загрузка...
Перескочить к меню

Правильно ли мы понимаем историю Европы и Азии? Книга III (Русско-Ордынская империя) (fb2)

файл не оценён - Правильно ли мы понимаем историю Европы и Азии? Книга III (Русско-Ордынская империя) (а.с. Новая хронология. Русь и Рим (2001)-3) (и.с. Новая хронология) 3026K, 498с. (скачать fb2) - Глеб Владимирович Носовский - Анатолий Тимофеевич Фоменко

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Правильно ли мы понимаем историю Европы и Азии? Книга III Русско-Ордынская империя

Введение

Основное внимание в предыдущих книгах издания «Русь и Рим» было уделено математическому исследованию хронологии «старых цивилизаций», к которым в первую очередь принято относить Грецию, Рим, Египет, Ближний Восток.

Однако особый интерес для нас, естественно, представляет история Древней Руси, Российской империи и сопредельных государств. Это и понятно. Ибо история нашей страны является одним из основных устоев в фундаменте мировой цивилизации, и потому следует особенно тщательно и заботливо выверять ее узловые моменты. Мы стремились показать, как часто искажались и искажаются исторические факты в угоду тем или иным сиюминутным веяниям. В предыдущих книгах мы привели много примеров того, как часто подобные искажения, в конце концов, застывали в виде «неопровержимых истин», переходивших затем из учебника в учебник по истории. И сегодня приходится затрачивать много труда, чтобы сбить «позднейшую штукатурку» и обнажить подлинную картину давно прошедших событий.

Мы показали, что общепринятая сегодня «традиционная» хронология русской истории не свободна от серьезных противоречий. На них впервые обратил внимание русский ученый-энциклопедист, почетный академик Н.А. Морозов. Однако — и это также отражено в наших работах — даже он не осознал полностью масштаба проблемы и серьезно ошибался при реконструкции русской истории.

Русскую историю многие скалигеровские историки относят сегодня к числу так называемых «молодых» по сравнению со «старыми культурами»: античными Римом, Грецией и т. д. Но как мы уже видели в первых книгах издания «Русь и Рим», история «старых» цивилизаций нуждается в существенном укорачивании: скорее всего, ее нужно датировать эпохой с X по XVII век н. э. Известная нам сегодня история X–XIII веков является результатом наложения подлинных событий этой эпохи — весьма тускло освещенной сохранившимися документами — и отражений (дубликатов) событий более насыщенной эпохи XIII–XVII веков. Конечно, мы имеем здесь в виду не насыщенность событиями вообще, а теми, о которых до нашего времени дошли какие-то сведения (см. Глобальную Хронологическую Карту в 1-й книге «Русь и Рим»).

Хотя хронология событий XIV–XVI веков н. э. в основном правильна, однако история этой эпохи, по-видимому, подверглась существенному искажению, о чем мы уже говорили в наших работах и продолжим эту тему в настоящей книге. Из наших математических результатов вытекает, что в своем первозданном, неискаженном виде до нас дошел только отрезок истории человечества, начинающийся лишь с XVII века н. э. (и ближе к нам).

Вкратце напомним новую концепцию русской истории и хронологии, выдвинутую нами ранее в качестве гипотезы. Общепринятую версию русской истории мы иногда будем называть «романовской», поскольку, как оказалось, она тесно связана с царствовавшим в России с 1613 по 1917 год домом Романовых и была создана по заказу его первых представителей.

Наша концепция такова. Подробное ее изложение и обоснование см. во 2-й книге работы «Русь и Рим» (с. 11).

1. «Татаро-монгольское иго» было просто периодом военного управления в русском государстве. Никакие чужеземцы Русь не завоевывали.

2. Верховным правителем на Руси являлся полководец-хан = царь, а в городах сидели гражданские наместники — князья, которые обязаны были собирать дань в пользу русского войска-Орды, на его содержание.

3. Таким образом, Древнерусское государство представляется единой Империей, которая имела постоянное войско, состоящее из профессиональных военных (Орда), и гражданскую часть, не располагавшую своим регулярным войском, поскольку вооруженные силы уже входили в состав Орды.

4. Эта Русско-Ордынская империя просуществовала с XIV до начала XVII века. Ее история завершилась известной Великой смутой на Руси начала XVII века. В результате гражданской войны русские ордынские цари, последним из которых был Борис «Годунов», были физически истреблены. А прежнее русское войско-Орда фактически потерпело поражение в борьбе с «западной партией». В результате власть на Руси захватила принципиально новая прозападная династия Романовых. Она же присвоила себе первенствующую роль и в русской православной церкви (патриарх Филарет).

5. Новой династии потребовалась «новая история», идеологически оправдывающая ее власть. Новая власть с точки зрения прежней русско-ордынской истории была незаконной. Поэтому Романовым потребовалось в корне изменить освещение предшествующей русской истории. Надо отдать им должное — данная миссия была выполнена грамотно. Не меняя большинства фактов по существу, Романовы до неузнаваемости исказили всю русскую историю. Так, предшествующая история Руси-Орды с ее сословиями земледельцев и воинов-Ордой была объявлена эпохой «иноземного завоевания». При этом русская Орда-войско превратилась — под пером романовских историков — в мифических пришельцев из далекой незнаемой страны.

Пресловутая «дань татарам», знакомая нам по романовскому изложению истории, была просто государственным налогом внутри Руси на содержание казацкого войска — Орды. Знаменитая «дань крови» — каждый десятый человек, забираемый в Орду, — это государственный воинский набор, как бы призыв в армию, но только с детства — и на всю жизнь. Далее, так называемые «татарские набеги», по нашему мнению, были всего лишь карательными экспедициями в те русские области, которые отказывались платить дань = государственную подать. Регулярные войска наказывали гражданских бунтовщиков.

Итак, полученные в ходе наших исследований данные показывают, что господствующий взгляд на всемирную и российскую историю, утвердившийся в XVII–XVIII веках, в целом неверен. В частности, в принятой сегодня версии российской истории, созданной в эпоху Романовых, сильно искажена роль Русско-Ордынской империи до-романовской эпохи на мировой арене, сфера ее влияния и прямого подчинения. Полностью искажена история казаков.

Начиная с 1075 года разработкой «хронологической проблемы» занялась группа математиков, в основном из Московского государственного университета. В 1975–1981 годах была в целом восстановлена хронология, основанная на данных исследования исторических источников методами современной математики, системного анализа и на обширных компьютерных расчетах (т. н. «новая хронология»). Оказалось, что новая хронология существенно меняет наш взгляд на всю мировую историю. Новая концепция истории, согласованная с исправленной хронологией, была предложена в наших работах 1995–1996 годов (эта работа продолжается). Были вскрыты причины некоторых крупных ошибок в версии Скалигера-Петавиуса. Оказалось, что версия Скалигера-Петавиуса наряду с невольными ошибками содержит множество преднамеренных искажений истории и хронологии. В первую очередь это касается истории Российского государства до-романовской эпохи, его места в истории Евразии. Более того, эта версия была создана и внедрена, чтобы скрыть подлинную историю Российского государства и его роль в европейской и мировой истории. Она была не столько плодом научного заблуждения, сколько оружием в идейно-психологической борьбе, корни которой лежат в истории XVI века. Поэтому ее внедрение происходило «на государственном уровне».

Значение истинной истории способствует лучшему пониманию роли и места России среди других государств мира. Проведенные нами исследования показывают, что история ранее XVII века была совсем другой, чем считается сегодня. Вырисовывается следующая картина.

1. В XIII–XIV веках после всеобщей смуты в древней Ромейской (Византийской) империи (об истории которой, как было обнаружено нами, достоверных сведений практически не сохранилось), империя восстанавливается на новом уровне и с новым центром. Теперь это Великая = «Монгольская», она же Российская империя. Более точно ее можно назвать Русско-Ордынской империей, от слова «орда». Оказалось, что орда — это старое русское слово, означающее крупное воинское объединение. В до-романовские времена русские вооруженные силы подразделялись на орды. В дошедших до нас иностранных источниках эта Империя известна как Монгольская, то есть как «Великая». Центром Империи была Владимиро-Суздальская Русь. Отсюда в XVI веке началось завоевание мира.

2. В ходе «монгольского» завоевания (которое было в основном славянским, точнее, славяно-тюркским) Империя распространила свою власть на огромные территории Евразии, включая Китай, Индию, Иран, Ирак, Турцию, Западную Европу, Египет. Наибольшего могущества Империя достигла в эпоху османского — атаманского («оттоманского») завоевания, которое также исходило из Руси (как и первая волна завоевания). В результате османского = атаманского завоевания значительно усилилось подчинение провинций центру. После захвата в 1453 году Константинополя (старой столицы Ромеи-Византии и общепризнанного религиозного центра) в Империи возник второй центр-столица — Стамбул (Константинополь). По-видимому, в ту эпоху управление Империей из одного центра было затруднено. Второму центру (Турции или Атамании = «Оттомании») непосредственно подчинялись южные территории Империи. Таким образом, Русь и Турция до конца XVI века были двумя частями единого мощного государства, которое контролировало практически всю Евразию, а затем и Америку.

3. В конце XVI века Империя представляла из себя достаточно жестко централизованное государство. На местах управляли наместники, подчинявшиеся императору (царю-хану, находившемуся в центре — на Руси) или же султану в Стамбуле. В частности, государи Европы являлись вассалами русского царя-хана, и его они называли императором. Следы такого подчиненного положения сохранились в западноевропейских хрониках до сих пор (несмотря на многолетнюю «чистку»). Поэтому некоторые современные исследователи вынуждены заявить, например, что «западноевропейская знать XVI века была охвачена повальным сумасшествием». На самом деле эти люди были не сумасшедшими, просто они жили совсем в другом политическом мире по сравнению с тем, каким он представляется историкам сегодня.

Знать и дворянство Европы в то время в значительной степени состояло из завоевателей — славян, пришедших сюда в XIII–XIV веках. Некоторые области Западной Европы имели значительное славянское население. Даже в XVII веке хорошо помнили, что многие земли в Германии в не столь отдаленные времена были заселены славянами. То же можно сказать об Италии и некоторых других странах Европы.

4. В середине XVI века в Германии вспыхивает мятеж против имперской (русско-турецкой) власти. Сначала это было восстание некоторых наместников, пожелавших отделиться от Империи и обрести политическую и военную самостоятельность. Мятеж разросся. Германия, насыщенная имперскими (казацко-ордынскими) войсками, оказалась очагом мятежа правителей-князей против власти далекого императора (русского царя-хана). Это восстание известно из учебников истории как Реформация. Мятежники, принадлежа к правящему сословию, имели сильную поддержку при имперском дворе. Идея развалить Империю и стать независимыми правителями многим нравилась. В столице Руси-Орды назревал государственный переворот. Сторонникам разделения Империи удалось сорвать карательный военный поход на Запад (в привычной сегодня истории, написанной в XVII–XVIII веках, он изображен как локальный конфликт, Русско-Ливонская война). Более того, воспользовавшись слабостью царя-хана, удалось организовать от его лица разгром руководящего состава русско-ордынских войск (известная в русской истории «опричнина»). Борьба сторонников и противников единства Империи («русской» и «прозападной» партий) продолжалась с переменным успехом несколько десятков лет (во второй половине XVI — начале XVII века). Она закончилась победой прозападной партии и расколом Империи.

5. В результате в начале XVII века Великая империя распалась на несколько частей. Русско-ордынская царская династия была полностью истреблена. Победившие сторонники раздела Империи привели к власти в Москве династию Романовых — ставленников германских князей. Романовым при разделе Империи отошла территория вокруг прежней столицы. В других областях воцаряются свои правители. Некоторые осколки Империи долго сопротивлялись и старались восстановить прежнее единство. На Западе эти консервативно-имперские тенденции были особенно сильны в Испании и Англии. Например, испанский Филипп II и герцог Альба, Alvarez, то есть Альба-Рус или Бело-Рус, стремились подавить мятеж. Бывшие провинции Империи, где мятежа не было, заняли враждебную по отношению к Западу и Романовым позицию (Китай, Турция, Иран). Были предприняты попытки реставрации имперской власти. Наиболее известная из них — война Разина с Романовыми. Разин был воеводой последних представителей прежней династии, укрепившихся на юге России. Малоизвестный факт: наиболее надежные войска Романовых в войне с Разиным состояли из западноевропейцев (в основном немцев). После разгрома Разина раздел Империи стал окончательным, но это не сняло напряжения между Западом и Востоком. Наиболее сильными имперские настроения были в Турции-Османии (Атамании). К концу XVII века «восстановительные» настроения обозначились и в Москве (молодой Петр). В этой ситуации Западная Европа постаралась вбить клин между прежними союзниками — Русью и Турцией. Удалось на несколько сотен лет стравить Россию с Турцией. Началась серия безумных русско-турецких войн, в которых метрополия прежней Империи истощала свои силы. Бывшие провинции были предоставлены самим себе.

Таким образом, победа над Россией в начале XVII века была закреплена, с одной стороны, политически — насильственным возведением на русский престол династии Романовых. А с другой — идеологически — путем создания и внедрения ложной версии истории. Важнейшим «техническим» средством при этом стала хронология. Ложная история создавала чувство потерянности, отсутствия национальной идеи в русском обществе XVII–XVIII веков.

6. В результате происшедших событий отношения между Русью и Западной Европой резко изменились. Западная Европа, как победившая сторона, начала утверждать свое «идеологическое» первенство над остальными областями прежней Империи. Основной целью стало уничтожение исторической памяти о Великой = «Монгольской» империи. Видимо потому, что Европа занимала в Империи подчиненное положение. На Западе началось планомерное длительное переписывание истории. Русская история была искажена еще при первых Романовых, а окончательная ее версия была составлена немецкими историками в XVIII веке (Миллер, Шлецер, Байер).

В Западной Европе для поддержания версии Скалигера — Петавиуса была создана «научная историческая школа», которая приводила в соответствие с поставленной перед ней задачей все попавшие в ее поле зрения документы. После того как основная масса противоречащих документов была уничтожена или отредактирована, всплывающие время от времени «странные» документы объясняли «средневековым невежеством». Поныне основной корпус документов, на которых основана современная историческая версия, — западноевропейский. Как мы обнаружили, такие документы прошли редакцию XVII века (что часто скрывается). С другой стороны, старорусские, тюркские и арабские первоисточники до сих пор занимают в исторической науке вспомогательное, второстепенное положение. В них якобы «много глупостей», «с ними надо обращаться осторожно». На самом деле они просто не слишком тщательно отредактированы.

7. Целью «исправления истории» было (в первую очередь) не допустить восстановления прежней Великой = «Монгольской» империи. Люди должны были забыть, где находился ее центр. Для этого заявили, будто центром «Римской империи» была «древняя» Италия. То есть центр Империи переместили (на бумаге) в Западную Европу. После этого все попытки расширить границы Российской империи (которые часто были основаны на подсознательном стремлении к восстановлению прежней Империи) стали представляться как «русская агрессия» или «турецкая агрессия».

8. На практике программа искажения истории осуществлялась следующим образом. Была сконструирована искусственная «древняя хронология», согласно которой многие исторические документы, рассказывающие о XIII–XVI веках и «Монгольской» = Великой империи, были отправлены в глубокое прошлое. Так появилось «древнее» великое славянское завоевание якобы IV–V веков н. э., Великое переселение народов, завоевание «древнего» Египта «гиксосами» якобы задолго до «новой эры». Искусственно растянутая хронология породила в далеком прошлом фантомные отражения событий, происшедших в действительности в XII–XVI веках н. э. Составление фальсифицированной «правильной истории» фактически было межгосударственной все-европейской программой, чем объясняется завидная согласованность действий историков разных стран Западной Европы и историков эпохи Романовых.

Наиболее тщательно «модернизаторы истории» потрудились над историей XV–XVI веков. По понятным причинам: это была эпоха расцвета «Монгольской» = Великой империи, память о которой теперь уничтожалась. От истинной истории данной эпохи на страницах скалигеровских учебников почти ничего не осталось. Освободившееся «пустое пространство» пришлось срочно заполнять. Эта работа велась в кабинетах историков XVII века. Поэтому неудивительно, что эпоха XV–XVI веков была в значительной мере населена фантомами (отражениями) событий, «спущенных» сюда из XVII века. Во все времена любой фальсификатор сознательно или бессознательно использует образы из окружающей его действительности. И книги якобы XVI века были напечатаны или перепечатаны в XVII веке. При этом на них намеренно проставлялись ложные даты XVI или даже XV века. Подлинные же книги разыскивались и уничтожались. По-видимому, многие из подлинных книг XV–XVI веков несли на себе достаточно четкое «имперское клеймо». Например, посвящение русскому императору-хану или что-то другое в таком роде. Естественно, в перепечатках XVII века все это убиралось. И проводилась существенная правка в тексте всего, что касалось имперской истории.

История Западной Европы была представлена в таких красках. На страницах западноевропейских «учебников истории» Великий русско-ордынский хан был объявлен «австрийским императором Габсбургом». Тем самым многие деяния всей Великой = «Монгольской» империи были автоматически приписаны предкам Габсбургов, которые на самом деле были (в XIV–XVI веках) всего лишь наместниками царя-хана. Следует отметить, что крупные исторические факты (наличие императора в Европе, прежнее единство Европы под властью императора, сильное славянское присутствие в Европе и т. п.) так и остались на страницах западноевропейских и романовских учебников. Но их освещение, как и хронология событий, были невероятно искажены. В результате подлинная картина изменилась до неузнаваемости.

Западноевропейские правители XVI века, остававшиеся верными идее «Монгольской» = Великой империи, были объявлены «реакционерами» и вообще «плохими людьми». Например, уже упомянутый герцог Альба (Fernando Alvarez de Toledo, duque de…; 1507–1582), «испанский полководец, правитель Нидерландов», начиная с XVII века, расценивался историками в первую очередь как «изверг», «топивший в крови прогрессивное освободительное движение» (энциклопедический словарь). Этот «дьяк Бело-Рус» (имя которого стали потом произносить как «дьюк Альба-Рус», то есть «герцог» Alva-Rez) был, по-видимому, одним из полководцев и наместников Империи, вступивших в борьбу с мятежом Реформации. А вот что сказано в энциклопедическом словаре об испанском короле Филиппе II (1527–1598): «Его политика способствовала укреплению испанского абсолютизма. Усилил гнет в Нидерландах. Поддерживал инквизицию». В общем, был «плохим правителем».

9. Теперь, когда подлинная картина XIV–XVII веков начинает проясняться, существенно по-другому представляется и история Нового времёни. В первую очередь, история России и Турции. Становится понятной роль идеологического давления, направленного против них. Без подтасовки исторических фактов победа западноевропейского мятежа (Реформации) не была бы окончательной. Если бы история не была искажена, рано или поздно на Руси и в Турции могла бы возникнуть мысль о восстановлении Империи. Чтобы предотвратить подобный поворот событий, с помощью умело разработанного идеологического приема — ложной историко-хронологической версии, — русские войска были брошены на войну против Турции. Это и обеспечило безопасность Западной Европы.

В ставших независимыми областях Империи с течением времени воспоминания становились все туманнее и воспринимались уже как память о «своей, местной Империи». Арабы стали думать, что они помнят о «своей арабской Империи-Халифате», немцы — о «своей Священной империи германской нации», китайцы — о «своей Поднебесной Империи» и т. п. И эти «свои» Империи были якобы совсем разными, существовавшими в различные исторические эпохи. Так одна Великая империя превратилась (на бумаге) во множество «местных Империй», тоже «Великих».

10. История и хронология были использованы в качестве средства психологического давления против России и Турции. Они создавали ложные ориентиры, лишали возможности сопротивляться, меняли систему ценностей, внедряли комплексы «неполноценности». В XVII веке была предпринята попытка разделить Русь-Орду на множество мелких государств. Но затем многие из них вновь слились вокруг прежнего центра — возникла Российская империя Романовых.

11. Современный пантюркизм имеет корни в той же самой Великой = «Монгольской» империи. Это — память тюрко-язычных народов, что когда-то (впрочем, не так давно) они входили в состав единой Великой империи. Согласно новой хронологии тюрки вышли с территории Руси-Орды и на волне Великого = «Монгольского» завоевания расселились по Евразии. На Руси тюркский (татарский) язык был распространен шире, чем сегодня, но Романовы в значительной степени его подавили. Несмотря на это, в России до сих пор осталось много тюрко-язычных народов. Не исключено, что народным языком предков большинства русских был когда-то именно тюркский. Затем, вместе с православной верой, на смену ему пришел церковно-славянский, в народной речи преобразовавшийся в русской речи.

12. Иногда задают вопрос — к какой части мира относится Россия: к Европе или Азии? К Востоку или Западу? Новая хронология позволяет по-иному понять исторические корни проблемы. И Европа, и Азия были в свое время завоеваны пришельцами из Руси-Орды. Поэтому, например, многие «чисто восточные» обычаи — это просто забытые старые русско-ордынские. И Европа, и Азия в свое время были областями Русско-Турецкой Великой = «Монгольской» империи. Население провинций, особенно местная знать, состояло из потомков русско-ордынских завоевателей XIV–XV веков. В XIV–XVI веках Русь была ориентирована как на Запад, так и на Восток. Например, в то время существовала оживленная торговля между Востоком и Западом, которая проходила на Руси, а пошлины от нее поступали в казну Империи. Это был косвенный, «мягкий» способ взимания налогов на всем имперском пространстве. Здесь мы наблюдаем один из исторических примеров того, в какой мере Русь использовала свое географическое положение между Востоком и Западом и свое влияние, как на Восток, так и на Запад. В историческом смысле Русь — не Восток и не Запад. У нее — своя история, сильно отличающаяся от истории ее соседей. Будучи (вместе с Турцией) долгое время властительницей Евразии, она имела тесные отношения, как с Востоком, так и с Западом, не отдавая безраздельного предпочтения какой-либо одной стороне. Недаром русским гербом всегда был двуглавый орел.

13. Идея крестовых походов и религиозных войн была хорошо понята идеологами разрушения Империи в XVI–XVII веках и использована для ее раскола. Проповедовали отделения государств = провинций от Великой = «Монгольской» империи, ссылаясь на религиозные разногласия. Религиозная политика Империи в период ее роста и расцвета была совсем другой. В Империи царил принцип веротерпимости, невмешательства в сферу религиозных чувств, сосуществования церквей. В государстве мирно уживались одновременно несколько ветвей первоначально единого христианства, каждая из которых считалась состоящей под покровительством царя-хана. Согласно новой хронологии, христианство разделилось на несколько религиозных течений сравнительно поздно, в XV–XVI веках. Но это не привело к религиозным войнам в Империи, пока в середине XVI века не вспыхнул мятеж Реформации. В нем впервые религиозные лозунги были по-настоящему использованы в целях раскола единого государства.

Как выясняется, православие и мусульманство разделились позже, чем это принято сегодня думать. Эти две ветви первоначальной единой религии дольше других сохраняли общность. Многочисленные следы близости мусульманства и православия в XV–XVI веках прослеживаются во многих документах (особенно в Турции и Иране). Противопоставление православия и католицизма, с одной стороны, и мусульманства — с другой — это прием, который применялся для разжигания розни между Русью и Турцией в XVII–XVIII веках. Это была одна из форм борьбы Запада с Русью-Ордой и Востоком.

14. О роли языка и культуры в истории народов. Пример: современное население Германии в значительной степени состоит из потомков славян-завоевателей XIII–XIV веков. Когда-то они говорили по-славянски, но сегодня говорят на другом языке. Невозможно сохранить народ, сменив его язык и культуру. Это уже будет другой народ. И чем дальше новый язык и культура будут отстоять от прежних, тем сильнее этот новый народ будет отличаться от прежнего.

15. В результате длительной обработки людей с помощью искаженной истории сложился образ «агрессивной России», которая якобы благодаря своей генетической «злобности» постоянно стремится распространить свое влияние на весь мир. Осознание правильной средневековой истории устраняет многие накопившиеся недоразумения. Становится ясным, например, что исторически наиболее тесным являлся союз Руси и Турции. Сегодня об этом забыто. Но как следует из новой хронологии, панславизм и пантюркизм — это, в общем-то, одно и то же. Ибо великое славянское завоевание якобы IV–V веков и великое тюркское («монгольское») завоевание якобы XIII века — это одна и та же русская (славяно-тюркская) экспансия, начавшаяся в XIV веке с берегов Волги (из Владимиро-Суздальской Руси). В прежней Русско-Ордынской империи славяне и тюрки всегда находили общий язык.

Далее, у Руси общее прошлое и с Китаем. В эпоху Великой = «Монгольской» империи Китай являлся частью единой Империи. Он отделился от нее лишь после раскола Империи, в эпоху Романовых. Враждебные отношения между Китаем и Русью в эпоху манжурской (маньчжурской) династии объясняется тем, что последняя вышла из Руси-Орды, была осколком прежней русско-ордынской династии. Позднее манжуры ассимилировались в Китае (см. «Русь и Рим», кн. 2).

16. Смутная, память о прежней Империи до сих пор живет и среди народов Западной Европы. Это ярко показали события XX века, когда идею «древней великой Империи» эксплуатировали различные политики (например, в Германии и Италии). Как оказалось, эта идея близка многим. В данном случае идея Империи была направлена против России. Но такая направленность в своей основе опиралась на ложное понимание средневековой истории и хронологии.

Все книги издания «Русь и Рим» выходят в литературной обработке Л.Б. Ястребова. В итоге на основе наших научных книг Л.Б. Ястребов создал научно-популярное издание, рассчитанное на самую широкую аудиторию.


Часть I Русь как метрополия Монгольской империи

Глава 1 Еще раз о русской истории

1. О Ярославле как о Великом Новгороде

Во 2-й книге настоящего издания мы высказали идею, что исторический Великий Новгород, упоминающийся в старых русских летописях, — это, по-видимому, не современный Новгород на Волхове, а старый русский город Ярославль.


Река Волга и река Волхов.

Современный Новгород стоит на реке Волхове. Название реки действительно упоминается, хотя и редко, в некоторых летописях, когда речь идет о Великом Новгороде. Но является ли это доказательством, что Великий Новгород, описываемый в летописях, это современный Новгород на Волхове?

Мы считаем — не является. Летописные упоминания о Волхове не противоречат отождествлению Великого Новгорода с Ярославлем. Дело в том, что название реки Волхов — это всего лишь несколько искаженное Волга. А Ярославль действительно стоит на реке Волге.

По-видимому, при перенесении историками-политиками Ярославля-Новгорода с берегов Волги на Запад вслед за ним было перенесено и название реки, превратившись из Волги в Волхов. Отождествление Новгорода на Волхове с историческим Великим Новгородом было сделано, вероятно, не ранее начала XVII века. Отсюда следует, что и все летописи, упоминающие о «Волхове», на котором стоит Великий Новгород-Ярославль, отредактированы не ранее XVII века. Такой вывод вполне согласуется с нашим общим заключением, сделанным выше: имеющиеся сегодня редакции русских летописей восходят к XVII–XVIII векам. Не ранее.

Кстати, обратим внимание на один простой, но весьма значимый факт. Слово Волга означало, а фактически означает и сегодня, попросту «влага», «влажный». Отсюда и слово «волглый» = «влажный», до сих пор распространенное в Поволжье. Это слово приводится в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля и в «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера (М., 1976). Да и вообще, практически во всех славянских языках оно хорошо известно. Поэтому совершенно естественно, что многие реки названы производными от слова «влага». Вот примеры из словаря Фасмера: Vlha = река бассейна Лабы, Wilga — река бассейна Вислы, тот же Волхов на Псковщине и т. д.


Из истории города Ярославля.

Как известно, еще в XVII веке Ярославль был вторым по величине городом России, уступая только столице — Москве. Кстати, третьим после Москвы и Ярославля была Кострома, расположенная совсем недалеко от Ярославля. Напомним, что по нашей реконструкции (см. «Русь и Рим», кн. 2) Кострома (она же знаменитый Хорезм арабских источников), как и Ярославль, входила в состав Великого Новгорода. Таким образом, расположенные рядом Ярославль и Кострома были двумя крупнейшими, не считая столицы, городами Руси XVII века.

В Ярославле имелось мощное оборонительное сооружение — кремль, расположенный очень удачно. Высокие и крутые берега Волги и Которосли, глубокий овраг с северной стороны превращали этот треугольник в естественный укрепленный остров. Мощный оборонительный пояс Ярославского кремля имел 20 боевых башен. Именно на этом удобном месте возникло когда-то древнее поселение. А великий князь Ярослав Мудрый, — по нашей реконструкции он же Иван Калита = Калиф или Халиф — построил здесь город, назвав его своим именем. Кстати, сам Ярослав в ярославских летописях правильно назван не киевским, а ростовским великим князем.

Надо отметить, что история Ярославля до XVII века совершенно темна в миллеровско-романовской истории. Так и должно быть, поскольку, согласно нашей реконструкции, вся старая история была отнята у Ярославля и отнесена к Новгороду на Волхове. На бумаге, конечно.

Из тьмы XVI века Ярославль довольно неожиданно всплывает как мощный укрепленный город, второй по величине в стране. Его кремль имел уже 24 башни, поставленные на валу. Большинство башен было разобрано в XVIII — начале XIX века. Тем не менее, те башни, которые сохранились, дают некоторое представление о мощи старых укреплений Ярославля. Таковы, например, Волжская, Знаменская и Угличская воротные башни. Огромная Знаменская башня соперничает своей величиной даже с башнями столичного Московского Кремля. Размер ярославских башен убедительно показывает, что мощь старых укреплений Ярославля была такой же, как и у наиболее укрепленных городов средневековой Руси — Москвы, Коломны, Нижнего Новгорода, Казани. Как и должно было быть. Ведь Ярославль был старой русской столицей — Великим Новгородом. Знаменитое московское «Царское место» в Успенском соборе Московского Кремля было, по-видимому, устроено по образцу ярославского «Царского места», которое сохранилось до наших дней.

С точки зрения романовской истории довольно странно, что в современном Ярославле не осталось ни одного военного укрепления, не перестроенного полностью в XVII веке. Однако при этом сохранилось много старых церквей и монастырей. В чем дело? Неужели ярославцы строили военные укрепления настолько хуже монастырских стен?

Наша реконструкция помогает ответить на этот вопрос. Ярославль — это летописный Великий Новгород. В эпоху «Ивана Грозного» все крепостные сооружения Великого Новгорода были срыты и начали восстанавливаться лишь в конце XVI века. Это был тот самый «новгородский погром», о котором достаточно хорошо известно из трудов историков.

Дальнейшее знакомство с историей ярославских укреплений усиливает ощущение странности. Судите сами. Нам говорят, что существовавшие до середины XVII века мощные крепостные сооружения Ярославля якобы были деревянными. Поэтому они, мол, полностью сгорели в 1658 году. И стены, и башни — все выгорело дотла. После пожара начались якобы восстановительные работы. Велись они до крайности странно. Восстановили три огромные каменные башни рубленого города и 16 башен Земляного, то есть внешнего города, причем все из камня.

А стен восстанавливать не стали! Достаточно задуматься на мгновение, чтобы понять всю бессмысленность такого «восстановления». Башни без стен — вообще не укрепление. Любой неприятель обойдет их стороной. Только вместе башни и соединяющие их стены способны обеспечить полноценную оборону, Зачем же в таком случае построили 19 внушительных размеров башен? Чтобы затем остановиться и полностью прекратить восстановление укреплений, как утверждают историки? А ведь, любому понятно, стены кирпичных крепостей должны воздвигаться одновременно с башнями, как единое целое с ними, в связку. При строительстве из камня или кирпича бессмысленно строить сначала башни и лишь потом — стены между ними. Иначе возникают швы, ослабляющие мощь военного укрепления.

Наша реконструкция может дать простое объяснение. При «новгородском погроме» XVI века ставилась понятная цель — лишить Ярославль значения укрепленного города. Для этого достаточно уничтожить, срыть стены. Башни, естественно, сохранили как полезные сооружения, которые можно было использовать для многих других целей. В частности, это означает, что былые укрепления Ярославля были, скорее всего, каменными или кирпичными. И действительно, при внимательном осмотре сохранившейся до нашего времени Власьевской (Знаменской) башни Ярославля на ее левом углу отчетливо видны остатки кирпичной крепостной стены, когда-то отходившей от этой башни. Стена была разрушена, срыта. От нее остался только рваный след на углу башни.

Ярославль издавна был крупным культурным центром на Руси. Хотя о судьбах Ярославля мало что известно ранее XVII века, тем не менее, в литературе сообщается, что в начале XIII века здесь открылось первое на Севере духовное училище, в котором имелась богатая по тому времени библиотека с 1000 книг на греческом языке. Именно в Ярославле хранилось «Слово о полку Игореве», где его и приобрел у архимандрита Иоиля Быковского в 1792 году библиофил Мусин-Пушкин. Далеко не каждый город мог похвастаться богатыми библиотеками. А столица Ярославль-Новгород уже в силу своего статуса обязана была иметь подобное книжное собрание.

Внимательно читая рассказ Никоновской летописи о татаро-монгольском нашествии, замечаем следующее любопытное сообщение летописца: татаро-монголы захватывают Ростов и Ярославль. И далее говорится: «И оттоле всю страну и городы поплениша». Таким образом, в источнике четко сказано, что исходным плацдармом Великого = «Монгольского» завоевания были Ростов и Ярославль. Что полностью отвечает нашей реконструкции.


Где следовало бы поискать библиотеку Ивана Грозного?

Давно известно, что в эпоху Ивана Грозного в Москве существовала огромная царская библиотека. Затем она бесследно исчезла. Историки и археологи ведут ее поиски до сих пор. Ищут в Москве, возможно, искали в Новгороде — естественно, на Волхове — и в Твери. Пока безуспешно. Что с ней могло случиться? Если бы она полностью, до единой книги, сгорела, то об этом не могли бы не знать: пожар в Кремле, сгорела огромная библиотека…

Если бы ее уничтожили преднамеренно, то отдельные «безобидные» книги — а такие наверняка в ней нашлись бы — в конце концов, где-нибудь выплыли. То же самое, если бы библиотеку украли. На рынке рано или поздно появились хотя бы отдельные книги.

То, что библиотека исчезла целиком, наводит на мысль, что она уцелела, но где-то спрятана, как, собственно, и считают историки. Поэтому и упорно ищут. Наша гипотеза состоит в том, что поиски ведутся не там, где следует. Во 2-й книге издания «Русь и Рим» мы подробно говорили о том, что после опричнины царем стал Симеон. Он сделал попытку перенести столицу в Новгород. И даже перевез туда казну. В Новгороде было начато строительство мощной царской крепости.

Не перевез ли Симеон и царскую библиотеку? Тогда станет понятным, почему ее до сих пор не могут найти. Как мы уже говорили, название «Великий Новгород» было отнято у Ярославля при первых Романовых и «передано» небольшому провинциальному Новгороду на Волхове. Потом об этом было забыто и позднейшие Романовы сами искренне поверили в то, что Великий Новгород находился именно на Волхове. Поверили, как и во все остальное, что было придумано первыми Романовыми с целью идеологически оправдать захват ими власти на Руси.

Потом, когда закончился период неразберихи в династической истории Романовых, — а это произошло в конце XVIII или XIX веке, — романовские историки вновь вспомнили о знаменитой библиотеке Ивана Грозного и принялись ее искать. Наверное, искали и в волховском Новгороде. Но, конечно, не догадались поискать в Ярославле.

Мы бы порекомендовали исследователям обратить свои взоры на Ярославль. Повторим: именно в Ярославле когда-то было обнаружено, например, «Слово о полку Игореве». Именно там его и приобрел у архимандрита Иоиля Быковского в 1792 году библиофил Мусин-Пушкин.

С другой стороны, библиотека «Грозного» могла находиться в бывшей ордынской столице — Александровской Слободе. Возможно, именно эту библиотеку назвали Александрийской. Сегодня считается, что она сгорела в африканской Александрии в Египте. Это мнение — результат ошибочного понимания слова «Египет» в Библии. Как будет показано в следующих книгах работы «Русь и Рим», библейский Египет — это Русь-Орда XIV–XVI веков. Считается, что египетская Александрийская библиотека сгорела. Поэтому не исключено, что библиотека «Грозного», она же Александрийская, действительно была сожжена первыми Романовыми.


2. Кто такие каганы?

«Проблема каганов» и, в частности, знаменитого Хазарского каганата — одна из наиболее интригующих и спорных в древнерусской истории. Напомним, что в романовской истории Хазарский каганат — это враждебное Руси государство, которому некоторое время даже платили дань. Затем оно якобы было побеждено при великих князьях Святославе и Владимире, причем с большим трудом. С тех пор Хазарский каганат навсегда исчез с исторической сцены.

А теперь зададимся вопросом: как титуловали Владимира, разгромившего «плохой Хазарский каганат»? Великим князем, как мы привыкли думать сегодня? Может быть, и так. Но не всегда и не везде. Открываем древнерусский письменный памятник «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона — первого русского митрополита, жившего якобы в 1051–1054 годах, по романовской хронологии. Спрашивается, как именует русского великого князя Владимира — почти своего современника, героя предыдущего поколения — митрополит Илларион?

Вот подлинный древнерусский текст: «И вера во вся языки простреся и до нашего языка русьскаго и похвала кагану нашему Володимиру, от него же крещени быхом». Итак, великий князь Владимир звался также каганом. И называл его так не какой-нибудь полуграмотный писец, а глава русской церкви.

Академик Б.А. Рыбаков в книге «Из истории культуры Древней Руси» отмечает: «Византийский титул (царь или цезарь — Авт.) пришел на смену восточному наименованию великих князей киевских „каганами“. В том же Софийском соборе на одном из столбов северной галереи была надпись… кагана нашего С… Заглавная буква С, стоявшая в конце сохранившейся части надписи, может указывать на Святослава Ярославича или Святополка Изяславича». И еще: «Киевский князь, которого восточные авторы… называли „каганом“». Л.Н. Гумилев писал: «Ханами были правители авар, болгар, венгров и даже русов: этот титул носили Владимир Святой, Ярослав Мудрый и, наконец, его внук — Олег Святославич».

Наше мнение. «Каган» — старорусский титул, тождественный титулу «царь» или «хан». Нельзя не заметить, что слово «каган» — это попросту кган или кхан, то есть одна из старых форм слова хан. Мы еще скажем ниже, что в действительности «хазары» или «казары» — это старая форма слова «казаки». И это — не только наша гипотеза, это — прямое утверждение видного церковного деятеля XVIII века, архиепископа Белорусского Григория Конисского.

Итак, «восточный» титул «каган» имеет, скорее всего, русское происхождение. Так называли царей-ханов Русской «Монгольской» империи. Это — не единственный пример такого рода. Еще один пример — калиф, «титул верховного правителя, соединявшего духовную и светскую власть» («Советский энциклопедический словарь»). Итак, одновременно светский и церковный владыка, царь-священник. Этот титул был широко известен и на Руси, причем не только в форме «калиф», но часто — в форме «калифа». В русской повести XVII века читаем: «того оне папу чтят, что мы Калифу».

Почему же следует считать, что титул Калифа — русского происхождения? Ответ таков. Ниже в настоящей книге на основе анализа средневековых источников будет показано, что «загадочный» средневековый царь-священник пресвитер Иоанн — это русский царь-хан Иван Калита, он же — хан Батый. Но тогда нельзя не отметить, что слова «калита» и «калифа», с учетом обычной замены «Т» на «Ф», просто совпадают.

Напомним, что звуки «Т» и «Ф» переходят друг в друга из-за двоякого прочтения греческой и славянской буквы «фита». В самом деде, Фома — Томас, Федор — Теодор и т. д.

Таким образом, получается, что Иван Калита = Калифа Иван = царь-священник калиф Иван = пресвитер Иоанн.

Неудивительно, что этот титул или прозвище Ивана Калиты = хана Батыя использовался во многих частях созданной им «Монгольской» = Великой империи именно как наименование царя-священника, главы государства и церкви одновременно. Таким правителем, по-видимому, и являлся Иван Калита = Батый.

Внушенные нам со школы представления о «монгольских» — но как мы теперь понимаем, русских — ханах-царях как о диких кочевниках, являются выдумкой романовских историков. Из истории известны многочисленные примеры того, что «монгольские» ханы были женаты на византийских царевнах. Следовательно, по мнению романовских историков, изнеженные византийские царевны переселялись из своих роскошных дворцов в юрты-палатки диких кочевников. Пасли овец, варили плов, собирали ягоды. Ведь от Золотой Орды якобы не осталось никаких городов, никаких зданий. Жили, выходит, в палатках, мерзли, ели жесткую конину.

И наоборот. Византийские императоры часто женились на дочерях хазарских каганов. Вот что пишет, например, О. Сулейменов в своей в целом глубокой и интересной книге «Аз и Я»: «Юстиниан II женат на дочери кагана, получившей в крещении имя Теодора. Тиберий II тоже женится на дочери кагана и возвращается из Хазарии в Константинополь в 708 году с хазарской (то есть с казацкой — Авт.) дружиной. Женой Константина V (741–775) также была дочь кагана, в христианстве Ирина… В IX веке византийские императоры создают при дворе хазарскую (казацкую — Авт.) гвардию. Многие из хазарских воинов возвысились и получали высокие чины в императорской армии и в администрации».

Итак, историки уверяют, что на протяжении сотен лет дикие «монгольские» кочевники вступали в династические браки с византийским императорским домом. При этом одни жили в пыльной степи, другие — в роскошных дворцах. Одни не умели писать, другие слагали поэмы и создавали исторические произведения. Одни, кутаясь в шкуры, пили воду и кумыс, другие, облачась в порфиры и виссон, — изысканные вина.

Мы считаем подобную картину нелепой. Большое количество и регулярность взаимных браков заведомо означали общность религий и близость культур. И действительно, как хорошо известно, средневековая Русь имела с Византией общую религию и близкую культуру. А все эти «хазары», «монголы» были не дикими кочевниками, а русскими православными людьми.

Что касается мусульманства, то отметим, что раскол между церквями и возникновение ислама как отдельной религии произошли, согласно нашей реконструкции, лишь в XV–XVII веках. До этого времени православие и мусульманство были объединены в рамках единой религии. Тогда глубокого раздела между ними еще не существовало. Мусульманство первоначально, как хорошо известно, было христианским течением — несторианством. Разница в догматике и обрядах накапливалась в течение долгого времени перед расколом. В результате эти две ветви христианства разошлись. Но произошло это уже в XVII веке.


3. Орда — это славянская рада, то есть совет, или казачья орда

Нельзя не отметить очевидную близость слов «орда» и русско-украинского «рада», то есть «совет» или «ряд = порядок». Отсюда же происходит и русское слово «род». Все эти слова одного корня и означают упорядоченное общество, общину. Отсюда и слово «народ».

V Слова «рада» и «род» на Руси давно и хорошо известны. Например, в один из периодов эпохи «Грозного Царя» действует Избранная рада. В украинском языке слово «рада» также означает совет, «собрание старейшин». Естественно считать, что орда и рада, род — одно и то же славянское слово, означающее «совет», правительство. Отсюда же могло потом произойти и латинское «ordo» — порядок, и немецкое «Ordnung» — порядок. Направление заимствования зависит только от выбранной хронологии. По свидетельству Сигизмунда Герберштейна, немецкого дипломата XVI века, автора «Записок о Московитских делах», «орда… на их языке (то есть на „татарском“ — Авт.) значит собрание или множество».

Сегодня мы привыкли к тому, что слово «орда» относилось лишь к толпам диких кочевников. Однако еще в XVII веке употребление этого слова было другим. Оно означало просто «войско». В самом деле, откроем «Словарь русского языка XI–XVII веков» на слово «орда». Вот примеры употребления этого слова в старых хрониках XVI–XVII веков: «Яган третий… Полюбили его свейские орды владети тем королевством». Еще пример: «Начат же с собою поднимати орды немецкие». Таким образом, слово «орда» в значении «войско» с успехом применялось и по отношению к шведским и к немецким войскам. И, естественно, к русским. «А ордынци и людей, а не знают своя служба по старине».


4. Киев — столица готов

Известный археолог и историк М.К. Каргер в книге по истории материальной культуры древнего Киева пишет: «В 1850–1852 годах Копенгагенское королевское общество северных антиквариев… издало два тома „Antiquités Russes“… В этих двух фолиантах были опубликованы целиком и в отрывках скандинавские и исландские саги, имеющие отношение к русской истории… В числе других памятников, опубликованных в „Antiquités Russes“, была известная „Hervarasaga“. В этой саге выступает… сын короля Гейдрека, который царствовал в Рейдготии (Reidhgotaland)… а столицей имел Danpstadir (Днепровский город)… А.А. Куник… высказал предположение, что… „Днепровский город некоторое время был столицей готского королевства“… В древней песне об Аттиле… встречается подобное же слово — Danpar: „Днепровские места, знаменитый лес“… Толкование исправленного стиха „Hamdis-mal“ приводит к тому, что в этой песне — одной из древнейших песен Эдды — идет речь о столице готов в каком-то месте Восточной Европы, над „Danpar“, который естественно отождествить с… Днепром…

Отыскивая место на берегу Днепра, которое могло быть ареной действия героев „Hamdis-mal“, Вигфуссон считал, что Danparstadir — древний центральный город на Днепре — безусловно Киев… Здесь в Киеве Вигфуссон видит центральный пункт готской империи и столицу Эрманариха».

И далее. «Признавал существование готской столицы на Днепре Ю. Кулаковский, полагавший, что Киев существовал еще во времена Птолемея и значился на карте последнего под именем Метрополь („Мать Городов“ в буквальном переводе с греческого — Авт.)… Н. Закревский (Описание Киева. T. 1. М., 1868. С. 6) считал, что Птолемеев Азагориум, слывший у окрестных жителей под именем Загорье, был не что иное, как Киев… Признавали существование днепровской готской столицы на территории Киева Ф. Браун, В.С. Иконников, А.И. Соболевский, С. Рожнецкий, А. Погодин, И. Стеллецкий. Теорию Вигфуссона о Киеве как столице готов до недавнего времени можно было встретить в путеводителях по городу и обзорных статьях на страницах украинских журналов».

Как мы показали, готами называли казаков. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Киев был столицей казаков. Это всем хорошо известно. Обратим внимание, что Киев, по-видимому, был отмечен на «античной» карте Птолемея. В этом тоже ничего удивительного нет. Странным было бы обратное. Поскольку, согласно нашей реконструкции, «античные» карты составлялись в XIII–XVII веках н. э.


5. Уничтожение надписей на древних памятниках Руси

О гробнице Ярослава Мудрого в Софийском соборе Киева.

Согласно нашей гипотезе, Иван Калита, он же — Ярослав Мудрый, он же — хан Батый, был похоронен в Египте, на бывшем центральном имперском кладбище Великой = «Монгольской» империи (см. нашу книгу «Империя»).

Но в то же время, как хорошо известно, в знаменитом Софийском соборе в Киеве, построенном якобы в XI веке н. э. именно при Ярославе Мудром, находится мраморный саркофаг, традиционно принимаемый за саркофаг Ярослава Мудрого.

Характерно, что никакой надписи на саркофаге не имеется. Все поверхности саркофага, за исключением одной, находятся в хорошем состоянии: четко видны резьба, орнаменты, анаграмма Христа. Но надписей на этих гранях нет.

Но есть еще одна грань — большая боковая сторона саркофага. Изображение на этой стороне полностью уничтожено, кем-то сбито. Смутно проглядывают остатки орнамента и каких-то знаков или букв. На вопрос — кем и когда была уничтожена резьба на этой стороне саркофага? — сотрудники научного отдела Софийского собора-музея отвечают: об этом ничего не известно.

Так что же было на этой грани написано? Кому, когда и почему могли так не понравиться надписи на гробнице якобы Ярослава Мудрого, что был отдан приказ уничтожить текст? Скорее всего, надпись на саркофаге противоречила романовской версии истории.

Кстати, оказывается, что саркофаг Ярослава Мудрого был «обнаружен в XVII веке». Это поразительно! Ярослав Мудрый, как нам говорят, умер в 1054 году. С тех пор проходит якобы 600 лет. И вот, наконец, в XVII веке, когда Романовым потребовалось переписать древнерусскую историю, их археологи и историки «быстро обнаружили» довольно много «русских древностей». В том числе и «саркофаг Ярослава Мудрого». Причем безо всякой надписи на нем. Ну хорошо, было бы на нем хоть что-нибудь написано. Нечто, дававшее основания отнести эту гробницу к летописному Ярославу Мудрому. Но надписи-то нет!

Мы сталкиваемся здесь с чистым произволом. Романовым нужны были «вещественные доказательства» к только что написанной их учеными мужами новой версии древнерусской истории. Например, срочно потребовалась гробница Ярослава Мудрого. Ее быстро «нашли». По-видимому, взяли какой-то старый саркофаг, сбили неудобную надпись, — может быть арабскую (см. об этом ниже) — и объявили его «искомым». Фотографии «реликвии» вскоре вошли в учебники. Потом, уже в наше время, известный антрополог и скульптор М.М. Герасимов постарался восстановить облик великого Ярослава.

Повторим еще раз. В XVII веке романовскими историками была сочинена сказка о русской истории. С тех пор мы так и живем с этой придуманной сказкой, принимая ее за правду.

Как сообщили авторам настоящей книги сотрудники Софийского музея в Киеве, в 30-е годы из собора вывезли несколько возов с надгробными плитами, иконами, утварью, книгами. Куда их отправили и какова их судьба — неизвестно. Следовательно, сегодня мы точно не знаем, что же хранилось в Софийском соборе Киева даже в 20-е годы нашего века.

Отметим также, что киевский «саркофаг Ярослава Мудрого» вообще окружают какие-то окутанные туманом легенды. Например, сотрудники Софийского собора, во всяком случае в 1995 году, сообщали посетителям мнение историков, будто саркофаг византийского происхождения. И изготовлен в IV веке н. э., то есть за 700 лет до смерти Ярослава Мудрого.

Стоит отметить, что подобное заявление вызывало изумление у многих. Они отказывались поверить в то, что в далекой Византии купили подержанную мраморную (впрочем, действительно неплохую) гробницу, небрежно выбросили чьи-то останки и поместили в нее тело одного из самых знаменитых правителей Древней Руси, Киевского великого князя. Но ведь это считается кощунством даже и в наш циничный век!

По-видимому, склеп готовился как семейный. Дело в том, что на передней стороне саркофага изображены два креста и два сердца, соединенные лентой. И в самом деле, при вскрытии саркофага были обнаружены два скелета — мужской и женский и, кроме того, детский, возможно — близкого родственника покойного, например умершего в малолетнем возрасте сына.


Старо-Симонов и Богоявленский монастыри в Москве.

Кстати, в Софийском соборе Киева происходило то же самое, что и в Москве. Об этом мы говорили во 2-й книге работы «Русь и Рим». Напомним также, что надгробные плиты в московском Старо-Симоновом монастыре в 1960-е годы были варварски разбиты отбойными молотками во время так называемых субботников.

Как уже говорилось, Старо-Симонов монастырь — это, по-видимому, место массового захоронения воинов, павших в Куликовской битве, Кроме того, в старых описаниях этого монастыря сообщается, что Симонов монастырь — место захоронения русских царей (!) и великих князей. К сожалению, например, в книге В.В. Пассека «Историческое описание московского Симонова монастыря» (М., 1843) приведено имя только одного царя, захороненного там, — Симеона Бекбулатовича, соправителя Ивана Грозного. По нашей реконструкции он — один из четырех царей, названных затем одним именем — «Иван Грозный». В Симоновом монастыре также похоронены: сын великого князя Дмитрия Донского — Константин Дмитриевич; благоверный князь Ф.М. Мстиславский; князья Черкасские, Голицыны, Сулешевы, Юсуповы и др.; представители родов Бутурлиных, Татищевых, Ростовских, Басмановых, Грязневых и др. Ниже мы расскажем о гробницах кремлевского Архангельского собора, где, как считается, захоронены почти все русские цари династии Рюриковичей и первые Романовы. В некоторых случаях надписи на гробницах вызывают сомнение.

Надгробные плиты уничтожались не только в наше время. Археолог Л.А. Беляев, описывая в работе «Древние монастыри Москвы по данным археологии» (М., 1995) раскопки в Богоявленском монастыре рядом с Кремлем, отмечает: «Сохранившиеся (саркофаги) завалены сверху боем белокаменной тески с фрагментами изголовий и крышек. Частично этот бой происходит от самих же саркофагов, существенно поврежденных, возможно, в конце XVII века или позже».


6. Зачем Романовы сбивали фрески и закладывали кирпичом старые надгробия в соборах Кремля?

В центре Московского Кремля высятся три знаменитых собора — Успенский, Архангельский и Благовещенский.

Успенский собор на протяжении столетий был государственным и культовым центром России: здесь поставляли великих князей, а удельные присягали им на верность, венчали на царство, а позже короновали императоров. Считается, что первый Успенский собор был заложен при Иване Калите, и простоял якобы до 1472 года. Успенский собор, который сегодня стоит в Кремле, возведен при Иване III в 1472–1479 годах. Как говорится в одном из научно-справочных изданий о Московском Кремле, «Государь Всея Руси, великий князь Иван III задумал создать резиденцию, соответствующую его положению. Новый Кремль должен был олицетворять величие русского государства… Работы начались с возведения Успенского собора, который своим размером и обликом должен был воспроизводить величественный владимирский Успенский собор XII века».

Согласно нашей реконструкции, Москва стала столицей всей Руси лишь при «Иване Грозном», то есть в конце XVI века (см. «Русь и Рим», кн. 2). При столетнем хронологическом сдвиге эпоха «Ивана Грозного» накладывается как раз на правление Ивана III. Поэтому многие события XVI века приходятся в романовско-миллеровском учебнике русской истории на конец XV века — на годы правления Ивана III. Отсюда ясно, почему якобы Иван III начинает в Москве столичное строительство: возводит новый Кремль, главный собор по образцу владимирского, а не прежнего московского, который якобы существовал на этом месте и уже 250 лет был главным собором Руси. По нашей концепции, до XVI века столицей Руси действительно являлся Владимир. А до этого — Ростов Великий, Кострома = Хорезм арабских источников. Вот почему при переносе столицы, естественно, «перенесли» и главный собор. То есть в Москве построили точно такой же, как во Владимире.

В этой связи уместно привести утверждения уже упоминавшегося археолога Л.А. Беляева: «Фактов, неоспоримо свидетельствующих о наличии подворья в Кремле ранее строительства 1460 г., — нет»; в частности, «вкладная книга Троице-Сергиева монастыря, составленная в 1560–1570 годах, не дает о нем (подворье в Кремле — Авт.) сведений ранее этого же времени». Другими словами, в Троице-Сергиевом монастыре ничего не знали о существовании княжеского двора на территории Московского Кремля ранее 1460 года. Это соответствует нашей реконструкции: Москва была основана лишь после Куликовской битвы в конце XIV века, и только во второй половине XVI века сюда переносится столица Руси.

Считается, что начиная с Ивана III, московский Успенский собор является главным собором русской Империи. Собору всегда уделялось особое внимание.

«В 1481 году, — читаем в научно-справочном издании о Московском Кремле, — лучший живописец этого времени Дионисий с артелью написал трехъярусный иконостас и несколько крупных икон… а в 1513–1515 годах собор был украшен фресками».

Что же осталось от всего этого и что можно узнать о средневековой Ордынской, до-романовской русской державе, посетив этот собор сегодня? К сожалению, почти ничего. Вот что сообщается в том же издании: «Немногое сохранилось до наших дней от первоначального убранства собора: обветшалые иконы заменяли новыми… древние фрески в середине XVII века были сбиты».

Этим якобы «древним» фрескам Дионисия было, следовательно, всего лишь 100–150 лет, когда их сбивали. Для фресок — не возраст. Да и иконы вряд ли уж так сильно «обветшали» за столь короткий срок. Конечно, могло быть и так — именно в Успенском соборе протек потолок, быстро пришли в негодность фрески и т. д. Но почему буквально то же самое и в то же самое время происходит и в московском Архангельском соборе, построенном в 1505–1508 годах? Вот что нам сообщают: «Существующая ныне настенная роспись Архангельского собора была выполнена в 1652–1666 годах в правление царя Алексея Михайловича, который указал: „…писать церковь Михаила Архангела наново стенным письмом, а старое збить“, так как стенопись XVI века, времен царя Ивана IV, к середине XVII столетия сильно обветшала».

Отметим, что фрески, написанные при Романовых в XVII веке, не сбивали затем ни в XVIII, ни в XIX, ни в XX веке. Почему же в XVII веке понадобилось сбивать еще сравнительно свежие фрески, исполненные лучшими иконописцами XVI века?

Обратим внимание на то, что фрески были именно сбиты, а не записаны новыми поверх «обветшавших». Другими словами, в двух крупнейших кремлевских соборах практически в одно и то же время была зачем-то проведена огромная работа по сбыванию штукатурки со всей поверхности стен и сводов. После чего они были заново оштукатурены. И лишь затем по новой штукатурке написали новые фрески. Если уж так хотели по каким-то соображениям покрыть стены и своды соборов новыми фресками, то почему их просто не написали поверх старых? Как это обычно делалось. Не потому ли, что Романовы хотели навсегда уничтожить следы того, что было изображено на стенах кремлевских соборов во времена предыдущей Ордынской династии?

Сегодня нас уверяют, будто перед тем, как сбить всю штукатурку в соборах, «было составлено описание первоначальных композиций… что помогло сохранить идейный замысел и композиционную схему росписей XVI века». Следовательно, современные исследователи признают утрату старых росписей, от которых уцелела лишь «композиция». Композицию Романовы действительно могли и сохранить. Дело заключалось не в ней.

Кстати, в Благовещенском соборе Московского Кремля старые фрески были не сбиты, а записаны поверх новыми изображениями при первых Романовых. Недавно они были раскрыты, и тут открылось много неожиданного. Например, изображение рода Христа, в который включены русские великие князья — Дмитрий Донской, Василий Дмитриевич, Иван III, Василий III, а также «античные» философы и поэты — Платон, Плутарх, Аристотель, Вергилий, Зенон, Фукидид и др. Все они, согласно старой росписи Благовещенского собора, являлись родственниками Христа! Сегодня все это можно увидеть на стенах и сводах Благовещенского собора и прочесть на пояснительных табличках. И это тоже хорошо отвечает нашей реконструкции. Все эти люди, видимо, на самом деле были потомками Августа = Константина Великого = родственника Христа. Включив в «древо Христа» античных философов и писателей, создатели росписи Благовещенского собора сильно нарушили скалигеровскую хронологию. Но согласно нашей концепции они были абсолютно правы.

По-видимому, старая роспись Благовещенского собора показалась первым Романовым не опасной. Ее решили не сбивать, а просто записали поверху новыми фресками. А что же в таком случае было изображено на стенах и сводах Архангельского и Успенского соборов, если по приказу царя Алексея Михайловича Романова все фрески на них были безжалостно сбиты? Вряд ли можно принять предлагаемое сегодня «объяснение», будто они за сто лет «обветшали».

Оказывается, в XVII веке и в Успенском, и в Архангельском соборах были полностью заменены иконостасы. Здесь уместно напомнить, что в это же время, при первых Романовых, были «существенно повреждены» и многие старые московские белокаменные саркофаги. Что, они тоже «обветшали» именно к этому времени?

Далее напомним, что именно при первых Романовых по их приказу были сожжены старые разрядные книги, рассказывающие о происхождении знатных русских родов. (Об этом будет рассказано в 5-й книге «Русь и Рим»). А под предлогом церковной реформы Никона при первых Романовых была проведена чистка всех русских библиотек. Оказывается, «исправляли старые книги». Сегодня нам говорят, будто изымали только церковные книги. Но так ли это?

Вернемся к кремлевским соборам. По-видимому, больше всего о древней русской истории мог бы рассказать Архангельский собор, потому что он является официальной усыпальницей русских великих князей и царей, включая первых Романовых. Сегодня в соборе находятся около 50 гробниц. Считается, что здесь были захоронены все московские великие князья, начиная с Ивана Калиты. Согласно надписям на надгробьях, сделанным в XVII веке, при первых Романовых, здесь лежат, в частности:

1. Благоверный князь великий Иван Данилович Калита. (Отметим, что надпись на его гробнице была чрезвычайно сильно повреждена и затем довольно грубо переделана);

2. Благоверный князь великий Симеон Гордый;

3. Благоверный князь великий Иван Иванович;

4. Благоверный князь Дмитрий Донской;

5. Благоверный князь Афанасий Ярослав Владимирович Донского (!). (Захоронение датируется 1426 годом);

6. Благоверный князь Василий Васильевич (Темный);

7. Великий князь и государь всея Руси Иван III;

8. Великий князь и государь всея Руси Василий III;

9. В отдельной усыпальнице находятся надгробья Ивана «Грозного» и его сыновей Ивана Ивановича и Федора Ивановича, а также место, где ранее было захоронение Бориса Федоровича «Годунова»;

10. Отдельно, в приделе Иоанна Предтечи, находится надгробие князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского;

11. Отдельно от других, слева от алтаря, находится гробница князя Василия Ярославича. Датируется XV веком, якобы 1469 год;

12. Среди всех гробниц резко выделяется своими размерами — примерно в два раза шире других — гробница благоверного князя Андрея Старицкого;

13. Царевич Дмитрий Угличский, младший сын Ивана «Грозного»;

14. Александр Сафай Гиреевич, царь Казанский (!). (Датируется XVI веком);

15. Царевич Петр, сын Ибреимов, сына Маматакова, царя Казанского (!). Датируется XVI веком;

16. Первые Романовы — Михаил Федорович, Алексей Михайлович, Федор Алексеевич.

«Всего в соборе, — свидетельствует научно-информационное издание, — сорок шесть гробниц».

Архангельский собор долгое время был закрыт для посещения. Теперь его открыли. Те гробницы, которые сегодня можно увидеть в соборе, — это кирпичные надгробия, изготовленные в XVII веке при первых Романовых, то есть тогда же, когда были сбиты старые фрески со стен и сводов собора и вместо них написаны новые. Считается, что «погребение совершали в белокаменных саркофагах, которые опускали в землю под пол. В первой половине XVII века над захоронениями установили кирпичные надгробия с белокаменными плитами, украшенными… славянскими надписями. В начале XX века надгробья были заключены в медные застекленные футляры».

Таким образом, старые надгробные плиты, которые, естественно, должны были находиться над захоронениями, были заложены кирпичом! Считается, что при этом надписи на старых плитах были якобы точно воспроизведены на новых кирпичных надгробиях, изготовленных при Романовых. К сожалению, сегодня проверить это очень трудно. Для этого потребовалось бы разобрать довольно высокие и массивные романовские кирпичные новоделы, полностью закрывающие старые надгробные плиты. После того что мы узнали о варварском уничтожении Романовыми старых фресок этого собора, естественно задать вопрос: а не были ли в таком случае сбиты надписи и со старых надгробных плит? Современные исследователи пишут: «Разумеется, в истории московского великокняжеского некрополя не все ясно. Ряд древних погребений утрачен, вероятно, до постройки здания в начале XVI в. Среди забытых захоронений одно, относящееся ко второй половине XVI в.: царевича Василия, сына Ивана Грозного и Марии Темрюковны. Характерно, что к исчезнувшим захоронениям относятся именно детские гробницы».

Возникает вопрос: насколько точно Романовы воспроизвели на кирпичных новоделах старые надписи с заложенных кирпичом надгробных плит? В этой связи также любопытно посмотреть, насколько точно воспроизведены надписи с этих кирпичных новоделов на медных футлярах со стеклянными стенками, сделанных в начале XX века. Это легко выяснить, поскольку славянские надписи XVII века видны сквозь стекло.

Во-первых, отметим, что на кирпичных надгробиях присутствует разная титулатура русских князей. В одном случае князь назван благоверным, в другом — благоверным великим. И только начиная с Ивана III, титул звучит как «великий князь и государь всея Руси». По-видимому, эта разница не случайна. Она отражала некие политические реальности той эпохи. А вот на поздних медных футлярах титулы начертаны одинаково: «великий князь такой-то». Это уже некоторая утрата и искажение информации.

Во-вторых, налицо и откровенные несоответствия. Так, например, на упомянутом выше самом большом надгробии собора в XVII веке Романовыми было написано: «В лето 7045 декабря в 11 (день) преставися благоверный князь Андрей Иванович Старицкой». А на покрывающем эту гробницу медном футляре обозначено совсем другое: «Захоронение князей Старицких Владимира (ум. 1569) и Василия (ум. 1574)». Итак, на кирпичном романовском новоделе и на еще более позднем медном футляре указаны не только разные имена, но даже неясно — сколько погребений под этой кирпичной кладкой: одно или два'. Где ошибка? На кирпиче или на меди? Или же и там, и там? Еще раз подчеркнем, что этот разнобой относится к вторичным надписям, сделанным уже при Романовых, поскольку сегодня мы не знаем, что же было написано на древней плите, полностью заложенной кирпичной кладкой. Кстати, на фреске рядом с могилой Андрея Старицкого изображен апостол Андрей Первозванный, по широко известному преданию крестивший Русь.

Комментарий современного историка таков: «Из трех гробниц только одна гробница А.И. Старицкого была снабжена, как полагалось, белокаменной орнаментальной вставкой с западной, торцовой стороны, да и та не позже 1780 г. была снята с надгробия (зачем? — Авт.). Известно только, что при перемещении пола в соборе в 1835 г. она была обнаружена где-то неподалеку от надгробья… Затем ее вмонтировали в восточную стену надгробий Владимира и Василия Старицких» (Сизов Е. «Еще раз о трех „неизвестных“ гробницах Архангельского собора». / Московский Кремль. Материалы и исследования. М.: Искусство. 1973. № 1. с. 89–90).

Возвращаясь к фрескам, нельзя не отметить, что фрески Архангельского собора в значительной степени посвящены русской истории. На них изображены русские князья, причем не только святые. Даже те фрески, которые посвящены библейским сюжетам, иногда считались, оказывается, изображениями из русской истории. Изображения подписаны, то есть это — история русской династии «в картинах». Но, к сожалению, не в исходном виде, а в версии Романовых XVII века.

Так, например, «на южной стене в третьем ярусе изображена победа израильтян во главе с Гедеоном над войсками мадианскими. Эта библейская сцена ассоциировалась с победами Ивана IV над казанским и астраханским царствами». Не означает ли это, что библейская сцена была написана Романовыми на том месте, где на сбитой (ими же) штукатурке находилось изображение побед Ивана IV над Казанью и Астраханью? Поскольку посетители храма уже привыкли видеть на этом месте изображение Ивана IV, то, естественно, новонаписанная библейская сцена в их сознании и «ассоциировалась с победами Ивана IV». В связи с этим нельзя не отметить, что имя Гедеон напоминает Гдиоанн, то есть Государь (или господин) Иоанн. Либо же на страницах Библии отражена русско-ордынская история XIV–XVI веков. В таком случае библейские авторы включили в Библию описание побед Ивана IV, назвав их победами израильского царя Гедеона над войсками мадианскими.

Современная расчистка стен Архангельского собора в 1953–1956 годах все же обнаружила одну счастливо уцелевшую старую, до-романовскую фреску, относимую сегодня к XVI веку. Надпись на ней не сохранилась. Фреска расположена в усыпальнице Ивана IV «Грозного». В научно-информационном издании «Архангельский собор» дано следующее пояснение: «У ложа умирающего князя в изголовье стоит его старший сын, которого отец обнимает правой рукой за плечи. В ногах сидит княгиня с младшим сыном на коленях… Эта сцена напоминает описание предсмертного часа Василия III, отца Ивана IV». Но не странно ли, что фреска с изображением Василия III расположена совсем не там, где находится его надгробие? Более того, почему-то помещена не куда-нибудь, а в усыпальницу Ивана IV.

По нашему мнению, объяснение довольно простое. На этой фреске изображен умирающий Иван «Грозный» — Симеон, передающий власть своему сыну Федору. А на коленях у молодой царицы сидит его внук Борис — будущий царь Борис «Годунов». Согласно нашей реконструкции Симеон открыл новую русскую династию. Поэтому в Архангельском соборе его могила, могилы его сыновей и внука Бориса были совершенно правильно помещены в отдельном помещении. По тем же соображениям, вероятно, и могила Михаила Скопина-Шуйского, умершего при Василии Шуйском, также помещена в Архангельском соборе отдельно — в приделе Иоанна Предтечи. Видимо, Шуйский подготовил усыпальницу для начатой им новой династии. Но, поскольку он был смещен, его самого там не похоронили. И лишь позже, при Романовых, его прах перевезли из Польши и захоронили в самом соборе.

Вывод. По нашему мнению, захоронения Архангельского собора требуют нового тщательного исследования. Что было написано на древних плитах, заложенных кирпичом? На белокаменных саркофагах под полом собора? Не сбиты ли надписи с них? Что написано на саркофагах русских цариц?


7. Фальсифицированные саркофаги русских цариц до-романовской эпохи

В наше распоряжение из редакции одной известной московской газеты попали редкие фотографии гробниц русских цариц и план их расположения в подклете Архангельского собора Московского Кремля (рис. 1). Этот материал показался нам исключительно интересным. На его основе можно сделать важные выводы.


Рис. 1. План расположения гробниц якобы русских цариц и великих княгинь в подклете Архангельского собора Московского Кремля. Гробницы перенесены сюда из женского Вознесенского монастыря в Кремле.


В подклете — 56 каменных саркофагов. Среди них довольно много, а точнее — 18, безымянных. В остальных, как считается, находятся останки известных женщин из царских семей XV–XVII веков, в том числе цариц, царских дочерей и других родственниц царей. Есть детские гробницы, хотя их очень мало. Саркофаги — различных типов. Большинство — антропоморфные, то есть с выступом для головы, заменяющие собой собственно гробы. Другими словами, никакого деревянного гроба внутрь такого саркофага не вкладывалось. Иной, более поздний тип саркофага представляет собой каменный прямоугольный ящик, внутрь которого помещали деревянный гроб. Остатки досок от гроба в таких саркофагах в отдельных случаях видны до сих пор.

Сведения о том, кто именно захоронен в той или иной гробнице, очевидно, черпались из надписей на самих гробницах, свезенных в подклет Архангельского собора из разрушенного при Советской власти в 1929 году Вознесенского монастыря в Кремле. Некоторые гробницы вообще не имеют надписей. Во всех таких случаях они в списке так и названы: «безымянные». То есть неизвестно, чей именно прах в них захоронен. Если бы сведения были взяты не только из надписей на самих гробах, а, скажем, и из каких-то других источников — возможно, утраченных сегодня записей, хранившихся в Вознесенском монастыре, — то в этом случае могли бы отыскаться сведения о некоторых из безымянных гробниц.

Существует список гробниц в подклете Архангельского собора с указанием захоронений, правда подчас крайне сомнительных. Номера в списке соответствуют номерам на плане их расположения. Вот этот список.

1-2. Безымянные саркофаги.

3. Евдокия, вдова Дмитрия Донского, 1407 год.

4. Мария Борисовна, первая жена царя Ивана 111, 1467 год.

5. Софья Витовтовна, жена царя Василия II, 1453 год.

6. Софья Палеолог, вторая жена царя Ивана III, 1503 год.

7. Елена Глинская, вторая жена царя Василия III, 1538 год.

8. Анастасия Романовна, первая жена царя Ивана IV «Грозного», 1560 год.

9. Мария Темрюковна, вторая жена царя Ивана IV «Грозного», 1569 год. Она же Мария Черкешенка.

10. Марфа Собакина, третья жена царя Ивана IV «Грозного», 1571 год.

11. Мария Нагая, шестая жена царя Ивана IV «Грозного», 1608 год.

12. Ирина Годунова, жена царя Федора Ивановича, 1603 год.

13. Екатерина Буйносова Ростовская, жена царя Василия Шуйского, 1626 год.

14. Мария Владимировна Долгорукая, первая жена царя Михаила Федоровича Романова, 1625 год.

15. Евдокия Лукьяновна, вторая жена царя Михаила Федоровича Романова, 1645 год.

16. Старица Иулиания, мать Анастасии Романовны, 1579 год.

17. Параскева, дочь царя Михаила Федоровича, 1620 год.

18. Пелагея, дочь царя Михаила Федоровича, 1620 год.

19. Мария, дочь царя Ивана V Алексеевича, 1692 год.

20. Федор Иванович Бельский, 1568 год.

21. Анна Ивановна Бельская, 1561 год.

22. Евдокия Федоровна Мстиславская, 1600 год.

23. Безымянный саркофаг.

24. Феодосия, дочь царя Феодора Ивановича и Ирины Годуновой, 1594 год.

25. Анастасия, дочь Владимира Старицкого, 1568 год.

26–27. Безымянные саркофаги.

28. Анна, дочь царя Алексея Михайловича, 1659 год.

29. Феодора, дочь царя Алексея Михайловича, 1678 год.

30-36. Безымянные саркофаги.

37. Софья, дочь царя Михаила Федоровича, 1636 год.

38. Марфа, дочь царя Михаила Федоровича, 1632 год.

39. Евдокия, дочь царя Михаила Федоровича, 1637 год.

40. Феодосия, дочь царя Ивана V Алексеевича, 1691 год.

41. Анна, дочь царя Василия Шуйского, 1610 год.

42. Безымянный саркофаг.

43. Евдокия, вторая жена Владимира Старицкого, 1570 год.

44-48. Безымянные саркофаги.

49. Евдокия, дочь Владимира Старицкого, 1570 год.

50. Евфросинья, мать Владимира Старицкого, 1569 год.

51. Мария, дочь Владимира Старицкого, 1569 год.

52. Анна, дочь царя Михаила Федоровича, 1692 год.

53. Татьяна, дочь царя Михаила Федоровича, 1706 год.

54. Наталья Кирилловна Нарышкина, вторая жена царя Алексея Михайловича, мать Петра I, 1694 год.

55. Агафья Семеновна Грушецкая, жена царя Федора Алексеевича, 1681 год.

56. Мария Ильинична Милославская, первая жена царя Алексея Михайловича, 1669 год.

Однако принадлежность некоторых из перечисленных гробниц тем царицам, которым они сегодня приписаны, вызывает серьезнейшие сомнения. Это относится к гробницам до-романовской эпохи. Гробницы представительниц династии Романовых подобных вопросов не вызывают.

Обращают на себя внимание следующие, по меньшей мере, странные обстоятельства.

1. Непонятно, на каком основании гробница номер 6 приписана Софии Палеолог, жене Ивана III. Это — полуразрушенный саркофаг, крышка его полностью сохранилась, хотя и в виде обломков (рис. 2). На ней нет никаких надписей, кроме одной. Это — грубо и неглубоко процарапанное имя «Софея». Неужели этой «надписи» достаточно, чтобы приписать гробницу знаменитой Софье Палеолог? Небрежность подчеркивается также тем, что она сделана криво, наискось по отношению к сторонам крышки. Надпись настолько неглубокая, что она с трудом читается на поверхности камня. При беглом взгляде возникает впечатление, что на крышке вообще нет надписей. Крышка выглядит так же, как и крышки безымянных гробов. Как вообще могла подобная корявая и неглубоко, как будто гвоздем, процарапанная надпись появиться на царской гробнице? Да и само весьма невысокое качество этого «царского саркофага», как, впрочем, и большинства других до-романовских саркофагов, само по себе вызывает недоумение.


Рис. 2. Гробница якобы «Софьи Палеолог», жены Ивана III. Снимок со стороны изголовья.


2. Тот же вопрос возникает и при ознакомлении с гробницей номер 5, приписываемой Софье Витовтовне, жене Василия II. На ее крышке тоже нет никаких надписей, за исключением опять-таки крайне небрежно и наискось, неглубоко процарапанных, будто гвоздем, с трудом различимых слов «Софе(я) инока», то есть Софья Инокиня. Неужели этот простой и дешевый гроб с корявой «надписью» — тоже царская гробница? Да неужели столь широко известные в истории царицы, как Софья Палеолог и Софья Витовтовна, не удостоились аккуратной резной каменной надписи на камне саркофагов? Неужели этих великих русских цариц похоронили со всеми царскими почестями, в присутствии всего царского двора, при большом стечении народа, в столь примитивных, безыскусных гробах, на которых кто-то гвоздем что-то небрежно процарапал! Почему-то на гробницах эпохи Романовых длинные и подробные надписи вырезаны в камне глубоко и изящно. Более того, стоящие здесь же, в подклете, некоторые старые безымянные саркофаги тоже покрыты четкой и красивой каменной резьбой.

3. Кроме того, каким образом надпись «инокиня София» могла появиться на крышке саркофага Софьи Витовтовны? Это попросту невозможно. Дело в том, что если бы Софья приняла монашество, то ей должны были дать новое, иноческое имя, которое не могло совпасть с ее прежним именем. Но из надписи на гробнице следует, что «Софья» — это иноческое имя покойной. То есть до принятия монашества ее заведомо должны были называть как-то по-другому. Но отнюдь не Софьей. Таким образом, здесь мы напрямую сталкиваемся с подлогом. Эта гробница не могла быть захоронением великой русской царицы Софьи Витовтовны.

4. Внимательное исследование саркофагов показывает, что подавляющее их большинство, приписываемых сегодня русским царицам XV–XVI веков, изготовлены не из цельного камня, а из обломков каменных плит разной толщины. Эти обломки скреплялись медными штырями или скобами. Затем это довольно непрочное «сооружение» штукатурилось и после этого принимало вид гробницы. Естественно, когда такие «сборные» саркофаги переносили из Вознесенского монастыря в подклет Архангельского собора, штукатурка из швов частично осыпалась, в результате чего многие гробницы развалились. Переносили гробницы, по-видимому, без достаточной осторожности. Тем не менее, стоит отметить, что саркофаги романовской эпохи, сделанные из цельного камня, не раскололись. А распались на отдельные части именно «сборные» саркофаги. В некоторых случаях, например гробница «Софьи Палеолог», гробница одной из родственниц князя Старицкого оказались в особенно плачевном состоянии. Они почти полностью развалены — и крышки, и сами саркофаги. В трещинах на них отчетливо видны медные, во всяком случае — позеленевшие, а не проржавевшие, скобы, торчащие из толщи камня. Некоторые скобы выпали и сейчас лежат среди костей.

Мы видим — обратим на это внимание еще раз, — что гробы изначально изготовлялись не из цельных плит известняка, а из кусков, так сказать, из боя, из обломков. Это значит, что перед нами — старые захоронения простых людей, которые Романовы затем выдавали за царские гробницы. Такое изготовление гробниц для простых людей из имеющихся под рукой каменных обломков вполне понятно. Делали попроще и подешевле. Ясно, что далеко не всякий мог позволить себе саркофаг, высеченный из цельного камня.

Итак, по-видимому, Романовы в середине XVII века просто использовали старые безымянные гробницы или стесали имена с каких-то гробниц, чтобы подвести «вещественное основание» под свою фальшивую версию истории. Подлинные захоронения русско-ордынских цариц попросту уничтожили. Если вообще эти захоронения имели место на территории Москвы, а не на царском кладбище в африканском Египте. Но Романовым требовалось что-то «предъявить» в качестве доказательства сочиненной ими новой версии старой русской истории. И мы видим, что именно в эту эпоху, в XVII веке, романовские историки и археологи «успешно обнаруживают» якобы подлинные древнейшие гробницы Ярослава Мудрого, Владимира Святого и так далее. А их «коллеги» в Москве в это же самое время старательно работают над созданием достойного «царского некрополя XI–XVI веков».

Получив приказ свыше, спешно изготовляли «старые царские захоронения». Впрочем, делали это довольно небрежно. По-видимому, просто пришли на старый монастырский погост и решили превратить его в кладбище «прежних, до-романовских цариц». Старые надписи с именами монахинь сбили. Поверх положили надгробные плиты с новыми «соответствующими надписями». Затем под каждой такой плитой закопали по старому каменному гробу. Но поскольку гробы закапывали, то чиновники-исполнители делали на них надписи не особенно тщательно. В самом деле, стоило ли стараться, если все это навсегда уйдет в землю. В некоторых случаях вообще забывали надписывать гробницы. А в двух случаях, вероятно по недосмотру, пропустили процарапанные гвоздем на старых гробах имена простых инокинь. Примерно таким путем и был создан фальшивый «царский некрополь» в Московском Кремле.

На самом же деле, как мы понимаем, никакого царского некрополя в до-романовскую эпоху в Москве просто не было. Великих русско-ордынских царей-ханов и цариц XIV–XVI веков, по-видимому, увозили хоронить на имперское царское кладбище в африканский Египет.

Менее знатных хоронили на Руси. Но Романовы, придя к власти в XVII веке, постарались уничтожить те старые саркофаги, которые могли бы рассказать о подлинной истории до-романовской Руси-Орды. А то, что нам сегодня показывают как «древность», — это либо романовские новоделы, либо старые саркофаги простых людей, выдававшиеся романовскими историками за «царские захоронения».

Придя к власти, Романовы стали использовать подлинные старые белокаменные саркофаги как строительный материал. В этом совершенно отчетливо выразилось отношение Романовых к предыдущей русской истории. Давайте вдумаемся. В обычной жизни вряд ли обычные строители в поисках строительного материала для домов отправились бы на соседнее кладбище и унесли бы оттуда надгробные плиты, чтобы построить из них жилой дом. Кто бы из православных согласился жить в таком доме? Подобные поступки всегда воспринимались как надругательство над душами усопших. Подчас такого рода события происходили, но они являлись знаком пренебрежения или отрицательного отношения к тем людям, которые под этими плитами покоились. Именно это следует видеть в действиях Романовых. В качестве примера приведем свидетельство современного археолога Л.А. Беляева. Говоря о раскопках в соборе Богоявленского монастыря в Москве, он в своей книге употребляет следующее выражение: «Белокаменные орнаментированные надгробия начала XIV века (?) из забутовки трапезной». То есть до-романовские белокаменные надгробия использовались как строительный материал для трапезной. Причем этот материал, описанный Л.А. Беляевым, очень похож на надгробные плиты из Старо-Симонова монастыря или на плиты старого детского саркофага из подклета Архангельского собора. И в том, и в другом случае он представляет собой цельные плиты белого камня, покрытые характерной однотипной глубокой резьбой. Так, по-видимому, выглядели русские надгробия до-романовской эпохи, которые затем почти все были уничтожены и использованы для строительства.

Вернемся к гробницам якобы русских цариц в подклете Архангельского собора. Повторим: эти гробницы, за исключением саркофагов романовской эпохи, изготовлены очень примитивно — из обломков каменных плит, кое-как подогнанных друг к другу, скрепленных скобами и затем оштукатуренных. Нам могут сказать, мол, таков был старый русский обычай. До Романовых даже русских цариц хоронили в таких вот грубых, дешевых, незамысловатых гробах. Бедная нищая Русь, бедные захоронения. Нет, это не так. Многочисленные остатки белокаменных гробниц до-романовской эпохи были выполнены из цельного белого камня и покрыты глубокой изящной резьбой. Во многих старых русских монастырях до сих пор можно видеть такие или похожие старые надгробные белокаменные плиты или их обломки. Никакая штукатурка здесь, очевидно, не использовалась. Почему же для русских цариц были якобы сделаны из обломков, оштукатуренные гробы? По нашему мнению, ответ может быть только один. Романовы в качестве гробниц цариц русско-ордынской эпохи изготовили дешевые незамысловатые подделки. Поскольку их все равно тут же закапывали в землю, то романовские фальсификаторы особенно не стремились к тому, чтобы они имели вид подлинных. Белый камень не тратили и тонкой резьбой не покрывали. Обошлись штукатуркой.

5. Обратимся теперь к саркофагам романовской эпохи, начиная с XVII века. По-видимому, они подлинные. Заметим, что гробницы двух различных типов. Первый тип — антропоморфные каменные гробы, то есть имеющие полукруглый выступ для головы, а в целом как бы повторяющие очертания человеческого тела. В таких гробах усопшего хоронили без дополнительного деревянного гроба. Сомнений в их подлинности, по-видимому, нет.

При более внимательном исследовании обнаруживается один удивительный факт. Все антропоморфные саркофаги эпохи Романовых датируются временем до 1632 года. Точнее, последняя из них, под номером 38 (саркофаг Марфы, дочери царя Михаила Федоровича), датирована 1632 годом. Все остальные романовские гробницы антропоморфного типа относятся к более ранним годам.

А романовские захоронения второго типа — прямоугольные саркофаги с вложенными гробами, — датированы временем, начиная с 1636 года. Мы обнаруживаем интересную и четкую картину. Оказывается, между 1632 и 1636 годом произошла смена типов захоронений на Руси. По крайней мере, это относилось к царским захоронениям. Мы видим, что до 1632 года первые Романовы хоронили своих цариц еще по старому обычаю, который был принят в прежней Руси-Орде. Но затем Романовы решили уйти от этой практики. После 1636 года они хоронили уже совсем по-другому. Таким образом, мы неожиданно натолкнулись на очень серьезный факт. Смена типа захоронений — это, очевидно, крупная религиозно-общественная акция. Она означает некую фундаментальную реформу в жизни русского общества середины XVII века, а именно: в 1632–1637 годах.

Еще более поразительно то, что об этом крупном событии русской истории сегодня совершенно не упоминается. Открываем, скажем, двухтомный труд А.В. Карташева «Очерки по истории русской церкви» издания 1992 года (т. 2, с. 110–112). Интересующий нас период 1634–1640 годов — это время правления церковью патриарха Иоасафа I. То есть изменение обычая захоронения произошло именно при нем. Однако никаких сведений об этом известный ученый в своем фундаментальном труде не приводит, хотя менее принципиальные реформы Иоасафа, относящиеся к богослужению, детально им обсуждаются.

Берем другой фундаментальный труд — семитомную «Историю русской церкви» (издана в 1994–1996 годах) Макария, митрополита Московского и Коломенского. Правлению Иоасафа I в нем посвящены страницы 314–325 книги 6. О смене типа русских захоронений опять-таки ни слова. Однако след этой реформы все же отыскался. Говоря о «чине погребению священническому», описанном в Требнике патриарха Филарета, Макарий сообщает, что «в Требнике 1639 г., Иоасафовском, этот чин отменен, как составленный будто бы „от еретика Еремея, попа болгарского“».

Этот обнаруженный нами факт — смены стиля русских захоронений примерно в 1632–1637 годах — позволяет констатировать подделку в изготовлении гробниц подклета Архангельского собора Московского Кремля. Возьмем, к примеру, гробницу номер 24. Сегодня она приписывается Феодосии, дочери Федора Иоанновича и Ирины Годуновой. На самой гробнице никаких надписей нет. По-видимому, надпись имелась на наружной плите в Вознесенском монастыре, из-под которой эту гробницу извлекли при переносе в Архангельский собор. Но это — очевидная подделка. Если бы она была до-романовской, то гробница была бы старого, антропоморфного типа. Но захоронение под номером 24 — нового типа. Следовательно, оно могло появиться лишь после 1632 года. Здесь, очевидно, мы сталкиваемся с бесспорным фактом фальсификации русской истории.

Становится понятным, почему романовские учебники по русской истории умалчивают о смене типа русских захоронений в 30-х годах XVII века. Видимо, одна из причин состоит в том, что историкам очень хочется датировать некоторые из гробниц XVII века — то есть гробниц нового типа — старыми до-романовскими временами. Поэтому историки и молчат о «погребальной реформе» Иоасафа. Если вообще знают о ней.


Глава 2 Русская история в монетах

1. Загадочный «безмонетный период» в истории Руси

Общая характеристика русских монет.

Читатель, возможно, полагает, что если в руки специалиста попала старая монета, то он сразу или после некоторого размышления может определить, где, кем и примерно когда она была отчеканена. К сожалению, это далеко не так.

Известный русский историк и нумизмат XIX века А.Д. Чертков писал: «Наружность древних Русских монет (говоря вообще) не может открыть нумизмату ни время их сделания, ни ценности, ни часто названий: они малы и столь дурного штемпеля, что, имея десятки экземпляров одной и той же, иногда едва возможно прочитать надпись, собирая по две и по три уцелевшие буквы. Тщетно станем искать пояснений в Летописях, Грамотах, даже в Истории Карамзина: все безмолвствует…

Несколько строк у Герберштейна — доселе Ариаднина нить в лабиринтах нашей нумизматики — относятся к деньгам только его времени (в начале XVI века). Любитель Русских монет, с усилием… прочитав в надписи одно княжеское имя, без малейшего указания на время, место и ценность, должен дополнять все прочее собственными выводами».

И далее: «Предположим полную надпись, например, „Князь великий Василий“ (более не открывает наружность монеты): кто ж сей Вел. Кн. Василий, как его отчество, где и когда он господствовал?… Те же следствия, если (на других монетах): Михаил, Ондрей, Дмитрей. История представляет десятки князей соименных. Но когда в надписях просто: печать Великого Князя, печать княжа, пул (такой-то), какое терпение не охладеет?»

«Князь Щербатов в 1780 году делил Русские монеты:

A) На незнаемые без надписи,

B) На незнаемые с Татарскою надписью,

C) На незнаемые с Татарскою и Русскою надписями,

D) На незнаемые с одною Русскою,

E) На знаемые».

Нужно ли говорить, что «знаемые монеты» начинаются, как это хорошо видно из описания А.Д. Черткова, только с конца XVI века н. э.

Отметим такой любопытный факт: татарских надписей не найдено на медных монетах, а также на монетах некоторых княжеств, например Тверского.

«К сожалению, — продолжает А.Д. Чертков, — весьма мало настоящих Арабских надписей: большая часть их не иное что, как подражание татарским монетам… При всем старании ориенталиста прочесть их невозможно».

Тем не менее, мы можем утверждать, что арабские надписи есть. Особенно интересной нам представляется надпись на монетах Дмитрия Донского. Из нее следует, что Дмитрия Донского (и даже его сына Василия Дмитриевича) по-арабски называли султан Токтамыш хан. А.Д. Чертков пишет по этому поводу: «На монетах Вел. Кн. Василия Димитриевича и отца его (Димитрия Донского) Г. Френом прочтено: „султан Токтамыш хан, да продлится его жизнь“». Подчеркнем, что текст надписи точно соответствует нашей реконструкции русской истории (см. «Русь и Рим», кн. 2).


Рис. 3. «Нечитаемые» надписи на русских монетах. На обороте левой монеты написано: «ГДР (государь) ВСЕА РУСИ». Не те же ли самые слова, но только уже забытыми сегодня буквами написаны и на обороте правой монеты?


Рис. 4. Русская монета с русской и арабской надписями.


Рис. 5. Русская монета с арабской надписью в центре: «Султан справедливый Джанибек хан» и с русской надписью на той же стороне по кругу: «Князя Василия Дм.»


А.Д. Чертков обращает внимание на то, что на русских монетах нередко можно видеть известную «татарскую печать». Он пишет, что этот знак, «самый обыкновенный на монетах ханов Золотой Орды, встречается весьма часто на русских деньгах XIV века, особенно Вел. Кн. Василия Дмитриевича и его братьев». Могут сказать: в этом нет ничего удивительного, ведь завоеватели-татары требовали ставить свой знак — печать на деньгах своих подданных. Возможно.

Однако как тогда понять следующие факты? «Едигей (то есть якобы татарский хан — Авт.) писал Витовту (якобы к литовскому князю, согласно нашей реконструкции — великий князь Василий Дмитриевич — Авт.): „Плати дань и изобрази на деньгах литовских печать мою“. Сам Витовт требовал того же от хана Тимур Кутлука».

Что же получается? В одно и то же время и ханы требуют от князей ставить ханские печати на княжеских деньгах, и князья требуют от ханов помещать княжеские печати на ханских деньгах. Так кто чей подданный? Да и вообще — чья это печать? Ханская или княжеская? Или одновременно ханско-княжеская? Эта странность получает простое и естественное объяснение в рамках нашей реконструкции истории, согласно которой ханы и великие князья — это одно и то же. И печать, следовательно, ханско-княжеская — одна и та же. А ставить ее требуют от подчиненных князей-ханов.


Когда началась чеканка монет на Руси?

Представители традиционной исторической науки считают, что чеканка монет на Руси началась в X веке н. э. Но продолжалась она якобы короткое время — всего лишь в X, частично в XI веке и прекратилась в начале XII века. Как утверждает В.М. Потин в книге по истории русской нумизматики, «время с середины XII до второй половины XIV века обычно называют безмонетным периодом» (Потин В.М. Монеты. Клады. Коллекции. СПб., 1993. с. 186). Русская чеканка возобновляется во второй половине XIV века. Таким образом, примерно 200 лет Русь якобы вообще не чеканила собственную монету. А известный историк нумизматики И.Г. Спасский даже говорит о перерыве в три с половиной столетия в чеканке русской монеты. Более того, как пишет В.М. Потин, «В.Л. Янин датирует „отказ“ русского денежного обращения от монеты на юге России началом XI века». Таким образом, эпоха первой русской чеканки монет сужается практически до одного века, а именно — X века. Затем на Руси наступает мертвая «монетная тишина», длящаяся, как видим, даже не 200, а 300 лет.

На этот счет сегодня, конечно, «есть теория». Русь, как пишут сегодня, якобы «отказалась» от монет. Другими словами, нам предлагают поверить, что после краткого эксперимента русским людям монеты почему-то не понравились. Куда проще, решили они, натуральный обмен: гвозди на пшеницу, а пшеницу — на рыбу. Однако мы все же не будем поддакивать этой нелепости.

Загадочный провал — 300-летний перерыв в монетной истории Руси неоднократно обсуждался в литературе. «Дискуссия о методах датировки клада у нас острее, чем в других европейских странах, — констатирует В.М. Потин, — ибо нигде не было столь длительного „безмонетного“ периода (времени, когда в обращении чеканенная монета, можно сказать, полностью отсутствовала), чем на территории Древней Руси. Этот период начался на севере Руси практически с 30-40-х годов XII века, а в южнорусских областях — значительно раньше. Заканчивается „безмонетный“ период с возобновлением собственной русской чеканки — во второй половине XIV века».

Робкие попытки объяснить мистический «безмонетный период» ссылками на татаро-монгольское нашествие несостоятельны уже по той простой причине, что даже в рамках миллеровско-романовской хронологии это «нашествие» началось лишь в XIII веке, примерно с 1223 года. Ведь это ближе к концу «безмонетного периода», чем к его началу. Поэтому известный историк И.Г. Спасский в своей книге «Русская монетная система» вынужден признать: «Этот период представляет очень странное, необычное явление в истории русского денежного обращения».

Ощущение странности усиливается при более близком знакомстве с монетным периодом X–XI веков. Именно ему посвящена, например, интересная монография М.П. Сотниковой «Древнейшие русские монеты X–XI веков» (М., 1995). Оказывается, сегодня известно около 340 экземпляров русских монет X–XI веков, «из которых 75 не разысканы». Считается, что чеканка в эпоху Киевской Руси производилась в Киеве. В основном это монеты князей Владимира Святославича, Святополка Ярополковича, Ярослава Владимировича.

Весьма любопытно следующее заявление М.П. Сотниковой: «Чеканенные 1000 лет назад, они всего только 200 лет известны науке; прошло всего только 100 лет, как было доказано, что они являются русскими; всего только 30 лет, как окончательно стало ясно, что первоначальному русскому чекану именно 1000, а не 900–800 лет. Причина — в сравнительной малочисленности и плохой сохранности этих монет, в редкости их находок». Таким образом, реальная история древнейших монет Руси, а именно Киевской Руси, прослеживается от нашего времени в глубь веков только до XVIII столетия! Какова судьба монет ранее XVIII века — неизвестно. Лишь сравнительно недавно историческая наука неопровержимо датировала их X–XI веками н. э.

Опираясь на уже известные нам факты, позволительно спросить: а точно ли эти монеты относятся к X–XI векам? Ведь их датировка была выполнена по канонам уже сложившейся скалигеровской хронологии, которая, как мы уже знаем, ошибочна. Поэтому датировка монет нуждается в ревизии. И что к тому же означает эта загадочная фраза: «…прошло всего только 100 лет, как было доказано, что они являются русскими»? Высказывались другие мнения? Интересно какие?

Дальнейшее знакомство с книгой-каталогом М.П. Сотниковой усиливает сомнения в правильности датировки русских монет. Ведь если историки правы и русская чеканка, не успев начаться, практически вскоре прекратилась, то естественно ожидать, что и сама чеканка была примитивной, грубой, производилась неопытными мастерами. Потому она и захирела, что у правителей Киевской Руси не хватало сил и средств обслуживать свое население монетами.

С интересом открываем каталог монет, приведенный в книге М.П. Сотниковой. Перед нами — фотографии древнейших русских монет X–XI веков. И что же мы видим?

Великолепные золотые и серебряные монеты князя Владимира. Прекрасная прорисовка деталей, правильная форма, хорошая сохранность многих монет. Несколько хуже сохранились монеты Святополка, однако и здесь качество чеканки выше всяких похвал. Далее идут великолепные монеты с надписью «Ярославле сребро». И.Г. Спасский не удержался от эмоционального замечания: «В монетном производстве всей Европы XI века сребреники Ярослава представляют своего рода феномен по мастерству исполнения монетного штемпеля».

И возникает это искусство, согласно скалигеровской хронологии, сразу, без подготовки и на самом высоком уровне. А что же предшествующие монеты, то есть первые пробы, грубые, примитивные, с которых и должно было начинаться реальное монетное дело? Их почему-то нет.

Этот феномен, очевидно, не начало чеканки в стране, только приобщившейся к благам цивилизации. Перед нами развитая, богатая монетная система, опирающаяся на золото и серебро. А потом, после короткого блестящего взлета, вдруг полная катастрофа, чеканка внезапно прекращается, монеты исчезают. Как нам объясняют, население Руси скатывается к первобытной жизни, возвращается к натуральному обмену. Денег оно не знает. Шкуры меняют на железо, железо — на мед, мед — на шкуры. Наступает «безмонетный период», длящийся якобы около 200 или даже 300 лет. Историки выдвигают теории, «убедительно» разъясняя друг другу, а заодно и нам, причины странного многовекового монетного мрака на Руси.

Поверим на мгновение историкам и двинемся вверх по оси времени в направлении XIV века, когда русская чеканка вдруг «возобновилась». И.Г. Спасский сообщает: «Во второй половине XIV века… в ряде русских княжеств снова началась чеканка собственной монеты — различного рода серебряных денег». Чеканку монеты в Москве начал в 1360-х или 1370-х годах великий князь Дмитрий Иванович Донской (1359–1389). Более широкий размах чеканка приобрела при его сыне Василии Дмитриевиче (1389–1425).

Открываем каталог Спасского. Перед нами — монеты Дмитрия Донского XIV века и последующих князей. И что же видим? Грубые, примитивные металлические денежные знаки, так называемые клепанки, неправильной мелкой формы, изготовленные из грубых обрубков серебра, перекошенные штампы, безобразная чеканка — когда штамп ударяет по краю слитка и на нем отпечатывается лишь несколько букв. И так далее и тому подобное. Это действительно начало реальной чеканки.

Эти действительно первые монеты, естественно, очень грубы и неуклюжи. И лишь постепенно искусство чеканки совершенствуется. Совершенствуется долго. Листаем каталог Спасского далее, двигаясь по векам вверх. Доходим до Романовых — до царя Алексея Михайловича. Это XVII век. Среди монет этого периода уже появились очень неплохие экземпляры, вполне удовлетворительные по проработке деталей на штампах. Но и здесь видим много клепанок. По качеству они мало чем отличаются от монеток Дмитрия Донского. Та же неуклюжесть штамповки, неправильность формы, мелкие размеры.

Вывод. Реальное начало русской чеканки датируется XIV веком н. э. Ранее этого времени Русь если и чеканила, то грубую и примитивную монету. В этом отношении Русь не выделялась среди других государств. В Европе чеканка монет тоже началась не ранее X–XI веков. Дошедшие до нашего времени русские монеты XIV–XVIII веков демонстрируют естественный процесс движения от первичной примитивной чеканки до прекрасных монет эпохи Петра I и его преемников.

Странный всплеск роскошной золото-серебряной русской чеканки X–XI веков получает простое объяснение в рамках нашей новой концепции русской истории. Мы считаем, что эти монеты были изготовлены где-то во временном интервале от XIV до XVII века. Понятно, что появились они уже в эпоху достаточно развитого русского чекана: золото, прекрасные штампы с тонкой гравировкой и т. п. А в X–XI века их отбросила неправильная хронология русской истории, придуманная придворными историками времен Романовых. Другими словами, монеты попали в X–XI века лишь в воображении позднейших историков, в результате хронологического сдвига на 300 или 400 лет, сделанного в русской истории.

Но может быть, и правда, как нас уверяют, Русь того периода представляла собой государство варваров, только что выползшее из каменного века? А потому в нем и случались нелепые вещи, невозможные в цивилизованных странах Западной Европы.

Но это глубокое заблуждение.

В истории чеканки золотой монеты в средневековой Западной Европе в это время происходят абсолютно те же самые процессы.


2. Странное 500-летнее отсутствие золотой монеты в западной Европе

Считается, что античный Рим чеканил прекрасную золотую монету. Затем чеканка золота стала сокращаться и в VIII веке н. э. пришла в упадок практически во всей Европе. «Отсутствие золота» длилось вплоть до XIII века, а в некоторых европейских странах даже до XV века.

Вот что говорит об этой известной загадке В.М. Потин: «С V до середины VIII века в денежном обращении многих европейских государств господствовала золотая монета, хотя роль ее все больше уменьшалась. С середины VIII по XIII век золотые монеты в странах Европы — редчайшее явление. Надо только сделать оговорку: в Византии и областях Европы, находившихся в сфере византийского и восточного влияния, золото и медь продолжали играть заметную роль.

В конце Х века, — продолжает В.М. Потин, — осуществлялась кратковременная чеканка русских златников, носящих следы культурного влияния Византии (об этом странном всплеске великолепного русского золотого чекана X–XI веков уже говорилось выше — Авт.)… Во второй половине XV века выпуск золотой монеты после полутысячелетнего перерыва осуществляется великим князем Московским Иваном III. Именно с XV века в Европе наступает эпоха совместного господства двух благородных металлов — золота и серебра».

Впрочем, в Италии золотая чеканка «возродилась» чуть раньше — в XIII веке. Кстати, по своему качеству «возродившиеся» золотые средневековые монеты XIII–XVI веков неотличимы от античного золота, относимого историками к периоду ранее VI–VIII веков.

Относительно 500-летнего перерыва в чеканке золотой монеты существует несколько версий.

Версия 1. «Темные века» и «потоп варварства», обрушившийся на Европу в VIII–XIII веках.

Версия 2. Экономическая слабость Европы.

Версия 3. Отсутствие золота и т. п.

Мы же считаем, что объяснение названного явления — совсем другое и более простое. Оно состоит в следующем.

Античные золотые монеты якобы I–VIII веков на самом деле были изготовлены в XIII–XVII веках. Затем неправильной хронологией Скалигера-Петавиуса они были ошибочно отброшены в глубокую древность. В нашей новой хронологии они возвращаются на свое настоящее место, и картина становится естественной: сначала — примитивные грубые монеты X–XI веков типа клепанок; затем, по мере накопления опыта, с XIII–XV веков начинается золотой чекан.

По-видимому, русский чекан развивался более или менее одновременно с западноевропейским. Это и естественно ввиду постоянной, налаженной торговли между странами. Люди быстро перенимали полезные идеи соседей и вводили их у себя на родине. Никто особенно не вырывался вперед и не отставал. Страны развивали золотую чеканку примерно одинаковыми темпами.

Впрочем, это признают и сами историки: «Техника русской ручной чеканки XIV–XVII веков мало чем отличалась от такой техники других европейских стран». И далее: «Начало чеканки на Руси (относимое сегодня к X веку — Авт.) синхронно началу чеканки в ряде других европейских государств — в Польше, Швеции, Норвегии…» (В.М. Потин).


3. Двуглавый орел на русских монетах

Считается, что двуглавый орел появился на русских монетах не ранее 1472 года. История такова.

Он впервые был изображен на печати Ивана III в 1497 году. Некоторые эксперты объясняют его появление женитьбой в 1472 году Ивана III на византийской принцессе Софье Палеолог. То есть двуглавый орел, по их мнению, был заимствован из Византии, от которой Россия получила христианство.

Анализируя историю двуглавого орла в русской геральдике, В.М. Потин пишет: «Кроме не очень убедительного предположения А.В. Орешникова об изображении двуглавого орла еще на монетах XIV века, все факты не говорят об изображении орла на русских монетах ранее 1472 года».

На этом можно было бы поставить точку. Гипотеза о заимствовании двуглавого орла из Византии представляется вполне естественной и возражений не вызывает. Но уже следующей фразой В.М. Потин, сам, видимо, того не подозревая, констатирует весьма примечательный факт. «Однако населению Восточной Европы изображение двуглавого орла было знакомо уже в XIV веке: оно помещалось, например, на джучидских монетах Джанибек-хана (1339–1357) и анонимного чекана, датируемого 1358–1380 годами, пока невозможно связать чекан Золотой Орды с двуглавым орлом с таким же русским чеканом — между ними существует разрыв в целое столетие…

Время Джанибека было периодом расцвета денежного обращения в Золотой Орде, и косвенным указанием на это служит популярность монет Джанибека в обращении в течение очень долгого времени после его смерти… Изображение двуглавого орла как у джучидов, так и в русских княжествах характерно для медных монет. Скорее всего, после женитьбы Ивана III византийская эмблема попала уже на подготовленную почву».

Нельзя не отметить определенную осторожность, с которой В.М. Потин касается этой «деликатной» темы. Но если сформулировать эту же мысль четко и недвусмысленно, то мы должны будем признать следующее:

1. Двуглавый орел на Руси впервые появился на монетах Золотой Орды в XIV веке.

2. Он изображался как на монетах, которые считаются сегодня золото-ордынскими, так и на монетах, которые называют русскими. Но это хорошо отвечает нашей реконструкции истории, согласно которой Золотая Орда — это Великая Русь. Она же — Волжское царство = Владимиро-Суздальская Русь.

3. Возможно, двуглавый орел был заимствован Ордой = Русью из Византии. Но, возможно, и наоборот.

4. По-видимому, впервые орел появился на монетах Джанибек-хана, правившего в 1339–1357 годах. Джанибек не кто иной, как Иван I Данилович Калита (1328–1340); хан — означает царь, а Джанибек — это просто Иоанн-Бек, то есть Джон = John = Иоанн = Иван. Это отвечает нашей реконструкции истории Руси, в которой Иван Данилович Калита описан в разных документах также под именами хана Батыя и Ярослава Мудрого.


4. Татарско-русские названия русско-татарских монет

В русском денежном обращении хорошо известно слово «алтын». «Название алтын заимствовано из татарского, на котором этим словом обозначался счетный золотой динар… Первое упоминание об алтыне в русских источниках известно по договору 1375 года великого князя Московского Дмитрия Ивановича с Тверским князем Михаилом Александровичем, одновременно с возобновлением русской чеканки и появлением денги… Нет сомнения в родстве древне-татарского денке… и русской денги (написание деньга появилось лишь с конца XVIII века)… Таким образом, алтын (как и денга) был перенесен из татарских денежных терминов» (В.М. Потин).

Итак, мы вновь убеждаемся в единстве русской и татарской денежной системы. Как и должно было быть внутри единого Великого = «Монгольского» государства Русь = Орда. Никто ни у кого не заимствовал, ибо странно было бы заимствовать «у самого себя».

А вот еще любопытный факт.

Возьмем, например, исконно-русское название «копейка». В.М. Потин справедливо отмечает: «Нет никакого сомнения, что название копейка связано с изображением всадника с копьем и возникло в связи с реформой 1530-х годов, когда денга-новгородка с таким изображением стала основой денежного обращения русского государства. Однако гамбургский исследователь Вильгельм Гизе пытался доказать восточно-тюркское происхождение этого названия, означающее якобы „собака“. Копек — „собака“ в государстве Тимура (! — Авт.) насмешливо называли монету с изображением льва…

Хотя связи Русского государства с народами Средней Азии нельзя оспаривать, в русском языке имеются и заимствования из тюркского, о чем упоминает В. Гизе, но переход такого названия на русскую денгу XVI века, на наш взгляд, необъясним».

Что нам рассказал здесь В.М. Потин?

Очень интересную вещь. Если сформулировать коротко и ясно, то получим, что в государстве Тимура денежная единица обращения называлась копейка. Точно так же, как и на Руси. Это отвечает нашей реконструкции, в которой Русь и Орда и, в частности, империя Тимура — одно и то же.

А нелепое объяснение, будто смиренные подданные правителя великой империи Тимура называли свою денежную единицу «копейку» собакой, якобы издеваясь над изображением льва, похоже на фантазию современных комментаторов, вынужденных как-то объяснять факты, не укладывающиеся в скалигеровскую теорию.

По-видимому, в средние века «копейка», то есть монета с изображением всадника с копьем (отсюда — «копейка»), была распространена не только на территории Руси, но и на Западе. Так, например, при археологических раскопках в Женеве было найдено много монет с изображением всадника с копьем.

Как утверждает И.Г. Спасский, древнерусская денежная единица мортка была вытеснена новой — денгой — еще в XIV веке. Однако он тут же неожиданно констатирует: «Мортка представляет поразительный пример живучести термина: в окрестностях Петербурга ее знали еще в начале XVIII века!»

Наша гипотеза. Русские денежные единицы, относимые сегодня ко временам ветхой древности, в реальности возникли сравнительно недавно.


5. Русско-татарские надписи и якобы «бессмысленные надписи» на древних монетах Московского княжества

И.Г. Спасский сообщает: «На одной стороне первых денег Московского княжества написано по-русски имя Дмитрия Донского, но на другой стороне находится татарская надпись, занявшая довольно прочное место на ранних монетах многих выпусков как в Москве с ее уделами, так и в княжествах, расположенных восточнее… Татарские надписи, зачастую бессмысленные или даже нечитаемые, на ранних русских двуязычных монетах в прошлом рассматривались как результат даннических отношений». Далее И.Г. Спасский сам опровергает теорию, согласно которой русские князья будто бы помещали татарские надписи на своих монетах вынужденно, находясь в подчинении у Орды. В частности, он указывает на то, что «даже на некоторых монетах Ивана III, чеканившихся в то время, когда о каком бы то ни было вмешательстве в русское денежное дело и речи быть не могло, встречаются татарские надписи: „…это денга московская“, „Ибан“ (Иван)».

А.Д. Чертков пишет: «На монете Иоанна Грозного при русской надписи видим и арабскую, означающую его имя Ибан».

Итак, согласно мнению А.Д. Черткова, татарские надписи чеканились на русских деньгах не только при Иване III, но и при Иване IV, то есть в конце XVI века. Это уже никак нельзя объяснить зависимостью русского государства от Орды. Ибо владычества Орды уже давно нет. А.Д. Чертков считал, что такие деньги чеканились русскими князьями с целью обращения среди своих подданных — татар. Вполне допустимо.

Татарские, арабские надписи на русских монетах сегодня принято (приказано?) считать признаком «татарского ига» на Руси. В связи с этим необходимо отметить, что арабские надписи встречаются не только на русских монетах, но и на западноевропейских. Например, «на нормано-сицилийских монетах видим на одной стороне rex, на другой по-арабски» (А.Д. Чертков). Напомним, что прочтенные на русских монетах надписи также написаны по-арабски. Так что же, на Сицилии тоже было монгольское иго? Но здесь историки почему-то выдвигают совсем другие объяснения. На Сицилии, мол, было много магометан.

Эта теория «двойных стандартов» нам знакома. Из одних и тех же посылок делаются совершенно разные выводы, когда говорится о России и о Западе. Применяя такую же логику к России, мы получим, что «в России было много магометан, поэтому на монетах иногда писали по-арабски». Даже А.Д. Чертков так и объясняет этот эффект, но только применительно к эпохе, начиная с конца XVI века.

Кстати, даже русские буквы на русских монетах иногда выглядят крайне необычно для современного человека. Так, например, буква «о» изображалась иногда в виде человеческого профиля, смотрящего направо, а буква «н» — в виде животного (?), похожего на собаку.

По свидетельству специалистов, подавляющее большинство «татарских» надписей на русских монетах (за редчайшими исключениями) прочесть не удается. Да и вообще возникает резонный вопрос: а откуда, собственно, известно, что «бессмысленные и нечитаемые» надписи на русских монетах действительно татарские? Может быть, они русские, но написаны старым русским алфавитом, отличавшимся от более позднего, дошедшего до нас. В нашей книге «Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима» (М., 1995) мы уже рассказали о загадочных средневековых печатях, покрытых «бессмысленными нечитаемыми надписями». Эти загадочные надписи оказались русскими. По крайней мере, некоторые из них. Следовательно, сегодня мы далеко не полностью представляем себе историю нашего русского алфавита. По-видимому, еще сравнительно недавно в ходу были совсем другие русские буквы и русские слова, ныне позабытые. Изучают ли этот вопрос современные исследователи? Нам об этом ничего не известно.

Вообще даже специалисты, по их собственным словам, с трудом разбираются в русских монетах XIV–XV веков. «Татарские надписи (на этих русских монетах — Авт.) — пишет И.Г. Спасский, — при их подражательном характере (? — Авт.) немного дают для точного определения монет, так как в качестве образцов для копирования (? — Авт.) брались любые татарские монеты без разбора, часто старые, с именем давно умершего хана».

Все это звучит очень странно. Да неужели великие русские князья, даже по романовской истории уже давно освободившиеся из-под владычества Орды, чеканили свои собственные деньги, слепо копируя старые татарские монеты давно умерших ханов? Мы считаем такое предположение нелепым. Все эти сведения, сообщаемые И.Г. Спасским, вполне подтверждают нашу точку зрения, согласно которой Орда и Русь — одно и то же.

Современным исследователям еще не удалось до конца разобраться в русских монетах XIV–XV веков. И.Г. Спасский признается: «До сих пор остается еще очень много неприуроченных типов русских монет этого времени: находящиеся на них имена не удается надежно связать с историей, а на некоторых и вовсе нет имен — помещен только титул».

Приведем еще примеры, показывающие: что-то не в порядке в сложившихся сегодня представлениях о русском языке XIV–XV веков.

«Надписи некоторых монет до сих пор ставят в тупик; так, на многих монетах Василия Дмитриевича рядом с изображением воина находится вполне четкая, но непонятная надпись „рарай“…» Далее. «Много догадок, иногда очень забавных, было высказано, прежде чем удалось найти удовлетворительное чтение необычной предостерегающей надписи на одном типе ранних тверских монет: „Сторожа (то есть острастка) на безумна человека“…». Однако Спасский почему-то не дает объяснения этой действительно странной надписи, проставленной на многих русских монетах. Почему? В ответ — молчание.

Далее. «С нею как бы перекликается или „перебранивается“ такая же необычная надпись на московской денге Василия Темного: „Оставите безумие и живи будете“…»

Далее. «Довольно четкая тарабарская (! — Авт.) надпись „Докововонововодозорм“ находится на известном типе монет времени Ивана III или Василия Ивановича».

Но ведь из приведенных высказываний И.Г. Спасского четко следует, что необходимо активно заняться изучением этих интересных особенностей русского алфавита и языка XIV–XVI веков. Но кто и где этим занимается?

Такого рода якобы «тарабарских» надписей на монетах множество. Что-то глубоко неправильное заложено в сегодняшней = романовской версии русской истории, если мы не в состоянии понять многих надписей на нашей национальной валюте, находившейся в обращении всего лишь за 100–200 лет до воцарения Романовых.

И.Г. Спасский продолжает: «Особенно поражают воображение некоторые тверские монеты: на них изображены какие-то двуногие существа с хвостами и рогами, вполне в духе народных представлений о чертях». И это — описание официальной национальной монеты?

Во времена Ивана III, по словам А.Д. Черткова, «с установлением 12-гранного веса исчезают все четвероногие, птицы, цветы, грифоны, сирены и проч. плоды воображения и вкуса наших денежников… Отсюда начинается единообразие изображений, веса и вида денег Великого Кн. Московского: одинакий штемпель и вес 12 гран будут постоянно в течение 150 лет. Всадник, скачущий направо, с саблею поверх головы, и четыре строки на обороте… Только буквы под конем разные». Что означали буквы под изображением коня, А.Д. Чертков не знает. Возможно, это условное указание на дату. Сейчас на дензнаках цифры, а раньше на них ставили буквы.

Получается, что жизнь Руси XIV–XV веков, загадочно проступающая из надписей и изображений на наших русских монетах, покрыта мраком, если, руководствуясь романовской историей, мы сегодня даже не в состоянии прочитать многие слова тогдашнего русского языка.


6. Русско-татарское двуязычие русских монет XIV века

Как сообщает член-корреспондент АН СССР А.А. Ильин в каталоге «Классификация русских удельных монет» (Л., 1940), «все русские монеты, чеканенные в конце XIV века, чеканены от имени хана Золотой Орды».

На каком основании историки и нумизматы приходят к подобным выводам?

Оказывается, по словам А.А. Ильина, «на их лицевой стороне (русских монет — Авт.) мы всегда имеем копию с татарской монеты… На оборотной стороне этих монет мы всегда имеем надпись „печать великого князя“ или „печать княжа“ и изображение самой печати. Вероятно, несколько позже начали прибавлять имя великого князя… Отсюда необходимо сделать вывод, что все первые русские монеты двуименные».

Впрочем, обозначения «лицевая» и «оборотная» стороны монеты — чистая условность. На той же странице А.А. Ильин сообщает, что «в русской нумизматике удельного времени лицевою стороною принято считать ту сторону, на которой изображение печати князя и русская надпись; а обратной стороною — копию с татарской монеты». Специалисты уклончиво называют такие монеты «двуименными», то есть на одной стороне — имя татарского хана, а на другой — русского князя. Правда, при этом русские денежники, дескать, по неграмотности, часто помещали имя не того хана: «Русские денежники, не зная твердо татарского языка, брали себе за образец, по-видимому, любую татарскую монету», и поэтому иногда печатали изображения каких-то совсем не тех ханов.

Получается, «нецивилизованные» русские денежники даже не знали — какие именно татарские монеты чеканились в их время.

Наше объяснение. Все упомянутые здесь монеты были не двуименными, а двуязычными. То есть на монете чеканилось имя одного правителя, являвшегося одновременно и ханом, и великим князем, но на двух языках — и на русском, и на татарском.


7. Где чеканились татарские деньги?

А где же находились те татарские монетные дворы, которые чеканили собственно татарские деньги? Насколько нам известно, ответа на этот вопрос не существует.

Однако оказывается, что можно получить ответ на другой вопрос: где изготовлялись русские деньги, являвшиеся якобы копиями татарских. То есть русские деньги, но «с виду» как татарские.

А.В. Орешников пишет: «Ввиду повторяющихся находок однородных монет в одной области (Суздальско-Нижегородской) вопрос о месте чекана русских денег, представляющих копии с татарских… решается в положительном смысле; они чеканены в вел. княжестве Суздальско-Нижегородском». Складывается впечатление, что Суздальско-Нижегородские монетные дворы и чеканили татарские деньги великих русских князей-ханов.

В то же время на татарских монетах выбивались славянские буквы.

Это обстоятельство еще больше размывает границу между «русскими» и «татарскими» деньгами. По-видимому, они были попросту одними и теми же.


8. Почему Иван III чеканил на некоторых монетах венгерский герб?

Как утверждает И.Г. Спасский, чеканя свою собственную русскую монету, великий князь «Иван III полностью повторил тип венгерской монеты — вплоть до герба Венгрии на одной стороне и изображений св. Владислава на другой (принятого в Москве за изображение князя). Но русская надпись называет имя и титул великого князя Ивана и его сына-соправителя Ивана Ивановича».

Однако трудно представить, чтобы великий государь огромной в ту эпоху империи вдруг отчеканил на своей монете герб иностранного государства. Позволительно в этой связи задать вопрос: а не следует ли отсюда попросту то, что в XIV–XV веках Венгрия или какая-то ее часть входила в состав Русско-Ордынской Великой = «Монгольской» империи? Уж во всяком случае, такое предположение правдоподобнее, чем, скажем, чеканка на долларе США национального герба Мексики, а на обратной стороне доллара — профиля мексиканского президента.

Тем более что из любого учебника средневековой истории известно, что в начале татаро-монгольского нашествия в XIII веке монголы вторгались в пределы Венгрии. Произошло это, согласно традиционной хронологии, в 1241 году, когда огромное войско хана Батыя = казачьего Батьки опустошило владения венгерского короля Белы. На Западе тогда началась паника.

В действительности это было, по-видимому, лет на 100 позднее, при Иване Даниловиче Калите в XIV веке. Следовательно, в течение какого-то времени Венгрия являлась «колонией» Великой = «Монгольской» империи.

Но как мы хорошо знаем даже из новой истории, в подобных случаях метрополия начинает чеканить специальные монеты для своих колоний. В нашем случае для Венгрии, по-видимому, выпускались монеты с венгерской символикой, но с русским титулом русского царя — правителя Великой = «Монгольской» империи. А когда Венгрия вышла из состава Руси-Орды, чеканка таких монет естественным образом прекратилась.


9. Несколько общих соображений по истории монетного дела

Клады длительного накопления.

Среди обнаруженных захоронений монет известны так называемые «клады длительного накопления». Так называют находки, где «в одном и том же горшке» обнаруживают монеты, относящиеся к существенно разным историческим эпохам (с точки зрения скалигеровской хронологии).

В одном кладе, например, иногда находят монеты, датировки которых отличаются на несколько столетий. В таких случаях сразу же придумывается версия: будто бы обнаружена древняя коллекция, которая копилась «в течение нескольких или даже многих поколений». Якобы некий древний род нумизматов на протяжении столетий коллекционировал монеты из разных исторических эпох — античного Рима, средневековой Европы и т. д. Потом коллекцию закопали в землю. А в наше время ее нашли.

Не будем отрицать теоретической возможности такого объяснения, но и предложим другую, более естественную, на наш взгляд, точку зрения. Подавляющая часть кладов должна состоять из «одновременных» монет, разброс датировок которых не превышает нескольких десятков лет, то есть периода реального обращения монет при жизни одного поколения. Если же обнаруживается клад, где античные монеты перемешаны со средневековыми, это означает только то, что так называемые античные монеты неправильно датированы и тоже являются средневековыми. А попали в один клад по той простой причине, что были в обращении одновременно и наравне с монетами, признаваемыми сегодня средневековыми. Скорее всего, «клады длительного накопления», в которых античность перемешана со средневековьем, — это фокусы скалигеровской хронологии. В нашей новой хронологии такие странные клады превращаются в обычные средневековые.


Странные уничтожения кладов «античных» монет в Средние века.

Вот еще малопонятный факт. Как свидетельствует В.М. Потин, «отношение к „языческим“ монетам античности преобладало настороженное, объяснения изображений и надписей на них нередко были фантастическими (с точки зрения скалигеровской хронологии? — Авт.), а клады монет иногда попросту уничтожались».

Приведем один пример. В IX веке был найден железный ящик с драгоценными камнями и римскими античными монетами. По словам В.М. Потина, аббат Конрад фон Гальден «приказал тотчас же переплавить монеты, так как считал находку кознями дьявола». Кстати, верно ли, что это происходило в IX веке? Мы хорошо знаем из истории, что в средние века церковь уничтожала многие книги, противоречащие установившейся церковной традиции. Существовал даже специальный индекс запрещенных книг, подлежащих обязательному уничтожению. По-видимому, аналогичные случаи происходили и с монетами. Почему их переплавляли? Не потому ли, что некоторые подлинные монеты стали противоречить каким-то новым псевдоисторическим представлениям, начинавшим складываться в эту эпоху? И проблема была мгновенно «решена». Не нужно было никому ничего объяснять, с кем-то спорить, что-то доказывать.


Петрарка как первый нумизмат.

Когда началось коллекционирование и классификация монет? «Большинство исследователей начинают историю современного коллекционирования с деятельности выдающегося итальянского гуманиста и поэта Франческо Петрарки (1304–1374). Из его писем мы узнаем, что виноградари часто приносили Петрарке найденные ими античные монеты, которые поэт у них покупал» (В.М. Потин).

Можно лишь представить себе, как радовались многочисленные виноградари, узнав о щедром покупателе. Как успешно развернулись на их полях «античные раскопки». С другой стороны, с деятельностью Петрарки по воссозданию истории Рима связано много странностей, о которых мы уже рассказали на страницах 1-й книги «Русь и Рим».


«Античное» золотое руно и золотое руно в XV веке.

Еще в детстве мы читали романтический «античный» миф о золотом руне — цели похода аргонавтов к берегам далекой Колхиды. По мнению историков, поход состоялся в седой древности — в эпоху Троянской войны, в XIII или XII веке до н. э.

С другой стороны, в средневековье, то есть якобы спустя 2600 лет, в 1429 году герцогом Филиппом Бургундским в Брюгге, оказывается, был основан орден Золотого руна, в честь его бракосочетания с Изабеллой Португальской. Процитируем в этой связи В.М. Потина: «Происхождение символики ордена объясняют по-разному. Одни пытаются связать ее с античным мифом о Золотом Руне, другие — с сукнами Фландрии, в изготовлении которых овечья шерсть была основой… Изображение знака ордена появляется в конце XV века на серебряных и золотых монетах графа Франш-Конте Филиппа Красивого (1493–1506)… чеканившего монету в Брабанте, Фландрии, Намюре, Голландии… В течение трех столетий цепь Золотого Руна с клейнодом ордена изображалась вокруг герба большинства монет обширных владений Габсбургов — императоров Священной Римской империи, королей Испании с ее заморскими владениями, правителей Нидерландов и части Италии…»

Мы опускаем длинный список государств, городов, правителей, чеканивших начиная с XV века монеты с изображением цепи золотого руна.

Таким образом, согласно скалигеровской хронологии, Европа лишь через две с половиной тысячи лет решилась, наконец, создать орден Золотого руна, «вспомнив о замечательной античной легенде».

Наше объяснение совсем другое.

Античный миф о золотом руне действительно возник в эпоху Троянской войны, но происшедшей не в XII веке до н. э., а в XIII веке н. э. (подробно об этом см. в предыдущих наших работах, в частности в 1-й книге «Русь и Рим»). Походы аргонавтов «в поисках Золотого Руна» — это реальные Крестовые походы средневековья, где главными участниками были франки и подданные Священной Римской империи. Именно поэтому в XV веке и возникает орден Золотого руна. То есть сразу после Троянской войны и походов аргонавтов, то есть крестоносцев.

Европа не ждала две с половиной тысячи лет, чтобы ввести у себя «античный» орден Золотого руна.


Средневековые названия местностей часто изменялись.

Вновь обратимся к работам В.М. Потина. Он пишет: «Изучение монетного дела… невозможно без знания исторической географии… так как названия территорий и населенных пунктов менялись. Так, в средние века названия городов на монетах большинства европейских стран — латинские, значительно отличающиеся от современных. Например, латинское название

Аахена — Aquisgranum, или Aquensis urbs,

Милана — Mediolanum,

Льежа — Leodium,

Регенсбурга — Ratisbona,

Кельна — (Sancta) Golonia

Agrippina, и т. д.».

Автор приводит множество и других интересных примеров. Укажем некоторые из них:

Argentoratum, Argentina, Argentaria — Страсбур (Франция),

Augusta Trevirorum — Трир (Германия),

Augusta Vindelicorum — Аугсбург (Германия),

Batavia, Pattavia — Пассау (Германия),

Borussia — Пруссия,

Dorobernia — Кентербери, в старой литературе Дувр (Великобритания),

Eboracum, Eoferic — Йорк (Великобритания),

Grantebrycg — Кембридж (Великобритания),

Hybernia — Ирландия,

Holsatia — Гольштейн (Германия),

Ianva — Генуя (Италия),

Lugdunum — Лион (Франция),

Mediolanum — Милан (Италия),

Mimigardeforum — Мюнстер (Германия),

Moguntia — Майнц (Германия),

Monacum, Monachum — Мюнхен (Германия),

Mons, Montium, Montanus ducatus — Берг (Германия),

Nicopia — Нючепинг (Швеция),

Palatinus ad Rhenum, Palatinus Rheni — Рейнланд-Пфальц (Германия),

Papia, Ticinum — Павия (Италия),

Revalia — Таллин (Эстония),

Russia, Ruscia, Ruthenia — Русь, Россия,

Sabaudia — Савойя (Франция),

Scotia — Шотландия,

Urbs clavorum — Верден (Франция),

Vindobona — Вена (Австрия).

Приведенные факты еще раз подтверждают нашу общую мысль, что во многих случаях названия средневековых городов и местностей сильно менялись, пока, наконец, не застыли на тех местах, где их застала эпоха книгопечатания, то есть когда печатные географические карты, размноженные во многих экземплярах, остановили этот процесс.

Поэтому сегодня, встречая в древнем документе название города или местности, сначала нужно уяснить себе, о какой стране идет здесь речь? В противном случае можно средневековые события, происшедшие, скажем, во французском Париже = Paris, отнести, например, в «античную» азиатскую Персию.

Что касается настоящей книги, то важно помнить, что Русь в средние века называли иногда Рутенией.


Как обозначались даты на старых монетах?

«Даты чеканки на античных монетах — исключительные случаи. Некоторые из них датируются — и притом достаточно широко — только по косвенным признакам. Но в эллинистическую эпоху на монетах часто указывается либо год правления того или иного царя, либо год по местной эре». Но данный факт фиксирует лишь какие-то обрывки относительной хронологии. Установление же абсолютной хронологии монет — непростая задача.

В.М. Потин: «На русских монетах первые даты появляются в 1596 году и обозначены славянскими буквами. Хотя талеры-ефимки, а также некоторые золотые наградные при Алексее Михайловиче имели даты цифрами (все ефимки, как известно, 1655 года), практически почти все монеты до 1722 года имеют дату, выраженную славянскими буквами».


Можно ли датировать погребения по найденным монетам?

Известный археолог, член-корреспондент Академии наук В.И. Равдоникас в свое время писал: «Опасно хронологию погребений основывать на монетных находках».

Вот, например, при раскопках в Новгороде монета, чеканенная между 990 и 1040 годом, найдена в слое, относимом археологами к 1197–1212 годам. В.М. Потин сдержанно комментирует: «Временной разрыв между датой чеканки и утерей равняется, таким образом, примерно двум столетиям… Западные денарии X–XI веков встречаются в погребениях еще перед 1200 годом». Итак, разрыв в два или даже в три столетия. И так далее.


Глава 3 «Удивительные» географические названия на картах XVIII века

1. Кубанские татары на картах России при Петре I

Поразительные факты, о которых дальше пойдет рассказ, были обнаружены в 1994 году А.В. Нерлинским, которому мы выражаем глубокую признательность.

А.В. Нерлинский изучал старые русские карты, в частности морские, хранящиеся в военно-морских архивах Санкт-Петербурга.

Перед нами атлас «Русские морские карты 1701–1750 гг. Копии с подлинников», изданный в 1993 году в Санкт-Петербурге под редакцией капитана I ранга Ю.Н. Бирули.

Как сказано во вводной статье, в атласе собраны «карты, показывающие развитие морской картографии за 50 лет от создания первых карт при участии Петра I до более поздних работ „птенцов гнезда Петрова“».

Берем рукописную карту Азовского моря, составленную в 1702 году. В пояснении к ней говорится: «Съемка и промер производились с участием Петра I».

Начнем с того, что географические ориентиры на карте перевернуты. Север на ней расположен внизу, а юг наверху. Такая непривычная для нашего времени ориентация карт — весьма частое явление в античной и средневековой картографии. Перевертывание географических обозначений не столь уж безобидная вещь, как может показаться на первый взгляд. Представим себе летопись, в которой сообщается, что такая-то страна расположена на западе, а такая-то на востоке и т. п. В этом случае, не зная заранее, какой картой (то есть с какой ориентацией) пользовался древний летописец, можно легко перепутать восток с западом, север с югом. А в результате будет восстановлена неправильная картина прошлого. И примеров подобной путаницы известно немало. При таких «переворачиваниях» Вавилон накладывается на Рим, Персия — на Францию и т. п.

На карте Петра I, там, где изображен полуостров Крым, указано «крымские татары». Ничего удивительного в этом, конечно, нет. Но на этой же карте, там, где жили и живут до сих пор кубанские казаки, крупными буквами написано: «Кубанские Татары». Кстати, здесь же наряду с их русским названием «Кубански Татари» приведено и латинское: «Cubanse Tartan».

Итак, Петр I и его картографы, нисколько не смущаясь, именовали казаков — татарами. Этот факт в достаточной мере отвечает нашей реконструкции древней истории Руси в настоящем издании (кн. 2). Следовательно, в эпоху Петра I отождествление татар с казаками было широко распространено, никого не удивляло и в рутинном порядке изображалось на военно-морских картах.

Могут возразить: кубанские казаки — это потомки запорожских казаков, ушедших при Петре I в Турцию, а затем, спустя несколько десятилетий, в том же XVIII веке возвратившихся в Россию и поселившихся на Кубани.

Ответ может быть следующим. Хорошо, пусть возвратившиеся из Турции в XVIII веке казаки поселились на Кубани, но куда при этом бесследно исчезли жившие здесь раньше «кубанские татары»?

Если бы эти «татары» были действительно татарами в современном смысле этого слова, а не казаками, то после прихода запорожцев на Кубань там должно было бы возникнуть смешанное татарско-казачье население. Как это было, например, на Кавказе, завоеванном в XIX веке Россией. Так куда же в таком случае подевались кубанские татары?

Наше мнение. Кубань во все времена была казачьей областью — и до переселения запорожцев на Кубань из Турции, и после.

Позднее романовские историки провели, вероятно, большую работу по уничтожению таких «вредных» следов подлинной русской истории эпохи ранее Романовых. Однако, по-видимому, от их внимания ускользнули военные карты.


2. Что такое Персия?

На карте рядом с надписью «Московская страна» обозначено: Moskowiae pars. Следовательно, страна названа «pars», что звучит «Персия», или «прс» без огласовки. Из этого следует, что название «Персия» на античных, средневековых и даже более поздних картах не обязательно означало страну «Персию» в ее современной географической локализации. Очевидно, «Персия» — это просто «страна». А так как стран было много, то на средневековых картах было много «Персии».

Либо же — в некоторых документах — Персия — это «П-Руссия», то есть «П-Рус», или «Б-Русь», то есть «Белая Русь» или Белоруссия.

Кстати, Азовское море на карте 1702 года названо Меотийским — Zee Paless Meootiss, то есть в точности так, как его называли античные историки. Таким образом, в XVIII веке при Петре I в ходу было еще античное наименование Азовского моря.

Если же посмотрим на карту Черного моря, составленную немного раньше, в 1699–1700 годах, то на ней мы снова замечаем все то же наименование — «Кубанские Татары». Но кроме них близ Бессарабии показаны еще и буджацкие татары. Есть, конечно, и крымские татары.

Турция названа Анатолией. На месте бывшей Византии надпись — «Романиа».


3. Царь-Град и Сараи на картах эпохи Петра I

Оказывается, Константинополь назван на картах XVIII века не Стамбулом и даже не Константинополем — как полагалось бы в ту эпоху согласно скалигеровской хронологии, — а его древним именем Царь-Град. Итак, полезно запомнить, что в эпоху Петра I Константинополь еще обозначался древнерусским именем — Царь-Град, Налицо, таким образом, свидетельство того, что употребление древнего, архаичного имени в каком-либо тексте еще не обязательно означает древность самого текста.

На этой же карте рядом с Царь-Градом показан другой город или пригород Царь-Града, названный Большим Сараем. То есть слова «Царь-Град» и «Большой Сарай» соседствуют на карте, что хорошо отвечает нашей реконструкции. Слово Сарай — след Русско-Ордынской империи, некогда составлявшей единое целое с Турцией. Сарай — это Сар, Цар, что могло иметь смысл «царский». То же самое, что и Царь-город (Царьград). Недаром Царь-Град и Большой Сарай помещены на карте рядом.

Чуть севернее Царь-Града на противоположной стороне пролива Золотой Рог обнаруживаем еще один Сарай — Лазоревой Сарай. Итак, Царь-Град окружен «Сараями».


4. Неужели императрица Елизавета Петровна правила в VIII веке н. э.?

Теперь обратимся к карте, изготовленной при российской императрице Елизавете Петровне. Напомним годы ее царствования: 1741–1762 годы.

И, тем не менее, на карте четко написано: «Кронштатъ. Карта морская аккуратная… описана и измерена По указу ея Императорского Величества в 740-м году флота Капитаном Нагаевым… сочинена в 750 году».

Итак, даже в XVIII веке при обозначении дат часто не употребляли современный знак тысячи и вместо 1740 или 1750 года писали просто: 740 или 750 год. И это не описка, поскольку в названии фигурируют две даты: 740 год — описание и измерение и 750 год — окончательное составление карты. Если бы нам не было известно, что Елизавета жила в XVIII веке, то мы могли бы уверенно отнести эту карту к VIII веку н. э. в традиционном летоисчислении. В результате средневековый документ «уехал бы» вниз ровно на тысячу лет — как раз на величину уже известного нам по первой книге «Русь и Рим» римского хронологического сдвига примерно на 1000 лет. Вот так и возникали фантомные отражения средневековых документов в глубокой древности.

Один из авторов этой книги (А.Т. Фоменко) ранее сформулировал гипотезу о происхождении таких хронологических сдвигов (см.: Фоменко А.Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии. М., 1990). Первая цифра «1», которая считается сегодня обозначением «тысячи», писалась ранее как буква «I», то есть как первая буква имени «Иисус» (Iисус). Поэтому «1» в записи дат могло означать первоначально не число, а сокращение от имени Иисус. Более того, буква «I» часто отделялась точкой от остальных цифр, указывающих на собственно дату. А часто буква «I» вообще отсутствовала, то есть стояла дата в отсчете от XI века. Другими словами, I.740 год означал первоначально «Иисуса 740 год», то есть 740 лет от рождения Иисуса Христа. Конечно, картографы времен Елизаветы Петровны уже не помнили об этом давнем смысле буквы-цифры «I» и опускали ее только по привычке.

Но вот перед нами другая карта капитана Нагаева, которая имеет название — «Морская карта 1750 г. Составлена в основном по результатам съемок гидрографов школы Петра Великого». В ее правом верхнем углу год обозначен уже в современной форме — 1750. Однако слева обнаруживаем надпись, рассказывающую, кто именно и когда составил карту. И с удивлением читаем, что одна часть карты описана Нагаевым в 721 году, а другая часть — Нагаевым же, но в 743 году. И снова знак «тысяча» отсутствует.

Кстати, любопытно, что вместо буквы «в» в надписях обеих карт используется буква, неотличимая от «п». В связи с этим сообщим читателю, что в старорусских текстах буквы «в», «п» и «к» писались практически одинаково. Это обстоятельство обязательно нужно иметь в виду при чтении старых имен, названий и т. п. Кроме того, «в» и «п» еще часто путались и заменяли друг друга по известному в лингвистике закону близкого звучания.


5. На некоторых картах XVIII века Русь и Московия — разные регионы

Воспользуемся уникальными старинными изданиями — географическими атласами мира XVIII века. Первый из них посвящен «Принцу Оранжскому», и над его созданием трудилась целая группа картографов в Лондоне, Берлине и Амстердаме.

Вот карта 1755 года с надписями на французском языке — «Carte de divifee en fes Principaux Etats». На ней Русь — Russie помещена там, где находится современная Украина; а восточнее и севернее расположена большая область под названием Московия (Moscovie). Город Москва, кстати, помещен на границе Руси и Московии, так сказать, между ними. Район вокруг Москвы назван «Gouvernement de Moscow».

Но все это прекрасно отвечает нашей реконструкции истории, согласно которой средневековая Русь — это первоначально и в основном — юго-западный славянский регион. То есть приблизительно — современная Украина, завоеванная в ходе объединения государства северо-восточными монголами = великими. И пришли эти «монголы» = великие как раз из Московии.

Внутри территории Руси на карте отмечена область вокруг Киева, которая снабжена надписью: Gouv-T de Kiowie, то есть «правительство Киева».

Следовательно, регион с центром в Киеве еще в XVIII веке носил название «Русь». Таким образом, ученые правы, говоря о Киевском государстве как о «Руси». Впрочем, всем известно древнее название — «Киевская Русь». Таким образом, даже еще в XVIII веке некоторые географические карты, составленные на Западе, сохраняли память об этом старинном разделении нашей Империи на два государства-региона — Русь и Московию.

На этой же карте, между прочим, юг современной Украины назван Малой Татарией — Petite Tartane. Замечательно, что внутри территории Малой Татарии отмечена область «Запорожские Казаки» — «Cosaques Zaporiski». Другими словами, запорожские казаки являются составной частью малой Татарии. Последнее обстоятельство также хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой Татарская орда — это Казацкая орда. Следовательно, тождество татар и казаков напрямую находило отражение в географических названиях еще на картах XVIII века.

Западнее Литвы и севернее Польши на берегу Балтийского моря в районе Кенигсберга (Königsberg) и Данцига (Dantzick) довольно обширная область обозначена как «Russe», то есть Россия. Современный читатель скажет, что здесь имеется в виду Пруссия — Prusse. Но на карте четко написано — «Russe». Нет никаких следов латинской буквы «Р». То есть, пруссов иногда называли руссами.

Вообще нужно отметить, что наименование «Руссы» в форме Russie Noire проставлено также на изображении еще одного региона — на юге Польши около Lemberg’a. Таким образом, название «Руссы» отмечено на карте Европы XVIII века не менее трех раз при обозначении разных регионов.

На другой французской карте «III-е Carte de l’Europe», датированной 1754 годом, опять видим три разных области: Русь, Московию и Малую Татарию, примыкающие друг к другу. Малая Татария — это юг современной Украины, Русь — остальная часть Украины, а Московия начинается от Москвы и простирается на запад до Западной Двины, на север — до Ледовитого океана, на восток — до 75-го меридиана, то есть за Урал, и охватывает больше половины территории Сибири.


6. Как обозначалась Российская империя на картах XVIII века?

Согласно традиционной хронологии, Русь окончательно сбросила татаро-монгольское иго в 1480 году при Иване III Васильевиче.

Надо думать, освободившись от ненавистных иноземцев, якобы угнетавших страну на протяжении почти двух с половиной столетий, Русь, наконец, облегченно вздохнула и постаралась поскорее забыть страшные годы порабощения. Во всяком случае, постаралась возродить старые русские названия областей, местностей, городов и стереть с людской памяти ненавистные «татаро-монгольские». Процесс совершенно естественный: каждый сбросивший кровавое и беспощадное иноземное иго народ возрождает исконно национальные названия на карте своей родины.

А что же мы видим на Руси?

Спросим читателя: как, по его мнению, называлась Российская империя в середине XVIII века? Подчеркнем — в середине XVIII века.

Читатель, воспитанный в духе «романовской» русской истории, тут же ответит — Российская империя. Ответ правилен. На картах XVIII века действительно написано «Российская империя».

А были ли у Российской империи в XVIII веке какие-либо другие названия? Стоит задуматься. Современные учебники русской истории ни о чем таком не рассказывают.

Тогда смотрим на карту «I-e Carte de l’Asie» 1754 года. Через всю огромную территорию Империи, — вплоть до Тихого океана, включая Монголию, Дальний Восток, протянулась надпись: «Emperie Russienne». Но через ту же территорию России идет и вторая надпись, сделанная втрое более крупными буквами: Grande Tartarie, то есть Великая Татария. А если вспомнить, что слово «Великая» переводилось иностранцами иногда как Мегалион = Монголия, то получаем: Монголо-Татария.

Как такое могло случиться? Ведь романовская история уверяет, что «татаро-монгольское иго» на Руси давно исчезло, по крайней мере, за 300 лет до создания этой карты. Неужели трех столетий было недостаточно, чтобы иностранцы забыли «татаро-монгольское» название Руси? Объяснение этому феномену мы дадим ниже, когда будем говорить о войне Романовых с «Пугачевым».

Полистаем и другие карты XVIII века. Та же картина. Вот, например, «Карта Российской Империи и Европы» — «Carte de l’Empire de Russie en Europe. 1755». Через всю Российскую империю протянулось ее старое название Grande Tartarie = Монголо-Татария в переводе.

А вот еще одна карта XVIII века — «L’Asie dresse sur les observations de l’Academie Royale des Sciences et quelques autres, et Sur les mémoires les plus recens. Amsterdam. Chez R. & J. Ottens». Точный год ее составления не указан. Западнее Волги мы видим на этой карте «Европейскую Московию» — Moscovie Europeane. Вся гигантская территория Российской империи восточнее Волги обозначена крупными буквами как Grande Tartarie, то есть Великая = «Монгольская» Татария. Замечательно, что внутри Grande Tartarie указаны московские татары. Эта обширная область — Tartarie Moscovite — по территории больше, чем многие государства Западной Европы, — включает в себя значительную часть Сибири.

Кстати, на территории Российской империи = Grande Tartarie мы видим еще много других «татарских областей»: Независимая Татария — Tartarie Indépendante; Китайская Татария — Tartarie Chinoise; Татария около Тибета; Малая Татария — Крым, юг и восток Украины.

Северная часть Индии отмечена как «Государство Великих Моголов». Но Моголы — это те же «Монголы», то есть «Великие». По-видимому, это и была огромная область «Etats du Grand Mogol». Она включала в себя почти всю Индию — вплоть до 20-го градуса северной широты.

Любопытно, что в это время в состав Русской Монголо-Татарии входила Китайская Татария. Она захватывала часть современного Китая, включала в себя «Великий Тибет».


Часть II Скифия и великое переселение народов

Глава 1 Русь под именем Монголо-Татарии и ее роль в средневековой цивилизации Воображаемая беседа с Н.А. Морозовым

1. Вклад Н.А. Морозова в историческую науку поистине велик Однако его западническая теория — ошибочна

В этом разделе мы постараемся воспроизвести наиболее интересные и оригинальные идеи из работы Н.А. Морозова по русской истории, рукопись которой хранится в Архиве Российской академии наук. Мы считаем полезным ознакомить читателя с точкой зрения автора, поскольку этот его труд не опубликован. С другой стороны, после нашего самостоятельного исследования рассматриваемых Н.А. Морозовым проблем мы пришли к выводу, что некоторые его гипотезы по поводу русской истории в корне ошибочны.

Прежде всего, основная гипотеза Н.А. Морозова о якобы западном происхождении «татаро-монгольского ига» на Руси в результате ее завоевания крестоносцами нам представляется совершенно неверной. Мы отдаем себе отчет в том, что наша концепция русской истории (см. «Русь и Рим», кн. 2) идет вразрез с прочно укоренившимся за время правления Романовых представлением о якобы безусловном превосходстве Западной Европы над Россией, всего «европейского» перед «русским». Этому неверному представлению поддался и Н.А. Морозов. Именно данное заблуждение помешало ему понять русскую историю. С его огромным опытом критического анализа древней истории, Морозов видел многие факты, но оказался не в состоянии их объяснить. Может быть, понимая эту слабость, он и воздержался от публикации своей рукописи по русской истории.

«Западническое заблуждение» Н.А. Морозова можно понять. Не он один поддался такому предрассудку, внедренному в наше сознание «романовским воспитанием». Мы легко можем себе представить, что и некоторым нашим читателям было бы психологически намного комфортней, если бы русское государство оказалось плодом западного крестоносного завоевания. Может быть, и не особенно приятно, зато — просто. Потому что привыкли. А вот к противоположному утверждению — что Русь и была той самой Великой, то есть «Монгольской» империей, которая в свое время завоевала, в том числе и Западную Европу, — привыкнуть психологически намного сложнее.

Чтобы помочь читателю преодолеть этот психологический барьер, мы и решили написать этот раздел нашей книги в виде воображаемой беседы с почетным академиком Н.А. Морозовым. Цитируя фрагменты его рукописи, мы время от времени комментируем их, вплетая тем самым в нашу новую концепцию древнерусской истории, изложенную в первых книгах настоящей работы и радикально отличающуюся как от концепции Морозова, так и романовской.

Если говорить о русской истории, то в отличие от Морозова мы считаем, что Татаро-Монголия средних веков — это сама Великая Русь = Татаро-Мегалион, от греческого Мегалион = Великий, то есть Велико-Россия.

Выдвинув гипотезу о западно-крестоносном происхождении «татаро-монгольского» периода в истории Руси, Морозов не обратил внимания на важные факты, безусловно противоречащие его идее. Во 2-й книге издания «Русь и Рим» они перечислены. Здесь же мы приведем новые данные.


2. Почему западноевропейские страны так боялись «татаро-монгол»?

Н.А. Морозов считал, что татаро-монгольское завоевание — это отражение в русских летописях нашествий западных крестоносцев на Русь. Но данному утверждению противоречит полное отсутствие соответствующих сведений в самих западных источниках. Ни один из них не говорит о завоевании Руси в результате крестовых походов XI–XIII веков. Напротив, западные источники в один голос свидетельствуют совсем о другом. Они сообщают о страшной угрозе Западу, исходившей в эпоху «татаро-монгольского ига» с территории Руси.

Такую картину рисуют венгерские, германские, английские и другие документы. Так, английские хронисты, говоря о «татаро-монголах», не скрывают ужаса перед этим народом, угрожающим Западной Европе. Вне всякого сомнения, страх западных хронистов перед «монголами» был порожден народом, живущим на территории Руси. Глубоким антагонизмом «западных народов» в отношении «татаро-монголов» веет со страниц западноевропейских хроник. И на первом месте — страх перед опасностью военного завоевания, нависшей над Западной Европой со стороны Руси и Турции.

В прежних своих работах мы обосновали гипотезу, что все эти сообщения западноевропейских хронистов о «татаро-монголах» относятся в действительности к древнерусскому государству и его регулярным войскам, вторгшимся в XIV–XV веках в Западную Европу. Приведем некоторые факты.

Возьмем, например, английские хроники, в которых Русь часто выступает под названиями Рутения или Русия (см. замечательный словарь средневековых синонимов, составленный В.И. Матузовой в ее книге «Английские средневековые источники». М., 1979). В.И. Матузова пишет: «Интерес к Руси в Англии обусловлен и событием, глубоко потрясшим средневековую Европу, — вторжением татаро-монгольских кочевых орд… это… сообщение о появлении какого-то неведомого народа, дикого и безбожного, самое название которого толковалось как „выходцы из тартара“; оно навевало средневековым хронистам мысль о божественной каре за человеческие прегрешения».

Сегодня считается, что «монголо-татарское иго» надолго отрезало Русь от прочих европейских стран. «Лишь в XVI веке возобновляются связи между Русью и Англией, как бы заново „открывшими“ друг друга… Практически все сведения о ней (о Руси — Авт.), накопленные в английской письменной традиции до конца XIII века, были забыты… в географическом сочинении Роджера Барлоу, написанном около 1540–1541 годов, местонахождение России очерчено весьма смутно, где-то у „Сарматских гор“ и „гор Гиркании“».

В этой цитате из книги В.И. Матузовой особенно интересно упоминание о сочинении, написанном в XVI веке, в котором Русь все еще выступает как неизвестная, далекая и загадочная страна. А ведь, как считается, в этом столетии в Москве уже находились посольства Англии, Австрии и других стран, много иностранцев, посещало Русь. И все-таки, как видим, этого было недостаточно для формирования на Западе правильного представления о Руси.

Кроме того, рассказы английских хроник о «плохих татаро-монголах, завоевавших Русь», очевидно, более позднего происхождения и датируются XVI–XVII веками, когда начала устанавливаться искаженная романовская точка зрения, трактующая эпоху русской Ордынской династии как «иноземное иго» на Руси.

Приведем сообщение XIII века из «Анналов Мельрозского монастыря» — «Annales Melrosenses, Южная Шотландия». Согласно нашей новой хронологии правильная датировка этой хроники — XIV век, то есть на сто лет позже. Как считается, она содержит самое раннее в английских источниках сообщение о «татаро-монгольском нашествии»: «Тут впервые прошел слух по земле нашей, что нечестивое полчище тартарейское многие земли разорило».

Отметим, что некоторые английские хроники XIII века (например, «Хроника монастыря Святого Эдмунда» (Chronica Monasterii Sancli Edmundi)) считают почему-то Русь расположенной на островах: «Племя нечестивое, называемое тартаринс, которое, нахлынув с островов, наводнило (собою) поверхность земли, опустошило Венгрию с прилежащими к ней областями». Однако, по нашему мнению, речь здесь на самом деле идет не об островах (island), а об азиатской стране = Asia-Land, каковой действительно являлась Русь. Слова «Is-Land» и «Asia-Land» созвучны.

А вот как, например, называли знаменитого предводителя татаро-монголов Чингисхана в русских и европейских хрониках: «Под именем Чиркама (в латинском тексте — Cliyrcam…)… скрывается Чингизхан, называемый в русских летописях Чаногизом и Чигизаконом, а в других европейских источниках выступающий под именами Gurgatan, Cecarcarus, Zingiton, Ingischam, Tharsis, David, Presbyter lohannes и т. д.». Приведенный текст взят из комментариев к «Анналам Бертонского монастыря» (Annales de Burton) конца XIII века.

Почему старые хроники именуют Чингисхана Пресвитером Иоанном? Оказывается, не случайно. По-видимому, западноевропейцы отождествляли Орду-Русь того времени с царством Пресвитера Иоанна, о котором будет подробно рассказано ниже.

Мы не в состоянии привести здесь полный обзор средневековых хроник, повествующих о грозной опасности, нависшей над средневековой Европой со стороны «татаро-монгольской» Орды, иначе говоря, русской Орды-войска, согласно нашей концепции.

Итак, постоянно и с ужасом сообщая о «диком неправедном народе», западноевропейские летописцы прямо указывают на Восточное государство, опустошившее Венгрию и надвигающееся на Западную Европу. Согласно нашей реконструкции, речь идет о Русско-Ордынской империи, состоявшей в союзных отношениях с тогдашними турками. Вероятно, «татары» — это искаженное «турки». Завершив процесс объединения русских земель, Русь-Орда начала быстро расширяться, в том числе и в западном направлении. Чем, конечно, породила сильный всплеск эмоций на страницах западноевропейских летописей. Этот страх, нагнетаемый западноевропейцами, перед «народом диким и безбожным, самое название которого толковалось как выходцы из тартара», хорошо известен и по документам более позднего времени — XVII–XX веков. Хотя с приходом к власти на Руси Романовых опасения Западной Европы резко уменьшились. Но в XV–XVI веках такие настроения были распространены весьма широко.


3. Болгары, река Волга, гусары, хазары, кирасиры (Продолжение воображаемого диалога)

Названия перемещались по карте.

Морозов: Такими лингвистическими следами наполнена и вся не только древняя, но и новая история. Вот хоть слово: швейцар, самое название которого свидетельствует, что оно пришло из Швейцарии или Швеции, и если нам будут говорить, что оно явилось, например, из Китая, то мы только засмеемся. Точно так же и название «гусар» носит все признаки происхождения от хазар.

Но кто такие были хазары? Нам говорят, что в VIII веке они покорили «Волжских Болгар». Но где была их Волга?.. В древности она (современная Волга — Авт.) называлась Ра, а в Средние века «Итиль» или «Атель», а у калмыков до сих пор — Иджил. Все лингвистические следы ведут к тому, что Волгой назывался в древности Дунай в своем нижнем течении, так как страна под названием Болгария по-гречески Болгария, то есть приволжская, существует и до сих пор на всем нижнем течении Дуная, а следовательно, эта река и называлась Волгой.

В Библии река Волга выступает как «река Фалег».

Валахов греки смешивали с болгарами (по-византийски — волгары), и этому нельзя удивляться, так как оба имени происходят от того же самого слова «Волга». Болгары значит Волгари, а Валахи представляют испорченное Вологи, то есть Волжцы. Никита Акоминат, давая очерк истории болгар до 1206 года, всегда называет их Влахами.

Носовский, Фоменко: Морозов предлагает считать, что название Волга переместилось по карте с запада на восток и, покинув Дунай, «прилипло» к современной реке Волге на территории Руси.

Но из того, что нам уже известно, можно предположить, что, напротив, именно русская река Волга и ее волжские болгары дали в средние века название современной Болгарии. Если допустить, что название Волгария = Болгария переместилось с востока на запад. А это вполне могло произойти при захвате западных приграничных земель Руси в период расширения Русской Татаро-«Монгольской» империи. Потом она вновь «сократилась», сжалась, но название «Болгария-Волгария» закрепилось за Балканским полуостровом, где мы и видим его до сих пор.


О названиях рек: Дон, Дунай, Днепр, Днестр.

Носовский, Фоменко: По поводу названия «Волга», то есть Влага, которое давалось многим рекам, мы уже высказались выше. Еще более интересно название Дон. Сегодня оно обычно связывается лишь с одной рекой — современным Доном в России. Но мы уже показали в нашей книге «Новая хронология», что Доном называли также современную Москву-реку. Более того, оказывается, что слово «Дон» означало — и во многих языках означает до сих пор — просто «река».

И это хорошо известно лингвистам. В «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера указывается, что слова «Дон» и «Дунай», во-первых, одинаковы по смыслу, а во-вторых, во многих древних языках означают попросту «река», причем не только в славянских, но и

в турецком: Дон = Тан = большая река,

в древнеиндийском: Дану = сочащаяся жидкость,

в древнем авестийском: Дану = река,

в осетинском: Дон = река.

А что касается славянских языков, то, как сообщает словарь Фасмера, до сих пор в русских наречиях существует слово «Дунай», означающее «ручей» (олонецк.), в польском Дунай означает «глубокая река с высокими берегами», а в латышском Дунавас означает «речушка, родник».

Да и вообще, речки с названием Дунаец — то есть тот же Дунай или Дон — еще в XIX веке покрывали почти всю территорию России. Так назывались, а может быть, и сейчас называются реки в следующих губерниях: Курской, Смоленской, Рязанской, Костромской, Могилевской, Вятской, Томской, Черниговской, Витебской и т. д.; Дунае в Литве; Дунаец в Польше.

Итак, Дон = «река».

Можно с достаточным основанием утверждать, что когда какой-либо летописец использовал слово «Дон», то часто он мог иметь в виду просто «река». А следовательно, Доном должны были называться многие реки.

Таким образом, перед нами встает следующая картина. Название «Дон», означающее просто «река», было, по-видимому, широко распространено. Более того, производными от слова «Дон» являются также названия крупнейших рек Европы: Днепр и Днестр. О реке Дунай и говорить не приходится — это просто несколько иная форма слова «Дон». Это напрямую фиксирует все тот же «Этимологический словарь» М. Фасмера.

В составе всех этих названий первые две буквы «дн» означают «река», то есть Дон (или «дн» без огласовки). Это — не наша гипотеза, а хорошо известный специалистам факт. Лингвистические споры ведутся лишь в, отношении смысла окончаний «пр» в названии Днепр, и «стр» в названии Днестр и т. п.

Возвращаясь к Волге, нельзя не отметить, что в венгерских хрониках, например, она называется Итиль-Дон — Ethul id est Don, то есть «Итиль-река».

Как отмечает Морозов, колено Даново, о котором много раз упоминается в Библии, является, по-видимому, обозначением славян.

Кроме того, хорошо известно, что в средневековых текстах славян часто называли Данами. В этой связи нам становится ясно, что это название указывало на людей, живущих «по рекам», «вдоль рек». И до сих пор в русском языке сохранились явные следы названий по рекам, например, в казачьих областях: Яицкое казачество, Донское, Кубанское, Днепровское, Иртышское и т. д.

Н.А. Морозов: И вот, лингвистические следы… позволяют выставить для дальнейшей разработки догадку, что венгерские (как и русские. — Авт.) гусары являются их (то есть хазар — Авт.) потомками.

Но вот и более ясные следы. Кроме гусар (хазар) существовали и кирасиры в латах. Откуда произошло их имя? Припомним, что средневековые государи постоянно стремились держать при себе, да и держали, наемные иностранные войска, чтоб в случае народных бунтов удобнее усмирять своих подданных, и мы поймем, что и кирасирские войска, всадники в латах, были иностранного происхождения.

Имя их, как и слово «кираса», тоже иностранное, похожее на Кир-ассирийский, то есть войска «царя ассирийского». Но ведь Ассирия, говорят нам, была еще «в VII веке до Рождества Христова уничтожена восставшими против нее индийцами»… и не могла дать этим войскам имени «Ассирийского владыки». Но и тут лингвистические следы нам помогают. Припомним древне-французское слово sire — государь, английское почтительное обращение «сэр», да и русское «царь», а также имена библейских властелинов: Валта-Сар или иначе Балта-Сар, то есть Балтийский царь, Сар-да-напал, то есть Царь-де-Наполи = Неаполитанский царь, причем Царь Вавилонский значит Царь Врат Господних, то есть властелин Римской империи. Да и слово Царь существует в древнееврейской письменности под термином Sar.

Носовский, Фоменко: Наша реконструкция многое ставит на свои места. Достаточно вспомнить о русских татаро-монгольских «Сараях» и о постоянном присутствии термина cap, или царь, или рос в обратном прочтении, во всей истории Византии и «Монгольской», то есть Великой Русско-Ордынской империи.

Наша гипотеза. Название «Кир-Ассиры», или Cap-Руссы при обратном прочтении слова Ассир, тяжелых конных латных войск в Европе является лингвистическим следом, пришедшим из «Монгольской» = Великой Руси-Орды в результате нашествия Руси-Орды на Западную Европу.

Возможно, некоторые ее сар-русские, или кир-русские, военные отряды остались потом на какое-то время при различных средневековых европейских дворах. Но вряд ли «служили наемниками», как можно предположить. Скорее представляли собой военные гарнизоны, то есть были своего рода «западной группой войск» Орды.

Следили за порядком в Европе. И — за аккуратной выплатой дани Орде (об этом более подробно см. ниже).

Еще раз обратим внимание, что известные в истории древнего мира названия Сирия = Ассирия = Ашур, упоминаемые не только в Библии, превращаются при обратном прочтении (например, арабском, еврейском) в Русь = Россия = Раша.

Морозов: Догадка знаменитых языковедов Михаэлиса и Бютнера, что библейский царь Навуходоносор был славянин, так как имя это созвучно с русским «Небу Угодный Царь», то есть Небу-угодный-царь или Набу-ходоносар гораздо убедительнее, чем все умозаключения романистов. (Или Навух-Дон-Царь, то есть Небесный Донской Царь? — Авт.).


Кто же такие, наконец, хазары?

Носовский, Фоменко: Оказывается, прямой ответ на вопрос, сформулированный в заголовке этого раздела, можно найти в «Истории русов или Малой России», сочинении архиепископа Григория Конисского (XVIII век).

Анализируя старые документы, Г. Конисский приходит к выводу, что историки не правы в объяснении, кто такие хазары, печенеги, половцы и т. д. По его мнению, все эти народы славянские, а войны между ними суть «междоусобные самих Славян брани за рубежи областные… и ссоры Князей их происходившие; а ошибки от историков произошли по множеству разных названий, одному и тому же народу приписуемых».

Г. Конисский пишет:

«Восточных Славян называли Скифами или Скиттами (в английском произношении — Скоттами — Авт.)… Полуденных (то есть южных — Авт.) — Сарматами… и Русами или Русняками по волосам: северных приморских — Варягами… а в средине от тех живущих — по родоначальникам их, потомкам Афетовым, называли: по Князю Русу, Роксоланами и Росами, а по князю Мосоху, кочевавшему при реке Москве и давшему ей сие название, — Московитами и Мосхами, отчего впоследствии и царство их получило название Московского и, наконец, Российского».

Сами славяне, продолжает Г. Конисский, «и того больше названий себе наделали.

Болгарами называли тех, кои жили при реке Волге;

Печенегами — тех, кои питались печеною пищею;

Полянами и Половцами — живущих на полях…

Древлянами — жильцев Полесных,

а Козарами — всех таковых, которые езживали верхом на конях и верблюдах и чинили набеги, а сие название получили, наконец, и все воины славянские, избранные из их же пород для войны и обороны отечества, коему служили в собственном вооружении, комплектуясь и переменяясь также своими семействами.

Но когда во время военное выходили они вовне своих пределов, то другие гражданского состояния жители делали им подмогу, и для сего положена была у них складка общественная или подать, прозвавшаяся, наконец, с негодованием дань Козарам. Воины сии… переименованы от царя греческого Константина Мономаха из Козар — Козаками, и таковое название навсегда уже у них осталось».

Итак, каковы же итоги? Получается следующая картина.

1. Козары или хазары — это старое название русских казаков. Отсюда, вероятно, и получила свое название Казань, и вообще Казанское царство. Легендарные хазары никуда не исчезали, как это считается в романовской истории. Они живут до сих пор на своих прежних землях под своим же именем казаки. Кстати, некоторые историки убеждены, будто бы донские казаки живут на землях, где до них жили хазары. А хазар казаки будто бы вырезали «под корень». Наше мнение: никто хазар не вырезал. Жили и сегодня живут на своих исконных землях. Это — казаки.

2. Хазары, то есть козары, — славяне. По крайней мере, в значительной степени..

3. Печенеги и половцы — тоже славяне. Половцы — это поляки. Мы убедились, что об этом писали еще и в начале XIX века. Напомним, что нам пришлось говорить об этом в связи с татаро-«монгольским» завоеванием Руси, когда печенеги, половцы, татары, русские воевали между собой. Как следует из книги Г. Конисского — и как мы уже говорили выше, — это были междоусобные войны славян. Итак, мы снова видим, что пресловутое «татаро-монгольское нашествие» было просто военное объединение русского государства под властью Восточной Ростово-Суздальской, Ярославской Ордынской династии.

4. Г. Конисский описывает структуру древнерусского государства, разделенного на гражданское население и военную Орду, то есть на мирных людей и казаков, — в точности так же, как это зафиксировано в нашей реконструкции русской истории.

5. Г. Конисский характеризует козарскую дань как подать на военные нужды, существовавшую в русском государстве. На Руси это и была в Средние века пресловутая «татарская дань — десятина». Наша реконструкция достаточно четко объясняет «странные» высказывания Конисского. Он прямо пишет, что государственная военная подать на Руси действительно называлась данью козарам, то есть данью казакам. Отметим, что в старом русском языке еще и в XVII веке существовал термин «казачье», означавший «вид пошлины, подать». Этот важный факт получил прямое отражение в «Словаре русского языка XI–XVII веков» (М., вып. 7, 1980). Итак, татарская дань, дань козарам, дань казакам, казачье — все это одно и то же.


4. В каком направлении перемещались по карте средневековые названия? Славянские названия на карте Западной Европы

Ответ может быть, по-видимому, следующим: как с запада на восток, так и с востока на запад. Как, впрочем, и в других направлениях — с севера на юг и с юга на север.

Обнаруживая сходство, а иногда даже удивительное тождество названий и терминов в истории Древней Руси и Западной Европы, Н.А. Морозов, придерживаясь своей априорно западнической точки зрения, считал, что такое сходство может указывать лишь на распространение названий с Запада на Восток, то есть из Западной Европы — на Русь.

Но это, как мы начинаем понимать, — вопрос хронологии: «кто жил раньше, а кто — позже». После исправления ошибочной хронологии мы вправе говорить и о возможности обратного перемещения — из Руси на Запад. Например, термин cap вполне мог прийти в Европу из «Монгольской» Руси. Сравним, например, со словами «сарай» или «рус» в обратном прочтении. Выше мы уже выяснили смысл этого названия.

Точно также же название татрских гор могло появиться в Чехии, Словакии и Польше лишь потому, что эта территория когда-то была завоевана «татарами», то есть казаками, русскими, вторгшимися сюда с востока.

Далее, складывается ощущение, что средневековая «Монгольская» = Великая империя в эпоху своего наибольшего расширения включала в себя не только Россию и Турцию, но и некоторые страны нынешней Европы, в частности Чехию, Словакию, часть Германии.

Недаром на территории средневековой Пруссии, само название которой — «П + Руссия» указывает на близость и прежнюю связь с Руссией-Россией, — имелось немало городов и сел со славянскими названиями. Более того, много таких славянских названий на территории Пруссии, вошедшей в современную Германию, сохранилось до сих пор, например, в северной части страны, в области вокруг Берлина — бывшей столицы Пруссии = П + Руссии.

Чтобы получить количественное выражение этого эффекта, T.Н. Фоменко проделала в 1995 году следующую работу. Была взята современная подробная карта Германии: Deutschland, Germany, Allemagne, Germania (Hallwag AG, Bern, Printed in Switzerland), на которой указан 14 841 населенный пункт. Из них были выбраны явно славянские названия, например Киев — Kieve, Кладень — Kladen и т. д. В результате обнаружилось, что таких славянских названий поселений на территории современной Германии — 920, что составляет 6,2 процента всех наименований. Это — довольно много. Любопытно, что основная масса славянских названий локализуется в прежней Пруссии, то есть П-Руссии. Это еще раз указывает на глубокие связи между П-Руссией и Русью в средние века.

Известно также, что уже в нашем веке, в период диктатуры национал-социалистов в Германии перед Второй мировой войной, многие славянские названия сел и городов на севере Германии и на территории Пруссии были специально заменены на якобы чисто германские, чтобы стереть с географической карты следы стародавнего единства Германии (в лице Пруссии) и России. Было бы интересно и поучительно проанализировать под этим углом зрения подробную карту довоенной Германии, а еще лучше — карту Германии и Пруссии XIX века.

Да и в других западноевропейских странах можно обнаружить много названий, звучащих по-русски или по-славянски. Это было давно замечено, и по этому вопросу существует обширная научная литература. В частности, множество фактов такого рода для всей Западной Европы было собрано известными русскими историками А.Д. Чертковым и А.С. Хомяковым.

Добавим к сказанному несколько наших собственных наблюдений.

Например, известное Женевское озеро называется в самой Женеве Leman, то есть попросту Лиман. Так оно обозначено на современных картах, изданных в Швейцарии. А «Женевское озеро» — это его второе название. Напомним, что по-русски и по-украински «лиман» означает «залив» (В.И. Даль).

Возможно, и само название «Женева» происходит от славянского слова «новое». На эту мысль наводит надпись на старом камне, который выставлен в археологическом музее в подвале древнего собора Св. Петра в Женеве. Этот камень лично видел один из авторов настоящей книги, Г.В. Носовский, в 1995 году. На нем выбито: «Navae» (дальше неразборчиво). Современная табличка сообщает, что на камне написано название города Женевы в форме «Genavae». Но никаких следов букв «ge» на камне не просматривается, хотя эта его часть хорошо сохранилась. Не исключено, что первоначальное название города было именно таким, каким мы видим его на камне, то есть Navae = Новое, а приставка «ge» могла появиться позже. Например, как сокращение от слова «город». Полное название Женевы, таким образом, могло означать попросту «Город Новый». Сокращенно: G-Navae.

Таких примеров множество. Так, название «Вена» может происходить от славянского слова «венец». «Царский венец», «корона», что вполне соответствует имени столичного города. Кстати, прежде название города Вены писалось по-русски через ять — так же, как и слово «венец». Отметим, что, как правило, ять не ставилось в словах неславянского происхождения. Либо слово «вена» происходит от имени славянского племени венедов (см. ниже).

Еще пример — название города Венеции. Оно, возможно, тоже происходит от славянского «венеды» или «венды». О названии «вендов» сказано, например, в словаре Фасмера в статье «Венден». Изложенная в ней гипотеза подтверждается тем, что, оказывается, раньше венецианцев по-русски так и называли — «венедици» или «венетиане».

Следующий пример — откуда произошли названия известных всем западноевропейских рек Рона и Рейн?

Некоторые ученые, в частности А.С. Хомяков, А.Д. Чертков, утверждали, что бассейн реки Роны был заселен славянами. А современные жители этих мест являются их потомками. В этой связи любопытно посмотреть, что означает «рона» на славянских языках? В «Этимологическом словаре русского языка» Фасмера (т. 3) читаем: ронить, роню означает на сербском и церковно-славянском пролить, на словацком — течь, струиться. Практически на всех славянских языках — проливать. Оказывается, существовало в древности верхненемецкое слово «rinnan», означавшее течь, бежать. Точно такое же слово и с тем же значением имелось и в готском языке. Да и по-английски «run» означает — бежать, течь, расплываться, наливать воду и т. п.

Все эти значения хорошо подходят для названия реки. Причем, подчеркнем, именно в славянских языках этот корень является общераспространенным до сих пор.

По-видимому, отсюда происходит также и название германской реки Рейн.

Область Франции, граничащая с Испанией и находящаяся недалеко от устья Роны, западнее ее, еще на картах XVIII века называлась Руссильон (Русский Илион, то есть Русская Троя).

Так, может быть, правы были некоторые историки XIX века, утверждавшие, что территория бассейна Роны была когда-то заселена славянами? Да и не только она одна в Западной Европе.

Но в таком случае возникает правомерный вопрос: не входила ли бывшая Германия, или хотя бы Пруссия, в состав Великой, то есть «Монгольской», империи? Или, быть может, в средние века «русские», или «п-русские», жили на территории Германии и на части территории современной России? А затем территории Германии и Пруссии слегка, но далеко не полностью, очистились от славян. Бывшие ареалы их распространения онемечились. О прежнем славянском прошлом было почти забыто.

Часть же славян, выдавленная обратно на восток, вернулась, в частности, на территорию современной России — к своим соплеменникам-славянам. И унесла с собой некоторые следы западной культуры, в том числе латинские названия, имена, обычаи.

Если Великая = «Монгольская» империя включала в себя Пруссию и Чехию, то появление имени «татар» в названии Татрских Гор также вполне естественно.

Итак, названия могли перемещаться при завоеваниях.

Романовская история уверяет нас, будто бы некие загадочные кочевые народы «татаро-монголы» завоевали Русь. Но еще Н.А. Морозов справедливо отмечал, что кочевые народы вряд ли могли выступать в роли завоевателей огромных культурных территорий или больших развитых государств.

Морозов: Кочующие народы по самому характеру своей жизни должны быть широко раскинуты по большой некультивированной местности отдельными патриархальными группами, неспособными к общему дисциплинированному действию, требующему экономической централизации, то есть налога, на который было бы можно содержать войско взрослых холостых людей. У всяких кочевых народов, как у скоплений молекул, каждая их патриархальная группа отталкивается от другой, благодаря поискам все новой и новой травы для питания их стад.

Соединившись вместе в количестве хотя бы нескольких тысяч человек, они должны также соединить друг с другом и несколько тысяч коров и лошадей и еще более овец и баранов, принадлежащих разным патриархам. В результате этого вся ближайшая трава была бы быстро съедена, и всей компании пришлось бы вновь рассеяться прежними патриархальными мелкими группами в разные стороны, чтобы иметь возможность подолее пожить, не перенося своих палаток каждый день на другое место.

Вот почему априорно должна быть отброшена, как чистейшая фантазия, и самая идея о возможности организованного коллективного действия и победного нашествия на оседлые народы какого-либо широко раскинутого кочующего народа, питающегося от стад, вроде монголов, самоедов, бедуинов и т. д., за исключением такого случая, когда какая-нибудь гигантская, стихийная катастрофа, грозящая общей гибелью, погонит такой народ из гибнущей степи целиком на оседлую страну, как ураган гонит пыль из пустыни на прилегающий к ней оазис.

Но ведь даже и в самой Сахаре ни один большой оазис не был навсегда засыпан окружающим песком и по окончании урагана снова возрождался к прежней жизни. Аналогично этому и на всем протяжении нашего достоверного исторического горизонта мы не видим ни одного победоносного нашествия диких кочующих народов на оседлые культурные страны, а лишь как раз наоборот.

Значит, не могло быть этого и в доисторическом прошлом. Все эти переселения народов взад и вперед накануне их выступления в поле зрения истории должны быть сведены лишь на переселение их имен или в лучшем случае — правителей, да и то из более культурных стран в менее культурные, а не наоборот.


5. Религия и западная церковь

Н.А. Морозов о библейских событиях в Италии.

Исследуя текст Библии, Н.А. Морозов в 6-м томе своего фундаментального труда «Христос. История человеческой культуры в естественнонаучном освещении» замечает, что некоторые книги Ветхого Завета, по всей видимости, описывают события, происходившие на самом деле в Италии, а не в современной Палестине. Серьезным аргументом в пользу такой гипотезы является анализ неогласованных географических названий современного иудейского канона Библии. Морозов показал, что многие географические названия книги Исход и книги Иисуса Навина практически совпадают с географическими названиями, до сих пор существующими в Италии.

Таким образом, согласно гипотезе Морозова, путешествие народа Израиля, описанное в указанных книгах Библии, по всей видимости, имело место не в современной Палестине, а в Италии. В Библии на самом Деле идет речь о захвате Италии беглецами из «высокомерного Рима». Так звучит слово «Египет = Миц-Рим» в переводе с иврита.

В рамках этой гипотезы многочисленные вулканические явления, известные по Библии, естественным образом связываются с извержениями двух знаменитых итальянских вулканов — Везувия недалеко от Неаполя и Этны в Сицилии. Особенно — Везувия.

Яркий пример: гибель городов Содома и Гоморры, описанная в Библии явно как результат вулканического извержения. «И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и все произрастания земли» (Быт. 19:24–25). Уничтожение этих библейских городов естественным образом отождествляется с гибелью известных «античных» итальянских городов Помпеи и Геркуланума от извержения Везувия. Причем, как следует из наших статистических результатов (см. «Русь и Рим», кн. 1), не ранее XIV–XV веков н. э.

Наше исследование библейской, истории с точки зрения новой хронологии показало, что здесь Морозов был во многом прав. В то же время Морозову не удалось определить подлинное место библейского исхода Моисеева в европейской средневековой истории. Мы будем говорить об этом подробнее в следующих книгах настоящего издания.


Вакхические культы в истории западной латинской церкви.

Н.А. Морозов, анализируя историю Церкви, обратил внимание на известный, хотя обычно не рекламируемый, факт открыто вакхической практики христианских богослужений в средневековой Италии и Франции, когда литургии часто превращались в оргии, женские монастыри подчас фактически являлись домами терпимости и т. д.

Н.А. Морозов высказал предположение, что подобная практика, по-видимому, в конце концов, и привела к широкому распространению венерических болезней в странах Западной Европы. Последнее вызвало необходимость учреждения инквизиции и проведения с ее помощью в XV–XVI веках жестких реформ, как в церковной, так и в светской жизни.

Отметим, что в восточной православной церкви, в частности на Руси, вакхическая практика не получала открытого распространения. Поэтому в православной церкви не существовало инквизиции.

Итак, возможно, что под давлением негативных последствий вакхических богослужений западноевропейская церковь была вынуждена запретить оргии и перейти к более сдержанной форме современных культовых обрядов.

Однако Н.А. Морозов упорно рассматривал православную церковь как наследницу в основном западной латинской церкви. По нашему мнению, это еще одна его серьезнейшая ошибка. И причина ошибки ясна. Морозов, не имея на то серьезных оснований, полагал, что западная церковь значительно старше православной, в частности — русской церкви. Поскольку православная церковь на Руси сложилась, согласно скалигеровской традиции, лишь в X–XI веках, а западная, по Морозову, — в IV–V веках н. э.

Однако в соответствии с нашей новой статистической хронологией и западная, и православная, в том числе русская, церкви возникли одновременно — в XI–XII веках н. э. Это обстоятельство, неизвестное Морозову, в корне меняет ситуацию. Православная и латинская церковь, одновременно зародившись от одного корня, затем развивались существенно разными и самостоятельными путями. Даже само название православной церкви — «orthodox», то есть ортодоксальная, в смысле консервативная, древняя, указывает, вероятно, на то, что православная практика более близка к первичному древнему культу, чем латинско-католическая. Этим, возможно, объясняется религиозный раскол и глубокое отчуждение между православной и западной церквями. Потратив много усилий на анализ истории западной цивилизации, Морозов, естественно, и историю вселенской церкви воспринимал, прежде всего, сквозь призму истории западной, латинской церкви. Он попросту не успел отдельно проанализировать историю православной, и особенно русской, церкви. Поэтому все, что он писал по поводу церковной истории, строго говоря, относится к западной церкви.

Морозов: Я обращу внимание читателя и на то, что слово «литургия» явно состоит из двух слов: лития и оргия, может быть, ЛТ-оргия, то есть латинская оргия… Когда эта «оргия» превратилась в один глоток вина, мне неизвестно.

Носовский, Фоменко: Н.А. Морозов, ошибочно считая латинскую церковь носительницей наиболее древней христианской традиции и обнаружив в ее истории XIII–XV веков открыто вакхический культ, делает отсюда неправильный вывод о якобы первичности вакхического обряда и христианской церкви вообще. Следуя этой ошибочной концепции и отмечая связь слов «литургия» и «оргия», он предлагает считать, что литургия произошла от оргии и что литургия — это «латинская оргия».

Однако возможно и другое объяснение: «оргия» в смысле попойки или вакханалии — это извращенный вид литургии, возникший в средневековой латинской церкви на юге Европы, то есть, так сказать, в «курортных» местах Империи. И вероятно, это значение слова «оргия» как раз и появилось в Юго-Западной Европе вследствие того, что там когда-то литургию превращали в попойку и т. д. Возможно, этим пользовались для привлечения народных масс в храмы.

А греческое слово «оргия» имеет смысл священнодействия или жертвоприношения вообще — совсем не обязательно вакхического.

Н.А. Морозов производит первую часть слова «литургия» от «латинская». Возможно, он прав. Но не исключен обратный порядок заимствования: слово «латинская» = ЛТ могло само произойти от старого церковного термина «литургия» = «лит+оргия», то есть «лития»=молитва + «оргия»=жертвоприношение. Или даже только от первой его части «лития» = молитва.

Наименование «молитвенная» = латинская, которое можно было бы отнести к каждой церкви, со временем могло превратиться в самоназвание одной из христианских церквей — западноевропейской.


Глава 2 Западноевропейцы о Великой = «Монгольской» Руси

1. Возникновение Великой = «Монгольской» империи Вторжение в Европу

Традиционная хронология «монгольского» вторжения.

Большой интерес представляет для нас изданная Академией наук книга «После Марко Поло», где собраны записки четырех средневековых путешественников-монахов XIV века, которые прошли по следам Марко Поло из Европы в Индию. Они двигались на Восток по указаниям пап и генералов францисканского и доминиканского орденов. (О самом Марко Поло мы поговорим в следующих главах). Переводчик и комментатор книги Я.М. Света писал: «В первой половине XIII века на пространстве от Желтого моря до Карпат в результате стремительных завоевательных походов возникла могущественная Монгольская империя».

Напомним основные вехи этого периода, следуя традиционной хронологии. На самом деле излагаемые ниже события происходили, вероятно, лет на сто позже, чем принято считать сегодня, то есть в XIV, а не в XIII веке. Поэтому ко всем указываемым ниже датам следует добавить соответствующее количество лет.

В 1206 году Чингисхан (согласно нашей реконструкции истории («Русь и Рим», кн. 2), он же = Юрий = Георгий Данилович Московский, живший в действительности в XIV веке, он же Рюрик), завоевал Северный Китай и повернул свои орды на запад. Он покорил Туркестан, вторгся в Персию, а в 1222–1224 годах часть его отрядов, обогнув Каспийское море, подобно огромному смерчу пронеслась через Южную Русь.

В 1223 году «монголы» = великие разгромили половецкие (= польские?) и русские (= прусские?) и юго-западно-славянские войска.

В 1230–1236 годах «монголы» = великие вторглись на Кавказ.

В 1236 году опустошили Великую Армению. Как говорится в книге «После Марко Поло», «монголы сожгли почти все армянские города и уничтожили столицу Великой Армении, город Ани, которому уже не суждено было оправиться после этого разгрома». Кстати, что такое Великая Армения — разговор особый. Мы еще вернемся к этому.

В 1238 году «монголы» = великие захватили Киев.

В 1240 году была опустошена Польша.

В 1241 году «монголы» = великие разгромили армию Генриха Силезского близ Вроцлава.

В 1241 году вторглись в Польшу (= Половецкую землю?), а затем — в Венгрию, Моравию и Силезию.

В 1242 году войска хана Батыя = казачьего Батьки дошли до берегов Адриатического моря.

В результате, по словам Л.Н. Гумилева, «Западная Европа была в панике, страх охватил не только Германию, но и Францию, Бургундию и Испанию и повлек за собой полный застой торговли Англии с континентом. Исключение составлял только император Фридрих II, который вел с Батыем переписку, явную и тайную». (О характере взаимоотношений Фридриха с Батыем мы расскажем ниже. Они весьма интересны.)

«Однако в 1243 году порабощенные народы Центральной Европы смогли облегченно вздохнуть, когда известие о смерти великого хана заставило захватчиков отвести свои войска на русские равнины и оставаться там в течение последующих веков» (Дж. Райт).

Кстати, теперь мы начинаем понимать — почему на некоторых русских монетах великого царя-хана Ивана III чеканился венгерский герб. По-видимому, эти монеты Великая = «Монгольская» Орда-Русь чеканила для покоренной Венгрии. Метрополия выпускает деньги для своей колонии — типичная и хорошо знакомая нам из истории нового времени картина.

Вот и объяснение, по крайней мере, некоторых странностей в принятой сегодня романовской версии русской истории.


Реакция Западной Европы на «монгольское» нашествие.

Вторжение «монгол» = великих вызвало панику в Европе. Выше мы уже цитировали английские, венгерские и немецкие хроники, теперь, воспользовавшись материалами книги «После Марко Поло», детализируем эту картину. Цитируем книгу.

«Судьба венгерского короля Белы IV, чьи владения подверглись полному опустошению, свидетельствовала о реальной угрозе, нависшей над Италией, Францией и Германией… Кроме того, неблагоприятные вести о монголах приходили на Запад из Грузии… и Малой Азии… просьбы о помощи иконийского султана Ала ад-дина Кей-Кубада… В 1238 году в Европу прибыло посольство от вождя исмаилитов… наводивших страх на Сирию и Ирак. Исмаилиты просили спасти их от монгольских захватчиков».

«Слухи о грозном вторжении монгол в Европу еще в 1237 году дошли до Англии. Английский хронист Матвей Парижский под 1237 г. занес в свою „Chronica Major“ сообщение о небывалом падении цен на сельдь в Ярмуте. Купцы из Готланда и Фрисландии, обычно скупавшие значительную часть улова британских рыбаков, в Англию не явились, опасаясь монгольского нашествия…»

«Даже на фоне таких зловещих сигналов бедствия, как письма Белы IV (из захваченной монголами Венгрии — Авт.) и князя Даниила Галицкого, выделяется весьма сжатая, но чрезвычайно содержательная записка о разорении татарами Венгрии итальянца Руджеро из Пулии, участника сражений на Дунае, бежавшего из монгольского плена в 1242 г.».


Переговоры с «монголами».

Католический мир вступил в переговоры с «монголами». Папа Иннокентий IV отправил на Восток монаха-францисканца Плано Карпини с письмом к «царю и народу тартарскому». Встревоженный «папа слегка журил адресата за разорение завоеванных им земель и ратовал за мирные отношения и сердечное согласие. В другом письме… папа убеждал „царя тартар“ перейти в истинную, т. е. католическую, веру». Хан Батый, он же (по нашей реконструкции) Ярослав Мудрый, он же Иван Калита, не принял папского письма и переадресовал Плано Карпини к хану Гуюку. Гуюк ответил папе резко и даже высокомерно. Кстати, «подлинник этого документа на персидском языке обнаружен в ватиканских архивах только в 1920 году».

«Монгольский» хан Гуюк ни много ни мало «потребовал от папы и христианских государей Запада изъявления полной покорности, не поскупившись при этом на весьма недвусмысленные угрозы… Обрушился с упреками на христианских властителей, которые имели дерзость оказать сопротивление монголам, и поставил под сомнение право папы говорить от имени Бога».


Христианство «монголов».

Последняя фраза из письма хана Гуюка особенно интересна. Историки видят здесь конфликт между мусульманством и христианством. Но документы не подтверждают данной версии. Напротив.

Обратимся снова к книге «После Марко Поло». «Рашид-ад-дин говорит, что при Гуюке христианство было сильнее ислама». Оказывается, всей ханской канцелярией ведали христиане Кадак и Чинкай, причем первый даже занимал должность атабека при Гуюке. Оказывается далее, что Гуюк «всегда допускал учение священников и христиан».

Какой-то странный ислам, насквозь пронизанный христианством! Так может быть, в рассматриваемую эпоху мусульманство и православие еще не разделились?

После всего сказанного возникает правомерный вопрос: а не был ли сам «монгольский» = великий хан Гуюк — христианином?

Утвердительный ответ дают средневековые документы. В 1248 году два «монгольских» посла, прибывших из «Монгольской» = Великой империи, вели переговоры с Людовиком IX. Они «сообщили, что великий хан Гуюк, считавший себя по материнской линии внуком самого Пресвитера Иоанна (христианского правителя, см. о нем ниже — Авт.), принял крещение и заставил креститься восемнадцать монгольских принцесс».

Современный комментатор не может здесь промолчать и «объясняет», что послы якобы солгали Людовику. Но, может быть, эта «ложь послов» существует лишь в перевернутом представлении современного скалигеровца? Кстати, сами послы, оказывается, тоже были христианами.

Итак, два посла, «монгола»-христианина, сообщают Людовику, что их хан монгол Гуюк — христианин.

По-видимому, конфликт между «монгольским» = великим ханом Гуюком и латинским папой Иннокентием IV, если этот конфликт действительно произошел, — это трения между начинающими отделяться друг от друга разными ветвями христианства, то есть будущим православием и будущим католицизмом. Другими словами, трения между христианской восточной Русью-Ордой и христианским латинским Западом. А выделение мусульманства из православия и откол от него, согласно нашей реконструкции, произошли уже позже, только в XV веке.


Ярлык «монгольского» хана французскому королю.

Схожие по духу письма были посланы «монгольскими» = великими ханами не только папе. Вот, например, сообщение о письме «тартарского царя» французскому королю от 1247 года, помещенное в хронике Матфея Парижского. Хронист сообщает, что французский король получил «мандат» (mandate) от тартарского правителя, в котором тот повелевает королю стать его вассалом. При этом хан утверждает свое право на господство над миром, основываясь на постулатах христианской Псалтыри.

Возможно возражение: мало ли какие глупости мог написать необразованный «монгольский» хан с Востока великому просвещенному французскому королю. Выбросить письмо в мусорную корзину! Но почему-то король реагировал совсем по-другому.

Во Франции специальным королевским указом был собран большой парламент, на котором это письмо было оглашено. По-видимому, король спешил сообщить выборным своих подданных о том, что его права на власть во Франции подтверждены «ханским мандатом», то есть ярлыком.

Можно было бы предположить, что король созвал парламент для организации сопротивления диким завоевателям. Однако, как мы видим из хроники Матфея Парижского, вопрос о сопротивлении хану даже не обсуждался. Более того, король повелел своим подданным начать сборы в крестовый поход. А крестовые походы в то время, как хорошо известно, происходили с участием монголов (см. ниже). То есть французский король выступил фактически как союзник «монголов» = великих.

Наше объяснение всех этих якобы странных событий таково. Французский король получил ярлык от великого хана «монголов» = русского великого князя. В нем, по-видимому, содержалось указание королю выступить в крестовый поход. Король немедленно созывает большой парламент и обязывает своих подданных подчиниться указу хана и принять участие в походе на правах союзников.

Вопрос: почему же в таком случае Матфей Парижский — якобы современник этих событий — изображает татар в самом черном свете?

Ответ: хроника Матфея Парижского дошла до нас в весьма поздней редакции. Реально она «всплыла на поверхность» лишь в XVI веке. А в эту эпоху уже было принято изображать русских, то есть «монгол», черными красками.

О взаимоотношениях Руси-«Монголии» и Франции того времени сохранилось следующее красноречивое свидетельство, которое приводит Л.Н. Гумилев в своей книге о легендарном «государстве пресвитера Иоанна».

Хан «отправил посольство к Иннокентию IX в Рим и к Людовику IX на Кипр. Последний послал для переговоров Андре Лонжюмо, доминиканского монаха, который достиг Каракорума уже после смерти хана. Регентша Огуль-Гаймыш… потребовала выплаты дани, угрожая истреблением французского народа». Поскольку истребления не последовало, то, надо полагать, дань была доставлена своевременно.


Страх Запада перед военным вторжением Руси в конце XVI века.

В целом отношение западных авторов к Руси было, по меньшей мере, настороженным. О «коварстве» русских много рассказывает, например, Сигизмунд Герберштейн, составивший свои «Записки» в середине XVI века. А ведь он считается среди иностранных авторов русофилом.

Вот что писал Панталеоне, переводчик книги Герберштейна с латинского на немецкий язык, в своем «Аппендиксе или дополнительных сведениях о последних деяниях московитов», помещенном в немецком издании этой популярной в то время на Западе книги (издание вышло во Франкфурте в 1567 г.): «В январе 1567 года прошел общий слух, будто великий князь московский уже совершенно готов к новому походу на Литву и прилегающие страны в следующем году. Да обратит Господь все это к лучшему. Вследствие столь многочисленных походов и славных деяний имя московитов стало предметом великих страхов для всех соседних народов и даже в немецких землях, так что возникает опасение, что Господь по великим нашим грехам… подвергнет нас тяжким испытаниям от московитов, турок или каких-либо других великих монархов и строго покарает нас».

Панталеоне выражал общее настроение страха перед вторым «монгольским», то есть русским, вторжением, царившее в Западной Европе того времени. Спокойствие пришло лишь в конце XVI — начале XVII века, когда на Руси началась (была организована?) великая смута и о серьезном военном наступлении на Запад речи уже не могло быть.


Заключение.

Мы надеемся, что приведенный нами краткий обзор источников помог читателю получить представление о том, с какой энергией средневековая Великая =¡ «Монгольская» Орда-войско начала завоевания в Европе и Азии.

Напомним, что центром Орды был Великий Новгород — область и совокупность городов вокруг Ярославля. Любопытно, что Герберштейн называет его республикой. Казалось бы, в этом нет ничего удивительного — во всех учебниках говорится о «Новгородской республике». Но поразительно, что в тексте Герберштейна слово республика написано так: «Res publica», то есть раздельно! При этом термин «publicus» у него означает «государственный». Таким образом, Новгород назван государством «рес», то есть «русским» государством. Что, конечно, естественно. Но тут мы начинаем размышлять, откуда, собственно, якобы чисто латинское слово «respublica», которое и в латинском словаре дается в двух вариантах: слитно (respublica) и раздельно (respublica). У Герберштейна слово Res написано с заглавной буквы, что указывает, скорее всего, на имя собственное. Напомним, что вплоть до XVIII века наименования народов писались с большой буквы. Герберштейн написал: Русское государство = Res publica. А какой сегодня смысл вкладывается в слово «res» в латинском языке? В современных словарях его переводят по-разному: от весьма общего «вещь, предмет» до слова «случай». Но встречаются и такие переводы слова «res»: «мир, вселенная, сущность мира, государство, война, история». Хорошо согласуется, по-видимому, с первичным смыслом слова «res» — «русский», поскольку государство, столицей которого был Великий Новгород, было русским. Отметим, что сегодня слово «res» в латинском словаре приводится только со строчной буквы. Завершим этот фрагмент цитатой из «Записок» Герберштейна: «Князей, которые должны были управлять их республикой (Res publica), они поставляли по своему усмотрению и желанию и умножали свою державу, обязывая себе всевозможными способами соседние народы и заставляя их защищать себя за жалование наподобие наемников».

Продолжим обзор западноевропейских свидетельств о средневековой «Монголии»-Руси и затронем еще один пласт документов.

«Хотя и после путешествия Плано Карпини миф о пресвитере Иоанне не утратил своего обаяния, на Западе куда меньше надежд стали возлагать на про-христианские симпатии монголов» («После Марко Поло»).

Уточним: на самом деле угасли надежды не «на про-христианские», а лишь на «про-латинские симпатии» «монголов». Потому что русские-«монголы» сами были христианами, но не латино-католиками, а православными.


2. «Монгольская» империя и христианское царство Пресвитера Иоанна «Монгольские» ханы — православные христиане

История легендарного царства Пресвитера Иоанна — одна из самых волнующих загадок в скалигеровской истории Европы и Азии. Суть дела вкратце такова.

В средневековой Западной Европе были убеждены, что далеко на Востоке существует огромное царство некоего христианского властителя — «пресвитера Иоанна», потомками которого были великие ханы «монгольской» империи. Легенды об этом загадочном царстве начали распространяться якобы с XII века и особенно широкое хождение получили в XIII–XV веках.

Современные историки считают эти сведения мифом, баснословной легендой, сказкой заблуждавшихся европейцев. По их мнению, никакого царства Пресвитера Иоанна не было.

По нашей реконструкции, европейцы не ошибались: «царство Пресвитера Иоанна» — историческая реальность. Это не что иное, как «монголо»-русская империя, а Пресвитер Иоанн, то есть Иван, — по-видимому, Иван Данилович Калита, он же хан Батый.

Напомним, что согласно нашей концепции «татаро-монгольское нашествие» — это объединение Руси под властью Новгородской, то есть Ярославской династии Георгия = Чингисхана, затем его брата Ярослава = Батыя = Ивана Калиты (см. «Русь и Рим», кн. 2). Иван Калита и дал свое имя «Пресвитеру Иоанну». Произошло это в XIV веке н. э. Впоследствии, в результате хронологического сдвига, Иван Калита переместился во времени вниз на два столетия и превратился в «пресвитера Иоанна». Именно поэтому, путая друг с другом двух братьев, английские хроники называли Чингисхана Пресвитером Иоанном.

Понятно, почему современных историков смущает этот «миф». Очевидно потому, что средневековые европейцы считали «царство Пресвитера Иоанна» — христианским. Но сегодняшний историк убежден, что «татаро-монголы» в средние века были мусульманами. Поэтому и заявляет: не могли же «монгольские» ханы быть потомками христиан. Для нас же все естественно и понятно. Иван Данилович Калига, он же хан Батый, конечно, был христианином, как и вся Русь в его время была христианским православным государством. Более того, в средневековой Европе «с этой мифической версией (то есть с царством Пресвитера Иоанна — Авт.) связывались смутные надежды на грядущий союз монголов и католического Запада» («После Марко Поло»).

Ничего нет удивительного в том, что европейские христиане-католики, несмотря на расхождения внутри христианской церкви, строили расчеты на союз с восточными христианами-православными, то есть с «монголами» = великими, населявшими православную Русь-Орду.

В свете нашего разъяснения следует, вероятно, с большим вниманием отнестись к дошедшим из глубины столетий сведениям о загадочном пресвитере Иоанне. Ведь эти легенды с новой точки зрения освещают русскую историю, в частности, одного из основателей Великой = «Монгольской» империи в далеком XIV веке. Его звали Иван Калита. Он же хан Батый.

Начиная с этого момента, мы должны совсем по-иному рассматривать западноевропейские сообщения о царстве Пресвитера Иоанна. Это — наша история, пусть искаженная иностранцами, иногда бессознательно, иногда умышленно окутанная легендами, но ценная, счастливым образом спасенная для нас средневековыми хронистами. Конечно, западноевропейские путешественники многого не поняли, многое нафантазировали, однако в основе повествований лежит, по-видимому, подлинная русская история XIII–XV веков. Приведем некоторые из средневековых рассказов.

Баварский хронист Оттон Фрейзингенский (по-видимому, ошибочно отнесенный вместо XIV в XII век) писал, что «царь-Пресвитер Иоанн из дальней восточной страны совершил поход на мусульман и дошел до Экбатаны (Хамадана), но не решился перейти Тигр и увел свои войска обратно…» По этому поводу в книге «После Марко Поло» дается такой комментарий: «Оттон Фрейзингенский ошибочно приписал кара-китаям поход в Иран и Месопотамию и счел их подданными христианского государя… В его передаче китайско-монгольский титул „Ван-хана“ стал христианским именем Иоанн».

Но никакой ошибки Оттон не допустил. Он прав в том, что Ван-хан — это христианский Иоанн, то есть Иван Калита. Заодно, кстати, мы с интересом узнаем, что Иван Данилович Калита был еще и кара-китайским правителем. Но после того что мы узнали об истории Китая (см. «Русь и Рим», кн. 2), эти сведения воспринимаются более естественно. В средние века Китаем, то есть Скитией = Скифией, называли Русь.

Оказывается далее, что многие европейские хронисты отождествляли Пресвитера Иоанна с Чингисханом. Но это ведь действительно «попадание почти в центр мишени». Потому что согласно нашей концепции Чингисхан — это великий князь Юрий (Георгий) Данилович «Московский» — брат Ивана Даниловича Калиты.

Конечно, нельзя не признать, что в сообщениях западноевропейских хронистов о Руси-Орде немало путаницы. Однако в целом они правильно отражали действительность. Только иногда путали двух братьев: Юрия (Георгия) Даниловича «Московского» = Чингисхана и Ивана Даниловича Калиту = хана Батыя, Батьку.

«Наравне с Пресвитером Иоанном в первых сообщениях европейских авторов о монголах фигурирует христианский царь Давид… В хронике… Ришара де Сен-Жермена царем Давидом, несомненно, назван Чингисхан» («После Марко Поло»).

Многие средневековые европейские хронисты недвусмысленно заявляют, что «монголы» — христиане. Однако современные историки не признают эти свидетельства, всякий раз «находя объяснение», а чаще всего вообще не снисходя до дискуссии с «невежественными» авторами прошлых веков.

Вот пример современного комментария (здесь и далее они взяты из книги «После Марко Поло»): «Накануне похода Бату (Батыя — Авт.) в Рим поступили сведения о мнимой приверженности монгольских государей христианству». Ну почему же «мнимой»? — спросим мы? Да только потому, что со школьной скамьи нам внушали, будто «татаро-монголы» — мусульмане. Поэтому комментатор и «поправляет» летописца.

Но западноевропейские хронисты продолжают упорно настаивать на христианстве «монгол» = великих. Что остается делать современному историку? Цитировать, но каждый раз пояснять: «летописцы ошибались».

Вот еще пример подобного «научного подхода» наших дней: «Некто Филипп, приор провинции Святой земли доминиканского ордена, принимая желаемое за действительное (? — Авт.), отписал в Рим, что христианство господствует везде на монгольском востоке». А ведь прав был приор Филипп. Он правдиво описал православную «Монгольскую» = Великую Русь!

Следует отметить, что отношения Западной Европы с Великой = «Монгольской» Ордой были осложнены их военным противостоянием. Вот какая картина складывается на основе сохранившихся документов.

«Говоря о первых контактах между Западной Европой и монгольским миром, мы касались главным образом истории дипломатических переговоров, которые в 40-50-х годах XIII века вели не слишком уступчивые договаривающиеся стороны. Но уже тот факт, что в эти годы Запад постоянно направлял на монгольский Восток свои посольства, свидетельствует о крайней заинтересованности Европы в установлении связей с монголами». Более того, «монголы» = великие участвовали в совместных военных операциях с западными европейцами.

С другой стороны, в эту эпоху, по-видимому, доминировал страх перед Русью-Ордой. Например, «Эмир Хомса Малик аль-Мансур в письме… 1245 г. от своего имени и от имени египетского султана Салех-Айюба заклинает Иннокентия IV (римского папу — Авт.) не доверяться татарам, этим исчадьям антихриста, опустошающим мир наподобие злой чумы». Впрочем, возможно, проклятия в адрес «монгол» = великих были сочинены значительно позже — в XVII–XVIII веках — и затем передвинуты на несколько столетий в прошлое. В то же время ясно, что объединение Руси, проводимое Ордой, основывалось не только на переговорах, но иногда достигалось силой оружия. Побежденные проклинали «исчадий антихриста». Вот эти-то эмоции и попадали на страницы некоторых хроник.

Чем больше мы вчитываемся в средневековые документы, тем лучше начинаем понимать, почему комментаторы пытаются убедить нас в «ошибочности» многих текстов, говорящих о христианстве «монголов». Судите сами.

Как сообщает «Хетум-историк» XIV века, армянский царь Хетум I обратился к великому хану монголов Мункэ с предложением отнять у сарацин Святую землю и возвратить ее христианам. На это хан ответил: «Из уважения, которое мы питаем к Иисусу Христу, мы отправились бы лично, но так как очень заняты в этих местах, мы поручим нашему брату Хаолону (Хулагу) осуществить это намерение, как подобает. Он осадит город Иерусалим… и возвратит его в руки христиан» («После Марко Поло»). Современный комментатор объявляет эту средневековую переписку «весьма сомнительной», поскольку христианство великих = «монгольских» ханов противоречит скалигеровско-романовской истории.


3. Великая Татария и Китай

Вот о чем рассказано в книге «Чудеса, описанные братом Журденом из ордена проповедников, уроженцем Северака и епископом города Колумба, что в Индии Наибольшей». Якобы XIV века.

Напомним, что вплоть до середины XVII века Россия именовалась на многих географических картах Великой Татарией, то есть Монголо-Татарией. Приведем слова Журдена из ордена проповедников (цитируем по книге «После Марко Поло»):

«О великой Татарии… Она очень богата, очень справедлива и очень обширна. В ней четыре царства, столь же великие, как французское королевство, и густонаселенные… В этом государстве имеет хождение бумага, припечатанная черными чернилами; с ее помощью можно получить золото, серебро, шелк, драгоценные камни и все, что душе угодно (по-видимому, речь идет о бумажных деньгах — Авт.).

В этой империи есть храмы с идолами и мужские и женские монастыри, подобные нашим, и там постятся и молятся совсем на наш манер… Просто невероятно, сколь роскошна, пышна и величава служба идолам… В этой империи… много огромных городов. Один такой город называется Гиемо, и говорят, что и за день его не пересечь по прямой, даже едучи верхом.

Слышал я, что у этого императора есть двести городов, больших, чем Тулуза, и я убежден, что и жителей в них поболе..

Народ в этой империи на диво покорный, опрятный, вежливый и щедрый».

Поинтересуемся современным комментарием к этому тексту, написанному, кстати, скорее всего позже XIV века, поскольку в нем упоминаются бумажные деньги. Комментарий следующий: «Великая Татария — Юаньская империя, в первой половине XIV века включавшая весь Китай и управлявшаяся монгольскими завоевателями, потомками Чингисхана».

Итак, что же мы узнали?

А узнали мы следующие интересные факты.

1. Потомки Чингисхана, то есть великого князя Юрия Даниловича «Московского», он же Рюрик = Юрий Долгорукий, правили Китаем (то есть Китией = Скифией).

2. Юаньская империя — это, вероятно, «империя Ивана», потому что Иван = Юань-Иань. То есть — «монгольская» империя Ивана Даниловича Калиты = хана Батыя.

Все это удачно согласуется с нашей реконструкцией истории Китая.

Процитируем еще один комментарий: «Tartaria magna (то есть Татария монгольская — Авт.) — термин географов позднего средневековья. Великой (то есть Монголо-) Татарией в Европе XIII–XIV веков называлась Юаньская империя (то есть империя Ивана — Авт.)… Термин Великая Татария надолго пережил Юаньскую империю и удержался в европейской географической литературе до конца XVIII века».

Все верно. Однако нынешний комментатор почему-то забывает, что европейцы в XVIII веке крупными буквами обозначали на картах Великую Татарию не где-нибудь, а на всей территории Российской империи. Вплоть до Дальнего Востока. От Европы до Тихого океана. Причем «Российская империя» — буквами среднего размера, а Великая = «монголо» Татария — очень крупными.


4. Средневековые западные свидетельства о царстве Пресвитера Иоанна, то есть о Русской империи XIII–XV веков

Античность и средневековье переплетены на географических картах.

В этом разделе мы остановимся на некоторых важных средневековых документах. Воспользуемся, в частности, фундаментальной книгой Дж. К. Райта «Географические представления в эпоху крестовых походов», вышедшей у нас в академическом издании в 1988 году. В ней автор собрал обширный материал о познаниях в этой области европейцев XII–XIV веков.

Исследователей средневековых карт и географических описаний, пишет Дж. Райт, поражает «соседство на них библейских персонажей с древними царствами и с современными (! — Авт.) государствами. История оказывается запечатленной в картографии, точно так же как она отражена в церковной иконографии, в которой соседствуют герои Ветхого и Нового Заветов и мудрецы и правители более поздних эпох».

Наша реконструкция истории объясняет этот факт. Средневековые авторы и картографы правдиво отражали свое время, внутри которого и развивались также и библейские, и античные события. Поэтому они и оказались сплетенными воедино в средневековой географии.


«Монголо»-русская Орда описана в Библии и Коране как знаменитый народ Гог и Магог.

Напомним, что рассказывали о наших предках-«монголах» XI–XIV веков средневековые западноевропейцы. В изложении Дж. Райта их свидетельства выглядят так:

«Азию часто характеризовали как место, где находится рай и где был сотворен человек. Сюда средневековая традиция также помещала Гога и Магога, пришествие которых в день Страшного суда должно принести гибель миру. В Библии мы находим три различных описания Гога и Магога. Опираясь на книгу Бытия (10:2), где Магог назван сыном Иафета, еврейская традиция усматривала в этом туманном и зловещем персонаже прародителя скифских племен.

В Книге Пророка Иезекииля (38–39) содержится пророчество об опустошениях и разрушениях, которые причинит „Гог из земли Магог (то есть из земли Монголов — Авт.), великий князь Мешеха (Московии — Авт.) и Фувала (Тобола, Сибири — Авт.)“, который, придя с севера со своими чудовищными ордами, принесет смерть и разрушение на землю Израиля.

Наконец, в Апокалипсисе (20:7) мы находим предостережение о том, что „когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их — как песок морской“. „Гог и Магог“ в данном случае — это не имена каких-либо лиц и не название страны, а скорее всего обозначение каких-то диких племен. Большинство средневековых писателей, продолжая еврейскую традицию (складывающуюся согласно нашим статистическим результатам в XI–XIV веках н. э. — Авт.), отождествляли эти племена с северными варварами-скифами».

Итак, Гог и Магог = скифы. Иероним, кстати, ссылается на некое сочинение, отождествляющее Гога и Магога с готами. Итак, Гог и Магог = скифы = готы.

Дж. Райт: «Апокалиптическая легенда о Гоге и Магоге получила на Востоке столь же широкое распространение, как и в христианском мире. На Востоке она по Странному стечению обстоятельств вошла составной частью в „Роман об Александре“. В Коране мы читаем, что „Александр Двурогий“ воздвиг огромную стену из бронзы, смолы и серы, за которой он запер дикие народы Яджудж и Маджудж (Гог и Магог) до той поры, пока они не вырвутся на волю в день Страшного суда. Впервые эту легенду в связи с именем Александра Великого рассказал, по-видимому, Прокопий в сочинении „О персидской войне“».

Пользуясь теми же рассуждениями, что и выше, мы вправе выдвинуть гипотезу, что и Коран, и Александр Македонский, и Прокопий тоже датируются не ранее чем XI–XII веками н. э.

По поводу слова «гог» отметим, что до сих пор на Кавказе имя Георгий произносится как Гоги. Напомним, что основателем Великой = «Монгольской» империи был, согласно нашей реконструкции, великий князь Георгий Данилович (он же — Чингисхан).


Русская «монголо-татарская» Орда воюет с «античным» Александром Македонским.

Войны с Гогом и Магогом и гигантская стена, за которой они были «заперты». Приведем интересные сведения, которые Дж. Райт сообщает в своей книге, в специальном разделе, озаглавленном «Гог и Магог».

«Предполагалось, — пишет автор, — что в северной части Азии обитают ужасные племена Гог и Магог, чье появление в Судный день должно будет привести к уничтожению всего человечества. Мы видели, что библейские пророчества сочетались с рассказом об Александре Великом, окружившем эти племена огромными стенами.

В эпоху крестовых походов существовали различные варианты этой легенды. На большинстве карт Гог и Магог обычно изображались окруженными стеной (может быть, так образно изображали „железный занавес“ между Западной Европой и Ордой-Русью? — Авт.); на некоторых добавлены презрительные эпитеты, например „грязный, нечистоплотный народ“ (gens immunda). На карте Палестины Матфея Парижского на севере обозначены стены, которыми царь Александр Великий окружил Гог и Магог, а в пояснительной легенде говорится, что оттуда же прибыли татары».

Итак, мы вновь видим, что Гог и Магог отождествлялись средневековыми европейцами с татарами и монголами. И, следовательно, важные отождествления, которые сегодняшние историки обычно объявляют досужими вымыслами летописцев, якобы не знавших «правильной истории», воспринимаются согласно нашей концепции как подлинные и естественные.

Гог и Магог = скифы = монголы и татары = готы.

Дж. Райт: «В сочинении „Об образе мира“ просто заявляется, что между Каспийскими горами и одноименным морем живут племена, которых когда-то обнес стеной Александр Великий; Гог и Магог — самые жестокие на свете, питающиеся сырым мясом диких зверей и людей.

Мусульмане (то есть после XIV–XV веков — Авт.) помещали Гог и Магог на самой Северо-Восточной окраине Азии; и в переводе Иоанна Севильского „Астрономии“ Ал-Фаргани страна Гог находится на крайнем востоке шестого и седьмого „климатов“ (самых северных).

Ламбер ли Тор упоминает в „Романе об Александре“ среди вассалов Пора „Госа и Магоса“: победив Пора, Александр загнал их в горные ущелья и запер там огромной стеной, хотя их было четыреста тысяч… Дается объяснение разделения империи Александра после его смерти: Антигону достались Сирия и Персия вплоть до горы Туе, ему же было поручено стеречь Гог и Магог. Об этих племенах упоминает и Оттон Фрейзингенский… Во времена Гераклия, пишет Оттон, „агаряне“ (сарацины) опустошили империю и уничтожили часть армии Гераклия. Последний в отместку отворил Каспийские Ворота, выпустил эти самые дикие племена, которые за их гнусность были заперты Александром Великим у берегов Каспийского моря, и объявил войну сарацинам».

Скорее всего, речь идет о «монголо-татарском нашествии», то есть о событиях XIII–XIV веков. А потому западноевропейские рассказы о «гнусных племенах Гога и Магога» могли появиться лишь позже этого времени. Следовательно, упомянутые здесь тексты должны быть отнесены к XIV–XV или даже XVI векам. Хотя историки отодвигают их лет на 100 или 200 «вниз». Кроме прочего, мы видим, как мало знали в Западной Европе XIII–XIV веков о том, что происходило в центре Великой = «Монгольской» империи, то есть в Руси-Орде.

Где и когда построили стену против Гога и Магога? Попробуем разобраться, на чем основаны легенды об огромной стене, будто бы возведенной Александром Македонским против Гога и Магога.

Прежде всего, отметим, что многие из этих якобы «античных» рассказов об Александре Македонском и Гоге и Магоге записаны, по-видимому, в Западной Европе в XVI–XVII веках. В одной из вышедших ранее книг А.Т. Фоменко (о методах статистического анализа и датировки исторических источников) показано, что реальные события, которые легли в основу позднейших рассказов об Александре Македонском, — это турецко-отоманские (то есть просто атаманские) завоевания XV–XVI веков, а отец Александра Македонского — Филипп II — это, скорее всего, султан Мухаммед II, живший в XV веке н. э. Славянин-македонец?

Но когда в конце XVI–XVII веках позднейшие хронологи по ошибке или сознательно перенесли эти события в глубокую древность, то главным героем эпохи они сделали Александра Македонского, прообразом которого, вероятно, служил какой-то реальный полководец Великой империи XV века н. э. или даже XVI века н. э. Кто — мы точно сказать пока не можем. Впоследствии ему приписали все великие деяния того времени. В том числе и постройку Великой стены против тех же турок — Гога и Магога.

Посмотрим — действительно ли в XV веке в Европе строили Великую стену против турок? Строили. Как свидетельствует крупнейший специалист по истории античности Ф. Грегоровиус, именно в XV веке в Европе, в Греции была сооружена грандиозная стена под названием Гексамилион, перегораживавшая Истмийский (Коринфский) перешеек, соединяющий полуостров Пелопоннес с материком. А строил ее в 1415 году византийский император Мануил, который находился в это время в дружественных отношениях и даже в военном союзе с турками. Отчего, видимо, и произошла путаница в сочинениях позднейших компиляторов-хронистов.

Вот как это описывается в современной версии истории.

Ф. Грегоровиус: «Обеспечив себя миром с султаном, греческий император (Мануил — Авт.)… заботился также с чрезвычайным усердием о постройке Гексамилиона, стены через Истм, которую начал строить при помощи венецианцев. Греки воображали, что и теперь, точно во времена персов, такая преграда сделает Пелопоннес недоступным для неприятеля. Тысячи рабочих трудились над этим гигантским сооружением… между двумя морями выросла громадная стена со рвами, двумя крепостями и 153 укрепленными башнями… Современники были поражены этим сооружением, точно оно было подобно знаменитым валам Адриана, но им вскоре предстояло убедиться, что для янычар оно вовсе не было недоступно».

Западноевропейские современники были в восторге от этого сооружения, воздвигнутого Мануилом. Гемист Плетон и Мазарис считали «стену замечательным сооружением и непреоборимой твердыней. Франца сочинил также послание к Мануилу об этой Истмийской стене» (Ф. Грегоровиус).

Однако через несколько лет — в 1423 году — отоманские (то есть атаманские) войска приступом взяли эту стену.

Вот и «вырвались на свободу» страшные народы Гог и Магог. «В мае 1423 года он (султан Мурад II — Авт.) отправил из Фессалии пашу Турахана (то есть попросту „турецкого хана“ — Авт.) с сильным войском, чтобы изгнать Феодора II и венецианцев из их владений в Морее… Великое сооружение Мануила, Истмийская стена была взята янычарами приступом и затем разрушена» (Ф. Грегоровиус).

Но возникает вопрос: почему же тогда средневековые авторы указывают на побережье Каспия или Кавказ как якобы место постройки «Великой стены против Гога и Магога»? Наша реконструкция объясняет это.

Поскольку Турция и Россия составляли в ту эпоху единую Империю, то «земля Гога и Магога», естественно, находилась севернее Каспийского моря, то есть в России. Поэтому хронисты-компиляторы XVI–XVII веков, разбирая уцелевшие старые тексты, путаясь в географии и пытаясь понять, где же была построена Стена против Гога и Магога, естественно, отодвинули ее на берега Каспия. То есть на один из старых известных путей, по которому действительно совершались военные вторжения из Древней Руси на юг. Вспомним хотя бы междоусобные войны между Золотой Ордой и Персидским улусом «Монгольской» империи. Они происходили именно в тех местах.

В заключение отметим, что Великих стен в истории Европы было немного. Прямо скажем, мало. Одна или две.

1. «Стену против Гога и Магога», вероятно, можно отождествить с Истмийской стеной. Подчеркнем, что построили эту единственную Великую стену в Европе именно в XV веке, то есть как раз тогда, когда согласно нашей реконструкции и жил Александр Македонский (или один из его основных прообразов).

2. Но имеется и еще одна возможность локализовать Стену Гога и Магога. Это — знаменитый тройной пояс стен вокруг Константинополя — Стамбула — так называемая Стена Феодосия, возведенная якобы в начале V века н. э. и приписываемая ромейскому императору Феодосию. Считается, что ее постройка была завершена лишь в XII веке н. э., когда император Мануил II возвел последний участок стены вдоль залива Золотой Рог.

Эта стена действительно производила грандиозное впечатление. Общая ее протяженность составляла около 20 километров; она окружала Константинополь и защищала его с берега и с моря. Участок стены, защищавший Константинополь с берега, был устроен так: снаружи шел ров шириной 18 и глубиной 7 метров; за рвом тянулся первый пояс невысоких стен; затем — второй пояс стен высотой 8 и толщиной около 2 метров; за ним — третий пояс стен высотой 13 и толщиной 3–4 метра; второй и третий пояса стен были оборудованы 96 башнями высотой 15–20 метров.

Со стороны Мраморного моря Константинополь был защищен одним поясом стен высотой 12–15 метров. Здесь насчитывалось 150 башен и 8 ворот.

Со стороны залива Золотой Рог был сооружен также один пояс стен высотой 10 метров; здесь имелось 100 башен и 14 ворот.

Стена Константинополя возведена из тесаного камня и имела прослойки из красного кирпича.

Сегодня сохранились остатки этой гигантской стены, дающие достаточное представление о том, насколько мощным было это оборонительное сооружение в прошлом.

Эти стены в определенном смысле «запирали Гога и Магога». Сначала — когда турки-османы, вышедшие из России, осаждали Новый Рим. А потом, в XV–XVI веках, когда Константинополь был уже захвачен турками, стена как бы «запирала» сидящих за ней турок, то есть того же Гога и Магога. Как мы покажем далее, турки-отоманы (османы) вышли из той же Великой Орды.


Какими красками изображали поздние западноевропейские летописцы «монгольское» нашествие?

Дж. Райт пишет: «Сухопутные путешествия (западноевропейцев — Авт.) были обусловлены возникновением самой огромной военной империи, когда-либо существовавшей в мире». «Монгольской» = Великой империи.

Приведем теперь красноречивые фрагменты из средневековых европейских хроник, повествующих о вторжении татаро-монголов как о варварском вторжении Гога и Магога.

Первое подробное описание татар встречается в «Великой хронике» Матфея Парижского под 1240 годом; в действительности же события происходили, по-видимому, в эпоху не ранее XIV–XV веков. Вот его свидетельство: «Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирном веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища татар, внезапно появился из местности своей, окруженной горами; и, пробившись сквозь монолитность недвижных камней, выйдя наподобие демонов, освобожденных из Тартара (почему и названы тартарами, будто „(выходцы) из Тартара“), словно саранча, кишели они, покрывая поверхность земли». Говоря о татарах как о народе, вырвавшемся из-за «монолита недвижных камней», хронист недвусмысленно отождествляет татар с Гогом и Магогом, которые прорвались сквозь «стену Александра».

Матфей продолжает: «Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разорению, опустошая огнем и мечом… Они люди бесчеловечные и диким животным подобные. Чудовищами надлежит называть их, а не людьми, ибо они жадно пьют кровь, разрывают на части мясо собачье и человечье и пожирают его». Для убедительности Матфей Парижский иллюстрирует сказанное выразительным рисунком, на котором изображен варвар-«монгол», отрубающий голову несчастной жертве; другой «монгол», держа в каждой руке по отрубленной человеческой ноге, с аппетитом пьет хлещущую из них кровь; третий, проглатывая слюнки в предвкушении вкусного обеда, не спеша поджаривает на вертеле свежий человеческий труп.

Так изображали наших предков западные европейцы уже в XV–XVI веках.

Матфей Парижский продолжает: «Одеты в бычьи шкуры, защищены железными пластинами». Но ведь не в диких же степях ковались эти латы. Значит, было и развитое металлургическое и оружейное производство.

Далее: «Роста они невысокого и толстые, сложения коренастого, сил беспримерных. В войне они непобедимы, в сражениях неутомимы. Со спины они не имеют доспехов, спереди, однако, доспехами защищены… Они не знают человеческих законов, не ведают жалости, свирепее львов и медведей. Они сообща, по десять или двенадцать человек, владеют судами, сделанными из бычьей кожи, умеют плавать и ходить на судах. Вот почему широчайшие и самые быстрые реки они переплывают без промедления и труда.

Когда нет крови, они жадно пьют мутную и даже грязную воду… (а обычно пьют только свежую кровь? — Авт.). Никто из них не знает иных языков, кроме своего, которого не ведают все остальные народы, ибо вплоть до сего времени не открывался к ним доступ и сами они не выходили… Они ведут с собой стада свои и жен своих, которые обучены военному искусству, как и мужчины…

Полагают, — вдохновенно рассуждает Матфей, — что эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от десяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами и которых сначала Александр Македонский пытался заточить среди крутых Каспийских гор смоляными камнями. Когда же он увидел, что это дело свыше человеческих сил, то призвал на помощь бога Израиля, и сошлись вершины гор друг с другом, и образовалось место, неприступное и непроходимое…

Однако, как написано в „Ученой истории“, они выйдут на краю мира, чтобы принести людям великие бедствия. Возникает все же сомнение, являются ли ими ныне вышедшие тартары, ибо они не говорят на европейском языке, не знают закона Моисеева, не пользуются и не управляются правовыми учреждениями».


5. Царство Пресвитера Иоанна, или Русско-Турецкая Орда как главная сила XIV–XV веков

Пресвитер Иоанн — повелитель западных государей.

Дж. Райт пишет: «Эта легенда представляла собой романтический рассказ о том, что в этих дальних краях находилось огромное и сильное христианское царство, управлявшееся могущественным монархом, пресвитером Иоанном… Несмотря на всю ее ошибочность (уверяет нас традиционалист Дж. Райт — Авт.), это убеждение сохранялось долго и стало неотъемлемой частью географической теории позднего средневековья и в последующие века сильно повлияло на направление исследований».

Многие средневековые легенды о царстве пресвитера Иоанна подчеркивают его фантастическое богатство и неоспоримое политическое превосходство перед западными государями. Вот, например, итальянский сборник новелл, датируемый XIII веком. Эта книга, по свидетельству ее современных издателей (она вышла в 1984 году в серии «Литературные памятники»), пользовалась «немалой популярностью в XIV–XV веках, чему свидетельство значительное число дошедших до нас рукописей».

Книга начинается рассказом о посольстве пресвитера Иоанна к западному императору Фридриху. Иоанн подарил Фридриху камень, который стоил больше, чем вся империя Фридриха, и предложил ему должность сенешаля при своем дворе. Из рассказа видно, что император Фридрих ничуть не обиделся на предложение, а наоборот, остался им весьма доволен.

Интересно сопоставить этот средневековый рассказ с не менее любопытным сообщением о переписке императора Фридриха II с ханом Батыем.

В обстановке паники, охватившей Западную Европу в эпоху нашествия монголов, «исключение составлял только император Фридрих II» (Гумилев Л.Н. «Древняя Русь и Великая Степь»).

Наверное, подумает читатель, смел и могуч был император Фридрих II, не испугался Батыя. Однако ситуация была совсем иной. Л.Н. Гумилев пишет: «Батый… потребовал от Фридриха покорности… Фридрих… ответил, что, как знаток соколиной охоты, он мог бы стать сокольничим хана… Результатом… были изоляция… Венгрии, ее разгром и победы Фридриха II в Ломбардии».

В этом отрывке мы заменили многоточиями попытки Л.Н. Гумилева «объяснить» читателю эту странную с точки зрения современного историка картину: император Фридрих II предлагает себя Батыю в качестве сокольничего. Добившись этим благосклонности Батыя, а возможно, и в самом деле получив придворный титул у хана Батыя, Фридрих II успешно и уверенно громит соседей.

Кстати, получив титул сокольничего, не обязательно было реально находиться при хане. Речь шла о придворном средневековом титуле, дававшем определенные преимущества. Например, громить соседей, не сумевших добиться у Батыя равнозначных титулов. Напрасно Л.Н. Гумилев пытается свести историю с Фридрихом к шутке. Скорее всего, в обстановке паники, охватившей Центральную Европу, императору Фридриху II было не до веселья.

По нашему мнению, переписка императора Фридриха с Пресвитером Иоанном и переписка Фридриха II с Батыем — это один и тот же обмен посланиями. Напомним, что пресвитер Иоанн и хан Батый — это в нашей реконструкции одно и то же лицо. А именно великий князь Иван Калита. Незначительное отличие двух вариантов легенды лишь в том, что Иоанн предложил Фридриху должность сенешаля, а Батый — сокольничего.

Впрочем, такого рода факты нас не должны удивлять. Выше мы привели аналогичное, по сути, сообщение Матфея Парижского о послании татаро-«монгольского» хана французскому королю. В нем выражалась та же идея, согласно которой «монгольский» = великий хан считал, как само собой разумеющееся, французского короля своим подданным. А французский король, как и германский император Фридрих, принимал это как должное.

Известно также другое письмо — Пресвитера Иоанна византийскому императору Мануилу. Сегодня считается, будто оно было написано на арабском языке, но оригинал не сохранился, и до нас дошел лишь его латинский перевод.

Письмо начинается следующими словами: «Пресвитер Иоанн, всемогуществом Божиим и властью Господина нашего Иисуса Христа царь царей, повелитель повелителей, желает другу своему Мануилу, князю константинопольскому, здравствовать и благоденствовать». Столь высокомерное обращение «мифического» пресвитера Иоанна к могущественному византийскому императору не может не вызвать удивления у современного историка. Л.Н. Гумилев так высказался по этому поводу: «Уже одно это обращение могло бы насторожить читателя, хотя бы чуть-чуть способного к критике. Иоанн называет своих вассалов царями, а суверенного государя Мануила Комнина — князем константинопольским. Такое явное неуважение, причем ничем не вызванное, должно было бы иметь последствием не союз и дружбу, а разрыв дипломатических отношений. Но… на католическом Западе (это обращение — Авт.) было воспринято, как нечто подразумевающееся и не повлекло за собой недоверия к тексту, что пошло бы на пользу делу», — расстроено констатирует Л.Н. Гумилев. Как все это понимать?

Зададимся вопросом: известны ли в признаваемой заведомо достоверной истории средневековой дипломатии подобные «грубиянские» послания от одного царя к другому? Да, известны. Они принадлежат московским государям XVI века. Например, Ивану «Грозному». Возьмем его письмо английской королеве Елизавете I. Оно дошло до нашего времени в подлиннике. Считается, что письмо хранится с тех времен в Лондонском архиве.

Вот как комментирует это письмо современный историк: «Как и многие другие послания, оно соединяет черты дипломатического послания с характерными особенностями „грубиянского“ стиля Ивана IV». Во-первых, себя царь Иван называет «мы» (то есть уважительно), а английскую королеву — на «ты». Во-вторых, общий стиль письма хотя и уважительный (в этом смысле английская королева — исключение для Ивана IV: он считает ее прирожденной государыней, в отличие, скажем, от шведского короля), но обращается он к ней все-таки свысока. В конце письма, разозлившись, даже обругал королеву «пошлой девицей».

Еще более яркий пример — письма Ивана «Грозного» шведскому королю: «Ты мужичий род, а не государской… Скажи, отец твой Густав чей сын, и как деда твоего звали, и где на государстве сидел, и с которыми государи был в братстве, и которого ты рода государского?.. А что пишешь, за неколко сот лет в Свее (в Швеции — Авт.) короли бывали, и мы того не слыхали, опричь Магнуша, который под Орешком был, и то был князь, а не король…»

Далее царь Иван пишет (цитируем русский перевод): «Раньше того не бывало, чтобы великим государям всея Руси сноситься со шведскими правителями; сносились шведские правители с Новгородом… Отец твой обменивался грамотами с новгородскими намесниками… Когда же новгородские намесники великого государя царя Русского пошлют своего посла к королю Густаву, то Густав, король Шведский и Готский, должен будет… перед этим послом целовать крест… Тому быти невозможно, что тебе мимо намесников с нами ссылатися». Здесь четко указано, что шведскому королю по его положению дозволяется общаться лишь с наместниками русского царя, но не с самим царем.

Царь Иван продолжает: «А король Магнус… сам он столько не ведает, как мы про ваш мужичий род от всех земель ведаем, которые к нам приходят. А что мы короля Арцимагнуса пожаловали городом Полчевым и иными городы, и мы с Божиею волею в своей вотчине вольны: кого хотим, того жалуем».

Отвечая на какие-то рассуждения шведского короля о римской печати (видимо, шведский король уже пользовался скалигеровской версией истории, которая тогда только что появилась на свет), царь Иван пишет: «А что писал еси о Римского царства печати, и у нас своя печать от прародителей наших, а и Римская печать нам не дико: мы от Августа Кесаря родством ведемся». Другими словами, наша печать не хуже римской, да и римская нам не чужда, потому что мы ведем свой род от Августа.


Образование «Монгольской» империи и ее раздел на Русь, Турцию и Западную Европу.

Наша гипотеза состоит в следующем.

Приведенные выше документы отражают подлинную политическую ситуацию в Европе той эпохи, когда часть западноевропейских правителей была разгромлена «монголами» = великими, а остальные были вынуждены подчиниться и признать над собой верховенство «монгольского» хана.

Эта гипотеза позволяет естественным образом объяснить «неожиданное прекращение» великого = «монгольского» наступления на Западную Европу. Обычно объясняют это тем, что «монголы»-де выдохлись, завязли на Руси, которая якобы выполнила роль щита, прикрыв собой Западную Европу и заплатив за это многовековым татаро-монгольским рабством.

По нашему мнению, прекращение нашествия объясняется тем, что «монголам» воевать стало просто не с кем. Оставшиеся не разгромленными в войнах западноевропейские государи в той или иной форме признали себя вассалами великого = «монгольского» хана. Цель завоевателей была достигнута.

Л.Н. Гумилев удивлен: «Восемь миллионов обитателей Восточной Европы подчинились четырем тысячам татар. Князья ездят в Сарай… чтобы вернуться с раскосыми женами, в церквах молятся за хана… искусные мастера едут в Каракорум и работают там за высокую плату».

Остановимся на таком важном обстоятельстве.

Фактическое распространение политической власти «Монгольской» = Великой Руси на многие страны Западной Европы во времена нашествия почему-то не находит отражения в современной версии средневековой европейской истории. Хотя, как мы видим, отчетливых следов этой политической ситуации сохранилось более чем достаточно. На них сегодня стараются не обращать внимания и, вероятно, замалчивать. Понятно почему.

Напомним, что к XVII веку между Западной Европой и Русью, состоявшей в союзе с Турцией, уже пролегла глубокая пропасть религиозного раскола, начало которому было положено в XV веке. Поэтому память о былой политической зависимости западноевропейцев от «еретического» Востока, то есть от «Монгольской» = Великой Орды, была крайне нежелательна и психологически неприятна.

Хотя документальные свидетельства «монгольского» господства полностью сокрыть не удалось, западные историки исказили картину завоевания, представив «монгольских» = великих завоевателей мифическими дикими людоедами и предав забвению тем самым реально существовавшую в ту эпоху Русскую Орду.

«Монгольские» войны XIV века не были полностью стерты со страниц истории. Они были искусственно перенесены в далекое прошлое — примерно в VI век н. э. — под названием Великого переселения народов и славянского завоевания Европы. Об этом мы подробно будем говорить ниже.

Возникшая в XIV веке огромная Русско-Турецкая-Ордынская «Монгольская» империя в XVI–XVII веках разделилась на три основные большие части в соответствии с религиозным расколом XV–XVI веков:

Русь = православную часть Империи,

Турцию = мусульманскую часть и Западную Европу = католическо-латинскую часть Империи.


Взгляд на карту Евразии.

Так что же получается? — раздраженно спросят нас. Получается, русские под именем «монгол» завоевали весь мир, покорили множество стран и создали бескрайнюю империю? Неужели авторы хотят убедить в том, будто Россия-Турция в одиночку победила остальные страны? Такого не может быть!

Наш ответ следующий.

Во-первых, то, что «одна страна победила остальные», придумали не мы. Именно это утверждает сама скалигеровская история, рассказывая о грандиозном «татаро-монгольском» нашествии и образовании огромной «Монгольской» империи, охватившей почти весь тогдашний мир. Более того, историки прямо говорят, что политической программой «Монголии» было завоевание всего мира. Весь мир должен быть завоеван — считали великие = «монгольские» предводители.

Эта программа была полностью осуществлена. И если образовавшаяся Великая = «Монгольская» империя потом раскололась, то лишь в связи с начавшимися междоусобными войнами внутри самой Империи.

Во-вторых, взглянем на географическую карту мира. Выделим на ней очертания Российской империи, к примеру, начала XX века. А теперь присоединим к этой, территории те земли, которые входили, по мнению историков, в состав «Монгольской» = Великой империи, или, как ее называли в XVII–XVIII веках, Великой Татарии. Для этой цели можно использовать карту из географического Атласа принца Оранжского выпуска 1755 года. Как видно на этой карте, как, впрочем, и на других картах того времени, Великая Татария покрывает собой практически всю Азию и значительную часть Европы. В нее входят большая часть современного Китая, Индия, Персия, Корея и др.

Добавим теперь к этой Великой Татарии:

• союзную Турцию, завоеванную Тамерланом-Тимуром,

• часть Египта, завоеванного во время «монгольского» желтого крестового похода XIII века,

• Восточную и Центральную Европу, завоеванную Батыем.

Это — те страны, которые подпали под власть «Монгольской» = Великой империй, по мнению самих историков-скалигеровцев. Ничего нового мы тут не открываем. Территория «Монгольской» империи расширилась на какое-то время до указанных выше пределов.

Но это еще не все. Добавим и те страны, которые, согласно приведенным нами средневековым свидетельствам, по сути, признали себя вассалами «Монгольской» = Великой империи, не оказав серьезного вооруженного сопротивления. Таковы, по-видимому, были Германия, Франция, Италия, то есть фактически вся Западная Европа. А проще говоря, вся Европа.

Внутри «Монгольской» = Великой средневековой империи мы видим Российскую империю в границах начала XX века (см. рис. 6).


Рис. 6.


Насколько отличаются размеры «Монгольской» = Великой империи в момент ее наибольшего расширения от территории Российской империи, скажем, начала XX века? Не больше чем в два раза. А ведь это — через несколько сотен лет после распада Великой империи.

Замечание. Не следует думать, что Великая империя была жестко централизованным единым государством. В те времена создание подобных размеров монолитной империи, способной просуществовать длительное время, представляется невозможным ввиду несовершенства средств коммуникации, например. В XVII столетии Великая империя распалась. Но сама идея Империи еще долго жила в отдельных бывших ее провинциях.


Борьба Запада против Турции и Руси. Роль Романовых.

Первоначально, вплоть до XVII века, отношения между православной и мусульманской частями бывшей Империи, то есть между Русью и Турцией, были добрососедскими. Однако Турция «давила на Запад», причем очень сильно.

В XVI веке над Западной Европой — уже во второй раз в эпоху средневековья — нависла реальная угроза военного нашествия с Востока. Вдобавок к этому, как хорошо отражено, например, в книге Герберштейна, в военные действия против Западной Европы была готова вступить и Русь. Таким образом, Запад оказался лицом к лицу с двумя грозными противниками.

Очевидно, не будучи в состоянии организовать полноценное военное сопротивление, Западная Европа избрала другой путь, оказавшийся в итоге успешным. Во-первых, в центре Империи, на Руси, удалось внести раскол и смуту в среду правящей Ордынской династии. Как мы подробно говорили во 2-й книге настоящего издания, русская Ордынская династия была свергнута. Более того, она была физически уничтожена. Империя распалась. К власти пришли прозападные ставленники — Романовы. В дальнейшем, при царе Алексее Михайловиче Романове, Россию удалось поссорить с Турцией и на многие годы направить ее военные устремления в сторону этой бывшей ближайшей союзницы Руси. С Турцией Россия воевала 200 лет. По-видимому, именно таким путем Западная Европа и спасла себя от второго разгрома.

Говоря о роли Романовых, нельзя не отметить ярко выраженную западническую ориентацию этой династии на протяжении всей ее трехсотлетней истории.

Частным, но важным следствием этого явилось внедрение в сознание образованного слоя догмы о культурном превосходстве Запада над Россией. Эта лже-теория настолько глубоко укоренилась в русском сознании, что ее не оспаривали даже позднейшие славянофилы. Настолько эта догма казалась им, а многим даже сегодня, самоочевидной. Постоянно пропагандировалась мысль о «вековечной отсталости России», «дикости русского народа» по сравнению с просвещенной Европой. Этому внушению, за редчайшими исключениями, поддались и многие выдающиеся умы России.

С помощью такой «полезной идеи» удалось внушить образованной части русского народа чувство собственной ущербности, преклонения перед Западом и его культурой. Тех же мыслителей, которые пытались противостоять романовской догме, таких, как М.В. Ломоносов, А.С. Хомяков, объявляли «неистовыми славянофилами» или некомпетентными профанами.


6. Новый взгляд на царство Пресвитера Иоанна

Пресвитер Иоанн.

Вернемся к описаниям царства пресвитера Иоанна. Как мы уже понимаем, этим царством была, по-видимому, средневековая Русь — она же «Монгольская» = Великая империя.

Согласно средневековой традиции, пресвитер Иоанн «считается потомком очень древнего рода, являясь в действительности одним из потомков магов. Возможно, подчиненные ему племена — то же, что „неверные тюрки“ Вениамина Тудельского» (Дж. Райт).

Итак, пресвитер Иоанн правит тюркским народом. Это согласуется с нашей концепцией истории, поскольку в состав Великой империи входили славянские и тюркские народы.

Отметим, что «маги», упомянутые выше, скорее всего, являлись теми же моголами, то есть «монголами»-великими.

Дж. Райт продолжает: «Имеющиеся факты говорят скорее в пользу теории, что этот рассказ возник на основании слухов о каком-то христианском монгольском правителе Центральной Азии». Как пишет Пельо, «что бы ни породило знаменитую легенду о пресвитере Иоанне… в первой половине XIII века традиция связывает ее с кереитским князем. По-видимому, все кереиты, о которых упоминается в истории монгольской династии, были христианами, во всяком случае, это относится к большинству из них. Действительно, благодаря браку с кереитскими княжнами христианство проникло даже в семью Чингисхана».

Оказывается, как пишет Райт, «от Марко Поло и других путешественников XIII века мы знаем, что монгольские князья часто принимали крещение, хотя, вероятно, это скорее объясняется их безразличным отношением к религии, чем искренностью религиозных убеждений».

Итак, современным исследователям приходится строить туманные предположения, чтобы как-то объяснить постоянно встречающиеся противоречия между свидетельствами древних документов и скалигеровским учебником по якобы древней истории.

А по каким странам на самом деле путешествовал Марко Поло, мы расскажем в части V этой книги.


Европейские имена в китайской транскрипции неузнаваемо искажаются.

Хотя во 2-й книге настоящего издания мы уже подробно говорили о Китае, но рассказ Дж. Райта вновь возвращает нас к этой интересной теме в связи с царством пресвитера Иоанна. Райт пишет: «Многие из этих азиатских христиан носили христианские имена, дошедшие до нас в китайской транскрипции, например Ко-ли-цзи-сы (= Георгий) или Яо-су-му (= Иосиф)». Итак, мы получаем редкую возможность познакомиться с китайским произношением христианских имен.

В предыдущей книге мы отмечали, что многие современные заключения о древности истории Китая в значительной степени появились благодаря сильному искажению европейских и христианских имен в китайском произношении. Если переписать, а затем прочесть европейскую хронику в китайской транскрипции, то невозможно узнать хорошо знакомый европейский текст. Ведь вместо Георгия, Иосифа и т. п. появятся «имена» Колицзисы, Яосуму и пр., из чего с чистой совестью можно предположить, что перед нами — «древнейший китайский текст», не имеющий ничего общего с европейской историей.


Европейцы называли Китай «страной Серов».

«В античности Серами называли жителей Китая». Средневековые европейцы считали, что «Серее — это город на Востоке, почему Серами называют область, народ и вид ткани» (Дж. Райт).

Кто такие серы? Без огласовок мы имеем ср или рс, поскольку имена часто читались как слева направо (у европейцев), так и справа налево (у арабов, иудеев). Но рс — это, вероятно, русы. Возникает естественная гипотеза: Серами называли русов.

И это понятно. Ведь согласно скалигеровской истории Китай, или его значительная часть, входил в состав «Монгольской» = Великой империи, то есть — Русской Ордынской империи. Более того, как мы обнаружили, словом «Китай» на Западе в XIV–XVI веках обозначали именно Русь.

Дж. Райт пишет: «Только в XVI веке стало известно, что земля Серов и Китай — это одно и то же». (Вероятно, отсюда и Сирия = Ассирия = Ашур. При обратном прочтении получается Русь = Россия = Раша. А ведь Сирия — это страна Серов.)

Кроме того, «Китай» выступает в средневековье под следующими именами: страна Серов, страна Цинь, земля Чин, страна Син, Тьема (?) Thinae (Дж. Райт). Отметим, что Thinae ассоциируется опять-таки с Таной, страной Тан или Дон.


Знаменитое письмо Пресвитера Иоанна рассказывает о древней Руси-«Монголии».

До нашего времени дошел важный средневековый документ, позволяющий с новой точки зрения взглянуть на подлинную историю Великой Руси. Историки относят его к XII веку: «самая ранняя рукопись датируется временем не позднее 1177 года». К сожалению, Дж. Райт не сообщает, кто и когда датировал письмо Иоанна. Есть ли сегодня в нашем распоряжении его оригинал? Похоже, что нет. Иначе, почему Райт говорит лишь о «ранних рукописях», то есть о копиях письма? И, кстати, на каком языке был написан оригинал? Последний вопрос тоже интересен.

Как мы сейчас увидим, характер текста наталкивает на мысль о довольно позднем происхождении письма Иоанна.

Надо ли повторять, что историки считают этот документ «средневековой фантастикой», хотя и «безусловно знаменитой».

Мы же отнесемся к нему по-другому, поскольку начинаем теперь понимать, что, несмотря на определенную пропагандистскую направленность, известное письмо Иоанна опирается на реальные факты древнерусской истории.

Дж. Райт пишет: «Наиболее подробное описание царства пресвитера Иоанна содержится в его письме, по одним рукописям обращенном к византийскому императору Мануилу (Комнину), по другим — к римскому императору Фридриху, по третьим — к папе.

В этом письме, самая ранняя рукопись которого датируется временем не позднее 1177 года, Иоанн заявляет, что богатством и мощью он превосходит всех царей света. Под его властью находятся три Индии и Гробница Св. Фомы. Его царство простирается через пустыню Вавилона до Вавилонской башни, оно состоит из семидесяти двух провинций, каждая из которых управляется царем. Пресвитеру Иоанну подчинены амазонки (об амазонках на Руси мы уже писали во 2-й книге издания „Русь и Рим“ — Авт.) и брамины. Чтобы пересечь его территорию в одном направлении, требуется четыре месяца.

В этом царстве, изобилующем молоком и медом, много удивительного: течет одна из рек Рая; здесь реки приносят золото и драгоценные камни; здесь собирают перец. Здесь же — таинственное песчаное море, в которое впадает каменистая река, а за ним обитают десять еврейских племен, которые, хотя и имеют собственных царей, тем не менее, подчинены могущественному христианскому правителю».

Дж. Райт продолжает: «В одной ранней латинской рукописи „Письма“, написанной, вероятно, в Англии (! — Авт.), сообщается, что при дворе пресвитера Иоанна имеются люди из всех стран мира. Среди личных слуг царя есть англичане, которые прислуживают ему за столом. Среди его телохранителей не менее одиннадцати тысяч англичан, и каждый прибывающий во дворец англичанин, будь то клирик или рыцарь, принимается в Рыцарский Орден».

Может быть, упомянутые здесь англичане действительно были жителями современной островной Англии? А с другой стороны, нельзя не вспомнить гипотезу, сформулированную нами ранее (см. «Русь и Рим», кн. 2), что первоначально «англичанами» назывались подданные Византийской империи эпохи ангелов известной императорской династии Царьграда. Возможно, «англичане» из письма Иоанна — «люди из византийской империи» — соседней Руси-Орды?

Западная Европа уважала царство Иоанна. Во всяком случае, как пишет Райт, «в течение XIII века папы и христианские короли Европы тщетно надеялись установить союз с какой-нибудь сильной державой на Востоке — с монголами или пресвитером Иоанном». Но, как мы теперь понимаем, царство монголов и царство Пресвитера Иоанна — это одно и то же: «Монгольская» = Великая Русь.

Вот еще один любопытный документ. Письмо папы Александра III (якобы 1177 года) пресвитеру Иоанну — «Великому царю индийцев, священнейшему из священнослужителей». Папа отправляет посла, «чтобы тот объяснил пресвитеру догматы западного христианства и обратил его в истинную католическую веру».

Чуть ниже мы приведем хорошо известные лингвистические данные о смысле слова «индия». Оказывается, это просто «далекая страна». В таком случае «индийцы» — всего-навсего «жители далекой страны». В частности, «великий царь индийцев» означает «великий царь далекой страны».

Наконец, вспомним, что согласно библейской средневековой традиции «через рай протекают четыре реки». Интересный вопрос — где расположен рай? И где текут райские реки? Вопрос живо обсуждался в средневековой науке и литературе. Мнений и споров было много.

Какая река рая течет через царство Пресвитера Иоанна? Дж. Райт сообщает: «В письме пресвитера Иоанна в качестве одного из потоков рая упоминается река Идон, которая протекает через языческую провинцию царства этого великого христианского правителя и притоки которой разветвляются по всей территории». Если (по нашей реконструкции) царство пресвитера Иоанна — это Русская Великая империя, то что такое Идон? Возможно, река Дон или река Волга. Некоторые современные историки считают, что под «Идоном» подразумевается река Инд в современной Индии. Не будем возражать. Мы ничего не имеем против и такого отождествления, поскольку большая часть современной Индии действительно входила в христианское царство Пресвитера Иоанна.

Впрочем, с отождествлением Идона с Индом согласны не все специалисты. Некоторые считают, что «под Идоном, несомненно, подразумевается Физон или Ганг».

Но если «индийское царство пресвитера Иоанна» — это средневековая Русь, то река Идон, протекающая по территории его царства, — это, скорее всего, просто Дон или Волга.

Волга тоже называлась Доном. Читатель возразит: согласно вашей гипотезе столица империи Иоанна находилась в Великом Новгороде, то есть в области, включавшей Ярославль, Кострому, Ростов Великий. Но Ярославль стоит на Волге. Как же Волга может быть Доном?

Ответ может быть неожиданным для читателя, привыкшего к мысли, что название Дон всегда означало только одну реку — современный Дон.

Как мы уже говорили, название Дон могло прикладываться и действительно прикладывалось в прошлом к разным рекам. Дело в том, что слово Дон раньше означало просто «река». И Волгу поэтому могли называть Доном.

Река Физон и река Теза. Считается, что в царстве пресвитера Иоанна протекала река Физон, которую некоторые исследователи отождествляют с Идоном. Но во Владимиро-Суздальской Руси искать реку под названием Физон долго не нужно. Примерно в 90 километрах от Ярославля протекает судоходная река Теза — приток Клязьмы. Может быть, это и есть река Физон, поскольку «ф» переходит в «т» при двояком прочтении буквы «о», ср. Федор — Теодор, Фома — Томас и т. д.

Окрестности реки Тезы находятся всего в 100 километрах от Суздаля и являются одним из известных древних русских культурных центров. Например, на самой Тезе расположен старинный город Шуя, существовавший еще в XIV веке и бывший в XVI–XVII веках крупным ремесленным и торговым центром, непосредственно связанным с волжской торговлей. Потомками владетельных князей Шуи были знаменитые бояре Шуйские, занимавшие в конце XVI века главенствующее положение в Боярской думе и даже на короткое время занявшие царский престол (царь Василий Шуйский).

Далее, в 30 километрах от Шуи расположено старинное село Палех — известный центр русской иконописи и лаковой «палехской росписи».

Рядом с Тезой, примерно в 20 километрах от нее, находится большой город Иваново, расположенный на месте древнего села Иванова. До 1871 года — село Иваново, с 1871 года по 1932 год — город Иваново-Вознесенск, в настоящее время — центр Ивановской области. Село Иваново — широко известный с XVII века центр холщевенной промышленности на Руси. До 1741 года село находилось во владении князей Черкасских, затем — графов Шереметевых.

Как название Ярославль связано с именем Ярослав, так и название старинного села Иванова недалеко от Тезы-Физона, возможно, связано с именем Иван, то есть Иоанн. (Пресвитер Иоанн?)

Река Волга-Ра и «река Рая». Теперь можно попытаться по-новому взглянуть и на загадочную реку рая, текущую, как пишет Пресвитер Иоанн, через его царство.

Какая река течет через Ярославль? Волга. А как она называлась в средние века? Ра. Волгу упоминали под именем «Ра» многие древние и средневековые авторы. В частности, так называли Волгу Птолемей и все остальные античные авторы, писавшие об этой реке.

Река Ра = Волга — это и есть, вероятно, «река рай» или «река Рая». Кстати, до сих пор по-мордовски река Волга называется Рав или Раво.

Заметим, что название Ра писалось на картах в форме Юга; в этом названии звучит русское слово «река».

Таким образом, мы обнаружили в Древней Руси некоторые важные названия, упоминаемые в письме Иоанна. И именно там, где они и должны быть по нашей реконструкции — в непосредственной близости от Великого Новгорода = Ярославля.

Где родился Пресвитер Иоанн? Попутно возникает гипотеза: где родился, или жил, или имел резиденцию Пресвитер Иоанн, он же Иван Калита, он же хан Батый? Может быть, в известном селе Иванове, название которого могло происходить от имени Иоанн? Сегодня это крупный город Центральной России.

Столица царства Иоанна — город Хулна — это Ярославль, то есть великий Новгород-Холмград. «Странное событие, — удивляется Дж. Райт, — имевшее место в Риме в 1122 году, усилило веру в существование в Азии многочисленного христианского населения. Имеется анонимное сообщение о посещении в этом году Рима неким индийским патриархом Иоанном и о том, какую колоссальную сенсацию он произвел в папской курии и во всей Италии. Рассказчик сообщает, что в течение бесчисленного количества веков ни один туземный житель не прибывал из этих отдаленных и варварских восточных краев, и никто из жителей Италии там не бывал…

В Риме перед папской курией он (патриарх Иоанн — Авт.) подробно рассказал о своей родной стране. По его словам, главным городом там является Хулна, расположенный на Физоне, одной из четырех рек рая. Это огромный город, окруженный гигантскими стенами и населенный правоверными христианами. За стенами находится гора, окруженная очень глубоким озером, а на вершине горы — храм Св. Фомы. Вокруг озера в честь двенадцати апостолов воздвигнуто двенадцать монастырей. Храм Св. Фомы доступен только раз в году, когда озерная вода расступается и позволяет паломникам к нему приблизиться».

Впрочем, в другом сообщении о визите Иоанна говорится, будто Иоанн «утверждал, что святилище Св. Фомы окружено не озером, а рекой, и что она словно бы высыхает в течение восьми дней до праздника и восьми дней после праздника в честь этого апостола».

Вероятно, перед нами поздние фантазии кого-либо из писателей XVII или XVIII века. Конечно, можно было бы пройти мимо них, что, собственно, и делают современные историки, расценивая эти сообщения как средневековые сказки. Но, может быть, в их основе все-таки лежат подлинные факты, которые пытался осмыслить хронист, расцветивший дошедшие до него скупые сведения своими красками? Попытаемся вглядеться пристальнее в этот средневековый текст. Может быть, мы что-то поймем.

Город Хулна. На реке Физон, которая отождествляется с Идоном, а по нашей гипотезе — с Доном или Волгой, стоит огромный город-столица. Называется Хулна. Или Хулма, то есть попросту Холм.

Хорошо знакомое нам русское слово. Что же это за город «Холм» или «Хулм»? Вспомним, что звуки «м» и «н» постоянно переходят друг в друга в старых текстах. На Западе слово «холм» было известно в форме «хулма». Например, в древне-германском языке было слово «хулма» (hulma), означавшее «холм». Что же это за город Холм или Хулм?

Выскажем гипотезу. Возможно, это русский город Хольм-град или Хульм-град, о котором мы много говорили (см. «Русь и Рим», кн. 2). Он хорошо и давно известен в истории под именем Новгород.

Мы утверждаем, что Хольмград-Новгород — это Ярославль. Стоит на реке Волга, которая называлась также Доном, как и другие крупные русские реки. А река Физон, которую выше мы предложили отождествить с рекой Теза, — как раз одна из рек бассейна Волги.

Согласно нашей реконструкции Ярославль = Новгород = Хольм-град — это столица Великой Русской Орды. И Иоанн говорит о своем городе Хулна как о столице. В других своих письмах к иностранным государям, например к византийскому императору Мануилу, пресвитер Иоанн называет столицей своей империи, то есть «Трех Индий», город Сузы. Либо это еще одна столица, либо город, который был столицей ранее (или позже) Хулны. Столица со временем могла перемешаться. Одним словом, в древнем тексте какая-то недоговоренность.

Историки заявляют, что «античные» Сузы — это столица якобы древнейшего государства Элам в Двуречье, на территории нынешнего Ирана. Расцвет Суз они относят к IV–VI векам до н. э. Надо ли говорить, что сегодня города с таким названием в Иране нет. Кроме того, даже, по мнению историков, в письме Иоанна речь идет явно не о Двуречье. А.Н. Гумилев с возмущением «ловит за руку» автора письма: «Только совершенно несведущий в античной географической литературе читатель мог не заметить, что сам автор письма ничего не понимает в географии».

Итак, «античный» город Сузы куда-то бесследно исчез. Зато до сих пор существует русский Суздаль — стольный град Владимиро-Суздальской Руси, недалеко от современного Иванова. Других «Суз» на географической карте мира сегодня не отыскать.

Наша гипотеза. Древняя столица царства «Трех Индий» Пресвитера Иоанна — город Сузы — это, вероятно, известная древняя русская столица Суздаль, расположенная рядом с Владимиром. А «Три Индии» — это Три Орды или позднейшие Три Руси: Великая Русь, Малая Русь и Белая Русь.

По поводу же «Персии» напомним, что на старых картах словом «Pars», то есть «страна», обозначались самые разные географические области (см. выше). Кроме того, первоначально — до своего появления в Азии — слово «Персия» могло указывать на П-Руссию, то есть на Пруссию либо Б-Руссию = Белую Русь, Белоруссию.

Описание весеннего разлива великой «индийской» реки Волги в письме пресвитера Иоанна. Праздник св. Фомы приходится на весну. «Неделя о Фоме» — следующее после Пасхи воскресенье. Что же происходит весной с реками? В том числе с Волгой и ее притоками? Весной река разливается. А разливы Волги и ее притоков особенно бурны и многоводны.

В результате ежегодного разлива Волги некий храм в окрестностях Ярославля мог на время оказаться отрезанным от берега водной стихией. Потом вода спадала. Доступ к храму возобновлялся.

Вот, вероятно, о чем в действительности рассказывал «патриарх Иоанн». Его слова были недопоняты, искажены хронистами (они решили, что храм вообще доступен лишь раз в году) и в таком виде дошли до наших дней. Нам сегодня приходится отделять рациональное зерно от его фантастической оболочки.

Вокруг какого храма расступается вода на праздник св. Фомы? Возможно, в письме Пресвитера Иоанна говорится об известном русском храме Покрова на Нерли, рядом с Владимиром. Нерль — приток Клязьмы, реки бассейна Волги. В этих же местах протекает река Теза-Физон, о которой мы выше говорили. Сооружение Покрова на Нерли датируется 1165 годом, то есть XII веком.

Хорошо известна уникальная особенность этого древнерусского храма. Каждый год во время разлива речная вода полностью окружает его со всех сторон, и подойти к нему невозможно. Таким его особенно любят фотографировать многочисленные туристы. Белокаменный храм, живописно возвышающийся посреди водной глади, впечатляет.

Почему в письме Пресвитера Иоанна в связи с затапливаемым храмом упоминается о св. Фоме и именно восьми днях? Вероятно, по той простой причине, что весенний разлив кончается вскоре после Пасхи. А на восьмой день по Пасхе, когда русская церковь празднует «Неделю о Фоме», храм снова становится доступным для верующих. По-видимому, отражение этого обстоятельства мы и видим в историческом памятнике — письме великого «индийского» Пресвитера Иоанна, основанном, как мы старались показать, на реальном факте древнерусского бытия.

Конечно, мы не настаиваем на том, что храм, описанный в письме Иоанна, — в точности Покров на Нерли. Важно здесь то, что на Руси, а более точно — в древней Ростово-Суздальской Руси, существовал обычай так строить некоторые храмы.

Следы этого обычая мы видим в знаменитом сказании о «граде Китеже», исчезнувшем под водой в годину «татарского» нашествия. Китеж стоял якобы на Ярославской земле. «Георгий Всеволодович, — гласит легенда, — ушел в Ярославскую землю, в пределах которой и находилась проигранная русскими битва».

Согласно легенде в «подводном городе» постоянно продолжается богослужение. Примечательно, что как письмо Иоанна, так и сказание об исчезнувшем граде Китеже повествуют о событиях одного времени — об эпохе «татарского» нашествия. По-видимому, в то время на Руси и существовал обычай строить храмы, окружаемые водой во время разлива.

Конечно, можно было бы согласиться с историками, что не стоит серьезно относиться к этим туманным свидетельствам из письма Пресвитера Иоанна. На самом деле они весьма сбивчивы. Но в итоге наших исследований мы пришли к мысли, что эти документы могут оказаться ценными историческими источниками и их не следует безоговорочно отвергать.

На примере письма Пресвитера Иоанна можно видеть, как причудливо иногда преломляется историческая реальность в литературных памятниках средневековья. Что естественно. Авторы часто писали о том, чего сами не видели, интерпретируя скупые документы, которые подчас просто не понимали. В таких случаях добавлялись собственные вымыслы переписчиков, обусловленные мерой их воспитания и образования. Однако при всем при том ключевые слова, как правило, сохранялись. В нашем примере это: св. Фома; восемь дней; храм, окруженный водой.

Конечно, современный историк Дж. Райт чувствует себя не особенно уютно при анализе средневековых известий о Пресвитере Иоанне. И потому говорит следующее: «У нас имелись бы все основания отвергнуть сообщение о посещении Рима патриархом Иоанном как совершенно фантастическое, если бы оно не подтверждалось письмом, которое написал некоему графу Томасу аббат Одо из монастыря Сен-Реми в Реймсе (1118–1151), оказавшийся в Риме как раз в то время, когда там находился Иоанн».

Не нужно, конечно, думать, что патриарх Иоанн, «посетивший Рим», это сам «пресвитер Иоанн» — правитель империи. Скорее всего, кто-то из его послов, на которого пал отблеск пославшего его великого хана Иоанна = Ивана Даниловича Калиты = царя Империи.

И вновь царство Пресвитера Иоанна совмещается с Ордынской империей.

А отождествление Идона с современным Гангом или Индом — это уже поздняя идея, когда скалигеровский учебник истории «стал обязательным» и прежний смысл названий был забыт.


Что такое Древняя Индия и где она была расположена?

Вопрос не простой. Средневековые авторы «это название широко применяли ко всем отдаленным районам Азии». Термин был чрезвычайно расплывчатым и обнимал огромные территории. Глядя из Западной Европы на Восток, хронисты XII–XIV веков называли Индией практически всю загадочную для них Азию.

Оказывается, «индия» — это старое русское слово. Оно происходило от сегодня уже забытого наречия инде — «в другом месте, с другой стороны, кое-где, где-нибудь». Так толкует его академический «Словарь русского языка XI–XVII веков» выпуска 1975 года. Поэтому Индия — это просто далекая страна, заграница. Затем русское «инде» перешло в латинский язык, даже не изменив своей формы. Сегодня мы видим его в латинском словаре: «Inde — оттуда, с того места». Так западноевропейцы на своем «ученом языке» — латыни — стали называть «далекие страны». Вот как возникло слово «Индия».

А поэтому, когда средневековый западный автор пишет «об Индии», не следует думать, что он непременно имеет в виду территорию современной Индии. «Индией» могли называть — и действительно называли — и средневековую Русь — «далекую страну».

Затем средневековые географы разделили Индию на три части. Первую поместили напротив Эфиопии (?), вторую — рядом со страной Мидийцев, то есть, вероятно, рядом с Венгрией-Мадьярией, а третью — на край света. Кстати, Мидия — может быть, просто «средняя страна», middle-land? В рамках нашей реконструкции деление Индии на три части правильно. Средневековая Русь действительно делилась именно на три части, о чем мы рассказали в одной из книг по новой хронологии:

Великая Русь, Малая Русь, Белая Русь.

Они же соответственно:

Золотая Орда, Синяя Орда, Белая Орда.

Кстати, в письме Пресвитера Иоанна утверждается, будто он действительно «правит Тремя Индиями». При этом оказывается, в Нижней Индии проповедовал апостол Фома, в Центральной Индии — апостол Матфей, в Верхней Индии — апостол Варфоломей («св. Бартоломей») (Дж. Райт).


Что знали западноевропейцы XII–XV веков об «Индии»?

Придется отказаться от мысли, будто средневековые западноевропейские географические представления XII–XV веков более или менее близки современным. Ничего подобного. Они чаще всего фантастичны. География как наука еще только зарождалась. Лишь в XVII–XVIII веках она накопила достаточный запас истинных экспериментальных наблюдений. А в хрониках XII–XV веков можно встретить, например, об «Индии» немало диковинного. Вот замечательное резюме, составленное Райтом по средневековым западноевропейским «Географиям». Оно заслуживает того, чтобы привести его полностью:

«Прежде всего, Индия была страной чудес.

Там жили пигмеи, которые сражались с аистами, и великаны, воевавшие с грифонами.

Там были „гимнософисты“, которые целый день созерцали солнце, стоя под его палящими лучами сначала на одной, а потом на другой ноге.

Там имелись люди со ступнями, повернутыми назад, и с восемью пальцами на каждой ноге; кинокефалы, то есть люди с собачьими головами и когтями, лающие и рычащие; народ, женщины которого рожают только одного ребенка, при этом всегда беловолосого; племена, у представителей которых в юности волосы белые, но с годами темнеют; люди, которые ложатся на спину и поднимают вверх свою огромную единственную ногу, тем самым спасаясь от солнца (sciapodes); люди, которые насыщаются от одного запаха пищи; безголовые люди, у которых глаза находятся в желудке; лесные люди с волосатыми телами, собачьими клыками и устрашающими голосами; а также множество ужасных зооморфных чудовищ, сочетающих в себе признаки нескольких животных.

Об этих и еще более удивительных чудесах продолжали рассказывать европейские авторы эпохи крестовых походов».

Перед нами — сумбурная смесь каких-то реальностей, местных обычаев, не понятых путешественниками-иностранцами, неправильно интерпретированных и переведенных слов и терминов, породивших нелепые фантастические представления.

Это — уровень географических представлений средневековых западноевропейцев о Руси, Азии, о Востоке вообще.


Глава 3 Славянское завоевание Европы и Азии Редкая книга Мавро Орбини «О расширении народа славянского»

1. Помнила ли Западная Европа о «Монгольском» завоевании как о славянском?

Мы уже достаточно говорили о том, что «Монгольская» = Великая империя была в значительной степени русским, славянским государственным образованием XIV–XVI веков н. э. Ибо русские, славяне являлись основной движущей силой этого государства.

Но здесь вполне возможно естественное возражение. Позвольте, скажет читатель, но ведь не могло такое грандиозное событие, как создание русскими, славянами мировой средневековой империи, быть полностью стерто из исторической памяти народов Западной Европы. Если оно действительно произошло в XIV–XV веках, то спустя одно-два столетия в XVI–XVII веках о нем должны были еще помнить. Могли ли европейцы так быстро забыть, кто в действительности их завоевывал — дикие кочевники «монголы» из Китая или соседний и хорошо известный им народ Руси-Скифии?

Действительно, романовские историки всегда подчеркивали, что «завоеватели-татары — не славяне». Но такое утверждение, как мы показали, неправильно, поскольку татарами в Западной Европе называли и славян тоже. Во всяком случае, нашествие Великой, то есть «Монгольской», Орды осталось в истории как варварское «татарское нашествие».

Но остается вопрос: а не помнит ли Западная Европа о славянском нашествии таких же масштабов? Оказывается, помнит, и очень хорошо. Но только скалигеровская версия европейской истории отодвигает это событие в VI век н. э. И надо сказать, в учебниках оно освещается обычно очень скупо и осторожно. Хотя в специальных монографиях ему отводится много места.

Вот что пишет, например, академик Б.А. Рыбаков: «Перелом в судьбах всего славянства наступил в конце V–VI вв., когда началось великое расселение славян, перекроившее всю карту Европы» («Из истории культуры древней Руси»).

Это — мощное славянское нашествие, захлестнувшее, в частности, Балканы, Германию, Грецию и другие обширные области Западной Европы. До сих пор историки считают славянское население Балкан и Греции — потомками «аваро-славян», завоевавших эти земли в VI веке. Трудов на эту тему вышло довольно много. Богатая библиография по ней содержится, к примеру, в работе А.Д. Черткова «О языке населявших Италию и сравнение его с древне-словенским» (издание 1855 года).

Славянское население, в том числе известные средневековые венеды, занимало почти всю территорию современной Германии. Не отсюда ли, кстати, названия Вены и Венеции? Особенно много историей славянского завоевания Западной Европы занимались ученые Германии в XVIII–XIX веках.

О славянском завоевании писал и Б.А. Рыбаков: «Авторы VI в. (а по нашей новой хронологии — летописцы XV–XVI веков — Авт.) говорят о том, что имя венедов заменялось в их время другими именами, и особенно „славинами“ (буква „каппа“ в слове „склавины“ не должна читаться) и „антами“.

Племена внутри праславянского ареала носили название „венетов“, или „венедов“, в котором различается корневая основа „вене-“ и суффикс множественности „-ти“. Финны и эстонцы до сих пор называют русских „vana“, что воскрешает древнее имя времен Тацита».

«Вполне допустимо предположить, — продолжает Б.А. Рыбаков, — …что… „словене“ обозначало только выселенцев из земли „вене“. Колонисты-выселенцы были „сълы“, то есть люди, вышедшие из определенной земли, представители этой страны. „Сло-вене“ могло означать людей, вышедших из земли „вене-тов“, покинувших древнюю территорию, охваченную праславянским ареалом, но стремившихся обозначить себя древним собирательным именем».

В приведенном фрагменте все верно, кроме хронологии. Согласно нашей реконструкции здесь фактически речь идет о русско-ордынском = «монгольском» завоевании Европы в XIV–XV веках н. э., а не в V–VI веках н. э., как ошибочно заявляют сегодня.

Откуда же пришли завоеватели-славяне? На этот счет выдвинуто немало версий. В основном считается, они появились с востока или северо-востока. Но существует и совсем иная точка зрения, в точности совпадающая с нашей реконструкцией истории Руси.

Немецкий ученый XIX века Фальмерайр (Фальмерайер), опираясь на документы, пришел к выводу, что славянское нашествие в VI веке н. э. на Западную Европу началось из Костромы. То есть из центра Руси.

А.Д. Чертков: «Словен выводили даже из Скандинавии за двести лет до взятия Трои… Их очень часто смешивали с сарматами, скифами, аварами, волжскими болгарами, аланами и прочими… Фальмерайр их ведет из Костромы (! — Авт.), а Шафарик из-за Волги и Сарны (то есть в точности оттуда, откуда потом вышли „монголы“, — с Волги и из Сарая — Авт.)».

Напомним еще раз, что согласно нашей реконструкции именно Кострома была столицей средневековой Руси-Орды и ставкой великого русского князя = монгольского хана в XIV веке н. э., находившейся рядом с Великим Новгородом = Ярославлем. Отсюда двинулись войска Ивана Калиты = хана Батыя на запад. Это и было всем известное «татаро-монгольское» нашествие XIV века. Получается, что именно оно отразилось в трудах позднейших авторов как «славянское нашествие VI века».

Не следует думать, что ранее этого времени (XIV века) славяне не жили на Балканах. Этот обширный полуостров, по-видимому, издревле был традиционным местом поселения славян. Но во времена русско-татарского, то есть «монголо»-татарского нашествия XIV века славяне появляются не только на Балканах, но и в Германии, Греции и т. д. И если Балканы также были охвачены этим нашествием, то это не противоречит тому факту, что славяне здесь жили и раньше.

Таким образом, оказывается, что воспоминание о славянском завоевании XIV века было еще живо в Европе XVII столетия. Правда, тогдашние хронологи по ошибке — вольной или невольной — отнесли его подальше в прошлое. В результате оно сильно размножилось (в летописях и хрониках) и превратилось в бесконечные «античные и ранне-средневековые» славянские завоевания Европы. Но зато усилиями хронологов «злополучное» славянское завоевание оказалось «очень древним», даже каким-то полулегендарным, ибо было отделено благодаря им промежутком времени в несколько сотен лет от своей подлинной эпохи — XIV века. Наверное, будучи «отправленным» в VI век, оно не казалось западноевропейским хронологам XVI–XVII веков уже слишком обидным.

Согласно нашей реконструкции все славянские «античные и ранне-средневековые» завоевания Европы являются всего лишь слепками-копиями русского «монгольского» завоевания XIV–XV веков н. э. или же его продолжения — турецкого завоевания XV–XVI веков н. э.


2. О книге Мавро Орбини Почему Петр I построил Петербург на болотах?

В этой главе мы вновь обратимся к рассказу о Великом = «Монгольском» завоевании, но теперь следуя источникам, которые прямо трактуют это завоевание как славянское.

Замечательно, что такие источники сохранились до нашего времени. Несмотря на то, как мы теперь понимаем, что их систематически сознательно уничтожали как в Западной Европе, так и на Руси после воцарения династии Романовых. Мы постараемся показать, что это уничтожение было одной из главных целей введения знаменитого Индекса запрещенных книг, который составлялся католической церковью, начиная с 1559 года. Книги, занесенные в Индекс, безжалостно уничтожились. В России, повторим, они уничтожались в XVII веке, после прихода к власти Романовых. К счастью, нет правил без исключений.

После долгих поисков нам удалось найти такую книгу. Она оказалась настолько интересной и важной, что мы решили посвятить ей отдельную главу. Это — книга Мавро Орбини (Orbini), или, как написано на титуле, Мавроурбина. Вот ее полное название: «Книга историография початия имене, славы, и разширения народа славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами, и Провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского».

Написана на итальянском языке и издана в 1601 году. Переведена на русский язык в 1722 году. Умер Орбини в 1614 году.

Как указано на титульном листе, Орбини был архимандритом Рагужским (Рагузским) и, следовательно, занимал крупную церковную должность в городе Рагузе. Город с таким названием до сих пор существует в Италии (на Сицилии). Кроме того, Рагузой называли также и город Дубровник на Балканах (современная Хорватия). Судя по тому, что книга написана по-итальянски и в ней указано, что Орбини пользовался источниками из итальянских библиотек, он, скорее всего, служил архимандритом в итальянской Рагузе.

О чем эта книга? «Советский энциклопедический словарь» скупо сообщает читателю, что автор «в книге „Славянское царство“… попытался дать историю всех славянских народов, показать их единство; выдвинул теорию скандинавского происхождения славян». (Заметим в скобках, что словарь называет Орбини «далматинским историком», «родоначальником югославянской исторической науки». Первое определение в силу указанных выше причин, на наш взгляд, ошибочно).

Доверившись краткой справке энциклопедического словаря, можно предположить, что, скорее всего, книга Орбини довольно скучная, ее автор исповедует какую-то нелепую теорию происхождения славян с территории современной Скандинавии и т. п. Ясно вроде бы, что читать не стоит, да к тому же и найти ее почти невозможно.

Однако книга Орбини, видимо, произвела глубокое впечатление на русского царя-преобразователя Петра I. Ко времени выхода русского издания книги Петр уже перенес столицу Российской империи на север, поближе к Скандинавии — к месту, откуда славяне якобы вышли на завоевание Европы, уже был основан Санкт-Петербург. Похоже, царем руководила идея вернуться на историческую родину славян и возродить былую славу Империи. К сожалению, он слишком буквально воспринял цитаты из сочинений «античных» авторов, собранные Орбини, которые утверждали, что славяне завоевали мир, выйдя из некоей Скандии. Однако Скандия античных авторов — это Скифия, то есть Русь, а отнюдь не современный полуостров Скандинавия, название которого означает «Скандия нова», то есть новая Скифия.

Но об этом Петр, очевидно, не знал. В его время об этом забыли. Кто ненамеренно, а кто сознательно. Потому царь и стал строить столицу на северных болотах. Кстати, для «прорубания морского окна в Европу» перенос столицы на берега Балтики был совершенно необязателен.

Следует подчеркнуть, что книга Орбини была напечатана по непосредственному указанию Петра I. На ее титуле значится: «Переведена с италианского на российский язык и напечатана повелением и во времена счастливого владения Петра Великаго, императора и самодержца Всероссийского и протчая и протчая и протчая. В Санктпитебургской Типографии, 1722 году, Августа в 20 день».

Неподдельный интерес императора (этот титул Петр принял в 1721 году вскоре после победоносного завершения войны со Швецией) к книге Орбини вызывает ощущение, что в основе его замысла перенести столицу в Санкт-Петербург лежало нечто большее, чем просто желание иметь морской порт на Балтике. Здесь проглядывает некая глобальная политическая идея — вернуться на плацдарм, с которого славяне некогда начали завоевание мира. Поскольку из Москвы Петру это не удавалось — одна неудача следовала за другой, — то, возможно, он рассудил, что все дело в том, что исходная точка выбрана неправильно. Москва, дескать, не годится. Но тут Петр явно ошибся. С Москвой в этом смысле было как раз все в порядке. Неудачи Петра и вообще Романовых объяснялись, по-видимому, совсем другими причинами.

Здесь стоит задуматься о неоднозначной роли Романовых в истории России. С одной стороны, они незаконно захватили власть как прозападные правители и, разгромив Орду, позволили Западу в значительной мере высвободиться из-под господства Руси-Орды. В то же время, оказавшись на вершине власти и погрузившись в атмосферу русской жизни, они сменили «западные» ориентиры на «восточные». В каком-то смысле Русь «переварила западничество Романовых».

Оказавшись во главе Империи, Петр I, по-видимому, решил возродить ее мировое величие. Вспомнив, что сравнительно недавно значительная часть Европы и Азии входила в состав Руси-Орды, Романовы в лице Петра I возмечтали восстановить империю в прежних границах.

В общем, книга Орбини, несомненно, пришлась по душе Петру I и, вероятно, поэтому чудом уцелела на Руси. Как мы убедимся, если бы не Петр I, текст Орбини, оказавшийся в России, вряд ли бы дожил до наших дней. Потому что Орбини рассказывает совсем не о том, о чем лукаво сообщает в наши дни энциклопедический словарь.


3. Завоевание Европы и Азии славянами по книге Мавро Орбини

Книга Орбини не нуждается в наших комментариях. Поэтому мы будем просто цитировать ее, лишь незначительно обновляя старый язык текста, что, впрочем, не будет касаться собственных имен, географических названий и пунктуации.

Орбини пишет: славянский «народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Вселенной; разорил Перейду: владел Азиею, и Африкою, бился с Египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землею, Чешскою, Польскою, и берегами моря Балтийского, прошел во Италию, где многое время воевал против Римлян.

Иногда побежден бывал, иногда биючися в сражении, великим смертопобитием Римлянам отмщевал; иногда же биючися в сражении, равен был.

Наконец, покорив под себя державство Римское, завладел многими их провинциями, разорил Рим, учиня данниками Цесарей Римских, чего во всем свете иной народ не чинивал.

Владел Францыею, Англиею, и уставил державство во Ишпании; овладел лучшими провинциями во Европе и от сего всегда славного народа в прошедших временах, произошли сильнейшие народы; то есть Славяне, Вандалы, Бургонтионы (то есть бургундцы в современной Франции — Авт.), Готы, Остроготы, Руси или Раси, Визиготы, Гепиды, Гетыаланы (то есть готы-аланы — Авт.), Уверлы, или Грулы; Авары, Скирры, Гирры, Меландены, Баштарны, Пеуки, Даки, Шведы, Норманны, Тенны или Финны, Укры, или Ункраны (украинцы? — Авт.), Маркоманны, Квады, Фраки (или Траки, если „фиту“ читать как „т“ — Авт.).

Аллери были близ Венедов, или Генетов, которые заселили берег моря Балтийского, и разделилися на многие началы; Помераняны (померанцы — Авт.), Увилцы, Ругяны, Уварнавы, Оботриты, Полабы, Увагиры, Лингоны, Толенцы, Редаты, или Риадуты, Цирципанны, Кизины: Эрулы, или Элуелды, Левбузы, Увилины, Стореданы, и Брицаны (британы, то есть Британцы или Бретонцы — Авт.), со многими иными которые все были самый народ Славянский (то есть которые все входили в сам славянский народ — Авт.)».

Этот перечень народов — главный результат исторических исследований Орбит. Недаром он вынес его в самое начало книги. Остальной текст посвящен разъяснению и описанию подробностей. Уже отсюда видна вся сенсационность этого исторического исследования. Конечно, сенсационно оно воспринимается сегодня, но не во времена, когда жил автор. Орбини ни на какую сенсацию не рассчитывал.

Итак, о чем здесь сказано? Много о чем. Например, о том, что славянский народ владел Азией, Африкой и Европой. В частности, Францией, Англией, Испанией, Италией, Грецией, Балканами — Македонией и Иллирической землей, побережьем Балтийского моря и вообще лучшими европейскими провинциями.

Кроме того, от славян произошли многие европейские народы, которые, как считается сегодня, не имеют ничего общего со славянами. Среди этих народов: бургундцы, то есть жители Бургундии — страны, присоединенной к Франции в XV веке; шведы, финны, готы, ост-готы и вест-готы (Визиготы по Орбини), готы-аланы, даки, норманны, фраки или траки, то есть попросту турки, венеды, померанцы (жители Померании, то есть Германии и Польши), британцы или бретонцы (Брицаны у Орбини), авары.

Подчеркнем, что почти все выдвинутые здесь положения Орбини подтверждаются другими независимыми источниками, в частности древнескандинавскими географическими трактатами (см. ниже). Данное обстоятельство, безусловно, придает еще больший вес его сведениям. Получается, что все сказанное — не праздные фантазии Орбини, как этого, возможно, хотелось бы некоторым. Кое-кого, по-видимому, особенно удивит присутствие бургундцев в списке народов, происшедших от славян. В этой связи сообщим читателю, что, например, в географическом Атласе принца Оранжского середины XVIII века (лондонское издание 1755 года) Бургундия названа Бургогнией. Это название, вероятно, производное от слова «гог». Но мы уже хорошо знаем, кто такие Гог и Магог.

А область на юге Франции вокруг Тулузы, на границе с Испанией, на картах того же Атласа принца Оранжского, да и на других картах XVIII века, названа «Руссильон», что, по-видимому, производилось от слова «руссы». С трудом согласившись «на Бургундию», особо упрямые оппоненты Орбини вряд ли смирятся с мыслью, что и бритты, населявшие древнюю Англию, и бретонцы во Франции также происходили от славян. И, возможно, напрасно. Не исключено, что Орбини прав.

В самом деле, как мы показали во 2-й книге издания «Русь и Рим», даже сами названия Шотландии и Ирландии тесно связаны с Русью. В частности, «Шотландия» = Скотия — одно из древних названий Скифии. В том же Атласе принца Оранжского самая крупная из областей Шотландии именуется «Ross» (Росс). Поэтому возможным критикам Орбини следовало бы быть аккуратнее по поводу обвинений его в якобы «нелепых» утверждениях.

Упрямый оппонент, очевидно, не согласится и будет рассуждать примерно так. Ну хорошо, скажет он, пусть средневековые скандинавы действительно утверждали то же самое, что и Орбини. Но если он прав, то почему обо всем этом было так прочно забыто в XVIII–XIX веках? Наверное, к этому времени историческая наука настолько продвинулась вперед, что образованные люди XIX века уже не могли серьезно относиться к «россказням», преподносимым Орбини.

Оказывается, однако, и в XIX столетии было немало серьезных ученых, которые рассматривали те же исторические факты под одним углом зрения с Орбини. К их числу относятся, например, известные ученые А.Д. Чертков и А.С. Хомяков. Мы не излагаем здесь их суждения, поскольку они во многом покрываются содержанием книги Орбини.


4. Наша концепция объясняет книгу Орбини

С точки зрения скалигеровской истории книга Орбини выглядит нелепо.

Наша концепция позволяет по-новому взглянуть на его труд. Он представляется не столь уж странным. Более того, естественным. В самом деле, если «монгольское» = великое завоевание в значительной степени было славянским, то нет ничего удивительного в том, что у многих западноевропейских народов имеется часть славянской крови. Что, собственно, и утверждает Орбини.

В то же время наша концепция не нуждается в подтверждении с помощью книги Орбини. Скорее, наоборот, именно его утверждения о происхождении многих западноевропейских народов от славян становятся осмысленными только в свете нашей новой исторической хронологии, основанной на статистических результатах (см. «Русь и Рим», кн. 1,2).

Еще раз напомним читателю, что Орбини — западноевропейский автор и его мнение — мнение средневекового западноевропейца. Оно, безусловно, заслуживает внимания.


5. Одни воевали и побеждали, другие проигрывали войны, но писали историю

Орбини начинает свою книгу с глубокой и, как теперь представляется, совершенно верной мысли, которую современным языком кратко можно сформулировать так: «Одни воевали, а другие писали историю».

Для полноты картины процитируем один фрагмент из Орбини: «Никакоже удивительно есть, что слава народа Славянского, ныне не так ясна, как оной довлело разславитися по Вселенней. Ежели бы сей народ, так достаточен был людми учеными и книжными, как был доволен военными и превосходительными оружием; тоб ни един другой народ во Вселенней, был в пример имени Славянскому. А что протчие народы, которые зело были нижше его, ныне велми себя прославляют, то не ради чего иного, токмо чрез бывших в их народе людей ученых».

Читая сегодня исторические хроники, мы неизбежно оказываемся под влиянием субъективного взгляда летописца на происходящее. Каждый хронист, естественно, старался представить свой народ в наиболее выгодном свете. Битвы, где побеждали его соплеменники, подчас даже незначительные, он описывал особенно ярко. Другие сражения, нередко гораздо более важные и решающие, но его народом проигранные, хронист излагал скупо или даже вообще мог «скромно» умолчать о них.

Это понятно. Но возможно, не все отдают себе отчет, что об этом нужно постоянно помнить при чтении старых хроник.

В своей книге Орбини замечает, что наличие в государстве исторической школы, труды которой дошли до нашего времени, и военные победы этого государства, как правило, вещи, друг с другом не связанные. Бывало так, что наиболее удачливые в военном отношении империи не создавали собственной пышной истории. И наоборот, слабые в военном отношении государства нередко «компенсировали» этот недостаток написанием исторических хроник, весьма преувеличивающих их военную мощь и историческое значение. Не могли победить на поле боя — побеждали на бумаге.

Особенно эта практика была распространена в средние века, когда грамотность была редкостью. И далеко не в каждой стране существовали собственные исторические школы. Замечание Орбини заключается в том, что в славянских странах своих крупных исторических школ в прошлом не было, или же труды их представителей до нас и, кстати, до Орбини в силу тех или иных причин не дошли. В то время как в других странах, в первую очередь в Италии, исторические школы существовали. И сегодня мы учим древнюю историю, в значительной мере опираясь на точку зрения этих школ.

Именно этим объясняется, что на протяжении всей «античной» эпохи итальянский Рим якобы безраздельно господствовал — но лишь на страницах хроник — над всем современным ему миром. И его бумажные железные легионы сурово давили бумажных варваров — германцев, славян и прочих. Недаром говорят: «Бумага все терпит».

Такие «бумажные теории» часто оказываются далеко не безобидными. Некоторые доверчивые почитатели «могучей древне-итальянской истории» пытались уже в нашем веке возродить былой дух Римской якобы итальянской империи. Наглядный пример — Муссолини. Красивый, но бумажный миф столкнулся с грубой реальностью. Что произошло впоследствии — хорошо известно.

Безусловно, вклад Италии в историю мировой цивилизации всем известен и неоспорим: итальянская архитектура, живопись, опера, литература оказали огромное влияние на все остальные страны Европы. Но нужно ли ко всему этому добавлять еще и великую славу якобы завоевателей всего мира, покоривших, как нас пытается убедить скалигеровская история, Германию, Галлию, Англию, Испанию, Персию, Египет, Балканы, Кавказ?

Психологические замечания.

1. Представив себе эту скалигеровскую версию в сегодняшних терминах, мы увидели бы, что дивизии (легионы) современной Италии

вторглись в Германию,

захватили Францию, Испанию, Португалию,

затем Румынию, Австрию, Грецию, Сербию, Хорватию и Боснию,

далее Турцию, Сирию, Палестину, Иран, Ирак,

пересекли Ла-Манш и покорили Великобританию,

наконец, подчинили себе Египет, Алжир и Марокко.

Мы лишь перечислили те страны, которые якобы завоевал итальянский Рим в «античные» времена.

Конечно, в разные эпохи маятник военного превосходства может несколько сдвигаться. Но в такой ли гиперболической степени? Достоверно известная нам история последних веков показывает, что военное соотношение сил в мире колеблется, но изменений таких масштабов обычно не претерпевает. Что мы видим сегодня, то, в общем-то, было и раньше.

2. Возможен вопрос: а что мешало нашим отечественным хронистам достойно отразить в летописях замечательные военные успехи русских? Вот, например, итальянцы расписали даже несуществующие свои якобы военные победы. Чем объясняется такая «русская скромность»?

Ответ может быть следующим. Дело, прежде всего, не в скромности, а в реальном поражении России на политической арене в XVII веке в результате великой смуты. На престол взошли Романовы — фактические ставленники западного мира. Хотя через некоторое время Россия «переварила» это западное вторжение, след его в русском обществе и его культуре остался весьма глубокий. И этому, думается, есть некоторое психологическое объяснение.

По сути дела, речь идет об отношении к рекламе.

История часто выступает как политическая реклама или самореклама. Превознесение, достоинств той или иной страны, того или иного народа. Важность рекламы была понята на Западе значительно раньше, чем на Руси. Родиной историко-политической саморекламы, как мы теперь понимаем, была средневековая Италия XV–XVII веков. И надо признать, что эта реклама и порожденные ею идеология и дипломатические методы принесли Западной Европе в ее споре с Россией и Турцией тот успех, которого Запад никак не рассчитывал добиться военным путем.

Отставание России в саморекламе проявляется даже сегодня. Запад активно пользовался и пользуется саморекламой, иногда даже гиперболизированной. Россия в силу своих историко-культурных традиций себя хвалить не привыкла.

Надо иметь в виду, что это обстоятельство создает большую трудность для восприятия новой хронологии, как в России, так и в остальном мире. На Руси, быть может, легче согласились бы с тем, что кроме монгольского ига мы страдали еще от двух-трех других ужасных иноземных нашествий. Это было бы в духе того воспитания, которое стало привычным со времени воцарения Романовых.

А вот противоположная мысль, которая как раз и оказывается отвечающей подлинной действительности, зачастую вызывает на Руси неловкое чувство смущения. России как бы неудобно за то, что ее предки когда-то, пусть даже давно, завоевали просвещенную Европу. Чем как бы наглядно в очередной раз доказали свою некультурность. С одной стороны, подобные эмоции, конечно, следуют из воспитания, полученного от романовских историков, а с другой — низкая степень саморекламы объясняется, по-видимому, национальным русским характером.

Кстати, мы отнюдь не желаем выставить новую хронологию в качестве безудержной саморекламы России по отношению к Западу. Владетельные роды, как на Западе, так и на Востоке вышли из одного корня — Византийской империи. Об этом мы говорили в первых книгах «Руси и Рима». В данном смысле все они «были родственниками», хотя к тому времени отдаленными. Поэтому и оказалось возможным создание огромной «Монгольской» = Великой империи. Один из потомков византийского Августа — Чингисхан, он же великий князь Георгий Данилович, — опираясь на созданную им самую сильную в то время армию, утвердил свое «первенство среди родственников».


6. В какой стране работал Орбини?

Можно представить себе читателя, который кипит возмущением: все это Орбини придумал сам, и верить его словам нельзя. Он пристрастен. Ведь сообщает же «Советский энциклопедический словарь», что Орбини был далматинец, то есть славянин, и «родоначальник югославянской исторической науки». Чего же можно ждать от славянина? Только неудержимого панегирика славянам. Это — пример средневековой политической агитки.

На это ответим так. Как следует из книги Орбини, она написана в Италии, на итальянском языке и на основании источников, прежде всего из итальянских библиотек, которые Орбини прямо называет (см. ниже). Поэтому характеристика Орбини, даваемая ему энциклопедическим словарем, выглядит несколько странно. О нем сказано, что он «далматинец» и «родоначальник югославянской исторической науки». Таким образом, словарь связывает его деятельность исключительно со славянскими Балканами, в то время как из книги Орбини ясно видно, что он долго работал в Италии и потому мог быть итальянцем. Подтверждает его происхождение и итальянская фамилия.

Наша версия. Орбини был архимандритом Рагужским. Не запутались ли авторы из энциклопедического словаря в двух Рагузах — Сицилийской, то есть Итальянской, и Балканской? Не является ли несколько странным стремление указанных авторов связать Орбини исключительно со славянскими Балканами? Мол, славянин, ограниченный националист, что с него взять? Писал всякие нелепости.

Сказать же правду о том, что Орбини работал в Италии и писал на итальянском языке, означало бы привлечь внимание к его книге как к средневековому свидетельству западного историка о славянах.


7. Орбини понимал, что историкам его труд не придется по нраву

Время создания книги Орбини — вторая половина XVI — начало XVII века. Это была эпоха знаменитого Тридентского собора в Италии. Как мы уже говорили, в это время католическая церковь создавала и канонизировала свою хронологию и концепцию всемирной истории.

Орбини был иерархом, по-видимому, католической церкви. Тем не менее, его книга шла вразрез с утверждавшейся тогда точкой зрения. Это свидетельствует, что и в рамках самой католической церкви не все соглашались с тем, что создавали Скалигер и его школа. К числу оппонентов Скалигера принадлежал и Орбини. Он не обольщался идеями официального хронолога и прекрасно понимал, что отношение к его труду будет, скорее всего, отрицательным. Он прямо заявляет об этом в своей книге: «А ежели который-нибудь из других народов, сему истинному описанию будет по ненависти прекословить, призываю в свидетели историографов, список которых прилагаю. Которые многими своими историографическими книгами о сем деле упоминают» (Здесь мы слегка обновили язык книги.) И Орбини не ошибся.

Как относятся сегодня к его книге, видно из статьи о нем в энциклопедическом словаре. Впрочем, и в начале XVIII века, когда его книгу издали в России по прямому настоянию Петра I, скалигеровцы-переводчики, видимо, не удержались от грубого вмешательства в авторский текст. Иначе трудно объяснить тот странный факт, что список первоисточников, приводимый Орбини в алфавитном порядке, в русском издании неожиданно обрывается на букве «м». Оставшаяся значительная часть списка бесследно исчезла. Затем с красной строки продолжается текст Орбини.

Ниже мы приведем список Орбини полностью, поскольку из него он черпал свою поразительную информацию. К тому же список интересен тем, что он почти весь состоит из имен, сегодня «почему-то» неизвестных. Где книги этих авторов? Ведь Орбини пользовался ими еще в конце XVI века. Неужели все они «сгорели во время пожаров»? Видимо, так оно и было, но только книги, скорее, погибли в кострах, на которых жгли неугодные новым правителям сочинения. Вспомним о печально известном Индексе запрещенных книг.

А ведь каждое имя из списка Орбини — это книга, а то и несколько.


8. Список источников, которыми пользовался Орбини

Орбини пишет, что он пользовался, в частности, «великой библиотекой светлейшего князя Дурбино Пезарского», находящейся «во сущем сердце Италии».

Более того, Орбини приводит список авторов, чьи труды он использовал. Весьма многозначительно название списка, данное им самим: «Описание историографов… хотя некоторых церковь римская не приемлет…» Становится понятным, почему большинство названных в списке источников сегодня неизвестны. Они, по-видимому, были преднамеренно уничтожены в рамках кампании, проводившейся в XVII веке на развалинах Империи по изъятию неугодных новым правителям сочинений.

В то же время в списке Орбини изредка встречаются хорошо знакомые нам средневековые источники. Сегодня нам кажется, что они практически исчерпывают то, что когда-то было написано средневековыми авторами. Но в списке Орбини они составляют незначительное меньшинство. Не означает ли это, что сегодня мы располагаем лишь малой долей того, что было известно Орбини в XVI веке?

Вот этот список и его полное название:

«Описание историографов сея истории, хотя некоторых церковь римская не приемлет; обаче не за неправедное описание их истории, токмо за не почитание церкви».

Итак, список:

А

Архимандрит Тритемн

Архимандрит Урс паргенд

Абламиос

Абрамортелий

Адамий Саксонский

М: Астера Адам

Агаций Смирней

Агустин Дохтор

Агустин Моравский

Аимон монах

Алберт Кранций

Алберт Штаденц

Александр Гван

Александр Скуфет

Амиан монах

Артман Щедель

Андрей Ангел Дурацын

Андрей Корнелий

Андулфа Сагак Аналии Фрисии (Анналы Фрисии)

Аналии Галанскии (Анналы Голландские)

Аналии Рагужскии (Анналы Рагужские)

Аналии Ружскии (Анналы Ругские или Русские?)

Аналии Тутки (или Тушки) (Анналы Тутки)

Аналии Венецкие (Анналы Венецианские)

Анойн монах

Антоний Бофинин

Антоний Геуфреу

М: Антоний Сабелик

Антоний Сконкофий

Антоний Выперан

Апиян Александрийской (то есть Апиан Александрийский)

Арнорд Архимандрит

Арпунтак Бурде Галанский

Ариан Никомедийской

М: Аурелий Касиодор

С: Аурелий Виктор

Артман Шедель


Б

Балдасар Спалатин

Беат Ренан

Бероз Халдей

Бериард Юстиниян

Бонифасий Симонет

Булядор

Безвеквий


В

Валерий Максим

Вартон учитель

Ф: Вигерий

Валерий Потервел

Венцеслав Боемский

Вериер Роземвинский

Ветор Утисенц

Витикинд Галяской

Витикинд Саксонской

Витикинд Вагриемской

Внефрид Аглинской

Волфанга Лазий

Волфанг Галанской


Г

Гаспер Пеуцыр

Гаспер Тыгурик

Геремий Русь (ниже он назван Иеремей Русин)

Герард Рудингер

Геваний Аубан

Геваний Батиста

Геваний Ботер

Геваний Коклео

Геваний Курополит

Геваний Дубравн

Геваний Эсендский

Геваний Эербурт

Геваний Лазнард

Иван Великой Готской (русская форма имени Иван, вместо Геваний, видимо, означает русское происхождение Ивана Великого Готского. Кто знает сегодня русского историка по имени Иван Великий Готский? А Орбини знал — Авт.)

Геваний Науклер

Геваний Вилян

Геваний Стадн

Геваний Горопей

Геваний Гоболин

Геваний монах

Геваний Ивотский

Геваний Тыгурин

Геваний Пинет

Георгий Цедрен

Георгий Пакимер (упомянут дважды)

Георгий Вернигер

Георианда Алаки

Геролом Датор

Геролам Барди

Геролом Руцели

Гиулий Фарозд

Гиустин

Гиуний Корд

Готфред Монаже

Готфрид в Стерберкии

Григорий Доктор

Гулиам Кантер

Гулиам Фризн

Гунтер (или Гунфер) Поета


Д

Диодор Сикилский

Диоген Лаерц

Дион Ницый

Дионизий Пуник

Дитмар Мерса Пугерр

Доменик Марномигр


Э

Эгесипп

Эгидн Текудн

Эгинарт монах

Элий Спорцыан

Эсмануил Монасе

Эпитом Страбона

Эразмо Стеля

Эевдоций Панегириста

Эвгип монах

Эвзебий

Эвстакий

Этропий

Элмолд Попа

Энрик Диервордий

Эрман Кострат

Эрман Скодель

Эродиан (то есть Геродиан)

Эродот Алликарсинский (то есть Геродот)


3

Захарий Лилной

Зонара

Зозина


И

Изаций Веце

Исидор Испаленский

Изигонн


К

Калфурин (или Калтурин) Сура

Калимах Приприний

Карл Сигоний

Карл Вегриос

Келий Дунат

Керилиан

М: Кикерин

Корнелий Тацит

Констентин Порфирогенит

Константин Спандугин

Корад Пеутиньер

Крисп

Кронара Тиоманаха (или Фиоманаха) Миноританий

Квинт Курций

Кириак Кспангеберн

Криштофан Варсевиций


Л

Ламберт Скафия (или Скатия) Бургенце

Лаврентий Сур

Леонард Аретн

Людовик Сервин

Люкан

Людифалн

Люиги Кантерин

Леополд Памперт

Люит Пранд Тицыненский


М

Марцелин Конте

Мариан Скот

Марин Барлецы

Марин монах

Марин Архимандрит

Мартын Кромер

Мартын бископ (то есть епископ)

Мартын Сегоин

Мартын Вагиет

Марсиян Капела

Матфей Микофетеа

Мазокия

Метель Тугарин

Мефодий Историк

Михайла Риций

Михайла Салюаницианский

Мудест


На этом список Орбини (в русском издании) обрывается.

Еще раз повторим, что подавляющее большинство средневековых авторов из этого списка, каждый из которых, вероятно, написал не одну книгу, сегодня нам неизвестно. В частности, Орбини упоминает двух явно русских историков — Иеремию Русина и Ивана Великого Готского. Сегодня мы уже ничего не знаем ни о том, ни о другом.

Кстати, Орбини не упоминает ни одного из известных сегодня русских историков, якобы писавших ранее XVI века. Понятно почему. Они, по-видимому, просто еще не родились. И напишут свои «древние труды» уже при Романовых. К ним относится, как мы показали раньше, и легендарный Нестор-летописец, сотворивший «Повесть временных лет». Ученый-энциклопедист Орбини «почему-то» о нем ничего не знает. Хотя в русском переводе список Орбини и оборван на букве «м», но в полном итальянском тексте книги ни Нестор, ни его «Повесть временных лет» не упомянуты ни разу.


9. Книга Орбини написана на западноевропейском материале

Почти все перечисленные Орбини источники — западного происхождения. Так и должно быть, если он действительно работал в Италии.

Таким образом, книга — чисто западная хроника. Мы постоянно подчеркиваем этот факт, так как современному западному читателю книга может показаться пристрастной, поскольку в ней можно усмотреть слишком про-восточную и про-славянскую ориентацию. Но это было бы ошибкой, ибо она написана на итальянском языке и на западном материале.

Только после нашей реконструкции истории становится понятным, что в книге нашли отражение реальные события средневековья.

Не следует думать, будто славяне завоевывали Запад едва ли не каждое столетие и в течение едва ли не двух тысяч лет — как это описано у Орбини. Дело в том, что Орбини был сбит с толку искусственно растянутой хронологической версией, сформировавшейся в XVI веке. В его время правильная хронология была уже прочно забыта. Если вернуть события, описанные Орбини, на их подлинные хронологические места, то все упоминаемые им многочисленные славянские завоевания окажутся отражениями одного сравнительно короткого исторического периода, в течение которого действительно «Монгольская» = Великая империя, будучи в основном русской = славяно-тюркской, установила свое господство в Европе, Азии и Африке.

Несмотря на то, что Великая империя через некоторое время распалась, память об этом грандиозном историческом событии размножилась в хрониках, и это отразилось в книге Орбини в виде якобы многочисленных завоеваний Европы славянами на протяжении столетий.


10. Наша точка зрения

Согласно нашей концепции книга Орбини представляет собой описание многочисленных дубликатов русского «Монгольского» = Великого завоевания XIV века н. э., рассыпанных по всей исторической шкале, начиная от начала новой эры. При этом все они датированы неверно, а на месте оригинала в XIV веке ничего «славянского» не осталось. Скалигеровцы изобразили это славянское завоевание как нашествие диких кочевников с далеких границ современного Китая.

Поэтому книга Орбини читается трудно и производит впечатление беспорядочно нагроможденных исторических описаний, что неизбежно, поскольку, как мы теперь понимаем, в ней многократно отражено одно и то же, но под разными названиями и в разные эпохи. Тем не менее, она содержит много интересной информации. Приведем примеры.


11. Об употреблении кириллицы в Западной Европе

Орбини пишет: «От того времени (то есть от эпохи Кирилла и Мефодия — Авт.) еще же и ныне (то есть, по крайней мере, до конца XVI века — Авт.), священники славян Либурнских, подлежащих Архидуке Норицкому, служат литургию и прочие божественные правила на своем языке природном, не имея знания языка Латинского, наипаче и сами Принцепсы Норицкие употребляли буквы славянские в народных письмах, якоже зрится во церкви Святаго Стефана в Вене».

Где находится Вена? Правильно, в Австрии. Получается, в Австрии того времени писали по-славянски? Орбини сообщает, что в его время, в конце XVI века, в знаменитом соборе Св. Стефана в Вене имелись надписи для народного чтения («народные письма») на славянском языке славянскими буквами. Интересно, куда они подевались сегодня? Были сбиты? Убраны подальше в запасники, чтобы не вызывали «лишних» вопросов?


12. «О готах славянах»

Так назвал Орбини одну из глав своей книги. Вот что он сообщает (мы слегка обновляем язык XVIII века): «Во времена древнейшие… не имели Готфы Славяне неприятелей извне, с которыми они могли бы сражаться, и воевали между собой. (Потом) выйдя из Скандинавии (то есть из Скифии Новой, то есть из России — Авт.), первого своего отечества, бились с Улмеругами и изгнали их от их мест, которыми завладели под предводительством царя Бетиха».

Здесь довольно прозрачно указано на «монгольское» = великое завоевание под предводительством царя Батыя («Бетиха»), то есть Ивана Калиты.

Но поскольку в описании появился Батый, значит, завоевание будет очень крупным. И в самом деле, Орбини сообщает, что после этого готы «пошли под предводительством Царя Филимира (то есть, видимо, Тимура? — Авт.) в Скифию, именуемую Овин, потом остановились при людях Спаллах. Одолевши же и этих, разделились Готфы. Одна часть готфов покорила себе Египет (! — Авт.). Другая, под предводительством Амала Короля (князя Мала, Малого? — Авт.) пошла к Востоку. Прочие под правлением Валтовым обратилися к Западу».

Таким образом, здесь, вероятно, описано «монгольское» = великое завоевание под предводительством Батыя, но — как завоевание славянское. Все правильно. Оно и было преимущественно славянским, точнее — русским, согласно нашей реконструкции истории.

В другом месте, перечисляя различные славянские племена, среди которых, между прочим, упоминаются бургундцы, даки, шведы и финны, Орбини пишет: «И когда (все эти племена — Авт.) вышли из Скандинавии (то есть из Скифии Новой, России — Авт.), их общего отечества, назывались все (они) кроме Иллирианов и Фраков одним общим именем Готфским».

«Готфы, Ванданы, Визиготфы (то есть вест-готы, западные готы — Авт.)… различались только именами, в прочем же согласовались. Были белы телом, волосами желтоваты, ростом велики, одних и тех же законов, и той же веры, и один и тот же язык имели, нарицаемый готфский. Ныне же… невозможно отпереться, что Славяне той же породы, что и готфы… Народ Вандальский занял в Европе от севера до полудни весь оный кряж, который простирается между морем Германским и Средиземным… Поэтому Москвитяне, Россияне, Поляки, Чехи, Черкасы, Далматяне, Истрияне, Карваты (то есть хорваты — Авт.), Бошнаки (то есть боснийцы — Авт.), Булгары, Рашчяне и прочие соседи различались только собственными именами, однако же были одного и того же Вандальского племени и одного общего языка».


13. О славянах российских или московитянах

В главе под таким названием Орбини приводит сведения, также хорошо укладывающиеся в нашу концепцию. Общая идея Орбини состоит в том, что славяне завоевали мир, выйдя из некоей Скандии. Сам автор не уточняет ее месторасположения. Видимо, поэтому позднейшие комментаторы обвиняли Орбини в создании теории о происхождении славян из современной Скандинавии. Но сам Орбини не виноват в этом недоразумении, ибо Скандия — это просто Скифия. Однако Скифия — большая страна и ее границы расплывчаты. Тем не менее, из текста книги Орбини извлекаются гораздо более точные сведения о расположении Скандии — прародины славян. Оказывается, что это — Русь, Московия. То есть Владимиро-Суздальская Русь.

В самом деле, говоря о переселении славянских народов, Орбини сообщает, что только славяне российские или московитяне «остались во своих жилищах, когда прочие товарыщи и единосвоясные (то есть единокровные — Авт.) вышли и пошли, иные к морю Германскому, а иные к Дунаю… поскольку люди-Славяне овладели всю Сармацию Европскую и часть Азии, когда сначала вышли из Скандии. Переселенцы славянские рассеялися и расточилися от Океана мерзлого (то есть от Северного Ледовитого океана — Авт.), даже до моря Медитерранского [Средиземного] и до заливов Адриатских (Адриатических — Авт.), и от моря большаго даже до океана Балтийского… Славяне Руси, — еще раз подчеркивает Орбини, — жили всегда внутри Сармации Европской, где обретаются и ныне, расширивше же много свое державство, прогнанием всех прочих народов ближних или принуждением жити по их обычаю».

Орбини описывает «монголо»-татарское нашествие буквально в тех же словах, что и мы во 2-й книге настоящего издания. В общем-то, почти все, что мы сказали на эту тему, у Орбини написано. Требуется только разобраться в его запутанном тексте. Романовским историкам это было «не по силам». По понятным причинам.

Но сейчас, когда при помощи совсем других — естественно-научных, в том числе математико-статистических, методов возможно в грубых чертах восстановить более или менее подлинную картину исторической хронологии, мы с удивлением обнаруживаем, что часто у Орбини «все уже написано».

Орбини указывает на тесную связь русских, московитов и готов (готфов): «Россияне… были в товарищах во всех походах воинских с Готфами, которые разорили Европу, и иные страны».

Мы уже говорили в других Книгах этого издания, что готы — казаки, называемые в средневековых источниках также татарами. Понятно, во всех русских военных походах участвовали готы-казаки.


14. О гуннах и об Аттиле как о русском полководце

Очерчивая границы Российского царства, Орбини, между прочим, сообщает, что русской провинцией является Югария или Югра, то есть Венгрия. Автор добавляет, что она является отечеством гуннов, и, выйдя из этой провинции, россияне под предводительством Аттилы «покорили себе прекраснейшие страны Европские».

Таким образом, гунны и их хорошо известный в истории вождь Аттила — россияне.

Кое-кто, возможно, усомнится: уж не слишком ли Орбини фантазирует? Но как тогда быть с авторитетным Сигизмундом Герберштейном, автором «Записок о московитских делах», который писал буквально то же самое? Перечисляя города и местности Московии — Суздаль, Кострому, Пермь и др., Герберштейн упоминает и об области Югра. О ней он пишет следующее: «Русские произносят (ее название) с придыханием: juhra (и народ называют югричами). Это та Югра, из которой некогда вышли венгры и заняли Паннонию [и под предводительством Аттилы покорили много стран Европы]. Московиты весьма похваляются этим именем, так как их-де подданные некогда опустошили большую часть Европы».

Так что же, и Герберштейна следует записать в число фантазеров?.

Таким образом, нельзя с легкостью отбросить приведенное утверждение, как плод фантазии Орбини. За ним стоит нечто большее. В нашей концепции это «нечто» хорошо объясняется.

Для полноты приведем текст Орбини: «Царство Российское протязается уже от Дона реки, от моря Меотийского с востока; от Литвы же до реки Певце и Полмы: от Севера, от Ливонии Пруски и Полщи (то есть Польши — Авт.) с запада; от реки Тира или Днестра (Днестр назывался Тиром — Авт.), и гор Сарматских с полудни; в котором разширении, объемлется Югария или Югра правинцыя отечество Гуннов. Из которыя изшедше, заняли Полщу и под вождением Аттиловым, повоевали многие правинцыи Европские, того ради не тщая слава о Россианех, что их подданные в прошедших временем, покорили себе прекраснейшые страны Европские».


15. Имя «венгерский» в титуле русских государей

В полном титуле русских государей, как до Романовых, так и при них присутствовал титул «югорский», то есть венгерский. Таков же он и на страницах книги Орбини. Сопоставив этот факт с приведенными выше свидетельствами Герберштейна и самого Орбини, мы вновь сталкиваемся с устойчивой средневековой точкой зрения, что когда-то Венгрия и Русь составляли единое государство.


16. О походах русских московитов в эпоху «античности»

Рассказывая об «античных» в его представлении, военных походах русских, Орбини пишет:

«В то время, когда Помпей Великий воевал против Митридата Царя Понтского, россияне (они же москвитяне, как выше поясняет Орбини — Авт.) под предводительством своего государя Тасоваза или Тазия, нанесли сильное поражение Понтскому Царю, будучи союзниками Римского государства… Во время Веспасиана Цесаря, переехавши Дунай и порубивши два полка солдат Римских, вошли внутрь в Мизию, и там убили Агриппа, бурмистра и президента; и от того времени обжились в Мизии Иллирической, назвав ее Рашией (Russia = Раша — так на Западе до сих пор называют Россию — Авт.)».

Итак, при Помпее Великом, жившем якобы в I веке до н. э., и при римском императоре Веспасиане, жившем якобы в I веке н. э., московитяне-россияне не только существуют, что само по себе абсолютно невозможно в рамках скалигеровской истории, но и активно участвуют в жизни Римской империи. Иногда как ее союзники, а иногда громя ее полки (легионы).

Но такое грубейшее нарушение скалигеровской хронологии, по-видимому, не смущает Орбини — современника Скалигера. Это еще раз показывает, что в XVI веке далеко не все были согласны со Скалигером. Некоторые еще помнили кое-что из подлинной истории.


17. «О финнах или феннах славянах»

Так называется одна из глав книги Орбини. В наших комментариях данный заголовок не нуждается.

Впрочем, возможно, нас спросят: а верно ли, что «финны Орбини» — это известные нам северные финны? Судя по всему, да, так как у Орбини сказано: «Финны славяне последние люди севера, заняли едину страну мира едва жительствуему (то есть в которой трудно жить — Авт.)».


18. Орбини «о даках славянах»

В комментариях не нуждается.


19. «О норманнах славянах»

А в этом случае трудно воздержаться от комментариев. Орбини говорит здесь именно «о тех самых» норманнах — викингах — легендарных завоевателях Западной Европы. Сегодня их относят к периоду с конца VIII до середины XI века. В частности, они захватили Францию, вторгались в Англию, Италию, Испанию и т. д. Орбини рассказывает в основном о завоевании норманнами-славянами Франции.

Оказывается, норманны были славянами. И этот факт известен не только со страниц книги Орбини. Открываем «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера на слово «Русь». И видим, что по-гречески в средние века слово «рос» означало «норманы», а по-арабски слово «рус» означало (в средние века) «норман» в Испании и Франции.

Сегодня средневековое название «норманы» (то есть «русы», под которым они были известны в те времена) объясняется с помощью так называемой «норманнской теории». Напомним, что эта «теория» утверждает, будто слово «Русь» пришло из Скандинавии вместе с Рюриком, который якобы был скандинавом. Ранее мы подробно обсуждали «норманнскую теорию». Сегодня многие современные историки признают ее антинаучной. Мы согласны с этим. Но, как мы показали во 2-й книге настоящего издания, норманнская теория возникла из ошибочной интерпретации, в общем-то, правильных свидетельств средневековых русских летописей, причем не обошлось и без некоторой фальсификации. На самом же деле название «Русь» не было заимствовано русскими. Не слово «Русь» пришло из Скандинавии, а название «Скандинавия» пришло из Руси.

Знаменитый рассказ «Повести временных лет» о «скандинаве Рюрике» в действительности правдив. Но романовские историки вложили в него совсем иной смысл, исказив первоначальное значение таких важных понятий, как «Скандинавия», «Русь», «норманны» и т. д. Возвращая им их подлинный средневековый смысл, мы начинаем понимать истинное значение старых летописных свидетельств. Сегодня забыт и искажен старый смысл многих названий и имен. В наше время они употребляются в совершенно другой интерпретации. Это во многих случаях неслучайно. Навязав свою версию древней истории, скалигеровская школа представила многие древние названия в выгодном для себя свете. Так они и вошли в научный обиход.

Получается, что средневековые авторы прямо утверждали, что норманнское завоевание Западной Европы было русским. Видимо, это обстоятельство еще ясно понимали многие историки XVIII века. Поэтому в их умах и возникла потребность создания «норманнской теории», ставшей затем одним из краеугольных камней всей скалигеровской концепции.


20. Об «амазонках — славных воительницах славянских»

Сегодня под амазонками обычно подразумеваются туманные героини «древнегреческих» мифов. Они сражались с «античным» Гераклом, храбро бились в Троянской войне.

А с другой стороны, мы уже сталкивались с фактами, прямо говорящими, что под именем амазонок средневековые источники имеют в виду казачек, то есть жен казаков, или другими словами — жен готов.

Орбини отводит амазонкам довольно много места в книге. Начинает он свой рассказ о них так: «К светлости славы рода Славянского прилагается храбрость жен сего народа. А более всего — амазон, которые были женами Сарматов Славян: жилища их были при реке Волге… Некоторые писатели сказуют, что оные (амазонки — Авт.) были жены готам, и в купности с мужьями своими бивалися в платье мужеском против Аврелиана Цесаря.

Но, продолжает Орбини, или готяныни, или сарматыняни, были всегда от народа славянского… амазоняны обошли потом всю Асию меньшую (то есть Малую Азию — Авт.), под иго взяли Армению, Галатию, Сирию, Киликию, Перейду… Построили многие грады, Каланчи (то есть башни — Авт.) и крепости крепчайшие… Состроили два града славных, Смирну и Ефес… Цари же Греческие устрашившеся силы амазонския, послали противу их Ираклия (Геракла — Авт.), славнейшего Воеводу оных времен. Потом же пришли Амазоняны в помощь Трояном противо Греков (то есть участвовали в Троянской войне — Авт.), под правительством Пантезилеи, и пребывали тверды в державстве своем даже до времен Александра Великого». То есть до XV или даже XVI века н. э., поясним мы, опираясь на нашу реконструкцию.

«Кинана Македоняныня, такожде Славяныня, и сестра Александра Великого… водила воинство, билася с неприятелями, и убила своею рукою Карию, Царицу Иллирическую».

Эти события XIV–XV веков, вероятно, и отразились потом в знакомых нам со школы «древнегреческих» мифах, составленных в действительности во французской, то есть франкской, Греции XIII–XV веков н. э.

Иногда авторы помещали амазонок на берега Балтики. Почему? Ясный ответ находим у Орбини: «Во время войны Рингона Короля шведского, со Аралдом Королем датским, жены народы славянского (то есть амазонки — Авт.) выступали на стороне Аралда». Так, амазонки-казачки оставили свой след и в истории Балтики. Мы видим, что в те времена женщины воевали наравне с мужчинами.


Глава 4 Славяне в европейской истории по книге Воланского и Классена

1. Книги Орбини, Черткова, Воланского, Классена и других не опровергнуты, но и не восприняты

Мы видим, что Орбини и, как будет далее показано, некоторые авторы XVIII–XIX веков в полный голос заявляли о несомненных следах славянского присутствия в Западной Европе. При этом обнаруживались все новые и новые данные, в том числе и археологические.

Однако здесь мы сталкиваемся с парадоксом. Он состоит в том, что, с одной стороны, свидетельства этих авторов не были опровергнуты оппонентами, но с другой — результаты исследований Орбини и его единомышленников (современных ему и позднейших) не были восприняты наукой. Большинство историков XVIII–XX веков с ними не согласились. Именно не согласились, а не опровергли. Но поскольку содержательно ничего возразить не могли, то, чтобы выйти из возникшего двусмысленного положения, оппоненты поступили следующим образом: все «неудобные имена» стали замалчиваться, и в результате сегодня они оказались практически забытыми. Поэтому и спор прекратился, так как спорить стало вроде бы «не с кем».

Не могли историки согласиться с Орбини и его единомышленниками и чисто психологически, так как все они уже верили ошибочной хронологии Скалигера. А в ее рамках обнаруженные свидетельства «славянских корней» в Западной Европе, конечно, были немыслимы.

В самом деле, могли ли приверженцы скалигеровской версии всерьез отнестись к свидетельствам, например, о том, что в «античные» времена русские воевали с римским императором Веспасианом? И что славяне завоевали и какое-то время населяли «античную» Италию? И что норманнское завоевание Франции было славянским завоеванием? И так далее.

Попробуем себе это представить в рамках скалигеровских канонов. Получится явная бессмыслица.

Русские населяли «античную» Италию? А почему же тогда русские летописи рассказывают нам лишь о событиях, начиная только с X века н. э., да и то весьма смутно?

Конечно, при определенном усилии можно попытаться уложить все эти противоречия внутрь скалигеровской концепции. Что, собственно, и пытались сделать Орбини и его последователи. Но убедить в этом других они не смогли. Психологически это было слишком тяжело.


2. Свидетельства о славянских корнях в Западной Европе естественны в нашей концепции

Мы, авторы настоящей книги, исследуя старый вопрос о «славянских корнях» в Западной Европе, сегодня обладаем важнейшим преимуществом по сравнению с такими замечательными учеными прошлого, как М. Орбини, А.Д. Чертков, Ф. Воланский и др. Перечисленные историки были вынуждены трудиться в противоестественных рамках ошибочной скалигеровской хронологии, которая им мешала, и в результате они не нашли понимания в научных кругах.

В отличие от них мы, опираясь на наши математико-статистические исследования, предлагаем (в порядке обсуждения) новую хронологию, а следовательно, и новую концепцию древней и средневековой истории. И оказывается, что в этой новой хронологии старые, известные свидетельства о славянских корнях в Западной Европе становятся не только совершенно естественными, но — даже трудно себе представить, чтобы их не было.

Ведь поскольку Великое = «Монгольское» завоевание XIV века н. э. было в основном русским, а «античный» Рим датируется приблизительно той же эпохой, что и Великое завоевание, то римские, по-видимому (по нашей реконструкции) ромейско-византийские, а не «итальянские», легионы, в том числе и легионы Веспасиана, неизбежно должны вступить в противоборство со средневековым русским войском.

Участие русских войск в легендарной Троянской войне XIII века н. э. также в соответствии с новой хронологией не вызывает снисходительной улыбки. Скорее наоборот. Если будут утверждать, что их там не было, то встанет недоуменный вопрос: а где же они были?


3. Ф. Воланский, Е.И. Классен и их исторические исследования

Здесь мы, по сути, повторим то же самое, о чем рассказали в предыдущей главе о книге Орбини, но по совсем другим источникам. Эти источники подтверждают исторические свидетельства Орбини и достаточно хорошо укладываются в нашу реконструкцию. В частности, мы будем опираться на многочисленные археологические данные, обнаруженные в Западной Европе в XIX веке.

Классен Егор Иванович (1795–1862), по происхождению немец, русский подданный с 1836 года, дворянин; доктор философии и магистр изящных наук, статский советник. С 1831 года попечитель Московской практической коммерческой академии; в 1826 году входил в Комиссию по коронации Николая I.

Е.И. Классен перевел и издал исторический труд Фадея Воланского «Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю», снабдив его развернутым предисловием и комментариями и безоговорочно приняв точку зрения, уже знакомую нам по труду Орбини.

Все эти материалы Е.И. Классен объединил в виде книги «Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до-рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до рождества Христова», которая была напечатана в типографии Московского университета в 1854 году (в наши дни вышла репринтным изданием — СПб., 1995).

Е.И. Классен утверждает примерно то же, что и Орбини, хотя, судя по тексту его книги, с трудом Орбини он не был знаком. Аргументация Классена и Воланского совершенно иная. Приведем в качестве примеров несколько фрагментов из книги.

Е.И. Классен: «Факты, служащие основанием для созиждения древнейшей Русской истории, долго лежали под спудом неразобранные… Между тем история древнейшей славянской Руси так богата фактами, что везде находятся ее следы, вплетшиеся в быт всех народов европейских».

Немец по происхождению, Классен, отмечает, что некоторые германские историки добросовестно занимались русской историей, но оказались к этому плохо подготовленными, поскольку недостаточно знали славянские языки. В то же время, говоря о признанных сегодня, как и в его время, основателях русской истории — немцах, работавших в России в XVIII веке, Классен отзывается о них резко отрицательно. Он прямо пишет: «К этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество, богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное имя их — имя Руссов, известное исстари как Славянское, не только всем племенам Азийским, но и Израильтянам, со времени пришествия их в обетованную землю. И у них Руссы стоят во главе не только Римлян, но и древних Греков — как их прародители… Мы знаем, что история не должна быть панегириком, но не дозволим же им обращать русскую историю в сатиру».

Е.И. Классен: «К сожалению, должно сказать, что и некоторые славянские писатели, как Карамзин, Добровский и другие — ведомо или неведомо — но не совершенно чужды этого греха. Но, может быть, эти ученые боялись идти против тогдашних мнимых авторитетов. Не говорим о некоторых новейших русских историках; пусть они — положа руку на сердце — сами скажут, отчего стараются развивать систему Шлецера и клеймить древних Славян».

«Но, к счастью, имеем мы двоякого рода источники к воссозданию древнего славянского мира: это летописи и памятники, которые говорят совершенно против них. Эти источники нужно сперва уничтожить, дабы дать возможность провозглашать дерзкую ложь».

Е.И. Классен продолжает: «Славяно-руссы, как народ, ранее Римлян и Греков образованный, оставили по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами; они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий».

Речь идет о многочисленных археологических памятниках, которые время от времени обнаруживались в Европе и Африке во время раскопок и надписи, на которых западноевропейские ученые прочитать не в состоянии. В связи с этим Ф. Воланский писал: «Ученые претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому, и видя неприложимость таковых, напрасно искали ключа в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится только в славянском первобытном языке… Как далеко простиралось в древние времена жительство славян в Африке, пусть докажут славянские надписи на камнях Нумидии, Карфагена и Египта».

Подробнее об интереснейших исследованиях Ф. Воланского мы расскажем в главе об этрусках. Здесь же отметим, что сегодня эти работы преданы умолчанию и, более того, по поводу их тематики публикуются пародии под внешне учеными названиями. Эти пародии способны лишь дискредитировать правильные научные результаты Ф. Воланского, А.Д. Черткова и других серьезных ученых, дешифровавших на основе славянского языка многие древние надписи археологических памятников Европы и Африки, не поддающихся прочтению на основе других языков.

Однако ни Воланский, ни его единомышленники не смогли удовлетворительно объяснить явное присутствие славянских памятников в Европе и Африке в рамках скалигеровской истории.

Но мы сегодня попытаемся это сделать.

Во-первых, речь идет не о каких-то невероятно древних эпохах, а о событиях XIV–XV веков нашей эры.

Во-вторых, речь идет не о том, что славяне изначально населяли Африку, — что, конечно, выглядело бы странно, — а о том, что они на какое-то время пришли туда как завоеватели. Это было «монгольское» = = великое завоевание. А затем частично ассимилировались, а частично ушли, оставив после себя яркие археологические следы пребывания в Африке.

Более того, историкам хорошо известно это великое = «монгольское» завоевание Африки. Они предвзято датируют его XIII веком. Но до сих пор не понят его подлинный смысл, то, что это было славяно-тюркское завоевание XIV века н. э.

Об этом мы подробно поговорим в главе, посвященной Египту.


4. Славянское присутствие в Европе описывалось во многих книгах даже и в XVIII веке

А.Д. Чертков собрал большую историческую библиотеку. «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» свидетельствует: «До образования в императорской публичной библиотеке отдела Rosica она представляла единственное в России ценное собрание книг о России и славянах».

В 1838 и 1845 годах были опубликованы описания библиотеки Черткова, составленные им самим. Чертков сопроводил список книг краткими замечаниями. Мы воспользуемся ими, чтобы дать читателю представление о том, что писали о русской истории вплоть до XVIII и даже до XIX века.

Например, по поводу книги Ф. Морошкина «О значении имени руссов и славян» (М., 1840) Чертков пишет: «Автор доказывал, что кроме Киевской Руси были еще России: а) Германская, б) Моравская, в) Подунайская (в которой жили Рутены во время римского поэта Лукиана) и г) Адриатическая».

По поводу итальянской книги о славянах, изданной в 1595 году в Венеции, замечает: «Автор говорит, что Македоняне, Фракийцы, древние жители Иллирии, Даки и Гетты были Славяне; что Новгород был обширнее Рима (XVI стол.); что многие римские императоры происходили от славянской крови».

Наконец, судя по краткому обзору Черткова, в числе книг, вышедших в Германии с 1575 года по 1842 год, более 25 сообщают о том, что раньше в Германии жили славяне. В комментариях к этим книгам Чертков указывает следующее: «Сербы распространились по нынешней Саксонии и в пятом веке владели уже всеми при-Балтийскими землями от Гамбурга до наших Остзейских губерний Лейпциг, Долич, Рохлич, Дрезден построены ими».

И все эти книги и свидетельства были выведены из обращения в результате «работы» миллеровско-романовской «исторической школы». Ее представители заменили многочисленные средневековые документальные свидетельства одной сомнительной Радзивилловской летописью. И приучили всех к тому, будто по древнерусской истории существует всего лишь один источник — «Повесть временных лет». Тот, который они сами редактировали.


Глава 5 Средневековые скандинавские географические сочинения о «Монгольском» завоевании

1. Общая характеристика географических трактатов

В этом разделе мы расскажем об интереснейшем исследовании Е.А. Мельниковой под названием «Древнескандинавские географические сочинения» (М.: Наука, 1986), которое открыло нам доступ к редкому средневековому материалу, имеющему прямое отношение к нашей реконструкции всемирной истории. Сведения средневековых скандинавских географов счастливым образом уцелели. Необходимо вникнуть в формальный и скучный на первый взгляд материал: карты, испещренные многими названиями, несколько тяжеловесные географические рассуждения и т. д. Это — не легкое чтение.

В работе Е.А. Мельниковой приведены средневековые скандинавские тексты — в оригинале и в переводе на русский язык, — содержащие представления скандинавов о всемирной географии, в первую очередь областей, граничивших со Скандинавией. Ранее XII века письменных географических свидетельств не сохранилось. Е.А. Мельникова признает, что «эти знания, не будучи закреплены в письменной форме до XII века, тем не менее, сохранялись в обществе…». Вторая часть фразы — уже знакомая нам гипотеза историков об «устной традиции», вроде той, что поэмы Гомера объемом в 700 страниц убористого текста якобы выучивались потомками наизусть и сохранялись в народной памяти сотни лет, прежде чем были, наконец, записаны (см. «Русь и Рим», кн. 1). По нашему мнению, реальное сохранение информации при отсутствии письменных Документов невозможно.

Для целей нашего исследования важно запомнить, что древнескандинавские географические сочинения появляются, лишь начиная с XIII века н. э. Это, кстати, хорошо согласуется с нашей новой концепцией древней и средневековой истории. Более того, впервые такие трактаты «всплывают на поверхность» лишь в XVIII веке. Поэтому и приложенные к ним карты были составлены, вероятно, существенно позднее — не в XIII–XVII, а, возможно, в XV–XVII веках.

Е.А. Мельникова пишет в этой связи: «Впервые в научный оборот одно из общих описаний мира было введено в 1773 году Й. Лангебеком… В 1821 году вышел в свет первый свод древнеисландских географических сочинений, подготовленный Э. Верлауфом… В своем издании Верлауф учел четыре основных рукописных сборника с географическими трактатами, но не использовал все имеющиеся в них произведения». И далее: «Значительно расширил круг известных географических памятников К. Равн, который в своем издании древнескандинавских источников по истории Древней Руси (1852 г.) опубликовал с переводом на латинский язык фрагменты большей части трактатов».

Итак, скандинавская географическая информация реально увидела свет в XVIII–XIX веках. Поэтому подлинные исторические сведения, содержащиеся в трактатах, были уже покрыты толстым слоем скалигеровской истории. Об этом следует постоянно помнить при исследовании географических текстов, как и всех вообще дошедших до нас средневековых хроник.

Замечание. Сегодня большое число старых текстов считается «очень древними». Но многие из них, по-видимому, восходят лишь к XVI–XVII векам, когда они были написаны, или, по крайней мере, окончательно отредактированы. В лучшем случае мы располагаем лишь уже после-скалигеровскими редакциями большинства древних текстов. Важно понять, что любые утверждения вроде: «на самом деле, этот текст существенно древнее скалигеровской эпохи» — нуждаются в специальных доказательствах.

Скандинавские летописцы были довольно аккуратны в хронологии. Они ведут письменную историю своих стран лишь с X–XI веков н. э., не придумывая фантастических «античных скандинавских эпох».

Поскольку скандинавские географические трактаты были окончательно отредактированы, вероятно, лишь в XVII–XVIII веках, то это не могло не сказаться на характере их изложения. Влияние ошибочной скалигеровской хронологии было неизбежно и, конечно, наложило на них серьезный отпечаток. Однако налет «скалигеровщины» сегодня уже можно попытаться отделить от подлинной истории. Опираясь, в частности, и на наши результаты.

О скандинавских географических трактатах известно следующее.

Е.А. Мельникова: «В XIII–XIV веках эти сочинения пользовались большой популярностью, в первую очередь в Исландии. Они неоднократно копировались и перерабатывались, включались в специальные сборники — „энциклопедии“… предваряли хроники и анналы. До нашего времени сохранилось более 20 рукописей, включающих географические трактаты и итернарии: 8 — XIII–XV веков, 1 — XVI века, 5 — XVII века, 7 — XVIII века, а также ряд рукописей XIV–XVII веков, содержащих норвежский перевод Библии с пространным географическим описанием…

В их основе лежит непосредственное знакомство скандинавов с Древней Русью… проливают свет и на некоторые существенные моменты истории Древнерусского государства».

Последние слова Е.А. Мельниковой, безусловно, отражают истинное положение вещей, хотя мы склонны вложить в них более глубокий смысл. Как мы ниже убедимся, эти географические трактаты действительно проливают много неожиданно яркого света на историю Древней Руси.


Как выглядели первые карты.

Скандинавские карты XIII–XVII веков, приложенные к географическим трактатам, еще весьма далеки от современных. Более того, довольно часто они вообще не являются картами в сегодняшнем понимании. Даже чисто внешне они сильно отличаются от привычных нам географических карт. Обычно изображение на них нанесено в виде круга, разделенного отрезками прямых на несколько частей, внутри каждой из которых перечислены страны, входящие в данную часть мира. То есть они являются скорее не картами, а списками географических названий, распределенных по частям света — Азии, Европе, Африке и т. п. (рис. 7).


Рис. 7. Средневековая скандинавская карта мира.


Очевидно, что перед нами действительно древние карты — так зарождалась европейская картография, начиная с XIII–XV веков. Карты еще очень условны и абстрактны, и поэтому главный интерес представляют в них не географические очертания, которые еще часто отсутствуют, а списки-перечни названий стран, городов и указания — что с чем граничит, кто где живет, кто куда и когда переселился.

Е.А. Мельникова проделала ценную работу, собрав средневековые свидетельства о передвижениях народов, об их происхождении и выявив разнообразные отождествления географических названий, указанных в скандинавских трактатах или непосредственно вытекающих из них. В результате выяснилось, что у некоторых народов и у некоторых стран было много разных имен, под которыми они выступают в тех или иных географических трактатах.


Первый пример: видоизменения названий «разъехались» по карте мира.

Имена и названия, видоизменяясь, в большей степени сохраняли свои согласные, чем гласные. Одной из причин этого эффекта было то, что в древности названия и имена часто писались без огласовок, то есть — одними согласными. Гласные в именах были добавлены позже и часто уже на базе априорных гипотез о географической локализации текста или о его датировке. Поэтому особый интерес представляют костяки согласных.

Например, названия «Галиция», или «Галатия», или «Галлия» имеют близкие костяки согласных: глц, глт, глл.

1. Galatia = Galaciam = Galacia = Galathia = Galatina = Gulatia = Галатия, область в центре Малой Азии;

2. Galicia, Galacia, Galizo — Галиция, область на севере Испании;

3. Galilea, Gallilea — Галилея, область в современной Палестине;

4. Gallia — Галлия, римская провинция на территории современной Франции;

5. Galacia, Gallada, то есть — Галицко-Волынская Русь, а также Галичское княжество на Верхней Волге; вспомним также город Галич (см. также таблицу В.И. Матузовой, приведенную в нашей книге «Русь и Рим», кн. 2).

Поэтому, если в том или ином источнике рассказывается о событиях в некоей стране ГЛЛ или ГЛТ, ГЛЦ (без огласовок), го следует тщательно разобраться — о чем идет речь: об Испании, о Малой Азии, Франции, Галицко-Волынской Руси или о Галичском княжестве на Верхней Волге?

Приведенный пример может дать представление о том, как много в нашем восприятии истории зависит от правильного географического размещения тех или иных древних событий.

Напомним также, что некоторые народы читают текст слева направо, например европейцы, а некоторые наоборот справа налево, например арабы. Об этом полезно постоянно помнить при анализе древних географических названий и собственных имен.

Кроме того, многие важнейшие средневековые географические названия с течением времени «перемещались по карте». В результате сегодня мы вынуждены иметь дело со следующими эффектами:

1) с одной стороны, в разные исторические эпохи одно и то же название могло прилагаться к разным географическим регионам;

2) с другой — одна и та же страна могла обозначаться многими разными именами.

То же относится и к названиям народов, городов, рек и т. д.


Как и когда размножились названия на карте мира?

Приведенный пример далеко не единственный. В средневековых источниках общность многих географических названий, расположенных в разных (в том числе и очень отдаленных) частях Евразии и Африки, проявляется значительно ярче, чем на современных картах. Эта общность с течением времени постепенно стала стираться и забываться.

Исчезло название Росс с карты Шотландии.

Сегодня уже труднее найти название Руссильон на карте юга Франции и т. д.

Да и сама Франция уже не называется на картах Галлией (то есть той же Галацией), как в средние века.

Нет на современной карте названия Персия. А есть Иран. А ведь на средневековых картах были: и Персия, и Париж (Paris), и Пруссия. И вообще — название Парс (Pars), обозначавшее раньше большую область, государство.

Итальянская средневековая Палестрина исчезла с современных карт. А Палестина на Ближнем Востоке осталась.

Стерлось с современной карты название Иерусалимское королевство на острове Кипр.

На современной карте России уже нет большого Галичского княжества на Волге (то есть той же Галации). А на карте XVIII века оно еще было обозначено.

Нет сегодня на карте России ее старого (внешнего) названия Великая Татария.

И так далее. Этот список можно было бы продолжать едва ли не бесконечно. Сам по себе процесс забывания и изменения прежних названий вполне естественен, и он происходит независимо в разных странах.

Здесь возникает важный вопрос. Как и когда возникло столь удивительное единообразие многих названий в средневековом мире? При тогдашних несовершенных средствах коммуникации. Похоже, это был результат какого-то относительно кратковременного «географического взрыва», который разбросал по карте мира многочисленные копии одних и тех же названий. А потом все снова стало размываться, так как в разных местах изменения шли независимо друг от друга.

Этому «взрыву» существуют разные объяснения. Но наша новая концепция, по-видимому, даст исчерпывающий ответ.

В средние века произошло «монгольское» завоевание, захватившее практически всю Евразию и север Африки. Это всем известно. Но нам преподносят это завоевание как нашествие диких кочевников, неспособных оказать культурное влияние на завоеванные страны. В частности, неспособных разносить свои географические и другие названия. Напротив, сами завоеватели = «монголы» якобы оказывались под влиянием чуждой им, в основном русской, культуры. Русской, потому что «базировались» в России.

Наша концепция меняет этот взгляд.

«Монгольское» завоевание, будучи по преимуществу русским, естественно могло существенно повлиять в культурном отношении на покоренные народы. В том числе оно могло принести в разные регионы мира одни и те же географические названия. В этом случае становится понятным, почему географические трактаты и карты XV–XVIII веков еще так живо помнят эту общность названий, возникшую (по нашей хронологии) в XIV веке.


2. Иафет — сын библейского Ноя

Потомки библейского Иафета заселили Европу.

В средневековых скандинавских географических трактатах «монгольское» завоевание, по-видимому, нашло свое отражение как расселение потомков Иафета на Земле. Об этом рассказано и в Библии. Но скандинавские географы повествуют об этом значительно подробней. А это позволяет нам понять, что, скорее всего, идет речь действительно о «монгольском» завоевании.

Практически все основные исторические источники — средневековые, «античные», библейские — в один голос утверждают, что Европа заселена потомками Иафета. «А Иафет, сын Ноя, должен был жить в Северной половине мира. Она называется Европой».

Кто же были эти сыновья Иафета? Вот как они представлены в скандинавских хрониках и в Библии. Хроники: «У Иафета было 7 сыновей. Их имена таковы: Гомер, Магок, Мадай, Иуван, Фувал, Масок, Фирак». В Библии также указаны семь сыновей Иафета: «Сыны Иафета: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех и Фирас» (Быт., 10:2). «Иероним… и Исидор (хронисты — Авт.) воспроизводят тот же перечень, называя Мешеха Масоком (Мосоком)».

В нашей реконструкции:

Магог — это «монголы» = великие и готы,

Иаван — это Иоанн, то есть Иван, возможно Иван Калита, он же хан Батый,

Фувал — это Тобол, сибирская область как часть «Монгольской» — Великой империи,

Мешех — это Мосох = Москва; отсюда русское слово «мужик»,

Фирас — это Тирас = Турция, входившая какое-то время в «Монгольскую» = Великую империю.

Далее скандинавские источники более подробно рассказывают о распределении сыновей Иафета по странам Европы и Азии.

1. Магог. Магок — Magoc = Магон — Magon = Магог — Magog. От него произошли скифы и готы — Scythas et Gothos; «страной Магога» является Великая Свитьод = Гардарики, то есть Русь.

«Предком народов, населяющих Великую Свитьод (в источниках она отнесена к Европе), назван Магог (Магок, Магон)… Исидор называет в этом контексте, как и следует ожидать, Скифию: „Магог, от которого, как считается, ведут происхождение скифы и готы“». При этом Великую Свитьод, то есть Скифию Великую = «Монгольскую» империю хронисты относили и к Европе, и к Азии, что вполне отвечает реальному географическому положению Руси. Е.А. Мельникова отмечает: «Великая Свитьод… таким образом отнесена к азиатским странам, то есть, заселена потомками Сима. Вместе с тем в перечне стран, заселенных потомками Иафета, то есть европейских стран, она названа снова… Видимо, это (определяется — Авт.)… нечеткостью самого понятия „Великая Свитьод“, как правило, тождественного Скифии античных авторов».

Средневековый хронист продолжает: «Таковы страны в той части мира, которая называется Европой: Великая Свитьод — там правил Магок». Далее сказано, что «Магон (все тот же Магог = Монголы, то есть Великие — Авт.) правил Великой южной Свитьод».

Итак, подытожим. По мнению скандинавов, магог = готы = «Монголы», то есть Великие, правили в Великой Свитьод. Совершенно верно, в Великой Русской империи XIV–XV веков.

2. Мадай. Madai = МАДИА — Madia. Он правил, согласно скандинавским хроникам, в «Кюльфингаланд, его мы называем Гардарики (считается, что скандинавы так называли Русь — Авт.), — там был Мадай». А хронист Иероним, пишет Е.А. Мельникова, «помещает потомков Мадая в Мидии… Исидор называет их Меями… В сочинении „О заселении земли…“ библейская этно-география сближена с реальными сведениями о землях и народах мира… Потомки Мадая поэтому размещаются в Гардарики (на Руси), которая названа также Кюльфингаландом… Отсутствие упоминания Руси в трактатах западноевропейских авторов не смущает создателей сочинения, и они, прекрасно зная местоположение Руси, помещают ее в соответствующей части перечня».

Последнее замечание Е.А. Мельниковой проливает свет на одно любопытное обстоятельство. По-видимому, западноевропейские авторы старательно избегали упоминаний Руси при обсуждении библейской географии. Они уже находились под влиянием скалигеровской идеологии, согласно которой Библия была написана якобы задолго до возникновения Руси.

А вот скандинавы не вполне еще усвоили «скалигеровскую науку» и иногда простодушно вступали в противоречие со скалигеровской историей. Но, как оказывается, их мнение хорошо согласуется с нашей реконструкцией. Итак, скандинавы сообщают: «Мадай [правил] Кюльфингаландом, который мы называем Гардарики», то есть правил Древней Русью.

Возможно, здесь имелась в виду Средняя Русь. Имя «Мадай», вероятно, то же самое, что и «Мидия» = «Средняя страна».

3. Иаван. Иубан — Iuban = Иобан — Ioban = Иосиан или Джосиан — Josian = Яван — Javan = Ионий — Iones = Иуван, то есть попросту Иоанн = Иван. По мнению скандинавов, он правил Грикландом, то есть Византией-Грецией.

Е.А. Мельникова: «Иероним и Исидор называют потомками Иавана „ионийцев, они же греки“… Трактат „О заселении земли…“ следует общехристианской традиции и также помещает потомков Иавана (Juban, Jubal) в Византии (Греции)».

Имя Иоанн = Иван в истории «Монгольской» империи прекрасно известно. Это — Иван Калита, он же хан Батый. И, кроме того, по мнению скандинавов, само название Гиркланд-Греция произошло от имени Гиргья, то есть Георгий. А это — великий князь Георгий Данилович, он же — Чингисхан.

4. Фирас. Тирак — Tirac = Тирас — Tiras, то есть попросту турок. Отождествление Тираса с турками — хорошо известно в традиционной истории.

Е.А. Мельникова: «Исидор, опираясь на Иеронима… помещает потомков Фираса во Фракии: „Говорится, что Фирас, сын Иафета, придя (туда), дал имя Фракии“». Недаром на реке Днестр мы видим Тирасполь, то есть город Тираса.

Впечатляет список европейских стран, где согласно точке зрения скандинавских авторов правили турки.

Вот средневековая цитата: «Фирас — Болгароландом (то есть Болгарией) и Унгараландом (то есть Венгрией), Саксландом (то есть Германией) и Франкландом (то есть Францией)». Над этим списком стоит задуматься. Не является ли он всего лишь плодом фантазии средневекового скандинавского хрониста? По-видимому, нет.

Скандинавский автор, независимо от нас, фактически излагает нашу реконструкцию, высказанную в качестве гипотезы, согласно которой в XIV–XV веках политическое и военное влияние Великой = «Монгольской» Русско-Татарской-Турецкой империи распространялось на многие страны Западной Европы, включая Венгрию, Германию, Францию, Болгарию.

Готское, то есть «монгольское» = великое, завоевание Западной Европы оставило свой след даже в архитектуре. Всем известен готический стиль храмов, соборов и многих других сооружений в Западной Европе. Особенно он распространен в Германии, Франции, Италии и считается наследием древних готов, пришедших откуда-то с загадочного востока. Сами готы, как объясняют сегодня скалигеровцы, конечно, были невежественными варварами: кони, стрелы, луки, шкуры и т. п. А вот «их неукротимый готский дух» до сих пор странным образом живет в роскошных готических соборах Западной Европы.

Любопытно, что западноевропейский автор Исидор снова «почему-то» умолчал о важном факте завоевания Тирасом, то есть «монголами» = великими, таких стран, как Италия, Германия, Франция. Вероятно, воспоминание об их завоевании было психологически неприемлемо для скалигеровской исторической школы и было сознательно затушевано в трудах западноевропейских летописцев и историков XVI–XVIII веков. Скандинавы же жили в отдалении и не в такой степени подверглись подобной «промывке мозгов».

Еще одно наблюдение. Повествуя о потомках Тираса-Турок, скандинавские летописи фактически повторяют уже сказанное ими в разделе о Магоге и о Мадае. Перед нами дублирование информации; несколько другими словами, но по сути повтор того же самого — рассказа о возникновении огромной Великой = «Монгольской» империи XIV–XV веков.

Вывод. Предложенная нами реконструкция, по крайней мере, в одной из своих важных частей, подтверждается показаниями средневековых скандинавских хронистов.

5. Фувал. Это следующий сын Иафета. Вот что говорит о нем средневековый автор: Фувал [правил] Спаниаландом (Испанией) и Румверьяландом (Италией), Свитьод (Швецией или Русью) и Данморком (Данией) и Норвегией. Как отмечает Е.А. Мельникова, «автор первой редакции трактата отнес Венгрию, Саксонию, Францию и Испанию к странам, заселенным потомками Фувала. Первоначально… к ним причислялись только иберийцы, то есть испанцы. Исидор добавляет к ним жителей Италии… Во второй редакции трактата к ним добавлены также Швеция, Дания, Норвегия». Кстати, Фувал назван в другой версии той же хроники как Тубал-Tubal, что практически тождественно с названием Тобол. Итак, потомки Фувала = Тубала заселили или завоевали следующие страны Западной Европы: Венгрию, Германию, Испанию, Францию, Италию.

Кто такой Тубал-Тобол? Ответ известен — сибирская часть Великой = «Монгольской» империи. В наши дни ее след сохранился в названии «Тобол» в современной Сибири, а в Европе, вероятно, след названия «Сибирь» остался в виде страны Сербии на Балканах.

Затем название «Сибирь» как бы «съежилось», несколько уменьшилось в размерах, постепенно ушло из Европы и застыло в современном виде восточнее Урала. А название «Сербия» «зацепилось» за Балканы, и осталось в Европе.

Таким образом, и здесь скандинавская хроника, рассказав нам о Тубале — сыне Иафета, фактически повторила уже приведенное неоднократно сообщение, а именно: что Великая = «Монгольская» империя какое-то время включала в сферу своего влияния Венгрию, Германию, Испанию, Францию, Италию.

Кстати, одно любопытное замечание.

Почему европеец Исидор согласился с тем, что Тобол заселил или завоевал перечисленные европейские страны? Хотя умолчал о завоевании Тирасом Италии, Германии и Франции. Видимо потому, что Тобол был менее известен западноевропейским авторам, чем, скажем, Турок — Тирас, или Магог — Монгол, или Рос — Русь. Исидор, по всей вероятности, просто не знал слова «Тобол». И, не усмотрев в нем никакой опасности, оставил в тексте. В результате он невольно позволил нам проникнуть в подлинную историю средневековой Западной Европы. И она получилась совсем не такой, какой мы ее знаем из трудов адептов скалигеровской исторической школы.

6. Гомер. Правил, в частности, в Италии, Дании, Швеции, Норвегии. Гомер был прародителем этрусков (см.: Немировский А. «Этруски. От мифа к истории». М., 1983). То есть, вероятно, — русских, пришедших в Италию в эпоху «Монгольского» = Великого завоевания XIV века. Об этом мы подробно расскажем ниже. А само имя Гомер до сих пор сохранилось, например, в Турции как Омар.

7. Мешех. Мосок = Мешех. Правил, в частности, в Галлии и Каппадокии (Малая Азия).

Здесь достаточно ясно названа Московия, Московское государство.


Гомер и Мешех — два последних сына Иафета. Мы не будем здесь подробно разбирать список заселенных или завоеванных ими стран, а приведем лишь окончательный итог, воспользовавшись выводами Е.А. Мельниковой. Она пишет: «Иероним помещает потомков Гомера в Галатии… Вторая редакция трактата понимает название местности как Галлию… Первая редакция просто продолжает традиционный список: Италия (Ромверьяланд), Дания, Швеция, Норвегия… В одну группу объединяются Венгрия, Саксония, Франция и Испания; Италия и Скандинавские страны… По Иерониму и Исидору, потомки Мешеха заселили Каппадокию… Вторая редакция сохраняет ту же атрибуцию, первая — добавляет Галлию».

Ничего нового мы здесь уже не узнаем. Повторяется все та же история, а именно: Мешех = Московия и Гомер = Этруск = Русский, заселили и правили не только «у себя дома», в Древней Руси-Орде, но и во многих странах покоренной ими Западной Европы.


Итак, кто же такие сыновья библейского Иафета?

Наше объяснение состоит в следующем. В средние века Европа была заселена потомками Иафета, то есть потомками Магога, то есть — «монгол» и готов. В Скандинавских трактатах говорится, что Магог и Турки, а более общо — «монголы», готы, турки, татары заселили и какое-то время жили не только в странах их традиционно признанного расселения и влияния, но и в таких странах Западной Европы, как Германия, Италия, Франция, Венгрия, Испания, Болгария, Швеция, Дания, Норвегия. Фактически им подчинялась вся Западная Европа! Получается, что Великая = «Монгольская» империя распространила зону своего влияния, как военного, так и политического, намного шире, чем это признается сегодня.

А «семь сыновей Иафета» — это, вероятно, семь основных народов или семь основных регионов, входивших в состав Великой империи:

1) Магог — «монголы» = Великие = Готы;

2) Мадай — те же «монголы», вероятно жители Средней, Центральной Руси;

3) Иван или Иваны — от имени Иван Калита = хан Батый?;

4) Турки — татары = Тирас;

5) Тобол — Сибирская часть Русской империи;

6) Гомер — Этрусское государство в Италии — еще один результат «монгольского» завоевания (подробнее о нем см. ниже);

7) Мешех — Московия.

Впрочем, этот скандинавский сюжет практически совпадает с библейским. Поэтому все сказанное нами в полной мере относится и к Библии. Следовательно, эти разделы Библии, в том числе и соответствующие главы книги Бытия, были написаны или окончательно отредактированы не ранее XIV века н. э.!

Для дальнейшего полезно запомнить, что Древняя Русь называлась в средневековых летописях также именами Рутения, Рутена, Рутия (см.: Матузова В.И. «Английские средневековые источники»).


3. Некоторые итоги

В непредвзятом и откровенном сюжете скандинавских трактатов о заселении и покорении Европы потомками «монгол», готов, турок, татар нашло отражение военное завоевание значительной части Западной Европы во времена великого = «монгольского» нашествия XIV века н. э. Оно было названо в Западной Европе скифским нашествием. По нашей реконструкции скандинавские географические трактаты и Библия многократно говорят о нем как о заселении мира потомками Иафета.

Вторжение «монгол» не было полностью забыто в Западной Европе. Однако в результате искусственного сдвига «вниз» во времени из-за непреднамеренной ошибки в определении даты Рождества Христова оно было перенесено в глубокое прошлое — в раннее средневековье. И отразилось там в виде хорошо известного в скалигеровской истории готского — гуннского — славянского завоевания Европы V–VI веков н. э. «Сдвиг вниз» примерно на 1000 лет. Затем это завоевание было объявлено «диким, варварским нашествием». Во многих исторических текстах оно называется Великим переселением народов.

Прочитывая слово «великий» по-гречески, получаем «мегалион», то есть монгольское переселение народов. Что вполне отвечает существу дела: речь идет о «Монгольском» = Великом нашествии на Западную Европу в XIV веке н. э. Оно же было названо переселением народов с Востока на Запад.

В XV–XVIII веках в странах Западной Европы, вероятно, была проведена работа «по улучшению своей истории».

Психологически и политически неприемлемые моменты были старательно вычищены из истории XIV–XVI веков. Надо полагать, эта деятельность велась скрытно, во всяком случае, широко не рекламировалась. Сделать это было нетрудно, поскольку написание «правильной» истории древности было сосредоточено в руках сравнительно немногочисленной группы лиц, приверженцев концепции Скалигера-Петавиуса. Последнее обстоятельство немаловажно (с нашей точки зрения) и хорошо известно. Но ему обычно не придается особого значения.

Результат этой деятельности был затем с заметными усилиями канонизирован и принят «к обязательному исполнению» в школьном, университетском образовании и вообще в научном обиходе.

И, тем не менее, подлинные исторические свидетельства счастливо уцелели как в самих европейских хрониках, так и — даже в большей степени — в сочинениях летописцев стран, находившихся на окраинах тогдашнего западноевропейского мира, в частности в Скандинавии. Хотя дошедшие до нас скандинавские трактаты уже покрыты толстым слоем «скалигеровщины», все-таки из-под него явственно проглядывают черты подлинной истории. Вероятно, организаторам «улучшения западной истории» не пришло в голову «почистить» архивы удаленных стран.

Полностью истребить все следы истины все-таки довольно трудно, хотя «специалисты» и очень старались. Было написано множество объемистых трактатов по всемирной хронологии, отодвинуты в тень «неудобные» хроники, объявлены невеждами те хронисты, которые «почему-то» не вписывались в скалигеровскую историю. В школах и университетах была введена, а затем внедрена в широкое общественное мнение искаженная версия истории.

Но по мере развития науки стали то тут, то там вскрываться все новые и новые противоречия, объем которых уже превзошел, по нашему мнению, те границы, за которыми естественным образом встает научный вопрос: а верна ли скалигеровская хронология?

Поэтому мы и предлагаем для научного обсуждения новую укороченную хронологию, построенную на основе математико-статистических методов, изложенных в наших ранее вышедших работах, в частности в первых двух книгах настоящего издания «Русь и Рим».

При выработке нашей концепции мы обращали внимание на уцелевшие от возможной «чистки» средневековые свидетельства, к числу которых относятся и рассмотренные в этой главе скандинавские географические трактаты. Под давлением этих средневековых свидетельств приходится признать, что роль Древней Руси в средневековом мире XIV–XVI веков была совсем не такой, какой ее преподносит нам скалигеровская версия.


Глава 6 Заключительные замечания

В этой главе мы собрали некоторые косвенные свидетельства «монгольского» завоевания, подтверждающие нашу реконструкцию истории.


1. Нечитаемые надписи на средневековых мечах

Нечитаемые надписи обнаружены не только на русских монетах. Их можно видеть и на многочисленных средневековых клинках (мечах), находимых в Европе, и особенно на территории бывшего СССР и сопредельных государств.

Известный специалист по истории средневекового оружия А.Н. Кирпичников в статье «Страницы „железной книги“» («Наука и жизнь», 1966, № 6) пишет: «В 70-х годах прошлого века хранитель Бергенского музея (Норвегия) А.Л. Лоранж заинтересовался викингскими мечами и, к удивлению, обнаружил на них ранее незаметные знаки и надписи… К 1957 году в Финляндии сотрудник Национального музея Хельсинки И. Леппяахо расчистил 250 ранне-средневековых мечей и встретил Десятки надписей и знаков… В 1963 году расчисткой мечей начал заниматься историк-металловед рижанин А.К. Антейн… В музеях Латвии и Эстонии ученый открыл свыше 80 клинков с надписями, знаками и орнаментами… [Кирпичниковым] было расчищено 99 мечей, найденных… на территории Древней Руси, в Латвии и в Казанском Поволжье… На 76 клинках открылись ранее неизвестные начертания… Удивительное обилие надписей и знаков, проступивших вдруг на вещах, давно и хорошо известных, объясняется производственными особенностями клеймения… надписи и знаки на изделиях IX–XIII веков… были инкрустированы в горячем состоянии железной или дамаскиновой проволокой. Даже на полосе, очищенной от коррозии, начертания почти неразличимы. Лишь после применения специального травителя — быстродействующего реактива Гейна (медь, хлористый аммоний) — перед удивленными глазами присутствующих, словно из небытия, всплывали начертания».

Считается, продолжает А.Н. Кирпичников, что «на лезвиях были написаны имена мастеров или мастерских. Имена принадлежали западноевропейским каролингским оружейникам, работавшим, вероятно, в районах Рейна и Дуная… Некоторые из приведенных имен или редкие, или встречены впервые. Таким образом, русская земля сохранила произведения некоторых западных кузнецов, до сих пор неизвестных на своей родине».

Зададимся вопросом: так откуда же известно, что эти мечи были сделаны в Западной Европе, если, как нам говорят, прочтенные на них имена мастеров в Западной Европе неизвестны? Приведем яркий пример из все той же статьи «Страницы „железной книги“», иллюстрирующий, как именно археологи «определяют» родину меча. А.Н. Кирпичников воспроизводит на страницах журнала фотографию рукояти одного из мечей и заключает: «Эта красивая рукоять меча в виде перевитых чудовищ послужила основанием для утверждения, что меч был сделан в Скандинавии». Таким образом, родину меча «узнают», например, по красоте рукояти. Но на одном из таких «типично скандинавских» мечей А.Н. Кирпичников обнаружил надпись: «Людота коваль», то есть попросту — «кузнец Людота». «Коваль» — хорошо известное славянское слово. По поводу этого меча автор высказывает следующее мнение: «Красивая бронзовая рукоять с рельефным орнаментом в виде перевитых чудовищ была подобна скандинавским украшениям XI века. Во всех исследованиях он значился скандинавским мечом, найденным на Руси».

Вот еще цитата из той же статьи: «В XII веке техника наведения клейм изменилась. Появились фигуры, выложенные латунью, серебром и золотом. Изменилось и содержание клейм: вместо имени мастеров… появились длинные вереницы букв… подавляющее большинство такого рода надписей, в том числе и обнаруженных нами, еще не прочтено».

Где больше всего найдено мечей с надписями? Этот вопрос мы специально не исследовали. Но некоторое представление о распределении находок могут дать подсчеты, сделанные в книге Д.А. Дрбоглава «Загадки латинских клейм на мечах IX–XIV веков» (М., 1984). Речь идет о мечах со специальными, так называемыми сокращенными надписями. Вот данные из книги Д.А. Дрбоглава (мы сохраняем названия государств, существовавших на момент выхода книги): «Полный подсчет мечей с сокращенными надписями дает цифру 165… Если учесть места обнаружения клинков или когда они неизвестны, места хранения, то по странам мечи распределяются следующим образом: СССР — 45 (в том числе: Латвийская ССР — 22, Эстонская ССР — 7, Украинская ССР — 6, Литовская ССР — 5, РСФСР — 5), ГДР — 30, Финляндия — 19, Швейцария — 12, ФРГ — 12, Польша — 11, Чехословакия — 9, Франция — 8, Англия — 6, Дания — 5, Норвегия — 4, Испания — 2, Швеция — 1, Италия — 1».


Рис. 8. Рукоять и клеймо меча якобы X века.


Из приведенных цифр видно, что на первом месте по числу находок стоит бывший СССР и сопредельные с ним страны (а не Скандинавия).

Обнаружено много мечей (их количество исчисляется тысячами), надписи на которых пока не расчищены. Кроме того, как свидетельствует А.Н. Кирпичников, «из четырех тысяч мечей VIII–XIII веков, находящихся в различных собраниях Европы, изучена едва ли десятая часть».

Что же написано на мечах? Как уже было сказано, уверенно читать этот материал историки сегодня, в общем-то, не могут. И понятно почему. Надписи выполнены в виде вереницы значков, в которых причудливо смешаны русские, латинские буквы, различные символические изображения. Д.А. Дрбоглав в своей книге, например, приводит лишь два более или менее осмысленных прочтения имен: Константин и Звенислав. Первое имя — интернациональное, другое — явно славянское. Остальные непонятные буквосочетания стараются прочитать в основном так. Предлагается считать, что каждая буква — это лишь первая буква некоего латинского слова. То есть вся надпись является якобы сокращением — состоит лишь из первых букв неких слов. Но, приняв такую точку зрения, не так уж трудно прочесть практически любую последовательность символов на любом, наперед заданном языке.

При этом исследователи считают, что большинство мечей происходят из Западной Европы. Отсюда и нацеленность на попытки прочтения значков и буквосочетаний именно по-латыни. Интерпретируя значки (иногда удачно, иногда — нет) как латинские буквы, исследователи начинают «вычитывать» длинные тексты религиозного содержания.

Приведем типичный пример из книги Д.А. Дрбоглава — надпись на мече, найденном у села Монастырище в Воронежской области (см. верхнюю надпись на рис. 9). Вот как предлагает ее читать автор книги. Сначала он переводит знаки надписи в латинские буквы. Получается: Nred-[C]dlt. Затем предлагается следующее латинское прочтение этого якобы сокращения: N(omine) RE(demptoris) D(omini), [C(hristi)] D(omini) L(igni) T(rinitas). Русский перевод таков: «Во имя Искупителя — Господа и креста Господа Христа. Троица». Здесь в круглых скобках — буквы, добавленные Дрбоглавом. Мы уже высказали свое скептическое мнение по поводу такого метода прочтения непонятных надписей на мечах, предложенном историками. На наш взгляд, задача прочтения — чрезвычайно интересная и, безусловно, сложная. Она должна быть строго поставлена и решена. По сути дела, это — задача дешифровки. Такие задачи успешно решают специалисты в этой области (в том числе и математическими методами).


Рис. 9. Надписи и изображения, раскрытые на старинных мечах.


Мы не занимались специально этим вопросом. Все же выскажем одно наблюдение, которое, возможно, окажется полезным в будущем. Так называемая «тайнопись», то есть письмо с использованием непривычных сегодня букв, было довольно распространенным явлением вплоть до XVII века. В том числе и на Руси. Известны примеры бесспорного прочтения некоторых надписей. К ним относится надпись на русской книге XVII века, расшифрованная Н. Константиновым (см. его статью «Тайна стольника Барятинского» в № 10 журнала «Наука и жизнь» за 1972 год). Эта надпись тоже много лет считалась историками совершенно не поддающейся расшифровке. Мы приводим здесь на рис. 10 эту надпись и таблицу расшифровки ее символов, предложенную Н. Константиновым.


Рис. 10. Надпись Барятинского, ее расшифровка и таблица знаков надписи, составленная Н.Н. Константиновым.


Попробуем применить эту таблицу к надписи на мече, о которой только шла речь. Получится следующее: сикер или сикера, а дальше идет разделительный символ, после которого, по-видимому, слово «вопе» или «нове». Вторая половина надписи не очень ясна. Возможно, это слово «новая». Но первая — хорошо известное русское слово секира, то есть как раз меч (специального вида). И получается вроде бы русская, а не латинская надпись «новая секира». Да и меч найден в Воронежской области.

Применим тот же метод ко всем прорисям надписей на мечах, которые исследует Кирпичников в своей статье. Их — четыре.

Надпись 1 (рис. 9). Это та самая надпись, которую мы только что обсудили. На оборотной стороне меча изображена тамга — уже хорошо знакомый нам «татарский» символ. Три другие содержат якобы латинские имена неизвестных западноевропейских мастеров.

Надпись 2 (рис. 9). Кирпичников предлагает прочитывать ее по-латински: получается слово «CEROLT». Такого слова в латинском словаре нет. Поэтому предлагается считать его именем некоего мастера. (Заметим, что любое непонятное звукосочетание можно с успехом назвать старым забытым именем.) Если же читать это буквосочетание по таблице Константинова, то получится слово сордце. (Здесь букву «ц», отсутствующую в таблице, мы восстановили по смыслу. Это не противоречит таблице Константинова.) Но слово «сердце», писавшееся раньше иногда именно в форме сърдце, то есть сордце (поскольку «ъ» читался как «о»), — хорошо известное русское слово. Вполне подходит в качестве клейма на мече. На оборотной стороне меча снова изображена русско-татарская тамга.

Надпись 3 (рис. 9). Кирпичников снова предлагает прочитывать ее по-латински. Предлагается чтение «ULEN». Такого латинского слова нет. Если же это имя, то, скорее всего славянское — Ульян. Но если читать по таблице Константинова, то получается неон или ясон, или ясный. Тоже подходит для меча.

Надпись 4 (рис. 9). Кирпичников предлагает читать по-латински и получает «LEITPRIT». Такого латинского слова также нет. Применяя таблицу Константинова, получаем «цестарие» или «цестание». Похоже на старое русское слово «цестить», то есть «чистить» (см. словарь М. Фасмера). Получается, что на мече написано: чистое, то есть, возможно, чистая сталь, или чистое оружие, или что-то еще в таком роде. На обратной стороне клинка — символ, означающий по таблице Константинова букву Б.

Конечно, мы не настаиваем на том, что наше прочтение правильное. Четырех коротких надписей явно недостаточно для сколько-нибудь значимых выводов. Тем более что нам пришлось догадываться о смысле нескольких не очень понятных значков. Мы лишь хотели привлечь внимание к этой проблеме и указать на возможное единство так называемой «тайнописи», использовавшейся на монетах, книгах, мечах и т. д. Скорее всего, это никакая не тайнопись, а просто забытый сегодня старый алфавит, который использовался на Руси, а возможно, и в других странах, например в западноевропейских (см. ниже).

Закончим этот раздел цитатой из статьи Кирпичникова. «В русской науке мечи… послужили поводом для мятежа ученой мысли. Больше всего спорили о происхождении мечей: одни рассматривали их как оружие, с которым норманны ворвались на просторы Восточной Европы и колонизировали славян. Другие справедливо возражали им, указывая, что клинки являлись общеевропейским оружием, которым пользовались и славяне, и норманны. С течением времени спор обострился: на основании находок мечей так называемого варяжского типа некоторые ученые выдвинули тезис о том, что первое государство восточных славян — Киевская Русь — было создано норманнами».

Не ковали ли «варяжско-норманнские» мечи в Туле? Или в Златоусте на Урале?


2. Каменные изваяния на старых русских курганах («половецкие каменные бабы»)

В статье «Восемь веков молчания» («Наука и жизнь», № 9 за 1966 год) историк Г.А. Федоров-Давыдов писал: «Древние каменные изваяния есть почти во всех краеведческих музеях нашего юга: в Ростове и Новочеркасске, Азове и Краснодаре, Ставрополе и городах Крыма. Их много. Сотни каменных статуй… Они не менее таинственны и не менее монументальны, чем загадочные идолы острова Пасхи… Исследователи спорили и спорят до сих пор о том, кому принадлежали эти статуи наших степей, кто их поставил, и с какой целью». Оказывается, «стояли эти каменные идолы сначала на курганах и сопках, потом были перевезены на крестьянские межи и в помещичьи имения, а затем помещены в музеи, или поставлены на потеху… в провинциальных городских садах». В XVIII веке их называли «человек камеи» или «девка камена».

Статуи находили не только на юге. Например, уже в наше время такая «каменная девка» была обнаружена в самом центре Москве при раскопках недалеко от Российской государственной библиотеки. Сегодня она стоит в библиотеке, в зале записи. Характерная особенность изваяний — они держат в руках «прижатый к животу сосуд, чашу или рог». Такой сосуд есть и у статуи, выставленной в зале Государственной библиотеки. Кстати, на ее боку высечены (глубоко процарапаны) изображения кривой сабли и колчана с луком и стрелами. Это вооружение действительно типично для русских воинов даже в XVII веке.

Историки считают (как мы понимаем, со времен Романовых) эти статуи следами набегов на Русь половецких племен. Такого мнения придерживается и Г.А. Федоров-Давыдов: «Для русского человека эти каменные чудовища были олицетворением господства половцев над степями. Поэтому статуи стремились уничтожать и портить». Такая тенденция — систематическая порча древних надписей и изваяний — вам уже известна: пострадали русские саркофаги, египетские статуи и каменные надписи и т. д. Кому они не понравились? Вряд ли — местным жителям.

Сегодня считается, будто завоеватели-половцы, ставившие эти статуи, пришли на Русь издалека, из степей Монголии, Тувы и Алтая. Затем, утверждают, «каменные бабы» вместе с продвижением половцев распространились дальше на запад и, в конце концов, покрыли все пространство России.

По нашему мнению, никакой «загадки каменных баб» не существует. Так называемая загадка возникла лишь из-за того, что Романовы заменили многие старые русские обычаи на новые, в том числе и погребальные. И стало считаться, будто русские обычаи всегда были такими, какими они стали лишь при Романовых, что неправильно. Кроме того, при Романовых были составлены или существенно отредактированы русские летописи. Много документов было уничтожено. Остался сравнительно небольшой набор летописей, объявленных «очень древними». И стало считаться, что, если в этих «романовских древностях» какие-то обычаи не отражены, «следовательно», обычаи эти — не русские, на Руси их якобы не было. А если их следы все-таки находят (например, «каменную бабу» в центре Москвы), «следовательно», это — следы чужеземного завоевания..

Вот пример такого «рассуждения». Известно, что огромное число каменных статуй найдено в основном на Руси. Однако они «встречаются и далеко на Востоке, в бескрайних степях Казахстана, Алтая, Монголии, Тувы» (Г.А. Федоров-Давыдов). «Следовательно», Русь была завоевана пришельцами из Монголии (то есть из дальней страны). По пути «монголы» захватили Казахстан, Алтай и т. д. Так и пишут: «В начале второго тысячелетия половцы прорвались на запад. Быстрым маршем прошли они Казахстан, а к середине одиннадцатого века появились на Волге».

Наша концепция все ставит на свои места. Направление завоевания было обратным. Из Руси — в разные стороны. В частности, и на Восток. И это можно понять даже из следующего простого наблюдения.

Оказывается, «половецкие» каменные изваяния в степях Казахстана, Алтая, Монголии и Тувы, «как правило… исключительно мужчины, часто с отвислыми усами (заметим, как у казаков — Авт.)». А вот на территории Руси «среди наиболее ранних западных (то есть среднерусских, а не восточных — Авт.) половецких статуй более 70 процентов составляют женские статуи. Перед нами загадка, на которую наука ответить пока не в силах (! — Авт.)» (Г.А. Федоров-Давыдов).

Мы, признаться, никакой загадки во всем этом не видим. Указанный факт просто показывает нам, где находилась родина тех воинов, которые воздвигали статуи. На родине, естественно, ставили как женские, так и мужские статуи на могилах. Ибо здесь жили и мужчины, и женщины (семьи) этого народа. То есть на Руси. А в дальние военные походы женщин почти не брали. А мужчины погибали. Их хоронили здесь же, в местах сражений (на далекую родину тела обычно не отвозили). Поэтому в тех землях, куда этот народ пришел как завоеватель, должны были остаться почти исключительно мужские статуи. Что и видим в Казахстане, Алтае, Туве, Монголии…

Кстати, само название статуй — «половецкие» — вполне могло означать просто «полевые», стоящие в поле.

Итак, по нашему мнению, «половецкие» каменные изваяния — это старые русские надгробные памятники.

Между прочим, нельзя не обратить внимание на тот странный факт, что на доступных нам фотографиях каменных изваяний (а также на статуе в Государственной библиотеке) сбиты лица изваяний, а в остальном они хорошо сохранились. Почему уничтожали именно лица? Не потому ли, что они часто имели ярко выраженный славянский тип?

Сохранилось прямое средневековое свидетельство, что каменные изваяния ставились народами «Монголии», то есть согласно нашей реконструкции — на Руси. Г.А. Федоров-Давыдов пишет: «Любопытное свидетельство оставил в середине XIII века западноевропейский монах Вильгельм Рубрук, который отправился к монгольскому хану в далекий Каракорум, в Центральную Монголию (по нашей реконструкции в Центральную Русь — Авт.)… В числе прочих сведений Рубрук сообщает нам: „Команы насыпают большой холм над усопшим и воздвигают ему статую, обращенную лицом к востоку и держащую у себя в руке перед пупком чашу“». Трудно не согласиться с мнением историка, что Рубрук имеет здесь в виду именно «половецкие бабы» (чаша перед пупком у статуи). А что касается «монгольских команов», то это, скорее всего, конники, так как слово «конь» в старом русском языке звучало и писалось как комонь (см., например, «Слово о полку Игореве»).


3. Сравнение запада и востока в работах А.С. Хомякова

Мы отдаем себе отчет в том, что содержание настоящего раздела может вызвать у читателя определенную психологическую дискомфортность, поскольку изложенное в нем противоречит привитой нам с детства картине взаимоотношений между Востоком и Западом. Грубо, но довольно точно эту традиционную картину можно выразить в следующей формуле: «Просвещенный свободный Запад и отсталый рабский Восток». В этом противопоставлении к Востоку обычно относят и Русь.

Но даже в романовскую эпоху существовал и другой взгляд на отношения между Западом и Востоком. Он обычно преподносится как исполненный курьезов и парадоксов, хотя на самом деле куда более верный, чем тот, который веками вдалбливался в умы людей скалигеровской наукой. Мы имеем в виду воззрения славянофилов. По крайней мере, некоторых из них.

В этой связи напомним читателю о работах известного ученого и писателя А.С. Хомякова. В предисловии к современному (1994 год) двухтомному изданию его трудов говорится следующее: «Алексей Степанович Хомяков родился в Москве, на Ордынке… 1 мая 1804 года. Он происходил из старинной русской дворянской семьи, в которой свято сохранялись и дедовские грамоты, и родовые рассказы „лет за двести в глубь старины“. О пращурах, которые… еще с XV века… со времен Василия III, верою служили государям московским ловчими и стряпчими». А.С. Хомяков получил блестящее образование. Его учителями были известные профессора своего времени.

«К 1819 году относится его первый собственный литературный труд: перевод тацитовской „Германии“ (позже опубликованный в „Трудах Общества любителей российской словесности при Московском университете“)».

«Он… увлекался техникой, изобрел паровую машину „с сугубым давлением“ (и даже получил за нее патент в Англии), а во время Крымской войны — особое дальнобойное ружье и хитроумные артиллерийские снаряды. Он занимался медициной и много сделал в области практической гомеопатии… Он открывал новые рецепты винокурения и сахароварения, отыскивал в Тульской губернии полезные ископаемые».

«И восторженные почитатели, и многочисленные недруги его безусловно сходились в одном: Хомяков был „тип энциклопедиста“ (А.Н. Плещеев), наделенный „удивительным даром логической фасцинации“ (А.И. Герцен). „Какой ум необыкновенный, какая живость, обилие в мыслях… сколько сведений, самых разнообразных… Чего он не знал?“ (М.П. Погодин). Иным недоброжелателям эта блестящая эрудиция казалась поверхностною и неглубокою».

Кто бы вы думали так не любил Хомякова? Главный историк того времени — С.М. Соловьев, многотомный труд которого по русской истории — это один из самых толстых слоев штукатурки, скорее даже бетона, покрывающего истинную картину истории Руси. А противопоставить А.С. Хомякову С.М. Соловьев мог лишь оскорбительные эпитеты: «самоучка», «дилетант». Что ж, когда нет аргументов, то переводят разговор в другую плоскость.

Как мы понимаем, недовольство С.М. Соловьева была вызвано тем, что А.С. Хомяков осмелился писать об истории совсем не то, чего хотелось «главному историку».

Как сказано в предисловии к двухтомнику трудов А.С. Хомякова, его интерес к истории был вызван «известной полемикой 1820-х годов об „Истории государства Российского“ Карамзина. Полемика эта охватила чуть ли не все круги творческой интеллигенции России, и одним из главных вопросов, который она поставила, был вопрос… о допустимости „художнического“… подхода к истории».

Но скорее всего, дело было вовсе не в «художничестве». Выход в свет книг Н.М. Карамзина сделал общеизвестной и придал официальный характер той фальшивой версии русской истории, которую незадолго до этого создали Шлецер, Байер, Миллер…

Для многих эта версия стала неожиданностью, причем именно в психологическом смысле. На Руси многие еще помнили кое-что из своей старой подлинной родовой истории. К их числу относился и Хомяков. По-видимому, его старые семейные предания не согласовывались с версией Шлецера-Миллера-Карамзина.

В этом заключался один из истоков известного в русской истории спора между западниками — по сути дела, последователями Шлецера-Миллера — и славянофилами.

Конечно, на стороне западников была скрытая, негласная поддержка правящей династии Романовых. Она выражалась, в частности, в том, что славянофилов фактически не допускали в официальную академическую историческую науку, которая существовала на казенные деньги и потому была несвободна.

Славянофилы же были свободнее в выражении протеста. Но зато естественно подпадали под уничтожающие обвинения в дилетантстве. А, кроме того, им был затруднен доступ к академическим, то есть государственным, архивам.

Слабость позиции славянофилов заключалась еще в том, что она была в основном «чисто отрицательной». Они не могли предложить своей законченной доктрины подлинной истории. Славянофилы лишь отмечали многочисленные противоречия шлецеро-миллеровской версии.

Из предисловия к двухтомнику: «Материалом для поисков стала у него всемирная история. Хомяков понимал сложность задачи… Хомяков держал в памяти сотни исторических, философских и богословских сочинений… Хомяков заявляет: господствующая историческая наука не в состоянии определить… действительные причины истории».


Хомяков об искажении русской истории западноевропейскими авторами.

А.С. Хомяков писал: «Нет такого далекого племени, нет такого маловажного факта, который не сделался бы… предметом изучения многих германских ученых… Одна только семья человеческая мало… обращала на себя их внимание… — семья славянская. Как скоро дело доходит до славян, ошибки критиков немецких так явны, промахи так смешны, слепота так велика, что не знаешь, чему приписать это странное явление… В народах, как и в людях, есть страсти, и страсти не совсем благородные. Быть может, в инстинктах германских таится вражда, не признанная ими самими, вражда, основанная на страхе будущего или на воспоминаниях прошедшего, на обидах, нанесенных или претерпенных в старые, незапамятные годы.

Как бы то ни было, почти невозможно объяснить упорное молчание Запада обо всем том, что носит на себе печать славянства».

Далее Хомяков отмечает, что о «произвольно причисленных к германскому корню» народах «ученые писали и пишут несметные томы; а венды (славяне! — Авт.) как будто не бывали. Венды уже при Геродоте населяют прекрасные берега Адриатики… венды вскоре после него уже встречаются грекам на холодных берегах Балтики… венды (генеты) занимают живописные скаты Лигурийских Альпов; венды борются с Кесарем на бурных волнах Атлантики, — и такой странный факт не обращает на себя ничьего внимания… И это не рассеянные племена, без связи и сношений между собой, а цепь неразрывная, обхватывающая половину Европы.

Между поморьем балтийских вендов и вендами иллирийскими — венды великие… Потом вудины русские, потом венды австрийские (Vindobona)».

И далее Хомяков приводит десятки примеров следов славянского племени венды, до сих пор рассыпанных по всей Западной Европе. Ограничимся лишь отдельными фактами, свидетельствующими о славянских корнях в Европе: город Вена, озеро Венетское, старое имя Констанцского озера, французская Вандея и т. д. и т. д.

А.С. Хомяков: «В земле вендов реки и города носят имена Себра, Севра, Сава… там еще пятнадцать городов и деревень носят имя Bellegarde (то есть попросту Белый город, Белгород — Авт.), которого нет в остальной Франции, и которое переведено словом Albi (то есть Белый — Авт.)». «В гетах и дакийцах хотят видеть немцев, назло барельефам, в которых так чисто выглядывает тип славянский».

Нет возможности привести здесь даже малую долю исторических и географических свидетельств такого рода, собранных А.С. Хомяковым. Отсылаем интересующихся подробностями к его работам.

Подводя итог, А.С. Хомяков подчеркивает, что если следовать западноевропейскому толкованию исторических свидетельств, то «мы должны прийти к простому заключению: „Не было-де в старину славян нигде, а как они явились и размножились — это великое таинство историческое“».

«Критики более милостивые, — делает вывод А.С. Хомяков, — оставляют славянам каких-то предков, но эти предки должны быть бездомники и безземельники; ни одно имя в местностях, населенных теперешними славянами, не должно иметь славянского значения; все лексиконы Европы и Азии должны представить налицо корни самые невероятные, чтобы ими заменить простой смысл простого слова. Не удалось уничтожить народы: стараются землю вынуть у них из-под ног».


Дон и Рона — старые славянские названия реки.

А.С. Хомяков задолго до нас указывал на важность Для понимания исторических летописей того обстоятельства, что слово «дон» в старорусском языке означало просто «река». Он писал: «Наш тихий, коренной, славянский Дон — корень почти всех речных названий в России, Днепра, Днестра, Двины, Дсны (Цны), Дуная, десяти или более Дунайцев, многих Донцев».

Выше в этой книге мы уже пользовались приведенным здесь наблюдением. А.С. Хомяков также отмечал, что известная река Рона в Западной Европе раньше называлась Ериданом, то есть — Ярым Доном. Таким образом, название «Рона», по мнению Хомякова, тоже славянское. Эго его замечание хорошо дополняет наше наблюдение, согласно которому Рона — это славянское название, означавшее водный поток, реку. Отсюда — «ронять слезы» и т. п.

По-видимому, река Рона, вытекающая из современного Женевского озера, раньше называлась Ярый Дон. То есть «бурная река» или «быстрая река». А потом стала называться — опять-таки по-славянски — Роной, то есть «потоком». Да и само Женевское озеро до сих пор на современных картах называется именем Леман = Leman, которое весьма напоминает бытующее у нас, в России, на Украине, слово лиман, означающее залив.

Хомяков заключает. «Этот факт, ясный для всех глаз, не заболевших от книжного чтения, и содержал бы даже доказательство, что жители устьев Дуная, Тимока, По и Роны были одноплеменниками, если б такая истина еще требовала новых доказательств».


Кто такие болгары?

А.С. Хомяков: «В защиту теории о перерождении народов обыкновенно приводят Болгар и утверждают: болгары теперь говорят по-славянски, глядят славянами, словом, они совершенные славяне. А в старину болгары принадлежали к турецкому или тибетскому или вообще желтому племени. Они переродились. Вникнем в основание этого заключения. Являются какие-то болгары в Европе на границе империи Византийской, которую потрясает их бурное множество. Они как-то кажутся сродни аварам и гуннам, с которыми их смешивают. Но они не авары и не настоящие гунны. Они тоже имеют какое-то сродство со славянами, но они не старожилы Славянин придунайской… Болгары пришли с Волги: это дело ясное».

В этом фрагменте Хомяков излагает точку зрения официальных историков относительно происхождения болгар. Он пытается объяснить допущенные так называемой наукой противоречия, но тут ему самому начинает мешать скалигеровская хронология: «На Волге Нестор знает сильное царство болгарское… Итак, болгары Дунайские, выходцы с берегов Волги, также были сродни туркам. Но Нестор писал не прежде XI века, а болгары являются на Дунае со всеми несомненными признаками славянства еще в IV-м».

Настал момент, наконец, все разъяснить.

Согласно нашей реконструкции тут все довольно ясно.

Болгары — это, скорее всего, волгары. То есть русские с Волги. Они двинулись на завоевание Европы в XIV веке н. э., а затем еще раз, в XV веке н. э., вместе с тюрками, — тоже с Волги. Они же — авары. Они же — гунны.

Среди них были и венгры, выходцы из «Великой Венгрии» за Волгой, то есть приблизительно из теперешней Удмуртии.

После завоевания XIV–XV веков болгары появились на Дунае, тюрки — в Турции, венгры — в Венгрии. Поэтому сегодня и не могут понять, кто такие болгары. То ли тюрки, то ли авары, то ли гунны, то ли славяне.


Хомяков о следах былого славянского завоевания в Западной Европе.

А.С. Хомяков в своих работах излагает собственные наблюдения относительно истории России и Западной Европы. Конечно, они субъективны и в ряде случаев мало что доказывают. Но они ценны как личные наблюдения ученого-энциклопедиста, русского аристократа, знавшего многие европейские языки, интересовавшегося историей народов и способного поэтому заметить то, что ускользало от взгляда многих. Для нас его мнение представляет собой важное историческое свидетельство, отражающее взгляд определенной части русского аристократического сословия, давно уже ушедшего в прошлое.

Касаясь истории России, Хомяков писал: «Рабство (весьма недавно введенное государственной властью) не внушило владельцам презрения к своим невольникам-землепашцам… Выслужившийся крестьянин уравнивается не только законом, но и обычаем, и святынею всеобщего мнения, с потомками основателя самого государства. В той же земле (в России — Авт.) невольники — не землепашцы, а слуги, — внушают чувство иное. Этих различий нет в законе… но они существуют для верного наблюдателя. Земледелец (на Руси — Авт.) был искони помещику родным, кровным братом, а предок слуги — военнопленный. От того земледелец называется крестьянином, а слуга — холопом. В этом государстве (в России — Авт.) нет следов завоевания».

Противопоставляя России Западную Европу, Хомяков продолжает: «В другой стране, тому пятьдесят лет, гордый франк еще называет порабощенного vilian, roturier и пр. Не было случая, не было добродетели, не было заслуг, которые бы уравняли выслужившегося разночинца с аристократом. Не было рабства, не было даже угнетения законного. Но в обычаях, во мнениях, в чувствах были глубокая ненависть и неизгладимое презрение. След завоевания был явен и горяч… Это тонкости, так как этого всего нет ни в грамматиках, ни в лексиконах, ни в статистиках».

Таким образом, Хомяков свидетельствует, что согласно его личным наблюдениям на Руси еще в XIX веке не было забыто о кровном родстве русской аристократии и русского крестьянства. А холопы на Руси, то есть прислуга, свидетельствует Хомяков, составляли отдельное сословие, не имевшее ничего общего с крестьянами. И отношение к нему на Руси было совсем другим — как к потомкам военнопленных, рабам.

В то же время в Западной Европе, утверждает Хомяков на примере Франции, между аристократией и другими социальными слоями существовала непреодолимая пропасть. Согласно его наблюдениям французские аристократы относились ко всем остальным французам как к когда-то покоренному местному населению. И в представлении французской аристократии эта пропасть не исчезала, даже если простой француз оказывался волею судьбы уравненным с аристократом на общественной лестнице. Хомяков объясняет это обстоятельство тем, что западноевропейская аристократия — это потомки завоевателей, пришедших в Европу извне. То есть, по-видимому (по нашей гипотезе), славянских завоевателей XIV века н. э. Тогда как на Руси русская аристократия выделилась из самого русского общества, то есть из русского крестьянства. В этом, по наблюдениям Хомякова, коренное отличие русского общества от западноевропейского.

Конечно, приведенные наблюдения, как справедливо отмечает сам Хомяков, довольно тонкие, поскольку касаются неписаных законов общества, впрочем, подчас более жестких, чем писаные.

Но мы не можем не отметить прекрасного соответствия наблюдений Хомякова с нашей реконструкцией. В далеком туманном прошлом XIV века н. э. Русь-Орда завоевывает многие области Западной Европы, Схлынув, волна нашествия оставила здесь потомков славянских и тюркских завоевателей. Они-то, вероятно, и стали предками западноевропейской аристократии. Со временем завоеватели смешались с местным населением, но пропасть между ними оставалась вплоть до XIX века.

На Руси же подобной пропасти не существовало, поскольку Русь никто не завоевывал. Сословие русских холопов, свидетельствует Хомяков, было изолированным слоем потомков вывезенных из завоеванных стран слуг-военнопленных.

Сегодня это мнение Хомякова, наверное, покажется чересчур крайним. Мы не беремся судить о верности наблюдений русского аристократа XIX века. Отметим лишь, что Хомяков был не одинок в этом, и его мнение не было даже самым крайним. Так, он упоминает «нашумевшую работу» Ю.И. Венелина «Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам» (М., 1829–1841, тома 1, 2). Оказывается, Венелин «объявил даже франков славянами».


Часть III Наша реконструкция средневековой истории Европы и Азии

Несколько предварительных замечаний

В этой главе вкратце изложена наша реконструкция истории. Эта реконструкция первоначально была сформулирована в книге «Империя». Впоследствии изучение исторического содержания Библии дало нам много нового для понимания истории в свете новой хронологии. Это позволило дополнить и несколько уточнить нашу реконструкцию.

Наша реконструкция истории сильно отличается от привычной сегодня версии Скалигера-Петавиуса. Поэтому имеет смысл пояснить, что представляет собой скалигеровская история и хронология и как она возникла. Надо сказать, что общая картина той обстановки, в которой была создана и внедрена в сознание общества историко-хронологическая версия Скалигера, окончательно прояснилась для нас лишь в последние годы. Четкое понимание этой картины многое ставит на свои места.

1. Оказалось, что доступные сегодня исторические первоисточники (те, которые опубликованы, которыми можно пользоваться в книгохранилищах открытого доступа) являются составной частью скалигеровской версии истории и были созданы на ее основе. Они созданы путем искажения и целенаправленного редактирования действительно старых текстов. Сами старые тексты, правильно излагающие историю, как правило, уничтожались. Все это происходило в XVI–XVIII веках в ходе международной европейской программы по созданию древней и средневековой истории и хронологии (зачем и кому это было нужно, речь пойдет ниже). Эта программа имела мощную государственную поддержку, как в странах Западной Европы, так и в романовской России. В XVIII–XIX веках скалигеровская версия была внедрена в странах Азии (и, отталкиваясь от нее, были построены азиатская и в том числе китайская хронология).

На протяжении XVII–XVIII веков были сознательно, с целью поддержки и внедрения скалигеровской исторической версии, созданы почти все публикуемые сегодня редакции сочинений «античных» (греческих и римских) авторов, средневековых летописей, мемуаров и т. п.

Те источники, которые не прошли через руки создателей и адептов скалигеровской версии, на протяжении почти 200 лет повсеместно разыскивались и уничтожались (или, по крайней мере, выводились из обращения). Эта деятельность продолжалась еще и в XIX веке (разорение библиотеки Сулакадзева, например, — о ней см. в части V настоящей работы). В XIX веке, а тем более сегодня, такие старые тексты воспринимались уже как нечто курьезное, недостойное серьезного подхода к их изучению. На них сразу же падает подозрение в грубой подделке или — в лучшем случае — в невежестве автора текста.

Такие тексты, как правило, не публикуются, не изучаются академическим сообществом (хотя время от времени они всплывают даже в наше время). Каждый из них воспроизводит лишь малый фрагмент уже забытой картины, поэтому не способен ничего изменить в нашем сознании. В отрыве от общей картины он уже просто непонятен. А сопоставлением и изучением таких «курьезов» никто из официальных историков не занимается.

Важно помнить, что сегодня при публикации первоисточника проводится (сознательно или неосознанно) жесткая цензура на соответствие его скалигеровской версии. «Достойными внимания» признаются только те первоисточники, которые вписываются в привычную скалигеровскую картину истории. Это значит, что в обращение допускаются только те тексты, которые прошли целенаправленное редактирование XVII века.

В результате о древности и средневековье мы вынуждены судить лишь по источникам, которые нам предлагает скалигеровская историческая школа. Именно они размножаются печатным станком. Поэтому складывается неверное представление, будто бы только такие источники и существовали.

2. В нашей истории пролегает четкая граница — первая половина XVII века. Что происходило после нее, мы знаем достаточно хорошо. А что до нее — очень плохо. Эта граница возникла искусственно, она не является результатом естественного забвения информации. В скалигеровской версии ее следы — это граница между «мрачным Средневековьем» и «Новым временем». Это и есть граница между правильной и неправильной историей.

3. Современные историки скалигеровской школы (а в академической науке другой школы по истории древности и средневековья сегодня нет) являются, как правило, специалистами по этой ошибочной версии, и только по ней. Принято за аксиому, что скалигеровская версия истории и реальная история — одно и то же. Другими словами, специалисты по древней и средневековой истории сегодня имеют дело не с реальной историей (через дошедшие из древности документы), а с искусственным миром, созданным редакторами XVII века. Поскольку пользуются искаженными и отредактированными в ту эпоху текстами, принимая их за «древние первоисточники».

Почему сегодня специалисты-историки работают, в конечном счете, лишь с теми текстами (и их производными), которые были отредактированы в ходе создания скалигеровской версии? По нашему мнению, это давление школы, устоявшихся в академической среде представлений. В свое время эти представления были внедрены принудительно, а сегодня имеют характер «общепринятой очевидности». Считается, что есть набор «надежных», «правильных» первоисточников (а это и есть «скалигеровские редакции»). Только они, дескать; достойны серьезного отношения. Все другие источники объявляются «невежественными», «баснословными»; «сочиненными» кем-то текстами. Изучать их — не дело серьезного ученого.

4. Конечно, невозможно было уничтожить все старые «до-скалигеровские» документы. Некоторые из них должны существовать и сегодня.

Но представим себе, что современному историку, специалисту по скалигеровской версии, попал в руки подлинный древний документ, описывающий, скажем, эпоху XV–XVI веков. Как мы теперь понимаем, разница между истинной историей XV–XVI веков и ее скалигеровским изображением настолько велика, что этот документ порой невозможно даже сопоставить с привычной скалигеровской картиной. Трудно понять, о чем в нем идет речь. Тем более если это — оригинал XV–XVI веков, то он, с большой вероятностью, будет написан просто непривычными буквами, «непонятными значками». Ведь привычные специалисту по скалигеровской версии «древние почерки» — это на самом деле форма письма фальсификаторов-редакторов XVII века. А с реальными почерками и шрифтами XV–XVI веков (не говоря уже о более ранних эпохах) ему, как правило, встречаться не приходится.

Поэтому случайно попавшийся действительно старый текст, скорее всего, объявят «нечитаемым» (что постоянно и происходит), а если его все же удастся прочесть, то «странным», «баснословным», «плодом средневекового невежества».

Наши исследования убедили нас, что историки, по сути дела, не занимаются и не желают всерьез заниматься дешифровкой многочисленных «нечитаемых» старых текстов.

5. О печатных изданиях надо сказать следующее; Тексты, на которых мы видим годы издания, относящиеся к XV–XVI векам, часто оказываются подделками XVII века с проставленными задним числом годами выпуска. Массовая публикация книг якобы XV–XVI веков в XVII веке была важной частью работы по «обоснованию» скалигеровской версии истории. Подлинные же книги более раннего времени изымались из обращения и уничтожались наряду с рукописными документами. Поэтому печатные книги не отличаются от рукописей по своей надежности, когда мы желаем извлечь из них картину подлинной истории XV–XVI веков. Среди них также много подделок XVII века.

6. Многие подлинные официальные документы Западной Европы XVI века, исходящие от канцелярий средневековых правителей, были написаны (как мы теперь понимаем) на славянском языке. И многие книги, печатавшиеся в Западной Европе в то время, тоже были славянскими (впрочем, факт их широкого печатания в Западной Европе XVI века известен специалистам), поскольку языком международного общения в Западной Европе в ту эпоху, скорее всего, был славянский.

Переход от славянского к латинскому как языку международного общения в Западной Европе произошел лишь после распада Империи, то есть в конце XVI–XVII веке. Скорее всего, латинский язык в своем развитом «античном» виде появился лишь в XVI–XVII веках. Поэтому все «античные» латинские тексты в лучшем случае представляют собой переводы на латынь. Причем в переводы сразу же вносилась скалигеровская хронологическая редакция.

То же самое можно сказать и о «древне»-греческом языке. Он также был создан (вместе со всей «древне»-греческой литературой) в XVI–XVII веках. На нем тут же были написаны (переведены, отредактированы) «античные греческие первоисточники». Настоящим древним языком является, вероятно, средне-греческий (византийский). Недаром он совершенно не похож на современный греческий язык, в отличие от «древне»-греческого, который близок нынешнему греческому. Вся «античная греческая» литература — это тоже основательно отредактированные в XVI–XVII веках переводы старых текстов на вновь изобретенный «античный» язык.

7. Согласно нашей реконструкции создание скалигеровской версии истории явилось следствием крупнейшего политического переустройства мира в конце XVI — начале XVII века. После крушения Империи с центром в Руси-Орде появлялись новые независимые государства, прежние наместники становились суверенными государями. Поначалу они опасались возвращения старых порядков. Им необходимо было обосновать в историческом прошлом «древние прочные корни» своей власти. Ведущая цель новой (для того времени, а сегодня уже привычной) исторической версии Скалигера заключалась в том, чтобы исказить в нужном направлении историю прошлого. То есть XV–XVI веков. Эта история была намеренно сфальсифицирована. Что касается более ранних эпох, то их наполнение в скалигеровской версии является по большей части результатом непреднамеренных хронологических ошибок.

Масштабы глобальной программы XVII века по написанию искусственной истории прошлого мы начинаем понимать только теперь. Не следует удивляться согласованности действий по подделке истории в различных странах. В соответствии с нашей реконструкцией до конца XVI века почти все европейские и азиатские страны входили в состав единой Империи — Руси = Орды, поэтому все их правители были из одного круга чиновников Империи. Скорее всего, связи между бывшими провинциями Империи были в ближайшие эпохи после раскола еще достаточно регулярны.

При этом на XVI век приходится очень небольшая доля «предварительной исторической работы» (и то лишь на его вторую половину). Основная часть работы по созданию истории (включая создание корпуса «древних источников») была выполнена в XVII веке, когда Империя уже окончательно распалась (после Смутного времени на Руси и победы над Степаном Разиным). Довольно много делалось в этом направлении и в XVIII веке. Только в XIX веке скалигеровская верст истории обрела окончательные современные формы.


Глава 1 Мировые религии Основные империи История нескольких Римов

1. Развитие основных мировых религий (гипотеза)

Схема нашей реконструкции представлена во 2-й книге настоящего издания. Здесь при кратком изложении гипотезы мы опустим ссылки на первоисточники. Их можно найти либо в предыдущих главах, либо в последующих, где будут специально комментироваться отдельные сюжеты нашей гипотезы. Поскольку в названии настоящей главы употреблено слово «гипотеза», позволим себе не повторять его слишком часто, чтобы не загромождать изложение.

Сразу оговоримся, что не претендуем на высокую точность предлагаемых ниже датировок. Потребуется еще большая работа по уточнению новой короткой хронологии. Поэтому мы предприняли попытку реконструировать подлинную историю пока лишь «по векам», то есть указывая век того или иного события, но не уточняя, как правило, дату внутри века.


Девятый и десятый века.

Глубокий мрак. Зарождение письменности. Эта эпоха и все предыдущие покрыты глубоким мраком ввиду практически полного отсутствия дошедших до нас документов того времени. Впрочем, не исключено, что только в IX–X веках впервые зарождается сама идея письменности. Вероятно, в Древнем Египте, первоначально в виде иероглифов-картинок. Наверное, запись событий в виде картинок была первичной, и лишь затем трансформировалась в современные формы. Тогда же впервые появляются письменные документы.

Религия. Христианство в каком-то виде (конечно, не в нынешнем) существует до Рождества Иисуса Христа.

Сегодня считается, что христиане и христианская церковь появились лишь после Христа. Однако мнение старых церковных писателей по этому вопросу было иным. О том, что некие христиане существовали и до Христа, сообщает, например, Иоанн Малала: «И по Петре апостоле Евводиос патриарх быв и в того христиане прозвашася, нарекше себе имя се, преже бо Назареи и Галилеи нарицахуся христиане».

Расчет Пасхалии. Церковный календарь. В эпоху IX–XI веков был выполнен расчет Пасхалии (см. «Русь и Рим», кн. 2). Создан первый церковный календарь. Возникает астрономия, предназначенная первоначально для обслуживания церковного календаря.


Одиннадцатый век.

Пришествие Иисуса Христа. Его жизнь и распятие. Распят, вероятно, в Новом Риме на Босфоре = Константинополе = Иерусалиме = Трое = Царь-Граде = Стамбуле.

Начало новой эры. «Нулевым годом» был, скорее всего, 1053 год н. э. Впрочем, в некоторых поздних документах могли считать за «нулевой» примерно 1000 год н. э. В 1054 году н. э. вспыхивает знаменитая сверхновая звезда, описанная в Евангелиях как Вифлеемская.

Распятие Христа в конце XI века. Возможные варианты: 1085, 1086, 1095 годы н. э. То есть примерно через 30 или 40 лет после «нулевого года», совпадающего с 1053 годом н. э. (или близкого к нему).

Первичный смысл цифр «X» и «I». Цифра X, то есть «десять», в латинском обозначении века (например, XI век) первоначально была просто начальной буквой X имени Христос. Поэтому в первое время сокращение: «XI век» означало «Христа Первый век», то есть «Первый век от Воплощения Христа».

А цифра I, то есть «один», — в арабском обозначении года, например 1255 год, — первоначально указывала первую букву I имени Иисус. Поэтому выражение «1255 год» первоначально означало следующее: «от Иисуса 255 год».

Потом об этом забыли, что породило хронологический сдвиг многих документов на 1000 лет, или на 1053 года.

Распятие Христа происходит, вероятно, в Новом Риме на Босфоре, в городе, который в ту эпоху становится новой столицей Ромейской (Византийской или Римской) империи. Этот город называли Иерусалимом, а также Троей. Сегодня это — Стамбул.

Христианство становится государственной религией Ромеи (Византии) во всех подчиненных ей фемах-провинциях. Таким образом, географические очертания Ромейской империи примерно совпадают в это время с областью распространения христианства.


Двенадцатый век.

Христианство остается более или менее единой религией на всей территории Ромейской империи. Ромея — единственное мощное государственное образование этой эпохи.


Тринадцатый век.

Христианская вера по-прежнему остается единой государственной религией Ромейской империи, но на Востоке и на Западе Империи начинает приобретать несколько различные формы, объясняемые географическими, климатическими и другими условиями различных местностей. На Востоке, например на Руси (которая была в то время еще фемой-провинцией Империи) и в самой Ромее, удерживается более строгая, сдержанная, даже отчасти аскетичная форма первичного христианства. На Западе, например в фемах-провинциях — Франции, Италии и др., первичное христианство постепенно приобретает черты культа, хорошо знакомого нам по описанию «античных» авторов — как «античный» пантеон, включающий в себя и вакхический оргиастический культ. Это — Зевс, Венера, Посейдон, Марс, многочисленные другие олимпийские боги, вакхические праздники и т. п.

В это время ромейский имперский центр слабеет. Хотя пока христианство остается единым, назревают крупные противоречия между, условно говоря, «восточным христианством» и «западным христианством».

Царь-Град под контролем восточного христианства. Распад Ромейской империи приводит к тому, что Царь-Град на Босфоре — как колыбель, центр и святыня единого вселенского христианства — оказывается под контролем «восточной ветви» христианства. «Западная ветвь» не может смириться с этим и заявляет свои права на «Гроб Господень» в Иерусалиме, то есть в Царь-Граде = Константинополе.

Запад отвечает крестовыми походами, официальной целью которых является «освобождение Гроба Господня» из рук «неверных». Походы крестоносцев направлены именно на Царь-Град = Иерусалим. Под «неверными» первоначально понимались «восточные христиане». Из них возникли потом православные и мусульмане.

Вспыхивает Троянская война, длящаяся многие годы.


Четырнадцатый век.

Великое = «Монгольское» нашествие. Русь-Орда выигрывает Троянскую войну. В то время Русь-Орда уже была многонациональным государством, в состав которого входили как славянские, так и тюркские народы. Происходят бурные политические и военные события — начинается Великое = «Монгольское» нашествие с Востока — из Владимиро-Суздальской Руси — на Запад.


Пятнадцатый век.

Религиозный раскол ранее единого христианства на несколько крупных ветвей — религий. Перечислим их.

Православие, то есть ортодоксальное христианство, вероятно, наиболее близкое к первичному культу, сдержанное и суровое по духу. Центром православия становится Древняя Русь. Православие распространено также на Балканах и на Востоке.

Ислам или мусульманство — на Востоке; первоначально довольно близкое православию. Также строгая и аскетичная религия.

Католицизм — в основном на Западе. Наиболее удалившийся от первичного сдержанного культа XI века. Некоторое время существовал в форме греко-римского пантеона богов с элементами вакхического оргиастического культа. Вследствие распространения вакхической практики, вероятно, в некоторых странах Западной Европы распространились болезни, названные венерическими по имени Венеры — богини любви.

Для устранения нежелательных социальных последствий потребовалась реформа католического культа, для чего в некоторых странах Западной и Южной Европы была введена инквизиция. После церковной реформы и успешной работы инквизиции католическая ветвь христианства обрела современные, уже хорошо знакомые нам формы, также довольно сдержанные.

Буддизм — еще один вариант христианства — на Востоке. Индия, Китай и т. д.

Иудаизм, как на Западе, так и на Востоке (караимы). Первоначально это была форма до-иисусовского христианства. С течением времени подвергся довольно сложной эволюции.

Остальные, не столь широко распространенные религии. В основном они отщепляются от перечисленных выше лишь в XVI веке.

Все основные религии, перечисленные выше, вышли из одного корня — христианства XI века н. э. Это объясняет, в частности, выводы, сделанные большой школой ученых, работавших в XIX веке в области так называемой «сравнительной религии». После обработки огромного материала они обнаружили настолько много общего между всеми указанными религиями, что вынуждены были выдвинуть целую теорию, будто «более позднее» христианство заимствовало, например, у «более раннего» буддизма почти все основные элементы культа. Это «объяснение» было продиктовано неправильной скалигеровской хронологией. И потому неверно.

Евангелия и Библия. Евангелия написаны либо в конце XI века, либо в начале XII века. Все остальные книги Библии, как Нового, так и Ветхого Заветов созданы, вероятно, не ранее начала XII века н. э. или не ранее конца XI века н. э.

Имеющиеся сегодня редакции Евангелий и Псалтыри восходят к XIV веку. А остальные книги Ветхого Завета редактировались в отдельных случаях вплоть до XVII века.


2. Основные империи Европы и Азии (Гипотеза)

Краткую схему реконструкции см. «Русь и Рим», кн. 2.


Древний «Первый» Рим.

Первый Рим в долине Нила. Александрия. Наша история до XVII века — это история только одного государства, царства, Империи. Со временем она расширялась, поглощая окрестные дикие племена. Столица Империи несколько раз перемещалась на большие расстояния. Общее направление этого расширения — с юга на север. По-видимому, наиболее ранним центром Империи, сведения о котором дошли до нас, является Древний Первый Рим или Ветхий Рим в долине Нила. Государство в долине Нила в скалигеровской истории было названо Египтом. По-видимому, неправильно. Так как библейский Египет не имеет к нему отношения. Библейский Египет Пятикнижия — это Русь-Орда. В дальнейшем библейское название было перенесено в Африку и присвоено действительно древнему царству в долине Нила. В результате возникла путаница.

Столица древнего африканского царства была расположена в устье Нила и называется сегодня Александрией. Сведений об этом периоде зарождения Империи у нас сегодня практически нет. Вероятно, тогда зародилась письменность, причем сначала — в иероглифической форме. То есть «писали картинками». Условно будем называть Александрию — Рим I — Первый Рим.

Египетские пирамиды не построены еще. Никаких знакомых нам сегодня циклопических сооружений — пирамид, сфинксов, храмов, обелисков — в этом царстве пока нет. Они будут возведены значительно позднее.


Византийская империя X–XIII веков.

В X–XI веках столица царства переносится на западный берег пролива Босфор, и здесь возникает Новый Рим. Будем условно называть его Вторым Римом. Он же Иерусалим, он же Троя, он же Константинополь, он же Царь-Град эпохи Ромейской империи до великого = «монгольского» завоевания. А затем турецкий Стамбул.

Государственной религией Ромеи с XI века становится христианство.

Фемы-провинции. Власть Ромеи распространяется на многие регионы Запада и Востока. Здесь расположены фемы-провинции имперского центра. Каждая фема часто представляет собой самостоятельное государственное образование, но управляется ромейским наместником — королем, царем, князем — и является вассалом Царь-Града на Босфоре.

Среди фем-провинций — Египет, Русь, Германия, Италия, Франция, Испания и др. Характер подчинения фем имперскому центру довольно гибок. Одним из признаков вассального подчинения — уплата дани Царь-Граду.

Фемы объединены общей религией. Царь-Град — общепризнанный религиозный центр Империи. Он же Иерусалим, Святой Город.

Может быть, слово «фема» или «тэма» связано с ордынско-татарским словом «тумен»? То есть с русским словом «тьма», что означало воинскую единицу.

Где пишутся в это время летописи? Самостоятельная местная история в фемах еще практически не записывается. Хроники ведутся лишь в Царь-Граде, столице Империи, и отражают в основном события, представляющие интерес для Нового Рима на Босфоре. Копии хроник иногда оказываются и в ромейских фемах-провинциях. Но в этих текстах говорится главным образом о событиях в ромейской столице. И лишь вскользь — о событиях в фемах-провинциях.


Тринадцатый век — ослабление власти Царь-Града. Борьба Востока и Запада за власть в Ромее. Крестовые походы — как отражение этой борьбы.

Царь-Град слабеет и попадает под контроль Востока. Ромея слабеет как мировая империя. Ее фемы-провинции начинают набирать силы и ощущать свою самостоятельность. В XII–XIII веках восточные фемы, особенно Русь, наиболее усилившаяся к этому времени, захватывают контроль над имперским центром. Вероятно, еще не в виде буквального захвата Царь-Града на Босфоре, а в форме подчинения политики Империи своим интересам. Кратко говоря, Царь-Град вынужден проводить «восточную политику» в большей мере, чем «западную».

Запад противится. Западные фемы, естественно, недовольны перемещением центра влияния в сторону Востока и предпринимают ответные меры. Разгорается борьба между Востоком и Западом за власть в Царь-Граде — столице Ромейской империи.

Запад отвечает крестовыми походами. Восток усиливается, и в ответ западные фемы организуют серию крестовых походов. Их подлинная цель — захват власти в Империи. Для идеологического обоснования военных походов на Царь-Град выдвинута идея «освобождения Гроба Господня от неверных». Этот лозунг хорошо известен по документам средних веков. Мы лишь предлагаем взглянуть на него по-новому.

Запад объявил «неверными» своих недавних братьев по вере — жителей восточных фем. А поскольку восточные фемы теперь контролировали Царь-Град, то есть «Гроб Господень», находившийся, очевидно, в самом Царь-Граде или около него на Голгофе (вероятно, гора близ пригорода Бейкос на азиатском берегу Босфора), то на Западе, естественно, зазвучал и нашел живой отклик главный лозунг — пойти войной на «неверных» и освободить Гроб Господень.

Поэтому крестовые походы направлялись в основном на Царь-Град — на столицу Империи.

Еще раз подчеркнем, что мы говорим здесь о Западе и Востоке в значительной мере условно, не уточняя детали, которые загромоздили бы наш рассказ.


Тринадцатый век — грандиозная Троянская война.

Троянская война как борьба Востока и Запада. Накопившиеся противоречия между Западом и Востоком выливаются в кровопролитную и затяжную войну с далеко идущими последствиями для всей истории Европы и Азии. Это и есть легендарная Троянская война, отразившаяся во многих документах также под именами Тарквинийская война, Готская война и т. д.

В изложении Гомера, под именем «греков» в ней выступал Запад. А под именем «троянцы» ТРК или ТРНК — Восток, то есть готы, «монголы» = великие, турки, татары.

В скалигеровской истории средних веков эта война хорошо известна под собирательным названием крестовых походов XIII века, взятия Константинополя в 1204 году, затем — падения Константинополя в 1261 году, потом — кровопролитной войны якобы на территории Италии в середине XIII века. Основные герои: Манфред, Карл Анжуйский.

Короче говоря, Троянская война XIII века н. э. разбивается на целую серию отдельных войн, как это и описано, например, «античным» Гомером, средневековым Прокопием.

Крестовым походам современная история придает чрезвычайно большое значение.

В нашей реконструкции их роль возрастает еще больше. Троянская война XIII века — условно говоря, между Востоком и Западом — фактически определила дальнейший ход событий в Европе и Азии на несколько столетий.

Исход Троянской войны в XIII веке еще не определен — в одних битвах одерживает верх Запад, в других — Восток.

Но в целом победа склоняется в пользу Востока. Волны русско-турецко-отоманского, то есть казацко-атаманского, нашествия вновь и вновь накатываются на Византию и Новый Рим. В итоге победил Восток. Это произошло в XIV веке. Ромейская империя пала. Царь-Град захвачен. Вместо нее возникла новая Великая = «Монгольская» империя. Гораздо больших размеров, охватившая практически всю Азию, Европу, Северную Африку, а впоследствии и часть Америки. Столицей Империи становится Великий Новгород = Владимиро-Суздальская Русь. Одним из важнейших административных центров было Ярославово Дворище Великого Новгорода, то есть Ярославль.

Отметим исключительно выгодное военно-стратегическое положение Владимиро-Суздальской Руси по отношению к старому имперскому центру на Босфоре. Владимиро-Суздальская Русь — это огромная естественная «крепость», окруженная со всех сторон Волгой, Окой и болотами. Военный поход из нее в Царь-Град проходил вниз по течению Волги, что позволяло достичь места сражения со свежими силами. А вот противнику, чтобы попасть во Владимиро-Суздальскую Русь, необходимо было сначала подняться вверх по Волге, преодолевая течение реки.

В XV–XVI веках произойдет религиозный раскол Великой = «Монгольской» империи на две части: православную и мусульманскую.

Вернемся в XIII век.

Кто победил в Троянской войне? Результаты любых войн интерпретируются летописцами воюющих сторон в свою пользу. Каждый старается приписать победу своему народу. Поэтому нет смысла углубляться в изучение вопроса — кто и в каком смысле оказался победителем, а кто — побежденным. Ограничимся лишь несколькими замечаниями.

Ввиду растянутости Троянской войны во времени — в ней было много сражений — первоначальная неопределенность исхода войны привела к тому, что на проигравшем в итоге Западе летописцы заявили, будто троянцы уступили победу грекам.

Понятно, как это произошло. Западноевропейцы, естественно, предпочли запомнить только свои победы и напрочь забыть о поражениях.

Но в XIII веке н. э. Русь-Орда не смогла еще окончательно захватить Новый Рим. Лишь с образованием Великой = «Монгольской» империи в XIV веке Царь-Град потерял значение имперской столицы. Новая столица Империи была уже в Руси-Орде. В бывшем Царь-Граде, а теперь — Константинополе — остается «константинопольский князь».

Исход из Византии. В результате Троянской войны начинается исход-бегство различных группировок из разваливающейся Ромеи. Эта картина хорошо известна в скалигеровской истории. Беглецы из Ромеи расселяются по разным странам Европы и Азии.

Их называют «троянцами», то есть выходцами из Трои — Константинополя. Они же — «аргонавты», которые, согласно «древнегреческим мифам», после Троянской войны отправляются в странствия и захватывают, колонизируют различные земли. Об этом рассказывает «античный» Гомер. Вероятно, примерно в XV веке н. э.

В Библии расселение ромеев-троянцев в конце XIII и начале XIV века н. э. описано как заселение земли сыновьями Ноя. А также повторно как сыновьями Иафета.

Библейский патриарх Ной — это Новый Рим. Наша гипотеза. Имя Ной означает новый (Новый Рим). Поэтому сыновья Ноя — это, видимо, сыновья Нового Рима, то есть народы, которые после падения Ромейской империи расселяются по ближним и дальним странам, колонизируя их.

Этот процесс длился, по крайней мере, несколько десятилетий. При этом, надо полагать, европейские и азиатские страны заселялись не только бежавшими из Нового Рима, но и следовавшими за ними по пятам победителями. То есть казаками-готами, русскими «монголами»= великими и турками-атаманами, татарами.


Четырнадцатый век — русско-тюркское нашествие на Западную Европу как «Монгольское» завоевание и Великое переселение народов.

Образование Великой = «Монгольской» империи. В первой половине XIV века в результате завоевательных походов с территории Владимиро-Суздальской Руси складывается Великая = «Монгольская» империя — Древняя Русь.

Она формируется на основе одной из прежних фем-провинций — Руси, вышедшей из-под контроля ослабевшей Ромейской империи. На исторической арене появляется новая военно-политическая сила — Ордынская империя.

Вторжение «монголов» в Европу. «Монголы» = великие в начале XIV века направляют свой основной удар в сторону Запада и вторгаются в Европу. Начинается «Монгольское» = Великое нашествие.

В ответ на крестовые походы западноевропейцев, двигавшихся с Запада на Восток, Великая = «Монгольская» империя нанесла удар в западноевропейском направлении. В результате часть западноевропейских стран была захвачена «монголами» = великими, а остальные вынуждены фактически признать — в разной степени — вассальную зависимость от Великой Руси-Орды. Может быть, в форме уплаты дани.

Перенос «Монгольского» завоевания в прошлое под именем Великого переселения народов. «Монгольское» = великое вторжение запечатлено в истории западноевропейцев — после хронологического сдвига вниз, в прошлое, — так же как Великое переселение народов IV–VI веков н. э. В виде нашествия готов и гуннов.

Не исключено, что искусственное перенесение в прошлое событий XIV–XV веков было предпринято хронологами отчасти сознательно. Чтобы убрать из истории средних веков события, психологически неприемлемые для Западной Европы.

Быть побежденными «в далеком прошлом» — все-таки не столь болезненно, как побежденными «совсем недавно».

Частные летописи бывших византийских провинций начинаются с византийских событий, «перенесенных на местную почву». В XIII–XIV веках образованные слои общества — представители императорского двора, ученые, писатели, военные — начинают покидать разваливающуюся Ромею и переселяться в фемы-провинции, обретающие политическую самостоятельность, унося с собой старые византийские хроники, рассказывающие о жизни Ромеи X–XIII веков. Эти хроники затем составили фундамент местных историй фем-провинций. В том числе русской, английской, китайской, германской, итальянской и т. д. историй.

Грубо говоря, первые национальные исторические хроники рассказывают в действительности не о местных событиях, а о событиях в Ромее X–XIII веков. И лишь потом национальные летописцы продолжили их описанием местных событий, при этом забыв, что начальные главы относятся к ромейской истории.


Пятнадцатый век — падение Константинополя, начало турецкого отоманского = атаманского нашествия в Западную Европу.

Превращение Великой = «Монгольской» империи в союз двух государств: Руси-Орды и Турции-Атамании. С XIV века, как мы уже говорили, существует Великая = «Монгольская» империя. Однако вскоре выяснилось, что управлять ею из одного центра затруднительно. К этому добавились новые проблемы. Опустошительные эпидемии, время от времени вспыхивавшие на юге Империи, теперь по налаженным караванным путям легко распространялись по всей ее территории. Смертельные болезни (чума, холера и другие) стали неизбежной платой за объединение под единой властью огромных пространств Европы, Азии и Африки. Правители Империи столкнулись тем самым с новым, невиданным ранее эффектом — следствием созданной ими разветвленной и обустроенной системы путей сообщений. Пришлось искать выход.

Он был найден на пути установления административных границ внутри Империи, между ее северными и южными областями. В результате возникли два центра: Великий Новгород (Ярославль) в Руси-Орде и Стамбул на Босфоре. Древний Царь-Град снова стал столицей, на этот раз южных областей Великой = «Монгольской» империи.

При этом власти Империи приняли нелегкое, и даже чрезвычайное решение о принудительной карантинной чистке тех областей Империи, где свирепствовали эпидемии. Таковыми, по-видимому, оказались многие земли Западной и Южной Европы. В эти регионы и были направлены войска Орды с жестоким приказом уничтожить население огромных территорий. И заново заселить их. Все это описано в библейском Пятикнижии. Таким образом, в XV веке Русь-Орда была вынуждена во второй раз направить свои армии на юг и запад. Это было завоевание своих собственных территорий, на которых, конечно, с XIV века уже находились вооруженные силы местных правителей-наместников Орды. Карантинная операция-чистка была насильственно проведена. На повторно покоренных землях Европы и Азии были посажены новые наместники. В русской истории это известно как раздача «новгородских земель» боярам, детям боярским, дворянам.

После этого на месте Древней Ромеи в 1453 году возникла Турция-Атамания.

Турецкие отоманы, то есть казацкие атаманы. Сегодня Отоманскую империю иногда именуют Оттоманской, однако мы будем придерживаться ее первого наименования. Тем более что в русских документах XV–XVI веков первого турецкого султана, по имени которого Империя и получила свое название, звали Отоман или Осман. Такая форма имени Отоман особенно ярко выявляет его изначальное тождество с хорошо знакомым нам словом «атаман».

Вассальная зависимость Западной Европы от Руси-Орды и Турции-Атамании. Габсбурги до Карла V — это ордынские цари Великого Новгорода. В XV веке Западная Европа оставалась в составе Великой = «Монгольской» империи. По-видимому, ее территория была каким-то образом поделена между Великим Новгородом и Стамбулом. По всей Европе собираются имперские налоги. Позднейшие историки назвали их «данью султану».

Каждой страной Западной Европы в ту эпоху управлял наместник — король или герцог. Все вместе они подчинялись (возможно, в разной степени) высшему правителю Великой = «Монгольской» империи, то есть императору (с их точки зрения). Именем «император» западноевропейцы называли царя-хана Руси-Орды, сидевшего в далеком (от них) Великом Новгороде. А название Великий Новгород в западноевропейском понимании воспринималось как Габсбург, то есть Нав-Город. Слово Бург (Burg по-латыни) — город, а Габ — прочтенное по-латыни славянское слово Нав, то есть Новый. Поэтому Габсбурги — это новгородцы. И им платили налоги. А новгородцы делились получаемой данью с турецким султаном. Собираемые с Западной Европы налоги распределялись между двумя столицами: Новгородом и Стамбулом. Вероятно, из Южной Европы налоги в основном шли в Стамбул. Средневековый источник сообщал: «Император уплачивает султану ежегодную дань в 300 тысяч ефимков и посылает дань досрочно, чтобы не разгневать султана» (цит. по книге Н.А. Казаковой «Западная Европа в русской письменности XV–XVI веков»).

Это — хорошо известный «монгольский» обычай — оставлять в покоренной области своего вассала-наместника, который исправно собирает и уплачивает дань метрополии. Не обязательно даже оставлять военные гарнизоны непосредственно в покоренной стране. Достаточно держать их неподалеку, постоянно угрожая военной силой в случае неповиновения. Например, если дань-налог будет доставлена с запозданием.


Шестнадцатый век. Реформация в Западной Европе. Есфирь и Смута на Руси. Приход к власти Романовых. Разрыв с Турцией.

Мятеж-Реформация в Западной Европе. В XVI веке в Западной Европе вспыхивает мятеж ордынских наместников, которые отказываются подчиняться далекому царю-хану Великого Новгорода и желают стать самостоятельными правителями. В качестве идеологической основы восстания был избран лозунг религиозного отделения от Империи. Мятежники-протестанты использовали возникшее на Западе лютеранство как повод для политического отделения от Империи. Однако сам Мартин Лютер был, по-видимому, чисто религиозным реформатором, оставаясь верноподданным Великой «Монгольской» империи.

Казанский (Хазарский) мятеж в Руси-Орде. В середине XVI века Казанское царство (оно же — Хазарский каганат) становится центром иудейской религии. Казанский царь и его двор принимают иудейство. После этого Казань пытается отделиться от Империи. Не исключено, что между казанским иудейством и западноевропейской Реформацией существовала какая-то связь. Не следует думать, что средневековое казанское (хазарское) иудейство середины XVI века и современное иудейство — в точности одно и то же.

Подавление мятежа. В 1552 году царь-хан Великого Новгорода (Иван Грозный) жестоко подавляет казанский (хазарский) мятеж. В Библии он упоминается как ассиро-вавилонский царь Навуходоносор. Поход Грозного на Казань — это и есть одно из описанных в Библии взятий Иерусалима. Поскольку для казанских иудеев город Казань был местным Иерусалимом, то есть Святым Городом.

Подготовка Руси-Орды к походу в Западную Европу для усмирения Реформации. Подавив Хазарский (Казанский) мятеж, Русь-Орда обращает взор на Запад. Решено направить туда карательное войско. В русских источниках это решение известно как начало Ливонской войны. В Библии оно отразилось как снаряжение ассирийского войска во главе с полководцем Олоферном для подавления мятежа в «Западных, землях». В западноевропейских источниках это же событие представлено как попытка Карла V (он же Иван Грозный, он же Навуходоносор) подавить Реформацию.

История Есфири. В столице Великой = «Монгольской» империи вспыхивает Великая смута. Царь-хан Иван заболевает, становится Блаженным (Юродивым) и удаляется от дел. По западным источникам Карл V (он же Иван Грозный) уходит в монастырь, сложив с себя власть. Государством правят другие люди. На вершине власти происходит государственный переворот «через женщину». То есть с помощью женщины (библейской Есфири). В результате у власти на некоторое время фактически оказывается группа лютеран, которых русская православная церковь назвала «жидовствующими». В русской истории это — эпоха опричнины, один из самых темных ее периодов. Происходит жестокое избиение ордынских военачальников и знати. В том числе и наследников русского престола. Одно из ярких отражений этого события в «древней» русской истории — избиение Святополком «Окаянным» своих братьев. В Библии оно отражено как «избиение персов». В честь этого в иудейской церкви установлен праздник пурим.

Раскол Великой = «Монгольской» империи. В эпоху опричнины и Смуты конца XVI века Западная Европа постепенно обретает самостоятельность. Турция-Атамания отделяется от Руси-Орды и предпринимает попытку заново покорить взбунтовавшуюся Западную Европу. Но в одиночку она не в состоянии этого сделать.

Временное преодоление Смуты в Империи и неудавшаяся попытка объединения. Приход к власти Романовых. На недолгое время Смута в Руси-Орде была преодолена. Опричнина была разгромлена. Однако было уже поздно. Протестанты заняли прочные позиции при царском дворе Руси-Орды. Разразилась новая кровавая Смута начала XVII века. Протестантская партия снова приходит к власти. Престол захватывают ее откровенные ставленники — Романовы. Сопротивление осколков Руси-Орды, тем не менее, продолжается до середины XVII века. Последняя попытка Орды вернуться к власти — «восстание Разина». Война Разина с Романовыми заканчивается поражением ордынского царя-хана. На стороне Романовых выступает фактически вся Западная Европа. Известно, что отборные войска Романовых были укомплектованы западноевропейскими наемниками.

Стравливание Руси-Орды и Турции-Атамании как двух частей прежней Великой = «Монгольской» империи. Тем не менее, для Западной Европы еще существует опасность преодоления Смуты в Руси-Орде. Успех не закреплен, и прочность положения в значительной степени зависит от прихоти московского царя, пусть и союзника Западной Европы. Сегодня он — ставленник и союзник, а завтра может передумать. Как-никак он властелин все еще огромной Русской империи. Кроме того, существует неразгромленная Турция-Атамания. Турция избежала «участи Есфири».

Западноевропейские политики-протестанты стремятся не допустить самой возможности возрождения Великой = «Монгольской» империи. Вероятно, не в силах добиться этого военным путем, они основной упор делают на дипломатический подрыв Империи. Ее цель — расколоть союз Орды-Руси и Турции-Атамании, натравить их друг на друга. Пусть дерутся между собой и оставят Запад в покое.

Дипломатический успех Реформации. Эта программа была успешно реализована.

• Во второй половине XVI века на Руси разразилась смута и гражданская война, о которой мы подробно рассказали во 2-й книге «Русь и Рим». Орда проигрывает войну. В результате к власти приходят Романовы. Пресс военного давления на Западную Европу со стороны Руси снимается. Петр I «прорубает окно в Европу» и во многом подчиняет жизнь на Руси западным образцам. В сознание россиян постепенно внедряется мысль о превосходстве Запада в культуре, науке и т. п.

• Романовы проводят политику, отталкивающую Русь от Турции. Начинаются русско-турецкие войны. Теперь уже Руси и Турции не до Западной Европы: они «выясняют отношения» между собой. На некоторое время Западная Европа получает передышку.

• Романовы переписали историю Руси, существенно ее исказив. В частности, русское войско — Орда было объявлено злой чужеземной силой, завоевавшей не столько Западную Европу — об этом теперь говорится вскользь, — сколько якобы саму Русь.

Дальнейший распад «Монгольской» = Великой империи. В результате политики Романовых от Руси откалывается Китай. «Монгольская» = Великая империя распадается на несколько государств — Россию, Турцию, Индию и некоторые другие.


Создавая историю Европы, западные хронологи отодвигают неприятные события в прошлое.

После отступления Орды-Руси и Турции-Атамании из Западной Европы скалигеровские хронологи постарались по возможности изгладить из исторической памяти неприятные для западноевропейцев и еще свежие воспоминания. Эти события отправили в далекое прошлое, где они воспринимались уже не столь болезненно.

В конце концов, как бы говорили хронисты, мало ли что там было в прошлом. Но с тех пор Европу уже никто не завоевывал. А дань если и платилась, то это древними римлянами каким-то не менее древним готам и давно исчезнувшим древним гуннам. Да и вообще, стоит ли об этом вспоминать. С тех пор все изменилось. Средневековая и современная Западная Европа — это олицетворение культуры и прогресса, а Восток как был, так и остался дикой Ордой.

А чтобы все эти исторические истины усвоило общественное мнение, далекое от деликатных и непростых исторических изысканий, создаются исторические книжные и киноэпопеи, наглядно и убедительно показывающие, например, как «ранне-средневековый» восточный гунн Аттила лишь по своему невежеству осмеливается напасть на Великий Западный Рим, но, восхитившись его культурой, религией и устрашившись его могущества, в испуге поворачивает назад, спасаясь бегством в свои бесплодные степи.


3. История нескольких Римов: первый Древний Рим, второй Новый Рим и три «третьих Рима» (Гипотеза)

Краткую схему см. «Русь и Рим», кн. 2.


Первый Рим сегодня называется Александрией.

В IX–X веках Первый Рим — это, вероятно, столица Древнего царства в долине Нила, современная Александрия.


Перенос столицы в Новый Рим.

В X или в XI веке — перенос столицы Империи из Александрии на Босфор. Здесь основывается Новый Рим, или Второй Рим. Отсюда — название Византии как Bis-Antik — «Второй Древний» (Рим). Этот же город называли Иерусалимом, Троей, Константинополем, потом Стамбулом.


Новый Рим — столица Ромеи.

Новый Рим в XI–XIII веках — столица сильной Ромейской империи. Он занимает выгоднейшее стратегическое положение и обладает мощными военными укреплениями.


Ослабление Ромеи. Новые религиозные и политические центры.

В конце XIII — начале XIV века Ромея слабеет. Царь-Град — Второй Рим утрачивает былую роль имперского центра. Усилившиеся фемы-провинции начинают спор за наследство разваливающейся Империи. Ромею сменяет Великая = «Монгольская» империя со столицей в Великом Новгороде. Последний в XV–XVI веках мог называться в западных источниках Римом. Тем более что Новый Город — это то же самое, что Новый Рим, поскольку «Рим» означает «город». С течением времени, в XV–XVI веках, в эпоху раздела и раскола Великой империи, формируются три новых центра.


Первый центр, православный, — Древняя Русь.

Первый центр — Орда-Русь. В ней примерно в 1380 году, вероятно, на месте, где произошла Куликовская битва, закладывается новый город — Москва, получивший впоследствии название «Третий Рим». В конце XVI века Москва станет русской столицей. Но до этого времени столицей Руси-Орды остается Великий Новгород (Ярославль), то есть Великий Новый Рим.

Русь-Орда рассматривает себя как наследницу гибнущей Византии, она удерживает в качестве государственной религии православие, то есть ортодоксальную форму изначального христианства. Великий Новгород (Великий Новый Рим), а затем Москва — Третий Рим, становится мировым центром православия.


Второй центр, католический, — в Италии.

Второй центр — Италия, где примерно в то же время, около 1380 года, закладывается итальянский Рим. До XVI века он был оплотом имперского «монгольского» владычества в Западной Европе. Здесь жило много этрусков, то есть русских. В дальнейшем, после победы Реформации, итальянский Рим станет центром «нового католицизма», то есть латинской католической церкви в современном понимании этого слова.

Любопытно, что согласно скалигеровской истории Константин Великий перенес свою столицу из «Рима» в Новый Рим около 330 года н. э., то есть, вероятно, в XIV веке (по новой хронологии). Ведь при сдвиге вверх на 1053 года скалигеровская дата 330 год н. э. превращается в 1380 год н. э. Напомним, что сдвиг на 1053 года — это один из основных хронологических сдвигов, обнаруженных нами.


Третей центр, мусульманский, — в Стамбуле.

Третий центр — Малая Турция со своей формой христианства, которое вскоре трансформируется в ислам-мусульманство. В эпоху XVI века центром мусульманства становится Стамбул. Мусульманство принимается в качестве государственной религии в Турции-Атамании.

Это и есть третий «Третий Рим», мусульманский. Лишь в XX столетии столица Турции была перенесена в Анкару.


Раздел наследства Византии между Западом, Востоком и Азией.

Так было разделено религиозное и политическое наследство «матери-Ромеи» и Великой = «Монгольской» империи между:,

ЗАПАДОМ, с религиозным центром в католическом «Третьем Риме» в Италии;

ВОСТОКОМ, с религиозным центром в православном Третьем Риме — Москвой;

АЗИЕЙ, с мусульманским «Третьим Римом» — Стамбулом в качестве религиозного центра. В данном случае — старого, изначального.

Таким образом, в конце XIV–XVI веке три новые религии, образовавшиеся из когда-то единого христианства XI века, поделили сферы влияния и создали свои религиозные центры. В конце XIV века эти религии еще достаточно близки, и окончательный раскол между ними приходится на XVI век. Поэтому XVI век является эпохой религиозных войн.


Куда сослали из Нового Рима его прежнее название — Иерусалим?

Современный город Иерусалим был назван «Иерусалимом» и отождествлен с евангельским Иерусалимом не так давно и, по-видимому, с понятной целью.

Вероятно, после раскола Великой = «Монгольской» империи основные церковные силы православия, католицизма, мусульманства и иудаизма не смогли сойтись друг с другом в решении сохранить прежнее название Иерусалим за Новым Римом — Константинополем — Стамбулом.

Слишком много сталкивалось здесь политических, исторических и религиозных противоречий. После раскола христианства в XV веке ни одна из возникших ветвей-религий не могла согласиться оставить прежний святой Иерусалим = Константинополь = Трою в руках какой-либо одной из «сестер» в качестве ее религиозного центра.

В конце концов, «чтобы никому не было обидно», негласно договорились лишить Новый Рим одного из его самых знаменитых древних имен — Иерусалим и присвоили его небольшому селению Эль-Кудс на территории современной Палестины. Причем название «Палестина» тоже было перенесено сюда сравнительно недавно. Так появился современный Иерусалим. Произошло это, вероятно, в XVII веке. А постройка многих «иерусалимских древностей» относится, по-видимому, к началу XIX века.

Став центром идеологического притяжения, Эль-Кудс впоследствии превратился в центр религиозного поклонения, куда были перенесены — на бумаге — все соответствующие евангельские и библейские события.


Куда сослали из Нового Рима другое его знаменитое название — Троя?

Громкое средневековое имя Троя тоже было отнято у Константинополя = Нового Рима и объявлено «античным».

Впрочем, это название «уехало» совсем недалеко. Современная история считает, что гомеровская Троя расположена рядом с Константинополем — на восточном берегу Турции у южного входа в пролив Дарданеллы. Рядом с городком Kum Burun (см. современную карту).

Между прочим, проливы Босфор и Дарданеллы в определенном смысле «похожи». Оба — длинные узкие акватории, соединяющие небольшое Мраморное море соответственно с Черным и Средиземным морями. В средние века оба пролива иногда называли одинаково: Рукав Святого Георгия.

Любопытно, что как Константинополь находится на южной оконечности Босфора, так и фиктивная скалигеровско-шлимановская Троя оказалась тоже на южной оконечности, но — Дарданелл.

Вот возможная реконструкция событий. В XVII–XVIII веках начали искать «легендарную Трою». Источники указывали ее местоположение где-то поблизости от Константинополя или даже прямо на сам Константинополь. Но поскольку отождествить Трою с Константинополем средневековые скалигеровские ученые не могли — история уже была искажена, — у них оставался лишь один выход — немного сместить Трою в сторону от Константинополя.

Вот ее и поместили около южной оконечности Дарданелл, так как документы, вероятно, прямо говорили о ее нахождении близ южной оконечности Рукава Святого Георгия.

В XIX веке сюда и отправился Шлиман, воодушевленный идеей отыскать «гомеровскую Трою». Начав раскопки, он вскоре обнаружил некое городище. Размером всего лишь 130 на 110 метров. Каковые в тех местах встречаются на каждом шагу. Обрадовано объявил его легендарной Троей. Впрочем, никаких серьезных объективных доказательств Шлиман так и не привел. А от него их почему-то не очень требовали.

Приходится признать, что все эти труды были, по-видимому, напрасны. Достаточно было указать на огромный древний город Царь-Град = Константинополь = Стамбул, ранее называвшийся ТРОЕЙ.


Глава 2 Взгляд на Западную Европу из России XV–XVI веков

1. Странное отношение Романовых к русским источникам, рассказывающим о Западной Европе

Мы уже познакомились с тем, что писали западноевропейцы о Древней Руси. И убедились — сколь много ценного сообщили они о Руси-Орде. В.О. Ключевский писал: «Ни одна европейская страна не была столько раз и так подробно описана путешественниками из Западной Европы, как отдаленная лесная Московия».

Спектр чувств, которые испытывала в XV–XVI веках Западная Европа по отношению к Орде — Древней Руси, был разнообразен. Но документы свидетельствуют, что преобладающим среди эмоций западноевропейцев был все-таки страх. Не будет лишним еще раз напомнить один из таких панических текстов.

Матфей Парижский: «Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирном веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища татар, внезапно появился из местности своей, выйдя наподобие демонов, освобожденных из Тартара (почему и названы тартарами, будто „[выходцы] из Тартара“), словно саранча, кишели они, покрывая поверхность земли. Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разорению, опустошая огнем и мечом. Они люди бесчеловечные и диким животным подобные. Чудовищами надлежит называть их, а не людьми, ибо они жадно пьют кровь, разрывают на части мясо собачье и человечье и пожирают его».

Не менее интересно выслушать и противоположную сторону — что думали и писали на Руси о Западной Европе. И здесь мы наталкиваемся на странное обстоятельство. По этому поводу современный автор Н.А. Казакова в своей работе «Западная Европа в русской письменности XV–XVI веков» (Л., 1980) отмечает: «Сочинения иностранцев о России не раз являлись объектом обстоятельных исследований. Но противоположный вопрос — какие сведения имели в допетровской России о Западной Европе — остается до сих пор почти не изученным».

Отчего же это русские историки эпохи Романовых так «мало интересовались» русскими сведениями о Западной Европе? Неужели им было неинтересно? Нет, ответим мы. Дело не в отсутствии интереса, а в том, что Романовы принуждали придворных историков к искажению допетровской истории Древней Руси (ранее XVII в.) и очернению Орды. Что те и делали.

Как же именно романовские историки освещали взаимоотношения Руси с Западной Европой?


2. В самом ли деле до-романовская Русь «боялась иноземцев», как утверждали историки эпохи Романовых?

Снова цитируем Н.А. Казакову: «Традиционную для дореволюционной историографии точку зрения на культурные отношения Московского государства с Западной Европой очень точно сформулировал академик А.И. Соболевский: „У нас господствует убеждение, что Московское государство XV–XVII вв. боялось иноземцев, и было как бы отгорожено от Западной Европы стеной, до тех пор, пока Петр Великий не прорубил в Европу окна“».

Надо признать, что запоминающийся образ окна, решительно прорубленного Петром I в замшелой русской стене с благородной целью — вытащить, наконец, Россию из болота невежества на путь западной цивилизации, — удачная пропагандистская находка историков эпохи Романовых. Они работали на совесть.

А.И. Соболевский: «Трудно сказать, откуда взялось у нас это убеждение; можно отметить лишь, что оно держится еще крепко». На вопрос — откуда — мы ответим: из недр Романовского двора. А тогдашние придворные историки лишь добросовестно выполнили императорский заказ.

Н.А. Казакова добавляет: «Мнение, о котором А.И. Соболевский писал в 1903 г., бытует и сейчас в некоторых кругах западной историографии». Ну еще бы! По меньшей мере, странно было бы ожидать от западноевропейского историка опровержения столь лестной для него мысли, услужливо подсказанной правительственными историографами, что Древняя Русь боялась западных европейцев.

Итак, реальная ситуация XIV–XVI веков оказалась перевернутой с ног на голову. Вместо, очевидно, верного утверждения: «…в эту эпоху Западная Европа опасалась Великой империи» в сознание западноевропейского читателя и русского читателя успешно вдалбливалась противоположная формула: «Русь боялась Западной Европы». А полные панического ужаса высказывания средневековых западноевропейцев о татарах — Гоге и Магоге, то есть о Великой «Монгольской» империи XIV–XVI веков, были сознательно отодвинуты в тень и в далекое прошлое.

Сделаем важное пояснение. Меньше всего нам хотелось бы, чтобы западноевропейские коллеги-ученые восприняли наши исследования как попытки возвеличить Восток и принизить Запад. У нас нет такой цели. Единственное желание — разобраться: что же действительно говорят нам средневековые источники и почему сегодня их свидетельства часто трактуются односторонним образом.


3. Нашествие турок-отоманов = атаманов Почему их называли татарами?

Вторжение.

Как начиналось русско-турецкое нашествие в конце XIII — начале XIV века на Западную Европу? Предварительно заметим, что связанные с этим события разворачивались как раз в тот момент, когда согласно нашей реконструкции шел процесс становления Орды-Руси в неразрывном единстве с турками-атаманами.

Снова воспользуемся книгой Н.А. Казаковой «Западная Европа в русской письменности XV–XVI веков». Автор пишет: «Государство турок-османов (отоманов = атаманов — Авт.), возникшее в Малой Азии в конце XIII в., очень скоро превратилось в сильнейшую державу Ближнего Востока. Турки распространяли свою власть не только в Малой Азии, но и на Балканском полуострове.

Уже Орхан, сын основателя Османского государства Османа (то есть Отомана = Атамана — Авт.), в 1354 г. овладел европейским берегом Дарданелл. Наследник Орхана султан Мурад I завоевал Фракию и в 1356 г. перенес свою столицу в Адрианополь. Турки оказались в непосредственной близости к Константинополю, столице Византийской империи.

В конце XIV в., — продолжает Казакова, — данниками турок стали Сербия, Болгария, Валахия. Наступление турок на Балканы было временно приостановлено в начале XV в. вследствие удара, нанесенного туркам Тимуром (по-видимому, это были гражданские войны внутри „Монгольской“, то есть Великой, империи — Авт.), но при султане Мураде II (1421–1451) оно возобновилось с новой силой.

В 1422 г. Мурад II осадил Константинополь, правда, неудачно. Но при дворе византийского императора Иоанна VIII Палеолога прекрасно понимали, что снятие осады Константинополя — это временная передышка и что если Византия не получит помощи извне, то дни ее сочтены».

Турки-отоманы = казацкие атаманы настойчиво расширяют свои завоевания. По свидетельству Н.А. Казаковой, в списке посольства Франциска де Колла содержался «перечень стран и областей, завоеванных турками в Азии и Африке (! — Авт.)… в этот перечень правильно включены в Азии — вся Малая Азия, часть Кавказа, Месопотамия, Иудея, в Африке — Египет, Аравия, Берберия».

Волна турецко-атаманского нашествия захлестывает все новые и новые страны. «После захвата Константинополя в 1453 г. Мехмед II завоевал Сербию, греческие княжества Морей, герцогство Афинское, подчинил Албанию, овладел островами Эгейского моря. Сын Мехмеда II Баязид II (1481–1512) вел длительную войну с Венецией, а также с Венгрией и австрийскими Габсбургами, принудил Молдавию признать сюзеренитет Турции. При Селиме I (1512–1520) Европа получила кратковременную передышку, потому что основные удары турок были направлены на Восток (Селим I завоевал Сирию, Палестину, Египет), но при преемнике Селима I Сулеймане I Кануни (1520–1566) с новой силой возобновляется турецкое наступление на Европу» (Н.А. Казакова).


Почему русское «сказание» называет турок татарами? Когда оно было написано?

Обратимся к средневековому памятнику русской письменности — «Сказанию брани венециан противу турецкого царя», которое исследователи датируют 20-ми годами XVI века. По их данным, «единственный известный список русской версии „Сказания“ относится к концу XVI — началу XVII в. Правда, И.А. Бычков (историк и археограф — Авт.)… определил почерк списка как скоропись середины XVII в.» (Н.А. Казакова). Поэтому не лишним будет напомнить, что «Сказание» представляет собой текст, вероятно скрупулезно отредактированный романовскими историками. И, тем не менее, рукопись исключительно интересна.

Вот пример: турки в ней называются татарами.

Современные комментаторы, конечно, тут же поправляют анонимного средневекового автора и торопливо разъясняют: «…под татарами подразумеваются в данном случае турки».

Автор сочинения рисует картину (в изложении Н.А. Казаковой) «расширения власти турок (то есть татар, по словам хрониста — Авт.) из Малой Азии на Кавказ, Причерноморье, Средиземноморье и Балканский полуостров. Одновременно подчеркивается неудача попыток европейских держав оказать им сопротивление.

С этой целью дается описание двух крупнейших поражений, нанесенных турками (татарами-атаманами — Авт.) объединенным крестоносным войскам: поражения при Никополе в 1396 г., где были разбиты рыцарские отряды из Венгрии, Чехии, Германии, Польши и Франции, а их предводитель король Сигизмунд Венгерский едва спасся бегством, и поражения при Варне в 1444 г., где крестоносная армия также была разгромлена, а польский король Владислав III Ягеллон и папский легат кардинал Джулиано Чезарини пали на поле боя».

Н.А. Казакова резюмирует: «Действия и намерения турок (татар-атаманов — Авт.)… характеризовались, с точки зрения его („Сказания“ — Авт.) составителя, тремя моментами:

— прекращением наступления на владения Венеции („италиан и венециан оставльше“),

— подготовкой к решительному наступлению на Европу („легчае себе Итталию, Францию, Испанию и Аламанию покорити мощи“), в частности, к наступлению на Империю Габсбургов („свободен приступ имеют по Аламании“), стремлением для осуществления этих планов подчинить себе с помощью татар Русское государство („сложившся с татары… преже сие царство, сиречь Русское, обдержит“)».

Последняя фраза не точна и отклоняется от подлинного смысла оригинала. В действительности, в то время как Западную Европу турки собираются завоевывать («покорити»), с Русью они хотят, договорившись с татарами, объединиться — причем с очевидной целью подготовки военного похода на запад: «преже царство Руское обдержит».

Приведем соответствующий фрагмент средневекового текста полностью. Вот он.

Турки «италиан и венециан оставльше и сложився с татары, царство сие покорят и свободен приступ имеют по Аламании во Италию. Чает бо, съветом иных, сиречь русаков, у него пребывающих, научен, легчае себе Итталию, Францию, Испанию и Аламанию покорити мощи, аще преже сие царство, сииречь Русское, обдержит».

А вот его перевод на современный русский язык.

Турки, «дав передышку итальянцам и венецианцам и вступив в союз с татарами, покорят это царство и будут иметь свободу для завоевания Германии и Италии. Потому что [султан надеется], будучи научен советом русских, пребывающих при его дворе, что после того, как он получит власть на Руси, ему будет легче покорить Италию, Францию, Испанию и Германию».

Таким образом, ясно видно, что речь идет о стремлении Турции и России преодолеть какие-то междоусобные разногласия, а затем захватить Западную Европу. Султан рассчитывает получить первенство в династическом споре с русским государем, опираясь при этом на русских в своем окружении. Такое объединение с Русью турки считают важной предпосылкой для завоевания Европы.

Полного объединения не произошло, так как описываемая историческая эпоха была уже временем религиозного раскола. Но, тем не менее, военный союз и дружественные отношения между Россией и Турцией сохранялись до восшествия на царский престол династии Романовых. Как мы только что видели, при турецком дворе действовала сильная русская партия. Да и запорожские казаки-атаманы часто воевали на стороне Турции. Может быть, даже чаще, чем на стороне других государей. А после победы Петра I над Мазепой часть запорожских казаков с их гетманом даже нашла убежище в Турции.

Мы видим также, что имена «русские», «турки» и «татары» переплетены в «Сказании» настолько тесно, что отделить их друг от друга очень сложно. И понятно почему. Они имели в тот период одно и то же значение.

Конечно, из того, что нам сегодня стало известно о единстве и союзе Орды — Древней Руси и Татарии — Турции — Отомании = казацкой Атамании, возникает серьезное сомнение, что перед нами действительно текст XVI века, а не его позднейшая редакция.

Дело в том, что хотя отношения между Русью и Турцией в то время были дружественными, «изложение истории турок (в „Сказании“ — Авт.) ведется с резко анти-турецких позиций: подчеркивается жестокость и беспощадность турок, которые свои завоевания совершали „мечом и огнем“, „жесточайшим оружием“, „без милости“…» (Н.А. Казакова). Но такое отношение к Турции характерно уже для эпохи Романовых.

«Заканчивается история турок (в „Сказании“ — Авт.) предсказанием, что наступит возмездие туркам…» Вероятно, это уже отредактированный текст эпохи Романовых, когда для отношений России и Турции более была присуща враждебность. Скорее всего, в основе «Сказания» лежат подлинные свидетельства из XVI века, но сильно подправленные при Романовых в нужном им духе. Документу придан резко анти-турецкий колорит, которого изначально не было. А по нашей реконструкции — и не могло быть в эпоху, когда Орда-Русь, она же Великая = «Монгольская» империя, еще составляла единое целое с отоманами = казацкими атаманами.

Заклинания «о возмездии туркам» — это уже отголоски романовского времени. Не случайно некоторые эксперты датируют рукопись серединой XVII века.

Более того, средняя часть «Сказания» «восходит к латинскому источнику, построенному по образцу западных хроник о турках». Н.А. Казакова: «Очевидно, составитель русской версии был выходцем из Западной Руси. Об этом свидетельствуют западно-руссицизмы, имеющиеся в языке памятника… западнорусским происхождением составителя русской версии может быть объяснено и наличие в ее тексте этнонима „поляк“. Этноним „поляк“; необычный для русского языка XVI века, давно бытовал в польском языке».

Тут, как и в случае «первых русских летописей», мы видим западнорусское, скорее всего — польское происхождение текста. Это — уже романовская эпоха. XVII, а может быть, даже XVIII век.

Хотя, повторим, в основе «Сказания», по-видимому, лежит подлинный русский текст XV–XVI веков.


Венецианская дань отоманам = атаманам.

Считается, что кульминацией турецко-венецианской войны 1499–1502 годов «стало морское сражение 12 августа 1499 г. у Наварина, которое венецианцы проиграли».

В 1503 году Венеция заключила временный мир с Отоманской = Атаманской империей. Надо полагать, Венецианская республика после ее поражения старалась строго выдерживать сроки выплаты дани отоманам-атаманам. Впрочем, по поводу венецианской дани в этот период мы ничего здесь сказать не можем. Таких данных у нас нет. Но вот, оказывается, в конце XVI века, около 1582 года, Венецианская республика действительно «уплачивает турецкому султану „дань“ в 300 тысяч ефимков в год» (Н.А. Казакова).

Напрашивается естественная мысль. А не получается ли так, что Венеция платила дань туркам-отоманам = атаманам, возможно, и с перерывами, но на протяжении по крайней мере 80 лет?

Одна любопытная деталь. В 1582 году отоманский = атаманский султан «потребовал, чтобы Венеция отдала ему на обрезание новорожденного сына города „Карцыру“, „Корфун“ или „землю кретинскую Кандию“ (город Кандию на острове Крит); венецианский „князь“ (дож) собирается откупиться деньгами…».

Но случалось, что денег у венецианцев для уплаты дани атаманам попросту не было. Тогда откупались натурой. Вот что пишет Н.А. Казакова: «Венецианцы дают ежегодно султану „великие дары“ вместо „выхода“ (дани)».

Не следует полагать, что турки-отоманы = атаманы всегда побеждали. Отнюдь нет. Так, в известном морском сражении при Лепанто в 1571 году объединенные силы Испании и Венеции разгромили турецкий флот. Впрочем, на общий ход военных действий это событие мало повлияло.

Но вернемся в начало XVI века.


Натиск на Центральную Европу. Почему Европа старалась платить дань досрочно?

Уже в 1520 году турецко-атаманская агрессия вспыхнула с новой силой. Хрупкий мир с Венецией лопнул в 1537 году.

Н.А. Казакова: «Если Селим I острие своих завоеваний обращал на восток (Сирия, Палестина, Египет), то сменивший его на султанском престоле в 1520 г. Сулейман Кануни (то есть попросту Сулейман хан или хан Соломон — Авт.) объектом своей агрессии избрал Европу.

В 1521 г. под натиском турок (атаманов — Авт.) пал Белград, в 1522 г. турки захватили Родос, а во второй половине 20-х годов они направили свои удары против Центральной Европы: в 1526 г. взяли столицу Венгрии Буду, а в 1529 г. подошли к столице империи (Габсбургов — Авт.) Вене и осадили ее».

После битвы при Мохаче в 1526 году турки-татары-атаманы покорили большую часть Венгрии и граница Отоманской = Атаманской империи «теперь проходила недалеко от Вены, столицы Австрии. На Средиземном море турки угрожали владениям Венеции и Испании. Для борьбы против турок не раз создавались „священные лиги“, непременными участниками которых были австрийские и испанские Габсбурги, римский папа, Венеция».

Очутившись в вассальной зависимости от Великой = «Монгольской» империи, состоявшей в союзе с Отоманской = Атаманской Турцией, большая часть Западной Европы, как мы видим, жила под постоянной угрозой повторного разгрома вплоть до конца XVI века.


Габсбурги перед лицом атаманской угрозы платят дань.

Н.А. Казакова: «Еще более подробная информация о международных отношениях в Западной Европе содержится в статейном списке посольства Я. Молвянинова и Т. Васильева, побывавших в 1582 году у императора Рудольфа II (Габсбурга — Авт.) и римского папы.

Послы большое внимание уделили турецкой теме, правильно подчеркнув, какую угрозу для империи (Габсбургов — Авт.) представляло непосредственное соседство с турецкими владениями: две трети Венгерской земли, писали послы, находятся под властью султана, а с трети и с Чешского королевства император уплачивает султану ежегодную дань в 300 тысяч ефимков и посылает дань досрочно, чтобы не разгневать султана…

Против турецкого султана „стоит“ один испанский король; римский папа уплачивает испанскому королю Филиппу ежегодную „дань“ в 200 тысяч „золотых черленых“ для того, чтобы Филипп его оборонял от турок».

Вряд ли будет излишне смелым предположение о том, что, собирая деньги с других европейских государств, испанский король Филипп II Габсбург тоже уплачивал дань туркам — атаманам. И тоже старался не задерживать выплату. Пожалуй, на дипломатическом языке досрочную уплату дани вполне можно назвать «обороной от турок».

А затронули мы этот вопрос в связи с тем, что Отоманское = Атаманское нашествие косвенно (а возможно, не только косвенно) докатилось даже до западного морского побережья Европы. «Португальского короля, — свидетельствуют источники, — „убили турки и арапы в Индейской земле“, погибший король „был сродичь“ испанскому королю Филиппу».


Франция, Англия и атаманы.

А что же Франция и Англия? Что в них происходит в это время? Оказывается, они были заинтересованы в развитии торговли с Турецкой империей. И это — после разгрома отоманами = атаманами крестоносных армий, в состав которых входили и французские рыцарские отряды!

Весьма любопытно, что Англия, во всяком случае, в конце XVI века, действительно поддерживала дружественные отношения с Турцией, хотя и старалась их не афишировать. Например, королева Елизавета I отрицала «справедливость слуха о том, что она оказывает помощь турецкому султану, воюющему с христианскими государями… Торговля с Турцией ведется с давних лет» (Н.А. Казакова). Этот факт указывает на некую глубинную связь между Англией и Великой = «Монгольской» империей.

Происхождение особых дружеских связей между Францией и Англией, с одной стороны, и Ордой = Турцией — с другой, можно, наверное, усмотреть в перипетиях истории XIII века. Из скалигеровской истории известно, что франки, то есть предки французов, упорно считали себя потомками троянцев. То есть, как мы теперь понимаем, — по-видимому, готов, турок, «монгол» = великих.

А по нашей реконструкции островная Англия также была заселена выходцами из Византии, откуда, вероятно, пошло и само название Англия — от византийской императорской династии Ангелов.

Так или иначе, но все это указывает на то, что Великая империя и ее союзник Отоманская = Атаманская Турция глубоко и давно внедрились на Западе и сыграли немаловажную роль в формировании этнополитического облика Западной Европы в эпоху средневековья. Во всяком случае, значительно большую, чем это вынужденно признает скалигеровская история.

Сегодня считается, что в середине и конце XVI века уже возникают трения между Турцией и Россией. Надо полагать, упорная работа западноевропейских политиков начала, наконец, приносить свои плоды.

А в XIV–XV веках подобные попытки кончались неудачей. Судите сами.


4. Русские золотые купола Откуда бралось серебро на Руси, не имевшей ни одного серебряного рудника?

Только ли туркам-атаманам выплачивала серебро Западная Европа?

Итак, средневековая Западная Европа платила дань туркам-атаманам. Одной из наиболее устойчивых ее форм была выплата ефимков — специального вида особо крупных серебряных монет. Собственно, не монет, а небольших слитков драгоценного металла. Известный специалист в области русской монетной системы И.Г. Спасский говорит о ефимках: «Это общее название любых высокопробных западных монет весом 28,5-29,0 грамм, а изредка до 32 грамм». На Западе их называли талерами.

Согласно нашей концепции естественно ожидать, что ефимки не в меньшем количестве поступали на Русь, возможно, через турок-атаманов, а скорее всего, напрямую. Посмотрим, оправдается ли наше пока чисто теоретическое предположение?

Оправдывается. Притом в яркой форме. Оказывается, вплоть до XVII века на Русь потоком шло западноевропейское серебро. Россия была буквально заполонена серебром и золотом при отсутствии у нее в то время собственных серебряных рудников. По-видимому, это и была та самая дань, которую Западная Европа платила Великой = «Монгольской» Русской империи.

Кстати, вероятно, по этой причине в России до XVIII века не было нужды в разработке собственных серебряных рудников. Серебра хватало, пока исправно поступала дань. А когда дань прекратилась, на Руси занялись поисками собственных источников драгоценного металла.

Даже при первых Романовых Россия жила еще на старых запасах западноевропейского серебра, поступившего в виде дани. Форма выплаты ханам не обязательно была прямой. Она могла быть и «более цивилизованной» и изощренной, почти современной. В XVI–XVII веках это выглядело так.

Денежные взаимоотношения между Россией и Западом, как свидетельствует И.Г. Спасский, покоились в то время на двух китах.

Кит первый. Внутри России расчеты велись исключительно в копейках. Это означало, что на русские копейки осуществлялись все торговые операции между странами Запада и Востока. Почему?

А потому, что все торговые пути между Западом и Востоком пролегали через территорию России. До открытия морского пути в Индию пути в обход России у Запада не было. Торговые операции совершались на Ярославском торге, который и был тем самым знаменитым Новгородским торгом, известным по древнерусским летописям. Он находился недалеко от Ярославля, на Волге, в устье реки Мологи, о чем мы подробно рассказывали во 2-й книге «Руси и Рима». Чем торговали? Многим. С Востока привозили, в частности, пряности, специи, шелк и т. д.

Еще раз подчеркнем, что все расчеты за товары производились в русских копейках. Больше того, западноевропейские ефимки было запрещено провозить через Россию на Восток. Таким образом, для западных торговцев исключалась возможность рассчитываться напрямую, не уплатив русского налога.

Кит второй. Западные купцы обязаны были обменивать свое серебро — ефимки — на русские копейки по «низкому», устанавливаемому русским государством курсу (см. Спасский И.Г. «Русские ефимки»). Это был фактический налог с торгового оборота между Западом и Востоком.

Такой невыгодный для западноевропейцев порядок, очевидно, мог опираться только на военную силу Русской, «Монгольской» империи. Это была одна из поздних форм взимания дани с Западной Европы.

Русский государственный надзор над закупкой ефимков-талеров был до чрезвычайности строгим. «Назначаемые государством из купечества контролеры, — пишет И.Г. Спасский, — осуществляли надзор за закупками серебра в Архангельске и за торговлей им в серебряных рядах Москвы». В Россию разрешалось поставлять только высококачественные талеры-ефимки, «второсортные» талеры, по словам Спасского, «на московском рынке были неизвестны» до середины XVII века. За всем этим ревниво следило русское государство. Сдаваемые России западноевропейцами талеры придирчиво сравнивались с эталонными образцами — «заорлеными талерами», то есть «надчеканенными небольшим штемпелем с двуглавым орлом».

Попытки западноевропейцев поставлять второсортное серебро сурово пресекались Россией. Так, «в 1678 г. штатгальтер Вильгельм IV напрасно протестовал против клеветы на доброту „крыжевых“ (то есть на якобы хорошее качество сдаваемых им ефимков из испанских Нидерландов — Авт.), но ничто не помогало». Московская администрация была неумолима.

Дело в том, что за 30 лет перед этим, в 1649 году, испанские Нидерланды были замечены в поставках в Россию некачественных «крыжевых» (с примесью меди) ефимков. Долгая же память была у московских «банковских работников» XVII века!

Любопытно подсчитать — какую же долю своего серебра европейские купцы были вынуждены оставлять в России в виде этого своеобразного косвенного налога. Воспользуемся данными И.Г. Спасского, позволяющими сделать расчеты на период начала XVII века. Эта доля, понятно, могла изменяться с течением времени. Вес одного ефимка составлял 28,5 грамма. Копейка весила 0,66 грамма. Талер в начале XVII века западноевропейцы обязаны были продавать России не дороже 36 копеек за одну монету. Но, разделив вес талера на вес копейки, мы увидим, что реально один талер стоил не 36, а от 42 до 44 копеек.

Таким образом, западные купцы, продавая талер за 36 копеек, фактически платили русской казне налог = дань в размере 6–8 копеек с талера. То есть 15–18 процентов.


Средневековая торговля. Нищающий Запад и богатеющий Восток.

Известно, что торговля с Востоком была для Западной Европы делом исключительной важности. Также известно, что торговля с Востоком пронизывает всю «античную» эпоху, включая Римскую. И вплоть до XIX века это было одно из самых «больных мест» в западноевропейских внешнеполитических отношениях.

И вот почему. А.М. Петров в книге «Великий шелковый путь» упоминает следующие факты: «Римлянин Плиний Старший… пишет, что ежегодно из Римской империи в этом направлении (на Восток — Авт.) уходило 100 млн. сестерциев, причем 50 млн. шло в Индию, вторую же половину забирала торговля с Китаем и Аравией. Недовольство государственных мужей Рима такой утечкой драгоценных металлов и дороговизной — практически неизменный лейтмотив сообщений, связанных с китайскими, индийскими или аравийскими товарами».

Как мы уже понимаем, речь здесь идет, скорее всего, не об «античности», а о XIV–XVIII веках новой эры. «Индия» и «Китай» в эту эпоху — это Русь-Орда. А «Аравия», вероятно, Турция-Атамания. Вот куда в бессчетном количестве вывозилась западноевропейская валюта.

Те же мотивы громко звучали и в XVII веке. «Французский путешественник XVII века Франсуа Бернье сравнивал, например, Индостан с пропастью, поглощающей значительную часть золота и серебра всего мира, „которые, — как он писал, — находят многие пути, чтобы туда проникнуть со всех сторон, и почти ни одного — для выхода оттуда“» (А.М. Петров).

Английский экономист Эдуард Мисселден в начале XVII века с тревогой констатировал: «Денег становится меньше вследствие торговли с нехристианскими странами, с Турцией, Персией и Ост-Индией… Деньги же, которые вывозятся для торговли с нехристианскими народами в вышеуказанные страны, всегда расходуются и никогда не возвращаются назад».

«Таких письменных свидетельств статистики великое множество, — подытоживает А.М. Петров, — только в XIX веке европейские промышленные революции, совершив переворот в производстве товарной продукции, сделав ее качественной и очень дешевой, сумели остановить этот поток (западноевропейского золота на Восток — Авт.), и западные товары на восточных рынках впервые стали более чем конкурентоспособны».

Со времен средневековья, продолжает этот современный автор, «целыми кораблями к берегам восточного Средиземноморья везли звонкую монету… средневековые европейские государства. И уже оттуда она по торговым путям развозилась купцами… по всей Азии. Венецианский дож Томазо Мочениго (его правление относится к 1414–1423 гг.) в своем завещании отмечал, что Венеция ежегодно чеканит 1,2 млн. золотых и 800 тысяч серебряных дукатов, из которых примерно 300 тысяч дукатов отправляется в Сирию (то есть, по-видимому, на Русь, которую некоторые называли тогда Сирией, при обратном прочтении — Авт.) и Египет (под властью отоманов = Атамании — Авт.).

Иногда цифры бывали выше. Например, в 1433 г. в Александрию и Бейрут было доставлено 460 тысяч дукатов… По всей видимости, это в основном были золотые монеты… Везли деньги в обмен на восточные товары и французы, и англичане, и все остальные европейские нации».

Поправим. Деньги везли — «сдавали» — западноевропейские государства. А получали — Турция и, как мы уже видели, Русь.

«Не прекратился отток (золота и серебра из Западной Европы на Восток — Авт.) и после Великих географических открытий. О нем с негодованием в 1524 году писал… Мартин Лютер».

После распада Империи поток серебра из Западной Европы на Русь прекратился. И тогда на Руси стали искать собственные серебряные источники благородных металлов. Нашли.

В самом начале XVIII века в Нерчинске начал действовать первый и тогда еще единственный российский серебряный рудник. Однако он, по оценке И.Г. Спасского, «не давал за год и пары пудов».

Напомним, что до открытия первого, еще маломощного рудника Россия была буквально наводнена серебром и золотом при отсутствии собственных предприятий по их добыче. И неудивительно.

По свидетельству А.М. Петрова, еще с «античных» времен торговая «связь между двумя крайними точками — Римский империей и Поднебесной (то есть Китаем = Скифией — Авт.)» осуществлялась через «монопольное посредничество персов и еще каких-то рыжеволосых и голубоглазых посредников… которых римляне часто ошибочно принимали за китайцев». «Плиний пишет, что стоимость индийских товаров на римском рынке превышала первоначальную в сто раз».

Но мы уже хорошо понимаем значение слова «Китай» в средние века. Это — Кития или Скифия, то есть Русь-Орда. Поэтому рыжеволосых и голубоглазых купцов-посредников римляне недаром «принимали» за китайцев. Тем более что встречались они с ними, скорее всего, на ярмарках в городах на Волге, Дону или, уже позднее, в московском Китай-Городе.

А.М. Петров справедливо отмечает: «То, что Запад платил Востоку драгоценными металлами, свидетельствовало не о его богатстве, а о бедности».

Западноевропейские государства всеми силами стремились остановить отток своего золота и серебра. Но, тем не менее, золото везли на Восток кораблями. Но чтобы эти корабли загрузить, приходилось дрожать над каждым грошом.

«Были запреты и ограничения на вывоз звонкой монеты и слитков, табу на ношение шелковой одежды и т. д. и т. п. Но это мало помогало. Нужны были товары, чтобы устранить пассивность торговли. Однако Европа не могла почти ничего предложить: ее ремесленные изделия были грубы, плохого качества и не пользовались спросом у восточного потребителя. Всем необходимым Восток сам себя обеспечивал» (А.М. Петров).

Возможно, что из-за такого одностороннего торгового обмена средневековый Запад долгое время пребывал в трудном экономическом положении. Западная Европа, пишет А.М. Петров, «в раннее средневековье, опираясь только на свои, не побоюсь сказать, нищенские ресурсы, вынуждена была резко свернуть связи с Азией… В. Зомбарт, говоря о неразвитости западноевропейского общества того времени» подчеркивает следующее красноречивейшее обстоятельство: «В обширной империи франкского короля не было, в сущности, ни одного города, не существовало никакой городской жизни». Еще один авторитет по истории западноевропейского средневековья — И.М. Кулишер дает такую характеристику: потребности европейца ограничивались «простой и грубой пищей, довольно примитивным жилищем и немногими предметами одежды и утвари, напоминающими по своей простоте обстановку… диких народов. И немногим лучше жили вотчинники вплоть до герцогов и королей».

Этот же автор продолжает: «Впоследствии Западу придется приложить гигантские усилия, чтобы за счет научной и промышленной революций, огромной и взаимосвязанной системы изобретений, внедрения принципиально новых производств ликвидировать это превосходство, а пока средневековое западноевропейское общество с трудом изыскивало что-либо из продуктов, которые могли хоть как-то заинтересовать Восток. Это было в основном сырье: немного меди, немного олова, немного других металлов; небольшая часть азиатских товаров выменивалась у ближневосточных правителей на корабельный лес… Открытие Америки и приток оттуда золота и серебра облегчили европейцам проблему покрытия импорта с Востока».


Великий шелковый путь.

Одним из основных товаров, который Запад покупал у Востока, начиная с раннего средневековья, был шелк. И платили за него большие деньги.

А.М. Петров пишет: «О товарах, шедших по Великому шелковому пути, можно говорить бесконечно, а перечислить их, пожалуй, вообще невозможно. Здесь торговали фарфором, мехами, рабами (особенно женщинами), металлическими изделиями, пряностями, благовониями, лекарствами, слоновой костью, породистыми лошадьми, драгоценными камнями. Но был еще товар товаров. Именно он дал имя этому пути».

Далее А.М. Петров отмечает. «Следует ответить на вопрос: почему… такой постоянный ажиотаж вокруг шелка на протяжении и древности, и всего средневековья, почему такая дороговизна?

Конечно, это легкая, прочная, красивая и удобная ткань… Но есть у этой ткани еще одна, гораздо более важная… особенность — она обладает дезинсекционными свойствами. У нити тутового шелкопряда уникальная… способность отпугивать вшей, блох и прочих членистоногих, не давая им гнездиться в складках одежды. А это при повсеместной, порой чудовищной антисанитарии в прошлые века было буквально спасением для обладателя шелкового платья.

Сказанное, — продолжает автор, — отнюдь не преувеличение. Вот цитаты из работ двух крупнейших исследователей экономической истории средневековой Европы — Иосифа Михайловича Кулишера и Фернана Броделя. Первый пишет: „Грязны были и люди, и дома, и улицы. В комнатах гнездились всевозможные насекомые, которые в особенности находили себе удобное место на трудноочищаемых балдахинах, устраиваемых над кроватями именно в защиту от находящихся на потолке насекомых. Но они находились и в платье, и на теле“. Фернан Бродель добавляет: „Блохи, вши и клопы кишели как в Лондоне, так и в Париже, как в жилищах богатых, так и в домах бедняков“».

Поэтому шелк составлял предмет жизненной необходимости. При своей дороговизне был доступен лишь богатым. «Да не будет того, чтобы нитки ценились на вес золота!» — ответил римский император Аврелиан (как мы понимаем, вероятно, веке в XIII или XIV н. э.) своей жене, когда та попросила разрешения купить багряный шелковый плащ. Дело в том, добавляет Флавий Вописк Сириакузянин (автор или редактор XVII века — Авт.), сохранивший для нас этот разговор, что в то время «фунт шелка стоил фунт золота».

В общем, император, богатейший гражданин Рима, отказался покупать.

А что же на Востоке?

А.М. Петров: «Путешественники прошлого постоянно обращали внимание на вопиющие, казалось бы, контрасты в жизни кочевников: ужасающую антисанитарию и грязь, и одновременное ношение даже самыми бедными из них шелковых одежд».

Но кто такие средневековые кочевники, изображаемые западными европейцами, мы уже знаем. Это — русское войско — Орда, находящееся в походе, то есть кочующее. Конечно, в походных условиях казаков-ордынцев мучили вши. Особенно в то время, когда еще не было мыла.

Но это — в военном походе. А дома?

Хорошо известно, что даже без шелковых одежд у русских в домашних условиях практически не было вшей. Потому что на Руси мылись в банях, которых на Западе почти не было из-за дороговизны дров. В банях легко можно было отмыться и без мыла.

А вот в военных походах Орды у каждого, даже у самого бедного дружинника, оказывалась шелковая рубашка.

Известно, что в Западной Европе вши стали исчезать только после изобретения мыла.

Возможно, многие привыкли к внушенной нам мысли, будто утопающий в роскоши «античный» и средневековый Запад с легкостью покупал дорогие восточные пряности, чтобы ублажить утонченный вкус своих аристократов.

Действительно, кроме шелка с Востока в Западную Европу везли пряности. Однако их использовали не столько как пищевые добавки, но, что куда важнее, как лекарства.

А.М. Петров: «О фармакологических свойствах пряностей и благовоний прекрасно осведомлена уже античная медицина». Корица, перец, кардамон, имбирь, нард, тропическое алоэ присутствуют в сочинениях выдающегося «античного» ученого Гиппократа и другого крупнейшего авторитета «античной» медицины — Галена. «Когда в начале XVII века в Англии шел яростный спор между сторонниками и противниками торговли с Азией (а она забирала огромные количества драгоценных металлов за свои товары, и в частности за пряности), чаша весов во многом склонилась в пользу продолжения этих связей после аргументации великого английского экономиста Томаса Мена. Пряности, писал он… вещь необходимая для сохранения здоровья или лечения болезни».

Таким образом, Запад покупал пряности, скорее всего, в силу суровой необходимости, а не в качестве предмета роскоши. И за лекарства приходилось опять-таки платить серебром и золотом.


На что употреблялось западноевропейское серебро и золото на Руси?

Что же дальше происходило с описанным выше потоком западноевропейского золота, серебра и, в частности, серебряных ефимков-талеров в Россию? Оказывается, «неисчислимое множество их (ефимков-талеров — Авт.) уже больше ста лет (речь идет о середине XVII века — Авт.) переливалось из европейского обращения в Россию, чтобы превращаться там в проволоку» для выделки — чего бы вы думали? — русских копеек. То есть западноевропейская валюта шла в Россию в качестве сырья. И.Г. Спасский пишет: «В самой России роль талера стала совершенно иной — только товарно-сырьевой… Правительство увидело в талере наилучший вид монетного металла».

А до талеров сырьевое серебро привозили из Европы на Русь в виде слитков. При этом в русском быту западноевропейский талер-ефимок был совершенно неизвестен. И.Г. Спасский: «В России же популярный за ее южной и западной границей талер оставался для широких масс населения неведомым, настолько быстро уходили… партии талеров на монетный двор». А русские люди пользовались у себя дома своими русскими копейками, которые чеканил монетный двор из западного серебра.

По нашему мнению это означает, что Русь того времени фактически брала дань серебром и, возможно, золотом из Западной Европы.

«Часть ежегодно ввозившегося серебра расходовалась ювелирным промыслом и оседала в убранстве храмов России, царской сокровищнице и богатых домов бояр и купечества… монетные клады — хорошо известная всем особенность русского старинного быта», — пишет И.Г. Спасский.

В отличие от серебряных, на Руси имелись золотые рудники (Урал, Казахстан). Кроме того, возможно, золото поступало на Русь также и в виде дани.

Только на Руси крыши дворцов и купола храмов не только в столице, но и во всех городах крыли золотом. Мы к этому настолько привыкли, что такое употребление драгоценного металла нас, в общем-то, не удивляет. А вот путешественников из Западной Европы поражало до глубины души. Заметим, что даже на купол главного латино-католического собора в Ватикане — собора Святого Петра — золота не положили.

В XVII–XIX веках путешествующих европейцев поражало обилие золота на Руси, где оно выставлялось напоказ, особенно в убранстве церквей. Золотые купола, золотые оклады икон и книг, покрытые золотом иконостасы.

А вот в уже хорошо знакомой путешественникам Индии — на современном полуострове Индостан — обилия золота в XVII–XIX веках особенно не замечали. В XIV–XV веках все было якобы наоборот. Путешествующих европейцев поражало обилие золота в далекой сказочной для них «Индии», где оно тоже было выставлено напоказ (см. выше их рассказы о царстве Пресвитера Иоанна).

При этом обилия золота в тогдашней Руси, а заодно и саму Русь европейцы как бы не замечали. Конечно, можно по-разному расценивать этот факт. Мы лишь отметим, что он хорошо объясняется в нашей концепции, согласно которой «Индией», то есть далекой страной, до конца XV века на Западе называли Древнюю Русь.

Возможно, кто-то раздраженно прервет нас, мол, у вас во всех средневековых описаниях «восточных стран» почему-то обязательно имеется в виду Русь. Средневековая Индия — у вас Русь. Средневековый Китай — тоже Русь.

Ответ: а как могло быть иначе? Посмотрим на карту. Куда попадал любой путешественник из Западной Европы, отправлявшийся на далекий Восток? На Русь, то есть в Великую = «Монгольскую» империю. И простиралась она вместе с союзной тогда Турцией от Ледовитого океана до Египта. Обойти ее было никак нельзя.

Поэтому когда нас уверяют, будто некий западный путешественник, например, Марко Поло, по дороге в Китай ничего не заметил на Руси, это само по себе внушает глубокие подозрения.

Более подробный анализ описаний средневековых путешествий показывает, что в действительности Марко Поло и другие путешественники из Западной Европы не ходили в те времена на Восток дальше Волги. Об этом ниже.


5. Радость освобождения

В XVII веке после распада Империи Западная Европа вздохнула свободней. И начала сначала с опаской, а потом все смелее и смелее пинать ногами ослабевшего льва.

Вот один из примеров (рис. 11).


Рис. 11. Изображение на гробнице герцога Генриха II, убитого в битве с татарами. Под ногами герцога изображен «татарин», хотя убит был герцог.


Кладбище во Вроцлаве, бывшем немецком Бреслау. На гробнице герцога Генриха II видим любопытное изображение. Вот что гласит подпись под рисунком: «Фигура татарина под ногами Генриха II, герцога Силезии, Кракова и Польши, помещенная на могиле в Бреслау этого князя, убитого в битве с татарами при Лигнице (Liegnitz), 9 апреля 1241 года».

Но позвольте. Кто кого убил? Герцог татарина или татарин герцога? Почему тогда герцог торжественно попирает ногами татарина? Вроде бы надо было изобразить наоборот. Ведь похоронен-то герцог!

Скорее всего, это изображение создано гораздо позже — веке в XVII. Это — Вид психологического реванша. Когда уже можно было меньше бояться «татар» = русских, то на могилах побежденных западных правителей стали появляться вот такие изображения, переворачивавшие все с ног на голову. Хотя бы на картинке.

Кстати, а что это за татарин с русским лицом, окладистой бородой, русской саблей и в привычном нам стрелецком колпаке?

Дошло до того, что в некоторых европейских языках, например в английском, словом «Slav» — славянин стали называть рабов: «slave» = раб, «slavish» = рабский. В английском языке, кстати, есть и другое слово для обозначения раба: «bondman», «bondmaid», «bondwoman», то есть раб, рабыня. Вероятно, оно более древнее.

В качестве примера того, что стали писать на средневековом Западе о Руси, когда исчез страх перед нею, приведем выдержки из сочинений популярного сегодня польского историка Казимира Валишевского, считающихся чуть ли не учебниками по русской истории. В комментариях к их современному изданию говорится: «Он издает во Франции, на французском языке, начиная с 1892 года, одну за другой книги о русских царях и императорах».

Итак, цитируем.

«Рано образовалось при французском дворе ядро вылощенного, элегантного общества, любознательного в вопросах умственных. И этот свет отразился на всей французской культуре.

Здесь (в России — Авт.) ничего подобного… Рыцарство здесь никогда не существовало, тонкости фехтования еще неизвестны… Ссоры решались на месте ударами кулака. Но как? Кровь течет, человек падает хрипя… картина эта далеко уносит нас от Версаля. Эти придворные, дерущиеся, как извозчики, между тем одеты как важные короли… Одна из церквей… „за золотой решеткой“ получила даже значение „кафедрального собора“. Решетка была, само собой разумеется, просто позолочена…

В большой зале царский трон, как и в Византии, был снабжен двумя львами, которых искусный механизм заставлял реветь… Рейтенфельс заявляет, что… было похоже на милую детскую игрушку, но Симеон Полоцкий определяет его в очень дурных стихах, как восьмое чудо мира. И здесь мы еще далеки от Версаля».

К. Валишевскому не составило труда подобрать аналогичные высказывания в сочинениях западноевропейцев XVII века. Радость освобождения сквозит на многих их страницах. Вот, например, Валишевский цитирует Стрюйса, писавшего в 1669 году о москвитянах следующее: «У них вид грубый и животный… Народ этот родился для рабства… Они по природе так ленивы, что работают лишь в крайней необходимости… Как все грязные душонки, они любят лишь рабство… Они охотно крадут все, что попадается им под руку… Они очень неучтивы, дики и невежественны, изменники, задиры, жестокие…».

Перри в 1696 году радостно вторил: «Для того чтобы узнать, честен ли русский, надо посмотреть, нет ли у него волос на ладони. Если их нет, то он, очевидно мошенник».

«Крыжанич там присутствовал на парадном банкете и видел, что его посуда не была мыта, по крайней мере, в течение года (как определил? — Авт.)».

К. Валишевский удовлетворенно завершает: «Картина, действительно отталкивающая, получается из всех этих свидетельств, полная тождественность которых исключает всякую возможность ошибки».

Мы видим, когда и при каких обстоятельствах возник живущий до сих пор ложный миф о «неполноценности» России. А ведь именно под воздействием этого мифа писалась окончательная версия русской истории Миллером, Байером, Шлецером и другими.


6. Что писали средневековые русские о Западной Европе

Об итальянском Риме XV века.

Согласно нашей реконструкции итальянский Рим был основан лишь в XIV веке н. э. Если ранее этого времени на месте Рима и было какое-то небольшое поселение, то оно ни в коей мере не играло роль столицы.

«В нескольких рукописных сборниках XVI–XIX вв. находится небольшая, но любопытная заметка… Заметка представляет собой первое в русской литературе описание Рима… Обращает на себя внимание наблюдение автора о запустении Рима». Все правильно. Так и должно быть согласно нашей новой хронологии. А вот для скалигеровской истории это довольно неприятное свидетельство. Все-таки якобы столица мира. Н.А. Казакова, а именно ее перу принадлежит вышеприведенный фрагмент, вынуждена как-то объяснить читателю эту странность: «Рим XIV — первой половины XV в. действительно находился в состоянии упадка: экономика переживала застой, население катастрофически уменьшалось, здания ветшали и разрушались. По сравнению с процветающими Флоренцией и Феррарой Рим представлял собой печальный контраст. И русский путешественник это правильно подметил».

Впрочем, не нужно думать, что процитированная заметка действительно дошла до нас в том виде, в каком была написана в XIV–XV веках. Оказывается, «заметку о Риме впервые опубликовал по списку XIX века… А. Востоков. Вторично ее издал по списку начала XVI века… В. Малинин». Поэтому мы имеем дело, скорее всего, с поздней редакцией, но сохранившей какие-то следы оригинала, из которого четко следует, что тогдашний Рим еще абсолютно не похож на «столицу мира». Запустение и т. п.

Вывод: средневековый русский путешественник, автор «Заметки о Риме», описал Рим таким, каким он и должен был быть в то время. Местом, где еще и в помине нет тех роскошных «древних» зданий, храмов и т. п., которые сегодня считаются неотъемлемой принадлежностью «античного» итальянского Рима.

Все это действительно будет здесь построено. Но позже. Веке в XV или XVI. А может, еще позднее.


Вообще о жизни западных стран.

Русский автор «Хождения» во Флоренцию довольно пространно рассказывает об увиденном им в странах Европы. Вот как передает его впечатления Н.А. Казакова: «О культуре и жизни западных стран автор „Хождения“ пишет с большим уважением, искренне, хотя часто и наивно, восхищаясь достижениями западноевропейской техники и культуры. У него нет ни тени враждебности по отношению к западному миру, хотя этот мир был католическим».

Мы отнюдь не хотим утверждать, будто Восток отзывался о Западе только хорошо, а Запад о Востоке — только плохо, И с той, и с другой стороны более чем достаточно мнений самого разного сорта.

В данном случае мы намерены высказать гипотезу. Может быть, в ту эпоху православие и католицизм были еще достаточно близки, а потому и не было особых поводов для религиозного противостояния. Окончательный раскол произошел лишь после провала Ферраро-Флорентийской унии в XV веке. А не в XI веке, как на этом настаивает скалигеровская хронология.


Как воспринимали Библию в Западной Европе.

Многие полагают, будто в средневековой Западной Европе Библия воспринималась примерно так же, как и сегодня, то есть как сборник священных текстов, публичное озвучивание и обсуждение которых допустимо лишь при торжественных молитвах в храме, в форме проповедей, то есть в сдержанном, возвышенном тоне.

По-видимому, такой и была древняя, первичная форма христианского богослужения, начиная с XI века в Византии. Именно такая форма богослужения была унаследована и удерживается до настоящего времени в православной русской церкви, потому и называемой ортодоксальной.

Аналогичным образом нужно охарактеризовать и сдержанную религию ислама.

Примерно такая же аскетическая форма богослужения принята сегодня и на католическом Западе. Однако в Западной Европе так было не всегда.

Мы уже говорили выше, что известный нам из «античных» римских и греческих текстов вакхический культ пантеона греко-римских олимпийских богов был просто средневековой западноевропейской эволюцией изначально аскетического христианства. В труде Н.А. Морозова «Христос» и ряде зарубежных работ собран богатый материал, в том числе об эротических скульптурах в некоторых христианских храмах Западной Европы, наглядно показывающих, что средневековое христианство там существенно удалилось от первичного христианского культа.

Реформа западноевропейской церкви путем введения инквизиции, по-видимому, и была направлена, в частности, на возврат к прежнему аскетическому богослужению. Это диктовалось, вероятно, пагубными социальными последствиями — широким распространением венерических болезней ввиду вакхической-оргиастической практики в некоторых странах Западной Европы.

Н.А. Морозов высказал также гипотезу, что западноевропейский театр возник из церковных театрализованных представлений, получивших развитие в Европе в средневековую эпоху.

Посмотрим, что говорили на эту тему русские путешественники XV века. Оказывается, в итальянских монастырских храмах библейские сюжеты регулярно преподносились в виде театральных пьес, именовавшихся мистериями.

Н.А. Казакова пишет: «Русский путешественник подробно излагает содержание мистерий, в основе которых лежали два евангельских рассказа:

1) об объявлении Деве Марии архангелом Гавриилом вести о предстоящем рождении ею сына Божия,

2) о вознесении на небо Христа.

Хотя канвой для мистерий, являвшихся основным видом театральных зрелищ средневекового Запада, служили сюжеты библейской истории, но под пером драматургов они проходили известную обработку и превращались в духовные драмы».

Важно подчеркнуть, что представления эти давались не где-нибудь, а именно в католических храмах. Это подтверждает мысль Н.А. Морозова, что в Западной Европе христианское богослужение было совсем не похоже на современное. И именно в эту эпоху из западной церкви вырос театр.

Н.А. Казакова: «Авраамий Суздальский (православный епископ — Авт.), описывая церковные мистерии (виденные им во Флоренции в 1439 году — Авт.), передает не только сюжеты и ход действия, но и подробности сценической обстановки: длину и ширину помоста (сцены), цвет и рисунок занавеса, одеяния действующих лиц, декорации, световые и шумовые эффекты, технические приспособления, при помощи которых осуществлялись сложные для того времени перемещения».

С точки зрения сегодняшних религиозных представлений поразительно, что все это происходит в храмах.

«Театральные представления, которые русские люди видели впервые, произвели на них огромное впечатление. Авраамий Суздальский пишет о них без всякого предубеждения, с большим эмоциональным настроем, как о „красном и чудном видении“» (Н.А. Казакова).

Тем не менее, в православной Древней Руси такое направление развития христианства воспринято не было. Не пошел по этому пути и ислам.

Отчетливые следы такого прежнего «антично»-вакхического, свободного от многих ограничений, средневекового христианства видны в культовом изобразительном и музыкальном искусстве католицизма. Это — и использование музыкальных инструментов, например органа, во время богослужений. В православии этого нет. И использование обнаженной и полуобнаженной скульптуры в храмах, также запрещенных в православии и исламе. И светски-эмоциональная, реалистичная живопись вместо строгих икон. Средневековые западноевропейские художники изображали религиозные сюжеты живописнее, свободнее, раскованнее, чем православные иконописцы. Напомним в этой связи о довольно откровенных скульптурах, в «античном» духе, в некоторых соборах Европы. Страсти Христа или страдания святых часто подавались в подчеркнуто натуралистичной манере с непристойными физиологическими подробностями.

Одним из наглядных выражений этой идеологии являются довольно мрачные картины Босха и других западноевропейских художников той эпохи. Будоражащие чувства людей изображения ада, рая, дьявольщины и т. п. Картины Босха и его коллег были отнюдь не светской живописью, а именно религиозной.

Обращая внимание на эти моменты, мы отнюдь не хотим сказать, что одна религия лучше, а другая хуже. Наша цель — подчеркнуть существенные различия между разными ветвями христианства, которые и привели в итоге к противостоянию религий.

На наш взгляд, понимание этих различий полезно при реконструкции подлинной истории средних веков. Попытка ее восстановления неизбежно затрагивает не только вопросы хронологии, но и психологическую атмосферу рассматриваемой эпохи. Что и как рисовали. Как вели себя в церкви и в светской жизни.

Кто кого уважал. Кто кого ненавидел и т. д.

Только при условии понимания этих особенностей можно по-настоящему осмыслить причины допущенных в истории искажений и ошибок.


Жанр всемирных хроник. Предшественники Скалигера и Петавиуса.

Мы уже говорили о том, что Скалигер и Петавиус в XVI–XVII веках завершили в целом создание искаженной картины всемирной хронологии. Позднейшие историки лишь наращивали на нее плоть и придавали ей наукообразный вид. Но фундамент и архитектонику хронологического здания Скалигера критике уже не подвергали. И понятно почему. Объем материала был настолько велик, а преклонение перед авторитетом первых хронологов было настолько сильно, что тратить жизнь и энергию на поиски каких-либо ошибок несовершенными средствами исторической науки того времени, по-видимому, никому не хотелось.

Начало ошибочной хронологии было положено в XIV–XV веках. В то время правильный и в основном достоверный исторический материал был неправильно организован и неправильно расположен вдоль оси времени.

Интересно выяснить, кто первым свернул на неверную дорогу. Конечно, сегодня установить это чрезвычайно сложно. И все-таки попытаемся.

Прежде всего, отметим на оси времени годы появления так называемых всемирных хроник. Это — те самые летописи, в которых начинают конструироваться основы всемирной хронологии в целом.

Сегодня признается, что «жанр всемирных хроник возник в Западной Европе… Тогда же двумя церковными деятелями — Евсевием Памфилом, епископом Кесарийским (ок. 260–340), и его младшим современником св. Иеронимом, а позже Августином, епископом Иппонским (V в.), были созданы периодизации всемирной истории» (Н.А. Казакова).

Поскольку все упомянутые церковные деятели жили в эпоху Римской империи III–VI веков (в скалигеровской хронологии), следовательно, в нашей новой математической хронологии время их жизни нужно переместить вверх на тысячу лет, или на 1053 года. В результате получается, что они жили, скорее всего, в XIV–XV веках н. э. (рис. 12).


Рис. 12. Когда и где начали создавать всемирные хроники.


Так как сами историки считают их первыми создателями всемирной хронологии — пока еще несовершенной, в виде схемы «периодизации», — то мы приходим к следующей важной гипотезе.

Первые грубые схемы всемирной истории появились лишь в XIV–XV веках. Их авторы — Евсевий, Иероним, Августин.

К XV веку относится деятельность в области разработки хронологии, отраженная в книге Матфея Властаря «Собрание святоотеческих правил», которая используется при датировке времени составления пасхалии (см. «Русь и Рим», кн. 2).

Н.А. Казакова пишет: «В конце XV — начале XVI в. традиция составления всемирных хроник продолжала существовать в Италии и Германии. В Италии в XV веке… тематика итальянских историков-гуманистов была, как правило, локально и национально ограниченной, и всемирной историей они почти не занимались».

Всемирная хроника была составлена флорентийским архиепископом Антонином (ум. 1459), а опубликована была в 80-х годах XV века.

Н.А. Казакова продолжает: «Традиционную для средневековой исторической мысли периодизацию истории по шести возрастам сохранил и Якопо Филиппо Фореса из Бергамо, чей труд вышел в свет в 1483 г. Из итальянских гуманистов всемирной историей занимался Маркантонино Сабеллико».

В конце XV века всемирные хроники появились и в Германии. Это — хроника Хартманна Шеделя, а затем хроника швабского историка Науклера, доведенная до 1501 года. Известна также всемирная хроника Кариона, содержащая сведения о событиях до 1532 года. В 1551 году была опубликована «Хроника всего света» Марцина Бельского (ок. 1495–1575), польского писателя и историка. Основным источником его труда послужила всемирная хроника Науклера. Любопытно, что «Хроника» Марцина Бельского, когда в Польше возобладала контрреформация, была внесена в список запрещенных католической церковью сочинений.

И, наконец, в XVI–XVII веках создают свои труды Скалигер и Петавиус, завершая процесс построения неправильной хронологии древности.

Мы отобразили всю эту информацию на рис. 12. Из него видно, что западноевропейская версия всемирной хронологии, — по нашему мнению, ошибочная, была создана в XIV–XVI веках и в основных чертах завершена в начале XVII века.


7. Москва — Третий Рим

Откуда взялось выражение «Москва — Третий Рим»?

Вспомним хорошо известную, хотя и не очень понятную с точки зрения «романовской» версии русской истории средневековую формулу: «Москва — Третий Рим».

Сегодня многие полагают, что она отражала всего лишь надежды московских великих князей на возвышение Москвы. Но ведь слово «Рим» в средние века понималось однозначно. И означало оно только одно — столицу мировой империи. С точки зрения «романовской» русской истории именование Москвы «Третьим Римом» выглядит каким-то неумеренным и даже смешным хвастовством.

Но с точки зрения нашей концепции все объясняется просто. Именно в то время, когда возникла эта формула, Москва действительно стала новой столицей Великой = «Монгольской» империи, то есть Третьим Римом.

Напомним, что согласно нашей концепции до XVI века столицей Великой Русской империи являлся Владимир. То есть город, «Владеющий Миром». Административным центром Империи был Ярославль — Великий Новгород. Центральная область Империи — Владимиро-Суздальская Русь — называлась также «Москвой» или «Московией». Современный город Москва еще не существовал как крупный город. Он был построен как новая столица Империи, совмещающий в себе и административный центр, и столицу — царскую ставку, лишь в XVI веке на месте великой Куликовской битвы.

Известно, что формула «Москва — Третий Рим» родилась в конце XIV века. Она упоминается, например, в изложении пасхалии, составленном митрополитом Зосимой в 1492 году. Считается, что наиболее четко она выражена в послании старца Филофея великому князю московскому Василию III, написанном около 1514–1521 годов. В нем, как полагают историки, была изложена еще не обработанная в литературном и философском смысле идея «Москва — Третий Рим».

Согласно нашей реконструкции Москва, то есть Владимиро-Суздальская Русь, в XIV веке действительно стала Третьим Римом. В самом настоящем смысле. А не в загадочном — «философски необработанном».

В книге «Иван Грозный» Р.Г. Скрынников пишет: «Люди средневековья представляли мировую политическую систему в виде строгой иерархии… Центром вселенной была Византия, воспринявшая наследие Римской империи… Теория „Москва — Третий Рим“, согласно которой московские князья выступали прямыми преемниками властителей „Второго Рима“ — Византийской империи».

Считается, что в эпоху Ивана III на Руси появляется знаменитая шапка Мономаха. Р.Г. Скрынников: «По поводу происхождения шапки Мономаха сложена была такая легенда (заметим, все „неудобные“ средневековые свидетельства обычно объявляют легендами — Авт.). Когда Мономах совершил победоносный поход на Царьград, его дед император Константин (на самом деле давно умерший) отдал внуку порфиру со своей головы… От Мономаха императорские регалии перешли к московским государям».

Напомним, что византийский император Константин IX носил имя Мономах, так же и его внук Владимир стал зваться Мономахом.

Таким образом, согласно официальной русской доктрине XVI века, царский венец византийского императора перешел на Русь во времена Владимира Мономаха. Последний, согласно той же официальной точке зрения, считался родоначальником московских царей. Итак, знаменитая византийская шапка Мономаха оказалась на Руси, в Третьем Риме.

Крайне любопытно, что, по свидетельству современников, эта шапка византийского императора «была скроена по татарскому образцу». Согласно нашей реконструкции так и должно быть. По-видимому, «татарский» стиль — это просто старо-византийский «античный» стиль. Потом об этом было забыто, и сегодня старо-византийский стиль представляют по-другому.

Любопытно обратиться теперь к первоисточнику и посмотреть, в чем же заключается эта якобы «философски необработанная идея» о Москве как о Третьем Риме. Оказывается, что философия тут совершенно ни при чем. Послание Филофея выражало сугубо практическую политическую программу. Формулируя ее, Филофей по ходу дела отмечает, как нечто общеизвестное: «И да весть твоя держава, благочестивый царю, яко вся царства православныя христианския веры снидошеся в твое едино царство: един ты во всей поднебесной Христианом царь». И далее: «Внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошась в твое едино, яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

Здесь Филофей вполне четко говорит об объединении «всех христианских царств» под властью великого князя Василия. То есть просто русского царя, так как «Василий» — это василевс, или царь. Слово «Василий» превратилось в обычное имя уже позже. Причем Филофей заявляет об этом как об уже свершившемся и само собой разумеющемся — об объединении всех христианских царств под властью Москвы.

Согласно нашей реконструкции здесь все понятно. Речь идет о действительном главенстве Руси-Орды во всем христианском мире.

Для современных комментаторов, конечно, неприемлема подобная идейная подоплека послания Филофея. Собравшись с мыслями, они подыскали «подходящий» повод для объяснения смысла утверждения Филофея. Как же, заявили они, лет за десять до того к Московскому княжеству был присоединен Псков! Вот, значит, и «сошлись все христианские царства под властью великого князя Василия».

Да неужели все были настолько потрясены успешным присоединением Пскова к Московскому княжеству, что заговорили о Москве как о Третьем Риме? Мол, если Псков — наш, то Москва, конечно, Третий Рим. И не просто Третий Рим, а Вечный Рим, навечно сменивший два великих прежних Рима.


Москва — Новый Иерусалим.

Мы уже говорили о том, что евангельский Иерусалим — это, скорее всего, Новый Рим = Константинополь. Здесь в XI веке был, вероятно, распят Иисус Христос. Следовательно, названия Рим и Иерусалим тесно между собой связаны. Иногда они означали (по нашей реконструкции) одно и то же. Об этом отчетливо помнили в средние века. Как пишет Г.В. Попов, «осмысление Константинополя в качестве „Второго Рима“ — „Нового Иерусалима“ приобретает популярность… в XV веке» (сборник статей «Иерусалим в русской культуре»).

Константинополь = Иерусалим известен своими христианскими святынями, такими, как Софийский собор и Гроб Господень. В признаваемой сегодня апокрифической, то есть якобы «неправильной», русской «Иерусалимской беседе» сказано: «Град Иерусалим — всем городам мать; всем церквам церковь — София Премудрость Божия, в ней стоит гроб Господень». Но поскольку храм Святой Софии и до сих пор стоит в Константинополе (Стамбуле), то можно ясно понять, что автор средневекового текста недвусмысленно отождествляет Иерусалим с Константинополем.

Поэтому Москва, которая действительно стала в XV–XVI веках Третьим Римом, должна была естественным образом унаследовать и необходимый облик города Иерусалима. Эта мысль четко выражена в той же «Иерусалимской беседе»: «Будет на Руси град Иерусалим начальный, и в том граде будет соборная и апостольская церковь Софии Премудрости Божия о семидесяти верхах, сиречь Святая Святых».

В годы правления царя-хана Бориса «Годунова» превращение Москвы в Новый Иерусалим, то есть в подобие Константинополя = Иерусалима, развернулось полным ходом.

А.Л. Баталов в упомянутом выше сборнике «Иерусалим в русской культуре» пишет: «Московский царь уподобляется византийскому императору… Параллель с императором Константином — не только историческая аналогия. Она соответствует… представлениям о вселенском значении московского государя. Он не только… московский царь, но и царь всех православных христиан… В… патриаршем послании царь прямо называется единственным православным государем… Московский самодержец… подобен императору Константину… Это соответствовало самосознанию официальной Москвы. Идея замены московским царем византийского императора, обновления в русском царстве вселенской православной империи звучит… уже не в литературных сочинениях… а в официальном документе — учрежденной грамоте о патриаршестве… Образ вселенского монарха достигает своей канонической завершенности в сентябре 1598 года. Модель, сконструированная в учрежденной грамоте, реализуется в царствование Бориса Годунова…

Сразу же после венчания на царство программа, прозвучавшая в коронационном чине, была продолжена царем Борисом в замысле сооружения в Кремле храма „Святая Святых“… Понятие „Святая Святых“ связывалось одновременно… со святилищем… ветхозаветного храма царя Соломона и с храмом гроба Господня. Ряд источников… сравнивает его замысел с постройкой царя Соломона».

Храм Соломона «Святая Святых» построить в Московском Кремле не успели: началась Смута. Однако успели изготовить для этого храма Гроб Господень из чистого кованого золота и более десятка литых золотых статуй-изображений апостолов и ангелов.

На московской Красной площади было сооружено знаменитое Лобное место, которое было задумано как христианская святыня. Лобным оно было названо, по-видимому, в воспоминание о горе Голгофе, у подножия которой — как это хорошо известно, и как представлено на многочисленных средневековых изображениях — находился череп — «лоб» Адама — первочеловека и прародителя рода человеческого.

По этому поводу А.Л. Баталов напоминает: «Тот факт, что Лобное место, находящееся внутри Иерусалимского храма, было вынесено Годуновым за пределы не только собора Воскресения, но и Кремля… говорит о другом уровне повторения святыни, чем в середине XVII века в Новом Иерусалиме патриарха Никона». Сегодня уже почти забыто, что знаменитый собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве «в XVI и XVII веках… часто называли просто „Иерусалим“».

Отметим, что сам собор Василия Блаженного имеет уникальную архитектуру. Он как бы «слеплен» из нескольких самостоятельных церквей, каждая из которых имеет собственный, совершенно своеобразный купол. Над ними всеми возвышается высокий шатер центрального храма, к которому они как бы все прилепились. Форма некоторых куполов явно напоминает чалму — старый головной убор казаков, до сих пор сохранившийся у современных мусульман.

Поэтому не исключено, что этот собор, возведенный в XVI веке, был задуман как символ не только завоеваний (взятие Казани), но и символ всей Великой = «Монгольской» империи, которую в Москве того времени надеялись возродить в полной мере. Вспомним, что XV–XVI века — это эпоха зарождения и развития религиозного раскола между православной Русью и мусульманской Турцией-Атаманией. Не исключено, что русский царь, чтобы избежать войны с мусульманами за Константинополь = Иерусалим, решил перенести Иерусалим на новое место — в Москву. Отсюда и аналогия с Константином Великим. Как Константин Великий ушел из Старого Рима и создал Новый Рим = Иерусалим, так и московские цари-ханы XVI века основывают Третий Рим = Иерусалим в Москве.

Полный иерусалимский облик Москва должна была обрести при царе-хане Борисе «Годунове», но помешала Великая смута. Память об этом великом замысле осталась в виде храма «Иерусалима» = храма Василия Блаженного и Лобного места на Красной площади.

Несколько десятилетий спустя патриарх Никон решил все-таки построить Иерусалим, хотя и не в Москве, но — рядом. До сих пор под Москвой существует никоновский Новый Иерусалим. Он тоже задумывался с размахом. Там собирались возвести Вифлеем и другие евангельские святыни.

Весьма многозначительно, что это предприятие Никона сразу было истолковано как желание стать иерусалимским патриархом. Отсюда следует, что в то время «Иерусалим» еще воспринимался как символ, который можно было «переставлять по карте» и присваивать тому или другому географическому месту. «Иерусалим» считался как бы синонимом «центра православия», «церковной столицы». И центр этот мог перемещаться. Как это, кстати, происходит и со светскими столицами.

Никон, как известно, в конце концов, был лишен сана патриарха. В частности, и за его Новый Иерусалим. Больше подобных попыток — переноса Иерусалима на Руси — не предпринималось. И понятно почему. Приблизительно в это время, по-видимому, уже договорились считать «Иерусалимом» поселение Эль-Кудс в современной Палестине. Строительство других «Иерусалимов» выглядело бы теперь как вызов «исторической правде».

Итак, не исключено, что вплоть до XVII века понятие «Иерусалим» заключало в себе иной смысл, чем в наше время. Сегодня для нас привычно, что «Иерусалим» — это некий определенный город, географическое место на карте. Однако, похоже, в средние века бытовал другой взгляд. По-видимому, в ту эпоху «Иерусалим» вмещал в себя понятие центра вселенской церкви. Менялся центр — передвигался и Иерусалим.


«Русь и Иерусалим — там, где истинная вера».

Средневековые источники донесли до нас необычный для нашего времени религиозный взгляд на географию. Географические понятия тогда нередко имели привязку не к месту на Земле, а к вере, были обусловлены значением того или иного конкретного места для церкви. Мы уже привели пример с «Иерусалимом». Любопытно, что и название «Русь» тоже, вероятно, относилось к числу таких религиозных названий. «Символический образ Святой Земли — Святой Руси, хорошо известный по духовным стихам, в которых „имена светской политической географии перебиваются с географией религиозной, по которой Русь там, где истинная вера“» (сборник «Иерусалим в русской культуре»).

Не исключено также, что слова «Иерусалим» и «Русь» могут иметь общий корень — «рус». И слово «рус», «русский» могло носить в себе в средние века религиозный — православный смысл. Не случайно в скандинавских средневековых трактатах Русь прямо называли — Великой Свитьоф, что могло означать Великая Святая земля.


Откуда всходил указ об учреждения новой инквизиции в Западной Европе?

Обратимся вновь к посланию старца Филофея великому князю Василию.

О чем, собственно, пишет Филофей? Для чего он упоминает о Москве как о Третьем Риме?

На основании того, что «Москва = Третий Рим» — и не в «псковском масштабе» (кстати, Псков в послании вообще не упоминается), — Филофей настоятельно советует Великому Царю провести во всей державе церковные преобразования. То есть в подвластных ему всех христианских царствах.

Это отчетливо видно уже из самого названия послания. Вот оно: «Послание к Великому Князю Василию об исправлении крестного знамения и о содомском блуде».

Филофей дает царю три наставления.

Первое — общее: «Убойся Бога, давшего тебе это».

Второе — наполнить церковь епископами. Почему-то их вдруг оказалось слишком мало. В соответствии с нашей реконструкцией это понятно: значительное расширение Великой Русской империи, множество новообращенных в православную веру народов, смена церковных иерархов в завоеванных странах и т. д. — все это действительно требовало много новых священнослужителей. Ведь именно они осуществляли власть церкви.

Третье — самое интересное. Филофей требует искоренить содомский грех. И «не только среди мирян, но и средь прочих, о коих я умолчу, но читающий да разумеет». То есть здесь достаточно прозрачно сказано о содомском грехе в среде церковнослужителей или в монастырях. По-видимому, великий князь внял этому требованию.

Возникает чрезвычайно интересный вопрос: а где начали искоренять содомский грех во исполнение требования послания? Может быть, во вновь присоединенном Пскове? Что-то об этом не известно.

Зато хорошо известно о другом. Именно в это время была учреждена «новая инквизиция» в странах Западной Европы — тех, которые были повторно покорены в результате османского = атаманского завоевания. И где, как говорилось выше, в XV веке пышно расцвел «античный» вакхический оргиастический христианский культ.

Новая инквизиция была учреждена в Испании в 1478–1483 годах. То есть, видимо, сразу после повеления из Москвы. Вспомним Орбини, который прямо утверждал, что именно испанский королевский дом был наиболее тесно связан с Москвой: «уставил державство во Ишпании».

Новая волна инквизиции затем всколыхнулась в других странах Западной Европы. Сложилась всеобщая или вселенская, она же римская, инквизиция в лице конгрегации священной канцелярии, просуществовавшей с 1542 года до середины 60-х годов XX столетия.

Итак, в 1542 году был основан институт инквизиции, покрывший своей сетью всю Западную Европу. В истории известны две основные волны инквизиции. Вероятно, «ранняя» является хронологическим отражением инквизиции XV–XVI веков.

В православной церкви инквизиция не была введена. В ней не было нужды.

По-видимому, одной из основных задач западноевропейской инквизиции (наряду с борьбой против ересей) и было искоренение содомского греха. Недаром «ведьмам» инкриминировались сексуальные извращения.

Любопытно, что первая волна организованной инквизиции в Западной Европе датируется самими историками как раз началом «монгольского» завоевания в XIII веке, а именно 1229–1230 годами н. э.

Вторая волна инквизиции в конце XV века совпала со временем великого княжения Ивана III, который именовался «новым Константином» и выступал в глазах современников «браздодержателем святых божественных престол вселенской церкви». Проще говоря, ему была подчинена в каком-то смысле вселенская церковь.

Иван III, вероятно, и решал — где, в каких областях вводить новую инквизицию.

Итак, сопоставляя приведенные факты, зададимся вопросом: случайно ли совпали во времени призывы из Москвы = Третьего Рима — искоренить содомский грех во вселенской церкви — и одновременное учреждение новой инквизиции в Западной Европе? Которая как будто была специально предназначена для выполнения этой «миссии».


8. Два взгляда на средневековую инквизицию

Коснемся часто обсуждаемого в литературе вопроса о «преступлениях инквизиции». Современные авторы убеждают нас, будто институт инквизиции отличался изуверской и странно бессмысленной жестокостью. Якобы по всей Европе чадили костры, на которых сжигали невинных людей и т. п.

Но в то же время существует другая точка зрения, высказываемая в западноевропейской литературе, согласно которой суды инквизиции не выделялись особой жестокостью на фоне обычного судопроизводства того времени. Больше того, инквизиция была лучше организована, в ней было меньше произвола. Например, по словам известного исследователя католицизма члена-корреспондента АН СССР И.Р. Григулевича, «французский епископ Селестен Дуэ утверждал, что создание инквизиционных трибуналов… было в интересах еретиков, так как спасало их от погромов, массовых расправ и бесконтрольных преследований». «Трибуналы инквизиции, — заявлял Селестен Дуэ, — также способствовали сохранению цивилизации эпохи, ибо они укрепляли порядок и препятствовали распространению острого зла, защищали интересы века и действительно охраняли христианскую идеологию и социальную справедливость».

И.Р. Григулевич в своей «Истории инквизиции» приводит много примеров аналогичных высказываний.

Таким образом, об инквизиции судили и судят по-разному.

В свете нашей реконструкции возникает естественный вопрос. Не является ли изображение инквизиции как орудия бессмысленного преследования людей — на основе фантастических и бредовых обвинений — частью пропагандистского искажения эпохи русско-турецкого «монгольского» владычества в Западной Европе?

Вспомним «Хронику» Матфея Парижского, в которой «изуверы-татары» пьют воду только в случае крайней необходимости, когда под рукой нет свежей человеческой крови; поджаривают людей на вертелах и т. д.


9. Кто такой Георгий Победоносец?

Культ святого Георгия Победоносца на Руси.

В начале XIV века на русский престол вступает великий князь-хан Юрий = Георгий = Георгий Данилович — основатель Русско-Ордынской «Монгольской» империи.

Он же Чингисхан.

Он же Рюрик русских летописей — легендарный основатель государства русского.

Он же Мстислав Удалой, брат и соправитель Ярослава Мудрого. Якобы XI век.

Он же Юрий Долгорукий. Якобы XII век.

Он же Георгий Всеволодович. Якобы XIII век.

Его брат — Иван Калита, то есть хан Батый, то есть Ярослав Мудрый, закончил великое завоевание, начатое Георгием — Чингисханом.

Георгий = Чингисхан, создатель Русско-Ордынской «Монгольской» империи, оставил неизгладимый след в мировой истории (см. «Русь и Рим», кн. 2).

Скалигеровско-романовская история также полностью с этим согласна. Но наша реконструкция показывает, что память о Георгии = Чингисхане проникла в мировую историю глубже и шире, чем это обычно представляется. По нашему мнению, к этой исторической фигуре XIV века н. э. относится и широко распространившийся во всем мире культ святого Георгия Победоносца. Вот что говорится в энциклопедическом издании «Христианство»: «Георгий Победоносец, святой, великомученик, один из наиболее популярных святых, герой многочисленных сказаний и песен у всех христианских народов и мусульман. Исходным пунктом [культа св. Георгия] была, по-видимому, Сирия и Палестина».

Что такое древняя Сирия? Вероятно, в части летописей Сирия, Ассирия или Ашур — это просто обратное прочтение названия Русь, Россия, Раша, библейский Рош. Как мы видим, здесь христианское предание правильно связывает св. Георгия именно с Русью-Ассирией. Напомним, что название «Сирия» было принесено на ее современную территорию — согласно нашей реконструкции — из Руси-Орды во времена великого = «монгольского» завоевания.

Далее энциклопедия сообщает: «По сказаниям Метафраста, св. Георгий происходил из знатного каппадокийского рода, занимал высокое положение в войске». Верно. Стоял во главе всего войска Орды.

Христианское предание содержит сведения о том, что затем св. Георгий «сложил с себя военный сан и явился исповедником христианства», за что якобы был обезглавлен; впоследствии канонизирован как мученик христианской церкви. Поскольку Орда и ее вожди, в том числе и Георгий = Юрий, были православными христианами, распространявшими христианство в завоеванных ими странах, то, естественно, культ Георгия Победоносца поддерживался именно христианской церковью.

Возможно при этом, что некий древний святой Георгий, именем которого нарекли Чингисхана при крещении, был уже известен в XIV веке. Но затем яркая личность Чингисхана-Георгия стала основным наполнением уже нового культа Георгия Победоносца. Не случайно даже иконописный образ св. Георгия, как считается, изменился в XIV веке. Его стали изображать на коне, с копьем, то есть очень своеобразно, не так, как остальных христианских святых. В то же время известно, что первоначальные древние изображения св. Георгия были обычными. И титул Победоносец был добавлен лишь благодаря личности Чингисхана-Георгия. А то, что Георгия Победоносца чтут и мусульмане, лишь подтверждает нашу гипотезу о том, что в XIV веке мусульманство еще не выделилось из православия.

«У нас [на Руси] с первых времен христианства его имя давалось членам великокняжеского семейства: уже в 988 году (якобы, а на самом деле, вероятно, в XIV в — Авт.) великий князь Ярослав получил при св. крещении имя Георгия».

Напомним, что Ярослав Мудрый = хан Батый — брат Георгия — Чингисхана и продолжатель объединения Руси. А потому появление имени Георгий в «биографии» Ярослава вполне закономерно.

«Ярослав основал в Киеве монастырь св. Георгия и повелел по всей Руси „творити праздник“ св. Георгия 26-го ноября. После победы над чудью, великий князь Ярослав-Георгий (то есть хан Батый = Иван Калита — Авт.) устроил в трех верстах от Новгорода Юрьев храм (храм Георгия = Юрия = Гюргия = Рюрика — Авт.), на месте которого существует Юрьев монастырь. Св. Георгия изображают юношей, воином на белом коне, копьем поражающим дракона. Со времен Ярослава (то есть хана Батыя = Ивана Калиты — Авт.) такое изображение встречается на княжеских печатях и монетах. С Дмитрия Донского св. Георгий считается покровителем Москвы» («Христианство». Энциклопедический словарь).

Энциклопедический словарь «Мифы народов мира»: «С XIV века (как и должно быть по нашей реконструкции — Авт.) изображение всадника на коне становится эмблемой Москвы (затем входит в герб города Москвы, а позже — в состав государственного герба Российской империи)».

«В царствование Федора Ивановича монету с изображением св. Георгия давали за храбрость воинам для ношения на шапке или на рукаве» («Христианство»).

В России большим почетом пользовались орден Св. Георгия, учрежденный в 1769 году для награждения офицеров и генералов за военные отличия, и солдатский орден — Георгиевский крест.

Исказив предыдущую древнерусскую историю, Романовы, тем не менее, не могли отказаться от знаменитого символа св. Георгия. Но, конечно, постарались изгладить из исторической памяти тот факт, что Георгий — это хан Орды — Рюрик = Чингисхан.


Культ св. Георгия Победоносца в Европе и в Азии.

Энциклопедия «Христианство» свидетельствует: «На Западе почитание св. Георгия и храмы в его честь явились в конце 5 и в 6 вв., и особенно со времени крестовых походов». По нашей новой математической хронологии — это как раз XIV–XVI века, когда Русско-Турецкая Ордынско-Атаманская империя распространилась и на Запад, принеся туда и культ Георгия.

«Ричард Львиное Сердце верил в особое покровительство, оказываемое св. Георгием. Английский орден подвязки, учрежденный Эдуардом III, считает св. Георгия своим патроном.

С давних пор св. Георгий сделался до того народным, что чуть ли не в каждой стране имя его переделывалось на особый лад: Иорге у средневековых немцев, Жорж у французов, Егорий или Юрий у русских, Герти у Болгар, Хорхе у сербов, JERZY (Ежи. — Ред.) у поляков, JIRY (Иржи. — Ред.) у чехов, Джерджис у арабов и т. д. Иногда Георгий прославлялся под туземными именами, например, Уастырджи у осетин или Хызыр, Кедер на мусульманском Востоке. Праздник его пользуется высоким уважением во всех славянских землях» («Христианство»).

Христианское житие св. Георгия «послужило источником французских и немецких поэм и распространилось на мусульманском Востоке. Оно же, в славянских переделках, легло в основу русского духовного стиха о Егории храбром, в котором святой является устроителем земли русской». Это хорошо отвечает летописному рассказу о Рюрике = Георгии, основателе государства русского.

В энциклопедии «Мифы народов мира» сообщается: «Черты блестящего аристократа („комита“) сделали Георгия образцом сословной чести: в Византии — для военной знати, в славянских землях — для князей, в Западной Европе — для рыцарей». Весенний праздник Георгия отмечается 23 апреля. «Ритуальный выгон коней султана на пастбище назначался на этот день дворцовым укладом Османской (Атаманской — Авт.) Турции». Постоянно отмечается «мотив особой связи Георгия с конями».

По нашему мнению, в этом проявляются воспоминания о конной казацкой Орде, во главе которой стоял Георгий = Чингисхан.


Георгий как «античный» воин Персей.

Среди особенно популярных рассказов о св. Георгии следует отметить легенду о его битве с опустошавшим страну драконом, которому жители были вынуждены отдавать на съедение детей. «Когда на жертву змею была выведена царская дочь, является Георгий в образе молодого воина и усмиряет змея» («Христианство»).

По-видимому, одним из вариантов этой легенды является и романтический «античный», «древнегреческий» миф о воине Персее, убивающем обвитое змеями чудовище горгону Медузу, спасающем красавицу Андромеду от ужасного дракона и совершающем другие великие подвиги. В названии горгона, возможно, звучит имя Гюргий, то есть Георгий, имя Персей, может быть, указывает на П-Руса.

«В народе всех христианских стран это чудо пользовалось огромной известностью, много устных песен породило в Греции, на Балканах вообще и у славян».

Любопытно, что наша мысль о возможном происхождении слова «горгона» от имени Георгий в определенной мере получает подтверждение в самой структуре «древнегреческого» мифа о горгонах.

В энциклопедии «Мифы народов мира» читаем: «Горгоны, в греческой мифологии чудовищные порождения морских божеств Форкия и Кето, внучки земли Геи и моря Понта».

По-видимому, после того как Греция была затоплена Русско-Ордынским и Турецко-Атаманским нашествием XIV–XV веков н. э., среди некоторой части ее перепуганных жителей родились рассказы, объявленные потом «античными», о страшных «Георгиевцах» — Горгонах, обрушившихся на них под предводительством Георгия-завоевателя.

В то же время нельзя не отметить, что дошедшая до нас запись этого действительно древнего — из XIV века нашей эры — мифа датируется, скорее всего, значительно более поздним временем, когда в Западной Европе уже стали изображать русско-турецкое завоевание как чудовищное, страшное и т. п. Эта «воспитательная» терминология проникла и в «античный» миф о Горгонах, то есть (по нашей гипотезе) о георгиевцах-ордынцах.

Энциклопедия: «Горгоны отличаются ужасным