Искажающие реальность-2 (fb2)

Михаил Атаманов Искажающие реальность-2

Вступление. Глазами врага

Па-лин-ту, столица Первой директории

Дворец правящего совета

Малый зал заседаний


В строгой официальной тёмной тоге без регалий и знаков отличий подчёркнуто неторопливо и с достоинством Тумор-Анху Ла-Фин шёл по освещённой дорожке к трибуне для выступлений. Боковым зрением старик улавливал в полутёмном притихшем зале целые ряды холодных сияющих глаз. Верховному магу даже не требовалось прибегать к своим псионическим способностям, чтобы чувствовать страх собравшихся и понимать, с каким огромным удовольствием все эти находящиеся в зале правители младших рангов сожрали бы его, соверши он ошибку или продемонстрируй слабость и неуверенность. Все эти маги боялись и уважали только силу. И потому ни один мускул не дрогнул на величественном и гордом лице соправителя Тумора-Анху Ла-Фина, пока он шёл по залу.

Привычный посох верховного мага пришлось оставить при входе во дворец — охрана предельно корректно и вежливо, но всё же непреклонно попросила старого чародея заменить магическое оружие на эту бесполезную и безопасную бутафорию, на которую Тумор-Анху Ла-Фин опирался сейчас при ходьбе. Это раздражало старого мага и давало лишний повод задуматься над шаткостью его нынешних позиций, ведь уже лет сорок как ему разрешали оставлять волшебный инструмент при себе, и во время длительных заседаний магическая поддержка от посоха была очень даже кстати для его старых костей.

В любой другой день Тумор-Анху Ла-Фин пошёл бы на обострение и закатил бы грандиозный скандал, потребовав должного уважения к своим сединам и титулу соправителя — одному из трёх властителей всего человечества. От тех наглецов, что дерзнули остановить его при входе во дворец, остались бы лишь лужи протоплазмы или обугленные тела. Но сегодня день был исключительно неподходящим для любых связанных с его личностью скандалов — ведь на этом заседании совета правителей, фактически, решался вопрос о его компетенции и соответствии роли мудрого и уважаемого правителя фракции в игре, искажающей реальность. А дела в игре, как назло, в последние дни складывались не слишком удачно…

Игра, искажающая реальность, с самых первых дней захватила умы правящей аристократии своими поистине безграничными возможностями. Новые знания, рост магической силы в игре и соответствующий рост в реальном мире, абсолютное здоровье и при соблюдении определённых условий фактически бессмертие — всё это делало участие в игре настолько желанным, что поначалу даже имели место дуэли со смертельным исходом за право поскорее стать участниками игры. И потому не было ничего удивительного в том, что все три соправителя человечества пожелали взять процесс под свой контроль и сами приняли участие в игре, возглавив три разные фракции.

С тех пор этому виртуальному проекту, уже принесшему немало потрясающих открытий и продвинувшему науку на столетия вперёд, правящий совет отводил первостепенную роль. По первому слову лидеров фракций в игру вводились ценные ресурсы для обмена с инопланетными расами на технологии, целые институты аналитиков и магов-прорицателей определяли наиболее выгодные линии поведения с соседями и оптимальные стратегии развития, а людей нужных профессий, не взирая на их ранги и прочие обстоятельства, сдёргивали с насиженных мест и перебрасывали в виртуальный мир. Ради успеха в игре на задний план были отодвинуты все проблемы реального мира — голод в Третьей директории, восстание против магов в Шестой и даже признание частью совета самозваного монарха Второй директории — удачливого и популярного в войсках полководца, но первого «не мага» среди правителей за последние восемьсот лет.

Выступление Тумора-Анху Ла-Фина было третьим по счёту. Два других соправителя уже успешно отчитались и с блеском доказали своё право вести за собой людей не только в реальном мире, но и в игре, искажающей реальность. И вот правящий совет собирался заслушать отчёт лэнга Тумора-Анху Ла-Фина о состоянии дел на вверенной ему территории. Вопросов к нему накопилось немало, и старый маг шёл к трибуне, словно на эшафот.

Лишь уже подойдя к трибуне, Тумор-Анху Ла-Фин позволил себе слегка повернуть голову и бросить взгляд на почётные места двух других соправителей. На тоге соправителя Анри-Хуви Ла-Шина красовалась яркая красная лента, означавшая, что вести сейчас заседание будет именно он. Добрый знак! В отличие от соправителя Онури-Унта Ла-Варреза у этого спикера не имелось личной неприязни к докладчику, и он не стал бы преднамеренно «топить» его каверзными вопросами и ехидными замечаниями. Анри-Хуви Ла-Шин был почти что другом, насколько вообще возможна дружба среди высшей аристократии человечества. Да, за свою лояльность Анри-Хуви Ла-Шин наверняка потребует в будущем каких-то политических уступок: возможно включения своего сына в состав правящего совета или концессию на управление сетью новых строящихся термоядерных электростанций для своей младшей супруги, но эти вопросы были вполне решаемы.

Итак, за спиной докладчика загорелся огромный экран, и зал притих, ловя каждое слово выступающего. Тумор-Анху Ла-Фин уверенно сыпал цифрами и параметрами, даже не оглядываясь на картинки за спиной и демонстрируя собравшимся отличную память и острый ум. Уверенное развитие колонии. Пять хорошо развитых гексагонов, ещё два соседних подготовлены к колонизации. Столичный гексагон достиг четвёртого уровня развития. Число членов фракции превысило отметку в три тысячи семьсот человек. Развитая промышленность. Полное обеспечение фракции всем необходимым от продуктов питания до высокотехнологичного оружия. Налажена торговля с сюзеренами. Строится высокоскоростная дорога к космопорту гэкхо. Соседи… эту тему лэнг фракции отметил как наиболее важную и посвятил ей львиную часть своего доклада. Опытный политик, он прекрасно понимал, что лучше самому расписать проблемную тему и заранее расставить нужные акценты, чем позволить это сделать кому-либо из недоброжелателей, но уже в невыгодном свете.

По словам уважаемого мага, выходило, что соседи попались неспокойные. Но если с гарпиями и прочими мифическими тварями особых проблем не возникало, так как все они были примитивными НПС и к тому же безнадёжно отставшими в технологиях, то вот с живыми людьми вышло сложнее. Встреченная в игре фракция H3 оказалась весьма воинственной, с количеством игроков порядка полутора тысяч, причём большинство членов вражеской фракции составляли профессиональные военные с огромным опытом боевых действий в своём реальном мире. Прямые боестолкновения с соседями, несмотря на превосходство в численности и технологиях, не принесли должного результата и каждый раз заканчивались возвращением противоборствующих сторон к исходным позициям. А изучение фракцией Н3 трофейного оружия и оборудования, как и использование в бою захваченных образцов, грозило нивелировать изначально имевшееся технологическое лидерство.

Поэтому стратегию было решено сменить, отказавшись от попыток покончить с опасным соседом единым наскоком. Все расчёты показывают, что фракция Н3 развивается медленнее, к тому же у неё нет магов в принципе, а соответственно отсутствует и служба контроля за внушением. Именно поэтому выбран курс на непрямое воздействие на противника путём активной пропаганды и магического внушения, и этот путь уже даёт свои плоды. Один из высших руководителей фракции Н3 был успешно завербован и долгое время активно сотрудничал, передавая ценную информацию прямо из штаба врага, а вчера был успешно эвакуирован через границу и вывезен в столичный гексагон.

— И это соправитель Тумор-Анху Ла-Фин называет «успехом»? — как старый маг и опасался, на этом моменте доклада соправитель Онури-Унта Ла-Варрез вклинился со своим замечанием. — Самый ценный агент сбежал и перестал представлять для нас хоть какую-либо ценность. В чём тут успех??? Это полный провал! Также трудно мне одобрить и неумение моего коллеги справиться с отсталым противником силовым методом, учитывая преимущество в технологиях и трёхкратное в численности!!!

Тумору-Анху Ла-Фину потребовалась вся его выдержка, чтобы не вспылить и сохранить спокойное выражение лица. И не оспорить «трёхкратное преимущество», хотя в своём докладе он называл несколько другие цифры — три тысячи семьсот союзников против полутора тысяч врагов, что никак не тянуло на трёхкратное преимущество. Его оппонент явно неспроста назвал «трёхкратное», рассчитывая на прилюдное обсуждение данного вопроса. Он явно знал про вчерашнюю бомбардировку противником зернового гексагона и потерю им сразу двух уровней развития, что привело к снижению максимальной численности вверенной Тумору-Анху Ла-Фину фракции сразу на семьсот человек. Добавить эти семьсот недостающих, и получишь как раз трёхкратное преимущество, и Онури-Унта Ла-Варрез явно хотел поговорить об этом досадном промахе своего оппонента.

Собравшись с мыслями и эмоциями, ровным не выражающим эмоций тоном старый маг начал отвечать:

— Не стоит недооценивать нашего противника. При всей дремучести в магических дисциплинах, у фракции Н3 исправно работает служба контрразведки, и нескольких завербованных нами шпионов они раскрыли. А уж настолько ценный агент, имеющий доступ к совершенно секретным планам, выявляется элементарно после нескольких переданных им сообщений. Как только данный агент попал под подозрение, мы вытащили его к себе. Он будет обеспечен всем необходимым и не раз ещё пригодится нам в качестве примера, что мы ценных нам агентов не бросаем. Кроме того, после удачных экспериментов по перемещению игроков между разными нашими фракциями с соответствующей сменой точки выхода из вирткапсулы, настала пора проверки и возможности перемещения тела из параллельного мира в наш. В случае успеха это даст сильнейший пропагандистский эффект и поможет в дальнейшей вербовке колеблющихся членов фракции H3. А таких с каждым днём будет становиться всё больше, так как наше магическое внушение уже просочилась в их умы и разрушает всю систему привязанностей и верности…

Судя по одобрительному гулу, зал в целом был согласен с докладчиком, и частично нападение Тумору-Анху Ла-Фину удалось отбить. К тому же очень вовремя пришла помощь от спикера по второй части претензий:

— Соправитель Онури-Унта Ла-Варрез похоже не берёт в расчёт географию и историю параллельного нам мира, а потому забывает, что фракцией H3 представлено самое крупное из государств того мира, в своей истории не раз разбивавшее объединённые армии всех других встреченных нами фракций. И потому его успешный, все всякого сомнения, пример уничтожения только-только зародившейся в игре фракции H11 и навязанный фракции H8 насильственный вассалитет не идут ни в какое сравнение с данным более сложным случаем.

Да, за такую своевременную поддержку придётся однозначно платить… Признаться, Тумор-Анху Ла-Фин и сам не знал всех этих тонкостей и сделал себе мысленную пометку на будущее изучить данный вопрос. Доклад продолжился, и даже тема выплаты солидного выкупа за пленных и некоторых временных соглашений с противником, обсуждения которой несколько опасался Тумор-Анху Ла-Фин, прошла фактически незамеченной советом правителей. Да и в целом сложных моментов не возникло вплоть до самого завершения выступления, когда речь зашла о вчерашнем грандиозном сражении.

— Ещё один пример бездарности соправителя Тумора-Анху Ла-Фина как военного тактика и беспросветной глупости как стратега!!! — соправитель Онури-Унта Ла-Варрез начал своё очередное замечание с весьма эмоциональных эпитетов, граничащих с открытым оскорблением. — Это же надо было умудриться провалить важнейшую операцию при таком колоссальном изначальном преимуществе и играющем на руку факторе внезапности!

Зал испуганно притих, когда даже бутафорский посох в руках великого мага засветился от призванной энергии. Впрочем, так же быстро свечение погасло — Тумор-Анху Ла-Фин совладал с переполняющими его эмоциями и не позволил магической энергии выплеснуться наружу в виде сокрушительных боевых заклятий. Идиотом и самоубийцей его оппонент не был, и если откровенно провоцировал докладчика, то наверняка позаботился и о собственной защите, и о поддержке соседей по залу заседаний на случай возможного магического противостояния.

— Соправитель Онури-Унта Ла-Варрез, вам следует черпать информацию из более надёжных источников, — в ровном голосе старого мага не проскользнуло ни намёка на раздражение или другие чувства, — поскольку все заявленные цели атаки были достигнуты. Противник полностью лишился всей нефтедобычи и нефтепереработки в болотном гексагоне. Это тяжёлый удар по их мобильности и способности к дальним операциям, поскольку фракция Н3 только ещё начинает осваивать антигравы, а вся их техника использует для передвижения продукты нефтепереработки. Начатая противником экспансия к скалистым берегам теперь также под большим вопросом, опять же из-за отсутствия топлива. Да и торговля фракции H3 с гэкхо прекращена по той же причине. Для восстановления контроля над болотным гексагоном, ремонта цитадели, взорванных мостов, понтонов, разрушенной речной плотины и сети оборонительных сооружений противнику потребуется минимум четверо суток, ещё примерно столько же нужно для постройки заново всех заводов. А уже через десять дней заканчивается срок перемирия, и операцию можно будет повторить…

— Но как же тяжёлые потери в живой силе и вынужденное отступление из болотного гексагона? А прорыв диверсионной группы? — не унимался оппонент, но было уже видно, что спорит Онури-Унта Ла-Варрез просто по инерции, так как аргументы у него остались совсем слабые.

— Мы и не ставили целью контроль болотного гексагона — слишком трудно перебрасывать туда снабжение, да и гарнизон пришлось бы там содержать непомерно огромный из-за близости крупных сил противника. Большие же потери… Да, на возрождение действительно ушло более тысячи наших игроков. Но я уже упоминал, что противостоят нам обученные профессиональные бойцы, причём средний уровень игроков фракции Н3 выше нашего. К тому же в болотном гексагоне мы бились с «Первым Легионом» — элитой противника, да ещё и являлись атакующей стороной, так что ожидать паритета по потерям было бы несколько наивно.

Перед продолжением своей речи Тумор-Анху Ла-Фин взял небольшую паузу и хлебнул восстанавливающий силы эликсир, поскольку старые ноги уже предательски дрожали от усталости, и магу даже пришлось опереться о посох, чтобы не упасть на глазах всего зала. К тому же эта пауза была нужна докладчику, чтобы собраться с мыслями, так как впереди предстояла самая трудная часть. Темы свободно проникшей на территорию фракции вражеской диверсионной группы и особенно личность её лидера были особо щепетильными для верховного мага, однако умолчать об этом не получилось бы. После недолгого размышления опытный политик решил рассказать о случившемся сам.

— Итак, диверсионная группа… Да, её появление в нашем тылу во время идущих жестоких боёв в болотном гексагоне и на скалистых берегах стало для нас полной неожиданностью, поскольку мы полагали, что заранее от своих агентов знаем обо всех проводимых противником боевых операциях. Но как уже дал своё объяснение случившемуся перебежчик, этот рейд стал полной неожиданностью и для руководства фракции Н3. Из-за действительно эффекта неожиданности для всех, откровенной дерзости нападавших и отсутствия у нас возможности отозвать силы для пресечения работы диверсантов, последствия их работы стали неприятно тяжёлыми — серьёзно повреждена инфраструктура зернового гексагона, и потребуется время на восстановление всех разрушений. Кроме того, во время преследования группы диверсантов крушение потерпел экспериментальный перспективный антиграв «Сио-Ми-Дори». Причины возникших технических неполадок ещё предстоит выяснить, на месте крушения работают квалифицированные эксперты, но данная авария сдвигает ввод подобной техники в серийное производство. Что же касательно личности руководителя группы диверсантов, то это небезызвестный многим Комар…

— Тот самый пронырливый представитель фракции Н3, который сумел дважды захватить в плен внучку уважаемого соправителя Тумора-Анху Ла-Фина, а его самого отправил на возрождение?

Вопрос прозвучал от самого спикера и, пожалуй, это было лучшим из всех возможных вариантов. Тумору-Анху Ла-Фину было известно, что сплетни про вызывающее поведение некого Комара, открыто в лицо нахамившего лэнгу фракции и вызывающе бестактно обращавшегося с благородной девицей Минн-О Ла-Фин, с большим удовольствием смаковали его недруги. Но сейчас в стенах зала правителей не прозвучало резких слов о «неуважении к лэнгу и предводителю фракции» и тем более избегалась тема «позора благородной девушки», чего более всего опасался старик. Да, соправитель Анри-Хуви Ла-Шин явно неспроста использовал максимально деликатную формулировку вопроса и явно рассчитывал получить за свою деликатность определённые дивиденды в будущем, но он заслужил их.

— Да, соправитель Анри-Хуви Ла-Шин, я говорю именно об этом человеке. Кстати, советую всем остальным правителям также присмотреться к Комару, поскольку абсолютно уверен, что мы не раз ещё услышим про него. Весьма примечательная личность, за которой я наблюдаю уже какое-то время. Новичок в большой игре, не признающий законов и авторитетов. В своём родном мире объявлен преступником, а во фракции H3 ненавидим за убийство командира, неподчинение приказам и вызывающее поведение в целом. Казалось бы, перед нами полный отморозок, которому место в лучшем случае на каторге. Но странное дело: при всём при этом Комар уже достиг ранга «герд», наши сюзерены гэкхо с него разве что пылинки не сдувают, берут этого человека с собой в космос и даже, несмотря на все заверения о невмешательстве в разборки между вассалами, по первому слову Комара прямо во время идущего вокруг активного боя прилетели за ним для эвакуации на звездолёте!

В зале совещаний при этих словах возник гул — правители оживлённо переговаривались между собой, не скрывая своего изумления рассказом выступающего мага. Тумор-Анху Ла-Фин, весьма довольный произведённым эффектом, сделал некоторую паузу, позволив сидящим в зале правителям выговориться, после чего продолжил свою речь:

— Знаете, что Комар привёз учёным своей фракции для изучения в числе других трофеев с последней экспедиции в космос в составе команды гэкхо? Аннигилятор древней расы, действующий работоспособный скафандр неизвестной цивилизации и… внимание! Подробнейший чертёж звездолёта расы гэкхо!

Зал снова загалдел, некоторые члены совета даже вскочили со своих мест, но на этот раз старый маг жестами призвал собравшихся успокоиться, чтобы он мог продолжить свою речь.

— Вижу, уважаемые правители, что вы тоже оценили масштаб угрозы, и вас тоже заинтересовал этот странный тип. Кто знает, что ещё Комар притащит из своих новых космических походов, и какие технологии получат наши противники? Потенциально это — очень серьёзная угроза технологическому преимуществу наших фракций.

— Даже непозволительно серьёзная угроза! — раздался чей-то выкрик из зала, и Тумор-Анху Ла-Фин с готовностью согласился:

— Именно! Я прекрасно знаю, уважаемые правители, как в приватных беседах вы полоскали моё имя и насмехались над моей «старческой придурью» за то, что я — уважаемый лэнг и лидер фракции — обратил внимание на некого непримечательного мало кому известного игрока по имени Комар и во всеуслышание объявил награду в пять тысяч кристаллов за его поимку. Так вот, я удваиваю эту награду, а кроме того официально гарантирую предоставление убежища любому члену фракции H3, кто поможет пленить Комара или устранит его в реальном мире! Мои люди постараются максимально широко донести эту информацию до противника, чтобы каждый без исключения член фракции H3 знал о такой возможности! Я хочу, чтобы у Комара под ногами горела земля, чтобы он не мог спокойно спать, чтобы в каждом встречном видел убийцу, чтобы не доверял никому из союзников. Если обещанная мною награда так и не будет в итоге выплачена, всё равно ни один человек не сможет долго жить в таком постоянном стрессе и прессинге. Комар вынужден будет выбирать: или навсегда улететь с родном планеты, или прийти к нам добровольно! И моя интуиция подсказывает, что он выберет второй вариант!

Завершение речи великого мага было встречено громкими продолжительными овациями. Краем глаза Тумор-Анху Ла-Фин видел, что оба других соправителя тоже аплодировали ему наравне со всеми. Полное одобрение! Что же, задача сохранить за собой все ранги, титулы и финансовые рычаги успешно выполнена. Теперь дело осталось за малым — воплотить все свои обещания в жизнь.

Глава первая. Снова в космос!

Первое изменение, которое сразу бросилось мне в глаза на борту «Шиамиру» — в некоторых жилых боксах оставались свободные места! В предыдущий мой полёт везде на каждой койке, на любом выдвижном сиденье было битком от огромных волосатых гэкхо, и единственное место нашлось мне в каюте, где и так уже обитали сразу три члена экипажа. Сейчас же, проходя по коридору, я замечал свободные сложенные верхние полки, да и несколько нижних также пустовали.

— Комар, сразу шесть членов экипажа не продлили свои контракты и уволились, — шепнула мне Улине Тар, когда я обратил внимание гэкхо-торговки на это странное обстоятельство. — Капитан Ураз Тухш очень сильно переживает по этому поводу, хотя и не подаёт виду. Но давай обсудим это потом. Сейчас же давай скорее пристёгивайся! Уже взлетаем.

— А как же мой раненый друг? — забеспокоился я о Дмитрие Желтове — новичке на этом звездолёте, к тому же не понимающему ни слова на языке гэкхо, но Улине Тар успокоила меня:

— С ним сейчас работает медик, так что всё в порядке. Человеку-пилоту выделили спальное место во втором боксе, вместе с Навигатором и Старшим Инженером. Весьма почётное место, кстати!

— А где наши соседи Ваша и Баша? — окончание моей фразы было заглушено рёвом взвывших двигателей космического челнока, и моя соседка, похоже, даже не расслышала вопроса.

Впрочем, я и сам уже заметил двух огромных братьев-близнецов в соседнем жилом боксе, оба приветливо скалились мне и что-то говорили, судя по шевелящимся губам. Я помахал им в ответ, хотя шевелить рукой было весьма непросто из-за серьёзных перегрузок при взлёте космического аппарата. Причём перегрузки постепенно возрастали, через какое-то время став совсем уж невыносимыми… Меня вдавило в спинку так, что казалось я слышал хруст собственных костей. В предыдущий полёт, по моим ощущениям, было как-то попроще. Похоже, кровь отлила от головы, так как в глазах у меня потемнело, я едва не падал в обморок, балансируя на грани сохранения сознания и слыша лишь гул собственного сердца…

Нет, так дело не пойдёт! Пока сознание окончательно не покинуло меня, я скорее открыл внутреннее меню и выбрал экран с характеристиками персонажа:

Комар. Человек. Фракция H3.

Изыскатель 38-го уровня

Характеристики персонажа:

Сила 13

Ловкость 15

Интеллект 19

Восприятие 21

Телосложение 13

Модификатор удачи +3

Параметры персонажа:

Очков здоровья 817 из 998

Очков выносливости 140 из 580

Очков магии 0

Переносимый груз 26 кг

Известность 34

Навыки персонажа:

Электроника 24

Сканирование 37

Картография 39

Космолингвистика 35

Взлом 15

Ружья 37

Минералогия 13

Средняя броня 40

Зоркий глаз 39

Меткость 17

Целеуказание 11

Ощущение опасности 15

Одно из восьми свободных очков характеристик персонажа скорее в Телосложение! Стало чуть легче, но именно что чуть-чуть и совсем ненадолго. Ещё очко в Телосложение, поднимем этот показатель до 15!

И вдруг резко отпустило. Не то от моих действий, не то просто закончился стартовый участок полёта с большими перегрузками. С трудом отдышавшись, я повернул голову в сторону ругающейся благим матом Улине:

— Наш безмозглый капитан, похоже, при взлёте забыл активировать гравикомпенсаторы! Или опять что-то сломал из-за своих кривых растущих из-под самого хвоста передних лап!

Значит, всё-таки подобная ситуация с высокими перегрузками являлась нестандартной, раз уж торговка так возмущалась. У меня немного отлегло от сердца. И чтобы дважды не разбираться с характеристиками и навыками, я не стал закрывать экран, а задумался над вложением оставшихся свободных очков. Что мне, собственно, нужно для дальнейшего развития?

Сила? После повышения Телосложения именно Сила стала самым ущербным моим показателем, всего 13 единиц. Влияет на переносимый вес, на возможность использования тяжёлого вооружения, на дальность броска предметов и гранат, на наносимый в рукопашном бою урон… С другой стороны, а нужна Изыскателю или Слышащему высокая Сила? Ответ был вовсе не очевидным.

Ловкость? Единственная характеристика, которую я ещё не поднял на +1 за время игры. Влияет на возможность использования более качественного оружия из группы Ружья, и уже хотя бы поэтому для меня важная. Карабин «Кречет» и Аннигилятор я мог использовать уже на пределе возможности своей Ловкости, а потому более качественное оружие без повышения этой характеристики мне не светило. Ладно, вкладываем одно очко в Ловкость, поднимая показатель до шестнадцати. Осталось пять свободных очков характеристик из восьми, полученных при присвоении мне ранга «герд».

Интеллект? Для Изыскателя, работающего со сложной электроникой, это была весьма и весьма важная характеристика. Да и, подозреваю, именно высокий Интеллект позволял мне настолько быстро обучаться Космолингвистике и Картографии. Нужен ли высокий Интеллект для класса Слышащий, на который мне предложила перейти игровая система, я даже близко не представлял. Но в любом случае до окончания контракта с капитаном Ураз Тухшем менять свой игровой класс я не собирался — вышло бы крайне неловко для меня самого и всей моей фракции, если меня нанимали для поиска ценных месторождений именно как Изыскателя, а я сменю класс и стану… вообще непонятно кем.

Итак, одно очко добавляем в Интеллект, повышая эту характеристику до 20. И тут… я замер и долго удивлённо хлопал глазами, наблюдая за изменившимся одновременно с ростом Интеллекта параметром:

Очков магии 114

Одновременно с этим ниже шкалы жизни отобразилась синяя полоска. У меня появилась мана?! Здорово, конечно, вот только с какого перепуга, и что мне теперь с ней делать? На что можно тратить очки магии и как это осуществлять технически? Никаких заклинаний у меня как не было, так и не появилось, так что я находился в ступоре.

Вообще-то изначально я собирался вкладывать в Интеллект только одно из свободных очков характеристик персонажа, но тут уж не удержался и просто из любопытства добавил ещё одно, подняв Интеллект до 21. Количество очков магии тут же увеличилось до 119. Вот только что мне с того?

Ладно, хватит баловаться. Впереди было Восприятие — главная из характеристик моего Изыскателя. Несколько расстраивало, что с надеванием новенького бронекостюма Слышащего мне пришлось снять свой пехотный шлем и, соответственно, вместе с ним убрать в рюкзак шикарный ИК-Визор, поднимающий эффективное Восприятие на +2. Но тут уж ничего не попишешь — либо бронескафандр, либо шлем с Визором… Или я ошибаюсь? Нужно будет спросить у корабельного механика, сможет ли он прикрепить ИК-Визор к чёрному шлему Слышащего. Но это потом, сейчас же требовалось распределить оставшиеся три свободных очка характеристик.

Я вложил ещё одно очко в Восприятие, поднимая эту важнейшую для Комара характеристику с 21 до… почему 23, а не 22??? Как так? Почему рост сразу на две единицы? К счастью, очень вовремя всплыла подсказка, из которой я узнал, что на каждые две вложенные единицы при показателе характеристики свыше 20 появляется ещё одна дополнительная — эдакий экстра-бонус за специализацию. Весьма и весьма приятно!

Но тут я несколько «завис», разрываемый противоречивыми желаниями. Как лучше поступить — вложить два оставшихся свободных очка в Восприятие, подняв его сразу до 26 с учётом ещё одного дополнительного очка? Или кинуть одного очко характеристик в Интеллект и там тоже заработать экстра-бонус, подняв Интеллект сразу до 23? Хотя в этом случае у меня оставалось всего одно очко характеристик, которое ни туда, ни сюда… Думал я долго, но решил всё же поступить из соображения, что основным показателем Изыскателя является всё же Восприятие, а не Интеллект. Итак, оба оставшихся очка в Восприятие, и итоговые просто фантастические 26 в этом показателе!!! Да я теперь просто всё замечающий монстр обнаружения! Ни один секрет не уйдёт от моего внимания!

* * *

Я как раз заканчивал с параметрами персонажа, когда моя соседка по жилому боксу Улине Тар отстегнула страховочные ремни и встала с лавки, выпрямившись во весь свой громадный рост:

— Когда-нибудь капитан нас точно убьёт своим неумелым пилотированием… Не удивлюсь, если после этого рейса мы снова недосчитаемся половины экипажа — кому хочется подвергать свою жизнь риску из-за этого заигравшегося в пилота аристократа?! Единственный плюс от всего этого — народу стало поменьше, и я по праву единственной женщины на корабле смогла вытребовать себя отдельную каюту! Так, мне нужно переодеться! — с этими словами Торговка опустила металлические жалюзи, закрывая входную дверь и отгораживая каюту от общего коридора.

Я впервые видел, как кто-либо из гэкхо закрывал двери бокса, обычно все жилые комнаты стояли нараспашку и были словно на ладони. Подумал, что и мне, наверное, тоже стоит выйти в коридор, чтобы не смущать своим присутствием переодевающуюся мохнатую девушку, но Улине Тар удержала меня на лавке, положив на плечо свою тяжёлую лапу:

— Комар, ты можешь остаться. Ты не гэкхо, и ничего зазорного в твоём присутствии нет.

Говорила моя соседка нарочито громко, явно рассчитывая на то, что соседи из других комнат её услышат, и при этом показывала мне уже знакомый жест — прислонённую к губам ладонь. Раньше я думал, что этот жест означает «после обсудим», но видимо смысл был всё же несколько иной: «не болтай».

Навык Космолингвистика повышен до тридцать шестого уровня!

Заинтригованный, я ждал продолжения. А Улине Тар тем временем выдвинула из стены раскладной столик и один за другим выложила на его поверхность шестнадцать крупных специальным образом огранённых красных кристаллов.

— Комар, это твоя доля с продажи прав на трансляцию видеоролика с базы реликтов, — едва слышно одними губами произнесла моя соседка. — Тут шестнадцать тысяч. Спрячь в инвентарь и никому не показывай. Это — весьма серьёзная сумма, многие в галактике за меньшее готовы убить. Ваша и Баша тоже получили по столько же и, насколько я слышала, после этого или следующего рейса покинут «Шиамиру».

Я последовал мудрому совету и спрятал кристаллы в инвентарь. Заодно поинтересовался у опытной торговки, может ли человек, такой как я, хранить сбережения в каком-нибудь из банков гэкхо.

— У цивилизации гэкхо есть только один банк — Банк Шихарсу, больше и не требуется, — последовал достаточно странный ответ моей собеседницы. — Точно знаю, что миелонцам, триллам, мелеефатам и прочим космическим расам работать с Банком Шихарсу запрещено, пробы потенциальные противники не могли нарушить стабильность финансовой системы гэкхо. Но вот может ли представитель вассальной расы иметь вклад… Признаюсь честно, Комар, пока не знаю ответа, мне нужно внимательно изучить законодательство. Но вообще-то для расчётов гэкхо с вассалами как раз и были придуманы все эти синтетические кристаллы, так что скорее всего нельзя. А сейчас, Комар, всё же отвернись — я и в самом деле переоденусь, да и накраситься мне тоже надо. ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке