никакого внимания:

— По моим наблюдениям, за последние три часа вы обошли весь зал по крайней мере раз семь. Что вы делаете, моя дорогая? Ищете слабое место?

— Пожалуй, именно так, — ответила Лаки, не без удовольствия замечая изумление в глазах управляющего. — Значит, вы и есть управляющий?

Услышав в ее голосе настойчивые нотки, Мэнни притворно вздохнул:

— Я руковожу сменой. Чем могу помочь?

Небрежно взмахнув рукой. Лаки ответила, прижимая к себе маленькую сумочку:

— Помогать надо не мне, а вам. А мне нужна не помощь, а работа.

Мэнни нахмурился.

— У нас нет танцевального шоу, мисс, и я не занимаюсь наймом официанток. Вам следует обратиться…

— Я не танцую, не пою и не разношу коктейли.

— Вот как? Что же тогда, позвольте спросить, вы делаете?

— Я дилер. И очень хороший.

Мэнни отрицательно замотал головой.

— В данный момент у нас нет такой вакансии, но вы можете оставить заявление. Возможно, через пару месяцев у нас появится…

— Вы даже не понимаете, что вам именно сейчас нужен хороший дилер. И даже не один, а три! Один из ваших в этой смене под сильным наркотическим кайфом, другой ловко ворует фишки, а третий до такой степени занят сутенерством, что забыл о своих непосредственных обязанностях.

От удивления у Мэнни чуть не открылся рот. Черные глаза загорелись гневом. Эта наглая девица посмела сказать, что в его смене работают мошенники и наркоманы! Ничего подобного! Какое нахальство!

Даже не пытаясь скрыть неприязни, Мэнни сурово произнес:

— Я хочу знать, что привело вас сюда. А вдруг вы просто морочите мне голову, пока ваш сообщник обворовывает казино?

Лаки нахмурилась.

— Я пришла сюда, потому что Флаффи Ламон рекомендовала мне ваше казино как превосходное место, где я могла бы найти хорошую работу. Теперь я начинаю думать, что она серьезно ошиблась.

С этими словами Лаки повернулась, собираясь уйти, но тут рука Мэнни ухватила ее за локоть.

— А вот этого не надо, — холодно отстранилась она.

Мэнни недоуменно приподнял бровь. Как? Ей не нравится, когда к ней прикасается мужчина? Редкий случай…

— Вы сказали, Флаффи? Вас прислала сюда Флаффи Ламон?

Прожив в Лас-Вегасе все пятьдесят девять лет своей жизни, он, конечно же, немало слышал о легендарной Флаффи Ламон. Но он даже не подозревал, что она еще жива!

Лаки утвердительно кивнула.

— Тогда идемте со мной, — сказал Мэнни и, последний раз окинув взглядом зал, сделал знак одному из младших менеджеров подменить его на время отсутствия.

Лаки очутилась в небольшом кабинете поодаль от главного игрового зала. Когда дверь закрылась, ее поразил контраст между наступившей тишиной и непрестанным гулом толпы за игровыми столами.

Усевшись за стол, Мэнни взглянул на Лаки и спросил:

— Итак… почему вы хотите работать у нас?

Сложив перед собой руки словно ребенок, собирающийся читать стихотворение наизусть, она улыбнулась:

— Потому что именно о таких заведениях любил рассказывать Джонни. Потому что здесь меньше показухи и больше настоящего азарта. А еще потому, что мне нужна работа, а вам нужен хороший дилер.

— Вот как, — слегка нахмурился Мэнни, намеренно делая многозначительную паузу. Он ожидал, что девушка смутится, но этого не произошло. — А кто такой Джонни? — не выдержал наконец Мэнни.

— Это мой отец.

— Значит… он бывал у нас и рекомендовал вам искать работу именно здесь?

— Да нет же, — слегка раздраженно вздохнула Лаки. — Говорю вам: ваше заведение рекомендовала мне Флаффи, а Джонни просто любил рассказывать о Лас-Вегасе и его блестящих казино. В детстве я пообещала ему, что когда-нибудь вместо него поеду в Лас-Вегас.

Мэнни сердцем чувствовал, что за простыми словами скрывалось гораздо больше, но, честно говоря, он не любил всяких семейных историй. Более того, услышь он эти слова от другой женщины, не задумываясь отказал бы ей в работе. Но на этот раз что-то удержало его от решительного отказа. Помолчав, он протянул ей колоду карт.

— Покажите, что вы умеете, — коротко сказал он и тут же, открыв рот, наклонился вперед, потому что пальцы Лаки моментально принялись ловко колдовать над колодой. Она вытворяла невероятные чудеса, тасуя карты, раскладывая их веером и снова собирая в колоду. При этом не было слышно ни единого звука! Сначала она работала двумя руками, потом одной!

Молча протянув ей фишки, Мэнни стал играть с ней в «очко», наблюдая за тем, как умело и четко она подсчитывала в уме выигрыши и проигрыши.

— Где вы работали прежде? — спросил он, закончив играть.

— Нигде. До сих пор для меня это было просто забавой.

— Матерь Божья! Где же вы научились так обращаться с картами?

— Мой отец был заядлый игрок.

Мэнни напряженно выпрямился, безошибочно уловив в ее голосе некоторую натянутость.

— А вы… и в вас горит этот огонь?

— Никогда! — сердито воскликнула Лаки. — Но он передал мне мастерство карточной игры. Это все, что я умею делать. Если я буду играть, то только для заведения. Я никогда не ставлю на карту то, что принадлежит мне. Вы понимаете меня?

Мэнни все прекрасно понимал.

— У вас имеется регистрационная карточка?

Лаки с гордостью показала свои бумаги, мысленно благодаря Тэмми, агента по недвижимости, за то, что та подсказала ей, с чего следует начать.

Кивнув, Мэнни сдержанно улыбнулся.

— Ваши справки выданы ровно сутки назад. Значит, вы приехали в город совсем недавно?

Лаки громко расхохоталась.

— Я знала, что вы это скажете, — выдавила она сквозь приступы безудержного смеха.

Мэнни не совсем понял причину ее заразительного смеха, но это не имело никакого значения, потому что он уже успел проникнуться глубокой симпатией к этой невероятно привлекательной и смелой девушке.

— Когда вы сможете приступить к работе? — спросил он.

— Завтра!

— Вот и отлично, — кивнул Мэнни, — ступайте в канцелярию и заполните бланк заявления о приеме на работу. Для начала я ставлю вас в смену с трех часов дня до одиннадцати вечера. Постарайтесь завтра прийти пораньше, потому что вам нужно будет получить форму и пройти общий инструктаж относительно правил нашего заведения.

— Сколько я буду получать?

Мэнни широко улыбнулся:

— А я уж думал, вы так и не спросите об этом.

— Всему свой черед, — ответила Лаки. — Этот вопрос не стоило задавать, пока не стало ясно, что вы берете меня на работу.

— Мы платим своим работникам больше, чем в любом другом казино города. Можете спросить кого угодно, и вам подтвердят истинность моих слов.

Заметив ее одобрительный кивок, Мэнни снова улыбнулся:

— Как всегда, последнее слово осталось за женщиной. Ну что же, добро пожаловать в «Клуб-52»!

— Благодарю вас, сэр.

— Мэнни. Зовите меня просто Мэнни.

— Хорошо, — кивнула она, — а меня зовите просто Лаки.

Он изумленно вскинул на нее глаза.

— Чудесное имя… такое же чудесное, как и вы сами, но в заявлении прошу указать ваше настоящее имя.

— Это и есть мое настоящее имя, данное мне от рождения, — спокойно возразила Лаки. — Я уже говорила вам, мой отец был заядлым игроком. Мою старшую сестру он назвал Куин, то есть «королева». А среднюю — Даймонд, что означает «бубновая масть».

В голосе Лаки прозвучала готовность защищаться, и Мэнни понял, что ее детство и отрочество прошли не только за игрой в куклы.

— Пусть будет Лаки, — примирительным тоном произнес Мэнни. — Прекрасное имя для прекрасной девушки. Итак, до завтра, Лаки!

Она была уже у двери, когда он вдруг вспомнил одну важную вещь.

— Постойте, Лаки!

Послушно остановившись, она повернулась к управляющему.

— Вы сказали, в моей смене нужно заменить по крайней мере троих дилеров. Кого именно вы имели в виду?

Лаки нахмурилась.

— Вы наняли меня в качестве дилера, а не стукача. Вы управляющий, вот и найдите мошенников. А я всего лишь работаю в вашем казино дилером. Разве не так?

Мэнни снова улыбнулся. У девушки горячий темперамент, и ему это нравилось. Мэнни вообще любил все горячее и с перчиком. Особенно если это касалось женщин.


Было уже за полдень, когда Ник вышел на галерею второго этажа, чтобы окинуть взглядом игровой зал. Собственно говоря, ему нужен был запропастившийся куда-то Мэнни. Внезапно в поле его зрения попала женщина, пробиравшаяся сквозь толпу с удивительной сексуальной грацией. Взгляд Ника невольно задержался на ее стройной фигуре, хотя там, внизу, было не меньше сотни женщин. Ник слегка нахмурился, недоумевая, почему он снова выделил из толпы только одну женщину.

Она была высокого роста, в туфлях на высоком каблуке. Нику удалось увидеть лишь ее спину и затылок.

В свете хрустальных люстр ее густые черные волосы отливали синевой. Мини-юбка не скрывала длинных загорелых ног. Женщина прижимала к груди, словно щит, небольшую дамскую сумочку.

Внезапно Ник почувствовал необъяснимое желание пойти вслед за незнакомкой. Он уже направился к лестнице, как вдруг увидел внизу, в зале, внезапно вынырнувшего из толпы Мэнни. Это напомнило Нику, что надо заниматься делом, а не преследовать женщин.

Поймав взгляд своего верного помощника. Ник знаком велел ему подняться в офис. Пока Мэнни поднимался по лестнице. Ник вошел в кабинет и даже здесь, далеко от людской толпы в игровом зале, его не оставляло желание увидеть ту длинноногую, женщину. Он подошел к окну, чтобы взглянуть на нее… и убедиться, что в ней нет ничего особенного.

Он заметил ее на улице. Спустя секунду она остановила такси и быстро села в машину. Дверца захлопнулась, и такси укатило прочь. Ник был готов поклясться, что уже видел эту стройную спину и длинные ноги… на автовокзале! Подумав об этом, он тут же принялся ругать себя последними словами за столь вопиющую глупость.

— Ники, ты хотел меня видеть? — спросил Мэнни, входя в кабинет.

— Кто эта женщина? — вместо ответа спросил Ник, отходя от окна.

В казино одновременно с Лаки находилось около сотни женщин, и все же Мэнни мгновенно понял, какую именно имел в виду Ник.

— Это наш новый дилер. Я только что взял ее на работу.

— Разве у нас есть вакансии? — нахмурился Ник. Мэнни небрежно пожал плечами.

— Если верить моей интуиции, а она меня редко обманывает, нам вскоре понадобятся еще двое новых работников, кроме этой женщины. Но прежде чем принять окончательное решение, я все проверю лично. Надеюсь, ты понимаешь меня?

Ник все отлично понял. По той или иной причине Мэнни заподозрил кого-то в мошенничестве. Установленная система скрытых видеокамер была настолько изощренной, что с ее помощью можно было зорко следить за действиями каждого крупье и дилера. И все же личная проверка не помешает.

— Тогда я иду с тобой, — сказал Ник. — Четыре глаза лучше, чем два.

К неописуемому ужасу Мэнни, Лаки оказалась совершенно права, и он с превеликим удовольствием тут же уволил двоих дилеров, а третьего уличил в воровстве.

Когда шумиха, вызванная скандальными разоблачениями, немного улеглась, Мэнни отправился домой. И только тут Ник вспомнил, что даже не спросил у него, как зовут женщину, которую тот принял на работу.

— Черт побери! — негромко выругался он. — Ладно, какое это имеет значение? Просто еще одна хорошенькая женщина будет работать в моем казино, вот и все! Да мало ли их, хорошеньких женщин!


Сидя у окна, Флаффи Ламон смотрела на улицу, ожидая возвращения своей новой квартирантки. Ее старые друзья были бы немало удивлены, если бы узнали, какое искреннее участие она принимала в судьбе какой-то Лаки Хьюстон. Флаффи прожила на свете достаточно долго, чтобы понять — людей, которым можно по-настоящему доверять, очень мало.

Но между ней и Лаки проскочила какая-то искра, и они обе почувствовали это. Люсиль не имела семьи, и кто знает, сколько еще ей суждено прожить на этом свете. Поэтому она не хотела попусту терять время.

Почти весь день она провела в хлопотах по дому. Вытирала пыль, лежавшую плотным слоем на всех полированных поверхностях, к которым никто не прикасался уже много месяцев. Готовила излюбленные лакомства, стараясь не обращать внимание на нахального кота, вертевшегося под ногами. Когда все приготовления были закончены, наступило время ожидания. Люцифер свернулся пушистым клубочком на коленях у Люсиль и принялся громко мурлыкать, пока пораженные артритом руки хозяйки медленно поглаживали его шелковистую шерсть. На какое-то время кот и хозяйка заключили перемирие, и послеполуденное солнце, казалось, не без удовольствия заливало своим горячим светом мирную парочку.

И тут Флаффи увидела шедшую по улице Лаки. Ее пружинистая походка предвещала хорошие новости. Флаффи улыбнулась. Наверное, ей удалось получить работу в казино.

— Но в каком именно, голубушка? — пробормотала она себе под нос и тут же встала, бесцеремонно сбросив задремавшего было кота на пол. Отряхивая и разглаживая платье, она побрела к двери.

Лаки не шла, а летела по воздуху! Всего три дня в Лас-Вегасе, а ей уже удалось найти квартиру, подругу и работу! Это было больше, чем она могла ожидать, навсегда покидая сестер, могилу отца и Крейдл-Крик.

— Лаки! Лаки Хьюстон! Я ждала тебя!

У входной двери стояла, размахивая руками, ее эксцентричная квартирная хозяйка. Лаки радостно ускорила шаг.

— Флаффи! Ты просто не поверишь!

— Уверена, ты получила работу! А теперь иди-ка сюда, расскажи мне об этом подробнее.

Стремительно шагая через ступеньку. Лаки моментально очутилась рядом с Флаффи. Ей было приятно сознавать, что у нее есть кто-то, с кем можно поделиться своей радостью.

Завидев Лаки, Люцифер выгнул спину и, шипя, боком двинулся в глубь дома.

— Кажется, я ему не нравлюсь, — сказала Лаки. — Вчера я сильно напугала его, когда залезала в окно кухни.

— Вот еще! — фыркнула Флаффи. — Меня он тоже не любит. Не стоит обращать на него внимание.

Радостно улыбаясь. Лаки огляделась и вдруг заметила, что в ее отсутствие в доме произошли существенные перемены.

— Неужели ты… Флаффи, да ты сделала генеральную уборку! Вот здорово!

Сама Флаффи тоже выглядела гораздо презентабельнее, чем при их первой встрече.

Разгладив складки на пурпурном домашнем платье, она поправила брошь, застегивающую ворот вместо оторванной пуговицы. Потом она кокетливым жестом поправила прическу и направилась в кухню, едва заметно прихрамывая.

— Давно пора было заняться этим, — небрежным тоном произнесла она и добавила с сомнением в голосе: — Знаешь, я сегодня немного стряпала. Если хочешь, угощу тебя обедом.

— С огромным удовольствием! — улыбнулась Лаки, порывисто обнимая старушку за плечи.

— Но ты должна знать, что я готовлю не совсем обычно, — предупредила ее Флаффи. — Я готовлю только то, что люблю. В моем возрасте смешно придерживаться диеты. Отсутствие жира и холестерина уже вряд ли сможет продлить мою жизнь. Знаешь, я и так пережила всех своих друзей…

На глаза Лаки невольно навернулись слезы. Хотя слова Флаффи звучали смешно и задиристо, на глазах у нее блеснули слезы, выдавая глубоко запрятанную тоску и одиночество. Лаки очень хорошо ее понимала. У нее самой, кроме сестер и отца, не было ни одной родственной души.

— Кажется, мы как нельзя лучше подходим друг другу, Флаффи. Ты согласна? — мягко произнесла Лаки, скидывая узкие туфли и разминая уставшие пальцы ног.

— Послушай, почему бы тебе не пойти переодеться во что-нибудь более удобное, а потом снова спуститься ко мне? Я сварила кастрюлю креветок. Они уже почти остыли и готовы к тому, чтобы быть съеденными. А еще я приготовила макароны с сыром… это одно из моих любимых кушаний… Да, я купила свежайший шоколадный помадно-сливочный торт!

Перечисленные блюда явно угрожали испортить фигуру Лаки, но она не стала бы отказываться от этого обеда даже за миллион долларов.

— Хорошо, через пять минут я вернусь босая и голодная!

Похлопав по карманам платья, Флаффи небрежным жестом извлекла оттуда запасной ключ от входной двери и протянула Лаки. На самом деле это было проявлением такого искреннего доверия, что Лаки была тронута до глубины души.

— Вот, — сказала старушка. — Это ключ от входной двери. Я сделала его специально для тебя.

Деланно равнодушно пожав плечами, она отвернулась, чтобы Лаки не заметила слез, выступивших на выцветших от старости глазах.

— Кто знает, — чуть сдавленно продолжила она, — когда мне снова понадобится помощь. Мне не хочется снова заставлять тебя лезть в окно и пугать моего кота, черт бы его побрал!

Взяв протянутый ключ. Лаки положила его в карман.

— Спасибо, Флаффи. Я не стану пользоваться им без необходимости.

— Знаю, — коротко сказала Флаффи, — иначе ни за что не дала бы его тебе. А теперь поспеши с переодеванием, а то я просто умираю от голода!

Лаки тут же устремилась к двери.

— Кстати, — остановил ее на полпути голос Флаффи. — В каком казино ты нашла работу?

— В «Клубе-52», — ответила Лаки. — Похоже, мне там понравится.

Прищурившись и поджав слишком ярко накрашенные губы, Флаффи молча смотрела, как красивая молоденькая девушка выбегала из ее дома с грацией молодой оленихи.

— Значит, у Шено, — улыбнулась старушка, на мгновение становясь моложе от доброй улыбки. — Этот Ник Шено настоящий красавец, дорогая моя. Очень скоро ты сама это заметишь. А вдруг это судьба?..

Но Лаки уже не слышала этих слов, а если бы и слышала, то отнеслась бы к ним как к полнейшей ерунде. Сестры Хьюстон не считали мужчин необходимой частью своей жизни.

Как бы там ни было, судьба уже привела в движение череду событий, исход которых не мог пока предсказать ни один из участников.

Глава 4

— Ник! Я уж и не помню, когда ты в последний раз приезжал домой обедать! — В голосе Пола слышалась радость. — Кьюби! Скажи Шари, чтобы она принесла еще один бокал для Ника. Будешь аперитив, сынок?

— Спасибо, папа, но я уже пил сегодня и не хочу добавлять, — улыбнулся Ник, поднимая с подноса бокал с содовой, в которой плавал кубик льда. — Возможно, мне еще придется вернуться в казино. Если я выпью с тобой, меня одолеет сонливость, а сейчас это ни к чему.

— Ты говоришь словно умудренный годами старик, — улыбнулся Пол. — Тебе нужно встряхнуться! Знаешь, из Европы домой вернулась дочь Уолтера Уорнера. Кажется, она развелась в третий раз. Она очень хороша собой, и с ней можно неплохо провести время. Не хочешь позвонить ей?

Ник ничего не ответил. Заметив рассеянный взгляд сына. Пол встревожился. Ник выглядел крайне подавленным. Его что-то сильно угнетало.

— Не хочешь поговорить со мной, Ники? ― В ответ тот глубоко вздохнул, внезапно ощутив приступ острой тоски по тем добрым старым временам, когда всеми проблемами занимался Пол Шено, а Нику оставалось волноваться лишь о том, на какой машине отправиться на свидание и как сдать очередной экзамен.

Те дни ушли безвозвратно. И всеми проблемами в семье и в бизнесе давным-давно занимался сам Ник. Да, ему нужно было поговорить с отцом, но он не знал, как это сделать, чтобы причинить ему наименьший вред. Ему казалось, что если он вывалит все горестные новости на плечи отца, это только усугубит и без того сложное положение.

Медленно повернувшись, Ник взглянул на отца. Давно он не называл сына ласково-уменьшительным именем, каким его всегда называла в детстве мать. Значит, иногда он все же думает о своем взрослом сыне как о нуждающемся в защите и поддержке ребенке? Странное дело, Нику была приятна эта мысль.

Поставив свой бокал на поднос, Ник уселся в кресло напротив отцовской инвалидной коляски.

— Нам действительно нужно поговорить, папа.

— Тогда я подожду в… — начал было Кьюби.

— Постой, Кьюби. Это касается всех нас, — остановил его Ник. — Садись и выслушай меня. Мы все попали в сложное положение.

При этих словах Ника добродушное лицо Кьюби заметно посерьезнело. Пол тоже нахмурился. Мысли о том, как бы сосватать сыну подходящую женщину, были мгновенно отодвинуты.

Уперев локти в колени. Ник подался вперед, чтобы видеть лицо отца. Понимая, насколько тяжелым будет для отца его вопрос. Ник ободряющим жестом положил ладонь на его неподвижное колено.

— Я был в городском полицейском управлении, и следователь дал мне прочитать протокол допроса Чарли Сэмза.

Брови Пола удивленно приподнялись.

— Разве следователь имеет на это право?

— Не имеет, — кивнул Ник.

— Тогда почему он это сделал?

Ник медлил с ответом. Он решал, что нужно сказать, а что утаить. Однако, взглянув отцу в глаза, он понял: от него ничего нельзя утаивать, поскольку от этого теперь зависели их жизни.

— Потому что… по словам Чарли Сэмза, он был подсадной уткой. Он должен был шпионить за нами, отец, и сообщать своему хозяину обо всем — я подчеркиваю, обо всем, — что ему удалось узнать о наших делах.

— И кто же его хозяин? — коротко спросил Пол.

— Детектив говорит, Чарли никогда не видел его. Он связывался с ним по телефону, а деньги за услуги получал банковским переводом на свой счет. Он не знает ни имени хозяина, ни того, как он выглядит.

Пол возмущенно взмахнул рукой:

— Но это смешно! Мы же не занимаемся передовыми технологиями и не имеем никаких секретов, чтобы их можно было продать всем заинтересованным. У нас нет никаких связей с высокопоставленными лицами, чтобы через нас можно было добыть какую-то важную информацию. Что за черт? Кому мы могли помешать?

— Возможно, причиной тому чья-то ненависть… или жажда мести?

При этих словах Ника Пол внезапно сильно побледнел. Он глубоко вздохнул и безвольно откинулся на спинку кресла, потом сделал несколько глотков вина, поспешно поднесенного верным слугой Кьюби.

— Прошу прощения, — выдавил он наконец. — Это был шок…

— Но это еще не все, — продолжил Ник. — По словам Чарли Сэмза, кто-то хочет не только разорить нас, но и лишить меня жизни. Кто, папа? Кто из твоего прошлого способен на такое?

Лицо Пола снова покрылось мертвенной бледностью, и он выронил бокал с вином, который тут же со звоном разбился о каменные плиты. Красное вино брызнуло во все стороны, словно кровавые слезы.

— Великий Боже! Не может быть…

Видя смертельный испуг отца Ник ощутил, как и его охватывает безотчетная паника.

— Папа… прошу тебя, успокойся, — сумев взять себя в руки, проговорил Ник. — Все в порядке. Нас вовремя предупредили, и теперь мы сможем помешать осуществлению этого замысла. Но мне не удастся сделать это в одиночку. Мне необходимо, чтобы ты подумал и вспомнил. Кто из твоих старых знакомых мог бы задумать убийство твоего сына и полное твое разорение?

Сначала Пол решительно замотал головой, но потом, по мере того как в памяти всплывало прошлое, на его лицо легла тень сомнения и нерешительности. Когда он закрыл лицо руками. Ник понял, что ответ на его вопрос найден. Повисла долгая пауза, прежде чем Пол сумел справиться со своими чувствами и заговорить:

— За всю свою жизнь я знал только одного человека, способного на столь сильную ненависть… Но я думал, он уже мертв… — Вздрогнув всем телом, он твердо произнес: — Нет! Я уверен, что этот человек мертв! Не может быть, чтобы это был он. Кроме того, если бы он хотел отомстить, он бы давным-давно это сделал. Зачем так долго ждать? Теперь я слишком стар, чтобы волноваться за свою жизнь…

— Папа, он хочет убить не тебя, а меня. Как ты думаешь, человек, о котором ты говоришь, способен убить меня из-за ненависти к тебе?

— В молодости он убил человека. Я знаю это наверняка. Что касается того, способен ли он до такой степени ненавидеть меня, чтобы решиться на убийство дорогого мне человека… — у Пола задрожал подбородок. — Пожалуй, да… способен…

— Тогда назови его имя.

Пол отвернулся, по какой-то одному ему известной причине не желая называть имя своего врага.

Тем временем Кьюби поспешно собирал осколки упавшего бокала, а Шари, служанка, принесла миску с мыльной водой и тряпку.

Взявшись за ручки инвалидного кресла, Ник вкатил отца в дом, оставив слуг хлопотать во внутреннем дворике.

— Послушай, папа, что бы ни случилось, в этом нет твоей вины. Вместе мы справимся, но ты должен быть сильным и не впадать в панику. Нам нужно вместе подумать, как действовать дальше.

Закрыв глаза. Пол с трудом проглотил подступивший к горлу комок страха. Ник был совершенно прав — надо было составить план действий.

— Его зовут… Дитер. Дитер Маркс. Когда-то он был одним из моих лучших друзей…


Из приоткрытой двери асиенды в пригороде Сьюдад-Рио доносились гневные испанские ругательства. Слуги испуганно крестились и, вжав голову в плечи, спешили убраться подальше от хозяйского гнева. Судя по всему, кто-то сильно разозлил Эль Гато, и никому не хотелось попасть ему под горячую руку.

Мерно покачивались пальмы под полуденным бризом. На грузовой пристани старого колумбийского городка оживленно спорили торговцы кофе. Они обсуждали недавнее снижение цен на свой товар. В их громких голосах слышалось недовольство упущенной выгодой.

А в это время на своей асиенде Эль Гато давал выход гневу. Только что он получил известие: тщательно подготовленный план, который он вынашивал несколько месяцев, рухнул ко всем чертям! Его человек попал в тюрьму. Теперь придется потратить несколько недель на то, чтобы возродить к жизни рухнувший замысел.

— Сеньор, что вы… — раздался робкий голос слуги. И тут же ему в голову полетела пустая бутылка из-под кукурузного виски. Ударившись о выложенную кабелем стену, она со звоном разбилась вдребезги, осыпав веером осколков испуганного колумбийца.

— Вон! Вон! — по-английски заорал Эль Гато, забыв в гневе, что его слуги понимают только по-испански.

Он до сих пор думал по-английски и, прежде чем говорить, в уме переводил свои фразы на испанский. Однако в гневе или отчаянии родной язык напрочь вытеснял испанский.

Когда перепуганный насмерть слуга выскочил из комнаты, он постарался направить свою ярость в русло сотворения нового плана мести.

Было совершенно невозможно угадать возраст этого человека. Он был явно потрепан жизнью, очень худой, без единого волоса на голове, с кожей желтоватого оттенка. Его бледно-голубые глаза сильно выступали из орбит. На левой щеке красовались три параллельных шрама, заработанных им во время первого нелегального перехода через границу.

Тогда еще молодой, преданный лучшими друзьями, он в течение четырех суток бродил по южноамериканским джунглям, ослабевший от голода и заеденный комарами. Вот тогда это и случилось.

Склонившись над лесным ручьем, чтобы напиться, Он вдруг увидел в воде, помимо собственного измученного лица, отражение приготовившегося к смертельному прыжку ягуара позади себя. Вскочив на ноги, он успел выставить вперед обе руки, защищаясь от острых клыков и когтей дикого зверя. Больше он ничего не помнил.

Он очнулся в одной из хижин маленькой деревушки. За ним словно за маленьким ребенком ухаживала дочь хозяина хижины.

Оправившись от страшных ран, он покинул деревушку, захватив с собой и девушку. Впрочем, очень скоро она рассталась с ним и вернулась в родную деревню.

Суеверные местные жители, заметив на его лице три глубоких шрама, стали поговаривать, что дикая кошка не только оставила отметину на его лице, но и наделила его невероятной силой воли и целеустремленностью, которая в сочетании с жестокостью делала этого человека столь же опасным, как ягуар. Постепенно все стали звать его Эль Гато — дикий кот.

И все же до сих пор в душе он оставался тем самым юношей, который в отчаянии бежал за границу, спасаясь от преследований властей и гангстеров одновременно. Тогда ему чудом удалось спастись. Прошло немало лет, прежде чем он сумел обрести финансовое благополучие и обзавестись приличной недвижимостью. Но ничто, даже время, не могло погасить пылавший в его душе огонь. Он жаждал мести! Только отомстив, он мог спокойно умереть.


Не успела Лаки проработать в «Клубе-52» и трех минут, как кто-то услышал — Мэнни Соса назвал ее по имени. Слух о том, что в казино появился новый дилер по имени Лаки, очень быстро распространился среди игроков. Для них почти не имело значения то, что так звали молодую красивую женщину. Среди дилеров было немало женщин. Для настоящих игроков значение имела только игра и выигрыш, а не дилер. Однако почти все они были людьми весьма суеверными, поэтому им захотелось играть за столом, где карты сдавала сама Госпожа Удача — Лаки.

Не без удовольствия Лаки заняла место дилера за столом, покрытым зеленым сукном. Если бы сейчас ее мог видеть отец! Вспомнив о Джонни, она подумала, что он непременно оказался бы по другую сторону стола, горя нетерпением сделать ставку.

Тем временем ее изучали четверо игроков, управляющий, курировавший всю смену, и стоявший поодаль распорядитель казино.

Приветливо улыбнувшись игрокам. Лаки привычным жестом взяла колоду карт, словно всю жизнь занималась только этим, и стала ловко тасовать. Она делала это мастерски. Абсолютно профессионально, без всякой тени волшебства, какое она продемонстрировала Мэнни при приеме на работу. Проведенные накануне несколько часов в казино тоже принесли свою пользу. Она успела усвоить существовавшие в казино негласные правила поведения персонала: обе руки всегда на виду, никаких случайных движений к карманам или волосам. Чаевые от клиентов должны быть опущены в специально для этого предназначенную щель на игровом столе, наличные в другую щель, и так далее и тому подобное. Ничто не ускользнуло от ее внимания.

Когда колода была тщательно перетасована, она протянула ее игроку, стоявшему справа, и он медленно снял ее. Лаки уже была готова сдавать карты, когда прозвучал вопрос одного из игроков:

— Послушай, детка, кажется, тебя зовут Лаки?

— Да, сэр.

— Это твое настоящее имя?

Лаки незаметно вздохнула. Она слышала этот вопрос чуть ли не в сотый раз за время своего пребывания в Лас-Вегасе.

— Да, это мое настоящее имя.

На лице игрока появилась широкая, словно у Чеширского кота, улыбка. Протянув ей пять сотенных банкнот, он сказал:

— Фишек по четвертаку на все. Со мной сегодня играет Удача!

Спокойно отсчитав нужное количество двадцатипятидолларовых фишек. Лаки объявила:

— Прошу делать ваши ставки!

Игра началась.

Мэнни Соса стоял поодаль, по достоинству оценивая хладнокровие Лаки. Она превосходно считала в уме, умела вежливо охладить пыл не в меру фамильярных клиентов. Мэнни понял, что нанял на работу отличнейшего дилера. Часть проблемы с заменой жуликоватых дилеров была решена, зато оставалась другая, гораздо более серьезная проблема. Кто-то хочет убить Ника, но Мэнни не допустит этого. Он был готов день и ночь находиться в казино, чтобы не дать Нику сделать ничего, что может привести к смертельному исходу, совершить непоправимую ошибку.

Тем временем Лаки продолжала работать, не замечая повышенного интереса завсегдатаев к ее персоне. Ей еще предстояло знакомство с владельцем казино, но пока она была слишком поглощена работой, чтобы думать об этом.

Увы! В любой бочке меда всегда найдется ложка дегтя. Для Лаки такой ложкой дегтя стал крупье по имени Стив Лукас. Он был в комнате для отдыха персонала, когда туда зашел Мэнни под руку с высокой черноволосой красоткой, которую представил всем как нового дилера. Стив наблюдал за ней с внимательностью хищника, которым и был по своей сути, и, когда Лаки повернулась к нему спиной, мысленно раздел ее догола, восхищенно прищелкнув языком.

Потом Мэнни увел ее к кастелянше, чтобы та выдала форму, и Стив понял: день не пройдет для него впустую. Механически исполняя свои профессиональные обязанности крупье, он терпеливо ждал, когда ему представится возможность познакомиться поближе с этой черноволосой красоткой. Когда настало его время обеда, он с радостью отметил, что оно совпало с обеденным перерывом Лаки. Предвкушая свой успех, он сильно возбудился.

Лаки не видела, как он приближался к ней. Если бы она оглянулась, возможно, их впечатление от первой встречи было бы совершенно иным.

Откровенно говоря, Лукас при своих великолепных внешних данных — рост 183 см и атлетическая фигура культуриста — считал всяческие ухаживания пустой тратой времени. Выждав, когда Лаки, взяв сандвич и фужер с прохладительным напитком, направилась к свободному столику, он приступил к делу:

— Эй, Лаки, малышка! Как насчет того, чтобы сделать меня счастливым сегодня вечером?

Лаки замерла на месте. Твердая мужская рука крепко обхватила ее за талию с правой стороны, ухо обжег горячий призывный шепот. Сочтя это непростительным нарушением своего суверенитета, она резко высвободилась из непрошеных объятий.

— Прошу прощения, — сухо произнесла она, — но мне не нравится, когда меня лапают.

Заметив холодный блеск ее зеленых глаз, Стив улыбнулся, решив, что она просто играет в неприступность. Что ж, вызов принят! Стив любил, когда девушки сопротивлялись, прежде чем пасть под его натиском. Слегка отстранившись от Лаки, он шутя поднял вверх обе руки в знак капитуляции и обворожительно улыбнулся.

Лаки осторожно оглядела своего обидчика. Он был высок, светловолос, атлетическое сложение показалось ей опасным, линия подбородка — слабой, а улыбка — обманчивой. Короче говоря, ей сразу не понравился этот крупье, первым из всего персонала казино попытавшийся, что называется, подружиться с ней.

— Извините, — бархатным баритоном произнес он, притворно случайным движением касаясь ширинки своих брюк. Он сделал это в надежде привлечь ее внимание к далеко не скромному размеру предмета его мужской гордости. Однако Лаки так и не отвела своих холодных, ставших еще более неприступными глаз от лица Стива, а дежурная любезная улыбка почти испарилась с ее губ. Тогда Лукас решил подъехать к ней с другой стороны.

― Я подумал, ты у нас новенькая, работаешь первый день, и просто собирался составить тебе компанию во время перерыва, чтобы тебе не было так одиноко… Вот и все. Я не хотел тебя обидеть. Думал, тебе будет приятно познакомиться с коллегой…

Лаки перевела взгляд на свой сандвич с курицей и, чувствуя, как с боков запотевшего фужера стекают капли прохладной влаги, никак не могла найти выход из создавшегося положения. Она не знала, как отвязаться от этого смазливого парня, не сделав его своим врагом. С ним нельзя было расправиться, как с тем сутенером на улице.

— Как-нибудь в другой раз, — пробормотала оиа и двинулась прочь от слишком настойчивого коллеги.

Словно загипнотизированный, Стив смотрел на ее соблазнительно покачивающиеся при ходьбе стройные бедра, обтянутые черными форменными брюками. Когда он опомнился, Лаки уже скрылась из виду. Беспечно пожав плечами, он направился к своему игорному столу. К чему торопиться? Она работала в казино первый день, но будет еще и завтра, и послезавтра!

Лаки не получила никакого удовольствия от своего сандвича. Всякий раз, когда она пыталась проглотить кусочек, ей казалось, что она снова чувствует на своей талии нетерпеливые мужские руки, а на своей шее горячее дыхание. От этого ей становилось плохо в буквальном смысле этого слова — ее физически тошнило. Невероятно, но факт? Сестры Хьюстон не любили слишком назойливых мужчин, и Лаки не была в этом смысле исключением.

Когда в комнату отдыха вошел распорядитель и объявил конец обеденного перерыва, Лаки с облегчением прекратила попытки съесть свой сандвич и с удовольствием вернулась в зал, битком набитый любителями азартной игры.

Когда наконец ее смена закончилась, Лаки подсчитала полученные чаевые. Их оказалось больше сотни! Она была более чем довольна своим первым рабочим днем. Всю жизнь она ненавидела свое имя, но в этом городе, где игра в карты была образом жизни, оно стало для нее путеводной звездой на пути к финансовой независимости и благополучию.

Казалось, каждый из пришедших в казино посетителей хотел хоть немного поиграть за столом Лаки, В случае выигрыша они давали щедрые чаевые, убеждая себя в том, что именно Лаки принесла им удачу. В случае проигрыша они давали еще более щедрые чаевые, суеверно полагая, что этим задабривают Госпожу Удачу.

Лаки тихо радовалась своему везению, сожалея, что не с кем поделиться радостью. Было уже за полночь. Флаффи, должно быть, давным-давно спит. Ничего, завтра у них будет достаточно времени, чтобы наговориться.

Ожидая на остановке неподалеку от казино «Клуб-52» свой автобус, она остывала от дневной суеты и понемногу успокаивалась. Вскоре радостное приподнятое настроение сменилось сильной усталостью.

Когда автобус наконец подошел, она уселась в полупустом салоне и всю дорогу до дома изо всех сил старалась не уснуть. Для этого она заставила себя выпрямиться и смотреть в окно.

Автобус пробирался по улицам густонаселенных жилых кварталов, и Лаки вдруг с удивлением поняла, что далеко не весь Лас-Вегас бодрствовал ночью. Многие кварталы действительно спали мирным сном. Несмотря на яркое уличное освещение, переулки и тенистые деревья между домами выглядели совершенно иначе, чем днем. Ее потихоньку начал охватывать страх.

К тому времени когда автобус подъехал к остановке возле ее дома. Лаки была абсолютно уверена, что ее светлый голубой брючный костюм станет великолепной приманкой для ночных злодеев. От страха она едва могла двинуться с места, но все же нашла в себе силы сойти с автобуса. Ее тут же окружила зловещая полутьма.

Лаки медленно двинулась вперед, к дому. Каждый шорох казался ей предвестником злодейского нападения. Ее окружали вполне обычные ночные звуки вроде кошачьего мяуканья и сонного тявканья собаки, но Лаки чудилось, что она очутилась в мире ночных кошмаров. Когда позади раздался резкий визг тормозов, нервы у нее не выдержали, и она бросилась бежать к старинному трехэтажному дому, который казался ей теперь розовым островком безопасности. Там, в одном из окон первого этажа, светилась ровным приветливым светом большая желтая лампа. Лаки была тронута до слез заботливостью Флаффи, которая зажгла для нее эту лампу. Острая боль в боку заставила ее сменить бег на шаг, напомнив о том, что она испугалась неизвестно чего и кого. Слегка шатаясь от пережитого ужаса, она поднялась по лестнице и открыла дверь своей квартиры.

В коридоре ее встретил спокойный свет зажженной еще перед уходом лампы. Облегченно вздохнув, Лаки заперла дверь на замок и накинула цепочку. Все! В эта четырех стенах она чувствовала себя в полной безопасности…

Спустя несколько минут она уже сбросила с себя одежду и улеглась в горячую ванну с пенным шампунем, постанывая от удовольствия и растирая уставшее тело мягкой губкой. В желудке у нее урчало от голода но глаза слипались, и после теплой ванны ей хотелось только одного — спать…


Ник стоял у окна своего кабинета и смотрел вниз на ярко освещенную рекламными огнями широкую улицу, вдоль которой располагались знаменитые казино — «Золотая шпора», «Самородок», «Госпожа Удача» Яркие вывески красиво выделялись на фоне бархатного ночного неба над Лас-Вегасом, заманивая посетителей, наивно надеявшихся разбогатеть за карточным столом или рулеткой. Тут были огни всех цветов радуги. Рассеянно глядя на улицу. Ник думал о том, почему судьба распорядилась так, что он оказался здесь, в выдуманном мире никогда не сбывающихся грез и мечтаний.

Здесь в каждом казино сотни тысяч людей толпились у карточных столов, рулеток и игральных автоматов, жадно ловя миг удачи, когда к их ногам повалится несметное богатство, какого нельзя заработать честным путем.

Вчерашних старателей, безуспешно пытавшихся найти драгоценный металл в местных горах и основавших этот город, сменили заядлые игроки, рассчитывавшие, подобно своим предшественникам, внезапно разбогатеть за один вечер. Когда их преследовали неудачи, они не уходили из казино, а всего лишь… переходили за другой стол или к другому игральному автомату, уверенные в том, что удача в конце концов улыбнется им.

Тяжело вздохнув, Ник уперся лбом в стекло. Ему было крайне неприятно осознавать, что в его душе поселилось сомнение в правильности своего образа жизни. До того дня, когда ему сказали, что кто-то хочет его смерти, он искренне любил этот мир лихорадочного азарта и погони за удачей. Теперь он всерьез задумался о том, чего на самом деле стоил этот мир и все, что было с ним связано. Стоило ли наживать богатство, если из-за него могли убить отца или его самого?

Он сообщил детективу Уилу Арнольду имя Дитера Маркса как наиболее вероятного заказчика убийства, но с условием, что впоследствии детектив непременно поделится с ним добытой информацией. Хотя Пол Шено продолжал настаивать на том, что Дитер Маркс давно переселился в мир иной, Ник не мог себе позволить роскошь не удостовериться в смерти этого человека. Теперь ему оставалось ждать ответа на свой вопрос.

— Черт побери, папа! Кто такой этот Дитер Маркс? Что могло между вами случиться, чтобы он мог до сих пор пылать такой жгучей ненавистью?

— Разговариваешь сам с собой, Ники? — шутливо спросил Мэнни, входя в кабинет с уверенностью давнего друга.

— Как прошел сегодняшний день?

Вскинув руки — типично латиноамериканский жест изумления, Мэнни воскликнул:

— Это просто фантастика! Наш новый дилер… это просто сокровище! Скажу тебе по правде…

Ник старался слушать своего помощника, но на самом деле почти не слышал его. Он думал о том, включил ли Кьюби систему охранной сигнализации, прежде чем лечь спать, съел ли отец ужин… и вообще не скрывает ли он еще какой-нибудь тайны из своего прошлого…

— …и ушла с таким количеством чаевых, что они чуть из ушей не торчали!

— Из ушей? Чьих ушей? — внезапно включился в разговор Ник.

— Прелестной женщины, — улыбнулся Мэнни. — Да ты не слушал меня?

Ник стал вяло оправдываться, и Мэнни с превеликим удовольствием повторил хвалебную оду новой сотруднице казино.

— Жаль, ты еще не видел ее. Она ведет себя одинаково любезно и с профессионалами и с новичками, с невероятным терпением разъясняя им правила игры и принимая ставки. За ее столом весь вечер толпился народ. Всем хотелось, сыграть с Госпожой Удачей.

Ник замотал головой.

— Я знаю, ты никогда не говоришь ерунды, но сейчас я тебя не понимаю. Почему все посетители хотели играть за ее столом? Она же не единственная женщина-дилер в нашем казино, насколько я понимаю. Собственно, у нас почти половина дилеров женщины, так?

— Так-то оно так, Ники, но только у нее одной такое необычное имя. Ее зовут Лаки.

Ник удивленно поднял брови:

— Не может быть!

— Очень даже может. Я сам видел ее документы. На регистрационной карточке стоит имя Лаки Хьюстон.

— Черт меня побери! — негромко произнес Ник. — Вот это да! Значит, в нашем казино работает сама Госпожа Удача?

— Похоже, так, — улыбнулся Мэнни.

— Это хорошо, — посерьезнел Ник. — Удача мне сейчас нужна как никогда прежде.

— Все еще никаких известий о человеке, нанявшем Чарли Сэмза?

Ник отрицательно покачал головой:

— Пока никаких. Но самое ужасное… Отец ушел в себя после того, как сообщил мне имя одного человека, который мог бы… Не понимаю, почему он замкнулся.

— Какое имя он тебе назвал, Ники? Ты можешь мне сказать?

— Конечно! Давно пора было сказать тебе имя старого друга отца. Дитер Маркс. Ты когда-нибудь слышал о нем?

Мэнни нахмурился.

— Нет, мне очень жаль, но это имя мне незнакомо. Однако ты должен иметь в виду, что, когда твой отец открыл это казино, мне было всего десять — двенадцать лет, а тебя и вовсе еще не было на свете. Когда я пришел работать в казино твоего отца, ты только начал ходить в школу. Увы, я ничего не знаю о том, что было с твоим отцом до того, как он занялся игорным бизнесом.

— Ладно. Я и не ожидал узнать от тебя о каких-нибудь поразительных подробностях из жизни моего отца. Ступай домой, Мэнни, отдохни. Если хочешь, можешь взять завтра выходной. Кажется, у тебя не было ни одного выходного за последние несколько недель.

Мэнни протестующе замотал головой:

— Нет, мне не надо никаких выходных, пока все это не кончится, пока я не увижу снова улыбку в твоих глазах!

С этими словами он нетерпеливо вышел из кабинета, плотно притворив за собой дверь, чтобы Нику не мешал шум людской толпы в игровом зале.

Глава 5

Если не считать навязчивого Стива Лукаса, первые четыре дня работы в казино прошли для Лаки гладко. Теперь она уже не обращала внимания на то, что поначалу удивило ее в этом казино. Она больше не замечала людей, словно приклеенных к сиденьям перед игровыми автоматами. Зажав между коленями пластиковые ведерки с двадцатипятидолларовыми фишками, они неотрывно глазели на своих механических партнеров. На некоторых лицах красовались грязные полосы, оставленные руками, которые слишком часто касались грязных монет. Когда кто-нибудь из игроков испускал пронзительный вопль, Лаки уже не оглядывалась, чтобы понять причину — выигрыш или проигрыш. Она была слишком занята своим делом за карточным столом.

Испытав лишь легкое волнение, она отказала арабскому принцу, предложившему ей руку и сердце. Правда, потом она целый день гадала, было это волнение вызвано неожиданностью предложения или же предвкушением обещанных ей удовольствий.

Однако к концу недели в ее жизни совершился крутой поворот. И все из-за человека, которого она даже не знала.

Зайдя за две большие пальмы в огромных горшках, которые были выставлены при входе в вестибюль, она наклонилась, чтобы завязать шнурок ботинка, и совершенно неожиданно услышала хриплый голос человека, говорившего по таксофону. От его слов у нее замерло сердце и внутри все похолодело от ужаса.

Вне всяких сомнений, речь шла об убийстве.

— Послушай, я же говорю, все будет сделано как надо. — Вуди вытер жирные складки шеи невероятно грязным носовым платком. — Он никогда не меняет своего распорядка. Каждое утро завтракает вместе с отцом, потом делает несколько звонков из домашнего кабинета и одевается, чтобы ехать на работу. Затем он выходит из дома и садится в свой автомобиль. Так вот, завтра, как только он заведет двигатель своего «ягуара», сразу же взлетит на воздух вместе со съеденным завтраком, и в этом мире станет на одного Шено меньше. Уж поверь мне! Не зря меня называют Вуди-Минер!

Спрятавшись за пальмой. Лаки не могла тронуться с места от охватившего ее ужаса: «О Боже? Убийца!»

Пока она мучительно раздумывала, что ей делать дальше, раздался характерный щелчок повешенной трубки, и она поняла, что ждала слишком долго. Убийца собирался уходить.

Прежде чем подумать о возможных последствиях, она решила, что ей необходимо увидеть его лицо, потому что она вознамерилась обо всем сообщить в полицию. Сделав глубокий вдох, она собралась с силами и небрежной походкой вошла в вестибюль, словно только что открыла входную дверь.

Убийца оказался маленького роста, но с огромным животом. Казалось, он не шел, а катился подобно пушке на колесах. Его чрезмерная полнота была почти карикатурной.

Когда толстяк взглянул на Лаки, та похолодела от страха. У него был злобный взгляд попавшейся в ловушку жирной крысы. Проходя мимо него. Лаки, повинуясь инстинкту самосохранения, одарила его широкой ослепительной улыбкой и даже подмигнула ему, надеясь, что кокетство отвлечет его от подозрения, что она слышала его телефонный разговор. Так и получилось.

Вуди-Минер знал, что с его стороны пользоваться таксофоном в вестибюле казино, было весьма рискованно. Однако он вынужден был позвонить, поскольку не заметил, как подошло заранее оговоренное время для звонка. Если бы он вышел из казино, чтобы сделать этот важный звонок, то не смог бы вдоволь поиграть в кено. А Вуди-Минер обожал кено почти так же, как вкусную еду.

Когда в вестибюле с хозяйским видом показалась женщина-дилер, он решил, что она слышала его разговор, и стал уже размышлять, как бы половчее с ней разделаться, но тут она улыбнулась, и он враз забыл обо всем на свете, даже о том, что только что собирался убить ее, и не только ее. Совершенно не смущаясь тем, что красотка была выше его чуть не на две головы, он подумал было назначить ей свидание, но тут вспомнил о деле.

Мысленно кляня судьбу за очередной прокол в личной жизни, он прошел мимо красотки и, войдя в общий, игровой зал, быстро растворился в непрестанно двигавшейся толпе.

Проскользнув в дамский туалет, Лаки прислонилась к двери, дрожа всем телом от страха и пытаясь восстановить душевное равновесие: «О Боже! Боже мой! Что теперь делать?» — бормотала она. Внезапно она помертвела от сознания того, что убийца видел ее лицо.

Пока Лаки тихо разговаривала сама с собой, пытаясь оправиться от ужаса и взять себя в руки, из одной кабинки вышла женщина, и Лаки поняла, что пора искать убежище где-нибудь в другом месте, пока она не натворила глупостей.

Мэнни! За эти несколько дней он стал ее наставником и защитником. Несколько назревавших с отвратительно-прилипчивым Лукасом ссор предотвращены именно его усилиями. В самый интересный момент он всегда внезапно появлялся в комнате для отдыха персонала и одним своим появлением гасил грозивший вспыхнуть скандал. Лаки знала: рано или поздно между ней и Лукасом произойдет какая-нибудь отвратительная сцена, но сейчас она забыла о Лукасе. В голове билась одна мысль — надо рассказать Мэнни о готовящемся убийстве, чтобы помешать злодейскому замыслу!

Приняв решение, Лаки стремительно выбежала из дамского туалета.

Мэнни увидел направляющуюся к нему Лаки и сразу заметил, что она в панике. Не колеблясь ни секунды, он двинулся навстречу ей.

— Что случилось? — перехватил он ее на полном ходу и легонько подтолкнул в сторону небольшого холла рядом со своим кабинетом.

Не успела Лаки перевести дух, как Мэнни принялся засыпать ее вопросами:

— Опять Лукас? Он нарушил границы дозволенного, детка? Он тебя…

— Мэнни нам надо поговорить!

Она дрожала всем телом, глядя на него широко раскрытыми от ужаса глазами и с такой силой вцепилась в его руку, что, не будь он настоящим мужчиной, давно упал бы на колени.

— Давай зайдем в мой кабинет и там поговорим, — коротко сказал Мэнни, делая знак одному из менеджеров, что уходит в свой кабинет и уводит с собой Лаки.

Спустя несколько мгновений дверь за ней и Мэнни захлопнулась, и в наступившей тишине Лаки вдруг почувствовала, что ноги ее не держат.

— Мэнни, я только что случайно подслушала телефонный разговор. Мужчина, называвший себя Вуди-Минер, говорил по таксофону в вестибюле рядом с туалетными комнатами. Он сказал, что завтра… завтра будет убит человек!

Реакция Мэнни была такой, словно в него выстрелили из пистолета. Резко откинувшись на спинку кресла, он, казалось, с трудом осмысливал слова Лаки. Потом он вдруг подумал о страшной опасности, какой она подвергла себя.

— Великий Боже! Он видел тебя? Он понял, что ты его подслушивала?

То, что Мэнни не подверг ее слова сомнений, многое сказало Лаки о жизни в Лас-Вегасе.

— Не думаю. Но на всякий случай я сыграла перед ним роль легкомысленной кокетки и даже слегка пофлиртовала, когда он проходил мимо.

Мэнни молча теребил пальцами свои крохотные усики над верхней губой. Потом сказал:

— Что ж, это хорошо, но первым делом мы должны вызвать…

— Постой! Это еще не все! — перебила, его Лаки, тяжело опускаясь в стоящее рядом кресло, чтобы не упасть, и сжимая руки в кулаки, стараясь не потерять самообладания.

— Этот человек сказал, что завтра в этом мире станет на одного Шено меньше. Кажется, это имя нашего босса?

Внезапно разразившись потоком страшных испанских ругательств, Мэнни пулей бросился к креслу, в котором сидела Лаки, и она даже голову втянула в плечи, когда темпераментный латиноамериканец рывком поднял ее на ноги и чуть ли не силой потащил из кабинета.

— Куда ты меня ведешь? — слабым голосом спросила она, с трудом поспевая за Мэнни.

— К боссу! — выдохнул тот. — Ты должна все ему рассказать во всех подробностях! Он обязательно должен узнать об этом, пока… пока не случилась беда!

С этими словами Мэнни потащил похолодевшую от страха Лаки вверх по лестнице, туда, где, как ей было известно, находилась святая святых казино — офис хозяина.

Среди персонала казино имя Ника Шено всегда произносилось шепотом. Не со страхом, но с благоговением. Люди, работавшие с Ником Шено, неизменно высоко ставили этого красивого независимого мужчину, обладавшего значительной властью и богатством. Но в то же время многие побаивались его. Обладание слишком большой властью всегда приводит в некоторый трепет тех, кто ее не имеет.

Мэнни не стал тратить время на стук в дверь, поэтому, когда он и Лаки внезапно ворвались в кабинет Ника Шено, тот был несказанно удивлен. А когда он увидел женщину, которую под руку втащил в кабинет Мэнни, то и вовсе не поверил своим глазам. Это была та самая незнакомка с автовокзала! Только на этот раз она была одета в черный смокинг, который полагалось носить всем дилерам казино «Клуб-52».

— Вы?!

Удивленный донельзя возглас вырвался одновременно у обоих. Мэнни изумленно уставился на Ника и Лаки, словно у тех выросли рога.

— Что вы здесь делаете?! — снова в унисон спросили друг друга Ник и Лаки.

Недоуменно замотав головой, Лаки отступила на шаг назад.

— Бог ты мой! Это же грязный сутенер!

Ник продолжал молча глядеть на нее. Он никак не мог поверить, что одетая словно бродяжка провинциалка, несколько дней назад встреченная им на автовокзале, превратилась в прехорошенькую элегантную женщину, которая к тому же состояла у него на службе.

Восклицание Лаки произвело на Мэнни неотразимое впечатление. Грязный сутенер? Кто? Его босс? Ник Шено? Было совершенно ясно, что эти двое знали друг друга. Но каким образом, когда и где они могли встретиться? Мэнни знал наверняка, что Лаки совсем недавно приехала в Лас-Вегас, чтобы оказаться в тех кругах, где бывал Ник Шено. К тому же, несмотря на то что они знали друг друга в лицо, ни один из них не догадывался о социальном положении и имени другого.

— Вы здесь работаете? — недоверчиво спросил Ник. Он никак не мог поверить, что на ней действительно была форма дилеров его казино. Ведь он ни разу не видел ее в игровом зале!

— Она работает у нас почти неделю, — ответил Мэнни вместо онемевшей от удивления Лаки.

Прищурившись, Ник снова взглянул на молодую женщину в черном смокинге.

— Не может быть, чтобы это и был наш новый дилер, — сказал он с такой уверенностью в голосе, что Мэнни расхохотался.

И тут Ник покраснел. Ну конечно, именно она и была новым дилером казино. Пытаясь преодолеть смущение и шок, он вдруг припомнил рассказанную ему историю о том, как вчера в игровом зале произошел забавный случай.

— Это ее пытался вчера купить какой-то арабский принц? — спросил он, не глядя на Лаки.

— Николас, позволь мне представить тебе мисс Лаки Хьюстон, недавно приехавшую из штата Теннесси, а теперь жительницу нашего прекрасного города. Она и есть новый дилер.

— Принц не собирался покупать меня! Он предлагал мне выйти за него замуж! — сказала Лаки, слегка обиженная словами Ника, и тут же испугалась, что ее слова прозвучали слишком дерзко.

Несмотря на всю важность момента, Мэнни не удержался от улыбки. Между этими двумя норовистыми упрямцами происходило то, чего он давно уже ждал. Глядя на Ника, он заметил, что тот смущен. По виду Лаки невозможно было понять, что она чувствовала. От нее можно было с одинаковым успехом ожидать, что она упадет в обморок или взорвется от эмоций. Она была бледна и дрожала всем телом.

Ник никак не мог оторвать от нее взгляда. Длинная коса, которую он помнил по первой встрече, превратилась теперь в пышный красивый узел на макушке. Ему вдруг нестерпимо захотелось запустить пальцы в ее густые волосы, вытащить оттуда все шпильки и с восторгом смотреть, как ее лицо и плечи накроет волна черного шелка.

В форменном смокинге она выглядела еще выше, чем на самом деле, однако он не заметил на ней ни косметики, ни бижутерии. В ней не было ничего искусственного, что он привык ассоциировать с противоположным полом. И лишь выражение лица осталось неизменным. Она смотрела на него так же, как тогда, на автовокзале, — с отвращением и презрением.

Ник не мог поверить своим глазам! С того самого дня, когда он случайно встретил эту девушку на автовокзале, ее образ преследовал его повсюду и возникал перед мысленным взором в самые неожиданные и неподходящие моменты. И вот теперь, когда она стояла перед ним, он никак не мог начать разговор. К счастью, рядом был Мэнни.

— Босс, Лаки хочет тебе что-то рассказать.

При этих словах Лаки вздрогнула как от удара. Она вспомнила, зачем Мэнни притащил ее в кабинет хозяина, и ее охватил ужас от сознания, что перед ней именно тот человек, которого собирался убить Вуди-Минер!

— Вы! Это должны быть вы!

Ник увидел, как она пошатнулась. Еще секунда, и она упала бы без чувств, но мужчины подхватили ее под руки и отвели к стоявшему у окна диванчику.

— Садитесь, — резко произнес Ник, сердясь на себя за вскипевшее желание. Почему он хотел эту женщину? Он даже не знал, кто она такая. В его возрасте было непозволительно желать близости с совершенно незнакомой особой. Такое случалось лишь в беспечной юности, которая осталась далеко позади.

Во всяком случае, он думал именно так, пока Лаки Хьюстон не заглянула своими колдовскими зелеными глазами прямо в его душу.

— Ну, — смутился он, — что вы хотели мне рассказать… кроме того, что уже сказали?

Лаки покраснела, вспомнив, как резко обошлась с ним на автовокзале, видя в нем потенциального обидчика.

— Вам не следовало тогда предлагать подвезти меня, — тихо сказала она.

Мэнни снова улыбнулся. С каждой минутой разговор становился все интереснее.

Ник молча кивнул. Ее слова прозвучали очень искренне. Потом он едва заметно улыбнулся и сел на противоположный край диванчика.

— Да, вы правы. Я не должен был делать… или говорить то, что сказал. Особенно по отношению к особе, только что приехавшей в город, — снова улыбнулся он.

И в этот момент Лаки забыла, что кто-то грозил убить этого человека, что два дня назад она чуть было не попала в гарем арабского принца, что давно уже должна была вернуться за карточный стол… Она видела только Ника Шено, его чудесную улыбку, его сияющие глаза. На мгновение ей даже почудилось, что она увидела его душу, где, как ей показалось, поселилось такое же чувство одиночества, как и у нее самой.

— Вас хотят убить, — тихо проговорила она. Его чудесная улыбка медленно погасла, лицо приобрело суровое выражение. Он резким движением, не издав ни единого звука, наклонился к ней всем телом и, прижав ее обеими руками к спинке дивана, вплотную приблизил свое лицо к ее испуганным глазам.

— Кто ты такая, черт тебя побери?! Откуда тебе известно, что меня хотят убить? Кто тебя подослал? У тебя сдали нервы или ты решила переметнуться на другую сторону?

Поспешно схватив Ника за руку, Мэнни воскликнул:

— Нет! Ники, нет! Ты не понял! Все не так!

Отстранившись от Лаки, он метнул на помощника гневный взгляд.

— А как, Мэнни? Скажи мне! Объясни, каким, образом эта хорошенькая сексапильная штучка появилась в моем казино, да еще с предупреждением о готовящемся убийстве? Неужели сукин сын, который хочет моей смерти, считает меня полным идиотом?

На лице Лаки отразился испуг. Мэнни притащил ее сюда, чтобы она рассказала боссу о подслушанном разговоре, и теперь с ней так обращаются?! Испуг, постепенно перерастал в гнев. Теперь она ни за что не станет разговаривать ни с Ником, ни с Мэнни!

— Конечно, ты идиот, как и все мужчины, — спокойно отозвался Мэнни. — Она не просто явилась с предупреждением! Во время перерыва она случайно подслушала в вестибюле телефонный разговор, в котором речь шла о спланированном убийстве, и у нее хватило мужества и порядочности, чтобы прийти ко мне и рассказать об этом. Она хотела предупредить жертву, хотя даже не знала, кто этот несчастный!

Слегка опешив, Ник повернулся к Лаки.

— Это правда?

Она резко встала, по горло сытая мужским эгоизмом. Можно быть одетым, как Ник, в шикарный костюм от Армани и пахнуть дорогим одеколоном и при этом иметь менталитет хозяина паршивого бара Уайтлоу в ее родном Крейдл-Крике.

— Разве это имеет значение? — ответила она вопросом на вопрос. — Только что я уже сказала вам правду, и вы тут же обвинили меня в шпионаже. Не знаю, что происходит в вашем мире, а после того, как вы со мной обошлись, и знать не хочу! Но вот Мэнни, сдается мне, всерьез считает, что вы достойны знать правду. Так вот, если вы завтра утром, как обычно, сядете в свой автомобиль, то через секунду вместе со своим завтраком, как сказал Вуди-Минер, взлетите на воздух.

— Черт побери, — негромко чертыхнулся Ник и, подойдя к окну, слепо уставился в темноту за толстым стеклом.

— А теперь извините, но я должна вернуться на свое рабочее место, — невозмутимо произнесла Лаки, направляясь к двери. — В следующий раз, когда мне снова доведется узнать о чьем-то злодейском замысле, я просто сделаю вид, что ничего не слышала, — так поступает всякий, кто не хочет ввязываться не в свое дело… А когда этот замысел будет приведен в исполнение, я прочту о случившемся в газете с чашкой утреннего кофе в руке и не почувствую ни малейших угрызений совести.

Уходя, она не хлопнула дверью, но закрыла ее так резко, что мужчины вздрогнули.

— Ники, Ники… Кажется, ты погорячился.

— Благодарю за своевременное замечание, — огрызнулся Ник, направляясь к телефонному аппарату.

— Кому ты собираешься звонить? — спросил Мэнни.

— Сначала Кьюби, чтобы ни он, ни отец не вздумали садиться в машину, потом свяжусь с детективом Арнольдом. Он знает, что нужно делать в таких ситуациях. Потом… не знаю, может, воспользуюсь услугами какой-нибудь шлюхи. Давненько я уже не испытывал такого желания.

Мэнни вздохнул и, покачав головой, направился к двери.

— Мэнни! — раздалось у него за спиной. Он повернулся лицом к Нику, ожидая продолжения разговора.

— Скажи ей спасибо от моего имени.

— Нет уж, сам скажи ей спасибо от своего имени. Кстати, может, она знает, с чего это вдруг тебе захотелось переспать со шлюхой?

Недовольно фыркнув. Ник повернулся к телефонному аппарату и стал набирать свой домашний номер. Мэнни тихо вышел из кабинета, оставив хозяина в одиночестве… Эта женщина постоянно грезилась ему во сне и наяву. Он даже собирался разыскивать ее, а когда Мэнни привел ее к нему в кабинет, внезапно обрушился на нее с безумными обвинениями.

Ожидая, пока дома кто-нибудь снимет трубку, Ник обессиленно опустился на стоявшее рядом кресло. У него было очень много неотложных дел и, если верить словам Лаки Хьюстон, слишком мало времени.


— А дамочка-то была права насчет взрывчатки, — слегка фамильярно сказал Уил Арнольд. — Ее оказалось столько, что после взрыва вряд ли от вас что-нибудь осталось, чтобы положить в гроб.

Ник сильно побледнел. Из ворот виллы медленно выезжала машина с саперами и снятым самодельным взрывным устройством. Только благодаря Лаки Хьюстон Ник мог сейчас стоять у окна целым и невредимым, наблюдая за работой саперов.

— Вне всяких сомнений, тут поработал крепкий профессионал, — продолжал тем временем детектив. — Похоже, это действительно дело рук Вуди-Минера. Во всяком случае, словесное описание, данное мисс Хьюстон, полностью совпадает с его портретом. А я и не подозревал, что этот ублюдок снова в городе. По моим последним данным, он должен был уехать куда-то далеко на Юг…

— Далеко? За пределы США? — спросил Ник, предполагая, что отец мог каким-то образом быть связанным с Южной Америкой.

— Да, — кивнул Уил Арнольд, — кто-то внес за него залог, и он был отпущен из федеральной тюрьмы штата Нью-Йорк, после чего направился куда-то в Южную Америку.

— Он сидел в штате Нью-Йорк? — удивился Ник. — Могу поклясться, что у моего отца никогда не было деловых или иных связей в Нью-Йорке…

— Это не имеет никакого значения, — усмехнулся детектив. — То, что Вуди последний раз был арестован за совершение преступления в штате Нью-Йорк, вовсе не означает, что у вашего отца были там какие-то дела. Такие негодяи, как Вуди, могут появиться где угодно, если им за это хорошо заплатят, а на этот раз кто-то действительно очень хорошо заплатил ему за организацию взрыва вашей машины. Значит, этот кто-то действительно жаждет вашей смерти.

— Похоже, что так, — пробормотал Ник и поспешно отвернулся от Арнольда, чтобы тот не увидел его смятения и страха.

Спустя несколько минут полицейские уехали, оставив Ника разбираться с последствиями тщательных поисков взрывного устройства по всему дому. Нахмурившись, он сунул руки в карманы своих серых слаксов и вернулся в дом. Несмотря на то что на улице было очень тепло и на нем поверх рубашки был надет еще и пиджак, Нику вдруг стало холодно, словно он очутился в могиле. Собственно говоря, именно это чуть было и не случилось…

— Ник, с тобой все в порядке? — прозвучал в неожиданно высоком регистре напряженный вопрос Пола Шено. Он сидел в инвалидной коляске, крепко вцепившись руками в подлокотники, словно коляска вот-вот взлетит.

— Да, несмотря на старания Вуди-Минера, — выдавил Ник.

Взглянув в лицо сына, Пол сильно побледнел. Точно такое же выражение лица было у Ника в тот день, когда он похоронил свою мать — неверие в реальность происходящего и одновременно гневное отчаяние.

— Отец, я хочу знать все о твоем прошлом, — коротко произнес Ник.

— Зачем? — упавшим голосом спросил Пол. Неужели ты думаешь, что я утаиваю от тебя какие-то факты и тем самым подвергаю смертельной опасности твою… и свою жизнь? Ради всего святого, Ники, скажи, что ты так не думаешь!

Чуть прищурившись. Ник взглянул в глаза отца.

— Конечно, не думаю, — помолчав, сказал он, — но нам необходимо поговорить о твоем прошлом, которого я фактически не знаю. Это может спасти жизнь нам обоим, папочка…

С губ Ника невольно слетело слово «папочка». Именно так он звал отца в детстве, и для Пола Шено это послужило неоспоримым доказательством того, насколько глубоко сын был обеспокоен последними событиями.

— Хорошо, но для начала давай позавтракаем, а уж потом поговорим, как ты хочешь, — пообещал Пол Шено.

— Нет, папа, говорить будешь ты, а я буду внимательно слушать, — едва заметно улыбнулся Ник.

Взявшись за спинку отцовского кресла, он ловко вкатил его в освещенную ярким утренним солнцем столовую. Проникая через разноцветные оконные витражи, лучи солнца отбрасывали на стены веселые цветные блики. Но Ник не замечал ни затейливого освещения, ни большой вазы с пышным букетом красных и желтых тюльпанов, которую Шари поставила посередине стола. Все его мысли были заняты предстоящим разговором с отцом.

В ожидании завтрака они решили выпить по чашечке кофе. Попросив у Шари вторую чашку кофе. Пол вдруг начал говорить:

— Мы были глупыми детьми, только что вышедшими из подросткового возраста. Это было в сороковых годах… Только что закончилась война, все вокруг казалось нам доступным и легко достижимым. В то время человек, готовый на отчаянный риск, мог быстро сколотить огромное состояние.

— Ты сказал «мы». Кто это «мы», отец?

Внезапно вырванный из воспоминаний о прошлом, этим вопросом. Пол заметно вздрогнул.

— Ну да, конечно… Нас было трое, мы в шутку называли себя «три мушкетера». Но лишь один из нас, Дитер, был прирожденным игроком, готовым пойти на большой риск ради денег. Джей-Джей и я были способны только на роль эскорта… — До сих пор голос Пола звучал задумчиво-спокойно, но тут в нем появились отчетливые нотки внутреннего напряжения. — Я просто не мог этого сделать, — сдавленно произнес Пол, взглядом ища у сына понимание. — Это было самое настоящее жульничество — опасное, безрассудное… В то время я уже познакомился с твоей матерью и не хотел ломать наше будущее. Ты меня понимаешь?

— Не совсем, отец. Что именно задумал тогда Дитер Маркс?

— Он замыслил ограбить… гангстеров!

— Боже мой! — пробормотал Ник. — Вот это дружок!

— Я же сказал тебе, мы были слишком молоды и глупы…

— И как же все должно было произойти?

— Дитер был знаком с очень многими в Лас-Вегасе. Однажды он узнал, что один из членов муниципального совета берет крупные взятки от местной мафии за то, что сообщает не подлежащие разглашению сведения относительно земельных сделок. Мафии нужна была земля для расширения преступного бизнеса здесь, в Лас-Вегасе. И тот чиновник взялся помочь им получить деланные территории за хороший куш. Очень хороший.

Ник поджал губы. С каждой минутой дело принимало все более серьезный оборот.

— Точнее, папа, — прервал он отца, — сколько денег ему обещали и почему Дитер Маркс воспылал к тебе ненавистью из-за какого-то продажного чиновника?

Пол тяжело вздохнул.

— Куш был величиной в четверть миллиона долларов. Когда Дитер отнимал у того человека деньги, то случайно… убил его. Джей-Джей и я знали о том, что он собирался ограбить любителя взяток, но отказались помогать ему в этом деле. Дитер был совершенно один, и никто не прикрывал его. Кто знает, если бы рядом с ним оказался… помощник, ему бы, возможно, не пришлось убивать, а значит, не пришлось бы и бежать…

— Что за вздор! — резко воскликнул Ник. — Твой Дитер Маркс самый обыкновенный вор, человек, предпочитающий украсть, а не заработать. К таким людям у меня нет жалости.

Лицо Пола залила смертельная бледность.

— Тогда ты должен знать, что во всем произошедшем была и моя вина, — тихо сказал он. — Когда шумиха улеглась, Дитер явился к нам с Джей-Джеем, Хотел, чтобы мы его спрятали. Но мы отказались. Он пришёл в неописуемую ярость, и мы подрались. Внезапно в самый разгар драки мы услышали вой полицейских сирен. Дитер испугался и убежал, без денег. Его разыскивала полиция за убийство, его разыскивала мафия за то, что он взял их деньги. А денег у него уже не было… Он бежал, но вряд ли имел шанс остаться живых. Его непременно убили бы бандиты, а если они, то схватила бы полиция.

Ник смутно догадывался: отец, недоговаривает что то очень важное. Это было видно по тому, как он старательно избегал прямого взгляда сына.

— Что же произошло дальше? — спросил Ник.

— До нас дошел слух, что Дитер бежал в Южную Америку, но был убит при попытке нелегально пересечь границу. Больше мы о нем никогда ничего не слышали…

— Неужели драки между бывшими друзьями достаточно, чтобы захотеть убить тебя… или твоего сына?

Пол молчал.

— Папа, что случилось с теми деньгами?

Пол поднял глаза. В них стояли слезы.

— Я оставил их у себя. На них я и построил «Клуб-52».

— Сукин сын! — вырвалось у Ника, и он поспешно вскочил со своего кресла, чтобы не видеть мучительную гримасу, исказившую лицо отца.

— Но потом я вернул их… даже с процентами. Я сделал это анонимно. Просто мафия стала считать, что Дитер Маркс вернул ей давний долг. Одного я не мог исправить — не в моих силах было вернуть к жизни убитого Дитером человека. Насколько мне известно, Дитер до сих пор числится в розыске за убийство.

— Значит, ты и твой дружок Джей-Джей спокойно воспользовались денежками Дитера, пока он отбивался от полиции и мафии одновременно! Неплохой сценарий для боевика, да?

Лицо Пола исказила болезненная гримаса.

— Нет, к тому времени мы уже не были друзьями, «тремя мушкетерами», и тот инцидент лишь ускорил наш окончательный разрыв. Джей-Джей стал сильно пить и пристрастился к игре в карты. Я выплатил за него столько серьезных долгов, что стал чувствовать себя его отцом. В конце концов нам обоим это надоело и, надавав друг другу по морде, мы навсегда расстались. С тех пор я ничего о нем не слышал и не знаю, что с ним теперь.

— Значит, ты разбогател, потеряв при этом всех друзей, — пробормотал Ник, обеими ладонями растирая виски. — Теперь до конца своих дней каждый раз, входя в «Клуб-52», я буду вспоминать, чего тебе стоило построить это казино.

Пол молча отвернулся. Он не мог спорить с оценкой сына, какую тот дал его грязному прошлому, потому что всю жизнь его терзали муки совести.

— Черт возьми, — пробормотал Ник. — Теперь мы знаем хотя бы одно: если Дитер Маркс жив, готов чем угодно поклясться, что это он пытается разорить нас и даже убить, если получится. Знаешь, честно говоря, мне кажется, его можно понять.

В столовую вошел Кьюби с подносом, полным еды. — Кто сегодня будет завтракать? — улыбнулся он.

— Я еду в казино, — резко оборвал его Ник, — а тебя, Кьюби, попрошу позаботиться о том, чтобы отец как следует поел. У нас еще много проблем, ему понадобятся силы.

Не сказав больше ни слова. Ник вышел из столовой. Как только за ним захлопнулась дверь. Пол бессильно осел в своем кресле. Его плечи безвольно опустились, и возле рта залегли скорбные морщины.

— Что случилось? Вам плохо? — встревожился Кьюби. — Вернуть Ника?

— Нет, не надо. Пусть едет. Я буду счастлив, если после нашего разговора он вообще когда-нибудь вернется домой.

С этими словами Пол закрыл лицо руками. Помолчав, он тихо спросил:

— Кьюби, тебе хотелось когда-нибудь начать жизнь заново?

Кьюби молча вздохнул. Его могучие руки бережно приподняли Пола и усадили в инвалидном кресле поудобнее. Потом он покатил хозяина к столу, где его ожидал горячий завтрак.

— Нет, конечно, — задумчиво сказал он. — Потому что мы такие, какие есть, и все равно сделаем все прежние ошибки. Мне бы не хотелось снова страдать от юношеской глупости и неопытности.

Пол выдавил слабую улыбку:

— Наверное, ты прав. Молю Бога, чтобы моя юношеская глупость не отняла жизнь моего сына.

— Ник прекрасно справится со всеми проблемами. Поешьте, вам понадобится много сил.

Полу ничего не оставалось делать, кроме как послушно приняться за еду.

Глава 6

— Вот! Ну как, нравится?

Лаки приподняла зеркало, чтобы Флаффи могла видеть себя. Старушка расплылась в довольной улыбке, увидев свой изменившийся облик. Ей удалось уговорить Лаки перекрасить ее в другой цвет, который очень шел ей. Теперь она уже не была похожа на линяющую охотничью собаку. Ее волосы были равномерно окрашены в яркий медно-красный цвет, и это непостижимым образом делало ее моложе.

— Милая, теперь я могу с уверенностью сказать, что выгляжу очень неплохо для своих восьмидесяти четырех лет!

Засмеявшись, Лаки нежно обняла старушку за плечи.

— Флаффи, ты фантастически хороша! Что будем делать дальше?

— Думаю, нам стоит пойти куда-нибудь пообедать, — улыбнулась та. — Нужно же продемонстрировать всем мою новую прическу!

— Тогда нам придется вызвать такси. Ведь ты не захочешь ехать на автобусе?

— Какое еще такси! — фыркнула Флаффи. ― меня есть своя машина, и я умею отлично водить!

У Лаки рот раскрылся от удивления. Потом ее вдруг молнией пронзила мысль:

— Флаффи, давно ты не садилась за руль?

Лаки сразу вспомнила чрезвычайно оживленное уличное движение в Лас-Вегасе.

— Не то чтобы очень, — пробормотала старушка, направляясь в спальню, чтобы переодеться. — Последний раз я садилась за руль вскоре после инаугурации президента. У нас тогда была отличная вечеринка! Я танцевала всю ночь напролет! Иди сюда, милая, и помоги мне выбрать подходящий туалет для выхода!

Лаки молча подчинилась. Спорить со старушкой было совершенно бесполезно. Она слишком долго жила в полном одиночестве, чтобы прислушиваться к чужим словам.

С каждым днем их дружба из случайной перерастала во что-то гораздо более глубокое.

— Вечеринка была организована в заведении под названием «Фламинго», да ты его знаешь! — тем временем продолжала рассказ Флаффи. — Приехали все красавцы и красавицы из Голливуда! На каждого мужчину приходилось по три женщины! Именно столько, сколько нравится иметь самим мужчинам!

Лаки рассеянно кивала, глядя, как Флаффи вытаскивала из шкафа одно за другим платья и костюмы, молясь, чтобы она остановила свой выбор на чем-нибудь более скромном. Потом она вспомнила слова Флаффи об инаугурации.

— Флаффи!

— М-м-м? — отозвалась старушка, прижимая подбородком к груди черное атласное платье и любуясь новым ярким цветом своих волос на фоне нежной тонкой ткани.

— Об инаугурации какого президента ты говорила?

— Как какого?! Эйзенхауэра, конечно! Обожаю мужчин в военной форме! А ты?

Значит, Флаффи не сидела за рулем несколько десятков лет?!

— Флаффи, ты хочешь сказать, что твоя машина стоит в гараже со времени правления президента Эйзенхауэра?

— Ну да! — поджала губы старушка. — Именно это я и сказала! А теперь давай поторопимся. Я просто умираю от голода!

— Послушай, у меня отличная идея! — поспешно сказала Лаки. — Почему бы нам все-таки не взять такси? Тогда мы сможем преспокойно болтать, вместо того чтобы следить за светофором и тормозами!

Поразмыслив над ее словами несколько секунд, Флаффи неожиданно легко согласилась.

— А когда мы пообедаем, ты покажешь мне, где работаешь, — сказала Флаффи, предвкушая удовольствие тряхнуть стариной.

Улыбнувшись, она потрепала Лаки по щеке. Все-таки хорошо иметь друзей!

Опустив глаза. Лаки притворилась, что смахивает едва заметную пылинку с туфель. Флаффи была, конечно, стара, но не слепа. Она сразу заметила перемену ее настроения.

— Что-то не так, милая? — спросила она.

— Все в порядке, — ответила Лаки. — Просто мне кажется, не так уж интересно будет показывать тебе «Клуб-52». Может, скоро я уже не буду там работать…

Глаза Флаффи возмущенно сверкнули, и она бросила очередное платье на спинку кресла.

— Это еще почему? Только не говори, что тебя уволят из-за профнепригодности! Я видела, какие чудеса ты умеешь вытворять с колодой карт? |Лаки пожала плечами, вспомнив, как отчаянно мошенничала Флаффи во время их недавней игры в карты.

— Ну-ка, присядь, девочка, и давай поговорим начистоту. Это тебе поможет, поверь мне.

Сдавленно вздохнув. Лаки села на постель, опустив плечи и мрачно сжав губы. Нахмурившись, Флаффи уселась рядом с ней и ободряюще похлопала ее по плечу.

— Все так запуталось, — тихо проговорила Лаки. — Кажется, кто-то имеет зуб на хозяина казино, а мне не повезло оказаться втянутой в это дело. После сегодняшнего скандала я не уверена, что меня оставят на работе…

— Может, все не так страшно, как ты думаешь? — вздохнула Флаффи.

— На самом деле все гораздо хуже! — закрыла глаза Лаки. — Просто я неисправимая оптимистка…

Флаффи неожиданно расхохоталась. Медно-красные кудряшки весело подпрыгивали на шее, пока она хлопала себя по коленям.

— Милая! Что бы ни случилось, внутренний голос говорит мне: у тебя все будет хорошо!

Лаки попыталась было возразить, но старушка тут же бесцеремонным образом оборвала ее:

— Нет, ты выслушай меня! Я всегда оказываюсь права. Это одно из немногих преимуществ моего возраста.

Не выдержав натиска Лаки улыбнулась.

— Вот и отлично, — просияла Флаффи. — Ступай, переоденься. Когда спустишься вниз, мы вызовем такси и решим, куда отправиться пообедать.

Теперь Лаки абсолютно не волновало, во что оденется Флаффи Ламон. Будь то перья или бриллианты, ее это абсолютно не трогало. Флаффи была хорошей подругой, и этим было сказано все. Лаки очень дорожила подлинной дружбой.

— Пожалуй, сегодня меня тянет на итальянскую кухню, — пробормотала старушка, когда Лаки направилась к двери. — Если мы собираемся отведать итальянских макарон, нужно одеться соответствующим образом. Так…. Интересно, куда я девала шляпу гондольера? Она будет просто чудесно смотреться с моим зеленым шелковым брючным костюмом. Наверное, она где-то наверху…

Лаки вспомнила, как Флаффи водила ее на второй этаж, где никто не жил. Это был самый настоящий музей одежды из прошлой эпохи. Люсиль Ламон никогда не выбрасывала своих вещей.

Когда старушка направилась к лестнице на второй этаж, чтобы отыскать там свою драгоценную шляпу.

Лаки улыбнулась ей вслед. Обед обещал был превосходным…


Поднимаясь в офис Ника, Мэнни вдруг заметил странную парочку, входившую в казино. Рядом с высокой молодой красавицей семенила маленькая, чрезвычайно экстравагантно одетая старушка. Улыбнувшись, Мэнни поспешил в кабинет Ника.

Открыв дверь, он с порога воскликнул:

— Ники, иди сюда! Скорее!

И тут же исчез, не дожидаясь, пока Ник последует его призыву.

После событий нескольких последних дней Ник посчитал нужным немедленно повиноваться. Он был готов увидеть что угодно, только не двух женщин, пробиравшихся сквозь толпу в игровом зале.

— Да это же Лаки! — воскликнул он, внимательнее вглядевшись в странную парочку, и тут же ощутил прилив радостного волнения, какой всегда испытывал в ее присутствии. Ее невозможно было не узнать по сексапильной походке и гриве пышных черных волос. — Но кто это с ней?

— Ничего себе шляпа, босс! — улыбнулся Мэнни.

— Кажется, такие носили пираты. Кто это?

— Это, мой юный друг, единственная и неповторимая Люсиль Ламон. Поклонники называли ее Флаффи. В добрые старые времена она была одной из самых темпераментных танцовщиц казино.

— А я-то думал, ее уже нет в живых, — покачал головой Ник.

— Как видишь, жива, и даже очень, — улыбнулся Мэнни. — Ты только посмотри! Она показывает один из своих старых фокусов!

Прищурившись, Ник увидел, как престарелая леди игриво обнажила одно плечо и встряхнула грудью. Вокруг нее раздались одобрительные хлопки в ладоши. Ник понял, что пора спуститься вниз, пока кто-нибудь из игроков не выкрикнул традиционное: «Долой одежду!» — именно так кричали танцовщицам, исполнявшим стриптиз, — и старушка не решила бы тряхнуть стариной.

Лаки отчаянно старалась скрыть смущение, глядя на распоясавшуюся подругу, но прежде чем сумела обрести присутствие духа, она увидела спускавшегося с лестницы Ника. По мере его приближения она все отчетливее ощущала, что загнана в угол, хотя вокруг было сколько угодно свободного пространства.

Ей вдруг захотелось убежать куда глаза глядят. Но она не понимала почему. Из отвращения к его образу жизни или из страха проникнуться к нему симпатией? Так или иначе, ей было неприятно, что появление этого человека вызывало в ней столь бурную реакцию.

Сдержавшись, она чуть прикрыла глаза и прошептала на ухо Флаффи:

— Вон идет мой босс!

Моментально забыв о заинтригованной публике, старушка резко повернулась и, не скрывая своего интереса, пристально посмотрела в сторону приближавшегося к ним блестяще одетого молодого мужчину.

— Лаки, негодница! Ты даже не сказала, что твой хозяин просто мечта, а не мужчина! Ты хотела придержать его для себя?

Часто хлопая накрашенными ресницами, что красноречиво говорило о ее прошлой профессии, Флаффи кокетливым жестом протянула Нику руку.

Он с заговорщическим видом подмигнул «живой легенде» и широко улыбнулся, глядя на ее старческую руку с набухшими синими венами и покрасневшими косточками пальцев с таким восхищением, словно это было для него самым приятным зрелищем. Потом он с большим достоинством склонил голову и нежно поцеловал мягкую морщинистую руку Флаффи.

— Добро пожаловать в наше казино, милые дамы?

Лаки была поражена. До этого момента она всего дважды видела своего босса — на автовокзале и в его кабинете, когда ее притащил туда Мэнни. «Сутенер» оказался невероятно обаятельным мужчиной.

Продолжая хлопать ресницами, Флаффи вопросительно взглянула на Лаки:

— Дорогая… представь нас друг другу!

Ей не оставалось ничего иного, кроме как выполнить просьбу подруги. Сделав глубокий вдох, она выпалила почти скороговоркой:

— Люсиль… это мой босс. Ник Шено… Мистер Шено, это моя квартирная хозяйка и подруга Люсиль Ламон. Мы обедали вместе, и… Люсиль попросила меня показать, где я работаю…

Все это было сказано на одном дыхании. Закончив краткую и немного бессвязную речь. Лаки мысленно постаралась убедить себя, что она чуть не задохнулась оттого, что слишком много сказала, , а не оттого, что рядом с ней стоял невероятно притягательный Ник Шено.

Люсиль кокетливо поправила прическу.

— Прошу вас, зовите меня просто Флаффи. Меня все так называют.

— Для меня большая честь познакомиться с вами, Флаффи, — красивым баритоном произнес Ник.

Однако Флаффи не могла не заметить, что, говоря с ней. Ник не сводил глаз с Лаки. С каждой минутой ситуация становилась все забавнее.

Лаки стало не по себе под откровенным взглядом Ника.

— Пожалуй, нам пора…

— Нет, нет! Еще немного побудем здесь! — преувеличенно жалобно взмолилась Флаффи. — Мне очень хочется хоть немного поиграть в рулетку. С тех пор когда я последний раз была в казино, прошло так много лет! Пойдем со мной! Я поставлю за нас обеих.

При этих словах на лице Лаки появилось странное выражение.

— Нет, я никогда не играю, — неожиданно сурово произнесла она и добавила чуть мягче: — Иди, Флаффи, играй одна, а я буду здесь, неподалеку…

Ник был заинтригован словами своего нового дилера. Работая в казино, она не хотела играть?

И тут он понял, что она имела в виду. Работая за, карточным столом, она ставила на кон деньги казино, а не свои собственные! Интересно, что заставило ее быть столь осторожной?

Флаффи послушно направилась к рулетке, пытаясь замаскировать нараставшую боль в колене покачиванием бедер. Когда Лаки двинулась было ей вслед, Ник решительно схватил ее за руку, но тут же отпустил, заметив холодный блеск ее зеленых глаз.

«Итак, Госпожа Удача, у тебя есть свои секреты, и немало, как я посмотрю… К тому же тебе не нравится, когда к тебе прикасается мужчина», — пронеслось в голове у Ника.

Сделав вид, что не замечает ее недовольного взгляда. Ник небрежно произнес:

— У вас отличные друзья, Лаки.

— Да, — коротко ответила она, с притворным интересом разглядывая пуговицы на своем жакете.

— Лаки…

В голосе Ника прозвучала едва заметная дрожь, от которой по всему телу Лаки пробежала горячая волна, и она не смогла взглянуть в его глаза.

— Да, сэр?

— Вчера саперы действительно извлекли из моей машины столько пластиковой взрывчатки, что ее хватило бы на то, чтобы сровнять с землей целый квартал.

Мгновенно побледнев, она встревоженно взглянула в его глаза:

— О Боже! Так, значит, вас действительно хотели убить!

— Вы спасли мне жизнь, я ваш должник до гроба…

Проходившая мимо них развеселая парочка, оживленно обсуждавшая свой выигрыш, случайно толкнула Лаки, и та, покачнувшись, попала в объятия своего босса. Невольно прижавшись щекой к его широкой груди, она вдруг услышала ровное биение его сердца и тут же отпрянула в сторону, словно обожглась о его крахмальную манишку.

— Вы не должны мне ничего, кроме жалованья за работу, — дрожащим голосом произнесла она, лихорадочно соображая, под каким благовидным предлогом улизнуть от Ника. Прислушавшись к собственным ощущениям, она с ужасом поняла, что ей искренне хотелось снова вернуться в объятия этого человека.

— Мне очень жаль, что вчера я был с вами непозволительно груб, — тихо произнес Ник.

— Пустяки, не берите в голову, мистер Шено, — пролепетала Лаки.

— Ничего себе пустяки! — нахмурился Ник. — И перестаньте называть меня мистер Шено!

В его глазах появился странный блеск, словно… Нет, не может быть! Не может быть, чтобы ему хотелось… Впрочем, почему бы и нет?

— Хорошо, как же мне вас называть?

— Я бы предпочел слово «дорогой», — озорно улыбнулся он, — но согласен просто на Ника.

Мгновенно покраснев. Лаки отвернулась, выведенная из равновесия таким неожиданным заявлением. Поразительно — всего за несколько минут они перешли от холодной враждебности к совершенно противоположным отношениям, о которых Лаки не смела думать.

— Пожалуй, пора уводить Флаффи, — сказала она, — иначе она сорвет банк!

Ник посмотрел в сторону рулетки. Ему хорошо было и видно большое белое перо, украшавшее невероятную шляпу Люсиль Ламон.

— Не стоит за нее волноваться. Ей очень нравится там. Пусть получит удовольствие, а мы с вами пока выпьем по бокалу хорошего вина, согласны?

«Значит, он и впрямь заинтересовался мной?» — молнией пронеслась мысль у Лаки.

Она ничего не знала о его личной жизни. Возможно, он был самым настоящим плейбоем, а Лаки меньше всего хотелось влюбиться в такого. Он явно был богат и настойчив, а она — слишком одинока и беззащитна.

— Никакого вина, — неожиданно резко возразила она. — Даже если от этого зависит моя работа в вашем казино.

— Но почему? — вырвалось у Ника, не на шутку встревоженного ее постоянными отказами.

— Потому что, если меня увидят с вами, все решат, что я — легкая добыча, — слегка дрожащим голосом ответила она. — Когда-нибудь я стану единственной подругой какого-нибудь мужчины и не хочу оказаться сначала подругой многих мужчин. Спасибо, но это не для меня!

С этими словами она ушла, оставив его одного среди непрестанно двигавшейся людской толпы.

— И она еще утверждает, что не любит рисковать, — пробормотал он. — Найти своего единственного или единственную — это ли не самый большой риск?

Пока Лаки пробиралась к стоявшей у рулетки Флаффи, Ник следил за ней взглядом. Потом он двинулся прочь, ненавидя себя за то, что так и не сумел расположить к себе Лаки.

Тем временем к протискивавшейся сквозь толпу Лаки сзади приблизился другой мужчина, которому явно не хватало обаяния Ника Шено и воспитанности, чтобы попросить у нее того, чего ему так сильно хотелось.

Неожиданно почувствовав, как чья-то мужская рука скользнула под жакет и нагло сжала бедро. Лаки разгневанно обернулась и… нос к носу столкнулась со Стивом Лукасом. Его наглая ухмылка окончательно вывела ее из себя!

— Как ты смеешь! — прошипела она, чтобы не привлекать ненужного внимания. Ей вовсе не хотелось, чтобы потом о ней распускали самые невероятные слухи. Этого в ее жизни и так было предостаточно.

Ухмылка Стива стала еще шире. Он отлично знал, что все его наглые действия надежно скрывала от посторонних глаз толпа посетителей, и вовсю пользовался этим.

— Не надо изображать недотрогу, детка! Я же видел, как ты заигрывала с боссом. Забудь его, детка, я в постели гораздо лучше его, поверь мне!

Лаки не сразу смогла ответить. Ее душил такой гнев, что она невольно сжала кулаки и уже готова была обрушиться на Стива, но тут, к счастью, вспомнила, где находится.

Стив же был уверен, что теперь обязательно добьется своего, что она никуда не денется и примет его недвусмысленное приглашение. Поэтому, когда она наконец заговорила, он ошибочно принял приглушенную интонацию за признак заинтересованности в нем, а не за примету бушевавшей в ней ярости.

— Я ни с кем никогда не заигрываю, — тихим сдавленным голосом произнесла Лаки. — И если ты еще раз посмеешь так прикоснуться ко мне, то очень пожалеешь! Мне плевать, где я и кто на меня смотрит!

Стив недоверчиво хмыкнул.

— Лапушка, это ты пожалеешь, а не я. К тому же, что ты мне можешь сделать?

Лаки неожиданно шагнула вперед, вплотную приблизилась к его все еще нагло ухмыляющейся роже и прошипела:

— Увидишь, Стив, что я могу тебе сделать. Тебе будет больно, очень больно, и в том месте, о котором ты слишком часто думаешь…

Глаза Стива расширились от неожиданно серьезной угрозы.

— Ты решила подразнить меня, маленькая сучка? — испуганно произнес он, безуспешно пытаясь замаскировать свой страх наглой ухмылкой.

В ответ Лаки не произнесла ни слова и не сделала ни одного движения. Она просто стояла и неотрывно глядела на Стива сверкавшими холодным блеском зелеными глазами, пока тот не понял, что она и впрямь не собиралась шутить. Когда ее глаза потемнели от бешенства, Стива прошиб пот. Деланно равнодушно пожав плечами, он поспешно смешался с толпой.

Стив скрылся из виду. А Лаки стала бить нервная дрожь. Сердце часто билось где-то в горле, ноги стали ватными и непослушными. Настойчивые приставания Стива Лукаса были продолжением тех ужасов, которые ей довелось испытать в родном Крейдл-Крике. А она-то, глупая, надеялась, что это навсегда осталось позади, в Крейдл-Крике. Его последняя выходка всколыхнула кошмарные воспоминания о том, что ей приходилось выдерживать. Только на этот раз рядом не было сестер, готовых защитить и утешить ее. Теперь она была как никогда одинока.

На мгновение забыв о Флаффи, Лаки ринулась в дамский туалет, чтобы там, в относительном уединении, привести в порядок свои мысли и чувства. Только что в ее мир бесцеремонно вторгся потенциальный насильник, и теперь в ее голове бушевала целая буря чувств.

В это самое время Ник был в баре и разговаривал с одним из старых друзей отца. Когда мимо него молнией промчалась Лаки, он встревоженно повернулся в ее сторону. Что-то подсказало ему: у нее какие-то неприятности. Поспешно извинившись, он стремительно последовал за ней, желая помочь в беде.

— Лаки!

Меньше всего ей сейчас хотелось разговаривать с Ником. Однако повелительность его голоса заставила остановиться и опустить глаза вниз. Она с притворным интересом стала разглядывать замысловатый узор ковровой дорожки.

— Что случилось? — спросил он. Наигранно-беспечно пожав плечами, она продолжала упорно разглядывать узор, не желая поднимать глаза на босса. Ей вовсе не хотелось, чтобы он видел ее обиженное лицо.

— Нужно же когда-нибудь довериться другому человеку. И этим человеком хочу быть я, — мягко произнес Ник.

Его слова настолько удивили ее, что она подняла голову и взглянула в его глаза. Довериться мужчине? Ни за что! С нее хватит того кошмара, в который превратил ее жизнь отец, Джонни Хьюстон!

— Я сама о себе позабочусь! — с вызовом сказала она.

По ее лицу и запальчивости, с которой она заявила это, Ник сразу понял: ее кто-то обидел.

— Что стряслось, черт побери? — повторил он свой вопрос.

Соблазн выложить всю правду был очень велик, однако Лаки не могла позволить себе роскошь рассказать о грязных приставаниях Стива Лукаса. Горький жизненный опыт подсказывал: опасно доверять чужому человеку.

— Ничего, — с трудом выдавила она.

— Ложь!

Она отшатнулась словно от удара.

— Это не ваше дело, — твердо произнесла она. — Вы мой босс, а не телохранитель.

— Тогда прошу принять меня на эту должность, — еще более настойчиво сказал Ник. — Должен же кто-то защищать вас. Почему бы мне не заняться этим?

Лаки не могла поверить собственным ушам.

— Да вы просто спятили! Мне не нужен защитник, особенно если им собирается стать мужчина, снимающий девочек на автовокзалах!

Ник покраснел. Ее удар достиг цели. Она никогда не простит ему того нелепого разговора.

— Хотите верьте, хотите нет, но на автовокзале я встречал личного слугу моего отца. Я проторчал на жаре почти четыре часа, и только чрезмерная усталость и раздражение заставили меня заговорить с вами. Судя по всему, я совершил непоправимую ошибку.

Зеленые глаза Лаки вновь загорелись гневом. Новая обида вытеснила из ее памяти Стива Лукаса.

— Ах, как сладко вы умеете говорить, — протянула она. — Значит, вы настолько устали от жары, что решили ради развлечения потоптать одну из только что прибывших провинциальных курочек? И часто вы так… устаете? Или это была ваша первая попытка?

Ник едва сдержал стон негодования. С каждой секундой разговор становился все неприятнее.

— Вы прекрасно поняли, что я имел в виду, — сказал он, не замечая, что с каждой секундой его голос звучал все громче.

Так они и стояли, не сводя друг с друга гневных глаз, пока нараставшее напряжение не было внезапно снято словами незаметно подошедшей Флаффи:

— Я слышала какие-то крики. Могу я присоединиться к вам или это сугубо личная ссора?

Лаки тут же сорвалась с места, пробурчав:

— Пойду вызову такси. Я буду ждать тебя на улице, Флаффи.

Сунув руки в карманы брюк. Ник сдержал порыв броситься вслед за Лаки.

— Приятно было познакомиться с вами, Ник, — улыбнулась Флаффи.

В ответ Ник молча кивнул. Это было все, на что он был способен в данный момент.

Тогда Флаффи Ламон решилась на то, чего никогда прежде не делала. Она решила вмешаться в чужое дело.

— Не знаю почему, — тихо сказала она, материнским жестом трогая Ника за рукав, — но она не доверяет чужим людям, и в особенности мужчинам. Если она вам интересна, потребуется немало терпения, чтобы завоевать ее доверие.

Прислонившись к стене. Ник провел обеими руками по волосам. В иной ситуации ему было бы стыдно за столь малодушный жест, но сейчас он был слишком расстроен, чтобы думать о внешних приличиях.

— Мне все время приходится преодолевать ее сопротивление, — огорченно сказал он.

— И что же каждая встреча с ней высекает такие искры? — поинтересовалась Флаффи.

— Во всяком случае, до сих пор было именно так, — пожал плечами Ник.

— Из искры возгорается пламя, — улыбнулась старушка и потрепала его по руке. — Мне пора, меня ждут такси и… хорошая подруга.

Глядя ей вслед потухшими глазами Ник горько жалел, что у него не было хорошего друга, в котором он так нуждался именно сейчас, когда кто-то жаждал его смерти, а женщина, впервые за многие годы пробудившая в нем искренний интерес, всячески избегала сближения с ним.

Остановившись у дверей, Флаффи обернулась. Озорная улыбка осветила ее лицо, и она негромко сказала:

— Заходите как-нибудь к нам в гости, Ники. Адрес вы найдете в любой телефонной книге.

Махнув на прощание белым пером пиратской шляпы и зеленым шелком рукава, она с неожиданным проворством вышла на улицу, оставив Ника стоять в зале с глуповатой улыбкой на лице. Он был рад этому неожиданному приглашению, пусть даже оно исходило не от самой Лаки, а от ее квартирной хозяйки.

Только тут он вспомнил, что так и не выяснил причины, по которой Лаки выглядела глубоко расстроенной.


Спустя несколько часов Лаки металась по своей квартире, с ужасом вспоминая, как чуть ли не накричала на своего босса и почти подралась со Стивом Лукасом.

— Боже мой… Я получила работу, о которой мечтала всю жизнь, а теперь боюсь идти туда! Хуже некуда…

— А теперь… программа новостей, — прозвучал бодрый голос теледиктора. Лаки успела купить портативный телевизор. В этой квартире это была единственная вещь, которая принадлежала ей и только ей.

Тяжело вздохнув, она рассеянно перевела взгляд на экран. Усевшись на диван и удобно вытянув голые ноги, она натянула на них длинную футболку и взяла в руки пульт дистанционного управления, чтобы уменьшить звук.

Когда звук был доведен до терпимой при ее головной боли громкости, она взяла массажную щетку для волос и стала медленно водить ею по густым длинным прядям в надежде, что такой массаж снимет головную боль.

На экране мелькали события и лица, и вдруг Лаки увидела знакомое. мужское лицо во весь экран. Этого человека она видела у таксофона в вестибюле казино! Это он говорил о покушении на Ника Шено!

Тем временем голос репортера скороговоркой сообщил:

— Тело Вудро Москони, известного также как Вуди-Минер, было обнаружено сегодня в пруду рядом с мотелем, где он остановился несколько дней назад. Несмотря на то что он зарегистрировался под чужим именем, полиции удалось довольно быстро идентифицировать тело, так как за этим человеком тянется длинный список преступлений. За последние пятнадцать лет он принимал прямое или косвенное участие в двадцати с лишним покушениях с помощью подложенной взрывчатки. Теперь этот матерый преступник унесет с собой в могилу имена всех своих сообщников…

…В гортани Москони полицией было найдено несколько тысячедолларовых банкнот, что наводит на подозрение: покойник или предал своего хозяина, или нарушил свое обещание. В прежние времена подобные символические находки служили устрашением тем, кто хотел перехитрить мафию. Иными словами, такова была цена за излишнюю болтливость…

Массажная щетка с грохотом выпала из рук Лаки, а сердце забилось с такой силой, словно готово было выскочить из груди. Болтливость! Этот человек проболтался по телефону, а она подслушала его. И вот теперь он мертв.

— О Боже! Это он! Это он!

Стук в дверь совпал с началом рекламного ролика, строительных материалов, поэтому в течение нескольких секунд Лаки думала, что этот звук исходит от экрана телевизора, где плотник с увлечением мастерил какую-то штуковину. И только когда она услышала, как кто-то за дверью звал ее по имени, она моментально выключила звук и, спрыгнув с дивана, выключила свет. Она решила, что несостоявшийся убийца перед смертью рассказал своим сообщникам о том, что она подслушала его телефонный разговор, и вот теперь они пришли за ней!

Такое предположение казалось ей вполне правдоподобным. Она знала наверняка, что Флаффи не станет так поздно подниматься к ней на третий этаж, а больше во всем Лас-Вегасе некому было приходить к ней так поздно. Притаившись в углу, она стояла полупарализованная страхом и слушала бешеное биение собственного сердца. Человек, стоявший за дверью, и не думал уходить.

Она слишком поздно попыталась скрыть свое присутствие в квартире. Поднимаясь по лестнице, Ник заметил на третьем этаже свет. Постучав несколько раз в дверь, он с изумлением увидел, как свет погас. За дверью воцарилась полная тишина. В конце концов это так разозлило его, что он не выдержал:

— Черт побери. Лаки! Это же я! Это Ник, твой босс! Ради Бога, открой дверь! Нам нужно поговорить!

Услышав голос Ника, Лаки запаниковала еще больше. О Боже! Только не это! Зачем он явился?! Нет, она не могла открыть ему, чтобы он увидел ее в таком страхе и в такой одежде…

— Лаки, пожалуйста… Сначала я зашел к Флаффи и побеседовал с ней. Она знает, что я пошел к тебе, можешь не волноваться за свою безопасность. Я не сделаю тебе ничего плохого…

Только что она испытала ужас от увиденного по телевизору, который был помножен на страх одиночества. И то, что Флаффи знала о приходе Ника, невольно заставило Лаки подойти к двери.

Ник уже собирался уходить, когда услышал щелчок отпираемого замка. Затаив дыхание, он следил, как дверь медленно, дюйм за дюймом, стала открываться. Наконец в дверном проеме на фоне голубовато мерцавшего в глубине темной комнаты телевизора обрисовался стройный силуэт Лаки.

— Ник, он мертв… — едва слышно пролепетала она. — Тот человек, который собирался тебя убить. Он мертв. Об этом только что сообщили по телевизору… А вдруг он перед смертью успел кому-нибудь рассказать обо мне?

— Вот сукин сын, — тихо выругался Ник, расстроенный тем, что предлог для его внезапного прихода был испорчен. Она и так уже все знала.

Не думая о последствиях, он шагнул вперед и притянул ее к себе. Лаки молчала и дрожала всем телом. Он понял, что она на грани обморока, и еще теснее прижал ее к себе, одним движением захлопнув за собой входную дверь. Лаки тихо вздохнула, словно отказываясь от продолжения борьбы, о существовании которой Ник и не подозревал. Теперь, когда он понял, что она не станет сердиться на него за слишком крепкое объятие, он стал постепенно расслабляться, с наслаждением впитывая ощущения от прикосновения к женскому телу.

Волосы… Это было самое первое и сильное ощущение. Они накрывали ее спину пышной шелковистой волной. Не в силах противиться соблазну, он сжал в руках душистые пряди и застонал от удовольствия. Это были чудесные волосы чувственной женщины. Потом его ладони скользнули по ее плечам, и он снова не удержался от стона удовольствия. Ее кожа оказалась нежной и невероятно бархатистой…

Но когда его руки стали блуждать по ее телу, к Лаки мигом вернулось самообладание. В ее мозг понеслись сигналы тревоги!

— Зачем ты пришел? — резко оттолкнула она его. Этот вопрос поставил его в тупик. Он так долго мечтал о ней и мысленно сжился с ее образом, что она давно уже перестала быть для него чужой. Увы, он, вынужден был признать: она вовсе не испытывала к нему таких же романтических чувств.

— Я хотел сообщить тебе о Москони, — тихо сказал он, с сожалением выпуская ее из своих объятий.

— А-а-а… — Тут она вспомнила, как без всякого сопротивления позволила ему обнимать себя, и ей захотелось провалиться сквозь землю от смущения и стыда. — Извини, я вовсе не хотела этого, — пролепетала она, поворачиваясь к выключателю.

Яркий свет вспыхнувшей лампы явил его глазам чудесное зрелище, к которому он оказался не готов. В этот момент, увидев ее высокую грудь, плотно обтянутую тонкой трикотажной футболкой, и невероятно длинные голые ноги, выглядывавшие из-под короткого подола, он испытал не только сильнейшее желание физической близости, но и нечто гораздо большее. Это чувство раньше не было ему знакомо.

— О чем ты? — чуть хриплым от вожделения голосом спросил он.

Никогда в жизни ему не приходилось чувствовать себя таким дураком в присутствии женщины.

— Ну, раскисла и кинулась тебе на шею… Вообще-то я не такая. Я всегда могу постоять за себя.

— Что-то подобное ты мне уже говорила, — с мягкой укоризной сказал Ник.

Он вспомнил, как она, дрожа всем телом, молча прижималась к нему, ища защиты, и это лишь добавило ему уверенности, что она была действительно напугана известием о смерти Москони до глубины души, иначе ни за что не позволила бы ему подобной вольности.

Ник молчал, пораженный этим открытием.

Внезапно Лаки спохватилась, вспомнив о том, что на ней надета лишь длинная футболка. Поспешным жестом она скрестила на груди руки, но Ник уже увидел то, что она тщетно пыталась скрыть.

Ей нестерпимо захотелось убежать в другую комна-, ту и закрыться там. Кроме тонкой футболки, на ней были лишь шелковые трусики, и она поняла, что Ник давно уже это заметил. В его глазах она безошибочно прочла огонь мужской страсти.

— Пожалуй, тебе лучше уйти, — нерешительно произнесла она.

Он не был готов к столь откровенному отпору.

— С превеликим удовольствием, — недовольно проворчал он. — Провожать не надо, я сам найду дорогу.

— Я не хотела быть грубой с тобой, — мягко сказала Лаки. — Просто… мне не нужны лишние проблемы, понимаешь?

— Кажется, ты не совсем понимаешь смысл этого слова, — парировал Ник и, увидев ее негодующий взгляд, внезапно почувствовал раздражение. Весь день его преследовали неудачи, а когда он попытался сделать доброе дело, все стало еще хуже. — Хочешь, я покажу тебе, что такое проблемы?..

— Не вздумай, — спокойно предостерегла его Лаки, сжимая руки в кулаки.

Он не удержался от улыбки. Меньше всего она подходила на роль бойца.

— Никогда не дразни игрока, — прошептал он и внезапным движением притянул ее к себе.

Он хотел всего лишь тихонько встряхнуть ее, чтобы привести в чувство, но от его неожиданного движения ее голова откинулась назад и губы слегка приоткрылись. Он жарко поцеловал ее, прежде чем успел сообразить, что делает. Трудно было сказать, кто из них двоих был больше поражен остротой ощущений. Они продолжали лихорадочно целоваться, пока у обоих не перехватило дыхание и не задрожали руки…

Ник первым оторвался от губ Лаки, которая тут же отшатнулась от него. У Ника голова шла кругом, и он не мог сдвинуться с места, зато Лаки проворно убежала в противоположный угол комнаты и застыла там, обхватив свои плечи, чтобы не потерять самообладания.

— Только не заставляй меня просить прощения, — хрипло произнес Ник, с трудом обретя дар речи.

Это было бы грандиозной ложью, потому что Ник ни капельки не сожалел о случившемся. Заметив ее негодующий взгляд, он спросил:

— Лаки, что с тобой? Ты в порядке?

— В порядке? Вряд ли… В любом случае уходи, Ник. Спасибо за заботу обо мне, но теперь катись ко всем чертям!

Ник широко улыбнулся.

— Меня тоже пугает то, что происходит между нами, — серьезно сказал он и, быстро повернувшись, исчез за дверью, прежде чем Лаки успела что-либо ответить.

Когда через несколько секунд внизу завелся двигатель его машины, она рванулась к двери и уверенным движением заперла ее на все замки и задвижки. Но закрывать собственное сердце от вторжения мужчины по имени Ник Шено было уже слишком поздно.

Наверное, именно так целовал принц Спящую Красавицу, чтобы пробудить от волшебного сна. Поцелуи Ника пробудили в Лаки невероятные ощущения, о существовании которых она раньше и не подозревала. Однако для нее это была не сказка, а кошмар. Ник Шено был не принцем, а игроком, похожим на Джонни Хьюстона. Она не могла позволить себе влюбиться в такого человека.

Один игрок уже чуть не сломал ей жизнь, и она не собиралась позволять другому привести ее к полному краху.

Глава 7

Лаки металась по постели, сражаясь с кошмарным сном. В который уже раз ей снился один из самых унизительных эпизодов ее ужасного прошлого. Не в силах терпеть, она громко застонала во сне.

— …Вы не заставите меня плакать! Никогда, не заставите меня плакать!..

Маленькая Лаки шла домой из школы, а за ней бежала стайка мальчишек, выкрикивавших в ее адрес оскорбительные слова. Она нагнулась за камнем, чтобы швырнуть его в противных мальчишек, и длинные черные косички больно ударили ее по щекам. Став первоклассницей, Лаки пришлось дважды сменить школу в течение одного учебного года. Быть дочерью заядлого игрока в нищем городке Крейдл-Крик оказалось постыдным, поэтому для нее каждый день был самой настоящей борьбой за выживание.

― …Твой отец шулер! Твой отец шулер!..

Воспоминания о детских обидах вызвали у спавшей Лаки горячие слезы. Будь это не во сне, она ни за что не позволила бы себе плакать. Но семилетней девочке подсознательно стыдившейся собственного отца, это было позволительно.

Продолжая заново переживать давние обиды, Лаки беспокойно металась по постели. Запутавшаяся в нога простыня сковывала ее движения, тем самым погружа ее все глубже в прошлое, когда каждый день жизни Крейдл-Крике был проверкой на прочность.

Тем временем события кошмарного сна продолжали разворачиваться. Мальчишки стали осыпать ее градом мелких камней, и Лаки во сне вздрогнула от резкой боли. Спасаясь бегством от мучителей, маленькая первоклассница наступила босой ножкой на торчавший посередине дороги острый камень и, не добежав до дома всего несколько футов, повалилась в дорожную пыль. Из пораненной ступни хлынула кровь, а мальчишки продолжали издевательски выкрикивать:

— Если тебя зовут Лаки, везучая, то почему же ты напоролась на камень?

Застонав, взрослая Лаки перевернулась на живот и спрятала лицо под подушкой, как тогда, в детстве, пытаясь укрыться от обидных слов.

— Где же твое везение? У тебя его нет! У тебя нет ничего, кроме никчемного папаши-шулера!..

— Мой папа не шулер! Мой папа не шулер!!! ― Ее гневный крик потонул в общем хоре вконец распоясавшихся мальчишек.

И тут внезапно появилась длинноногая рыжеволосая девочка. Это была ее старшая двенадцатилетняя сестра Куин, в груди которой уже билось бесстрашное сердце взрослой женщины, способной защитить своего ребенка.

— Прочь, маленькие негодяи! Марш по домам, трусишки! Как вам не стыдно всей толпой нападать на маленькую девочку, словно стая голодных собак!.. Прочь!..

Ошеломленные ее напором, мальчишки пустились наутек. Вытирая окровавленные колени младшей сестренки, Куини озабоченно рассматривала пораненную ногу, бормоча какие-то утешительные слова. Лаки чувствовала на щеке ее теплое дыхание… Это ощущение было невыносимо явственным. Застонав во сне, взрослая Лаки резко выдернула ноги из тисков скомканной простыни и счастливо улыбнулась, испытывая удивительное чувство невесомости. В ее детском сне Куин бережно взяла младшую сестру на руки. Лаки явственно ощутила прикосновение сильных рук к плечам и коленям, услышала ласковый голос сестры… И тут все внезапно исчезло!

— …Куини!!!

Почти проснувшись. Лаки резко выпрямилась в постели. По ее щекам текли горячие слезы. Еще не совсем вернувшись в реальность, она принялась оглядываться в поисках пришедшей ей на помощь сестры, но в комнате никого не было.

— О Боже, какой кошмарный сон, — простонала Лаки, с трудом поднимаясь с постели.

Босые ноги бесшумно двигались по старому ковру, устилавшему пол в ее спальне. Влажная от пота футболка неприятно липла к телу. Не долго думая Лаки стянула ее с себя через голову и бросила на спинку кресла.

Войдя в кухню в одних трусиках-бикини, она перебросила черные шелковистые волосы на одно плечо и, взяв из холодильника банку содовой, ловко открыла ее. Освежающая струя сильно газированной воды полилась В рот, и в носу приятно защипало от углекислого газа. Напившись, Лаки провела холодной алюминиевой банкой по разгоряченному лицу. Взглянув на часы, она поняла, что до рассвета еще далеко. Значит, она могла поспать еще немного. Однако после такого кошмара ей вовсе не хотелось возвращаться в постель. Плюхнувшись в кресло у окна гостиной, она поставила на подоконник банку с прохладительным напитком и, приоткрыв портьеру, стала задумчиво смотреть на предрассветное небо.

— Черт побери, Джонни что ты сделал со всеми нами… — Пробормотав эти укоризненные слова Лаки тут же недовольно скривилась, понимая всю их бесполезность.

Отец умер и давно похоронен. Всю свою жизнь он твердил, что удача отвернулась от него, потому что он потерял семейный талисман Хьюстонов, хотя на самом деле его сгубило чрезмерное пристрастие к азартным играм. Лаки много раз слышала от отца эту историю о том, как еще в молодости он проиграл какому-то карточному шулеру свой талисман, семейную реликвию Хьюстонов — дедовские золотые карманные часы. И в этой потере он винил

Вздохнув, Лаки сделала еще несколько глотков газированного напитка и тут же поморщилась — содовая стала совсем теплой.

Память снова вернула ее в прошлое. Она явственно вспомнила свои детские обещания отцу: «Я найду наш семейный талисман, папочка. Когда я стану совсем взрослой, я обязательно найду эти часы и верну их домой. Тогда нам больше не придется голодать…»

На глаза Лаки снова навернулись горячие слезы. В, ответ на ее обещания отец лишь смеялся…

— К черту! — сердито пробормотала Лаки, рывком поднимаясь с кресла. К чему рассиживаться и лить слезы о том, чего уже нельзя исправить? У нее хватало проблем, которые еще ожидали своего решения. Кто-то пытался убить ее босса. А пока он отбивался от убийц, ей приходилось отбиваться от его настойчивых ухаживаний…

Держа в руке полупустую банку с теплой содовой, она направилась на кухню, бормоча:

— Если мы не проявим достаточно благоразумия и осторожности, ни одному из нас не уцелеть.

Не желая понимать, что сказанные ею слова означали невольное признание ее все возраставшего чувства к человеку, которому она не доверяла. Лаки вылила в раковину остатки содовой, выбросила банку и направилась в ванную комнату, собираясь смыть наваждения прошлого.

Не включая свет, чтобы оттянуть момент возвращения в реальность, она стала готовиться принять ванну. Завернув волосы в тугой узел на макушке, она скрепила их пригоршней шпилек. Когда ванна наполнилась водой, Лаки сняла трусики и осторожно улеглась, позволяя воде касаться тех мест, каких еще не касался ни один мужчина. Потом она медленно погрузилась по самую шею и позволила себе расслабиться. Спустя нее сколько минут она уже пребывала в состоянии ПОЛНОЕ удовлетворения. Вот тут-то ее и настигло воспоминание о нежных объятиях Ника Шено. В самом низу живот мягко защекотало, и Лаки со стоном сжала бедра. Он, снова испытала восхитительное ощущение от прикосновения к его широкой груди и сильным плечам, вспомнила, как его мужское естество пыталось вырваться из ставших внезапно тесными брюк, вспомнила невероятный контраст между нежными руками и обжигающе страстными поцелуями. |

Внутри ее постепенно разгоралось пламя желания. Она была женщиной, и ей не чужды были естественные потребности в ласке и физической близости с мужчиной.

Однако ей казалось крайне опасным удовлетворение этих потребностей с Ником Шено.

Испытывая неприязнь к себе самой. Лаки вышла из ванной, позволяя каплям воды беспрепятственно стекать вдоль тела на резиновый коврик. Внутренний огонь не желал утихать, и каждое прикосновение жесткого махрового полотенца к ставшей сверхчувствительной коже лишь разжигало его.

— Да что это со мной? — простонала она, роняя полотенце на край ванны. — Этот человек мне даже не нравится! Почему я все время вспоминаю его?

Она обернулась, чтобы посмотреть на свое отражение в висевшем над раковиной зеркале. Со слегка запотевшей поверхности стекла на нее смотрело ее изменившееся лицо. Она почувствовала в Нике мужчину, который, как она подозревала, жаждал получить от нее то, что она еще не была готова ему дать.

После тех жарких поцелуев ей будет трудно снова хладнокровно взглянуть ему в лицо и уж вовсе невозможно вернуться к тем отношениям, которые связывали их до этого вечера. Откровенно говоря Лаки боялась их развития.


— Мне очень жаль, мистер Шено, но это все, что нам удалось выяснить о Дитере Марксе. Последний раз его видели приблизительно в 1950 году в Южной Америке, точнее, в Венесуэле. О его смерти ходили упорные слухи, но тела так никто и не видел.

Нахмурившись, Ник повесил телефонную трубку и только тут вспомнил, что даже не поблагодарил детектива за предоставленную информацию. Уил Арнольд был с ним предельно честен, что само по себе заслуживало благодарности. Каждый день в городе совершались гораздо более серьезные преступления, чем предполагаемое покушение на жизнь Ника или его отца, и Арнольд вполне мог отказать ему в помощи, посоветовав нанять частных детективов. И уж конечно, он имел полное право отказать ему в информации о Дитере Марксе. И все же Детектив отнесся к Нику весьма и весьма сочувственно, за что Ник был бесконечно ему благодарен.

Хуже всего было то, что сообщение о Дитере Марксе практически ничего не добавило к сложившейся картине. Предположим, он и впрямь мог глубоко ненавидеть его отца, но это все же не доказывало его непосредственную причастность к покушению на убийство. Полученная от детектива информация не помогла решить ни одну из имевшихся у Ника проблем.

Единственным выходом из создавшегося положения оставалось строжайшее соблюдение мер предосторожности. Было ясно одно: кто-то хочет уничтожить семью Шено любым способом, вплоть до убийства, ярким свидетельством чего послужила неудавшаяся попытка взорвать автомобиль Ника.

— Ник, кто это звонил? — спросил Пол, коляску которого Кьюби вкатил в библиотеку.

Ник хотел было что-нибудь соврать, потому что лишние переживания все равно не привели бы ни к чему хорошему. Однако, увидев любящие глаза отца, изменил свое решение. Окажись он на месте Пола, тоже хотел бы знать всю правду.

— Это был детектив Уил Арнольд. У него пока нет достоверных сведений о Дитере Марксе. В последний раз его видели в Венесуэле, а потом пришло сообщение о его смерти.

— Тогда кто же играет против нас? — слабым дрожащим голосом спросил Пол.

— Остается только гадать, — покачал головой Ник. Ободряюще похлопав отца по плечу, он сурово взглянул на Кьюби. — Как следует заботься об отце, пока меня не будет. Если понадоблюсь, я буду в казино.

— Все будет сделано как надо. Ник. Можешь на меня положиться, — твердо сжал губы Кьюби, одновременно выпрямив широченную спину и крепко сжав кулаки.

Удовлетворенно кивнув. Ник слабо улыбнулся:

— Я знал, что на тебя можно рассчитывать, Кьюби. Увидимся завтра утром.

С этими словами Ник стремительно вышел. Глядя вслед сыну. Пол мысленно проклинал старческую немощь, приковавшую его на всю оставшуюся жизнь к инвалидному креслу, а Кьюби делал вид, что не замечает отчаяния своего хозяина.


Эль Гато покинул свою асиенду в неописуемом гневе. Бледно-голубые глаза яростно сверкали. Его планы снова рухнули. Он дорого заплатил второму человеку, который должен был осуществить его план мести. Однако, как оказалось, он не умел держать язык за зубами, поэтому пришлось навсегда закрыть рот этому Вудро Москони. При мысли о том, как жестоко наказали провинившегося бандита, Эль Гато удовлетворенно ухмыльнулся.

Солнце припекло, и под ногами шедшего через рыночную площадь Эль Гато клубилась горячая пыль. На нем были белоснежный полотняный костюм и широкополая шляпа, скрывавшая глаза.

Несмотря на жару, рынок кишел продавцами и покупателями, чей громкий торг иногда перекрывали пронзительные вопли ребятишек, увлеченно игравших между торговыми рядами. В самом конце улицы оживленно толпилась большая группа мужчин, с азартом наблюдавших за бойцовыми петухами. Со всех сторон сыпались ставки.

По мере приближения к месту боя Эль Гато все отчетливее видел взлетавшие над головами мужчин петушиные перья, что было безошибочным признаком окончания боя. Острый запах мужского пота смешивался с приторным запахом свежей крови.

Внезапно раздался всеобщий вопль радости и разочарования одновременно. Похоже, один из петушиных боев закончился. Бездыханное тело побежденного петуха было брошено к забору.

Ноздри Эль Гато хищно раздулись, когда он окинул взглядом место жестоких мужских забав. Решив обойти толпу любителей петушиных боев, Эль Гато двинулся в сторону, но тут судьба преподнесла ему неприятный сюрприз.

— Победил Рохо! Рохо — король всех петухов! ― раздалось из толпы.

Однако медно-красному петуху было не суждено долго пробыть королем, потому что он тут же получил неожиданный смертельный удар острой шпорой своего противника. Предсмертные вопли петуха смешались с разочарованными стонами зрителей, которые стали постепенно расходиться — подальше от умирающего любимца.

Весь покрытый кровью, смешанной с горячей дорожной пылью, недавний победитель в последнем агонизирующем прыжке внезапно повалился прямо на белоснежные туфли Дитера Маркса. Ко всему прочему из порванной артерии петуха брызнул фонтан алой крови и залил низ полотняных брюк.

Толпа испуганно вздохнула, и наступила неожиданная тишина. Мужчин охватил нешуточный страх, когда они увидели побелевшие от гнева глаза Эль Гато.

Сначала щеки Дитера стали мертвенно-бледными, потом на них проступили багровые пятна гнева. Не моргнув глазом он достал из кармана небольшой пистолет и прицелился в бившегося в предсмертной агонии петуха. Раздался негромкий выстрел, и в воздух взлетели перья окончившего мучения медно-красного бойца. Многие из невольных свидетелей случившегося мысленно вознесли хвалу Всевышнему за то, что пристреленной оказалась птица, а не они сами.

— Грязная забава, — тихо процедил Дитер и, спрятав пистолет в карман, удалился прочь.

Спустя несколько секунд о произошедшем напоминали лишь лужицы темной петушиной крови в придорожной пыли.


Лаки вбежала в казино «Клуб-52», поглядывая на часы. Ее автобус застрял в дорожной пробке, поэтому она чуть не опоздала на работу. Смена должна была вот-вот начаться, а ей надо было еще успеть переодеться.

Обычно она очень бережно обращалась со своими длинными волосами, но теперь ей было не до них. Быстро стянув с себя верхнюю одежду, она буквально впрыгнула в брючный костюм дилера, мысленно молясь, чтобы не отскочили пуговицы и не заела ни одна застежка-молния.

— Привет, Лаки! — сказала Мейзи.

— Привет! — коротко ответила та, продолжая одеваться с лихорадочной поспешностью.

Лаки была едва знакома с Мейзи, которая работала в казино разносчицей коктейлей. Как правило, они встречались в раздевалке, потому что смена Мейзи кончалась как раз тогда, когда начиналась смена Лаки. Однако ей всегда казалось, что при ином стечении обстоятельств они могли бы подружиться. У Мейзи были маленькие дети, поэтому она заканчивала работу в три часа дня.

— Тебе стоит поторопиться, — проговорила Мейзи. — Двое твоих постоянных клиентов уже поглядывают на часы.

— Ну почему это всегда случается именно со мной? — простонала Лаки, зная наверняка, кого имела в виду Мейзи.

Из нескольких тысяч игроков, ежедневно приходивших в казино, двое самых настырных играли только за ее столом. Они были твердо убеждены, что выиграть могут только рядом с Госпожой Удачей, и никогда не ставили ни цента за другими столами.

Наконец последняя пуговица была застегнута, и аккуратный галстук-бабочка красовался на своем месте. Все было в полном порядке, и Лаки не хватило времени лишь на то, чтобы уложить волосы в обычный пышный узел. Все, что она успела сделать, — это соорудить подобие конского хвоста, стянутого на затылке тонкой черной ленточкой.

Стремительно открыв дверь раздевалки, она вышла в игровой зал и, не замечая восхищенных взглядов мужчин, как всегда, направилась к своему рабочему месту.

Заметив в толпе игроков высокую красавицу, Мэнни невольно улыбнулся. На ее лице было написано желание как можно скорее попасть к своему карточному столу — до начала смены оставалось всего несколько секунд. За те недели, которые она проработала в казино, Мэнни убедился в ее надежности и ответственности, поэтому незначительное опоздание было, с точки зрения Мэнни, вполне простительно. Тут он обратил внимание на шелковистую густую гриву черных волос, стянутых в хвост.

— Матерь Божья! — простонал он. — Как жаль, что она слишком молода, а я еще не слишком стар, чтобы не суметь оценить ее красоту… Для нее я слишком стар, конечно…

Потом он увидел, как Лаки едва заметно недовольно скривила губы при виде двух завсегдатаев, успевших занять привычные места за ее столом.

«Странно, — подумал он. — Работая в казино, она питает несомненное презрение к людям, которые изо дня в день приходят сюда, чтобы рискнуть собственными деньгами».

Пожав плечами, он переключился на других игроков и дилеров. Лаки Хьюстон, несомненно, принадлежала к числу настоящих красавиц, а таким разрешалось иметь причуды.

— Господа, прошу делать ставки, — раздался ее спокойный уверенный голос.

Проворно обменяв наличные игроков на разноцветные фишки, она стала сдавать карты. Потом, едва глянув на свои две, сделала знак начинать игру.

Первый игрок медленно провел краем карты по зеленому сукну. Это означало, что он просит третью карту. Выполнив его просьбу, Лаки спокойно смотрела, как он в отчаянии развел руками — перебор, проиграл! — и тут же ушел к другому столу. В этой партии победа осталась за казино.

Второй игрок пока не делал никаких движений, а третий, широко улыбнувшись, показал свои карты — ему повезло в первой же попытке набрать двадцать одно очко.

Медленными, но точными движениями Лаки расплатилась с выигравшим и выжидательно посмотрела на последнего игрока. Тот дважды переводил взгляд со своих карт на лицо Лаки, надеясь угадать, какие карты были на руках у дилера.

— Сэр? — вопросительно произнесла Лаки, давая понять, что настало время принимать какое-то решение.

Он покачал головой, отказываясь от третьей карты.

Оба открыли карты, и снова выиграло казино. Длинные ловкие пальчики Лаки проворно собрали со стола все фишки — она готовилась к новому раунду.

Вечер продолжался, игроки приходили и уходили, и чаевые Лаки постепенно росли. К концу смены набралось уже больше семидесяти пяти долларов.

Выйдя на галерею второго этажа, Ник следил за событиями в игровом зале, стараясь сконцентрировать все внимание на тех столах, где играли в «очко». Однако у него ничего не получалось, и в этом была виновата Лаки.

По какой-то одной ей известной причине она не стала, как обычно, укладывать волосы в пышный узел, а просто стянула их на затылке тонкой ленточкой, предоставляя возможность пышной шелковистой гриве свободно лежать на плечах и спине. Ему нестерпимо захотелось обнять ее. Воспоминания о том, как совсем недавно он держал в своих объятиях полуодетую Лаки и ее волосы мягко щекотали его ладони, вызвали в нем горячую волну желания, от которой чуть не дрожали ноги. Он представил себе, каким могло быть продолжение того вечера. Раздев, он уложил бы ее на белоснежную постель, и черные густые волосы рассыпались бы по подушке нежным шелковистым облаком. Потом они долго-долго, до полного изнеможения и удовлетворения, занимались бы любовью…

Погрузившись в сладкие видения. Ник не сразу заметил приход новой смены. Был уже двенадцатый час ночи, и Лаки внезапно скрылась из вида. Ее рабочий день закончился. Ник пожалел, что не заметил момента ее ухода из игрового зала.

«Что это с тобой? — тихо спросил он себя. — Разве у тебя нет ног? Спустись вниз и поздоровайся… или попрощайся, если ей это больше понравится…»

Не давая времени себе на раздумья, он чуть ли не вприпрыжку помчался вниз по лестнице, чего с ним уже очень давно не было.


Рабочее время Стива Лукаса давно закончилось, и ему пора было уходить. Однако Стиву не давал покоя неожиданный провал всех его планов насчет Лаки. Чего стоили ее недвусмысленный отказ и угрозы! Стив Лукас был по натуре чрезвычайно мстительным человеком. Нет, такая наглость не сойдет ей с рук!

Переодеваясь, Лаки не торопилась, поэтому последней покидала женскую раздевалку. На ней были новые обтягивающие джинсы, которые выгодно подчеркивали длину ее ног. Коричневые кожаные полуботинки на невысоком каблуке прибавляли ей роста, в чем она, впрочем, не нуждалась, и отлично гармонировали с плетеным кожаным поясом поверх белой рубашки с длинным рукавом.

Она выглядела словно живая картинка из журнала мод, но ее мысли были заняты совершенно иным. Последние два часа ее смены тянулись, словно похоронная процессия, и ей теперь хотелось лишь одного — принять ванну и хорошенько выспаться.

Она вышла из женской раздевалки, предвкушая близкий отдых. Усталость притупила бдительность, поэтому атака Стива застала ее врасплох.

Прежде чем она успела вскрикнуть, он крепко схватил, ее сзади, зажав одной рукой рот, а другой привлекая к себе. Несмотря на ее отчаянное сопротивление, ему удалось затащить ее в кладовую, расположенную рядом с раздевалкой.

В кладовой было темно и пахло моющими средствами. Стив с силой прижал ее к стене, раздвинул ноги коленом. За все это время он не сказал ни слова, но Лаки была абсолютно уверена, что нападавший был Стивом Лукасом.

Отлично понимая, что при первой же возможности Лаки станет кричать благим матом, он продолжал зажимать ей рот одной рукой и придавливать к стене своим немалым весом. Другая рука похотливо блуждала по всему ее извивавшемуся от отвращения телу.

Прижатая лицом к стене, Лаки не видела своего обидчика, и ей приходилось наносить удары вслепую. Один или два раза ей даже показалось, что она попала куда надо, однако нападавший не собирался ее отпускать, а сама она никак не могла вырваться из его цепких рук. Когда он начал ловко расстегивать ее пояс и джинсы, первоначальную ярость сменил леденящий ужас. Ей стало ясно, что Стив собирается изнасиловать ее.

Но тут судьба и пустое ведро вмешались в планы Лукаса. Отшатнувшись в сторону, чтобы увернуться от очередного пинка отчаянно защищавшейся Лаки, он попал ногой прямо в ведро и инстинктивно выпустил жертву, пытаясь сохранить равновесие. Это был шанс, которым нельзя было не воспользоваться.

Вложив все оставшиеся силы в последний пинок, Лаки пустилась бежать. Понимая, что она ускользнет, Стив отчаянно размахнулся. Удар пришелся вскользь по краю рта, и ей едва удалось сдержать крик боли. Долгие годы борьбы за существование научили ее никогда не сдаваться, поэтому она, несмотря на острую боль, продолжала двигаться в темноте к двери.

Когда ее пальцы уже нащупали дверную ручку, Стив схватил ее сзади за шею, а потом за волосы. Он хотел снова зажать ей рот, но не успел. Лаки отчаянно закричала. Испуг придал ей силы, и крик оказался неожиданно пронзительным. Стремясь как можно скорее заставить ее замолчать, Стив на мгновение отпустил ее волосы. В этот момент он был готов даже убить ее, только бы заставить замолчать!

Почувствовав внезапную свободу. Лаки развернулась и нанесла Стиву страшный удар кованым носком ботинка между ног, попав точно по адресу. Со сдавленным стоном мучительной боли он мешком повалился на пол, и Лаки поняла, что теперь он уже не скоро сможет снова преследовать ее. В одну секунду она выскочила за дверь и помчалась по коридору.

Тем временем Стив Лукас катался по полу, молясь, чтобы у него не отвалился пенис.

Отчаянный вопль перекрыл ровный гул толпы игроков в зале казино. Повисла тревожная тишина, и все стали оглядываться в поисках того, кто исторг этот ужасный крик.

У Ника перехватило дыхание. Он уже начинал беспокоиться, почему Лаки так долго не появляется из женской раздевалки, и тут раздались эти душераздирающие крики! Прошло всего несколько секунд, и он уже протискивался сквозь толпу, за ним по пятам следовал старший смены.

Стремительно выскочив из коридора Лаки тут же попала в крепкие объятия подоспевшего Ника. Когда он увидел, в каком состоянии Лаки и ее одежда, в нем мгновенно закипел ослепляющий гнев. Кто-то посмел ее обидеть!

Половина пуговиц на рубашке отсутствовала, и сквозь распахнутый чуть не до талии ворот ясно вырисовывались ее округлые высокие груди. Вид огромного кровоподтека на подбородке и капель крови, сочившихся из угла рта, привел его в неописуемое бешенство!

Закрыв Лаки своим телом от беззастенчивых взглядов любопытной толпы, он увел ее из зала в тот самый коридор, откуда она только что выскочила как ошпаренная. Подоспевшие охранники тем временем умело уговаривали зевак вернуться в зал.

Словно из-под земли появившийся Мэнни разразился таким потоком ругательств при виде порванной одежды и избитого лица Лаки, что у Ника от удивления открылся рот.

— Где он, дорогая? — требовательно спросил Мэнни.

— Кто это он? Ты хочешь сказать, что знаешь, кто обидел ее? — вырвалось у Ника.

Мэнни нахмурился, услышав тихий голос хозяина. Такая интонация всегда означала одно — крайнее бешенство.

— О Боже, Боже мой… — простонала Лаки, тщетно пытаясь взять себя в руки. — Мэнни… Мэнни, я не заметила, как он ко мне подкрался.

— Ради Бога! — зашипел Ник. — Скажет мне кто-нибудь правду наконец?..

В этот момент дверь в кладовую отворилась, и на пороге появился Стив Лукас. От неожиданности он оторопел — меньше всего он рассчитывал увидеть за дверью свое начальство. А когда до него дошло, что босс обнимал испуганную Лаки, то он лихорадочно забормотал:

— Она сама хотела этого… Черт, ей даже нравилось, пока я не…

Тяжелый удар хозяйского кулака пришелся между ухом и подбородком, сломав челюсть. Парализованный страхом и болью, Стив закрыл глаза, с ужасом ожидая возмездия разгневанного Ника Шено. Когда подоспевшие охранники увели его, он был только рад этому. Уж лучше оказаться в кутузке, чем один на один с самим хозяином!

— Вызовите «скорую помощь»! — приказал Ник, опасаясь, что у Лаки могут быть серьезные травмы в тех местах, о которых она предпочитала молчать.

С искаженным от муки лицом Лаки отвернулась, сгорая от стыда и сочувственных взглядов случайных свидетелей.

— Со мной все в порядке, — пробормотала она, нервно вздрагивая. — Он просто напугал меня до смерти…

И прежде чем Ник успел что-либо возразить, Лаки внезапно обмякла и повисла на его руках. Нет, это не был обморок, но состояние настолько близкое к этому, что отличие уже не имело значения.

— Помогите мне отвести ее в мой офис, — приказал Ник.

Спустя несколько минут Лаки лежала на кушетке в кабинете Ника. Одна официантка побежала за льдом, другая — за аптечкой первой помощи.

Оставшись наедине с Лаки, Ник не знал с чего начать разговор. Ему хотелось обнять ее, но он сдержал порыв, опасаясь, что после пережитого она воспримет его объятия как еще одно покушение на свою честь и с криком выбежит из кабинета. Поэтому он осторожно опустился на колени у ее изголовья и мягким движением руки отвел волосы с ее лица. Он ожидал, что она отвернется от него. Так и случилось бы, если бы ей не помешала боль.

— Ох! — негромко вскрикнула она, осторожно касаясь травмированной части лица. Увидев свои дрожащие, испачканные кровью пальцы, она широко раскрыла глаза от ужаса.

— Я убью его своими руками, — гневно пробормотал Ник, и у него больно сжалось сердце при виде того, как сильно она напугана.

Уверенная в том, что теперь Ник будет осуждать и даже презирать ее, Лаки закрыла лицо дрожащими пальцами и едва слышно пролепетала:

— Извините… Я не хотела, чтобы он… Клянусь…

Не в силах продолжать, она замолчала, ожидая его суровых слов осуждения и неизбежного увольнения с работы.

— Великий Боже! Милая, неужели ты думаешь, что я тебе не верю?

Услышав слово «милая», Лаки замерла. Такого поворота она не ожидала.

Мягкость его прикосновений резко контрастировала с гневом голоса. Когда она поняла, что этот гнев был направлен не на нее, по всему телу прокатилась волна облегчения и расслабления. Ник медленно и осторожно отвел руки от ее лица. Внимательно вглядываясь в ее глаза, он тихо спросил:

— Так он тебя… Так ты?..

Ник не мог решиться назвать все вещи своими именами.

Поняв его вопрос, Лаки покраснела.

— Нет. Я осталась нетронутой, как при рождении.

От удивления Ник чуть было не упал. Ее заявление поставило его в тупик. Если верить ее словам, еще ни один мужчина…

— Ты хочешь сказать, что девственна?

Лаки покраснела пуще прежнего.

— Да, — пробормотала она. — Это я случайно проговорилась… Вообще-то я не имею привычки сообщать об этом каждому встречному…

Ника охватили одновременно два противоречивых чувства — огромная радость и безотчетный страх. Он страстно хотел эту девушку. Если когда-нибудь они займутся любовью, он будет ее первым мужчиной. От сознания собственной ответственности за их отношения по его спине побежали мурашки. Хотел ли он оказаться не только первым, но и единственным мужчиной в ее жизни? Готов ли он к браку и связанным с этим обязательствам? Желал ли он для себя такого поворота в жизни?

В кабинете появилась официантка с ведерком льда и стопкой белых ресторанных салфеток из полотна. Следом вошла вторая официантка с аптечкой первой медицинской помощи, которую одолжила ей охрана.

Присев на кушетке. Лаки приготовилась принять помощь. Она отказалась от помощи профессиональных медиков, но не могла отказаться от заботы своих коллег.

Когда суета утихла, на лбу Лаки красовалась марлевая повязка, вместо оторванных пуговиц рубашка была застегнута английскими булавками, а к большому кровоподтеку был приложен мешочек со льдом.

— Идем со мной, милая. Нам пора, — мягко сказал Ник.

— Куда?

— Я отвезу тебя домой, — улыбнулся Ник.

Лаки не стала возражать. Ей действительно хотелось укрыться в своей небольшой квартирке на третьем этаже старинного викторианского особняка.

Они уже почти подъехали к дому Флаффи, когда Ник вдруг вспомнил, что называл ее «милой» и она не возражала против этого.

Молча поднявшись по лестнице, она отперла дверь и включила свет. Ник стоял совсем рядом.

— Спасибо, что подвезли меня домой, — сказала она. — Ехать сегодня на автобусе было бы совершенно невыносимо…

Она попыталась улыбнуться, но тут же ойкнула от боли, пронзившей опухшие от удара губы.

Ник ничего не ответил. Казалось, он не хотел уходить.

— Со мной все в полном порядке, — сказала Лаки. — Не нужно за меня волноваться…

— Почему бы тебе не раздеться? — неожиданно предложил Ник.

У Лаки перехватило дыхание. Только не это!

— И не надо так на меня смотреть, — пробурчал он. — Я не уйду, пока не удостоверюсь в том, что ты можешь самостоятельно ухаживать за собой. Где твоя спальня?

Лаки поежилась.

— Я не собираюсь ложиться в постель, пока не смою следы грязных рук этого подонка Стива Лукаса…

Ник побледнел, представив на миг, что ей пришлось пережить.

— Прости, — мягко проговорил, он, — я как-то не подумал…

Вдруг он порывисто вздохнул и хриплым голосом произнес, протягивая к ней руки:

— Позволь мне обнять тебя… Всего лишь обнять. Возможно, тебе это сейчас не нужно, зато очень нужно мне… — Заметив ее испуг, он торопливо пояснил: — Когда я услышал твой крик, подумал, что умру, прежде чем добегу до тебя. А потом, когда увидел, что ты на ногах, снова побоялся прикоснуться к тебе, чтобы невольно не причинить тебе боль…

Ей стало не по себе при мысли о том, что мужчина обнимет ее и… Ник понял ее без слов.

— Ладно, — примирительно проговорил он, — я тебя понимаю… Прибережем объятия на другой раз…

Обняв себя за плечи. Лаки слабо улыбнулась, надеясь этим смягчить свой отказ выполнить его просьбу.

— Еще раз большое спасибо… — пробормотала она, не поднимая глаз.

Сдерживая острое желание обнять Лаки, Ник удовольствовался ее слабой улыбкой.

— Мне доставляет громадное удовольствие то, что я могу хоть чем-то помочь тебе, детка. Конечно, не дай Бог при таких обстоятельствах, как сегодня… Жаль, что я… — Он нахмурился и неожиданно понизил голос: — Жаль, что я не знаю, как заставить тебя поверить мне…

— Мне тоже жаль, — загадочно отозвалась Лаки с печальной улыбкой. — Очень жаль…

Глава 8

Отмокая в ванной, которую приготовил для нее Ник, Лаки старалась не думать о том, как легко было бы поддаться его настойчивым уговорам. Положив голову на край старинной ванны, она вытянулась, нежась в теплой воде. Ее слегка пугало, что ее, совершенно обнаженную, как в день появления на свет, отделяла от Ника Шено лишь закрытая дверь. Его решимость остаться с ней оказалась сильнее ее желания остаться одной. Она слишком устала от постоянного одиночества и страха.

Несмотря на длительное пребывание в теплой воде, мышцы ног и спины продолжали болеть, а в затылке, казалось, навечно поселилась мигрень. Из-за нападения Стива Лукаса ей предстояла ужасная ночь.

Мысленно решив не обращать никакого внимания на дожидавшегося в соседней комнате мужчину, он вышла из ванной комнаты в одной длинной футболке. Благодаря подаренной Флаффи соли для ванны от нее теперь изумительно пахло сиренью и еще чем-то по-детски чистым. Когда она вошла в гостиную, то была уже гораздо спокойнее, чем час назад.

Взглянув на ее болезненно бледное лицо и обширный кровоподтек на подбородке, Ник почувствовал острое желание набить морду этому негодяю, Стиву Лукасу. Впрочем, это уже было сделано, и ему оставалось лишь молча переживать.

— Ты голодна? — чуть хрипловато спросил он. В ответ Лаки отрицательно покачала головой.

— Я хочу лечь. У меня все болит…

Она сделала многозначительную паузу, ожидая, пока Ник попрощается с ней и уберется восвояси. Однако у него были совсем иные планы,

— Тогда ложись в постель, милая, — мягко произнес он.

— А разве ты?..

— Не прогоняй меня, — торопливо перебил он. — Обещаю не нарушать правил приличия, но должен же кто-то побыть рядом, пока тебе не станет лучше… Прошу тебя, позволь мне остаться. — Предупреждая ее решительный отказ в этой неожиданной просьбе, он торопливо добавил: — Обещаю не трогать тебя.

Он замолчал, но большие темные глаза продолжали молить ее о снисхождении. Неожиданно для себя Лаки вдруг почувствовала, что ей страшно оставаться одной.

— Но мой диван слишком мал для тебя, — смущенно пробормотала она.

— Ступай скорее в постель и не думай, где мне придется спать.

Молча кивнув. Лаки послушно скрылась в своей спальне.

Потом, лежа в темноте, она все еще чувствовала ласковые прикосновения его рук, когда он заботливо, почти по-отечески, укрывал ее одеялом. В комнате было слишком темно, чтобы она могла разглядеть выражение его лица, но зато она ясно почувствовала, как дрожали его пальцы.

Измученная событиями дня, она повернулась на бок и закрыла глаза. Спустя несколько секунд она спала крепким сном молодости.

А вот Нику не спалось. Он ходил от окна к окну, время от времени бросая невидящие взгляды на ярко освещенное ночное небо Лас-Вегаса и темные силуэты гор, со всех сторон окружавших город развлечений и порока. Перед его мысленным взором снова и снова прокручивалось воспоминание о насмерть перепуганной Лаки, выскочившей из коридора прямо в его объятия. Он закрыл глаза и снова, в который уже раз, видел, как из уголка ее губ сочится алая кровь, как расплывается под кожей на подбородке радужный синяк.

Из спальни в гостиную то и дело доносилось поскрипывание кроватных пружин. Очевидно, сон Лаки не был спокойным.

Так и не найдя себе места. Ник решил раздеться в надежде, что освобождение от тряпичных оков поможет хоть немного снять невероятное напряжение. Увы, это не возымело действия. Ник продолжал метаться по комнате, словно зверь в клетке, потихоньку сходя с ума от тревоги.

Спустя некоторое время он устал от этого бесполезного занятия и уселся на кухне с банкой содовой в руке. Потрескивание старых деревянных перекрытий действовало на него странным образом успокаивающе. Дом казался живым существом, сочувствовавшим всем незаснувшим.

Серый пиджак Ника висел на спинке кресла, под которым стояли его туфли. Шелковый галстук, совершенно неуместный в этом мире женских вещей, лежал на столе.

Нику не спалось. Не столько от чрезмерной усталости, сколько от чувства, в котором он не смел себе признаться.

Ему стало душно, но он не решался открыть окно, чтобы не потревожить сон Лаки. Вместо этого он стянул с себя рубашку и расстегнул ремень. Ему очень хотелось раздеться догола, до естественного человеческого состояния, однако он побоялся, что его застигнет в таком виде проснувшаяся Лаки. Он был уверен: это сильно испугает ее.

Диван оказался, как и предупреждала Лаки, совсем неудобным для сна, но это вовсе не огорчило Ника. Подложив под голову руку вместо подушки, он вытянулся на короткой кушетке, свесив длинные ноги, и закрыл усталые глаза.

Спустя несколько часов он повернулся во сне и… шлепнулся на пол. Внизу, в комнатах Флаффи, часы пробили три раза. Сонно проклиная свои длинные ноги и слишком миниатюрную мебель, Ник поднялся и, покачиваясь, побрел на кухню. Там он, склонившись над раковиной, ополоснул лицо холодной водой, позволяя каплям влаги свободно стекать по голой груди.

Освежившись, он взял полотенце, чтобы вытереть грудь, и вдруг услышал звук, который заставил его, забыв обо всем на свете, помчаться к спальне Лаки.

Несколько секунд он стоял, затаив дыхание, под дверью. Он ждал, прислушиваясь… Ему не хотелось зря беспокоить ее сон. И вдруг он снова услышал этот звук, доносившийся из-под двери. В нем слились воедино невыносимая боль и отчаяние…

Ник решительно распахнул дверь, одновременно опасаясь, как бы Лаки не прогнала его за столь бесцеремонное вторжение.

Она лежала под одеялом, свернувшись калачиком, и… горько плакала во сне.

— О Боже! — простонал Ник и одним прыжком очутился у ее постели,

— Лаки, милая… проснись, — бормотал он, нежно гладя ее мокрые от слез щеки.

Застонав, она произнесла чье-то имя, которое он не смог разобрать, и слезы снова хлынули из-под закрытых век. Проникавший сквозь портьеры свет луны помог ему увидеть ее дрожавшие губы.

— Черт побери, — проворчал он.

Спустя несколько секунд он уже лежал в ее постели, нежно обнимая безутешно плакавшую Лаки.

— Не плачь, детка, — шептал он. — Не плачь. Я рядом, и всегда буду рядом, если ты этого захочешь…

Именно в этот момент он вдруг осознал всю глубину чувства, которое питал к этой девушке.

Сквозь тяжелый сон Лаки слышала чей-то голос. В нем звучали понимание, утешение и сладкие обещания счастья. Лаки всем телом прижалась к человеку, лежащему рядом.

Тихо проклиная неспособность гасить в себе естественное мужское желание, удовлетворить которое было совершенно невозможно. Ник замер, закрыв глаза и стиснув зубы. Словно молитву, он мысленно твердил себе, что сейчас нельзя позволить ничего, кроме невинных объятий.

Странное дело, к нему очень скоро пришел сон. Наступил рассвет, по улицам загрохотали машины мусорщиков, но ни Лаки, ни Ник не слышали шума и не видели яркого солнечного света. Они крепко спали в объятиях друг друга.


Возвращение Лаки к реальности было медленным. Еще ни разу в жизни она не просыпалась, уткнувшись носом в обнаженную мужскую грудь. И первой ее мыслью было, почему она раньше не делала этого.

Под ее щекой была теплая загорелая кожа, крепкие мужские руки лежали на ее спине, под прижатым к груди ухом ровно и сильно билось сердце. Она смутно понимала, что должна была бы поинтересоваться, каким образом в ее постели оказался Ник Шено и почему она лежала в его объятиях, но ей было сейчас слишком хорошо, чтобы задаваться этими вопросами.

Почувствовав изменение в ритме дыхания и мягкое щекотание длинных ресниц Лаки, открывшей глаза, Ник понял, что она проснулась. Он был почти уверен: она непременно рассердится, увидев его в своей постели. Однако Лаки обманула его ожидания. Более того, она еще теснее прижалась к нему. Боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть Лаки, Ник молча наслаждался близостью с ней, зная, что очень скоро они расстанутся.

Почувствовав, что Ник тоже не спит. Лаки легко вздохнула. Он бережно отвел прядь волос с ее поврежденной щеки, чтобы рассмотреть, в каком она состоянии. Напрягшееся тело и участившееся дыхание свидетельствовали о том, насколько глубоко он переживал за нее.

— Какого черта ты лежишь в моей постели? — почти миролюбиво спросила Лаки.

— Доброе утро, милая, — прошептал Ник, нежно гладя ее плечо. Приподнявшись на локте, чтобы видеть ее лицо, он продолжил: — Тебе снились кошмары. Не мог же я равнодушно слушать, как ты плачешь во сне!

Лаки поспешно отвернулась, чтобы он не увидел, насколько глубоко она была тронута его заботой. В то же время ее жизненный опыт говорил, что доверие к мужчине равносильно непроходимой глупости.

— Для кого-то это утро, возможно, и вправду доброе, но если я выгляжу так же отвратительно, как чувствую себя, то вряд ли моим клиентам удастся сконцентрироваться только на игре…

С этими словами она демонстративно отодвинулась от него. Инстинктивно поняв, что ей необходимо чувствовать себя в полной безопасности, Ник тоже отодвинулся на край постели.

— Тебе не нужно выходить на работу, пока совсем не выздоровеешь, — мягко возразил Ник. — И это никак не скажется на твоей зарплате. Ведь ты получила травму, можно сказать, на рабочем месте.

— Как бы я хотела забыть обо всем, — тихо проговорила Лаки. — Мне кажется, я должна была предвидеть это. Стив Лукас начал свои грязные приставания с самого первого дня моей работы в казино.

— Жаль, я об этом ничего не знал, — сказал Ник. — Может, этот скандал удалось бы предотвратить.

Лаки пожала плечами.

— Сомневаюсь… К тому же Джонни любил говорить: «Что толку плакать над разлитым молоком? Этим делу не поможешь, только сырость разведешь».

Улыбнувшись, Ник хотел было прикоснуться к ней, но вовремя удержался.

— Жаль, я не был знаком с твоим Джонни. Кажется, он был здорово похож на моего отца.

— Вот уж нет! — коротко засмеялась она. — Существует громадная разница между Лас-Вегасом и Крейдл-Криком. Я даже отдаленно не могу себе представить, чтобы наши отцы или наши жизни были хоть чуточку схожи!

Нику не понравилось то, как она напомнила ему о его благосостоянии и своей бедности. Ответной реакцией был внезапный гнев.

— Факт рождения в бедной или богатой семье не зависит от самого человека. О людях надо судить по тому, что они сумели сделать за отпущенный им короткий срок пребывания на земле.

Лаки молчала, но в ее глазах блеснули непрошеные слезы.

Пожалев о собственной резкости, Ник решил сменить тему разговора:

— Спасибо, что позволила мне вчера остаться. Возможно, для тебя это не имеет никакого значения, но мне стало как-то спокойнее на душе.

Лаки смотрела на его губы. Она слышала его слова, но, удивительное дело, не поняла ни одного из них. Она была целиком поглощена созерцанием его губ, заставивших ее живо вспомнить те жаркие лихорадочные поцелуи, которыми они с Ником обменялись в ночь убийства Вуди-Минера.

— Типично женская черта, — усмехнулся Ник. — Ты совсем не слушаешь меня!

Слегка вздрогнув. Лаки вернулась к реальности и едва заметно улыбнулась:

— Я думала, именно так обычно ведут себя женщины.

Ник расхохотался и склонил голову, чтобы поцеловать Лаки. Это должен был быть совершенно дружеский поцелуй, ну разве что в щеку. На самом деле все вышло иначе. Казалось, всякий раз, когда он касался Лаки, его губы стремились к ее губам.

Вот и теперь вопреки первоначальным намерениям Ника его губы жадно прильнули к ее полураскрытому от неожиданности рту. Острота ощущения заставила ее на мгновение забыть обо всем на свете. Хрипло застонав от сдерживаемого желания, он стиснул ее в объятиях и перевернул на спину, оказавшись над ней. Все произошло так естественно, словно они уже много раз занимались любовью. Внутри каждого загорелся огонь страсти. Его стремительно набухавшее мужское естество грозило прорвать ткань брюк, а Лаки с удивлением ощутила горячую влагу между своими ногами. Ее руки блуждали по обнаженной груди Ника, с восторгом ощущая гладкую кожу и крепкие рельефные мускулы. Тем временем его руки жарко ласкали тугие полушария ее полных грудей. Их сердца бились все сильнее, дыхание становилось все более частым и прерывистым.

Но когда колено Ника осторожно раздвинуло ее бедра, касаясь узких нейлоновых трусиков, это слишком живо напомнило ей о вчерашней попытке Лукаса изнасиловать ее. Настроение было непоправимо испорчено, и Ник сразу же почувствовал это, мысленно проклиная себя за то, что поторопился.

— Я не хотел тебя обидеть, просто я без ума от тебя и мне очень трудно сдерживаться, — мягко произнес он, сдувая с ее лица непослушный локон. — Поверь, я никогда не причиню тебе зла. Прошу тебя, пожалуйста, не надо меня бояться…

Затаив дыхание, он ждал ее ответа.

Глядя на его трепетавшие ноздри и полные страсти потемневшие глаза, она неожиданно призналась в том, в чем ей не следовало бы признаваться мужчине.

— Знаешь, сейчас я была в твоей власти, и ты мог делать со мной все, что угодно, — тихо сказала она.

— Ни за что на свете я не стал бы насиловать тебя Госпожа Удача, — улыбнулся Ник, нежно гладя ее по щеке.

Покачав головой, она перехватила его руку, не позволив скользнуть ниже.

— Нет, ты не понял. Мне слишком легко в тебя влюбиться. Ник…

Он нежно потерся носом о ее шею, слегка целуя и дразняще покусывая мочку уха.

— Ты говоришь об этом словно о чем-то ужасном, — тихо сказал он.

— Я не могу любить тебя. Я никогда не полюблю игрока, — сказала Лаки, и в ее голосе явственно прозвучало искреннее сожаление.

Интересно, откуда у нее такое стойкое отвращение к игрокам? Ник еще раз убедился в том, насколько мало он знал женщину, лежавшую в его объятиях.

— А что в этом такого? — с недоумением спросил он. — Играю я очень редко, хотя и владею казино.

— Джонни был завзятым картежником. Он очень много играл и этим погубил не только себя, но и всю семью…

Ник сел в постели. Разговор принимал серьезный оборот. Он чувствовал, что между ним и Лаки быстро вырастала стена, которую он едва ли сможет преодолеть.

— Ты же сама работаешь в казино! Как же ты можешь огульно осуждать всех, кто… включая и меня!

— Тебя я не осуждаю, — сухо произнесла Лаки, поднимаясь с постели. — Просто я не хочу любить игрока.

У Ника болезненно сжалось сердце. Он никак не мог найти подходящих слов, которые дошли бы до ее сердца.

— А что, если ты ошибаешься? Может, нам не стоит разрушать все с самого начала? Давай посмотрим, куда нас приведет взаимное влечение,

— Я хочу стать подругой одного, а не всех. Мне нужна одна любовь к одному мужчине на всю жизнь, — отчетливо выговорила Лаки.

— Черт побери! А не слишком ли многого ты хочешь, детка? — неожиданно сердито спросил Ник.

Эти слова мгновенно возвели между ними прежнюю неодолимую преграду.

— Да, Ник, я хочу многого! И хочу все отдать тому единственному, кого полюблю! — выпалила Лаки.

«Этим человеком хочу быть я!» — было написано на лице Ника.

Но вслух он этого не сказал, поэтому ей не пришлось искать в себе силы для решительного отказа.

— Не знаю, почему ты так сильно ненавидишь игроков, да и ты сама, похоже, не готова мне об этом рассказать. Однако мне кажется чертовски несправедливым то, что ты судишь обо всех мужчинах по делам одного!

Он быстро вышел из спальни, не дав ей времени на возражения. Впрочем, она вряд ли нашлась бы с ответом. В его словах было слишком много правды.

— Куда ты? — неуверенно спросила она, следуя за ним к двери. Ей внезапно показалось, будто она сделала что-то не так.

— Домой, переодеться. Домой, чтобы проверить, как там отец. Домой, чтобы выяснить, не удалось ли полиции обнаружить новые сведения о человеке, который хочет меня убить. Как видишь, у меня полным-полно хлопот. Мой отец любит повторять: «Грешнику нигде не найти покоя». Наверное, я и есть тот самый грешник, потому что мне действительно нигде не найти покоя. Ведь ты считаешь каждого игрока грешником?

В его голосе прозвучало не только негодование, но и глубокая обида, что поразило и испугало Лаки. Значит, она и впрямь много значила для него?

— Ник, мне очень жаль, — прошептала она.

— Мне тоже. Лаки. Мне чертовски жаль, что… — признался Ник. Он был не в состоянии долго сердиться на нее. — Ладно, побудь дома, пока не почувствуешь, что снова можешь выйти на работу. Береги себя.

Она кивнула, изо всех сил сдерживая внезапно подступившие слезы.

Он уже почти вышел за дверь, но не выдержал и обернулся. Увидев, что глаза ее увлажнились, он вспомнил, как ночью она рыдала во сне, а он так и не узнал почему. Это заставило его вернуться, чтобы поцеловать ее на прощание.

Она инстинктивно приподняла подбородок, чтобы встретить его губы. Когда Ник поцеловал ее, земля ушла у нее из-под ног. Одно его прикосновение заставляло ее забывать обо всем на свете. Даже голова слегка закружилась.

— Маленькая упрямица, — проворчал Ник, с трудом отрываясь от ее губ. — Ты ошибаешься. Лаки Хьюстон. Ошибаешься насчет меня, насчет нас обоих. В один прекрасный день ты признаешься себе в этом, и тогда сама придешь ко мне. — Его губы скривила сардоническая усмешка. — И самое интересное знаешь что? Я уже с нетерпением жду этого дня…


Флаффи Ламон подвела Лаки поближе к окну, чтобы при дневном свете получше рассмотреть ее избитое лицо. Хозяйка была шокирована произошедшим с Лаки инцидентом, но все же не раз повторила ей, что она еще легко отделалась — могло быть гораздо хуже!

— Да… Пожалуй, за неделю все практически зажило, — бормотала она, поворачивая подбородок Лаки то в одну, то в другую сторону. От громадного синяка почти не осталось следа.

— Снаружи зажило, наверное, — вздохнула Лаки. — Зато внутри — страшная сумятица…

Флаффи озабоченно нахмурилась. Всю эту неделю она не без основания подозревала, что попытка изнасилования была не единственной причиной душевных мук ее молоденькой подруги.

— Не надо так делать, дорогая, — сказала она, разглаживая пальцами едва заметные морщинки на переносице Лаки. — От печальных гримас возникают морщины, разве ты этого не знаешь?

— Ах, Флаффи! — еще выразительнее скривилась Лаки. — Мне сейчас не до этого…

— Это ты сейчас так говоришь, когда у тебя нет ни единой морщинки! — недовольно фыркнула старушка. — Подожди! Доживешь до моих лет, пожалеешь о своей беспечности!

Дружески обняв Флаффи, Лаки задумчиво поглядела на выбившийся из прически старушки локон. На этой неделе цвет ее волос представлял собой нечто среднее между блондинкой и платиновой блондинкой, и назывался он «горячий мед».

— Если я доживу до твоих лет, надеюсь, я, как и ты, не потеряю интереса к жизни, — задумчиво сказала Лаки, поправляя прическу старушки.

— Ты это серьезно? — удивленно приподняла брови Флаффи.

Опустившись в кресло. Лаки уставилась в пол.

— Я сама не знаю… Иногда я чувствую себя совсем старой, а иногда — ребенком. Чуть ли не беспомощным младенцем. Я потеряла уверенность в своей правоте… Что это со мной?

Слова Флаффи оказались ледяным душем:

— Тебе нужен мужчина, детка. У тебя он был. Куда ты его дела? Ты ему далеко не безразлична, иначе он не стал бы сидеть около тебя всю ночь после того ужасного случая. Однако с тех пор он ни разу не навещал тебя. Что ты с ним сделала, черт возьми?

Лаки молча отвернулась, чтобы Флаффи не увидела всю горькую правду в ее глазах.

Старушка печально вздохнула. Такие мужчины, как Ник Шено, никогда по собственной инициативе не бросают таких женщин, как Лаки Хьюстон. В этом Флаффи была твердо убеждена.

Мягко погладив Лаки по плечу, она спросила:

— Ты прогнала его?

Та молча кивнула.

— Не хочешь сказать мне причину?

— Я не могу любить такого человека.

— Какого? Богатого? Имеющего собственное дело? Высокого, темноволосого, красивого? Да уж не спятила ли ты, детка? Он красивее самого известного киноактера послевоенных лет Тома Селека!

Руки Лаки непроизвольно сжались в кулаки. Ей было больно выслушивать доводы подруги. Она и сама прекрасно знала, насколько хорош Ник Шено. Насколько богат и сексуален. И насколько опасен для нее!

— У Тома Селека были усы, — пробормотала Лаки наконец.

Флаффи в отчаянии закатила глаза и воскликнула:

— Это все детали! Ты не видишь главного!

— Он игрок!

— Но ведь и ты работаешь в казино!

— Я боюсь любить его! — вырвалось у Лаки. — Мой отец тоже был заядлым игроком, и я любила его всем сердцем! И что? Мы чуть не погибли из-за него!

Флаффи нахмурилась и замолчала на некоторое время. Потом сурово произнесла:

— Знаешь, мне кажется, ты боишься любить не конкретно его, а вообще боишься любить кого бы то ни было. Ты опасаешься снова испытать боль разлуки или разочарования. Возможно, ты права… И все же я не могу доверять ему.

— Милая, слишком долгие размышления не приводят ни к чему хорошему. Поступай так, как тебе подсказывает сердце, а не разум!

Лаки рассмеялась сквозь слезы:

— Ах, Флаффи, что бы я без тебя делала?

Старушка прижала к себе голову Лаки и тихо произнесла:

— Нет, все наоборот. Что бы я без тебя делала, голубушка?

Благодарно улыбнувшись. Лаки поднялась с мест,

— Похоже, я и так слишком долго откладывав неизбежное. Можно мне воспользоваться твоим телфоном? Я хочу позвонить Мэнни и сказать, что завтра выйду на работу.

— Зачем ты спрашиваешь разрешения? — махнул рукой Флаффи. — Иди и звони!

Лаки пошла к телефону, а Флаффи, со вздохом посмотрев ей вслед, уселась в кресло, в котором только что сидела девушка. Внезапно она в полной мере ощутила свой немалый возраст и всю тщету человеческих усилий обрести желанное счастье.


Мэнни поставил ее в дневную смену, и Лаки была ему за это благодарна. Возвращение к обычному рабочему ритму будет для нее не таким болезненным, если ей не придется каждый день сталкиваться с невольными свидетелями ее схватки со Стивом Лукасом. Однако необходимость являться на работу к семи часам утра заставила ее перенастроить свои внутренние часы. В столь ранний час ее глаза были открыты, ноги послушно передвигались в нужном направлении, но мозг еще спал.

Кроме того, выяснилось, что люди, приходившие в казино до того, как другие завтракали, принадлежали к особой породе игроков.

Когда она входила в казино, ее колени дрожали. Ей не давала покоя мысль о том, что Стив Лукас может прятаться где-то поблизости, хотя она прекрасно осознавала нелепость такого предположения. Мэнни, который очень редко приходил к началу дневной смены, ожидал ее у дверей с радостной улыбкой на лице. Лаки знала, что он явился так рано специально для того, чтобы встретить ее в первый день возвращения на работу, и была ему за это чрезвычайно благодарна.

— Дорогая, ты уверена, что уже можешь приступить к своим обязанностям? — спросил он, продолжая улыбаться.

— Абсолютно! — отозвалась Лаки, стараясь говорить как можно бодрее. — Спасибо за то, что поставили меня в другую смену. Так мне будет проще войти в рабочий ритм.

— Ты должна знать, — посерьезнел Мэнни, — что Стив Лукас освобожден из-под следствия под залог. — Заметив, что девушка мгновенно побледнела, он поспешил добавить: — Не волнуйся! Здесь ты в полной безопасности. Охранники Ника ни за что не пропустят его в казино.

Лаки пожала плечами.

— Я вовсе не боюсь его. И теперь уже не испугаюсь, если кто-нибудь еще попытается…

Мэнни был несказанно удивлен силой духа этой девушки. Он был уверен, что любая женщина, вынужденная вернуться туда, где подверглась насилию, будет заливаться слезами и постоянно испытывать безотчетный ужас. Если бы он знал, что приходилось выдерживать дочери Джонни Хьюстона, то не был бы так удивлен, самообладанием Лаки.

— И все же спасибо за предупреждение, — спокойно добавила Лаки.

— Не за что. Ступай переодеваться. Желаю тебе удачного дня! — подмигнул ей Мэнни и долго смотрел вслед, пока она шла к служебной раздевалке мимо игровых автоматов.

— Лаки! С возвращением!

Лаки обернулась на голос. Это была Мейзи при полном параде. На ней была униформа официанток — короткая черная бархатная юбочка, из-под которой выглядывал кружевной край белоснежной нижней юбочки, узкий черный бархатный лиф с глубоким декольте, приоткрывавший полоску кожи на животе.

— Спасибо, — улыбнулась ей Лаки. — Я рада снова вернуться к работе.

Взяв поднос в другую руку, Мейзи оценивающим взглядом окинула Лаки:

— Ты ведь не из слабонервных, да?

— Честно говоря, я считала себя гораздо сильнее, чем оказалась на самом деле, — улыбнулась Лаки. — Но теперь все в полном порядке.

— Вот и слава Богу! Когда мне рассказали, что с тобой случилось, мне стало плохо! Знаешь, этот болван мне никогда не нравился. Говорят, хозяин одним ударом сломал Стиву челюсть. Похоже, он воспринял нападение на тебя как личное оскорбление, разве нет?

Заливший щеки Лаки румянец подсказал Мейзи, что она была права, подозревая о существовании между Лаки и Ником Шено далеко не служебных отношений.

— Вперед, детка! — улыбнулась Мейзи. — Он слишком долго бегал на свободе!

— Послушай… между нами нет ничего такого, — неуверенно пробормотала смущенная Лаки.

— Ну конечно, так я и поверила! — озорно подмигнула Мейзи и, взяв в руку полный поднос, двинулась по узкому проходу между игровыми автоматами.

— Кому коктейль? Кому кофе?

Смущенно улыбаясь. Лаки поспешила в раздевалку. У Мейзи были свои обязанности, а у нее свои.


Ник чувствовал себя совершенно опустошенным. Все, что он считал давно знакомым и почти родным, казалось ему теперь насквозь фальшивым. Каждый день он усилием воли заставлял себя являться в казино, заранее зная, что отсутствие темноволосой девушки-дилера сделает день невыносимо длинным и бессмысленным.

От гордости, которую он всегда испытывал за свой «Клуб-52», теперь не осталось и следа. Одного взгляда на хрусталь и бархат было довольно, чтобы вспомнить, на какие деньги отец построил это заведение. То, что мафии об этом не было известно и что Пол Шено анонимно вернул всю сумму с процентами, не имело для Ника значения. Привычный мир дал серьезную трещину, и он не знал, как ее устранить.

Возможно, Лаки Хьюстон права. Возможно, мир азартной игры действительно был слишком грязным и греховным. Однако иной образ жизни практически недоступен его пониманию. Это его бизнес, и другого он не знал.

В то утро завтрак с отцом прошел в натянутой атмосфере. Вынужденные день за днем жить под постоянной угрозой смерти, они оба не были расположены к беспечной болтовне о пустяках. Не успела служанка убрать со стола, как Ник заявил о своем намерении уехать на работу на целых два часа раньше обычного.

В «Клуб-52» он вошел медленно, с тяжелым сердцем. Проходя мимо игровых автоматов, он приветливо кивал и улыбался постоянным клиентам, мысленно отмечая тех, кто, судя по изможденному виду, провел у автоматов всю ночь. Завсегдатаев было легко отличить от новичков по наличию у них специальных перчаток. Опытные игроки знали, насколько грязными были монеты, и надевали на правую руку белую обтягивающую перчатку, чтобы защититься от инфекции, опуская одну за другой монеты в бездонную щель автомата.

В тот день новичков в казино было много, они сновали повсюду с сияющими глазами, раскрасневшиеся от возбуждения и ожидания выигрыша. Они бегали от автомата к автомату, от одного стола к другому, судорожно сжимая в руках пригоршни фишек или пластиковые футлярчики с монетами, в поисках того магического места, где их ждал сказочный выигрыш.

Ник сделал глубокий медленный вдох, впитывая такую знакомую атмосферу казино, и направился к лестнице, которая вела на второй этаж, в его офис. Плохо или хорошо, но «Клуб-52» был его родным домом, его жизнью.

Глубоко погруженный в мрачные размышления, он не сразу заметил в зале работавшую за одним из карточных столов Лаки. Собственно говоря, его внимание было поначалу привлечено не ее лицом, а голосом.

— Прошу делать ставки, господа!

Удивленно вскинув голову, он увидел за одним из двадцати карточных столов Лаки. Напротив нее сидели двое игроков, которые, судя по всему, не покидали этот стол всю ночь. Один из них, проиграв, устало поднялся с места и побрел прочь. Другой продолжал улыбаться, глядя на дилера остекленевшими глазами.

Появление Лаки на работе было для Ника столь неожиданным, что он на мгновение замер на месте, всего в нескольких шагах от ее стола. Потом, не думая о возможных последствиях своего поступка, он вынул из кармана двадцатидолларовую банкноту и решительным Шагом направился к свободному стулу за столом Лаки.

— Фишки на все! — сухо произнес он, протягивая дилеру двадцать долларов.

Автоматически протянутая за деньгами рука Лаки замерла в воздухе. Не смея поднять глаза, она видела перед собой длинные тонкие пальцы только что подошедшего игрока, которые выбивали замысловатую дробь по зеленому сукну в ожидании фишек.

Лаки показалось, что минуло не меньше часа, прежде чем ей удалось собраться с духом и взглянуть нового игрока, хотя прошло не более нескольких секунд. На нее с любовью смотрели его бархатные карие глаза и она мгновенно вспомнила такой же взгляд, но не карточным столом, а в ее постели всего неделю назад.

— Я хочу купить фишки, — повторил Ник. — Все красные, пожалуйста…

Лаки проворно отсчитала ему четыре пятидолларовые фишки слегка дрожащими пальцами.

Ник сразу поставил на кон все фишки. Этот символический жест не остался незамеченным Лаки. Он означало, что Ник принадлежал к тем мужчинам, которые занимали максималистскую позицию — или все, или ничего.

Ее глаза расширились от волнения, однако она продолжала хранить молчание, пока сдавала карты. Она надеялась, что другой игрок, сидевший за ее столом, не знал, что рядом с ним играл сам владелец казино.

С легким шелестом карты вылетали из колоды и со, щелканьем ложились на зеленое сукно перед игроками.

Ник не мог оторвать глаз от ее лица. Последний раз он видел ее с синяком, с неизбывной печалью и болью в глазах. Теперь, спустя неделю, на лице не осталось и следа от повреждений. Она как ни в чем не бывало вернулась к своей работе.

Когда Лаки неожиданно подняла на него взор, он на какое-то мгновение утонул в ее глубоких зеленых глазах.

Она быстро отвернулась, разрушив очарование этого мгновения, и Ник сразу пришел в себя. Царапины и синяки исчезли с ее лица, но внутреннее напряжение и крайняя осторожность остались. Для Ника это было совершенно очевидно.

— Я пас, — пробормотал сидевший рядом с ним игрок.

Только теперь Ник вспомнил, что сидит за карточным столом, и рассеянно взглянул на карты. Одна из них оказалась королевой червей. Интуицией человека, хорошо знакомого с игрой, он почувствовал, что вторая карта тоже будет хорошей.

Лаки смотрела на Ника, терпеливо ожидая его хода. Бросив мимолетный взгляд на вторую карту, он тут же перевернул обе лицом вверх и негромко произнес:

— Очко!

Огорченно вздохнув, второй игрок выложил на сукно свои карты и сказал:

— Все! Больше не играю.

Он встал с места, глядя, как дилер отсчитывает выигрыш более удачливому игроку.

— Э-хе-хе!.. Кто-то проигрывает, кто-то выигрывает… — подмигнул он Лаки. — Желаю вам хорошего дня, мисс! В этот раз Госпожа Удача улыбнулась не мне…

Уже уходя, он сунул Лаки в качестве чаевых несколько фишек. Помня о системе скрытых видеокамер наблюдения, она тут же опустила их в специально предназначенную для этого щель в столе.

— Спасибо, сэр! — тихо сказала она, но невезучий игрок уже ушел.

— Прошу делать ставки, сэр, — почти прошептала она, не глядя на Ника.

— На сегодня все, — спокойно сказал он, собирая со стола свои фишки и поднимаясь с места. — Сегодня мне повезло, и я не хочу больше испытывать Госпожу Удачу.

Лаки не могла поверить своим ушам. Он только что выиграл и больше не хочет играть? На его месте Джонни давно бы уже делал новые ставки, подсчитывая в уме несуществующий громадный выигрыш!

Чуть наклонившись вперед, Ник медленно опустил все фишки, одну за другой, в руки Лаки.

— С возвращением, детка, — тихо сказал он. — С возвращением!

Она смотрела, как он уходил в свой офис сквозь пелену навернувшихся непрошеных слез. Его последние слова были ей чрезвычайно приятны, хотя и слегка пугали. Они означали, что он действительно к ней неравнодушен.

Глава 9

После обеденного перерыва Лаки вдруг почувствовала сильную усталость. К двум часам ей уже было трудно сосредоточиться на игре, а к концу смены она была совершенно вымотана первым рабочим днем после недельного перерыва. Собрав чаевые, она с облегчением направилась в раздевалку, смутно подозревая, что почти половина фишек была получена ею от Ника.

Она чувствовала, что вот-вот разрыдается от напряжения и внезапно нахлынувших противоречивых чувств. Ей хотелось как можно скорее убежать из казино. Уже у выхода она неожиданно нос к носу столкнулась с человеком, о котором изо всех сил старалась не думать.

Он стоял у служебного выхода, прислонившись к своей спортивной машине и скрестив на груди руки. Выражение его лица было непроницаемым.

— Вас подвезти, мисс? — спросил он.

Лаки и так была совершенно измучена первым днем работы, а теперь еще и это?! Ситуация была слишком похожа на их первую встречу на автовокзале в день ее приезда в Лас-Вегас, и Лаки просто онемела от негодования. Даже машина та же самая!

— И что ты собираешься этим доказать? — вспылила Лаки.

— Ничего. Я хочу начать все с самого начала, — спокойно отозвался Ник. — Если, конечно, ты не возражаешь…

От его спокойного голоса раздражение Лаки мгновенно исчезло. Ей очень хотелось улыбнуться ему, но она сдерживала свой порыв. Она боялась доверять ему, боялась влюбиться в него.

— И почему же, интересно знать, на этот раз я должна поверить в истинность твоих добрых намерений? — воинственно спросила она.

— Во всяком случае, теперь ты знаешь наверняка, что я не сутенер, — улыбнулся он.

Не выдержав. Лаки расхохоталась и тут же мысленно отругала себя за, несдержанность.

Зато Ник был вполне доволен. Ему удалось хоть чуть-чуть улучшить их отношения. В данный момент для него было важно добиться от нее хотя бы улыбки. И он ее добился.

— Так что? Ты выбираешь меня или… автобус?

Лаки молчала, рассеянно глядя на жаркое марево, поднимавшееся от раскаленного асфальта. От одной только мысли о том, что ей придется долго трястись в переполненном душном автобусе, ей стало плохо.

— Только до дома, ладно? — неуверенно сказала она.

— Как прикажете, мадам! За стенами этого казино вы хозяйка!

В ответ Лаки лишь вздохнула.

— Наверное, я потом об этом пожалею, — пробормотала она достаточно громко, чтобы Ник ее услышал, — но я выбираю… тебя.

— Какая радость! — хохотнул Ник. — Еще ни разу в жизни мне, не приходилось конкурировать с городским транспортом! Вот что значит пытаться завоевать сердце такой упрямицы, как ты!

Тем временем Лаки уселась на переднее место и тщательно одернула юбку на коленях.

— Знай: я приняла твое предложение только потому, что хочу побыстрее добраться домой, и новые проблемы мне совершенно ни к чему.

Ник снова улыбнулся. Вот колючка! Впрочем, ее строптивость даже начинала ему нравиться, чтобы не сказать больше.

Усевшись за руль, он пробормотал:

— Давно меня уже никто не считал источником проблем. Разве что только в детстве…

— Вот именно, — отозвалась Лаки. — Мы с тобой уже не дети, чтобы играть в такие игры. К тому же играть чувствами бывает очень опасно и… больно.

Он завел двигатель и включил кондиционер.

— Я просто предложил подвезти тебя домой, — негромко возразил он. — Когда-нибудь мы с тобой и вправду сыграем, милая… Но, обещаю, не на деньги, а на интерес.

Недовольно фыркнув. Лаки замолчала, всем своим видом демонстрируя нежелание продолжать разговор.

Трогая машину. Ник незаметно вздохнул. С самого начала он знал, что с ней будет нелегко! Но еще никогда в жизни ему так не хотелось завоевать расположение женщины, как теперь.

До дома, где жила Лаки, они ехали долго, но разговаривали мало. Когда они наконец приехали. Ник не успел заглушить двигатель, как Лаки уже взялась за ручку двери.

— Спасибо, что подвез, — лаконично сказала она, вылезая из машины.

Ник нашелся с ответом:

— Значит, к себе ты меня не пригласишь?

В его голосе отчетливо прозвучала горечь разочарования, но Лаки намеренно не обратила на это внимания. То, что он однажды проявил о ней заботу, еще не означало, что так будет всегда.

— Одной поездки на машине недостаточно для полной капитуляции с моей стороны, — сухо заметила она.

— Разве я произнес хоть слово о твоей капитуляции? Я только хотел, чтобы ты дала мне еще один шанс…

Лаки покраснела, понимая, что ее слова были слишком грубыми.

— Я знаю. Но попробуй взглянуть на все с моей стороны. Ты должен меня понять. Спасибо, что довез меня домой. Это все, что я могу тебе сказать.

— Иными словами, ты просишь не торопить тебя?

Она молча кивнула.

— Кажется, я сказал, что вне стен казино хозяйка ты? Не надо понимать это слишком буквально, — проворчал он.

Улыбнувшись, она быстро вышла из машины и захлопнула за собой дверцу.

Ник смотрел, как она решительным шагом направилась к дому, завидуя зеленой юбке, тесно облегавшей ее длинные ноги. Потом завел двигатель и уехал, так и не заметив, что Лаки направилась не к себе, а к махавшей из окна квартирной хозяйке.

Флаффи чуть не втащила Лаки в свою прихожую, при этом успев ловко отпихнуть ногой кота, рванувшегося было в открытую дверь.

— Итак, я действительно видела, как ты подъехала к дому в шикарной спортивной машине или мне это почудилось?

Флаффи явно не хватало такта, но Лаки только улыбнулась ее бесцеремонности.

— Ты же отлично знаешь, что зрение тебя не подвело!

Флаффи замолчала, рассеянно теребя черный кружевной воротник изрядно поношенного платья из красного органди.

— Ну? — не выдержала она наконец, пытливо глядя на Лаки.

— У меня был тяжелый день, Флаффи, — поморщилась та. — Не делай его еще тяжелее, прошу тебя.

— Тогда давай пойдем на кухню и слегка перекусим, а потом ты мне все расскажешь. Сегодня я приготовила массу вкусных вещей!

— Опять? ― вырвалось у Лаки, и она едва сдержала стон.

— Ради тебя, детка! — улыбнулась старушка. — Тебе должно понравиться!

Кухонный стол был заставлен тарелками, на которых красовались крошечные порции какой-то снеди подозрительно грязно-коричневого цвета. Может, на вкус это было и неплохо, но цвет!..

— Что это? — спросила Лаки, показывая на кучу коричневых продолговатых катышков, украшенных зелеными побегами, поразительно похожими на кошачью мяту, которую Флаффи выращивала для Люцифера.

— Ливерная колбаса с кресс-салатом.

— М-м-м-м… — застонала Лаки, стараясь выдать отвращение за восхищение. — А это что?

Она показала на другую тарелку, где такие же коричневые катышки были выложены в форме квадрата, по всей поверхности которого были разложены кусочки чего-то красного и маслянистого.

— О, это одно из моих любимых блюд! Паштет из гусиной печени со сладким перцем. Свежий перец у меня кончился, поэтому пришлось достать кусочки из банки с консервированными оливками. Блестящая идея, правда?

Не выдержав. Лаки расхохоталась. Теперь она поняла, почему эти кусочки так странно блестели. Это было оливковое масло! Ее чуть не передернуло от отвращения — гусиная печень и консервированный перец с привкусом оливкового масла! Боже, только не это!

— Может, для начала я попробую вот это, — нерешительно пробормотала Лаки, протягивая руку к самой дальней тарелке. — Кажется, здесь что-то вроде… — Она осторожно поднесла тарелку к носу и, понюхав содержимое, несмело улыбнулась. — Кажется, это арахисовое масло и виноградное желе?

Флаффи утвердительно кивнула и поспешно добавила, слегка нахмурившись:

— Похоже, я положила слишком много виноградного желе, поэтому получилось не совсем то, что я хотела…

Одного взгляда на встревоженное лицо Флаффи было достаточно, чтобы Лаки заставила себя положить на свою тарелку понемногу каждого приготовленного для нее яства. Мысленно она успокаивала себя, что сможет скормить все, что останется на тарелке, Люциферу, который был абсолютно всеяден и никогда не оставлял ни крошки от предложенного угощения.

— Уверена, на вкус все это превосходно! — с притворным энтузиазмом воскликнула она и с нежностью, уже искренней, а не притворной, обняла старушку за шею. — Как мило с твоей стороны пригласить меня отведать всех этих деликатесов! Передай мне тарелку, пожалуйста…

На чрезмерно накрашенном лице Флаффи зажглась такая счастливая улыбка, что Лаки щедро наполнила свою тарелку приготовленным старушкой угощением. К черту кота! Она съест все сама, даже если после этого умрет! Смело поднеся ко рту маленький крекер, густо намазанный паштетом из гусиной печени, сдобренным консервированным перцем, она поняла, что перспектива преждевременной смерти была не такой уж иллюзорной…


Пока Лаки купалась в лучах любви Флаффи, Ник остался наедине с головоломными задачами: как найти того, кто хотел его смерти, и… путь к сердцу Лаки Хьюстон?

Что ж, если ей не нравится, когда ее торопят, он не станет этого делать. Похоже, ее испугало его намерение перейти от дружеских отношений к чему-то более глубокому и серьезному. Ладно, он останется на позициях просто друга до тех пор, пока Лаки сама не захочет развития их отношений. Несмотря на жаркие поцелуи, которыми они успели обменяться, он знал, что каждый его шаг вперед заставлял ее делать два шага назад.

С этой женщиной, как ни с одной другой, от него требовались безграничное терпение и крайняя осторожность, иначе он рисковал навсегда потерять ее. Вспомнив, как она невольно призналась в своей девственности, он понял, что ему следует удвоить запас терпения, чтобы не спугнуть ее.

Насилие было не в его характере, и он не собирался добиваться ее расположения при помощи грубой силы. Будучи зрелым мужчиной, а не гиперсексуальным юношей, он разработал целый план по завоеванию сердца Лаки Хьюстон.


— Пора сделать перерыв, — сказал Мэнни, подходя к Лаки. — Сегодня у Мейзи день рождения. Ник заказал по этому случаю большой торт. Его принесли в комнату для отдыха персонала, и сейчас Мейзи задувает на нем свечки.

С облегчением вздохнув. Лаки уступила свое место другому дилеру. Полагавшийся ей пятнадцатиминутный перерыв был как никогда кстати. Сегодня у нее ужасно болела голова, и никакие таблетки не помогали.

Она подошла к своему шкафчику, чтобы взять очередную таблетку аспирина, но, к своему ужасу, обнаружила, что флакончик уже опустел.

— Только этого мне не хватало, — простонала она. — Может, у кого-нибудь из коллег найдется немного аспирина?

Выйдя из раздевалки, она нос к носу столкнулась с Ником. Угадав, куда она направлялась, Ник сказал:

— Я оставил для тебя большой кусок торта.

— Мне бы сейчас аспирина, а не торта, — простонала она, растирая виски, в которых пульсировала неукротимая боль.

— Тебе плохо? — озабоченно спросил Ник.

— Просто ужасно болит голова, — пробормотала Лаки.

Дружески коснувшись ее руки, Ник сочувственно сказал:

— Когда поздравишь Мейзи с днем рождения, приходи в мой кабинет. У меня есть нужное тебе лекарство.

Прийти в его кабинет?!

Однако новый приступ боли заставил ее забыть о возможных опасных последствиях подобного визита.

— Пожалуй… приду, — выдавила она наконец.

— Стучаться не обязательно, — добавил он. ― Просто открывай дверь и входи.

Не дав ей времени на раздумья. Ник удалился прочь. Глядя ему вслед, она не могла не восхититься его уверенной властной походкой, но тут же сказала себе что не у него одного столь мужественная внешность манера поведения. И его готовность помочь ей избавиться от головной боли была обычной любезностью, которую он проявил бы по отношению к любому из служащих.

Тепло поздравив Мейзи и отведав праздничного торта. Лаки пошла в кабинет Ника.

— Держи, — сказал он, протягивая ей таблетки и стакан воды. — Кажется, у тебя еще не закончился перерыв?

Проглотив лекарство, она прикрыла глаза и кивков подтвердила правоту Ника. У нее действительно было в запасе несколько минут.

— Тогда почему бы тебе не прилечь на мой диван? Здесь тихо, нет ни шума, ни сигаретного дыма, я отключил телефон. Закрой глаза и постарайся отдохнуть, пока я схожу к охранникам и проверю кое-какие видеозаписи. Я вернусь за тобой, когда твой перерыв закончится, договорились?

Лаки не знала, что сказать. Он предлагал ей немного отдохнуть в тиши его кабинета. Никакого давления, никаких требований, которых она не могла бы выполнить.

— Пожалуй, мне действительно необходимо немного полежать, — сказала она наконец.

— Послушай, здесь, в казино, хозяин я. Не забывай об этом. Госпожа Удача, — улыбнулся Ник и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Не теряя драгоценного времени. Лаки моментально улеглась на диван лицом вниз. Одну руку она положила под щеку вместо подушки, а другую свесила вниз. Сделав глубокий вдох, она тут же почувствовала, как напряжение покидает тело, и спустя несколько мгновений… заснула!

Через несколько минут в кабинет вернулся Ник. По дороге он мучительно придумывал такую тему для разговора, которая не рассердила бы Лаки и в то же время была бы ей интересной. К своему удивлению, он обнаружил ее сладко спавшей на диване. Ему нестерпимо захотелось лечь рядом с ней, но ясное сознание того, что между ними пока должна сохраняться определенная дистанция, удержало его от этого легкомысленного поступка.

Поэтому он тихо сел в кресло, стоявшее в противоположном углу кабинета, размышляя о коварной судьбе.. С каждым днем он все больше влюблялся в женщину, которую даже поцеловать-то как следует не успел. И с каждым днем его уверенность в себе таяла.

— Как мне заставить тебя понять, что меньше всего на свете я хочу причинить тебе зло? — тихо пробормотал он, чувствуя, как им овладевает отчаяние. Он понимал, что теперь кардинальное изменение ситуации к лучшему зависело в огромной степени не от него, а от самой Лаки. Она должна была научиться доверять ему.

Взглянув на часы, он увидел, что перерыв Лаки закончился. Поднявшись с кресла он двинулся к дивану, чтобы разбудить спавшую девушку. Внезапно под его ногой скрипнул паркет, и Лаки испуганно подняла голову.

Заметив ее испуг, Ник замер, подняв вверх обе руки в знак отсутствия дурных намерений.

— Все в порядке, Лаки! Все в порядке! Это я. Как раз собирался тебя разбудить. Тебе пора возвращаться на рабочее место. Давай помогу встать.

Лаки села на диване, сонно потирая глаза и осторожно разминая шею.

— Моя голова больше не болит! — радостно воскликнула она с искренним облегчением. — Спасибо, Ник! Огромное спасибо!

Он протянул ей руку, и Лаки, секунду поколебавшись, приняла предложенную ей помощь.

— Рад был помочь тебе, милая, — мягко сказал Ник, осторожным движением отводя с ее щеки выбившуюся во сне прядь шелковистых волос. В его низком баритоне зазвучали бархатные обворожительные нотки, от которых по всему ее телу побежала сладкая дрожь.

— Мне пора идти, — сказала она, в душе почти желая, чтобы он удержал ее в кабинете.

Но он тут же распахнул перед ней дверь и отступил в сторону, чтобы она могла беспрепятственно уйти. Чувствуя непонятное разочарование. Лаки вышла, не сказав больше ни слова.

Ник продолжал любезно улыбаться, но как только дна скрылась из виду, он печально вздохнул и резко закрыл дверь, мысленно ругая себя за нерешительность.

— Женщина… ты испытываешь на прочность мое терпение, которому, боюсь, очень скоро придет конец, и тогда… — бормотал он, беспокойно шагая от одной стены пустого кабинета к другой.


Следующие несколько дней прошли для Ника в мучительном ожидании. Он мысленно повторял словно заклинание, что Лаки должна первой продемонстрировать желание возобновить отношения. Но чем чаще он виделся с ней на работе, чем шире становилась ее улыбка при встрече с ним, тем труднее ему становилось удерживать себя в рамках дружеских отношений. Еще никогда в жизни он не испытывал такого острого желания, которое ему приходилось так долго подавлять.

С другой стороны. Лаки тоже пребывала в состоянии полной неопределенности. Порой она чувствовала себя словно деревце, выдернутое из земли с корнями и потом вновь посаженное кроной вниз, корнями вверх. Казалось, все то, на чем она строила свою жизнь, внезапно потеряло для нее всякий смысл. Она продолжала исправно являться на работу, но действовала за карточным столом будто послушный робот, оживая лишь в те часы, когда в казино приезжал владелец. Ник Шено. Она напрочь забыла все, чему ее учила старшая сестра Куини: «Никогда не давай мужчине больше, чем он сам захочет тебе дать. Никогда не доверяй красивому и богатому мужчине. Не люби того, кто много обещает».

Все, чему ее учила в детстве старшая сестра, обесценилось перед пугающе стремительно нараставшим желанием всецело принадлежать Нику Шено, и только ему одному.

Когда Ник не смотрел в ее сторону, она тайком наблюдала за ним, любуясь его красивым выразительным лицом, пытаясь представить, что могло бы быть между ними, окажись они в одной постели без малейшего признака одежды. Всякий раз, доходя до этой сцены в своих фантазиях, она останавливалась, поскольку не знала толком, что такое физическая любовь мужчины и женщины. Зато она отлично понимала, что рядом с Ником ей хорошо, а без него плохо.

Но был еще и сторонний наблюдатель их медленно развивавшихся отношений. Переполненный ненавистью, он жаждал мести.

Стив Лукас со сломанной челюстью бродил по улицам Лас-Вегаса, без работы и без гроша в кармане, виня во всем только упрямую девку, из-за которой оказался в таком положении.

В его глазах Лаки Хьюстон была настоящей стервой. Он был уверен, что она играла перед ним невинную дурочку, а сама тем временем положила глаз на богатенького. Он не хотел признаться даже себе самому в том, что Лаки Хьюстон ни разу с первого дня появления в казино не поощряла его ухаживаний и всегда избегала его общества.

Стив Лукас был не из тех, кто умеет смириться с неудачей. Он не принимал отказов! В городе поговаривали, что кто-то с большими деньгами и связями хочет заставить Ника Шено здорово помучиться. Через десятые руки Стив Лукас получил номер телефона, который жег ему карман, пока он искал таксофон, чтобы позвонить по этому номеру. Он знал, как заставить Ника Шено страдать. Чтобы сокрушить мужчину, надо сделать больно его женщине.


— Лаки, это тебе, — сказал Мэнни и заговорщически подмигнул, протягивая Лаки записку.

Сидевшая в комнате отдыха вместе с Лаки Мейзи понимающе улыбнулась и слегка подтолкнула моментально покрасневшую подругу.

— Читай же, — сказала Мейзи. — Я отвернусь, если от этого тебе станет легче.

Лаки развернула записку и быстро прочла несколько строчек. При этом на ее лице засияла счастливая улыбка и появилось мечтательное выражение.

«Могу ли я пригласить вас пообедать вместе со мной в „Асиенде“, потанцевать в „Мираже“ и на десерт заняться любовью на заднем сиденье моей машины?»

Прочитав последнюю строчку, Лаки расхохоталась. В спортивной машине Ника не было заднего сиденья. Его предложение было настолько возмутительным, что она не нашла в себе сил всерьез обидеться, подозревая, что Ник просто пошутил.

— Ну? Что там? — нетерпеливо спросила Мейзи. — Ради Бога! Скажи же мне! У тебя такое счастливое лицо, что мне не терпится узнать почему! Вспомни, меня дома ждут только дети и пустая постель!

Лаки искренне симпатизировала Мейзи и глубоко сочувствовала ей. Дочери Джонни Хьюстона никогда не знали настоящей родительской любви и ласки. Когда Куини исполнилось два года, ее мать умерла, а Джонни оказался плохим отцом. Его вторая жена, родив ему Даймонд и Лаки, сбежала от него с другим. В нежном возрасте девяти лет Куин вынуждена была взвалить на себя тяжелое бремя воспитания младших сестер и заботы об отце. Малышки постепенно взрослели и становились самостоятельными, а вот отец так и остался бездумным легкомысленным игроком.

— Твоя постель пуста и холодна только потому, что ты не хочешь принимать ухаживания этого славного малого, бармена Майка Бернарда, и мы обе прекрасно это знаем, — поддразнила ее Лаки. — К тому же ты обожаешь своих малюток и ждешь не дождешься конца смены, чтобы поскорее вернуться к ним.

— Сказанное вовсе не означает, что мне не хочется прожить еще одну жизнь, скажем, через твое восприятие, — хмыкнула Мейзи.

— Это всего лишь приглашение на обед, которое я могу принять, но могу и отказаться, — деланно равнодушно произнесла Лаки, поспешно засовывая записку в карман, чтобы любопытная Мейзи не увидела последнюю строчку насчет «десерта».

— Надо думать, это не просто приглашение, — разочарованно протянула Мейзи и взглянула на часы: — Перерыв окончен. Вот и хорошо! Через час моя смена закончится, и я вновь буду свободна. Ну пока, увидимся позже!

— Да, конечно, — пробормотала Лаки, нащупывая в кармане записку Ника.

Еще не решив, как ответить на его приглашение, она подошла к внутреннему телефону и набрала номер Ника.

Он снял трубку почти сразу.

— Алло?

— Насчет обеда я, пожалуй, могла бы согласиться… но от десерта все же откажусь.

В ответ он коротко засмеялся, и от его бархатного баритона по спине у Лаки побежали мурашки.

— Обещаю тебе, красавица, ты очень пожалеешь, что отказалась от десерта.

— Очень может быть, но на сегодня я все же ограничусь бифштексом. Можешь заехать за мной домой в восемь часов. Я буду готова.

С коротким выдохом, от которого Ник ощутил слабость в коленях, она повесила трубку.

— Ты будешь готова? О Боже, девочка, ты даже не осознаешь истинного смысла этих слов, — пробормотал он, понимая, что она уже не слышит его, и положил телефонную трубку на место.

Постоянное подавление желания физической близости начинало входить в привычку, точно так же, как необходимость ежедневно по нескольку раз звонить домой, чтобы справиться у Кьюби о самочувствии отца. Хотя со дня неудавшейся попытки взорвать его вместе с машиной не произошло ничего серьезного, Ник продолжал принимать жесточайшие меры предосторожности при перемещении из одного места в другое. И сегодняшний вечер не станет для него исключением. Сделав обычный звонок домой, он взглянул на часы, с нетерпением ожидая той минуты, когда сможет заключить Лаки в свои объятия.

К тому времени когда обед подошел к концу. Ник был настолько измучен неудовлетворенным желанием, что на него больно было смотреть. За обедом он почти ничего не ел, не отрывая глаз от обнаженных рук Лаки и замысловатой прически, которую ему хотелось разрушить, чтобы увидеть ее пышные шелковистые волосы во всей красе. На ней было чудесное платье из мягкой голубой ткани чуть выше колена. Едва заметный край белоснежного кружевного белья, выглядывавший из-под верхней пуговки лифа, дразнил его воображение.

После ресторана Ник, вместо того чтобы ехать к клубу «Мираж», где они собирались потанцевать, повернул машину совершенно в другую сторону.

— А я думала, мы едем танцевать, — сказала Лаки.

— Так и есть, — отозвался Ник, опуская стекло и переходя на другую полосу движения, чтобы совершить обгон. — Но позже. Потерпи, милая, мне необходимо немного остудиться, прежде чем выйти с тобой на танцевальную площадку.

Она бросила взгляд на его элегантный шелковый костюм, на густые темные волосы, отброшенные со лба встречным ветром, и сказала:

— Может, тебе стоит снять пиджак? Тогда будет прохладнее.

— Милая, — в голосе Ника зазвучал знакомый сарказм, — единственное, что я хотел бы снять, это твоя одежда, и поскольку эта возможность предоставится мне, как я понимаю, не скоро…

— Но…

В машине было темно, однако он все равно увидел, как она покраснела. Дружески засмеявшись, он крепко сжал ей руку.

— Извини, Лаки. Я не должен был этого говорить, но, черт возьми… ты же сама хотела, чтобы между нами все было честно. Поэтому я был с тобой предельно честным. Я с самого начала говорил, что больше всего на свете хочу тебя, и не собираюсь отказываться от своих слов.

Лаки вздохнула и, словно школьница, сложила руки на коленях. Честно говоря, в присутствии Ника она всегда чувствовала себя школьницей.

— Наверное, это мне нужно просить у тебя прощения, — тихо сказала она. — Может, я сама провоцирую тебя… Пусть невольно, но все же…

— Нет! — твердо возразил он. — Мне тридцать шесть, а не восемнадцать, когда в крови бушуют гормоны. Когда ты станешь старше, поймешь, что некоторые вещи стоят того, чтобы их дождаться. Я не хочу, чтобы между нами были только постельные отношения. Ты очень мне нравишься, девочка, очень…

Лаки молча улыбнулась.

Машина Ника круто развернулась на двух колесах и, со скоростью пули помчалась по шоссе.

— Куда мы так спешим? Туда, где ты сможешь раздеть меня донага? — невинно поинтересовалась Лаки.

Сверкнув белозубой улыбкой. Ник игриво пригрозил:

— Если будешь подавать мне такие идеи, я окончательно потеряю контроль над собой, и тогда тебе вряд ли удастся избежать моих жарких объятий Госпожа Удача!

Она повернулась на своем сиденье так, чтобы получше видеть лицо сидевшего за рулем Ника. С каждым днем он все решительнее входил в ее мир, но она еще не знала, можно ли раскрыть перед ним душу. Захочет ли он остаться с ней?

Лаки не знала, чего еще она ждала от Ника. Что еще было нужно ей, чтобы поверить в абсолютную правдивость его слов? Он был всюду — в ее мыслях, в душе, в мечтах, в сердце, наконец. Оставалось лишь одно место, куда он пока еще не проник, и она уже начинала подумывать о том, чтобы позволить ему и это.

— Куда мы едем? — спросила она, не зная, как высказать то, что было у нее на сердце.

— Я хочу показать тебе, как выглядит ночной Лас-Вегас с окрестных предгорий. Ночные огни светятся словно драгоценные каменья, разложенные на черном бархате. Невообразимо богатая палитра цветов и оттенков! Поверь мне, с холмов город смотрится куда лучше, чем из-за карточного стола.

— Мы будем целоваться?

Неожиданная прямота ее вопроса застала его врасплох. Он резко нажал на тормоз. Завизжали колодки, и машина послушно остановилась. Руки Ника твердо держали баранку руля, сейчас он был чем-то похож на заядлого автогонщика. Гневно прищурившись, он произнес намеренно суровым голосом:

— Зачем ты так жестоко со мной играешь?

И тут же властно притянул ее к себе так близко, что увидел в ее глазах собственное отражение.

Судорожно вздохнув, Лаки несмело потянулась ему навстречу. Когда их губы встретились, у них сильнее забились сердца. Первоначальное сопротивление Лаки быстро уступило место жаркой страсти. Одним движением он ловко отстегнул ее ремень безопасности и посадил Лаки к себе на колени.

— Только не шевелись, — пробормотал он. — И не говори, что руль больно упирается тебе в спину, потому что эта боль ничто по сравнению с той, которую испытываю я…

Хотя голос звучал почти сердито, прикосновения были необычайно нежными. Одна рука обхватила сзади шею Лаки, повернув ее голову так, чтобы Нику было удобно ласкать ее губы. Другая рука медленно сползла вниз по бедру. Застонав, Лаки оторвалась от горячих губ Ника и пролепетала:

— Ник, я боюсь сказать тебе, что чувствую… Я так боюсь боли…

— О Боже! — выдохнул Ник, прикрывая глаза и стараясь успокоить бешено колотившееся сердце. — Неужели ты думаешь, что я способен причинить тебе боль? Клянусь, грубость и насилие не в моем характере…

— Я тебе почти верю…

— Дело не во мне, дорогая. Ты не веришь в первую очередь себе. Тебе надо научиться рисковать…

— Я никогда не играю в азартные игры. Ник. Пора бы тебе это запомнить.

Его ноздри затрепетали, и короткий болезненный стон подсказал Лаки, что ее слова попали в цель. Судя по выражению его лица, он был глубоко уязвлен.

— Не знаю, почему ты так со мной обращаешься… Но мне ясно одно — я этого не заслужил. Лаки, и ты сама это прекрасно знаешь.

Ей захотелось заплакать.

— Я не хотела… Я не понимала…

Не в силах найти нужные слова, она отвернулась к окну, стараясь не замечать в нем отражение собственного огорченного лица.

Ник вздохнул и нежно погладил ее волосы.

— Это я во всем виноват, дорогая… Я снова поторопился. Ты простишь меня?

Лаки молча кивнула, и по щекам покатились слезы.

— Ну как, поедем танцевать? — улыбнулся Ник. Она прерывисто вздохнула. В таком состоянии вряд ли ей удастся сохранить координацию, но она ему обещала.

— Конечно, поедем! — бодро отозвалась она.

Ник завел двигатель, и машина тронулась с места, постепенно набирая скорость. Он и Лаки были настолько увлечены друг другом и собственными переживаниями, что ни один из них не заметил позади машину, следовавшую за ними по пятам от самого ресторана.

Позднее Ник не раз думал о том, изменился бы ход событий, если бы он тогда заметил за собой слежку. Рука судьбы уже раздала карты всем игрокам, и теперь оставалось только ждать, пока кто-то выиграет, а кто-то проиграет.

Спустя несколько минут Ник, осторожно маневрируя в потоке оживленного уличного движения, съехал с шоссе на узкую улицу, которая вела в клуб «Мираж». Еще через минуту он остановил машину на платной стоянке и передал ключи подбежавшему служащему. Другой служащий помог Лаки выйти из машины, и первый сел за руль, чтобы припарковать автомобиль.

Лаки потянулась, рассеянно разглядывая входивших и выходивших посетителей ночного клуба, и отошла в сторонку, ожидая, пока Ник получит парковочный жетон. Взглянув на бархатное ночное небо, она вспомнила, насколько иным виделся ей мир из долины родного Крейдл-Крика.

Здесь, в Лас-Вегасе, тоже была долина, над которой простиралось звездное небо, но Лаки казалось, будто она попала в совершенно иной мир. В воздухе не висела всепроникающая угольная пыль, линию горизонта не закрывали деревья. Город жил и процветал, а Крейдл-Крик медленно умирал…

Внезапно позади раздался пронзительный визг тормозов, и в воздухе запахло горелой резиной. Все обернулись, ожидая увидеть автомобильную аварию.

Лаки увидела мчавшуюся по узкому проходу между припаркованными автомобилями машину, от которой во все стороны с громкими криками отскакивали случайные прохожие.

— Боже мой! — пробормотала Лаки и тут же стала взглядом искать Ника, чтобы убедиться в его безопасности. Именно потому, что первым делом подумала о нем, она не заметила, как из окна бешено мчавшейся машины высунулся мужчина с пистолетом и прицелился в нее.

Ник тоже услышал внезапный визг тормозов. Вспомнив недавно найденную в его машине взрывчатку и предостережения детектива Уила Арнольда насчет Чарли Сэмза, он инстинктивно повернулся и бросился было бежать, но тут его озарила страшная догадка! Со всех ног он бросился к Лаки. Он был совсем уже близко, когда увидел нацеленное на нее дуло пистолета.

— Нет! — завопил он. — Лаки! Берегись!!!

Он споткнулся. Машина сбавила скорость, давая возможность стрелку сделать меткий выстрел. Страх удесятерил силы Ника, и он в невероятном прыжке накрыл Лаки своим телом, увлекая ее вместе с собой на землю.

Краем глаза Лаки видела, как машина замедлила ход, и только тут она разглядела в руках человека пистолет. Но прежде чем она успела уклониться, ее с разбега повалил на землю Ник.

Раздалось несколько коротких выстрелов. Крича от ужаса, Лаки упала лицом в траву. От сильного удара о землю у нее перехватило дыхание. Она не видела ничего, кроме лежавшего поперек нее Ника. Его тело казалось слишком тяжелым и неподвижным,

Изо всех сил стараясь не потерять самообладания, она попыталась оттолкнуть Ника в сторону и выбраться из-под него. Но почувствовав, что он неподвижен, похолодела от ужаса. Только теперь она поняла, что предупреждающие крики были его последними словами.

Отчаяние притупило ощущения. Она словно во сне смутно видела огни удалявшейся с места преступления машины, слышала крики людей и вой полицейских сирен. Но в сознании билась только одна мысль: «Ник не шевелится!»

Она изо всех сил обняла его за шею, надеясь, что вот сейчас он поднимет голову, лукаво подмигнет ей, и все встанет на свои места. Но он не двигался, и она не хотела выпускать его из объятий. Вокруг них стали собираться люди.

Когда Лаки решилась снять руки с его шеи, они оказались залитыми кровью. Кровь была всюду — и на нем, и на ней. Это была его кровь! Осознав это, Лаки испустила пронзительный душераздирающий вопль. Потом еще один и еще…

Глава 10

В палате было темно и тихо, если не считать тоненько попискивающих и слабо мерцавших мониторов медицинских аппаратов, подсоединенных к распростертому на кровати телу Ника. Рядом с ним неподвижно сидела Лаки. В ее широко распахнутых глазах застыл ужас пережитого, который бесконечно прокручивался в ее голове. Она смотрела в лицо Ника, стараясь не замечать многочисленные трубочки и иглы, которыми было утыкано его безжизненное тело, и не думать о том, насколько сейчас тонка нить, которая связывает его с жизнью.

Глядя на человека, спасшего ей жизнь, она спрашивала себя: почему упорно отказывала ему в том немногом, о чем он ее просил?

— Ник, пожалуйста… только не умирай. Обещаю, все будет совсем иначе… — бормотала она.

Единственным человеком, слышавшим ее мольбу, была склонившаяся над Ником медсестра, снимавшая показания медицинских приборов, бесстрастно фиксировавших состояние пациента.

Чувствуя необходимость прикоснуться к Нику, чтобы убедиться в том что он жив, Лаки нежно накрыла ладонью его холодные пальцы. Ей все время казалось, что произошедшая несколько часов назад трагедия была лишь дурным сном, от которого она очнется вместе со звонком будильника.

Внезапно в палате действительно раздался резкий высокий звук. Только это не был звонок будильника. Кардиомонитор сообщил об остановке сердца.

— Нет, только не это! Боже мой! Нет! — беззвучно зашептала Лаки, безумным взором уставившись на ровную линию, которую писал кардиомонитор.

Уронив свой блокнот, медсестра принялась лихорадочно щупать пульс Ника.

Через несколько секунд в палату вбежала целая бригада медиков. В реанимационном отделении университетского медицинского центра шла обычная работа.

— Вам придется подождать за дверью, — раздался чей-то властный голос, и Лаки буквально выпихнули из палаты в коридор.

Спустя еще несколько секунд мимо Лаки в палату Ника быстрым шагом прошли несколько врачей.

«Ник, не умирай! Не сдавайся, черт возьми!» — хотела закричать она, но вместо этого раздался лишь сиплый отчаянный шепот.

В этот момент она почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, и прислонилась к стене. Закрыв лицо руками. Лаки продолжала отчаянно шептать:

— Не умирай, пожалуйста… Если ты умрешь, то так и не узнаешь, что победил в этой игре… Не умирай, Ник.

Ее рыдания гулким эхом раздавались по всему коридору. Выходя из лифта, Мэнни сразу же услышал плач Лаки. Дурное предчувствие пронзило его сердце, и он побежал на звук ее голоса. Когда он дотронулся до ее плеча, она повернулась к нему, и Мэнни с испугом увидел ее мертвенно бледное лицо. В следующее мгновение она потеряла сознание и безжизненно повалилась ему на руки.

Судьбе было угодно, чтобы Пол Шено впервые увидел покорившую сердце его сына женщину в объятиях другого мужчины. Хотя ему было известно о ее существовании, их первая встреча произошла совсем не так, как ему бы хотелось. Она действительно была поразительно хороша собой, как и говорил Ник, но все платье было залито его кровью, а руки отчаянно цеплялись за шею Мэнни.

Первой мыслью Пола было, что он опоздал. Кьюби вез его коляску с максимально возможной скоростью, но Полу казалось, что он не двигается с места. Когда они с Кьюби добрались наконец до ошарашенного Мэнни, Пол сдавленным голосом задал ему всего лишь один вопрос:

— Мэнни, скажи мне. Ник умер?

Оправившаяся от обморока Лаки испуганно вздрогнула. Голос старика в инвалидной коляске показался ей настолько похожим на голос Ника, что она потеряла дар речи. Вглядевшись в лицо седовласого старика, она поняла, что это отец Ника, Пол Шено.

Она не раз отклоняла предложения Ника познакомить ее с отцом, потому что это казалось ей преждевременным. Теперь же все условности потеряли смысл перед возможной страшной потерей. Внезапно ей стало стыдно: сын этого старика умирает, потому что принял на себя предназначенные ей пули.

Она отвернулась, спрятав лицо на груди у Мэнни, не в силах смотреть в глаза несчастному отцу.

— Нет… Что вы, мистер Шено, нет! Мы пока ничего не знаем. Просто он… Несколько минут назад к нему вошли врачи и… — растерянно пробормотал Мэнни.

Подавленный неизвестностью, Пол в отчаянии ударил себя кулаком по неподвижным, ничего не чувствующим коленям:

— Проклятью паралич! Проклятая коляска! Эти пули были предназначены мне! Это я должен сейчас лежать на месте Ника!

Подчиняясь безотчетному порыву, Лаки бросилась на колени перед коляской Пола Шено. Она много раз слышала от Ника, что отца нужно оберегать от нервных потрясений, которые могут прикончить его. Схватив старика за руки. Лаки постаралась отвлечь его от невыносимо горестных мыслей.

— Мистер Шено, не надо, прошу вас… Выслушайте меня! В том, что случилось с Ником, вашей вины нет! — У нее перехватило горло. — Стреляли не в него, а в меня. Не знаю почему, но убить хотели меня.

Отчаяние сжало горло, и она замолчала. Склонив голову, она уткнулась лицом в его колени.

— Это все из-за меня, — всхлипнула Лаки. — Все из-за меня… Из-за меня он сейчас лежит в реанимации…

Пол медленно разжал кулаки. Постепенно гнев стал уступать место глубокому сочувствию к безутешно рыдавшей девушке. Ее плечи вздрагивали от сотрясавших тело горьких рыданий, и мужчины беспомощно смотрели на нее, не в силах найти слов утешения.

Наконец Пол осторожно положил ладонь на ее голову. Почувствовав его прикосновение, Лаки подняла лицо, и Пол увидел залитые слезами глаза. Бережно, как когда-то утешал в детстве Ника, отведя от ее лица непослушные пряди волос, он вытер ей мокрые от слез щеки носовым платком. Его слова пролились целебным бальзамом на израненное сердце Лаки:

— Нет, это все случилось вовсе не из-за вас, юная леди. Тот, кто это сделал, хотел уничтожить меня и все, что мне особенно дорого. Ему отлично известно: сегодня я живу только ради сына. Причинить боль ему — значит причинить боль и мне. Очевидно, он решил уничтожить вас, чтобы смертельно ранить моего сына, а значит, и меня… — Взяв ее голову в руки, он пристально взглянул ей в глаза и тихо сказал: — Мне очень жаль, что вы тоже оказались втянуты в эту грязную историю… Но, клянусь жизнью сына, до тех пор пока он полностью не оправится от ранения, вы будете находиться под моей защитой точно так же, как были под защитой Ника. Если он настолько любит вас, что был готов умереть ради вашего спасения, то мне ничего не стоит сделать для вас то же самое.

Лаки вздрогнула. Она впервые осознала причину неожиданного покушения на ее жизнь. До этого момента она думала только о том, что Ник принял на себя предназначенную ей пулю. Теперь же она поняла, что это неудавшееся покушение, очевидно, будет не последним. Так или иначе, ее снова постараются лишить жизни.

— О Боже, — простонала она, с помощью Мэнни поднимаясь с колеи. — Но почему? Почему?

Как-то сразу состарившись, Пол негромко произнес с болью в голосе:

— Если бы я знал ответ на этот вопрос, то мог бы предотвратить все это…

Прикрыв глаза, он отвернулся, чтобы никто не увидел его мучительного страха за жизнь сына.

Они остались ждать известий в холле. Все молчали, но каждый мысленно молился высшей силе, обещая все на свете в обмен на то, чтобы сохранить жизнь Ника Шено.

Усевшись в придвинутое Мэнни кресло. Лаки сложила руки на коленях и головой прислонилась к стене.

Прошло уже немало лет с тех пор, как она в последний раз молилась Всевышнему, когда Куини перестала водить сестер в местную церковь. Лаки давно не просила о помощи никого, кроме своих сестер. Но сейчас все обстояло совершенно иначе. Сейчас на карту было поставлено все, чем она дорожила, и исход зависел не от нее.

Либо Ник умрет, либо выживет. Иного исхода не могло быть. Врачи делали все, что было в их силах, но не от них зависел окончательный исход этой трагической ситуации. Лаки захотелось горячо молиться Всевышнему, во власти которого была сейчас жизнь и смерть Ника Шено, но она не знала, как и с чего начать. Закрыв глаза, она попыталась думать только о выздоровлении Ника и больше ни о чем. Из палаты до нее доносились слабые запахи антисептических средств, пугающее позвякивание хирургических инструментов и приглушенные голоса врачей. В ее душе постепенно воцарялось неожиданное спокойствие. Все ее страхи улеглись сами собой, слезы перестали катиться градом по щекам, но мертвенная бледность осталась:

— Лаки… дорогая?

Она повернулась к Мэнни. Он явно был встревожен ее состоянием не меньше, чем состоянием Ника.

— Со мной все в полном порядке, — тихо сказала она. — И с Ником тоже все будет в порядке. Не знаю, как это объяснить… но я в этом твердо уверена.

Спустя несколько минут из дверей палаты показался врач, сообщивший хорошие новости, и все облегченно вздохнули. Лаки сидела молча, дрожа всем телом. Теперь она знала наверняка, что любит Ника Шено.

— Идем, — мягко сказал Мэнни, глядя на ее заплаканное лицо и окровавленную одежду. — Я отвезу тебя домой.

— Нет, — неожиданно возразила она. — Я уйду отсюда только вместе с Ником, и ни днем раньше. Мэнни, если ты действительно хочешь мне помочь, пошли кого-нибудь сообщить моей квартирной хозяйке Люсиль Ламон о том, что произошло. Скажи ей, что мне нужны мои вещи. Она все сделает как нужно.

После ободряющих слов врача Пол Шено, казалось, почувствовал себя немного лучше.

— Я пошлю к ней кого-нибудь из слуг, — сказал он. — Необходимые вам вещи будут доставлены сюда, в больницу, а остальные отвезут к нам домой.

Лаки открыла было рот, чтобы возразить против этого переезда, но Пол, сурово нахмурившись, не дал ей сказать ни слова:

— Даже, не пытайтесь отказываться! Теперь вы будете жить в нашем доме. Это решено! Если с вами что-нибудь случится, Ник сдерет с меня шкуру живьем, и не только с меня.

Лаки сокрушенно пожала плечами. Собственно говоря, сейчас ей было не до споров. Она хотела одного — полного выздоровления Ника. Однако где-то в глубине души шевельнулся страх. А что, если полиция так и не найдет инициатора покушения? Что, если ей придется стать узницей дома Шено ради сохранения собственной жизни?

Тем временем мужчины ушли, оставив ее наедине с целым ворохом проблем, решить которые ей предстояло самостоятельно.


Тем временем в Южной Америке Дитер Марк швырнул телефонный аппарат о стену и бешено заорал от бессильной ярости. Телефон попал в книжный шкаф и на пол с оглушительным звоном посыпалось разбитое стекло вперемешку с книгами. Вскоре по всему дом стали слышны его тяжелые шаги — он метался по своему кабинету, словно зверь в клетке.

Слуги пришли в ужас. Они не знали, чем был вызван безудержный гнев хозяина, но причина наверняка была серьезной.

— Почему они не могут справиться с этим?! — орал Дитер. — Ради простого дела я посылаю одного человека за другим, а враг все жив! Почему эти дураки не могут наконец лишить его жизни?! Какая счастлива звезда светит над ним?!

— Сеньор… пожалуйста…

— Вон!!! Все вон!!! — по-испански заорал Дитер, схватив со стола вазу и швырнув ее вслед испуганно убегавшему слуге. — Вон! — повторил он тише, снова переходя на родной английский. — Все к черту!

Подойдя к окну, он невидящим взглядом уставился на расстилавшийся перед ним великолепный пейзаж его шикарного имения. Огромные листья банановых пальм медленно покачивались под слабым ветерком. Повсюду щедро росли цветы гигантских размеров и разнообразных окрасок.

Однако Дитера не интересовали прихоти природы. Когда-то он и сам был по-мужски красив, но это не принесло ему счастья. У него были деньги, много денег. Столько, сколько всем жителям деревни не заработать и за сто лет! Но и это не принесло ему полного удовлетворения. В его распоряжении были молоденькие красавицы, годившиеся ему в дочери, а то и во внучки. Стоило ему лишь дать знак, и любая из них готова была доставить ему наслаждение. Но и это удовольствие длилось недолго. Черная душа жаждала мести!

Дитер жил и дышал ради того, чтобы иметь возможность отомстить. Многие годы он выжидал подходящий для этого момент, можно сказать, копя месть, пока она не станет наиболее жестокой, настигнув жертву в самый счастливый день.

Когда он узнал, что Пола Шено разбил паралич, навсегда приковавший его, полуживого, к инвалидному креслу, он решил, что, пожалуй, ждал слишком долго. Какой смысл мстить тому, кто и так уже одной ногой в могиле? Но тут его осенила злодейская мысль, в соответствии с которой он стал злорадно строить планы новой мести. Первым делом он внедрил некоего Чарли Сэмза в ближайшее окружение Пола Шено. Однако первоначальный план мести с треском провалился из-за алчности его агента, попавшегося на торговле наркотиками. Дитер платил наемным убийцам огромные деньги, но ни одному из них так и не удалось довести дело до конца.

— Итак, друг мой, остался один выход, — пробормотал Дитер себе под нос, отворачиваясь от окна и направляясь к лестнице. — Если ты хочешь вершить месть, сделай это сам!

Спустя несколько часов, когда настала ночь, Дитер лежал нагим в постели, рассеянно глядя, как лунный свет, освещает красивое тело Амалии. Его мозг был занят планами возвращения в Штаты. Амалия была его последним приобретением среди женщин, которым он платил за умелый секс.

Его совершенно не волновало то, что его член безжизненно обмяк, отказываясь реагировать подобающим образом на соблазнительный пушок между смуглых бедер Амалии. Он хорошо платил ей за искусство доставлять наслаждение мужчине.

Амалия была молода телом, но стара душой. Став проституткой в одиннадцать лет, к двадцати двум годам она превратилась в цветущую женщину, в совершенстве постигшую искусство возбуждать и удовлетворять похоть любого старика.

При помощи нежных пальцев и горячего языка она попыталась разбудить его заснувшую плоть, прилагая к этому все свое умение. Увидев первые результаты своих усилий, она вздохнула с облегчением. Постепенно разбухавший под ее искусными ласками член хозяина говорил о том, что сегодня ей не придется выносить его жестокие побои. Она была искренне рада этому.

По мере того как его возбуждение росло, Дитер начал забывать о долгих годах пожиравшей его черной ненависти. Наконец он забыл о калеке, который жил немыслимо далеко, страшась ожидавшего удара судьбы. Сейчас Дитер чувствовал только жаркую волну, исходившую из самого средоточия его существа. Когда струя горячей спермы ударила в руки Амалии, Дитер застонал от наслаждения и облегчения одновременно. Его стон показался ей лучшей музыкой в мире.

Сегодня ночью Дитер был как никогда доволен собой. Удачно завершенный половой акт был для него несомненным доказательством его мужской силы и способности мстить по-настоящему.


Только через три с половиной недели врач согласился отпустить Ника Шено домой. Ник с нетерпением ждал дня, когда его выпишут из больницы. За эти три с половиной недели он пережил так много волнений и боли, что тревожное ожидание стало его постоянным спутником.

Когда Лаки ненадолго отлучалась от его постели, он не находил себе места, ожидая ее возвращения. Его терзал мучительный страх возможного повторения покушения на ее жизнь, пока он, обессиленный серьезным ранением, лежал на больничной койке и не мог прийти ей на помощь. Ник нанял телохранителей и строго-настрого велел им ни на секунду не выпускать Лаки из поля зрения, постоянно сообщая ему о всех ее передвижениях.

Он плохо помнил свои первые дни на больничной койке. Впрочем, это было только к лучшему. К чему помнить о том, что он перенес клиническую смерть?

Зато он помнил голос Лаки, прикосновение ее рук и ее слезы на своих щеках. Даже теперь, когда она была всего в двух шагах от его постели, Ника постоянно охватывало желание подозвать ее к себе и заключить в объятия, потому что последним зрелищем, запечатлевшимся в его мозгу перед тем, как померк весь белый свет, было нацеленное на нее дуло пистолета и ее помертвевшее от ужаса лицо.

Если бы она тогда погибла… если бы он не успел, ему незачем было бы жить дальше. В этом Ник бы, абсолютно уверен. И подобное открытие свидетельствовало только об одном — он любит ее больше жизни именно это не на шутку пугало его.

Еще одним доказательством его полного выздоровления служило вернувшееся к нему неуемное страстное желание близости с Лаки. Теперь Ник с нетерпением дожидался дня, когда он наденет на палец Лаки обручальное кольцо и овладеет наконец ее девственным телом. Кстати, совсем не обязательно, что это будет происходить именно в таком порядке…


За три с половиной недели, проведенные, у постели Ника, Лаки превратилась в собственную тень. От тревожных дней и бессонных ночей она резко похудела. Голубые джинсы болтались на бедрах и, если бы не поясной ремень, вовсе свалились бы с нее. Любимый розовый свитер казался слишком большим и мешковатым там, где раньше соблазнительно обтягивал ее тело. Зеленые глаза казались теперь еще больше из-за похудевшего лица и темных кругов под нижними веками. Распущенные волосы лежали на плечах и спине, словно траурное вдовье покрывало.

Однако Нику она казалась прекрасной, как никогда. И в день выписки из больницы он любил ее крепче, чем прежде, хотя пока ни разу не говорил ей о своей любви.

— Ты готов? — спросила Лаки, в последний раз осматривая палату и заглядывая во все шкафчики и ящички. — Нам пора домой.

— Ты со мной, значит, я готов, детка. Единственное, что мне нужно, это ты…

Лаки остановилась и обернулась. В который уже раз она смотрела на него и никак не могла насмотреться. Ник выглядел похудевшим и побледневшим, но в его глазах снова зажегся лукавый огонек, а в бархатном баритоне слышалась прежняя страсть. Его чудесное исцеление радовало ее до глубины души. Это было больше, чем она смела надеяться.

— Ах, Ник, — едва слышно прошептала она, сжимая руки, чтобы скрыть нервную дрожь, — ты даже представить не можешь, как много для меня значишь.

Она замолчала, не решаясь продолжать. Но сомнения длились минуту-две. Теперь она на собственном горьком опыте убедилась в том, что иногда слишком долгое ожидание не приводит ни к чему хорошему, если не сказать больше. Один раз она уже совершила эту ошибку и чуть не потеряла человека, которого любила, но так и не успела признаться ему в своих чувствах. Настало время сказать Нику правду. Посмотрев ему в глаза, она заставила себя сделать это.

— Я люблю тебя… — Голос Лаки чуть дрожал.

Ее признание в любви оказалось для Ника настоящим потрясением. Ему казалось, он всю жизнь ждал этих слов, но теперь, когда они были произнесены, он смог только обнять ее.

— Иди сюда, — хрипло произнес он и протянул ей навстречу широко расставленные руки.

В следующую секунду она уткнулась лицом в его грудь и крепко обняла руками за талию. Он понял, что она плачет.

— Я тоже люблю тебя, — хрипловатым от волнения голосом ответил он и в ту же секунду почувствовал, как в нем поднялась волна страстного желания. — Только не плачь, детка… не надо плакать…

— Прости, — всхлипнула Лаки. — Я чуть не потеряла тебя. Я так боюсь, что, когда мы выйдем из больницы, снова произойдет что-нибудь подобное! В следующий раз все может закончиться не так хорошо.

Ник судорожно вздохнул, нежно поглаживая ее волосы. О, как ему хотелось, чтобы в этот момент они оказались где-нибудь в другом месте, только не здесь, в опостылевшей больничной палате, на двери которой не было замка и в которой было невозможно укрыться от вездесущих заботливых медсестер!

— Другого такого раза не будет, — уверенно сказал Ник. — Пока ты, моя Госпожа Удача, рядом, ничего плохого со мной не может случиться.

— Как ты можешь так легкомысленно говорить об этом? — вздохнула Лаки. — Твоя Госпожа Удача принесла тебе столько горя… Кроме того, разве ты не знаешь, что никакой Госпожи Удачи на самом деле не существует?

Ник засмеялся и, неожиданно наклонив голову, страстно поцеловал ее в соленые от слез губы. Горе мгновенно превратилось в жгучее желание.

— Я хочу тебя, — хрипло прошептал он и, застонав, тесно прижал ее бедра к своим, чувствуя сильнейшее возбуждение.

— Может, тебе стоит остаться в больнице еще на пару дней, — притворно озабоченно произнесла Лаки. — Мне кажется, я чувствую какую-то опухоль… Может, ты не совсем здоров?

— Ты слишком долго общалась с Флаффи Ламон, — недовольно проворчал Ник и не удержался от улыбки, когда она ловко выскользнула из его объятий, чтобы закончить сборы.

— Она была послана мне самим провидением, Ник, — серьезно сказала Лаки, застегивая большую дорожную сумку.

— Знаю, знаю, — торопливо произнес Ник. — Я просто хотел тебя немного подразнить. Таких, как она, единицы на миллион. Кстати, какого цвета ее волосы на этой неделе?

Скорчив уморительную гримасу Лаки с улыбкой ответила:

— Кажется, сегодня она жгучая брюнетка. И не надо смеяться! Теперь она ходит красить волосы в салон, а когда мы с ней познакомились, она делала это сама, и надо сказать у нее это получалось отвратительно.

— Эй, Ники, мы за тобой! — громогласно произнес Кьюби, рывком распахивая дверь палаты без предварительного стука.

— Вот и отлично! Я готов к путешествию. Куда прикажете идти?

— Ник, тебе придется спуститься к машине в кресле-каталке, — предупредила его Лаки.

— Милая, я готов ехать хоть на верблюде, только бы поскорее выбраться отсюда!

Через несколько минут медсестра вкатила в палату кресло, и вся компания с легким сердцем двинулась в путь.


Тем временем детектив Уил Арнольд, сидя в полицейском управлении, задумчиво почесывал в затылке, читая рапорт об идентификации очередного неопознанного трупа. У того не оказалось рук, поэтому снять отпечатки пальцев было невозможно. Лицо трупа было изуродовано до неузнаваемости, однако судмедэксперт заметил примечательную особенность: сломанная еще при жизни и зафиксированная медицинскими скобками челюсть. Именно по этой примете найденный обезображенный труп был идентифицирован как Стив Лукас.

Судя по всему, несчастный Лукас кого-то не на шутку рассердил. В прежние времена так мафия расправлялась с ворами. Им отрезали руки и только потом убивали. Однако, как было известно Уилу Арнольду, Стив Лукас не был вором. Он был всего лишь дураком, но за это не отрезают руки. Детектив не мог взять в толк, почему Лукасу отрезали руки, прежде чем убить. Он заметил, что всякий раз, когда срывалось покушение на жизнь Ника Шено или кого-то из его окружения, в полицейских сводках всплывали сообщения о трупах людей, которые при жизни были связаны каким-то образом с семьей Шено. Если бы Уил Арнольд не был абсолютно уверен в обратном, он бы решил, что это сам Шено расправлялся со своими обидчиками.

Устало закрыв глаза, детектив продумывал иные версии. Ему было известно, что Ника Шено должны были на днях выписать из больницы. Интересно, была ли какая-нибудь связь между Лукасом и теми, кто пытался убить Лаки Хьюстон? С точки зрения криминалиста, в этом был свой зловещий смысл.

Стив Лукас был недавно арестован за нападение на Лаки Хьюстон, которая была, как узнал детектив Арнольд, подругой Ника Шено. Возможно, нападение на мисс Хьюстон вовсе не было связано с угрозами в адрес Ника Шено. Но чем больше детектив думал об этом, тем крепче становилась его уверенность в обратном. Совпадение представлялось слишком уж подозрительным. У него в руках были все факты и улики, оставалось лишь найти логические связи между ними.

— Не торопись, Арнольд. Думай как следует, — пробормотал он себе под нос.

Единственным человеком, который остался в живых и мог пролить свет на всю эту историю, был Чарли Сэмз. Возможно, еще один тщательно подготовленный допрос даст необходимый результат? Уил Арнольд слегка присвистнул, продолжая читать рапорт коронера об убитом Стиве Лукасе. Неудивительно, что Чарли Сэмз отказался от освобождения под залог. Очевидно, тюрьма была для него самым безопасным местом.


— Нет, мне это не нравится, — проворчал Ник, когда лимузин повернул к дому Шено.

Ему не надо было оглядываться, чтобы знать, что следовавшая позади лимузина машина, как и та, что ехала впереди него, совершили тот же маневр. Он сам нанял лучших телохранителей, но, оказавшись под их неусыпным оком, понял, что жизнь под прицелом действует ему на нервы.

— Мне тоже, — отозвалась сидевшая рядом с ним, Лаки. — Твой отец сказал, что со временем я привыкну к этому, — выдавила она жалкую улыбку, — но у меня никак не получается… Я все время забываю, что со мной постоянно кто-нибудь из охранников, а когда внезапно ощущаю рядом с собой чье-то присутствие, в первый момент у меня замирает сердце, потому что мне кажется, что это очередной убийца…

У нее задрожал подбородок, и она отвернулась, так и не закончив фразы.

Ник ласково притянул ее к себе. В этот момент лимузин затормозил у входа в дом.

— Все будет хорошо, милая. Несмотря ни на что мы с тобой живы, и с нами теперь ничего плохого не случится.

— Добро пожаловать домой, Ники! Добро пожаловать! — раздался радостный голос Пола Шено, сидевшего в коляске на крыльце дома. На его лице сияла счастливейшая улыбка.

— Мне не хочется выпускать тебя из объятий, — прошептал Ник на ухо Лаки.

Прозвучавшие в его голосе явственные нотки неутоленной мужской страсти заставили ее покраснеть.


Опасения Лаки оправдались. Ник, конечно же, переусердствовал. Он переоценил свои силы, подорванные серьезным ранением. Настояв на том, чтобы обедать вместе со всеми за общим столом, он очень скоро почувствовал нараставшую с каждой секундой слабость. Лаки с тревогой заметила, как он побледнел, как спрятал на коленях сильно дрожавшие руки, и поняла, что пора вмешаться, пока ситуация не вышла из-под контроля.

— Сэр, я приготовила шоколадный мусс на десерт, — сказала Шари, ожидая увидеть ответную улыбку на лице хозяина, ведь это был его любимый десерт!

— Не надо десерта, — решительно отказалась Лаки, вставая из-за стола. — Нику необходимо прилечь, хочет он того или нет.

— Ну и ну, — с притворным недовольством проворчал Ник. — И давно ты стала хозяйкой в этом доме?

— С самого первого дня, — широко улыбнулся Пол Шено.

Лаки слегка покраснела, но ее решимость уложить Ника в постель ничуть не поколебалась. Переехав в дом Шено, она очень быстро поняла, что в нем явно не хватало женского хозяйского глаза.

— Вы прекрасно знаете, я не претендую на роль хозяйки этого дома, — пробормотала она, не глядя на Пола. — Прошу тебя. Ник, не спорь. Ты еще не так силен, как тебе бы этого хотелось. Не хватало, чтобы ты снова слег…

— Она права, отец, — вынужден был признаться Ник. — Пожалуй, мне действительно пора отдохнуть.

Лаки вздохнула с облегчением. По крайней мере Ник не стал спорить с ней. Медленно поднявшись из-за стола, он направился к двери. Уже сделав шаг из гости ной, он остановился и посмотрел через плечо на Лаки.

— А ты… разве ты не хочешь проследить за тем чтобы я перед сном почистил зубы и вымыл шею?

Пол громко расхохотался.

— Пожалуй, мне тоже пора на боковую, — заявил он. — Кьюби, увези меня отсюда, пока не стали бить тарелки.

Спустя минуту в столовой остались только Лаки и Ник.

— Так ты идешь со мной? — повторил он. Она молча двинулась к нему через гостиную. Ее белоснежная туника мягко колыхалась в такт шагам. Выбившиеся из прически шелковистые завитки волос живописно змеились по шее. Из золотистых сандалий выглядывали пальцы, и это неожиданно возбудило в нем острое желание близости. Однако он уже успел получить от жизни жестокий урок — не всегда можно иметь то, что хочется.

Остановившись рядом с Ником, она подняла на него свои зеленые глаза, в которых блестели непрошеные слезы. У нее дрожали руки, когда она несмело обняла его за шею.

— Ты можешь делать все, что хочешь, любимый. Но спать я буду рядом с тобой. Только так я могу быть уверенной, что с тобой все в порядке, — сказала она.

На его глаза тоже навернулись слезы, на мгновение затуманив зрение. Поэтому он не видел выражения глубокой любви на ее лице. Впрочем, он и без этого чувствовал ее любовь. Она была в голосе Лаки, в каждом ее взгляде. Пожалуй, только теперь он в полной мере осознал, сколько страданий пришлось ей вынести, пока он балансировал на грани жизни и смерти.

— О Боже, любимая, — только и смог прошептать Ник, нежно касаясь ее губ.

Потом они направились к лестнице.

— Мы еще поговорим, когда ты окончательно поправишься, — пообещала Лаки,

— Поговорим? О чем? — с притворным недоумением спросил Ник, превосходно понимавший, что она имела в виду.

— Обо всем, — неопределенно ответила Лаки. Закатив глаза. Ник едва сдержал стон. Вот чертовка! Спустя некоторое время Ник вышел из своей ванной, обернув бедра полотенцем. Его влажные волосы блестели после душа. Почти в то же мгновение в его комнату без стука вошла Лаки и закрыла за собой дверь. Она остановилась у порога, похожая на сказочную фею. Тонкая кремовая полупрозрачная ткань ее пеньюара мало что скрывала. Соблазнительные контуры длинных стройных ног и округлых бедер, дерзкие выпуклости упругих грудей и темный треугольник между ног заставили его задрожать, но не от слабости, а от жгучей страсти.

— Иди сюда, — хрипло позвал он.

Она послушно сделала несколько шагов вперед. При этом край пеньюара скользнул в сторону, обнажая колени. У него перехватило дыхание.

Прижавшись к Нику, Лаки почувствовала, как бешено колотится его сердце. Ее тоже начало охватывать возбуждение, но она слишком хорошо помнила о том, что всего несколько часов назад Ник был еще в больнице.

Сдавленно вздохнув, она поцеловала его в грудь и нежно провела ладонями по спине, с ужасом разглядывая красноватый неровный шрам от огнестрельной раны чуть ниже плеча и чуть выше сердца.

— Ты позволишь мне лечь в твою постель, Ник Шено? Я хочу, чтобы ты обнимал меня и давал разные сладкие обещания, которые вовсе не обязательно потом выполнять.

— Лаки, девочка моя, разве ты еще не убедилась, что я всегда выполняю свои обещания?

Она вздохнула и попыталась улыбнуться. На нее неожиданно навалилась страшная усталость от всего пережитого за месяц.

Ника бросало в дрожь от одной мысли, что он будет лежать рядом с ней в одной постели, не смея при этом насладиться любовью. После теплого душа он чувствовал себя гораздо бодрее, чем за столом, но вот Лаки, казалось, готова была упасть от чрезмерной усталости.

— Мне всегда хотелось это сделать, — пробормотал он, с наслаждением запуская руки в ее густую шевелюру. Через мгновение шпильки со звоном полетели на пол, а черные шелковистые кудри волной упали ей на плечи и спину, накрывая своей тяжелой массой руки Ника.

— Боже великий… Лаки… — с восторгом зашептал он, перебирая пальцами пышные пряди. — Я обожаю твои волосы… Они словно шелк…

Усевшись на край его постели, она ловко скользнула под одеяло и слегка отодвинулась, словно приглашая Ника лечь рядом с ней.

Он долгим пристальным взглядом потемневших от страсти глаз смотрел на неподвижно лежавшую в его постели прекрасную молодую женщину. Наконец, издав негромкий стон побежденного, наклонился к ночной лампе и выключил свет. Спальня тотчас погрузилась в темноту.

Закусив губу, Лаки молча ждала развития событий. Потом она услышала, как его полотенце упало на пол, и кровать рядом с ней чуть прогнулась под телом Ника, прежде чем она успела хоть что-то сообразить, он уже вытянулся рядом с ней и властно прижал ее к себе.

— Только так я смогу заснуть, — пробормотал он. — Только когда ты в моих руках, я могу быть спокойным за твою безопасность…

Со слезами на глазах она прижалась к его груд, Лаки в первый раз в жизни легла в постель рядом полностью обнаженным мужчиной. Она должна был почувствовать с непривычки некоторый дискомфорт, но этого не произошло. Наоборот, ей показалось, что он уже давно привыкла спать рядом с Ником. С ним ей было спокойно и очень хорошо. Облегченно вздохнув, она еще теснее и удобнее прижалась к нему.

В темноте Ник почувствовал, как ее рука осторожно заскользила по его широкой груди, остановившись на том месте, где билось сердце. Спустя несколько секунд он почувствовал, как напряжение оставило ее, и вскоре услышал ровное дыхание.

Ник старался не шевелиться, изо всех сил сдерживая подступившие слезы. Ее поступок тронул его до глубины души. Она смогла расслабиться и заснуть только тогда, когда ощутила под рукой ровное биение его сердца.

— Любимая моя, родная моя девочка, — прошептал он, осторожно гладя ее волосы. — Бог даст, мы переживем эту беду, и все у нас будет хорошо…

Там, за стенами дома Шено, на ярко освещенных ночных улицах Лас-Вегаса жизнь шла своим чередом. Но для Ника и Лаки она существовала только в объятиях друг друга.

Глава 11

В комнате Лаки раздался звонкий заразительный смех. Ник прислушался к чудесному голосу любимой и счастливо улыбнулся. С каждым днем он все сильнее подпадал под ее очарование.

Со дня выписки из больницы прошла почти неделя. За это время на его глазах к ней вернулись аппетит, нормальный цвет лица, озорной блеск глаз и душевное равновесие. И всю эту неделю его не покидало желание сделать ее наконец своей.

В комнате наверху снова засмеялась Лаки, и Ник стал гадать, кто или что могло так насмешить ее. Наконец он решил подняться к ней.

У двери ее комнаты он остановился в нерешительности. Возможно, ей не понравится его бесцеремонное вторжение. Но тут он услышал младенческий лепет, и это настолько поразило его, что он тут же, без всякого предупреждения, открыл дверь и шагнул в комнату.

— Ах ты, маленькая… Хорошая девочка… кисонька… — ласково ворковала Лаки и счастливо смеялась, глядя, как крошечная девочка, агукая и пуская пузыри, тянулась ручонками к ее шелковистым волосам, пытаясь засунуть пушистые пряди к себе в маленький беззубый ротик. — А вот этого делать не надо, — ласково улыбнулась Лаки, осторожно отнимая волосы ото рта ребенка. — Их нельзя есть!

Малышка радостно загулила и потянулась к перламутровой пуговице на блузке Лаки.

Нежно прижав младенца к груди, она тихо проговорила, поглаживая темный пушок первых волос, обрамлявших пухленькое детское личико:

— Когда-нибудь у меня будут такие же детки, как ты… Много-много маленьких деток…

Она осторожно поцеловала бархатную щечку ребенка, и ее сердце сжалось от желания материнства. Тем временем малышка, поудобнее устроившись у груди Лаки, засунула в ротик свой крошечный пальчик и… задремала под ее тихий шепот:

— Знаешь, что я тебе еще скажу, маленький ангелочек? Мои дети никогда не узнают, что такое страх и голод. Им никогда не придется мучиться вопросом, где их мать и почему она их совсем не любит… Я буду любить своих детей, еще как буду… Вот увидишь…

Приговаривая что-то ласковое, она принялась укачивать ребенка. Потом тихо запела старую колыбельную песню, которую слышала в далеком детстве. Малышка пару раз попыталась открыть глазки, но они, подчиняясь укачивающим движениям Лаки, снова закрывались. Наконец ребенок сладко засопел под тихую колыбельную песню.

Ник боялся пошевелиться. Волосы ребенка и волосы Лаки были одного цвета, хотя и разной длины. Глубоко тронутый видом Лаки, укачивавшей крошечного ребенка, который вполне мог бы быть ее — их? — собственным, он все же недоумевал, откуда тут взялся ребенок. Поколебавшись, он решительно шагнул к Лаки.

Она подняла голову и улыбнулась ему. Прижав палец к губам, она безмолвно попросила его молчать и задумчиво посмотрела на спавшую у ее груди крошечную девочку.

— Она заснула, — едва слышно прошептала Лаки. — Но я не хочу укладывать ее. Еще ни разу в жизни я не держала на руках такого маленького ребеночка. — Она замолчала, и ее глаза наполнились слезами умиления. — Ник, какая она хорошенькая, правда?

Он был готов упасть перед ней на колени, но вместо этого тихо отозвался слегка задрожавшим голосом:

— Хорошенькая, не то слово…

Ему нестерпимо хотелось обнять Лаки, но он боялся потревожить сон малышки, поэтому осторожно сел на кровать рядом с ней.

— Чей это ребенок? И как она здесь оказалась?

— О, мистер Шено! — воскликнула Шари, вихрем врываясь в комнату и тут же понижая голос до шепота при виде сладко заснувшей внучки. — Прошу прощения! Я просто не знала, к кому обратиться за помощью, и Лаки вызвалась посидеть с моей крошкой…

— А что случилось? — спросил Ник. Шари Гарсиа служила в доме Шено очень давно, с самого раннего детства Ника. Она почти стала членом их семьи, поэтому Ник искренне хотел выяснить причину ее взволнованности и ненужных извинений. Вместо Шари ответила сама Лаки:

— Ее невестка, Ангелина, попала в автомобильную катастрофу…

В этот момент крошечная девочка завозилась во сне, и Лаки инстинктивно похлопала ее по спинке в такт укачивающим движениям.

— Ничего страшного, но сейчас ей накладывают гипс на сломанную ногу. Эта крошка была на заднем сиденье и ничуть не пострадала! Правда, повезло?

Не удержавшись. Ник бережно прикоснулся к мягким пушистым детским волосикам. Глядя на умиленное лицо Лаки, он вдруг почувствовал в своем сердце непонятную тоску.

— Я рад, что она не пострадала, — тихо сказал он. — Но к чему извинения, Шари? В конце концов, зачем нужны друзья, если не затем, чтобы в нужный момент приходить на помощь!

— Благодарю за сочувствие, мистер Шено, — тихо сказала Шари, — но я пришла забрать мою внучку. Приехала мать Ангелины, чтобы позаботиться о крошке. Лаки, дорогая, я так благодарна вам за помощь!

С этими словами она бережно взяла ребенка из рук Лаки, у которой болезненно сжалось сердце от неизбежной разлуки с крошечным существом. Шари поспешно удалилась, и Лаки осталась наедине с Ником, готовым с радостью занять место ребенка в ее объятиях.

— Ах, Ник… она такая милая…

Прежде чем заговорить. Ник сделал глубокий вдох, и в его голосе отчетливо зазвучала ничем не сдерживаемая страсть.

— Лаки, давай займемся любовью… Я не могу больше ждать, я хочу тебя прямо сейчас. Завтра, если ты захочешь, я привезу тебе хоть дюжину младенцев, но сейчас я хочу любить тебя…

У Лаки бешено заколотилось сердце. Огонь страсти, пылавший в глазах Ника, был красноречивее любых слов. И все же не это заставило ее покориться его желанию. В его голосе прозвучала такая отчаянная мольба, что она не могла продолжать ставшее после всего пережитого бессмысленным сопротивление…

— Тогда закрой дверь… И должна тебе сказать, я очень боюсь…

— Черт побери, — застонал Ник, закрывая дверь на замок, — не надо так говорить… От твоих слов я чувствую себя последним негодяем.

— Нет, я боюсь не этого, — пробормотала покрасневшая Лаки. — Я знаю, как ты выглядишь без одежды… Мы же спали в одной постели, помнишь?

— Еще как помню, — пробормотал Ник, одним прыжком покрывая расстояние от двери до Лаки.

Ваяв в ладони ее лицо, он нежно поцеловал ее в губы.

— Извини, сначала, наверное, тебе будет немножко больно, но тут я постараюсь сделать все, что в моих силах…

— Нет, ты опять меня не понял, — возразила она. — Дело в том, что я не знаю, что делать… Чувствую себя последней дурой. То есть я хочу сказать… Ну да, я представляю, что должно произойти сейчас между нами, но понятия не имею, как при этом доставить тебе наибольшее удовольствие. Вот что пугает меня!

Поймав ее руку. Ник прижал ее к своей груди и чуть хрипло проговорил:

— Вот где настоящий страх. Я люблю тебя так сильно, что это невозможно выразить словами. И все же, как бы я ни старался, тебе все равно будет больно. Мысль об этом для меня невыносима…

Оба на мгновение застыли, прижавшись друг к другу.

— Тогда давай займемся любовью, Ник, и преодолеем эти барьеры…

— Но сначала надо позаботиться о твоей безопасности, — улыбнулся он, направляясь к двери.

Догадавшись, что он хочет воспользоваться презервативом, Лаки поспешно остановила его:

— Я уже несколько недель принимаю таблетки для предохранения.

Он застонал, услышав ее бесхитростное признание. Значит, она ждала этого дня и одновременно боялась его.

В комнате царила полутьма. За окнами неистово пекло горячее сентябрьское солнце, а в спальне пылал иной обжигающий огонь — огонь неутоленной, давно сдерживаемой страсти.

Через несколько мгновений их одежда в беспорядке валялась на полу, и Лаки, неподвижно стоя у края постели, завороженно смотрела, как к ней медленно приближался Ник. Его обнаженное стройное тело было покрыто бронзовым загаром, который подарило ему горячее солнце Невады. Многократно увеличивавшийся от крайнего возбуждения член упруго покачивался в такт медленным шагам. Лаки почувствовала, как где-то в самом низу ее живота стало медленно разгораться пламя ответного желания.

— Ник…

В ее голосе прозвучало столько неуверенности, что он поспешил ободрить ее.

— Тс-с-с… — приложил он палец к губам. Потом взял руку Лаки и положил ее на свой возбужденный член. Ему казалось, что она боялась именно этого, и ожидал от нее какой угодно реакции, вплоть до отвращения, но вместо этого чуть не потерял сознание от острого наслаждения, когда ее пальчики осторожно двинулись по бархатистой поверхности горячей головки, исследуя все складочки и извилины.

— Боже мой! — сквозь зубы выдавил Ник и закрыл глаза, изо всех сил сдерживая желание глубоко погрузиться в ее девственное лоно. — Делай что хочешь, только не останавливайся…

У нее бешено колотилось сердце. Ощущения от прикосновения к его члену были одновременно приятными и пугающими. Такой большой, такой сильный… У нее замерло сердце при мысли о том, что вся эта мощь окажется внутри ее.

Руки Ника скользнули вверх по ее плечам, и потом вниз, к груди. Ладони мягко накрыли тугие полушария, а большие пальцы принялись круговыми движениями ласкать темные ореолы сосков, постепенно приближаясь к их розовым вершинам. Спираль за спиралью он постепенно увеличивал силу нажима, и когда пальцы коснулись наконец самых кончиков набухших сосков, Лаки чуть не рухнула на колени от пронзившего ее мучительно-сладкого наслаждения. Однако Ник вовремя подхватил ее.

— Ах… я…

Ее хриплый голос и судорожно вцепившиеся в его плечи пальцы недвусмысленно свидетельствовали о разгоревшейся в ней ответной страсти. Только это и нужно было знать Нику, чтобы продолжать дерзкие ласки. Значит, ей понравились его прикосновения. Он готов был поклясться чем угодно, что она не будет холодной рыбой в постели! И это было для него самой приятной новостью.

— Тебе это нравится, детка? В ответ она смогла лишь слабо застонать. Его руки соскользнули с груди на спину и вниз остановившись на гладких бедрах. Властно прижав ее к своей изнывавшей от вожделения плоти, он осторожно коснулся внутренней поверхности ее бедер. Медленно и осторожно, и только один раз. Пока один. Лаки инстинктивно выгнулась ему навстречу, и по всему ее телу прокатилась волна горячего возбуждения. Ее губы невольно прошептали его имя.

— Еще? — тихо спросил Ник и снова прикоснулся к набухшему бутону между ее ногами, но на этот раз не пенисом, а большими пальцами обеих рук, слегка погрузив их между припухшими складками. И снова она испытала столь острое наслаждение, что чуть не потеряла равновесие. И снова Ник успел удержать ее в своих объятиях.

— Ах… я… Боже мой…

— Постой, это еще не все, — прошептал Ник, едва сдерживая жгучее желание войти в ее девственные глубины.

Одним сильным движением он уложил ее на постель. Ее густые волосы широким веером рассыпались по подушке. Ласковые руки и горячие губы Ника прикасались к самым потаенным местам ее тела, вызывая невероятно сладостные ощущения, о существовании которых Лаки прежде даже не подозревала. Внутри ее нарастало напряжение, и она не знала, как избавиться от этого сладостно-тягостного ощущения, как получить наконец разрядку.

— Ах, Ник, что ты делаешь? — воскликнула она, с удивлением глядя, как его голова опускается ниже ее пупка и продолжает двигаться в том же направлении. — О Боже! — испуганно прошептала она, угадав его намерения, — Нет… не надо… я не могу…

И тут же с невольным стоном выгнулась всем телом, покорно раздвигая ноги и позволяя тем самым Нику удобно устроиться между ее бедрами.

— Хорошая моя… девочка моя любимая… тебе понравится, вот увидишь, — прошептал он, нежно целуя бархатистую кожу на внутренней поверхности бедер.

Найдя крошечный бугорок, прикосновение к которому должно было довести Лаки до экстаза, он не сразу приступил к делу. Наоборот, он, стал медленно ласкать языком средоточие ее женственности. Все его мужское естество жаждало погрузиться в ее тело, но он слишком хорошо понимал, что для этого еще не настало время. Чтобы Лаки не почувствовала боли от дефлорации, ее нужно было довести до высшей точки накала. Ни за что на свете Ник не хотел сделать ей больно.

Лаки стонала и извивалась под его умелыми ласками, от которых чуть не сходила с ума. Внутреннее напряжение бесконечно росло.

— Я больше не могу, — простонала она и уперлась руками в его сильные плечи. — Это слишком сильно…

Рука Ника вновь скользнула в курчавые завитушки между ногами, но на этот раз его ласки были сильнее, настойчивее, и вскоре он почувствовал конвульсивное вздрагивание ее тела, говорившее о приближении оргазма.

Это произошло совершенно неожиданно для нее. Ослепляющая, сокрушительная волна невероятного блаженства накрыла ее с головой, на какое-то время почти лишив сознания.

За первой волной последовала другая, потом третья, постепенно наполняя все ее существо чистой безотчетной радостью.

Не теряя времени, Ник приподнялся на локтях над таявшей в невероятном наслаждении Лаки и осторожными, но настойчивыми толчками стал проникать в нее.

Его вторжение настолько точно совпало с одной из горячих волн блаженства, что Лаки не сразу поняла, что произошло. Постепенно приходя в чувство после пережитого оргазма, она вдруг почувствовала в себе присутствие чего-то сильного, горячего и очень твердого.

Медленно открыв глаза, она посмотрела на грациозно нависавшего над ней сильного широкоплечего мужчину и обеими руками обняла его за шею.

— Ах, Ник… Все кончилось… Это было так чудесно…

— Нет, детка, все только начинается, — хрипло пробормотал Ник и начал ритмично двигаться внутри ее.

Лаки с изумлением ощутила возвращение чувства горячего возбуждения и только тут осознала, что Ник уже вошел в нее, а она даже не заметила этого момента.

Вернувшаяся страсть заставила ее ритмично двигаться навстречу настойчивым толчкам Ника, тем самым удваивая взаимное наслаждение. Предчувствуя неотвратимое наступление оргазма, Ник вздрогнул всем телом.

— Теперь моя очередь, — простонал он и наклонил голову к ее груди, не в силах больше противиться властной неизбежности.

Его руки скользнули под ее ягодицы, приподнимая их так, чтобы контакт двух горячих тел был максимально тесным. Подчиняясь инстинкту. Лаки обвила его тело своими длинными ногами, плотно прижимаясь к его бедрам.

Никак не ожидая такого откровенного проявления страсти с ее стороны. Ник на мгновение забыл, что нужно дышать. Закрыв глаза. Лаки полностью отдалась восхитительным ощущениям, вызванным настойчиво двигавшимся внутри ее твердым горячим стержнем.

Слишком долго сдерживаемый оргазм Ника обрушился теперь с такой сокрушительной силой, что он чуть было не потерял сознание от невыносимо острого наслаждения.

Чувствуя внутри себя пульсирующий поток спермы, Лаки еще теснее прижалась к Нику всем своим разгоряченным телом. Теперь она стала настоящей женщиной и была бесконечно благодарна ему за это, одновременно испытывая безграничное счастливое удовлетворение. Осознав, что Ник полностью доверился ей, показав ее власть над собой, она не могла не ответить ему тем же, отбросив последние сомнения в его искренности.

— Я люблю тебя, Лаки… люблю тебя, — шептал Ник, осыпая нежными поцелуями ее лицо и шею. — Скажи, тебе хорошо?

— Хорошо? Нет! Я чувствую себя на седьмом небе от счастья! — улыбнулась она, осторожно разжимая кольцо объятий и опуская ноги с его спины.

Ник тоже довольно улыбнулся и, сорвав с ее губ последний нежный поцелуй, перекатился на бок. Прежде чем она успела запротестовать, он ловко подсунул руки под ее плечи и одним движением перекатил на себя. Ощутив частое биение ее сердца, он стал нежно гладить ее по спине, по волосам, по плечам…

В полном молчании прошла не одна минута. Прежде чем Лаки начала понемногу остывать.

— Тебе было очень больно? — спросил наконец Ник, одновременно желая узнать правду и боясь ее.

— Не знаю, — вздохнула Лаки. — Мне было слишком хорошо, чтобы я могла это почувствовать…

— Слава Богу! — пробормотал он. — А теперь тебе нужно первым делом принять ванну, а я пойду к себе в комнату, чтобы принять душ.

— А почему мы не можем…

Ник закрыл ей рот нежным поцелуем, а потом сказал:

— Потому что для тебя, детка, это случилось впервые. Хочешь ты того или нет, но после этого тебе все равно будет немного больно. А теплая ванна снимет ощущение дискомфорта, это я тебе обещаю.

— Придется поверить опытному специалисту, — улыбнулась Лаки и, встав с постели, послушно направилась в ванную комнату, совершенно не стесняясь своей наготы, словно они с Ником занимались любовью в тысячный раз.

Перекатившись на спину, Ник уставился в потолок, прислушиваясь к звукам льющейся воды.

— Я думал, что действительно опытен в сексе, — с улыбкой пробормотал он. — Но что-то мне говорит, что мне еще предстоит научиться очень многому кое у кого…

Тихо рассмеявшись, он встал с постели и, собрав свою одежду, направился к двери.

— И я еще на что-то жалуюсь? Должно быть, я и вправду не совсем здоров…



Спустя несколько дней Ник зашел в комнату Лаки и увидел, что она сидит, сложив ноги по-турецки, на постели. Одной рукой она прижимала к уху телефонную трубку, другой же рассеянно перебирала колоду карт.

— Флаффи, ты уверена, что с тобой все в порядке? — произнесла она в телефонную трубку.

— Конечно, милая! — бодро отозвалась Флаффи. — У меня все хорошо, так же хорошо, как и было все восемьдесят четыре года моей жизни до твоего появления. Тот факт, что ты переехала на другую квартиру, еще не значит, что я не могу справиться со своими проблемами.

— Никуда я не переехала! — возразила Лаки. — Я продолжаю платить за аренду, и в квартире остались кое-какие мои вещи. Просто я вынуждена временно жить в другом месте, ради собственного же блага.

Услышав последние слова, Ник нахмурился. Неужели ей не нравится жить в доме Шено?

— Я перекрасила волосы! — сказала Флаффи, чуть картавя, по обыкновению. — Ты просто умрешь, когда увидишь!

— И в какой же цвет? — поинтересовалась Лаки, не сдержав улыбки, которую старушка, слава Богу, не могла увидеть,

— Мигель сказал, что этот цвет называется «черный, как сердце ведьмы».

— Сердце ведьмы? Ты шутишь?

— Ничуть, клянусь Всевышним! С таким цветом волос я немного похожа на Эн Миллер… Ну ты, конечно, помнишь эту роскошную длинноногую танцовщицу?


Разговаривая с Лаки, Флаффи попыталась пнуть ногой проходившего мимо нее кота, но промахнулась. Кот все же зашипел и, выгнув спину дугой, отскочил в сторону, сбив при этом со стола стоявшую на нем вазочку.

— Что там за шум? — поинтересовалась Лаки.

— Опять этот чертов кот! — возмущенно воскликнула Флаффи. — Теперь мне придется подметать осколки. Ладно, поговорим позже. Мне надо идти, — и, помолчав секунду, она добавила: — Если надумаешь прийти в гости, приводи с собой своего красавчика, ладно?

С этими словами она повесила трубку. Не замечая присутствия Ника, Лаки откинулась на спину, задумчиво улыбаясь. Подбросив колоду карт в воздух, она рассеянно наблюдала, как они, покачиваясь словно огромные снежинки, стали падать на пол.

— Тебе плохо в моем доме? — негромко спросил Ник,

От неожиданности Лаки чуть не подпрыгнула.

— О Боже! Ник! Ты напугал меня до полусмерти! Я не заметила, как ты вошел.

— Вот именно, иначе ты бы не стала говорить, что чувствуешь себя в моем доме словно в заточении.

Ее слова обидели его. Это было видно по всему его поведению. Особенно по тому, что руки были засунуты в карманы слаксов. Лаки уже знала, что этот жест выражает его крайнее огорчение.

— Я говорила с Флаффи,

— Это я уже понял, — коротко сказал Ник. — Кому же еще придет в голову покраситься в цвет «черный, как сердце ведьмы»?

— Она сказала, что теперь похожа на Эн Миллер…

Ник улыбнулся против своей воли.

— Ник?

— Что, милая? — отозвался он, шутливо повалив ее на постель и тесно прижимаясь к ней.

— Кто такая эта Эн Миллер?

Ник звонко расхохотался, потом еще раз взглянул на ее озадаченное лицо и снова расхохотался громче прежнего.

— У меня есть отличная идея, — прошептал он, принимаясь осыпать поцелуями ее шею.

Лаки улыбнулась и обеими руками обвила его шею, чувствуя, как напрягся его член.

— Знаю я все твои идеи, — пробормотала она, осторожно лаская его через брюки и с замирающим сердцем чувствуя его немедленную бурную реакцию.

— У меня тоже есть одна идея… — озорно прошептала она. — Если ты покажешь мне свою, я покажу тебе мою…

Через минуту они уже лежали на постели, сбросив с себя всю одежду, и жарко ласкали друг друга.

Нежно касаясь губами атласной кожи ее грудей. Ник слегка покусывал набухшие соски. Лаки стонала и извивалась под ним, изнывая от желания снова ощутить внутри себя его горячую пульсирующую плоть, но Ник не хотел торопиться.

— Еще не время, любимая… позволь мне еще немного насладиться твоим телом…

От его откровенных слов по всему телу Лаки пробежала дрожь. Закинув руки на шею Ника, она конвульсивно выгнулась навстречу его неустанным ласкам.

Они занимались любовью, лежа на рассыпанных картах и даже не замечая этого. В руках Лаки были зажаты несколько карт, но она этого не чувствовала.

Ник отлично знал, как довести ее до оргазма. И когда он подобно лесному пожару опалил сладостным огнем все ее существо, Лаки не чувствовала ничего, кроме нежных рук и губ Ника. Уже потом, переполненная счастливым удовлетворением, она лежала в объятиях Ника и вдруг заметила зажатую в руке карту. Повернув карту лицом вверх, она ахнула:

— Боже мой!

— Что такое, милая? — спросил Ник. — Тебе неудобно лежать?

— Ты только посмотри. Ник! Оказывается, пока мы занимались любовью, я все время держала в руке эту карту!

Ник взглянул на карту и улыбнулся. Это был король червей.

— Все правильно! Это и есть я, твой король! Днем и ночью к твоим услугам!

— Ну вот еще! — фыркнула Лаки, поднимаясь с постели и направляясь в ванную. К ее ягодицам прилипло несколько карт, но она их не заметила.

Ник вошел в ванную вслед за ней. Открывая краны с водой, она капризно пожала плечами:

— Что в этом смешного? Лично мне это показалось очень символичным…

— Ага, как и эти карты, что прилипли к твоей попке, — улыбнулся Ник, снимая с ее ягодиц квадраты плотной глянцевой бумаги.

— Сыграем? — неожиданно лукаво улыбнулась она.

— О Боже, — с притворным отчаянием застонал Ник. — Что я сотворил?

Втащив его вместе с собой под душ, Лаки обняла его за талию, не замечая упавших на кафель карт.

— Я не что, а кто… Жадная и ненасытная…

Со счастливым смехом оба скрылись за завесой водяных струй, а когда вышли, карты превратились в комки размокшей целлюлозы и медленно исчезали в дренажном отверстии.


— Я хочу снова выйти на работу.

От неожиданности Ник замер на месте. Потом, в отчаянии швырнув в сторону ботинок, сказал:

— Черт возьми, Лаки! Ты же знаешь, тебе нельзя! А что, если…

— Нуф-Нуф и Наф-Наф всегда будут рядом со мной! — быстро проговорила Лаки.

Закатив глаза. Ник постарался не рассмеяться, услышав, какие забавные имена дала она двум телохранителям, ни на шаг не отходившим от них, куда бы они ни пошли.

— Ты же сам вчера ездил в казино, — продолжала Лаки. — И ничего с тобой не случилось. Я больше не могу сидеть здесь в четырех стенах и смотреть, как Шари расставляет вазы с букетами и жарит цыплят! Я устала от бесконечной игры с твоим отцом в покер. Я устала намеренно проигрывать ему в карты. А в шашки он и сам жульничает!

— Я знаю, — мягко улыбнулся Ник.

— Ну? И что ты скажешь насчет моего предложения? — настойчиво повторила Лаки.

Тяжело вздохнув, он поднял вверх обе руки в знак своего окончательного поражения.

— Согласен. Но с условием, что ты будешь ездить на работу и возвращаться домой в одно время со мной.

— Договорились! — радостно воскликнула Лаки, протягивая руку Нику.

Его брови чуть приподнялись при виде такого, как ему показалось, слегка неуместного в домашней обстановке жеста, но Лаки тут же предупредила:

— Если мы не пожмем друг другу руки, наш уговор не может считаться действительным.

Скорчив недовольную мину, он пожал протянутую ему руку, понимая, что ему еще не раз придется идти на уступки этой милой чертовке, с каждым днем все больше завоевывавшей его сердце.

— Мартин и Дэвис будут рядом. Тебе придется смириться с их постоянным присутствием или же ты вообще не поедешь в казино, — сказал Ник, называя телохранителей их настоящими именами.

— Я же сказала, что согласна терпеть их. Я согласна на все, лишь бы хоть на несколько часов выйти из этого дома!

Моментально игривое настроение Ника улетучилось. Его глаза потемнели, и на лице появилось суровое выражение. Уже не в первый раз Лаки говорила, что хочет покинуть его дом. Уж не жалеет ли она, что позволила их отношениям зайти слишком далеко и слишком быстро?

— Только не смотри на меня так, — тихо сказала а Лаки, обнимая Ника за шею. — Это вовсе не то, что ты думаешь. Я люблю тебя, Ник Шено, и верю, что ты тоже любишь меня. Но в нашу жизнь вмешалась судьба. Не то чтобы я не хотела остаться жить в твоем доме, но мне не по душе, что это решение было вынужденным… Ты понимаешь меня?

Слегка потрепав губами мочку ее левого уха, он неожиданно страстно поцеловал ее в губы.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — тихо сказал он. — Но это не значит, что мне нравятся твои рассуждения. Когда я слышу, что тебе хочется, вырваться из этого дома, я не могу не подумать о том, что ты не хочешь жить со мной.

— Это неправда? Но пойми меня. Ник, я потеряла собственную свободу. В детстве я любила играть в дремучем лесу, куда не каждый взрослый отважился бы забрести. Я могла уйти из дома куда угодно и при этом не испытывать ни малейшего страха заблудиться. Я боялась только одного — людской неприязни. Приехав в Лас-Вегас, я совершенно спокойно ездила по всему городу на автобусе, не опасаясь стать жертвой преступления. А теперь я не могу даже выйти в ближайший магазин, не могу навестить Флаффи, не могу даже пойти на работу! Я живу за твой счет, и от этого мне не по себе.

— Почему за мой счет? Ты продолжаешь исправно получать зарплату. — Заметив сердитое недоумение Лаки, Ник поспешил объяснить: — Из-за меня ты попала в беду, поэтому я не могу лишить тебя заработка…

— Вот именно, — холодно прервала его Лаки. — Я получаю деньги ни за что, если только ты не платишь мне за…

— Черт побери! Не смей так говорить! — вскричал он, понимая, что она имела в виду. — Я не покупаю любовь и не плачу за секс! Либо я сам дарю любовь, либо вообще ничего не происходит!

На мгновение в комнате воцарилась напряженная тишина. Потом Лаки понуро опустила голову и тяжело уселась в кресло.

— Я стерва…

Несмотря на переполнявший его гнев Ник не смог сдержать улыбку.

— Не совсем, — тихо сказал он, помогая ей подняться.

— Наверное, это предменструальный синдром…

Ник громко расхохотался. В этот момент в комнату на кресле вкатил Пол и остановился в нерешительности.

— Если я не вовремя, могу зайти попозже, — сказал он.

— Ну что ты, папа! Ты очень кстати! — улыбнулся отцу Ник. — Ты услышал наши вопли и поспешил убедиться в том, что мы уже помирились и ты не останешься без внуков. Так?

Покраснев, Лаки нервно заерзала в своем кресле, Мужская прямота смущала ее, она никак не могла привыкнуть к манере Пола и Ника разговаривать друг с другом.

— Я пойду собираться на работу, — сказала она Нику и вышла из комнаты.

Удивленно поглядев ей вслед. Пол перевел взгляд на сына.

— Да, ей удалось выбить из меня согласие, — проворчал Ник. — Ох уж эти женщины…

Оба расхохотались, отлично зная, что ни один мужчина не может жить без женщины.

Поднимаясь по лестнице. Лаки довольно улыбнулась, услышав заразительный мужской смех. Ей удалось настоять на своем, и она была этим довольна.

Глава 12

Они вышли из лимузина, и не успела Лаки сделать и шага, как шальной ветер подхватил подол ее платья и задрал чуть не до талии. Смущенно засмеявшись, она одернула платье, но было уже слишком поздно. Покой Ника был непоправимо нарушен. Случайный прохожий, присвистнув, многозначительно подмигнул Лаки, и Ник готов был усадить ее обратно в машину, приказав шоферу отвезти ее домой.

— Где твое благоразумие, Ник? — озорно улыбнулась Лаки, угадав его мысли. — Не будь таким собственником.

Он хотел нахмурить брови, но уж очень шаловливой была ее улыбка.

— Извини, — улыбнулся он. — С мужчинами такое бывает. Если ты иногда оправдываешься предменструальным синдромом, должно же и у меня быть какое-нибудь чисто мужское оправдание!

Лаки засмеялась. Он был совершенно невыносим! И она очень его любила.

Они вошли в казино.

— Матерь Божья! Ты вернулась! Добро пожаловать, Госпожа Удача! Добро пожаловать в наше казино! — радостно воскликнул Мэнни, и на это восклицание стали оглядываться посетители, любопытствуя, кого это назвали Госпожой Удачей.

Опасаясь толпы, рядом с Лаки тут же выросли телохранителя.

— О Боже! — недовольно проворчала она, когда Мартин чуть не наступил ей на ногу. Ник ободряюще обнял ее за талию.

— Они здесь для того, чтобы не дать нам погибнуть. Разве мы не хотим жить друг для друга?

Серьезность, прозвучавшая в его голосе, заставь ее прекратить жаловаться.

— Мэнни, мне так не хватало тебя! — приветливо обратилась она к невысокому латиноамериканцу. — Я так и не успела поблагодарить тебя за то, что ты тогда примчался в больницу. Спасибо тебе за помощь и поддержку.

— Не стоит благодарности, дорогая, — пожал плечами Мэнни. — Я не мог поступить иначе!

— И все равно… — Наклонившись, она нежно поцеловала его в щеку. Мэнни не растерялся и тут же вернул ей поцелуй.

— А меня ты не хочешь поцеловать? — нахмурился Ник.

— Тебя? Но ведь ты уже был здесь вчера. Надо было тогда и просить меня об этом, когда я был так тронут твоим возвращением, — ловко парировал Мэнни, смеясь собственному остроумию и находчивости.

— Мне нужно переодеться, — сказала Лаки. — Я скоро вернусь.

Она направилась в сторону раздевалки, и один из телохранителей, Дэвис, без всяких напоминаний двинулся вслед за ней.

— Похоже, она совсем оправилась Ник, — задумчиво сказал Мэнни. — Пока ты был в больнице… я уж думал, что она может умереть от горя… Никогда еще не видел, чтобы женщина так переживала из-за мужчины.

Ник помрачнел. Он плохо представлял себе, как жила Лаки все то время, пока он боролся со смертью. Должно быть, она пребывала в жестокой депрессии от того, что оказалась бессильна изменить ситуацию к лучшему.

Когда он наконец решил подняться в свой офис, второй телохранитель, Мартин, тут же последовал за ним.

Лаки шла к раздевалке, и ее сердце билось все чаще. Краем глаза она внимательно разглядывала лица в толпе посетителей, выискивая среди них потенциального обидчика.

Вернувшись в казино, она чувствовала себя так, словно пришла сюда впервые. Большинство посетителей были новичками. В толпе, собравшейся у карточных столов, лишь несколько лиц оказались более или менее знакомыми.

Как обычно, в игровом зале было довольно шумно. Люди толпились вокруг карточных столов, сидели у игровых автоматов, следили за рулеткой. Время от времени ровный гул прорезывали вопли отчаяния или радости, в зависимости от выигрыша или проигрыша. Звенели монеты, сыпавшиеся в лотки счастливчиков, выигравших джек-пот.

— Коктейли! Кому коктейли?

Услышав знакомый призыв, Лаки поняла, что где то в толпе работали Мейзи и дюжина других официанток, трудившихся в поте лица ради небольших чаевых, которые держали их семьи на плаву.

Спустя несколько секунд Лаки добралась до служебной женской раздевалки. Она уже хотела войти, когда дорогу ей преградил Дэвис.

— Подождите здесь, мисс Хьюстон. Сначала я проверю помещение.

С этими словами он властно отодвинул ее в сторону, не давая времени на возражения, и вошел в раздевалку. Там никого не оказалось.

— Я подожду вас в коридоре, — коротко сказал Дэвис, открывая перед Лаки дверь и отходя в сторону, чтобы она могла пройти.

— Я быстро, — проговорила она, стараясь смириться с присутствием телохранителя. В конце концов не вечно же так будет продолжаться!

— Лаки! Я тебя сразу узнала! Как хорошо, что ты вернулась!

По коридору к Лаки быстро шла Мейзи. Ее коротенькая юбочка весело покачивалась в такт мелким шагам, декольтированная грудь соблазнительно подпрыгивала, а обнаженные руки были широко расставлены для дружеских объятий. Не успела Лаки глазом моргнуть, как в дело вмешался телохранитель. Мейзи никак не могла ожидать, что стоявший рядом е вернувшейся подругой здоровенный парень вдруг подхватит ее на полпути и, держа на весу, станет подозрительно разглядывать.

— Отпустите ее! Это моя подруга! — воскликнула Лаки.

Пожав плечами, Дэвис без всяких извинений поставил миниатюрную Мейзи на пол.

— Извини, — торопливо пробормотала Лаки, увлекая ошарашенную Мейзи в раздевалку. — Это один из моих телохранителей. Так захотел Ник.

Моментально оправившись от изумления, Мейзи, улыбнувшись, лукаво подмигнула Дэвису.

— Нет проблем! — хихикнула она. — С удовольствием готова снова оказаться в его стальных объятиях!

— Если хочешь поболтать со мной, иди сюда и закрой дверь, — сказала Лаки. — Мне нужно переодеться. Наконец-то я снова вернулась на работу!

Мейзи неодобрительно покачала головой:

— Похоже, у тебя с головой не все в порядке! Тебя любит такой шикарный мужик, а тебе не терпится на работу? Что-то я тебя не понимаю, подруга.

— То-то и оно, — озадаченно пробормотала Лаки, торопливо снимая с себя одежду. — Этот, как ты выражаешься, шикарный мужик чуть не умер у меня на руках. Пока полиция не поймает маньяка, который хочет его уничтожить, мы оба вынуждены сидеть в четырех стенах, а если необходимо все-таки показаться на людях, приходится брать с собой телохранителей. От такой жизни впрямь можно свихнуться!

Мейзи сочувственно обняла ее за плечи.

— Бог мой! Я и не думала, что у тебя с ним все так сложно. Я ужасно рада, что ты не пострадала и что хозяин тоже цел и невредим…

— Осталась в живых только потому, что Ник принял на себя предназначавшуюся мне пулю, — задрожавшим голосом произнесла Лаки, застегивая последнюю пуговицу.

— Вот это да! — восхищенно воскликнула Мейзи. — Если он готов умереть за тебя, значит, это не просто любовь…

— Мисс Хьюстон! С вами все в порядке? — раздалось из-за двери..

— Уже иду! — крикнула Лаки. Судя по всему, Дэвиса кончалось терпение.

Спустя несколько минут все трое вышли в игровое зал, чтобы исполнять свои обязанности: разносить напитки, сдавать карты, защищать клиентов от наемных убийц.


Тем временем детектив Арнольд вел разговор с Чарли Сэмзом.

— Пойми, начальник, — бубнил Чарли, — клянусь Всевышним, если бы я знал имя человека, который меня нанял, то давно бы уже назвал его. Уж кто-кто, я кровно заинтересован в том, чтобы его скорее арестовали. Что-то мне не хочется кончить жизнь, как Вуди-Минер.

— Тебе знаком человек по имени Стив Лукас? — спросил Уил Арнольд, машинально постукивая кончиком ручки по столу и наблюдая за выражением лица Чарли Сэмза.

— Конечно, — без раздумий ответил он. — Я проработал у Шено почти целый год. Этого Лукаса я неоднократно видел в казино. Он ведь крупье, так?

Арнольд утвердительно кивнул. Он был готов поклясться, что на этот раз Чарли сказал чистую правду.

— А что еще тебе о нем известно? — спросил он, Сэмз недоуменно пожал плечами:

— Да ничего! Это человек не моего круга, вот и все.

— Он мертв, — коротко произнес Арнольд, и Чарли мгновенно побледнел. — Когда мы его нашли, у него не было обеих рук. Что ты думаешь по этому поводу?

— Это что, шутки у вас тут такие? — затрясся от страха Сэмз.

— Какие могут быть шутки! — возмутился Арнольд. — Это правда. Ну, так что ты думаешь по этому поводу?

Сэмз нахмурился.

— Не знаю… Может, он взял деньги, а дела не сделал? А может, в карманах у него было по крокодилу? Откуда мне знать!

Арнольд едва слышно вздохнул. Разговор зашел в тупик, так и не дав новых результатов.

— Ладно, расскажи мне еще раз, как ты поддерживал связь с человеком, который тебя нанял?

— Он мне звонил и говорил, что нужно сделать, а деньги переводил на мой счет в банке.

Неожиданно Уил Арнольд вскочил на ноги. В его мозгу мелькнула интереснейшая мысль, которая раньше не приходила ему в голову!

— Ты говорил, что звонки были междугородными, так?

Сэмз утвердительно кивнул.

— Он звонил тебе домой или на работу?

— Всегда домой. Каждый раз он оставлял номер телефона на моем автоответчике, а я потом перезванивал.

— Значит, домой… Это тот маленький домик, где тебя взяли под арест?

— Ага… Это дом моей последней жены. Она сбежала от меня с каким-то дальнобойщиком, а я остался жить там. Плевать, что она сбежала. Баб вокруг много, найдется другая, ничуть не хуже той…

Арнольду не хотелось вступать в спор по такому деликатному вопросу с человеком, по всей видимости, не имеющим ни малейших признаков совести. Засунув ручку в нагрудный карман, он решительно направился к двери.

— Надзиратель! Отправьте заключенного обратно в камеру! Допрос окончен.

Спустя несколько секунд дверь отворилась и на пороге показался вооруженный надзиратель.

— Так почему все-таки у него не было рук? — не выдержав, спросил вслед уходившему Арнольду Сэмз.

— Пока не могу тебе сказать ничего определенного, Чарли, — ответил тот. — Но если узнаю правду, ты будешь первым, с кем я поделюсь своим открытием.

Детективу нужно было послать запрос в телефонную компанию, предоставлявшую услуги по междугородной связи. Возможно, регистрационные записи относительно телефона, установленного в доме, где жил Чарли Сэмз, окажутся крайне интересными для следствия. После недавней попытки убить мисс Хьюстон дело Ника Шено приобрело особую важность. Старик Шено давно жил в Лас-Вегасе, и у него было много влиятельных друзей в самых разных кругах. Шеф Уила Арнольда недвусмысленно объяснил ему, что он должен как можно скорее найти преступника и не препятствовать расследованию семьи Шено, которое они вели самостоятельно. Арнольд всегда был хорошим исполнителем.


Пол Шено сидел у окна, выходившего в небольшой парк, окружавший дом, и смотрел, как Ник и Лаки с увлечением играли в теннис на травяном корте. Он смотрел на молодую женщину, со смехом гонявшуюся за мячиком, и ему становилось не по себе. Она сильно напоминала ему кого-то… кого он никак не мог вспомнить.

— Черт побери, — пробормотал он, ударив кулаком по подлокотнику своего инвалидного кресла. — Как это мучительно…

— Сэр? Что с вами? — встревожился Кьюби, касаясь спинки кресла.

— Со мной все в порядке, Кьюби. Извини, что зря побеспокоил, — пробормотал Пол и принялся снова наблюдать за игрой в теннис.

— Какая красивая женщина, — улыбнулся он. — Кьюби, она тебе никого не напоминает?

Слуга на мгновение задумался, потом отрицательно покачал головой.

— Нет, сэр. А почему вы об этом спрашиваете? Она вам кого-то напоминает?

Пол мрачно кивнул.

— Временами, когда она неожиданно входит в комнату, я словно вижу лицо какого-то очень хорошо знакомого мне человека… Ты понимаешь меня?

Кьюби молча кивнул.

— А когда она смеется… у меня по коже мурашки бегут, словно передо мной встает некий призрак прошлого… К тому же она с такой знакомой мне ловкостью обращается с колодой карт, что… — Он вздохнул и покачал головой. — Проклятый инсульт! Моя память ни к черту не годится после него…

Кьюби сочувственно похлопал его по плечу.

— Воспоминания не так уж важны, сэр. Важно то, что вы остались живы и имеете возможность наслаждаться жизнью.

— Более или менее, — проворчал Пол. — Несколько лет назад я бы задал перцу Нику на этом корте, а теперь…

— Да, вы всегда отлично играли в теннис, сэр. Не хотите ли выйти на свежий воздух?

— Почему бы нет? — пробормотал Пол. — Все лучше, чем сидеть здесь и потихоньку сходить с ума.

Когда Кьюби выкатил инвалидное кресло во двор, Пол уже заставил себя забыть свое плохое настроение и принялся раздавать тренерские советы.

— Ты должна научиться сильно бить ракеткой по мячу, — заявил он Лаки. — Вложи в удар свой вес, и тогда он получится сильным.

— Да нет же, папа, ей нужна не сила, а точность! Удар у нее такой силы, что она чуть не снесла мне голову.

Лаки капризно надула губки, делая вид, что критика действует ей на нервы.

— Если бы у вас было такое детство, какое было у меня, то забота о точности удара по желтым прыгучим мячикам была бы далеко не на первом месте, — возмущенно сказала она, обиженно вскидывая подбородок. — А вот умение уворачиваться… — Она подбросила в воздух теннисный мячик и с сокрушительной силой ударила по нему ракеткой. — Это надо уметь, потому что куски угля, попадая в вас, причиняют ужасную боль.

Мячик просвистел рядом с ухом пригнувшегося к земле Ника.

— Сдаюсь! — с шутливой покорностью закричал он. — Ты победила! Сдаюсь! Если бы у меня был белый флаг, я бы сейчас стал им размахивать.

— Так-то лучше, — довольно улыбнулась Лаки и подошла к сетке, чтобы Ник поцелуем поздравил ее с победой.

Засмеявшись, Ник бросил свою ракетку на корт и через сетку крепко обнял Лаки, не смущаясь присутствием отца и Кьюби, а также садовника, прятавшегося в кустарнике от мощнейших ударов Лаки в ожидании возможности вновь приняться за свою работу.

— Ах ты, чертовка, — пробормотал Ник, жадно целуя ее горячие губы.

Ее лицо блестело от пота, зеленые глаза сияли счастливым огнем любви. Когда она широко улыбнулась, ее лицо преобразилось, и Пол снова вздрогнул — она поразительно напоминала кого-то, но кого же?

— Что с тобой, папа? — спросил Ник, заметив некоторое замешательство отца.

— Она напоминает мне кого-то, — ответил Пол, кивая головой в сторону убежавшей за мячом Лаки. — Но я никак не могу вспомнить, кого именно.

Ник улыбнулся, скрывая свое беспокойство частыми провалами в памяти отца.

— Великий Боже! Надеюсь, таких, как она, больше нет. Я с трудом справляюсь с ней одной!

— Нет, вовсе не справляешься! — весело возразила подошедшая сзади Лаки. — Иди умойся, ты весь мокрый от пота.

Мужчины рассмеялись от ее непосредственности.

— Отлично! Я пошел умываться! — сказал Ник и вприпрыжку помчался вслед за убегавшей через лужайку Лаки.

Пол с улыбкой смотрел вслед входившей в дом парочке.

— Боже мой, даже ее походка кажется мне знакомой.

— Не беспокойтесь об этом, сэр, — сказал Кьюби. — Помните, что вам сказал доктор? Со временем память вернется.

— К черту всех докторов! — проворчал Пол. — Пойдем в дом, мне хочется пить.

Тем временем наверху радость движения превратилась из игры в страсть. Ник и Лаки стояли под душем, с удвоенным пылом продолжая наслаждаться друг другом, забыв обо всем на свете, в том числе и про преследовавшего их маньяка.

В тот день обед прошел в необычно оживленной, радостной атмосфере. Когда слуга убрал со стола грязную посуду, в столовой появилась Шари с подносом, уставленным десертными блюдами.

— О Боже! — застонала Лаки, прижимая ладонь к животу. — Я больше не могу…

Ник лукаво улыбнулся и, взглянув на принесенный десерт, сказал:

— А я могу. Отдашь мне свою долю?

— Я приготовила шоколадный мусс и сливочную помадку, — сказала Шари.

Лаки еще раз взглянула на десерт.

— Ну… разве только маленький кусочек этой сливочной помадки…

Пол улыбнулся. Лаки еще не набрала прежний вес и теперь вполне могла позволить себе съесть весь десерт, если бы не боялась, что желудок просто не справится с таким обилием пищи.

— Я так и знал, — сказал с улыбкой Ник. — Ты обожаешь сливочную помадку и никогда не отказываешься от нее!

Лаки хотела возразить, но смогла лишь улыбнуться. Правда была слишком очевидной.

— Я обожаю сливочную помадку, — кивнула она, — и Куини всегда делала ее на мой день рождения.

Пол расхохотался.

— Как? Вместо торта твоя сестра делала на твой день рождения сливочную помадку? Но почему?

— Потому что в доме всегда был сахар, но не всегда были деньги, чтобы купить яиц, муки и прочего для торта…

— Лаки, дорогая, прости, — смутился Пол, и в его голосе явственно прозвучало раскаяние.

— Ничего страшного, — улыбнулась Лаки, вонзая вилку в сливочную помадку, тарелку с которой Шари расторопно поставила перед ней. — В Крейдл-Крике почти все были очень бедны, и нам жилось тяжело не от того, что у нас не было денег. Причиной непреодолимого отчуждения между нашей семьей и остальными горожанами была… профессия, если можно так сказать, моего отца.

— Черт возьми, — пробормотал Ник, даже не притрагиваясь к шоколадному муссу. До того как в его жизни появилась Лаки, он не мог по-настоящему оценить, насколько безбедно ему жилось.

Зажмурив глаза. Лаки улыбнулась, наслаждаясь вкусом сливочной помадки.

— М-м-м… — пробормотала она, — сладкая и нежная… почти такая же восхитительная, как секс…

Потом она взглянула на покрасневшего Ника и как ни в чем не бывало спросила:

— Ты не будешь есть свой десерт?

— Съешь ты, детка, там еще много, — пробормотал он, пододвигая к ней свою тарелку.

Не замечая впечатления, которое произвело бесхитростное признание в крайней бедности ее семьи на Ника и его отца, Лаки с удовольствием поглощала десерт. Мужчины едва притронулись к своим тарелкам.

Внизу зазвонил телефон. Если звонок оказался бы важным, кто-нибудь из слуг принес бы трубку в столовую, если же в этом не было необходимости, краткое сообщение о нем легло бы на стол Ника в его кабинете. Так было заведено.

Спустя некоторое время в столовую вошла Шари. В руках у нее была трубка радиотелефона.

— Ник, звонит какой-то мужчина. Говорит, ему крайне важно срочно поговорить с вами.

Пожав плечами, Ник протянул руку за трубкой.

— Говорит Ник Шено. Чем могу быть полезен ?

— Для начала, — прошептала трубка, — ты мог бы сдохнуть…

От неожиданности Ник чуть не выронил трубку.

— Какого черта? Кто вы?

Лаки замерла. Она еще никогда не видела Ника в таком гневе. Он почти шипел, словно рассерженная змея. Первой мыслью, пришедшей ей в голову, была, что кто-то снова угрожает его жизни.

К собственному ужасу, она поняла, что интуиция ее не обманула, когда Ник прикрыл трубку ладонью и одними губами приказал Кьюби позвонить в телефонную компанию и засечь номер телефона, с которого ему позвонили.

Кьюби тотчас же беспрекословно помчался выполнять приказ хозяина.

— Вы так и не ответили на мой вопрос, — сурово продолжил Ник в трубку. — Кто вы?

— Это не имеет никакого значения, — прошипела трубка. — Твой отец рядом?

— А вот это не ваше дело! — рявкнул Ник и невольно взглянул на отца, выдав таким образом суть заданного вопроса.

— Скоро будет моим, — прошипел мужчина на том конце провода. — Отныне и ты, и все, что касается тебя, станет моим делом. Наверное, твоя хорошенькая шлюха визжала, когда ты залил ее платье кровью? В следующий раз я не промахнусь!

— Ах ты, сукин сын! — взвился Ник. — Подлый трус! И ты еще смеешь мне угрожать, когда у самого не хватает смелости назвать свое имя!

— Ник! — испуганно воскликнул Пол, догадавшись о смертельной угрозе, которая вновь нависла над его сыном.

В трубке раздался медленный вздох, перешедший в злорадный скрипучий смех.

— Я слышал его голос. За эти годы голос почти не изменился… Но вот сам папаша… Ведь он сильно сдал, малыш, да? Он состарился и… серьезно заболел. Он уже и так одной ногой стоит в могиле. Стоит лишь чуть-чуть подтолкнуть, и он окажется в ней двумя… разве не так?

Слово «малыш» было произнесено по-испански, и это не ускользнуло от внимания Ника.

Но сам Дитер Маркс был настолько распален, что даже не заметил, как с его языка слетело привычное испанское слово. Несмотря на многие годы жизни в Южной Америке, он все еще думал на родном английском. Однако в моменты высокого эмоционального накала в его речи невольно проскакивали испанские слова.

— Кто вы? Где вы находитесь? — с холодной ненавистью спросил Ник.

— Где? В твоей башке… за твоей спиной… там, где ты меньше всего ожидаешь меня увидеть…

В трубке раздались короткие гудки. Спустя несколько секунд в столовую вошел Кьюби.

— Звонившего засечь не удалось, — виновато сообщил он. — Слишком поздно там, в компании, поняли, чего я от них хочу.

— Ладно, не переживай, — успокоил его Ник. — Все произошло так неожиданно… Но в следующий раз мы будем наготове. Я позвоню детективу Арнольду и попрошу поставить мой телефон на прослушивание.

Все это время Лаки сидела молча, не шевелясь. Прежде чем выйти из столовой, Ник бросил на нее взгляд. Она была бледна, в глазах застыл страх, по щекам градом катились слезы.

— Лаки, девочка моя… не плачь, — пробормотал Ник, обнимая ее.

Пол отвернулся, не в силах смотреть на искаженное болью и ужасом лицо Лаки. Его семья близка к полному краху… И все из-за него! Ах, если бы тогда он знал…

— Он сказал, что убьет тебя, да? — выдохнула Лаки, обнимая Ника.

— То, что он сказал, не имеет никакого значения, — ответил он, крепко прижимая ее голову к своей груди. — Важно, то, что этим звонком он себя выдал. Теперь я знаю о нем больше, чем прежде. Пусть не намного, но все же…

— Что ты хочешь сказать? — встрепенулся Пол.

— Он допустил многозначительную оговорку.

— Какую? Что он сказал? — нетерпеливо спросила Лаки.

— Он назвал меня малышом.

— Ну и что тут такого? — Пол недоуменно спросил

— Он сказал это по-испански, папа! По-испански!

— По-испански… — тихо повторил Пол и замолчал. Его лицо залила мертвенная бледность.

— Папа! Тебе плохо? Вызвать врача?

В широко распахнутых глазах старика застыл невыразимый ужас.

— Ник, насколько я помню, Дитера Маркса в последний раз видели в Южной Америке, так? О Боже, это он… Если это он, мы обречены.

— Но почему? Потому что он бандит, который никогда не сдается? Потому что он многие годы вынашивал план мести?

Старик долго не отвечал, а когда наконец заговорил, его голос звучал глухо и надтреснуто.

— Должно быть, нам было лет по четырнадцать, не больше, когда мы впервые сильно напились… Или нам было по пятнадцать лет? Точно не помню… Джей-Джей стащил у отца пару бутылок бурбона, пока мы с Дитером дожидались его в кустах. Джей-Джей и я очень быстро опьянели, а вот Дитер… О, Дитер был молодцом! Мы с Джей-Джеем ползали на коленях, а он оставался трезвым.

Ник почувствовал, что отец пытался найти связь между давним прошлым и теперешними драматическими событиями. Усевшись на свое место, он посадил дрожавшую всем телом Лаки к себе на колени и приготовился внимательно выслушать историю отца.

— Значит, трое подростков напились до чертиков. Ну и что с того, папа?

— Дело в том, сынок, что алкоголь сделал Дитера не пьяным, а совершенно безумным! Он вел себя как психически больной человек. Пока мы с Джей-Джеем с огромным трудом пытались подняться на ноги, Дитер поймал соседскую собаку, убил ее перочинным ножом и старался отрезать ей лапы тем же ножиком…

От ужаса Лаки закрыла лицо руками, но было поздно. Перед ее мысленным взором возникла яркая картина жестокого убийства ни в чем не повинного животного.

— О Боже, — ошеломленно пробормотал Ник. — Он действительно отрезал собаке… — мелькнувшая в мозгу догадка заставила его на секунду застыть на месте. — Мне нужно поговорить с детективом Арнольдом!

Лаки спрыгнула с его коленей, и Ник рванулся к двери.

— Но я еще не закончил, — остановил его Пол. — Ты должен знать, каким жестоким и извращенным становился мозг Дитера, когда он пил спиртное.

— Мне кажется, я уже знаю! — ответил Ник, стоя у двери. — Помнишь, как нашли труп Стива Лукаса?

Пол озадаченно кивнул, не в силах обнаружить связь между Лукасом и рассказанной им историей.

— Я тогда не все тебе сказал, папа. Это было так ужасно, что я не решился…

— Чего ты мне не рассказал? — встревожился Пол.

— Труп с трудом удалось идентифицировать, — сказал Ник. — Частично потому, что он был найден спустя много дней после смерти, но главным образом потому, что снять отпечатки пальцев оказалось невозможным.

Пол недоуменно пожал плечами.

— Ты же сам только что сказал, что после гибели прошло немало времени. Конечно, труп начал разлагаться, и… — Взглянув на перепуганную Лаки, Пол не сразу закончил начатую фразу: — Пальцы, скажем так, утратили способность оставлять отпечатки.

— Они не могли снять отпечатки пальцев потому, что у трупа не было рук!

— Боже милостивый, — прошептала Лаки, и у нее закружилась голова.

— Черт возьми! — пробормотал Ник, подхватывая ее безжизненное тело.

— Извини, — сказал Пол. — Мне не следовало рассказывать все это при ней…

— Наоборот, папа! Мы оба должны это знать, иначе нам не выжить! Не волнуйся, это просто обморок. С ней все будет в полном порядке.

Подняв Лаки на руки, Ник озабоченно взглянул в ее бледное лицо и направился к лестнице.

— Как только я уложу ее в постель, позвоню детективу Арнольду. Такие совпадения не могут быть простой случайностью.

Пол остался в полном одиночестве за обеденным столом. Перед ним стояла тарелка с нетронутым десертом.

Закрыв лицо руками, он пробормотал:

— Я начинаю верить, что только в смерти человек может обрести покой…

Его горьких слов никто не слышал.

А еще через час позвонил детектив Арнольд с неожиданными известиями.

Глава 13

По всему столу в библиотеке дома Шено были разложены регистрационные записи телефонной компании, обслуживавшей дом, где последнее время жил Чарли Сэмз. Ник и детектив Арнольд были целиком поглощены обсуждением записей, пока еще один полицейский ловко устанавливал подслушивающее устройство, на нем настоял сам Ник Шено.

Сидя в кресле у камина. Лаки глядела на пылавшие в нем поленья, рассеянно рассматривая кольца поднимавшегося в вытяжную трубу дыма. Ситуация, в которой она очутилась не по своей воле, казалась ей слишком театральной, чтобы быть правдой. Ее так и тянуло встать и уйти со сцены, где разыгрывалась эта нелепая пьеса. Останавливали ее несколько бесспорных фактов. В машине Ника действительно обнаружили взрывное устройство большой мощности. На груди Ника ярко розовел свежий шрам от огнестрельного ранения. После каждого неудавшегося покушения полиция находила неопознанный труп.

Понимая, что положение действительно очень серьезное, она печально опустила голову, чувствуя себя пойманной в крепкую паутину смерти и обмана. Она, как и все члены семьи Шено, оказалась узницей этого дома до тех пор, пока маньяк, кем бы он ни оказался, не будет пойман.

Ник понимал, что она была крайне напугана и подавлена. Ситуация была действительно, не из простых. Однако стремление действовать не давало ему потонуть в ее страхах.

Сегодняшний телефонный звонок стал первой серьезной уликой с того дня, как начался необъяснимый террор. Сам по себе он не имел большого значения, но, дополненный сведениями детектива Арнольда, мог навести на правильный след.

— Смотрите, — негромко проговорил детектив, водя указательным пальцем по строчкам компьютерной распечатки. — Вот… и вот. Одна дата… и еще одна. Все звонки были сделаны через международную телефонную станцию.

— А можно определить, из какого города? — нетерпеливо спросил Ник, глядя на зашифрованные коды.

— В каждой стране существуют свои законы о неразглашении тайны частных телефонных разговоров. Но по внешним кодам можно с уверенностью сказать, что эти звонки были сделаны из Южной Америки.

Как только Лаки услышала последние слова детектива Арнольда, в мозгу сразу вспыхнула картина, описанная Полом Шено, и ужас, вызванный невероятной бессмысленной жестокостью Дитера Маркса, вернулся к ней с новой силой. Невольно ахнув, она выронила фужер с вином. Он разбился о каменные плиты перед камином с тонким печальным звоном. Паутина становилась все крепче и страшнее. В библиотеку поспешно вошла служанка, чтобы собрать осколки и вытереть кровавое винное пятно.

— Извините, — проговорила срывающимся голосом Лаки, не смея поднять глаза на удивленных мужчин. — Мне нужно выйти…

И прежде чем Ник успел сказать ей слова ободрения и утешения, Лаки вышла из библиотеки. Помолчав, детектив принялся собирать принесенные им распечатки. Ник усталым движением потер шею и затылок.

— То, что вы рассказали мне о его звонке, плюс сведения телефонной компании позволяют получить доступ к кое-каким закрытым файлам, — сказал детектив.

Нахмурившись, Ник попытался вытащить из Арнольда информацию, которой тот, похоже, не хотел пока делиться.

— Закрытым? Много лет назад ордер, выданный в Лас-Вегасе на арест Дитера Маркса, так и остался нереализованным, а дело, едва открывшись, было закрыто. Я прав? Он совершил убийство, а потом исчез. Так что же такого было в его деле, чтобы оно стало секретным?

— Ответ двоякий, — уклончиво улыбнулся детектив. — Были сообщения о том, что, сбежав в Южную Америку, Дитер Маркс занялся торговлей оружием, а потом и финансированием войн и революций. За ним охотились агенты многих стран. А потом появились сообщения о его смерти.

— Бог ты мой, — пробормотал Ник. — С каждым днем ситуация становится все хуже, и самое ужасное заключается в том, что мы не знаем наверняка, кто охотится за нами. Пока что все это догадки.

Собрав все свои бумаги и позвав помощника, Арнольд направился к двери.

— Все, на что мы опираемся, вращается вокруг улик и фактов, но очень много зависит от интуиции следователя. Никогда не надо недооценивать интуицию, мистер Шено.

— Благодарю за столь своевременный совет, — иронически протянул Ник. Одному Богу было известно, насколько он доверял своей интуиции.

После ухода Арнольда в доме Шено воцарилась непривычная тишина. Ощущая настоятельную потребность быть рядом с Лаки, Ник стал подниматься по лестнице в ее комнату.


Лаки стояла у окна и, раздвинув портьеры, смотрела, как от дома отъезжала полицейская машина.

— Сколько же еще? — в отчаянии прошептала она. — Сколько еще продлится этот кошмар?

— Ровно столько, сколько потребуется для нашей безопасности, детка, — тихо сказал Ник, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Отпустив портьеры. Лаки повернулась и бросилась к нему в объятия, дрожа и едва не плача:

— Я так люблю тебя, — прошептал Ник. — Все будет хорошо, поверь мне…

У нее закружилась голова. Все события дня предстали перед ней в зловещем свете. Несмотря на все их усилия, неизвестный убийца продолжал угрожать им. Такая жизнь стала казаться ей невыносимой.

— Тогда докажи, — тихо попросила она. — Заставь меня забыть о том, что происходит вокруг. Заставь забыть обо всем на свете, кроме тебя.

Его глаза потемнели от вспыхнувшей страсти. Лаки стала медленно снимать с себя одежду, и у Ника забилось сердце от прилива горячего желания. Потом она принялась раздевать Ника, и в ее движениях сквозило отчаяние.

— Тс-с-с… — прошептал он и притянул ее к себе, прижал голову к своей груди, пытаясь успокоить ее. — Не так быстро, детка… Не так быстро…

Вздохнув, она покорно прижалась к нему всем телом, и Ник стал осторожно вынимать шпильки из ее замысловатой прически. Наконец густые шелковистые волосы упали на плечи и спину Лаки. Они были черными, как уголь, который добывали в ее родных местах, и выгодно оттеняли ее гладкую кожу.

Лаки стояла не шевелясь, пока Ник любовался ее нагим телом. Когда чисто зрительных ощущений оказалось недостаточно, его руки заскользили по ее упругой высокой груди, соблазнительно прикрытой волнами шелковистых волос.

— Ты просто прелесть, — прошептал он и, бережно отведя в сторону черные пряди волос, принялся нежно целовать сначала один розовый напрягшийся сосок, потом другой, слегка покусывая их и массируя языком. Через несколько секунд Лаки была готова умереть от наслаждения.

От самого низа ее живота медленно поднялась и распространилась по всему телу горячая волна желания, от которой у Лаки вырвался тихий стон. Обеими руками обхватив голову Ника, она прижала его к своей груди, горя желанием новых, еще более дерзких ласк. Она жаждала того глубокого эмоционального и физического потрясения, которое наступало вместе с оргазмом, вызванным неустанными ласками Ника.

Его приятно поразила откровенная сексуальность ее жеста. Он тут же почувствовал, как напрягшийся член пытался вырваться из оков еще не снятой одежды. Быстро скинув с себя ненужные преграды. Ник ощутил сильнейшую эрекцию.

— Пойдем в постель, детка, — хрипло прошептал он, протягивая руку своей возлюбленной. Слегка закачавшись, Лаки сделала неуверенный шаг вперед, и Ник успел подхватить ее прежде, чем она упала.

Гладкие простыни показались холодными по сравнению с их разгоряченными телами. Лаки сделала глубокий вдох, и ее грудь высоко поднялась. Открыв глаза, она взглянула на Ника с покорностью и готовностью сделать все, чего он только от нее захочет. Теперь весь мир для нее сконцентрировался в мужчине, которого она всем сердцем любила.

Ник хотел улыбнуться, но его слишком поразило и даже слегка испугало то, до какого сильного возбуждения он довел Лаки при помощи всего лишь небольшой любовной прелюдии. Последствия такой страстной любви могли быть опасными для них обоих. Растворившись в любимой, Ник мог потерять бдительность и забыть, что их жизни угрожает огромная опасность. Если убийца вновь предпримет попытку покушения, оба могут запросто погибнуть.

Лаки обеими руками обхватила его шею. Вздрогнув, Ник наклонил голову и стал нежно целовать ее губы, шею, ложбинку между грудей…

Вздохнув, она зашевелилась всем телом под его весом.

— Я умру, если ты будешь медлить, — прошептала она и, просунув руку между двумя прижатыми друг к другу телами, нежно сжала пальцами его твердую набухшую плоть.

Он закрыл глаза. В висках бешено застучала горячая кровь. Приближалось неистовое безумие их близости…


После последнего телефонного звонка убийцы прошло несколько недель. За это время не случилось ровным счетом ничего страшного. Постепенно смертельный ужас уступил место неясному, но постоянному страху.

Они работали, ели, отчаянно занимались любовью, отдыхали. И так повторялось изо дня в день.

Вскоре начались приготовления к ежегодному традиционному празднованию дня рождения Пола Шено, и Лаки упросила Люсиль Ламон помочь ей подыскать подходящий для такого торжественного случая наряд. Именно с этой целью они встретились в начале октября в небольшом ресторанчике.

— Извини за необычный эскорт, — сказала Лаки, усаживаясь за столик напротив Флаффи и наклоняясь к ней для дружеского поцелуя. Та во все глаза смотрела на двух невозмутимых телохранителей, потом быстро поцеловала Лаки в подставленную щеку и незаметно одернула вниз и без того сильно декольтированный лиф платья.

— Не думай об этом, милая, — сказала Флаффи. — Мне это даже нравится. Напоминает добрые старые времена, когда каждый стремился иметь возле себя телохранителя.

Лаки счастливо улыбнулась.

— Я так рада, что мы с тобой встретились наконец, — сказала она. — Мне тебя очень не хватает… Не хватает твоих историй, твоего несносного кота, шерсть которого все время приходилось снимать с одежды, твоих еженедельных походов в салон красоты по четвергам…

Простые слова Лаки тронули старушку до слез. Ей тоже ужасно не хватало общества этой молоденькой женщины. Но она скорее готова была отрезать собственный язык, чем признаться в страшном одиночестве, навалившемся на нее после того, как Лаки была вынуждена переехать ради собственной безопасности в дом Шено.

— Скоро все это кончится, и тогда у тебя появится блестящая возможность в старости рассказывать своим внукам, через какой кошмар тебе пришлось пройти в молодости, — весело сказала Флаффи.

— Если я доживу до того дня, когда у меня появятся дети, — пробормотала Лаки.

— Хватит о плохом! — категорически воскликнула Флаффи и, приложив пальчик к своим волосам, быстро сменила тему разговора: — Ну, как тебе?

Лаки улыбнулась.

— Похоже, тебе не понадобятся фары в безлунную ночь, — сказала она. — И как это называется?

Старушка довольно хихикнула. Ее волосы и вправду, казалось, излучали свет, особенно в темноте.

— Этот цвет назызается «суперплатиновый», — гордо ответила она и, подняв пустую тарелку, посмотрела в нее словно в зеркало. — Тебе действительно нравится?

— Как это похоже на тебя, Флаффи, — засмеялась Лаки, дружески пожимая руку старушки. — Правда, здорово? А?

Бесшумно подошедший официант принес меню.

— Что будем заказывать сегодня? — спросила Лаки. Она всегда оставляла право выбора за Флаффи. Старушке это доставляло такое удовольствие, что Лаки никогда не хватало духу возразить против какого-либо из заказанных ею блюд.

— Так… Как насчет супа из омара, запеченной в тесте спаржи, поджаренных куриных крылышек и шоколадного торта на десерт?

У Лаки сжался желудок — подобное сочетание блюд привело ее в ужас, но внешне она оставалась по-прежнему радостной и приветливой.

— Звучит восхитительно, Люсиль. Заказывай! Я готова на все ради тебя.

Услышав свое настоящее имя, Флаффи слегка поджала губы и властным жестом подозвала официанта, чтобы сделать заказ.

— Конечно, ты готова на все, я в этом не сомневалась, — проговорила Флаффи, пока к ним через весь зал шел официант. — Поэтому мы с тобой и нашли общий язык. Ты очень неглупа, детка!

«И так похожа на меня в молодости, что это даже пугает», — мысленно продолжила она.

— Все или ничего, — многозначительно пробормотала Флаффи, не подозревая, что сказала это вслух.

— Конечно, все! — отозвалась Лаки, думая о предстоящей трапезе.

— Правильно, так и надо! — улыбнулась Флаффи и, как только официант, приняв заказ, удалился, добавила: — А теперь расскажи мне о готовящейся вечеринке. Когда Ник собирается ее устроить? И что ты собираешься надеть?

— Это будет на следующей неделе, днем в субботу. На открытом воздухе, если позволит погода. И я никак не могу придумать, во что одеться! Поэтому я решила обратиться за советом к тебе. Ведь ты непревзойденный знаток женской моды! Ах да! Чуть не, забыла! Ты скоро получишь по почте приглашение на эту вечеринку. Ник сказал, что пошлет за тобой машину.

Флаффи радостно всплеснула руками.

— Чудесно! Восхитительно! Совсем как в старые добрые времена, когда люди знали, как надо устраивать праздники. Значит, так… — Она чуть подалась вперед, пристально разглядывая лицо, волосы и фигуру Лаки. — Думаю… тебе подойдет что-нибудь неброское, но сексуальное. Может быть, брючный костюм из какой-нибудь тонкой, мягкой, летящей ткани, а под жакетом — кружевной или блестящий лиф, достаточно закрытый, чтобы любому мужчине захотелось сорвать его с тебя.

Лаки откинулась на спинку стула, с неподдельным восхищением глядя на подругу.

— Флаффи… я не устаю тебе удивляться!

— Почему? — подняла брови старушка.

— Потому, что о какой бы одежде мы ни говорили, ты всегда думаешь о том, насколько эффектно будет раздевание.

Флаффи довольно улыбнулась, и на какое-то мгновение Лаки увидела, какой красивой и соблазнительной женщиной она была в далекой молодости.

— Само собой, милая. Именно этим я и занималась, всю свою жизнь. Помнишь, что я раздевалась на сцене? Донага!

— Помню-помню, — улыбнулась Лаки.

В этот момент рядом со столиком появился официант с дымящимися блюдами на подносе.

— Отлично! — воскликнула Лаки. — Суп и куриные крылышки. Значит, спаржа и торт будут потом.

— Хватит болтать! — шутливым тоном приказала Флаффи, игриво грозя своей столовой ложкой. — Будь послушной девочкой и быстро ешь свой суп. После обеда поедем ко мне. Ты должна помочь мне выбрать наряд для вечеринки. Я не хочу своим видом шокировать старых светских дам, которых, конечно же, Поли пригласил на свой день рождения.

— Как ты его назвала? — удивилась Лаки.

— Кого? Пола? Ах, вот ты о чем! Так мы его называли в прежние времена. Я и не заметила, что назвала его уменьшительным именем. Только не говори ему об этом. Он терпеть не может, когда его так называют!

Лаки согласно кивнула, думая о том, какие воспоминания всплывали теперь в памяти Флаффи. Открытое платье из красного атласа, которое было надето на Флаффи, привлекло внимание пожилой пары, проходившей мимо их столика. Почти сразу узнав постаревшую знаменитость, они попросили у Флаффи автограф, чем немало поволновали телохранителей. Вскоре Лаки забыла о том, как Флаффи назвала Пола Шено.



День выдался отличный, как и предсказывал Ник. Однако очень скоро выяснилось, что только погода благоволила празднику. Все остальное шло из рук вон плохо.

Рабочий стол Ника был завален бумагами. Делая какие-то записи, он слегка крутился в своем кресле из стороны в сторону, прижимая то к одному уху, то к другому трубку радиотелефона.

— У каждого входа и выхода должен стоять охранник, не говоря уже о территории парка… Все ясно?

Тот, с кем он говорил, очевидно, ответил утвердительно, потому что через секунду Ник закончил разговор со вздохом удовлетворения.

Появление Лаки в кабинете совпало с последними словами его телефонного разговора. Увидев озабоченное лицо Ника и усталые глаза, она поняла, что ему приходится нелегко.

— У тебя проблемы? — спросила она.

— Милая, когда у меня их не было? — печально усмехнулся Ник.

Когда Лаки подошла к его столу. Ник неожиданно проворно усадил ее к себе на колени и уткнулся носом в, ямочку между ключиц.

— О-о-о… — протянул он, втягивая носом воздух. — Как от тебя чудесно пахнет… Что на тебе надето?

— Почти ничего, — прошептала она, с улыбкой глядя, как его щеки медленно заливал алый румянец.

Это был цвет страсти, как, впрочем, и гнева. Раньше она как-то не думала об этом совпадении.

— Ты моя погибель, — простонал Ник, целуя ее шею.

— Не надо, Ник! — воскликнула Лаки, обнимая его. — Никогда так не говори! Даже в шутку! Однажды я уже чуть не принесла тебе смерть…

Он сразу понял свою ошибку. Но фраза была настолько привычной, настолько точно отражала его состояние неутолимой страсти, что он не почувствовал в ней никакого скрытого смысла.

— Извини, детка, — пробормотал он, нежно целуя ее губы. — Я не подумал…

Лаки поежилась и прижалась щекой к его плечу.

— А я вот думаю… Я все время думаю. Ник. Мне кажется, что я сплю, а когда в один прекрасный день проснусь, все это исчезнет без следа. Теперь моя жизнь настолько зависит от тебя, что порой мне становится страшно.

— Как это?

— После удачной полосы в жизни всегда наступает пора невезения. Сейчас мне так хорошо, что волей-неволей я начинаю ожидать наступления черной поры. Внутренний голос говорит мне: так хорошо не может быть всегда…

— Лаки, девочка моя, с нами ничего не случится… Именно для этого я нанял сегодня еще тридцать охранников, а двое твоих любимых телохранителей получили строгое указание всюду следовать за тобой, словно приклеенные к твоей хорошенькой попке.

При упоминании о телохранителях Лаки со вздохом закатила глаза.

— Опять Нуф-Нуф и Наф-Наф?!

— С тобой не соскучишься, — расхохотался Ник. ― Каждое твое слово как выстрел!

При слове «выстрел» Лаки вскочила с его колен.

— Снова вы принялись за свои дурацкие клише, мистер Шено, — с притворным недовольством проговорила она. — Я ухожу, прежде чем вы произнесешь что-нибудь такое, чего я не смогу простить. Между прочим, скоро начнут съезжаться гости, мне пора переодеваться. Я обещала твоему отцу сыграть роль хозяйки дома.

— А что на тебе будет надето? — спросил радуясь смене темы разговора. Он и сам весь день чувствовал себя словно параноик.

— А вот это сюрприз! — игриво погрозила пальчиком Лаки. — Этот наряд помогла подобрать Флаффи. Тебе понравится.

— О Боже! — застонал Ник. — Именно так говорит Флаффи всякий раз, когда собирается перекрасить волосы!

— Во всяком случае, обещаю, что не стану устраивать стриптиз, — улыбнулась Лаки. — Если только для тебя…

— Вот спасибо, так спасибо! — воскликнул Ник, с улыбкой глядя как она, покачивая бедрами, шла к двери.

Через некоторое время Ник присоединился к отцу, сидевшему в своем инвалидном кресле на почетном месте во внутреннем дворе. Когда кто-то легко коснулся сзади его рукава, Ник обернулся, ожидая увидеть одного из старых друзей, пришедших на вечеринку. Но позади стояла Лаки.

— Ну, как я выгляжу?

Она сделала грациозный пируэт, от которого тонки белый шелк ее изящного брючного костюма разлетелся в стороны, делая ее похожей на красивую бабочку, затем снова трепетно прильнул к изгибам ее женственного тела, словно ненасытный любовник. Свободный жакет не был застегнут, открывая взору полосу золотой парчи, закрывавшей прелестную грудь, и обнаженное тело между поясом брюк и импровизированным лифом.

— Лаки… любимая… как ты прекрасна! — с неподдельным восхищением проговорил Ник, и в его голосе завибрировала страстная нотка. С обожанием глядя на элегантную женщину, стоявшую сейчас перед ним, он припомнил милую провинциалку с полудетским лицом в изрядно поношенной одежде, которая много месяцев назад сошла с автобуса на автовокзале Лас-Вегаса. До сих пор глаза Лаки Хьюстон сохранили несколько неуверенное выражение, словно она нуждалась в постороннем ободрении своих слов и поступков.

— У тебя великолепная прическа, детка, — сказал Пол, с видом знатока оглядывая хитроумное сооружение из длинных и густых волос Лаки.

— Лично мне больше нравится полоска золотой парчи, которую ты, как я понимаю, выдаешь за блузку, — сказал Ник и тут же осекся, понимая, что именно эта мысль придет в голову каждому увидевшему ее мужчине.

Лаки счастливо улыбнулась. Флаффи оказалась абсолютно права. Золотой лифчик произвел фурор!

— Почему блузку? Это самый настоящий золотой лиф. Здорово, правда? Или ты считаешь, что он слишком закрытый?

Улыбнувшись, Ник вскинул вверх обе руки.

— Нет! Не слишком! Даже наоборот, если хочешь. Однако не время спорить о ширине твоего лифа. Сейчас должны появиться первые гости. Идем со мной, хозяйка!

Лаки изобразила на лице широкую улыбку, хотя ей внезапно захотелось заплакать. Она вдруг вспомнила, как ей в детстве почти всегда приходилось голодной ложиться в холодную постель, как она была вынуждена одеваться почти в лохмотья, как жестоко обращались с ней люди только потому, что ее отец был игроком. Сейчас ей, как никогда прежде, хотелось навсегда забыть, что такое быть дочерью всеми презираемого человека.


За два часа Лаки познакомилась, улыбнувшись и сказав любезные слова приветствия, с гораздо большим количеством людей, чем за целую рабочую смену в казино «Клуб-52». Но все прошло гладко. Никто не хихикал за ее спиной, никто не показывал на нее пальцем и не смотрел осуждающе. Никто из этих людей не знал ее прошлого, а будущее было в руках Ника Шено, и это было для всех совершенно очевидно.

— Не хотите ли бокал вина, мисс?

Обернувшись, Лаки увидела официанта, ловко державшего на весу большой поднос, уставленный бокалами с белым вином. Прохладная влага казалась соблазнительной, но Лаки по опыту знала, что от вина ее потянет в сон.

— Нет, спасибо, — отказалась она.

— Если пожелаете, я могу принести вам чего-нибудь другого. Может, вы хотите минеральной воды? Или белое вино с содовой?

Официант был, пожалуй, чересчур настойчив, поэтому Лаки подняла взгляд на его лицо. Ей хватило мужества и самообладания, чтобы не выдать своего испуга при виде голого, обтянутого смуглой кожей черепа и казавшегося по контрасту слишком белым воротника его униформы. Возможно, в иных обстоятельствах он показался бы ей просто экстравагантным господином, если бы не три параллельных шрама через все лицо. Они шли от самого виска до подбородка — глубокие, рваные, красноватого цвета.

— Нет, — спокойно повторила Лаки. — Спасибо, большое спасибо.

Он улыбнулся очень характерной медленной улыбкой. Лаки взглянула ему в глаза. Они были пугающе светло-голубого цвета и не выражали абсолютно никаких эмоций. Судорожно сглотнув комок в горле. Лаки постаралась не вздрогнуть от его стального взгляда. Инстинкт самосохранения заставил ее повернуться и пойти прочь от необычного официанта. Ей показалось, что он тихо засмеялся ей вслед. Она обернулась, ожидая увидеть, как он следит за ней, но официанта нигде не было видно.

— Великий Боже! — пробормотала она, обхватив себя руками за плечи. — Откуда только берутся такие официанты?

— Крошка, с тобой все в порядке?

Она обернулась, услышав ласковый голос Ника.

— Теперь да, — сказала она, с удовольствием беря его под руку. — Ты не видел отца и Флаффи? Несколько часов назад я посадила их вместе, а теперь не могу найти ни его, ни ее… Надеюсь, она не уговорила его сбежать куда-нибудь вместе с ней…

— Почему бы и нет? — улыбнулся Ник. — Отцу это было бы полезно… Ладно, я помогу тебе отыскать их, но перед тем, как отправиться на поиски, давай я принесу тебе чего-нибудь холодненького…

Лаки невольно вздрогнула.

— Спасибо, Ник, но мне что-то не хочется. Во всяком случае, не сейчас. Может, попозже…

Он не стал настаивать. Позднее он не раз думал о том, как все сложилось бы, если бы тогда он поинтересовался причиной ее отказа.


Прошло сорок лет с тех пор, когда Дитер в последний раз был в США, но ему казалось, это было вчера.

На самом деле прошла целая жизнь с того дня, когда он, испуганный, в полном одиночестве и без всякой поддержки, спасался бегством из родной страны.

Вернувшись, он, как ни странно, чувствовал себя в безопасности, потому что теперь был нисколько не похож на того юнца, которому удалось бежать через Мексику дальше на юг. Его нынешняя отпугивающая внешность служила наилучшей маскировкой.

Уверенный в своем успехе, он не торопился осуществить свою так долго вынашиваемую месть. Судьба была на его стороне.

Со своеобразной грацией дикого зверя он поставил на стойку бара опустевший поднос и взял другой, уставленный бокалами с прохладным вином. Пол Шено праздновал свой день рождения. Последний в его жизни.

Глава 14

Лаки поспешно шла по коридору. Только что она была в своей комнате, чтобы подправить прическу и обновить макияж. Нескольких нажатий на аэрозольный баллончик с лаком для волос оказалось вполне достаточно для придания волосам прежнего аккуратного вида, а для освежения макияжа потребовалось всего лишь нанести на губы новый слой блестящей помады.

Едва она спустилась с лестницы, как раздался звонок в дверь. Лаки невольно остановилась, чтобы посмотреть, кого впустила в дом Шари. В прихожей появился детектив Уил Арнольд из городского полицейского управления Лас-Вегаса, человек, которого Лаки меньше всего ожидала увидеть на вечеринке.

— Добро пожаловать, детектив! Вот уж не ожидала увидеть вас сегодня, — приветливо сказала она.

Уил кивнул и расплылся в улыбке. На какое-то мгновение он забыл, зачем явился в дом Шено, и старался не пялиться на невероятно элегантно одетую в белый шелк и золотую парчу молодую женщину.

— Мисс Хьюстон, вы выглядите… потрясающе! Извините за неловкий комплимент.

Он хотел сказать «потрясающе сексуально», но не сказал, отлично понимая неуместность такого комплимента.

Лаки дружелюбно улыбнулась.

— Всякой женщине нравится, когда ей говорят комплименты. Хотите чего-нибудь выпить? Пол где-то в парке, среди гостей.

Только теперь детектив вспомнил, зачем пришел.

— Нет, спасибо, пить я не буду. Хотелось бы, но нельзя. Я на службе.

— Очень жаль, — перестала улыбаться Лаки. — Если вы подождете, я пойду позову Ника.

— Не стоит отвлекать его, — торопливо сказал Арнольд. — Просто передайте ему это сообщение, пришедшее по факсу около часа назад. Это описание внешности одного зажиточного американца, живущего сейчас в глухой деревушке где-то в Колумбии. У нас есть все основания полагать, что это Дитер Маркс. Время появления в этой стране, а также возраст и финансовое благополучие вполне соответствуют данным человека, которого мы ищем.

Лаки взяла из рук Арнольда лист бумаги. При этом у нее слегка задрожали пальцы. Тот факт, что она, возможно, держала сейчас в руках ключ к разгадке таинственных угроз и реальной опасности, под гнетом которых они жили так долго, наводил на нее безотчетный страх.

— Можно мне прочитать этот факс? — едва слышно спросила она.

— Конечно, даже нужно. Ведь это касается и вас тоже.

Лаки принялась торопливо читать документ. Дойдя до третьего абзаца, она почувствовала приступ тошноты и головокружения. На лбу выступил холодный пот, и она со стоном опустилась в кресло.

— Мисс Хьюстон! Что с вами? Вам плохо? Вызвать врача?

— Боже мой! Этот человек здесь!

Арнольд бесцеремонно схватил ее за руку.

— Вы в этом уверены? Слишком невероятное совпадение, чтобы быть правдой.

— Шрам! Я видела человека с таким шрамом. Три глубоких борозды через все лицо от виска до подбородка, он разговаривал со мной.

— Великий Боже! Вы хотите сказать, этот человек явился в дом Шено в качестве гостя?

— Нет! Нет! На нем униформа… белая униформа. Он один из обслуживающих гостей официантов!

— Мне нужно позвонить в управление, — сказал Арнольд и рванулся к телефону.

— Подождите! — закричала Лаки. — Тут полно охранников! Телохранители Ника точно знают, где их расставили!

— Тогда следуйте за мной, — приказал Арнольд и схватил ее за руку.

Спустя несколько секунд Лаки вихрем сбежала со ступенек крыльца во внутренний дворик. Детектив Арнольд, крепко держа ее за руку, вместе с ней принялся искать телохранителей Ника.

— Вон они! — воскликнула Лаки, показывая на стоявших возле буфета Мартина и Дэвиса. Теперь она была рада этим дюжим парням, которых всего несколько минут назад с трудом терпела. Сейчас они представлялись ей чуть ли не героями. — Они смогут нам помочь ― им известно, где Ник расставил три десятка дополнительных охранников.

— Отлично! — кивнул Арнольд. — Идемте со мной! — Он снова крепко ухватил ее за руку. — Хотя бы вас я могу уберечь от опасности…

Он не успел договорить начатую фразу, как Лаки внезапно осознала, в какой страшной опасности оказались Ник и его отец.

— О Боже! Ник и Пол еще ничего не знают! Мы должны предупредить их,

Не думая о себе, она вырвалась из цепких рук детектива и помчалась искать Ника, пока еще не поздно.

Громко выругавшись, Уил Арнольд бросился к телохранителям. Спустя несколько секунд ожили все портативные рации — охранники передавали друг другу неожиданное сообщение: «Убийца здесь. Необходимо найти его, прежде чем он приблизится к своей жертве».


Они были рядом — красивый молодой мужчина и его постаревший, но все еще сохранявший достоинство отец. Двое Шено! Это было на руку Дитеру, незаметно всыпавшему смертельный яд в два бокала. Его верхняя губа подрагивала от злорадного ожидания. Теперь Дитеру уже было мало смерти одного отца. Это было все равно что давить скорпионов. Их нужно убивать всех, иначе они все время будут возвращаться. Мало убить одного Пола Шено. Нужно уничтожить все его племя! Только такая месть могла удовлетворить Дитера.

Горячие лучи солнца немилосердно жгли его голый череп, но он не обращал на это никакого внимания. Он привык к жаре. Там, откуда он прибыл в США, почти всегда было жарко и влажно. И одиноко. Очень одиноко.

Твердой рукой Дитер поставил два бокала с ядом в самую середину подноса, чтобы кто-нибудь из гостей по неосторожности не взял их, тем самым лишив мстителя его оружия. Взяв поднос, Дитер направился через всю-лужайку к стоявшему поодаль Нику Шено и его отцу.

Двигаясь в толпе гостей, он почувствовал все нараставшее из-за выброса адреналина в кровь возбуждение в предвкушении свершения давно задуманной мести. Скоро все будет кончено. Свершится справедливая месть! И никто не поймет, как это произошло. Пока оба Шено будут корчиться на земле в предсмертных судорогах, а гости будут бегать вокруг них в бестолковой панике, Дитер незаметно ускользнет. Кому придет в голову останавливать какого-то официанта, улепетывающего от неприятностей? План мести был идеальным, как и все, что делал Дитер.


— Нет, я вовсе не рассчитываю жить вечно, — сказал со смехом Пол, имея в виду поздравления друзей. — Но хотелось бы дотянуть до того момента, когда смогу взять на руки первого внука.

Ник улыбнулся. Эта идея пришлась ему по вкусу. При мысли о детях он тотчас же вспомнил о Лаки. Вытянув шею, он принялся искать ее в толпе гостей, раздумывая, куда она могла деться. Кажется, она хотела на минутку уйти в дом, чтобы попудрить свой хорошенький носик.

— Ты только посмотри на Флаффи! — воскликнул Пол, показывая на толкавшуюся среди гостей Люсиль Ламон. — Она просто очаровательна, несмотря на свои восемьдесят четыре года. Готов поклясться, в молодости она была грозой мужчин.

— Была? — со смехом переспросил Ник. — Почему ты думаешь, что с тех пор она изменилась?

— Не хотите ли выпить, господа?

Ник обернулся на голос подошедшего к ним официанта с подносом в руке. Вино соблазнительно поблескивало в красивых высоких бокалах.

— Папа, хочешь бокал вина?

Пол повернул голову в сторону официанта, но все, что ему удалось разглядеть, было его обтянутое белой униформой плечо. Припомнив, сколько уже бокалов вина было им выпито за весь день. Пол решил, что можно позволить себе еще один. Ему неожиданно захотелось немного освежиться прохладным белым вином.

— Пожалуй, можно, — сказал он сыну.

— Сэр… — учтиво протянул свой поднос официант.

Ник протянул руку, намереваясь взять два стоявших с края бокала, но официант опередил его.

— Позвольте мне… — любезно предложил он, и через секунду Ник держал в руках два бокала, а официант уже растворился в толпе гостей.

Пожав плечами. Ник наклонился к отцу:

— Вот твой бокал, папа.

— Как раз то, что мне сейчас нужно, — улыбнулся Пол.

— На здоровье, папа! Сегодня твой день рождения, и я хочу выпить за то, чтобы мы еще много-много раз праздновали твои дни рождения!

Отец и сын чокнулись бокалами, раздался тонкий звон стекла. Пол поднял свой бокал. Золотистое вино заиграло в лучах солнца. Приоткрыв губы в ожидании удовольствия, он поднес бокал ко рту.


Лаки с лихорадочной поспешностью протискивалась сквозь толпу гостей, то и дело оглядываясь в поисках совершенно лысого официанта в белой униформе. Дважды ей казалось, что она нашла его, но оба раза она ошибалась. Торопливо извинившись перед удивленными официантами, она продолжала свои пока что безрезультатные поиски.

Ее подстегивал страх, помноженный на необходимость срочных действий. Каждая потерянная минута приближала неотвратимую смерть Ника и его отца. В висках стучала кровь, легкие горели от недостатка воздуха.

Когда она уже совсем отчаялась, толпа жующих и смеющихся гостей на мгновение расступилась, и этого оказалось достаточно, чтобы Лаки отчётливо разглядела далеко впереди одетого в белую униформу официанта с голым черепом и характерным шрамом на лице.

— Слава Богу! — пробормотала Лаки. Значит, он еще не успел сделать свое черное дело, иначе его давно бы уже след простыл.

Лаки решительно направилась к нему, понимая, что идет на огромный риск и втайне надеясь, что к тому моменту, когда она подойдет к нему, на помощь ей подоспеют охранники.

С трудом протискиваясь сквозь толпу, Лаки не спускала с официанта глаз. Вот он остановился, воровато огляделся по сторонам и достал что-то из своего кармана. Лаки была слишком далеко, чтобы разглядеть то, что было у него в руке, но это что-то он, несомненно, опустил в два бокала с вином.

— О нет! — застонала она. — Ник! Черт возьми, где же ты?!

В следующую секунду официант взял в руки поднос и растворился в толпе. Лаки поняла, что настал решительный момент.

Раздумывать было поздно. Сбросив мешавшие туфли на высоких каблуках. Лаки бросилась вслед за официантом, бесцеремонно расталкивая гостей. За ее спиной стали раздаваться снисходительные смешки, удивленный шепот и осуждающие замечания, но все это сейчас было для нее совершенно безразлично. У нее не было времени на объяснения. Драгоценные секунды уходили! Если Ник погибнет, она не сможет этого пережить!

И тут, словно Бог услышал ее мольбу, она увидела его в десятке метров от себя. Его темные кудри сдувал со лба теплый ветерок. Подняв вверх руку, он приветливо помахал кому-то в толпе гостей, и она отчетливо увидела его светлый блейзер. К нему подошел официант с подносом, и сердце Лаки на мгновение остановилось. Она поняла, что ей не успеть!

Официант любезно подал ему два бокала с белым вином и повернулся, чтобы уйти. В это мгновение Лаки ясно разглядела его лицо, на котором от виска до подбородка змеился тройной шрам. Официант улыбнулся! Ее охватил леденящий сердце ужас. Ей показалось, что все вокруг нее вдруг стали двигаться словно в замедленной съемке. Вскинув вверх руку, она бросилась вперед, из последних сил крича:

— Нет, Ник! Нет!

Ее внезапно раздавшийся отчаянный вопль испугал всех собравшихся, заставив их разом замолчать.

Обернувшись на ее голос. Ник увидел, как она бежит, к нему с поднятой вверх рукой. В ее широко распахнутых глазах застыл смертельный ужас. Испуганные гости расступались перед ней.

— Не пей! Не пей вина! — кричала Лаки.

У Ника замерло сердце. Не теряя времени на расспросы, он повернулся к отцу и резким движением руки выбил из его пальцев бокал с отравленным вином. Потом бросил на землю и свой бокал. Отец с изумлением взглянул на сына.

— Что такое, черт возьми?

Услышав крики, Дитер Маркс замер на месте. Кто-то из гостей второпях толкнул его под локоть, и все бокалы с вином повалились с подноса на землю с нежным хрустальным звоном.

Он оглянулся, не веря, что его план снова провалился. Какая-то женщина отчаянно кричала, чтобы Шено не притрагивался к своему бокалу. Должно быть, она видела, как он всыпал яд. Только это могло послужить объяснением очередному невероятному фиаско.

Его охватила неописуемая ярость, когда он увидел, как Ник Шено бросил бокалы на землю, насыщая ее отравленной жидкостью. В немом рыке приоткрылся рот Дитера, и перед глазами поплыли красные пятна. Он затрясся всем телом, и из угла рта показалась тоненькая струйка пенистой слюны. Она! Опять эта женщина встала на его пути! Это она предупредила Шено об опасности! Теперь она за все заплатит сполна!

В руке Дитера появился неизвестно откуда взявшийся пистолет. Времени на то, чтобы скрыться, у него уже не оставалось. Отступать было некуда. Но теперь Дитера мало волновало спасение собственной шкуры. Он хотел заставить обоих Шено до конца своих дней мучиться угрызениями совести за то, что за их грехи погибла молодая женщина. Злорадно ухмыльнувшись, он поднял пистолет и тщательно прицелился в грудь Лаки.

Готовый к выстрелу пистолет заметили сразу несколько людей. Со всех сторон раздались крики предостережения.

— На землю! Все ложитесь на землю! — крикнул какой-то мужчина.

Ник бросился на землю, в падении увлекая за собой отца и закрывая его своим телом. Все гости словно по команде попадали на землю, продолжая издавать испуганные вопли.

Лаки замерла на месте. Неожиданно она оказалась единственной, стоявшей в полный рост среди упавших на землю людей. Она не видела ничего, кроме человека с пистолетом, нацеленным ей в грудь. На лице уродливого мужчины играла зловещая ухмылка.

Инстинкт самосохранения толкал ее спасаться бегством. Бежать? Но куда? Если только к создателю… Она вспомнила своих сестер, потом поискала взглядом Ника, чтобы в последний раз увидеть лицо любимого. В самый последний раз…

Приподнявшись, Ник увидел помертвевшую от ужаса Лаки. Меньше чем в двадцати футах от нее стоял человек с пистолетом, дуло которого было нацелено ей в сердце. На мгновение его парализовал страх, потом он вскочил на ноги, и тут раздался оглушительный грохот выстрела!


Лаки сильно вздрогнула и перестала дышать в ожидании страшной боли. Но никакой боли не было. Спустя долгую минуту ее обняли сильные руки Ника. Прижавшись к его груди, она снова услышала биение его сердца. Ника сотрясала нервная дрожь.

— Лаки! Лаки, девочка моя… Лаки, Боже мой… Я уж думал, что не успею…

Она обернулась, оставаясь в кольце его рук. Человек, целившийся в нее из пистолета, стоял на коленях, изумленно глядя на чудом избежавшую смерти женщину. Из раны в его груди обильно текла алая кровь. Опять его план не удался! Женщина осталась в живых!

К нему подбежали двое телохранителей. Один выбил пистолет из окровавленных ослабевших рук Дитера, другой принялся искать возможных сообщников. Гости продолжали лежать на земле. К Нику и Лаки через всю лужайку бежал детектив Уил Арнольд.

В глазах у Дитера потемнело. Он никак не мог сфокусировать зрение на лице стоявшей рядом, с Шено женщиной.

— Сука!!! — прошептал он захлебываясь собственной кровью.

Лаки еще теснее прижалась к Нику. Даже умирая, убийца проклинал ее.

— Вы все предали меня, — тяжело стонал Дитер. — Вы… мои лучшие друзья…

Он горестно засмеялся, потом закашлялся кровью, выступившей на губах.

— Пол всегда был обманщиком… Джей-Джей знал обо всем, но не остановил его… А ты… — Он поднял взгляд на лицо перепуганной до смерти Лаки. — Ты… мерзкое отродье этого ублюдка Хьюстона… Джонни Хьюстон не был другом ни мне, ни Полу. Он всех обвел вокруг пальца, будь он проклят… Будьте вы все прокляты!

Покачнувшись, он повалился на землю. Тоненькие травинки защекотали ему нос. Дитер стонал и задыхался в предсмертных судорогах, жалея только о том, что уже не может наброситься на своих врагов…

Если бы не твердые объятия Ника, Лаки сама бы давно уже упала без чувств. Как только она услышала проклятия Дитера в адрес Пола и своего отца, Джонни Хьюстона, у нее подкосились ноги и с губ сорвался мучительный стон.

— Нет, — прошептала она, закрывая лицо руками и покачиваясь из стороны в сторону. Смысл сказанных Дитером слов показался ей чудовищным, невыносимым!

— Все кончилось, любимая, — тихо сказал ей Ник, поворачивая к себе лицом, чтобы она не видела агоний Дитера. — Ты в полной безопасности, я с тобой и всегда буду рядом.

— Нет… нет… нет… — Оттолкнув его от себя, Лаки неверными шагами направилась к Полу Шено, все еще лежавшему на земле.

Остановившись рядом со стариком, безуспешно пытавшимся сесть, она прошептала:

— Так это были вы!

Ошарашенные произошедшим, гости стали один за другим подниматься на ноги и поспешно покидать место трагических событий, опасаясь их продолжения.

Подскочивший к отцу Ник решительно встал между ним и непонятно с чего взъярившейся Лаки. Оба мужчины были поражены ее неожиданной воинственностью.

— Лаки, дорогая, в чем дело? — мягко спросил Ник, пытаясь взять ее за руку.

— Не прикасайся ко мне! — ответила она, делая шаг в сторону. В ее глазах пылал огонь холодной ярости. — Вы! Вы тот самый Пол, который разбил жизнь моего отца!

Услышав это обвинение. Ник вздрогнул, словно от удара током. После всего пережитого он никак не ожидал такого поворота событий.

— Лаки, детка, ты ошибаешься! Папа даже не был знаком с твоим…

— Боже милосердный! — дрожащим голосом произнес Пол Шено, которого уже усадили в инвалидное кресло. — Так вот в чем дело! Вот кого ты мне напоминала все это время! Значит, Джей-Джей был твоим отцом?

Лаки отпрянула от протянутой к ней руки, словно это была ядовитая змея. Она с трудом подавила в себе желание немедленно убежать отсюда без оглядки и уже никогда не возвращаться в этот дом, к этим людям.

— Что я наделала? Боже мой, что я наделала?! — застонала она. Несколько месяцев она прожила в доме злейшего врага своего отца! Она ела его пищу, спала с его сыном! Влюбилась в его сына! Ее начало трясти.

— Лаки, прекрати, — укоризненно сказал Ник, пытаясь привлечь ее в свои объятия. — Расскажи мне, что случилось. Все можно уладить, если…

— Уже ничего нельзя уладить! — выкрикнула Лаки и, закрыв глаза, сделала глубокий вдох, чтобы не расплакаться. Она знала, что если разрыдается сейчас, то не сможет сказать то, что совершенно необходимо было сказать.

Ник замер на месте. Он чувствовал неотвратимо надвигавшуюся катастрофу, куда более страшную, чем та, инициатором которой был Дитер Маркс.

Пол Шено молчал. Даже стоявшая довольно далеко от них Флаффи почувствовала приближение грозы.

— Мы звали его Джонни, — сказала Лаки, не двигаясь с места. Лишь ее огромные глаза метали зеленые молнии.

— Как же я раньше не догадался? Одно твое имя должно было стать подсказкой. Это все из-за проклятого инсульта, — пробормотал Пол, в отчаянии ударяя себя рукой по лбу. — Из-за него я слишком много забыл… слишком много…

— Вы забыли, что обманули его?! — хрипло спросила Лаки.

Ник инстинктивно встал между отцом и разгневанной молодой женщиной. Это был жест защиты, но кого он собирался защищать и от кого? Отца от гнева Лаки? Или себя самого от невыносимой боли?

— Прочь! — воскликнула Лаки, отталкивая Ника в Сторону. — Я должна знать! Всю сознательную жизнь я то и дело слышала, как Джонни жаловался: «Поли украл мое счастье. Если бы я не проиграл ему семейный талисман, был бы сейчас богатым человеком». Это правда, Пол? Правда, что вы мошеннически выиграли в покер семейный талисман вашего лучшего друга?

Флаффи даже издали заметила, как отчаянно Лаки боролась с подступившими слезами. Ей нестерпимо хотелось утешить эту молодую женщину, которую она полюбила словно родную дочь, но она не сдвинулась с места. Долгая жизнь научила ее тому, что правду нельзя утаить и что только правда может сделать человека полностью свободным. Она знала, что горькая правда всегда лучше сладкой лжи.

Побледнев, Пол прикрыл глаза, не в силах взглянуть на Ника и признать свою вину. Похоже, ошибки его давней молодости и вправду становились причиной краха его семьи.

— Папа! Боже мой! Скажи ей! Скажи, что это неправда! — хотел закричать Ник, но голос предательски сорвался на свистящий шепот.

Он испытывал острую боль от каждого сказанного слова правды. Пол тоже мучился угрызениями совести, но болезненнее всего было для него видеть отчаяние в глазах сына и слышать его срывающийся от горя голос.

— Он не может ответить, не признав свою вину, — ответила за старика Лаки. Едва не плача, она повернулась к Полу: — Ведь так, Поли? Вы припрятали в рукаве туз и забрали себе те часы, а Джонни убежал прочь и никогда больше не вернулся к вам…

Старик бессильно наклонился вперед, словно разглядывая что-то на земле, но на самом деле перед его мысленным взором сейчас снова мелькали события, о которых ему так хотелось забыть навсегда. Наконец он заговорил:

— Его никак нельзя было остановить. Он проиграл в карты все, что мог, даже собственный бизнес. Если ты помнишь, он когда-то занимался ремонтом автомобилей. Ведь он был отличным механиком…

На плечо старика легла большая рука Кьюби.

— Сэр, мне кажется, вам не надо…

Пол оттолкнул слугу, понимая необходимость высказаться до конца.

— Всякий раз, садясь за карты, он словно терял разум. Он даже терял ощущение времени. Ему было все равно, день стоял на дворе или ночь, зима или лето, он жил только для счастливого момента выигрыша.

— Папа… — нерешительно перебил его встревоженный Ник.

— Дай ему высказаться, — выпалила Лаки, не обращая внимания на его сердитый взгляд.

— Не раз я выручал его из тюрьмы, внося залог. Я платил крутым ребятам, чтобы те не трогали его. Я сидел с ним днем и ночью, словно с маленьким ребенком, чтобы удержать его от губительной страсти, но он все равно находил способ удовлетворить ее… Впрочем, наигравшись, он всегда приходил ко мне с просьбой в который уже раз одолжить ему денег.

Лаки повела плечами. Она слишком хорошо помнила свое нищее голодное детство и все же не хотела признать правоту Пола.

— Наконец дело дошло до того, что он забыл даже о еде, — вздохнул старик. — Когда он в очередной раз пришел просить, у меня денег, мы чуть не подрались. Я говорил ему, что он ломает себе жизнь, что он болен и нуждается в помощи. Я просил его уехать из Лас-Вегаса, пока этот город не проглотил его с потрохами. В ответ он только смеялся и размахивал перед моим носом золотыми карманными часами. Это была единственная вещь, которую он никогда не ставил на кон и поэтому не проиграл, чему я был очень рад, потому что знал, какое горе причинит ему потеря семейной реликвии…

— Ну-ну, я слушаю, — едко вставила Лаки. Пол скривился от досады. По ее тону он понял: она не слишком верит ему и продолжает ненавидеть.

— Тогда слушай хорошенько, — сказал он, поднимая голову и глядя прямо в глаза дочери своего старого друга. — В тот день он был сильно пьян и осмелился предложить мне сыграть с ним в карты. Сказал, что обязательно выиграет, потому что с ним был его талисман, семейная реликвия Хьюстонов. Я не стал возражать ему, напоминая, что он уже и так проиграл всё, что имел, хотя каждый раз с ним был его талисман, который, как видно, не помог ему сохранить здоровье, бизнес и хорошую репутацию. Когда он напивался и входил в раж, разговаривать с ним было совершенно бесполезно. Тогда я согласился играть с ним в покер. Да, я обманул его, но только для того, чтобы он не пошел в таком состоянии еще куда-нибудь и не проиграл там то единственное, что еще сумел сохранить — золотые карманные часы, свой талисман, семейную реликвию Хьюстонов. Я собирался отдать их ему на следующий же день, но он спешно покинул город, и больше я его никогда не видел. — Плечи старика поникли.

Сделав глубокий вдох. Лаки заговорила, и в ее словах прозвучала боль:

— О Боже… значит, это все правда. Значит, все это время я жила с врагом. — У нее задрожал подбородок, когда она встретилась взглядом с Ником. — Даже спала с врагом…

От нестерпимого горя и стыда у нее готово было разорваться сердце.

Ник не мог вымолвить ни слова. Он даже боялся сдвинуться с места. Куда ни посмотри, всюду, словно птица Феникс из пепла, восставало прошлое отца, грозя сокрушить все, чем его сын дорожил в этой жизни. Только что на его глазах умер человек, пытавшийся отомстить за то, что считал гнусным предательством. А теперь женщина, которую он полюбил всем сердцем, смотрела на него с ненавистью в глазах. Ему захотелось громко крикнуть, что это не его вина! Но по глазам Лаки он понял, что раз он принадлежит к семье Шено, то должен расплачиваться за грехи своего отца.

— Не обвиняй Ника в том, в чем он не виноват, — осторожно вмешалась Флаффи. — Все это случилось еще до его рождения, да и до твоего тоже! Не позволяй прошлому ваших отцов сломать жизнь вам обоим, молодым и любящим…

Лаки резко отвернулась. Ее слова, прозвучали хлестко, словно удар плеткой:

— Нас ничто не связывает. Я не чувствую ничего, кроме желания искупаться, чтобы смыть с себя все это…

— О Боже, — застонал Ник. — Не поступай с нами так жестоко, крошка…

— Пожалуй, это и впрямь слишком, — вставила Флаффи, надеясь отрезвить разгневанную Лаки.

— Знаешь, Флаффи, — повернулась к ней молодая женщина, — у Джонни была одна любимая присказка. Он говорил: «Если ты спишь вместе со змеями, то рано или поздно какая-нибудь из них тебя укусит». Так вот, меня уже укусила, и теперь я умираю по собственной вине. Я захотела денег, хорошей одежды, престижа, и вот… О Боже, — она посмотрела сквозь слезы на Ника. — Я даже позволила смазливому мужчине делать со мной все, что ему хотелось…

— Не надо. Лаки, не отталкивай меня, оставь мне шанс… — взмолился Ник, но она не стала его слушать.

— В конце концов, я дочь своего отца, — сказала она и повернулась к Полу, лицо которого с каждым новым обвинением становилось все бледнее. — Не могу объяснить почему, но я твердо убеждена в том, что вы, мошенническим образом лишив моего отца его талисмана, тем самым разрушили его веру в себя, в свои силы и возможности. И я не могу оставаться с человеком, который совершил этот жестокий поступок и считает себя правым.

— Ты должна попытаться понять меня, — слабым голосом проговорил старик.

— Не могу! Это выше моего понимания!

— Прошу тебя! Ведь ты его дочь, возьми его часы, — взмолился Пол. — Они в сейфе в библиотеке. Ники, сынок, пойди принеси их. Отдай талисман Лаки. Я с самого начала собирался вернуть его ее отцу…

— Не мне они были нужны, эти часы, — неожиданно расплакалась Лаки. — Они принадлежали Джонни. Это он всю жизнь страдал от их потери!

Сдерживая слезы, она оттолкнула Ника, пытавшегося помешать ей уйти.

— Прочь! — воскликнула она, давясь слезами. — Отстаньте от меня все! Мне не место в этом доме!

Слабо застонав, Пол откинулся на спинку своего кресла. Встревоженно подскочив к отцу. Ник закричал:

— Кьюби! Вызывай «скорую помощь»! Быстрее!

Голова старика безжизненно повисла. Судя по всему, он потерял сознание. Ситуация все больше выходила из-под контроля Ника.

— «Скорая» уже едет, — сказал появившийся словно из-под земли детектив Уил Арнольд. Взглянув на валявшегося в луже собственной крови убийцу, он добавил: — Дитер Маркс может подождать. Ваш отец сейчас больше нуждается в медицинской помощи.

Странно, но Лаки нисколько не сочувствовала Нику. Ее отец уже мертв. Несмотря на очень теплую погоду, ей вдруг стало холодно, ее стало трясти. Тут Флаффи не выдержала и крепко обняла Лаки за плечи. Ей самой вдруг нестерпимо захотелось плакать. Пожилую даму останавливало только то, что от слез испортится ее макияж.

— Не надо, милая, — прошептала Флаффи, нежно похлопывая Лаки по плечу.

— Чего не надо, Флаффи? Не надо умирать? Увы, слишком поздно, я уже умерла…

Губы Лаки скривились в безуспешной попытке сдержать рыдания, и она поспешила отвернуться. По щекам градом покатились жгучие слезы. Ее жизнь была кончена. Яркий блеск Лас-Вегаса ослепил ее, на время лишив способности отличать хорошее от плохого. Ей не следовало отдаваться всей душой и телом этому мужчине, который к тому же был игроком. Так ей и надо! Она сама во всем виновата!

Обнимая потерявшего сознание отца. Ник опустился на колени. Он знал: ему необходимо как можно скорее достучаться до сердца Лаки, чтобы заставить ее понять, что нельзя просто так разорвать все нити, теперь уже крепко связывавшие их друг с другом. Но для этого ему пришлось бы оставить отца, который мог умереть в любую минуту.

— Лаки! Ради Бога, подожди! — закричал он, поднимаясь с колен, но она продолжала шагать к дому, не оглядываясь на его крик.

— Не уходи! Не покидай меня так, словно между нами ничего не было! — закричал Ник. На этот раз Лаки замедлила шаг, но так и не остановилась. Ему показалось, что она даже побежала.

Застонав, Ник взглянул на отца сквозь завесу непролитых слез. Перед ним стоял мучительный выбор — бросить отца и бежать вслед за Лаки или забыть о любви и остаться рядом с отцом. Мгновения тянулись, словно вечность. Слабо застонав, Пол внезапно открыл глаза, в которых отражались испуг и смущение. Сердце Ника готово было разорваться. Чтобы удержать любимую, ему надо было бросить отца.

Бережно обхватив голову отца обеими руками. Ник услышал отдаленный вой сирены машины «скорой помощи». Выбор был сделан.

Глава 15

Мэнни был очень удивлен, когда увидел, что Лаки пришла в казино в угнетенном и подавленном состоянии. Он не имел ни малейшего представления о том, что произошло в доме Шено. Не знал он и того, что отца Ника отвезли в больницу и поместили в отделение интенсивной терапии. Его первой мыслью было, что кто-то внезапно умер, но потом он подумал, что в таком случае это должен быть Ник, иначе Лаки не была бы в таком ужасном состоянии.

— Дорогая! Что случилось?!

Не в силах говорить, она только сокрушенно покачала головой и вошла в кабинет Мэнни. Не задавая лишних вопросов, он последовал за ней.

— Матерь Божья! Скажи хоть слово! Что случилось?!

Лаки бессильно упала в кресло и, опустив голову, принялась разглядывать рисунок ковра на полу, словно сейчас ее интересовало только это и ничего больше.

— Мне нужна твоя помощь, — выдавила она наконец, не смея взглянуть в глаза Мэнни.

— Говори, я сделаю все, что в моих силах.

— Мне нужно временное пристанище, — почти прошептала она, едва сдерживая слезы.

— А как же дом Ника?..

Она подняла на Мэнни ставшие вдруг безжизненными глаза, в которых он увидел одну пустоту.

— Ты хочешь сбежать?

Пожав плечами. Лаки закрыла лицо ладонями.

— Да. Нет!.. Не знаю, — вздохнула она. — Мне нужно какое-то время, чтобы обо всем как следует подумать, чтобы пережить этот шок…

Шок? Какой шок? От чего? Но вслух Мэнни не стал задавать этот вопрос.

— Насколько я понимаю, — проговорил он, — ты не хочешь оставаться в Лас-Вегасе?

Она кивнула, но вслух не сразу смогла ответить из-за пересохшего горла.

— Наверное, так было бы лучше. Во всяком случае, до тех пор, пока я не смогу думать о том, что произошло, без слез.

Мэнни вдруг захотелось обнять ее и утешить, но он знал, что ей не понравится такая фамильярность с его стороны.

— Тебе, наверное, будет нужна другая работа?

Она кивнула.

— Я должна работать, Мэнни. Мне нужно заняться делом, иначе я просто сойду с ума…

— Нет, я так больше не могу! — вырвалось у Мэнни. — Я помогу тебе, но и ты должна помочь мне понять, что же все-таки с тобой случилось. Что произошло между тобой и Ником?

— Наши отцы… вернее, их общее прошлое.

Мэнни недоуменно всплеснул руками:

— Ничего не понимаю!.. Но все же помогу тебе, дорогая.

Лаки слабо улыбнулась и вздохнула с облегчением:

— Спасибо, Мэнни, я никогда этого не забуду.

— Не за что, дорогая, не за что.

— Мэнни, но у меня к тебе есть одна просьба. Не говори об этом Нику.

Мэнни замолчал, обдумывая ее слова.

— Хорошо, я не стану первым говорить ему об этом, но если он спросит, то не стану ему лгать, — сказал он наконец. — Это мое условие.

Оба замолчали, глядя друг другу в глаза и взвешивая сказанное. Наконец Лаки вздохнула и сказала:

— Согласна. Только помоги мне.

— Договорились.

Через час она уже сидела в машине Мэнни, мчавшейся на запад от Лас-Вегаса. С собой она взяла лишь небольшую дорожную сумку, в которую уместились все ее пожитки. Она не спрашивала, куда они едут, а Мэнни не стал ей ничего объяснять.

Спустя еще час их машина подъехала к стоянке придорожного казино.

— Здесь тебя никто не найдет, — сказал Мэнни. — Но стоит тебе только позвонить, и я тотчас приеду за тобой. Отсюда до Лас-Вегаса всего час езды на машине.

Лаки выглянула в окно, щурясь от яркого солнечного света. По обеим сторонам скоростного шоссе, шедшего через пустыню Невада к границе с Колумбией, стояли два казино. Слева высилось здание «Примадонны», а справа — «Виски Пит».

— Бог мой, — пробормотала Лаки. — Тут еще и чертово колесо есть?

— Да, для детей, — отозвался Мэнни. — Должны же они чем-то заняться, пока их мамы и папы развлекаются в казино.

— Но у меня нет машины. Как же я…

Поняв ее с полуслова, Мэнни показал в сторону стоявших у «Примадонны» нескольких рядов аккуратных вагончиков.

— Это для служащих казино, — пояснил он. — Некоторые живут в этих трейлерах до тех пор, пока их не уволят с работы.

Закрыв глаза. Лаки мысленно посчитала до десяти, потом вышла из машины.

— Идем, Мэнни, пока я не передумала, — тихо сказала она.

— Еще не поздно это сделать.

— Нет, Мэнни. В тот самый день, когда я приехала в Лас-Вегас, было уже поздно… Только тогда я еще не знала об этом.

Через два часа Лаки была принята на работу, ей предоставили служебный вагончик для временного проживания. Стоя рядом со своим новым, скромно обставленным жилищем, она смотрела вслед быстро удалявшимся огням машины Мэнни. Близился закат, холодный ветер дул в лицо, осыпая его мельчайшими песчинками. Из глаз Лаки катились слезы, но она не вытирала их…

Подавив тяжелый вздох, она вошла в вагончик, чтобы переодеться. Ей предстоял краткий инструктаж и долгая рабочая смена, но не за карточным столом. Она сама захотела, чтобы ее работа никак не была связана непосредственно с азартными играми. Отныне ее обязанностью будет проверять билеты желающих прокатиться на шумной, ярко раскрашенной карусели на первом этаже казино, которому было очень далеко до элегантности и шика «Клуба-52».

Лаки надеялась, что такая работа поможет ей забыть Ника Шено.


— Куда она уехала? Боже милосердный! Флаффи, вы должны сказать мне, куда она уехала! Мне необходимо найти ее и все объяснить…

Люсиль Ламон было больно смотреть на несчастное лицо Ника Шено и уж тем более говорить ему, что ей ничего не известно, но это было чистой правдой, которую она вынуждена была ему сказать.

— Ник, я не знаю, куда она уехала, — печально произнесла Флаффи и, заметив его недоверчивый взгляд, добавила: — Клянусь, это чистая правда! Она только сказала: «Флаффи, позаботься о моих вещах» — и все! Она звонила по телефону, но не сказала откуда. Я понятия не имею, где она сейчас и с кем.

— Но… — со стоном вырвалось у Ника. Больше он ничего не мог сказать. Его сердце разрывалось от горя.

Он отвернулся, чтобы не видеть невыносимого сочувствия в глазах Флаффи. Она была его последней и единственной надеждой. С тех пор как Лаки ушла из его дома, прошло целых три дня, но он все же не терял надежды отыскать ее. Каждый день он ждал от нее звонка и тяжелого разговора о поступке его отца, но ему и в голову не приходило, что она может исчезнуть бесследно и… навсегда.

— Она оставила почти все свои вещи, но сердце мое навсегда забрала с собой, — тихо проговорил Ник, рассеянно теребя шелковый шарфик Лаки и поднося его к носу, чтобы почувствовать знакомый запах ее любимых духов. На его глазах заблестели слезы, на губах появилась горькая улыбка.

— Ники… мне очень жаль, но…

Горестно пожав плечами, он положил шарфик на сумку с вещами Лаки, которую он принес ее бывшей квартирной хозяйке, и, засунув руки в карманы слаксов, сказал:

— Мне тоже очень, очень жаль… Семья Шено сломала ей жизнь, хотя я хотел лишь одного — любить ее. Наверное, я должен радоваться выздоровлению отца, но, черт возьми, я смотрю на него и вижу человека, которого совсем не знаю.

Флаффи нахмурилась и задумчиво произнесла:

— Мне кажется, она сильно ошибается, обвиняя в своих бедах кого угодно, только не своего отца. Но ты, Ник, тоже ошибаешься, пытаясь взвалить на свои плечи всю ответственность за ошибки твоего отца. Если бы не глубокое нервное потрясение, которое Лаки испытала в тот день, она непременно разобралась бы во всем и поняла, в чем истина. Она хорошая девушка, у нее доброе и справедливое сердце.

— Я должен найти ее и заставить выслушать себя… Хотя она уже доказала, что мои слова для нее ничего не значат.

— Меня она тоже не станет слушать. Во всяком случае, теперь, когда она в таком состоянии… Мне кажется, она сейчас испытывает слишком сильную душевную боль, чтобы прислушиваться к кому-либо, кроме призраков прошлого, напоминающих ей о непоправимых ошибках.

Ник задумался.

— Она рассказывала вам о своем прошлом? — спросил он наконец. — Когда мы были еще вместе, я пытался завести разговор об этом, но она всякий раз отшучивалась или меняла тему. Возможно, если бы я побольше знал о ее прошлом, то смог бы понять, почему она так ненавидит теперь меня и моего отца.

— Тогда почему бы тебе самому не отправиться в ее прошлое? — предложила Флаффи. — Я знаю, когда боль утихнет, она сама вернется. Лаки не из тех, кто стремится убежать от своих проблем. Думаю, она нашла какое-то тихое место и сейчас зализывает свои раны, пытаясь найти правильное решение. К тому времени, когда она вернется, ты будешь знать о ее прошлом достаточно много, чтобы суметь найти компромисс, если, конечно, захочешь этого…

Неожиданно Ник почувствовал, как душевное равновесие вновь возвращается к нему. Это было странно. Хотя он не раз задумывался о том, как она жила до того, как приехала в Лас-Вегас, ему никогда не приходила в голову идея самому съездить в ее родной городок, Крейдл-Крик, кажется. Теперь же, после разговора с Флаффи, им овладела решимость. Исход этой затеи представлялся ему весьма неопределенным, но в конце концов он был игроком!

— Вам известно, где она жила? — спросил он. — Крейдл-Крик, штат Теннесси, — охотно подсказала Флаффи.

— Да, я помню название городка, но я хотел узнать ее адрес.

Флаффи пожала плечами, одновременно подняв густо накрашенные брови:

— Наверняка этот городок достаточно мал, и любой встречный сможет сказать тебе ее адрес. Как приедешь туда, так и спросишь.


Флаффи оказалась права.

Ник остановил машину у бензоколонки, стараясь не ужасаться невероятной нищете здешних мест. Он и представить себе не мог, что люди в Америке могут жить так бедно. В аэропорту Нэшвиля он взял напрокат машину, которая не могла сравниться с его шикарным «ягуаром», но даже такая, весьма скромная по понятиям Лас-Вегаса, в Крейдл-Крике казалась бабочкой на навозной куче.

Ник вышел из машины, не зная, куда идти дальше.

— Эй, послушайте! Вам нужен бензин, да? — спросил хозяин бензоколонки, вытирая руки грязной тряпкой. Сквозь расходившиеся между пуговицами полы рубашки был виден еще более грязный, чем тряпка, живот.

Ник молча кивнул и, пока мужчина заливал в бак топливо, старался не смотреть на ребенка, показавшегося из-за двери покосившегося строения. Маленькой девочке было два или три годика. Она шла, слегка припадая на одну ножку, совершенно босая и, по всей видимости, голодная. Ник ужаснулся тому, что на ножках девочки не было обуви, хотя на дворе уже стоял ноябрь.

— Не обращайте на нее внимания, — сказал мужчина. — Это моя младшая нагуляла… У нее с головой не все в порядке.

Ребенок уставился сначала на связку ключей в руках Ника, потом на его вычищенные до блеска кожаные ботинки. Охваченная любопытством, девочка вдруг опустилась на четвереньки и быстро подползла к сияющей поверхности ботинок. Однако было ясно, что она смотрела не на ботинки, а на свое смутное отражение на блестящей кожаной поверхности. Боже, какая же она была грязная, эта крошка!

— Привет, малышка, — мягко сказал Ник, нагибаясь к ребенку. На маленьком личике остались засохшие остатки сразу нескольких завтраков, обедов и ужинов. Ее нехитрая одежда была ужасающе грязной.

Внезапно испугавшись, девочка подалась назад, и все ее личико скривилось в преддверии отчаянных слез. И тут сердце Ника не выдержало. Несмотря на грязь, на бессмысленный взгляд ребенка, он подхватил девочку на руки. В это мгновение он впервые в жизни понял настоящий смысл слова «истощенный». Через тонкую кожу отчетливо проступали все хрупкие косточки детского скелетика.

Девочка улыбнулась, и Ник чуть не заплакал от щемящего чувства жалости к ней.

— Ну, здравствуй, маленькая…. — пробормотал он с нежностью в голосе. — Ты хорошая девочка?

— Мерзкая засранка! — рявкнул подошедший хозяин бензоколонки и забрал ребенка из рук Ника. — Пошла вон! — прикрикнул он, шлепая ее по крошечной попке.

От этого шлепка девочка упала прямо в грязь, но даже не заплакала от обиды.

Ник едва сдержался, чтобы не ударить негодяя наотмашь.

— Сколько я вам должен? — спросил он.

— Двадцать долларов.

Отсчитав нужную сумму. Ник засунул в карман оставшиеся банкноты и от гнева не сразу вспомнил, зачем он оказался на этой бензоколонке.

— Я ищу одного человека, — сказал он хозяину. — Не могли бы вы мне помочь?

Мужчина хрипло засмеялся:

— На здешних улицах даже нет табличек с названиями. А кого вы ищете?

Потом он еще раз окинул взглядом машину Ника и его самого.

— А вы сами-то кто? Из полиции, что ли?

— Вовсе нет, — ответил Ник. — Я ищу дом Джонни Хьюстона. Не могли бы вы сказать, как его найти?

Мужчина разом смолк, потом сплюнул на землю, не сводя глаз с Ника. Спустя еще несколько секунд он повернулся, чтобы уйти, но тут вспомнил о пачке банкнот, которую Ник спрятал в карман брюк.

— Вам очень нужен этот дом? — переспросил он, многозначительно теребя полученные от Ника двадцать долларов.

Поняв намек. Ник криво усмехнулся.

— Нужен, но не настолько, чтобы платить за это человеку, способному ударить ребенка. Забудьте об этом. Я найду кого-нибудь другого.

Лицо хозяина покраснело от ярости, и прежде чем он успел подумать, его губы сказали то, что нужно было Нику:

— Вам нужен этот сукин сын Хьюстон? Тогда ступайте на местное кладбище! Давно уже никто не клал цветов на его могилку!

— Чем же он так провинился? — спокойно спросил Ник.

Мужчина снова сплюнул на землю и, завидев направившуюся было к нему маленькую девочку, заорал:

— Сейчас же домой, черт тебя побери! Не видишь, я занят!

Ник молча ждал, стараясь не смотреть на послушно ковылявшую в дом девочку.

— Он выманивал у бедных шахтеров их деньги, заработанные потом и кровью! Пока он жил в нашем городе, он не работал ни одного дня! Зато с утра до ночи протирал штаны за столом в баре Уайтлоу с колодой карт в руках! Он… Хватит, мне пора заниматься своими делами, сэр.

Ник остался в полном одиночестве. Немного поразмыслив, он направился к холму, на склонах которого местные жители хоронили своих усопших, чтобы посмотреть на могилу человека, о котором здесь говорили с таким осуждением и даже презрением.

Воздух был прохладным, если не сказать холодным. Еще никогда в жизни Нику не доводилось видеть так много деревьев. Он вспомнил, как Лаки говорила, что в детстве любила играть в лесных чащах, и тут же подумал, что она, наверное, была такой же голодной и истощенной, как тот ребенок на бензоколонке. Судя по внешнему виду домов местных жителей, очень многие из них страдали от холода и голода.

В воздухе витал неистребимый запах нищеты и еще чего-то непривычного. Случайно взглянув на ноги. Ник заметил странного цвета пыль, собравшуюся на ботинках и брюках, пока он шел по траве. Недоумевая, он наклонился и провел пальцем по пыльной поверхности ботинка. На руке остался черный, словно сажа, след.

Неужели угольная пыль?

В воздухе стоял странный запах. Потянув носом, Ник решил, что это, должно быть, дым обогатительной фабрики, не видной из-за высоких деревьев. Впрочем, Нику вовсе не хотелось видеть место, где люди хоронили себя заживо ради того, чтобы прокормить семью.

Выбравшись из чащи, Ник очутился на склоне холма. Перед ним лежало кладбище Крейдл-Крика. Повсюду виднелись каменные надгробия самых разных форм и цвета. Имена и даты были выведены на них рукой непрофессионала, нос очевидной любовью. Постепенно проникаясь скорбной торжественностью места. Ник вдруг впервые осознал, что смерть действительно уравнивает всех — и богатых, и бедных…

Почти целый час он, склонив голову, бродил по склону холма, читая одну надгробную надпись за другой и не находя имени Джонни Хьюстона. Наконец он добрался до самого дальнего уголка кладбища. Выпрямив спину, он вздохнул, окидывая взглядом оставшиеся могилы.

Вот тут-то он и увидел ее. Далеко внизу, там, где он уже был, но с самого края, словно в стороне от остальных, виднелся небольшой, очень скромного вида крест, стоявший под углом к земле. Ник сразу понял, что это и есть могила Джонни Хьюстона.

Он поспешно двинулся вниз, на ходу удивляясь, как не заметил эту могилу раньше. Хотя надгробный холмик уже успел порасти зеленой травой, он все же выделялся своей сравнительной свежестью на фоне остальных могил.

Наклонившись к покосившемуся кресту. Ник попытался выпрямить его, но как только прикоснулся к нему, сразу понял, что крест треснул у основания, словно кто-то, проходя мимо, с силой пнул его ногой. Пришлось оставить его в прежнем состоянии. Глаза Ника потемнели, а губы сжались в суровую полоску. Даже после смерти этот человек не избежал всеобщего презрения.

Водя указательным пальцем по вырезанной на кресте надписи. Ник медленно прочел имя лежавшего под ним человека — Джон Джейкоб Хьюстон. Даты рождения и смерти не оказалось. На кресте было вырезано только имя.

Ник нахмурился, вспомнив, как хозяин бензоколонки презрительно сплюнул, прежде чем произнести имя Джонни Хьюстона. Потом он подумал о Лаки, и его сердце болезненно сжалось.

— Черт побери, детка… Неудивительно, что ты нас так ненавидишь и не можешь простить… Если бы я вырос здесь, в городе, в котором все ненавидели бы меня и моего отца, я бы тоже не смог простить того, кто так или иначе повинен в этом…

Ник долго молча смотрел на крест. Прошло немало времени, прежде чем он тихо заговорил:

— Джонни Хьюстон, ты знал моего отца, а я люблю твою дочь. Что же нам теперь делать?

На этот вопрос Ник не получил никакого ответа. Прошло еще несколько минут в глубокой задумчивости. Потом Ник медленно опустился у подножия могилы и замер. Вскоре он почувствовал, как боль, вызванная исчезновением Лаки, постепенно стихает, уступая место терпению и смирению.

Вспомнив прижизненную страсть Хьюстона, Ник, не задумываясь о последствиях, вынул из кармана монету в четверть доллара.

— Если выпадет «орел», я уеду отсюда и забуду, что был здесь… если «решка», я вернусь…

Подбросив вверх монету, Ник вздрогнул. Ему почудилось, что старый картежник довольно крякнул и хрипло засмеялся. Когда монета упала на траву. Ник, затаив дыхание, взглянул на нее и тотчас вздохнул с облегчением:

— Похоже, мне предстоит еще вернуться… но ты должен знать, Джонни Хьюстон, что я вернусь не один, а с твоей младшей дочерью. Может, нам вдвоем удастся склеить ее разбитое сердечко. Жди нас, старина. Хотя бы раз в жизни не подведи!

Это были странные слова, сказанные человеку в могиле. И все же Нику виделся в них некий мистический смысл. Между Ником и его любовью стоял именно он, уже умерший Джонни Хьюстон. Кто знает, может, именно ему удастся вновь соединить два любящих сердца?

Добравшись до оставленной у бензоколонки машины, Ник уселся за руль и отправился в город искать бар Уайтлоу, о котором он уже много слышал. Ему не терпелось повидать непосредственного соседа семьи Хьюстон. Он был уверен, что хуже, чем было, теперь уже не будет.

Однако отыскав заведение, он понял, что ошибался. Человек, стоявший за стойкой бара, представлял собой невероятное и совершенно отвратительное сочетание грязи, жира и деградации.

— Добро пожаловать в наше заведение, — пробурчал Мортон Уайтлоу, протирая тряпкой заляпанную виски и пивом стойку.

Молча кивнув в ответ, Ник принялся рассматривать небольшое грязное помещение, уставленное разнокалиберными столами и стульями. Мысленно сравнивая это заведение с «Клубом-52», Ник вдруг понял, как может слепой случай, сам факт рождения в той или иной среде, повлиять на дальнейшую судьбу человека. Ребенок не может выбирать, родиться ему в зажиточной любящей семье или среди нищих, озлобленных непосильным трудом людей.

Передёрнув плечами, он повернулся к стойке.

— Хотите выпить? — спросил Мортон. Ник отрицательно покачал головой:

— Нет, спасибо. Мне нужна не выпивка, а информация.

Вспомнив реакцию хозяина бензоколонки на подобные слова. Ник счел нужным улыбнуться.

Мортон Уайтлоу насупился. С самого начала, когда этот заезжий франт только переступил порог его заведения, он знал, что тот ищет не выпивку, а что-то другое.

— У нас информация стоит столько же, сколько и пиво.

Ник молча выложил на стойку пятидолларовую бумажку.

— Так, — одобрительно кивнул Мортон, ощупывая банкноту. — И что же вы хотите узнать?

— Мне говорили, что здесь неподалеку жил некий Джонни Хьюстон. Одна из его дочерей даже работала у вас одно время.

Расплывшись в отвратительной ухмылке, Уайтлоу наклонился к посетителю, опершись локтями о стойку.

— Вы не первый, кто интересуется этими сучками, — сказал он. — Вы что, из полиции?

Ник сжал кулаки в бессильной ярости. Он знал, что дракой он ничего не добьется, поэтому изо всех сил сдерживался.

— Нет, я не из полиции. Просто друг Лаки Хьюстон, хороший друг.

Лицо Мортона покрылось красными пятнами под недельной небритой щетиной.

— Тут пяти долларов будет маловато, — буркнул он.

Ник выложил на стойку стодолларовую банкноту и пристально взглянул в водянистые глаза Мортона.

— А теперь говори, иначе я силой вытрясу ответ из твоей вонючей шкуры! — прошипел он, угрожающе наклонившись к Мортону.

Схватив банкноту, Уайтлоу тщательно потер ее между ладонями, потом поглядел на свет. Наконец, удовлетворившись результатами проверки, заговорил:

— Да что вам нужно знать-то? Они жили по соседству. Я каждый день встречался с этим негодяем Хьюстоном. Он, по своему обыкновению, садился за дальний столик и играл в карты с любым, кого удавалось уговорить. Его средняя дочь, Даймонд, работала у меня официанткой, а старшая…

Сделав паузу, Мортон хлебнул виски. Из углов рта потекли две тоненькие струйки. Ника передернуло от отвращения, и он отвернулся. Интересно, насколько хватит его терпения?

— Так что насчет старшей? — спросил он Мортона.

— Эта сучка была всех злее. Ненавидела мужчин и не понимала слова «нет». Если бы я только захотел, я мог бы ее так оттрахать… Но кому нужна такая стерва?

Сдерживаясь из последних сил, Ник снова задал вопрос:

— Ну а младшая? Что вы знаете о младшей дочери Хьюстона?

В ожидании ответа, за которым он так долго ехал из самого Лас-Вегаса, Ник даже затаил дыхание.

Уайтлоу пожал плечами.

— Когда она была не в школе, то всегда вертелась возле отца. Сидела у него на коленях, когда он играл в карты. Черт возьми, к десяти годам она умела так ловко обращаться с картами, как не всякий заядлый игрок сможет. Мне всегда казалось, что Хьюстон любил свою младшую больше остальных, да и она его тоже…

У Ника болезненно сжалось сердце. Несмотря ни на что, Лаки любила своего отца, человека, который увез своих маленьких дочерей на край света, а потом вынудил их самостоятельно искать источник существования. Он и раньше знал, что для Лаки любовь и верность были синонимами, но теперь окончательно убедился в этом. Если бы не грехи их отцов, она безоговорочно отдала бы ему и свою любовь, и свою верность… А теперь…

Он повернулся к двери.

— Эй! Разве вам не хочется послушать, как эти сучки обманули меня?

— Не особенно, — буркнул Ник. — Убежден, они потеряли гораздо больше, чем приобрели, пусть даже обманным путем.

— Потеряли?! Да у них никогда ничего не было! Им нечего было терять! — закричал Уайтлоу.

— Уважение, — веско произнес Ник. — Из-за таких людей, как вы, они были лишены даже возможности завоевать уважение, которого, вне всяких сомнений, были достойны. Судя по тому, что я увидел и услышал в Крейдл-Крике, местные жители презирали трех невинных девочек только за то, что их отец играл в карты. Каждый считал своим правом осуждать его за это, а вы даже предоставляли ему возможность утолять свою болезненную страсть в вашем кабаке.

— О чем это вы? Какую такую страсть я позволял ему удовлетворять? — со злым недоумением вспылил Мортон.

— Вы разрешали ему играть вот за этим столом, — повысил голос Ник. — И каждый, кто садился играть с ним в карты, делал это по своей воле! — Он перешел почти на крик. — Да что с вами, люди?! Неужели нищета лишила вас желания и способности думать? Мозги нельзя купить за деньги, дураки! А если бы и можно было, вы все равно потратили бы эти деньги не на ум, а на что-нибудь другое!

Уайтлоу потерял дар речи. Только через несколько минут он сумел пробормотать:

— Да какая вам, черт возьми, разница, как местные жители относились к Хьюстону и его девчонкам?

— Лаки Хьюстон — моя невеста, — жестко произнес Ник. — Запомните это на тот случай, если кто-нибудь явится расспрашивать вас о семье Хьюстона. И смотрите, не ляпните о ней чего-нибудь такого, что мне не понравится.

От удивления у Мортона отвалилась челюсть. Когда Ник вышел из бара, он бросился к окну и уставился вслед быстро удалявшейся машине. Нащупав в кармане столь легко полученные купюры, он задумчиво почесал в затылке — и как только такие никчемные девки умудряются окрутить богатых женихов? И тут он вспомнил!

— Черт меня побери! Может, Джонни неспроста дал своим девчонкам такие необычные имена! Лаки — значит везучая, удачливая! Вот уж действительно надо быть везучей, чтобы подцепить такого богача!

Вернувшись к стойке, он снова хлебнул виски. В кармане приятно похрустывала стодолларовая купюра, это ли не счастье?


— К утру, наверное, пойдет снег…

Услышав предсказание официантки. Лаки поежилась и ускорила шаг, направляясь в компании нескольких служащих от жилых вагончиков к зданию казино. Скоро должна была начаться ее смена.

Работа на детской площадке оказалась для нее весьма утомительной. К оглушительной музыке карусели присоединялись громкие сигналы игровых компьютеров и видеоприставок, и вся эта какофония долго еще стояла в ушах Лаки, даже когда смена давно уже была закончена. Ложась в постель, она долго не могла заснуть от переутомления.

Она регулярно получала зарплату, но по сравнению с заработками в «Клубе-52» эта сумма казалась ей мизерной. Контролеру карусели никто не давал на чай.

Однако такая работа спасала ее от душевной и умственной сумятицы. Возвращение за карточный стол было бы чересчур мучительным для Лаки. Там все напоминало ей о том, что и кого она безвозвратно потеряла.

Ник…

От одного только его имени ее бросало в дрожь, а уж когда она начинала вспоминать, что между ними было… Но потом она вспоминала своих сестер и все, чего они были лишены в детстве, и это воспоминание возрождало в ней враждебность по отношению к виновнику ее неудавшейся жизни.

Много раз она пыталась мысленно найти пути к примирению, но всякий раз тщетно. От этого и впрямь можно было сойти с ума!

— Послушай, Лаки, не хочешь прогуляться после смены? Я знаю одного парня, который очень хочет с тобой познакомиться. Скажи только одно слово, и он будет у твоих ног.

— Нет, спасибо, — сказала Лаки. — Я не хочу вступать с кем-либо в серьезные отношения…

— Да что ты! Он тоже не хочет! — воскликнула официантка, со смехом хлопая себя по бедру и от души хохоча собственной шутке.

Лаки нахмурилась. Она всю жизнь стремилась избегать общества таких людей, как эта официантка и ее знакомый парень. Однажды она уже сказала Нику, что не хочет быть подругой многих мужчин, предпочитая стать единственной подругой единственного мужчины. И какое-то время ей казалось, что она добилась этого…

— Мне нужно идти, поговорим позже, — торопливо сказала Лаки.

Коллеги-женщины вели себя достаточно дружелюбно по отношению к ней, но она была не их породы, и они это чувствовали.

Когда Лаки почти вошла в служебный вход отеля-казино, что-то острое царапнуло ее по щеке. Обернувшись, она взглянула на небо. Оттуда падали первые льдистые снежинки. Одна из них упала на рукав ее пальто. Сама по себе эта крошечная снежинка не имела никакого веса и значения, но вместе с несколькими миллиардами таких же, как она, могла представлять смертельную угрозу.

Лаки нервно поежилась. Она сама похожа на эту снежинку — вот-вот растает. Только не от тепла, а от горя.

Чувство безысходного одиночества переполняло все ее существо. Она тосковала по сестрам, по Флаффи Ламон и готова была отдать год жизни за то, чтобы теперь оказаться в кольце сильных рук Ника Шено.

— Входи, а то замерзнешь! — раздался из-за двери чей-то веселый голос.


Лаки послушно вошла в вестибюль. У нее не было настроения объяснять, зачем она разглядывала снежинку на рукаве пальто.


Смена показалась ей бесконечно долгой, но это было лучше, чем бессонные ночи в холодной постели. Укрывшись одеялом. Лаки свернулась калачиком, слушая, как снаружи по стенам ее вагончика стучит снег с дождем. Она никак не могла заснуть. В ушах стояли предсмертные слова и хрипы Дитера Маркса, проклинавшего ее саму и ее отца, а перед глазами стояло потрясенное лицо Ника, услышавшего ее обвинения во лжи и мошенничестве, адресованные его отцу. Полу Шено.

— О Боже! — простонала она и, повернувшись на бок, обняла подушку. Ах, если бы только она могла забыть свое детское обещание отцу!. Может, тогда бы она нашла способ вернуться к Нику…

— Черт бы тебя побрал, Джонни, — прошептала она себе под нос, едва сдерживая горькие слезы. — Почему эти злосчастные часы так много для тебя значили?

Хотя теперь она знала, где они, взять часы обратно оказалось делом нелегким. Она не хотела принимать подачки, особенно из рук Шено! Но и выкупить она их не могла, потому что отдала все, что имела, в переносном, конечно, смысле, человеку, которого полюбила всем сердцем.

Вздохнув, она закрыла глаза, мысленно приказывая себе заснуть. Утром ей предстояла очередная утомительная рабочая смена. Ей необходимо было выспаться.

И вот тут-то, на грани сна и бодрствования, к ней пришло долгожданное решение проблемы! Лаки резко села в постели, уставившись в непроглядную темноту за окном широко раскрытыми глазами. Теперь она знала, что нужно делать. Найденный ею путь к решению проблемы был весьма рискованным, но разве она не была в конце концов дочерью настоящего игрока?!

Глава 16

Приближалось Рождество. Жизнь Ника текла в обычном русле. Тем временем нанятые им люди старательно, но пока что безуспешно, пытались отыскать ту единственную женщину, которая могла вернуть ему смысл существования. В глубине души он был уверен, что поиски не дадут никаких результатов, но прекратить их было выше его сил. Он верил, что Лаки сама вернется, когда будет к этому готова. Что еще ему оставалось делать? Только эта вера помогала ему жить.

Здоровье Пола Шено значительно улучшилось, но душа продолжала нестерпимо болеть. Каждый день он встречал с тяжелым чувством собственной вины, остро сознавая, что его прошлое сломало жизнь единственному любимому сыну. И никакие слова утешения Ника не могли ему помочь. Факты были неопровержимы: если бы не ошибки, сделанные Полом в молодости, не было бы всего ужаса последних месяцев.

Так и жили оба Шено, каждый со своей болью, ожидая, когда судьба все же откроет свои карты и придет конец затянувшейся жестокой игре.

Они еще не знали, что Лаки уже принялась за воплощение в жизнь своего замысла, который должен был быстро и навсегда похоронить призраки прошлого.


— Мэнни! Тебя к телефону! — сказала Мейзи, проходя мимо него с подносом, уставленным пустыми бокалами.

В этот момент Мэнни оживленно разговаривал с одним из младших менеджеров. Услышав слова Мейзи, он без всяких объяснений оборвал беседу и чуть не бегом помчался в свой кабинет.

— Должно быть, она очень хороша, — пробормотал младший менеджер, глядя вслед убегавшему Мэнни.

— Откуда ты знаешь, что ему звонит женщина?

— Иначе он бы не побежал, — улыбнулся менеджер. Мейзи тоже заулыбалась и поспешила по своим делам. Еще не услышав голос, Мэнни уже знал, что это была Лаки, хотя со дня ее последнего звонка прошло уже несколько недель. Он сердцем чувствовал, что на этот раз она пришла к какому-то определенному решению. Раздавшийся в трубке низкий, чуть хриплый голос Лаки заставил его воспрянуть духом. Неужели настал день ее возвращения?

— Мэнни, как ты поживаешь?

— Отлично, дорогая, но ты уже несколько недель не звонила мне, и я начал волноваться за тебя, — сказал он, усаживаясь в кресло.

— Я размышляла… Мне нужно было как следует все обдумать.

— Размышляла? Опасное занятие для женщины, — поддразнил ее Мэнни, довольно улыбаясь.

Слушая знакомый голос и узнавая привычные игривые интонации. Лаки тоже улыбнулась.

— А в казино… там все в порядке? — спросила она.

— Это самое «все» ходит кругами, словно раненый медведь. Не пора ли тебе, дорогая, пощадить его?

Лаки улыбнулась сквозь слезы. Ник действительно был для нее всем. Однако, судя по всему, ему было не суждено стать ее единственным. Возможно, он даже не захочет с ней разговаривать, когда узнает о ее замысле.

— Мне нужна машина, Мэнни. Когда ты освободишься?

Мэнни чуть не подпрыгнул в кресле от внезапно охватившей его радости.

— Ты возвращаешься? Навсегда?

В ответ она вздохнула, и этот звук охладил его преждевременное ликование.

— Я возвращаюсь, но не знаю, навсегда ли… Я должна сделать то, что задумала.

— И что же ты задумала?

— Приезжай за мной, Мэнни. Скоро ты сам все узнаешь. И не только ты…

Он нахмурился. Ее таинственные намеки огорчили его. Что ж, хорошо уже то, что она возвращается, а там видно будет. Оставалось лишь надеяться, что она, встретившись с Ником, забудет обо всем и помирится с ним.

— Когда за тобой приехать?

— Хоть сейчас… Или завтра, или на следующей неделе… Короче, в любой удобный для тебя день.

— Я уже еду! — воскликнул Мэнни, опасаясь, что она передумает. — Вот Ник обрадуется, когда узнает, что…

— Я не вернусь в дом Ника, и ты ему, пожалуйста, ни о чем не говори. Я буду жить в своей квартире у Флаффи. Ей я сама сообщу о своем приезде. На большее я пока не готова.

— Хорошо, дорогая! Собирай вещи, я приеду к двум часам. Зимой рано смеркается, и я хочу вернуться с тобой в город до наступления темноты.

Лаки повесила трубку, дрожа от нараставшего в ней нетерпения. Решение было принято, и в глубине души ее радовало то, что уже сегодня она проведет ночь в одном городе с Ником, в первый раз за много недель. Он не будет знать о ее приезде в Лас-Вегас, но она заснет спокойно, зная, что он где-то рядом.

Без лишнего шума, как и в день приезда, Лаки вошла в офис своего нового старшего менеджера и объявила о своем решении оставить работу. Занятый бесчисленными проблемами отеля-казино, он торопливо пожелал ей всего наилучшего и записал ее новый адрес, по которому можно будет выслать почтой чек за последнюю рабочую неделю. Он привык к тому, что в этом: придорожном заведении работники то и дело менялись.

Лаки собралась за полчаса и уселась на край постели, глядя в окно на зимний безрадостный пейзаж.

— До Рождества осталось два дня, — прошептала она сама себе и вспомнила, как в прошлом году она вместе с сестрами весело, хотя и не слишком богато, справляла этот праздник: «Куини… Ди… где вы сейчас?» У нее задрожал подбородок, и она закрыла лицо обеими руками. — Будьте счастливы, будьте здоровы… Я всегда молюсь за вас. Пусть мои молитвы станут для вас рождественским подарком…


Резкий стук в дверь кабинета оторвал Ника от работы. Отложив все бумаги в сторону, он повернулся лицом к двери и сказал:

— Входите!

В кабинет влетел Мэнни. Его темные глаза блестели, ноздри раздувались, он глубоко дышал. Было совершенно очевидно, что он только что взбежал по лестнице.

— Что случилось?

— Мне нужен выходной!

Если бы Мэнни попросил продать ему казино, то и в этом случае Ник не был бы так удивлен, как сейчас. Мэнни Соса никогда не просил выходных и даже не бывал в отпуске!

— Хорошо, — сказал наконец Ник, думая, что Мэнни хочет взять выходной под приближавшееся Рождество. — Скажи, в какие дни ты не выйдешь на работу, и я сам прикрою тебя.

— Нет! Нет! — воскликнул Мэнни, прижимая руку к сильно колотившемуся сердцу и тщетно пытаясь успокоить его. — Мне нужен выходной сегодня! Прямо сейчас, с этой минуты!

Ник пристально взглянул на своего помощника, но тот отвел глаза в сторону. Почувствовав что-то неладное, Ник спросил:

— Черт возьми, что происходит, Мэнни? Только не надо ходить вокруг да около, я хочу услышать от тебя правду!

Именно этих слов Мэнни ждал от своего босса все это время, с трудом неся бремя своей вины за то, что помог Лаки бесследно исчезнуть из поля зрения Ника.

— А я всегда говорю правду, когда меня об этом просят, — ответил он. Ник нахмурился.

— Вот я и прошу тебя сказать правду. Зачем тебе выходной, да еще так срочно, прямо сейчас?

— Только что позвонил друг, которому нужна моя машина, а я никогда не отказываю в помощи своим друзьям.

— Если этому другу так срочно понадобилась машина, почему бы ему не взять такси?

— Потому что от «Примадонны» до Лас-Вегаса путь неблизкий, и у нее нет денег, чтобы заплатить за такси. Кроме того, именно я отвез ее туда, значит, и привезти обратно тоже должен я.

У Ника забилось сердце. Она? Внезапно он заметил виноватое выражение лица Мэнни.

— Ты имеешь в виду Лаки? — вырвалось у него. Мэнни молча кивнул.

Ник остолбенел. Он мог ожидать предательства от кого угодно, только не от Мэнни.

— Ах ты, сукин сын! — выпалил он. — Значит, все это время ты знал, где она?!

Глотать несправедливые обвинения было не в характере латиноамериканца.

— Да, знал! — воинственно сказал он. — И сказал бы тебе, если бы ты хоть раз об этом спросил!

— А почему я должен был спрашивать тебя о том, куда девалась Лаки? Откуда мне было знать, что тебе это известно?

Мэнни молча пожал плечами.

Ник гневно глядел на него, все больше раздражаясь привычкой помощника на вопросы отвечать пожиманием плеч. Но тут в его голове мелькнула другая мысль.

— А зачем ты отвез ее в это Богом забытое место?

— Она сама попросила меня об этом.

Как-то сразу сникнув. Ник замолчал. Господи, как все оказалось просто! А он-то напридумывал черт знает что! Неудивительно, что его поиски пропавшей любимой не дали никаких результатов. И как он только сразу не понял, что Лаки слишком прямодушна, чтобы хитро заметать свои следы!

— Значит, теперь она попросила тебя привезти ее обратно?

Мэнни утвердительно кивнул.

— Слава Богу! — тихо проговорил Ник и закрыл лицо ладонями.

— Но не в твой дом, Ники, — осторожно сказал Мэнни. — Она собирается вернуться в свою квартиру в доме Люсиль Ламон…

— Почему? — встрепенулся Ник. — Что она собирается делать?

Он подозревал, что в конце концов Лаки все-таки решила уехать из Лас-Вегаса. От одной мысли об этом у него защемило сердце.

— Не знаю, — ответил Мэнни. — Она только сказала, что очень скоро все мы узнаем о ее окончательном решении.

— Хорошо, поезжай за моей невестой и привези ее сюда…

— Я знал, что ты все правильно поймешь. Ник, — широко улыбнулся Мэнни. — Это не займет много времени! Я только…

— Меня не интересует, сколько времени у тебя займет эта поездка. Просто привези ее обратно, вот и все! Пусть остальное будет так, как того захочет судьба. Я надеюсь, моя счастливая звезда еще не погасла…

— Сказано настоящим игроком, — одобрительно кивнул Мэнни. — Адиос! Прощай!

Спустя несколько секунд его уже не было в кабинете, а сердце Ника обуревали новые страхи взамен прежним. Оптимистическое настроение, в котором он вернулся из Крейдл-Крика, давным-давно улетучилось, а новости о неизвестных планах Лаки заставили его еще больше разнервничаться.

Не в силах усидеть на месте, он принялся ходить из угла в угол.

— Я должен верить ей… Я знаю, что она не сможет просто так забыть все, что между нами было, и разорвать отношения только потому, что наши отцы в прошлом не поладили между собой… — бормотал он себе под нос.

Мысленно радуясь тому, что на время отсутствия Мэнни ему придется выполнять его обязанности. Ник спустился в игровой зал казино, с удовольствием погружаясь в атмосферу лихорадочного азарта предпраздничных посетителей, которые торчали у игровых автоматов и за карточными столами, вместо того чтобы бродить по магазинам за подарками. Это отвлекало его от тревожного ожидания, к которому примешивался страх навсегда потерять любимую женщину.

— Вернись ко мне, детка, — бормотал он себе под нос. — Только вернись, и я никогда ни о чем больше не попрошу тебя. Мне нужна только ты…

Однако Ник опоздал со своей просьбой. Санта-Клаус уже готовил ему другой рождественский подарок, в создании которого принимала участие и Госпожа Удача. Теперь Нику оставалось только полагаться на собственную удачу и любящее сердце Лаки.


— Дорогая! Слава Богу, ты вернулась! — воскликнула Люсиль Ламон, изо всех сил обнимая улыбающуюся сквозь слезы Лаки.

— Я тоже тосковала по тебе, — сказала она, гладя подругу по морщинистой, густо напудренной щеке и ощущая под слоем грима увядающую старческую кожу. — Похоже, ты не теряла времени, пока меня не было. Что это с твоей квартирой и с волосами?

Флаффи беспечно махнула рукой.

— Я сделала генеральную уборку. А что касается волос, то мой парикмахер назвал этот цвет «колдовским». Мне кажется, так мое лицо стало гораздо выразительнее, да? Тебе нравится?

Лаки улыбнулась, разглядывая иссиня-черные волосы с двумя обесцвеченными до неправдоподобной белизны прядями над каждой нарисованной бровью.

Флаффи скорее напоминала ей графа Дракулу, а не колдунью.

— У тебя и так очень выразительное лицо, Флаффи. Боюсь, когда я привыкну к новому цвету твоих волос, тебе уже захочется снова перекраситься.

Флаффи засмеялась, не забыв при этом отпихнуть ногой пытавшегося протиснуться мимо нее кота. Сегодня она была слишком счастлива, чтобы обрушить на него более жестокое наказание за то, что из-за него она снова чуть не упала.

— Давай устроим по случаю твоего возвращения званый обед! Пригласим Ника и Пола и забудем все прошлые обиды! Обещаю, сама готовить не буду, закажем все из ресторана на дом.

Лаки молча отвернулась, и Флаффи поняла, что дело обстояло гораздо серьезнее, чем она предполагала.

— Ну хорошо, поступим иначе, — сказала она. — Что я могу сделать для тебя, детка? Только не проси меня помочь тебе упаковать чемоданы, я не хочу, чтобы ты снова уезжала. Скажи, что ты больше не уедешь. Скажи! — у нее задрожал подбородок.

Лаки чуть не расплакалась в ответ на просьбу старушки.

— Нет, я не уеду из Лас-Вегаса. Во всяком случае, не навсегда. Возможно, мне скоро придется отправиться в небольшое путешествие, но совсем ненадолго, обещаю тебе. Когда я впервые увидела ночное небо Лас-Вегаса, озаренное яркими огнями бесчисленных казино, мое сердце вздрогнуло, словно я после долгого отсутствия вернулась наконец в родной дом. Поэтому я уже никогда не смогу покинуть этот город.

— Ну хорошо, — сказала Флаффи, и слезы в ее глазах высохли, так и не пролившись. — Тогда перейдем к делу. Что я должна для тебя сделать? Как я могу помочь тебе?

Сразу посерьезнев, Лаки отчетливо произнесла, непроизвольно сжав кулаки:

— Мне нужно платье.

— Ну, это проще простого, — улыбнулась Флаффи. — Ты же знаешь, у меня сохранились почти все наряды, которые я когда-либо носила. А в молодости, между прочим, я была одного с тобой размера, хотя в это трудно поверить сейчас. Какое именно платье тебе нужно? — Такое, чтобы при виде его остановились даже часы, не говоря уже о мужских сердцах…

Флаффи округлила глаза и поджала губы.

— Что-то мне не нравится твоя затея…

— Правильно, она не может тебе нравиться. Мне нужно нечто, максимально выставляющее напоказ все мои… прелести, да так, чтобы мужчинам было ясно, что именно я могу им предложить.

— Но зачем?! — брови Флаффи изумленно взметнулись вверх. — Кого ты хочешь соблазнить? Ник и так уже без ума от тебя и прекрасно знает, что он может потерять!

— Это платье нужно мне вовсе не для того, чтобы соблазнять мужчин. Я хочу заключить пари с Ником, и единственное, что я могу выставить в качестве обеспечения, это я сама. Будет только справедливо, если Ник своими глазами увидит возможный выигрыш во всем блеске.

— Господи! Что ты говоришь, детка?

Флаффи многое повидала за свою долгую жизнь, но чтобы молодая женщина сама, по собственной воле, предлагала себя в качестве ставки за карточным столом? Это никак не укладывалось в голове старушки.

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

На глазах у Лаки появились слезы.

— Нет, но это единственно возможный способ исправить ошибку Пола Шено. Если таким образом мне удастся заглушить нестерпимую сердечную боль, если я смогу спать ночами, не видя во сне плачущего по своему талисману Джонни, тогда и только тогда я сумею забыть проклятое прошлое и вернуться в настоящее.

— Тогда пойдем со мной, — задумчиво сказала Флаффи. — Мне кажется, я знаю, что тебе нужно… если я, конечно, сумею найти эту вещицу.

И вскоре второй этаж викторианского особняка ожил:

Люсиль Ламон принялась один за другим открывать ящики комодов, большие вещевые сумки и массивные шкафы для одежды. Не один призрак прошлого был потревожен, пока она одно за другим доставала свои старые платья.

Когда Флаффи наконец нашла то, о чем она говорила с самого начала. Лаки вздохнула с облегчением и чуть не упала от изумления, когда поближе рассмотрела свой будущий наряд.

— О Боже! — выдохнула она, поворачивая платье во все стороны и с изумлением любуясь предзакатным солнечным светом, который отражали тысячи переливающихся крошечных стеклянных бусинок на полупрозрачной ткани телесного цвета. Облегающее платье на двух тоненьких блестящих бретельках. Женщина, осмелившаяся надеть это платье, показалась бы совершенно голой, если бы не переливающийся стеклярус, которым оно было расшито. Все соблазнительные выступы женского тела были ловко скрыты скоплениями бусинок. Платье было невероятно сексуальным, от него просто захватывало дух. Это было именно то, что нужно! Неожиданно для себя Лаки вдруг почувствовала испуг.

— Конечно, под такое платье нельзя надевать белье, — сказала Флаффи. — Линии лифчика и трусиков будут портить впечатление.

— Само собой, — пробормотала Лаки заплетающимся языком. — Я не хочу испортить впечатление…

— Тогда тебе пригодится еще и это, — сказала Флаффи, расстегивая молнию на большой вещевой сумке. — Это чтобы тебя не арестовали по дороге к тому месту, где ты хочешь показать себя в этом платье.

Глаза Лаки восхищенно расширились при виде длинной роскошной шубы, которую Флаффи достала из сумки. Темный мех переливался на солнце.

— Это… — она не посмела закончить свой вопрос.

— Да, это русский соболь, — кивнула Флаффи. — Много лет назад это меховое манто подарил мне один друг. Я все эти годы. тщательно ухаживала за мехом, поэтому он до сих пор в отличном состоянии. Я редко надевала это манто.

Задумчиво помолчав, она добавила:

— В свое время я была очень хороша собой…

— Ты и теперь неотразима, Флаффи! — воскликнула Лаки, обнимая хрупкие плечи старушки.

Теперь, когда подходящее платье было найдено, оставалось сделать лишь одну вещь — послать Нику Шено письмо на адрес «Клуба-52».


— Что это? — спросил Ник, держа в руках только что обнаруженный на рабочем столе конверт.

На бледно-голубой бумаге значилось только его имя. Никакого обратного адреса, никаких почтовых штемпелей.

— Сегодня утром это письмо было доставлено курьерской почтой, — ответил Мэнни. — Тебя еще не было, поэтому я расписался в его получении и поклялся могилой матери, что передам его лично в твои руки.

Мэнни нетерпеливо топтался у двери, ожидая, когда Ник наконец вскроет это таинственное письмо.

— Ты что, хочешь мне помочь? — усмехнулся Ник, видя написанное на лице Мэнни нетерпеливое любопытство.

Он не стал отвечать на ехидный вопрос босса. Вчера, по пути в Лас-Вегас, Лаки выглядела сравнительно спокойной, но из тех немногих слов, которыми они обменялись, Мэнни понял, что скоро должно произойти что-то важное. Теперь он внимательно наблюдал за реакцией Ника на письмо.

— Какого черта? Что все это значит? — вспылил он, швыряя конверт на стол и, не дожидаясь вопросов своего недоумевавшего помощника, подошел к окну. Засунув руки в карманы слаксов. Ник уставился на улицу.

Мэнни схватил листок бледно-голубой бумаги. Даже он был поражен краткостью послания, однако у него не было сомнений в авторстве этого письма.

«Буду в офисе завтра в десять часов вечера. Захвати с собой часы». И подпись — Л.

— Ничего не понимаю, — пробормотал Мэнни.

— Я тоже, — буркнул Ник, яростно потирая затылок. — Она тебе хоть что-нибудь сказала? Что-нибудь определенное?

— Сказала, что рада вернуться домой.

Ник вздрогнул. Она считает Лас-Вегас своим домом, и это уже было хорошим знаком. Может быть, этим она хотела сказать, что не собирается больше никуда уезжать?

— Ладно. Разве можно угадать, что на уме у женщины? Особенно у такой, как она… Завтра и так все узнаем, когда она сама явится в офис. И уж поверь мне, Мэнни, день, когда я верну ей наконец эти чертовы часы, станет счастливейшим днем в моей жизни… и в жизни моего отца. Таким подавленным он был только в год смерти матери.

— Но чувствует-то он себя хорошо?

— Хорошо. Кьюби ухаживает за ним, словно за малым дитем. Иногда мне кажется, что отец жив только за счет его огромной энергии и благодаря неустанным заботам.

— Да, хорошо иметь такого преданного друга, как Кьюби, — сказал Мэнни.

— Вот именно, — пробормотал Ник, вспомнив, как его верный помощник помог Лаки скрыться.

Потом он вышел из кабинета, чтобы скрыть нахлынувшую на него бурю противоречивых эмоций. С одной стороны, он боялся потерять Лаки навсегда, но, узнав о предстоящей встрече, вместо радости испытал еще более мучительный страх — кто знает, что задумала его любимая?

— Ах, Ники, ты даже не подозреваешь, как много у тебя преданных друзей, — тихо вздохнул Мэнни. — У тебя есть даже собственная Госпожа Удача. А что нужно настоящему игроку?


К вечеру сильно похолодало. Погода соответствовала настроению Лаки. В душе у нее было так же холодно и тоскливо, как за окном.

Хотя она была убеждена в правильности того, что собиралась сделать, ее сердце разрывалось на части от того, что скоро она увидит Ника, но не сможет броситься в его объятия. Она должна была сохранять необходимую дистанцию, чтобы ее замысел удался.

— Вспомни о Джонни, — говорила она себе, нетерпеливо расхаживая из угла в угол своей спальни. — Ты не должна думать сейчас о себе. Вспомни Куини и Дэй. Подумай обо всем плохом, чего могло бы не быть в твоей жизни, если бы Джонни не потерял веру в себя…

Как ни пыталась она возродить в душе былой гнев, в памяти всплывали иные воспоминания. О том, как Джонни частенько спускал в карты все деньги, предназначенные на еду детям. О том, как социальные службы то и дело грозили отобрать у Джонни его девочек и передать на государственное воспитание. О том, как им все время приходилось переезжать с места на место, пока они не оказались у разбитого корыта. Крейдл-Крик стал в буквальном смысле концом жизненного пути Джонни Хьюстона.

Умом она понимала, что наличие или отсутствие не коего семейного талисмана не могло оказать значительного влияния на жизнь Джонни и его детей. Что ни говори, а Хьюстон был таким, каким он был — азартным неисправимым игроком. И от этого некуда было деться.

Но ее сердце живо помнило ее детские наивные обещания отцу. Сам Джонни почти всегда нарушал свои обещания, поэтому все три его дочери считали своим долгом всегда держать слово. Абсолютная честность была их отличительной чертой, и они готовы были скорее умереть, чем не сдержать обещание.

Приближалось назначенное время свидания с Ником, и Лаки со страхом ожидала его, мысленно моля Всевышнего о чуде.

Намереваясь максимально оголить свое тело. Лаки тщательно натерлась с головы до ног специальным лосьоном. Расчесав длинные пышные волосы, она уложила их крупными свободными завитками, которые покачивались при каждом ее шаге, отливая синеватым блеском. Вместе с платьем Флаффи дала ей и туфельки, которые были очень похожи на хрустальные башмачки Золушки.

Часы в гостиной пробили девять. Через час она снова увидит Ника.

Ей захотелось немедленно отправиться в путь, но она знала, что ей нельзя явиться в казино раньше назначенного часа. Момент появления в кабинете Ника должен был сыграть очень важную роль во всем последующем действии. У нее оставалось целых тридцать минут на то, чтобы одеться.

Перед ее мысленным взором предстало лицо Ника. Темные глаза, полные страсти, чувственный изгиб губ, способных доставить ей неземное наслаждение и улыбаться по-детски счастливой улыбкой…

Потом она вспомнила то, что хотела забыть: глубокое потрясение Ника, когда она решила уйти из его жизни.

— О, Ник, Ник… — прошептала она. — Как бы я хотела, чтобы ничего этого не случилось…

Однако пустота в ее сердце не давала ей забыть о реальности.

С трудом взяв себя в руки, она приказала себе одеваться и закончить наконец то, что уже начала.

Ее движения были медленными и ритуальными, словно она была тореадором, который готовился выйти на арену. Каждое движение сопровождалось лихорадочным биением сердца.

Через некоторое время внизу на улице раздался сигнал автомобильного гудка. Выглянув в окно. Лаки поняла, что за ней приехала вызванная ею машина. Ожидание неминуемого закончилось.

Надев роскошное меховое манто, она ощутила себя грешницей. Никогда прежде ей не доводилось испытывать такое странное, но очень приятное ощущение. Разве что тогда, когда Ник впервые овладел ее телом…

Выйдя из своей квартиры, она мысленно произнесла молитву и, закрыв дверь на замок, повернулась, чтобы спуститься с лестницы, но на мгновение остановилась, вглядываясь в холодную тьму внизу.

Ее сразу охватил холодный ночной воздух. Она инстинктивно закуталась плотнее в соболиную шубу, пытаясь справиться с ознобом. Но не холод был этому причиной. Ее била нервная дрожь.

Спустя несколько минут такси уже мчало ее навстречу судьбе. Выглянув из окна, Флаффи смотрела вслед удалявшейся машине и шептала:

— Удачи тебе, моя дорогая… Сегодня она тебе нужна как никогда…


В десять часов вечера накануне Рождества в казино должно было быть пусто, но на самом деле это оказалось не так. В конце концов, это был христианский праздник, а в Лас-Вегасе для получения удовольствий собирались люди самых разных убеждений и религий со всего мира.

Вокруг карточных столов и рулеток то и дело мелькали белые одежды арабов. Рядом со светловолосыми и голубоглазыми выходцами с европейского севера нетерпеливо переминались с ноги на ногу смуглокожие и темноглазые уроженцы юга и казавшиеся даже здесь невозмутимыми жители восточных стран с раскосыми глазами. Каждое казино в Лас-Вегасе было своего рода Вавилонской башней. В них собирались тысячи людей с одной и той же целью, которые далеко не всегда могли понять язык своего соседа. И лишь язык денег служил здесь средством общения.

В тот вечер, как и всегда, игроки переходили от одного карточного стола к другому, от одного игрового автомата к следующему, и таким образом проводили канун Рождества в собственное удовольствие. Большая рождественская ель украшала собой галерею второго этажа, внося чуть торжественную нотку в привычный шик казино. Но, несмотря на всю ее красоту, лишь немногие давали себе труд посмотреть наверх и полюбоваться на празднично украшенное дерево. В Лас-Вегасе круглый год царила совсем иная атмосфера, которую никакие события внешнего мира не могли нарушить.

И только служащие казино жили в этом мире лихорадочного азарта своей собственной жизнью. Большинство из них уходили после смены домой, к своим семьям, которые значили для них гораздо больше, чем шуршание карт и звон монет.

В глубине этого бесконечного движения, в своем офисе, нетерпеливо расхаживал из угла в угол владелец казино, Ник Шено, пытаясь предугадать замысел дочери игрока. Однако с таким же успехом он мог бы хотеть снять с неба луну. Слишком много неизвестных было в этом уравнении, составленном самой судьбой.

На его столе лежали часы, похожие на плоскую золотую змею, свернувшуюся в клубок и приготовившуюся к атаке. Циферблат был ее головой, а золотая цепочка — хвостом. Тиканье механизма внутри часов казалось предупреждением о смертельной опасности. Ник смотрел на них из другого угла комнаты, мысленно проклиная тот день, когда они оказались в руках его отца. Если бы не эти проклятые золотые часы, его любимая не была бы сейчас так далеко…

Взглянув на запястье, он понял, что Лаки должна появиться с минуты на минуту. Он хотел и боялся этого. Еще немного времени и терпения — и он узнает наконец, как вернуть ее любовь.

— Где же ты, детка… Не заставляй меня ждать, — пробормотал Ник и в нетерпении вышел из кабинета на галерею.

Внизу, в игровом зале, непрестанно гудела, перемещаясь с места на место, людская толпа. Оперевшись на поручни, Ник наклонился вниз и принялся внимательно вглядываться в толпу в поисках темноволосой женщины с неторопливой и очень сексуальной походкой.

Когда он взглядом встретился с Мэнни, тот пожал плечами, словно говоря: «Не спрашивай меня, я сам ничего не знаю». И тут Ник заметил, как людская толпа у входа немного расступилась, давая дорогу только что вошедшей элегантной женщине, с головы до пят закутанной в дорогой роскошный мех. Это была она!

Не в силах оторвать от нее взгляд. Ник залюбовался ее королевской походкой, хорошо помня, какой непростой путь пришлось проделать дочери заядлого картежника от Крейдл-Крика до Лас-Вегаса.

— Добро пожаловать, детка, — прошептал он, и на глаза неожиданно навернулись слезы радости.

Не желая демонстрировать посторонним крайне взволнованное состояние, он снова вернулся в свой кабинет. Игрок по имени Ник Шено должен был взять себя в руки и приготовиться к приходу Лаки.

Часы все так же лежали на столе. Ник никогда не думал, что можно так ненавидеть неодушевленный предмет, но теперь испытывал к золотому талисману Хьюстона самую настоящую ненависть.

— Теперь-то я уж верну тебя, сукин ты сын, туда, откуда тебя взяли, — пробормотал он, глядя на талисман. — И верну свою любимую… Если только она останется со мной, я сделаю для нее все, чего она только не попросит…

Так он бормотал слова обещаний, а часы продолжали тихонько тикать.

Тем временем в зале Лаки остановилась, заметив спешившего к ней Мэнни.

— Дорогая! Ты выглядишь совершенно потрясающе!

— Возьми нераспечатанную колоду карт, Мэнни, и, принеси ее в кабинет Ника, — отстраненно произнесла Лаки, даже не улыбнувшись.

На лице Мэнни отразилось крайнее удивление, но все же он послушно отправился выполнять просьбу Лаки.

Никогда еще лестница на второй этаж не казалась ей такой крутой и длинной. Однако она все же одолела ее, находя странную поддержку в соболином манто. Ей казалось, что оно сохранило в себе дерзкий дух прежней Люсиль Ламон. Теперь Лаки нужна была вся ее: сила воли и духа.

Еще несколько секунд, и она оказалась перед дверью в кабинет Ника. Остановившись на секунду, Лаки без стука распахнула дверь и вошла.

Ник стоял спиной к двери, лицом к окну. Его плечи были опущены, словно в ожидании смертельного и неотвратимого удара. Ей стало не по себе от того, что она причинила ему такую боль…

«Вспомни о своем обещании, — мысленно твердила она себе. — Вспомни о своем обещании!» С помощью этого своего рода заклинания она собиралась сделать следующий шаг в соответствии со своим планом.

Если бы Ник не услышал ее взволнованное дыхание, он бы так и не понял, что она уже пришла. Резко повернувшись, он увидел ее у двери. Лаки смотрела на него так, как смотрит на еду изголодавшийся человек.

Она не могла отвести глаз от красивого темноволосого мужчины, одетого в черный смокинг от Армани. Взглянув в глаза Ника, она увидела в них глубокую боль, сомнения и надежду… Собравшись с духом, она шагнула в кабинет.

Вслед за ней тут же появился Мэнни, задыхаясь и прижимая к груди нераспечатанную колоду карт.

— Я принес то, что ты хотела, дорогая… Я положу их на…

— Нет, останься, — холодно велела ему Лаки. — Нам нужен свидетель.


Едва не ахнув от удивления, Мэнни послушно закрыл за собой дверь, и все трое оказались на время изолированными от царившей внизу суеты.

Свидетель?! Какой еще свидетель?! По всему телу Ника пробежала холодная дрожь дурного предчувствия. Ему не понравился ее ледяной тон и то, что она ни разу не улыбнулась. Не в силах вымолвить ни слова, он ждал, когда она сама заговорит и объяснит свои намерения. В конце концов эта встреча была назначена ею, так пусть она теперь играет первую скрипку.

Распахнув полы соболиного манто. Лаки гордо вскинула вверх подбородок, и роскошный мех с тихим шорохом упал к ее ногам.

Ника бросило в жар! Вид фантастически великолепной молодой женщины подействовал на него, как удар хлыстом. У него перехватило дыхание и замерло сердце. О, как она была в этот момент хороша собой! И Лаки это знала…

Стоявшему позади нее Мэнни было ясно, что сегодня она восхитительна. Заметив неописуемый восторг на лице Ника, он понял, что его догадка была правильной.

И тут Лаки увидела часы, лежавшие посередине стола и недвусмысленно напоминавшие ей о том, что, если бы не эта вещь, ее жизнь не была бы столь горькой. Потом она снова перевела взгляд на Ника.

Медленными, хорошо рассчитанными шагами она двинулась к нему, и при каждом движении бисер на ее платье искрился и переливался в ярком электрическом свете люстры. Она была одновременно нагой и одетой.

Ника охватила дрожь волнения. Он был словно парализован чарующим видом Лаки. Если бы в этот момент раздался сигнал пожарной тревоги, он не смог бы сдвинуться с места. Каждая линия. Каждый изгиб этого молодого чувственного тела под полупрозрачной, ничего не скрывавшей тканью были ему до боли знакомы и желанны.

— Ник… как давно мы не виделись, — произнесла она низким грудным голосом, от которого он вздрогнул и усиленно заморгал ресницами, тщетно пытаясь заговорить.

— Ты сама в этом виновата, — выдавил он наконец и сразу понял свою ошибку, но было уже поздно.

Лаки молча кивнула и снова посмотрела на золотые часы, все так же лежавшие на столе.

— Возьми их, — хрипло сказал Ник, показывая на талисман Хьюстона. — Они никогда не принадлежали нашей семье.

В глазах Лаки отразилась боль, и Ник увидел, как ее губы задрожали от едва сдерживаемых слез.

— Не могу, — тихо сказала она.

— Что значит — не могу?! — неожиданно для себя взъярился Ник. — Если ты не хочешь забрать их, то зачем просила принести на нашу встречу?

— Удачу нельзя ни отдать, ни забрать. Либо она у тебя есть, либо ее нет. Эти часы не будут иметь никакого значения, если я не верну их тем же способом, каким их потерял мой отец.

Тревожные сигналы дурных предчувствий становились все громче, и Ник не мог их игнорировать. Со страхом и недоумением он смотрел то на Лаки, то на золотые часы, но ничего не понимал.

— Зачем ты пришла? Чтобы посмотреть, как я истекаю кровью? Если так, ты уже опоздала: Я уже мертв, просто мое тело еще не знает об этом.

На ее глазах выступили слезы. Еще секунда — и они градом потекут по щекам.

— О черт! ― пробормотал Ник, едва сдерживаясь, чтобы не обнять ее. — Извини, я не хотел… Продолжай, я больше не стану тебе мешать. Делай наконец то, зачем пришла.

— Я хочу сыграть с тобой в очко на эти часы. Только одну партию. Только один раз. И никаких реваншей.

От этих слов Ник чуть не упал.

— Ты?! Женщина, которая никогда не делала ставок?! Ты хочешь нарушить собственный принцип ради каких-то золотых часов?

— Я дала обещание, — сквозь слезы проговорила Лаки. — Я никогда не нарушаю своих слов.

— Скажи это кому-нибудь другому, кто поверит тебе, — горько усмехнулся Ник. — Ты говорила, что любишь меня и будешь любить всю жизнь. Так докажи теперь, что это правда!

Лаки покачнулась словно от удара, и бисер на ее платье вспыхнул ослепительными искрами.

— Так ты будешь играть? ― спросила она, закрыв глаза в ожидании его ответа.

Нику захотелось подскочить к ней, встряхнуть хорошенько и заставить образумиться, но вместо этого он сказал:

— Хорошо, я согласен сыграть с тобой в очко, если ты выиграешь, то получишь свои часы. Но что получу я в случае выигрыша?

Лаки открыла глаза и посмотрела на Ника. В этот момент он был готов поклясться, что увидел ее душу.

— Меня. Ты получишь меня, Ник. Без всяких условий с моей стороны и на любой срок. Пока тебе самому не надоест…

Внутри у Ника все закипело от гнева. Как она могла предлагать свое тело в обмен на паршивые часы?! На какое-то время он онемел от бешенства. Наклонившись через весь стол, он молча глядел на прекрасную, почти обнаженную женщину. Потом наконец выдавил:

— Мэнни… принеси карты!

Глава 17

В комнате было тихо. Слышалось лишь учащенное дыхание игроков, шуршание тасуемых карт и мерное тиканье золотых часов.

Ник весь горел от ярости и боли за Лаки. И в то же время он испытывал к ней чувство искренней любви и глубокого уважения за ту жертву, которую она готова была принести во имя чести.

Глядя на сидевшую перед ним прекрасную женщину, он не мог не вспомнить свою поездку в Крейдл-эик.

Невероятная нищета.

Долгие годы всеобщего презрения к семье картежника.

Изгои в городе изгоев.

Невозможно было представить, какой неимоверно сильный характер нужно было иметь, чтобы преодолеть все это. Ник чувствовал себя недостойным ее, но не хотел, чтобы она это знала. Повидав окружение, в котором она выросла, он понял, что она станет отчаянно сопротивляться любым проявлениям милосердия и благотворительности с его стороны.

В душе Лаки тоже бушевали противоречивые чувства. Она была рада оказаться снова рядом с Ником, но всякий раз, когда она смотрела в его глаза, она видела в них столько негодования и ярости, что ее сердце замирало в страхе перед будущим. Что ж, по крайней мере во всем этом была одна несомненно положительная особенность — теперь Джонни получил шанс вернуть свой талисман. И для Лаки не имело значения, что он ему уже не нужен. Главное — принцип.

— Дорогая… снимешь колоду? — нерешительно спросил Мэнни.

Дрожащими пальцами она сняла несколько карт и положила их на стол рубашкой кверху. Мэнни ловко подхватил их и снова вложил в колоду. Потом он замер, готовый метать банк, как только его об этом попросят.

Ник мрачнел с каждой минутой. Он понимал, что в любом случае окажется в проигрыше. Если он выиграет, Лаки вернется к нему не по собственной воле, а по принуждению. Если же проиграет, она заберет свои часы и никогда уже не вернется к нему. Теперь единственным выходом из создавшегося положения ему казалась собственная внезапная смерть.

Лишь однажды Лаки взглянула на Ника. В его глазах было столько боли, что у нее защемило сердце. Отвернувшись, она прошептала:

— Сдавай карты, Мэнни. По две каждому из нас. Пора кончать со всем этим…

Проникнувшись важностью момента, Мэнни почувствовал, как, несмотря на холодную зимнюю погоду за окном, на лбу и над верхней губой у него выступил обильный пот.

Оба игрока получили по одной карте, которые легли на стол рубашкой вверх. Шлеп! Шлеп! Лаки прикрыла глаза, пытаясь по звуку определить достоинство выпавших карт, хотя это было совершенно невозможно.

Вторая карта для каждого игрока легла рубашкой вниз, лицом вверх. Шлеп! Шлеп! Лаки открыла глаза и взглянула на свою карту. Ее сердце забилось от страха и радости одновременно. Перед ней лежала бубновая королева, а перед Ником — король червей. Обе карты были равны по своему достоинству.

Она долго не решалась открыть свою вторую карту, лежавшую лицом вниз. Потом слегка приподняла ее за край и тут же быстрым движением перевернула лицом вверх — трефовый король! Из двадцати одного возможного очка она выиграла двадцать! Теперь Ник мог выиграть лишь в том случае, если его сумма окажется равной двадцати одному очку.

Сердце Ника забилось с такой силой, что он удивлялся, как еще не упал замертво. Прищурившись, он осторожно приподнял край своей второй карты, чтобы увидеть, какой подарок преподнесла ему судьба.

С его губ сорвался тихий болезненный стон, и он снова опустил край карты, так и не открыв ее полностью.

— Нет… черт побери, только не это… — пробормотал он и опустил голову в знак поражения.

Глаза Лаки наполнились слезами. Ей еще никогда не приходилось видеть человека в таком глубоком отчаянии. Впервые она всерьез пожалела о затеянной ею игре с целью вернуть отцовский талисман. Видеть любимого в таком отчаянии для нее было невыносимо.

— Ник…

Ой поднял голову. В его глазах блестели слезы, но на губах появилась слабая улыбка. Взяв со стола злосчастные часы, он положил их в протянутую руку Лаки.

— Похоже, сегодня удача улыбнулась тебе, крошка. Что ж, счастливого Рождества, — едва слышно прошептал он.

— Значит, я выиграла? — тихо спросила Лаки, и в ее голосе не было радости.

Часы в ее руке оказались легче, чем она ожидала. Неужели такая маленькая вещица могла вызвать целую бурю болезненных ощущений и переживаний? Выигрыш теперь уже не казался ей столь желанным, как всего несколько мгновений назад.

— Ты выиграла: с таким именем, как у тебя, нельзя не выиграть.

Его голос звучал тихо, и в нем сквозили боль и отчаяние. Он не мог дождаться, когда она уйдет из кабинета, Потому что чувствовал, что теряет над собой контроль. Он наклонился вперед, опираясь ладонями о край стола и тем самым закрывая свои карты.

Этот жест мог показаться случайным кому угодно, только не Мэнни. Он сразу понял: тут что-то неладно. Заметив страх в глазах Ника, он поспешил ему на помощь.

— Твое манто, дорогая, — пробормотал он, поднимая с пола соболиную шубу и распахивая ее перед Лаки. Но она не стала надевать меха, потому что слишком спешила уйти из кабинета. Лаки дажя не подумала, какое впечатление произведет ее платье на игроков внизу. Перекинув шубу через руку, она помедлила, прежде чем направиться к двери.

— Пожалуй, тебе стоит надеть манто, детка, — слабо улыбнулся Ник. — Иначе ты в своем… шикарном платье вызовешь настоящий ажиотаж в игровом зале.

Скорее чувствуя его улыбку, чем видя ее она ощутила, как у нее болезненно сжалось сердце. Она выиграла отцовский талисман и навсегда потеряла любимого мужчину. От этой мысли ей с каждой минутой становилось все тоскливее.

«Ах, Ник, — пронеслось у нее в голове, — если бы вышла ничья, тогда право окончательного выбора принадлежало бы тебе… И тогда мне не пришлось бы причинять тебе боль и возвращаться в одиночестве в свою квартиру в доме Флаффи».

Мэнни вновь распахнул перед ней великолепное манто, и Лаки нехотя набросила его на плечи, уже не испытывая прежнего удовольствия от нежного прикосновения роскошного меха и гладкой атласной подкладки. Сейчас она готова была отдать все на свете, чтобы очутиться в объятиях Ника.

Уже у двери она обернулась и махнула рукой на прощание. Снова закутанная с ног до головы в дорогой мех, она смотрела на Ника, и по ее щекам градом катились слезы.

— Ну как, ты доволен? — тихо спросила она, имея в виду то, что она закрыла шубой свою наготу, и прикусила губу, чтобы он не видел, как она дрожала.

— Как я могу быть доволен всей этой чертовщиной?! — вспылил Ник.

Лаки выпрямилась и с негодованием вскинула вверх подбородок.

Ник направился к ней через весь кабинет, но на каждый его шаг вперед Лаки отвечала двумя шагами назад. Испытывая страшную боль и желая избежать разлуки с любимой, он вынужден был признать, что это оказалось выше его сил.

— Нет, — пробормотала она, — никогда… хватит с меня…

— Прощай, дорогая, — шепнул ей Мэнни, и через секунду в кабинете остались лишь он и его хозяин.

— Великий Боже! — вырвалось у Ника. Засунув руки в карманы, он подошел к окну, выходившему на улицу. Увидев, как она села в поджидавшее ее такси, он вдруг как-то весь сник и вздохнул.

— Ник! Что ты наделал?!

Ник обернулся. Мэнни раскрыл его обман. Стоя у стола, он смотрел на его вторую карту, которая так и осталась лежать лицом вниз. Это был туз пик! Значит, он все-таки выиграл?!

— Ники, у тебя было очко! Зачем ты солгал ей?

— Неужели ты думаешь, что я хочу вернуть ее таким способом? Я был в ее родном городе, видел, в каком окружении она росла. Я вернул ей женскую гордость, и это, поверь мне, не слишком большая плата за любовь.

Огорченно поникнув головой, Мэнни удалился, а Ник направился к телефонному аппарату.

— Ну вот, все кончилось, — сказал он в трубку. — Да, я сам видел, как она садилась в такси. Я прошу вас только об одном: если она надумает уехать, сообщите мне об этом. — Потом он горько засмеялся. — Черт возьми, мне не нужно знать, куда она уедет. Это мне уже известно. Мне необходимо только знать, когда именно она соберется это сделать, если соберется вообще. — Он поморщился от слов, сказанных на том конце провода. — Мне понадобится гораздо больше, чем просто удача, — сказал он и решительно закончил разговор: — Благодарю вас, мэм. Желаю счастливого Рождества. Я ваш должник до гроба, несравненная Люсиль Ламой. Можете быть в этом уверены.

Повесив трубку. Ник повернулся в своем вращающемся кресле так, чтобы видеть через окно черное безлунное небо. Ах, как ему было сейчас больно… Без Лаки он не мыслил своей жизни.

— Счастливого Рождества, любимая… — пробормотал он. — Надеюсь, сегодняшняя встреча навсегда похоронит призраки прошлого…

Спустя час он ехал домой, и на душе у него было пусто и одиноко.


Спустя несколько дней наступил Новый год, и городские улицы наполнились праздничным шумом и суетой. Но Лаки Хьюстон было не до праздников. Через два дня она должна была улететь в родной штат Теннесси.

— Где ты, Куини? — прошептала она, прижимая ладони к оконному стеклу. — Боюсь, одной мне не выдержать…

Нелепо было ожидать чуда. Ей придется в одиночку сделать то, что она давно Должна была сделать. Но потом… Что будет она делать потом?

Продолжать работать в казино «Клуб-52» было совершенно немыслимо. Она даже представить себе не могла, как сумеет вынести ежедневные встречи с Ником. Приличные заработки не могли заставить ее пожертвовать ради них своими чувствами. Однако и насовсем уезжать из Лас-Вегаса ей тоже не хотелось. Хотя Ник перестал быть частью ее жизни, она все же хотела знать, что остается в одном городе с ним. Наверняка здесь найдется немало других казино, где с удовольствием возьмут на работу опытного дилера. Она решила, что по возвращении из родного штата непременно найдет работу в другом игорном заведении, каких было немало в Лас-Вегасе.

— С Новым годом, Ник, где бы ты ни был в эту минуту… Даже если для тебя это уже не имеет ровно никакого значения, знай, что я все еще люблю тебя, — тихо сказала Лаки, не отходя от окна.

Ее мучили угрызения совести. Как она могла причинить такую боль человеку, которого любила всем сердцем? Почему, стремясь к хорошему, она поступила так, что всем стало плохо?

— Ладно, что сделано, то сделано, — пробормотала она, отходя наконец от окна. — Сначала съезжу в Крейдл-Крик, а там видно будет…

Она легла в холодную одинокую постель и попыталась заснуть. Сон долго не шел к ней, терзаемой сомнениями и угрызениями совести. Лишь перед рассветом молодой организм взял свое, и она крепко заснула.


— Вот, — сказала Лаки, протягивая Флаффи конверт. — Здесь плата за январь. Я уеду на два-три дня, а когда вернусь, буду снова искать работу. Может, на этот раз мне повезет больше.

Ее губы улыбались, но глаза оставались печальными и задумчивыми. Взглянув на конверт, Флаффи перевела взгляд на свою квартирантку, размышляя о глупости, столь свойственной молодости.

— Мне не нужны твои деньги, — сказала она. — Я их больше не возьму.

У Лаки похолодело внутри. Неужели Флаффи решила порвать с ней отношения? Только этого ей не хватало? У нее округлились глаза, и она не сразу нашлась, что сказать.

— Прежде чем ты уедешь, — продолжала Флаффи, — я хочу объяснить тебе причину своего отказа от твоих денег. Дело в том, что ты не должна больше платить за то, что находится в твоей собственности.

Ошарашенная Лаки уселась на стул.

— Что ты сказала? — хрипло переспросила она. Всю свою жизнь Люсиль Ламон имела репутацию женщины легкомысленной и даже гордилась этим. Но теперь она готова была отдать полжизни за то, чтобы назвать эту молодую женщину своей дочерью. Ее поступок был продиктован эмоциями, но она была убеждена в своей правоте. Всю жизнь она жила на грани риска и умереть хотела так же, рискуя.

— Я сказала, что это все твое. Весь дом и все, что в нем есть, а также все мои денежные сбережения и прочее добро, — она пожала плечами. — Иными словами, я сделала тебя моей единственной наследницей.

— Ты? Я… Боже! — выдохнула ошеломленная Лаки.

— При чем тут Бог? — недовольно фыркнула Флаффи. — Ему, наверное, не очень-то нравился мой образ жизни и способы, какими я достигла своего финансового благополучия. Впрочем, теперь я уже слишком стара, чтобы причинять ему беспокойство, и считаю это искуплением своих грехов. Поскольку я не могу унести свое добро в могилу, я решила отдать его тебе.

Неожиданно Лаки разрыдалась, и Флаффи почувствовала, что тоже сейчас заплачет. Она сдерживалась изо всех сил, но через несколько секунд обе подруги рыдали друг у друга на плече.

— У меня никогда не было детей. Это единственное, о чем я сейчас жалею, — сказала Флаффи. — По возрасту ты годишься мне во внучки. Поскольку у меня никогда не было семьи, а ты свою потеряла, я подумала, почему бы нам с тобой… не объединить свои усилия?

Продолжая плакать, Лаки прижималась щекой к морщинистой щеке Флаффи. Все ее тело сотрясали рыдания.

— Тебе пришлось нелегко, девочка моя, так ведь? — тихо спросила Флаффи.

Лаки кивнула, не переставая всхлипывать.

— И мне тоже, — пробормотала старушка. — Вот почему я к тебе так сильно привязалась. Мы с тобой одной породы — вечные борцы за справедливость, готовые любой ценой отстаивать свои жизненные принципы…

Улыбнувшись сквозь слезы. Лаки тихо сказала:

— Иногда я не совсем понимаю тебя, Флаффи, но очень люблю, и это чистая правда…

Флаффи довольно улыбнулась, став на мгновение похожей на Грету Гарбо в старости, и ответила:

— Вот это мне и нужно! Я больше не хочу жить в полном одиночестве. Пока я жива, ты будешь жить у меня на правах лучшей подруги, а когда я умру, все это станет твоим.

Обхватив двумя руками шею старушки, Лаки прошептала:

— Не говори о смерти… Не бросай меня… Все, кто мне дорог, уходят от меня…

— Ну, не все, — категорически возразила Флаффи. — Одного дорогого тебе человека ты сама от себя оттолкнула.

— И сейчас горько жалею об этом и буду помнить о нем всю свою жизнь, — отвернулась Лаки. — Если бы я могла начать все сначала, все было бы по-другому… Но теперь уже слишком поздно. Мне придется прожить оставшуюся жизнь с мучительным сознанием непоправимой ошибки…

При этих словах сердце Флаффи радостно забилось. Слава Богу! Значит, Лаки не станет сердиться на нее за то, что она собиралась сделать. Кто знает, может, ей удастся вновь соединить два любящих сердца?

— Ничего, деточка, все утрясется, — пробормотала она с таинственным видом. — А теперь поторопись, иначе опоздаешь на самолет! Вызови такси и поезжай с Богом! Чем скорее ты улетишь, тем скорее вернешься. А к твоему приезду я непременно приготовлю что-нибудь вкусненькое!

Не выдержав. Лаки рассмеялась.

Наскоро расцеловавшись на прощание, подруги расстались. Спустя некоторое время Флаффи осталась одна с сознанием собственной вины за то, что нарушила слово, данное Лаки. Она обещала Лаки, что Ник не будет знать ничего о ее планах. И вот не удержалась…

— Боже мой, — пробормотала она, усаживая своего кота на колени и поглаживая его черный пушистый мех. — Хоть ты, Люцифер, помурлычь для меня… Заставь меня поверить, что я поступила правильно…

Выгнув спину, кот недовольно зашипел, и Флаффи не долго думая сбросила его на пол.

— Ну и проваливай отсюда! — сказала она. — Очень ты мне нужен, как бы не так! Я уже не та одинокая старуха, какой была раньше. Теперь у меня появились друзья. Вот так-то!

Отскочив от разгневанной хозяйки, капризуля кот бросился наутек. Два старых врага давно привыкли во всем противоречить друг другу, заключив что-то вроде молчаливого соглашения: каждый имел право на свой характер.


Негромко ойкая, Лаки ерзала на кожаном сиденье, пытаясь найти положение, в котором старые пружины не впивались бы в ее тело. Сидевший за рулем пожилой мужчина улыбался и подмигивал ей, одновременно заставляя машину послушно взбираться по крутому склону холма.

Всю дорогу от Нэшвиля до Крейдл-Крика Лаки пришлось провести в тесной кабине грузовика вместе с шофером и его помощником. Это было не слишком приятно, но выбирать не приходилось.

Шоферу и его помощнику хорошо заплатили за работу, поэтому их нисколько не стеснило присутствие в кабине хорошенькой, хотя и неразговорчивой женщины.

— Я работаю на фирму «Памятники из Нэшвиля» вот уже двадцать два года, но эта поездка самая длинная из всех, что мне довелось сделать.

— Да, несомненно, — кивнула Лаки. За время довольно долгого путешествия из Нэшвиля в Крейдл-Крик она уже несколько раз слышала от него эти слова. Многотонный грузовик послушно взбирался по склону холма к шахтерскому городку.

— Кажется, скоро будем на месте, — пробурчал помощник шофера.

— Да, похоже, что так, — кивнула Лаки, с трудом подавляя присутствие тошноты. Ее сильно укачало.

Возвращение в родной Крейдл-Крик не взволновало ее. Что могли ей сделать местные жители, чего уже не делали, когда она здесь росла? Как только на могиле Джонни Хьюстона будет установлен привезенный ею памятник, она тут же уедет из этого городка в Нэшвиль, чтобы первым же рейсом вернуться в Лас-Вегас.

Когда перед машиной замаячили первые постройки, она крепко сжала в пальцах небольшую плоскую коробочку, которую всю дорогу держала в руках.

— Вот это да! — вырвалось у помощника, когда он стал приглядываться к городку, куда въехала их машина. Бросив взгляд на Лаки, он сказал извиняющимся тоном: — Простите, мисс… это я от удивления…

В ответ Лаки кисло улыбнулась.

— Ничего страшного. Чем скорее мы закончим дело, тем лучше для всех нас.

Звучный рев двигателей многотонной машины заставил жителей городка поспешить к окнам, чтобы посмотреть, кто это приехал. На борту грузовика была яркая надпись: «Памятники из Нэшвиля».

Лаки ничего не знала о том впечатлении, которое произвел необычный грузовик на местных жителей. Тем временем волнение нарастало. Только дурак не понимал, что кто-то заказал надгробный памятник, который теперь везут устанавливать на могилу. Неужели он будет установлен на городском кладбище Крейдл-Крика? Нет, не может этого быть. Грузовик просто едет мимо. Но когда машина, миновав бензоколонку, свернула к городскому кладбищу, сомнений ни у кого не осталось — точно! Именно на их кладбище! Но на чьей же могиле?

К тому моменту, когда машина остановилась и Лаки выбралась из кабины, разминая затекшие конечности, несколько самых любопытных зевак уже стояли среди деревьев. Взглянув вниз, Лаки увидела других любопытных, поднимавшихся вверх по дороге к кладбищу.

— Ну вот, только этого мне не хватало, — пробормотала Лаки. Именно этого она опасалась. Снова ей придется выслушивать несправедливые упреки и обвинения в свой адрес. Ну нет! Она гордо вскинула подбородок и сжала губы, застегивая верхние пуговицы своего голубого шерстяного пальто. Сильный холодный ветер раздувал его полы, но она не обращала на это никакого внимания.

— Еще немного терпения, и все будет позади, — прошептала она себе под нос, натягивая на голову вязаный шарф.

Отойдя немного в сторону, она стала смотреть, как грузовик развернулся и шофер с помощником стали выгружать блестящий черный надгробный камень.

Поглощенная созерцанием работавших мужчин, она не замечала приглушенного шепота за своей спиной. Она подозревала, что местные жители не узнали ее и не успели еще прочесть надпись на камне.

— Придется повозиться, — предупредил ее старый шофер. — Земля уже успела подмерзнуть.

В ответ Лаки согласно кивнула.

— Сделайте все как надо, это моя единственная просьба.

Вытирая руки о штаны, шофёр гордо сказал:

— На меня еще никто ни разу не жаловался, мисс. Останетесь довольны и вы.

— Не забудьте, — напомнила ему Лаки. — Прежде чем вы окончательно установите камень, я должна кое-что положить под него.

Шофер кивнул. Он прекрасно помнил ее просьбу. Тем временем, оставаясь вне поля зрения Лаки, к толпе зевак присоединился еще один человек. Стоя позади всех, он втягивал голову в плечи, защищаясь от холодного ветра.

Это был Ник. Глядя на печальное лицо Лаки, он остро переживал за нее. Высокая стройная женщина в голубом пальто выглядела очень одиноко на фоне серого городка, в котором ее так ненавидели в детстве… Ему хотелось обнять ее, почувствовать биение ее сердечка и знать, что оно бьется только для него. Но для этого еще не наступило время. Как и остальные жители Крейдл-Крика, он стал ждать дальнейшего развития событий. Помощник шофера поднялся с коленей и позвал Лаки:

— Мисс, вы хотели…

Погруженная в мрачные воспоминания, Лаки вздрогнула от его голоса.

— Вы просили сделать небольшую ямку… Она готова, мисс.

Кивнув, Лаки подошла к могиле и опустилась на колени. Джинсы оказались плохой защитой от промерзшей почвы, но это не имело для Лаки никакого значения, потому что дело, которое она собиралась завершить, не могло занять много времени.

— Я сделала это, Джонни, я нашла твой талисман, — прошептала она, силясь улыбнуться. Из глаз покатились жгучие слезы.

Потом она положила в ямку привезенную с собой плоскую коробочку и стала руками забрасывать ее землей, решительно отказавшись от помощи шофера и его напарника. Вскоре коробочка с часами, доставшимися ей такой дорогой ценой, полностью была скрыта под комьями мерзлой земли.

— Спи спокойно, папочка. Я тебя никогда не забуду….

Кто-то помог ей подняться на ноги. Ей было все равно, чья рука подхватила ее под локоть, потому что в этот момент она была слепа от горячих слез. Прежде чем она успела разглядеть того, кто ей помог, этот высокий и темноволосый человек успел скрыться в толпе стоявших поодаль зевак. Лаки стала наблюдать за тем, как шофер с помощником принялись за окончательную установку надгробного камня.

Когда жителям городка открылась наконец надпись на камне, раздался удивленный шепот. Отполированный до блеска черный камень казался огромным куском антрацита.

— Да это для Хьюстона! Не может того быть! Кто бы мог подумать! Как вы думаете, кто заказал этот камень? Может быть… Вы полагаете?

Всю жизнь Лаки слышала за своей спиной шепот и пересуды, поэтому теперь она не обращала внимания ни на собравшихся людей, ни на их удивленные, хотя и приглушенные возгласы, сосредоточенно наблюдая за работой шофера и его помощника.

Через несколько минут дело было завершено.

— Мы подождем вас внизу, — сказал шофер. Для них было привычным делом ожидать, пока заказчик проведет нужное ему время у могилы родственника. Сегодняшний день ничем не отличался от прочих.

Согласно кивнув. Лаки осталась стоять у могилы отца и поэтому не видела, как все тот же высокий темноволосый мужчина вышел из толпы и, подойдя к шоферу и его помощнику, заговорил с ними. Спустя несколько минут они согласно кивнули, и вскоре стоявший внизу грузовик тронулся в обратный путь, вместо того чтобы дождаться Лаки.

— Джон Джейкоб Хьюстон…

Лаки обернулась на голос. Рядом с ней стояла пожилая женщина, придерживавшая полы изрядно поношенного пальто. Взглянув на Лаки, она перевела взгляд на массивный надгробный камень.

— Я даже не знала его полного имени, — сказала она, кивая в сторону камня. — Хорошая работа. В Библии сказано: «Почитай отца твоего». Ты сделала доброе дело, даже если твой отец этого, может быть, не заслужил.

Лаки попыталась улыбнуться, но слишком много горя принесли ей жители Крейдл-Крика, чтобы она могла легко их простить. Женщина пошла прочь от могилы, а Лаки снова повернулась к черному надгробному камню.

Ниже имени отца стояла дата его рождения и дата смерти, а еще ниже — всего одна строчка, которую она попросила выгравировать в мастерской. Буквы расплывались перед ее полными слез глазами, но она все же могла прочитать: «В ПАМЯТЬ О МОЕМ ОТЦЕ».

Рядом раздался негромкий голос старика:

— Конечно, это больше, чем он заслужил, но все равно хорошо, что ты сделала это для него. Ведь это одна из десяти Божьих заповедей, так?

Взглянув на старика, Лаки узнала в нем одного из дружков отца по бару Уайтлоу и кивнула ему.

— Та самая, где сказано о почитании отца с матерью, кажется, — продолжал старик. — Молодец, хорошая дочь, соблюдаешь Божьи заповеди и все такое…

Лаки молча кивнула, и старик, похлопав ее по плечу, отошел в сторону. Она никак не ожидала услышать в его голосе уважительного одобрения.

Один за другим стоявшие в стороне местные жители стали подходить к надгробному памятнику, отдавая дань уважения человеку, которого ненавидели при жизни. От этого Лаки захотелось зарыдать во весь голос, хотя слезы и так непрестанно текли по ее щекам.

Наконец все ушли, оставив ее одну. Глядя на основание камня, Лаки думала о том, что хотя бы в смерти ее отец обрел давно утерянное счастье — талисман семьи Хьюстонов.

Внезапно к ее ногам что-то упало. Вздрогнув, Лаки уставилась на это что-то, не веря своим глазам. На мерзлой холодной земле лежала карта — туз пик! Это было слишком невероятно, даже если принять во внимание тот факт, что он лежал на могиле завзятого игрока.

Наклонившись, Лаки подобрала карту и только тут заметила позади себя чью-то тень. Охваченная страхом, она резко выпрямилась, крепко зажав в руке карту, но, увидев стоявшего рядом человека, вздохнула с облегчением и удивлением.

Карта выпала у нее из рук и, покачиваясь в холодном воздухе, легла на землю рядом с надгробным камнем. У Лаки задрожали губы, и из глаз снова хлынули слезы. Она не сказала ни слова человеку, который когда-то отдал ей свое сердце. Захочет ли он снова сделать это?

— Ник… ― нерешительно произнесла она.

В ответ он молча раскрыл объятия, и через мгновение она уже прижималась к его груди, не думая о том, как и почему он вдруг оказался здесь. Он был рядом, он стал поддержкой и опорой в наиболее трудный момент ее жизни, и ничего другого ей не было нужно знать.

— Детка, с тобой все в порядке? — мягко спросил он, нежно поглаживая ее спину.

— Ах, Ник… Они пришли… Возможно, сначала из чистого любопытства, но потом… На этот раз они не отвернулись от него и от меня…

— И никогда уже не отвернутся, — прошептал Ник, нежно касаясь губами ее припухшего от слез рта.

Их холодные поначалу губы теплели по мере того, как поцелуй становился все более страстным. Когда Лаки, вздохнув, слабо застонала, Ник оторвал ее от земли и закружил, прижимаясь лицом к ее шее. Он был готов отдать все на свете, чтобы Лаки никогда больше не испытывала такого горя.

— Ник? — нерешительно начала Лаки. Он ждал этого еще не произнесенного ею вопроса и знал, как на него ответить. На этот раз ей придется все-таки простить его… или хотя бы понять. Иначе ему придется силой увезти ее в свой дом. Снова отпускать ее от себя он решительно не хотел.

— Что, детка? — отозвался он, осыпая нежными поцелуями ее шею.

— Почему туз?

— Он был моей второй картой, детка. Я пришел за своим выигрышем.

Лаки изумленно ахнула. В ее зеленых глазах зажглось Негодование.

— Так ты выиграл тогда?

Он кивнул и обнял ее еще крепче, опасаясь худшего.

— Теперь, Лаки, тебе все-таки придется…

— Обманщик!

Он сокрушенно кивнул, не пытаясь возражать.

— И лгун! Ты заставил меня поверить в твой проигрыш!

Ник уже начал тревожиться, но тут она звонко рассмеялась. Наверное, странно было со стороны видеть счастливо смеявшуюся женщину на могиле своего отца. Но кого это интересовало? В конце концов, чего можно ожидать от дочери игрока?

— Лаки, милая, — пробормотал Ник, чувствуя, как к нему возвращается надежда на лучшее.

— О Боже! — выдохнула она и закинула обе руки ему на шею. — Я сделала это! Ах, Джонни, если бы ты мог видеть меня сейчас! Я сделала то, что поклялась никогда не делать. Я по уши влюбилась в игрока, обманщика и лгуна!

— Только при необходимости, — уточнил Ник.

— Что при необходимости? Любишь меня при необходимости или лжешь и мошенничаешь при необходимости?

— Неужели ты и вправду не знаешь ответа на эти вопросы? — прошептал он, нежно целуя и покусывая мочку ее уха.

— Все знаю… Я только хочу сказать, что люблю тебя Ник. Слава Богу, я не успела разрушить это чувство!

— Ах, детка, между нами все по-прежнему… но я должен задать тебе один вопрос… Я уже говорил об этом с твоим отцом, и он, как мне кажется, согласен.

Лаки испугалась, взглянув в ставшие вдруг слегка безумными глаза Ника.

— С отцом?..

— Я был здесь несколько недель назад, и мы с ним имели долгий разговор. Тогда я дал ему слово. А я, как и ты, никогда не нарушаю своих обещаний. Я сказал ему, что скоро вернусь вместе с тобой. Будет только справедливо, если я сделаю предложение руки и сердца в присутствии родственников моей избранницы.

Лаки снова расплакалась.

— О Боже, детка, зачем же ты снова плачешь? — пробормотал Ник.

Но Лаки только покачала головой и всем телом прижалась к мужчине, похитившему ее сердце.

— Лаки Хьюстон, ты согласна выйти за меня замуж? — тихо спросил Ник, тревожно ожидая ответа, от которого зависела вся его дальнейшая жизнь.

— Возможно, я окончательно сошла с ума, но я… согласна! Да! Да! — всхлипнула она, снова прижимаясь к его груди.

Прошло немало времени в счастливом молчании, которое прерывалось лишь нежными поцелуями. Наконец Лаки тихо сказала:

— Как жаль, что мы с тобой сейчас так далеко от дома.

— Не так уж и далеко, — ответил Ник, думая о зафрахтованном им самолете, который ожидал их в аэропорту Нэшвиля.

Она снова вздохнула.

— Обними меня… Я хочу, чтобы ты меня любил, — она обняла его за талию, — всю ночь… всегда… и только ты… Но, кажется, нам не удастся сегодня возвратиться в Лас-Вегас.

— Спорим, удастся? — лукаво улыбнулся Ник.

Эпилог

— Миссис Шено…

Повернувшись, Лаки улыбнулась. За те четыре месяца, которые прошли со дня свадьбы, она еще не привыкла к такому обращению в свой адрес. На пороге спальни стоял, улыбаясь, Ник. На нем не было ничего, кроме полотенца вокруг бедер.

— Что вы хотите, мистер Шено?

— Тебя. Я хочу тебя, детка…

Лаки раскрыла объятия и вместе с Ником снова повалилась в постель.

— Я уже закончила разбирать чемоданы, — пробормотала она, пока Ник покрывал ее лицо горячими поцелуями.

— Хорошо, но можно было бы с этим подождать. Скажи Шари, чтобы она не убирала чемоданы далеко.

Лаки на мгновение замерла.

— Но почему? Только, прошу тебя, не говори, что тебе нужно куда-то уехать. Мы только что вернулись из чудесного свадебного путешествия. У нас был прекрасный медовый месяц, любая женщина мечтает о таком! Я побывала в Греции, в Италии, увидела столько островов и пляжей, сколько раньше не могла себе даже представить! В Стамбуле нас угощали, такой снедью, какая мне раньше и не снилась! Теперь мне хотелось бы для разнообразия пожить дома.

За время их счастливого свадебного путешествия произошло много хорошего. Теперь, когда Пол знал о том, что Лаки больше не держит на него зла, он смог простить и сам себя. Флаффи от радости за Лаки и Ника неожиданно помолодела и решила перекраситься в нечто с оттенком седины, хотя это и был естественный цвет ее волос.

Капризно надутые губки молодой жены были так соблазнительны, что Ник не мог удержаться от жаркого поцелуя. Счастливо засмеявшись, он крепко обнял ее и перекатил под себя.

Лаки едва слышно застонала и вздохнула. Руки Ника умели доставить ей неизъяснимое наслаждение. Как всегда, она не могла устоять перед призывно-страстным взглядом его темных глаз. Когда Ник принялся расстегивать блузку, вытаскивая из-за пояса джинсов, по всему ее телу пробежала сладкая дрожь.

— Через несколько недель снова наступит Рождество, и я хочу… — прошептала она.

Его губы коснулись ее груди, и горячий мужской язык принялся ласкать набухший сосок.

— О! — застонала Лаки, выгибаясь навстречу его ласкам. — Ник, я хочу украсить… О, Ник!

Последняя одежда полетела на пол, и он улегся между ее ног. Покорно раздвинув колени, она ждала начала любовного акта и, когда Ник слегка замешкался, сама притянула его к своему увлажнившемуся от вожделения лону.

— Так что ты хотела мне сказать? — проговорил Ник, с острым наслаждением входя в нее.

— Не помню, — застонала в ответ Лаки, импульсивно выгибаясь навстречу твердому горячему стержню.

— А я помню, — прошептал он, начиная ритмично двигаться. — Ты, кажется, хотела поиграть в дочки-матери… Ты будешь мамой, а я, конечно же…

На этот раз Ник не смог закончить начатую фразу. Сейчас он имел все, что только хотел иметь в этой жизни. Горячая чувственная женщина лежала в его объятиях, ее прерывистое дыхание смешивалось с его дыханием, ее руки страстно прижимали к себе его по-мужски напрягшееся тело, он слышал негромкие стоны ее наслаждения…

— Ник! — тихо воскликнула она, обнимая ногами его талию и закрывая глаза в предчувствии надвигавшегося оргазма.

— Я с тобой, любимая, — хрипло прошептал он, с удвоенной силой вонзаясь в ее податливое тело.

Пронзительно вскрикнув, она выгнулась всем телом, на мгновение потеряв ощущение времени и пространства от захлестнувшей ее волны острого наслаждения. Спустя секунду вслед за ней в бесконечное блаженство погрузился Ник.

Когда оба пришли в себя после оглушительных ощущений, Ник вспомнил, что хотел сказать.

— Лаки, дорогая, — начал он. — Сколько счастья ты можешь выдержать?

Открыв глаза, она с бесконечной любовью взглянула в родное лицо мужа.

— Зачем мне счастье? У меня есть ты.

Целуя уголки ее рта, он продолжил:

— За время нашего путешествия мы выпали из светской жизни…

— Черт с ней, — пробормотала Лаки.

— А ведь за это время произошло много событий, много изменений, а мы даже и не знаем о них.

— Ну и что? Для меня главное, чтобы наши отношения не изменились…

— Спасибо, детка, — улыбнулся Ник. — Ты тоже заменяешь мне целый мир, но…

Улыбнувшись, Лаки нежно погладила его спину там, где кожа была наиболее чувствительной.

— Но? Я думала, между нами больше нет никаких «но». К чему ходить вокруг да около? Выкладывай, в чем дело!

Перекатившись на бок. Ник взял свое полотенце и направился в ванную комнату.

— Куда ты? — удивилась Лаки.

— За шортами, — ответил он.

— К чему они тебе? — нараспев спросила она, оценивающе разглядывая его крепкую мужественную фигуру. — Ты и без них чрезвычайно хорош! Без одежды ты нравишься мне еще больше, чем в ней!

— Ты мне уже говорила об этом, — улыбнулся Ник, исчезая в ванной и спустя несколько секунд появляясь оттуда уже в шортах. — У меня есть для тебя сюрприз, и я оставил его в шортах.

Шаловливо подняв брови, она сказала:

— В твоих шортах всегда найдется сюрприз для меня…

Покачав головой, он сделал вид, что сердится.

— Боюсь, ты слишком часто общаешься с бывшими стриптизершами.

Улыбнувшись, Лаки поймала брошенный им пухлый конверт и откинулась на спину, вскрывая его.

Через несколько секунд она резко села в постели. Ник залюбовался густой гривой спутанных волос и упругой обнаженной грудью. Внезапно ее лицо осветилось такой радостью, что это нельзя было описать никакими словами.

— О, Ник! — бормотала она, прижимая конверт к груди.

— Милая, так ты ничего не услышишь, — озорно улыбнулся Ник, вынимая из ее рук конверт с аудиокассетой. — Это надо вставить в магнитофон, а не между твоих хорошеньких грудок.

Дрожавшими руками она вставила кассету в стерео-магнитофон.

— Ты ошибаешься Ник. Может, ты не мог бы так прослушать кассету, но я сделала это своим сердцем.

Зазвучала музыка, и Лаки, спрыгнув с постели, бросилась в объятия Ника. После нескольких приятных музыкальных фраз раздался голос, который она уже давно не слышала.

— Это Ди! Ах, Ник, ты нашел мою сестру!

Голос на кассете пел милую песенку в стиле кантри. Обняв Лаки, Ник погладил ее волосы и сказал:

— Судя по этой кассете, ее нашел не только я, но и весь мир. Если бы не наше затянувшееся свадебное путешествие, ты узнала бы об этом гораздо раньше. Просто мне удалось опередить тебя. Ходят слухи, что она собирается приехать в Лас-Вегас на гастроли в будущем году. Сразу после новогодних праздников.

Лаки радостно вздохнула, прижимаясь щекой к обнаженной груди Ника и медленно кружась с ним в танце.

— Что же касается наших чемоданов, — продолжал он, — то я хотел спросить тебя, не хочешь ли ты провести с ней рождественские праздники в Нэшвиле?

Лаки расплакалась от неожиданно свалившегося на нее счастья.

— Ну вот, опять, — с притворным недовольством проговорил Ник, поднимая ее на руки и относя на постель. — И когда я только привыкну к тому, что ты плачешь по любому поводу! Оказывается, слезы льются у тебя из глаз не только, когда тебе грустно, но и тогда, когда тебе весело. Ты рыдаешь и в горе, и в радости. Непостижимая женская натура!

Закинув руки на шею Ника, она притянула его к себе, уложив рядом в постель.

— Иногда я плачу от блаженства, — улыбнулась она.

— Это намек… или просьба? — тоже улыбнулся Ник.

— Думай как хочешь, только не уходи, — прошептала Лаки обнимая его.

— О Боже, — простонал Ник. — Не знаю, получится ли у меня так скоро после…

— Получится! — перебила его Лаки, скользя рукой по его бедру.

Последнее, что запомнилось ему перед наступлением стремительной эрекции, была ее счастливая улыбка.


Вдоль дороги стояли высокие деревья. Крупные хлопья снега облепили лобовое стекло. Ник изо всех сил старался удержать машину под контролем на заснеженном шоссе.

— Черт побери! — выругался он сквозь зубы, когда колеса машины забуксовали по тонкому слою опасной наледи. — В Лас-Вегасе такого никогда не бывает!

— Ник, я боюсь, — тихо сказала Лаки. На мгновение оторвав взгляд от скользкой дороги, Ник увидел на ее лице настоящую панику.

— Почему, детка? Ведь вы двое любите друг друга, так что тебе нечего бояться встречи со своей родной сестрой.

В этот момент машину начало заносить, и Нику пришлось приложить немало усилий, чтобы выправить положение. Именно поэтому он не заметил, как глаза Лаки наполнились слезами.

— Я с нетерпением жду встречи с Ди, — тихо проговорила она, — но что, если мы с ней так никогда и не узнаем, что случилось с нашей дорогой Куини?

У нее перехватило горло, и ей пришлось прикусить губу, чтобы не всхлипывать.

— Она для меня и сестра, и мать, понимаешь? Мне кажется чуть ли не святотатством пребывать в таком счастье и ничего не знать о ее судьбе, не знать даже, жива ли она…

— Черт побери! Зачем накликать горе? Разве твой отец не учил тебя не трогать лиха, пока оно тихо?

— Представь себе, нет, — улыбнулась сквозь слезы Лаки.

Вскоре ее настроение немного улучшилось, а еще через несколько минут, когда машина Ника свернула с шоссе на проселочную дорогу, которая вела к двухэтажному деревянному дому среди густых деревьев у самого подножия холмов, она уже от нетерпения подпрыгивала на сиденье.

Ник только улыбался, глядя на Лаки. Она переходила от слез к радости с такой скоростью, какой он не замечал ни у одной другой женщины. Всего несколько минут назад она буквально заливалась слезами, а теперь готова была от нетерпения выпрыгнуть на ходу из машины.

— Мы приехали! — ликующе воскликнула она, целуя Ника куда-то в подбородок при виде изгороди, со всех сторон окружавшей дом.

— Еле-еле, — отозвался Ник, недовольный заснеженной опасной дорогой.

Едва машина остановилась, как Лаки выпрыгнула из нее на снег. Решив разобраться с багажом позднее, Ник пошел вслед за ней по дорожке. В этот момент отворилась входная дверь, и на порог с той же стремительностью, что и Лаки, шагнула высокая блондинка. За ней показался очень высокий мужчина с озабоченным выражением лица.

— Даймонд! Милая! Не вздумай прыгать! — взволнованно предупредил он свою недавно забеременевшую жену, но уже было поздно. Одним прыжком Даймонд преодолела ступеньки крыльца и очутилась в объятиях сестры.

Ник остолбенел. Он знал, что Даймонд Хьюстон была хороша собой, он даже видел ее фотографию. Но он не был готов увидеть такое совершенство: ее лицо словно было вылеплено из алебастра, а ее огромные зеленые глаза были так похожи на глаза Лаки.

Он понимал, что ведет себя неприлично, но не мог отвести от блондинки взгляд.

— Я тебя хорошо понимаю, — сказал Джесси, подходя к Нику, чтобы поздороваться с ним за руку. — Я еще не забыл того дня, когда впервые увидел трех сестер вместе. На первый взгляд у них мало общего. Разве что огромные кошачьи зеленые глаза и широкие скулы. Но я никогда в жизни не видел таких прекрасных женщин.

Ник смог только кивнуть в ответ. Теперь он любовался счастливой улыбкой Лаки и наслаждался ее звонким смехом.

— Добро пожаловать, брат, — сказал, усмехаясь, Джесси. — Нам придется держаться вместе, чтобы противостоять нашим женам.

Оторвавшись наконец от чудесного зрелища. Ник улыбнулся и протянул руку Джесси.

— Меня зовут Ник Шено. Я игрок, — сказал он. Джесси удивленно округлил глаза.

— Вот это да! Черт возьми… А я второсортный певец, чуть не испортивший жизнь Даймонд. Добро пожаловать в нашу семью. Заходите в дом! Ваш багаж заберем потом. На сегодня сюрпризы еще не кончились.

Ник сощурился, соображая, что имел в виду Джесси, и пошел вслед за ним в дом. Лаки обнимала то сестру, то мужа, не в силах долго разлучаться с ними обоими.

— Ник, послушай, разве это не здорово? Мы чудесно проведем здесь время! И знаешь еще что? Ни за что не догадаешься! У Ди будет ребенок!

Лаки обняла шею мужа и тотчас получила от него крепкий поцелуй в губы.

— Это за что же? — лукаво поинтересовалась она.

— Это на тот случай, если у меня не будет иной возможности до того, как начнется представление, — невозмутимо ответил Ник.

— Какое представление? — удивилась Лаки.

— Понятия не имею. Джесси только что сказал…

В этот момент он напрочь забыл, что же именно сказал Джесси, потому что в комнату вошла еще одна женщина.

Амазонка!

Это было первой мыслью Ника.

Она была ослепительно красива. Густые волнистые роскошного рыжего цвета длинные волосы. Невероятно женственная фигура. И глаза! Такие же огромные зеленые глаза, как у Лаки и Даймонд, в упор смотрели на него. И тут он догадался: эта красавица — старшая сестра его жены, Куини. Он замер на месте, пока ее глаза всматривались в него, проникая глубоко в душу, оценивая и… наконец принимая.

— Лаки, детка, оглянись…

Взяв за плечи все еще говорившую что-то Лаки, Ник повернул ее лицом к старшей сестре. Почувствовав в следующий момент, как Лаки обмякла всем телом, он успел подхватить ее. Еще через мгновение она с пронзительным криком радости бросилась в объятия Куини.

— Куини! Моя родная! Ты приехала!

Куин Хьюстон Боннер широко раскрыла объятия навстречу своей младшей сестре, как она делала это всю жизнь. Точно так же когда-то она приняла в свои объятия Коуди Боннера и его детей, родив ему еще одного, общего ребенка и отдав ему всю свою любовь и заботу.

— Великий Боже! — пробормотал Коуди Боннер, изумленно уставившись на Лаки, как несколько минут назад сам Ник смотрел на Даймонд и Куини.

— Ник Шено, — представился Ник, пожимая руку огромному, крепкого телосложения Коуди Боннеру. — Я и сам никогда в жизни не видел таких женщин, — Смущенно добавил он.

Коуди был ошеломлен.

— Я всегда знал, что моя Куини прекрасна. Только я начал привыкать к красоте ее средней сестры Даймонд, как теперь явилась эта темноволосая фея… Ты когда-нибудь…

— Ну вот, — ухмыльнулся Джесси. — Тоже онемел, совсем как я когда-то.

Все трое замолчали, любуясь невероятным зрелищем: три очаровательные, великолепные в своей необычной красоте женщины радовались друг другу, словно дети. В этот вечер центром всеобщего внимания стали сестры Хьюстон.


— Твоя дочка просто прелесть, — сказала Лаки, наблюдая за тем, как Куини укладывала малышку спать.

Куини улыбнулась, излучая всем своим существом радость и счастье материнства. Лаки все еще время от времени щипала себя за руку, чтобы убедиться, что все это происходит не во сне, а наяву.

В комнату на цыпочках вошла Даймонд.

— Она заснула, — тихо сказала Куини. — Идемте на улицу.

— Там холодно. ― предупредила Лаки. улыбнулась Куини.

— Не волнуйся. ― улыбнулась Куини.

В соседней комнате трое сыновей Коуди громко спорили о достоинствах одной видеоигры по сравнению с другой. Внезапно наступила полная тишина. Приподняв одну бровь, Даймонд поджала губы и тихо сказала:

— Готова спорить, в комнату вошел Хенли.

Все трое заулыбались, кивая друг другу. Каждая уже успела познакомиться с гостеприимством Хенли, служившего у Джесси экономом. Мягкость манер бывшего морского офицера была чрезвычайно обманчивой. Судя по всему, мальчики были вынуждены беспрекословно подчиняться его приказам.

— Давайте выйдем на улицу, пока не пропало хорошее настроение, — повторила свое предложение Куини.

Бесшумно выскользнув за дверь, сестры оказались посреди холодного спокойствия зимней ночи. В безоблачном небе сияла луна, мерцали серебряные звезды. Где-то слева негромко заржала лошадь, ей ответила другая. Залаяла собака, издали донесся знакомый звук поезда, с трудом взбиравшегося с тяжелым грузом по крутому подъему.

Тесно прижавшись друг к другу, словно котята, сестры молча наслаждались спокойствием ночи и окружавшего их пейзажа. Машинист подъехал к переезду и дал пронзительный гудок. Сестры вздрогнули и еще крепче прижались друг к другу. Гудок был длинным и скорбным, слишком живо напоминавшим их горькое детство и юность.

В далеком теперь уже детстве они держались вместе не только из-за любви, но и по необходимости. Им приходилось заботиться друг о друге, потому что некому было заботиться о них троих. Когда они превратились во взрослых женщин, родственные связи между ними ослабли ровно настолько, чтобы позволить каждой из них выбрать свою дорогу в жизни.

— Вы счастливы? — спросила старшая.

— Да! — хором ответили Даймонд и Лаки. Куини довольно рассмеялась. Ее низкий грудной смех был услышан в доме, и мужчины, игравшие в карты, словно по команде замерли.

— Это моя, — улыбнулся Коуди. — Интересно, что она нашла там смешного?

Взглянув на свои карты, он поморщился с огорчением. С такими картами нельзя было выиграть.

Джесси приподнял одну бровь, рассматривая свой карты, и сказал:

— Хорошо зная свою жену, я не стану интересоваться причиной их смеха.

Ник молча сидел в кресле, забыв про свои карты.

— Я пас, — наконец сказал он, бросая карты на стол и направляясь к двери.

— Черт возьми, — пробормотал Коуди, заглядывая в его набор. — Какой же он игрок? Только что отказался играть, имея абсолютно выигрышные карты.

— Похоже, он и есть самый настоящий игрок, — улыбнулся Джесси. — Таких людей, как он, которые знают, когда встать из-за стола, единицы на миллион.


— Ник! — радостно воскликнула Лаки, бросаясь в объятия мужа. — Дорогой! Иди к нам, послушай эту божественную тишину!

Вздохнув, он зарылся лицом в ее густые пушистые волосы, уложенные тугим узлом на затылке, и обеими руками обнял ее плечи.

— Я люблю тебя, детка, но ты тут совсем замерзнешь, — пробормотал он.

— Уже не замерзну, — улыбнулась она, крепче прижимаясь к мужу всем телом. — Пока ты со мной, я не замерзну…

Вырвавшийся у Ника вздох облегчения показался ей лучшей музыкой на свете.

Дочери Джонни Хьюстона, всеми презираемого когда-то картежника, уже не были одинокими. Вокруг, как и говорила Лаки, было действительно очень тихо и спокойно. Мир и покой царили и в сердцах собравшихся вместе людей.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии