загрузка...
Перескочить к меню

Голландские крейсера Второй Мировой войны (fb2)

- Голландские крейсера Второй Мировой войны (а.с. Боевые корабли мира-1) 7.57 Мб, 131с. (скачать fb2) - Александр Донец

Настройки текста:



Annotation

Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!


Александр Донец

От автора

Введение

Первенцы нового флота

Третий крейсер для ост-индских колоний

Пигмеи класса крейсеров

Дальнейшее развитие класса легких крейсеров в Голландии

Деятельность голландских легких крейсеров

История службы

Java

 Sumatra

Крах Голландской Ост-Индии

De Ruyter

Tromp

Jacob van Heemskerck

Заключение

Приложение

Источники и литература:




Александр Донец


Голландские крейсера Второй Мировой войны



«Пьедестал» 2000 г.

Ответственный редактор: С. М. Харченко

Компьютерная графика: В. В. Иванов

Графика: А. В. Радченко

Электронная версия макета: 3. В. Резник



На 2-й странице обложки: Крейсер Java в первые годы службы в Ост-Индии

На 3-й странице обложки: Крейсер De Ruyter во время перехода в Голландскую Ост-Индию

На 4-й странице обложки:

Вверху — легкий крейсер De Ruyter (ex-De Zeven Provinciën)

Внизу — ракетный крейсер De Zeven Provinciën (ex-Kijkduin, ex-Eendracht)


De Ruyter в период приемочных испытаний, апрель 1936 года


От автора


В настоящей работе читатель найдет рассказ о кораблестроительной политике Нидерландов в первой половине XX века, о конструкции и истории голландских крейсеров, а также о падении колониальной власти Нидерландов в Ост-Индии (Индонезии). Толчком к ее написанию послужил выход в екатеринбургском издательстве «Зеркало» перевода книги А.Крозе «Голландский флот в войне». Заинтересовавшись этой темой, я обратился к справочной литературе и столкнулся со скудностью, фрагментарностью и разноречивостью сведений о голландском флоте. Не секрет, что в нашей морской литературе история зарубежных флотов, пренебрежительно называемых «малыми», являет собой сплошные «белые пятна». В связи с этим возникло желание собрать воедино те разрозненные данные по голландским крейсерам, которые можно почерпнуть из доступных автору источников. Но поскольку количество таковых и особенно оригинальных, голландских, было весьма ограниченным, я не считаю эту монографию достаточно полной, хотя и надеюсь, что она привлечет внимание читателей и моделистов к этим замечательным кораблям.

Благодарю всех, кто помог мне в работе: П. Гайсинского, А. Радченко, В. Иванова, К. Уса, Е. Закоту, М. Цмугун, К. Короткую и многих других.

Александр Донец



Введение



Голландская колониальная империя возникла в XVII веке в период наибольшего могущества Республики Соединенных Провинций (затем Республика Нидерланды). Уже тогда Голландия являлась великой морской державой, у которой Россия под руководством Петра Великого училась искусству кораблестроения. Ее флот оспаривал первенство на морях у Испании и Англии, нанеся не одно поражение «Владычице морей», и дал истории целую плеяду таких знаменитых адмиралов и капитанов, как Мартен и Корнелис Тромпы, де Рюйтер и Ван Гален, Пит Хейн, Эвертсен и др. В дальнейшем войны с более сильными соперниками подорвали торговое и экономическое могущество Голландии, потерявшей ряд колоний и с середины XVIII века не дерзавшей более спорить со своей грозной соседкой Великобританией. К началу XX века Королевство Нидерланды уже не входило в семерку крупнейших морских держав, а функции голландского флота, считавшегося вторым в мире среди «малых» флотов, сводились прежде всего к обороне побережья. Будучи тогда третьей колониальной державой мира, эта страна содержала два совершенно различных флота. Один предназначался для охраны метрополии и состоял, в основном, из кораблей береговой обороны. Другой должен был действовать в колониях, главным образом, в Голландской Ост- Индии, как тогда называли Индонезию. Особенность этого морского театра заключалась в том, что он представлял собой цепь крупных и мелких островов, охрана которых и защита коммуникаций были не мыслимы без больших океанских кораблей. Маленькая европейская Голландия процветала за счет колониальной торговли и, естественно, ее дальневосточный флот не только не уступал флоту метрополии, но и превосходил его. И это вдвойне закономерно, поскольку население метрополии в 1905 году составляло ок. 5,4 млн. чел., а колоний — 23,9 млн. (Индонезия, Вест-Индия и Суринам).

Основу флота Голландии составляли броненосцы береговой обороны. Береговая доктрина голландского флота стала преобладающей в середине XIX в., когда миновала эпоха парусных судов. Голландцы одними из первых оценили преимущества пара над парусом и уже в 1860 г. начались напряженные модернизационные работы по оснащению голландских парусных кораблей паровыми машинами. Постройка броненосного флота в Голландии началась в то время, когда уже обрисовались идеалы, к которым принято было стремиться, и хотя можно предположить, что колебания при выборе типов существовали, но здесь полностью восторжествовала идея башенных броненосцев Кольза и мониторов Эриксона. Это были броненосцы береговой обороны, построенные частью в Англии, частью на голландских верфях, и представлявшие собой почти целиком заимствованные у других флотов типы. Например, ББО Prins Hendrik der Nederlanden, построенный в 1866 году на английской верфи Laird, являлся уменьшенной копией английского же броненосца Monarch, а броненосцы типов Evertsen и Kortenaer (спущены на воду в 1894 г.) строились подобными немецким Siegfrid или Aegir.

Но всякая колониальная империя, ввиду разбросанности своих владений, всегда остро нуждается в крейсерах, служащих главной защитой коммуникаций как в колониях, так и между колониями и метрополией. Голландская Ост- Индия имела свой собственный, довольно многочисленный «крейсерский» флот, построенный и содержимый на средства самой колонии и потому адаптированный специально для местных нужд. В течение 70-80-х гг. XIX века в Голландии были построены для ост- индского флота около трех десятков кораблей разных типов, трудно поддающихся классификации из-за их своеобразия. Примером могут служить Ceram и Flores водоизмещением 550 т., имевшие стальной корпус и днище, обшитое деревом и оббитое медью. Вооружение их состояло из трех 120-мм и одного 75-мм орудия, а наибольшая скорость не превышала 11 узлов. Они значились в списках кораблей голландского флота винтовыми судами, но с таким же успехом могли называться шхунами или крейсерами IV ранга. Тем не менее, они больше подходили для таможенно-пограничной службы и не могли считаться полноценными боевыми кораблями.

Положение несколько изменилось в 90-х годах XIX века, когда на голландских верфях были построены 8 крейсеров. Два первых, строившийся для ост- индских колоний Sumatra (1890 г., 1700т) и вошедший в состав флота метрополии Konigin Wilgelmina der Nederlanden (1892 г., 4600 т), несли тяжелое для этого класса кораблей артиллерийское вооружение (орудия калибра 280 или 210 мм). Они были довольно тихоходны, обладая всего 16—17 узловой скоростью. Следующие 6 однотипных броненосных крейсеров типа Holland (Holland, Zeeland, Friesland, Gelderland, Noordbrabant, Utrecht — 1896-99 г., /3840—3970т/19,5-20 узлов/ 2x150, 6x120, 8x75, 8x37 мм/бп 51мм, бмо 127 мм) также строились для службы в колониях. Отдельные корабли этой серии дожили до второй мировой войны. Последний из них, Gelderland, был потоплен советской авиацией на Балтике в 1944 г., находясь в составе гитлеровских Кригсмарине в качестве плавучей зенитной батареи, носившей название Niobe.

Однако затем для голландского крейсерского флота наступила более чем пятнадцатилетняя пауза. С одной стороны, требовались средства для строительства очередной пятерки броненосцев береговой обороны и кораблей других классов, с другой — немалый ущерб нанесла многолетняя колониальная война в Индонезии, длившаяся с 1873 по 1904 г. К тому же, в связи с планировавшейся постройкой пяти линейных кораблей (заимствованный проект испанских дредноутов типа Espana), финансовые отчисления на строительство новых крейсеров могли ожидаться не ранее 1915 г. Между тем, мир находился на пороге грозных событий. В Европе бросившая вызов английскому могуществу кайзеровская Германия наращивала вооружения, готовясь к войне, а на Дальнем Востоке росла угроза экспансии со стороны Японии, которая после победоносных войн с Китаем и Россией стала сильнейшей морской державой дальневосточного региона. Сложившийся здесь баланс сил был окончательно нарушен, когда Великобритания отозвала свою тихоокеанскую эскадру линкоров в связи с ростом напряженности в Европе, а базировавшаяся на Владивосток русская крейсерская эскадра не могла противостоять растущей мощи Японии, приступившей к постройке дредноутов и не уступающих им по огневой силе линейных крейсеров в рамках знаменитой программы «Флот 8-8». Таким образом, момент, когда богатые нефтью и другими видами сырья голландские колониальные владения окажутся в сфере японских интересов, становился лишь вопросом времени.

Sumatra, первый колониальный крейсер специальной постройки для Голландской Ост-Индии, в июне 1891 года. Корабль классифицировался как бронепалубный корвет, а его проект носил отпечаток влияния современных ему проектов «эльсвикских крейсеров»


Первенцы нового флота



Угроза японской экспансии стала причиной принятия Голландией в 1908 году новой судостроительной программы, согласно которой в течение трех следующих лет из бюджета страны были выделены средства на постройку броненосца береговой обороны увеличенного водоизмещения с 11-дюйм, орудиями (De Zeven Provinciën, 6530 т), 6 эсминцев, 2 подводных лодок (в том числе одна для Ост- Индии), 4 дизельных канонерских лодок для флота метрополии, а также средства на модернизацию 2 броненосцев типа Kortenaer. Уже утвержденный проект серии из 4 броненосцев береговой обороны назначили к реализации в 1912 году.

Но в последний момент проект броненосца был отвергнут морским министром, решившим, что новые корабли недостаточно вооружены. После этого в июне 1912 г. весь комплекс вопросов, касающихся колониальных морских сил, передали в Королевскую комиссию по кораблестроению. Комиссия пересмотрела программу 1908 года и пришла к выводу о необходимости постройки для Нидерландов нового флота. Программа развития голландских военно-морских сил, представленная комиссией 2 июля 1913 г., стоимостью 17 млн. гульденов и рассчитанная на 35 (!) лет, вызвала бурю в парламенте и стала причиной правительственного кризиса. В конце концов, она все же была утверждена, хоть и в несколько измененном варианте. Но из-за вспыхнувшей вскоре мировой войны, в которой Нидерланды как нейтральная страна участия не принимали, ни один пункт амбициозной программы 1913 года выполнен не был.

Для нейтральной Голландии 1-я мировая война стала тяжелым испытанием. Неограниченная подводная война, жертвами которой стало большое количество пассажирских и торговых судов, нанесла ощутимый удар традиционной морской торговле этой страны. Находясь между воюющими сторонами, Голландия была вынуждена держать на границах большую армию, обеспечивавшую ее нейтралитет. На море ту же задачу выполнял приведенный в постоянную боевую готовность флот метрополии. Еще одной проблемой являлись сорванные с минрепов и дрейфующие в голландских водах мины заграждения. Общая сумма убытков Нидерландов за период войны составила 147 млн. фунтов стерлингов в ценах 1920 года.

Первоначальный вариант проекта крейсера, предложенный немецкими инженерами верфи Krupp-Cermania в начале 1915 года. Он представлял собой улучшенный проект германского крейсера Karlsruhe и тоже имел четыре дымовых трубы


Из опыта боевых действий «Великой войны» голландцами был сделан правильный вывод о недостаточном развитии своего подводного и крейсерского флота (последнему не уделялось внимание уже более полутора десятилетия). Чтобы усилить военно-морские силы для выполнения новых боевых задач, определившихся в период мировой войны, законом о флоте 1915 года предусматривалась постройка 2 новых крейсеров, 4 подводных лодок и 6 гидросамолетов. Кроме того, в состав флота вошли две подлодки — английская и немецкая, потерпевшие аварию в голландских водах Проектирование крейсеров началось еще в 1914 году. Тогда же германская верфь Krupp Germania в Киле, инженеры которой и прежде неоднократно сотрудничали с голландскими кораблестроителями, получила запрос о предоставлении чертежей и технических решений, которые могли бы использоваться для проектируемых в Голландии кораблей. В начале 1915 г. немцы представили улучшенный проект построенного недавно верфью легкого крейсера Karlsruhe. Предложенный корабль также должен был иметь 4 дымовые трубы, но его водоизмещение было на 25% больше, чем у немецкого прототипа (6170 тс), а главное вооружение составляли орудия более крупного калибра. В качестве альтернативы предлагался равноценный по характеристикам вариант с двумя трубами, напоминавший силуэтом немецкий линейный крейсер Moltke. Именно альтернативный вариант и был избран голландцами для дальнейшей разработки.

Голландцы не участвовали в войне и имели возможность основательно и без спешки разрабатывать свой собственный, весьма специфический тип крейсера. Понимая, что главным противником их дальневосточного флота будет, по всей вероятности, японский флот, они решили уделить больше внимания огневой мощи своих крейсеров, которые должны были превосходить по силе крейсера воюющих держав. Проектом предусматривалось вооружить новые корабли десятью 150-мм орудиями, расположенными возвышенно в диаметральной плоскости и по бортам так, чтобы по носу и корме могли вести огонь одновременно 4-5 орудий, а на каждый борт — 7. Современные им английские (типа Town — 8 орудий калибра 152 мм) и немецкие (типа Stadte — 8x150 мм) крейсера по носу и корме могли вести огонь лишь 2-3, а на борт — 5 орудиями (в обоих случаях большинство орудий устанавливались побортно). Правда, такое усиление огневой мощи потребовало дальнейшего увеличения размерений голландских кораблей и их водоизмещения (6670 т).

Утверждение проекта состоялось 21(15) июля 1915 г. Было решено, что постройка крейсеров будет производиться в Голландии при содействии фирмы Круппа. Германская фирма обязывалась обеспечить необходимые для строительства материалы, технический надзор и выполнение особо сложных работ. Средства для постройки должны были поровну выделить голландское морское министерство и министерство колоний.

Утвержденный 21 июля 1915года проектверфи Knipp-Cermania. Став двухтрубным, крейсер приобрел сходство с немецкими линейными крейсерами



Постройка кораблей

Получившие названия двух самых крупных островов Голландской Ост-Индии крейсера, предусмотренные программой развития флота 1915—16 гг., были заложены на голландских верфях в 1916 году и должны были войти в строй в 1918 году. Согласно программе 1917- 18 гг. к постройке назначался еще один, третий корабль этого типа — Celebes, заложенный на верфи Fijenoord-Werft в Роттердаме. Уже в процессе работ первоначальный проект подвергся значительным изменениям. Celebes должен был стать флагманским кораблем ост-индского флота и поэтому имел удлиненный корпус и большее водоизмещение. Его готовность намечалась на 1920 г. Однако мировая война стала причиной нехватки кораблестроительных материалов, поскольку с самого начала строительства немцы задерживали поставку необходимого им самим сырья и оборудования. Это, а также строгое соблюдение восьмичасового рабочего дня и английская морская блокада привели к значительному опозданию по срокам сдачи кораблей. К концу войны проект полностью устарел и построечные работы были временно приостановлены. В1919 году постройку Celebes окончательно отменили, а собранный на стапеле корпус разобрали. Встал вопрос о судьбе остальных 2 кораблей, степень готовности по корпусу которых была достаточно высокой. Предлагалось даже закончить их в качестве торговых судов, но оказалось, что корпуса крейсеров не подходят для этой роли. Для заказа нового проекта, наиболее полно учитывающего опыт минувшей войны и совместимого с уже почти готовыми корпусами, был установлен контакт с английской фирмой Vickers. Англичане отнеслись к заказу без должного внимания, предложив втиснуть мощное вооружение и машины голландских крейсеров в увеличенный всего до 5150 т корпус крейсера типа D (проект № 767 ot2.08.1920). Британское предложение являлось неприемлемым и было решено заканчивать постройку кораблей согласно с первоначальным проектом. Утвержденный в 1920 году бюджет предусматривал продолжение строительства «с полным напряжением сил», в результате чего Java и Sumatra, наконец, вошли в строй в 1925-1926 годах. К этому времени они уже не являлись сильнейшими крейсерами в мире: строившиеся повсюду по вашингтонским нормам крейсера значительно превзошли их как по водоизмещению, так и по огневой мощи.

Законченные постройкой крейсера лишь незначительно отличались от проекта. На обеих мачтах были смонтированы по два прожектора и, кроме того, их венчали наблюдательные посты в виде «воронки». Для обслуживания бортовых гидросамолетов-разведчиков установлены палубные краны




Общее описание кораблей

Архитектура крейсеров типа Java носила явный отпечаток влияния последних проектов немецких крейсеров периода первой мировой войны, что было вполне логично, учитывая активное участие в их постройке германских фирм и тот резонанс, который получили рейдерские действия немецких крейсеров в первый год войны. По внешнему виду «явы» весьма напоминали корабли типа Königsberg II кайзеровского флота, хотя и имели две массивные дымовые трубы вместо трех на «немцах».

Спроектированный для службы в океанских просторах ост-индских колоний крейсер получил высокобортный корпус с небольшой седловатостью в носовой оконечности, имевшей почти вертикальный форштевень. Прекрасная мореходность обеспечивалась протяженным на 4/5 длины корпуса полубаком. Выполненный по продольной системе набора корпус разделялся продольными и поперечными переборками на водонепроницаемые отсеки. В районе машинных и котельных отделений корабль имел двойное дно, помещения которого использовались для хранения жидкого топлива, пресной воды (технической и питьевой) и балласта. Топливные танки и цистерны с водой нигде непосредственно друг к другу не примыкали, в обязательном порядке разделяясь кофердамами.

Длина корпуса по ватерлинии составляла 153 м, наибольшая — 155,3 м, ширина корабля — 16 м, средняя осадка — 6,1 м, конструктивная осадка — 5,5 м. Стандартное водоизмещение составляло 6670 тс (6776т)[1 Ввиду значительной разницы характеристик, подающихся в разных источниках, здесь и далее в скобках указываются сведения, отличные от общераспространенных.], а полное — 8208 тс (8339т). Корабль имел два боковых киля длиной 40 м. Корпус флагманского крейсера Celebes по проекту был на 3 м длиннее, а водоизмещение — на 155 т больше.

Благодаря большой протяженности полубака и, соответственно, большому количеству свободной площади, обитаемость кораблей оказалась достаточно хорошей. Кубрики экипажа занимали всю носовую часть корпуса на главной палубе, а в корме находились офицерские каюты, душевые и прочие служебные помещения. На средней палубе в носу располагались каюты унтер-офицеров и помещения корабельного лазарета. Жилые и служебные помещения командира корабля размещались в кормовой надстройке, а в носовой — радиорубка, помещения корабельной пекарни и камбуза, над ними — ходовая, штурманская и бронированная боевая рубки.

Обе мачты-однодеревки имели характерные для немецких легких крейсеров времен первой мировой войны наблюдательные посты в виде «воронки» и ярусное расположение прожекторных площадок.



Энергетическая установка

Паротурбинная установка кораблей типа Java имела линейное расположение и состояла из трех турбозубчатых агрегатов (ТЗА) типа Крупп — «Германия» (на Sumatra — типа Цолли, поскольку уже приготовленные для этого крейсера турбины того же типа, что и на Java, были уничтожены пожаром на верфи. На начальном этапе службы турбины типа Цолли стали причиной возникновения различного рода проблем, пока машинная команда не приобрела достаточный опыт в их обслуживании). Мощность машин крейсера Java составляла 65000 л.с., a Sumatra — 72000 л.с., что позволило им развить на ходовых испытаниях максимальную скорость 30 (Java) и 30,63 узла (Sumatra). Запасы нефти колебались от 1070 до 1200 т. Это обеспечивало дальность плавания 4800 морских миль при скорости 12 узлов и соответственно 3600 морских миль при скорости 15 узлов.

Посредством редуктора турбины приводили в движение три гребных вала с трехлопастными винтами. Кормовая турбина была сопряжена со средним гребным валом, а носовые турбины работали на боковые валы. Гребной вал правого борта вращался вправо, остальные — влево. Диаметр боковых винтов составлял 4100 мм, среднего — 3400 мм. Крейсера имели один руль балансирного типа площадью 17,5 м², установленный за средним гребным винтом.

Располагавшаяся дальше в нос котельная группа состояла из 8 водотрубных котлов типа Шульц-Торникрофт. Первая мировая война ясно продемонстрировала преимущества нефти перед углем, поэтому котлы голландских крейсеров отапливались исключительно нефтью, тем более, что корабли предназначались для службы в богатых этим видом топлива Ост-Индских колониях. Расположенные попарно в четырех котельных отделениях котлы обеспечивали турбины паром с рабочим давлением 18 кг/см². Дымоходы передней и задней пар КО были выведены во внешне заметно разнесенные трубы.

Довольно развитая для своего времени корабельная энергосистема питалась тремя турбогенераторами и одним генератором высокого напряжения общей мощностью 200 кВ, вырабатывавшими ток напряжением 225 вольт.



Бронирование

Бронирование также практически повторяло военные проекты немецких легких крейсеров. Несколько усиленный бортовой пояс толщиной 75 мм и шириной 3,2 м протяженностью 120 м по ватерлинии прикрывал артиллерийские погреба, котельные и машинные отделения. Рулевое устройство защищалось 50-мм броней. Поясные броневые плиты устанавливались на подкладку из тикового дерева. Единственное отличие голландской схемы бронирования состояло в том, что 50-мм скосы броневой палубы соединялись не с нижним краем бортового пояса, а с верхним, тем самым не усиливая защиту борта, а лишь увеличивая объем броневой цитадели. Броневая палуба прерывалась только световыми люками и дымовыми и вентиляционными каналами котельных и машинных отделений. Она имела толщину 25 мм (по др. данным, 37,5 мм). Цитадель замыкалась в носу и корме 60-мм траверзами.

Боевая рубка, оборудованная навигационными и артиллерийскими централями, защищалась 100-125 мм броней, а орудия главного калибра имели щиты толщиной 100 мм. Бронирование дымоходов котельных отделений составляло 50 мм. В целом броневая защита голландских крейсеров выглядела весьма солидной и гарантировала корабли от огня 6-дюймовых орудий на средних дистанциях боя (до 60 каб.).

Java в период приемочных испытаний. Палубные краны еще не установлены. 1924год

Крейсер Java на ходовых испытаниях. 1924 год



Вооружение

Главный калибр крейсеров составляли 10 скорострельных 150-мм шведских орудий MkVI Bofors М1924 с длиной ствола 50 калибров (согласно части голландских источников, флот Нидерландов после длительных проволочек получил из Германии для вооружения своих крейсеров 150-мм орудия Круппа, первоначально предназначавшихся для фортификационных сооружений). Четыре из них размещались возвышенно в диаметральной плоскости корабля, а остальные шесть — тремя парами побортно: две пары — у дымовых труб и третья — перед кормовой надстройкой. Возвышенное расположение орудий обеспечивало 7-орудийный бортовой залп и 4-орудийный в нос и корму.

Собственно, калибр орудий составлял 149,1 мм (5,87 дюйма), а длина ствола — 52,65 калибров. Орудия Bofors MkVI имели горизонтальные скользящие замки и стреляли бронебойными снарядами весом 46,7 кг или 46-кг гранатами с начальной скоростью 900 м/сек. Пороховой заряд сначала весил 16,9 кг, а картуз 9,5 кг, затем стали применять английские заряды весом соответственно 15,88 кг и 17 кг. Вес самого орудия колебался между 7,24 и 7,5 т, а со станком и броневым щитом достигал 20 т. Максимальный угол возвышения составлял 29’, при этом дальность стрельбы равнялась 21200 м., т.е. около 120 кабельтовых.

Зенитное вооружение также было типичным для тех времен и не отличалось ни новизной, ни разнообразием. Оно состояло из 4 зенитных 75-мм орудий типа Bofors-Wilton/Fijenoord с длиной ствола 55 калибров. Они размещались парами на носовой и кормовой надстройках. Такое орудие со станком весило 1385 кг, вес выстреливаемого с начальной скоростью 895 м/сек. снаряда составлял 5,9 кг.

От традиционных для легких крейсеров торпедных аппаратов голландцы решили отказаться. Вместо этого корабли были вооружены обычным для голландского флота оружием — минами. Как известно, принятая Нидерландами доктрина береговой обороны предусматривала защиту побережья посредством активных минных постановок. Поэтому крейсера принимали на борт по 12 морских мин, хранившихся в специальных минных погребах, которые находились в районе кормовой надстройки. Для транспортировки мин от погребов к кормовому срезу на палубе юта были оборудованы рельсовые пути, в связи с чем в случае минных постановок неизбежно возникали проблемы с использованием кормовых орудий. Противоминную оборону обеспечивали 4 паравана.



Авиационное вооружение

С начала 20-х годов крупные артиллерийские корабли стали оснащать бортовыми самолетами-корректировщиками для обеспечения точной стрельбы на дальние дистанции и ведения воздушной разведки. Новый вид корабельного вооружения не был обойден вниманием и в голландском флоте. Вскоре после окончания постройки крейсера типа Java получили по два поплавковых гидросамолета. Авиационное вооружение и оборудование не было предусмотрено проектом, что не позволило оборудовать эти корабли ангарами, поэтому самолеты размещались на огражденной площадке между дымовыми трубами. Такой способ «парковки» сильно ограничивал степень готовности машин к полетам и значительно снижал их срок службы, но с этим приходилось мириться на большинстве современных «явам» легких крейсеров, имевших корабельную гидроавиацию. Для спуска на воду и подъема самолетов с воды по бортам возле первой дымовой трубы были смонтированы два небольших крана.

Точно определить состав авиационного вооружения крейсеров в различные периоды службы весьма затруднительно из-за существенных расхождений в данных разных источников. Одни из них вообще не называют типов самолетов, другие умалчивают о фактах замены гидроавиации, третьи приводят разноречивую информацию. Например, 3. Фрейвогель, работа которого послужила ценным источником для написания данной монографии, сообщает об оснащении «яв» после окончания постройки двухместными двухпоплавковыми бипланами деревянной конструкции Fairey lirCampania”, а затем о замене их в 1926 году голландскими гидросамолетами Fokker C.VIIIW. Однако производство последних началось, по данным Jane и Шведе, в 1932 году, а по сведениям самого Фрейвогеля даже в 1934! М.Ледэ, автор монографии по истории морской авиации Голландской Ост-Индии (Marineluchtvaartdienst — MLD — в нее входили и 2 авиагруппы, самолеты которых базировались на кораблях ост-индского флота) ничего не сообщает о гидропланах этих типов в составе MLD. Согласно Ледэ, основными корабельными разведчиками в Ост-Индии до 1928 г. являлись машины типа Van Berkel WA (копия немецкого гидросамолета периода l-й мировой войны Hansa-Brandenburg W.12). В 1928 г. выработавшую ресурс авиатехнику на крейсерах заменили закупленными в Англии для пробы четырьмя двухместными поплавковыми бипланами со смешанной конструкцией Fairey IIIF. Но в процессе эксплуатации выявились недостатки этих машин, делавшие их непригодными для выполнения требуемых от них функций. Служба в условиях влажных тропиков Ост-Индии да еще при базировании на открытой площадке быстро приводили в негодность полотняную обшивку самолетов, а их недостаточная скорость (180-190 км/час) была явно неподходящей для разведчиков. Поэтому, на мой взгляд, именно Fairey IIIF, а не Fairey III "Campania" заменили таким же количеством поплавковых гидросамолетов Fokker C.VIIW, прибывших в Ост-Индию на рубеже 1928-29 гг. Эти машины значительно превосходили английские гидропланы. Мотор фирмы Rolls Royce мощностью 690 л.с. обеспечивал большую скорость (260 км/ч), потолок составлял 7400-8000 м против 5800 м у предшественника, а дальность и время полета — соответственно, 900 км и 5 часов. Кроме прямых обязанностей, Fokker мог выполнять функции самолета ПЛО, неся бомбовую нагрузку[2 Автор не считает вышеприведенную версию авиаоснастки крейсеров типа Java справедливой и предоставляет читателю самому разобраться в этом вопросе.].

Van Berkel WA являлись основными машинами морской авиации Голландской Ост- Индии в первые годы существования MLD. Они широко использовались для почтовых перевозок, патрульных полетов, а также в качестве бортовых разведчиков на крейсерах и эсминцах ост-индской эскадры

Разработанный в 1926году в Англии в качестве ближнего разведчика-корабельного катапультного гидросамолета Fairey IIIF. Четыре машины этого типа были закуплены для пробы Нидерландами в 1928году



Приборы управления артиллерийским огнем и прочее оборудование

Система упрвления артогнем голландских крейсеров являлась достаточно архаичной и в целом повторяла таковую десятилетней давности на немецких крейсерах, отличаясь от нее лишь большим количеством дальномерных постов; Для определения дистанции служили три 4-метровых дальномера (на надстройках и на КДП между шлюпочной палубой и кормовой надстройкой) и один 2-метровый зенитный дальномер, который размещался на открытом мостике у подножия фок- мачты. Информация по средствам телефонной связи передавалась в центральный пост под броневой палубой, откуда, также по телефону, поступала в боевые посты. Все приборы управления огнем производства немецкой фирмы Hazemeyer с оптикой фирмы Zeiss.

Крейсер был оснащен 6 боевыми 1200-мм прожекторами по типу немецких крейсеров периода первой мировой войны.

На каждой мачте имелись (одна над другой) по две прожекторные платформы, остальные два прожектора размещались на площадках по бокам второй дымовой трубы. Два сигнальных 80-см прожектора были установлены на ходовом мостике.

Корабли имели по два становых якоря и одному запасному, каждый весом 4 т. В связи с предстоящей службой в условиях тропиков крейсера оснащались специальным аэрационным оборудованием, обеспечивавшим температуру не выше +30°С в артиллерийских погребах и -2,5°С в холодильных камерах для провианта, а их жилые и служебные помещения — обширной системой вентиляции (прообраз современных кондиционеров). Средства внугрикорабельной связи состояли из переговорных труб и телефонных аппаратов.

Модернизация 1934-35 годов и изменения вооружения в ходе службы В 1934-35 годах крейсера прошли комплекс модернизационных мероприятий, направленных, в основном, на снижение «верхнего» веса и усиление зенитного вооружения кораблей. Работы производились силами яванского судоремонтного предприятия Arsenal в Сурабае и продолжались около года.

В ходе работ значительно укороченная грот-мачта была перенесена ближе к миделю — непосредственно за вторую дымовую трубу, а оба кормовых прожектора смонтировали на новых площадках по сторонам грот-мачты. Фок-мачту-однодеревку заменили более короткой мачтой трубчатой конструкции, такой же, как на немецких легких крейсерах межвоенного периода. Теперь вместо прежней «воронки» наблюдательного поста ее венчала башенка артиллерийского директора. Размещеные на фок-мачте прожектора сохранили свои позиции, хотя были расположены несколько ниже, а нижняя прожекторная платформа стала треугольной. На ее крыльях установили 12,7-мм зенитные пулеметы. Положение прожекторов на второй дымовой трубе осталось прежним.

Артиллерия главного калибра в течение всей службы крейсеров не менялась. Лишь в 1944 году при подготовке крейсера Sumatra к затоплению его орудия MkVI М1924 были демонтированы и переданы на голландские канонерки Flores и Soemba в связи с износом их собственных орудий Bofors MkVII М1925, аналогичных главному калибру крейсера.

Корабельный разведчик Fokker С. VIIW с бортовым номером V-5 под стрелой крана крейсера Java

Крейсер Java после модернизации

Модернизация 1934-35годов несколько изменила облик старых крейсеров. Мачты кораблей были значительно укорочены, а на топе фок-мачты установили артиллерийский директор


Зато зенитное вооружение подверглось коренным переменам, хотя и явно недостаточным. Во время модернизации 1934-35 гг. трехдюймовки были заменены четырьмя (Java) или шестью (Sumatra) 40-мм орудиями Bofors MkIII в спаренных установках, монтировавшихся на кормовой надстройке. Дополнительным зенитным вооружением являлись 4 пулемета калибра 12,7 мм, которые впоследствии на крейсере Sumatra частично или полностью были заменены 20-мм орудиями Oerlikon

[3 В голландских публикациях существует несколько версий зенитного вооружения модернизированных в 1934-35 гг. крейсеров типа Java. Кроме вышеприведенной версии, можно встретить также и следующие варианты:

1. Оба корабля: 6x40,4x12,7;

2. Java — 4, Sumatra — 6x40, оба корабля — по 6x12,7 мм;

3. Java — 8, Sumatra — 6х40-мм одноствольных установок MkIII, 6x12,7 мм. Кроме того, имеются сомнения по поводу замены на Sumatra 12,7 мм зенитных пулеметов 20-мм пушками Oerlikon. В 1940-1942 гг. крейсер прошел ряд частичных модернизаций, после которых он имел следующие характеристики: водоизмещение 6795 тс; вооружение— 10x150; 6x40 зен., 6х12.7зен. (об «эрликонах» нет и речи), 2 бомбосбрасывателя, без самолетов; экипаж — 526 чел. Возможно, информация об «эрликонах» появилась в связи с планировавшейся модернизацией Sumatra в Англии, которая так и не состоялась.].

Не только голландскому, но и всем флотам воюющих стран потребовалось два года войны, чтобы полностью осознать слабость ПВО боевых кораблей и усиливать ее всеми возможными средствами, иногда даже в ущерб главному калибру.

Не обошлось без изменений и в авиационном оборудовании крейсеров. Прежние грузовые краны для обслуживания самолетов были заменены более мощными, а их стойки послужили опорами для прожекторной площадки с 12,7-мм зенитными пулеметами.

В модернизированную систему управления огнем входили три 4-м дальномера в трех прежних КДП и артиллерийский директор в новом посту управления огнем на топе фок-мачты, появление которого увеличило точность огня и сократило время поступления данных для стрельбы в боевые посты. Двухметровый зенитный дальномер был демонтирован в процессе модернизации.

Модернизационные работы были закончены летом 1935 года. Однако недостаточная оснащенность колониальных судоремонтных предприятий не позволила осуществить в полном объеме необходимый ремонт устаревших и изношенных непрерывной десятилетней службой кораблей. Это стало причиной того, что спустя несколько лет крейсера пришлось поочередно отправлять в метрополию для квалифицированного капитального ремонта. Модернизация 1934-35 годов лишь незначительно повысила боевую ценность старых крейсеров, по-прежнему остававшимися кораблями, построенными по проекту периода первой мировой войны. Понимали это и сами голландцы, в связи с чем в конце 30-х появились планы их новой модернизации, заключавшейся в изменении состава и расположения артиллерии главного калибра и усовершенствовании системы ПВО кораблей. Согласно этим планам, главный калибр должен был размещаться в 4 двухорудийных башнях, расположенных в диаметральной плоскости, что давало возможность участвовать в бортовом залпе всем 8 орудиям вместо прежних 7. Кроме того, освобождалось место для торпедных аппаратов либо для размещения мощной батареи зенитных автоматов (10 спаренных установок «бофорсов»). Однако в 1938 г. было принято решение о замене «яв» уже заказанными крейсерами типа Kujkduin и от модернизации вооружения старых кораблей отказались. Тем не менее, они успели частично получить новые зенитки. В 1939 г. на вооружение поступили стабилизированные в трех плоскостях 40-мм зенитные системы Hazemeyer- Bofors MkIV, разработанные голландской фирмой N.V. Hazemeyer Signaal Apparaten и впервые установленные в 1936 году на крейсере De Ruyter (правда, в сочетании с более ранней моделью орудия Bofors MkIII). Известно, что такие спаренные зенитные системы были расположены на кормовых надстройках «яв», однако более точные данные о времени установки и их количестве отсутствуют.

Еще в 1937-38 гг. во время капитального ремонта крейсеров в метрополии они получили новые гидросамолеты Fokker C.XIW, такие же, как на крейсере De Ruyter. И наконец, прошедший в 1940-42 годах несколько частичных модернизаций крейсер Sumatra имел в составе вооружения 2 бомбосбрасывателя глубинных бомб. Они находились на корме и имели по 5 бомб в стеллаже.

Согласно разработанному в конце 30-х годов проекту новой модернизации крейсеров типа Java главная артиллерия должна была размещаться в четырех двухорудийных башнях, расположенных в диаметральной плоскости, а зенитное вооружение кораблей усиливалось десятью сдвоенными установками 40-мм орудий Bofors

Крейсер Java. Зенитные установки Bofors с системой управления огнем Hazemeyer, появившиеся на корабле в конце 30-х годов



Экипаж

Списочная численность экипажа крейсеров по штатам мирного времени составляла 480 человек (30 офицеров, 50 унтер-офицеров и 400 матросов).

В начале 1942 года модернизированный крейсер Sumatra имел экипаж из 526 человек, состоявший из 35 офицеров, 54 старших унтер-офицеров и 437 младших унтер-офицеров и матросов [4 По данным Jane's, экипаж прибывшего в октябре 1942 года в Англию крейсера Sumatra состоял из 700 человек — 630 европейцев и 70 индонезийцев. Очевидно, такая разница в численности личного состава объясняется наличием на борту крейсера кадетов морских училищ, эвакуированных из Ост-Индии после захвата островов японцами.].

Внешний вид корабля на 1935 год. На виде сбоку показан момент спуска гидросамолета на воду


Экипаж крейсера Java по штатам военного времени имел примерно тот же количественный состав и комплектовался в Ост-Индии, где после оккупации Голландии началась призывная компания как среди европейского населения, так и среди «островитян», как голландцы называли индонезийцев. Военно- морскому флоту пришлось привлекать к военной службе моряков торгового флота, чтобы довести сокращенные экипажи мирного времени до полной численности по военным штатам. Набирали также и офицеров для ВМФ, призвав множество резервистов и военнообязанных.

Как уже отмечалось выше, крейсера типа Java имели хорошие условия обитания благодаря достаточному количеству просторных и хорошо вентилируемых помещений для экипажа.

В состав плавсредств крейсеров входили три моторных катера и гребной баркас со вспомогательным двигателем, размещавшиеся на кильблоках на рострах между второй дымовой трубой и кормовой надстройкой. Они обслуживались грузовой стрелой, установленной на грот-мачте. Два шестивесельных яла располагались на шлюпбалках на шкафуте. Кроме того, на крейсерах имелись спасательные плоты.

Гидросамолет Fokker C.XIWc бортовым номером W-Юна крейсере Summatra. Фотография также дает возможность рассмотреть обслуживавшие бортовую авиацию краны и нижнююлрожекторную платформу, сопряженную с фок-мачтой и носовой трубой



Окраска

С момента вступления в строй крейсера типа Java имели неизменную светло-шаровую окраску. После начала второй мировой войны на обоих бортах в носовой части находившегося тогда в европейских водах крейсера Sumatra появились изображения национального флага Нидерландов в более светлом обрамлении в качестве быстроидентифицируемого знака нейтралитета.

Со вступлением Нидерландов в войну и, в частности, после японского нападения на Перл-Харбор и начала военных действий на Тихом океане, голландские корабли получили камуфляжную окраску. Сначала крейсер Java, а затем и Sumatra, проходивший ремонт и частичную модернизацию в конце 1940 — начале 1942 года в Сурабае, были камуфлированы широкими косыми и ломаными полосами. К сожалению, по черно-белым, военного времени фотографиям точно определить расцветку камуфляжа невозможно. Очевидно, это были полосы различных оттенков серого цвета.


Третий крейсер для ост-индских колоний



Пережив ужасы мировой войны, послевоенный мир глубоко верил в то, что «Великая война» была последней в истории человечества, и потому следует немедленно ликвидировать за ненадобностью вооруженные силы всех держав, забывая знаменитую мудрость древних: Si vis pacem, para bellum[5 Лат. «Желая мира, готовься к войне».]. С начала 20-x годов наступила «эпоха «разоруженческих» конференций», стремившихся сократить рост морских вооружений.

В нейтральных Нидерландах разделяли общеевропейские пацифистские настроения. Потеря в ходе военных действий ощутимой части тоннажа торгового флота и затраты на обеспечение собственного нейтралитета нанесли Голландии огромный материальный и финансовый ущерб. Это привело к обычному дефициту средств, выделяемых на национальную оборону, что, прежде всего, касалось военно-морского флота. В этих условиях о закладке новых кораблей не могло быть и речи, поскольку вынесение на рассмотрение голландского парламента любого предложения о развитии морских сил имело бы результатом гарантированный провал.

Впрочем, такое положение было бы вполне оправданным, если бы дело касалось только ставших вполне мирными европейских пределов страны. Воды метрополии были достаточно защищены легкими миноносными силами береговой обороны и канонерскими лодками. К тому же эта защита могла быть быстро усилена обширными минными постановками. Но суть проблемы состояла в том, что Голландии требовался значительный морской флот для защиты «страны тысячи островов» — Голландской Ост-Индии, богатой различными видами сырья и, в частности, располагавшей главными запасами нефтяных ресурсов планеты. В 20-х годах Ост-Индия была седьмой в мире по нефтедобыче, объем которой составлял 20 млн. баррелей в год, что в 10 раз превышало нефтяные ресурсы вероятного агрессора—Японии.

Япония в полной мере использовала все выгоды от вступления в первую мировую войну в качестве союзника Великобритании. Без особых усилий и почти без потерь она приобрела немецкую концессию в Циндао и всю островную империю Германии в Южных морях — Маршалловы, Каролинские и Марианские острова[6 По секретному договору с Англией и благодаря ее поддержке Япония сохранила после войны все свои военные приобретения.]. Именно в этот период определились два главных направления японской экспансии — западное (оставшийся без последствий из-за вмешательства США и Англии японский ультиматум Китаю в 1915 году) и южное: Индокитай и острова Юго-Восточной Азии, причем самой желанной целью для японцев здесь являлась богатая нефтью, каучуком и оловом Голладская Ост-Индия и ее «жемчужина» — остров Ява. После неудачи с ультиматумом планы относительно Китая были отложены на будущее и превалирующим направлением стало южное.

Япония не разделяла антивоенной эйфории европейцев и американцев и, не помышляя о разоружении, упорно продолжала претворять в жизнь программу «Флот 8-8». Только что захваченные острова лихорадочно укреплялись постройкой десятков морских баз и военных аэродромов. Согласие японцев подписать Вашингтонский морской договор 1922 года было куплено обязательством США и Великобритании не строить военно-морских баз, находящихся ближе к Японии, чем существующие в Сингапуре и на Гавайях. Это означало, что у японцев развязаны руки в западной части Тихого океана.

Нельзя сказать, что в Нидерландах не сознавали нависшей над своими колониями угрозы, но Голландия не имела ни финансовых, ни политических возможностей построить большой флот, способный противостоять японскому. В начале 1920 года была создана комиссия, получившая задание обобщить опыт минувшей войны и составить планы развертывания голландского флота в случае открытия военных действий, определив его стратегические задачи и потребность в новых кораблях. Комиссия признала европейские военно- морские силы, состоящие из минных заградителей, «москитного» торпедного флота и канонерок, вполне достаточными для обороны страны. Перед основной частью голландского флота ставилась задача обеспечения защиты ост-индских колоний, которым грозила опасность, главным образом, с севера — со стороны императорского флота Японии. Для обороны Зондского архипелага предназначались, прежде всего, подводные лодки, которые должны были, взаимодействуя с эсминцами, принять на себя еще и разведывательные функции. Предусматривалась также постройка 4 крейсеров для обеспечения эскорта подлодок во время их перехода в надводном положении в районы патрулирования и обратно. В 1920 году в составе голландского флота еще не было ни одного современного крейсера: Java и Sumatra находились в достройке, а заказ третьего корабля серии (Celebes) был аннулирован. По итогам работы комиссии, потребности колониального флота определялись строго ограниченным количеством боевых кораблей: 4 крейсера, 24 эсминца, 32 подводные лодки и несколько более мелких единиц других классов.

Следующая комиссия должна была проанализировать выводы, сделанные первой. После длительных дебатов ее члены постановили пересмотреть планы развития голландского флота и, в конце концов, решили сократить количество требуемых кораблей до 12 эсминцев и 16 подводных лодок. Тем не менее, в 1923 году представленный парламенту урезанный «План развития флота 1922 года» был отвергнут с перевесом всего в один голос. Позднее, однако, были приняты планы постройки 8 эсминцев типов De Ruyter (Van Ghent) и Van Galen, заложенных в 1925 году, равно как и малых подводных лодок прибрежного действия, около десятка которых были построены до начала 30-х годов, когда решили перейти к строительству больших океанских субмарин, способных вести длительное океанское патрулирование.

Таким представлялся крейсер Celebes (будущий De Ruyter) в 1932году. Иллюстрация в ежегоднике Jane's Fighting Ships 1932


Все следующее десятилетие голландцы надеялись, что их малые подводные лодки будут в состоянии самостоятельно уничтожить неприятельский флот или предотвратить само вторжение. Вошедшая в строй пара стремительно устаревавших крейсеров и самолеты берегового базирования также должны были встретить вражеские корабли еще за пределами ост-индских владений Голландии. Впрочем, главной задачей крейсеров типа Java по-прежнему оставалась охрана подлодок в надводном положении. Таким образом, учитывая тот факт, что площадь Индонезии равняется площади Европы, а находившиеся тогда в постройке 4 японских крейсера типов Како и Aoba по силе намного превосходили корабли голландского флота, можно утверждать, что эта оборонительная доктрина была более чем оптимистичной.

А тем временем, пока Голландия тешила себя утопией в надежде на силу своего малого флота, мир не стоял на месте. Состоялась Вашингтонская конференция 1922 года, после которой все крупнейшие морские державы интенсивно взялись за строительство так называемых «договорных крейсеров» (позднее, по градации Лондонской морской конференции 1930 года — тяжелых крейсеров или крейсеров «категории А»). «Вашингтонская лихорадка» отшумела после того, как был выявлен ряд отрицательных качеств этих кораблей. В начале 1930 года открылась Лондонская конференция, которая специально занималась вопросом о малых крейсерах и установила тип «крейсера категории В» или «легкого крейсера» с предельным калибром главной артиллерии в 155 мм и предельным водоизмещением 10000 т. Установив лимиты тоннажа этих крейсеров, Лондонская конференция, подобно Вашингтонской, дала толчок к новому витку гонки морских вооружений.

В 1930 году в Нидерландах была создана очередная комиссия. Итоги ее работы в целом подтверждали выводы предыдущей, за исключением вновь пересмотренного количественного состава флота. Комиссия рекомендовала иметь в составе ост-индского флота 3 крейсера, ^эсминцев и 18 субмарин, для чего требовалось построить один крейсер, четыре эсминца и шесть подлодок. Эту кораблестроительную программу парламент принял в том же году, причем необходимость иметь в Ост-Индии 3 крейсера была признана безоговорочно — слишком уж явным было превосходство японской морской мощи.

К 1930 году оба крейсера типа Java уже считались устаревшими. Из соображений экономии третий голландский крейсер должен был быть меньше их водоизмещением. Считалось достаточным вооружить его восемью 150-мм орудиями, хотя крейсера потенциального противника — японские, типов Како и Aoba — имели по 6 200-мм орудий, т.е. фактически восьмидюймовых[7 Эти крейсера стандартным водоизмещением 7100т, как и голландские крейсера типа Java, проектировались по опыту мировой войны и должны были превзойти все современные зарубежные аналоги более мощной артиллерией, скоростью 35 узлов, лучшей защитой и значительным радиусом действия. И японцам это удалось в большей мере, чем голландцам — не являясь “вашингтонскими" по водоизмещению, характеристики этих кораблей, вошедших в строй в 1926-27 годах, были очень близки к стандартам договорных крейсеров.]. Проведенный среди офицеров флота опрос показал, что мнения разделились. Одни требовали вооружить новый корабль артиллерией такого же калибра, как у японцев, другие высказывались за постройку быстроходного крейсера только с 6 150-мм орудиями, третьи настаивали на непременном его вооружении торпедами. Были и такие, которые вообще предлагали выделенные средства направить на развитие морской авиации.

Наконец, в том же году морское министерство объявило о постройке крейсера «категории В» водоизмещением 5250 т и с вооружением из 6 150-мм орудий. Такое слабое вооружение корабля (2x2 в корме и 2x1 в носу) оправдывалось тем, что это позволяло достичь скорости 32 узла и сохранить бронирование, как на крейсерах типа Java. Стоимость крейсера, который должен был войти в строй в 1934 году, достигала 12,5 млн. гульденов. Это решение сразу же подверглось сокрушительной критике в основном из-за небольших размеров и слабого вооружения. В частности, указывалось, что даже при незначительном увеличении водоизмещения возможно довести количество орудий главного калибра до восьми. А объявленый вскоре конкурс на лучший проект нового корабля вызвал поток работ с предложением построить «уменьшенный вашингтонский крейсер» водоизмещением 8000 т с шестью 203-мм орудиями вроде английских тяжелых крейсеров типа York.

Тем не менее, от первоначального проекта корабля с шестью шестидюймовками не отказались и на 1930-34 финансовые годы были по частям расписаны статьи расходов на его постройку. Частично она должна была финансироваться из бюджетных отчислений на развитие флота метрополии, а другую половину средств обязали предоставить власти Голландской Ост-Индии. Это еще более затруднило дело, поскольку колониальные власти, уменьшив налоги на 3 миллиона гульденов, едва не сорвали постройку крейсера. Впрочем, в те годы всеобщего экономического кризиса интересы национальной обороны вновь отошли на второй план.

Несмотря на финансовые трудности, работа над проектом продолжалась и в 1932 году приняли компромиссное решение удлинить корпус, чтобы оптимизировать обводы, а это, в свою очередь, позволяло увеличить скорость и улучшить мореходность. Удлинение корпуса повлекло за собой также увеличение водоизмещения, что дало возможность разместить еще одно150-мм орудие над носовой башней ГК и катапульту позади трубы.

Столь медленная разработка проекта создавала впечатление, что новый крейсер скорее заменит один из двух построенных в прошлом десятилетии и теперь быстро стареющих крейсеров типа Java, чем количественно увеличит голландский флот Ост-Индии. Между тем Япония стремительно наращивала мощь своих военно-морских сил. В 1927-28 годах были спущены на воду первые настоящие «вашингтонские» крейсера Японии — 4 корабля типа Муоко, вооруженные десятью 203-мм орудиями каждый, а в 1930-31 годах еще 4 подобных крейсера типа Atago. В Нидерландах лишь 1 сентября 1932 года окончательно решились на постройку нового крейсера и определили срок его готовности — 1 января 1936 года.

Начальный этап постройки крейсера De Ruyter Видна конструкция двойного дна и броневых траверзов

Стапельный период постройки крейсера. Идет монтаж палубных конструкций



Постройка

5 сентября 1932 года Министерство обороны Нидерландов подписало с фирмой Wilton-Fijenoord в Роттердаме договор на постройку крейсера, который должен был получить название аннулированной в 1919 году третьей единицы типа Java — Celebes. Однако во время церемонии спуска на воду крейсер получил название De Ruyter, в связи с чем возникла необходимость переименования одного из эсминцев типа Admiral постройки 1926 года. Он был переименован в Van Ghent.

По контракту, стоимость частично оборудованного корпуса составляла 6,687 млн. гульденов, а постройка корабля в целом обходилась в 14 млн. Голландские кораблестроители не имели опыта строительства таких больших кораблей, ведь в 20-х годах в Нидерландах строились только подводные лодки и эсминцы, а De Ruyter являлся самым длинным кораблем, который когда-либо строился на голландских верфях. Поэтому крейсер заложили в сухом доке, что позволило снизить риск при спуске на воду до минимума. В этом случае после затопления дока корпус крейсера просто всплыл. Интересно, что сначала церемонию закладки De Ruyter назначили на пятницу 13 сентября 1933 года, но из-за традиционного суеверия моряков это событие было перенесено на следующий день.

Первые испытания построенного корабля намечалось провести в январе 1936 года, но их пришлось отложить до мая в связи с задержкой поставки турбин. По сравнению с тянувшейся в течение десятилетия постройкой крейсеров типа Java, трехлетний срок строительства De Ruyter можно считать очень коротким.



Общее описание

Новый голландский легкий крейсер являлся одновременно и более современной и более экономичной версией уже устаревших крейсеров типа Java, с оглядкой на характеристики которых велось его проектирование. А поскольку проект корабля разрабатывался конструкторским бюро консорциума Krupp- Germania/lnkavos, архитектура и этого крейсера Нидерландов не избавилась от немецкого влияния. De Ruyter был внешне очень похож на «карманные линкоры» типа Deutschland и крейсера типа «К» (Königsberg, Karlsruhe и Köln) немецких Рейхсмарине. Характерный высокобортный корпус корабля набирался по продольной схеме с включением броневых листов в конструкцию набора, что уменьшало вес корпуса без ухудшения прочностных характеристик при большом соотношении длины к ширине. Наиболее заметной особенностью корпуса являлся элегантный, почти вертикальный форштевень, увенчанный так наз. «грушей Тейлора». Улучшенные обводы и увеличенное по сравнению с «явами» соотношение L/B способствовали снижению волнового сопротивления на больших скоростях и улучшению маневренности. Незначительный развал бортов в носовой оконечности, необходимый для достижения высокой скорости, вызывал сильное брызгообразование и заливаемость палубы бака. Это усугубляли якоря (каждый весом в 4 т). Поэтому пришлось «утопить» их в четырехугольные ниши (две на левом борту, одна — на правом) с якорными клюзами. Вызванное практической необходимостью, это новшество стало одной из отличительных черт корабля.

De Ruyter у достроечной стенки

Схидам, 2 (3) октября 1936 года. Церемония введения крейсера в строй проходила в присутствии королевы Вильгельмины

Крейсер De Ruyter в конце апреля 1936года по окончании постройки. Корабль выходит из порта Роттердама для проведения ходовых испытаний. На дымовой трубе экспериментальный дефлектор в виде крышки. На фотографии (а также на фото, помещенном на 1 -й странице обложки, представляющем корабль в это же время) хорошо видны форштевень с так называемой «грушей Тейлора» и якорных ниш


Палуба полубака тянулась почти на 3/4 длины корабля, до барбета предпоследней башни главного калибра. Всего крейсер имел 3 основных палубы — верхнюю, главную и нижнюю, броневую. В отсеках двойного дна (в отличие от «яв», простиравшегося почти на всем протяжении корпуса, кроме носового и кормового отсеков) в основном располагались нефтяные цистерны и емкости для смазочных материалов.

Обводы кормовой оконечности были типично «немецкими», как у строившихся в то же время в Германии тяжелых крейсеров типа Admiral Hipper. Диаметр гребных винтов составлял 4,2 м, руль балансирного типа имел площадь 15,6 м² и массу 12,6 т. Длина боковых килей — 60 м. Полная длина корабля — 170,92 м (по др. данным, 170,8 м), длина по ватерлинии — 168,04 м, максимальная ширина — 15,7 м (15,6 м), максимальная высота борта — 11,35 м. Осадка при стандартном водоизмещении равнялась 5,11 м (4,9 м — при конструктивном и 5,3 м — при нормальном водоизмещениях). Соответственно, стандартное водоизмещение составляло 6000 т (6500 т), нормальное — 6442 (6962) т, а полное — 7548 (7669) т.

При постройке крейсера ставилась задача максимального уменьшения его веса. Она решалась в четырех направлениях:

1. набор корпуса осуществлен по продольной схеме;

2. бортовая броня являлась конструктивным элементом набора;

3. применение электросварки;

4. применение легких сплавов и алюминия.

Вид на полубак крейсера De Ruytec Хорошо видны шпили и другие детали якорного оборудования, а также откидные скамьи, укрепленные на леерном ограждении

De Ruyter в сухом доке в Схидаме во время приготовлений к походу в Ост-Индию


Для быстроходных кораблей значительную опасность представляет искривление корпуса под нагрузкой, поскольку высокая скорость требует большого отношения длины к ширине. И хотя у De Ruyter на корпус приходилось всего 32,3% водоизмещения против 34,6% у крейсеров типа Java и вес корпуса (без брони) составлял на единицу объема только 87 кг/м³ против 103 кг/м³ у последних, такая экономия веса достигалась без потери прочности — за счет использования брони в качестве элементов набора и широкого применения новейших в тогдашнем кораблестроении сварочных технологий[8 Здесь также следует отметить несомненное заимствование опыта немецкого кораблестроения. В 1933 году Германия ввела в строй броненосец (карманный линкор) Deutschland — первый в мире крупный боевой корабль, при постромке которого электросварка была применена большом объеме (достигнуто 15% экономии веса корпуса, что составило 550 т).]. Сварными были:

— все стыки продольных связей;

— все проходы продольных связей через водо- и нефтенепроницаемые переборки и днищевые флоры;

— соединения флор с килем и с наружной обшивкой (последнее только у водо- и нефтенепроницаемых переборок);

— водо- и нефтенепроницаемые поперечные переборки в местах крепления к наружной обшивке (только частично);

— настил двойного дна (кроме машинных и котельных отделений);

— промежуточные палубы;

— фундаменты под главные и вспомогательные механизмы;

— руль;

— места монтажа швартовочного оборудования.

Частично удалось добиться экономии веса путем тщательной проработки конструкции.

Следует отметить минимальное использование дерева, применявшегося только для палубного настила. Для внутреннего оборудования и отделки помещений использовались гальванизированные стальные листы и алюминиевые плитка и сортамент, из которого изготавливалась также мебель. Все это служило понижению пожароопасности.

Видимый уклон носовой надстройки в сторону носа корабля имел единственной целью максимально уменьшить задымление приборов управления артогнем. Первые же ходовые испытания показали недостаточность этой меры и на дымовой трубе была изменена форма дефлектора. С этого момента крейсер лишился жалкого подобия грот-мачты, прежде крепившейся к тыльной части трубы: вместо нее появилась опора с поперечной штангой для растяжек радиоантенны. Укороченная фок-мачта была установлена на носовой надстройке.

Носовая надстройка крейсера De Ruyter ночью

Испытания турбин корабля в цехе завода KM De Schelde во Флиссингене



Энергетическая установка

Главные механизмы крейсера De Ruyter — 2-вальные ТЗА фирмы Parsons с котлами Yarrow. Шесть водотрубных, отапливаемых нефтью котлов размещались попарно в трех котельных отделениях. В носовом были установлены 2 котла (с рабочей поверхностью 515 м² каждый) производства фирмы — строителя Wilton- Fijenoord, остальные четыре (рабочая поверхность — 150 м²) произвела фирма Koninklijke Maatschappij De Schelde во Флиссингене. Общая максимальная паропроизводительность котлов составляла 320 тонн пара в час при давлении 28,1 атм. и температуре 350°C.

Дымоходы всех трех КО были выведены в одну дымовую трубу. Первоначально она имела плоский дефлектор в виде крышки, но после первых испытаний на трубе смонтировали полукруглую вертикальную конструкцию, закрывавшую ее с трех сторон, и лишь со стороны носа труба оставалась открытой.

Пар приводил в движение 2 турбозубчатых агрегата производства той же флиссингенской фирмы KM De Schelde. Каждый из двух ТЗА состоял из турбин высокого (2450 об/мин) и низкого (1795 об/мин) давления. Турбины носового машинного отделения двигали гребной вал левого борта, правый вал вращался агрегатом кормового машинного отделения. Посредством зубчатого редуктора, находившегося в отдельном помещении между отделениями, на гребные валы передавалась частота вращения 320 об/мин. Суммарная мощность двух ТЗА — 66000 л.с. (по 33000 л.с. каждый), при этом расчетная скорость составляла 32 узла. Конструкция турбин позволяла давать 15-процентную временную перегрузку. Тогда при мощности 76000 л.с. крейсер развивал 33,5 узла. На ходовых испытаниях De Ruyter показал наибольшую скорость 33,56 узла, но в условиях тропиков этот показатель никогда не превышал 32,84 узла.

Крейсерские турбины типа Curtiss мощностью 3300 л.с. каждая были установлены на обоих валах, обеспечивая экономическую скорость 17 (12)узлов. При этой скорости и нормальном запасе топлива дальность плавания достигала 6800 морских миль. Нормальный запас топлива составлял 750 т, но если принималось дополнительно еще 550 т (до 1300 т), крейсер мог пройти 11000 морских миль.

Следующую статью запасов составляли 54,5 т смазочных масел, 75 т воды для котлов и 63 т питьевой воды. Общий вес энергетической установки (котлы и машины) — 1700 т.

Благодаря улучшенным обводам и более современной силовой установке всего при двух турбоагрегатах удалось достичь более высокой скорости хода, чем у крейсеров типа Java, имевших три группы турбин с той же суммарной мощностью, что и у De Ruyter.

В машинном отделении крейсера



Вспомогательные агрегаты и электрическое оборудование

Все вспомогательные агрегаты крейсера питались электроэнергией, вырабатываемой тремя основными генераторами и одним вспомогательным. Использовался, главным образом, постоянный ток напряжением 220 V и только для питания каютных вентиляционных систем, контрольного освещения котлов и системы радиотелефонных коммуникаций использовался переменный ток того же напряжения. Под защитой броневой палубы размещались 2 турбогенератора фирмы Stork мощностью 200 kW каждый, а генератор высокого напряжения фирмы Werkspoor был вынесен за пределы броневой цитадели.

Электросеть крейсера насчитывала около 1400 ламп нормального, боевого (синего цвета) и аварийного освещения. Кроме того, имелся огромный запас аккумуляторных ламп на случай выхода из строя основной сети. Аварийные водоотливные помпы, которые должны были продолжать работать даже находясь под водой в затопленных помещениях, обеспечивались электроэнергией по трем различным электромагистралям. Автоматизированный телефонный коммутатор обслуживал 50 аппаратов. Помимо этого, на корабле имелись отдельные навигационные системы, системы связи, управления артиллерийским огнем и машинный телеграф. Связь между важнейшими корабельными службами и пунктами управления осуществлялась также пневматической почтой.

Уже один перечень установленного на крейсере разнообразного оборудования внушает почтение и позволяет отнести De Ruyter к числу наиболее технически оснащенных легких крейсеров середины 30-х годов. Корабль был оснащен гироскопическими компасами фирмы Anschutz, гидроакустическими приборами и эхолотом фирмы Atlas, автоматическим лаговым устройством фирмы SAL и беспроволочным телеграфом производства фирм Telefunken и N.S.F. (Nederlandse Signaalingapparaten Fabrik — современная Signaal).

На крейсере De Ruyter «день открытых дверей». Установленный на катапульте гидросамолет (борт. номер W-1) дополнительно укреплен охватывающими поплавки кожаными ремнями. У самолета—посетители, а на переднем плане — постовой в парадном



Бронирование и система обеспечения непотопляемости корабля

Бронирование крейсера De Ruyter в целом повторяло систему бронирования немецких крейсеров типа «К», с той лишь разницей, что голландцы, не связанные условиями Версальского договора и стремившиеся сохранить на новом крейсере солидную защиту своих старых крейсеров типа Java, не обязаны были соразмерять параметры брони с ограничениями в водоизмещении. И хотя из соображений экономии и максимального облегчения корпуса броня крейсера была несколько тоньше, чем у взятых за эталон «яв», De Ruyter получил более сбалансированную систему бронирования.

Ее основу составлял главный броневой пояс длиной 133 (123,4) м и толщиной 50 мм (по другим данным — 50- 62 мм). Он прикрывал собой барбеты концевых башен и тянулся от 11 до 94 шпангоута. В районе машинных и котельных отделений (между 42-67 шпангоутами) его ширина составляла 3,66 м. Часть бортового пояса на протяжении между 35-72 шпангоутами, находившаяся ниже уровня нижней палубы, имела толщину всего 30 мм. В остальных промежутках (между 11-34 и 74-94 шпангоутами) бронепояс имел постоянную толщину (50 мм), но был уже на 1 м, чем в районе М КО. Кормовые отсеки защищались более тонкими 30-мм плитами, обеспечивавшими защиту рулевых механизмов и, в известной мере, валопроводов. Кормовая бронезащита, начинаясь на 3 шпангоуте, соединялась с главным бронепоясом на 11 шпангоуте.

Горизонтальную защиту обеспечивала броневая палуба, также являвшаяся конструктивным элементом корпуса и выполненная из крупповской никелевой 50-мм стали (согласно другим источникам, толщиной 30-32 мм). Как и пояс по ватерлинии, палуба утончалась в корме до 30 мм. Она простиралась от барбета носовой башни главного калибра до рулевой машины в корме и соединялась с верхним краем бортового пояса под прямым углом, т.е. не имела скосов, как на крейсерах типа Java. Плоская, в основном, бронепалуба была выпуклой в районе машинных и котельных отделений, где требовалось обеспечить необходимые технологические и габаритные объемы. Броневая цитадель, имевшая высоту 4 м, замыкалась спереди и сзади 30-мм траверзами, расположенными на 34 и 74 шпангоутах и возвышавшимися от двойного дна до броневой палубы.

Некоторую, весьма слабую защиту от подводных взрывов обеспечивала конструкция более протяженного на новом крейсере двойного дна и двойного борта, внутренняя стенка которого, имевшая толщину 30 мм, играла роль противоторпедной и, одновременно, продольной переборки, усиливающей бронирование борта. Таким образом, уровень защиты от снарядов на малых и средних дистанциях боя несколько снизился по сравнению с «явами», но, при полном отсутствии в обоих случаях конструктивной подводной защиты, схема бронирования De Ruyter была предпочтительнее.

Кроме корпусного, крейсер нес и местное бронирование. Так, обе боевые рубки, КДЛ на башне управления и коммуникационные каналы защищались 30-мм броней. Барбеты артиллерийских башен бронировались 50-мм (30-мм) плитами, а броня самих башен и орудийного щита седьмого орудия имела толщину 30-100 мм. Общий вес бронирования крейсера достигал 1100 т.

Вид на крейсер с кормы. Видны многие детали оборудования корабля

Кормовые башни артиллерии ГК. За ними — 40-мм зенитные установки Воfors и резервный КДП на кормовой надстройке

Вид спереди на главную надстройку и носовую группу артиллерии ГК крейсера. Видны прожекторные платформы и одноствольная 150-мм артустановка MkХ


Помимо всесторонне продуманной системы обеспечения непотопляемости корабля, на нем имелась мощная система пожаротушения, неоднократно продублированная. Пороховые и снарядные погреба, равно как и котельные отделения, были оборудованы пожарной системой орошения. Очаги пожаров предполагалось тушить при помощи нескольких независимых друг от друга противопожарных систем:

— морской водой из системы шлангов;

— пеной из двух пенообразующих генераторов;

— находящейся под давлением пара водой для тушения пожара в котельном отделении;

— имелась установка получения двуокиси углерода на случай пожара в тех же котельных отделениях и в корабельном камбузе;

— водяная система пожаротушения топливных резервуаров.



Вооружение

Первоначально вооружение крейсера должно было состоять из шести 150-мм орудий в 3 двухорудийных башнях и четырех 105-мм зенитных орудий Bofors в 2 сдвоенных установках. Позднее, в связи с увеличением водоизмещения, полученные объемы были использованы для установки дополнительного, седьмого, орудия, оснащения крейсера бортовой авиацией и авиационным оборудованием, а также для усиления зенитного вооружения корабля.

Из семи скорострельных орудий Bofors (немецкого производства) калибра 150 мм шесть, типа MkIX, размещались в трех двухорудийных башнях, оборудованных дальномерами. Седьмое, типа MkХ, было установлено на штыревом станке и закрывалось глубоким башенноподобным щитом. Для размещения артиллерии главного калибра голландцами была избрана так наз. «ретирадная» схема, при которой две из трех артиллерийских башен располагались в корме. Такая схема особенно выгодна при боях « отходе, что, впрочем, соответствовало реальному соотношению сил на предполагаемом театре военных действий. Башня №1 находилась в носовой части, а башня №2 — в конце очень длинного полубака. Третью башню разместили на палубе юта, седьмое же орудие—на носовой надстройки перед боевой рубкой. Башни №1 и №2 весили по 71,2 т, башня №3 — 70,6 т. Горизонтальные углы обстрела для башен Mil, №2 и одноорудийной установки MkХ составляли 147° на борт, а для башни №3 — 140° на борт. Одноорудийная установка MkХ вместе со щитом имела весу 25 т и была дополнительно приспособлена для стрельбы осветительными снарядами. 150-мм орудия Bofors с углом возвышения от -15° до +60° имели длину ствола 7,8 м. Баллистические данные главной артиллерии De Ruyter были такими же, как у шестидюймовок крейсеров типа Java (дальность стрельбы — 21200 м, масса бронебойного снаряда — 46,7 кг, осколочного — 46,0 кг). Но ГК De Ruyter давал такой же по весу бортовой залп, как и вся 10-орудийная артиллерия последних, где в бортовом залпе могли участвовать те же 7 стволов главного калибра.

Система приборов управления огнем ГК фирмы Hazemeyer получала целеуказание от двух КДП на носовой и кормовой надстройках. Первый находился на верхней платформе башенноподобной носовой надстройки и включал в себя 6-метровый стереодальномер фирмы Zeiss вместе с визиром центральной наводки. Носовой дальномер имел углы вертикального наведения в пределах от -12° до +48°. Кормовой КДП располагал 4-метровым «цейссовским» дальномером с углами вертикального наведения от -15° до +45°. Система обеспечивала ведение огня:

- по видимой и временами скрывающейся морской цели, движущейся со скоростью до 40 узлов, и видимой береговой цели — на ходу корабля;

- по невидимой береговой цели — с якорной огневой позиции.

Зенитное вооружение крейсера было уникальным. Отказавшись от 76-127-мм орудий универсального калибра, голландцы вооружили De Ruyter десятью 40-мм зенитными автоматами Bofors модели MkIII — спаренными установками с системой управления фирмы Hazemeyer, сопряженной с 2-метровыми дальномерами системы Zeiss, которые находились непосредственно на автоматах. Кроме того, каждый «бофорс» имел коллиматорный прицел. 40-мм орудие фирмы Bofors массой (в зависимости от модели) 508-528 кг имело общую длину 3690,6-3695,7 мм. Ствол длиной 2249,88 мм весил ЮЗ- 104 кг. Заряд весом 0,326 кг придавал 0,894-кг снарядам начальную скорость 881 м/с. Максимальная дальность стрельбы по горизонтали составляла 9830 м, по вертикали — 7160 м. Живучесть ствола — 10000 выстрелов, а максимальная скорострельность — 120 выстрелов в минуту. При ведении огня по горизонтали скорострельность была несколько выше за счет ускоренной подачи боезапаса (140-150 в/мин). Заряжание производилось вручную. Снаряды в обоймах по 4 штуки в каждой вкладывались в специальный проводник, находящийся в замковой части орудия. Орудийный станок Hazemeyer MkIII придавал стволу углы возвышения от - 10° до +90°. Максимальная скорость подъема ствола — 25°/с. Эти полностью автономные установки с собственными вычислительными устройствами стабилизировались в трех плоскостях и имели дистанционную систему наведения из постов управления зенитным огнем. Не удивительно, что в годы войны эту систему управления скопировали англичане. Однако на De Ruyter великолепные возможности этой революционной артсистемы практически сводились к нулю ее крайне неудачным расположением: из-за концентрации зенитной батареи в одном месте (на кормовой надстройке) корабль оказался сильно уязвим для авиации с носовых курсовых углов и по той же причине существовала серьезная угроза вывода из строя всей ПВО корабля в результате единственного удачного попадания в кормовую надстройку.

Монтаж 150-мм орудия в носовой башне ГК

Двухорудийная башня 150-мм орудий Во fors MkIX\L50

Левый окуляр башенного дальномера показан без брезентового чехла.

150-мм установка Bofors MkX\L50

Бронированный КДП с дальномером артиллерии ГК на носовой надстройке

1200-мм боевой прожектор


Легкое зенитное вооружение крейсера состояло из четырех спаренных установок пулеметов калибра 12,7 мм фирмы Solothurn. Две из них смонтированы на открытом ходовом мостике, а остальные — тремя ярусами выше носового КДП. Они также были стабилизированы в трех плоскостях и легко демонтировались для установки на корабельных катерах. Кроме того, на крейсере имелись в палубных установках 4 легких (7,7-мм) пулемета модели Mk IV и два учебных орудия калибра 37 мм. Общий вес вооружения крейсера вместе с боезапасом достигал 500 т.

Для ночного боя служили 4 1200-мм прожектора, 3 из которых были установлены на носовой надстройке, а четвертый — на прожекторной площадке на дымовой трубе.

De Ruyter не имел торпедных аппаратов. Носителями торпед голландской военно-морской доктриной были избраны эсминцы и построенные несколько позже «торпедные крейсера» типа Тгомр.

До появления радаров отличительной и почти обязательной характеристикой всех больших кораблей, в том числе и легких крейсеров, являлось наличие бортовой авиации. На крейсере De Ruyter для разведки и корректировки артиллерийского огня предназначались два двухместных гидросамолета-биплана смешанной конструкции Fokker C.XIW весом 2555 кг. Этот одномоторный двухпоплавковый катапультный разведчик с максимальной скоростью 280 (270) км/ч, потолком 6400 (6800) м и дальностью полета 6800 км изначально проектировался как корабельный самолет, но судьба рассудила иначе.

Большая часть самолетов типа C.XIW служила в базовых авиачастях Голландской Ост-Индии, и только 8 машин базировались на кораблях[9 Имеются данные, что из двух штатных корабельных разведчиков Fokker C.XI.W на крейсере имелся только один. Однако эта информация могла возникнуть уже после того, как в период нейтралитета Нидерландов (осень 1939 - весна 1940) один из самолетов крейсера, доставлявший почту на корабль, разбился в районе о. Бангка.].

Один из самолетов размещался на катапульте, а другой — на специальной платформе между катапультой и кормовой надстройкой. Обе машины были практически в боеготовом состоянии, но без топлива. Заправка производилась непосредственно перед вылетом. Запас авиационного бензина (7,5 т) находился в специальных цистернах глубоко в недрах корабля — в помещениях двойного дна. Тем не менее, несмотря на все меры предосторожности, использование авиации с кораблей всегда было сопряжено с риском пожаров и повреждений в бою или при неудачном старте.

Применявшаяся на «явах» старая система обеспечения полетов бортовой авиации создавала многочисленные проблемы, связанные с остановкой корабля при спуске гидросамолетов на воду и подъеме их с воды после возвращения с разведки и посадки вблизи корабля. Во- первых, неизбежная остановка при осуществлении этих операций превращала корабль в прекрасную неподвижную цель для подводных лодок и авиации противника, а в бою такая остановка вообще была невозможна. Во-вторых, даже при незначительном волнении моря операции подъема-спуска сопровождались обрывами тросов и, зачастую, поломками самолетов. В связи с этим крейсер De Ruyter оборудовали новой техникой — катапультным комплексом, позволявшим обеспечивать патрулирование и наблюдение с воздуха обширных районов моря вокруг корабля. Длительность разведки напрямую зависела от количества запускаемых самолетов. И хотя применение катапульты также не было лишено тех же недостатков, с которыми все же приходилось мириться (остановка корабля для подъема самолета на борт), тем не менее это значительно снижало неизбежный риск.

На De Ruyter корабельная катапульта производства немецкой фирмы Heinkel была установлена на шканцах за трубой. Ростокская фирма Эрнеста Хейнкеля, в начале 30-х годов являлась чуть ли не единственной в мире, производившей паровые авиационные катапульты. Несмотря на то, что в этот период во всех флотах происходил переход на пневматические и пороховые катапультные комплексы, фирма Хейнкеля процветала даже в годы великой депрессии — заказов на катапульты было вполне достаточно. Кстати, нелишне вспомнить, что одним из активнейших заказчиков фирмы являлся Советский Союз, в течение 1929-1932 годов получивший несколько катапульт и 28 самолетов Не-55 к ним. Именно такие крупные заказы позволили Хейнкелю благополучно пережить великую депрессию 30-х годов и сохранить потенциал, обращенный затем на создание Люфтваффе.

Кормовой резервный КДП артиллерии ГК

Спаренная 40-мм зенитная установка Bofors MkIII

Корабельный катапультный разведчик Fokker С.XIW


Конструкция Хейнкеля, установленная на новом голландском крейсере (по одним данным, это была катапульта К-3, по другим — К-12), имела длину 18,64 м, угол поворота примерно 90° на борт и была приспособлена для запуска самолетов со стартовой массой в 2750 кг (до 3 т) и начальной скоростью до 125 (105) км/

4. Гидросамолеты поднимались с воды двумя электрическими кранами, обслуживавшими и часть корабельных плавсредств. Для облегчения конструкции, стрелы кранов были выполнены из алюминия. При различной высоте положения противовесов краны поднимали груз весом от 3 до 6 т с перемещением его на расстояние 9,6-4,1 м от борта корабля.

Как и большинство современных крейсеров, для снижения минной опасности De Ruyter имел параваны (типа «С» с буксировочными тросами длиной 5,5 м), а наиболее крупные корабельные катера оснащались тральным оборудованием.



Hr.Ms.Kruiser DE RUYTER

герб корабля

на приемных испытаниях (апрель-май 1936 г.)

теоретический чертеж (проекция "корпус")

Вид корабля на 1942 год. На виде сбоку второй гидросамолет условно не показан


Электрический кран грузоподъемностью 6 т

Авиационная катапульта фирмы Heinkel

Корабельный разведчик Fokker C.XIW(бортовой номер W-4) на катапульте фирмы Heinkel. Борт крейсера De Ruyter



Экипаж и плавсредства

Списочная численность экипажа крейсера в мирное время составляла 435 человек. В конце 1941 года после проведения мобилизационных мероприятий экипаж был укомплектован по штатам военного времени и состоял из 35 офицеров и 438 унтер-офицеров и матросов, среди них 189 индонезийцев.

Расположение помещений экипажа сохранилось таким же, как у крейсеров типа Java. Вся главная палуба была занята жилыми помещениями: офицерскими каютами в корме и матросскими кубриками в середине и в носу. Кубрики команды занимали большую часть помещений полубака. В надстройках находились каюты старших офицеров и командира крейсера. Все жилые помещения предназначавшегося к службе в тропиках корабля были просторными, хорошо проветриваемыми и оборудованными вентиляционными системами.

Крейсер обильно обеспечили электрическим бытовым оборудованием, призванным освободить членов экипажа от бытовых проблем и предоставить им больше времени для боевой подготовки. Среди такого оборудования — электрические прачечные, мойки, полотеры и т.п.

В состав плавсредств крейсера входили 3 моторных катера (один 39-футовый и два 28-футовых) и гребной баркас со вспомогательным двигателем. Они располагались на кильблоках в зоне действия авиационных кранов. Еще две пары шлюпок (в том числе и пара плоскодонок) размещались на шлюп-балках: две сразу за трубой и две на юте. Корабельные катера оснащались тральным оборудованием и могли вооружаться съемными спарками зенитных 12,7-мм пулеметов фирмы Solothurn.

Спасательное оснащение крейсера составляли 20 плотов.


Пигмеи класса крейсеров



Атмосфера в западной части Тихого океана продолжала накаляться. В начале 30-х годов либеральные прозападные круги Японии, державшие страну в русле политики коллективной безопасности Лиги Наций, уступили власть представителям японского национального движения «Кодо Ха», сторонникам идеи создания «Великой Восточной Азии» под японским протекторатом. Немедленно был взят курс на милитаризацию страны. В 1931 году Япония имела готовыми и в постройке 6 линкоров и 4 линейных крейсера периода первой мировой войны, 4 современных авианосца, 12 тяжелых и 19 легких крейсеров, 62 эскадренных миноносца и 63 субмарины, превосходя по основным классам кораблей силы колониальных флотов Франции и Голландии, британской дальневосточной эскадры и флотов Австралии и Новой Зеландии вместе взятых. Политика европейских держав, владевших территориями в этом регионе, поражала своей неопределенностью. Европейцы возлагали большие надежды на Лигу Наций, выступавшую гарантом против любой агрессии. Кроме того, превалировала идея, что баланс сил в Европе сможет предотвратить любые изменения на Тихом океане.

Сочтя себя достаточно сильной, Япония в 1931 году вторглась в Манчжурию, нарушив подписанный ею в 1922 году Пакт Девяти, гарантировавший нерушимость границ и независимость Китая. Проигнорировав дипломатические протесты правительств европейских держав и США, японцы в том же году захватили и Шанхай. Комиссия Лиги Наций осудила действия Японии и потребовала от нее уйти из Манчжурии. В ответ Япония вышла из Лиги Наций и объявила, что с 1936 года перестает выполнять договора об ограничении морских вооружений. В связи с этим ожидалось, что следующим объектом агрессии станут Филиппины, которые были окружены контролируемыми Японией островами.


Постройкой линейных крейсеров проекта 1047 голландцы рассчитывали усилить колониальный флот Ост-Индии, сократив подавляющее превосходство Японии. К сожалению, корабли этого проекта таки остались на бумаге.

Только теперь, в середине 30-х годов, голландцы с горечью осознали, как мало было сделано для обороны их заморских территорий, богатых сырьем и поэтому столь желанных для Японии. Окончательно устаревшие крейсера типа Java и представлявший собой очень удачный тип корабля своего класса De Ruyter, который, тем не менее, не был запущен в серию, не могли противостоять своим многочисленным японским оппонентам. Тем более, что основу крейсерского флота Японии составляли тяжелые крейсера, каждый из которых превосходил любой из голландских крейсеров по всем параметрам. Правда, в противовес им в середине 30-х годов голландцы начали разработку проекта трех необычных линейных крейсеров, которые должны были своими высокими боевыми качествами компенсировать отсутствие в составе голландского флота «вашингтонских крейсеров». Эти «охотники за тяжелыми крейсерами» проектировались при участии немецких фирм с явным подражанием линейным крейсерам типа Scharnhorst. Новые голландские крейсера не предназначались для линейных сражений и при водоизмещении 28318 т (27950 ст.т) должны были развивать скорость 34 узла и нести 225 (254)-мм броневой пояс, 127 (ЮО)-мм бронепалубу и 250-100 (305)-мм защиту башен, девять 280-мм и двенадцать 120-мм орудий. Забегая вперед, можно сказать, что эти корабли действительно заложили в феврале 1940 года и намеревались ввести в строй в 1944 году, но, не имея опыта в постройке подобных крейсеров, Голландия рассчитывала заказать машины и главную артиллерию в Германии. После срыва переговоров в Берлине, голландцы обратились к Италии, Однако прежде чем из Рима пришел ответ, в мае 1940 года произошло немецкое вторжение. Следуеттакже отметить, что эти корабли, если бы они были построены, являлись бы ровесниками американских линейных крейсеров типа Alaska и вполне соответствовали им по водоизмещению, скорости, вооружению и концепции. Но пока этот проект не существовал даже на бумаге и Голландия могла надеяться только на помощь флотов Англии и Франции, чьи владения также оказались под угрозой захвата Японией.

Не меньшую тревогу, чем крейсера, вызывали японские суперэсминцы. Построенные во второй половине 20-х годов два десятка кораблей «специального типа» Fubuki имели водоизмещение до 2000 т, были вооружены шестью 127- мм орудиями и девятью торпедными аппаратами и развивали 38-узловую скорость. А намечавшиеся к постройке эсминцы типа Kagero должны были превзойти своих предшественников по всем показателям. Голландские же корабли этого класса (4 единицы типа Van Ghent 1926 -27 г.г. и столько же типа Van Galen — 1928-30 г.г.) максимальным водоизмещением 1640-1650 т имели на вооружении только четыре 120-мм орудия и шесть ТА, а их максимальная скорость не превышала 36 узлов.

В 1931 году под впечатлением роста японских вооружений в Голландии была принята новая программа строительства флота, предложенная министром Национальной обороны Нидерландов Деккером. В рамках этой программы немедленно приступили к разработке проекта 2500-тонного лидера флотилии миноносцев в Ост-Индии, который должен был обладать достаточной огневой мощью и скоростью, чтобы хоть как-то уравновесить превосходство японцев. За основу проекта приняли разработки конструкторских бюро двух английских кораблестроительных фирм — Thornycroft и Yarrow, из-за чего первоначально голландский проект получил характеристики, близкие показателям английских эсминцев типа A (Acasta Class) — I (Icarus Class) и лидера эсминцев Dubrovnik, незадолго перед тем построенного фирмой Yarrow для Королевского флота Югославии. Однако голландцев, проектировавших свои корабли (их должно было быть два) для подавления хорошо вооруженных японских эсминцев, не удовлетворило предложенное проектом вооружение из восьми 120-мм орудий. Поэтому для обеспечения превосходства над вероятным противником в качестве главной артиллерии было принято меньшее количество уже испытанных орудий крейсерского калибра (6x150 мм). Кроме того, в процессе проектирования решили защитить корабли тонкой, но достаточно обширной по площади броней. Конструкторы считали (и в дальнейшем это подтвердилось на практике), что в случае артиллерийской дуэли с легкими силами противника эта защита может сыграть немаловажную роль.

Результатом всех этих изменений (голландцы умудрились впихнуть в минимальное водоизмещение своих лидеров кроме торпедных аппаратов и батареи зенитных орудий еще и гидросамолет!) стал приблизительно 40-процентный прирост водоизмещения сравнительно с первоначальным, а также снижение проектной скорости, которую, тем не менее, удалось сохранить на достаточном для совместных действий с эсминцами уровне. Вместе с тем увеличенное водоизмещение, использование бронирования и крейсерского калибра артиллерии позволяло отнести новые голландские корабли к классу легких крейсеров. Согласно принятым Лондонским соглашением 1936 г. нормам, они относились к категории lll-b, т.е. легких надводных кораблей стандартным водоизмещением 3001-10000 т с главной артиллерией калибром до 155 мм (эсминцы и лидеры относились к категории Ill-с, к которой причисляли корабли водоизмещением до 3000 тис артиллерией до 155 мм). Таким образом в 1935 году Объединенным проектным бюро кораблестроения в Гааге (Nederland-schen Vereinigten Scheepsbouw Bureaux) под руководством инженеров-кораблестроителей Г.Хоофта (G.Hooft) и В.М.Голландера (W.M.Hollander) был разработан самый удачный, по мнению морских экспертов, проект легкого крейсера с минимальным водоизмещением.

Проектное изображение голландского легкого крейсера с минимальным водоизмещением

Tromp вскоре после вступления в строй. Обращает внимание П-образная ферма с корабельными кранами и характерные якорные ниши корабля



Постройка

Хроническая нехватка средств замедлила проектные работы и только в 1935 году, по их окончании, парламент утвердил средства на строительство крейсеров, получивших названия в честь знаменитых голландских адмиралов. Они должны были заменить два старых броненосца береговой обороны начала века — Hertog Hendrik (1902) и Jacob van Heemskerck (1906). Из политических соображений новые корабли голландского флота первоначально (в период парламентских обсуждений и выделения финансовых средств, при церемонии закладки) именовались лидерами эсминцев, и только к моменту ввода в строй первого из них — крейсера Tromp (1938 г.) — их начали классифицировать как легкие крейсера.

Первым на верфи Nederlandsche Scheepsbouw Maatschappij (NSM) в Амстердаме был заложен крейсер, получивший имя Tromp. Он уже вошел в строй, когда в октябре 1938 года на той же верфи началась, наконец, постройка Jacob van Heemskerck. Нападение гитлеровской Германии в мае 1940 года застало корабль недостроенным, на нем отсутствовало вооружение и системы управления огнем. Крейсеру удалось уйти в Англию, где он был направлен на достройку на военную верфь в Портсмуте. В связи с отсутствием предусмотренного проектом вооружения и оборудования, Jacob van Heemskerck было решено перевооружить по британским стандартам и в октябре 1940 года корабль ввели в строй в качестве крейсера ПВО.

Вид на крейсер Tromp с кормы. Корабли этого типа, в отличие от крейсеров- предшественников, имели типично крейсерскую корму



Общее описание

Облик крейсеров этого типа выдавал их «близкое родство» с современными им эскадренными миноносцами. Об этом свидетельствовали и приземистый короткий силуэт кораблей, такие же невысокие надстройки, единственная, короткая, усеченная в сторону кормы, дымовая труба и почти полное отсутствие грот-мачты. Их типичной особенностью являлась П-образная ферма, на которой монтировались корабельные краны и торчала тонкая штанга, заменявшая грот-мачту. В отличие от других голландских кораблей этого класса, форштевень «тромпов» был слегка наклонен и килевая часть носа имела небольшой подъем. Типично крейсерская срезанная корма отличалась от ложкообразной формы кормовой оконечности у «яв» и De Ruyter. Крейсера типа Tromp имели двухвальную установку и один полубалансирный руль.

Высокая мореходность обеспечивалась протяженным более чем на 1/2 длины полубаком. Высота борта составляла 7,52 м. Корпус набирался по продольно-поперечной схеме и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. Его подводную часть на протяжении 57% длины усиливало двойное дно. Корабли имели два боковых киля длиной почти 50 м. По тем же причинам, что у De Ruyter, 4-тонные становые якоря находились в нишах, но Heemskerck во время его достройки в Англии лишился этого отличительного «национального признака» и до конца жизни проходил с тривиальными, явно английскими, высокорасположенными якорными клюзами.

Строившиеся по одному проекту корабли в силу обстоятельств внешне значительно отличались друг от друга. Tromp был построен с незначительными изменениями базового проекта. Его стандартное водоизмещение составляло 3787 т, полное — 4807 (4215) т. Полная длина корабля равнялась 132 (131,95) м, длина между перпендикулярами — 125 (130) м, ширина — 12,40 (12,43) м, осадка при стандартном водоизмещении 4,20 (4,32) м, при полном — 4,6 (4,47) м.

Недостроенный в связи с германским нападением Heemskerck заканчивался постройкой в Великобритании и в связи с переоборудованием его в крейсер ПВО подвергся значительной перестройке. Изменены надстройки и удлинен полубак, а бортовое бронирование продлено дальше в корму. Крейсер получил характерную для английских легких крейсеров башенноподобную ходовую рубку и более короткую, чем у систершипа, дымовую трубу. Стойки корабельных кранов также были наполовину укорочены. Кормовой комплекс надстроек соединялся с палубой полубака более широким, от борта до борта, шельтердеком. Корабль получил радарное оборудование при вводе в строй, в отличие от Tromp, на котором РЛС появились лишь после модернизации 1944-45 гг.

В результате этих изменений стандартное водоизмещение крейсера составило 3765 т, полное — 4860 т. Полная длина корабля достигала 131,95 м, длина между перпендикулярами — 129,85 м, осадка при стандартном водоизмещении 4,12 м, при полном — 5.08 м.

Крейсер ПВО Jacob van Heemskerck вскоре после вступления в строй в 1941 году. Перестроенный в Англии корабль получил характерную для английских крейсеров башенноподобную носовую надстройку. П-образную ферму сменила мачта-тренога. Крейсер несет стандартный британский камуфляж



Энергетическая установка

Котельная установка крейсера типа Tromp состояла из четырех водотрубных котлов типа Werkspoor-Yarrow, отапливаемых мазутом и расположенных в двух раздельных котельных отделениях. Нагревательная поверхность водогрейных трубок составляла 3800 м², рабочее давление пара — 28,12 кг/см². Имелись также два вспомогательных нефтяных котла с давлением пара 3 кг/см². Паропроизводительность котельной установки равнялась 66000 кг пара в час. Пар подавался к двум T3A типа Werkspoor-Parsons, расположенных линейно в двух машинных отделениях. Турбины состояли из ступеней высокого, среднего и низкого давления, а также агрегата заднего хода. Турбина носового МО работала на правый вал, кормового — на левый. Диаметр трехлопастных винтов, выполненных из марганцевой бронзы, составлял 3,9 м.

Общая мощность двигательной установки равнялась 56000 л,с., что позволяло развивать скорость 33,5 (32,5) уз,, которая и стала «паспортной», хотя оба крейсера на испытаниях показали одинаковую скорость 34,5 уз., «выжав» из своих машин свыше 60000 л.с. (например, мощность машин крейсера Tromp на одном из пробегов достигла 62160 л.с.).

Топливные танки и резервуары с запасами воды находились в междудонном пространстве двойного дна. Нормальный запас топлива на крейсере Tromp составлял 860 т мазута, т.е. 885 м³, из которых 149 м³, являлись балластом. Heemskerck забирал 820 м³ мазута, в том числе балластных 84 м³. Запас нефти для вспомогательных котлов составлял 35 м³ для Tromp и 51 м³ для Heemskerck. Объемы технической и питьевой воды для крейсеров определялись,соответственно, в 50/26 м³ и 64/20 м³.

При полном запасе топлива дальность плавания составляла 1400 мор. миль на скорости 32 уз. На крейсерских скоростях 10 и 12 уз. этот показатель возрастал соответственно до 8000 и 6000 мор. миль.



Бронирование

Проектом предусматривалось легкое бронирование крейсеров, которое, тем не менее, должно было в достаточной мере предохранять корабли от воздействия артиллерии легких сил противника и не препятствовать достижению необходимой для действий в составе миноносной флотилии скорости.

Броневой пояс толщиной 16 мм (по другим данным, 15 мм), тянувшийся по ватерлинии от барбетов носовых артустановок до кормы, являлся конструктивным элементом корпуса и представлял собой утолщенную обшивку борта. Главная броневая палуба толщиной 25 (25-15) мм не достигала бортов, опираясь на продольные противоторпедные переборки, образующие внутреннюю броневую коробку. Артиллерийские погреба получили локальное бронирование (25 мм в районе носовых погребов и 16 мм — кормового погреба). С целью усиления защиты подводной части корпуса корабль имел двойное дно с довольно большой для своего класса протяженностью (57% длины).

Бронирование рубок управления и КДП составляло 12 (11 -25) мм, защита артиллерии главного калибра и снарядных элеваторов — 16 (15-25) мм, барбеты установок ГК — 12 мм. Коммуникационные трубы защищались 25-мм броней.

Бронирование выполнялось из закаленной крупповской стали и его масса составляла 450 т, т.е. 13% стандартного водоизмещения. Тем не менее, крейсера были уязвимы даже для огня эсминцев, но противоосколочная броня ограничивала размеры разрушений при попадании снарядов мелкого калибра.



Вооружение

Согласно проекту, вооружение «тромпов» должно было состоять из шести 150-мм орудий, почти такой же как у крейсера De Ruyter батареи из восьми 40-мм зенитных автоматов, четырех 12,7-мм зенитных пулеметов и двух трехтрубных торпедных аппаратов. Проектом предусматривалось также авиационное вооружение.

Вооружение крейсера Tromp в основном соответствовало проектному. Артиллерию главного калибра составляли шесть 150-мм 50-калиберных орудий Bofors в трех двухорудийных установках типа Mk 11 производства голландской фирмы Wilton - Fijenoord. Баллистические данные этих орудий были идентичны показателям главного калибра крейсера De Ruyter и, кроме того, угол возвышения установок Mk 11 также составлял 60°. Вес одного орудия достигал 7,38 т, а в целом двухорудийная башенноподобная установка весила 70,1 т. Боезапас главного калибра крейсера — 1200 выстрелов.

В отличие от De Ruyter, главная артиллерия «тромпов» была расположена по «погонной» схеме, т.е. две из трех башен располагались в носовой части кораблей, что больше соответствовало наступательной тактике эсминцев.

А вот на состав батареи главного зенитного калибра оказала влияние перегрузка, появление которой было крайне нежелательно, поскольку тогда неизбежно снижалась скорость и корабли просто не могли бы выполнять те функции, ради которых они строились, т.е. действовать в составе флотилии эсминцев. Здесь следует напомнить, что уже проектная скорость «тромпов» опустилась до минимального «миноносного» значения в результате установки на этих, по сути, увеличенных лидерах брони и артиллерии крейсерского калибра. Поэтому возникновение строительной перегрузки было почти неизбежно и, повторяю, крайне нежелательно. В итоге Tromp вместо восьми получил только четыре 40-мм орудия Bofors улучшенной модели Mk IV в двух спаренных установках. Угол возвышения «бофорсов» составлял 90°, а боезапас — 4000 снарядов. Как и на De Ruyter, зенитные орудия были сгруппированы в одном месте — на кормовой надстройке, хотя при столь ограниченном количестве стволов говорить о каком-то более удачном расположении зенитной артиллерии не приходится. И даже несмотря на некоторое дополнение зенитного вооружения крейсера двумя спарками 12,7-мм пулеметов Vickers, нельзя не отметить его слабость по сравнению с De Ruyter.

По той же причине — из стремления как можно больше облегчить корабли и дать им возможность развить как можно большую скорость — голландцы вернулись к старой, архаичной схеме обеспечения полетов бортовой авиации. Согласно проекту, крейсер был оснащен гидросамолетом разведчиком Fokker C.XIW [10 Здесь хотелось бы в качестве версии привести собственное мнение о наличии и использовании бортовой авиации на голландских кораблях. Уже в процессе работы над монографией, в результате детального изучения источников и фотографий, а также консультаций со знатоками, неожиданно появились сомнения: а была ли вообще авиация на голландских крейсерах. Ни одного сообщения о запуске разведчика в боевой обстановке, никаких следов самолетов на фотографиях (кроме презентационных, сделанных в периоды ввода кораблей в строй) и полное отсутствие комментариев источников на этот счет! И это при всем при том, что в голландском флоте авиацией были вооружены (во всяком случае, по проекту) даже эсминцы (вот он — голландский феномен!). Голландцы нашпиговывали свои корабли самолетами с оглядкой на современные флоты ведущих морских держав. Но в отличие от голландских, корабли Великобритании, США и прочих оперировали в океанских просторах вдали от своих баз и аэродромов и до появления радара бортовая авиация являлась глазами флота. Другой вопрос, нуждались ли в ней корабли ост-индской эскадры. Они должны были действовать в лабиринте тысяч больших и малых островов Зондского архипелага и при наличии достаточного количества самолетов морской авиации как сухопутного, так и морского базирования не нуждались в дополнительном оснащении бортовыми разведчиками. Тем более, что голландские корабли не имели ангаров и при открытом хранении самолетов в условиях влажных тропиков машины выходили из строя. Отсюда, на мой взгляд, вполне логично сделать вывод, что корабельные разведчики имелись только на флагмане — оборудованном катапультой легком крейсере De Ruyter (да и в этом случае есть данные, что из двух штатных самолетов на крейсере имелся только один). Со всех остальных кораблей машины бортовой авиации, очевидно, сдавались в подразделения базовой авиации либо на хранение в береговые арсеналы, тем самым избавляя командиров кораблей и командование ост-индской эскадры от головной боли за сохранность ценной матчасти, а экипаж — от неизбежных аварий, связанных с ее использованием. Косвенным подтверждением этой версии может служить тот факт, что с голландских эсминцев самолеты сняли еще перед войной (Valecne Lode, т.4). Что касается крейсера Tromp, то, если он даже и был оснащен самолетом (что также не подтверждается фотографиями), думаю, что он неизбежно должен был лишиться его после перехода в Ост-Индию, хотя бы с целью столь желанного облегчения корабля. Высказав эти крамольные мысли, повторяю, это личное мнение и в основном тексте монографии изложение ведется в полном соответствии с первоисточниками.], но авиационная катапульта для его запуска проектом не предусматривалась. Два корабельных крана были смонтированы на П-образной ферме практически у среза полубака. Их позиция позволяла обслуживать часть плавсредств и гидросамолет, находившийся на шельтердеке (навесной палубе), соединявшем палубу полубака с кормовой надстройкой.

Гидросамолеты Fokker C.XIW широко использовались в Голландской Ост-Индии не только в качестве корабельных разведчиков, но как патрульные и связные самолеты. На фотографии — один из бортовых разведчиков крейсера De Ruyter

Двухорудийная 102-мм установка Vickers QFMkXVI/MkXIX

Счетверенная 40-мм зенитная установка Vickers MkVIII/MkVII

20-мм зенитное орудие Oeriikon MkIV/MkIII



В отличие от остальных голландских крейсеров довоенной постройки и, как оказалось, единственным среди них, Tromp имел торпедное вооружение. Два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата располагались побортно на главной палубе перед кормовым комплексом надстроек. Но по объективным причинам торпедное вооружение на нем оставалось недолго. При первой же модернизации (в 1942 г.) встал вопрос о снятии торпедных аппаратов для облегчения корабля и некоторое время спустя они действительно были сняты.

Jacob van Heemskerck прибыл в Англию вооруженным только шестью одноствольными 20-мм пушками Hispano- Suiza, прикрытыми куполообразными щитами из плексигласа. Эта мелкокалиберная артиллерия, производившаяся в Голландии по лицензии, до войны шла на вооружение строившихся в Схидаме торпедных катеров и летающих лодок типа Dornier Do-14 К. По некоторым данным, предназначенные для Heemskerck 150-мм орудия при эвакуации Голландии в 1940 году попали в Ост-Индию и были установлены в двухорудийных башнях на батареях береговой обороны.

Крейсер был достроен как корабль ПВО. Вместо шестидюймовок он получил десять британских 102-мм зениток OF MkXVI с длиной ствола 45 калибров на двухорудийных станках MkXIX. Три таких установки смонтировали на штатных позициях ГК крейсера, а остальные две разместили над фундаментами торпедных аппаратов. Фактический калибр ствола 102-мм орудия составлял 101,6 мм (4 дюйма), его общая длина равнялась 4838,7 мм (47,63 калибров), а длиной в 45 калибров (4572 мм) был канал ствола. Вес двухорудийной установки с размещенными в общей люльке орудиями колебался между 14,225 и 15,75 т (16,6 т) и зависел от типа спускового механизма, размеров щита и наличия системы контроля огня (СКО), с которой вес установки достигал 17,2 т. Углы возвышения/снижения орудий составляли +80°/-10°. Теоретическая скорострельность 4-дюймовок 20 выстрелов в минуту, хотя на практике этот показатель никогда не превышал 12 в/мин. Общее количество боезапаса — 2352 снаряда массой 15,88 кг и весом патрона 30,82 кг, из которых 4,0-4,76 кг приходилось на заряд. Снаряды четырехдюймовых орудий снаряжались кордитом SC. Дальность стрельбы составляла 19470 (18150) м при угле возвышения 45° и 12200 (11890) м при максимальном угле возвышения 80°.

Состав вспомогательной зенитной артиллерии неоднократно менялся. При вступлении в строй в 1940-41 гг. ее составляли «пом-помы» и 20-мм «эрликоны». Счетверенная установка зенитных автоматов «пом-пом» MkVIII на станке MkVII располагалась в самом конце кормовой надстройки. 40-мм орудие MkVIII с длиной ствола 40 калибров весило 270 кг, а вся четырехствольная установка с СКО — 11т. Масса 40-мм снаряда — 0,98 кг, заряда — 0,95 кг. Углы возвышения/снижения установки также составляли +80°/-10°, а дальность эффективного огня при различных углах стрельбы (+45°/ +80°) — 3473/1554 м. Скорострельность — 90-115 в/мин.

Вместо Hispano-Suiza установили шесть 20-мм Oerlikon MkIV/MkIII, располагавшиеся парами: первые две — на крыльях мостика, еще одна — на верхней палубе. Впоследствии их планировали заменить восемью «эрликонами» в 4-х спаренных установках MkV.

Для борьбы с подводными лодками крейсер был оснащен двумя бомбосбрасывателями. Торпедные аппараты и гидросамолет не устанавливались.

Tromp осенью 1942 года после модернизации на верфи Cockatoo Yard в Сиднее. На артустановках ГК «В» и «У» размещены одноствольные «эрликоны». Вопреки сообщениям источников, крейсер сохранил прожектора и торпедное вооружение.



Система управления огнем, радары и прочее оборудование

Крейсера типа Tromp предполагалось оборудовать двумя КДП с 6-метровыми дальномерами, размещенными на боевой рубке и на площадке ажурного пилона, смонтированного на кормовой надстройке. Но в результате изменения проекта кормовой дальномер на крейсере Tromp заменили 4-метровым дальномером в бронированном кормовом пункте управления. Именно из этого КДП управляли огнем «бофорсов». На ажурном пилоне был установлен репитер гирокомпаса.

Перестроенный в крейсер ПВО Heemskerck получил 2 ПУАЗО с директорами MkIII (High-Angle-Firing-Director MkIII) на носовой и кормовой надстройках. Следует сказать несколько слов о системе управления огнем 102-мм зениток MkIII, в общем аналогичной СУАО первых английских крейсеров ПВО. Орудия наводились вручную, данные направления на цель и угла возвышения поступали в боевые посты по телефону, что в сумятице боя нередко приводило к неизбежным ошибкам и погрешностям. Тем не менее, вышколенная непрестанными учениями прислуга орудий в основном справлялась со своими обязанностями.

Для управления стрельбой ГК по надводным целям на Jacob van Heemskerck был установлен радар «тип 271» (Surface — Warning radar Type 271), работавший в дециметровом диапазоне. Для нормальной работы РЛС передатчик и антенна были объединены под общим радиопрозрачном кожухом, напоминающим фонарь маяка, в связи с чем этот радар получил прозвище Lighthouse («фонарь»). Приемопередающую антенну установили на марсе фок-мачты.

Радар воздушного обнаружения «тип 279» (Air-Warning radar Туре 279) являлся развитием первого английского радара «тип 79Y», принятого на вооружение в 1940 году после окончания практических испытаний, проходивших на легком крейсере Sheffield. На Heemskerck его установили на топе фок-мачты.

Предусмотренное проектом прожекторное оборудование в полном составе имелось только на крейсере Tromp. Два 1200- мм прожектора размещались на площадке, смонтированной на тыльной стороне дымовой трубы, третий был установлен на фок-мачте. На Jacob van Heemskerck англичане оставили только два таких прожектоpa, располагавшихся на специальной конструкции позади дымовой трубы.

Сжатый воздух, необходимый для обслуживания корабельного оборудования, обеспечивали 2 компрессора высокого напряжения немецкой фирмы Junkers и электрокомпрессор фирмы Reavelli. На переоборудованном по английским стандартам Heemskerck те же функции выполняли два компрессора фирмы Waller и один типа Admiralty ASC3. Дополнительное компрессорное оборудование на обоих кораблях состояло из трех переносных компрессоров Stork-Ganz-Jendrassik с 4-тактными двигателями.

В связи с предстоящей службой в тропиках крейсера оборудовались высокопроизводительными холодильниками и испарителями фирмы Weir. Немецкого же производства — бременской фирмы Atlas-Werke — были и две электрогидравлические рулевые машинки.

Во время стоянки в Галифаксе в июне 1940 года Heemskerck был оснащен размагничивающим устройством.

Зенитный 12,7-мм пулемет системы Browning

Двуствольная 40-мм зенитная установка Hazemeyer- Bofors MkV с радаром «тип 232»



Зенитное вооружение крейсеров типа Tromp


Название корабля

Год

102 мм (II) Vickers QF MkXWL45

40 мм (II) Bofors MkIV

40 мм (II) Bofors MkV

40 мм (I) Bofors MkVl

40 мм (IV) Vickers Mk VIII

20 мм (I) Oerlikon MkIV

20 мм (II) Oerlikon MkV

20 мм (I) Hispano Suiza

76 мм (I) Vickers MkIII

12,7 мм (II) Vickers MkIII

12,7 мм (I) Browning

7,7 мм (I) Lewis

76 мм (I) США


Tromp

1938-


1941

2

2


1942

2

6(4?)

2(11)

2(11)

2(11)

4(11)


1943

2

6

2


2

4(7)


1944-


6


2


1945

2

6 (+2?)

2


2


1947


2

2


2

2

2


1948-1968

2

2

2

2

2


Jacobvan Heemskerck

1940

10(10)


1(10)

6(10)


6 (05-08)


1941-


1944

10

1

6


1945

10

4


3


1946

10

4

3


1947-1970

10

4

4


4

2


В скобках указан месяц установки вооружения или количественные данные, вызывающие сомнение (знак вопроса)



Модернизации и перемены в вооружении в ходе службы

Основная модернизация крейсера Tromp была проведена во время ремонта повреждений, полученных 20 февраля 1942 года в бою в проливе Бадунг. На австралийской верфи Cockatoo Yard в Сиднее с крейсера сняли краны, гидросамолет (см. примечание 10) и бронированный кормовой КДП.

Фок-мачта была укорочена и прожекторная площадка на ней оказалась почти на уровне среза дымовой трубы. В дальнейшем мачту значительно видоизменили, а перед кормовым КДП появилась короткая стойка для растяжки антенны. Вооружение крейсера усилили шестью 20-мм одноствольными зенитками Oerlikon MkIV/MkIII (по другим данным, сначала были установлены 4 «эрликона», остальные два Tromp получил позднее вместе с радарами). Две из них разместили на второй и третьей башнях ГК, остальные — на надстройках. Кормовой дальномер с 4-метровой базой установили на решетчатом пилоне (как и предусматривалось первоначальным проектом), а обе спаренные установки «бофорсов» — в диаметральной плоскости, друг за другом. Некоторые источники (3. Фрейвогель и др.) сообщают, что с целью уменьшения прироста водоизмещения и чтобы освободить место для установки 4 бомбометов тогда же были сняты торпедные аппараты. Однако это сообщение не подтверждается фотографиями уже модернизированного крейсера осенью 1942 года, на которых торпедное вооружение еще присутствует. То же касается и прожекторного оборудования.

В ноябре 1942 года Tromp получил два английских 76-мм зенитных орудия Vickers MkIII, а 12,7-мм пулеметы заменили двумя одноствольными пулеметами Browning того же калибра. Некоторое время в состав зенитного вооружения входили четыре 7,7-мм пулемета, снятые в 1943 году.

В 1944-45 гг. во время ремонта в Сиднее на крейсере произошли новые изменения. Зенитную артиллерию вновь усилили еще двумя, но уже американскими 76-мм зенитками. Избавились от мелкокалиберной артиллерии (0,5-дюймовые «браунинги»). Очевидно, именно тогда были сняты торпедные аппараты и все прожектора, а прожекторную площадку позади дымовой трубы заняли два дополнительных 20-мм «эрликона» (при условии, что в 1942 году их было установлено только 4). Несколько позднее на крейсере часть «эрликонов» заменили двумя одноствольными «бофорсами» MkVI/MkIII.



Антенные системы радаров

тип 281

тип 279

FCMk3

тип 285

SG

SC

Спаренная 20-мм зенитная установка Oerlikon MkIV/MkV



Радарное вооружение крейсеров типа Tromp во время войны


Название корабля

Год

А тип 279 (Англия)

А тип SC-3 (США)

А тип 281 (Англия)

В тип CG (США)

С тип 293 (Англия)

С тип 277 (Англия)

D тип 271 (Англия)

D тип FC MkЗ (США)

Е тип 285 (Англия)

Е тип 282 (Англия)


Tromp

1945


+ (04)


+ (04)


+ (04)


Jacobvan Heemskerck

1941

+ (02)


+ (02)


1942

+


+


1943

+

+ (04)

+ (04)


+ (04)


1944

+ (06)

+


+


1945


+


+ (02)

+ (02)

+

+ (02).


Примечания:

1. А — радар воздушного обнаружения;

В — радар надводного обнаружения;

С — универсальный радар (надводного и воздушного обнаружения);

2. В скобках указан месяц установки или снятия радаров.

D — радар управления огнем артиллерии ГК;

Е — радар управления огнем зенитной артиллерии.


Тогда же в Сиднее Tromp получил радиолокационное оборудование американского производства. На носовом КДП был установлен артиллерийский радар FC (Fire Control) MkЗ. Перед фок-мачтой появилась специальная треногая конструкция (так называемая «радарная мачта») с радаром воздушного обнаружения SC-3 (Search control), а на топе фок-мачты смонтировали радар надводного обнаружения SG (Search Guard).

В 1947 году прежние спаренные 40-мм автоматы Hazemeyer-Bofors заменили таким же количеством полностью стабилизованных спаренных установок Bofors MkV с радаром «тип 282». С этих пор зенитное вооружение крейсера состояло из 4 спаренных и 2 одноствольных Bofors, четырех 76-мм зениток и двух одноствольных «эрликонов».

В 1948 году на дымовой трубе был установлен ветровой дефлектор ( как на De Ruyter).

Модернизации Jacob van Heemskerck тоже были достаточно многочисленными. Первая из них состоялась вскоре после ввода в строй, когда выяснилось необходимость модернизации радарного вооружения крейсера ПВО. Зенитная радарная установка «тип 279» требовала разнесения передающей и приемной антенн, в связи с чем над укороченными стойками кранов была смонтирована треногая грот-мачта, на которой установили приемную антенну РЛС. Передающая антенна находилась на топе фок-мачты.


Во время модернизации в Сиднее весной 1943 года вместо директоров MkIII установили универсальные директоры HACS MkIV с радаром «тип 285», демонтировав радар «тип 271» («фонарь»). Устаревший к этому времени радар «тип 279», был заменен более совершенным «тип 281» с аналогичным размещением передающей и приемной антенн на верхушках мачт.

Во время ремонта 1944-45 г.г. на верфи Cammel Laird в Ливерпуле были сняты грот-мачта (растяжка антенны крепилась теперь на кронштейне с тыльной стороны трубы) и прожекторная площадка позади дымовой трубы, несколько удлинен полубак, а шельтердек стал сплошным, без вырезов. Вспомогательное зенитное вооружение составили 3 20-мм спаренные установки Oerlikon, заменившие одинарные, и 2 40-мм спарки Bofors MkV с радаром «тип 282», сменившие «пом-пом». Две такие же (по другими данным это были «обычные» двуствольные «бофорсы») разместили побортно в районе миделя. Модернизация радарного оснащения заключалась в установке на фок-мачте двух новых радаров. Универсальный радиолокатор «тип 293» мощностью 500 кВт, поступивший на вооружение в 1944 году, работал на длине волны 10 см. Радар имел небольшую округлую антенну, получившую жаргонное название «головка сыра». Разработанный на его основе универсальный 10- см локатор «тип 277» имел принципиально новую антенну непрерывного сканирования. Он мог обнаруживать как надводные, так и воздушные цели, и достаточно точно определять высоту полета последних.

В послевоенный период вспомогательная артиллерия крейсера ПВО состояла из четырех спарок «бофорсов» и доведенных до намечавшегося количества (4 х II) «эрликонов». Корабль получил более современное радарное вооружение. Позднее, в 50-е годы, количество 20-мм стволов вновь было сокращено (до 4).



Экипаж и плавсредства

Штатный состав экипажа крейсера Tromp в мирное время насчитывал 309 (308, 295) человек. С началом войны его численность возросла до 360 человек. Для обслуживания разнокалиберной зенитной артиллерии на Heemskerck требовалось большее количество артиллерийской прислуги, поэтому и количественный состав экипажа крейсера ПВО был несколько выше: в разное время его численность колебалась между 380 и 393 (420) человек. Размещение экипажа осталось традиционным. Известно, что на крейсере Heemskerck были проблемы с размещением многочисленной прислуги зенитной артиллерии.

Состав корабельных плавсредств крейсера Tromp был обычным для голландского флота: 2 моторных катера (командирский и рабочий) размещались на шлюп-балках по обе стороны дымовой трубы, 3 шлюпки класса ВЗ и одна класса В2, обслуживавшиеся грузовыми кранами, располагались на рострах позади трубы и, наконец, 2 яла, также на шлюп-балках, на шкафуте. В 1946 году (по другими данным, еще в 1942, когда были сняты краны) шлюпки и ялы заменили плотами.

Van Heemskerck в 1941 году получил оснастку по британским стандартам — два 25-футовых моторных катера, 16-футовый моторный «скиммер» и такая же рабочая шлюпка, располагавшиеся на шлюп-балках у дымовой трубы и на шкафуте. В ходе службы оснащение крейсера дополнили спасательные плоты. Некоторые источники утверждают, что после 1945 года на палубе корабля уже не оставалось ни одной единицы из первоначального состава плавсредств (3. Фрейвогель). Однако эти данные не подтверждаются фотографиями середины 50-х годов, где в районе дымовой трубы отчетливо видны шлюп-балки.

Jacob van Heemskerck (тактический номер KV1) в послевоенный период. Судя по виднеющимся в районе дымовой трубы шлюп-балкам, крейсер частично сохранил прежнее шлюпочное оснащение

Крейсер Tromp (тактический номер KL2) в конце 40-х годов с радарным вооружением и новым ветровым дефлектором на дымовой трубе



Окраска

До войны Tromp имел светло-шаровую окраску, а после начала военных действий на Тихом океане, как и все голландские крейсера, получил стандартный камуфляж (см. крейсера типа Java). В составе английского флота оба крейсера были камуфлированы по британским стандартам. Первые утвержденные Адмиралтейством камуфляжи появились во второй половине 1941 года и в течение войны использовали свыше 20 официальных цветов в различных формах и сочетаниях. В 1945 году крейсера получили английскую светло-серую окраску Admiralty Standard с широкой темной полосой на бортах. По возвращении после войны в состав голландского флота «тромпы» вновь стали светло-шаровыми, а на бортах носовой части крейсеров появились нанесенные белой краской тактические номера. Такими же они оставались и со вступлением Нидерландов в НАТО.


Дальнейшее развитие класса легких крейсеров в Голландии




«Тромпы» оказались последними построенными до войны голландскими крейсерами. И дело здесь уже не в закоснелом пацифизме или скупой экономии на национальной обороне. Непрерывно ухудшавшееся международное положение в середине 30-х годов тревожило правительство Нидерландов. Опасаясь, что на этот раз стране не избежать участия в боевых действиях и она будет втянута в войну, руководство флота приступило к спешной постройке новых кораблей. В 1935 году спущен на воду легкий крейсер De Ruyter и одновременно принимается решение о строительстве крейсеров типа Tromp, Поскольку последние являлись скорее увеличенными лидерами эсминцев, Королевский флот Нидерландов, решив модернизировать свои крейсерские силы, потребовал дополнительных легких крейсеров, которые должны были в недалеком будущем заменить устаревшие корабли типа Java. Первые предложения на проектирование «эрзац»-крейсеров появились еще в 1930 году одновременно с разработкой проекта De Ruyter. Именно этот крейсер послужил прототипом для новых кораблей, проект которых был разработан под руководством уже известного по проектированию «тромпов» инженера Г.Хоофта. «Улучшенный крейсер типа De Ruyter» имел возросшее на 30% водоизмещение, усиленное бронирование и большее количество орудий главного калибра.

Первоначально планировалось заложить корабли в 1940 году, но средства на их строительство были утверждены уже в 1937 и должны были выделяться из бюджета 1938 года. Заказ на постройку получила верфь фирмы Wilton-Fijenoord в Схидаме. Но поскольку на верфи пустовал только один стапель необходимого размера, что исключало закладку обоих кораблей одновременно, было решено передать заказ второго крейсера, получившего название De Zeven Provinciën («Семь провинций»), верфи Rotterdamse Droogdok. Его заложили в сентябре 1939 года (постр. номер 670). А несколькими месяцами раньше, в мае, на верфи Fijenoord состоялась церемония закладки первого корабля этого типа — Kijkduin (№ 219, в том же году он был переименован в Eendracht — голл., согласие, единство).

Проектное изображение крейсера типа «улучшенный De Ruyter». Согласно проекту новые крейсера отличались от прототипа большим водоизмещением и усиленными бронированием и вооружением



Краткое техническое описание


Корпус и бронирование

Общая компоновка новых крейсеров оставалась традиционной и по внешнему виду они незначительно отличались от прототипа более развитым комплексом кормовых надстроек, наличием стационарной короткой грот-мачты, более значительным наклоном форштевня и типичной крейсерской кормой (как у «тромпов»), Полубачная конструкция корпуса также была характерна для голландских крейсеров. Несмотря на то, что водоизмещение «эендрахтов» возросло на 30%, корпус оставался весьма легким благодаря применению сварки в значительно больших объемах, чем прежде.

Броневая защита в основном превосходила бронирование построенного несколько раньше De Ruyter. Главный броневой пояс по ватерлинии между барбетами концевых башен А и Y имел толщину 100 мм, утончаясь в оконечностях до 75 мм. Совершенно недостаточной являлась горизонтальная защита, ограничившаяся 20(19)-25-мм бронепалубой (De Ruyter имел бронепалубу толщиной 50(30-32мм). Сохранена сильная дифференциация бронирования башен главного калибра — от 100-мм лобовых плит до 50-мм боков и крыши. В общем броневая защита соответствовала стандартам конца 30-х годов и конструктивно не представляла собой ничего нового.



Вооружение

В период разработки проекта предполагалось вооружить «эендрахты» восемью 150-мм орудиями, аналогичными главной артиллерии голландских крейсеров, Но затем в этом качестве были избраны десять 152,4-мм орудий Bofors новой модели в двух- и трехорудийных башнях, расположенных парами в носу и корме. Поскольку голландцы не имели опыта в разработке и постройке трехорудийных башен, заказ на их проектирование и производство получила шведская фирма Bofors. Новые автоматические 152,4-мм орудия с длиной ствола 53 калибра стреляли так называемыми «совмещенными» (унитарными) боеприпасами (снаряд + заряд), причем их скорострельность (на короткое время — во избежание разгара стволов) могла быть доведена до 10 выстрелов в минуту. Они не были стабилизированы, а максимальный угол возвышения традиционно составлял 60'. В связи с этим представляется крайне сомнительным, что эти орудия могли быть с успехом применены против авиации, хотя именно на это рассчитывали голландцы, отказавшись от орудий среднего калибра (76-105 мм). Сомнения по этому поводу высказывались уже шведскими экспертами, принимавшими новое орудие для дальнейшего вооружения кораблей шведского флота. Поэтому шведы для своих кораблей увеличили угол возвышения орудий до 70°, а для голландских крейсеров предназначались орудия первоначальной конструкции. Следует также заметить, что такой же артиллерией главного калибра должны были вооружаться строившиеся перед войной на верфи CRDA в Триесте таиландские (сиамские) крейсера Taksin и Naresuan.

Усовершенствованную систему управления огнем составляли два артиллерийских и столько же зенитных КДП носовой и кормовой групп артиллерии.

Зенитное вооружение по сравнению с De Ruyter было усилено и к тому же более рационально размещено. Двенадцать 40-мм орудий Bofors в шести спаренных установках[11 Справочники Jane’s и Conway's, а вслед за ними и некоторые авторы утверждают, что крейсера типа Eendracht имели зенитное вооружение из 14 орудий в семи спаренных установках, что однако не подтверждается голландскими источниками.] группировались по три вокруг своих КДП на носовой и кормовой надстройках. Состав зенитной артиллерии дополняли четыре спарки 12,7-мм пулеметов, размещенные на верхней палубе. Таким образом, противовоздушная оборона оставалась слабой, уступая по количеству стволов не только кораблям будущих союзников, но и вероятного противника.

Крейсера оснащались также катапультой и должны были нести два гидросамолета (при этом, как обычно, ангар не предусматривался) и два трехтрубных торпедных аппарата калибра 533 мм, размещенных в специальных бортовых нишах ниже кормовой надстройки.

Энергетическая установка (6 водотрубных котлов типа Yarrow и трехвальный ТЗА типа Parsons) мощностью 78000 л.с. должна была обеспечивать крейсера 32-узловой скоростью и не представляла собой ничего революционного.

Такими представлялись художнику новые крейсера по предвоенному проекту



Краткий очерк истории службы

Осознав в середине 30-х годов, что страна стоит на пороге новой мировой войны, Нидерланды форсируют усиление своих военно-морских сил. Согласно принятой в 1937 году новой кораблестроительной программе в 1938-40 годах закладываются 3 легких (van Heemskerck и оба «эендрахта») и 3 линейных крейсера, 4 эсминца (типа Tjerk Hiddes) и 9 субмарин (типов 019 и 021). Но время упущено и к маю 1940 года успели войти в строй только 1 крейсер (досрочно Heemskerck), 1 эсминец (Isaac Sweers) и 6 подводных лодок, а большая часть заложенных кораблей была уничтожена самими голландцами либо попала в руки немцев на стапелях. Именно так были захвачены почти готовые корпуса крейсеров типа Eendracht. По окончании войны оккупанты намеревались достроить эти корабли по несколько измененному проекту и ввести их в состав Кригсмарине в качестве учебных. В связи с этим на крейсерах были проведены консервационные работы и им присвоили индексы КН1 (бывший De Zeven Provinciën) и КН2 (Eendracht). Аббревиатура КН означала Kreuzer Holland (голландский крейсер). Дефицит материалов и последующие военные неудачи так и не позволили немцам начать достроечные работы. В конце 1944 года, когда союзники в ходе операции Market — Garden вступили на территорию Голландии, немцы спустили на воду корпус КН1, намереваясь его затоплением заблокировать вход в порт Роттердама. Однако этот план не был осуществлен и по окончании военных действий Королевский военно-морской флот Нидерландов смог снова принять корпуса обоих кораблей, находившиеся в относительно хорошем состоянии.

Построенные после войны по модифицирован ному проекту крейсера приобрели более современный вид. Их силуэт стал «пирамидальным» благодаря высоким решетчатым мачтам и более развитым надстроечным комплексам. Крейсера лишились торпедных аппаратов и трехорудийных башен ГК, а бортовую гидроавиацию заменило радарное вооружение

Легкий крейсер De Zeven Provinciën в порту Валетты на Мальте. 17февраля 1962года


Дальнейшая история крейсеров типа Eendracht (De Ruyter) выходит за рамки данной монографии, но для полноты картины все же следует кратко очертить ее. В 1947 году произошло очередное переименование: Eendracht стал именоваться De Zeven Provinciën (спущен на воду в августе 1950 года), а De Zeven Provinciën получил название погибшего в 1942 году флагмана ост-индского флота De Ruyter. Крейсера были достроены по модифицированному с учетом опыта минувшей войны проекту, предусматривавшему оснащение кораблей более современным оборудованием, мощной энергетической установкой и усиленным вооружением. Они вошли в строй в ноябре-декабре 1953 года имея следующие тактико-технические данные: 8350 тс (8483 т) станд., 10800 тс (10972 т) полн. / 185,70 (De Ruyter 187,32) х 17,25 х 6,65 м/ 85000 л.с./32 (32,3) уз./бп 50-75, пал. 20-30, 6ГК 50- 100 мм/8 х 152 L\53 ( 4 х II), 8 х 57 L\60 (4 х II), 8 х 40 мм (8 х I), 2 бомбосбрасывателя /943-973 чел. В 1962-64 годах De Zeven Provinciën перестроен в ракетный крейсер (установлены 1 х 2 ПУ ЗУР Terrier — 40 ракет, РЛС типа AN/SPG- 55). Оба корабля проданы Перу, De Ruyter в 1973 году, а Provinciën в 1976 после снятия с него ракетного вооружения (по настоянию США) — снова поменяв названия на Almirante Grau и Aguirre соответственно. Последний в 1977 году вновь подвергся перестройке, получив ангар на 3 вертолета и посадочную площадку. В начале 90-х крейсера все еще находились в активной службе в составе перуанского флота.

De Zeven Provinciën на Неве во время визита в Ленинград в составе отряда кораблей НАТО. 1956 год

De Zeven Provinciën после переоборудования в ракетный крейсер



Краткая оценка проекта

На основе удачного легкого крейсера De Ruyter голландцами был создан проект колониального крейсера, вполне отвечающий требованиям конца 30-х годов, хотя, впрочем, и далекий от идеала. Не уступая современникам в бронировании бортов и артиллерийских башен, голландские крейсера в 1,5-2 раза уступали им по горизонтальной защите. Не лучшим образом обстояло дело и с артвооружением кораблей. Незначительно превосходя по количеству стволов главной артиллерии японские, французские и немецкие легкие крейсера меньшего водоизмещения, «эендрахты» имели на 2-4 орудия меньше, чем английские корабли типов Southampton ((9100 т) и Belfast (10550 т) или американские «бруклины»(9767 т). Слабость зенитного вооружения являлась общим недостатком всех кораблей того периода, но и здесь голландцы, отказавшиеся от артиллерии среднего калибра, оказались чуть ли не самыми слабыми среди современников. Следует также отметить более низкую (на 0,5-1 уз.) скорость хода и дальность плавания. Тем не менее, голландские крейсера типа Kijkduin (Eendracht, De Ruyter) являлись вполне современными и хорошо сконструированными кораблями, прошедшими в течение своей послевоенной службы несколько модернизаций и перевооружений. Они входили в состав флотов двух государств и оставались в строю свыше сорока лет.


Деятельность голландских легких крейсеров




В течение всего межвоенного периода легкие крейсера являлись самыми крупными современными кораблями голландского флота, что предопределило их активнейшее использование в самых разнообразных целях. В мирное время это прежде всего представительская деятельность, которая иногда начиналась буквально с момента вступления корабля в строй. Причем служба в составе колониального флота Ост-Индии вовсе не означала прекращение такого рода деятельности. Участие престижных единиц флота в торжествах иностранных государств и флотов, парады международных эскадр, «показы флага» и визиты вежливости в порты Европы и стран Тихоокеанского региона были нередки, иногда из-за них на неопределенное время откладывался даже крайне необходимый ремонт кораблей. Неоднократно в таких случаях боевые корабли использовались в качестве яхт коронованных особ или членов королевской фамилии. Другой «ипостасью» международной деятельности голландских крейсеров стало их участие в блокаде испанского побережья в период гражданской войны. Но и тогда патрульная служба сочеталась с проведением модернизационных и ремонтных работ в метрополии.

Представительская деятельность перемежалась с учебными походами, поскольку легкие крейсера являлись еще и учебными кораблями, на которых обучалось молодое пополнение личного состава флота и проходили практику кадеты военно-морских училищ. Сюда же следует отнести и боевую подготовку экипажей самих крейсеров, выходы на учебные стрельбы и участие в флотских маневрах. Практически весь год корабли находились в море, а перерывы были непродолжительными и обычно использовались для текущего ремонта материальной части.

Флот Ост-Индии на маневрах в районе о. Ява перед войной


С началом войны интенсивность использования крейсеров увеличилась. Частые конвойные походы по охране судов снабжения и транспортов с войсками, выходы на перехват японских десантных соединений и связанное с этим напряжение изматывали личный состав экипажей и изнашивали механизмы крейсеров.

Действительно роковую роль в судьбе этих кораблей да и всего колониального флота Нидерландов сыграла неразбериха и несогласованность в действиях противостоящих японской агрессии союзных сил. Прежде всего, созданное 15 января 1942 года союзное объединение АБДА (ABDA — Америка — Британия — Голландия — Австралия) с самого начала было достаточно формальным и непрочным. Все 6 недель его существования оно раздиралось разногласиями. Не была создана единая система сигнализации, проблемы связи и перевода оставались нерешенными. Англичане стремились собрать как можно больше войск в Сингапур, который они считали неприступной первоклассной крепостью. Американцы не верили в стратегическое значение Сингапура и хотели отомстить за Пирл-Харбор и вернуть утраченные территории. Австралийцы и голландцы тянули в свою сторону, не желая допустить вражеского вторжения каждый в свой дом.

Кроме того, война вскрыла недостатки голландского «малого флота». Например, его организация. После оккупации Голландии и бегства королевской семьи и правительства в Лондон флот метрополии перестал существовать. Единый, на первый взгляд, колониальный флот Ост-Индии делился на три отдельных флота. В состав собственно Королевского Флота (Koninklijke Marine) входили крупные корабли первой линии, Военно-Морские Силы Индий (Indische Militaire Marine) включали в себя корабли береговой обороны (канонерки, минзаги, тральщики, торпедные катера) и подводные лодки, а Флот Генерал-Губернатоpa (Gouvernements-marine) располагал мелкими кораблями для полицейской и патрульной службы. Авиация, в том числе и морская, также имела несколько подчинений, что объясняет факт частого отсутствия воздушного прикрытия кораблей эскадры Доормана. При всем при этом или вследствие этой разобщенности подчинения колониальный флот был на удивление неэффективен. Особенно скандальным в этом отношении является бой в проливе Бадунг 19-20 февраля 1942 года, когда голландская крейсерская эскадра, поддержанная союзным соединением эскадренных миноносцев (8 единиц), не смогла справиться с парой японских эсминцев и сама едва сумела спастись. Следует отметить и крайнюю нераспорядительность и полную неподготовленность театра. Корабли гибли на собственных минных заграждениях и даже от навигационных аварий.

«Страна тысячи островов» — Голландская Ост-Индия


Нельзя также оправдать избранный командованием АБДА вариант боевого применения голландских легких крейсеров. Предназначенные для подавления легких сил противника и боя с кораблями своего класса, они были брошены в эскадренный бой с превосходящими их по силе японскими тяжелыми крейсерами. В результате Java и De Ruyter были потоплены в бою в Яванском море 27 февраля 1942 года. После этого боя голландский флот как единое целое перестал существовать. Остались несколько разрозненных кораблей с голландскими экипажами, входивших в различные соединения британского и американского флотов. В этом качестве Tromp и Jacob van Heemskerck действовали на Дальнем Востоке до конца войны, а затем вошли в состав возрожденного флота Нидерландов. Строившиеся для колониальной службы в Ост-Индии крейсера пережили саму голландскую ост-индскую колонию, окончательно ставшую независимой Республикой Индонезией в 1949 г.


История службы


Java





Бронепалубный (с 1930 г. по градации Лондонской морской конференции — легкий) крейсер Java, названный так в честь одного из крупнейших островов Зондского архипелага, был не первым кораблем голландского флота, носившим это имя. Его непосредственный предшественник — один из упомянутых выше крейсеров IV класса постройки 1885 года (верфь Fijenoord). Являясь самым крупным (1298,5 т) и быстрым (12 уз.) среди сборища мелких кораблей колониального флота, он нес довольно солидное вооружение (150-мм орудие Круппа, Зх 120 мм, 4 х 75 мм, 14 х 37 мм) и был отправлен на слом после добросовестной 20-летней службы.

Крейсер Java в достройке

Java выходит на ходовые испытания с верфи КМ De Shelde NV во Флиссингене. Фотография, очевидно, сделана летом 1924 года


Легкий крейсер был заложен на верфи Koninklijke Maatschappij de Schelde NV во Флиссингене31 мая 1916 года и спущен на воду 9 августа 1921 года (согласно некоторым голландским источникам, спуск на воду корабля состоялся 6 мая 1921 года). Крестной матерью, давшей крейсеру имя, стала г-жа Зееман-Болони, супруга Дж. Г. Зеемана, начальника Отдела материалов Департамента военного флота Нидерландов. Во время ходовых испытаний, проводившихся в июне-июле 1924 года, на крейсере вспыхнул пожар, своевременно потушенный в ходе пробега. Очевидно, этот пожар и стал причиной ввода корабля в строй только в следующем, 1925 году.

Войдя в состав голландского флота 1 мая 1925 года (первый командир — капитан-лейтенант тер зее Л.Я. Куант), уже в июле (2.07.) крейсер вышел в свой первый заграничный поход — в Швецию (с заходом в Стокгольм) и Норвегию. 18 августа Java вернулся во Флиссинген, где вскоре началась подготовка корабля к отправке в Голландскую Ост-Индию. Выйдя 14 октября 1925 года из Амстердама, обогнул Европу, прошел Суэцкий Канал и прибыл в Сабанг 28 ноября. До 1937 года Java являлся флагманским кораблем колониального флота. В период с 8 ноября 1928 до 23 января 1929 года крейсер нанес визиты на Филиппины, в Китай и Японию, а между 2 сентября и 2 декабря 1930 года вместе с эсминцами De Ruyter (позднее переименованным в Van Ghent) и Evertsen ходил в Австралию и Новую Зеландию (с визитами во Фримантл, Аделаиду, Мельбурн, Сидней, Веллингтон и Окленд).

Крейсер Java был кораблем удачливым, не имевшим серьезных аварий и постоянно бравшим призы за хорошую артиллерийскую стрельбу на морских учениях и учебных стрельбах. 24 сентября 1929 года во время учебных стрельб крейсер потопил корабль-цель — канонерку Ceram (1887 г), которая шла на буксире у минного заградителя Serdang. На морских учениях, проходивших 3-8 мая 1930 года в Зондском проливе, расстрелял такой же старый пароход Rensiena. Но в истории корабля были и черные страницы. Одной из них стало участие в событиях февраля 1933 года, когда на стационировавшем в Голландской Ост-Индии броненосце береговой обороны De Zeven Provinciën вспыхнуло воостание команды. Разоружив офицеров, восставшие направились в главную морскую базу в Сурабае, намереваясь поднять общее восстание ост-индского флота. На перехват «голландского “Потемкина"» были брошены крупные силы: крейсер Java, 3 эсминца, подводные лодки, гидроавиация. В состоявшемся 10 февраля бою главную роль сыграли 6-дюймовки крейсера Java. De Zeven Provinciën получил несколько прямых попаданий, в результате чего погибли многие зачинщики волнений и на горевшем во многих местах мятежном броненосце был выброшен белый флаг.

Java на рейде Спитхед. 20-21 мая 1937 года

Голландские крейсера Java и De Ruyter во время совместных артиллерийских учений. Огонь ведет легкий крейсер Java


Летом крейсер возобновил представительскую деятельность. В начале июня 1933 года Java доставил в Японию делегацию, которая должна была участвовать в церемонии погребения умершего 30 мая победителя русского флота в Порт-Артуре и Цусимском бою — адмирала Хейхатиро Того. На рейде Йокосуки голландский крейсер присоединился к кораблям иностранных флотов, прибывших для участия в траурной церемонии: Великобританию представлял крейсер Suffolk, США — крейсер Augusta, Францию — крейсер Primauguet, Италию — крейсер Quatro, Китай — крейсер Ning Hai. Похороны состоялись в Йокогаме 5 июня.

8-13 марта 1934 года Java вместе с эсминцами Witte de With и Van Galen совершил поход в Сингапур. В этот же порт был нанесен визит 13-17 ноября 1936 года, уже после окончания на крейсере модернизационных работ. На этот раз его сопровождали «систершип» крейсер Sumatra и эсминцы Witte de With, Piet Hein и Evertsen.

В 1934 — 35 гг оба крейсера типа Java прошли комплекс модернизационных мероприятий и на кораблях был проведен текущий ремонт. Однако при недостаточной оснащенности судоремонтных предприятий колоний не все работы можно было довести до конца или провести их с необходимым качеством. Изношенные за десять лет непрерывной службы механизмы кораблей требовали квалифицированного капитального ремонта. 6 марта 1937 года Java оставил Ост-Индию и взял курс через Коломбо, Аден, Порт-Саид и Оран к Гибралтару. Здесь крейсеру пришлось ненадолго задержаться в связи с гражданской войной в Испании. В конфликт вмешались европейские государства и 9 сентября 1936 года был создан так называемый «Комитет по невмешательству в дела Испании». Под прикрытием этой организации, призванной предотвратить всякую иностранную интервенцию в Испанию, немцы и итальянцы оказывали действительную помощь мятежникам генерала Франко людьми и оружием. В соответствии с решениями международного «комитета по невмешательству», прибрежные воды Пиренейского полуострова поделили на зоны ответственности между его членами: Англией, Францией, Германией и Италией. В них патрули боевых кораблей этих стран должны были пресекать подвоз военных грузов обеим воюющим сторонам. Крейсер поддерживавших «комитет» Нидерландов вошел в состав патрулировавших британскую зону сил и в течение недели (с 27 апреля по 4 мая) конвоировал торговые суда в Гибралтарском проливе.

Java перед войной

Последняя известная фотография крейсера. Java имеет камуфляжную окраску, трудно различимую из-за качества фото. Зима 1941—42 годов


7 мая 1937 года корабль прибыл, наконец, в воды метрополии и почти сразу же был отправлен в Великобританию, где в период между 17 и 22 мая принял участие в торжествах и военном параде на Спитхедском рейде по случаю коронации короля Георга VI. На обратном пути крейсер доставил из Гарвича в Эймейден голландскую наследную чету — принцессу Юлиану (королева Нидерландов в 1948-80 гг.) и Бернгарда. И только после этого Java почти на полгода был выведен в резерв и прибыл на верфь Rijkswerft в Виллемсоорд для проведения необходимых ремонтных работ. Вновь введен в строй 3 января 1938 года и 30 января отправлен на патрулирование в испанские воды.

19 февраля крейсер вернулся в Голландию (в Хелдер) и после непродолжительной стоянки в Ньев-Дьеп 4 мая навсегда оставил родные берега. По прибытии в Индонезию, сменил в составе ост- индского флота однотипный Sumatra, начавший подготовку к переходу в Европу.

13 октября 1938 года обычное счастье впервые изменило крейсеру. В заливе Лампонг произошло столкновение Java с эсминцем Piet Hein. Оба корабля отделались незначительными повреждениями.

Когда в сентябре 1939 г. началась война, в нейтральных гаванях Ост- и Вест-Индии нашли убежище более трех десятков немецких кораблей. В мае 1940 года, когда Германия напала на Голландию, эти корабли были захвачены. В Ост-Индии таким образом попали в руки голландцев 22 корабля общим водоизмещением 135533 тонны. 10 мая 1940 года крейсер Java находился в Паданге на острове Суматра и тогда же отряд моряков из его экипажа захватил стоявшее в этом порту немецкое грузовое судно Franken (7789 брт.). Позднее Franken вошел в состав голландского торгового флота под названием Wangiwangi и был торпедирован 25 мая 1941 года в Центральной Атлантике немецкой подводной лодкой U103.

В мае 1940 года началась длительная служба крейсера Java в Индийском океане по конвоированию торговых и транспортных судов союзников. Известие о японском налете на Пирл-Харбор застало голландский крейсер в районе Сингапура, где он в составе союзных морских сил (английские крейсера Danae, Dragon, Durban и эсминцы Encounter, Stronghold и Tenedos, голландский эсминец Evertsen, австралийские тральщики Burnie, Ben-digo, Goulburn и Maryborough) обеспечивал эскортирование караванов между Сингапуром и Зондским проливом. Начиная с 8 декабря союзный эскорт пополнялся остатками английских соединений, разгромленных японцами: эсминцы Scout и Thanet прорвались из Гонконга, a Electra, Express, Jupiter и австралийский эсминец Vampire прибыли после гибели у Куантана основных сил «Соединения Z» (Force Z) адмирала Филлипса.

5-7 февраля 1942 года для прикрытия эскортируемых крейсером Java двух транспортов с голландскими армейскими подкреплениями, идущих из Батавии в Палембанг на о.Суматра, группа британских кораблей в составе тяжелого крейсера Exeter, эсминцев Encounter, Jupiter и австралийского легкого крейсера Hobart совершила вылазку из Зондского пролива через пролив Бангка. На обратном пути силы прикрытия подверглись безрезультатной торпедной атаке японской подводной лодки Ro-34.

13 февраля 1942 года крейсер Java вошел в состав международной эскадры Ударных Сил АБДА (Striking Force — SF) под командованием голландского контр-адмирала Карела Доормана[12 Доорман (Doorman) Карел Виллем Фредерик Мари (23.4.1889, Утрехт — 28.2.1942, Яванское море), нидерландский контр-адмирал. В ВМС с 1910, после войны участвовал в строительстве флота Нидерландов. В 1937 — командующий военно-морской авиацией в Ост-Индии, в 1940 командующий ост-индским флотом. С 3 февраля 1942 командовал Ударным Соединением АБДА. Погиб в бою.]. В этот период корабль вместе с тяжелым крейсером Exeter, легким крейсером Hobart, эсминцем Electra и канонерской лодкой Jumna нес конвойную службу в районе островов Кангеан и к югу от Зондского пролива. Здесь из состава эскортируемых в тот день конвоев JS.1 и SJ.1 японской подводной лодкой I-56 был потоплен один транспорт.

Последующие две недели Java активно участвовал в действиях Ударного Соединения союзников[13 Более подробно о ходе боевых действий в Юго-Восточной Азии будет рассказано в разделе, относящемся к истории службы крейсера De Ruyter.]. В течение всего рокового для эскадры АБДА 7-часового боя в Яванском море 27 февраля 1942 года Java шел замыкающим в боевой линии крейсеров контр-адмирала Доормана, которым противостояли японские тяжелые крейсера Nachi и Haguro и легкие Naka и Jintsu. В 23.32 крейсер получил попадание единственной японской торпеды «long lance» из 8-торпедного залпа крейсера Nachi, произведенного с дистанции около 40 кабельтовых, и затонул после 20-минутной агонии (по другим данным, в течение 15 минут в результате взрыва боезапаса) приблизительно в 35 мор. милях к С-3, от о. Бавеан (координаты места гибели: 06° 00' с.ш. /112° 05' в.д.). Вместе с кораблем погиб почти весь экипаж — 96% личного состава (если по штату на крейсере числилось 525-526 человек, то количество жертв — 504). Среди погибших был и командир корабля кап-л-ттер зее П.Б.М. ван Стрэлан.

С тех пор название Java в списках ВМФ Нидерландов не появлялось. Времена Голландской Ост-Индии канули в лету и остров Ява уже не был голландским...


 Sumatra




Название этого острова Зондского архипелага также неоднократно встречается среди названий кораблей ост-индского флота. К их числу относился и уже упоминавшийся здесь 1700-тонный крейсер с броневой палубой (корвет — pantserdek- Korvette) Sumatra, спущенный на воду в 1890 году и проданный на слом в 1907. Преемник его имени, бронепалубный (легкий) крейсер, был заложен 15 июля 1916 года на верфи Nederlandsche Scheepsbouw Maatschappij в Амстердаме и спущен на воду раньше своего «систершипа» — 29 декабря (по др. данным, 19 декабря) 1920 года в присутствии королевы Нидерландов Вильгельмины. Его достройка затянулась (в основном, из-за пожара на верфи, уничтожившего машинную установку крейсера) и корабль был укомплектован почти на 2 года позже головного. Вместо уничтоженной пожаром силовой установки Круппа, крейсер получил более мощную, но значительно менее надежную установку типа Цолли, ставшую источником бесконечных проблем. Стоимость Sumatra составила 20412643 гульдена.

Sumatra во время визита в Перл-Харбор, начало 1927 года


Крейсер ввели в строй 26 мая 1926 года, его первым командиром стал кап-л-т тер зее Г.Л. Шорер. Вслед за вступлением в строй последовало назначение к месту службы и 21 сентября Sumatra вышел в свой первый дальний поход, направляясь в Голландскую Ост-Индию через Панамский канал. Как и у крейсера Java, этот первый поход являлся также «показом голландского флага», с той лишь разницей, что Java «показывал флаг» в Восточном полушарии, a Sumatra — в Западном. Поход длился более восьми месяцев и его маршруту мог бы позавидовать любой современный любитель экзотики. Первым остановочным пунктом стал Понта-Делгада на о. Сан-Мигель (Азорские острова). Затем последовали Нью-Йорк, Гавана, мексиканские Тампико и Веракрус, о. Кюрасао (Голландская Вест-Индия), Ла-Гуайра (Венесуэла), Бальбоа (Панама), Сан- Франциско, Гонолулу, Иокогама, почти трехмесячная стоянка (19.02. — 12.05. 1927 г.) в качестве стационера в Шанхае и, наконец, Нагасаки. Полукругосветный тур закончился 1 июня 1927 года прибытием крейсера в базу в Сурабае на о. Ява.

Уже в течение первых лет колониальной службы крейсера стала сказываться ненадежность его силовой установки. Прежде всего возникли трудности с достижением проектной мощности машин, в связи с чем 21 июля 1930 года Sumatra прибыл на судоремонтный завод Arsenal в Сурабае, где в течение нескольких дней проводились необходимые работы. 27 июля во время послеремонтного пробного пробега в 3-м котельном отделении крейсера вспыхнул пожар, потушенный только благодаря помощи оказавшегося неподалеку минного заградителя Krakatau. Затем Sumatra отбуксировали в базу в Сурабае, где, очевидно, ремонтные работы, в конце концов, были выполнены на должном уровне, поскольку дальнейшей информации по этому поводу источники не сообщают.

Если предыдущий эпизод свидетельствует о качестве производимых колониальными предприятиями работ, то следующий характеризует голландцев как безалаберных хозяев, незнакомых с обстановкой собственного дома. 14 мая 1931г., меньше года спустя после пожара в котельной, крейсер-неудачник налетел на необозначенную подводную скалу у ост-индского острова Кебатоэ. Это послужило причиной следующего ремонта, растянувшегося на целый год.

Модернизированный крейсер Sumatra в 1936году

После начала войны находившийся в европейских водах крейсер Sumatra нес на обоих бортах изображение национального флага Нидерландов в качестве быстроидентифицируемого знака нейтралитета


По окончании модернизационных работ 1934-35 г.г. Sumatra вновь привлекается к представительской деятельности, в рамках которой он совершил два визита: 11-26 ноября 1935 года с эсминцами Witte de With и Van Galen в Сайгон и 13-17 ноября 1936 года вместе с крейсером Java и эсминцами Piet Hein, Evertsen и Witte de With в Сингапур.

После возвращения из Европы крейсера Java на корабле началась подготовка к походу в метрополию и 8 июня 1938 года Sumatra оставил Ост-Индию и направился в европейские воды (через Суэцкий канал). Поход завершился 10 июля (по др. данным, 22 июля) прибытием в Хелдер. Корабль был выведен в резерв, но уже в начале октября (обратите внимание на краткий срок ремонта — не более 2 месяцев) вновь введен в строй и направлен на патрулирование в испанские воды в связи с продолжавшейся гражданской войной. В течение 2-х месяцев (10.10. — 10.12. 1938 г.) Sumatra нес конвойную службу между Лиссабоном, Мадейрой, Гибралтаром и Касабланкой.

По возвращении из патрулирования Sumatra выполняет функции учебного корабля и 11 января 1939 года отправляется в Средиземное море. Учебный поход длился 2,5 месяца (до 25 марта). За это время крейсер посетил Оран, Мальту, Геную, Палермо, Бизерту, Тунис, Алжир и Танжер. Еще один учебный поход (к берегам Шотландии) Sumatra совершил перед самой войной (19.06. — 4.07.).

В сентябре 1939 года крейсер находился в Голландии. К началу немецкого вторжения в эту страну он стационировал во Флиссингене, будучи в очередной раз выведен в резерв в ожидании планировавшейся консервации. Уже на следующий день после начала военных действий (11 мая 1940 года) Sumatra вместе с недоукомплектованным крейсером Jacob van Heemskerck совершил переход из Флиссингена в английский порт Имминхэм в устье реки Хамбер.

Когда 13 мая 1940 года падение Голландии стало неизбежным, королева Нидерландов Вильгельмина и члены ее правительства были эвакуированы в Великобританию из Хук ван Холанда на английских эсминцах Hereward и Windsor. Днем раньше из порта Эймейден на английском же лидере Codrington в Англию была вывезена наследная принцесса Юлиана и двое ее детей. Но даже здесь жизнь членов королевской семьи продолжала оставаться в опасности из-за частых налетов немецкой бомбардировочной авиации. Поэтому 2 июня крейсер Sumatra в сопровождении все того же Jacob van Heemskerck, имея на борту принцессу Юлиану и ее дочерей — принцесс Беатрикс (нынешняя королева Нидерландов — с 1980 г.) и Ирену, вышел в Канаду и 11 июня прибыл в Галифакс, где королевская семья пересела на специальный правительственный поезд, доставивший ее к месту временного пребывания.

13 июня Sumatra оставил Галифакс и через Бермуды направился в Голландскую Вест-Индию, прибыв на о. Кюрасао 22 июня. Здесь крейсер включился в операцию союзников по поиску действовавшего в Центральной Атлантике «Рейдера D» — германского вспомогательного крейсера Schift21- Widder, который в периоде 5 мая по 31 октября потопил в этих водах 10 торговых судов общим водоизмещением 58645 брт. Поисковая операция проводилась в июле 1940 года силами 2 тяжелых (английский Dorsetshire и австралийский Canberra) и 4 вспомогательных крейсеров при поддержке местного голландского колониального флота и, как известно, не принесла результатов (рейдер успел укрыться в Бресте).

7 августа Sumatra продолжил плавание и через Фритаун, Лобиту, Капстад (Кейптаун) и Порт-Луи (Маврикий) пришел в Ост-Индию 9 октября 1940 года. Этот боевой корабль, так и не произведший ни одного выстрела по врагу, оказался неплохим «путешественником», «сделав» за 5 месяцев (со дня выхода из Флиссингена) 25045 мор. миль! Очевидно, не все так плохо было на старом крейсере.

Sumatra в Бомбее, лето 1942 года

Затопленный крейсер Sumatra — часть искусственного волнолома порта Gooseberry 5. Перед ним —затопленный крейсер Durban


31 октября (по др. данным, уже 15 октября) в Сурабае Sumatra был в очередной раз выведен в резерв в связи с планировавшейся модернизацией и часть экипажа откомандирована на другие корабли ост-индской эскадры. Ремотные и модернизационные работы на крейсере производились заводом Arsenal с 29 января 1941 года (по др. данным, со дня вывода корабля в резерв) и продолжались около года. Во всяком случае, к моменту возникновения угрозы захвата ост-индских островов Японией ремонтные работы закончены не были, в связи с чем возникла необходимость эвакуации крейсера. Sumatra был введен в строй 27 января 1942 года (командир -л-т тер зее I кл. Я.Л.Л. Виллинг) и 3 февраля вышел в Тринкомали на о. Цейлон для завершения ремонта, имея неполный состав экипажа, 4 исправных котла и 2 турбины. Кроме того, на крейсере были эвакуированы кадеты военно-морских училищ — старшие классы морской и механической службы и младшие классы механической и административной. С прибытием в Тринкомали начались мытарствования злосчастного крейсера в Индийском океане. После двухмесячной стоянки на Цейлоне 15(16) апреля Sumatra был направлен для продолжения ремонтных работ в Бомбей, но и здесь ему не смогли оказать квалифицированной помощи. Очевидно, загруженные срочными военными заказами местные судостроительные и судоремонтные предприятия были просто не в состоянии (или не захотели) уделить внимание имевшему ничтожную боевую ценность устаревшему голландскому крейсеру с крайне изношенной машиной. Простояв в Бомбее до 24 июля, Sumatra вышел в свой последний дальний поход, направляясь в Великобританию. По дороге были сделаны заходы в Коломбо на Цейлоне, на атолл Адду (Мальдивы), о. Маврикий, в Дурбан, Симонстад, Пуэнт-Нуар (во франц. Конго), Фритаун и Гибралтар. 11 октября крейсер прибыл на военную базу в Холихед в заливе Карнарвон (Сев, Уэльс). Отсюда он был направлен в Портсмут, куда пришел 26 (31) октября, имея на борту 700 человек — 630 европейцев и 70 индонезийцев. 1 ноября крейсер вывели в резерв, оставив на нем сокращенный экипаж.

С 6 ноября 1942 года Sumatra находился в бассейне № 4 военной верфи Royal Naval Dockyard в Портсмуте в ожидании ремонта и планировавшейся новой модернизации. Однако прошло около полутора лет, а работы на нем так и не были начаты.

Между тем, на состоявшейся в конце ноября — начале декабря 1943 года Тегеранской конференции руководителей трех союзных держав (СССР, США, Великобритании) было принято окончательное решение относительно открытия второго фронта в Европе и началась подготовка к проведению операции Overlord — крупномасштабной десантной операции по высадке союзников в Нормандии. Это предрешило судьбу старого голландского крейсера. Дело в том, что для защиты от волн создаваемых в местах высадки войск искусственных гаваней было решено устроить волноломы. Они должны были образовываться линией старых кораблей, затопленных в 1500 ярдах от береговой полосы. Для этой цели отобрали 53 старых торговых и военных корабля. В числе последних английские линкор Centurion, легкий крейсер Durban и корабль ПВО Alynbank, французский линкор Courbet и голландский легкий крейсер Sumatra должны были затопиться в зоне высадки 3-й британской дивизии (пляж Sword).

В связи с предстоящим затоплением крейсера началось его разоружение. В марте 1944 года с него сняли 4 орудия главного калибра, из которых три были переданы на голландскую канонерку Flores, а одно — на однотипную с ней канлодку Soemba для замены их собственных изношенных аналогичных орудий. В мае (уже после вывода крейсера из бассейна военной верфи, который состоялся 29 апреля) с Sumatra сняли все более-менее ценное оборудование и боезапас. Последним командиром крейсера стал л-т тер зее I кл. Г. Витте.

Крейсер был затоплен в 17.21 9 июня 1944 года у побережья Нормандии на глубине 7,5 м в 4,5 км к северо-западу от маяка Ойстрем (Ouistreham), став частью искусственного волнолома порта Gooseberry 5.

Работы по судоподъему затопленных у нормандского побережья кораблей начались несколько лет спустя после окончания войны. Крейсер Sumatra вместе с располагавшимися рядом с ним английскими крейсером Durban и грузовым пароходом Empire Defiance (4632 брт) был поднят в феврале 1951 года, и после продажи 14 февраля того же года на аукционе в Париже иранской фирме M.Aghayan отбуксирован на слом. За остов одного из своих крейсеров — «первенцев» Голландия получила 6840000 франц. франков.

Как и в случае с крейсером Java, это был последний в списках голландского флота корабль, носивший «колониальное» название Sumatra.


Крах Голландской Ост-Индии


De Ruyter




Третий голландский колониальный крейсер для Ост-Индии был заложен 14 (16) сентября 1933 года на верфи Nederlandsche Vereinigten Dok-en Werf Mij. Wilton Fijenoord в Схидаме и должен был получить название Celebes в честь одного из ост-индских островов (совр. о. Сулавеси). Так же назывался третий крейсер типа Java, заказ на постройку которого был аннулирован в 1919 году. Новый крейсер заложили в сухом доке, что позволило осуществить спуск корабля простым наполнением дока водой (11 мая 1935 года), но во время церемонии спуска на воду корабль получил имя De Ruyter в честь выдающегося голландского флотоводца[14 МихиелАдриансзондеРюйтер (1607-1676) — нидерландский флотоводец, лейтенант-а дм и рал - генерал Нидерландов (1673). На флоте с 1618. Его деятельность проходила в период англо-голландских войн. Во время 1-й англо-гол. войны 1652- 1654 командовал эскадрой в Плимутском морском бою 1652. С 1665 — главнокомандующий флотом Республики Соединенных провинций; одержал ряд выдающихся побед над английским и французским флотами во время 2-й и 3-й англо-голландских войн, в т.ч. у Дюнкерка (1666), в бухте Солебей (1672) и вТексельском мор. сражении 1673. Смертельно ранен 22.04.1676 в сражении с французским флотом у мыса Этна (Сицилия).], в связи с чем возникла необходимость замены названия одного из эсминцев типа Admiral, носившего это имя с 1926 года. Причем подобный прецедент с кораблями, названными именем знаменитого адмирала, возник не впервые.

De Ruyter в постройке на верфи Wilton Fijenoord в Схидаме

Крейсер De Ruyter во время испытательного пробега у берегов Шотландии. Экспериментальный дефлектор на дымовой трубе вскоре будет заменен новым 


Крейсер стал седьмым кораблем в голландском флоте, получившим название De Ruyter. Его тезками-предшественниками являлись: парусный 68-пушечный линейный корабль XVIII в., 80-пушечный линкор XIX в., 51-пушечный фрегат второй половины того же столетия, позднее перестроенный в 14-пушечный казематный броненосец, безбронный винтовой крейсер I кл. (1880 г., 3480 т), броненосец береговой обороны типа Hertog Hendrik (1901 г., 5000 т), переименованный в 1924 году в Soerabaja в связи с закладкой уже упоминавшегося эсминца типа Evert - sen (Admiral), который, в свою очередь, был переименован теперь в Van Ghent.

По окончании постройки 27 апреля 1936 года De Ruyter вышел на ходовые испытания (пробег до берегов Шотландии и обратно), длившиеся до 1 мая. Испытания показали непригодность дефлектора на дымовой трубе, допускавшего задымление пунктов управления и приборов СУАО кормовой зенитной батареи, и после установки специального ветрового дефлектора 29 мая испытания были продолжены.

Церемония введения крейсера в строй состоялась в Схидаме 2(3) октября 1936 года в присутствии королевы Вильгельмины, после чего De Ruyter стал объектом всеобщего интереса. Учебные выходы чередовались с приемами больших масс посетителей, желавших подняться на борт корабля. 4 ноября крейсер совершил почетный рейс, перевезя королеву и наследную чету из Эймейдена в Хелдер. Здесь же De Ruyter получил назначение к месту службы и после подготовки к дальнему походу 12 января 1937 г. вышел из Хелдера, направляясь в Ост-Индию.

Маршрут крейсера проходил через Лиссабон, Танжер, Александрию, Суэц и Бомбей. 3 марта он прибыл в Сабанг на о. Суматра и несколько дней спустя перешел в Батавию, на Яву, а оттуда — в морскую базу в Сурабае. 27 (25) октября De Ruyter стал флагманским кораблем ост- индской эскадры, сменив в этом качестве крейсер Sumatra, выполнявший флагманские функции в отсутствие крейсера Java. До сентября 1939 года на эскадре велась обычная флотская служба, перемежаемая довольно частыми учениями.

Когда в Европе вспыхнула война, Голландия оставалась нейтральной, проведя мобилизацию для обеспечения собственного нейтралитета. Колониальный флот, далекий от театра военных действий, тем не менее также занял позиции, предусмотренные планами сохранения нейтралитета. С января 1940 г. De Ruyter в течение 8 недель находился в Сурабае, ремонтируя машины. 4 марта состоялся выход крейсера в Яванское море для проведения учебных артиллерийских стрельб и тренировки экипажей бортовых гидросамолетов.

Церемония подъема флага 2(3). 10.1936 года

De Ruyter отправляется к месту службы в Голландскую Ост-Индию. 12.01.1937 года

Во время учебных стрельб. Огонь ведут носовые орудия крейсера. Во избежание повреждения бортового релинга от действия дульных газов, леерное ограждение, кран- балки и прочее бортовое оборудование складывалось


Ситуация изменилась после поражения Франции и захвата Германией Бельгии и Нидерландов. Находящееся в эмиграции правительство Нидерландов вступило в войну на стороне союзников. Корабли ост-индской эскадры были направлены на охрану морских коммуникаций и эскортирование конвоев в Яванском море и Индийском океане, участвовали в поиске германских рейдеров.

7 декабря 1941 года японцы нанесли удары по Пирл-Харбору, Сингапуру и Гонконгу и высадили войска на восточном побережье Малайи. Следующим объектом агрессии неизбежно становилась цепочка островов Малайского барьера, большая часть которых входила в состав Голландской Ост-Индии. Уже на следующий день (8 декабря) Нидерланды объявили войну Японии. В это время De Ruyter с 4 эсминцами находился в море к востоку от Явы, где ожидался прорыв японских крейсеров в Индийский океан. Однако японская стратегия не предусматривала действий своих крейсеров на торговых коммуникациях противника и корабль был направлен в Южно-Китайское море, а затем некоторое время ремонтировался в доке в Сурабае.

Начиная с третьей декады декабря крейсера De Ruyter и Tromp вместе с несколькими эсминцами оперировали в различных частях Зондского архипелага. Одной из обязанностей голландского соединения было эскортирование конвоев, идущих в и из Сингапура. Англичане и американцы были вынуждены защищать Малайский барьер. Если бы Япония захватила эти богатые сырьем территории и смогла обеспечить нужды своей промышленности, выбить ее отсюда было бы значительно труднее, да и окончательная победа откладывалась на неопределенное время. Кроме того, японцы могли выходить через проливы Молуккский, Зондский и Ломбок в Индийский океан и угрожать Британской Индии и Австралии. Попытки союзников договориться о совместных действиях предпринимались и ранее (например, в апреле 1941 г. в Сингапуре). 19 декабря 1941 г. был сделан новый шаг в этом направлении. В этот день командующий ост-индской эскадры контр-адмирал Карел Доорман встретился со своим американским коллегой контр-адмиралом У.Э.Глэссфордом, чтобы обсудить проблемы совместной обороны Голландской Ост-Индии. В конце декабря на конференции в Вашингтоне, наконец, такое соглашение было достигнуто и 3 января 1942 года английский генерал Э. Уэйвелл стал главнокомандующим союзными силами АБДА (американо-британско-голландско-австралийских). А еще две недели спустя (15 января) бывший командующий Азиатским флотом США вице-адмирал Харт принял командование моркими силами союзников в зоне ответственности АБДА. С этого дня создается «флот АБДА» (ABDA Float). Азиатский флот США, основные корабли которого вошли в состав соединения АБДА, теперь базировался в Сурабае на северном побережье Явы. Впрочем, это не помешало японцам без особых проблем высадить свои войска 24 января на о. Целебес, где ими был захвачен аэродром Кендари, и в Баликпапане на о. Борнео, нефтяные вышки которого голландцы заблаговременно уничтожили, а 30 января — в Амбоине и на о. Боетоенг.

Превосходство японцев в воздухе было подавляющим и налета авиации противника следовало ждать ежеминутно. Поэтому прислуга 40-мм зенитных установок неотлучно находилась у своих орудий

De Ruyter в Сурабае после начала войны с Японией. На первом плане грузовики с солдатами

Stricking Force адмирала Доормана под японскими бомбами 4 февраля 1942года. Слева — американский тяжелый крейсер Houston, справа — De Ruyter совершает маневр уклонения на большой скорости


Формирование морских сил АБДА продолжалось. 3 февраля союзное командование создает эскадру Ударных Сил (Striking Force — SF), которая должна была состоять из крейсеров и эсминцев четырех союзных флотов. Тактическое командование эскадрой получает голландский контр-адмирал Карел Доорман, а ее флагманским кораблем становится крейсер De Ruyter. На тот момент в распоряжении Доормана имелись только голландские легкие крейсера De Ruyter, Tromp и 3 (4) эсминца, а также американские корабли: тяжелый крейсер Houston, легкий Marblehead и 4 эсминца.

В тот же день японская авиация с аэродрома в Кендари совершает первый налет на Яву (Сурабая, Маланг Мадьюн и Магеланг). После этого атаки продолжаются ежедневно с возрастающей силой. В первую очередь они нацелены против портов и аэродомов Явы, чтобы помешать прибытию подкреплений союзников по морю и воздуху.

В ночь с 3 на 4 февраля было получено известие о появлении в Макасарском проливе японского десантного соединения в составе 3 крейсеров, эсминцев и 20 транспортов. Эскадра SF в составе крейсеров De Ruyter, Houston, Marblehead и Tramp, американских эсминцев Barker, Bulmer, Edwards, Stewart и голландских Banckert, Piet Hein и Van Ghent немедленно оставила якорную стоянку у о. Мадура и взяла курс на Макасар. В 9.35 4 февраля возле островов Кангеан (севернее о. Бали) союзное соединение было обнаружено и атаковано 37 японскими бомбардировщиками типа Nell, шедшими с истребительным прикрытием на бомбардировку Сурабаи. В результате авиационных ударов голландские крейсера получили небольшие повреждения от близких взрывов бомб (на De Ruyter повреждена система управления огнем), на тяжелом крейсере Houston прямым попаданием бомбы была выведена из строя кормовая трехорудийная башня ГК, а легкий крейсер Marblehead получил такие повреждения (3 прямых попадания и множество близких разрывов), что его пришлось отослать на ремонт в Чилачап (южная Ява), а затем отправить вокруг Африки в США (некоторые исследователи указывают, что место этого боя находилось у о.Бангка, но эти данные не подтверждаются расчетом времени движения союзной эскадры и направлением вторжения).

Битва в проливе Бадунг 19-20.02.1942 года


Следующий выход части Ударного Соединения Доормана состоялся 8 февраля. Легкие крейсера De Ruyter и Tromp в сопровождении 2 эсминцев вышли к Макасару на о. Целебес, чтобы помешать намечавшейся там высадке большого японского десанта, но вскоре были отозваны. Японцы захватили Макасар 9 февраля.

Еще один бой кораблей с авиацией разыгрался 15 февраля. В ночь с 13 на 14 февраля в пролив Бангка вошел хорошо охраняемый военными кораблями десантный конвой вице-адмирала Одзавы, направлявшийся к Палембангу на Суматре. 14 февраля Ударное Соединение в составе легких голландских крейсеров De Ruyter, Java, Tromp, австралийского Hobart и тяжелого английского крейсера Exeter, 4 голландских (Banckert, Kortenaer, Piet Hein, Van Ghent) и б американских эсминцев (Barker, Bulmer, John D. Edwards, Parrott, Pillsbury, Stewart), выйдя из Батавии, начало активный поиск противника к северу от пролива Гаспар между о. Бангка и о. Биллитон. Доорман намеревался перехватить десантные баржи японцев в устье р. Муси, удобном для десантирования, но 15 февраля его эскадра подверглась атаке палубной авиации авианосца Ryujo, которая вынудила союзников отойти через пролив Гаспар в Яванское море. В результате сорванной операции были потеряны английские канонерки Dragonfly и Grasshopper, а налетевший на риф во время рискованного прохода ночью пролива Штольце (юго-восточнее Бангка) голландский эсминец Van Ghent пришлось уничтожить. 15 февраля капитулировал Сингапур. Оставленный без прикрытия Палембанг пал 16 февраля.

Вскоре союзникам представился прекрасный шанс отыграться. 17 февраля из Макасара вышел японский десантный конвой в составе транспортов Sagami Маги (7189 брт) и Sasago Маги (8260 брт) с батальоном пехоты на борту в сопровождении 4 эсминцев. С севера конвой прикрывало соединение контр-адмирала Кубо из легкого крейсера Nagara и 3 эсминцев. Силы вторжения прибыли к южному побережью о. Бали поздно вечером 18 февраля, а ранним утром следующего дня началась высадка с целью захвата на острове аэродрома Денпассар.

Доорман решает атаковать японский конвой тремя группами кораблей. Первая, в составе крейсеров De Ruyter, Java, 2 голландских (Piet Hein и Kortenaer — последний при выходе из гавани сел на мель и дальнейшего участия в операции не принимал) и 2 американских эсминцев (Ford и Pope), вышла вечером 18 февраля из Чилачапа. Одновременно Сурабаю покидает вторая группа (крейсер Tromp и 4 американских эсминца Stewart, Parrott, Edwards, Pillsbury) и выходит в Индийский океан через проливы Мадура и Бали. Прибывшая первой поздним вечером 19 февраля в пролив Бадунг (между Бали и Явой) группа Доормана застала там только стоящие на якоре эсминцы Oshio, Asashio и транспорт Sasago Маги. Развернувшееся затем ночное сражение являлось скорее обстрелом неподвижных японских кораблей проходящей союзной эскадрой и приняло совершенно неожиданный поворот. Немногочисленные и слабейшие японские корабли не только не были уничтожены, но обученные ночному бою экипажи эсминцев Asashio и Oshio открыли ответный огонь и потопили голландский эсминец Piet Hein. Java действием своей артиллерии нанес повреждения Sasago Маги, сам получив одно попадание (в корму).

Три часа спустя, вскоре после полуночи 20 февраля, те же японские корабли атаковала вторая группа соединения союзников,но все 20 торпед, выпущенных американскими эсминцами, прошли мимо цели. В последовавшей затем артиллерийской дуэли получили повреждения Tromp и Stewart, а также японский Oshio. Во второй фазе боя, наступившей час спустя и проходившей на отходе кораблей группы, отличились американские эсминцы, выведшие из строя подоспевший на выручку эсминец Michishio. Зато крейсер Tromp попал под убийственный огонь эсминца Arashio и получил серьезные повреждения, что исключало его дальнейшее участие в бою. Союзникам оставалось только ретироваться. И наконец, подошедшая последней третья группа SF в составе четырех голландских торпедных катеров уже не обнаружила в проливах Бадунг и Ломбок ни одного корабля противника.

Результатом неудачи союзников в «битве в проливе Бадунг» стала оккупация японцами о. Бали, а это, в свою очередь, наряду с захватом восточного побережья Суматры и о.Тимор, падением Сингапура и бомбардировками ближайшей опорной базы союзников Порт-Дарвин в Австралии привело к критическому положению Явы, судьба которой должна была решиться в ближайшие дни.

Генерал Уэйвелл считал дело проигранным, был отозван домой и 25 февраля отбыл. В тот же день решением комитета начальников союзных штабов командование АБДА расформировано. Оставшиеся военно-морские силы, которые включали 8 крейсеров и 12 эсминцев, передали под командование голландского вице-адмирала Хелфриха (по другим данным, Хелфрих сменил Харта на посту командующего ABDA Float 21 или даже 12 февраля). Голландские офицеры полностью контролировали все вооруженные силы союзников в этом районе.

Ударное Соединение Доормана еще представляло собой значительную силу: тяжелые крейсера Houston и Exeter, легкие крейсера De Ruyter, Java и австралийский Perth, 4 американских (John D. Edwards, Alden, John D. Ford, Paul Jones), 3 английских (Electra, Encounter, Jupiter) и 2 (3) голландских эсминца (Kortenaer, Witte deWth). Однако адмирал не располагал авиацией прикрытия, а корабли его соединения действовали совместно очень непродолжительное время. Связь была неудовлетворительной, экипажи кораблей сильно устали. Таким образом, даже собранные вместе, эти корабли не были достаточно сильны, чтобы остановить японское наступление.

26 февраля к Яве приближались 2 больших японских десантных соединения — с запада 56 транспортов, 3 легких крейсера и 13 эсминцев вице- адмирала Одзавы под прикрытием 4 тяжелых крейсеров типа Mogami, 6 эсминцев, авианосца и базы гидросамолетов, с востока 41транспорт, легкий крейсер и 8 эсминцев вице-адмирала Нисимуры, прикрываемые легким крейсером, минзагом, несколькими тральщиками и охотниками за подлодками. Позднее к восточному соединению примкнул еще один легкий крейсер с 4 эсминцами. Группу дальнего прикрытия составляли тяжелые крейсера Haguro и Nachi с 4 эсминцами контр-адмирала Такаги и тяжелые крейсера вице-адмирала Такахаси (Ashigara и Муоко с 2 эсминцами).

Получив приказ Хелфриха атаковать неприятеля, Доорман в тот же день вышел из Сурабаи. В ожидании ночного боя бортовые гидросамолеты были оставлены на берегу. Не располагая постоянной воздушной разведкой, адмирал действовал, по существу, вслепую. Проведя в бесплодном поиске всю ночь и половину дня 27 февраля, Доорман повел соединение в Сурабаю для пополнения запасов топлива и уже готовился войти в гавань, когда получил сообщение о японском конвое, который находился в 80 милях от него, западнее о. Бавеан.

В 15.25 Ударное Соединение легло на обратный курс. В 16.12 был обнаружен противник — корабли эскортных групп адмиралов Такаги, Танака и Нисимура: тяжелые крейсера Nachi и Haguro и 2 флотилии эсминцев со своими лидерами — легкими крейсерами Jintsu и Naka. Задача Доормана была достаточно простой. Он должен был отбросить или обойти корабли эскорта и учинить погром транспортам, ожидавшим развития событий за горизонтом на севере.

Давать развернутое описание последовавшего сражения, получившего название «боя в Яванском море», очевидно, не стоит: оно описывалось и разбиралось многократно. Однако следует дать краткую характеристику боя и участия в нем легкого крейсера De Ruyter.

Это сражение представляло собой серию эскадренных схваток, в которых противники двигались почти паралельно друг другу строем кильватерных колонн, ведя беспорядочную перестрелку. Значительный вклад в исход боя внесли бортовые гидросамолеты японских крейсеров. Они вели воздушную разведку и корректировку артиллерийского огня своих кораблей, а после наступления темноты освещали цели, поэтому стрельба японцев была точнее. Флагманский крейсер союзного соединения в течение всего 7-часового боя шел головным и получил попадание 8-дюймового снаряда уже на 15-той минуте сражения (16.31). Снаряд падал под большим углом и пробил две палубы, не взорвавшись. 1 человек из экипажа крейсера был убит и 6 ранены.

Доорман не имел времени составить план боя и тем более довести его до командиров кораблей. Как обычно возникала путаница при переводе каждого сигнала. Отсутствие общей доктрины, надежной связи и плана действий едва не привели к катастрофе после попадания тяжелого снаряда в Exeter, которое привело в замешательство всю колонну кораблей союзного соединения в ответственный момент атаки японских эсминцев.

Последняя фаза боя стала фатальной для голландских крейсеров. Уже в самом ее начале, вскоре после 23.15, De Ruyter получил попадание в корму. В 23.20. японские тяжелые крейсера с дистанции около 200 кабельтовых выпустили 12 торпед. Сначала взорвался Java, затем, в 23.34, одна из торпед Haguro попала в De Ruyter. Крейсер сразу же окутался клубами пара из котельных, возник пожар, охвативший корабль от кормы до катапульты. Много жертв вызвали взрывы 40-мм боеприпасов, лежавших наготове возле «бофорсов». De Ruyter продержался на плаву еще около 3 часов и затонул в 2.30 28 февраля к западу от о. Бавеан (06* 00' сш./ 12' 00' вд.). С ним погибло 80% экипажа, 344 чел., спасено 90. Командир корабля кап.-л-т тер зее Е.Е.Б. Лакомбль и контр-адмирал Карел Доорман последовали старому морскому обычаю и не покинули гибнущий корабль.

Бой в Яванском море 27.02.1942 года. Финальная фаза


В этом бою была уничтожена половина кораблей Ударного Соединения адмирала Доормана (кроме голландских крейсеров, эсминцы Kortenaer, Jupiter, Electra). Японцы не потеряли ни одного корабля. Конвои остались целы. Решающими факторами стали полное отсутствие авиации у союзников и превосходство японских торпед, против чего были бессильны твердая решимость адмирала и доблесть моряков четырех флотов, сражавшихся до последнего.

После этой победы уже ничто не могло остановить японское вторжение. Из состава Ударного Соединения только 4 американских эсминца J.D.Edwards, Alden, J.D.Ford и Paul Jones утром 28 февраля смогли вырваться в Индийский океан через пролив Бали. Дальнейшие попытки прорыва групп военных кораблей союзников были сорваны японцами и корабли соединения уничтожены. 1 марта японцы высадились на восточной и западной оконечностях Явы, а через неделю союзный гарнизон капитулировал. К концу месяца японцы полностью контролировали остров.

Вместе со смертью Доормана в Ост-Индии рухнула колониальная империя Нидерландов. Даже окончательная победа союзников в войне не смогла ликвидировать последствия японского триумфа и Нидерланды больше никогда не владели этими островами.

В послевоенном голландском флоте почетное название De Ruyter сохраняется и по сей день. Восьмым его получил в 1947 году один из крейсеров типа Eendracht, проданный в 1973 году Перу (Almirante Grau). В следующем году это имя было присвоено эсминцу УРО De Ruyter (F 806) типа Tromp. А в 1997-98 гг. на верфи KM de Schelde во Флиссингене были заложены первые два из четырех фрегатов УРО типа De Zeven Provinciën, которые будут строиться по проекту, разработанному совместно Германией, Голландией и Испанией в 1995 году. Фрегат УРО De Ruyter (F929) планируется закладкой в течение ближайшего года и должен войти в строй в 2004- 2005 годах.


Tromp 




Заложенный 17 января 1936 года на верфи Nederlandsche Sheepsbouw Maatschappij (NSM) в Амстердаме легкий крейсер Tromp (построечный номер 240) носил имя заслуженных голландских адмиралов — Мартена Харпертсзона и его сына Корнелиса Тромпов[15 Мартен Харпертсзон Тромп (1598-1653) — нидерландский флотоводец. В 1624 — командир воен. корабля, с 1637 -лейтенант-адмирал Республики Соединенных провинций. В 1639 нанес крупное поражение испанскому флоту в Ла-Манше. Вовремя 1-й англо-гол. войны 1652-54 —главнокомандующий военным флотом Республики. Выиграл ряд сражений, в т.ч. в 1652 битву у мыса Данджнесс (в Дуврском заливе). Погиб в битве с англ, флотом при Терхейде. Его сын — адмирал Корнелис Тромп (1629-1691) — активный участник 2-й (1665-67) и 3-й (1672-74) англо-гол. войн и войны с Францией и Швецией (1672-78). С 1676 (после М. де Рюйтера) — главнокомандующий флотом Республики.]. Как и De Ruyter, это название культивировалось в Королевском флоте Нидерландов и до сих пор его носили 6 голландских кораблей: 3 парусных линкора XVIII—XIX в.в., вооруженная шхуна, безбронный крейсер 1 кл. (1877 г., 3565 т) и броненосец береговой обороны Marten Harpertszoon Tromp (1904 г., 5100 т), исключенный из списков флота в 1932 г.

Новый крейсер был спущен на воду 24 мая 1937 года и его крестной матерью стала сама королева Вильгельмина. После окончания достройки крейсер прошел в апреле-августе 1938 г. комплекс приемочных испытаний и 18 августа вошел в строй. По проведении завершающих приемку проб корабль убыл в испытательный рейс в Средиземное море, совершив по дороге визиты в Великобританию и Италию. Вернувшись на родину, крейсер принял участие в смотре, который проходил в Схевенинге 3 сентября 1938 года.

24 мая 1937 года. Корпус крейсера Tromp спущен на воду. Справа —гребная яхта королевы Вильгельмины под королевским штандартом

Крейсер Tromp в 1939 году. На фотографии—приземистый, «миноносном» силуэте крейсера хорошо видна П-образная ферма с грузовыми кранами 


Во время второго похода в Средиземноморье в январе 1939 года Tromp должен был посетить Суэц и Бейрут, но 15 января у Лиссабона столкнулся с пароходом германской компании HAFAG Orinoco и крейсеру пришлось вернуться в Голландию. После ремонта корабль принял участие в следующем флотском смотре, на этот раз в Роттердаме. Вскоре было получено назначение в ост-индскую эскадру, и 19 августа 1939 года, менее чем за две недели до начала войны, крейсер оставил Голландию и через Голландскую Вест-Индию и Панамский канал направился к месту службы, прибыв в Сабанг 10 сентября.

До вступления Нидерландов в войну Tromp нес обычную колониальную службу. С мая 1940 года крейсер эскортировал конвои в Яванском море и Индийском океане. Во время операции по поиску немецкого рейдера Schift 41- Kormoran корабль патрулировал в проливе Каримата (между Суматрой и Борнео), а также в районе островов Натуна (Natuna-Natoema) и Анамбас.

Интенсивность службы значительно возросла с началом войны на Тихом океане и по мере ее приближения к голландским колониальным владениям. 1 февраля 1942 года Tromp вошел в состав ABDA Float и до 20 февраля принимал самое активное участие в действиях Ударного Соединения контр-адмирала Карела Доормана.

В бою в проливе Бадунг 20 февраля Tromp (командир — кап.-л-т тер зее Я.Б. де Меестер) возглавлял вторую группу кораблей Ударного Соединения. В результате ночного боя с японскими эсминцами крейсер получил 11 прямых попаданий снарядов, одно из них в нефтяную цистерну ниже ватерлинии. На нем были серьезно повреждены система управления огнем и прожектора. Котельные и машинные отделения чудом остались целы, поэтому корабль смог покинуть место боя. После наскоро проведенного исправления повреждений в Сурабае он был направлен 23 февраля во Фримантл, а затем в Сидней. Только благодаря этому Tromp стал единственной активной боевой единицей из состава сил АБДА, избежавшей гибели.

Вице-адмирал Конрад Е.Л. Хелфрих перед строем морской пехоты на борту крейсера Tromp. 1942год

4 февраля 1942 года. Бой с японской авиацией у островов Кангеан. Справа — крейсер De Ruyter, второй слева —легкий крейсер Tromp


После продолжительного ремонта и основательной модернизации на верфи Cockatoo Yard в Сиднее Tromp осенью 1942 года вошел в состав американского 7-го Флота, до конца 1943 г. эскортируя в водах Австралии и Индийского океана союзные конвои и транспорты с войсками. Примером службы крейсера в этот период может служить большой конвой Pamfhlet, вышедший 4 февраля 1943 года из Суэца. Он следовал в Сидней и Мельбурн и состоял из 5 больших войсковых транспортов — бывших пассажирских лайнеров Queen Магу, Aquitania, lie de France, Nieuw Amsterdam и Queen of Bermuda c 30.000 чел из 9-й Австралийской дивизии на борту. Океанский эскорт конвоя составляли английский тяжелый крейсер Devonshire и (от о.Сокотра) новозеландский легкий крейсер Gambia, а также группа дальнего прикрытия — английское соединение Force А из линкоров Resolution, Revenge и Warspite, легкого крейсера Mauritius и 6 эсминцев. В восточной части океана эскорт был усилен голландскими крейсерами Tromp, Jacob van Fleemskerck и 2 эсминцами. 18 февраля конвой прибыл во Фримантл. Отсюда, на переходе в Мельбурн, его эскортировали австралийский легкий крейсер Adelaide, оба голландских крейсера, эсминец Tjerk Hiddes и, в качестве дальнего прикрытия, соединение Task Force (TF) 44.3 в составе австралийского тяжелого крейсера Australia и 3 американских эсминцев. Из Мельбурна Tromp был откомандирован для выполнения другого задания и оставил конвой, который благополучно прибыл в Сидней 27 февраля.

В январе 1944 года Tromp вместе с голландскими эсминцами Tjerk Hiddes и Van Galen прибыл в Тринкомали и вошел в состав британского Восточного флота (Eastern Fleet), требовавшего усиления в связи с активизацией действий союзников в Юго-Восточной Азии. Командующий Eastern Fleet адмирал Сомервилл имел пока только один авианосец Illustrious. В дальнейшем ожидалось прибытие нескольких английских авианосных кораблей, но сейчас силы Восточного флота должны были быть усилены предоставленным американцами на некоторое время авианосцем Saratoga, который находился на переходе из Тихого океана, следуя через Австралию.

В марте, в ходе операции Diplomat, проводившейся для поиска японского соединения крейсеров на судоходном маршруте из Австралии на Средний Восток, а также для встречи авианосца Saratoga, крейсер Tromp эскортировал 3 танкера, которые должны были обеспечить английские корабли топливом и которые присоединились к основным силам 24 марта. В полдень 27 марта союзные корабли встретились с американским соединением TG.58.5(авианосец Saratoga и охранявшие его 3 эсминца). Операция завершилась 2 апреля возвращением союзных сил в Тринкомали.

Теперь Сомервилл мог приступить к реализации планов операции Cockpit, предусматривавших нанесение удара палубной авиации по Сабангу (северо-восточная оконечность Суматры), где находилась японская военно-морская база, защищавшая вход в Малакский пролив. 16 апреля Tromp в составе сил дальнего прикрытия (соединение TF.69 — линкоры Queen Elizabeth, Valiant и прибывший недавно французский Richelieu, легкие крейсера Newcastle, Nigeria, Ceylon, Gambia и 9 эсминцев) вышел из Тринкомали, сопровождая ударную группу TF.70, в составе авианосцев Illustrious и Saratoga, линейного крейсера Renown, тяжелого крейсера London и 6 эсминцев. Утром 19 апреля авиационные группы 2 авианосцев с разных направлений нанесли неожиданный удар по порту и аэродромам Сабанга. Были уничтожены 3 хранилища жидкого топлива, гавани и аэродромам нанесены значительные повреждения, в порту потоплено одно торговое судно, а на аэродромах уничтожены 24 японских самолета.

Tromp после модернизации. Сидней, осень 1942 года

Панорама военно-морской базы в Сурабае. Фотография сделана в ходе операции Transom во время нанесения авиационного удара по базе 17 мая 1942 года


Следующий удар по японским базам в Ост-Индии был произведен месяц спустя. Утром 17 мая Восточный флот почти в том же составе (это был последний совместный выход Saratoga с кораблями Eastern Fleet — авианосцу предписывалось следовать в США для производства ремонта) прибыл в район подъема самолетов к югу от о. Ява. И хотя вновь был достигнут эффект полной внезапности и обе авиационные ударные группы нанесли согласованный удар по базе в Сурабае, его эффективность была значительно ниже, чем это имело место в Сабанге. Фактически, союзной авиацией потоплено одно небольшое судно (993 брт), поврежден патрульный катер P-36/Fuji, на аэродроме уничтожены 12 японских самолетов, но портовые сооружения и хранилища топлива не пострадали. В этом рейде Tromp также действовал в составе сил дальнего прикрытия TF.65 авианосной группы TF.66. 18 мая Saratoga в охранении 3 эсминцев ушел на ремонт, а корабли английского флота вернулись на Цейлон. Так закончилась операция Transom.

Прибытие на Цейлон 5 июля английских авианосцев Victorious и Indomitable дало возможность провести операцию Crimson по нанесению нового авиационного удара и бомбардировке Сабанга. 22 июля корабли Сомервилла (2 авианосца, 4 линкора, 7 крейсеров и 10 эсминцев) вышли из Тринкомали и ранним утром 25 июля прибыли к северной оконечности Суматры. Авианосцы Illustrious и Victorious подняли в воздух 34 самолета, бомбардировавших аэродромы вокруг Сабанга, а силы прикрытия обстреляли порт и береговые сооружения. Во время обстрела крейсер Tromp и эсминцы Quilliam, Quality и Quickmatch (австралийский) вошли в гавань, сосредоточив огонь на береговых батареях и радиолокационных станциях противника. В этом бою крейсер израсходовал 208 снарядов главного калибра, но и сам получил серьезные повреждения от 4 прямых попаданий японских снарядов.

Ремонтный период длился меньше месяца и 24 августа Tromp вернулся к активной службе, приняв участие в рейде на Эммахавен, одной из серии незначительных атак портов побережья Суматры, предпринятых Восточным флотом в августе-сентябре 1944 года. Ни один из этих рейдов не причинил японцам особого ущерба, в основном, по причине слабой подготовки молодых экипажей самолетов палубной авиации. По возвращении из рейда в Тринкомали, голландский крейсер был направлен на верфь в Сиднее для более основательного ремонта и модернизации.

Прибыв в Тринкомали после ремонта, Tromp вошел в состав сформированного на базе Восточного флота Британии Тихоокеанского флота ( Pacific Fleet) под командованием адмирала сэра Брюса Фрезера. Этот флот должен был принять активное участие в заключительной фазе войны с Японией. С 30 апреля по 7 мая 1945 года Tromp в составе группы прикрытия TF.63 вице- адмирала Г.Т.К. Уокера (линкоры Queen Elizabeth и Richelieu, эскортные авианосцы Shah и Empress, крейсера Cumberland, Suffolk, Ceylon, Tromp и 5 эсминцев) принимал участие в операции Bishop, в ходе которой были нанесены авиационные удары и подвергнуты артобстрелу японские аэродромы на о. Кар-Никобар (Никобарские острова) и Порт-Блэр на Андаманских островах. Позднее в составе соединения TF.61 крейсер действовал совместно с теми же 2 линкорами, тяжелым крейсером Cumberland и 21-й эскадрой авианосцев (флагманский легкий крейсер Royalist, эскортные авианосцы Hunter, Khedive, Shah, Emperor и 8 эсминцев) против занятых японцами островов в Индийском океане.

После поражения в Бирме японские гарнизоны,разбросанные по всей юго-восточной Азии, оказались изолированными. Флот уже не мог ни эвакуировать их, ни организовать снабжение. Тяжелый крейсер Haguro в сопровождении эсминца Kamikaze должен был снять гарнизоны Андаманских и Никобарских островов. Корабли были замечены 10 мая в Малаккском проливе британскими подлодками Statesman и Subtle. В тот же день TF.61 начало операцию по уничтожению этого японского тяжелого крейсера — одного из последних оставшихся боеспособными крупных кораблей императорского флота. Но до артиллерийского контакта дело не дошло — 16 мая крейсер был потоплен пятеркой английских эсминцев 26-ой флотилии в результате классической торпедной атаки.

Tromp после ремонта и модернизации 1944-45 годов. Крейсер оснащен радарами американского производства. Окрашен по схеме Admiralty Standard с широкой темной полосой на бортах. Весна-лето 1945 года


24 мая Tromp снова вошел в состав 7 Флота США, задействованного в осуществлении плана по овладению некоторыми пунктами в северной части Голландского Борнео и, в частности, нефтяным портом Баликпапан. С этой целью должны были использоваться силы австралийского и американского флотов. Операция по захвату Баликпапана началась 16 июня тралением подходов к порту. Прикрытие и огневая поддержка тральщиков осуществлялась частью кораблей соединения TG.74.2 под командованием контр-адмирала Риггса. С 19 июня по 6 июля Tromp в составе этого соединения (кроме голландского крейсера в него входили американские легкие крейсера Denver, Montpelier, Columbia, Cleveland и 7 эсминцев) прикрывал высадку десанта в Баликпапан, а затем ушел в Сидней для пополнения боезапаса.

Эта десантная операция стала последней в войне. К моменту капитуляции Японии Tromp опять находился в составе британского Восточного флота. В начале сентября начали сдаваться японские гарнизоны островов Ост-Индии и голландский крейсер был направлен в Батавию (Джакарту). Прибыв на место 16 сентября вместе с фрегатом, 2 тральщиками и 4 десантными судами, голландцы застали здесь пришедшие днем раньше корабли контр-адмирала Паттерсона (тяжелый крейсер Cumberland, фрегат и 4 австралийских тральщика). Известие о капитуляции Японии позволило представителям индонезийских патриотических сил 17 августа 1945 года провозгласить от имени народа независимость страны. Бои между индонезийскими националистами и силами японского гарнизона Батавии не позволяли высадится британскому десантному батальону до 29 сентября. Наконец, 3 октября высадка была завершена, а 6 октября в Батавию прибыли передовые подразделения 23-й Индийской дивизии и штаб XV британского корпуса. В течение октября англо-индийские войска высадились в Сурабае на Яве и в Сабанге на Суматре. Они предназначались для разоружения японских гарнизонов на архипелаге, но фактически содействовали восстановлению голландской колониальной администрации. В связи с этим даже состоялась церемония повторного принятия в голландское владение города и порта в Батавии, в которой принял участие и крейсер Tromp. 21 октября корабль находился на рейде Тандьянг Пандана (Tanjang Pandan), где на его борту была принята капитуляция японского гарнизона о. Биллитон.

К концу октября все японские войска на архипелаге сложили оружие. Однако индонезийцы, и прежде неохотно подчинявшиеся голландскому владычеству, оказали решительное сопротивление. Началась 4-летняя вооруженная борьба созданных в ходе боев с японцами партизанских отрядов против колонизаторов. До конца года Tromp нес патрульную службу, а в январе 1946 года крейсеру было предписано отправиться в метрополию. Корабль прибыл в Амстердам 3 мая.

В июле Tromp был выведен в резерв и отправлен на верфь Werkspoor для капитального ремонта, длившегося около двух лет. После возвращения в строй в 1948 году и до момента окончания постройки новых крейсеров типа Eendracht-De Ruyter, Tromp являлся самым современным и наиболее вооруженным кораблем ВМФ Нидерландов, что обусловило его самое интенсивное использование.

Tromp в конце 40-х годов перед вступлением Нидерландов в НАТО, на борту — тактический номер KL2


В конце июня 1949 года крейсер принимал участие в проводившихся в преддверии создания блока НАТО совместных маневрах групп кораблей стран Западноевропейской Унии в Ла-Манше и Бискайском заливе. В качестве учебного артиллерийского корабля Tromp совершал несколько учебных походов в год. Например, в 1953 году крейсер ходил в Лиссабон, Эль-Ферроль и Дублин. Очень активно он использовался и для представительской деятельности. Так, в июне 1953 года голландский крейсер принял участие в морском параде на Спитхедском рейде, организованном в честь коронации Елизаветы II. Вскоре после этого Tromp отправился в учебный поход в Берген, Ставангер и Копенгаген.

Два года спустя корабль был выведен из первой линии и превращен в плавучую казарму в Хелдере, где и оставался до 10 декабря 1968 года, когда его исключили из списков флота. 13 мая 1969 года Tromp был продан на слом (за 724144 гульдена) и препровожден из Роттердама в Кастельон в Испании. Разделан на металл в 1970 году.

В 1975 году в состав флота Нидерландов вошел эсминец УРО Tromp (тактический номер F 801), ставший головным кораблем серии из двух единиц. В начале XXI века ожидается его замена одним из 4 новых фрегатов УРО типа De Zeven Provinciën. Фрегат УРО Tromp (F 928) заложен на верфи KM de Schelde во Флиссингене в мае 1998 года и должен войти в строй в 2002 году.


Jacob van Heemskerck




Этот легкий крейсер был заложен 31 октября 1938 года на той же верфи NSM в Амстердаме спустя два с половиной месяца после ввода в строй головного корабля серии и спущен на воду 16 сентября 1939 года. Он стал третьим в голландском флоте кораблем, носившим имя вице-адмирала Якоба ван Хеемскерка[16 Якоб ван Хеемскерк (1567-1607) — голландский флотоводец, одной из величайших побед которого является разгром испанского флота у Гибралтара 25 апреля 1607 года. Сам адмирал в этой битве погиб.], после вооруженной шхуны XIX века и броненосца береговой обороны (1906, 4920 т.), в 1939 году сменившего название на Ijmuiden.

На рождение, пожалуй, ни одного корабля война не оказывала такого влияния, какое она оказала на этот голландский легкий крейсер. Еще до спуска на воду в Нидерландах была объявлена мобилизация и достроенные работы на Heemskerck производились форсированными темпами. К моменту немецкого вторжения крейсер был подготовлен к выходу в море, но вместо отсутствующего пока штатного вооружения на нем установили только 20-мм зенитные автоматы Hispano-Suiza. 10 мая 1940 года состоялось условное введение корабля в строй и на следующий день он, еще без гирокомпаса и с сокращенным составом команды на борту, вместе с крейсером Sumatra вышел из Флиссингена, направляясь в английский порт Имминхэм (согласно другим данным, выход состоялся 12 мая и крейсер прибыл не в Имминхэм, а в Портсмут).

2 июня Heemskerck в составе конвоя сопровождал крейсер Sumatra, на борту которого находились члены королевской семьи, в Галифакс. Во время непродолжительной стоянки в этом канадском порту голландский крейсер был оснащен размагничивающим устройством Degaussing, крайне необходимым против магнитных мин и торпед.

Jacob van Heemskerck по окончании переоборудования в крейсер ПВО в Великобритании. Прежние якорные ниши сменили обычные клюзы. Хорошо видны новая ходовая рубка, носовая группа 4-дюймовых орудий ГК и радар «тип 271» («фонарь») на мачте. Крейсер камуфлирован по английской схеме. Октябрь 1940 года 


После возвращения в Великобританию корабль был направлен на военную верфь Royal Naval Dockyard в Портсмуте, где в период с 4 июля по 5 октября он получил стандартное оснащение и вооружение крейсера ПВО. Сильное зенитное вооружение являлось необходимым для конвойной службы, к которой предназначался Heemskerck. Но уже первые выходы крейсера в составе конвоев показали его недостаточную оснащенность радиолокационным оборудованием, что стало причиной первой модернизации.

Следующий ввод корабля в строй состоялся 17 февраля 1941 года. С апреля по декабрь крейсер базировался на Белфаст, исполняя функции эскортного корабля во время конвойных операций британского флота в Атлантике и Ирландском море. После японского налета на Пирл-Харбор и объявления Нидерландами войны Японии, Jacob van Heemskerck был направлен 12 января 1942 года в Ост-Индию. Но кораблю не пришлось принять участие в военных действиях в составе сил АБДА, уже уничтоженных японцами к моменту появления крейсера на этом театре. Поэтому 1 марта Heemskerck получил предписание отправиться в Коломбо, где вошел в состав британского Восточного флота, формировавшегося в это время на Цейлоне.

Heemskerck в 1942 году. Для размещения приемной радарной антенны над стойками грузовых кранов в начале 1941 года установили треногую грот-мачту

Jacob van Heemskerck в период действий в Индийском океане. В центре авианосец Illustrious, справа—линкор Warspite


После оккупации Андаманских островов и северной части Суматры японский флот готовился нанести удар по Цейлону, чтобы не допустить вмешательства Восточного флота в свои действия против Бирмы. Планировалось, что авиация оперативного соединения вице-адмирала Нагумо, состоявшего из 5 авианосцев, 4 линкоров, 3 крейсеров и 8 эсминцев должна нанести главный удар по острову. Одновременно соединению адмирала Одзавы (легкий авианосец, 6 крейсеров и 8 эсминцев) предстояло произвести погром британского судоходства в Бенгальском заливе. 26 марта 1 -й авианосный флот Нагумо вышел из Staring Вау на о. Целебес. 31 марта недавно вступивший в командование Восточным флотом адмирал Сомервилл вывел свои корабли в двух группах в море и крейсировал в ожидании противника к югу от Цейлона. В группу Force А входили более быстроходные линкоры и авианосцы и крейсера новой постройки. В составе второй группы (тихоходных кораблей), Force В, вместе с 4 линкорами типа R (Royal Sovereign), авианосцем Hermes, 2 старыми крейсерами Caledon и Dragon и 8 эсминцами находился Jacob van Heemskerck. Не получив данных о противнике, командующий вечером 2 апреля повел флот на атолл Адцу (секретную английскую базу в группе Мальдивских островов, расположенную в 600 милях к юго-западу от Цейлона) для пополнения запаса топлива. При этом несколько кораблей из состава обеих групп (2 тяжелых крейсера, авианосец и эсминец) были направлены в Коломбо и Тринкомали.

5 апреля японцы нанесли удар по Коломбо. Налет авиации причинил относительно небольшие повреждения береговым сооружениям и не вывел базу из строя, но в гавани были потоплены вспомогательный крейсер Hector (11198 т) и эсминец Tenedos, а несколько часов спустя и успевшие уйти из Коломбо тяжелые крейсера Cornwall и Dorsetshire из состава Force А. 9 апреля состоялась атака на Тринкомали: порт получил тяжелые повреждения, а заблаговременно оставившие его корабли соединения Force В авианосец Hermes и эсминец Vampire обнаружены и потоплены вместе с корветом Hollyhock и 2 танкерами. К этим потерям следует добавить 23 судна общим тоннажем 112312 т, потопленных соединением Одзавы в Бенгальском заливе, и 5 судов (32 404 т), ставших жертвами японских подлодок у западного побережья Индии.

В условиях господства авианосного флота Нагумо в Индийском океане, когда корабли Eastern Fleet не могли получить необходимого авиационного прикрытия ни в море, ни на базах Цейлона, ни тем более на атолле Адцу, Сомервилл решил оставить «быстроходный» отряд кораблей Force А в индийских водах (с базой в Бомбее) на случай использования противником легких сил, а группу Force В под командованием вице-адмирала Уиллиса отослать в Килиндини (Kilindini — Восточная Африка) для защиты морских коммуникаций. Fleemskerck оставался в составе этого соединения, действовавшего в западной части Индийского океана.

Крейсер Heemskerck в 1946 году


В сентябре-октябре крейсер находился в водах Мадагаскара, участвуя в десантной операции союзников Stream по захвату этого острова, колониального владения вишистской Франции. 10 сентября соединение контр-адмирала Теннанта, состоящее из английских легких крейсеров Birmingham, Gambia, голландского Jacob van Fleemskerck и смешанной англо-голландской[17 Голландские эсминцы Van Galen (бывший английский Noble) и Tjerk Hiddes (бывший Nonpareil),] 7-й флотилии эсминцев (7 единиц), обеспечивала высадку 29-й пехотной бригады и групп командос в Мадзунга и Мурундава на западном побережье Мадагаскара. Авиационное прикрытие осуществлял авианосец Illustrious в сопровождении корабля обеспечения Albat-ross и 4 эсминцев. 18 сентября союзные силы начали проведение операции Jane. 29-я бригада вновь погрузилась на транспорты и в сопровождении авианосца, линкора Warspite, Jacob van Fleemskerck и 7 эсминцев прибыла к Таматаве. 23 сентября была занята столица острова Антананариву и устранен вишистский губернатор. Французский гарнизон острова сдался 5 ноября после прибытия на Мадагаскар южно-африканских войск.

25 октября 1942 года Fleemskerck был передан в оперативное подчинение американского 7-го флота и до декабря 1943 года эскортировал конвои в Индийском океане, водах Австралии и Новой Зеландии. 26 ноября совместно с двумя корветами и австралийским крейсером Adelaide осуществлял эскортирование конвоя OW.1 из Фримантла в Диего-Суарес на Мадагаскаре. 10 декабря крейсера эскорта наткнулись на германский блокадопрорыватель Ramses (7983 т), шедший из Батавии во Францию. Во избежание сдачи немецкий экипаж затопил свой корабль.

В ходе упоминавшейся уже конвойной операции Pamfhlet в феврале 1943 года Fleemskerck конвоировал 5 войсковых транспортов-лайнеров до Сиднея, где 27.02. — 15.04. состоялись очередные ремонт и модернизация голландского крейсера.

В декабре 1943 года, находясь в Коломбо на Цейлоне, Fleemskerck получил предписание отправиться в Великобританию, но уже с полпути был направлен в Средиземное море, где с января по июнь 1944 года все так же служил в роли «конвоира», базируясь на Гибралтар. 19 апреля он вышел из пролива в составе эскортной группы TF.66 конвоя UGS.38 из 87 транспортов. Вечером 20 апреля к северу от Алжира конвой атаковали 60 немецких торпедоносцев. В результате были потоплены американский эсминец Lansdale (DD-426) и 2 транспорта, а два других получили повреждения. Голландскому крейсеру едва удалось увернуться от нескольких выпущенных в него торпед.

Крейсер ПВО Jacob van Heemskerck (C803) в середине 50-х годов


В июне 1944 года Heemskerck прибыл в Ливерпуль на верфь Cammel Laird, где ремонтировался с 14.06.1944 до февраля 1945 года. Одновременно была произведена очередная модернизация. После капитуляции Германии Jacob van Heemskerck стал первым голландским военным кораблем, который вошел в порт Амстердама (26 июля 1945 года).

В сентябре крейсер отправился в Ост-Индию, где индонезийцы вели партизанскую войну против голландских колонизаторов. Здесь он нес патрульную службу до 22 июля 1946 года, а затем был откомандирован из Батавии обратно в Голландию (прибыл в метрополию 29 августа). В дальнейшем Jacob van Heemskerck служил в качестве учебного артиллерийского корабля, совершив в сентябре 1947 года поход в Норвегию. В октябре 1948 года принимал участие в совместных учениях флотов Великобритании, Нидерландов и скандинавских стран. 12 января — 4 мая 1950 года крейсер вместе с авианосцем Karel Doorman (бывший английский Venerable) и фрегатом Johan Maurits van Nassau посетил Антильские острова. Оттуда отряд голландских кораблей направился в Южную Америку.

На этом заканчивается активная служба корабля, который вскоре вывели из состава кораблей первой линии. С 12 марта 1951 года Jacob van Heemskerck поступает в распоряжение капитана порта во Флиссингене, затем становится плавучей казармой, а с 1 октября 1954 используется уже исключительно в качестве стационера. В сентябре 1957 года крейсер отбуксировали в Схидам, где до июля 1958 года он служил плавказармой для экипажа авианосца Karel Doorman. После этого корабль вошел в состав резервного флота, а между 23 марта 1963 и 20 ноября 1969 года числился сторожевым кораблем во Флиссингене. 27 февраля 1970 года Heemskerck был исключен из списков флота и продан (за 696700 гульденов) на слом в Аликанте в Испании.

Следующий, четвертый, Jacob van Heemskerck появился в составе флота Нидерландов в 1983 году. Им стал фрегат УРО (F812), относящийся к модернизированной версии фрегатов типа Kortenaer.


Заключение




Относившийся к числу малых флотов, флот Нидерландов имел свои специфические задачи и строился в особых условиях строжайшей экономии, граничившей с полным отказом от развития того или иного класса кораблей. В силу этой специфики очень трудно сравнивать его корабли с современными им боевыми единицами флотов других наций, построенными в соответствии с совершенно иными стратегическими и тактическими идеями и в других экономических условиях. Тем не менее, сделаем попытку дать оценку голландского варианта легкого крейсера, являвшегося самой крупной боевой единицей своего флота.

Оценивая крейсера типа Java, следует принять во внимание несколько не совсем обычных факторов, повлиявших на судьбу этих кораблей. Спроектированные и начатые постройкой в период Великой войны, им пришлось принять участие в боевых действиях 2-й мировой и сражаться с противником, превосходящим их боевые возможности по всем параметрам, в условиях, для которых они никак не предназначались. К моменту закладки это были совершенные корабли, намного превосходящие по силе зарубежные аналоги своего класса. Даже немцы, чьи крейсера послужили для голландцев прототипом, в своих военных проектах не смогли достичь таких высоких показателей огневой мощи и скорости, а первый послевоенный немецкий крейсер Emden, вплотную приближаясь к «явам» по водоизмещению, значительно уступал им по основным характеристикам. Превзойти голландцев удалось лишь англичанам, построившим в конце войны крейсера типа Hawkins, но это были уже корабли совсем иной формации, предтечи «вашингтонских» крейсеров, сравнивать с которыми крейсера типа Java неправомерно.



Тактико-технические элементы крейсеров периода 1-й мировой войны


Таблица 1


Название корабля, страна, год закладки

Java Голландия 1916

Birmingham Англия 1912

Ceres Англия 1916

Karlsruhe II Германия 1915

Emden Германия 1921

Lamotte Picquet Франция 1915*

Tenryu Япония 1917

Ersatz Zenta Австро-Венгрия 1914*

Relna Victoria Eugenia Испания 1915


Водоизмещение, т

6670

5440

4190

5440

5600

4500

3948

4950

5502


Скорость, узлов

30

25,5

29

27,5

29,4

29

33

30

25,5


Дальность плавания, м.м./при скор, хода, уз.

4800/12

4140/16

-

4850/121200/27

3400/151060/28

3300/16775/29

5000/14

-

-


Бронирование, мм


борт/переборка

75

50/25

75/40

60-18

37,5

28

51

20

76-32


палуба

25 (37,5)

40-15

25

40-60

12,5


25

38

76


Количество стволов


ГК

10x150

8x152

5x152

8x150

8x150

8x138

4x140

14x120

9x152


средней арт

4x76


2x76

2x88

3x88


3x76


4x76


зенитн. арт.


4x77

4x472x40


4x20

2x47


1x47

4x12,7


ТА

-

2x533

8x533

4x500

4x533

4x450

6x533

2x450

4x533


* — постройка отменена


Основываясь на германском проекте легкого крейсера, голландским конструкторам удалось создать хорошо вооруженный, лучше защищенный и весьма быстроходный легкий (бронепалубный) крейсер увеличенного водоизмещения. Выше уже приводилось сравнение вооружения «яв» с немецкими и английскими «городами». К этому следует добавить, что впервые подобная схема расположения артиллерии ГК на легких крейсерах появилась в разработанном в 1914 году проекте французского крейсера-скаута Lamotte Picquet (постройка отменена в 1915), а англичане начали размещать второе носовое орудие в суперпозиции только на крейсерах поздних серий типа С (серия Ceres, заложена во второй половине 1916). По количеству стволов ГК голландские крейсера уступали лишь намечавшимся к закладке в 1914 году австро-венгерским крейсерам типа Ersatz Zenta (14 120-мм орудий, расположенных побортно, в 1915 постройка отменена) и заложенным сразу после войны американским «омахам» (12 152-мм стволов).

Среди 6-дюймовых крейсеров периода 1-й мировой войны примерно одинаковое бортовое бронирование с «голландцами» имели английские крейсера позднего типа С и типа D, значительно уступавшие «явам» в горизонтальной защите. Немецкие «города» (начиная с типа Magdeburg) несли более тонкую поясную броню, но превосходили голландские корабли толщиной бронепалубы. Пожалуй, нужно отметить еще один корабль, строившийся одновременно с «явами» и тоже ставший жертвой долгостроя. Испанский крейсер Reina Victoria Eugenia строился в 1915-23 гг. и получил почти равноценное вертикальное бронирование, но более солидную горизонтальную защиту.

Зато энергетическая установка (если не принимать во внимание проблемы с таковой на Sumatra) обеспечивала голландцам высокие ходовые характеристики. По скорости хода с ними могли поспорить только корабли, представлявшие собой компромисс между «скаутами» и большими бронепалубными крейсерами, которые должны были развивать гораздо более высокую скорость, необходимую для совместных действий с эсминцами. Такими кораблями были английские крейсера типов С и D и построенные в 1917-21 гг. в Японии корабли типов Tenryu и Кита. О прекрасных ходовых качествах свидетельствует и тот факт, что имевший изношенные машины крейсер Sumatra в конце службы смог совершить почти кругосветный поход из Англии в Ост- Индию и обратно.



Основные характеристики артиллерии ГК легких крейсеров межвоенного периода


Таблица 2


Орудие (калибр, в мм) флот

155 Франция

152 Англия

152 США

150 Германия

150 Швеция/Голландия

140 Япония

135 Италия

138 Франция


Длина орудия, калибров

55

50

53

55

50

50

45

40


Вес орудия, т

9,1

8,9

10,3

9,1

7,5

6,6

4,2


Вес снаряда, кг

57

45

47,5

46

46

37,2

40,6


Начальная скорость, м/сек

850

890

915

875

900

900

825

700


Скорострельность, в/мин.

5-8

10

6

9

10

12

6

8


Дульная энергия, т -м

2200

1850

2030

2070

2000

1500

-

950


Максимальный угол возвышения, град

-

20-35

30

40

60

30

45

35


Макс, дальность каб/м

130/24000

110/20000

-

130/24000

120/21200

130/24000

109/19600

110/20000



Голландцы строили корабли добротно. Этим славились их верфи, но постройка, в силу ряда вышеназванных причин, тянулась слишком долго и к моменту ввода в строй крейсера морально устарели. Вполне приличные для периода 1-й мировой войны СУАО и состав зенитной артиллерии к началу 30-х годов перестали удовлетворять новым требованиям, так же как и безкатапультная система обеспечения полетов бортовых самолетов. Проведенная в середине 30-х модернизация мало что изменила — крейсера типа Java продолжали оставаться кораблями, построенными по проекту времен 1 -й мировой войны и не имевшими никаких шансов против японских тяжелых крейсеров, с которыми, в конечном счете, одному из них пришлось встретиться в эскадренном сражении начального периода войны на Тихом океане. Показателен в этом смысле и финал служебной карьеры крейсера Sumatra, ставшего составной частью искусственного волнолома в зоне высадки союзных войск в Нормандии.

Прототипом легкого крейсера De Ruyter также стали немецкие крейсера типа Karlsruhe (тип К). Вместе с тем, он являлся дальнейшим развитием крейсеров типа Java, с оглядкой на характеристики которых проектировался новый корабль, причем это делалось не из необходимости обеспечить однородность состава ост-индской эскадры, а из простой экономии, нежелания потратить лишнюю сотню тысяч гульденов на прирост водоизмещения корабля для улучшения его боевых характеристик. Финансовые ограничения стали решающим фактором и в итоге «экономные» голландцы получили совсем иной результат, чем в случае с «явами», увеличенное водоизмещение которых давало потенциальные возможности для превосходства над кораблями своего класса.

И все же несмотря на обусловленное экономией небольшое водоизмещение De Ruyter — полноценный боевой крейсер, поэтому и сравнивать его надлежит с наиболее близкими по параметрам зарубежными аналогами, не принимая во внимание примерно равные по величине специализированные корабли (крейсера ПВО, «малые» крейсера, крейсера-минзаги и пр.). Очень хотелось бы провести параллель между De Ruyter и аналогичными кораблями противника, но во флоте Японии таковых фактически не имелось, поскольку японские легкие крейсера по сути являлись специализированными кораблями, предназначавшимися для лидирования флотилий эсминцев и подлодок, разведывательной службы, а также для применения в качестве штабных и учебных. Единственным исключением стали 4 корабля типа Mogami, да и те в 1939-40 гг. были превращены в тяжелые крейсера заменой 6-дюймовой главной артиллерии 8-дюймовками. Несмотря на одновременность постройки, сравнение Mogami с «голландцем» неуместно ввиду огромной разницы в водоизмещении и из-за того, что японские крейсера проектировались уже с учетом предстоящего изменения калибра ГК.

Подходящими для сравнения являются французские Duguay Trouin и La Galisonniere, английские Leander, американские Omaha и, естественно, немецкие легкие крейсера. Все они, за исключением последних, имели большее водоизмещение и, тем самым, больший потенциал для превосходства. Тем не менее, получивший прекрасное вооружение ГК и совершенную зенитную артиллерию De Ruyter вовсе не выглядит ущербным на фоне современников. Имея на 1 орудие меньше, чем крейсера Leander и Duguay Trouin, артиллерия De Ruyter обладала более высокими баллистическими характеристиками, чем у англичан, и превосходила французские 155-мм орудия по скорострельности. Перевес «омах» (12 стволов) наделе почти сходит на нет, если учесть, что половина их орудий (кстати, тоже не отличавшихся особой скорострельностью) размещалась побортно в казематах и в бортовом залпе могли участвовать только 8 стволов. Несколько предпочтительней выглядит артиллерия более поздних французских крейсеров типа La Galisonniere и вооруженных почти аналогичными с De Ruyter орудиями «немцев», но и здесь разница по совокупности характеристик не настолько велика, чтобы говорить о подавляющем превосходстве.

Повторять об уникальности зенитного вооружения «голладца», пожалуй, не стоит, однако довольно странное расположение зенитных автоматов ограничивало сектора обстрела и делало всю батарею крайне уязвимой. Другим недостатком системы вооружения крейсера являлось отсутствие артиллерии универсального калибра, тем более, что теоретическая идея применения против авиации орудий ГК, имевших угол возвышения 60', на практике оказалась несостоятельной. Таким образом, крейсер был лишен дальнобойных зенитных орудий, так необходимых в условиях господства японской авиации.



Тактико-технические элементы легких крейсеров периода 2-й мировой войны


Таблица 3


Название корабля, страна, год закладки

De Ruyter Голландия1933

Leander Англия 1930

Omaha США 1918

Köln Германия 1926

Duguay Trouin Франция 1922

La Galisonniere Франция 1931


Водоизмещение стандартное, т

6000 (6500)

7140

7050

6000

7249

7600


Скорость, уз.

32,8

32,5

34

32

33

31


Дальность плавания, м.м/ при скорости хода, уз.

11000/17

5730/13

10000/10

3100/13

4500/15

6000/13


Бронирование, мм


борт

50

76

76

20-50

100


палуба

50 (30)/30

25,4

38

20-40

20

38


погреба

50 (30)

28,9-50

20


башни

100-50

25,4

38

20-30

25

100-50


Вооружение


ГК

7x150

8x152

12x152

9x150

8x155

9x152


среди, арт.


4x102;4x76

2x76

6x88

4x76

8x90


зенит, арт.

10x40


2x47

8x37; 4x20


8x37


ТА


8x533

10x533

12x500

12x550

4x550



При рассмотрении бронирования следует сразу исключить из состава сравниваемых единиц первые французские легкие крейсера, практически не имевшие броневой защиты. 50-мм палуба De Ruyter, защищавшая его на основных дистанциях боя крейсеров (до 60 каб.), превосходила горизонтальную защиту немецких кораблей и примерно соответствовала таковой у английских «линдеров». Вместе с тем, она уступала почти абсолютной защите «галисоньеров» и погребов у «англичан», пробивавшейся только на расстояниях свыше 100 каб. Значительно хуже обстояло дело с бортовым бронированием. В отличие от английских и поздних французских крейсеров, броня которых поражалась на дистанциях до 40-65 каб, вертикальная защита De Ruyter пробивалась на расстоянии до 95 каб. Правда, поясная броня «голландца» «подстраховывалась» 30-мм внутренней стенкой двойного борта, что должно было ограничить размеры локальных разрушений от одиночных поражений главного пояса, но тем не менее, ему был более выгоден бой на острых курсовых углах.

Важнейшей характеристикой кораблей являются также ходовые качества и мореходность. Благодаря высокобортному корпусу с полубачной конструкцией De Ruyter являлся прекрасной артиллерийской платформой, способной использовать артиллерию на большой скорости в океанских операциях. При хороших скоростных показателях (он незначительно уступал безбронным французским крейсерам и, теоретически, «омахам») De Ruyter обладал еще и огромной дальностью плавания (11000 м.м. при 17 уз.), превосходя даже Omaha с их 10000 миль.



Тактико-технические элементы легких крейсеров с минимальным водоизмещением


Таблица 4


Наименование корабля, страна, год закладки

Tromp Голландия 1936

Yubari Япония 1922

Attilio Regolo Италия 1939

Le Fantasque Франция 1932


Водоизмещение, станд.

3787

2890

3686(3748)

2569


Скорость, уз.

33,5

35,5

40

37


Запас топлива, т

820+35 м

3

830+100

1400

580-730


Дальность, м.м. / при скор, хода, уз.

6000/12

5000/14

4252/18

4000/15


Бронирование, мм


борт

16

56


палуба

25

25

-


Вооружение


ГК

6x150

6x140

8x135

5x138


зенитное

4x40

1x76

8x37, 8x20

4x37


торпедное

6x533

4x610

8x533

9x550


прочее

114-136 мин.



Подытоживая сказанное, приходим к выводу, что, приняв в качестве прототипа немецкие крейсера типа К, голландские конструкторы создали более совершенный океанский корабль. Но вся беда в том, что показатели немецких и голландского легких крейсеров являлись превосходными для начала 30-х гг., но уже в середине этого десятилетия (т.е. к моменту ввода De Ruyter в строй) во многих флотах мира появились более крупные единицы этого класса (например, английские крейсера типа Southampton или американские типа Brooklyn), значительно превосходившие «голландца» по силе. Кроме того, De Ruyter предназначался для выполнения задания, не соответствовавшего его возможностям, поскольку был слишком слаб для противостояния боевым кораблям вероятного противника. Кто знает, может быть эскадра таких легких крейсеров имела бы больше шансов в бою в Яванском море? Незадолго до начала войны голландцы, наконец, поняли это и начали постройку более сильных кораблей типа Kijkduin и быстроходных линейных крейсеров, но здесь уже вступил в действие фактор времени. Война наложила на судьбу этих кораблей роковой отпечаток: одним из них вовсе не судилось сойти на воду, другие были достроены лишь спустя полтора десятилетия, а вот двум «единоутробным» крейсерам типа Tromp волею войны довелось попасть на разные ветви крейсерского родословного древа. А посему придется рассматривать достоинства и недостатки каждого корабля в отдельности.

Появление крейсеров с минимальным водоизмещением, к которым относились и крейсера типа Tromp, было обусловлено необходимостью заполнить «вакуум» между лидерами ЭМ и легкими крейсерами. От лидеров их отличали большие размеры, более мощное вооружение и, плавное, присутствие конструктивной надводной защиты. Аналогами Tromp в иностранных флотах являлись итальянские крейсера типа Capitani Romani и японский экспериментальный крейсер Yubari. Возьмем для сравнения также один из типов французских лидеров, например, Le Fantasque, которые согласно ч.Ш Лондонского морского соглашения 1930 г. вполне законно могли классифицироваться как крейсера, а впоследствии действительно были отнесены к этому классу кораблей.



Переоборудование легких крейсеров в крейсера ПВО


Таблица 5


Корабль

Период постройки

Водоизмещение

Период переоборудования

Водоизмещение после переобор.

Вооружение,калибр,мм

Изменения в вооружении, годы


Тип

Название


С Ceres

Coventry

1916-18

4190 н/ 5000 п

1935-36

5350 п

10x1 MkV, 102 2x8 пп, 40

1939-40: -2x102 1942:-1x102


Curlew

5470 п

то же 1х8 пп, 40

1939-40:-то же


Curacoa

1939-40

4x2 MkXVI, 102 1x4 + 2x1 пп, 40

+ 5x20


Caledon

Caledon

1916-17

4120 н/ 4950 п

1942-43

5320 п

3x2 MkXVI, 102 2x2 +.4x1,40 15x1,20


Carlisle

Cairo

1917-19

4290 н/ 5250 п

1938-39

5215 п

4x2 MkXVI, 102 1x2 пп, 40

+ 2x1 пп, 40


Calcutta


Carlisle

1939-40

5391 п

+10x20


D

Delhi

1917-19

4970 н/ 5870 п

1941

6400 п (1945 г.)

5x1 Mk30, 127 2x4 пп, 40 8 (10)х1, 20


Mendez Nunez

Mendez Nunez

1917-24

4650 н

1944-47

4680 с/ 6045 н

8x1 MkХП, 120 5x2, 37 8x1,20 2x3, 533 ТА


Tromp

Jacob van Heemskerck

1938-40

4807 п

1940-42

4860 п

5x2 MkXVI, 102 1x4 пп, 40 6x1, 20

см. таблицу в тексте


с, н, п — водоизмещение стандартное, нормальное, полное;

пп — «пом-пом»;

+/- — установка/демонтаж типа орудий.


При первом же ознакомлении с таблицей 4 Tromp оказывается самым тихоходным, что, впрочем, отчасти оправдывается отсутствием бронирования и гидросамолета, а также более легким главным вооружением итальянских и французских единиц. Совсем другое дело Yubari. Японским конструкторам удалось создать уникальный крейсер минимального водоизмещения, предвосхитивший появление кораблей своего ранга на полтора десятилетия. При меньшем на 1000 т водоизмещении, чем у Tromp, он нес более мощное бортовое бронирование, хотя конструктивно вертикальная защита «голландца» предпочтительней, поскольку она включала в себя противоторпедные переборки и предохраняла большую площадь борта, а не только район МКО и центральный артиллерийский пост. Оба корабля имели равное количество орудий ГК, правда, у Yubari это были артустановки облегченного 140-мм калибра, которые зато обладали очень высокой скорострельностью. Сравнивая главное вооружение Tromp с французскими и итальянскими единицами, следует отметить, что большее количество стволов последних компенсировалось у «голландца» более крупным калибром, высокими баллистическими характеристиками и скорострельностью. И хотя Tromp оказывается в числе аутсайдеров по некоторым другим «вооруженческим» показателям (по числу торпедных труб, не самая сильная система ПВО), тем не менее, уже понятно, что среди аналогов именно Tromp наиболее полно отвечает требованиям, выдвигаемым к крейсерам этого ранга. Кроме того, к достоинствам голландского крейсера следует отнести прекрасные мореходные качества, экономичность машин и хорошую дальность плавания, поскольку, например, последний показатель у итальянских и особенно французских кораблей, вполне отвечающий требованиям органиченного бассейна Средиземного моря и находящийся «на уровне» эсминцев, далеко не соответствовал крейсерским характеристикам. Таким образом, Tromp по праву мог считаться как весьма удачным легким крейсером минимального водоизмещения, так и не очень скоростным, но прекрасно вооруженным и неплохо защищенным лидером.

Переходя к оценке Jacob van Heemskerck, остается рассмотреть его качества специализированного корабля, поскольку он обладал такими же крейсерскими характеристиками, как и Tromp. В состав сравниваемых единиц могут быть приняты только переоборудованные корабли, т.к. крейсера ПВО специальной постройки являлись универсальными кораблями и имели значительно большее водоизмещение. Задача облегчается также тем, что большинство крейсеров-«переделок» являлись английскими либо перестраивались в Англии (Heemskerck) и несли стандартное вооружение. Устаревшая СУАО, отсутствие торпедного вооружения и малый калибр главной артиллерии, легкие снаряды которой не могли быстро вывести из строя атакующий эсминец противника, не позволяли отнести эти корабли к универсальным. Кроме того, перестройка привела к приросту водоизмещения и перегрузке (см., например, характеристики крейсеров типа Ceres в табл. 1 и 5).

Однако и в новом качестве Heemskerck сохранил соответствующее своему рангу минимальное водоизмещение, «проигрывая» по этому показателю всем своим «переоборудованным собратьям». При этом он являлся сильнейшим среди них по огневой мощи. Сравниться с ним по количеству стволов ГК могут только самые первые крейсера ПВО Coventry и Curlew, но их 4- дюймовки QF MkV уступают по характеристикам более поздним QF MkXVI «голландца». Правда, из общего ряда английских крейсеров ПВО выпадает Delhi, переоборудованный в 1941 г. в Нью-Йорке, с его 127-мм главной артиллерией и значительным количеством зенитных автоматов. Однако при большем водоизмещении его артиллерия и СУАО соответствовали стандартному вооружению закладываемых в то время американских эсминцев типа Fletcher и являлись недостаточными для крейсера. Гораздо предпочтительнее выглядит вооружение перестроенного уже после войны испанского крейсера Mendez Nunez, в составе вооружения которого наряду с 8 английскими 120-мм орудиями MkХИ были сохранены и торпедные аппараты. Mendez Nunez мог бы считаться универсальным кораблем, если бы не низкая скорость (29 уз), не позволявшая взаимодействовать с эсминцами. А это еще один козырь для более скоростного Heemskerck в его сравнении со старыми крейсерами. Таким образом, этот голландский корабль также выглядит далеко не последним в ряду современников. Впрочем, Heemskerck и не мог стать сильнейшим в своем классе: английские кораблестроители получили в свое распоряжение готовый корабль минимального водоизмещения, которому им предстояло придать совершенно иное качество, в то время как в английском флоте уже появились, а в США закладывались первые крейсера ПВО специальной постройки (типов Dido и Atlanta), превосходившие «переделки» по всем параметрам. Тем не менее, он с честью нес службу эскортной единицы и с полным правом заслужил у моряков союзных флотов дружеское прозвище «Честный Якоб».

Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, и мы только что в этом убедились, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz[18 Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!], что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. И попытаться втолковать им, что нет «небоевых» военных кораблей, что воюют не корабли, а люди, не всегда умеющие использовать боевую технику. И наконец, что судьбы кораблей зависят от этих же людей, их компетентности и условий, в которые они себя поставили.



Характеристики артиллерии ГК крейсеров ПВО (переоборудованных)


Таблица 6


Орудие (калибр, мм) производство

102 QF MkV Англия

102 QF MkXVI Англия

120 QF MkXII Англия

127 Mk30 США


Длина орудия, калибров

45

45

45

38


Вес орудия, т

2,07 + 0,8 (замок)

2,06 (с замком)

3,03 (с замком)

1,8 (без замка)


Вес снаряда, кг

14,2

16,1

22,68

24,43


Нач. скорость, м/с

805

806

808

792


Скорострельность, в/мин

12(14)

12(20)

12

15(22)


Угол возвышения, град.

85

80

40

85


Дальность стрельбы, м

8763 (при 80°)

19470 (при 45°)/ 12,200 (при 80°)

15520

16070




Приложение


Даты постройки и тактико-технические элементы голландских легких крейсеров



Крейсера типа Java


Название

Верфь

Заложен

Спущен на воду

Окончание постройки или ввод в строй


Java

KM de Schelde, Флиссинген

31.05.1916

9.08.(6.05.)1921

1.05.1925


Sumatra

NSM, Амстердам

15.07.1916

29(19). 12.1920

26.05.1926


Celebes

Fijenoord-Werft, Роттердам

Постройка отменена в 1919


Водоизмещение, т: стандартное — 6670/6776; нормальное — 7050; полное — 8208/8339.

Размерения, м: 153/155.3Г16Г5.5.

Машины: 3-вальный ТЗА мощностью 65000 л.с. (Java — Krupp-Germania)/72000 л.с. (Sumatra — типа Zoelly), 8 котлов Schulz-Thornycroft, скорость 30-30,6 уз., 1070/1200 т нефти = 4800 мор. миль/12 уз. или 3600 мор. миль/15уз.

Бронирование, мм: борт 75-50, палуба 50-37,7(25), оруд.щиты — 100, рубка 127-100.

Вооружение: 10x150/50 Bofors MkVI, зен. 4x75/55 Bofors-Wilton/Fijenoord, 12 мин, 2 гидросамолета;

после 1935 г.: 10x150, зен. 4-6Г40 Bofors MkIII (MkIV), 4x12,7, 12 мин, 2 гидросамолета, 2 бомбосбрасывателя (Sumatra).

Экипаж, чел.: 480-526/700.



De Ruyter


Название

Верфь

Заложен

Спущен на воду

Окончание постройки или ввод в строй


De Ruyter (ex-Celebes)

NV Dok-en Werf Mij. Wilton-Fijenoord, Схидам

14(16).09.1933

11.05.1935

27.04.19362(3).10.1936



Водоизмещение, т: стандартное — 6000(6500); нормальное — 6442(6962); полное — 7548(7669).

Размерения, м: 168,3(168,04)/170,8(170,92)1*15,7(15,6)1*5,1(5,11)

Машины: 2-вальный ТЗА Parsons, 6 котлов Yarrow, 66000(60000)-76000(68910) л.с. = 32/33,56 уз., 750/1300 т нефти=11000 мор. миль/12 уз.

Бронирование, мм: борт 50-30(50-62), палуба 50-30, барбеты 50(30), башни 30-100, КДП 30.

Вооружение: 6x150/50 Bofors MkIX, 1x150/50 Bofors MkX, зен. 10x40 Bofors MkIII, 8x12,7 Soloturn, 4x7,7 MkIV, 2x37,2 гидросамолета.

Экипаж, чел: мирн. 435, воен. 473 (35 офицеров и 438 нижних чинов).



Крейсера типа Tromp


Название

Верфь

Заложен

Спущен на воду

Окончание постройки или ввод в строй


Tromp

NSM, Амстердам, постр. Na 240

17.01.1936

24.05.1937

18.08.1938


Jacob van Heemskerck

там же, постр № 274

31 (22). 10.1938

16.09.1939

10.05.1940 уел. (10-11.1940, 17.02.1941)



Водоизмещение, т:

стандартное — 3787/3765 Heemskerck; полное — 4817(4215)/4860 Heemskerck;

Размерения, м: 132(131,95)х12,4x4,2(4,32)

Машины: 2-вальный ТЗА Parsons, 4 котла Werkspoor-Yarrow, 56000(60000) л.с.=33,5(34,5) уз., 820-860 т нефти=1400 мор. миль/32 уз., 8000 мор. миль /10 уз., 6000 мор. миль/12 уз.

Бронирование, мм: борт 16(15), продольная переборка 20-30, палуба 25(25-15), рубка 12(11-25).

Вооружение:

Tromp — 1938: 6x150/50 Bofors Mk11,4x40 Bofors MkIV, 4x12,7 Vickers, 6TA533, 1 гидросамолет;

1942: 6x150, 2x76 Vickers MkIII, 4x40, 6x20 Oerlikon MkIV/MkIII, 4x12,7 Browning, 4x7,7, 6TA533, 4 бомобомета;

1944:6x150,4x76, 6x40,6x20,4 бомбомета; '

с 1948: 6x150, 4x76, 6x40, 2x20.

Heemskerck — май 1940: 6x20, Hispano-Suiza;

ноябрь 1940: 10x102/45 Vickers MkXVI/MkXIX, 4x40 Vickers MkVIll/MkVIl, 6-8x20 Oerlikon MkIV/MkIII;

1944: 10x102, 8x40 Bofors MkV, 6x20; c 1947: 10x102, 8x40, 8x20 (затем 4x20).

Экипаж, чел:

Tromp — 309, воен. 360;

Heemskerck — 380-393(420).

Тактические номера:

Tromp - D28, KL2, С804, А878;

Heemskerck - D20, KL1, KV-1, C803, A879.



Крейсера типа Kijkduin (Eendracht-DeRuyter)


Название

Варфь

Заложен

Спущен на воду

или ввод в строй


DeRuyter (ех-DeZevenProvinciën) постр. Nfl 670 нем. КН1

N.V. Dok-en Werf Mij. Wilton-Fijenoord, Схидам

5.09.1939

24.12.1944

18.11.1953


DeZeven Provinciën (ex-Kijkduin, ex-Eendracht) постр. Na 219 нем. KH2

Rotterdamse Droogdok Mij, Роттердам

19.05.1939

22.08.1950

17.12.1953


Проектные характеристики:

Водоизмещение, т:

стандартное — 8350(8483/9325);

полное — 10800/10972.

Размерения, м: 182,4/185,7(187)х17,25x5,6.

Машины: 3(2)-вальный ТЗА Parsons, 6 котлов Yarrow, 78000 л.с.=32 уз., 1750 т нефти.

Бронирование, мм: борт 100-75, палуба 20(19)-25, башни 100-50.

Вооружение: 10x152/53 Bofors, 12x40/60 Bofors, 8x12,7, 6ТА 533, 2 гидросамолета.

Экипаж, чел: 700.



Характеристики крейсеров типа De Ruyter после окончания постройки в 1953 году.

Водоизмещение, т:

стандартное — 9529/9725

полное — 11850/11930

Размерения, м: 182,4/185,7(DeRuyter — 187,32)х17,25х6,65.

Машины: 2-вальный ТЗА, 85000 л.с.=32,3 уз.

Бронирование, мм: борт 75-50, палуба 20-30, башни 100-50

Вооружение: 8x152,4/53 Bofors-Wilton-Fijenoord, 8x57/60 Bofors, 8x40/70 Bofors, 2 бомбомета гб., РОУ 103 мм.

Экипаж, чел: 943-973.


Ракетный крейсер DeZeven Provinciën.

Водоизмещение, т: 9850-12250.

Размерения, м: 185,7x17,3x6,7.

Вооружение: ЗРК Terrier, 4x152,4, 4,6x57, 4x40, 2 бомбомета гб.

Экипаж, чел: 940.


Крейсер Aguirre (Перу).

Водоизмещение, т: 9592-12250.

Вооружение: 4x152,4, 6x57, 4x40, 3 вертолета Sea King.

Экипаж, чел.: 900.

Тактические номера:

DeRuyter: KL3, С801.

Almirante Grau: 83, СН81.

DeZeven Provinciën: KL4, C802.

Aguirre: 84,CH84.

Источники и литература:


1. Zvonimir Freivogel В. Серия статей в журнале Okrety wojenne, Tarnowskie Gory. Вып. 19, 20, 22, 25.

2. Robert F. van Oosten. Там же, вып. 31.

3. Jane's Fighting Ships 1932, 1942, 1946.

4. ValecneLode, 4, Praha, 1993.

5. Conway's all the world's fighting Ships 1906-1921, 1922-1946.

6. J. Rohwer, G. Hummelchen. Chronology of the war at sea 1939-45. Naval Institute Press, Annapolis, 1992.

7. Шведе E. Военные флоты 1937 г. Воениздат, М., 1938.

8. Судостроение, № 7'92.

9. Роскилл С. Флот и война.— Т. 1, 2, 3.— Москва, 1967-73.

10. ШершовА. История военного кораблестроения. СПб, 1994.

11. Короткий И. М. Аварии и катастрофы кораблей. Л., 1977.

12. Michel Ledet, Militaria, Warszawa.

13. Олчи-Оглу H. Военное кораблестроение за границей. М.-Л., 1935.

14. Крозе А. Голландский флот в войне. Екатеринбург, 1997.

15. Сулига С. Японские тяжелые крейсера,— Т. 1,2,— М.— СПб., 1996-1997.

16. ВКАМ. Военные флоты на 1892 год.




Александр Донец

Голландские крейсера Второй Мировой войны

«Пьедестал» 2000 г.



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации