Прочитаны впервые (fb2)

- Прочитаны впервые 2.57 Мб, 125с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Илья Исакович Аграновский

Настройки текста:



Илья Аграновский. ПРОЧИТАНЫ ВПЕРВЫЕ


Фонд номер один

Рабочий день 2 февраля 1921 года был у Владимира Ильича Ленина, как всегда, до предела напряженным.

После трехлетней гражданской войны начинался первый мирный год. Кончалась эпоха военного коммунизма. Слово «нэп» еще не было произнесено, но Ленин уже всесторонне продумывал переход к новой экономической политике. Контуры ее вырисуются в марте, на X съезде партии. Хотя и тогда Ленин ответит тем, кто потребует точного прогноза последствий и границ новой политики: «Вы скажете, что это неопределенно. Да, и надо, чтобы это было до известной степени неопределенно. Почему это надо? Потому что, чтобы было вполне определенно, надо до конца знать, что мы сделаем на весь год. Кто это знает? Никто не знает и знать не может». Ленин подчеркивает: «Теоретически это мыслимо». А «как это сделать – это дело практики».

О новой экономической политике Ленин скажет в марте. А пока февраль, второе число. Один из дней, когда обдумывались и теоретические основы и возможные практические последствия перехода к нэпу.

В этот день Ленин председательствует на заседании Экономической комиссии Совнаркома. Участвует в заседании Политбюро ЦК РКП(б). Беседует с приехавшими из Сибири о положении в тамошней деревне. Встречается с председателем комиссии ГОЭЛРО – своим старым другом и «однодельцем» Кржижановским, с которым вместе отбывал ссылку на берегах Енисея по делу об организации петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса».

Кржижановский приходит не один – с инженером Ружичкой. В тот же день Ленин знакомится с замечаниями по плану ГОЭЛРО другого инженера-электрика – Козьмина.

С окончанием войны потребовались не только экономические реформы, но и изменение системы образования. В этот же день Ленин дважды председательствует на заседании комиссии по реорганизации Наркомпроса.

Получена телеграмма от секретаря Петроградского губкома партии – население голодает и страдает от холода. Ленин отвечает телефонограммой о принятых мерах. Решено закупить за границей 18,5 миллиона пудов угля (вместо войны – торговля: новая политика!). Дело с продовольствием тоже улучшится – ожидаются эшелоны с зерном. В Малый Совнарком Ленин пишет записку, в которой поручает проконтролировать «злободневнейший вопрос» – о квартирах (имеется в виду заселение всего лишь десятка домов – так бедна еще страна).

Но Ленин вовсе не в хозяйственной текучке. Дело идет об изменении политики. Чтобы сказать через месяц «Теоретически это мыслимо», надо все глубоко продумать. Ленин думает, советуясь с друзьями, с специалистами. И еще – с Марксом и Энгельсом.

В этот февральский день в книге исходящих документов, которую вели секретари Ленина, появилась короткая запись: «2/II. № 159. Рязанову 2 книги Энгельса и письмо».

Давид Борисович Рязанов – директор Института Маркса и Энгельса. 8 декабря 1920 года пленум ЦК РКП(б) принял решение о создании «первого в мире музея по марксизму», причем охарактеризовал это как задачу «исключительного международного значения». Вслед за этим – решение ЦК о создании института. Институт пока крохотный – помещается в шести комнатах на углу Воздвиженки и Шереметьевского переулка. Это лишь сектор Социалистической академии. Вся его библиотека – 200 – 300 томов. Все документальное имущество хранится в двух шкафах – деревянном и стальном. Из рукописей – только восемь писем Маркса к Руге, полученных от дочери Маркса Лауры.

Но письмо Ленина, отправленное 2 февраля, предвещает и здесь решительные перемены.

Владимир Ильич писал:

«т. Рязанов!

Большая просьба:

…1) Не знаете ли, откуда взяты подчеркнутые места из писем Энгельса? (Значит, в книжечках были письма Энгельса? – И.А.) 2) Было ли и где это напечатано полностью? 3) Если было, нельзя ли найти и получить? 4) Нельзя ли нам купить у Шейдеманов и Ko (ведь это продажная сволочь) письма Маркса и Энгельса? или купить снимки? 5) Есть ли надежда собрать нам в Москве все опубликованное Марксом и Энгельсом? 6) Есть ли каталог уже собранного здесь? 7) Письма Маркса и Энгельса собираем мы (или копии), или это не осуществимо?

С ком. приветом Ленин».

Сбоку письма приписочка: «Верните книжечки», вслед за которой семь вертикальных черточек – верно, напоминание об обязательной необходимости возвращения книг Энгельса.

По сути, с ленинского письма и началась история «фонда № 1». Под этим номером в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС ныне значится около семи тысяч рукописей Маркса и Энгельса.

А само письмо Ленина находится в этом же институте – в «фонде № 2», в который входит все, что относится к рукописному наследию Владимира Ильича.

Такого полного собрания ленинских рукописей, как «фонд № 2» Института марксизма-ленинизма, само собой разумеется, нет нигде в мире. Страна Ленина собрала и бережно хранит почти все, что вышло из-под пера основателя Советского государства.

Но нет в мире и собрания рукописей, подобного «фонду № 1», хотя путь в Москву драгоценного рукописного наследия Маркса и Энгельса был, конечно, более сложным.

Первое свое завещание Энгельс написал, когда еще был жив Маркс. Маркс и должен был, согласно воле своего друга, стать наследником всего его имущества, всех его рукописей. Но Энгельс, который был моложе Маркса всего на два с половиной года, пережил его на двенадцать лет.

Не стало дорогого соратника и наставника, и Энгельс за два года до своей смерти пишет новое завещание. Завещание это вместе с дополнением, написанным всего лишь за десять дней до смерти, а также вместе с найденным в ящике его стола письмом к своим душеприказчикам впервые опубликовано на русском языке в 1966 году – в 39-м томе второго издания Сочинений Маркса и Энгельса.

О себе, о своих похоронах в этих документах только одна фраза: «Мое определенное желание состоит в том, чтобы тело мое было кремировано, а мой прах был погружен в море при первой возможности». Как известно, это желание было точно исполнено, и урну с прахом Энгельса опустили в море подле скалы, что высится над маяком у местечка Истборн на южном побережье Англии, где лето 1895 года, последнее лето своей жизни, провел Энгельс.

Подробно в завещательных документах о наследстве: материальном и литературном. Из основного имущества 3/8 завещает Энгельс дочери Маркса Лауре, еще 3/8 – другой его дочери – Элеоноре. 1/5 гонорара за «Капитал» Энгельс распорядился выплачивать внукам Маркса – детям его умершей дочери Женни. 1000 фунтов стерлингов Энгельс оставляет депутатам парламента от германской социал-демократической партии Августу Бебелю и Паулю Зингеру – «для расходов по выборам в германский рейхстаг». Брату Герману Энгельсу завещается «написанный маслом портрет моего отца». И так далее – подробно, предусматривая возможные юридические казусы.

И столь же подробно о литературном наследстве: «Я завещаю упомянутым выше Августу Бебелю и Паулю Зингеру все книги, которые будут находиться ко дню моей смерти в моем владении или распоряжении, и все мои авторские права. Я завещаю вышеупомянутым Августу Бебелю и Эдуарду Бернштейну все рукописи, которые будут находиться ко дню моей смерти в моем владении или распоряжении…». Исключение Энгельс делает для рукописей и писем Маркса (кроме адресованных ему, Энгельсу) – их передает он Элеоноре Маркс.

Все рукописи, все книги, все авторские права – представителям германской социал-демократии. Большинство из того, что было передано Элеоноре Маркс, позднее тоже перейдет в тот же адрес. Так в архив германской социал-демократии попадают величайшие духовные сокровища – рукописи основателей научного коммунизма и их библиотека.

Предсмертное распоряжение Энгельса едва не сыграло роковую роль. Попав в страну, где, через 38 лет после смерти Энгельса, к власти пришли гитлеровцы и где, вслед за поджогом рейхстага, фашисты зажгли костры, в первую очередь пожиравшие книги Маркса, Энгельса, Ленина, Бебеля, – попав в эту страну, рукописное наследство основоположников марксизма подверглось огромному риску.

Оно едва не погибло. К счастью, этого не случилось. После долгих мытарств, уже разрозненный, частично разворованный, архив германской социал-демократии попал в субсидируемый фондом Форда Институт социальной истории, который находится в Амстердаме.

О том, как это произошло и что продолжает происходить с архивом германской социал-демократии, рассказала западногерманская газета «Зюддойче цайтунг».

12 ноября 1965 года газета поместила статью с интригующей шапкой: «Интернациональная полиция не может напасть на след Карла Маркса». Подзаголовок расшифровывал, что речь идет о рукописях Маркса, исчезнувших в 1933 году.

Вот выдержка из этой газеты:

«К радости коллекционеров рукописей и к ужасу библиографов, уже в течение многих лет на международном рынке появляется большое количество рукописей и бумаг, которые оставил нам прародитель социализма. Своей наивысшей точки „волна Маркса“ достигнет, вероятно, в субботу, когда пользующийся широкой известностью антикварный магазин в Марбурге проведет аукцион отдельных рукописей Маркса объемом в 54, 48 и 41 страницу. Предполагаемая цена за одну рукопись составит 30 тыс. марок, и тем самым основатель классовой борьбы без труда побьет рукописи Гете, Томаса Манна или кайзера Вильгельма II, которые тоже будут продаваться на данном аукционе. Антикварный магазин в своем каталоге, в примечании, указывает на то, что полностью не опубликованные рукописи Маркса представляют собой большую редкость. Однако при этом замалчивается тот факт, что эти рукописи являются только частью похищенных когда-то рукописей, оцениваемых в миллионы. Похищение было произведено примерно 30 лет тому назад с большим знанием дела и осторожностью. Это преступление до сих пор не раскрыто.

Пожелтевшие манускрипты относятся к тому разделу, в котором собраны материалы по двум его важнейшим произведениям: „Капитал“ и „К критике политической экономии“. Еще в 1913 году Ленин лихорадочно искал эти материалы, а они в то время преспокойно лежали в полной сохранности на полках социал-демократического архива в Берлине. Наследство Маркса и Энгельса было таким обширным, что ученым стоило больших трудов изучить все рукописи. После первой мировой войны, когда посланцы из Москвы разыскивали рукописи своих идеологических вождей, СДПГ (Социал-демократическая партия Германии. – И.А.) с ожесточением держалась за это сокровище. А в 1933 году весь архив, занявший более двух железнодорожных вагонов, попал в такой водоворот событий, из которого он уже вышел потрепанным.

Материалы архива окольными путями попали в Париж, Амстердам и Копенгаген. В этой критической ситуации Правление СДПГ в эмиграции решило в 1938 году продать весь огромный архив „Институту социальной истории“ в Амстердаме за смехотворную цену в 72 тыс. гульденов с выплатой их в рассрочку на 13 месяцев. Тем самым наследство Маркса и Энгельса, которое оценивается сегодня в 80 млн. марок, попало в руки голландцев. Только фонд Форда после войны затратил 25 миллионов долларов для научной обработки всех материалов архива, в котором насчитывается 360 досье. (В настоящее время этот архив уже ведет счет не по количеству страниц, а по метражу) .

При подписании договора о продаже представитель по финансовой части от СДПГ Зикмунд Круменерль был вынужден признаться голландцам, что архив потерял кое-какие материалы».

Здесь я обрываю цитирование статьи потому, что дальше идет довольно предположительное изложение истории того, как вскоре после пожара рейхстага в 1933 году немецкие демократы прятали в различных тайниках документы Маркса и Энгельса и как, видимо, одним из участников этой операции были похищены «восемь досье с манускриптами и рабочими тетрадями», листы из которых и появляются таинственно то на одном, то на другом антикварном аукционе.

Да, поистине роковые последствия мог иметь завещательный дар Энгельса немецкой социал-демократии, если бы…

Если бы не существовал «фонд № 1» в московском Институте марксизма-ленинизма, собирание которого началось после письма Ленина к Рязанову. В этом фонде есть фотокопии и тех документов, что находились в восьми похищенных досье, о которых сообщила «Зюддойче цайтунг».

На Советской площади в Москве, напротив здания Московского городского Совета, в сером четырехэтажном доме, где хранится архив Института марксизма-ленинизма, в комнатах-«сейфах» при одной и той же температуре 16 – 17 градусов, при влажности воздуха 60 – 70 процентов, бережно сохраняются или подлинные рукописи Маркса и Энгельса, или фотокопии тех манускриптов, которые лежат в амстердамском институте или скрыты в тайниках расхитителей бывшего берлинского архива.

Тысячи рукописей – подлинники или фотокопии. Но как же они попали в Москву? Как были спасены от расхищения и потерь?

Психологический портрет Д.Б. Рязанова, быть может, и будет когда-нибудь написан. Достаточно колоритная фигура, чтобы заинтересовать художника, – он найдет в ней уйму внутренних противоречий, столь привлекательных для мастера, пишущего портреты в рембрандтовской манере свето-теневых контрастов. Рисуя множество недостатков Рязанова, шаткость его политических позиций, не раз приводивших Рязанова к острым столкновениям с Лениным, художник не сможет не поразиться бешеной энергией Рязанова: физической, умственной, душевной.

Рязанов еще до революции усиленно изучал рукописное наследие Маркса и Энгельса. После письма Ленина к нему он развил фантастически кипучую деятельность для реализации широкой программы собирания рукописного и печатного наследия Маркса и Энгельса, набросанной ленинской рукой.

Я не останавливаюсь на подробностях поездки Рязанова летом 1923 года в Берлин, где находился заветный архив германской социал-демократии, на всем ходе переговоров Рязанова с руководителями германской социал-демократии. Скажу о результатах. Рязанову было разрешено на определенных условиях снять фотокопии с рукописей Маркса и Энгельса. Осенью того же 1923 года часть фотографических копий уже была привезена в Москву.

К этому времени Институт Маркса и Энгельса переехал в новое помещение – бывший особняк князей Долгоруких в Малом Знаменском переулке (ныне улица Маркса – Энгельса). Здесь уже образовалась довольно значительная библиотека по истории социализма и рабочего движения, книги для которой закупались у антикваров Англии и Германии, свозились из многочисленных национализированных русских библиотек (в частности, из имения Вяземы, прежде принадлежавшего князьям Голициным). Рабочие Краснопресненского и Замоскворецкого районов приносили в институт книги из библиотек бежавших за границу именитых «книгочиев». Поступила в институт и библиотека брата композитора С. Танеева – В. Танеева, участника I Интернационала, собиравшего книги по истории социализма и гравюры на темы из истории Великой французской революции.

В 1924 году новая поездка Рязанова в Германию, осмотр находившегося в крайнем беспорядке архива германской социал-демократии. Архив этот был необычайно велик, и можно себе представить, как разгорелись глаза у человека, привыкшего собирать по страничкам заветные рукописи, когда он увидел сотни пачек листов, исписанных бисерным почерком Маркса и размашисто-ровным – Энгельса.

Начал разбирать кипы для фотокопирования – и вдруг увидел никому до тех пор не известные рукописи Маркса, сотни писем его и Энгельса! Конечно, надо было спешить снять фотокопии всех сокровищ. Не терпелось скорее привезти их в Москву и уж там заняться их обработкой.

Современных фотокопировальных машин – вложил документ – и через секунду вынимай точную его копию – тогда не было. Съемка, проявление, печатание были длительным и сложным делом.

Фотографировать предстояло десятки тысяч листов. На это требовались большие средства. А в Советской республике каждый рубль был на счету. Правда, на собирание наследства Маркса и Энгельса, несмотря на всю нашу тогдашнюю бедность, Совет Народных Комиссаров отпустил достаточно денег. Но экономить все равно надо было. Новинкой фотодела был тогда фотостат – аппарат, снимавший копию на специальную бумагу. Только не на белый фон, как обычно, а на черный. Но зато дешево, но зато быстро. И как выяснилось потом – удобно для архивистов.

Приобрели фотостаты. Пригласили троих немцев – знатоков дела. Во Франкфурте-на-Майне создали специальную лабораторию для копирования.

…Лаборатория работает непрерывно. Еще никто не знает: она работает, чтобы сохранить для истории то, что иначе, возможно, исчезло бы навсегда, то, что в 30-х годах, после прихода гитлеровцев к власти, было украдено или потеряно при вывозе архива из Германии. Теперь мы знаем: все это лежит в Москве, в архиве Института марксизма-ленинизма. Все это скопировано во Франкфурте-на-Майне, в Лондоне, в архиве тайной прусской полиции, в архивах Трира, Вены, Энгельскирхена.

Когда те, кто сжигали книги Маркса, Энгельса, Ленина, нападут на ненавистную им страну социализма, архив основоположников научного коммунизма переедет из Москвы в Уфу. Потом, в 1944 году, он вновь вернется в столицу и займет свое место в здании напротив Московского Совета.

В своей речи на юбилейной сессии ВЦИК, созванной в честь десятилетия Октября, народный комиссар просвещения Анатолий Васильевич Луначарский сказал об этом здании и об этом институте:

– Если вы будете в Москве и пойдете посмотреть этот институт, то даже с внешней стороны он вас поразит: удалось выстроить заново громадное здание, приспособленное для этого института, здание интересное и с архитектурной точки зрения. Здесь господствуют полный порядок, чистота, необычайная точность, которая нужна для того, чтобы вместить со скрупулезным порядком громадные материалы, суметь во всякое время их сразу мобилизовать. Этот институт представляет собою в полном смысле слова сокровищницу. Архивы института для нас, марксистов, а стало быть, и для всякого советского гражданина – вещь такая, к которой без биения сердца подходить невозможно.

То, что тогда казалось громадой, сейчас, конечно, не может вместить нынешнего Института марксизма-ленинизма. На Советской площади остался только его архив. А сам он занимает целый городок в районе, примыкающем к Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства.

«Фонд № 1» Центрального партийного архива на Советской площади все время пополняется. Конечно, таких массовых приобретений, какие удалось сделать в 20-х годах, уже не бывает. Но неизвестные прежде документы продолжают поступать. В 1964 году, например, институт получил 146 не публиковавшихся прежде документов Маркса и Энгельса. Два из них – дар Исторической комиссии ЦК Французской компартии – письмо Энгельса Лауре Лафарг от 21 февраля 1884 года, его же письмо Полю Лафаргу от 18 декабря 1894 года.

ЦК Французской компартии и раньше передавал институту в Москве много ценнейших документов, в частности те, что хранились в семье детей и внуков дочери Маркса – Женни Лонге. В 1948 году в Москву приезжал внук Маркса французский коммунист врач Эдгар Лонге. Он привез много ценнейших документов. В 1960 году многочисленные не публиковавшиеся до тех пор письма Маркса и Энгельса передал правнук Маркса – Шарль Марсель Лонге. И уже совсем недавно, в 1967 году, приезжал в Москву художник Фредерик Лонге, другой правнук Маркса. Он передал музею Маркса и Энгельса свои работы – зарисовки мест, где жил Маркс, а также рисунки своей бабушки Женни Лонге, в частности ее «Мадонну», о которой Маркс писал Энгельсу: «Женничка приготовила тебе в подарок скопированную ею мадонну Рафаэля…»

Об архиве Института марксизма-ленинизма в Москве теперь знают коммунисты всех стран. Они рассматривают его как всеобщее достояние. Из многих стран мира идут сюда документы. И такие, что относятся к деятельности самого Маркса и Энгельса, и другие, в которых запечатлены факты мирового рабочего революционного движения, так могуче развернувшегося со времен I Интернационала.

Летом 1967 года, побывав в отделе хранения документов основоположников научного коммунизма, я увидел на столе у хранительницы архива И. Мироновой главную инвентарную книгу. Я попросил показать последнюю запись. Под номером, приближающимся к седьмой тысяче, стояло: «Письмо Маркса Перцелю. Передано ЦК Венгерской социалистической рабочей партии». Примечание: «Состояние рукописи хорошее».

В «фонде № 1» институтского архива есть несколько описей. В опись № 1 заносятся только рукописи (или фотокопии, если нет подлинника) Маркса и Энгельса. Фотонегативы отсутствующих в архиве подлинников рукописей тоже хранятся в комнатах особого режима температуры и влажности. А уж подлинные рукописи – каждый листочек в особой папке, двойной, тройной. Да, кроме того, каждый лист рукописи переложен листком папиросной бумаги.

В других описях – все связанное с Марксом и Энгельсом, но не вышедшее из-под их пера: письма к ним, документы об их деятельности, воспоминания товарищей по борьбе, материалы из архивов тайной полиции. В отдельных описях зарегистрированы приобретенные институтом книги, газеты, журналы, которыми пользовались Маркс и Энгельс, в которых они печатались, редкие прижизненные издания их произведений.

Рядом с «фондом № 1» «фонд № 2» – фонд Ленина, гениального продолжателя дела Маркса и Энгельса. Пять фондов посвящены членам семей Маркса и Энгельса, десятки фондов – их соратникам по I Интернационалу, еще десятки фондов хранят документы, в которых отражена деятельность всемирного рабочего революционного движения.

В строгом здании на Советской площади – вся история мирового революционного движения. Здесь, как теперь пишут, «закодирована информация» о непрерывной борьбе за социальный прогресс. К этой сокровищнице информации люди будут обращаться еще много веков, ибо и через многие столетия человечество не утратит интереса к той эпохе, когда кончалась предыстория цивилизации и начиналась подлинная ее история, когда шла решающая борьба за освобождение человечества.

Но «фонд № 1» – документы Маркса и Энгельса и документы о Марксе и Энгельсе, как и ленинский «фонд № 2», – это не столько сокровищница информации, сколько идейный арсенал, помогающий вооружению миллионов людей на всем земном шаре самым могучим оружием – теорией марксизма-ленинизма.

В СССР и во Вьетнаме, во Франции и в Болгарии люди изучают книги, издание которых стало возможным благодаря рукописям и документам, хранящимся в главных фондах Института марксизма-ленинизма. Эти золотые фонды человечества собраны заботами тысяч людей, заботами многих коммунистических и рабочих партий мира. И эти фонды стали достоянием человечества. Это его международные святыни.

В сотнях миллионов экземпляров изданы книги Маркса, Энгельса, Ленина. Нет в мире других книг, которые выходили бы такими тиражами. И в том, что многие из них увидели свет, – большая заслуга советских ученых, которым удалось подготовить к печати рукописи, не изданные при жизни их авторов. В ряде случаев этот процесс подготовки рукописей был научным событием, граничащим с научным подвигом. О некоторых из этих подвигов, о людях, их совершивших, и будет рассказано.

Будут названы имена исследователей, сделаны наброски к их индивидуальным портретам. Но современник знает: сегодня успехи ученого определяются сообща выработанными методами работы, эти успехи обусловлены усилиями целых коллективов.

С тех пор как в 1928 году вышел первый том предпринятого по решению XIII съезда партии первого русского издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, минуло 40 лет. Советское марксоведение накопило за эти десятилетия огромный опыт по исследованию, переводу, комментированию обширнейшего рукописного наследия основоположников научного коммунизма. В появляющихся начиная с 1955 года томах второго русского издания Сочинений, которое выходит по решению ЦК КПСС, впервые опубликовано около тысячи произведений и писем Маркса и Энгельса. Сколько за этой цифрой настойчивых поисков, сколько кропотливого исследовательского труда, проделанного коллективом Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС!

А вот еще красноречивые цифры: научно-справочный аппарат (предисловия, указатели, примечания) в пока опубликованных томах занимает примерно 450 печатных листов. В своей совокупности предисловия к томам, в сущности, очерки по истории марксизма, краткая биография Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

А свыше 17 тысяч примечаний, а сведения о 10 тысячах лиц, упоминаемых в Сочинениях, – да ведь это целые энциклопедии, подлинный кладезь знаний! Какой труд понадобился для их создания!

Познакомившись с конкретной историей некоторых открытий и исследований, читатель сможет представить себе почти неохватное поле деятельности советского марксоведения, лучше поймет масштаб деятельности всего творческого коллектива Института марксизма-ленинизма, только об отдельных работах которого взялся здесь рассказать автор.

Десять тысяч уточнений

В научно-справочном кабинете сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса, который обычно называют коротко «кабинет Маркса», есть папка – «Переписка с читателями». В ней собраны отзывы читателей о качестве переводческой и редакторской работы, проделанной при подготовке томов Сочинений Маркса и Энгельса. Я отметил для себя, как разнятся письма о вышедшем в 1937 году XVII[1] томе первого издания и о 23-м томе второго издания, вышедшем в 1960 году, хотя напечатано в них одно и то же произведение – первый том «Капитала».

До 1960 года в Институт марксизма-ленинизма шли письма с сетованиями на неточности перевода, на непонятность некоторых мест. В последних письмах – высокая оценка стиля, научного аппарата 23-го тома.

Что, казалось бы, нового можно было внести в редактирование книги, которая впервые вышла на русском языке еще в 1872 году и с тех пор издавалась многократно? (После революции этот том «Капитала» выходил в СССР 172 раза на 18 языках.)

В первом издании Сочинений три тома «Капитала» вышли в переводе, сделанном под редакцией известного ученого-марксиста и опытного литератора, каким был Иван Иванович Скворцов-Степанов. В предисловии от института было сказано, что «в этом переводе, выдержавшем уже ряд изданий, великое произведение Маркса читали и изучали поколения русских большевиков».

Чем же отличается I том «Капитала» во втором издании Сочинений? За основу был взят тот же перевод под редакцией И.И. Скворцова-Степанова, но в текст тома было внесено около десяти тысяч поправок и уточнений по сравнению с изданием 1937 года.

Десять тысяч поправок! Каким образом подготовитель тома Александр Иванович Малыш и руководимая им бригада научных работников института установили необходимость такого количества исправлений в почти каноническом переводе?

Каким образом? Говоря военным языком (а Малышу, ушедшему на фронт с пятого курса Тимирязевской академии и восемь лет прослужившему в армии, этот язык близок), понадобилось «массированное применение комбинированной системы средств, обеспечивших успех операции».

И в 1937 году, и в 1960-м за основу для перевода был взят текст четвертого немецкого издания, вышедшего под редакцией Энгельса в 1890 году. Известно, что это самое совершенное из всех немецких изданий, для которого Энгельс, по его словам, «считал необходимым установить по возможности окончательную редакцию как самого текста, так и примечаний». Энгельсом, а также частично Элеонорой Маркс была проделана после смерти автора «Капитала» огромная работа по подготовке четвертого издания первого тома: выявлены опечатки, сверены тексты цитат, учтены рукописные пометки Маркса на предыдущих изданиях и т.д. Но все же не все опечатки были исправлены, не все цитаты проверены, а после каждой последующей перепечатки, после каждого переиздания к накопленным прежде ошибкам прибавлялись новые.

В институте решено было провести генеральную сверку перевода с рукописью. Да и саму рукопись решено было проверить. И в ней обнаружено было свыше 270 описок, сделанных самим Марксом. Но к каждой описке уже привыкли. Чтобы исправить ее, нужно доказать – ошибся не ты, а автор. В отдельных случаях, при существенных описках, меняющих смысл, надо было специально, в особом примечании, оговорить, почему подготовители тома считают, что ошибся Маркс. Так, в третьей главе тома Маркс пишет, что из закона скорости обращения средств платежа вытекает: «масса средств платежа… находится в обратном отношении к продолжительности платежных периодов». Подготовители тома, взявшие за правило ни одно логическое построение, ни одну формулу не оставлять без проверки, установили, что здесь Маркс сделал описку: отношение массы средств платежа находится не в обратной, а в прямой пропорции к продолжительности платежных периодов.

Об этом свидетельствует и логика, и ссылка Маркса на родоначальника английской классической политэкономии Петти, который установил именно такую прямую зависимость. Но Маркс, сделав описку, не заметил ее и при переиздании. Не заметил ее и Энгельс. Подготовители тома обратились к специалистам – работникам Института экономики, Госбанка СССР и других организаций. Консультанты высказались за исправление текста. Все же решено было текст не менять, а указать в примечании: «У Маркса здесь, по-видимому, описка». После выхода тома с таким примечанием советский экономист З. Атлас выступил в журнале «Вопросы экономики» со статьей, в которой утверждал, что мнение об описке Маркса ошибочно. Ему возразил советский журнал «Деньги и кредит» и издающийся в ГДР журнал «Виртшафтсвиссеншафт». А когда I том «Капитала» вышел в ГДР, это место было исправлено без всякого примечания, как само собой разумеющаяся описка.

Внимательное прочтение рукописи Маркса, сличение ее текста с текстом перевода Скворцова-Степанова помогли подготовителям тома выявить множество описок. А как быть с теми местами, о которых читатели писали, что они неясны, непонятны? Не явились ли эти неясности результатом не вполне точного перевода с немецкого языка на русский?

«Все подвергай сомнению». Как известно, именно это правило Маркс объявил своим любимым девизом, отвечая на полушутливый «вопросник» своих дочерей, носивший название «Исповедь». Но вправе ли он, Малыш, подвергать сомнению освященный временем и традицией перевод Скворцова-Степанова? Достаточно ли хорошо знает он для этого немецкий язык?

Правда, почти все восемь лет военной службы провел он в общении с немцами. После Военно-политического училища имени Фридриха Энгельса (будто предвестием его будущей «встречи» с Марксом и Энгельсом было название этого училища!), где он изучал и немецкий язык, доучиваться довелось на фронте в рядах 30-й, впоследствии 10-й гвардейской армии. Там, в 7-м отделе Политотдела армии – отделе по работе среди войск и населения противника, беседовал Малыш с пленными, читал собранные на полях боев письма немецких солдат и офицеров, писал листовки, предназначенные для разложения войск противника, подползал как можно ближе к линиям окопов гитлеровцев и через громкоговоритель обращался со словами правды и убеждения к немецким солдатам. После победы он был оставлен в Управлении информации Советской военной администрации в Германии и, разъезжая по стране, часто выступал на немецком языке на митингах. И вот здесь-то он встретил тех, кто в свое время впервые усомнились в фюрере, его «идеях», прочитав советскую листовку, прослушав полевую «МГУ» – мощную говорящую установку. Усомнились, но все же не сразу отказались от прежних своих понятий. И теперь, уже после победы, он спорил с такими сомневающимися, убеждал, разъяснял, учил. И сам в это же время учился – и умению опровергать застарелые убеждения, и нюансам немецкого языка.

Но это его знание языка – оказалось ли оно достаточным, когда, окончив Академию общественных наук и начав работать в Институте марксизма-ленинизма, где специализировался на экономических трудах Маркса и Энгельса, А.И. Малыш с бригадой приступил к подготовке в новом издании I тома «Капитала»? Могут ли они претендовать на более точное понимание и перевод Марксова текста?

Но ведь есть жалобы на неясные места, но ведь кое-что действительно неточно в проверенном временем переводе Скворцова-Степанова. Даже на первый взгляд то, что он читал в оригинале у Маркса, переведено не совсем адекватно. Хотя разница порой очень незначительная, очень тонкая… Да и может ли быть вообще абсолютная идентичность при переводе? В любом языке есть своя окраска каждого слова, своя нюансировка фразы. Глубокие мысли, сложные логические построения, понятные читателю, у которого с автором один родной язык, не требуют ли они при переводе некоторого дополнительного прояснения?

Ответы на эти вопросы имелись у Маркса и Энгельса. Их, выступавших в роли редакторов переводов «Капитала» на французский и английский языки, и взяла себе в «консультанты» бригада Малыша.

Известно, что Маркс назвал первый перевод «Капитала» на русский язык, сделанный Лопатиным и Даниельсоном, «мастерским». Но это был лишь общий отзыв – русский перевод ни Маркс, ни Энгельс не редактировали. Правда, когда Лопатин начал переводить первые главы «Капитала», он, проживая в Лондоне, советовался с Марксом, уяснил оттенки некоторых мыслей, чтобы при переводе наилучшим образом передать смысл каждой фразы. То, что Лопатин полагал особенно трудным для уяснения русским читателем, он комментировал. Но ведь Лопатин успел перевести только часть тома, а потом внезапно уехал в Россию, чтобы организовать побег Чернышевского из сибирской ссылки. Известно, что Маркс и Лопатин обменивались мнениями относительно необходимости прояснения особенно сложных для перевода мест. И Маркс обещал своему русскому другу проделать такую работу. Автор «Капитала» выполнил свое обещание, редактируя перевод первого тома на французский язык и отчасти подготавливая третье немецкое издание, вышедшее, однако, уже после его смерти.

Издание на французском языке было осуществлено в виде 44-х выпусков, выходивших друг за другом на протяжении 1872 – 1875 годов. Маркс приветствовал такое издание. «В такой форме, – писал он, – сочинение станет более доступным для рабочего класса, а это для меня решающее соображение». И хотя переводчик Жозеф Руа был большим знатоком и французского, и немецкого языков, переводил он слишком буквально – слово в слово. И это не удовлетворяло Маркса. Он сам стал редактировать перевод. Он писал, что рукопись Руа «от начала до конца пришлось переделывать». Объясняя Ф. Зорге, почему приходится так много трудиться над этим изданием, Маркс писал, что перевод он «часто вынужден переписывать заново, чтобы французам стала понятна суть». Об этой своей работе Маркс писал и в Петербург Даниельсону: «Я был вынужден переделывать целые куски французского текста, чтобы сделать их доступными для французской публики». Маркс рекомендовал Даниельсону при подготовке второго издания на русском языке использовать эти его переделки, советовал, чтобы «переводчик постоянно и тщательно сравнивал второе немецкое издание с французским, так как последнее содержит много важных изменений и добавлений (хотя, правда, я был вынужден не раз, особенно в первой главе, „упрощать“ изложение при переводе его на французский язык)». Маркс поставил слово «упрощать» в кавычки. В действительности же он не упрощал, а прояснял текст, делал его более популярным. Он сам писал, что при редактировании перевода «многое изложил гораздо лучше».

При подготовке четвертого немецкого издания I тома «Капитала» Энгельс учел поправки и уточнения Маркса, сделанные для французского перевода. Но не все. И главное, в четвертом издании, конечно, не учтены все переделки, которые нужны именно для перевода и вовсе излишни для читателя, который знакомится с «Капиталом» в оригинале, на немецком языке. А вот для перевода на любой язык редактирование перевода, проделанное Марксом для французского издания, конечно же лучшее «пособие». И второе «пособие» – перевод «Капитала» на английский язык, отредактированный Энгельсом, который учел весь опыт работы Маркса над французским изданием.

Учитывал этот опыт Маркса и Скворцов-Степанов при подготовке первого советского издания Сочинений Маркса и Энгельса. Но А.И. Малыш и его бригада сделали эту «консультацию» с двумя переводами, консультацию с Марксом и Энгельсом как редакторами, основным методом своей работы.

Фраза за фразой сличали они немецкий, французский и английский текст «Капитала». Начиная с первой фразы, которой открывается «Капитал». Эта первая фраза в переводе Скворцова-Степанова гласила: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, является „огромным скоплением товаров“». Здесь между богатством обществ и огромным скоплением товаров полный знак равенства: «богатство = является…» Между тем у Маркса это сказано менее категорично. В немецком тексте это сходство обозначено словом «erscheint», которое можно перевести и как «является» и как «выступает». Если бы Маркс хотел обозначить полное равенство двух понятий, он написал бы «ist». Во французском переводе, авторизованном Марксом, стоит слово «s’annonce» – «выступает». В английском переводе Энгельс тоже отдает предпочтение обороту речи, обозначающему понятие «выступает». Именно этот оттенок мыслей выбирает Малыш. И первая фраза «Капитала» в новом издании звучит следующим образом: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как „огромное скопление товаров“». Найден несколько отличный, но очень важный оттенок мысли.

Итак, повторяю, фраза за фразой.

Уточнение перевода прояснило многие из тех мест, которые казались читателям непонятными. Однако кое-что в произведении, написанном сто лет назад, и после таких прояснений могло остаться не до конца понятым читателем. Иные сравнения, поговорки, факты, литературные образы, которые приводил Маркс, забылись. Объяснение их невозможно найти в общедоступных энциклопедиях. Они требовали комментариев. 224 примечания от редакции были написаны А.И. Малышем и помещены в конце 23-го тома второго издания. Это ни в коем случае не толкования текста, а лишь тщательные исследования фактов, знание которых требуется для более глубокого уяснения теоретических положений Маркса. Впервые был создан такой научный аппарат ко всем томам «Капитала». Наряду с примечаниями вошли в него и аннотированные указатели имен, и указатель цитируемой и упоминаемой литературы, указатель русских переводов цитируемых книг и, наконец, предметный указатель.

В 1960 – 1964 годах вышли в свет четыре тома «Капитала» в новом издании на русском языке. И с тех пор во многих странах это великое произведение было издано вновь с учетом работы, проведенной Институтом марксизма-ленинизма. В ГДР и Японии эти четыре тома вошли в состав собраний Сочинений Маркса и Энгельса, издаваемых в этих странах.

Конечно же серьезной проверкой работы бригады, подготавливавшей I том «Капитала», как и других бригад института, была новая публикация произведений Маркса и Энгельса в ГДР на языке оригинала. Ученые института с удовлетворением отметили, что их работа оказалась в высшей степени полезной даже для родины Маркса и Энгельса. Все описки, все опечатки, обнаруженные в Москве, были учтены в Берлине. Заимствовали в ГДР и подготовленный в Москве научный аппарат издания. Повсюду был отмечен высокий академический уровень нового московского издания.

…Когда мир отмечал столетие выхода I тома «Капитала», ученый, который вместе с бригадой готовил этот том для нового советского издания, много ездил и выступал.

В Белграде, где состоялся симпозиум о «Капитале», почти все участники его хорошо понимали русский язык, и доклад А.И. Малыша «„Капитал“ и современное рабочее движение» на этом языке вызвал довольно оживленную дискуссию и в зале симпозиума, и в югославской печати.

В конце сентября 1967 года Малыш выступил с сообщением «Маркс и современность» в городе, где была написана «библия рабочего класса», – в Лондоне. Конференцию в форме диспута организовала знаменитая лондонская мемориальная библиотека имени Карла Маркса. Именитые докладчики съехались из многих стран. В небольшом зале, принадлежащем одному из лондонских тред-юнионов, собралось 350 человек. Вход был платный. Судя по литературе, продававшейся в киосках у входа в зал, рассчитывали, что публика придет далеко не однородная: не только про-, но и антимарксистская.

Выступление А.И. Малыша было коротким. Ему дали 15 минут. Он говорил, извинившись за свой не совсем совершенный английский язык, но говорил увлеченно, с тем внешне добродушным, но едким юмором, который ценят англичане. Они почувствовали и оценили в нем знатока, человека живой мысли. А когда он преподнес устроителям конференции подарки – альбом московского Музея Маркса и Энгельса и изданный по решению ЦК КПСС к столетию со дня выпуска юбилейный том «Капитала» с большим портретом Маркса на суперобложке – и когда кто-то из президиума объявил, что профессор А.И. Малыш редактор этого тома и автор нескольких сот примечаний к нему, и в зале, и в президиуме зааплодировали: первый том в новой редакции известен многим марксоведам.

…Счастлив тот, кто может читать Маркса в оригинале. И полны благодарности люди тем переводчикам и редакторам, которые, конечно же что-то теряя, но доносят в максимально приближенной к оригиналу форме и глубочайшие мысли, и блестящий стиль великих мыслителей.

Весь «Капитал»

В зале гуманитарных наук Государственной библиотеки имени В.И. Ленина мне несколько раз приходилось наблюдать одну и ту же сценку. Она происходит возле так называемых «полок открытого доступа», к которым без библиотекаря может подойти и выбрать себе книгу любой читатель. На этих полках стоят словари, энциклопедии, произведения классиков марксизма-ленинизма – книги, которые многие читатели хотят иметь под рукой.

И вот опять вижу, как возле полки, где стоит первое издание Сочинений Маркса и Энгельса, что-то уж слишком долго топчется читатель. Потом он обращается к дежурному по залу. Они оба подходят к полке, оба ищут, оба недоуменно разводят руками. Я уже знаю, в чем дело. На полке стоят несколько экземпляров XIX тома, несколько экземпляров XXI тома, а XX тома нет. Я спешу на помощь – видно, сегодня дежурит неопытный библиотекарь, он не знает, что XX тома в первом издании не существует вовсе. Да, да, есть XIX том, есть том XXI, а XX том так и не вышел. Случай, в издательском деле именуемый словом «перескок».

– Не теряйте времени, товарищи, переходите ко второму изданию Сочинений. Там вы найдете, – скажу я, – то, что вы ищете: IV том Марксова «Капитала». Под него и был резервирован XX том первого издания, но в свет так и не появился. Его готовили накануне Отечественной войны. Война помешала его изданию. А после войны потребовались еще долгие годы работы над рукописью, чтобы вышел этот том, о котором даже сравнительно эрудированные читатели часто спрашивают: «IV том „Капитала“? А разве он существует? Разве в „Капитале“ не три тома?»

Незнание простительное. Впервые полностью IV том «Капитала» увидел свет почти через сто лет после того, как он был написан. В 1954 году в Москве вышла первая книга этого огромного тома. В 1957 – 1961 годах – его вторая и третья книги. Тогда же публиковались тома второго издания Сочинений Маркса и Энгельса. В этом собрании уже нет «перескока». Завершающая часть Марксова «Капитала» вошла в это собрание Сочинений в качестве его 26-го тома. Том этот пришлось разбить на три книги. Еще бы, в нем 1700 страниц!

1700 страниц Маркса, впервые научно подготовленные и надлежащим образом изданные. Какой щедрый подарок получили читатели, сначала в СССР, а потом во многих странах мира!

Но как же это случилось, что почти на целое столетие отодвинулась публикация рукописей Маркса? И почему даже многие квалифицированные читатели не знают о IV томе «Капитала»?

…Свыше десяти лет отдал Энгельс работе над тем, чтобы подготовить к печати не завершенные Марксом II и III тома «Капитала». Его вдохновляла в этой работе великая любовь к своему умершему другу, понимание того, как важна публикация книг Маркса для их общего дела. Проделана была фантастическая, гигантская работа, которой Ленин отдал дань, написав, что Энгельс, в сущности, был соавтором II и III томов «Капитала». Но подготовить к изданию последний том «Капитала» Энгельс не успел.

То, что не успел Энгельс, выполнили советские ученые.

В 1948 году Институт марксизма-ленинизма поручил подготовить к изданию рукопись IV тома «Капитала» двум своим научным работникам. То были философы Владимир Брушлинский и Илья Прейс.

Второй из них не дожил до завершения гигантского труда. Он умер в 1958 году, за редакторским столом, когда шла работа над третьей книгой IV тома. К тому времени оба подготовителя тома отдали этой работе по десяти лет своей жизни. После смерти Прейса Брушлинскому понадобилось еще пять лет, чтобы подготовить к печати последнюю книгу тома. Почему же так долго продолжалась эта работа?

Когда Энгельс после смерти Маркса занялся разбором рукописей на чердаке дома, что стоял на Мейтленд-парк, он увидел там много такого, о существовании чего даже не подозревал. 22 мая 1883 года Энгельс пишет об этом дочери своего друга Лауре. В письме (оно впервые было опубликовано в Париже в 1956 году, а на русском языке – в 1964 году) Энгельс предупреждал: «…Прежде чем мы проникнем во все тайны этого чердака, полного ящиков, пакетов, свертков, книг и т.д., должно пройти некоторое время…»

Времени на это потребовалось больше, чем мог предполагать Энгельс. Проходит девять месяцев, и Энгельс хотя и сообщает Лауре (письмо это тоже только недавно впервые опубликовано), что «мы, наконец, расчистили старый „склад“, нашли массу вещей», но добавляет, что и впредь «снова придется рыться на Мейтленд-парк».

Перечисляя найденное, Энгельс называет ту рукопись, публикация которой и составила IV том «Капитала». Он пишет: «Среди рукописей имеется первый вариант „Капитала“ (1861 – 1863 гг.), и там я нашел несколько сот страниц „Теорий прибавочной стоимости“».

Описывая разобранные им рукописи Маркса, Энгельс в письме к Фридриху Зорге, отправленном в новогоднюю ночь – 31 декабря 1884 года, сообщает: «И наконец, книга IV, „Теории прибавочной стоимости“, из самой старой рукописи… Что она собой представляет – пока еще сказать трудно. Взяться за нее можно будет лишь после того, как будет готово все остальное. Это – около 1000 густо исписанных страниц…»

Я разглядывал эту рукопись в архиве Института марксизма-ленинизма. Да, густо исписаны эти страницы – как читатель уже знает, понадобилось около 1700 печатных страниц, чтобы опубликовать этот рукописный текст.

Отношение Энгельса к рукописи Маркса меняется по мере ее изучения. Сначала ему кажется, что это повторение написанного в первых трех томах. И он намерен сделать значительные сокращения. Но по опыту работы над III томом Энгельс знает, как рискованны такие операции над текстом Маркса. Тогда он тоже хотел сократить «повторы», но потом убедился, что такие повторения, «как это обыкновенно бывает у Маркса, каждый раз касаются предмета с иной стороны…»

IV том тоже требует большой работы, а Энгельс уже слаб здоровьем. Он очень занят, боится, что не справится с этим трудом. Невольно он вынужден сделать следующее: обращается с просьбой помочь ему к двум молодым немецким социал-демократам. То были Карл Каутский и Эдуард Бернштейн.

28 января 1889 года (прошло уже несколько лет после обнаружения рукописи) Энгельс пишет Каутскому: «Я намерен сделать тебе сегодня предложение… Я предвижу, что в лучшем случае мне еще долго придется беречь свое зрение, чтобы привести его снова в порядок. Этим исключается для меня, по меньшей мере на годы, возможность самому продиктовать кому-нибудь рукопись четвертой книги „Капитала“.

С другой стороны, я должен позаботиться о том, чтобы не только этой, но и остальными рукописями Маркса можно было пользоваться и без меня. Это возможно только при том условии, если я научу разбираться в этих иероглифах людей, которые в крайнем случае смогут меня заменить, а пока хотя бы помочь мне при издании».

Энгельс пишет: он надеется, что Каутский, после известной выучки и практики, сумеет «воспроизвести …приблизительно 750 страниц оригинала в виде удобочитаемой рукописи». Энгельс предлагает заплатить за это Каутскому 100 фунтов стерлингов. Он продолжает письмо:

«Как только я добьюсь того, что вы оба легко сможете разбирать почерк Маркса, у меня упадет гора с плеч… так как тогда эти рукописи перестанут быть книгой за семью печатями, по крайней мере для двух людей».

Проходят годы, а Каутский не торопится с выполнением порученной ему работы. Он уезжает из Лондона в Штутгарт и там совсем забрасывает ее. Но он взял с собой рукопись. Энгельс просит вернуть ее. Через четыре года, 20 марта 1893 года, Энгельс пишет Каутскому: «Если бы я знал, что ты предполагаешь продолжить работу над рукописью „Теорий прибавочной стоимости“, то оставил бы ее у тебя, но так как уже несколько лет ничего об этом не слышу, а при работе над третьим томом иногда приходится сопоставлять рукописи, то я и попросил тебя прислать ее».

И Каутский… возвращает рукопись.

Силы у Энгельса слабеют, а работы впереди так много.

В 1894 году, за восемь месяцев до смерти Энгельса, Лаура напоминает ему о четвертом томе, и он с горечью отвечает (это письмо впервые было полностью опубликовано в 1957 году в журнале «Вопросы истории КПСС» № 1): «Ты говоришь, что после окончания чтения третьего тома и прежде чем приступить к четвертому я должен дать себе небольшой отдых. Так вот, я тебе сейчас изложу, как обстоит дело».

И Энгельс перечисляет свои занятия:

«Мне нужно следить за движением в пяти крупных и во многих мелких европейских странах, а также в Соединенных Штатах Америки. Для этой цели я получаю три немецких, две английских, одну итальянскую и с 1 января также одну венскую, а всего семь ежедневных газет. Из еженедельных получаю: две из Германии, семь из Австрии, одну из Франции, три из Америки (две на английском языке, одну на немецком), две итальянских и по одной на польском, болгарском, испанском и чешском, причем тремя из этих языков я лишь теперь постепенно овладеваю».

Энгельсу уже 74 года. У него плохое зрение. Ему нужно время, чтобы приготовиться к этой большой работе. А кроме того, у него «все возрастающая масса корреспондентов – больше, чем во времена Интернационала!» Предстоит публикация писем Маркса юношеских лет. Нужно переработать для нового издания собственную книгу – «Крестьянская война в Германии». Энгельс хочет также написать «основные главы политической биографии Маркса: 1842 – 1852 и Интернационал», за этим ждут еще издания «ранние небольшие произведения Мавра и мои собственные».

И кроме всего IV том «Капитала»…

Что же сказать дочери Маркса? Что его подвели Каутский и Бернштейн?

Да, Энгельс жалуется на это Лауре Маркс:

«Эта рукопись в очень сыром виде, и пока еще нельзя сказать, насколько ее можно будет использовать. Сам я не могу снова взяться за ее расшифровку и продиктовать всю рукопись, как поступил со II и III томами. Мое зрение было бы полностью загублено прежде, чем я сделал бы половину работы. Я убедился в этом много лет тому назад и попытался найти другой выход; решил, что было бы хорошо, если бы один или два толковых представителя младшего поколения научились читать почерк Мавра». И Энгельс рассказал Лауре о попытке привлечь к работе Каутского и Бернштейна, для того чтобы расшифровать рукописи человека, которого они провозглашали своим учителем. Но оказалось, что Каутский «слишком занят изданием „Neue Zeit“… Бернштейн тоже не только очень занят, но страдает от переутомления; он еще не совсем разделался со своей неврастенией…»

Молодые очень заняты, переутомлены, больны неврастенией. Ах, если бы он, 74-летний Энгельс, был бы моложе! «…Если бы я мог разделить самого себя на Ф. Энгельса 40 лет и Ф. Энгельса 34 лет, что вместе составило бы как раз 74 года, то все быстро пришло бы в порядок. Но при существующих обстоятельствах все, что я могу, это продолжать свою теперешнюю работу и работать возможно больше и возможно лучше».

Энгельс так и делает. В апреле 1895 года, за четыре месяца до смерти, он пишет швейцарскому экономисту Стефану Бауэру: «…если мне суждено будет выпустить также и IV книгу „Капитала“»…

Он еще надеется. Но сделать это ему не суждено.

…Десять лет как нет Энгельса. И только теперь Каутский решает заняться расшифровкой рукописи. Теперь он уже не склонен считать себя только учеником Маркса и Энгельса. Он чувствует себя на равной ноге с ними. Это успел заметить еще Энгельс. В последнем письме к Каутскому от 21 мая 1895 года Энгельс выражает недоумение тем, что тот вместе с Бернштейном предпринял издание «Истории социализма» втайне от своего учителя. Энгельс писал с горечью, что поведение Каутского и «милейшего Эде» его задело и ему даже показалось, что у них «совесть не чиста».

В деле об издании IV тома «Капитала» Каутский тоже пренебрегает мнением Энгельса. Он не считает, что рукопись «Теорий прибавочной стоимости» может стать завершающим томом «Капитала», хотя именно так определял свою рукопись сам Маркс. Об определении Маркса Каутский умолчал, а на прямой спор с Энгельсом решился. В 1904 году Каутский пишет Плеханову: «Я считаю нужным, в противоположность Энгельсу, выпустить этот том не как 4-й том „Капитала“, что вызовет неверные ожидания, а как „Теории прибавочной стоимости“».

Объясняя, почему он так делает, Каутский в предисловии к первому тому «Теорий прибавочной стоимости» писал, что Маркс создавал этот труд, записывая мысли «в том порядке, в каком они приходили в голову», и потому, мол, материал «принимает для всех, кроме самого автора, характер хаоса».

И Каутский не стеснялся расправиться с этим «хаосом». Где хочет, сокращает очень важные места, например то, где Маркс впервые сформулировал закон средней прибыли и цены производства, или место, где обосновывается, почему при определенных условиях происходит абсолютное обнищание рабочего класса и т.п. Сокращает, не стесняясь, около шести печатных листов. Где хочет, от себя пишет вставки, не оговаривая, что это его, Каутского, текст.

В книге Виталия Выгодского, молодого советского марксоведа, ученика Владимира Брушлинского, которая называется «Место „Теорий прибавочной стоимости“ в экономическом наследии Карла Маркса», дается пространный перечень сокращений, искажений и ошибок, допущенных Каутским при прочтении текста Маркса.

Каутский самовольно меняет политэкономическую терминологию Маркса. Он всячески смягчает резкую критику Марксом буржуазных экономистов. Там, где Маркс пишет об их трудах – «дребедень», Каутский заменяет это слово значительно более мягким – «мудрствование». В рукописи Маркса гневно говорится о «доходах негодяя-чинуши», а Каутский «успокаивает» Маркса, заменяя его выражение на нейтральное – «доходы чиновников». У Маркса – «свински неопрятная барыня», у Каутского просто «дама». Выбрасывает Каутский такие эпитеты Маркса, как «канальи», «мерзавцы», «казенные мусорщики», объясняя, что они якобы «не предназначены к печати».

Каутский не только «причесывает» Маркса, он замахивается и на большее. Каутский хотел кардинальным образом «поправить» Маркса, навести «порядок» там, где ему почудился «хаос». И он перекраивает всю рукопись, сводит весь ее логический порядок, который ему недоступен, к единой простейшей «системе» – хронологической. И тем самым калечит рукопись.

Правда, и в таком искалеченном виде публикация ранее неизвестного произведения Маркса вызывает восторг у многих революционеров: ведь конечно же Каутскому не удалось испортить все. Ленин широко использует богатейший материал впервые опубликованной работы Маркса. Он характеризует ее рассуждения как «замечательно глубокие», «гениально ясные». Ленин видит в них подтверждение некоторых своих теоретических выводов, которые он сделал до появления в свет этой работы Маркса. Так, при переиздании своего труда «Аграрный вопрос и „критики Маркса“» Ленин в примечании отмечает совпадение своей точки зрения на абсолютную ренту с точкой зрения Маркса, ставшей известной Ленину уже после того, как он написал эту работу.

Каутский многие годы держал под спудом казавшуюся ему не столь уж важной рукопись Маркса. А Ленин, познакомившись с «Теориями прибавочной стоимости», немедленно пускает в оборот новые идеи, обнаруженные им в этом IV томе «Капитала». Владимир Ильич то и дело цитирует эту работу Маркса, применяет ее в борьбе с критиками Маркса и Энгельса.

Рукопись Маркса была в числе тех, что Институт Маркса и Энгельса получил из берлинского архива германской социал-демократии. Она состояла из 23 тетрадей, которые архивисты-марксоведы называют «Большой серией». Эту серию и предстояло расшифровать Брушлинскому и Прейсу, когда им поручили подготовить к изданию IV том «Капитала».

Конечно же ученые начали с исследования текста самой рукописи. В течение двух лет им доставляли из Центрального партийного архива фотокопии листов рукописей IV тома «Капитала». Лишь в редких случаях, когда какое-нибудь слово было совсем неразборчивым или когда для уточнения времени создания Марксом какого-то отрывка надо было изучить фактуру бумаги, на которой он был написан, исследователи спускались в святая святых архива – в его знаменитые комнаты-«сейфы». Здесь надо было просмотреть искомое место максимально быстро – так, чтобы в наименьшей степени повлиять на установленный в хранилище режим температуры и влажности. По инструкции, действующей в архиве, «посторонние» допускаются в хранилище только в крайнем случае. Обычно хранители архива, скрепя сердце, идут на такие исключения. Но для Брушлинского и Прейса двери комнаты-«сейфа» открывались легко: хранители архива понимали, сколь важная работа проводится двумя исследователями.

Первое поверхностное прочтение рукописи оказалось архитяжким трудом. Маркс писал «Теории прибавочной стоимости» торопясь, скорописью, подгоняемый желанием скорее изложить на бумаге теснившиеся в голове мысли. У Брушлинского и Прейса не было наставника, который мог бы обучить их дешифровать почерк Маркса. Постигали эту науку сами, с помощью старейшей научной сотрудницы института Нины Ильиничны Непомнящей, о которой речь пойдет особо.

Сам Маркс, понимавший, что даже ему будет трудно разобрать свои записи, сделанные в десятках тетрадей, иногда составлял «ключи» к ним. Так, например, он написал «Указатель к семи тетрадям», «Рефераты к моим собственным тетрадям». К «Теориям прибавочной стоимости» он тоже оставил некоторые «ключи». Все листы 23-х тетрадей он пронумеровал. На обложке каждой тетради сделал ее оглавление. Многие тетради прямо или косвенно датировал. Но все равно внутренняя связь отдельных записей воспринималась затрудненно. Дело в том, что Маркс, записав некую мысль, мог сделать и делал пространное отступление от нее и лишь через несколько тетрадей вновь возвращался к этой мысли. Запись носит таким образом не плавный, а «зигзагообразный» характер. Нашим исследователям надо было поймать нити единого логического повествования. Для этого мало расшифровать текст рукописи, надо было глубоко проникнуть в ее содержание.

Два года ушло у Брушлинского и Прейса на первичное прочтение рукописи. В результате был составлен «проект проспекта», в котором исследователи излагали свое мнение по поводу того, в какой последовательности должны быть напечатаны записи, сделанные в различных тетрадях «Большой серии».

Удача или неудача «проспекта» во многом определяла судьбу всего издания. На многое посягнули Брушлинский и Прейс. Они не приняли схему прочтения рукописи, предложенную довоенными подготовителями тома. Оба они были философами, а рукопись до тех пор считалась предметом исследования экономистов. Оба были к началу работы над рукописью IV тома учеными не столь уж известными в широких научных кругах.

Решено было подвергнуть их проект публичному обсуждению. Для этого осенью 1950 года он был напечатан в журнале «Вопросы экономики».

В результате дискуссии проект был принят. Одобрен был главный принцип подхода к публикации, принцип логического, а не хронологического изложения. Авторы проекта исходили из того, что «Теории прибавочной стоимости» – не учебник истории политэкономии, в котором строго хронологическое изложение материала закономерно и необходимо. Это – теоретическая работа Маркса, в которой дан анализ того, как различные буржуазные политэкономы подходили к центральному пункту политической экономии – к вопросу о прибавочной стоимости. Приближение к истине происходило не постепенно: одни подходили совсем было близко, последующие могли сделать отступление, зигзаг в сторону от истины. Поэтому и Марксов анализ истории экономической науки отражал то, что происходило в жизни, и закономерно имел «зигзагообразный» характер изложения. А это усложняло его логическую расшифровку.

Как уже было отмечено, главный порок публикации Каутского заключался в том, что, не разобравшись глубоко в конструкции и сквозной линии тома, Каутский расположил материал «по порядку». Помещен, к примеру, в предпоследней тетради «Большой серии» фрагмент о жившем в XVII веке экономисте Петти, и Каутский, следуя хронологии, помещает этот отрывок в самое начало тома, нарушая весь логический ход повествования рукописи, открывавшейся у Маркса анализом теории экономиста XVIII века Стюарта.

Маркс в начале своей рукописи наиболее тщательно анализирует труды так называемых «физиократов», которых считал «отцами современной политической экономии». Вслед за ними рассматриваются теории классиков буржуазной политэкономии Адама Смита и Давида Рикардо, наиболее близко подошедших в своем анализе к подлинному смыслу объективных законов, действующих в сфере экономической жизни буржуазного общества. За взлетом классической буржуазной политэкономии следует упадок этой науки. Критике политэкономов, сделавших несколько шагов назад, Маркс посвящает некоторые страницы шести тетрадей «Большой серии». В последних тетрадях – незавершенные фрагменты, значительно менее подробные рассказы о тех, кто был предшественником классической буржуазной политэкономии. Быть может, Маркс и их теории хотел рассмотреть впоследствии подробнее, но не успел сделать этого. Поэтому последние тетради носят особенно незавершенный характер. Но Каутский, считавший весь труд Маркса черновым, незавершенным, одинаково отнесся ко всем тетрадям его «Большой серии». И он перемешал, расположив в хронологической последовательности, и законченные части рукописи, и совсем незавершенные наброски.

В проекте проспекта Брушлинский и Прейс предложили отказаться от такого порядка. Они решили менее разработанные, незавершенные фрагменты выделить в приложение, а основную часть рукописи дать в научной последовательности, в том хорошо усвояемом логическом изложении, которое дано Марксом.

В проекте проспекта решался и другой кардинальный вопрос публикации рукописи. Как известно, и Маркс и Энгельс считали эту рукопись IV томом «Капитала». Каутский отрицал такую роль рукописи, полагая, что «Капитал» и «Теории прибавочной стоимости» – это не единое произведение, а два идущих параллельно. И во всех предыдущих изданиях «Теорий прибавочной стоимости» не указывалось, что это IV том «Капитала».

Какие все-таки были еще аргументы, чтобы оспаривать мнение Энгельса, да и самого Маркса? Почему возникла мысль о двух «параллельных» произведениях?

Дело в том, что хотя то, что называется в рукописи «Теориями прибавочной стоимости», написано раньше остальных трех томов, но материал, помещенный в «Теориях», задуман был Марксом как завершающий том своей «махины». «Для себя, – писал Маркс, – я начал „Капитал“ как раз в обратном порядке, по сравнению с тем, как он предстанет перед публикой».

По плану, который дошел до нас в ряде вариантов, предполагалось: после того как в нескольких томах Маркс изложит собственную теорию политэкономии, в завершающем томе он даст историю предыдущих теорий и их критику.

Сначала исторический экскурс Маркс думал сделать кратким. Но так как первые три тома еще не были написаны к тому времени, когда Маркс принялся за последний том, то краткого очерка «Истории теорий» не получилось. Рядом с изложением прежних теорий Маркс давал и их критику, и свой взгляд на рассматриваемые вопросы. Экскурс разросся в огромный труд – объемом около 110 печатных листов. Потом Маркс написал три «предшествующих» тома «Капитала». В них он развил положения своей теории, изложенной в IV томе только попутно с освещением истории вопроса. Таким образом сначала родился том «Капитала», в котором Маркс дал историю политэкономии и лишь попутно излагал свои собственные взгляды, а потом были написаны три тома, в которых Маркс излагал свои взгляды, а попутно критиковал политэкономические взгляды других ученых и излагал историю вопроса. Это не параллельные книги, как хотел представить дело Каутский, а единый труд, с разных точек зрения освещающий тот же вопрос. Тома дополняют друг друга, и отрывать их – значит нарушить стройность конструкции Марксовой «махины», снизить ее ценность.

Взявшись за работу по восстановлению всего здания Марксова «Капитала», Брушлинский и Прейс ясно понимали, как будет длинен и тернист их путь.

В 1952 году, во время работы над второй книгой IV тома, у Ильи Исааковича Прейса случился тяжелейший инфаркт. Тромб закупорил вену ноги, и ее пришлось ампутировать.

Еще не оправившись после операции, Прейс принялся за прерванную работу. В то время Прейсу, который был старше Брушлинского на восемь лет, исполнилось шестьдесят. Инфаркт – первый звонок из небытия – будто говорил: «Надо торопиться».

Квартира Прейса находилась на улице Маркса – Энгельса во флигеле, в котором прежде проживал первый директор института Рязанов, построивший это здание, как говорят, по образцу английских коттеджей времен пребывания в Британии Маркса и Энгельса. Сам же институт располагался тогда в соседнем, упоминавшемся уже, старинном особняке, принадлежавшем некогда князьям Долгоруким. Прейс не мог подниматься даже на второй этаж института, где одна из комнат служила кабинетом Брушлинскому. И Брушлинский ежедневно ходил с необходимым для их совместной работы материалом во флигель, в котором на первом этаже жили Прейс и его жена – писательница Елена Ильина, сестра Самуила Яковлевича Маршака.

Я упоминаю об этом обстоятельстве, ибо оно проливает некоторый дополнительный свет на характер работы Брушлинского и Прейса над рукописью IV тома «Капитала». Дело в том, что оба подготовителя тома отлично понимали всю исключительность выпавшей на их долю ответственности. Они задались целью не только восстановить со скрупулезной точностью сложнейшие извивы разбросанного по многочисленным тетрадям Марксова повествования, но и перевести его на русский язык так, чтобы сохранился полностью темпераментный и поэтичный строй речи, который отличал Маркса от всех писавших на темы «скучнейшей» якобы политической экономии. И пусть биографы Маршака знают, что знаменитейший переводчик Шекспира и Бернса не раз участвовал в дискуссии, как лучше перевести тот или иной фрагмент Маркса из его «Теорий прибавочной стоимости».

Кстати, имя Маршака упоминается в собрания Сочинений Маркса и Энгельса. Для второго тома этого собрания Самуил Яковлевич перевел на русский язык девять строф английского рабочего поэта Эдуарда Мида. Перевод на немецкий язык этих же строф сделал Энгельс – он привел стихотворение в своей книге «Положение рабочего класса в Англии» потому, что оно «верно передает господствующее среди рабочих настроение». Чтобы дать представление о стихах и русском переводе, приведу лишь одну заключительную строфу – слова, с которыми поэт обращается к рабочим:

Да проснется ваш гнев и разверзнет свой зев.
Да покатится в пропасть на дно
Раззолоченный сброд тунеядцев-господ
И жестокий их бог заодно!

Брушлинский и Прейс хорошо помнили слова Энгельса из его знаменитой статьи «Как не следует переводить Маркса». Она написана была по поводу напечатанных в журнале «Ту-дэй» нескольких страниц английского перевода I тома «Капитала». По поводу неудачного этого перевода Энгельс писал: «Маркс принадлежит к числу тех современных авторов, которые обладают наиболее энергичным и сжатым стилем. Чтобы точно передать этот стиль, надо в совершенстве знать не только немецкий, но и английский язык… Выразительный немецкий язык следует передавать выразительным английским языком; нужно использовать лучшие ресурсы языка». Чтобы так переводить Маркса, не лишне было посоветоваться с Маршаком.

Оба редактора сами были отличными филологами. Илья Прейс школу кончал в Германии, и язык Маркса был языком его детства. Владимир Брушлинский – почти полиглот, который не только свободно владеет немецким, французским и английским языками, но на итальянском изучал Данте, на латинском штудировал Лукреция, на греческом читал Гомера, Платона, Аристотеля.

В своем предисловии к книге, предшествовавшей «Капиталу» и называющейся «К критике политической экономии», Маркс писал: «У входа в науку, как и у входа в ад, должно быть выставлено требование:

Здесь нужно, чтоб душа была тверда;
Здесь страх не должен подавать совета».

Эти строчки из Данте, процитированные Марксом, стали девизом двух исследователей. Слова поэта следовало написать и у входа в хранилище, где лежала рукопись IV тома.

Представьте себе, что вам досталась рукопись никогда не читанного вами романа «Война и мир», написанная «сплошняком» – без разбивки на части, главы, абзацы, и что вам поручено не только расчленить ее по смыслу, но и дать к отдельным частям заголовки. Трудная задача? А ведь примерно такую, в числе других задач, должны были решить наши исследователи.

Каждая тетрадь «Большой серии» имеет на обложке сделанное Марксом очень краткое оглавление. Но сам текст идет почти подряд. То и дело попадаются куски сплошного текста в пять, шесть, семь печатных листов (!), к тому же с абзацами длиною в семь – девять страниц. В таком виде произведение было бы, конечно, трудно для усвоения читателем. Предстояло найти подробное, логическое «членение» будущего тома, увидеть «стыки», где совершаются переходы от рассмотрения одного вопроса к рассмотрению другого, и предстояло озаглавить такие переходы. 268 заголовков и подзаголовков к тексту Маркса дали подготовители тома.

Надо уметь совсем не прислушиваться, как писал Данте, к «советам страха», чтобы учредить «Ведомость описок и неточностей Маркса». А такую ведомость наши исследователи завели. В нее занесено было 1190 пунктов. Каждый пункт надо было точно обосновать – здесь Маркс ошибся в написании слова, при арифметических расчетах, в цитате.

А для примечаний к тексту, для именного и литературного указателей – какую литературу надо было проштудировать, сколько имен воскресить из исторического небытия! Я не говорю уже о том, сколько надо было расшифровать слов, не разобранных Каутским в тексте, написанном Марксом скорописью: за 12 месяцев, – 110 печатных листов!

В 1961 году Брушлинский, уже без Прейса, закончил работу над IV томом «Капитала» – «Теориями прибавочной стоимости». Три книги «Теорий» вышли сначала отдельным изданием, а в 1962 – 1964 годах, еще раз проверенные и пополненные рядом новых примечаний, вошли во второе издание Сочинений, образовав три книги его 26-го тома.

Как только появилось новое издание «Теорий», этот труд начали переводить во многих странах мира. Институт марксизма-ленинизма при ЦК Социалистической единой партии Германии приступил к подготовке соответствующего этому образцу немецкого издания. В нем были целиком повторены и предисловие, и примечания русского издания, и вся его композиция, и членение на главы и параграфы.

Свершился круговорот: если первые три тома «Капитала» пришли к русскому читателю из Германии, то научное издание IV тома немцы получили из Советского Союза. А уже потом с немецкого том этот был переведен и издан в Японии, Англии, Италии, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Польше, Болгарии и других странах.

Профессор Гергард Бонди в немецком журнале «Виртшафтсвиссеншафт» назвал эту работу «крупной, выдающейся заслугой советской науки».

Правда, еще долго в некоторых книгах писали о трех томах «Капитала», еще не все, даже имеющие отношение к марксоведению, осознали, какой совершен подвиг. Рукопись, которую Энгельс нашел на чердаке дома, что стоял на Мейтленд-парк, и в которой он сам не сразу узнал IV том «Капитала», рукопись, которую он так мечтал издать, рукопись, так долго хранившаяся под спудом, а потом изданная с ошибками и купюрами, рукопись эта вышла наконец в свет и стала достоянием каждого желающего прочесть ее.

Иногда говорят о «непочтительности» современной молодежи, о том, что она не склоняется ни перед какими авторитетами. Но я слышал, как произносят молодые ученые в Институте марксизма-ленинизма имя Брушлинского. Оно для них олицетворение труда, преодолевающего любые препятствия, труда, в котором скрыто соединение романтической увлеченности и почти педантического пунктуализма. Человеком, который вернул миру IV том «Капитала», гордится советское марксоведение.

Рядом с ним, неотделимо от него имя Прейса. В истории советского марксоведения он в числе наиболее выдающихся исследователей – тихий, мечтательный, поэтический Илья Прейс, умерший над листами Марксовой рукописи.

Владимир Константинович Брушлинский – ровесник XX столетия – родился в 1900 году. Давно перешагнул он возраст, когда уходят на пенсию, но, пока есть силы, он не хочет и не может уйти из института.

Едва закончив подготовку IV тома «Капитала», получившую такую триумфальную международную известность, Брушлинский немедля взялся за другой, тоже нелегкий труд. Вместе со своим учеником Выгодским, уже в значительной степени усвоившим стиль и приемы работы своего учителя, он подготовил к печати никогда полностью не издававшиеся на русском языке «Экономические рукописи 1857 – 1859 годов» Маркса. Это самый первоначальный и самый, так сказать, черновой набросок «Капитала». Размещенные в семи тетрадях так называемой «Малой серии» и в трех тетрадях, помеченных Марксом буквами M, B′ и B″, рукописи эти чрезвычайно сложны для прочтения. Маркс писал их, ожидая революционной бури, и хотел закончить свой труд как можно быстрее – до ее наступления.

«Экономические рукописи 1857 – 1859 годов» были впервые опубликованы в Советском Союзе. Они вышли в свет перед войной, но не на русском, а на немецком языке – на языке оригинала. Институт Маркса и Энгельса предпринял тогда издание Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса на языке оригинала. Предполагалось издать около ста томов. То, что Маркс и Энгельс писали на немецком языке, – издавать на немецком, что писали на английском или французском – на этих языках. Это издание было прервано войной. Вышли только тринадцать томов этого издания, называвшегося «МЭГА».

По решению ЦК КПСС, принятому в связи со 150-летием со дня рождения Карла Маркса, это международное издание на языке оригинала возобновляется. Уже вышедшие тома будут переизданы и потому, что они стали библиографической редкостью, и потому, что за эти годы марксоведение далеко продвинулось вперед. Найдено многое из рукописного наследия Маркса – Энгельса, ранее неизвестного. Разработаны методы, позволяющие более научно и точно расшифровывать рукописное наследство основоположников научного коммунизма.

«Экономические рукописи 1857 – 1859 годов» для «МЭГА» готовил выдающийся знаток рукописного наследия Маркса и Энгельса Павел Веллер. Когда началась война, он ушел добровольцем в московское ополчение и погиб в боях за столицу. Готовя ныне русское издание «Экономических рукописей», Брушлинский и Выгодский вновь критически прочитали текст и убедились в том, что и Веллер расшифровал кое-что неточно.

Если бы не погибли на войне Веллер и другой знаток экономического наследия Маркса – сын старого революционера Александр Феликсович Кон, если бы вернулись с полей сражений многие другие опытные работники Института – как бы ускорилась публикация всего рукописного наследия Маркса и Энгельса!

В годы войны Брушлинский тоже был на фронте. Работал в седьмом отделе, который занимался разложением войск противника. Брушлинский оставил тогда рукописи философов и занялся разбором дневников и писем гитлеровцев. Это надо было, чтобы понять, какие процессы – психологические и экономические – происходят во вражеском стане. И чтобы, опираясь на понимание этих процессов, найти нужные слова и доводы, которые дошли бы до ума и сердец вражеских солдат и офицеров. Кто знает, сколько немцев сдались в плен, убежденные листовками, материал для которых собирал знаток Маркса и Энгельса Владимир Брушлинский! И сколько из бывших наших врагов, находясь в советском плену, переосмыслили свою жизнь, отказались от своих заблуждений и поняли, что правда на стороне тех, кто признает учение «великих немцев» – Маркса и Энгельса!

Подготовка к научной публикации IV тома «Капитала» – апофеоз научной деятельности Брушлинского. Предвестником этого апофеоза была для Брушлинского законченная в последний довоенный год работа по публикации «Диалектики природы» Энгельса. Как известно, произведение это не было завершено автором. 30 лет оно пролежало после смерти Энгельса в архивах германской социал-демократии, пока не было опубликовано в СССР в 1925 году. С тех пор и до самой войны «Диалектика природы» не раз переиздавалась, но каждый раз в весьма неупорядоченном виде, далеком от замысла Энгельса. Но вот в 1941 году появляется новое издание, подготовленное Брушлинским. В войну оно, естественно, не получило международного отклика: связи были нарушены. Но наступил мир, и новое издание «Диалектики природы» было воспроизведено в Германской Демократической Республике, Италии, Франции, Англии. Отклики были восторженными. Пауль Рилла (Берлин, 1952 год) писал так в «Дойче цайтшрифт фюр филозофи»: «Энгельс принес в жертву свои собственные работы, и в частности и в особенности работу над „Диалектикой природы“, ради героического дружеского подвига по изданию оставшихся после смерти Маркса рукописей. То, чем рукопись Энгельса обязана советской науке, ничуть не меньше того, что Энгельс сделал для издания рукописей Маркса. Из четырех неупорядоченных связок рукописей „Диалектики природы“ возникло в процессе длительной и напряженной работы некое сомкнутое целое».

«Диалектика природы», подготовленная Брушлинским, и IV том «Капитала», честь подготовки которого принадлежит Брушлинскому и Прейсу, – два значительных вклада в науку, сделав которые каждый мог бы возгордиться. Но Брушлинский думает не о сделанном, а о том, что еще предстоит сделать.

Вот почему каждый вечер запоздно сидит он в своем кабинете. В солдатских сапогах шагает потом после длинного рабочего дня с окраины Москвы, где помещается теперь институт, к себе домой, к центру.

Кстати об этих сапогах. Некоторым они кажутся неуместными. Ему намекали. Однако он готов прослыть чудаком, но не хочет отказаться от этой внешней черты, напоминающей ему о годах, проведенных на войне. Люди поколения, которое шагало в таких сапогах по полям войны, вместе с молодой сменой должны доделать начатое невернувшимися друзьями. От этого сознания необходимости еще долго быть в трудовом строю – и его 15 – 20-километровые походы по воскресеньям за город, и купание в реке до осенних заморозков, и ледяные души зимой. Ведь у входа в науку кроме процитированных Марксом слов Данте о твердой душе следует, пожалуй, поместить слова и о закаленном теле.

Работая в седьмом отделе фронта, Владимир Брушлинский дошел до самого Берлина, в котором всегда мечтал побывать, чтобы установить контакты с немецкими знатоками Маркса. В Берлине он не нашел их. В свое время многие из них стали первыми узниками гитлеровских концлагерей.

Но вот недавно в этом городе побывал его ученик Выгодский. Он выступал там в Институте марксизма-ленинизма с рассказом о работе советских ученых по истории «Капитала». Ездил в Берлин и другой ученик Брушлинского – Георгий Багатурия. Этому ученому принадлежит честь совершенно нового прочтения рукописи «Немецкой идеологии» Маркса и Энгельса. Судьба этой рукописи во многом напоминает судьбу рукописи IV тома «Капитала».

Таблица Георгия Багатурия

Да, изданию самой крупной после «Капитала» двухтомной работы Карла Маркса и Фридриха Энгельса «Немецкая идеология» долго «не везло». Впервые она была опубликована спустя почти 90 лет после того, как в Брюсселе, засиживаясь до трех-четырех часов ночи, торопясь, увлекаясь и хохоча так, «что ни один человек в доме не мог спать», Маркс и Энгельс создавали свое произведение, о котором Энгельс впоследствии сказал: «Это самое дерзкое из всего, что было когда-либо написано на немецком языке».

Впервые и на немецком и на русском языках все известные к тому времени сотни страниц рукописи «Немецкой идеологии» были полностью опубликованы в Москве в 1932 – 1933 годах. Их издал Институт Маркса – Энгельса – Ленина, приобретший у немецких социал-демократов фотокопию рукописи.

Немецкие социал-демократы никак не решались опубликовать «дерзкую» рукопись. Что существует некая двухтомная рукопись Маркса и Энгельса, в которой они, как писал Маркс, решили в 1845 году «сообща разработать наши взгляды в противоположность идеологическим взглядам немецкой философии», было упомянуто в предисловии, написанном в январе 1859 года Марксом к своей работе «К критике политической экономии». В предисловии было сказано, что «это намерение было осуществлено в форме критики послегегелевской философии. Рукопись – в объеме двух толстых томов в восьмую долю листа – давно уже прибыла на место издания в Вестфалию, когда нас известили, что изменившиеся обстоятельства делают ее напечатание невозможным. Мы тем охотнее предоставили рукопись грызущей критике мышей, что наша главная цель – уяснение дела самим себе – была достигнута».

Долгое время было неизвестно, куда девалась рукопись. Неужто ее целиком «раскритиковали» мыши? Бернштейн, к которому, как хранителю рукописного наследства, должна была она перейти, всячески пытался представить, что дело обстояло именно так. В течение многих лет он держал ее под спудом.

Франц Меринг, одним из первых получивший доступ к рукописи, заявил публично, что она не представляет большого интереса: «Мыши выполнили свое дело в буквальном смысле этого слова и порядком изгрызли манускрипт, но сохранившиеся части его объясняют нам, почему авторы не особенно были огорчены этим несчастьем». Не огорчены – так как рукопись якобы не представляет большого интереса.

Между тем Энгельс в предисловии к своей книге «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» писал, что в «Немецкой идеологии» они с Марксом решили сообща разработать «выработанное главным образом Марксом материалистическое понимание истории».

Материалистическое понимание истории наряду с созданием теории прибавочной стоимости – величайшее открытие Маркса. Оно было впервые всесторонне разработано в 1845 – 1846 годах в «Немецкой идеологии». И вот эта работа объявляется не имеющей большого интереса!

Сам Бернштейн опубликовал только часть рукописи – раздел «Святой Макс». Но и его он издал с большими купюрами, пропустил, например, целиком главу о либеральном гуманизме. Объясняя, почему он так сделал, Бернштейн писал: «Так как сохранилось только три страницы, – все остальное, листы 41, 42, съели мыши, – то я предпочитаю не печатать совсем эту главу».

Но когда в архив Бернштейна были допущены советские исследователи, они выяснили, что почти все, якобы съеденное мышами, в действительности сохранилось без каких-либо значительных повреждений. Правда, несколько страниц двухтомной рукописи исчезли, но только несколько страниц. И вот сначала по частям, а в 1932 – 1933 годах целиком, в Советском Союзе работа Маркса и Энгельса была наконец напечатана.

С тех пор не менее 35 раз издавалась на разных языках и в разных странах «Немецкая идеология», а ее первая глава – самая важная, обобщающая – не менее 50 раз. В конце же 1965 года журнал Академии наук СССР «Вопросы философии» помещает новую публикацию этой главы. Почему?

Причина тому – две находки. Первую сделали в Амстердаме. В Институте социальной истории обнаружили и в 1962 году опубликовали ранее неизвестные три листа (шесть страничек) рукописного текста «Немецкой идеологии». Вторая – и главная – находка сделана в Москве молодым марксоведом Георгием Багатурия, который по-новому прочитал первую главу «Немецкой идеологии», по-новому осмыслил содержание и структуру дошедших до нас нескольких рукописей этой главы.

Дело в том, что первая глава «Немецкой идеологии», которую авторы назвали «Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений», не была завершена. Между тем именно в этой главе сконцентрировано все то новое, что Маркс и Энгельс вразброс разместили на остальном пространстве своего двухтомного острополемического труда. Первая глава дошла до нас в виде пяти рукописей, написанных в разное время. В этих рукописях Маркс и Энгельс – каждый раз несколько по-иному – изложили законы материалистического понимания истории. Каждый раз по-иному, ибо в процессе работы над «Немецкой идеологией» Маркс и Энгельс впервые – для себя и для мира – открывали и формулировали многие из этих законов.

Проходит всего полгода с того времени, когда Маркс и Энгельс, решив «свести счеты» со своей «прежней философской совестью», принимаются писать «Немецкую идеологию», – и «рукопись в объеме двух толстых томов в восьмую долю листа» готова.

Всего полгода… Когда речь идет о гениях, следует, пожалуй, ценить время иначе – прошло целых полгода. За полгода работы над рукописью так много постигнуто, такие открытия сделаны! Прошло целых полгода, и написанная вначале вводная глава уже не объемлет всего материала рукописи. Ее надо переделать. Как же не переделать первой главы, если, работая над третьей, Маркс и Энгельс формулируют одно из самых главных своих открытий! Они уясняют себе: на всем протяжении истории переход человеческого общества с одной ступени на другую, более высокую, совершался каждый раз путем революционного разрешения противоречий между новыми, выросшими производительными силами и старыми, превратившимися в оковы, производственными отношениями.

Эврика! Эврика! Об этом написано в третьей главе, но конечно же место этих страниц в обобщающей вводной части. И «страницы-открытия» изымаются из третьей главы, присоединяются к первой. Перенесен один кусок, потом второй – самый главный. Первая глава состоит теперь из трех рукописей – трех главок. Маркс объединяет общей нумерацией их страницы. Но это союз механический. Необходимо органическое соединение старого и новых текстов главы. Главу нужно написать заново. И пишется набело, почти без поправок, новое начало. Но и оно не удовлетворяет авторов. Они его перечеркивают и пишут второй беловик. Уже возникли пять рукописей первой главы, но каждая не завершена полностью. А тут авторам становится ясно, что их труд вообще не будет опубликован: против – цензура, полиция, издатели, близкие к философам, раскритикованным в «Немецкой идеологии».

Что ж, позднее, после неудачных попыток издать свой труд, Маркс напишет уже известные слова о том, что он и Энгельс «предоставили рукопись грызущей критике мышей». Пусть мыши грызут рукопись, пусть идет мышиная возня против ее авторов – великое открытие сделано. Его можно возвестить в других произведениях. Это и было осуществлено вскоре – в «Нищете философии», в «Манифесте Коммунистической партии».

Работы эти Ленин считал первыми произведениями зрелого марксизма. К сожалению, Ленину не была известна большая часть текста «Немецкой идеологии». В частности, ее важнейшая первая глава впервые увидела свет в год смерти Владимира Ильича. И хотя значение «Немецкой идеологии» как произведения, в котором впервые всесторонне разработан исторический материализм, было оценено советской и мировой наукой позднее, уже в 30-е годы, только ныне открывается вся глубина содержания и стройность архитектоники этой работы основоположников марксизма.

Когда комсомолец Георгий Багатурия в 1953 году пришел в Институт марксизма-ленинизма, ему поручили участвовать в подготовке третьего тома, тогда только начинавшегося второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. В третьем томе – «Немецкая идеология». Багатурия написал примечания, предложил несколько уточнений текста. Но главный результат работы был другой – начала возникать догадка, что первая глава печатается не на строго научной основе. Какие к тому были основания?

Печатали первую главу по тексту, подготовленному в 1932 году Павлом Веллером. К работе Веллера, о котором уже упоминалось, Багатурия относился с большим уважением. Эрудит и полиглот, великий знаток рукописного наследства Маркса и Энгельса, Веллер был одним из тех советских ученых, благодаря которым многие рукописные тексты основоположников марксизма впервые были расшифрованы и научно прокомментированы. Первые советские издания ряда произведений Маркса и Энгельса, подготовленные к печати Веллером, – вечный памятник этому ученому, павшему смертью храбрых летом 1941 года в бою за Родину.

Глубокое уважение Багатурия к работам Веллера, к его жизни и смерти не заслонило, однако, одного важного и довольно загадочного обстоятельства, помешавшего Веллеру подготовить к изданию «Немецкую идеологию» в действительно научной редакции. Работая над рукописью «Немецкой идеологии», Павел Веллер установил много истин. До него, в 1924 году, первая глава «Немецкой идеологии» была уже опубликована – но наспех, с крупными ошибками в расположении и расшифровке текста: рукопись только что получили из Германии и хотелось ее скорее напечатать. Впоследствии Веллер большинство ошибок в прочтении текста исправил. Исследовав все пять рукописей главы, он правильно объяснил происхождение каждой. И в 1930 году, в первой корректуре, рукопись была подготовлена Веллером к изданию такой, какой дошла до нас от Маркса и Энгельса: пять самостоятельных незавершенных текстов. И вдруг, уже на стадии корректур, принимается непонятное решение: реконструировать главу, из пяти отдельных незавершенных рукописей создать единый текст, издать главу в том виде, в котором она… могла бы выйти из-под пера Маркса и Энгельса, если бы они закончили свою работу.

Решение непонятное, так как объективных оснований для подобной реконструкции не было и нет. Пять разных рукописей были разрезаны на сорок фрагментов, и отрывки эти были переставлены так, что создавалась видимость единого слитного текста. Усвоить мысли отдельных кусков текста было можно, но общий строгий ход философского изложения исчезал.

Работая над третьим томом, Багатурия только смутно догадывался о том, что произошло с рукописью «Немецкой идеологии». В 1955 году том с «Немецкой идеологией» был издан «по Веллеру». Но Багатурия не переставал думать об истинном содержании главы. Были у него новые дела – редактирование других томов Сочинений. Однако летом 1963 года Багатурия вновь вернулся к событиям 1845 – 1846 годов: ему поручили написать главу биографии Маркса, посвященную тому периоду, когда вместе с Энгельсом создавал он «Немецкую идеологию».

Багатурия изучает прессу тех лет, переписку Маркса, его записную книжку, мемуары и письма современников. Он уточняет дату начала работы над «Немецкой идеологией». Выяснилось, что это не сентябрь, как считалось, а ноябрь 1845 года. (Это важно – вспомним, что речь идет о месяцах жизни стремительно мужавших гениев). Но главное в другом. Еще и еще – в который раз – исследователь перечитывает «Немецкую идеологию», ее таинственную в своей незавершенности первую главу. Чтобы написать в «Биографии» о том, как Маркс вместе с Энгельсом создавали «Немецкую идеологию», надо было выяснить действительную последовательность, в которой возникала эта большая и сложная работа. И Багатурия повторяет примерно тот же процесс исследования рукописей, который за 30 лет до него проделал Веллер. Процесс угасает в своем результате, писал Маркс в «Капитале». Результат работы Веллера известен, но процесс исследования, принесший понимание того, как и когда была создана каждая из пяти рукописей первой главы, – этот процесс надо было повторить.

Пять рукописей. В каждой нечто свое и нечто повторяющееся в других. Это, если анализировать содержание. А что общего в методе изложения, в структуре каждой рукописи? Что? Вот пришел из Амстердама журнал, где опубликованы шесть вновь найденных страниц рукописи «Немецкой идеологии». Четыре из них относятся к первой главе. Где их расположить? Амстердамский журнал, особо не задумываясь, напечатал их подряд – вне текста главы. Девять страничек черновика вообще не найдены. Можно ли, судя по структуре рукописей, по угадываемому, пока интуитивно, единому ходу мыслей, заранее знать, о чем были написаны эти ненайденные страницы?

Существует таблица Менделеева – по ней заранее были предсказаны свойства еще не открытых элементов, их место в единой системе. Нельзя ли определить место каждой ненайденной страницы, угадать ее содержание на основе строго научной гипотезы? Вероятно, это возможно, если правильно установить взаимосвязь всех пяти рукописей, если выяснить общую схему изложения, по которой каждая из них создавалась. Чем глубже вчитывался Багатурия в текст рукописей, тем решительнее убеждался – есть такая единая схема. Но какая?

Ответ подсказала диалектическая логика. Багатурия увлекался ею еще в студенческие годы. Есть такая философская закономерность: логика описания предмета отражает в себе логику самого предмета.

Простой пример: если рассматривается предмет, состоящий из трех частей, то естественно, что логически построенное его описание будет иметь по меньшей мере три части. Багатурия рассудил: во всех пяти рукописях первой главы предмет описания – это законы материалистически понимаемой истории. Как понимали их Маркс и Энгельс? В основе исторического процесса лежит развитие материального производства. Способ производства определяет структуру общества, политическую надстройку и формы общественного сознания. Такова последовательность основных элементов этой концепции. Вероятно, в такой последовательности и излагали свой предмет исследования Маркс и Энгельс. Все изложение материалистического понимания истории начинается с рассмотрения предпосылок этой концепции и заканчивается ее выводами. Изложению собственных взглядов авторы предпослали общую характеристику взглядов своих идеологических противников. А после изложения своих взглядов перешли к критике немецкой идеологии. Вот и восстановлена логическая схема, которой, вероятно, должны были придерживаться Маркс и Энгельс в каждой из своих пяти рукописей, в пяти попытках наилучшим образом изложить только что уясненные самим себе (что ни месяц, то глубже) законы развития истории.

Гипотеза была создана. И «таблица Багатурия» оказалась действенной. В эту схему укладывалось содержание каждой из пяти рукописей. Страницы, найденные в Амстердаме, вставали точно на места логической схемы, в которой до того имелись пропуски. Теперь Багатурия уже твердо убежден – заранее можно сказать, о чем написаны и девять ненайденных страниц!

Еще полтора года исследований. Верная и простая гипотеза продолжает работать. Она приносит все новые открытия. Вот одно из них. Три черновые рукописи первой главы Маркс объединил единой нумерацией страниц – от 1-й до 72-й. Вслед за ними в тетради – на новой, непронумерованной странице – еще несколько строк. Эти строчки, а также большая часть текста предыдущей страницы не публиковались вместе со всей главой – они казались не связанными с ней записями. Багатурия проанализировал эти записи с помощью своей таблицы-схемы и доказал, что половина 72-й страницы – логическое завершение предшествующего текста, только написанное в виде тезисов. А на следующей странице – план новой рукописи.

Искусственному псевдологическому порядку, в котором с 1932 года печатались как единый текст перетасованные фрагменты пяти рукописей Маркса и Энгельса, Багатурия противопоставил подлинно научную логику. Весь коллектив сектора произведений К. Маркса и Ф. Энгельса в институте помогал Багатурия проверить «запас прочности» его доказательств. И ветераны института и его молодежь участвовали в обсуждении работы своего коллеги. И хотя на стороне старой публикации была 30-летняя традиция, новое прочтение приняли в институте и поручили Багатурия готовить публикацию по-новому.

За несколько месяцев Багатурия доводит работу до конца. «Фейербах» – первая глава «Немецкой идеологии» была подготовлена к печати в новой, подлинно научной редакции. Для лучшего усвоения содержания (ведь эта глава обычно входит в вузовский курс основ марксистской философии) Багатурия расчленяет текст главы 27-ю заголовками. Схема исследователя, воссоздавшего схему изложения великих авторов, позволила естественно и логично сделать такое расчленение. Эту большую работу удалось проделать сравнительно легко, потому что Багатурия хорошо усвоил опыт советской школы марксоведов, в частности опыт своего нынешнего учителя В.К. Брушлинского.

Достоинства работы молодого марксоведа были оценены высоко и единодушно. Главу в новой редакции было решено выпустить отдельной брошюрой, включить ее в новый трехтомник Избранных произведений Маркса и Энгельса. И, не дожидаясь выхода этих изданий, главу печатает в 1965 году в двух номерах (№ 10 и 11) журнал «Вопросы философии». Печатает со специальным введением от Института марксизма-ленинизма, в котором, в частности, сказано: «Новая публикация значительно облегчит изучение богатейшего содержания „Немецкой идеологии“, позволит по-новому, более глубоко понять материалистическую теорию истории, проследить развитие ее основных положений на решающем этапе ее формирования».

В те дни, когда выходил из печати первый номер журнала с новой публикацией, Багатурия находился в Берлине. О своей работе он рассказывает коллегам из берлинского Института марксизма-ленинизма. Через год в журнале «Дойче цайтшрифт фюр филозофи» новая публикация появляется на языке оригинала – немецком.

Новая публикация первой главы «Немецкой идеологии» вызывает отклики во многих странах.

…Дом отдыха в подмосковном лесу. Хорошо пройтись на лыжах по снегу, который наконец-то лег на истосковавшуюся по морозцу землю. А после леса – за письменный стол, от которого Георгия нельзя оторвать и санаторной путевкой. Он дописывает главу «Биографии» Маркса, вновь воссоздает атмосферу дома в Брюсселе, где писалась «Немецкая идеология», атмосферу времени, о котором уже после смерти Маркса вспоминал Энгельс: «Мы были тогда дерзкими парнями, поэзия Гейне – детски невинная штука в сравнении с нашей прозой». Молодой исследователь вглядывается в рисунки Энгельса, густо-густо испещрившие почти целую страницу недавно найденного в Амстердаме листа рукописи. Профили тупоносых бюргеров, десятки, многие десятки рож. А на других страницах – изображения санкюлотов, вдохновенных борцов. Кишенье образов – как кристаллы перенасыщенного раствора, выпавшие из потока кипящих мыслей.

Когда Георгий Багатурия восстанавливал ход мыслей Маркса и Энгельса в их первой главе «Немецкой идеологии», он призвал на помощь свою любимую логику. Теперь, в процессе воссоздания в «Биографии» образа Маркса, вместе с Энгельсом творившего свое первое зрелое произведение, ученому уже мало одной логики. Нужна еще и густо настоенная на фактах интуиция. Та самая интуиция, которая позволила молодому исследователю понять: бывают случаи, когда «перестает действовать классическое правило элементарной математики и от перестановки слагаемых сумма явно изменяется». Именно этими словами закончил Багатурия свою статью, сопровождавшую в «Вопросах философии» новую публикацию. Сумма идей Маркса и Энгельса была явно уменьшена от перестановки слагаемых, от перетасовки фрагментов текста.

И работа Института марксизма-ленинизма, вернувшая этой сумме ее подлинный номинал, заслуживает благодарности всех, кому дорого духовное наследие гениев.

Строка гения

Каждая строка гения интересна и нужна человечеству. А если она написана неразборчиво? Если по каким-либо причинам она зачеркнута самим автором? Как ее прочитать?

Нина Ильинична Непомнящая умеет разобрать такие слова или строки, написанные Марксом, перед расшифровкой которых отступали предыдущие исследователи. Даже те, кто лично знал великого мыслителя. Даже дочери Маркса.

Ни подготовка IV тома «Капитала» Брушлинским и Прейсом, ни новая редакция первой главы «Немецкой идеологии», проделанная Багатурия, не были бы возможны без помощи, оказанной им Ниной Ильиничной, без ее дара вдохновенно разбирать самые «темные» места рукописей Маркса.

Н.И. Непомнящая легко читает – и я видел это – даже зачеркнутые строки Маркса. Нет, не «волшебство», не «телепатия через столетие», а подвижничество труженика, усиленное талантом недюжинного исследователя.

Началось это в 1926 году. Воронежская «машинистка со знанием иностранных языков» Нина Непомнящая, услышав, что Институту К. Маркса и Ф. Энгельса нужны работники, обратилась туда с предложением своих услуг. Ей дали три письма Маркса – на немецком, французском и английском языках. Письма – самый легкий раздел рукописей Маркса: их он писал довольно разборчиво, чтобы не затруднять адресата. И все же экзаменуемая прочла далеко не весь текст – впервые разбирала она руку Маркса, далека она была тогда и от проблем, о которых шла речь в Марксовых письмах.

Все же в институт ее приняли. За четыре с лишним десятилетия работы она была в нем и машинисткой, и расшифровщиком, и младшим, и старшим научным сотрудником.

Вышли из печати 39 томов второго издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Вышли отдельно их ранние, юношеские произведения. И тысячи, многие тысячи листов Марксовых рукописей прочитаны Ниной Ильиничной; переводы, толкования рукописей, сделанные другими сотрудниками института, выверены, завизированы ею.

Лишь познакомившись с тем, как невероятно сложно читать некоторые рукописи Маркса, особенно его наброски, черновики, его заметки, сделанные немецким готическим письмом, можно оценить, какой подвиг совершила Н.И. Непомнящая.

Сам Маркс писал в феврале 1855 года Энгельсу: «Глаза у меня заболели из-за того, что я перечитывал свои собственные тетради по политической экономии…» Когда Маркса не стало и Энгельс готовил по оставшимся черновикам рукописей II и III тома «Капитала», он писал П.Л. Лаврову 5 февраля 1884 года: «…Я – единственный из оставшихся в живых, кто в состоянии расшифровать этот почерк и разобрать эти сокращения слов и целых фраз».

Маркс писал мелким бисерным почерком – на четырех листах почтовой бумаги он умещал иногда до десяти печатных страниц. Порой он разделял слова на отдельные части, иногда писал слитно несколько слов. Очень часто он сокращал слова, выбрасывая все гласные. И помарки, помарки, переносы строчек, путающие весь текст, превращающие расшифровку его в мучительнейшую задачу.

В дореволюционных изданиях Маркса и Энгельса, вышедших после смерти обоих великих учителей человечества, были, как известно, не только ошибочные прочтения, а и сознательные купюры, искажения текста. Но значительные и невольные ошибки обнаружены и в 28 томах первого издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, предпринятом в Москве в 1928 году, в издании, над которым работал большой и квалифицированный коллектив института, в том числе и сама Нина Ильинична.

…Лежат на столе у исследовательницы тома первого издания. Поля их испещрены поправками. Их сделала Н.И. Непомнящая на основании нового прочтения рукописей. Годы работы над наследием основоположников марксизма позволили по-новому прочесть ряд мест, вместо точек или взятых в скобки (как неясно читаемых) слов с уверенностью поместить расшифрованный полностью текст Маркса.

Вот юношеское письмо Маркса к отцу от 10 ноября 1837 года. Готовя его к изданию, дочь Маркса Элеонора не сумела расшифровать одно место и поставила вместо него квадратные скобки, заключив в них предположительное слово, которое делало несколько неопределенной всю фразу. Другая дочь Маркса – Лаура подготовила французское издание писем отца – она и вовсе выпустила странное слово.

Н.И. Непомнящая расшифровала его. Как? Я спрашиваю об этом Нину Ильиничну. Она счастливо смеется, показывая мне фотокопии этого письма Маркса. В слове, не разобранном Элеонорой и Лаурой, буквы почти слились, будто написаны были пером, на кончике которого скопились волоски бумаги.

– На меня нисходят иногда ангелы, – шутит Нина Ильинична. – Я решила, что это не немецкое слово, раз его не могли расшифровать такие знатоки родного языка, как дочери Маркса. Я стала искать слово, сходное по написанию и подходящее по смыслу в различных иностранных словарях. Начальные буквы «co» читались ясно. И я нашла латинское слово «concinne» – «тонко», оно точно укладывалось в «силуэт» рукописного слова и очень логично «вписывалось» в смысл фразы.

Так эта расшифровка и вошла в новое издание переписки Маркса. Одна из тысяч расшифровок, сделанных Н.И. Непомнящей.

Листаю 17-й том второго издания Сочинений. Здесь особенно много открытий, сделанных Ниной Ильиничной. Вот текст набросков знаменитой работы Маркса «Гражданская война во Франции», написанной им на английском языке. Маркс готовил ее для публикования в виде воззвания Генерального совета I Интернационала по поводу событий Парижской коммуны. Воззвание должно быть кратким. А в своих двух предварительных набросках Маркс более широко развивал ряд важных положений, в частности мысли о диктатуре пролетариата. Наброски эти не вошли в первое издание Сочинений, а были напечатаны лишь в III (VIII) томе «Архива Маркса и Энгельса», изданном в 1934 году. В подготовке этого тома «Архива» принимала в свое время участие и Нина Ильинична. Но как ни бились они тогда, смысла ряда абзацев прояснить не удавалось. Был напечатан, например, довольно странно звучавший абзац, в котором говорилось, что французский народ убедился в необходимости «доделать революцию 1789 года, отправив [претендентов] туда, куда попадают в конце концов все деревенские преступники, то есть на живодерню». Одна фраза, а сколько загадок! Слово «претендентов» прочитано предположительно и поэтому заключено в скобки. Ну это полбеды, не из-за него ускользает смысл фразы. Но вот как понять утверждение, что все деревенские преступники попадают на живодерню? Бессмыслица! Так у Маркса не могло быть написано. А как?

И опять «ангелы» спустились к Нине Ильиничне. Она установила, что не «преступники», не «криминалс» (criminals) написано у Маркса, а «анималс» (animals) – животные. Значит, это деревенские животные отправляются в конце концов на живодерню! Ну это логично. Теперь легко прочитать и взятое в скобки слово. Оно не «претенденты», оно «руминантс» (ruminants) – жвачные животные, скот. Итак, все расшифровано. И во второе издание включается ясная образная марксова фраза: «…завершить революцию 1789 г., отправив этих скотов туда же, куда в конце концов попадает в деревне весь скот – на живодерню».

Ангелы? Наитие? Нет, конечно. Вместо наития – огромная лингвистическая подготовка. Чтобы читать Маркса, который писал на многих языках, надо их знать. И Нина Ильинична знает в совершенстве не только немецкий, французский, английский, латынь, но и (она утверждает – «плохо») испанский, итальянский, читает («худо!») по-голландски, разбирает («со словарем!») шведский и датский. Вместо «ангелов» – глубокое знание предмета, той области наук, того обширного круга вопросов, о которых идет речь в рукописях Маркса и Энгельса.

Это далось годами изучения их произведений. Чуть ли не каждый день она берет разрешение остаться вечером в институте для работы. Читает запоздно дома. Выписывает, конспектирует, делает заметки.

Маркс и Энгельс словно ее современники. Нина Ильинична устанавливает, уточняет даты многих их писем. Иногда эти даты неправильно определялись прежними исследователями. Иногда, датируя письма, ошибались, делали описки сами Маркс и Энгельс. «Здесь Маркс ошибся в дате», – пишет иногда в своих замечаниях к письмам Нина Ильинична. И ей можно верить. Установленные ею даты помещены в новом издании Сочинений.

Иногда для того, чтобы исправить ошибку в датировке, достаточно прибегнуть к «Янусу» – старинному «календарю-указателю дат для всех столетий». Если, например, письмо к Энгельсу, в тексте которого написано: «сегодня, 19 июня, во вторник», отнесено исследователем к 1867 году, то эту ошибку легко выявить. «Янус» показывает, что вторник 19 июня был в этот период только в 1855, 1860, 1866 годах. Анализ событий, о которых речь идет в письме, позволяет точно остановиться на 1866 годе.

Но чаще для установления даты письма (а это порой архиважно) нужно провести анализ его содержания, сопоставить факты и события, о которых идет речь в письме, перебрать массу литературы, чтобы с помощью логики и истории точно выяснить не только год, но и месяц и даже день, когда письмо было написано.

– Решение таких задач доставляет мне огромное наслаждение, – признается исследовательница.

И сотни писем Маркса и Энгельса напечатаны теперь с новыми датами, установленными Н.И. Непомнящей.

Конечно, самые праздничные дни, когда ты, так сказать, вышел на целину – расшифровываешь рукописи, которых до тебя не касались исследователи: или они недавно найдены, или прочтение их все откладывалось из-за трудности расшифровки. Такие рукописи еще есть.

Несколько последних лет Нина Ильинична была занята подготовкой к публикации рукописей Маркса «К истории польского вопроса». Эта работа велась совместно с Институтом истории партии при ЦК Польской объединенной рабочей партии, а также Институтом марксизма-ленинизма при ЦК Социалистической единой партии Германии. Это большая работа, свыше 50 печатных листов.

Фирменный поезд «Шопен» не раз видел в своих вагонах научных сотрудников из Москвы и Варшавы. Побывала в Варшаве и Нина Ильинична.

Маркс вел свои записи по польскому вопросу на английском, немецком и французском языках. Советские и польские ученые договорились: публикуемую рукопись издать не совсем обычно. На одной странице каждого книжного разворота набирать текст так, как его писал Маркс, – на том языке, на котором он делал запись. На второй же странице разворота давать перевод – в московском издании – на русском языке, в варшавском – на польском, в берлинском – на немецком. Внутри каждой страницы набор тоже не простой. Страница делится на две части – на одной части печатается текст, который после обработки оставил Маркс, а на второй половине страницы даются зачеркнутые строки, исключенные абзацы. Такой набор и верстка позволяют демонстрировать творческую лабораторию Маркса, показывают, как сначала он делал выписки из книг, потом конспектировал их, потом писал собственные рассуждения, оттачивал их.

Несколько лет работы, и вот наконец рукопись Маркса готова к публикации в трех столицах социалистических государств.

Еще не закончив подготовку этой публикации, Нина Ильинична берется за новую работу – вместе с Брушлинским начала проверку расшифровки экономических рукописей Маркса 1857 – 1859 годов, едва ли не самых сложных для прочтения.

…Нине Ильиничне за семьдесят. Работая над этими рукописями, Нина Ильинична научилась многому. И не фантастическое ли трудолюбие Маркса и Энгельса, с примерами которого она встречается ежедневно, источник ее подвижнического труда?!

Два шага истории

Вера Фигнер. Прочла книгу под твоей редакцией, Ирина, о Базельском конгрессе Интернационала. И как же мы тогда не понимали, что прав Маркс, а не Бакунин?!

Ирина Бах. Винить себя нечего, Вера Николаевна. Шесть с лишним десятков лет миновало. Теперь-то понять не трудно, кто был прав. Как говорится, уроки истории.

Из давнего разговора

Об этом почти тридцатипятилетней давности разговоре было рассказано мне Ириной Алексеевной Бах, историком марксизма. Рассказано в «келье» – самой маленькой комнате квартиры покойного академика Алексея Николаевича Баха, где теперь живут с детьми и внуками три его дочери: Лидия, Наталья, Ирина – юрист, физико-химик, историк.

Когда не звонил телефон (а звонил он часто – разговоры с Институтом марксизма-ленинизма, где работает И.А. Бах, с издательством «Мысль», где она редактирует несколько книг), «келья» казалась идеальным местом для работы ученого-историка. Тишина. Мягкий свет из оконного проема в дальнем углу узкой комнаты. Шкафы книг. Писанный маслом большой портрет отца. Он изображен таким, каким помнят родоначальника русской школы биохимии его здравствующие ученики, – с длинной седой бородой, в черной накидке – тальме, придающей академику вид средневекового ученого, но с отнюдь не «академическим» взглядом живых глаз, сохранившим дерзость и жар пламенного революционера-народника. Портрет Баха – знаменитого «Кащея», перед конспираторским талантом которого пасовала царская охранка, так и не разыскавшая автора «поджигательской» книги «Царь-Голод» и организатора подпольной типографии «Народной воли».

Но Ирина Алексеевна говорит, что она не смогла бы сделать то, что сделала, не будь другой комнаты – «кабинета Маркса» в Институте марксизма-ленинизма. Не могла бы потому, что современный ученый ее профиля должен опираться на огромный документальный материал по истории международного рабочего движения и что ключи к этому материалу – ключи систематизации – находятся в ящиках многочисленных, хитроумно задуманных каталогов вышеупомянутого кабинета, где я должен непременно побывать, если хочу квалифицированно написать о марксоведах. Я побывал там. Но об этом потом. А прежде мне должно написать о счастливой судьбе, выдавшей Ирине Алексеевне, как о том говорит она сама, «фору» – преимущество по сравнению с некоторыми историками марксизма.

Историку марксизма И.А. Бах принадлежит честь впервые прочитать не только десятки найденных ею статей Маркса и Энгельса, установить, что именно они (и кто лично – Маркс или Энгельс) были авторами многочисленных неподписанных публикаций, затерянных в различных, ставших библиографической редкостью, журналах и газетах. Ею впервые установлены и сотни фактов, обстоятельств, подробностей жизни Маркса, которые послужили ценнейшим материалом для его «Биографии» – большого и сложного научного труда, над которым в течение многих лет работал весь сектор произведений К. Маркса и Ф. Энгельса Института марксизма-ленинизма.

Чтобы глубже усвоить марксизм, очень важно знать и историю его формирования, конкретную историческую обстановку создания отдельных произведений, вышедших из-под пера творцов этой науки, знать, какие явления жизни рождали у них те или иные идеи и теории.

Судьба И.А. Бах благоприятствовала ее личному знакомству с несколькими поколениями русских и заграничных общественных деятелей, с несколькими поколениями русских революционеров, несколькими поколениями советских марксистов.

На портрете отца в ее комнате стоит подпись художника – Плеханов. Ирина Алексеевна объясняет: нет, это, конечно, другой Плеханов, однофамилец. Но Георгия Валентиновича Плеханова она хорошо помнит: он жил неподалеку от их семьи, долгие годы квартировавшей в Шампеле – дачном пригороде Женевы, где поселился Алексей Николаевич Бах, вынужденный эмигрировать из России. Кто из революционных или просто прогрессивных эмигрантов не посещал этого небольшого двухквартирного коттеджа, где в домашней лаборатории расставшийся с народническими иллюзиями Алексей Николаевич, так и не закончивший Киевского университета, бывший студент-химик, вел научную работу, увенчавшуюся созданием блестящей русской школы биохимии?!

Здесь бывала и старый друг по работе в «Народной воле» Вера Фигнер, приехавшая в Женеву после двадцатилетнего заточения в Шлиссельбургской крепости и последующей ссылки, и семья Горького, и будущий первый нарком здравоохранения Советской России большевик Николай Семашко, и моряки с броненосца «Потемкин», прибывшие в Женеву после того, как они высадились в Румынии, и толстовцы во главе с сыном знаменитого русского художника Николая Ге, образовавшие на окраине Женевы нечто вроде сельскохозяйственной коммуны. Их беседы, споры, воспоминания отца и рассказы матери, Александры Александровны – врача и педагога, воспитывавшей в детях благоговение перед подвигами декабристов, Чернышевского, Герцена, – вот атмосфера детства, отрочества и юности будущего историка марксизма.

Хотя отец Ирины и был автором «Царя-Голода», этого ставшего известным всей подпольной России популярного изложения «Капитала» Маркса, не марксисты преобладали среди разноликой публики, посещавшей женевский дом Бахов.

Февральскую революцию в их среде приветствовали с энтузиазмом. Алексей Николаевич немедля уехал в Россию. Ирина осталась в Женеве заканчивать курс учения и была свидетельницей того, как, проклиная «узурпаторов», встретили весть о пролетарской революции иные из прежних друзей их семьи. Пожалуй, первую свою политическую дискуссию юная Бах провела в те дни с особо враждебно принявшей Октябрьскую революцию Брешко-Брешковской, той самой эсеркой, которую кое-кто называл – ирония судьбы – «бабушкой русской революции».

Конечно же юная Бах в те годы была далека от марксистского понимания хода истории. На историко-филологическом факультете Женевского университета курс лекций «История экономических учений» читал профессор Антони Бабель. Имя Маркса редко упоминалось в этом курсе. Бабель не понимал тогда исключительного значения теории Маркса в ряду других экономических учений.

Не понимал тогда… В самом конце 1964 года Ирина Алексеевна Бах возглавляла группу советских историков, ездивших в Париж для участия в коллоквиуме, созванном Комиссией по истории социальных движений и социальных структур при Международном комитете историков. Коллоквиум был посвящен столетию основания I Интернационала. И здесь Ирина Алексеевна вновь услышала имя Антони Бабеля. Ее старый женевский профессор жив, он следит за работой коллоквиума, знает, что в нем участвует его бывшая студентка, и он посылает ей в подарок свою недавно вышедшую книгу «Женевские секции Первого Интернационала». В книге имя Маркса уже не в числе «прочих»: нельзя не оценить эту гигантскую фигуру теперь, когда марксистские идеи восторжествовали на столь обширных пространствах земли, когда на учении Маркса основывается политика многих правительств в разных частях света.

На ее глазах свершился этот триумф идей марксизма. Даже в 1932 году, когда Ирина Бах в подмосковном санатории беседовала с ветераном русского революционного движения 80-летней Верой Фигнер, даже тогда значение теории, разработанной Марксом и Энгельсом, роль их деятельности по созданию международной политической организации пролетариата были ясны довольно узкому кругу прогрессивной интеллигенции за рубежами СССР. И не только там. В 1930 году, спустя 13 лет после Октября, в своей речи в Институте К. Маркса и Ф. Энгельса ее отец, академик Бах, сказал, что до последнего времени «в Академии наук марксизм не считали научной категорией». Теперь такое заблуждение немыслимо, теперь в академии поняли, – сказал А.Н. Бах, – что «марксизм действительно наука. И более того, всякая наука отличается тем, что она предусматривает явления, а марксистская наука предусматривает социализм».

Но минуют еще десятилетия. И вот в ноябре 1964 года на парижский коллоквиум, посвященный I Интернационалу, приезжают историки, большинство которых отнюдь не коммунисты. В Париж из США, Японии, Англии, Италии, Бельгии, Голландии, Швеции, Швейцарии и Уругвая прибыли представители общественной мысли самых различных оттенков. Дух Интернационала, теория Маркса воплотились в дела целых народов, и отрицать их теперь невозможно. Можно лишь еще пытаться извратить их смысл и значение. И в острой, хотя внешне весьма академичной, дискуссии на коллоквиуме, борясь с попытками принизить роль Маркса и Интернационала, приняла участие Ирина Алексеевна Бах.

I Интернационал и деятельность в нем Маркса – главная тема многолетних научных исследований Ирины Алексеевны. Закончив Женевский университет в 1925 году, приехала она в Москву. В памяти еще звучали слова подлого восторга тех, кто приветствовал фашиста Конради, убившего Воровского – советского посла в Швейцарии. Профессора и студенты говорили ей: «Неужели вы поедете в этот большевистский ад, Ирэн?» Она поехала. И стала работать в Институте Ленина.

Знание европейских языков было первой «форой» перед другими молодыми работниками института: ей сразу поручили искать в комплектах иностранных газет статьи и выступления Ленина, проверять, печатались ли они на русском языке.

Она работала в библиотеке института. А где-то рядом, на тех же ярусах большого читального зала, тем же, что и она, был занят поэт Борис Пастернак, оставивший об этом строчки в поэме «Спекторский»: «Меня без отлагательств привлекли к подбору иностранной Лениньяны». Вслед за работой над Ленинианой молодой сотруднице института поручили проверять и составлять именной указатель к VIII тому третьего Собрания сочинений Ленина. Том этот был главным образом из произведений, писанных в период реакции – в 1908 году. Многие из людей, упоминавшихся Лениным как дезертиры революции, отошли от политики и нарочито неприметно проживали в старинных особняках глухих московских переулков. Ирина Бах ходила по квартирам и получала сведения для будущих примечаний из, так сказать, первых уст – от людей, удивленных и даже несколько испуганных тем, что о них вспомнили. Она знакомилась с персонажами, которых история убрала с авансцены за кулисы, убрала потому, что они не поняли смысла ее событий, не уловили ее уроков.

Потом Институт Ленина был слит с Институтом Маркса и Энгельса. Ирина Алексеевна попала в сектор Интернационала, которым руководил неистовый венгерский революционер Бела Кун. Заместителем у него был Марк Зоркий, марксовед, ставший учителем Ирины Бах, прививший ей любовь к истории Интернационала.

Вот уже более тридцати лет, как она занимается этой историей. Нет Зоркого, вступившего в ряды московского ополчения в первые дни войны и погибшего в боях с фашистами. Но есть целая школа советских марксоведов, воскресивших день за днем (конечно, еще с некоторыми пробелами и пропусками) деятельность первого великого объединения рабочего класса и титаническую работу, которую вели в Международном Товариществе Рабочих Маркс и Энгельс.

Какое это имеет значение сейчас, спустя сто с лишним лет после организации Интернационала, в эпоху, столь отличную от той, когда в Женеве, Лозанне, Брюсселе, Базеле – в тихих городах Европы, еще не ощутившей приближавшееся дыхание пролетарской революции, собирались конгрессы Товарищества?

В отличие от философов и экономистов, осмысливающих теоретическое наследие основоположников научного коммунизма, Ирина Алексеевна посвятила себя главным образом изучению организаторской и пропагандистской деятельности Маркса и Энгельса. Дела гениев человечества по международной координации усилий пролетариата, по созданию политических партий рабочего класса, их непревзойденное умение диалектически анализировать каждый зигзаг исторического процесса и наилучшим образом использовать ситуацию для достижения целей Интернационала и поныне имеют великое значение – принципиальное и практическое. И советские ученые многое сделали, чтобы историческая наука об Интернационале базировалась на строго выверенных фактах.

Концепций о тактике Маркса и Энгельса в Интернационале еще сравнительно недавно существовало множество. Концепции эти порой страдали и предвзятостью, и недостоверностью. Подлинность факта, к которой так строг был Маркс, сотни страниц перечитывавший, десятки запросов рассылавший, чтобы установить полную достоверность тех фактов, которые он обобщал в своей теории, ценилась не всеми. Была бы концепция, а если в ее рамки не укладываются некоторые факты, тем хуже для фактов, проповедовали иные.

Нужна была глубокая партийная вера в необходимость своей работы, нужен был иммунитет к насмешкам и демагогическим речам, в которых подлинные историки именовались «архивариусами», «ловцами фактов», а то и запросто «бездельниками». Игнорируя нападки невежд, Ирина Алексеевна добывала, копила фактический материал для будущей истории Интернационала.

Часы и годы, проведенные над расшифровкой сохранившихся протоколов Генерального совета Интернационала, переписки его деятелей; часы и годы за чтением рабочей и буржуазной прессы тех лет – чтобы знать почти все, что знали современники Маркса, чтобы его действительность стала твоей действительностью, чтобы упомянутые в Протоколах и переписке имена революционно настроенных немецких механиков и ткачей, английских маляров и плотников, французских граверов и декораторов, швейцарских часовщиков и портных, русских разночинцев – корреспондентов Маркса звучали как имена хорошо знакомых и дорогих тебе людей, зачинавших вместе с Марксом и Энгельсом новую эру истории. Счастливейшие минуты находок, когда вдруг в пожелтевшем комплекте газеты «Northeren Star» 1845 года обнаружишь заметку о никому из историков не известном выступлении Энгельса на собрании интернационалистов в Лондоне. Или когда тебя озарит: да ведь этот «Некролог» о революционере Роберте Шо, напечатанный 16 января 1870 года в брюссельской газете «Интернационал», мог написать только Маркс – его стиль и его характеристики событий!

Одного примечания ради – двух строчек петитом, – сколько книг надо перечитать, сколько годовых пыльных комплектов газет перелистать! Ее коллега по редактированию томов Сочинений Евгения Акимовна Степанова, прекрасный знаток литературного наследия основоположников марксизма, так описала историю поисков только для одного редакционного примечания.

У Маркса в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» есть две стихотворные строки:

Здесь Родос, здесь прыгай!
Здесь роза, здесь танцуй!

Первая строка – это известное изречение, взятое из басни Эзопа «Хвастун»: «Здесь Родос, здесь прыгай» означает, что если уж обещал что-либо сделать, то делай это сейчас, здесь. «Здесь остров Родос, а ты хвастал, что здесь ты совершал огромные прыжки».

Но вот смысл второй строки был неясен.

В первом издании Сочинений Маркса и Энгельса ее не расшифровали. «При подготовке второго издания удалось разрешить и эту загадку, – пишет Степанова. – Оказалось, что это цитата из предисловия Гегеля к его работе „Философия права“». Дело в том, что «родос» означает по-гречески и название острова, и слово «роза». Перефраз понадобился Гегелю для того, чтобы в данном контексте употребить образное выражение «роза на кресте современности». «Почти через 20 лет, – восклицает Степанова, – после того, как Маркс занимался критикой гегелевской „Философии права“, он вспомнил этот перефраз Гегеля!»

И почти через 110 лет после того, как Маркс вспомнил этот перефраз, советские подготовители и редакторы 8-го тома второго издания Сочинений Маркса и Энгельса нашли его разгадку! – можем воскликнуть мы.

И таких расшифровок произведено тысячи. Е.А. Степанова пишет, что в новом издании Сочинений упоминается более десяти тысяч имен, принадлежащих лицам различных эпох и разных народов. Сколько стоило трудов, чтобы о каждом из этих людей, в том числе третьестепенных, давно забытых, дать необходимые сведения читателю!

Гигантский труд! И счастливый труд!

Счастливые часы. И счастливые годы – они проходили недаром: по крупицам собиралось многое.

Решение ЦК партии о втором, значительно расширенном и научно прокомментированном издании Сочинений Маркса и Энгельса. Решение об издании Протоколов Генерального совета I Интернационала. Издание трехтомной монографии об Интернационале. То, что собиралось по строчкам, что расписано по десяткам тысяч карточек и каталогов в «кабинете Маркса» (карточки дат жизни Маркса и Энгельса, карточки со сведениями о каждом человеке, упоминаемом в их сочинениях, в документах Интернационала, фотографии текстов из книг, журналов, газет, которыми пользовались Маркс и Энгельс, и т.д. и т.п.), пускается в научный «оборот» – для предисловий и примечаний к томам Сочинений, к Протоколам, для глав монографии, подведшей итог многолетней исследовательской работы.

Нет, господин Абрамский, теперь вам будет трудно спорить с нами.

Господин Абрамский? Да, это он, историк, приехавший на парижский коллоквиум из Лондона, выступил после доклада, сделанного советскими марксоведами Евгенией Акимовной Степановой и Ириной Алексеевной Бах. Доклад Абрамского «Роль Маркса в Генеральном совете Первого Интернационала» был попыткой доказать, что Маркс играл руководящую роль в Генеральном совете только благодаря своей искусности, личному таланту, а не вследствие того, что он опирался на объективные исторические условия, сложившиеся в пролетарском движении. Абрамский утверждал, что на Гаагском конгрессе, на котором были приняты предложенные Марксом программные документы о необходимости создания и развития национальных политических партий рабочего класса, Маркс якобы одержал пиррову победу, так как партии эти оказались, мол, силой, которая подорвала интернациональное единство. С блестящей отповедью Абрамскому выступила Е.А. Степанова, опиравшаяся на огромный новый материал об Интернационале. На коллоквиуме не нашлось желающих откровенно поддержать Абрамского.

Делались на коллоквиуме и другие попытки извратить историю Интернационала – рассматривать его не как политическую организацию борющегося пролетариата, а как организацию тред-юнионистскую, синдикалистскую. Но эти концепции были опровергнуты силой точно установленных фактов, аргументами, которые давали воскрешенные советской наукой документы о деятельности Интернационала. В полном одиночестве оказался на коллоквиуме и бывший секретарь анархистского Интернационала Ленинг, который трактовал борьбу Маркса против Бакунина как… борьбу немецкого и славянского «начал».

Победа подлинных марксистов была внушительной. Фундаментальность, научность изданных в СССР документов по истории марксизма, Интернационала отмечали все. Никто не решился отрицать полную объективность комментариев, сделанных советскими учеными к этим документам.

Домыслы и «аргументы» врагов Маркса лопались как мыльные пузыри перед лицом фактов – тех фактов, которые десятилетиями собирались в архивах, где поднимались старые газетные подшивки, рукописи, неопубликованные протоколы. Эти факты, благодаря деятельности Института марксизма-ленинизма ставшие достоянием гласности, лучше всего и опровергли ложь и клевету идейных противников марксизма.

Выход каждого тома второго издания Сочинений Маркса и Энгельса становился событием в мире исторической, философской, экономической наук, на плацдармах которых продолжается борьба между марксизмом и антикоммунизмом.

Головокружительна радость первого прочтения нигде прежде не публиковавшихся произведений основоположников марксизма. В 16-й том Сочинений Маркса и Энгельса, который редактировала Бах вместе со Степановой, вошли 14 работ, раньше нигде не издававшихся, в 18-м томе (его Бах редактировала одна) 27 работ впервые публиковались на русском языке, в том числе шесть, которые вообще нигде не издавались. Это были рукописи статей, записи речей Маркса и Энгельса, относившиеся к их деятельности в Интернационале. «Жизнь Мавра без Интернационала была бы бриллиантовым кольцом, из которого вынут бриллиант», – писал Энгельс о Марксе его дочери Лауре в письме, впервые опубликованном в 36-м томе Сочинений.

В деятельности этой нашел выражение многосторонний характер Марксовой натуры. Проводивший ночи напролет в чтении и писании, днем он вел гигантскую организационную работу, в которой на практике отстаивал принципы, разработанные им же в теории.

Для Ирины Алексеевны было высшим наслаждением редактировать эти два тома, полные свидетельств о деятельности Маркса в Интернационале. Новые документы, которые вместе с подготовителями томов, с их помощниками расшифровывала, переводила и редактировала Ирина Алексеевна, помогли тому, что еще ярче начал сверкать «бриллиант» образа Маркса.

И не только образы Маркса и Энгельса вставали из прочитанных документов, но и образы их товарищей, рядовых членов Генерального совета, руководителей национальных секций Интернационала.

Ирине Алексеевне особенно по душе в Марксе его любовь к рабочему человеку. Маркс считал исключительно важным, чтобы Генеральный совет Международного Товарищества Рабочих состоял в большинстве из самих рабочих. Это, считал Маркс, обеспечивало проведение Генеральным советом действительно пролетарской политики, увеличивало доверие широких масс к Интернационалу, создавало кадры профессионалов-революционеров из среды рабочего класса. И институт решил подготовить монографию о I Интернационале.

Труд этот занял три тома и на протяжении пяти лет сделал сопричастной жизнь Ирины Бах, главного редактора монографии, и всех исследователей института, участвовавших в этой работе, к жизни руководителей Международного Товарищества Рабочих.

Если подробности жизни Маркса и Энгельса приходилось разыскивать по крупицам, то что сказать о тех, кто не стоял на самой авансцене истории? О них редко писала печать, о них упоминалось чаще разве в полицейских донесениях да в некрологах. Правда, одному из них, Вильгельму Вольфу, Маркс посвятил свой «Капитал», написав: «Посвящается моему незабвенному другу, смелому, верному, благородному, передовому борцу пролетариата»; правда, сохранилась переписка некоторых из них с Марксом и Энгельсом. Но этого было мало. И начались поиски в забытых провинциальных газетах, в документах, архивах. Значительная часть второго тома монографии была посвящена деятельности Интернационала в разных странах и на разных континентах. Удалось разыскать малоизвестные материалы о деятельности Интернационала в таких странах, как Бельгия, Нидерланды, Дания, Испания, Португалия, Италия, о распространении идей Интернационала в Латинской Америке – его секциях в Аргентине и Мексике. Отдельные главы монографии посвящены влиянию Интернационала на революционное движение в России, в странах Юго-Восточной Европы, в Польше.

Кропотливое изучение исторического материала позволило авторам монографии вернуть истории имена многих передовых работников. Представляя стихийное пролетарское движение своих стран, они прошли через ряд колебаний, преодолели искушения прудонизма и анархо-синдикализма и стали верными соратниками Маркса и Энгельса. Авторы монографии собрали обширный материал о пролетарском ядре Генерального совета, рассказали о таких деятелях Интернационала, как портные Иоганн Эккариус и Фридрих Лесснер, механик Пауль Штумпф, столяр Георг Лохнер из Германии, швейцарский часовщик Герман Юнг, французские рабочие мастер музыкальных инструментов изобретатель Эжен Дюпон, переплетчик Эжен Варлен, англичанин маляр Роберт Шо и другие.

Богатейшим материалом для отражения деятельности рядовых членов Генерального совета явились его протоколы. Ирина Алексеевна возглавила труд по их полному изданию, и один за другим они стали выходить на протяжении четырех лет. Теперь пять томов этих протоколов стоят на полках библиотек, собирающих литературу по истории марксизма.

История I Интернационала – это драматическая история борьбы идей, борьбы за выработку такой программы и таких методов революционного движения, которые могли обеспечить победу пролетарского дела. То была борьба многоплановая, гигантская по масштабам и глубине. И конечно же, несмотря на большой объем монографии, тема не была исчерпана и в малой мере.

Известно высказывание Ленина, что до Интернационала марксизм являлся лишь «одной из чрезвычайно многочисленных фракций или течений социализма». За годы деятельности Интернационала марксистское направление стало преобладающим в пролетарском движении. И этому в значительной степени способствовал героический опыт Парижской коммуны, те выводы, которые сделал из него Маркс.

Парижской коммуне авторы монографии посвятили почти весь ее второй том. По выражению Энгельса, Коммуна была «духовным детищем Интернационала». При этом Энгельс добавил: «Хотя Интернационал и пальцем не шевельнул для того, чтобы вызвать ее к жизни».

Документы, разысканные авторами монографии, показывали, что «вызвана к жизни» Коммуна была стихийно. Она была порождена не директивами Интернационала, а всем предшествующим развитием французского и международного рабочего движения. Утверждая эту мысль, Маркс писал в одном из набросков «Гражданской войны во Франции», впервые опубликованном в Сочинениях: «Дело не в том, как воображают глупцы, будто парижская или какие-либо другие секции Интернационала получали приказы из центра. Но так как лучшая часть рабочего класса во всех цивилизованных странах принадлежит к Интернационалу и проникнута его идеями, то повсюду в движениях рабочего класса она несомненно должна идти во главе».

Особенно ярко показали авторы монографии, каким триумфом марксизма стал Гаагский конгресс Интернационала, в котором приняла участие группа парижских коммунаров. Конгресс ориентировал рабочий класс на борьбу за создание пролетарских государств типа Парижской коммуны. Детище Интернационала – Коммуна сама стала источником возмужания международного рабочего класса, способствовала победе в его среде марксистских идей.

На Гаагском конгрессе Интернационала коммунар Лонге сказал, что, если бы у парижских коммунаров была политическая партия, они победили бы. В заключительных главах монографии авторы показали, как в наши дни коммунистические и рабочие партии продолжают революционные традиции I Интернационала.

Кроме 16-го и 18-го томов Бах редактировала еще три тома переписки Маркса и Энгельса – 29, 31 и 32-й. Письма двух последних томов относятся к тому же периоду деятельности их в Интернационале. В этих томах двадцать писем публиковались впервые. И каждое приносило новые подробности, новые факты о том десятилетии истории, когда действовал Интернационал, десятилетии, которое Ирина Алексеевна Бах выбрала главным объектом своих исследований.

29-й том содержит переписку 1856 – 1859 годов – сравнительно «спокойных» лет. Еще продолжается реакция после разгрома революции 1848 – 1849 годов. После бурных революционных лет Маркс «уходит» в разработку теории, которая должна вооружить пролетариат для достижения победы. Написана «Немецкая идеология» – разработаны основы материалистического понимания истории, марксистской философии. Надо создать новую политэкономию, с помощью которой будет исследована механика эксплуатации рабочего класса, понята хитрая система его закабаления. В эти годы Маркс уясняет для самого себя законы политэкономии, приступая к главному труду своей жизни – «Капиталу».

Из трех составных частей марксизма – философии, социализма, политэкономии – последняя еще почти не была разработана. Письма этого периода рассказывают об ожидании новой бури, нового «потопа». В них повесть о том, как разрабатывалась пролетарская политэкономия. Труд этот понимался Марксом как важнейшая партийно-политическая задача.

Толчком для этих работ явился первый в истории капитализма мировой экономический кризис. Об этом периоде Маркс пишет Энгельсу 18 декабря 1857 года: «Работаю я колоссально много, большей частью до 4 часов утра. Притом, работа двоякая: 1) Выработка основных положений политической экономии. (Совершенно необходимо для публики вскрыть самую основу вещей…) 2) Нынешний кризис».

Энгельс в это время приступает к систематическому изучению естественных наук – физики, химии, биологии, осмысливая с позиции диалектического материализма открытия, положившие начало новому этапу в науке. Он изучает военное дело. Приступает к изучению славянских языков. Именно в это время Маркс и Энгельс знакомятся с прекраснейшим памятником древнерусской культуры – «Словом о полку Игореве». Большое внимание Маркс и Энгельс уделяют колониально-освободительному движению в азиатских странах, а также в Ирландии. Все увеличивается внимание Маркса и Энгельса к вестям, которые приходят из России: там идет борьба за отмену крепостного права.

Времена, как уже было упомянуто, на первый взгляд сравнительно мирные, но порохом продолжает пахнуть. Европа, по выражению Маркса, все еще стоит перед альтернативой – революция или война. События Крымской войны свежи в памяти. Но пока замирение, пока передышка. Об этом времени Ленин писал так: «Маркс в самые мирные, казалось бы, „идиллические“, по его выражению, – „безотрадно болотные“… времена умел нащупывать близость революции и поднимать пролетариат до сознания им его передовых, революционных задач».

Об этих мирных годах повествуют документы 29-го тома. Есть среди них одно письмо, впервые ставшее известным миру после выхода в свет в 1962 году этого тома. Об этом письме хочется сказать особо. Я сказал бы, что это – «Песнь песней» XIX века, гимн женщине-другу, пропетый Марксом со всей страстью и чистотой своей натуры.

Этот исключительный документ долгие годы хранился в семейных архивах наследников Маркса. Шли среди них споры – предавать ли письмо гласности. Иным из внуков и правнуков Маркса письмо казалось слишком интимным, глубоко личным, чтобы его публиковать. Между тем все самое «сокровенное» в переписке Маркса или Энгельса носит глубоко общечеловеческий и возвышенный характер. И таить его – значит в какой-то степени обеднять человечество.

Ирина Алексеевна была счастлива тем, что в споре среди потомков Маркса победила разумная точка зрения и прекрасное письмо могло быть наконец опубликовано. Как редактор тома, Бах особенно постаралась, чтобы перевод донес до читателей все нюансы Марксова послания. Она думала и о воспитательном значении этой публикации, и о чисто эстетическом наслаждении, которое оно доставит читателям.

Я решил полностью привести это письмо, о котором в предисловии к 29-му тому, опубликованном от имени Института марксизма-ленинизма, написано следующее: «Письмо раскрывает благородный образ Маркса, цельность и величие его характера, ярко проявившиеся в его большом и глубоком чувстве к жене. Выраженные в письме мысли Маркса о гармоническом сочетании личного и общественного, духовного и житейского, о любви, дружбе, верности носят глубокий философско-этический смысл, перекликаясь с высказываниями великих мыслителей и выдающихся представителей мировой художественной литературы».

Письмо это от 21 июня 1856 года послано в Трир, куда жена Маркса, Женни, вместе с тремя дочерьми поехала навестить свою больную мать. Вот это письмо, кроме двух предпоследних «деловых» абзацев о текущих событиях, занимавших и того, кто писал, и ту, кому писалось это письмо.

«Моя любимая!

Снова пишу тебе, потому что нахожусь в одиночестве и потому, что мне тяжело мысленно постоянно беседовать с тобой, в то время как ты ничего не знаешь об этом, не слышишь и не можешь мне ответить. Как ни плох твой портрет, он прекрасно служит мне, и теперь я понимаю, почему даже „мрачные мадонны“, самые уродливые изображения богоматери, могли находить себе ревностных почитателей, и даже более многочисленных почитателей, чем хорошие изображения. Во всяком случае ни одно из этих мрачных изображений мадонн так много не целовали, ни на одно не смотрели с таким благоговейным умилением, ни одному так не поклонялись, как этой твоей фотографии, которая хотя и не мрачная, но хмурая и вовсе не отображает твоего милого, очаровательного, „dolce“[2], словно созданного для поцелуев лица. Но я совершенствую то, что плохо запечатлели солнечные лучи, и нахожу, что глаза мои, как ни испорчены они светом ночной лампы и табачным дымом, все же способны рисовать образы не только во сне, но и наяву. Ты вся передо мной как живая, я ношу тебя на руках, покрываю тебя поцелуями с головы до ног, падаю перед тобой на колени и вздыхаю: „Я вас люблю, madame!“[3] И действительно, я люблю тебя сильнее, чем любил когда-то венецианский мавр[4]. Лживый и пустой мир составляет себе ложное и поверхностное представление о людях. Кто из моих многочисленных клеветников и злоязычных врагов попрекнул меня когда-нибудь тем, что я гожусь на роль первого любовника в каком-нибудь второразрядном театре? А ведь это так. Найдись у этих негодяев хоть капля юмора, они намалевали бы „отношения производства и обмена“ на одной стороне и меня у твоих ног – на другой. Взгляните-ка на эту и на ту картину, гласила бы их подпись. Но негодяи эти глупы и останутся глупцами in seculum seculorum[5].

Временная разлука полезна, ибо постоянное общение порождает видимость однообразия, при котором стираются различия между вещами. Даже башни кажутся вблизи не такими уж высокими, между тем как мелочи повседневной жизни, когда с ними близко сталкиваешься, непомерно вырастают. Так и со страстями. Обыденные привычки, которые в результате близости целиком захватывают человека и принимают форму страсти, перестают существовать, лишь только исчезает из поля зрения их непосредственный объект. Глубокие страсти, которые в результате близости своего объекта принимают форму обыденных привычек, вырастают и вновь обретают присущую им силу под волшебным воздействием разлуки. Так и моя любовь. Стоит только пространству разделить нас, и я тут же убеждаюсь, что время послужило моей любви лишь для того, для чего солнце и дождь служат растению – для роста. Моя любовь к тебе, стоит тебе оказаться вдали от меня, предстает такой, какова она на самом деле – в виде великана; в ней сосредоточиваются вся моя духовная энергия и вся сила моих чувств. Я вновь ощущаю себя человеком в полном смысле слова, ибо испытываю огромную страсть. Ведь та разносторонность, которая навязывается нам современным образованием и воспитанием, и тот скептицизм, который заставляет нас подвергать сомнению все субъективные и объективные впечатления, только и существуют для того, чтобы сделать всех нас мелочными, слабыми, брюзжащими и нерешительными. Однако не любовь к фейербаховскому „человеку“, к молешоттовскому „обмену веществ“, к пролетариату, а любовь к любимой, именно к тебе, делает человека снова человеком в полном смысле этого слова.

Ты улыбнешься, моя милая, и спросишь, почему это я вдруг впал в риторику? Но если бы я мог прижать твое нежное, чистое сердце к своему, я молчал бы и не проронил бы ни слова. Лишенный возможности целовать тебя устами, я вынужден прибегать к словам, чтобы с их помощью передать тебе свои поцелуи. В самом деле, я мог бы даже сочинять стихи и перерифмовывать „Libri Tristium“ Овидия в немецкие „Книги скорби“. Овидий был удален только от императора Августа. Я же удален от тебя, а этого Овидию не дано было понять.

Бесспорно, на свете много женщин, и некоторые из них прекрасны. Но где мне найти еще лицо, каждая черта, даже каждая морщинка которого пробуждали бы во мне самые сильные и прекрасные воспоминания моей жизни? Даже мои бесконечные страдания, мою невозместимую утрату[6] читаю я на твоем милом лице, и я преодолеваю это страдание, когда осыпаю поцелуями твое дорогое лицо. „Погребенный в ее объятиях, воскрешенный ее поцелуями“, – именно, в твоих объятиях и твоими поцелуями. И не нужны мне ни брахманы, ни Пифагор с их учением о перевоплощении душ, ни христианство с его учением о воскресении».

Дальше идут два деловых абзаца о том, что послана статья «Разоблачения дипломатической истории XVIII века», о фальшивке против Маркса и Энгельса, состряпанной начальником прусской политической полиции господином Штибером, – деловой рассказ о событиях, которые равно интересовали и Маркса и его жену.

И в заключение последние две строчки: «Прощай, моя любимая, тысячи и тысячи раз целую тебя и детей. Твой Карл».

Нельзя любить человечество, не любя человека, не любя любимую… Такие письма, как это, рисуют гигантскую фигуру Маркса – великого и в любви к человечеству, и в любви к возлюбленной. Он писал о себе в шутливой «Исповеди» (она тоже впервые напечатана во втором издании Сочинений), что его любимое изречение – «Ничто человеческое мне не чуждо». Хотелось бы добавить к этим словам «Исповеди»: ничто из истинно человеческого, из истинно великого.

Прошло полтора столетия с тех пор, как родился этот человек, а интерес к его личности, не говоря уже об интересе к его теориям, к его идеям, все возрастает в мире.

Этот интерес, даже далеких от рабочего класса кругов, к марксизму, к истории и теории рабочего движения, к личности Маркса Ирина Алексеевна наблюдала не только в Париже во время работы Международного коллоквиума по I Интернационалу. Она видела этот интерес и в Англии, куда ездила в 1959 году, совершив путешествие по местам, связанным с деятельностью Маркса, Энгельса, Ленина («Подышать атмосферой, в которой творил Маркс, посидеть в библиотеке Британского музея, где занимались Маркс и Ленин, поговорить с текстильщиками Манчестера, о жизни которых писал Энгельс»).

Наблюдала Ирина Алексеевна общий интерес самых разных кругов общества к марксизму и в Италии, где была дважды.

Первый раз Бах вместе со Степановой ездила в Италию по приглашению миланского Института Фельтринелли. Примечательна история этого института, созданного на средства аристократа, принимавшего участие в движении Сопротивления, этакого итальянского Саввы Морозова, миллионера, часть денег, заработанных на эксплуатации рабочих своих предприятий бумажных изделий, отдавшего «истории революции». Институт Фельтринелли, благодаря участию в нем талантливых историков-коммунистов, а также беспартийных кругов прогрессивной интеллигенции, стал обладателем замечательной библиотеки и архива документов, выпустил ряд отличных книг по истории революционного движения. Книги эти стали известны во всем мире и одновременно прославили имя Фельтринелли, стоявшее на их переплетах. Если аристократ и фабрикант, создавая институт своего имени, думал только о рекламе, то он получил ее – и преотличную. Но случилось так, что «благоволивший» к марксистам богач развелся, вновь женился, стал отцом ребенка, мать которого потребовала во имя наследника прекратить субсидии институту. «Роман» Фельтринелли с марксизмом был окончен. Но другие буржуа и другие буржуазные политики не отказываются от подобных «романов», надеясь, конечно, и на рекламу, и на то, что им удастся «приручить» марксистов. А когда это не удается, они «разводятся» с ними, повторяя «развод по-итальянски» Джанджакомо Фельтринелли.

В Италии Ирина Алексеевна видела и другое – их приезд совпал с запуском первого в мире искусственного спутника Земли. И она наблюдала растерянность буржуазной прессы, восторг тружеников Италии, рожденный интернационалистской гордостью за победу своих советских братьев. Первым победно завоевав небо, советский человек преподал и оттуда, услышанный во всем мире, урок истории: побеждает социализм!

* * *

«Чтобы овладеть теорией предмета, надо знать историю предмета», – писал Гегель. Историк марксизма Ирина Алексеевна Бах – знаток и его теории. Ученый совет Института марксизма-ленинизма без защиты диссертации, за совокупность работ – гонорис кауза – присвоил Ирине Алексеевне Бах степень доктора исторических наук. Но для И.А. Бах марксизм – не только история. Он та жизненная теория, то руководство к действию, которое служит людям при решении вопросов – больших и малых, политических и этических, философских и житейских. Она часто думает и часто о том беседует с молодежью института: какая у них замечательная профессия – быть историками марксизма, историками философии, обязавшейся не только объяснить мир, но и переделать его.

…«Келья» Бахов. Слушаю рассказ Ирины Алексеевны, вглядываюсь в портрет ее отца. С той поры, как родился он в 1857 году в Золотоноше, маленьком украинском городке, прошла жизнь только двух поколений. Сделано только два шага… Но какие перемены в мире!

Протокол о протоколах

Летом 1942 года в Уфу, где находился в то время эвакуированный из Москвы Институт марксизма-ленинизма, пришел пакет из Лондона.

Пакет давно ждали в институте. Точнее сказать, ждали три года. Пакет был от Агнии Александровны Майской – жены посла СССР в Англии Ивана Михайловича Майского.

У Нины Ильиничны Непомнящей, одной из первых в институте познакомившейся с содержанием пакета, от радости, как говорится, «зашлось сердце». Перед нею лежал документ, никак не дававшийся в руки институту, хотя и было известно, где он хранится и кому принадлежит. То был подлинный текст второй книги «Протоколов Генерального совета I Интернационала».

Со времени основания I Интернационала в 1864 году до его роспуска в 1872 году еженедельно, каждый вторник, собирался Генеральный совет Интернационала. Все вопросы, которые обсуждались штабом мирового революционного движения, протоколировались постоянными или временными секретарями Совета. Здесь были записи многих выступлений Маркса, его речей, его реплик и предложений, не отраженных ни в каких других документах.

Четыре книги большого формата занимали эти протоколы. Три из этих книг были доступны для изучения историкам марксизма. Извлечения из этих книг печатались в журналах и книгах, часть записей публиковалась в «Архиве Маркса и Энгельса», в «Летописях марксизма» – изданиях института.

Только записи четвертой книги (по счету второй), охватывавшие деятельность Генсовета с сентября 1866 года по август 1869 года, оставались неизвестными. Известно было, что книга этих протоколов находится в Лондоне, в библиотеке имени Джорджа Хауэлла при Бишопгетском институте. Но ни одному советскому ученому не был разрешен допуск к ней.

Дело в том, что Дж. Хауэлл, второстепенный историк второй половины XIX века, в молодости выступал как один из лидеров лондонских тред-юнионов. В 1864 – 1869 годах Хауэлл входил в Генеральный совет I Интернационала. Но вскоре «образумился» и, как всякий ренегат, повел борьбу с Интернационалом. Фамилия этого ренегата печальным образом «увековечена» Марксом в его статье «История Международного Товарищества Рабочих, сочиненная господином Джорджем Хауэллом», в которой рисуется портрет этого предателя и история сочиненной им истории о том, что с роспуском I Интернационала революционное движение пролетариата якобы умерло.

Став противником революционного движения, Хауэлл решил скрыть от мира захваченную им книгу «Протоколов Генерального совета» – драгоценный, глубоко революционный документ. Скрыл он ее в своей частной библиотеке, а перед смертью (умер он в начале XX столетия) библиотеку эту он завещал Бишопгетскому институту, который сохранил за библиотекой имя дарителя. Распорядителем «Протоколов» стал библиотекарь института, некий мистер Госс, столь же злобный антикоммунист, как и Хауэлл.

Дирекция московского Института марксизма-ленинизма давно замыслила полную публикацию текстов протоколов. Но без второй книги такое издание во многом теряло смысл. Надо было непременно получить хотя бы фотокопии второй книги «Протоколов».

Операцию эту институт поручил своему лондонскому корреспонденту – Агнии Александровне Майской.

…Я сижу в московской квартире Майских. Она находится на улице Горького, в нескольких стах метров от Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма. В этом архиве лежат теперь фотокопии столь долго не дававшихся в руки протоколов. Об этих протоколах, о том, как удалось достать их, рассказывает мне Агния Александровна. Вот журналистская запись ее рассказа:

– С 1937 по 1943 год я выполняла поручения Института марксизма-ленинизма, работая в качестве его лондонского корреспондента. Одним из первых поручений директора института Владимира Викторовича Адоратского было найти комплект газеты «Пелл-Мэлл» и снять репродукции со статей Энгельса о ходе франко-прусской войны 1871 года. В Британском музее я нашла комплект «Пелл-Мэлл» и сделала фоторепродукции свыше 60 статей и заметок Энгельса. В 1939 году тот же Адоратский попросил меня попытаться достать два кресла, принадлежавших Марксу, – одно, в котором он сидел, когда писал «Капитал», и другое, «вольтеровское», в котором он умер. Эти кресла и некоторые другие предметы из мебели, принадлежавшие Марксу, я приобрела и отослала в Москву. Их теперь можно видеть в залах Музея Маркса и Энгельса. Ряд подлинных писем Маркса к его дочерям, записных книжек, рисунков и фотографий, имевших отношение к Марксу и его эпохе, мне удалось достать сравнительно легко. Но вот для того, чтобы снять фотокопии со второй книги «Протоколов», мне понадобилось три года.

В первом письме ко мне Адоратского, датированном 25 января 1938 года, была изложена поставленная передо мной задача. Но библиотекарь Бишопгетского института мистер Госс, с которым в течение полутора лет я прямо или косвенно пыталась установить контакты, не захотел даже со мной встретиться. Я решила прибегнуть к помощи Ивана Михайловича. Послу, может быть, будет легче сделать то, что оказалось не под силу корреспонденту института. 27 июня 1939 года Иван Михайлович обратился с письмом к главному библиотекарю британского министерства иностранных дел сэру Стивену Гезелэ, в котором просил помочь мне в получении фотокопий с «Протоколов». Уже на следующий день мы получили ответ: «Я не думаю, чтобы представились трудности в получении фотостатичной копии документа, имеющегося в Бишопгетском институте. Я займусь этим вопросом и постараюсь найти пути для выполнения вашего желания, о чем своевременно поставлю вас в известность».

Но сэр Гезелэ, человек большой культуры и широкого кругозора, не был, однако, осведомлен достаточно о степени твердолобости и ненависти к коммунизму мистера Госса. Вскоре он в этом открыто признался. Во втором своем письме, датированном 15 июля, он писал Ивану Михайловичу: «Боюсь, что в моем письме от 28 июня я был слишком оптимистичен в отношении проектов получения репродукций интересующего вас документа из библиотеки имени Хауэлла при Бишопгетском институте. Я получил от его библиотекаря весьма лаконичное уведомление, что члены правления отказываются дать согласие сфотографировать или каким-либо иным способом скопировать Протоколы Генерального совета.

Как библиотекарь, я этим глубоко возмущен, ибо полагаю, что библиотечные сокровища должны быть доступны возможно большему количеству людей. Может быть, вы найдете целесообразным дать ответу членов правления известную огласку в печати, что было бы весьма полезно».

Мы сочли этот совет правильным. С согласия Ивана Михайловича я пригласила известного либерального журналиста А. Каммингса, проявлявшего тогда дружеское отношение к Советскому Союзу. Каммингс обещал мне предать гласности эту историю через большую либеральную газету «Ньюс кроникл», в которой он тогда работал. Статья не появилась, но вскоре я получила письмо от Каммингса. Он писал, что в газете «Ньюс кроникл» есть библиотека, ею заведует мистер Самуэлс, он друг мистера Госса и попробует уладить дело. В некоторой степени зная уже характер и умонастроение мистера Госса, я мало надеялась на это и не была удивлена, получив еще одно письмо от Каммингса: «Документа в библиотеке больше нет. Он является личной собственностью мистера Госса, как исполнителя завещания мистера Хауэлла, и он понимает его ценность. Несколько лет назад другой документ – протокол первого конгресса тред-юнионов – был украден из библиотеки; поэтому мистер Госс с разрешения членов правления сдал книгу с протоколами Генерального совета на хранение в один из лондонских банков, где они до сих пор и покоятся».

Каммингс пожелал сам посмотреть эти протоколы и просил Госса временно взять их из банка. Госс «в принципе» не возражал, но предложил для этого чрезвычайно сложную и длительную процедуру. Каммингс писал мне, что не теряет надежды в конце концов получить документы, но предупредил меня, что для этого потребуется «известное время».

Однако время принесло другое – 1 сентября 1939 года началась мировая война. Атмосфера в Англии была столь антисоветской, что конечно же о получении «Протоколов» нельзя было и думать. Но когда, еще до нападения гитлеровцев на СССР, англо-советские отношения стали входить в спокойное русло, я предприняла новую попытку. В первых числах апреля 1941 года я напомнила Каммингсу об его обещании. Каммингс обратился к библиотекарю своей газеты, тот встретился с Госсом. В результате было еще одно письмо Каммингса ко мне, от 28 апреля 1941 года: «К несчастью, члены правления библиотеки оказались группой старых заядлых твердолобых и заявили, что небо и земля не заставят их отступить от ранее принятого решения: ни при каких обстоятельствах не выпускать документа из своих рук. Твердолобые доказали, что они непобедимы!»

И однако, мне удалось победить этих непобедимых. Правда, для этого пришлось пустить в ход более значительные силы.

Был конец 1941 года. СССР и Англия стали военными союзниками. В посольстве стали бывать многие официальные высокопоставленные лица, и среди них министр информации Брендон-Бракен, как говорили, правая рука Черчилля. За столом я рассказала министру всю историю наших тщетных попыток одолеть мистера Госса. Министр рассмеялся и похвально отозвался о Госсе за его «истинно британский» характер. Но, обращаясь ко мне, сказал: «Я обещаю вам получить фотографии столь драгоценных для вас документов». Не знаю, какие меры принял Брендон-Бракен, но 15 января 1942 года я получила из Бишопгетского института письмо, в котором доводилось до моего сведения, что члены правления в удобный для нас день и час «будут рады предоставить возможность послу, вам и вашим друзьям познакомиться с протоколами I Интернационала». Там, где под письмом была означена подпись библиотекаря, стояла фамилия не мистера Госса, а кого-то другого. Твердолобый «хранитель» остался верен себе. Он согласия не дал…

И вот вскоре я с мужем поехала в Бишопгетский институт. Трудно описать чувства, охватившие нас, когда мы листали страницы документа, который так много говорил уму и сердцу каждого коммуниста.

251 страница большого формата. Вот первая из этих страниц. Протокол заседания Центрального совета (сначала он назывался так) от 18 сентября 1866 года. Читаем:

«Заседание ведет гражданин Оджер… Гражданин Маркс сообщает, что извещение о забастовке портных в Манчестере уже помещено в демократических газетах Северной, Южной и Центральной Германии».

Запись на 104-й странице:

«Очередное еженедельное заседание Совета состоялось во вторник вечером 13 августа 1867 года.

…Гражданин Маркс обращает внимание Совета на конгресс Лиги мира, который должен состояться в Женеве. Он считает желательным, чтобы на этом конгрессе присутствовало как можно больше делегатов в индивидуальном порядке; однако было бы нецелесообразно принять в нем официальное участие в качестве представителей Международного Товарищества. Конгресс Международного Товарищества Рабочих сам по себе является конгрессом мира, поскольку объединение рабочего класса разных стран в конечном счете должно сделать войны между народами невозможными. Если бы инициаторы женевского конгресса Лиги мира понимали суть данного вопроса, они бы присоединились к Международному Товариществу».

Протоколы 1868 года… 28 июля… «Гражданин Маркс открывает дискуссию о „влиянии применения машин капиталистами“». В протоколе дается подробное изложение речи Маркса. 11 августа продолжение дискуссии. Вторая речь Маркса, спорящего с теми, кто не хочет бороться за сокращение рабочего дня, так как считают, что оно якобы угрожает общественному благосостоянию. «Гражданин Маркс не может согласиться с Милнером по поводу того, что сокращение рабочего дня приведет к уменьшению производства, ибо в тех отраслях, где введено ограничение рабочего дня, орудия производства достигли большего развития, чем в остальных отраслях. Ограничение рабочего дня повлекло за собой более широкое применение машин, и мелкое производство стало все менее и менее возможным, что, впрочем, является необходимым для перехода к общественному производству… Сокращение рабочего дня необходимо также и для того, чтобы предоставить рабочему классу больше времени для умственного развития».

Последний год внесенных в эту книгу «Протоколов» – 1869-й. Протокол от 6 июля – запись речи Маркса о том, нужна ли национализация земли или следует оставить мелкособственническую форму владения землей. 20 июля. Речь Маркса о праве наследования. 10 августа. Речь о системе образования – государственного и частного. 17 августа. Вновь речь Маркса по вопросу образования. Он ставит вопрос о необходимости политехнического образования, которое должно «компенсировать недостатки, рожденные разделением труда».

Еще и еще речи Маркса, его предложения, его реплики.

Да, книга «Протоколов» оказалась документом, ради которого стоило бороться!

– Вскоре после того, как мы сделали фотокопии страниц протокольной книги, с надежной оказией я переправила полученные документы в Советский Союз, – закончила свой рассказ А.А. Майская.

В Уфе в Институте марксизма-ленинизма день получения пакета из Лондона был днем большого торжества. Удивительно ли, что протокол, составленный в институте, о получении копии протоколов Генсовета был написан не совсем обычно – в приподнято-торжественных тонах.

…Маленький эпизод из истории борьбы за рукописное наследие Маркса, рассказанный Агнией Александровной Майской, напоминает, как актуальна эта борьба, какие силы вступают в нее, чтобы не дать рукописям Маркса дойти до народа. И как упорство советских людей возвращает миру великое наследие гениев.

Русские письма

Книга, которую готовила вместе с бригадой старший научный сотрудник Института марксизма-ленинизма Анастасия Константиновна Воробьева, уже версталась, когда некоторые листы ее пришлось переверстывать. Книгу эту – «К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия» – очень ждали. На столе у Воробьевой я видела и письма и телеграммы с запросами о том, когда же появится сборник. Но надо было соблюсти принцип. А принцип был такой: дать в сборнике все известные письма Маркса и Энгельса к русским корреспондентам и все корреспонденции русских общественных деятелей, адресованные основоположникам научного коммунизма. Все письма, и полностью, без каких-либо купюр. Дело происходило в начале 1967 года, а тут как раз были найдены еще четыре неизвестных прежде письма члена Русской секции I Интернационала Николая Утина, которые «с ходу» включили в сборник.

Конечно же для составителей сборника представляли особый интерес новые подробности о взаимоотношениях Русской секции I Интернационала и Маркса, который ответил на предложение комитета секции стать ее представителем при Генеральном совете Международного Товарищества Рабочих: «Я с удовольствием принимаю почетную обязанность». Но и без этого интереса составители сборника пошли бы на переверстку: принцип «все письма, и полностью» они полагали очень важным. Сборники переписки Маркса и Энгельса с русскими корреспондентами издавались и прежде. Но каждый из них не охватывал всех документов, разысканных к тому времени.

Конечно, сборник, готовившийся бригадой Воробьевой, не мог претендовать на то, чтобы в нем была помещена вся русская переписка Маркса и Энгельса: немало писем пропало, многие были выкрадены агентами полиции различных стран. «Как я писал вам в предыдущем письме от такого-то числа», – то и дело сообщают Маркс и Энгельс или их корреспонденты, а упоминаемых писем нет. Но из выявленных к этому времени писем в сборнике опубликованы все.

Никогда не публиковавшиеся письма должны были занять довольно значительное место: из 460 писем ровно 100 печатались впервые.

Каждое вновь публикуемое письмо из переписки Маркса и Энгельса с их русскими корреспондентами проливает некий дополнительный свет на их взаимоотношения. А этим весьма интересуются не только прогрессивные читатели во всем мире, но и враги коммунизма. Развертывая очернительскую кампанию против первой страны социализма, ее противники тщатся превратить в своих союзников даже… Маркса и Энгельса. Уже давно взят на вооружение антикоммунизма сфабрикованный антисоветскими пропагандистами лживый миф о «русофобстве» Маркса и Энгельса, миф о том, что якобы основоположники научного коммунизма не «любили» Россию, отрицательно отзывались о русском народе и революционных партиях России. Различные «русские центры» в США и Западной Европе ведут «исследовательскую» работу – пытаются обнаружить неизвестные еще высказывания Маркса и Энгельса по «восточному вопросу», в надежде найти «места» у Маркса и Энгельса, которые можно было бы ложно истолковать, использовать против страны первой пролетарской победоносной революции.

И еще в ходу ложь: советские историки-марксоведы скрывают, мол, ряд работ Маркса и Энгельса, не печатают их произведения, как якобы невыгодные для Советского Союза, который антикоммунисты пытаются выдать за духовного наследника самодержавной царской России.

И естественно, выход полной переписки Маркса и Энгельса с русскими деятелями, посвященный главным образом проблемам русского революционного движения, означал, что еще ряд «козырей» антикоммунистической пропаганды будет бит.

Преподавательница истории А.К. Воробьева, придя в Институт марксизма-ленинизма, начала с участия в подготовке к изданию 10-го и 11-го томов Сочинений, охватывающих события 1854 – 1856 годов, то есть времен так называемого «восточного вопроса» и Крымской войны. Ее поразил гениальный анализ Маркса и Энгельса и военных событий, и их социальных последствий. Как известно, первые обзоры военных действий, написанные Энгельсом для «Нью-Йорк дейли трибюн», произвели в Америке сенсацию и их авторство приписывали генералу Скотту, главнокомандующему армией США.

«Русская» тема становится основной в работе А.К. Воробьевой.

С течением лет Россия все больше привлекала внимание Маркса и Энгельса. В «Манифесте Коммунистической партии», написанном ими в 1847 году, встречается лишь одно упоминание о России – в числе сил старой Европы, что «объединились для священной травли» призрака коммунизма, назван и русский царь.

Первый перевод «Манифеста» на русский язык вышел в 1869 году. Его сделал Бакунин. При этом ряд мест был искажен. В 1882 году Плеханов вновь перевел «Манифест». В своем специальном предисловии для нового русского издания Маркс и Энгельс, вспоминая о первом переводе Бакунина, писали: «В то время русское издание „Манифеста“ могло казаться на Западе не более как литературным курьезом. В настоящее время такой взгляд был бы уже невозможен».

К «настоящему времени», ко времени предисловия к русскому изданию 1882 года, Маркс и Энгельс уже глубоко изучили положение в России. Оба они стали знатоками русского языка – читали в подлиннике даже такие трудные для иностранцев книги, как древний эпос «Слово о полку Игореве», как написанные эзоповским языком сатиры Салтыкова-Щедрина, требующие знания подробностей русской общественной жизни. Экономическая литература на русском языке в личной библиотеке Маркса исчислялась, по выражению Энгельса, на кубические метры.

Маркс и Энгельс «к настоящему времени» находились в дружбе и переписке с множеством русских революционеров. Благодаря этой дружбе Маркс и Энгельс были знакомы с действительным, а не казовым положением в России. «Россия, положение которой я изучил по русским оригинальным источникам, неофициальным и официальным (последние доступны лишь ограниченному числу лиц, мне же были доставлены моими друзьями в Петербурге), давно уже стоит на пороге переворота», – писал Маркс своему другу Ф. Зорге еще в 1877 году.

Владимиру Ильичу Ленину не была известна вся переписка Маркса и Энгельса по «русскому вопросу». Но еще до революции, как только становилась известной хотя бы часть эпистолярного наследия Маркса и Энгельса, Ленин немедленно принимался за его изучение. В 1907 году на русском языке выходит переписка Маркса и Энгельса с Зорге. Ленин пишет предисловие к этому изданию. Он особо отмечает в нем, что «Маркс и Энгельс были полны самой радужной веры в русскую революцию и в ее могучее всемирное значение. На протяжении почти двадцати лет мы видим в данной переписке это страстное ожидание революции в России». Маркс хотел верить даже в то, что, «при благосклонности матери-природы мы доживем до этого торжества». Ленин с грустью замечает: «До „этого торжества“ мать-природа не дала – да и не могла, пожалуй, дать дожить Марксу». Но Ленин подчеркивает, что многое из предсказанного Марксом о будущем России уже свершилось.

Еще раз Ленин обращается к эпистолярному наследию Маркса и Энгельса, когда в 1913 году на немецком языке выходят четыре тома их переписки между собой. Ленин немедленно садится за конспектирование всех этих 1386 писем. В архиве Института марксизма-ленинизма хранится большая тетрадь, где на 76 страницах Ленин законспектировал переписку Маркса и Энгельса.

Когда 5 августа 1895 года умер Энгельс, Ленин в статье-некрологе обращается к теме «Маркс, Энгельс и революционная Россия». Он пишет: «Маркс и Энгельс, оба знавшие русский язык и читавшие русские книги, живо интересовались Россией, с сочувствием следили за русским революционным движением и поддерживали сношения с русскими революционерами».

Из переписки основоположников научного коммунизма с русскими революционерами Ленину была известна лишь небольшая доля. В частности, он был знаком с нею по вышедшей в Петрограде в 1918 году книге Д. Рязанова «Карл Маркс и русские люди сороковых годов».

В нынешней полной публикации «русских писем» встает широкая картина связей Маркса и Энгельса с революционной Россией.

На разных этапах истории русские люди различного общественного положения вступали в переписку с основоположниками научного коммунизма. Первый из дошедших до нас документов переписки относится к марту 1846 года. Это рекомендательное письмо Г.М. Толстого, в котором путешествующий по Европе либеральный русский помещик рекомендует Марксу другого либерального представителя русского дворянства – литератора П.В. Анненкова. Из переписки 40-х и 50-х годов до нас дошло всего 12 писем. Два написаны Марксом в адрес Анненкова. Одно из них довольно обширно и посвящено разъяснению ошибочности философии Прудона, от которой Анненков был вначале в восторге. О России в письмах этого периода лишь краткие упоминания. С конца 60-х и в 70-е годы и характер переписки, и адресаты резко меняются. Позже, в 1872 году, Энгельс в письме к И.Ф. Беккеру напишет, что существует огромная разница между ранее приехавшими в Европу русскими дворянами-аристократами и «теми, кто приезжает теперь, – выходцами из народа. Среди последних есть люди, которые по своим дарованиям и характеру безусловно принадлежат к лучшим людям нашей партии; парни, у которых выдержка, твердость характера и в то же время теоретическое понимание прямо поразительны».

Это написано в 1872 году. Но уже с конца 50-х годов резко усиливается интерес Маркса и Энгельса к России, к ее внутреннему развитию. Прежде страна эта привлекала их внимание как жандарм Европы, как сила столь же реакционная, как и ненавистная им Пруссия. Эти-то настроения Маркса и Энгельса и пытаются использовать современные буржуазные пропагандисты.

Крымская война, крестьянские волнения в России, вынуждавшие царизм к проведению реформы, все больше привлекали интерес Маркса и Энгельса к тому, что делается на пространствах Российской империи. «Русская история идет очень хорошо. Теперь там и на юге бунтуют», – пишет Энгельс Марксу в октябре 1858 года.

В январе 1860 года Маркс пишет, что движение крестьян в России наряду с движением американских рабов – «величайшие события» в мире. «Мы получили союзника в лице русских крепостных», – пишет в феврале Энгельс.

Но клапан спущен – чтобы не произошла революция снизу, царское правительство решается на «революцию» сверху: освобождает крестьян от крепостной зависимости. «Первая революционная ситуация в России», как ее называют историки, не переросла в революцию. Народная революция отодвинута. Когда обман обнаруживается – «свободу» дали, а землю оставили помещикам, – когда приходят вести о потерях в войне на Балканах, Россию вновь охватывает волнение. В конце 70-х годов возникает «вторая революционная ситуация». На этот раз Маркс и Энгельс приходят к выводу, что именно в России начинается, как теперь принято говорить, «цепная реакция» революции. «На этот раз Россия первая пустится в пляс», – пишет Энгельс в октябре 1875 года.

В 1878 году такой же прогноз: «Если Россия пустится в пляс, – а этого ждать уже недолго, – то и Германия окажется достаточно созревшей для переворота» (письмо Энгельса к Беккеру 12 декабря 1878 года). Проходит еще год. Революция в России не происходит, но вера в нее не только не умаляется – растет. В декабре 1879 года письмо тому же Беккеру: «В России дела обстоят великолепно! Там, пожалуй, развязка близка, а когда она наступит, то у власть имущих Германской империи душа уйдет в пятки. Это будет ближайшим поворотным пунктом во всемирной истории».

Но, может быть, и Маркс и Энгельс были слишком импульсивны в личных письмах, а в своих работах давали более спокойные прогнозы? Но вот в написанном ими в 1882 году, уже упоминавшемся, предисловии ко второму русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» читаем: «Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе». В этом же предисловии авторы «Манифеста» предвидят возможность, что «русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе».

В 70-х годах Марксу и Энгельсу становятся известны факты о рабочем движении в России. Как ни слабо оно еще, они предвидят силу его развития. Получив из Петербурга книгу Н. Флеровского-Берви «Положение рабочего класса в России», Маркс прочитывает ее и посылает Энгельсу восторженный отзыв: «Это – самая значительная книга среди всех, появившихся после твоего труда» (то есть после книги Энгельса «Положение рабочего класса в Англии»). Маркс выписывает по-русски фразу из Флеровского: «У нас пролетариев мало, но зато масса нашего рабочего класса состоит из работников, которых участь хуже, чем участь всякого пролетария». Энгельс, отвечая Марксу, сообщает, что его цитата из Флеровского – «первая русская фраза, которую я вполне понял без словаря».

Хотя в 1877 году Энгельс замечает: «Нельзя сказать, чтобы в России существовало рабочее движение, о котором стоило бы говорить», но он тут же добавляет: «однако внутренние и внешние условия, в которых находится Россия, чрезвычайно своеобразны и чреваты событиями величайшего значения для будущего не только русских рабочих, но и рабочих всей Европы».

Конечно же ни Маркс, ни Энгельс не предполагали, что в России в те годы произойдет пролетарская революция, они ждали там поначалу общедемократической революции, похожей на Великую французскую. «…Это будет 1789 год, за которым последует 1793 год. Пусть только в Петербурге соберется национальное собрание – и лицо всей Европы изменится», – писал Энгельс в 1878 году.

Прогнозы, ожидания и – просчеты? Чем они объясняются? «Да, много ошибались и часто ошибались Маркс и Энгельс в определении близости революции», – пишет Ленин и добавляет: «Но такие ошибки гигантов революционной мысли, поднимавших и поднявших пролетариат всего мира над уровнем мелких, будничных, копеечных задач, – в тысячу раз благороднее, величественнее и исторически ценнее, правдивее, чем пошлая мудрость казенного либерализма, поющего, вопиющего, взывающего и глаголющего о суете революционных сует, о тщетности революционной борьбы».

Маркс и Энгельс не «угадали» сроков русской революции, вторая революционная ситуация в России не перешла в восстание. Еще не разложившиеся до конца верхи сумели арестами, судами, казнями, ссылками подавить революционное движение, у которого не было ни единой политической партии, ни могучей опоры в созревающем только еще рабочем классе. Но то, что революция начнется именно в России, что эта страна «первой пустится в пляс», – это предвидели именно Маркс и Энгельс.

В 1883 году Маркса не стало. Переживший своего великого друга на 12 лет Энгельс продолжал верить в победу русской революции. Ровно за полгода до своей кончины, вскоре после того, как на царский престол взошел Николай II, Энгельс предсказал, что ему предстоит стать последним русским императором. Энгельс писал 8 февраля 1895 года Плеханову: «А уж если дьявол революции схватил кого-либо за шиворот, так это Николая II».

«Дьявол революции» – это перефраз известных строк из «Фауста» Гёте:

Народец! Дьявол среди них, а им не догадаться.
Хоть прямо их за шиворот бери.

«А в России маленький Николай поработал на нас, сделав революцию абсолютно неизбежной», – пишет Энгельс еще через месяц.

Через 10 лет «маленького Николая», после того, как он отдал приказ стрелять в безоружных рабочих, пришедших с просьбами к его царскому дворцу, станут называть «Николай Кровавый». Грянет первая русская революция 1905 года. И ее удастся разгромить. Но исполнится предсказание Энгельса о том, что в России «революция абсолютно неизбежна» – она победит в 1917 году.

Главный предмет обсуждения всей переписки – будущее России. И если до того, как стали ясны последствия реформы 1861 года, Маркс и Энгельс еще допускали, что Россия сможет «перескочить» капитализм (при условии победоносной революции на Западе), сможет войти в социализм со своей артельной формой хозяйствования на селе – общиной, то потом они вынуждены «разочаровать» тех своих русских корреспондентов, кто так чаял этого особого пути России, «минуя капитализм».

Революция на Западе запаздывает, а развитие капитализма в России идет быстро. «С 1861 г. в России начинается развитие современной промышленности в масштабе, достойном великого народа», – пишет Энгельс переводчику трех томов «Капитала» Николаю Даниельсону, не оставлявшему надежд на особый путь России, которая может быть избавлена от ужасов капитализма.

Энгельс не пытается успокоить своего русского корреспондента: ведь им же присылаемые из России статистические сведения говорят о фактах, которые, как пишет Энгельс, «нравятся они нам или нет, эти факты все равно будут продолжать существовать».

Маркс и Энгельс проявляют огромный такт и сдержанность, когда их вовлекают в полемику, которую ведут русские о судьбах своей страны, о роли тех или иных русских политических направлений. «Совершенно согласен с Вами, что необходимо везде и всюду бороться против народничества – немецкого, французского, английского или русского. Но это не меняет моего мнения, что было бы лучше, если бы те вещи, которые пришлось сказать мне, были сказаны кем-либо из русских», – пишет в апреле 1890 года Энгельс Вере Засулич, опасаясь, что некоторые оценки в его статье «Внешняя политика русского царизма» могут задеть «предрассудки» читателей, потому что их дает «не русский, а иностранец».

Нет, конечно, Маркс и Энгельс не занимают нейтралистской позиции относительно русских дел. Неоднократно и подчас весьма резко отзываются они о некоторых направлениях русской общественной мысли. Они клеймят анархизм Михаила Бакунина. Они высмеивают прикрывающийся ложной революционной фразой авантюризм Петра Ткачева, писавшего (и Энгельс цитирует эти слова), что «революционер всегда считает и должен считать себя вправе призывать народ к восстанию; что тем-то он и отличается от философа-филистера, что, не ожидая, пока течение исторических событий само укажет минуту, он выбирает ее сам; что он признает народ всегда готовым к революции». Энгельс разоблачает опасность такой псевдореволюционной фразеологии. Попутно, с большим юмором Энгельс критикует и своего «друга Петра» (Петра Лаврова), который хочет вывести Ткачева из-под критического огня, полагая, «что подлинным революционерам не следовало разоблачать показных революционеров, потому что эти взаимные обвинения доставляют удовольствие буржуазии…». На это Энгельс отвечает замечанием, звучащим весьма актуально и сегодня, когда находятся желающие под тем же предлогом оградить от критики всяческих псевдореволюционеров маоистского толка. «Всякая борьба, – пишет Энгельс, – заключает в себе такие моменты, когда нельзя не доставить врагу некоторого удовольствия, если не хочешь иначе причинить самому себе положительный вред. К счастью, мы так далеко продвинулись вперед, что можем доставить противнику такое частное удовольствие, если этой ценой добиваемся действительных успехов».

Критика Маркса и Энгельса не была вмешательством в «русские дела». Касаясь попыток Бакунина расколоть Интернационал, Энгельс писал: «Если бы Бакунин и иже с ним ограничили свои подвиги пределами России, вряд ли кто-нибудь в Западной Европе счел бы нужным специально брать их под обстрел. Об этом позаботились бы сами русские». Но поскольку дело шло о попытках расколоть международное революционное движение, то Энгельс счел нужным заявить: «…Тут уж не до шуток: им просто дают по рукам».

К авантюристам и раскольникам Маркс и Энгельс беспощадны. Когда же речь идет о русских революционерах, пусть еще не до конца точно представлявших путь, по которому должна двигаться их страна, но напряженно и честно над этим размышлявших, какие одобрительные и теплые слова находятся для их оценки у Маркса и Энгельса! Маркс в предисловии к «Капиталу» пишет о Чернышевском: «Великий русский ученый и критик». Энгельс называет Чернышевского «великим мыслителем» и ставит с ним рядом еще и Добролюбова. А вот характеристика, которую Маркс в письме к дочери дает народовольцам: «Это действительно дельные люди, без мелодраматической позы, простые, деловые, героические». Маркс и Энгельс восторгаются героизмом женщин, членов русской секции I Интернационала, отправившихся на баррикады Парижской коммуны. Высоко оценила вся семья Маркса интеллектуальные и моральные качества народовольца Германа Лопатина, который первым принялся за перевод «Капитала».

В десятках писем, впервые лишь недавно опубликованных, видна трогательная забота, большая материальная и моральная помощь, которую оказывали Маркс и Энгельс русским революционерам-эмигрантам. Достаточно было рекомендательного письма, достаточно было свидетельства, что прибывший участвовал в русском революционном движении. В этом смысле особенно показательны впервые опубликованные письма к Марксу и Энгельсу Льва Гартмана, которые говорят об удивительном терпении великих философов, вождей мирового пролетариата, на протяжении ряда лет оказывавших помощь этому неудачливому и несколько прожектерски настроенному, но весьма смелому революционеру.

Хотя по числу писем (около 150) на первом месте стоит корреспонденция между Марксом и Энгельсом и переводчиком «Капитала» на русский язык Н. Даниельсоном, это не переписка единомышленников. Такая переписка возникает у Энгельса, когда создается первая русская марксистская организация – группа «Освобождение труда» и ее члены Плеханов и Засулич становятся его корреспондентами. «…Я горжусь тем, – писал Энгельс Вере Засулич в апреле 1885 года, – что среди русской молодежи существует партия, которая искренне и без оговорок приняла великие экономические и исторические теории Маркса и решительно порвала со всеми анархистскими и несколько славянофильскими традициями своих предшественников. И сам Маркс был бы также горд этим, если бы прожил немного дольше».

Среди разысканных и впервые опубликованных ста документов «русской переписки» есть записка к Энгельсу, полученная за два месяца до его смерти от весьма известного в то время русского либерального писателя и журналиста Петра Дмитриевича Боборыкина. В этой записке Боборыкин просит разрешения «представиться Вам в наиболее удобный для Вас день и час» и ссылается на рекомендательное письмо (тоже разысканное и впервые опубликованное) известного прогрессивного историка Максима Максимовича Ковалевского – старого знакомца Маркса и Энгельса.

Письмо Боборыкина – одно из многочисленных проявлений интереса представителей русской легальной печати к марксизму. Тот же Боборыкин еще в 1866 году в качестве специального корреспондента либеральной петербургской газеты «Голос» присутствовал на конгрессе I Интернационала в Брюсселе. В дюжине писем из Брюсселя он доброжелательно освещал ход конгресса. Русскому писателю импонировали личности рабочих – участников конгресса. Боборыкин писал о них: «Они вышли все из мастерских. Они учились на медные деньги, в часы, свободные от тачания панталон и пиления металлов, как Авраам Линкольн и Андру Джонсон. Пошлите их в любое представительное собрание, состоящее из припомаженных и высокоприличных джентльменов, они окажутся не только не глупее их, но и заявят и большую практичность знаний и весьма значительную теоретическую начитанность».

До Парижской коммуны русская легальная печать вообще довольно часто пишет об Интернационале, упоминая без особой предвзятости имена Маркса и Энгельса.

После баррикад Коммуны дело резко изменилось. Буржуазные круги в России поняли: Интернационал – это штаб восстания парижских коммунаров. И тот же либеральный «Голос», публиковавший сочувственные корреспонденции Боборыкина, теперь пишет, что Интернационал «прикрывался чисто экономическими целями», а ныне объявил «открытую войну насмерть всем капиталистам». И газета считает необходимым «противодействие этому опасному учреждению всех благомыслящих людей и правительств». К чести Боборыкина можно сказать, что сам он не меняет своей точки зрения. После падения Парижской коммуны редактор «Отечественных записок» великий русский поэт Николай Некрасов посылает Боборыкина в Париж, и тот сравнительно объективно рисует сцены парижской жизни – террор версальцев, героизм рабочих.

Но голос Боборыкина тонет в общем хоре корреспондентов русских газет различных направлений, рисующих Коммуну как «исчадие революционного ада».

Недолог был сочувственный интерес представителей формирующейся русской буржуазии к марксизму. Поначалу они разглядели в нем только одну сторону – утверждение объективной закономерности смены капитализмом феодального строя. Как известно, Маркс отметил, что «первой иностранной нацией, которая переводит „Капитал“, оказывается русская». В отличие от Германии, где выход I тома «Капитала» был окружен заговором молчания печати, в России горячо отозвались на выход русского перевода «Капитала». Как только в Петербурге, в магазине А. Черкесова, снабжавшего русскую прогрессивную публику «здоровой книгой», появился 8 апреля 1872 года I том «Капитала» в русском переводе (на три года раньше французского перевода и на пятнадцать лет раньше английского), в русских газетах и журналах стали появляться рецензии на эту книгу. Это объясняется особой заинтересованностью русской буржуазии в подтверждении ее «права» на существование. Права, которое ей приходилось отстаивать и перед лицом дворянско-помещичьих кругов, и в дискуссиях с народниками, надеявшимися на то, что Россия «перескочит» через ступень капитализма. По словам Владимира Ильича Ленина, вопрос о судьбах капитализма в России возник почти тотчас же после появления «Капитала» и стал здесь «главным теоретическим вопросом».

Но к моменту письма Боборыкина к Энгельсу и царские власти, и игравшие в либерализм капиталисты уже поняли подлинную суть марксизма. За книги Маркса и Энгельса уже сажали в тюрьмы и ссылали на каторгу. Тем ценнее публикация немногочисленных писем, свидетельствующих о продолжавшемся интересе к марксизму, о стремлении встретиться с Энгельсом у прогрессивных русских людей, не связанных прямо с марксизмом.

Как ни велик сборник, подготовленный бригадой А.К. Воробьевой, – свыше 800 страниц, – тема «Маркс, Энгельс и революционная Россия» не была исчерпана. И вот замышляется второй сборник. Он должен включить воспоминания, письма, статьи русских общественных деятелей – современников Маркса и Энгельса – живые свидетельства о встречах с ними, о том влиянии, которое оказал марксизм на русское движение. И опять исследуется огромная литература, проверяются архивы, готовятся к публикации документы, никогда не видевшие света.

Материалы этого сборника опровергают, в частности, утверждение некоторых историков, что до 1883 года, то есть до образования Плехановым группы «Освобождение труда», в России только отдельные представители интеллигенции могли познакомиться с идеями марксизма. Как показали исследования советского историка Б.С. Итенберга, задолго до основания этой группы русские рабочие знакомились с идеями марксизма – и в кружках народников, и с помощью иностранных рабочих, приезжавших на работу в Россию, и выезжая сами за границу. Трижды ездил, например, за границу еще в 60-х годах один из основателей «Северного союза русских рабочих» петербургский слесарь Виктор Обнорский. Итенберг выявил еще ряд имен русских рабочих, установивших непосредственные связи с пролетариями Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Польши. Другая исследовательница – работник Института марксизма-ленинизма А.В. Уроева – в своей работе о «Капитале» «Книга, живущая в веках» рассказала, что с произведениями Маркса, с его «Капиталом» был знаком не только Виктор Обнорский, но его знал и другой основатель «Северного союза русских рабочих» – Степан Халтурин, а также деятели «Южнороссийского союза рабочих». Работы исследователей показывают, что в уставе и программе обоих союзов рабочих России были заимствованы целые разделы документов I Интернационала.

Документы, опубликованные советскими исследователями «русской темы», воскрешают многочисленные связи Маркса и Энгельса с передовыми русскими общественными деятелями, связи, которые позволили великим вождям всемирной революции понять и предвидеть главенствующее место России в борьбе со старым миром. И бесплодны попытки врагов коммунизма представить, что революция в России делалась «не по Марксу» и даже «вопреки Марксу», что русская революция – революция в отсталой стране опровергает якобы Марксовы теории. В действительности эту революцию ждали, и ее предсказали великие мужи науки, подлинные провидцы истории.

Два портрета

Впервые прочитано… Это о рукописях Маркса и Энгельса, найденных, расшифрованных или подготовленных к публикации советскими учеными.

А сейчас о другом первом прочтении Маркса, которое тоже было совершено нашим современником – членом партии большевиков с 1906 года Николаем Андреевичем Кингиным. Эта удивительная история, рассказанная мне ветераном русского революционного движения, – о первом прочтении Маркса группой русских пролетариев, о великом воздействии такого чтения на их умы и сердца.

…Слесарю депо станции Ершово Николаю Кингину только-только минул девятнадцатый год, когда их, девятнадцать подпольщиков, собравшихся у волжского берега на Пономаревском острове, под Саратовом, чтобы провести там нелегальную конференцию большевистских организаций Рязано-Уральской железной дороги, захватили жандармы. Шел август 1906 года, и «столыпинский» корпус саратовской тюрьмы, построенный здешним губернатором Столыпиным, еще только метившим в российские диктаторы, уже принял первые жертвы переходившей в контрнаступление реакции. Именно туда поместили девятнадцать бунтарей. Не сразу, а поначалу в другой корпус, старый. И с радости, что поймали, – всю компанию в одну камеру. Они не растерялись: решили закончить в предоставленном властями казенном помещении так невежливо прерванную арестом дорожную партийную конференцию.

Времени у них хватало – вспомнили по памяти уже набросанные вчерне на острове резолюции. Припомнили вступительную часть, в которой давалась оценка состоянию и деятельности большевистских организаций на каждой станции. Восстановили все пункты, в которых намечалась программа действий. На острове каждый из этих пунктов Николай пометил значками – «орг» и «такт». И организационные и тактические разделы резолюции нацелены были на проведение всеобщей политической забастовки рязано-уральцев.

Припомнили, записали, переслали на волю – действуйте, мол, выполняйте решения вашей партийной конференции. Ловко эту операцию провели – никто из тюремной администрации не заметил. Уже только с воли сообщил ей кто-то – как же, господа хорошие тюремная администрация, пропустили вы подобный поджигательный документик?! Вот тогда и препроводили всех их в «столыпинский» корпус, рассадили по одиночкам. Только год-то был 1906, год еще не разгромленной революции. Администрация тюрьмы боялась арестованных: как еще пойдет дело, не обменяются ли местами сторожа и стороженные? Строгости пошли позже, после поражения революции. А пока смотрели на все сквозь пальцы. После отбоя не мешали арестантам выбираться из одиночек и приходить друг к другу в гости. В гости ходили не чаи распивать. Немедля образовали тюремный университет – какие первоклассные университеты марксизма-ленинизма основала в те годы по тюрьмам революционная Россия! – и начали учебу с «библии пролетариата», с первого тома Марксова «Капитала».

– Как пронесли в тюрьму «Капитал»?

– Да вы слушайте, слушайте далее эту историйку, – говорит Н.А. Кингин, – узнаете: то ли еще мы проносили через тюремные кордоны.

«Историйка» обертывается и впрямь необычно. Николай Андреевич показал мне одну старую, пожелтевшую фотографию. На фотографии тюремная камера; у стены четверо, среди них одна женщина. На переднем плане, чуть «шевеленная», как говорят фотографы, физиономия юноши. В ней хоть и с трудом, но угадывается лицо моего нынешнего собеседника, на которое время еще не нанесло следы последовавших шестидесяти лет жизни. Полулежат четверо, позируют, смотрят в объектив и подставляют объективу книгу, на переплете которой напечатано: «Капитал».

– Большевики, изучающие «Капитал» в камере в 1906 году?! Да кто же сделал такое невиданное фото? Каким образом?

Николай Андреевич смеется:

– Я же толковал – историйка. Что уж тут скромничать – снимал я сам. Пластинки тогда были малочувствительные: в камере «юпитеров», как сами понимаете, не было, выдержку давал я продолжительную. За это время успевал затвор открыть, присесть к товарищам, попозировать, встать, закрыть затвор, – уж очень мне хотелось вместе с товарищами на фото запечатлеться. А аппарат? Аппарат сделан в тюрьме из коробки для папиросных гильз фирмы «Катык» (отличные гильзы были!). Объектив для него – окуляр от бинокля. Окуляр тот мне моя родная мать передала в двойном дне судка для щей – разрешалось харчиться из дому. С воли в тюрьму в этом бачке и окуляр пропутешествовал и фотопластинки. А потом обратно из тюрьмы таким же образом уже отснятые пластинки. Бачок мой брат Леонид делал – тоже революционер, тоже мастеровой человек, – так бачок изготовил, что никакого шва не было заметно. И тоже, как я с малолетства, любитель фотографии. Вот, изволите видеть, сделанный им снимок: нас, участников процесса 19-ти, ведут по Саратову из тюрьмы в суд. Кое-кто из моих сегодняшних слушателей, избалованных «лейками» да «зенитами», сомнение высказывают – да можно ли снимать камерой, сооруженной из… папиросной коробки. Так я «реконструкцию» сделал – из нынешней коробки для гильз и нынешнего бинокля соорудил аппарат, а мои друзья-пионеры (позвольте вам сказать, мои самые верные друзья – это пионеры) сфотографировали меня с помощью подобного аппарата. Пластинки нынче получше прежних, вот и снимок пионерский пояснее получился моего, тюремного.

Мы иной раз слишком часто произносим слово «исторический». Но ведь этот снимок именно такой. Не знали четверо в «столыпинском» корпусе тюрьмы, что позируют не перед объективом, сделанным из бинокля, а перед самой Историей. Благодаря уникальному снимку этому навеки запечатлен один из моментов зарождения великой социалистической революции в России – момент изучения русскими пролетариями вкупе с интеллигентами теории научного коммунизма. Из многих дошедших до нас документов явствует, что первое прочтение книг Маркса русскими рабочими началось почти сразу после появления в России переводов Марксовых работ. Полицейские акты и протоколы сообщают, что экземпляры «Капитала» (произведение, допущенное царской цензурой как «строго научное и малодоступное», которое, как казалось цензуре, «немногие прочтут, а еще меньше поймут») были найдены у рабочих Степана Халтурина и Виктора Обнорского – создателей «Северного союза русских рабочих», у членов «Южнороссийского союза рабочих». Из мемуаров и полицейских протоколов мы знаем, что «Капитал» Маркса, переплетенный то в библию, то в обложку модного романа, находили при аресте многих рабочих-революционеров. Но вот фотографии, на которой был бы запечатлен момент чтения Маркса русскими рабочими в тюрьме, до Кингина известно не было.

Николай Андреевич, восьмидесятилетний пенсионер, рассказывает мне о своем первом прочтении Маркса и последующих своих чтениях:

– Что говорить, не простое произведение «Капитал». Фундаментальный научный труд, предполагающий глубокое изучение подготовленным читателем. А вот поди же, от первой фразы первого тома – «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства» – до последней фразы – «Капиталистический способ производства и накопления, а следовательно, и капиталистическая частная собственность предполагают уничтожение частной собственности, покоящейся на собственном труде, то есть предполагают экспроприацию работника» – все становилось доступным.

И потому, – продолжает Николай Андреевич, – что были у нас опытные пропагандисты-разъяснители, и потому, что, как сказал Маяковский, «мы раскрывали Маркса каждый том, как в доме собственном мы раскрываем ставни». До знакомства с Марксом, с Лениным была у нас только надежда на новую жизнь, а уж после чтения – глубокая уверенность в неизбежности краха старой жизни.

Первое чтение Маркса? – спрашиваете вы. – Испугало оно меня было. Подымал: куда сунулся, Колька, не твоего ума дело. А мне объяснили: моего ума, в первую очередь моего рабочего ума – нам революцию делать. Что делать революцию необходимо, это я уже в Ершове, пацаном, понимал, жизнь отдать был для того готов. С малых лет нас мать учила: «Пора пришла одолеть кровососов – я против не буду, воюйте, сынки, благословляю». Мать у нас вроде горьковской Ниловны была – все понимала, хотя только в 1930 году, 74 лет от роду, овладела грамотой и написала тогда статью в журнал «За грамоту» «Как я училась и детей учила». Мать и фотографии, сделанные в тюрьме, сохранила… Жизнь я свою с юношеских лет решил посвятить революции. Но вот как ее делать-то, революцию, не знал. В Ершове от старого машиниста Молчанова услышал: «Прежде всего разумом надо стать сильней, чем наш противник. Для этого больше его знать нужно. Поначалу эти листовки прочти, брошюрки, а потом дам тебе и Маркса, и Ленина. Не читая их, настоящим революционером не станешь. Уж сколько веков Россия за свободу бьется – от Степана Разина, – а все в рабстве. Хоть и сильней врага народ, да темный. Надо у самых умных учиться. А как зовут самых умных, я тебе назвал…»

На вечное поселение в Сибирь были осуждены обвиняемые по процессу 19-ти. Слова приговора встретили дружным смехом: никто из них не верил в «вечность» царского режима.

На вечное поселение… Из Сибири Кингин бежал через месяц. Кочевал по городам с подложным паспортом, выправленным ему в родном Саратове, куда не побоялся заглянуть. Сравнительно надолго осел в Баку. Был членом Бакинского подпольного городского комитета партии. Уж не только сам читал Маркса, а разъяснял его другим, с годами все больше времени отдавая пропагандистской работе.

Произведения Маркса и Ленина изучал даже в немецких лагерях для интернированных. С 1914 года находился Кингин в эмиграции. Когда началась первая империалистическая война, Кингина арестовали – прошел Николай Андреевич через ряд немецких лагерей и тюрем. Находясь в городе Стрелице, несмотря на надзор полиции, он вместе с другими русскими интернированными организовал кружок по изучению произведений Маркса и Энгельса на языке оригинала.

Когда в 1918 году Кингин добрался из плена в Москву, то рассказал об этом самому Ленину – он был принят вождем как один из первых вернувшихся после пленения.

Интересной жизни человек Николай Андреевич Кингин. В гражданскую войну в тыл Деникина был послан. В 30-е годы, как человека, знавшего по эмиграции и плену немецкий язык, перевели его на внешнеторговую работу. Работал в Гамбурге – красной цитадели, воспитавшей Тельмана. Видел первые костры, на которых горели книги Маркса и Ленина. Понял – воевать с этими придется. И пришлось.

Сейчас Н.А. Кингин пенсионер. Но не только. Еще и пропагандист Министерства морского флота – по последнему месту службы.

…Сидим с Николаем Андреевичем в его квартире. Рассматриваем старые фотографии. Этап в сибирской деревне – снимок сделал местный учитель. Снимки в немецком лагере Гольцмюндене – Кингин, его жена и Герта Гордон, немецкий агитатор против войны. (Она с помощью Кингина попала в Москву, была у Ленина, впоследствии стала секретарем у Клары Цеткин. Ныне Герта Гордон – уважаемый в ГДР ветеран немецкого революционного движения.)

И еще фото: Ленин выступает на похоронах Свердлова; а в нескольких шагах от Ильича – Кингин. Исторические снимки. И не я один их так оценил. Видел я их в Саратовском краеведческом музее. Там создан уголок Кингина. В уголке этом есть портрет Маркса, который передавали из камеры в камеру в саратовской тюрьме, когда сидели в ней участники процесса 19-ти.

На оборотной стороне портрета написано:

«Сарат. губерн. тюрьма.

Политическому

Федору Михайловичу Сенюшкину.

Здорово, друг!

Вот тебе Карл Маркс. Дойдет ли он? Ведь у вас там строго и, пожалуй, не пропустят:

– Как – Карл Маркс!

Нельзя…

Если, паче чаяния, дойдет, то мой привет и три стиха Пушкина:

Верь, оковы тяжкие падут.
Темницы рухнут – и свобода
Вас примет радостно у входа».

Подписи нет, а адресат, Федор Михайлович Сенюшкин, был его, Кингина, товарищем.

Снимок же, сделанный Кингиным в саратовской тюрьме, оценен еще более высоко: помещен в Центральный музей Маркса и Энгельса. Один из самых уникальных экспонатов музея. Другой поразительный экспонат – еще один портрет Маркса. На обороте подпись Владимира Ильича. А к портрету надпись: «Был вместе с космонавтами Комаровым, Егоровым, Феоктистовым в космосе».

Портрет Маркса в царской тюрьме и портрет Маркса в космосе. Дистанция!

Прошлое рядом с нами

В Шушенском, куда я ездил собирать воспоминания о Ленине, мне показали дом, в котором жил сосланный в Сибирь еще до Владимира Ильича революционер Павел Аргунов.

Имя это мне помнилось смутно. В Минусинске, в знаменитом краеведческом музее имени Мартьянова, музее, который в конце прошлого столетия называли «чудом Сибири» – такие удивительные научные работы были здесь проведены, такие собраны коллекции по этнографии, геологии, животному и растительному миру Енисейской Сибири, – я хотел было узнать подробности о революционере, сосланном в Шушенское до Владимира Ильича. Но как только назвал я имя Аргунова, пошла, можно сказать, фантастика.

Чтобы читатель понял, однако, что дальнейшее хотя и смахивает на фантастику, но является вполне реальной правдой, надо сказать еще несколько слов о краеведческом музее в Минусинске. Основал его Николай Михайлович Мартьянов – провизор из Казани, самоучкой ставший одним из образованнейших людей своего времени и великим специалистом музейного дела. Сибирь привлекла его своей малой изученностью, и он посвятил ей свои огромные знания и более чем скромные капиталы. Мартьянов, однако, сумел увлечь тех, кто капиталы имел немалые, – сибирских богачей – и бескорыстных патриотов края, и тех, кто рассчитывал из науки о Сибири извлечь выгоду. А ум, знания, энтузиазм, необходимые для успешной работы музея, Мартьянов позаимствовал у другой категории сибирских жителей – у политических ссыльных. Он объединил вокруг своего музея всех, кто был сослан в Минусинский округ. А были среди них весьма видные ученые – бывшие и будущие профессора и академики. Конечно, царским чиновникам не по душе пришлось это объединение крамольного элемента, но тягаться с державшими руку Мартьянова тузами сибирской промышленности и торговли чиновники не решались. И стал мартьяновский музей одним из светочей просвещения в Сибири. Владимир Ильич, наезжая в Минусинск из Шушенского, каждый раз посещал музей, работал в его редкостной библиотеке, изучал его коллекции, дружил с самим Николаем Михайловичем Мартьяновым и с его ссыльным музейным штатом.

Сам Николай Михайлович Мартьянов умер в 1904 году. А члены семьи его остались жить, кто до сих пор в Минусинске, кто в Красноярске, кто в Москве. Когда я был в музее, меня водил по его залам внук Николая Михайловича – Николай Евгеньевич Мартьянов, видный сибирский геолог и автор оригинальной гипотезы о происхождении Земли. Мне посчастливилось: на летнее время приехала в Минусинск и дочь основателя музея – Нина Николаевна Мартьянова, которая хорошо помнит все «минусинское общество» времен пребывания в округе Владимира Ильича Ленина.

В семейном кругу Мартьяновых, в их доме, сохранившем старинную мебель и радушный уклад сибирского гостеприимства, провел я несколько замечательных вечеров, во время которых было рассказано и о дореволюционных временах, и о тех, когда Минусинск стал центром народной партизанской борьбы против Колчака.

В один из таких вечеров я и догадался спросить у Нины Николаевны Мартьяновой о Павле Александровиче Аргунове – знает ли она что о нем.

– Как же не знать, – пропела своим по-девичьи чистым голосом восьмидесятилетняя Нина Николаевна. – Павел Александрович не только был сотрудником музея и оставил по себе память в виде многочисленных трудов, но он еще и наш близкий родственник. Мать моя, Аполинария Александровна, была родной сестрой Павла Александровича Аргунова.

– Не знаете ли, за что сослан был Павел Александрович в Шушенское?

– Чего же не знать – за переводы Маркса. Он ведь один из первых переводчиков Маркса. Еще находясь студентом Московского университета, был в числе основателей общества переводчиков и издателей. Да вы об этом подробнее можете узнать от жены Павла Александровича – Юлии Александровны Аргуновой. Она проживает в Москве, как и я, в одном из арбатских переулков, Спасопесковском. Да, да, не удивляйтесь. После смерти своей первой жены, известной революционерки Вигилевой, Павел Александрович, уже в весьма преклонном возрасте, женился на молоденькой. Так вот Юлия Александровна в полном здравии и может вам рассказать об одном из первых русских переводчиков Маркса.

…В Спасопесковский переулок я направился сразу после возвращения из Сибири.

Дом № 3 по Спасопесковскому переулку – не старый и не молодой, стройки 30-х годов нынешнего столетия. Юлия Александровна Аргунова выглядит тоже не молодой, но еще и не старой: как была, так и осталась активисткой 20-х годов. Короткая стрижка, решительные движения, проницательный взгляд – она ведь не только жена старого революционера, но и сама участница революционных событий: в гражданскую войну была чапаевкой, потом воевала на деникинском фронте. Ушла на фронт из Саратова с томиком Чернышевского в ранце: на идеях своего замечательного земляка воспитывалась она с малых лет. Когда вернулась с фронта, поступила учиться в Саратовский университет. В 1921 году это было. А там Павел Александрович Аргунов преподавал. Не молодой по годам, а сердцем совсем юноша.

Познакомилась она с ним в день похорон Ленина. Павел Александрович выступал на университетском траурном митинге – разволновался, разгорячился и слег. Ее и выделила общественность за ним ухаживать, как бывшую фронтовую медсестру, которой можно доверить здоровье старого революционера.

Выходила Юлия Павла Александровича – не только хорошей сиделкой оказалась, но и преотличной слушательницей. Эти два персонажа в ней постоянно боролись. Один так бы и слушал без конца Павла Александровича, но другой приказывал: прекратить долгие собеседования, вредные для больного.

А рассказывал Павел Александрович о далеких, но близких ее сердцу годах – своем студенчестве, когда он и приобщился к революционной работе. Шел тогда ему только девятнадцатый год, но в среде московских студентов почитали его чуть ли не старым революционером. Как так?

А вот так. Родился Павел Аргунов в Восточной Сибири, в Иркутске – центре каторжного по тем временам края, где томился в те годы Чернышевский, куда ссылали всех бунтарей духа: и «охотников» на царя – народовольцев, и польских повстанцев, и религиозных еретиков. С малых лет пропитался Павел бунтарским духом. Но за способности в гимназическом учении был послан на казенный кошт, с выделением восточносибирской стипендии, в Московский университет на медицинский факультет. Здесь сразу стал Аргунов одним из вожаков сибирского землячества – самого революционного из всех землячеств университета.

Поступил Павел Аргунов в университет в 1881 году. Был тот год особым для революционной России. 1 марта в Петербурге народовольцы убили царя-«освободителя» Александра II. Последовавшая казнь народовольцев, разгром их движения, молчание народа, на который убийство царя не оказало ожидаемого террористами зажигательного воздействия, – все это заставило передовую молодежь задуматься: каким путем идти дальше?

…Почти ничего не осталось у Юлии Александровны после смерти Павла Александровича, случившейся в 1944 году, ничего из многочисленных документов, которые хранил он о годах своей революционной молодости. Жили они перед войной в Феодосии, спешно эвакуировались из нее накануне захвата гитлеровцами Крыма, оставили в городе и библиотеку редких книг, и папки редчайших документов. Только самые важные документы захватил в портфель Павел Александрович, да и его потерял на страдных путях-дорогах эвакуации. Сохранилось только то, что лежало в сумочке Юлии Александровны – несколько фотографий молодого Павла Александровича. Чудом как-то еще сохранилась книга, написанная Павлом Александровичем в Шушенском, – «Очерки сельского хозяйства Минусинского края». Да еще бережет она переснятые в Ленинской библиотеке статьи Павла Александровича из различных сборников и журнала «Каторга и ссылка».

Но сохранился еще один уникальный документ, который позволяет точно представить события необычайной жизни Павла Александровича Аргунова. Документ этот – автобиография, написанная при подаче заявления о вступлении в Коммунистическую партию. Заявление это он подал в 1943 году, за несколько месяцев до своей смерти.

К вступлению на склоне лет в партию Павел Александрович отнесся как к важнейшему шагу жизни. Самому себе было трудно объяснить, почему он решил сделать этот шаг так поздно, хотя десятки лет был подлинным марксистом, борцом за дело Маркса – Энгельса – Ленина. И автобиографию при подаче заявления он изложил не как обычно, на одной-двух страницах, а очень подробно. Вот этот единственный документ о 60 годах революционной работы Павла Александровича и сохранила как священную реликвию его жена, поставившая своей целью рассказать возможно большему числу людей об одном из тех, кто стоял у истоков марксистских организаций России. Этот документ и дала мне Юлия Александровна, буде я захочу писать о Павле Александровиче.

Вот что писал П.А. Аргунов о том 1881 годе, на котором остановился мой рассказ:

«После разгрома революционного народничества в сердце России, Москве, казалось, все замерло. Но на периферии Московской области уже был слышен приглушенный ропот рабочих. Эти молекулярные движения в рабочей среде рефлекторно передались чуткой части революционного студенчества университета, Высшего технического училища, Петровской сельскохозяйственной академии и других». И несколько далее в той же автобиографии: «Для нас, тогдашних московских студентов, субъективно появилась потребность выработать в себе какое-то новое отношение к действительности, новую программу действий. Объективно же – и это теперь особенно ясно – такие устремления диктовались доходившим до нас пульсированием рабочих настроений вокруг Москвы: Морозовская и другие стачки 1885 года объяснят многое, бывшее неясным в ту пору.

Я стал усиленно изучать „Капитал“, том I, а также не переведенные тогда „Нищету философии“, „Анти-Дюринг“, „От утопии к науке“, „Положение рабочего класса в Англии“ – все, что можно было достать через профессоров, пользовавшихся правом выписывать из-за границы работы на иностранных языках без цензуры. Ввиду крайней редкости „Капитала“ на русском языке я составил извлечения основного хода мыслей Маркса, по возможности словами самого автора, с добавлением цитат и из других его сочинений. Такую тетрадку можно было прочесть и прокомментировать в течение двух часов на собрании кружка, что мною было и проделано. Этот конспект получил применение в пропаганде марксизма и впоследствии издавался нелегально».

Итак, 1881 год – первое прочтение Маркса и первые, совсем кустарные попытки его распространения. Дальше дело пошло было более масштабно и организованно. Об этом читаем в той же автобиографии: «В 1882 – 1883 годах в Москве организовался нелегально довольно значительный кружок для изучения классиков марксизма. В состав кружка входили студенты преимущественно университета, учителя средней школы, учащаяся женская молодежь высших курсов. Но очень скоро от изучения кружок перешел к мысли переводить творения марксизма, издавать их нелегально под видом студенческих записей лекций (такие издания были тогда очень распространены на всех факультетах) и распространять среди широких слоев учащихся, рабочих и военнослужащих. С партийной точки зрения кружок был неоднороден, как неоднородна была тогда вся революционная Россия: были и народовольцы, и ранние социал-демократы, и сторонники военного заговора (так называемые „милитаристы“)… Одно несомненно, что эта ранняя марксистская группа уже критически относилась к народническим учениям о значении капитализма в России, о роли крестьянства, о решающем влиянии террора и т.п. … После более или менее удачного издания „Манифеста Коммунистической партии“ и некоторых мелких произведений было решено приступить к изданию журнала или сборника под названием „Социалистическое знание“».

…В библиотеке Института марксизма-ленинизма я видел это редчайшее издание. На его довольно искусно литографированной и украшенной рисунком обложке стоит жирными черными чернилами начертанный номер – полицейская пометка. Пометка показывает, что экземпляр этот извлечен был, по-видимому, в 1917 году из некоего жандармского архива и после ряда перемещений по библиотекам попал в Институт марксизма-ленинизма. Работники института установили, что еще несколько таких же журналов, тоже с жандармскими отметками, хранятся в других библиотеках страны. Но попадаются и сборники без жандармской нумерации. Об одном из них рассказал сам Аргунов. В автобиографии он пишет: «Первый выпуск „Социалистического знания“ вышел в самом начале 1884 года и содержал „От утопии к науке“ Энгельса, его же „Положение рабочего класса в Англии“, отрывки из „К критике политической экономии“, „Нищеты философии“ и др. Этот сборник получил широкое распространение, как выяснили потом жандармские обыски. Один его экземпляр покоился под видом лекций по политической экономии до 1920 года в одной библиотеке города Саратова, где я его обнаружил – целехонький экземпляр с нашим обращением к читателям и моими примечаниями из Маркса».

О журнале «Социалистическое знание» знал Энгельс. Знал и о кружке, его издававшем. Энгельс находился в переписке с одним из членов этого кружка – Евгенией Паприц, которая, по мнению Аргунова, видимо, была заграничным корреспондентом кружка переводчиков и издателей. Точно Павел Александрович этого не знал и пояснил почему: из-за строгой конспирации, действовавшей в кружке.

Евгения Паприц – актриса, собирательница русских песен, жена народника Линева. 26 июня 1884 года, находясь в Лондоне, она обратилась с письмом к Энгельсу, тоже проживавшему тогда в британской столице. Паприц просит в этом письме у Энгельса совета в «уверенности, что Ваш совет будет, несомненно, лучшим из всех, которые мне могут быть даны по интересующему меня вопросу». А просит она назвать ей «малоизвестные статьи, как Ваши, так и Маркса, которые были в свое время опубликованы в прессе», для перевода на русский язык и нелегального их издания. Вот при этом она и сообщает, что «с целью распространения в русском обществе идей научного социализма в Москве предпринято издание литографированного журнала „Социалистическое знание“ (печатать его, к сожалению, невозможно). Программа включает переводы работ о научном социализме».

Энгельс отвечает Паприц в тот же день – 26 июня. Письмо начинается так: «Сударыня! Про литографированный журнал, о котором Вы говорите, я уже слыхал, хотя мне еще не удалось увидеть ни одного экземпляра».

И дальше Энгельс вступает в полемику с Паприц, которая довольно негативно обрисовала положение с революционным движением в России. Она писала Энгельсу: «Существует довольно распространенное мнение, что русские социалисты лучше других подготовлены к революции. Мне кажется, что этот взгляд верен только наполовину. Преследования вызывают у них большую силу сопротивления, увеличивают, быть может, их энергию. Но, с другой стороны, русские являются невеждами в общественных делах. В случае революции русские социалисты не будут знать, что делать со своей победой, они ее не удержат потому, что у них нет ни твердых принципов, ни организации, ни настоящих научных знаний». Чтобы пополнить эти знания, Паприц и просит порекомендовать для перевода нужную литературу.

Энгельс посылает Паприц своего «Анти-Дюринга» и называет литературу, которую считает полезной для перевода на русский язык. Но одновременно он оспаривает мнение своей корреспондентки о русском революционном движении. «Мне кажется, – отвечает Энгельс Паприц, – что Вы немного несправедливы к Вашим соотечественникам. Мы оба, Маркс и я, не можем на них пожаловаться. Если некоторые школы и отличались больше своим революционным пылом, чем научными исследованиями, если были и есть еще кое-где блуждания, то, с другой стороны, была и критическая мысль и самоотверженные искания в области чистой теории, достойные народа, давшего Добролюбова и Чернышевского. Я говорю не только о революционных социалистах, действующих на практике, но также об исторической и критической школе в русской литературе, которая стоит бесконечно выше всего того, что создано в этом отношении в Германии и Франции официальной исторической наукой. И даже среди революционеров-практиков наши идеи и экономическая наука, коренным образом переработанная Марксом, всегда встречали понимание и симпатию».

Энгельс просит Паприц оказать ему «честь своим посещением». Но была ли представительница московского кружка в гостях у Энгельса, неизвестно.

В автобиографии Аргунова есть небольшая главка о переписке Энгельса с Паприц. Аргунов подчеркивает, как быстро узнал Энгельс о вышедшем в том же году в Москве сборнике «Социалистическое знание», и задает себе вопрос: кто же еще до Паприц сообщил Энгельсу о выходе нелегального журнала?

Чтение автобиографии Аргунова, беседы со старыми большевиками, знавшими его лично, с историками, изучающими тот период, когда в России возникали первые марксистские кружки, сделали для меня ясным: время это еще не изучено достаточно. У нас хорошо знают плехановскую группу «Освобождение труда» как первую русскую марксистскую организацию. Но она же появилась не на пустом месте?

Сам Павел Александрович Аргунов, рассматривая вопрос о том, как соотносился московский кружок переводчиков и издателей и другие подобные кружки с плехановской группой «Освобождение труда», пишет следующее: «Остается, однако, бесспорным, что и организация нашего кружка, и его издания были совершенно независимы от плехановской группы „Освобождение труда“, а появлением на свет в пределах России даже опередили ее. Но дело не столько в первенстве, сколько в том, что в России появились свои, туземные истоки марксизма, первые его самостоятельные ростки – пусть слабые и не столь культурные, как заимствованные группой Плеханова у заграничных товарищей, но зато подготовлявшие почву для той же плехановской пропаганды. Именно наличием таких самостоятельно возникавших марксистских групп в различных городах России и можно объяснить самый успех плехановского дела.

Если бы наша московская группа могла продержаться еще год-два, несомненно мы вошли бы в тесный контакт с группой Плеханова, хотя, быть может, не слились с нею, образовав особую группу марксистов, с какой-то более активной тактикой. Но всему этому не суждено было осуществиться, потому что летом 1884 года жандармерия начала в Москве массовые аресты, а в сентябре был арестован и я».

Дальнейшее повествование автобиографии – обычный рассказ русского революционера, рассказ о тюрьмах и ссыльных поселениях, о жизни под надзором полиции, продолжавшейся до самого 1917 года. История, в своих общих чертах достаточно знакомая по многочисленным воспоминаниям. Но в начальной своей части уникальная автобиография восстанавливает малоизвестные подробности одного из интереснейших периодов революционной жизни России, того периода, когда только начали складываться в стране первые марксистские организации.

Вот на какие документы можно натолкнуться случайно.

Юлия Александровна Аргунова посвятила свою жизнь тому, чтобы история жизни ее мужа стала известна молодежи страны. Отчасти ее стараниями в первом томе последнего издания «История КПСС», выпущенного Институтом марксизма-ленинизма, появилось несколько строк об «Обществе переводчиков и издателей», об его организаторах, в том числе и о Павле Александровиче Аргунове.

Несколько строк, которые еще предстоит «развернуть» историкам.

* * *

В 1818 году в маленьком немецком городке Трире родился человек, который – к тому подвела его история, – вобрав в себя чаяния умов и жар сердец лучших людей многих народов и эпох, создал науку, определившую, как будет развиваться впредь человечество. 150 лет прошло с тех пор. 150 лет в нашу эпоху достаточный срок для проверки основ любой науки. Сколько дисциплин перечеркнуло XX столетие созданием квантовой физики, теории относительности, кибернетической и космической практики, молекулярной генетики! А марксизм был и остается единственной научной теорией, объясняющей процессы, происходящие в человеческом обществе и предвидящей их дальнейший ход.

Существует изречение: «Человек – это природа, познающая самое себя». Маркс, Энгельс, Ленин – гении, лучше других познавшие суть отношений между людьми. Они вооружили человечество научным методом, который позволяет наиболее верно и глубоко познавать и природу, окружающую человечество, и само человечество.

Несмотря на проходящие годы, Маркс, Энгельс и Ленин продолжают быть нашими современниками. И каждая их вновь открываемая статья или обнаруженное в архивах письмо приобщают нас к их размышлениям, к их сомнениям, к их предвидениям, которые остаются актуальными и современными.

Каждое новое прочтение того, что написали основоположники научного коммунизма, – событие в интеллектуальной жизни человечества. Около тысячи новых прочтений содержит второе издание Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Столько же новых прочтений (интересное совпадение!), первых публикаций в томах Полного собрания сочинений В.И. Ленина, тоже завершенного недавно Институтом марксизма-ленинизма.

Это великий дар человечеству. Масштабы дара, может быть, еще полностью не осознаны. Произведения основоположников марксизма-ленинизма помогают человечеству и лучше понять свое прошлое, и еще успешней преобразовывать мир, приближая гармоничное, разумное, счастливое будущее.

…Публикуется впервые… Сколько поисков стоит за этими словами! Какие «приключения мысли» за ними, какая мобилизация знаний, какие волнения, споры, озарения и какой – на протяжении лет – самоотверженный труд!

Здесь нужно, чтоб душа была тверда;
Здесь страх не должен подавать совета, –

вспоминая еще раз, в заключение, эти строки Данте, приведенные Марксом для объяснения атмосферы творческой, исследовательской работы, я хочу сказать, что люди, о которых было рассказано в этой книге, своим трудом доказали: они тверды и бесстрашны.

Сноски


Примечания

1

Тома первого издания Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса пронумерованы римскими цифрами, второго издания – арабскими.

(обратно)

2

– «сладостного»

(обратно)

3

Гейне. Стихотворение из цикла «Опять на родине».

(обратно)

4

Шекспир. «Отелло».

(обратно)

5

– во веки веков.

(обратно)

6

Имеется в виду смерть сына Маркса, Эдгара.

(обратно)

Оглавление

  • Илья Аграновский. ПРОЧИТАНЫ ВПЕРВЫЕ
  • Фонд номер один
  • Десять тысяч уточнений
  • Весь «Капитал»
  • Таблица Георгия Багатурия
  • Строка гения
  • Два шага истории
  • Протокол о протоколах
  • Русские письма
  • Два портрета
  • Прошлое рядом с нами
  • Сноски
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке