Служба поддержки (fb2)

- Служба поддержки 1.36 Мб, 269с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Лепехин

Настройки текста:



Часть 1. Служба поддержки. Глава 1

– Нет, ну они совсем уже обнаглели!

Ира стояла перед одной из трафаретных надписей, пятнавших асфальт возле торгово-развлекательного комплекса. Девушка возмущенно притопывала ножкой, к слову, стройной и изящной. Прелестная конечность была затянута в нечто модное, нынешнего сезона, с ремешками, стразами и прочей ерундой. Сама же барышня была коротко, почти по-мальчишески стрижена: вкупе с пепельно-светлыми волосами это давало задорный эффект. Ярослав залюбовался, подумав про себя, что красивая девушка даже сердится красиво.

А может, дело было в том, что Ира ему нравилась. Даже более чем просто нравилась – молодой человек на всякий случай подозревал у себя скороспелую влюбленность. И потому любые проявления личностных особенностей «предмета страсти нежной» вызывали известного рода умиление.

Подошел Рустам, прочитал, хмыкнул:

– Ну, Ир, ты как будто не местная. Уже даже я не удивляюсь. А, между прочим, – он наставительно помахал загорелым пальцем, – там, откуда я родом, женщине торговать своим телом строго осуждаемо! Это харам!

Ярослав, зашедший с другой стороны, и тоже узревший «ОТДЫХ 24 ЧАСА», – вкупе с телефоном – толкнул приятеля в бок.

– Харам, говоришь? А ну-ка пошли, чего покажу…

В паре метров от «отдыха», на том же асфальте, русским по серому в идентичной манере было изображено: «МУХАББАТ 24 СОАТ». Рустам смутился.

– И все равно это неправильно! Настоящие, правоверные мусульмане так не поступают!

Ярослав хотел было припомнить приятелю пару прочитанных на досуге глав из «Корана». О рабах, и в частности, о женщинах. И об отношении к оным. Читано, к слову, было изрядно: товарищ студент глотал книги, словно роллы из суши-бара. В ход шло все: фантастика, детективы, научпоп. Вот и до классики дело дошло.

Он открыл рот, подумал и решил, что дело того не стоит. В конце концов, изначально все они шли смотреть кино, а не обсуждать особенности ведения половой жизни у различных народов мира. Поэтому Ярик только махнул рукой и не стал развивать мысль.

Ира продолжала бегать между объявлениями. Ее возмущение переросло в любопытство. В какой-то момент она ткнула пальцем вниз.

– Смотрите, интересно получается. Там, где «отдых» – нарисован профиль девушки. А где «мухаббат» – там ничего нет! Это потому что слово длинное, и фигурка не влезла?

– Нет, – отмахнулся Рустам. – Это потому что Коран запрещает изображать людей. Животных, кстати, тоже.

– Ага, а проституцию, значит, Коран не запрещает? – не удержался все-таки Ярослав, и товарищ отвесил ему добродушный подзатыльник.

– Не поноси святую книгу, неверный! Я-то тебя сто лет знаю – понимаю, что ты благодушный балбес и говоришь не со зла. А если террорист какой услышит? Будет тебе – полный «Аллаху акбар», а мне – тяжкий стресс и минус друг!

Девушка тем временем перешла к следующей надписи и задумчиво поднесла указательный палец к губам.

– Рустам! Ну Рууус! Иди сюда! А вот что такое «фахмин зейн»?

– Где? – завертел головой узбек. – А, еще одно? Ну, вообще говоря, «Фахмин» – это имя. Означает – «понимающий». А «зейн»… Я не знаю, это не узбекский. Что-то такое было на слуху…

Подойдя к подруге, Ярослав понял причину ее удивления. Это объявление внешне выглядело в точности так же, как и все остальные. Краску наносили через трафарет, буквы казались истертыми, цвет – мутновато-молочным. Но стоило приглядеться – становилось заметно, что текст будто вдавлен в асфальт. Буквально совсем чуть-чуть, на полмиллиметра. И краска не вытерта естественным путем,а словно объявление нарочно стилизовали «под износ». К тому же над буквой «х» в слове «ФАХМИН» был маленький треугольник из небольших кругляшков. Смутно припоминалось, что подобные знаки назывались «умляуты», но Ярослав никогда раньше не видел тройных точек – в немецком языке, кажется, были двойные, и все.

Впрочем, Ире уже стало скучно. Она схватила приятелей за локти и поволокла ко входу в ТРЦ, вслух возмущаясь:

– Вот же мужики, вечно вас тянет куда-то налево… А кто мне обещал кино? Слово надо держать!

Ярослав успел напоследок сфотографировать странное объявление – и позволил утащить себя в недра комплекса. В конце концов, на этот сеанс у него были большие планы…

Ира и Рустами спорили, выйдя на свежий воздух. Девушке фильм не понравился, и она требовала от окружающих понимания и сочувствия. Рустам же, при всем своем демонстративно традиционном воспитании, полагал, что если у человека есть мнение – то он имеет право его озвучить. Независимо от. Ярослав не вмешивался.

Его настрой в принципе был скорее благостным и умиротворенным. Ближе к середине картины Ира наконец разрешила приобнять себя за плечи… А потом и за талию. Явный прогресс! Поэтому молодой человек вполуха следил, чтобы его дама сердца не поцапалась с его же лучшим другом. Ну, совсем уж катастрофически. А сам озирал окрест, подумывая, куда бы пойти и посидеть для закрепления результата.

Внезапно внимание привлек остановившийся напротив автомобиль. Ярослав похлопал товарища по плечу.

– Рус, ты зацени!

Узбек прищурился, – хотя куда уж сильнее, казалось бы – а потом его глаза вдруг резко округлились.

– Мать твою! Ой, Ир, прости… Но это же «Майбах»! Ярик, ты когда последний раз видел эдакое ведро с болтами в наших спальных районах?

Ира завертела головой, непонимающе вглядываясь то в одного, то в другого товарища.

– Мальчики, вы чего? Ну машина… Ну да, большая… Но она какая-то не очень…

Ярослав пригладил русые волосы, одернул футболку и откашлялся для солидности.

– Ирочка, это же «Майбах»! Это гораздо круче, чем «Феррари» или «Ламборджини». Это в одном ряду с «Роллс-Ройсом» и «Бентли», причем у кого будет больше понтов – еще вопрос. Их уже даже больше не выпускают… Очень, очень большие деньги!

Рустам согласно кивнул. В этот момент дверца пассажирского отсека – иначе и не скажешь – плавно отплыла в сторону, и наружу высунулась крупнокалиберная нога, облаченная в очень, очень дорогую туфлю. Мужскую. Размера пятидесятого. За первой последовала вторая конечность, и вскоре, отдуваясь и яростно сопя, на свет явился очень, очень крупный и упитанный мужчина. Он был до блеска лыс, до дрожи внушителен и совершенно неуместен посреди окрестного пейзажа.

Ярославу этот тип напомнил одного из Трех Толстяков – из известной экранизации любимой в детстве книги. Надо будет пересмотреть, подумалось вдруг не к месту. Сам Толстяк, не подозревая, что успел обрасти прозвищем, извлек из внутреннего кармана платок, размером с плащ-палатку, промокнул череп и энергично ломанулся вперед. И остановился ровно перед «фахмин-зейном».

Троица друзей заинтересованно затаила дыхание. Толстяк, нисколько не обращая внимания на мир вокруг, достал из другого кармана поблескивающий металлом мобильник, аккуратно набрал номер, поглядывая себе под ноги, и замер. На том конце «провода», судя по всему, ответили, потому что мужчина с облегчением вздохнул, снова промокнул голову своим «парашютом» – и разразился экспрессивной речью на абсолютно незнакомом языке.

У Рустама вытянулось лицо, Ира сморщилась. Даже Ярослава слегка перекосило. Ощущение было такое, будто солист лягушачьего хора исполняет гневную арию под аккомпанемент ржавой бензопилы. Звуки речи Толстяка были жирными, скрипучими и неуловимо чуждыми всему вокруг. Мелькнуло только знакомое «фахмин», но при этом «х» прозвучало так, словно вышеупомянутого квакуна таки пустили на фарш. В конце концов, выслушав ответ, Толстяк буркнул в трубку что-то недовольное – и, обмахиваясь по пути мега-платком, устремился обратно к «Майбаху».

– На немецкий похоже, – неуверенно протянула Ира.

– Какой там немецкий, – сплюнул Ярослав. Во рту почему-то было кисло и слегка мутило. – Больше на арабский. Ну или из тех краев. Рус?

– Нет, уважаемые, этот точно не из наших, – у Рустама на его смуглом лице тоже было написано все, что он думает по поводу странных мужиков, непонятных языков и дорогих машин. – Не казахский, не киргизский и стопудово не узбекский. Слушайте, я аж пить захотел. Пойдемте?

– Да, – спохватилась девушка, – вон кафе! Я тоже хочу чего-нибудь выпить! И срочно! И не воды!

«Майбах» рванул с места в карьер, Ярослав проводил его взглядом. На краю сознания все настойчивее шевелилось смутное предчувствие. Тайна. Загадка. Приключение. Как в детстве, когда весь мир обещает, собственно, приключения, загадки и тайны. Это было свежо и интересно. Даже интереснее похода в кафе с симпатичной барышней. Но раз обещал, надо выполнять – и троица потопала на переход, к призывно мерцавшему вывеской кабаку.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 2

Летом в городе делать, по сути, нечего. Особенно если вы студент, учитесь на последних курсах, сессия закрыта, а друзья разъехались по пригородам да заграницам. Ярослав – в хорошем настроении можно просто «Ярик», но ни в коем случае не «Слава» – листал список контактов в телефоне, допивал остывший с утра чай и болтал ногой в полуслетевшем тапке. Надо было чем-то занять очередной длинный каникулярный день.

Вчерашний вечер закончился тем, что они с Рустамом проводили слегка перевеселившуюся Иру до дома, затем еще посидели в сквере с бутылочкой-другой пива, и только ближе к двум часам ночи решили расползаться по домам. Метаболизм молодого и крепкого тела не дал вечернему алкоголю испортить утреннее настроение. Впрочем, в жизни раздолбая-оптимиста редко бывали по-настоящему черные дни. Тем не менее, все равно ощущалась некоторая помятость. Квакающий голос, вспомнилось Ярославу. Может, это от него так мутит?

Последний раз, когда молодому человеку было откровенно нехорошо от звуков чужой речи, пришелся на полузабытый школьный выпускной. Натужная неискренность завуча, подменявшего на роли спикера безвременно отчалившую в сторону лучшего из миров директрису, любимицу всех без исключения учеников, вызывала сначала зевоту, потом головную боль, а под конец – отчетливые рвотные позывы. Сосед по парте – теперь уже давно бывший – даже пошутил в том смысле, что, вот, мол, пить еще не начали, а последствия уже в полный рост.

В динамике телефона загудело. Ярик кинул взгляд на экран – оказалось, он машинально набрал Иришкин номер. Надеюсь, мелькнуло в голове, она не будет протестовать против «Иришки»? Впрочем, женщины любят всякие там «сюси-пуси»…

– Алло, да? – сонно проворчали с той стороны.

– Ир, это… Привет! Подъем, в общем! – улыбка сама проявилась на лице и поползла уголками губ к ушам.

– Ярик, ты? – шуршание, сдержанное ругательство. – Да, действительно ты… Злоде-е-ей, чего так рано-то? Я еще спу-у-у…

Живо представив сонную и недовольную мордочку подруги, Ярослав совсем разомлел. Хотелось наговорить в равнодушную трубку всяких милостей и нежностей. Во избежание конфуза, он сделал над собой волевое усилие и, собравшись, поинтересовался:

– Ты сегодня как, свободна? Я проснулся и почувствовал, что душа просит продолжения банкета… Да не запоя! А просто погулять. В центр поедем? Или за город можно, на пляж…

В трубке снова зашуршало.

– Нет, Ярик, прости, не могу. Я тут обещала маме помочь… Это ты один живешь, тебя окна мыть не заставляют, везу-у-унчик… – девушка зевнула, и Ярослав искренне ей посочувствовал. Правда, смутно припоминалось, что месяц назад Ира уже что-то говорила про окна. Но кто их знает, этих извергов-родителей? Они люди странные, со своими «загонами» в каждом отдельном случае.

– Хорошо. Давай отсыпайся. У тебя будет тяжелый день, я понял. До связи?

– Ага, до нее… – снова зевок в трубку. – Пока, непоседа. Целую в нос. Теперь вали!

Ярик нажал на «отбой» и минуты две сидел, глупо улыбаясь и уставившись в ничем не примечательную стену. Потом встряхнулся, допил чай и уже осознанно набрал Рустама.

Тот, судя по голосу, тоже дремал, что было странно. Обычно как раз именно однокурсник, приехавший из жаркого Узбекистана, будил ранними звонками «столичного лежебоку», подбивая на всякие похождения, во славу студенческого духа разгильдяйства и увеселений.

– Брат, слушай, ну совсем не вовремя! – почти жалобно стонал телефон голосом Рустама. Ярик злорадно щурился и вкрадчиво вещал в ответ, размахивая свободной рукой:

– Вот и на мою улицу Аллах ниспослал праздник, Рустам-ака… Хорошо, хорошо, не буду богохульствовать. Буду пропагандировать здоровый образ жизни! Давай уже, оторвись от кошмы, тело!

Минут через пять вялых препирательств выяснилось, что к Рустаму приехали какие-то маловразумительные родственники, которые тоже не дают ему выспаться, совсем как некоторые зловредные коллеги-студиозусы. И если в Ярославе есть хоть крупица снисхождения и понимания, то он не будет сыпать хлорид натрия поверх нарушенной целостности покровных тканей.

Снисхождения и понимания в Ярославе было хоть отбавляй, поэтому он перестал глумиться, пожелал другу душевной твердости и смирения пред ликом судьбы – и, заглянув в пустую кружку, пошел заново ставить чайник. Утро определенно задалось.

Пока чайник закипал, молодой человек сел полистать фотографии с телефона. Вот их компания на фоне постера ко вчерашнему фильму – кстати, картина действительно не впечатлила, от слова «никак». Вот Рустам с гусеницей в руке подкрадывается к Иркиной шее. Гусеницу не видно, но она там есть. Следующее фото смазано – Ира увидела насекомое, соответствующим образом прониклась и машет руками. Интересно, кстати, где Рус умудрился добыть гусеницу в городе? Там же сплошной асфальт. И, к слову, об асфальте…

Следующим кадром было вчерашнее объявление. Ярик снова поморщился. «ФАХМИН ЗЕЙН», в одну строчку. Потом номер. Из тех, что лет десять назад называли «прямой» – в семь знаков, не в одиннадцать. Тогда это считалось круто – и было довольно дорого. Сейчас это уже кажется забавным: в любом случае, держать в памяти такое никто не будет, а записной книжке телефона все равно. Но по-человечески понятно желание выпендриться. Ну и облегчить себе жизнь.

Намерение пришло неожиданно. Ярослав прочитал цифры два раза вслух, запомнил, потом перевел смартфон в режим набора. В трубке загудело, затем проиграла незнакомая, но приятная мелодия. Раздался щелчок.

Doormu o’to, fada asizz faghmin Zaein s’a? – проквакали с той стороны.

Ярослава опять начало мутить. Резко заныло в висках. Казалось, еще пара мгновений, и он отрубится прямо возле плиты. Но «пранк» следовало играть до конца, поэтому молодой человек собрался с силами и мужественно провозгласил в микрофон:

– Ктулху фхтагн!

И тут же нажал «отбой».

Уф, подумалось Ярославу, когда в голове прояснилось, бывают же настолько мерзкие голоса. Или дело в самих словах? Когда-то давно ему попалась на глаза книжка, из серии околонаучной фантастики, в которой, в частности, упоминался некий древний язык, фразы из которого непосредственно воздействовали на материю и психику. Ярослав ухмыльнулся: сказки! Просто не надо было вчера пить пиво после вина. Но в целом получилось забавно.

Стоп, всплыла следующая мысль, а не забыл ли он отключить опознание номера? А что, если эти сейчас перезвонят? С определенной долей паники Ярик сцапал трубку и зажал кнопку питания. И только когда телефон с печальным звоном попрощался с хозяином, подмигнув заставкой с экрана, смог выдохнуть. Да, шутки шутками, но надо бы еще чаю выпить. От нервов.

Как только адреналин от удавшегося, по мнению Ярика, розыгрыша схлынул, в голову полезли иные хулиганские мысли. А почему бы не нарядиться каким-нибудь «равшаном» (прости, Рустам!) и не нагрянуть к подруге, без приглашения, с предложением помощи, беспощадно коверкая русский язык в духе «натщяльнихе, окнама памыть нада, да?» Определенно, что-то в этой идее есть – родители девушки точно будут в восторге. А заодно и с юной прелестницей пообщаться доведется. Заметано, приступаем!

Как назло, в кладовке у Ярослава висел только обширный набор фартуков, доставшихся от любимой, но уже покойной бабушки. Фартуки были наследством – в той же мере, что и квартира-однушка возле метро. Родители, в свое время махнувшие на воспитание любимого потомка всеми возможными конечностями, не возражали против его переселения. Отец даже прочел небольшую лекцию о пользе самостоятельной жизни в юном возрасте.

Внимательно изучив комплект потенциальной экипировки и осознав, что по стилю тот не соответствует задумке, молодой человек пожал плечами и принял решение выкинуть маскарад из плана, справедливо полагая, что чем проще, тем лучше. Допил уже третью кружку чая, проверил газ, выключил комп – и вышел на улицу, навстречу лету и отличному дню.

Чтобы добраться до цели, можно было пройти по улице до проспекта, там некоторое время ждать трамвай, проехать пять остановок, а затем снова топать по асфальту до нужного дома. У Ярослава не было настроения толкаться локтями с пассажирами общественного транспорта, поэтому он решил держать курс дворами, напрямик. От мыслей о транспорте вспомнился Толстяк на «Майбахе».

А вот интересно, размышлял Ярик, энергично шурша кроссовками: какой в принципе имеется смысл разъезжать по городу на дорогой машине? Двигатель, насколько помнилось из прочитанного в случайной статье, там стоит такой, что можно на танк воткнуть. И танк худо-бедно, но поползет. А ежели в пробке пролетит рядом шальной велосипедист, заденет педалью дверцу – ремонта будет, как на подержанный «Фольксваген». Нет, все-таки богатые люди – поголовно со своими причудами. И вот что хотелось бы понять: это они из-за особенностей мышления так «поднялись» – или рекомые особенности суть побочный эффект от подъема на вершину пищевой пирамиды?

Тем временем дворы закончились. Ярослав пересек последнюю «зебру» на пути к жилищу объекта воздыхания, завернул к парадным и удачно нырнул в подъезд, поблагодарив выходивших навстречу троих подростков – как на подбор, рыжего, русого и кудрявого брюнета. Звонок в домофон испортил бы весь сюрприз.

Но сюрприз ждал самого Ярослава. Дверь в квартиру Ирины была незаметно, едва-едва приоткрыта. Просто не захлопнута до срабатывания защелки. И звуки из-за двери доносились, как минимум, неожиданные.

Ярик взмок. Ему живо представились грабители, шурующие в уютном семейном гнезде любимой девушки. А может, даже и не грабители. Может, и насильники. Групповые. Забыв про выключенный телефон, про полицию и про собственную безопасность, молодой человек отважно, но осторожно приоткрыл дверь и просочился внутрь, зажав в кулаке тяжелую связку ключей.

Звуки доносились из Иришкиной комнаты. Странно. В квартире вроде бы порядок. И никого постороннего не наблюдается. Да и не постороннего тоже. Наверное, согнали всех в одно помещение и пытают! Ярик собрался с духом, закусил губу, подкрался – и c пинка открыл нужную дверь.

Пару мгновений сознание отказывалось воспринимать открывшееся. Как будто Ярослав смотрел на картину Дали или Босха: детали, детали, детали… И все это как-то не укладывалось в паззл, словно мозг не хотел переваривать происходящее. А потом что-то щелкнуло в голове, и он понял, откуда взялся этот ступор.

На разложенном диване, – на том самом, где Ярослав так любил сидеть, закинув ногу на ногу, и пить чай, фонтанируя байками и веселя очаровательную слушательницу, любуясь ее хулиганской улыбкой – так вот, на диване, разложенном и заправленном смятыми, скомканными простынями, явно влажными и пропахшими телесными ароматами, его лучший друг Рустам, – с которым и в огонь, и в воду, и за пивом – и девушка, которую он, Ярослав, казалось, так любил еще пару секунд назад, о которой мечтал, грезил, фантазировал и даже откровенно воображал, – самозабвенно занимались сексом.

Эмоций не было никаких. Нет, наверное, на самом деле, они были. Где-то там, где обычно зарождаются все чувства человека. Просто сейчас, в данный момент, это загадочное место было бесконечно удалено от Ярика. И в голове шуршало и царапалось только одно: «Зачем?»

– Ира. Рустам. Зачем?

Парочка наконец заметила постороннего – Ярослав отстраненно даже восхитился их вовлеченностью в процесс. Ира взвизгнула и каким-то неимоверной гибкости маневром выскользнула из-под Рустама, спрятав лицо в подушку. Сам Рустам густо покраснел. Вернее, потемнел, потому что от природы был смуглый до бронзовости. Поднял взгляд, отвел, снова поднял. В глазах друга – друга ли? – читалась такая безумная смесь вины, досады, вызова и злости, что Ярослав просто развернулся и вышел. Постоял в коридоре, послушал дуэт яростного шепота за спиной. Вдохнул, выдохнул. Прошел на знакомую кухню, выпил воды из-под крана, посмотрел в окно. И отправился на улицу.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 3

Рустам догнал его на переходе, на ходу застегивая рубашку и шумно отдуваясь. Попытался схватить за локоть, но тут же отдернул руку. Они молча перешли дорогу, и тогда бывший товарищ заговорил:

– Ярик… Брат… Да не, ну какой я тебе теперь «брат». Я понимаю... Ты меня теперь ненавидеть должен, – от нахлынувших эмоций молодой узбек рубил фразы и слегка путался в порядке слов.

– Слушай, мы же с Ирой, – Ярослав отметил это «мы», продолжая молчать и сосредоточенно шагая в сторону дома, – да, мы с ней давно тебе все сказать хотели. Но нам было страшно. Понимаешь? Очень страшно. И я, и она… Мы не хотели потерять друга. И потому молчали.

– Ну вот и как вам теперь? – не выдержал Ярик. – Уже не страшно? Уже не боитесь?

Рустам выглядел так, словно его побили. Точнее, били кого-то другого, а он стоял рядом и не мог ничего поделать. Эмоции все никак не могли догнать Ярослава, и он наконец остановился, развернулся к бывшему другу и выжидательно уставился ему в глаза. Молчание длилось, и длилось, и длилось… Нарушить его решил сам «пострадавший».

– Скажи мне, брат, – Рустам дернулся, но взгляда не отвел. – Что говорит Коран о том, когда мужчина уводит у друга женщину?

– Но ведь она не была твоей! – узбек вскинул руки, но быстро понурился. – Ну да, я понимаю… Ты-то не знал. Брат, слушай, Аллахом клянусь – я не имел целью нанести тебе оскорбления или урона чести. Просто… Мы любим друг друга. Понимаешь?

– Понимаю. Но – понимать не хочу, – Ярослав скривился. – Да, как-то не очень доступно объяснил... Но именно так я сейчас себя и ощущаю. Все, иди к ней. Давай-давай, топай. А я буду… Понимать. Тот еще процесс.

Рустам хотел добавить еще что-то, но его собеседник уже развернулся и снова направился во дворы. Ему действительно все было кристально ясно. И он признавал, что на месте друга – все-таки друга – он, возможно, поступил бы ровно так же. И более адекватной стратегии для подобного случая пока представить не мог. Не факт, что ее в принципе не существовало – просто решение было либо крайне непростым, либо предельно банальным, и Ярик не мог его в данный момент ухватить рассудком.

А потом переживания все-таки настигли его, в каком-то из уютных маленьких скверов, возле одного из детских садов, бывших неотъемлемой частью двора в каждом микрорайоне… Ярик рухнул на удачно подвернувшуюся скамейку, уткнул лицо в ладони и застонал. Стиснув зубы, часто дыша, чтобы не разрыдаться от боли, но вполне ясно и отчетливо.

За спиной гомонили дети, покрикивала воспитательница, в кустах надрывался какой-то суматошный птах. День перевалил за экватор. Солнце, просеянное редким ситом листвы, ласково гладило Ярослава по голове. А он все сидел, покачивался из стороны в сторону и держался за голову, будто боялся, что она взорвется или отвалится. На душе было пусто. И холодно.

Впрочем, все, что имеет начало, имеет и свой конец. В какой-то момент Ярославу стало скучно жалеть себя, да и скамейка оказалась на редкость жесткой и неудобной. Встав и потянувшись, он сориентировался в пространстве. Ага, это за пару улиц от дома. Ну, видимо, надо идти и думать, как жить дальше.

Думалось, если объективно, с трудом. На визуальную память Ярослав никогда не жаловался, поэтому стоило определенных усилий отогнать от внутреннего взора так впечатливший его кадр с диваном. К тому же, чтобы жизнь не казалась малиной от слова «совсем», в голове у молодого человека звучал назойливый внутренний диалог.

Нет, ну как она могла, возмущался Ярослав. Нет, ну как он-то мог, заплескивало гневом преданного и брошенного другом студента. Вот же сволочи! Ненавижу!

- Так, стоп – вмешивался кто-то другой. Судя по вдумчивым и убедительным ноткам, это была та часть личности, которая отвечала за рациональное. – Стоп, Ярик, остановись, – вещал сей глас разума. – Ты не можешь заставить человека любить себя. Не можешь ведь?

– Ну что значит, не могу? – парировал первый голос. – Очень даже могу! Наручниками к батарее, чтобы не сбежала, и…

– И что дальше? – вкрадчиво интересовалось «рацио». Ярик сопел, пыхтел, краснел, злился, но придумать что-нибудь внятное не получалось. И тогда второй голос успокаивающе, словно разговаривая с ребенком, увещевал:

– Вот и все нужные тебе ответы. Да, мир несправедлив. Да, твои друзья – тоже люди, и у них есть свои чувства, желания и видение ситуации. Ты – это ты. А они – не ты. И хорошо бы постараться их понять.

– Да не хочу я никого понимать! – теперь до Ярослава дошло, что это бузит его собственная эмоциональная компонента, доставшаяся в наследство от «диких, диких обезьян». – Не хочу, не буду, пошли они все «на», «в» и еще по сотне известных всему обиженному человечеству адресов!

Голоса спорили, голова пухла. Солнце начало постреливать в глаза вызывающе ярко, дети во дворе орали противными визгливыми голосками, даже птицы умудрялись раздражать своим чвирканьем. Надо что-то делать с этим бедламом, заявил у Ярослава в голове некто третий, безразлично наблюдавший за конфликтом. Ярик был с ним категорически согласен. И вот, в качестве тактики противодействия было принято отчаянное решение: глазеть по сторонам.

Возможно, именно оно привело к тому, что минут через пять Ярик обратил внимание на знакомый матовый отблеск из-за кустов, прикрывавших один из дворовых проездов. Вот интересно, мелькнула в голове отстраненная мысль, сколько вообще в этом городе «Майбахов» и как часто они катаются по нашему району мимо помоек?

А следом в голове прошмыгнуло закономерное для эмоционально расшатанной психики ощущение не вполне отчетливой опасности. Причем исходило оно именно от автомобиля. Молодой человек подобрался и как-то непроизвольно отвернул в сторону от начального маршрута – подальше от невнятной угрозы.

Раздалось тихое, на грани слышимости урчание двигателя. Машина плавно покатилась наперерез, и Ярик инстинктивно среагировал – развернувшись обратно, он побежал внутрь двора, в сторону детсада, перепрыгивая через кусты и скамейки в сквере, распугивая бабушек, детей и голубиные тусовки.

По его расчетам, автомобилю требовалось обогнуть весь двор по внутреннему периметру. В меру энергичный и спортивный студент успевал добежать до арки на противоположной стороне гораздо быстрее. Это был отличный план, и он просто обязан был сработать.

Но под аркой Ярослава уже ждали. Точнее, ждал один человек. Громоздкая фигура блеснула лысиной, и последним, что отпечаталось в памяти, было знакомое жирное кваканье, от которого ожидаемо заныло в висках.

Только на этот раз оно действительно вывернуло Ярика наизнанку. Небо запрокинулось, солнце раскаленным угольком свалилось в глаза... А больше он ничего не видел и не слышал.

***

– …Я ведь еще вчера сообщил вам, Весьма Уважаемый Гозо Шан, что полностью согласен взяться за ваше дело, – привел Ярослава в сознание довольно приятный, с оттенком некоторого самолюбования, голос. Ничего не болело, голова не кружилась, звуки воспринимались отчетливо и ясно. Вот только ощущение было такое, будто он очень, очень устал, и даже поднять веки и осмотреться стало абсолютно непосильным делом. Голос тем временем продолжал мягко упрекать:

– А вы мне приволокли этого молодого Человека. Да, это он мне звонил с утра. Я понимаю. Конечно же, я понимаю ваши мотивы. Вы хотите, чтобы я убедился и зафиксировал, что даже в условиях давления и стресса вы не совершаете необратимого насилия, в чем вас так яростно обвиняет Секракх. Но поймите и вы – с точки зрения местных Людей, похищение противозаконно. И, что важнее, неэтично.

В ответ раздалось знакомое, но теперь какое-то приглушенное и смущенное хрипение и кваканье. Странно, подумалось Ярославу, никакого эффекта. Голова не болит, не кружится… Даже не мутит. Привык, что ли.

– Нет, вы меня простите, но говорить будем на их языке. Человек уже очнулся от оглушения. Он должен получить ваши извинения, должен воспользоваться правом на информацию и должен принять выбор.

Ярослава словно «включили». Внезапно вернулись силы, даже как будто с избытком. Вместе с ними возвратилось ощущение тела – и Ярик понял, что до этого момента лежал на удобном кожаном диване, достаточно длинном, чтобы ноги не свешивались с края. Мда, диваны начали играть в его жизни какую-то фатальную роль…

Открыв глаза, а затем успешно сев, молодой человек первым делом обнаружил, что его беззастенчиво обсуждают двое. Уже знакомый ему Толстяк – и некий лощеный тип, которого воображение тут же окрестило Незнакомцем. Толстяк выглядел на удивление мирно, сидел практически с краю довольно удобного на вид кресла для посетителей – и странных звуков более не издавал. Незнакомец располагался напротив, за шикарным письменным столом, водрузив локти на столешницу и уместив подбородок на скрещенные пальцы. Он изучающе, но благожелательно смотрел на Ярослава в упор. Практически не моргая.

– Здравствуйте, Ярослав, – приятный голос удавался Незнакомцу практически при полном отсутствии любых шевелений губами.

– Крайне удовлетворительно видеть вас в сознании. Как вы уже, наверное, успели услышать и, надеюсь, понять, – на слово «понять» было сделано выразительное ударение, – мой клиент, Весьма Уважаемый Гозо Шан, не имел намерений нанести вам физического, психического или морального вреда.

Ярик неохотно кивнул. Ну да, не имел, как же. Чуть «танком» своим не задавил. Впрочем, отбросив эмоции, можно было в целом согласиться, что таранить «Майбахом» отнюдь не богатого студента вышло бы дороже самому владельцу «Майбаха», так что в словах Незнакомца был определенный резон.

Толстяк тем временем откашлялся, приосанился, встал – Ярослав на всякий случай отодвинулся (как ему самому показалось, плавно и незаметно) – и неожиданно человеческим, хоть и очень низким голосом выдал:

– Мне тоже крайне приятно видеть. Да. И я прошу прощения. Да. Мои мотивы… Нет. Но любые расходы на компенсацию – да!

Ярик от неожиданности икнул и спросил почему-то у Незнакомца:

– Он всегда так разговаривает?!

Тот улыбнулся – ну как улыбнулся, на полградуса от горизонтали.

– Весьма Уважаемый Гозо Шан крайне взволнован. Не только сейчас, но и в последние… – они с Толстяком переглянулись, – последние две недели. Ему тяжело фокусироваться на вашем языке.

Толстяк важно кивнул. Затем просительно уставился на Незнакомца, тот кивнул в ответ, и Гозо Шан, который, как выяснилось, был весьма уважаем, развернулся и веским шагом покинул комнату.

Теперь Ярослав наконец смог спокойно осмотреться. Помещение на первый взгляд напоминало очень, очень стильный кабинет в высокоуровневом офисе. В таком мог бы сидеть заместитель директора уважаемой, солидной западной компании, с длинной историей пребывания на рынке. Впрочем, в интерьере мелькали и восточные, а так же абсолютно не идентифицируемые Яриком нотки. По стенам были развешаны маски, пергаменты и папирусы под стеклом, какие-то первобытные фетиши или амулеты… Странное было место, что и говорить.

Незнакомец тем временем тоже встал, прошелся по однотонному бежевому, пушистому, даже на вид уютнейшему ковру и снова обратился к теперь единственному слушателю:

– Ну что же, извинения принесены. Они вами приняты?

– А? Ну да… – смутился Ярослав, – Только я ничего не понимаю…

– Это заметно, – снова мелькнул призрак улыбки. – И это я сейчас попробую исправить. Скажите, вы ведь пьете чай?

Часть 1. Служба поддержки. Глава 4

В принципе, учитывая обстоятельства, Ярослав на всякий случай был готов ко всему. От разборок очень, очень секретных спецслужб – до сложных наведенных галлюцинаций. Но пояснения незнакомца все-таки укладывались в голове с изрядным трудом.

– То есть как это, четыре цивилизации на Земле? – отставил он чашку на сервировочный столик и подался вперед. Незнакомец продолжал расхаживать, сцепив руки перед собой:

– А почему вас это удивляет? Насколько я понимаю, ваш основной образовательный профиль – информационные технологии. Ну, в том виде, в каком они у вас сейчас существуют. Вы занимались историей цивилизаций факультативно?

– Да нет, – смутился Ярик. – Я так, книжки читал…

Незнакомец опять бледно улыбнулся. Вообще в его облике было что-то от чопорных англичан – так, как их изображали польские и чешские актеры во времена советского синематографа. Заметно бледная кожа, аккуратная стрижка на темных волосах, скромный с виду, но явно дорогой костюм. Он внушал доверие и уважение. Именно потому, в общем-то, достаточно опасливо настроенный студент еще не попытался тем или иным способом покинуть «офис».

– А, я понимаю. Фантастика? До авторов иногда доходят крупицы подлинной информации, но… Впрочем, давайте по порядку.

На порядок Ярослав был готов сразу и всегда. Незнакомец ткнул пальцем в стену напротив дивана, и на ней появилось изображение какого-то неприятного, крупного насекомого, похожего на вставшего на дыбы муравья. Ну как «на дыбы»: брюшко, грудь и голова изогнуты в форме латинской буквы «Z», передние лапки сложены перед туловищем. Рассказчик пояснил:

– Это обитатель Улья. Они заселили Землю примерно триста пятьдесят миллионов лет назад. Кстати, единственный разумный вид, который не является искусственно выведенным – на этой планете.

Ярик, отхлебнувший в тот самый момент чаю, поперхнулся и закашлялся. Незнакомец терпеливо подождал, когда пароксизм изумления пройдет, и продолжил лекцию:

– Изначально Улей был строго коллективно-централизованным разумом. Полное подчинение Рабочих и Солдат – Королевам и Трутням. Постоянная связь всех со всеми. Уникальная феромонно-волновая сигнальная система. Затем, по мере эволюции вида, отдельные особи стали все более осознавать себя, – он развел руками, чуть приподняв брови. – Конечно, до полного индивидуализма не дошло, но Низшие касты научились объединять разумы в кластеры, без необходимого участия Высших. Это стимулировало бурное развитие цивилизации. Как у вас говорят: «одна голова – хорошо», а целый Улей…

Впечатлившись, Ярослав схватился за упомянутую «одну голову», которая отчетливо загудела:

– Да ладно! Разумные муравьи! А где они сейчас, вымерли, что ли?

Незнакомец укоризненно взглянул на слушателя.

– Вы нетерпеливы. А я продолжаю. Улей довольно быстро развился до вашего нынешнего уровня, а затем и превзошел его, с большим уклоном в прикладную биологию и генетику. Космическая программа, впрочем, им тоже неплохо удалась – ядерный синтез, плазменные двигатели, криотехника. Этому способствовал тот факт, что они не воевали между собой.

– Совсем? – изумился Ярик?

– Практически, – отрезал Незнакомец, – Кроме периода формирования первичных гнезд. В дальнейшем все Королевы планеты смогли установить между собой прочные контакты, обсудили вопросы выживания вида, договорились о разделе сфер влияния… – он вздохнул, и Ярославу послышалась почти ощутимая ностальгия. – Они очень рациональны. И не любят лишних потерь. А Рабочие и Солдаты всегда верят Королевам. Они считают, что те гораздо лучше понимают общее благо и никогда не пойдут на авантюру, если это не будет действительно необходимо.

– И все-таки, – не унимался молодой человек, – Куда же они тогда делись?

Незнакомец снова махнул рукой, и со стены на Ярослава взглянул крайне неблагожелательно настроенный велоцираптор.

На самом деле, существо напоминало вышеупомянутого динозавра исключительно формой морды, двуногостью и наличием хвоста. В остальном фигура зверюги была больше похожа на гуманоидную – торс поднят вертикально, передние лапы длинные и достаточно мускулистые, объем и форма черепа однозначно намекали на разумность вида. Ярослав сглотнул.

– Я правильно понимаю, что вот эти ящерки слопали «жуков»?

Незнакомец поморщился, бессовестно отобрал у слушателя чай, отхлебнул и продолжил ходить взад-вперед, поясняя:

– Улей, как я вам уже говорил, почти не ведет войн. Они инженеры, ученые, исследователи мира. Высшие касты, помимо всего прочего, занимаются вопросами продолжения рода, откуда следует склонность к философии, космогонии и прочим отвлеченным дисциплинам. Именно эти абстрактные размышления из серии «а что, если» привели некоторых Королев к мысли о том, что в космосе они могут столкнуться с враждебно настроенными расами. И было принято решение создать искусственно выведенных защитников.

– Погодите, – махнул рукой Ярик, – но у них же были Солдаты? Или я что-то путаю?

Одобрительно кивнув, Незнакомец еще раз указал на стену, и там появилось изображение здоровенного «муравья», всего будто бы собранного из режущих и колющих предметов. «Машина убийства», вспомнилось расхожее словосочетание. Однако, как верно-то… По спине молодого человека пробежал холодок. Незнакомец тем временем развивал мысль:

– Солдаты, если объективно, были довольно туповаты. Они с известным энтузиазмом могли умирать за своих Королев в любых потребных количествах, но генетики Улья так и не смогли адаптировать их для чего-либо более сложного, чем непосредственный ближний бой. Хотя определенные подвижки у них произошли, да… Особенно последнее время, – Незнакомец посмотрел в окно и скрестил руки на груди. – Улью были нужны не просто Солдаты. Им нужны были умные, ловкие, в меру агрессивные и в меру коварные воины. Собственно, двуногие хищные ящеры оказались идеальными кандидатами на Возвышение.

– На что? – переспросил Ярослав.

– Возвышение. Несмотря на то, что звуковой азбуки двойной «язык» Улья не имеет, у них очень четкие формулировки, доступные к переложению на любую иную речь.

Подумав, Ярик был склонен согласиться с термином. От шустрой, зубастой и чешуйчатой зверюги – к разумному, а потому предельно опасному существу. Иначе как Возвышением и не назовешь.

– Генетики, физики, инженеры и даже лингвисты – Улью пришлось создать целую новую науку, потому что обнаружилось, что их питомцы предпочитают общаться при помощи голосовых связок. Это был крайне сложный, интересный и увлекательный процесс. А сейчас, обратите внимание, вопрос: как вы думаете, что произошло дальше?

Ярослав лихорадочно соображал, уставившись в пол. Потом вспомнил всю ту же фантастику – и радостно вскинул голову.

– Восстание машин… Тьфу, ящеров?

Незнакомец одобрительно качнул головой:

– Вы быстро пришли к этому выводу. Потому что вы тоже имеете среди своих предков хищные виды. А вот биологи Улья об этом не подумали. И когда новая молодая раса – они взяли самоназвание «Cебекх» – осознала, для какой роли их готовят Создатели…

Он замолчал и повернул голову в сторону окна. Время, как отметил Ярик, уже шло к вечеру. Да, насыщенно получилось. Но ведь не каждый день в руки попадают тайны древних цивилизаций.

Лектор тем временем встряхнулся. Его голос звучал так же ровно и мягко, но что-то в нем все же слышалось такое, от чего молодому человеку становилось немного не по себе.

– Это была первая крупная война. Речь шла не о территориальных претензиях или ресурсах. «Мы или они» – вот как стоял вопрос. Улей физически не воспринимал концепцию прекращения своего существования. А Себекх было некуда отступать. Им нужно было будущее. И они дрались за него так, как их научили.

Незнакомец разлил остатки чая по чашкам, затем с сомнением заглянул внутрь чайника и махнул над ним рукой. Ярославу послышалось тихое, на грани восприятия человеческим ухом, жужжание. От емкости пошел ароматный пар. Развелось колдунов, подумалось молодому человеку. «Колдун» же тем временем продолжал излагать:

– Больше всего досталось форпостам Улья на Марсе. Себекх ухитрились захватить рудные комплексы в поясе астероидов и с помощью их мощностей скинули на «красную планету» несколько достаточно увесистых камней. Собственно, именно с тех пор на вашем соседе по системе нечем дышать и нечего пить. Правда, справедливости ради, Марс никогда не был особо комфортным местом для существования органической жизни, но все же, все же…

Чай был настоящий, черный, и довольно крепкий. Ярик не обратил внимания, как именно его собеседник готовил первую порцию. Тоже рукой помахал? В магию студент технического вуза, конечно же, не верил. Наверняка очень продвинутые технологии. Для заварки чая, ага. Из пушек по микробам. Впрочем, наверняка могут себе позволить.

– Вы ведь знакомы с теорией массового вымирания видов? – неожиданно остановился Незнакомец напротив Ярослава.

Тот от подобной внезапности слегка «завис», но быстро сориентировался.

– Это когда на динозавров упал громадный метеорит? Да, я читал – и по телевизору видел. Стоп, вы хотите сказать…

– На самом деле массовых вымираний было не одно и не два, – улыбнулся Незнакомец. – Но конкретно к этому приложили руку, точнее, лапу, экстремисты из Себекх. Кстати, их осудили даже единоплеменники. Им-то нужна была пригодная для жизни Земля, а не пустынный каменистый шар, затянутый облаками пыли.

– Экстремистов в итоге изловили совместными усилиями, – продолжал он. – Да, сейчас начнется самое удивительное: философы Улья «изобрели» дипломатию. А ящеров оставалось слишком мало, и им пришлось пойти на мировую. Конечно, это произошло не сразу и не вдруг. Но в итоге впервые в истории на Земле возникло что-то вроде государств: Себекх заселили тропики и экваториальные области, а Улей оставил за собой пояса умеренного климата. Впрочем, им еще пришлось восстанавливать экосистему, наполнять ее новыми видами… Именно тогда начали появляться вы, млекопитающие.

Перед Ярославом появилась объемная звездная карта с неожиданно понятными пометками. Солнечная Система, Альфа Центавра, Сириус… От Солнца тянулись широкие желтые стрелки.

– Многие отдельные Ульи отправились в межзвездную миграцию – с одобрения Совета Королев. Было решено, что Земля становится слишком неуютным и плотно населенным местом. К тому же еще свежи были воспоминания о войне: Королевы – страшные консерваторы в плане межличностных и межвидовых отношений. Мирное соглашение это одно, а «толкаться локтями с чешуйчатыми убийцами» мало кому хотелось.

– Интересно, что и Себекх в большей своей части были настроены на исход с Земли, – Незнакомец наконец уселся в свое уютное кресло, закинул ногу на ногу и снова переплел пальцы рук. – Все-таки они были задуманы, как орудие экспансии, и вечный зов Конкисты в их крови никогда не давал им долго сидеть на одном месте.

Да ты поэт, восхитился Ярик. И понял, что немножко завидует этим рисковым ребятам – пускай хвостатым и зубастым. В его собственной жизни было не так много приключений, а те, что уже случились, теперь казались мелкими и какими-то жалкими. Все-таки я безнадежный авантюрист-теоретик, решил он для себя.

– В общем, Земля понемногу пустела, – сделал округлое движение ладонями Незнакомец. – На ней оставалось все меньше разумных, климат выравнивался в сторону похолодания, материки приобретали современные формы… И тогда появились вы. Обе ветви разумных приматов – Пурушу и Люди.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 5

– Простите, как? – Ярослав подался вперед, облился горячим чаем, зашипел и принялся стряхивать жидкость с джинсов на ковер. Незнакомец, не вставая из-за стола, метко кинул в него упаковкой салфеток.

– Пурушу – вы их называете «Йети». Снежные люди. Бигфуты. Оставшимся на планете Ульям были нужны посредники для взаимодействия с Себекх. К тому же у приматов наблюдался очевидный потенциал для Возвышения. Их намеренно создавали максимально миролюбивыми, деловитыми и сообразительными. Весьма Уважаемый Гозо Шан – один из Пурушу.

– Ничего себе, миролюбие! – возмутился Ярик. – Да он меня похитил!

Незнакомец снова встал и прошелся до дивана. Сел рядом с молодым человеком, доверительно положил ему ладонь на сгиб локтя и с максимальной проникновенностью начал увещевать:

– Поймите, Ярослав, действия Весьма Уважаемого Гозо Шана были продиктованы страхом за собственную жизнь. И что гораздо важнее, репутацию. Я бы рассказал вам больше, но – тайна доверия. Вопрос Понимания – в нашем случае – Весьма Уважаемый…

– А можно как-то сократить его титул? – невежливо перебил Ярик.

– Да, конечно. Между нами, просто Гозо Шан. Но в его присутствии – полностью имя и степень уважения. Это вопрос этикета, – наставительно изрек Незнакомец и продолжил:

– Так вот, вопрос Понимания – это отдельная концепция, я объясню ее чуть позже – Гозо Шан доверил именно мне. И пока только мне. А вы должны поверить: он не причинил бы вам вреда. Можете, кстати, рассчитывать на материальное возмещение в разумных пределах.

Материальное – это было достаточно убедительно. Ярослав кивнул и чуть отсел от Незнакомца. Все-таки настолько близкий контакт с мужчиной… Правда, оставался вопрос: с мужчиной ли? Может, он вообще не человек.

Незнакомец одобрительно кивнул, снова еле заметно улыбнулся и прошел обратно за стол. Устроившись, он продолжил рассказывать:

– Эксперименты велись двумя группами эволюционистов. Естественно, в качестве консультантов и группы контроля качества были привлечены авторитетные комиссии из числа Себекх. Все-таки именно им предстояло общаться с новой расой дипломатов. Но, как водится, если что-то может пойти не так…

Незнакомец откровенно ухмыльнулся. Это было так неожиданно, что Ярик вздрогнул всем телом. Хвала провидению, на этот раз чайная кружка находилась на сервировочном столике, вне пределов досягаемости, и аварии не произошло. Голос Незнакомца звучал, как ни в чем не бывало, и молодой человек быстро переключил свое внимание обратно.

– Как вы уже поняли, Себекх, в отличие от Улья, как раз таки склонны к авантюрам и спонтанным решениям. Группа хулиганов проникла в одну из лабораторий и тайно смешала свой генокод с препаратами второй группы. Так что вы, Человечество, унаследовали черты своего характера от всех «родителей»: интеллект и прагматичность Улья, дипломатичность и рассудительность Пурушу – и эмоциональный оппортунизм Себекх.

Ярослав сидел, уставившись в пол. Чай в кружке давно остыл. Незнакомец деликатно молчал, занимаясь какими-то своими делами и даже периодически выходя из комнаты – видимо, поговорить с кем-то по телефону. Наконец молодой человек собрался с мыслями.

– Скажите, а… Вот блин, я даже не знаю, как к вам правильно обращаться. Фахмин Зейн – это имя и фамилия?

– Фахмин – это… Род деятельности. Профессия. Дело. Призвание. Переводится – примерно – как «Понимающий», – ответил незнакомец, рассматривая какую-то серую плоскую коробочку.

Ярик хмыкнул. Надо же, Рустам оказался прав.

– А Зейн – это как раз мое имя, – коробочка встала на угол столешницы, Незнакомец вылез из кресла и снова подошел к дивану. – Но сейчас не это важно.

– А что? – напрягся Ярослав.

– А вот что, – легонько хлопнул в ладоши Зейн. Улыбка все-таки появилась на его лице в «полном» варианте, но была она какой-то неловкой и извиняющейся. Понимающий пояснил:

– Вы ведь уже думали над тем, почему я все это рассказываю первому встречному Человеку? Так вот. Вы думали верно. Я, согласно этическому кодексу Понимающего, обязан поделиться с пострадавшим достоверной информацией по ситуации. Но есть еще одно соглашение – о нераспространении. Вас, людей, после ряда довольно неудачных попыток влияния со стороны Себекх и Пурушу, решили оставить в покое. Дали вам развиваться своим путем. Все равно остальные расы в большинстве своем уже покинули родную планету, – Зейн пожал плечами и посмотрел на звездную карту.

– Попытки влияния – это древние боги? Ну, там, Египет, Индия, Греция… – наугад ляпнул Ярик. Понимающий оживился.

– Конечно! Вы довольно сообразительны, это хорошо. Тогда вы примете и следующее предложение. У нас с вами есть два варианта действий. Первый: я стираю вам память. Мягко. Без вреда для организма и психики. Скажем, вы сегодня гуляли за городом, отлично провели время, но никаких ярких событий не наблюдали. Успокаивали нервы после ссоры с друзьями, – Зейн проницательно прищурился. Ярослав криво усмехнулся и вздохнул.

– А второй?

– А второй вариант – вы даете мне честное слово.

Молодой человек мигнул. Да нет, Понимающий не шутил. Он был предельно серьезен и собран. Сразу видно – не человек. Вот это поворот…

– Скажите, Зейн, а вы сами кто? – больше чтобы потянуть время, поинтересовался Ярик.

– А я вообще не отсюда, – и тут Понимающий ухмыльнулся второй раз за вечер.

Ярослав вздохнул. С него уже было довольно всяких вселенских тайн и космических войн. Он встал, потянулся, и устало спросил:

– То есть, если я дам вам свое честное слово, то вы мне поверите?

– Естественно! – снова отошел к столу «не-человек не-отсюда». – Кроме того, я почувствую, если вы солжете. Плюс учтите, я обязательно буду за вами присматривать. Вы же подумали о такой вероятности? Вот и славно. Да и вряд ли вам кто-либо поверит на слово, если вы вдруг решите поделиться своим нетривиальным опытом. Это же очевидно.

Ага, промелькнуло в голове у студента, вот сейчас было верно подмечено. Живо представилась следующая картина: в лучших традициях какого-нибудь приключенческого кино, он носится с плакатом «долой власть рептилоидов», хватает прохожих за рукава и пытается втереть им за коварных инопланетян и древние расы. Потом, согласно канонам сюжета, главный герой попадает в «дурку», там его накачивают успокоительными и прочими интересными препаратами, вызывающими полный «ой-вэй». Затем при помощи собственного хитроумия и нового друга из числа проникнувшихся его россказнями психов протагонист совершает побег… И спасает мир, взорвав какую-нибудь Главную Летающую Тарелку. Титры, занавес.

Снова вздохнув, Ярик достал из кармана выключенный до сих пор телефон, повертел его в руках.

– Честное слово, мне это нафиг не надо –таким опытом делиться. Давайте я уже пойду. У вас отличный чай, но мне бы хотелось съесть что-то более существенное… И побыть одному.

– Да, конечно, Ярро…слав, – Зейн почему-то вдруг сбился на его имени, – идите. Мы сейчас в центре, но метро расположено рядом, вам будет легко добраться. До свидания!

– И вам не кашлять, – буркнул молодой человек и направился в сторону выхода. Интересная формулировочка. Не «прощайте». «До свидания». Намек на новую встречу. Бррр… Так, все, домой. И никаких больше чужаков.

В метро Ярик задремал. То ли все еще аукалось воздействие Толстяка, обладателя странного титула, то ли вымотал диалог с Понимающим. Хотя последний больше рассказывал. Но все равно обилие новой информации утомляло.

Проснулся он рефлекторно, на подъезде к своей станции. Инстинкты городского жителя. Интересно, а у всех этих муравьев, ящеров, обезьян – у них были свои города? А если были, то куда делись? А что, если мы все живем в мегаполисах, которые были построены когда-то давным-давно, руками, лапами и жвалами совершенно чуждых существ? Только мы об этом не помним. Сказал же Зейн про искусственную амнезию…

Ярослав помотал головой. Нет, так и с ума сойти несложно. Проще будет потом спросить у самого Понимающего. Что-то инстинктивное, доставшееся в наследство от первобытных предков (внутренний голос мерзенько шепнул: «а от которых именно?») подсказывало: этому товарищу можно доверять. Впрочем, не исключено, что доверия Зейн умел добиваться хорошо отработанными профессиональными приемами.

Между метро и торговым центром, а так же в округе обоих зданий все еще толклось изрядно народу. Вечер в разгаре, все хотят хлеба и зрелищ. И транспорта. И шмоток. И гаджетов. Кстати, телефон-то надо включить. Что уж теперь…

Раздалось короткое пиликанье, и смартфон ожил. Ярик подождал пару минут, прислонившись к одной из колонн на входе в ТРЦ. Сообщений о пропущенных звонках не было.

Ну, вот и славно, подумалось ему. Вот и замечательно, пробурчал он себе под нос, топая в сторону перехода. Отлично просто, выдохнул Ярослав, успевая на мигающий «зеленый» и сворачивая с тротуара в дворы.

«Нет, ну а чего ты ждал?» – мягко упрекнул внутренний голос. Почему-то он звучал с характерными интонациями и обертонами Зейна. Юноша даже хмыкнул.

«Да ничего я не ждал», – признался он себе. – «Просто…»

«Ну а тогда пойми их», – продолжал «внутренний Зейн». – «Пойми и прости».

Ярик чуть не расхохотался. Дааа, представить Понимающего в роли известного комика… Это был гротеск высшей пробы!

Настроение тем временем неуклонно улучшалось. Для усиления эффекта вообразив Толстяка, покрытого мехом, Рустама в чешуе и с хвостом, а Ирину – в амплуа Королевы Улья, молодой человек окончательно приободрился и начал нашаривать в кармане ключи. Родная парадная была уже буквально за углом.

И тут из-за указанного угла, по дворовому проезду, навстречу Ярославу вылетело что-то низкое, спортивное, слепящее фарами и визжащее колесами. Резко оттормозившись, машина замерла, тут же «взорвавшись» распахнутыми дверями. Разве что капот не подпрыгнул.

Ярик на мгновение ошалел. Затем, огласив двор истошным воплем «да вы задолбали!», он резко рванул в сторону, перепрыгнул через ограждение газона и понесся сквозь кусты. Впрочем, бежал он недолго.

На этот раз преследователи оказались на удивление шустрыми. Буквально через три секунды кто-то сцапал юношу за плечи, отчего его ноги и корпус по инерции занесло вперед. Потом Ярослава с деловитостью и сноровкой спецслужб уложили лицом в траву, аккуратно, но крепко заломив обе руки и ноги. Кто-то подбежал спереди.

Было уже темно, но Ярик мог поклясться, что перед его лицом остановились две крепкие чешуйчатые лапы. Без обуви. С когтями на трехпалых ступнях. Он сглотнул: Себекх. Так, напомнил он завибрировавшему паникеру внутри, это разумная раса. Агрессивная и воинственная, да. Но разумная. Сразу не убили, значит, им что-то нужно.

Поимщики переговаривались тихо, но при помощи уже знакомого кваканья и хрипа. Судя по интонациям, они то ли решали, что с ним делать, то ли докладывали обстановку начальству. Ярик осторожно попробовал пошевелить локтями, но руки тут же заломили сильнее. Он не выдержал и зашипел от боли.

Внезапно кваканье прервалось – словно ящеры разом онемели. Через пару секунд Ярослав понял, почему. До изумления знакомый, низкий, рычащий голос потребовал:

– Отпустите Человека. Да. Не он нужен. Нет. Я нужен вам. Да.

Вокруг раздались множественные металлические щелчки и гудение. Хват на руках ослаб. Повернув голову, Ярик увидел, что трое здоровенных рапторов держат в руках какие-то матовые, продолговатые штуки. Оружие, конечно же, догадался любитель фантастики. А где сам Йети?

Гозо Шан стоял в конце аллейки, посреди которой Себекх изловили Ярослава. Он поднял руки в универсальном жесте и спокойно улыбнулся. Молодой человек заметил, что одежда Толстяка слегка светится – видимо, тот решил обозначить миролюбивые намерения, упростив прицеливание агрессорам. Впрочем, кто их знает. Может, они и в темноте видят, как днем. Миллионы лет эволюции, прогресса и войн.

Один из ящеров вдруг поморщился и на глазах изумленного Ярика превратился в тощего, смуглого мужчину средних лет. Спортивный костюм и кроссовки буквально «выросли» у него на коже. «Оборотень» откашлялся, привыкая к человеческой гортани.

– Ты один?

– Да, – Гозо Шан был лаконичен.

Себекх ухмыльнулся. Нехорошо так. Злорадно.

– А один ты нам, в общем-то, и не нужен. Но! Вот этот пацан очень удачно тебя к нам привел. А вдвоем вы уже идеально подходите.

Толстяк понимающе кивнул. И тут…

Сначала Ярика отбросило куда-то в заросли ивняка. Руки чуть не вылетели из суставов – ящеры и не думали его отпускать, но какая-то внешняя сила так же разметала по сторонам их тела. Из кустов не было видно ничего, но зато юноша услышал, как громко и с чувством ругается на своем непонятном языке Толстяк. Голова опять разболелась, тошнота подкатила к горлу… И тут же утихла, сменившись чужой мыслью, вспыхнувшей в мозгу: «Беги!»

Он и побежал. Отчаянно, изо всех сил, хватая воздух ртом, спотыкаясь, падая и обдирая колени и локти. Сзади доносились непонятные звуки: все то же кваканье, шипение, гудение, тяжелые удары, как будто забивали сваи. Весь двор перебудят, подумалось Ярославу ни к селу, ни к городу.

Вылетев на тротуар, молодой человек замотал головой, увидел знакомый «Майбах» и рванул к нему. В прошлый раз Толстяк выходил с заднего сидения, значит, он ездит не один. Минимум – шофер. И телохранитель. Ну должен же у него быть телохранитель?!

Ярик почти добрался до автомобиля, когда откуда-то из-за багажника навстречу ему вышел Зейн. Лицо у него было мрачное и сосредоточенное. Понимающий рывком распахнул дверь машины и ткнул пальцем внутрь салона. Ярослав не раздумывал. Он нырнул под защиту бронированной, как можно было надеяться, крыши и скорчился на заднем сидении.

Дверь захлопнулась.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 6

Уже второй раз за день Ярослав оказывался в кабинете Зейна, но теперь его хотя бы привезли в полном сознании. И невероятном душевном раздрае.

Сам Понимающий также ехал на заднем сиденье, молча и задумчиво глядя в затонированное окно. Предварительно он включил автопилот и голограмму водителя – узрев подобные технические чудеса, молодой человек даже не испытал удивления. Ну подумаешь, автомобиль-робот. А вот то, что Весьма Уважаемый Гозо Шан почти наверняка погиб, защищая его, Ярика, от компании агрессивно настроенных ящеров – вот это впечатляло. И угнетало.

Не то чтобы никто и никогда ничем для него не жертвовал. Мать, например, регулярно напоминала, как она потратила на Ярослава и его неблагодарного отца свои лучшие годы. В детстве это звучало удивительно и даже обидно: ну как так-то, ведь они с папой любят маму, делают всю работу по дому, дарят ей цветы, рисуют (художника из него, увы, так и не вышло) и готовят (и повара тоже). Позже, уже повзрослев, Ярик осознал: не так важно, что именно говорят тебе близкие люди, главное – чего они хотят этим добиться. Мама просто хотела больше внимания, а упреки были единственным известным ей способом это внимание привлечь. Впрочем, возвращаясь к вопросу жертвы – конечно же, она говорила не всерьез.

Зейн все так же молча налил чаю себе и юноше, прошел за рабочий стол, сел, побарабанил пальцами по стопке каких-то бумаг. Если он и не отсюда, подумалось Ярославу, то жесты и нюансы поведения отыгрывает просто на ура. Миниатюра «Человек расстроен и волнуется». Холст, чай, кровь погибшего. Впрочем, как знать. Если у Себекх было, допустим, энергетическое оружие, то от Пурушу, скорее всего, не осталось даже пепла.

Наконец Понимающий вздохнул, отхлебнул из кружки и ровным, безэмоциональным голосом поинтересовался:

– Надеюсь, вы понимаете, что произошло?

Ярик поморщился.

– Если я правильно понимаю, – он сделал ударение на слове «правильно», – то ваш клиент погиб от лап тех, кто, в свою очередь, его в чем-то обвинял. Или тех, кто считал, что обвинения справедливы. Или… В общем, его грохнули сильно недобрые рептилии с бластерами.

Зейн оживился.

– А, кстати, почему вы решили, что Весьма Уважаемый Гозо Шан мертв?

Молодой человек пожал плечами.

– Мне кажется, если бы он был жив, то мы бы сейчас сидели втроем. Да и дорогую машину он не доверил бы, кому попало.

Одобрительно покивав головой, Понимающий улыбнулся своим особенным манером.

– Уточнение: я – не «кто попало». Взаимоотношения клиента и Понимающего подразумевают предельную открытость и доверие. У некоторых рас даже половые партнеры не считаются настолько близкими, насколько должен, подчеркиваю, должен быть Понимающий.

– А чем вы вообще занимаетесь? Ну, то есть, я примерно представляю: что-то вроде адвоката, детектива, поверенного в делах…

– Психолога. Консультанта. Судьи. Защитника. Мстителя. Понимающий должен, как следует из трактовки термина в вашем языке, вникнуть в дело, с которым к нему пришел клиент. Понять его досконально. Факты, мотивы, эмоциональная подоплека. Личность клиента. То, что он действительно сделал, что планировал и о чем еще даже не задумывался сам, – в голосе Понимающего сквознули едва уловимые нотки гордости. – И на основании этого, либо объявить подзащитного невиновным – и оградить от любых нападок и агрессии, с привлечением дополнительного персонала, если понадобится. Либо признать, что данный разумный виновен в том, что совершил. Или собирается совершить. Или может совершить. И произвести потребное воздействие.

– Подождите, а как же официальные власти? – встрепенулся Ярослав.

Зейн снова отпил чаю.

– У каждой расы, несомненно, есть свой свод законов, придерживаться которого должны представители их вида. Понимающие работают в основном по межрасовым конфликтам. Там, где могло возникнуть… Недопонимание. Для благополучного разрешения подобных ситуаций мы проходим основательную и достаточно сложную подготовку. Прямое обучение, загрузка типовых конфликтов в эмоционально-фактологическую память, дополнительные сенсорные комплексы… Кстати, последние сейчас понадобятся, – и Понимающий демонстративно отставил кружку в сторону.

Ярик напрягся. Нет, он, конечно, верил, что вреда ему не причинят. Но как у любого достаточно взрослого человека, когда-либо проходившего то или иное врачебное обследование, шерсть на загривке у него поднялась рефлекторно.

Тем временем из ящика стола была извлечена знакомая серая коробочка. Зейн пристально посмотрел на нее, от чего устройство коротко блеснуло синим, а затем оранжевым. Понимающий снова кивнул, положил девайс на угол столешницы и прошествовал к дивану.

– Мне понадобятся ваши воспоминания, Ярослав. Я погружу вас в сон – и побуду вами. Не беспокойтесь, дальше последней пары часов я заглядывать не намерен. Потом мы сделаем запись, и от вас потребуется свидетельство того, что она верна и полна. Геноподпись. Процедура безболезненна, но… Вам придется пережить все потребные мне события заново. Вы готовы?

Молодой человек молча кивнул. А что еще оставалось?

…Он снова бежит. Недолго – его догоняют очень быстро. Нечеловечески цепкая хватка на плечах. Падение. Боль в заломленных руках. Голоса. Странно, один из них кажется подозрительно знакомым. Ну, насколько может быть знаком голос, который рождается в горле ящерицы. Но все же, все же…

Другой голос. Мягкая мощь, зашвырнувшая его тело за пару десятков метров от места последовавшего побоища. Опять бег. Машина. Зейн.

Когда Ярослав пришел в себя, Понимающий сидел, уставившись куда-то в пространство. Коробочка, с помощью которой, как догадался юноша, потрошили его мозги, лежала на своем месте. Над ней слабо мерцало и поблескивало.

– Ну что же, запись четкая. У вас отличная визуальная память, да и остальные органы чувств работают без сбоев. Эмоции тоже считываются однозначно и полярно, – Зейн перестал созерцать стену и уставился на Ярика с одобрением.

– К сожалению, на тот момент вы не имели никаких сенсорных имплантов, даже базовой сети, так что опознание будет слегка затруднено. Но это уже кое-что.

Молодой человек сел и потер слегка затекшую шею. Что-то не давало покоя, требовало быть высказанным вслух.

– А если вы их опознаете, то что вам это даст?

Понимающий изобразил на лице живой интерес. Ярик продолжал развивать мысль.

– Ну вот, допустим, среди напавших был тот самый Секракх. Ну, который обвинял Толстяка... В смысле, покойного. Но он же не дурак, так подставляться? И в чем, кстати, была суть обвинения? Я, наверное, много вопросов задаю…

– Нет, что Вы, все по делу, – Зейн уже опять прогуливался взад-вперед. – Только одно уточнение. Секракх – не личность. Это организация. И они обвиняли Весьма Уважаемого Гозо Шана в клевете и убийстве ряда своих собратьев.

– Настолько серьезно? – проникся Ярослав. – А он что?

– Не убивал, – отрезал Понимающий. – Я имею полный, заверенный геноподписью скан его памяти за последние десять лет. Экспертиза не выявила следов редактирования. Значит, по убийствам мы сразу можем подавать протест. С клеветой сложнее…

Ничего себе, подумалось Ярику. Подправить себе память. Нет, ну раз можно прочитать – значит, можно и записать… наверное. А, так ведь да, предлагал же ему Зейн амнезию! Было бы неплохо, кстати, вымарать из своей жизни несколько эпизодов…

Понимающий тем временем продолжал рассуждать вслух:

– Весьма Уважаемого Гозо Шана нанял один из двух оставшихся на Земле Ульев. У них якобы была информация весьма деликатного свойства. Как аналитику, покойному, – Зейн нахмурился, – не было равных. Ну, в нашей системе. И кое-что было в тех данных, которые он получил от Улья, что нарушило его эмоциональный баланс и заставило довольно резко высказаться в адрес Секракх. Те сразу же отреагировали – и пошли в контратаку.

– Так а что конкретно он сказал? – Ярослав от любопытства подался вперед.

Понимающий вместо ответа разлил чай по кружкам, одну вручил молодому человеку, из другой сделал несколько глотков. Потом испытующе посмотрел на Ярика.

– Видите ли, Ярро… Слав. Скажите, можно я буду называть вас Ярро? Мне так привычнее.

– Да, конечно! – слегка удивился поименованный. Зейн тем временем развивал мысль:

– Так вот, Ярро, Секракх – очень древняя организация. Именно они провели ту диверсию, в результате которой появились вы, Люди. И Весьма Уважаемый Гозо Шан обмолвился в приватной беседе с одним не в меру болтливым типом… Видите ли, он был профессионал своего дела, но излишне доверчив, как и все Пурушу… Есть у них такая расовая особенность. Так вот, он сказал, что теперь Секракх собираются исправить свою «ошибку».

Ярослав похолодел. А Понимающий со стуком поставил кружку на столешницу и в упор уставился на собеседника.

– Вы правильно поняли. Человечеству грозит геноцид. В той или иной форме.

Вирус. Скорее всего, это будет вирус. Или бактерия. Или что-то более продвинутое, но настолько же избирательное. Ярик читал достаточно много фантастики, чтобы воображение, подстегнутое адреналином, не уставало выдавать ему картинки гибели цивилизации, одна мрачнее другой. Руки начали подрагивать.

Раздался голос Зейна. Он что-то произнес на том странном, ломаном языке, которым пользовались все чужаки в этой истории. Юноша напрягся, ожидая привычной головной боли и тошноты. Но вместо этого с удивлением ощутил, как уходит страх, спадает возбуждение – без обычной постадреналиновой слабости – и мозги начинают соображать гораздо эффективнее и рациональнее. Не сумев сдержать изумления, Ярослав поднял брови и уставился на Понимающего с вопросом. Тот мягко улыбнулся:

– Это называется «Прямая Речь». Исключительно земное изобретение. Комбинация акустического, психофизиологического и еще многих прочих воздействий. Строго говоря, Прямую Речь разработал Улей в качестве дополнительного «оружия» Себекх. Были проведены определенные исследования, которые показали, что структура пространства-времени может очень интересно реагировать на небольшие, но приложенные в нужных квантовых состояниях усилия. Причем диапазон реакций, в зависимости от формулы Речи, будет достаточно широк. Вы уже успели убедиться.

Ярик почесал затылок:

– Это что же, получается, все-таки магия?

Зейн без тени издевки кивнул.

– Именно под данным термином Прямая Речь фигурирует в ваших мифах и легендах. Но вообще это достаточно комплексный раздел науки, в котором до сих пор ведутся множественные исследования. И у каждого биологического вида свои пределы владения сиим видом воздействия. Себекх, например, созданы как идеальные солдаты, диверсанты и убийцы. Они почти не умеют пользоваться Прямой Речью в целях, отличных от военных – или для общения между собой.

Понимающий снова принялся вышагивать вдоль дивана. Ярослав внимательно слушал. А вдруг пригодится? Интересно, а можно научиться этой «магии»?

– Пурушу развили искусство Речи до практического совершенства. Правда, боевым аспектам они уделяли меньше внимания. А вот воздействию на нервную систему, на психику разумных – посвятили все свои усилия. Все ради цели лучшего взаимопонимания, развития конструктивного диалога и выработки доверия между собеседниками. Именно эти их исследования, кстати, привели к тому, что контакты с иными расами прошли в большинстве случаев достаточно мягко и в атмосфере взаимной благожелательности.

Ярик не выдержал.

– А человек может этому научиться? Я к тому, что… Ну… А вдруг ящеры вернутся? Вы же не сможете меня защитить. Гозо Шана же не смогли…

Сказал – и тут же оборвал себя, в ужасе поняв, что нанес Зейну, фигурально выражаясь, удар под дых. Но тот лишь улыбнулся. Кстати, это получалось у него все натуральнее и натуральнее с каждым разом.

– Весьма Уважаемый Гозо Шан завещал мне дальнейшее расследование этого дела. И идея с самоубийственной контратакой также принадлежала ему.

– Но почему? – возмутился молодой человек. Ему внезапно стало ужасно жалко этого огромного, устрашающего, чуждого Толстяка. Пожертвовавшего собой ради его, Ярослава, жизни. В том, что Себекх собирались убить обоих, он не сомневался ни минуты. Исходя из рассказов Понимающего, ящеры предпочитали решать проблемы одним способом.

– Ему нужна была провокация. Вытащить хотя бы часть участников заговора «на свет», как вы говорите. И дать им себя убить – чтобы Секракх перестали нервничать и не запустили процесс раньше времени. А то, что вы остались живы, их волновать уже не будет. Людей они презирают и в расчет не берут.

Ярик вздохнул и, сдерживая просительный тон, поинтересовался:

– Но все-таки… Я бы хотел уметь. Хотя бы азы. Это можно?

Зейн улыбнулся. Нет, ухмыльнулся. Очень так недобро ухмыльнулся, и Ярик вдруг осознал – смысл этой ухмылки в том, что кое-кому сильно не поздоровится.

– Ярро, выслушайте меня внимательно. Я предлагаю вам работать на меня. В конце концов, вы представитель заинтересованной стороны. И в завещании Весьма Уважаемого Гозо Шана указано, что он передает вам право на обвинение. Пурушу не верят в случайности, Ярро. Если уж вы встретились – значит, такая карма.

Вот это было внезапно. Молодой человек почувствовал, что диван под ним пошатнулся. Или это закружилась голова? Он снова схватился за кружку и шумно отхлебнул. А Понимающий решил, видимо, его добить.

– И для того, чтобы нам с вами эффективно взаимодействовать, придется пройти некоторый апгрейд. Поставим вам нейросеть. И ряд полезных имплантов. И курс тренировок тоже не помешает. Вы согласны?

Часть 1. Служба поддержки. Глава 7

– А вот скажите, босс. Есть мнение, что инопланетная органика должна быть ядовитой. А мы с вами уже час тут сидим, и вам хоть бы хны!

Понимающий промокнул губы салфеткой, отодвинул в сторону деревянный поднос с остатками приправ и укоризненно посмотрел на ассистента.

– Если мне не изменяет память, я уже пять раз просил не называть меня «боссом». А также излагал ровно столько же пожеланий обращаться ко мне на «ты». Я понимаю, ваши местные традиции… Но Ярро, поверь, так будет проще и быстрее. Формальности оставим для клиентов.

Ярик ухмыльнулся и откинулся на спинке диванчика. Они действительно уже около часа поглощали суши вдвоем с Зейном, разместившись для этих целей в небольшом ресторане, недалеко от офиса. Впрочем, основной их целью была не сомнительной достоверности японская кухня.

– Ну а как мне вас… Тебя называть? – поправился он. – «Босс» или «шеф». Можно «сенсей». Или «падре». Наконец, «майстер инквизитор»…

– Ярро, ты валяешь дурака, – отмахнулся Зейн. – А между тем можешь пропустить сигнал от сенсоров. Это непрофессионально.

– Хрена ли там пропускать? У меня уведомление включено такое, что глухого ночью подымет, если надо! – для виду возмутился Ярослав. Впрочем, сам он уже втихаря просматривал логи с датчиков. Понимающий был прав: на технику надейся, а бдительности не теряй.

Нейросеть ему на удивление не «вживляли» и не «монтировали». Начальство выдало пару таблеток, карминного да индигового колеру. На закономерный вопрос, почему Морфеус без плаща и больше похож на поляка, чем на негра, Ярик удостоился в меру снисходительного похлопывания по плечу и небольшой лекции об уместности иронии, как способа справиться с естественным страхом перед неизведанным.

– Капсул же две штуки, потому что одна содержит базовую систему, а вторая – сервисный пакет для вашего вида, – своеобычным менторским тоном пояснял Зейн, пока новоиспеченный ассистент рыскал взглядом в поисках стакана с водой.

К слову сказать, самого процесса «установки» Ярослав не почувствовал. Просто задремал на пару часов. Когда же открыл глаза – то для начала изрядно ошалел.

Все мы знаем, что апельсин – это апельсин. Он оранжевый, пахнет и брызжет соком, если разрезать. Но получить небольшим усилием воли полные данные о названии вида, сорте, составе, энергетической ценности и прочая, и прочая – это было очень, очень круто.

Понимающий потребовал пройти программу обучения с нуля, и первые полчаса Ярик послушно следовал указаниям: тренировался включать и отключать интерфейс, запускать и подавлять деятельность основных модулей, считывать, записывать и передавать блоки разнообразной информации… А потом, как любой нормальный – и очень самоуверенный – человек, плюнул на инструкцию и принялся развлекаться.

Когда дверь офиса отказалась выпускать Зейна в коридор, а на его попытки обойти протоколы безопасности, написанные студентом-айтишником буквально «на коленке», вылезло витиеватое уведомление в духе «кто дотронется без спросу», Понимающий крайне пристально воззрился на ехидную ухмылку ассистента. Последовала еще одна лекция: об ответственности и сдержанности, а так же о субординации и мелком хулиганстве в рабочее время. Не то чтобы Ярослав смутился и усовестился. Но дверь пришлось разблокировать.

К слову, Зейн оказался не таким уж занудой и формалистом. На следующий день он скинул талантливому ученику целую стопку – виртуальную, естественно – разномастных учебников по иномировым паттернам программирования, перечни известных бэкдоров и эксплойтов в нейросетях тех или иных модификаций, методички по противодействию хакерским атакам – а так же, естественно, по проведению подобных нападений. Это погрузило счастливого студента в прострацию на целую пару месяцев.

– Насчет органики, – начальство аккуратно разлило содержимое чайника по емкостям. – У меня стоит стандартный имплант для пищеварительной системы. Нестандартный, впрочем, тоже, в одном блоке: токсины бывают довольно разными и интересными. Вот, например, алкоголь. Ваши представители торговых кругов почему-то считают, что любая деловая беседа должна сопровождаться потреблением раствора этанола, с теми или иными добавками. Вероятно, так они купируют страх перед рискованными сделками. Традиции?

Ярик в этот момент жевал, поэтому замахал рукой.

– Скорее, понты, – смог выдавить он, когда «органика» была успешно проглочена. – Способ показать, что ты тут самый крутой, и бухло у тебя исключительно дорогое да эксклюзивное. Ну и в принципе, совместное распитие вызывает доверие. Я читал, что раньше вообще полагалось всей толпой квасить из одной посуды. Мол, не отравлено – я же пью, и ты пей.

Зейн немного отстраненно покивал.

– Любопытно. Спасибо за сведения. Надо будет в следующий раз попробовать… Из одной посуды.

Не успел Ярослав отсоветовать такой экстремальный способ выстраивания деловых отношений, как перед его внутренним взором всплыла зловещая красная рамка. Внутри проецировался видеоряд с сенсоров наружного наблюдения. Понимающий встал, кинул на стол несколько купюр и направился к выходу.

– Ярро, расплатись и идем. Сдачу не жди. И кстати – термин «шеф» меня вполне устраивает.

***

Выражение лица у Стеллы Ивановны было интригующим. С одной стороны, ясно читалось, что сейчас будет сказано что-то неприятное. С другой – что озвучивать это неприятное вслух ей очень не хочется. И с третьей – что это, скорее всего, таки будет озвучено, и связано оно явно с работой. Поэтому Марина украдкой вздохнула, поправила очки в модной толстой оправе и преданно уставилась на начальство, покорившись судьбе.

– У нас новый договор, – постучала дорогой шариковой ручкой Стелла Ивановна по пластиковому файлу, валявшемуся на столе. – А это означает нового клиента. Ты, Мариночка, работаешь у нас уже около полугода, мне все нравится, – ручка предупредительно взмыла в воздух, намекая, что критиковать не будут. Девушка еще раз вздохнула, теперь с облегчением. Начальница сделала вид, что ничего не услышала. Ее явно беспокоили иные аспекты разговора.

– Так вот. Полгода – это не очень много. Ты и сама понимаешь. А новые договора я обычно стараюсь отдавать более опытным сотрудницам. Бывает… всякое. Ну, ты в курсе. Пытаются уговорить на «черную» бухгалтерию, на фальсификацию «первички». Могут и подставить – банальнейшим образом. Но вот прямо сейчас мы заказ имеем, а кадров нет. Поэтому решили доверить дело тебе.

Ага, оживилась Марина. Новый клиент – это хорошо. Это, конечно, всегда новая нагрузка, новая головная боль, новые люди, с которыми придется общаться. Но и новая прибавка сверх оклада. Это, знаете ли, очень стимулирует.

– Стелла Ивановна, я постараюсь подойти к делу с максимальной…

Начальство снова помахало в воздухе канцелярской принадлежностью, и молодая бухгалтер внимательно и тактично замерла на месте. Стелла Ивановна еще немного помолчала, дабы собеседница прониклась, и продолжила излагать:

– Я знаю. Как я уже сказала – к твоей работе нареканий не было и, как мне верится, не будет. А вот сам клиент вызывает у меня... вопросы.

Девушка насторожилась. Об интуиции Стеллы Ивановны в кругу рядовых сотрудников ходили легенды. Если ей что-либо не нравилось в ситуации, то обычно даже гендир, человек слегка авантюрного склада характера, что, впрочем, не мешало ему быть успешным руководителем, поднимал руки и капитулировал. В этот раз, видимо, не проникся.

Начальница поджала губы, скорее всего, тоже подумав о высших инстанциях нелестное. Но обстоятельства, очевидно, были выше нее, поэтому беседа продолжилась:

– В общем, будь начеку. Вот тебе данные о компании, контакты… Ну, как обычно. Твой профиль им уже ушел. Сегодня закрывай баланс по этим ребятам… Ну которые… Книги у них… И кофе… – Стелла Ивановна пощелкала пальцами для стимуляции памяти, но Марина упредила ее, кивнув в знак того, что понимает, о ком идет речь. Женщина благодарно похлопала по документам ладонью, а затем спохватилась и протянула их подчиненной.

– Если у тебя возникнет хотя бы подозрение, что дело нечисто – сразу же сообщаешь мне и нашим безопасникам. А пока – я тебе ничего не говорила, даже не намекала. Усекла?

Марина выразительно подняла брови. Мол, а разве что-то было? Вообще ничего такого. Стелла Ивановна усмехнулась.

– Эх, молодежь… В общем, иди, трудись. У меня все. Да, девочкам скажи, что я зайду через час!

Марина поднялась, попрощалась и пошла в оупен-спейс к остальным «девочкам». Действительно, перед принятием нового клиента надо было разобраться со старыми. И побыстрее.

Спасибо современным технологиям, работать с многочисленными базами по платежам и прочим финансовым операциям можно было, не совершая каждодневные вояжи в разные концы города. Достаточно пары кликов мышкой – и все они на экране рабочей машины. А если не хватало времени, по договоренности с компанией можно было сделать локальную копию на переносной жесткий диск и поработать из дома. В принципе, Марина частенько так и поступала, если погода совсем не радовала и не хотелось тащиться даже в офис.

Она часто представляла себе в такие моменты, как, скажем, пишет какому-нибудь главе финотдела о неполноте представленных документов – и в этот момент включается веб-камера, сидящая поверх монитора. И серьезная, ответственная бухгалтер предстает перед клиентом в вытянутой футболке и любимых домашних шортах. Образ был до того впечатляющим, что в итоге Марина прониклась и начала разворачивать объектив к стенке. На всякий случай.

Впрочем, некоторые клиенты из соображений безопасности предпочитали, чтобы бухгалтер работал через их локальную сеть – и, желательно, физически присутствовал на территории компании. Если это оговаривалось в контракте, стоимость услуг возрастала. Не сильно, но все же. Интересно, не это ли взволновало Стеллу Ивановну?

Марина открыла непрозрачную папку, и вслух, но негромко зачитала название фирмы:

– ООО «ЛокиТрейд». А чем занимаются? Ага, импорт и оптовые поставки химикатов. И при чем тут бог колдовства и обмана?

В принципе, можно было сказать, что ожидания Марины не оправдались.

Встретили ее вежливо, чаем напоили, печенье предложили, о работе компании вкратце рассказали. Замдиректора по финансовой части оказался довольно обаятельным дядечкой. Того уютного, но неопределенного возраста, который неосознанно провоцирует на доверие – как у хороших детских врачей, имеющих и квалификацию, и призвание. Они даже немного поболтали на отвлеченные темы. В частности, о том, откуда у компании такое необычное название.

– Да вот понимаете, Марина…

– Можно просто Марина. Без отчества, – пришла на помощь девушка. Зам кивнул и продолжил:

– Так вот, понимаете ли, наш набольший, – неожиданный анахронизм был, тем не менее, использован удачно, – он большой любитель скандинавской мифологии. А бог Локи, если вы помните, покровительствует хитроумным и ловким. В торговле, естественно, без этого никак!

Вежливо посмеялись. Зам кашлянул, потер ладони и, видимо, решил перейти к делу. И снова приятно удивил – сам достал и выложил на стол портативный носитель данных, с ключом безопасности.

– Вы сейчас пойдите к нашим админам. Они вам зальют базу за отчетный период и скинут на ключ цифровую подпись. Совершенно не хочется мариновать, простите за каламбур (Марина хихикнула) такую очаровательную барышню в наших не самых уютных стенах (Марина слегка зарделась). Поэтому поработаете в привычной для вас обстановке. По срокам согласовано. Вы же ознакомились?

Очаровательная барышня подтвердила, что все условия были в договоре, и выразила готовность немедленно приступать. Зам снова кашлянул.

И вот тут в его глазах что-то такое мелькнуло… Что-то нервное. И в то же время – вроде как с облегчением. Марина насторожилась. Да ну нет, ну показалось, конечно же. Свет неудачно упал. Она взяла диск, ключ-флэшку, откланялась – и пошла искать серверную.

Системных администраторов было аж целых двое. Один что-то сосредоточенно запускал на двух мониторах сразу, сворачивал окна и периодически строчил в командной строке. Второй сидел в кресле, развернутом ко входу в кабинет, вытянув ноги и закинув руки за спину. Обе пары конечностей у него были довольно длинными и приятно мускулистыми.

– Вы наш бух? – спросил почему-то первый, не отрываясь от экранов. Марина сначала кивнула, затем повторила вслух:

– Да, меня отправили к вам. Собственно, носитель, ключ – вот, они, скидывайте.

– Ага, – теперь к разговору подключился второй. – Пойдем.

Айтишник воздвигся со своего рабочего места, и оказалось, что девушка ростом ему где-то по середину грудной клетки. Внизу живота у Марины приятно потеплело. Пришлось отвернуться и мысленно отругать себя, дабы не сбивать рабочий настрой. Интересно, а телефон получится выцыганить? Ну или, там, сетевые контакты…

Второй тем временем изъял оба девайса, прошел куда-то за стойку с аппаратурой, пошуршал клавишами, пощелкал разъемами проводов. Вернулся – и снова Марину что-то насторожило в том, как этот рослый, крепкий, совсем не айтишного вида парень на нее посмотрел. Та же смесь нервозности – крепко запрятанной, загнанной вглубь под напускной флегматизм – и облегчения. Как если бы горячий уголек с ладони скинул. Теперь стало понятно, что имела в виду Стелла Ивановна. Мда… Надо будет действительно пообщаться с безопасниками. Что-то тут нечисто.

А когда она выходила из кабинета – ее взгляд на мгновение зацепился за неприметный серый ящик. Коробка стояла возле кресла, на которое второй админ плюхнулся сразу же после того, как вручил ей диск и ключ. И поначалу Марина решила, что это еще один системный блок – ну мало ли откуда может в серверной оказаться металлическая штуковина характерных габаритов? Но в этот момент первый зачем-то наклонился под стол с фонариком в руке, и выяснилось, что у ящика есть приоткрытая дверца. А за дверцей…

Нет, все-таки показалось. Скорее всего. Мнительная я стала, подумала девушка, выходя в коридор. Это все Стелла Ивановна и ее гипертрофированная паранойя. Надо выбросить из головы и забить.

Потому что в противном случае совсем непонятно, зачем в серверной нужен оружейный сейф с парой охотничьих карабинов.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 8

Марине нравилось возвращаться домой поздним вечером.

Рабочий люд уже не набивался в вагоны метропоездов, как шпроты в банку. На улицах становилось относительно тихо и почти спокойно. Полутьма и полусвет скрадывали очертания домов, добавляя уюта районам «когда-то-новостроек».

Единственное, что слегка нервировало деловитую барышню – наличие у местных дворов их маргинальных обитателей.

Нельзя сказать, что Марина одевалась вызывающе или ярко. Нет, ей нравились сдержанные тона и классический крой. Даже, скорее, слегка винтажный стиль в одежде. Но при этом природа наделила ее изящной фигурой, густой гривой волос шоколадного окраса и симпатичной мордашкой. Очки только добавляли шарма. И в принципе, все это девушку устраивало – ну, насколько может устраивать прекрасный пол собственная внешность.

Казалось бы, абсолютно не во вкусе той категории граждан, что была поименована в честь Государственного Общежития Пролетариата.

Тем не менее, оные граждане периодически интересовались, а как ее зовут, а куда это она спешит, а чего это она такая дерзкая и почему не горит желанием посидеть с пацанами. В определенный момент в сумочке Марины поселились перцовый баллончик и шокер – скорее, для вящей уверенности в своих силах, чем в целях непосредственного применения. Но товарищи гопники об этом не знали и продолжали действовать в рамках каноничного modus operandi.

Вот и сейчас некая компания, вольготно расположившаяся на элементах детской площадки, провожала припозднившуюся труженицу дебета и кредита ехидным посвистом и остроумными, как им самим казалось, комментариями. Марина ускорила шаг. Еще не хватало покраснеть, рассерженным тоном выговаривала она сама себе. Подумаешь, люмпенам скучно. Да тьфу на них!

Девушка так увлеклась внутренним монологом, что действительно остановилась и сплюнула. И тут обратила внимание, что к персонажам с площадки присоединилась еще одна группа граждан. Но при этом между двумя компаниями явно назревает конфликт.

Типы из второй команды были мрачными, собранными и одетыми явно не в спортивные костюмы – писк дворовой моды с середины девяностых. Между представителями обеих фракций произошел некий бурный диалог, сопровождавшийся обильной жестикуляцией со стороны первых. Затем гопники уныло снялись с места и нехотя удалились куда-то вглубь двора. Марина опомнилась, перестала глазеть и развернулась в сторону дома.

– Девушка! – догнал ее оклик. Так, не оборачиваться. В разговор не вступать. Повода не давать. Топ-топ-топ.

– Девушка, постойте! – приближаются энергичные шаги. Идут, все вместе. Догоняют, кстати. Здоровые такие товарищи, рослые. Ага, шокер в левую руку, баллончик в правую. Ветер… Ветра, кстати, нет. Плохо.

Тем временем «деловые», как мысленно окрестила их барышня, довольно быстро догнали ее возле прохода между домами и взяли в кольцо. Марина постаралась отступить к стене, но там уже стояли двое. Они все какие-то одинаковые, мелькнула неожиданная мысль. Словно братья. Или клоны. Или просто обтесаны неумолимым зубилом жизни до единообразного состояния.

Мысль была прервана. Один из типов подошел ближе и с абсолютно серьезной миной на лице поинтересовался:

– Они вас не обидели?

Марина настолько опешила, что не сразу сообразила, что ответить:

– Э-э-э… Ннне-е-е… Да нет, точно не обидели. А вам-то что надо, господа рыцари? – наконец взяла она себя в руки.

– Да мы, в общем, так. Хотели удостовериться, – улыбнулся тип. Почти дружелюбно. Почти.

Девушка тем временем, бочком-бочком, тихонько переступала ногами в сторону самого большого промежутка между фигурами «деловых». Хорошо, что каблука почти нет. Босиком бежать было бы неудобно, да и жалко туфли. Впрочем, от этих не убежишь – пришло внезапное понимание. Но чего они хотят на самом деле? Явно ведь не робингуды.

– Удостовериться хотели, такие дела, вот, – продолжал развивать свою мысль криминальный парламентер. – Нам тут сказали за вами присмотреть.

– Кто же это такой заботливый? – подбоченилась Марина.

– А это не важно, – ухмыльнулся тип. – Вы все равно не знаете. А вот сумочку лучше отдайте, мы оттуда кое-что заберем. Все равно оно не ваше. И можете спокойно себе идти домой. Гадом буду, пальцем не тронем!

Господи, подумалось молодому бухгалтеру, неужели настолько просто? Вульгарнейший, банальнейший «гоп-стоп»! Впрочем, хрен с ними. Пусть берут, что хотят. Жизнь, поучала ее в свое время мама, она дороже. Деньгами не купишь. Поэтому Марина спокойно расстегнула молнию на сумке и показала содержимое собеседнику.

– Нате, изымайте. Деньги в кошельке, только там немного. Телефон недорогой, честно.

– Да вы прямо обижаете, – делано возмутился «деловой». По оцеплению прокатилась короткая волна веселья. – Зачем нам ваши трудовые заработки?

– А тогда что вам нужно? – побледнела девушка, догадываясь.

Деловой посерьезнел. Понял. Понял, что она поняла. И поскучнел.

– Держите ее. Только аккуратно.

И тут со стороны соседнего двора появился прохожий. Вполне безобидного вида паренек, среднего роста, светлые волосы, джинсы, футболка. Шел он прямо на «деловых». Смотрел в землю, улыбался – кажется, что-то даже напевал вполголоса. А потом остановился и поднял взгляд:

– Привет честной компании! Ну-ка, урки, отпустите даму. У нее ноги, а ей домой.

***

После того, как они с Зейном более месяца занимались различной «бумажной» работой, Ярик немного разочаровался в своем решении. Впрочем, он признавался себе честно – по большому счету, привлекла его романтика приключений. И совершенно на тот момент вылетело из головы, что за любым оперативником всегда стоит отдел аналитики, занимающийся вот такой вот рутиной.

Спихнуть эту докуку было не на кого. Понимающий традиционно был сам себе и аналитик, и оперативник, и руководитель. Впрочем, иногда он привлекал различных специалистов, что называется, «на аутсорс». Правда, обычно это означало, что объем информации, который впоследствии придется обработать Ярославу, возрастет на порядок.

Единственное, что примиряло энергичного и непоседливого студента с реальностью – это тренировки. После установки нейросети и нескольких полезных имплантов (тоже изначально выглядевших, как пилюли различного калибра и цвета), шеф порекомендовал периодически запускать виртуальные среды для освоения новой «аппаратуры» и отработки навыков владения оной. А порой требовал практиковаться и в реальности. И нельзя сказать, что это давалось так уж легко.

Сначала Ярослав полагал, что нейросеть сделает из него эдакий гибрид неуязвимого киборга и опасного инопланетного хищника. На деле же вышло совсем иначе. Оказалось, что палить по монстрам в компьютерных играх – ни разу не подготовка к реальным испытаниям «курса молодого бойца». Что импланты усиливают только уже наличествующую у носителя мускулатуру. Что в любой ситуации сначала требуется думать, а потом уже делать. И что даже обладая всей полнотой информации, которую предоставляли множественные сенсоры и базы данных, любую проблему можно было разрешить вполне себе неверно. Закусив удила, ассистент Понимающего принялся пахать, как проклятый.

Но все равно, душа требовала если не полноценного подвига, то хотя бы локального мордобоя. С применением всего изученного за последнее время. Так что, когда Зейн однажды вечером поручил Ярику удаленное наблюдение за некоей криминальной группой, молодой человек спинным мозгом почувствовал грядущее веселье.

Граждане бандиты облюбовали один из дворов, ближе к окраине города. Несколько дней то один, то другой, а то и всей большой компанией они делали вид, что неспешно прогуливаются по обсаженным тополями тропинкам. И их вовсе не интересуют выходы, входы, арки, подъезды и вероятность появления случайных прохожих в поздневечернее время.

Ярик щедрой дланью сеятеля раскидал по всей территории двора целое облако различных датчиков. Каждый из них не превышал по размерам маковое зерно, но при этом снимал картинку, звук, погодные условия, колебания электромагнитного поля и массу иных параметров. А будучи связан с остальными в псевдоинтеллектуальную сеть, мог выдавать предусмотренные программой суждения о ситуации и оповещать контролера – в случае выполнения заданных условий.

Так что ассистент Понимающего подождал, пока официант сграбастает положенную плату, и энергично припустил вслед за шефом.

– Кстати, вот почему мы пользуемся человеческим транспортом, а не чем-нибудь более современным? – уточнил Ярослав, когда машина Зейна (естественно, не «Майбах») рванула по узким улочкам городского центра, подчиняясь командам автопилота.

Шеф, занявший соседнее с голограммой водителя кресло, наставительным тоном произнес, не поворачивая головы:

– Маскировка летающего транспорта была бы эффективной только в отношении человеческих же средств наблюдения. Использование телепорта энергетически неоправданно. Да и в принципе, для лучшего понимания вашей культуры я предпочитаю не выходить за определенный уровень технологий.

– Ага, а все равно за руль робота посадили, – проворчал Ярик. Скорее, шутки ради, чем из реального чувства противоречия. Но Понимающий покосился назад и неожиданно, одним плавным движением, пересел на водительское место, взяв управление на себя. Авто даже не дернулось. Юноша выдохнул:

– Шеф, вы все-таки аккуратнее… У меня хрупкая, ранимая и впечатлительная психика!

Зейн снова покосился на своего подчиненного, ухмыльнулся и выдал:

– Хорош заливать-то.

Ярослав поперхнулся и замолчал.

До вышеупомянутого двора доехали достаточно быстро. Понимающий еще немного полюбовался картинкой с датчиков, потом вышел из машины. Последовал инструктаж:

– Ярро, сейчас серьезно. Соберись и не валяй дурака. Подходишь, глушишь нападающих, успокаиваешь жертву, предлагаешь помощь, просишь сотрудничества. Максимально тактично. Я слежу за ситуацией. Если появятся Секракх…

– Я помню. Отступить, прикрывая объект. Не вмешиваться, ехать в офис, – пробурчал молодой человек. – Шеф, а вы уверены, что справитесь один?

Зейн посмотрел на ассистента в упор, затем покачал головой с некоторой долей осуждения. Ярик смутился. Ну да, вот так взял и продемонстрировал неверие в силы непосредственного начальства. Мо-ло-дец.

– Ладно, я пошел, – буркнул он, чтобы скрыть конфуз. Понимающий махнул рукой, и юноша отправился «на дело». Кстати говоря, на первое в своей практике. Тоже надо понимать.

На картинке с сенсоров бандиты обступили кругом невысокую, симпатичную девушку, вцепившуюся в сумочку. Феромоновый фон демонстрировал, что непосредственной агрессии пока можно не ждать, но фигурка в центре явно нервничала, хоть и бодрилась напоказ. Ярик прибавил шагу, напевая под нос: «Не кочегары мы, не плотники…»

Наконец показался отмеченный на карте проход между домами. Ассистент Понимающего отключился от обзора с датчиков, поднял голову и, движимый шальной идеей, поздоровался:

– Привет честной компании! Ну-ка, урки, отпустите даму…

Часть 1. Служба поддержки. Глава 9

Как бы удивительно это ни было в отношении классического «джентльмена удачи», но Федор не любил насилие.

Поправка: избыточное насилие. Необязательное. Если «клиент» сам начинал размахивать руками, ногами и разнообразными средствами самообороны – тут, конечно, следовало пресекать. Раз и, порой, навсегда. Но, как правило, до этого не доходило: внушительный вид самого Федора и его «коллег» успешно срабатывал в девяноста процентах случаев.

Поэтому, когда из темноты нарисовался мутный шкет с претензией на юмор и вооруженный дурной студенческой отвагой (а студент в сем фраере читался «на раз»), Федор только досадливо цыкнул зубом и сделал своим знак ладонью – не надо, мол, я сам.

– Ну что же вы так невежливо, молодой человек. Мы тут с девушкой стоим, беседуем, культурно и обходительно, устанавливаем приятное знакомство. А вы нас «урками»… А если дама обидится?

Ярик откровенно веселился. Этот тип еще и безграмотный. «Знакомство» они «устанавливают», видите ли. Интересно, если показать бандюгам запись видеопотока за последние несколько дней – они сразу попробуют прибить, или все же сначала попытаются договориться?

Федор тем временем, видя, что студент лыбится непонятно чему, начинал заводиться:

– И вообще, юноша, шли бы вы… Куда шли. Время-то позднее. Мамка с папкой волнуются, поди.

– Так ведь я именно сюда и шел! – обрадовался Ярослав. – К вам, родимые мои, к вам… И тоже беседовать. Культурно и обходительно.

Марина вертела головой, ошалело вцепившись в сумочку. Происходящее напоминало дурной сон. Украдкой ущипнув себя за локоть и тихонько пискнув от боли, девушка с известной досадой осознала, что, увы, нет: реальность все еще имеет на нее определенные права. Это удручало.

– Эээ, ребята… – смогла выдавить позабытая жертва неудавшегося ограбления. – Может, я пойду, пока вы тут разбираетесь, у кого какие планы?

Федор ожег ее взглядом:

– Стоять, мля! Сейчас я этого закопаю, и займемся тобой! Развелось борзоты…

Молчаливые типы разделились на две группы – пара человек держала Марину за локти, остальные подтянулись к вожаку. Ярик наконец перестал валять дурака и сосредоточился.

Вот оно. Главное испытание, которое покажет всем, – в роли всех, увы, только непосредственное начальство да еще эта брюнетка – чего он стоит. Надо собраться, восстановить в памяти вызубренные намертво, не полагаясь на возможности сети, конспекты, учесть те случаи из практики, когда предлагаемые методики не сработали, сделать поправку на его величество случай – несчастный, конечно же. Всегда предполагай худшее, вспомнил он вдруг наставления одного из институтских преподавателей. Если баг может вкрасться в код, он обязательно вкрадется. Поэтому проверяй, перепроверяй, закладывай тройную прочность… И делай бэкапы.

Так, вспоминаем упражнение по освобождению заложников. Одного заложника – это проще. Формула оглушения, параметры целей, условия исключения из массива… Ассистент Понимающего втянул воздух в легкие, мысленно пожелал себе удачи и рявкнул «stun» – или, как это называлось в учебнике, «принудительный сон».

Жахнуло как по нотам. Здоровенные мужики, явно не раз участвовавшие в бандитских «стрелках» и не гнушавшиеся поножовщины, повалились на асфальт без чувств. Девушка слегка пошатнулась, прижала ладони к ушам и позеленела лицом. Ярик поддержал ее, ухватив за плечи.

– Ничего-ничего, сейчас пройдет. Вы успокойтесь, главное. Меня зовут Ярослав, и я не имею против вас никаких враждебных намерений.

– Что? – отплевывалась Марина. Молодой человек вздохнул. Да, с фокусировкой еще плоховато. Надо бы проверить барышню на сотрясение мозга. Он активировал медсканер. Да нет, просто легкое недомогание. От Прямой Речи такое часто бывает у людей, если вовремя не иммунизироваться.

– Марина… Вас же Мариной зовут, верно? Я знаю, потому что так надо. Ну и вот. Марина, вдохните глубже… И выдохните. Считайте до семи, медленно. Сейчас станет легче.

– Ярро, единственное, что тебя оправдывает – это изначальная любовь к эффектности в ущерб эффективности, – неожиданно нарисовался из темноты Зейн. Конечно же, он следил. Но если сразу не отозвал – значит, все проделано в рамках правил. Ассистент подобрался и начал спорить:

– Вот, кстати, нифига. Когда эти типы подошли ближе – я смог лучше сфокусировать импульс!

– Импульс надо было локализовывать по особям, а не на площадь, – буркнул Зейн, подходя к девушке. Судя по ее виду, самочувствие пострадавшей приходило в норму. И теперь ее обуревали смешанные эмоции. Понимающий неодобрительно покосился на Ярика, который всем видом изображал праведное возмущение несправедливыми придирками начальства, и произнес:

– Доброй ночи. Прошу простить за это вмешательство нас обоих. Меня зовут Зейн, Ярослав уже представился. Марина, скажите, вам будет удобно с нами поговорить об одном важном деле?

Марину ужасно мутило. Голова раскалывалась, к горлу подкатывало, и вообще вечер не задался. Сначала гопники, потом бандиты, теперь эти странные персонажи… На психов вроде не похожи. Хотя вот у молодого явно шило в заднице, а его старший товарищ напоминает чопорного британца. Ну, хотя бы смотрятся приятнее, чем предыдущие – выдала финт непредсказуемая женская логика.

Тем не менее, девушка снова стала нашаривать в сумочке средства самообороны. Мало ли, как оно все повернется. Всем сегодня есть до нее дело, и эти двое – не исключение.

Ярик проворчал:

– Ничего не на площадь, я по выборке бил. Просто она чувствительна к Речи… Наверное.

Зейн с укоризной посмотрел на ассистента, а затем обратился к Марине:

– Я прекрасно понимаю, что у вас множество вопросов. И мы на все готовы ответить. У вас нет никаких причин доверять незнакомым людям, – на этом месте Ярослав подавил смешок. – Но тем не менее, не могли бы вы пойти нам навстречу?

Собеседница справилась с тошнотой и смогла наконец сформулировать мысль:

– Парни, вы кто такие? И как… Как вы справились с этими уродами? – она пнула посапывающего в отключке «делового». – И что вам нужно?

Понимающий с одобрением кивнул.

– Ваше любопытство понятно и разумно. Как я уже говорил – меня зовут Зейн. Я Понимающий. Чтобы вам было проще – это нечто вроде наемного детектива. Мой ассистент, Ярро… То есть, Ярослав. Мы с ним работаем над одним очень важным делом. И так получилось, что в результате нашего расследования мы вышли на эту группу, – он широким жестом окинул валяющиеся тела.

Марина тоже кивнула в ответ. Пока все было понятно и объяснимо. Если, конечно, Зейн (что за имя такое?) не врал.

Ярик тем временем привалился к стене дома и любовался через медсканер на бандитов. Нет, зря все-таки начальство ругается. Качественно приложил, еще час будут валяться, как минимум.

– Долго объяснять, но мы, строго говоря, интересовались связью этой компании с другой группой, которая, в свою очередь, подчиняется третьей… И так до самого верха, – продолжал объяснять Зейн. – А кроме того, нам было известно, что фирма, отчетные данные которой вы получили в обработку, так же связана с этим «верхом». Вполне очевидно, что сегодняшнее нападение не есть случайность.

Девушка вздрогнула. Все-таки старая грымза была права. Вот он, подвох. А без подвоха, как водится, никак. Она устало потерла лицо ладонями, презрев угрозу для косметики, и заметила, что руки подрагивают. Заметил и ее собеседник.

– Если вы, конечно, не против, я пригласил бы вас проехать к нам в офис. Время, несомненно, позднее, а вы устали. Но я гарантирую вам транспорт, неприкосновенность и медицинский уход. В конце концов, у вас стресс. Сразу хочу предупредить: да, нас интересует содержимое жесткого диска, который у вас с собой. Но без вашего согласия – никаких поползновений с нашей стороны.

– Шеф, а может, ее тоже долбануть? – лениво протянул Ярик. Пару минут назад он вспомнил про сенсоры, и теперь они слетались облачком мошкары в контейнер, который молодой человек вертел в руках. Марина периодически поглядывала на него, и в ее взгляде ясно читалось недоверие и страх перед непонятным.

Зейн с возмущением обернулся.

– Ярро, это бестактно! Правила запрещают…

– Да ладно, запрещают. Она же типичная женщина. Проще один раз гуманно хлопнуть, чем три часа бесцельно уговаривать. А потом я на ней как раз амнезию отработаю.

«Типичная женщина» начала паниковать. И тут Ярослав широко улыбнулся, развел руки в стороны и резюмировал:

– Но мы так поступать, конечно же, не будем. Шеф верно говорит – правила. И этим мы, уважаемая Марина, выгодно отличаемся от представителей криминалитета. Так что давайте вы уже поедете с нами. А то выбор у вас, – он вкусно зажмурился, – не очень интересный.

Зейн перестал жечь взглядом ассистента и с виноватым лицом повернулся к девушке. Та махнула рукой.

– Ну хорошо. Уговорили. Выбора у меня действительно нет. Но вы все равно не ответили на часть моих вопросов!

– Ответим, – посулился Ярик, – всенепременно. Зейн вообще любит давать ответы… Только они бывают хуже вопросов.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 10

Зейн устроил для Марины краткий экскурс в историю. Еще более краткий, чем для Ярослава в свое время. Кстати, как удалось выяснить последнему, чай, которым всех пичкал Понимающий, содержал легкий транквилизатор. Тот совершенно не вызывал сонливости, зато снижал амплитуду эмоциональных колебаний и в целом тонизировал организм. Чтобы свидетель лучше воспринимал информацию, ну и, конечно же, был в силах поделиться своей.

Марина приняла услышанное практически в штыки. Она скептически косилась то на Зейна, то на его подчиненного, хмыкала, отхлебывала чай и периодически пододвигала сумочку ближе к себе. Порой у Ярика возникала мысль как-нибудь еще потроллить эту заносчивую фифу. Останавливало то, что от начальства и так уже влетит за угрозы в адрес свидетеля. Ну и плюс не совсем понятно было, с чего это ему примерещилось, будто Марина – именно фифа и именно заносчивая. Наверное, мужская интуиция. И относительно недавняя история с Ирой.

В какой-то момент девушка не выдержала.

– Все это полный бред. По крайней мере, так оно звучит. Но знаете, что меня останавливает от звонка в «Скворцова-Степанова»? – Зейн поощряюще кивнул. – Так вот: у психов не бывает дорогих тачек и серьезного офиса. А значит, вы либо меня разыгрываете, либо…

– Мариш, – Ярослав сам не заметил, как перешел на «ты», – ты что, фантастику не читаешь?

– Я ненавижу фантастику, – процедила Марина. – Из-за нее и этих долбаных игр… – она не договорила. Ассистент Понимающего поднял левую бровь. Так вот в чем дело. Банально до оскомины: всему виной «мужики-козлы». Небось, и в крупный город подалась по той же причине. А бывшую провинциалку в барышне было видно, что называется, за версту. Слишком уж блюдет столичный стиль.

– Тем не менее, – заметил Зейн, – это не фантастика. Ярро воспользовался Прямой Речью, чтобы нейтрализовать нападавших. Это…

– Это как магия, только больше математика, – перебил Ярик. – Учитываешь условия, подбираешь переменные. Бац-бац! И мимо…

– Ну хорошо, – сдался Зейн, – не мимо. Но прошу тебя, давай сосредоточимся на деле!

– Странные у вас какие-то отношения, – Марина перевела взгляд с одного на другого и обратно. – Никакой субординации. Вы, ребята, случайно не…

– Мы «не»! – энергично возмутился Ярослав. – Мы ни разу «не»! Зейн вообще представитель другого биологического вида. А я как-то больше по традиционным… Способам.

– Да, но он выглядит, как человек! – настаивала девушка. – Говорит и ведет себя, как человек. Если я еще могу допустить, что вы загипнотизировали толпу бандюков, то в инопланетян как-то…

Ярик вздохнул. Зейн, с интересом наблюдавший за их перепалкой, пожал плечами и щелкнул пальцами.

– Марина, внимание. Только, пожалуйста, не нервничайте. Это все реально.

Та повернулась как раз вовремя, чтобы вскрикнуть и прикрыть рот ладонью. С Понимающего сходило маскировочное покрытие – система, имитирующая кожу, волосы, ногти… Даже одежду. Казалось, что все это втягивается куда-то внутрь туловища Зейна. Зрелище было не для слабонервных, но длилось, на самом деле, крайне недолго.

Перед Мариной стоял классический «зеленый человечек», какими их изображали бульварные СМИ и фантастические фильмы. Только кожа «человечка» была скорее песочного оттенка, и одет он был в некое подобие короткого комбинезона, плотно прилегавшего к телу. Ярик ухмыльнулся.

– Да, меня в первый раз тоже пробрало. Впрочем, это тебе еще не приходилось сталкиваться нос к носу с компанией разъяренных ящеров. Зейн даром, что не местный, но большой гуманист. А те рептилии – отнюдь.

Понимающий уже снова принял человеческий облик. Марина выдохнула.

– Если вы ничего не намешали в чай… Если я не получила по голове кастетом и не лежу в реанимации с глюками… Если это все правда… То зачем тогда вы мне все это рассказываете?!

– Право на информацию, – произнес Зейн, одергивая манжеты безукоризненно белой рубашки. – Один из принципов работы Понимающего. Вы должны быть в курсе происходящего.

– Но кроме этого есть еще право выбора, – дополнил Ярослав, – То есть, информацию можно оставить себе. Под условием неразглашения. Естественно, мы проконтролируем. А можно забыть.

– А у тебя тоже был такой выбор? – поинтересовалась девушка.

– Конечно.

– А что произошло? На тебя тоже напали?

– Ну, по сути, да… – задумался Ярик. Зейн тем временем принес еще чая. Две кружки.

– Если ты хочешь поделиться своей историей, я не против, – Понимающий выглядел слегка рассеянным: значит, с кем-то общался через нейросеть. Впрочем, когда тем же самым занимался Ярослав, со стороны это выглядело, как приступ лунатизма.

– Мне надо связаться с Ульем, который нанял Гозо Шана. Так что…

– Да, шеф, я понял. Собственно, вот. Гозо Шан – это предыдущий клиент Зейна. И он шарахнул по мне «станом», а потом приволок сюда…

С одной стороны, Марина оказалась благодарной слушательницей: прилежно внимала, не перебивала, в положенных местах впечатлялась и в целом выглядела крайне заинтересованной. А с другой, было заметно: не верит. Ну, то есть, после наглядной демонстрации Зейном своего истинного облика ей ничего другого, кроме как поверить, вроде бы и не оставалось. Но тем не менее.

Ярик знал это по себе. Когда что-то из происходящего не укладывается в привычную картину мира, порой очень хочется, фигурально выражаясь, спрятаться под одеяло и сидеть в этой своей маленькой крепости – в надежде, что хтонические чудовища и природные катаклизмы тебя не заметят. Но ежели рекомые угрозы являются не выдуманными, а реальными, то изображать Станиславского и горланить «не верю!» не очень помогает.

Вспомнилось собственное пробуждение на том же самом диване – и первая реакция на рассказ Понимающего. С оттенком некоторой гордости за собственную психику, оказавшуюся достаточно гибкой, чтобы воспринять невероятное, молодой человек снисходительно кинул взгляд на собеседницу. И тут же устыдился. В конце концов, никто ведь не обязан быть таким же, как он. Все люди разные – и в этом эволюционное преимущество человечества, как вида. Мы готовы адаптироваться к любой ситуации, потому что всегда найдется кто-то, кто сможет на нее отреагировать адекватно. И кто он, Ярослав, такой, чтобы судить инакомыслящих?

Ближе к финалу рассказа Зейн вернулся из соседней комнаты и достал уже знакомую коробочку. Теперь Ярик был в курсе, что это очень, очень емкий накопитель данных, причем во всех вообразимых форматах – для случаев, если встроенной памяти нейросети, то есть, по сути, человеческого мозга, недостаточно. Ну и, кроме того, коробочка была всеми мыслимыми и немыслимыми способами защищена от внешнего воздействия – включая атомные взрывы и, по ходу, даже гибель Вселенной.

– А потом он взял меня на работу. Пришлось многому научиться, многое в себе… Поправить. Ну, исключительно в служебных целях.

Марина скептически покосилась на Понимающего, затем на его ассистента.

– Вот любовь к хвастовству и дешевым эффектам тоже можно было бы… Ай, это все ерунда. Как я понимаю, вы хотите от меня информацию по счетам и проводкам «ЛокиТрейд». Что мне за это будет?

Ярик подавился чаем. Ну нифига себе! Цепкая барышня, своего не упустит. А вот Зейн смотрел с одобрением, как истинный прагматик на другого истинного прагматика.

– Во-первых, наша защита, – начал он перечислять, загибая пальцы. – Секракх почти с девяностапятипроцентной вероятностью проводили свои закупки через данную компанию. И им точно не нужны свидетели. Собственно, это я – через третьих лиц, естественно – посоветовал директору «ЛокиТрейд» передать учетные данные в обработку на аутсорс.

– Стоп-стоп-стоп! – взвилась девушка. – Так это, получается, вы меня подставили?!

– Но мы же и спасли! – гордо выпятил грудь Ярик. – А могли бы и не спасать… С бандитов диск было бы вытрясти проще. И никакой дипломатии! – с укором взглянул он на начальство.

Начальство укор вернуло.

– Естественно, мы вмешались. Поймите, Марина, если бы эта информация осталась в ведении экспедитора – Секракх просто выслали бы группу зачистки. Неподготовленным людям с ними не справиться. А так они узнают, что свидетельства их деятельности уходят налево… Я правильно использую термин?

Оба его собеседника синхронно кивнули и недовольно переглянулись: вот еще единодушия нам не хватало!

– Так вот, за одинокой безобидной девушкой, – Марина на этих словах слегка надулась, – не будут отправлять целый боевой отряд. Достаточно прикормленных человеческих бандитов. К счастью, мы с Ярро предвидели этот шаг. Кстати, вы, наверное, не обратили внимания, но перед нашим отбытием с места нападения мой ассистент провел еще одно воздействие.

– Мужики будут считать, что просто никого не встретили, – похвалился Ярослав. – Я стер им память и подсадил ложные воспоминания. К счастью, на гангстеров право выбора не распространяется.

– Естественно, – пожал плечами Зейн. – Они же не клиенты, не свидетели и не пострадавшие. Тем не менее, Секракх могут заинтересоваться, почему вожделенные данные до сих пор не легли к ним на стол. И от этого их интереса мы вас обязуемся оградить.

– Ну хорошо, – задумалась Марина, – а что «во-вторых»?

– Компенсация, – снова одобрительно покачал головой Понимающий. – В любой удобной для вас форме.

– Деньгами, ценностями или исполнением пожеланий, – пояснил Ярик, – в разумных пределах. Скажем так, заказы на убийство – не наш профиль. А вот внушение – в пределах этических норм – можно. Есть же у тебя на работе какой-нибудь засранец, который мешает энергичным скачкам по карьерной лестнице?

Девушка сощурилась, уловив сарказм в голосе собеседника. Нет, ну каков нахал! Думает, что все про нее понял за пару часов общения. Пф! Тем не менее, слово «компенсация» звучало соблазнительно.

– Если вы согласны, – продолжал Зейн, – то я бы хотел приступить к скачиванию данных. Нет, спасибо, доставать не надо. Я удаленно. Вот, уже все.

– Серьезно? – прониклась Марина. – Прямо с диска? А питание? А ключ?

Теперь поверила, понял Ярик. Забавно. Оказывается, маленькие бытовые «чудеса» эффектнее серьезных достижений чужой науки и техники. Надо будет запомнить.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 11

Наложив руки на непосредственные свидетельства деятельности рептилий-террористов, Зейн на некоторое время впал в прострацию. Точнее, для начала он извинился перед Мариной, снова вышел в соседнее помещение и уже там погрузился в изучение документации. Периодически Ярославу приходили копии особо важных, с точки зрения Понимающего, актов и накладных, но молодой человек решил, что начальство разберется само. В данный момент у него было куда более интересное занятие.

Марина устроилась на диване поудобнее. Она забралась на него с ногами, скинув туфли и подвернув подол длинной юбки. Емкость с неизменным чаем подрагивала у нее в левой руке, пока девушка активно жестикулировала правой, подкрепляя таким манером свои сентенции.

– Нет, нет и еще раз нет! Никаких больше приключений в моей жизни. Я вообще считаю, что все это ерунда на постном масле. Ты просто мало сталкивался с серьезными неприятностями. Вообще говоря, все вы, мужчины, в этом плане наивны, как дети. Порой до самой старости.

– Ну, знаешь, – оппонировал Ярик, – это ты загнула. Я не в рубашке родился и не на бархате рос. Обычный такой себе «парень с района». И драки бывали, и грабить пару раз пытались… Меня, не я. Думаешь, чего тогда так от «Майбаха» рванул? Опыт, сын ошибок трудных!

Девушка демонстративно выпятила нижнюю губу.

– Вот, все мысли о драках. Типичный мужик. Подвиги вам подавай. А так, чтобы каждый день на не самую любимую работу, всю зарплату – домой, перебиваясь с гречки на перловку, мясо по праздникам, полгода копить дочке на новые джинсы…

– Погоди, дай угадаю, – молодой человек оживился. – Родители? Это их пример? И ты не хочешь прийти к тому же, к чему в итоге пришли они?

Марина отвернулась. Некоторое время оба молчали. Ярик уже сообразил, что ляпнул бестактность. Да, ассистент Понимающего из него, как из банана дыня: вроде тоже растение, а по сути – одно фрукт, другое овощ. Да и на вкус… И соорудить дыню из банана сможет только очень, очень толковый генетик.

Наконец барышня вздохнула. Это не было стимулом для чувства вины собеседника. Видимо, просто слишком уж погрузилась в воспоминания – настолько искренне прозвучал вздох. Ярослав приготовился слушать.

– Все верно. Я родилась в не самом крупном городке… Но у нас был завод. Мама работала в бухгалтерии, – Марина издала нервный смешок, и молодой человек уловил иронию, – отец мастером в цеху. Пока все не развалилось, зарабатывали неплохо, хватало и на еду, и на отдых. А потом… Папа, слава богу, непьющий. Сначала помыкался, потом устроился на рынок – грузчиком, продавцом, администратором… – девушка притихла, посмотрела в сторону, затем негромко продолжила. – Начал зарабатывать, прилично, но тоже, знаешь, не тот карьерный рост, о котором он мечтал. И мне, мелкой, было тяжело принять, что если чего-то хочется, то теперь для этого придется поужаться да потрудиться. Так что, когда я уехала в областной центр и поступила на экономический, то четко поставила себе цель: найти того, кто сможет стать мне в жизни опорой.

Она отхлебнула почти остывший чай и снова замолчала. Ярик поднялся, принес чайник в комнату. Ну, чтобы далеко не бегать. Девушка тем временем нашла силы продолжить.

– На первом курсе я познакомилась с Толиком. Он был… Интересный. Из обеспеченной семьи. Тоже читал фантастику, как ты. Мне подсовывал, – Марина передернула плечами и поморщилась. – Но самой масштабной его страстью были игры. Ну, ты знаешь, наверно: онлайновые ролевки, все эти их пэвэпэ, рейды, ивенты… Пропадал сутками. То мобов фармил, то данжи зачищал. Даже не совсем понятно, как он так умудрился собраться, чтобы ходить первые пару месяцев на учебу.

Изображать внимание не требовалось – история захватила молодого человека. Он с некоторой отстраненность подметил, что, похоже, учится слушать так, как этого требовал от него Понимающий: проникаясь и сопереживая. Марина тем временем подводила итог повествованию:

– Собственно, это был очень бурно развивавшийся и так же бурно закончившийся роман. Сначала я на радостях переехала к нему, потом некоторое время пыталась его перевоспитывать… Дура. Даже его родители махнули рукой на это «тело». Ну а потом… Он окончательно ушел в свой выдуманный мир, а я осталась. Горечь. Обида. Обещание себе: добиваться всего самостоятельно. И никогда не связываться с «фантастами».

Ярослав задумался. Если объективно – описанный Толик был чем-то похож на него самого. Но Ярик никогда не страдал запойным геймерством. Он четко разделял мир реальный и мир выдуманный. Впрочем, это не мешало ему порой мечтать о разнообразных приключениях, авантюрах и прочем экстриме. А порой и участвовать в оных. Как вот, например, сейчас.

Он было собрался изложить эту свою точку зрения собеседнице, когда вошел Зейн. Вид он при этом имел слегка озадаченный, что на деле подразумевало: шеф потрясен. Ярослав подобрался.

– Очень интересные данные. Ярро, ты высказывал версию о биологическом оружии, которую, впрочем, разделял и я сам. Так вот: Секракх не ввозили необходимые для генетических исследований компоненты. Но, тем не менее, ряд веществ меня заинтересовал. Я думаю, нам стоит обратиться к специалистам.

Если рассуждать логически, то единственными действительно заслуживающими внимания специалистами – по любым техническим вопросам – на этой планете были представители Улья. Точнее, двух оставшихся после массового исхода Ульев. Ярик поймал себя на мысли, что уже рассматривает Землю лишь как один из множества обитаемых миров. Наверное, это было в какой-то мере непатриотично, и стоило бы устыдиться… Но в данный момент было не до того.

Зейн снова рассеянно уставился в пространство. Его ассистент вздохнул: при общении с «муравьями» нужна была очень высокая степень концентрации. По сути, этот вид подключался к системе напрямую, и в процессе коммуникации с их стороны участвовало сразу несколько разумов, объединенных в кластер. Конечно, кроме тех случаев, когда собеседниками были Королевы или Трутни.

Поэтому формулировать свои мысли приходилось очень тщательно. Практически как программировать. Ну, не в двоичном коде, но чуть ли не на «Ассемблере». Зато это очень дисциплинировало процесс мышления. Правда, все равно иногда возникали недоразумения, того или иного рода.

Марина испуганно моргнула, когда Понимающий с отрешенным видом замер, вперившись взглядом куда-то мимо нее.

– Чего это он?!

– «Алекс Юстасу: явка провалена». И все такое, – Ярослав оценивающе посмотрел в чашку и решил добавить. Заодно и гостье плеснул, проявляя тщательно воспитываемое начальством уважение к клиентам.

– Не поняла… А, он кому-то докладывает, что вы облажались? – догадалась девушка. Это было на грани фола. Ехидный тон требовал немедленной реакции.

– Не облажались, а выяснили новые, неожиданные обстоятельства, – отчеканил Ярик. Ему вдруг захотелось всыпать брюнетистой вредине по мягкому месту. Впрочем, тут же подумалось молодому человеку, это может быть воспринято, как сексуальные домогательства. О, времена, о, нравы.

Вообще немного странно, что подобные мысли у него появились в принципе. Обычно молодой человек не был склонен к насилию, как к методу решения коммуникативных затыков – особенно в отношении женщин. Может, это все еще из-за Иры? Главное, чтобы начальство не заметило, а то расколет в два бита – и отправит к психотерапевту.

– Ярро, – вышел тем временем из своего транса Зейн, – свяжись с Крайне Уважаемым Джору и сообщи ему, что встреча по вопросам прикладного альтруизма отменяется. Формулировки подбери соответственно категории уважения, а не как в прошлый раз, – Ярик смутился и сделал вид, что это не про него. Понимающий тем временем продолжал раздавать указания, отделяя каждое взмахом руки:

– Ознакомься с теми материалами, которые я тебе скинул. Ты же их сохранил, а не просто отметил, как принятые, чтобы я не придирался?

– А вы как будто сейчас совсем не придираетесь, шеф! – возмутился юноша. – Неужели все настолько плохо? Я думал, волноваться и срываться на подчиненных – чисто человеческая черта характера.

– От вас нахватался, – невозмутимо парировал Зейн. – Мне, собственно, ничего толком не ответили. Но пообещали прислать Рыцаря. И это меня настораживает.

– Рыцаря? – дуэтом удивились Ярик и Марина.

– Да. На самом деле, для Трутней правильным переводом названия их касты на все человеческие языки будет именно «Рыцари». Самураи. Витязи. Их биологической ролью всегда были сражения между собой за Королеву в период оплодотворения и защита Ульев от внешних угроз, – Понимающий пробежался по ковру туда-сюда, вызвав у присутствующих легкий приступ морской болезни. – Собственно, Солдаты подчиняются напрямую именно Рыцарям. Как Рабочие подчиняются Королевам. Именно благодаря тому, что Рыцари смогли побороть свою врожденную склонность к конкуренции и сплотиться перед угрозой со стороны Себекх, Улей не был полностью уничтожен во времена Первой Войны.

Что-то такое Ярослав уже читал в открытых базах данных по «муравьям». Но, как известно, повторение – мать учения. Он с любопытством подался вперед, слушая Понимающего. А вот Марина всем своим видом выражала отвращение к предмету рассказа.

– То есть, вы хотите сказать, что скоро сюда заявится здоровенный жучара? Нет, ребята, вы как хотите, а я – домой. Никаких насекомых!

Зейн укоризненно поднял бровь, но ничего не ответил. Возмущаться было предоставлено Ярику.

– Так, отставить фобии! Ты вообще помнишь, что помимо жуков на нашем маленьком шарике обитают еще и крупные недобрые рептилии? И что у обозначенных ящеров на тебя имеется зуб, причем не один?

– Ничего не знаю! – продолжала упрямиться девушка. – Может, вы мне про них тут баек наплели. Чешуйчатые террористы, мировая угроза… А если что – я честно скажу, что диск у вас. И ко мне никаких претензий!

– Да ты, мать, с ума сошла! – взвился было Ярослав, но Понимающий внезапно его остановил:

– Пусть идет. Это ваше право, Марина. Вы подтверждаете неразглашение?

– Естественно, – фыркнула та.

– Отлично. Ответ зафиксирован. Ярро, вызови такси и проследи, чтобы наша гостья в него села. После этого мы снимаем с себя всю ответственность за последствия. Марина, вам это понятно?

Гостья закусила губу, но упрямо кивнула. Ярик шепотом выругался, но спорить с начальством не собирался.

У него был свой план. И полный контейнер так и не сданных в хранилище сенсоров…

Часть 1. Служба поддержки. Глава 12

Когда Ярослав поднялся обратно в офис, посреди оного Зейн уже разговаривал с рослым, плечистым мужчиной, такого же неопределенного, как и у самого Понимающего, возраста. Стрижка под машинку, жесткое, холодное выражение лица, комбинезон, напоминающий полевую форму сразу нескольких современных армий… Сразу было видно, что это человек военный, деловитый и собранный. И не такое трепло и раздолбай, как сам Ярик.

Мысленно молодой человек восхитился. Себекх, Пурушу и тот же Зейн – они хотя бы в целом были антропоморфными. Хотя это еще вопрос, кто кому «морфный», если учитывать степень родства и старшинства на эволюционном древе. А вот замаскировать Рыцаря Улья под человека…

– Нет, это не маскировка, – повернулся тот к Ярославу, разглядывавшему гостя с неприкрытым любопытством, – и мысли я тоже не читаю. У тебя на лице все написано. А это тело, – он похлопал по груди и неожиданно благожелательно улыбнулся, – выращено специально. Для работы в людской среде. Плюс основы человеческой психики, для упрощения контакта. Мы тоже кое-что можем, не все же через горилл работать…

– Я уже предчувствую, что вы споетесь с моим ассистентом, – проворчал Зейн. Он выглядел одновременно довольным и встревоженным. Ярик понял, что ошибся в своей первоначальной оценке гостя.

Так часто бывало. Вроде смотришь на человека – бука букой. Интерфейс неинтуитивный, скрипты кривые, производительность невысокая. А потом вдруг он раскрывается с неожиданной стороны – и ты понимаешь, что сам виноват в том, что не смог распознать в собеседнике не то чтобы шедевр душевного кода, но вполне себе элегантные, дружественные алгоритмы.

А случалось и наоборот: с виду товарищ прям няшная пуська – и такой гладкий, что аж скользкий. Но ты этого не замечаешь, пока однажды не задумываешься: хм, а что это такое болит у меня в спине? О, так это же кинжал. Интересно, откуда бы он мог там взяться? Но ведь не имярек же имярекович мне его воткнул, ни в коем случае, он ведь весь такой положительный да приятный…

На всякий случай, молодой человек подобрался, но не смог не поинтересоваться:

– А как вас зовут? Нет, я помню, что жители Улья, как правило, используют не имена, а идентификаторы, и те двухкомпонентные. Но вы ведь должны были проработать легенду?

– Легенда, кстати, отличное слово. Практически попадание в десятку с первого выстрела, – усмехнулся Рыцарь. – Называй меня Артуром. Ударение на «а». Я привык.

– Так это были вы! – ахнул Ярослав, но Понимающий нетерпеливо вклинился в диалог:

– Время, время! Давайте к делу! Почему Улей не ответил на простой запрос о химикатах, а прислал вас – не ученого, не техника, а профессионального военного? Я ценю любую поддержку, но…

– Забавно, что вы упомянули время, – Артур заложил руки за спину, повернулся к Зейну боком и прошелся по кабинету. – У вас так же развита интуиция, как у вашего ассистента? Или это просто цепочка удачных совпадений? Впрочем, две точки – это еще не прямая. А вот если третья ляжет туда же…

Впервые в жизни Ярик видел, как Зейн готовится закипеть и разразиться гневной отповедью. Ну надо же, подумалось отстраненно, Чужой, а так похож на нас. Видимо, действительно, «нахватался».

– Так вот, к вопросу о времени, – невозмутимо продолжал Рыцарь. – Вы не поверите, насколько точно угадали. Нашим спецам даже не пришлось особо поднимать базы данных, только перевести наименования в привычную номенклатуру. Скажи, ты же на айтишника учишься? – неожиданно повернулся он к Ярославу. Тот аж вздрогнул.

– Ну да.

– Славно, – покачал головой «человек-муравей». – А вам рассказывали, из чего производят начинку для вашей электроники?

– Ну да, – повторился Ярик и досадливо поморщился, понимая, что выглядит, как деревенщина, – Кремниевые пластины. Точнее, монокристаллы кремния, нарезанные на пластины. Плюс прочие полупроводники: легирование, эпитаксия, ионное внедрение…

– Достаточно, – махнул рукой Артур. – Суть снова ухвачена верно. Зейн, у вас крайне догадливый ассистент. После его смерти я хотел бы передать эти мозги нашим, на опыты.

Ярослав не сразу сообразил, что Рыцарь мрачно юморит. Да, похоже, с человеческой психикой действительно переборщили. Понимающий же сообразил, что проще дать событиям развиваться самим. Он принял свой обычный, сдержанно-интеллигентный вид и присел на краешек рабочего стола.

– Я не уверен, что Ярро имеет какие-то планы на период после своей кончины. Но, кажется, начинаю понимать, куда вы клоните. Секракх хотят синтезировать некий монокристалл? Но мне показался странным выбор компонентов…

– Он показался бы странным любому, кто не знаком с фундаментальными исследованиями структуры времени, – снова энергично перебил Рыцарь. – А мы ведем их еще с тех пор, когда предки ваших чешуйчатых «карбонариев» еще только вылезали из воды на сушу. Правда, в одном нельзя не отдать им должного: то, чего мы в итоге добились при помощи прецизионных технологий и высоких энергий, эти зубастики смогли реализовать посредством Прямой Речи.

Последние слова Артур произнес с известной неприязнью. Похоже, воины и ученые Улья не сходились во взглядах на свое физико-лингвистическое изобретение.

– Но, – продолжал он свою импровизированную лекцию, – основа, рабочее тело, осталась ровно той же, что и в наших опытах. Секракх собираются создать тетракуб, взяв за основу материальную матрицу – тот самый кристалл. Процесс синтеза занимает определенное время, тем более, что у них нет нашей аппаратуры… Какими числами датированы накладные?

– Пара недель назад, – оторвался от стола Зейн. Он был откровенно взволнован. Ярик похолодел. Понимающий тем временем на мгновение задумался, а затем повернулся к нему.

– Ярро, все хуже, чем я думал. Секракх не будут уничтожать человечество сейчас. Они собираются сделать это в прошлом. Вы просто не появитесь на свет.

***

Несмотря на то, что время было уже позднее, Марина совершенно не чувствовала усталости. Наверное, эти «люди-в-черном» (хотя костюм носил только Понимающий) что-то там добавляют в свой чай. Впрочем, как следует рассердиться на беспардонных «межгалактических детективов» – особенно на младшего, который откровенно хамил, – не получалось. По ходу дела, в заварке были не только стимуляторы.

Тем не менее, за такси эти деятели заплатили заранее, причем с лихвой, так что довезли Марину максимально быстро и комфортно. Пожилой шофер восточных кровей был сама предупредительность. Даже дверцу открыл и руку подал. А может, заподозрила девушка, он тоже работает на этих типов? Да ну, вряд ли. Разве что он нелегальный «чужой» и пашет за прописку. Бр-р-р, нет, надо меньше смотреть дурацкие фильмы про инопланетян. Хотя… Уже поздно.

Ключ заскрипел в замке. Надо будет вызвать мастера, отстраненно подумалось Марине. Или поменять дверь. На что-нибудь бронированное, трехслойное, с бойницами для пулемета. И сам пулемет купить. Или украсть. Или выклянчить у Зейна. Женщина должна чувствовать себя защищенной. Иначе она теряет уверенность в себе, а это чревато.

Туфли полетели в угол прихожей, сумочка шлепнулась на тумбу. Марина устало потянулась. Кажется, стимулятор выдыхается. Она прошла в комнату и, достав с сушилки полотенце, начала раздеваться.

Внезапно что-то кольнуло в спину. Скорее даже не кольнуло – а будто бы пробежали мурашки. С маленькими мурашечными электрошокерами в лапках. Девушка резко обернулась, инстинктивно прикрывшись сложенными на груди руками. Никого. А мурашки тем временем переместились вперед, на тыльную сторону ладоней. Словно перед грозой, подумалось Марине. Она вытянула руку вперед – и с определенным ужасом обнаружила, что на коже начинают проступать мелкие звездочки огоньков. Именно они искрили и легонько кололись, будто бы хотели что-то сказать своему носителю.

Марина инстинктивно сделала шаг назад – и сияние угасло. Впрочем, не до конца. Ага,это как игра: «горячо-холодно». Девушка помахала рукой, а затем медленно двинулась в сторону прихожей. Огоньки послушно замерцали, давая больше света с каждым шагом.

– Ку-ку, – опасливо прошептала «охотница на привидений», – Леопольд, выходи, подлый трус…

Сверху раздалось шуршание. Обмирая от страха, она подняла голову – и затаившийся на потолке ящер-диверсант решил, что дальше маскироваться не имеет смысла…

В себя Марина пришла довольно быстро, обнаружив, что сидит на полу со связанными за спиной руками. И увидев в непосредственной близи зеленоватую чешуйчатую морду, практически не испугалась. Только втянула воздух сквозь зубы. Дура, подумалось ей, предупреждал же Ярик. Морда тем временем оскалилась в ответ и человеческим голосом молвила:

– Где диск?

– У Зейна, – так же лаконично отрезала барышня. А что, терять ей нечего, а «сдавать» себя Понимающий не запрещал. Ящер тем временем разразился вполне тривиальной, человеческой руганью. Даже удивительно, насколько человеческой. Сзади раздались шаги. Ага, так ты тут не один, поняла Марина. Славно. Что ж вы все на слабую женщину-то не менее чем повзводно собираетесь?

– Остынь, – рекомендовал второй голос. – Будем думать.

– Что тут думать? – ворчал первый раптор, раздраженно дергая хвостом. Один из махов скинул сумочку на пол. Ну отлично, скривилась девушка, ты мне еще всю косметику перебей. Второй продолжал, все так же стоя за спиной:

– А вот что. Диска нет. Зейн в курсе. Надо связаться с базой и предупредить.

– А эта? – рявкнул первый, вскинув что-то, до боли похожее на оружие.

– Оставь. Уходим.

Марина мысленно вознесла хвалу невидимому гуманисту. Да-да, ребята, идите себе. Дайте уже девушке принять душ и поспать наконец. Но первый был явно другого мнения. Он зарычал, перехватил устройство поудобнее…

И рухнул на пол, как подкошенный. Грохот за спиной дал понять, что второй тоже не избежал этой участи. У Марины заложило уши и начало знакомо мутить. Когда дверь в квартиру распахнулась, и на пороге возник взъерошенный и крайне озабоченный Ярослав, сил хватило только возмутиться:

– Чего так долго-то?

А потом сознание решило, что на сегодня хватит, и милосердно взяло отгул.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 13

Честь заняться здоровьем прекрасной дамы предоставили Ярику. Пока тот, стараясь проделать все максимально аккуратно, пытался взять сомлевшую барышню на руки и отнести до кровати, Артур осмотрел обоих Себекх. Он усадил, насколько это было возможно, незадачливых ящеров вдоль стенки, изучил показания медицинского и идентификационного сканеров и кивнул Зейну, мол, они все ваши. Понимающий не заставил себя уговаривать.

Первым пришел в себя агрессивный тип с оружием. Впрочем, никаких посторонних предметов ему, конечно же, не оставили. Что, естественно, не улучшило его характер. Тип тут же начал шипеть и плеваться ругательствами на Прямой Речи, но предусмотрительно запущенный Артуром блокиратор гасил любые воздействия на реальность. В итоге недовольную рептилию пришлось вернуть в бессознательное состояние – форсированные методы допроса требовали более сложного оборудования. А вот второй оказался сговорчивее…

Когда Ярослав, убедившись, что Марина в порядке, вернулся в коридор, то застал Зейна и Рыцаря в позах крайнего внимания. Их собеседник, получив в обмен на желание сотрудничать более-менее удобный табурет с кухни, спокойно излагал факты по состоянию вещей:

– Я не в курсе всех деталей операции. Вы должны понимать, мой ранг невысок. Но, конечно, слухи ходят. Мы не профессионалы – мы просто группа энтузиастов, более-менее пытающаяся работать под профессионалов.

Ящер помотал головой. На какой-то неуловимый момент Ярик ему даже посочувствовал – попасть под оглушение было неприятно, к какому из биологических видов ты бы не относился. Тем временем, боец Секракх продолжал:

– Когда было объявлено, что мы должны вернуть себе планету – многие восприняли новость с энтузиазмом. Еще бы: избавиться от «этих лысых обезьян», любимчиков Создателей. Среди нас довольно много тех, кто считает, будто Улей незаслуженно бросил своих первых «детей».

– Даже несмотря на то, что вы развязали Первую Войну? – поднял бровь Артур.

– А кто сказал, что это были именно мы? – оскалился ящер.

Все это время он демонстративно не обращал внимания на Ярика, но тут вдруг повернулся к нему. По чешуйчатой морде пробежала судорога – запустился мимикрирующий имплант. Артур внешне напрягся, но позы не сменил. Молодой человек же с определенным ужасом осознал, что проявляющееся лицо кажется ему знакомым.

– Скажи мне, брат, – произнес Рустам, когда его губы окончательно приняли человеческую форму. – Что бы ты сделал на моем месте?

Понимающий и Рыцарь молча уставились на Ярослава. Словно переложили всю тяжесть ответственности на его плечи. Ну да, конечно. Это же он тут – заинтересованная сторона. И даже немножко пострадавшая. И очень, очень сердитая.

– Ты мне скажи, брат, – смог выдавить Ярик. – Ты же все это время убеждал меня, что я твой друг. Что ты человек. Вон, даже девушку у меня увел. Интересно: чисто технически, как у вас с ней…

Рустам зашипел. В глазах его, несмотря на их искусственную природу, было выражение неподдельной боли. И эта боль была очень, очень знакомой…

Ярослав вспомнил, как они везде и всегда приключались втроем: он, его лучший друг – и девушка, которую студент-лоботряс на тот момент считал своей. Ну как своей: без «рабовладения», естественно. Восстановил в памяти также все те взгляды, жесты и недоговорки, которыми обменивалась злополучная парочка. Следует признать, пришлось мысленно повиниться перед друзьями, что слепым идиотом в этой компании был прежде всего он сам. Если бы он понял раньше – вполне возможно, что не были бы сделаны допущения, не были выстроены планы, не было бы бесплодных мечтаний. И не было бы настолько мучительно больно, когда вся эта умозрительная, надуманная конструкция развалилась от столкновения с реальностью.

– Нас слишком мало осталось, – продолжал ни о чем не подозревающий ящер. – Мы… приспосабливаемся. Шансов оставить потомство таким образом – крайне немного. Но они хотя бы есть. А если бы мы смогли стереть вас из истории…

Зейн щелкнул пальцами.

– Так, это уже можно считать признанием. Сейчас самое важное: где и когда будет происходить переход? Координаты базы, пожалуйста.

Губы Рустама расползлись в ехидной ухмылке. Он снова помотал головой.

– Координаты… ловите. А когда… Да вот сегодня же. Жаль только, что мы вас не сильно отвлекли. Но это ничего – охранный периметр уже в курсе, кого им ждать. Сам Зейн. И Рыцарь… Такая честь! – он сделал попытку издевательски поклониться, но не удержался и сверзился с табурета.

Артур тут же принял отрешенный вид – связывался со своими, понял Ярослав. Понимающий прошелся по коридору, заглянул в комнату, вернулся к пленным. Нетерпеливое ожидание затягивалось.

– Прошу простить, – откашлялся Рыцарь, – я немножко согласовывал. Все-таки тяжелое вооружение, нужны допуски от Совета Королев… В общем, минут через десять ждем десантный катер. У нас будет отряд Солдат, плюс поддержка с воздуха. Зейн, ваш ассистент способен на огневой контакт?

Ярик не успел возмутиться сомнением в собственных способностях, как от входа в комнату раздалось недовольное девичье:

– А вы куда это собрались? Опять меня одну оставить хотите? Нееет, парни, в этот раз я с вами!

Что удивительно, спорить Ярославу пришлось не столько с самой Мариной, сколько с собственным начальством и с Артуром. Любые аргументы разбивались об железобетонные доводы Зейна («Девушка тоже пострадавшая и тоже заинтересованная сторона, значит, имеет право просить о непосредственной защите. Да, ранее она отказалась, но я делаю скидку на то, что это было сказано в состоянии аффекта») и не менее железобетонную уверенность Рыцаря в боевой технике Улья («Десантный катер. Три десятка Солдат. Продвинутый ИИ непосредственной обороны. Персональный спаскомплект. Да на крайний случай, выдадим ей ствол с интеллектуальным наведением!»)

В итоге Ярик сдался. Ткнул пальцем в еще слегка зеленоватую лицом барышню и прорычал:

– Ты слышала? Оружие детям не игрушка!

Марина показала язык.

– Если меня научат с ним обращаться, я готова хоть в партизаны!

Артур похлопал девушку по плечу.

– Лучше не стоит. Оружие исключительно на крайний случай. Кстати, катер уже прибыл. Как ваша инсектофобия, выдержит компанию «здоровенных жучар» с пушками?

«Партизанка» покраснела, но отчаянно вздернула подбородок и прошествовала к выходу из квартиры. И только на пороге вспомнила и обернулась.

– А, собственно, куда? И что делать с этими двумя?

Зейн проделал ряд манипуляций с мирно дремлющими на полу ящерами, затем аккуратно переступил через их тела.

– Ничего страшного, пусть пока полежат. Пойдемте на крышу – не со двора же нам загружаться, правильно?

Рыцарь кивнул, и сборная команда спасителей человечества направилась к лифту.

На крыше было ожидаемо пусто. Марина озадаченно завертела головой, но Ярослав взял ее за локоть и поволок за собой. Ему-то контуры корабля подсвечивала нейросеть, а вот девушка могла промахнуться мимо пандуса или врезаться в борт.

Оказавшись внутри, Марина охнула. Ну еще бы, катер изначально не был предназначен для гуманоидных существ, и только для человеческой формы Артура были внесены коррективы в дизайн. Ярик, к слову, тоже ни разу не видел корабли Улья изнутри, но старательно делал уверенный и бывалый вид.

Последним вошел Зейн, и судно еле ощутимо начало набирать скорость. Гравикомпенсаторы, подумал молодой человек. Все, что мы только могли нафантазировать – все уже придумано до нас. Изображено на чертежах, собрано в прототипах, запущено в серию и даже местами успело устареть. А мы все книжки пишем…

Впрочем, расстраиваться было некогда. Артур повел всех в свою каюту, раздавать оружие и броню. Правда, «броней» комплексы персональной защиты назвать было сложно – так, что-то вроде пояса и двух пар браслетов – на запястья и на щиколотки. Этот комплект генерировал силовые поля в различных диапазонах, в зависимости от типов угрозы носителю. Ярик находил информацию о системах, которые мгновенно перемещали владельца в безопасное место – при превышении определенного уровня внешнего воздействия. Но, видимо, Рыцарь решил обойтись без них. Да и действительно, начнешь вот так по полю боя скакать, и все тактические наработки к чертям.

Марина с интересом рассматривала свои «украшения», втайне жалея об отсутствии зеркала. Наконец, Артур выдал ей нечто, отдаленно напоминающее пистолет-пулемет «Узи».

– Все очень просто. Тычешь вот этим концом в сторону вероятного противника, нажимаешь на вот этот выступ. Специально разработано под людей, даже без нейросети. У него встроенный блок наводки и определения «свой-чужой». Вероятность дружественного огня – нулевая. Опасности для владельца не представляет. Кстати, не забудь потом вернуть.

Девушка фыркнула и принялась рассматривать устройство. Рыцарь тем временем проверил, подключились ли Понимающий с помощником к ИИ катера, и щедрым хозяйским жестом махнул в сторону оружейного хранилища.

– А вы что стоите? Налетайте, господа, игрушки для больших мальчиков – сегодня даром! И пусть никто обиженный не уйдет!

Часть 1. Служба поддержки. Глава 14

Над Египтом поднималось утро. Длинная выдалась ночь, подумалось Ярославу. Спасибо стимуляторам, а то бы он тут сейчас посапывал кому-нибудь в клешню.

Кстати, насчет клешней. План, предложенный стратегами Улья, был таков: в режиме полной маскировки катер высаживает три группы Солдат с трех разных сторон от входа в комплекс Секракх. Тот спрятался под заброшенными раскопками каких-то очередных малых гробниц, которые периодически вылезали из-под песка в долине Нила, как грибы после дождя. Как пояснил Зейн, гробницы эти в свое время были построены людьми в качестве подражания архитектуре Себекх. Поэтому замаскировать свои строения среди памятников древности для рептилий-террористов труда не составило.

Понимающий с ассистентом должны воспользоваться отвлекающей атакой сил Улья и проникнуть на объект, по возможности не вступая в огневой контакт. Марине полагалось сидеть на катере в компании экипажа (которого было-то всего пять рабочих особей, и те каждый в своем отсеке) и не рыпаться. В крайнем случае, если судно засекут и собьют – воспользоваться десантной палубой и уходить в сторону обитаемых районов. Водой и припасами наполнили вполне тривиального вида рюкзак.

Ярик думал, что Рыцарь пойдет с ними, но тот виновато пожал плечами.

– Солдаты, они как дети. Большие, свирепые, вооруженные до кончиков жвал дети. Они должны знать, что я веду их в бой. Особенно если я в этой, – он сделал движение руками вдоль торса, – форме. Конечно, можно направлять их предсознания дистанционно… Но Рыцарь никогда не отказывается от драки. И не бросает своих Солдат. Традиция.

Вот так, намотал на ус ассистент Понимающего. Строгие прагматики и рационалисты из Улья оказываются при всем при этом эмоционально зависимыми от своих лидеров. А лидеры, казалось бы, привычные к тому, что их подчиненные – не более чем живые инструменты, традиционно не бросают своих «детей» одних. Не такие уж мы и разные.

Когда невидимый транспорт высадил Зейна и Ярослава, последний наконец ощутил что-то, отдаленно похожее на страх. Это уже не игры в детективов, попытался он накрутить себя. Это серьезная военная операция. Виртуальные обучающие программы и тренировочные перестрелки с начальством – это все ерунда. Здесь могут совершенно неиллюзорно убить, причем этот момент даже почувствовать не получится. Был человек – и нет человека, только облачко частиц развеивается. Но сковывающий мышцы ужас так и не приходил, заменив себя неуместным охотничьим азартом. Поэтому в итоге Ярик плюнул и начал уговаривать авантюрную сторону своего характера быть хотя бы немного осторожнее и осмотрительнее.

По сети пришел сигнал начала штурма. Тут же, с завидной синхронностью, началась пальба со стороны позиций Улья, а через мгновение опомнились защитники комплекса. Ни те, ни другие особо не высовывались, и видно было только вспышки, фонтаны песка и разряды статического электричества. Казалось, прорваться через сплошную стену разрывов будет нереально, но в окне тактического мониторинга система четко обозначила безопасный коридор для двух диверсантов.

– Кажется, пора, – вышел на связь Артур. – Наши чешуйчатые друзья хорошо подготовились, я теряю личный состав. Впрочем, ящеркам тоже не сладко. Через минуту мы имитируем попытку прорыва. Выходите по готовности.

Зейн кивнул, затем хлопнул Ярика по плечу.

– Пошли. Как на тренировках: короткими перебежками, не забывай прикрывать, мониторь активность… Ты молодец, и у нас все получится, – неожиданно закончил он и, пригнувшись, рванул с завидной скоростью к ближайшей дюне. Ярослав судорожно выдохнул. Кажется, он все-таки испугался. Это хорошо. Ну, вперед!

Вот что любопытно, прошмыгнула где-то на периферии залетная мысль. А ведь последнюю пару недель Понимающий гонял его почти исключительно по пустынным симуляциях, с захватом объектов, расположенных под землей. Интересно, он знал заранее? Догадывался? Проявил чудеса интуиции и сверхъестественное чутье? Или просто так совпало? До пустынь, к слову, были тропические леса, в которых молодому ассистенту пришлось попотеть как фигурально, так и буквально. Организм реагировал вполне себе однозначно: когда отключалась «виртуалка», одежду приходилось отправлять на сушку. Но, напомнил себе Ярик, проверяя силовое поле, это все были цветочки. А ягодки произросли шипастые да ядовитые. И хорошо бы их собрать, пока они не лопнут от перезрелости. Он кивнул своим мыслям – и припустил за начальством.

Марина сидела в каюте Артура, уставившись взглядом в пол. Катер ходил кругами вокруг точки высадки, на небольшой высоте – по крайней мере, так объяснил Рыцарь. Это было необходимо, если потребуется вмешательство бортовых орудий. Девушка с трудом могла уяснить для себя тонкости тактики, стратегии, принципов взаимодействия родов войск и прочие военные штучки. Но одно Марина понимала четко – если что-то пойдет не так, она снова останется одна. Не считать же «муравьев» за компанию?

Внезапно корабль задрожал. Толчок. Еще толчок. Девушка напряглась. Неужели обнаружили? В голове зазвенела четкая мысль: десантная палуба. Добежать до десантной палубы, если что-то случится. Снова толчок. Раздался душераздирающий скрип, и тут нервы Марины не выдержали. Она схватила оружие, рюкзак и побежала по коридору.

Солдаты Улья ожидаемо прорвали периметр, но завязли на верхних уровнях. Секракх стянули к месту прорыва все свои боевые резервы, и поэтому Зейну с Яриком досталось по-минимуму: только дежурные посты на пересечениях коридоров. Понимающий использовал в таких случаях какую-то хитрую «глушилку» – у молодого человека даже собственная нейросеть начинала сбоить, но зато ящеры не успевали известить командование. На месте вырубленных постов оставлялись «болванки», тут же включавшиеся в тактическую сеть Секракх и начинавшие дурить командование ящеров. Правда, приходилось регулярно петлять по совершенно незнакомым помещениям, местами заставленным громоздкой техникой. Зейн на всякий случай предположил, что даже кратковременные потери сигналов телеметрии от часовых тоже могут навести на верные выводы в меру компетентных военных.

Неожиданно на связь пробился Артур, с грохотом и свистом, прямо из гущи боя.

– Вы не поверите, но, кажется, мы прошли, – голос дрожал от возбуждения. – Наши зубастики рассеиваются. Мы идем на нижний уровень, будем стараться ввязываться во все драки, какие только можно. Никто не должен вас засечь. Впрочем, если окажемся на месте раньше – план «Б».

– Подтверждаю, план «Б», – задумчиво изрек Зейн, затем посмотрел на Ярослава. – Интересно, почему Секракх отступают? Давай-ка ускоримся.

Ярик кивнул. Торопиться, впрочем, следовало неспешно, без лишней необходимости не рискуя. И тем не менее, темп их с Понимающим передвижения резко возрос. Молодой человек уже в который раз мысленно благословил импланты и тренировки.

Марина осторожно выглянула из-за угла какого-то почти разрушенного здания, ощутимо древнего даже на ее неискушенный взгляд. Катер, вокруг которого кружились еще три воздушных машины, уходил в сторону рассветного солнца. Маскировочное поле мерцало и искрило.

Впрочем, четвертый штурмовик, атаковавший корабль Улья, уже красиво дымился среди дюн, так что в какой-то момент девушка даже устыдилась своей паники и пожалела, что сбежала. Но, с другой стороны, она строго следовала инструкциям Артура, так что совесть могла заткнуться и дать ей немножко подумать.

Вокруг никто не стрелял, не клацал челюстями и не размахивал когтистыми лапами, но на всякий случай Марина решила поискать убежище понадежнее. Невдалеке виднелся вход в какой-то подвальчик… Главное, чтобы в нем не сидели сердитые ящеры с бластерами. Девушка поежилась. Нет, хватит с нее приключений. Забраться в укрытие, спрятаться и ждать, пока вернется Ярик. Зейн, конечно, серьезнее, основательнее и надежнее, но Ярик тут единственный человек. Пусть приходит и спасает.

Ящеров в подвальчике не было, зато стояла пара непонятных конструкций. Одна напоминала стеллаж, только была вся какая-то перекособоченная и асимметричная. На «полках» было пусто, и девушке даже стало немного обидно – нет чтоб какой-нибудь артефакт завалялся, на память. Рядом со «стеллажом» располагалась шестиугольная площадка, с трех сторон огороженная невысокими барьерами. Марина из любопытства подошла посмотреть поближе… И тут от входа раздалось шуршание.

Этого только не хватало. До смерти перепуганная барышня вытянула руку с «Узи» в сторону источника звуков, отступила на платформу, инстинстивно ухватилась за поручень… Вокруг несильно полыхнуло. Марина ошарашено захлопала ресницами и поняла, что оказалась совсем в другом помещении. А где-то рядом, буквально за стенкой, раздаются характерные звуки боя.

Она попыталась забиться в угол и спрятаться за очередную непонятную машину, но соседняя стена проломилась, и сквозь клубы пыли ворвалось сверкание, жужжание, гудение и мерцание. Марина вскрикнула и бросилась бежать – подальше от этого всего.

Диверсанты столкнулись с ожидаемым сопротивлением, только когда добрались до самой нижней части базы. Достаточно просторный зал, в центре которого группа Секракх что-то делала с невысоким монолитом глубокого, насыщенного синего цвета, охранялся серьезно. Но с другой стороны уже пробивались Солдаты во главе со своим Рыцарем, и ящеры заметались. Потом, видимо, получив команду, разделились на две неравные группы и попытались выбить нападавших. Впрочем, даже учитывая потери сил Улья при штурме, шансы на это были невелики.

Ярик даже сквозь грохот схватки слышал, как те рептилии, которые продолжали работать с тетракубом, распевают нечто, удивительно похожее на мантры. Технология на грани магии, мелькнула мысль. Фантасты бы порадовались. Впрочем, не до них сейчас. Зейн ушел влево, сам Ярослав – вправо, едва успевая отмечать попадания и тревожную индикацию о степени перегрузки щита. Главное – прорваться к монолиту. Дальше – по обстоятельствам. К монолиту. По обстоятельствам. К монолиту…

И тут перед заходящим на цель по широкой дуге Яриком возникла картина, которую он меньше всего ожидал в данных обстоятельствах увидеть. Откуда-то сбоку, прямо под перекрестный огонь вывалилась девичья фигурка, окутанная всполохами мерцающего на последнем издыхании силового поля. За ней скользили характерные силуэты преследующих жертву Секракх. Молодой человек выругался.

Тем временем, «мантры» утихли. Ярик успел кинуть взгляд в сторону тетракуба и с холодком в груди отметил, что народу вокруг оного стало явно меньше. Марина же тем временем неслась, не разбирая дороги, и ее курс неизбежно должен был пересечься с границей зоны перехода. Ярослав заорал «Стой, дура!» и бросился за девушкой.

Кажется, та сообразила, что бежит куда-то не туда. Затормозила, встала, как вкопанная. В этот момент ее щит мигнул и ушел на перезарядку. Раздумывать было некогда, и Ярослав одним прыжком сбил Марину с ног. Они оба перекатились по полу…

И обнаружили, что лежат на теплом песке. Светила огромная, полная Луна. Вокруг шуршали и шептались заросли гигантских папоротников, в отдалении кто-то сдержанно ревел, но выстрелы и взрывы словно обрезало.

– Где мы? – голос девушки истерически подрагивал. Ярик хмыкнул, встал, осмотрелся.

– Не «где», а «когда». Поздравляю – мы за миллион лет до ближайшего GPS-навигатора. Вот и что тебя понесло?

Часть 1. Служба поддержки. Глава 15

Сутекх Белый Гребень никогда не ворчал, если приходилось заступать в ночное патрулирование. Он рассуждал так: техника техникой, а решение должен принимать биологический разум. Подготовленный к различным сюрпризам. В конце концов, его предки не для того избавились от роли живых боевых роботов на службе у Создателей, чтобы зависеть от прихотей искусственного интеллекта. Хотя при всем при этом Сутекх всячески приветствовал появление в их основном Гнезде новых гостей из других миров. Как правило, после этого у них, простых «клыков», появлялись новые «игрушки», которые заставят тех же Создателей дважды подумать, если им придет в голову пересмотреть статус своих бывших рабов.

Кроме того, Белому Гребню нравились эти дежурства. Их отделение получало под надзор случайный сектор условной границы и приграничной территории. Половина патруля в малом десантном модуле, с поддержанием режима максимальной скрытности медленно барражировала вдоль периметра сектора. Оставшиеся в аналогичном модуле высаживались в точку, откуда могли быстро вылететь на подмогу своим, вызвать подкрепления, связаться со штабом по закрытому каналу… В общем, гораздо интереснее, чем муштра и тренировки. Но не так весело, как боевые учения.

Впрочем, действительно интересного происходило исчезающе мало. Ну, разве что явятся с той стороны на такой же рутинный облет Солдаты Создателей. Вот уж кто действительно походил на киборгов: оружие по большей части вживленное, эмоций не испытывают, на провокации не поддаются… Впрочем, за последнее могло и влететь от командования.

Или «даст сбой» хваленая инопланетная техника, и все отделение в полном составе начинает гонять по джунглям стаю каких-нибудь неразумных хищников, всем своим видом изображая служебное рвение и прикидываясь, что связь с базой внезапно забарахлила. За такое тоже прилетало, но в щадящем режиме – начальство понимало, что парням надо сбросить пар, развеяться, подурковать хотя бы раз в полгода… Сами же в свое время были такими же точно «клыками», все без исключения.

Совсем редко случалось что-то действительно из ряда вон, как, вот например, недавняя аварийная посадка катера тех чудных типов, что прилетели с грузом мицелия для грибных ферм. Совершенно безалаберные товарищи, и корабль у них будто из хлама собран, однако же никто даже не пострадал. И взлетели практически штатно. Одно слово – велик Космос, полно в нем разных чужаков.

На днях же им подкинули новую головную боль. Кто-то на самом верху решил, что раз уж Создатели оставили своих Первых Детей без внимания – то стоит самим озаботиться развитием самого серьезного и опасного оружия в своем арсенале. А именно Прямой Речи. И вот на базу, где служил Белый Гребень, прислали пару лингвистов из числа чужаков. Впрочем, эти ребята оказались не шибко назойливыми, в меру чудными, но без фанаберий. Постоянно ошивались где-то поблизости, записывали, уточняли, систематизировали. Иногда предлагали проверить в действии те или иные вербальные конструкции. Некоторые из этих фраз оказывались в итоге даже полезными.

Сутекх как раз собирался отправить старшему дежурному устный доклад по форме «без происшествий», когда на связь вышли парни из мобильной группы. По их словам, на датчиках было что-то странное – выплеск энергии почти на границе сектора, еще немного – и была бы нейтральная полоса. Пик был не сильно протяженный, а по сигнатуре больше всего напоминал побочное излучение от десантного телепорта – только ни одна знакомая модель так не фонила. Белый Гребень изменил форму доклада, присоединив файл с данными, и выдвинулся на пеленг.

«Посетителей» засекли достаточно быстро – точнее, сначала местная сеть доложила о попытке подключения от незарегистрированного узла, а затем биосканеры выдали две отметки. Действительно, чужаки. Двуногие, двурукие – в общем, двусторонне-симметричные. Эта форма, как заметил Сутекх, вообще была достаточно распространена в Галактике. Такие, как Создатели, встречались реже.

Нежданные гости были вооружены. Что любопытно: это явно были представители двуполого вида. При этом нейросеть, как утверждали датчики, была установлена только у самца, но самка тоже имела при себе «интеллектуальник». Оба были эмоционально возбуждены и, по ходу дела, переругивались между собой. Белый Гребень ухмыльнулся – наверное, очередные торговцы в Гнездо, просто с координатами промахнулись. Он дал команду снять маскировку, отключил боевые системы и вышел в зону непосредственной видимости.

– Внимание, прошу вас не волноваться! – произнес он на упрощенной, разговорной Речи. Некоторые расы жаловались, что даже в таком виде у них начинаются проблемы с самочувствием, но Прямая Речь все равно уверенно завоевывала популярность, как средство межкультурного общения. Так что если чужаки прибыли торговать – они должны быть в курсе. А если нет – значит, у них другие цели.

Самка вскинулась и навела на внезапно появившегося между деревьями Сутекха оружие, но ее спутник резко рявкнул и отобрал устройство. Впрочем, он тоже выглядел напряженным – насколько это можно было понять по его лицу. Вообще «гости» чем-то неуловимо напоминали Пурушу – ростом, правда, пониже, и шерсть только на голове… Нейросеть просигналила о попытках сканирования извне, затем самец слегка расслабился и на весьма неплохой Речи ответил.

– А я и не волнуюсь. Это Марина (наверное, имя самки) у нас паникер. Но уже не вооруженный, слава богу (религия – вопрос скользкий, лучше не уточнять). Итак, всегда мечтал сказать эту фразу… Отведите нас к вашему лидеру!

– Несомненно, – серьезно качнул головой Сутекх. – Я всего лишь патрульный. Следуйте за мной.

– И все-таки я не понимаю, как ты можешь с ними вот так спокойно разговаривать! – выпалила Марина, когда предельно вежливые рептилии сдали «добычу» на лапы внутренней охране базы. Те провели посетителей в «номер», выдали Ярику ограниченный, «гостевой» доступ к сети и пообещали, что начальство явится в ближайшее время. Сам же Ярик задумчиво окинул взглядом небольшое, полностью лишенное мебели помещение донельзя обыденного вида, вызвал интерфейс бытовых удобств и с удовольствием плюхнулся на выехавшую из стены койку – казенный комфорт, но бывало и хуже. Остальная база выглядела ровно так же непритязательно: бараки, ангары, склады. Функциональность и минимализм.

– Сейчас объясню. Эти ребята вообще не знают, кто мы такие. Среди нет ни одного из Секракх – у меня все метки автоматически сохраняются в базе, так что можешь поверить. Кстати, – порылся он в не изъятом, а только просканированном «вещмешке», – вот, лови.

На колени к аккуратно примостившейся на ту же лежанку девушке упало небольшое устройство, похожее на гарнитуру для смартфона.

– Это переводчик. В обе стороны. У тебя нет сети, поэтому я его сам настрою на Речь… Пользуйся и не благодари.

Марина сердито ткнула дарителя под ребра, – ну, скажем честно, попыталась – но от полезного прибора отказываться не стала.

– Скажи что-нибудь. Хотя нет, стой, у меня опять голова будет болеть…

– С этим – не будет. Девайс блокирует воздействие разговорной формы на нервные центры людей. От боевой, увы, не защитит. Кстати, ты с катера случайно пару гранат или энергоячейку не прихватила? – оживился Ярослав.

Его спутница выразительно подняла бровь и уперла руки в бока.

– Еще бы я представляла себе, как они выглядят! В любом случае, оружие у нас эти рептилии отобрали.

– Не отобрали, а вежливо и тактично попросили сдать на хранение, потому что ты им размахивала, как барон Пампа мечом в трактире. Я бы на месте профессиональных вояк тоже напрягся.

– А гранаты бы не нашли? – скептически покривилась Марина. Ярик задумчиво кивнул.

– Может быть, и не нашли бы. Все-таки миллион лет технического прогресса… Маскировка и все такое.

– В любом случае, они мне не нравятся! – тон барышни был категоричен, и помощник Понимающего в данном конкретном случае не мог ничего поделать. Ну согласитесь, если вы сначала напали на женщину, оглушили, а потом связали и допрашивали – трудно рассчитывать на какое-либо взаимное чувство, кроме яростной неприязни.

– Не могу пообещать, что ребята выиграют конкурс красоты, – ухмыльнулся Ярослав. – Но знаешь, Секракх всего лишь террористы. Если бы я сам был, скажем, кем-то из пришельцев, и первое знакомство с людьми у меня произошло в компании Федора и его братков – думаю, осадочек бы остался. А эти бойцы Себекх не имеют к преступной деятельности своих потомков никакого отношения. И довольно лояльно относятся к чужакам. Наверное, приняли нас за торговцев – вон какие предупредительные.

Марина надулась, но потом задумалась, уселась поудобнее, подтянула ноги к себе и обхватила за голени.

– Слушай, получается, мы действительно в прошлом? Мамочки… До меня только сейчас дошло. И, по-моему, все еще продолжает доходить. Вся эта фантастическая ерунда… – она нервно хихикнула. – Я всю жизнь считала, что со мной никогда не произойдет ничего сверхъестественного. И на тебе: разумные насекомые, ящеры, пришельцы, стрельба, взрывы, разрушение, смерть…

Девушка вдруг всхлипнула, уткнулась носом в коленки и расплакалась. Ярик оторопел. Честно говоря, он никогда не умел утешать людей. Особенно женщин. Особенно плачущих. Особенно тех, кто ему, если уж честно, нравился… Поэтому он просто пересел поближе и молча обнял Марину, легонько покачиваясь вместе с ней.

В таком виде их и застали действительно довольно быстро вернувшиеся охранники.

Комендант базы была женщиной. Точнее, самкой Себекх– но Ярослав, чтобы не путаться, решил для себя: разумный вид, два пола, пусть будет «женщина». На вид сразу и не отличишь – молочных желез ящеры не имели, комплекция у обоих полов была в общем одинаковой, половой дискриминации внутри расы не наблюдалось. Разве что данные со сканера указывали, с кем придется иметь дело.

Гостям предложили в меру удобные кресла. Охрана вышла за дверь, и комендант уставилась сначала на Марину, потом на Ярика. Тот подобрался.

– Доброй ночи. Я прошу простить нас за довольно внезапное появление – и за любые неудобства, которые мы могли вам доставить…

Комендант моргнула. Сначала левым третьим веком, потом правым.

– В нашем расписании прибытия нет никаких данных о вашем визите, – голос у нее был неприятный, как и должно быть у настоящей суровой начальницы. – А так же нет никакой информации о контактах с кем-либо, похожим на ваш вид. Мне не нравится эта ситуация. Из центрального Гнезда уже вылетела спецгруппа контрразведки – эксперты, аналитики, силовики... Пока они все не заявились ко мне и не начали тут размахивать полномочиями, устанавливая свои порядки – может, вы расскажете, что к чему?

Ярослав вздохнул. Разговор обещал быть непростым.

– Хорошо, обойдемся без расшаркиваний. Но я предупреждаю сразу: есть отличная от нуля вероятность, что вы мне не поверите. Да, и уточню – мою спутницу расспрашивать бесполезно, она в некотором роде здесь по воле случая.

Марина украдкой благодарно пожала руку соседу. Тот кивнул и продолжил.

– Меня зовут Ярослав, девушку зовут Марина. Мы оба представители расы Людей… – подумав, что на Речи слово «люди» прозвучит слишком общо и может быть отнесено к любому виду разумных существ, уточнил, – Млекопитающие, двуногие, прямоходящие, потомки приматов – как считалось до определенного момента. На самом деле – мы, как и вы, плоды эксперимента. Угадайте, чьего.

Его собеседница даже не дрогнула. Только еще раз моргнула и уточнила.

– Вы говорите о Создателях?

– Именно, – подтвердил Ярик, – Вторая группа при выведении Пурушу. Мы должны были стать, как бы это выразиться, поздней и улучшенной версией – или контрольными образцами, я точно не знаю.

– И вы бежали? – поинтересовалась комендант. Доверия и понимания в ее голосе не было ни на грош.

– Нет, мы, скажем так, оказались не самым удачным вариантом. И были предоставлены сами себе. И через миллион лет оказались доминирующей цивилизацией на планете, – Ярослав с интересом следил за реакцией рептилии. Та наконец проявила эмоции – фыркнула.

– Это какой-то бред. При чем здесь миллион лет? Откуда вы?

– Я предупреждал, что вы не поверите. Мы из будущего.

Комендант захлопнула открытую для дальнейших расспросов пасть. Некоторое время в комнате все молчали. Наконец, ящерица встала с расположенного напротив кресла, прошлась по комнате, подергивая кончиком хвоста, остановилась и надвинулась на Ярика, уставившись ему в лицо. Тот непроизвольно откинулся.

– Вы не врете. Это очевидно: мы загрузили профили для детекторов эмоций по схожим видам, и учитывая погрешности… Вы верите, что говорите правду. Кроме того, сигнатура выброса, возле которого вас взяли, была, насколько я могу судить, как непрофильный специалист, довольно необычной. Это тоже укладывается в картину вашего рассказа. Но поверить в него…

– О, я вас понимаю, – усмехнулся Ярослав. – Прекрасно понимаю. А вот Марина, – он кивнул на девушку, – понимает еще лучше. До вчерашнего дня она вообще не знала, в каком мире живет на самом деле. Но это долгая история.

– У нас есть время, – отрезала комендант. – Гнездо далеко. Рассказывайте. И да, меня зовут Сет.

Ярик поперхнулся.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 16

В какой-то момент Марина просто устала нервничать и трястись за свое будущее. А смысл? В ситуации, когда совершенно ни на что не можешь повлиять, худший вариант действий – начать паниковать и хватать за руки того, кто хотя бы теоретически способен на что-то большее. Это ей так мама объясняла, когда-то давным-давно. А отец усмехался и нежно целовал супругу со словами: «Мне крайне повезло жениться на мудрой женщине». «Еще и красивой», – кокетливо уточняла мама, и они оба смеялись и начинали вспоминать молодость. Мда, если молодость доведется вспоминать самой Марине – без грифа «совершенно секретно» не обойдется…

Ярослав излагал на удивление скупо и по делу, без своего обычного бахвальства и дуракаваляния. Надо же, мстительно подумалось девушке, нашего «супермэна» проняло. Впрочем, хорошо, когда в критический момент мужчина умеет прекратить клоунаду и сосредоточиться на деле. Это вселяет надежду на то, что с данным экземпляром еще не все потеряно.

Сет слушала внимательно, не перебивала, даже моргала редко. Наверняка все, что говорится в этой комнате, записывается, сообразила Марина. И слова, и жесты, и выражения лиц, и гормональный фон… Внезапно она ощутила себя неловко, будто ее раздели догола и деловито, бестактно рассматривают со всех сторон, чуть ли не ощупывают. Комендант кинула на нее заинтересованный взгляд – видимо, эти ее чувства тоже отразились на невидимых посторонним экранах. Девушка поймала себя на мысли, что неплохо бы завести себе такую же нейросеть. «Ну да, размечталась, – одернула она себя. – Это если нас не поставят к стенке прямо здесь». А так – Зейн вроде обещал ей услугу. Вот пусть и отрабатывает.

Когда Ярик закончил, около минуты все молчали. Судя по всему, Сет переваривала информацию. Эмоциям она больше воли не давала – сидела прямо, сложив руки на колени. Марине вспомнились скульптуры фараонов. Действительно, озарило ее, имя-то египетское! То-то гражданин помощник Понимающего такую гримасу в начале разговора скроил…

– Рабочая группа по вам задерживается, – наконец сухо изрекла комендант. – У них внезапно случились какие-то контрабандисты. Мы стараемся не портить отношения с Создателями, а квалифицированного персонала не хватает. Поэтому решили, что пара относительно безвредных разумных подождет, – она все-таки не удержалась и фыркнула, смешно мотнув головой. – Эти мне умники из Гнезда…

Ярик уловил настрой и осторожно поинтересовался:

– Но вы нам – верите?

Его собеседница почти по-человечески пожала плечами.

– Верить или не верить словам – это удел исповедующих ту или иную религию. Мы, Себекх, не религиозны. Мы привыкли верить в себя – и в факты. Факты говорят в пользу вашего рассказа, но некоторые вещи все равно звучат абсурдно. Вам так или иначе придется задержаться здесь, на базе. Получите допуск к перемещению в пределах «зеленой» зоны – то есть, для посетителей. Вам – когтистый палец уткнулся в Марину, – придется держаться рядом со спутником.

– Я понимаю, – покладисто кивнула та. – Допуск к юбке не пришьешь.

Сет моргнула. Ярослав сделал вид, что закашлялся в кулак. Переведя пару раз взгляд с одного собеседника на другого, в итоге комендант продолжила:

– Можете получить питание и необходимую медицинскую помощь. Раз вы утверждаете, что являетесь в некотором роде нашей генетической родней… Думаю, проблем с совместимостью не будет. Пожелания в пределах разумного – начальнику караула. Уверена, вы разберетесь, – теперь коготь указывал на Ярика. Тот залихватски козырнул.

– Слушаюсь, мэм! – Сет опять моргнула, но, видимо, «Остапа понесло». – Не извольте сомневаться!

Непривычная словесная конструкция слегка «завесила» коменданта. Марину начал распирать мелкий, истерический смешок. В тот момент, когда он практически прорвался наружу, начальница базы решила, что лучше не забивать себе голову поведением представителей чужой расы и махнула лапой.

– Вас проводят. Марина, если я правильно произношу имя, ответьте еще на пару вопросов. Ваш спутник подождет снаружи.

Девушка вся внутренне сжалась. Ну еще бы, остаться наедине с древней и очевидно опасной зверюгой, разумность которой только добавляла ей баллов по шкале устрашения. Ярослав заметно поколебался, потом похлопал Марину по плечу, выразительно поднял брови и вышел, сопровождаемый двумя рослыми ящерами. Когда дверь закрылась, Сет наклонилась вперед.

– Скажите, какие иерархические взаимоотношения между полами у вашего вида?

Несмотря на то, что разговор с комендантом зримого результата не дал, волнения и ощущения ускользающего сквозь пальцы времени Ярик не испытывал. Объяснялось это достаточно просто: Секракх придется столкнуться с теми же проблемами, что и им с Мариной. Попытаются ли они убедить местных помочь им в деле искоренения еще даже не родившегося человечества или же рискнут действовать сами по себе – просто так до лаборатории им не добраться. Отряд у них небольшой, – Ярослав насчитал порядка десяти особей, стоявших в круге – тяжелого вооружения датчики не засекли… Поэтому можно выдохнуть и расслабиться. Интересно, о чем так долго треплются эти две барышни разных биологических видов?

Неожиданно снова вспомнилась Ирина. Ярослав задумался, затем попробовал назвать ее «Ирой» – и даже «Иришкой». Получалось как-то натужно. Видимо, уже отходит, сообразил юноша. Видимо, по факту чувства были неглубоки, корни пустить не успели и все обиды на поверку оказались не стоящими и выеденного яйца. Ага, немного печально улыбнулся он сам себе, динозаврьего. Интересно, как Себекх относятся к яичнице?

Марина вышла, с трудом сдерживая ехидную ухмылку. Она делала многозначительный вид и молчала до самой «гостевой» комнаты, пока за конвоирами не закрылись двери. Тогда девушка ловко запрыгнула на выехавшую из стены кровать, уселась и с изрядной долей превосходства взглянула на Ярика.

– А ты знал, что у них тут матриархат? – с вызовом поинтересовалась она.

– Конечно, – невозмутимо ответствовал ее спутник. – Это было в базе данных по Себекх. Правда, подобный строй скорее стоит называть не матриархатом, а четким разделением ролей в социуме. Ящеры создавались как боевые единицы, они не очень-то приспособлены к ведению мирной жизни. Но любых отдельных бойцов должно что-то объединять – и ими должен кто-то командовать.

Ассистент Понимающего сделал многозначительное выражение лица и наставительно помахал оторопевшей слушательнице пальцем.

– Тогда Улей сделал интересный финт ушами – с поправкой на то, что ушей у них толком и нет: они взяли за основу инстинкт продолжения рода и хитро его вывернули. Самцы Себекх получили более авантюрный, агрессивный склад характера, готовность жертвовать собой ради блага рода. А самки стали более эмоционально холодными, рассудительными стратегами, которые, впрочем, тоже движимы необходимостью выживать и размножаться. Таким образом, Улей создал крайне опасных бойцов, которые хорошо дополняют друг друга. Да, и самок в популяции на порядок меньше – поэтому они все на высших командных должностях и на боевые операции практически не ходят. Ну, кроме этапа обязательной базовой военной подготовки.

Сначала Марина беспомощно разевала рот, пытаясь вставить какой-нибудь ехидный комментарий. Потом надулась. Потом сделала вид, что не слушает. Но в итоге махнула рукой и вернулась к более насущным вопросам:

– Хорошо, умник, ты выпендрился и можешь получить печеньку. Кстати, интересно – едят ли ящерицы мучное? Но это не важно. Ты уже придумал, как нам спасти мир?

– С каких пор тебя интересуют судьбы мира? – Ярик копался в рюкзаке, раскладывая его содержимое на выросшем из пола столе. – Ты же вроде адепт личного успеха и персонального комфорта. Кстати, пшеницы здесь еще не существует – это к вопросу о выпечке.

Девушка снова нахмурилась.

– Ты из меня прямо какую-то расчетливую стерву сделал. Товарищ женоненавистник, может, вы отбросите свои комплексы уже наконец? Да, я считаю, что нет смысла лезть голой попой на бластер исключительно ради адреналина от процесса. Но, как ты сам сказал, мы, самки, думаем о продолжении рода. А если рода не станет – что продолжать, прости пожалуйста?

Ярослав перестал возиться со снаряжением и пристально, сощурившись, уставился на собеседницу, как будто увидел ее в первый раз. Марина гордо вскинула голову, но не выдержала и покраснела.

– Да, ты права, – в итоге произнес он, неопределенно двинув бровями. – Бластер и голый зад сочетаются плохо. Отбросим хентай как неактуальную в данный момент тему и подумаем вот над чем: как нам привлечь рептилий на свою сторону?

– Ты серьезно? – не поверила девушка. – Нет, ты действительно считаешь, что они прямо вот так возьмут и радостно, с песнями и плясками ринутся защищать от своих же потомков будущее совершенно чуждого для них вида?

– Нет никаких свидетельств наличия у Себекх таких проявлений массовой культуры, как танцы или художественный вокал, – парировал Ярик. – Но ты снова права, задачка стоит нетривиальная. У меня есть два довода «за»: во-первых, ящеры знают, каково это – быть созданными. Они получили право на жизнь из рук своих Создателей. И мы – в перспективе – тоже. Если умело сыграть на этом, можно заручиться определенной долей сочувствия самок. А второй довод – уже упоминавшийся авантюризм самцов. Этим ребятам только дай пострелять…

– Да уж, – поежилась от воспоминаний Марина. – Это они любят.

– И есть еще один момент, который кажется мне значимым, – нарочито спокойным тоном произнес помощник Понимающего. – Что это должны быть за контрабандисты, о которых говорила Сет, что с ними отправляют разбираться не таможенные службы, а целую спецгруппу контрразведки, которая должна была заняться нами? Заметь, командование Себекх сразу поняло, что мы не простые туристы. А потом вдруг всплывает какое-то более важное дело. Уж не наши ли это диверсанты?

В этот момент дверь комнаты открылась. На пороге стоял смутно знакомый гуманоид с кожей цвета речного песка, в облегающем комбинезоне, с непроницаемым выражением крупноглазого, безносого лица.

– Прошу простить за беспокойство. Комендант проинформировала, что вы упоминали мое имя. Меня зовут Зейн.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 17

Марина отреагировала сразу – бросилась пришельцу на шею. Ярику показалось, что она прыгнула прямо с лежанки через всю комнату. Чужой пошатнулся под весом энергичной барышни, но устоял.

– Господи, Зейн! Хоть один нормальный человек… Простите, гуманоид в этом дурдоме! Но как вы добрались? Черт, не важно, я так рада вас видеть… – всхлипывала девушка.

Ярослав прокашлялся.

– Марина…

– Господи…

– Марина!

– Ну что тебе?! – недовольно повернулась та наконец, разжав объятия. Гость тактично молчал.

– Это не Зейн. Точнее, это не тот Зейн. Точнее, тот, но не оттуда. Ядрен батон… – запутался Ярик. – В общем, это Зейн, это точно он, но он из этого времени, а не из нашего. Такие дела.

– Вы абсолютно правы, – наконец заметил Зейн, являя чудеса выдержки и философское отношение к буйным нравам иных форм жизни. – Я это я. И я точно из «этого» времени. Можно пройти?

– Да, конечно, – приветственно махнул рукой молодой человек. Марина, вся красная от смущения, бочком протиснулась к кровати и уселась на нее обратно, полуспрятавшись за своего спутника. Зейн подошел к противоположной стене, вызвал абсолютно такую же койку и аккуратно примостился на краешек, сложив руки на выросший из пола стол.

– Как я понимаю, вы со мной уже знакомы. А я с вами нет. Временные парадоксы – крайне интересная область для изучения. Скажите, Ярро… Слав – я правильно вас именую?

– Можете называть меня Ярро, – ухмыльнулся тот.

– Да, мне так будет гораздо удобнее, благодарю. Так вот, Ярро, вы можете представить себе степень моего удивления. Я довольно заурядный лингвист, занимаюсь, в общем-то, вопросами взаимопонимания…

Ярик не выдержал и широко ухмыльнулся. Зейн внимательно поизучал его своими громадными глазищами пару секунд.

– А потом меня вызывает начальник нашей рабочей группы и информирует, что комендант базы хочет сообщить мне какие-то неожиданные новости. Я, конечно, поддерживаю контакты с комендантом, потому что без ее ведома мне было бы затруднительно вести исследования среди личного состава. Но новости, причем неожиданные… А потом меня ставят в известность, что…

– Я очень хорошо вас понимаю, – наклонился вперед Ярослав, сложив руки на стол так же, как его собеседник. – А моя спутница вас понимает еще лучше. Ее зовут Марина – она вообще не должна была быть во всем этом замешана. Но так уж получилось.

Марина согласно закивала головой.

– Простите, я так на вас набросилась… Просто вы мне пару раз жизнь спасли. Ну, вы вдвоем. А еще там был этот, как его, рыцарь…

– Подождите, Рыцарь Улья? – Зейн выглядел шокированным. – Вы общались с Рыцарем Улья и до сих пор живы?!

Ярослав неопределенно повел рукой.

– Это долгая история. Как я понимаю, Сет предоставила вам краткую версию: какие-то чужаки называют ваше имя и утверждают, что прибыли из будущего, верно?

– Абсолютно точно. Вы хорошо разбираетесь в поведении разумных, Ярро.

– Я не волшебник, я еще только учусь, – пробурчал тот. – И между прочим, учусь у вас. Но, чтобы не быть непоследовательным, давайте я вам все изложу по порядку. Кстати, Зейн, – на лице Ярика появилась хулиганская улыбка, – хотите чаю?

– А что это? – чужой выглядел заинтригованно. Молодой человек тем временем достал из рюкзака невесть каким образом затесавшуюся туда упаковку.

– Отвар из листьев одного местного растения… Правда, не уверен, что оно здесь уже существует. Вкус будущего, можно сказать. Вы его очень любите – там.

– Надеюсь, мы биосовместимы, – осторожно принюхался Зейн, когда Ярик вскрыл пакет. Помощник Понимающего тоже вдохнул аромат, удовлетворенно причмокнул и подошел к двери. Та открылась, ближайший охранник обернулся.

– Скажите, вы не могли бы принести немного кипятка?

Больше всего Марину впечатляли маленькие бытовые чудеса – наверное, потому что им она могла придумать непосредственное применение. Вот и сейчас девушка держала в руках совершенно не нагревающуюся от чая кружку, содержимое которой, по ощущениям, вовсе не остывало – и не проливалось, даже если перевернуть ее кверху дном. Домой бы такую, подумалось ей. А то пока донесешь от чайника до ноутбука – все пальцы обожжешь и половина жидкости на полу. Впрочем, удастся ли еще попасть туда, домой-то…

Некстати вспомнился родной городок, времен той поры, которую бессовестные взрослые именуют «золотым детством». Впрочем, воспоминания действительно были теплыми и уютными. Утренняя очередь за молоком, к бочке, которую привозили на детскую площадку. Сосед дядя Миша, который делал вид, что страшно сердится, когда Марина с подругами залезала к нему в сад за яблоками. Ничейный кот, который иногда приходил на обед и с чувством собственного достоинства ждал, пока его чем-нибудь угостят. Родители… Как-то они там? Надо будет обязательно к ним съездить, когда – если – все это закончится.

Зейну досталась более развернутая версия рассказа. Ярик повествовал с подробностями, упирая на роль своего собеседника в произошедшем. Тот внимательно слушал, задавал уточняющие вопросы, периодически просил показать записи – видео и прочие. Марина начинала завидовать – возможности нейросети искушали все сильнее.

В конце концов, она задремала. Сказалось дикое напряжение последних дней – а так же очевидное отсутствие в чае стимуляторов, помимо естественных. Сквозь сон было слышно, что ее спутник тоже устал, но держится и пытается связно излагать то, что они пережили – вместе и по отдельности…

Разбудило девушку вежливое потряхивание за плечо. Правда, тактичность не уберегла охранника от вопля ужаса: все-таки Марина еще не привыкла к тому, чтобы спросоня наблюдать рептилоидов при исполнении. Ярик, подлец, уже свежий, умытый и даже причесанный, о чем-то толковал с комендантом. Сет явно была недовольна.

– То есть, как я и подозревал, дело не в контрабанде, – парень ухмыльнулся, чем вызвал раздраженные махи хвостом у собеседницы.

– Терпеть не могу, когда меня держат за гриб, – проворчала та. Ярослав расхохотался, а на недоуменный взгляд пояснил.

– Полное отсутствие информации извне – и кормят дерьмом? Вы не поверите, но эта шутка ходит и в наше время.

Сет сдержанно фыркнула:

– А вот вы обо всем догадывались. Впрочем, о чем я говорю: получается, что вы не догадывались – вы знали. И потому вы здесь. А теперь вас вызывают в Гнездо. И меня с вами.

Марина, все это время обыскивавшая взглядом стены на предмет двери в ванную комнату, осмелела и тронула Ярика за локоть. Тот небрежно махнул рукой, и одна из панелей отъехала в сторону. За ней обнаружился почти стандартный санузел – вполне приличных размеров, даже душ не сильно отличался от привычного. Девушка обернулась поинтересоваться, как обеспечить уединенность, но ее спутник снова сделал какое-то движение кистью, и на месте прохода замерцала мутная пелена. Звуки из комнаты стали глухими и неразборчивыми. Марина вздохнула и начала раздеваться.

Когда она вернулась, в комнате снова был только Ярослав. Он аккуратно упаковывал рюкзак, педантично проверяя все те непонятные устройства, которые лежали на столе. Марину он, впрочем, приветствовал кивком и поздравил «с легким паром».

– Ты представляешь, у них даже фен есть, – поделилась барышня. – Хотя странно, зачем он ящерицам?

– Этот «гостиничный номер» предназначен, скорее, для Пурушу, – Ярик крутил в руках и рассматривал очередной «девайс». – А у нас с ними и анатомия, и физиология, и структура волосяного покрова схожи.

– А Гозо Шан был лысый! Ты сам говорил, – заметила Марина, распаковывая брикет полевого рациона и откусывая с краю. Казалось бы, должно было быть неудобоваримое нечто – а вкусно!

– Весьма Уважаемый Гозо Шан был весьма качественно закамуфлирован, – парировал юноша, подняв в воздух указательный палец для пущей наставительности. – Он даже имитировал избыточную потливость, характерную для полных людей. Высший класс, я бы не додумался. Мне Зейн потом объяснил.

– Кстати, а что Зейн? – прожевала девушка очередную порцию пайка. Ярик пожал плечами.

– А он меня выслушал. Записал все, естественно… И сказал, что ему надо это хорошенько обдумать. Сейчас он действительно простой лингвист. Вовсе не Понимающий. Работает над унификацией Прямой Речи для межрасового общения. До «нашего» Зейна ему еще не меньше миллиона лет практики.

В этот момент дверь в комнату снова открылась. Марина приветственно подняла уполовиненный брикет.

– Долго жить будете! Мы вас как раз только что вспоминали.

Зейн почти по-человечески наклонил голову.

– У вашей расы есть способность к сверхчувственному восприятию? Впрочем, это второстепенный по важности вопрос. Я хотел сказать, что лечу с вами. Меня тоже вызвали в Гнездо.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 18

Перелет до Гнезда прошел достаточно быстро и без приключений. Транспортом служил все тот же патрульно-десантный модуль – видимо, самый распространенный вариант у Себекх. Оно в общем было и понятно: раса, созданная в роли солдат, ценила прежде всего не комфорт, а функциональность.

Ярик практически запанибрата болтал с Белым Гребнем и еще парочкой конвоиров, которые жадно слушали байки из будущего. Марина же сначала немножко понервничала, – скорее по привычке – а затем подсела к Зейну.

– Как вы думаете, что нас ждет?

Зейн медленно смежил веки – как кот, подумалось девушке. Затем посмотрел на Ярослава, снова на Марину.

– Я могу только предполагать, вы же понимаете. Сет сообщила, что в соседнем секторе патруль взял группу, назвавшую себя «Секракх». Они тоже утверждают, что прибыли из будущего, дабы, цитирую, «гарантировать своим предкам гегемонию на этой планете». В их случае, как и в вашем, был засечен сигнал пространственного перехода с аномальной сигнатурой. Совпадение? Не думаю.

Марина прыснула, а когда Зейн удивленно замолчал – зажала рот рукой и сделала знак, мол, давайте дальше.

– В общем-то, это все. Я так понимаю, вам и этим «Секракх» хотят устроить очную ставку. Для сличения показаний, фиксации эмоционального фона, прояснения мотивов… И вынесения итогового решения.

Девушка побледнела. Ее губы сжались в ниточку, глаза сощурились.

– Скажите, Зейн... А насчет возвращения оружия никто ничего не говорил? Ужасно неудобно будет вцепляться в чешую ногтями.

Ее собеседник вздрогнул, затем наклонил голову набок.

– Вот теперь заметно, что у вас есть гены Себекх. Да, вы бы составили им достойную конкуренцию…

Он встал и отошел к коменданту. Сет пристально посмотрела на Марину. Марина взгляд выдержала. В этот момент рядом плюхнулся Ярик.

– Ну что, мы уже подлетаем. Чем ты так Зейна напугала?

– Ты в курсе, что нас хотят стравить с этими убийцами? – выпалила барышня на взводе.

– Ну, во-первых, они пока еще не убийцы. Хотя в нашем времени они много всяких темных делишек провернули… Но на ту группу – на тех, кого я засек перед переходом – у меня никаких данных нет. Они чисты.

Марина независимо дернула плечами, молодой человек тем временем продолжал:

– Во-вторых, никто не даст им дотронуться до тебя хотя бы кончиком когтя. Помещение будет разделено на сектора силовыми полями. Я пообщался с парнями… – он кивнул в сторону Сутекха и остальных военных. – В общем-то, почти стандартная процедура.

– И в третьих, – развивал он мысль, – это наш шанс. Мы с тобой, Мариш, должны доказать, что человечество имеет право на будущее. Как ты понимаешь, будет нелегко. Но мы должны постараться. Пожалуйста, не наделай глупостей.

Марина фыркнула:

– Кто бы говорил про глупости. Тоже мне, стратег и дипломат. Ты помнишь, как меня запугивал в самом начале?

Ярик хитро улыбнулся.

– Но ведь сработало!

Девушка хотела ответить что-нибудь язвительное, но в этот момент модуль пошел на посадку. Открылся люк, и конвоиры встали, приглашая остальных сделать то же самое. Помощник Понимающего коротко обнял девушку за плечи.

– Держись. Все будет хорошо. Банальные вещи говорю, да… Но главное в нашей ситуации – верить в эти банальности. От всей души.

На летном поле было безлюдно. Впрочем, и бессебекхно тоже. Ну почти – четыре особи конвоя и старший офицер. Возвышавшиеся вдалеке строения вызывали определенного рода разочарование – ангары как ангары, бараки как бараки. Пара будок неопределенного назначения, какие-то штыри, то ли антенны, то ли указатели. Впрочем, ровно все то же самое было на предыдущей базе, откуда их привезли. С поправкой на масштабы, конечно: за зданиями космо- и аэропорта возвышались гораздо более крупные строения, всем своим внешним видом, тем не менее, напоминавшие, что Себекх скорее прагматики, чем мечтатели.

Помещение, в которое их доставили, было достаточно обширным и чем-то напомнило Марине зал суда, в котором ей довелось побывать свидетелем по паре дел. Дела были пустяковые, а вот обстановка запомнилась. Только сидячих мест в нынешнем варианте было гораздо меньше.

Как объяснил Ярик, линии на полу обозначали границы выделенных для свободного перемещения зон. Девушка проверила – и действительно уперлась в мягкую, упругую и прозрачную стену. При входе, кстати, им оставили все личные вещи – вернули даже оружие. Видимо, у ящеров во время слушаний не возбранялось палить друг в друга в качестве аргументации, предположила Марина. А вот фиг вам, не дождетесь. Она демонстративно убрала псевдо-«Узи» в рюкзак и опустилась в кресло, скрестив руки.

Напротив сидело несколько крупных рептилий. Все в одинаковых комбинезонах, с малопонятными знаками на рукавах… Начальство, скорее всего. Ишь, важные какие. Марина уточнила у Ярослава, и оказалось, что угадала: это высшие военные чины. Все – самки. В том числе и главнокомандующая, Мать Гнезда. Девушка присмотрелась внимательнее.

«Матерью» оказалась самая невзрачно выглядящая особь. Чешуя на морде казалась выцветшей, посеревшей от возраста. Ростом Мать также не выделялась. Она развалилась в кресле, устало прикрыв глаза и, казалось, дремала. Впрочем, поправила себя Марина, с тем же успехом рептилия могла в данный момент энергично рыться в предоставленной по «туристам» информации. Технологии, да.

Зейн, Сет и даже прибывшие с базы конвоиры расположились отдельно – охрану в помещении осуществляли местные бойцы. Еще в одном секторе располагалась вторая группа незнакомых Себекх – видимо, те самые эксперты из контрразведки. А по соседству…

Марина никого из них не знала. В тот момент, когда она вбегала в зал перехода, ей некогда было оглядываться по сторонам, некогда рассматривать исчезающие в воздухе фигуры… Но сейчас девушка сразу поняла: это Секракх. Это они хотят, чтобы ее, Марины, не стало. Как и ее родителей. Как и Ярика. Как и всех остальных людей.

На плечо легла крепкая, уверенная рука. Странно, подумалось ей, а сам парень выглядит скорее худощавым. Девушка шмыгнула носом и прижалась к неожиданно ставшему родным плечу.

Ящеры выглядели помято. Оружия при себе у них не было. Один из них не мог даже сидеть – его уложили на достаточно удобно выглядевшую кушетку. Они что, сопротивлялись при аресте? Похоже на то.

Наконец, одна из рептилий, наделенных властными полномочиями, встала. Марина невольно потянулась повторить движение, но Ярик ее удержал.

– Нам предстоит принять сложное решение, – без обиняков начала поднявшаяся. – И мы не должны допустить ошибки. Если прибывшие из будущего предоставили достоверную информацию, то сейчас мы решаем судьбу как своего народа, так и еще не появившейся на свет расы. Прошу всех ответственных, – она оглянулась по сторонам, – быть объективными.

Ящерица села. Остальные самки как по команде повернули головы в сторону группы экспертов. Те перемигнулись, пошевелили хвостами, и один из них взял слово:

– С дозволения Матери. Два дня назад мы засекли в секторе… – озвученные координаты звучали, как абракадабра, – выброс энергии, по сигнатуре схожий с выходом десантного телепорта, но с незнакомыми искажениями и избыточный по амплитуде. Прибывшая в район патрульная команда встретила вот эту группу особей, – он указал на мрачных и насупленных Секракх, – которые заявили, что прибыли из будущего с важной задачей. Во время процедуры сканирования и идентификации возник конфликт, поскольку группа несла нестандартное вооружение и отказалась его сдать на время задержания. Часть патрульных пострадала, были вызваны подкрепления. В итоге чужаки были интернированы.

– Ох, какие же идиоты! – прошептал Ярослав. – Впрочем, это нам на руку.

Марина задрала бровь, юноша пояснил:

– Привыкли, видимо, работать в окружении врага – то есть, нас, – и по привычке начали палить во все подряд. А у местных особо не забалуешь – это тебе не казацкая, пардон, «секракхская» вольница…

«Особист» тем временем продолжал:

– Оружие и дополнительные устройства были изъяты, нейросети заглушены, медицинская помощь оказана. В ходе допроса было выяснено, что с достоверностью в девяносто семь процентов нарушители верят в то, что говорят. Детальные материалы по делу я переслал в Гнездо для ознакомления.

Одна из самок повела лапой – это означало подтверждение. Эксперт коротко кивнул и замолчал. Теперь была очередь Сет.

– С позволения Матери. Так же около двух дней назад патрульные моей базы…

Ярик подобрался.

– Вот сейчас она закончит – и начнется самое интересное. Главное – ничего не приукрашивать. И не пытаться их обмануть.

Желания возмущаться по поводу необоснованных подозрений не было и в помине. Марина тоже собралась и закусила губу. А Сет тем временем закончила рассказ. Он бы по-военному сух – только факты, никаких оценочных суждений. Ярослав опять прокомментировал:

– Ну что, «нарушителями» нас не назвали. «Чужаками» тоже, хотя уж казалось бы. Это хорошо. Так, сейчас по идее должны вызвать меня…

Но вместо этого поднялся тот из Секракх, который все это время лежал на кушетке. Он болезненно покачался в сидячем положении, поддерживаемый парой других ящеров, затем собрался с силами и встал.

– Это не нужно, – заметила одна из самок.

– С позволения Матери… – прохрипел тот. Главнокомандующая не отреагировала.

– С позволения… Мы только выполняли приказ. Но это должно было быть осуществлено. Иначе вот они, – он ткнул когтем в сторону Марины и Ярика, – заполонят планету. Они как чума. Они могут приносить потомство каждый год. А Создатели будут требовать не вмешиваться, не лезть, не влиять… Вы можете дезинтегрировать нас за неподчинение. Но не дайте им…

Раптор закашлялся, его уложили обратно. Марина не заметила, как сама встала, сжав кулаки – столько ненависти было в словах чешуйчатого оратора. Ассистент Понимающего еле усадил ее обратно. Самки-командующие переглянулись.

Неожиданно заговорил Зейн. Ярик аж впился взглядом в лицо «старого-нового» знакомого.

– С позволения главнокомандующей, – ага, значит, «Мать Гнезда» она только для своих, – я к данной ситуации имею косвенную причастность. Уважаемая командующая пограничной базой, комендант Сет, вызвала меня, когда я составлял базовую альфа-версию словаря боевого жаргона народа Себекх. Она сообщила, что задержанные при странных обстоятельствах представители неизвестной расы упомянули мое имя. И даже предоставили однозначные данные для моей идентификации. Мне стало любопытно. В глубине души я был уверен, что произошла какая-то ошибка.

Чужой замолчал на мгновение, обвел взглядом присутствующих, убедился, что ему верят, и продолжил:

– Поэтому я пообщался с присутствующими здесь Ярро – точнее, Ярославом – и Мариной. И самостоятельно произвел семантический анализ структуры нашего с ними разговора. Он совпадает с данными эмоционально-поведенческого контроля: эти Люди не лгут. Я далек от мысли указывать уважаемой главнокомандующей, что стоит делать, а что делать не стоит. Но мне кажется, в словах Людей есть резон. Я понимаю их стремление защитить, обеспечить будущее своего вида. Наверное, Ярро прав – в перспективе я действительно мог бы стать Понимающим… Впрочем, это к делу не относится, прошу меня простить.

Зейн замолчал. Выглядел он при этом задумчиво. Ну, насколько можно было судить по его нечеловеческому лицу. Мать Гнезда пошевелилась и открыла глаза. Она смотрела на Ярика.

– Говори, – прошелестело в воздухе. Молодой человек пожал плечами.

– С позволения главнокомандующей, говорить-то особо и нечего.

Возникла пауза. Верховные самки недоуменно дергали хвостами. Зейн вдруг ухмыльнулся – знакомо, как в самый первый раз.

– Поясни, – снова раздался еле слышный голос. Ярик послушно развел руками.

– Информация, которую изложили все присутствующие, исчерпывающа. Я не могу ничего добавить или убавить. У меня нет никаких претензий к командиру патруля, – кивок головой в сторону Белого Гребня, – к коменданту базы, – теперь в сторону Сет, – и даже к нашим… оппонентам, – он повернулся к группе Секракх и понимающе, с уважением поклонился. Сидящий на койке, очевидно, лидер команды, молча скрестил лапы на груди. Ярослав продолжал:

– Все дело в недопонимании между нами. В истории человечества такое происходило сплошь и рядом: одни не могли или не хотели выслушать других. Не могли или не хотели попытаться понять. Попытаться договориться. После чего начинались конфликты, войны, геноцид… Мне кажется, глупо спорить и пытаться друг друга уничтожить там, где можно плодотворно сотрудничать.

Он сделал паузу. Все слушали очень внимательно. Тогда молодой человек повел раскрытой ладонью и резюмировал:

– Впрочем, я пока не знаю, чего на самом деле хотите вы сами. Быть может, вам кажется иначе. Тогда – я готов вас выслушать, – и он сел обратно.

Теперь тишина затянулась. Ярик снова пожал плечами… Тут Мать Гнезда указала на Марину.

– Скажи свое слово.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 19

Марине еще никогда не было так страшно. Даже когда на нее напали в собственной квартире. Даже когда она бежала под огнем пары десятков Солдат Улья и Секракх. Даже когда поняла, что они с Яриком остались единственными представителями Человечества за миллион лет до своего рождения. Но нужно было что-то сказать. Только вот что?

Самым навязчивым и регулярным кошмаром, из тех, что обычно вкрадываются в утреннюю дрему и портят весь оставшийся день, для Марины был сон про экзамены. Иногда, впрочем, это заменялось сдачей курсовой или написанием контрольной работы. Будто бы ей вдруг срочно, без малейшей подготовки надо написать или рассказать о том, о чем она не имеет ни малейшего представления, а преподаватель, во сне имеющий черты лица, скопированные со всех недоброжелателей разом, сидит, укоризненно смотрит ей куда-то в область декольте и еще подначивает, гад такой. Прямо сейчас ощущения были болезненно схожи – до степени смешения.

– Уважаемая Мать… Ой, я, наверное, не имею права вас так называть. Простите.

Главнокомандующая поощряющее кивнула.

– Не критично. Продолжай.

Девушка обхватила себя за плечи.

– Вы знаете, я совершенно ничего из этого не хотела… Никаких приключений, никакой стрельбы, никаких всепланетных заговоров и путешествий во времени. Я всегда хотела просто жить, работать, иметь свой дом, семью, детей… – она покосилась на молодого человека. – Но мне не оставили выбора. Точнее, выбор-то был… Но я не смогла поступить иначе.

– Честно говоря, я все это время ненавидела вас, всю вашу расу, – в зале раздались недовольные голоса, но Мать Гнезда вскинула лапу, и все утихло. – А теперь понимаю: дело не в наличии или отсутствии чешуи, хвоста или клыков. Я бы никогда не смогла себе представить, что буду вот так сидеть и спокойно разговаривать с существом, которое древнее всей истории человечества. Но теперь, после всего произошедшего, мир стал для меня… шире. Как будто я все это время жила в коробке. А потом вылезла и оглянулась по сторонам.

Она вздохнула и покачалась с пятки на носок. Все молчали. Ярик смотрел на нее как-то по-новому – с откровенным любопытством и неким даже удивлением. Марина сцепила ладони и снова обратилась к главнокомандующей:

– Так вот, мне кажется, что мы все как бы сидим в своих коробках и не решаемся выглянуть наружу. Тут вот много говорили о том, что произошло: цифры, факты… Я достаточно имела дел с цифрами и фактами в своей жизни. В итоге всегда оказывается, что не они являются главным. Главное – что будет дальше. Даже если мы, люди, просто неудачный эксперимент – мы очень хотим жить. Я, – она сделала ударение на этом слове, – я очень хочу жить. Может, даже увидеть родных… Когда-нибудь. Дайте нам шанс. Пожалуйста.

В наступившей тишине было слышно, как снова заскрипела лежанка раненого Секракх. Марина обернулась на звук. Тот снова стоял, опираясь одной из лап на койку.

– Я ошибался… – голос его был еле слышен. – Мы все ошибались… – ящер заперхал, его заколотил кашель, но он отмахнулся от попыток уложить себя обратно. – С позволения Матери Гнезда… Если это возможно… Простите нас. Мы… Мы тоже просто хотели жить. Очень.

Он с трудом поклонился. Ярослав тут же вскочил и поклонился в ответ. Марина закусила губу, но повторила движение. Встал Зейн. Встала Сет. Встал Белый Гребень и остальные патрульные. Каждый из них по очереди совершил вежливый, уважительный, исполненный достоинства поклон. Последней встала Мать Гнезда.

– У меня нет причин сомневаться в искренности называющих себя Людьми. У меня нет причин сомневаться в искренности называющих себя Секракх. Мы понимаем мотивы и логику наших потомков – и наших, вероятно, будущих соседей по планете. Вместе с тем я хочу напомнить всем, что мы сами появились на свет благодаря нашим Создателям. Каковы бы ни были их побуждения – нам дали возможность существовать. Я не имею права отнять такую же возможность у Людей. И я не хочу этого делать. Мы закончили.

Встала другая самка.

– Именующие себя Секракх: вы будете направлены на принудительную дисциплинарную коррекцию с поражением в гражданских правах на срок, который будет оговорен позже. Именующие себя Людьми…

Ярик замахал руками и перебил говорящую:

– У меня один вопрос. Можно?

– Излагайте, – раздраженно проворчала та.

– Я правильно понимаю, что до последней пары дней среди вас не было группы или организации, которая называл бы себя так же, как наши оппоненты?

– Именование «Секракх» не относится ни к одному воинскому или гражданскому подразделению нашего народа, – отчеканила рептилия. Ярослав кивнул.

– Отлично, благодарю за информацию. Тогда у меня еще вопрос: кто несет ответственность за наше рождение? Проще говоря – откуда мы взялись?

Мать Гнезда подошла к Ярику и уставилась прямо в глаза. Вблизи было видно, насколько она уже стара – чешуя блеклая, истертая, глаза белесые. Шрамы на шкуре – там, где она не прикрыта формой. Кончик хвоста словно срезан – да так оно, видимо, и было когда-то. Молодой человек непроизвольно отступил назад, буквально на полшага.

– Я поняла суть вопроса, – прошелестела рептилия. – В докладе, сделанном с твоих слов, упоминается, что Секракх провели диверсию в лаборатории Создателей. Этот момент меня озадачил – до прибытия наших нерадивых потомков мы действительно и не помышляли о подобном акте.

Она махнула лапой в сторону «террористов», которых в данный момент выводили из зала. Ярослав покосился в ту сторону и задумался.

– Нестыковочка получается... Но если не они и не вы, то кто?

Марина непонимающе подергала спутника за рукав.

– Слушайте, вы о чем вообще? Опять какие-то проблемы? Ну сколько можно…

Молодой человек обернулся и обнял ее за плечи.

– Спокойствие, только спокойствие. Я думаю, с поддержкой многоуважаемой главнокомандующей мы все решим. В конце концов, она-то как никто должна разбираться в вопросах сохранения и преумножения вида.

Мать Гнезда практически по-человечески кивнула и задумалась. В этот момент подошел Зейн.

– Прошу меня простить, что я невольно лезу не в свое дело…

– Да не сказал бы, – хмыкнул Ярик. – Теперь вы вполне можете считать, что увязли в нем по уши. Впрочем, простите: у вас же нет ушных раковин. Это такая фигура речи.

Зейн кивнул и продолжал:

– Так вот, мне пришла в голову мысль: а почему бы вам… Точнее, уже нам не связаться с Ульем?

Марина закатила глаза.

– Опять муравьи… Если бы вы знали, как я боюсь насекомых!

– Кстати, интересно, не в генетической ли памяти о Создателях кроется этот иррациональный страх? – задумчиво протянул молодой человек. – Впрочем, мы отвлеклись. Идея, высказанная Зейном, мне кажется любопытной. По крайней мере, я понимаю, к чему он клонит. Вопрос только в том, согласятся ли Королевы на нашу просьбу.

– Любую вашу просьбу поддержу я, – категорично скрестила лапы на груди главнокомандующая. – Более того, если Улей откажется, я готова предоставить наши собственные лаборатории. Мы, конечно, были созданы как солдаты, но Ярро верно заметил – в вопросах продолжения рода самки Себекх разбираются, как никто.

Она махнула лапой, и кто-то из младших чинов энергично устремился к дверям. Марина тем временем ощутила, что зверски устала и голодна. Девушка села обратно в кресло и начала рыться в рюкзаке в поисках полевого рациона. Мать Гнезда озадаченно моргнула, а затем поинтересовалась.

– Ты точно хочешь есть эту гадость?

Вопрос был настолько неожиданный, что Марина застыла с пайком в руках. А рептилия тем временем продолжала:

– Я предлагаю переместиться в мой кабинет. Еду принесут туда. Мы научились готовить пищу не только для поддержания боевой формы, но и для удовольствия. Уверяю, она будет максимально совместима с вашей физиологией.

Ярик азартно потер руки.

– Мариш, соглашайся. Когда еще удастся такую экзотику попробовать?

Девушка фыркнула:

– Последние несколько суток в моей жизни и так одна сплошная экзотика. Простите, уважаемая Мать, не хотела вас обидеть. Это все так неожиданно…

Рептилия почти усмехнулась.

– Я тебя понимаю. Прекрасно понимаю…

Обстановка в покоях главнокомандующей была такой же спартанской, как и у коменданта базы – минимум удобств, максимум практичности. Впрочем, Марина не жаловалась – ей было некогда. Она с аппетитом налегала на принесенные блюда: судя по вкусу, это было мясо, тушеное с овощами, фрукты и отвар каких-то трав. Ярослав сразу же начал расспрашивать о составе и происхождении продуктов, но девушке было не до того.

Через некоторое время после окончания трапезы одна из стен осветилась, и перед ними возникло объемное изображение здоровенного гуманоида, заросшего шерстью практически целиком, кроме лица. Пурушу, догадалась Марина. Мать Гнезда, не вставая с кресла, приветственно качнула головой.

– Искренне и несомненно рада видеть вас, Достаточно Уважаемый Тжен Горру. Как я понимаю, вам поручено представлять и транслировать этот разговор для Совета Королев Улья.

Йети с достоинством поклонился и взбил пышные бакенбарды.

– Несомненно и искренне счастлив лицезреть всех присутствующих. Да, именно это поручено мне – вследствие вашего запроса на беседу с Советом. Королевы – и я – вкратце ознакомлены с сутью дела. Также подключены коллективные сознания ведущих генетиков и биоинженеров лабораторий, о которых шла речь. Дело представляется Королевам крайне интересным и необычным. Не могли бы представители Человечества еще раз изложить свою историю – развернутый вариант?

Марина украдкой вздохнула. Ярик похлопал ее по плечу, кивнул голограмме и начал рассказывать…

Когда подошла очередь, свою часть повествования Марина изложила все-таки скорее тезисно. Постаралась обойтись без эмоциональных оценок и собственных переживаний по поводу происходящего – только еще раз уточнила, что очень хотела бы вновь повидаться с родителями. Втайне девушка надеялась, что у высокоразвитых Создателей тоже найдется какая-нибудь, хотя бы самая завалящая «машина времени»…

Достаточно Уважаемый Тжен Горру слушал внимательно, не перебивал, вопросы задавал исключительно по делу и только тогда, когда это было уместно. Зейн, присутствовавший в силу своей причастности, явно делал какие-то пометки – наверное, для будущих исследований. Когда же все закончили, Пурушу снова поклонился, почесал в затылке и попрощался – Королевам, как пояснил он, требуется время на обсуждение.

Ярик удовлетворенно откинулся на вполне комфортабельном диване.

– А почему вы с Зейном, собственно, не представили вашу идею? – проворчала Марина. – Опять сплошная болтология. Я уверена, что эти Королевы и так знакомы с нашими историями.

Мать Гнезда щелкнула челюстями.

– На территории Гнезда нет шпионов или следящих устройств Улья. Таков был договор. Кроме того, мы регулярно проводим проверки.

– Ой, простите… Ну вот, опять я какую-то ерунду говорю, – покраснела девушка, но Ярослав ободряюще улыбнулся.

– Нет, вовсе не ерунду. Королевы, несомненно, были проинформированы самой Матерью Гнезда, – та утвердительно моргнула третьим веком. – Но им нужны были собственные впечатления. Так же как Себекх, они доверяют, но проверяют. Ты думаешь, картинка и прочие параметры транслировались только этому мохнатому дипломату? Уверен, их аналитики и ксенологи уже вовсю разбирают нас по косточкам – виртуально, естественно.

Зейн вежливо наклонился к молодому человеку, когда тот закончил.

– Скажите, Ярро, а у вас остался этот ваш «чай»? Я бы не отказался еще раз попробовать, пока нам приходится ждать.

Мать Гнезда заинтересованно махнула хвостом.

– Чай? Это что-то из вашей кухни?

Ярик удовлетворенно подмигнул Марине и начал копаться в торбе. Но в этот момент прозвучал сигнал вызова, и снова появилось изображение Пурушу.

– Королевы приняли решение. Они приглашают Людей и заинтересованных сопровождающих в ближайшую лабораторию. Если представители Человечества будут не против, у них возьмут образцы тканей для генетического анализа. Вы согласны?

Часть 1. Служба поддержки. Глава 20

При слове «лаборатория» Марине представлялось невысокое здание, построенное классическим прямоугольником. Внутри – прямые коридоры и светлые комнаты, отделанные кафелем. Все это уставлено столами с непонятными приборами и наполнено молчаливыми людьми в белых халатах, занимающимися чем-то малопонятным. Поэтому, когда все тот же универсальный десантный транспорт высадил их возле какого-то непонятного холма, возвышавшегося посреди огромного каменистого пустыря, девушка сначала даже не осознала, что они уже прибыли на место. А потом вспомнила: ну да, огромные муравьи, все верно – где же им еще жить и работать, как не в муравейнике?

Правда, встречать их вышел все тот же Тжен Горру. Даже охранников-Солдат у входа не оказалось. Впрочем, это вскоре разъяснилось.

– Снова готов выразить искренность и несомненность своей радости от нашей встречи, происходящей на сей раз наяву, – Йети с достоинством пригладил шерсть на подбородке. – Коллективный разум руководителя лаборатории поручил мне провести вас в специально подготовленное помещение. В нем он сможет общаться с вами при помощи голопроекции, не смущая сложностью взаимодействия с несколькими особями сразу. У вас ведь нет такого опыта? – обратился он к Ярославу и Марине.

– С многокомпонентными личностями Улья я пока не общался, – пожал плечами молодой человек, – Но доводилось встречаться и взаимодействовать с Рыцарем. Правда, он был в гуманоидной форме.

– В какой форме? – не понял Горру.

– Ну, как мы с вами. Две руки, две ноги, прямоходящие млекопитающие… Хотя последнее не обязательно. Условно к этой форме можно отнести даже Зейна и расу Себекх, – Ярик повел рукой вокруг. – А название происходит от слова из одного из наших языков, обозначающего «человек». Да, мы, Люди, привыкли все мерять по себе – наверное, потому что мало знакомы с иными «мерами».

– Как интересно, – задумался шерстистый переговорщик. – Но это можно обсудить позже. Прошу вас, следуйте за мной.

Марина, за все время диалога не проронившая ни слова, с любопытством озиралась вокруг. В принципе, на боевом катере Улья она уже успела убедиться: если что-то должно выполнять определенную функцию, то выглядеть оно будет примерно одинаково у всех рас – даже у членистоногих. Вот и внутреннее убранство лаборатории пока не вызывало никакого недоумения, восторга либо отвращения. Коридоры как коридоры. Ну, скругленные. Ну, низковатые. Ну, какие-то странности с освещением. А так… Наверное, порог впечатлений, за которым человек устает удивляться, уже был давно и успешно пройден.

Овальный зал, куда их привел Достаточно Уважаемый Тжен Горру, был вполне уютным. Стены выглядели, будто их сплели из древесных стволов, хотя, конечно, это было не так. Диванчики и кресла подходили всем – и Людям, и Зейну, и даже Сет. Последняя присутствовала по поручению Матери Гнезда, и ее сопровождала группа почетной охраны. Возглавлял подразделение, конечно же, Сутекх Белый Гребень. В общем, все были уже практически «свои».

Как только они расселись, появилось изображение. Марина еле сдержала взвизг – все-таки страх перед насекомыми просто так никуда не денется. Однако особь на голограмме выглядела достаточно мирно, хоть и странно – даже для обитателя Улья. Фасетчатые глаза были заменены на целый «венец» сенсоров и датчиков, тулово расположено под прямым углом к брюшку, естественные конечности и мандибулы дополнены искусственными манипуляторами. Впрочем, все они были сложены и подтянуты к грудине. Панцирь выглядел белесым и мягким.

– Доброго времени суток всем присутствующим, – прозвучал явно синтезированный голос и тут же пояснил. – Часть из нас находится в другом часовом поясе, но подключена к разговору. В качестве оратора выступает старшая особь этого коллектива. Вы можете называть нас Ответственный. Представители Человечества согласны на проведение исследований?

– А это будет очень больно? – не выдержала девушка. Ярослав, который уже успел украдкой приобнять ее за плечи, хотел что-то сказать, но голограмма Ответственного успела раньше.

– У вашего вида низкий болевой порог? Это не страшно – пробы будут несущественными относительно общей массы тела. Заметных повреждений тканей не произойдет. Так вы согласны?

Ярик махнул рукой, привлекая внимание к себе.

– Абсолютно. Мариш?

Девушка замялась, но кивнула.

– Да. Если надо – значит, надо.

Фигура «муравья» повела усиками.

– Благодарю. Аппаратуру сейчас доставят. Постарайтесь не волноваться, у млекопитающих это влияет на гормональный баланс.

– Скорее наоборот, – усмехнулся молодой человек, и Марина с наслаждением ткнула его в бок.

Комплекс для взятия биологического материала действительно доставили – вернее, он прибыл практически своим ходом, на низкой платформе с небольшими бортиками. По виду устройство напоминало телефонную будку – только дверцы и стенки были абсолютно непрозрачными. Размеры «будки» на глаз были такими, что поместиться в ней мог даже широкоплечий Тжен Горру. Видимо, данный экземпляр и был предназначен для исследования Пурушу – в первую очередь.

Ярик встал, поцеловал вскочившую следом Марину в щеку и отважно шагнул в сторону комплекса. Изображение Ответственного повернулось вслед за ним.

– Процедура предельно проста. Заходите, расслабляетесь, ждете сигнала, выходите. Все пробы берутся силовыми щупами. Вы, скорее всего, ничего не почувствуете – разве что у вас очень развитая нервная система. Нейросеть просим дезактивировать. Хотя бы высокоэнергетические системы.

Молодой человек пожал плечами, еще раз обнял Марину и направился к устройству. Передняя стенка предусмотрительно разъехалась, и Ярослав забрался внутрь.

Вышел он довольно быстро – не прошло и пятнадцати секунд. Демонстративно потирая задницу и охая, он под недоуменными взглядами остальных добрался до диванчика. Затем не вытерпел и ухмыльнулся.

– Простите, эта шутка и вправду неудачна. Нет, Мариш, честно, совершенно не больно. И не смотри на меня так! Ну да, дурак, знаю. Что уж там…

Девушка фыркнула, гордо отвернулась и направилась к машине.

Пока вокруг нее еле слышно гудело и пощелкивало, – действительно, совершенно никаких неприятных ощущений, лишь пару раз зачесались плечи и почему-то основание шеи – в голове успели промелькнуть довольно неожиданные мысли. Вот она оказалась где-то за миллион лет от родного дома, от Стеллы Ивановны и даже от почти любимой работы. Вот ее сначала чуть не убили, потом еще раз чуть не убили, потом еще… Вот она решает судьбу собственного вида, сидя за одним столом (фигурально, конечно) с такими кошмарными типами, что давешние бандиты кажутся родными милягами.

А теперь, уважаемые знатоки, внимание, вопрос: как это она еще в обморок не свалилась? Приличной девушке вообще-то полагается. Вывод из этого может быть только один: поскольку считать себя неприличной – совершенно очевидно фу и не вариант, стоит пересмотреть свой подход ко многим вещам…

В течение ближайшего получаса Ответственный задавал (или, вернее, «задавали») Ярику и Марине уточняющие вопросы насчет особенностей человеческой анатомии и физиологии. Если ассистенту Понимающего в этом деле помогала оказавшаяся в загашнике медицинская база данных, которую предусмотрительно подсунул перед вылетом все тот же Зейн, то Марина смогла удивить глубиной своих познаний в данной сфере.

– Я подумывала на биолога учиться сначала, – смущенно пояснила она в ответ на поднятую бровь Ярика.

Наконец голограмма закончила со сбором информации, снова пошевелила усиками и предложила:

– Если вы устали, мы можем предложить вам и вашим сопровождающим отдохнуть и подкрепиться. Насколько мы понимаем, вы употребляете в пищу стандартные белковые рационы?

– Да, конечно, – качнул Ярослав головой. – Но мне хотелось бы узнать, каковы будут предварительные результаты. А пожевать мы можем и в процессе.

– Это возможно, – согласилось изображение. – Если вкратце: вы, несомненно, очень близки по анатомии и физиологии ко всем нашим созданиям. В геноме также присутствуют элементы, взятые из ДНК как Пурушу, так и Себекх. В то же время, мы можем с уверенностью утверждать, что ни в одной из лабораторий Улья не велись работы над подобным видом. Изложенная вами версия о террористической атаке и намеренном смешении геномов Пурушу и Себекх выглядит жизнеспособной гипотезой с вероятностью восемьдесят четыре процента. Но, как нас уведомили, народ Себекх не планирует подобных акций. А террористы Секракх успешно интернированы и обезврежены.

Подносы с мисками, стаканами и прочими емкостями прибыли на все той же платформе. Ярик наклонился над своей порцией, зачерпнул, попробовал. Почти безвкусно, но питательно. Рядом слегка скривилась Марина – она-то после обеда у Матери Гнезда рассчитывала, что в Улье тоже умеют готовить.

– И тем не менее, ваш вид существует, – продолжал Ответственный. – Это несомненный факт. Совет Королев приказал нам оказывать вам все возможное содействие, чтобы временная петля оказалась замкнутой. Так же мы были проинформированы, что у вас есть какие-то соображения по этому поводу.

– Все очень просто, – молодой человек отставил «первое» и взялся за питье. – И достаточно банально. У вас же есть мы? Вот мы и станем «родителями» нашего вида.

Сначала Марина даже не поняла, о чем идет речь. Затем сообразила и поперхнулась «супом».

– Эй, эй, стоп! – замахала она руками. – Минуточку! Ты кое-кого забыл спросить!

Ярик ухмыльнулся, вроде в своей привычной манере, но при этом как-то печально.

– Ну хорошо, я тебя слушаю. Какие у нас есть варианты?

Девушка, выражаясь языком айтишников, «зависла». А ведь он прав. Этот наглый, самоуверенный, заносчивый тип в очередной раз оказался прав – вот что возмущало Марину больше всего. Кому, как не им? Других кандидатов на эту роль в округе не наблюдалось.

– Ну, может, ваши генетики что-нибудь сами намудрят? – беспомощно уставилась она на голограмму. Та снова пошевелила усиками, переступила, повертела головой.

– Мы бы не хотели рисковать. Хотя, конечно, можно было бы попробовать. В любом случае, вы не будете родителями в прямом смысле. Мы возьмем более обширный спектр проб, в том числе и половые клетки. Разработаем программу создания генетически вариативной популяции. Вырастим первых особей, понаблюдаем, сделаем выводы…

– У меня… Точнее, у нас есть условие! – вмешался Ярослав.

– Какое? – уточнил Ответственный. Молодой человек рубанул ладонью воздух.

– Полная свобода воли и выбора. Право на самоопределение. Право жить так, как мы, Люди, захотим. Даже если мы будет казаться вам глупыми, нелепыми или жестокими. Мы хотим свою историю. Свой мир. Свои ошибки и свой опыт.

– Но тогда… – голограмма замерла и замолчала, а затем осторожно поинтересовалась: – Скажите, вы знали о программе Большого Переселения?

– Конечно, – улыбнулся Ярик. – Мы же из будущего. Для нас это уже произошло.

– Совет Королев приказывает нам проинформировать Человечество в вашем лице, что все условия будут соблюдены, – синтезатор голоса даже умудрился прозвучать торжественно. В этот момент встала все это время молчавшая Сет.

– Мать Гнезда уполномочила меня передать, что мы, народ Себекх, тоже вскоре планируем двинуться в поисках новых миров. Все-таки нам здесь уже тесно. К тому же, в перспективе грядут серьезные перемены климата… Человечество не будет испытывать влияния с нашей стороны – впрочем, за всех Мать Гнезда поручиться не может. Пример Секракх может кого-то вдохновить…

– Улей оставит наблюдателей, – заверил Ответственный, – для регуляции подобных случаев.

Сет прислушалась, затем кивнула.

– Мать Гнезда согласна.

Достаточно Уважаемый Тжен Горру совсем по-человечески пожал плечами.

– Куда Создатели, туда и мы. Впрочем, нам было даровано право выбора. Некоторые захотят остаться – мы любим этот мир. И хотели бы приглядывать за «младшими братьями».

Ярик снова улыбнулся и повернулся к Марине.

– Ну, ты же хотела детей?

Та не выдержала и хихикнула:

– Ну да, не менее девяти миллиардов пра-пра-пра… и еще кучу раз пра-правнуков! А представляешь, если они все соберутся в гости на бабушкины пирожки?

Парень прыснул, и через мгновение они оба уже безудержно хохотали, обнявшись и повалившись на диван. Зейн, подошедший что-то спросить, вежливо дождался окончания этого приступа веселья, а затем уточнил:

– Вы точно уверены, что я стану Понимающим?

Вытирая слезы и шмыгая носом, Ярик кивнул.

– Абсолютно. Иначе и быть не может.

Чужой задумался. Затем подал руку, и молодой человек ее торжественно пожал.

– Что же, тогда мне придется многому научиться, – заключил будущий Понимающий. – Потом пройти омоложение, лечь в криосон, дождаться, когда у вас появится цивилизация… Я буду просыпаться, знакомиться с бытом и нравами ваших «предков-потомков». И снова засыпать. Но мы встретимся с вами, Ярро. И с вами, Марина. Мы обязательно встретимся.

– С «тобой», – поправил ассистент Понимающего, – мы уже давно на «ты». Это более личная и близкая форма обращения… – он подумал, и добавил: – Шеф.

Часть 1. Служба поддержки. Глава 21

После того, как дополнительные пробы были взяты, Ярослав и Марина как следует отдохнули – в другом помещении, меньшем по площади и с парой вполне удобных лежанок. Они успели попрощаться с Зейном, Сет и прочими Себекх. Затем к ним снова пришел Тжен Горру.

– Совет Королев приказал предоставить вам возможность вернуться в ваше время, – деловито и почти буднично объявил он после обычного приветствия.

Девушка радостно подпрыгнула, а Ярик не менее деловито поинтересовался:

– А в чем здесь интерес Совета Королев?

– Я думаю, об этом вопросе вам лучше поговорить с коллективным разумом темпоральных физиков, которые недавно были подключены к решению вашей проблемы, – вежливо покачал головой Йети. – Я бы не хотел исказить смысл их пояснений своей некомпетентностью.

Люди в сопровождении Пурушу вернулись в знакомый зал. Голограмма «муравья» уже выглядела иначе, хотя Марина не взялась бы сказать, в чем состоит разница. Это был образ особи-физика.

– Вас интересуют причины, по которым мы рекомендовали совету Королев замкнуть данную петлю времени, – без обиняков начал тот. – Эта информация не рекомендована к разглашению, но для вас сделано исключение ввиду вашей роли в происходящем. Проблема причинно-следственных связей состоит в том, что они не односторонни.

– Не поняла, – искренне призналась Марина. – Вы не могли бы пояснить?

– Поясняю, – почти равнодушно изрекла голограмма, – на следующем примере. Если бы вы не появились в нашем времени и не попросили обеспечить ваш вид возможностью для появления на свет – в будущем планета, скорее всего, опустела бы. В данный момент уровень кислорода в атмосфере снижается, климат становится более холодным и нестабильным. Остались бы редкие поселения Пурушу и Себекх – мы в курсе их программы Конкисты.

Перед «муравьем» возникла знакомая Ярославу карта с расположением ближайших звездных систем. Даже стрелки были, в общем, все те же. Он сдержанно кивнул, а физик развивал мысль дальше:

– Но подобное массивное возмущение пространственно-временного континуума не могло бы не вызвать резонанса в структуре временного потока. Это с большой вероятностью привело бы к катастрофам космического масштаба в пределах гравитационного колодца нашей звезды. Причем эти катастрофы, произошедшие уже в нашем прошлом, привели бы к нарастанию турбулентности в потоке. Мы разработали несколько моделей развития ситуации. И результаты нам не понравились. Поэтому отныне и впредь мы намерены максимально аккуратно замыкать любые возникшие петли подобного рода.

Марина только теперь заметила, что слушает, раскрыв рот от изумления. Ярик также выглядел ошарашенным. Даже Тжен Горру утратил свою обычную невозмутимость.

– И все-таки, зачем нам отправляться домой? Не то чтобы я не хотел – просто мне хочется понять, – опомнился молодой человек. Физик пощелкал хелицерами.

– Само ваше присутствие здесь и сейчас уже вносит определенные искажения. Вы должны были появиться, стать собственными предками, а затем исчезнуть – вот что показали наши расчеты. Причем исчезнуть из этой петли и вернуться в свое время. Иначе все вернулось бы к сценарию, о котором мы уже говорили: резонанс, возмущения, снова резонанс…

– Все, все, я понял, – Ярослав замахал руками. – Мы готовы. Верно?

– Я так уже давно готова, – закивала Марина. – Это тебе любопытство жить спокойно не дает.

– Естественно, – широко улыбнулся парень. – У меня же шило в… Ну, ты поняла.

Голограмма стрекотнула, привлекая внимание.

– Ваш переход почти готов. Я запускаю?

– А нам надо куда-то идти? – поинтересовался Ярик.

– Да, вы должны будете физически совместиться с визуально обозначенной границей перехода, – пояснил физик. – А вот и она.

Перед людьми возник слегка мерцающий овал зеленоватого цвета.

– Это исключительно для удобства в ориентации, – заметила голограмма. – Впрочем, вы должны быть в курсе, что в видимом спектре переход почти не фонит.

– Да, ходили уже, было дело, – небрежно бросил Ярослав и взял Марину за руку. – Ну что, как говорил Гагарин, «поехали»?

Девушка немного поморщилась от воспоминаний, но затем решительно последовала за своим спутником. И только в последний момент ей пришла в голову опасливая мысль.

– Слушайте, а куда мы…

Договорить Марина не успела. Они с Яриком оба оказались в до боли знакомом кабинете. На краешке стола полусидел Зейн и держал в каждой руке по кружке. Он демонстративно посмотрел на часы.

– Ну, хоть в этот раз ты вовремя. Марина, доброго вечера. Чаю?

***

Выражение лица у Стеллы Ивановны было довольным. Марина на всякий случай подобралась. Зейн, конечно, предупредил, что остатки Секрах были нейтрализованы, а финансовые данные «ЛокиТрейд» обработаны и возвращены владельцам в целости и сохранности, но мало ли… За последние несколько дней девушка научилась тому, что в любой момент мир может взять и покатиться в тартарары. Это смущало, но в то же время тонизировало.

– Мариночка, как же я рада, что все мои подозрения не оправдались! – с облегчением откинулась на спинку кресла начальница. Ее подчиненной пришлось призвать на помощь все свое самообладание и выдержку, чтобы случайно не хмыкнуть, не закатить глаза и не расхохотаться. Да уж, не оправдались, ага. От слова «совсем».

– Замдиректора «ЛокиТрейд» звонил и очень благодарил за, цитирую, «своевременную и компетентную помощь». Что там у них было, нестыковки какие-то? Впрочем, с их стороны претензий нет, сплошные расшаркивания. Налоговая тоже без вопросов – я осторожно прощупала через знакомых. Оплата проведена, тебе полагается премия за переработки… Продолжай в том же духе!

Девушка вежливо кивнула и вышла из кабинета. Ах, Стелла Ивановна, знали бы вы… «В том же духе» – это снова беготня, стрельба, бесконечное напряжение, усталость, беседы с Чужими… Ну и что, что они, по сути, «родственники» и соседи по планете? Ой, нет, нет и еще раз нет. Хотя…

***

Ира волновалась. Рустам пропал и не звонил уже второй день. Какой-то из его, видимо, родственников в итоге поднял трубку телефона и пробурчал нечто невразумительное на родном языке – отчего у девушки снова разболелась голова. Совсем как тогда, возле ТРЦ, когда они вместе с Яриком… Кстати. Ярик!

Она отругала себя за недогадливость. Естественно, надо было сразу же позвонить этому балбесу. Да, он, скорее всего, все еще дуется на нее, – мальчики всегда капризничают – но если врубить женские чары на полную, не устоит самый суровый бука.

– Да, привет? – голос у парня был неожиданно довольный и жизнерадостный. Иру кольнула внезапная обида: ну как так-то? Ему страдать полагается, а он там, судя по звукам, в теплой компании. Или это он так пытается заглушить боль утраты? Подобная версия понравилась девушке больше, и она сладко пропела в трубку:

– Здравствуй, Яричек. Ты как там? Куда пропал?

Собеседник неопределенно хмыкнул. Что-то в его голосе вдруг насторожило Иру – словно она прикоснулась к чему-то гораздо, гораздо большему, чем обыденные интрижки и любовные переживания. Ярослав тем временем ответствовал:

– Знаешь, насыщенно. Дела были. Как сама?

– А все хорошо, даже замечательно, – девушка решила, что стоит уколоть побольнее, но спохватилась и перешла к делу. – Скажи, ты Рустама не видел?

– Видел, – снова загадочно хмыкнул молодой человек, на мгновение замялся, а потом пояснил. – Он уехал. Срочные дела. Тебе родичи не сказали? Впрочем, я сам их с трудом понял. То ли кто-то умер у них там в ауле, то ли, наоборот, родился… Серьезно, еле разобрал.

Ира стояла, вся красная от стыда и досады. Она не стала прощаться и сбросила звонок. Ну как он мог?! И ей не сказал! И еще Ярик, гад такой, не мучается. Это несправедливо!

Она кинула телефон в угол – и рухнула на все тот же диван. Диван, с которого началась эта чертова полоса неудач…

***

Ярик и Зейн снова сидели в забегаловке недалеко от офиса и сосредоточенно вкушали заслуженный обед. Наконец ассистент Понимающего не выдержал.

– То есть, ты все это время знал?

– Конечно, знал, – кивнул Зейн, продолжая макать сашими в соус. Ярослав прищурился.

– Тогда объясни мне следующее. Я все время думал – что же меня смущает? А потом понял. Вот зачем было рисовать на асфальте, если Гозо Шан в любой момент мог связаться с тобой через нейросеть?

– А я ее отключил. Не полностью, но на входящие вызовы. Якобы в целях соблюдения конспирации в людском обществе, – ответствовал Понимающий, проглотив рыбу. – И пустил слух, что связаться со мной можно только по человеческому телефону. А физики Улья предоставили мне достоверный прогноз по вашей с Гозо Шаном встрече. Оставалось только поставить, как вы говорите, капкан.

– То есть, для замыкания петли пришлось потрудиться еще и после нашей отправки в будущее? – уточнил Ярик. Зейн кивнул.

– Все верно. Следствия и причины. Причины и следствия, мой дорогой Ярро. Мне пришлось разыграть перед тобой целое представление… Знаешь, кажется, я должен перед тобой извиниться, – внезапно заявил он. Молодой человек чуть не поперхнулся чаем. А затем замахал рукой, щелкая пальцами.

– О чем речь? Это было лучшее приключение в моей жизни! Да, конечно, иногда было довольно опасно… Будь у меня воображение побогаче – я бы напрочь отказался вписываться во всю эту авантюру. Но, если объективно, я тот еще балбес, – самокритично признался он. Понимающий кивнул.

– С последним – абсолютно согласен. Кстати, ответь на вызов.

– Какой вызов? – поднял бровь Ярослав, и тут на внутреннем интерфейсе мигнул характерный значок.

– Ну что, граждане спасители мира, вы опять лопаете без меня? – раздался ехидный девичий голос, и Ярик расплылся в широкой улыбке. А Зейн встал и отошел к окну.

Там все так же куда-то спешили пешеходы, неслись машины, проехало несколько велосипедистов. А возле храма Святых Прародителей экскурсовод что-то рассказывал группе туристов, указывая на скульптурную группу. Это были искусно изображенные в мраморе молодые парень и девушка, держащиеся за руки и выходящие из овальной арки…

Часть 2. Системный администратор. Глава 1

Взгляд кассира выражал предельную степень скепсиса. Марк Абрамович солидно откашлялся и пододвинул упаковку пива еще на сантиметр ближе к окончанию транспортерной ленты.

– И мороженое, – деловито добавил он, указав на ящик возле кассы. – Кажется, там крышка заперта.

Женщина вздохнула с укоризной, проворчала что-то нелестное в адрес тех, которые «ходют и ходют», но потянулась за спину. Сложился крайне удачный момент: охранник отошел в другой конец зала, кассир копалась в ящичке, позвякивая ключами, двери в магазин стояли распахнутыми из-за сбоя датчиков. Марк Абрамович усилием воли подавил социально неодобряемые намерения и мило улыбнулся собеседнице.

– Шоколадное, пожалуйста.

Та брякнула вафельный рожок на ленту и буркнула:

– А пиво не продам.

– Почему же? – изумился покупатель. – Всего восемь часов вечера. До десяти полно времени, не находите?

– Потому что нос не дорос! – неожиданно оскалилась кассир. – Молод еще! А ну паспорт покажи!

Марк Абрамович вытянулся в струнку, выразительно сверкнул очами из-под буйных смоляных кудрей и отчеканил:

– Гражданин нашей страны не обязан носить с собой документ, удостоверяющий личность, постоянно и непременно. И уж тем более – предъявлять его по первому требованию кому-либо, кроме сотрудников полиции при исполнении.

Охранник, заслышав перебранку, подкрался ближе. Кассир побледнела от злости и явно собиралась уже переходить на личности, когда Марк Абрамович решил зайти с козыря.

– Скажите, а вы случайно не антисемит? – вкрадчиво наклонился он.

Работница мелкой розничной торговли выкатила глаза, раскрыла рот, закрыла, побагровела… А затем махнула рукой и, демонстративно отвернувшись, почти не глядя выбила чек. Охранник поскучнел и уполз к шкафчикам хранения ценных вещей. Марк Абрамович аккуратно расплатился, сгреб сдачу, подхватил свои покупки и величественным шагом покинул здание.

Ожидавшие за углом друзья налетели радостными коршунами, расхватывая банки пенного напитка на ходу.

– Ну ты клоун! – хлопнул товарища по спине Виктор, с шиком отхлебывая. – Я думал, эту старую мымру «кондратий» хватит.

Андрей, поперхнувшийся пеной, тем не менее, тоже промычал что-то одобрительное. Марк Абрамович приосанился, достал из кармана паспорт, помахал им в сторону магазина и издевательски прогундосил:

– «Паааспорт, паааспорт покажи…» Как зомби, чес-слово. «Мозгиии, мозгиии…» Учитесь, поцы!

– Сам ты поц! – Виктор махнул рукой в сторону дальнего сквера, укрытого за полосой кустарника и деревьев. – Пошли, пока патруль не запалил.

Это было логично. Конечно, тяжело было бы найти такого старшеклассника, который в случае угрозы непосредственного знакомства с полицией не развивал бы скорость бега, достойную олимпийских рекордов… Но риск должен быть оправданным. А пить пиво посреди оживленной улицы – это не есть оправданный риск.

Пока друзья устраивались на спинке скамьи, Марк (отчество, конечно, добавляло солидности, но среди своих, как правило, не употреблялось) неторопливо развернул мороженое и делано огорчился.

– Ну вот, глазурь треснула. Просто кошмар перфекциониста, au naturel, – и тут же откусил чуть ли не половину рожка. Андрей зажмурился всеми своими веснушками.

– Ай, что ж ты делаешь! У меня прям зубы заломило!

Сладкоежка отмахнулся.

– Терпи, казак. В конце концов, эмпатия – дело хорошее, но не до такой же степени. Да и мороженое уже подтаяло. Ясно, зачем крышку заперли: у них наверняка холодильник барахлит. А если каждый будет открывать, щупать, выбирать…

– А ты сам чего, пиво не будешь? – поинтересовался Виктор, открывая уже вторую банку и приглаживая короткий, «под машинку», ежик темно-русых волос. Его собеседник пожал плечами.

– А смысл? ЧСВ у меня и так раздутое, самоутверждаться дальше уже просто некуда – не влезет.

– Чесэ… что? – не понял Андрей.

– Чувство собственного величия, – пояснил Марк, помахивая вафельным рожком для убедительности. – Аббревиатура такая.

– Господин товарищ интеллигент, не ругайтесь в приличном обществе! – Виктор запустил смятой жестянкой в приятеля, но тот увернулся и показал неприличный жест. Веселье явно набирало обороты.

В какой-то момент Андрей, которого уже слегка повело – ну так и возраст, и количество выпитого располагали – начал разглагольствовать:

– И ва-а-аще… Нахрена мы поперлись в этот… Л-л-лабаз? Там вечно сидит эта…

– Мымра, – подсказал Виктор и подмигнул Марку. Тот подмигнул в ответ и изобразил на лице предельное внимание. Андрей же энергично кивнул и изрек:

– Точ-ч-ч-чна! Мымр-р-ра! Ой, чет меня уже мутит…

– Ну так потому что наш ближний магазинчик закрыли, – Марк почесал переносицу и пожал плечами. Виктор сплюнул в сторону.

– «Закрыли…» Ты лучше вспомни хоть один день, когда он был открыт. По-моему, и недели не наберется. Суммарно. В самом начале еще, когда пустырь перекопали, я все надеялся: во, отлично, не надо будет переть за хлебом аж в конец улицы. И что? И хрен там!

– Вообще странно, конечно, – задумался его собеседник, потом что-то посчитал в уме, метко кинул в урну скомканную обертку от мороженого и продолжил: – Там действительно уже не меньше года висит табличка «ремонт». Впрочем, владелец мог банально прогореть, не успев раскрутиться. А табличку повесил для виду. И весь год лихорадочно пытается впарить кому-нибудь убыточную «недвигу». А налоги-то капают…

– Как-то хитровыпендренуто. Я бы не стал заниматься такой ерундой, – усомнился товарищ, и Марк закатил глаза. Этот разговор у них происходил уже не первый раз. И, признаться, успел слегка утомить. Но пришлось пояснять заново.

– Вить, ну ты подумай. Вот я, скажем, брюнет. Ты – неопределенно-блеклого колера…

– Чойта я блеклого? – возмутился приятель, и пришлось его успокаивать:

– Это к слову! Андрюха вообще рыжий, и не жалуется!

– Н-н-ни разу! – осилил старавшийся сосредоточиться «рыжий». Его качнуло назад, но каким-то чудом равновесие еще не до конца покинуло алкобойца. Марк предупредительно придержал друга за локоть.

– Я это к чему веду? Совершенно нет никакой разницы, кто из нас какой масти. И ровно так же каждый из нас имеет право думать так, как ему заблагорассудится. Понимаешь? А я просто высказываю предположение. Из логики исхожу. Может, я и неправ по факту.

– Умник, – одобрительно кивнул Виктор. – Всему объяснение найдешь. Настоящий еврей.

– Это не я, это мы с отцом обсуждали. Он же у меня экономист, – отбился от незаслуженной славы Марк. Тем временем Андрей вынырнул из алкогольного транса и, покачнувшись, замахал указательным пальцем.

– Не-не-не, парни, не-не-не. Что-то с этим… М-м-магазином… Ик! Нечисто с ним что-то, вот. Я как-то поздно возврщлс… – тут его окончательно повело, и друзьям пришлось хватать товарища за руки, чтобы тот не упал назад. В итоге Андрея усадили вниз, а Марк еще и отобрал открытую банку с пивом. Хмельной оратор похлопал пшеничными ресницами, а затем продолжил:

– Ну и вот… Уф, что ж так плохо-то мне… Иду я ночью. Темно… Ик! Решил я того… Срезать через газон… Уф… Чтоб не переть в обход, значит…

– Вездеход на ножках, пьяный и непокобелимый, – шепотом прокомментировал Марк. Виктор, зажимая рот руками, беззвучно затрясся от хохота. Андрей не заметил – или решил не придавать значения.

– Иду, иду… И вдруг бац!

– Упал и уснул? – подсказал Виктор. Теперь пришла пора Марку давиться смехом, но Андрей строго уставился на друзей.

– Нееее! Уснешь тут, щаз… Там сзади дверь. Ик! Ну, для персонала, наверное… И она была приоткр… кр… при-от-крыта! И свет!

– Ну так ясно же, – поднял бровь Марк. – Владелец нежилого фонда понаехал проверить, не устроили ли бомжи в его хозяйстве фонд жилой – то есть, ночлежку.

– Глубоко за полночь? – недоверчиво уставился на него Андрей. Марк уже в который раз пожал плечами.

– Не, ну а кто ему что скажет? У меня отец над аналитикой иногда и до утра сидит. Берет ноутбук и уходит на кухню, чтобы маме не мешать. Та, конечно, ворчит, но ты ж знаешь – работа не волк, сама себя за афедрон не укусит.

– За куда? – не понял Андрей, но Виктор, тоже спустившийся на сиденье скамьи, ткнул приятеля в бок.

– За жопу. Ты не отвлекайся, ты рассказывай: внутрь-то заглянул?

– Иди ты! – попытался дать сдачи рассказчик, но промахнулся. – Я был в хлам, кнешн, но я не идиот. Что-то мне там не понравилось… Один бы точно не полез.

Оба его товарища согласно закивали. Паранойя у Андрея была развита неимоверно, но вот ведь удивительно – почти всегда она оказывалась оправданной. Со временем все просто привыкли: если их друг паникует – следует всенепременно учесть, отступить и перегруппироваться на случай внезапных неприятностей.

Виктор встал, потянулся и хлопнул друга по плечу.

– А если не один?

Марк насторожился. Андрей же как-то разом почти протрезвел и нахмурился.

– А зачем?

– Да просто интересно… Чего они там столько времени ремонтируют? А если не ремонтируют – может, получится чем-нибудь ценным разжиться.

Никто из старшеклассников не был из, скажем так, неблагополучной семьи, но молодость, горячая кровь и тяга к авантюрам порой толкали троицу на достаточно опрометчивые поступки. Заводилой всегда выступал Виктор, Марк отвечал за хитроумные планы, а Андрей – за своевременные ретирады. Поэтому после некоторого обсуждения, плавно перетекшего в дружескую перебранку и небольшую потасовку, в ходе которой Андрея все-таки скинули со скамейки, план операции «Любопытный койот» был принят к исполнению. Марк немного поколебался по поводу душевного спокойствия тяжело больной мамы, но дал себя уговорить в том ключе, что «меньше знают, крепче спят». На том и порешили – и разошлись до полуночи.

Часть 2. Системный администратор. Глава 2

Возле приметного тополя со спиленной по городской моде верхушкой уже кто-то стоял. Марк сощурился. Близорукостью он не страдал, но вот его отец носил очки, и в минуты задумчивости имел привычку жевать дужки оных, вполглаза уставившись куда-то в пространство. Видимо, это мимическое движение было подхвачено как раз от родителя.

Виктор – а это оказался он – сощурился в ответ, когда его приятель на всякий случай таки щелкнул кнопкой фонарика и угодил лучом прямо в лицо подельника.

– Абрамыч, ты озверел! Тебе надо было лет на пятьдесят пораньше родиться: как раз пошел бы в КГБ с такими методами…

– Зато не в темноте попрем, – парировал Марк, помахивая компактным цилиндром. – Ты-то не догадался.

– Я кое-чего другого взять догадался, – хмуро буркнул Виктор и запустил руку за пазуху. Его одноклассник озадаченно уставился на тускло поблескивающий металлом предмет.

– Ты где пистолет добыл? – в голосе Марка звучало здоровое опасение, но вооруженный собеседник только отмахнулся.

– Да какой пистолет, так, игрушка… Газовый, у брата одолжил. Патроны звуковые, то есть, чисто психологическая защита от чисто конкретных пацанов. Ну мало ли, убегать придется.

– Убегать – самая действенная тактика в нашем случае! – заметил подкравшийся за время разговора Андрей. Друзья аж подпрыгнули от неожиданности. Затем последовала небольшая выволочка для диверсанта-любителя: все-таки хрупкую и ранимую подростковую психику, спокойно переваривающую фильмы ужасов и видеоигры с расчлененкой, надо было иногда и поберечь. Произошла взаимная раздача подзатыльников – и, наконец, выдвижение в сторону объекта.

Объект выглядел характерно неприветливым. Краска на крыше местами уже успела облупиться, стекла были пыльными и изнутри завешенными плотным полиэтиленом. Задняя дверь казалась закрытой.

– Ну что, я проверю, – сунулся Виктор, но Андрей тут же ухватил его за рукав.

– Стой! Один не ходи… Не нравится мне это, ох, не нравится… Давайте все пойдем! Разом, чтобы если что – кто-то успел выбежать и на помощь позвать!

– Ну и кого мы будем, собственно, звать? – усомнился Марк. – Все порядочные люди уже спят таки да. А кто еще таки нет, к тем лучше и не обращаться. Витька, давай вперед. Я посвечу. Только умоляю, не грохни из своей «волыны» по крысам, оглохнем разом и все…

Луч фонарика лизнул бетонные ступеньки. На верхней шевельнулась крупная серая тень и недовольно сверкнула на юных нарушителей зелеными глазищами.

– Ого, какой здоровый! – восхитился Андрей, у которого дома жили две тайские кошки. «Здоровый» в ответ развернулся из клубка во всю длину, изобразил «потягуси» и начал флегматично вылизывать заднюю лапу. Котище действительно был крупнее всех, когда-либо виденных кем-либо из компании. Виктор топнул.

– Ну-ка, кыш отсель!

Кот снова мигнул «дальним светом» и требование царя природы проигнорировал, лишь самую малость отодвинувшись в сторону бетонной отмостки. Марк никак не мог определить его породу. Вроде бы самыми большими среди кошек считались мэйн-куны, но этот зверь казался массивнее и не имел характерных рысьих кисточек на ушах. Впрочем, о коте он думать перестал буквально через пару секунд, когда Виктор осторожно потянул за ручку двери, и та медленно и беззвучно открылась. Андрей шумно выдохнул:

– А я говорил!

– Да говорил, говорил… – раздражаясь от страха, проворчал Виктор. – Абрамыч, свети сюда, тут какие-то ящики…

– Склад, вестимо, – Марк вслед за приятелем нырнул в образовавшуюся щель. Последним аккуратно протиснулся Андрей, прикрыв дверь за собой. Друзья несколько секунд стояли и вертели головами, пока все тот же Виктор не набрался смелости.

– Вот интересно, – шепотом ругался он, ощупывая крышку ближайшего из ящиков, – зачем на продуктовом складе металлические контейнеры? Чтобы генетически модифицированные помидоры не убежали и не загрызли случайных прохожих?

Марк, державший фонарь так, чтобы товарищам было удобнее смотреть, хмыкнул и пожал плечами.

– А кто тебе сказал, что это продуктовый склад? Вполне могли для чего угодно приспособить. Барахло какое-нибудь хранить… Не окупился как магазин – побудет кладовкой. Я хозяина хорошо понимаю…

– Я же говорю, экономист и бизнесмен, – Виктор неудачно наклонился и ударился об угол кофра коленкой, из-за чего начал злиться еще сильнее. – Что за ерунда, ни петель, ни замка, крышка как влитая сидит!

Действительно, ящики выглядели странно. Практически одинаковые в экстерьере, они различались габаритами, но вскоре Марк насчитал суммарно всего пять типоразмеров. Внешне они казались выполнены из серого, полированного металла, но при этом под рукой не ощущалось характерной прохлады и гладкости. Не то слегка шершавый пластик, не то нелакированная керамика. И, как верно заметил товарищ, никаких внешних деталей. Даже швы были трудноразличимы.

В этот момент Андрей, в режиме максимальной паранойи застывший посреди помещения, резко повернулся и хлопнул обоих приятелей по плечам.

– Тих-х-х-хооо! – прошипел он и поднял палец. – Слышали?

Марк и Виктор переглянулись. Последний медленно и аккуратно подобрал с соседнего ящика отложенный на время инспекции «пугач». Марк подумал и на всякий случай прикрыл линзу фонарика ладонью – не кнопкой же щелкать, в самом деле. И тогда все трое заметили, что кроме внешней двери, в комнате есть еще одна. И тоже приоткрытая. И за ней явно светлее, чем на улице.

– Точно, – прошептал Виктор, украдкой потирая ушибленную ногу. – Там же еще торговый зал. А я-то думаю, чего тут так тесно. Глянем?

– Ну нафиг! – замахал руками Андрей. – Я же говорю, я что-то слышал! И не с улицы! Там звякнуло.

– Андрюха, а ты не думал в музыкалку пойти? – выразительно поднял брови Марк. – У тебя слух, как у твоих кошаков. Ну или, не знаю, в разведку. Будешь подслушивать секретные переговоры, не выходя из дома…

Товарищ показал ему кулак, и пришлось признать, что шутить в данной ситуации несколько неуместно. Шепотом посовещавшись, решили все же осторожно, буквально одним глазом, посмотреть.

Эта дверь тоже приоткрылась бесшумно, будто петли были недавно и как следует смазаны, и на них никак не сказалась холодная зима, жаркое лето и сырые весна с осенью в явно неотапливаемом помещении. Марк провел пальцем по филенке и показал результат приятелям. Оба согласно кивнули: пыли обнаружилось меньше, чем можно было ожидать.

В основном зале неярко светили подвешенные к потолку и накрытые сверху пластиковыми колпаками лампы. Стеллажи для продуктов были разобраны и отодвинуты к стенам. Вдоль них стояло несколько знакомых ящиков, причем пара контейнеров была открыта. Виктор было ринулся посмотреть, но Андрей успел его перехватить и ткнуть пальцем в центр зала.

Действительно, заметить это сразу от двери было нелегко. Но подойдя ближе, приятели поняли, что видят довольно широкий колодец, уходящий вглубь, насколько хватало света фонарика. Стены колодца были сначала бетонными, потом земляными, и на них что-то поблескивало. Марк наклонился и снова сощурился.

– Там какая-то сетка. Чтобы грунт не осыпался, – прокомментировал он. Виктор тем временем все же добрался до заветных «сундуков с сокровищами».

– А тут инструменты, – немного разочарованно выдал он результаты осмотра. – Правда, какие-то странные, я таких раньше не видел. Но зато теперь понятно, что они тут делают.

– И что? – нервно дернул уголком рта Андрей.

– Ну вот копают! – приятель выразительно махнул обеими руками в сторону колодца. Марк тем временем задумчиво подергал за поручни лестницу, крепившуюся к одной из стен лаза.

– Лаконично и метко, Вить, но вот тебе еще вопрос: а зачем копают? Скажем так, куда именно? И где земля? Нет, я верю, что они могли аккуратно вынуть грунт и вывезти его по ночам – мы же не дежурили с биноклями и не следили за этой халупой… У них был как раз год, чтобы все провернуть. Но меня снедает нездоровое любопытство. И это мне не нравится. Андрюха?

– Я вообще в легкой панике, парни, – поежился тот, – но пока не смертельно. А звякало точно здесь. Железно говорю…

В этот момент из колодца раздался отдаленный, отраженный глубинным эхом мягкий звук. Все трое застыли, а Андрей вытаращил глаза.

– Вот! Оно! – еле слышно прошептал он, мгновенно побледнев. – Теперь верите?

– Верим, – отрезал Виктор и тоже подергал лестницу. – Значит, что-то тут происходит. Мне тоже начинает не нравиться. Предлагаю валить, быстро и тихо.

Марк энергично закивал. Приятели уже было развернулись в сторону выхода, когда вдруг снаружи раздался шум. Что-то крупное и тяжелое подъехало аккурат к задней двери, ворча двигателем и скрипя гравием под колесами.

Андрей схватился за голову, Марк начал лихорадочно шарить фонариком, ища, где бы спрятаться. Только Виктор, так и стоявший ближе всех к лестнице, действовал быстро и решительно. Он снова ухватился за поручни, развернулся спиной к зеву колодца и начал ловко спускаться.

– Хрена ли ты творишь? – Марк еле сдержался, чтобы не заорать. В ответ снизу раздалось сдавленное пыхтение:

– А у тебя есть варианты? Давайте за мной! Ну?!

Марк сплюнул, потом потянул впадающего в ступор Андрея за собой, в сторону лаза.

– Наш отважный вояка дело говорит: выбора нет. Давай быстро, я за тобой.

– А па-па-пач-ч-чиму я первый? – завис товарищ. Марк закатил глаза.

– Ты не первый, ты второй! Пошел!

Приятель с похвальной поспешностью метнулся к лестнице. Марк дождался, когда руки друга исчезнут из поля зрения, сунул фонарик в нагрудный карман, чтобы тот светил на стену, и начал спускаться сам. Поперечины оказались на ощупь шершавыми, ухватистыми и словно слегка пружинили под весом подростка – едва заметно. Никакого металлического грохота от трех пар кроссовок не было, даже удивительно. А вот те, кто приехал на машине, уже входили внутрь – Марк слышал голоса, шорох двигаемых ящиков на складе, топот ботинок. Он посмотрел вниз и ускорился – Андрей с Виктором уже спустились довольно глубоко.

Наконец предупреждающее похлопывание по ноге дало понять, что второго в очереди он уже догнал. Марк достал фонарик из кармана и посветил вниз, повиснув на одной руке.

– Что там?

– Кажется, тоннель какой-то, – раздался негромкий голос Виктора. – Тут надо прыгать. Невысоко, метра три. Я пошел.

– Давай, только тихо. Там наверху уже кто-то есть, – Марк прислушался и снова убрал фонарик в карман. Раздался негромкий звук приземления. Потом еще один. Пришла пора прыгать самому.

Когда он максимально мягко, повиснув сначала на нижней перекладине, а после глубоко присев на корточки после прыжка, опустился на дно колодца, Виктор сразу же утянул его в сторону. Бесцеремонно отобрал фонарик, посветил по сторонам и прошептал.

– У меня только два вопроса. Первый: почему мы такие идиоты? И второй: куда теперь?

Часть 2. Системный администратор. Глава 3

Тоннель уходил в обе стороны. С одной он достаточно быстро начинал понижаться и заворачиваться по часовой стрелке, с другой Марк разглядел знакомые ящики и стеллажи. Стены рукотворной пещеры выглядели немного странно, особенно вблизи. Казалось, они были покрыты тонким слоем матового, шершавого стекла. В паре мест наблюдались углубления – похожие на гнезда для розеток или светильников. Виктор даже потрогал, хмыкнул и проворчал:

– Словно оплавлено… Кстати, мы уже довольно глубоко.

– Тише ты! – зашипел Андрей, уволакивая обоих друзей за локти в сторону заставленного контейнерами отрезка тоннеля. – Слушай!

Марк затаил дыхание и сделал ладонью знак остальным. Действительно, сверху приближались голоса – несколько человек негромко переговаривались, видимо, спускаясь по все той же лестнице. О чем шла речь, понять было тяжело: к некоторому наличествовавшему пещерному эху примешивалось какое-то слабое, едва различимое, но плотное гудение.

– Так, – прошептал он, – давайте-ка сныкаемся получше. Вооон туда…

Оказалось, нижний склад тянулся не сильно далеко. Возле задней стенки, представлявшей все тот же «остекленный» грунт, песок и небольшие валуны, стоял самый крупный ящик, и Марк успел разглядеть за ним зазор. Туда все трое и забрались, стараясь не шуметь.

Фонарик выключили. Но полумрак прямо под колодцем продлился недолго – сверху начали пробиваться лучи теплого, как у ламп в магазине, света. Марк, осторожно выглядывавший из-за контейнера, обратил внимание, что и непонятный звук тоже становится громче. Голоса чужаков теперь доносились отчетливей.

Внезапно из колодца на пол пещеры опустилась достаточно широкая платформа. Андрей, просунувший голову снизу, аж поперхнулся и спешно зажал рот ладонями: плита, на вид выполненная из того же материала, что и ящики вокруг, двигалась сама, без каких-либо опор и тросов. Виктор ткнул Марка в плечо и, когда тот повернулся, выразительно поднял брови.

На платформе, огороженной невысокими перильцами, стояли пятеро мужчин. Все в одинаковой одежде, напоминавшей военную форму, только без каких-либо знаков различия или шевронов. У каждого на плече было закреплено по фонарю. Трое держали в руках что-то, неприятно напоминавшее оружие, двое волокли за ручки небольшой, но тяжелый на вид кофр. Выглядели они расслабленно, но деловито.

Марк на всякий случай нырнул обратно за контейнер. Приятели последовали его примеру – решили подождать. Виктор, тем не менее, аккуратно выудил из кармана пистолет. Андрей начал было делать большие глаза и корчить страшные рожи, но Марк ткнул и его, и Виктора в бок – мол, нашли время.

Шаги и голоса начали стихать. Друзья снова выглянули из-за ящика и обнаружили, что в тоннеле пусто и темно. Первым не выдержал Андрей:

– Вы как хотите, а я сваливаю отсюда, – панически прошептал он и вознамерился вылезти наружу. Марк было хотел цапнуть друга за брючину, но не успел. Пришлось догонять.

– Почему бы благородному дону, отважно улепетывающему во все лопатки, не подождать своих боевых товарищей? – Андрей нарезал круги вокруг подъемника, пытаясь отыскать, где у того органы управления, и Марк впотьмах едва в него не врезался. Пришлось резко тормозить, из-за чего авария все-таки произошла: Виктор, так и не вернувший фонарик, включать его пока что не торопился – и благополучно сбил приятеля с ног. Андрей же продолжал на ощупь изучать перила и плиту платформы.

– Вот ты на вид тощий, а на деле кабан кабаном, – пропыхтел Марк, поднимаясь с пола и отряхиваясь. – Хорошо, что не грохнул из своей гаубицы ненароком.

– Согласен, был неправ, – Виктор все-таки решил аккуратно подсветить обстановку, и луч фонарика уперся в стоящего на четвереньках Андрея. – Ну что, разобрался?

– Да нихрена! – голос у незадачливого эксперта по лифтам был на грани сдавленного крика. – Эта штука, по ходу, управляется как-то извне… Ни кнопок, ни рычагов, ничего!

– Вопрос еще в том, откуда она вообще взялась. Я в магазине ничего такого не заметил, – Марк тоже обошел вокруг платформы, потрогал перила, попытался заглянуть под плиту. – Сдается мне, парни, мы вляпались в какую-то здоровенную кучу го…

– Гораздо интереснее, – пробормотал Андрей, – как эта хрень опустилась. И как она поднимается. И почему она не лежит на полу, а висит над ним.

– Чего?! – Виктор тоже плюхнулся на четвереньки. Марк последовал его примеру. Действительно, фонарик высветил небольшой зазор между нижним краем подъемника и полом тоннеля. Друзья переглянулись.

– Нет, я, конечно, люблю всякие там теории заговора, мол, власти скрывают, технологиями с простым народом не делятся… – Марк задумчиво чесал подбородок. – Но сдается мне, что левитация – это как-то крутовато даже для иллюминатов.

– Для кого? Что? – Андрей недоуменно поморщился. Виктор изобразил подзатыльник над его макушкой.

– Все вопросы не по делу потом. Абрамыч, ты умный, вот и думай: как будем выбираться, если эта ерундовина сама нас не поднимет.

Марк, все так же изучавший капризное транспортное средство, не глядя ткнул пальцем за спину.

– Ящики. Составить пирамидой и дотянуться до лестницы.

– Гениально! – Виктор искренне восхитился. – А может, еще распишемся на стенке? Мол, Киса и Ося, то есть, Витя и Марик здесь были.

– А я? – возмутился Андрей. Марк с Виктором переглянулись и синхронно изобразили «фэйспалм».

– Андрюха, а ты сделаешь селфи и выложишь в социальные сети. Все. С подписями и геотегами. Да блин, это же ты у нас параноик, какого черта я должен думать за тебя?

– Вить, охолони, – рассудительно изрек Марк. – Мы и так тут уже наследили. Отпечатки пальцев на перилах, на лестнице, на дверях… Давай решать задачи по мере их поступления. Сначала – смываемся. Потом – ховаемся. И да, я терпеть ненавижу, когда меня называют «Марик». Ты в курсе.

– Сорри, бро, фэйл случился… – Виктор криво ухмыльнулся и потопал обратно в сторону стеллажей. – Ну, чего стоим? Они тяжелые, я один не допру.

Ящики действительно весили изрядно. Внутри некоторых что-то постукивало при случайном наклоне, другие казались чуть ли не монолитными. Андрей, суетливо пытавшийся пристроиться сбоку, чтобы помочь друзьям, засопел.

– Если эта штука летает… То, может, она еще и складывается вот в такую же компактную форму?

Марк выразительно задрал бровь, разминая правое плечо.

– Что-то у нас сегодня глобальная смена ролей. Витька нервничает, ты умничаешь… Осталось мне начать размахивать стволом и орать грозные боевые матерные частушки.

– Эй, когда это я применял неконвенционные методы ведения боевых действий? – возмутился Виктор, пародируя Марка и выравнивая один из контейнеров поустойчивее. – На войне, конечно, все средства хороши, но глубоко внутри я большой гуманист!

– Парни, парни, спокойнее, – поднял ладони Марк, когда оба приятеля начали хихикать в кулаки над последней шуткой. – Это у нас нервное. Выдохнули и сосредоточились.

Наверное, именно неучастие в общем веселье и привело к тому, что произошло дальше. Марк, вернувший себе фонарик, внезапно заметил что-то в дальнем конце тоннеля. Что-то, словно мелькнувшее от стены к стене – небольшую серую фигуру, размазавшуюся в воздухе. Он похолодел и быстро направил луч света в ту сторону. Друзья тут же почувствовали его напряжение и резко развернулись.

– Что? – практически одними губами прошептал Виктор. Андрей же на всякий случай присел за ящики и осторожно высунул голову, чтобы лучше видеть.

– Не знаю… – так же еле слышно ответил Марк. – Показалось, наверное. А может, крыса.

– Если бы тут были крысы, – встрял Андрей, – то мы бы их сразу заметили, еще когда спускались. Это такие твари, борзые и самоуверенные. Люди их давно уже не пугают. Давайте выбираться, в конце-то концов. Я уже задолбался бояться в этих пещерах…

И он первым полез на верхний ящик. Марк еще покрутил головой и лучом фонаря. Вроде никого. Виктор тем временем увязался за Андреем, не выпуская из рук пистолета. Марк уже собирался последовать их примеру, как вдруг…

Сверху, из колодца донесся громкий шорох. Будто птица захлопала крыльями – или ветер парусами. Мелькнула человеческая фигура, раздался приглушенный удар. Перед остолбеневшими приятелями, прямо посреди не работающей платформы оказался еще один мужчина в форме. И тоже с грозно выглядевшим устройством в руках. Его лицо было скрыто вполне традиционной маской-балаклавой, и, судя по выражению глаз, ничего хорошего от него ждать не приходилось.

Именно глаза заворожили Марка. Они были какие-то неживые – и при этом цепкие. Пробуравливали насквозь – и успевали окинуть взглядом картину целиком. Становилось понятно, что обладатель этих глаз способен буквально на все.

– Стоять. Ни с места. Руки на виду, – ровным, маловыразительным голосом приказал нежданный гость. Марк, с трудом переставляя внезапно одеревеневшие ноги, отошел от ящиков. Появление незнакомца ошеломило. Спрыгнуть с такой высоты – и тут же начать командовать, ни разу ни запыхавшись? Это точно человек? А почему предыдущие так же не сделали? Вопросы крутились в голове, но на язык благоразумно не просились.

Незнакомец тем временем ткнул пальцем в сторону Виктора и Андрея.

– Слезть. Стать рядом. Оружие разрядить и кинуть в мою сторону, на пол.

– Да это не оружие… – попытался было объяснить Марк, но мужчина направил на него свое.

– Без приказа не разговаривать, – спокойный, почти расслабленный тон пугал сильнее, чем если бы внезапный прыгун орал и угрожал. Марк понятливо заткнулся. Виктор тоже молча кивнул, и в сторону незнакомца полетел сначала магазин с патронами, а затем и сам пугач. Андрей же застрял. Он вцепился руками в верхний контейнер и, судя по всему, от страха не мог разжать пальцы. Видно было, как его колотит крупная дрожь. Мужчина в маске направил на него свое устройство.

– Приказ был слезть.

– Н-н-не м-м-могу-у-у… – простонал Андрей. Его собеседник пожал плечами…

И прижал приклад к плечу. Раздался тонкий, резкий свист, Андрей пошатнулся, закатил глаза и начал заваливаться набок. Его тело, словно марионетка с обрезанными ниточками, скатилось с пирамиды ящиков и рухнуло на пол.

– Приказ был молчать, – тем же равнодушным голосом изрек незнакомец. Марк едва успел сжать зубы, чтобы не заорать. Он чувствовал себя так, словно ему крепко врезали поддых. Андрей, Андрюха… Господи! Впервые в жизни Марк, интересовавшийся религией исключительно умозрительно, захотел искренне и горячо помолиться строгому, но милостивому Богу своих далеких предков.

Виктор, в процессе слезания развернувшийся спиной к мужчине, быстро обернулся. Его глаза расширились. Он тоже задрожал, его колени, казалось, подкосились от увиденного… А затем он резко прыгнул на незнакомца. В сумраке, едва разгоняемом светом лежащего на полу фонарика, Марк едва успел заметить, как пронеслось мимо тело приятеля.

Но незнакомец среагировал быстрее.

Снова раздался свист, и второе тело распласталось по платформе, не долетев до фигуры в комбинезоне полуметра. Марк с трудом оторвал взгляд от беспомощно завернувшейся за спину во время падения руки своего друга. Одного из двух своих самых близких друзей. Которых у него больше нет. Он поднял глаза на незнакомца и понял, что сейчас все закончится. Что больше ничего не будет – ни дурацких приключений, ни совместных посиделок, ни легкомысленной трепотни о вечных проблемах и судьбах мира… Мысленно попросив у родителей прощения, Марк приготовился умирать.

Мужчина второй раз пожал плечами и вскинул оружие, но тут за его спиной мелькнула знакомая серая фигура. На этот раз Марк был уверен – ему не почудилось. Он совершенно перестал что-либо понимать в происходящем… Почему-то внутри робко шевельнулась надежда – но на что? Ответ он придумать не успел.

Тень снова молниеносно пересекла створ тоннеля. И остановилась ровно за спиной незнакомца. Марк с нескрываемым ужасом осознал, что это не человек. Силуэт скорее напоминал вставшего на задние лапы зверя – тот был неясного, но определенно хищного вида. В отраженном от стены свете фонаря сверкнули огромные зеленые глазищи…

А больше Марк уже ничего не видел и не помнил. Он провалился куда-то в окончательную, извечную темноту, и стало пусто и тихо.

Часть 2. Системный администратор. Глава 4

На тему загробной жизни рассуждать в подростковом возрасте, как правило, не принято. Не потому что подобные философствования являются неким негласным табу, вовсе нет. Просто… Ну чего зря воздух сотрясать? Причем по поводу, который кажется бесконечно далеким от насыщенных жизнью и посвященных жизни во всех ее проявлениях дней.

Так что, когда Марк осознал, что слышит голоса – мистические объяснения этому феномену даже не попытались закрасться в его голову. Он сразу рассудил логически: если есть звуки, и они, по косвенным признакам, не являются плодом воображения, значит, их источник материален и расположен где-то недалеко. А судя по артикулированности речи, это люди. И вот тут есть два варианта.

Первый – его не убили, но тем или иным способом взяли в плен. Что же, тут есть свои минусы, но и свои плюсы. В актив идет тот факт, что он до сих пор жив, и в перспективе, вероятно, тоже еще немножко побрыкается. В пассив – плен штука неприятная. Это вам любой, кто играл в детстве в «войнушку», подтвердит.

Второй – его не просто не убили, а еще и спасли. Это, конечно, маловероятно. Но чудеса просто обязаны изредка случаться с хорошими парнями, а Марк никаких местом не мог отнести себя к парням плохим, вот хоть ты тресни. Хотя лучше, конечно, не надо. В смысле, трескаться. Неприятное, должно быть, занятие.

Молодой человек осторожно прислушался к телесным ощущениям. Похоже было, что он лежит. Лежит на мягком. Лежит на мягком, в помещении с кондиционируемой атмосферой: воздух прохладный, но без характерных влажных и стылых ноток подземелья. Лежит одетым, как и был – джинсы, футболка, куртка. Телефон так и остался во внутреннем кармане, исходя из некоторого дискомфорта слева. А фонарик…

Осторожно пошевелив пальцами правой руки, Марк выяснил две вещи. Во-первых, мягкое – это кожаный диван. Точно не кожзам, иначе спина и то, что пониже, уже вспотели бы. А во-вторых, фонарик кто-то заботливо подложил так, чтобы очнувшийся от беспамятства мог сразу взять его в руку. Это, в общем-то, еще ни о чем не говорило, но некое ощущение уверенности в себе и в ситуации забрезжило.

Наконец, он собрался с силами и отважно открыл глаза. Потолок как потолок. Марк скосил взгляд. Действительно, диван. На стене древнеегипетский (наверняка подделка) папирус в тонкой металлической рамочке. Рядом африканская, кажется, маска. С другой стороны – что-то непонятное: то ли африканский же фетиш, то ли просто композиция из костей, перьев и узловатых шнуров.

Голоса продолжали деловито журчать где-то неподалеку. Обсуждали, похоже, не его. Более молодой (и слегка нагловатый) голос задавал вопросы, причем тоном скорее ехидным. Второй, зрелый, сдержанный и самую толику ироничный, развернуто и обстоятельно отвечал. Конкретный смысл фраз, тем не менее, от Марка ускользал.

Он решил повернуть голову в другую сторону и чуть не поперхнулся от неожиданности. Прямо напротив дивана, в уютном кресле развалился здоровенный серый котище. Зверь полусидел-полулежал, совсем как человек. В одной из лап – Марк обратил внимание на достаточно длинные и на вид ловкие пальцы – кот держал тонкостенный стакан с каким-то густым, неприятного красного цвета напитком.

Собственно, на кота это существо походило ровно первую пару секунд. Марк похлопал ресницами и осознал, что и форма черепа, и строение тела, и даже разрез глаз у этой твари отличались от привычно-кошачьих. Но мозг упрямо настаивал на своем: это кот, и все тут.

Тем временем котяра, откровенно любовавшийся изумленным выражением лица молодого человека, сочувственно ему подмигнул. Тут Марк понял, что, собственно, его спалили. Он резко сел, вжался в спинку дивана и приготовился к любой мыслимой обороне.

– Аз ох н вэй, юноша, ежели бы я таки да имел за намерение вас как-то обидеть, я сделал бы это, пока вы красиво лежали весь такой задумчивый среди здесь!

Акцент в речи удивительного создания практически не чувствовался, а фирменный «говорок» он изображал с изящной непринужденностью. Марк продолжал быть бессловесной скульптурой – практически памятник ступору. В этот момент голоса, которые, как выяснилось, доносились из соседней комнаты, смолкли, и в помещение зашел человек.

Это был скорее худощавый, светловолосый, среднего роста парень, скорее даже, молодой мужчина, лет на семь старше Марка – по виду типичный студент, жизнелюб и разгильдяй. По крайней мере, ухмылочка на его лице была вполне себе дружелюбной и легкомысленной.

– О, а вот и наша добыча проснулась. Голова не болит?

– Н-н-нет, – промычал Марк. Он все еще не мог понять: что происходит вообще? Тем временем кот отхлебнул из своей емкости и уже без лексических изысков отрапортовал:

– Мальчик очнулся около минуты назад. Довольно талантливо делал вид, что он тут ни при чем. Лежал, принюхивался и прислушивался. Молодец, вообще-то, я крайне одобряю.

Парень кивнул, подтащил еще одно кресло ближе к дивану и плюхнулся на него рядом с Марком. Протянул руку. Пришлось пожать.

– Меня зовут Ярослав, но обычно все пользуются сокращением «Ярро». Не рекомендую использовать вариант «Слава» – он мне не нравится. «Ярик» еще туда-сюда, но это для друзей.

– М-м-марк, – все еще вибрировал подросток. Ярослав нахмурился, а затем протянул ему невесть откуда взявшуюся кружку. Запахло чаем. Марк вдруг понял, что ужасно хочет пить. Он покосился на кота, все так же задумчиво поглощавшего свой странный напиток, потом собрался с духом и взял предложенную посуду за ручку. Кстати, по ощущениям, кружка была едва ли не холоднее окружающей среды.

– Спасибо, – втянув в себя жидкость, он чуть не поперхнулся снова, но сдержался и смог, наконец, сформулировать мысль. – А где я? Что произошло? И… – Марк опасливо покосился на кота. – Что это?

Кот закатил глаза и махнул лапой. Ярослав откровенно веселился.

– Не что, а кто. Это наш агент Барсик…

– Ярро, ты довыпендриваешься, – благодушно проворчал зверь. – Я обещал за «агента Барсика» оторвать кое-кому голову и запихать ее в…

– Обещал! – с энтузиазмом подтвердил парень. – Только это ж бесполезно.

– И ты, что обидно, прав, – вздохнул кот и обратился уже к Марку, продолжавшему отхлебывать чай. На удивление, это занятие восстанавливало мир и покой в душе с какой-то фантастической скоростью. Успокоительных они туда намешали, что ли?

– Этот тип отрастит себе новую и будет продолжать меня доставать. Поэтому исключительно из соображений неделания лишней работы я и позволяю ему все эти вольности. А так-то я, строго говоря, жесток и скор на расправу.

И он скроил умильную моську. Марк не удержался и фыркнул от смеха. Кружка в руке покачнулась, но на пол не пролилось ни капли. Да, чудеса какие-то творятся. «Сюрреализьм», как любил говорить их учитель литературы, педалируя мягкий знак.

– Слушайте, – набрался Марк наглости, – а я точно не сплю?

Ярослав покачал головой и усмехнулся какой-то своей мысли.

– Увы, но нет. И поверь мне, я тебя прекрасно понимаю. Когда-то, сидя ровно на этом же самом месте, я задавал себе ровно этот же самый вопрос. Так что опыт имеется.

– Но тогда…

– Давай по порядку, – перебил Марка парень. – Начнем с твоих первых вопросов. Где ты? Ты в офисе у Понимающего. Это такой специальный… гм… человек, который занимается разными непростыми делами. Подробности позже. Что произошло? Вот тут уже интереснее. Я очень надеюсь, что ты нам расскажешь. А помимо рассказа мы бы очень хотели, чтобы ты разрешил нам просканировать твою память. Повторюсь: строго с твоего разрешения. Можем даже бланк запроса выдать, с подписями и печатями, – скептическое выражение лица обозначило все, что он думает по поводу этой идеи. – Только ты его никому не сможешь предъявить. Во-первых, тебе не поверят, а во-вторых… В общем, не рекомендую этого делать.

Марк уже не удивлялся. Видимо, чай действительно был «с начинкой». Память так память. Понимающий так Понимающий. Он решил уточнить:

– Понимающий – это не вы?

– Молодец, – похвалил Ярро, – соображаешь. И не Барсик. Хотя да, я действительно обнаглел – его зовут вовсе не так.

– А как? – поинтересовался Марк. Кот поставил почти допитый стакан на низкий журнальный столик, встал и поклонился, раскинув верхние лапы в стороны. Ростом он не доходил Ярославу и до середины грудной клетки, но под лоснящейся шерстью угадывались крепкие мускулы.

– Позвольте представиться, Па-Ангур Б’аун. Шпион, охотник, судья, палач. Опытный профессионал во всех сферах своей деятельности.

Марк сначала слегка оторопел от такой саморекомендации, а затем припомнил кое-что и поинтересовался:

– Но разве ирландцы имели в виду не белого кота?

Обладатель звучного имени поморщился.

– Ну, начнем с того, что я не кот. Да, эволюция порой выдает интересные коленца. Собственно, в охотничьей форме я действительно выгляжу, как ваши домашние питомцы.

– В какой форме? – не понял Марк. Существо снова поморщилось, а затем стало на четыре лапы. Послышались едва различимые щелчки костей, шелест втягивающихся в одних и раздвигающихся в других местах сухожилий… За считанные секунды довольно-таки антропоморфный собеседник превратился в крупную хищную зверюгу. Из пасти донеслось:

– В этой. У нас, знаете ли, не самая приятная для жизни планета. Пришлось приспосабливаться.

– То есть, вы инопланетянин? – осенило Марка. Ярослав кивнул.

– Именно. Относительно нас с тобой, конечно.

– А вы нет? – удивился подросток. – А как же регенерация? Или про голову – это была шутка?

– Ну почти, – почесал переносицу Ярро. Кот тем временем вернулся обратно к прямоходящему варианту и снова уселся в кресло. – На самом деле я такой же обычный человек, как и ты. Просто полагаюсь на чудеса современной медицины. И некоторый апгрейд систем организма.

Марк покивал с умным видом, а затем снова обратился к коту:

– И все-таки, почему ваше имя мне кажется таким знакомым?

– Ну, потому что оно в некотором смысле родовое, – повел тот лапой в воздухе. – Один из моих предков работал в ваших краях. А тот монах, с которого все пошло – кстати, оказавшийся весьма толковым малым – согласился не разглашать историю целиком. Зато он получил «добро» на иносказательный, стихотворный вариант. И это понятно: тайны всегда хотят покинуть своего хранителя, в той или иной форме.

– А почему тогда «агент Барсик»? – продолжал допытываться Марк. Кот выразительно посмотрел на Ярослава, растопырил пальцы на одной из лап, и из них высунулись достаточно длинные, опасно поблескивающие когти.

– Ярро, я вырежу у тебя на языке девять смертельных проклятий, мелким шрифтом… Да, это все богатое и тонкое чувство юмора моего коллеги. Ему показалось, что так я смогу быстрее проникнуться командным духом и почувствовать себя на вашей планете своим. Спорное решение, как минимум. Но у меня создается впечатление, что с этим уже ничего не поделаешь. А если я начну воплощать свои угрозы в жизнь, Зейн будет недоволен.

– Зейн? – не понял Марк, а потом тут же сообразил. – Это он – Понимающий?

– Вы абсолютно правы, – прозвучало от двери.

Молодой человек резко обернулся на голос. Тот принадлежал мужчине в изящном костюме, с породистым, даже аристократичным лицом. Всем своим видом этот персонаж излучал уверенность, собранность и компетентность. При его появлении Ярослав слегка подтянулся, а кот вежливо кивнул головой.

– Здравствуйте, Марк, – неплохо поставленным голосом изрек Зейн. – Вы хорошо себя чувствуете.

Это был не вопрос, а утверждение. Впрочем, спорить смысла не было. Понимающий тем временем продолжал:

– Я так понимаю, что Ярро и Б’аун привели вас в более-менее стабильное состояние и ответили на приоритетные вопросы. А теперь, если вам не трудно, расскажите: что вы видели?

Часть 2. Системный администратор. Глава 5

Только теперь Марк вспомнил, что, в общем-то, изначально он был не один. Ему сразу стало стыдно и неловко: хорош гусь, расселся тут, чаи распивает, а друзья лежат в подземелье… Мертвые. Ему ужасно не хотелось даже мысленно произносить это слово.

Тем не менее, назойливые воспоминания так и лезли в голову. Вот незнакомец приземляется после падения с головокружительной высоты, как кот – на все лапы. Хотя нет, только на две, и это ноги. Вот он выговаривает серые, безликие слова серым, безликим тоном. Словно машина. Может, он на самом деле робот? А что, если есть пришельцы – почему бы не быть и боевым роботам. Вот он поднимает свое оружие... Нет, прочь, прочь из моей головы!

Судя по горящим щекам, он покраснел, и все присутствующие это заметили. Кот соскочил с кресла и ушел куда-то в соседнее помещение. Ярослав откинулся на спинку и сплел пальцы рук, глядя в сторону. А вот Зейн, наоборот, подошел поближе и сочувственно, понимающе посмотрел на Марка.

– Я знаю, что вы сейчас ощущаете. Ну, как минимум, догадываюсь. К тому же мы используем аппаратуру для фиксации многих физиологических параметров – ваши эмоции по ним можно достаточно легко интерпретировать. Но я очень прошу: расскажите, что с вами произошло. Это важно как для нас, так и для вас. И для ваших друзей, – добавил он абсолютно серьезным тоном.

Марк сглотнул, пожал плечами и принялся рассказывать – с того самого момента, как они с приятелями решили обойти закон о запрете продажи алкоголя несовершеннолетним…

Когда история закончилась, Б’аун вернулся. Марк, которого начало ощутимо потряхивать ближе к финалу, с удивлением заметил, что котище совершенно наглым образом ухмыляется. Он почувствовал, что закипает, обхватил себя руками за плечи и уставился на зверя исподлобья.

Зейн тем временем покивал, многозначительно посмотрел на Ярро, а тот приподнял бровь. Эти «переглядушки» еще сильнее разозлили Марка, и он не выдержал:

– Слушайте, я все понимаю, вы меня вытащили оттуда… Каким-то образом. И я вам благодарен, наверное… – тут он смутился и снова начал краснеть. – Но вы же могли спасти Витьку… И Андрея… А теперь их больше нет…

Он почувствовал, как в горле что-то застряло, и шумно сглотнул, втянув воздух носом. Б’аун перестал веселиться, встал, подошел к Марку и положил ему мягкую, теплую лапу на плечо.

– Прости, но не могли. Я работал в одиночку…

– Так это были вы? – тут Марк хлопнул себя по лбу. – Ну конечно же! Кот на крыльце!

– Соображаешь, – довольно проворчал зверь. – Вообще-то вы трое практически сорвали мне спецоперацию. Я сам собирался проникнуть на объект и заняться непосредственными обязанностями. А именно – разведывательно-диверсионной деятельностью.

Марк смущенно отхлебнул чаю. Кружка, кстати, так и не нагрелась. Б’аун тем временем продолжал:

– И тут появляется ваша компания. Признаться, сначала я хотел вас всех оглушить и аккуратно сложить в кустах, чтоб не мешались под лапами. Но затем подумал и решил подождать. Посмотреть, как будут развиваться события. А потом приехали наши общие знакомые.

И Зейн, и Ярослав молчали и внимательно слушали. Кажется, эта история для них тоже звучала в первый раз. Кот же снова отхлебнул из стакана.

– Я видел, как вы посыпались по лестнице вниз. Не очень разумно, но в состоянии стресса вполне приемлемый вариант. У вас было время – сектанты сгрузили с грузовика пару довольно тяжелых контейнеров.

– Сектанты? – недоуменно поднял брови Марк. Зейн качнул головой.

– Мы объясним. Б’аун?

– Да, конечно, – зверь поерзал в кресле. – По лестнице они, естественно, не полезли. Еще бы, с таким-то грузом. Развернули лифтовую платформу…

– Скажите, – перебил молодой человек, – за счет чего она движется?

– Я, строго говоря, не физик, – кот изобразил что-то, похожее на пожатие плечами. – Там простенькие антигравы. Меня больше интересует, где именно они берут свое оборудование. Все контейнеры типовые, похоже на серийный продукт. Но я не смог идентифицировать производителя.

Ярослав заинтересовался.

– Скинь мне, я прогуляюсь по базам данных. Марину тоже озадачу, – они переглянулись со зверем, и Марк готов был поклясться, что это не просто элемент невербального общения. Затем мужчина кивнул, а Б’аун повел повествование дальше:

– Я подождал, пока они спустятся, проверил местность на детекторы, замаскировался и аккуратно пробрался вниз. Тип, который дежурил у входа, меня не заметил. Как и вы трое, кстати. Впрочем, – кот сощурился, – вот ты, кажется, что-то углядел, верно?

Марк задумчиво кивнул головой. Серая тень в тоннеле. Интересно получается.

– А потом охранник, видимо, засек вашу возню. Прости, но шумели вы ужасно. Он спрыгнул и увидел, чем вы занимаетесь. Ну и, естественно, положил всех из парализатора. Правда, не сразу – они не любят стрелять по своим.

– По своим? – не понял Марк. И тут до него дошло. – Стоп, парализатор… То есть, они живы?!

– Конечно, – снова изобразил движение плечами Б’аун, – просто оглушены. Я пользуюсь другой технологией, хотя результаты, в целом, схожи.

– Но… – молодой человек не знал, как ему выразить то, что он ощущал. Комок в горле пропал, легкие словно развернулись, и он с чувством, глубоко и легко вздохнул. – Господи… А почему вы тогда забрали только меня? Я же видел, как вы напали на охранника. Вы его… убили? Или тоже оглушили?

– Тут все не так просто, – кот снова переглянулся с Ярро, а затем с Зейном. – И надо понимать психологию этих людей, а так же логику происходящего. Я не мог забрать всех троих – ни разом, ни по очереди. Это заняло бы много времени и почти наверняка вызвало бы любопытство у остальных бойцов.

Б’аун повел лапой, и на стене – а точнее, в воздухе перед ней – возникла объемная схема: магазин, колодец, тоннель. На трехмерном чертеже проступили точки, окруженные прозрачными пересекающимися сферами.

– У охранника была радиометка, и то, что он полез вниз, зафиксировала сеть датчиков слежения. Я свою нейросеть заглушил. У вас ее и не было, ни у кого. Значит, охранник должен был остаться живым – и помнить, зачем он туда сиганул.

Б’аун снова ухмыльнулся. Кажется, ему нравилось рассказывать о своих подвигах.

– Тогда я выбрал тебя, как самого смышленого, – Марк в который раз почувствовал, что краснеет, – и слегка подправил «человеку с ружьем» память. Так, чтобы все выглядело почти правдой. Фонарик тоже пришлось забрать, а твои отпечатки пальцев были только на внутренней двери, и их я удалил. А за друзей не переживай. Сектанты прежде всего ценят человеческую жизнь. Ставят Человека, – кот выделил заглавную букву интонацией, – во главу угла. Это, собственно, их фетиш…

Зейн наклонился вперед и привлек общее внимание.

– Я думаю, теперь мы должны рассказать про право на информацию и право на выбор, – тут Ярро кивнул головой и несколько ностальгически улыбнулся, будто речь шла о чем-то давно ему знакомом. – В работе Понимающего часто приходится иметь дело со свидетелями и пострадавшими, которые не совсем в курсе подлинной картины мира. В таких случаях мы в меру своих сил стараемся эту картину обрисовать. А затем предлагаем человеку выбор: будет ли он жить с этим новым знанием, воздерживаясь от необдуманного распространения – или предпочтет забыть.

Марк моргнул, а затем предположил:

– Но информация предоставляется в любом случае?

Ярослав наклонился в сторону Б’ауна и одобрительно высказался:

– Ты прав, очень толковый парень. Да, – теперь он обращался к Марку, – для того, чтобы разумное существо могло сделать осознанный выбор, оно должно представлять, что к чему. В свое время я тоже прошел эту процедуру. Можешь догадаться, чем все закончилось.

И он улыбнулся. Марк улыбнулся в ответ, но затем уточнил:

– Вы точно уверены, что эти сектанты не тронут моих друзей?

– Не обещаю, что их не будут допрашивать, – нахмурился кот, – но я хвостов не оставляю. И Виктор, – верно? – и Андрей убеждены, что вы их затею не одобрили и никуда с ними не пошли.

– Да я не за себя переживаю, – в сердцах бросил молодой человек, а затем подумал и уточнил: – Но даже если так, им будет казаться странным, что я отказался. Мы всегда и везде втроем…

– Ну, это не страшно. Они напуганы, у них стресс. Смущение и недоумение будут казаться вполне естественными. Кроме того, по нашим сведениям, техникой ментоскопирования Гнев Прародителей не обладает, – уточнил Б’аун. Марк заинтересовался:

– Ага, значит, они так себя называют? Но я читал различную религиозную литературу… Меня вообще интересует религиоведение, – немного смутился он, заметив, как внимательно все на него смотрят, – и Прародители никогда не упоминались в связи с гневом, яростью, отмщением и прочей ерундой. Наоборот, считается, что они сотворили людей, договорившись с населявшими в те времена Землю чудовищами, демонами и ангелами – более того, они добились мира между враждующими сторонами...

Ярослав расхохотался и начал сползать по креслу, подрагивая от смеха. Марк смущенно умолк, а затем пояснил:

– Ну, это не мои соображения, это то, что написано в исторических и теологических источниках. Я хочу сказать…

– Ох, прости, да… – мужчина откашлялся. – Просто знал бы ты, насколько все это забавно. Что возвращает нас, шеф, к вопросу о разомкнутой петле, – теперь он обращался к Зейну. Тот выглядел слегка раздраженным и в то же время озадаченным.

– Уверяю тебя, я передал всю информацию темпоральным физикам Улья. Они работают над вопросом, не покладая хелицер – с тех пор, как справились с шоком. «Никаких, абсолютно никаких возмущений временного потока», – это все, чего я пока что смог от них добиться.

Марк ничего не понимал, и Ярослав этот факт подметил. Отобрав у парня кружку и снова наполнив ее чаем, он сунул емкость обратно.

– Пей, тебе понадобится. Да, там очень продвинутые транквилизаторы – снижают амплитуду эмоциональных пиков, но при этом не тормозят процесс мышления. И повышают общий ресурс организма. Отличная штука – и никакого привыкания. Так вот, история на самом деле длинная. Она, собственно, как раз подпадает под положение о праве на информацию. Так что советую слушать внимательно, но сильно не впечатляться.

Совет, честно говоря, был так себе. Марк почувствовал, что начинается самое интересное, и его пробрала дрожь. Б’аун тем временем опять куда-то ушел, а Зейн стал у окна и уставился в пространство. Заметив интерес Марка, Ярро пояснил:

– Не обращай внимания, ему надо поговорить кое с кем. Да, общение будет происходить при помощи нейросети. Это что-то вроде очень мощного компа, работающего на ресурсах нашей нервной системы. Естественно, должным образом улучшенной и дополненной. Нейросеть устанавливается из капсул, которые надо употребить внутрь и немного подождать. Человеческий вариант выглядит, как две таблетки – красная и синяя. Я очень ржал, когда понял, что мне это напоминает, – и он подмигнул. Марк тоже понял и улыбнулся в ответ.

– Так вот, – продолжал мужчина, – вся эта история началась года два тому назад – и в то же время длится уже более миллиона лет. Не смотри так, это временные парадоксы, – отреагировал он на поднятую Марком бровь. – Я сам, честно говоря, местами не совсем понимаю, почему вышло так, как вышло. Пожалуй, стоит начать с азов.

Ярослав сделал движение ладонью, и, сменив схему, напротив Марка появилось изображение довольно угрожающе выглядящего насекомого. Картинка тоже имела объем и медленно вращалась. Тем временем рассказчик продолжал повествование:

– Это обитатель Улья. Они заселили Землю примерно триста пятьдесят миллионов лет назад... – Ярро улыбнулся каким-то своим мыслям. – Да, приятно порой вспомнить. Но ты слушай дальше…

Часть 2. Системный администратор. Глава 6

– А потом мы вернулись, и нас встретил Зейн. Он рассказал об отдельных, неизвестных мне подробностях дела, мы уже вместе разобрались с остатками Секракх – в основном их выслали с планеты свои же родичи. Жизнь пошла своим чередом, – подвел Ярослав итог своему повествованию. Марк сморгнул и понял, что все это время завороженно пялился в лицо рассказчику. Ну, или на изображения различных существ, которые тот демонстрировал для наглядности. Да, по сравнению с этим водопадом информации, обрушившимся на него за последние полчаса, даже воспоминания о собственных тоннельных похождениях слегка поблекли.

Ярро разлил еще чаю по кружкам, откинулся в кресле и замолчал, лукаво улыбаясь. Казалось, он собирается навести Марка на какую-то мысль, но не хочет, чтобы это произошло помимо воли его слушателя. И мысль эта, сложно уловимая сознанием, действительно крутилась где-то на периферии, не давала покоя…

– Стоп, так Прародитель – это вы?!

Мужчина явно наслаждался реакцией своего собеседника. Он встал, поправил одежду, стряхнул с плеча невидимую пылинку и легко поклонился.

– К твоим услугам. Сотворение разумных видов, спасение миров, свадьбы, похороны, недорого. Детям до шестнадцати – скидка.

Марк пытался подобрать какие-то слова, чтобы выразить всю бурность и насыщенность захвативших его эмоций, но они, полностью соответствуя сути, сплелись в какой-то хаотичный комок и приклеили его язык к нёбу. Прародитель? Один из поистине мифологических персонажей? Вот так запросто сидит в кресле, пьет чай и треплется о своих похождениях? Это было даже покруче говорящего кота. Так толком ничего и не придумав, молодой человек шумно отхлебнул из кружки и сглотнул. В это время вернулся хвостатый пришелец.

– Ну как, ты закончил со своими божественными байками? – проворчал он, снова умащиваясь на сиденье с самым индифферентным выражением морды. – Вербуешь себе апостола?

От этих слов Ярослав почему-то помрачнел, кинул на Б’ауна укоризненный взгляд, но обратился снова к Марку:

– Да, вот в этом и состоит основная загвоздка. Видишь ли, в той версии нашего мира, откуда мы с Мариной начали свое путешествие, никто и никогда не слышал ни о каких Прародителях.

Это было неожиданно. Почесав переносицу, Марк осторожно поинтересовался:

– Неужели совсем ничего?

– Ну, почти, – поправился Ярро. – В авраамических религиях той версии реальности, откуда все началось, человек был сотворен неким высшим божеством из глины. Если рассматривать это утверждение с точки зрения эволюционной теории, то получится, что человек – плоть от плоти своего мира, состоит из тех же элементов и их соединений, что и все остальное вокруг.

– А в нашем Ветхом Завете, – подхватил, уловив паузу в изложении, сам Марк, – говорится о том, что Господь сотворил землю и воду, зверей и птиц и прочих существ. Но люди возникли только после явления Прародителей. И откуда взялись эти самые Прародители – не уточняется. Есть, конечно, версии – и у теологов, и у религиоведов… Но они все какие-то неубедительные. А того момента мир принадлежал ангелам – тем, что остались верны, и тем, что отпали от Господа. И между ними бушевали долгие войны.

– Ну да, вот в такой иносказательной форме Писание повествует об Улье, о Себекх, даже частично о Пурушу. Хотя эти тихушники обычно не любят высовываться… Прочие религии, в том числе языческие, тоже так или иначе основаны на подлинных исторических фактах. Мне Зейн после возвращения скинул просто неимоверный объем информации, с привязкой к известным мифам и легендам. Я его полгода изучал.

Марк почувствовал себя в родной стихии. Ему всегда нравилось рыться в сети, а то и в бумажных книгах, выискивая интересные параллели между теми или иными эпосами, священными текстами и даже народными байками. Человечество произошло от одного корня, об этом говорили ученые уже довольно давно. И потому так схожи все эти истории о подвигах героев, о битвах богов, о поисках истины…

И вот перед ним сидит человек, который стоял у самых истоков. Который был пра-пра-пра… и еще миллион раз прадедом Марка. Который разговаривал с ангелами и сражался с демонами. Мда… А на вид старше всего лет на семь-восемь. Совершенно несерьезный Прародитель.

Благоговения, кстати, молодой человек практически не испытывал. А вот вопросы были готовы посыпаться, как леденцы из прорванного пакета. Б’аун, видимо, хорошо умел читать человеческую мимику, потому что вклинился в разговор, подняв обе лапы.

– Все это очень мило и душевно, но давайте вернемся к нашим баранам. И говоря «бараны», я в том числе имею в виду характерный для этих животных уровень интеллекта, упрямства и дальновидности. Речь идет, конечно же, о Гневе Прародителей.

– Так а чего они хотят? – не понял Марк. Кот нахмурился.

– Согласно переданной мне Зейном развединформации, которую я, как ответственный работник, проверил и перепроверил несколькими различными способами, эти типы очень своеобразно трактуют свой символ веры. Они считают, что Прародители произвели на свет свое потомство не с помощью, а вопреки воле иных обитателей Земли, враждебно настроенных к вам, людям, – начав перечислять, пришелец принялся загибать пальцы. – Что после возвращения Прародителей туда, откуда они явились, человечество оказалось во власти различных ужасных сущностей, которые разобщили вашу расу и использовали те или иные народы в своих целях. Что ангелы и демоны ревновали Творца к своим новым соседям, мешали человечеству развиваться, тормозили культурный и технический прогресс. Что они делились исключительно опасными и разрушительными знаниями с наивными людьми. И даже – что Прародители на самом деле никуда не вернулись, а были убиты, дабы не могли оказать покровительства своим потомкам, – он выразительно потряс собранной в кулак лапой.

Ярослав фыркнул.

– То-то я смотрю, какой-то последнее время я вялый да апатичный. А это все посмертная депрессия. Надо обратиться к танатологу, наверное… То, что тебе вкратце изложил Б’аун, для меня, как ты понимаешь, – он обратился к Марку, – не новость. Скажу честно: когда я узнал, я офигел. Ну серьезно. Представь себе: возвращаешься ты из глубокого прошлого, абсолютно уверенный, что все сделал правильно, что петля времени замкнута по уму, и птеродактиль клюва не подточит… И тут бац! Мы, естественно, сразу озадачили Улей. О фокусах со временем эти ребята знают больше всех в нашем секторе космоса. Но, как и говорит Зейн, подвижек в деле пока не видно.

Марк, слегка уставший от постоянно сваливавшихся на него новых откровений, украдкой зевнул. Судя по темноте за окнами, ночь еще не прошла. Хотя что он таки да знает за те окна? Может, там специальное стекло, непрозрачное для яркого света. Может, это вообще экраны. Может… Да все, что угодно может быть!

Зевок, несмотря на достаточно успешную маскировку, заметили. Ярро поднялся, посмотрел на все так же задумчиво уставившегося в никуда Зейна, покосился на Б’ауна и, видимо, принял какое-то решение.

– Ну что, мне кажется, право на информацию мы тебе обеспечили. Теперь будем реализовывать право на выбор. Внимательно прислушайся к себе и подумай, готов ли ты жить с новым знанием. Сразу скажу: если ты попросишь стереть себе память – никто из нас не будет считать тебя трусом. Никто не упрекнет в том, что ты не справился со стрессом. Мы работаем на Понимающего и в, собственно, понимании немножко поднаторели, – он улыбнулся, тепло, но при этом немного печально. Едва-едва. Но Марк почувствовал. Он не стал задавать вопросов, а постарался последовать совету.

В голове все еще крутилось сто тысяч «почему» и не менее половины от этого количества «как». Усилием воли молодой человек постарался прервать внутренний монолог и собраться. Чего он хочет? Отличный вопрос. С одной стороны – было бы неплохо забыть все, как страшный сон. Жить себе дальше, учиться, окончить школу, поступить на исторический факультет, заняться вопросами развития мировых религий…

А с другой – Марк понимал, что амнезия не вернет ему друзей. Что их родители будут приходить к нему, задавать вопросы, заглядывать в глаза… А он не будет знать, что им ответить. Он же никуда не ходил. Сидел дома. Или им тоже исправят память? А его отцу тоже подкорректируют воспоминания? А маме?

Марк вздохнул. Кажется, все вставало на свои места. Откашлявшись для солидности, он твердо заявил:

– Я хочу помнить. Я хочу знать. И… – тут он замешкался, – я хочу помочь. Наверное, мало чем смогу, но очень хочу.

Ярро, смотревший куда-то немножко в сторону – видимо, изучал показания датчиков своего встроенного «детектора лжи», – охотно кивнул.

– Ты знаешь, я почти не сомневался. Официально благодарю тебя за искренний ответ, – он достал небольшую коробочку и протянул Марку. – Подержи в руке. Все, спасибо, – коробочка вернулась к владельцу. – Мы заверили твое решение генетической подписью. Насчет помощи… Я тоже пока что не знаю, как будут развиваться события. Есть пара идей, но надо дождаться, когда шеф сможет присоединиться к обсуждению. А ты едь домой. Б’аун тебя подкинет…

Не удержавшись, – эта идея хулигански щекотала его изнутри с того самого момента, когда имя котоподобного пришельца впервые прозвучало вслух – Марк перебил собеседника.

– А я вот тут подумал… Помните, в сказках был такой кот Баюн?

Ярослав застрял на полуслове, а затем дико расхохотался, схватившись за живот и сложившись в своем кресле практически пополам. Кот задумчиво и даже в чем-то меланхолично окинул взором обоих представителей человечества. В глазах его стоял кроткий укор.

– А ведь сначала ты мне показался таким умным, воспитанным мальчиком…

– Нет-нет-нет! – замахал руками Марк, чувствуя, что ситуацию надо спасать. – Тут нет ничего оскорбительного или унижающего ваше достоинство! Баюн – очень серьезный персонаж. Он хорошо информирован, знает множество историй, грозен в бою и очень строг с нарушителями. Вы ознакомьтесь, вам понравится!

Б’аун прищурился.

– Ладно, уговорил. Кроме того, я же понимаю, что вам, приматам, нелегко дается правильное произношение. Вибрантное «б» в вашем языке отсутствует, так что… – он почти по-человечески пожал плечами, – я подумаю. А ты, Прародитель, кончай ржать, а то я решу, что в твоем личном эволюционном древе наличествовали копытные!

Последняя фраза была обращена к Ярро. Тот уже отсмеялся и только вытирал запястьями невольно выступившие слезы. Марка тоже подмывало улыбнуться, но он ужасно не хотел обижать своего, в общем-то, спасителя. Пусть тот и был мохнат и хвостат.

Закончив убирать остатки влаги со щек, Ярослав продолжил с того места, где его перебили:

– Так вот, Баюн – ох, прости, ну отлично же звучит! – он отвезет тебя до дома. В целях конспирации поедете на машине Зейна. Если родители не заметили твоего отсутствия – замечательно. В противном случае… – он развел руками. – Но я гарантирую полную безболезненность и отсутствие последствий для психики. Как бы я не подкалывал нашего пушистого коллегу, специалист он классный.

Коллега-специалист величественно кивнул.

– Только потому, что твой язык способен время от времени выдавать более-менее сносные комплименты, он все еще находится на своем анатомически целесообразном месте. Ну и плюс мой врожденный гуманизм и снисходительность к низшим формам жизни, – и он встал с кресла. – Так что, поехали?

Марк торопливо допил уже остывший чай, пожал руку Ярославу и направился вслед за котом. Он хотел было попрощаться с Зейном, но не решился прервать тот странный транс, в который погрузился Понимающий. А пока дверь в офис закрывалась, до слуха Марка донеслось:

– Баюн… Нет, ну надо же. И как я сам не дотумкал? А парень молодец, далеко пойдет.

Молодой человек не удержался и все-таки прыснул со смеху. Кот сделал вид, что ничего не заметил.

Часть 2. Системный администратор. Глава 7

Проснулся Марк как-то сразу, рывком. Причем буквально: сел на кровати и широко распахнутыми глазами впитал мир за те мгновения, пока мозг еще только переключался между режимами работы. Мелькнула ехидная мысль: «текстуры подгружаются…» Так оно, по сути, и выглядело: сначала кровать, спрятавшаяся за стеллаж с книгами, затем стены, увешанные полками со всякой ерундой, затем стол с компом и полураскрытый шкаф с одеждой... Последним «проявилось» окно, по привычке приоткрытое на ночь.

– Уф, какой же все-таки дерьмовый был сон! – с чувством выругался молодой человек, когда граница между явью и небылью наконец выстроилась прочно и нерушимо. Нет, ну это ж надо еще было придумать – будто бы они с Витькой и Андрюхой залезли в какие-то подземелья, в духе третьесортных попкорновых боевичков нарвались там на Страшно Секретное Общество, а потом…

Нога, нашаривавшая под кушеткой тапок, замерла. Стоп, сказал себе Марк. Стоп, застыл воздух ледяным комком где-то в трахеях. Стоп, сжались кулаки, и ткань пододеяльника, попавшая между пальцами, ощутимо затрещала.

Это был не сон. Или все же… Надо проверить. Надо срочно выяснить. Надо разузнать, уточнить и убедиться.

Марк вскочил и бросился в прихожую как был, в одних трусах. По дороге, правда, пришлось затормозить – из кухни доносилось потрескивание масла на сковородке и убийственно томный аромат свежеиспеченных оладий. Тихо смеялась мама, довольно ворчал отец: кулинария была его «коньком». Понимая, что выглядит более чем сомнительно, юноша сначала забежал в ванную, для убедительности плеснул в лицо холодной водой, зашипел от неожиданности и, не выключая воду, осторожно высунулся обратно, к вешалке с курткой.

Фонарик. Лежит в кармане, полуразряженный, судя по индикатору. Значит, вчера довелось его брать и использовать. Значит, в магазин мы ходили. Значит, до момента с потерей сознания – все правда. Логично предположить, что и остальное тоже, но если уж параноить, так на все деньги. Марк вернулся к раковине и принялся задумчиво возить зубной щеткой во рту. Вспоминалось самое окончание безумной ночи.

Баюн, как втайне надеялся юноша, за руль неприметного авто невразумительной марки и модели так и не сел. Вместо этого он запустил автопилот, и на водительском месте нарисовалась голограмма: совершенно невнятный, как и сама машина, мужик – отвернуться и сразу же забыть, Баюн, в свою очередь, устроился на заднем сиденье, рядом с Марком, и по дороге они вполне светски трепались ни о чем – в основном о былых подвигах мохнатого диверсанта.

Когда авто подъехало к дому, молодой человек осознал, что ужасно хочет спать и готов променять все тайны Вселенной на горизонтальное положение. Впрочем, к родному койко-месту его сразу не подпустили. Сначала кот-шпион, приняв охотничью форму, пробежался вокруг здания – быстро, как тихая серая молния. Затем проверке была подвергнута лестничная клетка и лифт, и только после этого Марку разрешили открыть дверь собственной квартиры. Родители спали, признаков паники, вызванной его отсутствием, не наблюдалось, и Баюн дал «добро» на воссоединение измотанной подростковой психики и объятий Морфея. После чего попрощался, а Марк дополз до кровати и уснул.

Смущали во всех этих воспоминаниях два пункта. Первое: если все это был сон, то он казался слишком логичным, несмотря на откровенно фантастический сюжет. Второе: если все это происходило на самом деле, то «ой-вэй», как говорил дедушка Соломон…

Строго говоря, солипсизм – это был «не наш метод». Марк всегда придерживался материалистического подхода к мирозданию: есть некая реальность, данная нам в ощущениях, и есть в этой реальности он, простой и незамысловатый подросток-школьник, ну разве что слегка поумнее многих прочих – избыточная скромность тоже не относилась к числу любимых пороков. Так вот, если в этой реальности происходила какая-то фигня, значит, надо было разбираться, откуда у этой фигни растут корни, а не плодить лишние сущности.

От размышлений Марка отвлек стук в дверь. Это был отец: он всегда старался соблюдать договоренность о личных границах, которая была установлена еще в незапамятные времена. Мама бы вошла просто так – впрочем, это же мама. Марк промычал нечто разрешительное, затем догадался сплюнуть и уже более внятно изрек «да!»

– Привет засоням! – отец любил готовить, но терпеть не мог мыть посуду, поэтому сейчас с кухни раздавался шум воды и прочие характерные звуки. Марк сделал вид, что «засони» – это как бы не про него, но на самом деле да. Отец ухмыльнулся.

– Ты же вчера вроде рано лег. Опять телефон терзал полночи? Смотри, отниму!

Угроза была шуточная – Марка никогда не наказывали лишением доступа к благам цивилизации. Точнее, в раннем детстве мама пыталась проводить подобные репрессии, но результатов это не дало. И тогда отец решил, что методику за неэффективностью стоит упразднить. Поэтому молодой человек пожал плечами и сделал неопределенное выражение лица.

– Ну я так, немножко… А вообще мой юный, растущий организм требует релаксации после экзаменов. Такой стресс, такой стресс…

Они оба посмеялись. Марк мысленно выдохнул: он до последнего опасался, что его ночное отсутствие все-таки заметят и дадут об этом знать. Но пронесло. А значит, так же мысленно признался он себе, на самом деле он действительно верит в то, что это был не сон. По ходу, дело труба.

За всеми чудесными и удивительными историями, рассказанными накануне Ярославом, Баюном и Зейном (к слову, последний в разговоре участвовал символически, потому что был чем-то постоянно занят), Марк так и не уловил главного: а что именно они собираются делать? На что способен Понимающий? Может ли он противостоять этим неведомым террористам? Как их там, Гнев Прародителей? Надо залезть в сеть и поискать про них что-нибудь в открытых (и не очень) источниках.

– Давай, лопай иди, мы специально последнюю партию попозже пожарили, – напомнил отец, и юноша с удвоенным энтузиастом принялся наводить чистоту и соблюдать гигиену. Оладьи издавали необоримый зов, за которым слегка померкли даже вызванные недавними событиями мрачные переживания.

После завтрака, прошедшего в атмосфере «ну вы, батенька, и дрыхнуть», Марк деликатно улизнул от попыток припахать его к различной общественно полезной деятельности и просочился обратно в свою комнату. Комп привычно зашуршал кулерами, и система начала загружаться. Медленно-то как, подумалось юноше. Вот нейросеть, небось, не тупит. Только подумал о чем-нибудь – и все доступные ответы сразу у тебя в голове. Прогресс, так его растак.

Результаты поиска откровенно удивили. Оказывается, приснопамятный Гнев Прародителей упоминался еще в Ветхом Завете. Марк даже засомневался и полез искать у себя на полке пухлый потрепанный томик. Полистав ветхие страницы (книга досталась еще от того самого дедушки Соломона, который был видным историком-религиоведом), Марк со странной смесью недовольства и удовлетворения обнаружил найденные в сети отсылки. Отсюда мораль, отругал он себя мысленно, если хочешь разбираться в предмете – разбирайся основательно.

«Гнев» всплывал буквально везде. На первых ролях, что интересно, эти деятели старались не светиться. И никогда не декларировали себя, как некую воинствующую организацию, несмотря на название. Периодически укоризненно цокали языком, – мол, человек должен помнить, кто его сотворил и кто этому мешал – но на соблюдении каких-то канонов или там, скажем, «чистоты крови» совершенно не настаивали.

Более того, схожие в той или иной форме группы, секты и ордена упоминались в связи со всеми значимыми мировыми религиями. Марк озадачился: есть ли между ними какая-то общность? Вопрос отнюдь не праздный, потому что одно дело разбираться с компашкой съехавших на религии психов, и совсем другое – с глобальным сообществом целеустремленных единомышленников.

В динамиках щелкнуло уведомление: кто-то прислал весточку через социальную сеть. «Обитель Зла», как ее добродушно-язвительно именовал отец. Впрочем, у него у самого там был зарегистрирован аккаунт, в который периодически выкладывались фотографии с конференций или ссылки на значимые профильные ресурсы. Марк, втайне надеясь, что это пишет кто-то из друзей, полез проверять.

Сообщение пришло от неизвестого пользователя, без аватарки и каких-либо данных в профиле. Хотя гадать, кто бы это мог быть, не пришлось. В строке «имя» было кратко и понятно набрано латиницей: «Yarro».

– Салют, молодежь! – энергично подмигивал смайликом текст. – Как сам, как родители? – еще один смайлик, многозначительный донельзя. Марк хмыкнул и протрещал клавиатурой в ответ:

– Нормально. По обоим пунктам. Просвещаюсь по поводу общих знакомых.

– Да я вижу, – еще один смайлик, с нимбом и невинной мордочкой. У молодого человека непроизвольно задралась левая бровь. Что значит, «вижу»?

– Не делай такое сложное лицо, – благодушно посоветовали ему с экрана, и на мониторе всплыло системное окно: картинка с веб-камеры. На этой самой картинке Марк с неудовольствием пару секунд понаблюдал свою изрядно ошарашенную физиономию, а затем пришло новое сообщение: – Большой брат следит, и все такое. Прости, профессиональная бдительность. Обещаю в личную жизнь не лезть.

Мысленно повозмущавшись, Марк признался самому себе, что Ярро поступает благоразумно: мало ли что. А вдруг на другом конце сетевого соединения вовсе не школьник на каникулах, а очень даже диверсант на ящике взрывчатки? Посему, смирив свой собственный гнев, молодой человек решил уточнить насчет Гнева Прародителей:

– Я просто хотел разобраться и понять. А ничего, что мы вот так прямым текстом в открытом доступе?

– Можешь совершенно не париться по этому поводу, – вместе с сообщением пришло изображение жеста «окей». – Я относительно недавно пошарился по местным серверам и выделил себе под аккаунт не учитываемый в общей статистике раздел. Так что, грубо говоря, ты сейчас пишешь в никуда. А перехватывать твой трафик напрямую… Это как стрелять из планетарного разрушителя по муравейнику.

– А такие бывают? – поежился Марк. Собеседник некоторое время молчал.

– Есть многое на свете, друг Горацио… По поводу товарищей из Гнева: подозреваю, что ты мучаешься вопросом «а что же дальше?» Знаю по себе: я бы тоже мучался. Но как мы тебе уже объясняли, опасности для твоих друзей нет. Сила действия равна силе противодействия: увидев, что перед ними два несовершеннолетних балбеса, забравшихся в тоннель из любопытства, серьезные дядьки с пушками решат, что проще всего будет выдать парням по паре подзатыльников на брата и шугануть их куда подальше. Потому что два синхронно пропавших в одном районе подростка вызовут закономерный интерес у правоохранительных органов, а Гневу это не нужно. Впрочем, допускаю, что у них в тех самых органах есть свои люди: это мы еще не проверяли.

Сообщение было длинным, но Марк подозревал, что скорость набора текста в случае Ярослава не зависит от ловкости пальцев и удобства клавиатуры. Молчание же, скорее всего, объяснялось некоторой задумчивостью помощника Понимающего, решавшего, что и как именно говорить. И что не говорить. Информация – дело такое, опаснее любого оружия. Даже планетарного разрушителя.

– Слушайте, – решился Марк, – а что в принципе нужно этим типам в нашем районе? Зачем они там копают?

На этот раз молчание длилось еще дольше. Юноша уже было решил, что Ярро отключился от беседы – это было сложно определить, потому что никаких уведомлений о статусе пользователя сеть не выдавала. Будто бы собеседник все время был оффлайн. Но тут динамики снова щелкнули, и Марк смог прочитать ответ:

– Шеф разрешил рассказать. Собственно, этим вопросом и занимался Баюн, когда вы слегка сорвали ему разведоперацию. Ничего критичного – мы никуда не торопимся, Зейн вообще предпочитает скорее неспешно-основательный подход к делу. Я сам человек действия, но начальству виднее. У меня для тебя пока что есть только рабочие версии. Интересует?

Марк скрестил руки и изобразил на лице «а вы как думаете?», будучи абсолютно уверенным, что эту пантомиму увидят и переведут вполне однозначно. Уверенность оправдалась – через несколько секунд Ярро скинул ему текст с какими-то явно заготовленными заранее наработками.

– Версия первая, банальная: археологические изыскания. Гнев Прародителей известны меценатством в данной сфере. Собирают все, связанное с древнейшей историей человечества, даже выставки проводят – естественно, не сами, а под эгидой различных фондов и музеев. Основные противоречия: зачем копать тайно и с вооруженной охраной, если не надеешься найти что-то не слишком законное? Научный приоритет – дело, конечно, серьезное, но не похоже, чтобы это была просто археология.

– Версия вторая, родственная первой: поиски истины. Можно допустить, что кто-то в данной организации решил выяснить, являются ли их догматы такими уж непогрешимыми. А вдруг человек вообще произошел от обезьяны? Точнее, от общего с обезьяной предка, как это утверждает официальная наука. Впрочем, тут странно то, что раскопки ведутся не в Африке. В наших северных землях нет никакой легендарной Гипербореи, и парни из Гнева должны быть в курсе.

– И наконец, версия третья, неприятная: археотех. Попытки найти что-то, что могло бы послужить Гневу Прародителей оружием против «чудовищ, демонов и ангелов» в борьбе за место человечества пред ликом Творца. Мы запросили архивы у всех, кого только можно: и Улей, и Себекх, и Пурушу, и даже у тех торговых анклавов инопланетян, что были в свое время открыты на нашей территории. Пока ничего вразумительного, но информация продолжает поступать. А действовать нам приходится, исходя именно из этой версии, и ты понимаешь, почему.

Марк сглотнул и плохо гнущимися пальцами набрал ответ:

– Да, я понимаю. Если в нашем доме вдруг запахло серой, мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами.

– Приятно иметь дело с начитанным человеком, – вдруг одобрительно прозвучало из колонок, и юноша вздрогнул. – Сорри, дела, убегаю. Будь на связи, есть еще пара моментов, которые нужно с тобой обсудить.

И с легким скрипом голос пропал. Марк протер вспотевший лоб тыльной стороной ладони. Многие знания – многие печали. Как верно звучит-то…

Часть 2. Системный администратор. Глава 8

– Маркунище, – постучали в дверь, – прекращай по сети трепаться, надо сгонять в магазин и в аптеку. У мамы курс капельниц, не забывай. Сгущенка, кстати, тоже закончилась – ты последнюю доел.

Молодой человек тут же вскочил и начал собираться. Мамины лекарства – это серьезно. Никак нельзя было допустить, чтобы многочисленные баночки и коробочки показали дно, иначе ей тут же становилось хуже. Увы, никто из врачей так и не смог поставить однозначного, уверенного диагноза, но даже предложенная ими паллиативная терапия делала жизнь легче – как самой маме, так и остальным членам семьи.

До аптеки надо было идти дворами, через весь микрорайон, а потом к тому же пересечь широкий проспект. Была еще одна, ближе, но цены в ней ломили конские, а целиком по списку лекарств закупиться получалось не всегда. Поэтому Марк сразу взял энергичный старт, а подойдя к переходу и увидев, что «зеленый» на светофоре начинает мигать, решил для скорости поднажать.

Он сразу даже и не сообразил, что это такое огромное и темное пронеслось перед самым носом. Буквально пару мгновений назад, по левую руку, до следующего светофора было пусто и безмашинно – и вдруг нате вам. Рвануло воздух, потянуло вослед… Чья-то крепкая, уверенная рука ухватила его за локоть и дернула назад, уберегая от неизбежного столкновения с крупнокалиберным внедорожником цвета мокрого асфальта. Машина, полностью проигнорировав «красный», с великолепным презрением к пешеходам унесла себя вдаль.

Правда, назвать инцидент «столкновением» мог бы разве что отъявленный оптимист: размазало бы по колесам – и тонким слоем на бампер и капот. Когда эта мысль первой выпрыгнула на поверхность сознания, Марк закономерно возмутился и показал унесшемуся вдаль лихачу средний палец, а потом уже сумел испугаться. Причем до подкашивающихся коленок – так, что даже осел на поребрик.

– Ты, парень, о чем вообще думаешь? – сдержанный, но явно недовольный голос принадлежал неожиданному спасителю. Марк, яростно растирая лицо ладонями и продолжая пялиться вослед своей несостоявшейся погибели, отмахнулся:

– О маме. Нет, серьезно, – он наконец-то догадался повернуться к собеседнику. – Вопрос не моего здоровья, – горло неожиданно перехватило, и Марк сглотнул. – Но спасибо вам огромное. Вы были вовсе не обязаны…

И осекся. Взгляд рослого, крепкого, коротко стриженого мужчины был ему знаком. Наверное, это было самое яркое воспоминание прошедшей ночи: глаза цвета серого северного неба, равнодушные, как инструмент для оценки противника. Баллистический дальномер. Глаза, которые не говорят, а делают. Глаза убийцы.

Перед Марком стоял тот самый человек, который, как он думал когда-то, лишил жизни его лучших друзей.

Нет, после разъяснений Баюна жизнь определенно стала легче. Но куда девать возникшие в тот момент эмоции и оставленный ими в памяти шрам – Марк еще не придумал. Он непроизвольно отодвинулся от мужчины и поежился. Тот хмыкнул:

– Молодежь… А если бы тебя сбил этот придурок – маме было бы, конечно, легче. Никакой ответственности за близких.

Он осуждающе покачал головой, поднялся с корточек и пошел через переход, над которым снова сиял «зеленый». Все происшествие не заняло и полуминуты. Марк пару мгновений тупо пялился ему вслед, а затем тоже встал и с трудом выудил из кармана телефон, чуть не выронив аппарат в процессе.

– Только что видел одного из знакомых, – написал он подрагивающими от выброса адреналина пальцами. – Не ошибаюсь. Что делать?

Ответ пришел тут же:

– Ничего. Повторяю: ничего. Не следить, не провоцировать, не лезть. Это – понятно?

Ну естественно. Марк даже немножко поругал себя – в мыслях. Игры в шпионов для «юных падаванов» всегда заканчиваются крупными неприятностями. Причем добро бы для самих «шпионов», но так ведь можно и дело запороть. Немудрено, что ему дали от ворот поворот – по здравом размышлении, он сделал бы то же самое. А сейчас у него стресс, выплеснувшиеся в кровь гормоны… Молодой человек кивнул своим соображениям и подтвердил в сообщении:

– Принято. Честно, не буду.

– Вот и молодец, – ответили с той стороны. – Но за информацию спасибо. Все, отбой.

Ноги все еще слегка подрагивали. Марк отошел к окаймлявшей проезжую часть аллейке, прицелился и метко плюхнулся на ближайшую скамейку. Проходившая мимо пожилая парочка посмотрела неодобрительно – наверное, сочли наркоманом. Или проститутом. Ну, в общем, кем там обычно оказывается современная молодежь у приподъездных бабулек?

Мысли в голове вертелись интересные. Если бы не вмешательство знакомого незнакомца – Марк решил бы, что Гнев Прародителей таки вычислил еще одного из случайных диверсантов и решил его устранить посредством аварии на дороге. Но то, что мужчина его спас – вызывало определенное смятение в раздумьях. Зачем? Чтобы что? Случайно – или преднамеренно?

Баюн упоминал, что сектанты с пиететом относятся к человеческой жизни. Возможно, один из них просто среагировал в рамках своих представлений о добре и зле – спас неразумного представителя собственного вида. Да, в конце концов, что ему мешает оказаться просто нормальным (с оговорками, конечно), правильно воспитанным мужиком? Марк сомневался в собственной скорости реакции, но закономерно предполагал, что постарался бы поступить так же.

А может быть, здесь идет более тонкая игра. Может быть, версия с «мы знаем, что вы делали этой ночью» имеет право на достоверность. Может быть, Гнев Прародителей хочет сыграть на признательности к спасителю. Может быть…

Да все что угодно может быть, поморщился Марк. Против последнего варианта говорило то, что солдат Гнева не завел никаких душеспасительных бесед, не начал намекать и капать на мозги… Но пунктов «за» тоже хватало, и от всех этих раздумий начала трещать голова. В итоге молодой человек решил, что все свои соображения по данному поводу оформит в текстовом виде и скинет Понимающему сотоварищи. Но это потом. А пока – аптека.

Отстояв небольшую очередь и слегка попрепиравшись с провизором по поводу мятого рецепта, Марк направился уже относительно неспешным шагом в сторону дома. Как ни обидно было признавать, но охранник сектантов прав: если с ним что-то случится, мама не порадуется. Да и отец тоже. Так что semper vigilo, как говорится.

И тут жизнь решила, что хватит расслабляться. Очередной «подарок» судьбы ждал молодого человека, когда тот нырнул под арку на противоположной стороне проспекта и повернул за угол. Выглядел же этот сюрприз в виде двух до боли знакомых рож, буквально врезавшихся в Марка на встречном курсе.

– О, – смог выдавить тот, старательно подавляя рефлекторное движение бровями, вознамерившимися забраться на лоб. – Привет честной компании. Ну, как вчера сходили?

Виктор замялся. Андрей же выглядел откровенно испуганным. Впрочем, предположил Марк, может, это не страх, а совесть?

– Да ничего так сходили, – все-таки промямлил Виктор. – Без приключений, но занятно. Склад, как ты и говорил. Пыль да коробки. Пустые, даже спереть нечего.

– Вы, надеюсь, не наследили? – поинтересовался Марк с какой-то удивившей его самого язвительностью. Ну, в самом деле, чего это он? Радоваться же надо, что оба балбеса живы, здоровы и на свободе. Видимо, сценарий, предположенный Ярро, оказался близким к реальности: подростков взяли за ухо и отправили по домам, сделав вчитку, чтобы не мешались большим дяденькам.

Но честное слово, как же стало тепло, ярко и до смешного спокойно, когда эти наглые морды вдруг вынырнули из-за угла! Все-таки в глубине души у него обитает скептик, требующий вложить персты, подумалось молодому человеку. И ничего с этим не поделаешь.

– Абрамыч, обижаешь! – с натугой рассмеялся приятель. Андрей же, бочком отодвигавшийся в сторону от Марка, с готовностью кивнул.

– Чего там следить-то? Мы так, заглянули, посмотрели и ушли. Зря не присоединился.

Амнезия, напомнил сам себе Марк. Ложные воспоминания. Парни не виноваты. Почему же он так раздосадован? Зол? Сердит? Словно пролегла какая-то невидимая граница между ним самим и его… друзьями? Все еще?

– И это говорит мне главный параноик нашего района? – парировал он, чтобы не выдать свои подлинные эмоции. – Ну, теперь я за вас спокоен. Честно, волновался.

Виктор выразительно шмыгнул носом.

– Да мы вроде большие мальчики. Чего волноваться-то?

Вот теперь Марк не выдержал и вскипел:

– А, ну и отлично. Прошу прощения у больших мальчиков – меня ждут дела.

Он протиснулся между приятелями боком и решительно направился в сторону дома. За спиной напряженно молчали.

«Идиоты! – негодовал Марк, – Слабоумные придурки с нулевой способностью к эмпатии! Да чтоб вы вообще понимали в переживаниях! Да я… Да вы…»

С другой стороны, возражал ему голос разума, ну а действительно, с чего бы это ему нервничать больше обычного? Ни Витька, ни Андрюха не в курсе, что он был там с ними, видел ровно то же, что и они, и даже участвовал во всем сам. Нельзя их обвинять в том, что они пытаются собственные эмоции подавить напускной бравадой.

Марк глубоко вздохнул и обернулся, готовый извиняться. Увы, приятели за то время, которое занял его внутренний диалог, успели что-то там себе надумать и удалились по собственным делам. Ну и ладно, в общем-то – вполне возможно, что попытка наладить общение привела бы к очередной вспышке неконтролируемых эмоций. «Я подумаю об этом завтра», как говорила героиня одной известной книги. А дома, между прочим, мама ждет.

Мама действительно ждала. Когда молодой человек начал выгружать добычу на кухонный стол, она подошла и внимательно заглянула ему в лицо.

– Марик, что-то случилось?

Единственный человек, которому прощалось подобное обращение. Марк неубедительно помотал головой.

– Да так. С Витькой слегка поцапался, плюс Андрюхе за компанию прилетело. Ничего такого, с чем бы не могло справиться милосердное время.

Мама притянула его к себе и обняла, растрепав темные кудри.

– Все-таки я не устаю поражаться, насколько ты у меня мудр не по годам. Это, видимо, в отцовскую родню – я-то всегда была барышней вспыльчивой и легкомысленной…

Марк рассмеялся.

– Да уж, и как вы только с отцом сошлись?

Она в шутку оттолкнула его и щелкнула по носу.

– Смотри, будешь дерзить – письмо не отдам.

– Какое еще письмо? – напрягся молодой человек. Мама пожала плечами и извлекла из кармана домашнего халата плотный конверт.

– Как я понимаю, это ответ на твой запрос по поводу учебы. Ты же рассылал заявки в вузы? Вот, ответили из… – она кинула взгляд на адрес, – межкультурного института исторической реконструкции и взаимного понимания. Странное название, но вроде организация серьезная. Эй, постой!

Но Марк уже выхватил письмо и ринулся в свою комнату. Захлопнув дверь, он тут же вскрыл конверт и развернул содержимое. Действительно, приглашение на очную форму обучения – а если точнее, на какие-то невнятные подготовительные курсы. Ничего не понятно… В этот момент загудел телефон. Приняв звонок, Марк услышал из динамика знакомый голос:

– Постарайся не удивляться, это мы с Зейном прикрываем наше с тобой взаимное сотрудничество бюрократическими методами. Чтобы родители не докапывались, где ты пропадаешь столько времени. А пропадать придется. Ну что, абитуриент, готов к подвигам?

Часть 2. Системный администратор. Глава 9

Марк задергался. Он кашлянул в трубку, приоткрыл дверь и выглянул в коридор – буквально одним глазом. Потом почесал переносицу и смог оформить свои сомнения словесно:

– Вот прямо сейчас?

На том конце соединения Ярро рассмеялся.

– Дела? Понимаю. Скажи, во сколько, и за тобой заедут. Но хорошо бы успеть сегодня.

– Да, конечно! – отчаянно закивал Марк, забыв о том, что собеседник его не видит. Или видит? Комп-то все еще включен, а в поле зрения камеры он попадает. Да и, в конце концов, что мы знаем об инопланетной технике? – Мне недолго, мне с родителями поговорить!

Одним из самых первых моральных принципов, которые в процессе воспитания внушил ему отец, была коллективная ответственность. Собираешься куда-то – скажи, куда и на сколько. Ну хотя бы примерно. Планируешь делать что-то рисковое – предупреди близких, чтобы могли подстраховать. На самом деле, Марк не так чтобы строго следовал этой парадигме – только когда не было риска нарваться на родительский запрет, выдав секретные подростковые планы на какой-нибудь малый джентльменский загул. Например, перед вчерашним походом в «как-оказалось-не-такой-уж-заброшенный» магазин он, естественно, промолчал. Но сейчас опыт и интуиция требовали поставить родню в известность.

Родня от известности прониклась и возрадовалась. Отец, отвернувшись от ноутбука, даже толкнул небольшую прочувствованную речь о пользе высшего образования и о плодах правильного воспитания. Мама, ехидно ухмыляясь и поправляя трубку капельницы (видимо, поставили, пока Марк общался с помощником Понимающего), всем своим видом выражала здоровые подозрения в том, что дражайший отпрыск сообщил любимым родителям далеко не всю правду. Впрочем, это у нее было профессиональное. Мама же.

Марк для виду прихватил из шкафа свои документы, а затем нырнул обратно в комнату и принялся размышлять. С одной стороны, Ярослав не сказал, что надо паковать чемоданы – то есть, брать смену белья, термос, соль и спички резона нет. А с другой, запас карман не тянет. Но тут есть шанс впасть во искушение и упихать в рюкзак половину квартиры. За этой дилеммой его застал новый телефонный звонок.

Голос в динамике был неожиданно женским, слегка недовольным:

– Марк? Выходи, возле подъезда.

И трубку кинули. Молодой человек поежился. Странно, что это не Ярро, не Баюн и не Зейн. Может, подстава? Понимая, что выглядит предельно глупо, он залез на табурет и снял с верхней полки наградной кортик дедушки Николая. Тот, в отличие от дедушки Соломона, видного деятеля науки, служил на флоте и в отставку ушел в чине каперанга. Впрочем, это не мешало старикам совершенно по-приятельски похлопывать друг друга по плечам во время больших семейных сборищ и наперебой травить цеховые байки. Ну, не мешало раньше. Теперь один уже в лучшем из миров, а второй где-то на исторической родине… Марк вздохнул, но предаваться унынию себе запретил.

Недурно было бы, к слову, проконсультироваться по поводу нынешней ситуации, причем с обоими прародителями. Дедушке Соломону вполне можно было позвонить – практически в любое время дня или ночи. В силу возраста тот мало спал и много работал над очередной монографией. А дедушка Николай был настолько колоритной и яркой личностью, что несложно было представить его реакцию на то или иное событие умозрительно.

Портупея лежала отдельно, и Марк не стал ее доставать. Засунув оружие за пояс и прикрывшись достаточно длинной толстовкой, молодой человек покрутил головой, кинул в рюкзак трусы, носки и футболку, а затем, поколебавшись, еще и тот самый фонарик. Теперь можно было выходить.

Возле подъезда действительно ждали. Невысокая, стройная молодая женщина, которую следовало бы назвать девушкой, не будь она неотвратимо старше Марка лет на восемь, приветливо помахала рукой, поправила шоколадного цвета челку и представилась:

– Привет, я Марина. Ярик, конечно же, обо мне не говорил. Представляешь, этот раздолбай забыл дать мне твой номер. Пришлось искать. Впрочем, не удивлюсь, если это очередные его шуточки с проверкой моей компетентности.

Она нахмурилась, а затем кивнула в сторону уже знакомой машины.

– Ну что, едем?

Марк нахмурился в ответ.

– А остальные где?

Девушка задумалась, а потом кивнула.

– Понимаю, не доверяешь. Молодец. Хорошо, попробуем так: тебя приволок наш мохнатый «коммандо», ты думал, что твои друзья убиты, и… – она хихикнула, – ты обозвал Б’ауна Баюном. Очень, кстати, подходит – Ярик до сих пор в восторге. Даже Зейн уже пару раз оговорился.

Не то чтобы это притушило опасения Марка – скорее, его убедил вид транспорта. Следуя за собеседницей, он нырнул на заднее сиденье робомашины и начал пристраиваться так, чтобы ножны кортика не впивались в разные интересные места. Марина, усевшись рядом, вздохнула, ловко выудила абордажный кинжал у него из-за пояса и положила ему же на колени, сдержав усмешку. Тот насупился, но промолчал.

Когда проехали пару улиц, Марк не выдержал.

– Я сегодня видел одного из тех мужиков… Это он стрелял в Витьку и Андрея, – голос предательски дрогнул. – Кстати, их самих я тоже сегодня видел. Действительно, обоих отпустили?

– Судя по всему, – голос Марины был слегка отсутствующим, и смотрела она куда-то в сторону. – Не обижайся на них, им и так несладко пришлось.

– А сектант? Вы будете его арестовывать, допрашивать?

Теперь девушка развернулась и с интересом уставилась на Марка.

– А мне нравится твой подход. Знаешь, будь моя воля, я бы так и сделала. Но увы… – она развела руками, насколько хватило места. Молодой человек возмутился.

– То есть, какие-то левые типы затевают что-то мутное, палят по живым людям, а вы…

– А мы не полиция, – мягко заметила Марина, и Марк осекся. – У нас иные права, иные полномочия и совсем другие задачи. В кодексе Понимающего много интересных и непростых загогулин. Ты попроси почитать, Зейн предоставит.

На этот раз молчание длилось дольше. Только когда они поднимались по лестнице в офис Понимающего, Марк не выдержал, убрал кортик в рюкзак и пробурчал себе под нос:

– А если бы они их все-таки убили?

Марина не стала уточнять, кто и кого. Зато уточнил Зейн, распахнувший дверь навстречу:

– Здравствуйте, Марк. Все ваши друзья живы, и это хорошо. Марина, привет. Прости, что отвлек – мы уезжали, и некого было отправить.

– Да ничего, – та махнула рукой и в который раз уже поправила волосы. – Зато я прогулялась. Кстати, по тем данным: есть сводки орбитального контроля? Хочу кое-что сравнить.

– Это к Баюну… – Понимающий неожиданно улыбнулся. Надо же, изумился Марк, как преображает лица простое мимическое движение. – Ну вот, теперь и ко мне прилипло. Все-таки хорошо, что чувство юмора – межкультурное явление.

– Я все слышу, – донеслось из глубин офиса недовольное кошачье. Зейн снова улыбнулся и сделал приглашающее движение рукой.

Марк, крутя головой, проскользнул внутрь. Навстречу ему вышел Баюн. Парой кивков он поприветствовал новоприбывших, а затем они с Мариной обменялись сложными взглядами.

– Ага, вижу, да, – проворчал котяра довольным тоном. – Пойдем, сверим списки…

Они с девушкой нырнули куда-то в боковой коридорчик, а Понимающий повел Марка дальше, в сторону уже знакомого кабинета.

На диване валялся Ярослав, демонстративно прикладывая ко лбу знакомую кружку. На удивленный взгляд Марка он простонал:

– Дипломатия. Ненавижу дипломатию. У меня от нее начинается головная боль. Или, может, это аллергия на мех Пурушу?

Понимающий укоризненно покачал головой.

– Существо, напрочь игнорирующее медицинские функции собственной нейросети, не подходит на должность ассистента Понимающего. Смотри, уволю.

– Я запустил в том разделе буквально всё, – добродушно огрызнулся молодой человек. – Но идиосинкразию на приторно-сладкие взаимные расшаркивания не лечит даже ваша техномагия. Ща, я оклемаюсь.

И он припал к содержимому кружки. Марк в очередной раз впечатлился, что из сосуда не пролилось ни капли, кроме как по назначению. Зейн тем временем присел на край стола и обратился к юному свидетелю, устроившемуся в кресле:

– Замечание Марины о специфике работы Понимающего верно по сути. Мы работаем строго по контракту, не подменяя функций правоохранительных органов. Есть задача, которую ставит клиент. Есть кодекс Понимающего, который позволяет оценить, имеем ли мы право в принципе за эту задачу браться. Он же определяет методы и правила, которыми мы должны руководствоваться при решении задачи, если та взята в разработку. Основные проблемы, которыми мы обычно занимаемся – это межкультурные взаимодействия. Спасение цивилизаций от геноцида – в них входит. Наказание за нападение на представителей собственного вида, не повлекшее гибели оных – нет.

Он выразительно посмотрел в глаза Марку. Тот побледнел от досады и закусил губу. Тогда Зейн продолжил:

– Но. Всегда есть «но». Если мы установим, что действия Гнева Прародителей несут угрозу Земле и ее обитателям, либо же иным разумным существам нашего сектора – тогда мы будем иметь право вмешаться с привлечением дополнительных сил. Именно для того, чтобы иметь возможность данные силы привлечь, мы и занимаемся дипломатией, – он направил еще один укоризненный взгляд на Ярослава. Тот сделал вид, что так и надо, и продолжил пить. Понимающий завершил мысль: – Понятное дело, что развединформация лишней не бывает. Но к арестам и допросам мы сможем перейти, только когда у нас на руках будет достаточно сведений, добытых несиловыми средствами.

В словах невысокого, безупречно одетого и невозмутиво выглядящего пришельца был резон. Марк еще некоторое время покривил губы, а потом уточнил:

– То есть, когда Баюн вытащил меня из тоннеля – это было в пределах полномочий? Он же оглушил бойца Гнева. И память ему стер.

– В этом вся соль, – отозвался с дивана Ярослав. – С формальной точки зрения, вмешательства как бы и не было. Никто ж ничего не помнит. Всегда можно найти лазейку, даже в кодексе.

Зейн кивнул.

– Поймите, Марк, мы не формалисты. Просто вот сейчас таких обходных путей нет. По крайней мере, – поправился он, – я их не вижу.

Строго говоря, молодой человек был впечатлен уже тем, что на его возмущенные вопли был дан такой развернутый и обстоятельный ответ. Видимо, дело и вправду было нешуточным. Он виновато кивнул, а затем спохватился:

– Вы сказали, что есть что-то срочное. Ну, я и подорвался. Письмо показал родителям, они одобрили, кстати. Давайте, может, к делу?

Зейн почему-то смутился. Внешне это было почти незаметно, но быстрый взгляд, кинутый на помощника, Марк уловил. А Ярро в свою очередь вернул взгляд Зейну, потом пожал плечами и поднялся из лежачего положения в сидячее.

– Дело, собственно, нехитрое. С тобой хочет поговорить наш клиент. Это он заказал нам подробный анализ деятельности Гнева Прародителей за последнее время.

Марк почесал нос.

– В общем, я готов. А что с ним не так?

Понимающий и его ассистент переглянулись и помолчали. Наконец, последний вымолвил:

– А это уже отдельная история. Ты как, высоты не боишься?

Часть 2. Системный администратор. Глава 10

Летать Марку уже доводилось. Когда дедушка Соломон обустроился в краю Земли Обетованной, он сразу же разослал приглашения в гости для всей родни. Оной внезапно оказалось с избытком – какие-то двоюродные и троюродные дяди и тети, кузены и кузины, седьмой жены пятого свекра от гражданского брака третий брат… Новоселье получилось суматошным и запомнилось тогда еще совсем мелкому Марку плохо. А вот перелет на удивление понравился.

Особенно отложился в памяти вид из иллюминатора, когда показалось Средиземное море. Оно было таким… Древним. Старше всего, что доводилось видеть до этого момента. Даже руины античных городов не производили подобного впечатления, потому что море – оно было еще до них. И вполне возможно, что будет после того, как города нынешние обратятся в прах. Марк благоговел перед морем и отлично понимал предков, обожествлявших эту стихию.

Сейчас же он в компании глубоко законспирированного пришельца с далеких звезд и его раздолбаистого, но верного и энергичного помощника летел над безбрежным океаном. В малом десантном катере, переделанном (а точнее, выполненном на заказ под нужды Зейна) из военного транспорта Улья. Они сидели в рубке, и Ярослав включил панорамный обзор с внешних камер. Зрелище было потрясающим.

– А почему Марина с нами не полетела? – неожиданно для самого себя полюбопытствовал Марк и смутился собственного вопроса. Ярро потер лоб – он выглядел слегка виноватым.

– Понимаешь, у каждого человека есть право на личные «тараканы». Марина вот терпеть не может летать. Особенно на «чужой» технике. После того случая в Египте…

Сзади донесся ровный голос Зейна.

– Я рекомендовал ей замечательного психотерапевта. Посттравматическое расстройство – не шутка. Случается практически у всех видов с широкой эмоциональной амплитудой. Но Марина…

Ярик перебил, ухмыльнувшись:

– Ага, послала нас на три сакральные руны и заявила, что она не псих, чтобы бегать по врачам. А я предупреждал Зейна, что с женщинами сложно.

– Я предполагаю, что этот феномен можно обсудить позже, – парировал Понимающий. – В любом случае, в данный момент у них с Баюном – ну все, он меня убьет – много работы. Той, что у вас называют «бумажной». Аналитика сама себя не разгребет.

Марк понимающе покивал. Да, это было ему знакомо. Живо вспомнилась отцовская фигура в кресле за ноутбуком. Видимо, даже волшебная нейросеть не подменяла собой острый ум и умения отыскивать скрытые закономерности.

Он снова окинул взглядом проносящиеся под воздушной – впрочем, и космической тоже – машиной волны и уточнил:

– Так а все же, что там за история с клиентом? И почему он хочет меня видеть? Если, конечно, информация о заказчике не является секретной, – поправился он, вспомнив пару историй, слышанных от отца.

– Да не, как раз вот этого пункта он в контракте не указывал, – Ярро встал с кресла и прошелся по рубке. Сиденье тут же втянулось обратно в пол.

Строго говоря, назвать это устройство «креслом» было сложно – в отличие от мебели в офисе, оно не прикидывалось делом рук человеческих. Ткань – или пластик, или кожа, или вообще голограмма – образовывала удобное наклонное ложе, зависшее в воздухе само по себе. И когда в него кто-то садился, форма подстраивалась под изгибы тела, при этом самого тела не касаясь. Ужасно удобно, но непривычно – а вдруг рухнет на пол? Марк попытался украдкой ощупать свой экземпляр. Пальцы спокойно прошли через силовое поле и дотянулись до поверхности. Вроде все-таки ткань. Он хмыкнул и стал слушать дальше.

– Штука в том, что мы крайне мало знаем про этого типа, а то, что смогли накопать, выглядит бабушкиными сказками, – помощник Понимающего повернулся к собеседнику, и тот без удивления обнаружил, что Ярро уже вооружен кружкой чая. По ходу дела, они его тут цистернами пьют, подумалось Марку.

– Вот например. Есть ряд документов Улья, – наши историки назвали бы это «мифами и легендами» – в которых утверждается, что еще до выхода в космос их раса сталкивалась с кем-то, ужасно похожим на нашего заказчика. Якобы их исследователи обнаружили посреди океана остров, которого там было быть не должно. И на этом острове жило странное, но разумное существо, с которым удалось вступить в контакт. Но когда по тем же координатам отправили новую экспедицию – ничего и никого найти не удалось, – Ярослав выразительно помахал посудой. – Зато через пару миллионов лет вышеупомянутое существо само вышло на связь с одной из Королев, и о чем-то у них там состоялся страшно секретный разговор. Подробностей выяснить не удалось, но после этого часть Улья покинула планету, а существо снова пропало.

Марк слушал, затаив дыхание. Да, это вам не жалкие тысячелетия человеческой истории. Пара миллионов лет, ха, какая мелочь… Тайны, загадки, слухи и секреты – это была его стихия.

– И вот этот товарищ, оказавшийся, кстати, удивительно информированным о правилах и принципах работы Понимающего, сам выходит с нами на связь. И предлагает проследить, чем это занимаются сомнительные мальчики в униформе в наших краях. И даже выплату аванса производит, чтобы мы уж точно не отказались. Правда, когда пошла конкретная развединфа, я уже и сам осознал, что дело пахнет керосином.

Зейн, предоставивший ассистенту право вводить Марка в курс дела, уточнил:

– Действительно, проект контракта был составлен безупречно. Но сам факт… Если приводить наглядные аналогии: представьте, что к вам в гости пришел самый настоящий Дед Мороз и предложил новую модель холодильника – со скидкой, в рассрочку и с выбором из неплохого ассортимента.

Марк рассмеялся, а потом заметил:

– У вас на удивление человеческие метафоры. Ну, для пришельца.

Понимающий покосился на Ярро.

– Есть отличное выражение: с кем поведешься…

– …Так тебе и надо, – закончил его помощник и упал на спину. Точнее, упал бы, если бы кресло не выскочило из пола и не подхватило его на полпути. Марк снова улыбнулся: Ярро, конечно, выпендрежник, но крайне обаятельный тип. Понятно, почему Зейн взял его на работу.

– А я ему зачем? – напомнил он. Ярослав поднял указательный палец.

– Ща, все по порядку. В ночь, когда Баюн решился на рейд по тылам вероятного противника, наш клиент внезапно снова вышел на связь. И сказал, чтобы мы обратили на тебя внимание. Да, назвал и имя, и возраст, и картинку скинул. Не сказал только, где тебя искать. Заявил, цитирую, что «все произойдет, как надо». А потом наш пушистый друг приволок тебя, всего такого красивого – и вот тут мы крепко озадачились.

Марк поднял бровь.

– Получается, что он информирован лучше вас? А зачем ему тогда ваши услуги?

Ярро пожал плечами и нахмурился.

– Один из вариантов – чтобы дать делу официальный ход. Все-таки Понимающий – это вам не миф и не легенда. Я думаю, что сегодня получится выбить из нашего заказчика побольше сведений. Ну как выбить – обменять на твое общество. Ты, надеюсь, не против?

– А у меня есть выбор? – скривился Марк. На удивление, его собеседник кивнул, причем предельно серьезно.

– Выбор есть всегда. Мы же не гестапо и не инквизиция. Хотя не могу не отметить, что образ последней избыточно демонизирован в общественном сознании. Кстати, мы уже на подлете.

– Уже? – Марк завертелся в кресле и начал искать взглядом признаки приближения к земле. Зейн с Ярославом переглянулись.

– Мы приближаемся к указанным координатам, – поправил помощника Понимающий. – Сорок восемь пятьдесят два, сто двадцать три двадцать три. Но детекторы не фиксируют ни суши, ни каких-либо плавсредств или построек. Возможно, маскировочные поля.

Внезапно у Марка закружилась голова. Легко, едва-едва, но это вызвало вполне ощутимый приступ тошноты. Он сглотнул и ухватился за кресло – удачно, что силовое поле не отталкивало руки. А когда кинул взгляд на панораму…

Океана не было. И неба – не было. Вместо этого вокруг катера громоздились какие-то непонятные… Строения? Горы? Леса? Словно в фильмах о будущем, где города рванули ввысь, и воздушным машинам приходится пробираться сквозь лабиринты зданий. Только в кино дома не вырастали друг из друга, не меняли неуловимо форму, цвет и плотность, не нарушали принципы геометрии и не сводили наблюдателя с ума.

При этом все происходящее казалось Марку смутно знакомым. Будто бы он это уже где-то видел, или читал, или слышал от кого-то – и теперь узнает по смутным, полузабытым воспоминаниям. Тем не менее, нельзя было сказать, что случилось дежавю – ощущения были схожими, но иными. На ум пришло словосочетание: «генетическая память». Но откуда?

Вокруг катера сгустился зеленоватый полумрак. Впрочем, это не мешало обозревать дикий, сюрреалистический пейзаж – казалось, контуры домов-деревьев-скал подсвечены изнутри. Что было самым жутким, так это впечатление, что они росли отовсюду – снизу, сверху, с боков. Как будто летательный аппарат попал внутрь огромной пещеры.

Судя по ошарашенным лицам спутников, видел происходящее не один только Марк. Зейн выглядел потрясенным. Он даже сбросил мимикрирующее покрытие – либо решил, что оно ему как-то мешает, либо от неожиданности. Ярро тихо, но затейливо матерился.

Видение длилось буквально считанные секунды. Развеялось оно быстро и как-то неощутимо – только что было, и вот уже катер снова скользит над морем. Марк встрепенулся и глубоко вздохнул – видимо, дыхание перехватило.

– А вот сейчас я вижу остров, – внезапно прервал поток ругани Ярослав. Зейн обернулся к нему и снова принял человеческое обличие. Быстро они оправились, подумалось молодому человеку. Опыт.

– Подтверждаю, – в голосе Понимающего все еще что-то подрагивало. – Приводной маяк есть?

– Нет вроде… А все, поймал. Интересный у нас разговор будет, чую чем-то задним…

– Когда-то бывало по-другому? – неожиданно усмехнулся Зейн. Ярро снова выдал порцию инвективной лексики, а затем покосился на Марка.

– Опс, пардон. Это у меня нервное.

– Да ничего, – для солидности откашлялся тот, – я начал жизнь в трущобах городских…

Ярослав расхохотался, погрозил ему пальцем и направился к выходу. Сообразив, что от него требуется то же самое, Марк спрыгнул с кресла и побежал следом.

Катер сел на берегу острова. Берег, к слову, был замечательным: белый, практически без малейшей желтизны, коралловый песок, голубое, теплое даже на вид море, уютно шелестящие в бризе пальмы, склоны гор, вырастающие невдалеке… Картинка с рекламного плаката. С трудом подавив желание скинуть одежду и сигануть в волны, Марк пнул ближайшую дюну носком кроссовка.

– Ну и где наш таинственный незнакомец?

Зейн подергал пиджак за лацканы и с интересом огляделся. Ярро выглядел напряженным, хотя старательно скрывал свои эмоции. В руке у него неожиданно обнаружилось что-то, отдаленно похожее на пистолет. И когда за спиной Марка неожиданно раздался чуть хрипловатый, надтреснутый голос, рука эта отчетливо дернулась. Но только дернулась – не поднялась. Самоконтроль, завистливо подумал Марк.

– А я, собственно здесь, – голос принадлежал упитанному, круглощекому, лысеющему пожилому дядечке, одетому в шорты и гавайку. Типичный турист-пенсионер. Фотоаппарата не хватает, понял молодой человек. «Турист» же, не будучи в курсе свежеприобретенного прозвища, тем временем продолжал:

– Ну что же, вот мы все и собрались. Ну, не все, но основные действующие лица. Очень рад тебя видеть, Марк. Очень. Ты даже не представляешь, насколько.

Часть 2. Системный администратор. Глава 11

Чего у Марка было не отнять, так это устойчивости ко всяким разным авторитетам.

Когда попытки воспитывать его традиционными методами в некотором роде провалились, мама, как человек упрямый, решила привлечь обоих дедушек. Для солидности и моральной поддержки. Дедушки взялись за дело рьяно… и со временем обнаружили, что не столько воспитывают, сколько травят байки о собственных похождениях времен лихой молодости, а внук хлопает ресницами и мотает на несуществующий ус. Случился небольшой конфуз, и мама попыталась отозвать свои педагогические войска, но те взбунтовались и перешли на сторону потомства.

В итоге выяснилось следующее: подавить Марка морально – практически нереально, зато он очень уважает и ценит прямоту, искренность и сотрудничество. Именно тогда отец и принял решение: не наказывать за проступки, а поощрять за достижения. За что молодой человек был ему крайне благодарен.

К слову, Марк не считал, что они с мамой в той или иной мере конфликтуют. Просто у нее свои взгляды на жизнь, а у него свои. То, что каждый пытается их реализовать, включая в них другого – это такая обязательная житейская игра. Так уж устроены все люди.

Возвращаясь к вопросу об авторитетах: даже Понимающий и его команда не произвели на Марка такого уж сильного впечатления. Нет, следовать их советам, рекомендациям и просьбам он намеревался вплоть до запятых. Потому что нет ничего более глупого, чем спорить с компетентным специалистом. Но степень своего доверия к Зейну, Ярро, Баюну и Марине – он определял сам.

А вот незнакомец с острова был Марку неясен. И производил достаточно неуютное, несмотря на безобидную внешность, впечатление: впору было жалеть, что кортик остался в рюкзаке. Можно было бы даже назвать старичка пугающим, если бы не закономерный вопрос: сфигали?

Впечатление это, к слову, было удивительно схожим с тем неожиданным узнаванием, которое испытал молодой человек, когда они пролетали через мистический каменный «лес» на пути к острову. Будто бы они с этим незнакомцем на самом деле отлично знакомы – вот только совершенно невозможно было осознать, при каких обстоятельствах. И не является ли вышеупомянутое узнавание игрой разума.

– Мы не представлены, – уютно проворковал «турист» и развел руками. В какой-то момент Марк подумал, что тот похлопает его по плечу, и мысленно ощетинился. Но этого не произошло. – Называй меня Ник. Некоторые зовут меня «Старый Ник», хе-хе. Иногда даже «древний».

Ярро выразительно поднял бровь. Что любопытно, устройство, похожее на оружие, он не убрал. Зейн всем своим видом выражал внимание и долготерпение. В голове у Марка сложилось два и два.

– Старый Ник? Древний? Но подождите, вы же не…

– Я же да, – снова хихикнул Ник. – Я очень даже да. Но подробности потом. Марк, я бы хотел, чтобы ты на что-то взглянул. Разумеется, уважаемый Понимающий и его опасный и грозный ассистент тоже имеют право участвовать. В конце концов, для этого я вас и пригласил.

Вот теперь Ярослав расслабился и сунул «пистолет» куда-то за спину. Зейн уточнил:

– Все это имеет отношение к ситуации с Гневом Прародителей? У нас есть по ним довольно обширный массив данных, но пока никаких конкретных выводов. Если будет желание ознакомиться…

Островитянин отмахнулся.

– Это ерунда. Точнее, – поправился он, – для вас это ни в коем разе, конечно же, не ерунда. Но сейчас важно другое. Пойдем, Марк, пойдем.

– Куда идти-то? – осмелел молодой человек. Ник сделал широкий приглашающий жест.

– А вот прямо сюда.

«Прямо сюда» ничего не было, кроме все тех же песчаных дюн. Чувствуя себя последним идиотом, Марк сделал шаг…

И очутился на палубе корабля. Правда, выглядело судно довольно странно. Палуба сильно возвышалась над водой, надстройка выглядела, как воронье гнездо, опутанное проводами. Рядом возвышалась ветвистая мачта, похожая на куст бузины – до того, как тот вытянется в дерево. В дальнем конце палубы тесной группкой стояли довольно архаично выглядевшие летательные аппараты, в которых с трудом можно было опознать старые винтовые самолеты со сложенными крыльями. На ограждении надстройки висел спасательный круг с надписью: “USS Princeton, 1941”.

Вокруг бегали загорелые люди, одетые в форму. Между собой они перебрасывались короткими, деловитыми фразами на английском – впрочем, прислушавшись, Марк скорее счел бы это заатлантической версией языка. Удивительно, но его, а также Ника и Понимающего с помощником никто не замечал.

Зейн оглядывался с интересом, Ярро же морщился и зачем-то держал правую руку возле лица, шевеля пальцами. На недоуменный взгляд Марка он пояснил:

– Не могу нащупать подключение. Кажется, нас качественно отрубили. Хорошая голограмма, достоверная.

– Вовсе нет, – развернулся к нему Старый Ник. – Никаких голограмм. Но и не путешествие во времени, это ведь ты тоже уже понял.

Мужчина неохотно кивнул, изобразил еще пару жестов, а затем дернул углом рта и опустил руку.

– Получается, что…

– Да, планетарной инфосферы здесь нет, – снова хихикнул «турист». – И какие из этого следуют выводы?

Ярослав пожал плечами. Зейн прошелся по палубе вперед-назад, провел рукой по крылу ближайшего самолета.

– Это какая-то альтернативная временная петля? Но я не нашел никаких сведений о подобных явлениях в структуре Вселенной в базах данных Улья и прочих рас.

– А кто вам сказал, что Улей всеведущ? Или что их базы открыты для вас целиком?

Марк, с любопытством изучавший окрест, встрепенулся и вспомнил одну мысль, не дававшую ему покоя:

– Кстати, я давно хотел спросить. Вот вы говорили, что Улей существует уже миллионы лет… А почему у них – и у вас – тогда такие… Ну, не могу сказать, что простые, но не сверхъестественные технологии. Нейросеть, антигравитация, чашка-непроливайка… Это же все было в книгах. Ну, в фантастике. Я думал, за столько лет разумная раса способна достигнуть уровня практически божественности.

Зейн понимающе покивал. Ярро, как удалось заметить, тоже приготовился слушать. Ник молчал и улыбался.

– Видите ли, Марк, тут весь вопрос в целеполагании. Кроме всего прочего, Улей – раса прагматиков. Их Королевы исповедуют простой принцип: «От добра добра не ищут». Если есть чайник, и он кипятит воду – зачем изобретать атомный водогрей? Нет, какие-то принципиальные исследования, несомненно, ведутся. К тому же, многие отдельные рои расселились по всей Галактике – я могу быть просто не в курсе их дальнейшей эволюции. А еще ходят слухи о расах, которые преодолели барьер телесности и превратились в одушевленные волновые функции…

Понимающий развел руками и улыбнулся с ноткой беспомощности. Казалось, ему почти стыдно признаваться в собственном невсеведении.

– Увы, они не идут на контакт – видимо, смена системы ценностей и образа мышления. Но большинство разумных вполне устраивает имеющийся уровень технологий. Есть даже те, кто вернулся к уровню развития, соответствующему вашему Средневековью – ближе, так сказать, к природе. Ну, с поправкой на то, что антисанитария и смерть от поноса им уже не грозит.

– А если мы говорим о фантастике, – вставил замечание Старый Ник, – то стоит задуматься вот еще над каким феноменом.

Он снова махнул рукой, приглашая всех сделать по шагу вперед. Ярро кинул быстрый взгляд на начальство, но Зейн безмятежно последовал приглашению «туриста». Пришлось и остальным.

На этот раз Марк попал на заросшую приятной, аккуратной травкой лужайку. На ней высилось несколько довольно поместительных, хоть и слегка низковатых шатров. Правда, один из них, похоже, накрывал собой какое-то дерево – Марк не мог разобрать, какой породы. Вокруг царила очевидно праздничная суета, играла музыка, носилась малышня… Впрочем, через мгновение молодой человек понял, что это вовсе никакие не дети. Выглядели существа, как совершенно взрослые, только очень низкорослые люди, одетые на манер сельских жителей викторианской эпохи, с преимущественно кучерявыми волосами, причем не только на головах, но и на босых ногах. Эти человечки также не замечали необычных гостей. Поразмыслив, Марк задохнулся от внезапного понимания.

– Это ведь…

– Не рекомендую произносить вслух, – лукаво ухмыльнулся Ник. – Никогда не знаешь, как слово сказанное отзовется. А уж написанное… Вот, – широко повел он руками, словно обхватывая пейзаж целиком, – тут как раз отозвалось. А может, это сам факт существования данного варианта отозвался в голове одного известного писателя? Кто знает, что было причиной, а что следствием…

Ярро тоже выглядел впечатленным. На вопросительный взгляд Зейна он задумчиво буркнул:

– Обязательно напомни, дам почитать… То есть, существуют действительно целые отдельные самостоятельные миры?

Ник, к которому была обращена последняя фраза, сплел пальцы и наклонил голову набок.

– И да, и нет. Тут все дело в терминологии… Давайте определимся, что мы называем миром. Я бы сказал, мир – это Вселенная, как мы ее знаем. От момента зарождения – до того или иного варианта конца. Кто-то считает, что нас ждет тепловая смерть. Кто-то – что обратное сжатие и новый Большой Взрыв. Но внутри Вселенной, внутри каждого мира существуют варианты.

Последнее слово было выделено интонацией. Марк озадачился.

– Варианты… чего именно?

– Развития, – охотно пояснил «турист». – В некотором роде, это параллельные, если по Лобачевскому, линии, идущие из общего центра. Ну, как одуванчик. Пыщ-пыщ-пыщ-пыщ… – он увлекся и замахал руками, изобращая каждый луч. – Вот так и тут. Мно-о-ого-много линий…

– Подождите, то есть, это все – временные потоки? – выдохнул Ярро. – А я-то думал, что он один…

– Ошибкой было бы так считать, – улыбнулся ему Старый Ник. – А что, Улей действительно ничего не рассказывал?

И он покосился на Зейна. Зейн взгляд вернул. Он вообще воспринимал информацию спокойнее всех остальных. Отличная все-таки у Понимающего подготовка, слегка позавидовал Марк. Или его раса от природы малоэмоциональна, тут же толкнулась в голове следующая мысль.

И Зейн же задал очередной вопрос:

– Это очень интересные сведения. В свете того, как вы упоминаете Улей, они становятся даже немного… Опасными. Но я бы хотел вернуться к изначальному вопросу: Гнев Прародителей. Какое отношение это имеет к ним?

– О, а вот тут начинается самое интересное, – лужайка исчезла, вокруг снова светился серебристый пляж и шелестели набегавшие на берег волны, – и, я думаю, немного обидное для Понимающего вашего уровня. Ведь действительно, как так вышло, что какая-то мутная секта в курсе существования вещей, о которых не известно вам – и о которых так упорно молчат ваши союзники?

Ник заговорщически подмигнул всем, чуть наклонился вперед и прошептал:

– А еще очень интересно: почему во всех, подчеркиваю, во всех вариантах вашей Вселенной так или иначе существует человечество?

Часть 2. Системный администратор. Глава 12

– Во всех? – уточнил Зейн. Марк снова восхитился его выдержкой. Хотя он и сам, казалось, перешагнул какой-то психологический порог, за которым перестаешь удивляться: ну Вселенная, ну временные потоки, ну подумаешь. Старый Ник тем временем хихикнул.

– Без исключений. Куда ни ткни – всюду люди. Как песок вокруг нас, – он наклонился и зачерпнул пригоршню. – Кстати, вот ты, Марк, спрашивал: что не так с техническим прогрессом? А я еще одну интересную штуку тебе скажу – вы, homo sapiens, очень уж sapiens. Нет, иногда ведете себя, как полные придурки, – Ник снова улыбнулся, – но это у всех так, не переживай. А вот темпы развития… Понимающий не говорил тебе, что других таких шустрых ребят не встретишь в этой галактике? Да и в соседних, насколько я знаю...

Понимающий не говорил. А вот Ярро довольно резко перебил «туриста»:

– Давайте уже к делу. Гнев Прародителей: что с ними? Какими сведениями они обладают и чем нам это грозит?

Ник даже не поморщился. Он высыпал песок из горсти и отряхнул ладони.

– А вы, уважаемый Прародитель, зачем спрашиваете? Недовольны потомками? Ладно, ладно, – поднял он руки, увидев, что собеседник понемногу закипает, – уж и пошутить нельзя. Дело обстоит следующим образом: эти милые ребята каким-то образом пронюхали, что их символ веры вовсе даже не символ. И что все так и было на самом деле. Ну, с поправкой на то, что вместо ангелов и демонов нарисовались муравьи, ящерицы и обезьяны.

Старик почесал кончик носа, окинул слушателей доброжелательным взглядом и продолжил:

– Товарищи развернули бурную деятельность по поиску доказательств – или опровержений. И каким-то образом вычислили, что их случай не единственный. Что существуют такие временные потоки, в которых не возникли ни Улей, ни Себекх, ни Пурушу – к слову, именно в один из них я вас и затащил в самом начале.

– Так вот почему инфосфера не ловила! – восхитился Ярослав. – Стоп, а как же в таком случае там появились люди?

– Естественная эволюция, – пожал плечами Ник. – Или масштабная мутация. Или крушение корабля разумной расы. Или акт творения какой-нибудь высшей силы. Учтите, что есть варианты, в которых не возникла даже сама ваша планета – и тогда человечество появилось, скажем, на Марсе. Или у других звезд. Или в совершенно невообразимых условиях. Вселенная словно играет с вами в поддавки.

– Улей, – уточнил Зейн, когда «турист» замолчал. – Какое они имеют отношение ко всему происходящему?

– Ну я бы не сказал, что прямо отношение, – изобразил старик лицом нечто сложное для понимания. – Но они тоже в курсе множественности потоков, да. Правда, не все – Улей не монолитен, сюрприз-сюрприз. И их эта ситуация пугает до усрачки. Настолько, что я бы не советовал спрашивать напрямую: не посмотрят на дипломатический иммунитет Понимающего, пустят в распыл. Впрочем, есть один… Человек, – и он подмигнул. Зейн, казалось, понял, о чем или о ком идет речь, потому что кивнул в ответ. Марк же решил задать вопрос, который зудел у него с самого начала:

– Так а, собственно, чем они занимаются в тоннелях под магазином? И к чему такая скрытность? И каков ваш собственный интерес?

– Вот! – наставительно воздел палец Старый Ник. – Сразу видно человека прагматичного и делового. Верный сын своего народа, не замеченного в пустых мечтаниях. Сказано, мол, заселим и озеленим пустыню Негев – и в итоге сделано, без колебаний и топтаний на месте. Учитесь, поцы!

Он так похоже изобразил интонации самого Марка после недавней эскапады с пивом, что тому осталось только расхохотаться. Смеху невольно вторил Ярро, даже Зейн улыбнулся. «Турист» же решил, по-видимому, все-таки ответить на заданные вопросы.

– Мой интерес прост – мне, пардон за lusus verborum, интересно, что из этого в итоге получится. Я вот ни разу не прагматик: развлекаюсь в меру собственных сил. Но могу иногда выполнить просьбу. Если хороший человек хорошо попросит, конечно.

И он выразительно посмотрел на Марка. Тот аж вздрогнул. С чего бы это?

– Чем занимаются наши борцы за историческую правду? – продолжал хозяин острова. – Ну вот копают. Виктор был совершенно прав. А куда именно они копают, вернее, за чем, – Ник подчеркнул интонацией раздельное произношение, – это очень интересный вопрос. Отсюда же и скрытность.

Марк ответом остался недоволен. До чего же скользкий тип этот Ник! Он хотел уточнить целый ряд моментов, но Ярро неожиданно взял его за рукав.

– Спокойствие, только спокойствие. Мы разберемся, обещаю. Спасибо за экскурсию, было познавательно, – он кивнул «туристу», и тот помахал рукой.

– Не за что! И да, как ни прискорбно, но вам уже пора. Последний совет – берегите Марка. Он для вас очень важен. Впрочем, он в принципе важен. Безотносительно.

И Старый Ник исчез. Вот так просто – взял и растворился в теплом морском воздухе. Остров, впрочем, остался, хотя Марк подозревал, что с него станется исчезнуть вслед за хозяином.

Только теперь Зейн вздохнул, слегка ссутулился и удивительно человеческим жестом потер лоб.

– Предлагаю вернуться в офис, – изрек он и первым направился в сторону катера. Марк аккуратно высвободил рукав из пальцев Ярослава и вопросительно посмотрел на него. Тот словно вынырнул из состояния глубокой задумчивости. Секунд пять недоуменно пялился на собственную ладонь, а затем пожал плечами и устремился вслед за шефом. Марку ничего не оставалось, кроме как последовать примеру старших.

Обратного пути молодой человек почти не заметил. Он все размышлял над последними словами Ника. Вот же вредный старикашка, толком так ничего и не сказал! Нет, конечно, известия о множественных временных потоках – по сути, самостоятельных параллельных мирах – стоили того, но… А с другой стороны, вон Зейн как озадачился, да и с его помощника весь кураж слетел. Впору немножко паниковать.

Впрочем, по возвращении в родные пенаты народ слегка оживился. Когда они спустились с крыши, встречавший Баюн с порога заявил, что наклевывается нечто интересное.

– Марина большой молодец, я бы не обратил внимания, – проурчал он, развалившись в любимом кресле с неизбывным стаканом в лапе. – Да-да, и не красней так, все равно не поверю.

Девушка, и не думавшая краснеть, почесала зверя за ушком.

– Льстец. Но да, сказывается опыт работы с прежней клиентурой. В общем, смотрите.

Она развернула на стене картинку с таблицами и графиками – явно для Марка, потому что остальные могли воспользоваться нейросетью. Молодой человек, впрочем, ни разу не обиделся.

– Тут у нас один мелкий торговец, регулярно посещающий местных Себекх. Продает им не запрещенное договором с Ульем вооружение, а так же расходники и прочую технику – по мелочи. Несколько раз прибывал с задержкой – не критичной, но заметной. А вот на что я среагировала, так это на разницу в массе судна: из порта загрузки он выходил с одним значением, а к нам прибывал уже с другим.

– Это можно было бы объяснить какими-то не имеющими отношения к нашему делу обстоятельствами, – вставил реплику Баюн, – но первый казус произошел вскоре после закрытия того самого магазина. Я специально уточнил дату по воспоминаниям Марка. Более того, именно тогда зашевелились сектанты по всей планете – это уже из более рассеянных сводок. А потом пошло, как по накатанной: задержка рейса, разница в массе, активность Гнева – раз за разом. Не знаю, как вы, а я вижу связь.

Ярослав, опустошавший очередную кружку с чаем, отставил ее на столик и изобразил аплодисменты.

– Нет, серьезно, я впечатлен. Что бы мы делали без толковых аналитиков, а, шеф?

Зейн невозмутимо кивнул.

– Скажи спасибо Марине, что она сняла с тебя этот невыносимо тяжкий груз. Кстати, отличная работа, вы оба молодцы, – обратился он уже к упомянутым «аналитикам». Баюн развел лапами.

– Ну, мы в курсе. Предлагаю послать нашего гениального дипломата, – он махнул в сторону Ярро, – собственно, к ящерам. Пусть возьмет их за шкирку, если найдет, и вытрясет, что за дела там у них творятся.

Помощник Понимающего окончательно развеселился. Он откинулся на спинку дивана и мечтательно прикрыл глаза.

– Ух, я им устрою… Хотя не, зачем? Мы же с ними вроде как друзья, – его лицо озарила широкая и кровожадная ухмылка. – Я просто вежливо поинтересуюсь, не завелось ли у нас под боком новых Секракх. Буду предельно тактичен и аккуратен в формулировках, обещаю.

– А я полечу с тобой, – заявила Марина.

Воцарилась мощная тишина. Ярослав демонстративно отвесил челюсть и похлопал глазами. Зейн поднял бровь, Баюн с интересом переводил взгляд с одного лица на другое. Марк тихо веселился. Девушка же невозмутимо скрестила руки на груди.

– Мариш, а открой сумочку, пожалуйста, будь так добра, – с трудом выдавил Ярро. Та усмехнулась в ответ.

– Увы, атомной бомбы в пудренице не припасла. Бросьте, не собираюсь я впадать в амок и разносить голыми руками первую же попавшуюся рептилию в клочки. Вот вы, Зейн, собирались отправить меня на терапию – будем считать, что это она и есть. А кроме того, – с ехидцей добавила госпожа «аналитик», – должен же кто-то проследить за нашим Прародителем. Чтобы дров не наломал.

Ярро демонстративно надулся.

– Сироту всяк обидеть норовит… Добро, полетели. Аэрофобия и офидиофобия – что может быть лучше, чтобы провести с девушкой романтический вечер?

Он соскочил с дивана, обхватил Марину за талию и увлек за собой куда-то в коридор. Оттуда раздались смешки и характерная возня. Зейн, наблюдавший за этим цирком с выражением бесконечного терпения на лице, вздохнул.

– И вот с этими людьми я работаю. Марк, надеюсь, вы понимаете…

Марк, прервав приступ смеха, утер слезы рукавом и с трудом пропыхтел:

– Да, конечно, понимаю, – он откашлялся и продолжил уже свободнее. – Знаете, мне кажется, это у нас, у людей, такой способ снимать стресс. Когда человеку плохо – он смеется над причиной, и ему становится легче.

Баюн дохлебал свой необычный напиток и тоже встал с кресла.

– Не худший вариант, кстати. Главное – не перебарщивать. При всех недостатках твоего помощника, Зейн, не могу не отметить, что края он таки видит. А если бы не видел – я бы не согласился с вами работать, ты ж понимаешь.

– Да, понимаю, – неожиданно грустно качнул головой тот. – Работа у меня такая.

Марк впервые видел пришельца в таком состоянии. От неожиданности он не нашел, что сказать, хотя на языке вертелось много вопросов и соображений. Тем временем, Зейн встряхнулся, собрался и вернулся к своему обычному образу безупречной компетентности. Он внимательно окинул молодого человека взглядом и заметил:

– А вам, Марк, пора домой. Я думаю, не стоит нервировать родителей и вызывать у них подозрения. Уже почти ночь.

– Как ночь? – вскинулся «абитуриент межкультурного института». Действительно, за окнами уже было довольно темно – ну, для этого времени года. Впрочем, успев побывать практически на другой стороне земного шара, и не так можно было запутаться. Марк слегка разочарованно вздохнул и отправился одеваться. За ним увязался Баюн.

– Мне сказали, что тебя надо беречь, – пояснил он. – Поэтому один не поедешь. Да и я разомнусь, весь день в четырех стенах…

Марк кивнул. Когда они выходили на лестницу, он успел заметить, что Зейн снова уставился в одну точку. Судя по всему, Понимающему предстоял нешуточный разговор. С одним «человеком».

Часть 2. Системный администратор. Глава 13

Поездка по ночному городу – это отдельный, самостоятельный вид удовольствия. Иногда Марк жалел, что у него нет ровным счетом никаких художественных талантов: эти мелькающие огни, полутени и переливающиеся цвета за окном требовали кисти импрессиониста. Ну, или хотя бы хороший фотоаппарат. А когда машина выезжала на набережную, тут сердце прямо на мгновение замирало. Щемящая тоска по чему-то, не случившемуся в этой жизни – это ощущение охватывало молодого человека, и помимо изобразительного искусства хотелось до кучи податься в поэты…

Впрочем, последняя пара дней показала, что случиться может еще о-о-очень всякое.

Баюн, доставив Марка до дома, в этот раз не стал носиться по округе. На невысказанный вопрос он театральным жестом повел лапой вокруг – и в траве, в кустах, даже на стенах зданий замерцали неяркие, но отчетливые светлячки. Датчики, пояснил зверь. Бдительность и контроль. И никакой беготни.

Родители обрадовались, узрев блудное чадо целым и непокоцанным. По крайней мере, так выразился отец: он вообще имел склонность употреблять разнообразный «босяцкий жаргон» – это у него называлось «для форсу». А мама полезла с расспросами: что да как. Марк, по подсказке все того же Баюна, объяснил, что с него потребовали заполнять анкеты, проходить различные тесты и общаться с комиссией. Скучилищная бюрократия. Почему так долго? Ну так не контора «Рога и копыта», понимать надобно. Служенье муз не терпит суеты, особенно если эта муза – Клио.

Уже забравшись под одеяло, Марк вдруг вспомнил последний взгляд Зейна. Ему почему-то стало ужасно неловко, словно он бросил пришельца одного перед лицом нешуточной опасности. Некстати всплыли в памяти Виктор и Андрей, лежащие на полу тоннеля… Не выдержав, молодой человек цапнул лежащий на прикроватной тумбе смартфон – и задумался.

А как, собственно, выйти на связь с Понимающим? Вот Ярослав – он есть в соцсетях. Интересно, а что, если поискать Зейна там же? Шансы стремятся к нулю, но…

Открылась нужная страница. Профиль у Ярро был, натуральным образом, девственно пуст. Пока Марк размышлял, что делать дальше, щелкнуло входящее сообщение. Он даже не удивился, когда прочитал имя отправителя: «Zaein».

– Доброй ночи, Марк. Вы что-то хотели спросить у Ярослава? Я могу предоставить необходимую информацию, в рамках допустимого.

Ну конечно же. Всегда предупредительный, вежливый, готовый прийти на помощь специалист. Естественно, он приглядывает за подопечным. Бдительное око Понимающего. Молодой человек хмыкнул и набрал текст:

– Я просто хотел сказать, что вы не один. Если понадобится какая-то помощь, поддержка, понимание – напишите или позвоните. Нельзя же все тянуть на себе.

Отправил – и самому стало смешно. И немножечко стыдно. Он, подросток, «школота», предлагает свои хилые силёнки существу, которое принимало участие в зарождении человеческой расы. Что, кортиком дедушки Николая помашет, и все враги разбегутся? К слову, если надо будет – Марк надеялся, что он не сдрейфит и не спасует перед лицом опасности. Тем не менее, Понимающий будет прав, если охладит сей неуместный пыл, даже в резкой форме.

Но Зейн этого не сделал. После некоторой паузы, от него пришел ответ.

– Я очень тронут. Никакой иронии, это искреннее признание. Конечно, я умею работать один – до того, как наши с Ярро пути заново пересеклись, у меня было много практики. Но поддержка – это очень ценно. Однако, уже поздно, вам бы стоило спать. Не могу обещать, что вы не понадобитесь нам завтра – дела могут пойти непредсказуемо.

Марк густо покраснел. Да, Зейн – это вам не Ярро и не Баюн. Возможно, даже Марина не удержалась бы от небольшой шпильки, но только не Понимающий. Он уже собирался попрощаться и послушаться совета, когда на ум пришел полузапамятованный за суетой вопрос:

– Скажите, а Ник был прав, когда сказал, что Улей может агрессивно отреагировать на неудобный разговор? Чем вам это грозит?

– Ничем, если я обращусь к нужному контакту, – эмоции через сетевое общение не передавались, но Марк почти представил уверенный и спокойный голос пришельца. – Ярро ведь упоминал в своей истории Рыцаря Улья, Артура? Он более человечен, в силу объективных причин, – много работает в вашем обществе. Я подготавливаю пакет данных, которые он сможет представить Совету Королев, чтобы убедить их в необходимости обработать мой запрос.

– А вы скажите им, что в руках таких дикарей и религиозных фанатиков, как Гнев Прародителей, подобная информация может иметь неприятные последствия, – предположил Марк. – Все равно, что дать обезьяне гранату: мало ли, как она сможет ее использовать.

– Это интересная мысль, спасибо, – теперь тон сообщения казался задумчивым. – Попробую изложить ее Артуру. Надеюсь только, что мы не спровоцируем встречный кризис: Улей способен решить, что риск слишком велик.

Холодок пробежал по спине Марка. Да, об этом он не подумал. Что, если гигантские разумные муравьи надумают превентивно зачистить своих потомков? Впрочем, в прошлый раз всю расу Себекх не стали наказывать из-за наличия террористов в их рядах. Может, и тут обойдется.

Подобные мысли нифига не способствовали крепкому и здоровому сну. Молодой человек регулярно просыпался от странных видений: будто бы он стоит на огромном пустыре, на котором ничего не растет. А вокруг только камень, пыль и низкие, свинцовые облака придавливают равнину сверху. И там, на этих просторах, он совершенно один – и надо срочно что-то сделать, но непонятно, что именно.

В какой-то момент вдалеке вырастал холм, похожий на муравейник, с отверстием входа внизу, и казалось, что нужно идти в его сторону. Но ноги отчего-то начинали отказывать, и чтобы сделать шаг, приходилось изрядно потрудиться. От этого напряжения сон развеивался, а когда Марка срубало обратно – он повторялся снова.

Так что утро не задалось еще в зародыше. Впрочем, после пары кружек чая и остатков вчерашних блинов Марк был готов с ним примириться – но не до конца. Телефон молчал, рюкзак потихоньку обрастал пылью в углу, кортик, выглядывающий из бокового отделения, укоризненно поблескивал рукоятью. Мол, где же обещанные дела? Где непредсказуемое?

В глубине души Марк был даже рад. Видимо, Зейна не сожрали Солдаты Улья, Ярослав и Марина не передрались с воинственными Себекх, Баюн не обнаружил на базе Гнева устройство Судного Дня. Во человецех – и не только – благоволение и благорастворение на воздусях.

И все же после бешеного темпа последней пары дней неожиданное бездействие угнетало. Хоть бы с Витькой пообщаться, да с Андрюхой, подумалось Марку. Надо попробовать наладить внезапно рухнувшие отношения, что ли.

Словно по заказу, раздался звонок. Ну вот, мелькнула мысль, бойся своих желаний – могут ведь, сволочи такие, и сбыться. Действительно, номер быть Витькин. Помявшись пару секунд, Марк ответил.

– Здорово, Абрамыч! – голос в трубке был преувеличенно бодрым. Живо представив, как приятель на том конце соединения мнется, жмется и старательно скрывает собственные эмоции, молодой человек понимающе вздохнул.

– Привет, Вить. Рад тебя слышать.

– Взаимно, бро, взаимно, – заметно было, что собеседнику не по себе. Марк решил, что стоит дать товарищу возможность выговориться. – Тут такое дело… В общем, мы с Андреем решили перед тобой извиниться.

Челюсть отвисла как-то сама по себе. Чтобы Витька первым признал свой косяк? Никогда такого не было. Ну все, осталось дождаться, чтобы Гнев Прародителей в полном составе заявился в офис Понимающего и сдался в плен, на условиях трехразового питания и гарантированных койко-мест. Марк закашлялся от неожиданности, а приятель тем временем продолжал:

– Прошлый разговор как-то не задался, и я вижу в том вину обстоятельств. Не дело обсуждать серьезные вещи на бегу. Предлагаю укорениться в парке, в сквере у памятника летчикам – там и народу меньше ходит в будний день, и вообще атмосфера. Идет?

Марк был готов хоть на пруд с крокодилами. Он вдохнул, выдохнул и елико возможно сдержанно ответствовал:

– Да, конечно. Дай мне час – собраться, одеться, добраться… Завещание, опять же… – от неуклюжей шутки на душе стало кисловато. Впрочем, Виктор иронию подхватил.

– Ага, ты еще вооружись. Ну все, через час ждем. С нас пиво – и даже не отбрыкивайся!

Аккуратно положив трубку, молодой человек недоуменно и выразительно развел руками. Мол, «черт возьми, Холмс, но как?» Как так получилось, что резкий и самоуверенный Витька вдруг решил первым пойти на деэскалацию конфликта? Или это его Андрей надоумил? Чудеса, да и только.

Впрочем, дразнить судьбу не стоило. Марк быстро натянул джинсы, порылся в поисках свежей футболки, сцапал куртку и рванул к двери. Кортик снова блеснул из угла, будто о чем-то предупреждая. На мгновение возникли сомнения… И были энергично посланы по известному адресу. Действительно, вот он еще по городу с холодным оружием не бегал. Мама, встреченная в коридоре, была наскоро предупреждена, что «мы с народом в парк» – и успела разве что дежурно потребовать звонить, ежели что.

До парка топать было – не ближний свет, но Марк решил пройтись пешком. В конце концов, сборы заняли не так много времени, а в запасе есть еще около часа. Вполне возможно совершить некоторый моцион.

Нет, ну какие же молодцы, восхищался он по дороге. Интересно, кто родил эту дивную идею? Неужели действительно Витька? А может, все-таки Андрей? Тихоня и параноик, тот иногда становился страшно упрямым – когда дело касалось вопросов безопасности. Ну, или когда нечто казалось ему неэтичным, вот как сейчас, кстати. Не хватало их общему другу моральной гибкости Марка или целеустремленности Виктора.

Строго говоря, в их тесной компании Андрей всегда был «темной лошадкой». Вроде бы совершенно ясный типаж: очень осторожный, не очень умный, довольно внушаемый. К тому же рыжий. Но Марк слышал истории о том, как однажды этот робкий и совершенно не агрессивный парень настучал по лицу старшекласснику, мучавшему котенка. Поступок, несомненно заслуживавший уважения – и внимания.

В парке действительно было безлюдно. Ну, почти – иногда вдалеке чинно проплывал женский силуэт с коляской или с пешим потомством. Солнце светило сквозь редкие облака, дул легкий, теплый ветерок, шумели сосны – парк был куском старого леса, оставшимся после натиска цивилизации. Интересно, подумалось Марку, а нет ли под городом каких-то старых строений Улья или Себекх? Может, именно к ним и копают злосчастные сектанты? Хотя, при чем тут тогда временные потоки и молчанка «жуков»? Загадки, загадки… Он любил загадки, но сейчас от них уже голова пухла.

Наконец, показался памятник. На сером граните мемориала проступало темное лицо отважного пилота. Раскинувшиеся по бокам центральной стелы гранитные же «крылья» несли на себе напоминание о страшной войне, прокатившейся по миру уже почти век назад. Марку вспомнились истории старших.

Дедушка Николай застал последний год сражений: он родился за восемь месяцев до победы, на оккупированных территориях. Его родителям пришлось прятаться среди болот и лесов, дожидаясь, когда утихнут бои и можно будет вернуться в чудом уцелевший дом. Дедушка Соломон был на два года старше – он появился на свет в эвакуации. Его память сохранила постоянно напряженные лица старших, обычай плотно зашторивать окна и скудные тыловые пайки. Оба знали о событиях того времени с рассказов непосредственных свидетелей. Оба жили в послевоенное лихолетье. Марк содрогнулся: не дай нам все боги мира, выдуманные и настоящие, новых всепланетных конфликтов!

За памятником действительно был сквер, чистый и аккуратный. Появился он там недавно, когда муниципалы решили облагородить местность. Если идти по главной аллее – даже и не поймешь, что он там есть, пока не обойдешь мемориал.

Витька высунулся из-за «крыла», махнул рукой. Выглядел он беспокойно. Ну да, естественно, догадался Марк, все-таки себя не переломишь – за один раз. Сейчас будет краснеть, бледнеть и мычать. Андрею, к слову, извинения давались проще.

Молодой человек помахал в ответ и прибавил ходу, огибая постамент. Приятели уже ждали его возле скамейки.

– Салют бандитам! Не ждали? – успел произнести Марк. Внезапно в мире что-то изменилось. Из тела словно выдернули скрепляющую нить, движущую силу, основу. Марк с удивлением понял, что ноги под ним подламываются, а небо запрокидывается и напрыгивает сверху, через затылок. Он еще успел разглядеть, как чей-то чужой силуэт вплывает в поле зрения – а потом стало темно.

Очень темно.

Часть 2. Системный администратор. Глава 14

Однажды Марку довелось пережить наркоз. В организме каждого человека обитает такой неприятный атавизм, как аппендикс – вот он и взбунтовался. Поднял, как пошутил отец, восстание и потребовал автономии, коию ему и обеспечили, путем хирургического вмешательства. Операция проводилась под общей анестезией, и возвращение сознания в телесную оболочку происходило под аккомпанемент мощного головокружения, сопровождавшегося слабостью и шумом в ушах. В общем, не самые интересные ощущения.

Сейчас к знакомому концерту добавлялась еще и выразительная головная боль. Марк поморщился и потер лоб запястьем… Вернее, потер бы, если бы смог. Что-то мягко, но уверенно придержало его руку. Он повторил движение второй конечностью – и результат оказался тем же. Значит, его связали.

В следующее мгновение он понял еще две вещи. Первое: кресло, в которое его усадили, достаточно удобно – для тюремнокамерной мебели. И второе: нельзя распахивать глаза одним махом и сразу же пялиться на источник яркого света, если до этого ты находился в отключке.

Пока Марк отчаянно моргал и шепотом матерился, кто-то неловким, но заботливым движением вытер ему выступившие слезы. Ткань была неожиданно мягкой. Он наклонил голову, чтобы не уставиться на лампу во второй попытке, и приоткрыл глаза.

Рядом наблюдались ноги. Знакомые кроссовки, мелькнуло в голове. Где я их видел? Ноги переступили, даже в таком ракурсе выглядя неловко и виновато.

– Марк, ты как? – пробубнили совестливые конечности голосом Андрея. Ага, вот так, значит. А Витька?

– Давай, Абрамыч, оклемывайся, разговор будет интересный, – а вот в этом голосе чувства вины не ощущается. Все страньше и чудноватее… Вернее, нет. Ничего странного. Как же это он сразу не догадался?

Что-то скрипнуло, свет стал мягче. Марк рискнул поднять взгляд.

Они находились в каком-то, судя по антуражу, заброшенном здании. Причем это был либо склад, либо промзона – очень уж характерная архитектура. В крайнем случае – сильно обшарпанный, «когда-то-жилой» фонд. Единственными признаками современной цивилизации были то самое кресло, пара софитов на штативах, сейчас отвернутых в сторону, и до боли знакомые контейнеры из серого квази-металла, расставленные вдоль стен. На одном из ящиков сидел Виктор, ковыряя внушительных размеров ножом грязь под ногтями – наверное, в каком-то фильме увидел и решил, что круто. Андрей стоял рядом, заглядывая Марку в лицо и сжимая в кулаке платок. И был еще кто-то.

За границей освещенного пространства, прислонившись к стене, стояла тень. Среднего роста, но плечи широкие, да и в целом фигура убедительная. Марк начал узнавать.

– В общем, ты на нас зла не держи, – Виктор положил нож и соскочил с «насеста». – Сейчас не те обстоятельства. Нам надо реально много чего тебе рассказать.

Марк, все еще изображавший дизориентацию, внутри был на удивление собран и деловит. Даже сам удивился. Наверное, стоит немного попаниковать? Все же не факт, что они знают, что он знает – ну, догадывается. Да и вдруг ошибся? Поэтому молодой человек скорчил гримасу и прохрипел:

– Что за херня творится, народ? Где я? – он сглотнул, почти не прикидываясь: в горле было сухо. – Во что вы ввязались, черти?!

– В лучший шанс всей нашей жизни, – торжественно провозгласил приятель. Андрей, мявшийся рядом, решил, что он свою роль исполнил, и отошел в сторону. Тень не шевелилась.

– В общем, мы тебе не все рассказали. Оказалось, что в том магазине не просто склад, – голос Виктора подрагивал от возбуждения. – Оказалось, там работают очень серьезные люди. Абрамыч, блин, ты бы видел, что мы видели!

– Что? Вить, что ты несешь? Какие люди? Вы с уголовщиной связались, что ли? – а получалось вполне убедительно. Почти не приходилось играть – Марк был изрядно сердит на своих бывших «кунаков». Не, ну чем они думали? Архаровцы, так их через так! Но, сдержал он эмоции, стоит парней сначала выслушать. Тем более, что выбора у него нет.

Виктор взмахнул руками и хотел чем-то парировать, но тут шевельнулась тень у стены. Она сделала шаг вперед, и Марк невольно вздрогнул. Ну да, знакомый из тоннеля. И с перехода. Убийца, который не убивал. Спаситель, который, вероятно, является врагом. Как же все сложно-то…

– Проще показать, – изрек сероглазый мужчина в комбинезоне, выходя на свет. – Марк, мы уже, кажется, знакомы – случайно. Меня зовут Герман. Смотрите, пожалуйста, сюда.

Он достал небольшое устройство, похожее на смартфон, и на что-то нажал. Ближайший контейнер с тихим гудением и щелчками начал раскладываться и раздвигаться. Виктор и Андрей осторожно сделали по шагу назад. Марк изобразил на лице недоверие и изумление.

Знакомая платформа-лифт приобрела окончательный облик и воспарила над полом. Повинуясь жесту Германа, она поднялась к высокому потолку, а затем опустилась и сложилась обратно, в компактный вид. Герман помахал «пультом».

– Это антигравитация, Марк. Впрочем, вы уже поняли. Ты, – он с нажимом перешел на более личное обращение, – уже понял. Ты умный парень, так сказали твои друзья, и так вижу я. А нам нужны такие, как ты.

– Так что же… Это… – Марк хватал воздух ртом, надеясь, что не переигрывает. – Вы пришелец?

Мужчина мрачно ухмыльнулся. Казалось, предположение его позабавило.

– Ни в коем случае. Но интересно, что это было первым, о чем ты подумал. Потому что, – он наклонился ближе и добавил значительности в голос, – пришельцы действительно существуют. Виктор, расскажи. Проверим, как ты усваиваешь методички. И да, – он снова что-то нажал на «смартфоне», – тебе же неудобно. Только не убегай.

Только теперь Марк обратил внимание на то, что же именно притягивало его к креслу. Оказалось, это были гибкие, эластичные ленты того же цвета, что и контейнеры, и гравилифт. Сейчас они с легким шелестом всасывались обратно в сиденье и подлокотники. Молодой человек поморщился и недовольно скрестил руки на груди.

– Даже не собираюсь. Но вам придется все объяснить!

Герман кивнул и махнул Виктору рукой. Тот откашлялся для солидности.

– В общем, Абрамыч, дело было так. Мы с нашим параноиком, – Андрей моргнул и вздрогнул, – забрались в магазин и действительно обнаружили там что-то вроде склада. А еще мы там встретили вот Германа и его… Друзей, – было заметно, что рассказчик пытается подобрать уместные синонимы. – Они нас сначала, конечно, повязали, но потом быстренько опросили и поняли, что мы, в общем, нормальные чуваки. И с нами можно по-людски. Потому что им действительно нужны люди. Много людей. В идеале – вся планета. Дело-то, брат, нешуточное.

Собеседник нахмурился и все-таки потер переносицу.

– Так в чем соль-то? Не тяни уже, рожай быстрее. У меня, к слову, башка трещит – вы меня били по ней, что ли? – добавил он сварливым тоном. Виктор примирительно поднял ладонь.

– Ша, не бузи. Тут обстоятельно надо. В общем, оказывается, некоторые церковные книжки не врут…

Марк с интересом слушал переложение той истории, которую ему до этого уже успел поведать Ярро. С интересом – потому что версия Виктора была неполной, эмоциональной и тенденциозной, и ему было любопытно повылавливать расхождения. Герман не вмешивался и снова замер. Отошел в тень и превратился в статую. Бывший военный, скорее всего, отстраненно подумал Марк. Или даже не бывший. Впрочем, спохватился он, главное – не забывать впечатляться в нужных местах.

Расхождения, к слову, действительно имелись. Так, Виктор (а следовательно, и Гнев Прародителей – это название было уже озвучено) утверждал, что Улей и Себекх не участвовали в сотворении человечества, а наоборот, всячески этому препятствовали. И что люди на протяжении всей своей истории живут по сути под гнетом «мерзких тварей», которые «не позволяют им занять свое законное место между звезд». Видно было, что эта мысль его зацепила. А вот Андрей выглядел беспокойно – впрочем, почти как всегда. Но что-то отличалось. Неуловимо, но все же, все же…

– Так, отлично, – вклинился Герман, когда Виктор закончил с историей. – Теперь ты.

Второй из приятелей замялся.

– Нннууу… Как я понял… Короче, были находки. Археологические, – он начал говорить увереннее. – Кроме того, некоторые пришельцы решили сотрудничать с людьми. Вот, например…

– Пока без имен, – перебил его мужчина. – К сути давай.

Андрей снова сбился. Марк уже хотел встать с кресла и ободрить товарища, когда тот смог выдавить:

– В общем, мы такие не одни.

– В смысле? – непонимание было искренним. Рассказчик прочистил горло.

– Были получены сведения, что существуют… Параллельные миры. Как наш, только с отличиями. Что-то про потоки времени, идущие из одного источника… Я всего не понял, – признался Андрей, – но главное, что в каждом таком мире живут люди.

– В каждом, Марк, – решил, что самому будет быстрее, Герман. – Человечество населяет всю нашу Вселенную. И только в наличествующем варианте мы делим планету с этими… – он был готов сплюнуть. – Уродами. Планету, которая должна быть нашей по праву.

Неожиданное проявление эмоций сбило Марка с толку. Он уже собирался было спросить, по какому именно праву, но вовремя осекся и смог только открыть рот – и закрыть его обратно. Провоцировать было чревато. Мужчина же трактовал его замешательство в свою пользу.

– Да, и я был так же потрясен в свое время. Понимаю тебя. Очень понимаю. История не из тех, в которые легко поверить, но это чистая правда. Да и демонстрация технологий, – он помахал «пультом», – которые предоставляют нам наши союзники, должна была тебя убедить. Получилось?

– Вполне, – вымолвил Марк. – Вполне. Так а что же вы планируете делать? – он смог изобразить недоумение. Герман одобрительно сощурился.

– Сразу к делу, молодец. Всего сказать не имею права, секретность, – он развел руками. – Но одно могу обещать точно: Земля будет нашей. Без вариантов.

Часть 2. Системный администратор. Глава 15

Нельзя сказать, что Марк был записным врунишкой, вовсе нет. Скорее, наоборот: он с детских пор исповедовал принцип – «честность лучшая политика». И в полном согласии с данной максимой совершенно честно придерживал при себе ту часть информации, которая могла навредить хрупкой психике близких – как родителей, так и друзей. Делалось это, естественно, не из злого умысла, а из лучших побуждений, и искусством этим Марк овладел в полном объеме.

Но ему и в голову не могло прийти, что подобный опыт однажды может пригодиться ему буквально в вопросах жизни и смерти.

Складывалось впечатление, что Марка не дурят: ни Виктор, ни Андрей, ни Герман, по ходу дела, не догадывались, что их память была зачищена. Похождения Марка в туннелях, а также последующее общение с Понимающим было для них тайной. Впрочем, следовало проявлять бдительность. Марк прикинул, как стоит отреагировать на последнее заявление, и… Возмутился.

– То есть, как это нашей? А сейчас она чья?

Герман снисходительно цыкнул зубом.

– Да, со стороны может показаться, что ни жуки, ни ящеры, ни макаки в наши дела не лезут. Но! Ты бы видел их технику! Такие возможности даже вообразить себе трудно.

Мужчина засунул руку за спину и выудил оттуда знакомое оружие. Стоило огромных усилий не дернуться в сторону – рефлексы были готовы отреагировать на опасность. К счастью, обошлось.

– Вот эта вещица, широкополосный многопрофильный излучатель, сокращенно ШМИ или, как его окрестили бойцы, «шмель». Эффекты – от паралича и временной потери когнитивных функций до локального сфокусированного нагрева. Тысячи кельвинов за доли секунды! Одна зарядная батарея способна подкармливать современный город средних размеров – если подобрать переходники. Но по сравнению с оружием Солдат Улья или штурмовиков Себекх – это детские игрушки. Впрочем, приходится соглашаться на то, что есть: удалось связаться с нашими космическими «соседями», торгуем помаленьку…

– С соседями? – изобразил недоумение Марк. – То есть, все-таки, с инопланетянами?

– Ну да, – отмахнулся Герман, – тоже те еще типы. Жадные скоты. Поставляют нам эрзац-технологии, а дерут, между прочим, втридорога – редкоземельные металлы, платина и платиноиды, уран с плутонием… Но так у нас хотя бы появляются шансы. Не с ножом же на бластер переть, – и он кивнул в сторону Виктора, который за время разговора вернулся к ковырянию под ногтями. Тот закономерно возмутился:

– Обижаете! Брат рассказывал, как у них в десанте…

– Забудь, Витя, про десант, – ласково посоветовал Герман. – Хотя мне нравится твой пыл. Вот вся бы молодежь такая была, мы бы этих чешуйчатых да членистоногих в два счета – к ногтю!

Выражение лица Виктора свидетельствовало о готовности «к ногтю» вот прямо сейчас, не сходя с места. Андрей же выглядел подавленным. Ясное дело, подумал Марк, Витька загорелся идеей, ухватил друга за шкирку и поволок. И даже не спросил, надо ли ему это. Искренне считая, что имеет право вязать и разрешать.

– А ты, Марк, что думаешь? – снова обратился солдат Гнева к своему гостю. – Как тебе нравится мир, в котором мы живем? Я слышал, у тебя мама болеет…

Молодой человек, уже было собравшийся пожать плечами и выдать что-то уклончиво-нейтральное, резко осекся. Удар был нанесен метко, профессионально и со знанием дела. А и действительно, скользнула по краю сознания холодная, неприятная мыслишка, ведь при наличии соответствующих технологий, что есть болезнь? Даже самая тяжелая? Пустяк, мелкая поломка в организме. Вон Зейн рассказывал, что живет на Земле уже миллионы (миллионы!!!) лет. А шутки Ярослава про регенерацию оторванной головы? Которые, если вдуматься, вовсе и не шутки даже, а по факту – обыкновенное чудо. Шалости богов, недоступные простым смертным.

На мгновение Марк ощутил обиду. Обида переросла в недовольство, недовольство породило раздражение, из раздражения вылупился и раззявил свою клыкастую пасть гнев… Видимо, все это было настолько заметно со стороны, что Герман удовлетворенно кивнул.

– Вот видишь. А если бы нам не мешали, мы бы сами продавали всем соседям по галактике огрызки с барского стола. Поэтому нам нужны разные люди. Отважные, – он показал на Виктора, – осторожные, – ободряюще похлопал по плечу Андрея, – умные, – палец почти уткнулся Марку в грудь. – Друзья наперебой расхваливали твой интеллект. Присоединяйтесь, господин барон, присоединяйтесь, – и он приветливо улыбнулся. Взгляд, впрочем, остался таким же стылым и жестким. Это остудило – словно тазик с водой за шиворот плеснули. Марк, встряхнулся, собрался и самым ненавязчивым тоном уточнил:

– Так а, собственно, что вы планируете делать? Вы угадали, мне бы хотелось внести ряд изменений в картину мира, но я пока не вижу точек приложения. Из того, что было сказано – шансов не так много.

Надежда, впрочем, была робкой. Это только в кинокомиксах герои и их антагонисты наперебой излагают конкретику по своим планам всем, кто готов слушать. Поэтому Герман снова улыбнулся и объявил:

– Всему свое время. Сначала поработаете в низовых ячейках, потом добьетесь повышения… Кто-то, возможно, попадет в ряды командного состава, – он почти незаметно подмигнул. – Тогда все и узнаете. А пока – Марку бессрочная увольнительная, Виктор и Андрей остаются для инструктажа.

Открылась дверь, которая до того момента безупречно сливалась с обшарпанным бетоном стены. Вошли двое – в темно-сером камуфляже, в масках-балаклавах, со «шмелями». Им было приказано:

– Отвезите нашего гостя, где взяли. Ему надо подумать. Бережно: у нас, вполне возможно, пополнение.

Марк сглотнул, но товарищи действительно вели себя вполне приемлемо. Аккуратно посадили в небольшой, неприметный фургончик, с извинениями завязали глаза, пристегнули к такому же удобному, как в «допросной», креслу и около двадцати минут катали. Потом сообщили, что можно выходить.

Марк стоял в одной из дальних аллей парка. Солнце не прошло и четверти небосклона, ветер по сравнению с утренним даже усилился, мамочки с детьми расползлись на обед. На душе было смутно. Молодой человек почесал в затылке – и направился в сторону дома.

Буквально через пару минут завибрировало в кармане. Телефон, вспомнил Марк. Любопытно, а ведь никто так и не позвонил за все то время, что он провел «в гостях». Блокировка сигнала? Возможно. Гнев, конечно, не Улей – но, как выяснилось, тоже кое-чего могут.

Предположение подтвердилось, когда в трубке раздался слегка встревоженный голос Баюна:

– Парень, имей совесть. Где ты пропадаешь? У нас твой аппарат исчез с радара часа два как. Зарядить забыл?

– Эээ, – замялся Марк, – вы не поверите, если я расскажу.

На том конце соединения замолчали. Затем прозвучало уже сдержаннее:

– Слушаю.

Молодой человек, слегка сбиваясь и лихорадочно вспоминая детали, поведал о своем внезапном приключении. Умолчал только о той части, в которой Герман посулился отобрать планету у биологических предков. Сообщил, что о намерениях сектантов ничего выяснить не смог – и это было, по большому счету, чистой правдой. Впрочем, мотивация этого поступка была пока не очень ясна даже ему самому.

Кот-шпион выразительно хмыкнул:

– Ка-а-ак все интересно оборачивается. Вот что, вечером за тобой заедет Ярро. Надо будет пообщаться по поводу открывающихся перспектив. Ты сам, кстати, – спохватился он, – в состоянии? Может, тебе нужна психологическая помощь? Я все время забываю, какие вы, люди, ранимые да впечатлительные.

– Нет, спасибо, – выдавил Марк. – Я в норме.

Теперь его начал мучать стыд. Он скомкано попрощался и продолжил свой путь, напряженно размышляя. Размышлизмы эти были мрачны.

С одной стороны, нет никаких причин доверять Понимающему и его пестрой компании наемников. Тот же сам говорил: работает на заказчика. Что ему судьба человечества? Да, в прошлый раз он помог Ярославу и Марине, но ведь получается, что все это было проделано исключительно ради замыкания временной петли. Которая, к слову, больше угрожала Улью и Себекх, чем людям. Ну, может, и людям тоже. Но все равно – мутный он тип, как и все остальные. Хоть и умеет вызывать доверие.

С другой стороны, Гнев Прародителей тоже повели себя не очень красиво. Именно их действия – а конкретно, солдафонские замашки Германа – привели к тому, что Марк оказался в компании Зейна, который в свою очередь смог убедить его, что эти люди опасны. И да, они опасны – как опасен любой нож: не стоит хвататься за лезвие голой рукой.

Голова начала раскалываться. Марк добрел до скамеечки под сосной, присел на нее, достал телефон и начал листать список контактов. Дело становилось слишком запутанным, и надо было посоветоваться.

Трубку взяли почти сразу. Глубокий, слегка утомленный, но довольный собой голос, с легким грассированием изрек:

– Я вас внимательно слушаю.

– Деда… – Марк поперхнулся и откашлялся. – Это я. Не отвлекаю?

Дедушка Соломон явственно изумился и обрадовался.

– Ооо, какие люди в наших краях! Ужель давно не слышал я тебя, мой дорогой и любимейший внук?

– Ой, прямо таки и любимейший, – не удержался от иронии молодой человек. – Обычно ты это Зоаре говоришь. И в попу ей дуешь.

– Ну, твоя кузина же девочка, – в голосе деда был слышен мягкий упрек. – А девочки любят, когда их хвалят. Мальчики, впрочем, тоже любят – поэтому я тебе и говорю: дорогой и, несомненно, любимый. Теперь давай колись: что тебя сподобило? Ты ведь не позвонишь старику просто так?

– Ну почему бы и да? – рассмеялся Марк, а затем посерьезнел. – Понимаешь, тут все очень сложно.

– Слушаю, – подобрались по ту сторону динамика. Даже поразительно, вдруг пришло в голову, насколько дед с Баюном похожи. И как это он раньше не замечал?

Марк замялся, а потом начал обтекаемо, строго придерживаясь положений «права на информацию» и «права на выбор», излагать:

– Если вкратце, я попал в одну историю. Ничего такого, что бы угрожало моему здоровью, – тут же поправился он. Впрочем, дедушка Соломон никогда не перебивал, за что и был удостоен самым высоким доверием среди молодежи. – Но получилось запутанно.

Пару секунд молодой человек подбирал слова. В трубке терпеливо и внимательно молчали.

– Вот смотри, – наконец нашелся он. – С одной стороны, есть люди, которые хотели доставить мне неприятности. И есть другие люди, которые меня в некотором роде от упомянутых неприятностей уберегли. Теперь эти другие говорят, что первые замышляют какую-то нездоровую фигню. А первые, извинившись за свои намерения, утверждают, что это вторые во всем виноваты. И собираются их… – он замялся. – Устранить.

– Физически? – деловито уточнил дед. Марк пожал плечами, а затем, опомнившись, добавил:

– Не знаю. Но похоже, что таки да.

В трубке ненадолго замолчали. Затем дедушка поинтересовался:

– А вторые?

– А вот я не в курсе, – признался Марк. – Но они ни разу не дали повода усомниться в том, что действуют строго в рамках закона. Ну, кодекса, – поправился он. Старик шумно выдохнул.

– Я всегда говорил, что лучший способ решить проблему – не влезать в нее. Аз ох н вэй, Марк, ну зачем тебе это все?

– Я не знаю, – честно признался тот. – Но боюсь, отстраниться уже не смогу.

– Когда это ты отстранялся… – буркнул дед. – Знаешь, если дилемма не решается логически – я обычно ищу самое этичное решение. Подумай сам, внук: чей путь тебе ближе? Кого из них ты лучше понимаешь? Чьи ценности и идеалы разделяешь?

Марк задумался. Пожилой историк, как всегда, зрил в корень. Правда, делить на своих и чужих всегда было непростой задачей… В поисках ответа Марк уставился в никуда, а затем осознал, на что именно смотрит, и вздрогнул.

Парковые тропинки снова привели его к мемориалу. Миллионы жизней, вспомнил он. Половина мира, заваленная мертвым железом и залитая кровью. Слезы, боль, утрата. Колючей проволокой пролегшие между странами и народами неоплатные счеты. Все во имя одной идеи: «избавимся от чужаков». За лучшую жизнь для избранной расы. Концлагеря, газовые камеры, печи. Ровно та же мысль, которую проповедовал Гнев Прародителей.

Теперь решения принимались просто и однозначно. Марк пробормотал в микрофон:

– Спасибо, деда! Очень помог!

Оттуда раздалось:

– Да не за что! Расскажи потом… – но вызов был уже сброшен. Надо было поговорить с кем-нибудь из команды Понимающего. Номер Баюна не определился, поэтому молодой человек запустил приложение соцсети и набрал сообщение:

– Я знаю, чего хочет Гнев Прародителей. Когда вы заедете?

Часть 2. Системный администратор. Глава 16

Вечер подкрался как-то незаметно. Марк едва успел дотопать до дома и как следует, от души пообедать. На свежем воздухе, да еще после такого стресса, как похищение с допросом, у него разыгрался поистине зверский аппетит. Что, конечно же, не могло не порадовать маму.

На этот раз он не стал собирать рюкзак и вооружаться. Все умляуты над «ö» расставлены, остается только поделиться информацией и положиться на суждение старших товарищей. Совершенно очевидно, что нельзя допустить того, чего хочет достичь Гнев Прародителей – чем бы это на самом деле не оказалось. Кортик дедушки Николая одобрительно блеснул, возвернутый на свое законное место: ему явно нравился этот решительный настрой.

Ярослав позвонил буквально через минуту после того, как Марк сообщил родителям, что снова убегает по делам. Возле подъезда уже ждал знакомый автомобиль, и молодой человек привычно плюхнулся на заднее сиденье.

– Салют, абитуриент! – Ярро протянул руку с переднего пассажирского кресла. Марк пожал ее и уточнил.

– Здрасте! А вы с Мариной уже вернулись от этих… Как их…

– Себекх, – напомнил мужчина, когда машина тронулась. – Да, у нас все прошло на удивление гладко и шустро, как по вазелину… Кхм, – слегка смутился он, но Марк только хихикнул. Ободренный, Ярро продолжил:

– В общем, приняли по высшему разряду. Даже наша агрессивно настроенная госпожа аналитик не нашла, к чему придраться. Представляешь, начальник охраны базы – потомок Сутекха, а комендантша – пра-пра и еще тысячу раз правнучка старой грымзы Сет. Мы для них что-то вроде семейной легенды – ну вот они и расстарались. Чаем поили, – он хохотнул. – Впрочем, вот тут я даже не удивлен.

Марк терпеливо ждал.

– Ага, ну и по нашему делу. Действительно, они торгуют с некими шустрыми типами… Ничего дельного те не предлагают, но ширпотреб тоже ходовая категория товаров. И действительно, последнее время сии торгованы стали дивно непунктуальны. Прибывают с опозданиями, а партии возят относительно небольшие – хотя мы пробили ТТХ их грузовиков, так вот, там влезло бы и вдвойне, и без напряга. А самое интересное…

Он выставил ладонь, и над ней закружилась голограмма. Марк дернул углом рта: эти контейнеры ему, кажется, скоро начнут являться во сне. Ярослав победно вздернул нос.

– Ну и сам понимаешь. По нашей вежливой и деликатной просьбе ящеры согласились в следующий раз задержать контрабандистов – исключительно бюрократическими методами, без бряцания оружием. Этим делом, бряцанием то есть, я предпочитаю заниматься сам: не перекладывать же все веселье на чужие чешуйчатые плечи. Приедем, побеседуем, уточним состав и объемы поставок… И проясним ситуацию.

Спохватившись, Марк вспомнил:

– Да, и к вопросу о ситуации. В общем, я узнал, что…

– Давай подождем, – перебил его Ярро. – Мы почти приехали, чего два раза одну и ту же историю пересказывать?

В этом был резон. Впрочем, когда они поднялись в офис, выяснилось, что Понимающий отсутствует. Баюн, встретивший их у порога, поморщился.

– Тут был Артур. Клянусь хвостом, от этого типа у меня мурашки размером с мышь каждая. Вроде балагурит себе напропалую, а потом как зыркнет – живо вспоминаешь, что под гуманоидным обличьем сидит миллионолетняя членистоногая тварь, которая любит, умеет и практикует убивать разумных. Нет, я тоже не лыком шит, – кстати, удачное выражение – но по сравнению с Рыцарем Улья…

Кот выразительно закатил глаза. На немой вопрос Марка, усевшегося на диван, пояснил:

– Зейн и Артур знакомы уже очень давно. И, строго говоря, если уж кто-то решил задавать неудобные вопросы Совету Королев – лучше делать это, имея за плечом такое существо, как Рыцарь. Но все же, в первую очередь интересы этой «машины убийства» лежат в плоскости интересов Улья, а потом уже – приятеля-Понимающего.

Ярослав, бухнувшийся в кресло напротив, легкомысленно отмахнулся.

– Шеф выкрутится. Он только снаружи весь такой корректный да вежливый, а глубоко внутри – жесткий, как фуллерит, и скользкий, как фторопласт. Без этого в нашем деле нельзя.

Баюн с одобрением кивнул и, повернув голову, крикнул в сторону коридора:

– Марина! Отлипни от базы данных, у нас гости по делу!

Девушка появилась через полминуты и вид при этом имела недовольный.

– Учти, если я забуду, что меня насторожило в той сводке – перейду на личности. Здравствуй, Марк. Говорят, ты с новостями? – она тоже уселась, на этот раз на колени к Ярро. Вообще, в отсутствие начальства поведение всех стало свободнее – что было молодому человеку в целом понятно. Он для солидности откашлялся и начал рассказывать…

Баюн кивал в тех моментах, которые были ему уже знакомы. Но когда Марк перешел к известиям о том, что Гнев Прародителей собирается превратить человечество в доминирующий – и единственный – разумный вид на планете, кот нахмурился.

– Так, а вот это что-то новенькое. В первую нашу беседу ты об этом умолчал. Были причины?

Ярослав и Марина заинтересованно смотрели. Девушка к тому же как-то знакомо наклонила голову… С пониманием. Марку стало ужасно стыдно.

– Были, – выдавил он. – Но мне они ужасно не понравились. Не знал, что в себе может обнаружиться… Такое. А потом я поговорил с дедушкой. Ничего конкретного ему не сказал, конечно, зато многое для себя понял. И вот, – заключил молодой человек, – я принял решение.

– На самом деле, ты молодец, Марк, – подала голос Марина. – Я тебя не осуждаю ни по одному из пунктов. Отстаивать свои интересы – это нормально. Отстаивать интересы своего вида – тоже вполне достойно. А вот смотреть и видеть дальше этого, понимая, что не все прямые, простые и понятные пути приведут к заветному результату… Я смогла только после знакомства с Понимающим. А ты дошел до этой мысли сам. Повторюсь – ты молодец.

По виду Ярро и Баюна, они оба были согласны с озвученной точкой зрения. Марк покраснел еще гуще – хотя еще в начале своего признания ощутил, как кончики ушей начинают гореть. Чтобы справиться с неловким чувством, он запустил пальцы в собственные кудри, выдохнул и поинтересовался:

– Ну, вот такие дела. И что мы будем с этим делать?

Ярослав одобрительно кивнул на «мы» и поднял палец.

– Думать мы будем. С одной стороны, эти сведения в определенном смысле развязывают нам руки. Кстати, не забудь потом дать показания – мы снова зафиксируем твои воспоминания; как это делается, ты уже в курсе.

– Так вот, повторюсь, – уточнил он, – у нас появляются основания для прямых воздействий. Граждане команда, в отсутствие Понимающего я, как его заместитель, предлагаю провести мозговой штурм. Для выработки предварительной стратегии. Идеи?

Марина поерзала у Ярро на коленях и встрепала ему волосы.

– А мне кажется, надо дождаться Зейна. Все-таки это его дело и его ответственность. А то мы сейчас себя накрутим, напридумываем ерунды, а потом будем жалеть. Да и опыта у него побольше, чем у всех нас.

Ассистент Понимающего для вида возмутился:

– Опыт-шмопыт… Я ж не предлагаю прыгать в катер и лететь бомбить логово врага – вот прямо сразу. Неизвестно, чем они нам могут ответить – и не только нам. Люди, угрожающие глобальной зачисткой планеты, меня напрягают: таких лучше не сердить. Но поприкидывать-то мы можем. Кстати, вот уже мысль: аккуратно выслеживаем того же Германа, оглушаем, пакуем, везем к нам и нежно допрашиваем. Без членовредительства и угроз. Исключительно методами современной ментоскопии.

– Рискованно, – проворчал Баюн. – Могут запалить. Я, конечно, уверен в своей технике на девяносто девять целых целых и девяносто девять сотых процента… Но лучше не нарываться. Общий уровень технологий, которыми владеет Гнев, мне в целом ясен, но ты же в курсе: если сюрприз может произойти, он произойдет. Не нравится мне их самоуверенность… – он подпер морду лапой и сощурился.

Воцарилась задумчивая тишина. Ярро вздохнул и встал, попросив Марину слезть, чтобы организовать всем желающим чаю. И тут Марку пришла в голову мысль.

– Слушайте, – осторожно начал он, – но ведь у вас есть я.

Баюн оживился.

– А и верно. Гнев нуждается в новобранцах – и так просто они от тебя не отстанут. А если ты докажешь им свою лояльность, то сможешь внедриться и обеспечить нас ценным каналом информации прямо из ядра секты.

Тут рассердилась Марина, всплеснув руками и чуть не зашибив при этом Ярослава, который возвращался с кружками.

– Да вы сдурели! Он же еще ребенок! Прости, Марк, но это есть факт. В конце концов, мы его уже однажды вытащили из лап Гнева, и что теперь? Запихнем обратно? Что-то я не вижу в этом логики.

Ярро, усевшись на этот раз рядом, поддержал девушку:

– Действительно, народ, это опасно. Марк не имеет ни физической, ни психологической подготовки, и вообще он наш подзащитный. Если что-то случится – по головке не погладят.

Баюн хотел парировать, но осекся. Остальные тоже прислушались к чему-то, а потом Ярослав пояснил Марку.

– Зейн вернулся. Кажется, еще одна порция новостей. Заодно и твои обсудим, в полном составе.

Молодой человек угрюмо кивнул. Ну а что, дело-то понятное. С него будут сдувать пылинки и ни на шаг более не подпустят к потенциальным опасностям. Хорошо еще, если в сейф не посадят.

В этот момент в кабинет вошел Понимающий. Приветственно кивнул Марку, устроился на свободное место и прикрыл глаза. Остальные затихли в ожидании. Наконец, Зейн начал говорить:

– Я знал, что будет непросто. Но чтобы настолько… Если вкратце: Совет Королев тщательно, с соблюдением полнейшей секретности скрывал информацию о том… – он неожиданно криво ухмыльнулся, – что они не обладают практически никакой информацией.

Баюн хекнул, Марина подняла бровь, Ярро хлопнул в ладоши. Понимающий же продолжал:

– Но «практически» – не значит «абсолютно». И вот что мне удалось разузнать…

Часть 2. Системный администратор. Глава 17

Давным-давно, в далекой-далекой галактике…

Хотя нет, галактика была наша. И рукав тоже. И даже локальное звездное скопление. А уж про солнечную систему и говорить не стоит, насколько она была родной да собственной. Так вот, в незапамятные времена, когда человека еще не было даже в планах биологов Улья, один коллективный разум обнаружил существование потока времени, в котором движется весь этот мир. Совет Королев был тут же извещен об открытии – учитывая постоянную связь между разумами Улья, это произошло практически мгновенно. И началось бурное обсуждение: а что, собственно, со всем этим делать?

Одна из Королев, хозяйка того конкретного Улья, в котором велись разработки, была озадачена сильнее прочих. За некоторое время до упомянутых событий, к ней заявилось очень странное существо, которое рассказывало неожиданные, парадоксальные, пугающие вещи об устройстве мироздания. Собственно, именно в порядке проверки этих гипотез и были поставлены эксперименты, закончившиеся прорывом в темпоральной физике. И теперь Королева была в смущении.

Причина ее беспокойства была вполне очевидна: если таинственный гость оказался прав в одном – то он может оказаться прав и во всем остальном. А это остальное было настолько потенциально опасным, что впервые в истории Улья как цивилизации одна из Королев решилась на неслыханное – она солгала. В некотором роде, это тоже было научным прорывом: изобретение лжи как инструмента безопасности при коммуникации.

Удачным оказалось то, что Улей на тот момент уже начал разрабатывать программу Большого Переселения. В суматохе послевоенных лет никто не удивился, что кому-то надоела родная планета, на которой происходит как-то уж слишком много всего. В итоге вышеупомянутая Королева и ее подданные тихо собрались и смылись из наших краев – предварительно демонтировав все строения, цеха и лаборатории. А через много-много лет на месте одного из поселений возник уже человеческий город…

Марк слушал, как завороженный. Да-а-а, это вам не «во времена Смуты я примкнул к Ярополку». Поистине древняя история, потрясающая своими масштабами, причинами и последствиями. А мы все пытаемся что-то нарыть в археологических раскопах, гордясь черепками ночных горшков и восхищаясь предками, которые изобрели колесо…

И тут же стало неловко. Все-таки какой-никакой, но это наш собственный путь. Если бы у людей были миллионы лет форы – возможно, сейчас уже иные разумные виды восхищались и ужасались бы «делам давно минувших дней, преданьям старины глубокой».

Наконец, Зейн завершил рассказ. Ярро, сидевший в позе предельного внимания, подавшись вперед и уперевшись локтями в колени, задумчиво изрек:

– То есть, я верно понимаю, что это под нашим замечательным мегаполисом находятся заброшенные руины Улья?

А ведь и верно, вздрогнул Марк. Все сходится: Старый Ник, побег Королевы, раскопки Гнева Прародителей… Марина, сходившая за чаем для начальства, поморщилась в ответ.

– А мне любопытно, почему и как эта страшно секретная информация, которую пришлось выбивать из Совета грубой лестью и мягким шантажом, оказалась в руках вульгарных сектантов? Не откопали же они ее в одной из своих экспедиций?

– Меня, как вы понимаете, интересует конкретика, – подал голос Баюн. Он тоже встал и прошелся по кабинету, заложив лапы за спину. Это выглядело бы комично, если бы не общая атмосфера напряженности, витавшая в помещении.

– Чем именно Старый Ник – а это был, несомненно, он – смог так напугать целую Королеву? Это ведь вам не сказки про Красную Руку травить. В каком направлении исчезло население, как я понимаю, не самого мелкого Улья? Хотелось бы их изыскать – да пообщаться. И наконец: какие именно секреты они не смогли вывезти с Земли? Ведь если Гнев настроен вскрыть эти катакомбы, значит, там есть для них что-то крайне интересное…

Зейн, до этого момента так и полулежавший на диване, откинувшись на спинку и прикрыв веки, сел вертикально.

– Предлагаю подвести некоторые итоги. Что мы знаем? – он потер переносицу, и Марк в очередной раз восхитился тем, как глубоко пришелец вжился в свою роль. – Существует множество временных потоков, между которыми можно перемещаться. Эта технология доступна Старому Нику, кем бы он ни был. Подозреваю, что именно ее он продемонстрировал нашей Королеве. Допускаю, что эти возможности вполне могли ее напугать: если есть способ перемещаться во времени, – и даже во временах – то есть и способы манипулировать оным.

Ярро согласно кивнул. Марк припомнил рассказ о возвращении Прародителей домой и задумался. Картина получалась невеселой. Понимающий же продолжал:

– Существует также некий человеческий культ, целей которого мы пока не знаем…

– Прости, но уже знаем, – встрял Баюн и в сжатой форме пересказал историю Марка. Зейн выслушал со стоическим спокойствием. Только отметил под конец:

– Значит, худшие из моих предположений оправдываются. Что же, стоит допустить, полагаю, что Гнев Прародителей настроен обрести власть над неким оружием или технологией, которые позволят им подчинить себе время – и избавиться от «конкурентов» по планете.

Марина фыркнула и отставила пустую кружку.

– История нас учит тому, что она никого и ничему не учит… Секракх же уже пытались провернуть нечто подобное – и где они сейчас?

– Вероятность девяносто шесть процентов, что культисты не в курсе, – отметил Баюн. – А дурные идеи могут прийти в совершенно разные головы абсолютно независимо от видовой принадлежности оных. Ставлю усы против кислого молока, что Зейн прав.

– Поддерживаю, – хмуро буркнул Ярослав. – Но у нас нет доказательств. Пока – только слухи. В прошлый раз нам повезло с накладными…

– А значит, – подхватил мысль Понимающий, – нам срочно нужны разведданные. И хорошо бы наконец взглянуть на эти туннели изнутри.

Все повернулись в сторону Марка. Ярослав и Марина, впрочем, тут же потупили взоры. Зейн поднял бровь.

– Я еще чего-то не знаю?

Кашлянув, его помощник привлек внимание к себе.

– Пока тебя не было, мы обсуждали, собственно, как бы нам этими данными поживиться. Я, между прочим, стою за вариант со взятием «языка». Без шуму и пыли… – и он изобразил щелчок над макушкой Марины. Та в шутку шлепнула его по руке, но взгляд оставался серьезным. Понимающий покачал головой.

– Вариант не вариант. Во-первых, мы не знаем штатного расписания Гнева – исчезновение одного из бойцов или ученых посреди рабочей смены может вызвать тревогу. Во-вторых, мы не в курсе их методов слежения за личным составом. И в третьих, мы не знаем, что применяется сектантами в качестве средств от утечки информации. Ментоскопия тоже не панацея.

Баюн деловито потер лапы.

– Вот это я и хотел сказать. Но у нас есть Марк. А к Марку прицепился Гнев Прародителей. Мы могли бы использовать пассивные, камуфлированные системы наблюдения – прости, парень, но тебе в таком случае придется пережить пару неприятных процедур. В любом случае, просто так от тебя уже не отстанут – и грех было бы этим шансом не воспользоваться.

«Шанс» демонстративно приложил ладонь к виску в утрированном жесте воинского приветствия. Он уже начал уставать от разговоров вокруг да около. Нет, личная безопасность дело святое, но надо же кому-то порубать этот гордиев узел.

– Я сразу согласился. Честное слово. Если уж они Витьку с его характером не грохнули, так и я как-нибудь справлюсь. Буду изображать, что поверил в их байки и готов отдать жизнь за двадцать третью пару хромосом…

Вздохнув, Зейн поднялся и подошел к окну. Постоял, помолчал, пригладил волосы.

– Я согласен с мнением разведотдела: Гневу Прародителей нужны добровольцы, и они не станут упускать шанса. Марк, ты действительно выделяешься интеллектом на фоне среднего показателя по возрастной группе – это же понимают и культисты. Но они уверены, и у них есть на то все основания, что подростку будет проще промыть мозги, чем взрослому. Помни об этом, пожалуйста.

– Это означает «да»? – оживился молодой человек. Марина тяжело вздохнула. Ярослав тоже выглядел не сильно довольным. Баюн деловито слез с кресла и куда-то ушел. Понимающий медленно кивнул.

– Да. Я официально даю добро на эту операцию. Но нам придется хорошо подготовиться.

– И мне потребуется твоя помощь, – вернувшийся кот ткнул лапой в сторону Ярро. – Данные по физиологии вашего вида – и твой, признаю, немалый талант в программировании. Есть у меня одна мыслишка…

Мужчина молча встал и направился в соседнюю комнату. Марина, до этого отстраненно разглядывавшая одну из масок на стене, оживилась. Она перехватила Баюна и Ярослава за локти почти на выходе из кабинета.

– Только сделайте все хорошо. Поняли меня? – почти прошипела девушка. – Лучше, чем когда-либо! Чтоб культист кинжала не подточил!

Честно говоря, вот теперь Марк слегка испугался. Но не сильно. Он верил в своих… Друзей? Наверное, да. Наверное, теперь их можно было так называть. Что же, решение принято. Остается положиться на собственную смекалку и инопланетную технику.

Пока двое из команды над чем-то колдовали, Зейн прочитал краткую, но емкую лекцию по информационной и личной безопасности. В целом, ничего такого, что не могло бы прийти Марку в голову самому: не выпендриваться, не болтать лишнего, следить за собой, быть осторожным. Но не избыточно, поскольку паранойя тоже вызывает подозрение. Молодой человек кивал и мотал на несуществующий ус.

Наконец, вернулись Ярро с Баюном. У кота в лапе был небольшой инъектор. Марк поморщился и закатал рукав.

– А я думал, в вашей продвинутой медицине прививки уже не делают.

Укол был совершенно неощутим. Подождав обещанного дискомфорта и так ничего и не дождавшись, свежеиспеченный тайный агент потер руку.

– Может, сломалось?

Кот с уважением повел ушами, а потом хлопнул себя по лбу.

– Точно, вы же тут еще вовсю практикуете инвазивные процедуры… Прошу пардону, запамятовал. Поверь мне, на более развитых мирах возмущению не было бы конца.

Его перебил Ярослав, положив Марку руку на плечо.

– Мы ввели тебе смесь нанитов, которые сейчас активно маскируются под клетки крови. Собственно, они будут выполнять ровно те же функции – переносить кислород, участвовать в иммунном ответе… И незаметно для окружающих, а также их детекторов, улавливать все возможные виды излучений, какие только можно придумать. Колебания воздуха, электромагнитные волны, гравитационные пульсации – за деталями к нашему шпиону, я только с кодом функционала немножко помог.

Упомянутый шпион поводил указующим перстом перед собственным носом.

– От тебя, собственно, ничего не требуется, кроме как общаться с культистами, перемещаться по местности и вести себя естественно. Если тебя допустят к раскопкам – через считанные часы мы будем иметь объемную карту, а через пару суток я смогу с закрытыми глазами изобразить на ней схему энергопотоков.

– И что теперь? – проникся молодой человек серьезностью задач. В этот момент откуда-то сзади нарисовался Зейн.

– А теперь – домой. И ждать. Я думаю, недолго. Но помни, Марк – не рисковать. Не нарываться. Не торопить события. Если что, шепотом – или даже громко – проси о помощи. Мы услышим и вытащим тебя.

Он взял Марка за плечи, и тот чуть было не дернулся от неожиданности. Впервые Понимающий оказался к нему так близко – и даже прикоснулся. Взгляд пришельца выражал смешанные эмоции.

– Помни, – повторил он. – Мы с тобой. Мы рядом. Мы следим. Помни и ничего не бойся.

Часть 2. Системный администратор. Глава 18

Больше всего на свете Марк терпеть не мог заниматься ничем. Его деятельная и предприимчивая натура тут же начинала изобретать пути и методы для приложения избытка собственных сил – и не обязательно к чему-то общественно полезному. Дедушка Николай в таких случаях всегда затягивался ядреным табачищем из видавшей виды трубки и ехидно изрекал: «Опять личный состав делом был не занят…» После чего следовали педагогические советы о драении палубы зубной щеткой и полировке медяшки голыми руками.

И хотя для виду Марк возмущался и негодовал подобным предложениям, в глубине души он был совершенно согласен.

Однако же бездеятельное «ничто» настигло его в полном объеме. После того, как Баюн в очередной раз транспортировал своего подопечного до дома, жизнь потекла до отвращения единообразно. Ярро категорически запретил выходить на связь, Виктор и Андрей целыми сутками где-то пропадали – пару раз даже звонила родня последнего, поинтересоваться, не влип ли их сыночка в неприятности. Марка подмывало констатировать, що таки да, но он титаническим усилием воли сдержался.

Герман, естественно, тоже молчал.

От скуки, а так же из практически-сурвайвалистских соображений молодой человек записался в спортзал – тягать железяки, окучивать тренажеры и лупить грушу на занятиях по рукопашному бою. Отец не преминул совершенно серьезно заметить, что для молодого ученого навык рукомашества и ногодрыжества может оказаться жизненно необходимым: а ну как из очередной гробницы какого-нибудь мелкопоместного фараона полезут мумифицированные охранники? Учитывая ситуацию, сказано было не в бровь, а в глаз.

Мама, к слову, поддержала сына обеими руками. Спорт, заявила она, не только придает благородство экстерьеру в виде ширины плеч и кубиков на прессе, но и стимулирует общий кровоток. А обеспечение мозга кислородом и питанием не повредило еще ни одному шлиману или шампольону.

И мама же в итоге подкинула самый масштабный за последнее время сюрприз...

На отделение интенсивной терапии пустили только отца. Марку пришлось остаться в коридоре, где он сначала угнездился мрачной горгульей на подоконнике, а затем был согнан кем-то из санитарок и принялся прохаживаться взад-вперед, грызя ногти. Настроение было подавленное. В какой-то момент он уже было собрался написать Понимающему… Но в итоге положил телефон обратно в карман, шепотом выматерился и принялся пинать стену, за что схлопотал второй выговор от младшего медперсонала.

С одной стороны, ситуация была явно нештатной. С другой – Марк не мог подвести товарищей. Если он сейчас выйдет из игры, то вся операция пойдет насмарку, и время будет упущено. А учитывая, что на кону стоит судьба нескольких разумных видом… Он зажмурился и потряс головой.

Понимают ли парни из Гнева Прародителей, с какими силами они играют? Ярослав рассказывал, что в свое время физики Улья пришли в ужас от возможности нарушения темпоральных структур. Если из истории Земли исчезал один разумный вид – лихорадило весь временной поток. А что произойдет, если дурные культисты сотрут три из четырех?

И тут все его сомнения были разрешены самым простым и эффективным способом: раздался телефонный звонок. Номер был незнакомый, но не скрытый, как бывало, когда звонил кто-то из команды Понимающего. Марк ткнул пальцем в иконку приема.

– Желать доброго дня сейчас было бы грубо и нетактично, насколько я понимаю, – в голосе Германа ощущалось неподдельное сочувствие. – Поэтому буду краток: здоровья маме – и сил тебе самому. Но в любом случае, есть серьезный разговор. Ты в состоянии?

Молодой человек кивнул и хотел ответить, но внезапный спазм сдавил горло. Пришлось откашляться и похлопать себя по грудине.

– Да, я… Почти. И – он задумался на мгновение, – спасибо.

– Не за что. У нас имеется к тебе взаимовыгодный интерес. Друзья сказали, что ты интересуешься древней историей. Я сообщил начальству, а оно, в свою очередь, порекомендовало направить тебя к нашим археологам. Назревает нечто очень серьезное, Марк. Ты как, с нами?

Вот оно, вспыхнуло в голове крупными буквами. Мы строили, строили и наконец построили… В смысле, ждали, ждали и дождались. Рыба заглатывает наживку – и теперь главное, чтобы не сорвалось.

Для вида Марк решил порассуждать и покобениться. Он выпятил губу, принял озадаченный вид (на случай внешнего наблюдения) и вымолвил:

– А, собственно, вы уверены, что я справлюсь? Я же даже не студент… Так, ноль без палочки. Читаю много, разве что.

– Зато ты сообразительный, стрессоустойчивый и правильный человек, – парировал Герман. – Ну что я тебя, как девушку уламывать должен? Учти, мы редко когда подпускаем новичка к настолько серьезным делам. Обычно этому предшествуют основательные и, поверь, доскональные проверки. Но сейчас сложилась интересная ситуация… – он оборвал себя. – Извини, даже по защищенному каналу не могу. Давай лично?

Марк внутренне ликовал, а вслух еще немножко поколебался:

– А мама?

– А что мама? – почти легкомысленно бросил собеседник. – Мы за ней обязательно присмотрим. Есть у нас одна почти целиком подконтрольная клиника… В ней порой случаются настоящие чудеса.

Ощущение, что Герман на этих словах старательно подмигивает, было практически стопроцентным. Внезапно Марка одолели сомнения: уж не Гнев ли все это подстроил? Слишком вовремя сложилась выгодная для них ситуация, слишком удобно. Он едва не сорвался, вдохнул, выдохнул, постаравшись, чтобы это выглядело, как выражение глубокой печали, и согласился:

– Идет. Вы можете обещать…

– Любые гарантии, – нетерпеливо бросил Герман. – Любые, Марк. Повторюсь: все очень серьезно. Значит, сейчас прими сообщение, там будет адрес и время. Дата – завтрашнее число. Ничего с собой особо не бери, оденься поаккуратнее. Казимир Аполлонович – человек широких взглядов, но все же старой школы.

Марк аж задохнулся от восторга. Если это тот самый Казимир Аполлонович, о котором он подумал… Впрочем, после наличия четырех разумных рас на одной планете, путешествий во времени и кружки-непроливайки, чему он еще удивляется?

Отец вскоре вернулся. Состояние мамы было не самым радужным, но стабильным. Врачи обещали, что в случае положительной динамики ее вскоре переведут в стационар и разрешат посещения для всех. Правда, динамики оной пока что не наблюдалось.

Они еще немного постояли возле двери на отделение, а затем отец хлопнул сына по плечу.

– Ну, ничего. Она молодец и справится. Теперь наша задача – аналогично не подкачать. Прав я или где?

«Ох, пап, если бы ты знал, насколько», – подумал Марк, но виду не подал.

Строго говоря, адрес в своем сообщении Герман мог не указывать. Марк, попадая в исторический центр города, регулярно прогуливался мимо старого здания, цвета кремовой пастели, с открытой аркадой по периметру. И, в общем, лелеял мысль когда-нибудь оказаться в числе студентов данного высшего учебного заведения. Теперь, учитывая, что где-то внутри обосновался один из ковенов Гнева Прародителей, эта мысль казалась уже не настолько привлекательной.

Герман ждал возле проходной, собранный, энергичный и деловитый. Он кивнул Марку, пожал руку и широким шагом направился внутрь. Пропустили его, к слову, безо всяких вопросов. Так-так, отметил молодой человек, так-так.

Казимир Аполлонович, доктор наук, профессор, лауреат и прочая, и прочая был неотличим от своей фотографии из сетевой энциклопедии. Небольшого роста, худощавый, с живым, искренним лицом, поросшим густой, практически белой бородой, он тут же набросился на Германа.

– Это хорошо, что вы пришли, молодой человек, очень хорошо! У меня есть крайне, замечу, крайне интересные новости для…

– Вот позвольте представить, это Марк! – успел прервать его собеседник. – Давайте пройдем в ваш кабинет – разговор будет долгим… И приватным, – он едва заметно дернул бровью. Казимир Аполлонович тут же подобрался.

– Ага, понимаю. Что же, прошу за мной, коллеги, прошу…

В кабинете Герман тут же пробежался вдоль стен, окидывая их цепким взором, а потом покачал головой и щелкнул каким-то переключателем на пульте, пристроившемся возле двери.

– Забываете. А этого допускать нежелательно.

– Да я понимаю, конечно, понимаю… – замахал руками Казимир Аполлонович. – А это вот мой новый лаборант, все верно? Марк, очень приятно, да. Сразу видно – юноша интеллигентный и целеустремленный, да, целеустремленный. Как и все ваши, впрочем.

Он подмигнул Марку, подошел к сейфу, укрытому в стене, вынул оттуда какую-то папку и сунул ее в руки Герману. Тот лаконично поблагодарил и повел рукой.

– Прошу еще раз – соблюдайте режим секретности. Вы помните, почему нам приходится идти на эти меры.

– Помню, естественно, помню, – потер лоб пожилой ученый. – Собственно, вы…

– Да, я уже иду. Удачи, Марк, – Герман повернулся к юноше. – Мне кажется, вы найдете общий язык.

Когда дверь захлопнулась, Казимир Аполлонович вздохнул, а потом радостно потер руки.

– Ну-с, приступим, да, приступим. Можете называть меня просто Казимир – так будет быстрее. Отчество, знаете ли, тяжеловесное, как пилястра… – он снова подмигнул Марку. Тот уже почти было расслабился и готовился как-нибудь пошутить в ответ, как вдруг что-то блеснуло в глазах неожиданного начальства. Что-то неуловимое, мимолетное – но смутно узнаваемое. Словно где-то все это уже случалось, все происходило, причем недавно, но воспоминания толком не шли. Обычно так бывало со снами, но Марк четко осознавал – это не сон.

Тем временем Казимир достал из стопки бумаг, лежавших на столе, пару листков. Марк с удивлением, а затем с пониманием обнаружил на одном из них свое собственное фото и имя. Ага, догадался он, собрали данные. Ученый побарабанил пальцами по столешнице.

– Насколько вы в курсе… происходящего?

– Ну, – замялся Марк, – в общем и целом. Герман рассказывал…

– Ага, – перебил его собеседник, – значит, по верхам. Это хорошо, даже очень хорошо, – неожиданно заключил он и тут же пояснил. – Свежий взгляд всегда ценен. Даже если ему не хватает эрудиции. Но вообще, – перешел ученый на шепот, – основная, да, основная проблема в том, что командование опасается спецслужб. Причем как человеческих, так и… – он многозначительно поиграл бровями. Марк едва удержался, чтобы не поиграть в ответ. Старик тем временем развивал мысль.

– Есть, повторяю, есть все основания полагать, что среди моих штатных сотрудников затесался, – он хихикнул, – «крот». Ну, так обычно говорят военные. Удивительно, на самом деле, удивительно меткий термин. А учитывая, что мы тут все в некотором роде копаем… К слову, у вас же нет клаустрофобии?

Марк отрицательно помотал головой. Ученый благосклонно кивнул, минуту-другую пошуршал листками досье, вспомнил, что в комнате есть еще кто-то, спохватился и продолжил:

– Дело в том, что наши доблестные разведчики установили потенциальное местонахождение одного крайне любопытного, на самом деле, любопытного артефакта древних рас. И находится он, как я вижу, – он ткнул пальцем в данные на Марка, – аккурат под вашей улицей. Какое знаковое, действительно, знаковое совпадение!

Молодой человек достаточно убедительно изобразил изумление. Казимир с поистине триумфальной улыбкой помахал бумагами, положил их обратно и сплел пальцы рук, возложив на них бороду.

– Что же касается «крота». Было решено аккуратно распространять дезинформацию – среди все причастных. Но поскольку мне в любом случае требуется, конечно же, требуется осведомленный ассистент – привлекли вас. Как человека замотивированного, но в некотором, да, в некотором роде со стороны.

– И чем же мы будем заниматься? – осмелел Марк. Казимир поднял указующий перст.

– О, а вот это самое интересное! Мы заберемся в недра старого Улья! И попробуем вызнать все их секреты. Инсектофобии, к слову, у вас ведь тоже нет?

Часть 2. Системный администратор. Глава 19

Следующие сутки в жизни Марка прошли под известным лозунгом вождя мирового пролетариата. То есть, пришлось изрядно «учиться, учиться и еще раз учиться». Впрочем, было интересно. Врожденная тяга к знаниям и их систематизации прямо пела от заголовков методичек: «Первичный осмотр и учет артефактов», «Каталогизация и категоризация», «Правила оформления документации на археологические находки». Казимиру Аполлоновичу в какой-то момент даже пришлось выгнать новоявленного лаборанта в столовую – чтобы тот не забыл о пище материальной, увлекшись интеллектуальным самоокормлением.

Отец в свою очередь был впечатлен толщиной стопки учебной литературы, которую Марк шлепнул на тумбу в прихожей по возвращении, и без разговоров отпустил сына «в поле». Правда, сам «археолог» ощущал себя чуть ли не предателем, оставляя родителя наедине с его эмоциональными переживаниями. Пришлось устроить аутотренинг и растолковать упрямой совести, что лучшей помощью как отцу, так и маме в данной ситуации будет добросовестно выполненное дело.

Понимающий на связь не выходил. Тем не менее, пару раз, по пути домой, краем глаза Марк замечал быструю серую тень, мелькавшую вдалеке. Приятно было осознавать, что Баюн бдит.

На следующий вечер, когда методички были зачитаны уже до дыр, Марк покидал в рюкзак бутерброды, термос с чаем, фонарик и кортик – и выскочил из дома. От Германа еще утром пришло короткое сообщение – на этот раз, естественно, только время, без адреса. Ну еще бы.

Возле магазина уже стоял приземистый грузовик, похожий на армейский транспорт. Прикрывшись его корпусом от посторонних глаз, возле входа стояли двое. Марку они кивнули с узнаванием: у каждого было надето по визору, который, как удалось выяснить, дает отличную картинку дополненной реальности – тепловое излучение, данные по объекту, целеуказание и масштабирование… Молодой человек с достоинством кивнул в ответ и, повинуясь приглашающему жесту, проследовал внутрь.

От вида знакомой обстановки пробрала легкая дрожь. Значит, так, напомнил себе Марк. Ты здесь впервые. У тебя нет никаких дурных ассоциаций, потому что – ну, магазин и магазин, ну, склад и склад. Никто никого не расстреливал, никто никого не убивал. Чистая правда, к слову: парализатор – штука неприятная, но не смертельная.

Возле входа в тоннель уже парила знакомая платформа, на которой – о, сюрприз! – сидели Виктор с Андреем, одетые в такое же подобие униформы, что и все остальные. А остальных было – Герман, Казимир и еще трое охранников. Действительно, минимальный состав. Блюдут секретность, хмыкнул Марк.

Виктор помахал рукой и встал, Андрей поднялся за ним. Герман поприветствовал рукопожатием и уточнил:

– А режик зачем взял? От мумий обороняться? Брось, я тебе потом «шмель» выдам.

Марк изобразил задумчивость.

– Никогда не знаешь, когда может пригодиться хорошее лезвие. Кроме того, это память. О дедушке. Понимаете…

– Понимаю, – неожиданно перестал иронизировать мужчина. – На самом деле, понимаю. Кем бы мы были, если бы не чтили предков? Ты меня не разочаровываешь. Ну что же, идем.

Казимир, до этого момента, уткнувшийся в планшет и что-то в нем изучавший, наконец соизволил заметить своего помощника.

– Ах, да, Марк, здравствуй, здравствуй! Ну что, готов?

– Всегда готов, – процитировал тот. Ученый в долгу не остался - подмигнул и ответил настолько же известной фразой:

– Ну, поехали!

Платформа слегка загудела и плавно поплыла. Марк непроизвольно ухватился за перильца. Рядом стоял Виктор, расставив ноги и всем своим видом демонстрируя, что ему не впервой. Андрей озирался привычно напряженным взглядом, Герман и его бойцы изображали статуи.

Проскользнув в тоннель, платформа не остановилась, как ожидал Марк, а продолжила движение. В свете фонарей, которыми теперь были редко, но все же усеяны стены, он смог заметить, что с их прошлого «визита» нижний тупик с контейнерами явно расширили и углубили – и там прибыло содержимого. Сам тоннель, по которому плыл их антигравитационный «ковчег», завивался спиралью, как винтовая лестница, безостановочно погружаясь в недра планеты. Марк украдкой вздохнул и запасся терпением.

Они прошли пески, суглинки, глины – целый мощный пласт, в котором, насколько помнилось, были проложены тоннели метро по всему городу. Затем пошли метаморфиты и, наконец, базальт. Казалось бы, дальше некуда, но их путь лежал еще глубже – чуть ли не к основанию тектонической плиты. И когда Марк уже было подумал, что сейчас камень вокруг начнет краснеть и плавиться – платформа скользнула вбок и замерла возле входа в достаточно объемистую камеру. Вдоль стен громоздились все те же ящики, в торце вытянутого помещения находилась массивная сдвижная дверь, вызывавшая ассоциации с космическими кораблями из фильмов и игр. Только, напомнил себе молодой человек, это не фильм и не игра. Это все по-настоящему. Так что стоит собраться – и заняться делом.

Казимир легко, как молодой, соскочил на пол и устремился к выходу. Возле двери он замер и капризно поманил Марка рукой.

– Ну же, вы должны, действительно, должны это видеть! То, ради чего было проделано столько работы!

Герман на вопросительный взгляд кивнул и принялся озадачивать своих людей какими-то делами, так что Марк с чистой совестью проследовал за ученым.

И ошалел.

Нет, он, конечно, видел архитектуру Улья на изображениях. И в целом был готов, что перед ним окажется что-то достаточно нетривиальное. Но такое…

За распахнувшимися створками, с огороженного балкончика открывался совершенно духозахватывательный вид. Огромная, с теряющимися вдали стенами пещера, целиком занятая каким-то сложно воспринимаемым светящимся муравейником. По крайней мере, так показалось Марку на первый взгляд. Практически ни одной строгой прямой линии, все переплетается, смыкается, вырастает друг из друга – было больше похоже на живое существо, чем на руины техногенной цивилизации. И да, вся эта конструкция пульсировала мягким, переливчатым светом – медленно, но заметно.

– Вы впечатлены? – промурлыкал Казимир. – О, я мог бы и не спрашивать, мог бы, конечно же… И обратите внимание: прошли миллионы лет, а ничего не сломалось, все работает, как часы!

Несмотря на шапочное знакомство с расой разумных насекомых, Марку было сложно судить, так ли это, но он авторитетно выпятил нижнюю губу и кивнул. Старик, впрочем, на него почти и не смотрел – он любовался, как Али-Баба в пещере Сорока Разбойников. Тем не менее, вскоре он собрал себя в привычное рабоче-энергичное состояние и поволок ассистента за собой.

– Пойдемте, у нас много, очень много дел. Начнем, пожалуй, с внешних комплексов. Совершенно очевидно, что это силовые эмиттеры, поддерживающие свод…

Через полчаса Марк понял, что даже сокровища древней расы могут утомить. Казимир периодически обращался к нему с предложением высказаться, чем его неискушенному, но свежему взгляду кажется тот или иной нарост, выступ или узел. Молодой человек совершенно искренне, от балды тыкал пальцем в пол и потолок, ученый морщился, но предлагал записать озвученное, как votum separatum. Марк и записывал – точнее, повторял вслух для целого взвода видео, аудио и прочих регистраторов. И он же, как выяснилось, должен был вовремя менять устройства, перезаряжать аккумуляторы, собирать носители информации – и производить прочее «подай-принеси».

В какой-то момент Марка одолела совершенно прозаическая потребность побыть наедине с самим собой и избавиться от лишнего. Герман, который прохаживался неподалеку, мимолетно ухмыльнулся и выдал настолько же прозаическое ведерко с крышкой. Не проложили еще канализацию, покривился он. Молодой человек пожал плечами – и пошел искать укромный угол.

Вчера, когда Марк осторожно поинтересовался, что конкретно Гнев хочет найти в этом месте, Казимир рассеянно пояснил, что сложными и запутанными путями к ним поступила информация о некоем устройстве. Оный девайс позволял манипулировать временем на беспрецедентном уровне, и ученые Улья, то ли создав, то ли где-то – где? – добыв эту вещь, сами испугались подобных возможностей. И вынуждены были похоронить «адскую машинку» под землей. Потому что не смогли ее ни отключить, ни уничтожить – не решились в силу непредсказуемости последствий.

Вспоминая разговор, Марк еще раз огляделся вокруг. Теперь, без назойливого восхищенного бубнения Казимира, живые машины Улья снова показались ему волшебными и удивительными. Он осторожно прикоснулся к одной пупырчатой опоре – и поразился, насколько она приятная и теплая на ощупь. Решив проверить, он дотронулся до следующего элемента конструкции, еще до одного…

А когда через пару минут он обернулся – ведерка больше не наблюдалось. И теперь Марк не очень понимал, где находится.

Так, сказал он себе, это ерунда. Забраться в недра Земли, чтобы предотвратить межрасовый конфликт, и заплутать в трех соснах… Ну хорошо, не соснах, а пилонах, консолях, что там еще за чертовщина. В конце концов, каждый современный смартфон имеет датчики магнитного поля. Сейчас он включит программный компас…

И получит дулю без масла, кисло подумалось Марку. Экранная стрелка крутилась и подергивалась, словно перепуганный хомяк. Ну конечно же. Электромагнитные поля. Работающая аппаратура. Молодой человек обозвал себя несколькими принципиально невоспроизводимыми на бумаге нехорошими словами, загнал собственную гордость поглубже – и заорал «Ау!»

Крик метнулся между арок и кружева чужой архитектуры – и быстро заглох. Марк подождал и снова закричал. Никто не отзывался. Наверное, какие-то поля рассеивают или гасят звуки, подумалось ему. «И как эта информация нам поможет?» – пискнул какой-то вредный, и в то же время до смерти перепуганный голосок внутри. Марк вздрогнул, растерянно потоптался на месте, а потом сел на вспухавший очередным неровным пандусом пол и принялся думать.

Так, у любой пещеры есть стены. Нужно дойти до них. Значит, идем тупо прямо. Ну как прямо – с поправкой на местную архитектуру. А чтобы не заплутать еще сильнее, надо оставлять метки. Он вытащил из рюкзака кортик, достал его из ножен и царапнул ближайший гладкий выступ. Тот на удивление разошелся свежим поблескивающим рубцом. Добавив еще одну царапину, чтобы был крест, Марк удовлетворенно кивнул. Будем жить…

Или не будем, мелькнула в голове паническая мыслишка, когда на исходе следующей пары часов стена так и не показалась. Молодой человек снова начал нервничать. Он остановился, достал бутерброды, сжевал один, отложив второй на потом. Выпил немного чая, снова посидел. И тут же обозвал себя идиотом.

Понимающий. Он же следит за ним, при помощи нанодетекторов. Наверняка уже послал подмогу. Марк приободрился. Не вполне понятно, как Баюн просочится мимо поста солдат Гнева, но он сможет, он профессионал…

И это обрушит им все планы. Такого допустить было нельзя. Марк вскочил, вытер рукавом выступивший на лбу пот и прошептал.

– Не надо! Зейн, Ярослав, Баюн, Марина – не надо! Я справлюсь! Выберусь я, не маленький!

Он подхватил рюкзак и энергично зашагал в ту же сторону, что и раньше. Кортик с влажным звуком продолжал оставлять на местных конструкциях свои следы. В какой-то момент Марк перестал самоугрызаться, присмотрелся внимательнее – и вздрогнул: все сильнее и сильнее обстановка начинала напоминать ему тот «лес», через который довелось пролетать по пути к острову Старого Ника. Как будто кто-то задался целью аккуратно совместить два архитектурных стиля. Оба они были чужды человеку – но при этом различались между собой, и их слияние выглядело еще более странным и диким.

И когда Марк отчаялся вконец – светящиеся колонны, отростки и завитки расступились. Но это была не пустая зона перед стеной. Это оказался достаточно солидных размеров зал, свободное пространство, казавшееся абсолютно инородным в данном месте. Словно какая-то необоримая сила раздвинула, растолкала живые машины по сторонам. Словно они… Боялись чего-то.

А посреди зала стоял серый постамент. Простые формы, идеально прямые углы, на вид – полированный гранит. Параллелепипед высотой метр с четвертью. Уместный скорее на кладбище, чем здесь.

Над постаментом же парил совершенно обычный, непритязательный, имеющий вид «я родом из твоего детства» старый будильник.

Часть 2. Системный администратор. Глава 20

У одного известного писателя в его личном блоге как-то промелькнула любопытная фраза: «Фантастика, как никакой другой жанр, должна быть достоверной и убедительной». Ну, может, оно и не именно так было написано, но общий посыл Марк запомнил. И ведь действительно, если звездолет летит со страницы на страницу – то читателю должно быть понятно, каким образом автор заставляет эту махину перемещаться в пространстве и сюжете, не теряя по пути воздух, гайки и членов экипажа.

С другой стороны, про настоящую, реальную жизнь, данную нам в ощущениях, никто ничего подобного не обещал.

Ощущение полнейшей нереальности происходящего накатило на молодого человека – и тут же схлынуло, когда желудок, недовольный единственным бутербродом, напомнил о себе характерным бурчанием. Марк потер лицо, затем, не удовлетворившись результатом, приложил ладонь сильнее и энергичнее – то есть, выписал себе терапевтическую оплеуху. Стало обидно и горячо, но загадочный будильник никуда не развеялся. Тогда, решив не продолжать самооскорбление действием, юный «археолог» решил ткнуть в устройство кортиком. И почти преуспел.

За спиной неожиданно раздались голоса. Из-за одной из колонн, словно чертик из табакерки, выпрыгнул Казимир, а за ним появились Герман, Виктор, Андрей и прочие силовики Гнева. У старика, к слову, был страшно довольный вид.

– Вот оно! – провозгласил ученый. – Герман, вы только взгляните, у меня сейчас сканер зашкалит… Совершенно, абсолютно уверен – это то, что мы искали!

Мужчина в форме подошел к Марку и в ответ на обалделый взгляд похлопал его по плечу.

– Ну ты даешь, братец. Мы ж еле тебя засекли. Знаешь, как тут все фонит? И куда это ты рванул, интересно было бы мне знать? Решил, что все большие открытия делаются в одиночку? Не-е-ет, шалишь, прошли времена талантливых одиночек. Работать надо в команде, чтобы друзья за спиной и локоть к локтю. Однако не могу не отметить, что ты зверски везучий тип, – и он повел рукой вокруг. – Как это тебя угораздило?

– А я ж кричал… – начал оправдываться заблудший «талант». – Вы не слышали?

Герман нахмурился.

– Серьезно? Значит, тут хорошая звукоизоляция. Но вот аппаратура не подвела: у тебя и тело излучает иначе, чем местная утварь, и наши гаджеты в твоем рюкзаке отзывались… Молодец, что захватил!

Точно, хлопнул себя по лбу Марк, ведь он действительно взял предназначенные для перезарядки детекторы – и сунул их в торбу. Дурак, мог бы посидеть и подождать, а так заставил людей бегать за собой по всей пещере… Впрочем, вспомнил он, – будильник. Это важно.

Тем временем, бойцы равномерно распределились по периметру зала. Даже Виктор и Андрей, с удивлением отметил молодой человек, заняли свои места. Однако, вколотил в них дисциплину Герман, ничего не скажешь. Причем в рекордные сроки.

Казимир тем временем увивался вокруг пьедестала. Его, казалось, совершенно не смущает ни форма каменного блока, ни нелепый и неуместный тикающий анахронизм. Впрочем, с тиканьем Марк погорячился – стрелки на циферблате будильника не двигались. Герман, расставив людей, подошел ближе, поднял руку и попробовал прикоснуться к устройству указательным пальцем.

– А я бы не рекомендовал, да, не рекомендовал, – перехватил его за запястье старик. – Пока мы не будем знать, что, как и зачем оно делает, я никоим образом не смогу спрогнозировать возможные последствия. Мне понадобится время.

– Сколько? – поморщился культист. Руку он, тем не менее, убрал. Видимо, авторитет Казимира в вопросах ксенологии был непререкаем – да и здоровые инстинкты у солдата наличествовали.

Ученый пожал плечами. Марк тем временем отошел от сразу двойного шока. Все-таки не каждый день к тебе возвращается почти безвозвратно утерянная надежда – и попадаются древние артефакты в виде будильников. Тем не менее, подростковая психика, закаленная событиями последнего времени, оказалась гораздо эластичнее, чем мнилось даже ее собственному владельцу. Встряхнувшись, молодой человек принялся рассуждать.

Если это действительно искомое устройство – вопросы о его внешнем виде оставим на потом – то нельзя допустить того, чтобы оно сослужило свою службу в руках Гнева Прародителей. Вариантов, собственно, не очень много. Попробовать убедить Казимира, что это ошибка? Три раза «ха-ха». Начать звать группу Понимающего? Но пока они еще доберутся. По всему выходило, что выбора у Марка особо и нет.

А кроме всего прочего, на него давило колоссальное чувство ответственности. Геноцид всегда останется геноцидом, в какой бы форме он не происходил. Будь то бомбы, газовые камеры, боевые вирусы или темпоральная чистка – все естество Марка, тысячи поколений предков взывали к нему из крови с требованием предотвратить и охранить. Раньше ему казалось, что подобные слова употребляются в основном для красоты и нагнетания пафоса. Но, как выяснилось, действительно всего лишь казалось.

Поэтому он с видом праздного любопытства подошел ближе к постаменту, наклонился, разглядывая артефакт, а когда Казимир на мгновение отвлекся, чтобы сделать какую-то пометку в своем планшете – сцапал будильник, отпрыгнул в сторону и приставил к задней стенке острие кортика.

Возникла немая сцена. Впрочем, длилась она считанные секунды. Солдаты Гнева тут же вскинули свои «шмели» и начали приближаться к похитителю. Виктор, а за ним и Андрей замялись буквально на миг. Герман поднял брови и тоже щелкнул переводчиком огня на оружии. Казимир, казалось, потерял дар речи – и просто отошел назад. Марк вдруг осознал, что в его плане есть вполне себе уязвимое место: а дальше-то что?

– Парень, ты чего? – спокойным, даже расслабленным голосом поинтересовался профессиональный убийца. – Ты вот что, охолони и подыши спокойно. Ну-ка, давай, на четыре счета, потом на шесть… И положи, ме-е-едленно положи ножик. А затем – и артефакт.

Марк молчал и вертелся на месте. Охранники замерли на уважительном расстоянии – видимо, чтобы не нервировать, согласно своим собственным методичкам. Герман продолжал увещевать:

– Я все понимаю. Честно, прекрасно тебя понимаю. Ты устал, ты хапнул впечатлений, ты думал, что мы тебя потеряли… Стресс в обстановке, приближенной к боевой. Помню себя в твои годы – и в схожих ситуациях. Какие я только глупости не творил… Но знаешь, что помогло? – он поднял палец, стрельнул взглядом по сторонам и демонстративно опустил ствол. Остальные сделали то же самое. – Советы командира и строгое следование уставу. Давай, Марк, не делай глупостей.

О, да, подумалось в ответ, глупости это наше все… То есть, что делать, мы более менее придумали, а вот что говорить – умища не хватило. Ну вот и что теперь?

И тут в поток самокритики вклинился голос, который никак нельзя было счесть внутренним. С удивлением и облегчением Марк понял, что слышит Зейна – правда, немного странно, как будто целый хор пытается докричаться откуда-то издалека. Понимающий напряженно разъяснял:

«Слушай меня внимательно, это не галлюцинация!» – однако, всегда такой предупредительный пришелец впервые обратился на «ты», надо же. – «Ярро смог удаленно перенастроить наниты в твоей крови, мы наладили двухстороннюю связь. Умоляю, сделай вид, что слушаешь Германа. Попробуй потянуть время, Баюн уже выехал и должен быть на объекте. Дай ему спокойно обезвредить всех террористов, не провоцируй их на конфликт. Твоя безопасность – прежде всего!»

Марк поморщился, но Герман принял это на свой счет. Он сделал маленький шажок вперед. И еще один. И снова поднял руку, замерев.

– Ты же не ведаешь, что творишь, боец. Ты понятия не имеешь, с чем столкнулся. Мы шли к этому всю свою историю, а ты вдруг устраиваешь тут цирк с понями, – он улыбнулся, приглашая оценить шутку. Молодой человек оценил, но игры не принял. В его голове снова звучал Зейн:

«За последнюю неделю мы связались с доверенными лицами во всех мировых правительствах. Прямо сейчас подразделения спецназначения штурмуют базы и укрытия культистов. Происходят аресты и изъятие документации, их фонды блокируются и выводятся из оборотных средств. Марк, все благодаря тебе: мы смогли собрать достаточно убедительные свидетельства. Никто из сознательной части человечества не захотел оказаться причастным к геноциду. Успокойся, дыши и изображай растерянность. Если понимаешь меня, почеши нос».

Марк, стараясь не убирать кортик от будильника, потерся переносицей об плечо. Должно было получиться достоверно. Но к этому моменту у Германа, видимо, начало кончаться терпение. Он вскинул оружие…

И тут произошло сразу три вещи.

Во-первых, Андрей, стоявший недалеко от Виктора, закатил глаза, заорал «да пошло оно все!» – и поистине тигриным прыжком достиг товарища, обрушив того вместе с оружием на пол. Соседние бойцы невольно повернулись в сторону беспорядка – и даже их командир непроизвольно дернулся, перестав контролировать цель на пару мгновений.

Во-вторых, Казимир, все это время молча воздвигавшийся в паре шагов за спиной Германа, вдруг уставился Марку прямо в глаза, а затем широко, как-то до боли знакомо улыбнулся – и подмигнул. От этого мимического движения вдруг стало слегка дурно – но при этом как рукой сняло всякую неуверенность в себе.

И в третьих, между отдаленных конструкций почудилось какое-то движение. Промелькнула тень, двигавшаяся быстрее, чем успевал ухватить взгляд. За ней еще одна. Потом тени разделились – одна рванулась влево, другая вправо. Ага, догадался молодой человек, значит, Баюн кооперируется с Ярославом. Ну, это они перестраховались. Хотя никогда нельзя быть избыточно подготовленным. В любом случае, «а вот и кавалерия».

Но темное отверстие в корпусе «шмеля» Германа уже снова всплыло перед глазами, оказавшись неожиданно близким и широким. Марк вдруг остро ощутил собственную уязвимость. Кроме того, он просто не мог передоверить взятые на себя обязательства кому-либо еще. Откуда-то издалека, из того лучшего мира, в котором люди больше не стреляют друг в друга, этим соображениям одобрительно кивнул дедушка Николай. Дедушка Соломон, крепко стоявший на песке своей маленькой, но никогда никому не сдававшейся Родины, тоже кивнул – в знак поддержки. Время пришло, и пора было совершить действие.

Марк вдохнул, выдохнул – и со всей силы проткнул будильник, насадив на жало кортика также и собственную ладонь.

Мир застыл. На этот раз – словно забыв о нем. Скривившись от боли в руке, молодой человек с изумлением понял, что Герман, стоящий напротив, никак не может нажать на спусковую скобу своего оружия. Что двое охранников, кинувшиеся к Андрею, словно пытаются встать на невидимые ступеньки, как марафонцы на греческих вазах. Что Ярро и Баюн больше не размазываются неуловимыми тенями, а зависли в воздухе – каждый со своей стороны зала. Мир застыл.

А затем стремительно начал рассыпаться мельчайшими осколками, и наступила тьма. Но тьма тоже разлетелась в прах – и стало ничто. И ничто тоже свернулось в самое себя, и тогда от невыразимого ужаса Марк закричал…

Если бы еще было кому кричать.

Часть 2. Системный администратор. Глава 21

В начале было слово. И слово было глубоко нецензурным по смыслу и содержанию.

Когда-то Марк думал, что пустота – это когда вокруг пусто. Вот холодильник в конце недели – это пустота. Голова после экзаменов – тоже пустота. Космический вакуум – ну так, с натяжечкой: все же там есть какое-то излучение, пульсирует себе на древней частоте…

Но, оказывается, существовал еще один, гораздо более глубокий и пугающий вид пустоты – тот, в котором не было даже ее самой.

И Марка тоже не было.

Точнее, он был – но как-то странно. Совершенно точно отсутствовало тело. Разум – с этим тоже все было сложно. Эмоции превратились в такую хаотичную кашу, что их можно было не брать в расчет. Что-то неуловимое, смутное, едва ощутимое, что в человеческом языке носило невнятное название «душа»? А вот это уже было ближе к истине.

В какой-то момент – хотя времени как такового тоже еще не было – этот маленький, но в то же время огромный, заполняющий собой все несуществующее сущее кусочек личности Марка подумал – нет, ощутил – нет, сам стал мыслью, чувствами, выражаемым и воплощенным понятием.

«Где я?»

И появилось место. Бесконечно пустое пространство, в котором, тем не менее, уже можно было указать в ту или иную сторону, правда, без каких-либо ориентиров, целей и примет. В нем не было даже света или тьмы – и Марк, который уже успел осознать себя, крепко озадачился.

Он вспомнил последние события. Вот он пронзает кортиком будильник – заодно с рукой. Между прочим, было очень больно. Только сейчас боль не ощущалась. Наверное, потому что не было тела, которое могло бы ее ощущать. Непорядок, подумал Марк.

И родилась материя. Сначала это была неразличимая квантовая пена, заполнившая все вокруг. Она тут же начала сворачиваться в кварки, начавшие бешено взаимодействовать и слипаться в протоны, нейтроны и электроны… И разваливаться обратно. Марк сосредоточился – и сотворил из этой каши себя. Как был – с оружием в правой руке и прибором для измерения времени в левой.

Правда, каким образом ему удавалось различать все происходящее, оставалось загадкой. Вокруг было все так же не светло и не темно, и Марк вспомнил о фонарике. Точно, он же его переложил в куртку, когда удалился «до ветра» – впрочем, в пещере не было ни сквознячка, так что… Похлопав себя кулаком с кортиком по карману, Марк обнаружил рифленый цилиндрик и радостно провозгласил:

– Да будет свет!

И стал свет. И вместе со светом родилась тьма – там, куда свет не мог попасть. Кванты энергии ринулись взаимодействовать со свежерожденной материей… И завязли в ней. Ничего не двигалось и не происходило – и в то же время постоянно преображалось, кипело, переливалось. В некотором недоумении Марк огляделся, и тут его взгляд упал на будильник.

Ну точно же, чуть не треснул он себя железякой по лбу. Времени-то еще нет. А без времени нет и направления, нет намерения, нет движения... И он придал сотворенному импульс.

Вокруг все словно взорвалось. Мощный поток хлынул сквозь Марка, подхватывая новорожденную Вселенную и заключая ее в себя. Внутри этого потока начали появляться химические элементы, из них формировались вещества, газы, пыль, волокна и капли. Энергия впитывалась, рассеивалась и излучалась, начали вспухать туманности, протозвезды и даже целые галактики. Мир вокруг стремительно упорядочивался.

Сам же поток времени вдруг дал вилку, причем сразу не одну. Марк с интересом подметил, что это становится похоже на дерево, у которого ветви растут сразу во все стороны. Одуванчик, вспомнил он. Пыщ-пыщ. Где-то я про это уже слышал…

Тем временем – да, тот еще каламбур – дело дошло до планет и прочих твердых небесных тел. Заглянув в один из дочерних потоков, в другой, потыкав пальцем в пару каменных сфер и не найдя там ни малейших следов жизни, Марк слегка огорчился. И решил немного ускорить процесс.

На кортике еще оставалась на удивление не засохшая кровь. Впрочем, ладонь, которая до этого была пробита насквозь, уже затянулась. Положив себе не удивляться подобным мелочам, когда вокруг творится такое, молодой человек – человек ли? – долго не думал. Он ухватился за рукоять кинжала покрепче и тряхнул лезвием.

Капли крови разлетелись во все стороны – и упали в каждый поток, на каждую ветвь Древа Миров. Древо Жизни, Древо Сфирот, Иггдрасиль – все эти названия мелькнули в голове у Марка и тут же отождествились с наблюдаемым. В океанах, покрывавших те из планет, которые были пригодны для зачатия, забурлило.

Жизнь развивалась стремительно. Вот, успешно миновав коацерваты, моря покрылись пленкой архей. Те брызнули в стороны, породив прокариоты и эукариоты. Пошел первый симбиоз: кто-то поймал сине-зеленую водоросль за жгутик, но не стал растворять ее в вакуоли, а обхватил цитоплазмой и начал обихаживать в обмен на энергию и питательные вещества.

Не везде и не все происходило именно так. Странные и даже причудливые формы возникали порой в местах настолько же неожиданных и, казалось бы, неподходящих. Марк заметил, что пара звезд явно пытается вести себя, словно живые существа, и ободряюще похлопал их по фотосферам.

И тут он ощутил на себе взгляд. Не враждебный, но и не дружелюбный – совершенно чуждый и посторонний. Будто некто заметил его и пристально изучает, причем откуда-то извне. Марк покрутил головой – и вздрогнул от неожиданности.

Из-за границ расширяющегося «пузыря» Вселенной – кстати, и сами границы, и расширение оных он только-только осознал, – в сторону центра, из которого все происходило, двигалась какая-то сложно воспринимаемая сущность. Мелькали не то щупальца, не то усики, не то просто тяжи – скроенные, казалось, из невообразимой смеси живого и неживого, густой жирной полутьмы и неверного, зеленоватого полусвета. Внезапно мелькнул и исчез глаз, на удивление человеческий. Марк подобрался и на всякий случай перехватил кортик поудобнее.

Сущность приблизилась – и пропала. А вместо нее в надмировом эфире висел и приветливо улыбался Казимир Аполлонович, собственной персоной. Через мгновение, правда, он уже превратился в Старого Ника, ухмылявшегося не менее радушно. Два образа слились в один, снова расслоились… Пришлось помотать головой, чтобы пропало это спутанное ощущение.

– Ну, вот теперь я наконец могу сказать: здравствуй, мою юный древний друг, – заявил Казимир торжественно, протягивая руку. Марк рефлекторно пожал, а затем спохватился.

– То есть, вы знали?

– Знал, – утвердительно качнул тот головой. – Всегда знал и всегда ждал. И всегда был и буду. И давай уже на «ты», коллега. Сотворение собственной Вселенной – практически членский взнос для вступления в клуб.

– Постойте, это что же получается? – молодой демиург почесал в затылке. – Меня не глючит? Я думал, что умер, и все вот это – игра разума.

– Ты умер, и это игра разума, – пожал Старый Ник плечами. – Но тебя не глючит. Тебя штырит. К слову, получается, – он сделал ударение, – у тебя действительно очень хорошо. Всем бы так.

– А что значит, клуб? Я такой не один? – поинтересовался Марк и тут же отругал себя мысленно: ну естественно, а с кем же он тогда разговаривает? Но Казимир был снисходителен.

– А ты оглянись, – посоветовал он и ткнул пальцем куда-то в сторону.

И действительно, стоило присмотреться пристальнее, как за пределами собственного пространства-времени обнаружились внешние по отношению к нему «пузыри». Их было бесконечно много, и уходили они куда-то, где никак не могли закончиться. В центре каждого находилась та или иная фигура – некоторые странные, некоторые откровенно жуткие, а некоторые на удивление простые, чуть ли не базовых геометрических форм. Отдельные обитатели перемещались между «пузырями», словно ходили друг к другу в гости – да так оно и было, скорее всего. Пришел же к нему…

– А кстати, как вас… Тебя зовут на самом деле? – поинтересовался Марк. Старый Ник делано вздохнул.

– Это сложный вопрос. Боюсь, вслух мое имя тебе не произнести, а воспринимать иначе ты пока не готов. Вот, может, через пару-другую миллионов относительных лет… Но в твоих вариантах мироздания мне дали несколько прозвищ. Одно из них – как раз Казимир. Ka’thullhu al Aziff veyze Mier.

– А почему Аполлонович? – недоуменно поперхнулся юноша. Его собеседник развел руками.

– А это к папе, я тут ни при чем…

В самых дальних ветвях Древа уже появились разумные. Марк решил проверить одну гипотезу – и с замирающим сердцем обнаружил, что тогда, на острове, Старый Ник говорил чистейшую правду. Действительно, в каждом отдельном потоке времени жили люди. Здесь или там, так или иначе, но человечество обязательно рождалось на свет. И начинало свой путь к звездам.

– Ты что, думал, я тебя обманываю? – благодушно буркнул сосед. – А какой мне в том резон? Нет уж, сам создавал, сам и отвечай за них теперь. И к слову об ответственности: мне передать Понимающему, что контракт исполнен – или сам скажешь?

Марк задумался. Получалась какая-то ерунда.

– То есть, ты припахал Зейна, чтобы тот занялся Гневом Прародителей и нанял Баюна, чтобы уже он случайно столкнулся со мной, чтобы я увяз во всей этой истории и в итоге сотворил Вселенную, в которой я же до этого спокойно себе жил?

– Не-не-не! – замотал головой Казимир. – Это не я озадачивал нашего старину Понимающего. Это ты меня попросил – по-соседски, по старой дружбе. А я что, я разве ж могу отказать, когда хороший человек хорошо просит? – и он подмигнул. Марк вспомнил и расхохотался.

Отсмеявшись, оба демиурга принялись рассматривать творение Марка. К слову, в нем происходило множество интересных вещей. Потоки времени двоились и троились, сливались в один общий, выписывали петли и замыкались сами на себя. Некоторые внезапно останавливались в росте и отмирали, но все прочие продолжали множиться и тянуться в стороны, как настоящие ветви настоящего дерева. Вселенная копирует себя на множестве уровней, пришла в голову старая новая истина. И это хорошо.

Наконец Ник хлопнул юношу по плечу и деловито изрек:

– Ну что, будем подшивать хвосты? У тебя еще остались дела. Чем займемся в первую очередь?

Часть 2. Системный администратор. Глава 22

Люди, как известно, существа любознательные. Поставьте заборчик, навесьте на него знак «Посторонним В» – и обязательно найдется пара-тройка неугомонных деятелей, сооружающих если не подкоп, то хотя бы приставную лесенку из подручных материалов. И все для того, чтобы за вышеуказанное препятствие заглянуть.

Вот и сейчас Марк обратил внимание, что любуется Древом Миров отнюдь не в гордом одиночестве – ну, если не считать Казимира. Практически в каждом временном потоке нашлись те, кто понял, осознал, почувствовал – да наконец, просто раскрыл глаза пошире и увидел.

Он подметил худощавого мужчину лет тридцати, с профессионально недоверчивым взглядом настороженных карих глаз изучавшего одну из ветвей. Та «произрастала» сквозь живописное здание, выглядевшее, как классический романский собор, и уходила в необозримые для простого человека дали – «вверх» и «вниз». Неожиданный наблюдатель, одетый в затертую кожаную куртку и вооруженный парой кинжалов, а также арбалетом, стоял рядом и со сложной смесью эмоций на лице ухитрялся держаться прямо за «побег» Древа. Видно было, что он готов принять какое-то решение – и в данный момент прикидывает груз ответственности.

Он видел девушку с пепельными волосами и кошмарным шрамом через всю щеку, который, тем не менее, не портил ее изящной, хрупкой, почти нечеловеческой красоты. Девушка тоже была вооружена – не самый длинный, но достаточно грозно выглядящий меч выглядывал у нее из-за спины. Юная воительница легко и непринужденно совершала прыжки между ветвями, словно шагала по ступенькам лестницы или играла в «классики». Впрочем, в этой обманчивой легкости чувствовалось напряжение: взгляд огромных изумрудных глаз поминутно темнел, их владелица оборачивалась и словно всматривалась в пустоту – не идет ли кто за ней?

Он видел четверых подростков, по очереди и вместе забиравшихся в старый платяной шкаф, задняя стенка которого по странному совпадению – или чьему-то умыслу? – выполняла роль перемычки между двумя потоками. Он видел молодого парня с разноцветными глазами, сонно моргавшего, лежа на диванчике, почему-то расположенном внутри обыкновенного трамвая – причем сам неожиданный транспорт небрежно скользил между соприкасавшимися ветвями, пробираясь к одному ему ведомой цели. Он видел еще одного мужчину, в черном с серебром, тоже вооруженного и тоже перемещавшегося из варианта в вариант своим ходом – только тот не перепрыгивал, как пепельная девушка, а шел по изгибам и отросткам Древа пешком, словно совершал ежедневный моцион. И был еще один парень, мрачный, будто хищная птица, истекающий кровью, обессиленный, проваливающийся в разрыв ткани пространства-времени с поля боя, заваленного телами – и пытающийся при этом спрятать что-то в себе и в то же время где-то вне себя.

Самым занятным ему показался кот, явно имевший сиамских предков, и при этом обладавший шкуркой цвета спелого апельсина. У него были потрясающие глаза: глубокого, насыщенного синего цвета. Похоже было, что кот видел дальше и больше всех остальных – а кроме того, совершенно спокойно проходил сквозь стены, границы потоков времени и сгустки темной материи между ними. Как-то там Баюн, подумалось Марку.

Впрочем, как уже упоминалось, долго любоваться на дело рук своих молодому сверхчеловеку не дали. На озадаченный взгляд гостеприимного хозяина Старый Ник повел носом и пояснил:

– Будильник. Напоминаю: примерно где-то вот здесь, – он ткнул пальцем ближе к центру «пузыря», – у меня файф-о-клок с одной из Королев Улья. Я там делаю загадочное лицо, произношу в меру зловещие речи и оставляю небольшой подарочек. С временными петлями одна морока: их обязательно надо замыкать.

– А то что? – похолодел Марк. Собеседник скроил дикую, но забавную рожу и хрипло пропыхтел:

– А то трынде-е-ец!

Оба снова развеселились. Вообще, как заметил юноша, гость-сосед вовсю пытался не дать новоявленному демиургу ошалеть от свалившихся на него новостей. С одной стороны, было досадно, что это состояние общей пришибленности настолько заметно со стороны, а с другой – приятно, что есть, на кого положиться. Марк решил уточнить:

– Зачем ты все это делаешь?

– Потому что это дьявольски интересно! – процитировал «историк» известного физика. – Нет, серьезно, надо же как-то себя развлекать. Поверь мне, ты сам скоро осознаешь бесконечную скуку всемогущества. И либо рванешь в круиз по соседям – кстати, первое место в очереди я уже застолбил! – либо примешься придумывать себе ограничения, творить аватары, вписываться в сомнительного достоинства движняки…

Казимир так увлекся, что еще минут пять перечислял, чем можно заняться на новой для Марка «должности». В итоге сам же и осекся, поняв, что получается как-то не так уж и скучно. Хмыкнув, он поправил пиджак и заметил:

– В любом случае, поехали дальше. Гнев Прародителей – с этими кренделями я сам разберусь. Сделаю толкового, но слегка взбалмошного ученого, подкину ему пару озарений… А еще придется озадачить нашего общего друга.

– Зейна? – догадался Марк. Старый Ник утвердительно кивнул.

– Кого же еще. Товарищ непростой, придется работать тоньше: если бы я сразу озвучил ему все «дано» в этой задачке, он тут же рванул бы брать тебя под крыло и собирать «всю королевскую конницу, всю королевскую рать». И хана вашей Вселенной.

По коже в очередной раз пробежали мурашки. Только теперь удалось осознать, насколько удачно должно было все совпасть, чтобы прийти к нынешнему итогу. Марк вздрогнул – и вдруг вспомнил.

– Странно, но Ярослав говорил, что в том мире, откуда они с Мариной «стартовали», не было никаких сектантов. Ну, то есть, были, но не в таких масштабах – и без Гнева Прародителей. Как так получилось?

– А вот этот фокус ты провернул сам, – гость изобразил пальцем сложную пространственную фигуру. – Только сделал в некотором смысле финт ушами. Когда Ярро пошел в обратный путь – ты замкнул петлю не на исходный поток, а сотворил полностью новый. И аккуратно вплел их один в другой.

Марк осмотрелся и нахмурился. Потом еще раз окинул окрестности хозяйским взором, взял пару ветвей, поизучал их внимательнее, отложил.

– Хм. Что-то я не могу найти. Вот что значит – отсутствие практики. Поможешь?

– А, ну так ничего пока что и нет, – выдал еще одну порцию информации Казимир и скромно улыбнулся, как нашкодивший подросток. – Вся эта история, опять же, целиком твой авторский проект. Давайте, маэстро, изобразите шедевр.

Вот теперь стало как-то не по себе. После запуска центрального потока, тот начал ветвиться и множиться практически самостоятельно – за исключением мелких правок, по большей части косметических или экспериментальных. А вот создать целую отдельную ветвь с нуля, да еще чтобы оказались соблюдены все граничные условия…

Впрочем, основные действия были вполне понятны интуитивно. Марк вывел свежий побег, аккуратно дотянул его до появления Солнечной системы, расставил планеты по местам, сбалансировал их лунами и горсткой астероидов, чтобы не слишком шатало прецессией. Чуть подстегнул эволюцию насекомых, дождался развития Улья и Первой Войны, с интересом понаблюдал, как дипломаты Пурушу пытаются примирить стороны конфликта.

Старый Ник, с одобрения слегка упарившегося создателя, нырнул внутрь потока и отправился к упомянутой Королеве. Марк же дошел до первой встречи Ярослава и Зейна, изрядно повеселился над выражением лица будущего ассистента Понимающего, отловил момент появления петли, снова полюбовался, как его собственные дикие предки гоняют мамонтов и наоборот…

И осторожно, чтобы чего не сломать, не дал связке закольцеваться полностью. Получилась такая себе темпоральная лента Мебиуса. Старый поток практически не отличался от нового – и аппаратными средствами нестыковку в кольце было не нащупать. Можно было выдыхать.

Однако что-то его тревожило. Смутные воспоминания о том периоде, когда он еще был простым школьником, и самой крупной заботой оказывалось…

Мама. Слово – а затем и вспыхнувшие в мозгу воспоминания ожгли, как кипяток. От стыда Марк ощутимо покраснел и схватился за голову – как же это он мог забыть? Тут же бросившись к ветви, он сразу принялся вносить правки. И понял, что капитально влип.

Любые попытки исправить ситуацию, – изменения в генотипе, изобретение чудо-лекарства, манипуляции с законами биохимии, наконец, чистый произвол и благонамеренное волеизъявление – все это необратимо рушило череду событий, в результате которых Марк оказывался в нужном месте, в нужное время и с нужным настроем. Получался просто какой-то замкнутый круг. От безнадежности и разочарования чуть не накатила полноценная депрессия. Всемогущество, щаз-з-з. Кому оно нужно, такое корявое?

Настроение стремительно падало в минус. Наконец, пришлось принять тяжелое, но необходимое решение. Ведь если у него не получится сотворить весь этот мир – маме будет негде родиться на свет. А бытие всегда лучше небытия, каким бы оно ни было. Поэтому Марк закусил губу – и финальным штрихом завершил свою работу.

К тому моменту вернулся Казимир. Он понимающе посмотрел на молодого коллегу, но воздержался от прочувствованных слов и похлопываний по плечу. За что, собственно, коллега был ему бесконечно благодарен.

– Ну что, мы все молодцы, – подытожил сосед. – Было красиво, местами даже изящно. Кто как, а я получил море удовольствие в процессе. Пойду к себе, появилась пара мыслей по обустройству родной хаты, – и он захихикал. Марк отсутствующе кивнул, а затем спохватился.

– Огромное спасибо! Только не подумай, что я неблагодарный наглый тип – просто мне нужно время, чтобы осознать все произошедшее. Много, много времени.

– Так а его у тебя отныне даже с избытком, – напомнил Старый Ник. – Много, много времени, – повторил он, и молодой человек – все-таки именно человек, – смог улыбнуться в ответ.

Они еще немного постояли-повисели в отныне совсем не пустой пустоте, обозревая мироздание и Древо, продолжающее свой безудержный рост. А затем снова мелькнула жутковатая тень, взмах щупалец, смутное движение в полутьме – и гость пропал. Отправился домой, подумал Марк. А хорошая, кстати, мысль. Не пора ли и мне?

Он еще немножко покрутился возле недавно протянутой ветви, посмотрел на нее. Все было сотворено на совесть и не вызывало никаких сомнений в добротности проделанной работы. Конечно, никуда не делась грусть от сделанного выбора, но даже она была скорее светлой. Марк вдохнул, выдохнул – и усилием воли вернулся в собственное тело, в тот самый, изначальный момент.

Будильника в его руке уже не было.

Эпилог

Баюн снова валялся в кресле, в его лапе опять поблескивала стеклом тонкостенная емкость – и в ней плескалось что-то жидкое, красное и неаппетитное.

– Всегда хотел спросить, – Марк, в свою очередь, отхлебнул из кружки замечательного зейновского чаю. – Что это вы такое все время пьете?

– Кровь, – невозмутимо ответил кот и, глядя на приподнятые брови собеседника, пояснил. – Синтетическую, естественно. В конце концов, я представитель высокоразвитой цивилизации. Не будем же мы пускать под клык прочих живых существ, чтобы удовлетворять собственные гастрономические пристрастия. Хотя в прошлом, конечно, бывало, да…

Во взгляде пришельца промелькнуло довольно хищное и вместе с тем ностальгическое чувство. Юноша развеселился.

– То есть, вампирские истории…

– Ну конечно, – изобразил легкое недоумение Баюн. – Некоторые из наших порезвились. К слову, я не одобряю. Одно дело, если работаешь по совершенно очевидным преступникам, мерзавцам и негодяям. Тут все средства хороши, – он облизнулся, – уж ты-то должен понимать. Оставил наших террористов без трусов… – и сам захихикал. Марк покраснел.

Действительно, первое, о чем подумалось в миг возвращения, когда вокруг снова оказалась небольшая толпа сердитых культистов, была опасность для собственного драгоценного здоровья. А снизить уровень оной можно было, только разоружив вооруженных. Лишив их того, что могло причинить физический вред остальным присутствующим. И едва только эта мысль промелькнула в голове – как с агрессивно настроенных сектантов тут же слетело и растворилось в воздухе буквально решительно все. Включая и нижнее белье.

Герман, впрочем, отреагировал мгновенно. Ему хватило доли секунды, чтобы сориентироваться, и он тут же принял боевую стойку – которую, кстати, сам Марк отрабатывал в спортзале без особого успеха. Мужчина, нисколько не стесняясь своего внешнего вида, сощурился, подобрался, напрягся, как пружина…

И повалился на пол. За ним стоял Ярослав, почесывающий в затылке. Чуть дальше ровно такие же недвижимые, безвольные тела аккуратно оттаскивал к постаменту и усаживал в кружок пушистый диверсант Баюн. Казимира среди них, естественно, не было. Марк полюбовался на эту картину, вздохнул и вымолвил:

– Ну, вот так как-то…

Ярро хмыкнул.

– Не могу не согласиться. Но учти, тебе придется многое мне – и не только мне – объяснить. Найдешь время сейчас, или дать отдохнуть?

– Да нет, зачем? – пожал плечами демиург. – Раньше сядем, раньше выйдем.

Рассказ получился в меру увлекательным. Понимающий, в офис к которому вернулась троица, всем своим видом изображал предельную степень изумления. Марина и Ярослав, сидевшие на диване, тесно прижавшись друг к другу, слушали с неослабевающим интересом, словно сельские жители – вернувшегося из дальних краев ветерана. Баюн был воплощенным флегматизмом.

– Сложно поверить в твою историю, очень сложно, – медленно, с расстановкой изрек Зейн. – Однако, после устроенной тобой же демонстрации сомневаться будет контрпродуктивно.

Демонстрация действительно имела место быть. Перейдя к повествованию о Древе Миров, Марк решил, что соловья баснями не кормят, сосредоточился – и перетащил всех разом в центр их локального мироздания. Эффект был потрясающий. Пришлось пожалеть, что ни один фотоаппарат не возьмет эту картинку со всей глубиной и эмоциональностью.

Ярослав, дослушав до конца, молча повалился в ноги подростку и начал делать вид, что постукивает лбом об ковер. Марина откровенно хохотала, глядя на ошарашенное лицо Марка. Кот изобразил «фэйспалм».

– О, великий Демиург! – завывал ассистент Понимающего в промежутках между поклонами. Лукавый взгляд, впрочем, свидетельствовал о том, что это самая что ни на есть банальная клоунада. Так что, когда первая оторопь прошла, Марк скроил уныло-торжественную физиономию и провозгласил, что требует жертв и подношений. А именно чаю. Зейн, не проронивший за время представления ни слова, так же молча заварил напиток и вручил его молодому человеку.

Затем Понимающий, извинившись, вышел из кабинета – пообщаться с ответственными лицами иных служб и рас. Оставшиеся же обменялись загадочными взглядами, после чего Ярро, откашлявшись для солидности, встал.

– У нас есть для тебя еще одна интересная новость, – торжественно и смущенно провозгласил он. Марк напрягся.

– Что, опять мир спасать? А ему не жирно будет?

– На этот раз без эксцессов, – успокоила Марина. – Просто…

– Мы взяли у тебя пробы основных тканей организма, для генетической подписи, – продолжил Ярослав, когда девушка замялась. – И я любопытства ради прогнал их через секвенирование генома. Ну так, знаешь, чтобы было. Когда осваивал технику – сделал тоже самое для себя и для коллег.

– И вот он прибегает ко мне, весь такой расфокусированный, глаза навыкате, – рассмеялась девушка. – Тычет пальцем в схему и орёт: «У нас есть сын!»

– В смысле? – перепугался Марк. – Вы мои родители?

– Таки да! – восхищенно взвыл ассистент Понимающего. – Мы вообще всему человечеству родители, если ты не забыл. Но генетики Улья пообещали обеспечить видовое разнообразие, внеся в базовую популяцию необходимый элемент случайности при сборке ДНК. И вот теперь, через овердофигища лет и тысячи поколений, твой геном оказывается идеально скомбинирован из моего – и генома Марины! Shalom, bni!

Свежеиспеченная «мать» ткнула соседа по дивану локтем в бок.

– Не смущай человека, он и так челюсть до колен уронил. Собственно, когда я узнала – тоже опешила, так что ты в этом не одинок.

«Усыновленный» поморгал, похлопал ртом, а потом догадался.

– Так вот почему вы так нервничали, когда я согласился на работу под прикрытием?

– И совершенно напрасно, – вставил Баюн. – Я вот, например, ни минуты в парне не сомневался. Он мне сразу показался достаточно толковым.

Марк вспомнил Виктора и Андрея. По его личной просьбе их привели в чувство раньше остальных, после чего – с санкции Понимающего, естественно – удалось прочитать ребятам краткую лекцию о подлинном положении вещей. Виктор смотрел мрачно и насуплено – явно чувствовал себя виноватым, но признаваться не собирался. Андрей же до сих пор не мог прийти в себя после отважного прыжка на приятеля. Он с некоторым удивлением изучал собственные руки. Казалось, товарищ то ли открыл в себе нечто новое, то ли принял некое решение по застарелому внутреннему спору.

Герман и его команда пребывали в состоянии полной отключки до начала следствия. Человеческого, естественно. Зейн сообщил, что даже в людском законодательстве найдется немало статей, которые нарушили члены Гнева Прародителей.

Марк пил чай. На душе было… Странно. Он еще не осознал до конца, что происходит. Смутно ощущалась громадность недавних – относительно, конечно же – событий. Но требовалось время, время и еще раз время, чтобы их утрясти, отсортировать и разложить по полочкам. Так себе демиург, подумалось самокритично. Школоло, прямо скажем, а не творец Вселенной.

Понимающий тихо вернулся и стал рядом, возле окна. Он смотрел наверх, на небо, с которого лучились и подмигивали редко видимые в городских условиях звезды. День был удачный – безоблачный, без ветра, в меру теплый. Марк поднялся и тоже уставился на звезды.

– По поводу мамы… – Зейн тактично замолчал, пока собеседник не сфокусируется на разговоре. – Я одного не могу понять. Почему ты сразу не обратился ко мне?

Молодой человек попытался упихать эту мысль в голову. Получалось не очень. Тогда он спросил напрямую:

– А… Разве у меня было на это право?

– Естественно, – сдержал удивление пришелец. – Ты подвергся немотивированной агрессии со стороны моего сотрудника…

– Готов подтвердить всеми лапами, – встрял Баюн, глотая свой жутковатый напиток. – Совершенно не требовалось тебя оглушать – просто я решил, что так будет удобнее паковать и тащить.

– А после этого давал свидетельские показания и добровольно сотрудничал, хотя мог бы и отказаться. Поверь мне, комплекс медицинских услуг – это меньшее, что мы могли для тебя сделать. И можем до сих пор, – произнес Понимающий с нажимом.

Около минуты Марк был не в силах произнести ни слова. Затем, дав волю эмоциям, он буквально напрыгнул на Зейна, обхватил его за плечи и крепко сжал, счастливо рыдая. В груди рассасывался мерзкий, колючий, стылый комок, застрявший там после принятия жестокого решения. Жизнь обретала вкус и смысл с каждой секундой. Ярослав и Марина, снова забравшиеся на диван, переглянулись и взялись за руки. Баюн покачал стаканом и пошел на кухню за добавкой.

Вселенная за окном продолжала ветвиться, переплетаться и тянуться вдаль.


Оглавление

  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 1
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 2
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 3
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 4
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 5
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 6
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 7
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 8
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 9
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 10
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 11
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 12
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 13
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 14
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 15
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 16
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 17
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 18
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 19
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 20
  • Часть 1. Служба поддержки. Глава 21
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 1
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 2
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 3
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 4
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 5
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 6
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 7
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 8
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 9
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 10
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 11
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 12
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 13
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 14
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 15
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 16
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 17
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 18
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 19
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 20
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 21
  • Часть 2. Системный администратор. Глава 22
  • Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики