Лунная невеста (fb2)

- Лунная невеста [СИ] 114 Кб, 26с. (скачать fb2) - Юлия Шкутова

Настройки текста:



Юлия Шкутова Лунная невеста

По ночному зимнему лесу, освещённому неверным светом луны, бежала стая волков. Неожиданно они замерли, а их вожак, огромный серебристый зверь, посмотрел на звёздное небо и громко завыл. Это послужило сигналом, и волки бросились врассыпную. В мире двуипостасных настала пора выбрать себе лунную невесту, благословлённую богиней. Истинную пару, которую мечтает обрести каждый.

Волчицы стремглав неслись по снегу, практически не разбирая дороги. Предстояло хорошо спрятаться, чтобы только достойный смог отыскать их и заявить свои права на любовь невесты. Расставаний в этом мире не было, двуипостасные весьма серьёзно относились к выбору пары - ведь предстояло прожить вместе долгую совместную жизнь.

Серебристый вожак некоторое время медлил, а затем тоже побежал… в другую сторону ото всех! Сильное тело стрелой неслось среди деревьев и кустов, а лесные жители испуганно затаились. Никто бы не осмелился сейчас преградить дорогу благородному зверю. Даже старый бурый медведь, выигравший не одну битву за земли, предпочёл продолжить крепко спать в своей берлоге. В ночь, посвящённую лунной богине, никто не мешал двуипостасным.

Вскоре вожак остановился, чутко прислушался, а затем с тоской посмотрел на луну. Лес наполняли запахи, будоражащие чуткое обоняние волка и явно сообщающие о том, что волчицы давно уже готовы к погоне. Зверю тоже хотелось участвовать в ней, чтобы, наконец, обрести свою пару, но человек, сидящий в его сознании, предупреждающе шикнул. И волк смирился, подчиняясь тому, кто при первом обороте, всего семи лет от роду, сумел подчинить гордого зверя. Человек сочувствующие вздохнул, уверив, что и сам мечтает о невесте, но ее нет среди волчиц стаи. Так сказала вестница богини. А кто они с волком такие, чтобы спорить с ней?

Немного отдохнув, зверь вновь побежал, пытаясь заглушить свою тоску. Это было несправедливо! Он, вожак одной из сильнейших стай, вынужден скрываться, как трусливый заяц. Если бы кто-нибудь узнал об этом, то у волка были бы неприятности. И самой меньшей из них стали бы перешептывания и насмешки соплеменников.

Ибо гласит закон предков: двуипостасный, не желающий обрести пару и продолжить свой род — ущербен!

Неожиданно серебристый зверь замер, настороженно прислушиваясь. Ему показалось, что кто-то осторожно двигается в его сторону. Принюхавшись, волк узнал запах, и его сердце радостно забилось, а тело само устремилось к волчице. И вновь человек не дал ему наделать глупостей. Ненадолго перехватив контроль, он спрятался под разлапистой елью, настороженно замерев.

Спустя несколько мгновений на поляну, которую зверь хотел пересечь, выбежала красавица волчица. Её чёрная, словно безлунная ночь, шерсть была слегка припорошена снегом. Карие умные глаза внимательно осматривали окрестности, еле заметно светясь в темноте. Длинные сильные лапы грациозно ступали по насту, а хвост игриво вилял. Волчица была уверена в своей неотразимости.

Мысленно выругавшись, человек полностью перехватил контроль над сознанием зверя и по максимуму скрыл своё присутствие. Эта волчица и во второй ипостаси была прекрасна, и многие считали, что именно её вожак выберет в пару. Она тоже была в этом уверена, слишком дерзко ведя себя с сородичами . А ее отношения с другими самками, желавшими посоперничать с ней, и вовсе напоминали войну.

Он бы и сам был не прочь назвать её своей, но… не судьба!

Вскоре волчице надоело ожидание, и, недовольно фыркнув, она убежала продолжать поиски. Решимость сегодня обязательно заполучить вожака стаи в пару, гнала её вперёд. Осталось его только найти!

Выждав ещё некоторое время, волк выбрался из-под ели, недовольно ворча. Какой позор — упустить такую самку! Посмотрев в ту сторону, куда убежала красавица, он вновь продолжил свой путь. Нужно было найти укромное место, где можно отлежаться до утра.

Вот только планы его были нарушены. Вскоре волк вновь почувствовал чьё-то приближение. Ветер донёс знакомый запах пяти волчиц из его стаи. Они целенаправленно двигались в его сторону. Человек, обитавший в сознании волка, недоумённо нахмурился. А затем вспомнил, как последние два дня эти волчицы вели себя довольно странно. Постоянно ходили вместе, перешёптываясь и с любопытством поглядывая на него.

Кажется, они нашли способ отомстить чёрной волчице. Не стоило и сомневаться: самки специально объединились, чтобы выследить вожака. И, кажется, им совершенно не важно, кто станет его парой, главное - обставить наглую соперницу!

Недовольно рыкнув, серебристый волк ускорился, успев подумать, что этот праздник точно не похож на все предыдущие. Его, самого сильного в стае, загоняли, как обычную добычу! Решив разобраться с нахалками утром, он стремительно мчался прочь, не давая волчицам ни малейшего шанса поймать себя.

Бег продолжался уже около часа, но упрямые преследовательницы не желали сдаваться. Когда вожак решил, что ему придётся плутать среди деревьев всю ночь, он неожиданно выскочил на небольшую поляну. Посреди неё переливался холодным серебристым светом странный овал.

Решив избежать странной опасности, волк резко затормозил, но, как на зло, под снегом оказался лёд. Вожака буквально швырнуло в сияющий зев, и на прощание по ночному лесу разнеслось грозное рычание.

Пока волк стремительно летел через сверкающий узкий коридор, звериная ипостась его совершенно против воли сменилась на человеческую. В итоге из серебристого овала выпал высокий светловолосый мужчина, а не огромный матерый зверь, только что мчащийся по заснеженному лесу.

Врезавшись в сугроб, мужчина быстро вскочил и пошатнулся. Казалось, переход вытянул из него все силы. Стряхнув с тонкой рубахи и плотных штанов налипший снег, мужчина посмотрел на свои босые ноги. Из дома, в начале праздника, он вышел в звериной ипостаси, надеясь так же и вернуться. Попробовав перекинуться, вожак с недоумением обнаружил, что лишён такой возможности. Хуже того, при новой попытке, силы окончательно оставили его, и он упал.

— Это ещё… что… такое? — прохрипел, с трудом поднявшись вожак. — Неужели ловушка?

Магия двуипостасным давалась тяжело, лишь немногие могли свободно ею пользоваться. А значит, кто-то очень постарался, чтобы мужчина попал в этот проклятый овал.

Осмотревшись по сторонам, он увидел обычный зимний лес, только какой-то… неродной. Деревья были точно такими же, среди которых недавно бежал вожак, и всё же казались неуловимо чужими. Решив разобраться с этим позже, мужчина пошёл вперёд. Сейчас ему не было холодно, но без возможности обернуться он долго не протянет.

Вскоре он потерял счёт времени, бредя неизвестно куда по заснеженному лесу. И сколько бы вожак ни присматривался, он так и не смог увидеть хоть что-то знакомое, чтобы понять, куда ему идти. Новым ударом стало звёздное небо. Наконец выбравшись на относительно свободный от высоких деревьев участок, мужчина поднял голову вверх и увидел совершенно чужие, незнакомые звёзды.

Опёршись о ствол сосны, недоверчиво протёр глаза, глупо надеясь, что ему показалось. Но далёкие холодные огоньки всё так же подмигивали ему, складываясь в чуждый узор. И лишь ветер, донёсший лёгкий аромат дыма, не дал окончательно впасть в уныние.

Двинувшись на запах жилья, вожак вскоре вышел к одноэтажному бревенчатому дому. В глаза тут же бросилось много странностей. Затем он разобрал еле слышимое непонятное гудение, а с края расчищенной площадки и вовсе увидел удивительную металлическую повозку на колёсах, обтянутых чёрным материалом.

Решив, что попал к дому сильного мага, мужчина некоторое время медлил. Это вполне могла быть и ловушка. И только мороз заставил вожака решиться войти в чужие владения. Настороженно прислушиваясь и принюхиваясь, мужчина приблизился к входной двери и, услышав тихое пение, решительно постучал.

Пение тут же смолкло, и потянулись долгие минуты ожидания. Понимая, что ещё немного, и он не выдержит холода, вожак громко сказал:

— Откройте, я не причиню вам вреда!

Что-то громко загрохотало, кто-то тонко вскрикнул и, наконец, послышались быстрые шаги. Дверь резко распахнулась, и мужчина увидел перед собой высокую светловолосую девушку, держащую в руках дубинку, и… потерял сознание.

***

— Оч… очнитесь же! — возмущенно пропыхтела Лана, пытаясь спихнуть с себя придавившего её крупного мужчину.

Она уже пожалела, что последовала своему порыву, пытаясь поддержать падающего незнакомца. Из-за этого и оказалась в таком плачевном состоянии. С трудом сделав вдох, Лана напряглась и ещё раз попробовала приподнять тело. С большим трудом, но это получилось.

Тяжело дыша, она потерла ладонями раскрасневшееся от натуги лицо и посмотрела на нежданного посетителя. А когда увидела, во что тот одет, когда поняла, что он бос, в сердцах выдала:

— Псих!

Пришла запоздалая мысль, что это может быть уголовник, и Лана тут же подтянула к себе отброшенную чуть ранее биту. Осторожно ткнув ею в мускулистое плечо, обтянутое белой тканью, и убедившись, что незнакомец не спешит приходить в себя, девушка облегчённо выдохнула. Всмотревшись в лицо нежданного гостя, Лана поняла, что он совсем не напоминает ей бандита. Да и не был он похож ни на одного и з тех, чьи фото висели на стенде «их разыскивает полиция». Правда, не мешало бы ещё осмотреть его тело на предмет татуировок, но раздевать незнакомца девушка не решилась.

Налетевший порыв ветра заставил поёжиться и вспомнить о раскрытой настежь двери. Пришлось вставать и, пыхтя, затягивать холодные, словно лёд, ноги мужчины в дом. Мелькнувшую мысль вытолкнуть его на мороз, девушка отогнала подальше. Её ещё в детстве приучили, что нужно помогать попавшим в беду. Бабушка Аня, от которой Лане достался этот дом, и приучила.

Оглядев получившуюся композицию, Лана нагнулась и потрясла незнакомца за плечо.

— Эй, вы собираетесь вставать, или вам и на коврике неплохо?

Ей, конечно же, не ответили. Недовольно нахмурившись, Лана посмотрела в сторону дивана, затем на мужчину, опять на диван и отправилась за пледом. Дотащить эту тушу у неё точно не получится, а так хоть совесть успокоит, ведь сделала, как и учили, всё, что смогла!

Разобравшись с более или менее комфортным обустройством на полу странного гостя, девушка направилась на кухню. Там уже давно закипела вода в чайнике, и противный писк из носика оглашал весь дом. Выключив электрическую плиту, Лана недовольно посмотрела на мигающую под потолком лампочку. Из-за нежданного сюрприза, девушка совершенно забыла заправить генератор. А оставаться в темноте с незнакомцем ей не хотелось.

— Ну да, будто при свете безопаснее будет, — недовольно пробурчала она, натягивая сапоги и куртку.

С тоской посмотрев на входную дверь, направилась к чёрному входу. Воспитание не позволяло переступить через мужчину, словно он предмет мебели. Зато теперь пришлось пробираться к сараю через сугробы. Позади дома снег никто не чистил, да Лана и не собиралась там бродить.

Разобравшись с насущной проблемой, девушка вернулась в дом и специально принялась громко стучать посудой, не забывая при этом держать рядом с собой биту. Правда, она сильно сомневалась, что сможет справиться с таким богатырём, но было хоть какое-то ощущение безопасности.

Прошло два часа, а мужчина всё так же продолжил лежать в прихожей без сознания. Лана пила чай, сидя на диване и раздраженно поглядывая в его сторону. Она приехала в эту глушь, чтобы побыть одной и решить, как жить дальше, а не для того, чтобы к ней в дом являлись столь странные гости.

Совсем недавно Светлана Колесова была абсолютно счастлива. Она закончила институт по специальности менеджмент, ей держали место в престижной фирме, а ещё был красавец жених, с которым они планировали расписаться в следующем году. Шутка ли, провстречаться пять лет и ни разу крупно не поскандалить. Тем более, Сашка тоже работал в той фирме, выпустившись из института на год раньше Ланы. А в итоге что?

Жених пошёл «налево», в жаркие объятия дочки вице-президента, да ещё и ребенка ей умудрился заделать с первого раза! Соответственно, Лана с ним рассталась и, конечно же, место в фирме потеряла. Впав в депрессию из-за предательства, она прекратила общение со всеми подругами, не желая видеть сочувствие в их глазах. Сколько бы ещё так продолжалось, неизвестно, но друзья не пожелали оставлять её в покое. Поговорив с родителями девушки, они дружно запихнули её в поезд, отправив в эту глушь. Первым порывом Ланы было сойти с поезда и… К чему бы привело это «и», она не знала, поэтому смирилась. А проживя здесь уже два дня, даже испытала чувство благодарности к близким.

И тут такой подарок, как снег на голову!

— Вот и как мне теперь спать идти? — недовольно буркнула она, с грохотом поставив пустую кружку на журнальный столик. — Время полпервого, самый сон!

Сцедив в кулак зевок, девушка побрела к себе в спальню, чтобы принести оттуда подушку и одеяло. Вновь устроившись на диване, она включила стоявший на паузе диск и приготовилась провести бессонную ночь. Притянув к себе биту и постоянно настороженно поглядывая на незнакомца, развалившегося у входной двери, Лана пыталась погрузиться в сюжет мелодрамы.

Когда за окном только-только начало светлеть, мужчина, наконец, очнулся. Не открывая глаз, он чутко прислушался к окружающей обстановке. Всё было тихо, кроме раздававшегося где-то неподалёку тиканья. А ещё обоняние вожака уловило весьма странные запахи. Какие-то ему понравились, напоминая о доме, а какие-то вызвали отвращение.

Слегка пошевелив руками и ногами и убедившись, что не связан, вожак открыл глаза и осмотрелся. Большая комната тонула в полумраке, но звериное зрение помогло рассмотреть всё в мельчайших деталях. Неожиданно раздался глухой звук, привлекая внимание к спящей девушке. Она склонила голову на высокую мягкую спинку, плотно закутавшись в одеяло.

«Интересно, почему она спит в такой неудобной позе?» — подумал мужчина.

Осторожно приблизившись, он только захотел внимательнее рассмотреть свою спасительницу, как девушка открыла глаза и испуганно уставилась на него. Несколько мгновений они, не отрываясь, смотрели друг друга.

— Не подходи! — прохрипела хозяйка негостеприимного дома и, заметив валяющуюся на полу биту, нагнулась за ней.

Вот только затёкшее за ночь тело сыграло с девушкой злую шутку. Охнув, Лана не удержалась и начала падать. И только сильные руки незнакомца удержали её от болезненного удара об пол.

— Я не причиню тебе вреда, — раздался над головой приятный баритон.

— Так я и поверила психу, разгуливающему по зимнему лесу босиком, — фыркнула Лана, когда её водрузили на место.

— А зачем же тогда в дом пускала? — удивился мужчина.

— Потому что дура, — печально созналась девушка. — Ты вообще кто такой и как здесь оказался?

— Меня зовут Данияром, — представился мужчина, склонив голову. — Я вожак одной из северных стай Предрассветных гор…

— Чего? — переспросила Лана, принявшись вновь нашаривать биту. — Какой-какой вожак?

— Один из сильнейших, — пояснил Данияр.

И не было в его голосе бахвальства, а простая констатация факта. Именно эта спокойная уверенность больше всего и напугала девушку. Мысленно пообещав себе больше никогда не помогать незнакомцам, Лана всё же свалилась с дивана.

— Не подходи! — рявкнула она, как только мужчина начал сгибаться. — Уходи из моего дома, немедленно!

Грозно выставив биту перед Данияром, девушка принялась отползать назад.

— Я не обижу тебя, — устало повторил мужчина.

— Сумасшедшие всегда так говорят! — с уверенностью заявила Лана, хотя никогда прежде с психами не сталкивалась.

— Я в здравом уме! — заверил её Данияр, замерев.

— Ну да, — фыркнула Лана. — Именно поэтому ты практически раздетый по лесу шастал, да ещё про какую-то стаю говорил.

— Не про какую-то, а про стаю северных волков.

«Всё, приехали, — с грустью подумала девушка. — Ну, ты и попала, Ланка!»

— Неужели ты никогда не слышала о нас? — удивился Дан, с интересом рассматривая странную одежду своей спасительницы.

В его стае самки тоже носили брюки, только не такого странного покроя. Да и кофточка эта тонкая… С глубоким вырезом, так и привлекающая взгляд к высокой полной груди.

— И не слышала, и не видела, — пропыхтела девушка, выпутываясь из одеяла. — Ещё скажи, что ты оборотень.

— Оборотень? — не понял Данияр, на мгновение задумываясь. — Да, мы все оборачиваемся.

— Кошмар, — вынесла вердикт Лана, снизу вверх смотря на мужчину.

Отметив и его мускулистую фигуру, и красивое, с хищными чертами, лицо, она неожиданно расстроилась. Такой видный мужчина, а сумасшедший.

— Тебе лечиться надо, — выдала Лана и испуганно зажала себе рот рукой.

— Так здоров я, — заверил Данияр. — Недолго по лесу бродил, а потом у тебя отогрелся. Понимаю, что опасаешься меня, поэтому прошу указать, где мы находимся, чтобы я мог к своим вернуться.

— В России, где ж ещё? А конкретнее…

Что говорила его спасительница, Дан не слушал, оглушённый названием незнакомого места. Он прекрасно знал, что такой страны в их мире нет, и не было никогда, а значит…

— Эй, ты меня слушаешь? — спросила Лана, заметив его растерянность.

— Мир не мой, — выдохнул Данияр и, развернувшись, побрел к входной двери.

— В смысле не твой? — опешила Ланка. — А чей тогда?

— Твой.

Резко распахнув дверь, Дан вышел на улицу, с тоской обозревая открывшийся ему вид. Не обмануло чутьё, здесь действительно всё чуждо ему. И как теперь быть, гордый вожак не знал.

— Не выхолаживай дом, — прикрикнула Лана наконец вставая с пола. — Вернись назад, сейчас завтрак приготовлю.

Не став дожидаться ответа, она направилась на кухню, попутно задаваясь вопросом: зачем позвала этого странного парня? Было бы намного проще, если бы Данияр ушёл. Только почему-то растерянный взгляд серых глаз не желал оставлять её в покое. Захотелось хоть чем-нибудь помочь ему, пусть даже это будет еда и одежда.

«Вот бы его ещё в больницу спровадить, — размечталась Лана, доставая продукты из холодильника. — Может, получится вылечить».

Когда Данияр, пройдя на кухню, сел на стул, девушка испытала облегчение. Всё же мелькнула мысль, что он, расстроенный тем, что очнулся в незнакомом месте, мог уйти вновь бродить по лесу. Правда, почему её это так взволновало, понять не могла. Каким бы он красивым не был, а всё же с психикой явные нелады. Значит, он может быть опасен.

— Я так и не знаю, как тебя зовут, — нарушил Дан молчание.

— Лана, — представилась девушка, не отвлекаясь от готовки.

— Как? — сипло переспросил двуипостасный.

— Вообще, моё полное имя Светлана, — пояснила она. — А Лана — это сокращение.

Данияр с трудом перевёл дыхание. Имя его богини, сорвавшееся с уст девушки, повергло его в шок. Осознав, что находится очень далеко от дома и, возможно, не сможет вернуться назад, он точно не ожидал такого сюрприза.

«Как же так получилось? — лихорадочно принялся думать Дан. — Неужели тот переход открыла наша богиня? И всё для меня? Чтобы я нашёл её? Неужели она моя невеста?»

Теперь вожак с ещё большим интересом принялся разглядывать свою спасительницу. Невысокая, ниже его на полторы головы, стройная и светловолосая Лана определённо находила отклик в его душе. Вот только не ошибся ли он?

По привычке Данияр обратился к своему зверю, но с горечью почувствовал лишь пустоту. Создавалось впечатление, что волка никогда и не было, но мужчина прекрасно помнил и его силу, и его свободолюбие, и восторг от первого оборота. А теперь от верного соратника, от половины его души не осталось ничего…

Сжав кулаки и крепко сцепив зубы, Данияр решил, во чтобы то ни стало, найти дорогу домой. Если не ради себя, то ради волка точно!

От грустных мыслей его отвлек запах жареного мяса, смешанный с ароматом специй. Принюхавшись, Дан довольно зажмурился. Лана определённо умела готовить.

«Хорошая жена будет», — удовлетворенно подумал двуипостасный и тут же нахмурился.

Сам того не ожидая, Данияр подумал о девушке, как о своей паре. А затем, расслабившись, решил положиться на волю богини. Если той было угодно отослать его в другой мир, то кто он такой, чтобы противиться воле высших сил?

— Сейчас позавтракаем, а потом я подберу тебе что-нибудь из одежды отца, — сказала Лана, расставляя приборы на столе.

Заметив жадный взгляд, брошенный Данияром в сторону сковороды, мысленно похвалила себя за правильное решение. Это она утром обходилась только чаем и булочкой, а такому крупному мужчине нужно было что-то посущественней.

Завтрак проходил в полном молчании. Лана осторожно наблюдала за тем, как мужчина ест, и гордилась собой. Судя по удовольствию, которое светилось в глазах Динияра, ему всё очень нравилось. А что ещё сильнее может польстить женщине, как не удовлетворённость от её готовки?

Когда он отодвинул тарелку и вопросительно посмотрел на девушку, Лана уже закончила завтракать. Быстро собрав посуду, сгрузила всё в раковину, на секунду замешкалась. Она не любила оставлять за собой грязь, но сейчас важнее было найти одежду. Хорошо хоть её отец тоже был высоким и крупным мужчиной. Правда, с годами эта крупность переросла в полноту, но главное, чтобы размер подошёл!

Зайдя в одну из комнат, Ланка открыла шкаф и принялась вытаскивать оттуда вещи. Периодически глядя то на одежду, то на Данияра, она откладывала то, что по её мнению должно было налезть на него.

— Ты пока примерь, а я пойду ботинки и куртку поищу, — распорядилась Лана, выходя из комнаты.

Чтобы найти старые отцовские ботинки, ей понадобилось перерыть всю кладовку. Посмотрев на образовавшийся бардак, она сделала мысленную пометку навести здесь порядок. Некоторые вещи, копившиеся годами, давно уже было пора выбросить.

Услышав тихие шаги, Лана резко обернулась и в восхищении замерла. На Данияре всё сидело как влитое, красиво подчёркивая совершенное тело. Разглядывая его, девушка настолько погрузилась в свои мысли, что сумела очнуться только от звонка телефона.

— Примерь, — всунув ему в руки обувь, она поспешила к себе в спальню.

Как и ожидалось, звонила мама. Она каждое утро связывалась с дочерью, чтобы узнать, как у той дела.

— Да, мам, — ответила Лана.

— Ну, как ты там? — раздался в трубке обеспокоенный голос.

— Всё хорошо, — в который уже раз за эти дни сказала девушка.

— Будь осторожнее, мало ли, кто может бродить в этой глуши.

Скосив взгляд на дверь, Лана мысленно хмыкнула. Мама была абсолютно права, вот только говорить ей об этом не стоило. Ещё не хватало, чтобы родительница подняла на ноги всю округу.

— Тогда зачем вы меня сюда отправили? — насмешливо поинтересовалась девушка.

— Поверь, родная, я уже много раз пожалела, что поддалась на уговоры твоих подруг, — и женщина тяжело вздохнула.

— Я, наоборот, благодарна вам, — быстро заверила Лана. — Мне это было очень нужно. Ладно, я пойду, хочу разобрать вещи в кладовке. Завтра созвонимся.

Попрощавшись, она положила телефон на тумбочку и, обернувшись, вздрогнула, наткнувшись на внимательный взгляд серых глаз.

— Это какой-то артефакт связи? — спросил Данияр, проходя в спальню.

— Артефакт? — непонимающе переспросила Ланка, а потом еле заметно поморщилась.

Она уже как-то успела забыть, что её нежданный гость не совсем адекватен.

— Да, можно и так сказать.

— Никогда такого не видел! В вашем мире тоже есть маги? Возможно, они сумеют мне помочь вернуться.

— Стоп, стоп! — вытянув руки перед собой, Лана заставила его замолчать. — Это не волшебство, а технология.

— Тех-но-ло-ги-я, — повторил мужчина незнакомое слово. — Что это такое?

— Ну… Как бы тебе объяснить… — девушка на некоторое время задумалась. В твоём мире есть ветряные мельницы? — спросила первое, что пришло в голову.

— Конечно, есть.

— И их работа зависит от ветра? — уточнила Лана и, дождавшись согласного кивка, продолжила: — А в нашем мире ветер мельницам не нужен. Мы придумали механизм, который помогает в этом. Так же, как и мой телефон... Он тоже… механизм, только более сложный.

Выдохнув, девушка искренне понадеялась, что Данияр её поймёт. Она никогда не ожидала, что объяснять привычные для себя вещи будет так сложно.

— Вы великие маги! — с восхищением сказал мужчина.

— Да не маги мы! — Ланка с досадой прикусила губу. — Порталы между мирами точно строить не умеем.

Заметив, как моментально потускнели серые глаза, она испытала прилив сочувствия. Сумасшедший, или нет, но Данияр искренне верил в другой мир и переживал по этому поводу.

— Хорошо, — вздохнула Лана, присев на кровать. — Ты ведь понимаешь, что я не верю тебе. Слишком невероятно звучат твои слова о другом мире и оборотных. Или как вас там называют?

— Двуипостасные, — ответил Данияр и опёрся плечом о дверной проём. — И что де мне сделать, чтобы ты поверила?

— Обернись, — серьёзно сказала девушка, пусть ей и хотелось усмехнуться.

— Я не могу.

— Почему же? Это какая-то тайна, или запрет?

— Нет, я просто не чувствую своего волка. Как только меня выкинуло порталом, он словно исчез.

— И ты действительно надеешься, что я приму такой ответ? Данияр, неужели не понимаешь, как это выглядит со стороны? Мужчина, утверждающий, что является об… двуипостасным из другого мира, потерявший своего волка и непонятно зачем оказавшийся посреди зимнего леса в нашем мире.

— Ты не права только в одном, — Дан криво улыбнулся. — Я понял замысел богини.

— Кого? — опешила Лана, покосившись в сторону спальни, в которой лежал её мобильный телефон.

— Несколько месяцев назад, до праздника лунной богини, ко мне явилась её вестница, чтобы сказать, что моей пары нет среди нашей стаи.

— И посоветовала прийти в наш мир? — Лана скептически выгнула бровь.

— Нет, сказала, чтобы я не участвовал в погоне за волчицами, — пояснил Данияр. — Я так и сделал, а когда меня загнали на поляну…

— Стоп! — опять перебила девушка. — Что за погоня и почему тебя загоняли?

Вздохнув, вожак понял, что просто не будет. Девушка не только не верила, но и не понимала их обычаев. А значит, ему придётся сильно постараться, чтобы всё правильно объяснить.

— Ты не против, если я присяду? — Данияр указал на кресло.

— Конечно, — согласилась Лана. — В ногах правды нет.

Нахмурившись, Данияр попытался понять, что она имела в виду, но затем решил вернуться к более важному разговору.

— Раз в три года у нас наступает священная ночь, когда самцы двуипостасных отправляются на охоту за самками. Волчицы прячутся, чтобы все усложнить. Ведь только самый сильный и выносливый достоин заполучить себе пару. Наш мир суров, и если волк слаб, то значит, и его волчица, и будущее потомство будут в опасности.

— Естественный отбор, — пробормотала Лана. — Это я могу понять, а что там за история с твоим преследованием?

— В этот праздник я последовал совету вестницы и решил переждать до утра в тихом месте, — принялся рассказывать Дан. — Но там была одна волчица… Она настоящая красавица в обеих ипостасях, и я бы был не против взять её в жены, если бы не веление богини. Мне пришлось скрыться, а затем на мой след вышли и другие самки. Вот благодаря им я и оказался на той поляне с порталом. Сначала даже не понял, где оказался. Думал, что вышел к дому сильного мага.

— А тут я… — закончила за него Ланка. — И поэтому ты решил, что это всё воля вашей богини?

Девушка сама не поняла, почему вдруг начала верить ему. Возможно из-за его серых глаз, в которых не было видно и капли безумия. Или из-за уверенного голоса, в котором не сквозило и тени сомнения. А может… просто хотела поверить ему?..

— Не совсем так, — Дан качнул головой. — Понял я это, когда услышал твоё имя.

— Имя? — удивилась девушка. — При чём тут оно?

— Нашу богиню зовут Лана.

Кровь бросилась в лицо девушки, а дыхание перехватило. Резко вспомнилось, что они в доме совершенно одни, да и до ближайшего населённого пункта далеко. Затравлено осмотревшись по сторонам, Лана уперлась взглядом в кровать. Быстро посмотрев на мужчину, она испуганно охнула, наткнувшись на пристальный взгляд серых глаз.

— Ты думаешь, что я… Что мы… — силясь сказать хоть что-то, она принялась сползать с кровати.

— Сидеть!

И столько власти было в голосе Динияра, что Лана против воли последовала его приказу, испуганно замерев.

Теперь перед ней был не растерянный незнакомец, а сильный и властный мужчина. Такой определённо мог бы управлять…

«Стаей оборотней?»

Тяжело сглотнув, девушка пыталась придумать, как ей спастись, но мысли предательски путались. Всё, на что хватило сил, так это позорно не разреветься от ужаса. Ей ещё никогда не было так страшно, как в эти мгновения, растянувшиеся, казалось, на многие часы.

— По нашим законам мне было бы достаточно схватить тебя и удерживать до тех пор, пока ты не признаешь поражение, — спокойно сказал Данияр, впрочем, даже не пытаясь сдвинуться с места. — Но я понимаю, что это твой мир, и здесь действуют другие правила. Правда, неприятно удивлён твоей беспечностью. Родись ты у нас, то долго не прожила бы, если бы впускала в дом посторонних.

— У нас тоже так не делают, — хрипло ответила Лана. — Вернее, делают, но только когда в доме есть мужчина.

— А ты, значит, решила поступить по-своему? — выгнув бровь и скрестив руки на могучей груди, Дан неодобрительно покачал головой.

— Сглупила, — согласилась девушка. — Так может, ты уйдёшь, и мы…

— Нет уж, свой шанс на обретение пары я точно упускать не собираюсь.

— Но я против!

— Ты передумаешь.

И столько обещания и предвкушения было в его голосе, что Лана тут же поверила. Не стоило и сомневаться, если этот мужчина чего-то захотел, то обязательно добьётся желаемого.

— И… что теперь? — выдохнула Лана, не зная, как ей поступить.

— Я дам тебе время привыкнуть ко мне, — пообещал Данияр. — Дней пять, думаю, хватит.

— Всего? — охнула девушка.

— Этого более чем достаточно, — заверил двуипостасный. — В моём мире я бы уже сейчас заявил на тебя свои права. Надеюсь, ты осознаёшь, как именно?

— Да? — Лана почувствовала, как лицо обдало жаром, стоило только представить, что могло последовать за его признанием.

— Прекрасно. Тогда расскажи мне о своём мире, а я поведаю о моём. Так мы сможем лучше понять друг друга.

— Что именно ты хочешь узнать?

— Ваши традиции, в первую очередь.

Решив, что от разговоров беды не будет, Лана принялась тихо рассказывать. Сейчас главное было не вызывать агрессии у мужчины и, улучив момент, попробовать сбежать от него.

Правда, спустя час она настолько увлеклась рассказом Данияра о его мире, что и думать забыла о спасении. И пусть некоторые традиции ей показались варварскими, но Лана не могла не признать: побывать в мире оборотней было бы увлекательно.

«Только боюсь, назад мне дороги не будет», — с грустью подумала она.

— Как тебе мой мир? — поинтересовался Данияр.

— Твои рассказы о нём довольно интересны, — призналась Лана. — Хоть некоторые ваши законы и кажутся мне довольно жестокими.

— Наши законы и традиции делают нас сильнее, — не согласился мужчина. — А вот ваши… Мне кажется, реши мы завоевать твой мир, вы бы не устояли. Слишком слабы.

— Неправда! — воскликнула Лана. — У нас очень много сильных людей.

— Но не все, а лишь некоторые.

— Значит, мне нужно было оставить тебя умирать на холоде?

Пусть девушка и понимала, что так действительно избежала бы всей этой неприятной ситуации, но всё равно стало обидно.

— Да, именно так у нас бы и поступили самки, если бы в доме не было достойного защитника.

Неожиданно лампочки в люстре замигали, привлекая к себе внимание. Решение, как сбежать, пришло неожиданно. Лана еле сдержалась, чтобы не показать свою радость.

— Мне нужно заправить генератор, если мы не хотим остаться без света. Это займёт всего десять минут.

Выйдя в гостиную, она как можно более спокойно надела сапоги и куртку. Не помешало бы прихватить ещё и шапку с шарфиком, но это могло вызвать ненужные подозрения. А до ближайшего посёлка она дойти сможет, раньше, когда гостила у бабушки, часто так ходила. Места все знакомые, не заплутает.

— Я скоро, — пообещала Лана, пристально смотрящему на неё мужчине.

Выйдя на улицу и вдохнув морозный воздух, она не спеша направилась к сараю. Там, в одной из стен, две доски были плохо приколочены. А уж перемахнуть через забор труда не составит! Главное, суметь уйти как можно дальше.

Оказавшись в сарае и не тратя времени даром, Лана пролезла через образовавшуюся щель в досках, как можно тише перелезла забор и припустила по снегу. Ледяной ветер кинул ей в лицо пригоршню колючих снежинок, но девушка даже не обратила на это внимания. Важно было как можно дальше отбежать от дома и только потом выбраться на дорогу, ведущую к посёлку. Она не хотела рисковать и слишком рано выходить на открытую местность.

Иногда Лана останавливалась, чтобы отдышаться, а затем вновь возобновляла бег. И когда решила, что отбежала уже достаточно, её схватили, перевернули и уронили в сугроб. Сдавлено охнув, Лана посмотрела в усмехающееся лицо Данияра.

— Набегалась? — поинтересовался он, даже не думая вставать с неё.

— Как ты?.. — не сумев договорить, девушка судорожно вздохнула.

— Я с самого начала шёл за тобой. Пусть и не чувствую сейчас своего волка, но зрение, слух и нюх остались при мне.

— Мутант! — зло сказала Лана, принявшись пихать его в плечи. — Слезь с меня, чудовище!

— Разве ты этого хочешь? — насмешливо спросил Дан, не став обращать внимание на непонятное слово, которым наградила его девушка. — Своим побегом ты дала понять, что совсем не прочь следовать нашим традициям. И знаешь что?

— Что? — Лана испуганно уставилась на своего мучителя.

— Когда волк ловит волчицу и перебарывает строптивицу, удерживая на месте… — Данияр понизил голос, склонившись к её уху. — Он ставит на ней метку принадлежности… — проведя кончиком носа от уха, по щеке, к её носу, мужчина сильно втянул воздух, впитывая и запоминая аромат своей пары. — Чтобы никто не посмел усомниться, кому она теперь принадлежит, — выдохнул он в приоткрытые губы Ланы и поцеловал ее.

Оглушённая его словами, девушка даже сначала не поняла, что происходит. А потом, влекомая его губами, и вовсе потерялась в ощущениях. Это не был нежный поцелуй. Скорее он был призван указать на то, что она теперь принадлежит Данияру.

Совершенно загипнотизированная страстью, исходящей от мужчины, Лана забыла и где находится, и с кем сейчас целуется, отдавая всю себя. Сила, с которой Данияр сжимал её в объятиях, кружила голову, принося эйфорию. Девушка никогда не думала, что будет так приятно ощущать чью-то власть над собой и покоряться ей.

И когда Данияр отстранился, непроизвольно потянулась вслед за ним, не желая прерывать поцелуй.

— Нам нужно возвращаться назад, пока ты окончательно не замёрзла, — сказал двуипостасный, ставя девушку на ноги.

Только тогда к ней пришло осознание произошедшего. А ещё стыд и… страх. Собственное поведение показалось до ужаса неправильным. Желание подчиняться совершенно незнакомому мужчине оглушало, заставляя безвольно следовать за ним. Совершенно дезориентированная, Лана безропотно шла вперёд, пытаясь хоть как-то осмыслить свои порывы.

— Нам осталось совсем недолго, — вновь заговорил Данияр, когда она споткнулась.

— И что теперь будет? — спросила Лана, и желая, и страшась услышать ответ.

— Я не изменю принятому ранее решению. Если ты, конечно, не попытаешься вновь сбежать. В этом случае, не могу гарантировать, что сдержусь и не сделаю тебя своей по нашим законам.

— А если я не захочу?

— Твой отклик ясно дал понять, что ты уже согласна, просто упрямишься.

— Это всё из-за неожиданности!

Резко остановившись, Данияр пристально посмотрел на девушку.

— Лана, я и так слишком терпелив и непозволительно мягок с тобой, — наконец, сказал он. — Будь мы в моём мире, ты бы уже подчинилась. Ты слишком слаба. Я сильнее.

— Ты мне угрожаешь? — Лана вновь испытала прилив страха, напомнив себе, что злить его не стоит.

— Нет, просто говорю правду.

Когда они вернулись в дом, девушка уже практически не чувствовала своего тела, так сильно замёрзла. В итоге Данияру пришлось помогать ей снимать верхнюю одежду. Хорошо хоть в ванную к ней не ввалился. Правда, и далеко не ушёл, оставаясь следить за дверью, словно думал, что у Ланы хватит глупости выскочить голой на мороз.

Стоя под горячими струями воды, девушка думала обо всём произошедшем. Данияр пугал, как и реакция ее тела на этого мужчину. Лана уже не один раз прокляла тот момент, когда открыла дверь и пожалела потерявшего сознание незнакомца. В первую очередь стоило вызвать скорую и полицию. Пусть бы они добирались долго, но уж точно сейчас бы мужчина находился совсем не здесь. А она спокойно жила бы, вспоминая потерянные возможности, предательство любимого…

Резко крутанув вентили, Лана выключила воду и потянулась за полотенцем. Последняя мысль вызвала глухое раздражение и злость на себя. Впервые девушка подумала о том, сколько времени потеряла из-за своей депрессии и нестоящих её переживаний людей.

Решение пришло неожиданно. Было ли оно продиктовано злостью, или же глупостью — Лана не задумывалась. Но стремление поменять что-то в своей жизни, вот прямо сейчас, заставило её выйти из ванны, чтобы сказать поджидавшему Данияру:

— Я согласна!

— На что? — опешил мужчина.

— На твои ухаживания! — гордо задрав голову и перехватив начавшее сползать полотенце, Лана всем своим видом выражала решительность.

— И с чего вдруг такие перемены? — спросил Дан у… полотенца.

Почувствовав себя полной дурой, девушка скрестила руки на груди. Прикрыть ничего не прикрыла, но хоть немного почувствовала себя уверенней.

— Ты ведь всё равно не отстанешь, — принялась объяснять она. — Так почему бы не попробовать?

— Да неужели? — Данияр скептически выгнул бровь, медленно и с видимым удовольствием осмотрев всё то, что не прикрывал махровый лоскут ткани.

— Обещаю больше не сбегать и действительно попробовать принять твои ухаживания!

На мгновение задумавшись, мужчина довольно улыбнулся.

— Когда начнёшь? — немного нервно спросила Лана.

— Как только ты оденешься, — хмыкнул Дан. — Или желаешь начать сразу с обряда?

Яростно покачав головой, она сбежала к себе в спальню. А там, пока одевалась, поняла, что её решимость начинает понемногу таять. Недовольно поджав губы, Лана приказала себе не трусить и действительно не сопротивляться ухаживаниям двуипостасного.

Правда, если бы она знала, как именно он будет это делать…

Если девушка надеялась на задушевные беседы и романтические знаки внимания, то Данияр очень скоро развеял её заблуждение.

Не проходило ни одного часа, чтобы он не прикоснулся к ней. Стоило Лане пойти готовить обед, как Дан тут же вызвался помочь. Когда она попыталась достать с верхней полки кастрюлю, он прижался к ней и, словно не понимая, за чем именно она потянулась, принялся перебирать кухонную утварь. Девушка с трудом сохранила невозмутимый вид, хотя внутри всё замирало, а сердце принялось учащённо стучать.

Когда же она решила помыть посуду, Данияр заботливо убрал назад её распущенные волосы, ласково проведя кончиками пальцев по нежной коже Ланы. Прикусив губу, она заставила себя не делать глубоких вдохов, чтобы не выдать своего состояния – а от его прикосновений её бросало в дрожь.

Обед и вовсе стал практически непреодолимым испытанием. Мужчина смотрел на неё таким голодным взглядом, что она начала опасаться оказаться на столе вместо главного блюда. А уж когда Данияр вызвался покормить её, мотивируя это традициями его мира, сама еле сдержалась, чтобы не наброситься на него. Девушка никогда не думала, что приём пищи может быть настолько эротичным.

И так продолжалось на протяжении четырёх дней. Данияр целенаправленно соблазнял, Лана старательно сдерживалась. А ночи вообще напоминали ад. Во сне она позволяла себе раскрепоститься, тая под его умелыми ласками. Казалось, что девушка горела в нескончаемом пламени страсти, так виртуозно разжигаемым коварным соблазнителем. Вот только… облегчения эти сны не приносили. Ещё ни разу Данияр не дошёл до конца, словно специально мучая её. Как итог, она вставала по утрам в дурном настроении, чувствуя в теле боль от неудовлетворенного желания.

Возможно, так бы и прошли эти отведённые Даном пять дней, если бы Лана не разозлилась, увидев однажды утром довольный блеск в серых глазах. Тогда её и посетило подозрение, что сны были не совсем снами.

«Значит, тебе нравится мучить меня? — размышляла девушка, кромсая ни в чём не повинный кусок мяса. — А если и я отплачу тебе той же монетой? Заставлю сходить с ума от желания?»

Сказано — сделано!

Тем более, что ей не нужно было выдумывать ничего сверхъестественного. Когда Дан в очередной раз отвёл назад её волосы, Лана убрала его руку, словно нечаянно проведя кончиками пальцев по широкой ладони. Шумный вдох стал ей наградой. А дальше и вовсе было легко. Потянуться, дав полюбоваться своей стройной фигурой. Нагнуться, проверяя запекающееся в духовке мясо. Провести пальцами по шее, маскируя всё это разминанием затёкших мышц.

Пылающий взгляд преследовал её повсюду, и Лана ликовала, радуясь своей власти над этим мужчиной. Пока…

— Игр-раешь со мной? — прорычал Данияр, прижав девушку к стене, когда она в очередной раз дефилировала мимо него. — Ты ведь понимаешь, что я это всё так не оставлю?

— Не понимаю, о чём ты? — из детского упрямства ответила Лана.

— Тогда я с удовольствием тебе объясню, — пообещал он, обдав горячим дыханием кожу лица. — И даже покажу…

Голодный поцелуй — начало. Жадные руки, исследующие стройное тело — многообещающее продолжение. Тихий рык и лёгкий укус в шею — желанная награда.

Когда Дан подхватил её на руки и понёс в сторону спальни, Лана уже практически ничего не соображала, плывя в сладком мареве. Осталось лишь одно желание — как можно скорее продолжить то, что началось у стены.

— Ты будешь моей? — спросил Данияр, расстегивая кофточку.

— Да, — без промедления согласилась девушка.

— Ты уйдёшь со мной? — горячие поцелуи в районе груди окончательно спутывают мысли.

— Куда пожелаешь! — воскликнула она, потянувшись к его майке.

В тот же миг их окутало белое сияния, а затем Лана осознала себя лежащей в снегу, а сверху на неё навалился огромный серый волк. Задохнувшись от страха, она силилась сказать хоть слово, закричать, но горло сжал спазм, не давая вырваться ни единому звуку.

Лесной хищник замотал головой, вскочил на ноги, внимательно осмотрев окрестности, а затем вместо него рядом с шокированной девушкой появился Данияр.

— Вернулся! — выдохнул он. — Нас перенесли в мой мир, и мы совсем недалеко от поселения моей стаи.

— Что? — охнула Лана. — А как же я?

Глубоко в душе она сомневалась в правдивости рассказа Дана. А теперь, увидев всё собственными глазами, пыталась осознать, и не могла.

— А ты со мной, — просто ответил Данияр, помогая ей встать.

— Но я не…

— Лана, не бойся, — проникновенно сказал Дан, обнимая её. — Ты моя пара, и никто не посмеет усомниться в этом. Мы будем вместе всегда, я сумею защитить и создать для тебя уютный мир.

Глядя в ставшие родными глаза, Лана позволила себе поверить, и расслабилась. Другой мир? Ну и пусть, ведь главное, что рядом с ней будет Дан. Правда, родных было до безумия жаль. Что они почувствуют, когда поймут: дочь больше никогда не вернётся – думать совершенно не хотелось. Слишком страшно и больно от этого становилось. Вина за своё безрассудное поведение и так уже грызла душу.

Данияр настолько вскружил ей голову, что девушка совершенно забыла об окружающем мире. Ей так понравилось чувствовать себя любимой и желанной, поэтому мысль о родных сумела пробиться только сейчас. Но ведь сделанного не воротишь… Только и остаётся, что жить, неся вину в сердце.

Решив заверить его, что всё хорошо, и она обязательно привыкнет, Лана неожиданно сказала:

— У меня ноги замёрзли.

Посмотрев на её босые ступни, Данияр рассмеялся и подхватил свою пару на руки.

— От холода я тебя тоже спасу, — заверил он.

***

Пять лет спустя.

Наступил очередной лунный праздник. Вожак, как и водится, вывел свою стаю в лес. Сегодня кто-то из них обретёт пару.

Поприветствовав богиню, освещавшую своим ликом ночной зимний лес, огромный серый волк посмотрел на убегающих от них самок. Спустя некоторое время вдогонку отправились и самцы. Охота началась!

А в это время в доме вожака его ждала светловолосая красавица жена. Она только что уложила двоих неугомонных близнецов трёх лет от роду. Мальчикам было ещё рано для обретения своей второй сущности, но они упрямо хотели отправиться вслед за отцом.

Лана убрала с лица одного из сыновей тёмную прядь волос и поправила одеяльце. За прошедшие годы в этом мире она сильно изменилась. И пусть не все законы нового дома пришлись ей по нраву, но женщина изо всех сил старалась приспособиться.

Их появление в поселении пять лет назад произвело настоящий фурор. Стая уже успела распрощаться со своим вожаком, решив, что он погиб. А тут он не только вернулся, но и привёл с собой невесту из другого мира! Как оказалось, не все обрадовались такому положению вещей. И большинством из них были, конечно же, свободные волчицы.

Лишь одна из них, черноволосая красавица, неожиданно поддержала Лану. Уже позже невеста вожака узнала, что её новая подруга, Зарана, сама претендовала на место рядом с Данияром. Вот только судьба, или же сама богиня, распорядилась иначе. В ту ночь, когда Дан исчез, строптивая красавица попалась на пути его лучшего друга Ворена. Серый волк не стал упускать такую возможность, он не только поймал Зарану, но и всё время до появления вожака успешно доказывал ей правильность своего выбора. Как раз за несколько часов до возвращения Данияра, они окончательно всё выяснили между собой.

Волчицы отстали тем же вечером, когда оказалось, что из храма лунной богини вместо простой человеческой девушки вышла белоснежная волчица. Против воли божества никто пойти не решился.

Данияр действительно окружил Лану любовью и заботой, помогая пообвыкнуться в новом и странном для неё мире. Вот только дела стаи очень часто отвлекали его, поэтому первое время ей пришлось нелегко. А ещё Лана до сих пор очень сильно переживала из-за родных, оставшихся в другом мире. Она даже боялась представить, что они пережили, когда их старшая дочь исчезла.

Лана много раз просила лунную богиню хотя бы отправить им весточку, но та осталась глуха к её мольбам. И спустя несколько лет девушка смирилась. Тем более, у неё появились два прекрасных сына, отнимавшие всё её свободное время.

Входная дверь тихо скрипнула, возвещая о возвращении мужа. Лана сбежала вниз по лестнице, чтобы тут же оказаться в крепких объятиях. Вдохнув свежий морозный воздух, принесённый в дом Данияром, она счастливо зажмурилась.

— Спят? — тихо спросил он, целуя жену в макушку.

— Да, не дождались тебя, — подтвердила Лана. — Всё хорошо?

— Утром узнаем, — серьёзно ответил Дан. — А пока… Не воспользоваться ли нам свободным временем, чтобы…

Не договорив, он подхватил на руки тихо рассмеявшуюся жену и быстро отправился в сторону спальни. В последнее время им нечасто удавалось проводить время вместе, и вожак не собирался терять ни секунды.

На мгновение в окне их спальни показался силуэт прекрасной среброволосой девы. Она с любопытством посмотрела на целующуюся пару, а затем исчезла. В эту праздничную ночь лунная богиня ещё раз благословила своих детей. Но об этом подарке они узнают чуть позже. А пока они и так были счастливы.


Октябрь 2017г.


Оглавление

  • Юлия Шкутова Лунная невеста