загрузка...
Перескочить к меню

Бронекатера Сталина (fb2)

файл не оценён - Бронекатера Сталина (и.с. Война на море) 5027K, 97с. (скачать fb2) - Иван Иванович Черников

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Иван Черников БРОНЕКАТЕРА СТАЛИНА «Речные танки» Великой Отечественной


Бронекатер проекта 1124 Краснознаменной Дунайской военной флотилии. 1945 год.

Группа бронекатеров проекта 1124 в одной из временных речных баз.

БРОНЕКАТЕРА ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА

В начале Первой мировой войны военное ведомство России стало использовать для перевозки грузов реки, как идеальные пути сообщения частей армии, особенно в периоды распутицы. Однако проводка караванов требовала их охраны, а владение рекой давало возможность обстрела флангов противника, высадки десантов и т. д. Поэтому Главное Военно-Техническое Управление (ГВТУ), приступив к созданию бронированных кораблей для действий на реках, подобно бронированным автомобилям и поездам на шоссейных и железных дорогах, 17 января 1915 года обратилось по этому поводу в Ставку Верховного Главнокомандующего. Ставка 5 апреля предложила ГВТУ сформировать три речных броневых отряда (по три канонерских лодки, шесть катеров-разведчиков, столько же дозорных и посыльных катеров, четыре шлюпки-тральщика с подвесными двигателями).

Бронированные моторные корабли малого водоизмещения в России, как и за границей, ранее не строили. В качестве прототипа у ГВТУ имелся лишь проект посыльного судна типа «Штык». Построенные в количестве десяти единиц по заказу Морского министерства в 1908–1910 годах для Амурской флотилии, они фактически стали первыми в мире бронекатерами с 76,2-мм артиллерией. При их проектировании и постройке решались многочисленные и сложные конструкторские и производственные проблемы. Многие отказались участвовать в конкурсе. Лишь Путиловскому заводу, традиционно проявлявшему удивительную мобильность и высокую техническую культуру в освоении новых технологий, удалось построить эти уникальные речные корабли.

Посыльное судно «Шашка» типа «Штык» с 47-мм пушкой Гочкиса.


Однако, несмотря на успешное решение сложных технических проблем, заказ на строительство речных канонерских лодок Путиловский завод так и не получил. Очевидных объяснений этому нет, однако и раньше, в 1907 году, когда завод победил в конкурсе на проектирование и строительство мониторов для Амурской флотилии, готовый проект и заказ Морское министерство передало казенному Балтийскому заводу.

На основе указанного прототипа предстояло разработать шесть новых проектов, построить 105 кораблей и судов, подготовить специалистов и сформировать речные броневые отряды. И всю эту грандиозную работу Генеральный штаб требовал закончить осенью 1915 года, то есть в течение 4–5 месяцев.

20 апреля 1915 года штабс-капитан Симонов приступил к эскизному проектированию кораблей и завершил его через полтора месяца. Конструкция и основные размерения позволяли перевозить их по железной дороге. Для этого конструкция боевой рубки речной канонерской лодки, имевшей все необходимые бытовые условия и наибольшие габариты, была выполнена легкосъемной.

Посыльные суда типа «Штык» перед отправкой с Амура в европейскую часть России. 1914 год.


Самым сложным вопросом при проектировании оказалось бронирование. Требовалось сохранить осадку кораблей в пределах 0,61 м. Корпус бронировался в зависимости от важности защищаемого объекта и вероятного угла встречи пули с броней. При этом применялась хромоникелевая сталь толщиной 6; 5 и 4–3,5 мм, которая не пробивалась остроконечной пулей русской пехотной винтовки Мосина с дистанции соответственно 150, 200 и 500 шагов. Ватерлинию защищал броневой пояс шириной 381 мм (из них 254 мм над водой). Жизненно важные части также защищались броней.

Ахтерпик разделяла платформа, с установленной на ней тумбой пулемета, под которой размещались шкиперские запасы и цистерна топлива. Стеллажи боезапаса носового патронного погреба вмещали 100 снарядов на орудие и 6300 патронов на пулемет. В командном помещении имелись койки, обеденный стол, откидные скамьи, шкаф для одежды, пирамида для винтовок. Нижние койки — постоянные с выдвижными ящиками-рундуками, верхние — подвесные.

В стенках боевой рубки, стоявшей впереди машинного кожуха, имелись визирные отверстия с броневыми задвижками (подъемный лицевой лист, на крыше — прожектор). В оборудование рубки входили ручной штурвал, машинный телеграф, переговорные трубы и телефон (в машинное отделение и погреба), а также электрическая звонковая сигнализация в машину, к пушкам и пулеметам.

В моторном отделении стояли два двигателя «Буффало» мощностью по 75–80 л. с., работавшие каждый на свой гребной винт. Топливо — смесь керосина (70 %) и бензина (30 %). Вспомогательный двигатель электрогенератора обеспечивал освещение катера, зарядку аккумуляторов и работу радиостанции. Одна общая трюмная и противопожарная помпа также работала от вспомогательного мотора. Тут же находились расходные цистерны для топлива и масла, а также верстаки-шкафы для инструментов. Топливо в расходные цистерны перекачивалось двумя ручными помпами. Для удобства монтажа и ремонта двигателей крыша машинного кожуха была легкосъемной.

Между машинным отделением и отделением офицера располагались гальюн команды и камбуз, в котором помещались: керосиновая кухня «Примус», стол с ящиками для провизии и посуды, а также полки для мелких принадлежностей.

Офицерское помещение состояло из гальюна и каюты, где находились: платяной шкаф, шкаф для документов и штурманского инструмента, диван, письменный стол, кресло. Кроме того, предусматривалось место установки полевой радиостанции с радиусом действия 266 км.

Кормовой отсек, кроме пулемета, вмещал две цистерны для топлива и румпельное отделение. Патронный погреб был устроен как носовой.

Во всех переборках имелись водонепроницаемые люки для подачи патронов и снарядов из одного погреба в другой. Они также позволяли перемещаться по отсекам под защитой бронированной палубы.

Речные канонерские лодки Главного военно-технического управления во время нахождения в составе Онежско-Ладожской военной флотилии. 1919 год.


Каждый катер предполагалось вооружить двумя 76,2-мм горными пушками образца 1904 года. Но позднее они получили 76,2-мм пушки образца 1909 года на палубных установках Брянского завода (угол возвышения +30°, горизонтального наведения носового орудия 270°, кормового 300°).

Кроме того, существовал проект вооружения речной канонерской лодки 76,2-мм пушками в башнях бронированного трактора «Вальтер». На приведенной схеме показан в том же масштабе этот трактор, и видно его очевидное преимущество перед речным кораблем. При вооружении пушками одного калибра самоходная артустановка бронирована полностью и имеет меньшие габариты, поэтому речной корабль может конкурировать с сухопутной бронетехникой в прибрежной полосе лишь в условиях бездорожья, при этом особое значение имеет малая осадка.

Военный совет, одобрив представленные проекты, 6 июня 1915 года выделил 2496 млн руб. на постройку материальной части трех речных броневых отрядов. ГВТУ разместило почти все заказы в России, и 15 июня заводы начали постройку. Правда, легкие судовые двигатели для них, не изготовлявшиеся в России, пришлось закупать за границей.

Акционерное общество «Беккер и К°» (с 31 марта 1916 г. — Акционерное общество Северо-западных металлургических, механических и судостроительных заводов) в Ревеле (Таллине) построило девять таких канонерских лодок.

В январе 1917 года военное ведомство начало формировать Онежскую, Волхов-Ильменскую и Волжско-Селигерскую флотилии. Кроме того, создавались или были созданы следующие озерные и речные флотилии: Сайменская, Пейенская, Тавастгузская, Сатакундская, Флотилия реки Аа, Чудская, Неманская, Рижская, Урмийская и Ванская.

Это потребовало расширения корабельного состава, и ГВТУ разработало вторую программу постройки речных кораблей (осуществленную лишь частично). Среди прочих кораблей дополнительно заказали еще восемь канонерских лодок.

Так военное ведомство, опираясь на отечественный опыт, создало тщательно продуманный и сбалансированный речной флот. Корабли малого водоизмещения обладали высокой огневой мощью и надежной противопульной защитой. Осадка (не более 0,61 м) обеспечивала проходимость по мелководью. Все корабли могли перевозиться по железной дороге.

Нужно отметить, что ничего подобного в вооруженных силах других воюющих стран не было. Так, армия Германии при проведении операций в Восточной Пруссии, на реках Висла и Неман, в Месопотамии и на озере Танганьика использовала коммерческие пароходы и моторные катера. Малотоннажные корабли Турции, Австро-Венгрии и Румынии по всем тактико-техническим элементам, особенно по осадке, заведомо уступали речным кораблям ГВТУ.

БРОНЕКАТЕРА ПРОЕКТА 1124

Создание советских быстроходных, хорошо вооруженных БКА для речных флотилий началось в 1919 году, когда Коломенский завод продолжил строительство двух катеров, заложенных еще в 1916 году по проекту П.П. Шиловского. В феврале 1922 года их корпуса довели до 60 % готовности. Затем работы надолго прекратились.

Начальник Морских сил РККА В.М. Орлов.


Однако 3 февраля 1925 года штаб РККФ сформулировал новое задание на проектирование кораблей этого класса: 15-узловая (27,78 км/ч) скорость хода, осадка не более 2,5 фут (0,76 м), дальность плавания до 1600 км и броневая защита от винтовочных пуль на дистанции 250 м. Оговаривалась и перевозка по железной дороге.

Конфликт на КВЖД в 1929 году еще раз подтвердил необходимость иметь в составе Амурской флотилии малые артиллерийские корабли с 76-мм артиллерией главного калибра, так как и противник мог подвезти по крайне неудобным дорогам края лишь полевые пушки аналогичного калибра. Коломенский завод, получив финансирование, продолжил работы, но лишь в 1931 году катера спустили на воду. На следующий год они вошли в состав Амурской флотилии под названиями «Тревога» и «Партизан».

Бронекатера № 91 и № 92 (бывшие «Тревога» и «Партизан») Амурской флотилии.


В тактическом задании на БКА для Амура, утвержденном наморси В.М. Орловым 12 ноября 1931 года, предполагалось водоизмещение около 50 т, осадка не более 0,7 м, вооружение — две 76,2-мм пушки образца 1927 года в двух башнях и 7,62-мм пулемет в легкой башенке.

При создании БКА проекта 1124 учитывался опыт строительства и боевого использования канонерских лодок ГВТУ. Выбор главных размерений предполагал возможность перевозки катеров на открытых железнодорожных платформах. После ряда уточнений 22 июня 1932 года Управление кораблестроения УВМС РККА выдало «Ленречсудопроекту» (конструктор Ю.Ю. Бенуа.)[1] техническое задание на разработку двухпушечного катера со следующими элементами: водоизмещение 47,3 т; длина 25,3 м, ширина 4,06 м, осадка 0,7 м, высота борта 1,9 м; дальность плавания экономическим ходом (11 уз) 500 миль (926 км). Для уменьшения осадки корпусу придавалась большая полнота образований, обеспеченная прямостенными бортами с небольшими радиусами округлений у скул и плоским днищем с открытыми тоннелями гребных валов. Два 12-цилиндровых V-образных реверсивных двигателя ГАМ-34, созданных на базе авиационного мотора АМ-34 конструкции А.А. Микулина, могли обеспечить скорость полного хода на стоячей воде по заданию 21,6 уз (40 км/ч). Для защиты жизненно важных частей (пост управления, машинное отделение, погреба боезапаса) предусматривалась 8-мм броня, позже в районе топливной цистерны ее толщину довели до 14 мм, палубы — 4, орудийных башен — 20, пулеметных — 7–8 мм. Конкретизировался и тип башни (от танка Т-28).

Ю.Ю. Бенуа.


Согласно проекту корпус для обеспечения малой осадки выполнялся практически плоскодонным, с вертикальными бортами. Это исключило необходимость гнуть броневые листы и упростило технологию. Характерный плавный подъем килевой линии в носу позволял подходить носом к берегу почти впритык, что упрощало высадку десанта.

Среднюю часть занимала цитадель (подбашенные отсеки с боезапасом, машинное отделение, топливные баки, радиокаюта). Броневые листы, служившие палубным настилом и бортовой обшивкой, опускались на 200 мм ниже ватерлинии. Так цитадель одновременно обеспечивала и общую прочность корпуса.

Над цитаделью в броневой боевой (ходовой) рубке располагался главный командный пункт. Для уменьшения силуэта катера по высоте рубку опустили на 0,5 м. Вахтенные стояли на платформе, размещенной над цистернами бензина емкостью 4 т. Связь с машинным отделением (МО) — по переговорной трубе и машинному телеграфу. В лобовой стенке рубки имелось окно с триплексным стеклом. Кроме того, имелись иллюминаторы (закрытые бронещитками с узкими смотровыми щелями) в задней стенке и броневых дверях.

Плоскодонный корпус с поперечной системой набора делился водонепроницаемыми переборками на 10 отсеков, для внутреннего сообщения между которыми в переборках устраивались люки с водонепроницаемыми крышками (на траверзах цитадели — броневыми), расположенные выше расчетной аварийной линии затопления. Броневая часть корпуса — клепаная, небронированная — сварная. Все детали сварных конструкций соединялись встык. Набор к броне приклепывался, а к обшивке вне цитадели — приваривался. В ходе Великой Отечественной войны корпус уже полностью выполнялся сварным.

Жилые помещения имели вынужденно уменьшенные габариты — высоту в свету всего 1,55 м. Площадь самого большого 9-местного кубрика, буквально забитого рундуками, подвесными койками и складными столами — менее 14 м2. Однако проектанты предусмотрели водяное отопление от системы охлаждения двигателей, естественные вентиляцию и освещение (бортовые иллюминаторы с водонепроницаемыми крышками).

Для уменьшения массы корпуса за счет площади бортовой обшивки, снижения метацентрической высоты и получения необходимых параметров остойчивости палуба в корме делалась с уступом, опущенной на 0,5 м. Такой же уступ первоначально имелся и в носовой части корпуса. Но это не обеспечивало необходимой мореходности, и впоследствии от него отказались.

Корабли предназначались для действий на реках, в пределах видимости берега, поэтому средства управления сводились до минимума — штурвал, машинный телеграф и шлюпочный компас. На БКА, готовившихся для озерных и прибрежных морских плаваний, на светлом люке машинного отделения устанавливали еще и 127-мм компас на нактоузе, а сзади ходовой рубки (иногда) — ходовой мостик.

БКА первой серии, как и торпедные катера типа Г-5, оснащали каждый двумя двигателями ГАМ-34БП (глиссерный Александра Микулина), созданными на базе четырехтактного 12-цилиндрового авиационного мотора АМ-34, с редуктором для понижения числа оборотов и реверсом. Водомасляные радиаторы охлаждения — замкнутого цикла (забортная вода в радиаторы поступала самотеком от скоростного напора).

Наибольшая мощность двигателя 800 л. с. при 1650 об/мин. Завод-изготовитель № 24 в бою разрешал иметь свыше 1800 об/ мин в течение одного часа. Число оборотов двигателя при боевой подготовке разрешалось не более 1600 об./мин, на заднем ходу — 1200, в течение трех минут.

Мотор запускался через 6–8 секунд после включения. После 150 часов работы нового двигателя требовалась его полная переборка.

Углекислотная станция пожаротушения имела местное и дистанционное (из ходовой рубки) управление, направлявшее газ в любой из топливных баков. Пожарный электронасос мог использоваться как осушительное средство. Бензин Б-70 хранился во вкладных стальных бензобаках, размещенных в наиболее защищенном месте — под боевой рубкой.

Для предотвращения взрыва паров бензина инженер Шатеринков разработал оригинальную систему противопожарной защиты: отработавшие газы охлаждались в конденсаторе и снова подавались в бензобак, разделенный на семь отсеков, и далее в газоотводную трубу с подводным выхлопом (для снижения шумности). За всю войну не зарегистрировано ни единого случая взрыва бензоцистерн.

Бортовая электрическая сеть питалась от генераторов, навешанных на главный двигатель, и аккумуляторов. На БКА проекта 1124 дополнительно устанавливались генераторы Л-6 мощностью 3 кВт, работающие от автомобильного мотора ЗИС-5.

В качестве основного вооружения на БКА проекта 1124 вначале ставили по две 76,2-мм пушки образца 1927/32 года, длиной 16,5 калибров, в башнях танка Т-28. Орудие разработали в КБ Кировского завода на базе 76-мм полковой пушки образца 1927 года, уменьшив длину ее отката вдвое (с 1000 до 500 мм). Пушке присвоен индекс КТ (Кировская танковая), иногда ее именовали по типу танка — КТ-28. Поршневой затвор обеспечивал практическую скорострельность 2–3 выстр./мин. Вертикальное и горизонтальное наведение ручное. Из-за отсутствия эжекционных устройств загазованность в башнях при частой стрельбе была крайне велика.

КТ-28 стреляла патронами от полковой пушки образца 1927 года. Основным снарядом являлась старая русская фугасная граната. Дальность стрельбы составляла 5800–6000 м. Боекомплект — 112 унитарных выстрелов на ствол.

Бронекатер № 13 Амурской флотилии после установки фальшборта в носовой оконечности.


Для стрельбы по бронированным целям могли применяться бронебойные снаряды типа БР-350. Теоретически при дальности 500 м и попадании по нормали они пробивали 30-мм броню, реальная бронепробиваемость была ниже.

Пулеметное вооружение — три 7,62-мм пулемета ДТ с воздушным охлаждением и магазинным питанием. Один из них стоял на ходовой рубке, в башне ПБК-5, с двумя амбразурами. Для стрельбы по наземным или воздушным целям пулемет вставлялся в шаровую опору одной из этих амбразур. Угол обстрела носового орудия 300°, кормового — 330° при возвышении обоих 30°, пулемета — 360° при 75–85°.

В состав якорного устройства входил один якорь массой 75 кг, втягиваемый в клюз (с левого борта).

Два подвесных, балансирных руля не выступали за основную плоскость. Привод осуществлялся от ручного штурвала.

Диаметр циркуляции составлял около трех длин корпуса, но БКА при работе двигателей враздрай разворачивался практически на месте и без руля.

Первая серия бронекатеров

Строительство БКА проекта 1124 начал в 1933 году завод «Красный металлист» в Зеленодольске. В апреле 1937 года Амурскую флотилию пополнили 28 катеров, предназначенных для разведки и огневой поддержки разведгрупп, конвоирования десанта, борьбы с переправами, патрулирования и боя с кораблями противника такого же класса.

Корабли имели следующие кораблестроительные элементы: водоизмещение 41,7 т; длина наибольшая (габаритная) 25,3 м (по ватерлинии 25 м), ширина с привальными брусьями 3,74 м (по ватерлинии 3,6 м), осадка 0,75 м. Два двигателя ГАМ-34БП суммарной мощностью 1440 л. с. (при 1770 об/ мин) обеспечивали скорость хода 22 уз (при дальности плавания 520 км). Запас спиртовой смеси для главных двигателей составлял 4200 кг (12,2 часа хода), запуск осуществлялся на грозненском бензине 1-го сорта.

Вооружение: две 76,2-мм пушки и два курсовых 7,62-мм пулемета ДТ в башнях Т-28, еще один 7,62-мм пулемет ДТ стоял в башенке ПБ-3. Противопульное бронирование: борт 7 мм; палуба 4 мм; рубка — бок и крыша соответственно 7 и 4 мм.

Однако основное условие тактико-технического задания на проектирование — осадка 0,7 м — выполнить не удалось. Если учесть значительный (до 10 %) недокат советской тонколистовой стали и слабый контроль на заводе-строителе, то в будущем ожидалось только ее увеличение.

Для бронекатеров Амурской флотилии первой серии проекта 1124 начальник Морского отдела Генерального штаба РККА, капитан 1 ранга П.Г. Стасевич (1895–1938) 16 апреля 1937 года приказал ввести следующие тактические номера:

— Хабаровский отряд: 1-й дивизион — № 11, № 12, № 13, № 14, № 15; 2-й дивизион — № 21, № 22, № 23, № 24, № 25;

— Бурейский отряд: 4-й дивизион — № 41, № 42, № 43, № 44, № 45, № 46; 5-й дивизион — № 51, № 52, № 53, № 54, № 55;

— Зейский отряд: 6-й дивизион — № 61, № 62, № 63, № 64, № 65, № 66, № 67.

Эксплуатация первой серии БКА проекта 1124 выявила неудовлетворительную мореходность. При ходе на волне палуба и рубка катеров заливались настолько сильно, что это затрудняло нормальную работу команды на верхней палубе. В связи с этим 2-й Отдел Управления кораблестроения (УК) НКВМФ получил задание уменьшить брызгообразование построенных катеров путем применения простых наделок, но без существенного изменения носовой части корпуса. Применение щитков-брызгоотражателей (выглядевших как привальный брус) значительно уменьшило разлет брызг при ходе катера как на спокойной воде, так и при волнении.

Кроме того, заместитель начальника Морских сил РККА, флагман 2 ранга Л.М. Галлер 25 сентября 1937 года утвердил мероприятия по снижению водоизмещения и осадки БКА:

— облегчить корпус, все системы, устройства, оборудование путем пересмотра запасов прочности и широкого применения легких сплавов, добившись осадки на ровный киль 0,7 м, против существующей 0,75 м;

— широко применять сварку корпуса и набора (кроме брони);

— набор, листы наружной обшивки, переборок и палуб изготавливать из оцинкованной стали;

— удифферентовать катер на ровный киль, произведя перемещение оборудования в погребах боезапаса, жилых помещениях, машинном отделении и проч.;

— от системы затопления погребов отказаться, учитывая малую осадку катера;

— повысить мореходность путем увеличения развала носовых шпангоутов;

— незаливаемость рубки усилить герметизацией дверей и иллюминаторов;

— затемнители на иллюминаторы изготавливать из дюралюминия;

— создать специальные артиллерийские башни уменьшенного веса.

Предполагалось, что после выполнения всех мероприятий появится возможность установить броневой пояс по ватерлинии вне цитадели, продлить его до фор- и ахтерпика. Но надежды не оправдались, и полное водоизмещение БКА проекта 1124, утвержденного начальником УК 5 марта 1938 года, возросло до 43,8 т, осадка до 0,76 м, а скорость хода снизилась до 21 уз (при дальности плавания 475 км).

Это стало результатом учета требований УК об увеличении толщины бронирования ходовой рубки (с 7 до 8 мм) и палубы в районе топливного отсека (с 4 до 7 мм), а также увеличения прочности днищевого набора и повышения запаса водоизмещения с 630 до 1000 кг.

Л.М. Галлер.


В 1939–1940 годах с учетом опыта эксплуатации БКА на Амуре проект 1124 пришлось откорректировать. В соответствии с этим в 1940 году установили фальшборт, то есть высоту борта в носовой части корпуса подняли до уровня верхней палубы, в результате чего он получил дополнительный развал бортов, но палуба осталась без изменений, и образовался так называемый черпак.

Так как стрельба по возвышенному берегу, лесам и ложбинам требовала наибольшего угла возвышения и большей скорости горизонтальной наводки, башни главного калибра хотели заменить специальными, с углом возвышения пушки 70°. Пулемет ДТ не мог обеспечить эффективной борьбы с самолетами, и в 1940 году его заменили 12,7-мм ДШК в двуствольных башнях ДШКМ-2Б конструкции Лещинского (толщина брони 10 мм). Эти башни наводились на цель посредством оптических прицелов ШБ-1 с кольцевой сеткой. Боезапас составлял шесть магазинов на ствол (или по 180 патронов).

Ленинградские бронекатера

Шесть бронекатеров, заложенных в 1940 году на ордена Ленина Ижорском заводе и спущенных на воду весной 1941 года, достраивали на заводе № 194 им. А. Марти в Ленинграде, по модификации проекта 1124, в соответствии с замечаниями УК РККФ № 9113 БС от 13 марта 1939 года.

Отсутствие башен МУ застало руководство ВМФ врасплох. Оказалось, что нет и устаревших башен Т-28. Но промышленность уже освоила производство новой мощной 76,2-мм пушки Ф-34 для танка Т-34 (длина ствола 41,5 калибра) с большей дальностью стрельбы; кроме того, с помощью электропривода башня разворачивалась с борта на борт всего за пять секунд.

В этих условиях бронекатера решили вооружить башнями танка Т-34. Но и здесь не обошлось без проблем, поскольку до конца 1942 года башни шли исключительно на танки и для флота их просто не выделяли.

Комплектование БКА орудиями Ф-34 рассматривалось на встречах наркомов ВМФ Н.Г. Кузнецова и танковой промышленности В.А. Малышева. Известно, что 12 башен Т-34 установили на шесть БКА Ижорского завода. Из них катера № 97 и № 98 вступили в строй 18 июля, № 99 и № 100— 14 августа, № 102 — 10 сентября и № 101 — 15 сентября 1941 года.

Бронекатер проекта 1124. На первом плане в районе сходни видна выемка в носовой части корпуса («черпак»), образовавшаяся в результате доведения бортовой обшивки до уровня верхней палубы.


Их конструкция описана в тактическом формуляре БКА № 101 и № 102 (ЦВММ инв. № 55047). Вначале БКА получили на вооружение по две 76,2-мм башни Т-34 и по спаренному 7,62-мм зенитному пулемету ДА-2 на ходовой рубке. Кроме личного оружия команды, имелись два 7,62-мм курсовых пулемета ДТ в танковых башнях, установленных на сошки, их могли использовать как ручные.

Железнодорожные габариты 3-й степени обеспечивались при демонтированных башнях и пулеметной установке на крыше рубки.

Масса катера по различным статьям нагрузки принята, согласно выписке из весового журнала Ордена Ленина Ижорского завода, по взвешиванию головного корабля С-97, с корректировкой на изменение вооружения и введением дополнительных весов для приведения нагрузки катера к полному водоизмещению.

Корпус изготавливался в основном из следующих материалов:

— листовой и угловой стали марки «3 нормальная» по Ост 2897, 2899 и 2903 (временное сопротивление на разрыв 38–45 кг/мм2; предел текучести 22 кг/мм2; относительное удлинение 16–17 %);

— листовой броневой, пуленепробиваемой стали, изготовленной по техническим условиям НИВКа 1938 года.

Два главных двигателя устанавливали на фундамент, на прокладных брусках из серого бука толщиной около 20 мм, и крепили 14 болтами простыми (не установочными) диаметром 14,3 мм и резьбой 1М14 1,5. Каждый болт затягивался и контрился двумя стандартными гайками А1М14 Ост НКТЛ 3312, при этом под нижнюю гайку подкладывалась стандартная шайба по Ост НКТЛ 3233.

Материал фундаментных болтов и гаек Ст-5, шайбы Ст-3 по ГОСТу-380-41.

Гребные валы изготавливались из легированной стали марки 40Х (временное сопротивление разрыву 70 кг/мм2, относительное удлинение 12 %).

Гребной вал вращался в баккаутовой втулке и сальнике дейдвуда. Забортная вода, имея свободный доступ к втулке, смазывала и охлаждала дейдвуд. В дейдвудную трубу отводилась также охлаждающая вода от упорного подшипника.

Смазка кронштейна и дейдвуда — гребной вал вращался в бронзовой втулке дейдвуда с баккаутовой облицовкой, которая смазывалась забортной водой.

В переднем конце дейдвудной трубы стоял сальник, препятствовавший протечке воды из трубы внутрь корабля. Сальник уплотнялся мягкой набивкой. Смазывался сальник через масленку — штауфер.


Основные кораблестроительные элементы бронекатеров № 101 и № 102


Проектная нагрузка бронекатера проекта 1124


Гребной вал по выходе из дейдвудной трубы поддерживался кронштейном с втулкой, облицованной баккаутом. Забортная вода охлаждала и смазывала втулку кронштейна.

На бронекатерах монтировались две автономные сети электропитания:

а) основная — напряжением 24 В, включала электрооборудование главных двигателей, башен, электроосвещение, сигнальные, отличительные огни и прожектор;

б) вспомогательная — напряжением 110 В, обслуживала зарядку батарей, электромеханизмы и вспомогательную сеть освещения.

Источником электроэнергии основной сети являлись два генератора типа Г-65, мощностью по 400 Вт, навешенные на каждом из главных двигателей ГАМ-345С, и четыре аккумуляторные батареи стартерной цепи, емкостью по 135 ампер-часов, тип 6С7К-136. Генераторы имели автоматические реле-регуляторы типа РРТ375. Нормально генераторы работали параллельно с аккумуляторными батареями, при автоматически протекающем процессе зарядки и разрядке батарей.


Основные данные двигателей бронекатера № 101

В скобках приведены данные двигателей бронекатера № 102.


Запас топлива

Примечание: удельная масса бензоспиртовой смеси принята 0,755.


Характеристики гребного винта


Запас масла

Примечание: удельная масса масла принята 0,9.


Гребные валы


Глубокий заряд батарей производился от сети 110 В. Батареи обслуживали стартерный пуск и пусковое зажигание главных двигателей. Зажигание в работе осуществляли два магнето с автоматическим опережением зажигания.

Аппаратура для включения и переключения цепей, защиты и контроля сосредоточена на отдельном щите. От щита шло отдельное питание к токоприемнику каждой башни для ее освещения и электропривода поворота.

Все освещение, сигнальные, отличительные огни, прожектор и гудки сигнала питались по отдельному фидеру от щита, через три ламповых коробки с предохранителями. Сигнальные и отличительные огни имели общий выключатель, кроме отдельных выключателей и ключей. Прожектор имел ключ для сигнализации. Все жилые и служебные помещения имели общее освещение. Отдельные приборы (рулевой указатель, компасы и т. д.) снабжались местным электроосвещением.

Источником электроэнергии вспомогательной сети служил генератор типа ПН-28,5 мощностью 3,2 кВт, напряжением 115 В. Генератор вместе с компрессором вращался бензиновым двигателем Л-62 мощностью 6 л. с. От генератора через отдельный распределительный щит, по отдельным фидерам питались:

— электропривод с реостатным пуском пожарного насоса;

— электропривод с контроллерным управлением шпиля;

— электропривод с безреостатным пуском вентилятора;

— электрокипятильник емкостью 15 л;

— зарядное устройство;

— вспомогательная сеть электроосвещения.

Зарядное устройство выполнено таким образом, что глубокая (формовочная) зарядка стартерных батарей производилась от сети 110 В, а зарядка батарей радиоустановки как от сети 110 В, так и от сети 24 В.

Вспомогательная сеть электроосвещения предназначалась для освещения при стоянке у причала и питании с берега или при работе бензо-динамо-компрессора для экономии энергии стартерных батарей.

В состав рулевого устройства входили два полубалансирных руля, подвешенных в плоскости гребных винтов, непосредственно за ними.

Баллер — кованый, диаметром в нижней части 90 мм и в верхней части 60 мм. Соединение руля с баллером — фланцевое на 6 шпильках.

В верхней части баллеров на шпонках стояли два сектора, соединенные между собой тягой. Предельный угол поворота рулей от ДП на борт 35°. В ахтерпике стояли ограничители, препятствовавшие перекладке рулей на углы больше предельных. Основное управление велось из ходовой рубки, где стояла ручная рулевая машинка с оксионометром.

Аварийное управление велось из хозяйственного отсека, где также находилась ручная рулевая машинка, но без оксионометра.

Рулевой привод — штуртросный. Штуртросом служил стальной трос диаметром 9,5 мм, в районах рулевых машинок — из цепи Галля. Через переборки штуртрос проходил в сальник.

Буксирное устройство состояло из буксирного кнехта, установленного в диаметральной плоскости на 40 шп., двух косых киповых планок, расположенных у транцевой переборки, и буксирного рыма — на форштевне.

Буксировка катера производилась либо буксирным концом за буксирный рым, либо брагой, концы которой закреплялись на швартовые кнехты, затем соединялись в общий конец, пропущенный через носовой рым.

При буксировке катером другого судна буксир пропускался через кормовые косые планки и закреплялся на буксирный кнехт.

Швартовое устройство состояло из двух пар стальных кнехтов, расположенных по бортам в районе 3–4 шп. и 46–47 шп., двух пар уток— по бортам в районе 48–49 шп. и 43–44 шп. В фальшборте на 3 шп. стояли швартовые клюзы. В корме, в районе 48–49 шп. стояли два кипа и одна корзинка для троса. Для швартовки к необорудованному берегу катер имел в своем снабжении рал прут.

Швартовые тросы: стальной диаметром 11 мм, длиной 30 м; растительный окружностью 50 мм, длиной 30 м.

Подъемное устройство состояло из двух пар подъемных обухов, прочно связанных с наружной обшивкой корпуса на поперечных переборках 13 и 35 шп. Кроме этого, на наружной обшивке в районе 44–45 шп. установлена пара обухов для подъема кормы катера на плаву.

Катер снабжался одним якорем Холла массой 75 кг и якорной цепью калибра 3 мм, длиной 50 м. Клюз открытого типа с направляющей скобой. На верхней палубе стоял электроручной шпиль, перед которым располагались винтовой и цепной стопора. Электроуправление шпилем, с верхней палубы и из каюты командира. Отдача коренного конца якорной цепи производилась изнутри катера.

Штурманское оборудование катера состояло из путевого 76,2-мм компаса катерного типа на нактоузе, расположенного в рубке, главного 76,2-мм компаса на низком нактоузе, установленного на светлом люке моторного отделения, и шкафа с сигнальными флагами.

В состав противопожарного оборудования входили три пенных огнетушителя № 23, по одному пожарному топору и лому, четыре парусиновых ведра, три футляра с кошмой (590x1000 мм) и, по числу рожков, пожарные шланги и брандспойты с гайками «рот».

В случае получения пробоины в подводной части катера откачка воды из машинного отделения могла производиться зубчатыми охлаждающими насосами главных двигателей, которые в этом случае принимали воду непосредственно из машинного отделения и откачивали ее за борт, через систему охлаждения главных двигателей. Для удаления больших масс воды из других отсеков, включая машинное отделение, применялся эжектор, приводимый в действие забортной водой, подаваемой пожарным насосом под давлением 13 м2/с.

Приемным трубопроводом эжектора служил приемный осушительный трубопровод (см. схему).

На стенках ходовой рубки крепились два малых спасательных круга, по одному на борт.

Передатчик имел выносной пост, позволявший: а) работу телефонией с командного поста; б) внутреннюю телефонную связь командира с радистом; в) прием непосредственно на командном посту; г) подслушивание работы радиста.


Характеристики средневолновой радиостанции «Ерш»


Артиллерийское вооружение


Станция питалась от комплекта аккумуляторов из двух батарей типа 10НКН-60М напряжением 12 В. Батареи заряжались непосредственно на катере через свое зарядное устройство типа «ЗУ-1». Зарядка производилась: а) на ходу — от распределительного устройства катера напряжением 24 В; б) на стоянке — от распределительного устройства напряжением 110 В.

Для световой сигнализации, освещения цели и мест швартовки имелся прожектор с ручным управлением из рубки, установленный на крыше ходовой рубки. Диаметр зеркала 250 мм, лампа мощностью 50 Вт, 12 В, включалась дополнительным сопротивлением в сеть 24 В.

Сигнализацию (0,5 км при ясной погоде и пользовании биноклем) вели поворотом отражателя или работой ключом.

Пулеметные диски хранились по 48 в кранцах и в боевых отсеках и 36 — в башнях.

Для постановки дымовой завесы использовались выхлопные газы левого двигателя, направляемые в трубопровод дымовой аппаратуры специальными заслонками, установленными в выхлопном трубопроводе двигателя.

Установка дымоаппаратуры Т-45М состояла из баллона воздуха, редукционного клапана, клапана управления, кислотного резервуара, испарителя с форсунками, воздушного и кислотного трубопроводов.

Давление сжатого воздуха в баллоне 150 кг/см2.

На палубе левого борта находились: кислотный резервуар, испарительный трубопровод, воздушный баллон — в машинном отделении, а пост управления — в ходовой рубке.

Масса 326 кг. Поставка — завод «Комсомолец», г. Тамбов. Монтаж — завод им. А. Марти.

Бронекатера Зеленодольского завода

От ленинградских эти катера отличались тем, что вместо 76,2-мм башен Т-34 на них устанавливали по две 76,2-мм пушки Лендера, но два универсальных 12,7-мм пулемета в башне ДШКМ-2Б усилили их вооружение.

Для установки башни ДШКМ-2Б ходовую рубку удлинили на одну шпацию в корму, это увеличило водоизмещение на 0,5 т и осадку на 1 см.

Из-за нехватки 76,2-мм башен Т-34 ВМФ пришлось вспомнить о безнадежно устаревшей, несуразной для того времени, открыто расположенной 76,2-мм универсальной пушке Лендера образца 1915 года, имевшей такой же боезапас, как и орудия танков Т-28 и Т-34.

Радиус обслуживания пушек Лендера из-за малой ширины корпуса, размещения рубки и кожуха машинного отделения оказался слишком малым, поэтому их установка считалась временной мерой.

Позже пытались объявить эти БКА катерами ПВО, но в 1941 году более малоэффективного зенитного орудия, чем пушка Лендера времен Первой мировой войны, в ВМФ просто не существовало. Уже не говоря о том, что катеру ПВО незачем иметь такое бронирование.

Для того чтобы ввести в строй уже готовые, но не вооруженные корабли, 11 февраля 1941 года Ленречсудопроект провел расчет остойчивости и осадки БКА при замене башен танка Т-28 на 76,2-мм пушки Лендера (результаты сведены в таблицу).


Изменение нагрузки бронекатеров проекта 1124 при замене башен танка Т-28 на пушки Лендера


При установке пушек Лендера метацентрическая высота не уменьшилась, осадка носом и кормой составила соответственно 0,68 и 0,72 м.

Для сохранения конструкции корпуса без изменения на вырез в палубе под башню Т-28 устанавливался накладной лист, крепившийся болтами через отверстия по штатному вырезу. А уже на этот лист, имевший соответствующие подкрепления, монтировалась пушка Лендера. Патроны подавали через отверстия, расположенные в районе мертвых углов обстрела.

Боезапас составлял 100 выстрелов на пушку, 7500 — на пулемет ДШК и 10 000 — на пулемет ДТ.

76,2-мм пушки Лендера, установленные в кормовой (сверху) и носовой частях бронекатеров проекта 1124 Волжской военной флотилии.


На бронекатерах стояли два более совершенных двигателя ГАМ-34-БС суммарной мощностью 1700 л. с., работавших на бензине Б-70, запас которого не изменился и составлял 4200 кг.

Водонепроницаемыми переборками корпус делился на 10 отсеков: 1-й отсек (форпик; 0–3 шп.) — цепной ящик и шкиперская; 2-й (3–7 шп.) — каюта командира; 3-й (7-13 шп.) — помещение команды на 17 человек; 4-й — носовой боевой отсек (13–18 шп.) — подбашенное отделение Т-28 и шкиперская; 5-й (18–22 шп.) — топливные цистерны (двумя продольными переборками здесь был выделен коридор для перемещения внутри катера); 6-й (22–31 шп.) — моторное отделение; 7-й (31–35 шп.) — кормовое боевое отделение; 8-й (35–41 шп.) — командное помещение на 8 человек; 9-й (41–45 шп.) — хозотсек (камбуз, котел парового отопления и провизионная кладовая); 10-й (45–50 шп.) — ахтерпик, румпельное, гальюн, шкиперская и дымовые шашки.

Экипаж бронекатера состоял из 16 человек: командир, старший моторист, два моториста, восемь артиллеристов и пулеметчиков, старший рулевой, два рулевых и один радист.

Корабельная мебель, а также негерметичные шкафы для боезапаса изготовлялись из дюралюминия.

Все отсеки, расположенные в оконечностях, имели сходные люки на верхней палубе. Вход в погреба боезапаса и моторный отсек осуществлялся через башенные и светлый люк машинного отделения. В палубе цитадели — люк над радиорубкой.

Топливный отсек имел на броневой палубе съемный лист, позволявший извлекать и грузить бензиновые баки.

В поперечных переборках выше ватерлинии стояли водонепроницаемые люки, позволявшие личному составу перемещаться внутри катера.

На верхней палубе в районе 20–24 шп. стояла рулевая рубка, частично утопленная в помещение топливных цистерн. За рубкой был оборудован ходовой мостик.

Над машинным отделением (25–30 шп.) размещался светлый люк для погрузки главных двигателей.

В районе 45–47 шп. для увеличения высоты помещения имелся фонарь над гальюном.

Становой якорь Холла имел массу 75 кг.

В условиях военного времени

Первые же дни Великой Отечественной войны показали возросшую потребность в бронекатерах, и 18 августа 1941 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) решил достроить заложенные 68 БКА проекта 1124 и 1125, а также заложить еще 66 корпусов на заводах Судпрома и 44 — на предприятиях Наркомата речного флота. На заводе в Горьком технологическую оснастку создавали судостроители, эвакуированные из Керчи и Николаева.

СССР лишился судостроительной базы на юго-западе страны, включая завод № 300 в Киеве. Речное судостроение в европейской части ограничилось бассейном реки Волга. При этом самый крупный судостроительный завод региона «Красное Сормово» и Сталинградский завод № 264 в сентябре 1941 года передали в Наркомат танковой промышленности, со всеми вытекающими последствиями.

Фактическое строительство БКА продолжали заводы № 340 в Зеленодольске, № 638 в Астрахани, № 341 в Рыбинске, № 343 в Гороховце и № 344 в Молотове, из них лишь первый имел опыт постройки этих катеров. Но даже здесь возникли проблемы. ВМФ и военное кораблестроение не только обеспечивались по остаточному принципу, но даже стали изымать из запасов флота и Наркомата судостроительной промышленности все, что могло пригодиться для нужд сухопутного фронта. А потому эти корабли лишились башен и брони (так нужных танкам), двигателей ГАМ-34 (необходимых авиации), двигателей ЗИС-5 (для грузовиков) и т. д.

Наладить технологию работы с броней на заводе № 340 удалось только в 1942 году. К тому времени у заводской стенки скопилось 18 бронекатеров проекта 1124. Где-то удалось запустить цех по переделке выработавших свой ресурс авиационных двигателей АМ-34РНБ в судовые с реверсивными муфтами. Только в 1943 году завод наконец сдал флоту первые 22 БКА проекта 1124, а в 1944 году — еще 13, которые оказались последними для этого завода за время войны. Это объясняется тем, что к 1943 году доля заказов ВМФ в общем объеме производства завода № 340 им. М. Горького составляла всего 20 %, остальное — заказы других наркоматов.

На основе полученного опыта и наставления по боевой деятельности речных флотилий главный конструктор Ю.Ю. Бенуа внес в проект 1124 некоторые изменения; в частности, переделав артпогреба, увеличил боезапас. Изменения утвердил 5 марта 1942 года заместитель наркома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмирал Л.М. Галлер.

На БКА устанавливали модифицированные бензиновые двигатели типа ГАМ-34-БС (наибольшая мощность 850 л. с., при 1850 об/мин), но из-за возросшего водоизмещения скорость полного хода снизилась на 0,5 уз. Большинство кораблей оснащали импортными четырехтактными двигателями, поставлявшимися по лендлизу: «Холл-Скотт» мощностью 900 л. с. и «Паккард» — 1200 л. с. Более надежные, чем ГАМ-34, они в то же время требовали высокооктанового бензина марки Б-87 и Б-100, высокосортного масла и высокой квалификации обслуживающего персонала (слишком часто прогорали клапаны).

Бронекатера с моторами ГАМ-34 обозначались 1124/1, а с моторами «Холл-Скотт» и «Паккард» — соответственно 1124/11 и 1124/111. Все они имели, как правило, шаровую окраску, а при операциях на мелководных реках камуфлировались береговой растительностью.

Корпус усилили, оставив иллюминаторы только в кубрике и радиокаюте. Топливные баки прикрыли усиленной до 14 мм защитой (два броневых листа, склепанных между собой).

Для повышения живучести радиосвязи применяли штыревые и поручневые антенны, располагавшиеся по периметру ходовой рубки. Установили телефонную связь. Командир теперь мог связаться с расчетами в башнях, с машинным отделением и кормовым (румпельным) отсеком.

Первоначально предполагалось вести наблюдение из боевой рубки сквозь щели в броневых листах. В боевых условиях это оказалось крайне неудобным, приходилось приподнимать щитки, выглядывать в приоткрытые броневые двери, что увеличивало потери в экипаже. Поэтому на крыше рубки монтировали танковый поворотный перископ. Использовались также танковые смотровые блоки.

На замерзающих реках и озерах требовалось удлинить сроки навигации, но легкий корпус БКА не обеспечивал безопасного плавания даже в битом льду. Окраска сдиралась, что вызывало коррозию. Часто повреждались тонкие лопасти гребных винтов. Шуга и мелкий лед забивали систему охлаждения, вызывая перегрев двигателей катеров.

Конструктор Ю.Ю. Бенуа предложил одеть БКА в деревянную «шубу». Доски толщиной 40–50 мм защищали днище и борта катера (на 100–150 мм выше ватерлинии). «Шуба» почти не меняла осадку катера за счет плавучести дерева, но понижала скорость хода.

Э.Э. Паммель спроектировал гребной винт с утолщенными кромками лопастей. Наибольшая скорость с упроченными винтами снизилась всего на 0,5 уз. Кроме того, он предложил проект профилированного устройства, установленного так, чтобы гребные винты работали в полунасадках. Это улучшало тяговые качества и служило дополнительной их защитой. Но из-за технологических трудностей военного времени полунасадка не пошла в серию, ее установили лишь на одном БКА.

Для защиты системы охлаждения Ф.Д. Качаев предложил установить в машинном отделении ледовый ящик — цилиндр, высота которого превышала осадку катера. Внутри ставилась решетчатая перегородка, которая задерживала лед, поступающий вместе с забортной водой. Скопившийся мелкий лед или шугу удаляли, не покидая машинного отделения. Это простое устройство, как показала осенне-зимняя навигация 1942–1943 годов, оказалось очень надежным.

Для улучшения бытовых условий в 1944 году Ю.Ю. Бенуа предложил устанавливать специально разработанные котлы-плиты, служившие и для отопления, и для приготовления пищи (вместо неудобных примусных плит). Они работали как на жидком, так и на твердом топливе и заслужили полное одобрение личного состава.

Произвели переделки и в рулевой системе. Рули, несмотря на защиту в тоннелях, часто повреждались, а снятие руля и его ремонт в условиях фронтовых баз, не имеющих специального оборудования, были очень сложными. В итоге конструкцию значительно упростили.

Для увеличения наибольшей скорости катеров К.К. Федяевский предложил применить «воздушную смазку». Подаваемый под корпус катера сжатый воздух должен был растекаться по днищу и, изменяя характер его обтекания потоком, уменьшать сопротивление трения. По расчетам скорость могла повыситься на 2–3 уз. В начале 1944 года разработали рабочие чертежи, и к навигации на Волге один из БКА проекта 1124 подготовили к эксперименту. В обшивке днища в плоскости одного из носовых шпангоутов прорезали щели. Над ними внутри корпуса приварили водонепроницаемые короба, к которым по трубам подавался сжатый воздух от нагнетателя. Но испытания показали, что при подаче воздуха скорость снизилась. Поскольку главные двигатели пошли «вразнос», можно предположить, что воздух попадал в тоннели, гребные винты, работая в смеси воды с воздухом, становились «легкими». Устранить попадание воздуха к винтам не удалось, и систему демонтировали.

На некоторых БКА монтировали на корме вместо орудийных башен реактивные установки М-8-М или М-13-М, изготовленные на базе знаменитых реактивных минометов БМ-8 и БМ-13; по приказу наркома ВМФ от 29 ноября 1942 года их приняли как штатное вооружение. В том году в состав ВВФ вошли всего пять таких БКА; это был один из первых случаев применения реактивных минометов в советском флоте.

Дымообразующую аппаратуру заменили на 12 дымовых шашек. На корме устанавливали минные рельсы и обухи для крепления восьми мин.

Во время войны развернулось всенародное движение по сбору средств на создание боевой техники. Имена «Ейский патриот» (БК-162), «Саратовский патриот» (БК-163), «Трудящийся Татарии» (БК-303), «Речник Ангары» (БК-161) говорят о патриотизме вкладчиков тех суровых лет.

Бронекатер БК-162 «Ейский патриот».

Бронекатера из Новосибирска

Новосибирский судостроительный завод Наркомата речного флота выпускал водометные катера-газоходы, а также собирал речные трамваи из агрегатов и секций киевского завода «Ленинская кузница». С началом войны из Киева в Яренский затон на Оби эвакуировали станки и оборудование.

По решению ГКО от 13 августа 1941 года здесь в 1942 году заложили четыре БКА проекта 1124. Но для постройки не хватало рабочих (более 2000 человек ушли на фронт), и завод занимался лишь головным катером. По приказу наркома ВМФ в 1943 году для участия в строительстве БКА прибыла бригада краснофлотцев (15 человек) капитан- лейтенанта П.П. Шиндова.

Головной бронекатер (заводской № 3) сдали для ходовых испытаний в августе 1944 года. Вместе с представителями завода в них участвовали военпреды капитан 2 ранга И.Ф. Кириченко, инженер-майор Г.В. Земляниченко и будущий командир корабля — капитан-лейтенант К.Н. Сокольников. В октябре БКА на платформе прибыл на Амур, как БК-47 вошел в состав 1-го отряда бронекатеров 1-й бригады речных кораблей и участвовал в Маньчжурской наступательной операции (9-20 августа 1945 г.).

В 1944 году работников и оборудование «Ленинской кузницы» отправили на Украину. Материалы и заделы для трех катеров в феврале следующего года передали заводу № 302 (Киев). Уже на Днепре БКА с заводским № 1 как БК-67 вошел в состав 3-го дивизиона БКА 1-й Харбинской Краснознаменной бригады, а БКА с заводским № 22 — БК-346 — в состав Дунайской флотилии. Катер с заводским № 4 после дооборудования как БК-344 попал в состав Краснознаменной Днепровской флотилии, а в 1951 году был передан ВМС Болгарии.

БОЕВЫЕ МИЛИ БРОНЕКАТЕРОВ

Бронекатера Балтийского флота

Бронекатера проекта 1124 вели бои с первых же дней Великой Отечественной войны: в Финском заливе, на Ладожском, Онежском озерах и реке Нева.

В июле 1941 года в состав Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) вошли шесть БКА Ижорского завода — № 101/101, № 102/102, № 97/97, № 98/98, № 99/99 и № 100/100. Катер № 98 был потоплен 25 июля 1941 года артиллерией противника при высадке десанта на о. Лукулансари, а № 97–30 августа у Ивановских порогов.

Адмирал В.С. Чероков отмечал, что осенью БКА № 99 и № 100 стояли насмерть на Неве — у Ивановских порогов, на рубежах Свири, тонули и горели, ремонтировались и снова шли в бой. Бронекатер № 100 на реке Свирь 23 сентября был поврежден артиллерией противника, а БКА № 99 затерло льдами 18 ноября на переходе из Новой Ладоги в Морье. После ремонта он вернулся в строй.

В 1942 году БКА воевали в составе Шхерного отряда КБФ, Истребительного отряда охраны водного района (ОВР) Ленинградской военно-морской базы (ВМБ) и дивизиона БКА Ладожской военной флотилии. Корабли прикрывали артиллерией дозоры и караваны между Ленинградом и Кронштадтом. Десантные операции на реках проводились реже, но БКА сыграли в них большую роль. Их количество в составе того или иного соединения менялось в зависимости от оперативной обстановки. Корабли иногда передавали в оперативное подчинение армейского командования.

БКА участвовали в морском бою 22 октября 1942 года, в котором разгромили мощную группу кораблей противника, пытавшуюся высадить десант на о. Сухо. В знаменитой Тулоксинской десантной операции 23–27 июня 1944 года, несмотря на штормовую погоду, катерники высадили около 5000 морских пехотинцев, эти же «бессмертные» катера шли к самому берегу и расстреливали уцелевшие после артподготовки огневые точки врага.

Для усиления огневой мощи катерники порой устанавливали на своих бронекатерах импровизированное вооружение. Так, зимой 1942–1943 года в 7-м дивизионе катеров Охраны водного района (ОВР) Ленинградской военно-морской базы на каждый ствол 76,2-мм пушки БКА-101 и БКА-102 сверху хомутами укрепили по одной направляющей для 82-мм снарядов М-8. Корабли несколько раз обстреливали такими снарядами побережье, после чего танковые пушки могли нормально вести огонь. По воспоминаниям командира дивизиона В.В. Чудова, БКА-101, находясь северо-западнее о. Лавенсаари, выпустил два снаряда М-8 по немецкому малому миноносцу типа «Т». Однако при низкой кучности стрельбы это создавало большую опасность для катера, чем для противника, поэтому нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов приказом от 24 января 1943 года запретил изготовление подобных самодельных пусковых установок.

В битве за Ленинград БКА помогли 4-й армии сдержать отчаянный натиск частей вермахта на берегу древнего Волхова: поднялись по нему до устья Тигоды и здесь, маневрируя на мелководных лесных реках и речушках, в самом полном смысле играли роль танков, обеспечивая огневую поддержку пехоте.

С 22 февраля 1944 года корабли вошли в состав КБФ и получили новые тактические номера, соответственно БК-99, БК-100, БК- 101, БК-102.

БК-99 участвовал в Свирско-Петрозаводской (21.06-9.08.1944), БК-100 — в Тулоксинской (23–27.06.1944 г.) десантной операции. БК-101 и БК-102 участвовали в высадке десанта в Мерекюла (14.02.1944 г.), и все четыре корабля — в Восточно-Прусской (13.01–25.04.1945 г.) наступательной операции.

Бронекатера Краснознаменного Балтийского флота постройки Ижорского завода в походе.

Кормовая башенная артиллерийская установка одного из балтийских бронекатеров проекта 1124 со смонтированной на орудийном стволе направляющей для стрельбы 82-мм реактивными снарядами М-8.

Бронекатер БК-101 КБФ.

Высадка десанта на о. Лункулансари 24–25 июля 1941 года, в ходе которой погиб принимавший в ней участие бронекатер № 98.

Ладожская военная флотилия

Создана на Ладожском озере 2 июля 1941 года. Главные базы: Сортанлахти, с 28 августа — Шлиссельбург, с 8 сентября — Новая Ладога; маневренная база — Осиновецкая ВМБ. Командующие: капитан 1 ранга В.П. Боголепов (июль — август 1941 г.); капитан 1 ранга, а затем контр-адмирал Б.В. Хорошхин (август — октябрь 1941 г.); капитан 1 ранга, а затем контр-адмирал В.С. Чероков (октябрь 1941 — ноябрь 1944 г.).

Корабли высаживали десанты во фланг и в тыл противника; перевозили войска, грузы, эвакуировали гражданских лиц и оборудование предприятий Ленинграда, защищали коммуникации; обеспечивали действия сухопутных войск в Синявинских операциях 1941 и 1942 годов; охраняли «Дорогу жизни»; участвовали в прорыве блокады Ленинграда в 1943 году, а в июне — августе 1944 года — в Выборгско-Петрозаводской операции, провели Тулоксинскую десантную операцию. БКА вели бои против созданной в 1942 году на Ладожском озере германо-итало-финской флотилии и 22 октября 1942 года отразили попытку противника высадить десант на о. Сухо. Флотилия расформирована 4 ноября 1944 года, ее БКА вошли в состав Балтийского флота.

Онежская военная флотилия

Отдельный Онежский отряд кораблей сформирован 30 апреля 1942 года на Волге, который в начале июня прибыл на Онежское озеро. В его состав вошли четыре БКА проекта 1124 № 11/308, № 12/309, № 31/318 и № 32/319. Бронекатер, заводской № 309, имел две танковые башни Т-28 с 76,2-мм пушками Л-10, а остальные катера — по две 76,2-мм Лендера. Главная база — г. Вытегра.

31 декабря 1942 года отряд преобразован в Онежскую военную флотилию. Базы: Петрозаводск, Вознесенье, Вытегра. Командующие флотилией: капитан 1 ранга А.П. Дьяконов (май 1942— июль 1943 г.); контр-адмирал П.С. Абанькин (август 1943 — январь 1944 г.); капитан 1 ранга Н.В. Антонов (июль — август 1943 г. (врид), январь — июль 1944 г.).

БКА в 1942–1943 годах прикрывали и поддерживали артиллерийским огнем приозерные фланги войск 7-й отдельной армии и 32-й армии, высаживали десанты, обеспечивали коммуникации, боролись с авиацией и силами противника на Онежском озере. В Свирско-Петрозаводской операции 1944 года содействовали сухопутным войскам в форсировании реки Свирь (23 июня), высадили тактические десанты на о. Б. Климецкий (23 июня), в бухту Лахтинскую (26 июня), Уйскую губу и в Петрозаводск (28 июня). При содействии сил флотилии и войск десантов 28 июня советские войска освободили Петрозаводск. Флотилия расформирована 10 июля 1944 года.

Чудская военная флотилия

Создана 3 июля 1941 года и воссоздана 18 июня 1944 года с переформированием 25-го отдельного дивизиона катеров в бригаду речных кораблей КБФ на Чудском озере (капитан 2 ранга А.Ф. Аржавкин). 9 июля к первому катеру № 103/374 добавилось еще три: № 308/376 «Трудящийся Татарии», № 3 09/378, № 310/396.

16 августа 1944 года бригада высадила части 191-й стрелковой дивизии, а затем до 19 августа осуществляла перевозку еще двух дивизий. 29 сентября в связи с уходом фронта от Чудского озера началась передислокация катеров из Гдова в Ораниенбаум, а 14 ноября ее расформировали.

Волжская военная флотилия

Для подготовки кадров в июле 1941 года на Волге сформирован Учебный отряд кораблей, созданный на базе эвакуированной школы специалистов Пинской флотилии. В отряд вошли четыре бронекатера проекта 1124.

Затем, 27 октября 1941 года, из Учебного отряда сформирована Волжская военная флотилия (ВВФ). Корабли тралили мины, поставленные авиацией противника на Волге от Астрахани до Саратова, осуществляли ПВО речной коммуникации, конвоировали караваны и отдельные суда с грузами.

С 24 июля Ставка Верховного Главнокомандующего подчинила ВВФ командующему Сталинградским фронтом, и 5 августа она включилась в героическую оборону города, оказывая войскам огневую поддержку, высаживая десанты, охраняя коммуникации и производя воинские перевозки через Волгу.

ВВФ командовали: капитан 1 ранга С.Г. Сапожников (октябрь-ноябрь 1941 г.); контр-адмирал С.М. Воробьев (ноябрь 1941 — февраль 1942 г.); контр-адмирал Д.Д. Рогачев (февраль 1942 — май 1943 г.); контр-адмирал Ю.А. Пантелеев (май-декабрь 1943 г.); капитан 1 ранга П.А. Смирнов (декабрь 1943 — июнь 1944 г.).

Для несения конвойной службы наиболее приспособленными оказались четыре бронекатера проекта 1124: № 71/308; № 32/316: № 73/318; № 75/319, вооруженный каждый двумя 76,2-мм пушками Лендера и спаренными 12,7-мм пулеметами в башне ДШКМ-2Б.

Бронекатера в конвое обычно ходили по двое. При налете самолетов противника бронекатера отдавали буксир, на котором они шли для экономии горючего и моторесурса, и отражали атаку. Сначала немцы летали на высотах 200–250 м, но после потерь, понесенных от огня кораблей охраны, стали летать на высотах 1000–3000 м.

БКА № 31/314, № 72/315 имели на вооружении по одной 76,2-мм пушке Лендера, одной установке РС-М-13 и спаренные 12,7-мм пулеметы в башне ДШКМ-2Б; БКА № 33/317 — одну 76,2-мм пушку Лендера, одну 37-мм пушку 70-К и спаренные 12,7-мм пулеметы в башне ДШКМ-2Б.

Через Волгу бронекатера непрерывно доставляли войска, боеприпасы и медикаменты в осажденный Сталинград. Иногда только эти увертливые кораблики и прорывались к плацдармам героической 62-й армии генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова, маневрируя среди разрывов снарядов и мин (а потом — и между плавучими льдинами).

Моряки работали днем и ночью, под непрерывным огнем авиации и артиллерии врага. Днем БКА ремонтировались, откачивали воду, приводили механизмы и оружие в порядок, получали горючее и боеприпасы. На отдых времени не оставалось. За три месяца работы на переправах все катера получили серьезные повреждения, включая пробоины в подводной части. Рабочие Сталинградского судоремонтного завода и Красноармейской судоверфи помогали вводить корабли в строй. По воспоминаниям ветеранов, бронекатера принимали на борт столько боеприпасов, что погружались по иллюминаторы, и ни один не перевернулся, пересекая Волгу.

С началом осеннего ледохода нагрузка на них возросла: многие речные суда и тральщики прекратили работу на переправах — их корпуса пробивало льдинами, недостаточно мощные двигатели не могли противостоять напору льда. Иногда на Волгу выходили одни лишь бронекатера. Лед забивал кингстоны систем охлаждения, приходилось двигаться малым ходом, а то и останавливаться для продувки кингстонов.

Вытащенные зимой на берег, бронекатера вели огонь артиллерией главного калибра. Комендоры жили на катерах, для утепления палубы засыпались опилками и обшивались досками, борта засыпались снегом, а жилые помещения отапливались камельками на дровах.

Генерал-лейтенант В.И. Чуйков в мемуарах «В начале пути» писал так: «О роли моряков флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия». За беспримерное мужество и героизм личного состава, за отличное выполнение боевых заданий 1 марта 1943 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов удостоил высокого звания гвардейских оба действовавших под Сталинградом дивизиона БКА.

Этим же приказом 1-й гвардейский дивизион бронекатеров (1-й гв. дбк) отправлен на Азовскую, а 2-й гвардейский — на Днепровскую флотилию.

30 июня 1944 года ВВФ расформировали.

Бронекатера Волжской флотилии, вооруженные 76,2-мм зенитными пушками Лендера.

Посадка десанта на бронекатера.

Азовская военная флотилия

После Сталинградской битвы по приказу наркома ВМФ от 3 февраля 1943 года создана Азовская военная флотилия (АВФ) с базированием в Ейске, Азове и Приморско-Ахтарской (маневренная база). Командующие: контр-адмирал С.Г. Горшков (февраль 1943 — январь 1944, февраль 1944 — апрель 1944 г.); контр-адмирал Г.Н. Холостяков (январь — февраль 1944 г., врио).

2 октября 1943 года восемь БКА 1-го гв. дбк прибыли по железной дороге на станцию Ейск, где вошли в состав 1-й бригады бронекатеров АВФ, которой командовал капитан 3 ранга П.И. Державин.

БКА вели морские бои, высаживали десанты в Таганрог, Мариуполь, Осипенко. В Керченско-Эльтигенской десантной операции (31 октября — 11 декабря 1943 г.) речные кораблики, форсировав пролив, повторяли этот подвиг снова и снова: круглые сутки, курсируя от берега Кавказа к Крыму, переправляли войска и боеприпасы. 20 января 1944 года моряки высадили части 56-й армии северо-восточнее Керчи, и приказом Верховного главнокомандующего от 22 января 1944 года 1 — й бригаде БКА присвоено почетное наименование «Керченская».

В апреле 1944 года на основе АВФ создана Дунайская военная флотилия (ДуВФ).

Бронекатера Азовской флотилии. Справа — «Сталинец».

Бронекатера проекта 1124 Азовской военной флотилии во время проведения Керченско-Эльтигенской десантной операции. На верхнем фото запечатлен БКА-121 (бывший БКА-15).

Бронекатера у Эльтигена.

Посадка десанта на бронекатера.

Разбитый бронекатер БКА-31 у Эльтигена.

Бронекатер Азовской военной флотилии.


Состав и вооружение бронекатеров проекта 1124 Керченской бригады БКА на 1 сентября 1944 года.

Бронекатер у берегов Ялты. На первом плане хорошо видна 12,7-мм спаренная пулеметная башенная установка ДШКМ-2БУ.

Бронекатера проекта 1124 в Черном море.

Дунайская военная флотилия

Дунайская военная флотилия (ДуВФ) вновь создана 13 апреля 1944 года в составе Черноморского флота, на базе расформированной Азовской военной флотилии и с 30 августа оперативно подчинена командующему 3-м Украинским фронтом Маршалу Советского Союза Ф.И. Толбухину, но 16 октября выведена из состава флота с подчинением непосредственно наркому ВМФ. Флотилия базировалась на Одессу, а с августа 1944 года — на Измаил. Командующие: контр-адмирал (с 25.09.1944 г. вице-адмирал) С.Г. Горшков (апрель — декабрь 1944 г.); контр-адмирал Г.Н. Холостяков (декабрь 1944 — май 1945 г.).

20 мая 1944 года 1-й гв. дбк 1-й Керченской бригады БКА по железной дороге перевезен на Днепр в район Херсона, где началась интенсивная подготовка техники и личного состава. 15 августа моряки передислоцировались в Одессу.

Бронекатера поддерживали приморский фланг фронта в районе Одесса — Очаков. 21–23 августа 1-й гвардейский дивизион БКА, содействуя 46-й армии в форсировании Днестровского лимана, освобождал г. Аккерман (Белгород-Днестровский), затем 24–28 августа прорвал оборону противника и вошел в дельту Дуная. Катерники высаживали десанты и прикрывали их метким артиллерийским огнем в портах Килия, Измаил, Рении, Сулина, Исакча, Галац, Черновода и на о. Змеиный; захватили румынский монитор «М. Когальничану» и конвоировали 19 пленных кораблей, в том числе три монитора Румынской речной дивизии.

В состав ДуВФ тогда входили 24 БКА проекта 1224. Из них заводские №№ 306–308, 319 вместо кормовой 76,2-мм башни имели на вооружении НУРС М-13-М, а заводской № 317 — зенитный автомат 70-К.

25 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «За доблесть и высокое воинское мастерство, проявленное при форсировании Днестровского лимана и освобождение городов нижнего Дуная» 1-я Керченская бригада награждена орденом Красного Знамени.

Утром 28 сентября 1944 года 3-й Украинский фронт начал наступать вдоль болгаро-югославской границы. На реках Дунай и Тимок командование вермахта создало мощный узел сопротивления. Опорные пункты в районе городов Радуевац, Неготин и поселка Прахово закрывали с юго-востока единственный проход через Восточно-Сербские горы на пути к Белграду.

Сухопутным войскам содействовала Керченская бригада бронекатеров Героя Советского Союза капитана 2 ранга П.И. Державина. Силы высадки подчинялись командиру 1 — го гв. дбк гвардии капитан-лейтенанту С.И. Борботько. БКА уничтожили укрепления и огневые средства противника, недоступные для артиллерии наступавших частей. Корабли, громя доты и дзоты с тыла, где их фортификационная защита была слабее, поражали противника за строениями и на обратных скатах высот. Уничтожая укрепления и огневые точки еще до подхода наступавших, катерники предопределили успех десантов.

В составе ДуВФ почти отсутствовали транспортные средства для перевозки боевой техники, поэтому к перевозкам привлекли боевые корабли.

БКА принимали личный состав во внутренние помещения, а артиллерийские орудия, повозки, лошадей — на палубу. Иногда для переправы танков и тяжелых артиллерийских орудий создавали своеобразные катамараны из двух катеров. Переправы чаще, чем конвои, атаковала авиация, для уклонения от которой требовались большая скорость и маневренность, а зенитный огонь снижал эффективность атак.

БКА обеспечивали переправы частей Советской Армии через Дунай, высаживали десанты в города и порты Румынии, Болгарии и Югославии. Гвардейский катер № 71 гвардии лейтенанта Г.К. Прокуса взял в плен румынский миноносец «Сборул». Моряки освободили Джурджу, Браилов, Каралаш, Калифат, Турну-Северин, Зимнич, Корабию, Олтениц, Силистрию, Туртукай, Рущук, Лом, Видин, Рабров, Радуевац, Неготин, Прахов, Штубик, Смередов, Гроцк, Братиславу и Белград.

При сильном разрушении железных и шоссейных дорог, мостов, во время осенней распутицы водный путь оказался единственно способным обеспечить массовые перевозки войск, особенно артиллерии и тяжелой боевой техники, в сжатые сроки и, кроме того, позволял сохранить моторесурс танков, самоходной артиллерии, автомобилей. Это имело большое военно-экономическое и оперативное значение.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 14 ноября 1944 года «За отличие в боях при освобождении Белграда» 1-й гвардейский дивизион получил почетное наименование «Белградский» (1-й гв. Бдбк). В декабре моряки взяли Герьен, Опатовац, Илок, Дунайпентеле, Вуковар и столицу Венгрии Будапешт.

Зима выдалась холодной, Дунай сковал лед, но в марте 1945 года катерники воевали уже в Австрии. В состав 1-й Краснознаменной Керченской бригады на 8 апреля 1945 года входили 27 БКА проекта 1124: №№ 32/316, 33/317, 71/308, 75/319, 111/112, 115/313, 121/116, 154/377, 161/314, 162/315, 163/316, 164/317, 215/422, 221/424, 314/306, 324/307, 335/373, 336/308, 337/371, 411/414, 412/415, 422/375, 423/416, 431/419, 432/420, 433/304, 434/305.

Войска 3-го Украинского фронта начали наступать на Вену 16 марта 1945 года. На следующий день в районе Эстергом, Уйварош (Товарош) наступал 2-й Украинский фронт маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского. Враг отходил, корабли 1-го гв. Бдбк 11 апреля 1945 года высадили десант в Вене, и лишь благодаря отваге моряков фашистам не удалось взорвать единственный неповрежденный 3-й Имперский мост через Дунай. Королева Англии за спасение этого уникального памятника архитектуры отметила адмирала Г.Н. Холостякова высшей морской наградой Великобритании.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 085 от 17 мая 1945 года 1-й Краснознаменной Керченской бригаде речных кораблей присвоено почетное наименование «Венская».

Позднее австрийцы собрали средства и установили памятник с высеченными золотом в черном граните словами: «Героям десантникам, морякам-гвардейцам от жителей благодарной Вены».

БКА флотилии прошли с боями по Дунаю более 2000 км и 22 июля 1945 года участвовали в параде в честь Дня ВМФ в Будапеште. Принимал парад маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов. После окончания боев часть БКА с экипажами передали формируемой морской пограничной охране Молдавского пограничного округа НКВД.

В 1960 году флотилия расформирована.

Бронекатера проекта 1124 Дунайской военной флотилии — БК-433 и БК-121. 1945 год.

Командующий Дунайской военной флотилией контр адмирал Г.Н. Холостяков на палубе бронекатера.

Бронекатер № 433 во время стоянки у берега Дуная (вверху) и в Будапеште. 1945 год.

Бронекатер № 324 (с 22 марта 1944 г. — БК-324).

Дунайские бронекатера БК-243 (проекта 1125 на первом плане) и БК-314.1945 год.

Бронекатер БК-433 Дунайской военной флотилии на полном ходу.

Бронекатер БК-162 «Ейский патриот». Вид с левого борта с носовых (вверху) и кормовых курсовых углов. С фотографий, выполненных после проведенной в 1948 году модернизации бронекатера.

Бронекатер БК-162 «Ейский патриот». Вид с правого борта (вверху) и с кормы.

Бронекатера БК-432 Дунайской военной флотилии. 1945 год.

Кормовой 37-мм автомат бронекатера БК-33. 1945 год. Публикуется впервые.

Бронекатера БК-75 Дунайской военной флотилии.

Бронекатер БК-33 на ходу. 1945 год.

В ходе боевых действий бронекатера маскировались под окружающую местность.

Бронекатера БК-115 (на первом плане) и БК-161. 1945 год.

Бронекатер БК-314.

Бронекатер БК-432 отходит от импровизированной пристани.

Бронекатера Дунайской военной флотилии с десантом на борту.

Бронекатера Дунайской флотилии.

Посадка десанта на бронекатера Дунайской военной флотилии.

Бронекатера 337, 75 и 32.

Днепропетровская военная флотилия

ДВФ вновь создана приказом наркома ВМФ от 14 сентября 1943 года из частей ВВФ. Флотилией до конца войны командовал капитан 1 ранга, с октября 1943 года — контр-адмирал В.В. Григорьев.

29 сентября 1943 года, из состава 4-й БРК, с восемью БКА проекта 1124 (№ 31, № 32, № 33, № 71, № 72, № 73, № 75, № 81) по железной дороге отправили в ДВФ следующее вооружение: 76-мм пушка Лендера — 10 шт.; 76-мм пушка Ф-34 — 2 шт.; 37-мм пушка К-70 — 1 шт.; 82-мм миномет — 1 шт.; 12,7- мм пулемет ДШКМ-2Б— 14 шт.; 12,7-мм пулемет ДШК на тумбе — 5 шт.; 7,62-мм пулемет ДП — 11 шт.; 7,62-мм пулемет ДТ — 2 шт.; реактивная установка М-13 — 2 шт.

Затем эти корабли с вооружением ушли на Дунай, и 7 марта 1944 года командующий флотилией приказом № 0069 объявил состав 3-го отряда БКА из четырех катеров проекта 1124 (заводские номера 376, 378, 396, 397), по сдаче от промышленности. Фактически из Астрахани в Пинск 5 октября 1944 года прибыли четыре БКА проекта 1124/11 постройки завода № 638: №№ 318/310, 319/311, 320/312 и 343/397.

Флотилия вела бои с 20 октября 1943 года, с 6 апреля 1944 года оперативно подчинялась командующему 1-м Белорусским фронтом, маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому. Главные базы с ноября 1943 года— Чернигов и Киев, с июля 1944 года — Пинск.

Войска 1-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов 23 июня 1944 года начинали одну из крупнейших стратегических наступательных операций Великой Отечественной войны — «Багратион». На притоках Днепра стояли корабли ДВФ: на Припяти — 1-я бригада капитана 2 ранга С.М. Лялько, на Березине — 2-я бригада капитана 2 ранга В.М. Митина.

Моряки взяли Бобруйск, Петриков, Туров, Лунинец, Пинск, командующий 1-м Белорусским фронтом объявил им благодарность «за дерзкую операцию по высадке десанта в центр занятого врагом Пинска». Приказом Верховного Главнокомандующего от 23 июля 1944 года бригадам речных кораблей присвоено почетное наименование 1 — я «Бобруйская», 2-я «Лунинецкая», 1 — й отдельный гв. дбк — «Пинский», 2-й отдельный гв. дбк — «Бобруйский». Все эти подразделения Указом Президиума Верховного Совета СССР награждены орденами Красного Знамени.

Кампанию 1944 года ДВФ закончили в Польше. Доставленные по железной дороге из Пинска корабли выгрузили в Треблинке. К линии фронта — устью реки Нарев — БКА спускались по Западному Бугу. Из-за резкого снижения уровня воды корабли не могли преодолеть многие перекаты. Пришлось снять боеприпасы и топливо. Матросы крутили на берегу самодельный деревянный ворот, и корабль медленно, со скрипом, увязая в речном иле, полз вперед.

Применяли и тракторы, иногда в «парной упряжке» — в районе местечка Брок: под слоем песка лежал каменный массив со множеством опасных выступов. Чтобы не пропороть днище корабля, впереди, в студеной воде, шла его команда, ощупывая ногами грунт. Работая день и ночь, моряки, пройдя мелководье, взяли город Сероцк, штурмовали крепости Зегже и Дембе.

На реках Днепр, Березина, Припять, Западный Буг, Висла, Одер, Шпрее БКА содействовали наступавшим войскам на Украине, в Белоруссии, Польше, форсировали водные преграды, перевозили грузы и высаживали десанты. В апреле-мае 1945 года, под Берлином, штурмуя Кюстринский плацдарм, БКА прорвались в тыл врага на десятки километров, высадили десант у Хохензаатена.

Днепровцы доблестно пронесли Военно-морской флаг к центру Германии. Впервые в истории военные корабли России появились на Шпрее.

Амурская военная флотилия

К началу войны с Японией в состав Амурской флотилии входили 4 бригады речных кораблей, Сретенский отдельный дивизион речных кораблей, Ханкайский и Уссурийский отдельные отряды бронекатеров — всего 31 БКА проекта 1124 и 2 — пограничной охраны (К-86, К-89), в оперативном подчинении флотилии. По отрядам и бригадам эти бронекатера были распределены следующим образом:

— 1-й отряд БКА, 1-й бригады речных кораблей: БК-11, № БК-12, БК-14, БК-23; 5-й отряд БКА: БК-20 и БК-47;

— 2-й отряд БКА 2-й бригады речных кораблей: БК-13, БК-21, БК-22, БК-24; 3-й отряд БКА: БК-51, БК-52, БК-53, БК-54;

— 1-й дивизион БКА Зее-Бурейской бригады речных кораблей: БК-41, БК-42, БК-43, БК-44, БК-45, БК-46, БК-55, БК-56; 2-й дивизион БКА: БК-61, БК-62, БК-63, БК-64;

— 1-й отряд БКА Сретенского отдельного отряда речных кораблей: БК-15, БК-48;

— Ханкайский отдельный отряд БКА: БК-25, БК-65, БК-66.

Флотилией командовали: вице-адмирал Ф.С. Октябрьский (июнь 1943 — март 1944 г.); контр-, а затем вице-адмирал П.С. Абанькин (август 1940 — июнь 1943 г, март-сентябрь 1944 г.); вице-адмирал Ф.С. Седельников (сентябрь 1944— июль 1945 г.); контр-адмирал Н.В. Антонов (июль 1945— октябрь 1948 г.); капитан 1 ранга А. И. Цыбульский (октябрь 1948 — январь 1949 г.); вице-адмирал В.Г. Фадеев (январь 1949 — февраль 1951 г.); контр-адмирал Г.Г. Олейник (февраль 1951 — ноябрь 1953 г.); контр-адмирал А.А. Ураган (январь 1954 — сентябрь 1955 г.).

В ходе Маньчжурской операции 1945 года БКА проекта 1124 обеспечивали перевозки, форсирование рек Амур, Уссури и Сунгари, высаживали тактические десанты. Совместно с частями 2-го Дальневосточного фронта взяли города Сахалян, Айгунь, Фуцзинь, Цзямусы, Харбин.

С началом боев отряд из трех БКА и монитора «Сунь Ят-Сен» вошел в Сунгари и высадил десант. До Харбина эти корабли двигались в авангарде Амурской военной флотилии. Головной БК-47 первым атаковал гарнизоны противника, высаживал штурмовые группы, уничтожал огневые точки в тылу японцев, нарушая их коммуникации. У селения Аоцин противник встретил разведотряд сильным ружейно-пулеметным огнем, но небольшой десант одержал победу, захватил большие трофеи и знамя батальона. У селения Хунхэдао БКА пробились в тыл и два часа обстреливали батареи японцев и их пехоту. Утром 20 августа отряд принял капитуляцию Сунгарийской флотилии в Харбине. Подвиги моряков БК-47 отмечены высокими правительственными наградами, на нем поднят гвардейский военно-морской флаг.

В августе 1955 года флотилия переформирована в Краснознаменную Амурскую военно-речную базу ТОФ.

Бронекатер № 13 Амурской военной флотилии, вооруженный 76,2-мм пушками в башнях танка Т-28. 1937 год.

Бронекатера Амурской военной флотилии, вооруженные установками для стрельбы реактивными снарядами.

Носовая башенная установка танка Т-28 одного из бронекатеров Амурской военной флотилии. 1945 год.

В МИРНЫЕ ГОДЫ

Передислокация из Германии в Пинск

16 марта 1947 года в штаб Дунайской военной флотилии (ДВФ) пришла директива ГШ ВС СССР о передислокации кораблей из г. Фюрстенберга (Германия) в Пинск.

Предстояло грандиозное перебазирование 100 боевых кораблей (26 бронекатеров, 9 плавбатарей, 18 катеров-тральщиков, 13 сторожевых катеров, 18 катеров ПВО, одной плавучей зенитной батареи, 15 полуглиссеров) и 199 вспомогательных судов, шести СУ-76, трех зенитных батарей и восьми самолетов связи. При этом для перевозки значительной части имущества по железной дороге использовались пять составов, или так называемые вертушки, сделавших четыре рейса из Фюрстенберга в Пинск (всего 22 железнодорожных эшелона, или 1200 вагонов).

Три эшелона кораблей и судов Дунайской военной флотилии в сложных навигационных условиях послевоенной Европы прошли участки рек: Одер (Фюрстенберг — Кюстрин), Варта (Кюстрин — Царта), Бромбергский канал, Вислу (Бромберг — Модлин) и Западный Буг (Модлин — Брест).

Так в Пинск пришли БКА: № 222, № 223, № 224, № 301, № 302, № 304, № 318, № 319, № 320, № 343, № 371, № 372, № 373, № 374, № 375. Затем 1-ю и 2-ю бригады речных кораблей расформировали. В это же время сформирован 1-й отдельный дивизион бронекатеров.

На 1 января 1949 года в боевом составе Краснознаменной Днепровской флотилии числились следующие бронекатера проекта 1124: № 216, № 217, № 218, № 219, № 326, № 327, № 328, № 344, № 345, № 346, № 347, № 348. Они находились в г. Киеве (ГОН) на консервации.

Бронекатера проекта 1124/11: № 318/310, № 319/311, № 320/312, № 343/397 находились на ремонте в г. Пинске.

В мае 1951 года с расформированием ДВФ 2-й отдельный гвардейский Краснознаменный Бобруйский дивизион бронекатеров, прошедший боевой путь от Сталинграда до Берлина, был передан в состав Дунайской флотилии.

Один из бронекатеров проекта 1124 в базе.

Оккупация Австрии

Для обеспечения оккупационного режима в Австрии 26 июня 1947 года 1 — й гвардейский Белградский дивизион бронекатеров переформирован в отдельный и подчинен Командующему Центральной Группой Советских Войск в Германии. Штат дивизиона расширен: штабной корабль, катера-тральщики, береговая база в затоне Кюхенау, судно размагничивания.

Корабли патрулировали по Дунаю, предотвращая минирование фарватера, судов и гидротехнических сооружений. За шесть лет пребывания в Вене моряки обезвредили более 20 диверсионных, бандитских и мародерских групп, потеряв в вооруженных стычках двух офицеров и 17 матросов.

Для выполнения задания Совета Министров СССР об освобождении Дуная от мин тральщиков не хватало, и бронекатера стали оснащать тралами или использовали в качестве трал-барж. В 1948 году плавание по Дунаю стало безопасным.

С марта 1951 года в дивизион начали поступать бронекатера послевоенных проектов 191 и 191М, с усиленным бронированием корпуса и универсальной 85-мм артиллерией.

20 июля 1953 года 1-й огвБдбк передислоцирован из Вены в Измаил и переподчинен командующему Краснознаменной Дунайской военной флотилии (КДуВФ).

Дунайская флотилия

С 1 января 1946 года Краснознаменная Дунайская военная флотилия начала переформирование на штаты мирного времени. По приказу ее командующего № 099 от 30 марта был сформирован отряд кораблей резерва (ОКР), куда вошли бронекатера №№ 423, 433 и 437.

24 марта 1947 года расформированы 2-я Краснознаменная Сулинско-Братиславская ордена Ушакова 2-й степени бригада речных кораблей и входивший в нее 4-й Тульчинский ордена Александра Невского дивизион БКА. 29 апреля в ОКР переданы и законсервированы бронекатера проекта 1124 (164, 221,41, 412, 422, 431,432, 434) из расформированного 3-го ордена Александра Невского дивизиона бронекатеров 1-й Краснознаменной Керченско-Венской бригады речных кораблей.

На 1 апреля 1948 года в состав ОКР входили семь бронекатеров проекта 1124.

30 мая 1951 года водным путем прибыл из Бобруйска и вошел в состав КДуФ 2-й отдельный гвардейский Краснознаменный Бобруйский дивизион БКА расформированной Днепровской флотилии.

1 декабря 1951 года в соответствии с Директивой Начальника ГОМУ ГШ ВМС № орг/3/22328сс от 2 ноября 1951 года отдельный отряд кораблей резерва переформирован в 327-й дивизион кораблей резерва.

14 августа 1952 года расконсервированы и переданы из состава 327-го дкр Румынии пять бронекатеров, Болгарии — 10 бронекатеров. Имелись эти бронекатера и в составе ВМС Югославии.

15 сентября 1955 года в соответствии с Директивой ГШ ВМФ № ОМУ 1/53254 от 31 августа 1955 года из расформированных 2-го отдельного гвардейского Краснознаменного Бобруйского и 4-го Тульчинского ордена Александра Невского дивизионов БКА в состав 327-го дкр переданы и законсервированы БКА проекта 1124: 71, 154, 318, 319, 320, 336, 436.

15 октября 1955 года в соответствии Директивой ГШ ВМФ № ОМУ 1 /53254 от 31 августа 1955 года в состав 327-го дкр переданы и законсервированы БКА проекта 1124: 115, 162, 221,314, 327, 335, 422, 434.

7 апреля 1956 года в соответствии с приказом ГК ВМФ № 00145 из состава 327-го дкр выведены и переданы в ОФИ на слом БКА проекта 1124: 221,337, 352, 354, 355.

17 декабря 1957 года в соответствии с приказом Командующего Черноморским флотом (ЧФ) № 0177 из 327-го дбкр переданы в ОФИ на слом БКА проекта 1124: 115, 314, 335, 422, 434.

30 апреля 1958 года в соответствии с телеграммой Штаба ЧФ № 135/ОМУ от 25 марта 1958 года БК-71 принят от 1-го отдгвБдбк и законсервирован.

По состоянию на 1 июля 1959 года в составе 73-го, 76-го, 77-го, 83-го, 84-го и 136-го экипажей консервации 327-го дбкр находились БКА: 75, 161, 163, 165, 411, 431,432, 435, 447, 451, 459, 460, 466, 468, 475, 486.

1 февраля 1960 года в соответствии с приказом ГК ВМФ № 028 от 21 января 1960 года из состава 327-го дбкр вывели и передали в ОФИ на слом бронекатера 161 «Речник Ангары» и 431.

1 ноября 1960 года директивой ГК ВМФ № ОМУ 1/13029сс от 27 марта 1960 года Краснознаменная орденов Нахимова 1-й степени и Кутузова 2-й степени Дунайская флотилия была расформирована, а 327-й дивизион бронекатеров резерва переподчинен 116-й Краснознаменной бригаде траления Черноморского флота.

К 1 января 1963 года на консервации находились бронекатера проекта 1124М: 154, 164, 318, 319, 320, 324, 336, 346, 347, 411, 433, 437, а также проекта 1124М: 412, 432.

В 1971 году последние бронекатера проекта 1124 выведены из состава ВМФ.

Бронекатер № 119. Вид с левого борта и с носа. 1949 год.

Бронекатер № 119. Вид с правого борта и с кормы. 1949 год.

Бронекатера проекта 1124 ВМС Югославии.

Бронекатер проекта 1124 ВМС Болгарии.

Бронекатера наркомата внутренних дел

Первоначально охрану морской границы РСФСР на Балтике, Чудском и Псковском озерах организовал капитан 1 ранга, активный участник переворота 1917 года М.В. Иванов. В феврале 1921 года он сформировал для этого Финско-Ладожскую флотилию ВЧК.

Однако в том же году руководство РСФСР временно отказалось от дискредитировавшей себя «чрезвычайки», и декретом ВЦИК от 6 февраля 1922 года ВЧК реорганизовали в Главное политическое управление (ГПУ) при НКВД, одной из задач которого стала охрана границ. В составе Отдельного пограничного корпуса войск НКВД действовали флотилии: Северная, Финско-Ладожская, Черноморская, Каспийская, Амударьинская, Дальневосточная, а также отряд судов Чудского озера.

Так, канонерские лодки ГВТУ № 308, № 309 и № 311 с 27 октября 1921 года служили на Амуре, а с июля следующего года — в Финско-Ладожской флотилии.

Один из бронекатеров проекта 1124, переданных в распоряжение МПО НКВД.


В 1934 году из Финско-Ладожской флотилии МПО на Амур отправили канлодки № 308 и № 310, которые вошли в состав МПО Дальневосточного пограничного округа НКВД. В это же время корабельный состав НКВД пополнили бронекатера проекта 1124.

Известны состав и дислокация катеров погранотрядов (ПО) Хабаровского округа НКВД на реках Амур и Уссури в навигацию 1944 года:

— в состав дивизиона судов 63-го ПО (село Ленинское) входила канонерская лодка К-76;

— дивизион судов 70-го ПО (село Казакевичево) состоял из двух бронекатеров проекта 1124 (К-86, К-89) и двух канлодок ГВТУ (К-308, К-310);

— известно, что в июле 1945 года четыре бронекатера проекта 1124 из ДуВФ передали вместе с экипажами в формируемую МПО Молдавского пограничного округа НКВД.

БК-339. Заводской № 309. 13 апреля 1944 года перечислен в ДуВФ из АВФ ЧФ. Входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА, 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА. 19 июля 1945 года передан МПО НКВД на р. Дунай.

БК-215 (до 8 сентября 1942 г. № 41 «Капитан 3 ранга Лысенко», до 22 марта 1944 г. — БК-213). Заводской № 422/118. 13 апреля 1944 года перечислен в ДуВФ из АВФ ЧФ. 19 июля 1945 года передан МПО НКВД на р. Дунай.

В информационном плане НКВД можно рассматривать как своеобразную черную дыру, и о дальнейшей судьбе кораблей ничего не известно.

1-й учебный отряд ВМФ

В 1951 году на базе расформированной Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени ДВФ в Пинске сформирован 1-й учебный отряд ВМФ. Около 800 офицеров, старшин и мичманов готовили здесь матросов для Балтийского флота. С распадом СССР, в 1993 году учебные пособия перевезли в Россию, и преемником боевых традиций ДВФ сейчас считается Пинский погранотряд Республики Беларусь.

Памятники

По просьбе моряков-ветеранов в 1975–1979 годах два корабля проекта 1124 установлены в Ейске и Москве.

Бронекатер БК-163 «Ейский патриот» 3 октября 1960 года разоружен, исключен из списков боевого состава Дунайской флотилии и передан Рязанскому морскому клубу ДОСААФ как учебное судно, 8 мая 1975 года установлен как памятник морякам АВФ в Ейске. В свою очередь, экспонатом Центрального музея Вооруженных сил в 1979 году стал бронекатер № 433.

Бронекатера проекта 1124 сражались почти на всех фронтах Великой Отечественной войны. За высокие боевые качества эти небольшие, но грозные корабли — главную ударную силу речных флотилий советского ВМФ — часто называли речными танками. Действительно, артиллерию главного калибра составляли 76,2-мм пушки в башнях Т-34. Но из-за малой осадки корпус имел легкую, отнюдь не танковую, броню, защищавшую лишь от мелких осколков и пуль малого калибра. Очень опасны были пробоины вблизи моторов, работавших на бензине. А на нешироких реках с лесистыми берегами всегда существовала угроза попасть под кинжальный огонь.

Специфика боевых действий на реках делала неизбежным ведение огня прямой наводкой, что требовало усиления конструктивной защиты. Но броня кораблей проекта 1124 выдерживала лишь попадания пуль обычного калибра на дистанциях более 100 м или крупнокалиберных на дистанциях более 200 м. Фугасный или бронебойный снаряд пробивал броню цитадели и боевой рубки, поражая личный состав и жизненно важные части катера.

Бронекатера гибли от артиллерийского, минометного и пулеметного огня на дистанциях боя около 100 м. Так, в 1941–1942 годах на Балтике и Волге из девяти погибших БКА шесть были расстреляны артиллерией с дистанции в несколько сотен метров. По этой причине уменьшение потерь шло за счет улучшения тактики применения (поддержка артиллерией крупных калибров и организация взаимодействия). Эти быстроходные и маневренные корабли прорывались в тылы противника, громили его переправы, высаживали десанты.

Краснознаменная Днепровская флотилия в 1943–1945 годах от авиации потерь не имела, это объясняется, главным образом, малыми размерениями БКА, позволявшими им хорошо маскироваться под берегом и в прибрежных зарослях.

Благодаря небольшой осадке бронекатера подходили вплотную к берегу там, где это считалось невозможным. В то же время эти сугубо речные корабли ходили в море. До войны волна в 3 балла считалась для них пределом, но в 1944 году четыре бронекатера на буксире за тральщиками проследовали из Азовского моря в Одессу. В шторм буксирные тросы порвались. При волнении 6–7 баллов катера сумели своим ходом дойти до берега, затем три из них — до Одессы (220 миль по открытому морю).

Моряки ценили высокую боевую живучесть бронекатеров. Если не выходил из строя двигатель, катер вел бой, даже получив несколько попаданий. По рассказам командующего Ладожской флотилией В.С. Черокова о подвиге экипажа БКА № 100: «Бронекатер получил более 20 прямых попаданий. Возник пожар. Перебило рулевое управление. Из пробоин хлестала вода. А моряки все вели огонь».

Зарегистрировано немало случаев попадания снарядов в бензоотсек, но топливо, как правило, не возгоралось и не взрывалось благодаря тому, что сюда, как отмечалось выше, подавались отработавшие газы от двигателей.

Нужно отметить, что армия Великобритании в 1938 году начала строить средний десантный катер огневой поддержки, или LCS(M), с противопульным бронированием цитадели, вооруженный каждый двумя 12,7- мм пулеметами Виккерса, 102-мм дымовым минометом и двумя легкими пулеметами.

Затем, в конце 1960-х годов, при полном господстве на море и в воздухе армии США, для боев в дельте Меконга пришлось создать БКА на базе десантных катеров Второй мировой войны типа LCM. При водоизмещении 75–80 т катера имели на вооружении пушки калибра 20–40 мм, 12,7-мм пулеметы и 81-мм минометы. При низкой скорости 7–8 уз борта и рубку защищали противопульная броня и экраны-решетки. Но эти импровизированные корабли американцы уважительно называли мониторами.

Таким образом, зарубежные аналоги значительно уступали отечественным БКА проекта 1124 по основным ТТЭ, неоднократно приведенным в монографии, которые позволяют фактически отнести их к классу малых речных канонерских лодок. Как доказательство этого, здесь (см. с. 80) для наглядности приведены вместе с бронекатером в одном масштабе виды сбоку канлодок Амурской военной флотилии 1939–1944 годов «Монгол», КЛ-32, КЛ-33, КЛ-34 и КЛ-35. Каждая из них была вооружена двумя 76,2-мм орудиями (установки 76/40-мм ТУС-ККЗ с углом возвышения 45°) главного калибра, способными вести огонь по возвышенным целям. Очевидно разительное преимущество бронекатеров проекта 1124 по водоизмещению, размерениям, скорости хода и наличию на них бронирования при одинаковом с ними вооружении.

Бронекатер проекта 1124БК-162 «Ейский патриот», установленный в г. Ейске.

Бронекатера на консервации в Кронштадте.

Бронекатер БК-433 проекта 1124 в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил в Москве.

Бронекатер БК-433 проекта 1124. Вверху — носовая (слева) и кормовая башенные установки; боевая рубка (в центре), винто-рулевое устройство и световой люк моторного отделения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из недостатков проекта 1124 нужно отметить отсутствие специальных башен с увеличенным углом возвышения орудия, уменьшенной толщиной бронирования и приборами управления артиллерией, без которых огонь по морским целям был неэффективен.

На бронекатерах проекта 161, строившихся для КБФ по программе 1944 года, на крыше боевой рубки для улучшения обзора установили командирскую башенку танка Т-34. Затем, еще в начале того же года, флот выдал задание КБ Адмиралтейского завода на проектирование морского бронекатера проекта 186 с 85-мм универсальной артиллерией и скоростью хода 18–20 уз.

Исследования конструкции знаменитых бронекатеров проекта 1124, начатые в 1984 году, велись по чертежам и фотографиям времен Великой Отечественной войны, статьям И.М. Плехова, С.П. Хватова, В.И. Лысенка, В. Бурачека, документам РГАВМФ и ЦВМА, рассекреченным в 1991 году. Малая часть реконструкций автора ранее публиковалась в журналах «Катера и яхты», «Моделист-конструктор» и книге «Энциклопедия мониторов». Затем они слепо и энергично воспроизводились людьми с воровскими понятиями об авторском праве. Теперь, благодаря материалам, любезно предоставленным капитаном 1 ранга, доктором военных наук, профессором Андреем Витальевичем Платоновым и Алексеем Викторовичем Шмагиным, мастером судомодельного спорта международного класса, многократным золотым и серебряным призером европейских и мировых выставок, несколько лет возглавлявшим секцию стендовых моделей в Федерации судомодельного спорта СССР, работы значительно продвинулись. Поэтому здесь приведен наиболее точный облик этих замечательных кораблей.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. 76,2-мм пушки

Применение бронеавтомобилей, бронепоездов и бронекатеров в Первой мировой войне привело к созданию специальных армейских установок на тумбах, подобных палубным.

На вооружении броневой техники ГВТУ стояли, как правило, 76,2-мм горные и противоштурмовые пушки Путиловского завода и 7,62-мм пулеметы. Объясняется это мощным снарядом (6,41 кг, масса тротила 785 г). Установка короткоствольных пушек из-за их малой массы и габаритов, сопоставимых с пулеметом, имела очевидные преимущества.

История 76,2-мм горной и противоштурмовой пушек началась в 1897 году, когда Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления решил заменить 63,5-мм горную пушку образца 1883 года, с тем чтобы иметь один калибр и один снаряд с 76,2-мм полевой пушкой.

В 1902 году Обуховский завод Морского министерства изготовил два опытных образца горной пушки. Начавшаяся война с Японией заставила спешно запустить орудие в производство как 76,2-мм горную пушку образца 1904 года, которую Морское министерство в 1909 году установило на посыльные суда типа «Штык» (о них упоминалось выше).

Пушка образца 1904 года, принятая на вооружение лишь в 1906 году, прослужила недолго, и вскоре ее заменили орудием образца 1909 года, история которого имеет национальную экзотику.

В 1893 году французский полковник Данглиз, служивший Греции, представил Военному министерству этой страны проект 75- мм горной пушки, который 10 лет пролежал под сукном. В 1905 году Данглиз предложил французской фирме Шнейдер изготовить опытный образец такой пушки для армии Греции. Весной 1907 года успешно прошли ее испытания, и систему Данглиз-Шнейдер приняли на вооружение.

В 1908 году пушку Шнейдера показали великому князю Сергею Михайловичу, и он решил внедрить ее в русской армии. Злые языки утверждают, что не обошлось без крупных взяток самому князю и его пассии М. Кшесинской. Видимо, так оно и есть на самом деле, так как с XIX века предприниматели Франции имели богатый опыт работы с чиновниками России и Оттоманской империи. Поспешность принятия на вооружение указанной пушки Шнейдера говорит о предопределенности решений, поскольку 24 мая того же года последовало высочайшее повеление Николая II отложить выполнение контракта с Путиловским заводом на изготовление 76-мм горных пушек образца 1904 года и испытать пушки Шнейдера и Шкода.

В отличие от других русских конкурсов, на этот пригласили лишь две фирмы, а робкую попытку Обуховского завода попасть сюда без приглашения на корню пресекло ГАУ.

Обуховский завод доставил на Главный артиллерийский полигон опытную 76,2-мм горную пушку, отличавшуюся от образца 1904 года, прежде всего, увеличенной с 290 до 381 м/с начальной скоростью снаряда. Испытания начались 9 декабря 1908 года, но их быстро прекратили, признав систему неудовлетворительной.

Единственный конкурент Шнейдера — пушка завода Шкода образца 1907 года — показала приблизительно равные результаты. Однако ее ствол, изготовленный из высокопрочной никелевой стали, вьючился целиком без разборки, в то время как у Шнейдера он разбирался на два блока, перевозимых отдельно.

Впечатление таково, что результаты конкурса были предрешены заранее. Конечно, у образца Шнейдера возросла дальность стрельбы (увеличена до 1258 мм длина ствола). Но при этом надо провести анализ вероятности попадания снарядов на столь больших дистанциях, то есть сравнить так называемые эллипсы рассеивания двух конкурирующих систем, а их обнаружить не удалось. Обуховский завод достиг дистанции стрельбы своих конкурентов, но его предусмотрительно сняли с дистанции. Остается скорострельность, очень важная характеристика. Не гадая о том, какой она могла быть, нужно сказать, что эта характеристика определялась конструкцией затвора, который мог быть унифицирован с той же 76-мм полевой пушкой образца 1902 года.

Удивительно, но этого так и не сделали, хотя преимущества для армии очевидны. Путиловский завод всю необходимую технологическую оснастку уже имел, а армия могла получить унифицированный затвор для четырех 76,2-мм систем. Дело в том, что существовала еще так называемая 76,2- мм короткая пушка образца 1913 года. Корни этой патологической тяги к разнообразию следует искать в организационных дебрях ГАУ, когда практически одинаковыми системами занимались разные структуры.

В 1910 году Путиловский завод установил ствол 76,2-мм горной пушки образца 1909 года на новый лафет, и на следующий год орудие прошло полигонные испытания.

Модернизация заключалась в создании легкого и дешевого неразборного лафета для крепостной, противоштурмовой пушки. Устройство ствола осталось прежним, то есть из трубы, кожуха, скрепляющего и переходного колец, но эти части соединялись в горячем состоянии, что делало ствол неразборным. Заводу удалось снизить массу ствола до 177,3 кг (на 31,5 кг легче горной пушки образца 1909 г.).

Как и на горной пушке, подъемный механизм состоял из двойного винта, ствол поворачивался по рейке на боевой оси. Накатник гидропневматический, компрессор гидравлический.

После полигонных испытаний опытного образца в 1911 году угол склонения довели до 18°. Толщину щита также увеличили с 3 мм до 6,5 мм, так как прислугу пушки, участвующую в ближних боях, приходилось защищать от винтовочных пуль, выпущенных почти в упор.

Систему приняли на вооружение как 76,2-мм противоштурмовую пушку образца 1910 года.

ГВТУ начало строительство речных канонерских лодок (по две 76,2-мм пушки на каждой). Конструктивно здесь наиболее подходила уже освоенная в производстве установка для бронеавтомобилей «Путилов-Гарфорд». Но этого не произошло, что говорит или о техническом невежестве некоторых военных чиновников, или о коррупции. Заказ получил Брянский завод.


Характеристики 76,2-мм горной пушки образца 1909 года

Установка 76,2-мм противоштурмовой пушки образца 1910 года на бронеавтомобиле «Путилов-Гарфорд», угол горизонтального обстрела 360°. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.


Наглядное сравнение 76,2-мм установки «Путилов-Гарфорд» и палубной Брянского завода говорит о высокой технической культуре Путиловского завода. Очевидно, что масса 76,2-мм установки бронеавтомобиля меньше, а центр тяжести ниже, что немаловажно для достижения необходимой остойчивости и осадки кораблей малого водоизмещения, ширина корпуса которых жестко ограничивалась железнодорожными габаритами.

Почему ГВТУ заказало палубные установки Брянскому заводу, остается загадкой. Видимо, это следует толковать как должностное преступление, так как ухудшились боевые и мореходные качества канонерских лодок. Щит носового орудия затруднял обзор из ходовой рубки, которую пришлось поднимать вверх, увеличивая тем самым площадь и массу брони, ухудшая при этом остойчивость. Установки же Путиловского завода позволяли понизить силуэт, уменьшить площадь бронирования, а полученный запас водоизмещения использовать хотя бы на уменьшение осадки.

Это лишь иллюстрирует особенности потоков информации даже внутри одного департамента. В то время лишь ГВТУ занималось строительством и вооружением бронекатеров, бронеавтомобилей, бронепоездов. И в том же городе знаменитый Путиловский завод изготовлял для бронеавтомобилей 76,2-мм противоштурмовые пушки образца 1910 года, конструкция которых позволяла ставить их на бронепоезда и канонерские лодки.

Но наибольшие тактические и эксплуатационные преимущества получали при установке 76,2-мм башен бронетрактора «Вальтер» все того же Путиловского завода, о чем говорилось выше. При полной защите орудийной прислуги башенная установка всегда имела наиболее низкий центр тяжести в сравнении с палубной.

Однако, с учетом национальных особенностей конкуренции, победил проект Брянского завода. Из-за высоко поднятых пушек корабли оказались валкими: при резких поворотах или внезапных остановках одного из двигателей появлялся сильный крен. Так, 22 апреля 1921 года канлодка № 307 внезапно опрокинулась и затонула на реке Амударье. После этого на лодках № 308 и № 310 сняли носовые пушки, что в два раза снизило их огневую мощь.

В заключение нужно отметить, что прекрасно сконструированные 76,2-мм установки «Путилов-Гарфорд» в 1930-е годы производились для РККА как самоходные системы СУ-12, с незначительными конструктивными изменениями по креплению орудийного щита новой, пирамидальной формы, и двух сидений для орудийной прислуги. Четыре СУ-12 установили на две канлодки морпогранохраны НКВД (бывшие ГВТУ). Вот так, хотя и несколько запоздало, историческая справедливость восторжествовала — в конце концов канонерские лодки вооружили 76,2-мм установками «Путилов-Гарфорд».

Палубная установка 76,2-мм горной пушки образца 1909 года. Производство Брянского завода, угол горизонтального обстрела 360°. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

Специальные орудийные башни

Выбор артиллерийских систем для вооружения речных кораблей с малой осадкой и шириной корпуса имел большое значение (об этом уже упоминалось в главе 3). По опыту Мировой и Гражданской войн, 76,2-мм короткоствольные пушки с мощным снарядом хорошо зарекомендовали себя как основное вооружение бронеавтомобилей и малых речных кораблей.

После широкого внедрения танков Т-28 в РККА одну из систем приняли на вооружение башни, которая оказалась удобной для монтажа и на мелкосидящих речных кораблях, так как, кроме надежной защиты орудийной прислуги, она имела наиболее низкий центр тяжести, по сравнению с палубной установкой.

При этом, кроме высокой огневой мощи, требовалось выполнить ряд специфических требований. Танковые пушки имели наибольший угол возвышения +25°, достаточный для ведения огня прямой наводкой. Бронекатер же, при очень малой высоте линии огня над водой, имел большое непоражаемое пространство. Стрельба по возвышенному берегу, лесам и ложбинам требовала наибольшего угла возвышения, а изгибы реки, ее низменные, поросшие кустарником берега — большей скорости горизонтальной наводки. В 1934 году Артиллерийский научно-исследовательский морской институт (АНИМИ) разработал проект модернизации башни Т-28 для речных кораблях.

В проекте применили 76,2-мм пушку ПС-3 длиной 21 калибров, с клиновым затвором, хорошей бронепробиваемостью и скорострельностью. Угол возвышения 60° определили исходя из использования штатного противооткатного устройства. На больших углах возвышения применялся перископический прицел. Для замены этой модификацией стандартных башен Т-28 без переделок корпуса корабля диаметр болтового соединения, число болтов и их общее расположение остались прежними.

Бронирование боков морской башни оставили как у Т-28, а для крыши, как самого уязвимого места при обстреле с возвышенного берега, увеличили до 20 мм. Но проектная масса модифицированной башни возросла до 3600 кг (против 2500 у Т-28).

В том же 1934 году АНИМИ заказал Кировскому заводу опытную башню с углом возвышения пушки -70°. Бронирование оставили штатным, как у танка Т-28. Бенуа просил уменьшить толщину бронирования башни, так как конструктивная защита кораблей состояла из 7-мм бортовой и 4-мм палубной брони (башня Т-28 борт 20 мм и крыша 10 мм). Ижорский завод соглашался перейти на изготовление деталей из 10-мм броневых плит, что уменьшало массу башни до 999 кг, а при 15 и 20 мм— соответственно 1121 и 1243 кг.

Но собирать башню из 10-мм плит Кировский завод отказался, мотивируя это тем, что прочность конструкции уменьшится, и она не выдержит силу отдачи от выстрела пушки. Сейчас трудно сказать, насколько это оправдано. Во всяком случае, при желании технические проблемы решались. Теперь уже не секрет, что завод поставлял 76,2-мм башни для танков БТ-7А с 13-мм бортовой броней. Кроме того, в 1940 году именно в башне Т-28 успешно прошли испытания мощной 85-мм пушки Ф-39.

Пушка ПС-3 изготавливались в 1932–1936 годах небольшими партиями, но конструктор Сячентов не успел отладить противооткатное устройство и полуавтоматику клинового затвора, поскольку в 1937 году его репрессировали.

Итак, через три года после получения заказа Кировский завод морскую башню не изготовил, хотя еще в 1936 году по этому поводу вышло специальное постановление правительства СССР.

В январе 1938 года возник кризис с вооружением бронекатеров в связи с прекращением производства танка Т-28. Кировский завод пытался модернизировать танк, вооружив его 76/24 пушкой Л-10 (длина ствола 24 калибра). В это же время началось производство еще более мощной пушки Л-11 для вооружения легендарного танка Т-34 с противоснарядным бронированием, прозванного «ласточкой» за невероятные по тем временам скорость и маневренность.

Пушка Л-11 являлась модернизированным вариантом Л-10 с удлиненным до 30 калибров стволом, клиновым полуавтоматическим затвором и усиленным противооткатным устройством. Проект разработан СКБ-4 Кировского завода под руководством И.А. Маханова. Но при резком переходе от интенсивной стрельбы на наибольшем угле возвышения на предельный угол склонения установка выходила из строя. Этим воспользовался конкурент В.Г. Грабин. По результатам испытаний артиллерийских систем Л-11 и Ф-32 на Сенежском полигоне в сентябре 1939 года его установку признали простой, надежной, удобной в эксплуатации и рекомендовали к установке в танки Т-34.

В 1939 году Кировский завод установил пушку Л-10 в башню МУ, которую неудачно испытали на полигоне АНИОПа. Проектирование СКБ-2 закончилось лишь 29 декабря 1939 года.

В январе 1940 года завод наконец-то выпустил долгожданную морскую установку с пушкой Л-11 (угол возвышения +70°). В сентябре МУ испытывали на одном из бронекатеров Дунайской военной флотилии, но на вооружение не приняли.

В 1941 году постройку бронекатеров проекта 1124 вели: завод № 340 в Зеленодольске, № 264 в Сталинграде, № 363 и Ижорский под Ленинградом. В июле 1941 года началась эвакуация КБ Кировского завода на Челябинский тракторный завод (ЧТЗ). Работы по установкам МУ прекратились.

В январе 1941 года промышленность поставила 172 бронекатера проектов 40, 1124 и 1125, но из-за отсутствия установки МУ к началу Великой Отечественной войны 101 корабль не вошел встрой. Их хотели даже вооружить башнями с трофейных чешских танков. Поэтому РККФ пришлось устанавливать на катера 76,2-мм пушки Лендера образца 1915 года.

И лишь в конце 1942 года на бронекатера проекта 1124 стали поступать башни Т-34 с пушками Ф-34.

Продольный разрез 76,2-мм башни Т-28 первой модификации, горизонтальное и вертикальное наведение ручное. Такие башни устанавливались на бронекатерах Амурской флотилии. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

Вид сбоку и сверху башни МУ с 76,2-мм пушкой Л-11. Являлась модификацией башни Т-28, лобовая плита которой наклонена под углом 20°, а по периметру комингса установлен присущий корабельным башням мамеринец. Реконструкция И. И. Черникова.

Продольный разрез (а), вид сбоку (б) и сверху (в) башни Т-28 с 76,2-мм пушкой Л-10. Две такие башни стояли на бронекатере № 32 Онежского отряда кораблей. 1942 год. Рисунки выполнены И. И. Черниковым.

76,2-мм зенитная пушка Лендера

Техническое задание на первую зенитную пушку России (76,2/30 мм) разработал в 1912 году капитан В.В. Терновский, а проект — инженер Путиловского завода Ф.Ф. Лендер. Для увеличения скорострельности специальный механизм при откате ствола автоматически открывал клиновой затвор и выбрасывал гильзу, а после вкладывания в казенник очередного снаряда закрывал затвор, взводя ударник. Орудие монтировалось на тумбе с круговым обстрелом. Подъемный механизм обеспечивал угол возвышения до 65°. Масса установки 1,3 т. Боеприпасы — шрапнельные снаряды, дававшие при разрыве облако осколков диаметром 500 м.

Компактная пушка, принятая на вооружение в 1914 году, устанавливалась на специальных повозках, грузовиках, железнодорожных платформах и на палубах кораблей. Всего до 1918 года Путиловский завод изготовил 148 таких орудий.

Модернизированные пушки Лендера с увеличенными углом возвышения ствола до 75° и начальной скоростью снаряда до 588 м/с производились до 1928 года, когда их вновь усовершенствовали, удлинив ствол на 20 калибров (система 9К). С вооружения сняты после Великой Отечественной войны.

Бронекатер проекта 1124 Амурской военной флотилии, вооруженный артиллерийскими башенными установками танка Т-28.

76,2 зенитная пушка Лендлера. Реконструкция И. И. Черникова.


Тактико-технические данные 76,2-мм зенитной пушки Лендера образца 1914/1915 годов

Орудийные башни Т-34

Серийное производство знаменитого танка Т-34 с 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 года началось в Харькове 31 марта 1940 года на заводе № 183. В тесной башне, сваренной из катаных броневых плит (угол наклона к вертикали боковых и задних стенок 30°, один люк в крыше), ютились заряжающий и наводчик, он же — командир танка. Внутреннюю связь имели лишь два члена экипажа из четырех — командир и механик- водитель.

Обычно этот танк за элегантные формы и высокую скорость любовно называли «ласточкой», но правильнее его сравнивать с подслеповатым и глухим вепрем, несущимся мимо тактически грамотного и хорошо осведомленного охотника. Широкое применение противником авиации, связи и 88-мм зенитных пушек в качестве противотанковых умаляло бесспорные преимущества Т-34 в мощном противоснарядном бронировании и вооружении.

Для сравнения: в трехместной башне танка вермахта тех же лет Pz-III Ausf.G командир имел особую башенку, а все пять членов экипажа — приборы наблюдения и внутренней связи.

После разгрома под Киевом войск Юго- Западного фронта 12 сентября 1941 года Совет государственной обороны (СГО) решил эвакуировать завод № 183. Первый эшелон покинул Харьков 19 сентября и ушел в Нижний Тагил. Здесь инженеры Урала значительно улучшили конструкцию и технологию сборки.

В конце 1941 — первой половине 1942 года танки Т-34, вооруженные пушкой Ф-34 или модифицированной Ф-34М, выпускали три завода: № 183, Сталинградский тракторный (СТЗ) и № 112 «Красное Сормово» в Горьком.

По проекту головного завода № 183 в задней стенке башни имелся люк для демонтажа поврежденной пушки. На заводе «Красное Сормово» башни отливали, а в кормовой стенке отверстие под люк вырезали на фрезерном станке. При попадании этой части башни под пулеметный обстрел противника отрывались крепежные болты съемного листа. Начальник сектора вооружения А.С. Окунев предложил поднимать кормовую часть башни домкратом, а в образовавшееся отверстие выкатывать пушку, снятую с цапф. Затем отсутствие люка в задней стенке башни стало отличительной чертой танков всех остальных заводов.

На чертежах проекта 1124/1, утвержденных в октябре 1942 года, показана башня завода № 183 с люком в задней стенке.

В апреле 1942 года Уральский завод тяжелого машиностроения (УЗТМ) начал изготовление башен для завода № 183, а в сентябре — серийный выпуск Т-34. Конструктор завода № 183 М.А. Набутовский разработал проект башни с двумя круглыми посадочными люками в крыше и вентилятором. Выпуклая наделка из-за вынесенной за лобовую часть опоры цапф пушки увеличила свободный объем. Танкисты прозвали ее «гайка». Из-за увеличения программы литейные цеха не выполняли план по выпуску башен, и директор УЗТМ Б.Г. Музуруков применил свободные мощности 10 000-тонного пресса «Шлеман». Конструктор И.Ф. Вахрушев и технолог В.С. Ананьев разработали конструкцию штампованной башни.

В июле 1942 года ГКО приказал выпускать Т-34 на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ). Первые танки покинули его цеха уже 22 августа, значительное число башен поступало с УЗТМ. К производству танков подключился и завод № 174 имени К.Е. Ворошилова, эвакуированный из Ленинграда в Омск. СТЗ выпускал и ремонтировал танки, пока линия фронта не подошла к цехам. 5 октября 1942 года по приказу Наркомата тяжелой промышленности работы прекратили.

Летом 1943 года начали ставить литую командирскую башенку проекта Сормовского завода. В таком виде Т-34/76 выпускались до середины 1944 года, последним завершил их производство завод № 174 в Омске.

Таким образом, уникальный технический потенциал этого действительно выдающегося танка начали использовать лишь с 1943 года. Ранее, без командирской башенки и радиосвязи, это была слепая и глухая мощь. Все преимущества Т-34 в бронировании и вооружении немцы компенсировали тактикой и организацией.

Это несложное техническое решение потребовало определенных усилий от элиты Москвы, в частности — увеличения экипажа Т-34 до пяти человек.

Носовая литая башня Сормовского завода бронекатера проекта 1124.

Бронекатера проекта 1124 с литыми носовыми башнями Сормовского (на первом плане) и Челябинского Кировского заводов.

Литая башня бронекатеров проекта 1124, производства Челябинского Кировского завода.

Погрузка боезапаса 76,2-мм башенной установки на одном из бронекатеров проекта 1124 Каспийской военной флотилии.

Продольный разрез сварной башни Т-34 с 76,2-мм пушкой Л-11. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

Штампованная башня Т-34-76. 1942 год. Челябинский Кировский завод. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

76.2-мм модернизированные танковые пушки образца 1940 и 1941 годов

76.2-мм танковые пушки образца 1940 и 1941 годов устанавливались в башне танка Т-34 для решения следующих задач:

1) уничтожение танков и других мотомеханизированных средств противника;

2) подавление и уничтожение артиллерии противника;

3) разрушение амбразур долговременных и деревоземляных огневых точек;

4) уничтожение огневых пехотных средств и живой силы противника.

Подъемный механизм крепился на левой щеке башни, а его сектор — к люльке. Вертикальное наведение пушки от -5° 30 минут до +26° 48 минут.

Горизонтальное наведение пушки осуществлялось вращением башни танка. Поворотный механизм находился в башне, слева от сиденья наводчика.

Скорострельность орудия на полигонном станке до 25 выстр./мин достигалась клиновым полуавтоматическим затвором, у которого автоматически открывался затвор, выбрасывалась гильза после выстрела и закрывался затвор при заряжании. В условиях закрытой башни скорострельность достигала 5–6 выстр./мин.

Все танковые пушки СССР тех лет не имели эжекционных устройств, и загазованность в башнях при частой стрельбе была крайне велика.

На походе качающаяся часть пушки крепилась стопором, который заходил в гнездо в нижней части правого цапфенного прилива.

76-мм танковую пушку образца 1940 года дважды модернизировали. Первая модернизация улучшила конструкции затвора и полуавтоматики с копирным устройством. Были изменены спусковые механизмы (ручной и ножной), тормоз отката и прибор для определения количества жидкости в накатнике. Ствол остался прежним (со свободной трубой).

Вторая модернизация: вместо ствола со свободной трубой применен ствол-моноблок с казенником, соединявшимся с трубой посредством муфты. Затвор, спусковой механизм и противооткатные устройства остались такими же, как и при первой модернизации.

Вертикальное наведение осуществлялось вручную, а горизонтальное — от электродвигателя.


Данные 76,2-м модернизированных танковых пушек образца 1940 и 1941 годов с клиновым полуавтоматическим затвором

76,2-мм модернизированная танковая пушка образца 1940 года. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

Боеприпасы

Для стрельбы из 76-мм танковых пушек применялись унитарные патроны от дивизионных пушек образца 1902/30 и 1939 года:

1) унитарный патрон с осколочно-фугасной дальнобойной гранатой (стальной и сталистого чугуна) с взрывателем КТМ-1;

2) унитарный патрон с фугасной гранатой старого русского образца со взрывателями КТ-3, КТМ-3 или ЗГТ;

3) унитарный патрон с бронебойно-трассирующим снарядом и взрывателем МД-5;

4) унитарный патрон с пулевой шрапнелью, 22-секундной дистанционной трубкой и трубкой Т-3;

5) унитарный патрон со стержневой шрапнелью и трубкой Т-ЗУГ. На гильзе унитарного патрона имелся индекс УШ-Р-2-354.

Осколочно-фугасные и фугасные гранаты предназначались для поражения живой силы, артиллерии и огневых средств противника, а также для разрушения легких полевых сооружений.

Бронебойные снаряды предназначались для поражения танков, бронемашин и бронепоездов.

Шрапнель применялась для поражения открыто расположенных живых целей. Кроме того, стержневая шрапнель с трубкой Т-ЗУГ применялась для стрельбы по легкобронированным танкам и бронемашинам.

Наиболее эффективная дистанция для поражения целей с толщиной брони до 30 мм — 500 м. Трубка при этом устанавливалась на «УД».

Приложение 2. 7,62-мм пулеметы ДТ и ДА

К началу Великой Отечественной войны самыми массовыми пулеметами РККА были 7,62-мм ручной пулемет образца 1927 года, или ДП (Дегтярева пехотный), и созданный на его основе авиационный — ДА и танковый — ДТ.

Авиационный пулемет ДА вскоре сошел со сцены, так как даже в спаренном варианте (ДА-2) не обладал нужной скорострельностью, но во время войны оставался на некоторых типах тихоходных самолетов.

От большинства ручных пулеметов своего времени ДП выгодно отличался большой емкостью магазина и достаточно высокой надежностью, что признавали и противники.

Финны, широко применяя захваченные ими ДП и ДТ, поставили у себя производство магазинов к ним. Вермахт передавал трофейные ДП иностранным формированиям вроде казачьего легиона.

Ручной пулемет ДП состоял на вооружении до 1946 года, а его танковый вариант ДТ — до 1960-х годов. Кроме СССР пулеметы ДП и ДТ состояли на вооружении в ГДР, Вьетнаме, КНР, КНДР, МНР, Польши, Сейшелл.

Производство ДП и ДТ осуществляли Ковровский Государственный союзный завод им. К.О. Киркижа (№ 2), № 526 в г. Сталинске (Новокузнецк) и Ленинградский завод «Арсенал» (№ 7) после снятия блокады города.

Автоматика ДП действовала на отводе части пороховых газов из канала ствола, который запирался двумя боевыми упорами. Питание — из плоского дискового магазина с однорядным расположением патронов (радиально, пулями к центру диска) емкостью 47 патронов. Темп стрельбы 500–600 выстр./ мин, практическая скорострельность 80 выстр./мин. Начальная скорость пули 840 м/с. Огонь велся, как правило, с несъемных складных сошек. Масса пулемета без магазина 8,4 кг, со снаряженным магазином — 11,3 кг.

На основе пулемета ДП Василий Алексеевич Дегтярев создал 7,62-мм пулеметы ДА (Дегтярева авиационный) и ДТ (Дегтярева танковый).

7,62-мм авиационный пулемет Дегтярева (ДА)

Видоизменив пулемет ДП, приспособив его к специфическим условиям авиации, оружейник, сохранив неизменными главные элементы, переделал приклад, фиксацию оружия при стрельбе, магазин, прицельное приспособление и ввел мешок для улавливания гильз.

Разработан новый дисковый магазин, в котором патроны, располагаясь в три яруса, проделывали более сложный путь к патроннику, чем в диске ДП. Это стало причиной задержек в стрельбе.

7,62-мм авиационный пулемет Дегтярева отличался от ДП и другими деталями: видоизменены прицел, приклад и рукоятка пистолетного типа.


7,62-мм авиационный пулемет Дегтярева (ДА)


ДА прошел армейские испытания в начале 1927 года, а уже через год приступили к их серийному производству.

Затем Дегтярев сконструировал спаренную турельную установку ДА-2 — систему, которая состояла из двух пулеметов и обладала вдвое большей огневой производительностью, чем один.

7,62-мм танковый пулемет Дегтярева (ДТ)

У танкового пулемета ДТ специальная шаровая установка обеспечивала свободное движение оружия в горизонтальной и вертикальной плоскостях, быстрое наведение на цель и надежную фиксацию в любом положении.

Установка представляла собой шаровое гнездо в броне танка и шаровое яблоко, удерживающее пулемет. Массивные детали шаровой установки в бою защищали стрелка от пуль и осколков.

Для сокращения размеров пулемет имел выдвижной металлический приклад. Вместо обычного прицела на ДТ установили диоптрический, с регулировкой в горизонтальной и вертикальной плоскостях.

В 1929 году новый образец поступил на вооружение РККА под наименованием 7,62-мм танкового пулемета Дегтярева (ДТ).


7,62-мм танковый пулемет Дегтярева (ДТ)

Зенитная турель П-40 для 7,62-мм пулемета ДТ. Две турели стояли на башнях бронекатера № 32 Онежского отряда кораблей. 1942 год. Рисунок М. Барятинского.

Приложение 3. 12,7-мм пулемет ДШК

Этот пулемет был создан на Ковровском инструментальном заводе № 2 им. Киркижа. Здесь в 1918 году начал работать известный конструктор стрелкового оружия генерал В.Г. Федоров, организовавший в 1921 году проектно-конструкторское бюро стрелковой автоматики. Вместе с ним работали В.А. Дегтярев, впоследствии генерал-майор, д-р технических наук, Герой Социалистического Труда, а также Г.С. Шпагин.

В 1930 году В.А. Дегтярев создал корабельный 12,7-мм пулемет ДК. Автоматика работала от пороховых газов, отводимых из канала ствола. Охлаждение воздушное, спусковой механизм обеспечивал ведение лишь непрерывного огня.

В 1937 году Г.С. Шпагин модернизировал 12,7-мм пулемет ДК, принятый на вооружение как пулемет ДШК образца 1938 года. Боевую работу обеспечивали пороховые газы, отводимые на откатные части. Ствол неподвижный с воздушным охлаждением. Магазинное питание заменено приемником барабанного типа с лентой. В 1940 году ВМФ стал получать пулеметы ДШК на стационарной тумбе, состоящей из основания с поворотной головкой для крепления пулемета и наплечника (приставного приклада-упора для наведения по быстроходным целям). Питание пулемета патронами, прицелы и методы ведения огня одинаковы с ДШК пехотного образца.

12,7-мм пулемет ДШК на тумбе. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.

Корабельная башенная установка ДШКМ-2Б

В 1939 году в Отделе главного конструктора завода № 2 была спроектирована 12,7- мм спаренная башенная установка инженера И.С. Лещинского ДШКМ-2Б, которая с 1941 года устанавливалась на бронекатерах и предназначалась для стрельбы по живой силе, самолетам, легкобронированным морским и береговым целям.

Установка обеспечивала круговой обстрел по горизонтали и по вертикали в пределах от -10° до +85°.

Питание пулеметов двустороннее, из магазина с металлической лентой на 30 патронов. Для обеспечения начала стрельбы пулеметов в 10 магазинах имелся запас на 300 патронов.

ДШКМ-2Б снабжалась оптическим прицелом ШБ-К и кольцевым ракурсным прицелом, используемым в зависимости от обстановки.

Корпус башни в форме усеченного конуса, выполненный из 10-мм брони, защищал прислугу и материальную часть от пуль, мелких осколков снарядов и бомб.

В боекомплект установки входили патроны с бронебойными, бронебойно-зажигательными, бронебойно-зажигательно-трассирующими и зажигательными пулями.

Башня управлялась одним человеком — наводчиком, который являлся и заряжающим. По боевому расписанию к обслуживанию привлекался один подносчик.

Наводку по горизонту и по вертикали осуществлял вручную один человек.

Сварная корабельная башня ДШКМ-2Б для двух 12,7-мм пулеметов ДШК. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.


Характеристики 12,7-мм пулемета ДШК


Характеристики 12,7-мм башенной установки ДШКМ-2Б

Корабельная башенная установка ДШКМ-2БУ

В феврале 1943 года ЦКБ-19 разработало проект установки ДШКМ-2БУ, которая являлась модернизацией ДШКМ-2Б. При этом вращающуюся часть изменили с усеченного конуса на шестигранную сварную башенку. Первые образцы переданы в эксплуатацию в августе 1943 года.

ДШКМ-2БУ обеспечивала круговой обстрел по горизонтали и обстрел по вертикали в пределах от -5° до +82°.

Наводка установки как по горизонту, так и по вертикали осуществлялась вручную одним человеком.

Общие данные пулемета ДШК не изменились, но емкость магазина конструкции ОКБ-16 возросла до 50 патронов, а масса — до 8 кг.

Установка снабжалась оптическим прицелом ШБ-К и кольцевым ракурсным прицелом, использовавшимися в зависимости от обстановки.

Корпус башни защищал обслуживающий личный состав и материальную часть от пуль и мелких осколков снарядов и бомб.

В боекомплект входили патроны с бронебойными, бронебойно-зажигательными, бронебойно-зажигательно-трассирующими и зажигательными пулями.

Установку обслуживал один человек — наводчик, он же — заряжающий. По боевому расписанию к обслуживанию приписывался один подносчик.


Данные установки ДШКМ-2БУ

Турельная установка МТУ-2

Турельная 12,7-мм установка МТУ-2 открытого типа обеспечивала круговой обстрел по горизонтали и по вертикали в пределах от -5° до +82°, наводка производилась стрелком вручную. Емкость магазина 50 патронов.


Характеристики 12,7-мм турельной установки МТУ-2

Общее расположение турельной установки МТУ-2 и элементы ее конструкции с 12,7-мм пулеметом ДШК выпуска 1944 года. Рисунки выполнены И. И. Черниковым. Публикуются впервые.

Приложение 4. 37-мм автоматическая зенитная пушка 70-К

Морской 37-мм зенитный автомат 70-К, как версия армейского 61-К, создан в 1938 году и принят на вооружение в 1940 году. Эти надежные и неприхотливые пушки стали основными автоматическими артустановками ВМФ, всего в 1942–1955 годах их произведено 3113 шт.

Но 70-К имела значительные для БКА весогабаритные характеристики, а главное, их не хватало даже для больших кораблей, и эту пушку установили лишь на один катер.

Разработка 37-мм автомата 61-К началась на заводе № 8 в 1935 году. 70-К создана в 1938 году. В 1942–1943 годах 70-К постепенно заменила на большинстве кораблей СССР полуавтоматическую 45-мм артустановку 21 — К. До конца Великой Отечественной войны на ВМФ СССР поступило 1774 орудия 70К.

Пушка 70-К имела ствол моноблок, навинтной казенник и вертикальный клиновой затвор. Автоматика работала за счет энергии отдачи, при коротком откате ствола. Питание автомата патронами — непрерывное, вертикальное, велось из обойм на пять патронов. В откате участвовал пружинный досылатель броскового типа, связанный с казенником.

Воздушное охлаждение оказалось неудачным: непрерывная очередь составляла лишь 100 выстрелов (у ствола с водяным охлаждением не менее 158). После 100 выстрелов ствол с воздушным охлаждением либо следовало заменять (не менее 15 мин), либо ждать его охлаждения около 1,5 часов.

Недостатком автомата являлась большая потеря времени в цикле в результате последовательной работы основных механизмов: накат ствола — досылка патрона — закрывание затвора. Соотношение времени цикла — откат-накат ствола и времени работы всех остальных механизмов автомата (1 к 2) говорило о нерациональности используемой схемы. Свободное движение патронов в приемнике допускало перекосы в магазине и задержки.

Проведенные в 1940 году сравнительные испытания советской 37-мм артустановки 61-К и 40-мм американской ЗАУ «Бофорс» показали, что они не имеют существенных различий в основных характеристиках.


Характеристики 37-мм автоматической зенитной пушки 70-К

Приложение 5. Химвооружение

Во второй половине 1930-х годов для бронекатеров специально спроектирована дымоаппаратура с использованием смеси раствора сернистого ангидрида в хлорсульфоновой кислоте, которая сжатым воздухом подавалась к форсункам и распылялась в атмосферу. В 1941 году дымоаппаратуру демонтировали и заменили дымовыми шашками.


Данные дымообразующей аппаратуры ДА-Т-4 для БКА-1124

Приложение 6. Реактивные установки

В феврале 1942 года Артуправление (АУ) ВМФ выдало техническое задание СКБ завода «Компрессор» (№ 733) на проектирование корабельных установок для реактивных снарядов М-13 и М-8. Разработку проектов под руководством В. Бармина завершили в мае 1942 года.

Башенно-палубная установка М-8-М (24 снаряда М-8 запускались за 7–8 секунд) состояла из качающейся части (блока направляющих), прицельного устройства, механизмов наведения и электрооборудования. Качающаяся часть могла менять угол возвышения в пределах от 5° до 45°. Поворотное устройство с шаровым погоном поворачивало ферму направляющих на угол 360° по горизонту. На поворотной части основания установки крепились механизмы наведения, прицельное и тормозное устройство, сиденье наводчика (он же стрелок), прибор ведения огня и электрооборудование.

С палубной установки М-13-М запускали в 5–8 секунд 16 снарядов М-13. В мае 1942 года первую установку отправили с завода «Компрессор» в Зеленодольск. В июне Зеленодольский судостроительный завод № 340 получил от Наркомата судпрома задание спроектировать и изготовить отряд бронекатеров с системами залпового огня. Важную роль в этом сыграли эвакуированные из Ленинграда в Казань ведущие научные организации Наркомата судпрома — НИИ-45 и ЦКБ-19.

Опытный образец установки М-13-М установлен на бронекатере проекта 1124 № 41 (с 18 августа 1942 г. — № 51; зав. № 314), а опытный образец М-8-М — на БКА № 61 (зав. № 350) проекта 1125.

Испытания закончились 17 июля 1942 года, корабли ушли к Сталинграду, и 29 августа новый тип оружия применили в бою. Немецкий батальон и 11 танков пытались окружить в северной части города войсковую группу полковника Горохова. БКА, подойдя вплотную к берегу, из орудий и реактивных минометов остановили врага, а 5-13 сентября огнем реактивных минометов сорвали контратаки пехоты и танков.

В августе 1942 года завод «Компрессор» изготовил башенно-палубную установку М-13-ММ (тридцать два 132-мм снаряда М-13). Ее конструктивная схема напоминала установку М-8-М. В Зеленодольске М-13-ММ смонтировали на бронекатере № 315 взамен кормовой артиллерийской башни. Установка прошла испытания, но на вооружение ее не приняли, а опытный образец остался в Волжской флотилии.

Приказом наркома ВМФ от 29 ноября 1942 года установки М-8-М и М-13-М приняты на вооружение. Промышленность получила заказ на изготовление 20 установок М-13-М и 10 установок М-8-М.

В январе 1943 года главным конструктором реактивных установок назначен инженер Сергей Павлович Королев.

Боевая эксплуатация пусковых установок М-8-М и М-13-М на морях, реках и озерах выявила ряд конструктивных недостатков. Поэтому в июле-августе 1943 года СКБ завод «Компрессор» начал проектировать установки улучшенного типа 8-М-8, 24-М-8 и 16-MIS, отличавшиеся надежным стопорением снарядов на направляющих в условиях шторма; увеличением скорости наведения на цель и меньшим усилием на ручках маховиков механизмов наведения. Прибор ведения огня с ножным и ручным управлением позволял вести стрельбу одиночными выстрелами, очередями и залпом. Обеспечивалась герметизация поворотного устройства установок и их крепления к палубе. По указанию АУ ВМФ работы над М-8-М прекращены на стадии эскизного проектирования.

В феврале 1944 года СКВ завода «Компрессор» закончило разработку рабочих чертежей установки 24-М-8. В апреле 1944 года завод № 740 изготовил два опытных образца 24-М-8. В июле 1944 года установки 24-М-8 успешно прошли корабельные испытания на Черном море. 19 сентября 1944 года установка 24-М-8 принята на вооружение ВМФ.

Рабочие чертежи реактивной установки 16-М-13 (16 ракет М-13) СКВ закончило в марте 1944 года. Опытный образец изготовлен свердловским заводом № 760 в августе 1944 года. Корабельные испытания прошли на Черном море в ноябре 1944 года. В январе следующего года пусковую установку 16-М-13 приняли на вооружение ВМФ.

Всего в ходе Великой Отечественной войны промышленность изготовила и поставила флотам и флотилиям 92 установки М-8-М, 30 установок М-13-М, 49 установок 24-М-8 и 35 установок 16-М-13. Эти системы устанавливали на БКА проектов 1124 и 1125.

В таблице указаны данные широко распространенных вариантов снарядов М-8 и М-13. Тот же снаряд М-13 имел множество других вариантов: М-13 с ТС-46 (дальность 8230 м), М-13 с ТС-14 (дальность 5520 м) и др. Все эти снаряды могли входить в боекомплект бронекатеров. Имеются морские таблицы стрельбы снаряда М-13 массой 44,5 кг с баллистическим индексом ТС-29 и наибольшей дальностью стрельбы 43,2 каб (7905 м).

Бронекатера проекта 1124, вооруженные 132-мм реактивными установками 16-М-13. На первом плане катер № 946.

Бронекатер с 132-мм реактивной установкой 16-М-13.

132-мм реактивная установка 16-М-13. Реконструкция И. И. Черникова.

132-мм реактивная установка М-13-М, размещенная на месте кормовой башни бронекатера проекта 1124.


Данные реактивных установок М-8-М и М-13-М

82-мм реактивная установка 24-М-8. Рисунок выполнен И. И. Черниковым.


Данные реактивных установок 24-М-8 и 16-М-13


Данные реактивных снарядов М-8 и М-13

Приложение 7. Бронекатера проекта 1124

11 (с 10.02.1944 г. — БК-11).

Заложен в 1936 г., спущен на воду весной 1937 г., вступил в строй 29.09.1937 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й гвардейский отряд БКА.

11 (с 12.06.1942 г. — № 41;

с 18.08.1942 г. — № 51;

с 16.11.1942 г. — № 31)

Заложен в 1941 г., спущен летом 1941 г., вступил в строй в декабре 1941 г. и 10.07.1942 г. вошел в состав ВВФ (числился в 1-й гвардейском дивизионе БКА).

30.09.1943 г. отправлен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской десантной операции 31.10–11.12.1943 г. Потоплен 13.11.1943 г. в р-не Эльтигена артиллерией противника.

12 (с 10.02.1944 г. — БК-12)

Заложен в 1936 г., спущен на воду летом 1936 г., вступил в строй 30.10.1936 г. и вошел в состав АКВФ (числился в 1-й гвардейском отряде БКА). Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

12 (с 12.06.1942 г. — № 42;

с 18.08.1942 г. — № 52;

c 16.11.1942 г. — № 72).

Заложен в 1941 г., спущен на воду летом 1941 г., вступил в строй в декабре 1941 г. и 10.07.1942 г. вошел в состав ВВФ (числился в 1-м гвардейском дивизионе БКА). Участвовал в обороне Сталинграда.

30.09.1943 г. отправлен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Погиб 19.10.1943 г. от подрыва на мине у Темрюка.

13 (с 10.02.1944 г. — БК-13)

Заложен в 1936 г., спущен на воду весной 1937 г., вступил в строй 26.08.1937 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

14 (с 10.02.1944 г. — БК-14)

Заложен в 1936 г., спущен на воду летом 1936 г., вступил в строй 31.10.1936 г. и вошел в состав АКВФ (числился в 1-м гвардейском отряде БКА). Участвовал в Маньчжурской наступательной операции (9-20.08.1945 г.).

14 (с 11.06.1943 г. — № 114)

Заложен в 1940 г., спущен на воду в 1942 г., вступил в строй летом 1942 г. и 12.09.1942 г. вошел в состав КВФ.

22.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани и 26.05.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской наступательной 9.09-9.10.1943 г. и Керченско-Эльтигенской десантной 31.10–11.12.1943 г. операциях. Погиб 31.10.1943 г. от подрыва на мине на выходе из порта Темрюк.

15 (с 10.02.1944 г. — БК-15)

Заложен в 1937 г., спущен на воду летом 1938 г., вступил встрой 12.12.1938 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 11-й отдельный ордена Нахимова отряд БКА.

15 (с 11.06.1943 г. — № 121,

с 22.03.1944 г. — БК-121)

Заложен в 1941 г. (заказ № 116), спущен на воду весной 1942 г., вступил в строй летом 1942 г. и 18.09.1942 г. вошел в состав КВФ. 22.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани и 26.05.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной и Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операциях.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ. Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. Осуществлял боевое траление на Дунае.

19.07.1945 г. передан МПО НКВД на Дунае.

16 (с 11.06.1943 г. — № 122)

Заложен в 1941 г., спущен на воду летом 1942 г., вступил в строй 5.10.1942 г. и вошел в состав КВФ. 26.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и вошел в состав АВФ ЧФ. Погиб 30.08.1943 г. в бою с быстроходной десантной баржей противника в р-не косы Беглицкая.

21 (с 10.02.1944 г. — БК-21)

Заложен в 1937 г., спущен на воду летом 1938 г., вступил встрой 12.12.1938 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

21 (с 12.06.1942 г. — № 43,

с 18.08.1942 г. — № 53,

с 16.11.1942 г. — № 32,

с 22.03.1944 г. — БК-32)

Заложен в 1941 г., спущен на воду летом 1941 г., вступил в строй в декабре 1941 г. и 10.07.1942 г. вошел в состав ВВФ. Участвовал в обороне Сталинграда. 30.09.1943 г. отправлен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. вошел состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской десантной операции 31.10–11.12.1943 г.

31.10.1943 г. поврежден во время шторма и 18.11.1943 г. исключен из списков ВМФ, но 2.02.1944 г. после капитального ремонта снова включен в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г. и Будапештской (29.10.1944-13.02.1945 гг.) наступательных операциях. Осуществлял боевое траление.

31.05.1949 г. разоружен и исключен из состава ВМФ.

22 (с 10.02.1944 г. — БК-22)

Заложен в 1937 г., спущен на воду летом 1938 г., вступил встрой 12.12.1938 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

22 (с 12.06.1942 г. — № 44,

с 18.08.1942 г. — № 54,

c 16.11.1942 г. — № 33,

с 22.03.1944 г. — БК-33)

Заложен в 1941 г., спущен на воду летом 1941 г., вступил в строй в декабре 1941 г. и 10.07.1942 г. вошел в состав ВВФ. Участвовал в обороне Сталинграда. 30.09.1943 г. отправлен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. Осуществлял боевое траление.

31.05.1949 г. разоружен и исключен из состава ВМФ.

23 (с 10.02.1944 г. — БК-23)

Заложен в 1937 г., спущен на воду летом 1938 г., вступил встрой 12.12.1938 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й гвардейский отряд БКА.

24 (с 10.02.1944 г. — БК-24)

Заложен в 1936 г., спущен на воду летом 1937 г., вступил в строй 29.09.1937 г. и 26.05.1938 г. вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

25 (с 10.02.1944 г. — БК-25)

Заложен в 1937 г., спущен на воду летом 1938 г., вступил встрой 12.12.1938 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

Входил в 11-й отдельный ордена Нахимова отряд БКА.

31 (с 18.08.1942 г. — № 32;

с 18.09.1942 г. — № 111;

с 16.11.1942 г. — № 73)

Заложен в 1941 г., спущен на воду летом 1941 г., вступил в строй в декабре 1941 г. и 7.01.1942 г. вошел в состав ВВФ (числился в 1-м гвардейском дивизионе БКА). Участвовал в обороне Сталинграда. С 30.04 по 18.08.1942 г. входил в состав ООК.

30.09.1943 г. отправлен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско- Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. Погиб 2.11.1943 г. от прямых попаданий авиабомб в Тамани.

32 (с 18.08.1942 г. — № 33;

с 18.09.1942 г. — № 112;

с 16.11.1942 г. — № 75,

с 22.03.1944 г. — БК-75)

Заложен в 1941 г. (заказ № 317), спущен на воду летом 1941 г. С августа 1941 г. числился в ЛВФ. Вступил в строй в декабре 1941 г. и 7.01.1942 г. вошел в состав 3-й бригады речных кораблей ВВФ. С 30.04 по 18.08.1942 г. входил в состав ООК, затем возвращен в ВВФ.

Участвовал в обороне Сталинграда. Под командованием лейтенанта А.П. Кальченко 23 августа поддерживал части 124-й стрелковой бригады, севернее Сталинграда. Затем — 451-й стрелковой дивизии, 66-й армии Донского фронта. С 13 сентября оперативно подчинялся 62-й армии, поддерживал 124-ю и 149-ю стрелковые бригады, наносившие контрудары из района Рынка на Латошанку. В ноябре, когда Волгу покрыл лед, катер ушел в Саратов на ремонт. 1 марта 1943 г. удостоен гвардейского звания. Весной 1943 г. сопровождал караваны.

30.09.1943 г. переброшен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. включен в состав АВФ ЧФ. Вечером 2 ноября, в ходе проведения Керченско-Эльтигенской десантной операции 31.10–11.12.1943 г., БКА-75 покинул Темрюк и направился к Керченскому полуострову. Несмотря на пятибалльный шторм, продвигался к цели. Приблизившись к берегу, подавив артиллерийско-пулеметным огнем огневые точки противника, высадил десант. Несколько суток перевозил части 55-й гвардейской дивизии. 8 ноября, от сильных ударов волн получил большую трещину в днище и лег на грунт. Получил повреждения во время шторма и 18.11.1943 г. исключен из списков ВМФ. Но 2.02.1944 г. после капитального ремонта на ростовском заводе «Красный флот» снова вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Под командованием Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта М.А. Соколова, а позже — гвардии лейтенанта В.Г. Чуркина участвовал в прорыве в Днестровский лиман и высадках десантов в Жебрияны и другие населенные пункты устья Дуная, принимал капитуляцию кораблей речной флотилии Румынии, переправлял войска у Чернаводы. Участвовал Ясско-Кишиневской (20–29.08.1944 г.) и Белградской (28.09–20.10. 1944 г.) наступательных операциях. Боевое траление на Дунае. Принимал участие в боевом тралении на Дунае.

Из-за низкого технического состояния 31.05.1949 г. разоружен, исключен из состава ВМФ и сдан в ОФИ для разборки на металл.

41 (с 10.02.1944 г. — БК-41)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 15.08.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й гвардейский дивизион БКА.

41 («Капитан 3 ранга Лысенко»;

с 18.09.1942 г. — № 91;

с 3.02.1942 г. — № 213;

с 22.03.1944 г. — БК-215)

Заложен в 1941 г. (Красноармейск; заказ № 411/118)[2], спущен на воду в апреле 1942 г., вступил в строй весной 1943 г. и 14.06.1943 г. вошел в состав КВФ.

15.09.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской (20–29.08.1944 г.), и Белградской (28.09–20.10.1944 г.) наступательных операциях. Осуществлял боевое траление.

42 (с 10.02.1944 г. — БК-42)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 15.08.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й отдельный гвардейский дивизион БКА.

42 («За Сталинград»,

с 18.09.1942 г. — № 92;

с 3.02.1942 г. — № 214)

Заложен в 1941 г. (Красноармейск), спущен на воду в апреле 1942 г., вступил в строй весной 1943 г. и 14.06.1943 г. вошел в состав КВФ.

15.09.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и включен в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. Потоплен 2.11.1943 г. береговой артиллерией противника у Эльтигена.

43 (с 10.02.1944 г. — БК-43)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 15.08.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й отдельный гвардейский дивизион БКА.

43 (с 18.09.1942 г. — № 64;

с 3.02.1942 г.- № 221;

с 22.03.1944 г. — БК-221)

Заложен в 1941 г. (Красноармейск), спущен на воду в апреле 1942 г., вступил в строй весной 1943 г. и 14.06.1943 г. вошел в состав КВФ. 15.09.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и включен в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной и Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операциях.

5.11.1943 г. во время шторма получил повреждения, но был отремонтирован и снова введен в строй.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (числился в 3-м ордена Александра Невского дивизионе БКА). Участвовал в Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 26.05.1945 г. получил повреждения, выскочив на берег во время прохода под разрушенным мостом на Дунае, впоследствии отремонтирован. 7.04.1956 г. исключен из списков ВМФ в связи со сдачей в ОФИ.

44 (с 10.02.1944 г. — БК-44)

45 (с 10.02.1944 г. — БК-45)

46 (с 10.02.1944 г. — БК-46)

Заложены в 1935 г., спущены на воду весной 1936 г., вступили в строй 15.08.1936 г. и вошли в состав АКВФ. Участвовали в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входили в 1-й отдельный гвардейский дивизион БКА.

51 (с 10.02.1944 г. — БК-51)

52 (с 10.02.1944 г. — БК-52)

53 (с 10.02.1944 г. — БК-53)

54 (с 10.02.1944 г. — БК-54)

Заложены в 1935 г., спущены на воду в 1936 г., вступили в строй 15.08.1936 г. и вошли в состав АКВФ. Участвовали в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

Заложен в 1936 г., спущен на воду весной 1937 г., вступил в строй 8.09.1937 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й отдельный гвардейский дивизион БКА.

56 (до 7.10.1938 г. — № 67;

с 10.02.1944 г. — БК-56)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 27.09.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1-й отдельный гвардейский дивизион БКА.

61 (с 10.02.1944 г. — БК-61)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 27.09.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

61 (с 30.04.1942 г. — № 11;

с 18.08.1942 г. — № 31;

с 18.09.1942 г. — № 113;

c 16.11.1942 г. — № 71;

с 22.03.1944 г. — БК-71)

Заложен в 1940 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 308). Спущен на воду летом 1941 г., вступил встрой 10.10.1941 г. и вошел в состав ОВФ. 5.12.1941 г. перечислен в ВВФ, 30.04.1942 г. — в ООК.

18.08.1942 г. возвращен в ВВФ. Участвовал в обороне Сталинграда.

30.09.1943 г. переброшен по железной дороге из Сарепты в Ейск и 2.10.1943 г. включен в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. Осуществлял боевое траление на Дунае. Исключен из списков ВМФ 13.03.1958 г., разоружен и сдан в ОФИ.

62 (с 10.02.1944 г. — БК-62)

Заложен в 1935 г., спущен на воду весной 1936 г., вступил в строй 27.09.1936 г. и вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г.

62 (с 30.04.1942 г. — № 12;

c 26.11.1943 г. — № 210;

с 8.03.1944 г. — БК-210)

Заложен в 1940 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду летом 1941 г., вступил в строй 6.10.1941 г. и вошел в состав ООК. 5.12.1941 г. перечислен в ВВФ, 30.04.1942 г. — в ООК, а 13.01.1943 г. вновь возвращен в ОВФ (входил в 1-й Петрозаводский дивизион БКА).

13.07.1944 г. убыл в состав КБФ и 8.08.1944 г. прибыл по железной дороге из Рыбинска в Ораниенбаум. Участвовал в Свирско-Петрозаводской 21.06-9.08.1944 г., Таллинской 17–26.09.1944 г. и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательных операциях.

63 (с 10.02.1944 г. — БК-63)

64 (с 10.02.1944 г. — БК-64)

65 (с 10.02.1944 г. — БК-65)

66 (с 10.02.1944 г. — БК-66)

Заложены в 1935 г., спущены на воду весной 1936 г., вступили в строй 27.09.1936 г. и вошли в состав АКВФ. Участвовали в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. БК-65 и БК-66 входили в 11-й отдельный ордена Нахимова отряд БКА.

97

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй 18.07.1941 г. и вошел в состав ЛВФ КБФ. Погиб 30.08.1941 г. от огня береговой артиллерии противника у Ивановских порогов.

98

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй 18.07.1941 г. и вошел в состав ЛВФ КБФ. Потоплен 25.07.1941 г. артиллерией противника при высадке десанта на о. Лукулунсари.

99 (с 2.12.1944 г. — БК-99)

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй 14.08.1941 г. и вошел в состав ЛВФ КБФ.

18.11.1941 г. на переходе из Новой Ладоги в Морье был затерт льдами, получил повреждения. После ремонта вступил в строй.

С 22.09.1944 г. входил в состав КБФ. Участвовал в Свирско-Петрозаводской 21.06-9.08.1944 г. и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательных операциях. Входил во 2-й отдельный Краснознаменный отряд БКА ЛВФ КБФ, а со 2.12.1944 г. — в 1-й Петрозаводский дивизион БКА КБФ.

100 (с 2.12.1944 г. — БК-100)

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй в августе 1941 г. и 2.09.1941 г. вошел в состав ЛВФ КБФ. 23.09.1941 г. на р. Свирь тяжело поврежден артиллерией противника, после ремонта снова вступил в строй.

С 22.09.1944 г. входил в состав КБФ. Участвовал в Тулоксинской 23–27.06.1944 г. десантной и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательных операциях. Входил во 2-й отдельный Краснознаменный отряд БКА ЛВФ, а со 2.12.1944 г. — в 1-й Петрозаводский дивизион БКА КБФ.

101 (с 22.02.1944 г. — БК-101)

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй 15.09.1941 г. и вошел в состав КБФ. С 3.10.1941 г. по 31.01.1942 г. находился в распоряжении Военного совета Ленинградского фронта.

С 21.08 по 22.09.1944 г. входил в состав ЛВФ КБФ. Участвовал в высадке десанта в Мерекюла 14.02.1944 г. и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательной операции.

101 (с 24.09.1942 г. — № 11;

c 11.06.1943 г. — № 111;

с 22.03.1944 г. — БК-111)

Заложен в 1940 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду весной 1942 г., вступил в строй летом 1942 г. и 11.09.1942 г. вошел в состав КВФ. 22.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и 26.05.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной и Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операциях. 1.11.1943 г. поврежден при подрыве на мине, впоследствии отремонтирован.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г., Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. и Венской 16.03–15.04.1945 г. наступательных операциях. 19.07.1945 г. передан МПО НКВД.

102 (с 22.02.1944 г. — БК-102)

Заложен в 1940 г. (Ленинград), спущен на воду весной 1941 г., вступил в строй 10.09.1941 г. и 14.10.1941 г. вошел в состав КБФ. С 21.08 по 22.09.1944 г. входил в состав ЛВФ КБФ. Участвовал в высадке десанта в Мерекюла 14.02.1944 г. и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательной операции.

102 (с 24.09.1942 г.-№ 12;

с 11.06.1943 г. — № 112;

с 22.03.1944 г. — БК-112)

Заложен в 1940 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду весной 1942 г., вступил в строй летом 1942 г. и 7.09.1942 г. вошел в состав КВФ. 22.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и 26.05.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной и Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операциях.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ. Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., наступательной операции. Потоплен 26.08.1944 г. артиллерией противника на Дунае у Галаца.

103 (с 24.09.1942 г. — № 13;

с 11.06.1943 г. — № 113)

Заложен в 1940 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду весной 1942 г., вступил в строй летом 1942 г. и 31.07.1942 г. вошел в состав КВФ. 22.05.1943 г. прибыл по железной дороге из Астрахани в Ейск и 26.05.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Погиб 20.09.1943 г. от подрыва на мине в р-не порта Осипенко. Поднят 10.02.1944 г., но не восстанавливался.

211 (с 8.03.1944 г. — БК-211)

212 (с 8.03.1944 г. — БК-212)

Заложены в 1943 г., спущены на воду летом 1943 г., вступили в строй осенью 1943 г. и 20.11.1943 г. вошли в состав ОВФ. 13.07.1944 г. убыли в состав КБФ и 8.08.1944 г. прибыли по железной дороге из Рыбинска в Ораниенбаум. Участвовали в Свирско-Петрозаводской 21.06-9.08.1944 г., Таллинской 17–26.09.1944 г. и Восточно-Прусской 13.01–25.04.1945 г. наступательных операциях. Входили в 1-й Петрозаводский дивизион БКА ОВФ.

314 (с 22.03.1944 г. — БК-314)

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 24.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско- Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. 1.11.1943 г. поврежден при подрыве на мине, впоследствии отремонтирован.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г. и Белградской 28.09–20.10.1944 г. наступательных операциях. Осуществлял боевое траление на Дунае. 30.11.1957 г. исключен из списков, разоружен и сдан в отдел фондового имущества для разборки.

324 (с 22.03.1944 г. — БК-324)

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй в декабре 1943 г. и 27.02.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 22.03.1945 г. при перевозке десанта в р-не с. Тат (Венгрия) получил попадание снарядом противника в кормовой отсек (по другим данным, снаряд попал в рубку, где был убит командир БК-324 старший лейтенант Л.М. Луговой). От детонации PC был поврежден корпус, погибли пять человек, затем катер три месяца находился в ремонте.

411 (с 22.03.1944 г. — БК-411)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду весной 1943 г., вступил в строй летом 1943 г. и 26.08.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной и Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операциях.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г., Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. и Венской 16.03–15.04.1945 г. наступательных операциях.

412 (с 22.03.1944 г. — БК-412)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду весной 1943 г., вступил встрой летом 1943 г. и 26.08.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Новороссийско-Таманской 9.09-9.10.1943 г. наступательной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательной операции.

413 («Мститель»;

с 22.03.1944 г. — БК-413)

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ. Погиб 10.05.1944 г. во время шторма у м. Меганом.

414

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. Потоплен 2.11.1943 г. артиллерией противника в р-не м. Еникале. Впоследствии поднят, но 30.11.1943 г. (по другим данным, 1.12.1943 г.) при буксировке во время шторма перевернулся и затонул в р-не ст. Приморско-Ахтарская.

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. Потоплен 7.11.1943 г. (по другим данным, 25.11.1943 г.) береговой артиллерией противника у Эльтигена.

422 («Сталинец»;

с 22.03.1944 г. — БК-422)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 375). Спущен на воду в 1943 г. 10.08.1943 г. зачислен в состав АВФ ЧФ. 13.04.1944 г. в связи с расформированием АВФ ЧФ перечислен в состав ДуВФ.

8.07.1944 г. по завершении госиспытаний на Каспии включен в состав ВМФ СССР и 8.09.1944 г. вошел в состав ДуВФ под временным обозначением БК-154. С 15.11.1944 г. находился в составе 3-го ордена Александра Невского дивизиона БКА. Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 30.11.1957 г. исключен из списков ВМФ, разоружен и сдан в отдел фондового имущества.

423 (с 22.03.1944 г. — БК-423)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду весной 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 11.11.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях.

424 (с 22.03.1944 г. — БК-424)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.12.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ. Участвовал в Белградской 28.09–20.10.1944 г. наступательной операции. 16.10.1944 г. тяжело поврежден артиллерией противника у Смередово, потерял ход, перевернулся и затонул. Впоследствии поднят, но не восстанавливался и 14.11.1944 г. исключен из списков ВМФ.

431 (с 22.03.1944 г. — БК-431)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.12.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 21.01.1960 г. исключен из списков ВМФ, разоружен и сдан в ОФИ.

432 (с 22.03.1944 г. — БК-432)

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 420). Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 17.12.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 18.07.1945 г. при переходе из Вены в Будапешт на 1882-м км р. Дунай затонул при столкновении с затонувшей баржей, но через десять дней был поднят и отправлен в ремонт.

433 (с 22.03.1944 г. — БК-433)

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани (заказ № 304). Спущен на воду весной 1943 г., вступил в строй в августе 1943 г. и 24.10.1943 г. вошел в состав АВФ. Участвовал в Керченско-Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции.

11.11.1943 г. тяжело поврежден в бою с торпедными катерами противника, но вскоре отремонтирован.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Белградской 28.09–20.10.1944 г., Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. и Венской 16.03–15.04.1945 г. наступательных операциях. В 1979 г. установлен возле Центрального музея Вооруженных Сил в Москве.

434 (с 22.03.1944 г. — БК-434)

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй осенью 1943 г. и 24.10.1943 г. вошел в состав АВФ ЧФ. Участвовал в Керченско- Эльтигенской 31.10–11.12.1943 г. десантной операции. 16.11.1943 г. выскочил на камни в р-не Кротково и получил повреждения, но вскоре был отремонтирован.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г., Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. и Венской 16.03–15.04.1945 г наступательных операциях. 30.11.1957 г. исключен из состава ВМФ, разоружен и сдан в отдел фондового имущества.

БК-20

Заложен в 1942 г. (Новосибирск), спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй летом 1944 г. и 31.07.1945 г. вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1 — й гвардейский отряд БКА.

БК-47

Заложен в 1943 г. (Новосибирск), спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй осенью 1944 г. и 7.12.1944 г. вошел в состав АКВФ. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9-20.08.1945 г. Входил в 1 — й гвардейский отряд БКА.

БК-48

Заложен в 1943 г. (Новосибирск), спущен на воду в 1944 г., вступил в строй летом 1945 г. и 4.11.1945 г. вошел в состав АКВФ.

БК-67

Заложен в 1942 г. (Новосибирск), спущен на воду в 1944 г., вступил в строй летом 1945 г. и 11.08.1945 г. вошел в состав учебного отряда кораблей ВМФ на р. Днепр.

БК-103

Заложен в 1943 г., спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй 29.05.1944 г. и 3.06.1944 г. вошел в состав КБФ. Участвовал в Таллинской наступательной операции 17–26.09.1944 г.

БК-115

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 313). Спущен на воду весной 1944 г. 9.04.1944 г. зачислен в списки ВМФ (на период сдаточных испытаний передан в состав КВФ) и 17 числа того же месяца включен в состав ЧФ. Вступил в строй 20.07.1944 г.

10.09.1944 г. отправлен по железной дороге из Астрахани в Одессу и 23.10.1944 г. вошел в состав ДуВФ. Имел временный № 414 (входил в 4-й Тулчинский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. 30.11.1957 г. исключен из состава ВМФ и сдан в ОФИ.

БК-154

Заложен в 1943 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 377). Спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй в июне 1944 г. и 8.09.1944 г. вошел в состав ДуВФ под временным № 414 (входил в 1-й гвардейской Белградский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. 30.11.1957 г. исключен из состава ВМФ, разоружен и сдан в ОФИ.

БК-158, БК-159

Заложены в 1943 г., спущены на воду в 1944 г., вступили в строй летом 1944 г. и 30.08.1944 г. вошли в состав КБФ. Участвовали в Таллинской наступательной операции 17–26.09.1944 г.

БК-160

Заложен в 1943 г., спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй летом 1944 г. и 17.08.1944 г. вошел в состав ВМФ в качестве учебного бронекатера.

БК-161 («Речник Кубани»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 314). Спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй 19.08.1944 г.,

31.08.1944 г. вошел в состав КВФ.

10.09.1944 г. отправлен по железной дороге из Астрахани в Одессу и 23.10.1944 г. под временным № 415 включен в состав ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. 5.04.1945 г. при швартовке в у Братиславы на 1864-м км Дуная оборвал концы, моторы при запуске отказали, течением катер вынесло на ферму взорванного моста, от удара о которую он перевернулся вверх килем, снесен течением на 6-й км, где у левого берега реки его выбросило на гальку, и катер затонул. Поднят, отремонтирован в Братиславе и вновь введен в строй. 12.01.1960 г. разоружен, сдан в ОФИ, исключен из состава ВМФ.

БК-162 («Ейский патриот»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 315). Спущен на воду весной 1944 г., 1.10.1944 г. вошел в состав КВФ. 6.10.1944 г. вступил в строй.

4.01.1945 г. прибыл из Астрахани в Измаил.

10.01.1945 г. включен в состав ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. Осуществлял боевое траление на Дунае. 3.10.1960 г. разоружен, исключен из боевого состава и передан Рязанскому клубу ДОСААФ в качестве учебного судна. 9.05.1975 г. установлен как памятник морякам АВФ ЧФ в Ейске.

Вооружение: две 76,2-мм пушки Ф-34 и два 12,7-мм пулемета ДШК.

БК-163 («Саратовский патриот»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 316). Спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй 3.11.1944 г. и 20.12.1944 г. зачислен в списки КВФ.

4.01.1945 г. прибыл из Астрахани в Измаил.

10.01.1945 г. включен в состав ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. Привлекался к боевому тралению.

БК-164 («Белградец»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 317). Спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй 11.11.1944 г. и вошел в состав КВФ. 4.01.1945 г. прибыл из Астрахани в Измаил.

10.01.1945 г. включен в состав ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Венской наступательной операции 16.03–15.04.1945 г. и боевом тралении.

БК-165 («Измаилец»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 638 в Астрахани (заказ № 318). Спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй 21.11.1944 г. и вошел в состав КВФ. 30.05.1945 г. отправлен по железной дороге из Астрахани в Измаил и 28.06.1945 г. включен в состав КДуВФ.

БК-303 («Трудящийся Татарии»)

Заложен в 1943 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй летом 1944 г. и 18.08.1944 г. вошел в состав КБФ. Участвовал в Таллинской наступательной операции 17–26.09.1944 г.

БК-309, БК-310

Заложены в 1943 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущены на воду весной 1944 г., вступили в строй летом 1944 г. и 18.08.1944 г. включены в состав КБФ. Участвовали в Таллинской наступательной операции 17–26.09.1944 г.

БК-318

Заложен в 1943 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй летом 1944 г. и 10.08.1944 г. вошел в состав ДВФ. Участвовал в Берлинской наступательной операции 16.04-8.05.1945 г.

БК-319, БК-320

Заложены в 1943 г. на заводе № 368 в Астрахани. Спущены на воду весной 1944 г., вступили встрой летом 1944 г. и 10.08.1944 г. включены в состав ДВФ. Участвовали в Берлинской наступательной операции 16.04-8.05.1945 г.

БК-335

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 373). Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй в конце 1943 г. и 22.03.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). 28.04.1944 г. при переходе из Кордона Ильича в Темрюк на входе в Темрюкский канал подорвался на мине, взорвавшейся за кормой. Повреждены корма и мотор, отбуксирован в Темрюк на ремонт. 30.11.1957 г. разоружен, исключен из состава ВМФ, сдан в ОФИ.

БК-336

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани (заказ № 308). Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй в конце 1943 г. и 27.02.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г., Будапештской 29.10.1944- 13.02.1945 гг. и Венской 16.03–15.04.1945 г. наступательных операциях. 10.12.1944 г. поврежден артиллерией противника в р-не Вуковара (Венгрия) на р. Дунай, впоследствии отремонтирован.

БК-337

Заложен в 1942 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 371). Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй 11.12.1943 г. и 15.01.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944- 13.02.1945 гг. наступательных операциях. 6.04.1945 г. при запуске моторов поврежден от взрыва паров бензина, пожар погасили, завели пластырь под пробоину в днище, затем выполнили ремонт на заводе «ДДГС» в Будапеште и вновь ввели встрой. 7.04.1956 г. исключен из состава ВМФ, разоружен и сдан в ОФИ.

БК-338

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани (заказ № 372). Спущен на воду летом 1943 г., вступил в строй 11.12.1943 г. и 15.01.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 1-й гвардейский Белградский дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях. 9.12.1944 г. доставлял боезапас высаженному десанту в район Вуковара (Венгрия). От попаданий трех снарядов противника вышли из строя боевая рубка и машинное отделение. Поврежденный катер подошел к берегу, где перевернулся и затонул. Три человека убиты и столько же ранены.

БК-339

Заложен в 1942 г. на заводе № 368 в Астрахани (заказ № 309). Спущен на воду в 1943 г., вступил в строй 5.02.1944 г. и 22.03.1944 г. вошел в состав АВФ ЧФ.

13.04.1944 г. перечислен в ДуВФ (входил в 3-й ордена Александра Невского дивизион БКА). Участвовал в Ясско-Кишиневской 20–29.08.1944 г., Белградской 28.09–20.10.1944 г. и Будапештской 29.10.1944-13.02.1945 гг. наступательных операциях.

19.07.1945 г. передан МПО НКВД на Дунае.

БК-343

Заложен в 1943 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду весной 1944 г., вступил в строй летом 1944 г. и 10.08.1944 г. вошел в состав ДВФ. Участвовал в Берлинской наступательной операции 16.04-8.05.1945 г.

БК-435

Заложен в 1943 г. на заводе № 340 в Зеленодольске. Спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй осенью 1944 г. и 16.03.1945 г. вошел в состав КДуФ.

БК-436

Заложен в 1943 г., спущен на воду в 1944 г, вступил в строй в марте 1945 г. и 16.04.1945 г. включен в состав КДуФ.

БК-437

Заложен в 1943 г. на заводе № 340 в Зеленодольске (заказ № 435). Спущен на воду летом 1944 г., вступил в строй в конце 1944 г.

12.01.1945 г. прибыл в Астрахань для прохождения боевой подготовки, 17.01.1945 г. вошел в состав КВФ. 23.03.1945 г. отправлен по железной дороге из Астрахани в Измаил и 16.04.1945 г. прибыл в состав КДуФ.

Бронекатера проекта 1124 одной из речных флотилий.


Основные ТТЭ бронекатеров проекта проект 1124/11

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

АВФ ЧФ — Азовская военная флотилия Черноморского флота

АКВФ — Амурская Краснознаменная военная флотилия

ВВФ — Волжская военная флотилия

ДВФ — Днепровская военная флотилия

ДуВФ — Дунайская военная флотилия

КБФ — Краснознаменный Балтийский флот

КВФ — Каспийская военная флотилия

КДуФ — Краснознаменная Дунайская флотилия

КДФ — Краснознаменная Днепровская флотилия

ЛВФ КБФ — Ладожская военная флотилия Краснознаменного Балтийского флота

МПО НКВД — Морпогранохрана Народного комиссариата внутренних дел

ОВФ — Онежская военная флотилия

ООК — Онежский отряд кораблей

ОФИ — Отдел фондового имущества

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

Баратянский М., Павлов М. Средний танк Т-28. — М., 1993.

Бережной С.С. Корабли и суда ВМФ СССР 1928–1945: Справочник — М.: Воениздат, 1988.

Боевые вымпелы над Онего. — Петрозаводск: Карелия, 1986.

Бурачек В. Как создавались бронекатера // Катера и яхты. — 1990. — № 1–3.

Бухарин К. Бронекатера из Новосибирска // Катера и яхты. — 2005. — № 4 (196).

Каталог моделей кораблей Центрального Военно-Морского музея.—Л., 1960.

Карасев Л.В., Левчин Б.З. Путь славы и побед // Морской журнал. — 2007. — № 3–4.

Левчин Б.З. Краснознаменная орденов Нахимова 1-й ст. и Кутузова 2-й ст. Дунайская флотилия.

Мелуа А.И. Инженеры Санкт-Петербурга. — СПб.; М., 1996.

Оружие Победы. — М.: Машиностроение, 1987.

Панов Е. С «катюшами» до Берлина // Время и деньги. — 2009. — 8 мая.

Платонов А.В. Советские мониторы, канонерские лодки и бронекатера. Часть I, II. — СПб., 2004.

Плехов И.М., Хватов С.П. Речные танки идут в бой // Катера и яхты. — 1982. — № 4.

Свердлов А.В. Воплощение замысла. — М.: Воениздат, 1987.

Смирнов Г., Черников И. Канонерки в москитном флоте // Моделист-Конструктор. — 1985. — № 10.

Смирнов Г., Черников И. От газолинок до сторожевых катеров // Моделист- Конструктор. — 1986. — № 6.

Смирнов Г., Черников И. Катера для речных баталий // Моделист-Конструктор. — 1986. — № 7.

Смирнов Г., Черников И. Сверсекретные эксперименты // Моделист-Конструктор. — 1986. — № 9.

Смирнов Г., Черников И. На фронтах Гражданской // Моделист-Конструктор. — 1987. — № 5.

Смирнов Г., Черников И. Универсальные корабли для войны на реках // Моделист- Конструктор. — 1987. — № 7.

Смирнов Г.,Черников И. Предтеча ракетных катеров // Моделист-Конструктор. — 1987. — № 8.

Смирнов Г., Черников И. Универсальные корабли для войны на реках // Моделист- Конструктор. — 1987. — № 7.

Смирнов Г., Черников И. Из катеров — в мониторы // Моделист-Конструктор. — 1987. — № 9.

Тактический формуляр бронекатеров № 101 и № 102 (ЦВММ инв. № 55047).

Черников И.И. Сухопутная артиллерия на кораблях // Судостроение. — 1989. — № 9.

Черников И.И. Видлицкая операция // Моделист-конструктор. — 1978. — № 11.

Черников И.И. Залпы над Амуром // Моделист- конструктор. — 1979. — № 11.

Черников И.И. Первые в мире бронекатера // Катера и яхты. — 1981. — № 3.

Черников И.И. На фронтах гражданской войны // Катера и яхты. — 1982. — № 5.

Черников И.И. Речной флот Военного ведомства 1915–1917 годы //Гангут. -2000-2001. —

№ 25–27.

Черников И.И. Проектирование и постройка речных боевых кораблей // История отечественного судостроения. — СПб., 1996. — Т. 4.

Черников И.И. Гибель империи. — М., 2002.

Черников И.И. Энциклопедия речного флота. — М., 2004.

Черников И.И. Русские речные флотилии за 1000 лет. — СПб., 1999.

Черников И.И. Боевые гусеничные машины //Кировец. — 2005. —№ 31 (11321); № 34 (11324).

Черников И.И. Короткоствольная артиллерия // Кировец. — 2006. — № 4 (11339), № 5 (11340).

Черников И.И. Младшие братья Кирова // Катера и яхты. — 1987. — № 6 (130); 1988. — № 1 (131).

Черников И.И. История прославленного речного танка // Катера и яхты. — 2005. — № 4 (196).

Черников И. И. Катера победы // Катера и яхты. — 2010. — № 3 (225).

Черников И.И. Это мог быть бронекатер Ревенского // Катера и яхты. — 2007. — № 6 (210).

Черников И.И. Бронекатер по-английски // Катера и яхты. — 2009. — № 2 (218).

Черников И.И. Канонерские лодки типа «Бурят» и «Монгол» // Судостроение. — 2008. — № 5.

Черников И.И. Канонерские лодки типа «Красная звезда» // Судостроение. — 2009. — № 1.

Черников И.И. Мониторы типа «Шквал». — СПб., 2009.

Хроника боевых действий на Чудском озере и на озере Ильмень в Великой Отечественной войне Советского Союза в 1941, 1943 и 1944 г. — М., 1945.

Хроника боевых действий Онежской флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза в 1941 г. Вып. 1, 2. — М., 1945.

Хроника боевых действий Пинской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза в 1941 г. — М., 1945.

Хроника боевых действий Волжской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза в 1941 г. Вып. 1, 2, — М., 1945.

Хроника боевых действий Краснознаменной, ордена Ушакова 1 степени Днепровской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза. Вып. 1, 2. — М., 1948.

Хроника боевых действий Краснознаменной орденов Нахимова 1 степени, Кутузова 2 степени Дунайской флотилии. Вып. 2. — М., 1951.

Широкорад А.Б. Корабли и катера ВМФ СССР 1939–1945 гг. — Минск, 2002.

ЦВМА. Ф. 45, оп. 00203, д. 29; Ф. 1143, оп. 1, д. 129; Ф. 1143, оп. 3, д. 24; Ф. 1143, оп. З, д. 60; Ф. 1790, оп. 15, д. 27.

РГАВМФ. Ф. Р-441, оп. 1, д. 1542; Ф. Р-441, оп. 2, дд. 529, 531, 532; Ф. Р-441, оп. 3, д. 1153; Ф. Р-441, оп. 4, д. 296.

Примечания

1

Юлий Юльевич Бенуа (1908–1966, Санкт-Петербург), отец — подпоручик Ю. Ю. Бенуа (1882–1941), дед — академик Ю.Ю. Бенуа (1850–1928). Окончил школу при костеле Святой Анны (1925), студент Политехнического института (затем Ленинградский кораблестроительный), инженер-исследователь НИИ судостроения, КБ Кронштадтского Морского завода (1930). В 1935 г. его родителей, как врагов народа, выслали в Казахстан. Бенуа ожидала та же участь, но нарком обороны К.Е. Ворошилов предотвратил эту акцию. Юлий Юльевич руководил группой общего проектирования «Речсудопроекта» (1935); начальник корпусного отдела (1939), главный конструктор бронекатеров проекта 1124(1941). Талант Бенуа проявился при выборе архитектурно-компоновочных решений, теоретических обводов, броневой защиты жизненно важных постов. Применение сварных конструкций позволило наладить серийное производство этих кораблей в короткие сроки. В 1936–1945 гг. построено 97 БКА проекта 1124. В ходе войны Ю.Ю. Бенуа провел модернизацию этих кораблей, повысил их боевую мощь.

После войны руководил проектированием и внедрением в производство БКА проектов 190, 191М, 192 и 1204, а также амфибийного десантного корабля «Джейран». Главная государственная награда у Ю.Ю. Бенуа была одна — медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

(обратно)

2

Поданным А.Б. Широкорада. — Авт.

(обратно)

Оглавление

  • БРОНЕКАТЕРА ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА
  • БРОНЕКАТЕРА ПРОЕКТА 1124
  •   Первая серия бронекатеров
  •   Ленинградские бронекатера
  •   Бронекатера Зеленодольского завода
  •   В условиях военного времени
  •   Бронекатера из Новосибирска
  • БОЕВЫЕ МИЛИ БРОНЕКАТЕРОВ
  •   Бронекатера Балтийского флота
  •   Ладожская военная флотилия
  •   Онежская военная флотилия
  •   Чудская военная флотилия
  •   Волжская военная флотилия
  •   Азовская военная флотилия
  •   Дунайская военная флотилия
  •   Днепропетровская военная флотилия
  •   Амурская военная флотилия
  • В МИРНЫЕ ГОДЫ
  •   Передислокация из Германии в Пинск
  •   Оккупация Австрии
  •   Дунайская флотилия
  •   Бронекатера наркомата внутренних дел
  •   1-й учебный отряд ВМФ
  •   Памятники
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • ПРИЛОЖЕНИЯ
  •   Приложение 1. 76,2-мм пушки
  •   Приложение 2. 7,62-мм пулеметы ДТ и ДА
  •   Приложение 3. 12,7-мм пулемет ДШК
  •   Приложение 4. 37-мм автоматическая зенитная пушка 70-К
  •   Приложение 5. Химвооружение
  •   Приложение 6. Реактивные установки
  •   Приложение 7. Бронекатера проекта 1124
  • УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
  • ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ


  • Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...