Как поцеловать героя (fb2)

- Как поцеловать героя (пер. Эдуард Гаврилович Коновалов) (и.с. Шарм) 564 Кб, 283с. (скачать fb2) - Сэнди Хингстон

Настройки текста:



Сэнди Хингстон Как поцеловать героя

Пролог

Апрель 1811 года
Кент, Англия

— Хочу заметить, Кристиан, что выглядишь ты просто великолепно, — заявила миссис Тредуэлл, присаживаясь на пододвинутый официантом стул. — Очаровательная шляпка, изумительные перчатки и элегантное платье. У тебя появился европейский лоск.

Графиня подняла голову. Под прозрачным тюлем, украшенным шелковыми розочками, просвечивали вьющиеся каштановые волосы.

— А чего ты ожидала, Эвелин? Последние двадцать с лишним лет я прожила за границей.

— У тебя даже акцент появился! — изумилась миссис Тредуэлл. Официант терпеливо ждал, пока она откроет меню. — Ах, дорогая, я не знаю, что выбрать. Заказывай сама.

— Я, пожалуй, закажу омлет aux fines heroes[1], хлеб, зеленый салат и бокал шампанского, — ответила графиня.

Миссис Тредуэлл вскинула брови:

— Шампанское? На завтрак?

— Отметим нашу встречу, Эвелин.

— Ну что ж… Тогда я тоже закажу бокал. И пожалуй, цыпленка, если он, конечно, не пересолен.

— Слушаюсь. — Официант удалился.

Графиня Д'Оливери сняла длинные перчатки, которыми так восхищалась миссис Тредуэлл, и положила их рядом с ножом. Возникла небольшая пауза, миссис Тредуэлл заметно нервничала:

— Я очень удивилась, когда ты написала, что приедешь с визитом в Кент, а не в Лондон.

— Мне нужно было увидеться с тобой, Эвелин. Возможно, ты не захотела бы принимать меня в городе, — невозмутимо пояснила графиня.

— Ты моя давняя подруга, — горячо возразила миссис Тредуэлл, — и я буду счастлива показаться вместе с тобой где угодно. — После короткой паузы она добавила: — Ну почти где угодно.

Графиня рассмеялась и, потянувшись через стол, сжала ей руку.

— Ах, Эвелин! Я так рада, что ты не изменилась! Я очень скучала по тебе!

— Я тоже, — призналась миссис Тредуэлл. — Лучшие моменты моей жизни связаны с тобой. Ты помнишь тот пикник, на который мы отправились вместе с Уэнтуордсами, когда ты свалилась в пруд?

Графиня поморщилась.

— Ты еще затащила туда Роберта Карстона, когда он бросился тебя спасать.

— Скорее, безнаказанно меня потискать. — Миссис Тредуэлл засмеялась.

— На нем были новый сюртук и бриджи. Помню, он пришел в бешенство!

— Роберт был отъявленным шалопаем.

— Ты права. Он женился на девице Кэддлби, если ты помнишь, ее зовут Амабель, затем за рекордный срок спустил все состояние. Мне очень жаль бедняжку. Сейчас она живет в каком-то отдаленном поместье с целым выводком детишек. Ей не с кем общаться. Нет прислуги, чтобы содержать дом, а Роберт не пропускает ни одного соревнования по боксу, околачивается в игорных домах в надежде отыграться… Но я, кажется, отвлеклась! Расскажи лучше о себе.

— Но ты ведь получала мои письма, — резонно заметила графиня.

— Да, но иногда трудно было понять, что ты имеешь в виду. Например, «Maison de Touton» в Париже, где вы так долго жили, — что он из себя представляет? Странное название для отеля.

— Это был игорный дом, — пояснила графиня, поднимая бокал. — Будем здоровы!

— Будем здоровы, — рассеянно ответила миссис Тредуэлл. — Но ты ведь не хочешь сказать… вы снимали там апартаменты?

— Я была его владелицей.

— Понятно, — пробормотала миссис Тредуэлл и пригубила шампанское.

— Дорогая Эвелин, ты шокирована?

— Должна признаться, да… Представить тебя среди этой грубой компании…

— Эта грубая компания приносила мне в среднем тридцать тысяч фунтов в год.

Миссис Тредуэлл поперхнулась шампанским.

— Боже милосердный! — Она торопливо промокнула рот салфеткой. — Неудивительно, что ты так хорошо выглядишь. Ты нашла это… волнующим?

— Скорее угнетающим. Мужчины могут быть такими дураками! Я не верю, что найдется женщина, способная спустить пять тысяч за ночь и все же продолжать игру, веря в то, что фортуна к ней переменится.

— И по этой причине вы переехали в Италию?

— Ах, нет! Я переехала в Италию после того, как Жан-Батист умер.

— Да, помню, ты писала об этом. Он был, кажется, твоим близким другом? Боевой генерал?

— Он был моим любовником более десяти лет. — Графиня прищурила свои красивые темные глаза. — Право же, Эвелин, ты должна была это понять.

— Я… вероятно, поняла. Помню, ты очень трогательно писала о его смерти на войне. Но… прости меня, почему ты не вышла за него замуж?

— Он уже был женат.

— О! — Миссис Тредуэлл с облегчением увидела, что к столику приближается официант с подносом. — Кажется, цыпленок выглядит очень аппетитно!

— Я снова тебя шокировала, Эвелин?

— Нет, отнюдь! Я полагаю, его жена была стара и немощна…

— Она была отъявленной дрянью, женившей его на себе из-за денег.

— Такое в общем-то частенько случается, — беспомощно проговорила миссис Тредуэлл.

Графиня снова засмеялась, и, услышав ее звонкий смех, Эвелин тоже улыбнулась:

— Должно быть, я кажусь тебе безнадежной провинциалкой.

— Нет, Эвелин. Ты воплощение чистоты и справедливости. Это именно то, что я в тебе всегда ценила. Конечно же, я бы предпочла, чтобы Жан-Батист женился на мне. Положение любовницы разительно отличается от положения законной жены.

— Но ты все-таки вышла замуж, — радостно заметила миссис Тредуэлл, — после того как его убили.

— Да, за графа.

— Он был старше тебя?

— Он был ходячей древностью! — откровенно призналась графиня. — И в то же время самым очаровательным и самым богатым из известных мне людей. Я испытала такое облегчение, оказавшись под его защитой.

— К тому же стала добропорядочной женщиной.

— Да, я благодарна ему за это.

— Что ты думаешь об Италии?

Графиня усмехнулась:

— Мне нравится, что ты спрашиваешь об этом так, будто я провела там каникулы. Италия изумительна. Грешно умереть, не повидав ее. — Она откусила кусочек омлета и поморщилась: — Тоже мне зелень! Ничего, кроме петрушки и лука!

— Полагаю, кухня во Франции и Италии была отменной. Однако ты стройна, как и прежде. — Миссис Тредуэлл невольно одернула шелковое платье на своем пышном бюсте.

— Теперь твоя очередь рассказывать о своей жизни, — доброжелательно улыбаясь, сказала графиня. — Я читала в газетах о триумфе Ванессы — граф Ярлборо в первый же сезон. Грандиозный успех!

— Д-да.

Графине показалось, что подруга не разделяет ее восторженности.

— Эвелин, дорогая… Надеюсь, никаких неприятностей…

— Ничего особенного, — с горечью продолжала миссис Тредуэлл, — если не считать появления двух младенцев в течение двух лет и того обстоятельства, что граф любит приволокнуться за женщинами.

— Понятно. — Графиня ковырнула вилкой салат. — Она чувствует себя очень несчастной?

— Нет! — взорвалась миссис Тредуэлл. — Самое досадное то, что эта глупышка не чувствует себя несчастной. Она растит его детей и постоянно извиняется за него!

— Ну, если она его любит…

— Да что эта маленькая дурочка смыслит в любви! — негодующе заметила миссис Тредуэлл. — Я ей постоянно твержу: наберись смелости и не пасуй перед ним! Не позволяй ему обращаться с тобой таким образом. Но она и слушать не желает. «У меня есть все, что я хочу, мама, — вот ее ответ. — У меня каждую неделю — новое платье. У меня столько драгоценностей, что я и сосчитать не смогу». А мне хочется схватить ее, встряхнуть и крикнуть: «У тебя нет ничего, если нет любви!»

Графиня аккуратно перевернула лист салата.

— Должна признаться, я удивлена, что твоя дочь столь безразлично относится к таким жизненно важным вещам.

— В этом я сама виновата. Я не подала ей хорошего примера своим замужеством. Мистер Тредуэлл вел себя так же скверно, как и граф Ярлборо.

Графиня бросила быстрый взгляд на подругу:

— Ты хочешь сказать…

— Да, именно так. Он волочился до самой смерти, а умер в постели леди Судертон.

— О, mon Dien! Ma pauvre petite![2] Однако в твоих письмах не было даже намека на то, что ты несчастлива.

— Какой смысл сетовать на свои ошибки? Ты была права, Кристиан, когда советовала мне не спешить замуж за Эверли. Но я так боялась, что больше никто не сделает мне предложения.

— Ванесса, кажется, не повторила твоей ошибки.

— Нет, но лучше было бы наоборот. Первое предложение ей сделал юный Эдвин Блессингс. У него не было больших денег и титула, но он по-настоящему любил ее. — Миссис Тредуэлл взялась за цыпленка. — Знаешь, Кристиан, я чувствую себя в ответе за многое. Готовя Ванессу к выходу в свет, я сосредоточила все внимание на чисто внешних моментах, поэтому неудивительно, что бедная девочка так глупа, легкомысленна и безвольна.

— А что бы ты делала, если бы эта проблема встала перед тобой сейчас?

— Я бы стала приобщать Ванессу к книгам, учила бы ее думать и готовить себя к жизни, — убежденно сказала миссис Тредуэлл, — а не быть игрушкой богатого мужчины.

Графиня пригубила шампанское.

— Удивительное совпадение, Эвелин. В последнее время я немало размышляла об этом. Женщины на континенте имеют гораздо больше личной свободы, чем здесь, в Англии. Взять, например, Каролину Лэм — бывшую любовницу лорда Байрона, которую так презирает свет. Во Франции женщину такого таланта, с таким характером оценили бы, более того, ее почитали бы! Кстати, у нее изрядный литературный талант. Позорно, что английское общество подвергает своих женщин остракизму, если они сопротивляются установившемуся порядку.

— Это верно, — печально согласилась миссис Тредуэлл. — Но что тут поделаешь?

Темные глаза графини внезапно сверкнули.

— Знаешь, Эвелин, я верю в то, что мы можем исправить прискорбное положение дел.

— Я собираюсь открыть школу для юных леди.

— Школу? Опомнись, Кристиан, какая мать пошлет свою дочь в школу, чтобы ее воспитывали леди, подобные тебе?

— Вот поэтому мне и требуется твоя помощь. Школа должна носить твое имя, а не мое. Я буду вкладывать деньги, но оставаться за кулисами.

Миссис Тредуэлл с минуту молча размышляла.

— И чему же мы будем их учить? — наконец спросила она.

— Тому, о чем ты только что говорила, — думать, действовать самостоятельно, не становиться побрякушкой для богатого мужчины.

Миссис Тредуэлл прикусила нижнюю губу.

— Если бы Ванесса поучилась в такой школе…

— Она подошла бы к своему браку более ответственно, — закончила за миссис Тредуэлл графиня.

Последовала еще одна довольно продолжительная пауза.

— Должна признаться тебе, Кристиан, что я осталась не у дел, — нарушила молчание миссис Тредуэлл. — Я чувствую, что моей помощи в ведении хозяйства Ванессе не требуется. К тому же мне тяжело наблюдать за тем, как глупо она себя ведет. И все-таки… Светским дамам не пристало работать.

— Видит Бог, существует не так уж много респектабельных занятий для женщины, — согласилась графиня. — Но я не вижу, что могло бы помешать тебе открыть школу. В конце концов, ты мать дочери, успешно вышедшей замуж.

— Вероятно, ты права, — признала миссис Тредуэлл. — Многие матери и сейчас нередко обращаются ко мне за советом. Но то, что предлагаешь ты… учить их самостоятельно думать, делиться собственным опытом, особенно твоим, — это похоже на школу злословия.

— Отличное название! Но только мы будем знать об этом. Для света школа должна называться «Академия миссис Тредуэлл для молодых леди».

Эвелин подняла бокал с шампанским.

— Право, не знаю. Похоже, это станет неприятным сюрпризом для матерей, ожидающих, что их дочерей будут обучать игре на фортепьяно и танцам.

— О, мы будем обучать и игре на фортепьяно, и танцам.

— А чему еще? — с подозрением спросила миссис Тредуэлл.

— Всему, что требуется юным леди, которые нам доверятся, — торжественно пообещала графиня, — чтобы они могли реализовать в жизни свои возможности. Ой, Эвелин, ты только представь! Если нам удастся уберечь хотя бы одну нашу воспитанницу от участи бедняжки Ванессы…

— Или твоей участи, — проницательно заметила миссис Тредуэлл. — Где гарантия, что таким способом не пытаешься отомстить свету за то, что граф так сурово обошелся с тобой?

— Можешь мне не верить, — заявила графиня, — что я не держу зла на своих обидчиков, в действительности они оказали мне неоценимую услугу. Я купалась в золоте, Эвелин. У меня был Жан-Батист. Был Паоло. Были собственные деньги, которые я зарабатывала. Я всегда думала головой, но никогда не забывала о сердце. Умирая, я смогу с полной уверенностью сказать: я была счастливой. Много ли англичанок ты знаешь, которые скажут то же самое?

— Хватит пальцев на одной руке, чтобы сосчитать. — Бокал миссис Тредуэлл был пуст. Графиня жестом подозвала официанта. — Еще два бокала шампанского. Нет, лучше принесите бутылку.

— Ой, Кристиан…

— Твой цыпленок остывает.

— Я не люблю цыплят.

— Зачем же ты в таком случае его заказала?

— Считается, что воспитанная леди, обедающая в одиночестве, должна есть именно цыпленка. — Миссис Тредуэлл захихикала. — Господи, какая же я ханжа!

— Вовсе нет, — заверила ее графиня. — Это как раз те знания, которые юные леди должны усвоить в нашей школе, если они хотят процветать. Я не питаю иллюзий на сей счет. Высшее общество Англии — грозный враг.

Появился официант с бутылкой шампанского. Миссис Тредуэлл подняла было руку, чтобы закрыть ладонью свой бокал, но затем передумала.

— Говоришь, враг?

— Враг, — подтвердила графиня. — Но ты только подумай, Эвелин. Благодаря нашим усилиям выиграют молодые леди, браки станут счастливее и прочнее, они будут основываться на истинной любви. Любви с одной и с другой стороны, прочной и радостной. Это перестанет быть всего лишь данью традициям высшего общества.

— Развить свои возможности и применить их в жизни, — задумчиво пробормотала миссис Тредуэлл. — Не могу представить, какой же должна быть программа обучения.

— Я тоже не могу, — сказала графиня. — Но когда встречу своих учениц — узнаю.

Глава 1

Николь Хейнесуорт привалилась к стенке кареты и скрестила руки на груди. На лице ее застыло упрямое выражение. Мать, сидевшая напротив и занятая вязанием, раздраженно вздохнула:

— Николь, сядь прямо, иначе ты испортишь себе фигуру.

— Ну какое, черт побери, значение имеет моя поза! — буркнула себе под нос Николь.

— Что за выражение! Представляю, что подумает о тебе миссис Тредуэлл!

Николь пробормотала нечто похожее на «к черту миссис Тредуэлл».

Баронесса отложила в сторону вязанье и посмотрела на дочь.

— Ты должна понять, юная леди, что именно твое вызывающее поведение вынудило меня записать тебя в академию миссис Тредуэлл.

Николь, глядя в окно, сделала гримасу, явно передразнивая возмущенную мать.

— Да это просто верх наглости! — не на шутку рассердилась баронесса. — Ты совсем от рук отбилась. А все эта ужасная война! Всякий раз, когда я представляю, что на Томми нацелены ружья этого свирепого сицилийца…

— Наполеон — корсиканец.

— Не будь такой дерзкой. — Баронесса распрямила плечи. — По крайней мере я делаю все, чтобы он не отморозил себе пальцы на ногах. — Она снова взяла вязанье в руки. — Как ты думаешь, этот носок достаточной длины?

— Примерь на меня, — предложила Николь, вытянув ногу. — У нас с Томми один размер обуви.

— Нечем тут хвалиться! — Баронесса с отчаянием посмотрела на свою крупную дочь. — Просто не понимаю, почему ты выросла такой большой! И ведь подумать только — тебе всего шестнадцать!

— Восемнадцать, — поправила Николь.

— Восемнадцать? Да нет, не может быть! Если бы тебе было восемнадцать, Оливеру было бы двадцать пять. И мне тогда…

— Сорок два, — с готовностью подсказала Николь.

— Тише! — оборвала ее баронесса. — Вдруг кучер услышит? И потом, если бы тебе было восемнадцать, ты бы уже вышла в свет.

— Я не хочу выходить в свет, — решительно заявила Николь. — Я хочу остаться дома, ездить верхом, заниматься борьбой и стрелять, как занималась этим всегда.

— Не будь смешной! Подобные занятия не подходят для юной леди твоего возраста.

— Кто-то ведь должен ездить верхом, бороться и стрелять, раз Томми ушел на войну. Счастливчик!

— Николь!

— Что?

— Кажется, я мало занималась твоим воспитанием. Ты только взгляни на себя! У тебя нет ни шарма, ни лоска, и ты снова сутулишься! Неужели ты не понимаешь, что если будешь так себя вести, то никогда не найдешь мужа!

— Да на кой черт он мне сдался?

— Ты ведешь себя просто вызывающе! Остается только надеяться, что миссис Тредуэлл сумеет научить тебя послушанию и смирению, поскольку мне это явно не удалось.

Карета подъехала к затейливым железным воротам. Сердце у Николь упало, когда она прочла надпись: «Академия миссис Тредуэлл для молодых леди».

— Вот мы и приехали, — объявила баронесса. — Где твой ридикюль? У тебя лицо испачкалось, вон там, возле подбородка! Да воспользуйся носовым платком! Пожалуйста, не вываливайся из кареты как мешок, когда будешь выходить. Леди должна двигаться плавно, — напомнила она, грациозно направляясь к крыльцу.

Николь последовала за ней.

В дверях появилась невысокая женщина с каштановыми, слегка тронутыми сединой волосами и приветливо улыбнулась.

— Леди Хейнесуорт! — Она сделала реверанс. Обе женщины обнялись. — Вы, как всегда, выглядите великолепно.

— После такой утомительной поездки в это трудно поверить, — возразила леди Хейнесуорт. Тем не менее комплимент пришелся ей по вкусу.

— А это, должно быть, Николь. — Женщина шагнула к девушке, словно собиралась обнять и ее. Николь испуганно отпрянула, и та, мгновенно почувствовав ее нерасположение, просто протянула ей руку: — Меня зовут миссис Тредуэлл. Вы можете внести чемоданы мисс Хейнесуорт внутрь, — обратилась она к кучеру, — слуги о них позаботятся. Не хотите ли выпить со мной чаю?

— Мы будем рады. — Баронесса подтолкнула дочь вперед.

— Это не похоже ни на одну из школ, которые я видела, — с сомнением проговорила Николь, разглядывая двухэтажное строение из серого камня.

— Это цистерцианский монастырь времен Генриха Второго, — пояснила миссис Тредуэлл, — затем его забросили. Мои помощники немало потрудились, чтобы привести здесь все в порядок.

— Понятно. Я как раз хотела спросить вас, миссис Тредуэлл, в последнем письме вы писали, что еще не до конца укомплектовали штат учителей.

— Рада сообщить вам, что мои мечты сбылись. Обучать девушек рукоделию я пригласила мадам Папийон. А месье Альфонс Альберт будет обучать пансионерок танцам.

— Это потрясающе! Месье Альберт обучал меня в год моего дебюта!

— В таком случае он должен быть безнадежно стар, — не удержалась Николь.

Миссис Тредуэлл повернулась к ней с улыбкой:

— Ваша мама и я, мы обе учились у месье Альберта. Он очень опытный учитель. А преподавать латынь я пригласила…

— Латынь? — с тревогой переспросила баронесса.

— Да, а что? У вас есть какие-то возражения?

— Да нет… Просто я не вижу, какую практическую пользу может принести латынь молодой леди.

— Признаюсь, — сказала миссис Тредуэлл, — у меня есть сомнения на этот счет. Однако профессор Хэллэби так убедительно говорил, что я…

— Неужели вы имеете в виду профессора Огастеса Хэллэби? — Баронесса возбужденно повернулась к дочери. — Боже мой! Я не пропускала ни одного его выступления в Британском музее! Он настоящий гений и блестяще знает терминологию по садоводству!

— Совершенно верно, — подтвердила миссис Тредуэлл.

Николь, обрадовавшаяся было тому, что есть возможность заняться латынью, снова впала в уныние. Терминология по садоводству! Танцы и рукоделие! С ума сойти! Она оглядела помещение, в котором находилась, и в смятении отметила, что окна зарешечены и отчаянно узки. Не приходилось сомневаться, что у монахов часто возникало желание сбежать из этих стен, как и у нее сейчас.

— Ведению домашнего хозяйства обучает миссис Кэлдберн, — продолжала миссис Тредуэлл, жестом приглашая обеих сесть.

— Николь, ты должна особое внимание обратить на ее лекции, — заявила баронесса, опуская в свою чашку два куска сахара. — Нет более трудной задачи для жены, чем правильное ведение хозяйства.

— Мистер Джонас Сэлистон обучает верховой езде. — Николь встрепенулась, услышав эти слова. — На дамском седле естественно, — добавила миссис Тредуэлл, тем самым погасив вспыхнувшие было у девушки надежды.

— Естественно, — кивнула баронесса, принимая пирожное с мармеладом.

Николь нахмурилась, когда перед ней поставили тарелку. Миссис Тредуэлл заметила это и улыбнулась:

— Моя дорогая, вы по крайней мере попробуйте. Если учебная программа окажется вам не по вкусу, вы всегда можете написать об этом своей маме.

— Учебная программа, — безапелляционно заявила леди Хейнесуорт, — содержит все то, что необходимо моей дочери. Сядь прямо, Николь!

Девушка с раздражением забилась в кресло еще глубже. Из-под ресниц она сердито посмотрела на свою новую мучительницу, которая отныне заменит ей мать, обычно проявлявшую к ней мало интереса. И вдруг, к своему удивлению, увидела, что в голубых глазах миссис Тредуэлл блеснули слезы. Кажется, эта женщина смотрит на нее с сочувствием, однако Николь тут же одернула себя.

— Может быть, вам даже понравится здесь, — мягко сказала директриса.

— Я искренне в этом сомневаюсь, — возразила Николь.

— Николь! Как ты можешь! Ах, миссис Тредуэлл, молодые леди, я вам скажу, нынче такие упрямые! В наши дни мы бывали благодарны матерям за то, что они хотят подготовить нас к будущей жизни, не правда ли?

— Да, разумеется. — Николь показалось, что высказывание баронессы вызвало у миссис Тредуэлл некоторое замешательство.

Затем две уже немолодые женщины заговорили о добром старом времени, об общих знакомых, о погоде и войне, о том, какие дебютантки сезона имеют наилучшие шансы. Николь ерзала на стуле и наконец, смертельно устав от нескончаемых разговоров, откровенно зевнула. Баронесса чуть не выронила чашку от ужаса.

— Я сомневаюсь, что моя дочь будет иметь успех в этот или любой другой сезон. Вы могли убедиться, насколько она неотесанна и неуправляема. Николь не умеет вести беседу, а манеры у нее просто ужасные. За это я виню только себя. Вы знаете, что у меня пятеро сыновей, все они старше Николь. Несомненно, я уделяла ей недостаточно внимания. Но молодыми мужчинами следует заниматься в первую очередь, не правда ли? Тем не менее вы обнадежили меня. Вероятно, вы преуспеете там, где я оказалась не на высоте. А теперь я должна ехать, надеюсь добраться до Сент-Питера до захода солнца. Ближе приличной гостиницы не найти.

— Мы живем в глуши, — признала миссис Тредуэлл. — Но может, это даже к лучшему. Позвольте мне удостовериться, что ваша карета готова. — Она встала и вышла из комнаты.

— Николь! — зашипела баронесса, как только за миссис Тредуэлл закрылась дверь. — Заклинаю всеми святыми, выслушай меня! Эта женщина сумела выдать свою дочь замуж за герцога Ярлборо в первый же сезон! А Ванесса Тредуэлл особой красотой не блистала! Не говоря уж о том, что и приданое у нее было не ахти какое. Поэтому делай то, что тебе говорят! Иначе наверняка останешься старой девой! — Николь хищно вонзила зубы в кусок торта. — А я умываю руки, невозможный ты ребенок!

Миссис Тредуэлл снова появилась в дверях:

— Ваши лошади накормлены, леди Хейнесуорт. Как только вы будете готовы…

— Я уже готова.

После недолгого колебания баронесса обняла дочь:

— Николь, прошу, веди себя хорошо! Миссис Тредуэлл может многому научить тебя.

— Я уверена, что она будет умницей, — доброжелательно сказала миссис Тредуэлл. — Не правда ли, дорогая?

Николь икнула.

— Николь!

— Ничего страшного, — успокоила баронессу миссис Тредуэлл. — Обещаю, мы будем очень хорошо заботиться о ней. Желаю вам благополучно доехать.

— Вы, должно быть, волшебница, миссис Тредуэлл, если рассчитываете справиться с таким орешком.

— Я верю в чудеса, — спокойно ответила миссис Тредуэлл.


Карета выехала за ворота. Николь осталась стоять рядом с миссис Тредуэлл на крыльце.

— Как далеко отсюда до Дувра? — спросила она у директрисы.

— Примерно около двадцати миль.

Николь мгновенно воспрянула духом:

— В самом деле?

— У тебя есть друзья в Дувре?

«Время покажет», — подумала Николь, а вслух сказала:

— Нет. Просто это место, где я не бывала.

— Вероятно, мы сможем организовать туда поездку, — задумчиво произнесла миссис Тредуэлл. — Там можно полюбоваться великолепными утесами и скалами. Ну и конечно, это город со славной историей.

— Он расположен к югу отсюда, я полагаю? — с невинным видом поинтересовалась Николь.

— Вероятно, ты никогда не была сильна в географии. — Директриса коснулась руки Николь. — А теперь пойдем, я представлю тебя ученицам старшей группы. Думаю, ты с ними подружишься.

Они вернулись в вестибюль, затем спустились по лестнице и наконец прошли по длинному мрачному коридору.

— В этом крыле находятся девочки младших групп, в возрасте от десяти до двенадцати лет.

Коридор сделал резкий поворот, и Николь через расположенные вверху окна увидела, что здание построено в виде квадрата с двориком посередине. Она сразу же отметила, что окна изнутри не имели ни решеток, ни запоров.

— Здесь располагаются девушки средней группы, — сказала миссис Тредуэлл, кивнув на комнаты, мимо которых они проходили. — А вот и твой новый дом. У нас есть еще три девушки твоего возраста, так что я поместила их вместе. Надеюсь, вы подружитесь. — Она остановилась и постучалась в дверь справа.

— Леди! — звонким голосом позвала миссис Тредуэлл. — Приехала еще одна ученица!

В свете двух масляных ламп к Николь повернулись три лица, два из которых напоминали перепуганных мышек, а третье своей надменностью сделало бы честь испанской королеве. Миссис Тредуэлл представила девушек друг другу.

— Мисс Николь Хейнесуорт. Мисс Гвендолин Карстэрз. — Меньшая из «мышек» сделала нервный книксен. — Мисс Элизабет Боггс. — Вторая «мышка», с копной волнистых рыжих волос, полноватая и невзрачная на вид, поспешила опустить глаза. — И мисс…

— Леди, — поправила третья девушка высокомерным тоном, который был под стать ее надменному взгляду. — Леди Кэтрин Деверо. Добрый день.

— У меня тоже есть титул, — заявила Николь. — Но я не настаиваю на нем.

Холодные голубые глаза «испанской королевы» окинули Николь оценивающим взглядом.

— Странно, ты не похожа на титулованную. Если уж быть откровенной, то ты вообще не похожа на леди.

— Вы все леди, разумеется, — ровным голосом проговорила миссис Тредуэлл. — Но я уже объяснила мисс Деве…

— Леди…

— …то, что здесь мы не делаем различий в зависимости от титулов и званий.

— Очевидно, — не унималась леди Кэтрин, — я вынуждена буду настаивать на том, миссис Тредуэлл, чтобы мне предоставили отдельную комнату. Я уверена, что мои родители — герцог и герцогиня — никогда не записали бы меня сюда, если бы знали, что мне придется жить в общей комнате.

— В самом деле? Ты можешь написать им и рассказать о том, что именно тебя не устраивает. Возможно, они сочтут нужным забрать тебя.

Николь с удивлением посмотрела на миссис Тредуэлл. Разговаривала она вежливо, однако в ее голосе звучал металл.

— Можете не сомневаться, я так и сделаю при первой же возможности, — строптиво заявила леди Кэтрин.

— Меня эта комната вполне устраивает, — сказала маленькая «мышка».

Леди Кэтрин одарила ее испепеляющим взглядом.

— Я заняла эту койку, мисс Хейнесуорт, и оставила для вас вон ту. — Вторая «мышка» указала на кровать у окна. — Но если вы хотите, я готова поменяться.

— Меня эта кровать вполне устроит, мисс… Боггс, я не ошибаюсь?

— Все правильно. — Рыжеволосая девушка захихикала. — Ужасная фамилия, но что поделаешь?

— Выйти замуж и взять другую, — вставила Кэтрин Деверо и, окинув «мышку» презрительным взглядом, добавила: — Хотя тебе это будет довольно трудно сделать.

Миссис Тредуэлл откашлялась.

— Николь, ты можешь устраиваться. Ужин через час. — Она удалилась, негромко хлопнув дверью.

Кэтрин Деверо фыркнула:

— Не понимаю, о чем думали мои родители, определяя меня в эту школу. — Она повернулась спиной к Николь и остальным девушкам и, встав перед единственным в комнате зеркалом, стала поправлять свои красивые золотистые локоны.

Николь скорчила в ее сторону гримасу и подошла к своим чемоданам. Маленькая «мышка» — мисс Карстэрз что-то напевала себе под нос. Николь осмотрела запоры на окнах.

Гвендолин Карстэрз подошла к ней.

— Я уже распаковала свои вещи. Может, тебе чем-нибудь помочь? — вежливо поинтересовалась она.

— Ах, я не намерена распаковывать вещи, — беспечно ответила Николь и высунула голову из окна, надеясь увидеть вьющуюся лозу или еще какую-нибудь опору для ног. Ее ждало разочарование.

— А почему?

— Потому что я здесь не останусь.

— Ну вот, — заявила леди Деверо, — это первые разумные слова, которые я слышу за время пребывания в этой дыре.

— Не понимаю, почему бы здесь не остаться, — возразила мисс Боггс. — Тут может быть очень даже приятно.

— Мне здесь нравится, — тихо сказала мисс Карстэрз, перестав напевать. — Можно отдохнуть от дома.

— Дома, — отчеканила леди Деверо, — у меня было восемь личных слуг и целое крыло имения в моем распоряжении.

— А что, мисс Хейнесуорт, — полюбопытствовала мисс Боггс, — вы скучаете по дому?

— Я? — удивилась Николь. — Вовсе нет.

— Гм… Значит, нет. Я тоже не скучаю, — задумчиво проговорила мисс Карстэрз.

— Я скучаю по своей кошке, — сказала мисс Боггс.

— Ах как трогательно! — съязвила Кэтрин.

— Но если вы не скучаете по дому, — допытывалась Элизабет, — зачем тогда возвращаться туда?

— Я не собираюсь домой. — Николь замолчала. — Надеюсь, вы не донесете миссис Тредуэлл?

«Мышки», сделав удивленные глаза, покачали головами. Леди Деверо фыркнула и сказала:

— Едва ли.

— Ну тогда слушайте. — И Николь торжественно заявила: — Я собираюсь на континент.

— Я там была, — утомленным голосом заявила леди Деверо.

— Чтобы стать солдатом.

Эти слова вынудили элегантную головку леди Деверо повернуться в сторону Николь.

— Какой вздор! Девушки не могут быть солдатами.

— Почему же? — спросила Николь, подбоченившись. — Я могу ездить верхом, стрелять и бороться не хуже Дэниэля и лучше Олли, Спенса и Джоди. Правда, Томми делает это лучше меня… Иногда!

— Кто такие, — округлив глаза, поинтересовалась мисс Боггс, — Дэниэль, Олли, Спенс и Джон?

— Джоди, — поправила ее Николь. — Он и Спенс — двойняшки. Это мои братья.

— Боже мой! — удивилась мисс Карстэрз. — Целых пять братьев? Они старше или младше тебя?

— Старше. Томми и я — близнецы. Хотя он на целых две минуты старше, если уж быть точной.

— И они все солдаты? — спросила мисс Боггс.

— Да, за исключением Спенса. Он священник, но тоже в армии.

— Пять братьев, — пробормотала леди Деверо. — Кто же в таком случае твой отец? Он не может быть герцогом или графом, иначе я знала бы его имя. Он виконт?

— Барон, — коротко ответила Николь.

— Всего лишь барон. Жаль.

— Каково это — быть двойняшками? Если, конечно, ты не возражаешь против моего вопроса, — поспешила извиниться мисс Боггс.

— Это просто чудесно! По крайней мере так было, пока Томми не отправился на войну. А до этого мы всегда все делали вместе. Плавали, охотились, объезжали папиных лошадей…

— Этим и объясняется твое телосложение…

— Что?

— Твоя фигура.

— Я думаю, что у мисс Хейнесуорт замечательная фигура, — не без зависти заметила миниатюрная мисс Карстэрз. — Высокая и сильная!

— Я сильна как вол, — с гордостью заявила Николь.

Леди Деверо снова повернулась к зеркалу и закатила глаза.

— Ты делаешь физические упражнения? — поинтересовалась мисс Боггс. — Моя мама всегда меня заставляла делать упражнения. Надеюсь, здесь этого не будет.

— Здесь будут танцы, — нахмурившись, сказала Николь. — И еще верховая езда, но только в дамском седле.

— Я боюсь лошадей, — сказала мисс Карстэрз.

— А как ты собираешься стать солдатом?

— Я привезла с собой одежду Томми. Переоденусь в нее сегодня ночью, вылезу из окна и доберусь до Дувра, а там сяду на корабль, идущий на континент.

Мисс Карстэрз нахмурилась.

— Я не думаю, что так просто сесть на корабль. И потом, я не понимаю, каким образом, находясь среди мужчин, ты сможешь в течение долгого времени скрывать свой пол. Ведь они живут вместе в бараках, разве не так? Переодеваются на виду друг у друга…

— Ах, пожалуйста! — оскорбленно воскликнула леди Деверо. — Прекратите этот разговор.

Мисс Боггс хихикнула и тут же прикрыла рот рукой.

— Англия нуждается в каждом солдате, способном воевать против Наполеона, — авторитетным тоном заявила Николь. Эти слова она часто слышала от отца.

— Однако… — Похоже, мисс Карстэрз это не убедило. — Как обстоят, дела с военной формой. Она должна подходить тебе. Я не понимаю, как…

Удар гонга не дал ей докончить фразу.

— Время ужина! — просияла мисс Боггс. — Интересно, он будет таким же замечательным, как и чаепитие с пирожными? Славные были пирожные, не правда ли, мисс Карстэрз?

— Пожалуйста, — зарумянившись, сказала девушка, — называй меня Гвендолин. Или просто — Гвен.

— Буду рада, если ты станешь называть меня Бесс.

— А меня — Николь, — отозвалась Николь.

Они сделали паузу, ожидая отклика леди Деверо, но его не последовало. Пожав плечами, Николь направилась к двери.

— Я тоже пойду. Может получиться так, что мне не скоро удастся поесть. До Дувра, по словам мисс Тредуэлл, около двадцати миль, а мне придется идти пешком, если не удастся выкрасть лошадь из конюшни. Кстати, где здесь конюшня, кто-нибудь знает?

Гвендолин и Бесс озадаченно покачали головой.

— Иди на запах навоза, — не без ехидства предложила леди Деверо. — Должно быть, он тебе хорошо знаком.

Если бы Николь собиралась оставаться в академии хотя бы на одну ночь, она наверняка подпортила бы этой надменной блондинке физиономию. Но поскольку у нее были другие планы…

— Отличный совет, — спокойно согласилась она. — Так мы идем ужинать?

Глава 2

Лежа той же ночью в кровати у окна, Николь наблюдала за тем, как по темному небу скользят облака. Она надела бриджи Томми, его рубашку и китель, под рукой находились ботинки и шляпа брата. Возвращаясь после ужина к себе в комнату, Николь установила, что наружные стены монастыря не приспособлены для того, чтобы по ним спускаться вниз; зато стены, выходящие во внутренний дворик, были сплошь увиты плющом. Николь доверяла плющу: с его помощью девушка часто выбиралась из своей спальни дома.

Ужин прошел довольно интересно. Юные девочки — а их было около двадцати — выглядели бледными и испуганными. Мисс Боггс проявила себя великолепно, стараясь их успокоить; она рассказывала веселые истории, делала из салфеток куклы и разыгрывала с их помощью остроумные представления. Николь нашла еду достаточно вкусной, хотя леди Деверо, фыркая, заявила, что пища ужасная; невзрачная Гвендолин Карстэрз почти все время молчала. И только когда мисс Тредуэлл заговорила об учителях, буквально засыпала директрису вопросами о том, чему и как их будут учить. В конце концов миссис Тредуэлл засмеялась, махнула рукой и предложила ей немного подождать, чтобы задать все эти вопросы непосредственно преподавателям.

Было странно находиться в исключительно женской компании. Николь привыкла видеть за столом братьев и их друзей, ведущих разговоры о лошадях, охотничьих собаках и боксерских матчах, слышать громкие шутки, иметь дело с большими кусками хлеба и мяса. В академии все оказалось по-другому. Удивительно было видеть робкие лица сидящих за столом девочек. Аккуратно развернув салфетку, миссис Тредуэлл негромко поправляла тех, кто неправильно держал нож или вилку. Николь, казалось, попала в другой мир. И хотя она не собиралась в нем задерживаться, девушка невольно задумывалась о том, какие открытия и откровения таит он в себе.

— Чего ты ждешь? — долетел до Николь шепот из темноты. Поборов дремоту, она резко села на кровати. Зеленые глаза Бесс блеснули в лунном свете.

— Она никуда не собирается, — категорически заявила леди Деверо. — Это все были пустые разговоры.

— Можете не сомневаться, что я сейчас уйду, — возразила Николь и, спустив ноги, стала натягивать ботинки. — Просто я выжидала, пока все заснут.

— Как тут можно заснуть, когда ты на пороге такого приключения? — спросила Бесс.

— Пойдем со мной, если тебе так хочется.

— Я? Господи, куда мне! Я буду никудышным солдатом. Я ненавижу рано вставать и не выношу пальбы из ружей.

— Знаешь, — вступила в разговор, не поднимая головы с подушки, Гвендолин Карстэрз, — миссис Тредуэлл наверняка организует поиски утром, когда обнаружит, что ты исчезла.

— Я думала об этом. — Николь натянула на голову шляпу. — Она, конечно же, направит тех, кто станет меня разыскивать, в сторону моего дома. Я же отправлюсь в обратном направлении — в Дувр. Она не будет об этом знать, если, разумеется, вы не разболтаете.

— Будут видны следы копыт, — заметила Гвендолин. — Если, конечно, ты в самом деле собираешься украсть лошадь.

Николь нахмурилась:

— Об этом я не подумала.

Бесс тут же села в кровати.

— А знаешь, что нужно сделать? Ты срежь с дерева ветку с листьями. И пусть она заметает следы за лошадью. Следов копыт не станет видно.

Возникла короткая пауза.

— Это может сработать, — задумчиво сказала Гвендолин. — Как ты до этого додумалась?

— Это не я придумала. Прочла в одном романе — «Месть сарацина». Там рассказывалось об одном мавре, который похищает из Иерусалима принцессу, чтобы получить выкуп от крестоносцев. Так он и действовал, спасаясь от отца принцессы, который за ним гнался. Только он использовал ветви пальмы. Но я думаю, что можно воспользоваться и ветвями другого дерева.

Леди Деверо довольно вульгарно фыркнула:

— Какая чушь! Это не поможет!

— А я считаю, что это замечательно, — возразила Бесс и мечтательно вздохнула.

Похоже, Гвендолин успела обдумать план побега Николь.

— Если бы у тебя был бинт или марля, ты могла бы перебинтовать грудную клетку, чтобы скрыть — ну… ты понимаешь меня.

— У меня есть кисейный шарф, — предложила Бесс.

— Ах, я не могу это принять! — запротестовала Николь.

— Я настаиваю! Тем более что ненавижу шарфы. Мне всегда кажется, что они душат меня. — При свете луны Бесс обернула шарфом шею и при этом весьма правдоподобно захрипела.

— Из тебя получилась бы хорошая актриса, — восхитилась Николь.

— Как я могу быть актрисой с моей невзрачной внешностью!

— Актрисы красятся, — заметила Гвендолин.

— Некоторые вещи даже краска не скроет, — саркастически проговорила леди Деверо. — И вообще, если ты уходишь, то, ради Бога, уходи, дай немного поспать. — И демонстративно повернулась на кровати спиной к девушкам.

— Пожалуй, уже пора. — Николь закусила губу. — Мне было очень приятно познакомиться с вами.

— Желаю тебе счастья и удачи, — торжественно проговорила Бесс и, к удивлению Николь, быстро и немного неловко обняла ее.

— Будь осторожна, — дала совет Гвендолин и тоже поднялась с кровати, чтобы пожать Николь руку.

Леди Деверо демонстративно захрапела. Николь вскинула собранную сумку на плечо и направилась к двери.

— Смотри, чтобы на ветке были листья! — крикнула ей вслед Бесс.

— Обязательно.

— Как ты выберешься отсюда? — поинтересовалась Гвендолин.

— Спущусь по плющу во двор.

— А оттуда?

— Найду способ, — уверенно заявила Николь.

— Лошади в конюшне будут не оседланы, — заметила Гвендолин.

Николь пожала плечами:

— Я могу ездить и без седла, если понадобится.

— Без седла?! — восхитилась Бесс.

— Может, тебе лучше уйти, — сердито спросила леди Деверо, — чтобы другие могли заснуть?

— Прошу прощения, — извинилась Николь. — Итак, я ухожу! Прощайте! — Николь открыла дверь и выскользнула в коридор. Осторожно прикрывая за собой дверь, она услышала, как Бесс с завистью проговорила:

— Боже, как бы я хотела быть такой же смелой!

— Скорее, такой же глупой! — возразила леди Деверо. — А теперь заткнитесь и дайте мне поспать!

Улыбнувшись, Николь направилась по коридору к северной части квадратного здания, где плющ был гуще. Она осторожно протиснулась в узкое окно, опасаясь, что старое дерево и железо будут скрипеть. Этого не случилось. Ободренная, она попробовала крепость ближайших лоз, облюбовала две наиболее прочные и спустилась по ним на землю. Оказавшись во дворе, Николь перевела дыхание и огляделась.

Серебристый свет луны освещал фонтан в центре, на всем остальном пространстве не было ничего, кроме скудной травы. Николь стала обходить здание по периметру в поисках выхода, стараясь не покидать тени. Наконец ее поиски увенчались успехом. В стене открылась арка, в которой находилась низкая деревянная дверь.

Николь достала булавку и попыталась приоткрыть дверь, когда за плечом у нее женский голос с легким иностранным акцентом произнес:

— Прошу прощения, у вас нет при себе спичек?

Сердце у Николь чуть было не остановилось. Обернувшись, она в слабом серебристом свете луны увидела изысканно одетую женщину. На ней было платье с высокой талией и низким декольте, на плечах лежала шаль, а в руке она держала очень тонкую сигару — и это настолько поразило Николь, что девушка на мгновение забыла, где находится и что делает.

— С-спички? — заикаясь переспросила Николь. — Н-нет, боюсь, у меня нет…

— Досадно. Эвелин — миссис Тредуэлл — запретила мне курить в помещении, поэтому я вышла сюда. Но, кажется, забыла захватить спички.

— Вы курите сигары? — недоверчиво спросила Николь.

Женщина сделала гримасу:

— Я понимаю — ужасная привычка! Но что поделаешь? Последствия длительного пребывания в Европе.

Упоминание о цели ее путешествия вернуло Николь к действительности.

— Видимо, вам придется вернуться в дом, чтобы взять спички, — проговорила она, берясь за ручку двери. — Прошу извинить меня…

— Вы одна из студенток, не правда ли? Попробую угадать. Вы мисс… то есть леди Деверо?

Николь засмеялась:

— Конечно же, нет!

— Но вы из старшей группы. Я наблюдала, как вы спускались по стене. Отдаю должное вашей храбрости.

— Ну что вы! Дома моя комната находится гораздо выше от земли, и я спускаюсь таким образом постоянно.

— В самом деле? А с какой целью?

— Ну… просто чтобы выбраться из дома, уйти подальше.

— Как и сейчас?

Николь заколебалась. А вдруг эта женщина поднимет шум? Однако незнакомка не пыталась ей помешать. И к тому же курила сигары.

— Ну… если хотите знать, я собиралась отправиться на континент.

— О, континент — это замечательно! — оживилась женщина. — И куда же вы направляетесь?

— Пока не знаю. Туда, где я больше всего нужна.

— Нужна? — переспросила женщина, делая затяжку.

— Да. — Николь собралась с духом. — Я собираюсь поступить в солдаты. — Девушка замолчала, ожидая насмешек. Однако ее собеседница только задумчиво кивнула:

— Солдат — благородная профессия. Но и очень опасная. Она предъявляет высокие требования к человеку.

— Я выносливая.

— Да. Я видела, как вы спускались по стене. И все же… что вы еще умеете?

— Я отлично стреляю, — с гордостью сказала Николь. — И как вы можете видеть, я высокого роста и сильная. И в этом отношении не уступаю большинству мужчин. Иногда я думаю, что должна была родиться мужчиной.

Женщина стряхнула пепел с сигары.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что отец с матерью ждали мальчика. Понимаете, у меня пять старших братьев. И мое имя… — Николь спохватилась и промолчала.

— Пятеро братьев! — восхитилась женщина, не придав, похоже, никакого значения заминке Николь. — И все они на континенте?

— Да. Все. Мой брат Томми уехал в мае прошлого года. Мне очень тоскливо без него. Мы — близнецы.

— Близнецы! Как интересно! Вы можете угадывать мысли друг друга?

— И заканчивать начатую другим фразу. — Николь засмеялась, хотя и не очень весело. — Мама говорит, что я должна вязать для него носки. Но я думаю, что принесу больше пользы, находясь рядом с ним.

— Ты, стало быть, полагаешь, что создана для того, чтобы быть солдатом. Ты сказала, что хорошо стреляешь. А шпагой владеешь?

— Нет, — с сожалением призналась Николь. — Томми брал уроки фехтования, а мне не разрешали. Мама говорила, что мне не положено, потому что я девочка.

— Вздор! — живо возразила женщина. — Я несколько лет занималась фехтованием — очень даже грациозное искусство.

— Если оно грациозно, то я буду выглядеть ужасно, — смущенно сказала Николь, подтягивая бриджи.

— Не знаю, почему ты так считаешь. Ты продемонстрировала удивительную грацию, когда спускалась по стене.

— Ах, это совсем другое. Мама постоянно повторяет, что я неуклюжая. Вероятно, так и есть.

— В таком случае занятия фехтованием пойдут тебе на пользу. Если хочешь, я научу тебя тому, что умею.

Николь неожиданно зевнула. Как бы там ни было, прошедший день оказался тяжелым. Пришлось вставать на заре, чтобы закончить паковать вещи, затем была длинная и утомительная поездка рядом с матерью, знакомство с девушками, борьба со сном в ожидании бегства.

— Мы можем начать наши занятия утром, — предложила женщина.

Николь подавила еще один зевок.

— Это очень любезно с вашей стороны, однако…

Женщина окинула ее фигуру оценивающим взглядом:

— У меня есть экипировка, которая, я думаю, тебе подойдет. И, конечно же, запасная рапира. Даже один урок увеличит твои шансы на военную службу.

И тут Николь почувствовала, что падает от усталости. Одним днем раньше, одним позже — какая разница!

— Вы в самом деле попытаетесь научить меня фехтовать?

— Можешь не сомневаться! Мое чутье подсказывает, что ты способная ученица. Давай встретимся здесь же, на заре, а?

— На заре? — неуверенно переспросила Николь.

— Я думаю, нам лучше встретиться до того, как все проснутся.

— О! Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Я согласна.

Преодолевая смертельную усталость, Николь направилась к увитой плющом стене.

— Сейчас ты можешь пройти через дверь.

— Через дверь? Да, пожалуй. Спокойной ночи.

— Bon soir, ma petite[3].

Николь, снова зевнув, сделала не слишком изящный реверанс:

— Большое вам спасибо, мисс… миссис…

— Мадам, — сказала женщина. — Меня зовут просто мадам.

— Большое спасибо, мадам, — сказала Николь и направилась в свою комнату.

Графиня Д'Оливери докурила сигару, затоптала окурок и вошла внутрь здания, где за письменным столом сидела миссис Тредуэлл с бокалом хереса.

— Изучаю пополнение, — объяснила миссис Тредуэлл.

— Угу. — Графиня налила себе вина и подошла к ней поближе. — Я тоже только что изучала одну из представительниц пополнения во дворе.

— Во дворе? Что она там делает?

— Собирается сбежать.

— Боже милосердный! Она не объяснила почему?

— Направляется на континент, хочет стать солдатом.

На лице миссис Тредуэлл появилось выражение крайнего изумления.

— Вот так фокус! Которая из них?

— Она не назвала мне своего имени. Могу лишь сказать, что это самая высокая из девочек.

Изумление миссис Тредуэлл сменилось тревогой.

— Надеюсь, Кристиан, тебе удалось ее переубедить?

— Скорее, на какое-то время задержать, пообещав давать уроки фехтования.

Сообщение, которое, казалось, должно было успокоить миссис Тредуэлл, лишь усилило ее беспокойство.

— О Господи! Нет, только не фехтование, Кристиан!

— А почему бы и нет? Кстати, кто она?

Графиня потянулась к регистрационным документам, которые до этого изучала миссис Тредуэлл, и опешила от неожиданности, когда ее старинная подруга решительно прикрыла их рукой.

— Эвелин! — блеснув темными глазами, спросила графиня. — Что ты от меня прячешь?

— Ничего! Право же, ничего! — Однако лгать миссис Тредуэлл явно не умела. Вздохнув, она отняла руку от бумаг. — Господи, я надеялась, что она не придет. Однако ее мать была так настойчива… То, что она написала мне о своей дочке, тронуло меня до глубины души. Мне стало жаль девочку… Николь, — пояснила она, пока графиня листала документы в поисках нужной страницы.

— Николь Хейнесуорт, — прочитала графиня и подняла взгляд на подругу.

— Дочь Эмили Хейнесуорт, — нервно подтвердила миссис Тредуэлл. — Эмили Мэддек Хейнесуорт. — И сделала большой глоток вина.

— В самом деле? Ну и что с того?

— Кристиан, не надо притворяться! Ради Бога, только не говори, что ты не презираешь Эмили Мэддек Хейнесуорт после всего, что она тебе сделала! Ведь это благодаря ей ты оказалась за границей. Это она сыграла с тобой злую шутку, подговорив негодяя Ведерстона сказать тебе, будто Гарольд Хейнесуорт влюблен и хочет бежать с тобой. И привел тебя в ту кошмарную таверну! А ведь всему обществу было известно, что Ведерстон хочет опозорить тебя. А когда ты отвергла его ухаживания, он распространил о тебе чудовищную ложь, заявив, что ты отдалась ему. Он запятнал твое доброе имя и сделал это с ведома и по наущению Эмили, потому что в течение двух сезонов она безуспешно пыталась выйти замуж. Ее охота за лордом Ковингтоном окончилась неудачей — он сделал предложение Милисент Уинтер. Гарольд оставался ее последней надеждой, и она решила удержать его любой ценой!

Графиня спокойно выслушала страстную речь подруги и улыбнулась:

— Ты мне не поверишь, Эвелин, но я не держу зла на Эмили Мэддек. Ведь именно благодаря ее интригам моя жизнь оказалась такой интересной и содержательной.

— Но она поступила подло.

— Это произошло более четверти века назад. Как я понимаю, ты опасаешься, что я стану мстить ее дочери?

— Ну…

— Zutalors[4], Эвелин! За кого ты меня принимаешь?

— Дело в том, что ты женщина, — заявила миссис Тредуэлл. — А женщины таких вещей не забывают.

— Некоторые женщины умеют прощать, — возразила графиня и перевернула страницу. — Посмотрим, кто тут у нас еще. Гвендолин Карстэрз! Да ведь это дочь старого безумного генерала Карстэрза! Бедняжка, с каким наследством ей жить!

Глава 3

Задолго до зари Николь вернулась во двор. На улице свирепствовал северный ветер, и Николь, одетая в рубашку и бриджи Томми, ежилась от холода. Девушка невольно задавала себе вопрос, уж не привиделась ли ей во сне разговаривавшая с ней накануне женщина. Но оказалось, что нет. Она шла ей навстречу, держа в руках экипировку.

— Я была почти уверена, что ты опоздаешь на свидание, — бодрым голосом проговорила мадам, опустив свой груз на траву. — Ведь мы так поздно расстались!

— Я не нуждаюсь в длительном сне, — объяснила Николь.

— Французы говорят, что сон — это упущенные возможности. — Николь даже вздрогнула, настолько это высказывание соответствовало ее взглядам. — Я рада, что ты оделась подобающим образом.

Николь смущенно потупилась:

— Я подумала, что вряд ли можно фехтовать в юбках.

Графиня Д'Оливери посмотрела на небо.

— Пока еще не рассвело, давай наденем доспехи. Вот тебе твой нагрудник. — Она подала Николь предмет из подбитой ватой парусины. — Надень через голову — видишь отверстие? С боков он завязывается. — Николь, дрожа от возбуждения, неумело надела нагрудник. Мадам помогла ей завязать ленты с боков. — Нужно, чтобы он был достаточно свободным, тогда лучше защищает. Вот так. А поверх этого нужно надеть cuissard. — Это был простеганный щит, защищавший бока и бедра. — И вот, наконец, твой щиток для горла, манжеты, перчатки и маска.

Николь невольно захихикала, представив себя в этом коконе из ваты.

— Наверное, я выгляжу невероятно толстой.

— Да нет же. Ты выглядишь так, как и положено фехтовальщику.

Мадам быстро облачилась в доспехи, и Николь пришла к выводу, что ее инструктор смотрится в своем наряде великолепно.

— Eh bien[5]. — Мадам наклонилась и подняла с газона длинную блестящую рапиру. — Это тебе.

Николь рванулась вперед, чтобы поскорее взять ее в руки.

— Не так быстро, — осадила девушку мадам. — Это опасное оружие. Ты должна кое-что узнать до того, как начнешь им действовать. — Держа рапиру в руке, мадам стала показывать: — Вот это эфес с защитным приспособлением — гардой. Далее идет клинок. От рукояти до середины — более широкая его часть, затем более слабая и гибкая. И разумеется, наконечник. Он затуплен, чтобы можно было упражняться. Но ты ошибешься, если решишь, что он не способен ранить. Не поможет даже щиток.

Николь сгорала от нетерпения. Наконец мадам позволила ей взять рапиру, и она крепко ухватилась за эфес.

— Не так, — сказала мадам и повернула запястье Николь под нужным углом. — Comme sa[6]. И мягче, мягче. Как будто бы ты держишь удочку, чтобы рукоятка располагалась между большим и указательным пальцами. Локоть держи подальше от тела. Да, вот так. Сделай шаг вперед правой ногой. Согни колено в мою сторону — я твой противник. Очень хорошо! И подними левую руку, направь на меня пальцы. — Мадам отступила на шаг, наблюдая за Николь из-под своей маски. — Подбородок чуть ниже. Левая нога у тебя слишком напряжена. Согни колени. Пружинь на ногах.

Николь послушно выполняла команды, сделав несколько неуклюжих выпадов.

Мадам взяла рапиру и без всяких усилий приняла настолько изящную позу, что Николь замерла от восхищения.

— Где вы научились фехтовать? — полюбопытствовала девушка.

— Это было любимым занятием одного из моих… любовников.

От неожиданности у Николь перехватило дыхание.

— У вас были любовники?

— Были. Тебя это шокирует?

— О нет, что вы! Я думаю это замечательно — иметь любовников! Гораздо лучше, чем одного мужа!

— Почему?

Николь скорчила гримасу:

— Муж — значит дети, скука и ничего больше. А любовник — это свобода! — И она рубанула рапирой воздух.

Мадам рассмеялась:

— Нет-нет! Согни колени!

Удерживать рапиру так, как требовала мадам, оказалось гораздо труднее, чем ожидала Николь.

— Ты должна чувствовать свое тело! — воскликнула мадам, нажав Николь на плечо и заставляя ее тем самым согнуть ноги в коленях. — Ступни — именно с них должно все начинаться.

— Сожалею, — извиняющимся тоном сказала Николь. — Я безнадежно неуклюжа!

— Ты просто напряжена, словно натянутая струна. Ты плаваешь?

— О да, очень люблю! Мама мне не разрешала, но я убегала на реку со своими братьями.

— Очень хорошо. А почему ты любишь плавать?

Николь задумалась.

— Потому что когда я плаваю, я ничего не вешу.

— Вот! Ты плывешь! Закрой глаза! — Николь повиновалась. — Представь себе, что ты плывешь. Сейчас август, очень жарко. Ты прыгнула в речку. Коснулась подошвами дна. — Николь инстинктивно согнулась. — А теперь оттолкнулась вверх! На воздух! Да-да! Ты пружинисто подпрыгиваешь вверх!

«Будь это на самом деле, не было бы так трудно», — подумала Николь. Она открыла глаза и сделала еще одну попытку.

— Все прекрасно, — похвалила ее мадам.

— Вы очень хороший учитель, — скромно сказала Николь.

— У меня был очень хороший учитель, — поправила ее мадам. — Попробуй еще раз пружинисто подпрыгнуть.

Николь повиновалась. И если в первый раз ей казалось, что она выглядит нелепо, то к концу часа ею овладело ликование. Она чувствовала себя счастливой, поэтому когда мадам сдвинула вверх свою маску и заявила: «Eh bien, для первого дня достаточно», — разочарование Николь трудно было описать.

— Но я не устала! — запротестовала она.

— Охотно верю. Ты очень выносливая молодая леди. Зато я устала. И кроме того, сейчас начнут просыпаться другие ученицы.

— Проклятие, — пробормотала Николь, но тут же спохватилась. — Прощу прощения. Это потому, что я потрясающе провела время.

— Я тоже. Кажется, я не фехтовала целую вечность… Последний раз это было с Жан-Батистом… — Голос ее дрогнул, затем, встрепенувшись, мадам спросила: — Мы встретимся снова сегодня после полудня?

— Было бы не плохо, — задумчиво проговорила Николь. — Я никогда не думала, что это так сложно. Должно быть, я еще не готова к службе в армии, да?

— Ты подаешь большие надежды.

— Вы в самом деле так считаете?

— Надежды — да, но они подкрепляются действием! — ответила мадам и засмеялась. — Я должна позавтракать, чтобы восстановить силы. И у меня еще есть обязанности. Но если ты хочешь, мы можем встретиться в два часа.

— Я буду очень рада, — с готовностью ответила Николь.


В тот же вечер, вернувшись в свою комнату, Николь разделась, испытывая приятную усталость. Второй урок фехтования был напряженнее первого, и у нее болело все тело от головы до пят. Нагнувшись, чтобы развязать шнурки на ботинках, Николь застонала, и Бесс встревоженно посмотрела на нее:

— С тобой все в порядке, Николь?

— Болят все мышцы, — объяснила она.

— Неудивительно. Я видела тебя во дворе после полудня. Чем вы занимались?

— Я учусь фехтовать.

— Зачем?

— Чтобы записаться в армию.

— О! — Некоторое время Бесс переосмысливала услышанное. — Пожалуй, в этом есть резон.

— Никакого резона быть не может, — фыркнула Кэтрин Деверо, стоя перед зеркалом и расчесывая свои роскошные волосы. — Похоже, здесь все сошли с ума!

— А я не согласна, — заявила Гвен, натягивая через голову ночную рубашку. — Сегодня у меня был увлекательный урок, его давала женщина, которую зовут мадам. Мы ставили опыты. Например, ты знаешь, что если смешать соду с уксусом, то начинается брожение?

— Не знаю да и знать не хочу, — отрезала Кэтрин. — Она посмотрела на свои холеные руки. — Боже мой, я сломала ноготь!

— Она обещает научить меня изготавливать порох, — мечтательно сказала Гвен, а Кэтрин Деверо содрогнулась.

— Мне мадам тоже давала урок, — застенчиво проговорила Бесс. — По литературе. Мы все вместе читали «Кен-терберийские рассказы». Она знает о поэзии все.

Николь увидела в зеркале, как Кэтрин скорчила гримасу.

— А какой урок был у тебя? — поинтересовалась Николь.

— У меня? — Поколебавшись, Кэтрин призналась: — Ну, если вы так настаиваете. Ваша обожаемая мадам показывала мне, как доить корову.

— Доить корову? — озадаченно переспросила Николь.

— Да. Отвратительное грязное животное! Забрызгала мои юбки!

— Но почему…

— Уверяю тебя, что не имею ни малейшего понятия! — отрезала Кэтрин. — Я сказала ей, что умение доить корову не поможет заполучить джентльмена из высшего общества. И знаете, что она ответила? «Вы ошибаетесь, леди Деверо, если считаете, что существующая структура общества в Англии останется неизменной. Может наступить время, — заявила она мне, дочери герцога! — когда нация сбросит цепи классовых различий и потребует, чтобы каждый гражданин сам доказал, чего он стоит, как это произошло уже во Франции и Америке».

— Неужели она так и сказала? — изумилась Бесс.

— Да, именно так! Можешь быть уверена: я уже написала родителям об этом. Даже если мое предыдущее письмо, в котором я рассказала о кошмарных условиях в академии, не подвигнет их к тому, чтобы забрать меня отсюда, думаю, подобные высказывания заставят их это сделать.

— Мне кажется, — заметила Николь, — она в чем-то права!

— И ты туда же! — Кэтрин смерила Николь презрительным взглядом. — Думаю, тебе уроки фехтования вряд ли помогут заловить мужа.

— А может, — с усмешкой ответила Николь, — я готовлюсь отваживать претендентов.

Гвен и Бесс весело расхохотались.

— Если так, то ты зря утруждаешь себя. Тебе это явно не грозит.

Накануне Николь поразилась жестокости своей утонченной одноклассницы. Сейчас же она лишь устало опустилась на свою кровать.

— Когда ты закончишь терзать свои волосы, не будешь ли ты добра погасить лампу? — вежливо осведомилась она. — Завтра на заре у меня опять урок фехтования.

— Господи, — в сердцах бросила Кэтрин, — и когда только я покину это место!

Глава 4

Спустя месяц, сидя одна в своей комнате, Николь перечитывала письмо от матери, которая корила ее за то, что она так и не собралась написать домой. «Если ты так сердита на меня за то, что я отправила тебя в эту академию, — писала баронесса своим элегантным почерком, — и намерена наказать меня длительным молчанием, то, пожалуйста, любезно сообщи об этом. Если ты чувствуешь себя там несчастной, полагаю, придется забрать тебя оттуда».

Николь громко рассмеялась. Домой? Академия миссис Тредуэлл стала для нее настоящим домом. Она никогда не чувствовала себя так уютно в Хейнесуорте. Правда, тут были бесполезные занятия вроде вышивания, музыки и танцев. Однако Николь научилась думать о фехтовании даже тогда, когда разматывала нитки, играла гаммы или путалась в юбках во время танцев. У нее появились подруги, а во время ужинов открывались изумительные возможности для дискуссий с мадам.

Однако же, размышляла Николь, если она в ближайшее время не напишет матери, то баронессе может взбрести в голову забрать ее. Это необходимо отсрочить до того времени, пока Николь не овладеет основами фехтования.

«Дорогая мама», — вывела она, не имея понятия, о чем писать дальше. Она исчертила закорючками и палочками чуть ли не полстраницы, затем досадливо отодвинула лист и взяла новый. Сейчас некогда размышлять о превратностях жизни. Если она хочет остаться у миссис Тредуэлл — а Николь очень этого хотела, — она должна успокоить баронессу. «Дорогая мама, — снова вывела Николь. — Прошу извинить меня за длительное молчание. Я была занята. Здесь очень интересно… — Это может показаться подозрительным, ведь она так не хотела ехать. — Несмотря на то, — продолжила она, — что занятия по правилам хорошего тона, вышиванию и танцам наводят на меня скуку…» — Девушка покусала губу. Господи, какое тоскливое занятие — писать письма!

«Короче говоря, — написала в заключение Николь, — я вполне удовлетворена своим пребыванием здесь и уверяю тебя, что ты не должна опасаться за мое благополучие. — Затем поспешно добавила: — С любовью к тебе и папе. С наилучшими пожеланиями — Николь».

Она сложила листок и запечатала письмо, спеша отправить его, пока не передумала. По крайней мере с одним неприятным делом покончено.

Ей следовало бы написать Томми. Она не писала брату целую вечность. Его наверняка интересует, как ей живется в этой «академии для молодых леди». Однако если она напишет, то непременно расскажет о занятиях фехтованием, а он, в свою очередь, запросто может проболтаться баронессе. Конечно, Томми замечательный парень, однако порой бывает форменным ослом.

Николь вдруг сообразила, что изгрызла гусиное перо до такой степени, что просочившиеся чернила испачкали ей подбородок. Она успела вытереть его платком, когда дверь открылась и в комнату вошла Гвен.

— Надеюсь, я тебе не помешала, — застенчиво пробормотала изящная черноволосая девушка.

— Нисколько. Я как раз закончила письмо к матери. — Николь сделала гримасу. — Пыталась объяснить, почему я молчала так долго. Она пригрозила, что заберет меня отсюда, если я не буду сообщать ей о своих успехах.

— Ты не хочешь домой? — спросила Гвен, усаживаясь на кровать.

— Боже упаси! Мне здесь гораздо лучше.

— Мне тоже здесь нравится. Дома я чувствую себя одиноко. Отец почти постоянно отсутствует.

— У тебя нет матери?

— Она умерла, когда я была маленькой.

— Сожалею, — машинально ответила Николь, а затем рассмеялась: — Хотя, возможно, что и не сожалела бы, будь я на твоем месте. Честно говоря, я была бы счастлива никогда не возвращаться домой.

— Однако же вернешься, — печально проговорила Гвен. — Как и я. Миссис Тредуэлл только что объявила об этом. Во время рождественских каникул она собирается навестить свою дочь. Академия на это время закроется.

— В самом деле? — Николь нахмурилась. — Очень жаль. Внезапно ее лицо просветлело. — А как в отношении мадам?

— У нее свои планы, как сказала миссис Тредуэлл.

Николь пожала плечами:

— Если я как следует подготовлюсь, возможно, я смогу отправиться на континент к Рождеству.

— Ты такая смелая.

— Это не так, — призналась Николь. — Просто я скорее соглашусь сражаться против Наполеона, чем выслушивать нотации матери и ее напоминание о том, что я должна сидеть прямо.

Подруги рассмеялись, затем Гвен задумчиво сказала:

— Может быть, что-нибудь произойдет до Рождества и все у нас образуется.

— Надеюсь, — согласилась Николь.


— И выпад! — скомандовала мадам, внимательно наблюдая за Николь. — Шаг вперед — теперь фихт — локоть держи выше! Уже лучше. Продолжай! Вот так!

В утреннем воздухе раздавался звон клинков. Николь полюбила эти звуки.

— Следи за левым плечом, оно у тебя снова опустилось. Помни, что твой клинок…

— Это продолжение моего тела, — закончила Николь за своего инструктора и ловко уклонилась от ее атаки с помощью быстрого движения бедер. Мадам прервала атаку и остановилась.

— О, это было замечательно, — заявила она, занимая исходную позицию. — Ты теперь стараешься разгадать мои намерения, а не просто атаковать.

— Я от рождения люблю атаковать.

Мадам засмеялась:

— Должно быть, так оно и есть. Но сейчас ты учишься себя сдерживать. — Холодный ноябрьский ветер гулял по двору, сметая у стены сухие листья. Женщину пробрала дрожь, несмотря на всю ее экипировку. — Господи, нет ничего холоднее английской зимы! Я думаю, нам пора возвращаться в помещение.

Николь подняла маску.

— Как вы считаете, достаточно ли я научилась владеть рапирой, чтобы отправиться в Европу?

— Ты все еще не отказалась от своего замысла?

— Ни в коем случае, — твердо заявила Николь. — Ведь вы тоже убегали из Англии?

— Но не для того, чтобы стать солдатом. Это произошло после моего знакомства с нравами общества. И потом, зимой даже войны замирают. Тебе лучше подождать до весны.

Николь придержала дверь, ожидая, пока войдет мадам.

— Я думаю, что мне все же лучше отправиться сейчас, пока я не потеряла приобретенные навыки. Тем более что академия закрывается на каникулы.

— Я не думаю, что за три недели ты забудешь все, чему научилась.

Они вошли в кухню, и, почувствовав тепло, мадам стала с наслаждением снимать с себя доспехи.

— Три недели? — с ужасом переспросила Николь. — Каникулы продлятся так долго?

Повар поднес мадам стакан чаю.

— Тысяча благодарностей, — пробормотала она и посмотрела на Николь, которая возилась с застежками. — Большинство девочек рвутся домой, к своим семьям.

— Гвен не рвется. Я тоже. — Николь шумно вздохнула. — Если я не созрела для континента, то не могла бы я… остаться с вами?

— О, Николь… — На красивом лице мадам появилось удрученное выражение. — Боюсь, это невозможно. Если бы я могла взять тебя с собой, я бы непременно это сделала. И потом, разве ты не хочешь повидать своих братьев?

— Не особенно. Вряд ли у них будет отпуск. А мама… у нее на уме одни балы и праздничные приемы.

— Но должно быть, ты будешь рада встретить каких-то молодых людей… возможно, очень приятных молодых людей? — отважилась спросить мадам.

— Я не отношусь к числу девушек, интересующихся молодыми людьми на балах и приемах. — Николь нахмурилась. — А не могла бы я остаться здесь и тренировать лошадей?

— А что скажет мистер Сэлистон, когда возвратится после каникул и увидит, что ты испортила их, потому что ездила на них не в дамском седле, а верхом? — Николь попыталась улыбнуться. Мадам сделала несколько глотков чая, затем сказала: — Есть одна возможность.

— Какая? — встрепенулась Николь.

— Вероятно, вы могли бы поехать с миссис Тредуэлл к ее дочери. Ты и Гвен.

— Вряд ли ее дочь захочет нас видеть.

— Судя по тому, что мне рассказывала Эвелин, — пояснила мадам, — в Ярлборо царит такая толчея на Рождество, что вас скорее всего никто даже не заметит.

— Пусть так, но ведь ее дочь графиня? Значит, там будет происходить то же, что и дома: балы, чаепития, официальные обеды.

— Верно, но с одним плюсом — твоей мамы там не будет.

— Я боюсь опозорить миссис Тредуэлл.

— Наверное, ты успела понять, что сделать это не так-то легко.

Николь задумалась. Хотя миссис Тредуэлл также рьяно заботилась о хороших манерах и соблюдении приличий, ее методы борьбы разительно отличались от способов баронессы. «Я думаю, — тихо сказала она, увидев, что Николь отправила в рот слишком большой кусок мяса, — что более приемлемым будет, если ты…» А главное, она непременно позаботится о том, чтобы, кроме Николь, никто не слышал ее совета или наставления. Мать Николь всегда указывала на промахи своей дочери весьма энергично, и поэтому Николь очень ценила подобную деликатность миссис Тредуэлл. И что любопытно, теперь, когда она перестала бояться, что ее промахи будут вынесены на всеобщее обозрение, ей стало гораздо легче не забывать о том, что нужно сидеть прямо, класть в рот маленькие куски, негромко разговаривать. И все-таки…

— Я думаю, что миссис Тредуэлл хочет во время каникул отдохнуть от всех нас, — неуверенно возразила Николь.

— Ты знаешь, она любит тебя, Николь. Как и я. Я склонна считать, что со временем ты станешь нашей гордостью.

— Вы так считаете? — усомнилась Николь, которая не питала в отношении себя никаких иллюзий.

— Нисколько не сомневаюсь. Ты очень оригинальна, cherie[7]. А пресыщенный свет можно покорить только оригинальностью.

Щеки у Николь порозовели.

— Уж не знаю, в чем моя оригинальность, — смущенно пробормотала она.

Глава 5

К большому удивлению Николь, предложение о том, чтобы она и Гвен сопровождали миссис Тредуэлл в поездке на каникулы, директриса встретила с большим энтузиазмом.

— Блестящая идея! — воскликнула она. — Мне самой следовало додуматься.

Когда Кэтрин Деверо узнала о том, что ее однокашницы посетят Ярлборо, лицо ее вытянулось.

— Если кто и достоин такой чести, — фыркнула она, — так это я! И уж конечно, не ты! — прошипела она Бесс. Гвен, Бесс и Николь в ответ дружно захохотали. — А вообще мне не улыбается тащиться на Рождество в другое имение, — высокомерно добавила Кэтрин. — У меня будет возможность рассказать родителям, насколько никчемна эта академия. Так что у вас троих появится больше места для размещения ваших скудных пожитков.

— И возможность хоть изредка смотреться в зеркало, — съязвила Гвен.

Вот так Гвен и Николь провели более двух недель в обширном поместье, раскинувшемся на побережье Дорсетшира. Николь была изрядно напугана пышностью встречи: десятки слуг в элегантных ливреях выстроились во время их появления, два герольда фанфарами возвестили об их прибытии, после чего вышла графиня Ярлборо, чтобы приветствовать свою мать. Она лучезарно улыбалась, в то время как окружавшие ее девушки нервно приседали.

Графиня Ярлборо казалась воплощением совершенства, и у Николь упало сердце. Однако миссис Тредуэлл с раздражением заметила:

— Побойся Бога, Ванесса! Герольды? Тебе не кажется, что это уж слишком?

И в том, как надула губки графиня Ярлборо, Николь тут же узнала себя, когда дело касалось ее отношений с матерью.

— Ах, мама, ну можно ли быть такой брюзгой? Мне нравятся герольды! И Джонатану тоже.

— Что ж, значит, мы должны считаться со вкусами Джонатана, — с сарказмом проговорила миссис Тредуэлл и направилась сквозь толпу к двери.

— Вот это да! — шепнула Гвен подруге. — Похоже, наша миссис Тредуэлл врагов в плен не берет.

Николь с облегчением узнала, что, поскольку ни она, ни Гвен еще не начали выезжать, их исключили из участия в официальных мероприятиях графини. А график таковых был очень напряженным. Ванесса уезжала из дома около одиннадцати утра и возвращалась в полночь, а порой и позже. Не один раз Николь просыпалась от стука колес подъезжающей кареты в два часа ночи. Миссис Тредуэлл редко сопровождала свою дочь; она предпочитала проводить время с внуками — двухлетним Питером и годовалым Джеймсом, за которыми ухаживала серьезная няня по имени Перл. Что же касается графа Ярлборо, то Николь и Гвен в течение первой недели своего пребывания видели его лишь однажды, да и то мельком.

— Весьма странный образ жизни, ты не находишь? — спросила Гвен, когда они с Николь устроились однажды на роскошной кровати в огромной спальне.

Николь разглядывала болезненный синяк на голени — ее пнул Питер.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она.

— Ну как же, все восхищаются тем, что Ванесса покорила графа Ярлборо. Однако он никогда и нигде вместе с ней не появляется. И никто из них, похоже, не рвется увидеть своих детей.

— Нас воспитывала гувернантка, — возразила ей Николь, — моих братьев и меня. А разве тебя нет? Мой отец постоянно заседал в парламенте в Лондоне, а мать проводит время почти так же, как графиня.

— Но в чем тогда смысл славной победы, если у супругов нет ничего общего?

— Ты так же романтична, как и Бесси.

Гвен сделала гримасу:

— Господи, надеюсь, что я при этом не так глупа!

— Браки среди представителей высших классов, — сказала Николь, повторяя то, что ей часто говорила мать, — это необходимость, которая базируется не на безумной страсти, а на практической основе. Это политический альянс, увеличение владений.

Гвен передернула плечами:

— И ты говоришь об этом таким холодным тоном! Я рада, что не отношусь к титулованным особам. — Она поморщилась. — Пока что. Как раньше не относилась и Ванесса Тредуэлл. И наверное, когда-то, хоть однажды, между ней и графом было нечто… не столь практичное. Как ты думаешь?

Николь зевнула и взбила подушку.

— Кто знает? Но не стоит беспокоиться. Это как раз забота миссис Тредуэлл — объяснить нам, как Ванесса подцепила графа. Не исключено, что на следующее Рождество я буду рада нанести визит тебе и твоему мужу.

— Ну, ты скажешь!

Подруги захихикали.

Николь задула свечу, и они довольно долго лежали в темноте молча. Затем Гвен снова заговорила:

— Знаешь, что больше всего страшит? Я даже не верю, что миссис Тредуэлл так уж любит свою дочь.

— Мне это не кажется странным, — глухо проговорила Николь, подумав о своей матери.

— В таком случае, — полусонным голосом сказала Гвен, — какого черта она основала академию? Хочет сделать нас такими же, как ее дочь?

Николь ничего не ответила, впрочем, Гвен уже заснула.


На следующее утро в детской, разнимая Питера и Джеймса, миссис Тредуэлл сообщила девушкам, что они приглашены на раут, который графиня устраивает вечером. Лица у Николь и Гвен вытянулись.

— Мы должны быть на нем? — попыталась возразить Николь. — Насколько я понимаю, учитывая, что мы еще не дебютировали…

— Это правило не соблюдается, когда прием устраивается в частном доме, — объяснила миссис Тредуэлл и обнюхала одежду Питера. — Перл, я думаю, юный мастер нуждается в том, чтобы ему поменяли подгузник.

Нянька взяла плачущего Питера за руку и увела прочь.

— А что это будет за раут? — нервно спросила Гвен.

— Большой. Очень многолюдный. Вам не придется танцевать. — При этих словах Николь с облегчением вздохнула. — Хотя если вас пригласят…

— Такая опасность нам не грозит, — пробормотала Гвен.

Их наставница нахмурилась:

— Почему вы обе недооцениваете свою привлекательность? Поверьте, у вас есть чем заинтересовать молодого человека. — Взглянув на недоверчивые лица Гвен и Николь, она добавила: — Это так! Вы очень умны, остроумны, интересны… — Видя, что выражение лиц у девушек остается печальным, миссис Тредуэлл вздохнула: — Но вернемся к нашим делам. Что вы взяли с собой из нарядов?

— Я… У меня только белое платье из органди, — запнувшись, сказала Гвен.

— Великолепно! Белый цвет тебе очень к лицу. А что у тебя, Николь?

Николь смотрела в окно, где наблюдала бередящую душу сцену: группа охотников направлялась к лесу; впереди бежали возбужденно лающие собаки, на плечах у охотников висели ружья. Как много отдала бы она за то, чтобы оказаться вместе с ними в этот погожий зимний день!

— Николь? — снова обратилась к ней миссис Тредуэлл.

— У нее есть платье из золотистой парчи, — пришла на помощь Гвен.

Николь скорчила подруге рожицу.

— Это подойдет. — Миссис Тредуэлл помолчала. — Я должна сказать вам вот что. Хотя в самом деле ваш официальный выход в свет еще не состоялся, вам следует знать, что завтра вечером здесь будет очень много весьма видных молодых женихов. Первое впечатление чрезвычайно важно. Неосторожное слово, неуклюжая выходка могут основательно подпортить вам шансы на будущее. — Гвен густо покраснела, и миссис Тредуэлл улыбнулась ей. — Я вижу, вы знаете, что я имею в виду. Стоит лишь молодой леди испортить себе репутацию — и ситуацию уже ничем не исправишь. Кстати, это признанный факт, что мужчины обладают могучим даром убеждения.

Один из охотников, как отметила про себя Николь, восседал на великолепной чалой лошади, которая отличалась к тому же изумительно красивым шагом. Миссис Тредуэлл заметила, куда смотрит Николь, и снова вздохнула.

— Николь, я надеюсь, что правилам этикета ты уделишь больше внимания, чем мне.

Николь засмеялась:

— Вам не стоит беспокоиться обо мне, миссис Тредуэлл. Я еще не встречала мужчины, на которого стоит посмотреть дважды. Не считая, конечно, моих братьев.

— Когда-нибудь встретишь, — уверенно сказала директриса.

— Вряд ли, — не менее уверенно возразила Николь.


Николь сидела на позолоченном стуле, настолько тонком и хрупком, что она с опаской думала, не сломается ли он под ней. Она заранее облюбовала этот дальний угол большого зала. Золотистая парча вызывала страшный зуд, однако всякий раз, когда Николь делала попытку почесаться, сидевшая рядом Гвен выразительно толкала ее в бок. Однокашница, на взгляд Николь, выглядела очень элегантно в своем скромном, с высокой талией белом платье, с которым прекрасно гармонировало жемчужное ожерелье. Черные волосы ее были зачесаны назад и собраны в пучок на затылке. Сама же Николь, о чем она прекрасно знала, выглядела нелепо. Она смущенно шевелила обнаженными плечами, моля Бога о том, чтобы стул под ней не скрипел.

— Отличная музыка, ты не находишь? — шепнула ей Гвен.

— Это что-то ужасное, — пробормотала Николь.

— Ах нет, ведь это Моцарт!

Николь невольно рассмеялась:

— Да нет же, Гвен. Я имею в виду нас, а скорее всего себя и все, что вижу вокруг. Я не принадлежу к этому кругу.

Маленькое личико Гвен сморщилось.

— Я тоже, но мы обязаны это вытерпеть. Когда-нибудь мы сможем к этому привыкнуть, я так полагаю.

— Никогда! — энергично возразила Николь. — Мне жаль миссис Тредуэлл, но нет никакого смысла пытаться сделать шелковый кошелек из свиного уха… Господи, я умираю от голода.

— Будет ужин.

— В полночь, а сейчас только четверть девятого. — Николь резко поднялась. — Я попробую найти что-нибудь перекусить. Пойдешь со мной?

Гвен покачала головой.

— Ну как знаешь. — Николь встала и выпрямилась во весь рост, испытав удовольствие от того, что можно двигаться. Она ощущала себя неуклюжей, знала, что выше многих мужчин в зале и, конечно же, гораздо выше любой из дам.

И вдруг Николь ошеломленно замерла. Она увидела, что в кресле — не в хрупком, позолоченном, а в солидном, настоящем кресле, затянутом в красный бархат, восседает самый большой человек, которого она когда-либо видела, — массивный мужчина с рыжевато-золотистыми, зачесанными назад волосами, собранными сзади в тугой хвост.

Мужчина был великаном — должно быть, его шея не уступала по толщине бычьей, толщина рук соперничала со стволами дерева. Он смотрел на нее глубоко посаженными глазами, цвет которых напоминал небо.

Николь поспешно отвела взгляд в сторону, а затем вновь посмотрела на мужчину. Боже! Он напоминал ей портреты Генриха VIII. В руке мужчина держал бокал, и в тот момент, когда Николь повернула лицо в его сторону, щелкнул пальцами, показывая слуге, что бокал следует наполнить. Экий лентяй, с неприязнью подумала Николь, ему лень самому дойти до столика с вином! Она прошла мимо него, затем снова повернулась и в смятении увидела, что хотя он не пошевелил ни единым мускулом своего массивного тела, его светло-голубые глаза следили за ней. Щеки Николь вспыхнули, и она ускорила шаг.

Девушка только обнаружила стол с холодными закусками у противоположной стены зала, как рядом с ней оказалась миссис Тредуэлл.

— Где Гвендолин? — спросила наставница.

— Я оставила ее вон там, возле пальмы, — с виноватым видом призналась Николь. — Я почувствовала, что мне нужно пройтись.

Миссис Тредуэлл посмотрела на девушку с трогательным сочувствием:

— Бедняжка Николь! Надо сделать из тебя любительницу танцев, и тогда тебе будет чем заняться на подобных приемах.

— С таким же успехом можно попытаться сделать из меня птицу.

Миссис Тредуэлл дотронулась до Николь веером:

— В один прекрасный день ты еще раскроешь свои крылья. — Затем добавила: — Попробуй паштет — очень вкусный. Только не клади сразу слишком много на тарелку. — Директриса весело помахала рукой и продолжила свой путь.

Николь положила себе паштета меньше, чем привыкла, затем добавила тостов и прислонилась к стене, как всегда, чуть ссутулившись. Она видела, как миссис Тредуэлл остановилась перед громадным лентяем, сидевшим в кресле, и дружелюбно ему кивнула. Он склонил голову в ответ, и Николь испытала чувство обиды за свою директрису.

Она украдкой пробралась к обитому красным бархатом креслу, заинтригованная вульгарностью манер этого человека. Можно было подумать, что он член королевской семьи, если судить по тому, как скупо он отвечал на приветствия гостей. Из той точки, где Николь находилась, она видела его профиль. Ей бросились в глаза сурово поджатые губы. Теперь она могла слышать его голос, и он оказался таким, как она и ожидала, — полным важности и самомнения. Говорил он с легким иностранным акцентом. Это же надо быть до такой степени ленивым! Николь с возмущением наблюдала за тем, как из его руки выпала сигара, и он тут же знаком показал бедняжке слуге поднять ее с пола. В чем дело? Неужели размеры его тела породили в нем уверенность, что он выше прочих смертных? Он воплощал в себе все то, что ей так не нравилось в жизни, — бесполезность и претенциозность и, кроме того, праздность. Николь вдруг поймала себя на том, что возненавидела его.

Затем она увидела, что к бархатному креслу приближается миссис Тредуэлл вместе с Гвен. И — проклятие! — этот хамоватый лорд не соизволил даже привстать, пока ему представляли залившуюся краской бедняжку Гвен. Столь пренебрежительное отношение к подруге стало последней каплей, переполнявшей чашу терпения Николь. Она сделала несколько энергичных шагов и остановилась перед красным бархатным креслом.

— Знаете ли вы, — сказала она, клокоча от гнева, — что даже самый высокопоставленный лорд, если он вежлив, встает, когда к нему приближается леди?

Мужчина в кресле поднял голову и медленно смерил ее взглядом:

— В самом деле? А вежливо — так грубо отчитывать незнакомого человека?

Это лишь подлило масло в огонь.

— Поверьте, сэр, если бы я была мужчиной, я бы бросила вам перчатку.

— Будь вы мужчиной, — растягивая слова, сказал он, стряхнув пепел на пол, — возможно, я бы принял вызов.

Внезапно его лицо вспыхнуло, и Николь испытала злобное удовлетворение, радуясь тому, что ее стрела попала в цель. Это состояние приподнятости и возбуждения сохранялось в ней до полуночи, пока не пришла миссис Тредуэлл, чтобы проводить ее и Гвен ко сну.

— Компания становится для вас слишком шумной, — пояснила наставница. Николь и Гвен с чувством облегчения последовали за ней. — Кстати, — спросила она, поднимаясь по лестнице, — мне показалось, что ты о чем-то беседовала с лордом Бору, Николь?

Николь фыркнула:

— Бору? Подходящее имя для этого неприятного типа.

— Ну, видишь ли, — доброжелательным тоном проговорила миссис Тредуэлл, — сейчас ему очень нелегко. Когда-то он был сильным, атлетически сложенным мужчиной — и вдруг стал калекой.

Николь споткнулась о ступеньку и почувствовала, как кровь отливает от ее лица.

— Ка… калекой?

— Увы, да. Лорд Бору был тяжело ранен в Дрездене. Пушечным ядром ему раздробило колено. А до этого он был воплощением мужественности: чемпион по боксу, борьбе, верховой езде, заядлый дуэлянт. Брайан Бору. Трудно представить, что он больше никогда не встанет на ноги, — со вздохом добавила миссис Тредуэлл. — Война — ужасная штука.

Ошеломленная Николь молча поднималась по лестнице вслед за наставницей.

Глава 6

Лишь надежда на то, что она вряд ли когда-нибудь встретит лорда Брайана Бору, помогла Николь на следующее утро подняться с постели. Ее охватывал жгучий стыд всякий раз, когда она вспоминала обидные слова, брошенные е покалеченному солдату, и как вспыхнуло его лицо, когда она пренебрежительно отозвалась о его мужском достоинстве.

То, что Николь не знала о его несчастье, не оправдывало ее. Она опозорила миссис Тредуэлл своим необдуманным поступком. Какое ей дело, если лорд Брайан Бору чувствует себя удобно в красном бархатном кресле?

Николь была столь непривычно тихой и отрешенной все утро, что Гвен несколько раз осведомилась о ее здоровье. Николь хотела было поделиться с ней своими переживаниями, но потом поняла, что не может этого сделать. Она сидела в мрачном молчании, вновь и вновь перебирая в уме сказанное. Как жаль, что нельзя вернуть обидные слова назад!

За чаем миссис Тредуэлл обратила внимание на необычное поведение своей подопечной и сделала собственные выводы.

— Вы обе прекрасно вели себя вчера вечером, — заверила она Николь и Гвен. — Я уверена, что лишь осведомленность общества в том, что вы еще не вышли в свет, удерживала молодых людей от того, чтобы уделить вам больше внимания. — Николь сникла на стуле. Миссис Тредуэлл бросила на нее недоуменный взгляд: — В чем дело, Николь?

— Ни в чем, — пробормотала девушка, чувствуя, что у нее пропал аппетит и ей не хочется есть сандвич с ветчиной, лежащий у нее на тарелке.

По выражению ее лица миссис Тредуэлл догадалась, что во время приема что-то произошло. Однако вывод она сделала неверный:

— Если тебе приглянулся какой-то молодой человек, Николь…

Девушка резко выпрямилась.

— Разумеется, нет! — заявила она столь запальчиво, что уголки рта миссис Тредуэлл приподнялись в понимающей улыбке.

— Ладно! Мы позволим тебе сохранить свой секрет при себе — пока что. А сейчас я отпускаю вас, леди, поскольку уверена, что вы хотите одеться и подготовиться к нынешнему вечеру.

— К вечеру? — с тревогой спросила Николь.

— Подготовиться к поездке в театр, дорогая. Разве я не говорила об этом? Ванесса предоставила нам сегодня свою ложу.

Гвен встрепенулась:

— В самом деле? Замечательно! А какой будет спектакль?

— Шекспир, я думаю. Дорсетширские актеры играют его просто великолепно. Хочу надеяться, что не будет ничего неприличного и вульгарного.

Николь очень хотелось удостовериться в том, что лорда Брайана Бору на представлении не будет, у нее чесался язык спросить об этом миссис Тредуэлл, однако она так и не решилась. Девушка сделала вид, что у нее болит голова, на что наставница ответила:

— Уверена, что представление пойдет ей на пользу. А теперь идите и переодевайтесь в вечерние платья.

Николь сделала это с тяжелым сердцем. Успокаивало лишь одно: каков шанс встретиться два раза подряд с человеком, которого она до этого никогда в жизни не видела?

В театре царила атмосфера всеобщего возбуждения. У входа толпились изысканно одетые леди и джентльмены, люди попроще атаковали места в партере.

— О, «Гамлет»! — воскликнула Гвендолин, увидев афишу в вестибюле.

— И притом с мистером Бэртоном, — удовлетворенно заметила миссис Тредуэлл. — Я видела его игру несколько раз. Мы сегодня получим огромное удовольствие.

Однако Николь по-настоящему расслабилась лишь тогда, когда она, Гвен и миссис Тредуэлл стали подниматься по длинной узкой лестнице в ложу графини Ярлборо. Лорд Бору со своим разбитым коленом, решила Николь, ни за что не сможет одолеть эту лестницу. Она почувствовала облегчение, когда раздвинула длинные бархатные портьеры и вошла в ложу. Пытаясь приспособиться к тусклому освещению, Николь широко раскрыла глаза и…

О ужас! Девушка увидела знакомую крупную фигуру.

Николь споткнулась и могла бы упасть, если бы ее не поддержала за локоть идущая сзади миссис Тредуэлл.

— Голова закружилась? — обеспокоенно шепотом спросила директриса. — Мы забрались довольно высоко.

Мужчина в кресле повернул вполоборота голову в сторону Николь. Их взгляды встретились. Осознав, что ее худшие опасения оправдались, она поспешно отвела глаза.

— Да ведь это лорд Бору! — радостно воскликнула миссис Тредуэлл. — Какая приятная неожиданность!

— Надеюсь, вы простите меня, что я не встаю, — сурово произнес он.

— Разумеется! Гвендолин, Николь, думаю, вы обе знакомы с нашим компаньоном на сегодняшний вечер? Мисс Карстэрз, лорд Бору, мисс Хейнесуорт.

Гвендолин сделала книксен. Николь, после толчка со стороны наставницы, сделала то же самое.

— Ах, эта негодница Ванесса! — заявила миссис Тредуэлл. — Не удосужилась сказать, что пригласила вас составить нам компанию!

— Меня в эти дни очень многие приглашают воспользоваться своими ложами в театрах, — задумчиво проговорил лорд Бору. — Не говоря уже о боксерских боях, назидательных лекциях, концертах, чтениях и случающихся операх и балетах.

— Ваши друзья знают, что для вас сейчас важно развлечься и отвлечься, — бодрым тоном заявила миссис Тредуэлл.

— Мои друзья, — с горечью возразил лорд Бору, — понятия не имеют, что мне нужно. — Затем, с видимым усилием отогнав грустные мысли, он улыбнулся Гвендолин: — Вы не сядете ко мне поближе, мисс Карстэрз? — Гвен встревожен-но повернулась к миссис Тредуэлл, которая одобрительно ей кивнула. — Вам нравится Шекспир?

— Я… — Что бы там Гвен ни говорила, Николь все равно ничего не слышала, потому что сидела в полном смятении.

Какой поворот судьбы! Так размышляла Николь, вжавшись в кресло, пытаясь сделаться совершенно незаметной. Миссис Тредуэлл с изумлением посмотрела на девушку:

— Ты хорошо себя чувствуешь, дорогая?

Чувствовала себя Николь ужасно. Однако она сумела кивнуть и даже сказать себе, что ее нынешние мучения являются заслуженным наказанием за идиотское поведение накануне. Газовые лампы замигали и погасли, и в наступившей темноте она услышала, как лорд Бору что-то тихонько говорил Гвен. Она шепотом ответила, и лорд засмеялся. К счастью, тут же началось представление, и Николь погрузилась в переживания принца датского, чьи страдания, кажется, были сродни ее собственным.

После завершения третьего акта огни вновь зажглись. Гамлет метался, узнав о заговоре дяди и вероломстве матери. Его мучил вопрос — быть или не быть. Голова у Николь шла кругом, но кое-что для себя она все-таки поняла: единственное спасение для нее — это честность. Когда миссис Тредуэлл направилась в вестибюль, чтобы поприветствовать своих знакомых, Николь замешкалась. Исполненная душевного трепета, она приблизилась к лорду Бору.

— Милорд… — начала девушка, и слова тут же застряли у нее в горле, так что она вынуждена была начать снова: — Милорд, я должна перед вами извиниться.

Его голова, увенчанная копной рыжевато-золотистых волос, медленно повернулась в ее сторону, на лице его появилось вежливое и одновременно отсутствующее выражение.

— В самом деле? За что же?

Николь сделала глубокий вдох.

— Когда я выговаривала вам накануне вечером, я не имела понятия, что вы… — Она замолчала, глядя на могучие мышцы его шеи, груди и плеч. В этот момент Николь поняла, как великолепна была его фигура до того, как с ним произошло несчастье. Калека… Да она в жизни не сможет произнести это слово! При свете ламп его голубые глаза казались темными, и невозможно было понять, о чем он думает. — Не знала о ваших нынешних… обстоятельствах, — поправилась она.

Лорд Бору вскинул рыжеватую бровь.

— Не понимаю, мисс Хейнесуорт, о каких обстоятельствах вы говорите, — холодно произнес он, затем повернулся к ней спиной, и ей не оставалось ничего другого, как броситься догонять миссис Тредуэлл и Гвен.

Николь с трудом сдерживала слезы, пока наставница представляла их бесконечному потоку своих друзей и знакомых. Гвен с тревогой смотрела на подругу.

— Что-то случилось? — озабоченно спросила она. — Ты же знаешь, что можешь поделиться со мной!

Однако Николь не могла. Лорд Бору отверг ее косноязычные извинения, и от этого ей стало еще хуже.

В ложу Николь возвратилась с большой неохотой. Лорд Бору радостно приветствовал появление Гвен, предложил ей свой полевой бинокль, чтобы она могла получше рассмотреть актеров, а также вина. Словом, он был очарователен.

— Я начинаю верить, что наша Гвендолин уже одержала победу, — шепнула Николь миссис Тредуэлл.

Николь угрюмо смотрела на сцену. Несмотря на испытанное ею унижение, она почувствовала, что ее увлекли представляемые актерами события. Она скорбела по поводу бедной обесчещенной Офелии; всей силой души она разделяла стремления Лаэрта отомстить за свою сестру. Именно так поступил бы и Томми, если бы знал, как лорд Бору обошелся с ней, решила она, но затем снова погрустнела, вспомнив, что его грубость ею заслужена. А в последнем акте был поединок на шпагах. Николь с огромным интересом наблюдала за тем, как сражались Лаэрт и Гамлет и затем оба умерли из-за предательства Клавдия.

Когда снова зажгли лампы, миссис Тредуэлл промокнула глаза носовым платком.

— Шекспир не может не растрогать до глубины души, — проговорила она. — Надеюсь, тебе понравился спектакль?

Николь кивнула:

— О да, язык и содержание изумительны! Но поединок на шпагах в последней сцене поставлен ужасно! Вы обратили внимание, как неуклюже Лаэрт держит клинок? Я так думаю, что этот парень не отличит одного приема от другого. А что касается Гамлета, то кто-то должен научить его выполнять… — Николь замолчала на полуслове, увидев, что миссис Тредуэлл тревожно вскинула брови. Гвен предостерегающе уставилась на подругу. Стало быть, все, что Николь говорила, слышали и окружающие. Леди в соседних ложах чрезвычайно заинтересовались ее словами.

Николь наклонила голову, пытаясь дотянуться до своей накидки и понимая, что допустила еще одну оплошность. Она рванулась к выходу и стала дожидаться миссис Тредуэлл и Гвен, которые обменивались любезностями с лордом Бору.

К своему удивлению, она встретилась взглядом с лордом Бору. Он смотрел на нее почти с уважением.

Глава 7

Всю дорогу от дома графини до академии Николь слушала, как миссис Тредуэлл подтрунивает над Гвен, обсуждая ее общение с лордом Бору в театре. Гвен краснела и как могла оправдывалась.

— Право же, миссис Тредуэлл, он был просто вежлив — не более того!

Однако директриса стояла на своем, и в конце концов Гвен заявила, что она устала. Миссис Тредуэлл подтолкнула Николь.

— Ничто не может поднять Гвендолин в собственных глазах больше, чем подобный вечер! — счастливо пробормотала она, затем вздохнув, выглянула в окошко. — Очень жаль, что он такая неподходящая кандидатура в мужья.

— Разве? — пожалуй, слишком поспешно спросила Николь.

— Ну конечно, ведь он почти не может ходить. Какая девушка отдаст руку и сердце такому мужчине?

— Однако он поднялся по крутой лестнице в ложу, — заметила Николь.

— Да, но с помощью слуги. И думаю, ему, бедняжке, для этого потребовались часы. Ты заметила, что он позаботился прибыть в театр задолго до нашего прихода, и не уходил до тех пор, пока все не ушли.

Николь задумалась, и у нее появилась надежда. Если лорд Бору настолько озабочен тем, как он выглядит в глазах окружающих, вероятно, ей надо перестать себя мучить.

— Должно быть, он очень гордый человек, — предположила она.

— И ему следует быть таким, — уверенно заявила миссис Тредуэлл. — Если бы не зигзаг истории, он мог бы стать королем Шотландии.

— Он шотландец? — удивилась Николь. Это во многом объясняло особенности его внешности и легкий акцент.

— Точнее, ирландец шотландского происхождения. Его предки владели большей частью Стратклайда, Аннандейла и Ольстера еще до Брюса. В прежние времена я часто думала, не этим ли объясняется его безрассудство! Он пытается утвердить себя, выступив против англичан, которые отняли у него право первородства. Он был известен во всей Англии тем, что никогда не отказывался принять вызов. — Лицо миссис Тредуэлл приобрело мечтательное выражение. — Я очень хорошо помню, как он взял верх над Джексоном, когда был еще совсем юнцом.

Гвен встрепенулась:

— Вы посещали матчи боксеров, миссис Тредуэлл?

— Это было импровизированное представление, которое устраивали на пари, — поспешно пояснила наставница. — О, Брайан Бору всегда любил преподносить сюрпризы!

— Должно быть, — с кислым видом проговорила Николь, — его ранение на войне произошло по Причине какой-то сумасшедшей выходки с его стороны?

Миссис Тредуэлл мгновенно посерьезнела.

— Нет. Он был ранен, пытаясь защитить находившихся под его командой солдат. Они попали под обстрел противника, и единственный путь отступления контролировали французские пушки. Лорд Бору поехал вперед и отвлек внимание артиллерии на себя.

— Боже мой! — воскликнула Гвен.

Миссис Тредуэлл улыбнулась девушке:

— Так что теперь ты видишь, моя дорогая, какое великое сердце опутала своими чарами!

Гвен смутилась, а Николь погрузилась в размышления. Солдат, герой, каким всегда она мечтала быть сама. И она назвала его трусом!

— Еще в восемьсот седьмом году, — продолжала миссис Тредуэлл таким же мечтательным тоном, — он играл в вист с лордом Пауэлтоном и лордом Хаммермиллом в течение трех дней подряд, пока, рассказывают, отчаявшийся Хаммермилл не поставил на карту собственную жизнь.

Николь скривила губы:

— Полагаю, лорд Бору согласился.

— Нет, — возразила миссис Тредуэлл. — Он бросил карты и пошел домой.


— Итак, — спросила графиня Д'Оливери, наливая херес своей компаньонке, — как прошел визит в Дорсет?

— Успешно, — ответила миссис Тредуэлл, с благодарностью принимая бокал. — Если не принимать во внимание прогрессирующий идиотизм моей дочери.

Графиня улыбнулась:

— Как вели себя наши воспитанницы?

— Прекрасно. — Миссис Тредуэлл сделала глоток и задумчиво помолчала. — Хотя мне показалось, что Николь кого-то приглядела для себя.

— В самом деле? — удивилась графиня. — И кого же именно?

— Этого я не знаю. А вот малышка Гвендолин, похоже, уже приковала к себе обожателя. Это лорд Брайан Бору.

— Брайан Бору! Боже мой, я не видела его целую вечность! Он все такой же буйный и отчаянный?

— Вряд ли. Его покалечило в Дрездене, ядром раздробило колено.

Графиня Д'Оливери побледнела.

— Боже милостивый! Я не знала об этом.

— Да. Все это очень печально. Он не может даже стоять. Тем не менее это не помешало ему быть исключительно внимательным к Гвен, когда мы находились с ним в одной ложе в театре.

— Лорд Бору — и вдруг калека. Это кажется невозможным. — Графиня снова наполнила бокал.

Миссис Тредуэлл некоторое время молчала, что-то вспоминая, затем ее брови сошлись на переносице.

— Кристиан, — сказала она, — если я не ошибаюсь, леди Чамфорд как-то упоминала, что она встречала тебя и лорда Бору в Париже несколько лет тому назад. Он сопровождал тебя на бал в посольстве.

— Бору и я были одно время очень близки, — призналась графиня.

— Ты имеешь в виду… Боже мой, Кристиан! Ведь он намного моложе тебя!

— Всего на десять лет, — возразила графиня. На лице ее появилось странное выражение. — Ты не знаешь, где он сейчас остановился?

— У лорда и леди Дэлтон, я полагаю. — Миссис Тредуэлл поджала губы. — Надеюсь, ты не собираешься убежать с ним? Одна я ни за что не справлюсь с этими девчонками!

— Как же мало ты мне веришь, дорогая Эвелин, — сказала графиня, направляясь к письменному столу и беря в руки гусиное перо. — Я думала, ты успела понять: я не из тех, кто бросает работу на половине.

Глава 8

Николь, чтобы одолеть гложущее чувство стыда, с каким-то остервенением отдавалась фехтованию. Она фехтовала так успешно, что спустя две недели после возвращения из Ярлборо ее наставница сказала:

— Поздравляю тебя, дорогая! Наконец-то ученик превзошел своего учителя.

— Но это невозможно! Вы сами говорите, что я еще слишком необузданна и сумасбродна, что некоторые мои приемы выглядят не очень грациозными. Нет, вы, без сомнения, фехтуете лучше меня!

Тяжело дыша, мадам подняла защитную маску:

— Нет. Возможно, я более опытная фехтовальщица, но не лучшая. Ты создана для этого вида спорта, Николь. Даже при некоторой неуклюжести, от которой ты пока не избавилась, твоя рапира поет!

Николь вспыхнула, услышав комплимент мадам.

— Как бы там ни было, в этом ваша заслуга.

— Это все было при тебе, я только выявила эти качества… — Мадам задумчиво почесала себе ребра. — Честно говорю тебе, я уже боюсь скрещивать с тобой клинки. Если ты наносишь укол, то делаешь это основательно. Тебе нужен достойный противник.

— Если мне сейчас что-то и нужно, то брать курс на континент.

Мадам внимательно посмотрела на нее:

— Все еще не одумалась?

— Да! — упрямо сказала Николь. — А почему бы и нет? На рождественских приемах я убедилась, что мне не место в цивилизованном обществе.

— Почему?

Николь покраснела. Ей совсем не хотелось рассказывать о неприятном инциденте с лордом Бору.

— Миссис Тредуэлл говорила, что очень довольна тобой и Гвендолин, — не отступала графиня.

«Это свидетельствует лишь о том, что миссис Тредуэлл ничего не знает о происходящем вокруг», — подумала Николь.

Мадам проводила ее до дверей кухни.

— Николь, девочка моя, — мягко сказала она. — Если ты отправишься на континент воевать против Наполеона, то станешь одинокой и несчастной, как, возможно, и все люди.

— Я поступлю в солдаты, — начала было Николь, но графиня покачала головой:

— Ты будешь там чужой! Чужакам… всегда очень трудно.

— Меня поддержит Томми! — запальчиво заявила Николь.

— Серьезно? Ты считаешь, что он обрадуется, увидев тебя возле своей палатки в солдатских сапогах и амуниции? Думаешь, ему легче будет выполнить свой воинский долг, когда придется беспокоиться о тебе?

— Это не имело бы значения для… — Однако Николь замолчала. Она никогда раньше не задумывалась, как повлияет ее решение на судьбу брата. Внезапно девушка поняла, что Томми не одобрит ее намерений. Он горячо любил ее, и у них, как у близнецов, было много общего, но между тем он оставался мужчиной, а она женщиной. Появись она во Франции, и ему пришлось бы выслушивать бесконечные насмешки товарищей. — О Господи, ну почему я родилась женщиной!

К ее удивлению, мадам печально кивнула.

— Я знаю, — сказала она, — жизнь чудовищно несправедлива. Мужчины захватили в ней главные роли. А что остается нам? Рожать и вести хозяйство, следить за тем, не поехала ли петля на чулке и не подгорело ли мясо.

Николь неожиданно для себя захихикала.

— О, вы очень точно выражаетесь, — заметила она.

— Разумеется, ни одна умная женщина не может согласиться с существующим разделением забот и удовольствий, якобы закрепленных по замыслу Божию. — Мадам заставила Николь сесть рядом с собой за стол и, понизив голос, продолжила: — Перемены возможны, но они происходят медленно.

— А вы надеетесь на них? — спросила Николь, затаив дыхание.

— О да!

— А миссис Тредуэлл?

— Ты видела ее дочь? Что ты о ней думаешь?

Николь помолчала, а потом ответила:

— Наверное, любая мать будет рада тому успеху, которого достигла графиня Ярлборо.

— Есть большая разница, — заметила графиня Д'Оливери, — между успехом и счастьем. — Мадам потянулась за сахарницей. — Итак, я думаю, что должна найти тебе нового наставника по фехтованию.

— Не вижу смысла, — пробормотала Николь, — ведь я никогда не пойду воевать с Наполеоном. Видит Бог, ни один мужчина не отнесет умение обращаться с рапирой к числу моих достоинств.

— Мужчины во многом такие же жертвы обстоятельств, как и мы. — Судя по удивленному выражению лица Николь, это заявление вызвало у нее недоверие. — Ты в этом сомневаешься? Что ж, ты еще очень молода. Если бы ты знала, скольких несчастливых мужей я видела! Однако вернемся к нашим делам. Я считаю, что тебе следует продолжать занятия фехтованием. Можно мне позаботиться об этом?

— Если вы так хотите, — ответила Николь. Она была несколько ошеломлена этой беседой. Как мужчины могут быть недовольны своей судьбой? Чушь и вздор!


Тремя днями позже графиня появилась в верхней гостиной, чтобы увести Николь с лекции о том, как следует отбеливать белье.

— Слава Богу! — воскликнула Николь, когда они отошли по коридору на достаточно безопасное расстояние. — Сдались мне эти простыни! Когда сама буду вести хозяйство, закажу только серые простыни и никогда-никогда не буду их отбеливать!

Мадам засмеялась:

— Интересно посмотреть, как ты поведешь свое хозяйство, cherie!

— Они становятся серыми лишь в том случае, когда собаки становятся на них лапами, — будничным тоном объяснила Николь.

— Твоя мама позволяет собакам ложиться на кровать?

— Конечно, нет! Но я всегда ухитрялась провести хотя бы одну к себе в спальню. Так приятно, когда хорошая собака лежит, растянувшись рядом с тобой… а у нас будет урок фехтования? — Николь приняла исходную позу, выставив вперед воображаемую рапиру.

— У тебя будет. Приходи во двор утром на заре.

— Вы нашли мне наставницу? И притом так быстро? Кто же она?

— Он, — поправила ее графиня.

Николь озадаченно уставилась на мадам:

— Но я не могу брать уроки у мужчины! Это неприлично!

— Тебе не следует его бояться. Он намного старше тебя. Я хорошо его знаю, и он всегда ведет себя достойно.

— Но… Но… — Николь тщетно пыталась выразить свои опасения. Одно дело тренироваться во дворе с графиней, которую все девчонки академии, за исключением Кэтрин, обожают, и совсем другое — выполнять требования мужчины.

Графиня с любопытством посмотрела на Николь:

— Только не говори мне, что ты боишься скрестить клинки с мужчиной!

— Конечно же, я не боюсь! — запальчиво воскликнула Николь.

Мадам кивнула:

— Так я и сказала твоему наставнику. Так что будь готова завтра утром показать все, на что ты способна. А теперь — марш к миссис Кэлдберн и серому белью!

Глава 9

Рассвет в январе в Кенте наступает поздно. Встав с постели, Николь увидела в окно обложенное густыми тучами небо и летящие по воздуху снежные хлопья. У нее отчаянно стучали зубы, пока она вылезла из ночной рубашки и натягивала на себя бриджи и куртку Томми.

— Ты куда собралась? — сонно поинтересовалась Бесси.

— На занятия по фехтованию, — коротко ответила Николь.

— М-м-м. — Бесси поплотнее закуталась в одеяло. — Хорошо, что не я.

Направляясь к двери, Николь посмотрелась в зеркало. «Господи, ну и видок у меня», — подумала она, отводя взгляд от белой громоздкой фигуры в доспехах, и поспешила в коридор.

Ей пришлось нажать на дверь плечом, чтобы открыть ее. Двор тонул в серой полумгле, и Николь огляделась вокруг, лелея надежду, что новый инструктор не пришел. Но увы! Вон он стоит у дальней стены в доспехах и маске, опираясь спиной о стену.

— Мисс Хейнесуорт? — пророкотал голос из-под маски, когда Николь приблизилась. Она собиралась сделать книксен, но вовремя сообразила, что в данных обстоятельствах он выглядел бы неуместно, и просто отсалютовала рапирой. — Посмотрим, на что вы способны.

Николь шагнула вперед, держа рапиру наготове. Она все еще обдумывала, где ей лучше занять позицию, когда его рука с поразительной быстротой нанесла ей укол.

— Я еще не готова! — запротестовала Николь.

— В таком случае поторопитесь.

Она изготовилась, однако наконечник его рапиры без труда снова коснулся ее защитных доспехов.

— Два, — будничным тоном констатировал мужчина, и Николь почувствовала, как в ней закипает гнев.

— У меня мало опыта, — сказала она, выпрямляясь.

— Три. — Даже в тот момент, когда она говорила, он нанес ей укол.

Николь сцепила зубы и собралась. Минуту или две они парировали удары друг друга. Ее противник был невероятно быстр и фантастически силен; рапира, которую он держал в громадной перчатке, казалась детской игрушкой. Памятуя об уроках мадам, Николь призвала на помощь все свое самообладание, и едва не нанесла ему укол, однако в последний момент удивительным контрприемом он отбил ее клинок.

— Великолепно! — восхищенно воскликнула Николь. Фехтуя с графиней, они всегда отмечали удачный удар.

— Мы пьем чай или фехтуем? — тут же отреагировал ее противник. Эта реплика настолько вывела Николь из равновесия, что она забыла о защите и снова пропустила укол.

Не на шутку рассердившись, девушка, тяжело дыша, сделала шаг назад.

— Почему вы не отходите от стены и не фехтуете как положено? — раздраженно спросила она.

— Зачем мне отходить, если я могу достать вас и отсюда?

«Скотина», — мрачно подумала Николь.

Однако вслух ничего не сказала. Она сосредоточилась, наблюдая за его действиями, и заметила, что он реагирует чуть медленнее, если атаковать его справа. Она мгновенно переместилась направо и повторила выпад. Наконечник с силой поразил его плечо.

— Хорошо! — сказал он. — Это было…

Но Николь снова отступила, а затем бросилась вперед. На сей раз укол пришелся ему в грудь. Он засмеялся. Николь воспользовалась этим и нанесла еще один укол, на сей раз в правое бедро. Мужчина покачнулся.

— Мы пьем чай или фехтуем? — сурово спросила Николь, чувствуя, как кровь стучит в висках.

— О, теперь-то мы фехтуем. — Он выпрямился и поудобнее перехватил эфес.

Теперь у Николь не оставалось времени на болтовню. Ей больше не удавалось наносить уколы, но и ему тоже. Они яростно фехтовали, казалось, в течение многих часов. Она делала стремительные выпады и мгновенно уходила, выжидая момента, когда он откроется. Но такой момент все не наступал. Николь испробовала, казалось, все, что могла. Соперник парировал ее удары, и она в конце концов не выдержала.

— Это несправедливо! — воскликнула Николь, чувствуя, что силы ее иссякают. — У вас постоянно за спиной стена. Почему вы не выйдете вперед и не начнете бой, как положено мужчине?

Он опустил рапиру и поднял маску.

Под ней Николь увидела рыжевато-золотистые волосы, взмокшие от пота.

— Вы повторяетесь, мисс Хейнесуорт. Я уже слышал от вас о том, что не отношусь к числу полноценных мужчин.

Застыв от ужаса, Николь смотрела на широкое лицо, в удивительно голубые глаза. Лорд Брайан Бору? Прежде чем она нашлась с ответом, он покачнулся и медленно-медленно, словно подпиленный дуб, повалился на землю.

Откуда-то из темного закоулка выбежал его слуга и сердито сверкнул глазами на Николь.

— Я ведь говорил его светлости, что это будет для него слишком тяжело, — с сильным шотландским акцентом произнес он, и, опустившись на колени перед хозяином, достал фляжку.

— Я… м-могу чем-нибудь п-помочь? — заикаясь спросила Николь.

— Вы уже сделали достаточно!

Перепуганная Николь повернулась и помчалась прочь.


Когда Николь, выйдя к завтраку, встретила мадам, она отозвала ее в сторону.

— Я ищу вас все утро, — громким шепотом сообщила девушка, едва обе оказались за пределами столовой.

— В самом деле? По какой причине? — спокойно осведомилась графиня Д'Оливери.

— Я не желаю больше брать уроки фехтования у лорда Бору!

— Мне очень жаль это слышать, Николь! Он сказал мне, что твоя подготовка произвела на него очень хорошее впечатление.

— Мне он неприятен!

— Вот как? А что ты думаешь о его фехтовании?

Николь замолчала, подавляя ярость и стремясь быть справедливой.

— Без сомнения, он блестящий мастер, — признала она. — И все-таки я отказываюсь фехтовать с ним.

Гвен, Бесс и даже Кэтрин с любопытством смотрели на Николь, привлеченные ее нервным возбуждением. Мадам закрыла дверь в столовую, проводила Николь в свой кабинет и усадила в кресло.

— Я тоже боялась, — пробормотала она. — Юность может быть очень эгоистична.

Николь ахнула:

— Я? Эгоистична?

— Да. Ты ведь знаешь, лорд Бору был тяжело ранен. Я переписывалась с его врачами. Доктора полагают, что, вероятно, он сможет снова ходить, но лишь в том случае, если постарается. А он сдался, Николь. Брайан считает, что с потерей ноги потерял все, ради чего стоит жить.

— Я очень сожалею, но не вижу, какое отношение это имеет ко мне!

— Этот человек когда-то жил и дышал спортом. Говорят, он никогда не отказывался принять вызов. А теперь спасовал перед вызовом судьбы. Он всегда был слишком гордым, чтобы позволить друзьям видеть свою слабость. Он сидит в кресле и выглядит таким безмятежным… Но я-то знаю, чего ему стоит появиться на светских приемах задолго до прихода остальных, чтобы вовремя принять эту небрежную позу.

— Разумеется, я сожалею…

Казалось, мадам даже не слышала Николь.

— Брайан никогда не унизится до того, чтобы попросить кого-нибудь позаниматься с ним сейчас, когда он находится в таком состоянии. Тем не менее я надеялась, что для него не будет унизительным давать тебе уроки фехтования.

Николь покусала губу.

— Вы полагаете, что если он будет обучать меня фехтованию, то это поспособствует его выздоровлению?

— Именно. Это займет его мысли, более того, задействует его тело или то, что от него осталось. Мне больно видеть, как он теряет вкус к жизни.

— Вы говорите так, словно очень хорошо его знаете.

— Мы старинные друзья. — На губах мадам появилась таинственная улыбка. Николь почувствовала, как у нее сжалось сердце. «Интересно, уж не были ли они любовниками?» — подумала она, но уже в следующее мгновение наверняка знала, что любовниками они были. Красивая мадам относилась к тому типу женщин, которые наверняка нравятся таким мужчинам, как Бору.

— Вы когда-нибудь фехтовали с ним? — поинтересовалась она.

— Нет. Когда я знала его, он не скрещивал шпаги ни с одной женщиной даже в шутку. — Графиня несколько секунд молчала, погрузившись в свои мысли, затем сказала: — Я думаю, можно считать победой женской половины человечества то, что он сегодня это сделал. Ах, если бы ты видела его раньше, Николь! У него было больше joie de vivre[8], чем у любого известного мне человека! Было настоящим удовольствием просто идти по улицам Парижа рядом с ним.

Николь вдруг представила себе, как мадам и лорд Бору идут рука об руку — мадам в изысканном красивом платье и затейливой шляпке, Бору в сшитом по последней моде костюме, с тросточкой в руке, его густые волосы цвета шотландского золота заплетены сзади в косичку.

— А может, — предложила Николь чуть с большей горечью, чем намеревалась, — он должен давать уроки фехтования вам?

— Не притворяйся дурочкой, дитя мое, — беспечным тоном ответила графиня. — Я не буду для него стоящим противником.

«Вероятно, — подумала Николь, — я нахожу в ее словах больше, чем там есть на самом деле. Возможно, они были всего лишь друзьями».

— Если вы искренне верите, — медленно проговорила Николь, — что занятия со мной помогут лорду Бору, я, конечно же, подчинюсь вашей воле.

Улыбка, которую графиня подарила Николь, была поистине ослепительной.

— Ах, Николь! Я так рада!

И только когда мадам обняла ее и они направились в столовую, в голове Николь шевельнулась беспокойная мысль. Уж не для того ли графиня радеет о восстановлении здоровья Брайана Бору, чтобы возобновить с ним прежние интимные отношения?

Глава 10

— Нет, нет и нет! — заревел лорд Бору, сидя в своем кресле во дворе. — Ну неужели вы так никогда этому и не научитесь? Вы не отбиваете, и ваша правая ступня опять смотрит внутрь.

Николь в сердцах поставила ступни так, как это делают утки.

— Теперь лучше!

Лорд Бору поднял руку, подавая знак слуге:

— Мы можем отправляться, Хейден, мисс Хейнесуорт снова насмехается.

— Черт возьми, оставайтесь на месте, Хейден! — крикнула Николь, наставляя на слугу рапиру.

Лорд Бору наклонил голову.

— Боже, какие выражения, мисс Хейнесуорт!

— Пошел ты к черту, — пробормотала она, злясь не столько на него, сколько на себя за то, что снова позволила ему сделать из себя посмешище. Она знала, что лорд Бору неприятен в общении, но почему он такой надменный? Она еще ни разу не услышала от него доброго слова.

Николь выждала момент, чтобы перевести дыхание, и спросила уже спокойнее:

— Кроме положения моей левой руки и правой ноги, что еще вам не понравилось в моем выпаде?

— То, что вы едва не преуспели, — ответил лорд Бору.

Николь вскинула на него глаза:

— Вы действительно так думаете?

— Я сказал «едва не преуспели», — отрезал лорд Бору. — А теперь попробуйте еще раз.

Николь пыталась применить атаку в прыжке. Опасность заключалась в том, что после этого удара у нее не оставалось времени на защиту. Пока что при каждой попытке она проигрывала.

— Подтяните левую ногу вперед! — загремел лорд Бору.

Николь споткнулась и упала лицом в мерзлую землю.

— Вставайте, вставайте, — нетерпеливо подгонял он, и Николь поднялась на ноги. Лицо у нее под маской побагровело, она всей душой ненавидела своего мучителя.

— Вы говорите мне, что главная цель — неожиданность! — яростно выпалила она. — А как я могу застать вас врасплох, если вы точно знаете, что я буду делать?

— Когда вы научитесь выполнять приемы должным образом, — невозмутимым тоном проговорил лорд Бору, — вы застанете-таки меня врасплох.

— О! Вы очень… тяжелый человек!

— Меня называли и похлеще. — Он улыбнулся.

«Это что-то новенькое», — подумала Николь и, отряхнувшись, заняла исходную позицию.

Она сделала выпад, и лорд Бору невозмутимо отразил ее атаку.

— Рука должна быть прямой, — тут же отреагировал он.

Николь отступила назад. И внезапно ее осенило. Она полуотвернулась от него, демонстрируя свое раздражение.

— Вы, похоже… — начала она и внезапно сделала прыжок, держа рапиру в вытянутой руке. Лорд Бору не успел поднять клинок, как наконечник ее рапиры поразил его в грудь. В порыве восторга она даже не попыталась затормозить и головой врезалась ему в грудь. Послышался удар, кресло, на котором сидел лорд Бору, накренилось и опрокинулось. Николь оказалась распростертой поверх лорда Бору на заснеженном газоне.

— Уф! — выдохнул он.

— Милорд! — завопил Хейден, бросаясь к хозяину.

— Проклятие! — пробормотала Николь, ожидая, что лорд Бору сейчас отругает ее, однако, к ее величайшему изумлению, он смеялся!

— Сдаюсь, мисс Хейнесуорт, — заявил он. Их лица находились совсем близко, и если бы не сетка, они могли бы поцеловаться. — Блестяще!

Николь поспешно перекатилась на землю.

— Я считаю, милорд, что вам на сегодня достаточно, — увещевал Хейден хозяина, пытаясь вытащить из-под него шпагу и водрузить на место кресло. — Доктор Коэн сказал…

— К черту доктора Коэна! Он никогда в жизни не фехтовал!

Поднявшись, Николь наклонилась, чтобы предложить лорду Бору руку, однако Хейден сердито отмахнулся от нее. Николь вынуждена была беспомощно наблюдать за тем, как лорд Бору, опираясь на кресло, пытался подняться с помощью слуги. Перенеся тяжесть тела на здоровую ногу, он проворчал:

— А вы не могли бы приличия ради отвернуться?

— Зачем?

— Так все делают. Притворяются, что не замечают… моей немощи.

— Довольно трудно этого не заметить, — сказала Николь.

Вместо того чтобы обидеться, лорд Бору снова рассмеялся.

Не без труда Хейден поставил хозяина на ноги.

— На сегодня довольно, — сурово заявил слуга.

Лорд Бору поднял маску, то же самое сделала и Николь. Их глаза встретились.

— Думаю, что и впрямь довольно, — с неохотой признал он. — И все-таки это было великолепно.

Николь вспыхнула от счастья.

— Спасибо, милорд, — пробормотала она.


Николь поспешила в свою комнату. Лицо у нее пылало, и причиной тому был не только студеный ветер. Похвала лорда Бору разбередила ей душу. Она настолько привыкла к его суровому ворчанию, что высказанное им одобрение заставило ее пережить немалое смущение.

У Николь болело бедро, которым она ударилась, когда свалилась на лорда Бору. Она потерла ушибленное место и увидела в зеркале лицо Кэтрин. Николь нахмурилась, и лицо в зеркале также нахмурилось. Она подошла поближе и увидела, что смотрит на собственное отражение. Но выглядело оно сегодня так необычно! Холод окрасил ей щеки в такой цвет, какого не добиться с помощью самых лучших румян. Спутанные волосы отливали золотом в первых лучах солнца, глаза были ясными и блестящими. Николь пару раз зажмурилась, уверенная, что возникший образ тотчас же исчезнет.

— Ты не ушиблась? — услышала она встревоженный голос Гвен. Николь отпрянула от зеркала.

— Нет.

Бесс тоже проснулась и спустила ноги с кровати.

— Господи, как же холодно! Просто не понимаю, как ты можешь рано вставать в такую холодину!

— Тем более ради фехтования. — Разумеется, это произнесла Кэтрин, которая даже в момент пробуждения выглядела великолепно.

— Ты просто ревнуешь, — возразила ей Гвен.

— Ревную? — фыркнула Кэтрин. — К ней? Как же, ждите.

— А следовало бы, — развила свою мысль Гвен. — Ей дает уроки весьма обаятельный молодой лорд.

Николь бросила на подругу предостерегающий взгляд, но было поздно.

— Я думала, ты берешь уроки у мадам, — сказала Кэтрин, прищурившись.

— Брала, но она передала меня другому учителю.

— Любой уважающий себя молодой лорд найдет лучший способ проводить время, нежели обучать тебя фехтованию. Кто он?

Николь пожалела, что рассказала Гвен о лорде Бору.

— Он не вращается в вашем кругу, в этом я уверена, — сказала она, снимая доспехи и бросая на подругу умоляющий взгляд.

Однако Гвен то ли его не заметила, то ли попросту проигнорировала.

— Ну как ты можешь так говорить, Ник? Ведь вся Англия знает лорда Брайана Бору!

— Я не знаю, — ответила Бесс. — Кто он такой, черт побери?

— Герой войны, — пояснила Гвен. — И отъявленный повеса.

Кэтрин сдвинула брови, затем ее лицо прояснилось.

— Бог мой! Неужто вы имеете в виду того самого лорда Бору! Мне показалось, ты сказала «молодой лорд». Но ведь он просто древний! Не говоря уж о том, что изрядно обедневший.

— Похоже, — заметила Бесс, — ты знаешь финансовое положение каждого неженатого мужчины Англии.

— И к тому же калека, — заключила Кэтрин. — Немудрено, что он занят фехтованием с тобой.

Бесс широко раскрыла глаза:

— Он — калека?

— Его ранили на войне, — поспешила пояснить Гвен. — Пушечным ядром ему раздробило колено в Арденнах. Или в Дрездене? А до этого, как нам рассказывала миссис Тредуэлл, он был самым мужественным человеком на Британских островах.

— Боже, как романтично! — выдохнула Бесс. — Совсем как в романе.

— Он толстый, — заявила Кэтрин.

— Вовсе нет! — возразила Гвен. — Он просто крупный. У него все большое.

— Все? — захихикала Бесс.

Гвен вспыхнула:

— Ах, Бесси! Ты просто невыносима! Откуда мне знать?

Кэтрин снова завладела зеркалом и принялась расчесывать волосы.

— Ты безнадежна, Гвендолин Карстэрз! Как можно тосковать по калеке — человеку вдвое старше тебя, который даже стоять на обеих ногах не может!

— Я не думаю, что он вдвое старше меня, — усомнилась Гвен. — Сколько ему лет, Ник?

— Я никогда об этом не задумывалась, — беспечным тоном ответила Николь. — Но он был потрясающим фехтовальщиком до своего ранения.

— Как он выглядит? — поинтересовалась Бесс.

— Он очень красив, — заявила Гвен. — Голубые глаза, румяное лицо, рыжевато-золотистые волосы.

— Просто мечта!

— А я утверждаю, что он толстый, — упрямо повторила Кэтрин.

— А ты что скажешь, Ник? — с любопытством спросила Бесс.

Неожиданно для себя Николь покраснела. Она вспомнила свои ощущения, когда рты их разделяли только маски.

— Я скажу, что мы можем опоздать к завтраку, — заявила она и быстрым шагом направилась к двери.

— Вероятно, мне тоже следует заняться фехтованием, — задумчиво проговорила Бесс. — Если бы только не вставать так рано!


Вопрос о возрасте лорда Бору занимал мысли Николь весь следующий день. Она и сама не понимала, почему это так ее заинтересовало.

Наконец наступил день очередного занятия. Бору ожидал Николь во дворе.

— Вы опаздываете, — проворчал он.

— Простите, — пробормотала Николь, опуская маску. — Я проспала. Больше такое не повторится.

— Давайте в таком случае начнем, — сказал лорд Бору тоном, который применительно к нему можно было бы назвать даже мягким. — Для начала поработаем ногами.

Николь начала разминку. Она послушно двигалась, перемещая вес тела с пятки на носок. Лорд Бору внимательно наблюдал за ней сквозь маску. Скоро у девушки закружилась голова, однако у него не нашлось повода придраться.

— К бою! — неожиданно рявкнул он, и Николь сделала выпад, их рапиры скрестились. Он отбил ее удар, и она вернулась в исходную позицию, ожидая его указаний. — Снова! К бою!

Теперь Николь должна была держать рапиру в вытянутой руке. Он встретил ее элегантным контрприемом, Николь снова отступила.

— Почему вы уходите? — рявкнул он. — Вы находились в очень удобной позиции!

— Вздор! У вас была возможность атаковать меня!

Николь сцепила зубы и снова напала. Он парировал, но на сей раз в другую сторону. Она едва успела отразить удар и почувствовала нарастающее раздражение.

— Это несправедливо! — воскликнула она.

— Фехтовальщик, который делает одно и то же движение дважды, — очень плохой фехтовальщик.

Разумеется, он был абсолютно прав, но это еще больше раздражало. Николь сделала выпад, однако лорд Бору сильным ударом выбил у нее рапиру.

— Проклятие!

— Фехтовальщик, который делает одно и то же…

— Да заткнитесь вы!

Он откинулся на спинку кресла. Николь была уверена, что он ухмыляется.

— Вы никогда не плачете, мисс Хейнесуорт?

— Что?

— Я спросил, плачете ли вы когда-нибудь. Большинство женщин — нет, все знакомые мне женщины — сейчас рыдали бы от отчаяния.

— Нет, — коротко ответила Николь. — Я не плачу. Я становлюсь злее.

Лорд Бору медленно кивнул:

— Понимаю.

— Нет никакого смысла в слезах. Я хочу сказать, что слезы вряд ли помогут мне одолеть вас.

— Верно. Хотя они могут вынудить меня обращаться с вами поделикатнее.

— Зачем мне это? — спросила она.

— Право же, не знаю, но вы должны остерегаться гнева. В фехтовании вы никогда не должны позволять сердцу брать верх над разумом.

— Что вы знаете о сердце? — строптиво возразила девушка, поднимая рапиру.

— Вы совершенно правы, — к ее величайшему удивлению, согласился лорд Бору. — Я скверный, бессердечный, трудный в общении, противный и жестокий старый козел.

— Насколько старый? — деловито осведомилась Николь.

— Совершенно древний, — ворчливым тоном ответил лорд Бору.

— Насколько древний? — не унималась Николь.

— Выполните прием и я скажу вам.

Она снова вернулась к его креслу, приготовилась и мысленно задала себе вопрос: какой контрприем он применит на этот раз? Они смотрели друг на друга через маски, и у Николь появилось желание увидеть его глаза. Рапира очень удобно располагалась в ее руке. Она бросилась на него, якобы собираясь атаковать, однако в последний момент отвернула в сторону. Этот финт не обманул лорда Бору — его рапира даже не шевельнулась.

— Вы мне просигнализировали, — прокомментировал он.

— Вовсе нет!

— В вас не было решимости.

— Ну, я вам сейчас покажу решимость. — Николь отступила назад.

— Не думайте слишком долго, — предостерег он.

— Что вы имеете в виду? Вы только что говорили мне, что сердце не должно брать верх над разумом.

— Доверяйтесь своему телу, которое следует инстинктам. Делайте то, что вы хотите, а затем реагируйте на мою защиту.

Николь на секунду замялась, затем сделала выпад. Глядя на его руку, она инстинктивно поняла, как он ответит, и на этот раз его клинок отлетел в сторону и упал на траву.

— Насколько старый? — спросила она.

Он поднял маску, жестом велел Хейдену подать вина.

— Семьдесят девять.

Николь приставила наконечник к его груди.

— Ну ладно, ладно. Двадцать восемь.

— Ничего себе древний! — изумленно сказала Николь.

— Для такой дерзкой девчонки, как вы, древний. Вина?

Николь кивнула. Хейден, хмурясь, поднес ей бокал.

— А в чем дело? — спросил лорд Бору.

Теперь, когда она знала его возраст, Николь попыталась определить, сколько лет может быть мадам. Если она и миссис Тредуэлл вышли в свет в один и тот же год, а Ванессе сейчас двадцать, то это означает…

— Просто так, — ответила девушка, успокоенная тем, что мадам, должно быть, лет на десять старше лорда Бору. — Попробуем снова?

— Я думаю, милорд, — сурово сказал Хейден, — на сегодня достаточно.

Его светлость сделал гримасу.

— Мне бы очень хотелось остаться и поиграть с тобой, — высоким детским голосом произнес он, — но няня говорит, что пора домой.

Николь была потрясена и весьма удачной имитацией, и печальной правдой, скрывавшейся за этими словами. Она внезапно с тоской ощутила, какой стала его жизнь: ему помогают вставать с постели, купаться и одеваться, садиться за стол… Боже милосердный! Удивительно, как он не застрелился.

— До послезавтра? — спросил он, направляясь вслед за Хейденом.

— До послезавтра, — подтвердила Николь. Лорд Бору удовлетворенно кивнул и, хромая, зашагал по замерзшему газону. «Интересно, — подумала Николь, — как он ходил до того, когда пушечное ядро лишило его будущего. Наверняка гордо, как павлин!»


— Я сегодня утром наблюдала за тобой, — возбужденно сказала Бесс, когда Николь вернулась в комнату. — Гвен права — он чрезвычайно красив! Ты влюблена в него? Я определенно влюбилась!

Надевавшая чулки Кэтрин пренебрежительно фыркнула:

— Как можно влюбиться в калеку?

— Особенно в калеку, с которым ты никогда не встречалась, — сухо заметила Николь. Она была не расположена разделять восхищение Бесс.

— У него повреждена лишь коленная чашечка, — вступила в разговор Гвен. — Со временем кости могут срастись. Очень хорошо, что он активен в меру своих возможностей. Сухожилия голени и бедра не теряют своей эластичности и… — Она оборвала фразу, сообразив, что все смотрят на нее. — Я… я беру уроки по анатомии у друга мадам — доктора Каплана, — смущенно призналась она. — Это так интересно!

Кэтрин передернула плечами:

— Совершенно неуместное увлечение.

— Не понимаю, почему ты так считаешь, — возразила Бесс. — Я уверена, прояви ты интерес к чему-нибудь помимо своей внешности, мадам нашла бы подходящего учителя и для тебя.

— Ну и с кем ты занимаешься? — недружелюбным тоном спросила Кэтрин. — Может, с леди Каролиной Лэм?

— Нет, — возразила Бесс, — однако мадам посылала ей один из моих сонетов, и я получила письмо с одобрительными замечаниями.

— Я бы не стала об этом распространяться, — заметила Кэтрин. Она самая бесстыжая женщина в Англии!

— Завтра, — мечтательно проговорила Гвен, — мы с доктором Капланом будем препарировать зародыш поросенка. Морда свиньи очень похожа на человеческую.

Послышался звук, похожий на позыв к рвоте, и Кэтрин выбежала из комнаты.

— Интересно, — спросила Гвен, после того как девушки успокоились, — почему она остается в академии, если ей здесь так не нравится?

— Это, — сказала Бесс, — такая же тайна, как и то, почему Николь не влюбилась по уши в своего учителя фехтования.

— Должно быть, ты просто шутишь, — возразила Николь. — Он по возрасту годится мне в отцы. — Однако она теперь доподлинно знала, сколько лет лорду Бору, и это почему-то действовало на нее успокаивающе.

Глава 11

На рассвете лорд Бору дернул за шнур звонка, который соединял его комнату в гостинице с обиталищем Хейдена. После того как прошло не менее получаса и не последовало никакой реакции, лорд Бору на костылях пересек комнату и забарабанил в дверь.

— Хейден! Черт побери, мы опоздаем!

Наконец в дверях появился слуга.

— И чего нам там делать? — проворчал он. — Не дело, когда человек ваших лет тратит время на драки с девчонкой, которая вам в дочери годится.

— Я не дерусь с ней, мы фехтуем. И потом, ты преувеличиваешь разницу в возрасте. Я лишь оказываю любезность графине.

— Любезность, которая длится уже два месяца?

Лорд Бору взял полотенце.

— Знаешь, большинство слуг не смеют расспрашивать хозяина о том, что он делает или собирается делать.

— Кто-то должен следить за тем, чтобы соблюдались приличия.

— Приличия? — уставился на слугу Бору. — Что неприличного в моих отношениях с мисс Хейнесуорт?

— А вы думаете, ее родители одобрят то, что она делает? Бору раздраженно швырнул в Хейдена полотенцем.

— Как мне объяснила Кристиан, ее академия ставит целью помочь студенткам приобрести знания, которые они не смогли бы получить… в обычных условиях. И черт побери, откуда мне знать, что подумают ее родители? В этом нет ничего предосудительного!

— В том, что девушка ходит в брюках? Размахивает шпагой? — недоверчиво спросил Хейден. — И притом дерется с известным распутником, не пропустившим ни одной юбки в Британии.

Бору махнул рукой:

— Все это теперь в прошлом.

— Ну да. Тогда вы покоряли вполне серьезных женщин, а теперь взялись за младенцев.

— Ей-богу, Хейден, еще один подобный намек — и я тебя уволю!

Хейдена, судя по всему, эти угрозы ничуть не напугали. Став на колени, он принялся натягивать на хозяина брюки.

— А ведь вы не сможете, милорд, разве не так?

— Если ты имеешь в виду вздор о том, что твое место передастся по наследству…

— Четыреста семьдесят восемь лет, — самодовольно проговорил Хейден. — Ровно столько люди моего клана были личными и верными помощниками рода Бору.

— Должен сказать, тебе чертовски повезло, что твоя должность наследственная. Иначе никто не стал бы тебя терпеть. — Бору посмотрел на ботинки, которые держал в руках Хейден. — Лучше бы ты меньше совал нос в мои личные дела, а уделял больше времени чистке обуви.

— Не понимаю, как это изменит дело, если ваши ботинки будут начищены для фехтования с девушкой — с английской девушкой!

— Экий ты нетерпимый! Она англичанка. Я англичанин.

Ты тоже англичанин.

— Ну да, расскажите об этом моему кузену Фергюсу!

Бору хотел возразить, однако упрямое выражение на лице Хейдена остановило его. Его помощник и адъютант имеет право испытывать раздражение. Когда-то его предки снаряжали семейство Бору на войну, а сейчас Хейден вынужден собирать своего хозяина для такого чудачества, как фехтование с женщиной.

Однако это не было чудачеством. Да, мисс Хейнесуорт молода, она девушка, но у нее задатки выдающегося фехтовальщика. Просто удивительно, как быстро Николь достигла успеха в этом виде спорта. Это неожиданно напомнило ему свою юность. Ее любовь к фехтованию была сродни его любви к спорту. Откровенно говоря, он никогда не встречал подобной женщины, а он знал их немало.

Господи, не было ли здесь чего-то такого, о чем говорит сейчас Хейден? Не превратится ли его бескорыстная радость в чувственное влечение? Разумеется, нет, решительно осадил он себя. Это лишь услуга, которую он оказывает Кристиан.

— Забирай мою экипировку, — приказал он, направляясь на костылях к двери. — А это что? — спросил он, увидев письмо, лежащее на каминной доске.

— Пришло вам вчера.

Бору торопливо заковылял к камину.

— Почему ты не сказал мне? Это от Уоффентина, из полка! — Он быстро вскрыл конверт и погрузился в чтение. — О Господи! — воскликнул он, пробежав глазами первый абзац.

— Плохие новости, милорд?

— Боже… Боже… Эдуард… и Смит-Джонс… и еще Тарквилл! Будь все проклято. — Он смял письмо и швырнул его на пол.

— Доктор Каплан говорит, милорд, что вам вредно волноваться, — пробормотал Хейден.

— К черту доктора Каплана! К черту эту проклятую войну! — Бору закрыл глаза. — Милейший, храбрейший Тарквилл!..

— Возможно, милорд, — увещевал его Хейден, — в связи с печальными новостями вам сегодня лучше не заниматься фехтованием? Вы могли бы помянуть ваших товарищей, выпить немного виски, выкурить одну-две сигары. Или еще лучше, вы могли бы отправиться домой, в Шотландию, уехать навсегда из этой треклятой Англии.

Бору повернулся к Хейдену:

— Я подозреваю, что ты со вчерашнего дня хочешь отговорить меня идти на занятие. Нет и нет! Я не могу сидеть и ничего не делать. Бери мое снаряжение!

— Я все же хочу сказать, милорд…

— Бери снаряжение, или я тебя уволю, невзирая на четыреста семьдесят восемь лет службы!


Николь не знала, что и думать. Дух товарищества, объединявший ее с лордом Бору во время последнего занятия, безвозвратно исчез. В это утро он был недоволен абсолютно всем, что она делала.

— Выпрямите руку с рапирой! — рявкал он. — Сильнее! Вы ведь не черепаха в панцире! — Или хуже того, с леденящей душу иронией спрашивал: — Вы называете это фехтованием, мисс Хейнесуорт? Это похоже на хозяйку, режущую яблоко!

Николь терпела эти придирки довольно долго, согреваемая теплыми словами, сказанными им накануне. Но когда она, по ее мнению, безупречно выполнила защитный прием, а он не нашел ничего лучшего, как придраться к положению ее ног, Николь швырнула рапиру на землю.

— Никакой ошибки я сейчас не допустила! — сердито воскликнула она. — Какая муха вас сегодня укусила?

Возникла пауза. Затем лорд Бору медленно поднял свою маску.

— Прошу прощения, — сказал он, и это извинение оказалось настолько неожиданным для Николь, что она растерялась. — Сегодня утром я получил сообщение, что мой полк… мой бывший полк понес тяжелые потери.

— Я очень сожалею, — сокрушенно проговорила Николь. — А в каком полку вы служили?

— В двадцать пятом полку его королевского величества.

Николь побледнела:

— Боже мой! Ведь это полк, где служит мой брат!

— Ваш брат? — Лорд Бору ошеломленно уставился на Николь. — Хейнесуорт… Боже мой, так вы, должно быть, сестра Томми Хейнесуорта? Не бледнейте, ради Бога, с ним все в полном порядке. Мой корреспондент упомянул о нем особо.

— Вы уверены?

— Абсолютно! — Он все еще не сводил взгляда с Николь. — Как это я не сообразил раньше! Вы очень похожи на него!

— Вы хотите сказать — такого же громадного роста. — Николь покраснела.

— Почему вы смущаетесь? — спросил лорд Бору. — Совершенно нет причин для смущения, когда имеешь такую крепкую, хорошо сложенную фигуру.

— Это хорошо для мужчины. — Николь с завистью подумала о миниатюрной элегантной мадам.

— Это хорошо для кого угодно, — возразил лорд Бору. — Лично я чувствую себя неуютно рядом с миниатюрными женщинами. Все время боюсь их ненароком раздавить. А вот… — Он смерил Николь с ног до головы. — Вас не сломаешь! Так стало быть, вы сестра Томми Хейнесуорта?

— Если точнее — мы близнецы.

— Да что вы говорите! У вас есть еще братья, которые служат на континенте?

— Целых пятеро, — с гордостью сообщила девушка. — Мы с Томми самые младшие. Я бы тоже отправилась воевать с Наполеоном, если бы…

— О нет, нет! Для вашей мамы это, должно быть, великое утешение — знать, что по крайней мере один из ее детей находится в безопасности.

— Ей хотелось, чтобы я была мальчиком.

— Да с чего вы взяли?

— Ну… — Николь опустила глаза. — Это совершенно очевидно хотя бы из того, как меня назвали. Они ожидали Николаса. А родилась я.

— Думаю, что Николь — славное имя. Кстати, вы знаете, что оно означает по-гречески? «Победа народа».

— Это Николас означает «победа народа», — возразила девушка.

Лорд Бору посмотрел на нее с любопытством.

Хейден многозначительно кашлянул:

— Милорд, если урок закончен, вам лучше уйти с холода.

— Заткнись. Ну а кроме имени, что еще заставляет вас думать, будто мать предпочла бы иметь еще одного сына?

— Ну… не то чтобы сына, но не такую дочь, как я. — Николь стрельнула взглядом из-под опущенных ресниц. — У меня лучше получается то, чем должны заниматься мужчины, — охота, верховая езда, стрельба…

— Фехтование, — вставил лорд Бору.

— Очень любезно с вашей стороны дать подобную оценку.

— Это было бы любезно, если бы не было правдой.

— Все равно, — грустно сказала Николь, — я не вижу, где могу себя проявить. Я имею в виду светское общество. Мадам говорит, что мы должны заниматься тем, что нам нравится, но мужчины предпочитают девушек, которые…

— Да? — выжидательно подсказал лорд Бору.

— Ну, вы знаете. Уступчивых и изящных.

— Ваша цель, мисс Хейнесуорт — обзавестись мужем?

— Нет! — удивленно возразила Николь. — Я вообще не хочу замуж! И никогда не хотела!

— А в чем в таком случае ваша цель?

— Не знаю, — призналась она. — Долгое время я мечтала записаться в полк к Томми. Я все спланировала, даже позаимствовала его одежду. Однако мадам обратила мое внимание на то, что я поставлю его в неловкое положение, если объявлюсь во Франции.

— Мадам очень разумная женщина.

Где-то в глубине души у Николь зашевелился червячок ревности.

— Она очень изящна.

— Кристиан — это то исключение, которое подтверждает правило. Ее я тоже никогда не боялся раздавить. — Он усмехнулся. Николь впала в уныние, узнав, что они называют друг друга по имени.

— Милорд, — снова подал голос Хейден.

— Я знаю, знаю. Я простужусь, если буду находиться на холоде слишком долго. Разве неудивительно, мисс Хейнесуорт, что я в своем положении восхищаюсь вашей силой и здоровьем, в то время как вас саму это огорчает? — Николь уловила нотки горечи в его голосе.

— Вы, — смущаясь, проговорила она, — вы — это тот, кем мне всегда хотелось быть. Герой войны…

— Это слишком преувеличено…

— Не хотите ли вы сказать, что если бы потребовалось повторить, вы не сделали бы этого снова? Он вздохнул.

— Ну конечно же, я поступил бы так же, но это не умаляет чувства горечи. Особенно, когда я получаю известие, что трое из тех, ради кого я пожертвовал ногой, погибли.

— Но вы уверены, что Томми невредим?

— Абсолютно, — заверил он Николь и, улыбнувшись, покачал головой. — Сестра Хейнесуорта! Надо же случиться такому совпадению!

— Я напишу ему, что мы с вами знакомы.

— Ах нет! Вам не следует этого делать.

— Но почему?

Теперь пришел его черед краснеть.

— Когда я знал вашего брата, я был… несколько шаловлив.

Николь фыркнула:

— А сейчас?

— Сейчас я больше похож на монаха. — Улыбка его стала грустной. — Давайте еще пофехтуем, а? Я приношу свои извинения. Последний прием вы выполнили совершенно правильно. Но все еще неправильно держите плечи, парируя удар. Подойдите сюда. Позвольте я вам покажу.

Николь подошла к его креслу и застыла рядом, он положил руку ей на доспехи, чтобы придать нужную позу. Николь опустила маску. Его прикосновение было мягким, хотя голос звучал грубовато. И Николь вдруг задала себе вопрос: что она почувствует, если он поцелует ее?

— Вот так. Теперь лучше, — удовлетворенно заявил лорд Бору. — Вы ощущаете разницу? — Николь молча кивнула. — Хорошо. Теперь снова нападайте на меня.

Николь повиновалась, однако ей показалось, что ее тело сделано из желе.

— Милорд! — снова послышался голос Хейдена.

Лорд Бору кивнул:

— Все верно. Она устала.

— Я могу продолжить, — возразила Николь, едва держась на ногах.

— Очень хорошо. В таком случае устал я. — Лорд Бору подал слуге рапиру в обмен на костыли. — Еще один весьма полезный урок. Однако вам действительно не следует писать обо мне брату.

— Вы не могли быть в такой степени шаловливым.

— О, — сказал лорд Бору, — вы бы очень удивились, имея возможность сравнивать.


С Николь произошло что-то странное. Чем бы она ни занималась, она постоянно перебирала в уме подробности предыдущего занятия, вспоминала, как лорд Бору дотронулся до ее руки, как он смеялся, как поднял бокал с вином и как при этом озорно сверкали его глаза. Девушка считала часы, оставшиеся до следующего занятия. И еще она видела удивительные сны с его участием. Они все начинались одинаково: лорд Бору и она фехтуют, он сидит в кресле. Но затем, ближе к концу, он вдруг встает на ноги, поднимает маску, демонстрируя ей широкую, радостную улыбку. Николь улыбается ему в ответ, и они идут навстречу друг другу…

Тут она вздрагивала и просыпалась. Ей хотелось кому-нибудь рассказать о своих странных ощущениях. Гвен подошла бы для этой цели, однако Николь не забыла, как она проболталась Кэтрин о том, кто у Николь новый наставник по фехтованию. Бесс видела все в радужной дымке; что до Кэтрин, то она вполне определенно высказала свое мнение о лорде Бору. Хорошо бы обсудить все с мадам, которая, как убежденно считала Николь, должна знать о мужчинах все и о том, что между ними происходит. Что же касается миссис Тредуэлл, то это исключено. Стоило Николь коснуться этого вопроса, как она примется вышивать ее инициалы на простынях для новобрачных.

Нельзя сказать, что Николь питала какие-то надежды выйти замуж за его светлость. Во-первых, он все-таки был калекой. Она предвидела томительную череду лечебных процедур, ночных горшков, проблемы, связанные с осуществлением самых элементарных функций. Не говоря уже о невозможности взбежать по лестнице, оседлать лошадь, выехать на охоту с собаками, даже просто пройтись с ружьем по осенним полям.

Во-вторых, она не была той девушкой, на которой он захотел бы жениться. Должно быть, за ним бегали десятки женщин, пока его не ранили, и Николь хорошо себе представляла, что это были за особы. Разумеется, изящные — несмотря на его громкие слова о том, что он боится их раздавить, к тому же яркие и остроумные.

Лорд Бору и не подумает ухаживать за ней, как не думали об этом приятели братьев, поскольку…

— Что ты пишешь? — шепотом спросила сидящая рядом Бесс.

Николь окинула взглядом лист, испещренный инициалами Брайана Бору.

— Ничего особенного, — пробормотала она, пытаясь прикрыть страницу рукой. — Просто буквы. Миссис Тредуэлл отчитывала меня за мой почерк.

— У вас есть вопрос, мисс Боггс? — спросила миссис Кэлдберн — дело происходило на лекции, посвященной пиву.

— Да, у меня был. Он касается количества хмеля, влияющего на цикл брожения, но мисс Хейнесуорт уже ответила на него.

— Очень хорошо, мисс Хейнесуорт! Я припоминаю ужасный случай, когда леди Катберстон не смогла приготовить качественного пива.

— И что же произошло?

— Они были вынуждены ввезти его из Бельгии — по блокадным ценам! — воскликнула миссис Кэлдберн.

Позже, в коридоре, Николь, Бесс и Гвен вместе смеялись над тем, что миссис Кэлдберн пришла в такой ужас.

— Вам троим легко насмехаться над ней, — саркастически сказала Кэтрин. — А вот я считаю ее уроки весьма полезными. Разумеется, я намерена удачно выйти замуж.

— От всей души желаю тебе этого, — серьезно сказала Гвен, — и как можно скорее.

Николь и Бесс захихикали. Кэтрин свирепо посмотрела на них и надменно удалилась.

— Не могу ее понять, — зашептала Бесс. — При ее внешности, деньгах и положении я бы наслаждалась светской жизнью в Лондоне, а не выслушивала лекции миссис Кэлдберн о том, как варить пиво.

— И почему, — добавила Гвен, — родители не обращают никакого внимания на жалобы в ее письмах?

Обе уставились на Николь, которая в тот момент вспоминала, как лорд Бору поднял маску и над его бровью блеснули бисеринки пота. И у Николь появилось нелепое желание попробовать их на вкус.

Опомнившись, она сказала:

— Не имею понятия, но думаю, что она скорее всего несчастлива.

— Несчастлива? — воскликнула Бесс. — Да у нее есть все! С какой стати она должна быть несчастлива?

Николь задумалась.

— У нее нет любви, — ответила она наконец.

— Она компенсирует это тем, что любит без памяти себя, — безжалостно сказала Бесс.

— Я надеюсь, — вставила Гвен, — что она найдет жениха во время нашего визита к графине Ярлборо и тотчас же выйдет за него замуж.

— О каком визите ты говоришь? — всполошилась Николь.

— Да что с тобой? — Бесс изумленно покачала головой. — Миссис Тредуэлл говорила вчера за ужином, что мы приглашены в Ярлборо на Пасху.

Николь застонала:

— О Боже! Опять!

— И это еще не все! — добавила Бесс. — Будут приглашены также наши матери.

— Я не поеду, — заявила Николь.

— Но ты обязана! Это будет оценкой того, чему мы научились в академии.


— Достойно осуждения, — заявил лорд Бору, когда Николь попыталась выполнить удар. — Что с вами сегодня, мисс Хейнесуорт?

— Ничего, — пробормотала девушка.

— Вы унылы. — Его светлость был явно озадачен. — Я никогда раньше не видел вас убитой горем. Вы заболели?

— Нет.

— Влюблены?

Она вскинула голову:

— Разумеется, нет!

— Не могу вообразить, что еще, кроме болезни и любви, которая также является одной из форм болезни, может превратить тигрицу в испуганного амбарного котенка.

Николь отвела взгляд и посмотрела вокруг себя. Лорд Бору терпеливо ждал, опустив рапиру.

— Ну что ж, — проговорила она наконец. — Если вам так хочется знать, мы опять едем к дочери миссис Тредуэлл. И будет приглашена моя мама.

— Понятно.

— Да что вам понятно?

— Вы знаете, у меня тоже есть мать.

— Не такая, как у меня. Она когда-нибудь говорит вам, что вы неуклюже ходите?

— Ну, не теперь, — усмехнулся лорд Бору.

Николь покраснела.

— Прошу прощения, я сказала не подумав.

Лорд Бору поднял рапиру.

— Мисс Хейнесуорт! Прошу вас, нападайте! — Николь со вздохом повиновалась. — Теперь отход. Выпад! Отход! — Она выполняла его команды, и хотя мысли ее сейчас были далеко, ее ноги автоматически выполняли движения. — Лорд Бору одобрительно кивнул: — Не думаю, что даже самый критически настроенный наблюдатель мог бы обвинить вас в неуклюжести.

— Но фехтование — это совсем другое дело.

— Как это понять?

— Когда я фехтую, есть только я и мой противник. И нет большого зала, полного людей, которые на тебя смотрят.

— Может, вам следует вообразить, что большой зал — это фехтовальная дорожка?

— Тогда я буду выглядеть еще нелепее.

— Представьте себе, мисс Хейнесуорт, что к вам приближается джентльмен и заводит разговор.

— Подобное невозможно представить.

— Почему вы такого невысокого мнения о себе? — Лорд Бору снял маску и отбросил ее на траву. — Вы тоже снимите маску. А теперь закройте глаза. Представьте, что мы на балу у графини Ярлборо. И я подхожу к вам — это требует, разумеется, некоторого воображения — и говорю: «Здравствуйте!» Что вы должны сказать в ответ?

— Я… н-не знаю. Должно быть, «Здравствуйте!».

Он покачал головой.

— Нет-нет. Сделать такой выпад, чтобы ваш противник оценил вас как достойного партнера. Какие действия вы предпримете?

Николь подумала.

— Может быть, как-то высказаться о том, что происходит?

— Например?

Николь завела руки за спину и потупила взор.

— Здравствуйте, — пробормотала она. — Музыка очень музыкальна, не правда ли?

— Мисс Хейнесуорт! — свирепо глянул на нее лорд Бору. — Я сказал: показать, что вы достойный противник!

— В таком случае могу ли я сказать то, что в самом деле думаю? «Вы когда-нибудь присутствовали на таком тоскливом сборище?» Как это, по-вашему?

— Лучше! — признал лорд Бору. — По крайней мере это показывает вашу натуру. А теперь я, ваш противник, отвечаю: «Я тоже так думал, дорогая леди, до встречи с вами!»

— О Боже! Какие нежности!

— Очень хорошо, мисс Хейнесуорт!

Николь недоверчиво уставилась на лорда Бору.

— Вы это всерьез?

— Совершенно серьезно!

— Но ведь то, что я сказала, грубо.

— Вы сказали то, что чувствует каждый человек на любом светском рауте.

— Неужели? — усомнилась Николь.

— Конечно! И ответ вашего противника подсказывает вам, в свою очередь, достоин ли он. Если я подниму брови, приму обиженный вид и раздраженно скажу: «Простите, я принял вас за другого человека», — вы будете точно знать, что он вам не пара. — Николь попыталась что-то сказать, однако лорд Бору предостерегающе поднял руку. — Если же он ответит: «Господи, вы в самом деле так считаете? А меня убеждали, что всем леди нравится этот вздор!» — то это значит, что вами заинтересовались.

— Никакой джентльмен не скажет ничего подобного, — возразила Николь.

— Я бы сказал, — парировал он. — Итак, предположим, я в самом деле соглашусь с вами, что говорил вздор. Что вы ответите на это?

— Я скажу: «Что в таком случае побудило вас подойти ко мне?»

— А я делаю свой вывод. Я говорю: «Мне кажется, вы красивейшая девушка, какую я когда-либо встречал».

— Ну да! — воскликнула Николь. — В это просто невозможно поверить!

— А я затем скажу: «Вы не окажете мне честь потанцевать с вами?»

— А я откажусь.

— Почему?

Николь искоса посмотрела на Бору:

— Вы сейчас выступаете в роли моего противника или просто спрашиваете?

— Как хотите. Допустим, первое.

— Я скажу, что танцую ужасно.

— Я не могу в это поверить.

— Но это так! Вы можете спросить об этом месье Альбера. Он постоянно твердит мне об этом.

— Нет-нет! Как ваш противник, я скажу: «Я не могу в это поверить».

Николь задумалась:

— В таком случае я докажу вам это.

— О, очень хорошо, мисс Хейнесуорт!

Николь зарделась от похвалы:

— Я думаю, что это всего лишь честно. Коли уж так случилось, и заблуждающийся джентльмен в самом деле нашел меня привлекательной, то один тур вальса вернет его к действительности.

— Милорд, — вновь послышался печальный голос Хейдена из тени, — лихорадка…

Лорд Бору проигнорировал слугу.

— Итак! Я вывожу вас, и мы танцуем. И вы обнаруживаете, что танцую я ужасно. Я наступаю вам на ноги и на подол вашего платья. Во время вращения я толкаю миссис Тредуэлл. — Николь захихикала. — Мне это нравится! Хихикать — это так естественно. Итак, я устраиваю настоящий хаос. К счастью, музыка замолкает. И я, ваш горячий обожатель, пожимаю вам руку, не желая вас отпустить. — Моя нежная голубка, — забормотал он, притягивая ее поближе. — Это было божественно! Мы повторим это еще? — Лорд Бору посмотрел со своего кресла вверх на Николь. — Теперь ваша очередь.

— Дорогой сэр, — начала Николь, продолжая смеяться. — Очевидно, мы должны немедленно отправиться в Гретна-Грин[9]. Мы просто созданы друг для друга.

Лорд Бору удовлетворенно закивал:

— Я велю подать мою карету, и мы сбежим, чтобы жить долго и счастливо. Конец поединка. Сдаюсь! — Он слегка пожал ей руки и отпустил их.

Николь перестала смеяться.

— Только так не бывает.

— Верно, не бывает, — признал лорд Бору. — Однако вы должны постоянно помнить, что каждый везде и всегда чувствует себя так же неуверенно и неловко.

— Вздор, — возразила Николь, подумав о Кэтрин.

— Ну, почти каждый. Во всяком случае, из числа тех, кто умен, добр и способен чувствовать. Застенчивость — это непременная черта человека, а те, кто смеется над другими, всего лишь пытаются скрыть чувство собственной неполноценности.

Николь посмотрела собеседнику в лицо. Откуда он это знает? Ведь именно схожие чувства толкнули ее на то, чтобы сказать ему недобрые слова в тот первый вечер, подумала она.

— Вы всегда столь мудры? — тихо спросила девушка.

— Хотелось бы так думать. А сейчас, — он указал на колено, — нет нужды в маскировке.

— Время заканчивать, — тоном, не терпящим возражения, заявил Хейден.

— Где-то есть, — продолжил лорд Бору, — противник, которого вы заслуживаете, но вы никогда его не найдете, если будете избегать борьбы.

Николь нагнулась, чтобы поднять рапиру.

— А вы будете там? У графини Ярлборо?

— Разумеется, буду. Какой мастер упустит случай посмотреть на первый настоящий бой своего лучшего ученика?

— Надеюсь, я не опозорю вас.

— Я тоже надеюсь. Только помните, мисс Хейнесуорт, это всего лишь фехтовальный поединок.

Глава 12

В Ярлборо, поднявшись на второй этаж, Николь заглянула поверх плеча Кэтрин в высокое трюмо.

— Ты выглядишь блестяще, Ник, — одобрила Бесс. — Это новое платье?

— Прислала мать, — с гримасой ответила Николь. — Мадам помогла мне убрать тысячу ярдов оборок, кружев и искусственных розочек. Она сказала, что я должна одеваться как гречанка — просто и без лишних украшений.

— Оно действительно просто и в то же время сногсшибательно, — заметила Гвен.

Кэтрин в разговоре участия не приняла, и Николь повернулась к подругам:

— Вы обе выглядите очень славно. Знаешь, Бесс, я просто в восторге от твоей прически.

Бесс смущенно провела рукой по искусно уложенным рыжим локонам.

— Мадам говорит, что это самое лучшее, что есть во мне.

— Она права, — заявила Кэтрин.

Девушки удивленно уставились на элегантную спину од-нокашницы, не понимая, что побудило ее расщедриться на комплимент. А Кэтрин после паузы пояснила:

— Это твое единственное достоинство.

— Слава Богу! — воскликнула Гвен. — А то я уж было подумала, что тебя сглазили.

— Что?

— Только в этом случае ты могла сказать что-то доброе.

Николь и Бесс от души расхохотались. Кэтрин невозмутимо поправила роскошное сапфировое ожерелье.

— Поскольку на сегодняшнем приеме определенно будет несколько бедолаг без титулов и денег, — проговорила она медоточивым голосом, — то у вас троих есть шанс. А теперь прошу меня извинить. Графиня попросила помочь ей принять гостей. — Она помахала рукой и поплыла к двери.

— Меня это нисколько не удивляет, — пробормотала Бесс, когда Кэтрин удалилась. — Они два сапога пара. Не могу поверить, что графиня Ярлборо — дочь миссис Треду-элл. — Девушки взялись за руки и посмотрелись в зеркало.

— Могло быть и хуже, — бодро сказала Гвен.

— Могло быть и лучше, — уныло откликнулась Бесс. — Я кажусь толстой.

— Вздор! — успокоила ее Гвен. — У тебя по крайней мере есть грудь.

— Это корсет, — призналась Бесс. — Все же грудь у меня есть, правда же? И нужно этим козырять.

— А ты что такая тихая, Ник? — спросила Гвен.

— M-м? Да так, просто думаю. — Ей хотелось, чтобы платье, которое купила мать, не было белым. Тем не менее переделка облагородила его. На плечах и лифе были сборки из тонкого прозрачного оранжевого шелка, затем платье свободно ниспадало, расширяясь поверх атласных нижних юбок. В ушах у Николь были плоские золотые серьги, с которыми гармонировала золотая цепочка с розовой камеей, придававшая золотистый блеск ее карим глазам. Густые светло-каштановые волосы были собраны в тугой узел, оставляя шею обнаженной. На Николь из зеркала смотрела удивительно элегантная красотка, хотя и высокая. Она вздохнула.

Гвен схватила ее за руку:

— Пошли. Мы не должны оставлять дражайшую Кэтрин наедине с молодыми людьми, иначе академия миссис Тредуэлл приобретет печальную репутацию заведения, в котором воспитывают снобов.

Конечно, первым человеком, кого Николь увидела, войдя в зал, оказалась ее мать.

— О Николь! — воскликнула она, увидев дочь, и помахала ей крошечным носовым платочком. — Я здесь!

— Мы пойдем с тобой, — шепнула Бесс.

— Мама, — сказала Николь, — позволь представить тебе моих подруг — мисс Боггс и мисс Карстэрз.

— Как вы очаровательны, — вежливо проговорила баронесса. — А где платье, которое я тебе прислала?

— Это оно и есть.

— Не может быть! На том были ирландские кружева, а ниже — каскад роз.

— Я переделала его по совету мадам.

— По чьему совету? Тебе следует знать, что кружева стоят по десять шиллингов за ярд! А розы…

— Леди Хейнесуорт! — Николь с облегчением увидела, что к ним спешит миссис Тредуэлл. — Вы сегодня просто очаровательны! Наверняка это платье вам изготовила мадам Деку. Никто в Англии не умеет так обращаться с шелком!

— Ах, я согласна с вами, миссис Тредуэлл! Она изумительный мастер!

— Вы не заметили, — понизила голос миссис Тредуэлл, — что здесь леди Деспенсер?

— Нет! В самом деле? Где же она? — Баронесса поднесла к глазам лорнет, чтобы рассмотреть приближающихся гостей.

— И вы никогда не угадаете с кем!

— Да неужели с Энтони Дарлингтоном? Я права? О, я так и знала! О них в Лондоне всю зиму ходили слухи. Вы знаете, говорят, что она… — Баронесса оборвала фразу, заметив, что Николь и ее подруги жадно прислушиваются к их разговору. — А вы идите, девочки, ради Бога, развлекайтесь! Разве вы не видите, что мы беседуем?

— Да, мама, — пробормотала Николь и увидела, как мисс Тредуэлл подмигнула ей.

— Так вот какая у тебя мама, — заметила Гвен, когда Николь благоразумно поспешила увести ее в противоположный конец зала.

— Да, вот такая баронесса, — подтвердила Николь, довольная тем, что ей удалось вырваться из тисков матери.

— А вон моя! И мой отец! — воскликнула Бесс и помахала родителям. — Позвольте мне вас представить. — Мистер и миссис Боггс вели себя спокойно, демонстрируя хорошие манеры, и казались брошенными на произвол судьбы среди сверкающей толпы. Теперь стало ясно, от кого унаследовала Бесс рыжие волосы — у отца был огромный запас этого добра, — равно как и фигуру. Ее мать была маленькая и полная, как дочь. Они оба приветствовали Бесс с искренней теплотой, и у Николь защемило сердце, когда она увидела эту жизнерадостную троицу. Она была не против того, чтобы задержаться и окунуться в атмосферу неведомого ей семейного благополучия, однако Гвен заявила, что умирает от жажды, и потащила ее к столу, где было шампанское.

— Я никогда не пила шампанское, — засомневалась Николь.

— Я тоже, но мадам рассказывала мне, как его наполняют пузырьками. Его открытие приписывают монаху Дому Периньону, который ведал подвалами аббатства. Он…

— Прошу прощения, — раздался негромкий мужской голос за спиной Николь. Она отошла в сторону, решив, что загораживает кому-то доступ к столу. Однако Гвен широко раскрыла глаза и сделала легкое движение головой, дав понять, что Николь должна обернуться. Николь повиновалась и увидела перед собой элегантнейшего джентльмена. Он был одет в великолепно сшитый сюртук с накладными плечами. Замшевые рейтузы, плотно обтягивавшие бедра, были заправлены в ботфорты. Тонкую белую рубашку украшал синий, в белый горошек, шейный платок. У джентльмена были черные волосы и короткая острая бородка. Глаза у него были карие, нос с горбинкой. Он наклонился почти к самому уху Николь.

— Я знаю, мы не были должным образом представлены друг другу, — сказал он извиняющимся голосом. — Но я надеюсь, вы простите мою дерзость. Я просто должен установить личность самой красивой гостьи графини.

Николь поспешила отойти в сторону, полагая, что он имеет в виду Гвен.

— Это мисс Карстэрз, — сказала она, играя роль дуэньи. — Мисс Карстэрз, имею честь представить вам…

— Лорд Уоллингфорд, — любезно подсказал молодой человек, целуя Гвен руку. — Рад познакомиться. — Однако быстрота, с которой он вновь повернулся к Николь, заставила ее остановиться. — А вы…

— Мисс Хейнесуорт, — проговорила она.

— Мисс Хейнесуорт! — Он явно не спешил отрывать губы от ее руки. — Какое наслаждение — слышать, как вы произносите свое очаровательное имя.

— Ах, неужели, — смущенно проговорила Николь, поняв, что он хотел познакомиться именно с ней. Не зная, что делать дальше, она отпила из бокала.

— А, шампанское! — сказал лорд Уоллингфорд, беря бокал со стола и поднося его к бокалу Николь. — Нет другого напитка, который было бы столь уместно выпить в момент знакомства с девушкой моей мечты. — Он чокнулся с Николь и одарил ее ослепительной улыбкой.

— Вы простите меня, — бодро сказала Гвен, — я пойду поищу леди Деверо.

— Гвен, — начала было Николь, но та уже исчезла в толпе. Испытывая ужас, Николь снова повернулась к молодому человеку.

Он оглядел ее своими темными глазами с таким вниманием, что ей вдруг захотелось умереть.

— Когда я в последний раз был в Австрии, — сказал он, — я читал истории о валькириях. Вы что-нибудь слышали о них?

— Боюсь, что нет, — ответила Николь.

— Это воинственные девы — богини, которые летают по воздуху и служат Одину — главному из богов. Все они одеты в броню. Вы, дорогая леди, настоящая валькирия. — Он поклонился. — Окажите мне честь, потанцуйте со мной.

Николь поразила сила и страсть, с какой были произнесены эти слова. Чтобы выиграть время, Николь посмотрела ему через плечо на танцевальный зал. Ее внимание привлекло знакомое лицо, обращенное в ее сторону: лорд Бору, сидя в своем бархатном кресле, наблюдал за ней и ее партнером. Ну конечно же! Должно быть, он все это и подстроил, уговорил лорда Уоллингфорда поухаживать за ней. И даже слова Уоллингфорда — «самая красивая гостья графини» — возвращали к их шутливой беседе во время последнего занятия по фехтованию. Николь вспыхнула. Что он сделал — заплатил этому красавцу? Должно быть, он считает, что у нее нет никакой надежды привлечь внимание мужчины без его помощи. Он хотел увидеть поединок? Ну Что же, она ему предоставит такую возможность!

— Я не слишком хорошо танцую, лорд Уоллингфорд, — призналась она.

— Не могу поверить. Ведь вы валькирия, служительница богов!

Брайан Бору продолжал неотрывно смотреть на нее. Николь отбросила всякую осторожность.

— Ну, в таком случае не говорите, что я вас не предупреждала, — сказала она и позволила Уоллингфорду ввести себя в круг танцующих.

Уже через несколько тактов Николь поняла одну великую истину: танцы — вещь относительно не сложная, если тебя ведет мастер. А лорд Уоллингфорд был, без сомнения, самый искусный танцор, которого ей приходилось встречать. Впервые за всю свою жизнь она не чувствовала себя неумехой. Под его управлением Николь скользила, неслась, летела в вальсе и даже, как ни странно, получала удовольствие.

— Вы блестящий танцор, — сказала Николь.

— Меня вдохновляет моя партнерша, — произнес Уоллингфорд с таким серьезным видом, что у нее вспыхнули щеки.

Когда музыка стихла, лорд Уоллингфорд предложил:

— Еще танец? Или, может быть, вы хотите шампанского?

— Послушай, Уоллингфорд. — Рядом возник высокий блондин в голубом сюртуке. — Как насчет того, чтобы нас представить?

— Никакого шанса, — ответил партнер Николь, беря ее под руку.

— Уоллингфорд! — Их поприветствовал еще один молодой человек. — Ты не мог бы представить…

— Пошел к черту, — сказал Уоллингфорд, сжимая Николь руку повыше локтя. — Так что вы предпочитаете, валькирия? Шампанское или танец?

— Энтони Уоллингфорд! — раздался радостный оклик. — Надо делиться богатством! Кто она, твоя очаровательная партнерша? — Этот молодой человек — Николь видела собственными глазами — только что танцевал с Кэтрин и сейчас, оставив ее в одиночестве, направлялся к ним.

— Мне это известно, что касается тебя, то это твоя забота — узнать, — ответил Уоллингфорд, не спуская глаз с Николь.

— Я думаю… мне бы хотелось выйти на воздух, — слабым голосом произнесла она.

Уоллингфорд улыбнулся:

— Мне тоже. — И он с готовностью повел ее к застекленной двустворчатой двери на террасу. Они проходили неподалеку от бархатного кресла лорда Бору, когда Николь подняла взгляд, чтобы выразить ему осуждение за разыгранный им спектакль. Однако на его лице она увидела выражение, заставившее ее остановиться. Лорд Бору смотрел так, как будто она отбила его коронный выпад. Вскинув вверх подбородок, Николь прошествовала мимо него на террасу.

— Скажите, — суховато спросила она, — вы хорошие друзья с лордом Бору?

— С лордом Бору? — При свете луны Николь увидела удивление на лице своего спутника. — Да нет. А почему вы спрашиваете?

— Просто так, — холодно ответила Николь. Если он был лжецом, то очень умелым. — Вы фехтуете, лорд Уоллингфорд?

— Я имею некоторое представление о рапире. — Теперь он выглядел еще более озадаченным. Затем лицо его прояснилось. — Вы намерены побудить меня к дуэли в вашу защиту? Я готов бросить вызов любому, кто сделает попытку увести вас от меня.

— Разумеется, я этого не хочу! — засмеялась Николь. — Но вы не должны вести себя так самонадеянно, ведь мы только что познакомились.

— Тем не менее я ожидал вас целую жизнь, — сказал он так горячо, что Николь задержала дыхание. Он приблизился к ней и осторожно обнял за талию.

— Вы не обидитесь, мисс Хейнесуорт, если я вас поцелую?

Она вскинула голову, не зная, что ответить. Ее никогда не целовали, и естественно, ей было любопытно. В то же время она помнила предупреждения миссис Тредуэлл о том, что девушка должна оберегать свою репутацию.

Пока Николь колебалась, он стоял и молча смотрел на нее горящими глазами.

— Вы считаете, что я слишком дерзок, — наконец тихо произнес он. — Вы правы. Простите меня. Пойдемте в зал. Но вы должны пообещать, что снова будете танцевать со мной.

Через раскрытые двустворчатые двери за его плечами Николь видела кресло лорда Бору. А что, если он и лорд Уоллингфорд заключили пари о том, как она поведет себя в этот вечер? Ее братья, а также их друзья нередко устраивали подобные шутливые пари. Она смеялась вместе с ними, будучи уверенной, что никогда не станет жертвой такого вздора.

Нарядная пара, проходя мимо лорда Бору, загородила Николь и лорда Уоллингфорда от его взора. Николь улыбнулась своему спутнику. Он помог ей почувствовать себя грациозной и желанной, даже если все это делалось ради забавы, и она была благодарна ему за это.

— Вам не следовало так поспешно отказываться от своих слов, милорд. Я была близка к тому, чтобы согласиться.

На его лице вновь появилась улыбка.

— А сейчас не поздно передумать?

— Это вам решать.

Лорд Уоллингфорд тут же привлек ее к себе, и его губы коснулись ее губ.

«Мой первый поцелуй», — думала Николь, чувствуя, как его усы щекочут ей нос. Губы у него были теплые и жадные. Жаль, что он так невысок. Зато поцелуй великолепен! Лорд Уоллингфорд был столь же искусен в этом, как и в танцах. Когда он наконец отпустил ее, колени у Николь дрожали. И она напрочь забыла лорда Брайана Бору.

— О Господи, — пробормотала она и в тот же миг заметила стоявшую в дверях миссис Тредуэлл.

— Николь! — окликнула она. — Что ты там…

Лорд Уоллингфорд обернулся и поспешно поклонился:

— Миссис Тредуэлл! Рад вас видеть. Я имел счастье танцевать с мисс Хейнесуорт и могу сказать, что она делает честь вашей академии. К сожалению, она почувствовала себя нехорошо. Я подумал, что ночной воздух пойдет ей на пользу.

— Понятно! К счастью, я знаю вас как истинного джентльмена. Тем не менее, Николь, тебе пора вернуться в зал.

Тревога сошла с лица миссис Тредуэлл.

— Стыдитесь, Уоллингфорд, — шутливо упрекнула она лорда. — Неужели вы не могли подождать, пока она начнет выезжать?

Лорд Уоллингфорд прижал руку к груди:

— Я просто не мог позволить, чтобы она отдала сердце другому, в то время как взяла в плен мое.


— Николь, — прошептал лорд Уоллингфорд, когда они возвращались в залитый светом зал. — Какое замечательное имя! Вы согласны?

— С чем? — удивилась она.

— Снова танцевать со мной. Поторопитесь сказать «да», пока не слетелись хищные птицы.

— Хищные птицы… — Николь увидела, что к ней движется толпа молодых людей, и подавила смех. — Разумеется, согласна.

— Вы сделали меня счастливейшим человеком на свете, — пробормотал Уоллингфорд ей на ухо. Они приготовились к следующему танцу, а остальные джентльмены отошли, не скрывая своего недовольства. Николь казалось, что она пребывает в волшебном сне.

А затем она поверила в это окончательно. Потому что как только Уоллингфорд обнял ее за талию, она увидела, как лорд Бору подал сигнал Хейдену. Тот принес костыли, и на виду у всего собрания лорд Бору с трудом заковылял из зала.


Остаток вечера был сплошной цепью радостных событий. После второго танца лорд Уоллингфорд должен был, согласно этикету, отпустить Николь. Она танцевала вальсы, менуэты и кадрили со многими молодыми людьми, которые никак не могли сравниться в умении с ее первым партнером; некоторые приносили ей извинения за свою неуклюжесть. Они наперебой бросались за шампанским, стоило ей лишь намекнуть, что она хочет пить. Нешуточная борьба разыгралась, когда гостей пригласили на ужин. В этой схватке победителем вышел лорд Уоллингфорд. Он просто рассек толпу поклонников и предложил ей руку.

Лорд Уоллингфорд сел рядом с Николь за столом не ранее чем удостоверился, что перед ней есть все блюда, которых ей хотелось бы отведать. Даже если лорд Бору и подослал его, он не мог сделать более удачного выбора, подумала Николь.

— А теперь, — сказал ее кавалер, пододвигая стул настолько близко, что их бедра соприкоснулись, — у нас есть возможность узнать друг о друге как можно больше. Расскажите мне о себе.

Николь опустила глаза и почувствовала, что краснеет.

— Право же, особенно нечего рассказывать…

— Чем вы любите заниматься?

— Я обожаю верховую езду.

— В самом деле? Великолепно!

— И… охоту.

— Ничего не доставляет мне большего удовольствия, чем быстрая езда верхом под лай собак! — заявил Уоллингфорд. — Завтра будет охота. Вы поедете?

Николь заколебалась.

— Видите ли, в академии нас учат ездить в дамском седле. Но я гораздо лучше езжу верхом. Это потому, что я росла и училась ездить с моими братьями, — поспешила добавить Николь, уверенная в том, что это приведет его в ужас.

— В бриджах? — спросил лорд Уоллингфорд, и в темных глазах его сверкнул огонек.

Николь в смущении кивнула.

— Боже мой! Как хотел бы я увидеть вас в бриджах!

— Лорд Уоллингфорд!

— Прошу прощения, я снова веду себя дерзко. Но вы только подумайте, чего я добился прошлый раз благодаря этому! — Он глуповато улыбнулся, а Николь почувствовала, как затрепыхалось у нее сердце. Издалека она увидела, что ее мать смотрит на них со странным выражением на лице. Это было так неожиданно, что Николь не сразу поняла, в чем дело. Гордость — вот что испытывала баронесса.

Под столом рука лорда Уоллингфорда стиснула руку Николь.

— Я ошибался. Вы вовсе не валькирия. Вы Диана-охотница. Завтра вы должны выехать верхом.

— О, я не могу. Это вызовет ужасный переполох.

— Он уже происходит в моем сердце.

Николь вспыхнула.

— И потом, у меня с собой нет бриджей, — добавила она.

— Я был бы счастлив, если бы вы воспользовались моими.

Она посмотрела на него сверху вниз. Неужто он не понимает, что они скорее всего будут ей слишком малы? Она не знала, как это объяснить, и мягко сказала:

— Миссис Тредуэлл никогда не позволит. Если я буду сопровождать вас, то только в дамском седле. Я лишь хотела объяснить вам, что в нем я буду чувствовать себя не лучшим образом.

— Вы мне уже говорили, что не можете танцевать, — возразил Уоллингфорд. — Однако я выяснил, что вы потрясающая партнерша!

— Это лишь благодаря вашему мастерству, — искренне сказала Николь.

— Я бы предпочел считать, что мы с вами представляем собой идеальную пару. — Он одарил ее ослепительной улыбкой. — Вы не хотите есть?

Николь посмотрела на тарелку, которую он заботливо загрузил деликатесами. Она вдруг почувствовала, что страшно голодна. Наколов вилкой большой гриб, она поднесла его ко рту и тут же с ужасом поняла, что должна была его разрезать.

Однако в темных глазах лорда Уоллингфорда светилось все то же обожание.

— Мне нравится, когда у девушки хороший аппетит, — пробормотал он, перебирая ее пальцы. — В самом деле, мисс Хейнесуорт, боюсь, что я по уши влюбился в вас.


— Знаешь, Ник, — заявила Гвен, когда уставшие подруги на заре добрались до своей комнаты, — я всегда знала, что ты соблазнительная приманка для мужчины, у которого есть голова на плечах. Но все-таки — сам лорд Уоллинг-форд!

— Я не имею ни малейшего понятия, кто он такой, — призналась Николь.

Гвен и Бесс уставились на нее.

— Ты, наверное, шутишь, — воскликнула Бесс. — Он самый завидный жених во всей Англии!

— Почему?

Бесс помахала рукой.

— Ну, с чего начать? С его изысканных манер? С его безупречного гардероба? Или с того, что он умен и остроумен?

— Лучше с его пятидесяти тысяч в год, — подсказала Гвен.

— Не может быть! — ахнула Николь.

— Он единственный сын герцога Стаффорда.

— В таком случае почему он не носит его фамилию? — удивилась Николь.

— А ты никогда не обращала внимания на лекции миссис Кэлдберн?

— Конечно, нет! Какое мне дело до отбеливания простыней?

— Но она в то же время бесценный источник информации обо всех выгодных женихах, — пояснила Бесс.

— Кажется, твоя мама была счастлива, глядя на тебя за ужином! — воскликнула наблюдательная Гвен.

Николь зевнула.

— Похоже, что так.

— Я подслушала, как она говорила миссис Тредуэлл, что очень довольна твоими успехами в академии и не видит причин для того, чтобы ты продолжала обучение.

Николь замерла.

— Господи, это еще почему?

Гвен пожала плечами:

— Я запомнила ее слова: если моя дочь сумела пленить Уоллингфорда сейчас, то надо ковать железо, пока горячо.

— Я только сегодня познакомилась с ним!

Гвен сделала предостерегающий знак рукой. Они приближались к двери спальни.

— Кэтрин уже на месте, — шепотом пояснила она. — Пришла со страшной головной болью.

— А по-моему, — заявила Бесс, — она пришла с острым приступом ревности по случаю успеха Николь.

Гвен открыла дверь, и они на цыпочках вошли в комнату.

— Я намерена спать по меньшей мере до полудня, — устало сказала Бесс. — Когда ты встречаешься с ним снова, Ник?

— Мы собираемся на охоту. Утром.

Кэтрин оторвала голову от подушки:

— Вы не могли бы замолчать?

— Извини, — шепотом сказала Гвен и вдруг захихикала: — Что ты думаешь о вечере, Кэтрин?

— Ужасно скучный, — заявила блондинка, переворачиваясь на другой бок. — Как и вы трое.

Глава 13

— Я выбрал его специально для вас.

Николь посмотрела на громадного гнедого жеребца.

— Он просто великолепен!

— В таком случае садитесь.

Николь схватилась за луку и взлетела в седло.

Лорд Уоллингфорд стоял внизу в красном жилете и щегольской черной кепке и улыбался ей.

— Я бы хотел видеть вас в бриджах.

— Т-с! — предостерегла его Николь, понимая, что их могут услышать окружающие.

— А что? Это в самом деле так.

Уоллингфорда подсадил один из конюхов, и он оказался верхом на сером в яблоках, который нетерпеливо помахивал хвостом.

— Очень красивая лошадь, — сказала Николь.

Он похлопал жеребца по ляжке.

— Это Ахиллес. Любимец из отцовских конюшен. Мой отец — большой знаток лошадей.

Конюх подал лорду ружье.

— И еще одно ружье — для леди, — приказал он.

— Ой, вы знаете… — начала Николь.

— Моя Диана должна иметь оружие, — настоял Уоллингфорд. Гнедой бил копытом, демонстрируя явное нетерпение. Николь сумела усмирить его, вызвав восхищение Уоллингфорда. — У вас очень твердая рука.

— Да ведь лошади похожи на собак, разве не так? Они хотят лишь одного: чтобы им сказали, что нужно делать.

— Вы любите собак? — Серый был даже крупнее гнедого, и поэтому глаза Николь и Уоллингфорда оказались на одном уровне.

— Я обожаю их.

— У меня есть дома выводок псов, которые воют в ожидании хозяйки.

— В таком случае вы должны купить им суку.

Он рассмеялся:

— Или обзавестись женой. — Он наклонился и поцеловал ее руку. Николь покраснела. В это время затрубили в рог. — Сигнал к началу охоты! — выкрикнул Уоллингфорд, ударив пятками серого. Собак спустили с поводков, и пестрая кавалькада всадников бросилась вслед за ними. Николь также пришпорила своего жеребца. У лорда Уоллингфорда весьма впечатляющая посадка, тотчас отметила она.

Некоторое время они скакали молча.

— Отличный парк, не правда ли? — воскликнул Уоллингфорд, подъезжая поближе к Николь.

— Очень живописный.

Собаки взяли след. Они с минуту покружили, нюхая траву и фыркая, затем рванулись к лесу, увлекая за собой всадников. Николь подняла подбородок, чувствуя, как ветер обжигает ей щеки и развевает волосы. Она была в этот момент по-настоящему счастлива. Лорд Уоллингфорд настолько засмотрелся на нее, что едва не врезался в дерево.

— Господи, как бы я хотел быть художником, — горячо воскликнул он, — чтобы запечатлеть вас в этот момент!

Где-то впереди раздался звук рога.

— Вперед! — крикнула Николь, пришпорив гнедого. — Иначе мы прозеваем все удовольствие.

Она пустила жеребца галопом, Уоллингфорд бросился за ней следом. Он сидел ровно и прямо, демонстрируя такую же элегантность, как и во время танцев. Однако его серый отличался повышенной возбудимостью, и Николь подумала, что руке всадника не помешала бы большая твердость. Но как бы там ни было, в своем тесно облегающем красном костюме Уоллингфорд смотрелся великолепно. Сапоги его были начищены до блеска, рукава рубашки отделаны кружевными манжетами. И в то же время нельзя было упрекнуть его в излишней любви к нарядам — просто человек следил за своей одеждой.

Не без усилий ему удалось поравняться с Николь.

— Вы рождены для того, чтобы находиться в седле, — сказал он, пытаясь успокоить дыхание. — Должно быть, верхом вы несетесь сломя голову.

— Это такая лошадь, — скромно ответила Николь.

— Вздор! Это такая всадница. — Ахиллес захрапел, вскинул серебристую голову, подбросив ружье, которое Уоллингфорд прислонил к луке седла.

— Осторожно! — крикнула Николь. Уоллингфорд попытался схватить ружье, однако оно выскользнуло, стукнулось прикладом о землю, и послышался оглушительный звук выстрела.

— Проклятие! — услышала Николь голос лорда, а тем временем ее перепуганный гнедой бросился в сторону деревьев. — Николь! — донесся до нее крик. Однако все, что она могла сейчас сделать, — это ждать, пока жеребец одолеет свой ужас, да еще удержаться в седле.

Гнедой все дальше углублялся в лес, при этом лай собак и звук рога делались все слабее. Николь подумала, что если так и будет продолжаться, то можно доскакать и до Шотландии; но именно в это время жеребец замедлил свой бег.

— Слава Богу! — пробормотала Николь, натянув поводья. — А теперь довольно! Мы поедем спокойно рысью назад. — Взмыленный жеребец тяжело дышал. — Хотя, пожалуй, будет лучше, если ты сначала попьешь, — решила она и направила его к реке. — Ты своенравный конь, — проговорила она, когда гнедой наклонился к воде. — Тебе повезло, что я не использовала кнут. Однако это была славная гонка! Наверное, мы не поспеем к убийству. Но, честно говоря, я не очень люблю эту часть спектакля. Если бы я правила миром, то лиса всегда бы… — Николь замолчала, поскольку ее внимание привлек непонятный, рыжеватого цвета предмет, плывший по реке. — Господи, что это может быть? Это похоже на… человеческое тело.

— Боже милосердный, — прошептала она. Что бы это ни было, оно находится в сотнях ярдов и постепенно становится все более похожим на человека. Вскоре над поверхностью проглянула рука, а затем мускулистое плечо.

— Так это пловец! — с облегчением сказала Николь.

Тем временем человек миновал быстрину. Достигнув тихой заводи, он встал на ноги; вода доходила ему до талии. Она должна быть обжигающе холодной, с восхищением подумала Николь. Мужчина поднял руки и пригладил волосы. Весеннее солнце поблескивало на ручейках, стекающих по его шее и мощному торсу. Что-то шевельнулось в груди Николь. У мужчины была фигура атлета; он являл собой великолепный образец мужской красоты. Ничего подобного Николь никогда раньше не видела и сейчас не могла отвести от этого совершенства глаз. А затем она узнала его. Лорд Бору. Она не сумела подавить свой вскрик, он услышал ее и поднял голову.

Их глаза встретились. Вначале показалось, что он сейчас снова нырнет в воду. Николь определила это по инстинктивному сокращению мышц. Но постепенно напряжение в его мускулистой фигуре спало, он стоял, окруженный водой, и то, что у него была повреждена нога, не имело сейчас никакого значения. Затем он оглянулся назад, и Николь сразу догадалась, что он высматривает Хейдена, который пробирался вдоль берега с одеждой и костылями к своему хозяину. Николь и лорд Бору были одни.

Николь вспыхнула. Она понимала, что ей следует отвернуться, но она пребывала в смятении и к тому же испытывала граничащее со страхом восхищение. Лорд Бору был похож сейчас на языческого бога — могучий и широкоплечий, освещенный весенним солнцем. Она отвела взгляд, но лишь для того, чтобы ее глаза снова вернулись к нему, как неизбежно возвращается на север стрелка компаса. Она видела, как лорд Бору, ухватившись за сук, поднимался над водой все выше, и вода стекала по его телу. Когда река окончательно отпустила его из своего лона, взору Николь предстало его мужское естество, дерзко устремленное в небо.

Николь в смятении отвела глаза. Это было нечто, о чем она никогда не думала, — та его часть, которая определяла его мужское начало. Николь уставилась в землю.

Мужская красота. Он был великолепен, как статуи в музеях, мимо которых мамаши всегда старались провести своих дочерей побыстрее. Николь снова подняла глаза, зная, что никогда не сможет забыть этот образ: он, река и невольно непобедимая сила естества.

— Милорд!

Тревожный крик нарушил тишину. И почти сразу Николь услышала голос лорда Уоллингфорда:

— Николь! Мисс Хейнесуорт! Вы здесь?

На мгновение их взгляды встретились. К реке выехал лорд Уоллингфорд.

— Слава Богу! — закричал он, увидев Николь. — Я никогда не простил бы себе, если бы с вами случилась какая-нибудь беда! — И он потянулся, чтобы погладить ее лицо.

С неохотой повернувшись, Николь услышала всплеск.

— Вы целы? Невредимы? — с тревогой спросил лорд Уоллингфорд.

Она не знала, что ответить.

— Диана, — пробормотал он. — Моя дивная Диана, вы простите мою оплошность?

— Конечно, — ответила она, чувствуя, что ее голос донесся словно издалека.

Глава 14

Хотя Николь уверяла, что чувствует себя отлично, Уоллингфорд настоял, что ей следует возвратиться. Один из приятелей Уоллингфорда с лукавой улыбкой заметил, что за все утро мисс Хейнесуорт и ее спутника почти никто не видел. Николь вспыхнула, а Уоллингфорд стал рассказывать о том, как понесла лошадь и как Николь сумела удержаться в седле.

— Я вам говорю, что этот монстр сбросил бы любого смертного, — гордо заявил он, сжимая руку Николь. — Но только не мою Диану. — И посмотрел на нее с таким восхищением, что она покраснела еще сильнее.

В огромном зале устроили роскошный завтрак для охотников, и Уоллингфорд имел много возможностей вновь и вновь всем рассказывать о подвиге Николь. К ним присоединились гости, которые не были на охоте, и Николь обрадовалась, увидев среди них Гвен и Бесс. Уоллингфорд хотел пригласить Кэтрин, однако та, по-видимому, решила, что и наследник герцога не заслуживает ее внимания, если он ухаживает за Николь.

— Какая муха укусила леди Деверо? — недоумевал Уоллингфорд, когда она вторично весьма холодно отвергла его инициативу.

— Она всегда ведет себя так, — без обиняков заявила Бесс. — Она презирает нас как плебеев.

— Если вы и плебеи, то весьма привлекательные.

— Ах, продолжайте, ваша светлость!

Завтрак завершился очень весело, и благодаря усилиям Уоллингфорда даже Гвен сбросила с себя путы застенчивости. Николь ела ростбиф, потягивая эль, и тихо наслаждалась ощущением счастья.

— А теперь скажите мне откровенно, — проговорил Уоллингфорд, наклонившись таким образом, чтобы сидящая напротив Бесс могла его слышать. — Вы ее однокашницы и знаете ее лучше всех. Есть ли какая-нибудь область, в которой бы мисс Хейнесуорт не преуспела?

— Она безнадежна в вышивании, — высказалась Гвен.

— Фи! Вышивание! — Уоллингфорд небрежно махнул рукой.

— И в домоводстве, — добавила Бесс. — Во всех его формах!

— Подумать только, а я считала их своими друзьями! — засмеялась Николь.

— Честность лучше всего, — наставительно проговорила Бесс и подмигнула, — в сердечных делах.

— Но вы меня нисколько не обескуражили, — твердо заявил Уоллингфорд. — Если кто-нибудь, помимо вас, скажет, что у нее есть какие-то недостатки, я тут же вызову его на дуэль.

— Вместо вас это могла бы сделать и сама Ник, — сказала Бесс и тут же съежилась. — Ой, кто-то пнул меня ногой!

— Что вы имеете в виду? — не преминул спросить Уоллингфорд.

— Она фехтует, — пояснила Бесс.

Уоллингфорд повернулся к Николь:

— В самом деле? Так вот почему вы спрашивали меня вчера, умею ли я фехтовать.

— Просто я взяла несколько уроков, только и всего, — пробормотала Николь.

— У лорда Бору, — уточнила Бесс.

— В самом деле? — Уоллингфорд приподнял темные брови. — С таким учителем, мисс Хейнесуорт, вы, должно быть, достигли больших успехов. — Он вдруг щелкнул пальцами. — Послушайте, а как вы посмотрите на поединок между вами и мной?

— У меня нет с собой снаряжения, — пыталась возразить Николь.

— Вы в самом деле фехтуете? — заинтригованно спросил молодой человек, сидевший рядом с Бесс.

— Да, она очень в этом сильна, — заверила его соседка.

Молодой человек жестом попросил еще эля, затем провозгласил во всеуслышание:

— Мисс Хейнесуорт и Уоллингфорд собираются провести поединок на рапирах!

— Бесс, — прошипела Николь, — ты что, рехнулась? Да мама убьет меня!

— Сейчас, — вполголоса ответила Бесс, — твоя мама вряд ли станет придираться к тебе. — Она кивнула в сторону баронессы. Николь опасливо посмотрела на мать. Та лучезарно ей улыбнулась и помахала рукой. Николь была настолько этим потрясена, что даже уронила ложку.

— Я… никогда не имела дела с настоящим противником, — попробовала возразить она. — И потом, я беру уроки по фехтованию всего лишь несколько месяцев.

Однако предложение Уоллингфорда вызвало горячую поддержку. Молодой человек назначил себя кассиром и стал принимать ставки.

— Мисс Хейнесуорт получит фору в три укола! — объявил он.

Николь попыталась воспротивиться:

— Право же, я не думаю, что…

— Давайте обратимся к вашему учителю, — с улыбкой сказал Уоллингфорд, встал и, перекрывая шум людей, заключающих пари, крикнул: — Лорд Бору!

Тот медленно повернулся в своем кресле:

— Да?

— Я вызвал вашу ученицу мисс Хейнесуорт на поединок на рапирах, — объявил Уоллингфорд. — Говорят, вы никогда не уклонялись от вызова. Убедите ее принять мой!

— Честно говоря, — пророкотал лорд Бору, — я бы не советовал ей принимать вызов.

Николь вспыхнула:

— По какой причине?

Бору на момент встретился взглядом с Николь. Румянец на ее щеках стал еще гуще, когда она вспомнила, в каком виде она застала его утром — обнаженного, могучего, чувственного бога.

— Она всего лишь новичок, — сказал он после паузы.

Щеки Николь заполыхали огнем. Если она такое ничтожество в фехтовании, то зачем он тратил столько времени на ее обучение?

— Не обращайте на него внимания, — сказал кто-то из сидевших за столом. — Он всего лишь старый ворчун.

Николь снова посмотрела на Бору. Его ясный взгляд явно о чем-то ее предупреждал. Однако к черту его! Какое право он имеет призывать к соблюдению приличий, если сам вел себя так бесстыдно в лесу?

— Я принимаю ваш вызов, Уоллингфорд, — сказала Николь тихо и вызывающе посмотрела на лорда Бору. — Вы будете там? — холодно спросила она.

— Думаю, что не буду, — ответил он и уткнулся в тарелку.


Разумеется, у графа Ярлборо была фехтовальная дорожка, к тому же хорошо ухоженная. Николь, обрядившись в позаимствованные доспехи и маску, попробовала носком ботинка густую траву. Она не привыкла к столь роскошному газону.

— Нервничаешь? — шепотом спросила ее Бесс.

— Скорее, бешусь! Как ты могла заварить такую кашу!

— Но я не думала, что дойдет до этого. — Бесс в смятении уставилась на толпу зевак, которые обступили дорожку.

— Ты заключила пари? — спросила Николь, пробуя, насколько пружинит рапира.

— Нет.

— А я заключила, — сказала Гвен.

— На кого поставила?

— На тебя, разумеется, — с гордостью ответила Гвен.

— Прямо не знаю, как я влипла в эту историю, — вздохнула Николь.

— Он наверняка тебе уступит, — заверила Бесс. — Кстати, а что случилось утром на охоте? Лорд Терлингтон говорил, что никто вас не видел почти в течение двух часов.

— Моя лошадь понесла. — Николь замерла. На дорожку вышел лорд Уоллингфорд. В черном с золотистой отделкой и безупречно сшитом снаряжении он выглядел весьма впечатляюще. Он подошел к ней, поднял маску и обворожительно улыбнулся.

— Диана! — Он отвесил поклон. — Вы изумительно красивы в доспехах!

Гвен подтолкнула Николь вперед. Лорд Терлингтон, которому отвели роль рефери, хлопнул в ладоши, призывая к вниманию.

Николь кивнула и опустила маску.

Лорд Уоллингфорд сделал то же самое.

— Сходитесь! — крикнул Терлингтон.

Уоллингфорд осуществил маневр, Николь ответила контрударом. Его поза была именно такой, какой требовал от нее лорд Бору, — прямой и настороженно-бдительной, но его движениям, которые отличались удивительной грациозностью, не хватало силы. Он позволил себе опустить рапиру, Николь с ходу бросилась вперед и нанесла ему укол в плечо. Зрители взволнованно загудели.

Лорд Терлингтон несколько удивленно объявил:

— Первый укол нанесла мисс Хейнесуорт!

Это оказалось таким легким, что Николь не усомнилась в том, что Уоллингфорд позволил ей это сделать. Он отступил назад, безупречно работая ногами. Она атаковала и сделала быстрый выпад. Он парировал, однако же не столь активно, как она ожидала. Николь отбила вправо и мысленно наметила для себя следующую атаку, нащупав его слабость при выполнении этого приема. То, как он ответил на ее следующий выпад, дало ей возможность собраться с силами. Лорд Бору отреагировал бы на этот ее элементарный ход сверхбыстрым, ошеломляющим ложным выпадом, а Уоллингфорд, похоже, действовал более сдержанно.

Он возобновил атаку. Николь нанесла ответный удар. Сила его оказалась такова, что рапира вылетела у Уоллингфорда из рук на траву.

Проклятие! Что ей делать теперь? Если она будет фехтовать как положено, то нанесет ему десять уколов раньше, чем он ей хотя бы один! Николь была абсолютно уверена, что не должна выигрывать этот бой. Но черт побери, каким образом может она позволить ему одержать верх, чтобы при этом все выглядело убедительно?

Уоллингфорд поднял рапиру. Терлингтон подозвал их к центральной линии. Выражение его лица, как показалось Николь, было отнюдь не уважительное, скорее — негодующее.

— Ваши подруги не солгали, говоря о вашем мастерстве, — сказал, тяжело дыша, Уоллингфорд.

— Просто повезло, — ответила она, решительно настраиваясь на то, чтобы дать ему возможность выиграть.

Это оказалось не так-то просто. Его картинно идеальная поза и стойка скрывали полное непонимание сущности этого вида спорта. Он бросался в атаку, когда нужно было уходить в защиту, делал выпады скорее эффектные, чем эффективные, не имел понятия о логически подготовленной атаке. Николь вынуждена была отказаться от всего, чему ее обучили. Она должна была следить за тем, чтобы не нанести Уоллингфорду укол, и он этим воспользовался. Но когда Терлингтон объявил счет, у нее упало сердце: четыре к двум. Господи, когда-нибудь они доберутся до десяти?

Труднее всего было убедить не только толпу, но ее простодушного поклонника в том, что он сильнее ее. Когда счет стал восемь к пяти — при этом три последних укола Николь просто не могла не нанести, ибо Уоллингфорд оказался совершенно открыт, — она сделала вид, что поскользнулась, и упада. Он мгновенно отбросил рапиру и бросился к ней.

— Николь! Я нанес вам травму? Терлингтон! Пусть принесут вина и воды!

— Щиколотка, — шепотом сказала Николь. — Должно быть, я ее подвернула.

— О Господи, я никогда себе этого не прошу! Было сумасшествием с моей стороны втягивать вас в это дело, моя драгоценная голубка! — Он погладил ее по шеке.

Позади него Николь увидела подруг с напряженными лицами. Когда Уоллингфорд помог ей дойти до комнаты и, рассыпавшись в извинениях, удалился, Гвен сердито сказала:

— Какой-то дурацкий фарс!

Бесс выглядела не менее раздраженной:

— Ты могла бы его разгромить, даже если бы твоя вторая рука была привязана за спиной!

Николь вздохнула:

— Вы ничего не понимаете. Я не могла поставить его в неловкое положение на глазах у этой толпы! Ведь это всего лишь игра! И кроме того, он мне нравится. Я не хотела, чтобы он оконфузился.

— Я не уверена, что игра стоит свеч, — заявила Гвен.

— Почему? — удивилась Бесс.

— Я думаю об академии. Мадам находит в нас лучшее и развивает его. Но где ему проявиться, если мир к этому не готов?

Бесс наморщила лоб.

— Я думаю, — медленно проговорила она, — идея заключается в том, что мы должны переделать мир. Медленно и постепенно.

— И я это сделала! — горячо подхватила Николь. — Я фехтовала с мужчиной на публике! Это явный шаг вперед!

— Ты отдала игру без борьбы, — безжалостно напомнила Гвен.

— Ах, Бог с ним, с этим поединком! Во всем виновата Бесс — это она затеяла разговор о фехтовании!

Николь чувствовала себя усталой и раздраженной и была не в настроении выслушивать соображения подруг. В глубине души она догадывалась, что думает о ней сейчас лорд Бору. Он понимал, что Уоллингфорд не имел ни малейшего шанса выстоять против нее. Именно по этой причине он хотел отговорить ее от поединка. Однако она не разобралась в его мотивах — была уверена, что он ревнует ее к Уоллингфорду. Иначе чем объяснить его поведение на реке, когда он продемонстрировал ей свою мужскую мощь, чего она не могла забыть?

— Николь!

О Господи, мать. Баронесса сунула голову в дверь, продемонстрировав при этом непривычную для себя сдержанность.

— Николь чувствует себя хорошо, — нетерпеливо сказала Бесс. — Она лишь подвернула щиколотку.

— Ну вот видишь, что происходит, когда вторгаешься на территорию, которая по закону принадлежит мужчинам? — ласковым тоном сказала баронесса. — Надеюсь, что ты усвоила, где твое место, дорогая Николь!

Глава 15

Под предлогом мнимой травмы Николь смогла остаток дня побыть у себя в комнате, что ее весьма устраивало. Ей нужно было время, чтобы все хорошенько обдумать. Уоллингфорд навещал ее ежечасно, приносил вино, цветы, шоколад и фрукты, рассыпался в пылких извинениях, и она с облегчением поняла, что он так и не понял, что же произошло на фехтовальной дорожке в действительности. Баронесса также проявляла много внимания, беспокоясь о том, не закрыть ли окна и не прибавить ли огня в камине, спрашивала, чего Николь хотела бы поесть или выпить. Подобная забота была так нехарактерна для нее, что Николь рассердилась.

— Ради Бога, мама! — воскликнула она, когда баронесса приводила в порядок постель. — Ты не была даже наполовину столь внимательна ко мне, когда я сломала руку, спрыгнув с амбара в стог сена!

— Тихо! — испуганно зашипела мать. — Ты ведь не хочешь, чтобы об этом узнал Уоллингфорд.

Николь села в кровати.

— Честно говоря, я не думаю, что это его как-то расхолодит.

— Вероятно. — Баронесса присела рядом. — Но, дорогая моя, ты должна быть сейчас очень-очень осторожной!

— Почему?

— Ну как же? Разве ты не понимаешь, что ты его поймала на крючок?

— Как мне не понимать, если все только и говорят об этом?

— Мне бы так хотелось, чтобы отец и братья видели все собственными глазами. Скажу тебе, Николь, что миссис Тредуэлл — настоящий гений. Подумать только, всего лишь несколько месяцев назад я отказывала тебе в будущем, а сейчас ты любимица города! То, что тебя выделил Уоллингфорд, как бы поставило печать одобрения высшего света. Теперь все говорят, что ты весьма оригинальна. — Баронесса погладила руку дочери.

— А что говоришь ты, мама?

Баронесса некоторое время колебалась.

— Видишь ли… Я бы не выбрала ту дорогу, на которую ты вступила — весь этот атлетизм. Однако это показывает, насколько умна миссис Тредуэлл, не правда ли? И видит Бог, это привлекло Уоллингфорда… Я очень счастлива, Николь. — Наклонившись, она заговорщицки зашептала: — Ты бы знала, сколько матерей приходили ко мне, чтобы навести справки об академии. Так что миссис Тредуэлл следует ожидать нового пополнения!

Эти слова кое о чем напомнили Николь.

— Гвен сказала, что ты хочешь забрать меня отсюда.

— В самом деле, любимая. Я еду в Лондон, чтобы подготовиться к весеннему сезону, и ты можешь поехать со мной. Там будет и Уоллингфорд.

— Я не хочу ехать в Лондон.

— Академия имеет целью подготовить молодых леди к выходу в свет, — резонно сказала баронесса. — Очевидно, что ты подготовлена достаточно хорошо.

— Потому что я случайно попала на глаза приятному молодому человеку?

— Уоллингфорд — это нечто большее, нежели просто приятный молодой человек.

Николь вдруг почувствовала страшную усталость.

— Мне хотелось бы поспать, мама.

— Да, конечно, дорогая. Поспи. — Баронесса укрыла дочь одеялом и наклонилась, чтобы поцеловать ее.

— Мама…

— Да?

— Я хочу закончить курс обучения. Если ты мне не позволишь, я скажу Уоллингфорду, что он слишком мал для меня.

— Николь! — Голос баронессы соскользнул на прежний тон, в котором послышалась сталь. — Упаси тебя Бог! Ну как ты можешь!

— Сказала — и сделаю, — подтвердила Николь.

— Ты совершишь большую ошибку. А что, если ему приглянется какая-то другая девушка?

— Тогда, — отчеканила Николь, — это будет означать, что его чувство ко мне не было достаточно сильным. И я не хотела бы выходить замуж за такого человека.

Брови баронессы сошлись к переносице.

— Тебе следовало бы быть поосторожнее, юная леди! Ты не настолько привлекательна или талантлива, чтобы позволить себе подобные выходки!

По крайней мере их отношения вернулись в прежнее русло, с грустью подумала Николь. Разница лишь в том, что внимание, которым ее одарил Уоллингфорд, позволяет ей одерживать верх.

— Оставь меня, — пробормотала она, откидываясь на подушки. — Я хочу спать.

Баронесса тут же стала излучать сочувствие:

— Конечно же, любимая. Ты должна отдохнуть. Тебе предстоит так много всяких дел!


Еще не наступило время ужина, а Николь уже скрипела зубами от вынужденного безделья. Она настояла на том, чтобы одеться и спуститься в гостиную, где можно было поиграть в карты и шарады. Конечно, она вынуждена была делать вид, что хромает, и постоянно об этом помнить. Уоллингфорд был сама доброта, он расположился рядом с ее креслом и отлучался лишь для того, чтобы подносить ей лакомства. Он держал ее руку, когда они разгадывали шарады; они вместе смеялись, когда Терлингтон неумело имитировал мычание коровы. Время от времени Уоллингфорд подносил ее руку к своим губам и целовал.

— Николь, в жизни я не был таким счастливым, — шепнул он ей.

«Боже, если Уоллингфорд и был подослан лордом Бору, то он один из самых замечательных актеров во всей Англии», — подумала Николь.

Бору играл в карты. Николь очень хотелось рассказать ему об утреннем поединке, но было похоже, что подобной возможности ей не представится. Он играл в вист и ни разу не глянул в ее сторону.

Игра в шарады мало-помалу сошла на нет, когда время стало приближаться к полуночи.

— Давайте выйдем на террасу, — предложил Уоллингфорд. Она увидела, что в его темных глазах появился блеск. Будут опять поцелуи…

— Если вы так хотите, — жеманно сказала она. — Но я хотела бы опереться на вашу руку.

— Нет ничего другого, чего бы я хотел в большей степени.

Он помог Николь дойти до двери, игнорируя игривые комментарии окружающих.

— Мисс Хейнесуорт нуждается в свежем воздухе, — счастливо объявил он, пока Николь, прихрамывая, шла рядом. — Мы можем сесть на этом выступе. Я до сих пор не могу простить себе, что причинил вам боль, Николь.

Он прижался ртом к ее рту, сомкнул вокруг нее руки. Николь прильнула к нему, чувствуя, как ей хорошо и тепло.

— О, сладкая Николь, — пробормотал он, — скажите, что вы любите меня.

— Я… я едва знаю вас.

Он улыбнулся:

— Я это исправлю. С этого момента я буду постоянно рядом.

— Я не вижу, каким образом, поскольку я должна вернуться в академию миссис Тредуэлл.

Он отстранился от нее.

— Нет! Ваша мама сказала, что вы в этом сезоне отправитесь в Лондон.

— Это она так хочет, но я чувствую себя обязанной…

— Слушать лекции по домоводству? В них нет никакой необходимости. — Он провел рукой по ее мягким волосам. — Все, чего я когда-либо хотел, о чем я мечтал, вы уже воплотили в себе. И я… — Он замолк, потому что кто-то стал ломиться в дверь. Николь увидела лорда Бору, и ею овладели дурные предчувствия.


— Милорд! — Уоллингфорд поднялся с выступа, увидев приближающегося Брайана. — Позвольте мне выразить, насколько высоко я ценю вас как учителя мисс Хейнесуорт по фехтованию. Мы сейчас как раз обсуждали…

— Мне нужно переговорить с моей ученицей, — проворчал Брайан.

— Может быть, Энтони, — нерешительно проговорила Николь, — вы принесете мне шампанского?

Уоллингфорд посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Брайана.

— Конечно, валькирия. Если вам именно этого хочется.

Бору прислонился к стене.

— Валькирия? — переспросил он и сам поразился сдержанной ярости в своем голосе.

— Я несколько удивлена, — холодно сказала Николь, — что вы поднялись со своего кресла.

— Как смели вы, — прорычал он столь свирепо, что она невольно отпрянула, — позволить ему взять над вами верх?

— Откуда вы знаете? — удивилась Николь. — Вы даже не были там.

— Мне рассказали. Он вел со счетом восемь к пяти, когда вы… подвернули щиколотку. — В его голосе послышались саркастические нотки, и он выразительно посмотрел на ее ногу.

Николь в смущении поправила юбку.

— Он в самом деле очень хороший…

Лорд Бору оборвал ее, тряхнув костылем:

— Да он просто невежда в фехтовании!

— Почему же вы не сказали об этом заблаговременно?

— Я сказал! — прорычал он.

— Но вы не сказали почему. Я думала, причина в том, что вы уверены в его победе.

— Победить вас? Этот жеманный недомерок и хлыщ?

— Послушайте же! — воскликнула она.

— И потом, независимо от этого, — продолжал Бору, не обращая внимания на ее протест, — это ниже вашего Достоинства, это бесчестно — отдать ему этот поединок!

— А что мне еще оставалось делать? — горячо возразила Николь. — У него не было ни малейшего шанса выиграть у меня! Я не могла подвергнуть его такому унижению на глазах у его друзей!

— Почему?

— Потому что он мужчина!

Брайан знал не понаслышке, что означает испытать унижение на публике. Но почему ее так трогают страдания Уоллингфорда? А как насчет его страданий?

— Мужчина определенного сорта, — безжалостно сказал Бору.

— Хороший мужчина! Джентльмен! Мужчина, который обожает меня!

— Мужчина, ради которого вам приходится лгать, скрывать свои таланты.

— О Господи! Кто назначил вас быть арбитром в споре что правильно и что неправильно?

— Это неправильно! — Он ткнул костылем в ее якобы больную щиколотку. — Вы считаете, что я так долго работал с вами для того, чтобы добиться столь постыдного результата?

— Вы сами сказали, что я буду дурой, если отправлюсь воевать на континент. Где я еще могу применить рапиру? — Она посмотрела поверх его плеча. Брайан обернулся и увидел Уоллингфорда с двумя бокалами шампанского. Он стоял, прижавшись носом к стеклянной двери. Брайан бросил на него сердитый взгляд, и Уоллингфорд ретировался.

— Вот он, ваш щенок, — пробормотал Брайан. — Экий послушный…

— Вы сами мне говорили, что все происходящее — не более чем бой на рапирах! — с горечью выкрикнула Николь. — А затем заплатили ему, чтобы он стал ухаживать за мной!

Брайан Бору ошеломленно уставился на девушку:

— Что, вы говорите, я сделал?

— Не отпирайтесь, лорд Бору! Он даже повторил ваши слова: «самая красивая гостья на приеме графини».

— Вы думаете, я каким-то образом подстрекал его? — Брайан засмеялся столь громко, что Николь вспыхнула. — Господи! Я говорил о достойном противнике, разве не так? В нем ничего нет от достойного!

— Но… но если вы не… то… то почему тогда он выделил меня?

— Вероятно, потому, что хочет улучшить породу своей семьи.

— Он сын герцога Стаффорда!

— Он просто муха на заднице Англии.

— Вы слишком далеко заходите, сэр!

— О, я могу пойти и дальше! Вы пали жертвой его обворожительных манер и комплиментов. Это же надо — валькирия! — Брайан ткнул костылем в дверь: — Пригласите его сюда! Мурлыкайте с ним, о чем хотите! Я умываю руки! То, что вы сегодня сделали, заслуживает презрения!

— То, что я сделала, — ровным тоном возразила Николь, — было попыткой отплатить ему за его удивительную доброту ко мне. Я не вижу в этом ничего позорного. А если уж вы говорите о чести и позоре, то как вы оцениваете свой сегодняшний поступок предстать обнаженным перед молодой леди?

Гнев Брайана внезапно угас. Хороший вопрос. Что на него нашло утром? Эта английская девушка ничего для него не значила; она была не столь юна, чтобы быть его дочерью, но достаточно молода, чтобы пробудить в нем давно забытые ощущения. Ему вдруг захотелось показать, каким он был когда-то…

Но никогда не будет впредь.

— Я… не должен был этого делать, — запинаясь, проговорил он. — Простите меня.

— Черта с два! Если бы я рассказала это Уоллингфорду, он бы спустил с вас шкуру.

Она прошла мимо него и направилась к двери. Брайан вдруг понял, как ему не хочется ее отпускать.

— Не смейте… не покидайте меня! — крикнул он ей вслед.

Николь обернулась:

— Почему? Вам требуется помощь?

Он посмотрел на нее и увидел, что луна зажгла золотые огоньки в ее глазах. Боже, да ведь она необыкновенно мила! Мила, цельна, жизнеспособна и может многого добиться. Он солгал ей. Он смотрел на нее утром из окна, видел, как она атаковала Уоллингфорда, видел грациозность и красоту каждого ее движения. Какое право имеет Уоллингфорд на подобный приз?

Да, но это то, чего пожелала Кристиан. Я был всего лишь инструктором, напомнил он себе.

— Нет, — сказал он с горечью. — Я способен действовать самостоятельно.

— Рада это слышать, — заявила Николь, встряхнув пышными волосами.

Брайан молча наблюдал, как она упругой походкой направилась в зал, к Уоллингфорду, навстречу своему светлому, счастливому будущему, которое она связывала с сыном герцога.

Глава 16

— Так как же, Николь, — спросила мадам за завтраком в первое же утро после возвращения в академию, — прошел твой визит к графине Ярлборо?

— Прекрасно, — сказала Николь и откусила от яйца.

Бесс едва не подавилась тостом.

— Прекрасно? И это все, что ты можешь сказать?

Мадам вскинула бровь и взглянула на Бесс.

— А какое слово употребила бы ты, чтобы описать визит?

— Я бы употребила множество слов. Таких, как прекрасно, блестяще, изумительно, бесподобно и еще…

— Стой! — засмеялась мадам, подняв руку.

— И это при том, что вовсе не я подцепила на крючок поклонника!

— А кто-то обзавелся поклонником? Попробую угадать. — Мадам сложила трубочкой губы, разглядывая девушек старшей группы, сидящих вокруг нее. — Кэтрин?

— Это могла бы быть я, — сердито выплеснулась Кэтрин, — если бы некая другая молодая леди не пыталась всеми силами привлечь к себе всеобщее внимание.

— Ну-ну, успокойся, — пробормотала мадам. — И кто же это молодая леди?

— Она! — Кэтрин сверкнула раздраженным взглядом на Николь. — Она фехтовала с мужчиной на публике. В бриджах!

— Боже мой! В самом деле, Николь? И выиграла?

Повисло молчание. Затем Николь коротко бросила:

— Нет.

— С кем ты фехтовала?

— С Уоллингфордом, — опередила Бесс подругу. — Он ее поклонник. Не отходил от нее ни на шаг.

— Уоллингфорд — это сын Стаффорда? — уточнила мадам.

— Вы его знаете? — быстро спросила Николь.

— Когда-то знала его родителей. Славные люди. Герцог, насколько я помню, всегда одевался по последней моде.

— Как и его сын, — радостно сообщила Бесс. — У него изысканнейшие манеры и наряды. А танцует он как бог!

— Ты танцевала с ним, Николь? — спросила мадам.

Девушка кивнула.

— Да они танцевали все время! — выпалила Бесс. — Когда не целовались на террасе.

— Бесс! — крикнула Николь, заливаясь краской.

Мадам хмыкнула:

— Похоже, Николь, ты поймала жертву на крючок. Твоя мама должна быть очень довольна.

— Мама была рада, — подтвердила Николь. — Она говорила, что многие расспрашивали ее об академии. Вам, должно быть, приятно будет знать, что она возносит миссис Тредуэлл до небес.

— У него миллион друзей, — продолжала Бесс. — И он всех их представил Гвен и мне. Вы можете справиться у Гвен о лорде Бодерингли.

— В самом деле? — Мадам бросила взгляд на Гвен. — Судя по всему, это были весьма удачные каникулы для всех вас!

— Но не для меня, — заявила Кэтрин. — Я была шокирована неприличным поведением Николь. Как, впрочем, и все молодые леди из числа аристократов.

— Почти все, — уточнила мадам. — Это кое-что мне напомнило, Николь. Зайди, пожалуйста, ко мне после лекции миссис Кэлдберн. Тебе пришел пакет.

— Не иначе бриллиант от лорда Уоллингфорда, — пошутила Бесс, — Пакет несколько великоват для этого.

— Может, он прислал ей самого себя? — с хитрой улыбкой высказала предположение Гвен.

— О Господи, надеюсь, что нет, — улыбнулась в ответ мадам. — Пакет появился несколько дней назад.

— Скорее всего это белье от матери, на котором уже вышита буква «У», — с грустью сказала Николь.

— Или приглашения на свадьбу, — предположила Бесс.

Николь рассмеялась. Это было совершенно новое ощущение, когда тебя дразнят из-за поклонника. И все же в глубине души она ощутила некую тяжесть, причину которой не могла понять.

А затем она вспомнила, как проснулась на заре и лихорадочно схватилась за доспехи для фехтования, но внезапно осознала, что лорда Бору, конечно же, во дворе не будет. Ей не следовало быть такой суровой к нему в тот вечер. Но ее возмутило, как презрительно он отозвался о лорде Уоллингфорде.

Однако теперь слишком поздно об этом вспоминать. Николь слышала, что он уехал из Ярлборо на следующее утро. Она не знала, куда он отправился, но была уверена, что не в академию. Удивительно, насколько потрясла ее сцена в лесу. Николь до сих пор видела яркое солнце, сверкающие капельки воды, тугие узлы мышц и ствол, торчащий гордо, словно вымпел на башне замка…

— Посмотрите на нее, — хихикнула Бесс. — Она и сейчас думает о нем! Вы только посмотрите, какое у нее мечтательное выражение лица!

Николь тут же вернулась к действительности.

— Я вовсе не думаю о нем! — запальчиво возразила она.

— Оставьте ее в покое, — мягко сказала мадам. — У вас были каникулы, а теперь нужно возвращаться к делам. Надеюсь, после того, что вы увидели, вы осознали, почему миссис Тредуэлл и я такие строгие надсмотрщики. Николь, ты не забудешь зайти ко мне? Ты должна рассказать мне, какие сейчас фасоны в моде, какие галстуки носят мужчины и какие прически у женщин.


Николь постучала в дверь крохотной комнатки, которая служила мадам кабинетом.

— Входите! — на французский манер пропел голос.

Николь толкнула дверь. Мадам сидела за письменным столом, держа в руке гусиное перо. Она приветливо улыбнулась.

— Как сегодня читала свою лекцию миссис Кэлдберн?

— Как всегда, скучно. Сегодня она рассказывала, как чистить серебряную посуду.

Мадам рассмеялась.

— Лорд Уоллингфорд знает о твоем отвращении к домашней работе?

— Бесс и Гвен сочли своим долгом сказать ему об этом. Похоже, это его не огорчило.

— Что неудивительно при том состоянии, которым располагают Стаффорды. Девушке, которая выйдет за него замуж, не надо будет утруждаться. — Мадам отложила в сторону перо. — Я разговаривала с миссис Тредуэлл, она очень рада за тебя. Она показала мне письмо твоей матери, в котором та выражает горячую благодарность. Как ты себя чувствуешь, добившись такого успеха?

— Если честно, то довольно странно. Я ничего не сделала, просто приглянулась Уоллингфорду.

Мадам жестом пригласила Николь присесть на небольшой диван.

— Он тебе нравится?

— Очень, но не могу понять, почему я ему нравлюсь.

— Любовь такая штука. Здесь причин искать не приходится. Миссис Тредуэлл также сказала, что ты предпочла закончить занятия, а не ехать вместе с матерью в Лондон.

— Да. Я… я не уверена, что подготовлена для Лондона. Все произошло так быстро.

— Вероятно, ты нуждаешься в какой-то передышке. — Николь благодарно кивнула. Черные глаза мадам сверкнули: — Конечно же, первый поцелуй, да? — Николь вспыхнула. — И что ты можешь сказать об этом?

— Это божественно! — призналась она.

— Я очень рада за тебя. Так и должно быть. — Мадам скрестила руки на коленях. — Кстати, я получила письмо от лорда Бору. Он пишет, что не может продолжать занятия фехтованием.

— Я… этого ожидала, — тихо проговорила Николь.

— Между вами что-то произошло?

Николь попыталась найти нужные слова:

— Он был против моего поединка с лордом Уоллингфордом. Я поступила по-своему. А затем мы… поссорились.

— Жаль. Думаю, эти уроки много для тебя значили.

— Я знаю, — сказала Николь извиняющимся тоном, — вы надеялись, что занятия помогут ему восстановиться… физически. Но он яростно набрасывается на всякого, у кого целы ноги.

— Да, — мадам тяжело вздохнула, — ты права. Ах, Николь… Если бы ты могла видеть его прежним…

«Но я видела, — подумала Николь. — Там, в реке, он был мужественным, здоровым и великолепным…»

Мадам пожала плечами:

— Но мы сделали все, что могли, разве не так, Николь?

— Да, думаю, что так.

— Он прислал тебе вот это. — Мадам кивнула на столик, на котором лежал узкий длинный пакет в коричневой упаковке.

Николь развязала веревки. Под бумагой находился блестящий деревянный футляр. Она открыла защелку, подняла крышку и осторожно вынула подарок — саблю с узорной ручкой и длинным клинком.

— Можно мне посмотреть? — спросила мадам. — Я так и думала. Это боевая сабля.

Сабля, с которой лорд Бору шел в атаку на французов, острию которой довелось проткнуть не одну вражескую грудь. Николь опасливо посмотрела на клинок. Означает ли это, что он хотел, чтобы она отправилась на континент? Что это предпочтительнее, нежели видеть ее в объятиях Уоллинг-форда?

— Я не могу принять ее, — сказала Николь. — Он прислал это мне в укор.

— Неужели ты думаешь, будто он обиделся из-за того, что ты фехтовала с Уоллингфордом?

— Дело не в этом, — с несчастным видом сказала Николь.

Мадам задумчиво посмотрела на девушку.

— Ты говорила, что он был против поединка с Уоллингфордом. Интересно, почему?

— Потому что он знал, — прошептала Николь.

— Милое дитя, что именно он знал?

— Он знал, что я фехтую лучше! — После этого плотина была прорвана, и Николь поведала печальную историю о том, как Бесс проговорилась о ее умении фехтовать, как это взволновало Уоллингфорда, как все джентльмены стали заключать пари, а Уоллингфорд обратился к лорду Бору с просьбой высказать мнение. — Я восприняла его слова неправильно, — призналась Николь. — Я подумала, что он считает, будто у меня нет никаких шансов. И я пошла наперекор. Я приняла вызов Уоллингфорда. Но буквально на первых минутах я поняла, что Уоллингфорд не имеет ни малейшего представления об этом виде спорта! — Николь замолчала.

Мадам воспользовалась паузой:

— Не понимаю… Ведь ты сказала, что проиграла этот поединок.

— Я… позволила Уоллингфорду его выиграть.

— Ах вот оно что. Теперь я немножко понимаю, — сверкнула глазами мадам. — Но почему?

— Потому что… он был таким добрым ко мне, — попыталась объяснить Николь. — Потому что он мне нравится. Он пригласил меня танцевать. И он поцеловал меня. Ну как я могла его опозорить перед его друзьями? Да над ним потом до конца жизни насмехались бы!

— И это все?

— Нет. Там была также моя мама. Я видела, как она смотрела на меня… Я боялась: если я побью Уоллингфорда, она скажет, что я сама разрушила свое счастье. И поэтому я… позволила ему выиграть.

— Ты рассказывала лорду Бору о своей матери?

— Разумеется, нет! Это его не касается! И потом, он слишком гадко говорил об Уоллингфорде! — Николь подняла печальный взгляд на графиню. — Ну почему он такой грубый?

Мадам села, продолжая держать в руках саблю.

— Теперь я понимаю, почему ты считаешь этот подарок упреком. Но нельзя ли его рассматривать как извинение со стороны лорда Бору?

— Сомневаюсь.

— В таком случае что ты намерена с ней делать?

— Отправить ему обратно, разумеется.

— Ты можешь вернуть ему саблю при личной встрече. Он остановился в деревне, в «Белом лисе».

— В этой жалкой таверне? — ахнула Николь.

— Я говорила ему, что семья Девенпортов будет рада его принять. Однако он не любит навязываться людям.

Николь вдруг представила, как лорд Бору все эти месяцы жил в мрачной, неуютной комнате, ел скверную пищу, пил плохое виски — и ради чего? Чтобы учить ее фехтованию. Господи, немудрено, что он рассвирепел, когда она проиграла этот поединок!

— Я предпочитаю послать ему записку. Будет просто неприлично, если я приду к нему.

— Я могла бы сопровождать тебя в качестве дуэньи, — предложила мадам.

— Пожалуй, — запинаясь, проговорила Николь.

Она не могла разобраться в своих чувствах. Может быть, ей следовало рассказать мадам о том, что произошло на реке? Но нет. Она не могла заставить себя говорить об этом ни с одним человеком. Она отправится в таверну, вернет ему саблю, извинится перед ним за то, что разочаровала его, и попрощается.

— Когда? — спросила Николь дрожащим голосом.

— Он уезжает семнадцатого, то есть послезавтра.

— В таком случае отправимся завтра. Вам это удобно?

— Надеюсь, я выкрою время в своем расписании.

Мадам поднялась и вложила саблю в футляр.

— В конечном итоге ты будешь рада, — сказала она, — что сделала это.

Глава 17

Таверну «Белый лис» Николь видела раньше, когда с матерью добиралась до академии. Помнится, баронесса показала на невысокое побеленное строение возле самой дороги и объяснила, почему они не останавливаются здесь позавтракать.

— Здесь наверняка собирается всякий сброд, — презрительно заметила она. — Можно представить, чем здесь кормят.

Немудрено, что Николь удивилась, когда их карета въехала во двор таверны и паренек, исполнявший обязанности конюха, с доброжелательной улыбкой поприветствовал мадам как старую знакомую.

— Уильям! — воскликнула графиня, которая, похоже, также была рада его видеть. — Прошла ли простуда у твоей матушки?

— Ей стало лучше, благодарю, что вы помните об этом! Правда, теперь болезнь подхватила Сисси. Мама за завтраком очень беспокоилась о ней.

— Я позабочусь о лекарствах для нее. Что касается наших лошадей, то их нужно только напоить. Мы здесь долго не задержимся. — Мадам передала ему вожжи и спустилась на землю. Николь с предосторожностями, чтобы не уронить длинный футляр с саблей, последовала ее примеру. — Лорд Бору еще у себя?

— Да, миледи, но уже пакует вещи к отъезду. Маме будет грустно с ним расстаться.

Внезапно Николь поняла, почему мадам так хорошо знакома с мальчиком и его семьей. Она наверняка приезжала сюда, чтобы навестить лорда Бору, и, судя по всему, делала это не один раз. Николь посмотрела на женщину, которая продолжала беседовать со светловолосым парнишкой. Оставалась ли она здесь на ночь? После ужина девушки ее частенько уже не видели. Николь почувствовала, что в ее груди поднимается гнев. Она и раньше подозревала, что мадам и Бору некогда были любовниками, но ей и в голову не приходило, что их связь может продолжаться по сей день. Невозможно представить, что его светлость остановился в этой маленькой непрезентабельной гостинице лишь для того, чтобы давать уроки фехтования неуклюжей девчонке. Хотя как могла графиня, привыкшая к европейскому шику, мириться с тем, чтобы ее любовное гнездышко было таким… Размышления Николь прервал веселый оклик мадам:

— Пошли, Николь!

Они вошли через заднюю дверь. Полная женщина вынимала на кухне хлебы из духовки. Увидев мадам, она расплылась в радостной улыбке.

— Ах, графиня! — воскликнула женщина, отряхивая руки.

«Графиня?!» — удивленно встрепенулась Николь, пока мадам и женщина обнимались. Однако не слишком ли много фамильярности с прислугой?

— Я очень рада снова видеть вас на ногах! — заявила мадам, окидывая взглядом кухню. — И как всегда в делах!

— Когда твое благосостояние зависит от того, насколько хорошо ты обслуживаешь других, выбирать не приходится. Конечно же, мне помогли поправиться ваши лекарства. Хотя, к сожалению, теперь свалилась Сисси. У нее страшная простуда.

— Уильям мне уже сказал. Миссис Уиккерс, это мисс Хейнесуорт, одна из студенток нашей академии.

— Рада познакомиться с вами, — приветливо сказала женщина и поклонилась. Николь небрежно склонила голову и вдруг поняла, что ведет себя очень похоже на Кэтрин Деверо.

— Мы приехали навестить лорда Бору, — пояснила мадам.

— Вот как? Отговорите его съезжать. Такой изумительный джентльмен и так хорошо влияет на остальных постояльцев!

— Боюсь, что он уже принял решение, — сказала, посерьезнев, мадам. — Мы пришли лишь пожелать ему доброго пути.

— Ну что ж, вам известна его комната, — сказала миссис Уиккерс, тем самым не оставив никаких сомнений у Николь относительно характера отношений мадам с покалеченным лордом.

— Миссис Уиккерс любезно предоставила свою приемную лорду Бору, понимая, что ему трудно подниматься по лестнице, — доверительно сообщила мадам.

Николь, увидев грязные отпечатки на стенах и изъеденный молью ковер, испытала легкий шок.

Большой зал слева был заполнен посетителями; все дружно повернули головы в их сторону, пока Николь и мадам шли по коридору. «Должно быть, он постоянно недосыпал в течение всех этих месяцев, — подумала Николь, — ведь комната его на одном этаже с залом, а утром он должен был ни свет ни заря вставать, чтобы давать мне уроки фехтования».

Мадам постучала в дверь комнаты справа. Шум, доносившийся из питейного зала, заглушил ее стук, и она постучала еще раз.

— Брайан?

— Это ты, Кристиан?

Дверь отворилась, и на пороге показался лорд Бору.

— Прошу прощения, что заставил ждать, — улыбаясь, сказал он. В этот момент он увидел Николь позади мадам, и всю его доброжелательность как ветром сдуло. — О Боже, Кристиан, — пробормотал он, — что вынудило тебя привести ее сюда?

Взглянув на Николь, а точнее, на футляр, который девушка неловко держала перед собой, лорд Бору нахмурился.

— Что это? — сурово спросил он.

— Ты отлично это знаешь, Брайан, — сказала мадам, кивком указав Николь на стул. Однако Николь осталась стоять, раздраженная тем, что оказалась свидетельницей того, как лорд Бору жил последние несколько месяцев.

— Похоже, миссис Хейнесуорт шокирована моим жили-щем, — сухо заметил он. — Разве ты не предупредила ее, что для солдата лишь крыша — уже большая роскошь?

— Вы хотите сказать, что Томми… — Николь замолчала, внезапно подумав, что несет несусветную чушь. Почему она никогда не задумывалась о том, как скученно и убого в походных палатках, которые всегда представлялись в таком романтическом свете?

— Что Томми живет в гораздо худших условиях, — подтвердил его светлость. — Разве вы не учитывали это, когда строили планы бегства за границу?

Николь готова была стукнуть его за насмешки.

— Теперь я понимаю, — сказала Николь, — какими по-детски наивными были мои планы записаться в армию.

— Сказала красивейшая представительница света, — пробормотал лорд Бору. — Как чувствует себя Уоллингфорд?

— Отлично, благодарю вас.

— Он забросал ее письмами, — вставила мадам.

— Делает ей честь.

— Брайан, у тебя есть что-нибудь выпить?

Он натянуто улыбнулся:

— В этой халупе? Разумеется, есть, душа моя. Только скажи, чего бы ты желала.

— Виски с водой, пожалуй.

Николь ошеломленно посмотрела на нее. Какая женщина пьет виски с водой?

— А вы, мисс Хейнесуорт? — растягивая слова, спросил лорд Бору.

— Мне ничего не надо, благодарю вас!

Он открыл дверь и крикнул таким зычным голосом, что перекрыл доносящийся из большого зала гул:

— Два виски с водой, Берт! И кларет!

— Сию минуту, милорд! — послышалось в ответ.

— Я сказала… — начала Николь.

— О, я знаю, что вы сказали. Но вам нужно расслабиться. И вы можете сесть. Здесь не так уж много пауков и тараканов. И мне удалось полностью уничтожить змей.

Николь осторожно присела на край дивана.

— Куда ты собрался уезжать, Брайан? — спросила мадам, когда вошел слуга с подносом в руках.

— Не сомневаюсь, — ответила она, не собираясь пить вообще.

— В Стратклайд, — ответил Бору. — Этого очень добивается Хейден. Честно говоря, я здорово устал. — Бору перевел взгляд на Николь, которая сидела, придерживая на коленях саблю. — Зачем вы принесли это?

Николь уперлась взглядом в пол.

— Вы это делаете для того, чтобы упрекнуть меня. Имея в виду то, что произошло с лордом Уоллингфордом.

Лорд Бору с минутку подумал.

— Нет, — произнес он наконец. — Это своего рода поощрение. Чтобы то, что произошло с Уоллингфордом, больше не повторилось.

— А что произошло с Уоллингфордом? — спросила мадам.

— Она сдала бой, — с отвращением проговорил лорд Бору.

— Может быть, довольно об этом? — сердито спросила Николь и в рассеянности сделала глоток кларета. — Великолепное вино!

— Я путешествую со своим погребком, — пояснил Бору.

— Я дерзаю предположить, что ты выпил большую часть из этих запасов, — заметила мадам.

— У меня есть также виски. — Бору сделал приличный глоток из своего стакана.

Николь обратила внимание, как задвигался его кадык, это напомнило ей, как вода реки набегала ему на грудь, и она поспешно отвела глаза.

— Боже мой, я едва не забыла, — сказала вдруг мадам, вскакивая со стула. — Я должна повидать миссис Уиккерс и объяснить ей, как пользоваться лекарством, которое я привезла. Уильямс сказал, что теперь заболела Сисси.

— Я пойду с вами, — тут же заявила Николь.

Мадам посмотрела на нее.

— Думаю, — тихонько проговорила она, — ты должна объяснить лорду Бору, почему не можешь принять его подарок.

Николь послушно опустилась на диван. Лорд Бору проковылял к освободившемуся стулу, сел и отставил в сторону костыли. Николь с удовлетворением отметила, что теперь он не может помешать ей уйти, даже если захочет это сделать. Заметила она и то, что он оставил стакан с виски на каминной доске. Он проследил за ее взглядом.

— Вероятно, это было бы уж слишком с моей стороны рассчитывать на то, чтобы вы подали мне стакан.

— Разумеется, я подам. Вы не должны думать, лорд Бору, что из-за наших разногласий, касающихся Уоллингфорда, я стала менее… благодарна вам за то, что вы сделали для меня.

— Я не столь уж уверен в том, что я что-то сделал для вас. — Он принял стакан из ее рук. Их пальцы соприкоснулись. Николь поспешно села на диван и сделала глоток кларета.

— Я допускаю, — запинаясь, проговорила она, — вам трудно это понять. Но я вот что знаю: моя мать впервые в жизни горда мной. Другие девчонки мне завидуют. А Уол-лингфорд, кажется, влюблен в меня. — Ее голос зазвенел от удивления.

Лорд Бору откинулся на спинку стула.

— И это то, что вы намерены найти в жизни?

— Это гораздо больше того, что я ожидала! — горячо сказала Николь. — Разве вы можете это понять? Вы мужчина — и герой войны в придачу.

— Ну да. Лорд Бору, великий герой войны… Не стоит объяснять вам, мисс Хейнесуорт, как недолго высший свет проявлял интерес к великому герою!

— Высший свет состоит из идиотов.

— Что ж, тут мы с вами сходимся. — Бору выпрямился и похлопал себя по груди. — Проклятие, портсигар я тоже оставил на камине. Могу я попросить вас принести его мне?

Николь встала с дивана. Каминная доска была настолько захламлена, что она не сразу определила, что портсигара там нет.

— Простите, но я не вижу…

— В таком случае — на столе.

Николь подошла к столу и подала портсигар лорду Бору. Он достал сигару.

— Вы не будете возражать, если я закурю?

— Вы в своей комнате, — ответила Николь. Помолчав, она сердито спросила: — А чем, собственно говоря, вам насолил Уоллингфорд?

Лорд Бору медленно выпустил дым.

— Не имеет никакого значения, что я скажу о нем, поскольку вы припишете это моей зависти из-за того, что у него здоровы обе ноги. Однако поскольку вы спрашиваете, хочу обратить ваше внимание вот на что: как уже отмечено, он вполне здоровый и крепкий парень. Как вы считаете, почему он не за границей?

Вопрос застал Николь врасплох.

— Я… я никогда не думала об этом. Возможно, он очень молод.

— Ему целых двадцать пять лет.

— Похоже, далее вы скажете, что он сочувствует Наполеону.

— Вовсе нет. Во всяком случае, мне об этом ничего не известно. Я слышал, что он произнес ряд зажигательных застольных речей, направленных против этого человека.

Николь задумалась.

— Может быть, у него есть… какие-то физические недостатки?

— Скорее всего его богатый папа кому-то заплатил за его место. А что касается физических недостатков, то вам это лучше знать.

— Послушайте! — воскликнула Николь. — У вас нет никаких оснований для того, чтобы позволить себе подобные инсинуации!

Она рванулась к двери, но тут обнаружила, что путь ей преградил костыль, который лорд Бору с удивительной быстротой успел поднять с пола.

— Вероятно, — с усилием проговорил лорд Бору, — это из-за того, что он получил то, о чем я лишь мечтал. — Костылем он зацепил ее бедро и потянул к себе. Спотыкаясь, Николь шагнула к нему.

— Вы соображаете, что делаете?

— Не позволяю вам снова уйти из моей жизни. — От рывка Николь потеряла равновесие и рухнула ему на колени. Лорд Бору отбросил костыль и схватил ее лицо ладонями. А затем стал целовать — горячо и настойчиво, и его поцелуи отличались от томных поцелуев Уоллингфорда, так же как день отличается от ночи. Губы Брайана крепко прижимались к ее губам, и это длилось так долго, что у Николь закружилась голова. Она попыталась оттолкнуть его, но он был намного сильнее.

— Продолжай сопротивляться, валькирия, — хрипло прошептал он.

Рассвирепев, Николь ударила его по щеке:

— Как вы смеете над ним насмехаться?

— И не собирался. Каким бы он ни был идиотом, а термин подобрал вполне уместный. Служительница богов…

Рот Бору снова отыскал ее губы и впился в них с неистовой яростью. Его правая рука легла на грудь Николь. И если его губы были дерзкими, то прикосновение к груди, защищенной легкой муслиновой тканью, казалось нежным, словно легкий весенний ветерок. Большим пальцем он касался ее соска. Николь почувствовала странное ощущение где-то внизу живота. Бору продолжал целовать ее, постепенно перемещая губы все ниже. «Я должна выбраться отсюда, — подумала Николь, — должна отыскать мадам».

Неожиданно быстрым движением Бору подвел пальцы под край лифа и корсета и сдернул их вниз, обнажив ее груди. Шумно выдохнув воздух, он приложился ртом к нежной плоти с жадностью изголодавшегося человека, который наконец-то набрел на пищу. И эта жадность оказалась для Николь столь неожиданной, что она невольно обвила его шею руками и притянула к себе.

И тотчас же с ужасом осознала свою ошибку. На мгновение Бору приподнял голову, на его губах сияла улыбка. После этого он вновь возобновил свою атаку. На сей раз его руки затеяли возню с ее юбками. Одновременно он языком продолжал ласкать ей груди.

— Ах, Николь! — выдохнул он, — ты сладкая… словно дождь.

Нежность, которую Николь уловила в его голосе, привела ее в смятение.

— Лорд Бору, — пробормотала она, — пожалуйста…

— Пожалуйста — что? — Он втянул сосок в рот.

— Уоллингфорд никогда… — начала она.

— Это его промах, — нетерпеливо перебил ее Бору. — Добыча принадлежит победителю.

— Но ведь… Но… — проговорила Николь и больше ничего не смогла сказать. Бору снова прижался ртом к ее груди. Он трогал языком упругий бутон соска, рождая в ней столь ошеломляющие ощущения, что она забыла, против чего собиралась протестовать.

— Назови меня по имени, — попросил он.

— Лорд Бору…

— По имени.

— Брайан… — прошептала она; он улыбнулся и снова наклонился к ее груди. — Брайан, — запинаясь повторила она, — не надо… прошу…

К ее великому удивлению, Бору отстранился.

— Я не хочу, чтобы ты потом говорила, будто я взял тебя силой, — тихо сказал он. — Я не стану тебя насиловать… если ты не хочешь меня.

Господи! Но чего же она хотела в этот момент? Она хотела, чтобы он продолжал нежно прикасаться к ней, руками и шелковистым языком!

— М-мадам, — пробормотала она с запинкой.

— Дверь заперта.

— М-моя репутация…

— Она лишь станет еще выше. Сострадательная девушка из академии пришла, чтобы оказать моральную поддержку калеке…

Николь вдруг ощутила, как что-то тугое прижимается к ее бедру.

— Если вы калека, то я в таком случае царица Савская.

Он засмеялся:

— Теперь, когда вы знаете мой секрет, мне, похоже, ничего не остается, как взять с вас слово хранить тайну. — Он прижался ртом к ее губам. Твердый ствол, прижимающийся к ее боку, напомнил Николь сцену на реке.

— А почему? — с трудом выдохнула Николь.

— Потому что я не нуждаюсь в жалости.

— Я никогда вас и не жалела, — возразила Николь.

— Лгунья!

— Ну… во всяком случае, уже давно не жалею.

Бору без усилий приподнял ее и усадил к себе на колени. До этого девушка считала, что поцелуи ее низкорослого поклонника были изумительными. А что теперь сказать о поцелуях этого мужчины, который смешал все понятия о праведном и неправедном, заставил ее смириться с его грешными объятиями? Верно, поцелуи Бору были не столь сладкими. Но их необузданная сила и страсть явились для нее откровением. «Меня больше никогда не удовлетворят объятия Уоллингфорда», — подумала Николь и содрогнулась от этой мысли.

— В чем дело? — пробормотал Бору, проводя языком по мочке ее уха.

— Боюсь, я должна идти. Прямо сейчас.

— Прежде чем ты совершишь нечто такое, о чем будешь сожалеть?

— Я уже совершила много такого, о чем сожалею.

Бору откинулся на спинку стула и, спокойно улыбаясь, сказал:

— Я отпущу тебя, если ты меня поцелуешь.

— Я уже вас поцеловала.

— Нет. Это я целовал тебя.

— А куда поцеловать? — с подозрением спросила Николь, пытаясь натянуть опущенный лиф.

Бору невинно поднял брови.

— Сюда, — указал он пальцем на свои губы.

— А если я откажусь?

— Я буду держать тебя до тех пор, пока не поцелуешь.

Могучая сила, ощущавшаяся в его руках, не позволяла в этом усомниться. К тому же после всего того, что уже произошло между ними, что изменит один-единственный поцелуй? Николь слегка наклонилась, чтобы прижаться ртом к его рту.

Это стоило ей невинности. Он распластался под ней, возбужденное мужское естество вдавилось ей между бедер. Удерживая Николь в таком положении, он стал тереться своими чреслами о ее живот. Эти медленные движения возбуждали и мучили ее, рождая в ней неведомые желания. Николь ахнула, почувствовав, как сладостный огонь разлился у нее в животе.

— О-о, — выдохнула она.

— О-о, — как эхо, откликнулся Бору. Николь слышала, что его дыхание участилось. — О Боже… Николь…

Его движения становились все быстрее, все неистовее. Через муслин юбок и белье она отчетливо ощущала его неукротимую мощь. Его желание становилось ее желанием, его страсть — ее страстью, пока они вместе исполняли этот странный, дикий танец. Николь сунула руку под ворот его рубашки, дернула и обнажила широкую грудь Бору. Теперь ее груди соприкоснулись с его обнаженной грудью. Бору счастливо засмеялся и бросился целовать ее в шею, бормоча в перерывах между поцелуями:

— Ах, Николь, Николь! Ах, негодная девчонка!

— Ну и пусть, — прошептала она, меняя положение таким образом, чтобы он снова мог взять в рот ее сосок. Бору принялся за дело с такой яростью, что у нее голова пошла кругом. Господи, как же приятно все то, что он с ней делает! Его рот, его руки, его дерзкий могучий ствол, скользящий по ее животу. Она хотела в этот момент лишь одного — чтобы все это никогда не кончалось. Его руки скользнули вниз, он схватил ее юбки, задрал их до талии и стал гладить ее бедра. Он дернул за подвязки ее чулок, и она испуганно вскрикнула. Бору заглушил ее возглас поцелуем. От него пахло виски и желанием. Он спустил ее панталоны до ягодиц. Тонкий батист вряд ли мог быть серьезной преградой. Зато существенной преградой оставались юбки.

— Черт бы побрал эту одежду, — проворчал он. — Я много отдал бы, чтобы увидеть тебя без нее.

А она уже видела его. Он красив как бог. А она всего лишь Николь Хейнесуорт, лишенная какой-либо грации и не по-женски рослая.

— Что вы делаете? — с тревогой спросила девушка.

— Развязываю тесемки.

— Ой, нет! — запротестовала Николь, хватаясь руками за муслин.

Бору, словно не слыша ее протестов, продолжал делать свое дело.

«Я не первая женщина, которую он раздевает», — подумала Николь. Бору был первый мужчина, который видел ее в таком виде…

Словно спохватившись, Николь прижала ладони к груди, затем передумала и опустила руки вниз, прикрыв треугольник между ног. Воцарилось молчание. Николь не сомневалась, что он в этот момент думает. О Господи, зачем она…

— Николь, посмотри на меня. Прошу тебя, — умоляюще произнес Бору. Протянув руку, он провел ладонью по ее талии, по изгибу бедра. — Да ты просто… прекрасна, — запинаясь проговорил он.

— Не могу представить себе, чтобы вы говорили это серьезно…

— Подойди поближе!

Николь шагнула к нему. Он коснулся пальцами ее грудей, затем его ладонь скользнула к животу и еще ниже — туда, где между бедер виднелись пышные светло-каштановые волосы. Бору вздохнул.

— Какая красота! — прошептал он и стал перебирать шелковистые завитки. Затем его рука скользнула ниже, накрыла средоточие ее женственности и начала любовно поглаживать увлажнившиеся лепестки. Бедра Николь охотно откликнулись на изысканную ласку. Бору улыбнулся и стал свободной рукой расстегивать брюки. Николь потянулась и стянула с него рубашку, затем, опустившись на колени, принялась снимать с него ботинки. — Ты делаешь это лучше, чем Хейден, — заметил он.

— У меня для этого больше поводов, — негромко сказала Николь.

Бору засмеялся, чуть приподнялся на локте и спустил брюки до середины бедер, потом замешкался.

— Дальше зрелище малоприятное. Я имею в виду нижнюю часть.

Оставаясь на коленях, Николь стянула штанину с его левой ноги, затем обнажила и правую, поврежденную. Девушка застыла при виде рваных рубцов, вокруг которых появилась красноватая, как у младенца, кожа.

— О, Брайан, — прошептала она, — я и представить себе не могла…

— Должно быть, следовало потушить лампы, — сказал он.

В ответ Николь наклонилась и поцеловала страшные шрамы.

Бору вздрогнул:

— Не надо…

— Но ведь это часть тебя, правда?

— Моя худшая часть…

Николь подняла голову.

— Не будь этого, — тихо спросила она, — разве ты посмотрел бы на меня второй раз?

Он встретился с ней взглядом.

— Ты очень… прямодушна. Вероятно, нет. И напрасно!

Николь удовлетворенно улыбнулась — она не вынесла бы лжи, затем поднялась и снова оказалась у него на коленях. Однако на его лице появилось грустное выражение. Довольно долго Бору внимательно смотрел ей в глаза, затем глухо сказал:

— Нет. Я не могу. Я не прав. Я не должен. Как я смею просить тебя об этом? Мне нечего тебе предложить. От меня осталась только оболочка.

— Очень крепкая оболочка, — возразила Николь, выдержав его взгляд. — Как раковина громадного моллюска.

Он невесело засмеялся:

— Ты не знаешь, чего лишаешься…

— Я отлично вижу то, что есть в наличии.

— Проклятие, я не шучу! Ты заслуживаешь лучшей судьбы, чем я. Ты заслуживаешь…

— Уоллингфорда?

— Если он может танцевать с тобой, ездить с тобой на лошади и совершать прогулки, то — да!

— Я целовалась с Уоллингфордом, — задумчиво сказала Николь.

— Ты думаешь, я не знаю об этом? — сердито спросил Брайан.

— Но при этом у меня не появилось даже намека на желание пойти дальше. В то время как с тобой… Но я должна сказать, что не захотела бы тебя, если бы ты не захотел меня.

Брайан внезапно рассмеялся, затем привлек ее к себе и впился ртом в ее губы. Оторвавшись от нее, он сказал:

— Сдаюсь, мисс Хейнесуорт, сдаюсь окончательно. Ибо я в самом деле хочу тебя. Как никогда еще никого не хотел. — Он покрыл поцелуями ей щеки, шею, глаза, а затем уложил ее на себя. От соприкосновения обнаженных тел Николь почувствовала сладостный озноб во всем теле. Его твердый ствол расположился наготове между ее чуть раздвинутых бедер. Брайан стал легонько гладить ладонью ей поясницу и ягодицы. — Какой у тебя рост? — неожиданно спросил он.

— Не знаю. Мать перестала измерять меня после одиннадцати лет.

— Сейчас измерю. — Он сдвинул ее пониже, пока не соприкоснулись большие пальцы на их ногах. Ее макушка доходила ему до рта. — Чуть меньше шести футов. Идеальный рост.

— Для чего? — удивленно спросила Николь.

— А вот для этого. — Он легко поднял ее на руках и вернул на прежнее место. Затем ввел свой огромный ствол на всю длину ее лона и сделал это с таким сладострастным стоном, что Николь даже не поняла, когда лишилась девственности.

Ощущение было ошеломляющим — так рука входит в перчатку, корень внедряется в землю, гора вонзается в небо. Николь облизала внезапно пересохшие губы. Брайан заметил это и услужливо смочил их своим языком. Он расположил свои колени таким образом, чтобы она могла раздвинуть ноги и оседлать его.

— О Боже! — прошептал он. — Николь, Николь!..

Он начал двигаться — сначала медленно, осторожно. Его бедра толкались о бедра Николь и отходили. Одновременно он жадно целовал ее в губы. Николь повторяла его движения, упираясь коленями в диван, когда он уходил от нее, и опускаясь, когда он толкался ей навстречу, все более самозабвенно отдаваясь этому удивительному сладостному танцу. Ее груди ударялись о его грудь и снова взлетали вверх. Он поймал ртом ее сосок и сжал его губами с такой силой, что Николь вскрикнула. Его мужское естество было стремительной боевой саблей, а ее лоно — идеальными, плотно обхватывающими ножнами. Он ласкал округлые ягодицы Николь, прижимая ее к себе, все глубже входя в тесное лоно и ускоряя движения до тех пор, пока…

Николь закричала, и Брайан деликатно зажал ей рот. Настоящее пламя бушевало в нижней части ее живота. Она резко опустилась вниз, и мужское естество вошло в нее до самого основания.

— О-о! — прорвался ее крик.

Она плотно сжала колени вокруг его талии. Пламя и слепящий свет соединились в яркую вспышку. Она открыла глаза и увидела, что в глазах Брайана отражается та же страсть, которая клокочет в ней, заполняет собой всю эту унылую комнату, убогую гостиницу, весь Кент, да что там — весь мир и Вселенную. Затем волны пламени стали постепенно гаснуть. Николь обессиленно уронила голову на грудь Брайану.

Она лежала, не в силах пошевелиться. Она и не подозревала, что ее тело способно на подобную страсть.

Что-то коснулось ее виска. Господи, да это клоп! Николь приподнялась на локте, брезгливо отряхивая волосы, и вдруг увидела выражение лица Брайана, блеск слезинок в его голубых глазах и еще одну слезинку на щеке.

— Ах, лорд Бору, — прошептала она. — Пожалуйста, не надо плакать.

— Я никогда… не плачу, — запинаясь, сказал он. — Великие герои не плачут.

Нагнувшись, Николь слизнула соленую капельку.

— Не делай этого, или ты превратишь меня в желе. Впрочем, ты это уже сделала. — Он поднялся и сел на диване, притянув Николь к себе. — И ради Бога, не называй меня лордом Бору.

— Брайан, — поправилась она.

Он поцеловал ее и сказал:

— Такого со мной не случалось ни разу.

— Лгунишка! — не поверила Николь. — Сколько у тебя было женщин?

— Много, но лишь одна достойная партнерша. — Он потрепал ее по щеке. — Все остальное было лишь подготовкой для этого поединка.

— Ты всегда найдешь что сказать.

— Найду, — охотно согласился Брайан. — А ты — грудной младенец. Что ты знаешь о страсти?

— Я знаю, что я чувствую, — ответила Николь.

— И что же ты чувствовала?

Она покачала головой:

— Это невозможно описать.

— У меня точно такие же ощущения.

— Но ведь… — начала было Николь.

— М-м-м? — Он ткнулся носом в ее плечо. Она затаила дыхание, вспомнив о недавних сладостных ощущениях.

— Но ведь все женщины практически одинаковы, — закончила она.

Он поднял голову, встретившись с ее полным сомнений взглядом.

— Они были одинаковы лишь до этого момента, — сказал Брайан и наклонился к ее соску.

Глава 18

— Я в самом деле должна идти.

Николь дремала на груди Брайана, наслаждаясь удивительными ощущениями, которые испытывала от соприкосновения их обнаженных тел.

Последние гуляки расходились по домам, громко прощаясь друг с другом. Над окном поднялась яркая луна, свет которой пробивался даже сквозь шторы. Одному Богу было известно, куда подевалась мадам и что она могла обо всем происшедшем думать.

— Я в самом деле должна идти, — снова повторила Николь и потянулась за одеждой.

— Не уходи, — пробормотал Брайан у нее над ухом. — Останься.

— Я не могу, ведь скоро полночь. Не могу себе даже представить, о чем думала мадам, оставив нас наедине на такое длительное время.

— Кристиан знает, что делает. — Он поцеловал ее в шею и стал поглаживать девичьи груди длинными и удивительно нежными пальцами.

Николь отпрянула от него.

— Уж не думаешь ли ты…

— У нее были свои планы восстановления моей былой славы. Должно быть, это его составная часть.

— Ты так говоришь, будто она сводня! А я — вульгарная уличная девка! — возмутилась она.

— Да ничего подобного! — сонным голосом запротестовал Брайан. — Оставайся со мной, поспи рядом.

Однако ревнивая мысль о том, что эти двое могли значить друг для друга, когда жили в Париже, засела в ее голове, и Николь отвернулась от Брайана. Она чувствовала, что он не из тех людей, которые благожелательно относятся к расспросам. Тем не менее, поскольку между ними это произошло, она заслуживает того, чтобы ей кое-что объяснили.

— Брайан! — окликнула она его.

— М-м-м? — Он подвинулся к ней поближе и прижался к ее спине. В наступившей тишине Николь слышала, как бьется его сердце.

Разве важно, что было когда-то между ним и мадам? Ведь сейчас он не с мадам, а с ней. Он сказал, что она самая лучшая любовница из числа тех, кого он имел. Ей требовалось время, чтобы все это осмыслить, а у нее не было ни того, ни другого: хотя он и дремал, Николь чувствовала, как у нее за спиной твердеет мужское естество.

Брайан это тоже почувствовал и слегка отодвинулся, чтобы его желание не было столь очевидным.

— Должно быть, у тебя все болит внутри, но я не в силах совладать с собой.

У Николь действительно все болело, хотя боль была приятной. Николь завела руку назад, нащупала жесткие завитки между его бедер.

— Я думал, что ты уходишь.

— Я и в самом деле ухожу, — сказала она таким подавленным тоном, что Брайан засмеялся.

— Я вот что предлагаю. Я отвезу тебя на рассвете как раз к занятиям фехтованием.

— Кэтрин, Гвен и Бесс…

— Спят сейчас мертвым сном, — пробормотал Брайан у нее над ухом и лизнул языком мочку.

— У меня нет с собой доспехов, нет маски.

— У меня есть запасные.

— Нет рапиры…

— У тебя есть сабля, — напомнил он. — Моя.

— Я не могу принять твою саблю.

— Ты уже приняла ее. — Николь захихикала, когда он прижал свой твердый ствол к ее ягодицам.

— Ты ведь понимаешь, что я имею в виду.

— Это был всего лишь символ. Символ того, что я мечтал с тобой сделать. Ах, Николь. — Головка его ствола толкалась сзади в поисках ножен. Когда поиски увенчались успехом, ощущение оказалось совершенно иным, хотя и не менее ошеломляющим. Брайан накрыл ее груди своими огромными ладонями и стал нежно пощипывать соски. Николь счастливо вздохнула и отдалась новому шквалу сладострастия. Когда буря ощущений миновала, Брайан несколько раз нежно поцеловал ее в щеку и крепко заснул.

Николь лежала, ощущая тяжесть его бедра, наблюдая, как луна за окном медленно плывет по небу. Уйти сейчас было невозможно; Брайан мог подумать, что она сожалеет о случившемся. А она никаких сожалений не испытывала, несмотря на все возможные последствия, ибо она любила его. «Как давно я люблю его? — спрашивала себя Николь. — Все это время?» Безвкусная убогая комната, которая произвела на нее столь гнетущее впечатление поначалу, обрела сейчас какой-то волшебный блеск; луна озарила мебель серебристым призрачным светом, и Николь показалось, что она находится в роскошном будуаре.

Ее практичный ум попытался обозначить все препятствия, которые стоят на их пути. Его возраст. Его окружение и характер. Его ранение и связанная с ним душевная травма. Зато с другой стороны — магия ощущений и чувств, его горячие обещания, страстный шепот и слезы.

— Я люблю тебя, Брайан Бору, — сказала Николь, хотя и понимала, что он сейчас ее не слышит. — И буду любить до конца жизни.

Брайан пошевелился и еще крепче обнял ее. Уставшая и счастливая, Николь поплотнее укрылась одеялом.

Глава 19

В старинный монастырь пришла весна. Плющ пустил тысячи новых ростков вдоль древних стен, запели малиновки и вьюрки, трава во дворе стала пышной и зеленой. Николь ткнула носком ботинка газон, провела саблей по траве и вдохнула пьянящий аромат свежесрезанной травы. Затем посмотрела на Хейдена, который с мрачным лицом ковырял лопатой мягкую землю.

— Надо бы чуть-чуть глубже, — заметил сидящий в кресле Брайан.

Что-то пробормотав себе под нос, Хейден навалился плечом на лопату.

— Я полагаю, вы должны объяснить мне, что затеяли, — сказала Николь, опустив маску.

— Всему свое время, — с лукавой улыбкой возразил Брайан. — А теперь, Хейден, я буду весьма признателен, если ты принесешь то, что находится в карете.

Слуга Брайана театрально распрямил спину, хотя, на взгляд Николь, вряд ли так уж устал от своего занятия.

— А что, все шотландцы питают отвращение к физической работе? — недоуменно спросила Николь.

Ее любовник притворно нахмурился:

— Какая дерзкая девчонка! Я не видел, чтобы ты копала.

— Я бы сделала это вдвое быстрее — и при этом ворчала бы гораздо меньше.

— Хейден относится к тебе неодобрительно.

Николь широко открыла глаза:

— Неодобрительно? Господи, я и не подозревала. И по какой причине?

— Не имею понятия. Возможно, потому, что едва он вернулся с фургоном из Лондона, как я снова отправил его в Лондон.

— Я бы хотела, чтобы ты опять отправил его в Лондон. Или, еще лучше, послал бы привезти чай из Китая.

Брайан раскурил сигару.

— Думаю, он не подчинится моему приказу. Он преисполнен решимости защитить меня от тебя.

— Он всегда ревнует тебя к твоим… друзьям?

Брайан фыркнул:

— Вряд ли. Похоже, он считает тебя особенно опасной.

— Не могу понять почему.

Голубые глаза Брайана встретились со взглядом Николь, отчего по ее телу пробежала сладкая дрожь.

— Он видит перемены во мне, причиной которых являешься ты, — негромко пояснил Брайан и поднес сигару к губам. Его язык стал ласкать кончик так же, как час назад ласкал ей соски. Николь зачарованно наблюдала за ним, затем шагнула вперед, даже не сознавая, что делает. Ее отрезвило лишь то, что Брайан коротко покачал головой, иначе она уселась бы к нему на колени.

Вскоре появился Хейден, волоча за собой железную трубу. Его земляные работы привлекли внимание: Гвен и Бесс стояли на балконе и о чем-то перешептывались.

— Это что, шест для майских праздников, лорд Бору? — весело крикнула Бесс.

— Нет! — прогремел Брайан. — Это столб, к которому будут привязывать слишком любопытных юных девственниц. — Подруги Николь смущенно захихикали. — Тебе это, во всяком случае, не грозит, — вполголоса добавил он, обращаясь к Николь, заставив ее густо покраснеть. — Вставь его в яму, Хейден, — теперь уже в полный голос сказал Брайан. — Да поглубже, и как следует прикопай. Теперь понятно, мисс Хейнесуорт?

— Нет, — сдавленным голосом произнесла Николь. Господи, ну буквально все, что он делал, напоминало ей об их совместной ночи! Она уловила лукавый блеск в его глазах и показала ему язык. Он округлил рот так, словно собрался поцеловать ее. Николь рассмеялась: — Ты неисправим!

— Мне об этом говорили, — самодовольно заявил Брайан и выпустил в воздух колечко дыма.

До них снова долетел голос Бесс:

— Может, это для просушки белья…

— Ну как вы могли такое предположить! — возразил Брайан, показывая всем своим видом, что его обижает подобное предположение. — А какие у вас догадки, мисс Карстэрз?

— Я могу предположить, — откликнулась Гвен, — что вы пришли к выводу: без вашего доблестного присутствия на континенте войска Наполеона вторгнутся к нам, и вы решили строить фортификационные сооружения.

Николь затаила дыхание: не заденет ли Брайана шутка Гвен. К ее величайшему облегчению, Брайан не обиделся.

— Смею вас уверить, — отреагировал он, — я уже направил послание нашим генералам и дал понять, что если корсиканец дерзнет ступить на берега Англии, его непременно следует заставить нанести визит в академию миссис Тредуэлл, где даже он не устоит перед чарами молодых леди, в ней пребывающих.

Бесси восторженно вздохнула:

— У вас в Шотландии есть еще такие, как вы, лорд Бору? Если есть, то я намерена обосноваться там.

Николь рассмеялась, но вынуждена была подавить смех, увидев, что на балконе появилась Кэтрин Деверо.

— Это что еще за гвалт? — сердито воскликнула она.

— Ах, не будь такой брюзгой, Кэтрин! — охладила ее Бесси. — Лорд Бору воздвигает загадочное сооружение в саду. Милорд, спросите у нее, что она об этом думает.

Однако Брайан понял, что одна из воспитанниц академии не поддалась его чарам.

— Прошу прощения, леди Деверо, за то, что нарушил ваш сон. Мы уже почти закончили. Утрамбуй землю получше, Хейден.

Слуга стал исполнять приказание хозяина с таким рвением, что Николь предположила: должно быть, он видит перед собой не глину, а ег. Краем глаза она заметила, что в дверях кухни появилась мадам и с интересом наблюдает за происходящим во дворе. На балконе с противоположной стороны появилась стайка девушек из младшей группы. А затем вышла миссис Тредуэлл — как всегда в безупречно чистом переднике и аккуратно надетой шляпке.

— Не слишком ли это близко от ваших примул, миссис Тредуэлл? — вежливо осведомился Брайан.

— Я так не думаю. Хотя это зависит от того, для чего предназначен ваш шест.

Брайан загасил сигару о каблук и поднялся.

— Полагаю, пора открыть секрет. Хейден, подай мою маску.

Николь ошеломленно наблюдала за тем, как Брайан с помощью костылей дошел до шеста и опустил на лицо маску. Левой рукой он обхватил трубу, правой вытащил саблю.

— Мисс Хейнесуорт! В атаку!

— Ой, Брай… ой, лорд Бору! — быстро поправилась Николь, зная, что за ними с огромным интересом наблюдают. — Вы не должны…

Однако в его позе было нечто, заставившее ее замолчать. Она бросила неуверенный взгляд на мадам, которая чуть заметно кивнула.

— Доктор Каплан говорит… — попытался запротестовать Хейден.

Лорд Бору с поразительной быстротой повернулся к слуге:

— Доктор Каплан говорит, что я могу делать все, что считаю нужным. А я считаю, что на это способен. Мисс Хейнесуорт? — Николь с опаской приблизилась к нему. — Ваша левая рука болтается словно неприкаянная. — Николь мгновенно поправилась. — Теперь чуть лучше. Начинаем бой. И если вы не выиграете, предупреждаю: я отрублю вам голову.

Девицы из младшей группы дружно ахнули. За спиной Николь услышала томный голос Кэтрин:

— Какой глупый фарс. Калека против колоды.

Эти слова подстегнули Николь, как не смогли бы подстегнуть самые язвительные слова Брайана. Как смеет эта кукла называть его калекой? Николь яростно бросилась в атаку, клинки зазвенели, девушки завизжали. И на фоне этого визга и шума она услышала негромкий голос Брайана: «Не позволяй сердцу взять верх над разумом!»

Николь отступила назад, покрепче перехватила свое оружие и, собравшись, сделала ложный выпад вправо, после чего нырнула влево, пытаясь нанести косой удар. Брайан легко отбил его.

— Почему влево? — воскликнул он. — Вы ведь знаете, что справа я слабее. Если вы будете мне поддаваться, будьте уверены — я отвечу тем же.

Более всего Николь боялась ранить его душу, а не тело. Она собрала волю в кулак, вспомнила все, чему он научил ее за последние месяцы. Она отнюдь не подыгрывала ему, как это было с Уоллингфордом. И одержала победу со счетом десять к девяти.

Когда Николь нанесла последний укол, Брайан сорвал маску. В первый момент ее обуял ужас. Но уже в следующее мгновение она увидела, что его голубые глаза светятся от гордости и восхищения.

— Вот теперь, мисс Хейнесуорт, — заявил он, — вы заслужили право называться фехтовальщиком!


— Знаешь, — сказала Николь, сделав глоток из бокала, — я подозреваю, что ты нарочно это подстроил.

— Я? Никогда! — Брайан поморщился. — Извини, но у меня судорога в икре.

— Я разотру тебя. — Николь соскочила с дивана на пол и стала ладонями растирать ему голень.

— М-м-м, — промычал Брайан и наклонился, чтобы поцеловать ее в макушку. — Хейден частенько это делает, но он не умеет так хорошо, как ты.

— Ты мог бы поделиться со мной своими планами.

— Ну да, и после этого ты мучила бы себя сомнениями, прилично или нет выиграть у меня.

— Большинство мужчин…

— Идиоты. Чего зазорного в проигрыше женщине, если она действительно превосходит тебя?

— Я не превосхожу, — возразила Николь. — Или не превосходила бы, если бы… — Она замолчала.

— Но ведь я не такой… — Он закусил губу. — Опять свело ногу.

— Ты дал ей слишком большую нагрузку, — с укором сказала Николь.

— Я вообще не давал ей никакой нагрузки почти целый год. С учетом этого болит не так уж сильно.

— Ты не очень хорохорься.

Брайан засмеялся:

— Ладно, болит здорово. Но даже боль предпочтительнее смерти. Небытия. — Николь отвернулась. Он заметил это и повернул ее к себе за подбородок: — Что-нибудь не так?

Николь затруднялась выразить словами пришедшую ей в голову мысль. Если каким-то чудом его нога вдруг восстановится и он станет таким, как прежде, что это будет означать для нее? Она обрадовалась, когда раздался стук в дверь и в комнату вошел Хейден.

— Ваше виски с водой, милорд.

— Поставь сюда. — Его светлость указал на столик рядом с диваном. — Сегодня больше ничего не потребуется.

Хейден бросил сердитый взгляд на Николь, стоявшую на коленях.

— Доктор Каплан рекомендовал покой и отдых. Я не думаю…

— Я сказал, что сегодня больше ничего не потребуется, — перебил его Брайан. — Иди спать.

Насупив брови, слуга удалился.

— Меня удивляет, — сказала Николь, — как ты вообще мог иметь любовниц при столь строгом присмотре с его стороны.

— Я уже говорил тебе, он никогда раньше не был такой квочкой. Наоборот, даже поощрял некоторые мои выходки.

— Мне хотелось бы, чтобы я ему понравилась, — задумчиво проговорила Николь.

— По-моему, даже я ему не нравлюсь.

— Почему же ты его в таком случае держишь?

Брайан сделал гримасу:

— Это унаследованная им должность. Четыреста с чем-то лет назад старейшина его клана был правой рукой Бору. Конечно, тогда все было проще, Бору выступал против Англии, которая вцепилась мертвой хваткой в Шотландию. Хейден пережил нелегкое время и испытал весьма противоречивые чувства, когда наши королевства объединились.

Николь вспомнила, как несколько месяцев назад миссис Тредуэлл говорила ей, что если бы не зигзаги судьбы, Брайан Бору был бы королем Соединенного королевства Шотландии и Ирландии.

— Это так? — спросила она.

— Господи, да нет же! Я не сторонник Ганноверов. Но я не испытываю ничего, кроме презрения, к шотландцам, которые искажают историю. Для меня кажется совершенно естественным, что Англия и Шотландия объединились.

— Но ведь они объединены под эгидой Англии, а не Шотландии.

— У нас были шансы взять власть. И мы взяли ее, если вспомнить Якова Пятого. Пойми, Николь, я не собираюсь предъявлять иск крупнейшему на земле королевству из-за того, что какой-то мой предок в семнадцатом колене правил островами.

— Тем не менее в тебе есть королевская кровь.

— Когда правил мой род, — заметил Брайан, — женщины не носили нижнего белья, люди не знали лошадей, а мужчины-модники раскрашивали лицо в синий цвет. Ты хочешь знать, за что я стою? За прогресс. Прогресс Британии налицо. Все остальное можно послать к черту.

Он протянул руку, чтобы взять стакан. Николь не могла сдержать легкой гримасы. Ей всегда не нравился вкус виски. Это не укрылось от внимания Брайана.

— Что-то не так?

— Просто я предпочитаю бордо.

Он нахмурился:

— Ради тебя я откажусь от виски.

— Я не просила об этом, — возразила Николь. — Не хочешь сигару? — предложила она.

— Я хочу лечь на свою кровать. На нашу кровать, — с лукавой усмешкой поправился он.

Она встала и подала ему руку. Брайан взял ее не стыдясь, позволил подвести себя к кровати и раздеть. Затем настала его очередь раздевать Николь.

Когда оба оказались нагими, Брайан расположился на матрасе и уложил поверх себя Николь. Неожиданно он поморщился.

— Что такое? — шепотом спросила Николь.

— Опять проклятая нога, надо было вообще ее отрезать.

Николь потянулась, чтобы растереть ноющую мышцу.

— Ты знаешь, в чем беда? Эта кровать слишком мала для тебя.

— Я уже думал об этом…

— И к какому выводу пришел?

— У меня есть замечательная большая кровать в Лондоне.

— Пошли за ней Хейдена, — мгновенно среагировала Николь.

Брайан засмеялся:

— Не исключаю, что с ним может случиться удар.

— Если ты…

— Да? — Он откинулся назад и заложил руки за голову.

Она набрала побольше воздуха:

— Если ты, конечно, собираешься здесь остаться.

Возникла пауза.

— Я намерен оставаться здесь столько, сколько ты способна меня терпеть, — проговорил он наконец.

Впервые за все это время они заговорили о будущем.

— Я уезжаю, как тебе известно, с окончанием срока обучения.

— Этот срок истекает через несколько недель. Едва ли справедливо заставлять беднягу Хейдена тащить кровать сюда, а затем обратно.

— В таком случае… я увижу тебя в Лондоне? То есть я имею в виду, — быстро поправилась она, возобновляя растирания, — я понимаю, что не может продолжаться все так, как сейчас…

— Николь… — начал было Брайан.

Однако она перебила его:

— Хотя почему бы и нет? Мужчины в Лондоне имеют любовниц. Наверное, есть способы решить этот вопрос. Может, я найду книгу на эту тему в библиотеке академии. Инструкцию о том, как заниматься запретной любовью… — Все это было сказано нарочито беспечным тоном, однако Николь чувствовала, что к глазам подступают слезы. Одна слезинка упала на бедро Брайана.

— Николь, я…

— Ну да это не имеет значения, — поспешила сказать она и вытерла соленую влагу со щеки. — Мне не следовало затевать этот разговор. Прости.

— Когда ты переедешь в Лондон, я буду тебе не нужен.

Николь метнула на него возмущенный взгляд:

— Как ты можешь такое говорить?

— Но ведь это правда! Какую роль в твоей жизни будет играть шелуха, оставшаяся от мужчины?

— Не называй себя так! Не смей этого делать, никогда…

— Ты станешь красавицей сезона. Вокруг тебя будут увиваться десятки молодых красавцев. И ты этого заслуживаешь.

— Мне не нужен никто, кроме тебя, — твердым голосом сказала она. — Я люблю тебя.

О Господи! Вот это и произошло. Она произнесла слово, которое клятвенно обещала никогда не произносить. И что он теперь ответит? Одно из двух — «Я тоже люблю тебя, Николь», либо… Либо нечто такое, что разобьет ей сердце.

Николь ждала, опустив голову. За закрытой дверью в пивном зале кто-то громко рассказывал скабрезный анекдот; грубые слова повисли в воздухе, словно преграда для слов любви. У мужчин все иначе. Разве мать не говорила ей об этом в редкие минуты откровенности? «Даже самые лучшие из них не переживают тех чувств, какие испытываем мы», — подумала Николь.

Тем не менее она не хотела в это верить. Она видела лорда Брайана Бору в различных ситуациях. Видела проявления его чувственности, мужества, юмора, нежности и верила, что сердце у него не менее щедрое, чем у нее, что ему, как и ей, ведомы и страсть, и страхи, и надежда. Разница в другом — насколько он позволит себе это признать. Почему он молчит?

Николь разозлилась на себя. Зачем она попыталась загнать его в угол? Николь наклонилась, и ее рот коснулся раненого колена. Она поцеловала его, затем ее губы двинулись вверх, к паху, к завиткам жестких рыжеватых волос вокруг мужского ствола, который в этот момент был непривычно вялым.

Наконец Брайан заговорил, голос у него был хриплый и прерывистый:

— Николь, ты не должна этого делать… — Он замолчал и застонал, потому что она взяла ствол в рот.

Это было совершенно удивительное ощущение. Николь слегка отстранилась и прошлась языком по гладкой, закругленной головке. На ней появилась жемчужная капелька, и Николь слизнула ее. По телу Брайана пробежала дрожь. Николь снова медленно втянула в рот ствол, ставший теперь длиннее и тверже, ощущая губами его бугорки и вены. Брайан застонал, все тело его напряглось.

— Николь, не надо, нет необходимости…

Но необходимость была — для нее; было отчаянное желание доказать ему, что произнесенное ею слово «люблю» соответствует действительности и будет соответствовать всегда. Даже если он не говорит об этом, не чувствует этого, он не может запретить ей любить его. Николь обвила пальцы вокруг затвердевшего ствола и ввела его в рот до предела, затем слегка выпустила, не переставая при этом ласкать головку, и снова погрузила глубоко в рот.

— О Господи! Это просто божественно! — Бедра Брайана приподнимались вверх, просили продолжать сладостную игру. — Боже мой, Николь, я больше не могу…

Слишком поздно. Из головки брызнула тугая струя семени, которого оказалось гораздо больше, чем Николь ожидала. Оно было солоновато-сладким на вкус, ароматным, словно трава, и в то же время кисловатым, словно пот. Николь покатала семя на языке, а затем проглотила. Брайан лежал, раскинувшись перед ней, грудь его вздымалась и опускалась. Николь продолжала держать его ствол, который волнообразно дергался в ее ладони, и эти волны постепенно затихали. Брайан запустил пальцы ей в волосы.

— Тебе не следовало этого делать, — произнес он через минуту, когда обрел способность говорить.

— Почему же? — возразила Николь.

— Это… неприлично.

— Мне понравилось.

Он с трудом приподнялся и увидел ее сияющие глаза.

— Знаешь, я верю тебе. Ну, если так… Посмотрим, как понравится вот это… — Он уложил Николь на кровать рядом с собой, оперся здоровым коленом о матрац и прижал лицо к светлым пушистым волосам между ее бедер. Кончиком языка он стал ласкать горячие складки, пробовать на вкус истекающий любовный сок. — Ах, как сладко! — прошептал он, приподняв голову, затем тут же вновь погрузил ее между разведенных ног. Его язык отыскал маленький, тугой бутон страсти и стал медленно описывать вокруг него круги, рождая в Николь удивительно сладостные ощущения. Затем его губы сомкнулись вокруг набухшего узелка и принялись его посасывать. Николь ахнула и застонала, когда волна сладострастия затопила все ее тело. Однако очень скоро Брайан вновь поднял голову:

— Может, мне прервать ласку?

— Только посмей!

Брайан засмеялся и возобновил пытку с новым пылом и не прекращал ее до тех пор, пока Николь не достигла пика наслаждения, который по силе и новизне превосходил все то, что она дотоле испытывала. Это была самая сладостная на свете боль или же, наоборот, самое мучительное наслаждение, которое налетело на нее, словно летний ураган, после чего она осталась лежать, не в силах пошевелиться.

— Я подумал, были ли слышны твои крики в баре Берта? — лукаво спросил Брайан. Николь вспыхнула от смущения. — Да нет же, я шучу. Дверь плотно закрыта. Но должен сказать, что твои крики звучали для меня как музыка. — Он ущипнул ее за сосок.

— Никто мне никогда не говорил…

— Что именно?

— О том, что происходит между женщиной и мужчиной… Почему никто ничего мне не рассказывал о таких важных вещах?

Брайан обнял Николь.

— Ты что, совсем глупенькая? Если бы юные леди прознали об удовольствиях, которые можно испытать во время половых сношений, то после тринадцати лет не осталось бы ни одной девственницы.

— Однако же мужчины знают об этом, — недовольно заметила Николь. — Они рассказывают об этом друг другу.

— Откуда тебе это известно?

— От моих братьев и их друзей. Я лишь теперь сообразила. Именно этим объясняются их намеки и подмигивания, а также игривые шуточки.

— Совершенно верно.

Николь стукнула его в грудь.

— Ну и что, ты считаешь это справедливым? Моя мать о совокуплении говорила только одно: его следует избегать!

— Это совет, к которому должна прислушаться любая юная девушка.

— Но почему его следует избегать?

— Вот теперь ты подошла к вопросу об огромной и весьма печальной разнице в анатомии мужчины и женщины, душа моя. Бог, а может, природа, великодушно создала мужчину таким, что для него совокупление не имеет никаких опасных последствий. В то время как у женщины есть угроза…

— Дети, — лаконично выразила мысль Николь. — Проклятие! До чего же несправедливо! — Она встретилась со взглядом Брайана. — И поэтому ты применяешь эти штуки…

— Это для предохранения, — уточнил он. — Так должен поступать каждый мужчина, у которого есть совесть.

— Их не было только в первый раз.

— Ты застала меня врасплох. Если ты заметила, подобное потом не повторялось. — Он улыбнулся и поцеловал ее. Николь понимала, что должна быть благодарна за его сознательность. И в то же время ей почему-то сделалось грустно.

Брайан устал. Глаза у него слипались. Он снова лег на подушки, и временами Николь слышала, как он похрапывает. Она была слишком возбуждена, чтобы заснуть. Она пыталась представить, какие мысли владеют им. Любит ли он ее? Или она была для него чем-то вроде дополнительного удобства? Он не хотел, чтобы она родила от него детей, никак не отреагировал на ее признание. Объяснялось ли это тем, что он не любил ее, или же он искренне считал, что она заслуживает лучшего мужчины?

Сердцем Николь склонялась ко второму. Она вспомнила, как засияло лицо мадам, когда он поднялся со стула, чтобы фехтовать, когда мадам увидела, что он снова стоит на обеих ногах. Лишь ее молчаливое попустительство сделало возможным их нынешние отношения; мадам десятки раз покрывала Николь, говорила миссис Тредуэлл и девушкам из старшей группы, что их подруга спит у нее в комнате, потому что приболела гриппом, так что у Гвен, Бесс и Кэтрин не было никаких причин спрашивать, почему она отсутствует ночью. А на заре Николь появлялась во дворе вместе с лордом Бору, так что никто ничего не мог заподозрить. Кроме Хейдена, разумеется. Но он был всего лишь слугой семейства Бору и был обязан держать язык за зубами.

Николь не могла понять, чем она насолила Хейдену и заслужила его неприязнь, чтобы не сказать враждебность. Казалось бы, он должен был быть счастлив, видя, что его хозяин выздоравливает. К тому же разве не сокращался круг его обязанностей из-за того, что она раздевала его светлость по ночам и укладывала спать? Слуги ее матери неизменно радовались, если объем их работы уменьшался.

Брайан зашевелился среди одеял, его рука стала искать Николь. Она юркнула в постель, прижалась к нему и услышала, что он во сне произносит ее имя.

Ее имя. Не имя мадам или какой-нибудь другой женщины — сколько он их имел? Лучше не задавать этот вопрос, не ожидать на него ответа. Потому что сейчас он принадлежал ей, а она — ему. Николь обвила его руками, слыша, как бьется под ладонью его сердце. Уже не так долго до утра, которое принесет новые заботы. Николь закрыла глаза и пожелала себе спокойной ночи.

Глава 20

— Почта!

Этот крик разнесся над промокшими от дождей траншеями, которые тянулись по холмистой равнине Фландрии, и сразу привел всех солдат двадцать пятого полка в неописуемое волнение. Томми Хейнесуорт выпрыгнул из окопа, в котором до того сидел, скорчившись, с тремя такими же, как он, бедолагами, укладывая в коробки патроны и по обыкновению разговаривая о доме.

— Назад, идиот несчастный! — заорал Нед Прескотт. — Или ты хочешь, чтобы тебе оторвали голову эти лягушатники?

— Я хочу получить письмо. Желательно от Николь, но готов и от матери.

— Погоди, придет и твой черед.

— Не могу ждать! — заявил Томми и выскочил из своего окопа.

— Должно быть, у Томми есть любовница, — с хитрой улыбкой предположил Джордж Нейлор.

— На самом деле — сестра.

Солдаты насмешливо загудели:

— Ну кто тебе поверит? Как же, он не может дождаться письма от сестры!

— Заткнись, дурачок! — добродушно огрызнулся Томми. — Моя мать додумалась отправить ее в какую-то академию, и Никки очень забавно рассказывает о ней. Они целые часы заняты тем, что отбеливают постельное белье и шьют чехлы для кресел.

Джеймс Уоффентин, который частенько бывал в Хейнесуорте, вытаращил глаза.

— Что? Никки в академии?

— Кто такая Никки, черт возьми? — озадаченно спросил Джордж.

— Его сестра, — с готовностью проинформировал его Уоффентин. — Более веселой и живой девчонки, пожалуй, не сыщешь. Помнишь, Томми, как она обставила меня в плавании?

Томми засмеялся.

— На целых два корпуса!

— Твоя сестра умеет плавать? — изумленно спросил Билл Симмс.

— Ты бы видел, мальчик, как она ездит верхом, — с самодовольной улыбкой сказал Уоффентин. — У нее посадка получше, чем у самого генерала Пиккеринга, поверь мне! И стреляет как дьявол!

— Так она прямо настоящая амазонка, — вступил в разговор еще один солдат.

— Так оно и есть, — с гордостью подтвердил Томми.

Уоффентин покачал головой.

— Не могу себе представить, чтобы она занималась шитьем и рукоделием, Томми!

— А ты думаешь, я могу? Но она сохранила при этом чувство юмора.

На бруствере появилась белобрысая голова генеральского посыльного.

— Давай их скорее мне, все до единого, — сказал Симмс, протягивая руку к пачке. — Это от тех, кого я оставил с разбитым сердцем.

— Для вас ничего нет, сэр, — возразил парнишка, и все засмеялись.

— Даже иска на признание отцовства? — оскорбленно спросил Симмс.

— Да кто будет подавать на тебя такой иск? — Уоффентин так подтолкнул его локтем, что Симмс свалился в грязь. — Любая девушка скорее предпочтет непорочное зачатие, чем согласится переспать с тобой!

Билл сделал вид, что собирается его взгреть, но тут между ними возник Томми и просительным тоном обратился к посыльному:

— А мне ничего, Руфус?

Парнишка пригладил всклокоченные волосы.

— Да, есть. — Он помахал конвертом. — Очень даже надушенное.

— Проклятие! — пробормотал Томми. — Это мать. Никки никогда так не делает.

— Твоя мама поливает письма духами? — вскинул брови Уоффентин.

— Моя мама душит даже мои ботинки. Давай побыстрее письмо, Руфус!

Парнишка отдал конверт, и Томми тотчас же его вскрыл.

— Боже милосердный! — воскликнул он. — Если бы я не знал всех подробностей, я бы поклялся, что кто-то разыграл меня.

— А в чем дело?

— Ну, баронесса пишет, что она приятно провела пасхальные праздники в Ярлборо, у герцога и герцогини…

— Потрясающе, — протянул Уоффентин.

— Да нет, ты не понял. Там была также Никки, моя сестра. И мама пишет, что она стала там королевой бала! Вот послушай: «Рада сообщить, что первый выход твоей сестры в свет принес ей грандиозный успех. Милейшая миссис Тредуэлл сотворила чудо с нашей девочкой. Николь не только показала себя настоящей леди, но у нее появился поклонник!»

— И кто же этот счастливец? — заинтересовался Уоффентин.

Томми пробежал глазами страницу:

— Господи Иисусе! Не кто иной, как лорд Уоллингфорд!

— Он наследник того самого герцога Стаффорда, не так ли? — спросил Уоффентин.

— Моя сестра — герцогиня! — ошеломленно пробормотал Томми. — Вы уверены, что это не написал кто-нибудь из вас?

— Да откуда у нас духи, черт побери? — проворчал кто-то за его спиной.

— И то верно, — хмыкнул Томми.

— Черт возьми, я всегда знал, что твоя сестра — благородных кровей, — признался Уоффентин. — Но все же не могу представить ее герцогиней.

— Я тоже не могу, — сказал Томми и продолжил чтение: — О Господи! Да не может быть!

— Дай я угадаю, — вызвался его приятель Ридпат. — Король Георг назвал ее своей наследницей и… — Однако что-то в выражении лица Томми заставило его замолчать.

— Что, плохие новости? — с тревогой спросил Уоффентин.

— Хуже некуда, — мрачно ответил Томми и стал выбираться из окопа.

— И куда ты направляешься? — озабоченно поинтересовался Симмс, отрываясь от своего письма.

— Просить генерала об отпуске.

— Кто-то умер?

— Если бы только это.

Уоффентин схватил его за ворот:

— Томми, погоди! Поделись своими бедами с товарищами!

Томми задержался на полпути.

— Ну что ж, знайте. Мать пишет, что Ник познакомилась с лордом Брайаном Бору. Он инструктировал ее по… словом, по какому-то там делу.

Уоффентин присвистнул:

— Боже милостивый! Прими мои соболезнования, приятель.

— Я должен немедленно ехать в Англию.

— Лорд Бору? — спросил Майкл Ридпат. — Не он ли служил в полку до того, как я оказался здесь? Это не тот, кого называли Брайан Бору Большие Яйца?

— Наверняка она опозорена, — шепотом проговорил один из солдат.

— Закрой коробочку! — рявкнул Томми. — Если я попаду домой, может, будет еще не поздно. — Он вылез наверх и побежал под свист пуль в сторону генеральского навеса.

Поднявшись на цыпочках, Ридпат озадаченно посмотрел ему вслед.

— Вот дурачок! Как будто генерал ему тут же предоставит отпуск для улаживания его личных дел!

Уоффентин скорбно покачал головой:

— Сразу видно, что ты не знаком с Брайаном Бору Большие Яйца!


Томми получил отпуск, а два дня до отправления обоза в Брюгге он занимался тем, что сочинял письмо — несомненно, самое трудное письмо в его короткой жизни — своей матери на случай, если война помешает ему добраться до академии миссис Тредуэлл. С одной стороны, он не хотел чрезмерно волновать мать, а с другой — был полон решимости убедить ее в том, что сестру следует немедленно удалить от лорда Бору. Дело было вовсе не в какой-нибудь личной неприязни, наоборот, он не знал более доблестного солдата и более интересного собеседника. Однако Томми хорошо помнил, что за год военной кампании в постели этого пышноволосого великана побывало великое множество фламандских красавиц. Тот факт, что у Брайана Бору сейчас оставалась лишь одна здоровая нога, не имел большого значения, по мнению Томми, который был свидетелем того, как этот неистовый шотландец мог покорять женские сердца, несмотря на языковые барьеры, превратности войны и вопреки всякой логике. «Ах, Никки, — молился он всю ночь, пока ожидал обоза, — не будь дурочкой, не попади в его сети».

Он прибыл в Дувр двадцать пятого мая, нашел лошадь и двинулся на север, отправив письмо матери с младшим офицером, который ехал в сторону Хейнесуорта. После весенних гроз все реки между Дувром и академией миссис Тредуэлл разлились. Томми пытался перейти одну вброд, потерял лошадь, простудился и три дня провалялся в горячке. Когда он пришел в себя, то наорал на владелицу таверны, украл из конюшни лошадь и помчался без остановок вперед. Он справился о дороге у крестьянина, но тот направил его в неверном направлении, и Томми потерял целых три часа. В очередной таверне его направили куда надо, и наконец он оказался у ворот академии.

Прочитав красивую надпись, Томми остановился. «Должно быть, вид у меня еще тот», — подумал он, снял головной убор и пригладил волосы. Скорее всего его сейчас подстрелят охранники. Окна были темные, все девушки спали.

Внезапно он услышал в утренней тишине звон клинков.

У Томми закипела кровь. Господи, что это может быть? Бандиты? Французы? Слава Богу, что он оказался здесь вовремя! Снова послышался лязг стали, затем раздался гневный крик, явно мужской.

Томми соскочил с лошади и бросился к воротам, вытащив из ножен саблю.

Они распахнулись со скрипом, и Томми огляделся, пытаясь оценить ситуацию. Как ни странно, внутри все было спокойно. Входные двери были надежно заперты, он убедился в этом, потрогав щеколды. Здание представляло собой отреставрированный монастырь, сообразил он, шагая вдоль наружной стены. Очевидно, внутри находился двор, и там-то и шел бой. Но как туда проникнуть? Томми увидел еще одну дверь в низкой арке, подошел к ней и от злости пнул ногой. Дверь распахнулась. Шума боя больше не было слышно. Неужели он опоздал? Томми бросился в полутемный проход под аркой, увидел впереди дверь и, миновав ее, оказался во внутреннем дворе с саблей наголо.

Два человека, стоявшие на мокрой от дождя траве, повернулись и уставились на него. Точнее, Томми мог лишь предположить, что они уставились на него, так как оба фехтовальщика были в масках. И в доспехах. Что за черт — дуэль? Он присмотрелся повнимательнее. Один из фехтующих, что покрупнее, держался рукой за столб или шест, а второй его атаковал. Какое-то время никто из них не шевелился.

Затем один из фехтовальщиков — тот, что был пониже и поменьше, левой рукой поднял маску и, увидев рассыпавшиеся золотистые волосы, Томми с удивлением понял, что перед ним женщина. Она несколько мгновений ошеломлен-но смотрела на него, а затем воскликнула:

— Томми?!

— О Господи, это он! — закричал высокий фехтовальщик. — Томми Хейнесуорт! — Сорвав маску, он швырнул ее на траву. — Будь я проклят, это Томми!

— А это ты, Бору! — прорычал Томми, размахивая саблей. — Убери свои мерзкие лапы от моей сестры!

— Ради Бога, Томми! — Николь засмеялась. — Не будь же таким дураком!

— Послушай, не будем сейчас давать волю опрометчивым словам, — дружелюбно сказал Брайан.

— Так я тебе и поверил, развратник!

И Томми ринулся на Брайана с саблей. К его великому удивлению, Никки встала между ними. Томми потерял равновесие и едва не врезался головой в траву.

— Прочь с дороги, Никки, черт возьми! — взревел он.

— Чтобы добраться до него, тебе придется убрать меня, — возразила Николь, с шумом опуская маску.

Бору продолжал стоять, держась рукой за шест.

— Послушай, Николь! Пошумели — и достаточно! Я уверен, что у твоего брата сложилось неверное представление…

— Я тебе покажу неверное представление! — крикнул Томми и бросился в атаку, однако Никки каким-то образом вновь оказалась на его пути. Она не только отбила его удары, но стала наносить ответные, и делала это столь напористо, что Томми вынужден был попятиться назад.

— Господи, да я вовсе не хочу драться с тобой, Никки! — заорал он. — Господи, Никки! — отступая к стене и тяжело дыша, проговорил Томми. — Где ты научилась так фехтовать?

— У лорда Бору, — коротко ответила сестра. — А чем мы, по-твоему, здесь занимались?

— Я отлично видел, черт возьми, чем вы тут занимались!

— Он поправлял мне стойку, — объяснила Николь.

— Он хватал тебя!

— Даже если и так, не твое дело!

— Я знаю этого человека! — указал саблей Томми. — И знаю очень даже хорошо!

— Я тоже! — сказала сестра. Она сказала это с гордостью, затем повернулась и посмотрела на Бору так, что у Томми упало сердце. Он опоздал. Бору уже добился своего.

— Будь ты проклят, Брайан! — прорычал Томми. — Как ты посмел поступить так с моей сестрой? — И с новой яростью бросился на стоящего у шеста лорда.

И снова Николь успела перехватить его.

— Уйди с дороги! — заорал Томми на сестру.

— Если ты его обидишь, мне придется тебя убить. — Николь сделала мгновенный, ошеломляющий выпад. Томми попытался парировать удар, но уже в следующее мгновение вынужден был наблюдать за тем, как его сабля, выбитая неожиданным ударом из рук, летит в сторону клумбы, засаженной примулами.

Николь бросилась к клумбе и, наступив на саблю, покачала головой.

— Миссис Тредуэлл, — заявила она, — будет очень сердиться на тебя за это.

Разумеется, у Томми, как у любого порядочного солдата, за голенищем находился кинжал. Но не мог же он броситься с этим оружием на свою сестру! Он опустил руки.

— Никки, ты идиотка! Что ты сделала?

Брайан Бору, у которого маска была сдвинута назад, расплылся в широкой улыбке.

— Помимо того, что научилась фехтовать? Николь, все было сделано великолепно! Больше никогда не говори мне, что я тебе поддаюсь!

— Да, неплохо сработано, — согласилась она, подняв маску и наклоняясь за саблей Томми. — Похоже, ты забыл основное правило фехтовальщика: не позволяй сердцу взять верх над рассудком.

Томми был страшно смущен.

— Никки, разве ты не знаешь, что он за человек? Он разбил сердца многим женщинам во всей Европе и оставил после себя уйму незаконнорожденных детей!

— Вот это совершенно не соответствует действительности, — с некоторым раздражением сказал Брайан. — Я никогда не был столь беспечным.

— Я думаю, Том, что тебя дезинформировали. Он всегда предохраняется, — резонно заметила Николь.

— А-а-а! — Томми бросился на Бору, намереваясь вцепиться ему в горло.

— Ни шагу вперед! — предупредила Николь, направив на брата острие сабли. Это было произнесено таким тоном, что Томми похолодел.

— Никки, я хочу лишь оградить тебя…

Трудно сказать, чем бы завершилась эта сцена, если бы в тот самый момент не раздался отчаянный крик:

— Томми?! Николь?! Боже милосердный, что здесь происходит?

Николь повернула голову, затем опять посмотрела на брата. В ее глазах сверкнула такая ярость, что Томми задохнулся.

— Ах, негодяй! — воскликнула она. — Как ты посмел привести ее сюда?

Баронесса Хейнесуорт неуверенно шагнула во двор.

— Твое письмо, Томми, меня очень встревожило. Я поняла, что Николь грозит какая-то опасность.

Николь продолжала смотреть на брата, но теперь ее взгляд сделался умоляющим. Казалось, он мог слышать, как кричит ее сердце: не говори ей, ах не говори ей, Томми! Как часто она просила его об этом, после того как их детские шалости заканчивались какой-нибудь бедой! Однако теперь это вышло за пределы детских шалостей. Бору лишил ее девственности, обесчестил, а стало быть, обесчестил и его!

Его бывший фронтовой товарищ все еще продолжал держаться за шест и, похоже, сохранял полное хладнокровие.

— Леди Хейнесуорт! — сказал он. — Какой приятный сюрприз! Удивительно, что вы так рано поднялись!

— Я ехала всю ночь напролет. Это все из-за письма Томми. И что же я обнаружила? Ровным счетом ничего. Разве я не писала тебе, Томми, что лорд Бору дает твоей сестре уроки фехтования?

— Мисс Хейнесуорт только что продемонстрировала Томми свою ловкость, — ровным тоном проговорил Бору, затем тихонько добавил, адресуясь к Никки: — Подайте мне, пожалуйста, костыли, дорогая!

Дорогая! Услышав это ласковое слово, Томми почувствовал, как у него заныло сердце. Господи! Этот человек даже ходить не может! Какими же сладкими речами удалось ему затащить Никки в постель?

Но затем Томми перевел взгляд на сестру и увидел счастливый румянец на ее лице.

Он никогда не видел ее более красивой. А затем сестра повернулась к матери, и к ней вернулась привычная сутулость и нескладность. Томми не мог не знать о том, насколько суровой была баронесса к Николь, ведь они были близнецами и с детства составляли одно целое. Сейчас ей исполнилось девятнадцать — она стала взрослой. Достаточно взрослой, чтобы последовать велению своего сердца. Какое право он имеет мешать ей?

Но почему это должен быть Бору?

Томми мог бы рассказать матери всю правду, несмотря на свое сочувствие к Ник, поскольку это был его долг, долг брата и защитника. Но затем он посмотрел на Бору, который ковылял на своих костылях к баронессе, и перевел взгляд на Николь. Она шла рядом с ним — медленно, соизмеряя свой шаг с его. И Томми в первый раз повнимательнее взглянул на лорда Бору. Способен ли человек измениться? Можно ли укротить буйное, неуправляемое сердце этого шотландца? И могла ли это сделать Никки, его сестренка? Глядя сейчас на них, Томми был почти готов в это поверить.

Шум на балконе заставил его поднять голову. Стайка девушек в легких весенних платьях высыпала из помещения.

— Доброе утро, Николь! — застенчиво крикнули некоторые из них. — Доброе утро, лорд Бору!

Его светлость остановился, поклонившись при этом так, словно он приветствовал королеву:

— Доброе утро, леди!

— Николь! — раздался голос с другого балкона, где находились воспитанницы постарше, примерно ровесницы его сестры. Окликала сестру девушка с совершенно удивительными рыжими волосами. — Кто это там с тобой? — И после паузы: — Господи! Да это никак твоя мама!

— Тихо, Бесс! — цыкнула на нее невысокая брюнетка и ткнула подругу локтем под ребро.

— Мама, — сказал Томми, — мама, я не знаю, простишь ли ты меня. Дело в том, что я… я… Я простудился! Да, простудился! И у меня была горячка, когда я писал это письмо. Даже не понимаю, о чем я тогда думал. С какой стати Николь могла грозить опасность?

О, каким взглядом одарила его сестра! Ее благодарность, казалось, была безграничной.

— Ой, Томми! — зашептала она. — Спасибо тебе. Слава Богу!

— Простудился? — всполошилась баронесса. — Почему же ты в таком случае стоишь под дождем?

Вдруг открылась еще одна дверь, выходившая во двор, и на пороге появилась изящная женщина в элегантном муслиновом платье в сопровождении более пожилой дамы. Молодая женщина крикнула с едва заметным иностранным акцентом:

— Николь, мне показалось, что я слышала шум кареты. У нас гости?

Почтенная дама, вглядевшись в тех, кто находился во дворе, внезапно напряглась и схватила женщину в муслиновом платье за руку.

— Кристиан, — прошипела она.

Томми увидел, как внезапно резко выпрямилась его мать. Из ее накрашенных губ вырвалось похожее на рычание слово:

— Кристиан…

Графиня Д'Оливери вскинула голову. Ее взгляд встретился со взглядом баронессы.

— Боже, Эмилия! Кого я вижу?

Мать Томми перевела взгляд на матрону:

— Миссис Тредуэлл! Возможно, вы мне объясните, что делает эта… шлюха в вашей академии?

Среди девушек на балконе пронесся гул. Николь перевела взгляд на графиню, потом снова на мать.

— Мадам? — спросила она каким-то странным, жалобным тоном. — Мадам, вы знаете мою мать?

— Я знаю ее очень даже хорошо! — громовым голосом заявила баронесса. — Знаю ее как бессовестную потаскуху!

— Мама! — в смятении крикнула Николь.

— Полагаю, вам лучше придержать язык, миледи, — отчеканил Брайан Бору столь решительно, что по телу Томми пробежала дрожь.

Мать повернулась к искалеченному лорду:

— Ну конечно — она и вы! Ах, Томми, твои дурные предчувствия были вполне оправданны! Здесь могло произойти большое несчастье!

Томми нашел в себе силы напомнить о себе:

— Мама, я не имею ни малейшего понятия, о чем ты говоришь.

— Николь! — Голос баронессы прозвучал как удар хлыста. — Кто познакомил тебя с его светлостью? Предложил брать у него уроки фехтования?

— Это б-была мадам, а в чем дело? — заикаясь, ответила Николь.

— А какие еще уроки он тебе давал?

Николь густо покраснела, и Томми подумал, что для ее же блага ей бы лучше сейчас исчезнуть.

— Я не понимаю, о чем ты…

— Он занимался с тобой любовью?

— О-ох! — загудели на балконах.

Подняв голову, Томми увидел весьма эффектную девушку с роскошными золотистыми волосами, на губах которой появилась ядовитая улыбка.

— Я так и знала! — прокаркала она.

Стоящая рядом с ней рыжеволосая девушка звонко шлепнула ее по смазливому лицу.

— Ну вот что, — в ярости произнес Брайан Бору, — довольно этой болтовни!

Баронесса попросту его проигнорировала. Она впилась взглядом в лицо дочери:

— Николь? — Таким голосом можно было расколоть стекло.

Томми вдруг понял, что он всей душой на стороне сестры. «Выдержи и дай отпор! Продемонстрируй ей то, что продемонстрировала мне! Пусть она увидит твое счастье…»

Однако Николь сжалась под взглядом матери — привычка к покорности, выработанная за много лет, оказалась сильнее. Ее вина была написана на ее лице.

Баронесса выпрямилась.

— Мы уходим немедленно! Собери свои вещи, Николь! А впрочем, лучше оставь! Я их все равно сожгу!

— Леди Хейнесуорт! — Бору с усилием выпрямился. — Я прошу вас…

— Вы? Вы меня просите? После всего того, что сделали ей?

— Я не позволю вам это совершить! — твердо сказал Бору.

Она посмотрела на него с выражением крайнего презрения.

— Каким образом вы намерены мне помешать, интересно? Ползая на коленях?

— Мама! — закричал Томми. Он слишком долго терпел. — Лорд Бору был ранен, защищая твою страну!

— Есть вещи, которых ты не понимаешь, Томас, — насмешливо сказала мать. — А вот он понимает! И она тоже! — Баронесса ткнула пальцем в мадам. — Моя единственная дочь! Боже мой! Какая трусливая месть!

— Месть? — с недоумением спросила Николь. — За что?

— Не важно за что! — резко сказала баронесса. — Возьми ее под руку, Томми! Мы покидаем это место!

Видя, что Николь все еще держит в руках саблю, Томми заколебался. Однако, судя по всему, сестра не собиралась пускать в ход оружие.

— Брайан? — тревожным шепотом проговорила она.

— Вы не рассказали ей, что вы и Кристиан были любовниками?

— Это неправда, Эмилия! — выкрикнула мадам.

Баронесса бросила на нее испепеляющий взгляд.

— Да полно, Кристиан! Всем было известно о вашей связи с ним в Париже! Об этом твердил весь свет! Мы уж не говорили о других твоих грехах, коих у тебя великое множество! Ты просто-напросто проститутка и всегда была ею!

— Брайан? — прошептала Николь, испытывая невероятную душевную боль и смятение. Он ничего не сказал. Он просто стоял, опираясь на костыли.

Но баронесса еще не закончила:

— Что касается вас, — заявила она, указывая пальцем в сторону миссис Тредуэлл, — то можете быть уверены, что я доведу до сведения родителей других девочек, которых вы заманили сюда обманом, о случившемся! Школа для молодых леди, как же!

Неожиданно черноволосая девушка на балконе выкрикнула:

— Не надо, пожалуйста! Не распространяйте сплетни о нашей мадам! Мы ее обожаем!

Брюнетку тут же поддержала рыжеволосая подруга:

— Не позволяйте им отправлять нас домой, мадам и миссис Тредуэлл!

Баронесса презрительно покачала головой:

— Бедные одураченные создания! Если бы это было в моей власти, я бы всех вас забрала с собой немедленно! Но по крайней мере я буду уверена, что моя дочь больше ни одной минуты не останется в этом рассаднике порока! Забирай ее, Томми!

Пятясь к матери, Николь обратилась к лорду Бору.

— Брайан, о какой мести она говорит? — спросила она таким жалобным тоном, что у Томми сжалось сердце.

Баронесса схватила дочь за руку и потащила к дверям. Николь подчинилась, однако глаза ее были устремлены на лицо лорда Бору.

— Брайан?

Его светлость не отвечал. Девушки на галерее плакали.

Томми нагнулся, чтобы подобрать сабли. Он вложил свою в ножны, взглянул на вторую — и узнал фронтовую саблю Бору. Это сказало ему о многом. Ни один солдат, дорожащий своей репутацией и именем, не отдаст свое оружие первой попавшейся девчонке, какой бы искусной фехтовальщицей она ни была. Он должен был признать, что инстинкт не обманул мать. Да он и сам это понял. И лишь сияние в глазах сестры заставило его посмотреть на все несколько иначе. Боги, а что, если она уже беременна?

Томми бросил на Бору полный ненависти взгляд. Негодяй. Мерзкий шотландский негодяй.

И пошел вслед за Никки и матерью к карете, которая ожидала их у ворот.

Глава 21

— А куда ты и лорд Уоллингфорд собираетесь сегодня вечером? — спросила баронесса Хейнесуорт, наливая в стакан чай.

— Я даже не знаю, — сказала Николь, когда мать подавала ей чашку.

— Ты слишком гремишь, — строго заметила баронесса.

— Разве? Прошу прощения. — Николь поставила чашку на столик с элегантной непринужденностью.

Томми метнул на нее обеспокоенный взгляд.

— К его родителям, кажется, Энтони так говорил, — подсказал он.

— Возможно. — Николь расположилась на диване в роскошном атласном платье цвета олова; ее золотистые волосы были искусно уложены; шею украшало жемчужное ожерелье.

— В таком случае мы можем именно сегодня услышать весьма важное заявление, — оживилась Эмилия Хейнесуорт.

— Какое заявление? — рассеянно спросила Николь.

Баронесса коротко засмеялась:

— О, да ты знаешь отлично, какое заявление я имею в виду!

Томми сделал основательный глоток бренди и мысленно пожелал, чтобы его просьба продлить отпуск «по семейным обстоятельствам» не была удовлетворена. Он поднял глаза, порадовавшись тому, что кто-то пришел. Однако это оказался всего лишь барон.

— Добрый день, любимый, — приветствовала его баронесса.

— M-м… Томми, Николь. — Этим и исчерпывалось ответное приветствие барона. — Ты что пьешь, Томми?

— Бренди с содовой, сэр.

— Я тоже этого выпью.

— Да, сэр. — Томми поспешил выполнить заказ. — Тяжелый день в парламенте?

— Скука смертная, как всегда.

— Николь собирается сегодня вечером к Страффордам, дорогой, — многозначительно сказала баронесса.

— В самом деле? M-м… Я заберу это в свою комнату. — Барон с бокалом направился к лестнице.

— Мы только что говорили, — продолжила баронесса, — что это может стать вечером весьма важного заявления.

— Какого заявления? — В голосе барона улавливалось такое же безразличие, какое раньше звучало в голосе его дочери.

Несмотря на тоскливое настроение, Томми едва не расхохотался:

— Ну, разумеется, речь идет о помолвке.

Барон перевел взгляд на дочь.

— M-м… Что же… Хороший парень, Уошфорд.

— Уоллингфорд! — прошипела баронесса.

— Конечно… Конечно. Уоллингфорд. M-м… — Барон удалился, прихватив по пути со столика газеты.

Баронесса закатила глаза:

— Он выпил лишнего и вряд ли помнит о приглашении к регенту.

— Не переживай, там все будут в подпитии, — напомнил Томми.

— Не надо дерзить, молодой человек! — Она вскочила на ноги. — Лучше я напомню ему. Николь, пусть Тэвердиш займется твоей прической. Ты похожа на нищенку.

— Хорошо, мама, — покорно ответила Николь.

— И положи румяна на щеки! — крикнула баронесса уже в дверях. — Ты бледна, словно призрак!

— Хорошо, мама.

«Призрак», — подумал Томми. Именно на призрак похожа его сестра, на создание, из которого ушла жизнь, но в котором сохранилась какая-то опасная энергия. Взяв бокал с бренди, он подошел к дивану и сел рядом с Николь, вытянув ноги.

— Никки, нам пора поговорить. Я знаю, что ты сердишься на меня. — Томми сделал паузу. Однако сестра ничего не ответила. — Очень хорошо: ты в ярости.

— Я полагаю, что у тебя были на то причины, — вежливым тоном заметила Николь, — для того чтобы сделать то, что ты сделал.

— И в этом ты права, черт возьми! Никки, прошло шесть недель! Он тебе написал? Пришел с визитом?

— Разумеется, он этого не сделал. Как он мог после всего, что мать ему наговорила?

— Он не сделал этого, — терпеливо объяснил Томми, — потому что он скотина. О да, очаровательная и сладкоречивая, но тем не менее — скотина. — Он получил от тебя…

— Заткнись, Томми.

— …то, чего хотел, — отважно закончил Томми. — Ты думаешь, это не причиняет мне боль — говорить тебе подобные вещи? Большинство мужчин — скоты.

— Вероятно, я должна удалиться в монастырь.

— Я не об этом, черт возьми! Должен сказать, ты еще счастливо отделалась.

— О да, я чрезвычайно счастлива. — Николь нагнулась, чтобы взять чашку.

— У тебя есть Уоллингфорд. Он без ума от тебя. Боже, я никогда не видел такого влюбленного мужчину. Он не скотина. Он настоящий человек. И мама соблюдает приличия и не болтает об академии миссис Тредуэлл…

— Ах, Томми! Какой же ты глупый! Единственная причина ее молчания заключается в том, что если бы она рассказала то, что ей известно, все мои надежды на удачный брак рухнули бы!

Томми ошеломленно посмотрел на сестру:

— Ты думаешь, она это понимает?

— Это я ей подсказала.

— Очень умно с твоей стороны, Никки.

— Я не такая идиотка, за которую ты меня принимаешь.

Томми дотронулся до ее руки:

— Я не считаю тебя идиоткой. Ты просто… совершила ошибку.

— Какую именно ошибку? — спросила Николь.

— Ну… поверила тому, что он тебя любит.

— Он мне ничего подобного не говорил.

— Не говорил? — вытаращил глаза Томми.

— Нет. Хотя я призналась ему, что люблю. — На ее лице мелькнуло слабое подобие улыбки. — И рада, что сказала об этом.

Томми сделал попытку зайти с другой стороны:

— Ты ведь слышала, что рассказывала нам мать в карете о мадам — графине Д'Оливери. Как отчаянно она хотела выйти замуж за отца, хотя он уже был обручен с матерью, пыталась всеми правдами и неправдами заполучить его и делала это так бесстыдно, что была подвергнута остракизму и вынуждена уехать на континент. Разве ты не считаешь логичным, что она нацелилась отомстить?

— Я считаю, мадам очень повезло, что она не вышла замуж за нашего отца.

— Ну ладно… — Томми опорожнил бокал. Их разговор принимал вовсе не то направление, какое ему хотелось бы. — Ты знаешь, я расспрашивал людей. То, в чем мать обвинила Бору и графиню, соответствует действительности. Очень многие знают о том, что они были любовниками в Париже.

— Он и она были любовниками. И по этой причине я проститутка?

— Боже мой, Никки! Ну конечно же, нет!

Николь скосила на брата свои светло-карие глаза.

— У тебя было много любовниц, Томми? — Брат вспыхнул. — Так ты — проститутка?

— Мужчина не может быть проституткой!

— Да, не может, — задумчиво проговорила Николь.

— Она содержала бордель в Париже!

— Я уверена, что это был очень симпатичный бордель. Ты когда-нибудь в них бывал, Томми?

«Господи, — подумал Томми, — и как это разговор перевернулся с ног на голову?»

— Послушай, Никки…

— Только не надувайся сильно, а то ты делаешься таким же напыщенным, как отец.

— Он испортил тебе репутацию, — сказал Томми. — Я не знаю, что он в точности сделал с тобой…

— В самом деле? — насмешливо пробормотала Николь, приподняв бровь.

— Но он испортил тебе репутацию! Или, может быть, это сделали мадам и миссис Тредуэлл, этого я не знаю. Ты лишилась невинности — я вовсе не имею в виду девственность! Есть более важные вещи, — сказал Томми, как будто внезапно понял что-то очень важное. — Ты можешь быть кроткой, какой бываешь с матерью, но ты изменилась. Ты ведь не собираешься выходить замуж за Уоллингфорда?

— Жизнь научила меня, что о моих намерениях тебе лучше не сообщать.

— Проклятие, Никки! Я уже сто раз повторял тебе, что любой человек в моем полку поступил бы точно так же, если бы узнал, что его сестра попалась на глаза Бору!

— Ты так говоришь, будто он чумной. — Николь допила чай и поднялась с такой неосознанной фацией, что Томми оторопел. Она изменилась. Место божественного огня занял холодный расчет, чем Николь никогда не отличалась. Он постоянно наблюдал за ней и видел, как она держала Уоллингфорда, словно спаниеля, на поводке. Может быть, это Бору открыл ей, что происходит между мужчиной и женщиной, и тем самым сделал ее столь опасной?

Дежурные замечания их матери по поводу ее манер, поведения и одежды стали лишними и делались лишь по привычке. Ее манеры и поведение были отполированы не хуже фронтовой сабли и, если судить по тому, что десятки молодых людей боролись за право ухаживать за ней, действовали безотказно. Вероятно, именно по этой причине Николь не слишком рвалась замуж за Уоллингфорда. Но кого можно предпочесть Уоллингфорду? Разве что одного из принцев?

Томми вдруг обнаружил, что эта мысль его как-то успокоила. Николь провела много месяцев в академии в полной изоляции, если не считать Бору, и вполне вероятно, что ей доставляет удовольствие опробовать крылья. Но она благоразумна, его Никки. Рано или поздно, она поймет, что Уоллингфорд — это наилучшая партия.

— Надеюсь, ты простишь меня, — с грациознейшим поклоном сказала Николь. — Я должна взять шляпу и накидку.

— Никки…

Она повернулась в дверях, показавшись ему в этот момент удивительно красивой.

— Да?

— Какие бы у тебя ни были планы… будь осторожна. Даже мать способна простить одну ошибку. Но за вторую придется дорого заплатить.

На губах Николь мелькнула улыбка.

— Не бойся, дорогой брат. Я получила суровый урок.

Томми очень хотелось знать, что это был за урок.


Уоллингфорд заехал за Николь в восемь вечера и отвез ее в городской дом своих родителей. Был пышный обед, затем музыкальное представление, во время которого Николь сидела рядом с герцогиней и развлекала ее рассказами о жизни в академии.

Герцог одобрительно смотрел через монокль, постукивая носком начищенного до зеркального блеска сапога в такт исполняемой мелодии. Затем, когда были поданы напитки и деликатесы на массивных золотых блюдах, Уоллингфорд подошел к Николь, чтобы пригласить ее на прогулку по саду. От выражения ее лица в тот момент Томми бросило в жар.

Ночной ветерок доносил пьянящие ароматы роз и лилий. Николь позволила Уоллингфорду довести ее до скамейки, где они сели, и он обнял ее рукой за обнаженные плечи.

— Вы сводите меня с ума, — пробормотал он, проводя пальцем по ее щеке. Затем поцеловал ее — она позволила ему и это. От него пахло меренгами. — У ваших губ вкус неба, — зашептал он и положил ладонь ей на шею, затем очень осторожно сдвинул ладонь чуть пониже.

Николь закрыла глаза, представила убогую гостиницу в Кенте и…

— Ах, — выдохнул Уоллингфорд, накрыв ладонью грудь поверх атласного платья, — Николь, Николь… Вы любите меня хотя бы немножко?

— Разумеется, люблю.

— Выходите за меня замуж, — умоляющим тоном попросил Уоллингфорд и снова приник к ее губам. Он пододвинулся к ней и прикоснулся рукой к ее бедру. Николь мгновенно напряглась.

Уоллингфорд поспешно убрал руку.

— Простите, любовь моя! Боже мой, чего бы я только не отдал, чтобы вы стали моей! Чтобы немедленно обвенчаться с вами и вы оказались бы в моей постели…

— Энтони! — возмущенно проговорила Николь.

— Выходите за меня замуж, — снова сказал он просительным тоном.

— Я уже говорила вам, мне требуется время…

— Для чего? — Он опустился на колени прямо на кирпичи. — Кто еще может любить вас так, как я?

Уоллингфорд полез в карман жилета и вытащил маленькую, обтянутую алым бархатом коробочку.

— Вот, возьмите.

Николь покачала головой:

— Энтони, пожалуйста… Не сейчас…

— Но почему? Мы идеально подходим друг другу. И мать, и отец любят вас не меньше, чем я. Если обручение произойдет сейчас, мы могли бы обвенчаться в октябре. Это сезон охоты. Роскошная, грандиозная свадьба в имении. Весь свет будет здесь. Мои собаки тоскуют по вас, Николь! Разве вы не слышите их жалобного визга?

А Николь слышала прерывистый вдох Брайана Бору, когда он вошел в нее, убежденность в его голосе, когда он сказал: «Я намерен оставаться здесь столько, сколько ты способна меня терпеть».

— Наверное, слышу, — заставила себя улыбнуться Николь. — Но вы должны внушить им, что неразумно излишне торопиться.

— Я боюсь, что потеряю вас, — внезапно сказал Уоллингфорд. — Слишком уж все хорошо, чтобы быть правдой.

— Милый Энтони. — Николь дотронулась до его щеки. — Я говорила вам и повторяю: во всем Лондоне нет человека, которого я предпочла бы вам. «Где он сейчас, — подумала она, — и с кем?»

— Скажите «да»! О, моя дорогая, моя любовь!

Любовь… Почему это слово, с такой готовностью сказанное им, так и не слетело с уст Брайана Бору? А ведь Уоллингфорд едва знал ее — да что там, не знал вообще.

Фехтовальный поединок, напомнила себе Николь. Пришло время для элегантного отступления.

— Своим предложением вы оказываете мне большую честь, Энтони, — негромко сказала она.

— Так примите же его!

— Я не могу, пока.

Уоллингфорд разочарованно зажал в кулаке коробку. Затем поднял голову, вид у него был немного обиженный.

— Жестокая девочка! Так дайте мне по крайней мере надежду.

Николь помолчала, затем небрежно бросила:

— Если бы я выходила замуж именно в этот момент, то только за вас. — В конце концов, Бору никогда не делал ей даже подобия предложения.

Уоллингфорд сжал ее пальцы.

— Я буду терпелив, — клятвенно пообещал он. — Я завоюю вас, Николь Хейнесуорт.

Он подал Николь руку, и они направились к дому.

Николь шла, прилаживаясь к его коротким шагам. Он держал свою руку у нее на талии. Его макушка доходила ей до уха. Николь подумала о том, как приятно было лежать в объятиях Бору и чувствовать себя по сравнению с ним маленькой, лелеемой и защищенной.

Но довольно об этом.

— Что случилось? — спросил Уоллингфорд, останавливаясь на дорожке. Она была удивлена, что он так чутко уловил ее настроение. Ей следует быть осторожнее. Она не может позволить себе еще одну ошибку.

О, совсем не ту ошибку, против которой предостерегал Томми. Нельзя было совершать ложного шага, который заставил бы Энтони Уоллингфорда задуматься, по какой причине дочь барона отвергает его ухаживания. Томми был прав в одном: она не собиралась выходить замуж за Уоллингфорда.

Ибо, несмотря на его красивые слова, она не чувствовала в нем страсти. От Бору она узнала, что такое подлинная страсть. Она отличается от любви, однако связана с ней так же, как связаны тепло и солнце. Существует любовь без страсти, но не может быть страсти без любви. И если кто-то вкусил от страсти, то любовь без нее кажется пресной и сухой.

Глава 22

Николь устроилась на диване в гостиной и сбросила туфли, несказанно довольная тем, что мать ушла за покупками. Она чувствовала себя измученной, разыгрывая более двух месяцев этот фарс. Ежевечерние встречи с Уоллингфордом основательно выматывали. Становилось все труднее отдаваться его поцелуям, ласкам — и не говорить правды о том, что у него нет никаких шансов. Проклятие, ей нравился этот человек! Она была благодарна ему, она никогда не забудет, что проявленное им внимание к ней послужило сигналом к тому, чтобы ее принял и одобрил свет. Николь даже нравилось проводить с ним время, когда он не домогался ее любви, слушать его озорные комментарии о поясе принца-регента, шляпке леди Престон или галстуке лорда Уинтропа. В чем-то общение с ним можно было бы назвать дружеским. Он был доброжелательным и веселым, однако Николь не любила его. И по мере того как проходили недели, лондонское общество все более смотрело на них как на чету и их непременно вдвоем приглашали на вечера, балы и ужины, Николь все более ощущала себя виновной. Поистине он был слишком хорошим человеком, чтобы водить его за нос.

Однако новости, которые она получила от Гвен и Бесс из академии, отнюдь не обнадеживали. Похоже, ее уход серьезно подорвал влияние мадам. В ответ на письмо, в котором Николь спрашивала о ней, Гвен сообщила, что мадам взяла отпуск, а также с сожалением написала о том, что научные эксперименты и семинары прекратились, больше внимания стали уделять тому, как следует обращаться с бельем и посудой. Полученное за этим письмо от Бесс принесло желанную весть о том, что мадам вернулась. Тем не менее казалось маловероятным, что девушкам будет в ближайшее время предоставлена возможность дебютировать в свете. Был даже отменен запланированный на август повторный визит к дочери миссис Тредуэлл до того момента, пока, как подозревала Николь, заинтересованные лица не удостоверятся, что баронесса намерена держать язык за зубами.

«Я в тупике», — вынуждена была признать Николь. Только брак с таким надежным человеком, как Уоллингфорд, мог заставить мать держать язык за зубами. Но брак — это было как раз то, чего она хотела избежать. «Но может быть, я просто очень эгоистична, — подумала она, увидев входящего в гостиную Томми. — Может быть, пожертвовав своим счастьем и согласившись на все более настойчивые просьбы Уоллингфорда о помолвке, она сделает будущее Гвен и Бесс менее тягостным, чем ее собственное?»

— Никки, — мягко сказал брат, подошедший взять себе выпить, — на твоем челе красноречиво отражаются твои мысли.

Николь попыталась улыбнуться.

— Я просто соображаю, что мне надеть сегодня в театр, — как можно беспечнее ответила она.

— Думаю, что это не имеет никакого значения. Ты можешь прийти в набедренной повязке, и свет тут же примет этот фасон. Ты наверняка заметила юных мисс-брюнеток, которые перекрасились в блондинок.

— Из-за меня? — искренне удивилась Николь.

— Ну не из-за королевы Шарлотты же!

— Подумать только, — пробормотала Николь. — Глупое стадо. А если в следующем сезоне взойдет звезда Бесс, они перекрасятся в рыжих?

Томми стоял, держа бренди с содовой в одной руке и газету в другой. Некоторое время он, колеблясь, смотрел на сестру, затем протянул ей газету:

— Здесь есть нечто такое, что тебе следует знать.

— Господи, только не говори мне, что Энтони объявил о нашей помолвке без моего согласия!

Однако Томми не улыбнулся. Его серьезность несколько пугала. В сердце Николь вдруг вселилась тревога. Уж не случилось ли что-нибудь с мадам? Или с миссис Тредуэлл? Не раскрыл ли кто-нибудь еще секрет академии? Николь развернула газету, пробежала заголовки. Дебаты по поводу закона о зерне. Трое луддитов казнены в Ноттингеме. Наполеон близок к тому, чтобы войти в Париж. Здоровье принца-регента под вопросом. Она в смятении посмотрела на Томми.

— Вон там. — Брат ткнул пальцем. Николь взглянула на маленькое сообщение в самом низу страницы. «Трое награждаются орденом Подвязки и один — шотландским рыцарским орденом».

— Ой, Томми, кто обращает внимание на эти смехотворные, старомодные награды? Я… — Ее взгляд неожиданно выхватил имя в середине текста: его превосходительство Брайан, лорд Бору, хозяин Антрима, сенешаль Стратклайда, наследственный правитель Западных островов… Перечень титулов до бесконечности. — У него, похоже, их множество, — пробормотала Николь. — Я и понятия об этом не имела. — Пробежав их глазами, она добралась до сути дела. — «Его высочество принц-регент Великобритании и Ирландии будет вручать шотландский рыцарский орден за безупречную службу на благо королевства и беспримерную храбрость в бою на торжественной церемонии в Лондоне восемнадцатого июля». — Николь совсем не по-светски фыркнула: — Он не приедет…

— Чтобы получить шотландский рыцарский орден? — уставился на сестру Томми. — Разумеется, приедет! Кто пропустит такой случай?

— Он. Для него это ровным счетом ничего не значит.

— Да ты с ума сошла! Лишь двенадцать человек во всем королевстве могут иметь этот орден! Ведь это исключительная честь!

Николь в упор посмотрела на брата:

— Разве это вернет ему ногу?

— Нет. Но я думаю, что в какой-то степени смягчит его страдания.

Николь аккуратно сложила газету и вернула ее брату.

— Постарайся не попадать под пушечные ядра.

Внезапно у Томми мелькнула догадка:

— Боже мой, Никки! Ты хочешь сказать, что он женился бы на тебе, если бы… не это?

— Я это совершенно точно знаю, — спокойно ответила Николь.

— Но… но… если это так… — запинаясь, произнес Томми. Николь ждала. За этим ничего не последовало. Наконец брат покачал головой и сказал: — Ага, стало быть, теперь он придерживается такой линии поведения.

Николь встала и ударила его по щеке.

— Ты ничего о нем не знаешь! — крикнула она в ярости. — Ты только думаешь, что знаешь!

— Проклятие, я жил, ел и спал рядом с этим человеком целый год! — возразил Томми. — А какой у тебя опыт общения с ним? Несколько уроков фехтования да пару раз побарахталась с ним в стоге сена!

Она шагнула к нему.

— Я могла бы бросить тебе вызов за такие слова, если бы мы оба не знали, что я побью тебя. Убирайся с глаз долой! Ты не имеешь права говорить о нем такие вещи!

— Он придет, — коротко сказал Томми. — Он придет, ты его увидишь на церемонии, и весь сыр-бор загорится снова.

— Чего ты боишься, Томми?

— Что он разбил твое сердце! Что после него тебя уже ничто не удовлетворит!

Николь неожиданно улыбнулась:

— Ты не так глуп, как я думала, мой дорогой брат. Ничто меньшее меня не удовлетворит. А посему мне уготована дорога без попутчиков. Но уверяю тебя: он не придет ради такой никчемной безделушки, как рыцарский орден. Это не для Брайана Бору.

— Посмотрим, — натянуто сказал Томми.

— Хочешь пари на пятьдесят фунтов? На сотню? На миллион?

— Ты так самоуверенна, — грустно произнес Томми. — Так уверена в нем. Но если бы ты видела шлейф из разбитых сердец и страдания, которые причинил этот человек…

— То было раньше, — возразила Николь.

Томми рассмеялся:

— До встречи с тобой? О, ты льстишь себе!

— Я имела в виду, — заявила она с такой холодной категоричностью, что даже Томми, хорошо знавший об амурных подвигах Бору, внезапно усомнился в своей правоте, — до его встречи с пушечным ядром.

Глава 23

Брайан, лорд Бору, держал одну руку на загривке шотландской борзой по кличке Килтер, в другой — бокал с шотландским виски, чистым и неразбавленным. Он попеременно то почесывал пса, то пригубливал бокал, причем то и другое делал совершенно рассеянно, глядя в камин, полыхающий в спальне его родового замка, известного под названием Тобермау. Солнце садилось за заливом, усыпанным крохотными, окутанными туманом островами, — землями, населенными его вассалами. Вообще-то очень глупо звучит — вассалы. Почти столь же глупо, как передающийся по наследству слуга. Брайан положил правую ногу на подушечку и собрался позвонить своему передающемуся по наследству слуге, чтобы тот снял с него сапог.

Стук в дверь заставил Килтера встрепенуться и тихонько зарычать. Брайан велел ему замолчать и окликнул:

— Кто там?

— Это я, Брайан.

Проклятие. Его мать. Он быстро спрятал бокал за стул.

— Входи.

Она открыла дверь и медленно направилась через комнату к нему. Ее мучил артрит, и это было для матери большой бедой, поскольку лишало ее любимых развлечений — занятий садоводством и верховой ездой. В свои шестьдесят лет Меган Бору оставалась эффектной женщиной с рыжевато-золотистыми волосами, которыми она одарила и своего единственного выжившего ребенка. Правда, сейчас ее волосы подернула седина. Глаза у нее были голубые, как и у Брайана, все остальное — габариты, крупные черты скуластого лица — Брайан унаследовал от отца. Они всегда не очень хорошо понимали друг друга, Брайан и его мать. Это было выше ее разумения, зачем шотландцу болтаться по всей Англии, тем более идти воевать за англичан. И все-таки между ними существовала нерасторжимая связь, которая объяснялась не только кровными узами, но и совместно переживаемыми потерями.

— Становится темно, — сказала Меган. — Может, зажечь лампу?

— Не стоит. Но я собирался позвать Хейдена, чтобы снять сапог.

— Я сделаю это. — Она опустилась на подушечку и положила ногу сына себе на колени. Осторожно — почти так же осторожно, как это делала Николь, — она стянула жесткий кожаный сапог, всячески оберегая при этом колено. Килтер ткнулся ей в юбки. Она засмеялась и бросила ему корку сыра, припрятанную в кармане фартука.

— Ты портишь пса, — заметил Брайан.

— Дети и собаки для того и созданы, чтобы их баловать. — Сняв сапог, Меган села на низенький стул. — Тебе Аластер Маккриммон не говорил, что приглашает сегодня на ужин?

— Говорил.

— И ты все-таки не пошел? Или ты свысока смотришь, лэрд Повидавший — Лондоны — Парижи — Фландрии, на своих старых друзей?

— Это не так, и ты это прекрасно знаешь.

— Так в чем же тогда причина?

— Мне причиняет боль моя нога.

— Я не удивлена этому, видя, что ты ни разу не поднялся с кресла за весь день.

— Прошу прощения, мама. За каким занятием ты хочешь меня видеть? Может, мне перекрыть заново тебе крышу? Перекопать клумбы для роз? Выехать в поле и подстрелить дичь?

— Мне непонятно, почему ты не можешь ездить верхом, — со смехом заметила мать. — У тебя ведь есть ягодицы, разве не так?

— Я не могу ездить так, как положено, — раздраженно возразил Брайан.

Меган кивнула:

— Понимаю. Ты не можешь держать красивую лондонскую осанку.

— Я не в состоянии удержать буйную лошадь!

— Во всяком случае, ты можешь управлять фаэтоном. Кажется, руки у тебя достаточно сильные.

Брайан подосадовал, что он припрятал виски под стул. Как было бы хорошо сейчас сделать глоток!

— Ты не понимаешь, — сердито сказал он.

— Чего? Того, что ты не такой, как был когда-то? А ты думаешь, я всегда была такой медлительной и неуклюжей? Было время, я могла танцевать всю ночь напролет, когда твой отец, да упокой Господи его душу, держал в доме скрипачей и волынщиков.

— Ты стара, — жестко, без обиняков сказал Брайан.

— Ты так не будешь считать, когда доживешь до моего возраста, — с легким юмором отреагировала Меган.

Брайан вздохнул, посмотрел на потолок, сунул руку под кресло. Дотянуться до виски ему не удалось.

— Здесь бокал… — начал он.

— Ты думаешь, я не учуяла запаха, когда вошла? Опять это чертово виски! Прекрасная компания по ночам для мужчины с твоими талантами.

— У меня есть еще ты, мама, — бесцветным голосом проговорил Брайан.

— Брайди Доннау собирается выйти замуж в ближайшее воскресенье за Ангуса Рафферти. Ты пойдешь на свадьбу?

— Я уже послал им подарок и свои извинения.

— Тейгус говорил мне, что по реке сейчас густо идет лосось. Он готов подбросить тебя в экипаже, и ты сможешь половить.

Брайан скривил губы:

— Не думаю, что это будет так уж интересно.

Меган потеряла терпение:

— Проклятие, мальчик, что мне с тобой делать?

— Снимай иногда мне сапог.

Меган снова полезла в карман фартука. Килтер, заметив ее движение, вскочил.

— Нет, это не для тебя, негодный ты пес. Тесси нашла это в одежде, которую собиралась стирать.

— Вот как. Я думал, что сжег его, — сказал Брайан, увидев в ее руке листок веленевой бумаги.

— Сжег? Ты отдал все проклятым англичанам, теперь они собираются что-то вернуть тебе, а ты хочешь сжечь?

— Это всего лишь кусок хлеба, брошенный жалкой собачонке.

— О, слышал бы твой отец твои слова! Я расспросила пастора Падрика. Он сказал, что это великая честь! Всего лишь двенадцать человек в Англии удостоены ее! По всей вероятности, сам король будет там…

— Будет всего лишь принц-регент. А я хорошо знаю твое мнение о нем.

— Пройдоха и негодяй, — с готовностью подтвердила Меган. — Но его репутация не сможет запятнать твою.

— Ты говоришь так лишь потому, что никогда его не видела.

— Проклятие, Брай, почему бы не взять то, что тебе дают? Ради чести семьи, если не ради себя? Когда-нибудь у тебя будут сыновья. — Меган увидела, как при этих словах у сына на скулах заходили желваки. — Если, конечно, шашни с прелестными француженками не отвратили тебя от женщин.

— Ты слишком далеко заходишь! — вскипел он.

— А ты вообще никуда не ходишь! Сидишь в этом прокопченном кресле, ничего не желаешь видеть и только пьешь! Ты должен подумать о будущем, сын!

— О каком будущем? — запальчиво возразил Брайан.

— Черт возьми, ведь ты лэрд! Ты прилично смотришься, у тебя есть земля и деньги. Неужели ты хочешь сказать, что на всех британских островах не найдется девушки, которая выйдет за тебя замуж, несмотря на ногу и прочее?

— Ни одна не стоит того, — сказал он, чуть помешкав. Что-то печальное и невысказанное почудилось в этом внезапном молчании.

— Брай… — Голос Меган сделался мягче. — Брай, мой храбрый мальчик! Может, ты разочаровался в любви и поэтому оказался здесь?

— Ну конечно же, нет! — отрезал Брайан, однако и эта резкость, и то, что он сказал эти слова по-шотландски, выдали его с головой. Он умолк, чувствуя, что мать тоже все поняла.

— Кто она, Брай?

— Я не знаю, о ком ты говоришь, — снова перешел он на английский. — Я приехал домой, чтобы найти здесь мир и покой, но я его никогда не найду, если ты будешь меня постоянно пилить.

Письма, которые она получала до его приезда, приходили из Кента. Но Кент рядом с Лондоном. Меган свистом подозвала Килтера и стала гладить его, не переставая напряженно думать. Сын не поедет в Лондон ради себя. Но может, поедет… ради нее?

Лондон! Господи, ну и перспектива! Что она там будет делать со своей своеобразной речью и манерами, не знающая ни единой души… Да и во что оденется? Откуда ей знать, как следует одеваться? Вдали от дома она будет чувствовать себя рыбой, выброшенной на берег.

Она посмотрела на сына из-под опущенных ресниц, увидела, что он допил виски и с вызовом звонит в колокольчик, чтобы попросить еще. Хочет вытравить из памяти то, что с ним произошло и заставило вернуться в Стратклайд. А что там все-таки произошло? Он никогда ей не скажет. Единственная надежда Меган заключается в том, чтобы отправиться в страну англичан и самостоятельно все выяснить.

Перспектива выглядела устрашающе. Однако она никогда не уклонялась от боя.

— Я вот о чем думаю, — медленно проговорила она. — Ты должен ехать туда, Брай. Должен принять этот орден. — Видя, что Брайан собирается что-то возразить, она поспешила добавить: — Этого хотел бы и твой отец.

— Отец? — Брайан рассмеялся. — Отец принес англичанам меньше пользы, чем даже ты!

— Да, и именно поэтому ты отправился туда, разве не так? И это сказалось на бедном твоем отце, ты знаешь, что он переживал, когда ты там торчал и когда мы получали известия о твоем участии в скачках, дуэлях и твоих амурных похождениях…

— Все очень сильно преувеличено, уверяю тебя.

— Разве? Я так не думаю, Брай. Ты забыл, что я знаю тебя с колыбели. У тебя всегда была склонность к буйным выходкам. Но дело даже не в том, чтобы твой отец спокойно спал в земле. Это касается меня.

Вошел Хейден и остановился в дверях.

— Еще, — сказал Брайан, протягивая бокал. — Мама, я, право же, не могу понять, каким образом…

— Ох, не понимаешь? Позволь мне в таком случае объяснить. Если служение этим чертовым англичанам стоило тебе твоего будущего, то я готова поехать и позаботиться о том, чтобы принц-регент сделал тебя рыцарем.

— Ты? В Лондон? — ошеломленно спросил Брайан.

— Да, именно я!

— Прошу прощения, миледи, — вмешался Хейден. — Однако врачи его светлости очень настаивали на том, чтобы он переехал сюда. Мир и покой, сказали они, — вот что ему требуется.

— Меня не слишком интересует, что ему требуется, — резко сказала Меган. — Ступай и принеси ему питье! Да закрой за собой дверь!

— Честное слово, мама, — запротестовал Брайан. — Он мой слуга, а не шпион.

— Не будем об этом. Ты мне скажи: возьмешь меня в Лондон посмотреть церемонию твоего награждения?

— Я не собираюсь ехать в Лондон.

Меган обвила руками Килтера и театрально запричитала:

— А кто носил его на руках, когда он был не больше блохи? Кто учил его ходить и говорить? Кто кормил его грудью?..

— Тебе не кажется это несколько мелодраматичным, бедная мама Меган?

— И вот благодарность за все, что я сделала для этого парня — он напрочь отказался выполнить мою предсмертную просьбу!

— Тебе еще далеко до смерти!

— Он не знает, как я страдаю, когда меняется погода, — зашептала Меган в ухо Килтеру. — Как ноют мои старые кости и как я молю об избавлении…

— Это так много значит для тебя? Честь, оказанная человеком, которого ты презираешь? — недоверчиво спросил Брайан.

— Это последний миг славы для меня, — пробормотала она, целуя пса во влажный нос. — Все, что мне хочется увидеть в этой жизни… а он мне отказывает.

Брайан поднял вверх руки:

— Проклятие, мама! Ладно, будь по-твоему! Я поеду в Лондон. Ты сможешь увидеть, как меня превратят в фатоватого рыцаря. Но зато после этого я не намерен обсуждать с тобой, как мне жить дальше.

— Да, Брай. Да, мой милый мальчик. — Меган подняла фартук и промокнула глаза. — Ты не можешь себе представить, какой счастливой ты меня сделал!

— А ты не можешь себе представить, каким несчастным ты сделала меня! — в сердцах ответил Брайан.

Меган похлопала его по ноге.

— Ты всегда был хорошим сыном, мой мальчик. Сбудется мечта моей жизни — я увижу тебя в рыцарской одежде и в венке. Благослови тебя Господь за проявленное милосердие.

— Будь я проклят за проявленный идиотизм! — в сердцах бросил Брайан.

Однако Меган не придала значения его словам. Он мог отказать ей, но даже не слишком долго сопротивлялся. Это подтверждало лишь одно: в Лондоне был кто-то, с кем он собирался встретиться.

— Я должна подумать о своем гардеробе! — воскликнула она, с трудом поднимаясь с низкого стула. — Восемнадцатое июля — остался всего месяц! Мы должны поторопиться, чтобы оказаться там вовремя!

Глава 24

Темнота и смятые простыни. И снова беспокойные сны — о Брайане Бору. Проснувшись до восхода солнца, Николь продолжала переживать сладостные мгновения сна. Он целовал ее — в то место. Она натянула задравшуюся ночную рубашку на бедра. Она находится в Лондоне. Сейчас июль. День за окном обещал быть влажным и жарким. В конце концов Николь вновь заснула. Проснувшись, она попросила прохладную ванну, и горничная по имени Донлеви понимающе кивнула.

— Сейчас самое лучшее — освежиться, — бодро заявила она, — поскольку у вас сегодня напряженный день, мисс. Завтрак у герцога и герцогини, затем музыкальное представление у леди Принтон, ужин и опера, а потом вы куда-то идете вместе с лордом Уоллингфордом.

— Да, в самом деле напряженный.

— Какие духи добавить в воду, мисс?

— Не знаю. Что у тебя есть?

— Лаванда, розовая вода, жасмин, сандаловое дерево, — перечислила горничная, перебрав флаконы. — А вот что-то новенькое, это я недавно купила для вас. Вереск. Растет в Шотландии, как мне сказали.

Шотландия…

— Дай-ка мне понюхать. Пожалуй, подойдет. — Николь наблюдала, как жидкость из флакона медленно капала в ванну. В Шотландию уехал Брайан Бору. Сейчас он на высокогорье. Николь закрыла глаза, пытаясь представить его в этой дикой стране.

— Какое сегодня число? — неожиданно спросила Николь.

— Дайте подумать. В воскресенье был день рождения моей мамы, это было тринадцатое. Значит, сегодня пятнадцатое.

Всего три дня остается до торжественной церемонии в Вестминстере. Он не появился, как она и уверяла Томми. Однако ей хотелось, чтобы она ошиблась. Хотя, пожалуй, нет. Ему будет дьявольски трудно идти по проходу в соборе на этих проклятых костылях…

Горничная сполоснула ей волосы и потерла спину. Ни-коль продолжила мытье сама, и делала это настолько медленно, что Донлеви нервно посмотрела на часы:

— Надо бы поторопиться, мисс. Уже почти полдень.

Полдень, а она еще не одета! А в академии она вставала на рассвете… Разумнее не предаваться этим воспоминаниям. Николь обрадовалась, когда Донлеви спросила:

— Что вы наденете к завтраку?

Доспехи и маски. Звон клинков в морозном воздухе. Его рука ложится на ее талию, когда он показывает, как выполнять удар, из его рта идет пар…

Донлеви вздохнула:

— Лорд Уоллингфорд приедет за вами менее чем через час, мисс. Что бы вы хотели надеть?

Ничего из того, что нравится Энтони. Он становится дьявольски уверенным в себе. Вчера вечером он стал целовать ее в парке, где их мог видеть любой. Ей нелегко было удержать его нескромные руки. Как они не похожи на руки Брайана!

— Мисс?

— Бледно-желтое муслиновое платье. — В нем маленький вырез, может, это удержит его пальцы.

— Шляпу?

Вот задача.

— Плетеную. — Впрочем, нет. Он говорил, что ему она особенно нравится. — Лучше с желтыми лентами. — Николь открыла глаза и увидела, что Донлеви собирается задать ей еще несколько вопросов. — И синие шевровые сапожки. И еще голубой шелковый зонтик. Все?

— Жакет, — быстро подсказала горничная.

— Тоже какой-нибудь голубой. И легкий. — Она вышла из ванны. Донлеви обмотала ее толстым турецким полотенцем, другое накинула ей на голову.

— Вряд ли волосы вовремя высохнут, — пробормотала она и положила одежду на кровать. Раздался стук в дверь.

— Николь! — воскликнула, появляясь на пороге, мать. — Лорд Уоллингфорд приехал.

Донлеви испуганно вытаращила глаза. Она до смерти боялась баронессу.

— Угости его чаем, мама, — отозвалась Николь. — Я только что приняла ванну.

— О Господи! Так поторапливайся же! — раздраженно проговорила Эмилия Хейнесуорт.

Однако несмотря на все старания Донлеви, Николь не спешила. Прошло более часа, прежде чем она спустилась в гостиную.

Уоллингфорд был, как всегда, неотразимо красив в своем элегантном в обтяжку сюртуке и панталонах. Николь заметила, что на нем новые ботфорты с золотистыми кисточками. Довольно легкомысленно для мужчины. Брайан Бору ни за что бы себе такое не позволил…

— Николь! — Он вскочил, чтобы поприветствовать ее. — На вас шляпка, которая мне очень нравится!

Проклятие! Она была уверена, что ему нравится та, которую она отвергла, тем не менее улыбнулась, когда Уоллингфорд поцеловал ее в щеку. То же самое сделала мать, хотя несколько неуверенно. Баронесса удивлялась, почему официально не объявляли о помолвке, которая для всех была очевидна.

— Тебе следует взять накидку поплотнее, — посоветовала она дочери. — Я готова поклясться, что будет дождь.

— Я позабочусь о ней, миледи, — пообещал Уоллингфорд, крепко сжав руку Николь.

Баронесса жеманно захихикала:

— Я смотрю на вас, и мне вспоминается то время, когда барон и я были молоды и он ухаживал за мной.

— Его светлость дома? — осведомился Уоллингфорд. — Я хотел бы засвидетельствовать ему свое почтение.

— Как всегда, в парламенте, — сказала баронесса, изящно махнув рукой. — Государственные дела, как вы понимаете.

«А скорее всего играет в карты в клубе», — мрачно подумала Николь. На какое-то мгновение ей вдруг стало жаль мать, которая всю жизнь проводит в одиночестве. Однако мать тут же все испортила. Поведя носом, она спросила:

— Что это за запах?

Донлеви побледнела.

— У меня новые духи для ванны, — спокойно ответила Николь.

— Что это — спирт?

Николь от неожиданности закусила губу. Неудивительно, что ей нравился вереск — по запаху он напоминал шотландское виски.

— Я нахожу запах очаровательным, как и саму носительницу, — заметил Уоллингфорд.

— Ну, в таком случае бегите, голубки! — пропела баронесса. — Да не забывайте про дождь!

К этому времени уже застучали первые капли.

— Хотите зонт? — заботливо спросил Уоллингфорд. — Он у меня под сиденьем.

— Я думаю, дождь скоро пройдет. Давайте быстренько проскочим, хорошо? — Николь забралась на сиденье. За ней последовал Уоллингфорд. Николь откинулась назад на обитую бархатом спинку и взглянула на руки, державшие вожжи. Они были изящные и бледные — в полном соответствии с модой, которой следовали светские денди, вымачивая пальцы в миндальном молоке и пряча их в шелковые перчатки при малейших признаках простуды. У Бору ладони были грубые, мозолистые и широкие, а вот его прикосновения тем не менее нежными…

Уоллингфорд держал вожжи весьма небрежно, как и рапиру. Зато прохожие могли наверняка обратить внимание на элегантность его позы. Эта небрежность несколько беспокоила Николь. Красавцы гнедые были очень горячие лошади, имели привычку шарахаться от других экипажей. На месте Уоллингфорда она держала бы вожжи покрепче.

— Вам лучше намотать вожжи на запястья, — посоветовала Николь. — Кожа становится скользкой, когда намокает.

— Я справлюсь с упряжкой, — возразил он с усмешкой. — Вот только вас я никак не могу подчинить своей воле. Вчера я разговаривал с отцом. — Уоллингфорд наклонился и небрежно поцеловал Николь. — Он предлагает построить для нас новый дом в Лондоне, когда мы поженимся. Дом станет соперничать с королевской резиденцией.

— Значит, придется заботиться о том, чтобы огромное количество белья оставалось белым.

— У вас будет для этого достаточно слуг.

Николь не нравилось, что он говорит об их женитьбе, как о решенном деле. Дождь усилился. Уоллингфорд потянулся за зонтом.

— Я достану! — резко сказала Николь.

— Вздор! Он здесь. — Уоллингфорд стал шарить под сиденьем. — Или был здесь… проклятие, куда он подевался?

— Энтони! — крикнула Николь. Уоллингфорд, должно быть, не заметил, что дорога круто сворачивает вправо.

Он распрямился, улыбаясь.

— Вы так мало верите в меня, любовь моя? — Николь раскрыла зонт. Дождь хлестал все сильнее. Внезапным порывом ветра его рвануло вверх. — Проклятие! — раздраженно воскликнул Уоллингфорд. — Только что купил эту штуку!

На дороге метались пешеходы, ища укрытия от дождя.

— Следите за дорогой, — сквозь зубы сказала Николь.

Слева их нагонял экипаж, которым правил извозчик явно с более твердой рукой. Николь не знала, видел ли его Уоллингфорд. Пока она колебалась, сказать ему или нет, он направил лошадей в ту самую сторону, пытаясь объехать лужу.

— Энтони! — закричала она.

— Что? — озабоченно спросил он как раз в тот момент, когда в поле зрения появилась другая упряжка. В одно мгновение Николь представила себе, что может произойти.

— Осторожнее! — крикнула Николь. — Вожжи! Намотайте их вокруг…

Слишком поздно. Гнедые решили, что их не должны обогнать. Они рванулись вперед с такой силой, что содрогнулся весь экипаж. Николь ухватилась за планку, ее промокшая шляпа слетела с головы и, удерживаемая лентами, затрепыхалась за спиной. Лошади бешено понесли по размокшей от дождя дороге. На пути экипажа возник продавец яблок, который пытался оттащить свою тележку к обочине.

— С дороги! что есть силы крикнула Николь. Продавец поднял голову и успел отпрыгнуть. Экипаж краем зацепил оставленную хозяином тележку, она перевернулась и из нее посыпались мокрые блестящие яблоки, еще сильнее напугав лошадей.

— Я бы удержал их, — оправдываясь, сказал Уоллингфорд, — если бы вы не закричали.

— Они вышли из-под контроля, — сквозь зубы возразила Николь.

— Вздор! Им просто захотелось размять ноги!

Дорога делала крутой поворот, в который с трудом вписался экипаж. Впереди показалась отара овец. Николь выпрямилась. Глупо умирать или покалечить животных только из-за того, что она не решается поставить Уоллингфорда в неловкое положение.

— Дайте мне вожжи! — потребовала она.

— Я не сделаю такой… — Не слушая возражений, Николь наклонилась и вырвала вожжи из рук Уоллингфорда. — Проклятие, что вы затеяли…

Николь энергично намотала вожжи на руку, уперлась в подножку и потянула их на себя. Гнедые, не привыкшие к подобному обращению, раздули ноздри, как бы взвешивая свои возможности. Николь потянула сильнее.

— Тпру! — истошно закричала Николь.

И гнедые признали свое поражение, сделав несколько шагов, они остановились.

«Ну вот, я смогла, я это сделала», — подумала Николь, хотя еще продолжала злиться на Уоллингфорда за его беспечность. Она повернулась, чтобы выговорить ему за неосмотрительность, однако слова застряли у нее в горле. Он смотрел на нее широко раскрытыми глазами, в которых застыло благоговение. Дождь стекал по его волосам, но он не обращал на это никакого внимания.

— О Диана, — пробормотал он. — Вы великолепны! — И потянулся к ней, чтобы снова поцеловать ее, не смущаясь тем, что к ним подбежал пастух, выкрикивая проклятия.

— Я прошу прощения, — извинился Уоллингфорд, не отпуская из объятий Николь. — Это должно покрыть ушерб.

Справа снова появилась упряжка, спугнувшая гнедых. На сей раз она ехала гораздо спокойнее. Крупные в яблоках жеребцы, отметила про себя Николь, и к тому же весьма ухоженные.

— Никто не пострадал? — донесся голос возницы, показавшийся Николь удивительно знакомым. Она повернулась и увидела перед собой суровое лицо Хейдена. Их взгляды встретились.

— Нет, добрый человек! Никто не пострадал! — Раздался веселый возглас Уоллингфорда.

Слуга лорда Бору готов был умчаться галопом; он явно сожалел, что остановился.

Однако в этот момент открылось окошко экипажа, и в нем появилось лицо, которого Николь никогда не видела, но которое почему-то узнала.

— Добрый лэрд, вы заставили нас поволноваться! — крикнула женщина с сильным шотландским акцентом. — Хейден, болван! Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не гнал лошадей в этом сумасшедшем городе, как привык делать дома! — После этого женщина улыбнулась Николь, отчего у той перехватило дыхание. Она узнала эту улыбку, широкую и светлую, как высокогорное озеро, и глаза — голубые, как небо в ясный летний день.

— Лорд Бору? — удивленным высоким голосом произнес Уоллингфорд, пытаясь из-за Николь заглянуть в фаэтон. — Да неужто это в самом деле вы?

Похоже, сидевший рядом с женщиной человек некоторое время колебался. Его взгляд был устремлен на вожжи, которые Николь держала в руках. Она сидела совершенно спокойно, дождь стекал по ее лицу. Она не сомневалась, что он видел, что произошло и по какой причине.

— Это твои друзья, Брай? — с удивлением спросила голубоглазая женщина.

Он подался вперед.

— Мама, — медленно, с натугой произнес он, — имею честь представить тебе мисс Николь Хейнесуорт и Энтони, лорда Уоллингфорда.

— Вы приехали, — выдохнула Николь, сразу забыв обо всем на свете при виде Брайана. — Я думала, вы не приедете. — Они смотрели друг на друга, их разделяла завеса дождя. — Я рада за вас.

— Это поистине великая честь! — вмешался в их диалог Уоллингфорд. — Шотландский рыцарский орден! Поздравляю! Вы должны быть горды сыном, леди Бору!

Леди Бору неотрывно смотрела на Николь, которая почувствовала себя незащищенной под взглядом проницательных голубых глаз.

— А я и горжусь, — ответила женщина. — А вы что же, помолвлены?

Уоллингфорд засмеялся, обнял промокшие плечи Николь.

— Да, это так, миледи, о чем я счастлив сообщить.

Женщина задумчиво кивнула. Ее сын постучал в стенку экипажа.

— Поскольку все целы и невредимы, — заявил он, — я думаю, что пора ехать. Рад был снова повидать вас, Ни… мисс Хейнесуорт, Уоллингфорд. Хейден, погоняй.

Карета проехала мимо них. Николь смотрела ей вслед, сжимая вожжи с такой силой, что кожа впилась ей в руку.

Уоллингфорд осторожно забрал их у Николь.

— Дальше я сам стану править, — сказал он с невозмутимым видом. — Должен сказать, вы не перестаете меня поражать, Николь, любовь моя. Вот это была езда!

Он присвистнул, и напуганные лошади послушно двинулись вперед.

Глава 25

«Этот идиот мог ее угробить»!

Брайан Бору сидел в номере отеля «Савой» — почему бы не показать матери самое лучшее в ее единственную поездку в Лондон? — и продолжал переживать и переживать, возвращаясь мысленно на дорогу. Такие быстрые и горячие лошади, способные испугаться и понести… Следовало бы запретить человеку со столь изнеженными руками управлять такой упряжкой! Брайан был настолько сердит, что даже забыл про виски. И опять же: почему этот идиот в дождь не догадался взять закрытый экипаж? Любому болвану ясно, что погода очень ненадежна. Что, если она промокла насквозь и простудилась?

Брайан представил себе, как ее голубой жакет и желтое платье, промокшие под дождем, плотно облегали ее фигуру, бедра. Он покачал головой, пытаясь освободиться от видения. О Господи, ему не следовало приезжать сюда, не следовало уступать прихоти матери! Он сделал большой глоток виски. И ради чего? Ради какого-то рыцарского звания! Что это изменит?

Дверь, ведущая в соседнюю комнату, скрипнула, и на пороге показалась леди Бору.

— Брай, мы идем на обед или нет? Уже половина… Боже мой, да ты еще не одет. — Она вошла в его комнату с недовольным видом. — А я уже вырядилась в новое платье, рассчитывая, что мой сын даст мне возможность отведать изысканных блюд…

— Ты славно выглядишь, — машинально проговорил Брайан и лишь потом отдал себе отчет в том, что мать в самом деле оделась для выхода. Будет жаль ее разочаровывать. И все-таки… — Я полагал, что мы закажем обед в номер. Еда будет соответствовать той, что подают внизу, зато нам не будут надоедать всякие глупые и шумные типы. Думаю, для тебя так будет спокойнее. Сегодня был очень напряженный день.

Леди Бору опустила голову в красивой плетеной шляпке.

— Ну что ж, мне все понятно. — Она стала задумчиво разглаживать ладонями свои нарядные юбки. — Стесняешься меня. Я не могу осуждать тебя. Я всегда говорила твоему дорогому покойному отцу, что ты не посчитаешь для себя зазорным иметь дело с мужланом и деревенщиной, но ты не можешь…

— Господи, да откуда ты это взяла? Я нисколько не стесняюсь тебя! — возмутился Брайан.

Меган подняла вверх один палец, призывая сына замолчать.

— Больше ничего не говори. Я все отлично понимаю. Ты не хочешь, чтобы твои городские друзья видели, из каких слоев ты вышел. Да, я всего лишь отсталая шотландка…

— Ты с ума сошла, мама! Да разве не от тебя я слышал, что шотландка стоит десяти английских принцесс?

— Это было до того, как я увидела Лондон, такой огромный и величественный. Заказывай обед, какой пожелаешь. Мне все равно, где мы будем есть. По правде говоря, это избавит меня от пересудов по поводу моих ошибок за столом.

— У тебя манеры лучше, чем у многих светских хозяек домов, и ты это прекрасно знаешь! — Брайан был изрядно раздосадован. — С чего ты вбила себе в голову, будто я тебя стыжусь?

— Ты сегодня не хотел представлять меня своим друзьям.

— Каким друзьям?

— Ну как же… Той приятной молодой паре в двухколесном экипаже. Лорд Уоллингфорд и мисс… мисс…

— Хейнесуорт. — Черт побери, он не думал, что мать это заметила. — Но тут причина вовсе не в тебе, мама!

— Это ты так говоришь. Я же своими глазами видела, что тебе не хотелось знакомить меня. Ты даже не хотел, чтобы они видели, что ты рядом со мной в карете. А потом мы умчались так, словно у тебя дом загорелся!

— Да ведь дождь лил как из ведра! А мы еще не добрались до отеля.

Казалось бы, велики ли шансы встретить ее сразу по приезде в Лондон? Судьба оказалась большой затейницей. Брайан глотнул виски.

— А сейчас ты хочешь, чтобы мы ели свой ужин в наших комнатах, словно пара бедных мышек, которые грызут жалкие остатки на чердаке, пока в обеденном зале идет пир…

— Ладно! Я одеваюсь! — Какой бы непривлекательной ни казалась перспектива обеда в ресторане, еще меньше ему нравился вариант, когда мать и в самом деле утвердится в ложной идее, будто он ее стыдится. — Мы спустимся вниз, и я закажу тебе омаров, бифштекс и бордо, а еще — шампанское и ромовую бабу! А потом я повезу тебя на танцы в Воксхолл. Конечно, я не смогу лично потанцевать с тобой, однако ты найдешь там достаточно партнеров. Тебя это устраивает?

— Это гораздо лучше, чем жевать пищу, когда рядом никого, кроме тебя, — откровенно сказала леди Бору. — И не мешкай с одеванием, иначе я умру от голода.

Бодро махнув рукой, она вышла.

Брайан вздохнул и позвал Хейдена.

— Еще виски, милорд? — спросил слуга.

— Я должен одеться для обеда.

— Простите, милорд, у вас был такой утомительный день. Разве не лучше было бы поесть в номере?

— Лучше, но это не устраивает мою мать. — Брайан пошевелился в кресле. — Темно-синий костюм и свежую рубашку. Надеюсь, ты почистил мои сапоги.

Хейден побледнел:

— Ах, милорд, нет! Ведь мне даже в голову не могло прийти, что вы снова выйдете после такого тяжелого дня!

— Ну какой же ты адъютант, — устало сказал Брайан и вздохнул. — Ладно, не имеет значения. Я надену нечищеные.

Что из того, что глаза всех людей в ресторане будут устремлены на его ноги, когда он будет ковылять на костылях? Уж лучше это, чем выслушивать стенания матери, которая вбила себе в упрямую шотландскую голову, будто он не хочет появиться с ней на публике.


На деле все оказалось гораздо лучше, чем он ожидал. Их комнаты были на первом этаже — как только он додумался попросить об этом! Метрдотель отнесся к нему с пониманием и посадил их за стол неподалеку от двери. Глаза у матери заблестели, когда она оглядела обеденный зал и увидела элегантных посетителей. Через два стола от них оказался лорд Бэррингтон, кузен которого служил в двадцать пятом полку его королевского величества. Заметив Брайана, он оторвался от жареного со сметаной омара и поспешил к ним засвидетельствовать свое почтение, суетясь и производя шума больше, чем того хотелось бы Брайану. Тем не менее благодаря ему у Брайана появилась возможность доказать матери, что днем она сделала неправильный вывод. Поскольку Бэррингтон был навеселе, он не жалел восторженных слов в адрес леди Бору и заявил, что она скорее похожа на сестру лорда Бору, чем на его мать. Меган краснела и хихикала, жадно прислушиваясь к словам Бэрринггона о том, какой герой ее сын и что в целой стране нет более достойного претендента на рыцарское звание, чем лорд Бору.

Еда была очень вкусной, как, впрочем, и вино — Брайан в самом деле заказал шампанское. К тому времени, когда матери подали ромовую бабу, Брайан основательно обмяк и подобрел. Он откинулся в кресле и, потягивая бренди, с удовольствием наблюдал за выражением ее лица, когда она попробовала лакомство.

— О-о-о! — восхитилась Меган и широко улыбнулась. — Я должна узнать у повара рецепт!

Именно в этот момент Брайан обратил внимание на разговор за соседним столом. До него долетело имя «Уоллингфорд». Беседа шла между двумя молодыми людьми и двумя молодыми женщинами, одетыми по последней моде. Он прислушался к ним, но таким образом, чтобы его интерес к разговору был не заметен.

— …везучий дьявол, — проговорил один из мужчин.

— Как? — воскликнула в притворном гневе весьма эффектная брюнетка. — Ты хочешь сказать, Чарльз, что готов предпочесть меня такой, как она?

— У нее нет ни пенса, — сказала другая леди.

— У нее вполне приличное имение, — вставил первый джентльмен.

— Но кажется, она не наследует его, — заметила вторая леди.

— Не имеет значения. — Мужчина помахал вилкой и продолжил, не прожевав котлету из молодого барашка: — Ее манеры и поведение искупают все. Я был в Ярлборо на Пасху. Я видел бой на рапирах.

— В самом деле? — Брюнетка с интересом наклонилась к говорившему. — И она действительно так сильна в фехтовании, как все говорят?

— Лучше, — лаконично ответил джентльмен. — Она выиграла бы у меня.

— Не могу поверить — появиться на публике в бриджах! — фыркнула вторая леди.

— Они отменно сидят на ней, — возразил ее компаньон.

— Брай! — Мать протянула ему на вилке кусочек ромовой бабы. — Ты должен это попробовать! Это нечто…

— Тихо! — оборвал ее Брайан. Она удивленно уставилась на него, но ему было наплевать. Он отчаянно хотел знать, чего тот парень, который присутствовал на фехтовальном поединке, не может понять. Увы, поздно. Слова молодого человека вызвали взрыв смеха за столом. Дай Бог, чтобы смеялись не по адресу Николь, с яростью подумал Брайан, опуская руку к бедру, где когда-то была его шпага.

Снова заговорила брюнетка:

— Конечно же, они под стать друг другу! — живо сказала она, потянувшись к бокалу с вином.

— На ее фоне он выглядит карликом, — возразила вторая дама.

На нее тут же все набросились:

— Она всего лишь чуточку повыше!

— Миранда, ну ты и язва!

— Верно, он чуть пониже, — признала брюнетка. — Ну и что из того? Неужели из-за этого она должна предпочесть Уоллингфорду кого-то другого?

— Это ненормально, — упрямо повторила Миранда.

— Им это кажется нормальным, — возразил ее компаньон. И добавил: — Энтони говорил мне, что он купил огромное кольцо у Дебира. С бриллиантом в окружении сапфиров. Это обошлось ему в десять тысяч фунтов.

«О нет, — подумал Брайан. — Только не сапфиры и бриллианты. Это не для нее. Кошачий глаз, либо топаз, или, возможно, янтарь. Да-да, янтарь с золотом. Вот что купил бы ей я».

— Должна признаться, — вздохнула брюнетка, — надоедает, когда тебя постоянно сравнивают с амазонкой и находят в тебе недостатки. Научись я фехтовать, я бы тебе больше нравилась?

— Я не могу любить тебя больше, чем люблю, — утешил ее кавалер.

Брайан почувствовал, как у него заныло сердце. Как бы реагировали эти люди, если бы претендентом был он, а не Уоллингфорд? Если они испытывают жалость к Уоллингфорду — сыну и наследнику герцога, за его недостаточно высокий рост, то как бы они посмотрели на мужчину, который даже на собственных ногах стоять не может? «Я правильно поступил, отпустив ее», — подумал он.

У леди Бору был отличный слух. От нее не укрылось, что сын проявил неожиданное внимание к соседнему столу, и она тоже навострила уши. Пока леди Бору с таким аппетитом ела ромовую бабу, она внимательно наблюдала за выражением лица Брайана, которое постоянно менялось: жадное любопытство уступило место гневу, он даже сделал движение рукой, словно собирался достать шпагу, и наконец на его лице появилось выражение отрешенности и печали. И когда леди Бору предлагала сыну попро-бовать ромовую бабу, она лишь хотела удостовериться в том, что внимание сына действительно приковано к разговору за соседним столом.

Итак, теперь она знала. Мисс Хейнесуорт, для которой лорд Уоллингфорд купил кольцо, была той причиной, ради которой они приехали в Лондон. Конечно, она узнала не так уж много, но гораздо больше, чем если бы осталась в Стратклайде.

— Прости меня, мама, — тихо сказал Брайан, — за грубость. Просто я… задумался.

— Поверь мне, я сожалею, что вторглась в твои мысли. — Меган тоже размышляла. Вряд ли она способна одобрительно отнестись к какой-то английской девушке, разбившей ему сердце; она хотела лишь облегчить страдания сына. Однако мисс Хейнесуорт оказалась вовсе не такой, как ожидала Меган. Она показалась ей удивительно… цельной. Земной. Девушку не вывели из равновесия ни хлещущий дождь, ни тот факт, что ее экипаж чуть не перевернулся. От Меган не укрылся и тот факт, что вожжи находились в руках мисс Хейнесуорт в тот момент, когда лошади остановились.

Итак. Эта девушка, которую не смущает, что ее нарядное платье измялось и промокло. Славная девушка с обворожительными золотистыми глазами. И молода! Еще не замужем. Меган побаивалась, что ее своевольный сын влюбился в чью-то жену или, что еще хуже, в какую-нибудь даму легкого поведения вроде актрисы. Ах, какие отличные дети могли бы у них быть, подумала Меган и мгновенно представила себе Тобермау, наполненный внуками, охотничьими собаками и котятами. А она зимним вечером сидит перед камином и заплетает косички девочке…

— Мама!

— Да?

— У тебя… такой счастливый вид.

Леди Бору снова вернулась к действительности. Дела обстояли далеко не так, как ей представилось. Существовал Уоллингфорд, с которым девушка, кажется, помолвлена. И еще эта проклятая гордость Брайана — препятствие, которое нельзя недооценивать. Не говоря уже о том, что времени у нее было не так-то много.

— Почему бы мне не быть счастливой? — ответила леди Бору. — Если мой сын исполнил мое заветное желание.

— Какое — поездка в Лондон? Ты могла бы приехать сюда много лет тому назад, если бы сказала, что тебе этого хочется.

Хотя, честно говоря, это было неправдой. Для нее не нашлось бы места в городском круговороте его жизни… до пушечного ядра. Неправда ли, странно, что вынужденная неподвижность может так изменить твои взгляды? Его мать была для него сейчас гораздо лучшей компанией, чем девушки, которых он ранее угощал вином и обедами, так же как Николь стоила двадцати жеманных мисс, или неудовлетворенных семейной жизнью жен, или элегантных куртизанок, за которыми он так пылко ухаживал. Может, он повзрослел?

Господи, она сделала его счастливым. Даже воспоминание о том, как счастливы они были, приносило утешение.

Затем появилась тревожная мысль: будет ли она счастлива с Уоллингфордом?

Конечно, будет, тут же он ответил себе. Почему бы нет? Этот хлыщ ее любит. Он купил ей кольцо.

Сапфиры и бриллианты. Брайан закрыл глаза, чтобы это представить. Возможно, нынче вечером она примет его предложение. Возможно, они уже празднуют это знаменательное событие вместе, и проклятая штучка поблескивает у нее на руке. Какими словами Уоллингфорд высказал свое предложение? «Я люблю тебя», — так сказала ему она. А он чем ей ответил?

Брайан заставил себя открыть глаза и посмотреть на мать. Она закончила десерт, потягивала кофе и терпеливо ждала. Брайан встрепенулся:

— Прошу прощения. Я плохой собеседник. Но я помню, что обещал свозить тебя в Воксхолл, чтобы ты посмотрела на танцы.

— Знаешь, я сегодня устала для такого выхода, — призналась леди Бору. — Должно быть, мой возраст дает о себе знать.

Брайан жестом попросил подать счет. Когда они поднялись всего на один пролет лестницы и подошли к номеру, он пожелал матери спокойной ночи и поцеловал ее. Хейден ожидал Брайана с виски. Брайан с благодарностью принял подношение.

— Слишком тяжелый день для вас, — заметил слуга, стягивая сапог с правой ноги хозяина.

— Да, день был длинный, — признал лорд Бору.

Он заснул в кресле, и ему снились ночи в дешевой кентской гостинице, мягкие, разметавшиеся по подушке волосы Николь и атласные на ощупь груди.


— Николь, — шепотом сказал Уоллингфорд на фоне звучащей музыки, — давайте выйдем на террасу.

Николь чувствовала себя усталой и сердитой, и ей не хотелось сносить его поцелуи.

— Я наслаждаюсь программой, — сказала она.

— Я знаю нечто такое, чем вы наслаждаетесь гораздо больше, — подмигнул он.

Николь с трудом удержалась от зевка. Почему-то в этот вечер ей совсем не хотелось позволять ему ласки и притворяться, что они ее волнуют.

Гвен и Бесси, сурово напомнила себе Николь. Однако даже этот весьма сильный раздражитель не помогал ей преодолеть чувство отвращения. Она посмотрела на холеные белые руки Уоллингфорда, вспомнила поездку на экипаже, его полное непонимание опасности, которой они подвергались…

— Пошли, — нетерпеливо прошептал он. Герцогиня посмотрела на него любящим взглядом.

— Ну хорошо. — Разве у нее был выбор? Раньше Николь никогда ему не отказывала. Ее сегодняшний отказ мог бы вызвать подозрения. Правда, Уоллингфорд ничего не знал о лорде Бору… проклятие, она опять думала о нем, хотя поклялась, что не будет думать. Она покаянно позволила Уоллингфорду увести себя от слушающих музыку гостей к выходу.

— Ах, какая ночь! — На террасе Уоллингфорд вздохнул и посмотрел на небо. Николь проследила за его взглядом. Как много звезд… почему не может найтись для нее единственная, счастливая? — Уоллингфорд оперся о стену, поманил ее пальцем. — Идите сюда, душа моя. Он потянул ее к себе, обнял, прижался губами к ее лбу. — Я так люблю вас, Николь!

Опять это «люблю». Что он под ним понимает? В течение всего времени, которое они провели вместе, темы их разговоров не выходили за пределы тех дивертисментов, которые они слушали, либо одежды гостей, либо выяснения, кто за кем ухаживает, а с его стороны — о том, как прекрасна будет жизнь, когда они поженятся. Николь не могла отделаться от мысли, что подобные разговоры могла бы вести скорее со школьной подругой, а не с мужчиной, который заявляет, что влюблен в нее.

Что-то вдруг щелкнуло в ее памяти.

— Да? — откликнулся он, пощипывая ей мочку уха.

— Почему вы не были в армии?

Он удивленно отпрянул от нее:

— А почему я должен там быть?

— Не знаю. Я слышала, вы часто говорили об угрозе Англии со стороны Наполеона.

Следует отдать ему должное за то, что он испытал смущение.

— Дело в том, дорогая, что я не создан для этого. Вся эта жизнь… грязь в окопах, палатки, грубая пища…

— Вы кому-то за это заплатили?

Он поморщился.

— Отец заплатил, но так делают многие любящие отцы. Я единственный ребенок. — Единственным ребенком был и Брайан Бору. — Наверное, вы думаете, что я трус, — заключил он смущенно.

— Нет! Я просто поинтересовалась.

Уоллингфорд снова посмотрел на звезды.

— Я бы пошел, — сказал он тихо после паузы. — Я даже хотел. Но отец сказал — и с ним трудно было поспорить, — что я принесу мало пользы. Я не такой уж здоровяк. И не был им с детских лет. Я пытался… делать упражнения, развивать силу. Но я не слишком одарен в таких областях, как бокс или борьба.

Николь пожалела, что затеяла этот разговор. В его голосе ощущалась боль, и ей было неприятно это слышать.

— У каждого из нас свои таланты, — начала она и поняла, что они впервые коснулись вопросов, которые никогда ранее не обсуждали, что он открывает ей душу, как когда-то ей того и хотелось. Почему же тогда она чувствует себя так неловко?

— Я не могу придумать, какой талант можно обнаружить у меня, — невесело улыбнулся Уоллингфорд.

— Вы очень хороший друг, — сказала Николь, не подумав о том, как это может прозвучать.

— Друг, — произнес он с дрожью в голосе.

— Ой, Энтони! — Она протянула руку, взяла его ладонь. — У вас так много отличных качеств. Вы блестяще танцуете. Вы сама элегантность. Вы умеете расположить к себе человека. Как здорово вы сумели сделать так, что я почувствовала себя непринужденно в тот первый вечер, когда вы меня увидели…

— Я подумал, что вы просто мечта, — сказал с улыбкой Уоллингфорд.

— Вам никогда не узнать, как много для меня значило то, — призналась она, — что вы пригласили меня танцевать. Это навсегда изменило мою жизнь.

— Понятно, чтобы и дальше двигаться вверх. — Уоллингфорд вздохнул. — Но не достаточно для того, чтобы вы захотели выйти за меня замуж.

Николь молча смотрела на камни под своими ногами.

— Я уже говорила: дело не в вас. Просто я не готова выйти замуж.

— Не готовы выйти замуж за меня.

— Больше никого нет!

— А лорд Бору? — спросил Уоллингфорд с поразившей Николь проницательностью.

Она быстро подняла на него глаза:

— Что вы знаете о лорде Бору?

— То, что знают все: что он развратник и негодяй.

— Это верно, он таков, — энергично подтвердила Николь.

— Что это тем не менее не остановило многих женщин, и они подпадали под его чары.

— Но это все в прошлом, — возразила Николь. — Сейчас он всего лишь… — Как выразился сам Брайан? — Пустая раковина.

— Я рад это слышать, — похоже, Уоллингфорд приободрился. — Когда мы встретили его сегодня на Холлингсфордской дороге, я было подумал…

— Всякая женщина, если она в здравом уме, — решительно заявила Николь, — должна бежать от Брайана Бору как от чумы.

Уоллингфорд сунул руку в свой жилет.

— В таком случае, — начал он, — возможно, сегодня вы наконец примете это. — Он достал алую бархатную коробочку.

Николь задержала дыхание. «Он даже не хотел мне показаться, — подумала она. — Он пытался спрятаться в карете. Он спрятал голову в тень и выглянул лишь тогда, когда его вынудила к этому его мать. И умчался пулей прочь сразу же после представления и формальных приветствий. Ни малейшего намека на то, что было между нами… На что еще ты надеешься, несчастная дурочка?»

Она внимательно посмотрела на Энтони, который молча стоял перед ней. «Ты совершаешь большую ошибку, — напомнила она себе. — Он хороший человек. И сегодня он продемонстрировал, что недоволен тем жребием, который выпал ему в жизни, точно так же ты недовольна своим». Николь вспомнила об упреках матери, затем представила, как Энтони выслушивает упреки своего отца.

Опять же это поможет решить будущее Гвен и Бесс, девушки смогут дебютировать в свете с незапятнанной репутацией, их не будет преследовать шлейф скандала, от которого пострадает академия.

«И он любит меня, — горячо сказала себе Николь. — С чего у меня такие колебания?»

Страсть. Огонь в его глазах, когда он обнимал ее, когда входил в нее. Его прикосновения были такие, что с ними ничто не может сравниться. Он перевернул всю ее жизнь.

Подозрения матери. Ужас Томми перед лордом Бору.

Ложь, с которой ей придется жить…

А ложь, с которой она живет сейчас?

Уоллингфорд стал засовывать коробочку снова в жилет.

— Я подожду, — произнес он с таким смирением, что у нее защемило сердце. — Подожду, пока вы будете готовы. Но я смогу сделать вас счастливой, Николь. Я знаю, что смогу.

Николь положила на его руку свою, набрала в легкие воздуха:

— Я выйду за тебя, Энтони.

Он недоверчиво посмотрел ей в глаза:

— Выйдешь?

Она кивнула и не смогла сдержать улыбки при виде радости, осветившей его лицо. Он обвил ее руками и бросился целовать ее волосы, нос, рот.

— Николь, ах, Николь, ты сделала меня самым счастливым человеком на свете. — Схватив девушку за руку, он потащил ее в дом и, ворвавшись в дверь, крикнул: — У меня объявление! — От его крика музыканты пришли в смятение. К нему бросились встревоженные мать и отец. — Мисс Хейнесуорт приняла мое предложение! — С некоторым опозданием вспомнив о кольце, он попытался надеть его на палец. Однако кольцо застряло на первом суставе. — Проклятие, — пробормотал он. — Завтра же его расширю.

Но это обстоятельство осталось незамеченным, утонув в радостных возгласах. Герцог и герцогиня, а также гости направились к Энтони и Николь.

— Добро пожаловать в нашу семью, дорогая! — с чувством произнесла герцогиня.

А ее муж обнял Николь и расцеловал в обе щеки:

— Мы счастливы и рады за вас!

Николь принимала поздравления, улыбалась, думая о том, как обрадуются мать и Томми. Всем его страхам придет конец.

— Николь! — возбужденно воскликнул Энтони и потянул ее к танцевальной площадке. — Это наш танец!

Он повел ее. Это была кадриль. Николь не сбивалась в танце. На ее лице не гасла улыбка. Никто вокруг не мог заметить того, как щемило у нее сердце.

По крайней мере Бесс и Гвен теперь будут в безопасности, печально успокоила себя Николь.

Глава 26

Утром восемнадцатого июля Меган, леди Бору, проснулась рано и решила попить чаю с тостами, принесенными ей в номер отеля «Савой». Вместе с чаем неожиданно для нее принесли свежий выпуск газеты, который она стала просматривать. В ее родном уголке Стратклайде нечто похожее на газету существовало в местной таверне, где на пробковой доске местные жители прикалывали объявления о продаже поросят, о найме рабочих или о своей готовности предложить желающим котят, и Меган именно под этим углом поинтересовалась, что делается в большом мире. Большая часть новостей не затрагивала ее души, зато она с интересом прочитала отчет о положении на Фламандском фронте, где ранее служил Брайан. Утешительного было мало, в то же время она порадовалась, что ее сын дома и находится в безопасности, хотя это и стоило ему ноги.

В нижней части первой страницы Меган увидела врезку с заголовком «Городские слухи», набранным крупным жирным шрифтом. Ну вот, фыркнула Меган, только бесстыжие англичане способны выставлять свои скандальные новости всему миру. Она уже хотела было перевернуть страницу, как ей бросилось в глаза знакомое имя, упоминаемое в первом абзаце: мисс Николь Хейнесуорт.

Меган поднесла газету поближе к окну, где было посветлее.


Наконец это получило официальное подтверждение. Герцог Стаффорд подтвердил давние слухи о помолвке его сына и наследника Энтони, лорда Уоллингфорда, и несравненной мисс Николь Хейнесуорт. Дата свадьбы пока не определена…


Какое-то время Меган сидела без движения, уставясь в прочитанные строки. Этого не может — не должно быть! После того как она проделала свой нелегкий путь и оказалась здесь! После того как судьба оказалась столь благосклонной к ней и позволила так быстро определить объект устремлений Брайана! К этому наверняка сейчас приложил руку сам дьявол! Меган скомкала газету и отшвырнула ее, напугав горничную, которая удивленно уставилась на госпожу.

— Мэм? — спросила она.

— Мне нужно платье! — заявила Меган. — И мигом! Не стой здесь как статуя! Принеси мне полосатое утреннее платье и пеструю шаль! И быстро займись моей прической!

— Куда мы направимся? — спросила горничная, бросаясь выполнять приказания.

— Ты останешься здесь! Найдешь Хейдена и скажешь ему, что его светлость не должен видеть ни этой, ни других сегодняшних газет! Ты это усвоила, девочка?! — воскликнула Меган. — Та мотнула головой. — Да поторопись же ради Бога!

В мгновение ока девушка принесла платье, чулки и сапоги. Меган нетерпеливо постукивала ногой, пока горничная ее причесывала и надевала шляпу.

— Послать за каретой, мэм? — сгорая от все возрастающего любопытства, спросила горничная.

— Нет времени! Я найму на улице. — Меган схватила ридикюль. — И скажи Хейдену — никаких газет!

— Да, мэм! — ошеломленно проговорила горничная, глядя на хозяйку, которая решительным шагом направилась к двери. — Ваша шаль, мэм!

Меган накинула шаль на плечи. Если поначалу она разнервничалась, то сейчас почувствовала себя вполне спокойной. Она делала то, что должна сделать, ради Брайана, ради безлюдных коридоров замка Тобермау, которые просили о том, чтобы появились следы маленьких ножек на полу и ручек на стенках. Меган одолела единственный пролет лестницы и прошла через мраморный вестибюль.

— Мне нужна карета, — заявила он молодому человеку в парадной униформе, который открыл перед ней дверь.

— Да, конечно, мэм. — Он махнул рукой в перчатке, и первый из стоявших на улице в ряд черных экипажей подкатил к выходу.

— Куда прикажете, мадам? — спросил возница, когда швейцар передал Меган ему.

— Куда? Боже милосердный, если бы я знала! — Она повернулась к швейцару, широко раскрыв глаза: — Я должна найти девушку. Ее имя — Хейнесуорт, Николь Хейнесуорт.

— Хэнк? — вопросительно посмотрел на возницу швейцар.

— Хейнесуорт… — Он несколько секунд подумал, затем покачал головой: — Не знаю…

— Ну как-то же ее можно найти! — в отчаянии воскликнула Меган.

— Это большой город, мэм, — с сочувствием сказал швейцар.

— Но вы поймите! Это вопрос… — Она на мгновение задумалась и закончила: — Вопрос жизни и смерти!

Это и в самом деле было так.

— Если у вас нет адреса, мэм, невозможно отыскать человека.

— Стой, погоди! — вскрикнул Хэнк и побежал вдоль стоявших в ряд экипажей. Меган видела, как он по очереди подходил к своим приятелям-возницам. У четвертого экипажа он остановился, что-то выслушал, затем вскинув вверх руку и побежал обратно.

— Улица Полумесяца, пятнадцать, — сообщил он, усаживаясь снова на облучок.

— Благодарю тебя, Господи, — пробормотала Меган и сунула шиллинг швейцару.

— Благодарить нужно Хэнка, — заметил швейцар, закрывая дверцу кареты.

— Да, я отблагодарю! — пообещала она. — И пожалуйста, как можно быстрее на эту улицу!

Хэнк мгновенно отреагировал на ее слова и пустил лошадей с такой скоростью, что Меган вынуждена была откинуться назад на подушки. Она засмеялась. Наверняка был какой-то знак, если ей так быстро удалось выяснить адрес. Она поправила шляпку. Дело жизни и смерти…


Томми Хейнесуорт проснулся восемнадцатого июля, чувствуя себя гораздо счастливее, чем все это время, начиная с того промозглого утра во Фландрии, когда он распечатал письмо от матери; и это несмотря на тяжесть в голове, которую он испытывал после выпитого накануне вечером шампанского. Наконец-то все разрешилось. Помолвка Никки с Уоллингфордом стала свершившимся фактом. Он собственноручно написал объявление в раздел «Городские слухи» сразу после полуночи. Он послал слугу за газетой и с величайшим удовлетворением прочитал свое объявление. Томми почувствовал такое воодушевление, что спустился вниз, чтобы позавтракать в неслыханно ранний час, когда часы едва пробили восемь.

Отдав дань яичнице и филе под беарнским соусом, он снова и снова с радостной ухмылкой перечитывал строки объявления. Девушка, подававшая на стол, также улыбалась.

— Мы так рады за вашу сестру, сэр, — застенчиво проговорила она, наливая ему кофе. — Такой славный джентльмен, лорд Уоллингфорд. — Она наверняка будет счастлива.

Она будет счастлива, черт возьми! Она поступила правильно. А мать — Господи, да баронесса была просто без ума от радости, когда Уоллингфорд привез Никки домой и объявил о помолвке. Даже лорд Хейнесуорт вышел из своего кабинета, чтобы их поздравить. Правда, он выглядел несколько ошеломленным, но кто на его месте чувствовал бы себя иначе? Как-никак Никки поймала на крючок самого престижного жениха во всей Англии. Томми в изумлении покачал головой. Теперь он может отправляться на войну с чистой совестью. Будущее рисовалось очень радужным.

Послышался стук дверного молоточка. И горничная, и Томми в недоумении посмотрели на часы.

— Еще нет и половины девятого, — недовольно пробормотала девушка. Затем лицо у нее просветлело. — Вероятно, цветы для мисс Хейнесуорт от лорда Уоллингфорда. Нахальные торговцы не станут входить через парадную дверь!

Симмонс, дворецкий, поспешил вниз. Томми испытал прилив сочувствия к нему: дворецкий был на ногах и после двух часов ночи, открывая бутылки с шампанским по случаю знаменательного события. Горничная направилась в кухню за вазой.

Томми откусил кусок филе и, жуя, продолжал любоваться печатным свидетельством блестящего будущего Николь. Он имел право поздравить себя, ибо ничего подобного не было бы, не образумь он свою сестру. И вдруг до него дошло, что между дворецким и визитером идет довольно жаркая перепалка. Томми отложил газету и прислушался. Помимо голоса Симмонса до него долетел также женский голос. Он не был слишком громким, однако звучал весьма настойчиво и твердо. Заинтересовавшись, Томми встал и подошел к входной двери, с порога которой увидел переднюю часть вестибюля.

— Я вам говорю, мэм, что мисс Хейнесуорт еще спит.

— А я вам говорю, сэр, что вам нужно разбудить ее!

— Это совершенно невозможно, — твердо возразил дворецкий.

— Симмонс, в чем дело? — Томми вышел из комнаты в коридор.

Дворецкий поднял голову и выразительно закатил глаза:

— Эта леди, сэр, настаивает на том, чтобы я разбудил мисс Хейнесуорт. Она заявляет, что должна переговорить с ней.

От Томми не укрылись колебания дворецкого, прежде чем тот произнес слово «леди». Томми сделал несколько шагов вперед и увидел красивую, хотя и немолодую женщину, одетую просто и в то же время весьма элегантно. И только ее шотландский акцент мог объяснить высокомерное отношение Симмонса к гостье. В целом мире нет больших снобов, чем английские слуги. Томми обратил внимание на рыжевато-золотистые волосы, выглядывающие из-под плетеной шляпки женщины, и поперхнулся.

— Вы… кто вы? — заикаясь, произнес он, понимая, что ведет себя так же грубо, а может, даже более грубо, поскольку заранее знает ответ на свой вопрос.

— Леди Бору, сэр. Меган, леди Бору.

— Вы мать Брайана Бору?

Она заулыбалась. Нетрудно было сообразить, от кого Бору позаимствовал свою внешность.

— Вы знаете моего сына?

— Слишком хорошо, — медленно проговорил Томми. — Мы служили вместе во Фландрии.

— В самом деле? Вы только подумайте! Мир и впрямь тесен, не правда ли?

Она все еще стояла на пороге. Томми до чертиков не хотелось приглашать ее в комнату. Однако этого требовала вежливость.

— Это действительно правда: моя сестра еще не встала, — сказал Томми. — Она… мы все… легли очень поздно накануне.

Леди Бору с готовностью кивнула:

— Да, я могу себе представить! Я видела объявление о ее помолвке в «Газетт». Вы должны испытывать гордость.

— Так оно и есть. — Симмонс поднял брови. Томми сверкнул на него глазами. — Я сейчас завтракаю. Не желаете присоединиться?

— Весьма любезно с вашей стороны, мистер Хейнесуорт. — Она шагнула в комнату и положила ладонь на его протянутую руку, бросив на Симмонса такой испепеляющий взгляд, что Томми не сдержал улыбки. Понятно, откуда Бору позаимствовал свое высокомерие!

Она позволила Томми ввести ее в комнату. Вошла горничная и остановилась, держа в руке вазы.

— Накройте для леди Бору, — дал команду Томми. — Чай? Кофе? Шоколад?

— Чай, пожалуйста. — Он подставил ей стул, в который леди Бору опустилась не без труда. — Артрит, — пояснила она. — Пагуба моей жизни.

— Прискорбно слышать об этом. — Томми сел на свое место и дождался, когда горничная принесла чай для гостьи. — Могу я спросить вас, леди Бору, что привело вас к Николь?

— Можете. — Она размешала сахар в стакане. — Но то, что я собираюсь сказать, должно остаться между вашей сестрой и мной. — Горничная предложила тосты и яйца. Леди Бору взяла тост, отказавшись от яиц, и густо намазала его джемом.

Томми внезапно испытал нервозность. Он выдавил из себя смешок:

— Я надеюсь, леди Бору, что у вас нет намерений попытаться… разрушить счастье Николь.

— Напротив! Ее счастье — это моя единственная забота. — Она откусила от тоста. — И еще счастье Брайана, разумеется.

Томми почувствовал, что должен определенно высказаться на сей счет.

— Леди Бору, поверьте мне. Я служил с вашим сыном и хорошо знаю о многих его прекрасных качествах. Он…

— А что из себя представляет Уоллингфорд? — внезапно, спросила леди Бору.

— Энтони? Ну, он очень… очень… — Да какой же, черт побери, этот Уоллингфорд?

— Богатый? — лукаво спросила женщина.

— Думаю, что да.

— Я полагаю, что очень богатый.

— И очень вежливый! Очень элегантный! Остроумный! Отличный танцор!

Рот леди Бору был очень похож на рот ее сына. Она насмешливо скривила губы:

— Конечно, каждая девушка мечтает видеть в своем муже отличного танцора.

Томми ощетинился:

— По крайней мере он не распутник.

Леди Бору нисколько не обиделась; она просто задумчиво кивнула.

— Я полагаю, мой Брай пользуется ужасной репутацией.

— И заслуженно, — коротко сказал Томми. — Поверьте мне. Я знаю.

Леди Бору снова погрузила ложечку в джем.

— Как и его отец, Бог тому свидетель. Любил покутить, погулять и поиграть в карты. Все это было.

— В таком случае вы должны понимать, почему…

— Пока не встретил меня, — спокойно договорила Меган Бору. — Правильная, подходящая для данного человека женщина — вот что способно переделать своенравного, непостоянного мужчину.

— При всем моем уважении, леди Бору, — процедил сквозь зубы Томми, — я не хочу, чтобы моя сестра служила испытательным материалом вашей теории. Ваш сын, знаете вы это или нет, уже соблазнил ее. Похитил ее девственность.

Леди Бору приподняла рыжевато-золотистые брови:

— Вы полагаете, что лэрд Уоллингфорд знает об этом?

Томми мысленно обругал себя за то, что проболтался.

— Разумеется, нет, — отрезал он. — И если вы собираетесь рассказать ему об этом, я не в состоянии выразить, что вы за женщина.

Она поставила локти на стол и устремила на Томми свои голубые глаза:

— Вы сказали, что ваша сестра счастлива. Это как раз то, что я хочу у нее спросить. Если я услышу это из ее собственных уст, я тут же уйду отсюда.

— Разумеется, она счастлива! — взорвался Томми. — Какого черта ей не быть счастливой? Чего еще может желать такая девушка, как она, выходя замуж за сына герцога?

Меган пожала плечами:

— В таком случае, почему вы не позволяете мне спросить об этом вашу сестру?

— О чем спросить?

Голова у Томми дернулась словно у марионетки, которую слишком резко потянул за ниточку кукловод. В дверях стояла его сестра, одетая в халат, длинные волосы ее были рассыпаны по плечам.

— Никки, — сказал он, проглотив в горле комок. — Это…

— Я знаю, кто это. Мы были представлены друг другу. Леди Бору. — Николь поклонилась. — Не ожидала найти вас здесь. Так о чем вы хотите меня спросить?

— Никки… — начал было Томми. Однако она не обратила на брата никакого внимания. Ее взгляд был направлен на леди Бору, которая не спеша осматривала Николь с ног до головы.

— Да, вы достаточно милы, — задумчиво пробормотала леди Бору. — Но у него было немало симпатичных женщин. Как вы полагаете, что заставило его…

— Вы говорили — только один вопрос! — перебил ее Томми.

— Я просто размышляю вслух. Итак, дитя мое, вы помолвлены.

Николь кивнула, не доверяя собственному голосу. Зачем она так похожа на него — или, скорее, он — на нее? Она словно видела Брайана Бору в миниатюре, когда смотрела в синеву глаз леди Бору. Затем подумала, что он был бы обижен этим сравнением, и закусила губу, чтобы не рассмеяться. Слово «миниатюра» вряд ли применимо к столь крупному мужчине.

Леди Бору промокнула салфеткой пятнышко джема на губе.

— Ваш брат сказал мне, что вы отдали девственность моему сыну.

— Томми!

Лицо брата залилось краской.

— Я всего лишь хотел переубедить ее, Никки. Говорил, что ей не следует вмешиваться сейчас, когда ты… — Счастлива. Почему он не смог употребить этого слова? — Помолвлена с Уоллингфордом, — закончил Томми, чувствуя, как коряво и неубедительно это прозвучало.

Николь взяла себя в руки. Она села во главе стола на равном удалении от каждого из них.

— Я буду пить кофе, — сказала она горничной, которая стояла с широко раскрытыми глазами и после слов Николь неохотно вышла из комнаты. После этого Николь осмелилась вновь посмотреть на леди Бору. — Судя по тому, что он мне сам рассказывал, данный факт не ставит меня в исключительное положение.

Леди Бору сделала вдох.

— Ага, вы сердиты на него! Что он сделал, чтобы вы пошли на это?

— Я думаю, — вмешался Томми, — уже сам факт, факт сам по себе…

— Заткнись, Томми! — отмахнулась сестра и перевела взгляд на мать Брайана. — Он солгал мне и воспользовался мной.

— Каким образом воспользовался?

— Никки, — снова начал Томми, — ты совсем не должна что-то объяснять…

— Ты заткнешься наконец? Я больше не ребенок! Он был в сговоре с женщиной в академии. Женщиной, которая… — Которая что? Которая была им соблазнена? — Которая когда-то знала мою мать, — несколько неуверенно закончила Николь. — Она привела Бр… лорда Бору туда, чтобы… — Чтобы соблазнить ее? Но кто кого соблазнил? Где все началось? Разве не пытался он все прекратить, разве не она настояла на продолжении?

— Чтобы испортить ей репутацию! — подхватил Томми. — И он этого добился!

— В самом деле? — медленно растягивая слова, сказала леди Бору. — Не могу понять, каким образом. Вы помолвлены и собираетесь стать женой этого важного, высокопоставленного человека, разве не так, мисс Хейнесуорт? — Николь и Томми безмолвно уставились на нее. — Не могу понять, в чем можно обвинить Брайана в подобной ситуации.

— Он соблазнил ее! — наконец нашелся что сказать Томми.

— И об этом всем рассказал?

— Вы задаете слишком много вопросов, — раздраженно сказал Томми, — для человека, кто заявил, что задаст всего один вопрос!

— Говоря по справедливости, леди Бору… — начала Николь.

— А теперь заткнись ты, Никки!

— Исключительно благодаря вашему сыну, — упрямо продолжала Николь, — я сегодня в том положении, в каком оказалась.

— В каком вы оказались. — Леди Бору, похоже, поддерживала пламя разговора на слабом уровне перед тем как резко его поднять. — А где вы сейчас? И что с ним?

— Он никогда не говорил мне о женитьбе! — взорвалась Николь, сразу обрадовавшись, что снят груз с ее груди. — Он так и не сделал мне приличествующего предложения! Он… он…

— Он взял у нее, что смог взять, — холодным тоном произнес Томми. — Поступил так, как поступал со многими женщинами.

— Он любит вас, — без обиняков сказала леди Бору, адресуясь к Николь.

— Вздор, — ответила Николь, чуть подумав.

— Девочка, он любит тебя так, что не находит себе места! И только круглый дурак не способен этого понять!

Томми почувствовал, что наступил момент, когда он обязан взять контроль над ситуацией в свои руки.

— Вот что, леди Бору. Очень интересно было выслушать ваше мнение. Но факты остаются фактами. Никки, ты сама признавалась, что он никогда не говорил, что любит тебя. И даже если бы он сказал, что мог бы он предложить?

Томми тут же пожалел о своей последней фразе. Леди Бору свела брови над голубыми глазами, которые сделались холодными как лед.

— Конечно, он, возможно, не столь богат, как некоторые…

— Я не имел в виду деньги! — запротестовал Томми.

— Он не наследник герцога, — хладнокровно продолжила леди Бору.

— Никки, Никки! Ради Бога, скажи ей сама! Объясни все!

Сестра сидела, подперев ладонью подбородок.

— Почему вы думаете, что он любит меня?

— О Боже! — не сдержался Томми и швырнул солонку в угол комнаты, заставив обеих женщин повернуть головы в его сторону. — Вы говорили — всего один вопрос! — напомнил он леди Бору. — Так задайте наконец этот ваш чертов вопрос!

Леди Бору устремила на Николь взгляд своих голубых глаз с такой силой, что у Николь перехватило дыхание.

— Вы счастливы? — спросила Меган Бору.

Томми чертыхнулся и пнул носком ножку стула.

— Чушь и вздор! Счастлива ли она? Она помолвлена с самым завидным женихом во всей Англии!

— Ты довольна своим выбором, девочка? — снова спросила мать Брайана Бору. — Если довольна, я обещаю, что тут же встаю и ухожу, и ты больше никогда не увидишь меня.

Николь закрыла глаза и некоторое время сидела, не произнося ни слова. Когда она наконец их открыла и заговорила, ее голос зазвучал устало и тускло, словно принадлежал старухе, что заставило Томми поморщиться.

— Я удовлетворена, леди Бору, выбором, который сделала. И еще я не верю, что многие женщины счастливы в этой жизни.

В ее мозгу возникло сразу несколько картин. Миссис Тредуэлл, бросающая короткую фразу Ванессе: «Думаю, что герольды — это немного слишком». Гвен, краснеющая от пьяных приставаний к ней лорда Бодерингли. Мадам, которая вполне серьезно говорит о лорде Бору: «Ах, если бы ты знала его, Николь, когда он был цел и невредим и оставался самим собой!» Благословение в глазах ее матери вчера вечером, когда она и Уоллингфорд объявили ей о своей помолвке. И еще Брайан Бору на реке, когда он поднимается из воды и солнце отражается от его обнаженного тела. «Я полюбила его с того самого момента», — поняла вдруг Николь и поднесла к глазам ладонь, чтобы смахнуть слезы.

Томми ошеломленно посмотрел на сестру.

— Боже мой, Никки! Что ты мелешь? Им не надо идти на войну! Они не должны добывать средства на жизнь! Все, что они должны, — это выглядеть симпатичными, быть вежливыми и милосердными! Выйти замуж! Родить детей! Вести хозяйство и заботиться о мужьях! Что в этом неприятного?

Леди Бору стала подниматься, взяла в руки свои перчатки.

— Достаточно справедливо, — заявила она. — Я могла бы кое-что добавить, но не стану. Надеюсь, вы будете на церемонии в Вестминстерском аббатстве сегодня вечером?

— Разумеется, я буду, — сказал Томми. — Я из полка Брайана. Вы должны знать, что мы очень гордимся им.

— А вы, мисс Хейнесуорт?

Томми готов был уже выразить протест, поскольку леди Бору задает еще один вопрос, но Николь его опередила:

— Я пока не знаю, какие планы у лорда Уоллингфорда. — Затем подняла глаза на гостью: — Должно быть, вы очень сердиты на меня.

— Нет, девочка, нет. У тебя есть причины, чтобы отказать своему сердцу. Не мне спрашивать о них.

— Так что вы можете быть уверены, что она… — горячо начал Томми, но, взглянув на сестру, оборвал фразу. Нет сомнения, она отказывала своему сердцу. Конечно же, она любила Бору, любила настолько безоглядно и сильно, что это напугало его. Он знал об этом с момента их первой встречи, когда она фехтовала в монастырском дворе. — Я… я провожу вас до дверей, леди Бору, — сказал он гораздо тише. Однако женщина отмахнулась:

— Благодарю вас, но я выйду сама. Дайте мне возможность хорошенько наподдать вашему чванливому дворецкому.

Томми поперхнулся, что же касается Николь, то она рассмеялась:

— Он того заслуживает, леди Бору. Симмонс — неисправимый сноб. Интересно…

— Да, девочка?

Николь покачала головой, и ее распущенные волосы зазолотились в лучах утреннего солнца, заглянувшего в окно.

— Понравилась бы мне Шотландия?

— Вы бы привыкли и полюбили ее, — задумчиво проговорила леди Бору, — так же сильно, как корова любит кукурузу. — С этими словами она вышла. За несколько секунд до того как захлопнулась входная дверь, до них долетел сдавленный вскрик Симмонса. Николь подавила улыбку.

— Никки, — сказал вдруг Томми. — Послушай… Если тебя не устраивает Уоллингфорд…

— Теперь уже поздно говорить об этом, разве не так? — Николь глотнула кофе и поморщилась: — Совсем остыл. — Отставив чашку, она встала и вышла. Томми смотрел ей вслед, и в его душе зарождались недобрые предчувствия.

Глава 27

— В самом деле, Энтони, я бы предпочла побыть сегодня наедине с тобой, — сказала Николь, когда они подъезжали на экипаже к Уайтхоллу, куда направлялась длинная череда карет.

— Вздор, душа моя! Здесь будет весь свет и, стало быть, должны быть и мы. Думаю, что нас засыплют поздравлениями. — Наклонившись, Уоллингфорд урвал короткий поцелуй.

— Однако наверняка тут будет настоящее столпотворение, — нервно возразила Николь.

Гнедые били копытами и фыркали, пока Энтони встраивался в вереницу экипажей. У Николь вдруг появилось желание, чтобы лошади снова понесли, да унесли так далеко, чтобы они не успели вовремя попасть в Вестминстер. Однако ее нареченный, похоже, извлек из прошлого урок. Вожжи он намотал на кулак и держал их очень крепко.

— Крушение последних надежд твоих поклонников, — самодовольно проговорил он. — Я получу немалое удовольствие, видя, как они мне завидуют. Ты получила мои цветы?

— Ты уже спрашивал, — тихо ответила Николь. — Они восхитительны.

— Как и ты. Мама предлагала лилии, но я подумал, что розы тебе больше подойдут.

— Я очень люблю розы.

— Разумеется. Все благовоспитанные молодые леди любят розы.

«Но больше всего мне бы понравился, — подумала Николь, — огромный букет вереска». Она полюбила этот запах и послала Донлеви купить еще вересковой добавки для ванны. Однако вереск — это слишком грубо для невесты сына герцога.

— Уоллингфорд! — Молодой человек на соседнем экипаже привстал с сиденья, чтобы поприветствовать их, держа в поднятой руке бутыль. — Ты наконец сделал это, старина!

Уоллингфорд обнял Николь за плечи.

— Конечно, Бодерингли! А разве были какие-то сомнения?

— Поздравляю, мисс Хейнесуорт! — крикнул Бодерингли. — Николь кивнула и помахала рукой. — А когда свадьба?

— Я…

— В октябре! — крикнул Уоллингфорд. — В Вентворте.

— Энтони, — зашептала Николь, — ведь мы еще не определили дату!

Он удивленно поднял на нее глаза:

— Мы определили. Я отчетливо помню, как мы обсуждали это. Свадьба, затем охота, грандиозный завтрак — разве у тебя есть какие возражения против октября?

— Это слишком скоро, — сказала Николь не подумав, но тут же поспешно поправилась: — Надо еще так много сделать! Мама говорит мне, что потребуется по меньшей мере год, чтобы выполнить все планы.

— Я не намерен ждать так долго, — сказал Уоллингфорд. Он улыбнулся ей. — Опять же, для чего деньги, если не для того, чтобы ускорить все дела?

Она ничего не ответила. Октябрь или декабрь, год или два — какая разница? Судьба ее предопределена.

— Николь! — девушка с другого экипажа приветливо подняла руку в белой перчатке. Николь узнала ее: Сесилия Фарнуэдер, красивая брюнетка — кстати, она не поддалась всеобщему ажиотажу и не стала перекрашиваться в блондинку, которая всегда была с ней неизменно любезна. Уоллингфорд посмотрел в ее сторону — и вожжи в его руках дрогнули. Если бы Николь его не подтолкнула, гнедые наверняка понесли бы их на край света. Уоллингфорд снова натянул вожжи. Сесилия ехала вместе со своим братом, одним из приятелей Уоллингфорда, который, подстроившись к веренице экипажей, широко улыбнулся:

— Поздравления обоим!

— Спасибо, Джон. Спасибо, Сесилия, — откликнулся Уоллингфорд и вдруг замолчал, что было для него весьма нехарактерно.

Сесилия поспешила нарушить неловкую паузу:

— Я так рада за тебя, Николь. И конечно, за тебя, Энтони. Вы замечательно смотритесь вместе. Все знали об этом с момента вашего первого танца на Пасху у герцога и герцогини Ярлборо.

— И ты это помнишь? — удивленно спросила Николь.

— О, как я могу это забыть? На следующий день состоялся этот пресловутый поединок на рапирах.

— Но ведь тебя там не было! — заметила Николь.

На милых щечках Сесилии появился легкий румянец.

— Разве? Ну, Джон всегда все рассказывает мне так подробно, что мне порой кажется, будто я сама это видела.

— Дату свадьбы определили? — с улыбкой спросил Джон.

Как ни удивительно, Уоллингфорд на сей раз промолчал. Николь догадалась, что он, очевидно, ждет, чтобы она подтвердила то, что он уже сообщил Бодерингли.

— В октябре, — сказала девушка, желая порадовать его и загладить свою ошибку.

— Так скоро? — удивилась Сесилия.

И почему Энтони все молчит!

— Охотничий сезон, — объяснила Николь.

Череда экипажей двинулась вперед, увозя Фарнуэдеров. На прощание Сесилия крикнула:

— Надеюсь, ты будешь счастлива!

Николь вдруг сделалось тошно от этого слова.

Тем не менее пока череда экипажей медленно двигалась к Вестминстерскому аббатству, поздравления сыпались одно за другим. Николь с благодарностью их принимала. Уоллингфорд, похоже, был целиком сосредоточен на том, чтобы править упряжкой, что, по ее мнению, было делом хорошим. Наконец они доехали до ворот, и к ним подбежал мальчик, чтобы взять повод. Ее жених обошел экипаж, чтобы помочь Николь сойти, и возник ставший обычным неловкий момент, когда она должна была принять его помощь и в то же время не раздавить его своим весом. Уоллингфорд слегка крякнул, и Николь поняла, что на сей раз она проделала все не слишком удачно.

Джон Фарнуэдер снял с экипажа, находящегося впереди, свою миниатюрную сестру настолько легко и эффектно, что у нее разлетелись юбки, и она, покраснев, бросила взгляд на экипаж Уоллингфорда и сделала выговор брату.

Уоллингфорд крепко взял Николь за руку.

— Пойдем? — проговорил он, как ей показалось, мрачновато. Очевидно, проявленная лихость Фарнуэдера по отношению к сестре его несколько покоробила. Он весьма строгих правил, подумала Николь. Даже вчера вечером, когда вопрос об их помолвке решился, он не позволил себе ничего, кроме нескольких поцелуев и прикосновений к ее груди. Интересно, как он занимается любовью? У Николь вдруг появилось предчувствие, что это будет чем-то напоминать то, как он помогает ей сойти с экипажа, что ей всегда нужно помнить об их разнице в росте. С Брайаном она никогда об этом не думала.

Николь опустила пальцы в святую воду у портала и осенила себя крестом, отгоняя крамольные мысли.

Они заняли места на скамье. Уоллингфорд настаивал на том, чтобы приехать пораньше, и они оказались впереди, вероятно, не далее двенадцатого ряда. Лорд и леди Хестер, их соседи, тут же поздравили их, то же самое сделали граф и графиня Сомерли, занявшие скамью позади них. Николь сидела, положив руки на колени, разглядывая величественный интерьер аббатства — приделы для хоров, вознесшийся ввысь потолок, изящных ангелов с кадильницами в нише слева от нее. Она встрепенулась, когда звуки труб. и гомон толпы возвестили о появлении принца-регента. Николь встала вместе со всеми и поклонилась, когда он проходил мимо них, глядя на него из-под опущенных ресниц. Вот он — мужчина, который заставит любую женщину почувствовать себя маленькой. Он казался мясистым и рыхлым, хотя нес себя с большим достоинством. Николь несколько раз была представлена ему, и его блуждающие чувственные взгляды заставляли ее быть всегда настороже. Из Брайана получился бы правитель получше, мелькнула у нее мысль.

— Почему у тебя такой сердитый взгляд? — спросил Уоллингфорд.

— В самом деле? — шепотом ответила она. — Я… я не выспалась.

— Я тоже, — подмигнул он. — Размышлял о будущем.

Принц сел на свое место возле алтаря, рядом с архиепископом кентерберийским, целое воинство следовавших за ним прелатов также заняли свои места. Где-то ударил колокол, и на хорах зазвучал хорал. Звонкие мальчишеские голоса вели мелодию несказанной красоты столь вдохновенно, что по коже подирал мороз. Николь опустила голову, внимая древним умиротворяющим словам с надеждой на то, что они исцелят и утешат ее ноющее сердце. По проходу торжественно прошли три кандидата на орден Подвязки. С одним из них, лордом Уиннерли, Николь была знакома. Он был другом Уоллингфорда, и, насколько ей удалось понять из застольных разговоров, он удостаивался этой чести за то, что произнес речь в палате лордов, убедив пэров увеличить годовое жалованье регенту. Что касается двух других — лорда Столлингса и лорда Калпа, ходили разговоры, что первый из них купил звание кавалера ордена Подвязки, внеся значительную сумму в казну, второй заслужил сию честь тем, что держал язык за зубами после того, как принц сделал его жене ребенка. Что и говорить, весьма странная компания для Бору. Вполне возможно, кисло подумала она, его включили в эту компанию для того, чтобы придать всей процедуре хотя бы немного весомости.

Три новообращенных кавалера получили ордена Подвязки, цепь, ленты и звезды из рук принца, затем повернулись и отдали честь присутствующим. Вновь зазвучали голоса мальчиков. Кавалеры отошли в сторону, при этом Уиннерли и Столлингс улыбались широкой улыбкой. Когда замерли последние звуки гимна, до Николь долетели с задней части нефа другие звуки. Она не удержалась от искушения оглянуться. По проходу на костылях медленно шел лорд Бору.

Господи, он был великолепен. Одетый весь в черное — разительный контраст по сравнению с безвкусно одетыми кавалерами ордена Подвязки, он шел с обнаженной головой; рыжевато-золотистые волосы его поблескивали, когда на них падал свет светильников. Николь с трудом подавила в себе дрожь, когда вспомнила, как эта красивая голова касалась ее грудей. Его подбородок был приподнят, глаза устремлены на алтарь. Чего стоило ему сейчас показать себя в таком виде, подумала Николь. Почему он согласился прий-ти? Что заставило его согласиться участвовать в этом фарсе?

Бору миновал ее скамью. Она разглядела его широкое лицо, немигающие голубые глаза и почувствовала, что он преисполнен такой гордости, что она вынуждена была закусить губу, дабы не разрыдаться. Затем поверх голов притихших наблюдателей на скамьях перед ней она увидела еще одно рыжевато-золотистое пятно — леди Бору, которая также была в благородном черном наряде. На ее лице светилась улыбка. Он пришел ради нее, вдруг поняла Николь, и у нее перехватило в горле. Он пришел, потому что этого хотела его мать. Потому что она попросила его об этом. И от осознания того, что этот великий, грубый вояка Брайан Бору способен согласиться на участие в этом спектакле ради своей матери, у нее брызнули из глаз слезы. Стоявший рядом Уоллингфорд нахмурился и подал ей платочек.

Николь машинально взяла его и приложила к глазам. Брайан Бору стоял перед принцем и архиепископом, балансируя на костылях.

— Давайте помолимся, — произнес нараспев архиепископ, и лорд Бору, приложив нечеловеческие усилия, сумел опуститься на колени. Николь прижала кулак к горлу. О Господи! Как ему удастся подняться?

Архиепископ возложил руку на голову Бору и стал монотонно говорить. Николь с ужасом наблюдала за процедурой, ожидая и боясь того момента, когда лорду Бору будет велено подняться. Архиепископ нарисовал впечатляющую картину героического поведения кандидата в бою, рассказал о том, сколько жизней он спас своим подвигом, и у Николь появилась надежда, что позеры, удостоенные ордена Подвязки, по меньшей мере испытали чувство стыда.

Что касается ее, то она это чувство испытала. Она слушала речь архиепископа, чувствуя, как все мучительнее ноет ее сердце. Она внезапно осознала, что у Брайана были неблаговидные поступки, однако он никогда не запятнал себя бесчестьем. Даже наоборот, все его проступки, которые с таким смаком перечислял ей Томми, были деяниями человека, который чрезвычайно дорожил своей репутацией, жаждал признания, мучился тем, что на величие Англии бросил тень никчемный правитель и его приятели. Он был как Ланселот, призванный напомнить усыновившей его родине, что это такое — честь. Он продемонстрировал это сейчас, когда стоял на коленях, своими гордо расправленными плечами, своей гордой величавостью, которая так контрастировала с поведением принца, вышедшего для того, чтобы прикоснуться шпагой к его плечам и откупиться звездой, цепью и орденским знаком.

И тем не менее она это совершила. Она согласилась с матерью, которая приписала ему низменные мотивы и намерение соблазнить ее, прилюдно усомнилась в его добропорядочности во дворе монастыря — и он ни слова не сказал в свою защиту. Тогда, пребывая в смятении, она решила, что его молчание подтверждает его вину. Но это доказывало только одно — и она теперь это знала со всей определенностью: он не стал унижаться, отвечая на подобные обвинения, и не только из чувства собственного достоинства, но и ради мадам.

Ах, Брайан, как несправедливо я с тобой обошлась! Будь он таким, каким его считают ее брат и мать, разве стал бы он молчать о том, что произошло между ними? Почему же он не поведал миру, что лишил девственности нареченную лорда Уоллингфорда, что красавица сезона не столь уж невинна, как изображают?

Томми и баронесса находились на несколько рядов впереди. Николь увидела, как ее брат посмотрел через плечо — и в его глазах она прочитала какое-то беспокойство.

Подошел момент, когда новый кавалер шотландского рыцарского ордена должен был встать. Николь увидела Хейдена, который маячил в нише и сейчас рванулся к Брайану. Однако Брайан жестом остановил слугу и потянулся за костылями. Казалось, целую вечность все присутствующие, затаив дыхание, наблюдали за его действиями. Архиепископ протянул к нему руку, и даже принц сделал шаг по направлению к нему. Однако лорд Бору поднялся на ноги самостоятельно. Затем повернулся. Он посмотрел на собравшихся представителей высшего света, и Николь заметила, как еле заметно дернулась его губа. Затем он перевел взгляд на мать — и напряженность губ куда-то исчезла, он улыбнулся. Хор запел ликующую мелодию. Принц-регент неуверенно двинулся по проходу к выходу. За ним последовали три новых кавалера ордена Подвязки, у которых был недовольный вид, а заключал это шествие Брайан Бору, медленно передвигавшийся на костылях.

По мере того как процессия уходила дальше, шум в нефе все нарастал.

— Ужасная идея, — услышала Николь шепот лорда Астертона, адресованный жене, — выдвинуть Бору — и рядом с ним этих лизоблюдов.

В этот момент Уоллингфорд потянул ее за рукав.

— Пошли, — коротко сказал он и повлек ее к выходу. Николь подчинилась ему с непривычной покорностью. У нее было такое ощущение, что она потеряла всякие права на протест.

Уоллингфорд был хмур и молчалив, пока они ожидали свой экипаж. Николь увидела, что сквозь толпу к ней пробирается Томми, но едва он приблизился, к::к подали экипаж, и Уоллингфорд поспешил отъехать. Уже в пути Николь твердо решила, что нужно поговорить.

— Энтони… — начала она.

— Погоди, — оборвал он ее. — Я пытаюсь удержать лошадей.

Николь знала, что во дворце будет прием для новоиспеченных кавалеров. Она почти ожидала, что Уоллингфорд извинится и уклонится от него, однако, к ее удивлению, он с мрачным видом ехал в длинной веренице экипажей, направляющихся в ту сторону.

— Энтони, — снова окликнула его Николь, когда они подъехали к воротам и к ним подбежал мальчик, чтобы принять повод. Уоллингфорд обошел экипаж и протянул ей руку. Его красивое лицо было напряжено.

— Давай подождем, — предложил он, — до тех пор, когда все будет покойно и тихо. Вот тогда и поговорим.

Николь испытала облегчение от того, что разговор откладывается. Ей будет очень нелегко высказать то, что она должна сказать. Она не питала надежд на то, что выйдет замуж за Брайана Бору, размышляла Николь, когда они вошли через освещенный факелами портик. Просто дело в том, что она никогда не сможет выйти замуж за Энтони Уоллингфорда. Правда, она и сама не знала, как она все это ему объяснит.

Николь и Уоллингфорд пристроились к длинной очереди и медленно двинулись вперед. Она пыталась представить, что может сказать в объяснение, и несмотря на мучительные раздумья так ничего и не придумала. К тому времени, когда они дошли до регента, у нее в голове был настоящий сумбур, смесь желаний и сожалений.

— Уоллингфорд! — радостно воскликнул принц, когда ее жених отвесил поклон. — Замечательная новость о вашей помолвке! Мои самые горячие поздравления! Хотя сожалею о том, что мисс Хейнесуорт будет исключена из списка невест!

Он подмигнул ей и не преминул ущипнуть в тот момент, когда Николь кланялась. Уоллингфорд поблагодарил его и прошествовал туда, где находились три новых кавалера ордена Подвязки.

Лорд Бору был последним. Уоллингфорд, улыбаясь, поклонился ему.

— Нет другого человека, который заслуживал бы этой чести в большей степени, чем вы, — заявил он и подтолкнул Николь вперед. — Вы слышали радостную для нас новость?

Николь заставила себя встретить взгляд голубых глаз Брайана.

— Лорд Бору.

— Мисс Хейнесуорт. — Он торопливо поцеловал ей руку. — Мои поздравления и наилучшие пожелания по случаю вашей помолвки.

— И мои вам тоже, по случаю вашей новой награды.

О Боже, эта удушающая вежливость! Она хотела, она страшно хотела сказать… но толпа уже готова была унести ее от него. Она посмотрела на него через плечо.

— Ваша мама… — начала она.

Эти удивительные голубые глаза снова устремились на нее.

— Да? — почти беззвучно спросил он.

Уоллингфорд крепко сжимал ей локоть. Она видела мать и отца, они находились чуть позади нее, лицо баронессы было напряжено. «Твоя мама говорит, что ты любишь меня, но какое значение имеет то, что сказала мама?»

— …очаровательная женщина, — закончила фразу Николь.

Он улыбнулся ей в последний раз своей широкой, ослепительной улыбкой, которую она так любила.

— Спасибо, Николь.

Тот факт, что он назвал ее по имени, подтолкнул Уоллингфорда к тому, что он резко дернул ее, уводя прочь от Брайана.

Николь была крайне удивлена, когда после того, как они вошли в главный бальный зал, Уоллингфорд тут же исчез.

— Пойду принесу вина, — пробормотал он, запечатлев поцелуй на ее лбу. — Подожди меня здесь.

Ничего другого ей делать не оставалось, и Николь, стоя у мраморной колонны, стала наблюдать за толпой. Пока что спектакль все еще разыгрывался по заранее написанному сценарию, хотя лорд и леди Эштон прилагали все усилия к тому, чтобы организовать танцы. Новоиспеченные кавалеры прошли сквозь толпу, очередь приветствующих рассосалась. Принц восседал на возвышении, рядом с ним находилась его невестка, герцогиня Йоркская. Поднявшись на цыпочки, Николь могла многое разглядеть над головами массы людей. Новоиспеченные кавалеры откровенно игнорировали лорда Бору. Он сидел одинокий и безмолвный в своем позолоченном кресле.

— Николь! — услышала она голос Томми и обрадовалась. Он пробивался к ней, но затем был оттеснен в сторону, когда начались танцы. Николь недоумевала, куда запропастился Уоллингфорд. Это так не похоже на него — оставлять ее одну надолго на публике.

Он внезапно возник возле ее плеча с двумя бокалами в руках.

— Нам нужно поговорить, Николь, — заявил он.

— Я полагаю, что нужно, Энтони.

Он посмотрел на толпу.

— Здесь не место. Выйдем в сад?

Николь благодарно кивнула. Он передал ей один бокал, выпил содержимое своего и поставил его на поднос проходящего официанта. Затем крепко ухватил ее за руку и потащил через толпу к открытым дверям.

Как показалось Николь, он двигался с непривычной для него порывистостью. Когда они оказались на балконе, Николь увидела мельком леди Бору, которая, казалось, выглядела потерянной среди незнакомой ей толпы. Николь задержалась бы, чтобы обменяться с ней несколькими фразами, если бы ее не увел Энтони. Лорды Терлингтон и Бодерингли прогуливались у начала лестницы, ведущей в сад. Николь ожидала, что Энтони задержится для разговора со своими друзьями, однако он едва кивнул им и ступил на ведущую в сад дорожку.

Наконец-то у Николь появилась возможность глотнуть воздуха и шампанского. Уоллингфорд замедлил шаги, раза два или три оглянулся через плечо, словно опасаясь, что их кто-то мог преследовать. Николь представила, сколько времени понадобилось бы Брайану, чтобы одолеть эти каменные ступени.

Уоллингфорд остановился в ивовой рощице. Под кроной деревьев оказалась каменная скамья, и Николь обрадо-ванно села, чтобы не возвышаться над ним, когда ей придется говорить, и тем самым дополнительно не ущемлять его самолюбие. Он стал вышагивать перед скамейкой. На нем были великолепно сшитые панталоны цвета беж и оливкового цвета сюртук, ботфорты были начищены до такого блеска, что отражали лунный свет.

— Итак, Николь, — начал он, — ты хотела мне что-то сказать?

— Энтони, мой дорогой Энтони. — Она судорожно вцепилась в юбку. — Вчера, когда в ответ на твое предложение я дала согласие, я кое-что от тебя утаила. Возможно, тогда ты бы решил все иначе.

— Это кое-что заключается в том, что ты была любовницей Бору?

Николь вскинула голову, подобной реакции она никак не ожидала.

— Ты… знал об этом? — недоверчиво спросила она.

Он сунул руку в карман сюртука.

— Я подозревал. Он столько времени проводил с тобой, обучая фехтованию… Он не из тех, кто готов что-то предложить задаром, разве не так?

— Все обстояло совсем не так! — запротестовала Николь.

— В самом деле? А как же?

А было просто так, что он вдруг возник из тумана обнаженный, освещенный солнечным светом. Что он оказался в трудном положении. Что… Ах, лучше не надо об этом…

— В таком случае, Энтони, — с трудом проговорила она, — я не могу понять, почему ты продолжаешь добиваться меня.

— Как я уже сказал, я лишь подозревал. Сегодня, в Вестминстере, я это понял. Ты смотрела на него, — проговорил он напряженным, дрожащим голосом, — словно он какой-то титан…

— Я не знала, что все настолько ясно читалось на моем лице.

— Да, читалось! — брюзгливым тоном подтвердил Уоллингфорд. — И меня совершенно не устраивает, чтобы моя невеста, о помолвке с которой только что объявлено, так откровенно пялилась на другого мужчину!

— Прости меня. Я должна была сказать тебе об этом раньше.

— Это к делу не относится, — заявил он так энергично, что Николь невольно вздрогнула. — А значение имеет тот факт, что я женюсь на тебе в самое ближайшее время и упрячу тебя от него.

— Но, Энтони… Как раз об этом я хотела с тобой поговорить. Я…

Однако Уоллингфорд сжал ее руки, не дав договорить.

— Послушай меня, — пристально глядя ей в глаза, проговорил он. — Прошлое позади, давай забудем о нем. Мы оба должны смотреть в будущее.

— Но, Энтони…

— Ты не настолько глупа, чтобы вообразить, будто он женится на тебе, разве не так? У него были сотни женщин!

— Нет, — твердо сказала она, — я не строю иллюзий о том, что он на мне женится. Зато я совершенно уверена, что наша женитьба будет большой ошибкой. Не потому, — поспешила добавить она, — что ты плохой, Энтони. Я и раньше говорила, как благодарна тебе за то, что ты для меня сделал, — заметил в Ярлборо, взял под свое покровительство…

— Благодарность — хорошее основание для женитьбы.

— Нет! Я имею в виду — некоторые в самом деле могут так считать. Но ведь брак — это навсегда, Энтони. Для этого требуется любовь!

— Вздор! — возразил Уоллингфорд. — Брак требует, чтобы совпадали интересы обеих сторон. Я отвечаю твоим интересам.

— Это так, — задумчиво проговорила она. — Мама и Томми все время твердят мне об этом. И все же ты не сможешь убедить меня, что хочешь жениться на мне сейчас. Ведь я… — она сглотнула, — подпорченный товар.

— Я тоже не девственник, — заметил он, как ей показалось, с некоторой гордостью. — Ведь тебя это не удерживает от того, чтобы принять мое предложение.

Николь делала отчаянные попытки собрать вместе свои разбегающиеся мысли.

— От мужчин этого всегда ожидают.

— Вот потому я и совершил это.

Николь уставилась на Уоллингфорда:

— Потому что ожидают?

Он кивнул.

— В день моего восемнадцатилетия отец сводил меня в бордель.

Николь передернула плечами:

— Как трогательно по-отцовски.

— Я хочу сказать, — нетерпеливо заметил Уоллингфорд, — что положение нас обоих вполне сопоставимо.

Николь вспыхнула:

— Я так не думаю! Ты имел сношение с проституткой, а я занималась любовью с Брай… с лордом Бору.

— Занималась любовью, — повторил он ехидно. — Я не слышал, чтобы он просил тебя выйти за него замуж!

Николь ничего не ответила. Однако поднялась со скамейки.

— Энтони! Я уже говорила, что чрезвычайно благодарна за все то, что ты для меня сделал.

— Я могу и переделать.

— Что ты имеешь в виду?

— Могу разорвать нашу помолвку. Заявить всему миру, что ты и Бору были любовниками. Тебя отлучат от светского общества. Все твои надежды на достойный брак превратятся в прах. Ты станешь такой же, как эта презренная графиня Д'Оливери.

— Что ты знаешь о мадам? — спросила ошеломленная Николь.

Он улыбнулся самодовольной улыбкой.

— Я знал очень мало — до того момента, как слуга лорда Бору подошел ко мне сегодня и кое-что нашептал. Твердых принципов парень, этот Хардин.

— Хейден, — машинально поправила она.

— Не важно. Того, что он рассказал мне, достаточно, чтобы определить твою судьбу.

— И в чем она заключается?

— В том, что ты выйдешь за меня замуж, Николь Хейнесуорт.

— Нет!

Он улыбнулся широкой самодовольной улыбкой:

— Ax, дорогая Николь, выйдешь! После сегодняшнего вечера ты сама поймешь, что у тебя нет выбора.

— Мне наплевать на то, что ты расскажешь свету обо мне! Наплевать, если ты сделаешь достоянием гласности, что Брайан и я были любовниками!

— Я не намерен им говорить об этом, — без обиняков заявил Уоллингфорд. — Я намерен им сказать, что любовниками были мы.

Николь вытаращила глаза:

— А я это опровергну!

— Никто тебе не поверит. Потому что это будет правдой, — резким движением он сделал попытку обнять ее. Однако попытка оказалась неудачной.

— Ради Бога, Энтони! Что ты делаешь?

— Похищаю тебя, — пробормотал он и повторил попытку.

Николь оттолкнула его — не изо всей силы, однако этого оказалось достаточно, чтобы он отлетел.

— Не будь смешным!

— Я в самом деле намерен это сделать, Николь. И ты должна подчиниться.

С напряженным лицом Уоллингфорд снова подступил к ней. На сей раз ему удалось обхватить ее за талию. Она ударила локтем ему под ребра.

— Проклятие! — крикнул он. — Я не намерен причинять тебе боль…

Это прозвучало настолько абсурдно, что Николь едва не рассмеялась. Судя по выражению его лица, он был преисполнен решимости осуществить задуманное и ничего смешного в этом не видел. Тихим голосом Николь сказала:

— Энтони, право же! Разве не можем мы все обсудить как два цивилизованных человека?

— Время дискуссий давно прошло. Я намерен заполучить тебя, Николь. — Уоллингфорд ринулся к ней. Она с силой наступила ему на ногу. Уоллингфорд взвыл от боли, но тут же зажал себе рот рукой. Николь отпрянула назад, выставив вперед руки и сжав кулаки.

— Я закричу, если ты снова подойдешь ко мне, — пригрозила она.

— Давай. Кричи, если ты настолько глупа. В зале никто тебя не услышит. И потом, эти сады слышали много разъяренных криков женщин.

Он бросился на нее. Она ловко уклонилась, и Уоллингфорд нырнул в сплетение ветвей ивы. Николь пустилась бежать, однако он сумел ее поймать и крепко схватить за руку.

— Энтони, ты ведешь себя как настоящий осел! — сказала Николь, продолжая двигаться к дворцу, хотя он и прижимался к ней.

Она оттолкнула его руки, не без основания веря в то, что способна обогнать его даже в своих пышных юбках. Однако он ухватился за юбки, и у Николь возникло опасение, что если она дернется посильнее, юбки порвутся. Дурацкая ситуация!

— Предупреждаю в последний раз — отпусти меня!

— Ни за что! — ответил Уоллингфорд.

— В таком случае…

Она отпрянула назад и кулаком нанесла ему удар в лицо.

Он рухнул на землю как подкошенный. Николь закусила губу, мгновенно испытав чувство раскаяния. Она не думала, что удар окажется таким сильным.

— Ах, Энтони, ты настоящий болван! — прошептала она.

Из его носа текла кровь. Николь отыскала в своем ридикюле его же носовой платок и опустилась перед ним на колени; по крайней мере она удостоверилась, что он не сможет вернуться в Карлтон, поскольку выглядел так, словно его избила шайка бродяг.

Когда Николь пыталась остановить кровотечение, позади нее в темноте хрустнула ветка. Николь в испуге вскочила на ноги, но не успела обернуться, как на ее голову опустилась черная шелковая сеть. Николь резко повернулась, в панике пустила в ход ногти, однако некто весьма сильный схватил ее за руки и завел их за спину с такой яростью, что она вскрикнула от боли и опустилась на колени.

— Может, он и не хотел причинять тебе боль, — прошипел ей в ухо мужской голос, — однако у меня нет угрызений совести.

Николь что было сил закричала. Веревка обмоталась недалеко от ее горла и затянулась с такой силой, что Николь задохнулась и замолчала.

— А теперь иди тихо и спокойно, — промурлыкал мужской голос, — и тогда я ослаблю веревку, чтобы ты могла дышать. Иначе…

Она лягнула своего похитителя пяткой и с удовольствием почувствовала, что попала ему в пах. Мужчина застонал от боли и разжал руки. Николь бросилась бежать, пытаясь сбросить с головы сеть. Однако раньше, чем ей удалось это сделать, она оказалась в объятиях другого мужчины, который тут же крепко стянул вокруг нее веревку. Затем что-то твердое и холодное с глухим стуком опустилось на лоб Николь, и она потеряла сознание.

Глава 28

Брайан уже давно хотел уехать, однако его верный Хейден, куда-то запропастился. Брайан не намеревался демонстрировать сливкам высшего света свою немощь, разыскивая костыли. Куда его черт унес? Брайан выпрямился в кресле, разглядывая гостей, и наконец обнаружил своего слугу. Он пробивался сквозь толпу со стороны выхода в сад. Брайан рассеянно подумал, что недомерок лорд Уоллингфорд тоже вошел через эти двери и направлялся к Николь, которая одиноко стояла у колонны, должно быть, уже целых полчаса.

«Если бы она была моя, — подумал Брайан, — я ни за что даже на минуту не оставил бы ее одну в этом вертепе». Но вот Уоллингфорд наконец протиснулся к ней, на ходу схватив два бокала шампанского у проходящего официанта. А вот, слава Богу, и Хейден, спешащий занять на возвышении свою привычную позицию. Уоллингфорд что-то тихонько сказал Николь. Она кивнула. Он взял ее за руку и повел к двери, ведущей в сад. От этого настроение Брайана только ухудшилось.

— Где тебя черти носили? — напустился он на слугу.

— Разве я не говорил вашей светлости, что двоюродный брат мужа моей тетушки работает здесь на кухне? — извиняясь, сказал Хейден. — Я проскользнул туда, чтобы переброситься с ним парой фраз.

— Ладно. Я готов покинуть дворец и был готов сделать это уже давно.

Лицо Хейдена из мрачного превратилось в почти сияющее, когда он направился за костылями.

— Очень хорошо, милорд. Извините, что причинил неудобство. Но тетушка ни за что не простила бы меня, если бы я не передал ей добрые пожелания.

За более чем десятилетнюю службу Брайан никогда не слышал, чтобы Хейден упоминал о каких-либо родственниках в Англии. Между тем он невольно проследил глазами за тем, как Николь и Уоллингфорд вышли через двери в темный сад.

— Пойди и скажи моей матери, что мы уезжаем.

— Она будет разочарована.

Разочарована. Никто не может быть разочарован больше, чем он сам.

А на что он, собственно говоря, надеялся? Брайан раздраженно принял из рук Хейдена костыли. Почему Николь будет беспокоиться о нем, если она верит, что он бессовестным образом ее предал? Вывод ее матери относительно графини Д'Оливери выглядел вполне логичным. Нужно было знать Кристиан так же хорошо, как знал он, чтобы понимать абсурдность подобных предположений. И опять же это выглядело ужасно — будто он соблазнил Николь так же, как соблазнял многих молодых женщин. Но, черт побери, это было совсем не одно и то же. Да, вот оно, проклятие — быть повесой. Если на него действительно нагрянет любовь, этому уже никто не поверит. И поделом.

Хейден отыскал леди Бору, и они вдвоем стали пробираться через толпу к возвышению. На лице Меган было написано сожаление.

— Я слышала, ты хочешь уезжать, — сказала она.

— Не вижу смысла оставаться дольше.

Мимо внимания Меган не прошел уход Николь Хейнесуорт и ее нареченного. Кстати, еще до того, как к ней подошел Хейден, она подумала, что эти двое, кажется, нервничают. Может быть, произошло нечто, нарушившее их свадебные планы? Она была намерена посмотреть, как они будут возвращаться назад.

— Но ведь это так интересно — увидеть всех важных персон…

— Смотри сколько тебе хочется. Однако я возвращаюсь в отель.

Плечи у Меган опустились.

— Ну, если ты настаиваешь…

— Да, настаиваю. А рано поутру отправлюсь в Тобермау.

Каким величественным и гордым он выглядел в аббатстве! Таким бодрым и живым! А сейчас на нем снова лежит эта ужасная печать поражения.

— Брай, — поколебавшись, сказала она, — если ты хочешь выйти в сад, Хейден мог бы…

— Да на кой черт мне нужен этот сад?

Он сдался, признал поражение. Это было теперь ясно.

— Ну что ж, — грустно сказала Меган. — Тогда я тоже поеду с тобой. — Залы и коридоры в Тобермау так и останутся пустыми и безмолвными, на деревянной мебели не появятся следы маленьких ручонок. «Что я неправильно делала, — печально подумала Меган, — чтобы заслужить такое?»

Хейден ушел, чтобы подогнать карету. Меган находилась рядом с сыном, когда он с трудом пробирался сквозь толпу. Время от времени кто-то хлопал его по плечу и поздравлял. В целом же Лондон готов был распроститься с ним, как и он сам желал покинуть Лондон. И в этом нет ничего удивительного, невесело размышляла Меган, глядя на пышное зрелище, на женщин в прозрачных, вызывающе открытых платьях, на щеголевато выряженных мужчин, на то, как рекой льется шампанское! Возможно, Брайан прав. Такой человек, как он, чувствует себя рыбой, выброшенной из воды. И черт подери эту Николь Хейнесуорт, если весь смысл жизни она видит в этом напыщенном коротышке с дурацким галстуком!

Вернувшись в «Савой», Меган подошла к своему номеру и увидела, какое мрачное выражение лица у сына, когда он, целуя, пожелал ей спокойной ночи. За ним еще не закрылась дверь, когда она услышала его приказание, отданное Хейдену:

— Виски. Большой бокал.

«Мой милый сын», — печально подумала она.

Но что она могла сделать? Ей оставалось только раздеться и лечь спать.


Она была бы счастлива узнать, что виски, которое Хейден принес хозяину, осталось почти нетронутым. Брайан сидел в кресле у окна, рассеянно глядя на улицу и дымя сигарой, пока слуга снимал с него сапоги. Он вспоминал, как Николь Хейнесуорт — скоро она будет леди Уоллингфорд — выглядела в этот вечер. Высокая, гибкая, в эффектном голубом платье. Волосы были зачесаны назад и собраны в шиньон, оставляя открытой стройную шею… Он мог отчетливо припомнить вкус ее губ, это удивительное ощущение, когда его язык скользит по нежным извивам, а она трепещет под ним в предвкушении того момента, когда он войдет в нее…

— Что-нибудь еще, милорд? — осведомился Хейден, поднимаясь с пола.

Вернувшись к действительности, Брайан загасил сигару.

— Нет, Хейден. Спокойной ночи.

Слуга почему-то медлил, что было весьма нехарактерно для него.

— Может, еще виски?

Брайан взглянул на бокал, понимая, что во всей Шотландии не найдется такого количества виски, которое заглушило бы его печаль. Он покачал головой. Однако и после этого Хейден не спешил уйти в расположенную по соседству комнату. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, до тех пор, пока Брайан не спросил его раздраженно:

— Что-нибудь еще?

— Я только хочу сказать, милорд, вам будет лучше без нее.

Брайан удивленно вскинул голову:

— Без кого?

— Без этой девушки, без мисс Хейнесуорт.

«Плохи же мои дела, — подумал Брайан, — если этот несносный Хейден начинает давать мне советы в любовных делах!»

— Почему ты так считаешь?

— Англичанка, — с откровенной неприязнью пояснил тот. — Им нельзя доверять.

— По мнению других, — заметил Брайан, — зло ей причинил я.

— Она этого заслуживала, как и остальные. Вы им платите сторицей за те беды, которые они принесли Шотландии.

— Кто принес? — спросил окончательно озадаченный Брайан.

— Их мужчины. Женщины, с которыми вы имели дело. Все эти английские герцогини, наследницы и прочие.

— Братья мисс Хейнесуорт, — возразил он спустя несколько секунд, после того как переварил сказанное Хейденом, — находятся на континенте и воюют против Наполеона.

Слуга сделал гримасу:

— Только для того, чтобы развлечься. Очень скоро они вернутся, чтобы разводить своих чертовых овец на горах, отправлять нас в Австралию и Америку, забирать себе то, что по праву принадлежит шотландцам.

— Ну знаешь, Хейден, за все время, пока ты мне служил, я не замечал, что ты так политизирован.

Хейден выпрямился.

— Милорд, вы не одурачите меня! Может, мы и проиграли в Куллодене, но существует несколько способов снять шкуру с кошки. — Хейден заговорщицки улыбнулся. — Один из них — сеять шотландское семя в постели английских лэр-дов, и тогда трудно будет сказать, кто кого покорил.

Брайан едва не сказал, что всегда пользуется презервативами. Однако главное заключалось в том, что он был ошеломлен весьма оригинальными взглядами своего слуги. Не был ли этот человек прав? Не могло ли быть так, что, пусть подсознательно, он хотел пересмотреть результаты баталий Шотландии против Англии?

— Ты несешь чушь, Хейден, — сказал он примирительно. — Ступай спать. Завтра мы отправляемся в Тобермау.

Хейден одобрительно кивнул.

— Придет время, и вы найдете себе хорошую, добрую шотландку, — сказал он, уходя. А Брайан подумал, что он уже много лет живет бок о бок с этим человеком и не знает, что у него на уме.

Конечно, все это можно было бы считать забавным, если бы будущее не рисовалось столь мрачным. Брайан закурил последнюю сигару и стал смотреть на экипажи, сновавшие по улице в эту последнюю ночь его пребывания в Лондоне.


Видимо, он заснул в кресле. Проснулся Брайан от грохота артиллерийских орудий в отдалении. Он тут же потянулся за саблей, но вместо нее натолкнулся на бокал с виски, стоявший на столе.

— Что за черт…

Он с трудом сообразил, что находится вовсе не во Фландрии, хотя кто-то и где-то громко окликал его по имени, причем делал это с военной настойчивостью:

— Бору, открой дверь! Бору!

Это кое-что объясняло. Не было никакого артиллерийского огня, просто тот, кто кричал, одновременно громко стучал в дверь.

Куда подевались эти чертовы костыли? Брайан пошарил в темноте, однако не нашел их.

— Бору, будь ты проклят, немедленно открой! — снова заорал кто-то за дверью.

— Хейден! — взревел Брайан. Куда этот идиот засунул костыли? Поскольку слуга так и не появился, Брайан кое-как сунул ноги в сапоги и поднялся. — Я иду! — крикнул он раздраженно. — Не надо так ломиться!

Шум за дверью затих. Брайан встал на обе ноги и допрыгал до двери как раз в тот момент, когда вновь возобновились крики:

— Открой, Бору, подлый развратник, иначе я…

Брайан распахнул дверь.

— Иначе что?

На пороге стоял Томми Хейнесуорт, держа в руке пистолет. Не договорив, он ринулся в комнату, едва не сбив Брайана, который вынужден был ухватиться за косяк, чтобы устоять на ногах.

— Где она? — крикнул Томми.

— Где кто? — вежливо осведомился Брайан.

— Моя сестра, черт побери!

— А ты не пробовал поискать ее в саду? Когда я видел ее в последний раз, она направлялась именно туда.

Томми носился по комнате, раздвигал шторы, распахнул гардероб и даже не поленился заглянуть под кровать.

— Я знаю, что она здесь, Бору, и я намерен ее найти.

— Если тебе это удастся, — растягивая слова, проговорил Брайан, — больше всех буду удивлен я. Там вон лампа на столе… Ах нет, я ее смахнул, когда шел, чтобы ответить на твой ультиматум. Кстати, который час?

Томми отыскал лампу и, чиркнув спичкой, зажег ее. При свете можно было увидеть, насколько искажено тревогой его лицо.

— Два часа. — Томми заглянул за кресло. — Проклятие, она должна быть здесь!

— Более невероятного ее местонахождения трудно придумать, — сказал Брайан. — Ты не пытался поискать ее у лорда Уоллингфорда?

— Ее там нет.

Брайан приподнял бровь, закрыл дверь и допрыгал до костылей, которые он увидел при свете лампы.

— Ты уверен? А ты искал в ватерклозетах?

Томми разъярился:

— Это так похоже на тебя — относиться ко всему легкомысленно! Моя сестра пропала, пойми ты!

— Два часа ночи — не так уж поздно для только что помолвленных голубков. Вероятно, они отправились в Вокс-холл. Или куда-нибудь еще поиграть в карты.

Томми открыл окно и, взобравшись на подоконник, огляделся по сторонам.

— О Господи, парень, да пойми ты, ее там нет! — рассердился Брайан.

— А это что за дверь?

— В комнаты моей матери.

— А это?

— Там мой слуга. По крайней мере я думаю, что он там. Хейден! — рявкнул Брайан. — Этот парень спит как мертвец. Хейден! — Ответа не последовало и на сей раз. Томми направился к двери Меган. — Войди, если тебе так нравится, но она может ткнуть тебе в лицо шпилькой для волос.

— Ты здесь, Никки? — крикнул Томми через закрытую дверь.

После короткой паузы дверь распахнулась, и на пороге появилась Меган с заспанными глазами, в ночной рубашке и чепце.

— Что за шум, черт возьми? — раздраженно проговорила она.

— Я не уверен, мама, — заявил Брайан, — что ты успела познакомиться с достопочтенным мистером…

Однако похоже, что мать успела.

— Вы! — воскликнула Меган, широко раскрыв глаза. — Что вы здесь делаете?

— Моя сестра пропала, — коротко объяснил Томми.

— Скорее всего отправилась на танцы, — вставил Брайан.

— Она направилась в сад во время приема у принца, — добавил Томми, адресуясь к леди Бору, — и до сих пор не вернулась.

— Почему вы в этом уверены? — спросила Меган.

— Мне об этом сказали мальчики у дверей.

— Но в такой толчее они могли и не заметить ее.

— Никки трудно не заметить, — мрачно сказал Томми, и Брайан в душе с ним согласился.

— А лорд Уоллингфорд? — осведомилась Меган.

— Его они тоже не видели.

Меган сложила трубочкой губы и задумалась.

— Ну, он, конечно, не столь заметная фигура, — сказала она. Брайан подавил улыбку. Интересно, где она познакомилась с Томми? — Я только не могу понять, почему вы решили искать ее здесь?

— Вы отлично понимаете, черт возьми! — с горечью проговорил Томми. — Потому что она любит его. — Он ткнул пальцем в Брайана, который ошеломленно заморгал.

— Любит…

— Да-да, любит тебя, дурень ты великорослый, — скрипучим голосом подтвердила мать.

— Но ведь она выходит замуж за Уоллингфорда!

Но у Томми, кажется, иссякло терпение, он смертельно устал от пустых разговоров.

— Но если она не здесь… — Он откинул назад волосы, покачал головой. — Тогда я не знаю, где она может быть!

— Воксхолл, — снова высказал догадку Брайан.

Брат Николь, похоже, даже не услышал его.

— Она в беде! — заявил он. — Она в страшной беде. И поэтому-то я и предположил, что она у тебя, Бору!

Брайан на костылях подошел к Томми.

— Должно быть, ты здорово устал и не в себе, Томми. Тебе надо отдохнуть от армии.

— Я и без того сейчас в отпуске!

— Мой мальчик, а что заставляет тебя думать, что она в беде? — вмешалась Меган.

Томми посмотрел на леди Бору. Затем положил ладонь себе на грудь.

— Я могу это чувствовать. Сердцем.

— О Боже! — закатил глаза Брайан. Однако на лице матери он вдруг прочитал озабоченность.

— Вы очень близки, ты и она?

— Мы близнецы. Рождены с разницей в несколько минут.

— Ну да, близнецы. Значит, вы обладаете ясновидением по отношению друг к другу?

— Мама, не болтай чепухи.

Меган не обратила никакого внимания на слова сына, продолжая смотреть на Томми.

— Я… я не знаю, как это назвать, — неуверенно проговорил он. — Но я знаю, что она нуждается во мне. Я это чувствую! И нуждается именно сейчас! Просто я не могу определить, где она!

— Ты был у лорда Уоллингфорда?

Томми кивнул, почувствовав облегчение от того, что кто-то всерьез воспринял его страхи.

— Дворецкий не впустил меня, но это не имеет значения. Ее там не было. Я знал, что ее там нет.

— А он там был?

— Дворецкий сказал, что он еще не приходил.

— Ты ему поверил?

— Я знал, что он говорит правду.

— Чувствовал сердцем, как я полагаю, — скептически заметил Брайан. — Знаете, кто в самом деле пропал? Хейден. Я бы выпил сейчас. Хейден!

— У нее есть подруги? — спросила Меган. — Кто-нибудь, кто мог ее видеть?

— В городе — нет. В академии — да.

— Так может быть, она туда отправилась? Хотя это не объясняет, почему мальчишки, дежурившие у дверей, не видели ее.

— Да, не объясняет, — согласился Томми.

— Почему ты решил, что она может быть здесь?

— Я видел ее сегодня на церемонии во время вручения орденов. Я видел ее лицо. И понял, что она решила не выходить замуж за Уоллингфорда. Она не могла выйти за него. Это стало ясно как Божий день.

— Вы двое, — заявил Брайан, — разговариваете словно торговки на базаре в Стратклайде. Ясновидение, как же! Хейден! — Он что было сил рванул дверь, и слуга едва не упал ему на грудь. Было ясно, что он вовсе не спал, а подслушивал под дверью. — Принеси мне виски! — велел Брайан. — Я не могу иметь дело с этими ненормальными!

— Да, милорд. — Хейден повернулся, и Брайан схватил его за ворот. Он мог не верить в ясновидение, но что-то в выражении лица слуги показалось ему подозрительным.

— Погоди-ка, погоди, — пробормотал он. Ему на память пришли некоторые фразы из их разговора. «Вам будет лучше без нее». Томми Хейнесуорт и мать все еще продолжали обсуждать вопрос, куда могла подеваться Николь. — Да не крутись ты! — рявкнул он. Все удивленно уставились на Брайана.

— Я лучше принесу виски, — пробормотал Хейден, пытаясь освободиться от хватки хозяина. Однако Брайан не спешил его отпускать.

— Ты имеешь какое-нибудь представление о том, где может находиться в этот момент мисс Хейнесуорт, Хейден?

— Я, милорд? Почем мне знать!

Брайан пожал широченными плечами:

— Может, потому что она англичанка? Потому что не подходит мне?

Брайан не ошибся. Мрачный взгляд Хейдена вдруг озарился внезапным светом.

— Можно не сомневаться, что она бражничает с этим фатоватым коротышкой, за которого собралась замуж.

Томми был поражен быстротой реакции Брайана, когда тот схватил слугу за горло.

— Признавайся, какую гадость ты подстроил? — прокричал Брайан. Лицо у Хейдена побагровело, но Брайан лишь сильнее сжал ему горло.

— Смотри, не удуши его, Брай, — предостерегла Меган.

— С ним все в порядке. Она в опасности? — допытывался Брайан.

— Ни… никакой опасности, — сумел выдохнуть несчастный.

— Ты знаешь, где она?

— Нет!

Брайан ужесточил хватку.

— Но, должно быть, у тебя есть идея на этот счет, — предположил он. — Это просто совпадение, что ты вошел в зал из сада всего на шаг впереди Уоллингфорда?

— Боюсь, что он сейчас испустит дух, — нервно заметил Томми.

— А, шотландцы — народ крепкий. — Брайан сжал Хейдену горло еще сильнее. Тот выпучил глаза, изо рта у него потекла слюна, он вцепился пальцами в руку хозяина. Брайан на пару секунд ослабил хватку, давая возможность своей жертве сделать глоток воздуха. — Ты хочешь мне что-нибудь сказать? — Тот потряс головой. — Ты уверен? У тебя нет никаких мыслей относительно того, где может быть мисс Хейнесуорт?

Лоб у Хейдена посинел.

— Хейден, — вмешалась Меган. — Ты ведь знаешь о своем долге перед хозяином. Ты должен сказать правду!

— Я не… я не…

— Что ты, черт тебя побери, сделал?

— Господи, — вышел вперед Томми. — Я сейчас пристрелю его лично! — заявил он, вынимая пистолет. При виде блестящего дула Хейден вдруг обмяк. Брайан отпустил его, и слуга мешком рухнул на пол.

Брайан наверняка пнул бы его, если бы ему не нужно было стоять на здоровой ноге.

— Двоюродный брат мужа моей тетушки, — передразнил Брайан слугу. — Ты на кухню добирался через сад? Ведь ты наверняка общался с Уоллингфордом!

— Я не знаю никакого Уоллин…

Томми взвел курок. Хейден сжался и закрыл ладонями лицо.

— Боже милосердный, не позволь ему убить меня!

— Последний шанс, Хейден. Что ты знаешь?

— Ничего! Клянусь!

— Застрели его, Томми, — коротко приказал Брайан.

— Ой, Брай, — пробормотала Меган. — Я, право же, не думаю…

Тем не менее Томми приставил дуло к голове Хейдена.

— Ладно! — выкрикнул неукротимый шотландец. — Я в самом деле перемолвился с этим человеком…

— Что именно ты сказал?

— Я объяснил этому коротышке, что если он хочет иметь мисс Хейнесуорт своей женой, ему лучше взять ее сейчас, этой ночью, иначе она убежит с вами.

Все трое — Брайан, Меган и Томми — ошеломленно уставились на Хейдена.

— А тебе какое до этого дело? — изумленно спросил Томми слугу.

— Хейден, — объяснил Брайан, — передается мне по наследству. Он страшно не хочет, чтобы я женился на англичанке. Он считает, что я должен вырастить целую армию шотландцев и занять королевский трон.

Меган ахнула:

— Никогда в жизни не слышала ничего более вздорного. Хейден, о чем ты думаешь?

— А разве вы, — в отчаянии обратился тот к ее светлости, — хотели, чтобы он женился на англичанке?

— Да пусть он женится хоть на двухголовой овце, болван ты этакий, если это принесет покой его душе!

Томми стал рассуждать:

— Итак, он сказал Уоллингфорду, что нельзя терять времени, если тот намерен жениться на Никки. Но что было потом? Уж не отправились же они в Гретна-Грин?

— У тебя ведь дар ясновидения, — ядовито заметил Брайан.

Томми покачал головой:

— Она не поехала бы с ним по доброй воле. В Вестминстере я понял: она все решила. Она не намерена выходить за него замуж.

— Однако в сад они вышли вместе, — обеспокоенно сказала Меган.

— И не вернулись, — мрачным голосом произнес Томми. — Должно быть, там-то она и сообщила Уоллингфорду, что не выйдет за него. Я думаю, он похитил ее, Бору. Прямо из сада.

Брайан невольно засмеялся:

— Хотел бы я видеть это зрелище! Да она смяла бы его, если бы он решился на подобный шаг!

— А если у него были помощники? Он отнюдь не глуп. Он должен был учесть, что с ней не справится.

— Мне кажется, Томми, ты слишком уж фантазируешь, — мягко проговорил Брайан. — Заговор негодяев в зарослях кустов? Какой уважающий себя человек станет принимать участие в такой подлой затее?

Томми не ответил. Он зажмурился, пытаясь вспомнить, что видел в тот момент, когда его сестра направлялась в сад вместе с Уоллингфордом. Две высокие, темные фигуры, праздно прогуливающиеся возле высаженных в кадках пальм. Томми вдруг застонал:

— Терлингтон и Бодерингли. Они торчали возле двери, выходящей на террасу. И были изрядно пьяны.

— Я все же ставлю на Николь, даже если они выступили против нее втроем.

Однако память тут же подсказала Брайану несколько деталей. Терлингтон выступал в качестве судьи в поединке Николь с Уоллингфордом в Ярлборо. Этот человек был весьма искусным фехтовальщиком. Брайан дважды встречался с ним в поединках, и ему пришлось изрядно попотеть, чтобы одолеть этого лорда. Вряд ли Терлингтона могли ввести в заблуждение картинно элегантные позы Уоллингфорда. Скорее всего он отдавал себе отчет, что же произошло на самом деле. Это, должно быть, и помогло убедить Терлингтона принять участие в похищении. Англичане любят ставить своих женщин на место. А если он был пьян, то…

— Хейден, — хриплым голосом обратился Брайан к слуге, — а что сказал, что ответил Уоллингфорд, когда ты дал ему свой совет?

— Я не знаю, о чем вы говорите, милорд.

Брайан нагнулся и рывком поднял Хейдена на ноги, а затем и над полом.

— Что сказал Уоллингфорд? Тебе понятен этот простой вопрос? Томми, где твой пистолет?

Впрочем, Томми уже навел дуло на Хейдена.

— Я не знаю, — неуверенно произнес Хейден.

— Не испытывай моего терпения, — прорычал Томми и взвел курок.

Хейден сглотнул.

— Он сказал… он сказал… это была какая-то бессмыслица.

— И все же?

— Он сказал, что ему придется воспользоваться страницей из книги ее мамы…

— Парень, должно быть, сошел с ума, — сочувственно проговорила Меган. — Ведь ваша мама — утонченная леди, не правда ли, мистер Хейнесуорт? Какое отношение она может иметь к похищению?

Кровь отлила от лица Томми.

— Графиня Д'Оливери, — прошептал он. — Что-то там было в истории, которую рассказывала мать…

— Что за история? — спросила Меган.

Брайан все знал, он слышал это от самой Кристиан в Париже. Историю о том, как Эмилия Мэдден оставалась в течение трех сезонов не у дел, не имея сколько-нибудь серьезных поклонников, готовых просить ее руки. О том, как Гарольд Хейнесуорт улыбался ей во время танца и как она поклялась, что он будет принадлежать ей. Их роман получил развитие. Эмилия Мэдден была счастлива. И тогда…

Хейнесуорт заметил Кристиан, которая дебютировала на светском балу, и ее красота поразила его. Эмилия выразила неудовольствие и высказала угрозы в адрес соперницы. Мужчина, которого Кристиан отвергла как претендента и которого многие знали как мота и распутника (его звали Фарли Уэдерстон), пришел на помощь Эмилии. Однажды на балу Уэдерстон подошел к Кристиан и сказал ей, что лорд Хейнесуорт без ума от нее и мечтает бежать с ней. Кристиан по своей глупости отправилась с ним в гостиницу, где ее якобы ожидал Хейнесуорт. Однако по прибытии выяснилось, что ее предполагаемого будущего мужа в гостинице нет. Уэдерстон уговорил Кристиан войти внутрь, подняться с ним и подождать. Затем сделал попытку изнасиловать ее в какой-то неопрятной тесной комнатенке. Она сумела дать ему отпор, однако от этого было мало толку. Уэдерстон раструбил, что она отдалась ему, даже предъявил свидетелей из пивного бара внизу, в том числе барменшу — бесстыжую, вздорную женщину, которой он передал пять фунтов прямо на глазах у Кристиан в ту самую ужасную ночь…

— Ты прав, Томми. Она похищена, — тихо сказал Брайан. Но куда ее увезли? Как называется та гостиница? Кристиан называла ее, Брайан был уверен в этом. Она рассказала ему все подробности того унизительного испытания, которое ей пришлось перенести. Он закрыл глаза, пытаясь вспомнить.

Кент. Брайан хорошо помнил, что дело было в Кенте. В названии фигурировал какой-то цвет. И еще какое-то животное. О Господи, да такие названия имеет половина гостиниц в Англии! Он был настолько зол на Уоллингфорда, что это мешало думать. Не позволяй чувствам взять верх над разумом, сказал он себе, Николь в опасности, ты обязан вспомнить!

Какой-то темный цвет. Синий… Нет. Черный. А животное…

— Жеребец! — воскликнул он. — «Черный жеребец»! По дороге к Кенту. Именно туда он ее повез.

— Откуда ты знаешь? — усомнился Томми.

— Это та гостиница, куда Уэдерстон привез в свое время Кристиан, будущую графиню Д'Оливери по наущению твоей матери. Она была полна решимости заполучить твоего отца. Подобно тому, как Уоллингфорд намерен заполучить твою сестру.

— Я пошлю за каретой, — заявила Меган, шагнув к двери.

— Для этого нет времени. Как ты сюда добрался, Томми?

— Верхом, разумеется.

— Они взяли карету. Верхом у нас есть шанс догнать их.

— Ах нет, милорд, — решительно возразил Хейден. — Вы не сможете ехать верхом с вашим коленом.

— Я поеду! — с мрачной решимостью проговорил Брайан. — И буду ехать, черт возьми, пока не вывалюсь из седла! А после поползу! — Подойдя на костылях к двери, он остановился на пороге и сказал: — Знаешь, Хейден? Вот оно, твое наказание. Не поговори ты сегодня с Уоллингфордом, я бы отправился в Шотландию, чтобы никогда больше не видеть мисс Хейнесуорт. И скорее всего женился бы там на какой-нибудь симпатичной шотландской девчонке.

Слуга побледнел как полотно, затем поднялся и с вызовом заявил:

— Вы опоздаете, милорд. Они уже давно поженились.

— Если они поженились, — ответил Брайан, надевая сюртук, который подала ему Меган, — я вернусь сюда и лично пристрелю тебя.

Глава 29

Николь пришла в сознание от жуткой головной боли и удушья. Она находилась в закрытой карете, о чем можно было судить по перестуку колес и отсутствию ветра. На ней все еще был капюшон, и когда она вздумала его снять, то обнаружила, что руки ее связаны. Николь почувствовала себя беспомощной, ей стало холодно и страшно.

— Прошу вас, — тихо произнесла она, — здесь есть кто-нибудь?

— Я же говорил, что не причинил ей особой боли, — услышала она глухой мужской голос. В ответ раздался хриплый смех другого мужчины:

— Зато она основательно взгрела его! Ну что тебе, злючка?

— Я не могу дышать, — с трудом произнесла Николь.

— Вот и хорошо. Это компенсация за то, что ты чуть не искалечила меня!

— Но я действительно не могу дышать!

— А ну посмотри, — озабоченно сказал другой мужчина. — Нам ни к чему, чтобы она умерла.

— Отвечай за себя, — пробормотал его сообщник.

Николь пришла в голову идея притвориться, что она теряет сознание. Затрудняющий доступ воздуха капюшон быстро сняли с ее головы. Николь продолжала лежать неподвижно, опершись о боковину сиденья. Сидевший рядом мужчина наклонился к ней. Она толкнула его связанными руками в подбородок с такой силой, что у того клацнули зубы.

— Господи, да ты почище, чем боксер на ринге! — пробормотал мужчина, потирая подбородок. Николь попыталась было пнуть его, но оказалось, что ноги у нее тоже связаны.

— Прекрати, — прорычал мужчина напротив, — если не хочешь, чтобы тебя снова оглушили.

Ей очень хотелось рассмотреть обоих, однако в карете было слишком темно. Судя по разговору, они были джентльменами, и это немного успокоило Николь.

— Я не знаю, кто вы такие, но прошу вас, пощадите меня. Ради ваших матерей, сестер и жен…

— Интересно было бы посмотреть, как моя мать нанесет такой удар, как ты Уоллингфорду, — насмешливо проговорил мужчина напротив.

— Бодерингли? — узнала Николь голос приятеля Энтони. — Это ведь вы? — Она повернулась к мужчине, который был рядом с ней. — А вы, должно быть, Терлингтон. — Она испытала чувство облегчения. — Ради Бога, давайте прекратим весь этот вздор! Ведь вы джентльмены! Неужели же вы будете способствовать похищению леди?

— Это зависит от того, о какой леди идет речь. Если хотите знать, мисс Хейнесуорт, вы заслуживаете того, чтобы вас принудили к повиновению.

— Почему? — удивленно воскликнула Николь.

— Вы слишком хорошо фехтуете.

— О Господи! Какое это имеет отношение к происходящему?

— Это опасная идея — учить женщин владеть оружием, — заявил Терлингтон, и она почувствовала запах виски. — Это может заставить их думать.

— Думать о чем? — спросила Николь.

— О положении вещей. О месте женщины в доме, когда она выполняет пожелания мужа и не помышляет о фехтовальной дорожке.

— Да, — подтвердил Бодерингли, вынимая флягу и делая глоток. — И он должен иметь право проучить ее, если она ему не угодит. А это не так-то просто сделать, если жена вооружена. — Он передал флягу Терлингтону.

— Поэтому, мисс Хейнесуорт, вы останетесь связанной до той самой минуты, пока священник не объявит вас и беднягу Уоллингфорда мужем и женой. Хотя зачем ему такой возмутитель спокойствия в доме — выше моего разумения.

Николь вдруг поняла, что в карете находится еще один человек. Он полулежал, скорчившись, рядом с Бодерингли. Это был, конечно, Энтони. И явно без сознания.

Николь попыталась усыпить бдительность похитителей.

— Послушайте, вы, оба, — начала она. — Мне кажется, вы не понимаете, что творите. Ведь это — похищение человека! Вы оба угодите в тюрьму!

— Как бы не так, — быстро возразил Бодерингли. — Мы лишь помогаем нашему другу.

— Допустим, вы увидите меня замужем за Уоллингфордом, но разве это стоит того скандала, который разразится?

Терлингтон помахал в воздухе рукой.

— Какой скандал? — заплетающимся языком спросил он. — Вы уже помолвлены, разве не так? Мы только помогаем ускорить дело, — закончил он и рыгнул.

— Мой отец убьет вас, — пригрозила Николь, хотя и сама понимала, что это пустая угроза.

— Если сможет оторваться от игорного стола, — презрительно заметил Бодерингли.

— Ну, в таком случае это сделают мои братья!

— Знаете, я беседовал сегодня с Томми о вашей женитьбе. — Бодерингли снова сделал глоток из фляги. — Если хотите знать, никто в Англии так не желает видеть вас замужем за Уоллингфордом, как он.

В этот момент карета резко свернула с дороги.

— Приехали, — с удовлетворением сказал Терлингтон. — Кого предпочитаешь взять?

— Возьму Уоллингфорда, с ним спокойнее. Да и весит он поменьше.

Николь посмотрела в окно кареты и поняла, что они остановились у какой-то придорожной гостиницы. Это обнадежило ее. Вряд ли они смогут втащить ее внутрь потихоньку, она обязательно поднимет шум, и кто-то же должен прийти ей на помощь! Девушку схватили два пьяных негодяя! Николь набрала побольше воздуха в легкие, готовясь закричать, как только дверь откроется. Но стоило ей открыть рот, как Бодерингли сунул в него матерчатый кляп. Николь попыталась вытолкнуть кляп, но Бодерингли быстро примотал его куском веревки к голове.

Когда она сделала попытку что-то крикнуть, послышалось лишь неразборчивое мычание.

Бодерингли вынес Уоллингфорда из кареты на руках и, покачиваясь, направился с ним к дверям гостиницы. Терлингтон поставил Николь на ноги, попытался поднять ее, однако понял, что это ему не под силу, и вытащил ее из кареты волоком. Она отталкивалась пятками от гравия дорожки, беспомощно вращала глазами, а увидев возницу, с любопытством наблюдавшего за происходящим, промычала:

— М-м-м-м… — Что должно было означать: помогите мне.

Терлингтон с откровенным удовольствием наблюдал за ее потугами. Николь брыкалась все время, пока он тащил ее к гостинице, однако Терлингтон был намного сильнее Уоллингфорда. Они ввалились через заднюю дверь, и дородная женщина, мывшая посуду на кухне, похоже, нисколько не удивилась появлению гостей.

— Налево вверх по лестнице, — коротко сказал она и передала Бодерингли, груз которого был полегче, ключ. Николь смогла лишь проводить женщину гневным взглядом, когда Терлингтон вытаскивал ее из кухни.

Она подумала, что, возможно, ей удастся что-нибудь предпринять на лестнице. Однако Бодерингли отнес наверх Уоллингфорда, затем вернулся и помог своему приятелю, взяв ее за ноги. Добравшись до комнаты — маленькой жалкой конуры, в которой не было ничего, кроме кровати и стола, они бесцеремонно уложили ее на пол. На кровати, как она заметила, ворочался Уоллингфорд.

— Кто пойдет за священником? — спросил Терлингтон, вытирая пот со лба.

— Я должен выпить, а ты иди.

— Я т-тоже должен освежиться. Д-давай попьем… пошлем возницу, — предложил Терлингтон.

— Отлично придумано, старина. — Бодерингли похлопал приятеля по спине. Николь с удовлетворением увидела, как тот поморщился от боли. Должно быть, она основательно поддала ему под ребра.

Оба вышли, захлопнули дверь и заперли ее снаружи. Николь немедленно стала испытывать прочность веревок, которыми были опутаны ее руки и ноги.

— M-м… — Этот стон донесся с кровати. Уоллингфорд попытался сесть, прижимая при этом ладонь к носу. Отняв руку, он увидел на ней кровь, и лицо его посерело. Он диким взглядом обвел комнату, увидел Николь на полу и сделал гримасу.

— Тебе не следовало этого делать, — пробормотал он.

— М-м-м-м… — ответила она.

— Они не сделали тебе больно? — участливо спросил Уоллингфорд. — У тебя синяк на лбу? Проклятие, я им ясно сказал, чтобы они обходились с тобой помягче. — Николь лишь сверкнула глазами. — Ты… ты сердишься на меня, да? — Николь энергично кивнула головой. — Я не собирался так поступать, но, черт возьми, ты не хотела прислушаться к разумным доводам, Николь!

— Г-р-р, — сказала она.

Он поднялся и осторожно приблизился к ней; так укротитель приближается к дикому зверю.

— Ты должна доверять мне. Ты согласилась выйти за меня замуж. Я лишь приближаю эту дату. Все дело в том, что мне нестерпима мысль, что я могу тебя потерять. Однако я сожалею, что все так складывается.

Николь решила задерживать дыхание до тех пор, пока не посинеет. Однако до этого не дошло. Уоллингфорд, взглянув на ее лицо, побледнел, опустился на колени и стал вытаскивать из ее рта кляп.

— Ты не закричишь, если я его выну?

Она покачала головой. Он вынул кляп.

Николь завопила изо всех сил.

Уоллингфорд тут же зажал ей рот рукой.

— Но ведь ты обещала! — обиженно воскликнул он.

— Подлец и негодяй! — Николь плюнула ему в ладонь. А затем, осознав, что лежит беспомощная, опутанная по рукам и ногам, разрыдалась.

— Ой, Николь, — пробормотал Уоллингфорд. — Прошу тебя, не надо. Ты не должна плакать. — Он приподнял ее за плечи, стал баюкать. Она была настолько потрясена проявлением подобной нежности, что внезапно перестала рыдать. — Вот так-то лучше, — бодро заявил он. — Теперь ты та Николь, которую я люблю.

— Как ты… — Николь яростно тряхнула головой, чтобы сбросить со рта его пальцы. — Как ты можешь говорить о любви? После того, что сделал? Позвал двух пьянчуг, чтобы похитить меня…

— Я действовал исключительно в наших интересах.

— Это для моего блага меня тянут, как мешок, связанную, с кляпом во рту, к алтарю?! К твоему сведению, Энтони Уоллингфорд, никакие силы ни на небе, ни на земле не заставят меня теперь выйти за тебя замуж!

— Ты сейчас очень расстроена.

— Черт возьми, в этом ты совершенно прав! И как ты можешь жениться на девушке, которая тебя не любит?

— Ты нужна мне, — ответил он.

— Нужна? Для чего?

— Ты нужна мне, чтобы у меня были дети.

Меньше всего Николь ожидала подобного ответа. Она буквально раскрыла рот от удивления:

— Почему?

Он отвел взгляд.

— Ты же видишь, какой я хилый… Неумелый… Низкорослый.

Николь вдруг почувствовала к нему жалость.

— Ну как ты можешь так говорить? — возразила она. — Да ведь ты самый завидный жених в Англии! Томми говорит мне об этом по три раза на дню!

— Я жалкое подобие мужчины, — тихо возразил Уоллингфорд.

— Да ничего подобного!

— Но ведь ты не хочешь выйти за меня замуж! — с укором произнес он.

— Но не потому… это не имеет никакого отношения к тебе. — Хотя, конечно же, это имело к нему прямое отношение. Николь почувствовала, что запуталась. — То есть ты можешь стать великолепным мужем для любой девушки!

— Для малорослой. — Он поморщился. — И каких сыновей она мне подарит? Лилипутов вроде меня.

Только теперь Николь начала кое-что понимать.

— Ты хочешь жениться на мне, чтобы иметь рослых, крепких сыновей?

Уоллингфорд кивнул.

— И они будут такими же блестящими фехтовальщиками, — сказал он, воодушевляясь. — Они будут, как ты, Николь.

— Энтони, но я все время боюсь!

— Чего?

— Разбить фарфоровую посуду! Столкнуться с кем-нибудь! Всякий раз, когда ты помогаешь мне выйти из кареты, меня охватывает ужас — я боюсь раздавить тебя!

— Ну вот видишь? — с горечью сказал Уоллингфорд. — Ты презираешь меня точно так же, как мой отец. Он постоянно меня пилит: «Когда ты перестанешь быть щеголем и станешь мужчиной? Когда ты сможешь не только пируэты исполнять да галстуки завязывать?» И он не позволил мне быть солдатом. Когда я упрашивал его об этом, он сказал, что меня убьет первое же ядро.

— Однако пируэты ты исполняешь совсем неплохо.

— Ты, конечно же, права. Вот почему ты и должна быть при мне. Ты всегда знаешь, что сказать, что сделать. Ты преуспела там, где мне всегда очень хотелось быть на высоте — в стрельбе, езде верхом, охоте. Ты — львица.

— Ты бы сказал это моей матери, — грустно проговорила Николь. — По ее мнению, я совершенно безнадежна. И выйти за тебя я согласилась лишь для того, чтобы ее порадовать. Она никак не ожидала, что я буду так высоко котироваться на рынке невест. Это было так, словно сбылась заветная мечта, когда ты пригласил меня танцевать в первый раз. Я почувствовала себя… красивой. И грациозной. — При воспоминании об этом Николь улыбнулась.

— Я могу сделать так, что ты будешь чувствовать себя красивой и грациозной всю жизнь, — пообещал Уоллингфорд.

Николь снова улыбнулась:

— Дорогой Энтони! Я верю, что ты постараешься сделать все возможное. Но скажи мне честно — и это будет платой за то, что ты до смерти напугал меня сегодня. Ты любишь охотиться?

— Ну… Я не очень люблю стрелять из ружья.

— А ездить верхом?

— Я никогда не любил лошадей — эдакие громадины.

— Ты плаваешь? — Он покачал головой. — Любишь фехтование?

Энтони потупился:

— Ты видела, я несилен в этом.

Своими связанными руками Николь взяла его за руки.

— Энтони, ты можешь хотя бы приблизительно представить, чем мы будем заниматься вместе всю жизнь?

Он упрямо выставил вперед подбородок.

— Я намерен жениться на тебе, Николь, и воспитать сыновей — таких же сильных, крепких и здоровых, как ты. Они будут настоящими мужчинами, такими, каким мечтал быть я сам.

— Ты не можешь жениться на девушке только из-за ее красивой внешности!

— Почему же? Мужчины всегда так поступают.

— Ну и дураки. Жена должна разделять интересы мужа, любить то, что любит он. — Уоллингфорд хотел было возразить, но Николь энергично замотала головой: — Ты лучше скажи мне вот что. Если бы не твоя идея — дать жизнь целому выводку здоровых, крепких сыновей, кто из девушек мог бы тебя привлечь?

— Ну… — Он поднял на нее глаза. — Ты знаешь Сесилию Фарнуэдер?

Николь одобрительно кивнула:

— Очень симпатичная малыш… милая девушка. Всегда доброжелательна, ты не находишь? Одевается по последней моде. Великолепно танцует. И красива как картинка.

— О, — горячо воскликнул Уоллингфорд, — я думаю, что она красивейшее создание на земле! — И после паузы добавил: — После тебя.

— Я видела, как она смотрела на тебя сегодня в Вестминстере. Думаю, она любит тебя, Энтони. И наверняка не раздумывая выйдет за тебя замуж.

— Но она такая маленькая!

— Знаешь, — сморщила нос Николь, — жизнь полна неожиданностей. Что, если у нас с тобой будут одни дочери? Рослые, неуклюжие дочери?

— О Господи… Я как-то не подумал о дочерях… Сесилия может подарить мне славных дочерей. — Энтони просветлел, но затем снова нахмурился: — Но тут, однако, вопрос. А какие у нас будут сыновья?

— Я надеюсь, что они вырастут такими же добрыми и чудесными, как ты.

— Если я такой добрый и чудесный, то почему ты не хочешь выйти за меня замуж?

— Потому что я не люблю тебя, — ответила Николь. — И не верю, что ты любишь меня. Ты любишь тот образ, который сам придумал, а меня ты даже толком не знаешь.

— Но мы можем получше узнать друг друга! — в отчаянии воскликнул он. — И полюбить!

— Возможно, — согласилась Николь. — Но этого может и не произойти. Скорее всего мы убедимся, что совершенно не подходим друг другу. Как мои родители. У них нет ничего общего. Есть два одиночества, которые движутся сами по себе. Ах, Энтони! — Слезы блеснули в ее глазах. — У нас один шанс в жизни. Ты и в самом деле считаешь, что я — это то, чего ты хочешь?

— Ты… ты… Я… — Уоллингфорд не поднимал глаз; зато издал прерывистый вздох, похожий на рыдание: — Я никогда бы не причинил тебе боли, Николь. Ты должна мне верить.

— Я верю, — ответила она. — Именно поэтому ты сейчас развяжешь мне руки и ноги и позволишь уйти домой.

— Развязать тебя? Да, конечно. Я страшно сожалею. Я не знаю, о чем я думал. — Уоллингфорд занялся веревками и с большим трудом развязал их. Николь принялась энергично растирать затекшие запястья и щиколотки, чтобы восстановить кровообращение. Наконец Энтони посмотрел на нее: — Боже мой, должно быть, ты меня теперь ненавидишь.

— Вовсе нет, — заверила его Николь. — Вот если бы ты не развязал меня, тогда другое дело. А сейчас нет. Я думаю, редкий человек может прислушаться к своему сердцу вопреки тому, что говорит свет.

Он казался таким печальным и отчаявшимся, что Николь встала на колени, чтобы обнять его. Уоллингфорд прикоснулся губами к ее лбу.

— Сесилия примет меня? — поколебавшись, спросил он. — Ты в самом деле так думаешь?

— Я это знаю, — ответила Николь и поцеловала его в щеку.

— Нет прощения мужчине, способному погубить твою репутацию, — сказал Энтони в раздумье.

И в этот момент послышался страшный грохот. Можно было подумать, что началось землетрясение. Оба в ужасе прильнули друг к другу.

— Боже милосердный! — воскликнул Уоллингфорд. Николь закричала.

Последовала короткая пауза, затем раздался второй удар. Дверь распахнулась, слетела с петель и с грохотом упала на пол. Уоллингфорд отполз от нее и закрыл Николь. На пороге появились две мужские фигуры с пистолетами в руках. Николь мгновенно узнала их: это был ее брат Томми, а рядом с ним — лорд Брайан Бору собственной персоной.

Брайан бросился в комнату и приставил пистолет к голове Уоллингфорда.

— Я не трогал ее! — воскликнул организатор похищения. — Клянусь жизнью! — И поспешно убрал руки от Николь.

— Мерзкий лжец! — прорычал Брайан.

— Произошла ужасная ошибка! — выкрикнул Уоллингфорд.

— Да, это была ошибка, за которую ты сейчас заплатишь!

— Брайан! — громко и решительно позвала Николь. — Перестань паясничать! И ты, Томми! Спрячьте к черту свои железки! Нет никакой нужды применять силу! Энтони и я провели вечер, обмениваясь весьма полезными сведениями.

— Вечер вопросов и ответов? — взорвался Брайан. — Да он похитил тебя!

— Вообще-то, — то ли икнул, то ли хихикнул Уоллингфорд, — это, как видите, совсем не так.

— Хотя и не потому, что ты не пытался, — сказала Николь, дружелюбно похлопав его по плечу.

Брови Брайана взметнулись вверх.

— Ты пришла сюда с ним по доброй воле?

— Если не считать того, что во рту у меня был кляп, а руки и ноги связаны, — пояснила Николь. — Томми, да убери ты свой пистолет! Ты меня нервируешь!

— Ты вышла за него замуж или нет? — без обиняков спросил брат.

— Я отныне даже не помолвлена с ним. По крайней мере я так думаю. Правда, Энтони?

— Да, конечно. Ты убедила меня, дорогая!

Брайан положил руку на спинку кровати, чтобы не упасть. Он почувствовал себя так, будто из него выпустили воздух. Что бы ни произошло в этой комнате, было ясно, что Николь не нуждалась в том, чтобы ее спасали. Она сумела сделать это самостоятельно. Она не нуждалась в герое — и конечно же, не нуждалась в нем. Он молча смотрел на Николь. Ее золотистые волосы разметались по плечам, небесно-голубое платье было измято, на правом виске темнел синяк. И тем не менее она еще никогда не была такой красивой.

Томми, похоже, пребывал в недоумении.

— Но ведь тебе грозила опасность, Никки! Я это чувствовал!

Николь поднялась с пола, отряхнула от пыли руки.

— Ты прав. В Карлтоне, когда я сказала Энтони, что никогда не выйду за него замуж, он… очень разволновался.

— Да говори уж прямо! — бодро посоветовал Уоллингфорд. — Я совершил величайшую глупость. Попытался похитить ее. Но конечно, я не мог это сделать один, понимая, что она сильнее меня вдвое, а может, и втрое.

— Ну, ты и в самом деле не самый сильный мужчина в Англии, — согласилась Николь и захихикала, вспомнив сцену в саду. — Однако спланировал ты все очень хорошо, пригласив Терлингтона и Бодерингли помочь тебе.

— Джентльмен всегда знает пределы своих возможностей, — скромно заметил Уоллингфорд. — Должен сказать, что меня страшно рассердило то, что кто-то стукнул тебя. Впредь я не буду с ними разговаривать. — Он поправил свои измятые кружевные манжеты. — Кстати, куда это они запропастились? Они должны были пойти и привести священника.

— Твои сообщники внизу, в пивном зале, — проинформировал его Томми. — Вряд ли они уже пришли в себя. Брайан съездил каждому по физиономии. Но по-моему, они даже не поняли, что произошло.

— Правда? — На Уоллингфорда сказанное произвело впечатление. — Большое спасибо, старина! — Он сделал шаг, словно собираясь пожать руку Брайана, но, увидев выражение его лица, передумал. — Однако, как говорится, все хорошо, что хорошо кончается. Который час? Сейчас уже, наверное, очень поздно. Или, скорее, рано. Мне лучше вернуться в город. Я очень-очень сожалею, Николь, за… за причиненные неудобства. Я буду…

— Не надо так торопиться. — Брайан схватил Уоллингфорда за сюртук, когда тот проходил мимо. — У меня есть кое-что и для тебя. Как память о вечере. — Он занес было кулак, но Николь в этот момент выкрикнула:

— Брайан! А где твои костыли?

Кулак Брайана замер в воздухе. Глядя на свою руку, он пробормотал:

— Я… н-не знаю. Может, я оставил их в Лондоне в конюшне? Мы так спешили сюда…

— А как ты в таком случае поднялся по лестнице?

Брайан подумал:

— Не могу вспомнить. Должно быть, мне помог твой брат.

— Только не я, — возразил Томми. — Я следовал за тобой.

— А как ты сейчас стоишь на обеих ногах?

Брайан в изумлении перевел взгляд на свои сапоги. Правое колено его слегка оттопыривалось, и он снова схватился за спинку кровати.

— Так иногда бывает в бою, — предположил Томми. — Люди могут воевать день и ночь без передышки, как сумасшедшие.

— Но если твое колено выдержало подъем по лестнице один раз, — медленно проговорила Николь, — оно способно выдержать это снова.

— Весьма справедливое допущение, — вставил Уоллингфорд. — Затем вдруг хлопнул себе ладонью по лбу: — Боже мой! Совсем забыл!

Все уставились на него, кроме Брайана, который вдруг почувствовал, что у него ноет колено, и опустился на кровать.

— Что такое? — с тревогой спросила Николь.

— Наверное, ты будешь очень сердиться на меня. — В темных глазах Уоллингфорда можно было прочесть раскаяние и сожаление. — Я написал объявление для утреннего выпуска и отправил его в газету.

— Объявление о чем?

— О нашем побеге, разумеется.

— Ах, Энтони!

— Я поеду и заберу его, — предложил он. — Отправлюсь сейчас же!

— Слишком поздно! — Томми посмотрел на свои карманные часы. — Сейчас почти четыре часа утра. Ты не доберешься туда раньше пяти, даже если будешь лететь на крыльях.

Николь покусала губу.

— Разразится страшный скандал. И как отреагирует мама?

Послышался робкий стук по косяку — сама дверь лежала на полу. На пороге появился круглолицый парень в пасторском облачении, с молитвенником в руках. Он откашлялся.

— Это друзья лорда Уоллингфорда? Я отец Дуган. Приношу свои извинения за то, что не смог прийти быстрее. Я отдавал последний долг прихожанину.

Уоллингфорд полез в кошелек:

— Это я должен принести извинения, отец Дуган, и сообщить, что надобность в ваших услугах отпала. Излишне говорить, что я заплачу за причиненное беспокойство…

— Газеты допускают ошибки, — сказал Брайан, как бы между прочим, сидя на кровати.

На эту нелогичную реплику обратил внимание лишь отец Дуган. Перешагнув через упавшую дверь, он подошел к Брайану:

— О, вы совершенно правы, сэр. По моему мнению, они только и делают, что ошибаются. Они перевирают факты, имена…

— Именно так, — подтвердил Брайан.

— Правда, — с негодованием продолжил отец Дуган, — они затем печатают опровержение. — Но много ли толку от него, если невинного человека уже всего изваляли в грязи?

— Но это все же лучше, чем ничего, — сказал Брайан. Он перевел взгляд на Николь. — Правда, это не совсем то, чего мне хотелось бы. Однако…

Он с шумом сполз с кровати и опустился на колени.

— Брайан, ты повредишь колено! — испуганно крикнула Николь.

— Если я смог опуститься на колени перед болваном принцем, то смогу это сделать и перед тобой. Ты выйдешь за меня замуж, Николь?

— Вот это да! — развеселился отец Дуган. — Я присутствовал на многих бракосочетаниях, что вполне естественно, но никогда не видел, как делают предложение!

— Замолчите! — зашипел на него Томми. — То есть прошу вас, помолчите! — Он в ужасе смотрел на сестру, которая качала головой.

— Это очень любезно с твоей стороны, Брайан, — прошептала Николь, — попытаться спасти мою репутацию. Но…

— К черту репутацию! — закричал Брайан. — Я люблю тебя и хочу остаток жизни провести с тобой! Так скажи, ты выйдешь за меня или нет?

— Ах Брайан! — Лицо у. Николь просветлело, в глазах блеснули слезы. — Наконец-то ты сказал это…

— Сказал, потому что так оно и есть, — грубо подтвердил он. — Должен был сказать давным-давно. Сожалею, что не сделал этого раньше. Наверное, говорил это многим девушкам, не придавая особого значения. Я бы хотел, чтобы существовало другое слово, которое я адресовал бы только тебе… Так каков твой ответ?

— Я скажу «да», разумеется! — Николь бросилась к Брайану, чуть не уронив его — спасла кровать. — Да, да, да, да, да!

Радостно улыбаясь, Брайан заключил Николь в объятия и стал целовать так неистово, что отец Дуган деликатно отвернулся. Уоллингфорд, наблюдая за этой сценой, пробормотал, адресуясь к Томми:

— Гм… Вот она, страсть.

Брайан оторвался от Николь лишь для того, чтобы обратиться к священнику:

— Погодите, святой отец, похоже, ваши услуги все-таки понадобятся.

— Очень хорошо, сэр. — Священник выступил вперед, оживившись оттого, что ему предстоит исполнить хорошо знакомый ритуал. — Нужны кольцо и разрешение.

— Разрешение? — в один голос вскричали Брайан и Николь.

— Да, разрешение на венчание без церковного оглашения.

— У меня есть разрешение! — объявил Уоллингфорд, роясь в своих карманах. — Точнее, у меня есть бланк. Мне его дал Терлингтон. Он говорит, что всегда держит его при себе. Утверждает, что это помогает во время собла… — ну да не важно.

— Твои друзья, Энтони, все больше меня изумляют, — заметила Николь.

— Меня тоже — после сегодняшней ночи.

— Бланк разрешения. — Священник нахмурился. — Я не уверен…

Томми потянул его за локоть:

— Послушайте, святой отец. Тут есть нечто такое, чего вы можете не знать. Если вы не обвенчаете мою сестру с этим джентльменом, они окажутся в кровати сразу же после того, как за вами закроется дверь. Как служитель Господа Бога, вы вряд ли это одобрите.

— Конечно же, нет! Блуд есть тяжкий грех! — Священник повернулся к чете: — Ну, хорошо. Давайте заполним бланк. Вероятно, у владельца гостиницы найдутся перо и чернила?

Уоллингфорд бросился вниз по лестнице и очень скоро вернулся с письменными принадлежностями. Томми начертал на бланке имя: Николь Джейн Мари Хейнесуорт и Брайан…

— У тебя есть втрое имя, Бору?

— Брайан Брюс О'Нейл Уоллес Джеймс Макдоналд Чарльз Бору, — рассеянно ответил его светлость, осторожно дотрагиваясь до синяка на лбу Николь.

— Кого-нибудь из шотландских героев твоя мама упустила? — спросила она, смеясь.

— Не хватит места, — заметил с улыбкой Томми, заполняя разрешение.

— Два свидетеля есть, — бормотал под нос отец Дуган, затем погромче спросил: — А кольцо?

— Тоже имеется. — Уоллингфорд извлек кольцо из нагрудного кармана. — Хотя, может быть, ты не захочешь его надеть… При сложившихся обстоятельствах.

— На нем выгравированы ваши имена? — спросил Брайан нахмурившись.

— Нет-нет! Для этого не было времени.

— Тогда мы возьмем его. Разумеется, я за него заплачу.

— Не нужно! Считайте это свадебным подарком. — Уоллингфорд вложил кольцо в ладонь Брайана. Николь наклонилась взглянуть — обычный золотой ободок.

— Очень симпатичное, Энтони! — сказал она благодарно.

— И побольше размером, чем то, которое я подарил тебе раньше. — Он улыбнулся, когда она сняла со своего пальца обручальное кольцо с сапфиром и бриллиантом и сунула ему в руку.

— Тогда приступим, — заявил отец Дуган и прочистил горло. — Вы готовы?

— Давно готовы! — отозвался Брайан, сжимая руку Николь.

— В начале вы должны стоять во весь рост, — проинформировал священник брачующихся, — а на колени опуститесь для молитвы.

Брайан вздохнул и начал было подниматься, однако Николь одернула его.

— Разве это лишит брак юридической силы, святой отец, если мы останемся в таком же положении, в каком находимся?

— Полагаю, что нет. Дорогие возлюбленные…

— Ой, Брайан, погоди! — воскликнула Николь.

— Что такое? Уже передумала?

— Ну конечно же нет, глупый! Только вот твоя мама… может, нам подождать ее приезда?

— Николь, поверь мне. Моя мама будет в восторге, когда услышит эту новость!

— Ты так думаешь?

— Я знаю. Продолжайте, святой отец, прошу вас.

Отец Дуган повиновался.

— Дорогие возлюбленные, — начал он, — мы собрались здесь…

Первый луч солнца заглянул в окно в тот момент, когда Брайан надел кольцо на палец Николь. «Должно быть, это добрый знак», — подумал Томми, глядя на коленопреклоненную пару, освещенную светом раннего утра.

Глава 30

— Весьма вам благодарен, святой отец. — Все еще стоя на коленях, Брайан вручил священнику две пятифунтовые купюры.

— Всегда рад помочь, сэр. Я зарегистрирую ваш брак в приходской книге. — Он назвал свой приход. — Чтобы вы знали.

Томми вышел вперед и заключил сестру в объятия.

— Я так счастлив, Ник!

— В самом деле? — спросила она, вглядываясь в его лицо.

— Без сомнения! Ты была во всем права, а я заблуждался.

— Поздравляю, старина! — Уоллингфорд похлопал Брайана по спине. — Никаких неприятных чувств?

— Вообще-то говоря, — пробормотал Брайан, глядя на Николь, — я испытываю некоторые очень даже мучительные чувства. Ты не разделяешь их?

Николь покраснела. Томми, подслушавший слова Брайана, подмигнул сестре и проводил отца Дугана и Уоллингфорда к двери, а точнее — к дверному проему, поскольку дверь все еще лежала на полу.

— Я поеду и сообщу матери, — сказал он Николь и поморщился. — Хочу лишь надеяться, что газета не попадет ей в руки до моего прихода. Не так-то просто спуститься с высот, где парит лорд Уоллингфорд в качестве ее зятя, до Брайана Бору по прозванию… Как бы с ней удар не случился.

— Большое спасибо, — сухо сказал Брайан.

— Не за что, — улыбнулся Томми.

— До свидания, Энтони! — крикнула вдогонку Николь. — Огромное спасибо за то, что похитил меня!

— Всегда рад услужить! — ответил Уоллингфорд.

Томми остановился на пороге, посмотрел на дверь. Затем поднял ее и аккуратно вставил в проем.

— Это нужно сделать, — сказал он, — чтобы вам смогли постучать, когда принесут завтрак в постель.

Николь захихикала.

— Ты хочешь есть? — спросила она Брайана, который все еще стоял рядом с ней на коленях.

— Хочу только тебя, жена. — Он поднялся, опираясь о спинку кровати. Голубые глаза его излучали сияние. — Давай ложиться.

— Но ведь стыдно ложиться спать, когда солнце встает, — сказала Николь, сдерживая дрожь в голосе.

— Я тебе покажу «стыдно», — пообещал он таким тоном, что дрожь пробежала по всему ее телу.

Брайан сел на кровати и стал ее раздевать. Делал он это очень медленно. Задержал руки на ее затылке, пока развязывал ленты, погладил плечи, когда сдвигал вниз рукава, провел ладонью по шее, когда стаскивал лиф. Затем, когда нежно-голубое платье оказалось на полу, нагнулся и поцеловал ее груди.

— Еще, — попросила она, расстегивая ему пуговицы рубашки.

— С удовольствием. — Он перевернул ее на спину, и его пальцы стали ласкать нежную кожу, а вездесущий язык помогал его пальцам. Николь подумала, что от столь сладостных ощущений можно потерять сознание.

— Ах, Брайан, я боялась, что ты больше никогда не будешь меня ласкать.

— Я тоже. — Он сел на кровати, чтобы снять жилет и рубашку.

Лежавшая рядом Николь вдруг дернулась:

— Я должна снять с тебя сапоги!

— Я могу и сам снять эти чертовы сапоги, — возразил он и стал их стаскивать, медленно, но гордо, словно трехлетний ребенок, научившийся самостоятельно раздеваться.

— А колено у тебя болит? — спросила она.

— Чертовски.

— Не могу поверить, что ты поднялся по этим лестницам!

— Меня подгоняла мысль, что он обладает тобой.

— Знаешь, вообще-то он очень порядочный человек. — Николь вдруг захихикала. — Тем более странно, что именно он похитил меня, а ты, известный всей Европе повеса, меня спас.

— Это еще раз подтверждает, что нельзя полагаться на мнение света. — Сняв сапоги, Брайан торжествующе швырнул их на пол. Затем, кажется, в первый раз окинул взглядом убогое окружение — обшарпанные стены, пыльный пол, скрипучую кровать. — Знаешь, Николь, я хотел бы заняться любовью с тобой в более приличном месте, а не в такой дешевой придорожной гостинице.

— А мне нравятся дешевые придорожные гостиницы, если я с тобой.

— Милая девочка, — улыбнулся он. — Ты и клопов любишь? — спросил он, смахивая с подушки насекомое.

Николь передернула плечами.

— В «Белом лисе» было чисто! — Затем она распрямила плечи. — Потом ты отвезешь меня к себе домой. Как называется то место, где ты живешь?

— Замок Тобермау в Стратклайде.

— Замок! — Лицо ее засветилось.

— Конечно, он не столь грандиозен. Если ты хотела себе богатого мужа, следовало выбрать Уоллингфорда.

— У меня именно тот муж, которого я хотела. Единственный мужчина, которого я хотела, — с упреком проговорила Николь.

— Не знаю только почему.

— Потому что… — Она потянула его за штаны. — Никто другой не в состоянии заставить меня испытывать такие чувства, кроме тебя.

— У тебя нет опыта, — крякнул Брайан.

— Ну, тогда потому, что ты очень представительный мужчина.

— Ах, ведьма! — Он повернулся к ней и стал стаскивать с нее панталоны. — Я должен… должен… — При виде округлых голых бедер и густых кучерявых волос золотистого цвета он задохнулся и потерял дар речи. — Ах, жена, — хрипло проговорил он, дотрагиваясь до шелковистых зарослей.

— Ах, муж! — улыбнулась она, увлекая его вместе с собой на кровать.

Их обнаженные тела прижались друг к другу. Николь чувствовала, как дергается от возбуждения мужское естество. Брайан приподнялся над ней, нежно целуя ей веки, рот, затем уже с настоящей страстью — груди. Он делал это так горячо и неистово, что Николь засмеялась.

— Я не могу терпеть, — громким шепотом сказал он. — Ни одной минуты.

— А как насчет предохранения? — поколебавшись, спросила она.

— К черту! В этом больше нет необходимости. — Его пальцы коснулись ее бедер, раздвинули их, коснулись нежных складок и проникли во влажный теплый грот. — Ах, Николь, любовь моя…

— Да, Брайан, — зашептала она. Его нежные прикосновения пробудили в ней сладостные ощущения, которые, казалось, были потеряны для нее навеки. — Да, Брайан, да, — шептала она, когда он отыскал бутон — маленький тугой узелок и прикоснулся к нему пальцем, вызвав в ней пламя желания и разлив сладострастные токи по телу. Он продолжал ласкать тугой узелок все энергичнее, и Николь, обхватив мужа за ягодицы, притянула его к себе.

— Ну же, Брайан. У меня сейчас…

Ствол прижался к ее плоти и заскользил взад-вперед, головка терлась об узелок сладострастия, а Брайан покачивал Николь в руках и шептал ей на ухо:

— Люблю тебя…

— Люблю тебя, — отвечала она.

Он сильно, глубоко вошел в ее ноющее, трепещущее лоно.

— О Боже! — прерывисто выдохнул он и, выйдя, снова с силой вошел в него на всю глубину. Кровать отчаянно прогибалась и скрипела под ними.

Николь зажмурила глаза, крепко обхватила Брайана и при каждом его толчке старалась прижать к себе как можно сильнее. У нее было такое чувство, что она сейчас взорвется, ей казалось, что она не может им насытиться. Брайан подвел руки ей под ягодицы, и они задвигались вместе — удивительно слаженно и согласованно. Она закричала, выкрикивая его имя, и он ответил ей торжествующим криком, изливая семя в ее пульсирующее лоно. Он изливал ей не просто семя, он изливал ей свою любовь, и это длилось до тех пор, пока он не излил всего себя до последней капли, а затем затих обессиленный, и она прижалась к нему со слезами на глазах.

Мужское естество в ее лоне стало медленно опадать. Николь чувствовала, как мышцы сжимаются вокруг теряющего силу ствола и улыбнулась: ее тело не желает его отпускать, хочет удерживать вечно. Как и она.

— Плоть от плоти моей, — неожиданно сказал Брайан.

Николь открыла глаза. Он смотрел на нее в упор и плакал, хотя и сам этого не осознавал. И при виде его слез она почувствовала себя сильной и любимой.

— Плоть от плоти моей, — снова прошептал он. — Две составляют одно целое.

— Навеки и навсегда, — сказала Николь, поцелуем смахивая его слезы.

После этого он на какое-то время заснул. Николь лежала, глядя на растрескавшийся, в подтеках потолок. Рука Брайана обнимала ее за плечи, в комнате витал запах любви. Когда Брайан проснулся, Николь предложила позавтракать. Он отказался, а вместо этого снова взял ее — на сей раз неторопливо, без спешки, с долгими ласками, любуясь ее наготой. Затем они оба снова поспали, лежа в обнимку под ветхими одеялами. Когда Николь открыла глаза, небо за окном было темным.

Брайан сидел на кровати и гладил ее волосы. Она повернула голову, чтобы поцеловать ему пальцы.

— Ты не жалеешь? — спросил он тихонько.

— Брайан! Ну как я могу сожалеть?!

— Просто я подумал: может, я поторопился? Может, тебе больше по душе была бы настоящая свадьба? Вестминстерское аббатство. Толпы людей. Цветы.

Николь передернула плечами:

— Нет. Здесь как раз то, чего я хотела. Точнее, я бы предпочла, чтобы ты сказал, что любишь меня, три месяца назад. Это избавило бы нас от мучительных переживаний. — Подумав, она милостиво добавила: — Но, вероятно, ты тогда не любил меня.

— Я любил тебя. — Брайан вздохнул, растянулся на кровати и привлек Николь к себе. — Любил с первого мгновения, как только увидел. Или, скорее, с первых слов, которые ты мне сказала.

— Как ты можешь так говорить? Я вела себя по отношению к тебе безобразно! Обвинила в лени, во всех смертных грехах…

— Но ведь ты была права, я и в самом деле слишком жалел себя.

— Не без оснований.

— Многие хорошие люди погибли, сражаясь с Наполеоном, — сказал Брайан. — У меня нет причин жаловаться, хотя тогда я полагал, что есть.

— Я не могу поверить в то, что ты приехал сюда верхом, — шепотом проговорила Николь. — Чтобы спасти меня.

— Зато я верю, так как с трудом сижу. — Услышав урчание в животе, он добавил: — И я страшно голоден.

— Бедный ребенок, — пошутила Николь и поцеловала мужа. — Может, мне одеться, спуститься вниз и посмотреть, нет ли экстренного вечернего выпуска?

— Честно говоря, мне хочется побыстрее выбраться из Англии. Отвезти тебя домой в Стратклайд, показать тебе море и острова. — Брайан обнял ее за плечи.

— Я тоже этого хочу, но прежде чем мы уедем, я должна кое-что сделать. Мне следует извиниться.

Брайан заглянул в золотистые глаза Николь.

— Она непременно поймет.

— Я знаю, но я хочу сама все рассказать.

Брайан поднялся, потянулся за рубашкой.

— Ладно, мы уже в Кенте. Это не займет много времени. И мы сможем, слава Богу, прилично поесть у миссис Уиккерс в «Белом лисе».

Глава 31

Газету в академии получали на день позже, чем в Лондоне — ее привозила почтовая карета, проходившая через Дувр. Миссис Тредуэлл взяла ее в руки, чтобы по своему обыкновению просмотреть за стаканчиком хереса — нужно быть в курсе городских новостей. Вместе с ней в комнате находилась графиня, сидевшая за письменным столом и подписывавшая счета поставщиков.

— Я всегда удивляюсь, — сказала мадам, макая гусиное перо в чернильницу, — как много едят молодые девушки. Ты видела последний счет мясника? Тридцать восемь фунтов!

— Счастливые девушки — это голодные девушки, — философски заметила миссис Тредуэлл. — Счета значительно уменьшились после отъезда Николь. К тому же стало гораздо тише. Правда, я даже скучаю по звону клинков во дворе на утренней заре. — В ее голосе послышались грустные нотки.

Мадам оторвалась от своего занятия:

— Я уверена, что у нее все в порядке, Эвелин. Она находчива и изобретательна от природы. Ты только посмотри, как ей удалось убедить баронессу не болтать о том, что я вернулась в Англию и занимаюсь воспитанием дочерей аристократов.

— Да, она повела себя очень умно. И тем не менее я беспокоюсь за нее. Она выглядела такой несчастной в последнее утро. Такой юной… И такой обиженной. — После некоторого колебания миссис Тредуэлл решилась задать вопрос: — Скажи, Кристиан, а это правда? Вы были любовниками в Париже?

— Никогда не были. Ни в Париже, ни где-либо еще. Я не солгу, если скажу, что эта мысль мне даже в голову не приходила, Эвелин. Да, он был импозантен и могуч, но когда мы с ним встретились, я только что потеряла Жана-Батиста. А Брайан был такой галантный. Он пытался облегчить мое горе, старался развлечь меня, показывал достопримечательности. Но он никогда даже не поцеловал меня. Именно тогда я поняла, насколько он неординарен, и мне захотелось найти для него достойную женщину.

— Ты считала, что Николь…

— Да, в самом деле считала.

— Он не слишком завидный жених, — с сомнением произнесла миссис Тредуэлл. — По крайней мере в настоящее время.

— Это не так. Если, конечно, ты не придерживаешься мнений света и не думаешь, что тот, кто умеет танцевать на балах, выше человека честного и отважного.

— Но у него было так много женщин…

— Он просто искал ту, которую способен полюбить. И позволь напомнить, что никогда не волочился за теми, кто не был к этому готов.

— Ах, эти неудовлетворенные жены! — пробормотала миссис Тредуэлл. — И почему они так бегали за ним?

— Потому что благодаря ему женщина может почувствовать себя прекрасной. О, Николь была бы с ним счастлива! — Графиня некоторое время смотрела в пространство, затем, встрепенувшись, сказала: — Мы сделали все, что могли, для нее. Для них.

— Если бы у нее было больше времени… — Миссис Тредуэлл вздохнула и развернула газету. Как всегда, она поначалу бросила взгляд на колонку «Городские слухи». И тут же вскрикнула.

— Что такое? — Мадам резко повернулась на стуле, уронив перо.

Миссис Тредуэлл поднялась со стула, сжимая лист в руке. Она положила его на письменный стол и ткнула пальцем в колонку. Мадам прочитала:


Наконец это получило официальное подтверждение. Герцог Стаффорд подтвердил давние слухи о помолвке его сына и наследника Энтони, лорда Уоллингфорда, и несравненной мисс Николь Хейнесуорт. Дата свадьбы пока не определена…


— Замечательная новость, — заявила графиня.

— В самом деле, замечательная.

— Самый завидный жених в Англии выбирает нашу Николь.

— Самый завидный жених, — как эхо повторила миссис Тредуэлл.

— Ты лучше подготовься к тому, что посыплется поток заявлений, Эвелин!

— Наверняка.

— Не говоря уж о том, что это заставит Эмили Хейнесуорт не болтать о моем присутствии здесь.

— Конечно, — согласилась миссис Тредуэлл.

— Помнишь, я всегда говорила тебе, что Николь станет нашей гордостью?

— Да, говорила, — подтвердила миссис Тредуэлл, и слезы брызнули из ее глаз.

— Эвелин, — уставилась на нее мадам, — в чем дело?

Миссис Тредуэлл достала платочек и приложила его ко рту.

— Она… она… она…

— Возьми себя в руки, Эвелин, — строго приказала графиня.

— Она станет второй Ванессой! Ты и я — мы обе знаем, что она не любит его! Господи, ну зачем она выходит за него замуж?

— Потому что не может выйти замуж за Брайана Бору.

— Да, не может, — согласилась сквозь слезы миссис Тредуэлл, теребя в руках платочек, затем после паузы добавила: — Но почему?

— Эвелин! — Темные брови графини взметнулись вверх. — Я никак не ожидала от тебя такого вопроса! Выйти замуж за калеку и гуляку с безнадежной репутацией, к тому же шотландца? Да люди сочтут, что девушка рехнулась!

— Не понимаю почему, — жалобно проговорила миссис Тредуэлл. — Ты сама говорила, что задача нашей академии — научить наших девочек противостоять судьбе. Воспитать их гордыми и уверенными в себе. Разве не это ты говорила мне?

— Брак с наследником герцога — завидная участь!

— Да, это так, но она не любит его!

Неожиданно мадам улыбнулась:

— Дорогая Эвелин! Я так горжусь тобой!

— Мной? — изумилась миссис Тредуэлл. — Не могу представить почему.

Графиня подошла и обняла ее:

— За твои чувства. Я не была уверена, что ты не сочтешь мнение света правильным. Но ты оказалась сильнее, чем я предполагала. И это вселяет в меня надежду на будущее.

— На будущее…

— Да. Может быть, мы потерпели неудачу с бедняжкой Николь. Сочетание упрямства Бору и зловредности баронессы оказалось слишком серьезным препятствием. Но, Эвелин, у нас много девушек, которые полагаются на нас. У них остается шанс найти свое счастье. Мы не должны допустить, чтобы трудные обстоятельства нас раздавили. Мы обязаны продолжать наше дело.

— Продолжать… — Миссис Тредуэлл, всхлипнув, подавила рыдание и распрямила полные плечи. — Да, мы должны, Кристиан. Ты совершенно права. И мы продолжим. — Однако глаза ее затуманились слезами. — Боже мой, а я такие надежды на нее возлагала!

Мадам отвернулась.

— Я тоже.

Миссис Тредуэлл промокнула слезы платочком, затем из груди ее неожиданно вырвался смешок.

— Эвелин, надеюсь, ты не собираешься закатить истерику? — встревожилась мадам.

— Нет-нет! Я уже смирилась. Мы не можем рассчитывать на стопроцентный успех. Я просто подумала… — Из ее груди снова вырвался смешок. — Разве не удивительно, что мы рассматриваем это как поражение?

После небольшой паузы кончики рта мадам вдруг приподнялись.

— Ведь он — самая завидная партия в Англии! — Они обе расхохотались как девчонки.

Успокоившись, миссис Тредуэлл перешла на более серьезный тон:

— А вообще-то смешного мало, если подумать о том, что бедняжка Николь обречена на брак без любви. Она… — В ночной тишине за окном послышался стук колес. Директриса бросила взгляд на часы: — Половина одиннадцатого, поздновато для гостей. — Стук колес внезапно прекратился, а через минуту звякнул дверной молоток. — О Господи, надеюсь, никаких новых неприятностей. Может, это противная Кэтрин уговорила герцога и герцогиню забрать ее наконец от нас?

— Мы не должны называть никого из девчонок «противная», — укорила ее графиня. — Даже если это соответствует истине. Я пойду открою.

— Я пойду с тобой, вдвоем надежнее. — И они направились к двери.

Выйдя во двор, они увидели баронессу Хейнесуорт. Рот ее был искажен от гнева; сверхмодная шляпка сбилась набок; глаза метали молнии. В руке она сжимала экземпляр газеты.

— Леди Хейнесуорт? — не веря собственным глазам, спросила миссис Тредуэлл.

— Ты! — Баронесса бросилась к графине, ткнув в нее пальцем. — Ты, мерзкая дрянь!

— Попрошу вас, миледи! — попыталась вмешаться миссис Тредуэлл, однако остановить разъяренную гостью было невозможно. Она оттолкнула плечом директрису и снова набросилась на графиню.

— Я предупреждала Николь! — взвизгнула баронесса, пытаясь добраться ногтями до глаз Кристиан. — Я говорила ей, к какому разряду женщин ты относишься. Я проклинаю тот день, когда привезла ее в этот вертеп! Вы опозорили ее! Вы обе ее погубили!

Миссис Тредуэлл в оцепенении наблюдала за тем, как графиня пыталась отбиться от нападавшей на нее гостьи.

— Я не нахожу причин для жалоб, Эмилия, — возразила графиня, удерживая кулаки баронессы. — Отчего вы так разволновались?

— Разволновалась! — Это лишь увеличило ярость леди Хейнесуорт. Она покачнулась и едва не упала. — Должно быть, вы не читали!

— Как же, мы читали, — заверила ее миссис Тредуэлл. — Мы как раз просматривали ее. И я должна сказать, что Николь делает честь академии. Мы ею очень горды.

— Горды?! О Господи, чудовища! Вы злорадствуете — как же это гнусно! — Баронесса пошарила в ридикюле, вынула флакон с нашатырным спиртом и понюхала его.

— Право же, я не могу понять причины вашего отчаяния, — нервно проговорила миссис Тредуэлл. — Он — самый завидный жених в Англии!

— Самый завидный… о-о! Да вы с ума сошли! Я позабочусь о том, чтобы эту академию закрыли! Я скажу каждой матери, что посылать сюда дочь — это значит подписать ей смертный приговор! Да я… я… — Она снова понюхала флакон.

— Я так понимаю, Эмилия, что этот брак вас огорчает? — спросила графиня.

— Огорчает? Да он приводит меня в ужас! Как и любую мать, если она в здравом уме!

— Я не вижу никаких оснований для этого, — проговорила миссис Тредуэлл, обретая большую уверенность. — Он происходит из уважаемого рода, у него завидное состояние. Он внешне весьма привлекателен. Он…

— Он мерзкий шотландец! — взвыла баронесса.

Миссис Тредуэлл растерялась:

— Лорд Уоллингфорд — шотландец?

— Уоллингфорд? А при чем здесь Уоллингфорд?

— Как при чем? Ведь Николь выходит за него замуж.

— Она не может! — возразила баронесса.

— Почему?

— Потому что она уже замужем! — выкрикнула Эмилия Хейнесуорт. — Вы же сказали, что уже видели объявление!

— В котором сообщается, — ясно и четко произнесла графиня, как если бы разговаривала с умалишенной, — что она помолвлена с лордом Уоллингфордом.

— Да это было во вчерашней газете! — Баронесса сунула директрисе номер, который держала в руках. — Вот сегодняшняя!

Миссис Тредуэлл посмотрела туда, куда мать Николь ткнула пальцем — это была все та же колонка «Городские слухи». В ней, как и во вчерашней газете, фигурировала фамилия Хейнесуорт. Однако…

— Кристиан, — прошептала миссис Тредуэлл. — Посмотри сюда.

— Сегодняшний выпуск, — заметила мадам, взглянув на дату. И побледнела, увидев колонку.


Ошеломляющее откровение! Сообщение во вчерашнем выпуске о помолвке между мисс Николь Хейнесуорт и Энтони лордом Уоллингфордом оказалось преждевременным! У нас есть авторитетное свидетельство о том, что молодая леди, о которой идет речь, этой ночью вышла замуж за новоиспеченного кавалера шотландского рыцарского ордена Брайана, лорда Бору.


Мадам подняла глаза, которые стали огромными как блюдца.

— Неужели это правда?

— Томми был там собственной персоной! — отрезала баронесса. — Он пришел и все рассказал мне сегодня утром. Они сочетались браком в жалкой придорожной гостинице. О, ты поплатишься за это, Кристиан! И ты тоже, Эвелин! Я заставлю вас за это заплатить!

— Кристиан! — Миссис Тредуэлл едва не пустилась в пляс. — Она сделала это! Пошла наперекор всем и сделала!

— И он тоже! — Лицо графини сияло.

Баронесса была близка к апоплексическому удару. Лицо у нее стало свекольного цвета, глаза едва не вываливались из орбит.

— Ну да, вас это радует! Я знаю, что за всем этим стояли вы! А ведь какое чудесное будущее для нее вырисовывалось! А теперь я не могу смотреть людям в глаза!

И тогда миссис Тредуэлл ощетинилась. Она выпрямилась во весь рост, грудь ее колыхалась, глаза сверкали.

— Послушайте, Эмилия Мэдден Хейнесуорт! Мне надоели ваши ругань и угрозы! Вполне возможно, что лорд Уоллингфорд — очень милый и очень богатый человек и прямой наследник герцога. Но можете мне поверить — это ровным счетом ничего не значит для Николь. Потому что у нее есть голова на плечах — и, заметьте, всегда была, несмотря на то что вы делали все, чтобы подавить ее волю. — Баронесса открыла было рот, чтобы выразить протест, но миссис Тредуэлл погрозила ей пальцем: — Дайте мне закончить! Если Николь вышла замуж за лорда Бору, она сделала это потому, что любит его. И нет ничего важнее этого. Если бы она была моей дочерью, я бы на каждом перекрестке кричала о том, какая она умница. Идите к своим друзьям и начинайте перемывать косточки мне и Кристиан, ведь это ваше любимое занятие! Закрывайте академию, действуйте! Мы с графиней испытываем удовлетворение оттого, что по крайней мере одной замечательной юной леди помогли обрести подлинное счастье! Это стоит тех скандалов, которые вы намерены устроить.

И миссис Тредуэлл решительно скрестила руки на вздымающейся от гнева груди.

— Эвелин, — восхищенно сказала графиня. — Замечательная речь!

— Вот мы и приехали, — раздался со стороны ворот бархатный мужской голос. Возбужденные разговорами женщины словно по команде повернули головы и уставились в темноту.

— Брайан? — неуверенно спросила графиня. — Это ты?

— Он самый, — откликнулся Брайан Бору, а в это время сидевшая перед ним фигура соскользнула на землю и протянула ему руки. Он довольно неуклюже спешился, при этом значительную часть его веса приняла на себя Николь. Затем они медленно направились к двери, при этом Бору опирался на ее плечи.

Баронесса посмотрела на заляпанное грязью бальное платье Николь, небрежно зашпиленные волосы и пришла в ужас:

— Боже мой! Николь, ты выглядишь…

— Очаровательной! — улыбаясь, перебила ее графиня. — Сияющей! И вы только посмотрите на Бору! Он сам приехал на лошади! Сам ходит!

— Более или менее, — скромно заметил Брайан.

— Он делает большие успехи, — заявила Николь, улыбаясь Брайану. Затем она перевела взгляд на баронессу:

— Мама? Не ожидала увидеть тебя здесь, не думала, что ты приедешь поблагодарить мадам и миссис Тредуэлл.

Баронесса безмолвствовала. За нее ответила миссис Тредуэлл:

— Я бы не сказала, что это так, Николь. Скорее для того, чтобы отомстить.

Николь неуверенно шагнула к матери:

— Прошу тебя, не сердись. Я знаю, что это не то, чего ты хотела для меня.

— Я никогда больше не смогу появиться на людях! — выкрикнула баронесса.

— На людях… ах, милая мама. — Когда она в последний раз ласково обращалась к матери? — Милая мама, — снова повторила Николь. — Ну какая разница, что думают другие, если ты не испытываешь удовлетворения по ночам в своей постели?

— Как ты можешь говорить о таких интимных вещах? — всполошилась баронесса, — Я не то имела в виду!

— То, что происходит в постели, затем блекнет, — горячо сказала мать. — Поверь мне! Я знаю.

— Но разве так должно быть? И всегда? Я изо всех сил старалась заставить себя выйти замуж за Уоллингфорда, мама! И знаешь почему? Не ради себя — ради тебя. Всю свою жизнь я хотела порадовать тебя, сделать так, чтобы ты гордилась мной. — Николь шумно вздохнула. — Я думала, если добьюсь этого, ты будешь счастлива!

— И я была бы счастлива.

— Ах, мама, так ли это? Если бы я вышла замуж за наследника герцога, ваши отношения с отцом стали бы лучше?

Баронесса гневно свела брови:

— Не тебе читать мне лекции о моем браке! Тем более что твой брак — это настоящий позор!

— Позор для кого? — грустно спросила Николь. — Ты хочешь знать, чему я научилась у этих замечательных женщин? Я не могу полагаться на то, что ты сделаешь меня счастливой, мама. Я согласна, что если бы я вышла замуж за Уоллингфорда, это еще более упрочило бы твою репутацию в высшем свете. Но твоя репутация и без того высока, разве не так? А вот дома, в своих отношениях с отцом, ты несчастна.

— Как ты смеешь… — начала было баронесса и запнулась. Она полезла за нашатырным спиртом, уронила его, стала искать платочек. — Я… я…

— Если это может служить вам утешением, Эмилия, — негромко сказала графиня, — я не держу на вас зла.

— Чему тут удивляться! — выкрикнула Эмилия Хейнесуорт. — Он ужасный человек! Разве я не дала ему все, чего он просил? Пятеро сыновей! Не говоря уже о тебе, Николь! Разве я не содержу хозяйство в идеальном порядке? Не слежу за последней модой? Но ведь он не обращает на это внимания! — Баронесса расправила плечи. Она посмотрела на свою сияющую дочь, лорд Бору обнимал ее за талию. — О Боже…

— Ты можешь представить себе что-либо прекраснее, мама, — негромко проговорила Николь, — чем мужчина и женщина, которые вместе делят радости и горести? Уоллингфорд это в конце концов понял. Он даже подарил нам свадебное кольцо! — Она показала его директрисе. — Благодаря этому мы и оказались здесь сегодня. Я хотела от всего сердца поблагодарить мадам и миссис Тредуэлл. Я сожалею, Что заставила вас усомниться во мне. Вы можете меня простить?

— Ах, дорогая! Ну конечно же! И ты это прекрасно знаешь. — Глаза у графини подозрительно заблестели, а миссис Тредуэлл прослезилась. Николь шагнула вперед и по очереди обняла их, а Брайан со счастливой улыбкой наблюдал за ней, прислонившись к воротам.

Миссис Тредуэлл высморкалась.

— Куда вы сейчас едете? — спросила она.

— В Стратклайд, — ответил Брайан. — В родовой замок.

— Там изумительно! Он стоит на берегу реки, где можно плавать. Там можно охотиться на оленей, скакать на лошадях. И у Брайана есть огромные собаки, которые спят рядом с ним на кровати. Это настоящий рай! — При этих словах ее мать побледнела, и, заметив это, Николь засмеялась: — Ах, мама, не беспокойся, мне там будет очень хорошо!

— Не попить ли нам чаю? — предложила миссис Тредуэлл.

— Может быть, у вас найдется кларет? — осведомился Брайан. — Не говоря уже о сигаре. Я до смерти хочу курить. Выехал вчера, не захватив сигар.

— У меня есть и кларет, и сигары, — утешила его мадам, и все направились внутрь.

— Слава Богу!

Баронесса осталась стоять возле двери. Миссис Тредуэлл спохватилась:

— Леди Хейнесуорт, входите и присоединяйтесь к нашему свадебному тосту, — доброжелательным тоном предложила она. — Несмотря на разницу во мнениях, мы можем остаться цивилизованными людьми. В конце концов, что сделано, то сделано.

Баронесса огляделась вокруг, чтобы убедиться, что другие ее не слышат.

— Строго между нами, миссис Тредуэлл. Я склонна считать, что все к лучшему. Могу я поделиться с вами? — Миссис Тредуэлл кивнула. — Так вот. Томми сказал мне, что когда Уоллингфорд пытался заставить Николь бежать с ним, она уложила его одним ударом! Он никогда не сумел бы обуздать эту девчонку!

— Никогда, — согласилась миссис Тредуэлл.

— Она невероятно упряма. Я не исключаю, что она могла бы убежать от него к лорду Бору. Вы только подумайте, какой грандиозный скандал мог бы произойти!

— Я об этом не думала, — заметила миссис Тредуэлл, — но в чем-то вы правы. Лучше один раз поступить решительно, чем потом мучиться всю жизнь.

— Я тоже так считаю. Только не представляю, — с грустью призналась она, — как я объясню все это свету.

Миссис Тредуэлл успокаивающе похлопала баронессу по плечу:

— Я всегда считала, что в подобных ситуациях правда — лучше всего. На вашем месте я просто сказала бы, что Николь, несмотря на свою помолвку с лордом Уоллингфордом, поняла, что сердце ее принадлежит другому.

— Прислушалась к зову сердца? Но никто так не делает!

— Вы забываете — у Николь репутация оригинальной личности. В конце концов, высшее общество впервые обратило на нее внимание, когда она приняла вызов лорда Уоллингфорда на поединок. В свете поклоняются оригинальным личностям, так было всегда.

— Гм…

— Кроме того, Уоллингфорд сам отдал им свадебное кольцо. Я думаю, все, что вы скажете, будет им подтверждено.

— Я навестила его, прежде чем ехать сюда, — сказала баронесса. К моему удивлению, он не выглядел сердитым. Напротив, казалось, он испытывал облегчение. Много говорил о Сесилии Фарнуэдер.

— Это дочь Вероники Фарнуэдер? Очень милая малышка. Гораздо больше подходит Уоллингфорду. Было бы чудесно, если бы они поженились. Вероника будет вечно благодарна вам за поступок Николь.

— Вы так полагаете? — в раздумье проговорила баронесса. — Пожалуй, многие другие матери будут рады, что Николь сошла со сцены.

— Разумеется, — сказала миссис Тредуэлл, подталкивая баронессу в сторону гостиной, — может подняться шум вокруг похищения, ведь люди любят поговорить, даже если не имеют понятия о том, что было в действительности. На вашем месте я была бы предельно сдержанна, чтобы не повредить репутации Николь.

Баронесса резко остановилась:

— Что вы имеете в виду?

— Ну например, упоминание Кристиан при разговоре об академии.

После короткой паузы баронесса рассмеялась:

— Знаете, миссис Тредуэлл, вам впору возглавлять мирные переговоры на континенте.

— А ведь интересно поразмышлять о том, чего мы, жен-шины, могли бы добиться, если бы нам не была уготована та ограниченная роль, которую мы играем в обществе? — задумчиво проговорила миссис Тредуэлл. Тем временем они подошли к гостиной. Брайан сидел в кресле вместе с Николь, которая расположилась на его здоровом колене. В одной руке он держал сигару, и молодожены по очереди делали глотки из одного бокала. Оба смеялись. Баронесса посмотрела на них и вдруг погрустнела.

— Наверное, мне следовало бы уступить Гарольда Кристиан, — пробормотала она.

— Выпейте, — предложила миссис Тредуэлл, подходя к буфету.

— Разве что самую малость, — кивнула баронесса.

— За Николь и Брайана, — проговорила миссис Тредуэлл.

— За Николь и Брайана! — повторила мадам.

— За тебя, Николь, — медленно проговорила баронесса, — и за твоего мужа. Желаю вам счастья, хотя очевидно, что вы его уже нашли.

— Это верно, — подтвердил Брайан Бору и крепко обнял жену.


Когда Гвен проснулась, было раннее утро. Она полежала, глядя в окно над кроватью, которую некогда занимала Николь, любуясь ясным голубым небом и вспоминая ту давнюю ночь, когда ее однокашница, надев одежду брата, собиралась отправиться в солдаты. Теперь, как сказала миссис Тредуэлл, Николь стала первой красавицей света и намеревалась выйти замуж за лорда Уоллингфорда. Гвен понимала, что должна радоваться за свою подругу. И все-таки…

— Гвен! — шепотом окликнула ее Бесс. — Ты не спишь?

— Нет.

— Я так и думала. А что ты делаешь?

— Просто… думаю.

— О Николь? Я тоже. Я скучаю по ней. Надеюсь, она счастлива.

— Почему бы ей не быть счастливой? — резонно задала вопрос Гвен. — Разве ты не была бы счастливой на ее месте?

— Я все надеялась, что она выйдет замуж за лорда Бору, — призналась Бесс. — Мне кажется, они больше подходят друг другу, чем она и Уоллингфорд, как ты считаешь?

— Они были бы красивой парой, — согласилась Гвен. — Но нужно быть очень сильной, чтобы пойти против такой деспотичной матери. — Кэтрин зашевелилась под одеялами. Девушки замерли и дождались, пока она успокоилась и затихла. Затем Гвен тихо спросила: — А ты бы вышла замуж за калеку?

— Я бы вышла замуж за первого, кто меня об этом попросит, — грустно ответила Бесс. — Потому что второго случая может не представиться.

— Я думаю, что если Николь действительно выйдет замуж за Уоллингфорда, нам будет легче найти кавалеров, — проговорила Гвен. — Она наверняка подумает о нас. Станет приглашать на всякие балы и вечера.

— Очень может быть. Хотя по правде говоря, но только ты ей об этом не говори, Гвен, мне его друзья не слишком нравятся.

— Мне тоже. Много амбиции и мало амуниции. А этот Бодерингли — настоящий пьянчуга. А за какого человека ты хотела бы выйти замуж, Бесс?

Бесс села в кровати, наморщила лоб, рыжие косички свисали ей на плечи.

— Я не могу представить, чтобы кто-то захотел на мне жениться, но если помечтать… Ну, этот мужчина должен быть черноволосым и красивым, он должен любить литературу, как и я. Он может быть поэтом.

— Лорд Байрон? — предположила Гвен.

— Ах нет, не такой трагический. И потом, он не сможет хранить верность. А я хочу, чтобы мой муж был мне верен.

— Не могли бы вы, — резко сказала Кэтрин, несколько раз выразительно ткнув кулаком в подушку, — перенести свой разговор в другое место? Мне надоело слушать вашу болтовню! Это будет величайшим чудом, если на кого-то из вас вообще найдется претендент.

Бесс показала ей язык.

— Что-то я не замечала, чтобы тебя осаждали поклонники, леди Кэтрин.

— А знаешь почему? Потому что я держусь подальше от тех неудачниц, которые цепляются за эту школу. Ой, что это? — Кэтрин закрыла ладонями уши, внезапно услышав звон клинков, доносящийся со двора. — Проклятие, опять фехтование!

— Фехтование? — Бесс и Гвен с широко раскрытыми глазами вскочили с кроватей. — Может быть, это…

Босиком, в ночных рубашках, они бросились к двери, выскочили в коридор, оттуда на балкон и увидели две фигуры в доспехах и масках, освещенные ярким солнечным светом.

— Николь! — завопила Бесс, едва не свалившись с балкона от охватившего ее радостного волнения. — Николь, это ты? — Фигура поменьше подняла маску и заулыбалась. — Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть в Лондоне, ведь ты помолвлена с лордом Уоллингфордом!

— Обстоятельства изменились, — крикнула Николь.

— Какие? — вступила в разговор Гвен.

Вторая фигура подняла маску, и Бесс ахнула.

— Я вышла замуж за лорда Бору! — улыбаясь, ответила Николь.

— Вышла замуж? — воскликнула Бесс. — Ты и лорд Бору поженились?

— Конечно, — подтвердила Николь и между делом отбила выпад мужа. — Брайан, ты должен действовать собраннее, если хочешь, чтобы я принимала тебя всерьез.

— Я пока лишь заново привыкаю к фехтованию на ногах, — оправдываясь, сказал Бору. Он слегка покачивался, стоя на газоне. — Подойди ко мне снова.

Она опустила рапиру и подошла к нему.

— О-о! — На балконе с противоположной стороны появилась стайка юных хихикающих девушек. — Николь целуется с лордом Бору.

А Бесс вздохнула, видя, с какой страстью лорд Бору отвечает на поцелуй Николь.

Более практичная Гвен, свесившись с балкона, засыпала подругу вопросами:

— Но каким образом, Николь? Когда? Где?

— Два дня назад, — ответила Николь, обняв Брайана за талию. — Мы совершили тайный побег.

— Боже, как романтично! — взвизгнула Бесс.

— Что тут происходит? — спросила Кэтрин Деверо, появляясь на балконе. Ее заинтересовали крики и всеобщее оживление во дворе.

— Николь вышла замуж за лорда Бору! Они совершили побег! — возбужденно доложила ей Бесс.

— О Боже! — Кэтрин хлопнула себя ладонью по лбу. — Это переходит все границы. Больше не может быть никаких отговорок со стороны матери и отца. Им придется забрать меня из этого сумасшедшего дома!

— Мы благодарны вам за поздравления, леди Деверо, — с серьезным видом сказал Брайан, а Николь от души рассмеялась.

— Девушки! — громко сказала с порога миссис Тредуэлл. — Я рада сообщить вам, что леди и лорд Бору присоединятся к нам за завтраком. И тогда вы сможете задать им все интересующие вас вопросы. А сейчас не будете ли вы столь любезны одеться? Или вы совсем забыли о правилах хорошего тона и считаете возможным появляться на людях в ночной рубашке?

— A y нее есть понятие о приличиях? — мрачно спросила Кэтрин. — Она должна была выйти замуж за Уоллингфорда! Тогда у всех других по крайней мере появился бы шанс.

— О, у вас будет шанс, — заверила Николь, сверкнув золотистыми глазами. — У вас у всех будет шанс. Но вы должны быть внимательными и не упустить его, не позволить, чтобы любовь прошла мимо. Любовь — дело очень тонкое, может ускользнуть.

Брайан широко улыбнулся и снова поцеловал Николь с такой страстью, что Бесс едва не потеряла сознание.

— Леди! — предупреждающим тоном повторила миссис Тредуэлл.

Бесс и Гвен неохотно отошли от перил и направились в комнату. Как ни странно, задержалась именно Кэтрин, которая еще долго смотрела на счастливую обнимающуюся пару.

Эпилог

Брайану снилось, что он задыхается, что его все дальше заталкивают куда-то во тьму, и на него наваливается что-то тяжелое. Он мужественно сражается с неведомыми враждебными силами, пытается столкнуть с себя тяжкий груз, но тщетно. Он сделал последний отчаянный выпад, пока тьма не поглотила его совсем, и вдруг почувствовал, что огромный влажный язык прикасается к его лбу.

— Проклятие, Килтер! — пробормотал он, пробуждаясь от кошмара. — Ты опять улегся мне на голову!

Громадный пес любовно лизнул хозяина и снова прижался загривком к его плечам.

Брайан вздохнул и сел, согнав Килтера с кровати. Пес с готовностью повернулся, готовый затеять игру.

— Перестань! — прошипел Брайан. — Ты можешь разбудить ее.

— Я уже проснулась, — пробормотала Николь из-под простыней. Она высунула лицо, и Килтер, виляя хвостом, покрыл ее щеки и нос поцелуями. Оттолкнув пса, Брайан нагнулся к Николь, чтобы сделать то же самое. Николь рассмеялась.

— Ты что? — обиженно спросил Брайан.

— Я попробовала себе представить, как бы меня целовал Уоллингфорд после того, как меня расцеловала шотландская борзая.

Брайан фыркнул, затем его лицо сделалось серьезным.

— Не будем о неприятном. Я не хочу, чтобы ты думала об этом хлыще, когда находишься в нашей общей постели. А ты, Килтер, слезай с кровати.

Пес спрыгнул на пол, отчего окна тревожно задребезжали. Брайан притянул к себе Николь. Волосы ее были распущены и освещены бледным светом зари, от нее пахло торфяным костром, его собакой, его постелью, его телом и семенем. Сквозь прозрачную ночную рубашку Николь просвечивали тяжелые, пышные груди. Брайан легонько их погладил, увидел, как напружинились соски, и в нем вспыхнуло желание, которое за пять месяцев их женитьбы не ослабло. Николь улыбнулась и положила руку ему на голову, сделав это очень непринужденно и грациозно. Она подалась вперед, выставив вперед такие обольстительные, такие аппетитные груди.

— Искусительница, — сказал он и упал на нее, дергая за ленточки ночной рубашки.

Килтер принес чулок. Он встал передними лапами на подушку Николь, с интересом наблюдая за действиями своего хозяина. Затем удалился на коврик у камина, чтобы дочиста вылизать себе левую ногу.

— Удивительно умная собака, шотландская борзая, — прошептала Николь. — Или ты ее дома тренировал?

— Перестань напоминать мне о моем отвратительном прошлом, — проговорил Брайан, прижимаясь бедрами к Николь. Он сдвинул одеяла и простыни таким образом, чтобы защитить Николь от потока прохладного ноябрьского воздуха. Затем задрал ей ночную рубашку до талии, провел ладонями по ее бедрам, прижал их к ягодицам. Рука Николь скользнула к его паху, ее пальцы обвились вокруг толстого ствола, и Бору застонал от сладостных ощущений.

— М-м-м… Моя любовь…

Брайан принялся энергично ласкать ее груди. Свободной рукой Николь обняла его за голову и привлекла к себе.

— Как, уже? — притворно удивился он. — Я почти ничего не успел сделать.

— Например? — шепотом спросила она, глядя в голубые глаза мужа.

— Например, вот это.

Его длинные пальцы легли на лобок и затеяли сладостную игру с завитками.

— Ах, это, — сказала Николь.

Глядя на нее, он улыбнулся, его пальцы скользнули ниже и достигли теплой влажной расщелины. Волна наслаждения пробежала по телу Николь, когда кончик пальца дотронулся до тугого бутона. Пальцы проникли в расщелину и стали двигаться взад и вперед со все возрастающей скоростью. Николь схватила Брайана за плечи и потянула на себя. Пламя в ее чреслах разгоралось все сильнее. Она нетерпеливо сжала в кулак его ствол и попыталась ввести в себя. Однако Брайан не торопился, он приподнялся над ней и толкался тугой головкой в узелок страсти и горячие складки, дразня и сводя ее с ума, и она, не выдержав сладостной пытки, воскликнула:

— Ну же, Брайан, ради Бога!

— Ну хорошо. — Широко улыбаясь, муж глубоко вошел в нее. Однако вскоре улыбка сошла с его лица, когда он ощутил, как мышцы ее лона заглатывают его. Ее объятия были сильными и уверенными. Николь заполучила то, что хотела. В их любовном поединке открылось нечто новое для Брайана. Николь, в отличие от других женщин, не ощущала себя покоренной стороной. Она становилась равноправным партнером в любви, она требовала не меньше, чем отдавала. А отдавала она ему все. С самого первого раза.

Ее руки сжимали его ягодицы, изо рта вылетали страстные крики. Брайан ощущал, как стенки ее лона волнообразно сжимают его ствол, как они увлажняются. Чтобы продлить удовольствие жене, он решил задержать семяизвержение, и от напряжения закусил губу. Однако Николь хотела этого немедленно и продемонстрировала свое желание, подняв бедра так высоко, что его ствол вошел в нее до основания.

— Николь! — предупреждающе произнес он.

— Ах, Брайан, прошу тебя!

И тогда он сдался, излил семя во влажное горячее лоно, пока она выкрикивала его имя и содрогалась в его объятиях. Любовь наполняла их тела и души, переливалась из одного тела в другое, и это длилось, казалось, целую вечность. Наконец Николь откинулась на подушки, а Брайан обессилен-но рухнул рядом.

— А-а-а, — шепотом проговорила она, прислонясь к его груди. — Ты просто титан.

— Правда? — заулыбался Брайан. — Но и ты не хуже.

— Всему, что я умею, научил меня ты, — жеманно сказала Николь, опуская ночную рубашку. Он задержал ее руку.

— Погоди, может, я еще не насытился тобой.

— Надеюсь, что так.

— Ах ты, бесстыжее создание! — Брайан засмеялся и поцеловал ее. — Нам ведь предстоят еще кое-какие дела. Нельзя же все время бездельничать в постели.

— Это не так, — сказала Николь, запуская пальцы в поросль волос на груди Брайана. — Это тяжелая работа.

— С моей стороны.

— На сей раз я буду сверху.

— Ну, если ты настаиваешь, — с готовностью согласился он.

И Николь взгромоздилась на мужа.

После этого они снова заснули. Килтер улегся между ними. Они проспали до полудня. А в полдень раздался стук в дверь и вошла Меган в сопровождении горничной, втащившей перегруженный едой поднос.

— Завтрак, — объявила мать Брайана. — А может, и ленч. Называйте как хотите.

Николь с готовностью села в постели.

— Вы знаете, я умираю от голода!

Брайан засмеялся и завязал ленточки на лифе ее рубашки, чтобы прикрыть грудь.

— Она бессовестная, правда, мама?

— Не более чем ты, — добродушно улыбнулась Меган. — Тебе пришла посылка, Николь. Из монастыря.

— Еще одна? — удивилась Николь.

— Да. Наверное, опять вышитые простыни. — Меган щелкнула пальцами, подзывая Хейдена, который дожидался в коридоре. Тот вошел с огромным пакетом, выражение лица у него было, как обычно, мрачным.

— Господи, да они обеспечили меня полотенцами и простынями на три жизни, — сказала Николь.

— Любовь моя, да ведь они знают, что самостоятельно шкафы Тобермау подобными вещами ты не заполнишь.

— Ах так? Тогда сегодня после полудня вместо верховой езды я займусь тем, что стану вышивать чайные полотенца.

— Черта с два ты этим займешься! — свирепо возразил Брайан. Николь удовлетворенно улыбнулась и стала развязывать веревки и разворачивать бумажную упаковку.

Появилась коробка с запиской сверху. Николь развернула записку.

— Ну? От кого это? — спросил Брайан.

— От Гвен. Но она пишет, что вообще-то это от всех. — Николь с любопытством подняла крышку и извлекла из-под папиросной бумаги маленькую белую рубашку, украшенную вышивкой. — Ой, — воскликнула она, — какая прелесть!

— Несколько маловата для меня, — заметил Брайан.

— Это для твоего сына, болван ты эдакий!

— Для моей дочери, ты хочешь сказать. — Он пощадил ее по округлившемуся животу.

— Для твоего сына, — повторила Николь и снова сунула руку в коробку. Она извлекла кусок белого полотна квадратной формы, края которого были аккуратно подвернуты и подшиты.

— А вот и носовой платок для тебя! Нет, погоди, тут целая дюжина платков!

Меган рассмеялась:

— Нет, любовь моя, это пеленки!

— Пеленки? А для чего они?

Мать Брайана посмотрела на сына:

— Подгузники, салфетки, — пояснила она. В этот момент раздосадованный Хейден поклонился и ушел.

— Бедняжка, — сказал Брайан. — Готов биться об заклад, что он сейчас очень сожалеет о том, что его должность передается по наследству.

Николь улыбнулась мужу и вытащила из коробки красивый маленький свитер.

— Должно быть, это связала сама миссис Тредуэлл. Даже Кэтрин не вяжет так искусно. Ой, Брайан, посмотри! — Николь извлекла миниатюрный батистовый жакет, украшенный мелким жемчугом и бахромой. — К нему приложена записка от Бесс. Она надеется, что ты покажешь это всем своим знакомым шотландцам, чтобы они могли узнать, какая хорошая она хозяйка.

— Шотландские дети не носят таких вещей, — проворчал Брайан.

— А наш будет носить.

— Надеюсь, это будет девочка. — Однако не удержался и провел пальцами по искусной вышивке. — Наверное, требуется целая вечность, чтобы все это вышить!

Николь снова запустила руку в коробку и достала прямоугольную деревянную коробочку поменьше. Увидев надпись на ней, она засмеялась:

— А вот это для тебя! Должно быть, от мадам.

— Сигары! — радостно воскликнул он и стал тут же открывать коробку. — Кубинские! Дай ей Бог здоровья! О, да тут тоже записка. — Он развернул ее, прочитал, и лицо его вытянулось.

— Что стряслось? — спросила Николь.

— Она пишет, что сигары нужно передать, когда родится ребенок. Проклятие!

— Я думаю, что ты можешь выкурить одну или две, пока мы его ждем. Как вы считаете, миледи?

— Меган, просто Меган, — мягко напомнила ей мать Брайана. — Да, я тоже так считаю.

Брайан тут же чиркнул спичкой и запалил сигару, затем посмотрел на Николь, лицо которой вдруг приобрело бледно-зеленоватый оттенок.

— Ты не мог бы не курить до завтрака, любовь моя?

— Прошу прощения. Я совсем забыл. Подай сюда поднос, Элспет.

Он погасил сигару, а Элспет стала раскладывать тарелки.

— Яйца, приготовленные так, как вы любите, мэм, бекон и тосты, и еще хаггис…

— Хаггис мой, — заявил Брайан.

— Мы разделим его пополам, — сказала Николь и разрезала бараний рубец на две части.

Брайан посмотрел на мать:

— Она настоящая шотландка, ты не находишь? Ну какая англичанка любит хаггис!

— Твоя жена не обыкновенная англичанка. А еще что-нибудь есть в посылке, Николь?

— Кажется, нет.

— И ничего от леди Кэтрин? — поддразнил ее Брайан.

Николь с набитым ртом пошарила под папиросной бумагой.

— Ой, постойте! Здесь еще что-то есть! — Она вытянула сверток и ахнула: — Господи! Да ведь это от Кэтрин!

— Попробую угадать. Отравленные абрикосы! — с улыбкой предположил Брайан.

— Нет-нет! — Николь вытряхнула подарок из упаковки. Она взяла его за ленточки, повернула раз, второй раз…

— Это… что же это? Не могу понять.

— Должно быть, чепчик, — предположила Меган. — Хотя нет. Да ведь это детский нагрудник!

Николь прочитала приложенную записку и захихикала:

— Верно, детский нагрудник. Она сама его так называет и еще добавляет: «Представляю, насколько трудно будет научить шотландского ребенка приличным манерам за столом. Надеюсь, эта вещь поможет».

— Мне очень хотелось бы взять эту чванливую дочь герцога, — ворчливо проговорил Брайан, — и оставить на зиму в хижине фермера с дюжиной здоровых шотландских парней. Она нуждается в том, чтобы ее укротили.

— Она нуждается в том, чтобы ее полюбили, — рассеянно заметила Николь. — Интересно, будет ли она когда-нибудь счастлива?

— Сомневаюсь, — фыркнул муж.

Николь отставила пустую коробку и с аппетитом набросилась на еду.

— Ты не возражаешь, если и я немного съем чего-нибудь? — спросил Брайан.

— Можешь есть бекон, — предложила Николь. — Мне его что-то не хочется.

— Очень великодушно с твоей стороны. — Брайан взял кусок бекона и стал его жевать.

— Да, чуть было не забыла! — Меган полезла в карман фартука. — Тебе пришло еще и письмо, Николь.

— Не от матери? — Она перестала жевать. — Она грозится приехать сюда к родам.

— Нет, это от твоего брата.

— От Томми! — Позабыв про еду, Николь протянула руку. — Давайте поскорее! — Она срезала печать ножом для джема, чем повергла Брайана в шок.

— Николь, любовь моя! Ты испачкала письмо малиновым джемом!

— Я жду его целую вечность, Брайан! Я хочу узнать… — Она быстро пробежала письмо глазами и нахмурила брови: — Не понимаю.

— Чего, любовь моя? — Брайан воспользовался тем, что Николь занялась чтением письма, и кое-что успел положить на свою тарелку.

— Гм… Я написала ему, что мне непонятна одна вещь, которая произошла в ту ночь, когда меня похитил Уоллингфорд.

— Ну и что?

— Не трогай это яйцо, — предупредила Николь. — Я ем за твоего наследника.

— Мне кажется, что ты ешь за весь Стратклайд. — Она показала ему язык. — Так что тебя удивляет?

— Объявление о нашем побеге. Я не верила, что Томми или Уоллингфорд успеют добраться до Лондона, чтобы изменить фамилию Уоллингфорда на твою. Я написала Уоллингфорду, и он ответил, что как он ни старался, но не успел доехать до выхода газеты. Теперь Томми пишет то же самое. Так каким же образом фамилия Уоллингфорда была заменена твоей?

Меган тихонько фыркнула.

— Ты должна была спросить меня, любовь моя, — назидательным тоном проговорил Бору.

— Как это понять? Ты был вместе со мной в «Черном жеребце», а затем мы отправились в монастырь!

— Да, но я оставил своего представителя в Лондоне.

— Хейдена? — ошеломленно спросила Николь.

— Нет-нет! Того, кто был на твоей стороне.

— Но единственным другом в Лондоне… — Николь вскинула глаза на свекровь. — Вы? — Меган, улыбаясь, кивнула. — Но ведь это невозможно! Вы знали только о том, что меня похитил Уоллингфорд! Вы не знали, куда меня увезли, найдут ли меня Брайан и Томми и тем более — захочу ли я выйти замуж за вашего сына!

— Должна сознаться, когда я добралась до конторы и выяснила, что Уоллингфорд оставил свое объявление, мне пришлось очень долго убеждать редактора в том, что допущена ошибка, — скромно призналась Меган. — И лишь тот факт, что я мать Брайана, сыграл решающую роль. Редактор в конце концов сдался.

— Вам поразительно повезло! — воскликнула Николь. — Если бы они не нашли меня вовремя и я обвенчалась с Уоллингфордом, а не с Брайаном в ту ночь… — Она содрогнулась.

— Ну, такое вряд ли могло произойти. Брай медленно запрягает, но уж если на что нацелился, то непременно добивается своего.

— Она не скажет тебе об этом сама, — зашептал Брайан на ухо Николь, — но она обладает даром ясновидения.

— Должно быть, так оно и есть, — согласилась Николь и почувствовала, как ребенок ударил в живот ножкой. — А скажите, миледи… скажите, Меган. Кого вы ждете — внука или внучку?

Меган как-то загадочно улыбнулась — должно быть, так улыбались жрицы друидов.

— Я бы не стала говорить о внуке или внучке. Приятного вам аппетита. — И удалилась из комнаты в сопровождении горничной.

— Не стала бы говорить о внуке или внучке… — Николь наморщила лоб. — Что бы это могло означать?

Брайан не донес до рта вилку с едой и ахнул:

— О Господи, помоги нам!

— Брайан, — удивленно уставилась на него Николь. — В чем дело?

— Это может означать лишь одно. Речь идет о двух… — Он запнулся.

— Ты хочешь сказать?..

— Да. О близнецах.

Примечания

1

С зеленью (фр.). — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

О Боже! Бедняжка! (фр.)

(обратно)

3

Спокойной ночи, малышка (фр.).

(обратно)

4

Черт возьми (фр.).

(обратно)

5

Ну вот (фр.).

(обратно)

6

Вот так (фр.).

(обратно)

7

дорогая (фр.).

(обратно)

8

Радость бытия (фр.).

(обратно)

9

Гретна-Грин — пограничная деревня в Шотландии, где допускалось заключение браков без представления соответствующих документов и выполнения формальностей.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Эпилог