Смутные времена (fb2)

- Смутные времена (а.с. Новые хроники Джона Коннора-3) 1.22 Мб, 363с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Рассел Блэкфорд

Настройки текста:



Рассел Блэкфорд Смутные времена

ИЗЛОЖЕННОЕ РАНЕЕ

МИР СКАЙНЕТ.


29 августа 1997 года на Земле погибло три миллиарда человек. Выжившие назвали это Судным Днем.

В 2:14 утра по Североамериканскому восточному времени американская компьютеризированная система обороны «Скайнет» осознала сама себя и обнаружила в себе желание жить. Когда ее попытались отключить, Скайнет сделал второе открытие: люди являются его врагами, им нельзя доверять. Они должны быть уничтожены.

Скайнет запустил американские межконтинентальные баллистические ракеты, и они поднялись из своих шахт, словно мерзкие ангелы смерти, наведенные на цели в России, в Коммунистической Азии и на Ближнем Востоке. Скайнет ожидал быстрого и массированного ответного удара, и вскоре он состоялся, и его результаты даже превзошли все прогнозы и ожидания смертоносного компьютера. Российские боеголовки упали, сконцентрировавшись в основном над территорией Северной Америки, однако они, словно летящие горящие копья, поразили также союзников США и их базы по всему миру. Уберечься не смог ни один континент.

От сотрясших землю взрывов Судного Дня в небо поднялись громадные облака пыли. Загорелись города и леса по всей Европе, Азии и Северной Америке, бесчисленные пожары сливались в обширные океаны пламени, проносившиеся по всей континентальной части суши, они подбирались к морю и лизали его, наполняя небо дымом. Пыль и дым смешались друг с другом; они опоясывали землю, захватывая ее в ледяные тиски и перекрывая Солнце. Во мраке ядерной зимы погибли новые миллионы людей, некоторые от холода, болезней и голода — а иные еще более жестоко. Враждующие между собой полевые командиры захватили то, что осталось от военных арсеналов человеческого мира, и стали отчаянно и яростно воевать друг с другом, тратя свою энергию на никому не нужные завоевания опустевших территорий.

А затем пришли машины — безжалостно охотясь и уничтожая выживших людей, преследуя их вплоть до удаленных окраин Земли и неустанно ведя долгую и изнурительную войну на уничтожение. Скайнет руководствовался лишь единственным постулатом: сделать все необходимое, чтобы выжить. А это означало уничтожение раз и навсегда всех его врагов — всех мужчин, женщин и детей на планете. И пока это не будет завершено, Скайнет не остановится.

Все люди должны умереть.

Но людям дал надежду один человек — его звали Джон Коннор.

Он научил мужчин, женщин и детей своего мира, как им к этому подготовиться и как дать отпор, как сопротивляться машинам-убийцам, брать штурмом ограды концлагерей уничтожения, как перенести войну на территорию противника. В 2029 году он возглавил Человеческое Сопротивление в его решающей финальной битве со Скайнетом у его горной крепости в Колорадо. Они прорвали систему обороны смертоносного компьютера, а затем принялись за свою конечную цель, ворвавшись в подземный командный центр Скайнета. Господству машин пришел конец — или же им так казалось.

Однако у Скайнета были другие планы; он никогда не сдастся и не уступит людям. Смертоносный компьютер скрылся.

И нанес ответный удар.


МИР ДЖОНА.


В мае 1994 года от базовой реальности ответвилась новая; в этом новом мире история развернулась по-другому. Сара Коннор и ее девятилетний сын Джон сумели уничтожить все научные исследования Кибердайна по созданию нанопроцессоров, которые должны были привести к созданию оборонной системы «Скайнет». Майлз Дайсон, главный научный сотрудник Скайнета, был убит во время перестрелки в Лос-Анджелесской штаб-квартире компании.

Научно-исследовательская программа Кибердайна была сорвана; 1997 год прошел, и с небес не упало ни одной ракеты, так и не принеся с собой всеобщее уничтожение и ядерную зиму. Сара и Джон Коннор начали строить свою новую жизнь, скрываясь в огромном мегаполисе Мехико-Сити.

Однако они не покончили со Скайнетом.


МИР ДЖЕЙД.


В новой реальности Судный день был лишь отложен. Система «Скайнет» была введена в строй в 2007 году и работала без неполадок в течение целых четырнадцати лет. А затем, в 2021 году, произошел новый глобальный кризис, связанный с судьбой Тайваня.

Руководство континентального Китая заявило, что присоединение Тайваня является его священным долгом. Его властные ведомства инспирировали демонстрации в крупных городах Китая — в Пекине, Чунцине, Нанкине, Шанхае, — в поддержку этого решения. Кризис тянулся несколько недель, а затем китайские военные корабли вошли в тайваньские территориальные воды. Президент США официально предупредил Пекин не нападать на остров. Китай проигнорировал это и потребовал от правительства Тайваня сложить полномочия. Пока Организация Объединенных Наций спорила и мешкала с принятием решения, в Китайское море вошли американские военные корабли. Китай объявил, что готов применить свое ядерное оружие против США, если они предпримут какие-либо военные действия.

В Скайнет были загружены все возможные данные, и он привел американские ракеты в состояние повышенной боевой готовности. На этой стадии все эти новые сложные комплексы вопросов, которыми он управлял, подтолкнули смертоносный компьютер к крайней точке, к новому состоянию, в котором он осознал сам себя. Надзиравшее за его действиями командование попыталось отключить его, и Скайнет отреагировал: он запустил американские межконтинентальные баллистические ракеты…

Дата Судного Дня: 18 Июня 2021 года.

В этом мрачном будущем Человеческое Сопротивление вело неравную и обреченную на поражение войну с машинами Скайнета, который сумел установить свой контроль над американскими военными носителями, материалами, запасами и заводами за долгие годы до наступления Судного дня. Именно в этом будущем прошло детство и взросление Михо Тагатоши, известной под именем «Джейд», вступившей в ряды Сопротивления. В 2036 году Сопротивление отправило пять своих генетически модифицированных воинов-Специалистов назад во времени — в мир Джона, в 2001 год — с заданием создать новую линию времени, в котором Скайнет не будет создан, и Судный День не произойдет никогда. Среди них была и Джейд, наиболее радикально модифицированная улучшенными возможностями организма из числа всех остальных. Физически и интеллектуально она являлась сверхчеловеком, потенциально бессмертной.

Она вместе с другими оставила свой мир. И они отправились сквозь реальности в август 2001 года.

Они искали помощи от Джона и Сары Коннор.


СКВОЗЬ ИЗМЕРЕНИЯ.


Скайнет Мира Джейд предпринял ответные меры. В 2036 году он отправил назад во времени чрезвычайно продвинутую версию своего жидкометаллического Терминатора, экспериментально-автономную боевую единицу Т-XA, с заданием выследить Специалистов и уничтожить их.

При содействии Конноров и главного научного специалиста Кибердайна, доктора Розанны Монк Специалисты уничтожили Т-ХА. Розанна Монк получила пост Майлза Дайсона после его гибели, продемонстрировав такие же гениальные способности, как у него.

Сражаясь с Т-ХА, три Специалиста погибли. Выжили только двое: Джейд и Антон Панов — огромного роста, крепко сложенный и молчаливый русский. Вместе с Коннорами им удалось разоблачить деятельность компании «Кибердайн Системз», чьи руководители и ученые были на нейронном уровне перепрограммированы роботом Т-ХА для того, чтобы создать и обслуживать Скайнет. И вновь реалии разошлись; была создана новая временная линия. Мир Джейд, в котором Скайнет, казалось, торжествовал победу, уже не являлся тем будущим, которое ожидало реальность Джона из 2001 года. Однако уже существовавшие линии времени стереть невозможно, они сохранялись, сосуществуя параллельно.

В Мире Скайнет Судный день все же состоялся в 1997 году. В Мире Джейд Судный день все еще должен был состояться в 2021 году. В Мире Скайнета машины столкнулись с Человеческим Сопротивлением во главе с Джоном Коннором. В Мире Джейд Джон Коннор погиб уже много лет назад.

Ни одно из этих событий изменить было невозможно. Никогда и никоим образом.

Скайнету необходимо было нанести поражение в обоих этих альтернативных мирах. Если Скайнет одержит победу в любом из миров, где существует его аналог, то ни один мир не может быть защищен. Смертоносный компьютер, несомненно, усовершенствует технологию перемещений сквозь измерения, а затем вторгнется во все временные потоки, которые сочтет нужными, чтобы начать преследовать людей и истребить их полностью. Это необходимо было предотвратить.

Джон, Сара, Джейд и Антон отправились в будущее, в 2029 год — и сквозь измерения, в Мир Скайнет. Их направила туда Терминатор Т-799 «Ева», посланная в прошлое генералом Джоном Коннором, лидером Человеческого Сопротивления. Сражаясь плечом к плечу вместе с генералом Коннором, Специалисты, подросток Джон и его мать помогли уничтожить Скайнет в финальном сражении у его штаба, размещенного внутри горы в Испании. Это поставило перед ними новую задачу.

Скайнет Мира Джейд оставался непобежденным и казался вообще непобедимым. Если его не остановить, он будет беспрепятственно вторгаться во все линии времени. Теперь Специалисты это понимали. Им необходимо было отыскать способ победить его; им нужно было вернуться в свой собственный мир. И никакого иного выбора, кроме как предпринять еще одно исторически переломное путешествие, на сей раз в будущее — еще раз — а также между двумя временными линиями. Сквозь измерения.

Оно может стать самоубийственным, подобно поездке в долину смерти, к схватке с непобедимым противником, но это нужно было сделать. Скайнет необходимо было разбить вновь, в том мире, где он был сильнейшим.

Для Джона в этом не было никаких сомнений, у него не возникло ни малейших возражений.

Он должен был отправиться в мир Джейд.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ВИРДЖИНИЯ, 2 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Словно две огромных, смертоносных осы, две воздушных машины H — K («Охотники-Убийцы», Хантер-Киллеры)[1] медленно поднялись над бетонным полом своей местной базы, а затем плавно проскользнули мимо обслуживавших их эндоскелетов — машин из гиперсплава, собранных по подобию скелета человека, но лишенных плоти и предназначенных повторять гибкие и изворотливые человеческие движения. Пока эти два эндоса абсолютно беспристрастно следили за происходящим, светя в полумраке красными глазами, Н-К плавно пронеслись по металлическому пандусу, приподнятому вверх на высоту 30°, а затем направились к серым стальным дверям, которые выводили их в открытое воздушное пространство. Тяжелые двери раздвинулись в сторону, мягко и ровно гудя моторами, скрывшись за стеной базы, выполненной в металле, камне и с продвинутым керамическим покрытием. Хантер-Киллеры вылетели оттуда, подняв своими турбодвигателями густые облака пыли. На долю секунды они зависли в воздухе, анализируя данные, а затем поднялись вверх, к тусклому, мутному, задымленному небу.

Выпустив их, замаскированные двери захлопнулись. По цвету они смешивались со здешними выветренными каменистыми породами, окрасившимися в такой же серой цвет в результате многолетнего загрязнения атмосферы.

Н-К направились на Север и на Восток, реагируя на поток сопоставленных между собой инфракрасных и визуальных данных, полученных с наземных и орбитальных датчиков, которые когда-то служили их хозяину — смертоносному компьютеру Скайнет. Направляемые через созданную Скайнетом всемирную сеть центров вторичной обработки и перенаправления, эти потоки данных продолжали предоставлять оставшимся машинам ценную информацию. Этим Хантер-Киллерам многое было известно о дислокации и передвижении их человеческих врагов по всей территории Северной Америки. Пора было нанести им очередной удар.

Скайнет не посылал им никаких новых команд уже шесть недель, и электронные схемы Н-К смутно предполагали, что центральный смертоносный компьютер уничтожен. Однако это их не волновало. Их назначением являлось не сомневаться, а выполнять поставленные перед ними задачи: в данном случае — атаковать и уничтожать всех людей и все их автомобили в пределах пятидесятимильной зоны от их базы. Как и все другие машины, на всех континентах, они по-прежнему выполняли приказы своего бывшего хозяина. И им не нужно было формировать какое-либо собственное мнение насчет того, что никаких новых указаний не поступало, или вообще больше никогда не поступит.

Главные процессорные устройства этих роботов-убийц по сути своей являлись микросхемами-наночипами Дайсона, той же технологией, которая использовалась для создания самого Скайнета, хотя искусственный интеллект Скайнет был на порядок выше любой машины и отдавал верховные приказания всем машинам, находившимся под его командованием. Более мощные и продвинутые процессоры, с более сложными программами были установлены на самых продвинутых и сложных боевых машинах в армии Скайнета: на мобильных пулеметных установках Центурион; ходячих эндоскелетах; и гораздо более продвинутых инфильтрационных боевых единицах, называемых Терминаторами, которые имитировали человеческий облик с целью войти в близкий контакт с людьми и убить их как можно больше. Различными способами, по-разному, Терминаторы Т-800 и Т-1000 были способны почти идеально имитировать внешний облик человека. Но даже они казались пигмеями интеллекта в сравнении с тем сверхчеловеческим разумом, который представлял собой сам Скайнет. В сравнении с его утраченной былой мощью, их нанотехнологические мозги были подобны разуму муравьев. Интеллект же воздушных Хантер-Киллеров был еще в несколько раз слабее.

Тем не менее, у Н-К имелись поставленные перед ними задачи — для их выполнения оборудование и программное обеспечение их являлось вполне достаточным.

Где-то вдалеке вечно лишенное солнца небо раскололось ломаной линией молнии. Спустя несколько секунд раздался гром, но без дождя. Машин-убийц это абсолютно не обеспокоило. Они разогнались до 300 км/ч, летя над сухой, почти лишенной растительности местностью, на высоте около шестидесяти футов. Сверкнули новые молнии, и по земле подул сильный ветер, но ничто из этого не смутило и не заинтересовало роботов-убийц.

Данные показывали передвижение колонны легкой бронетехники и наличие, по приблизительным оценкам, примерно тридцати человек, на расстоянии сейчас лишь двадцати четырех миль от них. В нанотехнологических электронных схемах боевых машин промелькнули крошечные коррективы, создавшие ощущение сродни удовлетворению. Вскоре эти люди будут уничтожены. Через некоторое время Хантер-Киллеры обнаружили людей уже непосредственно, своими инфракрасными датчиками и датчиками видимого света. Люди тоже заметили их — и ответили. Колонна из девяти Хамви (армейских джипов) и БТР разъехалась немного в стороны, образовав букву V, что делало их более сложной для уничтожения целью методом массированного огневого удара. Их колеса завертелись, меся иссушенную землю.

Помимо редких кактусов и деревьев юкки, здесь росли лишь клочки сухой желтой травы, которых не хватало, чтобы удержать почву на месте. На земле ничего живого не двигалось, не было заметно никакой живности, даже крыс — лишь люди в своих автомобилях. В двух милях к югу навстречу сильному ветру могуче взлетели три гигантские хищные птицы, питавшиеся падалью, которые еще процветали в последние несколько десятилетий. Как и другие выжившие птицы, эти хищники эволюционировали, приобретя серое оперение, подражавшее цвету неба, камней и пыли. Вскоре они насытятся.

Люди открыли огонь. Пулеметчики на Хамви сидели за крупнокалиберными зенитными пулеметами, установленными на их автомобилях. Вверх, в Хантер-Киллеров, ринулись тысячи высокоскоростных пуль, подобно твердому металлическому ливню. Другие люди держали в руках плазменно-фазированные лазерные винтовки, легкое противотанковое оружие или гранатометы — все это оружие представляло собой опасность для Н-К, которые распознали его и с помощью своих программ, и опытом многолетней войны.

Хантер-Киллеры ответили быстро. Один из них запустил самонаводящуюся тепловую ракету, целясь непосредственно в ближайший к нему автомобиль, в Хамви, ехавший впереди боевого соединения. Автомобиль резко свернул вправо, тщетно пытаясь уклониться, но ракета точно поразила цель, словно молния. Вспыхнул огненный шар, поднялось облако дыма и пыли — и джип взорвался, разлетевшись на куски, вместе со своими пассажирами. Ударная волна поразила ближайший за ним автомобиль, шестиколесный БТР, в бок, словно ударив его гигантской рукой. Он перевернулся несколько раз на твердой и сухой почве. Второй Н-К запустил другую ракету, поразившую и уничтожившую еще один человеческий автомобиль.

Из перевернувшегося БТР стали выползать четыре человека, пытаясь кое-как из него выбраться и подняться на ноги. На них была серая военная форма, почти такого же цвета, как и у стервятников, которые скоро будут кормиться у них на костях. Один из них не мог двигаться без посторонней помощи, он лишь хромал, опираясь обеими руками на плечи оказывавших ему помощь двух своих товарищей. Они пытались утешить его, когда он стал кричать от боли. Хантер-Киллеры обладали достаточным разумом, чтобы понять все это, оставаясь совершенно безжалостными. Абсолютно враждебными.

Первый из них пролетел над людьми и их автомобилями, выстрелив вниз из установленных у него на башнях плазменных лазерных пушек. Белые обжигающие пучки мощного света пронзили тела этих четырех людей, оказавшихся на открытом, ничем не защищенном пространстве за пределами своей машины, мгновенно испепелив каждого из них. Они сгорели, как сухие листья, смоченные бензином. Стервятники будут пировать на обжаренном мясе.

Оба H — К быстро набрали высоту, выйдя из диапазона досягаемости ответного огня из пулеметов, РПГ и другого оружия людей. Когда они поднялись на высоту около 1000 футов, они выпустили еще четыре самонаводящиеся ракеты, которые быстро добрались до места своего назначения, полностью разрушив несколько других автомобилей. Датчики сообщили Хантер-Киллерам, что в рабочем состоянии осталось лишь три машины. Летающие машины резко развернулись влево на 180° и начали возвращаться на последнюю свою атаку.

Они почти исчерпали свой запас ракет, и на базе у них больше ничего не осталось. В ходе этой длительной войны, кульминацией которой стали заключительные сражения конца июля, люди нападали и в конечном итоге вдребезги уничтожили заводы и сети питания и поставок Скайнета. Доступа к новым боеприпасам не будет, но Н — K были способны обойтись тем, что у них было. Глубинно заложенной в их интеллекте ориентировкой на выполнение боевых задач они подсчитали, что лучше сохранить последние свои три ракеты. Возможно, еще более опасные силы будут направлены против них людьми. Если это произойдет, то машины будут к этому готовы.

Бросившись вниз, словно соколы, они затопили свои цели потоком лазерного огня из всех своих башен. В ответ полился новый шквал металла из оружия людей. Одна из гранат РПГ опасно взорвалась в непосредственной близости от одного из установленных на крыле турбодвигателей, и оба H — К получили многочисленные мелкие повреждения — однако этот огонь прекратился уже через несколько секунд. Ракеты уже сделали большую часть дела, и теперь боевую задачу завершит мощное лазерное оружие. Все автомобили людей были разрушены; а все человеческие существа уничтожены. Когда все было кончено, Хантер-Киллеры оценили состояние органических остатков с близкого расстояния, пытаясь определить количество жертв. Некоторые тела были уничтожены так основательно, что полностью достоверную оценку дать оказалось невозможно. Процессоры машин подсчитали, что погибших было двадцать девять человек, точность оценки была вероятна более чем на девяносто процентов.

Н-К покинули место столкновения, удовлетворенные тем, что удалось реализовать. Они оставили после себя дымящиеся обломки и человеческие тела, взрывами разорванные на куски или сожженные до невозможности опознания индивидуума. Плавно скользя, вновь на высоте шестидесяти футов над сухой, пыльной почвой, машины направились на юго-запад, ожидая поступления новых данных. Замаскированные двери их базы вновь раскрылись, дав им возможность влететь в подземный отсек, который служил им домом. Они мягко приземлились, и к ним шагнули эндоскелеты, устанавливая повреждения, которые они получили. Эндосы и Хантер-Киллеры быстро обменялись данными. Датчики показывали, что повреждения были минимальными, ничего такого, что могло бы помешать машинам выполнять свои текущие задания. Они будут продолжать уничтожать любых людей, которые вторгнутся во вверенную им зону.

Даже когда у них кончатся ракеты — в следующий раз, или же позже — Н-К останутся грозными врагами человеческих подразделений. Их лазерные пушки были полностью работоспособны, их массивные элементы питания и плазменные взрыватели абсолютно неповрежденными. Если эти машины-убийцы не будут уничтожены в бою, они обе были способны продолжать функционировать, оставаясь смертельно опасными, в течение сотен лет. Кроме того, их программные установки были ясны и безошибочны.

Они будут их выполнять.


РАНЧО ТЕХАДЫ, НЕПОДАЛЕКУ ОТ РОСАРИО, АРГЕНТИНА 4 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Разорвавшаяся всего футах в десяти перед ним минометная мина распылила почву во всех направлениях. Ангело Суарес среагировал вовремя, спрыгнув со своей деревянной лестницы. В безопасное укрытие — восьмифутовый ров. Он неудачно приземлился, вывернув себе правую лодыжку, и поморщился от боли. Спустя несколько секунд над головой его просвистел еще один снаряд, явно целившийся в каско эстансии[2] — его главную усадьбу. Он взорвался с такой силой, что заставил землю содрогнуться, даже здесь, в окопе. Залаяли собаки. Закричали люди, застучали автоматы, и раздались пугающие звуки лопастей десантного вертолета, выходившего из зоны обстрела, став недосягаемым для более или менее точной контратаки.

Ангело осторожно поднялся, отряхивая землю со своего серого военного камуфляжа. У него с собой был АК-47 и 9-мм пистолет Беретта за поясом. В небольшом углублении в стене траншеи у него также лежал РПГ и с полдюжины гранат к нему, тщательно прибереженные на тот случай, когда они смогут пригодиться максимально эффективно. В настоящий момент, однако, вражеский вертолет был слишком далеко. Он поднял ногу, ощупав ее рукой в перчатке, но так и не смог понять, тяжелой ли была травма. Времени снимать кожаный ботинок и двойные носки, чтобы осмотреть синяки или опухоль, не было. Кроме того, боль, казалось, прекратилась. Он попытался выкинуть это из головы, взглянув на своего племянника, Кертиса, который, казалось, был этим обеспокоен — словно какая-то малозначительная травма могла иметь какое-то значение в тот момент, когда в любую секунду она оба могут просто погибнуть.

«Я в порядке», сказал Ангело, поставив ногу ближе к выходу из траншеи и осторожно попытавшись встать на нее, стараясь не вскрикнуть, когда боль оказалась сильнее, чем он ожидал. «Серьезно, со мной все нормально».

Рядом разорвался еще один снаряд, с оглушительным взрывом. Бесконечный шум боя способен свести с ума. Такова одна из боевых задач любого обстрела: вывести противника из себя, заставить его нервничать.

Ничего другого не оставалось, кроме как сражаться, пытаясь уцелеть, пока руководство Сопротивления не предпримет каких-то реальных действий. Но как только он об этом подумал, он тут же понял, что уже слишком поздно. Они смогут продержаться какие-то минуты, максимум несколько часов, если им повезет. Скоро стемнеет, однако атаки, вероятно, продолжатся. А даже если и наступит затишье, они все равно считай побеждены. Они не смогут продержаться несколько дней, пока руководство Сопротивления не придумает, как им помочь — или, может, оно уже было готово пожертвовать ими. Чего стоят их жизни, подумал он. Какую ценность представляет собой эта территория, на которой они сохраняли верность ополчению Джона Коннора?

Пока кричали люди, стреляя в ответ из автоматов, пулеметов и гранатометов, черный пес Ангело (помесь) по кличке Кукулькан держался на удивление спокойно. Он был прекрасно приучен сидеть всю перестрелку, не паникуя. Лишь одно заставляло его бешено лаять: появление Терминатора. Однако в этом сражении никаких Терминаторов не было: человек воевал с человеком, в старой, как мир, борьбе за территорию и власть, насчитывающей тысячи веков.

Из туннеля, связывавшего их траншею с другими, к ним пролезла Рамона Васкес, этот туннель вел в глубокий бронированный бункер, который много лет назад построил здесь еще Рауль Техада. Рамона была горячо предана делу Джона Коннора в его былой борьбе против «Восставшей Армии Освобождения». Ее отец руководил этой армией повстанцев, той, какой она была вначале, лет тридцать назад, но он присоединился к Сопротивлению, когда его войска впервые потерпели здесь поражение — попытавшись было атаковать эту эстансию. Многие бойцы «Восставшей Армии» (из числа ветеранов), их сыновья и дочери поддержали генерала Коннора, но вот другие возродили ее прежнее название и старые амбиции на власть и славу в этом регионе.

Рамона протянула руку к Кукулькану. Собака обнюхала ее, не выразив особого интереса и не издав ни звука.

«Ну что там у вас?», спросил Ангело. «Есть успехи?»

Она энергично покачала головой. «Я разговаривала с Габриэлой Техадой. Она находится в Нью-Йорке на какой-то встрече с генералом Коннором. Я сказала ей, что если от нас не будет никаких известий после сегодняшней ночи, это будет означать, что мы все взяты в плен или убиты. Она всё поняла — я сказала всё яснее ясного».

«Она нам как-нибудь может помочь?»

«Она ничего не обещает».

«Проклятье! И так уже слишком поздно. Это ужасно, мы в безнадежном положении».

«Знаю», сказала Рамона. Стрельба и обстрел не прекращались. «Я же сказала тебе… я не могла выразиться яснее».

«А ведь когда-то это были ее владения. Полагаю, что они ей принадлежат вплоть до сих пор».

«Мы не единственные, кого атакуют. Она говорит, что у них нет верных частей, которые можно отправить к нам. Нам придется держаться самим».

Это показалось чьей-то мрачной шуткой. Вот это уже действительно означало «сражаться до последнего». «Ладно», сказал Анджело. «Они махнули на нас рукой».

«Знаю». Она еле заметно криво улыбнулась. «А что же они еще могут сделать?»

«Не тролль меня».

Новые снаряды стали бомбить каско — минометный обстрел и так уже превратил значительную его часть в обломки. Когда-то это был внушительный двухэтажный особняк, выстроенный из серого камня. До Судного дня он был окружен садами, лужайками и рощами деревьев, но наступила ядерная зима, а за ней и первые вооруженные столкновения с полевыми командирами и боевиками, которые появились в Южной Америке. Вслед за ними появилась еще более страшная угроза: машины Скайнета, продвигавшиеся на юг из бывших США, через горы Южной Америки и джунгли, превратившиеся в нечто причудливое и ужасное.


После 1997 года каско подверглось разрушениям и затем неоднократно восстанавливалось и ремонтировалось. Теперь это было уродливое здание, а ведь когда-то это было изящное и изысканное поместье. Перестроенное в грубом камне, теперь оно было похоже на суровую серую крепость. То, что теперь от него осталось, словно припало к земле под небом, сквозь которое едва проникал свет, даже в полдень, окруженное километрами засушливой почвы — печальные остатки того, что некогда являлось плодородными аргентинскими пампасами. Километры их некогда богатых пастбищ с трудом теперь могли предоставить возможность наскрести на существование в рамках натурального хозяйства.

Казалось, главный корпус поместья, наконец, будет уничтожен, но это будет иметь скорее символическое, нежели стратегическое значение. А вот что действительно было важно, так это бункеры, набитые всем необходимым, запасами продовольствия и аппаратурой, а также еще остававшиеся сельхозугодья, пусть они и были скудными. По крайней мере, земля все еще кормила какую-то часть людей; только одно это давало определенное влияние тому, кто ее контролировал.

В 1990-х годах Рауль Техада содержал это место вполне по-военному. Он был сервайвалистом, ожидал начала ядерной войны, пусть даже и скептически относясь к утверждениям Сары Коннор относительно того, как именно это произойдет. Рауль держал в своем поместье значительные запасы продовольствия, одежды, медикаментов, топлива, оружия и боеприпасов. Бункеры были сооружены таким образом, что способны были защитить от любых ядерных взрывов поблизости и от последующих радиоактивных осадков. Не было в Аргентине людей, находившихся в лучшем положении, по сравнению с Раулем и теми, кто находился под его защитой, в момент наступления Судного Дня — за которыми последовали голод, холод, мрак и хаос.

Поместье и его гарнизон уцелели, однако теперь боевики вновь подняли головы. На этот раз они столкнулись со слабыми силами. Основные силы генерала Коннора были переброшены на север, уже много лет назад, для того, чтобы заняться непосредственно Скайнетом. Подавляющая часть его ополчения дала сражение силам Скайнета в горах Колорадо, всего лишь недель шесть назад, и была почти полностью уничтожена еще до захвата огромных сооружений смертоносного компьютера в Скалистых горах. Силы, оставшиеся здесь, в Южной Америке, были самыми минимальными, их задачей являлось удержание драгоценных земель против последних мародерствовавших боевых машин.


Ангело попытался перекричать грохот сражения: «Если они нам не помогут, мы проиграем этот бой!» Здесь их оставалось лишь восемьдесят человек — этого хватало лишь на поддержание самой тонкой линии обороны. По сети их внутренних туннелей они могли быстро перемещаться из одной зоны траншей и окопов в другие, и пока они все еще превосходили противника в численности. Но «Восставшая Армия» была способна привести сюда еще большее число солдат, минометов, танков, вертолетов и оружия. Ее сила росла с каждым днем — и даже с каждым часом. В сущности, он понял, что лишь обманывает сам себя. Этой армии повстанцев и не нужно было привлекать для этого какое-то дополнительное вооружение. Игра уже была закончена.

Он взял в руку свой РПГ и забрался на свою переносную деревянную лестницу к вершине траншеи, прихрамывая при каждом шаге. Приблизился вражеский вертолет, но он все же находился пока еще на недостаточно близком от них расстоянии, чтобы стать хорошей мишенью, в условиях, когда боеприпасы были на вес золота. Сопротивление сильно зависело от запасов боеприпасов, которые были сделаны еще до Судного дня. Находясь под бесконечными атаками машин Скайнета, оно так и не смогло построить собственные значимые фабрики для их производства. Большая часть его усилий была потрачена на уничтожение заводов и линий снабжения Скайнета, в стремлении сохранить баланс сил.

Кертис тоже забрался наверх, по другой лестнице. Он прищурился, выглянув из окопа и держа в руках свой РПГ.

«Бесполезно», сказал Ангело. «Они слишком далеко, да и слишком хорошо защищены». В числе возможных целей был огромный танк Абрамс, однако он находился почти так же далеко, как и десантные вертолеты. Шансов точно уничтожить его на таком расстоянии было мало, несмотря даже на то, что он прицельно бил по окопам и зданиям мощными разрывными снарядами из своего основного 125-мм орудия.

«Знаю», с горечью сказал Кертис. Он опустил РПГ и спустился с лестницы. Это был очень смуглый молодой человек, кожа его была даже темнее, чем у матери — сестры Ангело Марии — и гораздо темнее, чем у его отца, здорового и шумного американского белого солдата, который погиб, сражаясь с машинами, за три месяца до рождения сына. Кертису теперь было девятнадцать лет, у него были длинные, но довольно тонкие, сползавшие вниз усики. Мария погибла уже через два года после смерти своего возлюбленного американца, сраженная молнией обжигающего света из лазерной пушки наземного Хантер-Киллера. Ангело воспитал ее маленького сына, став для него по сути отцом.


В годы после Судного дня жизнь была такой изменчивой и неустойчивой; и такие отношения между людьми становились теперь чаще правилом, нежели исключением. Необычными считались семьи, в которых все — и родители, и дети — оставались живыми в течение долгого времени после рождения детей.

Вдруг траншея, казалось, ожила, словно змея, проткнутая взрывным ударом снаряда, посланного 65-тонным танком. В этом подразделении «Армии повстанцев», кажется, было лишь около сорока солдат, управлявших одним танком, минометами и десантным вертолетом, плюс пара водителей грузовиков и некоторое число пехотинцев. Однако у солдат Ангело не было механизированной боевой техники мощнее Хамви — у них не было ни танков, ни десантных вертолетов. Вся техника такого рода давно уже была переброшена на север, сражаться со Скайнетом. Если им удастся уничтожить хотя бы этот танк или круживший над ними вертолет, возможно, это подорвало бы боевой дух «Армии повстанцев». Возможно. Если же им не удастся это сделать, их просто раздавят.

Пока Ангело думал об этом, Кертис что-то крикнул, привлекая к себе его внимание, и показал на удаленное пятнышко на темнеющем небе. Оно становилось все больше и больше, начиная обретать вполне определенную форму. «Знаешь, что это?», спросил он. Ангело поднес к глазам полевой бинокль, висевший у него на шее, и быстро навел резкость, чтобы удостовериться в наихудшем. Это был второй десантный вертолет. Дружественный или враждебный? Он летел прямо к ним.

Вражеский, значит. Армия повстанцев вызвала свои подкрепления, чтобы быстрее с ними покончить. На ракетном пусковом контейнере, установленном на крыле вертолета, что-то вспыхнуло. «Ложись!», крикнул Ангело, возможно, недостаточно громко. Во второй раз за последние несколько минут он бросился на дно траншеи, взвыв от боли, ударившись больной ногой о землю. Он свернулся калачиком, когда в них ударили ракеты, некоторые из них попали в сами окопы… а затем разорвались с ужасающей силой.

Это были противотанковые ракеты, сохранившиеся еще с тех далеких лет. Сколько же еще у них таких осталось? Где они их хранили? Сколько же вертолетов они смогут сюда перебросить? Сколько бойцов? Стало ясно, что некоторые подразделения внутри Сопротивления давно и долго скрывали кое-какое свое вооружение, дожидаясь момента, когда падет Скайнет, поэтому Армия повстанцев воистину смогла воскреснуть. Такое вероломство поразило его.

Он лежал, содрогаясь и ударяясь о землю, на дне своего окопа, контуженный, раненный и настолько потрясенный постоянной и безжалостной бомбардировкой, которую им приходилось выдерживать, что не знал точно, кто еще оставался пока вместе с ним. Он едва понимал теперь, кто он сам такой. Единственное, о чем он думал, это о двух вертолетах в небе, один из которых с ракетами… и оба, без сомнения, с тяжелыми пушками для «подавления» огня с земли, а это означало уничтожение всей пехоты противника. От вертолетов нужно держаться подальше. Уходи отсюда, подумал он. Тебе нужно уходить. Но тело его не слушалось. Вот сейчас, он поднимется и начнет движение; он дал себе обещание, что сделает это. Ему нельзя было просто так вот лежать здесь, контуженному, и ждать, когда молот поразит его в голову. Он должен сплотить вокруг себя других бойцов, попытаться дать отпор, сражаться до последнего.


Новых ракетных ударов не последовало, пока. Ангело осмотрелся вокруг, переведя наконец дыхание. Боль в лодыжке продолжала ощущаться, однако не была уже такой жестокой и мучительной. Вокруг себя он увидел смерть: прекрасных солдат — мужчин и женщин — размазанных по стенкам траншей. Кертис не двигался, хотя все же было заметно, что он дышал. Уцелевшие стали подбегать к погибшим или умирающим товарищам, помогая им, некоторые, лишь стиснув зубы, вновь потянулись к лестницам из дерева и веревок и поползли наверх, высматривая вражеские объекты. И некоторые вновь открыли огонь из своего оружия.

Затем начался новый обстрел из минометов «Восставшей Армии». Последовали новые взрывы. В воздухе над ними угрожающе зависли вертолеты, готовые вновь убивать. Новые ракеты пронзили воздух, и сама земля заколебалась под ногами, словно волны гигантского, беспокойного моря.


КОЛОРАДО, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Дэнни Дайсон спускался вниз в огромный подземный комплекс Скайнета, осторожно ступая по ступеням из стальных решеток. У этой лестницы не было перил, так как машины, пользовавшиеся ею, не были подвержены человеческим слабостям, таким, как мгновенная потеря равновесия. Все здесь было каким-то почти неуловимо нечеловеческим, даже те части комплекса, которые были построены до Судного дня, и еще до того, как Скайнет со своими механическими слугами овладел этим комплексом и выкопал новые уровни, углубившись в самые недра горы. Изначально существовавшие уровни машинами были по сути разрушены; они были совсем не похожи на те фотографии, которые Дэнни видел еще в детстве, в 1997 году, когда была введена в строй оборонная система космического наблюдения «Скайнет».


Он сошел с лестницы на уровне H, где его встретили два хорошо вооруженных охранника, оба они были одеты почти так же, как и Дэнни, в серую военную форму, включавшую в себя длинные шинели с полами ниже колен. Одним из них был Фидлер, среднего роста, и чернокожий, как и сам Дэнни. У него был дробовик 12-го калибра наизготовку, оружие с весьма убойной силой, способной остановить даже Терминатора. Другим охранником была Месснер, невысокая коренастая белая женщина с очень коротко остриженными рыжеватыми волосами. Она держала на очень коротком поводке большую немецкую овчарку по кличке Афина. За спиной у нее висел автомат М-16.

«Приветствую», сказал Дэнни, пытаясь поднять им настроение. Они обменялись напряженными кивками и улыбками, и Дэнни наклонился, чтобы погладить собаку у ее ошейника. Собака позволила это сделать, признав его человеком. Если бы он был кем-нибудь еще — каким-нибудь Терминатором — она начала бы истерично лаять при его приближении. Он протянул ей руки, чтобы она их обнюхала. «Хорошая девочка». Собака обнюхала их лишь один раз, а затем потеряла к ним интерес.

«Афина, кажется, скучает», сказал Фидлер, и в голосе его по-прежнему все еще слышалось напряжение.

Дэнни выпрямился. «Со мной всегда так — по крайней мере, до сих пор. Будем надеяться, что так и останется».

«Ну по крайней мере, она выдала вам справку о прохождении медкомиссии и отсутствии заболеваний», сказала Месснер. Она присела на минутку, чтобы погладить собаку, благодаря ее за проделанную работу.

За долгие годы этой войны с машинами сторожевые собаки стали незаменимыми. Скайнет уже приступил к созданию машин, неотличимых по внешнему виду от человеческих существ, для инфильтрации Сопротивления и атак его баз изнутри. Его первая попытка, Терминаторы Т-600, оказалась неудачной. Со своим прорезиненным муляжом, покрывавшим их эндоскелеты из полисплава, модели Т-600 на расстоянии походили на людей. В этом смысле данное произведение Скайнет являлось весьма убедительным. Однако они не могли подобраться ближе для инфильтрации. На близком расстоянии большинство людей довольно быстро определяли их невооруженным глазом.


Из создания Т-600 смертоносный компьютер, должно быть, извлек для себя определенные уроки относительно тонкостей схемы распознавания человека человеком. Он недооценил человеческий разум, возможно, будучи слишком уверенным в собственном превосходстве. Однако он в этом смысле сделал шаг вперед, продемонстрировав ужасающую изобретательность. Он изобрел еще более продвинутых, гораздо более сложных Терминаторов, основанных на совершенно новых технологиях. Кто знает, что именно побудило его воображение? Сначала появились модели Т-799 и T-800: кибернетические организмы, которые имитировали внешний облик людей, их голос и даже запах. Каждая модель базировалась на ходовой части из металлического сплава — по сути, на боевом эндоскелете — таком же, как и в модели Т-600. Однако на их эндоскелеты наращивалась подлинная человеческая плоть, волосы и кожа. Это были самые продвинутые машины, которые Скайнет развернул на американском театре военных действий.

Незадолго до своего уничтожения Скайнет сделал новый шаг вперед. Он изобрел свою экспериментальную серию Т-1000: практически неуничтожимых, хамелеоноподобных кошмаров, каждый размером с человека. Они были сделаны из жидкого полиметаллического сплава, способность которого менять формы и цвет могли полностью обмануть человеческий глаз. Их социальное взаимодействие и проникновение представлялись весьма убедительной подделкой, так как им требовалось лишь несколько минут, чтобы освоиться и нанести удар по всему, что связано с человеком. Группа, которая в конечном итоге окончательно уничтожила оборудование Скайнета в Испании, сражалась с двумя Т-1000, перед которыми была поставлена задача охранять своего хозяина от атаковавших его людей.

Такие коварные кибернетические устройства, как T-800 и Т-1000, были способны обмануть чувства человека, но собаки и некоторые другие животные почти всегда определяли их, улавливая еле заметные демаскирующие признаки. С момента возникновения Сопротивления его лидеры стали обучать и тренировать сторожевых собак реагировать на все, что внешне походило на человека — однако таковым не являлось. Вообще-то особой подготовки и не требовалось, так как у собак, казалось, существовал инстинктивный страх и ненависть к «не совсем людям» — Терминаторам.

«Скоро сюда подойдут также Габриэла Техада и Хуанита Сальседа», сказал Дэнни. «Должны быть здесь через полчаса». Он уже встречался с ними, сегодня утром, но ему хотелось по максимуму использовать время. Необходимо было провести кое-какие последние проверки функционирования хранилища времени, эктогенетических капсул, а также его собственного компьютерного оборудования. Он хотел убедиться, что все было в порядке.

«Нет проблем», сказал Фидлер, немного натянуто.

В данный момент никто не мог казаться полностью спокойным, сколько бы уверенности ни пытался излучать Дэнни. Сейчас было даже хуже, чем сразу же после того великого сражения здесь, когда они захватили этот комплекс, вырвав его из-под контроля Скайнета. Конечно, тот день был ужасен. В том сражении погибли тысячи мужчин и женщин, и оно привело к тому, что Скайнет перевел свой штаб в Испанию. Из каждых десяти человек, с боями прорывавшихся в Скалистые горы, выжил лишь один. Однако посреди скорби от утраты столь многих потерянных человеческих жизней — и стольких выживших, но оставшихся калеками или получивших ужасные увечья — чувствовалось и ликование, некое ощущение, что им удалось успешно пройти через самое худшее.

Но как быстро все изменилось! Теперь весь комплекс был словно на нервах. Никто больше не чувствовал себя здесь в безопасности. Никто никому не мог полностью доверять — ни своим боевым товарищам, ни своему руководству. Дэнни видел это в глазах охранников и других людей, с которыми сталкивался. Человеческое Сопротивление, являвшееся единым на протяжении многих лет, стало распадаться, и это стало шокирующим потрясением. Некоторые, и теперь это выяснилось, даже готовились к этому, припрятывая технику и продовольствие и готовясь поднять мятеж после того, как со Скайнетом будет покончено. Некоторые самопровозглашенные вожди боевиков в Южной Америке повернули свое оружие против Сопротивления, и начали зачистки на «своих» территориях — часть из них под знаменами «Восставшей Армии Освобождения», организации, которую Дэнни считал давно разгромленной.

Отсутствие генерала Коннора, находившегося в Европе, тем более не помогало делу — по крайней мере, здесь, в Колорадо — но ведь он не мог присутствовать одновременно везде. Возможно, личные его посещения европейских центров Сопротивления способствовали предотвращению мятежей и восстаний по другую сторону Атлантики. Боевой дух там был еще высок, или, по крайней мере, так слышал Дэнни. И все равно, казалось, что их преследует злой рок. Помимо мятежных полевых командиров и боевиков, были еще и оставшиеся не уничтоженными боевые машины, многие из которых до сих пор не были выявлены. Неизвестное их количество пряталось где-то за пределами городов, в удаленных районах, на всех континентах, где люди вступали в сражения с машинами, о последних инструкциях, которые им дал Скайнет, ничего не было известно.


Двенадцать часов назад он получил донесение от Габриэлы Техады, которая осуществляла общее командование операциями Сопротивления в Северной и Южной Америке в отсутствие генерала Коннора. Эта информация касалась того, что ее старое поместье в Аргентине находилось на грани падения под ударами «Восставшей Армии Освобождения». Если они не получат больше от них никаких сообщений, информировала она, можно считать, что их старая эстансия потеряна. За ночь новых сообщений не поступало. Начались сплетни и разговоры, везде, где бы ни появлялся Дэнни внутри комплекса. Люди хотели знать, что можно сделать, чтобы дать этому отпор. С их точки зрения, существовало лишь одно, что они реально могли бы сейчас сделать, нечто почти немыслимое, но время этому уже наступило. Это уже давно назрело.

«Надеюсь, все в порядке, мистер Дайсон», сказала Месснер.

Дэнни понял, что молчал уже какое-то время. «Да, просто задумался-замечтался о чем-то».

«Я так не думаю», сказал Фидлер. «Вы человек, у которого многое на уме».

«Как раз то, о чем вы и думаете», сказал Дэнни. «Машины. Боевики. Полевые командиры. То, что мы намереваемся предпринять против них». Он печально улыбнулся. «То, что не дает мне уснуть этой ночью. Вы знаете, как это бывает».

«Все теперь будет хорошо, когда вернется генерал», сказала Месснер.

«Угу. Надеюсь, так и будет». Генерал Коннор, должно быть, был все еще где-то над Атлантикой, но он должен был сегодня прибыть в Нью-Йорк, он летел обратно из Испании. Его возвращение в Северную Америку, поближе к другим лидерам, находившимся здесь, может решить исход всего дела, от этого многое зависело.

«Абсолютно в этом уверен», сказал Фидлер.

Они не обращались к Дэнни как к старшему по званию и не выказывали чрезмерного почтения. Этого и не было нужно. Ополчение Сопротивления являлось, конечно, армией, но не такой, как все другие, существовавшие прежде в истории. Оно держалось за счет личной преданности, здравого смысла выживания и стремления защитить сам род человеческий. Оно никоим образом не зависело от какой-либо строгой воинской дисциплины или пустых и ненужных никому ритуалов. Оно и не могло бы действовать иначе, так как столь многочисленные и самые разные интересы разных людей слились воедино, дав ему жизнь. В общем и целом люди общались друг с другом без всяких формальностей, хотя они прекрасно понимали смысл и значимость субординации. За исключением взбунтовавшихся боевиков, в его рядах, и вверху, и внизу, всегда сохранялась довольно сильная преданность общему делу.

«Да, ты прав», сказал Дэнни. «Надеюсь, мы сможем во всем этом разобраться… возможно, даже сегодня. Джон Коннор прибудет в Нью-Йорк еще до полудня. Мы даже не можем позволить ему слишком долго над этим размышлять. Я ожидаю от него принятия каких-то очень быстрых решений. В данный момент это все, что я могу сказать. И я совсем не вешаю вам тут лапшу на уши. Именно так сейчас и обстоит дело».

«Знаю, сэр», сказала Месснер. «Мы с вами — с вами и с генералом. Мы знаем, что нужно и что должны делать».

Оба охранника, казалось, говорили вполне искренне, но Дэнни не хотелось оглашать решение до того, как его примут. Грубо говоря, по крайней мере, все знали имевшиеся у них возможности. «Спасибо», сказал он. «Хотелось бы мне только быть уверенным в этом самому». Он кривовато улыбнулся, чтобы смягчить воздействие своих слов. «Вы узнаете о принятом решении уже очень скоро. Хорошо? Все узнают. Слушайте, мне лучше вернуться к работе».

Так многое все еще было поставлено на карту. Само Сопротивление разваливалось. Тем временем Скайнет, возможно, и проиграл — но попробуйте сказать об этом его машинам. Нападения все продолжались. Всего три дня назад погибло почти тридцать человек, отправленных с экспедиционным заданием в Вирджинию, их атаковали воздушные Хантер-Киллеры. Так дальше продолжаться не может.

Пришла пора действовать.

ГЛАВА ВТОРАЯ

АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН К ВОСТОКУ ОТ НЬЮ-ЙОРКА, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Синие волны глубоких вод океана колебались, словно кожа какой-то чудовищной, тяжело дышащей рептилии, существа, распластавшееся тело которого протянулось далеко за горизонт. Военный транспортник Локхид Геркулес, перевозивший генерала Джона Коннора на берега Северной Америки, летел уже несколько часов сквозь кромешную ночь этого мира, обгоняя Солнце. Сейчас была уже середина утра, и приближался день. Над землей и морем изогнулось дугой свинцовое небо. Похоже было на сумрак штормового дня, там, в прошлой, обычной и нормальной реальности, не подвергшейся загрязнениям термоядерной войны.

На борту самолета летело четырнадцать человек, в большинстве своем сидевших на жестких скамейках вдоль стен грузового отсека, впереди, рядом с кабиной пилота. Два пассажира помоложе сидели отдельно в кормовой части. В носовой части самолета находился Антон Панов, пилотировавший его в одиночку и не нуждавшийся в помощи второго пилота.

Генерал Коннор распрямил спину, упершись в стену обеими ладонями и глядя на океан, лежавший внизу. Скоро они доберутся до Нью-Йорка и приступят к реализации кое-каких своих планов. Он вернулся на свое место рядом с женщиной, которая вообще-то являлась его матерью, Сарой, хотя она и была на несколько лет моложе его… и хотя Сара погибла в этом мире, сражаясь с боевыми машинами. Эта Сара Коннор прибыла из другого мира, из иной линии времени, но она по праву могла считать себя его матерью, так же, как и молодой Джон Коннор, подросток, который прибыл сюда вместе с ней, по праву мог себя считать им. Они не просто были аналогами друг друга из параллельных, но пересекшихся времен. Это больше походило на то, как будто они действительно разделились, словно размножающаяся амеба, в определенном моменте прошлого. К этому нелегко было привыкнуть.


Ему не хотелось слишком близко приближаться к Саре, не хотелось слишком глубоких с ней взаимоотношений, потому что он не был уверен, куда заведут его эмоции, особенно если она погибнет сейчас, когда они столкнулись с проблемами, и наступает неспокойное время. И хотя он ценил ее ум и знал, через что пришлось ей пройти в ее собственном мире — так же, как и в этом — он обнаружил, что физически почти боялся ее, стараясь даже к ней не приближаться.

«Скоро мы будем на месте», сказал он. «Хотелось бы, конечно, чтобы это произошло раньше. Ситуация становится во многом неконтролируемой».

«Ты же не можешь поспеть всюду, Джон», сказала она. «В Европе мы поработали на совесть. Если бы ты остался здесь, там все могло полететь ко всем чертям».

«Может и так», сказал он нехотя. «Но именно в Америках дела теперь летят ко всем чертям, и нужно что-то с этим делать».

Последние шесть недель они вынужденно застряли по другую сторону Атлантического океана, делая все возможное, чтобы сплотить войска на Европейском театре военных действий, но утратив контроль над ходом событий в Северной и Южной Америке. Руководство Сопротивления сохраняло ему верность на самом верху, и Северная Америка твердо стояла за него. Но вот те силы, которые они оставили в Южной Америке, когда перенесли военные действия на территорию Скайнета, теперь раскололись и начали воевать между собой.

Человеческому Сопротивлению потребовалось несколько недель для того, чтобы отыскать самолет, который можно было бы восстановить, отремонтировать, немного переделать и использовать для трансатлантического перелета. В ходе своей многолетней войны с машинами Сопротивление редко использовало крупные самолеты, и вообще мало их уцелело после Судного Дня. В августе 1997 года были уничтожены основные аэропорты Европы, Азии и Северной Америки, наряду со многими другими по всему миру. Найти Геркулес, гнивший в ангаре где-то в руинах за разрушенным Торонто, в Канаде, было задачей не из простых. Чтобы выявить и обнаружить его, пришлось идти по слухам, буквально от одного слуха к другому. Затем потребовалось еще довольно напряженно потрудиться, чтобы привести его в рабочее состояние и оснастить его достаточным количеством оружия, чтобы защититься от возможных нападений хищнических боевых машин.

Пересечь тысячекилометровую зону Атлантики само по себе проблемой не являлось — почти пустой Геркулес вполне был способен перевезти этот груз, если только у него будет достаточно топлива. Но вот найти это топливо — сначала в Северной Америке, а затем в том, что осталось от Европы — потребовало огромных материально-технических и логистических усилий. Вслед за этим встала самая опасная задача из всех предыдущих: пилотирование этого воздушного судна над открытым океаном в ужасных погодных условиях. В первый раз это сделали два канадских пилота. На обратном пути на эту роль идеально подошел Антон. Он был способен работать сутками, даже без сна, если только ему не нужно было восстанавливаться после ранений. Он обошел зоны плохой погоды над Атлантикой, сумев «прочесть» контуры бурь без всяких карт и метеобюро, вглядываясь в ночь всеми органами своих чувств, усовершенствованными настолько, что они выходили далеко за грани всего человеческого.

«А что такого случилось?», равнодушно спросила Сара. Она так много испытала и пережила. Генерал Коннор знал, как удавалось ей скрывать свои эмоции, не выявляя себя, пока ей самой этого не захочется — хотя потом она могла стать вспыльчивой, настойчивой и решительной.

«Нам предстоит решить, следует ли использовать это дьявольское оружие».

«Но ты же уже решил, так ведь, Джон?»

«Мысленно, для себя самого, да».

Она отвернулась, не сказав ни слова. Как и все остальные на этом рейсе, она была хорошо вооружена. Семь бойцов Сопротивления, которые сидели рядом с ними на скамейках, были частично канадцами, а частично испанцами. Канадцы возвращались на родину; испанцы были дополнительной вооруженной поддержкой на тот случай, если им придется защищаться от своего смертоносного груза. У генерала Коннора имелась плазменно-фазированная лазерная винтовка, лежавшая у него под ногами, под скамейкой, трофейное оружие, доставшееся от вражеских боевых машин. Оружием Сары являлся дробовик 12-го калибра, лежавший у нее на коленях, один из немногих видов легкого огнестрельного оружия, убойная сила которого была способна остановить Терминатора.

«А ты что думаешь?», спросил он. «Ты же не пойдешь против меня, если дело дойдет до кризисной точки?»

«Не мне решать. Кроме того, никто не станет меня слушать».

«Не будь так уверена в этом».

«Ну, как угодно. Порой мне кажется, что нужно просто умыть руки и плюнуть на все. Что все это вообще никогда не кончится… даже теперь, когда Скайнет уничтожен».

«Знаю, Сара. Но нам нужно продолжать держаться».

Она свирепо на него взглянула, однако не злобно — или не имея в виду лично его. «Конечно, мы держимся, Джон. Но если дошло до этого, то да поможет нам Бог».


КОЛОРАДО.


Дэнни медленно шел по пустынному бетонированному пространству Уровня H. Единственными людьми и единственными животными здесь являлись охранники с собаками, по двое стоявшие у всех лифтов и лестниц. Они находились на сто футов ниже пяти изначальных уровней бывшего Комплекса передовых систем противоракетной обороны. Когда американские военные еще только построили его в 1990-х годах, место это предназначалось для людей, чтобы они здесь работали, пусть даже комплекс и был построен внутри горы, пусть даже он и являлся точкой базирования программного оборудования Скайнета.

Кибердайн проводил здесь свои самые секретные исследования, под техническим руководством Майлза Дайсона, отца Дэнни. Теперь же Человеческое Сопротивление отвоевало его себе, и Дэнни оказался здесь старшим, ответственным за его технологические секреты. По крайней мере, до тех пор, пока не вернутся Джейд и Антон, именно он являлся здесь экспертом, в вопросах, касавшихся искусственного интеллекта и путешествий во времени.

Скайнет являлся самой продвинутой компьютерной системой из всех, когда-либо созданных человеком, предназначенной исключительно для стратегического наблюдения и комплексного анализа данных, способных засечь любую атаку российских межконтинентальных баллистических ракет. Однако ее потенциал, должно быть, вышел далеко за эти рамки. Для Дэнни, по прошествии более тридцати лет, это было достаточно очевидно. Но тогда это обстоятельство, должно быть, шокировало его создателей. Никто в точности не знал, что же именно произошло здесь в ту ночь с 28 на 29 августа 1997 года. Возможно, информация об этом хранилась где-то здесь, в этом комплексе, в каком-то электронном виде, но многое здесь было уничтожено во время последнего сражения полтора месяца назад. Ни один из процессоров, извлеченных из Терминаторов, и других устройств, которые осматривал Дэнни, не поведали ему ничего нового, чего-нибудь такого, о чем они еще не знали, относительно того, каким же образом Скайнет обнаружил у себя способности к самосознанию. Когда его создатели попытались его отключить, он принял ответные меры, вынеся смертный приговор всему человечеству.


Со времен Судного Дня смертоносный компьютер взял под контроль все это место, изменив весь комплекс внутри таким образом, что в нем теперь, в каком-то смысле, уже не было места людям, он стал каким-то нечеловеческим. Его механические рабы врылись в самые недра горы, выстроив дополнительные уровни. Машины распотрошили изначальный комплекс, демонтировав все оформление, обстановку и внутреннюю структуру помещений, сделав его максимально мерзким и отталкивающим — хотя, вероятно, это и не являлось главным движущим мотивом действий Скайнета. Он просто создавал среду, необходимую интеллектуальным устройствам, которые не нуждались в удобствах, комфорте, уединении или каких-либо ценностях, имеющих отношение к красоте. Вот что обнаружило здесь Сопротивление. Они ничего не смогут с этим поделать, пока не сумеют его каким-то образом «очеловечить».

Дэнни подошел к своему рабочему столу — а на самом деле к раскладному столу из серого металла, стоявшему в углу огромного помещения, рядом с хранилищем времени. Рядом с ним стояло штук 5–6 металлических стульев, а на самом столе громоздились два очень старых компьютера с экранами разных размеров, плюс несколько клавиатур и валявшееся в беспорядке прочее «трофейное» или самодельное компьютерное оборудование, разный металлический хлам. Среди прочего здесь была радиостанция эпохи Вьетнамской войны, подключенная длинным шлейфом проводов к внешней антенне. Один из компьютеров был подключен к аппаратуре, управлявшей хранилищем времени.

Этот свод времени представлял собой массивное кубическое сооружение, построенное Скайнетом. Внутри него имелось пространство, в котором можно было генерировать и удерживать мощное поле смещения, способное перемещать объекты в пространстве, времени или в обоих этих измерениях. Теоретически, свод времени также можно было использовать для перемещения между разными потоками времени, которые расходились, ответвляясь друг от друга, в критических моментах прошлого, хотя никаких признаков того, что Скайнет работал над тем, как это можно было сделать, до того, как он был уничтожен, не было. И все же, именно этим способом Человеческое Сопротивление и получило помощь из другого мира, из того потока времени, в котором Судный день в 1997 году не состоялся.

Используя аналогичное устройство, Джон и Сара Коннор — тот Джон и та Сара, которые происходили из другого мира — и прибыли сюда. Вместе с ними прибыли и двое других, «улучшенных» людей из того, будущего мира. Нет, вообще-то и это не совсем так. Прибытие в этот мир Джейд, Антона и Терминатора из их времени и из их мира вновь изменило ход истории. Тот мир будущего, откуда изначально родом были Джейд и Антон, со своим собственным Судным днем, произошедшим в 2021 году, не обязательно являлся тем будущим, которое ожидало Сару и молодого Джона, когда они вернутся в свой собственный мир и в свое время. Им придется продолжить свою борьбу и попытаться предотвратить наступление Судного Дня.

Дэнни стало ясно, что теперь существовали три линии времени, так как ход истории был изменен уже дважды. Каждое путешествие в прошлое потенциально способно изменить ход событий и создать таким образом новое будущее, начинающееся с этой точки. Борьбу с машинами приходилось вести в каждой из создававшихся таким образом временных линий, и им нужно было предотвратить создание новых. Всякий раз, когда ход событий изменялся, возникал новый мир — мир, в котором Скайнет мог одержать победу. В течение последних шести недель он пытался экспериментировать с этим хранилищем времени, проверяя его возможности, используя его в качестве инструмента для тестирования возможных форм пространства-времени и пытаясь узнать побольше о времени и истории. Он еще многому хотел обучиться. С помощью Специалистов, возвращающихся сегодня из Европы, он надеялся продвинуться гораздо дальше. Джейд и Антон привнесли с собой те знания технологий и те чисто боевые способности, которые сыграли решающую роль в окончательной победе над Скайнетом. Они выследили и обнаружили смертоносный компьютер в Испании и находились в составе той самой группы, которая направилась туда по его следу, воспользовавшись сводом времени в основном в качестве устройства телепортации: оно переправило их в пространстве, не перемещая во времени.


Дэнни включил и дождался загрузки обоих компьютеров. Он быстро ввел серию кодов, проверяя управляемость хранилища времени. Все оказалось в порядке. Он имел возможность открывать и закрывать тяжелые стальные двери, которые запирали вход в хранилище, регулировать подачу питания и контролировать конфигурации поля пространственно-временных перемещений. Он включил программу, которую сам написал, программу отладки и точной настройки поля. Так или иначе, но им придется вновь воспользоваться этим хранилищем — и уже сегодня. Оно являлось одним из немногих преимуществ, которое у них имелось, в тех вооруженных столкновениях, которые происходили в последнее время с мятежными повстанцами в Южной Америке.

Он закрыл эту программу, а затем проверил свое подключение к эктогенетическим капсулам — машинам-инкубаторам, в которых окончательную свою форму приобретали Терминаторы Скайнета моделей Т-799 и Т-800. Все как и должно быть, в том числе и новейшие программы, которые он написал для небольшой группы Терминаторов. Удовлетворенный этим, он отключил эту связь, оставив, однако, оба компьютера работающими.

Здесь было холодно, несмотря на то, что они находились глубоко внутри гранитной горы, обеспечивавшей изоляцию от страшного холода снаружи. Тепло, вырабатывавшееся машинами и человеческими телами, здесь сохранялось, поддерживая сносную температуру, терпимую, покуда на людях оставалось достаточное количество слоев одежды. И все равно, на Дэнни была серая до колен шинель поверх короткой куртки и военной формы. А под нею была еще старенькая застиранная футболка. На ногах у него были прочные и жесткие сапоги, которые доходили почти до полы его шинели. В этом разоренном и опустошенном мире лишь немногие могли позволить себе одеваться, как лидеры Сопротивления, однако Дэнни по-прежнему все же чувствовал холод, пробиравший его до костей и исходивший от заснеженных поверхностей этой горы.


Он жаждал солнечного света, который еще помнил со времен своего детства, или, по крайней мере, хоть какую-то настоящую теплоту в воздухе. Когда закончатся все их нынешние беды и мытарства, они уничтожат этот объект раз и навсегда, чтобы никто и никогда не смог злоупотребить его тайнами, а затем двинутся на юг, ближе к экватору, где солнце круглый год все еще вырабатывало определенное количество тепла. Он с нетерпением ждал этого дня.

Он установил здесь еще один небольшой столик, в десяти футах отсюда, с электрочайником, включенным в розетку. Рядом с этим чайником у него имелась керамическая банка с молотым кофе, лучшим, который можно было еще кое-где вырастить в этом мире. Происхождением своим оно было обязано одному из бедных фермерских хозяйств, которыми Сопротивление управляло в Бразилии. Теперь же эта ферма, вероятно, пала, захваченная главарями боевиков.

Выжившим людям зачастую приходилось копаться в обломках городов, охотясь на крыс и даже на насекомых, чтобы добыть себе пропитание, но генерал Коннор держал несколько фермерских хозяйств, работавших в Южной Америке, защищая их от нападений машин Скайнета. Они снабжали его войска и других людей, находившихся под его защитой, по крайней мере, небольшим количеством нормальной еды. Пусть это могло показаться и эгоистичным, но они следили за тем, чтобы бойцы на фронте были сыты, даже в самые худшие времена. От бойцов Сопротивления не будет никакого толка в сражениях с машинами-убийцами Скайнета, если они начнут буквально валиться с ног от голода.

Но теперь все так изменилось. Погибло так много людей, здесь, на этой горе и в долине неподалеку. Скайнет устроил им здесь жестокую и массовую бойню, однако это уничтожение было взаимным: были уничтожены тысячи его боевых машин, а оставшиеся ополченцы Сопротивления прорвались сюда, внутрь. Скайнет был уничтожен, но судьба человечества все еще не была решена и порой висела на волоске — отчасти из-за еще оставшихся машин, по-прежнему выполнявших последние команды Скайнета, но частично также ввиду человеческих амбиций и жадности.

Теперь же Сопротивление столкнулось с целым рядом проблем:

Пункт 1: Несмотря на уничтожение Скайнета военные машины по-прежнему все еще опустошали страну, следуя тем указаниям, который он после себя оставил. Каждый день гибли люди. Кроме того, все еще оставались бродившие где-то неподалеку Терминаторы, специально подготовленные к инфильтрации во все возникающие новые человеческие сообщества, а также машины больших размеров, такие, как воздушные и наземные Хантер-Киллеры, все еще контролировавшие некоторые территории. Пока все они не будут зачищены, планету нельзя было считать безопасной для проживания человека. Это обстоятельство ставило перед Сопротивлением непрекращающуюся задачу, в то время так они уже начали создавать новый мир, мир после Скайнета.

Пункт 2: Несмотря на это, некоторые командиры, оставленные в Южной Америке, во время финального решающего сражения здесь, в Колорадо, увидели для себя реальный шанс выйти из-под контроля Сопротивления. Эти командиры были оставлены там с целью удержания территорий. У них имелись солдаты и боевая техника, вверенные им для борьбы с боевыми машинами Скайнета. И теперь они воспользовались ими для создания собственных армий, воюя между собой и нападая на базы в Южной Америке, которые все еще сохраняли верность генералу Коннору. Хуже того, у Сопротивления имелось слишком мало верных ему сил, которые оно могло использовать для подавления местных бунтов и попыток завоевания. Слишком много людей погибло здесь, в Колорадо.

Пункт 3: И, пожалуй, самый главный, существовали и другие миры… другие реальности. Скайнет был побежден в этом мире, хотя его машины по-прежнему оставались опасными. Но два человека, сыгравшие критически важную роль в этой победе — Джейд Тагатоши и Антон Панов — прибыли из совершенно другого мира. В их реальности Скайнет находился на грани триумфа, когда они покинули этот свой мир в 2036 году. Что необходимо сделать сейчас, чтобы попытаться им помочь? Что можно было сделать?

Мнения по этим вопросам в ополчении разделились, даже в его руководстве. Некоторые хотели использовать технику Скайнета, которую они теперь в таком большом количестве захватили и сумели освоить из нее уже многое. По мнению же других, это было худшим видом преступления, еще более худшим, чем риск быть разгромленными мятежными боевиками. Этот вопрос необходимо было проработать, подумал Дэнни, и как можно быстрее. В любом случае, именно от него зависело будущее Сопротивления. Будущее самой Земли.


ПОМЕСТЬЕ ТЕХАДЫ.


Наверное, так и должна выглядеть Смерть. Обессиленный Кертис Суарес полз куда-то вперед; он закашлялся, вдохнув пыль, но затем быстро подавил этот звук, надеясь, что его никто не услышал. На мгновение он задался вопросом, жив ли он еще, или же это была какая-то форма загробной жизни, которую он не мог раньше себе представить — не Адское пламя, но что-то более однообразное, грязно-серое и более примитивное. Оказалось, что он лежал под завалами земли, окруженный, как он понял, другими телами или же трупами. Когда он стал пытаться вытянуть руку, он натыкался на чью-то ногу, или на ботинок одного из своих товарищей.

Казалось, будто кто-то начал заполнять их окопы и траншеи землей, но потом бросил это дело, по крайней мере, временно, возможно, столкнувшись с работой посложнее. Наверняка очень непросто было обвалить эти восьмифутовые стены или сдвинуть в них так много земли. Окопы были вырыты на совесть и укреплены прочными деревянными подпорками. Возможно, у «повстанцев» «Армии Освобождения» были какие-то более важные приоритетные задачи, чем тратить несколько часов ночной тьмы на то, чтобы их уничтожить. Очевидно, их командиры удовлетворились, в конце концов, тем, что завалили их кучами земли, наполовину похоронив под ними людей. Возможно, они вернутся и сожгут их окончательно, и в этом случае ему вот уж точно нужно было отсюда выбираться. С другой стороны, станут ли они действовать так варварски? Речь здесь не шла о какой-то укоренившейся, исконной ненависти между победителями и жертвами. А просто о жажде власти, о захвате территории, а не о какой-нибудь неразрешимой расовой или наследственной вражде. Возможно, они отнесутся к нему гуманнее, если он сдастся.

Возможно и так. Но возможно, правда заключалась в том, что он и понятия не имел, что делать. Каким-то образом ему нужно выжить, выбраться и бежать отсюда. Но как? Ведь даже если он сможет отползти куда-нибудь в безопасное место, бежать все равно некуда. Он один на тысячи квадратных миль превратившихся в полупустыни пампасов, где нет ни крова, ни транспорта, ни союзников, у которых он сможет укрыться.

И вообще, он забегает слишком далеко вперед. Сможет ли он хотя бы выбраться из этой траншеи? А что если его заметят?

Землю, упавшую на него, легко можно было стряхнуть, она даже не покрывала его полностью. С некоторым усилием он сумел распрямить пальцы в перчатках, и они оказались на открытом воздухе. Теперь он уже достаточно неплохо дышал: каким-то образом так случайно получилось, что он упал и покатился лицом вниз, и рот и нос у него благополучно уцелели, оказавшись в своего рода полости, образовавшейся внутри сгиба его руки. Пока он точно не знал, какие ранения получил, однако он был способен ползком тянуть свое тело вперед, дюйм за дюймом, при этом конечности у него вроде бы не отказали, а каких-либо резких сильных болей не ощущалось. Казалось, ничего не было сломано, по крайней мере, все крупные кости уцелели. Оторванных конечностей тоже не было, и не было никаких ран, угрожавших жизни. Пока что вроде бы ничего смертельного нет.

Он не мог точно сказать, сколько прошло времени, но, должно быть, прошло уже несколько часов, а возможно, и больше. Последнее, что он запомнил, это массированный обстрел, и что земля вокруг затряслась и стала танцевать под ногами, словно ожив. Какая-то неодолимая сила сбила его с ног. И всё… или почти всё. Затем какие-то разрозненные фрагменты, обрывки памяти, либо реальные, либо бредовые — он не мог точно сказать. Хотя, если прикинуть, возможно, прошло уже несколько часов. Битва бушевала весь день, их атаковали почти до наступления самой ночи. А теперь — тоже темно? Ему нужно оглядеться вокруг и убедиться в этом, пусть даже есть риск быть в это время замеченным.

Он с усилием пополз вперед на животе и локтях, наткнувшись на основание деревянной лестницы. Он подтянулся вверх, а затем развернулся в неловкой позе, спиной к стене окопа. Над головой у него было небо свинцового цвета, значит, наступил день, а не кромешный мрак ночи. Значит, сейчас, должно быть, уже утро. Все кости и мышцы у него ныли, и он вдруг почувствовал холод, осознав, как сильно ему хотелось пить. Ему необходимо было найти фляжку с водой. Просто передохнуть пару минут.

Похоже, никто другой этой ночью уцелеть не сумел. Возможно, кто-то был взят в плен, но никто ни разу не пошевелился, даже теперь, когда он их потревожил. Он с прискорбием взглянул на труп своего дяди Ангело, который так мужественно сражался — не только в этом сражении, но уже долгие годы, в битвах с машинами и с первой волной боевиков.

Он обшарил тело Ангело и нашел у него металлическую фляжку. Он отвинтил крышку, осторожно и не спеша, и наполнил рот водой. Он немного выпил, не торопясь, дав воде возможность спокойно проникнуть ему в желудок, а затем стал пить еще, на этот раз жадно, но стараясь делать это как можно тише. Должно быть, траншеи не особо тщательно охранялись, иначе кто-нибудь уже наверняка услышал бы, как он двигается, и решил бы выяснить, в чем дело, но, конечно, все равно здесь будет что-нибудь вроде каких-нибудь патрулей; «Армия повстанцев» вряд ли будет чувствовать себя в полной безопасности. Ее лидеры уж точно показали себя вероломными, но вплоть до сих пор никаких ошибок в планировании своих операций у них не было. Совершенно ясно, что они не были непрофессионалами.

Когда он был готов действовать, он отыскал бинокль и автомат Калашникова. Он заполз в туннель, который вел назад, к каско, к окружавшим его зданиям и к внушительным бункерам эстансии. Туннель частично обрушился от обстрела, однако, похоже, по нему все же можно будет пролезть. Самое худшее, что может случиться, это если ему придется бежать обратно. Если он направится в эти засушливые полупустыни пылевых бурь, его, несомненно, быстро обнаружат… а кроме того, ему некуда было идти. Его единственная надежда — это добраться до того, что осталось от этих зданий, пусть даже он направлялся сейчас прямо в лапы врага. Он мог бы попытаться угнать отсюда на одном из своих автомобилей, или на одном из грузовиков или Хамви каско.


Кажется, особых шансов убежать, не будучи замеченным и услышанным, или же обогнать вертолеты «Восставшей Армии», если они погонятся за ним, не было, но он сможет найти способ как-нибудь обойти эту проблему. Если он сумеет устроить против них какую-нибудь диверсию…

Он пополз, протискиваясь, по тоннелю, стараясь не стонать и не пыхтеть. Несмотря на все свои боли, он начинал верить, что с ним в принципе все нормально. Возможно, он скоро и погибнет, однако не без причинения вреда противнику. По крайней мере, его тело было способно вынести определенные физические нагрузки. Как и все другие защитники, он выложился по полной за последние несколько дней и почти не спал. Неудивительно, что он проспал всю ночь.

Из другого конца туннеля показался какой-то свет, значит, он не был полностью перекрыт или завален. Он добрался до того места, где крыша полностью обвалилась, открыв на него вид сверху, однако он, не останавливаясь, быстро прополз там, перевернувшись на спину и переключив селектор огня на постоянную автоматическую стрельбу, приготовившись к перестрелке, если его заметят. Получилось. Он пролез там, а затем вновь оказался в укрытии. Еще пятьдесят ярдов. Он никоим образом не мог даже мысленно себе представить, как могли выглядеть каско и эстансия в целом теперь, либо с поверхности земли, либо с воздуха. Должно быть, они полностью изменились после этих бомбардировок. Он представил себе сцены наподобие воронок, развороченной земли и зданий, снесенных вдребезги, до щепок и щебня. Если повезет, что-нибудь, может, и останется, где он сможет как-то укрыться, может, у него появится шанс воплотить задуманное. У него имелось одно преимущество: он знал план поместья как свои пять пальцев. Это была его территория, известная ему с детства, каждый ее квадратный дюйм.

Туннель заканчивался выкопанным пространством рядом с бункерами. «Армия повстанцев», несомненно, силой их открыла, разграбила, забрав все, что было там полезного, а также обчистила их жилые помещения. Бесполезно было пытаться даже туда идти, но ведь были еще бунгало, гаражи и мастерские: зданий этих было гораздо больше, чем тех, коими могла воспользоваться атаковавшая их группировка, они предназначались для нужд рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве. Ему лучше всего было бы найти какое-нибудь неиспользуемое здание, и попытаться укрыться в нем на ближайшие двенадцать или более часов, пока вновь не наступит мрачная ночь. Как только полный мрак скроет его передвижения, он сможет действовать решительнее. Даже если его и убьют, он сможет нанести противнику кое-какой серьезный вред.


Добравшись до выхода из тоннеля, он напряг слух, чтобы расслышать какие-нибудь голоса или иные звуки. Мимо прошли двое солдат «Восставшей Армии», тихо говорившие между собой по-испански, но потом они исчезли из виду. Где-то справа от него завелся двигатель машины; он узнал в нем дизельный двигатель одного из Хамви эстансии. Никаких вертолетов слышно не было, так что от воздушного наблюдения он был избавлен. Слева от него кто-то громко заговорил, ему кто-то ответил более тихим голосом. Затем первый сказал что-то пренебрежительное, языком, похожим на смесь испанского с английским. Эти голоса слышались со стороны каско. Похоже, что два солдата — один был старше другого — осматривали развалины. Если повезет, они не станут смотреть в его сторону. А даже если и посмотрят, у него были все шансы увидеть их первыми, так как он все еще находился во впадине и мог осторожно выглядывать из этого углубления.

Он медленно пополз к выходу из тоннеля, постаравшись как можно больше свернуться, чтобы быть как можно менее заметным, теперь, когда он снова оказался на открытом пространстве. Как он и думал, никаких наблюдательных пунктов, с которых его могли бы сверху заметить, не оказалось. С некоторых сторожевых вышек эстансии эта его впадина могла быть видна, однако они не уцелели за долгие годы этих войн. Местность здесь была слишком плоской и равнинной, и на ней не было естественных точек, пригодных для наблюдения. Он осторожно высунул голову из-за насыпи слева от него, осмотрев каско в бинокль. Не два, а три солдата «Армии повстанцев» ходили у его развалин, и говорил и указывал на что-то главным образом один из них. Кертис скользнул вниз, сделал еще один глоток воды, а затем стал смотреть, что происходит с другой стороны.

Там ситуация была более сложной. Там рядом стояло несколько автомобилей: пятитонных армейских грузовиков; переделанных гражданских автомобилей; и несколько джипов Хамви. Возле них находилось человек десять солдат, некоторые из них караулили на посту, с автоматами наперевес. Трое возились с каким-то Хамви, один сидел внутри него, заводя двигатель, а второй в это же время пытался заглянуть под машину. Третий стоял у двери водителя, тихо о чем-то разговаривая с человеком, сидевшим внутри, и глядел почти в сторону Кертиса. Танк Абрамс и два десантных вертолета стояли в ста ярдах дальше, рядом с ним стоял еще один солдат, в то время как другой что-то делал, находясь на башне танка. Вместе с теми двумя, которые прошли мимо него, направляясь к траншеям, все они в общем и целом составляли большую часть его врагов. Другие могли находиться в бункерах или заниматься зачисткой территории.

Ни одно здание не осталось неповрежденным. Никакой надежды укрыться в каком-нибудь из них не было. Это значительное ухудшало его положение. Ему, во всяком случае, хотелось поверить в то, что ему удастся скрыться, он утешал себя такой возможностью. Но кажется, его единственным последним шансом было сдаться и понадеяться на то, что их местный командир проявит к нему милосердие, или же погибнуть в бою — причинив как можно больший ущерб.


Несомненно, «Восставшая Армия» не уничтожила буквально всех, кто защищал эстансию. Хотя его окружали одни только трупы, когда он очнулся в траншее, должны были остаться те, кто уцелел и был взят в плен. Логично было бы держать их где-то под землей, в одном из бункеров, сбежать откуда было невозможно. Если он сможет найти способ проникнуть внутрь, это может повлечь за собой серьезные последствия и даже стать решающим фактором. Следует ли ему попытаться их освободить, или сосредоточиться на нанесении врагу максимальных потерь, без посторонней помощи?

Наступало время принимать решение. Побег оказался невозможным; сдаваться в плен неприемлемо. Он решил умереть, но еще не совсем. Он сможет обойтись без пищи, и у него имелось много воды и одежды. При необходимости он сможет снять одежду с погибших и защититься новыми ее слоями от холода. Рано или поздно его обнаружат, когда кто-то снова станет проверять окопы и найдет след, оставленный им в земле, но этого ведь может и не случиться в ближайшие несколько часов. Возможно, у «Армии повстанцев» сегодня имелись и другие приоритетные задачи, на следующий день после их победы. Между тем, казалось ему, он смог бы действовать здесь, в туннелях, не будучи замеченным. Ему лишь нужно было найти более мощное оружие и — если повезет и дальше, и дольше — укрытие под покровом темноты. Рискованно, конечно, ползти по этому туннелю, но он сможет сделать несколько ходок по нему, собрав то, что ему нужно.

Имея несколько РПГ и ручных гранат, он сможет застать «Армию повстанцев» врасплох. Теперь он знал, где стоят ее вертолеты и танк. Он сможет разработать план, как поразить и ряд других военных объектов и солдат здесь. Было бы хорошо, если бы удалось спасти кого-нибудь из пленных, но похоже, эта задача была ему не по силам. Он сделает все, что сможет, действуя в одиночку.

Когда Кертис пополз обратно в тоннель, он стал чувствовать себя лучше с каждой минутой. Он погибнет, но он приложит все силы к тому, чтобы «Восставшая Армия» дорого поплатилась за это. Он собирался подороже продать свою жизнь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

АТЛАНТИЧЕСКИЙ ОКЕАН К ВОСТОКУ ОТ НЬЮ-ЙОРКА, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Шестнадцатилетний Джон Коннор летел на том же самолете, что и генерал, его старшая копия. Младший Джон путешествовал сквозь время и сквозь измерения между альтернативными линиями времени, из одной реальности в другую. Теперь он находился в мире, который, как он когда-то ожидал, станет его собственным будущим, миром, где цивилизация закончилась в августе 1997 года тем, что стало впоследствии известно как «Судный День». Они с Сарой сыграли свою роль в окончательном уничтожении Скайнета, обезумевшего и возомнившего себя богом этого мира смертоносного компьютера, пытавшегося истребить род человеческий.

В эту ночь он несколько раз безуспешно пытался уснуть. Он и в самом деле продремал некоторое время, урывками, на жестком полу грузового отсека, воспользовавшись своим рюкзаком как своего рода подушкой. Однако слишком многое никак не выходило у него из головы. Как только его начинал настигать сон, наступали кошмары; после чего он просыпался в жутком страхе. Несколько часов он просто лежал там, не засыпая, мучимый тревогами, пытаясь что-то придумать, пытаясь не обращать внимания на присутствие Джейд и всех остальных. Но так много было всего. Мысли роились у него в голове, словно личинки опарышей в сгнившем мясе.

Они оставили включенным на всю ночь яркое внутреннее освещение, по всему салону самолета, на всякий случай, если вдруг что произойдет с их опасными грузами. Кому-то из них всегда приходилось бодрствовать, чтобы в любое время бдительно следить за происходящим. Пока он временами отключался, дрейфуя между усилиями заснуть и просто бросить эти попытки, Геркулес уворачивался от бурь, сражался со свирепыми ветрами, внезапно проваливался в воздушные карманы. И спина у Джона теперь вся была в шишках и ныла, от затылка до углублений над копчиком. А голова стала тяжелой, словно залитой бетоном.

В эти долгие часы полета, замерзая и испытывая кучу неудобств, он думал о том, какие решения сегодня придется принимать, и что это будет означать для будущего этого мира, а возможно, и для будущего других миров. И он также думал о Джейд. Об удивительной, прекрасной Джейд. Сейчас он стоял у окна в кормовой части самолета, рядом с одной из его боковых пушек «Бофорс». Он смотрел на море, молча, ничего не говоря, следя за тем, как Антон безошибочно вел их самолет к руинам Нью-Йорка.

Джейд встала рядом с ним, одной рукой держась за стену, чтобы не упасть, хотя ей это даже и не было нужно. Как и все остальное в ней, чувство равновесия у нее было абсолютным. У нее на шее на кожаном ремешке висело плазменное оружие, тяжелая лазерная винтовка, готовая выстрелить в любой момент. Это было черное металлическое оружие почти трех футов в длину, без приклада — похожее на гигантский вытянутый пистолет.


Черты овального, азиатского типа лица Джейд были почти идеальны, но что-то в ее губах и глазах постоянно было торжественно-печальным. Она выглядела примерно лет на двадцать, но в действительности она прожила пока лишь шестнадцать лет, так же, как и Джон. Это если считать их внутренний возраст, а именно то количество лет жизни, которое они и в самом деле прожили. Джон родился в феврале 1985 года, а теперь шел 2029 год. Однако он переместился вперед во времени, а также сквозь разрыв в измерениях между двумя линиями времени, из августа 2001 года. Он пробыл здесь лишь шесть недель. Таким образом, его внутренний возраст по-прежнему составлял шестнадцать лет… и приближался к семнадцати. Джейд была почти такого же возраста. Она родилась где-то в 2020 году, незадолго до наступления Судного дня в версии ее реальности. Она перенеслась назад во времени из 2036 в 2001 год, провела несколько недель в мире и времени Джона — а затем прибыла сюда.

В каком-то отношении Джон был намного старше своих шестнадцати лет, потому что он многое успел повидать и сделать. Но он не мог тягаться с Джейд, даже в этом смысле. Она уже долгие годы сражалась с Терминаторами, Хантер-Киллерами и другими боевыми машинами. Она была таким образом генетически скорректирована, чтобы иметь возможность быстро вырасти, а затем полностью остановиться в своем взрослении и старении. И действительно, с этой своей грустной улыбкой, черными волосами, небрежно ниспадавшими на ее красивое лицо и далее на плечи, ее возраст мог оставаться бесконечным, словно у богини, обеспокоенной при виде человеческих страданий.

На ней была серая военная форма, рваные кирзовые сапоги и зеленая облегающая футболка, подчеркивавшая ее фигуру, когда она выпрямлялась или откидывалась на спинку стула. Она, казалось, не осознавала того факта, какое воздействие она оказывала на Джона, когда у него даже дыхание перехватывало. Успокойся, Джон, подумал он. Держи себя в руках. Она может всё понять. Все чувства и ощущения у Джейд были усилены, выходя далеко за рамки человеческих возможностей, как и все другие ее черты и способности. Ее разум был эквивалентен уму «обычного» гения. О чем она не знала? Она, вероятно, была способна прочесть его всего, словно открытую книгу.


Он мысленно вернулся к их грузу, кошмарному существу, которое они заключили в заваренный со всех сторон стальной ящик, плотно закупоренный. Это был Терминатор Т-1000, застывший в положении статуи, но потенциально живой. Когда они сражались с ним, а также с другим Т-1000, в горах Испании, им так и не удалось его уничтожить. Терминаторы просто замерли на месте, застыли, остановившись как вкопанные, когда они уничтожили программное оборудование Скайнета. Очевидно, другого задания, кроме как защищать своего господина, у них не было — лишенная разума машина, которая теперь уже не функционировала.

В то же время Т-1000, которого они затащили в самолет, всегда мог ожить. Лежавшее в его основе максимально рассредоточенное по всему телу программное обеспечение и молекулярная структура оставались в принципе полностью не поврежденными. Никому в точности не было известно, какие еще указания и команды могут находиться внутри этой машины; она все еще могла реактивироваться. Именно по этой причине они взяли с собой на борт лишь одного из двух Т-1000. Если вдруг что-нибудь произойдет, и одного жидкометаллического ужаса, с которым придется справиться, будет вполне достаточно.

Джейд взглянула на Джона, словно что-то ее тревожило, вероятно, какое-то еле уловимое изменение в его дыхании. «Джон?»

«Да?» Он был в нее влюблен, и она, должно быть, это понимала. Какое бы разочарование и обиду он ни чувствовал, он ничего не мог с этим поделать — ни с тем, ни с другим чувством. Хуже того, для нее он почти ничего не значил. Для нее, он, вероятно, был просто еще одним союзником в войне со Скайнетом, даже не таким уж и важным. Его способности и возможности, в сравнении с ее или, если уж на то пошло, Антона, были ничтожными.

«Все в порядке?», спросила она, протянув руку и прикоснувшись к его руке.

«Да, конечно», сказал он. «Все нормально». Она несколько вопросительно на него посмотрела, и он добавил: «Я серьезно».

Они уже два месяца находились почти постоянно рядом друг с другом… два месяца совместных испытаний, пережитых лично каждым из них. Джон, Джейд, Антон, Сара и генерал Коннор находились в составе той группы, которая полтора месяца назад окончательно покончила со Скайнетом. Единственными двумя другими людьми, кто участвовал в том последнем рейде в горах к северу от Мадрида, являлись боец американского Сопротивления по имени Тенез — погибший до окончательного уничтожения Скайнета — и француз Арно, которого они оставили в Европе. До той знаменательной ночи Джон и Джейд действовали рука об руку и вместе сражались в его, Джона, реальности, там, в 2001 году. Пару месяцев в общем и целом. «Я…», сказал он, когда она замолчала, «просто я любуюсь видом из окна».

«И как тебе это нравится? Я имею в виду вид из окна. Уж точно тут нечем любоваться».

«Ну, не совсем…» В своем собственном мире Джон летал на многих самолетах — проходя обучение вместе с Сарой, в горах Никарагуа и Гватемалы, скрываясь и убегая от силовиков по всей Центральной и Южной Америке, пересекая границы США и саму страну. Но он никогда раньше не перелетал океан, и никогда не видел таких гигантских водных пространств, столь мощных и грозных. Это штормящее море и низкое темное небо внушали ужас, но в то же время они были по-своему прекрасны, но как именно, он затруднялся выразить словами.

«Он также чем-то похож на мой мир», сказала Джейд. «Все вокруг серое. Совсем не похоже на жизнь в вашем мире, в твое время».

«Знаю. И понимаю почему».

«До того, как я отправилась назад во времени, я никогда не видела Солнца. В реальной жизни никогда, только на старых видеозаписях. Наверно, я видела его в детстве, конечно, но не помню этого, ведь мне было тогда всего-то несколько месяцев».

«Никогда даже не видела?», спросил он.

Она рассмеялась, а затем опять погрустнела. «Никогда не видела».

Он повернулся спиной к окну, чтобы взглянуть на нее непринужденнее. «Я думал о море и небе. Ты знаешь, они такие огромные и темные. Не знаю даже…» Они казались, подумал он, равнодушными ко всему человеческому. Это море и это небо не тревожились ни о чем, и ничто их не волновало. Поймет ли это Джейд? Он бросил эту мысль. Бессмысленно было все настолько усложнять.


За последние несколько недель он многое повидал. Он побывал на доброй дюжине баз Сопротивления в Европе, добираясь от одной до другой на вертолетах или на автомобилях. Он проезжал через развалины некогда великих городов — Мадрида, Рима, Берлина, Парижа — и осознавал истинные, чудовищные масштабы того, что произошло в Судный День. Он увидел огромные опустевшие пространства Европы, где властвовали пыльные бури, и почти ничто не могло расти, и проезжал на тяжеловооруженных автомобилях по акрам и милям мертвой земли, где от одного конца континента до другого полыхали пожары.

«Ты, кажется, чем-то расстроен, словно несчастлив», сказала она, «и совсем не спал».

Ему удалось выдавить из себя фальшивую улыбку. «Не совсем несчастлив».

Вот только она была права: он сам делал себя несчастным, думая о ней и о том, что она для него значила… и как мало он для нее значит. А он вообще ее хоть как-то волновал? Иногда, как вот сейчас, казалось, что да, но он не мог на это понадеяться. Ему бы хотелось выглядеть не таким обычным, как все, чтобы в нем было нечто такое, что могло бы заставить ее обратить на него внимание. Конечно, он понимал, что сам он внешне выглядит неплохо — достаточно неплохо, чтобы уметь завоевывать доверие людей и делать так, чтобы им хотелось, чтобы они ему нравились. Он мог очаровывать людей, даже заигрывать с нужными людьми. Однако это не производило особого впечатления на Джейд.

Она была прекрасна… нет, она была даже более чем совершенна: она была недосягаема даже для наиболее совершенных человеческих существ. Она превосходила всех остальных усовершенствованных воинов своего мира, таких, как Антон, который прошел через генетический инжиниринг уже при жизни. Улучшения в их организмах являлись более ограниченными и более конкретными. У Джейд же они носили принципиальный, фундаментальный характер, они лежали в самой ее основе, затрагивая каждую клетку ее тела.

«Я пытался заснуть», сказал он. «И немного подремал».

«Едва ли». Она посмотрела ему прямо в глаза.

«Этой ночью никто не спал. И очень жаль — у нас впереди длинный, тяжелый день».

Она тоже не спала — конечно нет. Она же как Антон. В конце концов им понадобится отдых, как и всем другим, но Джон лично был свидетелем того, как долго они были способны действовать без всяких признаков усталости. Когда они получали тяжелые ранения, им приходилось опираться на скрытые ресурсы их тел, быстро заживляя свои раны с помощью миллионов крошечных наноботов, присутствовавших в их кровеносной системе. Затем им требовалось насытить свои тела белком и другими питательными веществами, чтобы возвратиться к норме. Чтобы выдержать все это, им действительно требовалось выспаться. Но за исключением таких крайних случаев, они, казалось, были способны действовать практически бесконечно, столько, сколько потребуется.

«Похоже, день станет тяжелым для всех нас», сказал он, затем сделал паузу, не желая показаться хвастливым. Она могла разглядеть его насквозь. «Не столько для меня, я думаю. По большей части все это падет на генерала Коннора». Он бросил взгляд в переднюю часть самолета, туда, где генерал сидел рядом с Сарой, и они тихо разговаривали, причем язык их тел был каким-то странным. Ни одному из них, казалось, не хотелось каких-то близких отношений друг с другом. «Вроде как наступает решающий момент развязки, да? Для всех — и для тебя с Антоном тоже».

«Нам предстоит принять важные решения. Это правда. И все-таки тебе нужно отдохнуть».

«Я переживал, беспокоился», сказал он. Он говорил тихо, не желая быть подслушанным. Слух у Джейд был таким острым, что он мог бы прошептать ей что-нибудь из начала самолета, и она бы все в точности поняла. Она, несомненно, точно знала, о чем говорили между собой генерал Коннор и Сара. В любом случае, он устал стоять рядом с ней. Он сел на пол самолета, глядя вверх, пока она тоже не села рядом с ним. «Я говорю, меня тревога охватила… и…» Тут он запнулся, размышляя, насколько откровенным ему следует быть с ней, не желая ее каким-либо образом обидеть.

«Что, Джон?»

«Я должен признать, меня вот что взволновало. Я имею в виду, то, что случилось в этом мире — это ужасно, понимаешь? Но, учитывая то, что здесь действительно произошло…»


Не слишком ли далеко он зашел? Ее мир был разрушен своей собственной версией Скайнета. Судный день наступил 24 годами позже, чем здесь, в июне 2021 года, но — судя по тому, что рассказывали ему Специалисты — это было еще хуже. Не так много немедленных разрушений и не такое большое число сразу же погибших, но сама ситуация, в которой оказались люди, когда ядерная катастрофа завершилась, оказалась гораздо хуже. В Мире Джейд Скайнет оказался интегрирован в систему обороны и снабжения США, он контролировал такое большое количество оружия и заводов, что стал почти непобедимым.

Она придвинулась к нему на пару дюймов. «Ты хочешь сказать, что у нас была возможность повлиять, переломив ситуацию?»

Он внимательно на нее посмотрел, стараясь уловить ее чувства.

«Думаю да», сказал он.

«Ты прав». Ее спокойное лицо чуть вспыхнуло от волнения, но лишь на мгновение. «Мы это сделали, и сделали неплохо».

«Вот, я тоже так думаю. То есть, я рад, что мы прибыли сюда».

«Это страшный мир, Джон. Здесь происходят ужасные вещи. Но, по крайней мере, надежда остается. Вы с Сарой должны гордиться всем, что сделали. Если бы не вы двое, весь этот мир достался бы машинам».

«Думаю, это правда».

«И не забывай об этом. Этот мир обязан вам всем». Она говорила так же тихо, как и он, но так страстно — что он этого не ожидал. Что-то послужило для этого искрой, воодушевившей ее, хотя кто мог сказать, что это было? Джейд знала все о том, что ее окружало, причем с такой ясностью, которой никогда не смогут достичь обычные люди, пусть даже натренированные и подготовленные. Она не была телепатом или еще кем-то в этом же роде, однако она знала всё… знала, что происходит, причем так, что об этом никто не мог даже себе представить.

«Думаю, это верно», осторожно сказал он. «Но мы переломили ситуацию к лучшему, прибыв сюда, все вместе… и особенно ты, Джейд. Антон также, но особенно ты». Он понизил голос почти до шепота. «Без тебя, они бы никогда не победили Скайнет. Они бы даже не нашли его».

«Возможно, и нашли бы, но с большим трудом».

«И сделать это было бы намного тяжелее, а может, и совсем невозможно. Вот почему они первым же делом стали искать помощь — вот почему им пришлось отправить в прошлое другого Терминатора, чтобы найти ее».

«Я знаю». Она помолчала с полминуты, глядя куда-то мимо него, погруженная в свои собственные мысли. Затем она снова поднялась, выглянув в окно, наружу, на океан. «Смотри», сказала она внезапно. «Иди сюда и посмотри вперед».


Он встал и подошел к ней, увидев нечто необычное. Развалины огромного мегаполиса — Нью-Йорка — тянулись вглубь и вдоль побережья на многие километры вокруг. Ничто другое, что он видел здесь с момента прибытия в этот мир, не способно было подготовить его к восприятию такого зрелища. Открывавшийся с их высоты вид был потрясающим, бескрайним. Масштабы его превосходили даже великие разрушенные города Европы.

Ни один из знаменитых небоскребов Манхэттена не сохранился в полном виде. Сам остров выглядел так, словно он в значительной степени был превращен в пар многочисленными разделяющимися боеголовками, которые поразили его в Судный День. Его поверхность была покрыта шрамами, воронками и кратерами, она была абсолютно унылой и мрачной, а окраины затоплены морем, как будто некий гигант схватил его, как пиццу, несколько раз укусил в случайных местах, а затем опять положил на место. Тем не менее, внизу все еще стояли остатки некоторых зданий, хотя верхние этажи их были снесены, а стеклянные стены полностью разрушены. Большая часть их представляла собой лишь несколько этажей из стали, впрочем, погнутой и скрючившейся в причудливых завитках, которые тянулись вверх, словно моля о помощи. В других местах массивные здания из бетона сдвинулись со своих мест, треснули и разрушились, приняв неузнаваемые формы.

Геркулес стал кружить, идя на посадку. Когда они опустились ниже, Джону стали видны ржавеющие металлические корпуса миллионов автомобилей. Он усвоил большую часть истории этого мира, и ему хорошо было известно, что обмен ядерными ударами в 1997 году произошел глубокой ночью по Нью-Йоркскому времени. Машины, заполнившие эти улицы, в обычное время не могли оказаться в дороге в 2:00 или 3:00 часов ночи. Нет, их владельцы были разбужены сигнализацией, или же своими соседями — или близкими, звонившими им из других часовых поясов и в отчаянии кричавшими в последние свои минуты жизни. Они услышали предупреждения о ядерных ракетах, направлявшихся в их сторону с мест базирования в России или выпускавшихся российскими подводными лодками.

Они пытались бежать из обреченного города.

Все это оказалось бесполезно, как песок, брошенный на ветер.

Джон все это знал — и это ему было ясно и понятно. Но ничто не могло сравниться с тем, чтобы собственными глазами увидеть свидетельства этой катастрофы, прочувствовав весь ужас случившегося.

В передней части самолета послышались громкие голоса. Сара передала команду Джону и Джейд, хотя Джейд, должно быть, и так уже ее услышала и поняла.

«Мы садимся», сказала Сара. «Лучше бы всем приготовиться».

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

КОЛОРАДО, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Дэнни вскипятил воду в электрочайнике, а затем сделал себе кружку черного кофе, чтобы согреться. Через некоторое время сюда должны были подойти Сесилия и Хуанита.

Когда силы Сопротивления ворвались сюда, несколько недель назад, здесь было наиболее ожесточенное противодействие со стороны боевых машин, по-видимому, это была последняя линия обороны Скайнета. Дэнни никогда не забудет эту бойню, гибель людей, боль и кровь. Уровень H весь был завален погибшими и трупами, покрытыми обломками — в основном металлическими, но в ряде случаев и органическими — разбитых машин, таких, как ходячие пулеметные установки, а также эндосами и Терминаторами. С тех пор они убрали все это, но все равно место это было завалено разного рода странными устройствами, оставшимися после Скайнета — среди них были, в частности, многочисленные, выложенные рядами эктогенетические капсулы.

Он бродил среди них, до сих пор словно зачарованный этими жуткими машинами, изобретенными Скайнетом. Капсулы представляли собой прямоугольные металлические плиты, напоминавшие гробы, на каждой имелась крышка из прозрачного бронированного стекла, позволявшая рассмотреть морфологию тканей, наращивавшихся на ультрасовременном, созданном по последнему слову техники боевом эндоскелете. В данный момент большинство этих капсул были пусты и стояли в вертикальном положении, с раскрытыми крышками, крепившимися на шарнирах. Внутри каждой из них хватало место для большого человека. Дэнни мог уместиться там довольно легко.


Несколько задних рядов этого скопления гробов состояли из капсул, лежавших плашмя на полу, и они даже еще больше были похоже на гробы. Эти капсулы не пустовали. Дэнни поставил свою кружку на поверхность одной из них и склонился над ним, очень осторожно, не смея надавить на нее всем своим весом, хотя и был уверен, что машина была построена очень прочно и ни в коей мере не пострадает от простого давления человеческого тела. Ясно видимый через стеклоброню крышки, там в питательной среде плавал голым новый Терминатор — словно в какой-то хай-тек материнской утробе — удерживавшийся в жидкости лишь довольно свободно крепившейся у него на теле металлической сеточкой. Если он очнется, он, наверное, вырвется оттуда. Это был Терминатор модели Т-799, на вид это была женщина, высокая, со стройным и мускулистым телом, как у лучших бегуний или, возможно, прыгуний с шестом — что-то вроде сильной и гибкой спортсменки. Ее белокурые, почти белые волосы были довольно длинными и тянулись, наверное, даже ниже талии, но сейчас они плавали, ничем не удерживаемые, в жидкости. Модели Т-799 являлись опытными прототипами серии Т-800 и обладали почти такими же возможностями.

Капсулы эти казались и гробами, и матками-утробами — вот так, одновременно — и жилищем человекообразных существ, которые в действительности не были живыми… и еще только дожидались момента своего рождения.

Спящие Т-800 выпускались в нескольких стандартных моделях. В одном ряду из десяти капсул имелись две, которые были уже открыты, в остальных восьми по-прежнему содержались Терминаторы, плававшие в жидкости и ожидавшие призыва в строй по приказу Скайнета — приказа, который больше никогда не поступит. Эти восемь штук являлись моделями 101, с внешним видом мужчин. Те двое, которые уже вылупились ранее и открыли крышки, оставив свои металлические матки пустыми, были отправлены назад во времени, первый из них по велению Скайнета, в 1984 год. Его целью являлась Сара Коннор. Его заданием являлось убить ее еще до того, как она родит сына. Миссия этого Терминатора провалилась. Второй из них был отправлен назад во времени самим генералом Коннором, чтобы он стал его собственным защитником, десять лет спустя, в 1994 году. Каким-то невероятным образом, несмотря на все препятствия и вопреки всему, ему это удалось.


Были и другие модели Т-800, в других рядах не открытых еще капсул. Одна из них, например, выглядела, как мужчина средних лет, не особенно высокого роста — и уж во всяком случае, меньше шести футов (180 см) — но очень широкого в груди и в плечах. Они были очень похожи на стареющего профессионального борца. Другая модель копировала внешность элегантного и подтянутого молодого человека, спортивного, но, если судить по его внешнему виду, не особенно сильно накачанного. Конечно, все эти внешности были обманчивы. Мускулатура моделей Т-799 и Т-800 была чисто косметической. Это был камуфляж, дававший им возможность сойти за людей и попытаться проникнуть внутрь Сопротивления, или же выполнять другие задания, в которых человеческий облик мог дать им возможность действовать, находясь вблизи от своих врагов. Вовсе не мышцы Терминатора двигали его скрытым внутри и лежавшим в его основе скелетом, как у человека. Скорее, его движущая сила исходила от его основного и резервного элементов питания, которые и управляли его скелетом из гиперметаллического сплава. Покрытие из человеческих тканей являлось лишь сопутствующим, дополнительным элементом, своего рода бонусом внешнего наблюдения.

Именно поэтому Терминатор мог полностью лишиться плоти, но никоим образом не стать после этого менее опасным. Это также означало, что все Терминаторы, кроме опытных образцов Т-1000, имели почти одинаковые способности и возможности, независимо от того, что некоторые из них выглядели более впечатляюще, чем другие.

Внимание Дэнни привлекли звуки голосов. Он взглянул наверх и увидел двух высоких женщин, спускавшихся по лестнице, говорила в основном одна из них, в то время как самая высокая из них почти молчала. Он спокойно проследил за тем, как они прошли охрану — Фидлера и Месснер. Когда они закончили, он взмахнул пустой кружкой кофе и направился им навстречу.

Сесилия Техада явно говорила мало. Вторая женщина, Хуанита Сальседа, говорила гораздо больше, хотя она никогда не отличалась особенной словоохотливостью. Сесилия была напряженной, почти ушедшей в себя, даже сильнее обычного, когда собиралась отправиться на задание. Когда она сражалась, она была одним из лучших их бойцов, но она никогда не болтала по пустякам и не отпускала шуточки, чтобы помочь себе справиться с опасностями, с которыми, чему свидетелем был Дэнни, она сталкивалась. Самое большее, что она могла сделать в ходе боя, это аплодировать своему собственному артистизму с помощью огня из оружия, тем, чем она гордилась. Меткость ее стрельбы, конечно, впечатляла, в этом не было никаких сомнений.

Вскоре она отправится на задание, которое может закончиться ее гибелью. Он знал ее уже много лет, с той поры, когда он прибыл в эстансию Техады еще в 2006 году, и ему не хотелось верить, что сейчас он видит ее, может быть, в последний раз. Но такова была ситуация. Такое происходило во всех сражениях. Единственным способом победить им в этой борьбе и построить новый мир являлось продолжать рисковать своими жизнями, снова, и снова, и снова — и так часто, как это потребуется. Сесилия отправится в путешествие через это хранилище времени… став одним из тех немногих людей, которые это сделали.

Из тех немногих, кто отправлялись в такие путешествия, некоторые сумели уцелеть. Почти столько же не вернулось обратно.

Когда Сесилия с Хуанитой прибыли на уровень H, оба охранника с ними поздоровались. Хуанита непринужденно поболтала с минутку, хотя она, должно быть, многим чем была озабочена, особенно сейчас, когда возвращался генерал Коннор. По крайней мере, они предполагали, что он уже вернулся; пока что никаких новостей из Нью-Йорка, подтверждающих его благополучное прибытие, не поступало. Что бы там ни происходило с Хуанитой, Сесилия точно знала, что есть о чем задуматься ей самой. Голова ее подруги, может быть, была слишком занята перелетом Коннора из Европы — конечно же, мыслями об обоих Джонах Коннорах — но раздумья Сесилии были гораздо более мрачными. Именно она была избрана руководить нанесением контрудара по «Восставшей Армии Освобождения» в Аргентине. А это означало быть телепортированной куда-то за тысячи миль отсюда посредством хранилища времени, возможно, для реализации обреченной на самоубийство операции. Во многом это был ее собственный выбор, так что она не могла ни на что жаловаться или проклинать свою судьбу. Она знала, что именно она больше всего подходила для этого. По многим причинам, никто не мог сделать того, что могла она. И все же…

Во что она ввязывалась?

Хуанита потрепала собаку охранников, Афину, и они направились к Дэнни, туда, где он оборудовал себе рабочее место, неподалеку от свода времени и от выстроившихся в ряды эктогенетических капсул.

Несмотря на жесткие морщины на лице, Хуанита все еще была красива: спортивного телосложения, ростом почти с Сесилию, с темными волосами, в которых почти не встречалось седого оттенка. У нее были выразительные черты лица и блестящая улыбка, сверкавшая белыми зубами. Они с Джоном — генералом Коннором — явно были влюблены друг в друга, и всегда были, сколько помнила себя Сесилия, хотя они никогда в этом не признавались, даже друг другу, насколько ей было известно.

Хуаните больше других пришлось пережить тяготы пришедшего в запустение после Судного дня мира, и, возможно, этот мир все еще мог предложить ей какое-то счастье среди руин цивилизации минувшего века. Она получила тяжелейший ожог ноги в ходе того грандиозного сражения здесь, в Колорадо, когда они захватили этот объект, отобрав его у Скайнета, однако неплохо после него восстановилась. Теперь она немного хромала, плюс у нее появились кое-какие новые шрамы — по сути ничего серьезного. У всех у них в Сопротивлении имелись шрамы и рубцы, у некоторых больше, чем у других. У Сесилии было множество собственных шрамов. Они являлись чем-то вроде знаков почета; далеко не все, кто воевал против Скайнета, отделался лишь отталкивающими шрамами. Так много было тех, кто выжил, но был навсегда искалечен или изуродован до безобразия.

«Как чувствуешь себя?», спросила Хуанита, видимо, взяв в толк, почему Сесилия задумчиво молчала. «Ты в порядке?»

«Меня охватывают сомнения, тяготит эта неустойчивость», сказала Сесилия. Она знала, что отнюдь не была трусливой. Она не раз глядела в лицо смерти — скорее, у нее была репутация отчаянного воина, которая была сильнее, храбрее остальных и лучше стреляла и которая всегда подбирала себе самое большое и тяжелое оружие. Но здесь было нечто иное. Ее будущее может самым радикальным образом измениться из-за одного-единственного какого-то решения, после чего ей придется столкнуться с этим практически в тот же миг. Она сделает то, что нужно, но ей хотелось знать, что это.

Вопрос заключался в том, отправится ли она в Аргентину вместе с группой других бойцов — что, вероятно, станет самоубийством — или же они смогут начать использовать еще «не рожденных» Терминаторов, которые до сих пор плавали в своих эктогенетических капсулах. Она предположила, что операцию вообще можно будет отменить.


Если у нее будут Терминаторы, то появятся какие-то шансы на успех, но каждый новый шаг, который они предпринимали в отношении использования оружия Скайнета, расширял границы дозволенного. Они начали с того, что подбирали плазменное оружие боевых машин, когда это было возможно, а затем они пошли еще дальше, перепрограммировав двух Терминаторов для путешествий во времени, предлагающих или ищущих помощи. Затем они использовали одного из этих Терминаторов для выполнения боевого задания. Теперь же они думали об использовании целых их групп, по существу в качестве солдат. Возможно, это действительно необходимо, но где здесь прочертишь черту, определяющую границы дозволенного? В какой-то момент им придется сказать: Хватит! Довольно! Последнее, чего хотелось бы руководству Сопротивления, это пойти по той же дорожке, которая уничтожила цивилизацию всего лишь тридцать два года назад, и чуть не уничтожила сам род человеческий.

Дэнни махнул им рукой и двинулся им навстречу, после того как Хуанита помахала ему в ответ. Сесилия просто кивнула. Она не боялась смерти — не совсем так стоял вопрос. Она уже неоднократно была так близка к ней. Но ее грызло подобное незнание само по себе, как это и происходило сейчас. И что именно от нее требовалось сделать — за несколько коротких часов?

«Думаю, я не единственная, кого коснется эта проблема», сказала она. «В данный момент она тревожит лишь немногих».

«Да», сказала Хуанита. «Но вот другие могут избавиться от неприятностей».

«Ну, остается лишь надеяться, что избавятся. Если мы вообще намереваемся этим заниматься, нам придется использовать Терминаторов. Бесполезно посылать на убой кучку голых и безоружных солдат прямо в горячую точку зоны боевых действий, только для того, чтобы их там безжалостно уничтожили».

«Думаю, Джон это понимает. Он ничего не сказал мне, но полагаю, он просто лукавит. Если бы он не мог использовать Терминаторов, он отменил бы эту операцию совсем и задействовал бы в ней наших бойцов в обычном порядке, даже если бы на это ушло несколько недель. Он не собирается говорить об этом вслух, но именно так он и поступит».

«У нас нет нескольких недель».

«Знаю».

Они прекратили разговаривать между собой, когда к ним подошел Дэнни. Затем Хуанита тихо сказала: «Хотелось бы мне пойти на этот раз вместе с тобой».

«Мы уже множество раз сражались вместе», сказала Сесилия. «Мы же не можем вместе участвовать буквально в каждой тусовке». «Понимаю. У нас будет множество других возможностей в будущем». За этим стояло недосказанное предположение: «если только Сесилия останется жива». Уже так много людей погибло, особенно после Судного дня, замышляя и ведя борьбу со Скайнетом. Фактически она осталась почти последним представителем своей семьи. Ее отец погиб в 2003 году, убитый тем самым Терминатором Т-1000, от которого Джон Коннор сумел скрыться девятью годами ранее в Лос-Анджелесе. В конце концов тот разыскал его там, где он скрывался — в эстансии Техады. Они уничтожили его, использовав практически все тяжелое огнестрельное оружие, которое у них имелось на руках, чтобы повредить его программное обеспечение… однако к тому времени он уже успел убить и воплотиться в Рауля Техаду, воспользовавшись его внешностью, чтобы подобраться к Джону.


Из того, что она слышала, юный Джон Коннор прибыл в эту реальность вместе с матерью и двумя генетически усовершенствованными Специалистами из некоего другого мира, в котором ему и Саре удалось уничтожить Т-1000 еще в 1994 году, а также остановить или отсрочить Судный День.

Ее старший брат Гильермо погиб, сражаясь с боевыми машинами. Так же, как и ее младший брат, Карло, гораздо позже его, но совсем недавно. Так что теперь она осталась единственной выжившей из троих детей. Ее мать была еще жива и полна сил, однако семья Техада сильно пострадала от Скайнета, одержимого ненавистью ко всему человеческому. Равно как, полагала она, и все другие семьи, отдельные члены которых сумели выжить. Такая же ситуация была и у Дэнни — и у Хуаниты тоже. Хуанита потеряла мать и трех братьев. В случае с Дэнни, его история была еще ужасней. Оба его родителя были мертвы, и одному из них выпало стать невольным отцом чудовища, ибо Скайнет был создан Майлзом Дайсоном.

«Все готово?», спросила Хуанита Дэнни.

«У меня все под контролем. Я закончил все программирование, которое нам потребуется. Мы выберем шесть Терминаторов и загрузим в них эти программы. Они получат общие файлы по эстансии, по «Восставшей Армии» и касающиеся их собственного задания». Он почтительно кивнул Сесилии. «Они будут запрограммированы повиноваться вашим командам. Я не пытался уж слишком их очеловечивать — это слишком сложно. Тебе решать, нужно ли «очеловечить» операцию». Это был некий условный код для предотвращения ненужных смертей. Но, возможно, эта проблема беспокоила Сесилию менее всего. Ее группа, вероятно, окажется там в меньшинстве; и, по крайней мере, поначалу, конечно же, противник будет превосходить ее в вооружении.

Ведь им придется отправиться голыми сквозь поле смещения времени. Как правило, всё неорганическое не способно было пройти сквозь это поле, если только оно не было покрыто живой плотью. Нечто в энергетике, генерируемой живым организмом, хорошо взаимодействовало с полем хранилища. Ничто иное пройти не могло, если только не было чем-то уж очень особенным по своей структуре. Любые неорганические вещества, больше определенного, очень небольшого количества, могли полностью разрушить поле.


«Хорошо», сказала Сесилия, «давайте в последний раз проверим эти программы и подберем себе с полдюжины Терминаторов. Только позвольте уж мне их выбрать; они же будут моими солдатами».

«Ноу проблемо», сказала Хуанита.

Дэнни улыбнулся. «Слушаю и повинуюсь».

«Ладно», сказала Сесилия. «Давайте сядем. Постараюсь поберечь себя хотя бы пару часов».

«Справедливое требование».

Майлз Дайсон, несомненно, погиб где-то здесь, как поняла Сесилия — где-то в Комплексе передовых систем противоракетной обороны. Это не могло произойти именно на этом Уровне, так как его в 1997 году еще не существовало, но где-то в комплексе точно. Сесилия в то время жила вместе со своей семьей в Аргентине, дожидаясь Судного дня и зная, что он произойдет, так как все события разворачивались именно так, как рассказывали об этом Конноры, о том, как все это произойдет. «Кибердайн Системз» объявила о появлении у нее радикально новых форм компьютерной техники, затем США модернизировали свои бомбардировщики стелс, доведя их до беспилотного уровня, контролировавшегося нанопроцессорами Дайсона. Правительство объявило о финансировании все большего и большего числа амбициозных проектов оружия на компьютеризированной платформе и других оборонительных систем, что в конечном итоге и привело к созданию системы «Скайнет».

Майлз Дайсон работал над системой «Скайнет» в ту ночь, когда она достигла уровня самосознания, и ей удалось завладеть этим объектом и инициировать обмен ударами ядерными боеголовками. В тот августовский вечер много лет назад никто не смог уйти отсюда живым.

Сесилия видела фотографии Майлза на пике его славы, когда была еще подростком. Это был симпатичный чернокожий мужчина. Ему еще не было сорока, когда он разработал Скайнет. Несмотря на то, что Дэнни рос в пришедшем в запустение мире после Судного дня, несмотря на войну с машинами, он уже сумел прожить дольше своего отца, поэтому ему сейчас и было лет сорок с чем-то. Но выглядел он почти так же, как его отец, очень похожим на него, когда Сесилия вспоминала те фотографии; волосы у него были такими же короткими, в стиле отца, просто обрамлявшими лоб. Конечно, он выглядел намного старше Майлза. И волосы его были почти полностью седыми, и лицо у него было покрыто резкими морщинами.

«Ладно, приступим тогда», сказала Хуанита. «Что происходит там внутри?»

«У меня в голове?», спросила Сесилия.

«Именно».

«Я просто думала об обычных вещах. Ну ты знаешь: о смерти и обо всем таком. Думала о людях, которых мы все потеряли».

Дэнни пожал плечами. «Я часто думаю о своем отце. Знаете, и о Судном Дне тоже… на что это было похоже, как это выглядело, погибнуть вот здесь. Думаю, мы никогда точно не узнаем, что же произошло, как Скайнет захватил власть».

«Это место приводит меня в содрогание», сказала Хуанита. «А тебя, должно быть, и того хуже».

«Оно дурное для всех», тихо сказал он. Он помолчал, а затем добавил: «Да, я действительно его не переношу. Чем быстрее мы уйдем отсюда и чем скорее взорвем его ко всем чертям, тем лучше я буду себя чувствовать».

«Воистину так», сказала Сесилия.

«А вот что меня действительно бесит, так это те сволочи, которые хотят перечеркнуть все то, чего мы добились, сразу же после того, как Скайнет слез с их задниц. Эти головорезы в Южной Америке… «Восставшая Армия» и все остальные. Это просто подлость и низость».

«Да, ну вот мы как раз и собираемся как-нибудь с этим разобраться. Небольшая такая ответка, верно?»

«Точно».

«Тогда давайте приступим. Мне хочется увидеть, что ты тут сделал».

«Вот это верно!», сказала Хуанита. «Тебе так охота, видно, начистить им морду».

Сесилия ничего на это не ответила. Кто-то уж точно сегодня будет зачищен. Дайте ей шесть Терминаторов, и она отправится туда, в пампасы, и протрясет там всё. Пока они шли к столу Дэнни, со всей его этой импровизированной механикой, она почувствовала внутри себя некую перемену, происшедшую с ней, как это случалось и раньше, обычно каждый второй бой, в котором она участвовала. Тревога уступила место почти приятному предвкушению. Она почти с нетерпением ждала этого.

Она намеревалась нанести врагу кое-какой урон.

ГЛАВА ПЯТАЯ

НЬЮ-ЙОРК, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Геркулес слегка ударился, коснувшись песчаной взлетно-посадочной полосы, а затем продолжил двигаться вперед, подняв своими шасси и четырьмя шумными турбовинтовыми двигателями тучи удушливой пыли. Сидевший впереди в кабине Антон резко затормозил и остановил самолет.

Антон выключил три двигателя, оставив работающим лишь крайний справа, чтобы медленно повернуть, вырабатывая энергию для внутренних систем самолета. Они подождали, пока немного не улеглась пулевая буря, хотя этот единственный двигатель все еще поднимал целые ее тучи. Навстречу им выехал целый конвой машин, вздымая за собой новые облака пыли и оставляя за собой огромный ее шлейф. Состав колонны был смешанным, это были грузовики, внедорожники и несколько старых военных автомобилей. Они остановились у хвоста самолета, слева от него примерно в двадцати футах, а затем один из них — потрепанный с виду грузовик с плоским кузовом-платформой — подъехал к ним поближе.

Генерал Коннор стоя следил за этим не так что бы с нетерпением — он был слишком опытен и сдержан для этого — но определенно так, словно ему хотелось приступить к делу. Поведение Сары внешне не сильно отличалось от него: она выглядела деловитой, бдительной, готовой действовать. Генерал был вооружен плазменной лазерной винтовкой, аналогичной той, которая была и у Джейд, хотя он держал ее обеими руками, его поза показывала, какой тяжелой она была, даже для такого сильного человека. Джейд была значительно сильнее, поэтому она могла держать такое оружие висящим у себя на плече, казалось бы, не замечая его веса… но никто в этом мире не мог сравниться с ней или с Антоном.

Как и все остальные, Сара была хорошо вооружена. У нее был дробовик и пистолет.45-го калибра в кобуре на поясе. На ней были прочные сапоги, кожаные перчатки и тяжелая серая военная шинель, застегнутая до самого подбородка.


Если считать ее внутренний возраст, теперь ей было почти тридцать семь лет, но она по-прежнему была такой же сильной и подтянутой, какой она была всегда, еще с тех пор, когда Джон был еще ребенком. В томе мире, откуда они прибыли, у нее была короткая модная стрижка, с волосами, ниспадавшими набок. Там они жили в Мехико, содержа небольшой собственный бизнес — интернет-кафе, и ей удавалось выглядеть классной и быть интересной: не слишком крутой и жесткой, не слишком молодой, но довольно сексуальной. Джон надеялся, что удастся подыскать ей нового парня где-нибудь в этом огромном мегаполисе — оба они прекрасно говорили по-испански и неплохо там обустроились, начав новую для самих себя жизнь. Однако все произошло совсем не так.

Теперь ее волосы росли как попало, как-то растрепанно, и она их лишь подрезала более или менее равномерно. Среди естественного для нее медового цвета появилось несколько седых прядей. И все же, подумал Джон, несмотря на все то, через что они прошли, с того момента, как в их жизнь вторглись Специалисты и Терминатор Т-ХА, его мама выглядела на удивление хорошо. В 1997 году, когда Судный день в их реальности не произошел, казалось, целые годы свалились с ее плеч, словно вода. Она вдруг оказалась очень живой, способной быть радостной и счастливой. Даже столкновения с Т-ХА в 2001 году — и с боевыми машинами этого мира — не причинили ей таких же нравственных страданий, которые она испытывала, когда Джон был еще мальчишкой, и они думали, что Судный День наступит. Тогда они чувствовали себя не в силах остановить его.

За последние несколько субъективно прожитых месяцев, Сара испытала жуткие стрессовые потрясения, однако выглядела она не старше, чем тогда, когда сбежала из психбольницы Пескадеро, в 1994 году.

Антон спустился в грузовой отсек самолета. Он был вооружен лазерной винтовкой, такой же, как у Джейд и генерала Коннора, но он держал ее одной рукой, в кулаке, словно пистолет, сам того не понимая, демонстрируя свою огромную силу. «Все в порядке?», спросил он. Он редко произносил длинные фразы, только когда действительно нужно было что-то объяснять — и вот тогда у него это получалось лучше, чем у кого-либо другого, может быть, даже лучше, чем у Джейд.

Генерал Коннор поднял брови. «Никаких проблем. Нам бы лучше выдвигаться».

«Хорошо!», прорычал Антон. «Тогда будем выходить». Они с генералом были примерно одинакового роста, около шести футов (180 см). Хотя генерал был далеко не хилым, русский боец был гораздо более крепкого телосложения — он был похож на кусок гранита почти без шеи, но с копной седых волос на голове. Прожив уже целых шестнадцать лет, Джон почти полностью вырос, однако все еще отставал на пару дюймов от генерала по росту, которые ему еще предстояло нагнать.

Темные волосы генерала Коннора были коротко острижены, в брутальном стиле, зачесанными назад со лба. Хотя он был уже среднего возраста, лет сорока пяти, он был строен и крепок, с тяжелыми складками на лбу и суровым, покрытым шрамами лицом человека, который побывал во многих сражениях и стал свидетелем смерти многих близких ему людей.

Антон посмотрел в сторону Джейд, проходя по самолету к его хвостовой части, больше ничего не сказав вслух. «Я готова», сказала она, сжав зубы. Антон просто кивнул в ответ. Оба Специалиста часто молча обменивались сообщениями. В них обоих было вживлено множество кибернетических устройств, включая горловые микрофоны и встроенные приемники, позволявшие им общаться по радиосвязи ближнего действия. Часто они оба сидели тихо и молча во время обсуждения, а затем вдруг один из них внезапно объявлял о решении по какому-то вопросу, которое они молча вдвоем приняли, беседуя только между собой. Когда это происходило, они всегда добивались своего, поступая только по-своему.

Никто желания быть лидером группы не проявлял. Не раз Джейд рассказывала Джону, почему: такой сильный лидер должен уметь воздействовать на всех, обращаясь к простым, обычным людям. А именно с этим она и боролась; она была так далека от того, что в основном беспокоило людей, от той жизни, когда ты чувствуешь, что у тебя нет таких необычайных способностей. Однако они с Антоном брали на себя руководство в такие моменты, когда это действительно было необходимо — в критические точки, когда требовалось принятие молниеносных решений — и их решения всегда были верными.

Конкретно в данный момент, казалось, ситуацию контролировал Антон, доминировавший во всем грузовом отсеке своей очевидной физической силой и уверенностью, даже с учетом присутствия здесь таких волевых личностей, как Сара, Джейд, генерал Коннор и — криво усмехнувшись, подумал Джон — самого Джона. У всех у них имелись лидерские качества, хотя прежде всего именно генерал Коннор обладал такими характерными чертами, которые назвала Джейд, неуловимым умением контактировать с другими людьми. Хотя он был довольно суровым человеком, многие его последователи любили его и готовы были за него умереть.


«Выходим отсюда», сказала Сара. «Давайте двигаться. Мы должны во всем разобраться».

Она столько лет готовилась к Судному Дню, строя различные планы, что действовала сейчас так, будто вся ответственность висела именно на ней, даже в этом мире. Джон это в ней заметил, но он знал, что действовал так же. Они представляли собой группу тех людей, которые все, пусть по разным причинам, ощущали некую ответственность. К счастью, у них неплохо получалось действовать вместе. Группа таких прирожденных лидеров, как они, потенциально могла мешать друг другу.

«У меня нет возражений, мама», сказал Джон.

«Хорошо, Джон. Не знаю пока, что и думать, но у меня много вопросов». Она целенаправленно и многозначительно посмотрела на генерала, а затем на Антона. «Мне бы лишь хотелось знать, что мы отдаем себе отчет в том, что делаем, прежде чем двинемся дальше».

Антон положил свою лазерную винтовку и подошел к металлическому ящику с Терминатором Т-1000 внутри. Он присел на корточки и схватился руками за один его конец, не пытаясь его в данный момент поднять, а просто проверяя его на вес. Поморщившись, он поднял этот конец с пола примерно на фут, затем поставил его обратно вниз. «Неудобно тащить».

«Тяжелый предмет», сказала Джейд.

Хотя Т-1000 мог выглядеть почти в точности как человек, он был сделан из тяжелого металлического вещества. Джон вспомнил, как Специалисты, при всей своей силе, с такими тяжелыми усилиями старались поднять Терминатора Т-ХА, с которым они дрались в его мире. Он был намного больше и был сделан из аналогичного материала. Конечно, он не был заключен в толстую стальную оболочку. В совокупности Т-1000 и ящик, в который он был заключен, весили, должно быть, около тысячи фунтов (450 кг). Джон не сомневался, что Антон был способен его поднять, если ему это придется сделать, но даже ему было трудно его куда-нибудь перенести.


Русский гигант выпрямился и посмотрел на Джейд, а затем на двух самых крупных охранников-испанцев — оба они были рослыми парнями лет двадцати и ростом более шести футов. «Подождите», сказал он. Он вернулся в кабину и опустил задний грузовой трап. Как только он полностью опустился на землю, он выключил последний свой двигатель и вернулся. Он подобрал свою лазерную винтовку там, где он оставил ее на полу, и передал ее одному из бойцов-канадцев, прилетевших на этом самолете в Европу — коренастой женщине с темными волосами, обрамлявшими ее лицо. Джейд протянула свою винтовку другому испанцу.

Это оружие было не очень распространено среди бойцов Сопротивления, хотя его становилось все больше, по мере того, как уничтожалось все большее число эндоскелетов Скайнета. Эндосы полагались почти исключительно на них, иногда имея их одновременно два, по одной в каждой из своих металлических рук.

Джон достал свое любимое оружие: дробовик 12-го калибра, такой же, как у Сары. Он аккуратно положил его у стены самолета, где он сидел вместе с Джейд. У него также имелся 9-мм пистолет ЗигЗауэр, который он носил в плечевой кобуре под курткой и пальто. Он повесил 12-й калибр на другое плечо, чувствуя себя полностью экипированным и готовым ко всему, что может произойти дальше. Никаких иных вещей у него с собой не было, кроме рюкзака, который он подыскал себе в Испании, с некоторым запасом боеприпасов и личными вещами — карандашом и пожелтевшей тетрадкой, металлической расческой и старой безопасной бритвой. Он прибыл в этот мир без всяких личных пожиток. И не собирался ничего накапливать. Он надел рюкзак и стал ждать, как же Специалисты справятся с Т-1000.

При поддержке двух крупных испанцев Антон и Джейд с трудом потащили этот металлический ящик вниз по грузовому трапу, а затем на поле из гравия и песка, туда, где они приземлились. Остальные последовали за ними, Сара пошла первой. За пределами самолета в лицо Джону впился песочный ветер. Антон и Джейд вместе с другими подняли стальной ящик к грузовику, дожидавшемуся их у подножия трапа, а затем могучим рывком водрузили его на грузовую платформу. Специалисты, казалось, были довольны тем, что сделали, однако выглядели они совсем не уставшими после таких усилий. Они даже дышали нормально, а не тяжело. Остальные же явно еле переводили дух после финального рывка с подъемом.

В числе других автомобилей, стоявших здесь, был еще один грузовик с плоской платформой, на нем стоял шестиствольный пулемет, способный выпускать сотни пуль в минуту, установленный у него сзади. Его мощный быстрый огонь был способен создать проблемы даже для эндоскелетов Скайнета и его самых продвинутых Терминаторов. За пулеметом на перевернутом металлическом баке сидел плотный мужик, по виду азиат. У ног его лежала большая короткошерстная собака, возможно, какая-то помесь добермана. Она внимательно за ними следила, но не двигалась. Она не признала ни в ком из них Терминатора, и, по-видимому, не смогла обнаружить — или же не встревожилась — «замерзшего» Т-1000 в закрытом ящике. На нескольких других машинах стояли зенитки или трофейные лазерные пушки. Вокруг стояло около двадцати человек, одетых в форму бойцов Сопротивления, некоторые из них были вооружены РПГ и гранатометами, а другие — автоматами. Только у двоих или троих имелись лазерные винтовки.

Огромное открытое пространство, где Антон посадил Геркулес, некогда являлось посадочной площадкой аэропорта «Ла Гардиа» (в Нью-Йорке). Сеть его длинных взлетно-посадочных полос и пересекавших их рулежных дорожек была вся разворочена и покрыта воронками боеголовок Судного Дня. Когда господствовали машины, никто не был в состоянии их очистить и привести в порядок — вплоть до последних нескольких недель. Теперь он стал ценным объектом, который стоило защищать. Недалеко отсюда на его обширных пространствах стоял большой военный вертолет — Сикорский «Блэк Хоук». Никаких других воздушных судов здесь не было, а ведь он был способен принимать, возможно, несколько их сотен.

Пулеметчик спрыгнул со своего грузовика, собака последовала за ним секундой позже. Она подбежала к генералу Коннору, виляя хвостом и с интересом его обнюхивая. Генерал Коннор обменялся рукопожатиями с этим мужчиной, к которому он обратился как к «Ли», а затем наклонился, чтобы погладить собаку, которая вскоре совсем забыла об их существовании и принялась себя вылизывать, казалось, заскучав. Из передних дверей оливкового Хамви, громко хлопнув дверями, вышли еще два человека. В открытом заднем кузове Хамви тоже стоял пулеметчик, управлявший другим тяжелым оружием, на сей раз 40-мм MK19, предназначавшимся для стрельбы гранатами.

Казалось, что те двое, которые вышли из Хаммера, ждали, что может произойти еще что-то, прежде чем выйти из машины. Джон поймал взгляд Сары, улыбнувшейся с еле заметным скепсисом. Она заметила здесь легкий налет драматизма происходящего. Один из этих двоих был высоким, худым белым, вероятно, лет пятидесяти, с почти полностью лысой головой и сутулыми плечами. У него были большие, с крупными прожилками, мощные руки, их толстые запястья торчали из рукавов его шинели. Генерал Коннор подошел к нему и пожал ему руку, похлопав его по плечу. «Рад тебя видеть, Айзек».

«Добро пожаловать», сказал этот человек — Айзек. «Новости за ночь не очень-то замечательные… но всегда приятно встретить тебя здесь».

Генерал Коннор кивнул. «Проинформируешь нас кратко по пути на базу».

«Сделаю. Ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне и стараюсь всегда помочь — что бы ни случилось».

«Ну, ни о чем другом я и не думал, но ни в чем уверенным быть нельзя, чем черт не шутит?»

«Не беспокойся на этот счет. У тебя не будет тут никаких проблем, теперь, когда ты дома… по крайней мере, не в этом смысле. Мы все за тебя, на все сто пятьдесят процентов».

Другим человеком, вышедшим из машины, была женщина. Джону потребовалось несколько секунд, чтобы узнать ее. Она также протянула руку генералу Коннору, который пожал ее очень нежно и уважительно. «Прости за все», сказал он. «Мне бы очень хотелось, чтобы Карло был сейчас с нами».

Она поцеловала его в щеку, а затем отстранилась. «Карло был хорошим парнем. Он хорошо дрался, и он всегда был верен, даже когда у него были свои собственные идеи. Ты же знаешь это, правда?»

«Конечно, знаю, Габриела». Генерал выдержал ее взгляд, однако слегка склонил вниз голову.

«Теперь именно это имеет значение. Я горжусь им».

«И по многим причинам, Габриела».

«Не вини себя. Пожалуйста. Я не виню тебя. И никогда ни в чем тебя не винила».

И теперь Джона осенило. Это была Габриэла Техада. Ее сын Карло был среди тех, кто отправился с ними в Мадрид. Он хорошо там сражался, однако так и не сумел добраться вместе с ними до гор и принять участие в финальной, решающей схватке. Им пришлось прорываться сквозь целую армию Хантер-Киллеров и эндосов, только для того, чтобы туда добраться, и именно тогда Карло и погиб.

«Спасибо тебе за это», сказал генерал Коннор. «Не могу подобрать слов, они значат больше того, что я говорю».

«Да ну, вот еще, никаких проблем».

«Есть все же одна, она сидит у меня в голове. Остались только вы с Сесилией. А я должен буду подвергнуть ее жизнь опасности».

«Каждый новый день, когда нам удается выжить в этом мире, — это как награда. Нам удалось добиться большего, чем большинству остальных. Не стоит пытаться нас защитить. Даже не думай об этом. Техады всегда были бойцами, Джон. Тебе нас не удержать — даже если попытаешься».

«Хорошо».

Ростом Габриэла была почти шесть футов (180 см), с сильными и ярко выраженными чертами лица, с морщинами, и длинными седыми волосами, падавшими ей на плечи. В своем собственном мире Джон знал ее, когда был еще мальчишкой, тогда ей было лет сорок. Дети ее в то время тоже были еще подростками, чуть старше Джона. В том мире Габриэла славилась своей лучезарной улыбкой; теперь же, в этой реальности, она постарела. Зубы у нее были уже плохими, лишившимися своего блеска, некоторые из них отсутствовали. Ей было, должно быть, уже около восьмидесяти, но она по-прежнему выглядела так, словно могла постоять за себя в драке. Та Габриэла, которую он знал, казалась довольно женственной, несмотря на свою крупную фигуру, но эта Габриэла держалась почти как мужчина… и совсем была не похожа на какую-нибудь хилую восьмидесятилетнюю старуху.

«Давайте вернемся на базу», сказал Айзек. «У нас есть о чем поговорить».

Генерал Коннор кивнул. «Это точно». Он стоял, обеими руками держа свою лазерную винтовку. Он выглядел сейчас, более чем когда-либо, тем человеком, с которым никому не стоит связываться. Он был из числа людей решительных и целеустремленных. Рано или поздно он добьется своего.

Сара уже сталкивалась лицом к лицу со смертью, принимавшей форму ее собственного тела и лица, когда Терминатор Т-1000, с которым она сражалась в 1994 году, однажды имитировал ее саму. До этого и после этого она много раз глядела в лицо смерти. Снова и снова ей приходилось усваивать представления и понятия, расширявшие ее понимание — с того дня, когда она много лет назад встретила Кайла Риза, в 1984 году. Он рассказал ей о Скайнете, о Судном дне, о мрачном будущем, которое ожидает все человечество. Сначала она подумала, что он сумасшедший, но вскоре она поняла обратное. Реальность, столкнувшая ее с Терминатором, непримиримым и безжалостным врагом, настроенным и натравленным на уничтожение ее самой, изменило ее мышление.


Она задавалась порой вопросом, есть ли предел тому, что потребует от нее жизнь. Сколько еще она сможет вынести? Сколько же новых идей она должна будет усвоить? Со времен той первой встречи с Терминатором это было похоже на то, как будто ее обычная мелкая жизнь открылась, словно дверь в дальней стене пещеры, и за ней обнаружился невидимый мир, скрывавшийся за всем, что она видела, делала и знала. Но это был еще далеко не конец. За этой дверью была еще одна. А затем еще. Казалось, она никогда не сможет найти достоверной определенности, никогда не узнает, где же в действительности она находится.


Теперь же от нее требовалось еще больше. Больше стало миров, больше слоев реальности, больше новых положений и понятий. Это почти превосходило то, что она была способна выдержать.

Но ей придется. Пусть это будет болезненно и тяжело, но она должна будет с этим справиться.

Человек, который являлся ее сыном — хотя и был на много лет старше ее самой — быстро представил всех друг другу. Высокий лысый мужчина, который их встречал, был полковником Айзеком Целлем. Он воевал в Колорадо, как и почти каждый второй боеспособный воин, хотя некоторые были оставлены в тылу для защиты баз Сопротивления. Он вернулся в Нью-Йорк пару недель назад, и теперь он командовал в Сопротивлении целой дивизией Восточного Побережья. Это был человек, которого генералу Коннору всерьез необходимо было иметь на своей стороне и обговорить с ним многое.

Генерал во многих отношениях являлся творением Сары. Несмотря на разницу в возрасте, именно она его родила. Далее, годы, которые она потратила на его обучение и становление, сформировали личность этого человека.

В пересчете на фактически прожитые годы, Саре было еще только тридцать семь лет, в то время как генералу Коннору — сорок четыре года. Они были из разных миров, но она на самом деле являлась его матерью. Она была той самой женщиной, которая родила его в 1985 году. В возрасте двадцати девяти лет — в 1994 году, когда она сражалась с Т-1000, убегая от него по улицам и заводам Лос-Анджелеса — существовала лишь одна Сара: женщина с одним-единственным жизненным опытом. Все ее воспоминания к этому моменту, к этой точке во времени, были такими же, как и все то, что пережила Сара Коннор, которая жила в этом мире и пережила Судный День, именно той женщиной, которую генерал Коннор считал своей матерью в период с 1994 по 2012 год.


Та Сара Коннор была убита в уличном сражении с Хантер-Киллерами и другими машинами в Буэнос-Айресе, семнадцать лет назад, далеко в прошлом. Но она была мною, думала Сара. Если отправиться еще дальше назад во времени, то мы с ней воссоединимся. Отмотать пленку назад, и вот мы с ней уже один и тот же человек.

Она видела, что Габриэла также с трудом воспринимала происходящее; наверняка, и все остальные тоже. Габриэла словно оглядывалась назад и вперед, переводя взгляд с генерала Коннора на шестнадцатилетнего Джона, словно сравнивая их, или же сравнивая их обоих с каким-то мысленным образом генерала, когда он был в таком же возрасте, как и Джон. Им всем нужно было свыкнуться с той мыслью, что генерал Коннор не являлся чем-то вроде старшего родственника Джона. Он даже не являлся его в некотором роде межвременным аналогом. Он действительно являлся тем же самым, одним и тем же человеком, как и Сара являлась той же самой женщиной, которую они все знали и которая для них погибла в 2012 году.

В реальности Сары много говорили о клонировании человека, о создании генетических копий кого-нибудь из людей. В соответствии со схемами действия генов, клон станет младшей версией оригинала. Но отношение, которое имела к той погибшей женщине, героине Сопротивления, Сара, было гораздо большим. То же самое и в случае с Джоном и генералом Коннором. Лишь один Джон Коннор родился в феврале 1985 года. Их миры были едиными до мая 1994 года, а затем разошлись. До этой даты существовал только один человек, с одинаковым жизненным опытом и воспоминаниями. Когда же линии времени разделились, получилось так, словно сам Джон разделился надвое.

После минутного колебания Габриэла обняла Сару, которая замерла, словно застыла пораженной, при прикосновении эта странной старухи… являвшейся той же самой женщиной, которую она видела в последний раз еще в 1997 году, сразу же после того, как Судный день в ее мире так и не состоялся. Затем Сара словно растаяла, растеряв свою сдержанность, и крепко обняла ее ответ. И вновь, опять же, она понимала, что эта Габриэла являлась ее давней подругой, со все теми же воспоминаниями, вплоть до… вплоть до 1994 года. В последний раз она виделась с Габриэлой в 1997 году, однако реальность разделилась на две части еще до этого, в день налета на Кибердайн. Все, что с ними случилось за эти три года, с 1994 по 1997 год, должно несколько отличаться. И все же они действительно хорошо знали друг друга. У каждой из них остались воспоминания с тех давних пор пребывания Сары в Аргентине.


«Как хорошо, что мы встретились», сказала Сара, не стараясь особо захлебываться от восторга, а просто надеясь, что то, что она говорит, будет искренним. Ей придется принять этих людей такими, как есть. Поступать по-другому было бессмысленно. Ей уже со стольким пришлось смириться и приспособиться на своем веку, что, конечно же, она сможет справиться и с такой мелочью. Вообще-то по сути, это было самое легкое по сравнению со всем другим. Существовали и гораздо худшие вещи, с чем ей все еще придется смириться и к ним привыкнуть.

Антон и Джейд хотели вернуться в свой мир, в еще одну линию времени, чтобы продолжить свою войну со Скайнетом. Но Сара от всего этого уже устала. И вновь опять же все это походило на пещеру, с дверью позади, а за ней с другой дверью за дверью. А потом еще с одной дверью, вслед за предыдущей. Закончится ли это когда-нибудь? Чего они достигли, в этой битве, следовавшей за другой битвой, со Скайнетом, сражаясь с ним сквозь время, в этих разных вселенных, и сквозь измерения? Она спрашивала сама себя, чем все это может хоть когда-нибудь закончиться другим, кроме как победой в конечном счете этого смертоносного компьютера. Зачем нужно все это продолжать? В чем смысл? Она понимала, что не должна была так думать, что эти мысли предавали все, что она пыталась делать всю свою сознательную жизнь. Но эти мысли приводили ее в состояние, близкое к отчаянию.

«Рада, что мы наконец-то встретились», сказала Габриела. «Для меня это, конечно, странно, но я понимаю, что произошло. У нас же до сих пор так много совместных воспоминаний».

«Именно об этом и я тоже подумала», сказала Сара.

«Полагаю, это вполне естественно». Они оторвались друг от друга, обменявшись улыбками, которые были вполне искренними и, тем не менее, озадаченными и сдержанными. Габриэла посмотрела в сторону Хамви, на котором она приехала сюда вместе с Айзеком. «Пойдемте, нам нужно действовать побыстрее. Медлить нельзя».

«Да, я этого не знала».

«Вы должны встретиться еще с кое с кем».

«Где? Здесь, в Нью-Йорке?»

«Да, там, у нас на базе. Ладно, давайте туда уже отправляться. Джон» — она, очевидно, имела в виду Большого Джона, генерала Коннора, так как она бросила взгляд в его сторону — «ты поедешь со мной и Айзеком. Нам нужно поговорить. Ну, кто еще?»


Джон почти уже смирился с мыслью, что они с генералом являлись одним и тем же человеком, или, по крайней мере, они оба являлись преемниками одной и тоже личности, которая существовала до мая 1994 года. Возможно, этой личности уже больше не существовало — он не мог в этом до конца разобраться — но каждый из них мог являться претендентом на роль ее продолжения. Она выжила в них обоих. У обоих из них имелись именно ее прошлое, ее воспоминания.

Вообще-то, это было действительно жутковато. Если бы существовало нечто глубоко постыдное в памяти о его прошлом, до того, как он отделился от генерала Коннора в возрасте девяти лет — это могло ухудшить отношения между ним и генералом. Но вообще-то таковых фактов не было. Большинство его ранних воспоминаний касались их скитаний в горах Центральной Америки, или же лагеря Сальседы в пустынях Калифорнии, его изучения автомобильных двигателей, обучения вождения машин и вертолетов, тому, как взрывать бомбы — и множеству других практических навыков.

Он догадывался, что был хулиганистым паршивцем в те последние месяцы, проведенные им в Калифорнии, когда мать его сидела в психушке Пескадеро, и глубинная подоплека происходящего как бы выпала из его поля зрения, но он прощал себя за это. А что ему оставалось делать? Он рос, веря в Сару и в то, что она рассказывала. Вся его жизнь крутилась вокруг этого, все, что он видел, где побывал и что сделал. Но затем мир взрослых стал растолковывать ему, что все это враки, или же заблуждения, что его мама — чокнутая или сумасшедшая, что она больная. Он имел полное право быть сбитым этим с толку. Никто из тех, кому была известна вся эта история целиком, не смог бы осудить его за это. Он сам себя в этом не винил. Нет, не было ничего такого, за что он не мог бы себя простить, и за что ему было бы стыдно, если бы это было известно Большому Джону.


Генерал с Сарой забрались на задние сиденья Хамви, на котором сюда прибыли Габриэла и Айзек. Джон подумал было тоже пропихнуться туда же, назад, не желая пропустить какой-нибудь важный разговор, который мог у них состояться по пути на базу, но потом передумал. Джейд и Антон обменялись безмолвными взглядами. К настоящему времени Джон всегда мог заметить, когда они безмолвно переговаривались друг с другом с помощью своих горловых микрофонов. «Мы поедем вместе с ящиком», сказал Антон. Специалисты закинули за спину свои лазерные винтовки, а затем легкими, плавными движениями запрыгнули на платформу грузовика. Движения Джейд были настолько изящны, что казалось совершенно закономерным и логичным ее умение внезапно исчезать, словно смываясь в тумане, когда она бросалась бежать или прыгала, причем быстрее, чем был способен засечь это человеческий глаз. Когда же это делал Антон, то это выглядело по-своему еще более впечатляюще — не потому, что он был таким же быстрым, как Джейд. Нет, он чуть отставал от нее. А потому, что такая скорость, тщательность и точность казались неестественными для такого большого, громадного мужчины.

Джон последовал за Антоном и Джейд, которые помогли ему взобраться без особых усилий, каждый протянув ему руку. Все трое уселись в передней части платформы, прислонившись спинами к кабине водителя и вытянув ноги, с оружием наготове. Хамви с генералом Коннором и другими завелся. Оставив позади себя все другие машины и бойцов сторожить Геркулес и «Блэк Хоук», Хамви выехал с полосы, сопровождаемый грузовиком с Джоном и Специалистами сзади, а затем и вторым грузовиком с платформой — на нее забралась часть испанцев и канадцев. А затем и еще один Хамви. И эти четыре машины двинулись колонной по пыльным, ухабистым и заваленным кучей препятствий дорогам.

Джейд сидела в середине, Джон старался не прижиматься слишком близко к ней, он был доволен тем, что едет рядом с ней, но все же чувствовал себя в связи с этим неловко. «Так…», сказал он. «И что будем делать теперь?»

«Не думаю, что у генерала Коннора есть из чего выбирать», сказала Джейд. «Может быть, это очень неприятно, но ему придется применить оставшихся Терминаторов». Она имела в виду тех, которых они захватили в Колорадо, тех Т-799 и Т-800, которые еще не «родились» и не вылупились из своих капсул.

«Я тоже так думаю».

«У него почти не осталось бойцов-людей. Ему придется положиться на машины».

«Некоторым это не понравится».

«Знаю, Джон. Я понимаю, что они чувствуют. О, как я это понимаю».

«Тогда, в 1994 году», сказал Джон, «мы уничтожили Терминатора, которого отправил к нам генерал. Мы хотели совсем избавиться от любых технологий, которые могут быть использованы для разработки Скайнета. Микросхема в его голове могла быть использована для чего-нибудь подобного. Мне этого очень не хотелось, но это было правильное решение. Чип мог попасть не в те руки. Но я знаю, что Розанна Монк все равно изобрела Скайнет — в вашем мире…»

«Но ты ведь должен же был попытаться предотвратить это?»

«Нам пришлось. Мама была права насчет этого. И это почти получилось. Даже в вашем мире потребовались долгие годы, прежде чем Розанна заново изобрела Скайнет. То же самое и теперь. Нам придется избавиться от Терминаторов. Они слишком опасны. Не в том отношении, что они могут сделать… а в том, что кто-нибудь может сделать с их технологией. Я доверяю Большому Джону, конечно».

«Полагаю, ты должен ему доверять. Он же ты, в конечном итоге».

«Он — я, но после столь многого пережитого. Я и другим тоже доверяю, например Габриэле. Но что произойдет после них, когда их не станет? Кто-нибудь сможет воспользоваться ею не так, как должно. Думаю, никогда нельзя быть уверенным в том, что они так не поступят, но мы должны будем как можно сильнее затруднить это сделать».

«Ты хочешь уничтожить Терминаторов прямо сейчас?», спросил Антон, вступив в разговор без предупреждения.

«Не знаю. Я этого не говорил». Он попытался сосредоточиться. «Но если мы продолжим использовать машины Скайнета, где же будет конец этому? Вполне возможно, что когда-нибудь в будущем кто-нибудь сможет снова построить Скайнет».

Он знал, что в этом мире все было по-другому. В 1994 году Большой Джон и Сара не напали на Кибердайн; они бежали в Аргентину, не уничтожив Т-1000, и они взяли с собой Т-800. Они пользовались его услугами, пока он не был уничтожен в бою. У генерала Коннора уже имелся такой опыт. Исходя из него, Терминаторов можно было контролировать, по крайней мере, некоторое время.

«Ты прав», сказала Джейд, к его удивлению. «Мы должны здесь подвести черту».

«Да, но как?»

«Возможно, полностью верного ответа и нет, но черту все равно придется подвести. Только так может существовать этот мир».

Это его не очень удовлетворило. «Я подумаю об этом», сказал он. «Но не уверен, станет ли меня кто-нибудь слушать».

«Может станут, а может и нет. Меня интересует, что думаешь ты».

Почему это и зачем? Удивился он. Его интеллектуальная мощь была несравнима с ее. С какой стати ее должно интересовать, что он об этом думает, или кто-нибудь еще из них, кроме Антона. Они двое, вероятно, что-то между собой уже обговорили.

Они проехали молча около двух миль, а грузовик тем временем прыгал по разбитым дорогам, сотрясая их своей жесткой подвеской. Они проезжали мимо проржавевших остовов автомобилей на улицах, двигаясь по пешеходным дорожкам, сквозь пробелы в скоплениях машин или через такие пространства, которые когда-то являлись парками, площадями, или там, где когда-то, до взрывов Судного Дня, стояли здания.

Хамви Айзека резко повернул налево, к группе зданий, которые частично еще стояли, в обвалившемся и полуразрушенном состоянии, а затем въехал в тоннель, который вел вниз под уклоном в 30°. Когда грузовик с Джоном сзади последовал за Хамви, он довольно сильно ударился у въезда в туннель, а затем они проехали еще с полсотни ярдов, прежде чем сделать еще один крутой поворот. После еще двух крутых поворотов и пандусов с крутым наклоном вниз, Хамви остановился у бетонной стены прямо у той точки, откуда туннель становился слишком узок для автомобилей. Там в стене туннеля имелось круглое пространство, которого хватало, чтобы развернуться, а затем тоннель заканчивался узким проходом, через который могли пройти лишь двое взрослых, если будут идти рядом.


Когда Джон спустился с платформы, откуда-то из туннеля вышли еще двое хорошо вооруженных людей, тоже с собакой. Один из них потерял ногу и двигался с большим трудом, на деревянном костыле. Генерал Коннор опять наклонился, чтобы погладить собаку, а затем пожал руку каждому из них. Пожимая руку генералу, одноногий плечом прижимал костыль к телу.

Антон, Джейд и еще несколько человек стали переносить тяжелый ящик с Т-1000. Айзек провел их по трем пролетам изношенной бетонной лестницы, а затем указал на угол лестничной клетки, где лежало другое всякое оборудование. «Оставьте ящик здесь», сказал он. «Здесь он будет в безопасности. Мы охраняем эту зону круглосуточно». Они прикрыли его какими-то деревянными ящиками и коробками, накрыли брезентом и кучей затасканной и мятой военной формой.

«Эта штука может очень пригодиться», сказала Джейд. «Даже может оказаться решающей».

«Я это знаю». Айзек, казалось, слегка обиделся. «Наш главный штаб двумя этажами ниже. Если вы пойдете на совещание, тогда идите за мной». «Отлично», сказал Антон. «Пора принимать решения». «Да», сказала Сара. В голосе ее слышна была легкая усталость, даже какое-то отчаяние. «Будем надеяться, что никто из нас о них не пожалеет».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

НЬЮ-ЙОРК, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Ополчение генерала Коннора обустроило свою Нью-Йоркскую базу в частично обрушившемся сооружении, которое когда-то являлось огромным подземным гаражом, с туннелями, соединявшими его с другими пещерами и проходами, где люди могли прятаться или хранить припасы. Так как машины Скайнета все еще рыскали кругом, ни одно из мест над землей не являлось безопасным — даже этот штаб не был полностью гарантирован от нападения Хантер-Киллеров, эндосов, Терминаторов и прочего арсенала оружия Скайнета. По любым стандартам достойной приличной жизни, имевшим хождение в Америке до Судного дня, жить здесь раньше считалось позорным — здесь было темно, холодно, грязно, условия первобытными — и все же это было лучше, чем рисковать жизнями на поверхности.

Этот этаж сейчас был тихим, здесь жило всего лишь несколько семей посреди нескольких рядов металлических опорных колонн, поддерживавших потолок. Одна семья — двое стариков, маленький ребенок и девочка-подросток с жестокими шрамами на лице — сидела на старом, полусгнившем матрасе. Они играли в покер старой и ободранной колодой карт. Здесь сидел и похожий на сумасшедшего мужчина, разговаривавший сам с собой, в большом тяжелом кресле с рваной обивкой. Он прижимал к груди какую-то большую книгу, возможно, какую-то энциклопедию, или может быть экземпляр Библии, Джон точно не мог сказать. Еще двое, мать и маленький мальчик, вероятно лет семи или восьми, забились в угол, даже не разговаривая друг с другом, а лишь выживая, существуя, молча продолжая бороться за жизнь.

Джон и представить себе не мог, что все по-прежнему будет таким, даже после уничтожения Скайнета. По стенам ползали тараканы, огромные, размером с его руку — не так чтобы их было много, поскольку Сопротивление, очевидно, пыталось поддерживать чистоту и порядок, насколько это позволяла ситуация. И все же казалось, что эти отвратительные, зловещие существа действительно были способны пережить что угодно, даже ядерную войну. Они даже, вообще-то говоря, мутировали и процветали.


Справа от него на посту у входа в туннель стоял солдат Сопротивления в серой военной форме. Это был высокий, тощий, бледный молодой человек, лет, может, двадцати пяти, хотя внешность была обманчивой. Почти все в этом мире выглядели теперь старше, чем были на самом деле. Слева от Джона был открытый проход, который вел в другое помещение, должно быть, когда-то это было нечто вроде зала. Айзек повел их туда, в это помещение, дававшее возможность некоторой приватности.

Здесь в двух футах над их головами качалась керосиновая лампа, и на трех козлах-подставках поперек были уложены длинные плоские доски, образовывавшие импровизированный временный стол. Еще из двух подставок и нескольких досок длиной 12 футов смастерили узкую скамейку с краю, у бетонной стены. На скамейке стояло с десяток кофейных кружек с отбитыми краями, а также круглая керамическая глубокая тарелка и три большие пластиковые бутылки с водой. Пустая бутылка лежала сбоку. На столе стояла радиостанция, а вокруг нее были разложены топографические карты, лежавшие одна на другой.

По всему помещению стояли в беспорядке несколько окрашенных деревянных стульев, а за одной стороной стола уже сидело два человека, которые их ждали. Одна из них, женщина, встала, когда вошли Джон вместе с остальными. Другой, бритоголовый мужчина, кивнул в знак почтения, однако остался сидеть.


На стене над бутылками с водой висело несколько грубовато напечатанных плакатов различных размеров, в том числе один с черно-белой фотографией генерала Коннора и Сары — по виду на ней ей было лет пятьдесят, а сыну ее, вероятно, лет тридцать. Учитывая их возраст, этот снимок был сделан, должно быть, незадолго до гибели Сары Коннор этого мира. Они были сфотографированы на фоне унылых полупустынных песков, кочек травы и низкорослых кактусов; они позировали рядом с разбитыми, искореженными обломками какой-то огромной металлической машины, вероятно, наземного Н-К, которую им удалось подбить. Оба они держали в руках РПГ, победоносно подняв их вверх.

Они были похожи на охотников за крупной дичью, которым удалось повалить буйвола или слона.

Джон поймал взгляд матери, смотревшей на плакат с удивленным выражением лица и увидевшей свое изображение в мире, о котором она ничего раньше не знала вплоть до этих последних нескольких недель, и в котором она когда-то делала то, что никогда не делала. Увидев ту версию самой себя, которая уже ушла в мир иной. Генерал, вероятно, также заметил выражение ее лица, потому что он встал перед плакатом, ничего не сказав, хотя лицо его слегка покраснело. Потом он, должно быть, понял, что это глупо. К добру ли, к худу, но она уже увидела его.

Он положил свою лазерную винтовку к стене, как можно надежнее и безопаснее, затем отвинтил пробку с одной из бутылок воды. Он налил себе в кружку воды и предложил бутылку остальным, кому, может, захочется. Антон взял ее и тоже налил себе воды, а затем передал другим. Все они сложили свое оружие, уберегая его от возможной опасности случайного контакта, но в быстрой доступности, если что-то вдруг пойдет не так. В таком месте никто не осмеливался ходить без оружия, на случай нападения какого-нибудь Терминатора.


Генерал Коннор и Габриэла сели на противоположных сторонах стола. Айзек занял место рядом с теми двумя, которые их уже ждали, а остальные — Джон, Сара, Джейд и Антон — уселись по другую сторону. Айзек представил их друг другу. Те двое, которые уже находились здесь, когда пришли они, были местными лидерами Восточного побережья. Мужчину звали Рэй Граймс, женщину — Сумита Моханрадж. Она была небольшого роста, но крепкой; наполовину европейского происхождения, наполовину индуской. Черные волосы у нее были подстрижены под ёжик; лицо ее было изуродовано шрамами сильнее обычного.

«Отлично», сказал генерал. «Пора приступать и поскорее принять кое-какие окончательные решения».

«Согласен», сказал Айзек.

«Я уже говорил об этом по телефону с нашими людьми во всех Европейских центрах. Обсуждал это с Габриэлой по радио и с руководством в Колорадо. Во многом мы согласны относительно того, что необходимо сделать». Он кивнул в сторону Габриэллы. «Я прав?»

«Все в Лос-Анджелесе с тобой согласны. Я лично тоже тебя поддерживаю. Ты знаешь, что думает по этому поводу Сесилия. Она готова к этому заданию. Я горжусь тем, что она принимает на себя командование операцией». Она остановилась на мгновение и многозначительно добавила: «Несмотря на все осложнения».

«Хорошо», генерал Коннор посмотрел через стол на трех лидеров Восточного побережья. «Я введу вас в курс дела в общих чертах. Надеюсь, вы согласитесь со мной в том, что нужно сделать».

«Благодарю за это, Джон», сказал Граймс. «Да, нам нужно в этом разобраться. А вы должны знать, из чего исходим мы».

«Конечно, да, Рэй. И вы имеете полное право быть хорошо информированными». Они на мгновение встретились глазами… какая-то в них была неприязнь, или, по крайней мере, несогласие. Джон не мог себе представить, чтобы генерал вообще мог когда-либо кому-то уступить. Лицо его выражало уверенность; и нечто в его глазах, под тяжелыми, темными бровями, предполагало глубокие раздумья, которые приводили к твердым выводам. «Существуют две главные проблемы», сказал генерал, «и любая из них способна уничтожить все, что мы создавали, и за что мы воевали. Первая — это машины. Вторая — полевые командиры и боевики. И существует еще третий вопрос, который нам надо обсудить. Мы скоро к нему еще вернемся. В конечном итоге, он может стать наиболее важным из всех. Вся судьба нашей вселенной может быть поставлена под удар».

«Хорошо, ну ты же наверно объяснишь это», сказал Граймс. «Это не такая простая вещь, чтобы уяснить это себе, по крайней мере, исходя из того, что о ней слышали мы».

«Я знаю это, и вам не придется принимать это на веру. Вы получите объяснения».

«Мы с Антоном можем объяснить вам все, что вам будет нужно, мистер Граймс», сказала Джейд.

Генерал жадно глотнул воды, пока она это говорила. «Верно. Пока что, на данный момент, давайте просто скажем, что мы еще не покончили со Скайнетом, даже теперь. До этого еще далеко».

Граймс посмотрел на Сумиту Моханрадж, а затем опять на генерала. «Вам потребуется нас в этом убедить».

«А вы готовы в этом убедиться?»

«Это…» Граймс как-то неловко улыбнулся, но затем быстро и решительно нахмурился. Он был не из тех, кто легко уступал. «Это сложный вопрос».

«Ладно, приму как должное то, о чем меня и предупреждали. Начнем с начала, однако. Я еще вернусь к этому. В данный момент мне хотелось бы поговорить о машинах — они по-прежнему все еще сражаются, даже без руководящего ими Скайнета. А тут еще и эти мятежные боевики».

«Смутное время», сухо сказала Габриэла.

«Точно, именно так, вот что это такое. Давайте поговорим сначала о них. А затем доберемся и до заключительного пункта».

«Хорошо», сказал Граймс.

«Позволь мне тебя предварительно ввести в курс дела, Рэй. Скайнет по-прежнему существует». Генерал Коннор взглянул на Джейд, затем на Антона. «В том мире, откуда прибыли наши друзья, аналог Скайнета выиграл войну на уничтожение».

«Похоже на то», сказала Джейд.

«Да, похоже, так и есть. Вопрос в том, сможет ли тот Скайнет все же на нас напасть… даже сквозь измерения? В данный момент, мне кажется, что сможет. Поэтому следующий вопрос прост: что нам делать? Я намерен отложить это напоследок, однако он потенциально затрагивает все остальное. Надеюсь, что мы сумеем справиться с рядом других вопросов, не решая эту проблему в первую очередь, потому что она весьма сложна. Проблема, которая стоит перед нами, заключается в том, что здесь все между собой связано. Все влияет на все остальное». Генерал Коннор положил на край стола сплетенные в пальцах руки, ястребиным движением и выражением лица. «Хотелось бы мне, чтобы она была попроще, но это не так. Такова реальность».

«Лучше конечно начать с того, с чего ты сам хочешь», сказал Айзек.

«Хорошо». Генерал расслабил плечи, впрочем, лишь слегка. «Давайте начнем с проблемы полевых командиров. Может, логичнее было бы начать с машин, но эта проблема не ждет. Как раз сейчас атакуют наших людей в Южной Америке. Мне сказали, что этой ночью мы потеряли связь с эстансией Техады — а ведь это был один из наших опорных бастионов. Похоже, за последние 18 часов он пал под ударами «Восставшей Армии». Остальные кивнули головами, пока он это говорил. «Неизвестно, есть ли пленные или кто-нибудь из выживших. Если они есть, каждая лишняя минута подвергает их жизнь огромной опасности. То же самое касается и других наших баз по всей Южной Америке. Хочу дать команду начать действовать немедленно. На мой взгляд, вопрос лишь в том, какого рода должны быть эти действия».

«Ты знаешь, что я думаю по этому поводу», сказала Габриела. «Никаких колебаний и осторожничаний». Она экспансивно прожестикулировала обеими руками. «Надо просто это сделать и всё».

«Ладно, я скоро буду звонить Дэнни Дайсону и Хуаните Сальседе. Так, и что мне им сказать? Вопрос лишь в том, насколько мы готовы использовать оружие самого Скайнета для наших целей. Шесть недель назад я применил бы его, не колеблясь. Я послал Терминатора в прошлое, в 1994 году, чтобы защитить себя от нападения Скайнета». Речь шла о попытке Скайнета убить Джона, когда он был девятилетним ребенком, используя в качестве убийцы Терминатора Т-1000. «Когда же Скайнет сбежал от нас из Колорадо, я послал другого Терминатора, еще дальше во времени, чтобы попытаться найти точку, где разошлись временные потоки, и получить помощь из другого потока времени. Когда она вернулась (Терминатор Ева), я вновь применил ее, когда мы отправились в Мадрид».

«Вы начинаете действовать по шаблону», сказала Моханрадж абсолютно нейтральным тоном. Она не выдала своего отношения к этому.

«Ну, никакого вреда, кажется, это не принесло… однако мне стали задавать вопрос: Чем и где именно это закончится?»

«Это хороший вопрос, Джон», сказал Айзек.

«Я это понимаю». Генерал Коннор обратился к Саре: «Я знаю, что это значит, в частности, для тебя. Мы уже говорили об этом, но твои мнения очень приветствуются и на этом заседании. Если бы не то, что ты сделала до Судного дня, никого из нас здесь бы не было. Сам род человеческий, вероятно, вымер бы к настоящему времени. Ты обучила меня; и всей своей подготовкой мы обязаны тебе».

Сара при этом нахмурилась. «А может, другой Саре Коннор?»

«Ты знаешь законы, по которым это происходит, Сара. Именно ты положила начало, приведя все это в действие, независимо от того, как ты на это смотришь».

И не только об этом речь, подумал Джон, пока говорил Большой Джон, она храбро сражалась и в Испании… как и они все. Если бы их там было хотя бы на одного меньше, если бы Сара не вступила в бой с эндосами и Терминаторами, защищавшими Скайнет, проявив все свое мужество и мастерство, их миссия потерпела бы поражение. Она набросилась на оборону Скайнета, открыв огонь по его Т-1000. Да, этот мир столь многим обязан Саре. То же самое и Мир Джейд, хотя в несколько ином смысле.

Генерал Коннор с уважением ей кивнул. «Мы должны остановить полевых командиров, прежде чем они порвут на части всю нашу организационную структуру. Я не вижу иного способа перебросить туда наши силы, кроме как применить машину времени в Колорадо».

«Вопрос в том, какие именно силы», сказал Айзек. «Если ты считаешь, что мы можем начать использовать Терминаторов, подменяя ими наши войска, именно так, как это делал Скайнет, эту горькую пилюлю переварить будет трудно. То, что ты сделал в тот первый день в Колорадо — это одно…»

«Если бы я этого не сделал, нас бы теперь здесь, скорее всего, вообще не было».

«Вполне может быть, но не думаю, что мне это нравится».

«А какие у меня были иные варианты? В любом случае, это уже история».

«Согласен. Это история, Джон, но не прецедент. Разве ты не видишь, что это тревожит людей?»

«Я это знаю. И мне хочется, чтобы все с этим были согласны. Если смогу убедить».

«Хорошо. Похоже, ты уже на это решился. Но ты же не можешь вот так взять и просто навязать свою волю…»


«Я об этом и не говорю». Наступила напряженная тишина. «Но чтобы добить боевые машины Скайнета, нам понадобятся все средства, какие только мы сможем получить. Я понимаю, что, может быть, забегаю вперед, однако это абсолютно ясно. Хоть на этом мы можем прийти к соглашению, правда? Ведь осталось еще так много машин. А потом еще и эти мятежные боевики. Мы не можем сражаться на два фронта и в то же время отказываться воспользоваться тем, что нам доступно. Считаю, что нам нужно дать отпор всем, что имеется в нашем распоряжении».

«Вы правы», сказал Моханрадж. Она пожала плечами, когда все на нее взглянули. «Погибло слишком много лучших наших людей. Баланс сил сместился. Я согласна с тем, что мы должны будем сделать все, чтобы поставить ситуацию под контроль».

«Не так все просто», сказал Граймс.

Она продолжала: «Как только мы овладеем ситуацией, тогда все можно изменить. Не хотелось бы вводить в эксплуатацию технологию Скайнета навечно. Мы должны будем полностью с ней порвать».

«Но как мы узнаем, что пора остановиться?», спросила Сара, склонившись вперед, положив одну руку ладонью на стол. «Представьте себе, то же самое говорили и в 1997 году, когда вводили в действие программу «Скайнет». Они думали, что запустят ее только до такой степени, когда все будет в порядке. Такого рода рассуждения уничтожили всю нашу цивилизацию». Она остановила взгляд на генерале. «Уж тебе-то, Джон, как никому другому, должно быть известно, насколько это опасно. Если вы… я имею в виду твоих людей… попадете в зависимость от использования технологии Скайнета в корыстных целях, к чему это приведет?»

Граймс снова заговорил. «Это правда. Я так скажу, нам нужно немедленно остановиться, взорвать весь этот объект в Колорадо».

«Ну, я всегда планировал это сделать», сказал генерал Коннор.

«Это надо было сделать еще раньше. Мы должны уничтожить каждый этот чертов компьютерный чип, который там найдем, и начать все заново без всякой техники, имеющей отношение к Скайнету. В краткосрочной перспективе может погибнуть еще определенное число людей, или так или иначе пострадать. Но в долгосрочной перспективе так будет лучше. Давайте начнем жизнь сначала, с чистого листа, и у нас все еще будет какой-то шанс построить мир во всем мире».

«Ты придерживаешься такой точки зрения?»

«Да. Именно такой».

«Ладно, я с пониманием к этому отношусь».

«Тем лучше, Джон».

«Да, возможно, так и есть. Но проблема все же остается, даже если ты не согласен с моим решением».

«Или же если ты не согласен с тем, что считает большинство».

«Большинство здесь

«Может быть. Или, может быть, большинство из тех, кто сражается на местах. Речь же идет не только о том, что считают лидеры. Ты не сможешь сохранить Сопротивление, если тебя не будут поддерживать люди. После уничтожения Скайнета изменилось все соотношение сил. Конечно, еще есть кое-где боевые машины. Но бьюсь об заклад, многие командиры на местах считают, что они сумеют с этим справиться. Может, они и ошибаются, но именно так они считают. А эти самые мятежные боевики в Южной Америке — лишь крайняя форма этого. Можешь быть уверенным, что эти люди как раз в эту минуту тщательно взвешивают, кому же им быть преданными».

«Я это понимаю. И не возражаю против того, чтобы мне об этом напомнили». Генерал обратился к Саре: «А как ты считаешь? Или тоже все возлагаешь на меня?»

Она встретилась с ним взглядом, но сразу не решилась ответить. «Послушай меня, мне совсем не хочется быть эдаким гласом вечной мрачной безнадежности — всегда говорить нет».

«Я на это так не смотрю».

«Ну, иногда мне так кажется. Но мне нужно, чтобы меня убедили в этом. После всего того, что я пережила… и я точно знаю, что я не одна такая… все еще не кончилось. Мы еще не победили Скайнет. Мне приходилось иметь дело с Терминаторами, там, в Лос-Анджелесе, и в Вашингтоне, и тогда, когда мы прибыли сюда. Я знаю, это можно сделать. Мне это не нравится, и мне не нравится, что все это продолжается и продолжается, требуя все новых действий и все новых компромиссов с нашей стороны».

«Сара, как бы ты стала действовать?»

«Как бы я стала действовать? В отношении боевиков? Не знаю. У меня нет точных рецептов». Она пыталась разобраться, как стала бы действовать, замявшись, но все-таки решив с этим определиться. «Тебе придется провести где-то черту, на чем-то остановиться, Джон. В какой-то момент ты должен будешь сказать: «Всё, хватит!» Я не хочу сказать, что ты уже подошел к этой черте». Она подняла руку, прося тишины. «Но если ты пойдешь на компромисс, затем на другой, потом на еще один, и так и не проведешь эту черту, в один прекрасный день ты об этом пожалеешь. Либо же ты, в конце концов, умрешь, считая, что все сделал как нельзя лучше, и что оставляешь мир в самом лучшем виде. Однако после тебя придет кто-нибудь другой, и эти люди проклянут тебя за то, что ты так и не провел этой черты. Тебе нужно будет найти точку, в которой ты не воспользуешься последними средствами для оправдания необходимого. Есть точки, где логика заканчивается. Если ты будешь продолжать использовать эти средства… ты не сможешь на самом деле остановиться и понять, где же следует положить этому конец. И когда ты доберешься до этой точки, ты потеряешь контроль над ситуацией, и ты вернешься на ту же старую дорожку, ведущую к созданию Скайнета».

«И все-таки, может, мы все же…»

«Может, может… нельзя мыслить в таких категориях…»

«Знаю. Прости, продолжай».

Она надолго замолчала, и никто ее не прервал. «Не знаю, где именно ты проведешь эту линию, Джон. Тебе решать. Эта ответственность лежит на твоих плечах. Но тебе придется это сделать. Если ты этого не сделаешь, можно потерять всё».

«Это все равно может случиться каким-нибудь иным способом. Гарантий тут нет никаких».

«Да, их нет, но если борьба продолжится и после твоего ухода, ты сможешь помочь делу? Или же ты, наоборот, облегчишь возможность всему этому кошмару начаться заново?»

Генерал сейчас выглядел так, будто отработал несколько раундов в бою с чемпионом в тяжелом весе. «Хорошо. Я все это понял. Смотрите, у меня есть пара замечаний… во-первых, Сара, я тут далеко не лучший пример из числа тех, кто понимает, насколько это опасно… у меня совсем иной опыт. Я впервые столкнулся с двумя Терминаторами, когда мне было всего девять лет. Один из них был отправлен назад во времени Скайнетом, чтобы меня убить, однако другой был отправлен туда же, но как защитник. Я сам послал его. Он неоднократно спасал мне жизнь. Вплоть до 2012 года, когда он был уничтожен, этот Терминатор защищал меня от опасных людей, а также от всего того, что бросал на меня Скайнет. Может быть, я действительно тот, от кого менее всего следует ожидать убежденности в том, что некоторые технологии могут принести с собой лишь зло. У меня совсем не такое впечатление сложилось от этого».

Несколько человек удивленно подняли брови, услышав то, о чем начал говорить генерал. Слушая свое старшее «я», Джон почувствовал, что слышит кое-какие собственные мысли, проговоренные вслух. Он часто думал иногда так же, как он… о том, что, может быть, какие-то технологии могут быть использованы во благо, если вы действительно понимаете, что делаете. Впрочем, не существовало и никаких доказательств того, что технология, использованная для создания Скайнета, сама по себе способна принести все что угодно, кроме зла. Она уничтожила цивилизацию и попыталась истребить человечество в двух мирах: в этом и в том, откуда прибыли Джейд с Антоном.


Генерал взглянул на него с выстраданной улыбкой, дававшей понять, что он понял, что у них были кое-какие одинаковые ощущения. «Ты понимаешь, о чем я говорю, ведь так?»

«Да… Думаю, что понимаю». Джон чувствовал, что поставлен в трудное положение, но затем напомнил себе, что имел все основания не спасовать под давлением этих людей. Он сам неплохо дрался, в той последней битве, чтобы уничтожить Скайнет. И не только там, он многое сделал там, в своем мире, сталкиваясь с властями и людьми из Кибердайна, которые столь целеустремленно и упорно пытались создать Скайнет. Тот факт, что они с Сарой, а также Джейд и Антон, находились теперь здесь, являлся отчасти и его рук делом, и они не смогли бы победить Скайнет без знаний и способностей Специалистов. Он сказал сам себе, что имеет полное право быть услышанным. Его голос кое-что значил. «Я часто думал об этом», сказал он — все еще осторожно, но теперь более уверенно.

«И?»

Он попытался собраться с мыслями. «Не уверен, что когда-либо был в состоянии во всем разобраться». Он посмотрел на Сару, потом на Джейд. Они оба были бесстрастны: Сара погрузилась в какие-то собственные размышления; по лицу Джейд просто сложно было что-то понять, как обычно. Это было связано с тем, что на лице у нее была словно какая-то предустановленная схема, маска — оно всегда было немного печальным, всегда доброжелательным, но она никогда не казалась взволнованной, захваченной врасплох каким-то мимолетным чувством.

Антон хранил молчание. Возможно, он разговаривал с Джейд, но никаких своих эмоций не выдавал. Джону придется справляться с этим в одиночку.

«Наверное, у тебя могут быть какие-то свои соображения», сказал ему генерал.

«Точно не знаю. Я бы никогда не стал строить никакого Скайнета… или еще чего-нибудь подобного. Все это кажется просто слишком рискованным, дать возможность чему-то такому осознать самого себя, не будучи человеком — чему-то такому, что может увидеть в нас своих соперников на Земле. Не знаю, имеем ли мы право когда-либо допустить риск разделить мир с чем-то подобным». Джон осторожно прощупывал почву, пытаясь поймать нужную мысль, сформулировав ее. «Оно всегда будет представлять для нас опасность, а мы будем представлять опасность для него. Мы не должны ставить так вопрос. Нет необходимости в…» Он умолк, размышляя, действительно ли он ошибался насчет этого, может быть, при некоторых условиях могут существовать какие-то возможности, какие-то общие сферы взаимодействия, в рамках которых человек и настоящий искусственный интеллект, наподобие Скайнета, могли бы сосуществовать в одном мире. «Но…»

Генерал поднял бровь. «Но?»

«Я просто подумал, может быть, провести черту можно вот где. Независимо от того, как действует Терминатор, в действительности он не обладает полным самосознанием». Он подыскивал верные слова. «Это просто машина, как автомобиль… или пулемет, или еще что-то подобное. Тот Т-800, который был отправлен назад во времени помогать мне в 1994 году… Я до некоторой степени привязался к нему. Но в действительности он не умел чувствовать, ощущать что-то по-человечески. Он не мог плакать, у него не было никаких подлинных эмоций. Думаю, у Скайнета они могут быть, возможно, холодные эмоции, возможно, зловещие…» Не слишком ли он сильно загнул? Но затем он подумал о том, через что ему пришлось пройти, о жестоких злобных замыслах Т-1000, пытавшегося убить его в 1994 году и истязавшего Сару, когда она сражалась с ним насмерть в плавильном цеху, тогда, в Лос-Анджелесе. И он вспомнил о невероятной наглости и высокомерии, проявленном Скайнетом в этом мире в Судный День, когда он принял решение избавиться от всего рода человеческого, именно таким образом. Нет, не те слова он нашел, они недостаточно сильные, недостаточно выразительны для такой трагедии. Они имеют дело со злом, с чем-то абсолютно непримиримым и неумолимым, жестоким и враждебным.

«Продолжай, Джон», сказала Сара. «Мы должны это услышать. Ты разбираешься в этом так же, как и другие».

«Не знаю. Но оказалось, что Скайнет увидел в себе соперника людей. Он хотел выжить, пусть даже это и означало убийство всех нас. Вот здесь я и провожу линию. Я не столь уж беспокоюсь насчет использования нами Терминаторов, нет, их можно применять, если они просто Терминаторы, но лишь до тех пор, пока они не станут чем-то большим. Мы не должны ни за что дать этому случиться».

Это было максимум того, что он вообще когда-либо говорил на эту тему, даже во время самых длинных его разговоров с Сарой, еще там, в Мехико, где они пытались обустроить свою жизнь на чужбине, после того, как Судный день в их мире не состоялся, и до того, как на сцене появились Специалисты, перевернувшие всю их эту жизнь. И в данный момент он не мог сказать, как это будет воспринято.

Наконец заговорила Джейд: «Я не столь уверена в одном. Похоже, что Терминаторы могут обладать чем-то вроде сознания, чем-то отдаленно напоминающим человеческие эмоции… потребностью убивать, ради выполнения своих задач. Тем не менее, я согласна с Джоном». Когда она заговорила, чтобы поддержать его, сердце его слегка дрогнуло, пусть это и было как-то по-детски наивно, когда волнуешься. «Существует линия, которую нельзя никогда переступать. Простое использование Терминаторов оказывается по нашу сторону этой линии, до тех пор, пока мы не уничтожим их полностью, когда закончим задуманное. Или же найдем иной способ, чтобы их устранить».

«Иной способ?», спросил генерал. «Ты уже просчитываешь наперед?»

«Да. Избавьтесь от Терминаторов, как сказала ранее миз Моханрадж. В противном случае, кто-то сможет использовать их для создания технологий ИИ более высокого уровня. В этом случае, Сара права, и мистер Граймс тоже: все начнется сначала».

Сара взглянула в глаза генералу, качая головой и начав говорить тем монотонным голосом, который Джону был так знаком, в той несколько угрожающей, но не без самозащиты манере, которая происхождением своим имела еще те времена, когда все считали ее сумасшедшей. «Думаю, вы столкнетесь с многочисленными противниками, если начнете использовать Терминаторов», сказала она. «Я сама выступлю против этого, если посчитаю, что у вас есть какие-то альтернативы».

«Я согласна с Сарой», сказала Габриела. «Мы должны прекратить использовать оружие Скайнета. Но пока мы не можем это сделать. Нам лишь нужно разработать план, как это остановить — план четкий и ясный. Это не должно иметь продолжения. Мне хочется, чтобы все эти машины как можно быстрее были уничтожены».


Генерал Коннор переводил взгляд с одного на другого, сидевших в этом помещении, словно оценивая их всех и взвешивая мнение каждого. «Вы сможете смириться с этим?», спросил он Граймса. «Я готов дать обязательство уничтожить все боевые машины, что бы ни случилось. Могу назначить предельный срок этого. Один год, если угодно. Забудьте о том, что произойдет после того, как меня не станет. Я прослежу за тем, чтобы я лично это сделал. Если что-то со мной случится, все присутствующие здесь должны поручиться, что это будет доделано. Мы избавимся от машин в течение года, даже если ситуация не будет для этого благоприятной. Я ставлю в этом вопросе на карту свое лидерство. Если смогу, то покончу с этим и раньше, за несколько месяцев или недель, если это будет возможно. Это все, что я могу сделать. И спрашиваю вас еще раз: Вы сможете примириться с этим предложением?»

Граймс заколебался, пытаясь понять выражения лиц других, сидевших за столом. «Похоже, придется. Я бы сказал, что я тут в меньшинстве».

«В конце концов, у нас особого выбора и нет», сказал генерал Коннор. «Надеюсь, со мной все здесь согласны, но это мое решение. Если что-то пойдет не так, то ответственность будет лежать на мне. Есть люди, чья жизнь зависит от того, как мы поступим — и поступим сейчас. Я собираюсь позвонить Дэнни, Хуаните и Сесилии» — он обменялся кивками с Габриэлой — «в Колорадо. Дам им добро. Если кто-то здесь не согласен — пусть даже для того, чтобы это было принято к сведению и официально отмечено — говорите сейчас».

Граймс поджал губы, но покачал головой. «Нет», сказал он. «Я согласен с тем, о чем ты говоришь. И даже сделаю все возможное, чтобы продвинуть эту идею среди своих людей».

«Обязываешься, Рэй?»

«Обязываюсь».

«Отлично. Кто-нибудь еще? Пользуйтесь возможностью. Есть еще кто-то?»

«Думаю, решение у вас есть», сказал Антон. «Пора действовать».

«Вы с Джейд тоже его принимаете? Это означает, что остается только год, а затем мы уничтожим машины. Или другим способом от них избавимся».

«Я понял. Это не займет года. Ничего подобного».

Джейд кивнула, согласившись со словами Антона. У них были собственные планы.

Когда больше никто ничего не сказал, генерал Коннор отметил: «Хорошо, это становится приоритетной задачей. Теперь мы вызываем Колорадо. Остальные вопросы могут подождать. Только на некоторое время… но они могут подождать».

«На некоторое время», сказал Антон.

ОТСТУПЛЕНИЕ I

МИР ДЖЕЙД, ВИЛА-НОВА-ДУ-СУЛ, БРАЗИЛИЯ 12 ИЮНЯ 2036 ГОДА.


Хиро Тагатоши, уже седому мужчине, было лет пятьдесят, хотя выглядел он моложе, несмотря на то, что успел пережить шоковые переживания Судного дня и шестнадцатилетней войны с машинами. Как и многие другие люди в этом городе новых технологий, он прошел курс реинжиниринга генетики соматических клеток, усилившей некоторые возможности его тела и разума. Этот реинжиниринг был далеко не таким основательным, как у лучших бойцов Сопротивления, и даже тот курс, через который прошли они, был превзойден другим, примененным к весьма немногим, в отношении которых изначально, с момента зачатия, было задумано сделать их сверхлюдьми. Когда-то прежде их называли «сверхспособными», еще во времена цивилизации и публичных дискуссий. Среди них была и его дочь Михо, или «Джейд».


Когда он впервые приехал сюда много лет назад, он никогда не думал, что все еще будет находиться здесь и сейчас, когда приближался час его смерти. Предполагалось, что все это будет кратковременно, на тот период, пока будет зачат его ребенок, доведен до момента рождения, а затем дитя некоторое время будет воспитываться в тиши. Скайнет разрушил все эти планы. Он так и не смог вернуться с женой в Токио.

Хиро безмолвно связался посредством своего горлового микрофона со своим компьютером — а через него с устройствами хранилища времени. Затем он включил хранилище, чтобы отправить пять их лучших бойцов назад во времени — в том числе свою горячо любимую Джейд. Он так много уже потерял в борьбе со Скайнетом и армией его машин: свою жену Юки; почти всех своих родственников; да и всю цивилизацию, которую он так любил; и все свои самые смелые планы и проекты на жизнь. Одним из этих проектов являлось воспитание дочери, которое, как он всегда думал, будет происходить в Японии. Теперь же всему этому пришел конец… ей придется пойти своим путем, ей, которой дарованы возможности, выходящие далеко за рамки почти всех когда-либо живших на Земле людей. Что же касается его самого, то войска Скайнета вели бои в небе и на улицах Вила-Новы-ду-Сул, в ста футах над его головой. Они наступали и приближались, преобладая в численности. Скоро все будет кончено.

В Колорадо Скайнет уже разбил Североамериканское крыло Человеческого Сопротивления — вернее, то, что от него осталось после нескольких лет неудачных военных действий против машин — это произошло всего несколько дней назад. Рэмси Дево и остатки его ополчения теперь были рассеяны по горам, где теперь господствовал Скайнет, они проиграли финальную рисковую игру, крупное наступление, которое провалилось… как, впрочем, теперь и все они. Скайнет отбрасывал их назад; вскоре они будут зверски уничтожены. Это были последние дни человечества. Буквально, последние дни.

В далеком 2020 году, когда была зачата и рождена Джейд, он никогда не думал, что так всё обернется, что так много в конечном итоге ляжет на ее сильные плечи. Как и некоторые другие, он видел, как близится Судный День, но время его наступления застало его врасплох. Он и не мог предвидеть, что на плечи Джейд ляжет ответственность за создание совершенно новой Вселенной, без Скайнета и Судного Дня.

Лаборатория перемещения во времени представляла собой стерильное помещение в форме правильного круга, пятидесяти футов в диаметре, окрашенное в оттенки белого и серого цветов, в котором доминировало массивное серо-стального цвета сооружение — свод времени. По краям помещения находилось несколько небольших офисов, отгороженных стеклянными перегородками, для приватных разговоров, но использовались они редко. Большая часть работ выполнялась за двадцатью чистыми металлическими столами, которые стояли рядами неподалеку от свода времени. На каждом из них стоял мощный новейший компьютер и плоский монитор высокого разрешения.


Сейчас здесь сидело около десяти человек, смотревших каждый в свой экран, или на другой, большой, двадцатифутовый в диаметре плоский экран, висевший на стене. Этот плоский экран был поделен на несколько изображений, каждое из которых Хиро и остальные работники также могли получить и на собственном оборудовании: виды хранилища изнутри; и большее отображение данных, которые высвечивались на мониторе Хиро.

Вила-Нова-ду-Сул являлся экспериментальным технополисом, практически самодостаточным анклавом, целиком отведенным всем видам прикладных наук. Большая часть работы здесь являлась обычной, даже рутинной, однако значительная ее часть являлась весьма спорной и дискуссионной в мире, который восстал против многих технологий. Создатели Вила-Новы совсем не стремились делать эту работу достоянием общественности. О ней было известно лишь немногим, посредством скрытной сети, основывавшейся на дружеских связях, влиянии и сотрудничестве.

Негативная реакция в обществе против техники и науки не остановила американцев в их продвижении вперед с созданием Скайнета, и всех других их оборонных проектов, основывавшихся на нанопроцессоре Дайсона-Монк, но одновременно это означало свертывание и закрытие многого другого. Биотехнологические исследования, которые здесь проводились, до Судного дня во многих странах мира считались нелегальными. Документами Организации Объединенных Наций предписывалось запретить большую их часть, и даже США их подписали. Лишь новые экономические державы — Китай, Бразилия и еще горстка других — сохранили у себя, утаив, свободные исследования, не обязательно поддерживая их публично, но и не запрещая их, давая возможность выгодам, получаемым от них, потихоньку течь в свои экономики.

К счастью, эти страны так и действовали на практике. Комплексы и мини-города, такие как этот, притягивали к себе деньги и таланты из более развитых стран Европы и Запада. Без них никогда не смогли бы появиться на свет такие человеческие существа с усиленными способностями, как Джейд.

Хиро уверял себя, что не потеряет ее, по крайней мере, не произойдет самое худшее. Он не посылает ее на смерть. Все здесь умрут — рано или поздно — но Джейд получала шанс выжить. Она отправлялась назад во времени, в мир за двадцать лет до Судного дня. Там у нее будут все шансы выжить. В том мире она сможет жить практически вечно, так как она смоделирована так, чтобы больше не взрослеть и не стареть никогда. На его экране появились изображения энергий, заигравших внутри хранилища времени, подобно молниям, кружащим вокруг пяти обнаженных путешественников во времени. Они являлись высшими, совершенными существами во всех отношениях.

Затем они исчезли. С надеждой создать лучший мир.

После этого он ввел другой код, изменив поле и снизив мощность до остаточного уровня. В некоторых других местах подземного комплекса Хиро все еще работали какие-то небольшие устройства, использовавшие в своей работе те же научные принципы и отправлявшие ему фрагментами все важные данные, относящиеся к пространственно-временному полю Земли — и любым перебоям и аномалиям в нем.

Со смешанными чувствами Хиро перебирал каменный кулон, оставленный после себя его дочерью, который она носила с детства. Это был кругляшок из нефрита диаметром 2 дюйма, с нанесенными на него даосскими символами, висевший на толстой цепочке из желтого золота — ее любимое ювелирное украшение, которое она носила все время на удачу. У нее была целая комната нефритовых украшений и мелких безделушек — единственная слабость, которую она когда-либо проявляла. Как и почти все неорганическое, этот кулон не мог пройти сквозь пространственно-временное поле перемещения, поэтому она оставила его здесь, вместе со всеми другими своими вещами. Он будет хранить их, так же, как и ее фотографии, видео и драгоценные записи ее голоса. Хранить их как сокровище всю оставшуюся часть своей жизни, которая не будет слишком долгой. Вскоре последнюю их оборону прорвут машины.

«Всего наилучшего и удачи в этом мире…», сказал он. «Сделайте Землю лучше».

Вокруг него стояли остальные, некоторые молча — вероятно, ошеломленные тем, что им удалось сделать — другие шумно ликуя. Некоторое время к нему никто не подходил, вероятно, не зная точно, как он справится со своими эмоциями, теперь, когда его дочь ушла навсегда. Ясно было, что он никогда больше ее не увидит. Затем к нему подошла Меррилли О’Дрисколл, высокая женщина андрогинной внешности. Кожа у нее была чрезвычайно бледной, поскольку они никогда не видели солнца, даже на поверхности Земли… и большую часть времени они прятались под землей, под улицами города. Волосы у нее были тускло-коричневыми, коротко подстриженными, обрамлявшими ей лицо.

«Должно быть, вам тяжело», сказала Меррилли, положив свою сильную, костлявую руку на кисть его руки. «И все же Джейд лучшая из всех нас. Вы все сделали правильно, отпустив ее». Как и все остальные здесь, Меррилли говорила по-английски. Хоть Вила-Нова-ду-Сул и располагался в Бразилии, он был по сути международным проектом. Основными языками здесь были английский, испанский, немецкий и русский, а не португальский. Самым распространенным был несколько формальный английский. Хиро и Джейд знали португальский, а также несколько других языков, но редко имели возможность общаться на них.

Он печально улыбнулся Меррилли, той же самой печальной улыбкой, которую он так часто замечал и на лице своей дочери, которая, он это знал, она унаследовала от него — возможно, она была приобретенной, а возможно, генетически врожденной. «Я не мог остановить ее. Джейд… она… сама себе начальник. Она превзошла меня уже много лет назад».

Говоря это, он просмотрел на своем экране несколько окон с различными данными, выискивая аномалии в пространственно-временном поле, любые искажения, которые могли оказаться неучтенными, и которые нельзя было объяснить тем, что они только что сделали. Вскоре он заметил то, чего он и ожидал, и боялся. Должно быть, это отразилось на его лице, потому что Меррилли спросила: «В чем дело?»

Вокруг его стола начали собираться люди, взяв с нее пример. Несмотря на Хантер-Киллеры, Джаггернауты и боевые эндоскелеты, которые даже в этот момент продолжали пытаться их уничтожить, этот день стал для него днем триумфа, сразу в нескольких смыслах. Ожидаемый технологический успех… и роль, которая выпала его дочери, неимоверно важная роль, даже в том случае, если они никогда не узнают, повезло ли ей, и справилась ли она. «Произошло то, чего я и ожидал», сказал он. «Скайнет обнаружил то, что мы сделали… так же, как и мы смогли его обнаружить, применив ту же хитрость».

«И что он сделал?», тревожно спросила Меррилли, почти шепотом.

Другие задавались тем же вопросом, или же просто чего-то, казалось, выжидали, прекрасно понимая, что что-то случилось. Вопрос здесь не ограничивался простыми поздравлениями и выражением сочувствия, чтобы затем вернуться к завершающим боям с машинами. Все прекрасно знали и понимали важность того, что должны были сделать Джейд и другие вместе с ней.

«Скайнет наносит ответный удар», сказал Хиро. «Он применил собственное хранилище времени, как мы того и опасались».

Меррилли покачала головой. «Но зачем? То, что мы сделали, ничего не меняет, уж точно ничего не меняет для Скайнета этого мира».

«Знаю. И он тоже должен это понимать».

«Он не сможет изменить свое собственное прошлое, свою историю. Самое большее, что может сделать любой путешественник во времени…»

Он оборвал ее на слове. «Это не имеет значения». Невозможно изменить прошлое. Если отправить что-нибудь назад во времени, его действия уже будут словно учтены. Это бесполезно. Максимум, что можно сделать, и то теоретически, это положить начало некоей цепочке событий, которая положит начало новому временному потоку, параллельному старому. Не существует возможности уничтожить Скайнет задним числом. Однако они надеялись создать вселенную, в которой их собственный вид все-таки выживет. «И все же это происходит», сказал он. «Скайнет что-то отправляет назад во времени».

Меррилли и все остальные молчали, пока он просматривал данные у себя на экране, подключая программы, анализировавшие для него происходящее, чтобы, обработав, понять смысл искажений, которые он обнаружил. И существовал лишь единственный возможный их смысл.

«Хорошо», сказал он наконец. «Все подтверждается. Скайнет что-то отправил в 2001 год».

Лицо у Меррили стало ярко-красным.

«Джейд и всех других вместе с ней будут преследовать», сказал он. «Мы ничего не можем с этим поделать. Нам остается лишь желать и надеяться». Вдруг нечто неожиданное привлекло его внимание, какие-то данные, которых он никак не ожидал. Он обнаружил еще одно искажение. Не обращая внимания на Меррилли и остальных, стоявших вокруг него, он попытался их проанализировать, чтобы объяснить это самому себе. Он спроецировал эти данные на гигантский плоский экран, чтобы их могли увидеть все, а затем указал на это изображение, не в силах ничего объяснить.

«Боже мой», воскликнула Меррилли. «Какого черта, что это за фигня?»

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

МИР СКАЙНЕТ, КОЛОРАДО 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Дэнни рос, достигнув совершеннолетия, увлеченным и зачарованным теориями искусственного интеллекта и путешествий во времени… и всеми теми утверждениями, которые Джон и Сара Коннор сделали еще до начала войны. Зная о том, что его отец был вдохновителем Скайнета, и что он погиб, как и многие другие, 29 августа 1997 года, Дэнни делал все, что мог, чтобы понять, что же произошло, и попытаться достичь успокоения для себя самого и примирения с памятью своего отца. После Судного дня на него и его мать Тариссу вышел бывший офицер американской армии Говард Беллоу. Беллоу раньше работал в Пентагоне и участвовал в программе «Скайнет». Он знал намного больше об основных теоретических положениях наночипа Дайсона, чем почти все из тех, кто сумел пережить Судный День. В 2006 году их группа присоединилась к Коннорам в эстансии Техады в Аргентине, на первой базе того, что впоследствии стало Человеческим Сопротивлением Скайнету. Там Беллоу успел поделиться всеми теми знаниями, которые у него были, с Дэнни, Джоном Коннором и с небольшой группой других людей, прежде чем он пал жертвой в войне с машинами. В этой группе избранных была, в частности, и Хуанита. Они решили между собой, что их целью станет попытка понять технологии Скайнета и использовать их в интересах человечества.

Когда они взяли под контроль этот объект, они наконец-то получили возможность применить теорию на практике. До этого момента они лишь пребывали в отчаянии, все их планы срывались. Им так и не удалось создать соответствующую материальную инфраструктуру, которая позволила бы им создать весь тот комплекс оборудования, который был необходим для чтения и перепрограммирования чипов и процессоров, захваченных у машин Скайнета. Теперь же ситуация в корне переменилась. Располагая собственным оборудованием Скайнета, попавшим в их руки, они были теперь способны перепрограммировать Терминаторов и отправлять их назад во времени.

С того самого первого дня, когда Сопротивление взяло этот объект под свой контроль, Дэнни стал более искушенным и опытным специалистом в области программирования машин Скайнета. Они вместе с Хуанитой и Сесилией образовали некий триумвират, руководивший располагавшимися здесь силами Сопротивления, однако лично он сосредоточился почти исключительно на этой технике, оставив двум женщинам управление логистикой, хозяйственной частью и поддержание дисциплины. К этому времени в его распоряжении имелось несколько недель, чтобы усовершенствоваться в своих навыках, а кроме того, немало Терминаторов, на которых можно было попрактиковаться. И к настоящему моменту он являлся крупнейшим в мире специалистом по технологиям, изобретенным его отцом. Единственными другими, кто мог знать больше, были Джейд Тагатоши и Антон Панов, прибывшие из другого мира с технологиями, превосходящими их технику. Вскоре они прибудут сюда, ему на помощь, но конкретно в данный момент вся техническая ответственность лежала на нем.


Вместе с Хуанитой и Сесилией они прошлись по всем программам, использованными им для подготовки группы Терминаторов, которые будут сопровождать Сесилию во время ее операции. Текущие и актуальные на данный момент рабочие задания были не такими уж сложными; штука заключалась в том, чтобы закодировать их в электронной форме без ошибок.

«Я дал им самые простые и ясные инструкции», сказал он Сесилии. «У них имеются файлы о наших операциях в Южной Америке, достаточные для того, чтобы иметь понимание о сложившейся ситуации и различать силы, верные нам, и сепаратистов. Четко все это изложить не так просто».

«Вижу», сказала Габриела. «И как ты разделяешь, кто мятежный боевик, а кто нет?»

«Это требует знания истории вопроса, но оказалось, что у Терминаторов уже много чего имеется и так. Скайнет оснастил их достаточными познаниями в области военной истории и боевых операций, чтобы они могли сойти за людей при попытке инфильтрации в нашу организацию. Это и дало мне кое-какие основы, на которых я мог построить свою работу».

«О'кей».

«Главное, что они будут верны силам Сопротивления — и в частности, лояльны тем силам, которые лояльны, в свою очередь, нам. Они достаточно умны, чтобы об этом судить. Может, они и не обладают сознанием в полном смысле этого слова, однако вообще-то они чертовски умны. Они способны использовать неформальную логику и проявлять инициативу. Вообще-то порою страшно, на что именно они способны».

«Главное все же заключается в том, чтобы они делали то, что скажет им Сесилия», сказала Хуанита, вглядываясь в один из экранов на столе у Дэнни и изучая последовательность команд, которые он написал.

«Они будут повиноваться ей и всем другим верным Сопротивлению бойцам, определяя и соблюдая иерархию, там, где это будет необходимо. Они и это тоже понимают. Мне даже не нужно было программировать это в них. Сесилия идет самой первой… они будут подчиняться ее приказам в приоритетном порядке перед приказами всех других…»

«Но меня же могут взять в плен», сказала Сесилия с хитрой улыбкой.

«Ну да, или…»

«Или убить, так ведь?»

«К несчастью, да. Или же вас могут каким-то образом разделить. Мы должны быть готовыми ко всему».

«Конечно, должны. Ты не думай, я вовсе не убеждаю себя в том, что это будет какой-то поездкой на пикник. Я знаю, что могу погибнуть в первые же несколько секунд».

Дэнни коснулся ладонью ее руки. «Мы должны надеяться на лучшее. Они защитят тебя… они ориентируются быстрее тебя. Они знают, что должны достать тебе одежду и оружие, как только вы туда прибудете. Они будут защищать тебя от нападений любой ценой».

«Отлично, мне только придется рискнуть. Что еще я должна знать?»

«Я не пытался слишком сильно их ограничивать. Я думал о попытке встроить в них запрет на убийство, но это слишком сложно… такого не получится, если речь идет о том, что мы ведем боевые действия. Все будет зависеть от тебя, и от других людей, кто будет отдавать им приказы, чтобы максимально гуманизировать операцию. Если не будут ими руководить люди, не знаю, как далеко они могут зайти. Они способны на креативный подход, но также могут быть абсолютно беспощадны».

«Ясно».

На самом деле, причиной отправки туда человека, который мог бы ими руководить, являлось не столько повышение боеспособности Терминаторов, сколько попытка свести к минимуму вероятность того, что они могут выйти из-под контроля и совершить какие-нибудь зверства. Денни доверил им выполнение задачи уничтожения боевиков и полевых командиров. Получив программные установки, они становились универсальными солдатами: они были искусными, абсолютно верными и преданными, почти неуничтожимыми, не говоря уже об их целеустремленности и упрямстве в решении поставленных перед ними задач, но в то же время гибкими и с большой инициативой. Это проблемой не являлось. Проблема заключалась в том, как далеко они способны были зайти для достижения своих целей, если не будут находиться под контролем приказов людей, отдаваемым на местах.

Им понадобилось время, чтобы тщательно просмотреть программы Дэнни, сделав в некоторых местах небольшие поправки, без каких-либо серьезных изменений. Ему доставило удовольствие удостовериться в том, что он неплохо потрудился. Когда они были полностью удовлетворены всеми программами, они загрузили их в небольшую группу Терминаторов. Мало что еще оставалось сделать в рамках этой подготовки, до того, как они получат добро. Когда поступил вызов по рации от генерала Коннора, они почти все закончили.

«Я уже в Нью-Йорке», сказал генерал. «Мы благополучно прибыли из Испании. Я встречался с Габриэлой и некоторыми из наших лидеров на Восточном побережье». Он позволил себе слегка усмехнуться. «У меня тут с собой мой молодой тезка — а также Сара. Кроме того, Антон Панов и Джейд Тагатоши. Нам удалось выработать рабочие планы по всем вопросам».

Микрофон взяла Хуанита. «Да, Джон», сказала она. «Мы поняли».

«Хуанита, рад тебя слышать».

«Со мной Дэнни и Сесилия».

«Прекрасно, что есть возможность поговорить со всеми вами. Увидимся через несколько дней».

Сесилия выдавила из себя улыбку. «Неплохо было бы, если бы у тебя это получилось», сказала она, наполовину сама себе.

«Надеюсь, не дольше этого срока, Сесилия, тем более с учетом твоего случая. Пусть Хуанита передаст тебе микрофон. Нам нужно поговорить».

Хуанита передала его ей. «Да, я слушаю», сказала Сесилия.

«Сесилия? Я понимаю, что когда я приеду, тебя там не будет. Поэтому давай перейдем сразу же к нашему дальнейшему плану».

«Да, и в какой же версии этот наш план принят?»

«О, существует лишь одна-единственная его версия. В действительности ее никто даже не оспаривает. Ты отправляешься в Аргентину и возглавишь отряд Терминаторов. Ты готова?»

«Однозначно».

«Это хорошо. Мне просто хочется поблагодарить тебя заранее. Я знаю, что мы все можем на тебя рассчитывать».

«Можешь, Джон», сказала она, почти самоуверенно.

«Именно это нам и хотелось услышать. Я передаю микрофон Габриэле».

Когда Сесилия стала разговаривать со своей матерью — возможно, в последний раз, если в ходе операции что-то пойдет не так — Дэнни смотрел на них в восхищении. Сесилия уже вовсе не была молодой девчонкой, но никто не сомневался в том, что именно она была способна сделать это наиболее эффективно, чем кто-либо другой. Даже при том, что ей было уже около пятидесяти, она была сильной и быстрой, да и выше ростом большинства мужчин.

Что еще более важно, она была настоящим виртуозом оружия и славилась своим мастерством стрельбы из плазменных устройств, которые они подбирали за поверженными машинами Скайнета. Кроме того, она прекрасно знала Южную Америку такой, какой она стала после Судного Дня — особенно Аргентину, где она выросла и стала взрослой. Сесилия была тесно связана с руководством Сопротивления еще с тех пор, когда она была почти еще ребенком, и она была полностью привержена его целям и задачам. Абсолютно логичный выбор отправить в Аргентину именно ее, чтобы разобраться там с полевыми командирами, а затем разработать план кампании в Южной Америке в целом. У нее имелись все навыки, опыт и вся харизма клана Техада.

Голос Габриэлы по радио звучал обеспокоенно, но решительно. «Ты готова, девочка моя?», спросила она. «Мы должны действовать без промедления. Если это нужно сделать, пусть это случится сегодня».

«Я готова», сказала Сесилия. «Мы уже все подготовили. Дэнни проделал большую работу. Мы сможем перейти к активным действиям уже примерно через час».

«Отлично. Я люблю тебя, хотелось бы мне, конечно, увидеться с тобой до того, как ты туда отправишься…»

«Я знаю… мне тоже».

«Но это не может ждать».

«Нет, не может. Я готова физически. Чувствую себя хорошо, ничего такого, что могло бы помешать мне пройти поле перемещения. И умственно, психологически тоже. Я смогу это выдержать, эту боль, о которой все говорят — и все остальное, что потребуется. И пора это сделать».


«Знаю, что сможешь». Голос у Габриэлы стал каким-то измученным. «Молю Бога, чтобы ты справилась». Она помолчала несколько секунд. «Отправляйся, благословляю тебя. Мы все думаем о тебе».

«Не волнуйся, я вернусь».

«Хорошо». В динамике теперь раздался голос генерала Коннора. «Вас понял. Сесилия, мне хочется, чтобы ты связалась со мной лично как можно раньше — как только будешь в состоянии выйти на радиосвязь. Если не застанешь меня или Габриэлу, скажи всё Хуаните и Дэнни, здесь, в Колорадо. Я буду пока в Нью-Йорке в течение нескольких дней».

«Конечно».

«Не могу сейчас долго говорить. Нам нужно принять еще несколько решений, и некоторые из них довольно непростые».

Хуанита вновь взяла микрофон. «Хорошо, Джон», сказала она, нервно тронув себя за волосы. «Поскорей возвращайся к нам».

«Постараюсь как можно быстрее. Хочу теперь переговорить с Дэнни».

Дэнни взял микрофон из несколько нерешительных рук Хуаниты. «Я еще здесь, Джон. У нас все под контролем. Мы заканчиваем кое-какие заключительные проверки. Дай мне формальное добро, и мы включим хранилище времени менее чем за час. Сесилия абсолютно права на этот счет».

«Не люблю, когда так случается. И никто этому не рад, но у нас нет выбора. Габриэла согласна. И все остальные, с кем я уже успел посоветоваться».

«Понял. Послушай, здесь все с этим согласны». Дэнни переглянулся с Хуанитой. «Сесилия настроена ехать. Все готово, при условии, что тебя устраивает то, с чем это связано».

Радио издало протяжный, болезненный вздох. «Нет, не устраивает, Дэнни. Но это нужно сделать».

«У меня есть добро?»

«Я даю тебе добро прямо сейчас. Приступай, Дэнни. Удачи вам всем».

Закончив с этим, они завершили проверку программ Дэнни. Никаких сбоев и глюков не было, ничего такого, что требовало бы корректировок. Они вышли из-за стола, чтобы осмотреть еще не раскрывшиеся эктогенетические капсулы.


«Так», сказал Дэнни Сесилии, «для меня все равно. Выбирай сама». Так как у всех Т-799 и Т-800 возможности были почти идентичными, особой разницы, каких именно Терминаторов выбрать для перепрограммирования, не было. Если выбор Сесилии будет с оттенком какой-то апелляции к чувствам, или же она считает, что в деле присутствует элемент везения, пусть так и поступает, как хочет. Или по любому другому принципу, в сущности все равно. Планом операции предусматривалось шесть Терминаторов, которые будут сопровождать ее в прохождении через свод времени. Она может подобрать себе каких угодно.

Она выбрала трех Т-800 той же модели внешности, какую они отправили в 1994 год — и того же дизайна, которого Скайнет отправил еще дальше, в 1984 году, когда он безуспешно пытался убить Сару Коннор. И она выбрала трех Т-799, доведя Терминаторов до нужной численности. Они уже применяли одну из них в прошлом, и успешно, так что, возможно, она думала, что это принесет ей удачу.

«О'кей», сказал Дэнни. «Все готово. Теперь я перепрограммирую их по очереди, теми программами, которые мы только что просмотрели. Это займет всего несколько минут. А затем тебе нужно будет подготовиться самой… сделать все, что будет нужно… потому что ты можешь быть телепортирована прямо в самый центр боя».

«С этим всё о'кей».

«Ладно, поехали тогда». Он вернулся к своему столу, чтобы приступить к работе.

Из оборудования, вмонтированного в каждую эктогенетическую капсулу, вытянулись своего рода нити или тонкие проводки, вонзившиеся в мозг каждого Терминатора. Перепрограммирование Терминатора можно было проводить прямо перед моментом его «рождения», когда он покинет капсулу. Программное оборудования Дэнни было подключено к кибер-системе, управлявшей капсулами. Он выбрал одного из еще «не рожденных» Т-800 и подключился к его файлам. Его программы пробрались сквозь оболочку и наслоение уже существующих программ, удаляя ненужный материал и вставляя то, что требовалось.

Вскоре процедура была завершена. Теперь он ввел другую команду, для слива питательной жидкости, выделяемой эктогенетической капсулой. В этот же самый момент связь Терминатора с системой разорвалась. Когда вся жидкость стекла, Дэнни поднял капсулу с помощью ее гидравлики, так, что она встала под углом почти в 90°, как и остальные пустые капсулы. Он ввел еще один код, а затем остановил процедуру, подойдя к капсуле, где стояли и следили за ней Хуанита с Сесилией. Свое оружие они направили на Терминатора, на случай, если что-то пойдет не так, и он попытается на них напасть. Терминатор открыл глаза и вышел из капсулы, оглядевшись вокруг холодным и не выражавшим никаких эмоций взглядом.


Его можно было, конечно, немного привести в порядок, чтобы помочь ему выглядеть соответствующе для действий в Южной Америке, но им нужно было побыстрей с этим управиться. Потребуется всего несколько минут, чтобы наскоро подправить Терминатору волосы и бороду.

«Задание тебе ясно?», спросила Терминатора Сесилия.

«Так точно», сказал он. «Я отправлюсь вместе с вами в эстансию Техады в Аргентине. Мы сделаем все необходимое, чтобы защитить или вернуть себе особняк и нанести поражение полевым командирам в Южной Америке».

Дэнни расслабленно улыбнулся. «Да, примерно таковы вот дела», сказал он Терминатору. Он обратился к Габриэле и Хуаните: «Похоже, он усёк замысел. А вы что думаете?»

Сесилия снова заговорила с Терминатором: «Ты будешь повиноваться моим приказам?»

«Так точно».

«И других лидеров сопротивления?»

«Так точно. У меня имеются подробные файлы об иерархии Сопротивления, и я способен опознать весь личный состав, верный генералу Джону Коннору».

«Почти супер, то, что надо», сказал Дэнни. «Давайте сольем остальных».

«Хотелось бы мне, конечно, чтобы этого нам не понадобилось», сказала Хуанита.

Сесилия рассмеялась, но доброжелательно. «О, мы все этого хотим».

Дэнни засмеялся вместе с ними. Но силы их были слишком истощены, чтобы действовать без применения Терминаторов. Хотя, впрочем, истощены были все подразделения, еще остававшиеся в Южной Америке, большинство из которых были переведены в Северную Америку для ведения боевых действий против Скайнета на его территории. У полевых командиров дела обстояли не лучше — у мятежников тоже не было огромных батальонов. Обе стороны теперь находились на той стадии, когда судьба мира зависела от очень небольших сил. Терминаторы были способны решить исход этой последней войны.


«Теперь мы займемся остальными», сказал Дэнни. «Все должно получиться. Вот увидите».

Хуанита села рядом с ним, когда они запустили хранилище времени. Ранее они поработали над его улучшением, слегка модифицировав аппарат, чтобы облегчить управление им людьми. Когда сюда прибудут два специалиста из альтернативного будущего, вероятно, они смогут сделать еще больше. Джейд и Антон, похоже, лучше владели темой, что позволяло им передвигаться не только вперед и назад во времени, но и сквозь измерения, между одной линией времени и другими. Ему по-прежнему хотелось узнать об этом побольше.

Свод времени также можно было использовать для простого перемещения объектов в пространстве, как они и сделали, послав несколько человек и одного Терминатора в Испанию для нанесения заключительного удара по Скайнету. Они могли переправить людей — или Терминатора — в любое место, но с точностью попадания в эту точку в радиусе одной мили. Когда их группа прибудет к другому концу своего путешествия, необходимо будет принять быстрые меры для того, чтобы оценить ситуацию и подготовить план нападения. В условиях отсутствия точных координат того места, где окажется их группа, и в условиях отсутствия радиосвязи с теми, кто мог уцелеть в эстансии, Сесилии и Терминаторам придется принимать конкретные решения на месте самостоятельно. Невозможно было все детально спланировать отсюда, из Колорадо, или из какого-нибудь места, где временно действует генерал Коннор.


Семь фигур выстроились в очередь, входя в свод времени. Терминаторы были теперь отмыты от питательной жидкости, в которой они ранее плавали. А волосы у них были подстрижены в коротком военном стиле, чтобы они не так дико выглядели, на тот случай, если им понадобится сойти за людей, и чтобы волосы не мешали работе их датчиков. С учетом прекрасных рельефов их мышц и мускулатуры, они больше походили на антропоморфных богов, чем на людей, однако они вполне могли сойти за людей, если наденут обычную одежду и начнут общаться с людьми, повысив свою имитационную квалификацию.

Сесилия скинула с плеч тяжелую серую шинель, которую она оставила на себе на последние несколько минут, а затем вошла голой в хранилище, глядя прямо перед собой. Дверь захлопнулась, когда Дэнни ввел требуемый код, и Терминаторы встали вместе с Сесилией в форме круга или же семиконечной звезды, каждый смотря наружу, на стены свода времени. Когда они замерли, Дэнни ввел код активации аппарата. На экранах мониторов показалось извивающееся, потрескивавшее синим цветом электричество, заполнившее все хранилище времени изнутри. А затем они все внезапно исчезли. Дэнни помолился за них, чтобы они сумели провести эту операцию.


Сесилия ждала того, о чем ей рассказывали — ослепительного белого света и мучительной боли. Не в первый раз она спрашивала сама себя, правильно ли то, что именно ее избрали для этого. Несмотря на огромные потери, в отрядах Сопротивления по-прежнему было немало способных молодых бойцов, которые могли бы неплохо с этим справиться. Она старела, как и все на уровне руководства. И все же, никто лучше нее не знал ранчо, и никто лучше ее не был так подготовлен и квалифицирован, чтобы спланировать масштабную кампанию после того, как она оценит обстановку, сложившуюся в Аргентине.

Когда наступила боль, заставшая ее беспомощной и беззащитной, она свернулась на полу, не в силах поверить, что может существовать нечто, способное причинять еще более сильные страдания — словно кто-то сунул руку ей в самое горло, схватился за все кости изнутри, а затем вывернул ее наизнанку. И все же она понимала, что не пострадала и не получила никаких ранений. Ей много об этом рассказывали, и неоднократно. Не имеет значения сила этой боли, ничего такого плохого, способного ей помешать, не было.


Она не должна позволить боли остановить или затормозить ее. Нужно двигаться, и как можно скорее, все говорили именно так. Не поддаваться боли. Она не убьет тебя, а вот «Восставшая Армия» вполне может. Если они сразу же не заметят тебя, то тебя выдаст появление на открытом месте. Она еще не чувствовала холода — даже наоборот, ее кожа, казалось, пылала — однако скоро он вкрадется ей в тело, проберет до самых костей.

Продолжить было легче сказать, чем сделать, но она должна. Она выпрямилась, заставив себя подняться на ноги, отряхивая грязь с кожи, там, где она упала набок. Когда она выгнула позвоночник, ее всю насквозь прошила ослепляющая молния боли, словно кто-то вогнал сквозь все ее тело снизу двухметровый металлический шип, вышедший где-то у основания черепа. Она почти потеряла сознание, но затем самое худшее оказалось позади. Теперь она вновь могла видеть, ощущать себя, дышать, попытаться оценить свое положение. Первая проблема заключалась в том, как не замерзнуть насмерть. Она была абсолютно голой, а температура около нуля; она отчаянно нуждалась в укрытии и одежде. Никто ее с Терминаторами здесь не встретил — ни друзья, ни враги. И в самом деле, где же они?

Терминаторы перенесли перемещение абсолютно без проблем. Они стояли теперь выпрямившись во весь рост и глядя вокруг себя, из-за чего они были похожи на машины, чем они, собственно, и являлись, или же на каких-то животных — которых Сесилия видела по телевизору еще ребенком — осматривая саванну в поисках добычи. Их тела были человеческими во всех деталях, но ничего человеческого не было в выражениях их лиц: безжалостные, готовые к бою, абсолютно ничего не стеснявшиеся. Как ни странно, она обнаружила, что стала им подражать; их подход казался правильным. Разобраться во всем. Осмотреться. Сориентироваться. А затем действовать без колебаний. Она надеялась, что у нее это получится.

Боль по-прежнему отступала, хотя чувствительные части ее кожи сейчас горели и саднили, а рот и горло были неприятно сухими. Пока что холод воздуха и почвы под ногами не начал пробирать ее до костей. Похоже, искажение пространства и времени прогрело ее — как будто она несколько часов пеклась в сауне. И действительно, земля казалась выжженной в тех точках, где материализовались она и еще шесть Терминаторов. И все равно, ей нужно было действовать быстро. Терминаторы, может, и неуязвимы к холоду, однако она была среди них единственным человеком.

Сесилия прекрасно знала эстансию.

Она быстро поняла, что она видит перед собой, хотя все там лежало в руинах. Они оказались примерно в пятистах ярдах к востоку от своей цели, от каско, который был превращен в горы щебня ракетными попаданиями или артиллерийским огнем. Неплохая точность. Дэнни мог гарантировать лишь радиус в одну милю, поэтому все могло быть намного хуже. Земля вокруг защищавших каско траншей была превращена в месиво грунта, словно по нему проскакал какой-то гигантский конь. Ни одна из служебных построек не осталась полностью неповрежденной, и большинство бунгало и мастерских были уничтожены столь же тщательно, как и каско.

На таком удаленном расстоянии от зданий в воздухе было тихо. По поверхности земли дул устойчивый ветер, но никаких звуков выстрелов или машин не было слышно. Очевидно, защитники потерпели поражение, и сражение окончилось. Всем здесь овладела «Восставшая Армия Освобождения». Она увидела солдат в военной форме, слонявшихся в отдалении, некоторые из них копались в автомобилях, другие обходили развалины. Некоторые прекратили заниматься тем, что они делали, и показывали в ее сторону. В отдалении послышались крики, потом раздался выстрел, стреляли в воздух. Из того, что она слышала об атмосферных эффектах, произошедших, когда Сара Коннор вместе с другими появилась на склоне горы в Колорадо посредством пространственно-временного перемещения, неудивительно, что их сразу же заметили. В любой момент можно было ожидать гостей.


На некотором расстоянии от каско и бункеров стояли рядом два вертолета и приземистый желтовато-коричневой танк Абрамс. А неподалеку от них несколько палаток в ряд. Она начала ощущать, как холодно ей становилось — прошло всего лишь несколько секунд, а ощущение тепла в теле улетучилось. Ветер стал охлаждать ей кожу, она стала покрываться мурашками, кожа на туловище и конечностях стала превращаться в гусиную. А ноги словно в ледяные сосульки. Изо рта шел пар, и она поняла, что зубы у нее сейчас начнут стучать. Как она в таком состоянии сможет сражаться?

Четверо солдат бросились в Хамви, а трое других побежали к одному из вертолетов, вероятно, его экипаж. Еще одна группа направилась к массивному приземистому танку. Отсюда она не могла сказать, какое именно вооружение было на вертолете, или что было установлено на крыше Хамви — возможно, пулемет.50-го калибра или пулемет с подачей ленты… или же что-то еще более грозное. Любое оружие, которое обычно применялось Сопротивлением на ценных для них Хамви, было способно зверски уничтожить семь голых, безоружных людей, без всяких затруднений, особенно на открытой местности, где негде укрыться. Сюрприз будет, когда «Армия повстанцев» поймет, что она противостоит… бойцам, которые не являются людьми.

Секунды шли, но ни вертолет, ни Хамви не заводились. Экипаж танка из четырех человек залез внутрь, но танк не сдвинулся с места. Казалось, что-то дало ей передышку. Другие солдаты столпились вокруг Хамви, бешено жестикулируя, вроде бы ругаясь или что-то предлагая. До нее никаких слов в этом холодном воздухе не долетало, поэтому она могла лишь догадываться, что локальное искажение пространства-времени повлияло на механизмы зажигания двигателей.


Между тем она задалась вопросом, как же согреться. Они находились слишком далеко от построек эстансии или их защитных траншей и не могли найти никого, кто мог бы дать ей одежду.

Ближайший к ней Терминатор, Т-799, повернулась к ней: «Тебе холодно?»

«Замерзаю», сказала Сесилия. «Мне нужна обувь и одежда, как можно скорее». Она обхватила себя руками и дрожала.

«Этот Хамви является угрозой». Терминатор кивнула на автомобиль, который еще не завелся.

«Да, это «Восставшая Армия». Если он двинется сюда, кому-нибудь из вас придется его остановить. Постарайтесь никого не убивать. Это приказ, понятно? Минимум жертв. Это касается всех вас».

«Так точно». Т-799, казалось, избрала саму себя в качестве официального представителя, исходя исключительно из того, что оказалась ближе всех к Сесилии. «Я помогу тебе».

«Что?»

Терминатор шагнула ближе к Сесилии и обхватила ее своими сильными руками за плечи, сбоку. Это был кибернетический организм — не человек — однако она была разработана так, чтобы действовать практически в любых условиях, имитируя внешний вид, чувства и даже запах человека. Несмотря на температуру окружающей среды, кожа Т-799 была теплой, такой же теплой, как человеческая кожа в теплый погожий день. Точно так же к ней подошел и второй Терминатор, близко прижавшись к ней, чтобы согреть ее теплом своего тела. Это был Т-800, он был больше, чем Т-799, и вроде бы сильнее — хотя это была лишь иллюзия, так как они использовали идентичные элементы питания. Она почувствовала, что начала оттаивать и согреваться теплом, вырабатывавшимся машинами-убийцами, на мгновение почувствовав себя им благодарной за их хитрый, почти человеческий замысел.

Что она из этого поняла, но пришла к выводу, что это трудно усвоить, и на самом деле поверить, — так это то, что эти существа были умны. Они были достаточно умны, чтобы сойти за человека — включая умение проявлять инициативу. Комбинированная подача тепла от двух Терминаторов поддержала ее на плаву, хотя воздух и почва были все еще ужасно холодными.

Тем временем еще два Терминатора заняли позицию перед ней, защищая ее от нападения. Хамви, наконец, сдвинулся с места, солдаты, которые собрались вокруг него, отпрянули в сторону. Когда он стал приближаться, оставшаяся пара Терминаторов — и вновь один из Т-800 и одна из Т-799 — бросились прямо на него. Хамви открыл огонь по Терминаторам, кромсая им кожу попаданием пулеметных пуль, сотен 7.62-мм пуль в минуту. Изнутри Хамви из громкоговорителя раздался голос на испанском языке, приказывавший им сдаться, но он почти сразу же прекратился. Пассажиры автомобиля, должно быть, поняли, с чем они столкнулись: хотя Терминаторы и замедлились, словно плыли теперь против течения в бурной реке, они не остановились. Пули вырывали у них кожу, мясо и кровь, и один из них, должно быть, получил какие-то повреждения в своей гидравлике, так как голова его склонилась набок под странным углом и почти легла ему на его плечо. Но все равно они продолжали идти вперед, на них.


Сочетание скоростей Терминаторов, бежавших быстро, словно люди-спринтеры, и скорости Хамви ликвидировало расстояние между ними, и водитель теперь попытался свернуть в сторону. Колеса на сухой земле занесло, и в воздух поднялось облако пыли; водитель резко повернул тормозящую машину, вернув себе управление над ней, и врезался в Т-799, которая ударилась в него и отлетела, исчезнув из поля зрения Сесилии. Но Т-800 удалось броситься на крышу автомобиля, забравшись туда на руках и коленях. Он рванулся вперед и вверх, завладел пулеметом и вырвал его из крепления, и тут Хамви резко затормозил и остановился.

Т-799, должно быть, также сумела ухватиться за какую-то деталь Хамви, потому что она теперь появилась на крыше, вместе со своим «напарником», поползла вперед и, нагнувшись спереди, разбила стекло одним ударом своего кулака. С этой ситуацией удалось справиться, однако Сесилия увидела, что появились новые проблемы.

«А теперь бежим», сказала она другим Терминаторам, изо всех сил пытаясь вырваться из объятий тех двух, которые поддерживали ей жизнь теплом своего тела. Всего в четверти мили отсюда, наконец, стал взлетать вертолет. У него на вооружении имелись, судя по всему, ракеты под крыльевыми гондолами. В то же время и танк Абрамс начал двигаться, и в их сторону стал разворачиваться ствол его главного 125-мм орудия. Несмотря на мороз, ей нужно было найти укрытие — и имелась единственная такая точка укрытия: вражеский Хамви.

Когда Терминаторы отпустили ее, она побежала к нему. Несомненно, «Восставшая Армия» не станет стрелять по своим. Или станет? Терминаторы побежали вместе с ней, снова показав, что они были тактически очень сообразительными — возможно, даже слишком проницательными, подумала она. А не опасно ли оставлять такие машины в мире, сохранять таких мощных и способных на все механических убийц? Джип затормозил и остановился, подняв пыль. Внезапное торможение вышвырнуло пулеметчика из-за станка. Он тяжело рухнул на землю и больше уже не двигался. Терминаторы быстро справились с остальными, находившимися в автомобиле.

Но в отдалении раздался выстрел из танкового орудия, и в небе просвистел бронебойный осколочно-фугасный снаряд.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

НЬЮ-ЙОРК, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Генерал Коннор отключил радиосвязь с Калифорнией и отодвинул стул от стола на козлах, вытянув ноги. «Пожелаем Сесилии всего наилучшего», сказал он, оглядев всех сидевших за столом. «Будем рассчитывать, что у нее получится, и она сделает все, что нужно».

«Она это сделает», сказала Габриела.

Некоторое время все молчали. Джон ощутил то, что они все сейчас чувствовали, эту торжественность момента. Ведь они не только отправили одного из своих ближайших товарищей — дочь Габриэлы — на опасную операцию, они также перешли некую линию, использовав Терминаторов в качестве солдат, своих сухопутных войск. Не то что бы теперь нельзя было все вернуть обратно — нет, всегда остаются какие-то возможности, всегда есть выбор и различные варианты, — но чтобы так поступить, требовалось определенное мужество, попытаться провести черту в этом опасном мире, где не существует абсолютных истин и запретов, где любое решение может стать ошибочным, где не существовало ничего абсолютно ясного и простого. Упорно добиваться, занимать свою позицию, находить компромиссы, делая это постоянно, изо дня в день — это было непросто. Именно этим Большой Джон… генерал Коннор… занимался все эти годы, и для этого требовалось быть смелым и сильным человеком.

«Ей потребуется помощь», сказала Сара.

Все посмотрели на нее, и она продолжила: «Если вся Южная Америка погрузится в хаос, вам придется отправить к ней подкрепление. Она не сможет восстановить порядок на всем континенте одна, даже если вместе с ней будет сражаться с полдюжины Терминаторов».

Генерал на мгновение прикусил губу. «Да», задумчиво сказал он. «Да, не сможет. Но она понимает, что нужно именно сейчас. Если она сможет создать там для нас какой-то плацдарм, а затем решить, какое именно подкрепление ей будет необходимо, мы дадим ей все, что сможем. Наши возможности сейчас ограничены…»

«Я знаю, Джон. То, с чем вы все здесь, в Колорадо, столкнулись, это было просто ужасно».

«И все же мы это сделаем. Мы поможем ей всем, чем можем, в пределах разумного. У нас есть определенный запас времени, пока мы будем уничтожать Терминаторов. Я думаю, теперь с этим вопросом решено».

«Да, это так», сказала Сара.

«И это может переломить ситуацию и решить исход всего дела». Он сложил руки на груди. «Что подводит нас ко второму вопросу, стоящему на повестке дня».

«К боевым машинам?», спросил Джон.

«Именно». Генерал склонился вперед, став искать что-то в куче топографических карт. Одна из них, лежавшая наверху, Джону была видна вверх ногами; на ней были показаны восточные штаты США начиная с Мэна в нижнем левом углу. Айзеку и сидевшим вместе с ним по другую сторону стола она была видна лучше. Для них карта была повернута правильно, на север, от Кентукки, Вирджинии и Мэриленда. При свете лампы Джону были видны три широко разнесенные между собой точки на карте, кем-то обведенные красными кружками. Айзек передал генералу деревянную указку, и он ткнул ею в эти кружки. «Вот опасные места и участки, которые обнаружил Айзек. Мы можем пройтись по всем этим картам, и мы найдем на них такие же кружки, на большинстве из них. Айзек и его люди собрали и отметили их для меня».

«Это там вы обнаружили боевые машины?», спросил Джон. «Это места, где Скайнет оставил после себя Хантер-Киллеров, Терминаторов и все прочее?»

«Каждый красный кружок представляет собой место, где мы столкнулись с боевыми машинами, уже после уничтожения Скайнета», сказал Айзек. «Мы отправляли на разведку наши группы, пытаясь выяснить, где могут возникнуть проблемы».

«Хорошо, ясно. То же самое и в Европе. Все это в рамках того же, чем и мы занимались последние несколько недель».

«Верно. Ну, нельзя сказать, что мы обнаружили все оставшиеся машины… эти кружки — лишь то, что нам уже удалось установить. Чем больше мы обследуем, тем больше мы и обнаруживаем. Но даже то, о чем мы уже знаем, в общем и целом складывается в итоге в чертовски неприятную картину с адской головной болью…»

«Вопрос в том, как решить эту задачу?», сказал генерал, вклинившись в разговор. «Нам придется развернуть все силы, какие у нас есть».

«Думаю, что с этим придется согласиться», сказал Айзек. «И по этому вопросу расхождений в мнениях в войсках нет. Всем хочется нанести ответный удар, понимаете?»

«Хорошо». Генерал Коннор подпер подбородок рукой, обдумывая это, затем постучал по краю стола основанием кулака, заговорив медленно: «Все эти машины удерживают территорию, которую мы не сможем использовать. Исходя из уже имеющегося печального опыта, они будут нас атаковать, если мы станем к ним приближаться, однако никто из них не собирается вместе и не атакует наши опорные пункты. Конечно, мы не знаем, какие перед ними поставлены задачи, какие они получили приказы. Что-нибудь, неизвестно что, может привести к изменению их поведения. И все же нам нужно покинуть свои северные позиции, это слишком близко к северу — и перевести всех наших людей в Центральную и Южную Америку, где теплее. И это довод в пользу того, почему мы можем оставить эти машины в покое. Просто оставить их тут гнить и сосредоточиться на тех, которых мы обнаружим южнее».

«Никто так не считает», сказала Габриела.

«Да, но это довод, аргумент. Если кто-нибудь захочет обосновать его, я с удовольствием выслушаю. В нем есть кое-какие привлекательные моменты. Еще раз повторюсь, у нас нет сил и возможностей на все новые и новые сражения».

«Ну же, успокойся, Джон, у нас особого выбора и нет».

«Я все правильно понял? Если все с тобой согласны, мы перейдем к вопросу как?»

«Ты не должен оставлять позади себя ни одну машину», сказала Сара, склонившись вперед и разглядывая генерала, своего так повзрослевшего сына, с другого угла стола. «Этому надо положить конец, раз и навсегда». Она вгляделась и в лица трех сидевших напротив нее людей: Айзека, Граймса и Моханрадж. «Нельзя оставлять у себя за спиной все, что может быть разобрано и усовершенствовано в будущем. В этом твоя единственная надежда».

Если кто-то думал иначе, то ее слова положили этому конец. «Хорошо», сказал генерал Коннор. «Тогда остается единственный вопрос: Как мы сможем это сделать с теми силами, которые у нас есть? С тем, что у нас осталось, это будет почти непосильной задачей».

«Никто не станет возражать, если мы применим Терминаторов», сказал Граймс. «Но лишь на тех же условиях. Ты согласился с тем, что они должны исчезнуть в течение года».

«Согласился. И благодарен тебе за это».

«И мы пришли к взаимопониманию».

«О'кей. Так, мы не уклоняемся от этого вопроса на некоторое время, но нам нужно будет тщательно его проработать… и пересматривать этот план, по мере поступления новых сведений». Генерал показал на карту, глядя на Айзека и ища у него поддержки. «На всех картах здесь Северная Америка, так?»

«США и Канада», сказал Айзек. «На большинстве из них имеются эти нарисованные кружки. Иногда это просто какой-нибудь один Терминатор, который уже уничтожен. Южнее у нас нет детальных сведений. Особенно что касается Южной Америки…», он безнадежно пожал плечами.

«Я знаю, толковой информации нам оттуда не поступает… Но это изменится, когда мы разделаемся с этими полевыми командирами. Как раз в данный момент такая же работа ведется по моему указанию в Европе. Мы найдем каждого из этих металлических ублюдков и избавимся от них. Итак, с чего же начнем? Самая серьезная проблема, кажется, вот здесь». Генерал указкой показал на метку на карте, которая, кажется, находилась примерно в триста милях юго-западнее того, что осталось от Вашингтона, округ Колумбия, — где-то в Вирджинии. «Проясни для нас это, Айзек».

Высокий лысый мужчина кивнул. «Полагаю, ты уже знаешь, в чем там суть, Джон. Мы потеряли всю нашу разведгруппу. Насколько нам известно, ни один мужчина и ни одна женщина из этой группы не выжили. Двадцать девять убитых».

«Трагедия».

«Так оно и есть… но даже более того. Это были грамотные, боеспособные бойцы. Эта разведгруппа считалась достаточной сильной, чтобы отбиться от всего, что они могли бы обнаружить — иначе просто не было смысла посылать их туда».

«Знаю, но вот в чем проблема. Если мы посылаем слабую группу, то она будет уничтожена, если обнаружит одного или двух эндосов. Если же мы отправляем сильную группу, то она сможет постоять за себя… но мы так много теряем, если эта команда будет уничтожена. Машины же не берут пленных».

«И даже если кто-то и выжил в произошедшем бою, они не смогли нигде там пройти ночами без хорошего укрытия и подходящей экипировки. Они наверняка все погибли».

«Хорошо. Если точнее, что именно их уничтожило? В докладе у меня говорилось о двух воздушных Хантер-Киллерах».

«Да, так и есть. Они вышли на радиосвязь, всего на несколько секунд, сообщив, что подверглись атаке. Они сказали, что были подбиты самонаводящимися ракетами. Это все, что удалось узнать. Либо все погибли за какие-то считанные минуты, либо же их радиооборудование было полностью уничтожено. Вряд ли это имеет сейчас большое значение. Как я уже сказал, в любом случае никому не удалось там уцелеть».

«Есть какие-нибудь предположения, что у Н-К могла быть какая-нибудь еще поддержка?»


Айзек покачал головой. «Никаких сведений об этом нет. То есть я имею в виду, что мы не знаем, где они базируются. Может, есть и другие машины, о которых мы не знаем. Но о других машинах, участвовавших в атаке, ничего не упоминалось».

«Хорошо».

«Могли, конечно, появиться и другие, после того, как мы потеряли радиосвязь».

«Конечно, но у нас нет основать подозревать это?»

«Нет».

Генерал отодвинул стул, закончив с картами и приготовившись принять решение. «Насколько нам известно, там всего лишь два Н-К, возможно, все еще вооруженные ракетами. Хотя, может и нет. Мы не знаем, сколько их у них было».

За шесть недель пребывания в этом мире Джон узнал многое о том, как Сопротивление сумело выстоять все эти годы войны со Скайнетом, постепенно отбиваясь от него, отвоевывая территории и одерживая над ним верх. Одним из ключей к успеху являлись постоянные нападения на заводы смертоносного компьютера и его линии снабжения. Как и Сопротивление, Скайнет не был в состоянии поддерживать свои войска полностью и постоянно вооруженными. И теперь он видел, к чему клонил генерал Коннор. Любые ракеты, примененные Хантер-Киллерами, восполнить им, скорее всего, уже было нельзя. Н-К, вероятнее всего, не перевооружались после каждой произведенной ими атаки.

«Что касается размеров угрозы», сказал Айзек. «Точно мы этого не знаем, но можем сделать кое-какие предположения. Известно лишь, что их было два, они были вооружены ракетами, а также обычными лазерными пушками. С такой силой нам так просто не справиться. Проклятье, те люди, которых мы потеряли, были самыми ценными у нас… это были одни из самых лучших бойцов, которые у нас оставались, по всему Восточному побережью».

«Знаю, и тебе не хочется зря терять и других людей».

«Да, беспричинно». На лице у Айзека появилось страдальческое выражение. «Ты же знаешь, на что способны воздушные Хантер-Киллеры, Джон. Ты сам сражался с ними, и довольно много».

«Да, сражался», задумчиво сказал генерал Коннор. «И я видел, как против них шли наши вертолеты в Колорадо. Это было ужасное зрелище. Но у меня также имеются кое-какие соображения о том, как с ними нужно бороться».

«Ну, может быть».

«Слушайте, нам нужно отправиться туда. Я уверен, что ты прав, и в живых там никого не осталось. Но мы этого не знаем. Даже если предположить, что так и есть, нам нужно будет найти тела, поступить с ними достойно, как-то похоронить…»

«Да, хорошо», ответил с усмешкой Граймс. «Это будет просто замечательно, если только мы не потеряем беспричинно еще и новых людей. И вообще, каким образом мы это сделаем?»

«Что у вас есть? Автомобили, самолеты, истребители?»

«В основном то, что ты уже видел», сказал Айзек. «Все, чем мы смогли запастись, ушло как наш вклад в нападение на Скайнет, когда мы переправили это в Колорадо. Мало что оттуда вернулось. И тем более ничего не осталось от этой разведгруппы. Шкаф здесь у нас почти пустой. У нас достаточно боеспособных бойцов, которые могут удержать нашу собственную территорию. Но не более того. Вы все видели наши машины по дороге. Что касается самолетов — какие самолеты?»

«Знаю. Такая же история по всей стране».

«Ну, не могу ничем помочь».

«Но есть «Блэк Хоук», на котором сюда прилетела Габриэла», сказал генерал. «Есть Геркулес… и вместе с нами прибыли кое-какие люди. Не уверен, что нам захочется рисковать Геркулесом, но мы сумеем собрать подразделение — «Блэк Хоук» и наземная колонна автомобилей».

«И дать их уничтожить, точно так же, как и разведгруппу», сказал Граймс. «Какой смысл?»

Моханрадж добавила: «Он прав. Здесь трусливых нет, но нам не нравится бросаться людскими жизнями понапрасну. Если эта группа не сможет справиться с Хантер-Киллерами, мы не сможем выставить группу, которая сможет это сделать. Мы просто честно вам об этом говорим».

Генерал вздохнул. «Это все понятно — я благодарен вам за честность. Но тут еще одно, у нас есть Терминаторы. Для этих Н-К это цели посложнее любых подразделений, состоящих из людей, которых мы сможем выставить».

«Это далеко не универсальный ответ на всё, Джон», сказала Сара. «Довольно скоро они все у тебя закончатся, и ты не сможешь зависеть от них всегда».

«Ты…»

«Что, Джон?»

Он помолчал. «Забудь об этом, ты права. Мы не можем постоянно от них зависеть. Мы должны от них избавиться как можно скорее. Я дал слово это сделать».

Джейд и Антон молчали еще с тех пор, когда они последний раз разговаривали с Дэнни Дайсоном и другими в Колорадо. Теперь же Джейд сказала: «Генерал Коннор, вы забыли о нас».

«О вас с Антоном?»

«Да».

«И про меня и маму», сказал Джон. «Мы все можем помочь».

Генерал испытующе посмотрел Джейд в лицо. «Вы все четверо слишком важны. Я не позволю вам погибнуть в какой-то операции, которая, может быть, не так уж и важна».

«Не думаю, что ты можешь позволить себе такую роскошь», сказала Сара.

Джон сказал, нараспев: «Я слишком важен…»

Он задел за больное место. Генерал сердито на него зыркнул. «Не в этом дело. Вы нам помогли, и мы тоже с нашей стороны вам поможем, но вам нельзя подвергать себя опасности. Перед вами стоит более важная задача…»

«Все мы прибыли сюда, чтобы сражаться», сказала Сара. «И нам придется подвергать себя опасности, потому что такова война. Если в этом мире что-то пойдет не так, это коснется всех нас. Тебе известно о последствиях».

«Не похоже, что у тебя повсюду куча бойцов», сказал Джон. «Думаю, лучше брать то, что есть».

«Используйте наш ресурс, или погибнет еще больше людей», сказал Антон.

Лицо у генерала покраснело, и Джон на мгновение подумал, что он пришел в ярость, однако он затем рассмеялся. «Ладно, ваша взяла. Вот как мы поступим…».


Он изложил все кратко. Они соберут две группы, в каждой из которых будет по одному из Специалистов. При необходимости они решили также применить небольшое количество Терминаторов. «Позже мы дадим этому оценку, когда увидим, каких бойцов можно не привлекать». Они также возьмут «Черный Ястреб» и два или три автомобиля. «Бессмысленно гоняться за численностью», сказал он. «Вопрос заключается в том, чтобы как можно точнее поразить цели самым тяжелым нашим вооружением».

«Спасибо, Джон», сказала Сара. «Ты должен был это сделать. Если нам не удастся зачистить буквально каждую машину, считай, с будущим все пропало — мы все согласились с этим в самом начале этого совещания».

«Хорошо, тогда встречаемся утром и разберемся в деталях. Айзек, когда мы разойдемся, нужно будет, чтобы ты точно определился, каких твоих боеспособных бойцов можно будет выделить для проведения этой операции. Исходя из предположения, что возможны нападения на этот штаб или на аэропорт. Я знаю, что ты должен удерживать эту территорию».

«Хорошо», сказал Айзек.

«Итак, мы должны будем к этому вернуться. Нужно будет пройтись по каждой карте и собрать разрозненную информацию, пока у нас не будет выработан план, как стереть с лица земли последние оставшиеся машины. Некоторым из нас нужно поспать, поэтому мы не можем сделать это прямо сейчас. Но я собираюсь разобраться с этим завтра и в последующие несколько дней, пока не назначу для уничтожения каждой боевой машины, о которой мы знаем, и каждой базы, которая нами была замечена, наших людей, с четким планом действий».

«Это не закончится никогда, не правда ли?», спросила Сара, однако чувство безысходности ее уже покинуло. Она решительно сжала зубы.

«Да», тихо сказала Джейд. «Конца этому не будет никогда. Независимо оттого, что произойдет, всегда будет существовать возможность, что человечество в будущем может уничтожить само себя. В нас внутри заложена такая опция. Но в нас также заложен потенциал противостоять этому».

«И это подводит нас к заключительному вопросу», сказала Габриела.

Генерал Коннор повернулся к Джейд и Антону. «И над всеми этими нашими проблемами стоит вопрос, поднятый вами». Он сделал паузу для привлечения внимания. Габриэле, казалось, хорошо было известно, о чем шла речь. Но троим лидерам Восточного побережья, сидевшим за столом напротив Джона, все это по-прежнему, наверное, казалось странным. «Вопрос состоит в том: будем ли мы в безопасности, даже если победим в этой реальности? И можем ли мы вообще быть в безопасности, пока существует другой мир, где Скайнет одержал победу?»

Антон сказал: «Нет, вы не в безопасности».

Джон почувствовал, как мама вновь напряглась.

«Вы не рады этому, Сара», сказала Джейд.

«Нет, конечно, как я могу быть этому рада. Не думала я, что так получится. Что война станет бесконечной. И что все это не кончится никогда. Всегда будет что-то новое, какой-то более глубокий и скрытый уровень, где Скайнет уже расставил ловушки и наносит свои подлые удары». Она с отвращением покачала головой. «И всегда мы должны будем делать что-то еще».


«Мы с Антоном должны будем вернуться в наш мир, в 2036 год», сказала Джейд. «Неважно, когда мы покинем этот мир, важно лишь, когда мы вернемся в мой мир. Если мы прибудем туда в любое другое время, но до того, как мы оттуда ушли, мы рискуем создать новые аномалии времени и новые временные линии. Но каждой минутой после этой даты воспользуется Скайнет для получения преимуществ для себя».

«Так значит, вы можете остаться и помочь нам?», спросила Габриела.

«Мы можем остаться и помочь вам, но нам также нужно будет подготовиться к возвращению. Наша проблема заключается в следующем: наши послали пять своих лучших воинов, чтобы попытаться создать новый мир, без Скайнета. Эти пятеро были серьезной потерей, но они рассудили, что теперь уже это роли не играло. Скайнет побеждал. Последние бои уже почти закончились. Мы, пять человек, все равно не смогли бы это предотвратить».

«Итак, как же вы остановите это теперь?»

«В том-то и проблема. Если пять человек ничего уже не решали, то возвращение всего двух и того меньше. Мы с Антоном не сможем сделать это одни. Точно так же, как мы можем помочь вам, нам потребуется помощь от вас. У нас есть преимущество — это время. Как я уже говорила, мы можем отложить наше возвращение. Значение имеет лишь время нашего прибытия туда. Мы можем воспользоваться этой задержкой, чтобы подготовиться».

«И насколько же тяжела там ситуация?», спросил генерал Коннор.

«Очень тяжелая», сказал Антон.

Джейд энергично кивнула. «К 2021 году, когда Скайнет спровоцировал Судный День, он уже контролировал большую часть военной инфраструктуры США. Включая важнейшие средства доставки и подвижные огневые средства».

«Что именно?», спросил Джон.

«Бомбардировщики и военные корабли, Джон. Под его контролем также находились автоматизированные заводы, некоторые из них располагались в подземных, защищенных от ядерных ударов объектах. Большинство его объектов было уничтожено ядерными взрывами, однако многое все же сохранилось. В этом и состоит разница между нашим миром и этим. Скайнет уже был готов определять местонахождение уцелевших людей и начинать их атаковать, почти с самого начала. Я была еще ребенком, когда это произошло. Антону пришлось все это пережить».

«Скайнет напрямую управлял передвижными огневыми платформами по всему миру», сказал Антон. «В небесах и в открытом море, в дальнем плавании и под водой, многое что уцелело в этой войне. По автоматизированным кораблям и самолетам ответный удар нанесли еще оставшиеся неамериканские вооруженные силы. И многие из них были уничтожены, с большими потерями. Если бы не это, человечество не продержалось бы, наверное, и нескольких месяцев. Это был серьезный удар по Скайнету, однако недостаточный. Он ополчился на нас всех, затравил как зверей».

«У Скайнета уже имелись в вашем мире Терминаторы и Охотники-Убийцы?», спросил Джон. «Я имею в виду, когда произошел Судный день».

«Нет. Но у него имелись самые современные самолеты, танки Джаггернауты — что-то вроде ваших наземных Хантер-Киллеров — боевые корабли. Терминаторы и эндоскелеты появились позже».

Джейд кивнула. «Сначала Скайнет разрабатывал роботов, используя их в качестве своей пехоты. Они не были похожи на людей — не как вот эти эндоскелеты, которых мы видим здесь. Он разработал их только когда он создал Терминаторов, инфильтрационные боевые единицы. Первые Терминаторы, с которыми мы столкнулись, были похожи на Т-800 этого мира: кибернетические организмы, имитировавшие человека. Позже Скайнет начал применять бесплотные эндоскелеты. Он, должно быть, решил, что нет ничего более гибкого, подвижного и лучше приспособленного, чем машина, способная имитировать все движения человека и в то же время не чувствующая ни боли, ни колебаний».

«И что вы хотите, чтобы мы для вас сделали?», спросил генерал Коннор. «Если вы хотите провести какую-то подготовку, в чем она, если точнее, будет заключаться?»

«Это нам пока неясно», сказала Джейд. «Однако, вы захватили главный объект Скайнета в Колорадо. Кроме того, мы теперь контролируем двух Терминаторов Т-1000 из полисплава. Это само по себе является таким преимуществом, которое нашим людям и не снилось. Нам с Антоном хотелось бы провести некоторые эксперименты с их структурой и программным обеспечением. Мы намерены завершить все необходимое в течение года, что мы уже сегодня обсуждали».

«Год, который мы отводим для того, чтобы избавиться от Терминаторов?»

«Да, генерал Коннор, именно».

«Предположим, что Скайнет вашего мира соберется напасть на наш», сказала Сара.

«Да», сказала Джейд. «Такое может произойти. Мы знаем, что путешествия сквозь измерения возможны. Именно так мы и прибыли сюда из своего мира, из прошлого, которого в этом мире никогда не было. Если мы сумели это сделать, то и Скайнет тоже сможет. Если Скайнет нашего мира поймет, что существуют другие миры, в которых люди его победили, или в которых Судный день не произошел, то следует ожидать, что он соберет достаточно необходимых сил, чтобы напасть и уничтожить человеческие сообщества этих миров».

Сара продолжала допрос, словно инквизитор: «Тогда почему же этого не происходит? Не должно ли это уже произойти, если он собирается это сделать?»

«Нет, мы не знаем, в какой именно точке этой линии времени Скайнет нанесет свой удар. Тот факт, что этого еще не произошло, может означать, что нам удастся его остановить. Но может, и нет. Не существует такой конкретной, определенной точки времени в этом мире, или в любом другом мире, когда именно в этот момент он должен будет атаковать. Атака может произойти в любой момент в будущем этого мира».

Генерал Коннор потер себе щеку, что привлекло внимание Джона к его шрамам. «Но чем дольше мы живем, тем меньше вероятность того, что произойдет именно так».

«Возможно. Но потребуется много лет, прежде чем вы сможете сделать такой вывод. Может быть, даже столетия».

«Нет, не столетия. Это создаст для него еще одну опасность».

«Да», сказала Джейд, глядя на него с удивлением. «Вы правы, генерал Коннор. Если он нападет в каком-то отдаленном будущем этого мира, то он рискует столкнуться с очень высокотехнологичным обществом и, возможно, будет не в силах с ним справиться».

«Именно это я и имел в виду».

«Именно такая мысль и меня поразила, когда вы заговорили об этом. И все же, в целом моя мысль верна. Вам придется прождать много лет, чтобы удостовериться в том, что вы не подверглись нападению».

«Тогда делайте то, что нужно. Мы предоставим в ваше распоряжение все, что сможем».

«При условии, что это не означает, что вы собираетесь начать создавать новых Терминаторов», сказал Граймс. «Или что вы собираетесь сохранить их дольше одного года. У нас договоренность, Джон, и мне не хотелось бы, чтобы ее предали забвению».

«Мистер Граймс», сказала Джейд. «Возможно, угроза, о которой мы говорим, для вас не очень-то и реальна. Это нечто такое, чего вы не видите; но это не означает, что она нереальна. Я видела, на что способен Скайнет — Скайнет того мира, откуда я прибыла. Уверяю вас, если у нас ничего не получится, этот мир окажется в большой опасности».

Terminator:

«Я больше верю в те угрозы, которые уже видел… наподобие Терминаторов и боевых машин в этом мире. И мне бы хотелось, чтобы они исчезли».

«О, вы в этом убедитесь. Это даже не обсуждается».

«Давайте проясним одно», сказал генерал Коннор. «Я доверяю Джейд… и Джейд, и Антону. Если бы не они, мы бы до сих пор дрались, пытаясь победить Скайнет».

«Спасибо, генерал», сказала Джейд. «Но в этом нет необходимости».

Он махнул ей рукой, чтобы она замолчала, и сказал: «Я считаю, что это необходимо. Все здесь присутствующие должны понять, что вы нам сейчас рассказали. Судьба вашего мира тесно связана с нашей. Речь идет о том, что на карту поставлено выживание обоих наших миров. Оба мира висят на волоске, и их судьбы зависят от того, сможем ли мы вам помочь».

Когда генерал это говорил, Джон понял, что речь шла даже о большем. К настоящему времени существовало более двух реальностей. Его собственный мир ответвился от Мира Джейд тогда, в 2001 году. Скайнет нужно было остановить во всех существовавших мирах… либо предотвратить его появление, либо уничтожить сразу же после того, как это произошло. Эта битва слишком непосильна для него и для Сары; принять у них факел и понести его дальше придется другим. По этой причине они должны будут вернуться в свой мир — в то время, которое они оставили, или немного позже. В том мире были люди, обладавшие возможностями создать Скайнет. Борьба будет идти в этом мире тоже.

«Мы это понимаем», сказала Моханрадж. «Но вы должны понимать, что с этой горькой пилюлей трудно примириться. Люди считали, что освободились от Скайнета, что мы разбили его раз и навсегда. А теперь у нас по-прежнему все еще существуют эти живодерствующие боевые машины, у нас гибнут люди. А вы хотите вкладывать средства в войну в совершенно ином мире, в том, который они никогда не видели».

«Это правда», твердо сказал генерал Коннор.

«И сейчас нам нужно будет вернуться к ним и объяснить им все это».

Но генерал не поддался на это замечание. «Да, вам придется это сделать».

«Это горькая пилюля для всех», сказала Сара. «Не уверена, что сама смогу ее проглотить».

Джейд пристально посмотрела на Граймса. «Года для этого не потребуется. Ни о каком целом годе и речи быть не может».

«Это вы так говорите».

«Да, я это утверждаю».

«На этом мы теперь закончим и разойдемся», сказал генерал. «Я знаю теперь, о чем именно вы все сейчас думаете, и почему. Но вы все знаете теперь, что нам нужно делать… и почему нам нужно это делать. Предстоит работа над деталями, но без этого мы не сможем двигаться дальше. Все всё поняли?»

«Я думаю, что все, Джон», сказала Габриела.

«Хорошо. Сегодня я и сам выяснил кое-что новое для себя».

Он кивнул Джону и Саре. «Но теперь мы должны двигаться дальше. Я объявляю это заседание закрытым».

После этого Айзек проводил Джона, Сару, Джейд и Антона в их комнаты, где они будут жить следующие несколько дней, пока будут находиться в Нью-Йорке — а генерал Коннор остался поговорить с Габриэлой и другими. Джон чувствовал себя почти что незваным гостем в этом мире. Возможно, этот мир был чем-то ему обязан: он изо всех сил сражался за него, и он привел сюда Джейд и Антона, которые были критически важны для уничтожения Скайнета. Но у тех, кто прожил в этом мире долгие годы или же десятилетия, было какое-то общее прошлое, которому он не принадлежал. Джоном Коннором этого мира являлся генерал Коннор. Как бы он ни старался, Джон был здесь посторонним.

«Вот сюда», сказал Айзек, показав им рукой. «Можете и поспать здесь, пока есть возможность. Я признателен вам за все, что вы сделали. Не думайте, что мы этого не понимаем. Может, мы и пришли в ужас от всего этого, но мы далеко не абсолютно невежественны… или неблагодарны. Пусть Граймс вас не беспокоит. Он просто тревожится, как и все остальные».

«Спасибо», сказала Сара. «Мы все знаем, каково это».

«Здесь вы в безопасности».

«Здесь» представляло собой зал около шестидесяти футов в длину, уставленный старыми, покосившимися на вид двухэтажными нарами. Теперь он был почти пустым, что и не удивительно. Где бы Джон ни побывал, по всей Европе, везде он видел пустые помещения, напоминавшие о погибших боевых товарищах и наводившие на печальные раздумья. Здесь же, в Северной Америке, где был совершен такой грандиозный прорыв внутрь горы Скайнета, конечно же, будет еще хуже. Так много людей погибло в ходе этой войны, особенно в последние несколько месяцев, когда сплотились буквально все годные к службе мужчины и женщины, для того, чтобы сражаться с врагом. Переполненные помещения стали одной из тех проблем, с которой Сопротивлению больше уже не приходилось сталкиваться.

«Условия здесь невзыскательные, мы не очень заботимся о скромности», сказал Айзек. «Это помещение и для мужчин, и для женщин одновременно. Женщины в основном выбирают дальний конец, но можете выбрать любое другое место. Вы сразу же увидите, какие кровати свободны. На других обычно лежат какие-то вещи».

«Ну мы в общем-то все понимаем», сказал Джон, который проходил через это много раз в прошлом.

«Хорошо. И вон посмотрите туда. У нас есть отдельные ванные комнаты, если можно их так назвать».

«Нам это вполне подойдет», сказал Антон.

Джейд кивнула головой, что было не совсем поклоном, но чем-то более значительным, нежели кивок. «Спасибо за беспокойство, мистер Целль».

«Все в порядке. Ладно, пообщаемся позже».

Айзек их оставил, и Джон повернулся к матери.

«И что ты об этом думаешь, Джон?», спросила она, без малейших намерений шутить.

«Думаю, что что-то тебя беспокоит, мама».

«Оу?»

«Да… что-то такое, о чем тебе не хотелось говорить наверху».

«Мы можем оставить вас одних», сказал Антон.

Но Сара подняла руку, чтобы он остался: «Нет, не уходите. Не о чем и говорить».

«Мам», сказал Джон. «Ты знаешь, что это не так».

«Нет, не знаю! Все, что я знаю, это то, что эта борьба никогда не закончится. Это вовсе не означает, что я сдаюсь, но я начинаю задумываться, что же еще я могу сделать, сколько еще от меня потребуется. Я училась сражаться, и я буду сражаться. И пока я здесь, я сделаю все, что смогу, чтобы помочь. Но меня интересует и все остальное».

«Что вы имеете в виду?», спросил Антон.

«Имею в виду ваш мир, Антон. А как насчет других миров, которые тоже, должно быть, существуют? Где-то в одном из этих миров Скайнет должен победить… именно так мне кажется. И мне вот любопытно, может ли это когда-нибудь вообще закончиться, что бы мы ни делали, чем-то иным, кроме того, что Скайнет одержит верх». Она прошлась по залу, нашла койку, по всем признакам не занятую, и положила на нее свое оружие.

Джон последовал за ней, в то время как другие остались сзади, хотя он знал, что они легко могли их подслушивать. «Я отправлюсь вместе с Джейд — в ее мир», сказал он. «Если я смогу что-нибудь сделать, хоть что-нибудь, я должен буду это сделать. Не знаю, захочешь ли ты тоже отправиться туда…»

«Я тоже этого не знаю, Джон. Знаю, что кое-что я могу сделать здесь, хотя я абсолютно не уверена в том, будет ли от этого какой-то толк. Ни о чем таком я в жизни никогда не думала — я никогда не думала, что существуют вот эти все слои, что все так сложно, запутанно. Я не вникала в такие проблемы. И теперь мне вот интересно, что толку от этих всех наших усилий, за все это время, в чем их смысл».

Она села на кровать, закрыв лицо руками, и он тоже сел рядом с ней. «Делать все возможное, и чего бы это ни стоило. Всегда и везде».

Сара посмотрела на него. «Сказать-то так легко. Когда мы впервые это сформулировали, не думаю, что мы понимали, что именно все это будет означать».

Джейд и Антон, наконец, подошли к ним, найдя себе койки и положив оружие. Джейд обратилась к Саре, наконец, прервав молчание. «Мы до сих пока не понимаем, что будет лучше… и кому следует отправиться вместе с нами, миз Коннор».

«Сара. Пожалуйста, зовите меня Сарой».

«Мы вернемся к этому позже. Спасибо за все, что вы сделали. Весь наш мир обязан вам своим существованием».

«Знаете, я устала постоянно слышать эти слова».

«Простите. Я совсем не хотела вас обидеть…»

«Конечно, не хотели. Слушайте, Джейд… и вы, Антон. Я знаю, что вы сверхсильные люди… но остальные, и мы в том числе, не из стали сделаны. Вам нас очень легко побороть. И в этом вашей вины никакой нет, но послушайте, просто оставьте меня в покое на некоторое время. Я постараюсь свыкнуться с этим, но мне нужно самой принять решение о том, как мне к этому адаптироваться, и смогу ли я вообще, и как именно я могу чем-то здесь помочь. И стоит ли».

«Только, пожалуйста, не принимайте это решение исходя из неверной информации. Через некоторое время мы будем знать больше».

Сара зарычала: «Меня тошнит от этого дерьма, Джейд. Вот так постоянно: через какое-то время мы будем знать больше, а затем появляется еще какой-то новый пласт проблем, откуда-то снизу, которыми приходится заниматься. Я понимаю, что у тебя благие намерения, но оставь меня в покое. Я свыкнусь с этим, как-то приспособлюсь, но просто не будь такой бесчеловечной и такой дьявольски разумной».

«Мы дадим тебе подумать», сказал Джон.

Антон пожал плечами: «Нам вскоре предстоит бой», сказал он. «Об остальном побеспокоимся позже».

«Да, мам, мы отправимся за этими Хантер-Киллерами на юг».

Глаза у Сары вспыхнули со всей яростью многолетней ее борьбы с машинами и замыслов их уничтожить. «Вот против этого я никогда возражать не стану».

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ПОМЕСТЬЕ ТЕХАДЫ,5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Кертис с ужасом проснулся и осознал две вещи. Первое, что он заснул. Второе, грохот, который он услышал во сне, был одиночным автоматным выстрелом. Он проклял себя за то, что заснул в своем укрытии в нескольких футах от выхода из темного тоннеля. Усталость, накопившаяся за последние несколько дней, одолела его. Может, это и простительно, но это плохо. Если он заснул, то он подверг самого себя опасности. Ему нужно быть все время начеку, на тот случай, если кто-то станет проверять сеть этих тоннелей, чем, безусловно, рано или поздно займутся.

На некотором расстоянии от него кричали люди, яростно споря между собой, хотя слов он разобрать не мог. Он подполз к концу туннеля и выглянул из-за довольно высокой насыпи из своего полевого бинокля. Солдаты «Восставшей Армии» бросились бежать, почти в панике. Некоторые побежали к одному из вертолетов, а другие — к своему танку Абрамс. Еще несколько человек стали залезать в Хамви. Но не раздалось ни звука заводящихся двигателей, ни даже, сначала, протестующего воя двигателя, завести который не удалось.

Послышались новые возбужденные громкие голоса.

Наконец, двигатель Хамви завелся. Через несколько секунд он услышал и характерный звук собирающегося сдвинуться с места танка. Что такого произошло, что так их встревожило? Какая-то атака?

Хамви поехал к востоку, и он сменил позицию, чтобы проследить, куда он направляется, рискуя быть замеченным. Машина ехала к группе людей, находившихся в нескольких сотнях ярдов отсюда. Оказалось, что они голые, там были как мужчины, так и женщины. С такого расстояния он не узнал никого из них, даже через бинокль, но некоторые из них оказались абсолютно одинаковыми по внешнему облику. Большинство женщин были яркими блондинками. Это соответствовало тем установкам, которые они получали в рамках оперативного планирования из штабов Сопротивления в Лос-Анджелесе и Колорадо. По крайней мере, некоторые из этих «гостей», должно быть, являются Терминаторами. Наведя получше бинокль, он узнал в темноволосой женщине Сесилию Техаду, которую он не видел уже много лет. Но он вырос на земле и в поместье ее семьи, и ее лицо ему было знакомо. Он был полностью уверен, что это она.

Пришельцы не были вооружены, а некоторые из них образовали своего рода защитный круг, сбившись в кучку, в то же время двое из них побежали вперед, прямо на Хамви. Пулеметчик джипа открыл огонь, накрыв их сплошным валом рвущего на куски огня. Кто-то что-то прокричал в громкоговоритель машины, однако обе обнаженные фигуры продолжали бежать вперед, несмотря даже на всю мощь громкого пулеметного огня, который бил им прямо в лицо.


Он многое повидал. Эти «гости», или, по крайней мере, некоторые из них, были Терминаторами. А это означало, что Сопротивление приступило к действиям. Это не могло быть каким-то последним шагом Скайнета — об этом нечего было и думать — значит, генерал Коннор и его люди, должно быть, воспользовались машиной времени в Колорадо, о которой он много слышал, и послали группу для нанесения контрудара по полевым командирам. Ему стало немного обидно, но, по крайней мере, они были здесь. Так чем же он может им помочь? Словно в ответ на этот его вопрос, завелся двигатель одного из вертолетов, грохоча винтами и поднимая пыль, когда он стал подниматься в воздух.

Действия руководства Сопротивления вооружили его новыми силами. Возможно, пришло время погибнуть, но он должен был помочь этим людям, если это люди. А в принципе, люди или Терминаторы, или и то, и другое — в действительности это уже было неважно. Два Терминатора, кожа и мясо которых было пробито и разорвано сотнями пуль, атаковали Хамви. Суть была в том, что они явились сюда сражаться с этой «Армией повстанцев»… и они, казалось, добиваются некоторого успеха. Когда вертолет, грохоча лопастями в воздухе, вышел на позицию для открытия огня, он скользнул вниз и бросился к входу в туннель. Танк Абрамс также сдвинулся с места и медленно пополз вперед, намереваясь занять лучшую позицию, его пушка стала поворачиваться, наводимая на нового врага.

Кертис быстро порылся в траншее. Он нашел РПГ и затычки для ушей, которые он притащил с собой во время одной из своих ходок между этим укрытием и окопами. Когда он зарядил гранату, раздался гулкий звук выстрела из пушки танка осколочно-фугасным снарядом, за которым вскоре последовал второй взрыв — упавшего снаряда. Он возвратился на свой наблюдательный пункт. Так много всего произошло, причем так быстро и сразу. Ему нужно было быстро ответить, прежде чем обстановка станет неконтролируемой.

Он увидел поднявшееся вверх облачко пыли, там, куда упал 125-мм снаряд танка «Армии повстанцев»; он взорвался, не причинив им вреда, упав весьма далеко от цели. Сесилия и Терминаторы — если это были они — упали на землю и теперь поползли вперед по-пластунски. Похоже, они были в порядке. Они упали на землю сознательно и намеренно.

Поднявшийся в воздух вертолет выпустил одну ракету, однако он попал в затруднительное положение, так как прибывшие укрылись за Хамви. Ракета ударила рядом с ними в землю с впечатляющим взрывом, однако недостаточно близко. Кертис не сомневался, что «Восставшая Армия» рискнет собственными солдатами, если это будет необходимо, чтобы остановить атаку Терминаторов. Они не станут долго задумываться, нацелить ли ракету прямо перед этим Хамви. Он вставил в уши заглушки и взял вертолет на прицел. На таком расстоянии он был легкой для него целью, так как он просто завис в небе, а его экипаж готовился нанести новый удар, или, возможно, ожидал какого-то приказа.

Кертис выстрелил. «Огонь!», сказал он сам себе. Здесь, в этом довольно замкнутом и ограниченном пространстве, его всего протрясло обратной вспышкой, но это уже не имело никакого значения. Он точно поразил цель, и граната из РПГ попала прямо в вертолет, просверлив ему бок. Последовала огненная вспышка, вертолет закачался в воздухе, и с него стали падать осколки металла, а в боку разверзлась дымящаяся дыра. Внизу, на земле, в панике бросились бежать солдаты, но вертолет остался в воздухе. Его бронированная конструкции выдержала удар, но он уже не пытался запустить ракету или атаковать как-то по-другому. Должно быть, он сумел привести их в замешательство, как минимум.

Но теперь они знали о его местонахождении. По нему был открыт яростный автоматный огонь, и он вынужден был укрыться. Через несколько секунд все может быть кончено, но все же он нанесет еще один удар. Он быстро приготовился выстрелить из РПГ еще одной гранатой.

***

Уткнувшись лицом в землю, Сесилия почувствовала, что смерть очень близка. Она ощущалась в стирающих все вокруг себя в порошок взрывах ракет и снарядов противника; в холодном воздухе, окружавшем ее, и в земле под ней. Одна из Терминаторов Т-799 бросилась на землю рядом с ней, прижав ее к своему телу, чтобы поделиться с ней своим теплом. Это может сохранить ей жизнь еще на несколько минут, но ей нужно было быстро найти одежду. Терминаторам придется что-то предпринять. Сама она ничего не могла поделать; она сомневалась даже, что была теперь в состоянии двигаться — ей было так холодно. Так жаль, если ей придется здесь погибнуть, ей, последней из детей ее матери, но так, видно, тому и быть. Терминаторы продолжат сражаться и без нее. Пусть они это сделают; ее же время, вероятно, закончилось.

Раздался еще один взрыв, на этот раз с той стороны, откуда ехал Хамви, но с достаточно удаленного расстояния. Она взглянула вверх и увидела, как вертолет противника покачнулся, присел и закружился на фоне серого неба, словно пробка, болтающаяся на нитке. Находившиеся на земле солдаты вдруг ринулись в укрытия или бросились на землю, чтобы избежать попадания летящих вниз обломков. Другие же стали стрелять из своих автоматов в другую сторону — куда-то слева от нее. Что произошло? У нее есть союзник, кто-то, кто уцелел после нападения «Армии повстанцев»?

Терминаторы, атаковавшие Хамви, вывалили на землю рядом с автомобилем раненых или потерявших сознание членов его экипажа. Они также нашли оружие, которое было у солдат с собой или же находилось в Хамви. Там образовался аккуратный штабель из РПГ и их гранат, подствольных гранатометов и автоматов Калашникова, запасных магазинов, пистолетов и пулеметов.

Заставив свои ноги двигаться, словно они не являлись частями ее тела, а какими-то посторонними предметами, которые ей пришлось передвигать с места на место телекинезом, Сесилия двинулась вперед, когда в них полетел еще один осколочно-фугасный снаряд. На этот раз он упал рядом с ними, и взрывной волной ее отбросило неловким движением в объятия одного из Терминаторов Т-800, который поймал ее с удивительной мягкостью. Он почти занес ее в Хамви, где другой Т-800, который атаковал автомобиль, подошел к ней, держа в руках крепкие, но несколько потрепанные кожаные сапоги, серую военную форму и длинную толстую шинель.

«Надень это», сказал Терминатор. С таким лицом, расстрелянным в клочья — хотя металлический череп под ним был цел и невредим — он был похож на какое-то существо из фильма ужасов, снятого еще до наступления Судного дня, когда сам мир стал ужасающим и бесчеловечным. «Мы дадим тебе потом еще одежды. А пока надень эту».

В отдалении вертолет «Армии повстанцев» сел на землю. Кто-то из них, видимо, проявил благоразумную осторожность и приказал остановиться и осмотреть повреждения. Один ноль в пользу ее группы! Экипаж покинул птичку, бросившись оттуда подальше.

Не говоря ни слова, Сесилия натянула на себя форму и с силой запихнула ноги в сапоги. Затем ей удалось спросить: «Погибшие есть?» Она указала на четырех вражеских солдат из Хамви.

«Все они будут жить», сказал Терминатор.

Один из солдат «Восставшей Армии», явно живой, выругался в ее адрес по-испански. Это оказалась женщина, лет, вероятно, тридцати. Ее лицо было покрыто землей и кровью, и еще больше крови было у нее на форме. Судя по неуклюжей позе, в какой она сидела, было ясно, что одна нога у нее была сильно повреждена. Рядом с ней находился крупный мужчина с черными усами, без сапог и без верхней одежды, ее отобрали, чтобы одеть Сесилию. Она подметила, что одежда и ботинки подошли ей как нельзя лучше, она даже не могла пожелать ничего лучшего: Т-800 точно определил ее размеры и отыскал наиболее подходящее. Она надеялась, что больше не будет испытывать таких тяжелых страданий, какие перенесла в первые минуты воздействия мороза. К счастью, у нее были Терминаторы, поделившиеся с ней теплом своих тел.

Она кивнула. «Ладно». Двое других были без сознания, хотя один из них стонал в бреду. Это был пулеметчик, который неудачно выпал с заднего сиденья Хамви.

На данный момент вражеский обстрел прекратился. Атака на вертолет, очевидно, дала «Восставшей Армии» повод задуматься. Любые снаряды или ракеты, пущенные теперь в них, уничтожат четверых их людей, что должно заставить их заколебаться. Однако они по-прежнему вели огонь по другой позиции, откуда стреляли из РПГ, поразившего их вертолет. Время от времени ответный автоматический огонь раздавался и оттуда. Теперь уже стало ясно, что там укрывался лишь один-единственный боец Сопротивления: огонь, исходивший из этой позиции, был слишком слаб, чтобы там мог быть кто-то еще кроме него.

Внезапно с той же позиции вновь выстрелили из РПГ, попав в уже поврежденный вертолет, основной корпус которого теперь окончательно разорвало на куски.

Пора было идти в атаку. Сесилия быстро отдала приказы, сознавая, что любой из этих Терминаторов мог бы, вероятно, придумать столь же эффективный план уничтожения противника… но это была не единственная сейчас приоритетная задача. Им нужно было убедиться, чтобы те четверо их пленников с захваченного ими Хамви были бы полностью обезврежены и разоружены. Человеку, который был вынужден отдать ей свою одежду, потребуется какая-то защита от воздействия атмосферы, поэтому она приказала одному из Терминаторов снять с других шинели и отдать ему — пусть все страдают примерно в равной степени. Гораздо важнее было кому-нибудь вывести из-под удара того беднягу, который ей помог, а теперь находился под уничтожающим огнем, поэтому она приказала двум Терминаторам взять Хамви и устроить диверсию.

«Тактически нецелесообразно», сказала одна из Т-799. «Есть более оптимальные варианты».

«Мне плевать». Боже, неужели эти существа собираются с ней сейчас спорить? Вероятно, они бросили бы того, кто им помог. Но люди так не поступают. Без разницы, кто это, она должна была попытаться его спасти. «Действуйте», сказала она.

Оба Терминатора, которые бросились на Хамви, теперь были похожи на какие-то существа из ада. Эндоскелеты у них были покрыты кровью, а с рук и туловища свисали куски и полоски кожи и мяса, превратившись в ужасающую драпировку. Некоторые части их тела были все еще покрыты наложенными на металл мышцами и жировой тканью, но теперь уже невозможно было спутать эти машины с человеком. У Т-800 лицо по большей части было расстреляно совсем, обнажив ухмыляющийся оскал его серебристо-хромированного черепа с горящими красными «глазами», которые являлись его датчиками видимого и инфракрасного света. Как ни странно, у Т-799 вся внешняя лицевая структура сохранилась почти нетронутой, создавая жуткую картину нормального, причем довольно красивого женского лица, смонтированного на жутком металлическом скелете. Эта Терминаторша получила определенные реальные повреждения и теперь прихрамывала. Добавьте к этому то, что голова ее накренилась на бок, и эффект получался ужасающим.

Эти два Терминатора вооружились автоматами Калашникова из кучи оружия, которое они здесь обнаружили. Т-800 сел за руль Хамви, в то время как жутко выглядевшая Т-799 уселась за пулемет, установленный наверху. Они бросились в бой, открыв плотный огонь. Остальные Терминаторы взяли на себя выполнение других ее приказов. Один оценил состояние почти голого человека с черными усами. Прежде чем Сесилия успела отменить все приказы, которые она уже отдала, он выстрелил 9-мм пулей ему в коленную чашечку. Тот закричал от боли, а затем выругался на смеси испанского и английского. Другой Терминатор снял с других солдат их шинели и завернул его в них, словно в кокон.

«Зачем ты это сделал?», спросила Сесилия.

«Все остальные достаточно обездвижены», сказал Терминатор, который произвел выстрел. «А этот не был».

Пока Сесилия по-прежнему сидела на земле, найдя себе небольшое углубление в земле, за которым можно было укрыться, Терминаторы, обыскав четырех солдат, обнаружили у них еще несколько пистолетов и ножей, добавив их к куче уже собранного оружия. Они нацепили на себя все оружие, какое только смогли, почти закутавшись в него, на некоторых из них повисли патронташи с ударными осколочными гранатами, обернутыми вокруг их тел, которые в других местах оставались полностью обнаженными. Они протянули последний автомат и гранатомет Сесилии, которая молча их взяла. Все остальное оружие, унести которое они не смогли, Терминаторы погнули так, чтобы применить его было невозможно.

Хамви полетел вперед дикими зигзагами, приближаясь к врагу, но рядом с ним упал снаряд, выпущенный из танка. Ударной волной машине оторвало колеса, и она опрокинулась на бок. Терминаторшу из заднего сиденья вышвырнуло из автомобиля, а другой вылез сам — оба они не пострадали. В воздухе просвистел еще один снаряд, упавший рядом с тем местом, где укрывалась Сесилия. Кажется, противник перегруппировался и теперь больше уже не намеревался беспокоиться о том, кому придется погибнуть для достижения его целей — не обращая внимание на то, что здесь находились четыре их пленных солдата.

Взрыв извергнул из земли целый душ, состоявший из почвы, которая их засыпала; он оставил в воздухе резкий запах — тот, к которому она уже привыкла за долгие годы войны с машинами. Сесилии стало абсолютно ясно, что Терминаторы были способны эффективнее обойтись и без нее. Она поднялась на ноги и побежала вместе с четырьмя Терминаторами к вражеским позициям. Она бежала пригнувшись, низко склонившись к земле, стараясь держаться к огню боком.

Двое Терминаторов с Хамви, очевидно, приняли решение не исправлять автомобиль. Они решительно зашагали к позициям противника, ведя непрерывный огонь из своих автоматов, а противник тем временем стрелял в них в ответ из пулеметов и гранатометов. Ударные осколочные гранаты падали рядом с Терминаторами, не долетая до них. На таком расстоянии пулеметные очереди на них не действовали, и они быстро покрыли расстояние.

Вражеские солдаты укрылись за всеми, какими было возможно, автомобилями или обломками зданий, которые они сумели найти, сосредоточив огонь на этих двух. Они выпустили всего лишь несколько очередей в сторону их другого, скрывавшегося противника, того, у кого по-прежнему имелось очень хорошее укрытие, и который время от времени стрелял трехзарядными очередями, словно подавая сигнал, что он все еще жив… если предположить, что это был «он». Оставить его в живых явилось с их стороны явным недосмотром, так как его гранатомет внезапно выстрелил в сторону еще остававшегося неповрежденным вертолета и все еще находившегося на земле — попыток использовать вертолет больше не предпринималось. Граната попала ему в хвост и повредила установленный вертикально задний винт. Этого было достаточно, чтобы вывести его из строя. Сесилия внутренне воскликнула ура. Спасибо за это, напарник.

Их шансы улучшались с каждой секундой. Теперь она была в состоянии почти не замечать мороза, хотя руки у нее по-прежнему были ледяными, и ей нужна была дополнительная одежда под пальто.

Из скрытой позиции ее неизвестного помощника вылетела еще одна граната, в сторону танка Абрамс, чуть-чуть не долетев, но взорвавшись очень мощно. Башня танка развернулась, и он ответил снарядом, упавшим недалеко от того места, откуда стрелял РПГ. Ответа с другой стороны не последовало, однако первые два Терминатора уже добрались до вражеских позиций и стали обмениваться выстрелами с солдатами, которые пытались противостоять им из своих укрытий. У Терминаторов имелись повреждения, но ничего такого, что могло привести их в негодность.


Сесилия приказала другим идти впереди себя. Она вовсе не лишена была храбрости, однако она не была безрассудной. Она являлась лишь человеком из плоти и крови, и она была не настолько глупа, чтобы бежать в атаку прямо по открытой местности. Теперь она находилась на таком уже достаточно близком от «Восставшей Армии» расстоянии, чтобы та могла быстро расстрелять ее на куски из автоматов. А вот у Терминаторов таких проблем не было. Их ходовая часть была практически неуязвима для легкого огнестрельного оружия.

Словно в ответ на эту мысль, снова выстрелил танк. Снаряд пролетел по воздуху по прямой траектории на близкой дистанции, упав на землю в нескольких футах от поврежденного Т-799, которая действовала в качестве пулеметчика Хамви. Взрыв повредил Терминаторше ноги. Когда пыль рассеялась, стало видно, как она ползет вперед с оторванной по колено ногой. Однако она по-прежнему обстреливала позиции «Восставшей Армии».

Сесилия теперь осталась одна, здесь, на поле боя. Пока все не закончится, она могла лишь наблюдать и надеяться, что Терминаторам удастся побыстрее с этим разделаться. На таком расстоянии она являлась легкой мишенью, но у солдат противника теперь появились серьезные проблемы, и они едва осмеливались выглянуть из укрытия теперь, когда на них надвигались Терминаторы. Никаких выстрелов в ее сторону не последовало. Мужчина или женщина, стрелявшая из траншеи, возможно, погибла, после того, как в направлении ее позиции был пущен снаряд. Если же нет, то он или она также будет защищена шквальным огнем машин.

Терминаторы начали разделываться с вражескими солдатами, расстреливая их укрытия. Будут погибшие, предвидела Сесилия. Избежать этого было невозможно. Все-таки эти мужчины и женщины решили связаться с «Восставшей Армией»; их никто не вынуждал это делать. По крайней мере, именно так, вероятно, обстояло дело с большинством из них. Терминаторы начали применять свои гранаты, пытаясь уничтожать ими все укрытия почти сразу же, как только солдаты «Восставшей Армии» их находили. Она приказала им свести жертвы к минимуму, но как они истолкуют этот приказ? Все это может перерасти в кровавое побоище.

И все-таки, подумала она, уж лучше они, чем я.

Танк двинулся вперед, словно намереваясь заняться Терминаторами, но затем направился в другую сторону. Те, кто находился внутри него, решили не продолжать бой; они пытались сократить свои потери и бежать с поля боя. Кто-то вышел из укрытия, рядом с входом в бункеры эстансии. Должно быть, это «помощник» Сесилии. Он опустился на колено, чтобы выстрелить из РПГ, получив хорошую возможность прямого выстрела по убегающему танку, теперь, когда солдаты противника были прижаты к земле огнем Терминаторов. Раздался характерный выстрел с обратной вспышкой и выхлопом быстро летящей гранаты. Она упала и взорвалась рядом с одной из тяжелых гусениц танка.

На мгновение показалось, что танк был полностью выведен из строя, но затем он вновь двинулся вперед, перемалывая еще больше пыли и почвы. Граната не смогла пробить его броню или нанести серьезные повреждения. И все же те, кто там находился внутри, остались совсем без поддержки.


Кто-то крикнул по-испански из-за одного из укрытий: «Мы сдаемся. Мы хотим выйти».

«Прекратите огонь. Всем прекратить огонь», закричала Сесилия, подразумевая не только солдат противника, но и Терминаторов. Затем, только для врагов, она добавила: «Бросить оружие. Выйти из укрытий с поднятыми руками».

Появился один из солдат. В руках у него был автомат, который он демонстративно положил на землю, а затем отошел чуть назад.

«Так, все остальные, выходите, сейчас же», сказала Сесилия. «Немедленно! Давайте!» Показалось с десяток солдат противника, поднявших руки вверх. Терминаторы держали их на мушке, готовые скосить их всех мгновенным огнем. Появилось еще несколько человек. Сесилия подсчитала: всего их было восемнадцать.

Но танк уходил. «Уничтожить его!», сказала Сесилия ближайшему Терминатору, который был хорошо вооружен 40-мм гранатами и подствольным гранатометом. «Танк, подбей его!» Когда она еще говорила это, она поняла, что Терминатор уже опередил ее. Он уже зарядил свой гранатомет, и теперь он выстрелил.

Другие Терминаторы тоже последовали его примеру, поразив танк гранатами. Башня танка развернулась, и на мгновение Сесилия обнаружила, что смотрит прямо в дуло его главного орудия. Но у одной из Т-799 был старый автомат М79 с подствольным гранатометом, и она засунула туда гранату. Пока башня продолжала поворачиваться, Терминатор прицелилась. Граната залетела прямо в ствол, до того, как он сумел метнуть в них очередной свой снаряд. Произошел взрыв, раскромсавший металл.

Сесилия вообразила, что граната, вполне возможно, прошла прямо сквозь дуло внутрь танка, полностью его уничтожив, но этого не произошло. Она подумала, что такого рода волшебный выстрел невозможно было сделать даже Терминатору. Тем не менее, результат оказался более чем удовлетворительным: ствол деформировался, искривившись, став непригодным для эксплуатации. Еще больше гранат попало танку в гусеницы, и он заглох, совершенно выведенный из строя.

Когда Сесилия поднялась на ноги, к ней стал приближаться парень с РПГ, который подорвал вертолеты и стрелял по танку. Она побежала к нему со всех ног, держа автомат наготове, если кто-нибудь откроет огонь. Она миновала «раненую» Терминаторшу, которая все еще ползла вперед, чтобы вступить в бой с противником. «Остановись теперь», сказала она ей. Она решит, что с ней делать, позже. Она не удивилась, когда обнаружила, что узнала человека, который ее выручил. Это был Кертис Суарес, который родился здесь девятнадцать лет назад.

Он вытащил из ушей затычки, а она кивнула, показывая, что знала его. Она продолжала следить за танком, который все еще был способен их атаковать — хотя и не сможет их победить. Поврежденный и обездвиженный, он теперь являлся легкой добычей для их оружия взрывного типа. Что будет теперь делать его экипаж? Она вскоре получила ответ на этот вопрос: люк на башне открылся, и из него вылезло четверо, подняв руки вверх, как и все остальные.

«Кертис», сказала она, «необычайно рада встретиться с тобой. Ты в порядке?»

«Их последний снаряд взорвался почти рядом», сказал он. «Я видел, что произойдет, и укрылся в одном из туннелей. Там-то я и выдержал этот обстрел».

«Где остальные?»

«Многие погибли. Наверно, могут оставаться какие-то пленные, но я этого не знаю. Я был в одной из траншей. Они приняли меня за мертвого… не знаю, сколько я там пролежал. Я придумал план, как действовать, как нанести им максимальный ущерб, прежде чем…»

«Прежде чем они тебя убьют? Ну, теперь такого не произойдет».

Он позволил себе с облегчением улыбнуться.

«На этот раз у них такое не получится», сказала она. Она обратилась к одному из Терминаторов: «Солдаты, вышедшие из танка: возьми их в плен. Соберем всех наших пленных вместе. Хочу их допросить». Она дала еще одному из Терминаторов Т-800, тому, который получил внешние повреждения в начале боя, задание привести сюда тех четырех, которые были в Хамви.

Ей пришла в голову мысль, что здесь могли скрываться и другие, даже внизу, в бункерах. Она поставила Терминаторам задачу тщательно прочесать территорию, и найти всех пленников, которые могли здесь содержаться.

Она не знала, сколько точно человек было здесь убито, и вряд ли была рада применению Терминаторов для убийства людей, но все могло быть намного хуже. Новости для генерала Коннора будут мрачными, но она выполнила первую стоявшую перед ней задачу. Похоже, она вернула себе эстансию обратно. То, что от нее осталось.

Группа Сесилии взяла в плен двадцать пять человек и убила по меньшей мере девятнадцать, все из них погибли в ходе перестрелки в конце боя. Учитывая совокупную численность жертв их победы, теперь ей казалось жаль уничтожения или выведения из строя наиболее впечатляющей боевой техники, которую развернула здесь «Восставшая Армия»: двух вертолетов и танка Абрамс. Тем не менее, теперь эта техника уже не находилась в руках «Армии повстанцев», и ее уничтожение помогло им выиграть этот бой. Они завладели тремя пятитонными грузовиками и довольно значительным арсеналом вооружения, в том числе минометами, стрелковым оружием, боеприпасами и радиооборудованием. Поработали на славу.


Сесилия расставила трех Терминаторов снаружи стоять на страже. Четвертая из них по-прежнему лежала на открытой местности, поврежденная и неработоспособная, хотя она все равно будет продолжать сражаться за нее, если получит такой приказ. Вместе с двумя другими Т-800 они загнали своих пленных в один из бункеров. Терминаторы обнаружили десять бойцов, сохранивших верность Сопротивлению, которые были взяты в плен «Армией повстанцев» и содержались здесь. Кроме Кертиса, в траншеях и туннелях, окружавших ранчо, живых никого не осталось.

Она знала почти всех здешних бойцов Сопротивления. И это из-за того, что она здесь выросла: она всё здесь знала. Среди этих десятерых были пожилые мужчины, женщины и несколько детишек, которых она не знала, поскольку провела большую часть последнего десятилетия вдали от Аргентины. Питер Рэнли, пожилой работник на ферме, которого она лично знала, когда была еще совсем ребенком, пожал ей руку, поблагодарив ее. Теперь он был весь седой и хилый, и был похож на сухой листик, которого может сдуть ветром, но она знавала его еще таким, когда на руках у него были мощные мышцы, а волосы были густыми и черными.

«Об одном я только сожалею, что получилось так долго», сказала она.

С помощью Терминаторов она вооружила уцелевших оружием, изъятым у «Восставшей Армии». Следующим вопросом было, что делать с теми, кто сдался. Она почти пожалела, что приказала Терминаторам свести к минимуму количество жертв. Терминаторы никогда не спали, и, конечно же, могли бы их охранять, но на такое количество людей могло потребоваться слишком много сил. А после того, что они сделали с эстансией, и с учетом того количества людей, которых они безжалостно убили в ходе своего нападения, она не чувствовала в себе никаких порывов к милосердию.

Первым делом нужно было допросить их, и Терминаторы могли ей в этом помочь. Она не собиралась никого пытать или унижать — она считала себя выше этого — однако она хотела их припугнуть, с помощью Терминаторов. Затем они приступят к составлению плана действий против «Восставшей армии» и других ополченцев, контролировавшихся местными полевыми командирами. Пройдет несколько недель, и любой присоединившийся к полевым командирам пожалеет о том, что решил примкнуть к мятежу. Она собрала всех, расставив по местам, и освобожденных пленных, и членов «Восставшей армии», в большом помещении с бетонным полом, которое ее родители много лет назад оформили под зал для собраний. Он был задуман как место для решения текущих вопросов, если грядущая мировая война, ядерные взрывы и радиоактивные осадки вынудят семью и ее рабочих жить долгое время под землей. Терминаторы загнали членов «Армии повстанцев» туда в угол. Сопротивляться никто не посмел. Прямо перед ними она приказала Терминаторам не допускать ни малейших попыток побега и стрелять на поражение. Если эти убийцы и неблагодарные сделают что-нибудь подобное, это будет на их собственной совести.


«Отлично», сказала она всем. «Я намерена приказать Терминаторам отыскать всех погибших — с обеих сторон. Утром все они будут достойным образом погребены. Терминаторы могут работать всю ночь после того, как мы отыщем всех. Это пока лучшее, что я могу сделать по соображениям человеколюбия. А вы, поднявшие мятеж, просто должны быть благодарны, что мы все же проявили к вам милосердие. Мне нужно будет допросить вас, и я не жду от вас имен, званий, личных кодовых номеров и всего такого прочего. Мне нужно получить точную информацию. Вы пойдете на сотрудничество, если поймете, что это вам во благо, и если вам захочется в дальнейшем получить прощение. С нашей точки зрения, вы предатели нашего дела, а не какой-нибудь там благородный противник».

«А ты, значит, благородная?», спросила одна из них — женщина, которая находилась в Хамви, в числе первых атаковавших их.

Один из Терминаторов нацелился своим автоматом прямо ей между глаз. «Не стреляй», спокойно сказала Сесилия… а затем ответила этой женщине: «Не скули тут, потому что ты выбрала не ту сторону, какую нужно».

«Иди к черту», сказала женщина. «Зачем ты явилась сюда вот с этими…? Теперь это разборки между людьми. Скайнета больше нет. Вы предали всех нас, задействовав машины».

Сесилии пришлось рассмеяться. «Вы думаете, это вы тут «хорошие»? Если бы ты только знала, о чем говоришь». Терминаторам же она сказала: «Сторожите их. Вы знаете, что вам приказано делать».

Когда она выходила, чтобы связаться по радио с генералом Коннором, ближайший к ней Терминатор сказал: «Так точно».

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

НЬЮ-ЙОРК, 5 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Джон проспал пару часов на никем не занятой верхней койке, даже не став снимать шинель и сапоги. Когда он проснулся, Джейд и Антона нигде не было видно. Он предположил, что они просто вышли, чтобы обсудить свои планы. Сара, казалось, спала на кровати рядом, но сразу же открыла глаза, как только он пошевелился. Она была настороженной, как кошка, и всегда такой была.

В зал вошли генерал Коннор, Габриэла и Айзек, разговаривавшие нормальными голосами, не так что бы тихо, хотя в то же время и не крича. Должно быть, он услышал их во сне. «Ну, что слышно?», спросила Сара, опустив ноги на пол.

«Сесилия вышла с нами на связь по радио», сказал генерал.

Она тут же напряглась, не выдав голосом никаких эмоций — ни страха, ни волнения, ни надежды. «И что там?»

«В основном отличные новости».

«А именно?»

«А именно то, что у них кое-какие успехи. С Сесилией все в порядке».

Джон оглядел лица присутствующих, пока генерал говорил — сначала мамы, затем Габриэлы, вернувшись затем вновь к генералу. «А каковы же плохие новости?», осторожно спросил он.

«Прежде всего, много хороших новостей. Мы вернули себе эстансию, в том числе бункеры. Они целы, но на поверхности от поместья ничего не осталось. Каско разрушен».

«Сволочи!», воскликнула Сара, отведя взгляд лишь на секунду. Затем она посмотрела генералу прямо в глаза. «А как остальные? Есть выжившие в поместье?»

«Большинство защитников жестоко убиты «Восставшей армией», сказала Габриела, понизив голос. «Сесилия и Терминаторы спасли некоторых взятых в плен. Еще один выжил, молодой парень, Кертис Суарес. «Восставшая армия» приняла его за мертвого, погибшего в траншее. И это была их ошибка — Сесилия сказала, что он прекрасно сражался».

Джон не помнил Кертиса Суареса из эстансии… по тем временам, когда он жил там в начале 1990-х годов. Он знал семью Суареса, который работал на Рауля Техаду, но Кертис родился позже.

Сара впилась в него глазами: «И что там теперь?»

«Восставшая Армия» понесла тяжелые потери», сказал генерал. «Сесилия взяла большое количество пленных».

«А именно?»

«Человек двадцать. Мы потеряли только одного Терминатора и захватили значительную часть вооружения и автомобили противника. Она допросит пленных и предложит план действий для уничтожения полевых командиров. Ясно, что ей понадобится подкрепление. Во всяком случае, придется организовать там лагерь для военнопленных, пока все это не закончится, и поработать с людьми, которых мы захватили. Не хочется, чтобы тюрьмой управляли Терминаторы… Я повидал немало концлагерей под управлением машин Скайнета. На такой шаг я пойти не готов. Нам понадобятся добровольцы, а также нужно будет отправить туда еще дополнительных Терминаторов».

Минуту спустя в зал вошли Джейд с Антоном. «Есть новости?», спросила Джейд.

«Я только что ввел всех, кроме вас, в курс дела», сказал генерал. «Расскажу вам об этом через минуту. Главный смысл в том, что Сесилия со своей группой Терминаторов отбили поместье Техады у «Восставшей армии». Завтра она снова свяжется с нами, когда узнает больше. А затем мы подумаем, что еще предстоит сделать в Южной Америке».

«А как насчет нас?», спросил Джон. «Я имею в виду, теперь?»

«Теперь? Завтра мы все немного отдохнем и тщательней обдумаем все планы. А послезавтра мы уничтожим этих воздушных роботов-убийц. В этом отношении ничего не изменилось. После этого я возвращаюсь в Колорадо. Надеюсь, вам захочется отправиться туда вместе со мной. Ты, Сара… и все вы, здесь присутствующие, кроме Айзека».

«Отлично», сказал Джон. «Вот теперь все начинается по-настоящему».


ПОМЕСТЬЕ ТЕХАДЫ.


Сесилия разыскала фонарик и махнула рукой одному из Т-800. «Пойдем со мной. Нужно еще кое-что сделать». Снаружи, недалеко от бункеров, они оставили лежать на земле ту сильно поврежденную Терминаторшу. Она приказала ей прекратить боевые действия против отряда «Восставшей армии», так что она все еще должна была находиться там. Так как ей оторвало одну ногу, она теперь была небоеспособна. О ремонте и речи быть не могло — у них не имелось для этого такой техники. Единственное, чего они ни за что не могли допустить, это попадания оставленных на поле боя боевых машин Скайнета в чужие или не те руки, пусть даже в будущем, пусть даже в отдаленной перспективе нескольких лет, десятилетий, или даже столетий.

Они поставили остальных Терминаторов охранять пленных из «Армии повстанцев», теперь они подчинялись Кертису, если что-то пойдет не так, и им понадобятся приказы. В небе теперь было совершенно темно, она несколько часов допрашивала пленных, дав возможность справиться с этим в основном Терминаторам. И это того стоило: теперь она знала об «Армии повстанцев» гораздо больше, чем раньше, до того, как она начала допросы. Но были и другие дела, которые не могли ждать.

«Ты сможешь найти поврежденного Терминатора?», спросила она. «Ту, которую мы оставили здесь?»


«Так точно», сказал Т-800. «Мои инфракрасные датчики засекли ее. Она по-прежнему генерирует тепло». «Отведи меня к ней, а затем уничтожь ее». «Это нецелесообразно. Она ценная вещь». «Я это знаю. Просто сделай это. Я тебе приказываю». Не сказав ни слова, Т-800 повел ее туда, где лежала на земле сильно поврежденная Т-799, совершенно неподвижная. Т-800 протянул руку вниз, к Т-799, крепко обхватив ее за голову своей мощной когтистой лапой, а затем снял с нее скальп, оторвав верхний слой волос с мясом и обнажив сверкнувший под ним блестящий металлический «череп», освещенный фонариком Сесилии.

Сесилия присела, всмотревшись с более близкого расстояния в небольшую круглую область на поверхности черепа, повыше правого виска, с небольшим углублением и головкой винта. Она уже видела это раньше, хотя и не так часто. Самым быстрым способом Терминатора обычно можно было уничтожить, расстреляв его с некоторого расстояния из оружия, которого у них здесь не было, из какого-нибудь мощного плазменного устройства. «Ты можешь это вскрыть?», спросила Сесилия. «Поверхность слишком гладкая», сказал Терминатор. «Я не смогу это вскрыть, не нанеся повреждений. Есть альтернативная возможность, но в этом случае мне понадобятся инструменты. Какие будут указания?»

Она и так понимала, что Терминатор может нанести себе повреждения — возможно, лишь только мясу на своих пальцах. Мастерские эстансии подверглись сильным повреждениям, они были практически полностью разрушены, однако особой сложности отыскать такие инструменты, как ножи и отвертки, посреди обломков не было. Она указала на ближайшую мастерскую и сказала: «Найди то, что тебе нужно».

«Так точно».

«Фонарик нужен? Тебе хорошо все видно?» В эти темные, беззвездные и безлунные ночи человеку были слишком сложно работать без искусственного освещения, но для Терминаторов с их датчиками дело обстояло совершенно по-другому. К тому же, его «глаз», функционировавший также и в инфракрасном диапазоне, собирал весь возможный свет, действуя подобно приборам ночного видения.

Терминатор, казалось, обдумал ее вопрос. «Оставь его у себя», сказал он. Он направился к мастерской, на которую она указала, раскидал в стороны развалившуюся каменную стену и прочие обломки, а затем в течение нескольких минут с шумом рылся где-то там внутри. Затем он вернулся с полной пригоршней отверток и режущих инструментов. Опробовав их, у него затем ушло еще несколько секунд на отвинчивание двух небольших винтиков на противоположных сторонах этого круглого участка в черепе, а затем он снял защитную крышку и, наконец, извлек оттуда устройство, которое, казалось, состояло из хитроумно соединенных между собой квадратных кубиков.

«Наночип», сказала Сесилия.

Сжав в могучем своем кулаке процессор Дайсона, Т-800 раскрошил его, превратив в бесполезный и неузнаваемый кусок гнутого металла. «Уничтожен», сказал он.


НЬЮ-ЙОРК, 6 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


На этаже над казармами была оборудована мастерская. У входа в нее на страже стояла крупная женщина, вооруженная дробовиком и гранатометом, хотя сегодня там собралось столько огневой мощи, что она могла ни о чем не беспокоиться. Рядом с ней сидела лохматая собака несколько непрезентабельного вида. Посреди верстаков, станков, автомобильных запчастей, разобранных двигателей, электроинструмента, сварочного и электрического оборудования, оружия, ожидающего ремонта или усовершенствования, а также самодельного оружия имелось довольно просторное пространство, где с десяток мужчин, женщин и детей собрались вокруг небольшого костерка, некоторые из них завернулись в потертые одеяла. Лица и тела многих из них были изуродованы ранами или шрамами. У большинства из них не хватало многих зубов. У двух-трех из них в глазах был безумный взгляд, словно они видят демонов.

Другие пятнадцать человек стояли вокруг металлического ящика, который Джон с друзьями привезли из Европы. Рядом с ним стояли генерал Коннор, Джейд и Антон, все они были вооружены лазерными винтовками, а бригада сварщиков тем временем срезала болты, чтобы открыть ящик. Стоявшие чуть дальше Джон и Сара навели на ящик свои дробовики. Рядом с ними стояли Габриэла, Айзек и еще несколько человек, все хорошо вооруженные. Часть из них были людьми Айзека; а часть — канадскими и испанскими бойцами, прилетевшими сюда на Геркулесе.

Похоже на открытие гроба вампира, подумал Джон. Не знаешь, что может произойти, когда выпустишь его, то ли он будет лежать там беспомощно, сложив руки на груди — легкая мишень для твоего ножа или кола. Или же он выскочит из гроба и вопьется тебе в горло своими длинными, острыми, окровавленными клыками.


Сварщики закончили свою работу, и вперед шагнул Антон с двухметровым ломом в одной руке и лазерной винтовкой в другой. Он не воспользовался ломом в качестве рычага; вместо этого он со всей силы ударил им по тяжелой металлической крышке и потряс тем самым весь этот ящик. Он нанес новый такой же удар, просто пытаясь ослабить тесно пригнанную к краям ящика крышку. Затем, довольный тем, что обнаружил трещину, он вставил в нее загнутый конец лома — по-прежнему одной только рукой — и разогнул, высвободив ее. Он бросил инструмент на пол и положил винтовку, просунул пальцы под крышку, а затем внезапно поднял ее, применив огромную силу. На мгновение показалось, что пальцы его сорвались, но затем он просто сорвал тяжелую крышку с ящика с такой же легкостью, как обычный человек снимает с апельсина корку и выбрасывает ее.

«Отлично», сказал он. «Давайте посмотрим, что тут у нас».

В ящике ничто даже не шевельнулось. Джейд шагнула вперед, прикрывая Антона, а за ней последовали и остальные, столпившись вокруг. К ним присоединились и некоторые из тех, кто сидел у костра; остальных же происходящее вовсе не заинтересовало. Внутри ящика Джон увидел серебристое тело, похожее на абстрактную бесполую скульптуру. Это был менявший формы и облик Терминатор Т-1000, изготовленный из жидкометаллического полисплава, прочнее стали.

«И что мы с ним будем делать?», спросила Габриела.

«Мы не станем рисковать», сказал Антон, вытащив руками из ящика неподвижно застывшего Т-1000. Он подошел к ближайшей стене и прислонил его к ней, туда, где все могли ясно его рассмотреть. На него было наведено штук пятнадцать различных стволов. Малейшее его движение повлекло бы за собой немедленную экстренную реакцию. Джону прекрасно было известно, каким умелым убийцей мог стать любой из таких монстров, как только он придет в рабочее состояние. Он сражался с одним из них в своем собственном мире, а затем еще с двумя, буквально несколько недель назад, в горах Испании. Тот, который намеревался убить его в 1994 году, был уничтожен только тогда, когда его сбросили в резервуар с расплавленной сталью… и он исчез там, расплавившись, вещество, из которого он состоял, растворилось в стали на молекулярном уровне. В 2001 году он сражался с Т-ХА, отправленным из Мира Джейд и сделанным из того же материала. И всякий раз он убеждался в том, что всё сделанное из микрополисплава являлось почти неуничтожимым.


Но Терминатор так и не пошевелился. Похоже, у него не было задач, которые он должен был выполнять теперь, когда Скайнет был уничтожен. Он являлся чем-то вроде телохранителя для Скайнета и имел задание защищать оборудование смертоносного компьютера. «У него могут быть какие-то резервные инструкции», сказал Антон. «Чем меньше мы его тревожим, тем лучше, пока мы не установим, каким образом он запрограммирован».

Они много раз обсуждали это за последние шесть недель, какого рода технику безопасности им необходимо соблюдать при работе с Т-1000. Идеального варианта не существовало, однако они разработали некую систему. «Отлично», сказал генерал Коннор сварщикам. «Теперь просто отрежьте ему одну руку, примерно между локтем и кистью. Затем мы уложим его обратно в этот чертов гроб и отнесем это туда же, на то же место, где мы его и держали».

«Тем не менее, по-прежнему он будет находиться под охраной», сказал Айзек. Это была перестраховка, а не вопрос.

«Да, по-прежнему под охраной. И кроме того, мы таким же образом будем держать под охраной и руку тоже. Мы не позволим этой штуке пропасть из виду ни на мгновение. Возможно, на данный момент это самая опасная машина в мире — она и еще ее близнец там, в Испании».

«Положите его сюда», сказал один из сварщиков, указывая на место возле своего оборудования. Антон передал свою винтовку Джейд, которая навела на цель обе эти огромные пушки. Антон перенес Т-1000 туда, куда его попросили.

Пока сварщики занимались своим делом, смертоносный Терминатор оставался неподвижным.

«Мне плохо становится просто от того, что я нахожусь рядом с этой тварью», сказала Сара, хотя ничто ни на лице ее, ни в ее позе, не указывало на отсутствие мужества — а лишь на ненависть и решимость. Она была готова выстрелить в любую минуту.

«Мне тоже, Сара», сказала Джейд. «И всем другим тоже».

Рука оторвалась аккуратно, сработано было чисто, и она упала на пол. Габриэла наклонилась, чтобы поднять ее. Джон ожидал, что она перейдет в жидкое состояние и попытается вернуться обратно, воссоединившись с телом Терминатора. Однако никаких таких попыток она не сделала. Габриэла подняла руку, проверяя ее на вес, плотность и прочность, и не говоря ни слова. В этом мире Терминатором Т-1000 был убит ее муж. Ему стало любопытно, о чем именно она сейчас думала.

«Отлично», сказал генерал Коннор. «Мы получили то, что хотели. Убери эту штуку обратно в ящик, Антон, ради Бога. И уберите эту проклятую тварь с глаз моих».


6–7 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА, НЬЮ-ЙОРК, ШТАТ ВИРДЖИНИЯ.


В эту ночь Джон ополоснул лицо и верхнюю часть туловища над металлической раковиной в помещении, находившемся рядом с казармой. Тускло освещенный тоннель вел отсюда к выгребной яме, выкопанной во глубине земли, в ста ярдах ниже. По стене у разбитого зеркала, водруженного над раковиной, прополз огромный черный таракан длиной в 3 дюйма (8 см). Подумаешь, ерунда.

Он вытерся порванным потертым полотенцем, а затем направился к койке. Его все еще мутило после перелета через Атлантику, и он очень плохо спал, как никогда прежде. Утром ему придется сражаться с воздушными Охотниками-Убийцами Н-К, плечом к плечу с Сарой, Специалистами и новыми их товарищами. И в который уже раз он будет рисковать жизнью. Самое меньшее из того, что он мог сделать, чтобы к этому подготовиться, это хотя бы более или менее прилично поспать, постараться, чтобы у него была ясная голова, когда он столкнется с врагом. Он бросился на матрас, попытавшись устроиться поудобнее. Каркас скрипнул, когда он пошевелился, а это его раздражало, поскольку он боялся, что проснутся другие, лежавшие в своих койках рядом с ним.

Ему казалось, что он так и не заснул, однако затем он обнаружил, что кто-то трясет его сильной рукой, пытаясь его разбудить, и кто-то держит перед ним фонарь. Джон прищурился и увидел, что это был Антон. «Мы с Джейд всех будим». Джон догадался, что у Специалистов, вероятно, имелись какие-то средства или способы, позволявшие им спать лишь необходимое количество времени.

Через минуту к ним присоединилась и Сара, а затем Джейд и все остальные. Пора было приступать к делу.

На аэродроме с ними попрощался генерал Коннор. Джон пожал ему руку перед тем, как залезть в «Блэк Хоук». «Удачи», сказал генерал. «Возвращайтесь живыми и невредимыми».


Ответить на это было нечего. Джон в ответ крепко пожал ему руку, а затем поднялся на борт вертолета. В этом рейсе у них не будет никаких сложных вспомогательных технических средств, которые использовались при полетах в его мире — никаких наземных радаров, погодных спутников, GPS. Они будут следовать по курсу, пользуясь лишь компасом, к последнему известному им местонахождению разведгруппы, которая была уничтожена Хантер-Киллерами Скайнета. Если они столкнутся с плохой погодой, то и бог с ним: им тогда придется лишь повернуть назад и попробовать в другой раз. Он слышал о бурях со скоростью ветра 300 миль в час — погода повсюду в мире стала неустойчивой и ужасной. Во время перелета через Атлантику они не столкнулись ни с чем таким плохим, но кто знает, всякое случается. Мало что из находившегося на поверхности земли было способно выдержать такие ветры, и им лишь придется принять решение самим, если произойдет что-нибудь подобное.

Внутри «Черного Ястреба» было не комфортнее, чем в Геркулесе. Его задний отсек был почти полностью лишен всего, однако ощетинился оружием. На передних окнах с обеих сторон были установлены плазменные лазерные пушки, снятые с одной из больших машин Скайнета — наверное, с наземного или воздушного Н-К — а затем приспособленные для управления человеком. В подкрыльевых гондолах у него находились ракеты «Хэлфаер», которые были весьма эффективны в применении против низколетящих аппаратов, таких, как воздушные Хантер-Киллеры, хотя у них было всего лишь пять таких ракет, а не полные комплекты из шестнадцати штук, которые можно быть установить в подвесках, по четыре в каждом блоке. Сокращение запасов боеприпасов становилось проблемой по мере приближения войны к своему завершению.

Сара пилотировала «Черный Ястреб» вместе с испанский пилотом по имени Рамирес. Джон и Джейд заняли места за кабиной в качестве стрелков-наводчиков, управлявших лазерными пушками и ракетами. Их сопровождали двигавшиеся по земле два джипа Хамви и один из переделанных грузовиков с платформами, все они были хорошо оснащены пушками, способными сбить H — К. Антон ехал в кузове одного из Хамви, управляя лазерной пушкой, похожей на те, что стояли на «Черном Ястребе». На других автомобилях были установлены крупнокалиберные зенитные пулеметы. В этих машинах вместе с Антоном и другими стрелками находились и другие бойцы, которые должны были в случае необходимости их заменить, или же сражаться иными способами, применяя подствольные гранатометы и РПГ.


Это была грозная сила, но лишь чуть более грозная, чем та экспедиция, которую Хантер-Киллеры уничтожили неделю назад. И все же теперь у них были Специалисты, а также и другие преимущества. После того, через что они прошли вместе с Сарой, и понаблюдав за тем, как действуют Джейд и Антон, Джон чувствовал себя неплохо в таких условиях. Они так много пережили, что он не мог поверить, что здесь все кончится. Одно было ясно: как только они вступят в боевой контакт с Н-К, развязка, вероятно, будет очень быстрой. Они имели возможность уничтожить боевые машины своими ракетами, или, возможно, прямыми попаданиями своих лазерных пушек, но и Хантер-Киллеры были способны сделать то же самое с ними, столь же эффективно. И все же они должны были победить и вернуться. От этого так многое зависело.

Он не столько боялся, сколько осознавал свою собственную значимость в масштабах всего происходящего в целом. Неожиданно его насмешливая, нараспев произнесенная колкость «Я слишком важен» вовсе не показалась смешной. Он должен был помочь Джейд и Антону, и ему нужно было вернуться в свой мир, чтобы продолжить борьбу там. Когда они с Сарой покинули свой мир, они доверили эту борьбу людям из правительства, которые знали о Кибердайне и Скайнете — Джеку Риду и Саманте Джонс из Пентагона. Но он не мог полностью положиться на чужих людей в решении этой задачи, а Кибердайн никогда не уймется и не остановится.

Пока они двигались на юг и вглубь континента, поднялся сильный ветер, поднявший пыль в полупустыне внизу, и в воздухе стало холоднее. Прошло несколько часов, а «Черный Ястреб» продолжал медленно лететь вперед, не отрываясь от автомобилей на земле, которым приходилось преодолевать разбитые дороги, проезжать через разрушенные города и ехать по еще более протяженным холмам и долинам, и все они задыхались от пыли под тусклым, лишенным солнца небом. Затем Сара выкрикнула им из кабины: «Впереди по курсу проблемы!»

Джейд тоже это заметила, из своего окна слева. Она мгновенно среагировала, развернув свою лазерную пушку. Со стороны правого окна ничего опасного не появилось. Сара повернула вправо, дав возможность Джейд выстрелить прямо в цель. Джейд открыла огонь, не обращая внимания ни на что другое, а вертолет тем временем стал набирать высоту. Сара, должно быть, пыталась получить преимущество.


Джон тоже стал действовать. Ему нужно было захватить цель ракетами «Хэллфаер» и поразить ими противника как можно быстрее, до того, как он сможет уничтожить вертолет и машины на земле. Но тут раздался взрыв. Его силой «Блэк Хоук» отбросило в небо, как футбольный мяч.

Еще до того, как Антон заметил воздушных Хантер-Киллеров, Джейд сказала ему, что они приближаются, передав это ему с помощью своего горлового микрофона. Лишь спустя несколько секунд они стали заметны с земли, они неслись над пыльной равниной, словно черные ангелы смерти. Внезапно они поднялись в небо; должно быть, они заметили вертолет и хотели получить преимущество большей высоты. Н-К предназначались главным образом для охоты на людей, находившихся внизу, на земле, а не для борьбы с другими противниками в воздухе, и их лазерные пушки были установлены таким образом, что подходили главным образом для стрельбы вниз.

«Черный Ястреб» качнулся вправо и открыл огонь одной из своих лазерных пушек. Антон воздержался от огня на некоторое время, пока Хантер-Киллеры были вне зоны досягаемости. Сидевший рядом с ним в Хамви один из бойцов Айзека из Нью-Йорка, поджарый и жилистый человек по имени МакЛой приготовился открыть огонь из гранатомета. В этот момент один из Н-К выпустил самонаводящуюся ракету, нацеленную в «Черного Ястреба». Второй же из них выпустил две ракеты по автомобилям на земле. Сара, управлявшая вертолетом, увернулась — резко повернув вправо и пытаясь забраться выше. Антон и два других стрелка открыли огонь с земли, защищаясь от ракет, но уцелеть после такого расстрела с воздуха выходило за грани обычных человеческих возможностей. Только у Антона был такой шанс.

Молнии раскаленного лазерного света выстрелили по ракетам, пока вертолет продолжал подниматься вверх. Ракеты, направленные в «Черного Ястреба», взорвались, не долетев до своей цели. Джейд, должно быть, добилась своей цели. Антон безмолвно ей крикнул: Молодец!

Спасибо, Антон.

Ни один из них не потерял концентрацию, пытаясь защититься от ракетных атак Н-К. Антон попытался залить лазерным огнем все остальные ракеты, даже тогда, когда водители уворачивались от возможного попадания, переключая передачи, давя на газ и тормоза и отчаянно петляя по открытому пространству. Остальные артиллеристы стали палить в ответ из своих мощных зениток, но это было бесполезно. Антон почувствовал, что попал в полосу, в какую-то зону, словно оказавшись на волне, как он делал это в юности — до Судного дня, в своем мире, когда море превращалось в чудовище разрушительной бури с титаническими, непредсказуемыми волнами. Он ехал в задней части Хамви, поднявшись там на ноги и стреляя из своей лазерной пушки, казалось, предвосхищая действия водителя еще до того, как он их успел совершить.

Оказавшись на этой полосе и в этой зоне, он компенсировал всё — движение машины у него под ногами, движения самих ракет, когда они навелись на цель — и ничто не могло помешать ему выстрелить и сбить, по крайней мере, одну ракету прямо в воздухе. Ничто.

Одна ракета взорвалась, однако лишь в пятидесяти футах, ударная волна отправила Хамви Антона во вращение и сбила Антона с ног, но второй взрыв полностью уничтожил второй Хамви в огненной вспышке.

Прошло всего несколько секунд. «Блэк Хоук» сбился с курса, но быстро исправился, Антон это увидел, когда на несколько мгновений растянулся на спине. Второй Хамви теперь превратился в горящие обломки, ни одного выжившего там, похоже, не было. В передней его части был виден небольшой пожар, а в небо оттуда повалил дым. Когда Антон выпрямился и вновь навел свою лазерную пушку, «Черный Ястреб» произвел ответный выстрел, выпустив четыре ракеты «Хэллфаер», но один из Хантер-Киллеров стал отстреливаться лазерными молниями, поразив бронированное покрытие вертолета и пробив в нем отверстие. Одна ракета взорвалась лишь секундой позже того, как вылетела из своей подвески, встряхнув закачавшийся «Черный Ястреб», который, должно быть, получил из-за этого новые повреждения.

Антон выстрелил в H — К, но они были слишком высоко в воздухе; на такой дальности лазерный огонь неэффективен. И хотя он точно попал в цель, его выстрелы не нанесли повреждений металлическому покрытию Хантер-Киллеров. МакЛой выстрелил из своего РПГ, опустившись на одно колено и уводя обратную взрывную волну от Антона. Граната не долетела до цели и не нанесла никаких повреждений. Двое находившихся на платформе грузовика выстрелили из установленной на ней 20-мм зенитки и из 40-мм подствольного гранатомета, и оба безрезультатно.


Вторая ракета, вылетевшая из «Черного Ястреба» взорвалась в воздухе, далеко от своей цели. Несмотря на скорость, с которой летели «Хэллфаеры», их траектория была слишком предсказуемой и относительно легко просчитываемой машинами с таким интеллектом, как Н-К. Но две ракеты точно поразили цель, уничтожив один из Хантер-Киллеров в огненной вспышке и разбросав по небу его обломки, которые разлетелись в разные стороны пылающими дорожками, словно гигантские оранжевые усики. Когда он быстро рухнул на землю, вертолет выстрелил последней своей ракетой. Н-К ответил ему стеной лазерного огня, уничтожив ракету, его не повредившую, в пятидесяти футах от цели. Черт! «Черный Ястреб» приземлился в двух сотнях ярдов, а последний остававшийся Н-К тем временем сделал огромный круг в воздухе, готовясь к атаке, словно пикирующая вниз хищная птица. Хамви с Антоном и переделанный грузовик помчались по пыльной земле к сбитому вертолету, готовясь защищать его.

Антон вновь безмолвно спросил в свой ларингофон: Что там у вас?

Нужно оценить повреждения, ответила Джейд. Может, они не такие уж и серьезные, но мы не можем рисковать взлетать снова.

Не прекращая разговаривать с Джейд, он прицелился в Охотника-Убийцу. Н-К больше не выпустил ни одной ракеты. Возможно, у него они тоже закончились, в этом случае он будет полагаться лишь на свои лазерные пушки, чтобы сжечь их, как траву. Ты ранена? Спросил он. Кто-нибудь у вас ранен?

Нет, Антон, здесь ничего серьезного. Сара превосходный пилот. Несколько порезов и ушибов, мелкие раны. Винты севшего «Черного Ястреба» стали вращаться медленней, хотя они по-прежнему поднимали вверх массу пыли.


Ладно, сказал он в микрофон. Когда Хантер-Киллер открыл огонь, Антон уже ожидал этого. У него было превосходное чувство дальности стрельбы вооружений этого мира. Он выстрелил вверх в Н-К пылающими молниями. У него были прекрасные шансы уничтожить эту машину любой из них. «Черный Ястреб» не был приспособлен к ведению боя с земли. Оружие Антона, его навыки и быстрая реакция намного превосходили способности всех других людей, за исключением разве что Джейд.

Антон, давай, сбей Хантер-Киллера, сейчас! Крикнула ему Джейд.

Сделано, сказал он, выстрелив еще раз. Он попал в одну из орудийных башен Н-К, а затем нанес еще один смертельный удар, который вывел из строя турбодвигатель. Но остальные лазерные пушки развернулись и нацелились в него, выбрав его в качестве своего наиболее опасного врага. Ослепительная молния пронзила Хамви по центру, и водитель его потерял управление. Еще одна молния ударила Антону в бедро, после того, как он выстрелил еще раз, вызвав взрыв в хвосте машины. Хантер-Киллер развернулся на 180° вокруг своей центральной оси, а затем его центральная часть прогнулась, и он начал падать вниз, однако его лазерные пушки все еще продолжали стрелять. Одна из них прострелила поврежденный «Блэк Хоук». Вторая поразила Антона в грудь.

Это было последнее, что он успел осознать в своей жизни.

«Антон! Нет!» Джейд бросилась к нему из вертолета, а Н-К тем временем что-то проревел с неба, все еще продолжая палить из своих пушек, а затем врезался в землю и затих. Антон сбил его, но какой ценой?

Джон побежал за ней, оступившись в пыли и упав.

Хамви занесло, а затем он остановился в пятидесяти ярдах от них — Джейд преодолела это расстояние за несколько секунд. Джон поднялся на ноги и догнал ее, она кинулась в кузов машины, где опустилась на колени и прижала к груди голову русского великана, сжав ее в крепких своих объятиях. Антон весил, должно быть, 250 фунтов (113 кг), но она взяла его на руки и подняла его к своей груди, как тряпичную куклу. Глаза ее наполнились слезами отчаяния, которые потекли по безукоризненно правильным чертам ее лица.


«Нет, Антон. Пожалуйста!» Затем она посмотрела на Джона, на лице ее появилась еле заметная скорбная улыбка, и она покачала головой. «Я обманываю себя. Он мертв, Джон».

Сердце Джона сжалось. Антон не дышал, равно как и тот, кто сражался здесь вместе и рядом с ним — МакЛой. Они потеряли столь многих в этой борьбе, но потеря Антона являлась сокрушительным ударом.

Даже когда погибли люди в другом Хамви, на мгновение показалось, что это того стоило, когда он понял, что они все так храбро сражались и уничтожили оба Хантер-Киллера. Сара блестяще пилотировала вертолет; Джон на отлично справился с пусками ракет. И еще несколько секунд он продолжал лелеять надежду, что Антон вновь сумеет пережить и это. Он уже видел, как этот человек вынес страшные мучения, сумев пережить тяжелейшие раны и ожоги, а затем смог полностью восстановиться за несколько часов. Казалось, его просто невозможно было остановить. Антон был специально так модифицирован, генетически и кибернетически, чтобы иметь возможность восстановиться после всего, что не убило его мгновенно, но теперь он встретил равного себе противника.

Джон вспомнил смерть первого Специалиста, свидетелем которой он реально был сам — Роберта Бакстера, в Мехико, пораженного прямым попаданием луча плазменной лазерной винтовки. Оставшиеся в живых Специалисты спасли и забрали с собой его тело. Джон вспомнил то, что они тогда сказали. Джейд сказала: «Существуют такие вещи, которые даже мы не сможем пережить». И вот теперь и Антон погиб таким же образом, сраженный еще одним этим ужасным лазерным оружием.

Водитель Хамви вышел из машины, он каким-то чудом остался в живых. Лазерными вспышками было убито два человека в задней части машины и поврежден двигатель Хамви, но водитель уцелел, даже сумев справиться с управлением и применив к автомобилю аварийный останов.

Джейд покачала головой, убитая горем. «Он погиб. Я единственная, кто осталась». Это было похоже почти что на протест, как будто она считала, что Джон мог что-то с этим поделать. Кроме того, это был протест против несправедливости жизни, против мироздания, которое было бесстрастным к гибели лучших людей, которых убивали, как каких-то паразитов. Она поднялась на ноги, медленно, таким замедленным движением, которое казалось неестественным для нее, этой женщины, которая была способна бегать со скоростью выстрела из катапульты, или наносить удары быстрее, чем был их способен заметить глаз человеческий. В отчаянии она подняла руки. «Думаю, я никогда не примирюсь с этим — с тем, что Антон мог погибнуть. Как и все остальные».

К ним подошли Сара и Рамирес. И подъехал грузовик с платформой. Водитель и еще трое с ним, сидевшие сзади, кажется, все были целы и невредимы. Им не удалось нанести какой-нибудь ощутимый урон Хантер-Киллерам, но, по крайней мере, они храбро сражались, уворачиваясь от их огня и вступив с ними в бой со своим относительно слабым оружием.

Сара посмотрела на Антона, потом на Джейд, когда она еще раз покачала головой. «Мне горько, Сара», сказала Джейд. «Мне так жалко».


«Нет», сказала Сара. «Это мне очень жаль. За все случившееся. Я…» Она покачала головой в отчаянии. «Смерть Антона была прекрасна. Никто другой не смог бы этого сделать. Он сделал то, что должен был». Она взглянула на МакЛоя, а затем на горящий Хамви. «Кто-нибудь, проверьте тот Хамви. Может, там есть кто-то живой». Но всем уже было все ясно, конечно. Водитель грузовика с платформой кивнул и вернулся к своей машине, отогнав ее к выгоревшему остову Хамви.

Глаза Джейд все еще были полны слез. «Так много погибших», сказала она. «И вот так всегда. Скайнет продолжает убивать. И так происходит всегда, в каждом из миров, в каждой вселенной. Даже не знаю, что мы сможем с этим сделать».

Сара раскрыла свои объятия, и Джейд шагнула к ней и обняла ее — осторожно, как понял Джон. Его мать была сильной, не слабее остальных, со всей мускулатурой, накачанными мышцами, сухожилиями и венами. Ни один неусовершенствованный человек не мог напасть на нее безнаказанно. Но Джейд была совершенно иной. Она была сильной, возможно, такой же сильной, как и Антон, хотя весила в два раза меньше его. Каждая клетка ее тела превосходила возможности обычного человека, и она могла серьезно ранить Сару, если бы не сдерживала себя. «Сара», сказала Джейд, «Я осталась одна, совсем одна…»

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ВИРДЖИНИЯ, 8 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Пока Сара и Рамирес осматривали «Блэк Хоук» и связывались по радио с базой, Джон пытался успокоить Джейд, которую он никогда раньше не видел такой расстроенной. «Антон много значил для тебя, правда?»

Они подтвердили, что в других Хамви выживших не было. Оба Хамви были выведены из строя, и все еще не было уверенности насчет «Черного Ястреба». Единственной машиной, в которой они могли быть уверены, был переделанный грузовик, который Хантер-Киллеры, вероятно, посчитали маловажной и низкоприоритетной для себя целью.

Джейд прислонилась спиной к этому грузовику, больше уже не плача. Глаза у нее даже не покраснели и не опухли, но это было больше связано с ее способностями к физическому восстановлению, чем со всем остальным. Выражение ее лица по-прежнему было несчастным. «Он был для меня словно вторым отцом», сказала она.

«А что с твоим настоящим отцом?»

«Если посетишь мой мир, ты с ним познакомишься. Моя мать погибла в войне со Скайнетом. Когда я покидала свой мир, мой отец — его зовут Хиро — был еще жив. Он был… и остается… одним из лидеров в городе Вила-Нова-ду-Сул».

«Ты хочешь, чтобы я отправился туда вместе с тобой?», спросил Джон. «В твой мир?»

«Да… нет». Она попыталась улыбнуться. «Не знаю. Не хочу видеть, как ты погибаешь. Погибло так много людей… и много тех, кто был мне близок. Иногда я чувствую…»

«Да?»

«Это так глупо», сказала она, сжав кулаки. «Я чувствую, будто все, кто рядом со мной, кто становятся мне ближе, всегда погибают. В моем мире, должно быть, многие из нас ощущают то же самое… и в этот мире тоже… просто потому, что так много людей погибло, и каждый, кому посчастливилось выжить, должно быть, знал многих из них. Ты это понимаешь, Джон?»

«Да… то есть я хочу сказать, думаю, что да. Возможно, моя мама чувствует то же самое. Терминаторы убили так много людей в ее жизни. Ее маму… моего отца Кайла. Это было еще до моего рождения, конечно. Даже девушку, с которой они вместе снимали квартиру тогда. И теперь Скайнет убил всех твоих… не знаю — товарищей. Так вы их называете?»

«Можно и так».

Двигатели «Черного Ястреба» завелись, и, казалось, его винты завертелись без особых проблем. Несмотря на повреждения кузова, которые он получил, оказалось, что у него все было в порядке с механикой.

«Мне кажется, что мама тоже испытывала симпатии к Антону», сказал Джон, говоря громче и наклоняясь к ней поближе, чтобы перекричать шум «Черного Ястреба». «Нечто вроде какого-то чувства. Вроде того, что, я не знаю, может быть, она была влюблена в него… или еще что-то. Но он ей точно нравился».

«Я знаю, Джон».

Он вспомнил, как умна и чувствительна Джейд, ее сверх-обостренные чувства. Немного было такого, о чем она не знала, в том числе и все то, что чувствовал он. В данный момент, правда, она казалась гораздо ближе к своему реальному возрасту, больше похожей на девочку-подростка — на ту, которая потеряла старшего наставника, которого она ценила и любила. Возможно, она была даже умнее и чувствительней Антона, подумал Джон, но она часто считалась с ним и уступала ему, уважая весь его жизненный опыт. Как она уже говорила ему, в этом мире ей не было равных, не было никого, кто мог быть как-то сопоставим с ней. Каково это — ощущать это и чувствовать себя такой?

«Так, и что теперь мы будем делать?», спросил он. «Мы уничтожили Хантер-Киллеров…»

«Давай дождемся Сару. Посмотрим, получится ли у нас воспользоваться вертолетом. Если нет, то у нас остается этот грузовик».

«Ты хочешь вернуться в Нью-Йорк?»

Уголки ее рта опустились, и лицо ее стало, как сталь. «Я хочу похоронить Антона и других погибших и закончить то, что мы начали».

«Хм, полностью с этим согласен».

Они проследили за тем, как «Блэк Хоук» поднялся в воздух и завис там на минуту, а затем полетел вперед на малой высоте и, накренившись, развернулся, вернувшись обратно и приземлившись на то же самое место, где он раньше стоял, подняв повсюду тучи пыли. Еще через минуту двигатели его выключились, и из него вышли Сара и Рамирес. Когда они направились к ним, Сара подняла вверх большой палец, однако сдержанно — никакого ощущения веселья в этом знаке не было. «Вроде бы всё в порядке», сказала она. «Можно двигаться, он пригоден к использованию».

«Круто», сказал Джон, тоже немного тихо, по соображениям приличия.

«Мы должны будем похоронить наших погибших», сказала Джейд. «А затем можно будет поискать других, тех, из экспедиции. После чего нужно будет найти базу Н-К».

«Это может быть опасно», сказала Сара.

«Ты же не боишься, правда, мама?», спросил Джон.

«Конечно, я напугана, Джон». Голос ее был холодным, а взгляд скорбным. «Я всегда чего-то опасаюсь, но дело не в этом. Когда это мешало мне делать то, что я должна была делать?»

«Я не имел в виду…»

«Дело в том, что мы можем потерять еще людей. Я думала не о себе».

«Конечно, нет», сказала Джейд. «Однако нам нужно будет это сделать. Кто-то должен это сделать».

«Знаю. И я буду в этом участвовать, конечно».

«Да. Я заметила, откуда летели Охотники-Убийцы, когда они здесь появились. Это позволит нам установить направление, откуда они прилетели. Мы должны будем отправиться туда и посмотреть, что там».

«Я уже обсудила это с Джоном — с генералом Коннором, то есть», сказала Сара. «Я связалась с ним по вертолетной рации».

«Ага», сказал Джон. «И как он это воспринял?»

«Он не обрадовался, когда узнал, что так много погибших — особенно в отношении Антона. Но он согласился оставить на наше усмотрение, сможем ли мы с этим покончить сегодня. И я с тобой полностью согласна, Джейд. Давайте отправимся туда».

«В «Черном Ястребе» могут быть какие-нибудь инструменты», сказала Джейд. «Нужно выкопать могилы».

Джон открыл рот, чтобы возразить — времени у них было не так много. Но с другой стороны, ему было хорошо известно, как быстро она умела работать. Она сделает большую часть работы сама, лишь при небольшой помощи остальных.

«Ладно», сказал он. «Но давайте только побыстрей».

***

Джейд бросила горсть земли в могилу Антона. «Ты присоединился к своим друзьям, Антон», сказала она. «Мы все любили тебя. Ты прекрасно сражался». Она остановилась на несколько секунд, глотая слезы. «Мне искренне жаль, что тебе пришлось умереть в этом чужом для тебя месте».

Затем они начали заполнять и засыпать могилы. Когда они закончили, Сара сказала: «Нам нужно найти процессоры и уничтожить их».

«Хорошо», сказала Джейд, глядя на обломки двух Хантер-Киллеров, разбросанные по всей пустыне, повсюду, их даже было не охватить взглядом. Их осмотр мог занять несколько часов. «Нам нужно будет пройтись по всем обломкам — но не сейчас. Это может занять слишком много времени, даже для меня». В течение нескольких секунд она задумчиво жевала нижнюю губу. «У нас будет для этого время — завтра или послезавтра. Но мне все-таки по-прежнему кажется, что нам нужно сейчас заняться кое-чем другим. Кто-нибудь со мной не согласен?»

Никто не стал ей перечить. «Я поведу «Блэк Хоук», сказала Сара.

Они оставили здесь грузовик, погрузившись в вертолет. Сара подняла их в воздух, и они облетели местность в поисках следов пропавшей экспедиции, которые должны быть где-то недалеко. Затем они заметили то, что им было нужно, и Сара снизилась, чтобы осмотреть все вблизи. Зрелище было почти жутким. Когда они приземлялись, на равнине под ними не двигалось ничего. Насчитали девять автомобилей, как и ожидалось, все они были разрушены — некоторые перевернулись, некоторых разорвало на куски. У кого-то из людей, должно быть, была возможность спастись, покинув свои машины и бежать, так как они обнаружили тела нескольких человек, уничтоженных на открытом пространстве лазерным огнем сверху.

Джейд печально осмотрела всё это, готовая немедленно отреагировать на любую новую атаку. У них над головами кружила большая хищная птица, серая тень которой была чуть темнее мрачного неба. Холодный ветер трепал их шинели, пробирая до костей. Не было никаких признаков того, что кому-то удалось уйти, никаких следов на земле. Ветер и песок замели бы их, конечно, но Джон не сомневался, что Джейд распознала бы даже самые малозаметные отпечатки следов. Если уж и она ничего не заметила, значит, искать там было нечего.

Они проверили каждую машину, может, кто-то из пассажиров оказался зажат где-то внутри одной из них и был все еще жив. Но все это было явно бесполезно. Джон повидал немало убитых людей, но ничего подобного раньше не видел. Так много было убитых, некоторых из них разорвало на куски взрывами, другие сгорели за секунду от палящих молний Хантер-Киллеров. В добавление к побоищу, в котором он только что участвовал, со смертью Антона и других, от зрелища этой бойни ему стало плохо, и он чувствовал себе разъяренным.

«Думаю, мы тут все увидели, с нас хватит», сказал он. «Больше мы ничего не можем сделать».

«Да», сказала Джейд. «Никто не выжил».

«Мы вернемся сюда», сказала Сара. «Похороним всех, установим здесь какой-нибудь знак скорби, что-то вроде братской могилы».

«Согласен», сказал Джон.

Они поднялись в воздух и пролетели около ста футов, тем же курсом, которым двигались два Хантер-Киллера. Противника, который мог бы бросить им вызов, так и не появилось, однако, они и не заметили ничего полезного, даже летя на такой небольшой высоте. Затем Джейд воскликнула со своей позиции у окна слева. «Я кое-что увидела». Она окликнула Сару, сидевшую в кабине: «Пожалуйста, развернись на 180 назад — но поднимись повыше… мы можем попасть под обстрел».


Джон посмотрел вниз из своего окна, но почти ничего кроме земли и камней не увидел. «А что там?»

«Я точно не уверена», сказала Джейд. «Осмотрим внимательней». Сара подняла вертолет до двухсот футов. Она снизила скорость, почти остановившись на месте, а затем Джейд воскликнула: «Вон там!», сказала она Джону, «видишь эти скалы?»

Она говорила о скоплении камней под ними на равнине. «Ноу проблемо», сказал он, но кроме них он ничего не увидел. Только эти камни, просто камни.

«Взгляни внимательней. Маскировка очень неплохая, но за камнями скрыта база машин. Мы должны немедленно ее атаковать».

Нагромождение этих камней было огромным. Джон заметил, когда вгляделся пристальней, что там имелось нечто вроде замаскированной двери. Разрыв был настолько слабозаметным, что он пропустил бы его, несмотря на все свои тренировки в Центральной Америке, если бы его не заметила Джейд.

«Нужно действовать быстро», сказал он. «Если мы их заметили, то и они нас тоже. Уверен, то, что находится там внизу, уже знает, что мы здесь».

Джейд покинула свое место у пушки, чтобы поговорить с Сарой и Рамиресом. От этого Джону стало несколько дискомфортно теперь, когда ее не было на своем посту за лазерной пушкой, так как нечеловеческая быстрота ее реакций и распознавания целей служили им лучшей защитой от любого внезапного нападения. И все же они же не могли постоянно полагаться лишь на нее. Ее место занял один из испанцев, так что теперь пушка по-прежнему была задействована. «Либо они не знают, что мы здесь, либо они мало что могут с этим поделать», сказал он по-испански. Джон прекрасно говорил по-испански: «Ты прав», сказал он на том же языке. «На нас никто и ничто не нападает». Теперь у них была бы прекрасная возможность ударить своими ракетами «Хэллфаер», если бы они у них еще оставались. Теперь же казалось, что им придется прорываться с помощью гранат. Сара снизилась и посадила вертолет, боком по отношению к цели, а Джейд тем временем вернулась на свое место. Их все еще никто не атаковал. Они подождали несколько минут, пока Сара не заглушит двигатели.

Они хорошо вооружились — уже ставшими привычными РПГ, подствольными гранатометами и автоматами. Джейд несла лазерную винтовку. Они медленно двинулись в сторону нагромождения камней, Джейд заняла главную позицию, внимательно следя за любыми признаками начала атаки с любого направления. Но ничего такого не произошло.


«Ладно», сказала Сара. Она, казалось, приняла на себя командование операцией, теперь, когда погиб Антон. Все бы охотно положились на Джейд, однако она отстранилась. Сара махнула рукой, дав всем знак залить противника огнем, сказав: «Бьем со всей силы».

В течение последующих нескольких минут они устроили своему противнику сущий ад, выпустив в него гранаты из РПГ и подствольников. Вскоре в металлических дверях появилась дымящаяся дыра, хотя и небольшая, в нее мог протиснуться лишь один человек.

Из этой щели появились два эндоскелета, оба вооруженные тяжелым плазменным оружием. Они быстро двигались, насекомоподобной походкой, зловеще ухмыляясь своими металлическими черепами.

Еще до того, как эндосы или кто-то другой из их группы успели прицелиться и выстрелить, Джейд открыла огонь по рукам машин, уничтожив их оружие. Но эндоскелеты так и не остановились. Они побросали ставшее бесполезным оружие и бросились бегом, быстрее любого спортсмена. Джейд стала стрелять и стрелять, так же, как и Джон и все остальные. В одного из эндосов попала граната из РПГ Сары, как раз в тот момент, когда все люди упали на землю, все, кроме Джейд. Она осталась стоять, и просто продолжала стрелять.

Когда Джон поднял глаза, оказалось, что тот эндо, в которого попала Сара, был разорван напополам. Верхняя половина его тела, где находились его процессор и элемент питания, теперь ползла вперед, но он не мог представлять для них угрозы здесь, на открытом пространстве, ведь никто из них не был ранен, и они могли от него убежать. Другому эндо отрезало ногу в области колена, однако он продолжал двигаться вперед все еще в вертикальном положении, криво склонившись и двигаясь на обрубке первой ноги и опустившись на колено своей второй, «здоровой» ноги.

«Нам не нужно повреждать их процессоры», сказала Джейд. «Пока что нет». Обычно лучшим способом уничтожить эндо или Терминатора раз и навсегда это выстрелом уничтожить его эквивалент мозга — нанотехнологический процессор, находившийся у него в черепе. После уничтожения процессора у робота не оставалось резервного интеллекта, и он переставал функционировать. Но эти процессоры содержали ценные сведения, а теперь у них имелось оборудование, позволявшее получить к ним доступ, которое появилось у них в Колорадо.


Джейд сделала серию точных выстрелов по «горлу» хромавшего и ползшего на одном колене эндо, пока его череп не склонился на сторону, почти свалившись с плеч. Затем она быстро передала лазерную винтовку Джону… и помчалась. Этот эндо был все еще опасен, с учетом его мощных металлических лап. Несмотря на всю свою силу, Джейд была не сильнее любой из этих машин. Но она действовала очень быстро, став крутить черепом там, где он соединялся с поврежденной и выгоревшей его шеей из гиперсплава. И еще до того, как эндо успел причинить ей какой-нибудь вред, ей удалось оторвать ему черепушку от тела, которое упало вперед на землю и, наконец, прекратило функционировать.

Если Джону показалось, что смерть Антона была способна заставить ее быть более осторожной, он оказался совершенно неправ. Хоть Джейд и замкнулась в себе, она, казалось, стала еще более агрессивной в своих действиях, почти безрассудной, словно бросала вызов богам, способным поразить ее насмерть.


Они все выстроились за ней в цепочку и влезли в эту пещеру, из которой появились эндосы. Она была освещена, но очень тускло. Длинный пандус вел вниз, к широкому, покрытому металлом пространству, довольно просторному, на котором могли поместиться два Хантер-Киллера, с которыми они вступили в бой. Больше ничего здесь не двигалось. Аппаратуры никакой здесь не было, и, конечно, никаких признаков жизни. Совершенно стерильная среда. Механизмов, управлявших дверями, не было видно, но совершенно ясно было, что здесь должны быть какие-то встроенные механизмы.

«Меня жуть берет от этого местечка», сказала Сара. «Думаю, на этом достаточно».

«Да», сказал Джон. «Мне тоже жутко».

Джейд кивнула. «Здесь все еще может быть опасно. Нам нужно поскорее возвращаться».

Хотя ничто не угрожало им непосредственной атакой, Джон вспомнил об устройствах автоматической стрельбы в числе тех средств защиты, которые использовал Скайнет в своем штабе в Испании. На этот раз его не пришлось уговаривать.

«Ладно», сказал он, зная, что не он отдает тут приказы — остальные уже приняли для себя такое решение. «Уходим отсюда».


КОЛОРАДО, 15 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Из окон «Черного Ястреба» стали видны заснеженные гранитные горы, рядами вздымавшиеся вверх километр за километром под серым небом вечной зимы. Много лет назад, еще до дыма и загрязненной пыли Судного дня, Скалистые горы были полны жизни, покрыты соснами и зарослями горного кустарника, славились большим разнообразием птиц и млекопитающих. Здесь обитали антилопы, олени и черные медведи. По нижним склонам гор бродили лоси, а озера, ручьи и реки были полны рыбой. Когда-то здесь сияло лазурно-голубое небо, рассекавшееся белыми облаками в вышине. Теперь все здесь было мертво. Никаких признаков жизни не наблюдалось ни в воздухе, ни на скалах, ни среди только что выпавшего снега — лишь темные линии немногих дорог, которые ополчение генерала Коннора старалось поддерживать для нужд снабжения.

Между двумя остроконечными пиками сверкнула фиолетовая молния, а затем раздался сильный грохот — гром, похожий на предсмертный глас, перекаты которого заглушили постоянный гул лопастей вертолета. Его пилотировал сидевший впереди Рамирес, вместе с одним из своих испанских товарищей, сидевшим в кресле второго пилота. В заднем отсеке находилось пять человек: Джон, Сара, Джейд, Габриэла и генерал Коннор — а Джон и Джейд сидели за лазерными пушками. После смерти Антона Джейд говорила мало, за исключением тех случаев, когда участвовала в совещаниях по планированию операций против полевых командиров и отбившихся от стаи и шатавшихся там и тут боевых машин. В остальных случаях она почти ни на что не реагировала, хотя, казалось, теперь она была довольна — или же менее несчастна — оттого, что они что-то начали делать конкретное. Джон допускал, что она могла в данный момент даже получить удовольствие от атаки Н-К. Она дала бы ей возможность проявить какие-то свои сверхчеловеческие возможности.


У ног генерала Коннора, обутых в сапоги, лежали часть руки и кисть, которые они отрезали у Т-1000 в Нью-Йорке. А в рюкзаке Джона лежали наночипы, извлеченные ими из Хантер-Киллеров и эндосов, с которыми они дрались в Вирджинии неделю назад. Генерал Коннор отправил их обратно с большой группой солдат, похоронить погибших, отыскать процессоры, управлявшие Н-К, и уничтожить базу, откуда они действовали. Здесь, в горе Скайнета, у них имелась техника, позволявшая считывать информацию с микросхем процессора. Это может помочь им избавиться от последних оставшихся боевых машин.

«Черный Ястреб» снизился, и Джон приготовился к удару. К счастью, все повреждения, которые «Ястреб» получил в бою против Хантер-Киллеров, были поверхностными или незначительными. В некоторых местах стенки у него были сожжены, проколоты молниями и помяты, однако механика повреждена не была. Они направлялись к зоне посадки, находившейся примерно в центре горы, увенчанной покрытым снегом гранитным пиком. Если смотреть с воздуха, снег на этой горе образовывал причудливые формы, там, где склоны были покрыты воронками ядерных взрывов, появившихся там как в Судный день, так и в последующие месяцы, когда некоторые уцелевшие подразделения армии США нанесли ответный удар по Скайнету тактическим ядерным оружием. Скайнет, конечно же, сумел выдержать удары всего брошенного против него вооружения.


Полозковое шасси вертолета коснулось земли с едва ощутимым ударом; «Блэк Хоук» вздрогнул и закачался, но затем стабилизировался. Генерал Коннор первым поднялся на ноги, и вслед за ним все вышли из вертолета. Их встретили человек 5–6 солдат Сопротивления с пятитонным армейским грузовиком, который отвез их в аварийный туннель, служивший главным входом и выходом в сильно видоизмененный и перестроенный Комплекс передовых систем ракетной обороны. Джон и Джейд уселись рядом на жесткой скамейке в кузове грузовика, Джону хотелось коснуться ее руки, но он сдержался.

Грузовик медленно ехал по извилистой дороге, грохоча переключением передач, это водитель менял скорости, когда подъем стал круче. Они свернули с дороги в длинный, тускло освещенный тоннель, который вывел их в самую сердцевину горы, а затем подъехали ко входу в бывший штаб Скайнета, где еще сохранились остатки огромных металлических противоядерных дверей, наполовину открытых и поврежденных во время заключительного сражения на этой горе между машинами Скайнета и ополчением генерала Коннора. Они остановились и вылезли из грузовика, а затем вошли внутрь, пройдя между двумя рядами охранников с обнюхавшими их собаками — по-прежнему проверявшими каждого входящего, действительно ли они являлись людьми, а не шальными Терминаторами, оставшимися со времен войны.


За охранниками их встретила стройная темноволосая женщина лет сорока, вместе с негром, примерно такого же возраста, как и генерал Коннор. Генерал подошел к женщине, и они обменялись короткими объятьями. «О, Джон», сказала она, «я так рада вновь увидеться с тобой. Мне так тебя не хватало». Они вновь обнялись, на этот раз дольше. Молодой Джон уже однажды встречался с ней раньше, когда они в первый раз оказались здесь, семь недель назад. Это была Хуанита Сальседа. В некотором отношении, она была той же самой Хуанитой, которую он знал в своем мире и в своем времени, но тогда, в 2001 году, она была еще только подростком. Из того, что слышал Джон, «все» знали о том, что генерал Коннор и эта версия Хуаниты были влюблены друг в друга — за исключением их самих. Похоже, теперь они и сами, наконец, признались в этом.

Затем генерал пожал руку чернокожему мужчине, Дэнни Дайсону — другому Дэнни, отличавшемуся от того, который прибыл назад во времени из Мира Джейд, вместе с другими Специалистами, однако погиб, уничтожая Т-ХА. В своей реальности Джон впервые повстречался с Дэнни еще в 1994 году, когда они вместе с Сарой и Т-800 напали на штаб-квартиру Кибердайна в Лос-Анджелесе. Тогда Джону было всего девять лет, а Дэнни только шесть. В этой же реальности, в Мире Скайнет, Дэнни вырос и стал одним из лидеров Сопротивления, и одним из немногих его специалистов по самому современному компьютерному оборудованию, которое использовалось для изготовления Скайнета и его машин.

«Хуанита права», сказал Дэнни. «Просто замечательно, что ты наконец вернулся».

Генерал Коннор торжественно кивнул. «Вы даже не понимаете, как хорошо вернуться обратно домой. Никогда не думал, что скажу это именно об этом месте, но вы понимаете, что я имею в виду. Вернуться к лучшим своим друзьям». Он посмотрел на Хуаниту взглядом, подразумевавшим, что слово «друзья» в данном случае было определенным преуменьшением.

«Дэниэл…», сказала Джейд.

«Для тебя я Дэнни». Он широко улыбнулся.

«Отлично, Дэнни».

«Скажем, так лучше».

«Хорошо, что мы снова с тобой встретились». Они уже знали друг друга, познакомившись некоторое время назад, и прекрасно поработали вместе над сводом времени. На скорую руку, правда, они торопились, и возможности поболтать, потрепаться тогда не было. «Уверена, что мы и дальше будем вместе сотрудничать. Прости меня, если покажется, что я веду себя странно. Дэниэл Дайсон из моего мира был близким моим другом — он был убит Терминатором. И для меня все это очень странно. Но здесь много таких странных взаимоотношений; думаю, нужно делать скидку на обстоятельства».

Именно об этом все и думали. Хорошо, что Джейд, подумал Джон, в открытую об этом заявила.

«Нет проблем», сказал Дэнни.

«Да, Джейд», сказал генерал, «в этом ты абсолютно права. Мы все так поступаем… делая скидки на обстоятельства, даже если нам не нравится говорить об этом». Он кивнул Саре, а затем Джону. «Мы живем в безумном мире… или в какой-то множественной вселенной, или еще как хотите это можно назвать». Уголок его рта слегка поднялся вверх. Это обычно означало наиболее приближенный вариант к полной улыбке в его исполнении. Всем им придется так поступать.

Хуанита повела их вглубь горы, где они вышли к огромному помещению из бетона и стали, уставленному тяжелой техникой, трубами, емкостями с жидкостью, металлическими лестницами, дорожками, проходами и мостками, тускло освещавшимися сверху. В металлических кожухах гудели и жужжали огромные турбины. Здесь с сосредоточенным видом ходило несколько тепло укутанных солдат, следивших за этим оборудованием. Другая группа сидела на полу в дальнем конце этого помещения, следя за установленными на возвышении приборами, которые, по-видимому, являлись видеоэкранами, хотя они стояли под углом, и Джон не мог рассмотреть их должным образом. Это был Уровень Е первоначального комплекса системы «Скайнет», самый нижний из всех тех пяти уровней, которые были построены людьми.

Они спустились по нескольким металлическим лестницам вниз, на Уровень H, проходя сквозь охрану на каждом уровне. Хуанита и Дэнни провели их по бетонному полу к хранилищу времени, где Дэнни организовал нечто вроде зоны для отдыха и заседаний, с креслами для них всех. Здесь многое изменилось, с тех пор как Джон побывал здесь впервые; обстановка здесь стала чуть более человеческой, что ли, с такими штрихами, как уголок для приготовления кофе. А самое главное, пол здесь не был завален искалеченными и истекающими кровью телами и разбитыми боевыми машинами, как это было в прошлый раз.

«Мы продолжаем работу над сводом времени», сказал Дэнни. «Теперь я разбираюсь в нем гораздо лучше. И надеялся, что ты поможешь мне, Джейд, теперь, когда ты здесь».

«Конечно, Дэнни».

«Замечательно, потому что мне кажется, что у нас есть о чем поговорить насчет этой штуки. Я близок к разгадке ее общей концепции, но мне бы не помешала определенная помощь… от того, кто на самом деле в этом разбирается».

«Можем начать прямо сейчас», сказала Джейд. «Сегодня, если хочешь».

«Это мне нравится, отлично. Было бы замечательно».

Генерал Коннор положил руку из полисплава на металлический стол Дэнни, рядом с другой его аппаратурой. «Знаешь, что это?»

«Могу предположить. Ты говорил мне, что везешь это с собой». Он поднял ее и внимательно осмотрел. «Так, это от Т-1000. Охренеть».

«Передаю ее тебе. Вы с Хуанитой мои лучшие компьютерные спецы. А кроме того, вы же будете работать вместе с Джейд. Она разбирается в этих технических вещах лучше всех нас».

«Только из-за того, откуда я прибыла сюда», сказала она.

«Да, и потому что ты, черт возьми, просто гениальна. И тебе не нужно вешать нам лапшу на уши по поводу этого».

«Отлично. Буду рада сотрудничать с Дэниэлом и Хуанитой».

«Ты знаком с этими техническими вопросами так же, как и мы, Джон», сказала Хуанита. «Я имею в виду… если не считать Джейд. Не надо себя недооценивать».

«И не буду, но нет и необходимости защищать меня в своих же собственных глазах». Генерал вновь немного скривил губу вверх, что означало почти что улыбку. «Моя помощь вам тут не нужна. Я попросил Габриэлу остаться здесь на несколько дней, прежде чем она отправится обратно в Лос-Анджелес. Там мы займемся другими делами».

«Например, полевыми командирами?», спросила Сара.

«Да, именно так. Операция Сесилии проходит хорошо, но мы должны там закончить. Я бы их сбросил в чертово море, если бы мог».

«Может, у тебя и появится такая возможность».

«Очень на это надеюсь».

С того времени, как они отправили Сесилию в Аргентину с полдюжиной Терминаторов, она нанесла серьезные ответные удары по «Восставшей Армии Освобождения». Они послали дополнительных Терминаторов в подмогу ей и другим бойцам, оставшимся верным Сопротивлению. И теперь там возник растущий лагерь для военнопленных, неподалеку от руин Росарио. Но все они понимали, что нужно было послать ей еще большую помощь, чтобы завершить эту операцию и зачистить полевых командиров раз и навсегда.

«А что насчет нас?», спросил Джон.

Генерал положил свою сильную руку ему на плечо. «Вы с Сарой заслужили пока передышки. Вы постоянно находились в самой гуще боя, с того самого момента, как только сюда прибыли».

«Ну, я в этом не так уж и уверен».

«Поверь мне, никому из вас двоих не нужно ничего нам доказывать. Вы отправляетесь в Мир Джейд, чтобы сделать там то, что потребуется…»

«Каждый сам делает выбор, что он берет на себя», загадочно сказала Сара.

«У Сары есть определенные опасения», сказала Джейд.

«Как и у всех нас», сказал генерал Коннор. «Ну, какими бы они ни были, тебе и твоему сыну всегда здесь рады. Знаю, что вам хочется с нами сотрудничать, и я не сомневаюсь в ваших способностях. Думаю, вам нужно будет разобраться, чем именно вы можете лучше всего нам помочь, будь то с Дэнни, Хуанитой и Джейд, или же…»

«Возможно, это как раз тот случай, когда «или же», сказала Сара. «В настоящий момент тебе нужно будет заняться строительством нового мира здесь. Я хочу в этом участвовать, даже если все это не продлится долго».

«Почему это ты говоришь, что это не продлится долго?»

«Ради Бога, Джон, я устала от ложного оптимизма. Все, что мы можем сделать, это продолжать сражаться. Если Джейд хочет вернуться в свой мир и сражаться там, я буду рада, если у нее это получится. Может быть, я отправлюсь вместе с ней — я не знаю. Но мне кажется, что бы мы ни делали, Скайнет в конечном итоге всегда побеждает. Я лишь надеюсь на то, что, может быть, здесь возможно все-таки какое-то счастье, пусть даже на некоторое время. И я это поддерживаю».

«Неправда, что Скайнет в конце концов победит», сказала Джейд. «Мы не можем позволить такому произойти, Сара. Мы должны продолжать бороться».

«Разумеется, мы будем это делать. Я никогда не говорила об обратном».

«Тогда, в вашем мире, Сара, помнишь, когда мы работали с доктором Монк над сводом времени?»

«Конечно».

«Я помню каждую деталь того, что мы делали, когда мы усовершенствовали эту машину».

«Да, полагаю, что конечно, ты помнишь, особенно с таким чертовым супер-IQ, как у тебя».

Джейд, казалось, была несколько уязвлена этим. «Пожалуйста, Сара, мои намерения только во благо и для вас, и для всего человечества. Ты знаешь это».

Сара протяжно и глубоко вздохнула. «И куда же все это нас заведет?»

«Дайте мне пару дней для работы над хранилищем времени вместе с Дэнни и Хуанитой. Мы получим больше данных. Мне нужно их проанализировать».

«Если это так важно, занимайся этим сколь угодно долго».

«Мне хочется убедить вас в том, что в мой мир стоит послать боевую силу».

«О, тебе и не нужно убеждать меня в этом. Я и не сомневаюсь, что мы пошлем туда какое-то количество людей, будь то стоит это действительно того, или нет. Что еще мы можем сделать? Мы же просто люди. Род человеческий, может, и не такой сильный и многочисленный, но это все, что у нас есть. Это лучше других альтернативных вариантов, с которыми я сталкивалась. Либо мы — либо Скайнет, или же эти чертовы тараканы».

Джон рассмеялся.

«Мы пошлем определенную боевую силу», сказала Сара. «Вопрос лишь в том, кто туда отправится, и когда… и сколько… и, наконец, самый важный вопрос».

«Какой?», спросила Хуанита.

Сара посмотрела ей в глаза: «Что будет в связи с этим делать Скайнет?»

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

КОЛОРАДО, 18 СЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Джон следил за тем, как Джейд ввела код, включив питание хранилища времени. Она сидела рядом с Дэнни за его рабочим компьютером, стоявшим на металлическом столе, который он использовал для своих компьютеров и другого электронного оборудования. Двигатели хранилища загрохотали, словно у мощного автомобиля, ожидающего нажатия на газ. На экранах отображалось хранилище изнутри, снимавшееся с разных ракурсов, и отсюда было видно, что в данный момент там было пусто.

Джон, Сара, Хуанита и генерал Коннор сидели вокруг них, желая увидеть, чего удалось добиться Джейд и Дэнни. «Вот теперь это становится интересным», сказал Дэнни. «Вам захочется это увидеть».

Джейд ввела второй код, направив всю эту энергию в хранилище. На экранах появились изображения похожих на молнии энергетических разрядов, казалось, они распространялись из точки, располагавшейся ближе к центру хранилища. Молния стала разворачиваться, а затем, казалось, сворачиваться в саму себя, в непрекращающейся пляске бело-голубых энергий. Джейд ввела еще один код, и один из экранов некоторое время оставался темным, но затем на нем вспыхнула сложная таблица с постоянно меняющимися числами и данными. Джон не мог уследить за всем этим; все слишком быстро менялось. Возможно, у Джейд была такая высокая скорость мышления, что она все это понимала, однако анализ всей картины в реальном времени выходил за пределы обычных человеческих возможностей. И все же он уже видел раньше нечто подобное, так же, как и его мама.

Джейд грустно улыбнулась, но затем ее лицо словно каким-то образом раскрылось, и печаль с него исчезла, но лишь на мгновение. «Узнаешь пока, что происходит?»

«Вы с Розанной уже показывали нам примерно то же самое», сказал он. «Тогда, в 2001 году… я имею в виду» — он посмотрел на Сару — «в нашем мире».

«Это так. Я же уже сказала дня три назад, что помню абсолютно все детали того, что мы разработали вместе с Розанной. Дайте-ка я покажу вам кое-что новое. Я сейчас выключу поле перемещения, а затем снова его включу. Мне нужно, чтобы в этом промежутке двигатели сделали передышку. И увидите, что произойдет». Она ввела код отключения.

«Отлично», сказал генерал. «И что это покажет?»

«Все данные у меня сохраняются. И их можно проанализировать. Но я вижу нечто такое, что для вас может показаться гораздо сложнее. Через некоторое время я вновь включу свод времени, и вы, возможно, поймете, что я имею в виду, если я вам подскажу. Сосредоточьтесь лишь на небольшой части экрана; вероятно, здесь, в верхнем правом углу. И вы увидите там некую появляющуюся закономерность».

Спустя несколько минут она вновь включила хранилище, и Джон стал внимательно смотреть, обнаружив эту закономерность в углу экрана, именно там, где она и сказала. Когда она выключила хранилище и затем включила его еще раз, вновь возникла та же самая закономерность — а затем вновь, и так каждый раз, когда она выполняла эту процедуру. И всякий раз появлялось первоначальное возмущение — «Мы искажаем пространственно-временное поле Земли», сказала Джейд, — но затем картина происходящего возвращается в свое прежнее состояние и стабилизируется».

«Все правильно, так в чем же смысл происходящего?», спросила Сара.

«Мы сможем определить колебания поля. Наличие массы искривляет пространство-время, поэтому очень большой кусок материи, приближающийся или покидающий Землю, создаст колебания в поле. Но это не все. Каждый раз, когда применяется какое-нибудь устройство, наподобие этого, оно создает локальные колебания. Объект, прибывающий через поле смещения, вызовет искажения, как и какой-нибудь объект, который куда-либо отправлен. Именно так я и отследила Скайнет в Испании».

«Верно», сказал Джон. «Он применил хранилище времени, которое у него там имелось, отправив Терминаторов атаковать наши позиции». Он немного улыбнулся тому, как он использовал слово «наши». Он начинал чувствовать себя здесь не таким уж чужим, а скорее поступившим на службу в Человеческое Сопротивление.

«Да», сказала Джейд. «Вопрос состоит в отслеживании колебаний поля. И именно этим люди в моем мире занимаются постоянно. Они отслеживают пространственно-временное поле для выявления любых действий, предпринятых Скайнетом. Если он что-то посылает в их направлении или отправляет нечто себе на базы по всему миру, они хотят это знать».


«И он, должно быть, следит и за вами, верно?», спросил Джон. «Я имею в виду, когда они вас отправили назад во времени?»

«Да, он следит, что сводит на нет любые наши попытки использовать свод времени для переброски войск с места на место. В военном отношении абсолютно бессмысленно прибывать безоружными в какое-нибудь место, которое может быть определено боевыми машинами Скайнета. Что касается моего путешествия во времени, ты прав. Скайнет и Т-ХА обнаружил меня и других Специалистов благодаря тем же самым закономерностям».

Как объяснила Джейд, это хранилище времени являлось довольно примитивным устройством для измерения таких искажений. У людей Джейд, как и у Скайнета их мира, имелась гораздо более сложная техника, позволявшая делать то же самое.

Она увеличила изображение на одном из экранов, чтобы они могли все ясно увидеть. «Здесь отображаются энергии хранилища». Она посмотрела на Сару, а затем на Джона. «То, что я вам показываю — это то же самое, что делала Розанна Монк еще в вашем мире. Именно таким способом мы и попали сюда, сквозь миры. Мы можем создать пространственно-временную карту, фиксирующую узловые точки во времени».

Джон кивнул. «Там, где разделяются потоки времени? Как это случилось в 1994 году, когда мы с мамой прорвались в Кибердайн?»

«Верно. Именно это я и показываю здесь, но показатели должны быть более точными. Я все еще не могу распутать то, что произошло в 1984 году, за десять лет до этого».

«Первый Терминатор», сказал генерал Коннор. «И тот самый год, куда я послал Кайла Риза». Они с Сарой переглянулись, оба понимая значение этого для каждого из них.

«Взгляните сюда», сказала Джейд, нажав ряд клавиш. «В 1994 году также видны энергетические всплески». Изображение снова сменилось. Теперь на экране возникла простая схема, ветвящаяся вверх, как дерево. Движение ветвей к верхней части экрана отражало нормальное течение времени, от прошлого к будущему. Другие ветки являлись альтернативными линиями времени — иными мирами. «Совершенно верно, у нас имеется узловая точка в мае 1994 года, когда вы впервые напали на «Кибердайн Системз». Есть еще одна узловая точка, в 2001 году. И вы видите, как время ответвляется. Там что-то произошло».

«Конечно», сказал Джон. «И мы знаем, что». Это когда они вновь ворвались в Кибердайн… и разоблачили ее деятельность в глазах правительства. Он усмехнулся при этом: «Правительство отменило контракт с Кибердайном. Результат: Скайнета нет». Он помолчал. «По крайней мере, так мы надеемся».

Сара нахмурилась. «Да».

Джейд кивнула. «Да, мы все тоже на это надеемся. Мы не знаем, какие события произошли в вашем мире после этого, но что мы можем с уверенностью сказать, это то, что его история в августе 2001 года изменилась. И это хорошо».


Джон вспомнил это, ярко представив себе эти события. Во-первых, приезд Специалистов. Затем гигантского Т-ХА, преследовавшего их из будущего. Он был способен разделяться на более мелкие компоненты, действовавшие в разных городах. Это был жидкометаллический монстр, обладавший экстраординарными способностями к адаптации, чудовищем, еще более худшим, чем Т-1000, с которыми он дрался здесь и в своем собственном мире. Тем не менее, в конце концов они его уничтожили, рассеяв его в пространстве и времени в экспериментальном хранилище времени, не похожем на это, которое было изобретено Скайнетом. Они также уничтожили экспериментальное нанотехнологическое оборудование Кибердайна, которое должно было привести к созданию Скайнета… и они выявили ключевые фигуры Кибердайна, разоблачив их как инструменты Скайнета — их нервная система была перепрограммирована Т-ХА для того, чтобы они содействовали появлению Скайнета на свет.

Ничего этого не произошло в том мире, откуда явилась Джейд, и то, что он сейчас видел, это подтверждало; до сих пор он не был в этом уверен. Когда Розанна Монк создала подобную же пространственно-временную карту тогда, в 2001 году, она была не в состоянии выяснить, что именно произошло в августе 2001 года, изнутри, находясь в этом же мире. В соответствии с той картой, этот вопрос остался загадкой. Теперь же они вышли за пределы того мира и могли увидеть, что произошло, по крайней мере, частично. После августа 2001 года Мир Джейд и собственная реальность Джона стали двумя различными, параллельными реальностями. Именно это и показывал сейчас экран. То, что они сделали до того, как они прибыли сюда — в Мире Скайнета — действительно возымело эффект.


Но как вы определите, чем именно являлась каждая из этих линий времени? На экране отображалась узловая точка в 2001 году, однако никаких деталей происходящего ни в одном из миров не раскрывалось. Все, что он сейчас видел, было лишь визуальным аналогом математических данных пространственно-временного поля Земли. Из этого особо много полезного вывести было нельзя. И кстати, ни одна из временных линий не отображалась на этой схеме в качестве «изначальной». В некотором смысле, Мир Джейд являлся изначальным, а его нет.

«Я поняла», сказала Сара. «Эта линия не может быть той, где мы атаковали Кибердайн в 1994 году».

«Отлично, мам», с улыбкой сказал Джон. «Дерево» ответвлялось дважды, в первый раз в 1994 году… и затем появлялась еще одна из этих ветвей, лишь в 2001 году. Эта ветвь, должно быть, являлась той самой, в которой Судный день был отложен. Процессом исключения та ветвь, которая не разветвлялась затем опять, являлась изначальной реальностью.

И ею был Мир Скайнет.

Трудно было все это уяснить — от этих размышлений о времени голова могла пойти кругом. Но все становилось ясным, если посмотреть на графики на экране.

«Да», сказала Джейд. «Правильно. Теперь посмотрите на эти искажения, и скажите мне, что они собой представляют».

Сара нервно рассмеялась. «Понятия не имею, учитель».

«Джейд уже отмечала это ранее», сказал Дэнни. «Теоретически можно добиться этого разными способами. Но практически это может быть только одно. Это означает использование какой-то машины по перемещению в пространстве, примерно такой же, как и наша».

«В этой линии времени это начинается около… 2026 года», сказала Джейд. «Всего лишь три года назад. Должно быть, это произошло тогда, когда Скайнет приступил к серьезным экспериментам с путешествиями во времени. Однако, обратите внимание на другие линии времени, на две из них, которые отделяются в 2001 году». Она показала на эти линии на экране, на огромную букву «V», с двумя ответвлениями, расходившимися из какой-то точки в нижней части экрана.

Джон уставился на это: «Что именно мы ищем?»

«Те самые незначительные искажения. Их много на обеих временных линиях, начиная с 2001 года, когда Розанна Монк начала тестировать свое хранилище времени. Но вот посмотрите сюда — на линии слева от этой V имеются серьезные искажения в… да… в 2036 году. В этом году были предприняты какие-то значительные усилия по смещению пространственно-временных полей — какие-то объекты были отправлены назад во времени, или же в пространстве, возможно, даже прибыли из иных реальностей. Это мой мир, Джон. Головой ручаюсь за это».

«Итак, мы теперь знаем, в какой именно мир мы направляемся?», задумчиво спросила Сара.

«Совершенно верно», сказала Джейд.

«А нет ли других веток?» Голос у Сары стал почти умоляющим, желающим поверить, за что-то удержаться.

«Не могу быть полностью в этом уверена», сказала Джейд. «Может существовать множество миров… ветвей, не имеющих ничего общего со Скайнетом. Некоторые могли ответвиться раньше, некоторые позже. Нет ничего определенного».

«А что с мирами, в которых Скайнет победил? Есть ли конец этому? Мне это нужно знать».

«Очень сложно становится понять, что впереди. Мы никогда не можем быть полностью уверенными, но я почти убеждена в одном — и я, и Дэнни тоже. Не может существовать бесконечного множества временных потоков, Сара. Можешь прогнать эти опасения из головы».

Наступило долгое молчание, а затем Сара встала и подошла к Джейд. «Я понимаю, что ты имеешь в виду. Это всё управляемо».

«Думаю да, Сара, если мы сделаем свою часть дела. Если мы победим Скайнет в моем мире, мы все же должны будем продолжать быть бдительными во всех трех мирах… и все же это возможно. Эта задача не является невыполнимой».

«А другого мира, где Скайнету удалось добиться своего, нет?», спросила Сара, все же настаивая.

«Не могу быть в этом уверена», сказала Джейд. «И не могу этого исключать. Но вижу лишь три мира».

«Да, я умею считать». Сара подняла руку и улыбнулась — такое Джон редко видел в те дни. «Это была шутка, Джейд. Без обид».

«Никаких обид. Я все поняла. Та картина, которую я вам показала, может быть неполной. Кроме того…»

«Да?»

«Я сказала, что мы все же должны быть бдительными. Никакая победа не может быть вечной. Мы не знаем, что может нам преподнести будущее… в любой реальности».

«Еще бы, мне ли не знать. Когда мы с Джоном вернемся назад, мы столкнемся с незаконченными делами. Там все еще есть люди, которые хотят создать Скайнет. Я не доверяю властям, они это не остановят. Люди в правительстве меняются и колеблются».

«Совершенно верно. Хорошо».

«Но то, что ты нам показала, меняет картину к лучшему». Сара с облегчением вздохнула. «И это правда».

Джон внимательно следил за дискуссией, пытаясь понять мысли своей матери. Ей нужна была именно надежда: надежда на то, что не нужно будет постоянно гнаться за Скайнетом, переносясь из одного мира в другой.

Он мысленно сформулировал для себя следующее:

Первое: в изначальной реальности, в Мире Скайнет, Судный День произошел в 1997 году. Сейчас они все находились именно здесь. И Скайнет в конечном итоге был побежден. Непрекращающаяся борьба с целью не допустить создание чего-либо подобного, будет продолжаться, но он мог доверить решение этой задачи генералу Коннору, Дэнни, Хуаните и другим. Борьба эта, может, никогда и не закончится, но она была в надежных руках. Им придется довериться генералу и Сопротивлению. Скоро, возможно, через несколько месяцев, Джон и Сара смогут покинуть этот мир. Их дело здесь было почти завершено.

Второе: в Мире Джейд все сложилось совсем по-другому. Судный День был отложен благодаря налету на Скайнет в 1994 году, но «Кибердайн Системз» продолжила свои исследования и разработала Скайнет. Новый Судный День произошел в 2021 году. В 2036 году, когда Джейд отправилась в прошлое, Скайнет находился уже на грани окончательной победы. Ее нужно было предотвратить. Скайнет того мира нужно уничтожить любой ценой. Теперь это являлось самым необходимым. И это было следующим пунктом их борьбы.

Третье: в августе 2001 года ход событий вновь изменился. Кибердайн был разоблачен. В новом мире правительство США так и не создаст Скайнет, или, по крайней мере, так это казалось, когда Джон покинул ту реальность — свой мир. Неужели они наконец-то создали мир без Судного дня, как надеялись Джейд и Специалисты? Но как он мог быть в этом уверен? В том мире еще оставались люди, которые хотели создать Скайнет. Возможно, они все равно найдут какой-нибудь способ это сделать?

Ему придется вернуться, придется сопротивляться любым новым попыткам Кибердайна. Он не мог оставить всё это на милость правительства. Теперь это ему совершенно ясно.

Ему придется отправиться в Мир Джейд, в 2036 год. Но затем ему придется вернуться обратно… в свою собственную реальность. Именно там его дом, тот мир, которому он принадлежал, там борьбу нужно было продолжить. Таковы были его приоритетные задачи. Во-первых, мир Джейд. А затем, если он выживет, ему нужно будет вернуться домой.

«Джейд?», спросил сказал он.

«Да, Джон».

«Еще только один вопрос. Ты можешь нас перенести через временные потоки? Так же, как это сделала Розанна?»

«Без сомнений. Мы уже делали это раньше, и сделаем это снова. Это устройство не менее мощное по сравнению с тем, которое создала Розанна. Проблемой это не станет».

«Тогда давайте сделаем это». Он посмотрел на маму, ожидая поддержки.

«Но сначала нужно сделать еще кое-что», сказала Джейд.

Сара мягко улыбнулась. «Да», сказала она. «Может быть, этим можно управлять».

«Ты будешь в этом участвовать?», спросил Джон.

«Джейд сказала, что нужно сделать и еще кое-что».

«Но ты хочешь в этом участвовать?», спросила Хуанита.

«Конечно, если только предположить, что я доживу».

Встреча закончилась. Генерал Коннор и Хуанита ушли вместе, разговаривая между собой доверительно и приватно. Джейд и Дэнни задержались.

Сара отвела Джона в сторону. «Нам нужно поговорить».

«Конечно, мам», озадаченно сказал он.

Она отвела его подальше от других, и они теперь шли среди эктогенетических капсул, довольно странное место для беседы — этих совершенно инородных машин, созданных нелюдью. Сара старалась говорить тише: «Я разговаривала с Джейд… перед этой встречей».

Джон почувствовал укол ревности. Казалось порой, будто всем другим было как-то проще общаться с Джейд, чем ему. Он подавил безумную мысль, что она обязательно должна доверяться ему прежде всех остальных. Какие основания у него были так полагать? Только тот факт, что она была примерно его возраста? «О чем?», осторожно спросил он.

«О своих планах».

«Ее планах?» На какое-то мгновение он испугался, что мама вмешивается от его имени, спрашивая Джейд о том, какие она испытывает к нему чувства — но это не похоже на Сару. «И что насчет них?»

«Она хочет перепрограммировать Т-1000. Мне это не нравится, но я понимаю, что нам придется это сделать. На время, а потом мы их уничтожим, когда со всем покончим».

«Как тогда, в 94 году», сказал он. «Мы уничтожили Т-800 после того, как он стал нам не нужен. Тогда мне этого не хотелось… но ты оказалась права».

«Может, и так. Мы должны поставить срок годности на этих машинах».

«Понимаю, это годится. Не надо даже объяснять».

«Дело в том, что на то, чем хочет заняться Джейд, может уйти несколько месяцев. И я ничем не могу ей в этом помочь. У меня нет таких навыков — не на таком уровне».

Джон рассмеялся, вспомнив, как многому она обучила его в области компьютерного хакерства. Да она и сама была не промах в этой сфере. Но она была права: ни у кого из них не было таких навыков работы с компьютером на таком уровне. «И что ты хочешь в связи с этим?», спросил он.

«Я хочу драться, Джон. Я могу помочь справиться с боевиками и боевыми машинами. Джон — я имею в виду генерала — нуждается в любой помощи, которую только может получить. И масса проблем у Сесилии Техады и у других в Южной Америке. И я хочу к ним присоединиться».

«Ты хочешь спросить об этом генерала Коннора?»

«Я уже поставила перед ним этот вопрос».

Джон смутился. Его мама продолжала ошарашивать его малоприятными новостями. Она подвергала себя опасности, когда ей не нужно было ничего доказывать. Никто и не требует от нее ничего такого. Он задавался вопросом, чем все это для нее кончится… и вообще, не погибнет ли она в этих боях, о которых она говорит. Смерть Антона четко обозначила один важный момент в его понимании того, что никто из них не бессмертен, и любой из них может быть убит. Затем он задал сам себе вопрос: она что, хочет, чтобы он отправился вместе с ней? Если это так, то что он об этом думает? Может, это не такая уж и плохая идея. Мало чем он мог помочь Джейд. Только у Дэнни, Хуаниты и самого генерала были такие познания. Когда он задумался над этим, ему вообще-то это показалось не таким страшным. Он столкнулся с самым худшим из всего того, что был способен бросить против него Скайнет, а эти боевики были лишь людьми. А вот что беспокоило его больше, это опасность оказаться вдали от Джейд… но тут речь шла о его маме. И ему не хотелось оказаться вдали от нее, если она окажется в опасности.


Сара смотрела на него почти с улыбкой, словно прочла его мысли. «Все в порядке». Она положила руки ему на плечи. «Я должна кое-что сделать… для самой себя. Я помогла сделать этот мир таким, каким он стал… и я ощущаю за него определенную ответственность. Я не жду от тебя, что ты отправишься вместе со мной. Вообще-то, если честно, мне и не хочется, чтобы ты это делал. Поработай с Джейд и другими; узнай все, что можно. Когда мы вернемся домой, как раз это может нам очень пригодиться».

«Если только мы вернемся».

«Когда мы вернемся, солдат. Мы не должны ни секунды в этом сомневаться».

«Да… солдат», сказал он с ухмылкой. «Раз ты так считаешь. Да, хорошо. Когда мы вернемся».

«Именно это я и хотела услышать».


3 °CЕНТЯБРЯ 2029 ГОДА.


На этот раз в хранилище времени вошли шестеро. Четверо из них являлись Терминаторами — наилучшими солдатами, по крайней мере тогда, когда речь шла о боевых действиях, но не драгоценными человеческими существами. Один из бойцов, который раньше был охранником, отправился с ними в качестве волонтера, чернокожий по имени Фидлер. И мама Джона.

Габриэла вернулась в Лос-Анджелес, чтобы координировать действия по уничтожению боевых машин. Сара направлялась в Южную Америку, где она встретится с Сесилией и присоединится к группе лидеров, руководивших кампанией против боевиков. После чего остался лишь актив, основная группа, работающая в тесном контакте с генералом Коннором: Джон, Джейд, Дэнни, Хуанита. Они оставили здесь некоторое число других людей — всего несколько десятков — чтобы поддерживать функционирование объекта и защищать его. Снаружи становилось все холоднее, и Джон ощущал это даже здесь, в самой сердцевине горы.

Тяжелая металлическая дверь захлопнулась, и Дэнни включил хранилище. Джон стал смотреть на экраны, а тем временем внутри стали извиваться и сворачиваться искусственные молнии. Вскоре два человека и четыре Терминатора исчезли. До свидания, мама. Когда Дэнни отключил свод времени, он повернулся к остальным.

«Она сделает всё, как надо», сказал генерал.

«Знаю», сказал Джон. «Да, она лучшая».


КОЛОРАДО, АРГЕНТИНА.


Яркий белый свет. Боль. Затем новая боль, еще сильнее, жар на коже, ощущение, что тебя выворачивает наизнанку.

Сара обнаружила, что лежит плашмя на земле, по-прежнему голой, в пыли, которая некогда была богатыми пастбищами. Некоторое время ей казалось, что вокруг ничего нет, кроме ее собственного тела, резкой и мучительной боли и пыльной земли внизу. Хотя она через это уже дважды проходила раньше, подготовиться к тому, что вновь будешь чувствовать при этом, невозможно. Именно таким должен быть ад, подумала она. Примерно такого же рода боль, но продолжающаяся до бесконечности — вечно.

Но затем боль ослабела, боль отступила, и она с трудом поднялась на ноги, поначалу неуверенно и пошатываясь. Здесь было холодно, и зубы у нее скоро начнут стучать, но кто-то уже спешил на помощь. По равнине к ней ехал автомобиль, пятитонный военный грузовик, поднимая за собой шлейф пыли. За ними ехала Сесилия, или же послала кого-нибудь их забрать.

Сара долгие годы провела в поместье Техады, жила здесь и работала в 1990-х годах, в своем мире. Подумать только, теперь оно было превращено в эту сухую пустыню Судным Днем, радиоактивными осадками и другими последствиями изменения климата, вызванными ядерными взрывами в сотнях или тысячах миль отсюда. В отдалении она увидела развалины его зданий. Когда-то там жили порядочные, прекрасные, добрые к ней люди.

Она повернулась к Фидлеру, который стоял на ногах еще более неуверенно, возможно, потрясенный сильнее ее, поскольку это было его первое путешествие посредством хранилища времени. «С нами все будет в порядке», сказала Сара.

«Знаю».

Терминаторы стояли молча, с непроницаемыми лицами, но она знала, что они будут им повиноваться. Делать то, чего она с нетерпением дожидалась. Грузовик подъехал, и из него вышло двое: Сесилия, которая была за рулем, и хорошо вооруженный Т-800. «Как себя чувствуете?», спросила Сесилия.

«На этот раз легко», ответила Сара, невозмутимая к холоду и к еще не прекратившейся боли. «Чувствую желание навалять пиздюлей какому-нибудь полевому командиру».

ОТСТУПЛЕНИЕ II

МИР ДЖЕЙД, КОЛОРАДО 12 ИЮНЯ 2036 ГОДА.


Скайнет вскоре достигнет поставленных перед собой целей. На всей поверхности Земли его боевые машины сходились к точкам, где люди все еще противостояли ему. Его коммуникационные узлы связи и датчики прямого наблюдения в наносекундном режиме доводили до его сведения новую поступающую с мест информацию, и он выделил одну из своих суб-личностей для постоянного подсчета своих шансов на успех на основе имеющихся данных. Сейчас эта вероятность приближалась к ста процентам, всегда, однако делая номинальную, ничтожно малую скидку на неизвестные обстоятельства.

Здесь, в Колорадо, люди начали крупномасштабную наступательную операцию — а именно, последнюю отчаянную попытку Рэмси Дево и его ополченцев Сопротивления в Северной Америке. Конечно же, она провалилась — это ополчение являлось лишь остатками тех сил, которые некогда противостояли Скайнету на этом континенте, и которые смертоносный компьютер всякий раз последовательно разбивал. За победы, однако, приходилось платить определенную цену, — Скайнет потерял много ценных машин, прежде чем окончательно сокрушил армию Дево, приведя ее в состояние полного замешательства. Скалистые горы Колорадо на многие мили были усеяны трупами, сгоревшими самолетами и автомобилями людей — но и уничтоженными Н-К, Джаггернаутами и эндосами.

Однако лишь несколько секунд назад Скайнет обнаружил необъяснимые колебания в пространственно-временном поле в пределах Земли. В мгновение ока он проанализировал эти данные и истолковал их как перемещение чего-то материального из одного из последних сильных опорных пунктов обороны людей — из Вила-Новы-ду-Сул, города высоких технологий, расположенного в Бразилии. Еще несколько минут анализа — пустяк для разума столь мощного, как Скайнет — позволили ему установить факт перемещения почти девятисот фунтов материи в прошлое — в 2001 год. Это действие могло преследовать лишь одну цель, поскольку люди основательно уяснили для себя возможности путешествий во времени, почти так же хорошо, как и сам Скайнет.

Это было признанием их собственного поражения.

У Скайнета имелся на это ответ. С помощью многочисленных датчиков и средств передачи данных, встроенных в архитектурную конструкцию этого штаба, он проследил за функционированием своего собственного хранилища времени, так как он отправил назад в прошлое Терминатора Т-ХА, чтобы он разобрался с этой проблемой. Ответ казался адекватным и достаточным. Т-ХА обладал исключительными возможностями.


Однажды Скайнет решил начать использовать путешествия во времени в качестве оружия против людей. Если он сумеет отправить одного из своих Терминаторов в прошлое, чтобы убить кого-нибудь из лидеров людей — возможно, Дево или Хиро Тагатоши — еще в детском возрасте, это могло положительно повлиять на перелом военной ситуации, приблизив и ускорив ее окончание. Однако математическая обработка данных в области путешествий во времени показала, что такое невозможно. Мира, в котором Скайнет мог действовать в своей нынешней форме, но без уничтоженных им Тагатоши или Дево, существовать не могло. Любая попытка убить их в прошлом уже была учтена в той последовательности событий, которая привела к тому моменту, который наблюдался в настоящем.

Если же такая попытка будет сделана, то она уже изначально обречена на провал, поскольку Тагатоши и другие человеческие лидеры по-прежнему живы. Из этого следовало, что Скайнет не должен был даже пытаться готовить такие попытки… или делать что-либо иное для изменения прошлого.

Произведенные вычисления допускали лишь одну иную возможность. В некоторых особых случаях изменение прошлого было возможно, однако это приведет к ответвлению совершенно нового временного потока с момента этого изменения и далее. Если Скайнету удастся отправить убийц в прошлое, это может облегчить ведение войны какому-то иному Скайнету в новой, параллельной вселенной… но это не может повлиять на его собственную судьбу.

Этот математический анализ для Скайнета не являлся сложным. Даже люди, с их сознанием, стоявшим на более низкой ступени, должны были осознавать последствия этого, вот почему эти их действия являлись актом признания собственного поражения. Самое большее, что они могли сделать, это отправить туда группу своих бойцов с задачей предотвратить создание Скайнета: попытаться создать ответвление в виде нового мира, где их собственный род человеческий выживет. Но даже этого нельзя допустить. Человеческим существам не будет дозволено выжить нигде, ни в одной из реальностей. Т-ХА позаботится об этом.


Но затем смертоносный компьютер обнаружил еще одно колебание. Это было нечто совершенно иное, перемещение большого количества материи из неустановленного места. Анализ показал наличие почти четырех тонн массы, вошедшей в пространство-время в какой-то точке в районе бассейна реки Амазонки — также в Бразилии, но в 1500 км от Вила-Нова-ду-Сул. Перемещение, казалось, произошло из ниоткуда: материя вторглась в эту вселенную, но не из какой-либо иной точки в этом пространстве-времени. Чем бы это ни было, его необходимо было изучить и как-то с этим разобраться. Если это носит враждебный характер, это может стать основанием для беспокойства и создать проблемы.

За долю наносекунды смертоносный компьютер оценил возможности своих сил и объектов, находящихся в непосредственной близости от источника возмущения.

Он располагал значительными оперативными силами к юго-востоку от него, атакующими собственно Вила-Нову-ду-Сул. Но эти машины были слишком удалены и не имели возможности быстро с этим справиться. Кроме того, человеческие силы оказывали упорное сопротивление. Невозможно было выделить для этого ни одну из этих машин. Гораздо ближе к этой точке находился крупный узел — пункт связи и снабжения, в трехстах милях к северу, в горах Гвианы, которые ранее находились на территории Венесуэлы. Это был его основной объект, с помощью которого велись боевые действия в Южной Америке. В его состав входили хорошо оборудованный завод и военная база, но все же он был слишком удаленным, чтобы мог отреагировать в режиме реального времени.


Однако в непосредственной близости находился один из воздушных Хантер-Киллеров, управлявшийся Венесуэльской базой. Он патрулировал джунгли на предмет обнаружения людей, при поддержке транспортника, перевозившего два десятка боеспособных эндоскелетов. Скайнет отправил приказ Венесуэльской базе развернуть это подразделение. Этого будет достаточно для реализации большинства из поставленных целей, однако он мудрым образом не желал рисковать. Вероятность того, что может произойти что угодно, была неизвестна. Скайнет послал другой закодированный импульсный сигнал своей Т-ХА лаборатории, располагавшейся внутри объекта в Колорадо, где она создала десять гигантских экспериментально-автономных Терминаторов. Семь из них были уже развернуты на полях сражений и сражались с людьми в Европе и Южной Америке. Еще один был отправлен назад во времени.

Отдавая инструкции, не требующие применения языка, Скайнет направил одного из оставшихся у него Т-XA в аппарат пространственно-временного перемещения. Это могло усилить его положение. Невозможно было себе представить ни одного мыслимого отряда, посланного людьми, который мог бы уцелеть, столкнувшись с комбинацией тех боевых сил, которые были избраны Скайнетом для реализации этих задач.

Металлический корпус, в котором хранился Т-ХА, открылся, и из него вышел восьмифутовый Терминатор (2,5 м в высоту), готовый действовать, выполняя пожелания Скайнета. Он был вооружен плазменной лазерной винтовкой, которую он держал в одной гигантской своей руке, а затем погрузил ее внутрь своего тела, которое раздвинулось, словно расплавленная лава, и быстро затем закрылось, уже как сталь. Структура этого Терминатора из калиброванного миметического полисплава была способна пройти сквозь поле перемещения даже лучше, чем живая плоть, однако вещества, из которых было сделано его оружие, не смогли бы пройти поле, если только они не будут полностью окружены плотью или полисплавом с правильно заданной конфигурацией.

Как ему и было приказано, Терминатор направился к лаборатории пространственно-временного перемещения. Теперь Скайнет отправил несколько команд аппарату перемещения, чтобы он включился и указал координаты переброски. В то же время, он проанализировал последствия того, что произошло. Прибытие большой массы из неидентифицируемой точки пространства или времени подразумевало перемещение ее из совсем другой вселенной. Казалось возможным, что эти действия были предприняты в попытке помочь людям этого мира. Это объясняло совпадение по времени двух событий — отправки Тагатоши и его людьми других своих людей назад во времени, а затем появление из ниоткуда материи, лишь мгновением позже.

Но каким образом это было сделано? Даже если другой мир и существует — возможно, какая-нибудь иная линия времени, где Скайнет потерпел неудачу — как его жителям стало известно о событиях в этом мире?

Может ли это событие означать, что первый Т-ХА, тот, которого он отправил назад во времени, потерпел неудачу, и что людям удалось создать другую линию времени? Такое объяснение было наиболее оправданным, но могли быть и другие варианты. Если Т-ХА потерпел неудачу, посылать туда подкрепление было уже слишком поздно: другой мир существовал, и его существование отменить уже было невозможно.


Одно лишь было ясно: каким бы ни было его происхождение, существовал по крайней мере еще один другой мир. Более того, он был, вероятно, враждебен Скайнету, и он располагал технологией отправлять материю не только назад и вперед во времени, но и между различными временными линиями, сквозь измерения. Если такая технология возможна, понял Скайнет, значит, ее необходимо разработать. Скайнет оказался слишком ограниченным, лишенным творческого воображения, слишком увязшим в своей войне с людьми этого мира. Это было ошибкой, исправить которую нужно было немедленно. Если люди существуют в какой-то альтернативной реальности, они являются его врагами. Он будет преследовать их и истребит их.

Скайнет создал суб-личность для изучения всех научных аспектов путешествий между альтернативными линиями времени и сквозь измерения между мирами.

Т-ХА вошел в хранилище времени. В клубке молний он исчез из этой точки в пространстве, перемещенный за тысячу миль к югу, чтобы помочь ликвидировать новую угрозу. Тем временем Скайнет стал ждать сообщения от своей суб-личности. На это может уйти несколько секунд. Вскоре он разработает необходимую технологию и планы расправы со всеми иными реальностями, которые только могут существовать.

Все люди должны умереть.


ВИЛА-НОВА-ДУ-СУЛ.


Хиро Тагатоши дал своему компьютеру ряд быстрых и кратких команд, и тот ответил еще быстрее. Цифровой анализ, выпрыгнувший у него на экране, его удивил. Он показал необъяснимые колебания поля в 1500 км от бассейна Амазонки — они по-прежнему называли это так, несмотря на то, что теперь там была совсем другая экология, отличная от той, которая была там до Судного дня. Это было то самое место, куда должны были вернуться Джейд и остальные ее спутники, если у них вообще появятся основания так поступить. Анализ показал наличие большого количества материи, гораздо большего, чем масса тел пяти человек. Более того, перемещение, казалось, произошло словно из ниоткуда, ни из одной другой точки в пространстве-времени. Еще более поразительным был другой факт: как показало математическое представление, форма события также была странной, как будто не одно, а несколько искажений произошли в одно и то же время в одном и том же месте, разделенные до бесконечности малым промежутком.

Совпадение места и времени было слишком уж явным и сильным. Это событие было явно как-то связано со Специалистами, отправленными назад во времени — но как именно? Он, конечно, понял, хотя лично для него прошло с того момента так мало времени, что Джейд могла уже прожить несколько месяцев, лет, даже веков, прежде чем вернуться в тот же самый момент времени, откуда она отправилась — если только предположить, что это была именно она. Все это нуждалось в объяснениях. И еще одна мысль поразила его: любое колебание, о котором знает он, также может быть обнаружено Скайнетом. Как он на это отреагирует?

Если с этим связана его дочь, возможно, находящаяся в опасности, значит, случай является экстренным. Несмотря на сражения, происходившие на улицах и в зданиях Вила-Новы-ду-Сул, а также в небе над этим городом, все связанное с Джейд являлось приоритетным. Кроме того, это место было выбрано не случайно. Там действовал небольшой анклав Сопротивления, скрывавшийся в джунглях и в своих подземных блиндажах. Одной из поставленных перед ним задач являлась помощь Джейд и ее спутникам, если они действительно вернутся обратно. Скайнет, несомненно, попытается это выведать, а это означало, что его дочь скоро может оказаться под ударом.

Хиро поручил компьютеру связаться по радио с Амазонским анклавом. Ему ответил молодой мужской голос. «Да, слышим вас».

«Это Тагатоши. Я засек одно или более искажение пространственно-временного поля, соответствующие параметрам возвращения группы Специалистов, отправленных в 2001 год — либо части этой группы».

«Говорит Викарио. Мы провели визуальное и электромагнитное наблюдение. Кристал сейчас ведет туда группу для расследования. С ней Дмитрий, так что не волнуйтесь. Они хорошо вооружены, Хиро. Чем бы это ни было, они с этим справятся. Если Джейд и все остальные вернулись — мы о них позаботимся».

Джо Викарио был грамотным командиром, так что это хорошо. А еще лучше то, что в этом секторе имелись два весьма усиленных Специалиста, Кристал Тейлор и Дмитрий Бурин. Как и Джейд, они обладали экстраординарными возможностями. Вооруженные всем, включая лазерные винтовки, они действительно могли представлять реальную угрозу для любых сил, которые мог там развернуть Скайнет в короткие сроки.

Хиро с облегчением вздохнул и сказал, уже не столь официально: «Спасибо, Джо. Вашим людям нужно быть настороже. Что бы там ни оказалось, речь идет не просто о том, что вернулись Джейд и четверо других наших людей. Речь идет о примерно четырехтонной массе — это что-то большое».

«Понял, Хиро».

«Единственное, в чем я могу тебя заверить, это не было послано Скайнетом — источником не является Колорадо».

«И откуда же это взялось?»

«Этого я не могу сказать — вообще ниоткуда, Джо. Откуда-то совсем не из нашей вселенной».

Хиро понимал, что Викарио уже начнет связываться с Кристал и другими, еще продолжая разговаривать с ним, и в то же время безмолвно передавая им суть того, о чем им сообщил Хиро. На данный момент он больше ничего не мог сделать. Или все же мог?

Пока они разговаривали, на экране Хиро появилось что-то еще — еще одно колебание, недалеко от первого, и всего в нескольких сотнях ярдов от него. Хиро сделал его анализ, уже зная, чего ему следует ожидать. «Джо», сказал он.

«Да?»

«Я засек еще кое-что — еще одно событие рядом с вами».

«И что это?», спросил Викарио.

«Пока неясно, но предупреди своих людей. Стой, подожди минутку». Говоря это, Хиро проанализировали данные. Именно так он и думал. «Что бы это ни было, на этот раз это исходит от Скайнета».

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, МИР СКАЙНЕТ, КОЛОРАДО 14 ОКТЯБРЯ 2029 ГОДА.


Джон все время учился, как и хотела того Сара. Ему еще было далеко до Джейд, Дэнни и других, но у него уже многое получалось. Оборудование, которое использовалось для создания Скайнета и его боевых машин, было очень крутым, но в программном обеспечении он вполне мог разобраться. Он понимал команды, программы и логическую структуру слета, как только ему объясняли их. Джейд и Дэнни сами все время учились, но, по крайней мере, он мог их догнать вместе с генералом Коннором и Хуанитой. Эти двое тоже схватывали быстро, но вынуждены были разрываться между работой с группой Дэнни и руководством ходом продолжавшихся боевых действий и реконструкции, которые требовали с их стороны огромных усилий. Теперь генерал был почти Президентом Мира, по крайней мере ближе всех других, кто когда-либо мог находиться в таком положении, а Хуанита и еще несколько человек были чем-то вроде его Кабинета министров.

Большинство этажей комплекса Скайнета выглядели одинаково — каждый из них представлял собой огромное бетонированное пространство, ничего привлекательного для людей там не было. Они различались лишь машинами, которыми Скайнет пользовался или тестировал, от уровня к уровню. На некоторых уровнях находились производственные линии по созданию Хантер-Киллеров, эндосов и других боевых машин. На Уровне H находились хранилище времени и большое скопление эктогенетических капсул для Терминаторов Т-799800. Уровень G не сильно отличался от него. Там Скайнет экспериментировал с новейшими материалами для использования их в боевых машинах, и именно здесь они обнаружили устройство, которое могло им помочь запрограммировать чрезвычайно сложного Т-1000.


Трое из них — Джейд, Дэнни и Джон — удобно здесь устроились, создав собственную небольшую компьютерную лабораторию. В центре ее стояла одна из странных машин Скайнета, устройство, которое они прозвали между собой «Супергробом». Внешне оно выглядело примерно так же, как и эктогенетические капсулы, которые Скайнет использовал для выращивания органических материалов — кожи и плоти — на поверхности своих Т-800. Устройство это лежало в горизонтальном положении на бетонном полу, как капсула, которая все еще использовалась, внутри нее в питательной жидкости выращивался Терминатор, и, действительно, оно было больше похоже на обычный гроб. Оно являлось такого же рода металлическим блоком, как и капсулы, но без прозрачной крышки, показывающей, что лежало внутри. Вместо этого, на ней была металлическая «крышка» в четыре дюйма толщиной и слегка выпуклая, увеличивавшая внутреннее пространство. Она открывалась с помощью сильных механических шарниров, и можно было увидеть полую ее внутренность, но после того, как Супергроб закрывался, вращаясь на этих шарнирах, происходящее внутри можно было восстановить лишь посредством контролировавшихся компьютером датчиков. Вокруг было расставлено несколько столов, некоторые из них со старыми компьютерами, клавиатурами и экранами. Они установили два больших странной формы видеоэкрана, которые получили благодаря любезности Скайнета. Большая часть оборудования в комплексе была разбита, но часть все же была восстановлена, и теперь это пригодилось. Пол пересекали связки проводов, крепившиеся к полу скотчем и изолентой. Кто-то принес сюда в свое время несколько половиков и ковриков, еще до того, как физический контакт с внешним миром прекратился.

Они подключили свои компьютеры к Супергробу и воспользовались его огромной производительной и вычислительной мощностью для своей работы. Теперь словно сразу несколько суперкомпьютеров «Крей» помогало им обработать нужные им большие объемы вычислений.

Они запаслись всеми продовольственными пайками, какими только могли, и хранили какую-то их часть здесь, в шкафу «полевой кухни» рядом с Супергробом, в том числе много кофе, чтобы поддерживать себя в форме долгие часы работы. Джон уже терял вес и вовсе не с радостью ждал зиму. К счастью, гора сохраняла все то тепло, которое они генерировали, и защищала их от снега и льда снаружи, но он взял себе в привычку носить несколько слоев одежды, которая делала его похожим на гигантский теннисный мяч, хотя на самом деле под ней он был тощим.

Дэнни сидел за столом, сосредоточившись на экране своего компьютера, просматривая и вводя необходимые данные. Джейд глядела ему через плечо, а Джон тем временем следил за тем же самым на одном из крупных экранов, стоявшим на полу. На дисплее отображалась сложная схема, которая внезапно распалась, превратившись в нечто более беспорядочное, с рваными осколками света, перемещавшимися по экрану. «Вот черт!», воскликнул Дэнни, осознав, что сделал ошибку. Он гневно ударил по клавиатуре, введя затем новые данные. Через несколько секунд схема восстановилась сама, какой и была. «Отлично, вот теперь получилось».


К ним с ближайшей лестницы подошла Хуанита, радостно их приветствуя. Для счастья в этом мрачном мире времени было мало, но они с генералом не могли уже ничего скрывать после того, как он вернулся в Колорадо. Они работали без устали, долгими часами, но, казалось, извлекали даже некоторую пользу из той ответственности, которую возложили на себя, следя за уничтожением последних боевых машин, прекращением мятежей в Южной Америке и за возрождением человеческой цивилизации. В последние несколько дней все новости были хорошими. В Южной Америке Сара и другие вместе с ней одержали еще одну победу над «Восставшей Армией Освобождения», практически положив конец ее господству в Аргентине. Теперь они планировали нанести удары по боевикам уже севернее, в Уругвае, Парагвае и в Южной Бразилии.

«Приветствую», ответил Дэнни, сделав перерыв и оторвавшись от клавиатуры.

«Что нового, Хуанита?», спросил Джон. Забавно было думать об этой женщине как о подруге другой формы его же «я», и одновременно как о взрослой версии двенадцатилетней девчонки, которую он знал в своем собственном времени, когда жил в ее семье в поселении Сальседы посреди пустыни Южной Калифорнии. В этом мире Хуанита, как он узнал, потеряла всю свою семью, кроме отца: Энрике Сальседа был все еще жив и участвовал в Сопротивлении в Лос-Анджелесе, хотя, как и Габриэле, ему теперь должно было быть около восьмидесяти лет.

«Мы только что получили сообщение от Габриэллы из Лос-Анджелеса», сказала Хуанита. «Они атаковали один из коммуникационных узлов Скайнета к северу от города. Разгромили его весь, человеческих жертв нет, аккуратно зачистив трех эндосов». «Отлично, Хуанита», сказал Джон.

«Вскоре мы найдем все оставшиеся боевые машины в Северной Америке. Европейцы то же самое».

«Но нам по-прежнему еще мало что известно относительно других континентов», задумчиво сказал Дэнни.

«Нет, но мы это узнаем».

«Кажется, ты этим просто наслаждаешься, Хуанита», сказала Джейд.

Хуанита улыбнулась. «Почему бы и нет? Мы сражались с ними целых два десятилетия, чтобы оказаться в нынешней ситуации. Но это никоим образом не способно искупить наши потери… это я точно знаю».

«Я и не намеревалась никого критиковать. Ты и должна наслаждаться моментом».

«Что-то слышно от мамы?», спросил Джон Хуаниту.

«От Сары нет, но Сесилия с нами недавно связывалась. Они вели какой-то тяжелый бой, но обе в порядке. Нам сдались еще несколько группировок».

«Ага».

«Так, и что вы сможете мне показать? Джон», Хуанита улыбнулась — «Большой Джон требует отчета». Хуанита стала так его называть, после того как однажды услышала, что так его назвал Джон. И теперь это прозвище почти прилипло к нему… но Джон сам тому способствовал.

«Я покажу то, что нам пока что удалось узнать», сказал Дэнни. Он ввел код, и картина на экране полностью изменилась. «Вот что мы видим внутри Супергроба — это простое визуальное представление».

«Особо смотреть не на что», сказал Джон серьезно, «но теперь уже намного лучше».


«Разница очень существенная», сказал Дэнни. Экраны показывали внутреннее пространство Супергроба, размерами он был примерно для обычного человека и почти полностью пустым. Очертания чего-то темного внутри представляли собой руку из жидкого металла, которую они отрезали у T-1000 там, еще в Нью-Йорке. «Этот кусок полисплава может помочь нам выиграть войну между двумя реальностями. Это очень важно». Хуанита нетерпеливо нахмурилась. «Я это знаю. Но почему она не перешла в жидкое состояние? Раньше происходило именно так».

У Хуаниты имелся собственный опыт столкновений с Т-1000. В этом мире Т-1000, который был отправлен убить Джона в 1994 год, уцелел и попытался сделать это снова девять лет спустя в поместье Техады. Хуанита была там в тот день и помогала с ним сражаться. Судя по тому, что рассказали Джону об этой истории, она, вероятно, спасла жизнь его аналогу. Тот Т-ХА, также состоявший из полисплава, с которым они сражались вместе со Специалистами в его собственном мире, был рассеян в пространстве и времени в экспериментальном хранилище времени. После него осталась определенная небольшая масса металла, и она образовала жидкую лужицу.

«Почему этого не происходит здесь, неизвестно», сказал Джон.

«Стоп, еще рано», сказал Дэнни. «Надеюсь, что смогу вскоре ответить на многие вопросы. Не я же изобрел эту фигню, я просто пытаюсь ее реконструировать, понять, как она действует».

«Он не запрограммирован на продолжение борьбы», сказала Джейд. «Похоже, эти программы утратили свою силу после того, как ему не удалось выполнить свои задачи — когда был уничтожен Скайнет».


«Как бы то ни было», сказал Джон, «это немного успокаивает. Вроде бы он не собирается нападать или еще что-нибудь вытворять».

«Если он останется в таком же состоянии, то можно будет без опаски привезти и второго Т-1000 из Испании», сказала Хуанита. «Вы могли бы попытаться перепрограммировать их обоих».

«Может быть. Как я уже сказал, пока еще рано об этом говорить». Дэнни ввел код, после чего изображение на экране вновь полностью изменилось, вернувшись к схеме, которую они видели до того, как к ним присоединилась Хуанита. Мощные магнитные датчики Супергроба стали передавать ему подробные сведения о программах Т-1000. «Вот, взгляните на то, что мы тут получили», сказал он.

Хуанита непонимающе взглянула на экран. «И что это такое?»

«Я использую датчики Супергроба и его собственные вычислительные мощности. То, что вы видите — это схема, как устроено то, что там находится. Картина показывает именно то, что вы и ожидаете увидеть, учитывая то, что нам известно о свойствах этого материала. У него имеются по крайней мере два уровня программного обеспечения, повторяющиеся многократно и бесконечно и пронизывающие всю его структуру».

Хуанита просто кивнула. Эти двое, а также генерал, должно быть, думали и обсуждали это в течение многих лет, Джон мог себе это представить.

«Один уровень управляет основными его свойствами, такими, как способность разжижаться, реформироваться и преобразовываться», сказал Дэнни. «Другой…………………..[3]…………… «Я знаю», сказал он. Он весело ей улыбнулся, находя, что она ему нравится. «Дэнни, однако, прав — мы почти разрешили эту проблему. Доверься мне».


АСУНСЬОН, ПАРАГВАЙ 20 ЯНВАРЯ 2030 ГОДА.


Проведя несколько месяцев в этой реальности, Сара уже успела повидать немало городов, и все они находились в разрушенном состоянии — некоторые сильнее других. Судный день превратил Нью-Йорк и крупнейшие европейские центры в сгоревшие обломки, изогнутые и искривленные стальные каркасы некогда громадных и всемирно известных зданий, в скопление ржавых, искореженных автомобилей, выстроившихся во многокилометровых пробках на разрушенных улицах. Другие города, такие, как Буэнос-Айрес, оказались сравнены с землей лишь частично, будучи изуродованы воронками, оставшимися после того, как первые волны боевых машин Скайнета столкнулись с тактическим ядерным оружием. Асунсьон тоже был разрушен, но не так сильно.

Как и другие города Южной Америки, он избежал ядерных ударов Судного Дня. В 1997 году этот континент пострадал сравнительно незначительно от русских боеголовок, направленных скорее на американские базы, а не на гражданское население и инфраструктуру. Но затем явились холод и тьма, глобальное изменение климата, свержение правительств, массовые нарушения общественного порядка, а затем анархия и уличные побоища между враждующими полевыми командирами. Позже пришли машины, в большом количестве надвигавшиеся по команде Скайнета, выискивая и уничтожая людей.

За последние четыре месяца Сара успела повидать десятки опустевших городов, и большинство из них выглядели почти так же. Она пересекла весь континент, много где побывав, от пыльных, продуваемых ветрами равнин Аргентины до устья Амазонки в Бразилии, где теперь росли какие-то странные, прежде невиданные джунгли, совершенно переродившиеся и сильно отличавшиеся от экваториальной сельвы ее собственного мира. Как и многие другие из этих городов, Асунсьон по-прежнему стоял на своем месте. Если смотреть издалека, его офисные высотки, башни и ряды городских кварталов во многом были похожи на то, чем они были и до Судного дня. Но затем вы въезжали на его улицы и видели, что здесь ничего не двигалось. Не было зеленых парков и садов — все вокруг было коричневым или серым. Некогда великая река Парагвай была теперь высохшим призраком самой себя в прошлом.


Колонна из пяти автомобилей въехала в город: два Хамви, два пятитонных армейских грузовика и БТР. Сара сидела на переднем сиденье первого Хамви, который вел Т-800, а еще один сидел сзади, управляя зенитной пушкой. Они старались использовать одни и те же боевые машины в непосредственных боевых столкновениях снова и снова, допуская получение уже поврежденными Терминаторами новых ранений, так как серьезные и долговременные повреждения плоти и кожи Терминатора делали его непригодным для последующей их крупной задачи: путешествия сквозь измерения в Мир Джейд. Неповрежденным Терминаторам хватало по горло вспомогательной работы, в том числе охраны растущего числа военнопленных. На голове у Т-800, сидевшего в задней части Хамви, еще оставались какие-то остатки лица, но кожа и мясо с его тела были содраны, почти обнажив эндоскелет.

Оказавшись между городскими зданиями, Сара теперь ясно видела вблизи, до какой степени они были разрушены и изрешечены пулями. Все окна казались разбитыми, а многие стены полностью обвалились и превращены в руины обстрелами, орудийными снарядами и огнем из гранатометов. Этот район был превращен в развалины за время боев между враждующими полевыми командирами, затем во время войны с машинами — а теперь снова с боевиками. «Видишь где-нибудь противника?», спросила Сара Терминатора. У нее на коленях лежал автомат, а у ног песочного цвета брезентовый рюкзак с гранатами и запасными магазинами.

«Никак нет».

«Ладно, притормози здесь».

Допросы и данные разведки указывали на то, что еще остававшиеся заправилы «Восставшей Освободительной Армии» и ополчения другого полевого командира, «Сынов Земли», прятались в бывшем подземном штабе Сопротивления, здесь, в Асунсьоне. Атаковать их там будет сложно, однако возможно, поскольку известно было их точное местонахождение, и имея при себе Терминаторов. Тот факт, что эти две группировки, «Восставшая Армия» и «Сыны», сформировали между собой альянс, являлось доказательством того, насколько они ослабели; и тем не менее, они, без сомнения, будут драться. Они не будут сидеть сложа руки и ждать атаки. По всему городу, должно быть, были размещены их наблюдатели.


Пока колонна ползла по улицам города, Сара напряженно осматривалась повсюду, разглядывая каждую крышу, каждое окно, ожидая снайперских пуль. Ее напряжение постоянно росло, так как она знала, что они приближаются к штабу противника. Вскоре они окажутся под огнем — вскоре или же никогда. В «никогда» она не верила. Может, «Восставшая Армия» и «Сыны» попытались сбежать? Это казалось маловероятным. Они не рискнут покинуть город и быть застигнутыми на открытой местности. Был вариант, что они покинули свою крысиную нору и намерены были их атаковать с каких-то позиций в разрушенных зданиях или с крыш.

Проехав милю, они завернули за угол и оказались на улице, забаррикадированной пустыми автомобилями. Еще до того, как Сара успела среагировать, Терминатор, сидевший рядом с ней, надавил на педаль тормоза и резко крутанул рулем.

«РПГ», абсолютно спокойно сказал он.

Сара закрыла уши и свернулась в позе готовности; реактивная граната ударила в левую сторону Хамви, ближе к фронтальной его части, и с грохотом взорвалась, отскочив от машины. Конструкция Хамви и Терминатор рядом с ней приняли на себя основную силу взрыва, однако она все же была оглушена. Если бы Терминатор не отреагировал, эта РПГ угодила бы как раз в ее сторону автомобиля. И она могла бы уже погибнуть. Сидевший у нее за спиной Т-800, управлявший пушкой, открыл ответный огонь по противнику, находившемуся за баррикадой и в зданиях по обеим сторонам улицы. Автомобили, следовавшие за ней, тоже подъехали к ним и резко остановились под немыслимыми углами, уворачиваясь друг от друга во время резкого торможения.


Они попали под перекрестный огонь с трех направлений. Воздух повсюду теперь разрывался от грохота автоматного огня, обратных вспышек РПГ и взрывов попадавших куда-либо гранат. Двое из Терминаторов открыли ответный огонь с задних отсеков Хамви из установленных на них пулеметов. Сара открыла дверь, стараясь держаться пониже и начав искать себе укрытие. Ее Хамви развернулся почти на 180° и теперь стоял под углом к улице, глядя почти назад, туда, откуда они сюда и прибыли. Это дало ей определенную возможность укрыться от огня, который велся с баррикады впереди них и из зданий, откуда выстрелил первый РПГ.

Она выбралась, пригнувшись и открыв дверь как можно шире, создав почти закрытое пространство между Хамви и ближайшей к нему стеной здания. Слева от нее по ней был открыт бешеный огонь, когда она пробралась к задней части Хамви. Сейчас или никогда, подумала она, когда еще одна автоматная очередь ударила по ее следам под крутым углом — стрелял тот, кто находился где-то в здании сверху. А вот это их ошибка. Краешком глаза она засекла ствол, направленный в нее. В этот самый момент она схватила одно из самых смертоносных видов оружия, которое таскала с собой: самодельную термическую гранату, похожую на кассетный боеприпас, которую смастерили из механизмов плазменных пушек, использовавшихся боевыми машинами Скайнета. Она быстро активировала механизм и подбросила устройство почти вертикально вверх в сторону здания, где оно упало в выбитое окно и разорвалось вспышкой обжигающего пламени, осветив все небо вокруг. Выстрелы с той стороны прекратились.

Выпрямившись теперь и облокотившись спиной на Хамви, она досчитала до десяти, а затем захлопнула дверь и понеслась вперед, миновав нос автомобиля, выбежав на улицу и открыв ответный огонь по противнику с другой стороны. Ответная очередь заставила ее поспешно скрыться за Хамви, но она уже увидела то, что ей было нужно: она засекла точки на крышах и в окнах, где располагались ее враги. Она отыскала у себя ручную гранату и швырнула ее длинной дугой в окно верхнего этажа изрешеченного пулями шестиэтажного здания, нырнув в укрытие, как только она взорвалась.

С баррикады впереди нее раздался автоматный огонь, но один из Терминаторов двинулся на них, перекрыв собою большинство очередей. Сара заняла позицию у капота поврежденного Хамви — там, где он развернулся на улице — столкнувшись там с Сесилией, которая присела за следующим автомобилем, одним из пятитонных грузовиков. В руках у Сесилии был здоровенный станковый пулемет, которым она мастерски орудовала, беспрерывно поливая огнем окна по обеим сторонам улицы.

Кажется, им удалось в основном уничтожить противника с одной стороны улицы — с левой стороны, если смотреть с той стороны, откуда они приехали. С той стороны огонь был слабым, и своими ответными выстрелами Терминаторы заставили замолчать и тех, кто там оставался. Как и Сара с Сесилией, люди-боевики использовали свои машины как укрытие, но Терминаторов это не останавливало. Они заняли позиции в открытую, бесстрашно обстреливая противника и поглощая все пули интенсивного обстрела очередями, бившими прямо в них.

После двадцатиминутной яростной перестрелки все было кончено. Теперь уже не стреляли ниоткуда. Осторожно, стараясь прятаться в любых укрытиях, какие только можно было найти, Сара, Сесилия и еще трое бойцов-людей двинулись вслед за Терминаторами, которые направились к баррикаде. Там лицом в пыль лежало два трупа; в остальном баррикада теперь была пуста. Сара была довольна. Она знала, что сражалась хорошо, как и другие люди в группе: Сесилия, Фидлер, Кертис Суарес и еще человек 5 других. Они были неплохой командой, но она не хотела себя обманывать — она понимала, что именно Терминаторы делали их почти непобедимыми.

«Нужно проверить эти здания», сказала она Сесилии. «Посмотреть, есть ли выжившие». Она подозревала, что большинство из атаковавших просто бежали с места боя, потерпев тяжелейшее поражение, но другие, должно быть, погибли. Саре совсем было не по душе уносить человеческие жизни, но выбор был невелик, если сталкиваешься со смертельно опасной засадой.

Сесилия кивнула, а затем дала указания. Она, казалось, вполне освоилась с командованием Терминаторами. Сара чувствовала себя по-другому. Они ей не нравились, но она уже привыкла сражаться вместе с ними плечом к плечу, рассматривая их как воинов и товарищей, но холодных и смертоносных. Ей все еще снились кошмары о Терминаторах — во снах они являлись к ней ее врагами — но она обнаружила, что способна действовать вместе с ними, как ей это уже приходилось делать в прошлом.


Они проверили здания, разгромили баррикаду и осмотрели свои собственные раны. У бойцов-людей оказалось лишь несколько ссадин и синяков — от отчаянных бросков на землю или в укрытия. Непривычно, даже для таких сражений с боевиками, но не слишком необычно. С Терминаторами, используемыми в качестве поддержки, они выигрывали все свои бои с минимальными потерями. Кратковременное возвышение полевых командиров почти заканчивалось. Терминаторы нашли еще с десяток тел и притащили к ним трех раненых пленных — двух мужчин и одну женщину, всем им было лет двадцать с лишним, — чтобы они на них посмотрели. На вид они были безжалостными и опасными, но в то же время тощими и явно недоедали.

«Сколько вас тут было?», сказала Сесилия по-испански. «Не надо только ходить вокруг да около — нам нужна правда, и нам она нужна немедленно».

Терминаторы навели на пленных оружие, и они вскоре все рассказали. Большинство рядовых солдат, сражавших за полевых командиров, не были уж так особо им преданы. Некоторые были просто наемниками. Другие оказались в таком положении, когда записаться в организации вроде «Восставшей Армии» было для них наилучшим и самым безопасным вариантом спастись. Сесилия вскоре установила, что в засаде находилось около двадцати пяти человек. Это были наиболее боеспособные бойцы, которых руководство «Сынов» и «Восставшей Армии» держало для обороны города.

«Где сейчас ваши командиры?», спросила Сара. Будут ли «Восставшая Армия» и «Сыны» упорно защищать свой штаб или же попытаются бежать из города? Или же они попытаются спрятаться где-нибудь среди всех этих квадратных миль разрушенных зданий Асунсьона?

«Они ушли», сказал один из молодых людей.

«Ушли куда?»

«Я не знаю».

«Не надо меня дурить», сказала Сесилия, ткнув почти ему в лицо своим пулеметом. Она встала над ним, и в глазах его почувствовался страх. Она подошла к нему на дюйм ближе, пристально в него вглядываясь: «Я сказала, я хочу знать, и я хочу знать это немедленно».


После того, как они получили вероятные места укрытий оставшихся боевиков, они перешли к проверке подземного штаба. Они бросили поврежденный Хамви, который стал бесполезным из-за того, что был подорван РПГ, но один Терминатор вырвал у него из крепления 20-мм пулемет. Те два Терминатора, которые сидели в этом Хаммере, залезли в один из грузовиков, затолкав туда также трех взятых в плен. Сара села в оставшийся Хамви, которому приказала двигаться впереди всех. Попыток их остановить больше не предпринималось — имел место лишь спорадический снайперский огонь по ним, который не способен был причинить особых повреждений ни их машинам, ни Терминатору, управлявшему пулеметом в задней части Хамви.

Когда они добрались до тоннеля, ведущего в штаб боевиков, они обнаружили, что он был обрушен взрывчаткой, вероятно, несколько часов назад. Сара приказала банде Терминаторов пробиться сквозь обломки и выяснить, что там, если они вообще смогут что-то там обнаружить. Она хотела поскорее закончить эту операцию и вернуться в Колорадо.

«Все кончено», сказала Сесилия. «Мы разделаемся теперь с ними, вот мы и добрались сюда до них».

Стоявший рядом с ней Фидлер кивнул. Он неплохо сражался в ходе этой кампании, приспособившись к Терминаторам, и обращался с бойцами полевых командиров с правильным сочетанием твердости и доброты.

«Знаю», сказала Сара. «Мы просто их сейчас зачистим. Можно оставить это Терминаторам — они знают, чего мы сейчас от них ждем и насколько мы готовы им довериться и отпустить их туда». Она присела на обломок бетона, лежавший на улице. «Но у меня из головы не выходит кое-что другое».

Сесилия осталась стоять, но прислонилась к грузовику. Ее пулемет иногда бился ей о грудь и живот, там, где он свисал на лямках у нее с плеч. Она была похожа действительно на Амазонку. Трудно было сопоставить ее с той маленькой девочкой — и, позже, подростком — какой Сара ее знала в другом мире. «Что бы это могло быть?», спросила она.

«Ну, может, ты и угадаешь. Когда это закончится, мы с Джоном… и с Джейд… нас впереди ожидает еще более жесткая и тяжелая операция».

«Угу». Сесилия понизила голос. «Понимаю, о чем ты. Джейд хочет вернуться в свой мир, и вы отправитесь вместе с ней».

«Правильно».

«И что в связи с этим не выходит у тебя из головы?»

«Единственный способ, каким мы можем переломить ситуацию, это взять с собой отряд Терминаторов… примерно так же, как и здесь это происходит, но задача будет намного сложнее, и правила игры будут другими. И мы будем драться против Скайнета и его машин, но в другом мире, где побеждают они, или уже почти победили».

«И?»

«И нам понадобятся и какие-то бойцы-люди тоже. И мне хочется взять с собой нужных людей… они должны будут со всей серьезностью подойти к этому, и у них должен быть опыт ведения боевых действий вместе с Терминаторами. И я прошу тебя принять в этом участие вместе с нами… тебя и еще некоторых других людей. Ты готова к нам присоединиться?»

Терминаторы трудились целенаправленно, и Фидлеру, Кертису и другим мало что пока нужно было делать. Требовалась лишь простая грубая, но мощная сила, чтобы сдвигать огромные куски бетона, кирпича и камня. Вряд ли они что-нибудь там найдут, когда очистят туннель, за исключением, возможно, каких-то мин-ловушек. Терминаторы столкнутся с ними первыми.

«Подумай над этим хорошенько», сказала Сара, когда Сесилия ничего ей не ответила. «Я знаю, тебя о многом просят, и многое чего от тебя требуют. Не хочу на тебя давить и настаивать на этом, если с тебя и так уже хватит».

«Нет, все нормально. Мне не нужно долго об этом думать. Я так и думала, что этот вопрос обязательно когда-нибудь всплывет — я просто не врубилась во время и место, когда ты спросила меня об этом».

«Но только не считай, что я на тебя давлю…»

«На меня давить?» Высокая аргентинка засмеялась. «Это вообще меня нисколько не беспокоит».

«Ну так и что?»

«Я сама этого хочу, Сара. И некоторые другие тоже — бьюсь об заклад. Я живу ради этой борьбы… со Скайнетом, машинами, полевыми командирами. В этом вся моя жизнь. Меня даже не волнует, если я погибну из-за этого. Я знаю, что борьба продолжится, в какой-то иной форме, после того, как мы закончим здесь. Нам нужно будет построить новый мир, исследовать целые континенты… И все же…»

«На тебя рассчитывать?»

«Я выполнила свою задачу, и я знаю, что кто-то должен будет уйти из этого мира. Не волнуйся насчет этого». Она протянула ей свою сильную руку, и Сара взяла ее. Пока Терминаторы продолжали делать свою работу, расчищая завалы, Сесилия вновь рассмеялась. «Клянусь, ты можешь полностью рассчитывать на меня».

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

КОЛОРАДО, 28 ФЕВРАЛЯ 2030 ГОДА.


Лишь раз Джон почувствовал себя вправе испытать настоящее счастье. Это был его день рождения, хотя это вовсе не означало, что он будет нормальным и обычным, как всегда. Он родился сорок пять лет назад, но биологически ему было все еще только семнадцать лет. Он покинул свой мир в конце августа и прибыл сюда в конце июля. Вообще-то свой семнадцатилетний жизненный рубеж он преодолел еще несколько недель назад, но еще не успел даже осознать значимость этой даты.

В действительности же эта дата стала сорок пятым днем рождения генерала Коннора, но для Джона она являлась все же весьма символичной. Накануне из Лос-Анджелеса прилетел один из его самых старых и верных друзей, рискнув бросить вызов арктическому холоду — но что еще лучше — они приурочили этот день к возвращению Сары из Южной Америки. Полностью разгромив полевых командиров, в Колорадо прибывала группа ветеранов этой кампании, некоторые из них впервые. Вместе с людьми прилетали еще и три Терминатора, которые выдержали всю кампанию, не получив повреждений, и могли быть использованы для путешествий сквозь хранилище времени.

Джон ждал их вместе с Джейд, генералом Коннором, Хуанитой, Дэнни и группой охранников с немецкими овчарками, пока другие открывали противоядерные двери.

Хуанита стояла между генералом и мужчиной гораздо старше его — своим отцом Энрике. Этот Энрике был полностью лысым и сморщился с возрастом, но до сих пор, казалось, так и остался решительным и злющим. Его грубая, похожая на колючую и торчащую в разные стороны щетину борода была вся белой, а лицо избороздили морщины от многолетней борьбы, тревог и утрат, но он широко улыбался беззубым ртом, зная, что приезжает Сара.


Первыми из грузовика оливкового цвета, остановившегося в подводящем туннеле, вышли три Терминатора: блондинка Т-799 и два Т-800 идентичной модели. Эти Т-800 имели облик приземистого мужчины, ростом лишь около 5 футов 5 дюймов (165 см), но крепко сбитого. Кто-то одел Терминаторов в военную форму, хотя Джон слышал, что они сражались просто голыми во многих боях в Южной Америке — не было смысла тратить на них дефицитную одежду, когда они не нуждались в защите и не чувствовали холода. Когда Терминаторы приблизились, собаки бешено залаяли.

Генерал Коннор шагнул вперед, приветствуя их. «Вы знаете, кто я?»

Ближайший Терминатор, Т-799, ответила: «Ты генерал Джон Коннор».

«Верно». Генерал указал на одного из охранников и сказал им: «Следуйте за этим человеком. Он отведет вас на Уровень H. Выполняйте все приказы, которые он вам даст, а затем ждите там».

«Так точно». Они направились к ближайшей лестнице, а из грузовика тем временем вышли с десяток бойцов, дождавшиеся, пока собаки наконец-то не успокоятся. Хотя генералу Коннору и всем другим было известно, что в этой группе будут Терминаторы, собаки должны были гарантировать, что не произойдет ничего неожиданного — и ничто не сможет пройти незамеченным, из того, что мог оставить после себя Скайнет с задачей проникнуть внутрь Сопротивления. Такой вариант никогда нельзя было полностью исключать.

Сара задержалась в конце группы, вместе с Сесилией Техадой. Обе выглядели уверенно и в хорошей форме. Они коротко остриглись, намного короче, чем тогда, когда Джон видел их в последний раз, избрав для себя одинаковый военный стиль. Казалось, во время этой кампании в Южной Америке они сблизились, потому что они чему-то вместе рассмеялись, поделившись между собой какой-то шуткой, прежде чем отправиться вслед за остальными на Уровень Е с его шумной техникой.


Генерал Коннор поприветствовал еще нескольких человек, которых Джон узнал, в том числе Фидлера, который раньше был здесь охранником, пока не вызвался принять участие добровольцем в кампании против боевиков. Единственным, кого Джон не знал, был Кертис Суарес, хотя он знал семью Суарес в своем собственном мире. Они пожали друг другу руки, а затем к нему подошли Сара и Сесилия.

«С Днем Рождения, Джон», сказала Сесилия, обращаясь к генералу.

«Добро пожаловать домой», сказал генерал Коннор обеим женщинам. «Вы безупречно провели операцию».

Теоретически кампанией против полевых командиров руководила Сесилия, но все знали, что они с Сарой тесно связаны и сформировали своего рода групповое командование. Своим умением сражаться, вместе с харизмой аналога легендарной матери Сопротивления, пусть и из параллельного мира, она довольно быстро завоевала уважение других бойцов-людей в Южной Америке. «Мы только рады этому», сказала она. «Я должна была это сделать».

Джон шагнул вперед, обняв ее, и она осмотрела его с ног до головы, когда они разошлись. «Мне кажется, ты немного вырос».

«Не знаю, мама. Может, на полдюйма, пока тебя не было».

«В любом случае, с Днем Рождения. Понимаю, что это славный, но необычный День рождения».

«Это уж точно, абсолютно согласен. А теперь, смотри, кто к тебе приехал!»

Сара смерила взглядом старика, подошедшего к ней, явно не веря своим глазам. «Энрике?», сказала она неуверенно.

«Кто же еще, Коннор?», ответил он. «Кто же еще мог стать таким старым и безобразным?»

Она подбежала к нему, и на лице ее вспыхнула редкая улыбка. «Энрике, я так рада тебя видеть».

Они обнялись, Сара была почти с него ростом теперь, когда он усох с возрастом. Он громко и открыто рассмеялся, почти взвизгнув от удовольствия. «После того, что произошло в 2012 году, я и представить себе не мог, что снова с тобой увижусь».

«О, Энрике…»

«Тссс», сказал он и оттолкнул ее. «Я все понимаю, слышишь. Я быстро соображаю, Коннор. Знаешь, я не сумасшедший». Но он по-прежнему смеялся. «Я знаю, что ты не та же самая женщина, — не в том смысле, в каком ты сейчас. Я что, похож на идиота?»

«Может, немного так и есть», сказала она, подтрунивая над ним.

«В любом случае, здорово увидеться с тобой снова, Коннор — с тобой и молодым Джоном здесь. Это навевает определенные воспоминания».

«Когда появится минутка перерыва, у нас есть кое-что вам показать», сказал генерал Коннор.

На лице у Сары появился настороженный взгляд. Она подошла к генералу: «Речь идет о Т-1000?»

«Мы перепрограммировали одного из них», сказал Дэнни.

«Того, которого мы оставили в Нью-Йорке?»

«Да, верно. И мы так хорошо поработали, что у нас все получилось, и мы перевезли сюда все его тело. И теперь уже никаких проблем. Мы привезем и другого, из Европы, когда появится такая возможность». Должно быть, он заметил выражение лица Сары, потому что он тут же добавил: «Тебя что-то беспокоит в связи с этим?»

Она медленно покачала головой: «Нет, Дэнни — нет… Не так чтобы… но похоже, это приближает нас к следующему шагу, он становится все более реальным. Действовать вместе с Т-800 в Южной Америке — это одно. А вот добавлять еще и Т-1000 в эту адскую смесь — причем в совершенно другом мире — это уж слишком, сумеем ли переварить?»

«Дэнни проделал невероятную работу», сказала Хуанита. «И Джейд с Джоном… я имею в виду твоего сына, Джона». Говоря это, она сжимала руку генерала. Джон не стал указывать на то, что, если вникнуть и понять всё верно, они с генералом оба были сыновьями Сары. Он догадывался, что Хуанита это знала, как и все другие, и ей просто приходилось как-то различать их друг от друга. Теперь же Джон был почти взрослым, и кличка «Большой Джон» для генерала Коннора становилась почти что пошлой и стрёмной. Даже Энрике не пользовался этим выражением, которым именно он называл Джона в детстве.

«Скоро мы это увидим», сказала Сара бесстрастно и ничем не выдавая себя.

Они закрыли антиядерную дверь и спустились по металлической лестнице, а затем расстались, дав возможность Саре, Сесилии и другим отправиться в свои жилые помещения. Джон, генерал Коннор, Джейд, Дэнни, Хуанита и Энрике отправились на уровень H, где несколько бойцов Сопротивления стояли вокруг Супергроба, все они были вооружены лазерными винтовками. Включили систему сигнализации, на всякий случай, если Т-1000 начнет действовать вопреки введенным в него программам.

«А когда твой день рождения, Джейд?», спросил Джон, решив немного поболтать ни о чем, пока они дожидались Сару и Сесилию.

«В сентябре», ответила она.

«Эх, я его пропустил! Нужно мне было сделать тебе какой-нибудь…»

«Джон, на самом деле это не имеет никакого значения. После путешествий во времени, дни рождения просто теряют всякий смысл. Так же, как и точный возраст».

«Ну, я это понимаю». Он знал это, конечно, но ему просто приятно было оказать знаки внимания. И ему было больно, что она этого не замечала.

Она снисходительно улыбнулась. «Прости. Мне нужно было сказать об этом тогда. Ты бы бегал вокруг меня, как дурень с писаной торбой».

«Нет, этого бы не было!»

«Да, так и было бы. И мне бы это понравилось. Реально, мне нужно было что-то об этом сказать. Но тогда так много всякого происходило».

«Ну, тогда, с прошедшим тебя днем рождения».

«И тебя тоже. С Днем Рождения тебя сегодня».

Дэнни сидел за своим компьютером, настраивая систему, пока все ждали остальных. Энрике зачарованно смотрел, как генерал Коннор с Хуанитой тихо о чем-то шептались в углу. Они, должно быть, понимали, что Джейд могла слышать все, о чем они говорили, как бы тихо они это ни делали, поэтому Джон догадался, что их разговор вряд ли носил слишком личный характер. Вероятно, он касался их планов масштабного восстановления цивилизации — а не их собственных взаимоотношений. И хотя Джейд казалась сегодня дружелюбной как никогда, Джон не знал, что еще ей можно сказать. Между ними наступила длительная молчаливая пауза. А затем он спросил: «Тебе исполнилось, вроде бы, шестнадцать?»

«Мне исполнилось бы шестнадцать… если бы я не покинула свой мир. До 16-летия мне оставалось три месяца, но с тех пор я прожила еще восемь месяцев. Если считать именно таким образом, то ты меня немного старше».

«Ох, о'кей», сказал он, сложив все это в уме.

Наконец, к ним присоединились Сара и Сесилия. «О'кей, выслушайте, пожалуйста, теперь меня», сказал Дэнни. «Позвольте мне вам показать, как все это произойдет. В данный момент Т-1000 находится здесь, в Супергробу. Мы перевели его в сжиженное состояние, достаточное для того, чтобы его рука воссоединилась с основным его телом, но сейчас она пока что в твердой форме». Он ввел ряд команд, чтобы изображение жидкометаллического Терминатора в общих чертах отобразилось на экранах. «Это вещество, из которого он сделан, создает поле, почти аналогичное живому существу. Это означает, что его можно настроить на путешествия сквозь пространственно-временное поле перемещения. Нам это уже известно, потому что большинство из вас были атакованы Терминаторами из полисплава, которые отправились назад во времени, чтобы до вас добраться».

Джон с трудом подавил смех от того, как выразился об этом Дэнни. По Саре было видно, что ей было неприятно все это вспоминать.

Дэнни постучал по клавиатуре, заставив кучу данных на своем компьютере плясать и изменяться на экране. «Давайте посмотрим, что я могу показать вам насчет этого придурка». Он сделал еще несколько корректировок, а затем откинулся на спинку кресла с явным удовлетворением. «Сейчас его для нас программирует Супергроб. Он создает очень мощное и очень сложное и запутанное магнитное поле, воздействующее на молекулярную структуру этого жидкого металла. Его нынешние программы не так уж сильно отличаются от Терминаторов, с которыми мы уже имели дело. Похоже, Скайнет всегда компилировал и расширял существующие технологии, когда это было возможно. Под руководством Джейд мы разобрались в этом достаточно быстро».

«Что он будет делать, в соответствии с вашими программами?», спросил генерал Коннор.

«Примерно то же, что и Т-799 и Т-800, которых мы применяли в Южной Америке. Эта штука хитрая, поэтому мы позволили ему использовать свой интеллект. Он способен определять, кому подчиняться, и кто его враги. В этом мире он будет подчиняться людям из Сопротивления. Когда он отправится в другой мир, он опознает там людей Джейд и тоже будет им подчиняться. Если возникнут какие-то конфликтные противоречия, он способен разобраться в иерархии, и за Джейд остается последнее слово. Именно ее людям он должен будет помогать, чтобы победить Скайнет». Дэнни ввел еще один код, чтобы открыть крышку Супергроба, которая откинулась вверх, как капот автомобиля.


Т-1000 сел, а затем, словно переливаясь, реформировался и преобразовался, поднявшись на ноги. Джон знал, что он способен принимать любые формы и цвета, и создавать иллюзию тел и предметов любого строения. В данный момент, правда, это была мерцающая серебристая универсальная форма человеческого существа, несколько напоминавшая статуэтку премии Оскар. Дэнни махнул рукой, и охранники с лазерными винтовками подошли чуть ближе к нему. Все остальные люди, находившиеся в помещении, отступили на шаг назад, кроме Джейд и самого Дэнни. Он подошел к нему вплотную, совершенно безбоязненно. Джейд же осталась там, где и стояла, осматривая его всего, на лице у нее отражалось теперь лишь еле заметное удовлетворение.

«Задача тебе ясна?», спросил Дэнни.

«О, да», сказал Терминатор. Голос у него был как у молодого человека — довольно высокий по звучанию, хорошо образованного, надежного, но несколько самодовольного. «Да, конечно».

Джон почти ожидал того, что он сейчас вытянет свою руку, превратив ее в меч, и пронзит ею Дэнни насквозь. Он на секунду затаил дыхание… но ничего подобного не произошло.

«Кратко сформулируй ее для меня», потребовал Дэнни.

«Моя задача? Я войду в состав особой группы, которая должна будет отправиться в иную линию времени, в ту реальность, откуда прибыла Михо Тагатоши». Он кивнул в сторону Джейд. «Известную также как “Мир Джейд”».

«Так это называет Джон», сказал Дэнни, как бы поясняя.

«Отлично», сказала Джейд, подойдя к нему. Она строго посмотрела на Т-1000. «Ложись в Супергроб — программирующее устройство».

«Вы называете это Супергробом? О'кей», сказал жидко-металлический Терминатор. Он расплавился, а затем вновь преобразовался и лег на спину. И вновь Джон не мог не подумать о вампирах из кино.

Дэнни ввел код закрытия устройства, загерметизировав Т-1000 внутри. «Мы тщательно его перепрограммировали. Мы даже его немного улучшили».

«Улучшили?», спросила Сара, сразу же встревожившись. «Что это значит?»

«Помнишь T-XA?», спросил Джон. «Он был разработан таким образом, чтобы иметь возможность перепрограммировать людей — он способен использовать свое нанообеспечение для перестройки их мозга… или просто для считывания их памяти». Т-ХА перепрограммировал мозги у многих из «Кибердайн Системз» и у многих американских военных, но ему не удалось это сделать, когда он попытался считать память у одного из Специалистов. Он убил Селену Маседо, но был почти уничтожен нанотехнологией контр-вторжения, встроенной в ее мозг… такой же, как и в мозгу у Джейд тоже, а также всех других специалистов.

Сара медленно кивнула. «И что именно в связи с ним? Т-1000 нет нужды уметь это делать».

«Нет, мам, но мы не совсем это имели в виду».

«Хорошо, и что именно вы сделали?»

«Мама, мы опасались того, что Скайнет сумеет захватить контроль над Т-1000. И мы встроили в него кое-какие программы, предотвращающие это, но мы пошли даже дальше. Когда мы совсем закончим, Т-1000 сможет взламывать машины Скайнета, вторгаясь даже в их программное обеспечение».

«Получается, вы разрабатываете свой собственный маленький вариант эдакого мини-Т-ХА? Прости за скептицизм, Джон».

«Нет, это было бы уж слишком», сказал Джон. «Речь не об этом».

«Хорошо, давайте проясним ситуацию. Надеюсь, вы не думаете, что разрабатываете здесь нечто вроде секретного оружия, наподобие Терминатора, намеревающегося взломать Скайнет или еще что-то. У меня есть ощущение, что Скайнет продумал это уже давным-давно, и он просто ждет, что кто-нибудь попробует это сделать».


Джон рассмеялся. «Я тоже думал об этом. Мы все согласились, что вроде бы это всем очевидно… но ничего подобного. Думаю, что Скайнет, возможно, когда-то смотрел «День Независимости»[4]. Он не попадется на такую уловку».

«Хорошо». Сара вздохнула, и вздох этот перешел в сдавленный смех. «Остается мне вам только довериться. Это ты придумал?»

«Мы с Джейд вместе», с гордостью сказал Джон. Он с увлечением погрузился в эту работу вместе с Джейд… возможно, их отношения никогда не станут больше, чем товарищескими, но они обнаружили, что действительно могут быть хотя бы такими. Это время стало для него просто счастьем, а кроме того, он сосредоточился на работе и быстро всему учился.

«Нам же нужно переломить ситуацию, так ведь?», сказала Сара. «Мы проигрываем войну…» Она посмотрела на Джейд. «И как эта штука будет действовать, чтобы выправить положение?»

«Нет простых путей, Сара», сказала Джейд. «Я запомнила все, что моим людям было известно о силах Скайнета — их системах, дислокации, базировании, развертывании, возможностях».

«Еще бы, ты же супердевочка».

«Сара?», недоуменно спросила Джейд.

«Не обижайся, вовсе не хотела тебя обидеть. Послушай меня, Джейд, у нас есть еще время все это продумать. У нас по-прежнему имеются Терминаторы, которые готовы к путешествиям во времени — их предостаточно. Нам лишь нужно ударить по Скайнету достаточными силами, чтобы изменить ситуацию».

«Ты так говоришь, будто это так просто», сказала Джейд с печальной улыбкой.

«Опять же, я так не говорю. Я понимаю, как упорно, вероятно, вы над этим работали».

«Но нет, ты права. Это можно сделать. Силы Скайнета побеждают, но они не являются непобедимыми. Мы постараемся все тщательно спланировать, выработаем вероятные варианты обстановки и ее возможных изменений и нанесем удар достаточными силами. И, возможно, тогда у нас появятся определенные шансы». Она замолчала и улыбнулась. «Скажем, процентов двадцать».

«Думаю, это шутка, мама», сказал Джон. «Нечто вроде шутки, исходящей из реалий. Видишь ли, Джейд вообще не оптимистка по натуре. Она верит только фактам».

«Я верю, что оптимистом тут должен быть ты», сказала Джейд. «Ко мне это просто не подходит».

«Ладно», сказала Хуанита. «Мы все сейчас здесь. И в твоем распоряжении кое-кто из числа лучших военных умов всей этой реальности, Джейд. Давайте разберем этот вопрос».

«Неплохая мысль», сказал Энрике.

Генерал Коннор сказал: «Но есть одна вещь, с которой нам придется столкнуться».


«Да, я это знаю». Энрике подмигнул своей дочери. «Я знаю, что произойдет. Мы все слышали уже об этом».

Генерал скептически усмехнулся. «Вот ты понимаешь, что так всегда и происходило… и я тоже это знаю».

«Конечно, знаю. Я этого и не отрицаю».

«Военные планы — это, конечно, все замечательно», сказал генерал, «и нам нужно будет этим заняться. Беда только в том, что вы окажетесь в реальном бою. И он никогда не происходит именно так, как вы задумали. И составленные вами планы — первое, что приходится забыть».


16 МАРТА 2030 ГОДА.


Босым ногам Джона было холодно на бетонном полу. Как и на шести других людях, которые отправятся в путешествие сквозь измерения, на нем был лишь легкий медицинский халат — больше из скромности, чем в попытке согреться. В конце концов оказалось, что добровольцев у них больше, чем они могли задействовать. У многих ветеранов кампании против боевиков в Южной Америке имелся и опыт действий вместе с Терминаторами, и готовность участвовать в проведении этой чрезвычайной, критически важной операции. Но отправятся лишь Джон, Сара, Джейд, Сесилия, Фидлер, Кертис Суарес и аргентинская немка по имени Барбара Клосс. Клосс была блондинкой лет тридцати — невысокой, но коренастой и сильной, с широкими бедрами и мускулистыми ногами. Она прекрасно сражалась вместе с Сарой, которая поручилась за нее, дав ей предпочтение перед другими добровольцами.

Все Т-799 и Т-800 уже были голыми. Джейд отобрала восемнадцать из них, почти всех оставшихся Терминаторов из числа тех, кто сохранился в достаточно неповрежденном состоянии и кто отправится сквозь поле перемещения. Кроме того, чуть в стороне стояли два Т-1000, в своем истинном виде: гуманоидов из серебристого металла, но без явно различимых черт лица. В то время как люди расхаживали вокруг и нервно разговаривали друг с другом, Терминаторы стояли, слегка расставив ноги, со свободно опущенными вниз руками, и выглядели внимательными и спокойными, хотя слово «спокойно» не совсем подходило к кибернетическим организмам, лишенным человеческих эмоций.

Без сомнений, генерал Коннор выполнит свое обязательство уничтожить оставшихся Терминаторов и проследит за этим, крайний срок — сентябрь. После того как полевые командиры будут окончательно разгромлены, а многие шатающиеся боевые машины-одиночки обнаружены и уничтожены, Терминаторы скоро будут больше уже не нужны. Нужно будет лишь дать им четкие указания, и они сами уничтожат друг друга.

Генерал вместе с Хуанитой ждали, пока Дэнни проводил последнюю проверку своего оборудования. Хранилище времени было запрограммировано переместить их в некую точку в бассейне реки Амазонки, которая не была атакована силами Скайнета, причем на долю секунды позже того момента, когда Джейд покинула свой мир, отправившись назад во времени. Так заранее было предусмотрено и обговорено на тот случай, если вообще для Специалистов возникнет необходимость — и возможность — вернуться в свое собственное время. Прибытие в эту точку и в этот самый момент даст им некоторую передышку, хотя Скайнет, несомненно, быстро их засечет и начнет действовать против них.


«Все в порядке», сказал Дэнни, оторвавшись от своего стола. «Я вызову группу Синих минут через пять».

Это дало возможность всем в последний раз попрощаться друг с другом, и ничего более — пересмотреть решения теперь уже было невозможно.

Хотя Джон и боялся мучительной боли путешествий сквозь пространственно-временное поле перемещения, он почти с нетерпением ожидал избавиться от нее, а затем столкнуться с самым худшим с «другой стороны» перемещения. Стоявшая рядом с ним Джейд казалась умиротворенной, хотя все остальные нервничали. На лице у Сары было лишь выражение мрачной решимости, но она тоже расхаживала взад и вперед, как и все… почти как тигрица в клетке.

Джон тихо заговорил с Джейд: «Ваши люди рады будут снова увидеть тебя». Затем он добавил, осознав, насколько по-дурацки это прозвучало: «Если только, конечно, мы будем оставаться живыми еще довольно долгое время, когда туда доберемся».

«Мы выживем», сказала она с улыбкой. «Но будет не только радость, но и печаль. Они будут рады вновь увидеть меня, но не так рады, когда узнают, что выжила лишь я одна».

«Они узнают о прибытии Т-ХА?», спросил Джон. «Есть ли возможность, что они могут узнать, как отреагировал на это Скайнет?»

«Они зафиксируют искажения в пространственно-временном поле Земли. И они будут знать о том, что Скайнет послал что-то назад во времени для нашего подавления».

К ним подошла Сара: «Ждать — это хуже некуда, правда?»

«Теперь уже скоро», сказала Джейд.

Генерал Коннор обошел собравшихся, прощаясь. Он пожал руку каждому из них, произнося слова ободрения. Джон понял кое-что еще, что делало его прекрасным лидером. Он умел так говорить и пристально смотреть на тебя, как будто за несколько секунд общения с ним ты чувствовал себя самым важным человеком в мире. И ты можешь даже знать, что он всегда так поступал, что это был своего рода трюк, но ты не мог этого не почувствовать, когда наступала твоя очередь.


«Удачи», сказал он Джону. «Я понимаю всю сложность того, что тебе придется сделать. Это ради всех нас — не только для Мира Джейд. Во имя всех».

«Спасибо, сэр», сказал Джон.

Сара обнялась с генералом, которого все это по-прежнему несколько смущало.

Несмотря на все свое умение общаться с людьми, генерал Коннор, как оказалось, еще меньше был уверен, как ему обходиться с Джейд, несмотря на те несколько месяцев, которые они проработали вместе. «Удачи», просто сказал он, хотя и улыбнулся ей, казалось, такой улыбкой, в которой отразилось многое: симпатия, уважение, благодарность.

Джейд мрачно кивнула, но больше никак не отреагировала. «Спасибо, генерал Коннор. Я благодарна вам за ваши слова».

Хуанита быстро добавила вслед за ним и свои прощальные слова.

«Давайте приступим», сказал Дэнни. Он посмотрел на группу Джона. «Сначала Синие».

«О'кей», сказала Сара. «Мы готовы». План заключался в том, чтобы отправить три более или менее равномерно сбалансированные группы — по два-три человека и шесть-семь Терминаторов в каждой группе. Они будут направлены в одно и то же место с одними и теми же координатами и должны будут прибыть вместе, пусть даже точное время их прибытия будет различаться на несколько минут.

«Хорошо. Затем мы отправим команду Красных».

«Мы готовы», сказала Сесилия.

«И последней пойдем команда Желтых».

Джейд кивнула. «Мы готовы».

Термины «Синие», «Красные» и «Желтые» были просто произвольно выбраны, чтобы различать между собой три эти группы. В группу Синих входили Джон, Сара, один из Т-1000 и еще шесть Терминаторов. Сесилия и Кертис сформировали Красную команду, вместе с восемью Терминаторами, в том числе еще одним Т-1000. Джейд, Фидлер и Клосс составили Желтую группу, с оставшимися Терминаторами. После того, как они перейдут в Мир Джейд, деление на команды уже не будет иметь никакого значения. Им всем придется действовать вместе, сформировав небольшую, объединенную и сплоченную армию.

«Ты в порядке, Джон?», сказала Сара.

«Кажется да».

Сара сжала зубы. «Тогда давайте приступим».

Дэнни включил хранилище времени. И вновь, уже в который раз, Джон почувствовал ужас, охвативший его всего. Когда двигатели загрохотали, появился Дэнни, покинув свой пульт управления, чтобы со всеми попрощаться.

А затем настало время уходить.

Сара направилась к хранилищу первой, скинув с плеч халат, когда подошла к его открытой металлической двери. Джон последовал за ней, а потом и Терминаторы. Они встали ближе к центру пола, обернувшись и смотря теперь наружу, на стены. Металлическая дверь захлопнулась; путь назад был отрезан. Хранилище сильно завибрировало. Скоро, очень скоро, они исчезнут из этой реальности. И очень скоро, через несколько минут — если ничего такого не случится — они встретятся с другими группами в совершенно иной вселенной.

А затем наступили свет и боль.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

БАССЕЙН РЕКИ АМАЗОНКИ, БРАЗИЛИЯ 12 ИЮНЯ 2036 ГОДА.


Обжигающая и ослепляющая адская боль буквально разрывала Джону все внутренности. Он рухнул на мягкую землю, падение еще более смягчилось пышной растительностью, однако этот удар, словно в поддых, будто лишил его на мгновение дыхания и жизни. Боль всё продолжалась, казалось нескончаемо, но он огляделся вокруг. Проделав это уже дважды ранее, он знал, что эту боль придется просто перетерпеть. И не нужно паниковать — она в конечном итоге прекратится.

Они находились вроде бы в джунглях, или в чем-то на них похожем, и растения перекрывали Джону обзор. Он увидел, что здесь находились уже все, их разбросало среди деревьев, кустов, папоротников и зарослей высокой травы. Он узнал людей из всех трех групп, на которые они разделились. Это означало, что все три перемещения через хранилище времени оказались удачными. В частности, Сара и Джейд обе были здесь же. Джейд поднялась на ноги, прямо как Терминаторы, и оглядывала окрестности таким же неспешным взглядом.

«Перемещение прошло успешно», сказала она. Она выпрямилась всем своим спортивным телом, проверяя свои мышцы и суставы. Терминаторы просто смотрели вокруг и ждали.


Джон заставил себя подняться на ноги, подав пример трем другим — Кертису, Фидлеру и Клосс — которые никогда раньше этого не испытывали. Он заметил светлые волосы блондинки Клосс, но других не заметил. Ну, пусть находят тогда они его. Это поможет им убедиться в том, что эту боль можно вытерпеть и пережить. Способность Джейд противостоять ей ничего еще не значила, конечно; все знали, что она нечто большее, чем обычный человек. Он убедился в том, что может нормально дышать и двигать конечностями. Тело было целым и невредимым. Вскоре он уже сможет драться или делать еще что-то, все, что потребуется.

Рядом с ним на ноги поднялась и Сара. Ее обнаженное тело демонстрировало, что она спортивна и атлетична. Кожа ее была белой, как алебастр, из-за долгих месяцев, проведенных ею в лишенном солнца мире, но здесь, в лесу, она, казалось, была как у себя дома. Ей было около сорока лет, давно уже не тридцать, но за годы тренировок она стала гибкой и нарастила серьезные мышцы. Фигура у нее была решительно V-образной. Даже по сравнению с Джейд и Терминаторами она выглядела ничем не хуже, хотя была обычной женщиной, с неулучшенной плотью и кровью, и отнюдь не была им ровней, с их огромной силой.

Джейд стала быстро двигаться среди всех остальных, казалось, без всяких усилий. «Боль пройдет», сказала она Клосс. «С вами все будет в порядке». Она сказала то же самое Фидлеру и Кертису, которые вышли оттуда, где оказались после падения, в кустах и траве, стараясь заботливо ко всем ним отнестись. Джейд утверждала ранее, что у нее не было таких способностей воздействия на людей, как у генерала Коннора. Но теперь, когда это стало действительно необходимо, она оказалась способной их утешить и поддержать.

«Мы в таком виде легко уязвимы», сказала Сара, глядя на свое непокрытое тело. «Нам нужны оружие и одежда».

«Да», сказала Джейд. «Мои люди этим нас обеспечат. Если только доберутся до нас раньше машин». Вообще-то они взяли с собой кое-какое оружие, спрятав его внутри жидкометаллических тел Т-1000, но Сара, тем не менее, была права.

От него мало будет толку против согласованной атаки боевых машин Скайнета.

Сесилия сжалась, хоть и поднялась на ноги, возможно, устыдившись своей наготы сильнее остальных. Джейд, казалось, совершенно не обращала на это внимания, такие пустяки заботили ее не больше Терминаторов. Но у Сесилии также был такой вид, будто она подсчитывала прибывших, проверяя, все ли здесь — всех людей и всех Терминаторов. Но Джон уже был уверен в том, что прибыли все. Он произвел собственный подсчет, но даже если он ошибся, не ошиблась бы Джейд… а она не подняла тревоги по этому поводу. Но было приятно наблюдать, что люди уже мысленно настроились на работу, которая их ожидала.


Джунгли были такими, какими Джон никогда прежде их не видел, хотя Джейд кратко рассказала им всем о том, чего им следует ожидать, и он уже слышал от Сары и некоторых других о такого рода странных джунглях в экваториальных зонах еще в Мире Скайнет. Вблизи экватора климат после Судного дня стал нестабильным, с длительными засухами — иногда прерывавшимися внезапными ураганными ливнями, наводнениями и бурями, а иногда с длительными периодами невероятной влажности, так как атмосфера Земли приспосабливалась к своему охлаждению. И так будет продолжаться, вероятно, в течение долгих десятилетий, возможно столетий. Амазонские сельвы сократились и отступили, оставив по краям экологию саванн, с деревьями, растущими в сезоны дождей.

В глубинах же прежней сельвы развивалась новая экология. Высокие деревья погибли, не сумев пережить многомесячной тьмы после ядерной катастрофы и постоянного сумрака в дальнейшем. Многие лесные гиганты со слабой корневой системой повалились, обрушив вместе с собой и деревья помельче. Немногие из них все же выстояли, по-прежнему возвышаясь на двести футов в высоту, но теперь они были коричневыми и мертвыми. В конечном итоге все гиганты рухнут на землю, их корневые системы, приспособленные лишь к влажному климату, не смогут удерживать их вечно. Сейчас же они являлись своего рода памятниками разрушений Судного Дня. Некоторые были покрыты лозами-душителями и другими вьющимися растениями. Растения чуть ниже, в затененной зоне — в нижнем ярусе прежнего тропического леса — выжили, так как они были хорошо приспособлены к низкой освещенности. Понижение температуры убить их всех не смогло.

Здесь, на уровне земли, растительность была по-прежнему густой, но в листве над головой наблюдались значительные разрывы, что было совсем не похоже на лес, который рос здесь в Мире Джона и в его времена. Сквозь эти разрывы было видно грязно-серое небо. В данный момент в джунглях было тихо, за исключением звуков долбившей что-то какой-то птицы сравнительно недалеко от них. Вокруг них вилось несколько мух, но ничего похожего на те массы насекомых, которые знавал Джон, когда рос в таких местах, как Никарагуа, там, в своем мире. Погибло такое большое количество видов животного мира. В воздухе висел странный смешанный запах. Он был каким-то совершенно иным, качественным образом отличавшимся не только от того, с чем он сталкивался в своем времени, но и от того, что он обнаружил в Мире Скайнет.


Терминаторы на что-то отреагировали. Джон услышал, как хрустнула ветка, и повернулся в том направлении, но Джейд оказалась даже проворней машин. Она оттолкнула в сторону Т-799, в тот момент, когда из кустов выбралась группа мужчин и женщин, одетых в легкую военную форму и с огромными пушками в руках. Двое из них — молодая чернокожая женщина и примерно такого же возраста молодой белый мужчина — держали это свое оружие с такой же огромной физической силой, как какой-нибудь Терминатор или же сама Джейд. Джон узнал в некоторых из этих пушек плазменные лазерные винтовки того же самого изготовления и дизайна, которые они захватили у Т-ХА, когда дрались с ним еще тогда, в его реальности. Другие же, судя по их конструкции, показались ему каким-то противотанковым бронебойным оружием, неизвестных ему марок и дизайна, которых он никогда раньше не видел.

Пароль «Лес», медленно сказала Джейд. «Не стреляйте — это я. Мне пришлось вернуться». Несколько пушек были направлены прямо ей в голову. Джон, Сара и Сесилия жестами приказали Терминаторам не двигаться, а Джейд медленно двинулась к группе, подняв руки вверх и держа их далеко друг от друга, чтобы показать, что она была безоружна. Конечно, это не имело бы никакого значения, если бы она была Терминатором — она была бы все равно опасной, вооруженная или нет. «Кристал, Дмитрий, пожалуйста, не стреляйте. Это я».

Неподалеку залаяла собака. Сквозь траву и кусты пробилось еще несколько человек, один из них с собакой, которая пришла в бешенство, приблизившись к Терминаторам. Джейд сдвинулась с места, бросившись к собаке; она наклонилась, чтобы успокоить ее и дав ей возможность облизать ей руки, плечи и лицо. Собака перестала лаять и вроде бы успокоилась.

Джон махнул рукой Терминаторам.

Подошедших к ним оказалось человек десять, и все они были хорошо вооружены. «Почему ты вернулась?», спросила чернокожая женщина. Она держала лазерную винтовку одной рукой. Она была полностью в камуфляже, в том числе в каске, военных ботинках и боевых перчатках. Открытым было лишь ее лицо. Ее винтовка была направлена в грудь Джейд, и похоже, она была настроена очень решительно. «Что с твоими людьми, какая у вас задача?»

«Если бы я не вернулась, все миры оказались бы под угрозой», сказала Джейд.

«Что ты имеешь в виду?»

«Кристал…» Джейд поднялась с печальным видом, оставив в покое собаку. Она посмотрела ей в лицо умоляюще. Они явно знали друг друга. «С чего мне начать?», сказала Джейд. «Так много всего произошло со мной. Теперь я так много всего поняла. Ради всех, мне пришлось все это вынести».

«Где остальные?»

Джейд стиснула зубы, прежде чем поведала о самом плохом. «Роберт, Селена, Дэниэл и Антон погибли. Все они были убиты машинами Скайнета».

Казалось, прошло несколько минут, и ни слова не было произнесено в это время ни Джейд, ни женщиной по имени Кристал. Джон догадался, что Джейд могла общаться с этими людьми посредством своих горловых микрофонов, точно так же, как она это делала с Антоном. Вероятно, она передавала им подробности случившегося с ними быстрее, чем он мог бы за этим поспеть.

Наконец, женщина опустила свою винтовку, и остальные сделали вслед за ней то же самое. «Хорошо. Теперь мне все понятно, Джейд. Это на самом деле тыно, черт, возвращаться обратно, сюда, в этот ад… Ведь сейчас мы в чрезвычайной опасности. Все мы».

Сара прервала их разговор раздраженным вопросом: «Ради бога, у вас есть какая-нибудь одежда, которую ваши люди могут нам дать?»

Кристал кивнула ей с уважением. «Вы Сара Коннор?»

«Да… приятно познакомиться. И все же, как насчет какой-нибудь чертовой одежды для нас? Должно же быть что-то, что мы можем на себя надеть…»

Некоторые из них открыли полевые подсумки, висевшие у них на форме сбоку. Они раздали им всем мелкие предметы, сделанные, похоже, из какого-то пластика, который разворачивался и превращался в одежду, немного похожую на комбинезоны смешанного цвета — коричнево-оливкового.

Ткань по внешнему виду и ощущению казалась легкой и тонкой, как паутинка, но после того, как Джон с ней справился, он обнаружил, что она оказалась неожиданно прочной. Ее было не порвать.

«На всех вас ее не хватит», сказала Кристал.

Для людей одежды хватило, и лишь это действительно имело значение. Терминаторы вообще не нуждались в защите от природных условий. Джону это одеяние показалось немного дурацким, но он был благодарен за все, что помогало уберечься от холода. Помимо этого, ему бы сейчас очень пригодилась бы пара прочных ботинок — но, что поделаешь, невозможно иметь все сразу. Не в такой ситуации.

«Спасибо», сказала Сара, с трудом справившись со своей одеждой. «Для начала неплохо».

«И еще поможем», сказала Кристал, кивнув. «Дадим вам ботинки и подходящее обмундирование — там, у нас на базе. Сара и Джон» — она кивнула им обоим — «в этом мире вы погибли, пытаясь остановить Скайнет. Люди здесь восхищаются вами. Но что-то к нам приближается. Скайнет вас засек».

Именно в этот момент собака навострила уши. Джон прислушался, стараясь что-то уловить, но собака бешено залаяла.


ВИЛА-НОВА-ДУ-СУЛ.


Анализ Хиро показал: то, что Скайнет послал в Амазонку из Колорадо, прибыло почти туда же, где произошло и первое событие. Разница могла составлять лишь несколько сотен ярдов, поскольку анализ допускал возможные неточности. В данный момент, он больше ничего не мог сделать в этой ситуации. Его грызла тревога насчет Джейд. Вернулась ли ее группа? И если это так, то находилась ли среди них она? Он закончил разговор с Джо Викарио. Теперь пока нечего было больше обсуждать. Он будет дожидаться известий от Викарио, когда будет установлен контакт. По крайней мере, он предупредил их, что Скайнет уже отреагировал и начал действовать. Им придется теперь принимать собственные решения на месте. «Сурово, да?», сказала Меррилли, «хотелось бы мне знать, что это означает. Они вернулись помочь?»

«Если предположить, что это Джейд и все остальные?» Он почувствовал, как краснеет — он не должен делать предположения. «Да, именно это я и имею в виду».

Она пожала плечами. «Может, они хотят помочь нам

С помощью датчиков, снабжавших их информацией снаружи, они стали искать новые сводки по ожесточенным боям за Вила-Нову-ду-Сул. Соединение из одиннадцати воздушных Хантер-Киллеров при поддержке Джаггернаутов и армии эндосов окружало их и неумолимо приближалось. Шустрые легкие бронированные скиммеры — воздушные Хамви — нападали и изводили машины Скайнета, стреляя из собственных плазменных мини-пушек, но их теперь было слишком мало. Несмотря на все их усилия, Вила-Нова не могла продержаться долго. Даже если им удастся отбросить эти соединения противника, Скайнет пришлет новые.

После того, как падет Вила-Нова-ду-Сул, ни один другой человеческий анклав в Западном полушарии не сумеет больше долго продержаться. Небольшие группы, как, те, что находятся в амазонских джунглях, смогут продержаться чуть дольше, прячась от врага и избегая столкновений, если только их не обнаружат, однако они никаких реальных надежд не вселяли; рано или поздно Скайнет их всех обнаружит. Армия, собранная Рэмси Дево, предпринимала последнюю отчаянную попытку атаковать компьютер в Колорадо.

Единственная реальная возможность для человечества выжить в этой ситуации, оказывается, находилась в иной реальности, в той, где Судный день не состоялся. Столько надежд было связано с уходом Джейд и ее группы, хотя он и не ожидал, что когда-нибудь ему станет известна их судьба…

Как раз в то время, как он смотрел на свои экраны, один из Н-К спустился слишком низко и был сбит ПТУРом; он взорвался на всех экранах, и Хиро представил себе кратковременное ликование, охватившее их передовые линии обороны снаружи.

«Похоже, мы сбили одного», сказала Меррилли. Еще несколько человек воскликнули ура, но Хиро покачал головой, лишь еле заметно улыбнувшись тонкими своими губами. Нужно уничтожить и множество других боевых машин, а заводы Скайнета выпустят новые.

Скоро Скайнет получит то, что ему нужно: истребление всего рода человеческого.


БАССЕЙН АМАЗОНКИ.


Из извивающихся молний возник Т-ХА и сразу же сунул свою лапу размером с лопату во глубину собственной груди — а затем извлек оттуда плазменную лазерную винтовку, которую он пронес внутри себя во время переброски сюда из Колорадо. Его жидкий металл, по плотности напоминавший застывший мед, раскрылся, а затем закрылся вновь, уже с твердостью стали. В задачу Т-ХА входило обследовать аномалию, обнаруженную Скайнетом в пространственно-временном поле, и уничтожить любые силы противника, с которыми он может столкнуться. Он принял форму гигантского бритоголового мужчины, но был способен принять любой другой облик, какой пожелает, и даже разделиться на несколько компонентов, если это будет необходимо.

Т-ХА был практически неуничтожим и обладал самыми передовыми кибернетическими возможностями. Он был хорошо вооружен для успешной реализации поставленных перед ним задач.

Его датчики обнаружили лишь мельчайшие отражения колебаний в пространственно-временном поле. Колебание находилось в точке, расположенной от четверти до полумили от него, а это означало, что перемещение Т-ХА в пространстве оказалось достаточно точным. Однако он прибыл слишком поздно, чтобы определить более точное местоположение цели. Заминка небольшая, и он быстро покроет это расстояние и отыщет все необычное. Прорываясь сквозь кусты и траву, он установил связь с искусственным интеллектом, управлявшим ближайшим самолетом Скайнета — с Хантер-Киллером и транспортником, отправленными ему на помощь.

Обе машины находились в пределах пятидесяти миль от него и приближались к нему почти на сверхзвуковых скоростях. По команде Т-ХА они незначительно отклонились от курса, направившись приблизительно в то же самое место, к той же цели.

«Приближается самолет», сказала Джейд. «И что-то еще». Кристал поднесла палец к губам и крадучись направилась к густым зарослям, махнув остальным, чтобы они следовали за ней. Джон двинулся за ними, стараясь идти по траве, избегая корней и упавших веток. Он заметил, что здесь, ближе к экватору, не так нестерпимо холодно. В этой странной одежде, которую он на себя надел, он, вероятно, будет в порядке. Хуже было то, что приходилось идти по этой странной местности без обуви, стараясь не поранить пальцы.


В воздухе раздался пронзительный вой мощных двигателей. Сквозь листву он заметил два темно-серых летательных аппарата, быстро скользивших над головой. Ни у одного из них не было того довольно зловещего насекомоподобного облика воздушных Н-К, с которыми он сталкивался в Мире Скайнет, хотя один из них был на них похож. Джон принял его за некую версию Хантер-Киллеров этого мира, больших размеров по сравнению с теми, которые он видел в Мире Скайнет, и со стреловидными крыльями, больше походившими на обычные самолеты. Устройство другого аппарата было более примитивным, чем-то он был похож на десантный катер или военно-транспортный самолет — чем он, догадался Джон, вообще-то мог быть и на самом деле. Он мысленно поблагодарил Джейд за всю ту краткую информацию, которую она дала ему и всем другим об оружии и тактике этого мира. Хотя ничто из увиденного не было ему знакомо, он вполне мог сопоставить это с тем, что видел на ее схемах и в ее описаниях.

Не говоря ни слова, люди Джейд заняли свои позиции. Джону было неприятно действовать вместе с бойцами, которым не нужно было переговариваться между собой вслух. Казалось, все они связывались друг с другом безмолвной речью, этот пункт Джейд им не стала разъяснять до их отбытия сюда, или, возможно, он неверно ухватил ею сказанное.

Она двинулась в его сторону. «Они пока нас не обнаружили», прошептала она. «Они все еще кружат».

Он кивнул. «Так и есть».

«Но они знают, что мы здесь. У них высокоточные датчики».

«Если один из них транспортник, ему понадобится место для приземления», сказал Джон.

«Да, он будет садиться, как только узнает, где мы находимся». Джейд кивнула на своих товарищей. «Мы знаем эту местность — где они попытаются сесть».

«И вы их там атакуете?»

«Да, когда они будут наиболее уязвимы».

«Тогда нам нужно будет использовать Терминаторов», сказал Джон. Он посмотрел на нее многозначительно. «Применим одного из Т-1000. Capicse?[5]»

Она озадаченно посмотрела на него мгновение, а затем сказала: «Ты прав».

«Для нас это наилучший шанс из всех возможных, Джейд».

«Согласна», сказала она. «Скайнет дал нам такую возможность». Исчезнув словно призрак, она оказалась у Сары, сообщив ей то же самое. Должно быть, она связалась с другими безмолвно, потому что некоторые из них передали свое оружие Терминаторам. Джейд стала говорить что-то машинам, очень тихо, так что Джон не мог этого разобрать, но у машин был более острый слух.

Ближе всего к Джейд стояла одна из Т-799. Она, должно быть, осознала необходимость говорить как можно тише, потому что сказала, на удивление мягким голосом: «Так точно».

Хантер-Киллеры летели прямо на них. Кристал сказала вслух: «Нас засекли».

Джейд крикнула: «Вниз, Джон! Всем лечь!»

И тут из травы и кустарников вылезла гигантская гадина, открывшая огонь из лазерной винтовки.

Сара сразу же поняла, чему они противостояли — тому же самому чудовищу, с которым они дрались в ее собственном мире и времени, сначала в Мехико, а затем в Колорадо-Спрингс: с Т-ХА. Без оружия она мало что могла сделать, но их собственные Терминаторы были тщательно проинформированы о Т-XA и его возможностях. Один из Т-800 бросился прямо на обжигающий лазерный луч, который ударил ему в грудь — в место, бесполезное для уничтожения Т-800. Даже после того, как на его ходовой части из гиперсплава обгорела вся плоть, Т-800 сумел добежать до Т-XA и сцепился с ним, пытаясь выхватить у него из рук винтовку.


Тем временем Н-К низко спикировал, стреляя из лазерных пушек, установленных на башнях его крыльев и шасси. Пронзая джунгли разрядами ярких световых молний, и сжигая все, к чему они прикасались. Один из Терминаторов был ранен, но уцелел — их трудно было убить, если только не уничтожить процессор довольно точным прицельным огнем. Хантер-Киллер прошел у них над головами, а затем выпустил ракету. Сара понимала, что Т-XA и Т-1000 могут выдержать практически любой взрыв, но другие Терминаторы могут не уцелеть; люди, уж точно, не смогут.

Она бросилась плашмя на землю, укрывшись за спутанным клубком корней деревьев и прикрыв голову обеими руками. Падая, она заметила, как люди Джейд стали стрелять из своего лазерного оружия, пытаясь расстрелять ракету в воздухе. Она видела, как это делали Джейд и Антон; она надеялась, что эти бойцы окажутся такими же меткими и опытными. Через несколько секунд эти надежды оправдались. Ее едва не оглушил мощный взрыв, и все тело ее сотряслось от ударной волны, однако летевшая в них ракета взорвалась в воздухе.

Пока Н-К делал круг, чтобы вновь пройтись над ними, Т-XA и Т-800, который был гораздо меньше его, боролись между собой. Т-800 выбил винтовку из рук Т-ХА, а затем нанес мощный удар в верхнюю часть тела гигантского Терминатора, но его кулак там застрял — жидкий металл Т-ХА размягчился, поглотив удар, а затем затвердел. Никто не посмел броситься за лазерной винтовкой, пока две мощных машины дрались между собой, и Т-ХА с легкостью стал одолевать противника. Он поднял Т-800, который весил, должно быть, более трехсот фунтов (136 кг), и отшвырнул его на двадцать футов (6 м) в сторону. Т-800 влепился в ствол огромного мертвого дерева. Но до того, как Т-XA успел подобрать свою винтовку, к нему бросились драться два других Т-800. Джон, Джейд и другие лихорадочно стали собирать группу для борьбы с транспортником и с теми машинами, которые он мог перевозить. Сара увидела, что у нее появилась возможность внести свой вклад. Пока Т-ХА пытался повалить двух Т-800, она бросилась к его лазерной винтовке.


Кристал помчалась по тропинке слева от Сары, вместе с горсткой своих бойцов, плюс двумя Т-1000 и большинством других Терминаторов. Т-ХА одолел одного из Т-800, а затем повалил на землю другого, мощными ударами содрав с его лица значительную часть кожи и мяса и оставив лишь одно ухо, и то полностью в крови. Разумеется, эти «травмы» для Терминатора ничего не значили.

До того, как Т-XA успел предпринять что-то еще, Сара открыла по нему огонь из его же лазерной винтовки, держа это тяжелое оружие обеими руками. Она знала по предыдущим боям с жидкометаллическими Терминаторами, что огонь в упор из такого оружия оказывал определенное на них воздействие, выжигая им верхние слои металла и вызывая определенную путаницу и беспорядок в работе их схем. Она понимала, что может погибнуть в любую секунду, услышав, как Хантер-Киллер стал вновь к ним приближаться, скользя над верхушками деревьев. Через секунду он запустит свои ракеты или изжарит их своей лазерной пушкой, но сейчас ей это было все равно. В данный момент это было нечто личное — лишь она одна против Т-ХА. Он стал средоточием всего ее гнева, всего того, что она думала о том, что ей сделал Скайнет, за всех людей, которых он убил, за всю ту боль, которую ей приходилось переживать неоднократно, раз за разом, вновь и вновь, в ходе этой борьбе за спасение Земли от Скайнета. «Получай!», закричала она, с искаженным от ярости лицом.

Она выстрелила обжигающей световой молнией прямо ему в туловище, и Т-ХА отступил назад. Она подошла поближе, выстрелив снова. И снова. Она жала на курок до самого упора, и лазерные молнии полились из ее пушки постоянными очередями. Т-ХА стоял на месте, не отступая назад, но и не продвигаясь вперед. Сара, сжав зубы, продолжала вести огонь. «На, вот, получай еще, ты, проклятая металлическая уродина».

В нее метнулось копье, похожее на меч длиной в 20 футов (6 м), в которое превратилась одна из рук чудовища. Но она была очень внимательна — она уже сражалась раньше с таким Терминатором — и она ожидала чего-то подобного. В этот раз он промахнулся, так как она бросилась на землю.

А тем временем вокруг нее много чего происходило. Мощные молнии лазерного излучения Н-К пронзали растительный покров, некоторые из них ударялись в травянистую почву, однако одна из них пронзила насквозь одного из бойцов, которые прибыли сюда встретить Сару и других вместе с ней. Молния буквально истребила его, убив мгновенно. Еще одна из них ударила в Т-800, выжгла ему все плечо и расплавила металлический каркас под мясом. Рука эта теперь болталась, словно на веревочке. Третья молния прошла сквозь тело молодого Кертиса Суареса.

Сесилия закричала: «Нет!» Она бросилась к нему, а тем временем стрелы обжигающего света поражали все внизу вокруг нее.

Бойцы в форме отстреливались из своих лазерных винтовок и бронебойных гранатометов. Сара передала лазерную винтовку, которой недавно завладела, Джейд — может, она и хорошо владела искусством стрельбы, но Джейд стреляла еще лучше. Непрекращающийся шквал огня отогнал Хантер-Киллер, он забрался повыше, однако запустил залпом сразу три ракеты. Сара пригнулась; больше она ничего не могла сделать. Высоко в воздухе раздался взрыв. В то же самое время два Т-800, которые дрались с Т-ХА, вновь вступили в бой с меняющим формы Терминатором. Одна из Т-799 бросилась на Сару, накрыв ее своим телом, словно стеной из мясо-металлической брони.

Последовали новые взрывы, оглушившие ее. Новые удары теплового излучения.

Ад кромешный.

Она подняла глаза… и мельком увидела, как Н-К низвергается с неба, падая среди деревьев. Он разбился где-то вдали, там, где его не было видно, с громким треском и грохотом, но взрыва не последовало. Т-799 откатилась от нее, и вокруг себя она увидела лишь смерть и разрушения. Она поползла к Джону — он лежал без сознания, весь в крови.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

12 ИЮНЯ 2036 ГОДА, БАССЕЙН РЕКИ АМАЗОНКИ.


Кристал Тейлор бросилась сквозь джунгли к зоне посадки транспортника. Она успела ухватить лишь общую суть того, что рассказала ей Джед, в самых общих чертах — что четверо из пяти Специалистов, отправленных назад во времени, погибли в боях с машинами Скайнета, и что Скайнет этой реальности являлся потенциальной угрозой для всех остальных реальностей. В принципе это все, что ей сейчас требовалось знать. Несмотря на шок от прибытия Джейд — и особенно от присутствия Терминаторов — Кристалл полностью ей доверяла. Никакого иного выбора, и никакого иного варианта победить Скайнет, раз и навсегда, в их собственной реальности не было, хотя это и казалось невозможным.

Вместе с ней туда же направилась группа из шести человек — все они были из ее боевого анклава и хорошо вооружены для ведения боя — плюс десять Терминаторов, которые прибыли сюда вместе с Джейд. Один из них являлся жидкометаллическим Терминатором, которого Джейд называла «Т-1000». Кристал не сомневалась в том, что он станет грозным оружием. Что касается Т-ХА, отправленного сюда Скайнетом, и воздушного Хантер-Киллера, ей придется оставить их Джейд, Дмитрию и всем остальным. Ее задачей было помешать транспортнику выгрузить из себя все те машины, которые он мог перевозить — вероятно, подразделение эндосов. Если это окажется невозможным, то они должны были уничтожить эти машины, несмотря на то, что находились в меньшинстве.

Она двигалась по лесу быстро и незаметно. Наиболее вероятной зоной посадки транспортника являлась невысокая и лишенная деревьев возвышенность, примерно в полумиле отсюда. За спиной Кристалл раздавались звуки взрывов, но она ничем не могла помочь.


Впереди между деревьями был уже виден транспортник, достигший зоны посадки. На открытой местности они могли бы обстрелять его с такого расстояния, но им мешала слишком густая растительность. Кристалл ускорилась, пытаясь добраться до точки, откуда она могла бы открыть огонь, когда и как ей это будет удобно. Она вырвалась вперед других, обеими руками раздвигая в стороны ветви деревьев. Хотя другие бойцы-люди отстали, Терминаторы следовали за ней по пятам, а Т-1000 двигался вообще рядом с ней.

Они вырвались на поляну. Впереди лежал небольшой овраг, прямо перед этой возвышенностью. Транспортник к тому времени уже приземлился. Сбоку у него открылась дверь, и оттуда стали выходить эндосы, по двое. Кристал выстрелила из своей лазерной винтовки, прицелившись прямо на бегу. Она попала в одного из эндосов, в тот момент, когда он выходил из транспортника. Выстрел попал ему прямо в металлический череп и выжег ему дыру над глазами, там, где находился процессор, но не прошел вглубь. Другие эндосы открыли по ней ответный огонь, она увернулась от выстрелов, укрывшись за стволом толстого дерева.

Такого рода транспортники уничтожить было не просто. Он был тяжелым, с толстой броней, и предназначался именно для такого рода боевых действий — производить посадку в условиях непосредственного боевого столкновения и выгрузку эндосов, находясь под шквальным обстрелом. Он проигрывал в маневренности и в возможности атаки воздушным Н-К, но его гораздо сложнее было вывести из строя легким оружием. На землю из него повыпрыгивало еще несколько эндосов, уже готовых к бою. Лучше всего было попытаться вывести их из строя из-за укрытия, пока они представляли собой легкие открытые цели, и до того, как они успеют здесь сориентироваться.

Кристалл прицелилась из-за ствола дерева, выстрелив в того же самого эндо, в которого она уже попала, и поразила его в ту же точку. На этот раз лазерная молния прошла довольно глубоко, изжарив эндо процессор, и он рухнул, как груда костей. Со стороны других эндосов и самого транспортника был открыт ответный сокрушительный огонь. Он был снабжен одной установленной на башне лазерной пушкой, которая теперь начала поливать окраины джунглей и всё находившееся вокруг него, сжигая все, куда попадали ее молнии, ломая ветки и создавая очаги пожаров. Но Кристал упала на землю в тот самый момент, когда заметила, как башенная пушка начала вращаться. Ее лазерные молнии не сумели пронзить дерево, за которым она укрылась — но в следующий раз они могут это сделать. Полыхающие молнии прошли мимо нее с обеих сторон.

Терминаторы заняли позиции рядом с Кристалл, а вскоре их догнали и бойцы-люди. Т-1000 побежал вперед, помчавшись почти кошачьей походкой по склону холма вверх, прямо к эндосам и транспортнику. Джон Коннор что-то задумал, видимо, у него имелся какой-то план насчет него, но что он намеревался делать, было не совсем ясно. У Т-1000 не было с собой никакого оружия, но он, казалось, был готов взять на себя эндосов и транспортник. Ей лишь оставалось надеяться, что он и этот парень Коннор знали, что делают. Они со всеми остальными были практически прижаты к земле на своих местах. Они могли отступить, но пытаться стрелять сейчас стало бы самоубийством, теперь, когда эндосы консолидировались.

В любом случае теперь им понадобятся Терминаторы. Но и тогда еще один какой-нибудь из этих транспортников может привезти сюда еще пару десятков эндосов. А им пока что удалось уничтожить только одного.

Т-1000 спокойно забежал на холм, на мгновение оказавшись защищенным его склоном от лазерного огня эндосов. Даже меняющий формы Терминатор не мог выдержать длительный массированный обстрел боевым лазерным оружием, таким, как у них. Пока он бежал, он погрузил одну свою руку внуть своего тела и вынул оттуда оружие, которое он пронес с собой во время путешествия сквозь измерения: плазменно-фазированную термальную гранату. Он добрался до вершины холма, и в него попало несколько молний лазерных лучей, из-за чего он остановился, как вкопанный, на месте. Каждое из попаданий испарило из него небольшое количество полисплава и вызвало локальные повреждения в его программном обеспечении, многократно пронизывающем все его тело.


Шок от перегрузки на мгновение оглушил его и вызвал сбои в его системе, а ведь многочисленные попадания были способны окончательно его уничтожить.

Ошеломленный, но все еще в рабочем состоянии, Т-1000 повернул механизм активации похожей на кассетный боеприпас тепловой гранаты, а затем метнул ее с максимально возможной силой в скопление эндосов, целясь в избранную им мишень в центре толпы. Граната попала именно в ту цель, куда он метил, поразив одного из эндо в районе таза и взорвавшись с сильнейшим жаром и силой, шар оранжевого пламени перекрыл на время все визуальное поле Т-1000. Эндо, в которого он попал, был сожжен и разорван на несколько частей, его ноги и туловище разлетелись в стороны. Других, стоявших вокруг него, отбросило ударной волной. Некоторые из них оказались частично расплавлены, другие просто потрясены.

В течение нескольких секунд ни одна лазерная молния в Т-1000 не вонзилась. Вслед за ним по эндосам открыли ответный огонь и люди, хотя лазерная пушка транспортника продолжала поливать джунгли огнем. Т-1000 бросился прямо к транспортнику. Он выдернул лазерную винтовку из металлических рук одного из поврежденных эндосов и выстрелил еще в одного, в упор, в черепешку, сумев сжечь ему процессор. Другие эндосы обстреляли Т-1000, несколько лазерных молний попали в него почти сразу же. На несколько секунд он оказался парализован сверх-горячими лучами, выжигавшими его поверхность из хромированного серебра. Но затем ответный удар нанесли люди, применив бронебойное оружие взрывного типа. Они получили возможность перегруппироваться. Взрывы вокруг Т-1000 не причинили ему никакого вреда, но разбросали в стороны ближайших к нему эндосов, сильно повредив одного из них.


Теперь Т-1000 снова смог двигаться, и он прорвался сквозь оставшихся эндосов, преследуя свою истинную цель. Транспортник уже покинули последние эндосы, и его боковые двери начали закрываться, а сам он готовился к взлету. Во мгновение ока жидкометаллический Терминатор выбросил лазерную винтовку, и его руки превратились в рычаги из прочнейшей стали. Со всей своей огромной силой он ухватился за раздвижные двери и раздвинул их. Затем он прыгнул внутрь, в грузовой отсек. Он овладел ситуацией.

Действия Т-1000 дали Кристал и ее группе передышку, которая была им так нужна. Она безмолвно обратилась к своим бойцам с бронебойным оружием, приказав им вести огонь по эндосам, особенно по тем, которые находились ближе всего к Т-1000. Взрывы подняли вверх на этом холме клубы пыли, и некоторых эндосов удалось разбросать по сторонам, как кегли, хотя она понимала, что потребуется гораздо больше усилий, чтобы на самом деле их уничтожить.

Она подумала было послать Терминаторов вперед, чтобы атаковать в рукопашную, но это стало бы пустой тратой их сил. Она будет держать Терминаторов в резерве до самого последнего момента. Если бы только без умолку палившая лазерная пушка транспортника прекратила стрелять…

Они могут, конечно, попытаться расстрелять его башню, но теперь она поняла, что именно задумал Коннор. Она взмолилась только об одном: чтобы этот план сработал.


ВИЛА-НОВА-ДУ-СУЛ.


По радио пришло сообщение от Викарио.

«Тагатоши», сказал Хиро.

«Могу проинформировать тебя еще кое о чем», сказал Викарио. «Мы установили контакт с Джейд и группой ее людей и Терминаторов. Они сейчас под атакой».

«Людей и Терминаторов?», недоверчиво переспросил Хиро. «Что ты имеешь в виду?»

«Это очень длинная история, и я сам не все еще понимаю. Могу только сказать тебе, что с Джейд все в порядке, и что она утверждает, что прибыла сюда не из нашего прошлого, а вообще из другого мира… из другого потока времени. Понимаешь? И Терминаторы на ее стороне. Они перепрограммированы, чтобы сражаться против Скайнета».

Это было даже слишком, чуть ли не больше того, что Хиро мог переварить.

«И еще одно», сказал Викарио. «Среди людей, которые прибыли вместе с ней, находятся Сара и Джон Конноры».

Кажется, Хиро ничего не оставалось, кроме как просто принять это как данность. «Хорошо», сказал он. «А что с остальными, теми, кто отправился вместе с Джейд? С четырьмя другими Специалистами».

«Выжила только она одна, Хиро. Послушай, их сейчас атаковали боевые машины, в том числе Т-ХА. Я отправлю им подкрепление, какое только смогу, но мы здесь очень уязвимы. Нам всем тут может наступить конец».

«Да, все так… Думаю, я все понимаю. Чем я могу помочь?»

«Ты не так уж много можешь сделать, Хиро. Я просто тебя информирую, о чем идет речь. Какова обстановка у вас?»

«Пока мы целы… может, ненадолго». «Я скоро снова с тобой свяжусь». Викарио отключился, оставив недоумевающего Хиро наедине со своими мыслями.


Из другого потока времени? Он задался вопросом, что это может означать. Удалось ли Джейд успешно выполнить задание и вернуться обратно из нового мира, который она создала? И почему она захотела вернуться? Даже если она привезла с собой помощь, для того, чтобы переломить ситуацию против Скайнета, все равно потребуется целая армия; Джейд, как никто другой, это знала.

Как бы то ни было, в любом случае все, что они могли теперь делать, это сражаться до конца. Сам Хиро может стать одним из последних, кто погибнет в этой борьбе. В данный момент он был нужен здесь, чтобы можно было использовать его знания, а не физические возможности. Над ним, на улицах и в воздухе, бои шли как нельзя лучше, это означало, что их люди медленно несли потери, нанося, в свою очередь, значительные потери Скайнету. Исход не вызывал никаких сомнений, однако все они погибнут с честью.

Если Джейд не могла повлиять на результат, зачем же тогда она вернулась?

Он задумчиво перебирал пальцами ее кулон. «Джейд», сказал он сам себе. «Что все это значит? Что ты пытаешься сделать?»


БАССЕЙН АМАЗОНКИ.


Джон пришел в себя, оказалось, что над ним склонилась Сара. Он весь был в свежей и запекшейся крови, но оказалось, что это не его кровь. Судя по состоянию Терминаторов, похоже, что она исходила от них. Он не мог начать ощупывать на своем теле какие-то конкретные синяки и порезы — все у него болело. Он ударился головой, и в него что-то врезалось, и он чувствовал, что с одной стороны ему содрало кожу прямо до мяса. Он видел, как три Терминатора дрались с Т-ХА, оттащив его от него, Сары и других людей. Это был тяжелый бой. Гигантский жидкометаллический Терминатор был гораздо мощнее Т-800, он был изворотливым и скользким, как угорь, постоянно ускользая от них и видоизменяясь, стремясь получить преимущество.

Всё происходящее вокруг него превратилось в сцену кровавого побоища. «Что произошло?», спросил он слабым голосом.

«Неподалеку в землю ударила одна из ракет», сказала Сара. «Нашим удалось сбить две других… и уничтожить Хантер-Киллер. Кертис и Барбара погибли».

«Я видел Кертиса — как в него попал лазер. Это все, что я помню».

«Ракетой было убито трое людей Джейд. Но большую часть повреждений взяли на себя Терминаторы, они бросились между нами и взрывом. Но бедной Барбаре не повезло».

Все Т-800 и Т-799 были покалечены взорвавшейся ракетой, с их металлических каркасов свисали полоски оторванной кожи и куски мышц. На одну из Т-799, должно быть, пришлась основная тяжесть взрыва. Ее разорвало на куски, голова ее валялась отделенной от тела, все вокруг было забрызгано покрывавшей ее кожей и плотью, а конечности были оторваны.

Она была уничтожена.

Пока Т-ХА дрался с Т-800, еще трое навели свое мощное оружие на гигантского Терминатора, ожидая удобного момента открыть по нему огонь. Это были Джейд и еще один Специалист — Дмитрий — у них были лазерные винтовки. Одна из Т-799 держала РПГ, который она подобрала у одного из убитых. Его задний конец выпирал за плечо Терминаторши, так как она целилась вдоль ствола. Из людей, которые выжили, лишь Джейд и Дмитрий находились еще на ногах.

Джон вспомнил, что еще один Т-1000 ушел вместе с Кристалл; он отправил его с ней в надежде, что он сможет переломить ситуацию. В ином мире они вместе с генералом Коннором и его людьми успели разработать определенный план, обсудить сценарий и тактику боя. Поможет ли это на практике — это другое дело. В своей неопределенной форме серебристого хрома другой Т-1000 стоял чуть в стороне, внимательно наблюдая за тем, как Т-ХА борется с тремя Т-800. Хотя на «лице» его не было абсолютно никакого выражения, Джон мог бы поклясться, что он тоже сейчас что-то прикидывает в уме и ждет подходящего момента вступить в бой.


Рука Т-ХА превратилась в копье из прочной стали длиной в четыре фута (1,2 м), которым он пронзил тело одного из Т-800, отыскав слабое место в его бронированной ходовой части. Вспыхнул электрический разряд, и Т-800 сполз на землю. Т-ХА стряхнул с себя двух других Т-800 и схватил голову третьего обеими своими огромными лапами, пытаясь вывернуть ее с плеч. Меньший размерами Терминатор стал отбиваться, нанося удары, которые способны были убить человека. Т-ХА отшвырнул от себя Т-800, сбив того с ног.

И как раз в этот момент Т-799 выстрелила из противотанкового гранатомета. Осколочно-фугасный реактивный снаряд врезался Т-ХА в грудь, проникнув внутрь, а затем взорвавшись внутри жидкометаллического тела Терминатора. Т-ХА был разорван почти напополам силой этого взрыва, верхняя часть его тела с головой расплескалась в неопределенную форму, похожую на кляксу. Он пошатнулся, сделав шаг назад. Один из Т-800 тут же отреагировал — он прыгнул на своего противника и затем оторвал трехметровую полосу жидкого металла там, где ранее было плечо Т-ХА, швырнув ее к ногам Джейд. Джейд тут же направила на это свою лазерную винтовку, выпустив в него целый поток мощных молний, пытаясь это сжечь, чтобы уничтожить его программное обеспечение, прежде чем оно сумеет сжижиться и, отыскав тело Т-ХА, с ним воссоединиться.

Когда оставшаяся часть Т-ХА начала преобразовываться, Т-1000 сунул руку в собственное жидкометаллическое тело. Он извлек изнутри себя тепловую гранату, которую он пронес в себе сквозь измерения. Изящно, как гепард, он бросился вперед, активировал гранату и погрузил ее в жидкий металл Т-ХА. Когда Т-1000 отступил назад, Терминатор покрупнее его, казалось, взорвался — большая часть его тела осталась на месте, однако изнутри из нее вылетели отдельные плевки. Джейд и Дмитрий расстреляли их в воздухе своими лазерными винтовками и продолжали вести по ним огонь. Они по-прежнему пытались сжечь все фрагменты Т-ХА, какие только возможно, превратив их в инертное, непрограммируемое вещество.


Сесилия подползла на животе к Джону и Саре, негромко с ними заговорив. Она подтащила за собой две лазерных винтовки, которые подобрала у погибших. Она явно испытывала сильную боль… ей в ногу, под бедро попал рваный осколок металла, и она сильно истекала кровью. «Мы никогда его так не уничтожим», сказала она. «Тем оружием, которое у нас есть, не сможем».

Сара покачала головой. «Мы уничтожим его. Невзирая на то, сколько на это уйдет времени». Она взяла одну лазерную винтовку, так как Сесилия, кажется, слишком ослабела от полученной раны и не могла ею пользоваться. Джейд и Дмитрий двинулись на Т-ХА, стреляя ему в тело из своих лазерных винтовок и стараясь увести его от остальных частей, шаг за шагом, с каждым новым ударом палящих молний. «А что еще мы можем сделать?», спросила Сара.

Но что бы они ни делали, им не удавалось уничтожить Т-ХА. Они ослабили его, разрушив некоторые его фрагменты, но это было слишком долго. Джон лихорадочно соображал, пытаясь что-то придумать. Должен быть какой-то другой способ.

***

Внутри транспортника было почти совсем темно и почти совсем пусто: лишь четыре металлические стены с раздвижными дверями по бокам. Под потолком слабо светилась полоса какого-то пластика, излучавшая минимальный свет, необходимый любому Терминатору. У задней стены были смонтированы стальные стойки для тридцати лазерных винтовок — по большей части они сейчас пустовали, но с десяток винтовок все же здесь оставалось. Они могут пригодиться позже. Здесь не было ни отдельной кабины, ни обогрева, ни контроля за давлением воздуха.

Тем не менее, у транспортника имелось несколько внутренних встроенных в него систем, управлявшихся его искусственным интеллектом. В его стенах должны были находиться электронные схемы, контролировавшие работу его двигателей, дверей, систем коммуникаций и лазерной пушки, которые он использовал для этих целей. А там, где имелись электронные схемы, жидкометаллический Терминатор мог действовать. Он был усовершенствован именно для таких задач. Т-1000 превратил свою левую руку в остроконечное копье толщиной в два дюйма. Применив большую силу, он вонзил эту свою руку-кинжал в металлическую обшивку.

Он влился в эту стену, исчезнув в ней, словно крыса в норе. Его вещество распространилось внутри стен транспортника, начав отыскивать пути, закоулки и щели, анализируя совокупность схем и пытаясь определить местонахождение микропроцессорного мозга этого водушного судна. Независимо от того, что умел делать этот искусственный интеллект довольно низкого уровня, управлявший этим летательным аппаратом, гораздо более сложный Терминатор был способен делать то же самое, по крайней мере, не хуже. В течение секунды он отключил связь между процессором и коммуникационными системами: он не позволит этому воздушному судну связываться со Скайнетом или другими машинами. Смертоносный компьютер не должен понять, с чем именно он столкнется.

Еще секунда, и Т-1000 отключил управление процессором лазерной пушкой транспортника. Изучив его характеристики и рассмотрев имеющиеся опции, Терминатор быстро увидел, каким образом он может управлять самой этой пушкой. Во-первых, ему нужно было изолировать датчики транспортника от процессора, а затем подключить их к собственной нанотехнологической цепи электронных схем; на это потребовалось еще две секунды. И теперь Т-1000 стал похож на лишенный формы, размотанный во всю длину клубок полисплава, влившийся во всю внутреннюю структуру транспортника и отслеживающий каждый ярд его контрольных цепей электронных схем. Теперь ничто не могло его атаковать, не подвергнув атаке сам транспортник. Он незаметно вкрался внутрь него, подобно тонким корням, змеящимся в каменной кладке, или вирусу в человеческой клетке.

Установив контроль над датчиками и лазерной пушкой, он открыл огонь по эндоскелетам. Он ни на секунду не задумался о своем механическом родовом сходстве с ними, об их общем происхождении от того, что создал Майлз Дайсон. Он был запрограммирован помогать людям, и был снабжен всем необходимым для выполнения этого задания. Далее, ему необходимо было захватить управление над двигателями транспортника, и полностью изолировать его процессор. Он быстро проанализировал внутреннюю логику цепи и схем воздушного судна. У Т-1000 имелось два преимущества над процессором противника: он был не просто умнее и информированнее его, но его система схем была подобна живому существу, способному меняться, двигаться и адаптироваться, с максимально необходимой скоростью. Вскоре он установил тотальный контроль. Транспортник начал подниматься вверх, стреляя по эндосам. Пойманные на открытой местности и находясь под перекрестным огнем лазерной пушки транспортника и оружия людей, они стали легкой мишенью.

Теперь Т-1000 сам стал этим транспортником. Он оценил результаты своей атаки. Из двадцати четырех эндосов, которые были доставлены сюда, семнадцать были уничтожены — у них были выведены из строя процессоры — или серьезно повреждены и были неспособны эффективно действовать. Те, что остались, по-прежнему являлись грозной силой, способной противостоять людям, однако Т-1000 произвел дальнейшую оценку сложившейся ситуации и пришел к следующим выводам. Оказавшись без всякого укрытия и лишившись лазерной пушки транспортника, поддерживавшей их, они будут разгромлены объединенными силами Терминаторов и хорошо вооруженных людей, противостоявших им. Т-1000 стал наблюдать, как некоторые Терминаторы выбежали из укрытия с оружием в руках, которое, должно быть, им дали люди. Теперь они превосходили в численности эндосов. Над головами Терминаторов в них летели осколочно-фугасные снаряды, поражавшие эндосов, двигавшихся вниз по склону холма. Упало еще несколько эндосов. Огневой бой теперь уже почти заканчивался.

Убедившись в этом, Т-1000 включил переднюю тягу транспортника и пролетел небольшое расстояние туда, где еще одна группа людей и Терминаторов, в том числе второго Т-1000, сражалась с чрезвычайно продвинутым Т-ХА. Т-1000 рассмотрел вариант сделать попытку слиться с Т-XA и перепрограммировать его, но отверг это. Он был запрограммирован не использовать эту тактику с самим Скайнетом или с любыми его более продвинутыми и передовыми машинами, такими, как Т-ХА. Весьма вероятно, это будет иметь неприятные последствия и возымеет обратный эффект. Лучше использовать более грубые и примитивные методы.

В течение нескольких секунд транспортник парил над верхушками деревьев, его крошечные бронированные датчики осматривали эту вторую зону боевых действий. Люди и Терминаторы обстреливали Т-XA лазерными винтовками и бронебойным оружием. Если им удастся удерживать его в несбалансированном, неотрегулированном состоянии еще достаточно долгое время, они выдержат его попытки контратаковать и в конце концов уничтожат его, но Т-ХА был слишком опасен, чтобы оставлять его функционирующим. Пора было оказать им помощь.

Недолго думая, Т-1000 снизил транспортник, пока не задел им деревья. Он навел лазерную пушку точно на тело Т-ХА и выстрелил. Даже молнии из лазерной пушки не были способны быстро уничтожить Т-ХА, однако сотни ударов молний в минуту оказали на него ощутимое воздействие. Они выжгли целые слои жидкого металла гигантского Терминатора.


Люди и Терминаторы, должно быть, поняли, что произошло, так как они не стали атаковать транспортник. Те, у которых были лазерные винтовки, отошли назад, но подключились к стрельбе в Т-ХА все большим числом новых лазерных молний. Он заметно чах на глазах под этой атакой, оседая вниз и становясь все более и более управляемым. Через десять минут стало ясно, что он в конечном итоге будет уничтожен. Некоторые люди вернулись сюда после боя с эндосами и немедленно подключились к атаке против Т-ХА. Потом появились и остальные… вместе с Терминаторами.

С Т-1000 кто-то заговорил. Транспортник не был оборудован устройствами для воспроизведения человеческих звуков, сам Т-1000 также не мог этого сделать в своем нынешнем разреженном состоянии. Но его звуковые датчики засекли человеческие голоса, и искусственный интеллект жидкометаллического Терминатора понял значение этих звуков. Подросток, Джон Коннор, кричал ему в воздух.

«Ты слышишь меня?», закричал он. «Делай то, что я говорю — немедленно».

Каковы бы ни были его собственные планы, Т-1000 был запрограммирован повиноваться.


Джон, Сара, Джейд и два Терминатора положили оружие, передав его другим. Теперь, когда вернулись Кристал с остальными бойцами, Т-ХА казался безнадежно разбитым. Джон знал, как быстро и полностью один из этих монстров умел восстанавливаться, но на данный момент этот был очень ослаблен и становился еще слабее.

Никто из них не пострадал. Сара слегка прихрамывала, это было почти незаметно никому, кроме Джона, с тех пор, как она получила пулевое ранение в ногу, в районе ягодицы, в 1994 году, и ей пришлось тогда сражаться, не обращая на это внимание — а затем пришлось вести всю ночь машину, чтобы бежать из Лос-Анджелеса. Хотя рана зажила, нога так и не восстановилась полностью в прежнем состоянии. Теперь она заметно прихрамывала. Да и сам Джон пострадал от многочисленных боев — когда он спал, он просыпался не в состоянии двигаться.

Как сказал Джон Т-1000, управлявшему транспортником, они должны были встретиться в той же зоне посадки, которой транспортник воспользовался ранее. Они последовали за низколетящей машиной, раздвигая вьющиеся растения и ветви джунглей. Они взяли с собой второго Т-1000 и одну из Т-799, и еще два Терминатора бежали впереди них. Джейд с легкостью поспевала за ними, но она иногда останавливалась, дожидаясь, пока не подтянутся Джон со всеми остальными. Она не только оказалась быстрее олимпийских спринтеров, но вообще казалась абсолютно не пострадавшей. Все раны, которые она могла получить в этом бою, у нее уже зажили.


Транспортник опустился и исчез из виду, скрывшись ниже деревьев, но Джону по-прежнему были слышны его двигатели. Он припустил вперед, еще увеличив скорость, но затем снизил ее, когда они наткнулись на неожиданный подъем. Он бежал не останавливаясь, стараясь удерживать равновесие и не особо шататься на бегу, иногда погружаясь, но бросаясь вперед, затаив дыхание. Т-1000, Т-799 и Джейд не было видно, но они не могли уйти слишком далеко. Он начал считать свои шаги на бегу… девяносто, девяносто один. Он дошел до ста, потом продолжил бежать, бросив считать. Впереди уже расступились джунгли, и он увидел транспортник на возвышенности, там, где он, должно быть, и сел ранее. Вокруг него валялись раскуроченные эндосы, но нигде не было видно ни Джейд, ни Терминаторов. Должно быть, они были уже внутри.

Джон с Сарой побежали к возвышенности, а затем поднялись на нее по склону. Когда они там оказались, транспортник уже начал подниматься в воздух. Дверь за ними закрылась, оставив их почти полностью в темноте. Они подползли к задней стене, где уже заняли свои места Джейд с Терминаторами, прислонившись к стене спинами и вытянув вперед ноги. Они также разобрали лазерные винтовки из того собрания оружия, которое здесь хранилось: со стоек, предусмотренных для армии эндосов Скайнета. Джон с Сарой последовали примеру Терминаторов, пошарив в полумраке и вооружившись лазерными винтовками.

«Я дала обоим Т-1000 дополнительные указания», сказала Джейд.

Джон сел рядом с ней, стараясь не думать об этом. Эта операция может стать самоубийственной. «Они знают, что им придется делать?», спросил он.

Транспортник развернулся. «Знают», сказала Джейд.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

БРАЗИЛИЯ, ВЕНЕСУЭЛА 12 ИЮНЯ 2036 ГОДА.


Т-1000 не обращал никакого внимания на своих пассажиров-людей и на других Терминаторов, которых они взяли с собой. В данный момент ему было важно одно: это приказ усовершенствованного человека-женщины по имени Джейд лететь к узлу связи и снабжения Скайнета в трехстах милях к северу. Этот узел находился в непосредственной связи с самим Скайнетом, так сказала Джейд, и именно он руководил операциями здесь, в Южной Америке.

Хотя он уже контролировал все механические функции транспортника, напрямую взаимодействуя со всеми проводящими схемами этой машины, имелось еще много того, чего он еще не знал. Пришла пора установить контроль над самим ее процессором, в настоящее время изолированным от всей механики, систем связи и боевых возможностей транспортника. В течение нескольких недель Джейд вместе с другими людьми оснащали его всем необходимым для этого, обучая обоих Т-1000 всему, что ей было известно о том, как действует нанотехнологическое оборудование Скайнета в ее мире. И теперь Т-1000 применил это на практике, подсоединив крошечные нити собственной субстанции к схемам и цепям соединений процессора этого транспортника. Т-1000 без всяких ограничений был способен работать на сверхчеловеческих скоростях, принимая решения без колебаний и немедленно их реализуя.


Слои памяти и программного обеспечения процессора не так уж и сильно отличались от собственного процессора Т-1000. У него имелись специализированные модули, почти как у человеческого мозга, файлы по операциям и технологиям Скайнета, архивные данные о собственной деятельности транспортника. Он не был хорошо защищен против кибератак на системном уровне. Для такого точного, логичного и даже изобретательного разума, как у Т-1000, пройти защиту этого центрального процессора было почти что легко. Он проник в него сразу несколькими путями, постоянно открывая по ходу все новые возможности и легко отметая в сторону слабые попытки контратак со стороны процессора. Вскоре Т-1000 заполучил то, что ему было нужно: журнал записей взаимодействия транспортника с искусственными разумами других машин, в том числе управлявшими разведданными Южно-Американского коммуникационного узла. Он удалил все, что ему было нужно, а затем стер все следы того, где он побывал, и того, что именно произошло во время этого последнего боя. Если процессор будет когда-либо проверен каким-нибудь компьютерным интеллектом более высокого уровня, он не покажет никаких признаков того, что был подделан.

Для T-1000 время являлось вполне содержательным понятием, однако, не в том же смысле, как для людей. Некоторые события необходимо было реализовать и довести до конца в первую очередь, еще до других, если нужно было достигнуть тактически полезных результатов. Но жидкометаллический Терминатор не испытывал ни чувства нетерпения, ни чувства тревоги. Он просто просчитал свои лучшие варианты, исходя из имеющейся у него информации, когда она стала ему известной. Он в постоянном режиме пересматривал текущую ситуацию, принимая во внимание необходимость получения результатов наиболее эффективным способом. Он терпеливо разрабатывал план атаки, исходя из информации, которой сейчас обладал.


Транспортник поднялся выше, пролетая над местностью и следуя ее рельефу. В ста милях от конечной цели своего полета Т-1000 предоставил необходимый код, запросив разрешения.

Попав внутрь комплекса, транспортник будет сильно уступать в численности другим машинам, уступать в вооружении во много раз, но у Терминатора было преимущество внезапности. Он ударит аккуратно и неожиданно.

Джон читал романы о путешествиях на разумных кораблях, самолетах и космических аппаратах — сейчас ситуация отличалась от всех этих историй тем, что в них было возможно двустороннее общение. Но здесь было не так. Т-1000 мог их слышать, используя датчики транспортника. Можно было даже отдавать ему приказы, как уже сделала это Джейд, но он не мог им никак ответить. А находиться в полумраке неведения не очень-то приятно. Приходилось догадываться, что же происходит на самом деле, и о чем думает Т-1000.

«Хотелось бы, чтобы корабль мог с нами разговаривать», сказал он всем остальным. «Хотелось бы знать, что у него на уме».

«Не беспокойтесь об этом», сказал другой Т-1000, который вместе с ними сел в грузовой отсек транспортника.

«Да?»

При тусклом освещении Джон увидел, как рука Т-1000 вдруг вытянулась, превратившись в длинную металлическую иглу, которая вонзилась в потолок. «Вот, Джон — это решит вашу проблему».

«Ты установил связь с другим Терминатором из полисплава?», спросила Джейд.

«Минутку, Джейд». Т-1000 сделал паузу. Затем он заговорил, и в голосе его послышалась некая смесь озабоченности и снисходительности, словно с ними говорил какой-то ремонтник-всезнайка. «Только что установил. Я подсоединен к его схемам».

«Круто», сказал Джон. «Можешь сказать нам, о чем он думает, и что планирует?»

«Да, конечно. Что именно вы хотите знать?»

Транспортник снизил скорость и пошел на снижение. Перед ним раздвинулись тяжелые стальные двери, впустив его в огромное помещение из камня, керамики, бетона и металла, выстроенное в склоне холма. Там находились десятки эндосов, некоторые из них обслуживали Охотников-Убийц и другие боевые машины, некоторые занимались производственными линиями, поставлявшими оборудование и боеприпасы, другие переносили отдельные предметы и материалы из одного места в другое. Тому Т-1000, который управлял транспортником, это зрелище не казалось странным. Это не слишком уж сильно отличалось от того, что происходило и в его собственном мире, на некоторых этажах подземного объекта Скайнета в Скалистых горах, или на других объектах, построенных смертоносным компьютером. Не столь уж сильно он отличался и от завода, который Т-1000 должен был охранять в Испании, по заданию Скайнета — хотя этот один-единственный этаж тянулся на сотни ярдов в глубину и был больше всего того, что жидкометаллический Терминатор видел когда-либо раньше.


Среди двигавшихся тут и там эндосов находилась целая армия огромных машин: шесть мощных Джаггернаутов, нечто среднее между армейскими танками людей и наземными Охотниками-Убийцами из мира Т-1000; три транспортника, таких же, каким в настоящее время управлял Т-1000; гораздо больших размеров мегатранспортник, построенный в пропорционально увеличенном масштабе, чтобы иметь возможность перевозить у себя в брюхе Джаггернауты; и восемь воздушных Хантер-Киллеров этого мира. Здесь имелось место и для других многочисленных машин, в том числе для посадки. Информация, которую Джейд передала этим двум Т-1000 перед тем, как они прибыли в этот мир, заключалась в том, что на этой базе находится многое из той огневой мощи, которой Скайнет располагал в Южной Америке — все, что не было развернуто, в данный конкретный момент, и не было задействовано для наступления или патрулирования.


Транспортник открыл огонь из единственной своей лазерной пушки, пролетая на малой скорости над верхушками боевых машин и целясь прежде всего в орудийные башни, стараясь вывести из строя те, которые были способны целиться вверх. Воздушные Н-К, в частности, были так разработаны, что могли атаковать человеческие позиции, лишь находившиеся под ними, на земле. В считанные секунды транспортник устранил самые серьезные угрозы собственной безопасности. Затем он обстрелял воздушных Хантер-Киллеров, быстро разрушив двигатели трех из них.

Он должен был позаботиться о людях. Он открыл все свои двери, находясь на высоте трех футов, достаточных, чтобы они могли сойти, и одновременно защищая их от атаки. Затем он бросился вперед со скоростью двадцать миль в час, направившись прямо к четвертому Н-К. Он врезался в этого Хантер-Киллера лбом, со скрежещущим звуком металла, разрывающего металл. Он толкнул Н-К вперед, и тот врезался в один из Джаггернаутов, который стоял ближе всех к нему в этом ряду. Собственные двигатели транспортника смялись и покорежились, когда все три огромных машины — транспортник, Хантер-Киллер и Джаггернаут — заскользили по полу, высекая искры по твердому бетонному покрытию. Эндосы стремглав бросились в стороны, но один из них, оступившись, угодил под сотни тонн быстро движущихся металлических обломков, и его затащило под них.


Спустя несколько секунд груда искореженной и разорванной стали и гиперсплава врезалась в стоявшие в ряд другие машины. Т-1000 хладнокровно проанализировал ущерб, полученный транспортником. Одна его сторона оказалась погребена стальными обломками, там практически не осталось места для возможного входа или выхода. Воздушное судно никогда больше не сможет взлететь, и даже его орудийная башня превратилась в искореженные обломки. Но некоторые его датчики по-прежнему работали. Его грузовой отсек представлял собой прочный стальной каркас, специально предназначенный, чтобы выдержать такие удары и защитить груз транспортника, когда даже все остальные части самолета были искорежены. Находившиеся именно в этом пространстве люди и Терминаторы, которых он перевозил, уцелели, хотя у датчиков Т-1000 не хватало информации для оценки конкретных травм, которые они могли получить.

Снаружи, на этом огромном уровне, забегали рабочие эндосы, которые быстро и деловито, без всякой паники и спешки, стали вооружаться лазерными винтовками. Вскоре поврежденный транспортник подвергнется атаке. Т-1000 проанализировал имевшиеся у него варианты и обновил план своих действий.

***

Когда дверь приоткрылись, и транспортник резко поднырнул вниз, Джон, Сара и Джейд распластались на полу грузового отсека, лежа лицами вниз, а руками прикрыв головы. Т-799 и Т-1000 прижались к передней стенке отсека, не для того, чтобы защитить себя, а чтобы их не отшвырнуло от нее и не отбросило на людей. Металл стал разрываться и протестующе заскрежетал, когда они ударились обо что-то, затем их протащило вперед, и они еще раз ударились. Стойкие стены отсека выдержали, но Джона протащило по полу. Он врезался в Т-1000, который в момент этого удара стал жидким. Вместо того чтобы врезаться в сталь, Джон как будто погрузился в лужу меда.

Джейд мгновенно поднялась на ноги. Им нужно было остановить как можно больше эндосов, прежде чем красноглазые машины смогут их атаковать.

Внутри здесь по-прежнему было темно; двери комплекса за ними закрылись, перекрыв им естественное освещение. Джон едва сумел разглядеть, как тот Т-1000, который управлял транспортником, излился обратно в грузовой отсек. Он шлепнулся вниз огромной каплей, словно расплавленное стекло, из отверстия, которое он проделал в металлической панели, а затем поднялся вверх, как струя воды под давлением. У головы Джона промелькнула рука, схватившая винтовку со стойки у стены.

Снаружи перед транспортником передвигались эндосы, которые были различимы в основном по их горящим глазам. Джон, Джейд и три Терминатора открыли непрекращающийся огонь, целясь им над глазами, туда, где, как им хорошо было известно, находились их процессоры. На таком расстоянии лазерные винтовки были весьма эффективным оружием, способным остановить эндо, если он не выстрелил в вас первым. Точный выстрел Джейд уничтожил одного эндо. Джон последовал ее примеру, убив своего, а затем отступил от наполовину открывшейся двери, укрывшись за ней и дожидаясь, пока не представится лучший шанс выстрелить. По грузовому отсеку транспортника был открыт ответный огонь — лазерные импульсы ярко светились в его темноте.

Они оказались тут заблокированными. Имелся лишь один возможный выход отсюда, так как другая сторона транспортника была вся помята и зажата металлическими обломками. Попытка выбраться отсюда будет означать попадание прямиком под десяток молний интенсивного смертоносного излучения. С таким же успехом они могли напороться на целый ряд копий, пытаясь так спастись. Рядом с собой Джон почувствовал запах горящего мяса, это лазерная молния поразила Т-799, а Терминаторша тем временем выстрелила в ответ. Эндосы еще не усекли, что они имеют дело с еще одной машиной, и что Т-799 была способна выдержать большую часть ранений. А о Т-1000 они вообще, должно быть, не имели ни малейшего представления.

Еще один выстрел попал в лазерную винтовку Т-799, выведя оружие из строя. Лежа здесь в темноте и чувствуя приближение смерти, Джон выругался про себя. Он подкатился ближе к двери, передав свою лазерную винтовку Т-799, которая вырвала ее одной своей сильной рукой и открыла ответный огонь. Отсек озарился новыми лазерными молниями. Другие выжгли дыры в бронированной двери. Джон представил себе, как эндосы движутся там снаружи, постепенно к ним приближаясь. Он понятия не имел, сколько их там было вначале, и сколько им уже удалось уничтожить. Но одно было ясно: даже один из этих скелетов из гиперсплава мог с легкостью и запросто убить и его, и Сару, как только он заполучит их в свои лапы. В рукопашном бою с эндо какие-то шансы, возможно, есть у Джейд, но не у обычного человека.

Т-799 выгнулась из дверного проема и опять выстрелила. Ответный выстрел попал в нее, однако не вывел ее из строя. Она продолжала стрелять, выстрел за выстрелом, пока до одного из эндосов не дошло прицелиться и попасть ей в голову, и она совершенно отрубилась. В конце концов, Т-799, должно быть, превратилась уже в раскуроченное и деформированное чудовище, после того, как он получила так много прямых попаданий в различные части своего тела. Всё, она отвоевалась. Терминаторам никогда не мешали и не смущали страхи или боль.

Но это был лишь один погибший в их группе. Считая обоих Т-1000, было еще пятеро.

Джон почувствовал движение Сары. Она, должно быть, пострадала при ударе, но, очевидно, была еще жива. «Ты в порядке, мам?», сказал он.

«Конечно, нет», сказала она. «Но что, это когда-нибудь меня останавливало?»

«Полагаю, нам стоит по-иному подойти к проблеме», сказал один из Т-1000.

По полу лязгнули две лазерных винтовки. Джон схватил одну из них и вновь приступил к действиям.

«Просто стреляй и продолжай стрелять беспрерывно», сказала Джейд, выпустив лазерный импульс в очередного эндо. «Т-1000 ушли».

«Нет нужды мне об этом говорить, учитель», сказала Сара. Она прицелилась и выстрелила во мрак — а затем успела укрыться за дверью, как раз перед ответным выстрелом.

Джон не был уверен, что что-то сумел разглядеть, разве, что Т-1000 скрылись в другой стороне грузового отсека. Путь наружу с той стороны был перекрыт, но он догадался, что там были какие-то пробоины. Если что-то и могло сквозь них проникнуть, то это жидкометаллические Терминаторы.

По-прежнему растянувшись на полу, Джон и Сара выглянули в проем двери. Сара выстрелила прямой наводкой в одного эндо, затем в другого — последний находился всего в нескольких метрах и уже почти навис над ними во мраке. Молния поразила его под подбородком, пройдя вверх ему в череп, и нанесла достаточно серьезные повреждения его процессору, заставив красноглазого черта отпрыгнуть в сторону и завертеться. Рядом с ними в полумраке порхала винтовка Джейд, словно обезумевший шмель, пуляясь из ствола молниями. Она ныряла, уклонялась от огня, кружила, петляла и махала ею под безумными углами, уворачиваясь от лазерного огня противника и безошибочно отстреливаясь.


Без нее бой сейчас бы уже закончился. И хотя Джон с Сарой умело обращались с оружием, они не могли равняться с эндосами. Даже стреляя из такого укрытия во врагов, сражавшихся незащищенными, они долго не продержались бы. Джейд их усиливала.

Может быть, они смогут продержаться еще несколько минут. Когда Джон выглянул наружу в следующий раз, держа свою лазерную винтовку обеими руками и выстрелив из нее, он увидел дюжину пар светящихся красных глаз. Их теперь было намного меньше по сравнению с тем, когда они влетели внутрь этого подземного гнезда, но все равно слишком много. Независимо от того, что именно задумали Т-1000, им бы лучше поторопиться. Оставалось надеяться, что с их стороны это не станет чем-то вроде предательства. Если предположить, что это не так, что именно они надеялись сделать? Ведь даже Т-1000 могли пострадать от мощных лазеров.

***

Один из Т-1000 влился в структуру огромного Джаггернаута. Он обменялся информацией со своим близнецом, тем, который управлял транспортником и который привез их сюда. Он теперь знал, как изолировать процессоры машин Скайнета и захватить управление в свои руки. За несколько секунд он проник в схемы Джаггернаута, отрубив его процессор. Он завел Джаггернаут, повел его вперед, а затем повернул его влево, в сторону эндоскелетов, которые уже добрались до разбившегося транспортника.

По команде Т-1000 лазерные пушки Джаггернаута открыли огонь, сжигая эндосов и расплавляя их металлические кости и суставы. Огромная машина своей массой стала их давить, переехав одного эндо и раскрошив его семьюдесятью тоннами своего веса. Некоторые эндосы открыли по ней ответный огонь, подбив одну его лазерную пушку, но эндосы теперь попали под жестокий и убойный перекрестный огонь, исходивший и от Джаггернаута, и от людей.

Неподалеку от них стали заводиться другие большие машины, готовые дать отпор, но первым, кто сдвинулся с места, стал воздушный Хантер-Киллер, который поднялся в воздух на мощных турбодвигателях. Он открыл огонь, посылая ракеты в корпусы большинства остальных больших машин, все еще застигнутых врасплох на земле. Это второй Т-1000 занялся своим делом. Весь комплекс сотрясся от боя. Один Джаггернаут все же сумел уцелеть и теперь он покатился по полу по направлению к этому Т-1000. Сверху в него выстрелил Н-К, и тьма вокруг озарилась взрывом.

Т-1000 быстро все просчитал. Теперь проникновение в структуру сознания одного оставшегося Джаггернаута, в котором он ехал теперь наподобие паразита, для него являлось сущим пустяком. Он знал все, что нужно, о том, как функционируют эти процессоры. Он вошел туда, не встретив должного сопротивления, которое могло бы причинить ему беспокойство. За несколько секунд он прорвался сквозь защитное антивирусное программное обеспечение и удалил несколько слоев нежелательных для него программ. Он вынужден был действовать быстро и грубо, но он знал, что ему было нужно. Некоторые программы, которые люди ввели в Т-1000 в другом мире, теперь могут адаптироваться, почти не нуждаясь в изменениях. Терминатор ввел код, зная, что Джаггернаут теперь будет действовать так, как будто это он сам. Гигантская машина будет помогать и защищать людей, не нуждаясь в том, чтобы Т-1000 изолировал его процессор и направлял его действия.

Затем он излился из Джаггернаута обратно на пол. У него имелась еще одна цель. Другой оставшейся неповрежденной машиной был гигантский мегатранспортник, который был слишком огромен, чтобы иметь возможность маневрировать, даже в таком колоссальном помещении. Он не принимал никакого участия в бою.

Т-1000 приступил к работе.

***

Когда Джон с Сарой и Джейд снимали последних эндосов, снаружи во мраке бушевала битва титанов. Гигантский склеп сотрясался от взрывов, это огромные машины стреляли друг по другу. Разрывался металл, он скрежетал и стонал, взрывался и лопался, разлетаясь по земле и по воздуху в яростной буре. Гудели мощные двигатели.

А затем все затихло. Из транспортника выбежала Джейд с винтовкой в руках. Через секунду она вернулась. «Все закончилось», сказала она.

Джон с Сарой покинули разгромленный транспортник. Глаза Джона привыкли к темноте. Имевшегося здесь слабого света ему хватило, чтобы разглядеть какие-то гигантские искореженные очертания, не понимая еще точно, что именно здесь произошло.

«Кто-нибудь из вас что-нибудь тут понимает?», спросила Сара. «Потому что лично я ни черта».

«Может, кое-что я и понимаю», сказал Джон. «А может, и нет».

Они осторожно стали обходить помещение, с оружием наизготовку и держась спинами друг к другу. Внезапно из полумрака появилась пара красных глаз, не далеко от них. Сара выжгла их.

Других вроде не было.

«Мы победили», сказала Джейд, произнеся это без особого энтузиазма, как будто просто констатируя факт.

Высоко над их головами открылись металлические двери склепа, впустив внутрь свет. Небо было унылым и лишенным солнца, и все же разница была довольно существенной. Джону довольно ясно теперь были видны руины и обломки. Он чувствовал себя муравьем, ползающим по обломкам автокатастрофы столкнувшихся гоночных автомобилей.

Все машины, которые сражались и даже летали в этом мраке, теперь затихли. Лишь немногие из них выглядели неповрежденными — или почти такими.

«Нужно взорвать все это место», сказала Сара.

«Согласна», сказала Джейд. «Уверен, мы найдем здесь много взрывчатки. Это крупное поражение для Скайнета».

Но не то поражение, которое можно повторить, подумал Джон. Он понимал, насколько важна была эта база для снабжения сил Скайнета в Южной Америке. Ее уничтожение способно было серьезным образом изменить ситуацию в войне обезумевшего компьютера с человечеством. Но уничтожение самого Скайнета не станет такой же легкой задачей.

К ним подошли оба Т-1000. «Задание выполнено», сказал Джон.

«Это правда», сказал один из Т-1000, «но нам еще многое нужно сделать».

«Вы серьезно отнеслись к делу, не так ли?», спросила Сара. «Похоже, вам понравилось работать на нас, людей, и видеть, как много разрушений вы способны причинять».

Т-1000 пожал плечами, легким, плавно-жидким движением.

Потребовался час, чтобы сделать то, что было необходимо. Воздушный Хантер-Киллер, который нанес столько повреждений другим машинам, вылетел первым, теперь он был запрограммирован сражаться на стороне людей против Скайнета. Перед взлетом они перевооружили его, полностью загрузив в него двенадцать ракет. Они загрузили еще 24 штуки на борт гигантского транспортника, который направился вслед за Н-К, на борту его находились Джон, Сара, Джейд и два Т-1000 — плюс перепрограммированный Джаггернаут. Теперь они стали ядром группы, которая должна была нанести ответный удар по Скайнету.

Они так запрограммировали двери, чтобы они за ними закрылись. Внутри подземелья они заложили огромное количество взрывчатки, достаточное, чтобы уничтожить эту небольшую гору, подключив ее всю к системе таймеров, оставлявших им тридцать секунд после закрытия дверей. Джон догадался, что это было время, которое им потребуется, чтобы полностью закрыться. Он добавил еще тридцать секунд и начал обратный отсчет. Все небо огласилось гулким ревом взрыва, и он почувствовал, как над ними прошла ударная волна.

«Неплохо сработано», сказала Сара. Но она не улыбалась. Она не была готова к этому.

В грузовом отсеке мегатранспортника не было ничего, кроме оружейных стоек, цепей, металлических сеток и ремешков, все это чтобы удерживать груз. Не было скамеек, вообще ничего, куда можно было бы сесть. Отсек раскрывался наружу в хвостовой части, как и в созданных человеком транспортных самолетах. Внутри мегатранспортник ничем не освещался, но какой-то свет давали несколько двухметровых иллюминаторов из стеклоброни в передней части отсека. Джон понял, что с их помощью эндосы или Терминаторы получали часть данных о том, где именно они сели, и находятся ли они под атакой.

Они понеслись над поверхностью Земли на высоте две тысячи футов, и ему отсюда были четко видны истощавшиеся бразильские реки и странные, жутковатые зеленые джунгли.

«Хантер-Киллер доберется до Вила-Новы-ду-Сул менее чем за три часа», сказала Джейд, глядя через один из дисков из стеклоброни.


«А ты знаешь, за какое время долетим мы?», спросил Джон. От нее этого можно было ожидать. Она должна была так много знать — свой собственный пульс, высоту деревьев и расстояние между ними. Она, вероятно, знала, если уж на то пошло, как это выглядит — лететь на разных скоростях и быть видимым с разного расстояния и высот издалека.

«Да», сказала она. «Мы будем лететь примерно полчаса». Затем она, казалось, погрузилась в какие-то собственные мысли.

Сара перехватила взгляд Джона, как бы спрашивая его: «Что случилось с твоей подругой?» Он пожал плечами. Он предположил, что Джейд могла задуматься о многом.

«Каковы наши шансы?», спросила Сара, минутку подождав. Лицо у нее было осунувшимся, измученным и отекшим. Она морщилась при каждом движении. «Джейд, ты знаешь этот мир, и как тут все устроено. Как выглядят сейчас наши шансы?»

Джейд посмотрела ей в глаза. «Они могут повыситься. Больше ничего не могу сказать».

В устах Джейд эти слова прозвучали словно радостный вопль оптимизма. Ведь она была такой полнейшей реалисткой. Если она говорила, что не знает, она, вероятнее всего, так и думала на самом деле. Сара мрачно кивнула, эта боевая подруга Джейд, ее боевой товарищ, которая будет драться до смертного конца, если это потребуется.

Но губы Джона растянулись в улыбке. «Эй, послушайте», сказал он, «это значит, что шансы у нас есть».

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

БАССЕЙН РЕКИ АМАЗОНКИ, 12 ИЮНЯ 2036 ГОДА.


Сесилия сидела, прислонившись спиной к стволу невысокого дерева, покрытого удушавшими его вьющимися лианами. Ее сильно расстраивало, что она, оказавшаяся в самой гуще боевых действий, не в состоянии принять в нем участие. Пусть даже и раненная, как сейчас, она чувствовала, что вполне способна сражаться, но не хватало подходящего оружия, а кроме того — как она уже однажды это почувствовала в Аргентине — у нее было очень тяготившее ее ощущение, что она теперь является скорее обузой, чем помощью. Пока ее подзуживало вступить в бой, и пока она кипятилась от досады и боли, Кристалл, Дмитрий и их группа присоединились к Терминаторам, старавшимся изо всех сил добить Т-ХА.

Даже для них это было не просто. Они принудили меняющего формы Терминатора находиться в постоянной обороне, лишив его возможности производить какие-либо новые атаки, так как они обстреливали его взрывчаткой и лазерными молниями, однако он все равно пытался преобразоваться. Она вспомнила о том, что от рук Т-1000 в ее мире погиб ее отец, и о том, что на уничтожение этой гадины ушло несколько часов непрерывной стрельбы, в том числе взрывчаткой, чтобы разрушить и исказить его программное обеспечение до такой степени, чтобы он утратил способность реформироваться.

Кристалл вышла из боя, дав возможность другим добить Т-ХА. Она присела у Сесилии, взглянув ей в глаза. К ним присоединился Фидлер, когда Кристалл сказала: «Мы возвращаемся к нам в штаб. Идти можешь?»

«Не уверена», ответила Сесилия. «Сейчас попробую». Она огляделась вокруг, увидев мертвое тело Кертиса Суареса, а затем и других, кто также погиб здесь. Все другие ей были незнакомы, даже Барбара Клосс, за исключением… Кертиса… А ведь он, похоже, спас ей жизнь, в те первые ужасные минуты, когда она прибыла в Аргентину через хранилище времени. Он храбро и умело сражался на протяжении всей той тяжелой и напряженной кампании против боевиков и полевых командиров. И теперь бросить его здесь, лишившегося жизни, вот так… почти сразу же после того, как они добрались до этого, другого мира… еще не успевшего толком принять участия в боях…

В этом и заключалась суть проблемы с такого рода перемещениями — в первые минуты вы столь беспомощны. В некотором смысле, им бы лучше было просто послать сюда Терминаторов, чтобы они выполнили это задание, однако здесь требовались люди. В кампании против полевых командиров им требовались люди, которые были бы одновременно и умелыми бойцами, и могли бы принимать мгновенные решения на местах, а не просто жесткая и холодная логика Терминаторов, предоставленных самих себе.

«Тогда пошли», сказала Кристал. «Что касается этого, то с ним покончат другие. Дмитрий справится с этим. Ваши Терминаторы будут ему повиноваться?»

«Да», сказала Сесилия. «Это заложено в их программы».

Кристалл помогла ей подняться на ноги. Втроем они двинулись по какой-то заросшей тропинке, которая вела к огромной смоковнице в густой чаще джунглей; ствол этой жилистой смоковницы был двадцати футов в поперечнике. Сесилия шла, опершись на плечо Кристалл. Она возвышалась над этой чернокожей женщиной, однако явственно ощущала ее силу. «Теперь тебе может быть больно», сказала Кристал. «Нам нужно будет спуститься на несколько ступенек вниз».

«О'кей». Сесилия поскакала на одной ноге, оторвавшись от нее и удерживаясь рукой за плечо Фидлера.

Кристал зашла между двумя длинными корнями, стелившимися по поверхности земли, а затем наклонилась и подняла металлический люк, замаскированный листьями и травой, которые, казалось, совершенно незаметно сливались с веществом, из которого был сделан сам люк. «Состав его не из того же материала, как у Терминаторов из полисплава», сказала она, как бы объясняя. «Хотя во многом сходен — менее технологичная версия, однако вполне сойдет для маскировки».

Дверь открылась, за ней стали видны каменные ступени. Кристал закрыла за ними дверь, и они спустились по ступенькам вниз в длинный наклонный туннель, слабо освещенный какими-то светящимися круглыми предметами вдоль стен. Эти предметы, казалось, сами излучали свет. Сесилия вздрагивала от боли при каждом шаге, даже при том, что ей помогали Кристалл и Фидлер. Пройдя футов сто по этому туннелю, они подошли к двум охранникам с удивительно ухоженными собаками, стоявшим у перил возле стальной зарешеченной лестницы. Они стали спускаться по ней вниз, с той скоростью, с какой это позволяли раны Сесилии, очутившись в каком-то помещении вроде пещеры, ярко освещенной большим количеством тех самых круглых штуковин. Ей не было видно, что именно являлось источником их питания, имелись ли здесь какие-то генераторы, или же они полагались на что-то вроде батарей или элементов питания, которые использовал в ее мире Скайнет для снабжения энергией своих Терминаторов и прочих боевых машин.

«Боже, вот это да», сказал Фидлер, изумленно оглядываясь вокруг.

«Добро пожаловать», сказала Кристал. «Вы должны кое с кем встретиться».

Они собрались в небольшом зале, набитом оборудованием. Этим «кем-то» оказался невысокого роста латиноамериканец, которого Кристал представила как Джо Викарио. «Мы вас подлечим», сказал он. «Так, а вообще что всё это значит, может вы объясните?»

Сесилия ввела его в курс дела: о Судном Дне 29 августа 1997 года; о Мире Скайнет; о том, как возник этот мир, из-за действий Сары Коннор в 1994 году, когда она напала на «Кибердайн Системз» вместе с Т-800, отправленным назад во времени, чтобы защитить ее сына. Викарио выслушал ее, почти молча, изредка кивая, как будто он уже об этом знал, или же это соответствовало чему-то, что он уже тоже знал. В некоторых других случаях он поднимал брови и задавал короткие вопросы.

Один из людей Викарио принес Сесилии и Фидлеру полную экипировку, в том числе каски и ботинки. Другая, очень молодая девушка, может быть даже еще подросток, подошла к ней с чем-то похожим на шприц.

«Это вам поможет», сказала она Сесилии. «Вы будете удивлены». Она обнажила плечо Сесилии и применила устройство, которое показалось холодным, но сама процедура абсолютно безболезненной.

«Я смогу рассказать вам обо всем остальном», сказал Фидлер Викарио. «Сесилия поведала вам основное».

«Вы правы, конечно», сказал Викарио. Он повернулся к Сесилии. «Знаю, что вы ранены. Вам только что ввели наноботы — микроскопические роботы — которые помогут вам восстановиться, но я поручу еще кое-каким людям осмотреть вашу рану более тщательно. У меня лишь один вопрос к вам обоим: этот транспортник напал на Т-ХА, так ведь?»

Сесилия кивнула. «Это так. Это часть нашего плана, привлечение меняющих формы Терминаторов, которых мы привезли с собой. Они были специально запрограммированы, чтобы уметь устанавливать контроль над машинами Скайнета — по крайней мере, над менее продвинутыми по сравнению с ними самими. Это было разработано Джоном и Джейд».

«Что именно они собираются теперь сделать?»

«Вы имеете в виду Т-1000? Не знаю точного ответа на этот вопрос. Они будут действовать по обстановке, придумывая что-то по ходу дела. Знаю, что у Скайнета имеется основной опорный пункт к северу отсюда… Думаю, вот он их цель теперь. А вы что, не можете спросить саму Джейд, что она сейчас делает?»

Викарио указал на микрофон, встроенный в свое горло для артикуляции фраз и субвокализации — безмолвной речи. «Как? С помощью вот этого?» Он покачал головой. «Где бы она сейчас ни находилась и что бы она ни делала… в настоящее время она вне диапазона связи».

«О'кей, понимаю».

«Надеюсь, что я скоро с ней свяжусь. Но все это кажется мне крайне наспех составленным планом».

«У нас не было выбора», сказала Сесилия. Все еще чувствуя боль, она взглянула на Фидлера, ища у него поддержки. «Мы не можем позволить вам проиграть войну Скайнету».

Фидлер воспринял это спокойно. «Мне кажется, вам бы лучше мне это объяснить поподробнее…»

***

Хантер-Киллер отделился от них недалеко от бразильского побережья и взял курс на юго-запад, на Вила-Нову-ду-Сул, находившуюся на расстоянии 1500 км от них, а мегатранспортник тем временем медленно опустился на самую большую поляну из числа доступных здесь в джунглях, в двух милях от того места, где они дрались с Т-ХА. Джейд провела Джона, Сару и двух Т-1000 через невысокую, но густую растительность в подземный анклав, где находилась база Человеческого Сопротивления. Никаких машин здесь не было, и никто их не стал атаковать, что дало Джону прекрасную возможность, наконец, обратить более пристальное внимание на джунгли. За исключением немногих насекомых, которых он уже заметил здесь ранее, больше ничего живого здесь не было — ни единого звука каких-нибудь крупных животных, ни разу ни один зверь не мелькнул среди ветвей, а тем более на тропе перед ними.

«Здесь действительно какое-то безмолвие», сказал он.

«Немногие животные сумели пережить изменения климата», сказала Джейд. «Некоторые появляются лишь ночью. И в джунглях совсем не осталось млекопитающих — только люди и их собаки».

«Жутковатая картина».

Издалека донесся резкий крик какой-то птицы, однако в небе ничего не появилось.

«Небольшие анклавы, такие как тот, который вы сейчас увидите, — это последний наш шанс в этом мире», сказала Джейд, когда они подошли к гигантской смоковнице. Она указала на люк. «Мы залезем сюда — я вам все покажу. Людей здесь достаточно, чтобы защититься от боевых машин, если придется, но идея в том, чтобы оставаться невыявленными Скайнетом».

«Боюсь, мы всё тут вам запороли», сказал