загрузка...
Перескочить к меню

У Кремлевской стены (сборник) (fb2)

файл не оценён - У Кремлевской стены (сборник) 7609K, 511с. (скачать fb2) - Алексей Сергеевич Абрамов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Алексей Абрамов У КРЕМЛЕВСКОЙ СТЕНЫ Издание седьмое, дополненное

МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА

У КРЕМЛЕВСКОЙ СТЕНЫ

МОГИЛА НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА

Эти три святыни у Кремлевской стены известны всему миру. Это — наш красный Пантеон.

Более 60 лет устремляется в Мавзолей нескончаемый человеческий поток. Людей со всех концов земли приводит сюда величайшая любовь и уважение к Ленину, чье имя стало символом коммунизма.

Усыпальница вождя высится среди могил борцов Октября. Сотни героев спят здесь вечным сном. Вчитайся в имена на скромных гранитных плитах… И перед тобой встанут великие дни Октября 1917 г. Ты увидишь красногвардейцев, идущих на штурм прогнившего старого мира… Перед тобой встанут легендарные соратники Ильича, которые на заре XX в. шли «тесной кучкой по обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки», и создали партию, впитавшую все, что было «в России живого и честного», выросшую ныне в более чем 19-миллионный союз борцов. Перед тобой встанут представители многих народов, сложившие голову за Советскую Россию, и сыны СССР, боровшиеся за свободу и счастье трудящихся во всем мире. Для нашего народа священна память о большевиках-ленинцах, героях социалистической революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Никогда не будут забыты мужественные строители первых пятилеток, создавшие новые заводы, колхозы, совхозы, — все те, кто своим трудом строил социализм, укреплял могущество первого в мире социалистического государства. Их подвиг служит великому делу революционного преобразования мира.

Могила Неизвестного солдата… Никогда Отчизна не забудет подвига своих героев, совершенного в годы Великой Отечественной войны. Неизвестный солдат, покоящийся у стен Кремля, стал самим знаменитым солдатом.

В дни праздничных торжеств приходят на Красную площадь наследники поколений, свершивших Революцию, отстоявших ее завоевания.

А рядом, в Кремле, работают руководящие органы Советского государства, собираются для обсуждения наших грандиозных дел и величественных планов делегаты партийных съездов, народные депутаты.

Жизнь продолжается. И над древним Кремлем днем и ночью гордо реет красный флаг Великого Октября, за победу которого отдали свою жизнь те, кто покоится в красном Пантеоне.

МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА


В ТРАУРНЫЕ ДНИ

В Москве все меняется. Ее улицы становятся просторнее и светлее, ее люди — веселее и красивее. И даже седые могикане столичных площадей и проспектов в окружении новых зданий выглядят по-иному, чем несколько лет назад.

И лишь одно в Москве постоянно, неизменно — очередь к Мавзолею Владимира Ильича Ленина. Она всегда бесконечна, как бесконечны та любовь и та вера, из которых вот уже более шести десятилетий берет силы этот безмолвный и гордый человеческий поток.

Здесь не ощущается время — сила охвативших чувств заставляет забыть о течении минут. В жизни человека бывают моменты, когда необходимо внутренне побыть одному. Сейчас один из таких моментов. Все лица кажутся необыкновенно значительными, хочется сказать — красивыми, но это не будет точно, потому что в лицах нечто большее, чем красота, — осознание великой идеи, озаренность этой идеей, постижение ее сердцем…

Когда-то Мавзолей сравнивали с Меккой и Иерусалимом. В чисто литературном плане сравнение эффектно. Но люди, вступающие под своды ленинской усыпальницы, ничем не похожи на одержимых фанатиков. Нет на их лицах и почтительно-благоговейного равнодушия, с каким входят в прославленные дворцы и музеи. Нет! Именно осознание идеи да еще, пожалуй, трогательная доверчивость, которую всегда вызывал в людях тот, ради кого построено это строгое, величественное, скорбное и вместе с тем совсем не печальное здание.

Мавзолей Ленина неотделим от Красной площади. Но разве отделим он от Москвы, от Советского Союза, от всей планеты? Неотделим. Как неотделимо от людей святое ленинское дело.

Мавзолей не всегда выглядел так, как теперь.

…Морозной январской ночью 1924 г. по Красной площади медленно шел человек. Казалось, он не замечал ни лютой стужи, ни траурных флагов на зданиях, ни необычных в столь поздний час пешеходов. Он пристально смотрел на темные силуэты мощной Кремлевской стены и высоких башен, на каменные громады собора Василия Блаженного и Исторического музея. Могло показаться, что человек видит их впервые. Но академик зодчий А. В. Щусев отлично знал почти восьмивековую историю знаменитой площади и помнил малейшие архитектурные детали этого древнего ансамбля.

Полчаса назад он получил срочное правительственное задание — немедленно приступить к проектированию и сооружению Мавзолея для гроба Ленина на Красной площади, среди Братских могил павших героев Октября. Срок был сжатый — до похорон оставалось трое суток. Уже утром строителям предстояло заложить фундамент.

Смерть вождя потрясла архитектора, всех советских людей, всех трудящихся.

На митингах и собраниях ораторы с трудом сдерживали рыдания.

«Умер человек, который основал нашу стальную партию, — читали они холодившие сердца слова обращения ЦК РКП, — строил ее из года в год, вел ее под ударами царизма, обучал и закалял ее в бешеной борьбе с предателями рабочего класса, с половинчатыми, колеблющимися, с перебежчиками… Умер человек, под боевым водительством которого наша партия, окутанная пороховым дымом, властной рукой водрузила красное знамя Октября по всей стране, смела сопротивление врагов, утвердила прочно господство трудящихся в бывшей царской России…

Смерть нашего учителя — этот тяжелый удар — сплотит еще сильнее наши ряды. Дружной боевой цепью идем мы в поход против капитала, и никакие силы в мире не помешают нашей окончательной победе».

На митингах и собраниях рабочие Москвы клялись свято хранить заветы вождя и вместе с партией «идти железным шагом вперед». Такой же обет давали рабочие Петрограда и Урала, крестьяне Украины и Сибири, дехкане Хорезма и Бухары, студенты рабфаков и вузов, красноармейцы и краснофлотцы.

Потрясенная горем Москва не спала вторые сутки. На центральных улицах чернели зигзаги многокилометровых очередей к завешанному траурными полотнищами Дому Союзов, к Ильичу. Тускло пылали костры, около которых грелись… Люди стояли на злом январском ветру по 4–5 часов, чтобы одну-две минуты побыть возле гроба, проститься с Лениным.

С вокзалов спешили делегации. Из зарубежных стран и глухих российских деревень. С венками, с наказами рабочих собраний и сельских сходов отдать последние почести любимому вождю. Еще больше посланцев находилось в пути. Ежедневно в Москву поступали тысячи телеграмм и писем, в которых народ просил отложить похороны на несколько дней.

Члены правительственной комиссии с воспаленными от бессонницы глазами сказали архитектору: Мавзолей Ленина должен быть простым и величественным, он должен сочетаться с Кремлевской стеной и Красной площадью.

Шагая от Никольской башни к Спасской, академик думал, как создать здесь, среди могучих исторических каменных сооружений, маленький Мавзолей великому вождю, Мавзолей, который стал бы главным элементом этого всемирно известного архитектурного ансамбля.

Это была трудная задача. А. В. Щусев старался вспомнить что-нибудь подобное из истории архитектуры. Он много ездил и видел. Знаменитый Пергамский алтарь, раскопанный археологами. Благодаря умелому контрасту он, низкий и плоский, не конкурировал со стеной и приковывал к себе внимание. Таким же тонким расчетом древних зодчих отличаются известная римская Аппиева дорога, где целые группы мелких памятников удивительно увязаны с гигантскими массивами стен, венецианская лоджетта — маленькое изящное сооружение у подножия величественной колокольни… А. В. Щусев вспоминал шедевры русского зодчества — прекрасную гладь стен новгородских и псковских памятников, лишенных всяких украшений и воздействующих на зрителя только гармонией объемов и их взаимосвязью. «Но это — прошлое, — думал архитектор. — Хотя оно нас учит, все же настоящее обязывает к новому…»

Усыпальница Ильича должна была отразить величие, простоту и мощь ленинских идей, утвердить своими спокойными формами незыблемость ленинского дела.

Постепенно у зодчего созревали первые замыслы. Он поделился ими в ту же ночь с друзьями-архитекторами. «Я высказал свои соображения, — вспоминал позднее А. В. Щусев, — что силуэт Мавзолея не должен быть высотным, а иметь ступенчатую форму. Надпись на Мавзолее я предложил простую — одно слово, в котором заключено столько волнующего смысла для всего трудящегося человечества. Это слово — Ленин… Планировка Мавзолея была рассчитана таким образом, чтобы создать график движения, обеспечивающий непрерывный пропуск значительных масс народа без сутолоки и пробки».

К 4 часам утра архитектор закончил эскизный набросок, наскоро проставил основные размеры. Из-за сжатых сроков и временного характера постройка возводилась из дерева.

Рано утром проект был утвержден правительственной комиссией. В предрассветных сумерках А. В. Щусев сделал разбивку плана сооружения возле Сенатской башни Кремля и вбил колышки, ограждавшие место работ.

…О тех ледяных днях до сих пор ходят легенды. Мерзлую московскую землю отогревали кострами и рвали динамитом. На отчаянном, злом ветру тесали сосновые бревна. Стыли руки от мороза, от горя…

— Калужане, рязанцы, суздальцы — потомственные плотники, выходцы из бескрайних лесных просторов России — работали днем и ночью, — вспоминал старый большевик, бывший председатель профсоюза строителей Н. П. Богданов. — Прибывшая на похороны делегация Волховстроя, возложив венок к гробу Ленина, также явилась на Красную площадь помогать… Мастера золотые руки, создававшие «поэмы из дерева», они не думали, не гадали, что им придется сооружать могилу самому Ильичу, учителю и другу. Совсем недавно, на последней конференции, они избрали вождя почетным членом профсоюза строителей и выписали ему членскую карточку № 1…

Одного бородатого плотника спросили:

— Холодно, отец?

— Что холодно! — ответил тот. — На сердце еще холоднее…

25 января на стройку пришли венгерские коммунисты во главе с Бела Куном. Потом появились поляки, австрийцы, финны. Это была самая печальная, самая раздирающая душу работа, которую только знали рабочие руки. Пролетарии всех стран строили гробницу своему вождю, своему отцу, другу и учителю.

В ночь на 26 января мороз усилился до 28 градусов. Костры почти не помогали. Труднее стало землекопам на дне котлована, работавшим при свете свисавших над обрывом стосвечовых ламп. Еще тяжелее пришлось плотникам — гвозди примерзали к пальцам. Сильно мешали подземные электрические кабели высокого напряжения и остатки старинных стен, на которые неожиданно наткнулись строители. Но люди не уходили, не закончив дела, отказывались сменяться.

Плотники, стремясь завершить работы к сроку, не ждали, пока будет готов котлован. Они сбивали весь каркас Мавзолея прямо на площади. Чтобы обеспечить их нужными конструкциями, рабочие деревообделочного завода не отходили от верстаков почти двое с половиной суток. Когда землекопы покинули котлован, плотники сразу опустили туда готовый остов Мавзолея, тут же обшивали стены досками. В 3 часа ночи они вбили последний гвоздь. Отделочники и декораторы трудились до 7–8 часов утра.

Строители покинули Мавзолей, когда на Красную площадь уже вступал почетный воинский эскорт, сопровождавший в последний путь тело великого вождя.

В утренних сумерках 27 января на фоне старых стен Кремля, побелевших от мертвящей стужи и казавшихся поседевшими от горя, высился темно-серый Мавзолей. На его фасаде чернела надпись, «жуткая по своей простоте», — ЛЕНИН.


Шесть часов длилось траурное шествие рабочих через Красную площадь. Мимо помоста, где стоял красный гроб, покрытый алым знаменем…

Вот осталось всего 10 минут… «Десятки тысяч глаз в едином взоре прилипли к большим и мрачным часам на Спасской башне, — рассказывает журнал кремлевских курсантов „Меч и молот“ о последних мгновениях всенародного прощания с вождем. — Часовая стрелка неотвратимо движется к четырем. Затопленная народом Красная площадь, как море на закате, становится все тише, неподвижнее. Толпу накрыла большая плотная тишина. Еще 10 минут — и свершится что-то огромное, небывалое… Вот загудели первые гудки, глухие, дальние, сдавленные морозом. Через минуту с фабрик, заводов и вокзалов взвились в вышину новые и новые голоса. Гул растет, ширится, крепчает. Это был глубокий стон сотен фабрик и заводов, миллионов рабочих, у которых отняли первого, вернейшего, любимейшего вождя в дни их великой битвы с вековым гнетом. А стрелка уже приближалась к последней точке…»

Часы на Спасской башне заиграли «Интернационал». Ближайшие соратники Ленина поднимают гроб с навеки уснувшим вождем и медленно идут к Мавзолею.

Ударили глухие орудийные залпы — прощальный салют. Несколько голосов, сдавленных подступающими рыданиями, запели: «Вы жертвою пали в борьбе роковой». Песню подхватили. Она растет и захватывает Красную площадь. Она летит в стоне заводских гудков над Москвой, над всей страной: над остановившимися пешеходами и всадниками, над замершими санями и арбами, над неподвижными поездами и автомобилями, над умолкнувшими станками и мельницами, над приземлившимися самолетами, над склоненными знаменами и поникшими головами.

Гроб с телом Ильича медленно проплыл под скрещенными у входа в Мавзолей траурными флагами. Соратники Ленина тихо опустили гроб в центре подземного Траурного зала на специальный постамент и прикрыли знаменами ЦК РКП(б) и Коминтерна.

Эти боевые знамена никогда ни перед кем не склонялись и всегда развевались впереди атакующего класса. И вот, овеянные славой многих побед, они бережно прикрыли пролетарского полководца…

А вокруг усыпальницы алели тысячи стягов. Порывы ветра крутили их в снежных вихрях. Они высоко реяли над суровыми, поющими людьми. Красные знамена как бы утверждали, что революции не страшны никакие бури, что ленинизм непобедим и вечен.


Первый Мавзолей мало походил на нынешний. Над землей возвышался темно-серый куб, увенчанный небольшой трехступенчатой пирамидой. Его высота достигала примерно трех метров. Куб — символ вечности… Выбрав ступенчатый характер постройки, зодчий своеобразно использовал закономерности древних сооружений Красной площади.

Справа была деревянная постройка — вход в подземный Траурный зал, слева другая — выход. Спуск вниз имел два пролета — в 15 и 9 ступеней. Стены были обиты красной материей с черными полосами. На потолке Траурного зала алел символ рабоче-крестьянской власти — серп и молот.

На снег вдоль Кремлевской стены, вокруг всего Мавзолея и на его ступенчатую крышу были возложены сотни венков с надписями на 51 языке народов Европы и Америки, Африки и Азии.

За полтора месяца у Ленина побывало более 100 тысяч человек.

УСЫПАЛЬНИЦА, МОНУМЕНТ, ТРИБУНА

«Сооруженный с исключительной быстротой… склеп[1] на Красной площади представляет собой только остов той временной деревянной постройки, которая должна быть воздвигнута, — писала в начале февраля „Правда“. — Монументальный склеп будет сооружен не раньше весны, когда всероссийский конкурс проектов его даст возможность выбрать из лучших лучший эскиз».

В эти дни в состав правительственной комиссии по организации похорон В. И. Ленина был введен старый большевик инженер Л. Б. Красин. На него возложили всю ответственность за техническое оборудование и состояние Мавзолея. Друг и сподвижник Ильича, он оказал большую помощь инженерам и ученым-бальзаминаторам.

В феврале А. В. Щусев получил новое правительственное задание: перестроить Мавзолей, придав ему монументальную, архитектурно-художественную форму. Усыпальница должна была сохранять простоту очертаний и архитектурно сочетаться с Кремлевской стеной и Красной площадью. Предстояло создать не обычный надгробный монумент, а монумент-трибуну, зовущий к жизни и борьбе.

«Я искал аналогии во всей истории архитектуры, — писал позднее А. Щусев. — Форму пирамид для Мавзолея на Красной площади я нашел неподходящей. „Ленин умер, но дело его живет“ — вот, мне казалось, та идея, которая должна быть выражена в архитектуре его Мавзолея. Исходя из этого, я создал композицию ступенчатого памятника». Зодчий сохранил также план и лаконичные формы усыпальницы, но увеличил ее размеры, добавил портик и трибуны.

21 февраля правительственная комиссия утвердила проект, представленный А. В. Щусевым. Приняв ряд изменений, рекомендованных комиссией, архитектор приступил к разработке детальных чертежей.

Весной 1924 г. пространство вокруг усыпальницы Ильича оградили канатом. Началось сооружение нового деревянного Мавзолея. Москвичи и приезжие подолгу простаивали на площади, наблюдая за быстрым ходом работ.

К 1 мая перед Кремлевской стеной выросла светло-коричневая усыпальница. Она была очень похожа на нынешнюю, гранитную: тот же ступенчатый силуэт, та же уравновешенность частей.

Стены Мавзолея из высоких дубовых досок казались несокрушимыми. На них, как заклепки на броне, тускло мерцали шляпки фигурных кованых гвоздей, выступавших над деревом на целых 10 сантиметров. Ступенчатая часть усыпальницы была обшита, наоборот, горизонтальными досками. Мавзолей завершался стройным портиком — венчающей плитой на 15 маленьких колонках. Такой портик образовывал сень, которая ограждала, но не скрывала находящуюся под ним гробницу с телом вождя. Тяги, двери, а также колонки портика были из черного дуба.

Внутри усыпальницу обтянули черно-красной материей, повесили гербы советских республик. Вокруг Мавзолея посадили молодые деревца, поставили невысокую металлическую ограду.

Благодаря большой, вдумчивой работе зодчего Мавзолей Ленина, несмотря на небольшие размеры, стал центром архитектурного ансамбля Красной площади.

Еще на первомайской демонстрации 1924 г. по бокам Мавзолея были вывешены траурные знамена СССР и Коминтерна. 1 августа 1924 г. под звуки похоронного марша новый Мавзолей был открыт для посещения трудящимися. Слишком свежа была боль утраты… Но усыпальница вождя уже превратилась в нечто большее, чем просто место скорби. Страна Советов, решительно ломая старый мир, с энтузиазмом строила новый. И каждый понимал, что социализм, построенный в боях, будет лучшим памятником Ленину. Сюда, к Мавзолею, приходили, чтобы не только почтить память учителя, но и вдохновиться на великие революционные дела.

21 марта 1924 г. командующий Московским военным округом издал приказ «Об отдании воинской почести частями войск, проходящими мимо Мавзолея В. И. Ленина». В нем говорилось: командиры частей, следующих по Красной площади, за десять шагов до усыпальницы вождя подают команды «смирно!» и «равнение направо!» (налево), по которым бойцы, повернув лица к Мавзолею и вытянув руки по швам, переходят на торжественный строевой шаг. Если часть идет со знаменем, то «знаменщик склоняет таковое».

23 мая 1924 г. 10 тысяч московских пионеров от имени всех пионеров страны поклялись на Красной площади, у гроба Ильича, перед делегатами XIII съезда партии быть верными заветам вождя.

Этот пионерский обет как эстафета передается от поколения к поколению…

29 мая 1924 г. перед Мавзолеем приветствовали XIII съезд РКП (б) свыше 15 тысяч учителей Москвы. С трибуны Мавзолея А. В. Луначарский сказал: «Во имя будущего поклянемся у могилы т. Ленина, что мы станем Красной Армией просвещения и, как остальной пролетариат, будем служить коммунизму».

В это время В. Маяковский написал слова, выразившие чувства миллионов рабочих и крестьян:

…Нам ли
растекаться
слезной лужею?
Ленин
и теперь
живее всех живых,
Наше знанье,
сила
и оружие.

Второй Мавзолей стал всемирно известен. Его изображение печатали на почтовых марках и открытках. Оно помещено на форзаце каждого тома третьего издания собрания Сочинений В. И. Ленина.

ГРАНИТНЫЙ МАВЗОЛЕЙ

В 1929 г. Советское правительство постановило возвести постоянный, каменный Мавзолей.

Ученым, забальзамировавшим тело Ильича, удалось сохранить черты вождя на длительное время. А деревянная усыпальница, особенно ее фундамент, не могли существовать долго.

Мысль о постоянном Мавзолее великому вождю волновала советских людей еще в траурные дни 1924 г. Не случайно, две первые усыпальницы считались временными. Но чтобы возвести монумент Ленину на века, требовалась огромная работа архитектурной мысли, тщательный поиск наиболее выразительного варианта.

В 1924 г. члены правительственной комиссии по организации похорон В. И. Ленина несколько раз обсуждали вопрос о разработке проекта постоянного Мавзолея. В ноябре, заслушав доклады Л. Б. Красина и А. В. Луначарского, комиссия постановила: Мавзолей должен представлять собой огромную трибуну. «Можно предположить, — говорилось в решении, — что это будет, с одной стороны, массивное здание из камня, приспособленное для нашего климата и украшенное плоским барельефом, изображающим в величественной форме основные идеи революции». Указывалось, что «площадь должна быть всемерно приспособлена, может быть путем своеобразной распланировки, имеющей своим центром Мавзолей, для парада, шествия, миллионных демонстраций и огромных общенародных митингов». Комиссия нашла, что «общий профиль здания, главная часть которого будет под землей, не должен быть особенно высок». Кроме низкого барельефа, не рекомендовалось никаких скульптурных украшений, дабы «придать Мавзолею наиболее прочный и устойчивый во времени характер».

Центром усыпальницы оставался Траурный зал с саркофагом посередине, оборудованный необходимой техникой. «Некоторое количество свободных внутренних стен, — предложила комиссия, — должно быть заполнено фресковой живописью». Рекомендовалось, «чтобы фрески изображали в синтетических картинах главные этапы мировой революции, в особенности рабочего движения и специально служения ему Владимира Ильича».

Не все из намеченного было осуществлено. Комиссия определила лишь основные идейные и архитектурные принципы постоянной усыпальницы, не сковывая творческой инициативы авторов.

Предполагалось провести два конкурса. В первом мог участвовать «каждый здравомыслящий человек», так как целью была выработка идеи Мавзолея. Лишь после этого намечалось представление чертежей и маленьких макетов. Три лучших проекта воплощались в большие модели. Чтобы наглядней представить, как каждая будет выглядеть в архитектурном ансамбле, их должны были снять на кинопленку и эти кадры продемонстрировать на фоне фотографии Красной площади. К созданию постоянного Мавзолея предполагалось привлечь лучших советских и зарубежных зодчих и инженеров. В январе 1925 г. Президиум ЦИК СССР определил условия первого конкурса, учредил 10 премий и поручил комиссии во главе с А. В. Луначарским рассмотрение проектов.

Однако объявленный всемирный конкурс не дал удовлетворительных результатов. За это же время щусевский ступенчатый Мавзолей стал широко известен во всех уголках земного шара. Поэтому правительство поручило академику А. В. Щусеву точно воспроизвести ленинскую усыпальницу в камне.

Архитектор не стал механически копировать формы деревянного Мавзолея. Стараясь сделать его еще выразительней, зодчий вдумчиво искал лучший вариант, максимально используя возможности гранита и мрамора. Прошедшие годы ознаменовались новыми большими победами социалистического строительства в СССР и международного коммунистического движения, и А. В. Щусев пытался полнее отобразить в Мавзолее величие и бессмертие ленинизма. Сохраняя архитектурный ансамбль Красной площади, зодчий-творец создавал новые формы, соотношения элементов, новые ритмические соразмерности.

Строители, пришедшие в июле 1929 г. на Красную площадь, возвели сначала — в феврале 1930 г. — одну четвертую часть деревянной копии Мавзолея в его натуральную величину. Это сделали, чтобы посмотреть, как он будет гармонировать с архитектурным ансамблем Красной площади. Макет осмотрели члены правительства и утвердили его непосредственно на месте постройки. Было указано, что Мавзолей должен строиться только из отечественных материалов.

…Рабочие треста Мосстрой быстро сооружали железобетонный каркас усыпальницы, каменщики возводили кирпичные стены. Тем временем по всему Советскому Союзу искали лучшие месторождения благородных камней. Рабочие всех карьеров хотели, чтобы именно их богатствами был облицован Мавзолей великого вождя.

Особая честь выпала Волыни. Природа щедро одарила ее недра. Здесь, близ Житомира, имеются сочно-черный Лабрадор с васильково-синими прожилками, его серый «сородич» со светлыми блестками, есть красный и черный граниты.

Близ хутора Головинская Слободка добыли монолит черного Лабрадора, на котором предстояло сделать простую и волнующую надпись — ЛЕНИН. Как доставить 60-тонную каменную глыбу за 1148 километров в Москву? Задача осложнялась тем, что при транспортировке нельзя было допустить никаких повреждений, даже микроскопических трещин, ибо Мавзолей строился на века.

На ближайшую железнодорожную станцию вели два пути. Один — 16-километровый, второй — более длинный. Участник перевозки монолита Л. А. Барац — тогда молодой техник, позднее доцент Харьковского автомобильно-дорожного института — вспоминает:

«После рекогносцировки решили везти камень по короткому пути, хотя его первая половина проходила по заболоченной луговой низине. В случае дождей она могла превратиться в непроходимую трясину. Но риск оправдывали: краткость маршрута, меньшее число ветхих мостов и минимальный объем работ. Дорожники понимали, что от своевременной доставки монолита зависит завершение строительства ленинского Мавзолея, приуроченное к XIII годовщине Октябрьской революции.

Машинно-дорожный отряд Житомирского доротдела и артель грабарей из местечка Народичи в кратчайший срок подготовили трассу. Чтобы провезти камень без толчков, у мостов сделали подходные насыпи, укрепили настилы. Заготовили „лафеты“ — дубовые доски толщиной 10–12 сантиметров. На последнем — грунтовом — участке пути выровняли колеи, срезали выбоины, насыпали жерству (гравийную смесь), которая уплотнилась и образовала „земляной бетон“. Трудились днем и ночью.

Тем временем прибывшие из Москвы такелажники и местные каменотесы поставили монолит на дубовые сани. Осторожно, с помощью лебедки и деревянных катков передвинули их на специальную 8-колесную телегу. Два трактора „Коммунар“ медленно потащили Лабрадор к станции Горбаши.

Поезд ехал по „лафетам“, создававшим прочный 100-метровый участок дороги. После провоза монолита их быстро убирали и вновь клали перед тракторами. Таким образом, за день проезжали не более 2 километров. Случалось, что колеса телеги, попав на заболоченный грунт, начинали буксовать; тогда в помощь двум „Коммунарам“ впрягались еще пять тягачей. Несколько раз повозка увязала по самые оси, ее с большим трудом вытаскивали тросами с помощью тракторов. В одном месте телега опрокинулась. На подъем 60-тонного монолита затратили более суток.

Несмотря на эти трудности, сознание того, что выполняется правительственное задание, связанное с увековечением памяти дорогого вождя, придавало рабочим силы и уверенность в успехе. Жители ближних и дальних деревень приходили посмотреть на камень для ленинской усыпальницы и помочь.

Заболоченную низину преодолели за 8 суток. Вторую часть пути, имевшую такую же протяженность, но улучшенную жерствой, проехали за два часа».

Весь путь, проделанный по луговой низине, был покрыт глубокими колеями, кое-где зияли большие ямы. Можно было подумать, что тут происходило сражение…

Перевозка столь тяжелого груза по проселочной дороге, считает кандидат технических наук Л. А. Барац, является сложной задачей даже сейчас, когда есть трейлеры — специальные низкосидящие телеги, буксируемые тракторами. Успешная перевозка монолита, осуществленная несмотря на сравнительно низкий уровень техники, действительно была сражением. В нем победили советские люди, стремившиеся вовремя доставить черный Лабрадор для усыпальницы Владимира Ильича.

Со станции Горбаши отошел специальный поезд: мощная 16-колесная железнодорожная платформа с монолитом и теплушка для такелажников. Приказом наркома путей сообщения Я. Э. Рудзутака составу была дана «зеленая улица» до самой Москвы.

Этот камень был самым крупным…

С карьеров Житомирщины везли в Москву другие монолиты для облицовки Мавзолея. Из села Лезники прибыл основной материал — красный гранит. Из села Слипицы доставили черный гранит — габронорит — для панелей стен лестниц и Траурного зала. Из села Турчинки — серый лабрадор для части фасада, вестибюля, полов, ограды вокруг усыпальницы. Из-под Бердичева прислали серый гранит — для трибун и ограждения Братских могил, находящихся по обе стороны Мавзолея.

Вся страна стремилась участвовать в строительстве памятника-усыпальницы дорогого вождя. Из Карелии, с берегов Онежского озера, с единственного в мире месторождения, получили красный кварцит для слова из пяти букв — ЛЕНИН. Из этого же камня сделали строгие пилястры Траурного зала и самую верхнюю плиту Мавзолея. Ее установили на 36 колонках разных пород гранита, доставленных из всех семи союзных республик: РСФСР, Закавказской Федерации, Белоруссии, Украины, Узбекистана, Туркмении и Таджикистана.

С утра до ночи над Красной площадью стучали молотки и закольники каменотесов, гудели автоматические дисковые станки, на которых полировали гранит и мрамор.

Рабочие Мосстроя гордились, что именно им выпала высокая честь сооружать Мавзолей дорогому учителю. Они вкладывали в труд все свое умение, всю свою любовь к Ильичу. Усыпальница была готова к сроку.

7 ноября 1930 г. на Красной площади состоялись торжества в честь XIII годовщины Октябрьской революции. Молодые механизированные части Красной Армии ехали мимо нового, красно-черного Мавзолея. Лица пехотинцев, саперов, артиллеристов, зенитчиков, прожектористов, связистов, танкистов были обращены туда, где алело родное имя ЛЕНИН. В полированном граните усыпальницы отражались четкие ряды машин, каски и штыки, дула и сабли, трепетали овеянные славой побед боевые знамена.

Некогда тут, где воздвигли Мавзолей, Ильич принимал парады первых красноармейских частей. Гордостью тех героических отрядов были лихие кони, стремительные тачанки с прославленными работягами «максимами». Легендарные полки, плохо оснащенные, но сильные верой в революцию, отстояли республику. Приветствуя их, Ильич верил, что недалеко время, когда мирный труд народов России будет охранять рабоче-крестьянская армия с первоклассной техникой.

Это время наступило. Над гранитной усыпальницей промчался новейший советский самолет-гигант — детище конструкторов ЦАГИ.

В 1918 г. Ленин поддержал предложение ученого Н. Е. Жуковского создать Центральный аэрогидродинамический институт. Когда умер Ильич, сотрудники ЦАГИ возложили к его гробу венок, прикрепленный к лопасти авиационного пропеллера — первого результата своих напряженных трудов. Они прощались с вождем и клялись выполнить его заветы, сделать Советский Союз первоклассной авиационной державой. К 1930 г. институт уже был всемирно известным. И самолет-гигант был словно рапортом цаговцев об их успехах.

Еще не затихли марши удалявшихся военных оркестров, а у Мавзолея зазвучали бодрые комсомольские песни. Впереди демонстрантов шла юная гвардия — пионеры, школьники, «фабзайчата».

В будничном грохоте великой стройки росли стены нового мира. Дети героев Октября несли лозунги, призывавшие к сплошной грамотности, к завершению культурной революции. Во главе колонн предприятий шли седые рабочие — участники баррикадных боев 1905 г. После старых бойцов — ударники. Ветераны и молодежь несли знамена, полученные за успехи в социалистическом строительстве. Над колоннами плыли транспаранты: «Даешь пятилетку в 2½ года!»

Полтора миллиона человек прошли перед новым Мавзолеем Ленина. Они продемонстрировали несокрушимую мощь небывалой в истории социалистической стройки, начатой Ильичей.


Гранитный Мавзолей Ленина выше и больше своих деревянных предшественников. Его формы еще более спокойны, самостоятельны; композиция получила полную центричность и завершенность.

Красный гранит, перевязанный черной лентой Лабрадора, символизирует глубокую печаль народа. Но скорбные, тяжелые мотивы побеждаются темой жизнеутверждения. Об этом говорит преобладание алого цвета — цвета революционных знамен. Этому способствуют спокойная величавость горизонтальных частей, достигаемая их ритмическим повторением, блеск вертикальных граней. Композиция объемных масс, особенно средних ступеней, уступы которых устремлены в торжественном ритме кверху, создает впечатление строгой величественности.

Древние стены и башни Кремля выглядят еще выразительнее в соседстве с новым Мавзолеем.

В 1974 г. был проведен капитальный ремонт усыпальницы: строители обновили облицовку Мавзолея, оснастили его специально изготовленным оборудованием, приборами и аппаратурой для управления всеми инженерными системами и т. д. Мавзолей будет стоять века.

На свете немало изумительных творений зодчества. Но трудно представить себе архитектурный памятник, который настолько соответствовал бы образу того человека, в честь которого он воздвигнут. Мавзолей — это простота и величественность. Гранитный Мавзолей — это несокрушимость и мощь дела, которому посвятил жизнь Владимир Ильич. Усыпальница вождя пролетарской революции — символ его вечной жизни и его бессмертного учения.

«ВОЗМОЖНОСТЬ ВИДЕТЬ ЛЮБИМОГО ВОЖДЯ…»

— Видел Ленина! — Свыше 100 миллионов человек, посетивших Мавзолей, произносят эти слова, и оттого, что они стали само собой разумеющимися, еще ясней и наглядней научный и гражданский подвиг советских ученых, сохранивших для грядущих поколений дорогие черты пролетарского вождя.

Мысль сохранить тело В. И. Ленина родилась в траурные дни 1924 г. в цехах и штольнях, депо и коммунах. ЦК РКП(б) и комиссия по похоронам получали тысячи телеграмм и писем из разных частей страны с настойчивыми просьбами: сохранить тело Ильича на многие годы, дать возможность видеть дорогие черты.

«Предавать земле тело столь великого и горячо любимого вождя, каким является для нас Ильич, ни в коем случае нельзя, — писали рабочие Рогожско-Симоновского района Москвы. — Мы предлагаем забальзамировать прах и поместить в стеклянный, герметически запаянный ящик, в котором прах вождя можно будет сохранять в течение сотен лет…»

Шахтеры Донбасса телеграфировали: «Возможность видеть любимого вождя, хотя и недвижимым, отчасти утешит горе утраты и вдохновит на дальнейшие бои и победы». Подобные письма и телеграммы шли со всех концов Советского Союза.

Выполняя волю народа, 25 января 1924 г. Президиум ЦИК СССР постановил: «Гроб с телом Владимира Ильича сохранить в склепе, сделав последний доступным для посещения». Тем самым, отмечалось в постановлении, удовлетворяются желание многих делегаций и обращения в ЦИК СССР и предоставляется возможность «всем желающим, которые не успеют прибыть в Москву ко дню похорон, проститься с любимым вождем».

Это решение было встречено с большим одобрением. Сначала даже сами врачи, забальзамировавшие тело Ильича, не знали, сколько лет оно сохранится, и робко предсказывали: два-три года.

На одной из оживленных московских улиц стоит новое здание, в котором расположена научная лаборатория при Мавзолее В. И. Ленина. В кабинете ее директора висит большой портрет пожилого ученого. Сквозь чеховское пенсне глядят умные, слегка прищуренные глаза. На лацкане пиджака — орден Ленина и значок члена ЦИК Украины. Это — «прародитель» лаборатории, выдающийся советский анатом В. П. Воробьев (1876–1937 гг.).

Первое бальзамирование тела Ленина было произведено академиком А. И. Абрикосовым 22 января 1924 г. Оно было рассчитано на шесть дней — до похорон. Правда, сделанное очень искусно, оно действовало значительно дольше. Однако с весенним потеплением наступили тревожные дни. Требовалось немедленное и определенное решение.

Народ просил любыми средствами сохранить тело Владимира Ильича. В начале марта комиссия по увековечению памяти В. И. Ленина созвала в Кремле ряд совещаний крупнейших ученых страны. На них присутствовали Ф. Э. Дзержинский, Л. Б. Красин. Ученым предложили «обсудить те меры, которые могли бы быть приняты для сохранения тела Владимира Ильича на возможно долгий срок». Подчеркивалось: необходимо «сохранить тело в таком виде, чтобы оно было доступно обозрению и чтобы внешний вид тела и лица сохранил бы облик Владимира Ильича таким, каким он был в первые дни после своей кончины».

Многие академики и профессора сокрушенно пожимали плечами — наука бессильна. Одни предсказывали изменение цвета кожи, другие — черт лица, третьи — высыхание и т. д. Что скрывать, и некоторые члены комиссии сомневались в успехе.

В эти дни два профессора — харьковский анатом В. П. Воробьев и московский биохимик Б. И. Збарский проявили смелую инициативу. Они взялись осуществить новое бальзамирование по их методу.

Собственно говоря, самого метода еще не было. Думая над задачей, поставленной народом и правительством перед учеными, В. П. Воробьев и Б. И. Збарский нашли, казалось им, верное решение. Но оно требовало немедленной и тщательной проверки.

То, что предстояло сделать В. П. Воробьеву и Б. И. Збарскому, не имело в истории прецедента. Вряд ли стоит говорить о том, какую колоссальную ответственность перед всем человечеством брали на свои плечи эти ученые. Но они знали: миллионы рабочих и крестьян просят сохранить тело дорогого вождя. Они видели, с каким огорчением расходятся люди с Красной площади, узнав, что посещение Мавзолея прекращено.

26 марта 1924 г. профессор В. П. Воробьев приступил к новому бальзамированию. Ему помогали профессора Б. И. Збарский, П. И. Карузин и ассистенты А. Н. Журавлев, А. Л. Шабадаш и Я. Г. Замковский.

Сутками ученые не выходили из Мавзолея. Попутно производились эксперименты, осторожно выяснялись возможности применения последних достижений науки. Стремясь создать медикам все условия, Ф. Э. Дзержинский распорядился проложить к Мавзолею трамвайные рельсы и установить на них специально оборудованный вагон с постелями, умывальниками, электроплитами и т. д.

Профессора В. П. Воробьев и Б. И. Збарский остановили начавшиеся нежелательные процессы, ликвидировали посмертные изменения. Они приготовили надежный бальзам.

К концу апреля успехи были настолько очевидны, что правительственная комиссия решила приостановить устройство специальных холодильных машин, с помощью которых первоначально намеревались попытаться сохранить тело Ленина в Мавзолее.

Ученые знали, что за их работой следят все трудящиеся. В напряженных исканиях прошло четыре месяца. И они победили! 1 августа 1924 г. Мавзолей Ленина был вновь открыт для посещения.

Но забот у медиков не убавилось.

«В лаборатории шла интенсивная исследовательская работа, — вспоминал позднее профессор Б. И. Збарский. — Постоянное наблюдение за телом Владимира Ильича дало нам богатый опыт. Прошло три года… пять лет… Уверенность в успехе росла с каждым годом, с каждым месяцем… В 1929–1930 годах мы уже могли говорить о длительных сроках».

Сотрудники лаборатории научились предупреждать дальнейшие посмертные изменения, бороться с рядом вредных явлений случайного характера.

В 1934 г. правительственная комиссия экспертов признала: «Задачу сохранения на продолжительное время тела Владимира Ильича Ленина надо считать блестяще разрешенной».

Эксперты оценили этот факт как «научное достижение мирового значения». Отметив большие заслуги В. П. Воробьева и Б. И. Збарского, комиссия рекомендовала начать подготовку кадров «для преемственности и овладения» их методом бальзамирования.

Сохранение тела постоянно требует всесторонних комплексных исследований и экспериментов.

Особо трудные дни наступили во время Великой Отечественной войны. В конце июня 1941 г. Мавзолей опустел, тело В. И. Ленина эвакуировали за Урал.

Семнадцать лет ученые трудились в условиях, позволявших соблюдать строгий режим температуры, влажности, света. И вдруг — дорога, перемены погоды, колебания температуры. Но научный подвиг продолжался. В январе 1944 г. «Известия» сообщили, что учеными «получен целый ряд новых улучшений в состоянии тела Ленина». В том же году правительственная комиссия констатировала: «Тело Владимира Ильича за двадцать лет не изменилось. Оно хранит облик Владимира Ильича таким, каким он сохранился в памяти советского народа».

Не надо думать, что заслуга в сохранении ленинского облика принадлежит лишь медикам. Не менее важна роль инженеров и конструкторов.

…Длинные ряды новейших машин. Этот подземный цех — командный пункт технической мысли, оберегающей тело Ильича. Новейшие агрегаты создают температуру и влажность воздуха в Траурном зале. Давно нет механизмов, об установке которых некогда хлопотал руководивший первым инженерным оснащением Мавзолея Леонид Борисович Красин. Советские инженеры, конструкторы и ученые снабжают усыпальницу вождя самым совершенным оборудованием. Сейчас к созданию благоприятного режима для сохранения тела В. И. Ленина привлечены автоматика и электроника.

Специальные датчики в Траурном зале сигнализируют электронным приборам о состоянии режима. Приборы, в свою очередь, тут же дают соответствующие команды всем агрегатам. На светящейся схеме на особом щите оператор видит весь процесс обработки воздуха, проходящего от воздухозаборной камеры через кондиционер и другое оборудование до Траурного зала. Эта уникальная техника с любовью изготовлена на предприятиях Москвы, Ленинграда, Читы и других городов нашей страны.

Точные приборы требуют абсолютного покоя. Чтобы оградить Мавзолей от всякого сотрясения, проектировщики установили его фундамент не на грунт, а на толстый слой специально насыпанного в котлован чистого песка; вокруг плиты фундамента забили ограждающие сваи. В результате даже во время военных парадов при прохождении тяжелых танков и самоходок вся контрольная аппаратура работает безотказно.

Многие поколения смогут видеть дорогие черты вождя. Миллионы трудящихся будут с благодарностью вспоминать имена тех, кто сделал это возможным.

К ЛЕНИНУ

Для наших современников Мавзолей в какой-то степени утратил свой траурный смысл.

Мавзолей Ленина часто называют памятником, трибуной, высшим пьедесталом почета. Но трудно перечислить все, чем стало, чем является для трудящихся всего мира это здание, где находится бессмертный вождь революции. Он на посту. И к нему, как и при жизни, по словам нашего американского друга Альберта Рис Вильямса, идут на прием рабочие и крестьяне, инженеры и командиры, люди всех наций и рас. Скольким людям посещение Мавзолея влило в душу бодрость, скольким помогло стать тверже, сильнее, добрее, лучше!

…Августовским днем 1962 г. через Красную площадь, как почти ежедневно, текла человеческая река. Среди тысяч людей шли двое мужчин, одинаковых ростом и крепких сложением.

Все ближе Мавзолей… Вот на черном Лабрадоре заалело имя ЛЕНИН. Все замедляют шаги.

— Поклянемся партии, Ленину, — тихо сказал один.

— Поклянемся, — твердо ответил другой.

Склонив головы, они входят в полуосвещенный вестибюль. На стене поблескивает барельеф Государственного герба СССР, напоминая о том, что здесь находится создатель Союза Советских Социалистических Республик.

Спускаются по гранитным ступеням… Когда-то эти ступени были мраморными. Но все возраставшая народная река, как мощный поток, размывающий, казалось бы, несокрушимые, каменные берега, «подточила» их. Крепчайший материал, античные статуи из которого отлично сохраняются уже 25 веков, стал крошиться…

Двадцать восемь ступеней вглубь.

Тишина. Свет. Ленин.

Мужчины замедлили шаги. На их лицах — глубокая сосредоточенность.

— Клянусь! — сказал один.

— Клянусь! — сказал другой.

Через несколько дней их имена узнал весь мир. Коммунисты Андриян Николаев и Павел Попович впервые в истории совершили групповой космический полет. Их звездолеты сделали 112 оборотов вокруг Земли, покрыв почти 5 миллионов километров. Они превысили в 13 раз расстояние от Земли до Луны! Портреты советских «небесных братьев» печатались на первых страницах газет всех стран, их фамилии звучали в эфире на всех языках.

Получив приказ готовиться к старту, космонавты пришли к Ленину. Они поклялись вождю выполнить задание ленинской партии, задание Родины. Им казалось, что они услышали отеческое: «В добрый путь!» Стартовая дорожка космонавтов начинается на Красной площади, у Мавзолея Ленина. Здесь наш главный космодром.

Отсюда, от Мавзолея Ленина, начинали путь в неведомые дали Юрий Гагарин, Герман Титов, Валентина Терешкова, Валерий Быковский и другие покорители космоса.

…Глядя на непрерывную вереницу людей, идущих к Ильичу, чувствуешь, насколько грандиозно, всемирно значение Мавзолея.

Весенним днем 1963 г. перед Мавзолеем стояли люди в простых солдатских мундирах Революционной армии Кубы. Левее входа они поставили большой трехцветный венок. Красные гвоздики и тюльпаны символизировали революцию, белые гортензии — чистоту ее помыслов, а синие цинерарии олицетворяли собой океан, окружающий остров Свободы. Кубинские революционеры принесли Ленину свой флаг, вытканный из живых цветов. Надпись на русском и испанском языках гласила: «Бессмертному Ленину — майор Фидель Кастро Рус, премьер-министр Республики Куба».

Фидель мог бы повторить слова, сказанные им с трибуны Мавзолея: «Мы всегда были великими почитателями Ленина. Но после того, как мы увидели то, что совершено его народом, после того, как мы познакомились с Советским Союзом, образ Ленина вырос в наших глазах до гигантских размеров. Ленин становится для нас еще более бессмертным».

Эти взволнованные мысли кубинского повстанца разделят многие маршалы ленинской армии, стоявшие тут, под развевающимися огненными знаменами революции. Как сказал поэт, он

Видел здесь посланцев бури,
Борцов, давно знакомых нам:
Тольятти,
Пика,
Ибаррури
И сына твоего, Вьетнам.

Почти ежедневно у Ильича бывают 6–8 тысяч человек, а в воскресенья — до 15 тысяч.

Путь к ленинскому саркофагу идет по гравиевым дорожкам Александровского сада, по брусчатке Кремлевского проезда и Красной площади. Но только ли? Он идет и по булыжникам Парижа, и по пескам Сахары, и по волнам Великого океана, и по болотистым зарослям африканских джунглей, и по скалистым тропам Сьерра-Маэстры. Он идет по улицам всех городов и по шпалам всех железных дорог. А Александровский сад, Кремлевский проезд, Красная площадь — всего лишь последний этап этого самого большого в мире пути, расстояния на котором нужно мерить не километрами, а ударами человеческого сердца.

Остановитесь у дверей Мавзолея. Посмотрите на людей, что проделали этот путь. Вы их узнаете — вот этих, с жесткими лицами, с ладонями, с которых никогда не смывается угольная пыль. Вчера они пели «Интернационал» на дорогах бастующей Лотарингии. Сегодня они здесь, рядом с тем, кого в сырых и дымных копях называют другом французских шахтеров.

А эти темнокожие стройные люди в одеждах ярких, как флаги! Вчера в них стреляли солдаты экспедиционного корпуса, вчера их травили собаками, называли дешевым скотом. Сегодня они свободные граждане свободных республик. И первый свой не рабский — свободный поклон они отдают тому, кто научил их ненавидеть угнетение и ложь.

А теперь взгляните на самих себя, на свои руки, которые ковали и ткали, перекрывали Енисей, строили БАМ и писали стихи… Мы пришли не на могилу. Мы пришли к вождю и другу, который всегда жив и которому кровно близко каждое наше дело, будь то строительство домны или семейная забота.

Официально Мавзолей открыт 17 часов в неделю. Но разве можно чувства, ведущие народ к Ленину, втиснуть в сухие рамки регламента «от… и до…»? Придите в те остальные 150 часов недели, когда доступа к Ильичу нет. В любой день у решетчатой двери ограды — десятки людей. Один только что приехал в Москву, другой сегодня получил партбилет, третий уезжает на новостройки пятилетки… Они стоят тут в стужу и зной. Отказываясь от всего ради безмолвной беседы с Ильичей, черпают в ней силы, уверенность, мужество. Здесь можно увидеть людей «со всей Руси великой» — и гордого внука славян, и некогда дикого тунгуса, и друга преображенных степей калмыка, услышать «всяк сущий в ней язык». И не только! Здесь раздается «великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского». И в непонятных фразах — слово, знакомое каждому: Ленин.

…Ночь. Моросит дождь. Над входом мерцают кварцитовые буквы ЛЕНИН. Сверкают штыки почетного караула. Над Кремлевской стеной реет подсвеченный красный флаг… У ГУМа остановилось такси. Вышли мужчина и женщина. Взявшись за руки, они идут через площадь к Мавзолею. Зеленый глазок машины не загорелся… «Уезжают в командировку — за границу. Прощаются с Москвой», — говорит шофер.

Еще такси. Мужчина помог выйти жене и двум ребятишкам. «Транзитники, — объясняет водитель. — Спешат с Внуковского аэродрома на Шереметьевский».

Они стоят у Мавзолея, освещенные прожекторами с крыши ГУМа. Незнакомые, но объединенные родственностью душ, общностью смысла своей жизни созидателей, жизни по Ильичу… Молчат. Но ничего нет красноречивее этих безмолвных бесед с Лениным, когда вспоминаются декреты о мире и земле, соха и атомные электростанции, бурлаки и космические ракеты… Люди медленно возвращаются к машинам — на парапете остаются два букета…

И так до тех пор, пока темно-синее небо не начнет голубеть. Приезжают и приходят иностранцы и командировочные, влюбленные и выпускники школ. А с первыми лучами солнца к Мавзолею вновь устремляется все нарастающий людской поток.

Гранитный дом, где Ленин спит,
Далек от гор и от садов.
Свободу нам добывший вождь,
Ты должен спать среди цветов.

Так поет лезгинский ашуг, так думает американский рабочий. Вильям Супер из штата Миннесота прислал в Москву письмо и 5 долларов с просьбой купить цветы и поставить у Мавзолея Ленина. Маленький листок бумаги исписан неровными латинскими буквами. Видимо, Вильям Супер больше привык иметь дело с молотком и рычагами, чем с пером. Но чувства, заставившие американского рабочего написать, просты и понятны. Для него с именем Ленина связаны вера в будущее и вера в справедливость. Он понимает, что «десять дней, которые потрясли мир», помогли и помогают пролетариям Запада вырывать в суровой борьбе у капиталистов, смертельно напуганных судьбой российской буржуазии и смертельно боящихся новых пролетарских бурь, уступку за уступкой…

Ежедневно у Мавзолея Ленина появляются цветы. Часто путь их сюда измеряется сотнями и тысячами километров. 22 апреля 1978 г. здесь можно было видеть смуглых таджикских пионеров. Они пришли прямо с аэродрома, доставив подарок Ильичу в день его рождения — первые весенние цветы от школьников этой азиатской республики. Их букеты переплелись с цветами, которые еще утром благоухали на полянах Болгарии и в оранжереях Германской Демократической Республики… В начале лета, когда на Красной площади встречают рассвет выпускники школ Москвы и Подольска, Тулы и Рязани, с черно-красных плит Мавзолея источают аромат дары подмосковных садов и лугов, приволжских и приокских полей.

ГЛАВНЫЙ ПОСТ СТРАНЫ

У входа в Мавзолей Ленина застыл почетный караул. Два солдата с карабинами. Правнуки героев Октября, внуки победителей гитлеризма. Это главный пост страны — пост № 1.

На всей планете нет вахты почетнее, чем эта.

Почетный караул у Мавзолея Ленина учрежден приказом начальника гарнизона г. Москвы, изданным 26 января 1924 г. — за день до похорон Ильича. Официально это так. Но народ без приказов, по зову сердца встал в почетный караул еще тем зимним вечером, когда навсегда сомкнулись веки вождя. Первыми на этой вахте были бородатые крестьяне Горок и окрестных деревень, в лаптях и овчинных шубах. Их сменили пролетарии Москвы и делегаты XI Всероссийского съезда Советов, те, за чье счастье боролся Ленин, кого он вывел из кабалы и невежества.

Так начинался почетный караул, который стоит седьмое десятилетие и простоит века.

С 27 января 1924 г. — дня похорон — эту вахту несли лучшие курсанты кремлевской школы имени ВЦИК.

Первых часовых на этот пост поставил разводящий Янош Мейсарош, венгр. В 16 часов курсанты Григорий Коблов и Арсентий Кашкин встали около гроба Ильича, установленного на деревянном помосте на Красной площади. Когда гроб подняли и медленно понесли, караульные шли рядом. Дойдя до Мавзолея, Григорий Коблов и Арсентий Кашкин приставили ногу, повернулись друг к другу и замерли с винтовками у входа…[2].

Почетный караул у Мавзолея Ленина несли лучшие курсанты — кавалеристы, пулеметчики, пехотинцы, артиллеристы.

Каждый год, закончив учебу и став командирами, они по традиции приходили к Ленину и клялись продолжить дело, начатое им. Летом 1932 г. четыре выпускника школы имени ВЦИК салютовали перед Мавзолеем из пистолетов. Одним из них был 22-летний Александр Головачев. В годы Великой Отечественной войны он командовал знаменитой гвардейской мотострелковой бригадой, прошедшей от Дона до Эльбы и Влтавы; бывший часовой поста № 1 полковник А. А. Головачев дважды удостоен звания Героя Советского Союза. На часах у Мавзолея Ленина начинали боевой путь кавалеры двух Золотых Звезд A. И. Родимцев и С. Ф. Шутов. Среди ветеранов поста немало полковников и генералов. Многие из них — депутаты Советов, члены Советского комитета ветеранов войны, руководители ДОСААФ, лекторы общества «Знание». Бывшие часовые Мавзолея по-прежнему на посту.

С 1935 г. почетный караул у усыпальницы Ильича несут солдаты кремлевского гарнизона.

Будущие часовые поста № 1 приходят в кабинет-квартиру B. И. Ленина, узнают, как просто и скромно жил великий вождь. Затем начинается тренировка: солдаты отрабатывают строевой шаг, ружейные приемы, слаженность движений. Учатся правильному подходу к посту и отходу. Для этого есть специальный деревянный макет портала Мавзолея. Солдаты должны добиться безукоризненной четкости. Ведь часовым стоять на виду всей Земли…

И вот — долгожданный день.

Точно за 2 минуты 45 секунд до смены разводящий и два караульных выходят из Спасских ворот на Красную площадь. Их лица сосредоточены и светлы. На воинах — серые шинели с синими погонами; над черными козырьками фуражек — красные звездочки; как три ракеты, нацеленные ввысь, блестят штыки карабинов на плечах. На площади солдаты переходят на торжественный строевой шаг. Они идут мимо гостевых трибун, мимо Братских могил героев Октября, мимо гранитных досок с именами прославленных революционеров, чей прах замурован в Кремлевской стене… Идут трое, но слышишь только одну чеканную поступь, видишь только один марш вытянутых ног, видишь единый мах правых рук. Этот чарующий парад высшей воинской выправки длится 2 минуты 35 секунд.

Вот медная калитка, ведущая к главному входу в Мавзолей Ленина. Отрывистый металлический лязг — карабины энергично взяты «к ноге». В наступившей тишине разводящий осторожно открывает калитку. Лишь по движениям губ можно понять команду: «Смена, шагом марш!» Резиновая дорожка, гранитные ступени… Все ближе черные двери, над которыми алеет родное имя ЛЕНИН. Вот приставлен шаг — новые часовые стоят перед старыми. И в этот миг над притихшей Красной площадью, над Мавзолеем вождя раздается перезвон кремлевских курантов. Кажется, что его вызвали пришедшие солдаты.

Часовые сменяются под второй перезвон.

Церемониал смены, зародившийся в середине 20-х годов, носит отпечаток суровой простоты, свойственной той незабываемой поре. Он прост и в то же время величествен, как и сама революция.

Все, кто находится в эти минуты на Красной площади, невольно останавливаются, чтобы полюбоваться сменой почетного караула у Мавзолея Ленина. Взволнованно блестят глаза тех, кто видит это впервые, и тех, кто — в сотый раз.

Солдаты, несущие эту почетнейшую вахту, скупы на слова. «Горжусь доверием Родины», — говорит ленинградский рабочий Александр Артемьев. «Ответственность огромная», — заявляет его напарник куйбышевский столяр Владимир Коренченко. «Вряд ли кто из нас мечтал о такой чести», — добавляет челябинский подручный сталевара Владимир Уренев. «Бережем», — краток свердловский электромонтер Владимир Пустовалов.

Вечный караул — это не только воинские почести вождю. Это символ всенародной любви к Ильичу. Еще в первую годовщину смерти В. И. Ленина — 21 января 1925 года — в почетный караул у саркофага вождя вместе с кремлевскими курсантами встали красноармейцы и командиры других частей, рабочие и крестьяне. Эта традиция возродилась в 60-е годы. Когда пионерия или комсомолия отмечают на Красной площади свои праздники, то на посту № 1 рядом с солдатами стоят лучшие школьники и студенты, молодые рабочие и колхозники.

«Спасибо Москве: она бережет человечеству Ленина», — сказал чешский строитель Бжетислав Иранек, посетив Мавзолей.


Нет таких мест, где не знали бы о Мавзолее Ленина.

…На высокогорном киргизском пастбище чабаны слушают седобородого акына. Полузакрыв глаза, он поет под звуки кобыза о Москве, где «на площади есть кибитка», в которой спит Ильич:

Если у тебя большое горе,
Подойди к этой кибитке
И взгляни на Ленина…
И горе твое уплывет, как листья в арыке.

Эта песня родилась в 1924 г. Тогда еще не все знали, как выглядит Мавзолей. Но безвестные народные барды сами создали его образ. Киргизский акын называет его кибиткой, сказитель с русского Севера — домиком мраморным, дагестанский ашуг — стеклянной саклей. Они никогда не встречались со Щусевым, но характерно, что, как и зодчий, они наделили Мавзолей вождя теми же качествами: простотой и доступностью. Вождь жив, вещает их устами народная мудрость; его Мавзолей — не замок с высокой стеной, он открыт для любого арата и рыбака, пастуха и каменщика; ты можешь прийти к Ильичу, как к самому большому другу…

Немало сказов и песен о Мавзолее.

Вы подуйте-ко, ветры буйные…
Сбросьте, скиньте гробову доску,
Раскройтесь-ко, очи ясные,
Да проговорьте, уста сахарные.
Пробудись-ко, восстань, дорогой Ильич,
Посмотри-ко, погляди на славну матушку,
Славну матушку, каменну
Москву…

Кто из нас не лелеет эту мысль, столь душевно выраженную архангельской сказительницей? Лелеет и будет лелеять всем сердцем, понимая в то же время, что еще никто не возвращался оттуда… Мы мечтаем, чтобы Ленин прошел по заводам, где рабочие, имеющие аттестаты зрелости, делают на автоматических линиях за каждые пятнадцать дней столько, сколько их деды и отцы сделали за весь 1940 г. Чтобы он увидел семью могучих внуков его Волховстроя — миллионо-киловаттные ГЭС на великих реках страны. Чтобы он порадовался чудо-звездолетам «Восток», «Салют», «Мир» и «Союз», побывал в наших вузах, где учатся белые, желтые и черные из 149 государств. Чтобы он прогулялся под липами Москвы и пальмами Гаваны, под каштанами Праги и бамбуковыми деревьями Ханоя, проехал из конца в конец Социалистическое Содружество Народов, где по его заветам воля и труд миллионов освобожденных людей «дивные дивы творят».

Не могилою стало то место,—

воскликнул ганский поэт Джон Окай, стоя у Мавзолея.

Здесь особенно крепко пожатье руки,
И далеко нам видно с трибуны,
На которой написано:
ЛЕНИН!

Да, далеко. Отсюда видно, как советские люди, следуя немеркнущим ленинским заветам, строят на родной земле прекрасное коммунистическое общество. Отсюда видно, как они превращают космические стежки в оживленные небесные магистрали. Отсюда видно, как народы мира объединяются в дружную семью, девизом которой станет: «Мир, Труд, Свобода, Равенство, Братство и Счастье».

Хорошо видно!

У КРЕМЛЕВСКОЙ СТЕНЫ


РЕВОЛЮЦИОННЫЙ НЕКРОПОЛЬ

КРАСНЫЕ ПОХОРОНЫ

Мавзолей Ленина высится в центре Революционного некрополя, который возник 10 ноября 1917 г. В тот далекий осенний день победившая трудовая Москва хоронила рабочих и солдат, погибших в ожесточенных семидневных боях за власть Советов.

С утра в городе царила необычная тишина. Не ходили трамваи, не работали заводы, не открылись магазины. «Но со всех сторон, — писал современник, — издалека и вблизи был слышен тихий и глухой шум движения, словно начинался вихрь».

В 9 часов грозную тишину Москвы разорвали траурные марши. Из Лефортова, Замоскворечья, Хамовников, Сокольников, Симоновки, Марьиной Рощи — со всех рабочих окраин медленно двинулись бесконечные потоки людей, со знаменами и траурными венками. Двинулись к центру — на Красную площадь. Впереди каждой процессии ехал на коне распорядитель с красно-черной лентой через плечо.

Десятки тысяч москвичей заполнили тротуары и смотрели на середину улиц и площадей, где среди бескрайнего моря голов, леса знамен и штыков плыли длинные вереницы красных гробов.

«Потрясающее впечатление, — писали газеты, — произвела процессия из Пресненского района, которая несла гробы со своими павшими героями открытыми. Их мертвые, застывшие тела были трагическими символами совершившегося столкновения общественных классов». За ними «шел батальон Красной гвардии. Стройные ряды красногвардейцев, их мерный и твердый шаг производили впечатление стальной крепости и силы».

Безбрежная лавина рабочих, работниц и солдат залила улицы и площади. В их суровых песнях звучали горе утраты, вера в правоту своего великого дела, в победу светлого будущего. Как победный гимн, гремело пророчество: «Кто был ничем, тот станет всем».

Многие «бывшие» не рискнули появиться в эти часы на улице и отсиживались дома. «Ворота больших домов на запоре, — писали „Известия Московского Совета“, — За железными решетками толпятся существа, на лицах которых написаны испуг и любопытство… Приближаются новые людские лавины, сурово блестит лес штыков Красной гвардии… Расступайтесь! Новый мир идет!»


Около 10 часов утра до Красной площади издалека донесся траурный марш. Он звучал все сильней и сильней. У тысяч людей, заполнивших площадь, больней сжимались сердца… Наконец из темнеющей арки Иверских ворот показалось скорбное шествие. Первым несли гроб с красным крестом: провожали в последний путь молодую санитарку…


«ЖЕРТВАМ —

ПРОВОЗВЕСТНИКАМ

ВСЕМИРНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ

РЕВОЛЮЦИИ!»


— было начертано на гигантском красном знамени, свисавшем с зубцов Кремлевской стены до самой земли. Лозунги на других знаменах на стене славили великое дело, за которое погибли герои:

«ДА ЗДРАВСТВУЕТ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА!»

«ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЧЕСТНЫЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ МИР!»

«ДА ЗДРАВСТВУЕТ БРАТСТВО РАБОЧИХ ВСЕГО МИРА!»


На песчаной насыпи у Кремля, отдавая последние почести павшим товарищам, стояли члены Московского военно-революционного комитета, исполкома Моссовета, городского комитета большевиков. Тут же делегаты Петрограда, Нижнего Новгорода, Иваново-Вознесенска, Харькова, Одессы, Рязани, Тулы, иностранные журналисты.

Из арки двигалась бесконечная лента красных гробов с солдатскими фуражками и рабочими шапками на крышках. И огромная площадь стала вдруг маленькой… Медленно склонились знамена. Навеки уснувших бойцов, бережно передавая гробы с рук на руки, понесли к Кремлевской стене.

И в эту минуту рабочий хор запел: «Вы жертвою пали в борьбе роковой». Павшие борцы любили эту мужественную песню гнева и борьбы. Не раз на демонстрациях и митингах вдохновенно звучали их голоса: «Настанет пора — и проснется народ, великий, могучий, свободный…» И теперь хор исполнял эту революционную песню. Обращаясь к погибшим, он впервые пел ее по-новому:

Настала пора — и проснулся народ,
Великий, могучий, свободный.
Прощайте же, братья, вы честно прошли
Свой доблестный путь, благородный!

Они погибли в боях, которые решали судьбу революции.

«…В МОСКВЕ РЕШАЛИ СУДЬБУ И КИЕВОВ И ТИФЛИСОВ»

В ночь на 28 октября 1917 г. московские юнкера перешли в наступление. Потерпев жестокое поражение в Петрограде, буржуазия хотела дать генеральный бой революции в Москве. Сюда устремились бежавшие из Петрограда бывшие министры Временного правительства, их помощники, контрреволюционные генералы и офицеры. Они рассчитывали создать здесь новое правительство и повести решительную борьбу за восстановление власти эксплуататоров.

На рассвете юнкера захватили Кремль. Утром они заняли телеграф, почтамт, телефонную станцию и прервали связь красного штаба, находившегося в центре города в Московском Совете, с рабочими районами. Тесня слабые красногвардейские отряды, юнкера энергично развивали наступление на Брянский и Александровский вокзалы (ныне Киевский и Белорусский), чтобы обеспечить прием подкреплений с фронта.

Повзводно, поротно, в сопровождении броневиков юнкера растекались по улицам и переулкам, прилегающим к Московскому Совету.

Там, на Скобелевской площади (ныне Советской), билось сердце восстания, там находились Военно-революционный комитет, Московский комитет партии большевиков, Центральный штаб Красной гвардии. К вечеру 28 октября площадь перед Московским Советом уже обстреливалась со всех сторон.

На стенах московских домов расклеивали приказ командующего контрреволюционными войсками полковника Рябцева: «Кремль занят. Главное сопротивление сломлено…»

В эти критические часы В. И. Ленин, внимательно следивший за событиями во второй столице и в полной мере учитывавший огромные размеры надвинувшейся опасности, потребовал «немедленно ликвидировать выступления юнкеров в Москве. Иначе всероссийская контрреволюция превратит ее в свой центр и возьмет нас за горло». Еще в сентябре, нацеливая партию на восстание, вождь революции писал: «Взяв власть сразу и в Москве и в Питере… мы победим безусловно и несомненно»[3]. 29 октября Ленин распорядился «тотчас послать в Москву сильный отряд из лучших наших людей и телеграфировать в Тверь, в Тулу, в Ярославль, в Иваново-Вознесенск, в Нижний Новгород о срочной отправке в Москву Красной гвардии». Перед отъездом первого эшелона, спешно сформированного из 500 балтийских матросов, В. И. Ленин прибыл на вокзал и, напутствуя красных моряков, говорил, что Москва должна быть советской, «иначе революцию не спасти».

Когда
Октябрь орудийных бурь,—
писал Маяковский,—
по улицам
кровью лился,
я знаю,
в Москве решали судьбу
и Киевов
и Тифлисов.

Московский военно-революционный комитет и городской Совет профсоюзов призвали рабочих и солдат встать на защиту революции.

Утром 28 октября над пролетарскими окраинами Москвы поплыли тревожные звуки гудков. Завод за заводом, фабрика за фабрикой прекращали работу. Пролетарские отряды, плохо вооруженные, но сильные революционным духом, двинулись к центру города. Юнкера, уже окружившие было Московский Совет, сами оказались в железном кольце. Красногвардейцы выбили их с вокзалов, с почтамта, телеграфа, телефонной станции… Бойцы рабочих отрядов геройски дрались, нередко не имея пищи, испытывая острый недостаток оружия и патронов… С каждым часом нарастал поток красногвардейцев и революционных солдат, прибывавших на помощь восставшей Москве из Петрограда, Серпухова, Клина, Тулы, Щелкова, Владимира, Коврова и других городов страны.

Зажатые в каменных лабиринтах жилых кварталов, юнкера отчаянно отбивались. Ни днем, ни ночью не затихали сражения на улицах и площадях. На седьмой день боев после трехчасового артиллерийского обстрела красногвардейцы и солдаты ворвались в окутанный дымом и изрешеченный пулями «Метрополь». В 13 часов 25 минут 2 ноября революционные войска заняли находившиеся неподалеку здания городской думы, Исторического музея и через Иверские ворота вышли на Красную площадь. Наступавшие к центру города рабочие Замоскворечья и Хамовников выбили контрреволюционные отряды с Пречистенки и Остоженки. Юнкера отступали, стягивая силы к Кремлю и к Александровскому военному училищу на Знаменке (ныне улица Фрунзе).

Но положение контрреволюции стало безнадежным. Члены Комитета общественной безопасности бежали из городской думы и укрылись за высокими стенами Кремля. Председатель комитета Руднев, лишь несколько дней назад, 28 октября, торжественно заявивший, что «можно считать мятеж в Москве подавленным», вынужден был запросить у Военно-революционного комитета условия капитуляции.

Переговоры проходили в помещении губернской управы. В 17 часов 2 ноября Руднев подписал капитуляцию. Первый пункт гласил: «Комитет общественной безопасности прекращает свое существование»; второй: «Белая гвардия возвращает оружие и расформировывается…»

Власть Советов в Москве восторжествовала. Победа была завоевана в тяжелой борьбе благодаря героизму и стойкости революционных масс — рабочих и солдат, беззаветно шедших за партией большевиков.

«НАШ ЦАРЬ — НАРОД…»

4 ноября Московский военно-революционный комитет впервые обсудил вопрос о похоронах павших борцов революции. Сохранился предельно лаконичный протокол, большинство слов которого, к сожалению, зачеркнуто или написано сокращенно. У новой власти было много острых неотложных дел, обсуждали их быстро и энергично. Секретарь не успел ни подробно записать прения, ни обработать стенограмму. Если попытаться восстановить зачеркнутое и сокращения, то запись в протоколе будет выглядеть так:

«Грандиозная демонстрация и похороны у… Замоскворецкому району ответить, что на воскресенье 5. XI мы подготовить демонстрацию не можем и обсудим этот вопрос о похоронах на общем собрании революционных комитетов и штабов».

Видимо, Замоскворецкий район предложил провести похороны 5 ноября, но эта дата была отклонена, так как оставалось очень мало времени — всего сутки. Кроме того, надо было узнать мнение представителей других районов, а также уточнить число подлежащих погребению, ибо некоторые убитые уже были похоронены родственниками или однополчанами на городских кладбищах.

В тот же день, 4 ноября, совместное заседание представителей Московского и районных ВРК впервые назвало Красную площадь местом вечного упокоения павших борцов. В резолюции говорилось: «УСТРОИТЬ ПОХОРОНЫ 12 НОЯБРЯ. МОГИЛЫ УСТРОИТЬ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ».

Поздно вечером, в 22 часа 30 минут, МВРК поручил члену исполкома Моссовета Ф. Н. Ильюшину создать «комиссию по организации похоронной процессии с привлечением в нее т. Малиновского и представителей районов». На следующий день Ф. Н. Ильюшин докладывал ревкому, что в комиссию кроме архитектора П. П. Малиновского включены член исполкома Моссовета А. Ф. Вимба, солдат П. С. Пальгунов, Дикарев, представительница Красного Креста А. О. Прохорова, Л. И. Каменская (секретарь) и др.

Чтобы уточнить число жертв, трижды — 5, 7 и 8 ноября — в газете «Социал-демократ», органе Московского комитета РСДРП(б), публиковалось обращение ко всем учреждениям и частным лицам, «где есть убитые и раненые, сообщить в редакцию по возможности все сведения, выясняющие их личность и партийную принадлежность».

Дата похорон обсуждалась еще несколько раз. 7 ноября на утреннем заседании Московский военно-революционный комитет постановил: «УСТРОИТЬ БРАТСКУЮ МОГИЛУ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ МЕЖДУ НИКОЛЬСКИМИ И ТРОИЦКИМИ[4] ВОРОТАМИ ВДОЛЬ СТЕНЫ. ПОХОРОНЫ НАЗНАЧИТЬ НА ПЯТНИЦУ, 10 НОЯБРЯ, В 12 ЧАС. ДНЯ…»

Членам похоронной комиссии были выданы специальные удостоверения и предоставлено право «принятия мер для устройства братской могилы жертв революции, получения автомобилей и необходимых строительных материалов».

Немедленно в другие города России были посланы телеграммы, извещавшие, что 10 ноября Москва хоронит борцов революции на Красной площади.

8 ноября 1917 г. у стен Кремля появились сотни рабочих и солдат с лопатами и кирками.

— Здесь, в этом священном месте, — сказал студент американскому журналисту Джону Риду, — в самом священном по всей России, похороним мы наших святых. Здесь, где находятся могилы царей, будет покоиться наш царь — народ…

Площадь наполнилась гулом голосов и стуком ломов и лопат. Рядом с Кремлевской стеной быстро росли горы булыжника и земли. Рабочие и солдаты рыли две Братские могилы между стеной и лежавшими параллельно ей трамвайными рельсами. Одна могила начиналась почти у Никольских ворот и тянулась до Сенатской башни, затем шел промежуток примерно в ширину основания башни, далее копали вторую — длиною почти до Спасских ворот.

В тот же день, 8 ноября, «Известия Московского Военно-Революционного Комитета» сообщили, что в день похорон «должны быть закрыты все фабрики, заводы, а также торговые предприятия, помимо пищевых». Позднее было объявлено о закрытии всех театров, кинематографов и увеселительных заведений. 9 ноября газеты опубликовали подробные маршруты траурных процессий 11 городских районов и часы их прибытия на Красную площадь[5]. Свой путь большинство колонн начинало от районных Советов.

Учитывая возможность белогвардейских провокаций, Московский военно-революционный комитет постановил вооружить винтовками всех солдат — участников похорон. В специальном воззвании к жителям Москвы ВРК предупреждал, что «контрреволюционерами ведется усиленная агитация за устройство погромов в день похорон жертв революции», и заявлял о решимости прибегнуть «к самым крайним мерам против зачинщиков погромов и их попустителей».

ДВЕСТИ СОРОК

Медленно, один за другим опускали гробы в Братские могилы… 100… 150… 200… «Начали прибывать рабочие фабрик и заводов отдаленнейших районов… — писал Джон Рид, — через ворота лился бесконечный поток знамен всех оттенков красного цвета с золотыми и серебряными надписями, с черным крепом на верхушках древков. Было и несколько анархистских знамен, черных с белыми надписями. Оркестр играл революционный похоронный марш, и вся огромная толпа, стоявшая с непокрытыми головами, вторила ему…

Между рабочими шли отряды солдат также с гробами, сопровождаемыми воинским эскортом — кавалерийскими эскадронами и артиллерийскими батареями, пушки которых увиты красной и черной материей… А за гробами шли… женщины — молодые, убитые горем, или морщинистые старухи, кричавшие нечеловеческим криком».

Казалось, вспоминал участник похорон А. Я. Аросев, стены Кремля, в котором испокон веков хоронили царей, поднялись, стали выше, они как бы гордились, что им доверили беречь прах революционных бойцов.

В эти скорбные часы народного прощания с павшими борцами сотни тысяч людей мысленно были с ними, на Красной площади. Собрание раненых и служащих московского госпиталя № 1765 приняло резолюцию: «Товарищам-героям в день их похорон мы шлем наш пламенный привет: вечная память вам, герои…» Телеграфисты Лосиноостровских мастерских передали по аппарату: «Дорогие товарищи! Посылаем вам последний привет — последний прощальный взор. Земля покроет вас… Но то великое дело, за которое вы пали жертвой, на страницах истории воздвигнет вам памятник несокрушимый и бессмертный». 600 крестьян села Богородского Московской губернии, почтив память героев вставанием и пением «Вы жертвою пали в борьбе роковой», поклялись «охранять заветы погибших товарищей, отстаивая завоевания революции своей кровью».

Весь день, до сумерек, лился к Кремлевской стене поток красных знамен, на которых были написаны слова надежды и братства. Как писал Джон Рид, «знамена развевались на фоне пятидесятитысячной толпы, а смотрели на них все трудящиеся мира и их потомки отныне и навеки…».

Красная площадь видела, как казнили «бунтовщиков», восставших против гнета господствующих классов. Но впервые на ней торжественно хоронили восставших против строя буржуазии и помещиков и победивших.

В Братские могилы было опущено 238 гробов.

В 17 часов прошли последние колонны. 200 рабочих взялись за лопаты. Застучали смерзшиеся комья земли по крышкам уложенных в два ряда гробов. К ночи засыпать Братские могилы не удалось, и добровольцы работали до утра.

14 ноября замоскворецкие рабочие на скрещенных ружьях принесли к Кремлевской стене свою любимицу — 20-летнюю Люсик Лисинову. Ее не похоронили 10-го: ждали родителей из Тифлиса.

Как клятва гремел «Интернационал».

— Кого это хоронят? — спрашивали прохожие. — Солдата?

— Нет, не солдата.

— Рабочего?

— Нет, курсистку.

— А как же это она за такое дело погибла?

— За какое?

— Да за мужицкое, рабочее?

— Есть и такие среди студенчества, — ответил рабочий.

Гроб с телом молодой революционерки опустили в разрытую Братскую могилу на другой гроб, на крышке которого лежала измятая рабочая кепка…

17 ноября у Кремлевской стены вновь грянул прощальный ружейный залп: лефортовские красногвардейцы хоронили рабочего Яна Вальдовского, умершего в госпитале от ран.

Вскоре повалил густой снег. Казалось, «с высоты кто-то осыпает белые цветы». Они покрыли пышным ковром Братские могилы и посеребрили более 200 венков.

«ОТРЕЧЕМСЯ ОТ СТАРОГО МИРА…»

Создание Революционного некрополя у Кремлевской стены вызвало яростную злобу реакции, особенно церковников.

11 ноября — на следующий день после похорон борцов Октября — на заседании Всероссийского церковного собора разгорелись бурные страсти. Граф Олсуфьев — бывший член Государственного Совета — заявил, что гражданские похороны большевиков у стен «русской святыни Кремля» являются кощунством и потребовал выразить «резкое осуждение» их организаторам. На нескольких заседаниях ряд епископов кричали об «оскорблении народного духа и всех святынь». Другой «радетель за народ» — Боголюбов сокрушался, что «под Кремлем стонут души погребенных без отпевания».

В эти дни «Известия Московского Совета рабочих депутатов» дали достойный отпор контрреволюционерам: «И Кремль, и безмятежный сон наших товарищей они готовы использовать в целях возбуждения темных инстинктов и натравливания масс на Советы. Товарищи! На их злобные зовы ответим проявлением глубокой любви к памяти павших героев…»

Продолжая грязную политическую игру, собор постановил: известить Московский военно-революционный комитет о желании церкви совершить «заупокойное моление» над Братскими могилами на Красной площади. 16 ноября президиум Московского Совета рабочих и солдатских депутатов ответил собору, что совершение церковных обрядов — дело совести верующих и что он «не считает возможным… вмешиваться в совершение религиозных обрядов над Братской могилой павших за дело революции, похороненных без церковных обрядов…». Президиум Моссовета, гласило опубликованное в газетах заявление, просит духовенство заранее сообщить «о времени совершения религиозного обряда на Братской могиле».

Такой ответ не устраивал соборных витий и их вдохновителей, надеявшихся, что Моссовет отвергнет их просьбу и они смогут после этого усилить контрреволюционную кампанию, восстановить против рабоче-крестьянской власти тех верующих, которые ее поддерживали.

Эта попытка не удалась, и группа членов собора во главе с епископом Гермогеном потребовала ликвидировать Братские могилы у Кремлевской стены и перенести останки борцов на кладбище в село Всехсвятское (ныне район станции метро «Сокол»). Они заявили, что «в противном случае отпевание будет не отпеванием, а второй революционной демонстрацией…». Собор, усердно ратовавший за продолжение мировой войны «до победного конца», теперь потребовал «немедленно снять со стен Кремля громадный красный плакат с революционной, угрожающей мировым кровопролитием надписью, а также красные знамена и флаги».

Трудовая Москва игнорировала эти требования реакционеров.

21 ноября знаменитый самокатный батальон, отличившийся в октябрьских боях, пришел к Братским могилам, чтобы отдать честь «павшим за освобождение рабочего класса, за мир и братство народов товарищам». Пришел в полном вооружении, с оркестром, красными знаменами и лозунгами: «Долой войну!», «Да здравствует братство народов!», «Мир хижинам! Война дворцам!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Серая лента шинелей застыла между Спасскими и Никольскими воротами. Стихли звуки революционного марша.

В этот момент со стороны Спасской башни показалась коляска патриарха Тихона в сопровождении торжественной процессии духовенства. Недавно избранный в Кремле глава русской православной церкви совершал традиционный объезд вокруг его стен. Когда коляска приблизилась к самокатчикам, патриарх стал благословлять их и окроплять «святой водой». Испокон веков так поступали церковные владыки, проезжая сквозь раболепные толпы верующего народа на Красной площади. Но 21 ноября в ответ, заглушая молитвы попов, солдаты запели:

Отречемся от старого мира,
Отряхнем его прах с наших ног.

Так встретились на Красной площади, у Братских могил, два мира — старый, одряхлевший и новый, полный веры в правоту своего справедливого дела.

Реакционные церковники не могли понять, что пробудившемуся народу, разорвавшему цепи многовекового гнета, не нужны теперь ни молитвы, ни попы, ни сказки о загробном царстве. Не могли понять, что этот народ, в котором проснулись гигантские творческие силы, хочет сам строить свое светлое будущее на земле.

КЛЯТВЫ КРАСНЫХ ПОЛКОВ

Похороны борцов революции 10 ноября 1917 г. резко изменили общественное значение Красной площади.

Ее главной, лицевой стороной, дважды менявшейся за восемь веков, окончательно стала западная — та, где высилась Кремлевская стена с расположенными у подножия Братскими могилами. Храм Василия Блаженного со стоящей перед ним трибуной — Лобным местом и Верхние торговые ряды с высившимся у их фасада памятником Минину и Пожарскому потеряли значение смыслового центра Красной площади.

Погребение борцов Октября было фактически первой общегородской демонстрацией трудящихся Москвы после победы революции. Отныне Красная площадь, на которой всего четыре года назад пышно праздновалось 300-летие династии Романовых, на которой еще два месяца назад принимали присягу на верность буржуазному Временному правительству «батальоны смерти», становится традиционным местом революционных митингов, демонстраций и парадов.

Еще больше возросла роль Кремля и Красной площади с марта 1918 г., когда в Москву переехало Советское правительство во главе с В. И. Лениным. Кремль вновь стал политическим центром страны, стал штабом революции. К Красной площади вернулась роль общегосударственного форума. Одновременно возросло и значение Революционного некрополя. Постепенно из городского он превращается в общенациональный пантеон, а после сооружения Мавзолея Ленина приобрел мировое значение.

Первый год после победы Октября торжества на Красной площади носили преимущественно траурно-мемориальный характер — ни одно празднество, ни одно торжество в Москве не мыслилось без преклонения перед могилами павших борцов революции.

Состоявшаяся 9 января 1918 г. крупнейшая общегородская демонстрация рабочих, красногвардейцев и солдат в память жертв Кровавого воскресенья 1905 г., а также в поддержку Советского правительства стекалась к Братским могилам на Красной площади, где под звуки траурного марша начался грандиозный митинг.

И первомайская демонстрация 1918 г. на Красной площади была, вопреки утвердившемуся в литературе мнению, не столько праздничной, сколько торжественно-траурной. Комиссия Московского Совета, обсудив план предстоящих торжеств, постановила: «При вступлении на Красную площадь пение умолкает, оркестр играет „Интернационал“ и революционные марши. Процессии, проходя Братские могилы, салютуют (склоняют) знамена…» Лишь оттуда колонны шли на Ходынское поле, где был намечен праздничный парад. В день международной солидарности трудящихся освобожденные массы несли прежде всего свой поклон погибшим за свободу борцам.

1 Мая Владимир Ильич Ленин, наблюдая за шествием с 19-метровой Кремлевской стены, хорошо видел любовно украшенный некрополь: могилы героев, прибранные зеленью и огороженные досками, задрапированными красной материей. На высоком постаменте — огромный венок с надписью на ленте: «Слава павшим борцам пролетарской революции!» Мимо некрополя двигались с приспущенными знаменами колонны — представители районов и воинских частей. Вот склонилось в боевом салюте знамя ВЦИК. Четкий мерный шаг пехоты сменился громыханием артиллерии. Медленно двигались автомобили, увешанные гирляндами цветов и красных знамен. Под барабанную дробь подошли латышские стрелки… Все новые и новые колонны в благоговейном молчании двигались мимо Кремлевской стены. Отдав долг павшим, рабочие и солдаты поднимали знамена.

С пролетевшего аэроплана посыпались листовки. На грузовиках, украшенных хвойными гирляндами, ехали дети, размахивая флажками и платочками. Они символизировали новую, светлую жизнь, за которую погибли герои и за которую сражаются их товарищи.

Спустившись на площадь, Ленин поднялся на трибуну у Кремлевской стены и в своей речи призвал рабочих и красноармейцев зорко оберегать завоевания революции.

В первые годы Советской власти в дни крупнейших праздников — 7 Ноября и 1 Мая у Братских могил выставляли почетный воинский караул.

В Революционном некрополе уходившие на фронт отряды клялись разгромить врагов и отстоять завоевания Октября.

«Построившись в каре перед могилами коммунаров у Кремлевской стены, — вспоминал командир 21-го стрелкового полка М. М. Златоверов, — полк на штыках и клинках дал клятву верности нашей партии и революционному пролетариату Москвы». Сформированный осенью 1918 г. из красногвардейцев Пресненского, Сокольнического и Городского районов, роты чехов, взводов венгров, немцев, поляков, из сербов, латышей и эстонцев, этот полк символизировал братство народов, вышедших в битву за землю, за волю, за лучшую долю. Красные воины сдержали клятву, данную перед Братскими могилами: в первом же бою они выбили белых из Новохоперска, а 31 декабря 1918 г. «поздравили» их с Новым годом, уничтожив три полка. Враги боялись героев 21-го и редко решались сражаться полк на полк.

Клятва 21-го полка в Революционном некрополе не первая и не последняя. 30 апреля 1918 г. перед Братскими могилами присягал на верность революции Финляндский советский полк. 12 октября 1918 г. на Красной площади принял знамя 38-й Рогожско-Симоновский пехотный полк, сформированный из пролетариев заводов Гужона, АМО, «Динамо». Более тысячи рогожско-симоновских рабочих обагрили своей кровью подступы к Царицыну, поля Дона и Кубани. В жестокой сече с белой конницей горстка уцелевших героев, израсходовав все патроны, спасла знамя, врученное им у стен Кремля, и под свист пуль казачьей погони вывезла его на тачанке[6].

12 октября 1918 г. у Братских могил принимал присягу инженерный полк, 2 октября 1920 г. — выпускники военных школ.

Приезжавшие в Москву красноармейцы и партизаны, трудовые казаки и комиссары, зарубежные пролетарии, все революционеры считали своим долгом поклониться героям, спящим у Кремлевской стены.

11 июля 1918 г. делегаты закончившегося V съезда Советов — участники разгрома мятежа левых эсеров — с пением «Интернационала» пришли к Братским могилам и поклялись «продолжать святое дело установления социалистического порядка в России».

— Мы говорим вам, павшие товарищи, — сказал оратор, — революция идет вперед! И если история потребует от нас еще раз столько же жертв, которые бы заняли могилами всю Красную площадь, мы их принесем. Но не отдадим, не уступим ни одной пяди завоеваний нашей социалистической революции.

14 апреля 1918 г. возложили венок на Братские могилы делегаты Всероссийского съезда военнопленных. «Многотысячной стройной процессией, — писала „Правда“, — военнопленные двинулись к Братским могилам на Красной площади. Гордо развеваются красные знамена, бодро и стройно идут рядовые „великой армии труда“.

„Долой коронованных бандитов!“ — кричит надпись одного флага. „Да здравствуют Ленин и Карл Либкнехт!“ — отвечает другая надпись реющего знамени.

Плывут знамена. Колышет их весенний ветер. Улыбается небо весенне-синее, безбрежное.

Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой.

Мощно кричат шаги многотысячной массы пролетариев всех стран».

Мемориальный характер торжеств на Красной площади еще доминировал, пожалуй, и во время празднования 1-й годовщины Октябрьской революции, начавшегося открытием памятной доски «Павшим в борьбе за мир и братство народов».

«Требовалось время, чтобы новое назначение Красной площади — памятника погибшим борцам и политического форума — органично слилось в сознании народа в неразрывное идейно-художественное содержание, — пишет доктор искусствоведения С. Хан-Магомедов. — Это был сложный процесс не только переосмысления художественного образа старого архитектурного ансамбля, но и осознания возможности совмещения на одной площади Братских могил и места проведения революционных праздников».

Поиски пути формирования нового ансамбля Красной площади хорошо демонстрировал проект ее первомайского оформления 1918 г., разработанный А. А. и В. А. Весниными, стремившимися отразить и триумф пролетарской революции, и скорбь о павших. Проект известных зодчих-братьев был первым и очень важным этапом создания нового облика площади.

Но не менее, а, пожалуй, более могучим архитектором, влиявшим на характер церемоний на Красной площади, перед могилами героев, была сама жизнь, сама Революция, одерживавшая победу за победой над многочисленными врагами и успешно созидавшая новый мир. В условиях величайшего торжества дела Октября характер церемоний и манифестаций на Красной площади, перед могилами павших борцов, а с 1924 г. — перед Мавзолеем Ленина постепенно утрачивает мемориальную форму и принимает характер торжественных рапортов, отчетов о достигнутых успехах, характер демонстрации несокрушимой силы строителей социализма и коммунизма.

КОНКУРС МОССОВЕТА

Величественный и строгий Мавзолей Ленина — композиционный центр Революционного некрополя. В него входят также две Братские могилы — слева и справа от усыпальницы Ильича, двенадцать отдельных захоронений за Мавзолеем и колумбарий в Кремлевской стене. Архитектурное оформление этой всенародной святыни имеет свою историю.

С первых же дней после победы Октябрьского вооруженного восстания в Москве от рабочих, солдат второй столицы стали поступать предложения о сооружении достойного памятника погибшим в революционных боях. Уже на следующий день после похорон, 11 ноября 1917 г., Замоскворецкий Совет рабочих и солдатских депутатов, «желая, чтобы память о товарищах, убитых при защите народной свободы… была сохранена навсегда», постановил начать «по всем фабрикам, заводам и прочим предприятиям сбор на памятник». 15 ноября к сбору средств на памятник призвали «Известия Московского Совета рабочих и солдатских депутатов».

19 декабря 1917 г. президиум Моссовета, заслушав доклад комиссара по охране исторических памятников П. П. Малиновского о проведении конкурса на сооружение «памятника на могилах жертв революции», поручил ему выработать условия конкурса и представить их Московскому Совету. Накануне массовой демонстрации рабочих 9 января 1918 г. президиум Моссовета признал «желательным начать фундаментальные работы по украшению Братской могилы» на Красной площади и выделил на художественное оформление некрополя ко дню манифестации 5 тысяч рублей.

23 апреля 1918 г. на пленарном заседании Московского Совета было принято решение объявить конкурс «на сооружение монумента Пролетарской Революции и павшим товарищам-борцам на Красной площади». Это был первый конкурс на создание архитектурного памятника после установления Советской власти.

Благоустройство Братских могил, начавшееся летом 1918 г., отразило влияние первомайского оформления Красной площади, осуществленного Весниными, стремившимися выразить и пафос победы революции, и скорбь о павших героях Октября. В преобладающий красный цвет восстания они ввели в ряде мест черный, траурный: с Кремлевской стены свешивались 18 алых полотнищ с лозунгами и черным орнаментом, перед украшенными зеленью могилами установили склоненные флаги на постаментах и т. д.

Подчеркивая главную роль западной стороны Красной площади, где возник Революционный некрополь, Веснины объединили в общий комплекс детали праздничного оформления Кремлевской стены, Братских могил и обшитой алой материей трибуны у Сенатской башни (на месте будущей усыпальницы Ленина).

Это была квадратная в плане ступенчатая композиция, состоявшая из трех различных по высоте параллелепипедов: распластанного нижнего, собственно и служившего трибуной, низкого среднего и развитого в высоту верхнего. На верхнем ярусе трибуны — надпись золотом, обрамленная венком: «1-е Мая 1918. Слава павшим борцам пролетарской революции». У подножия трибуны была другая — более длинная невысокая трибуна для гостей.

Перед Весниными стояла очень трудная задача: объединить, казалось бы, несовместимое — Братские могилы и трибуну для всенародных торжеств. Талантливые зодчие нашли правильное художественно-композиционное решение западного фасада площади, использовав колоссальные потенциальные возможности Кремлевской стены для создания нового ансамбля, разместив все оформление на ее фоне.

«Основной композиционный акцент, — пишет С. Хан-Магомедов, — они сделали в центральной части Кремлевской стены, удачно нашли форму и размеры трибуны (по высоте она почти равна стене), контрастно противопоставив ее простые геометрические объемы сложному завершению Кремлевской стены. Веснины правильно почувствовали необходимость композиционного стягивания нижней части западного фасада площади. Строго говоря, сама Кремлевская стена архитектурно оформляла не столько площадь, сколько пространство площади, завершая его великолепным силуэтом. В этих условиях важно было архитектурно оформить стык самой поверхности площади с нижней частью стены (т. е. место, где раскинулись Братские могилы. — А. А.). Это была сложная композиционная задача, без правильного решения которой нижняя часть Кремлевской стены оставалась лишь простой физической границей площади и создавала зрительное впечатление, что с этой стороны находится ее второстепенный фасад. Большую роль в изменении этого положения сыграли проведенные вскоре после праздника (1 Мая 1918 г. — А. А.) работы по благоустройству Братских могил, придавшие регулярность планировке этой части площади. Однако уже Веснины в своем проекте праздничного оформления главное внимание обратили на композиционное объединение нижней части западного фасада площади. Вертикальная композиция оформления фасада Сенатской башни (использованная затем в мемориальной доске С. Т. Коненкова) через горизонтальный объем трибуны переходит к нижней горизонтали могил, завершающейся вблизи Спасской и Никольской башен декоративными композициями из знамен».

В целом по масштабу, формам, композиции, стилевому контрасту и даже по цвету этот проект праздничного оформления стал на ряд лет образцом традиционного оформления Красной площади к праздникам.

28 июня президиум Моссовета утвердил проект оформления Братских могил. Предусматривалось превратить некрополь — между Спасской и Никольской башнями — в террасу, поднятую над остальной территорией Красной площади. В центре его — на стене Сенатской башни — установить мемориальную доску. С площади к ней должна была вести торжественная лестница, заканчивавшаяся широкой площадкой. Справа и слева от доски намечалось возвести две строгие колонны и посадить декоративные кусты. По обе стороны башни и площадки тянулись Братские могилы под сенью трех рядов лип. Таким образом, впервые указывалось место памятника — Сенатская башня.

17 июля Совет Народных Комиссаров обратил особое внимание Народного комиссариата по просвещению, ведавшего в то время вопросами монументальной пропаганды, на желательность сооружения «памятников павшим героям Октябрьской революции», и в частности установки «барельефа на Кремлевской стене в месте их погребения». Секция изобразительных искусств отдела народного просвещения Моссовета предложила московским художникам представить проекты мемориальной доски. На призыв откликнулись скульпторы А. В. Бабичев, А. М. Гюрджан, С. А. Мезенцев, С. Т. Коненков, архитектор В. И. Дубенецкий, художник И. И. Нивинский.

Сравнительно небольшая мемориальная доска должна была не нарушать ансамбля Красной площади и в то же время не затеряться среди каменных громад Кремлевской стены и башен, храма Василия Блаженного и Исторического музея. Гармонируя с окружающей архитектурой, памятник павшим героям должен был внести элемент революционной идейности в старый ансамбль, стать своеобразным притягательным центром советской Красной площади. Новые задачи, выдвинутые эпохой перед художниками, требовали поисков новых путей в искусстве. Трудности усугублялись сжатыми сроками конкурса.

Художники с большим энтузиазмом взялись за работу. «Никогда еще я не трудился с таким увлечением и подъемом, — вспоминал скульптор С. Т. Коненков. — Один набросок следовал за другим. На улицах звучали революционные песни, и мне так хотелось, чтобы на древней Кремлевской стене зазвучал гимн в честь грядущей победы и вечного мира. Я должен был все это выразить не словами и звуками, а в барельефе». Репортер «Вечерних известий Московского Совета», посетивший в те дни студию скульптора А. М. Гюрджана, писал, что художник сделал эскиз доски «не на заказ», а стремился воспроизвести «свой душевный порыв».

Тем временем у Кремлевской стены шли спешные работы по приведению в порядок Братских и индивидуальных могил. 17 июня 1918 г. Московский Совет ассигновал для этой цели 34,5 тыс. рублей. Земляные холмы над могилами были выровнены, обложены дерном, украшены цветами. Рабочие спланировали две липовые аллеи, установили чугунные столбы с электрическими фонарями. Строители соорудили восьмиступенчатую каменную лестницу, ведущую к Сенатской башне, где должна быть установлена мемориальная доска. На аллее вдоль Кремлевской стены поставили свежевыкрашенные скамейки. Работами руководили инженеры Д. А. Палеолог и Л. Г. Чехолин.

15 сентября 1918 г. открылась выставка проектов мемориальной доски. Газеты призвали рабочих посетить помещение секции изобразительных искусств при Московском Совете и «высказать свое отношение к выставленным там эскизам». Вокруг проектов будущего памятника развернулась оживленная дискуссия.

18 сентября жюри рассмотрело представленные работы. Два проекта: Коненкова (барельеф: крылатый Гений — символ Победы — с Красным знаменем в одной руке и пальмовой ветвью в другой) и Дубенецкого («Первый камень фундамента будущего») — получили по одинаковому числу голосов. Остальные были отклонены.

Эксперты заявили, что барельеф Коненкова имеет преимущество, поскольку он цветной. Он «побеждает тот постоянный серый полумрак, который царит в этом месте» Кремлевской стены. Жюри подчеркнуло, что «по своему внешнему виду доска будет вполне гармонировать со всей площадью, где находится многоцветный собор Василия Блаженного, золото куполов и крашеная черепица башен». Касаясь художественной формы, жюри отметило гармоничность построения: «Все части уравновешены, линии просты и легко воспринимаемы глазом, отношение глубины рельефа к широким плоскостям его правильное, не развлекающее глаз и обеспечивающее ясность восприятия темы: „Павшим в борьбе за мир и братство народов“… Темою взяты не временные моменты борьбы, а конечные идеалы, изображая победу мира над войной, причем мощь фигуры указывает на силу того, кто несет этот мир».

Работы по благоустройству Братских могил, завершившиеся установкой мемориальной доски работы скульптора С. Т. Коненкова, не только придали законченность западной части площади, но и подчеркнули ее главенствующую роль в ансамбле Красной площади.

«ПОБЕДА ИЛИ СМЕРТЬ!»

Открытие мемориальной доски в честь павших борцов Октября явилось кульминационным моментом празднования 1-й годовщины революции.

С утра на Красную площадь устремились потоки людей со знаменами и плакатами. Колонна за колонной выстраивались перед украшенной Сенатской башней. На ней тихо колыхался на ветру красный атлас, до времени закрывавший мемориальную доску. Революционные марши многочисленных оркестров сливались с пением «Марсельезы», «Интернационала», траурного марша.

… На высокую трибуну у Кремлевской стены поднялся председатель Московского Совета П. Г. Смидович.

— Волею Совета, выбранного народом, — начал он речь, и мгновенно площадь затихла, — мы открываем теперь памятную доску нашим павшим в борьбе за освобождение товарищам. Московский Совет поручает открыть эту доску вам, Владимир Ильич Ленин…

Полились величественные звуки пролетарского марша. Склопились до земли знамена. Обнажилось море голов…

Ленин приблизился к доске. Скульптор Коненков передал Владимиру Ильичу ножницы. Вождь революции, приподнятый на руки окружающими, перерезал шнур, соединявший полотнища занавеса. Покрывало спало, и перед тысячами присутствующих предстала аллегорическая белокрылая фигура Гения, олицетворявшая Победу. В правой руке она крепко сжимала древко темно-красного знамени с изображением герба РСФСР, а в вытянутой в сторону левой — зеленую пальмовую ветвь мира. У ног Победы — воткнутые в землю сабли и ружья, перевитые траурной лентой. На склоненных в прощальном боевом привете знаменах — слова: «Павшим в борьбе за мир и братство народов». В золотые лучи солнца, восходящего за крылом Победы, была вкомпонована надпись, полукругом огибавшая солнечный диск, — «Октябрьская 1917 революция».

Под гром аплодисментов и приветственные крики Ленин поднялся на трибуну. В глубокой тишине он произнес речь:

«Товарищи! Мы открываем памятник передовым борцам Октябрьской революции 1917 года…

На долю павших в Октябрьские дни прошлого года товарищей досталось великое счастье победы. Величайшая почесть, о которой мечтали революционные вожди человечества, оказалась их достоянием: эта почесть состояла в том, что по телам доблестно павших в бою товарищей прошли тысячи и миллионы новых борцов, столь же бесстрашных, обеспечивших этим героизмом массы победу»[7].

Сказав, что «в целом ряде стран поднимается рабочая социалистическая революция» и что против Советской России «готовится поход объединенных империалистов всех стран», вождь пролетариата предупреждал о грядущих битвах и новых жертвах. Ленин призвал почтить память октябрьских борцов клятвой «идти по их следам, подражать их бесстрашию, их героизму». Владимир Ильич закончил речь пламенными словами:

«Пусть их лозунг станет лозунгом нашим, лозунгом восставших рабочих всех стран. Этот лозунг — „победа или смерть“»[8].

— Победа или смерть! — загремела в ответ Красная площадь.

— Победа или смерть! — вторило гулкое эхо у Кремлевской стены. И казалось, это герои, спящие в братских могилах, отдают боевой приказ живым.

Победа или смерть! И вслед за этой клятвой, гремевшей как могучий прибой, над Красной площадью полились торжественно-скорбные мелодии революционной кантаты, специально написанной к этому дню, которую исполнял сводный рабочий хор.

Как вспоминал С. Коненков, идея этой первой советской кантаты возникла, когда поэты М. Герасимов, С. Есенин и С. Клычков наблюдали в его мастерской за созданием мемориальной доски. «Заговорили, что хорошо бы… соединить в одно пластический скульптурный образ Гения с музыкой и словом в честь павших героев революции. Мысль всех нас увлекла. Сценарий будущей кантаты разрабатывался коллективно. В Октябрьской комиссии наш замысел… сразу поддержали», — рассказывал ваятель. М. Герасимов, С. Есенин и С. Клычков быстро написали текст, а их друг композитор И. Шведов подобрал к нему музыку, использовав мелодии революционных песен. Молодой хор рабочих — студийцев Пролеткульта во главе с дирижером Г. П. Любимовым, разучивших кантату в самые сжатые сроки, репетировал даже по ночам.

По словам старой коммунистки Е. Я. Драбкиной, участники хора — юноши и девушки — в кожанках и рабочих блузах, с красными косынками… пели с искренним воодушевлением, передававшимся слушавшим. Они пели без всякой театральной позы, пели не по-оперному, а «по-человечески»… Они словно обращались к павшим в борьбе за мир и братство народов:

Спите, любимые братья.
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.
Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц…
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.
Солнце златою печатью
Стражем стоит у ворот…
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

И в заключение голоса павших за свободу и голоса тех, кто продолжал их борьбу, как бы сливались вместе:

Реви, земля, последней бурей!
Сзывай на бой, скликай на пир!
Пусть светит новый день в лазури,
Преображая старый мир…

Под торжественную мелодию кантаты, органически влившуюся в общую симфонию праздника, двигались тысячи рабочих и красноармейцев, склонив знамена и обнажив головы. Вместе с москвичами шли представители Орловской, Тамбовской и Тульской губерний. Из проходивших колонн выходили люди и возлагали венки к подножию мемориальной доски.

Над демонстрантами колыхались лозунги, обращенные к живым:


«ЦАРСТВО РАБОЧЕГО КЛАССА ДЛИТСЯ ТОЛЬКО ГОД.

СДЕЛАЙТЕ ЕГО ВЕЧНЫМ!»


В последующем Ленин и его соратники не раз приветствовали демонстрации и парады, стоя на ступеньках лестницы, ведшей к надмогильному Стражу, как образно назвал Коненков крылатую фигуру на барельефе.


В марте 1918 г., после переезда Советского правительства в Москву, на куполе здания судебных установлений, над Кремлевской стеной и Братскими могилами затрепетал на весеннем ветру красный флаг. Он был поднят по указанию В. И. Ленина. Тогда же Владимир Ильич указал помощнику народного комиссара государственных имуществ Н. Д. Виноградову на необходимость починить часы на Спасской башне, поврежденные в дни октябрьских боев.

— Заодно хорошо бы, — сказал Ленин, — заставить эти часы говорить нашим языком. Наверно, можно будет сделать так, чтобы они исполняли «Интернационал» и похоронный марш, ведь Спасская башня находится около Братских могил жертв революции.

18 августа 1918 г. в «Бюллетене» бюро печати ВЦИК сообщалось о том, что кремлевские куранты отремонтированы и что теперь они играют революционные гимны. Первым, в 6 часов утра, звучал «Интернационал», через три часа, в 9 часов, раздавалась величественная мелодия похоронного марша. Она повторялась в 15 часов. Так священная память героев была увековечена музыкой Революции.

Через несколько лет часовой механизм подвергся реконструкции. Звучание курантов было ограничено только боем через каждые 15 минут.

…Стоя в Революционном некрополе, воспринимаешь бой курантов как гимн бессмертной славы, возвещающий спящим вечным сном героям, их здравствующим потомкам, всему миру о движении страны Октября к новым высотам, к новому расцвету.

Сооруженный в 1924 г. Мавзолей Ленина — всенародная святыня, бесконечно дорогая и близкая всему трудовому человечеству, — сразу стал центром Революционного некрополя. Строгость и лаконизм Кремлевской стены во многом определили характер каменного Мавзолея.

Сооружение усыпальницы вождя вызвало необходимость соответствующего архитектурного оформления всего Революционного некрополя. В 1928 г. в журнале «Строительство Москвы» отмечалось, что существующие разнохарактерные монументы и надгробья «над отдельными могилами у Кремлевской стены не отвечают основному замыслу сооружения к необходимому построению его» как памятника героям революции. «Идея коллективной жертвы, в интересах класса, — писал архитектор Н. Ладовский, — может быть материально выражена только в обобщающей форме памятника, не умаляющего и деятельность отдельных героев». Он предложил, сохранив отдельные надгробья, соорудить над ними — вдоль всей Кремлевской стены с интервалом в середине, у Сенатской башни, — две длинные наклонные железобетонные плоскости — плиты. «Такая форма сооружения, — писал зодчий, — не будет конкурировать со стеной и использует ее как фон». Обе наклонные плоскости должны были состоять из ряда отдельных мемориальных плит. Все это объединялось бы «общей надписью, выражающей идею сооружения».

Идея коллективной жертвы во имя победы пролетариата была реализована в 1930 г. при перепланировке некрополя в связи со строительством каменного Мавзолея. Правда, по иному проекту: железобетонных наклонных плит не установили; разнохарактерные монументы и надгробья убрали; отдельные и небольшие коллективные захоронения у Спасской и Никольской башен объединили общим холмом с двумя основными Братскими могилами; при этом липовые аллеи были сохранены. Братские могилы заново оформили и обнесли оградой из блоков кованого серого жежелевского гранита. Лишь за Мавзолеем Ленина остались могильные холмики, под которыми покоился прах выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства — Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе и Ф. Э. Дзержинского. Одновременно по обе стороны от Мавзолея, параллельно Кремлевской стене, были сооружены гостевые трибуны. Мавзолей Ленина сыграл решающую роль в архитектурно-художественном преобразовании ансамбля Революционного некрополя.

ИМЕНА НА ГРАНИТЕ

В 20-40-е, 70-е и 80-е годы продолжалось дальнейшее формирование архитектурного облика некрополя, принявшего свой нынешний вид в основном к осени 1974 г.

Не все, что сооружалось на протяжении этих десятилетий, сохранилось или выдержало проверку временем. Четырехметровая белая статуя рабочего у наковальни, воздвигнутая у Сенатской башни к 5-й годовщине Великого Октября, — символ могучей созидательной силы творцов нового мира — выпала из архитектурного ансамбля после сооружения Мавзолея Ленина и была перевезена в другое место города. Правительственная трибуна из красного кирпича, возведенная в 1922 г. под стиль Кремлевской стены, уступила место монументальной ленинской усыпальнице. Не сохранились золотые буквы на древних камнях стены над Братской могилой: «Слава передовому отряду пролетарской революции. Слава борцам за социализм». И мемориальная доска работы Коненкова, обветшавшая от времени, в 1947 г. была бережно снята и передана в один из московских музеев[9].

Но то, что сохранилось, прочно вошло в уникальный ансамбль некрополя, гармонично влилось волнующими аккордами в его величественную архитектурную симфонию.

С 1925 г. на Кремлевской стене стали укрепляться небольшие черные квадраты с золотыми буквами. Эти мемориальные доски закрывают собой ниши, в которых установлены урны с прахом борцов, выдающихся сынов и дочерей Советской страны, деятелей международного коммунистического и рабочего движения.

Осенью 1931 г. в некрополе сменился «зеленый караул». Вдоль Братских могил и у Мавзолея вместо лип высадили голубые ели. Связывая воедино усыпальницу Ильича и остальной некрополь, эти мемориальные деревья в то же время придают величавую торжественность архитектурному ансамблю, подчеркивают его монументальность. Не теряющие, в отличие от лип, свой наряд ни осенью, ни зимой, стройные ели символизируют вечную жизнь.

В декабре 1918 г. «Известия ВЦИК» в заметке под выразительным заголовком «Доколе?» писали: «Над могилами беззаветных, подчас безвестных героев, жертв Октябрьской победы пролетариата… на Историческом музее и Спасской башне высоко и четко рисуются в воздухе… двуглавые орлы, символ царского произвола. Доколе?» К 20-й годовщине революции на кремлевских башнях укрепили рубиновые пятиконечные звезды. Они были выполнены по эскизам художника-академика Ф. Ф. Федоровского. Красные звезды горят над некрополем как символ вечного огня в честь павших за дело Октября и как вечный маяк для живущих на земле.

…Ночью 4 июня 1946 г. в кабинете коменданта Кремля генерал-лейтенанта Н. К. Спиридонова раздался телефонный звонок. Из приемной И. В. Сталина сообщили, что члены Политбюро ЦК партии хотят осмотреть место для погребения скончавшегося днем Михаила Ивановича Калинина. Комендант дал необходимые распоряжения и прибыл к Сенатской башне. Вскоре туда пришли руководители партии. Всесоюзного старосту — многолетнего Председателя ЦИК и Президиума Верховного Совета СССР — решено было похоронить за Мавзолеем Ленина, рядом с Ф. Э. Дзержинским, Я. М. Свердловым и М. В. Фрунзе.

Члены Политбюро прошли вдоль Революционного некрополя, сначала к Никольской, а затем — к Спасской башням. Братские могилы были обложены дерном, а понизу тянулся каменный бордюр; на немногих досках тускло желтели полустершиеся буквы. Могилы Ф. Э. Дзержинского, Я. М. Свердлова и М. В. Фрунзе, как вспоминал генерал Н. К. Спиридонов, выглядели аккуратно, но бедновато.

После осмотра коменданту Кремля было поручено подготовить и представить проект решения о приведении всего ансамбля в порядок.

19 сентября 1946 г. Совет Министров СССР принял решение о благоустройстве могил у Кремлевской стены на Красной площади. В соответствии с постановлением предстояло значительно улучшить архитектурный облик всего Революционного некрополя, сделать его еще более выразительным и монументальным.

Разработка проекта была поручена архитектору И. А. Французу и скульптору С. Д. Меркурову.

И. А. Француз много лет работал в мастерской академика А. В. Щусева, участвовал в создании гранитного Мавзолея Ленина и хорошо знал трудности, возникающие перед зодчим, прикасающимся к прекрасному древнерусскому ансамблю Кремля.

С. Д. Меркуров — народный художник СССР — был автором знаменитой скульптуры Ленина, установленной в зале заседаний Верховного Совета СССР, памятников многим выдающимся революционным деятелям в разных городах страны.

Художникам предстояло решить ряд сложных творческих задач: создать прямую торжественную перспективу некрополя, благоустроив существующую аллею; на могилах Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе, Ф. Э. Дзержинского, М. И. Калинина положить полированные надгробья и установить бюсты на постаментах, сделать гранитное обрамление Братских могил. При этом важно было найти лучший вариант решения, лучшие материалы, цвета и масштабность.

Как вспоминает архитектор И. А. Француз, прежде всего требовалось «увязать» три элемента — Кремлевскую стену, Мавзолей и Братские могилы — и одновременно подчеркнуть, что места захоронения — это в какой-то мере самостоятельное сооружение. Сложность создания прямой торжественной перспективы некрополя заключалась в том, что характер ансамбля не допускал обилия художественных деталей и украшений. Чтобы заранее представить, как будут сочетаться бюсты на постаментах с архитектурой Кремлевской стены и Мавзолея, над могилой М. И. Калинина был сооружен макет монумента в натуральную величину.

В конце 1946 г. некрополь отделили от Красной площади временным забором. Оттуда доносился шум моторов и стук молотков гранитчиков. Строительно-планировочные и монтажные работы вела крупнейшая столичная организация — Управление строительства Дворца Советов, камень для мемориальных сооружений добывал трест «Союзгранит». Советское правительство обязало 18 министерств и четыре главных управления обеспечить строителей и каменотесов всеми необходимыми материалами и механизмами. Комендатуре Московского Кремля для архитектурного оформления некрополя выделялось 1,5 миллиона рублей.

С украинских карьеров — Головинского, Жежелевского, Александровского, Крошнянского, Лезниковского, Янцевского, Слипчицкого — бесперебойно поступали гранитные блоки и монолиты. Их шлифовали и полировали тут же, во временном сарае на Красной площади. Более сложные работы — изготовление плит с венками — исполнялись в мастерской С. Д. Меркурова в Измайлове.

Одновременно работники архивов и музеев по просьбе комендатуры Кремля вели поиск документов, которые помогли бы выяснить фамилии 240 борцов революции, похороненных 30 лет назад на Красной площади. Их имена граверы должны были высечь на гранитных откосах Братских могил.

Всего для благоустройства некрополя потребовалось добыть 1750 кубических метров гранита.

К середине апреля 1947 г. все строительные работы были закончены. 1 Мая — до начала парада и демонстрации на Красной площади — благоустроенный некрополь осмотрели руководители Коммунистической партии и Советского правительства. В центре высились четыре бюста — Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе, Ф. Э. Дзержинского и М. И. Калинина. Чтобы избежать однообразия, монументы были высечены из гранитов разных цветов — серо-голубого, черного, розово-серо-коричневого и серого с желтизной. Каждый памятник — бюст и постамент — был выполнен из цельного куска камня. Могилы ближайших сподвижников Ленина обрамляли гранитные бордюры с отлитыми из бронзы гирляндами лавровых листьев. Скульптор в монументах на века сохранил для будущих поколений черты виднейших деятелей Октябрьской революции, руководителей строительства социалистического общества. Казалось, выстроившись за Мавзолеем, «они в бессмертье, как в походах, как прежде, — рядом с Ильичей».

По обе стороны от Мавзолея тянулись длинные Братские могилы. На их откосах, облицованных светло-серым полированным гранитом, на специальных, более темных, плитах были выбиты имена павших борцов. Зодчий выбрал нейтральный и спокойный серый цвет, поскольку он, сохраняя гармоничность окружающего ансамбля, не сливался с бурой Кремлевской стеной и красными плитами Мавзолея и подчеркивал известную самостоятельность сооружения.

На торцах Братских могил розовели гранитные венки. Архитектор использовал замечательное свойство поверхности камня изменять свой цвет в зависимости от того, каким способом она обработана. Это позволило изобразить на плитах светло-розовые (кованые) венки, перевитые темными (шлифованными) лентами на красном (полированном) фоне. Для этого И. А. Француз отобрал специальные сорта гранита без прожилок. Получилось лаконично, выразительно, долговечно.

Длина каждой Братской могилы составила 75 метров, ширина — 4 метра, а высота — 40 сантиметров. Величественная прямая аллея, стрелой прорезавшая некрополь, подчеркивала особую торжественность погребений героев-борцов, а задумчивые ели, посаженные привольно, как в молодом лесочке, делали место живописным.

Члены Политбюро ЦК партии одобрили работу архитектора, скульптора и строителей.

Вскоре после многолетнего перерыва к дорогим могилам был открыт доступ трудящихся.

Позднее в центре Революционного некрополя были установлены еще восемь памятников-бюстов на новых захоронениях: в 1949 г. — А. А. Жданову (скульптор С. Д. Меркуров), в 1970 г. — И. В. Сталину (скульптор Н. В. Томский) и К. Е. Ворошилову (скульптор Н. И. Брацун), в 1975 г. — С. М. Буденному (скульптор Н. В. Томский), в 1983 г. — М. А. Суслову и Л. И. Брежневу (скульптор И. С. Рукавишников), в 1984 г. — Ю. В. Андропову (скульптор В. А. Сонин), в 1986 г. — К. У. Черненко (скульптор Л. Е. Кербель).

«ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ…»

С годами становилась все очевидней необходимость дальнейшего улучшения архитектурного облика некрополя, чтобы достойней воспеть память павших героев. Остро чувствовалась, в частности, потребность в надписях на могилах или на стене вроде чеканного афоризма на памятнике Неизвестному солдату в Москве или вдохновенных од революционерам на Марсовом поле в Ленинграде. Такие эпитафии поднимают читающего над временем, позволяют ощутить великую связь эпох, почувствовать, как неизмеримо многим ты обязан лежащим здесь, под плитами гранита.

В начале 70-х годов специальная комиссия, изучив состояние Мавзолея Ленина, некрополя, Кремля и Красной площади, пришла к выводу о необходимости их реставрации, реконструкции, благоустройства и озеленения. Более 30 проектных, строительных и научных

организаций разработали комплексный проект на 5–6 лет. Мировая практика реставрации памятников архитектуры не знает работ столь крупного масштаба.

Монументальное оформление Братских могил «для более величественного отображения героического подвига захороненных героев революции», а также капитальный ремонт Мавзолея Ленина числились в списке первоочередных работ.

Утром 10 мая 1974 г. на Красную площадь со стороны собора Василия Блаженного въехала мощная строительная техника: подъемные краны, бульдозеры, автопогрузчики. Пришли рабочие в зеленых комбинезонах с эмблемой. Главмоспромстроя на рукавах.

165 дней над Красной площадью стоял гул строительных механизмов. У Кремлевской стены круглосуточно трудились более 1100 каменщиков, гранитчиков, слесарей, механизаторов. Работы практически шли в три смены, в том числе и ночью — при свете прожекторов.

Сохранив архитектуру Революционного некрополя (планировку, оформление и формы могил и колумбария, масштабность и цветовое решение), зодчие Г. М. Вульфсон, В. П. Данилушкин и скульптор П. И. Бондаренко стремились в то же время сделать ее более величественной. Это требовало большого художественного такта и высокого мастерства, ибо условия ансамбля исключают чрезмерную монументальность, диктуют предельную лаконичность.

На зеленую траву — в центре каждой Братской могилы — легли две черные плиты лабрадорита (5 м 65 см × 1 м) с надписью:


ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ РЕВОЛЮЦИИ,

ПАВШИМ В БОРЬБЕ ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ.


Над прахом борцов склонились красные знамена. Четыре группы стягов — по три в каждой (4,5 м длины × 1,55 м в высшей точке) — установлены в начале и конце Братских могил на черных плитах-постаментах (6 м × 1 м). Мощь каменных знамен олицетворяет силу, величие и бессмертие дела, за которое пали борцы. Флаги и кисти — из капустянского гранита, который после полировки кажется бархатным. Знамена собраны из трех блоков, но благодаря умелой работе гранитчиков швов не видно, создается впечатление полной монолитности.

На траву Братских могил легли десять розовых венков — у «зеркал» с именами, кроме центрального и боковых (там плиты с эпитафией и знамена). Лавровые листья на венках символизируют неувядаемую славу павших. Диаметр кованых венков из лезниковского гранита — 86–88 сантиметров.

Для лучшего обозрения плиты с эпитафиями и венками немного наклонены к аллее, по которой проходят посетители. А напротив, вдоль подножия Кремлевской стены, на ленте красноватых плит из токовского гранита, под каждой доской с фамилией революционера поставили свыше ста скромных серых квадратных ваз из жежелевского гранита для цветов. Учитывая ежегодно возрастающий поток посетителей, строители расширили аллею, идущую вдоль Кремлевской стены, до 3 метров 25 сантиметров. Она устлана светло-серым янцевским гранитом.

Перед могилами Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе, Ф. Э. Дзержинского, М. И. Калинина, А. А. Жданова, И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного было уложено на траве по серой гранитной плите (50 см × 40 см), на которую вступает человек, возлагающий венок или цветы.

Изменился и зеленый наряд некрополя. Чтобы открыть с площади вид на Кремлевскую стену и мемориальные доски, заменили высокие голубые ели, росшие там почти сплошной шеренгой, молодыми, посадив их группками по три. У захоронений Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе, Ф. Э. Дзержинского, М. И. Калинина, А. А. Жданова, И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного вместо четырех елей посадили по одной — за каждым бюстом.

Таким образом, в 1974 г. Революционный некрополь обогатился новыми архитектурно-скульптурными элементами. Они явились вкладом в создание торжественного гранитного реквиема павшим героям. Определяя масштаб элементов, а также деталей, бригада Моспроекта-1 во главе с архитектором Г. М. Вульфсоном, учеником А. В. Щусева, учитывала главенствующее положение Мавзолея Ленина — композиционного центра Красной площади.

Одновременно строители обновили облицовку усыпальницы Ильича, реставрировали Кремлевскую стену, куранты и башенные звезды, заменили гостевые трибуны (Никольские — в 1973 г.) и асфальтовый тротуар перед ними на гранитные, переложили просевшие места брусчатки Красной площади. Пришлось переместить 30 тысяч кубометров земли, установить заново 12,5 тысячи гранитных блоков.

Московским строителям помогала вся страна. Украина прислала лучшие сорта гранита для Братских могил и Мавзолея, Карелия — уникальный малиновый кварцит для его венчающей плиты и твердый серый базальт для каменного «ковра» Красной площади, Прибалтика — редкую глину для «древних» кирпичей стены, Кабардино-Балкария — голубые елочки… Крупноразмерный кирпич для стены и башен делал по особому рецепту Загорский завод, гранитные знамена и венки для Братских могил — Мытищинский завод художественного литья.

Рабочие Главмоспромстроя, а также карьеров и заводов трудились с большим подъемом, coзнавая, что им выпала высокая честь. Каждый понимал: то, что тут делают, — это История.

К 57-й годовщине Октябрьской революции работы были закончены. Государственная комиссия приняла все объекты с оценкой «отлично». 2 ноября 1974 г. — после почти шестимесячного перерыва — Революционный некрополь вновь был открыт для доступа трудящихся. Первыми почтить память великого Ленина и его доблестных бойцов по праву пришли 9 тысяч участников реставрации и реконструкции с женами, мужьями, отцами, матерями, детьми и внуками. Они принесли глубокий поклон четырех поколений тем, кто сверг «могучей рукою гнет роковой навсегда».

За досрочное выполнение работ по реконструкции и реставрации Мавзолея Ленина, Братских могил, кремлевских стен и башен, гостевых трибун 396 рабочих, инженеров, архитекторов, сотрудников комендатуры Московского Кремля были награждены орденами и медалями.

КРАСНЫЙ ПОГОСТ

Так назвал могилы у Кремлевской стены поэт Владимир Маяковский.

До 1973 г. в некрополе кроме елей росли рябина, сирень и боярышник. Осенью на траву Братских могил, тихо кружась, падали красные и зеленые листья. Поразительно: тут не было желтых! Опавшие зеленые листья словно символизировали молодые жизни, оборвавшиеся в расцвете сил и не знавшие поры увядания. А красные, казалось, пропитаны кровью спящих здесь борцов. Как сказал поэт, герои Октября уснули «от трудов, от каторг и от пуль, и никто почти — от долгих лет».

Здесь — рабочие-красногвардейцы, которые, оставив станки на заводах и фабриках, вышли на бой с буржуазией, здесь — революционные солдаты и первые красные офицеры, которых похоронили в погонах, ибо знаки различия были отменены только через несколько недель после их гибели. Здесь — матросы 1-го берегового отряда, разведчики 1-го Варшавского революционного красного полка, бойцы 1-го Московского отряда Красной гвардии. И многие другие. Эти борцы первыми вышли с оружием в руках сражаться против сил старого мира и погибли в борьбе.

Они провозгласили мир и братство народов. И символы этого братства — имена представителей многих народов великой Страны Советов и многих стран мира на гранитных плитах.

Как вспоминал бывший курсант кремлевской школы имени ВЦИК А. А. Лобачев, не раз стоявший на посту у Спасских ворот, В. И. Ленин «часто выходил по утрам сюда, к Братским могилам героев Октября». А в праздничный день 1 Мая 1919 г. посадил здесь дерево.

На красном погосте — в Братских могилах — покоится более 300 борцов. В вихре великих событий, потрясавших страну, фамилии многих были забыты. Мы знаем только о 110. Подчас на могилах нет их имен и отчеств, годов рождения. Но зато есть год, когда их прах приняла земля Красной площади, — 1917, 1918, 1919, 1920-й. И эти огненные годы великой славы нашей Родины говорят: борцы «с честью пали за то, чтоб богатство, власть и познание стали бы жребием общим».

1917 год

Из захороненных в этом году 240 славных борцов революции мы пока знаем точно имена 57.


АНДРЕЕВ Павлик (1903–1917). Красногвардеец Замоскворецкого района, подручный кузнеца завода Михельсона.

14-летнего Павлика не взяли в красногвардейский отряд. Тайком от родителей он пробрался к своим, михельсоновцам, наступавшим по Остоженке на штаб Московского военного округа. Под ураганным огнем юный герой подносил сражавшимся красногвардейцам продовольствие, патроны, бинты. Когда в часы затишься красногвардейцы уходили погреться в соседнюю чайную, оставив часть оружия в окопе, мальчик, перебегая от винтовки к винтовке, стрелял по юнкерам, создавая впечатление, что все бойцы находятся на своих местах. Случайно одна из винтовок упала за бруствер. Юный красногвардеец потянулся за ней и высунулся из окопа. Ударил пулемет — и тело московского Гавроша пронзили 42 пули. Через трое суток он умер от ран.



Еще до Октября 1917 г. сын рабочего-кузнеца Павел Андреев вступил в Союз рабочей молодежи «III Интернационал». Он распространял большевистские листовки, помогал вести пропагандистскую работу среди солдат расквартированного в Замоскворечье 55-го полка.

Имя Павлика Андреева носят улица близ завода имени Владимира Ильича (бывший Михельсона), бригада кузнецов этого предприятия, Дворец пионеров Советского и Дом пионеров Москворецкого районов столицы. Имя юного героя занесено в Книгу почета Московской городской пионерской организации.


БАСКАКОВ Тимофей Андреевич (1900 — 2.XI. 1917). Красногвардеец Рогожского района, слесарь кабельного завода Алексеева.

Красногвардейцы-рогожцы наступали на Кремль с Варварской площади (ныне площадь Ногина). Пулеметы юнкеров, установленные на чердаках, в окнах и подворотнях поливали огнем все подступы к их позициям. Но революционные отряды, упорно тесня врагов, шаг за шагом продвигались вперед. Схватки шли за каждый квартал, угол улицы, дом. 1 ноября бои достигли наивысшего накала.

…Сгущались сумерки. На мостовой полыхал костер, мешавший скрытному продвижению рабочего отряда. Наступление застопорилось… Молодой боец Тимофей Баскаков вызвался погасить огонь. Товарищи напряженно следили за смельчаком. Подобравшись к пламени, он стал разбрасывать горевшие предметы. Но вражеская пуля смертельно ранила красногвардейца.

Боевые друзья доставили его в Двинский госпиталь на Солянке. Но спасти Тимофея не удалось. В кармане его куртки нашли документ о том, что он — уроженец Спасской волости Малоярославецкого уезда Калужской губернии, и билет члена Союза рабочей молодежи «ІІІ Интернационал».

Тимофей Баскаков — слесарь кабельного завода Алексеева — был одним из организаторов союза молодых пролетариев на предприятии. Когда начались октябрьские бои, участвовал в захвате милицейских комиссариатов в районе и в наступлении на центр города.

В 1922 г. по ходатайству рабочих кабельному заводу и его клубу присвоили имя Тимофея Баскакова. О храбром красногвардейце рассказывается в книге «История завода „Электропровод“» (так теперь называется это предприятие, образованное в результате слияния двух кабельных заводов, в том числе имени Т. Баскакова).


ВАЛЬДОВСКИЙ Ян Матисович (10.XII. 1879 — 10.XI. 1917). Красногвардеец Лефортовского района, рабочий завода «Проводник».

…Засевшие в Алексеевском военном училище и кадетских корпусах, юнкера угрожали тылам красногвардейцев, наступавших к центру города. Московский военно-революционный комитет приказал взять эту вражескую крепость во что бы то ни стало. Вместе с другими красногвардейцами Ян Вальдовский участвовал в штурме кадетских корпусов. Тяжелые ворота были заперты, но рабочие, перебравшись через окружавший здание забор, очутились в саду. Не выдержав натиска, юнкера и кадеты укрылись за толстыми стенами корпуса и повели оттуда залповый огонь. Под прикрытием пулеметов они пытались перейти в атаку. Но Вальдовский и его товарищи стойко удерживали занятые позиции. Бой разгорался все жарче. Красногвардейцев поддержала артиллерия. Выскочив из-за укрытия, рабочие бросились в атаку… И враг не выдержал! Сначала сдался 2-й кадетский корпус, затем — 1-й, а в ночь на 31 октября капитулировали юнкера лефортовского училища.


В этих ожесточенных боях 29 октября красногвардеец Ян Вальдовский был ранен в ногу.

Латышский пролетарий Вальдовский был закаленным революционером. Уроженец Добленского уезда Курляндской губернии, в бурном 1905 г. он возглавлял боевую дружину рабочих проволочного завода Беккера в Либаве. В 1908 г. рижский военный суд приговорил Яна «за участие в сообществе, составившемся для насильственного посягательства на изменение в России установленного… образа правления и имевшем в своем распоряжении средства для взрыва и склад оружия», к 15 годам каторги.

Выйдя на волю после свержения самодержавия, большевик Вальдовский снова стал в ряды борцов за свободу.

Отважный красногвардеец скончался от ран 10 ноября в Генеральном военном госпитале.


ВЕВЕР Ольга (ум. XI. 1917)[10]. Санитарка латышского отряда Красной гвардии, актриса Латвийского рабочего театра.



По простреливавшейся юнкерами Никольской улице (ныне улица 25 Октября), прижимаясь к стенам домов, в сторону Кремля короткими перебежками продвигались красногвардейцы. В шинелях, кожанках, промасленных рабочих куртках, папахах и кепках. Наступавшим уже была видна зубчатая стена Кремля… Вдруг один боец упал. К нему бросилась Ольга Вевер в белой косынке с красным крестом. Когда она склонилась над раненым, вражеская пуля сразила ее.

Девушка-латышка приехала в Москву в годы первой мировой войны вместе с другими беженцами из оккупированной Латвии. Работала швеей на фабрике, начала участвовать в спектаклях латвийской рабочей труппы и скоро стала одной из популярных актрис рабочего театра. В то время ей не было еще и 20 лет. Ветераны революции вспоминают, что она часто приходила в типографию латышской большевистской газеты «Socialdemokrats», где помогала упаковывать свежие номера для отправки подписчикам. В канун октябрьских боев Вевер вступила в Красную гвардию. Молодая санитарка участвовала в штурме Алексеевского военного училища, телефонной станции в Милютинском переулке (ныне улица Мархлевского) и в наступлении на Кремль.


ВИРЗЕМНЕК Отто Карлович (1893 — 29.Х. 1917). Начальник Красной гвардии Городского района, лекальщик завода «Русская машина».

Утром 25 октября 1917 г. к дроболитейному заводу подъехал грузовик с вооруженными красногвардейцами. Рабочие узнали командира — высокого белокурого юношу, любимца пролетариев Крестовской заставы — Отто Вирземнека.

— Товарищи! — крикнул он. — Кончайте работу! С трубочного завода уже выступили! Все, кто может держать оружие, — в бой, на юнкеров, за власть Советов!

Сын бедного латвийского рыбака, Отто Вирземнек не смог получить образование. Его университетами стали фабрика по переработке рыбы, затем военный завод в Петрограде и, наконец, московский завод «Русская машина». В 1916 г. Вирземнек вступил в партию большевиков. После Февральской революции был избран депутатом Совета Алексеевско-Ростокинского подрайона г. Москвы. Став ответственным секретарем и казначеем Совета, он энергично боролся против соглашательской политики депутатов-меньшевиков, после июльских дней 1917 г. смело разоблачал клевету буржуазии на партию большевиков и ее вождей.

Накануне Октябрьского восстания Вирземнека назначили начальником Красной гвардии Алексеевско-Ростокинского подрайона.

Когда власть в районе была взята, отряд Отто двинулся на помощь соседнему Городскому району. Выполняя приказ Военно-революционного комитета, рабочие и солдаты быстро отрыли окопы, возвели баррикады. Вирземнек назначается начальником Красной гвардии Городского района.

«Удалось установить, — вспоминала разведчица Р. Калыгина, — что в Милютинском переулке, на телефонной станции, имеется 25 человек, хорошо вооруженных, с пулеметами, юнкеров. Тов. Вирземнек совместно с красногвардейцами решил взять станцию. С криком „Вперед, братцы!“ они бросились в атаку, но залпом юнкеров эта атака была отбита, и стоявший у входа юнкер сразил тов. Вирземнека разрывной пулей…» Последними словами Вирземнека были: «Доведите начатое дело до конца». Через несколько часов он скончался в Екатерининской больнице.

В 1924 г. именем Отто Карловича Вирземнека названа улица в Москве.


ВОЙТОВИЧ Василий Ермолаевич (1891 — 2.XI. 1917). Красногвардеец Рогожского района, молотобоец Главных вагонных мастерских Московско-Курской железной дороги.

…Василия Войтовича назначили командиром красногвардейской десятки, хотя он работал в мастерских совсем недавно. У руководителей большевистской ячейки были на то все основания. Сын железнодорожного сторожа с Винничины, Василий с ранних лет узнал, «почем фунт лиха». Был подпаском, затем рабочим вагонного участка станции Могилев-Подольский, завода Келлера, проводником на Львовском железнодорожном узле. Его дважды увольняли за распространение большевистских листовок и агитацию среди рабочих. Призванный в 1915 г. в царскую армию, Войтович нес службу в железнодорожном полку, охранявшем участок дороги Петроград — Царское Село. Он установил связь с петроградскими большевиками, в дни Февральской революции участвовал в создании солдатского комитета своего полка и в аресте царя Николая II и его семьи.



…Отряд рабочих, в котором находился Войтович, наступал на Кремль через Варварку (ныне улица Разина). Юнкера сопротивлялись ожесточенно, дрались за каждый перекресток, за каждый дом. С крыш по наступавшим били пулеметы. Но красногвардейцы упорно продвигались к Красной площади… Установив бомбомет, Войтович и его товарищи начали обстрел пулеметчиков. Несколько выстрелов, и еще один вражеский пулемет смолк!

— Еще один готов! — воскликнул Войтович, поднимаясь из окопа. В этот миг он был смертельно ранен.

Имя Войтовича носят московский завод (бывшие Главные вагонные мастерские, где он трудился), улицы в Москве (близ завода), в подмосковном городе Реутове, где живут рабочие этого предприятия, на станции Могилев-Подольский, где революционер начинал трудовой путь, и детская библиотека в столице. У главного входа на завод высится обелиск с барельефом героя-красногвардейца.

ДВИНЦЫ

В начале сентября 1917 г. из Двинска (ныне Даугавпилс) в Москву вышел эшелон. В нем везли 869 солдат-фронтовиков, арестованных за выступления против империалистической войны и Временного правительства.

Солдаты 82 разных частей 5-й армии Северного фронта, пробывшие более двух месяцев в заключении в Двинской военной тюрьме, они вошли в историю под коротким, ставшим легендарным именем — двинцы. По царским законам военного времени им полагалась каторга — от 4 лет до бессрочной — с лишением всех прав состояния. Многие арестованные были членами ротных и полковых солдатских комитетов, среди них было около 300 большевиков.

3 сентября 1917 г. двинцы прибыли в Москву и были отправлены в Бутырскую тюрьму. В полученной в Москве телеграмме с фронта сообщалось, что прибывшие — дезертиры и их надлежит заключить за решетку.

Но фактически это была первая воинская часть Октября, «сформированная» по иронии судьбы самим Временным правительством. И, как настоящая революционная часть, двинцы вошли в ворота Бутырской тюрьмы под красными знаменами с пением «Смело, товарищи, в ногу».

На девятый день они объявили голодовку. «Наш арест, — заявили двинцы, — есть не что иное, как контрреволюционный удар по демократии, а посему для нас — свобода или смерть». Московские большевики развернули борьбу за немедленное освобождение солдат. В результате протестов и требований рабочих к 21 сентября двинцы были освобождены… Ослабевших после голодовки, их разместили в двух госпиталях… Но они не могли сидеть без дела: обучали красногвардейцев владеть оружием, выступали как большевистские агитаторы на рабочих и солдатских митингах.

Вечером 27 октября рота двинцев Озерковского госпиталя в Замоскворечье получила приказ прибыть для охраны Московского Совета. Ее возглавил солдат Е. Н. Сапунов.

Пройдя Москворецкий мост, 150 двинцев поднялись к храму Василия Блаженного. У Лобного места на них надвинулась цепь юнкеров с винтовками на изготовку. Солдаты не знали, что Моссовет уже почти окружен и что контрреволюционные отряды, намеревавшиеся захватить штаб восстания, не пропускают к нему подкрепления.

Офицер крикнул двинцам:

— Кто вы такие, куда идете?

Передние — разведчики — ответили:

— Идем на охрану Московского Совета.

Цепь разомкнулась, и юнкера пропустили колонну на Красную площадь. Это была уловка: у Исторического музея двинцев остановила новая цепь юнкеров. Полковник заявил, что они сами охраняют весь центр, а также и Московский Совет. И дал команду:

— Сдавай оружие!

Сапунов обернулся к отряду, желая отдать боевой приказ, но был сражен выстрелом полковника, скомандовавшего тут же юнкерам:

— В штыки!

Оставшись без командира, двинцы не растерялись. Раздались команды взводных:

— В цепь, пли!

Грянул залп, второй. Падали убитые и раненые юнкера. Несли потери двинцы.

Это был первый кровопролитный бой Московского вооруженного восстания. После него началось семидневное сражение. Кровь революционных солдат-двинцев явилась первой, пролитой за власть Советов в Москве.

В ночном бою на Красной площади геройски погибли или были смертельно ранены 45 солдат. Остальные пробились через заслоны юнкеров к Моссовету и в дальнейшем самоотверженно сражались в вооруженных схватках с силами контрреволюции.

На плитах Братской могилы у Кремлевской стены выгравированы имена семи двинцев, погибших в этом первом бою.


САПУНОВ Евгений Николаевич (6.II 1887 — 28.Х. 1917). Солдат, командир роты двинцев.

Е. Н. Сапунов родился в деревне Буланцево Калужской губернии в семье крестьянина-садовода. Еще будучи старшеклассником училища в Тихоновой Пустыне, принял участие в революционном движении. В 1905 г. вступил в местный «Союз самообразования», на собраниях которого крестьяне читали нелегальную литературу, высказывались за конфискацию помещичьих земель. Евгений распространял листовки, выступал на митингах, разъяснял аграрную программу РСДРП. Урядник доносил, что Сапунов «не признает правительство и порицает государя императора». В 1908 г., после поджога помещичьих владений, Сапунов был арестован и отдан под гласный надзор полиции.

Призванный в 1915 г. в армию, он был направлен в школу прапорщиков, но из-за политической неблагонадежности отчислен и послан рядовым на фронт, где вел революционную пропаганду среди солдат.



После Февральской революции был избран членом полкового комитета 303-го Сенненского полка. Весной 1917 г. Сапунов вступил в партию большевиков. 17 июня полк принял резолюцию против грабительской войны, ведущейся «капиталистами из-за дележа выгод от господства над миром», и потребовал передачи власти Советам. Начались братания с немецкими солдатами и отказы от военных занятий. Для «приведения в повиновение» полк был окружен казаками. После отказа сенненцев выдать «зачинщиков» каратели — по спискам, составленным офицерами, — арестовали 138 человек, в том числе Сапунова. В Двинской тюрьме товарищи избрали его в тюремный партийный комитет. После освобождения из Бутырской тюрьмы в сентябре 1917 г. солдат-революционер выступал как пламенный большевистский агитатор на многих заводах и фабриках Москвы; двинцы избрали его командиром роты.

В последнем письме отцу Сапунов писал: «…все может быть, но что делать. Если погибну, то будут помнить дети (у Сапунова их было четверо. — А. А.), что отец их весь свой век боролся за поруганные права человека и погиб, добывая свободу, землю и волю».

Именем Е. Н. Сапунова назван проезд (бывший Ветошный переулок) близ Красной площади.


ВОРОНОВ Александр Петрович (1894—27.Х. 1917). Младший унтер-офицер команды двинцев.

Родился в селе Гавриловском Галичского уезда Костромской губернии. После окончания трех классов церковноприходской школы 13-летним подростком начал трудиться на стройках Петербурга, затем поступил на завод. В январе 1915 г. А. Воронова призвали в армию и направили на фронт. Кровавая бойня, затеянная капиталистами в своекорыстных целях, открыла глаза молодому солдату. Он активно участвовал в Февральской революции, избирался членом полкового комитета 303-го Сенненского полка. Весной 1917 г. вступил в РСДРП(б). В Двинской и Бутырской тюрьмах и после освобождения на заключения был пламенным большевистским агитатором.



Люди, хорошо знавшие Воронова, вспоминали, что он «пользовался особой любовью солдат, и, когда… выступал на собраниях за линию и лозунги нашей партии, солдатская масса выражала бурные одобрения любимому оратору».


СКВОРЦОВ Григорий Алексеевич (30.І. 1894 — 27.Х. 1917). Ефрейтор команды двинцев.

Родился в деревне Артемьево Кинешемского уезда Костромской губернии в семье бобыля — крестьянина, не имевшего земли.



Поступив на красильную фабрику в селе Родники, отец перевез туда и семью. После двухклассного училища Григорий начал работать «мальчиком» на той же фабрике. Местные большевики открыли юноше глаза на несправедливость царских порядков, и он примкнул к революционному движению. Полиция не раз делала обыски в его доме в поисках запрещенных книг, но молодой красильщик успевал их надежно спрятать.

В 1915 г. Григорий Скворцов был призван в армию и отправлен на фронт. Летом 1917 г. его и еще 74 солдат 303-го Сенненского полка предали военному суду. Они, гласило обвинительное заключение, «склоняли других солдат на занятия не выходить, говоря, что занятия… имеют цель перехода армии в наступление, а последнее только затянет войну во вред простому народу и на пользу буржуев». Власти не успели начать процесс: 25 октября Временное правительство было свергнуто восставшим народом.


ТИМОФЕЕВ Александр Тимофеевич (1883 —27.X.1917). Солдат команды двинцев.

Родился в деревне Молодошково Порховского уезда Псковской губернии в семье крестьянина.

Путь А. Тимофеева в революцию был непростым. Он служил стражником в Порхове, а потом в Пскове. Под стражей содержались сельские бедняки, которые не могли уплатить царские налоги, рабочие-забастовщики, требовавшие человеческих условий труда и жизни, революционеры, призывавшие к свержению царя, передаче помещичьей земли крестьянам. Эти люди раскрыли Тимофееву глаза на многое, над чем он раньше не задумывался. С детства познавший нелегкую мужицкую долю, он постепенно понял всю глубину социальной несправедливости, царившей в России. Стражник начал помогать арестованным, старался облегчить их участь, наладить связь с подпольщиками, оставшимися на воле.

Призванный в царскую армию, А. Тимофеев воочию увидел всю преступность империалистической бойни, затеянной капиталистами и помещиками ради своего обогащения и несшей смерть рабочим и крестьянам. Не раз на солдатских митингах в 303-м Сенненском полку А. Тимофеев гневно разоблачал грабительскую войну и антинародное правительство Керенского.

В октябрьские дни 1917 г. Александр Тимофеевич, не колеблясь, пошел сражаться «за землю, за волю, за лучшую долю» и погиб в первом же бою. Юнкерская пуля настигла его у Воскресенских ворот[11], через которые двинцы прорвались с Красной площади к Моссовету.


В том же ночном бою на Красной площади были смертельно ранены солдаты-двинцы ЗАПОРОЖЕЦ Антон Петрович (1898–1917), НАЗАРОВ Иван Алексеевич (1882–1917) и УСОЛЬЦЕВ Михаил Тимофеевич (ум. 1917).

Они были из разных полков 5-й армии: Запорожец — из 144-го Каширского, Назаров — из 480-го Даниловского, Усольцев — из 303-го Сенненского. Но их объединяла жгучая ненависть к старому эксплуататорскому строю, безграничная вера в победу пролетарской революции. Не дрогнув, они вступили в бой против врагов трудового люда и погибли за его освобождение.

…Две группы двинцев — прорвавшаяся от Красной площади и подошедшая из Савеловского госпиталя — заняли оборону в здании Московского Совета. Они установили в проемах окон второго этажа пулеметы, устроили брустверы, приготовились дать отпор юнкерам.

Угроза полного окружения Совета сохранялась. Около 300 юнкеров и студентов-«белоподкладочников» засели под боком — в здании градоначальства на Тверском бульваре. А оттуда — один бросок до Страстной площади (ныне Пушкинская площадь), и они могли соединиться со встречной группой контрреволюционных войск, находившейся на Рождественке (ныне улица Жданова), и замкнуть кольцо вокруг штаба вооруженного восстания.


Чтобы не допустить этого, на градоначальство — передовой форт контрреволюции — был брошен штурмовой отряд, в который вошли двинцы, солдаты и красногвардейцы. В этих боях геройски погиб

ТРУНОВ Николай Родионович (1889—29.Х. 1917). Младший унтер-офицер команды двинцев.

Родился в селе Липовка Козловского уезда на Тамбовщине в семье крестьянина. Окончив сельскую школу, помогал отцу в поле. Посещал нелегальный кружок, организованный деревенским учителем социал-демократом. В 1915 г. молодой хлебопашец был призван в царскую армию. Н. Трунов служил в 719-м Лысогорском полку, когда его арестовали за революционную деятельность и предъявили обвинения, по которым полагалось 10 лет каторги.

…В полдень 28 октября штурмующие, которые наступали тремя колоннами — по Тверскому бульвару, Б. Бронной и Б. Гнездниковскому переулку, приблизились к зданию градоначальства. Завязалась ожесточенная перестрелка. Три раза поднимались красногвардейцы в атаку, но каждый раз пулеметный огонь вынуждал их залечь. Ночью к юнкерам прибыло подкрепление.



Утром 29 октября по зданию градоначальства ударили со Страстной площади из подвезенных туда пушек. Командование штурмового отряда предъявило осажденным ультиматум: сдаться, в противном случае они будут уничтожены. В 15 часов юнкера и студенты сдались. Опасность окружения Моссовета была ликвидирована.

Это была первая победа участников Октябрьского восстания в Москве, завоеванная ценой жизни Николая Трунова и многих его товарищей.

Взятие здания градоначальства открыло дорогу к наступлению на важный стратегический рубеж — Никитские ворота. Этот район дорогих квартир и магазинов находился на полпути между близко расположенными руководящими центрами восставших и контрреволюции — Московским военно-революционным комитетом на Скобелевской площади (ныне Советская площадь) и главным оперативным штабом юнкеров на Знаменке (ныне улица Фрунзе). Малейшее отступление от этого рубежа вооруженных отрядов любой из сторон немедленно ставило под угрозу ее руководящий центр, и потому многодневные бои у Никитских ворот в октябрьские дни 1917 г. носили наиболее ожесточенный и кровопролитный характер.


В одной из контратак у Никитских ворот пал смертью храбрых

ГАВРИКОВ Яков Васильевич (1894–1917). Ефрейтор команды двинцев.

Сын крестьянина-бедняка, уроженец села Юдино Венёвского уезда Тульской губернии, он рано пошел «в люди»: пас коней местного богатея купца, с 12 лет трудился в Москве у хозяина булочной, работая по 12–14 часов в день. В 1914 г. был призван в армию. Храбрый солдат, раненный в боях, вскоре увидел всю бессмысленность и преступность войны, которая несла гибель и страдания трудящимся, а банкирам, фабрикантам и помещикам — новые барыши. Гавриков видел, что только большевики, требовавшие прекращения войны, отстаивали интересы народа, указывали правильный путь. Летом 1917 г. солдаты 303-го Сенненского полка в связи с начавшимся по приказу Керенского наступлением на фронте вынесли резолюцию против продолжения кровавой бойни. Полк был окружен казаками, 138 наиболее революционно настроенных солдат, в том числе и Гавриков, были арестованы и брошены в Двинскую тюрьму. Но арест и заключение не сломили Якова Гаврикова. Выйдя на свободу из московской Бутырской тюрьмы, он сказал встречавшей его жене: «Скоро будет новая революция, и я пойду в бой первым. Может быть, погибну, но зато для всех трудящихся наступит свободная и счастливая жизнь». И он пошел в бой в первых рядах.



Двинцы бились за Страстной монастырь, гостиницу «Метрополь», выбивали юнкеров с Тверской улицы (ныне улица Горького), Кудринской площади (ныне площадь Восстания), с Арбата. Они сочетали революционную страстность и отличное знание военного дела.


В этих боях пал смертью храбрых

ИНЮШЕВ Андрей Алексеевич. Подпрапорщик команды двинцев.

…В ночь на 28 февраля 1917 г. 143-й Дорогобужский полк Северного фронта получил приказ двигаться в Двинск и оттуда — в Петроград. Когда дорогобужцы вступили в предместье Двинска, подпрапорщик А. Инюшев увидел необычную картину: солдаты с офицерскими шашками. Они сказали, что в Петрограде произошла революция, царь свергнут и что они разоружили своих офицеров. Поняв, что командование хочет использовать дорогобужцев как карателей против питерского пролетариата, А. Инюшев и его товарищи большевики призвали однополчан не играть позорной роли душителей революции. Полк остался в Двинске. На рабочих и солдатских митингах, захлестнувших город, фронтовики узнали правду о событиях в Петрограде.

Общее собрание, состоявшееся под председательством А. Инюшева, избрало полковой комитет, в котором подпрапорщику доверили пост товарища (заместителя) председателя. По решению комитета из части были удалены реакционные офицеры, созданы большевистские ячейки. Несмотря на попытки командования нацелить полковой комитет только на решение хозяйственных вопросов, А. Инюшев и другие члены РСДРП (б) развернули большевистскую пропаганду среди солдат, разоблачая преступный характер кровавой бойни народов, затеянной буржуазными правительствами, требуя демократического мира без аннексий и контрибуций и передачи земли крестьянам. По поручению полкового комитета А. Инюшев поддерживал контакты с двинскими революционными рабочими, а в апреле ездил в столицу, где установил связь с Петроградским Советом и получил большевистскую литературу.

Дорогобужский и другие полки 36-й пехотной дивизии, решительно выступившие против антинародной политики Керенского, первыми на Северном фронте подверглись жестоким репрессиям Временного правительства. 22 июня 1917 г. дорогобужцы отказались сменить на позициях другую часть и идти в наступление. «Мы — революционеры, а не разбойники-захватчики, — говорилось в резолюции солдатского митинга, зачитанной А. Инюшевым. — Мы братски всем воюющим народам протягиваем руку через горы трупов и дымящиеся развалины». Такие же решения приняли и другие полки дивизии. «Бунтовщиков» окружили казаки, поддержанные пушками и броневиками. Тысячи солдат и унтер-офицеров дивизии были брошены в тюрьмы. Двести человек, в том числе А. Инюшева, предали военному суду.

Однако искра, зажженная ими, разгоралась. «Отказ идти в наступление волной распространяется на разные полки Северного фронта», — телеграфировал комиссар Временного правительства в Петроград.

Как сообщил автору бывший солдат 143-го Дорогобужского полка А. С. Нечай, Андрей Инюшев был уроженцем Черниговской губернии. За храбрость в боях награжден Георгиевским крестом. Постепенно поняв несправедливый характер империалистической войны, вступил в ленинскую партию, участвовал в братаниях. Дорогобужцы любили его как командира, разделявшего их думы и чаяния, как пламенного большевистского агитатора. «Вместо демократического мира, — разъяснял А. Инюшев, — мы получили буржуазное наступление на фронте, а землю нам дали в преждевременных могилах».

В тюрьме, вспоминает двинец В. С. Денисенко, Андрей Инюшев говорил товарищам, что главная борьба впереди. И когда начались октябрьские бои за власть Советов, он по первому зову Московского военно-революционного комитета вывел своих солдат на штурм старого мира и отдал свою жизнь за революцию.


В разных местах Москвы героически погибли двинцы:

ВЛАДИМИРОВ Степан Владимирович, подпрапорщик из 642-го Стерлитамакского полка;

НЕДЕЛКИН Тимофей Федорович, солдат из 15-го Особого полка;

ТИМОФЕЕВ Гавриил, солдат из 1-го Невского полка.

Арестованные летом 1917 г. Временным правительством за отказ проливать кровь в угоду капиталистам и помещикам, они, не дрогнув, отдали свою жизнь за власть рабочих и крестьян.

«Двинцы дрались как львы», — вспоминал участник октябрьских боев И. Г. Батышев. Они были «ударным кулаком в борьбе с белогвардейским офицерством и юнкерами», — свидетельствовала известная большевичка Т. Ф. Людвинская. «С полным сознанием и святым трепетом каждый из них относился к революции», — писал член Московского военно-революционного комитета А. Я. Аросев.

«Это герои Московского восстания, — сказал другой член МВРК Г. Ломов (Оппоков), — которые во многом своей безоговорочной храбростью определили исход сражения, увлекая за собой широкие солдатские массы. Двинцы дерутся как черти, не щадя своей жизни…»

В честь героев 1-я Новотихвинская улица, близ бывшего Савеловского госпиталя, названа улицей Двинцев.


ЕЛАГИН Григорий Лукьянович (28.XI. 1894–1917). Солдат.

В архивном списке раненых в октябрьских боях есть запись: «Елагин Григорий. Умер. Др. сведений нет».

Тогда, в 1917 г., в вихре бурных событий, потрясавших Москву и страну, сведения о погибшем революционере установить не удалось. Лишь спустя более 60 лет появилась возможность внести поправку в госпитальную запись.

Собирая сведения о красногвардейце А. А. Кучутенкове, покоящемся у Кремлевской стены, автор приехал в 1979 г. в его родную деревню Карташово Алексинского района Тульской области.

«А знаете, — сказали старожилы, — на Красной площади похоронен еще один наш деревенский — Григорий Лукьянович Елагин». Они дали адрес его младшего брата. Вскоре 70-летний Иван Лукьянович Елагин, живший в г. Алексине, прислал автору письмо.

«Григорий, — писал Иван Лукьянович, — родился в большой семье, где было шестеро детей. Земли — всего на одну душу. Как прокормить такую ораву? Безземельные крестьяне уходили на отхожие промыслы. И отец в 1905 году взял 11-летнего Гришу на заработки в Одессу. Нанялся штукатуром, а сына упросил принять „мальчиком“ в трактир. Первые полгода брат работал бесплатно, „за харчи“, а потом стал получать 50 копеек в месяц».



В трактир часто заходили выпить чаю рабочие соседних заводов. От них Григорий впервые услышал слова «стачка», «революция», «большевики». Видимо, рабочие приметили смышленого паренька, внимательно слушавшего их «крамольные» речи. И однажды сказали: «Иди, хлопец, к нам на завод». В цехе ученик слесаря Григорий Елагин прошел политический ликбез у подпольщиков-большевиков. В 1910 г. хозяин уволил зачинщиков забастовок, в том числе Григория. Елагин переехал в Екатеринослав, а затем — в Москву, где поступил на завод «Дукс».

…Октябрьские события 1917 г. застали солдата Григория Елагина в Павлово-Посаде близ Москвы. «Летом отец ездил к нему проведать, — писал Иван Лукьянович. — Прапорщик очень хвалил брата. Говорил отцу: „Хороший солдат и товарищ“. Отец спросил Гришу: „За что он тебя так хвалит?“ Брат ответил: „Пока тебе, отец, знать не нужно. Настанет срок — сам расскажу…“»

Но рассказать не пришлось. 27 октября 1917 г. в Москве вспыхнули уличные бои. На помощь революционным отрядам двинулись красногвардейцы и солдаты Павлово-Посада и других городов. Прямо с вокзала Григорий Елагин и его товарищи устремились к центру, где сжималось кольцо вокруг юнкеров и белогвардейцев, и с ходу вступили в бой… 3 ноября революционные войска вошли в Кремль. Советская власть победила. Но от Григория Елагина долго не было никаких вестей.

Наконец в конце 1917 — начале 1918 г. в Карташово пришло письмо родителям, в котором незнакомый солдат писал: «Григорий Елагин — мой друг, а ваш сын, погиб в Москве в боях за революцию при наступлении на Красную площадь и похоронен там в братской могиле».


ЗВЕЙНЕК Ян Екабович (1895—31.X. 1917). Прапорщик 85-го пехотного запасного полка.

Когда начались октябрьские бои в Москве, состоявший из эсеров полковой комитет отказался выступить против юнкеров. Решение комитета поддержало большинство офицеров полка. В этот решительный момент прапорщик Я. Е. Звейнек призвал своих солдат к оружию.

— Правда, что Ленин дал распоряжение о земле? — спрашивали солдаты. — И войне конец объявил?

— Да, — отвечал Звейнек, — мы только должны подкрепить эти решения делом.

Московский военно-революционный комитет приказал прапорщику Звейнеку возглавить отряд, который направлялся на подкрепление красногвардейцам и солдатам, штурмовавшим градоначальство.

Нужно было подавить пулемет, своим губительным огнем мешавший продвижению красногвардейцев. Бойцы Звейнека заставили замолчать вражеского пулеметчика.

Ян Звейнек родился в латышской крестьянской семье в Селпилсской волости Яуньелгавского уезда Курляндской губернии. В юношеском возрасте, в 1911 г., он знакомится с нелегальной социал-демократической литературой, вступает в революционное движение.



В 1915 г. Звейнек был призван в армию и отправлен на фронт. В начале 1917 г. его направляют во 2-ю тифлисскую школу прапорщиков, по окончании которой с августа он служит в 85-м пехотном запасном полку, находившемся в Москве.

30 октября, когда юнкера, нарушив временное перемирие, перешли в контрнаступление на Тверском бульваре и пытались отбить градоначальство, Звейнек вновь показал пример стойкости и бесстрашия. Под ураганным огнем с золотыми офицерскими погонами на шинели он шел в первых рядах красных бойцов. Товарищи просили его поберечься, но он отвечал, что его место в цепи; пусть все видят, что за Советскую власть сражаются не только солдаты, но и офицеры. Прапорщик Звейнек погиб в жестоком бою у Никитских ворот 31 октября 1917 г.

В Селпилсском филиале Екабпилсского краеведческого музея Латвийской ССР ему посвящен один из стендов.


КИРЕЕВ Александр Андрианович (1899 — 29.Х.1917). Красногвардеец Замоскворецкого района, слесарь-лекальщик завода Михельсона.

Проезжая сегодня по Малому Каменному мосту через Москву-реку, многие не замечают старой башни за кинотеатром «Ударник». Она закрыта массивной кровлей кинотеатра и многоэтажным жилым домом. А в октябре 1917 г. эта башня высилась над округой и была отличной огневой позицией для группы красногвардейцев, в числе которых был молодой рабочий Александр Киреев. С нее как на ладони были видны противоположный берег, Кремль, храм Христа Спасителя, где засели контрреволюционеры. Со своей выгодной позиции красногвардеец Киреев и его товарищи меткими выстрелами били по юнкерам.



Александр Киреев, любимец заводской молодежи, еще в годы самодержавия распространял в цехах большевистскую литературу, активно участвовал в организации забастовок, нелегальных собраний, звал юных пролетариев к революционной борьбе. После Февральской революции он одним из первых вступил в Союз рабочей молодежи «III Интернационал». Когда начались октябрьские бои, Киреев сражался на Остоженке, был среди красногвардейцев, которые занимали Центральную трамвайную электрическую станцию у Малого Каменного моста. Юнкера несколько раз пытались захватить станцию и прорваться через мост в Замоскворечье, где находились три школы прапорщиков, но каждый раз красногвардейцы и солдаты отбрасывали их назад. Сдерживая натиск противника, они то и дело переходили в контратаки… Участники этих боев вспоминали, что Киреев не знал страха и шел на врага с призывом «Бей белогвардейцев!». 29 октября молодой красногвардеец пал смертью храбрых на набережной у Малого Каменного моста.

Имя героя носит бригада коммунистического труда завода имени Владимира Ильича; А. Кирееву посвящен стенд в историко-революционном музее завода.

КРЕМЛЕВЦЫ

В ночь на 26 октября 1917 г. юнкера, заняв Манеж и Думу, пытались с налета овладеть Кремлем. Но солдаты, несшие караул у Троицких ворот, отказались открыть их без приказа Военно-революционного комитета.

До начала уличных боев оставалось еще около полутора суток, однако юнкера уже окружили Кремль и не выпускали оттуда грузовики с оружием для красных отрядов. Враги стремились захватить эту крепость, господствующую над центром Москвы и располагавшую крупнейшим арсеналом.

Охрану Кремля нес караульный батальон 56-го пехотного запасного полка. Там же дислоцировалась арсенальная команда. Обе части были большевистскими.

Еще 28 февраля, когда пришла весть о свержении царя, три роты 56-го полка отказались стрелять в восставший народ. 1 марта весь полк перешел на сторону революции. Солдаты дружно поддержали большевиков, видя в их программе единственный путь избавления России от кровавой войны, голода и разорения. В сентябре власти расформировали за «бунтарство» 8-ю роту кремлевского батальона, состоявшую из бывших фронтовиков. Но репрессии не запугали солдат. Чтобы избавиться от революционного подразделения, командование планировало отправить весь кремлевский батальон на фронт.

Другая воинская часть — арсенальная команда — после первоначального «сплошного угара меньшевистских и эсеровских настроении» в марте — июле, разочаровавшись в антинародной политике Керенского, быстро большевизировалась. На сентябрьских выборах в районные думы, когда партия Ленина получила большинство голосов, свыше 90 процентов арсенальцев отдали предпочтение ее кандидатам.

…Вечером 27 октября командующий белыми войсками полковник Рябцев предъявил Военревкому ультиматум, потребовав, в частности: «Немедленный отзыв из Кремля караульного батальона 56-го полка. Немедленный возврат вывезенного из арсенала оружия». На ответ давалось 15 минут. Одновременно Рябцев объявил Москву на военном положении. Одной из главных задач начавшегося контрреволюционного мятежа юнкеров был захват отрезанного от красных отрядов и окруженного Кремля. ВРК отверг ультиматум.

Общее собрание солдат-кремлевцев решило: «Кремль не сдавать». Был создан кремлевский революционный полковой комитет, организованы пункты боепитания и медицинской помощи. Каждая рота должна была по боевой тревоге занять закрепленную за ней часть Кремлевской стены для отражения штурма. «Несмотря на скудное вооружение и малое количество гарнизона, — вспоминал арсеналец Н. Карзыкин, — солдаты чувствовали себя твердо и непоколебимо, готовы были умереть на развалинах Кремля».

Но события приняли крутой и неожиданный оборот. Защитники Кремля стали жертвами чудовищной провокации.

В 7 часов 30 минут утра 28 октября Рябцев вызвал по телефону коменданта Кремля большевика прапорщика О. Берзина и заявил ему, что революционные войска в Москве разоружены и что во избежание ненужного кровопролития Берзин должен сдать Кремль. В случае отказа будет открыт артиллерийский огонь.

Проверить сообщение Рябцева было невозможно: юнкера, засевшие на телефонной станции, прервали связь защитников Кремля с ВРК.

Как быть? Обещанные Военревкомом подкрепления не прибыли. Ночной бой у здания Моссовета в это время затих. Красная артиллерия к обстрелу еще не приступила. Воцарившаяся в городе за стенами Кремля тишина как бы подтверждала слова полковника.

Рябцев дал Берзину «честное слово», что говорит «правду» и что солдатам надо только сложить оружие и разойтись. Юнкера же встанут на охрану кремлевских учреждений.

Берзин поддался на провокацию. Поверив Рябцеву, он решил, несмотря на резкие протесты солдат, снять караулы.

«Тогда, — вспоминал арсеналец Н. Карзыкин, — солдаты сами стали звонить по телефону в Московский Совет, но юнкера перерезали провод Московского Совета и соединили его со своим штабом, откуда и ответили якобы из Московского Совета: „Все войска на стороне штаба, только вы, небольшая горсть, еще держитесь в Кремле“. Узнав о таком ужасном положении, солдаты сначала все же не хотели сдать Кремль, но, видя, что к ним на помощь обещали прибыть еще в 11 часов вечера, а сейчас уже 7 утра, но помощи все нет, поверили, что все войска присоединились к штабу, и решили сдать Кремль». Однако большинство гарнизона не успели известить об этом.

В 8 часов утра ворота Кремля были открыты. Как взбесившиеся звери, ворвались в них юнкера.

Смяв караул, они хлынули через Боровицкие ворота. Часовые на стенах Кремля открыли огонь по юнкерам. Около половины солдат батальона, сменившись после ночного караула, спали в казармах. Разбуженные выстрелами и криками вбежавших товарищей «Юнкера в Кремле!», они вскочили и кто в чем был с винтовками бросились на улицу.

На Сенатской площади закипел ожесточенный бои. Роты юнкеров и офицеров с винтовками наперевес бегом двигались от Никольских и Спасских ворот. Окруженная численно превосходящим противником горстка храбрецов солдат билась до последнего патрона, билась штыками, врукопашную. На помощь им кинулся отряд арсенальцев. Но борьба была неравная. Колонна за колонной входили в Кремль юнкера.

Таяли ряды отважных борцов революции. Когда закончился бой, десятки солдат и юнкеров остались лежать неподвижными на Сенатской площади.

Злобе белых не было предела. В ярости они набросились на солдат, рыская по Кремлю. Солдат сбрасывали с кремлевских стен, кололи штыками, били прикладами и группами вели на Сенатскую площадь.

…Разоруженных солдат выстроили перед арсеналом и открыли по ним пулеметный огонь, мстя за полученный отпор. Это была кровавая расправа. «Слышались крики и стоны раненых, — вспоминал очевидец, — люди падали как подкошенные».

Весть о зверствах юнкеров потрясла трудовую Москву. Солдаты и красногвардейцы рвались в бой, чтобы отомстить за товарищей и уничтожить контрреволюционных извергов.

На Братской могиле у Кремлевской стены выгравированы 23 фамилии солдат — жертв зверской расправы юнкеров. Мы знаем пока биографию только, к сожалению, одного.


ДУДИНСКИЙ Иосиф Антонович (IV 1886—28.Х. 1917). Солдат арсенальной команды.

Родился в местечке Ружаны Слонимского уезда Гродненской губернии в семье белорусского крестьянина-бедняка. Молодым рабочим кожевенного завода примкнул к революционному движению. В 1905 г. по заданию подпольной организации участвовал в налете на волостное управление в местечке Лысково с целью изъятия документов и денег. Полиция напала на след боевиков. После ареста товарищей и обыска, проведенного в его доме, Дудинский скрылся. Поселился в Москве, где работал вагоновожатым. В первую мировую войну был призван в армию и, признанный негодным к строевой службе, направлен в арсенальную команду Кремля.

27 октября, когда красные и белые отряды готовились к решительной схватке, Иосиф, вспоминает его двоюродная сестра С. Ф. Катинас, позвонил ей из Кремля и сказал: «Нас окружили юнкера. Мы готовимся к бою». Кузина не думала, что слышит его голос последний раз. После >еды она нашла тело Дудинского, проколотое штыком, в анатомическом театре университета, куда свозили убитых из Кремля.



Жертвами контрреволюционеров также пали:

АГАФОШИН С. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ГОРЮНОВ Сергей (ум. 28.Х. 1917), солдат 56-го пехотного запасного полка.

ЗВОНОВ (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ЗИМИН И. (ум. 28.Х. 1917), солдат 56-го пехотного запасного полка.

ИВАНОВ И. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

КОКОРЕВ Сергей (ум. 28.X. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

КОСАРЕВ А. (ум. 28.Х. 1917), солдат арсенальной команды.

КОСПЯНИК П. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

КРАШЕНИЛЬНИКОВ В. (ум. 28.Х. 1917), солдат 683-й Харьковской дружины.

ЛЕЩИКОВ А. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ЛИЗЕНКО Ф. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ЛЫСЕНКОВ Ф. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ПЕТУХОВ И. (ум. 28.Х. 1917), солдат арсенальной команды.

РОМАНОВ В. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

РЫЖЕВ М. (ум. 28.Х. 1917), старший унтер-офицер 56-го пехотного запасного полка.

СМИРНОВ А. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

СОЛОГУДИНОВ Ф. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

СОПЛЯКОВ (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ФЕДОРОВ С. (ум. 28.Х. 1917), солдат арсенальной команды.

ХОХЛОВ С. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ЦИПЛЯКОВ С. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

ШЕФАРЕВИЧ В. (ум. 28.Х. 1917), солдат кремлевского гарнизона.

В третью годовщину Октября — 7 ноября 1920 г. Ленин присутствовал на открытии в арсенале клуба в память защитников Кремля, расстрелянных юнкерами, и выступил с речью.

В десятую годовщину революции — 7 ноября 1927 г. на стене арсенала, близ места расстрела кремлевцев, повесили мемориальную металлическую доску с 23 фамилиями убитых солдат 56-го полка, арсенальной команды и прикомандированной к арсеналу 683-й Харьковской дружины[12].

В верхней части доски были изображены красная звезда, скрещенные пушечные дула и шесть алых знамен, склоненных в прощальном боевом салюте. На стягах лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» По бокам списка павших высились два факела, символизируя вечное горение и путеводный свет революции. В пламени одного факела видны буквы «РКП(б)», другого — «ВКП(б)». Внизу, под фамилиями, начертано: «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ БОРЦАМ».

В 1980 г. металлическая мемориальная доска на стене арсенала заменена гранитной.



ЛИСИНОВА Люсик Артемьевна (1897— 1.XI. 1917). Секретарь Замоскворецкого военно-революционного комитета, разведчица-связная, студентка Коммерческого института.

В разгар боев по Каменному мосту шли две нарядные девушки. Их остановил патруль юнкеров: «Проход закрыт». Одна в отчаянии: «Мама ждет меня и сойдет с ума…» Другая сказала: «Неужели господа хотят, чтобы мы, курсистки, попали в лапы красных?» Девушки кокетливо предъявляют студенческие билеты. Студенчество в основном сражается в белой гвардии. И юнкер, отдав честь, говорит: «Проходите, коллеги…» Вскоре связные Замоскворецкого ВРК Люсик Лисинова и ее подруга прибыли в Московский военно-революционный комитет, передали донесения и, получив инструкции, отправились обратно.



Л. А. Лисинова (Лисинян) родилась в Тифлисе в семье купца. В гимназии она вошла в ученический кружок, где читали и обсуждали нелегальную литературу. Вскоре отец разорился, и Люсик, чтобы помочь семье, стала давать уроки. Окончив гимназию, вступила в подпольный революционный кружок, по заданию которого печатала листовки. В 1916 г. Лисинова, студентка Московского коммерческого института[13], стала членом большевистской партии. Юная революционерка вела пропагандистские кружки на заводе Михельсона, фабрике Брокар и Даниловской мануфактуре, участвовала в печатании и распространении прокламаций, а после Февральской революции стала одним из организаторов Союза рабочей молодежи «III Интернационал» в Замоскворечье. «И всюду, — вспоминал один из ее товарищей, — она вносила с собой священную ненависть революционера к эксплуататорам и угнетателям».

Все дни октябрьских боев разведчица-связная Лисинова принимала боевые сообщения, перевязывала раненых, под градом пуль доставляла донесения в центр, в районные ВРК, на остоженский боевой участок, где красногвардейцы Замоскворечья штурмовали штаб Московского военного округа.

1 ноября, взяв санитарную сумку, она вновь вышла с небольшим отрядом на Остоженку. Передав распоряжения районного штаба, Люсик поспешила дальше, к другим красногвардейцам…

Есть несколько версий ее гибели. Вот одна из них. В 1920 г. в «Правде» были напечатаны воспоминания санитарки Красной гвардии А. Галкановой. «Юнкера, — писала она, — обстреливают наших товарищей. Положение красногвардейцев отчаянное. Они упали духом и готовятся к отступлению. Но вот к ним перебежала молоденькая пропагандистка Люся. „Товарищи, вперед!“ — крикнула она и упала мертвой, пораженная меткой пулей белогвардейца… Красногвардейцы, увидя гибель любимой агитаторши, бросились вперед на ура и выбили белогвардейцев из окопов».

В 1922 г. именем революционерки названа бывшая М. Серпуховская улица, где в 1917 г. находился Замоскворецкий районный комитет РСДРП (б), а в 1952 г. прилегающие переулки были переименованы в 1, 2 и 3-й Люсиновские. Имя Л. Лисиновой носит бригада коммунистического труда завода имени Владимира Ильича, где она была пропагандисткой.


МИХАЙЛОВ Лев Федорович (1881—30.Х.1917). Солдат 56-го пехотного запасного полка.

25 октября 1917 г. отряд 56-го пехотного полка занял по приказу Боевого партийного центра почтамт и телеграф, начав восстание в Москве. В этой исторической операции участвовал солдат Лев Михайлов. В ходе ожесточенных боев оба важнейших объекта связи на Мясницкой улице несколько раз переходили из рук в руки, пока 29 октября солдаты и красногвардейцы окончательно не выбили оттуда юнкеров.



Подростком Лев Михайлов — сын крестьянина деревни Першутино Клинского уезда — ушел на заработки в Москву. Был коногоном на конке, а с 1903 г., после открытия первого трамвайного парка — Миусского, работал там кондуктором. В январе 1905 г. рабочие депо примкнули к политической стачке, осенью участвовали в забастовках и демонстрациях, а 7 декабря начали возводить баррикады из вагонов конки и трамвая на Лесной улице и со стороны Миусской площади.

…В начале 1917 г. Льва Михайлова, ранее освобожденного от военной службы по здоровью, призвали в царскую армию.

Солдаты 56-го полка храбро сражались в октябрьских боях. Выбив юнкеров из почтамта и телеграфа, Лев Михайлов и его однополчане устремились к важнейшему стратегическому пункту врага — телефонной станции в Милютинском переулке (ныне ул. Мархлевского). Отряд, наступавший обходным путем через Бобров переулок, продвигался под сильным огнем юнкеров. Узкий переулок с изгибами, выступами и проходными дворами был очень удобен для оборонявшихся. Пули летели с чердаков, крыш, из форточек, из-за углов; приходилось обыскивать каждый дом. Но благодаря боевому порыву солдат и красногвардейцев сопротивление врага было сломлено. Лев Михайлов и его товарищи прорвались в Милютинский переулок, где бои вспыхнули с еще большим ожесточением. Путь преграждали баррикады, возведенные юнкерами. Установив пулемет на верхних лесах углового строившегося дома, революционеры открыли огонь по телефонной станции, высившейся в противоположном конце переулка. Юнкера отвечали из пулеметов и бомбомета. Бои шли и днем и ночью. Даже 30 октября, во время перемирия, объявленного в Москве, здесь гремели выстрелы. В тот день отряд Льва Михайлова выбил стрелявших юнкеров из костела (ныне дом № 18). Тут вражеская пуля и сразила отважного солдата.


МОРОЗОВ Василий Евлампиевич (1885 — 29.X.1917). Депутат Московского Совета рабочих депутатов, командир отряда Красной гвардии завода братьев Бромлей, слесарь.

В 4 часа утра юнкера на трех грузовиках пытались прорваться через Малый Каменный мост из центра в Замоскворечье. Их встретили меткими выстрелами красногвардейцы завода братьев Бромлей, которыми командовал слесарь Морозов. Отряд юнкеров был наголову разбит. На мосту остались брошенные ими винтовки, легковой автомобиль.

В. Морозов родился в семье рабочего Иваново-Вознесенска. Окончив начальное училище, с 12 лет работал учеником слесаря кустарной зуборезной, а затем слесарем-ремонтником на фабрике Зубкова. Передовые рабочие познакомили его с нелегальной литературой, и в 1904 г. Морозов вступил в РСДРП. Во время революции 1905 г. — член боевой рабочей дружины при Иваново-Вознесенской партийной организации, охраняет массовки, конспиративные квартиры, подпольную типографию. За богатырскую силу, мужество и бесстрашие получил партийную кличку Ермак. Летом 1905 г., во время всеобщей стачки иваново-вознесенских рабочих, Морозов был избран пролетариями фабрики Зубкова депутатом Совета — первого в России. После подавления революции Ермак был арестован и приговорен к 12 годам каторжных работ; за попытку побега этот срок увеличили еще на 5 лет. Освободила его Февральская революция. В апреле 1917 г. Морозов поступил слесарем на московский завод братьев Бромлей (ныне «Красный пролетарий») и стал одним из организаторов заводской Красной гвардии. Рабочие избрали его секретарем завкома, депутатом Московского Совета.

Одни утверждают, что Ермак был убит на Каменном мосту в первый же день боев. По словам других, он участвовал в боях с контрреволюцией два дня и был ранен вражескими пулями во время отчаянно смелого рейса, когда под шквальным огнем юнкеров доставлял на грузовике патроны и гранаты для своего отряда. Наконец, имеются свидетельства, что Василий Морозов погиб во время боя в Колокольниковом переулке. Но все сходятся в одном: он всегда находился на самых опасных участках и показывал пример бесстрашия.



В честь Василия Морозова одна из улиц г. Иванова названа улицей Ермака. Как пишет известный знаток истории Москвы П. Сытин, бывший Колокольников переулок в столице назван в 1926 г. Мрузовским «в память рабочего завода братьев Бромлей Василия Морозова (партийная кличка — Мрузов)».

САМОКАТЧИКИ

25 октября 1917 г., когда Москва узнала о победе революции в Питере, большевистский Партийный центр приказал солдатам самокатного батальона прибыть с пулеметами к Моссовету и Политехническому музею и взять под охрану оба здания. Поздно вечером объединенный пленум двух Советов — рабочих и солдатских депутатов, заседавший в музее, поддержал питерцев и создал боевой орган восстания — Московский военно-революционный комитет.

«…В самый решительный момент, — вспоминал его руководитель Г. Усиевич, — когда Военно-революционный комитет уже организовался, он был без всяких реальных сил. Когда он отправился с заседания Советов в 12 часов ночи в генерал-губернаторский дом (там размещался Московский Совет. — А. А.), то в его руках была небольшая команда самокатчиков…»

Не случайно накануне решительной битвы Партийный центр вызвал самокатчиков. Батальон, по словам одного из членов ВРК, был «целиком наш».

Еще в августе самокатчики на экстренном собрании осудили мятеж Корнилова и заявили, что готовы по первому зову, как один, встать с оружием в руках на защиту революции. В сентябре на выборах в районные думы Москвы, принесших победу ленинской партии, почти все солдаты батальона проголосовали за большевиков.

В тревожную ночь на 26 октября, когда пролетариат и буржуазия второй столицы готовили силы к решительным схваткам, самокатчики охраняли Моссовет, работавший в его стенах Военно-революционный комитет и патрулировали прилегающие улицы. Одними из первых они встретили натиск юнкеров, начавших наступать на штаб московского восстания.

Упорная борьба вспыхнула по всей паутине переулков между Тверской улицей, на которой находился Моссовет, и параллельной Никитской. Самокатчики и подоспевшие на помощь красногвардейцы и солдаты упорно отстаивали каждую пядь земли вокруг Военно-революционного комитета. Но юнкера, используя превосходство в силах и вооружении, подходили все ближе и ближе. ВРК был почти окружен. Стены домов, находившихся вблизи Моссовета, изрешечены пулями. С часу на час вражеское кольцо могло замкнуться.

В эти критические часы самокатчикам, рабочим и солдатам удалось остановить врага. 29 октября они героическим натиском отбросили юнкеров на Тверской бульвар и захватили гостиницу «Люкс». Солдаты батальона участвовали в штурме градоначальства, падение которого устранило угрозу окружения Моссовета. Самокатчики захватили Малый театр, установили на чердаке пулеметы и начали обстрел форпоста белых — гостиницы «Метрополь» и штаба контрреволюции — городской думы. Одновременно, обойдя «Метрополь», бойцы батальона через Лубянскую площадь пробрались в Китай-город на Никольскую улицу — прямой путь к Кремлю… Об их героизме свидетельствует донесение: «К Малому театру и „Континенталю“ просят людей. Выбыло много самокатчиков. Просят смены человек пятьдесят. Немедленно усилить пулеметами и патронами…» В мемуарах упоминается также «гибель части нашего лучшего авангарда — двинцев и самокатчиков во время первой бесплодной атаки Кремля».

Самокатчики не только мужественно обороняли центр и Моссовет. «Великую службу сослужили они в эти боевые дни, — вспоминал председатель Замоскворецкого ВРК Б. Волин, — днем и ночью, под выстрелами летя на своих мотоциклетах», производя разведку, доставляя приказы и донесения.


В ожесточенных боях в центре Москвы был смертельно ранен

ТОМСКИЙ Георгий Васильевич (ум. 31.X. 1917). Солдат самокатного запасного батальона.

В архиве Капцовского госпиталя, куда был доставлен революционер, есть лаконичная запись: «Волог(одская) губ(ерния), Койгор(одская) волость, Усть-Сысольск(ий) уезд»[14] (ныне Койгородский район Коми АССР). Возможно, что он там родился или призывался в армию. Неизвестно, русский он или зырянин. Но мы знаем: Георгий Томский погиб за то, чтобы все народы России жили, говоря словами украинского поэта, «в семье великой, в семье вольной, новой».


30 октября самокатчики вместе с красногвардейцами и солдатами после двухдневной осады овладели Алексеевским военным училищем и кадетскими корпусами в Лефортове. При ликвидации этого сильно укрепленного гнезда контрреволюции геройски погибли

ДРОЗДОВ Федор (ум. X. 1917). Солдат самокатного запасного батальона.


ЕСАУЛОВ Дмитрий (ум. X. 1917). Солдат самокатного запасного батальона.

В приказе коменданта Благуше-Лефортовского района, изданном после победы, имена Ф. Дроздова и Д. Есаулова упоминаются среди фамилий борцов, «павших героями в борьбе за народное дело».

В 1922 г. в честь солдат доблестного батальона Новоблагословенная улица переименована в Самокатную.


САХАРОВ (ум. 5.XI. 1917). Матрос, красногвардеец Дорогомиловского района.

Среди красногвардейцев, захвативших 28 октября Дорогомиловский (ныне Бородинский) мост, выделялся молодой матрос. Фронтовик-отпускник Сахаров, уроженец Владимирской губернии, будучи проездом в Москве, вступил в рабочий отряд, чтобы сражаться за власть Советов.

Мост имел важное значение: соединял центр города с Брянским (ныне Киевским) вокзалом, куда ожидалось прибытие подкреплений для обеих сражавшихся сторон. Поэтому юнкера трижды пытались в тот день отбить мост и прорваться к вокзалу. Сначала они двинулись в наступление, пустив вперед броневик. Сахаров и красногвардейцы сильным огнем отбросили их. Вторая попытка захватить мост также не удалась: автомобиль, в котором находились вооруженные юнкера, был атакован и после короткой схватки стал трофеем красногвардейцев. Через некоторое время показался новый вражеский отряд — авангард 5-й школы прапорщиков. Загремели выстрелы. Красногвардейцы шли вперед, отбивая натиск юнкеров. Схватки происходили по обе стороны моста. После короткого, но ожесточенного столкновения противник вновь отступил. В этом, третьем бою 19-летний матрос был смертельно ранен.

Бывший член Дорогомиловского военно-революционного комитета Е. И. Ванторина, навещавшая раненого Сахарова в госпитале, вспоминала, что, придя в сознание, он спросил: «Кто победил?» Услыхав, что красногвардейцы наступают, улыбнулся и закрыл глаза.


СНЕГИРЕВ Николай Михайлович (1902—28.Х. 1917). Разведчик и связной красногвардейцев, ученик городской школы.

…Он появился на баррикаде, когда красногвардейцы, наступая по Остоженке на штаб военного округа, закрепились у 1-го Ушаковского переулка. Бойцы сказали пареньку, что его могут убить, и велели идти домой. Но Колька ответил, что живет в соседнем переулке, знает все здешние проходные дворы и закоулки и может провести красногвардейцев в тыл юнкеров. Бойцы ждали подкреплений. И командир послал юного добровольца с донесением в революционный отряд, двигавшийся по параллельной Пречистенке.

Минуя патрули юнкеров, Колька пробрался в отряд и доставил донесение. Проходя по территории, занятой белыми, он пытливо высматривал, где у них посты, заграждения, пулеметы, и, вернувшись, сообщил ценные сведения.

15-летний московский Гаврош жил в Молочном переулке. Как вспоминает старая коммунистка О. А. Маркина, парнишка из-за бедности ходил в опорках, фамилию его не знали и звали просто Колька-опорочник.

Таких отважных помощников у красных бойцов было много. Фактически у каждого революционного отряда, у каждой баррикады были свои бесстрашные Гавроши.

28 октября, выполняя очередное задание, Колька-опорочник был убит. Юнкерская разрывная пуля сразила его, когда он перебегал Остоженку. «Мы говорили ему, — вспоминает О. А. Маркина, — подожди — стреляют. А он: пробегу. Побежал — и готов…» Три дня лежал Колька-опорочник посредине мостовой, так как не было возможности вытащить его тело из-за сильной стрельбы.

В архивном деле о пособии его семье со слов отца сказано, что сын убит случайно. Естественно, что Колька-опорочник предпочитал до поры до времени не рассказывать родителям о своих опасных подвигах.


СТЕПАЧЕВ Илларион Григорьевич (1896 — 2.XI. 1917). Солдат 1-го телеграфно-прожекторного полка.

«В ночных боях, — вспоминали участники Октября, — Московский ревком применял прожекторы… Мощные световые потоки нащупывали в темноте противника, слепили его и открывали для красных бойцов и артиллерии цели огневого поражения». Установки включали солдаты 1-го телеграфно-прожекторного полка Илларион Степачев и его товарищи.



И. Степачев родился в деревне Палики ныне Думиничского района Калужской области в семье крестьянина-бедняка. Окончив четырехклассное училище, подростком помогал отцу на зимнем лесоповале, а с весны — на пашне. Но выбиться из нужды семья не могла. «Сахар, мясо, селедка, — вспоминает его брат Андрей Григорьевич, — появлялись на столе только по большим праздникам, да и то не всегда. Сапожонок в семье и в помине не было. В лаптях ходили. На плечах дерюжки самотканые, прелые. Мы, дети, спали на полу, на соломе. Родители — на печи. Кроватей не водилось. Не жили — перебивались…»

В 1916 г. Иллариона призвали в армию. В боях в Карпатах храбрый солдат был контужен.

Приехав из госпиталя на побывку, сказал односельчанам, что война фронтовикам надоела, что не хотят они проливать зря кровь. Надо скинуть Керенского, как скинули царя Николашку, и провозгласить власть Советов. Тогда и войне конец, и земля у крестьян будет, и жизнь пойдет совсем другая.

В октябре 1917 г. телеграфно-прожекторный полк, в котором служил И. Степачев после госпиталя, одним из первых в Московском гарнизоне по призыву большевиков взялся за оружие. В самом начале боев три роты полка были направлены в распоряжение Московского ревкома. Обеспечив, с помощью полевых телефонов, связь Благуше-Лефортовского районного революционного штаба с заводами, воинскими частями и с городским Военно-революционным комитетом, Илларион и его товарищи участвовали в штурме Алексеевского военного училища. Они, в частности, наладили телефонную связь между красными артиллеристами, обстреливавшими это гнездо контрреволюции, и наблюдателями-корректировщиками, что обеспечило точность попадания снарядов и ускорило капитуляцию врага. Вечером 29 октября телеграфисты полка прибыли в только что отбитое здание почтамта и телеграфа на Мясницкой улице (ныне улица Кирова) и приступили к восстановлению их работы.

2 ноября рота И. Степачева пошла в атаку, но отступила под яростным огнем юнкеров. Во вторую атаку одним из первых поднялся Илларион. Бросился вперед, но вражеская пуля попала ему в голову.

В приветствии Благуше-Лефортовского районного Совета рабочих и солдатских депутатов красным бойцам 1 — го телеграфно-прожекторного полка говорилось: «В славные дни революционной борьбы против врагов народа в Москве ваш полк первый из нашего района дал мужественных борцов за народное дело. Имена погибших… всегда будут жить в нашей памяти».


СУХАРЕВ Александр Артамонович (1898–1917). Солдат.

В архивном «Списке убитых, находящихся в анатомическом театре Московского университета» написано: «Сухарев Александр, сол(ат)…»

Кто он — солдат легендарной команды двинцев, героического самокатного батальона или защитник Кремля, расстрелянный юнкерами? Поскольку анатомический театр университета был на Моховой улице, ясно: солдат Александр Сухарев сражался и погиб в боях в центре Москвы, где решался исход борьбы за власть Советов.

А. Сухарев родился в селе Сенницы Зарайского уезда Рязанской губернии (ныне Озерского района Московской области) в семье батраков. С детских лет видел всю забитость и бесправие крестьян.

Семилетний Саша видел, как в 1905 г. крестьяне вместе с рабочими, приехавшими из Зарайска, водрузили на крыше волостного управления красный флаг. Несколько дней Сенницы были в руках восставших, собиравшихся делить помещичью землю. Нагрянувшие казаки сурово расправились с «зачинщиками»: выпороли и бросили в тюрьму.

Окончив три класса церковноприходской школы, Александр, как и его родители, батрачил. В 1916 г. был призван в армию. Когда началась Октябрьская революция, Александр Сухарев, не колеблясь, вступил в бой «с игом проклятой нужды», дабы завершить с однополчанами правое дело, которое не удалось в Сенницах в 1905 г.


ШИРЯЕВ Сергей Александрович (1898—2.XI.1917). Солдат 56-го пехотного запасного полка.

…Под непрерывным огнем юнкеров Сергей Ширяев и его однополчане упорно пробивались по Мясницкой улице к центру города. «По Мясницкой пройти невозможно, — писал очевидец. — Она перегорожена поваленными трамвайными мачтами, киосками, опутана телеграфной и телефонной проволокой». 29 октября Ширяев и его товарищи вновь захватили почтамт и главный телеграф, дважды переходившие из рук в руки, и начали бои за телефонную станцию в Милютинском переулке.

Это здание и ныне кажется высоким. А в 1917 г. оно поднималось небоскребом над двух-трехэтажными домами, и юнкера из ружей и пулеметов обстреливали наступавших на большой дистанции.

Но не только пулеметы с телефонной станции замедляли наступление Сергея Ширяева и красных бойцов. Это был район особняков, квартир богачей, торговых контор, и революционеры несли значительные потери от одиночного и залпового огня из домов. Почти каждое здание брали с боем. Расстояние от Мясницких ворот до Лубянки Сергей Ширяев и его товарищи прошли в двухсуточных схватках.



Юнкерам на телефонной станции, окруженным почти со всех сторон, несколько раз предлагали сдаться. Но они упорствовали. Наконец из Спасских казарм доставили два бомбомета, привезли снаряды. Утром 1 ноября бойцы пошли на штурм. Заработали бомбометы. Через два часа юнкера подняли руки вверх.

В этих боях С. А. Ширяев был смертельно ранен.

…Сергей родился в Москве, куда его отец, тульский крестьянин, приехал на заработки, а затем в 1897 г. перевез семью. Жили в Большом Ново-Песковском переулке на Пресне, близ Горбатого моста. В 1905 г. 7-летний Сережа видел жестокие баррикадные бои, горящие дома рабочих, подожженные царскими пушками, зверства карателей. Мальчишки пролетарской Пресни восхищались дружинниками. Вопреки запрету родителей, Сережа и его друзья пробирались на баррикады, откуда приносили стреляные гильзы, взахлеб рассказывали об увиденном. Восстание было подавлено.

Но долго еще Сережа и его ровесники, играя во дворе, строили снежные баррикады, забрасывали снежками — «бомбами» и «камнями» — «семеновцев» и «казаков».

В семье было восемь детей, и, чтобы помочь овдовевшей матери, Сергей поступил работать конторщиком в трамвайное управление. В феврале 1917 г. его, 19-летнего, досрочно призвали в армию, в 56-й полк. Накануне октябрьских боев солдаты части приняли резолюцию о переходе власти в руки Советов. В эти дни Сергей заскочил домой повидаться. Мать просила его остаться, но он сказал, что должен быть там, где его товарищи.

Смертельно раненный Сергей Ширяев умер в тот день, когда контрреволюционеры запросили у Московского ревкома условия капитуляции. Он увидел первые лучи восходящего солнца пролетарской победы.


ЩЕРБАКОВ Петр Петрович (7.IV.1887 — X.1917). Организатор санитарной части Красной гвардии Лефортовского района, инструктор профсоюза текстильщиков.

Красногвардейцы и солдаты штурмуют лефортовские кадетские корпуса. Юнкера и офицеры бьют с подоконников и чердаков из винтовок и пулеметов. Но велик наступательный порыв революционных отрядов: вот-вот они ворвутся в подъезды.

Чтобы отбить натиск, юнкера пошли на подлую провокацию: насильно пригнали к окнам кадетов-младшеклассников, находившихся в подвалах, и, прячась за спины перепуганных детей, начали яростно стрелять.

Среди наступающих — замешательство, цепи прекращают огонь и отходят. Посреди улицы остается лежать боец… Щуплый, низенький красногвардеец с красным крестом на рукаве бросается к нему, крикнув: «Он жив!» Пуля попадает санитару в переносицу.



Создатель медицинской службы лефортовской Красной гвардии Петр Щербаков родился в семье ткача. С 12 лет стал работать «мальчиком» в чулочной мастерской. С 1908 г. работал на пуговичной фабрике Ронталлера, где вместе с братом-большевиком вел подпольную революционную работу. Его увольняют за «бунтарство». Поступив работать в кинематографическую фирму Ханжонкова, Петр организовал забастовку, в результате которой сотрудники фирмы добились стопроцентной прибавки заработной платы. В 1911 г. Щербаков вступил в большевистскую партию. Работая уполномоченным Благушинской рабочей библиотеки, он снабжает нелегальной литературой заводы, фабрики, рабочие чайные. С октября 1915 г. Щербаков — секретарь Лефортовского районного комитета РСДРП. Арестованный полицией, в марте 1916 г. он был сослан на три года в Иркутскую губернию. Находившаяся вместе с ним в ссылке Е. Штейнман вспоминала: «Твердокаменный большевик с нежной мечтательной душой поэта. Любили его все за кристальную чистоту и… покорность; ни на кого не наваливали столько работы, сколько на Щербакова, и в ссылке, и потом в… Москве. И в Комитете, и в Совете, и в профсоюзе текстилей, и в клубах на Благуше, и у Преображенской заставы, и в Введенском народном доме — везде Щербаков — член всяких комиссий и проч.».

Осенью 1917 г. Щербаков создает отряды Красной гвардии на крупных предприятиях Благуше-Лефортовского района. Но когда загремели выстрелы Октябрьского восстания, районный ВРК, несмотря на неоднократные просьбы Щербакова, отказался послать его в бой ввиду слабого здоровья. Ему поручили развернуть санитарную часть. Наладив медицинскую помощь раненым в госпиталях, Щербаков не мог усидеть в тылу. Он пошел с санитарной сумкой в самое пекло боев…

В 1922 г. Михайловская улица, на которой жил Петр Петрович Щербаков после возвращения из сибирской ссылки, была названа Щербаковской. Имя героя Октября носит находящийся неподалеку шелковый комбинат.

КТО ЖЕ ОСТАЛЬНЫЕ?

57 фамилий… Кто же остальные 183? Мы пока точно не знаем. Ибо списка борцов революции, похороненных на Красной площади, никогда не было.

4 сентября 1918 г., когда у Кремлевской стены шло первое благоустройство Братских могил, московские газеты опубликовали обращение Моссовета: «Необходимо знать общее количество покоящихся там героев, их имена и фамилии». Городской Совет призвал «все революционные и демократические организации, а также отдельных товарищей, родственников убитых героев, граждан и всех, имеющих какие-либо сведения о расположении места погребения, сообщить незамедлительно непосредственно на месте производства работ у Кремлевской стены…» Указывалось: «Срок подачи сведений недельный». Однако этот призыв не дал ожидаемых результатов, и через 12 дней газеты трижды повторили его, добавив, что письменные сообщения следует направлять в отдел благоустройства Моссовета, руководивший всеми работами на Братских могилах.

7 октября начальник отдела К. Ратехин доложил горсовету, что за полтора месяца получено всего 20–30 фамилий, и просил президиум Моссовета и МК партии «немедленно послать строгую циркулярную бумажку во все районные Совдепы и комитеты РКП, обязав их (максимум) в двухнедельный срок представить имеющиеся у них сведения…».

Но составить список героев, покоящихся в Братских могилах, не удалось. Двинцы и солдаты московских полков, понесшие наибольшие потери, после роспуска старой армии давно разъехались по домам; красногвардейцы-москвичи — товарищи погибших героев — дрались на многочисленных фронтах гражданской войны; а многие семьи убитых в связи с продовольственными трудностями покинули город и переселились в деревни.

Враги наседали со всех сторон. Москвичи посылали на фронт отряд за отрядом. Вскоре уехали сражаться К. Ратехин и другие руководящие работники Моссовета. Грозные события заставляли в первую очередь думать о главном: как удержать Советскую власть, как отбить натиск белогвардейских орд. И восстановлением имен борцов, погребенных на Красной площади, заниматься в то время было некогда. «Наша вина перед их прахом, — писал К. Ратехин, — что мы до сих пор в обстановке тяжелой борьбы не учли их, не записали эти дорогие нам имена».

Лишь когда кончилась гражданская война, «считать мы стали раны, товарищей считать…». Но — увы! — уже было поздно: вихрь событий разметал друзей и родственников убитых по необъятным просторам России и отделившихся от нее государств, а многие участники похорон, провожавшие своих товарищей в последний путь 10 ноября 1917 г., сами полегли «в степи под Херсоном» и в других местах и унесли с собой тайну их имен… Не сохранился и список с 20–30 фамилиями, собранными К. Ратехиным.

Однако попытки восстановить дорогие имена предпринимались еще несколько раз. В июле 1921 г. президиум Моссовета решил установить на Кремлевской стене мраморную доску с фамилиями павших бойцов и издать книгу, посвященную их памяти. Была создана комиссия по увековечению памяти героев Октябрьской революции, которая обратилась через городскую газету «Коммунистический труд» ко всем участникам революции с просьбой «вспомнить о тех, кто выбыл из строя, и помочь собрать о них самые подробные сведения». 6 ноября 1921 г., накануне 4-й годовщины Октября, когда в райкомах, на заводах и фабриках Москвы проходили вечера воспоминаний, комиссия вновь призвала присылать ей сведения о павших героях, упоминаемых на вечерах, подчеркнув, «что на их крови мы строим свое светлое будущее и память о них должна быть жива». Судя по тому, что мраморная доска с именами не была установлена на Кремлевской стене, собрать требуемые сведения не удалось. Правда, призыв не остался вовсе без последствий. Были выпущены два сборника, содержавшие биографии сотен коммунистов-москвичей, павших на фронтах гражданской войны и похороненных в различных местах страны.

В 1947 г. комендатура Московского Кремля в связи с решением Советского правительства о благоустройстве Братских могил направила запросы в крупнейшие архивы, музеи, библиотеки и историко-партийные институты с просьбой сообщить имена героев, покоящихся на Красной площади, чтобы выгравировать их на новых гранитных «зеркалах». Было получено всего 14 фамилий, упоминавшихся в разные годы в прессе: 12 двинцев, красногвардейца Я. Вальдовского и Л. Лисиновой. Этого, несомненно, было мало, и гранитчикам, как вспоминает автор проекта благоустройства некрополя И. А. Француз, приходилось «разгонять» пространство между именами на плитах, чтобы заполнить пустоту. Это было начало.

В 60-х годах историей Революционного некрополя, в том числе поисками фамилий покоящихся там героев, много занимался сотрудник Музея истории и реконструкции Москвы Г. Ф. Дементьев. Но преждевременная кончина не позволила этому энтузиасту закончить исследования. С начала 80-х годов большую поисковую работу ведет член Совета клуба юных историков и краеведов музея Революции СССР В. И. Фирсов.

В 1964–1984 гг. усилиями ученых, ветеранов Октября, краеведов, журналистов восстановлены еще 43 дорогих имени, в том числе 38 — автором этой книги (из них 5 — совместно с В. И. Фирсовым). Все 43 фамилии были выбиты на граните Братских могил. Однако остаются малоисследованными огромные фонды архивов — государственных, партийных и личных…

Прошло 60 лет. Восстановить имена борцов Октября, покоящихся на Красной площади, стало труднее, чем в 1918-м или в 20-х годах. Однако в 70-х годах автор попробовал это сделать с помощью архивов, прессы, литературы и воспоминаний участников революции[15].

21 ноября 1917 г. на Красную площадь прибыл в полном вооружении, со знаменами и оркестром самокатный батальон, чья революционная доблесть увековечена в названии Самокатной улицы Москвы.

Герои октябрьской победы, писали газеты, пришли отдать «честь павшим за освобождение рабочего класса, за мир и братство народов товарищам». В разрозненных и неполных архивных документах найдены имена трех погибших самокатчиков — Федора Дроздова, Дмитрия Есаулова и Георгия Томского. В 1981 г. их фамилии были выгравированы на Братской могиле у Кремлевской стены.

В октябре 1917 г., как и в февральские дни, солдаты дружно перешли на сторону восставшего пролетариата. Этот факт, имевший решающее значение, отмечал Ленин: «Рабочие и крестьяне в солдатских мундирах братски подали руку рабочим и крестьянам без мундиров»[16].

Не случайно первой торжественной церемонией в некрополе был митинг революционных солдат. Они понесли в октябрьских боях в Москве наибольшие потери.

10 ноября 1917 г. — в день похорон жертв революции на Красной площади — солдат арсенала И. Носков писал в большевистской газете «Социал-демократ»: «В числе этих жертв будут похоронены и мои товарищи-арсенальцы…» Известно, что солдаты арсенала, прикомандированной к нему 683-й Харьковской дружины и 56-го полка, защищавшие Кремль, были зверски расстреляны юнкерами после его захвата. На Братской могиле у Кремлевской стены выбиты 23 фамилии этих революционеров. Однако, как вспоминал ветеран арсенала И. Иванов, для похорон товарищей сделали около 50 гробов[17]. Действительно, в архивных списках анатомического театра (морга) Московского университета, куда отвезли расстрелянных защитников Кремля, числятся еще 12 военнослужащих этих частей. Вот они: солдаты 56-го полка Герасимов, Афанасий Гриб, Иван Гуляев, Ихрянов, Алексей Лупинкин, Павел Манин, Виктор Пузырев, Ефим Сакуренко, старший унтер-офицер Иван Жестков, подпрапорщик Пшенихин и два неизвестных солдата (из 56-го полка и 683-й Харьковской дружины). В газетных списках убитых, доставленных в этот морг, назван еще тринадцатый — солдат арсенала Иван Алкслер. Возможно, что все эти товарищи или большинство из них покоятся на Красной площади вместе с 23 однополчанами[18].

Двинец С. Цуцин, раненный в знаменитом ночном бою на Красной площади, вспоминал: «В Братской могиле под Кремлем похоронено несколько десятков двинцев…» Они доблестно сражались при штурме Страстного монастыря, градоначальства, дома Шестова, «Метрополя»… У Кремлевской стены выбиты имена лишь 12 двинцев, названных в сборнике «В боях за власть Советов» (М., 1937), и еще одного, тринадцатого, о погребении которого сообщил участник Октябрьской революции И. М. Попов. Кто же остальные? В неполных и разрозненных архивных документах встречаются фамилии еще двух погибших бойцов этой прославленной революционной команды: Абрам Барбер и Иван (Николай) Шульгин. Место их погребения, к сожалению, не указано.

Московский гарнизон насчитывал значительно больше частей: восемь пехотных полков, две артиллерийские бригады, телеграфно-прожекторный полк, две автороты и другие, отважно сражавшиеся во многих «горячих местах». Как вспоминали участники революции, в красных отрядах дралось также много солдат из госпиталей и команд выздоравливающих. Поэтому закономерно полагать, что большинство героев октябрьских боев 1917 г., покоящихся в Братских могилах у Кремлевской стены, — это солдаты. Примечательно, что газета «Утро России» назвала репортаж о траурном шествии 10 ноября 1917 г. «Похороны убитых солдат».

А каковы потери городских районов Москвы? История сохранила имена погибших борцов революции только одного района из 11. После победы комендант Благуше-Лефортовского района солдат Демидов издал приказ № 6:

«Объявляю список павших в Лефортовском участке героями в борьбе за народное дело. Пусть их имена будут памятны для нас. Вечная память погибшим, вечная память тем, кто свою жизнь отдал на благо народа». В приказе значилось 12 борцов: фельдшерский ученик Иван Шабанов, двинец Тимофей Неделкин, солдат корпуса 1-й Московской гимназии военного ведомства Михаил Кондратьевич Чердцов[19], член РСДРП Герасим Черный, солдат 698-го Шаргородского полка[20] Иван Бакунис, рабочий, член РСДРП и профсоюза текстильщиков Петр Петрович Щербаков, солдат 56-го полка Сергей Ширяев, помощник машиниста Московско-Нижегородской железной дороги Сергей Филимонов, знакомые нам солдаты самокатного батальона Федор Дроздов и Дмитрий Есаулов, а также скончавшиеся от ран канонир Московской мастерской тяжелой и осадной артиллерии Иван Щербинов и солдат 117-го Ярославского полка Иосиф Мишкевич. Имена пяти — двинца Т. Неделкина, солдат Ф. Дроздова, Д. Есаулова, С. Ширяева, рабочего П. Щербакова — имеются на Братской могиле у Кремлевской стены. Где же похоронены остальные семь? Как вспоминает племянница П. Щербакова Валентина Михайловна, в Введенском народном доме, откуда траурная процессия лефортовцев двинулась на Красную площадь, стояло 12 гробов. Это весьма знаменательное совпадение, и можно предполагать, что и другие герои, упомянутые в приказе, погребены у Кремлевской стены.

В других районах не издали таких приказов-реквиемов и не увековечили светлые имена своих павших героев. Мы знаем только, что процессия Городского района, бывшего ареной ожесточенных сражений в центре, несла на Красную площадь 80 гробов; Хамовнического, наступавшего на штаб военного округа и на Кремль, — 27, Сокольнического, где не было боев и откуда посылались подкрепления, — 7.

Удалось приоткрыть тайну имен погибших только трех районов.

В списке «Убитые», представленном Хамовниками в Моссовет и перечисляющем 26 павших борцов, значатся: солдат 276-го полка Василий Надевский, солдат 2-й автороты Михаил Толмачев, прапорщик Николай Миняев, красногвардеец Иван Афанасьев, Федор Кузин, мещанин Иван Розанов, прислуга Анна Коломина; далее, к сожалению, идут только цифры: «17 человек, личность не установлена», лежащих в анатомическом театре (морге) университетских клиник, и «2 солдата, личность не установлена», лежащих в анатомическом театре Высших женских курсов. О них, наверное, писали потом участники боев в Хамовниках: «У нас дралось порядочно солдат из госпиталей, которых мы тогда не всех знали». Как сообщили автору родственники, И. И. Афанасьев и Н. А. Миняев похоронены ими на кладбищах. Возможно, что остальные 24 революционера, числящиеся в этом списке, известные и неизвестные, и еще 2 неназванных товарища покоятся на Красной площади.

А кто же 27-й? Хамовнический и Дорогомиловский районы составили одну траурную процессию. Как сообщили автору бывший член Дорогомиловского ревкома Е. И. Ванторина и бывший командир красногвардейской десятки Н. Н. Петушков, дорогомиловцы провожали в последний путь на Красную площадь одного революционера — матроса Сахарова, смертельно раненного при защите важного объекта — Бородинского моста.

А кого семерых принесли к Кремлевской стене Сокольники? В неполных архивных списках и в мемуарах названы шесть погибших борцов: начальник Красной гвардии Алексеевско-Ростокинского подрайона, входившего в Сокольнический район, Отто Карлович Вирземнек, чье имя начертано на Братской могиле на Красной площади, герой штурма градоначальства Ананий Кириллович Жебрунов (механический завод № 2), Григорий Степанов (Сокольнические снарядные мастерские), Носов и Аркасов, а также известный вожак молодежи С. Барболин, похороненный, судя по газетному извещению, на Дорогомиловском кладбище. При обучении сокольнических красногвардейцев обращению с оружием, вспоминал участник Октября И. Скоринко, от неожиданного взрыва гранаты погибли объяснявший ее устройство матрос-балтиец и рабочий района. Возможно, что все товарищи, кроме С. Барболина, в том числе эти двое неизвестных — жертвы взрыва, покоятся рядом с Отто Вирземнеком.

Можно предположить количество и имена похороненных у стен Кремля героев еще одного района — Пресненского. «…Район, — писали его руководители, — потерял в Октябрьские дни до… 17 убитыми и умершими от ран. Они были с честью похоронены 5 ноября»[21]. Путеводитель 1927 г. дал близкую цифру — 18. В неполных архивных списках убитых и в воспоминаниях участников революции называются павшие смертью храбрых: герой битвы у Никитских ворот командир отряда Петров-Никитин, красногвардейцы Андрей Иванович Игнатов, Нестор авердовский, похороненный, судя по архивным документам, на одном из кладбищ, восемь безымянных красногвардейцев, сраженных пулями белых 31 октября и 1 ноября на Кудринской площади, Поварской улице и у Никитских ворот. В списках убитых Пресненского района, представленных в Моссовет после победы, числятся красногвардейцы Михаил Иванович Мартынов из Рогожского района, Ушаков, солдаты 1-й артиллерийской бригады Григорий Палачевский, Власов и Иван (фамилия не указана), а также неизвестный красногвардеец («черн. пальто, бордовая рубашка, по виду рабочий») и четыре «случайные жертвы». Всего (без артиллеристов, которых хоронила артбригада, а не район) — 18 человек. Эта цифра близка к названной участниками боев и совпадает с путеводителем.

Сколько погибших борцов принес к стенам Кремля каждый из остальных пяти районов, неизвестно. Имеются лишь приблизительные цифры общих потерь некоторых районов. В Сущевско-Марьинском районе, вспоминал, например, член Военно-революционного комитета И. Г. Батышев, «оказалось 29 убитых товарищей». Но «фактически, — писал он, — район потерял больше товарищей, так как вел борьбу главным образом на территории Городского района и на Пресне, и раненые и убитые направлялись в больницы… на территории Городского и других районов». Действительно, Сущевско-Марьинский район потерял больше 29 человек. Бывший солдат 2-й запасной автороты Г. Яцковский вспоминал, что только доблестный отряд Курашева, сформированный из солдат этой роты и 2-й школы военных шоферов, дислоцировавшихся на Новослободской улице в доме Курникова, потерял убитыми 30 товарищей.

Сведения из других районов еще лаконичнее: «Погибли товарищи — солдаты из 85-го полка, погибло несколько рабочих с завода Подобедова и просто одиночки, присоединившиеся к нам во время борьбы», — писали, например, ветераны Рогожско-Симоновского района. И все. Фамилии павших в боях командиров и бойцов часто и с большой теплотой упоминаются в мемуарах, особенно изданных в первые годы Советской власти. Но, к сожалению, ни один автор не сообщает, где похоронен упомянутый им отважный революционер. И это понятно: главное — дела живого человека.

На улицах Москвы вместе с русскими красногвардейцами и солдатами сражались освобожденные революцией военнопленные — венгры, немцы, австрийцы, словаки. Венгерские историки Енё Дьёркеи и Антал Йожа пишут: «В боях погибло много военнопленных, в том числе венгров, и эти безымянные герои вместе с русскими красногвардейцами и революционными солдатами покоятся ныне в Братской могиле у Кремлевской стены». Находившиеся в подмосковных лагерях военнопленных венгры присоединялись к революционным отрядам, направленным в столицу, и участвовали в штурме Алексеевского военного училища, в занятии Курского, вокзала, в наступлении на Кремль и т. д. В разрозненных архивных и газетных списках убитых встречается только одно имя военнопленного — Эриса Авг. Кальцуса, скончавшегося от ран в Яузской больнице.

Ветераны революции А. Кузоваткин и С. Бирюков вспоминали, что 10 ноября 1917 г. прощались на Красной площади с двумя красногвардейцами-иностранцами Тушинского отряда. Чернорабочие на строительстве завода «Проводник» в Тушино, они сражались в отряде, штурмовавшем телефонную станцию в Милютинском переулке и наступавшем на центр со стороны Лубянки.

Возникает вопрос: не назвали ли фамилий похороненных на Красной площади московские газеты? Увы, ни одна из почти тридцати газет, выходивших в городе, не дала имен. Потрясенные величием и мощью революционной траурной манифестации, все писали о «безбрежной лавине» участников похорон, о грозном и бесконечном шествии солдат и красногвардейцев, о том, что «народ валил стеной» и т. д. Лишь газета латвийских большевиков «Socialdemokrats» сообщила в отчете о похоронах, что латышский отряд Красной гвардии имел одного убитого — санитарку Ольгу Вевер. Но так как газета издавалась на мало распространенном языке и небольшим тиражом, то долгое время оставалась вне поля зрения историков, и имя отважной революционерки выгравировали на Братской могиле лишь в 1969 г., то есть спустя 52 года.

Единственные более или менее конкретные данные, приводимые газетами, были следующие.

«Русское слово»: «Два гроба с телами убитых солдат-артиллеристов везли на лафетах шестидюймовых орудий». Пушки этого калибра были в Мастерских тяжелой и осадной артиллерии (Мастяжарт) и в 4-м дивизионе тяжелой скорострельной артиллерии. В списках павших нет солдат дивизиона. Как вспоминал активный участник боев, организатор отряда Красной гвардии Мастяжарта Н. С. Туляков, на лафетах 6-дюймовых орудий везли его товарищей. Один, по словам ветерана, геройски погиб при штурме 1-го кадетского корпуса в Лефортове. Бойцы наступали через прилегающий сад. Укрывшись в окопах, вырытых кадетами для учебных целей, они кидали гранаты в окна, откуда строчили юнкерские пулеметы. При очередной попытке перебежать ближе к осажденному корпусу мастяжартовец был скошен пулеметной очередью. Второй боец был убит на посту предательским выстрелом с чердака Генерального военного госпиталя, где лечилось много офицеров: он стоял часовым у ворот орудийного парка. Возможно, одним из этих безвестных героев был канонир Иван Щербинов, упомянутый в приказе № 6 по Благуше-Лефортовскому району[22].

«Газета для всех»: «В процессии группа милиционеров, провожающая убитого своего товарища». Среди сотен убитых числится только один милиционер — Николай Федосеевич Дмитрюк. Его или другого провожали друзья? Долг историков московской службы охраны общественного порядка раскрыть тайну имени первого милиционера, павшего в борьбе за власть Советов.

«Московский листок»: «Грузовик с красными гробиками скрылся в пролете Иверских ворот». Добровольные помощники революционных бойцов — бесстрашные московские Гавроши — подносили патроны, продукты, медикаменты, доставляли донесения, проникали в тыл юнкеров, пытливо все высматривали и сообщали своим ценные сведения. Схваченные белогвардейцами, они уверяли, что ищут мамку, умели вовремя заплакать, им давали пару тумаков и отпускали. Юные разведчики были глазами и ушами сражавшихся революционных войск.

На Братских могилах у Кремлевской стены выгравированы имена двух московских Гаврошей, о которых уже рассказано, — Павлика Андреева и Кольки Снегирева, погибших на Остоженке, где шли многодневные упорные бои за штаб военного округа. В разрозненных и неполных архивных списках убитых числятся еще три неизвестных мальчика, а также безымянный красногвардеец-подросток с завода Добровых — Набгольца (ныне насосный завод имени Калинина).

Этот небольшой список конкретных, но в большинстве безымянных борцов замыкает «пожилой военный фельдшер», упоминаемый в мемуарах участников октябрьских боев на Остоженке. Он добровольно явился в штаб красных войск и оказывал квалифицированную медицинскую помощь тяжелораненым. «Никто не знал, откуда он пришел к нам и как его звали», — вспоминала бывшая санитарка замоскворецкой Красной гвардии О. Кравчук. Его помощь была чрезвычайно ценна, ибо медсестры и санитарки — вчерашние работницы и студентки — не имели опыта лечения. Когда командир остоженского боевого участка рабочий П. Добрынин, чье имя носят московская площадь и станция метро, упал раненный, этот фельдшер «бросился к нему на помощь и был убит наповал… Похоронен военный фельдшер на Красной площади в Братской могиле».

В архивном «Списке убитых солдат и красногвардейцев…» значится:

«45. Добрынин Петр Григорьевич, электротехник. Из Красной Гвардии…

46. Горбунов (санитар)»[23].

Что это, случайное совпадение или писарь записал их рядом потому, что они вместе поступили в госпиталь?

В разрозненных и неполных архивных списках числятся 47 неопознанных убитых и скончавшихся от ран красногвардейцев, солдат, подростков, санитаров и сестра милосердия. Их доставили в госпитали, лазареты и морги с улиц Пресни, Хамовников, Замоскворечья, центра. Среди них — солдат 56-го полка и солдат 683-й Харьковской дружины (жертвы расстрела в Кремле), рядовой 193-го полка, четыре солдата без указания воинских частей. На шинели одного, скончавшегося в госпитале в Брюсовском переулке и, следовательно, участвовавшего в защите Моссовета и наступлении на юнкеров в центральных кварталах, написано: «Василий Н. Соколов». Возможно, это его имя и фамилия. О солдате 1-й артиллерийской бригады, сраженном пулей в грудь у Никитских ворот, сказано лишь, что его звали Иваном. Возможно, что все 47 неизвестных или некоторые из них, не имевшие, видимо, родственников и близких в Москве и поэтому оставшиеся неопознанными, погребены у стен Кремля во время похорон жертв Революции, как официально называлась эта торжественно-траурная церемония.

Конкретизировать имена покоящихся на Красной площади помогают сведения о погребении некоторых погибших на кладбищах Москвы. Их похоронили отдельно потому, что они погибли в первые дни боев, когда еще не родилась идея торжественных похорон на Красной площади, или по семейной традиции. Красногвардейцы С. Хмельков, П. Соцков и И. И. Афанасьев погребены на Даниловском кладбище, красногвардейцы П. Г. Добрынин, М. Шломин и 15-летний санитар д. Кузнецов — на Дорогомиловском, солдаты Н. Д. Куликов — на Калитниковском, П. Шитов — на Семеновском братском. Газета «Социал-демократ» публиковала 7, 8 и 9 ноября 1917 г. траурные извещения о предстоящих похоронах красногвардейцев: Н. Ходякова — на Даниловском кладбище, С. Барболина — на Дорогомиловском. 8 и 9 ноября «Деревенская правда», «Социал-демократ» и «Газета для всех» сообщили о погребении 5 ноября в подмосковном поселке Люберцы красногвардейца В. Зубарева, погибшего в боях во второй столице, в том же поселке покоятся его однополчане — красногвардейцы П. И. Захаров и В. Кириллов. В госпитальных списках убитых, составленных до общих похорон, против фамилий солдата С. Д. Малькова написано «похоронен», солдата М. Е. Егорова (56-й полк), скончавшегося 29 октября, — «тело взяла жена»[24]. 11 ноября 1917 г. Московский военно-революционный комитет разрешил перевезти погибшего прапорщика Н. А. Миняева для погребения в родную деревню в Тверской губернии.

Семьям, пожелавшим похоронить своих родных на кладбищах, Моссовет выдавал для этого денежное пособие (погребение на Красной площади проводилось бесплатно — на средства народной власти). В архиве сохранился документ о выдаче похоронных пособий родственникам С. Хмелькова, Н. Ходякова, М. Шломина, а также рабочего Н. Гавердовского. В этом же документе приводятся фамилии других погибших красногвардейцев, чьи семьи получили не похоронные, а единовременное или постоянное пособия. Эти революционеры, видимо, покоятся у Кремлевской стены. В списке кроме Т. А. Баскакова, О. К. Вирземнека и А. А. Киреева, чьи имена увековечены на Красной площади, значатся: красногвардейцы Т. М. Зотов, М. В. Карасев, А. А. Савков, П. А. Турмачев, А. К. Жебрунов и К. Ф. Лепинь.

Так тайна имен борцов Октября, спящих вечным сном у Кремлевской стены, начала раскрываться.

В 1976–1977 гг. автор составил список 208 погибших красногвардейцев и солдат, места погребения которых источники не указывают. Дальнейшие исследования позволили пополнить список и уточнить. В 1981 г. удалось подтвердить факт похорон на Красной площади названных в списке 28 борцов Октября; в 1983 и 1984 гг. — еще шести. Их имена выгравированы у Кремлевской стены. Одновременно выяснилось, что некоторые товарищи, числящиеся в мартирологе (И. И. Афанасьев, П. И. Захаров, Н. Д. Куликов, Н. А. Миняев, П. Соцков), были похоронены родственниками на кладбищах. Выявились и неожиданные, можно сказать, радостные факты: ряд революционеров, значащихся в архивных документах госпиталей убитыми или умершими от ран (красногвардеец Г. Г. Иванов, двинцы Грачев, С. Кохан, Н. Скляревич, солдат И. Дементьев), вопреки приговору врачей или невнимательных писарей выжили. Об этом сообщили их сыновья, земляки, или выяснилось благодаря найденным позднее документам. В результате мартиролог уменьшился: сейчас в нем 169 человек (в том числе 47 неопознанных красногвардейцев, солдат, санитаров и подростков). Вместе с 57 товарищами, чьи фамилии увековечены на Красной площади, получается 226 имен.

У Кремлевской стены похоронено 240 революционеров, тогда как известно, что в борьбе за власть Советов в октябрьские дни в Москве погибло более 300 красногвардейцев и солдат[25]. Следовательно, большинство вошедших в мартиролог товарищей покоится на Красной площади.

Вот их имена[26]:

1. Акулов Аким, младший унтер-офицер 193-го пехотного запасного полка.

2. Алкслер Иван, солдат артиллерийского склада Кремлевского арсенала.

3. Андрюхин Федор Васильевич, солдат 24-го пехотного запасного полка.

4. Аркасов, красногвардеец Сокольнического района.

5. Бакутис (Бакунис) Иван Михайлович, красногвардеец завода «Проводник» (солдат 698-го Шаргородского полка, в другом документе — 698-й Нижегородской дружины).

6. Барбер Абрам Я., солдат команды двинцев.

7. Бляховский Сигизмунд Вячеславович, рабочий типографии.

8. Бляхонин (Бляконин) Виктор Фадеевич, ефрейтор 1-го телеграфно-прожекторного запасного полка.

9. Больвинов (Болвинов) Прокофий Михайлович, солдат 1-го маршевого полка.

10. Буланов Семен Кузьмич, солдат 85-го пехотного запасного полка.

11. Булах (Булахов) Михаил, солдат 56-го пехотного запасного полка.

12. Буров Дмитрий, солдат 55-го пехотного запасного полка.

13. Ван, красногвардеец Тушинского отряда.

14. Власов, 1-я артиллерийская запасная бригада.

15. Волков Григорий.

16. Гайзалимов (Гайзилимов) Салим, солдат 192-го пехотного запасного полка.

17. Герасимов, солдат 56-го пехотного запасного полка.

18. Голубятников Александр, солдат 85-го пехотного запасного полка.

19. Горбунов, санитар.

20. Горбунов Ермолай Кузьмич, шофер грузового взвода городского манежа.

21. Горячев Василий Филиппович, рабочий типолитографии братьев Менерт.

22. Гриб Афанасий, солдат 56-го пехотного запасного полка.

23. Гроскопф (Граскопф) Эдуард Индрикович, красногвардеец фабрики Жиро.

24. Гуляев Иван, солдат 56-го пехотного запасного полка.

25. Дмитрюк (Димитрюк) Николай Федосеевич, милиционер.

26. Дрындин Тимофей.

27. Жебрунов Ананий Кириллович, красногвардеец Сокольнического района.

28. Жестков (Шестаков) Иван, старший унтер-офицер 56-го пехотного запасного полка.

29. Засимов, рабочий.

30. Засыпкин Валентин Николаевич, солдат 223-го запасного полка.

31. Зотов Тарас Михайлович, красногвардеец Курской железной дороги.

32. Зубков, рабочий фабрики «Волк и К0».

33. Иванов Григорий Иванович, 13-й Особый артиллерийский дивизион.

34. Игнатов Андрей Иванович, красногвардеец Пресненского района.

35. Игнатов Павел Павлович, рабочий.

36. Игнашин Митрофан Дмитриевич, ефрейтор 1-го телеграфно-прожекторного запасного полка.

37. Ихрянов (Икрянов), солдат 56-го пехотного запасного полка.

38. Капцов А. И., солдат.

39. Карасев Михаил Васильевич, красногвардеец фабрики Косунко.

40. Коломина Анна Антоновна, прислуга.

41. Комаров Иван, солдат.

42. Кондратьев Семен Михайлович, солдат.

43. Корнилов, красногвардеец завода Михельсона.

44. Крамин, красногвардеец.

45. Кудинов Федор, солдат 85-го пехотного запасного полка.

46. Кузин Федор.

47. Лепинь Карл Фрицевич, красногвардеец.

48. Логвинов Георгий, казак 50-го Донецкого полка.

49. Лопанчев Василий Митрофанович, солдат 7-го инженерного отряда.

50. Лосев Сергей, солдат 251-го пехотного запасного полка (261-й конной команды).

51. Лупинкин Алексей Михайлович, солдат 56-го пехотного запасного полка.

52. Маевский Даниил Ефимович.

53. Макиашин (Макьяшин), солдат.

54. Максимов Василий, 1-я артиллерийская запасная бригада.

55. Малинецкий Николай Иванович, солдат 2-го Сибирского стрелкового полка.

56. Манил (Махин) Павел, солдат 56-го пехотного запасного полка.

57. Мартынов Михаил Иванович, красногвардеец Рогожского района.

58. Митрофанов Алексей Иванович, солдат 251-го пехотного запасного полка.

59. Мишкевич Иосиф Павлович, солдат 117-го Ярославского полка.

60. Молодкин Иван Григорьевич, солдат 85-го пехотного запасного полка.

61. Надевский Василий, солдат 276-го полка.

62. Никифоров Василий Алексеевич, солдат 192-го пехотного запасного полка.

63. Николаев Григорий Иванович, санитар.

64. Новиков Петр, прапорщик.

65. Носов, красногвардеец Сокольнического района.

66. Обыденов (Ободенов) Поликарп Павлович, солдат 86-го пехотного запасного полка.

67. Очкасов Константин Тихонович, солдат 192-го пехотного запасного полка.

68. Палачевский Григорий, 1-я артиллерийская запасная бригада.

69. Петров-Никитин, командир одного из отрядов Пресненского района.

70. Потемкин Иван Егорович, солдат перевязочного отряда 169-й пехотной дивизии.

71. Пузырев Виктор, солдат 56-го пехотного запасного полка.

72. Пшенихин (Пшеницын), подпрапорщик 56-го пехотного запасного полка.

73. Реутов Николай Дмитриевич, прапорщик 195-го пехотного запасного полка.

74. Розанов Иван Павлович.

75. Савицкий Николай Прохорович, студент.

76. Савков Алексей Алексеевич, красногвардеец отряда особого назначения станции Москва Рязано-Уральской ж. д.

77. Садовников Иван Васильевич, солдат 193-го пехотного запасного полка.

78. Сазонов, рабочий шорно-седельных мастерских.

79. Сакуренко (Сокуренко, Соскуренко) Ефим, солдат 56-го пехотного запасного полка.

80. Сафронов Алекс, прапорщик 192-го пехотного запасного полка.

81. Семенов Дмитрий Николаевич, рядовой 2-й мотоциклетной мастерской.

82. Семенов, механик электростанции.

83. Сенин, красногвардеец 16-го Летучего отряда.

84. Сидоренко Павел, почтальон.

85. Симонов Филипп Павлович, солдат 85-го пехотного запасного полка.

86. Синев Семен, старший унтер-офицер 193-го пехотного запасного полка.

87. Скалкин, солдат.

88. Соловьев Александр.

89. Станишевский, красногвардеец трамвайной электрической станции.

90. Старостин Н. И., солдат.

91. Степанов Григорий, рабочий Сокольнических снарядных мастерских.

92. Стефановский Мечислав, солдат 1-го телеграфно-прожекторного запасного полка.

93. Сызоненко (Сазоненко) Федор Панкратьевич.

94. Сыровежников, красногвардеец трамвайной электрической станции.

95. Тараев, солдат 1-го телеграфно-прожекторного запасного полка.

96. Татаринов Василий, солдат 85-го пехотного запасного полка.

97. Телейнев, красногвардеец.

98. Тепляков Василий Мартынович, солдат 208-го пехотного полка.

99. Токарев, солдат.

100. Толмачев Михаил, солдат 2-й автомобильной запасной роты.

101. Турмачев П. А., красногвардеец.

102. Тюршин (Тюрьмин) Семен, солдат 1-й артиллерийской запасной бригады.

103. Ушаков, красногвардеец.

104. Федоров Л. М., солдат 56-го пехотного запасного полка.

105. Федотов Матвей (Мефодий), гренадер 8-й Московской пулеметной команды.

106. Филиппов, солдат 56-го пехотного запасного полка.

107. Филимонов Сергей, помощник машиниста Московско-Нижегородской ж. д.

108. Финогенов Дмитрий, солдат 13-й рабочей роты.

109. Фролов Иван Федорович, солдат 85-го пехотного запасного полка.

110. Чердцов (Чардцов, Чердунов) Михаил Кондратьевич, солдат корпуса 1-й Московской гимназии военного ведомства.

111. Черепанов В., солдат.

112. Чернов Григорий Иванович, солдат 176-го пехотного запасного полка.

113. Черный Герасим, красногвардеец.

114. Чжан, красногвардеец Тушинского отряда.

115. Чулков Тимофей, солдат 5-го саперного запасного полка.

116. Шабанов Иван, фельдшерский ученик.

117. Шульгин Иван (Николай) Власович, солдат команды двинцев.

118. Щербаков Дмитрий, красногвардеец.

119. Щербинов Иван Васильевич, канонир Московских мастерских тяжелой и осадной артиллерии.

120. Эннэ Вольдемар Иоаннович, солдат 56-го пехотного запасного полка.

121. Эрис Авг. Кальцус, военнопленный.

122. Ючеренков Иван, крестьянин.

Дальнейшие исследования позволят уточнить и пополнить этот мартиролог революционеров, большинство которых похоронено на Красной площади[27].

Герои Октября шли в бой за свободу, мир и братство народов и не думали о личной славе. Они положили первые камни в фундамент социализма. Ныне существует могучее содружество социалистических государств. Растет и крепнет международное рабочее, коммунистическое и национально-освободительное движение.

«НЕ ЖЕРТВЫ — ГЕРОИ, — вспоминаются слова А. В. Луначарского, — лежат под этой могилой. НЕ ГОРЕ, А ЗАВИСТЬ рождает судьба ваша в сердцах всех благодарных потомков».

1918 год

ВЗРЫВ В ДОРОГОМИЛОВЕ. Поздним вечером 5 января 1918 г. западную окраину Москвы — Дорогомилово потрясли два сильных взрыва. В окнах районного Совета сверкнули огненные вспышки. Крышу швырнуло вверх, стали рушиться внутренние стены и потолки.

5 января — день открытия Учредительного собрания — был тревожным. Главари недобитой московской контрреволюции, не ограничиваясь саботажем и подготовкой новых вооруженных вылазок, заявили, что проведут демонстрацию под лозунгом передачи власти Учредительному собранию. Несмотря на запрещение манифестации, офицерство и буржуазная публика вышли на улицы. То тут, то там раздавались выстрелы по рабочим патрулям; были и попытки разоружить красногвардейцев. Революционные патрули дали отпор. Схватки завязались в Театральном проезде, на Тверской улице, на Страстной и Трубной площадях. Контрреволюционные демонстранты были рассеяны…

В 9 часов вечера в помещении Дорогомиловского Совета (М. Дорогомиловская, 22) открылось собрание красногвардейцев. В просторной комнате на втором этаже находились депутаты районного Совета, члены штаба Красной гвардии, командиры красногвардейских десяток, делегаты от фабрик и заводов. Представитель Центрального штаба Красной гвардии Москвы проинформировал о положении в городе, предупредил, что возможны новые вооруженные провокации врагов, призвал всех быть начеку.

Участники собрания не знали, что внизу, в прихожей первого этажа, в старый, примелькавшийся всем шкаф еще накануне подложен вражеской рукой «адский» снаряд, который должен был взорваться в ближайшие полчаса.

Это был один из серии террористических актов, подготовленных правыми эсерами. Заранее зная о совещании, они решили одним ударом уничтожить руководителей Дорогомиловского Совета и красногвардейцев.

Собрание закончилось раньше, чем предполагалось, и его участники разошлись. Остались дежурные, часовой, несколько руководителей штаба. А через 15 минут грянул взрыв…

Подлый удар правых эсеров вызвал могучую волну гнева трудовой Москвы. На заводах и фабриках участники митингов клеймили преступление террористов. Сотни рабочих и работниц Москвы вступали в Красную гвардию. Погибли пятеро революционеров, но им на смену пришли новые борцы. 8 января президиум Моссовета постановил: похоронить жертвы взрыва в Дорогомиловском Совете у Кремлевской стены.

Вот их имена:


ВАНТОРИН Александр Иванович (1897—5.І.1918). Начальник арсенала Красной гвардии Дорогомиловского района, слесарь.

В разгар октябрьских боев 1917 г. среди красногвардейцев — защитников Бородинского моста — появился молодой солдат. Фронтовик Александр Ванторин, прибывший на побывку в Москву, не колеблясь, стал на сторону восставшего народа. Пехотинец активно участвовал в обороне моста, через который юнкера пытались пробиться к Брянскому вокзалу, сначала — чтобы встретить подкрепления с фронта, а затем, когда увидели неизбежность своего поражения, — чтобы удрать из Москвы. Поэтому так важно было удержать мост. Шли упорные бои. Только за один день, 31 октября, красногвардейцы, и в их числе Ванторин, шесть раз ходили в контратаки, отбрасывая юнкеров, рвавшихся к вокзалу. Рабочие не пропустили врага к железной дороге.


Александр Ванторин — сын рабочего-каменщика, родился в Брест-Литовске. Окончил трехклассную школу. После переезда семьи в Москву работал слесарем в торговых фирмах «Химикус и К0» и «Мюр и Мерилиз» (ныне Центральный универмаг — ЦУМ).

После разгрома юнкеров Александр Ванторин был назначен начальником арсенала Красной гвардии Дорогомиловского района.


ТЯПКИН Павел Григорьевич (1884—5.І.1918). Начальник штаба Красной гвардии Дорогомиловского района, рабочий фабрики Гивартовского.



Декабрьским вечером 1917 г. находившиеся в штабе Красной гвардии дежурные вспоминали о минувших годах революционной борьбы. Начальник штаба Павел Тяпкин поднял гимнастерку и показал товарищам рубцы на груди — следы жестоких избиений царскими опричниками… В 1914 г. молодой подпольщик был арестован и заключен сначала в Курскую, а затем в Псковскую тюрьму. Его освободила Февральская революция. Октябрь Павел встретил на фронте. В краткой биографической справке Тяпкина, помещенной в сборнике «Памятник борцам пролетарской революции» (М., 1925), сказано: «После Октябрьской революции был откомандирован в Москву и здесь оставлен для работы в Дорогомиловском Совете в качестве начальника штаба и политического организатора».


ЭРОВ Илья Сергеевич (1900—5.І.1918). Красногвардеец, рабочий завода Рейснера.



В момент взрыва он стоял часовым на посту в Совете. В справке завкома, хранящейся в архиве, говорится, что Эров вступил в Красную гвардию «с первых дней Октябрьского переворота». Рабочие завода патрулировали улицы Дорогомилова, участвовали в защите Брянского вокзала, Бородинского моста и в штурме основного опорного пункта белых — 5-й школы прапорщиков у Смоленского рынка.

Рейснеровцы бережно хранили память о своем погибшем товарище. В начале 20-х годов по их ходатайству заводу было присвоено имя И. Эрова (сейчас это предприятие не существует)[28].


ШЕСТЬ НЕИЗВЕСТНЫХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ. 9 января 1918 г. 200 тысяч рабочих и солдат вышли на мощную манифестацию в память жертв Кровавого воскресенья, расстрелянных царскими палачами в 1905 г. Это была первая общегородская демонстрация в Москве после победы Октябрьской революции.

…Обстановка в Москве после 5 января стала еще более накаленной. 6 января ВЦИК распустил буржуазное Учредительное собрание, отказавшееся признать декреты о мире, земле, о рабочем контроле и «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Тем самым члены Учредительного собрания от буржуазных и мелкобуржуазных партий полностью разоблачили свое истинное лицо врагов трудового народа. Рабочая демонстрация 9 января должна была показать силу и непобедимость пролетарской диктатуры. В колоннах несли лозунги: «Да здравствует Совет Народных Комиссаров!», «Да здравствует союз города и деревни!», «Долой империалистическую войну!», «Да здравствует социалистическая революция!» В целях безопасности впереди и сзади каждой группы демонстрантов двигались автомобили с пулеметами и шли вооруженные красногвардейцы.

Колонны направлялись на Красную площадь, где должен был состояться грандиозный митинг и парад.

Но озлобленная контрреволюция задумала жестокую месть.

Около двух часов пополудни, когда на Красной площади перед Братскими могилами открылся митинг, по манифестантам откуда-то застрочили пулеметы. В первые секунды возникла давка… Спасаясь от пуль, люди бросились на снег. Брызнули осколки разбитых стекол кабин грузовиков. Стреляли из Рядов — из зданий напротив Кремлевской стены.

Снег у Братских могил окрасился рабочей кровью…

Выстрелы на Красной площади явились сигналом. Вслед за ними затрещали пулеметы белых террористов на других улицах, по которым шли демонстранты. Стреляли с колоколен, с чердаков, из окон гостиниц, частных домов.

Красногвардейцы открыли ответный огонь, начали обыски в зданиях, было изъято много винтовок, пулеметов, патронов.

На улицах Москвы контрреволюцией было убито свыше 30 и ранено более 200 человек.

14 января 1918 г. земля Красной площади приняла прах семи борцов, убитых во время демонстрации 9 января. К сожалению, мы знаем имя только одного:


ЗАСУХИН Петр Алексеевич (9.1 1900—11.I.1918). Красногвардеец Сущевско-Марьинского района, молотобоец завода Павлова.

Родился в г. Медынь, в семье рабочего спичечной фабрики. 10-летним мальчиком стал свидетелем произвола хозяев и бесправия рабочего человека. По вине фабриканта, не установившего ограждения на станках, отец Петра получил увечье (его рука попала в машину). Не желая платить пособие, фабрикант обвинил в случившемся пострадавшего. Вскоре отец умер. Мальчик люто возненавидел угнетателей-капиталистов, наживавшихся на труде и страданиях рабочих. После смерти отца 12-летний Петр вынужден был пойти работать на мельницу помещика. В 1917 г. переехал в Москву и поступил молотобойцем на завод Павлова (ныне производство № 1 объединения «Мосэлектроприбор») в Весковском переулке.


6 ноября 1917 г., говорится в архивном деле о пособии его семье, П. Засухин вступил в Красную гвардию Сущевско-Марьинского района. В октябрьские дни рабочие района захватили театр «Олимпия», где разместились военно-революционный комитет, штаб и Красный Крест, участвовали в боях за градоначальство на Тверском бульваре, за телефонную станцию в Милютинском переулке, прикрывали пушки 1-й артбригады, громившие юнкеров, засевших в «Метрополе», у Никитских ворот и в других местах центра. После победы красногвардейцы поддерживали революционный порядок и пресекали вылазки врагов Советской власти в районе и городе. На демонстрации 9 января охраняли процессию Сущевско-Марьинского района; на обратном пути — у градоначальства — колонна подверглась подлому обстрелу из засады. Отражая нападение белых террористов, П. Засухин был смертельно ранен.

На похоронах, чтобы избежать новых провокаций и жертв, массового шествия не было. Тела П. Засухина и других шести погибших еще накануне вечером доставили в Кремль. К 12 часам дня на Красную площадь прибыли представители районов, а также фабрик и заводов, штаба Красной гвардии и профсоюзов. «В речах ораторов, — писали „Известия Московского Совета“, — звучала глубокая скорбь по безвременной гибели тех, кто стал жертвой черной ненависти контрреволюционной буржуазии к торжеству трудящихся. Ораторы выражали уверенность в том, что никакие усилия контрреволюционеров не в состоянии остановить начавшегося раскрепощения трудящихся масс от власти эксплуататоров и никакие их злодеяния не помешают торжеству рабочего дела…»


СМИЛГА Иван (1898—1.1918). Боец 1-го Московского отряда Красной гвардии, рабочий завода «Рускабель»[29].

Конец декабря 1917 г. Отряд московских красногвардейцев, в который входил и боец Смилга, спешил на помощь восставшим против Центральной рады рабочим и солдатам Екатеринослава. Гайдамаки пустили в ход артиллерию, начали штурм здания Совета… Рабочим приходилось трудно… 28 декабря московские красногвардейцы с бронепоездом прорвались в Екатеринослав.



Жестокий бой разгорелся на центральной улице за здание банка, в котором засели офицеры. Со словами «За рабочих и крестьян!» Иван Смилга первым бросился в атаку. В этот момент 19-летний латышский пролетарий погиб… К ночи окруженные петлюровцы сдались. 29 декабря (11 января 1918 г.) в Екатеринославе была провозглашена Советская власть. Доставшаяся дорогой ценой победа ускорила разгром Центральной рады.

…Иван Смилга — сын рижского металлиста, сосланного за участие в революции 1905 г. в Актюбинск, — с 15 лет работал на заводе «Рускабель» в Москве. Накануне Октябрьской революции молодой рабочий записался в Красную гвардию, вступил в Коммунистическую партию.

В дни Октябрьского вооруженного восстания в Москве Смилга принимал участие в боях против юнкеров. Рабочие «Рускабеля» разоружали милицию, участвовали во взятии лефортовского юнкерского училища, наступали на Кремль по Солянке и Варварке. После установления Советской власти Смилга вступил добровольцем в 1-й Московский отряд Красной гвардии, отправлявшийся на борьбу против контрреволюции на юге страны. На пути от Тулы до Екатеринослава молодой коммунист участвовал во всех боях и операциях против белогвардейцев, гайдамаков и петлюровцев.

Тело отважного красногвардейца было перевезено в Москву на завод «Рускабель». Рабочие похоронили его на Красной площади.

В 20-е годы клубу завода присвоили имена Ивана Смилги и Виктора Яковлева[30].


ДРАУДЫНЬ Мартын (ум. 27.I. 1918). Красногвардеец, рабочий завода «Мотор» (г. Москва).

В ночь на 16 января 1918 г. рабочие и солдаты Киева подняли восстание против украинской Центральной рады. Тесня контрреволюционные отряды, они продвигались к центру города. Однако петлюровцы подтянули с фронта националистические части с артиллерией, и это резко ухудшило положение восставших. После непрерывных шестидневных боев 21 января пал главный опорный пункт рабочих — завод «Арсенал».

В это время на помощь киевским рабочим спешил отряд московских красногвардейцев. В его рядах храбро сражался с контрреволюцией рабочий-латыш Мартын Драудынь. 22 января вместе с другими советскими частями отряд подошел к Киеву и принял участие в упорных уличных боях за освобождение города. 26 января Киев был очищен от петлюровцев. В столице Украины установилась Советская власть.

27 января близ Киева на эшелон московских красногвардейцев напали гайдамаки. Драудынь не успел отступить. На него набросилось несколько петлюровцев. Он храбро отбивался, но был схвачен врагами и расстрелян.

М. Драудынь приехал в Москву в 1915 г. с эвакуированным из Риги заводом «Мотор». Во время октябрьских боев 1917 г. в Москве был членом штаба Красной гвардии Даниловского подрайона; вместе с другими рабочими завода «Мотор» выбивал юнкеров с Крымского моста, а затем участвовал в наступлении на штаб Московского военного округа.

22 февраля 1918 г. в «Известиях Московского Совета» было напечатано сообщение о том, что Мартын Драудынь «в борьбе за право рабочего люда пал смертью героя под Киевом». Тело славного красногвардейца было доставлено в Москву; рабочие похоронили своего товарища у Кремлевской стены.


КУЧУТЕНКОВ Александр Амвросьевич (19.VI.1898—21.І.1918). Красногвардеец, токарь мастерских Московско-Казанской железной дороги.

В начале 1918 г. отряд московских красногвардейцев-железнодорожников, в который входил Кучутенков, выехал в Коломну, где эсеровские ставленники задерживали эшелоны с хлебом для московских и питерских рабочих. На станции Голутвин Кучутенков и его товарищи взяли под свою охрану состав с продовольствием и отправили в Москву. Когда красногвардейцы построились на станции, с переходного железнодорожного моста раздался выстрел. Пуля убийцы-анархиста сразила Кучутенкова.

Красногвардеец родился в деревне Карташово Алексинского уезда Тульской губернии в семье крестьянина, вскоре переехавшего в Москву и ставшего маляром. Подростком Александр работал учеником токаря в мастерских Борхарда по ремонту медицинских инструментов, с 1916 г. — токарем в мастерских Московско-Казанской железной дороги. Во время октябрьских боев 1917 г. красногвардейцы-железнодорожники удерживали вокзалы, не допускали продвижения к сражающейся Москве белых подкреплений.


ПРЯМИКОВ Николай Николаевич (14.X.1888—3.III.1918). Председатель Рогожского Совета рабочих и солдатских депутатов, член Рогожского райкома РСДРП (б), комиссар Рогожской районной ЧК; рабочий-молотобоец завода «Колючая проволока».

28 октября 1917 г. Рогожский военно-революционный комитет Москвы призвал рабочих к оружию. С утра над пролетарской окраиной поплыли тревожные звуки гудков. Отряд за отрядом уходил в бой. Рогожский ВРК возглавлял закаленный и энергичный революционер Николай Прямиков.



…Рано оставшись без отца, Николай с 12 лет «пошел в люди»: был «мальчиком» в лавках у торговцев, грузчиком, землекопом. Первое революционное крещение юноша принял на баррикадах 1905 г. В 1906 г. в разгар массовых арестов Прямиков вступил в РСДРП. Вскоре последовали арест и двухлетняя ссылка (1908–1910 гг.). По возвращении из ссылки Николай работает молотобойцем на московском заводе «Колючая проволока», становится парторганизатором МК РСДРП, поддерживает связь с большевистскими организациями других предприятий. В дни Февральской революции Прямиков участвует в разоружении жандармов, освобождении политических заключенных. В августе 1917 г. он становится председателем Рогожского районного Совета рабочих депутатов. Его избрание было большой политической победой большевиков и крупным поражением меньшевиков и эсеров. Под руководством Прямикова большевики превратили район в надежный опорный пункт революции.

Когда начались бои за установление Советской власти в Москве, по приказу возглавлявшегося Прямиковым ВРК красногвардейцы района захватили мосты и дороги, закрыв юнкерам пути к Симоновским пороховым складам, участвовали во взятии Алексеевского военного училища. Наступая по Ильинке и Варварке, рогожцы одними из первых вошли в Кремль. Все эти дни председатель ВРК был на боевых позициях. После капитуляции контрреволюционных сил Прямиков, выступая в Московском военно-революционном комитете, настаивал на аресте штаба разбитого Комитета общественной безопасности, юнкеров и белогвардейцев, подчеркивал, что недопустимо отпускать их на свободу с оружием в руках.

Участники октябрьских боев вспоминали, что Прямиков «пользовался огромной популярностью и авторитетом… Не будучи красноречивым оратором, он в своих выступлениях твердо и веско без болтовни проводил партийную линию… На каждое новое дело, требовавшее быстрой организационной работы, обычно назначался т. Прямиков».

В феврале 1918 г., после того как, нарушив перемирие, войска германских империалистов вторглись в пределы молодой республики Советов, Прямиков становится также председателем чрезвычайной тройки по организации Красной Армии. 25 февраля в связи с опасностью контрреволюционного выступления он утверждается комиссаром только что созданной районной ЧК. Формируя отряды для фронта, он в то же время железной рукой наводил революционный порядок в тылу. 3 марта в схватке с бандой в Петровском парке комиссар Прямиков был смертельно ранен.

Имя первого председателя Рогожского районного Совета носят площадь, улица и детский парк в Москве.


ПЕКАЛОВ Семен Матвеевич[31] (1890 — 4.IV. 1918).

ШВЫРКОВ Егор Петрович (1873 — 4.IV. 1918).

Милиционеры 1-го Пятницкого комиссариата г. Москвы.



4 апреля 1918 г. к милиционерам Пекалову и Швыркову, несшим службу у Устьинского моста, подошли 15 вооруженных мужчин в кожаных тужурках. Они назвались сотрудниками Московской чрезвычайной комиссии и попросили оказать содействие в обыске у контрреволюционеров в доме № 12 по Космодамианской набережной (ныне набережная Максима Горького). Швырков попросил предъявить мандаты. Все было правильно, однако что-то подозрительное в поведении «чекистов» настораживало милиционеров. На звонок вышел дворник. Увидев милиционеров и прочитав мандаты, открыл ворота. Несколько пришедших поднялись на верхние этажи. И вскоре оттуда раздался выстрел, люди в кожанках стали врываться в квартиры. Стало ясно: это — бандиты.

Милиционеры смело вступили в неравный бой. Загремели выстрелы. Несколько бандитов было убито, остальные убегали дворами. Отстреливаясь, они убили Швыркова и смертельно ранили Пекалова. Милиционеры не дали ограбить ни одной квартиры; все жильцы остались невредимыми.

Швырков и Пекалов родились в бедных крестьянских семьях; первый — в деревне Демидково, близ г. Рузы Московской губернии, второй — в Сибири. С детских лет трудились. Швырков, в частности, уже в 9 лет работал на фабрике. Односельчане Пекалова вспоминают, что еще в юности он участвовал в тайных политических сходках. В годы первой мировой войны оба служили в армии. Сразу после Октябрьской революции они пришли в московскую милицию, чтобы охранять новый, социалистический порядок, труд рабочих, покой граждан. Несмотря на значительную разницу в возрасте (более молодой Пекалов с уважением называл отца пятерых детей Швыркова «дядей Егором»), их соединяла прочная боевая дружба. Ветераны милиции вспоминают, что Швырков и Пекалов отличались храбростью и инициативой. Однажды вдвоем разоружили шайку, грабившую квартиру, в другой раз захватили банду, смело явившись в воровской притон в разгар попойки.

Бюсты героев-милиционеров установлены в Центральном музее МВД СССР и музее Главного управления внутренних дел исполкома Московского Совета. В Москворецком районе, где они служили, учрежден Почетный вымпел имени Швыркова и Пекалова, которым награждаются милиционеры, отличившиеся в вооруженных схватках с преступниками. Имя Пекалова носит школа в селе Скородное Данковского района Липецкой области, где прошли его детские годы.


ГАДОМСКИЙ Александр Викентьевич (30.XI.1885—12.IV.1918). Инструктор команды разведчиков Варшавского революционного красного полка.

11 апреля 1918 г. на экстренном заседании ВЧК было решено ликвидировать банды анархистов, грабивших и терроризировавших население Москвы. Имелись данные, что в захваченных ими особняках накапливалось много оружия и бомб. Целые группы контрреволюционеров входили в «черную гвардию» анархистов и, прикрываясь их именем, ждали удобного момента для выступления против Советской власти.

В ночь на 12 апреля 200 бойцов Варшавского революционного полка окружили штаб анархистов на Донской улице. Еще днем инструктор разведчиков Гадомский, переодевшись в штатское, изучил расположение особняка и подступы к нему. Дом напоминал крепость: высокая металлическая ограда, толстые кирпичные стены. По данным разведки разработали план операции… После трехкратного предложения бандитам сдаться Гадомский бросился во главе отряда в атаку. Застучали вражеские пулеметы. Все ближе чугунные ворота особняка. Но брошенная анархистами бомба разорвала грудь командира разведчиков… После нескольких атак, поддержанных огнем из орудия и броневика, красные бойцы ворвались в особняк. Бандитов разоружили, награбленные ими продукты направили голодающим рабочим и детям, а золото и драгоценности сдали в государственную казну. В ту ночь в Москве коротким внезапным ударом было ликвидировано 26 банд, с анархистами было покончено.

Гадомский — поляк, родился в Ломжинской губернии, в семье царского генерала. Выдержал экзамены в кадетский корпус, но, не желая быть военным, работал электротехником на железной дороге. В июле 1916 г. был призван в армию, окончил офицерскую кавалерийскую школу, находился на фронте, имел чин поручика. После Октябрьской революции покинул 2-й польский запасной полк, офицерский состав которого отличался контрреволюционными настроениями, и, перейдя на сторону народа, вступил в Варшавский революционный полк.


БАРАСЕВИЧ Феликс Казимирович (12.ІX.1894—12.IV.1918). Разведчик Варшавского революционного красного полка.

Погиб в одном бою с А. В. Гадомским, когда в первых рядах атакующих под пулеметным огнем пытался перелезть через чугунные ворота особняка.

Ф. К. Барасевич родился в семье столяра в местечке Кейданы Ковенской губернии. После смерти отца вынужден был бросить учебу и начать работать. Вечерами занимался самообразованием и вскоре стал учить деревенских ребятишек родному польскому языку.



В 1915 г. Барасевич был призван в армию. Весной 1917 г. он направлен из 102-го резервного батальона, находившегося в г. Самаре, в польский запасной полк в г. Белгороде. Однополчане отмечали его революционные настроения, большую личную храбрость. В ноябре 1917 г. Барасевич отличился во время разгрома корниловцев, пробивавшихся на Дон, в бою у деревни Шаровка в окрестностях Белгорода.

Вскоре, несмотря на освобождение от военной службы по состоянию здоровья, Барасевич вступил в Варшавский революционный полк, заявив, что не может в столь важный для революции момент находиться в стороне от событий и что его долг — до последней капли крови защищать дело пролетариата. Он честно выполнил свой революционный долг.


ХОРАК Антон (ум. 7.VII. 1918). Венгерский интернационалист.

В ночь на 7 июля 1918 г. 150 венгерских интернационалистов были подняты по тревоге и получили приказ: выбить восставших левых эсеров из здания почты и телеграфа. Мятежники рассылали по всей стране лживые телеграммы о переходе власти в их руки.

Под покровом темноты Хорак и его товарищи — слушатели кремлевских курсов венгерских агитаторов — двинулись к почтамту. Посланные вперед разведчики доложили, что перед зданием стоит броневик… Бойцы отряда разделились на три группы и внезапно атаковали мятежников. Антон Хорак вместе с несколькими бойцами захватил в плен растерявшийся экипаж. Один из венгров из пулемета броневика ударил по окнам, а Хорак вместе с остальными бросился к главному подъезду… Но осколок вражеского снаряда сразил отважного интернационалиста…

Антон Хорак — один из 80 тысяч бывших венгерских военнопленных, сражавшихся в годы гражданской войны в рядах Красной Армии. После Октябрьской революции Хорак принимал активное участие в борьбе за упрочение Советской власти, в подавлении вылазок контрреволюции. Весной 1918 г. он был направлен на двухмесячные кремлевские курсы венгерских агитаторов, куда зачислялись товарищи, ранее участвовавшие в пролетарском движении, имевшие опыт организаторской и агитационной работы. А. Хорак и другие слушатели знакомились с основами марксизма и главными уроками Октябрьской революции.

В день похорон героя в газетах «Правда» и «Красная Армия» было напечатано стихотворение «Памяти Антона Хорака, солдата интернационального легиона». Автор, подписавшийся псевдонимом Красноармеец, писал:

Как страшно вспомнить мне, что были мы враги,
Что разделяла нас когда-то грань окопов
И шли на грозный бой, мы шли с тобой «в штыки»
Друг друга убивать под пенье пулеметов.

Но вот грянул Октябрь:

Как верный сын труда, как верный член семьи,
Семьи трудящихся, семьи международной,
Ты к нам пришел, как друг…
И вместе мы с тобой направили штыки
На тех, кто нас терзал, на бойню гнал когда-то.

В заключение говорилось:

…Ты умер, друг-мадьяр.
Ты до конца свершил свой подвиг благородный.

КВАРДАКОВ Александр Васильевич (ум. IX.1918). Матрос 1-го берегового отряда.

Сентябрь 1918 г. Красные военные моряки штурмуют опорный пункт английских интервентов близ Северной Двины. Плотный огонь вражеских пулеметов прижал матросов к земле. Казалось, атака вот-вот захлебнется… В этот критический момент боя 19-летний матрос Александр Квардаков, поднявшись во весь рост, сбросил бушлат, поправил бескозырку и с криком «Бей белых гадов!» кинулся вперед. Вражеская пуля попала ему в горло. Смертельно раненный, моряк упал. А над округой уже гремела матросская «Полундра!». Воодушевленные бесстрашием героя, матросы бросились на врага и выбили интервентов с их позиций.

Квардаков родился в Москве в семье истопника. Окончив четыре класса, работал в цинкографии.



В октябре 1917 г. участвовал в боях против юнкеров на Остоженке. В марте 1918 г. добровольно вступил в 1-й береговой отряд. В грозные дни начала августа 1918 г., когда интервенты Антанты захватили Архангельск и стали продвигаться в глубь страны, 1-й береговой отряд был срочно переброшен из Москвы на Север в числе советских отрядов, посланных задержать интервентов до подхода наших главных сил. Матросский отряд, в составе которого воевал Квардаков, принял участие в крупном лесном сражении на дороге Тегра — Обозерская, когда молниеносным и смелым ударом был полностью уничтожен батальон интервентов численностью 500 штыков.

1-й береговой отряд и пехотные части парализовали наступление превосходящих сил интервентов, не дали им соединиться с белыми, наступавшими из Сибири, и сорвали их план взятия Москвы и Петрограда.

В середине сентября 1-й береговой отряд был отозван в Москву. Матросы привезли тело Квардакова в столицу и похоронили его у Кремлевской стены.


Мы знаем имена не всех героев 1918 г., похороненных на Красной площади.

Фамилии большинства названных борцов выбиты на плитах Братских могил в 1958–1977 гг. И они далеко не последние… Подтверждением служат прежде всего архивные документы, найденные автором.

14 января 1918 г. трудящиеся Москвы прощались на Красной площади с жертвами белых террористов, совершивших ряд подлых нападений на участников 200-тысячной демонстрации рабочих и солдат 9 января. В «Известиях Московского Совета» было напечатано лаконичное сообщение: «В могилы опущено семь гробов».

В одном похоронили красногвардейца Петра Засухина. Кто же остальные шестеро?

Архивные документы позволяют предположить их имена.

11 января команда двинцев обратилась в солдатскую секцию Московского Совета с просьбой похоронить «т. С. Каледина, убитого злодейской рукой контрреволюционеров», на «общих советских похоронах». На ходатайстве резолюция: «Перевезти в морг, где сохраняются жертвы 9 января 1918 г., для похорон, организуемых Советом». Комиссар Тверской части уведомил Моссовет, что «тело Капелина препровождено 13 января… в Комиссию по погребению жертв 9 января с. г.».

Сергей Павлович Капелин был бойцом комендатуры Московского Совета рабочих и солдатских депутатов, а затем его откомандировали в команду двинцев.

В архиве хранятся также документы о выплате пособий семьям двух красногвардейцев, погибших 9 января. Оба — молодые рабочие. Один — 19-летний токарь Николай Герасимович Дроздов (завод бр. Филипповых), красногвардеец Сущевско-Марьинского района, предательски убитый из засады, когда возвращавшаяся с Красной площади колонна его района подверглась обстрелу на Тверском бульваре (тогда же был смертельно ранен Петр Засухин). Другой — 18-летний Дмитрий Иванович Юдичев (фабрика Алексеева) погиб на Моховой, где процессия его Замоскворецкого района трижды попадала под бандитский обстрел.

В документах Старо-Екатерининской больницы есть запись, что 9 января в 15 часов туда был доставлен убитый красногвардеец Василий Федорович Борисов.

В мемуарах революционеров упоминаются еще три красногвардейца, погибшие при отражении нападения белых провокаторов 9 января 1918 г.: слесарь Михаил Павлович Евдокимов (завод Густава Листа, ныне «Красный факел»), рабочий Котов (Даниловская мануфактура, ныне фабрика имени Фрунзе), механик Л. С. Матиа (фабрика Швабе, в 20-е годы — «Геофизика»), Первый и третий состояли в большевистской партии; Матиа был ранен в спину близ «Метрополя», двое других убиты на Моховой улице.

Итак, в архивных документах упоминаются пять революционеров, погибших 9 января 1918 г., в мемуарах — трое; всего — восемь (с П. А. Засухиным, имя которого выгравировано на Братской могиле). Возможно, что остальные шесть революционеров, покоящиеся у Кремлевской стены, входят в эту славную семерку борцов (Н. Г. Дроздов, Д. И. Юдичев, С. П. Капелин, В. Ф. Борисов, Л. С. Матиа, М. П. Евдокимов и Котов).

В опубликованном в те дни газетами списке 25 раненых — жертв вражеской провокации 9 января, доставленных в Белостокский госпиталь (ныне в этом здании музей МХАТа), рядом с фамилией вышеупомянутого Л. С. Матиа назван еще один человек, который мог быть погребен на Красной площади: красногвардеец И. А. Григорьев (ранен в голову). Если он, как и Л. С. Матиа, к сожалению, скончался от ран, то его могли похоронить на Красной площади.

Итак, мы назвали девять имен, в том числе восемь убитых. Возможно, что шесть неизвестных героев, погребенных 14 января 1918 г. у Кремлевской стены вместе с П. А. Засухиным, входят в это число, особенно С. П. Капелин.

Мартиролог революционеров, похороненных в 1918 г. на Красной площади, не исчерпывается семью жертвами демонстрации 9 января.

За два дня до демонстрации, 7 января, президиум Московского Совета дал разрешение похоронить у Кремлевской стены солдата 56-го пехотного полка Сергея Григорьева, «павшего при исполнении долга революционера». По-видимому, он погиб во время контрреволюционной вылазки в Москве, в день открытия Учредительного собрания 5 января 1918 г.

22 января Хамовнический райсовет рабочих депутатов ходатайствовал перед Моссоветом о разрешении похоронить на Красной площади члена исполкома райсовета Наталью Кирилловну Гришину.

В декабре 1917 г. Центральный штаб Московской Красной гвардии призвал рабочих вступать в добровольческие отряды «для поездки на Дон действовать против темных сил калединской контрреволюции». После разгрома врага красногвардейские отряды возвращались в Москву и в ряде случаев привозили тела героев, павших в боях. В вагоне у их гробов стоял почетный воинский караул. На станциях, где останавливался поезд, проходили митинги, проводилась запись в Красную гвардию, звучали клятвы отомстить за смерть бойцов.

24 января 1918 г. мобилизационный отдел Центрального штаба Красной гвардии обратился в Московский Совет с просьбой разрешить «похоронить на Красной площади — братском кладбище жертв революции — трех красногвардейцев, убитых на южном внутреннем фронте». Это были бойцы доблестного 1-го Московского отряда Красной гвардии, который участвовал в установлении Советской власти в Екатеринославе и других городах. Возможно, один из этих трех — Иван Смилга, чье имя начертано на надгробье Братской могилы, а второй — Виктор Яковлев, которого, по воспоминаниям ветеранов завода «Москабель», хоронили вместе со Смилгой.

Кто же был третий? В списке погибших на южных фронтах красногвардейцев, опубликованном позднее в газетах «Известия Московского Совета» и «Социал-демократ», названы еще шесть человек: Михаил Грачев (завод Бари), Петр Фетисов (фабрика Сиу, ныне кондитерская фабрика «Большевик»), Ловцов (Лефортово), Федор Ястреб (Сокольники), Волчков и Ковальчук (Бутырский район). В конце списка газеты рекомендовали: «За подробными справками обращаться в мобилизационный отдел штаба Красной гвардии». А именно этот отдел просил разрешение похоронить у стен Кремля трех красногвардейцев. Поэтому можно полагать, что третий красногвардеец — один из этих шести бойцов.

20, 21 и 24 февраля 1918 г. президиум Московского Совета разрешил предать земле у Кремлевской стены прах еще пяти человек — красногвардейцев Яна Ладзиера, погибшего в боях против поднявших мятеж польских легионеров, Мартына Драудыня, а также трех солдат (имена не указаны) 192 пехотного полка, «убитых на гражданском фронте». Пока мы располагаем сколько-нибудь конкретными сведениями лишь о Мартыне Драудыне (см. с. 99—100), имя которого увековечено на Братской могиле.

…Пламя гражданской войны разгоралось с каждым днем. Фронт фактически был всюду: и в Москве, и в соседних городах и селах, и на окраинах страны. Росло число погибших красных борцов.

29 января 1918 г. штаб Красной гвардии Замоскворецкого трамвайного парка ходатайствовал перед районным Советом разрешить похоронить у Кремлевской стены красногвардейца Горбунова, погибшего 25 января в Веневе «при исполнении служебных обязанностей». 16 февраля президиум Московского Совета постановил «похоронить на Красной площади красногвардейца XVI Летучего отряда Якова Григорьевича Романенко», умершего от ран.

Совет Народных Комиссаров г. Москвы и Московской области 6 апреля разрешил предать земле у Кремлевской стены прах красногвардейца-пулеметчика Озолина, убитого контрреволюционерами в г. Волоколамске 23 марта.

Биографические сведения об этих солдатах революции и подробности их гибели пока не известны.

Эти архивные документы дополняются воспоминаниями современников. Так, в 1956 г. венгерский интернационалист, участник борьбы за власть Советов в нашей стране Михай Тарчаи писал в своих мемуарах, что в 1918 г. у Кремлевской стены погребен с воинскими почестями его соотечественник — красногвардеец Лайош Чапо. Он погиб при попытке отряда под командованием Тибора Самуэли захватить на московской явочной квартире агента, прибывшего из Будапешта для организации слежки за красными венграми.

В 1957 г. бывший комиссар 1-го Рогожского комиссариата И. П. Семенов заявил о том, что он участвовал в похоронах на Красной площади красногвардейца Фомичева, героически погибшего в ожесточенном бою в Тетеринском переулке при ликвидации опасной банды грабителей.

На фотографии 1918 г., запечатлевшей свежую могилу А. Квардакова, на ленте между венками написано: «Славным героям-морякам от команды 1-го берегового отряда». Кому еще адресованы прощальные слова однополчан? Бывший помощник командира отряда М. И. Самобаев сообщил автору, что вместе с Александром Квардаковым был похоронен матрос Василий Погребицкий, погибший в том же бою. В архивных материалах этой воинской части найден приказ № 19 от 30 марта 1918 г. о зачислении в отряд добровольца В. Погребицкого.

В Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов СССР хранится небольшая хроникальная лента. В аннотации написано: «Похороны в Москве на Красной площади лиц, погибших в результате контрреволюционного взрыва на Казанской железной дороге». Лента числится в каталоге между хрониками «Разоружение московских анархистов» (апрель) и «Ярославль после мятежа» (июль).

Значит, взрыв на Казанке и похороны его жертв на Красной площади состоялись в апреле — июле.

Действительно, в мае 1918 г. московские газеты сообщили: «26/13 мая… на товарной станции Московско-Казанской железной дороги вспыхнул пожар… Страшные взрывы снарядов мешали пожарным бороться с огнем… Станция и часть путей разрушены взрывами; насчитывают до 20 человеческих жертв, раненых и убитых».

Ждут исследователя обстоятельства захоронения еще двух славных революционеров. 20 апреля 1918 г. «Правда» сообщила: «В воскресенье 21 апреля похороны тов. Дубнева, павшего в борьбе с преступными элементами под флагом анархизма… Место погреб(ения) — Красная площадь». Дубнев участвовал в ликвидации анархистских банд в ночь на 12 апреля. Поскольку его не хоронили вместе с А. Гадомским и Ф. Барасевичем 16 апреля, то, по-видимому, он скончался позднее от ран. За три дня до публикации в «Правде» газета латвийских большевиков «Cina un Brivais Strelnieks» известила: «Наш дорогой боевой товарищ 1-го Даугавгривского Советского полка Албертс Аболиньш» будет погребен 18 апреля «на братском кладбище борцов за свободу у Кремля». Возможно, латышский красный стрелок, так же как и Дубнев, был ранен при разгроме анархистов.

На Братских могилах нет фамилий павших борцов, названных здесь, кроме И. Смилги, П. Засухина, М. Драудыня и А. Квардакова. Похоронены ли остальные товарищи у Кремлевской стены? Это нуждается в тщательной проверке. Но где бы ни покоился прах этих революционеров — на Красной площади или в другом месте, — мы преклоняемся перед священной памятью каждого из них, известного или пока еще неизвестного. И при этом невольно вспоминаются слова видного московского большевика Ивана Русакова: «Когда светлый облик товарища-героя встает перед глазами, не похоронный марш звучит в душе — нет. Несмотря на всю тяжесть утраты, звучат бодрые напевы рабочего гимна „Интернационала“. Да здравствует герой!»

1919 год

ЗВЕЙНЕК Генрих Петрович (7.XII. 1897— 12.IV. 1919). Комиссар 1-й Инзенской революционной дивизии.

Деникинцы прорвали фронт под Луганском. 1-я Инзенская революционная дивизия получила приказ двинуться на выручку отходящим красным частям. Вместе с начдивом ехал комиссар Генрих Звейнек. За три дня герои-инзенцы прошли 170 верст, с марша вступили в бой и отбросили белогвардейцев на 40 верст.



Генрих Звейнек родился в семье латышского батрака-лесоруба в Малиене Валкского уезда Лубанской волости. После окончания с отличием Лубанского городского училища поступил в реальное училище в Цесисе, где включился в революционное движение. Участвовал в молодежном кружке, поддерживал связь с Малиенской организацией социал-демократии Латвии. В 1916 г. вступил в партию большевиков. После Февральской революции был избран членом Цесисского Совета рабочих депутатов. В октябрьские дни 1917 г. Звейнек сражался в Москве против юнкеров. После победы становится одним из популярных вожаков московского латышского союза молодежи «III Интернационал», членом редколлегии его журнала «Борьба молодежи», избирается членом исполкома московских объединенных латышских секций РКП(б). Когда вспыхнул мятеж белочехов, Звейнек отправился добровольцем на Восточный фронт. Вскоре он назначается комиссаром вновь сформированной дивизии, защищавшей важный узел коммуникаций советских войск — станцию Инзу. Несмотря на молодость, Звейнек быстро завоевал огромный авторитет среди красноармейцев храбростью, умом, внимательностью к людям. За взятие Бугуруслана отважный комиссар был награжден Почетным революционным оружием. Красные части Восточного фронта, и в их числе легендарная Инзенская дивизия, сорвали планы белогвардейцев прорваться к Москве…

Г. П. Звейнек проводил митинги в освобожденных от белогвардейцев районах, разъясняя цели Красной Армии, участвовал в создании там органов Советской власти, организовывал в полках партийные школы, готовил агитаторов.

В конце 1918 г. Инзенская дивизия — на Южном фронте. В книге, посвященной политработе в Красной Армии, говорится: «На Южном фронте большую роль в организации разгрома белогвардейцев сыграла работа, проведенная Ворошиловым, Землячкой-Самойловой… Г. П. Звейнеком и другими»[32].

…Под Луганском развернулись ожесточенные бои: Деникин считал Донбасс базой для будущего «московского похода» и приказал занять его во что бы то ни стало. 12 апреля 1919 г. деникинцы оттеснили части Красной Армии к последнему оборонительному рубежу Луганска — холму Острая Могила. Комиссар Звейнек повел в контратаку резервный полк.

«— Коммунисты, вперед! — услышали в цепи его звонкий молодой голос, — рассказывается в истории дивизии. — Вот он вскинул винтовку и выстрелил в подбегавшего белогвардейца, еще одного заколол штыком… Следуя за комиссаром, геройски сражались все коммунисты… все бойцы и командиры… Они с честью выполнили боевой приказ: Острая Могила была удержана. Но… вражеская пулеметная очередь остановила сердце пламенного большевика — любимца дивизии Звейнека».

Герою-комиссару посвящен стенд в Цесисском историческом и художественном музее Латвийской ССР. Живет и его славное детище — Сивашско-Штеттинская орденов Ленина, Суворова 1-й степени и Трудового Красного Знамени дважды Краснознаменная дивизия (бывшая Инзенская).


ВЗРЫВ В ЛЕОНТЬЕВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ. Вечером 25 сентября 1919 г. центр Москвы потряс глухой взрыв. Он произошел в здании Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке (ныне улица Станиславского). Рухнули стены и потолок зала второго этажа, в полу образовалась огромная воронка. 12 человек были убиты, более 50 ранены и контужены.

…В 18 часов в МК началось совещание руководящих работников горкома и райкомов партии с участием лекторов, пропагандистов и заводских агитаторов. После доклада о раскрытии контрреволюционного заговора «Национального центра» перешли к обсуждению плана работы партийных школ.

Наступили сумерки. Вдруг участники совещания услышали гулкий удар об пол влетевшего в окно какого-то круглого предмета. В наступившей тишине послышалось шипение. Кто-то крикнул: «Бомба!»

— Спокойно, товарищи! — раздался голос председательствовавшего — секретаря МК РКП (б) Загорского. — Сейчас все выясним!

Быстрыми шагами он вышел из-за стола президиума, подбежал к шипящей бомбе и протянул руки, чтобы выбросить ее в окно… Тишину зала прорезал огромной силы взрыв.

Удар по штабу московских коммунистов нанесли бандитствующие остатки левых эсеров и анархистов. В тот исключительно тяжелый момент, когда Советская власть напрягала все силы, чтобы остановить катившиеся на Москву полчища деникинцев, анархисты пытались всадить нож в спину революции.

По стране и фронтам прокатилась волна митингов. Враги убили 12 коммунистов. Но в первую же партийную неделю в ряды партии большевиков вступило только в Москве 13 600 новых членов.


ЗАГОРСКИЙ Владимир Михайлович (3.І.1883—25.IX.1919). Секретарь Московского комитета РКП(б).

Темной ночью 1904 г. русско-германскую границу тайно перешли два человека. У ближайшей железнодорожной станции они расстались: один вернулся назад, другой сел в поезд на Берлин. В вагоне он сначала по привычке огляделся по сторонам — нет ли слежки? Но все спокойно. Это был беглый политический ссыльный Владимир Лубоцкий, приговоренный к пожизненной ссылке в отдаленные места Сибири.

Вскоре В. Лубоцкий (позднее он получит паспорт на имя Загорского и под этой фамилией станет известен в партии большевиков) прибыл в Женеву — центр русской революционной эмиграции. В. И. Ленин, жадно интересовавшийся вестями из России, долго расспрашивал юношу о революционной работе в его родном Нижнем Новгороде, о суде и ссылке.

В. М. Загорский начал свой революционный путь в Нижнем Новгороде. Вместе с Я. М. Свердловым распространял листовки, доставал шрифты, был пропагандистом в рабочих кружках. За участие в первомайской демонстрации 1902 г. Загорский был осужден на вечное поселение в Енисейскую губернию; за попытку побега меру наказания сделали еще суровей, предписав 12 лет ссылки провести в Якутской губернии. Но из ссылки он бежал.



В 1905 г. Загорский вступил в РСДРП(б), возвратился в Москву и участвовал в Декабрьском вооруженном восстании. Товарищ Денис (такую кличку он получил в московском подполье) создавал рабочие дружины, участвовал в выпуске «Известий Московского Совета», сражался на баррикадах в районе Пименовской улицы, затем на Пресне. После поражения восстания он продолжал подпольную работу в Москве. В 1908 г., спасаясь от преследования полиции, эмигрировал в Лондон. В 1910 г. нелегально вернулся в Саратов; выданный провокатором, бежал в Лейпциг; участвовал в подготовке Пражской конференции РСДРП, выполнял задания большевистского центра. В годы первой мировой войны германские власти интернировали Загорского. Несмотря на трудности, он вместе с товарищами вел пропагандистскую работу среди русских военнопленных. После заключения Брестского мира Загорский был назначен первым секретарем посольства РСФСР в Берлине. В июне 1918 г. ЦК РКП (б) отозвал его на работу в Москву, где он вскоре был избран секретарем Московского комитета партии. Загорский формирует отряды Красной Армии, занимается укреплением тыла, организацией субботников. В начале сентября 1919 г., когда деникинцы приближались к Москве, В. М. Загорский вместе с Ф. Э. Дзержинским возглавлял городской Комитет обороны.

…В. И. Ленин, открывая 1 мая 1920 г. Рабочий дворец имени Загорского, охарактеризовал его как «энергичного, умного человека и хорошего организатора, всей душой преданного делу партии»[33].

В 20—30-х годах в здании, в котором произошел взрыв, находился Интернациональный клуб политэмигрантов имени Загорского. Сейчас имя революционера носят город (бывший Сергиев Посад) и район Московской области, проезд и библиотека в столице.


ВОЛКОВА Мария (1894—29.IX.1919). Слушательница Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова.

…В населенных пунктах, занятых колчаковцами, часто видели оборванную горбатую нищенку, просившую подаяние. Одни офицеры гнали ее прочь, другие бросали убогой объедки. Кладя их в затасканную котомку, странница считала не только полученные куски хлеба. Благодаря ей красные знали, сколько у врагов пушек и солдат, откуда прибыли эшелоны, о чем говорят в белом стане. Эти сведения передавала Маруся Волкова — сотрудница особого отдела.



М. Волкова родилась в семье московского рабочего-обувщика. Окончив 4-классную приходскую школу, с 15 лет начала работать швеей на Прохоровской мануфактуре[34], где познала всю тяжесть подневольного труда и стала участвовать в революционном движении. В 1917 г. работницы избрали энергичную и чуткую девушку в фабком; она стойко защищала их права от притеснений и произвола хозяина и его ставленников.

После победы Октября М. Волкова — сотрудница губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, вступила в РКП (б). В конце 1918 г. молодая коммунистка послана на Восточный фронт, где шесть месяцев работала в особом отделе 1-го Московского губернского полка, дислоцировавшегося под Казанью. «На этой работе, — вспоминали товарищи, — она проявила себя талантливой разведчицей. У нее был ряд самых искренних, самых сердечных благодарностей от организации ЧК в Сарапуле и других городах за ее преданную и плодотворную работу».

Вернувшись в 1919 г. в Москву, М. Волкова была направлена по ее просьбе учиться в Центральную школу советской и партийной работы (с июля — Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова), где быстро завоевала симпатии товарищей.

«Открытый взгляд огромных серых глаз, всегда готовых брызнуть смехом, — вспоминала о Марии большевичка А. Борисова. — Неизменная неукротимая веселость… У нее был прекрасный альт, и не было ни одной революционной песни, которую бы она не знала. Ее голос раздавался в общежитии и в учреждении (губернском Совете. — А. А.), как только оно закрывалось для посетителей».

…Придя в сознание после взрыва, лежа с перевязанными ногами, рукой и головой, М. Волкова сказала подруге: «Я умру… Я это чувствую. Жалею только, что мало сделала для партии… Передай товарищам: бомбами не убьешь революцию. Победа коммунизма близка. Я завещаю вам отомстить беспощадно…»


ИГНАТОВА Ирина Матвеевна (1895—25.IX.1919). Сотрудница Хамовнического районного комитета РКП (б) Москвы.

На рассвете 3 ноября 1917 г. революционные отряды вступили в Кремль. «В числе Красной гвардии, — вспоминал очевидец, — были женщины. У них винтовки были привязаны веревочками и перекинуты за спину. Было несколько женщин в форме кондукторш трамвая». Среди них шагала 22-летняя Ирина Игнатова, кондуктор Уваровского трамвайного парка.

В дни боев молодая разведчица доставляла в штаб ценные сведения о юнкерах. Вместе с другими кондукторами и стрелочницами рыла заградительные окопы, чтобы вражеские броневики не прорвались к Хамовническому ревкому. Уваровские трамвайщики, в том числе Ирина Игнатова, сражались на Крымской площади, у Смоленского рынка, на подступах к штабу Московского военного округа, Александровскому юнкерскому училищу, Манежу и Троицким воротам Кремля.



И. Игнатова (урожденная Грибкова) происходила из крестьян Тульской (по другим данным — Калужской) губернии. Переехав в Москву, была домашней прислугой, работницей в красильне, санитаркой в военном лазарете (с 1914 г.), кондуктором трамвая (с 1916 г.). Большевики Уваровского трамвайного парка открыли перед полуграмотной работницей новый мир, вовлекли ее в борьбу против бесправия и гнета эксплуататоров. В 1918 г. Ирина вступила в партию большевиков. Окончив инструкторские курсы Военно-продовольственного бюро, она была направлена в Воронежскую губернию, где участвовала в проведении кампании по перевыборам сельских и волостных Советов в Павловском уезде. По возвращении в Москву назначается в отдел по работе среди женщин Хамовнического райкома РКП (б). Работала в комиссии связи с фронтом, ездила с подарками на позиции. В сентябре 1919 г. И. Игнатова была избрана делегатом 1-й губернской конференции работников советских общественных и торговых учреждений и предприятий. Близко знавшие ее люди вспоминали, что это была коммунистка, которая «ни на минуту не думала о себе, все отдавала революции…». Она пользовалась всеобщей симпатией хамовнических работниц.


КВАШ Абрам Львович (ум. 25.IX.1919). Секретарь бюро субботников при Московском комитете РКП (б).

В марте 1920 г. Чупаховский ревком на Украине направил запрос в ЦК РКП (б) с просьбой сообщить, где находится коммунист Абрам Львович Кваш, член Чупаховской парторганизации Лебединского уезда Харьковской губернии. В августе 1919 г. при отступлении Красной Армии с Украины он эвакуировался. Уже три месяца, как Советская власть на Харьковщине восстановлена, говорилось в запросе, а Кваш еще не вернулся, и о нем нет сведений. По сообщениям товарищей, последний раз его видели в Москве в сентябре 1919 г. Его приметы: партийный билет Чупаховской парторганизации № 24, по паспорту значится присяжным поверенным, вместо правой ноги — протез.

Товарищи не ошиблись: последний раз Кваша действительно видели в Москве. 4 сентября 1919 г. ЦК РКП (б) командировал прибывшего с Украины А. Л. Кваша в распоряжение Московского комитета партии.

Еще весной 1919 г. в столице зародился великий почин трудящихся — коммунистические субботники. Для руководства новым движением масс было создано специальное Бюро субботников из трех человек, в том числе А. Л. Кваша и секретаря МК РКП (б) В. М. Загорского. По словам работавших с ним, Кваш «быстро зарекомендовал себя трудоспособным работником и всей душой отдался делу организации субботников». Он пропагандировал идею субботников, контролировал и вел учет проделанной работы, координировал организацию субботников в районах Москвы, сам с энтузиазмом участвовал в них. Взрыв в Леонтьевском переулке оборвал жизнь коммуниста.


КОЛБИН (ум. 25.IX. 1919). Слушатель Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова.

…После вечерних лекций неожиданно был зачитан список 14 слушателей университета, посылаемых на совещание в Московский комитет партии. Наскоро поужинав и не заходя в общежитие, Колбин и 13 его товарищей веселой гурьбой отправились в Леонтьевский переулок.

В эти тревожные дни, когда Деникин приближался к Москве, Колбин рвался из университета на фронт, чтобы участвовать в борьбе против наступающего врага. «Как-то стыдно было сидеть в безопасном месте, изучая теорию коммунизма, в то время как твои товарищи и друзья… кладут свои головы за торжество коммунистической революции, — вспоминала его сокурсница Л. Ступоченко. — И немало труда было положено… нашими лекторами, чтобы удержать нас в школе до окончания курса».

Однако грозные события оторвали Колбина от книг. С приближением Деникина оживилась затаившаяся до поры до времени контра, шептуны предсказывали со дня на день падение Советской власти, сея уныние в пролетарских районах, эсеры и меньшевики, используя нехватку продовольствия, подбивали рабочих на выступления против коммунистов, на забастовки и демонстрации. Поэтому Колбин и другие лучшие ораторы-свердловцы были мобилизованы МК партии и разосланы по районам «для уличной агитации и ознакомления с настроениями масс». Выступая на митингах на заводах и фабриках, в дискуссиях на улицах, Колбин разоблачал клевету врагов революции, призывал пролетариат к железной дисциплине и стойкости, к усилению помощи Красной Армии, укреплял веру москвичей в неминуемый разгром вражеских полчищ.

На 26 сентября МК РКП (б) объявил очередные митинги по районам на тему «Деникинский шпионаж и защита Советской России». Для обсуждения тезисов речей и ознакомления с материалами Колбин и десятки других коммунистов были приглашены 25 сентября в горком партии. На следующий день они должны были опять пойти в цехи и депо, мастерские и на улицы, чтобы, как сказал поэт, «глаголом жечь сердца людей». Но бомба, брошенная белыми террористами, сразила большевистского агитатора.

Историк Г. Ф. Дементьев предполагал, что Колбин родом из Вятской губернии. По словам учившихся с ним в Коммунистическом университете, он «был способным учеником и хорошим товарищем».


КРОПОТОВ Николай Николаевич (8.XI.1873—25.IX.1919). Преподаватель партийных школ, член-соревнователь Социалистической академии общественных наук.



Кропотов родился в Москве, в семье полкового врача, обедневшего дворянина. В 1895 г., окончив гимназию в г. Седлец (ныне Польша), поступил в Московский университет на историко-филологический факультет, где активно включился в революционное движение студентов. В 1899 г. впервые арестован. В 1902 г. за участие в знаменитой сходке в актовом зале университета посажен в Бутырскую тюрьму, затем переведен в Воронежскую и исключен из университета. В 1903–1904 гг. служил статистиком на фабрике Морозова в Орехово-Зуево. За руководство стачкой, сочинение и печатание революционных листовок вновь арестован и выслан. В 1905 г. вступил в партию большевиков, участвовал в Декабрьском вооруженном восстании в Москве. В 1909 г. Кропотов окончил юридический факультет Московского университета и преподавал русский язык, латынь и историю в гимназиях Гродно и Белостока, с 1913 г. — в Высшем Мариинском училище и на курсах для взрослых в Москве. После Февральской революции вел энергичную борьбу против соглашательской линии меньшевиков и эсеров, выступал на митингах.

Октябрьская революция победила. Кропотов — преподаватель в партийных школах, член-соревнователь Социалистической академии общественных наук, комиссар таможни, член дежурной коллегии при исполкоме Моссовета, решавшей не терпевшие отлагательства вопросы. Одновременно окончил Коммунистическую инструкторскую (командную) школу, член коллегии 1-х Московских военных курсов. В одном из стихотворений он изложил свое жизненное кредо:

Смелый вызов бросаю грядущей судьбе,
И погибнуть готов в непосильной борьбе,
И не страшны мне темные силы…
Пусть ревет ураган, стоном стонет вокруг,
Не проникнет мне в сердце постыдный испуг.

НИКОЛАЕВА Анфиса Федоровна (1878—25.IX.1919). Секретарь Железнодорожного райкома РКП (б) г. Москвы.

1916 год. В палатах московского госпиталя № 1880 появились листовки. «Полтора года гремят пушки, — читали раненые. — Миллионы рабочих и крестьян погибли и гибнут в угоду правительству и буржуазии, которые начали эту бойню ради своих интересов… Довольно крови в угоду господствующих классов! Да здравствует борьба за власть народа! Долой войну, долой царское самодержавие! Да здравствует демократическая республика! Да здравствует международное братство народов! Да здравствует социализм!»

Жандармы сбились с ног, но «преступника», принесшего листовки, не нашли. Прокламации распространяла сестра милосердия Анфиса Николаева.



А. Николаева родилась в семье служащего Управления Московско-Курско-Нижегородско-Муромской железной дороги. Работала счетоводом, с 1905 г. участвовала в деятельности большевистской партии.

После поражения первой русской революции большевики использовали любые легальные возможности для пропаганды. В эти годы Анфиса Николаева — активная общественница Введенского народного дома в Лефортове, играет в любительских спектаклях, показывавших тяжелую жизнь трудящихся и звавших бороться с социальной несправедливостью. На ее квартире проходили конспиративные собрания большевиков. В октябрьские дни 1917 г. Анфиса Федоровна организовывала медицинскую помощь раненым красногвардейцам и солдатам.

В 1919 г. Николаева была переведена на партийную работу из Рогожского района в Железнодорожный. Товарищи вспоминали, что она была «удивительно чуткая и безукоризненно внимательная… ко всей своей работе, она была отзывчива к каждому товарищу, обращавшемуся к ней с деловыми и личными вопросами».


РАЗОРЕНОВ-НИКИТИН Георгий Никитич (1886—25.IX.1919). Агитатор Алексеевско-Ростокинского райкома РКП (б) г. Москвы.

В ноябре 1914 г. секретарь московского профсоюза печатников Г. Разоренов и 26 революционеров были сосланы в Сибирь. Они обвинялись в издании нелегальной литературы, распространении ее на заводах, выпуске листовок, призывавших к забастовкам, к свержению самодержавия.

Уроженец деревни Хворостинино Волоколамского уезда Московской губернии Разоренов с 14 лет начал работать учеником наборщика в московской типографии Глазунова. В 1903 г. активно участвовал в первой забастовке типографских рабочих Москвы. В дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. руководил молодежной боевой дружиной, доставлял патроны рабочим, сражавшимся на баррикадах, вел разведку, оказывал помощь раненым.



В 1907 г. был избран секретарем городского профсоюза печатников.

В октябрьские дни 1917 г. Разоренов вступил в партию большевиков. После победы Советской власти партия посылает его на ответственные посты: он является помощником начальника наружной охраны милиции Алексеевско-Ростокинского района, членом районной Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. В 1918 г. Разоренов заведует агитационным отделом Московского областного Комитета по делам бывших военнопленных и редактирует газету «Военнопленный», пропагандировавшую среди возвращавшихся из плена солдат решения РКП (б) и Советского правительства и приобщавшую их к новой жизни в Советской России. Весной 1919 г., как видного организатора и агитатора, его направляют в Белоруссию и на Украину для помощи местным работникам в установлении Советской власти; за образцовое выполнение этого задания он был награжден личным оружием. Затем Разоренов снова работает в Москве агитатором Алексеевско-Ростокинского райкома РКП (б).

25 сентября 1924 г., в пятую годовщину взрыва в здании Московского комитета партии, Средняя улица в бывшем Алексеевско-Ростокинском районе, где жил и работал Разоренов, названа его именем.


САФОНОВ Александр Кононович (1875—27.IX 1919). Член Реввоенсовета 12-й армии.

…Проходя перед строем прибывших политкаторжан, жандармский начальник вдруг остановился удивленный: Сашка Сафонов! Несколько лет служили в одном полку, жили в одной казарме. Бывшие товарищи узнали друг друга… Через день-два начальник каторжного отделения вызвал Сафонова, обещал всяческое «покровительство» бывшему однополчанину и сказал, что тот не будет нуждаться ни в чае, ни в сахаре. Но закованный в цепи революционер ответил твердо и резко, что между ними ничего не может быть общего, что он не нуждается в его опеке.

А. Сафонов был приговорен к 4 годам каторги в 1910 г. по процессу, который так и назывался — «процесс Сафонова и 33-х». Он был арестован в 1908 г. после крупного провала Московской окружной партийной организации.

В мрачные годы реакции, наступившей после поражения революции 1905 г., Ефрем (партийная кличка Сафонова) остался твердым большевиком-ленинцем. Как вспоминал А. Бубнов, Сафонов «принимал видное участие в поддержании аппарата партийной работы, то и дедо разрушаемой царскими ищейками… Месяцами исчислялось время работы, годами заключения и ссылок платились борцы». Другой ветеран партии, В. Филиппов писал: «Несмотря на темную ночь надвинувшейся реакции, на фабриках и заводах, то там, то здесь загорались яркие и немеркнущие революционные звезды. Такой немеркнущей звездой в деле революции был Сафонов».



Александр Кононович родился в деревне Фроловское Галичского уезда Костромской губернии. 13-летним мальчиком его привезли в Москву и отдали в ученики маляра. Работал на экипажной фабрике, в московских и рижских вагонных мастерских. Четыре года служил в армии. Занимаясь самообразованием, сдал экзамен на звание домашнего учителя. В 1904 г. вступил в РСДРП (б) в Ярославле. За участие в первой русской революции был арестован (1906 г.) и сослан на два года в Архангельскую губернию. Бежал в Петербург; после четырех арестов (каждый раз под новой фамилией) переехал в Москву, где стал одним из организаторов Окружного комитета большевиков.

После Февральской революции Ефрем вернулся в Москву. Будучи разъездным инструктором-агитатором Московского областного комитета партии, налаживал партийную и советскую работу в Рязанской и Тамбовской губерниях. В дни Октября — секретарь ВРК Рогожского района Москвы. С апреля 1919 г. Сафонов — член Реввоенсовета 2-й армии Восточного фронта. После разгрома Колчака — член Реввоенсовета 12-й армии Южного фронта. Во время деникинского наступления был назначен членом Совета обороны Тамбовского укрепленного района; проезжая туда через Москву, вечером 25 сентября зашел в городской комитет партии (повидать знакомых) за 5—10 минут до взрыва и был смертельно ранен.


ТИТОВ Григорий Васильевич (30.IV.1886—25.IX.1919). Комиссар полка 1-й Московской рабочей дивизии.

В белогвардейский тыл скакали три всадника. Темной ночью они пересекли линию фронта и спешили в станицу Вешенскую. Они были без оружия, и встреча с беляками стоила бы каждому из них жизни. Но причина, заставившая комиссара Титова и двух его спутников пуститься в опасный путь, была столь важной, что соображения личной безопасности были отброшены прочь. Вешенский казачий полк отказался выступить против большевиков и вернулся в свою станицу. Комиссар Титов спешил туда, чтобы разъяснить колебавшимся казакам цели Красной Армии, привлечь полк на сторону Советской власти. Станичники встретили красных гонцов настороженно. Два дня митинговали казаки, несколько раз выступал перед ними комиссар. И многие вешенцы стали за Советскую власть. «Результаты этой героической экспедиции, — вспоминали участники сражений, — не преминули сказаться: после Вешенского полка стали сдаваться и другие казачьи полки, и мы почти без боев прошли большую часть Донской области».



Г. В. Титов (настоящее его имя Александр Игнатьевич Кудрявцев) родился в деревне Верещагине Солигаличского уезда Костромской губернии. С 12 лет работал учеником маляра на стройках Петербурга. В 1912 г. вступил в партию большевиков. В 1914 г., скрываясь от преследования полиции, переехал в Москву. Здесь он избирается членом правления профсоюза строителей, некоторое время был его председателем. Работая маляром на строительстве завода «Проводник», Кудрявцев по заданию Московского комитета большевиков организует партийные ячейки строительных рабочих, налаживает печатание и распространение листовок, разоблачающих антинародный, империалистический характер мировой войны, руководит стачками.

«Тов. Кудрявцев, — вспоминали его товарищи-подпольщики, — был непримиримым врагом оппортунизма, соглашательства и презирал всякое холопство, пресмыкание и раболепство перед хозяином и властями.

…Осенью 1915 г. он вместе с другими малярами работал у виноторговцев Смирновых и вел постоянные ожесточенные политические споры со Смирнихой (как он выражался) — либеральствующей и кадетствующей особой. По окончании работ эта барыня стала любезно оделять маляров чаевыми. Подходит к тов. Кудрявцеву и с видом благодетельницы и рабочелюба протягивает ему руку с десятирублевкой. Тов. Кудрявцев с презрением заявил, что он чаевых не берет, за деньги свою совесть не продает. Смирниха сконфуженно пытается оправдаться, говоря, что это его же труд. Но получает ответ, достойный пролетария и революционера, что он, Кудрявцев, предпочитает прямо бороться за повышение заработной платы, борясь со всякого рода подачками, которые унижают достоинство рабочего, как бы щедры они ни были».

В 1916 г., не желая служить в царской армии, переходит на нелегальное положение, сменив фамилию на Титова. 18 июля 1917 г. профсоюз строителей избрал Титова депутатом Московского Совета, наказав ему «строго защищать интересы рабочих и все время идти за большевиками». В октябрьские дни 1917 г. он — член штаба Красной гвардии Лефортовского района, руководит возведением баррикад, рытьем окопов, участвует в штурме Алексеевского военного училища. После победы Советской власти — почти все время на фронтах: сражается против гайдамаков на Украине, против немецких оккупантов под Оршей, против Дутова на Урале, против Деникина в Донбассе. В память о революционере переулок в Лефортове, где он жил, был назван улицей Григория Титова.


ХАЛДИНА Анна Николаевна (22.І.1902—25.IX.1919). Секретарь агитационной комиссии МК РКП(б).

Эту 17-летнюю пропагандистку часто видели на митингах московской молодежи. Она призывала юношей и девушек стойко защищать Советскую власть, беспощадно громить врагов революции.

А. Н. Халдина родилась в зажиточной семье. Окончила московское Мариинское училище, получила право работать домашней учительницей. Затем поступила на юридический факультет Высших женских курсов.



Революционные события захватили курсистку. «Она с жадностью глотала слова о великой битве рабочего класса, исходившие из уст одного из ее учителей — старого революционера т. Кропотова, — писала большевичка М. Егорова. — С несколькими подругами по ночам стала читать марксистскую литературу. Новый мир открылся перед юными глазами. Все больше и больше начинает Аня тяготиться своей домашней обстановкой. Разногласия на политической почве начинают принимать все более резкий характер и она, 16-летняя девочка, воспитанная с няньками и мамками, кисейной барышней, не приученная ни к какому труду, уходит из дому».

В ноябре 1918 г. Халдина стала сотрудницей агитационного отдела Моссовета, вступает в РКП (б). «…Как беззаветно отдавалась она работе, с каким вниманием относилась к каждой мелочи!» — вспоминали ее товарищи. С начала 1919 г. Аня работает в Московском комитете партии. Она настойчиво просит отправить ее на фронт, но получает ответ, что и так стоит на переднем крае борьбы. «Величайшим для меня огорчением, — говорила она, — было бы умереть просто, по-мещански. Уж если погибнуть, так в революционной борьбе». Взрыв в здании МК подтвердил, что в Советской России фронт тогда был везде.[35]


На похоронах жертв взрыва несли плакаты: «Вас убили из-за угла, мы победим открыто». Выступая на Красной площади, председатель ВЦИК М. И. Калинин сказал: «Нет врагов, способных удержать порыв народных масс в их борьбе за раскрепощение… Кто думает ударом в спину уничтожить рабочий класс, тот сильно заблуждается… Московский пролетариат взамен понесенной утраты выдвинет новых борцов…»


МОКРЯК Марк Исаевич (1886—26.Х.1919). Командир батареи 57-й стрелковой дивизии.

За голову красного артиллериста Мокряка Деникин обещал два георгиевских креста и 10 тысяч рублей золотом… Много боевых подвигов было на счету батарейцев Мокряка. На быстром аллюре врывались они на позиции белых и, развернув орудия, в упор расстреливали ошеломленных деникинцев…

М. И. Мокряк родился в семье батрака в селе Новоукраинка Херсонской губернии. Четыре года учился в школе, а с 12 лет пошел батрачить к помещику. В первую мировую войну подпрапорщик Мокряк за храбрость был награжден четырьмя георгиевскими крестами и четырьмя медалями. С большой радостью воспринял фронтовик весть о победе Октябрьской революции — декреты о мире и земле выражали и его думы и чаяния. Вернувшись в начале 1918 г. в родное село, он вступил в партизанский отряд, который вел борьбу против оккупантов и петлюровцев.



В феврале 1919 г. Мокряк назначается помощником военного комиссара, а несколько позже с батальоном добровольцев отправляется на Южный фронт. По его инициативе создается артиллерийская батарея, слава о громких делах которой выходит за пределы фронта. Под Орлом деникинцы, рвавшиеся к Москве, напали на артиллеристов и пехотинцев. Мокряк и его батарейцы не растерялись. Подпуская вражеские цепи совсем близко, они расстреливали их прямой наводкой. Деникинцы вызвали на помощь бронепоезд. Под покровом темноты Мокряк подкатил пушку к самой железной дороге и подбил его. Однако под натиском превосходящих сил противника красные пехотинцы начали отходить. Увидев отступавших, Мокряк властно крикнул: «За мной!» — и повел их в контратаку. Удар пехотинцев поддержали артиллеристы. И деникинцы бежали…

В бою под Зеньковом батарея Мокряка была атакована казачьей лавой на заболоченном месте, когда колеса пушек почти наполовину завязли в грязи. Сохраняя самообладание, Мокряк приказал стрелять картечью, и белые были сметены. За бой под Бахмачем, где огнем батареи были выведены из строя два бронепоезда, уничтожено много белогвардейцев и сорван контрудар противника, Мокряка наградили именными золотыми часами. В тяжелейших боях, когда Красная Армия сдерживала натиск деникинцев, рвавшихся к Москве, батарейцы Мокряка проявили невиданную стойкость и упорство.

Отважный артиллерист пал смертью храбрых в районе Севска, близ станции Комаричи. Советское правительство постановило похоронить героя у Кремлевской стены. От всех полков фронта были выделены делегации, сопровождавшие его тело в Москву, на Красную площадь.

М. И. Мокряк посмертно награжден орденом Красного Знамени. Его имя носит улица в г. Новоукраинка Кировоградской области.


СТАНКЕВИЧ Антон Владимирович (25.VI. 1862—17.X. 1919). Помощник командующего 13-й армией Южного фронта.

В 1918 г. в Красную Армию добровольно вступил бывший царский генерал А. В. Станкевич. За его плечами было почти 40 лет службы в старой армии. Потомственный дворянин, он понял правду революции, решительно порвал с прошлым и отдал свои военные знания и опыт рабоче-крестьянской России.

Антон Владимирович Станкевич родился в имении Губино (ныне колхоз «Октябрь» Поставского района Витебской области). В 1880 г. окончил Виленское пехотное училище, с 1908 г. командовал полком, в первую мировую войну — полком, бригадой, дивизией.



Весной 1919 г. А. Станкевич принял 42-ю стрелковую дивизию, которая вела тяжелые бои в районе Дебальцево в Донбассе. Красноармейцы настороженно встретили нового начдива. Однако вскоре Станкевич снискал любовь бойцов и командиров личной смелостью, военным мастерством и преданностью революции. Однажды, узнав о предстоящем наступлении врага, начдив выехал в полк, чтобы подготовить отпор. В пятичасовом бою красноармейцы отбили десять атак. Но вот белым удалось ворваться на позиции первого батальона… Станкевич подал команду: «В атаку, ура!» — и первым бросился на врага. Быстрый и решительный штыковой удар бойцов опрокинул белогвардейцев. Реввоенсовет 13-й армии объявил бойцам дивизии благодарность за успешные боевые действия. Вскоре Станкевич был назначен помощником командующего 13-й армией.

В дни боев с деникинцами под Орлом Станкевич выехал в расположение 55-й стрелковой дивизии для непосредственного руководства боевыми действиями. В это время начальник штаба дивизии перебежал к белым и сообщил место расположения ее штаба. Деникинцы захватили Станкевича в плен. Один из конвоиров вспоминал: когда Станкевича привели в кабинет Деникина, тот протянул ему руку для приветствия, но Станкевич не подал свою. Заявляя, что через две недели будут в Москве, враги предложили бывшему генералу признать свои «заблуждения» и перейти на их сторону. Ему обещали высокий командный пост, а после взятия столицы чин генерал-лейтенанта. Но пленный ответил категорическим отказом. Он сказал, что служит Советской власти не за страх, а за совесть и уверен в победе рабочих и крестьян. Его приговорили к повешению. Уже стоя на эшафоте, Станкевич отстранил палача и сам набросил себе петлю на шею. При этом он сказал, что служил рабоче-крестьянской власти и сумеет достойно умереть за нее. Это было 17 октября 1919 г. в деревне Золотарево. А в ноябре, когда Красная Армия освободила деревню, прах героя-командира по решению Советского правительства торжественно перевезли в Москву.

В те дни «Правда» писала: «Пусть героизм т. Станкевича послужит мерой героизма всех борцов за дело революции». И поместила стихотворение «Памяти т. Станкевича», в котором были такие строки: «Ты был товарищем и братом красноармейцу до конца. И честно пал на поле ратном со славой лучшего борца».

А. В. Станкевич посмертно награжден орденом Красного Знамени.


И снова встает тот же вопрос: всех ли героев огненного 1919 г., покоящихся на Красной площади, мы знаем? И снова тот же ответ: видимо, не всех.

…Несколько лет назад в комендатуру Московского Кремля обратилась пожилая женщина, заявившая, что, по слухам, в 1919 г. на Красной площади был похоронен ее брат — командир одной из частей латышских стрелков. Названного имени не было на Братской могиле. На запрос комендатуры Институт истории партии при ЦК Компартии Латвии сообщил, что указанный товарищ погребен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Но заявление сестры командира имело неожиданные последствия: из института одновременно были присланы документы о захоронении в том же 1919 г. у Кремлевской стены комиссара легендарной Инзенской дивизии латыша Генриха Звейнека. Его имя летом 1969 г. было выгравировано на плите Братской могилы, близ Спасской башни.

Ранее по ходатайству ветеранов, также представивших необходимые документы, в некрополе была выбита фамилия артиллериста М. И. Мокряка.

1920 год

ПОДБЕЛЬСКИЙ Вадим Николаевич (XI. 1887—25.II. 1920). Народный комиссар почт и телеграфов РСФСР.

Это первый советский нарком, погребенный у Кремлевской стены. Подбельский поранил гвоздем ногу на субботнике и умер от заражения крови.

…Вечером 31 октября 1917 г. по темным улицам Москвы под свист пуль пробирался санитарный автомобиль. Миновав несколько патрулей, машина остановилась у здания телеграфа, и из нее вышел худощавый штатский с усами. Солдаты караула провели его в комнату, где заседали чиновники во главе с почтдиректором. Прибывший предъявил мандат Военно-революционного комитета, гласивший, что он, Вадим Николаевич Подбельский, назначен комиссаром почт и телеграфов г. Москвы. Он тут же предложил обсудить вопрос о четкой и бесперебойной работе связи.

Выбор Военно-революционного комитета был не случаен: Подбельского знали как делового и смелого большевика, прошедшего суровую школу подпольной борьбы, трижды подвергавшегося арестам и дважды отбывавшего ссылку, как энергичного члена Партийного центра по руководству восстанием в Москве.



…Вадим Подбельский родился в Якутии, в семье ссыльных народовольцев. Будучи учащимся Тамбовской гимназии, он увлекся произведениями Маркса, Энгельса, Плеханова, Ленина; участвовал в тайных сходках молодежи. Первый арест в октябре 1905 г. лишь укрепил веру юноши в правильность выбранного пути. И, выйдя в том же месяце на волю, он вступил в РСДРП. Сосланный в 1908 г. на три года в Вологодскую губернию, Подбельский и там вел борьбу против ликвидаторов и отзовистов, организовывал побеги товарищей. Вернувшись в Тамбов в 1911 г., он начал издавать легальную газету, в которой разоблачал политику самодержавия. После ее запрета властями в 1915 г. большевик-журналист, опасаясь нового ареста, переехал в Москву.

Вечером 28 февраля 1917 г. Подбельский по поручению большевистской партии потребовал на совещании руководителей московских газет прекратить замалчивание свершившейся в Петрограде революции и заявил, что в противном случае большевики призовут печатников к забастовке. В эти бурные дни Подбельский избирается депутатом Московского Совета и членом МК РСДРП (б); он — один из организаторов большевистской газеты «Социал-демократ». На VI съезде партии делегат Подбельский докладывал о деятельности московской организации, решительно выступил против явки В. И. Ленина на суд Временного правительства.

После Октябрьской революции, когда буржуазные газеты обрушили на рабоче-крестьянскую власть потоки грязной клеветы, комиссар почт и телеграфов Подбельский был назначен также комиссаром по делам печати г. Москвы, а затем и комиссаром московского отделения Петроградского телеграфного агентства. Он быстро и энергично пресек опасную деятельность реакционной прессы, пытавшейся продолжать дело разбитых юнкеров. С мая 1918 г. Подбельский — народный комиссар почт и телеграфов РСФСР. Под его руководством обеспечивалась непрерывная связь с фронтами, городами и районами; он — один из инициаторов создания Управления связи Красной Армии. Подбельский участвовал в ликвидации эсеровских мятежей в Москве, Тамбове, Ярославле. В мае — августе 1919 г. он — особоуполномоченный ЦК РКП(б) и ВЦИК на тамбовском участке Южного фронта.

А. В. Луначарский назвал В. Подбельского «невиданным примером министра, который работает вместе с последними из своих рабочих, сам разгружает вагоны, ставит телеграфные столбы». «Он был героем трудового фронта, — говорил Луначарский, — так как… отдавал делу свои силы без всякого счета… Ему хотелось так работать, чтобы рвались мускулы и скрипели кости…»

В 1954 г. именем Подбельского названа улица в Москве — в жилом районе, построенном по инициативе связистов. Там же — 1, 2, 3, 4, 5 и 6-й проезды Подбельского. Его имя носят Московский политехникум связи, улицы в других городах страны. В 1958 г. в серии «100 лет русской почтовой марки» выпущена марка с портретом организатора связи РСФСР Подбельского.


БОЧАРОВ Яков Иванович (1888—8.III. 1920). Член Басманного райкома РКП (б), член исполкома Моссовета, заведующий губернским отделом труда и социального обеспечения.

«Когда нужно было устроить демонстрацию, и, хотя бы этого требовал районный комитет, рабочие говорили: „Пусть нам скажут наши депутаты, в частности товарищ Бочаров!“ И стоило ему появиться среди рабочих завода, как все… шли за ним, беспрекословно, безгранично доверяясь ему…» Так писал известный московский революционер С. Белоруссов о громадном авторитете большевика, депутата Моссовета Я. Бочарова среди пролетариев Басманного района накануне Октябрьского восстания.



Я. И. Бочаров родился в семье рабочего-ткача в Каширском уезде Тульской губернии. Окончив двухклассное сельское училище, был отдан в ученье в Москву. Работал слесарем на прокладке городского водопровода, затем токарем на арматурном заводе Гакенталя (ныне «Манометр»). Вскоре он включился в революционную борьбу. После Февральской революции Бочаров избирается рабочими председателем завкома военно-промышленного завода, членом президиума Басманного районного Совета и депутатом Моссовета. Он вступает в РСДРП (б). Бочаров был отличным оратором. Товарищи вспоминали: «При выборах в Совет ему ежедневно поручалось выступать на одном, двух собраниях, и рабочие Москвы… помнят этого типичного рабочего, с шапчонкой, надвинутой на уши, в синем потертом пиджачишке, подвязанного шарфом». В дни Октябрьского вооруженного восстания Бочаров руководит штурмом Алексеевского военного училища в Лефортове, налаживает революционный порядок в районе. После победы власти Советов — член исполкома Моссовета от рабочих Басманного района, заведующий губернским отделом труда и социального обеспечения. Отдавая все силы укреплению Советской власти, он не обращал внимания на обострившуюся болезнь легких и предупреждения врачей. После доклада на подольской уездной конференции у него пошла горлом кровь, и через несколько дней он умер. Имя Бочарова было присвоено санаторию «Высокие горы». Портрет революционера экспонируется на стенде «Красногвардейцы» в музее завода «Манометр».


ХОМЯКОВ Иван Михайлович (1886—17.IV.1920). Сотрудник Московской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем.

18 апреля 1920 г. газеты сообщили, что в ночь на 17 апреля «убит на боевом посту комиссар оперативной части» Московской ЧК И. М. Хомяков.

Как вспоминает ветеран МЧК И. А. Фридман, чекисты окружили дом в Малом Палашевском переулке, куда проникла опасная банда. Выдавая себя за сотрудников ЧК и милиционеров, ее члены уже совершили несколько крупных налетов. Долгое время напасть на их след не удавалось… Чтобы избежать жертв среди жильцов дома, решили брать грабителей на улице. Комиссар Хомяков и два чекиста ждали бандитов у парадного входа, остальные — у черного и, чтобы отрезать им все пути отхода, на верхних лестничных клетках. Первыми осторожно вышли с «добычей» два главаря. На окрик Хомякова и его товарищей: «Руки вверх!» — они открыли стрельбу из пистолетов. В завязавшейся схватке трое бандитов были убиты, остальные арестованы. Шайка была ликвидирована. Но бандитская пуля сразила комиссара…



Печатник Иван Хомяков, уроженец Новосильского уезда Тульской губернии, с сентября 1918 г. работал комиссаром общего отдела ЧК Городского района, а с февраля 1919 г. — в Московской ЧК. Член РКП (б) с мая 1917 г., он твердо стоял на страже завоеваний революции. Только в первые месяцы 1920 г. МЧК раскрыла пять контрреволюционных заговоров, конфисковала у врагов и спекулянтов более 25 миллионов рублей кредитными билетами, 10 тысяч рублей золотом, 1940 каратов драгоценных камней, около 10 фунтов золотых изделий, изъяла более 2 миллионов рублей фальшивых денег. С января по апрель 1920 г. МЧК ликвидировала подпольные группы анархистов в Брянске, Туле, Орле и Самаре. В этой трудной и опасной работе была и лепта Ивана Хомякова.

Отважному комиссару посвящен стенд в комнате боевой славы московских чекистов.


ЯНЫШЕВ Михаил Петрович (11.IX. 1884—25.VI.1920). Комиссар 15-й Инзенской стрелковой дивизии.

Придя июльским вечером 1920 г. домой, Владимир Ильич Ленин увидел у себя в квартире старую знакомую — приехавшего с врангелевского фронта политработника Александру Янышеву. Ее пригласила Н. К. Крупская.

— Что же вы, товарищ Шура, — сказал В. И. Ленин, — не уберегли Янышева? Ведь таких Янышевых немного.

…Прискакав к месту боя, комиссар Янышев спрыгнул с коня, взял винтовку у раненого бойца и крикнул дрогнувшим было новобранцам:

— Товарищи, вперед на Гохгейм! Захват этой высоты решал исход боя.

Инзенцы бросились в штыковую атаку. Впереди — бесстрашный комиссар. Вот красноармейцы уже у подножия Гохгейма, совсем близко белые.

— Сдавайся! — крикнул Янышев. И в этот миг оказавшийся рядом вражеский офицер вонзил штык в комиссара. Янышева подхватили два бойца…

— Бей за нашего комиссара! — загремели возгласы.



Несмотря на яростное сопротивление врангелевцев, высота была взята. Обо всем этом рассказала Ленину «товарищ Шура» — жена комиссара.

…Михаил Янышев родился в семье крестьянина в селе Жаворонкове Владимирской губернии. После смерти матери отец с четырьмя детьми переселился в текстильный Иваново-Вознесенск. С 14 лет Михаил — в Ярославле. Поступает работать на фабрику Карзинкиных (ныне «Красный Перекоп»). В 1902 г. вступает в РСДРП. В конце 1904 г. Янышев возвращается в Иваново-Вознесенск, участвует в летней политической стачке 1905 г. В сентябре жандармы арестовали его. Но, как гласил полицейский протокол, «толпа рабочих силой освободила Янышева и дала ему возможность скрыться». Вскоре молодой рабочий был призван в армию и направлен в 24-й Симбирский полк в Остров. В 1906 г. Янышев вступился за солдата, оскорбленного офицером. Спасаясь от военно-полевого суда, Янышев бежал за границу. Работал в доках Гамбурга, на шахтах Австрии, на сталелитейных заводах Франции, кожевенных и текстильных фабриках США. Янышева хорошо знали русские рабочие, жившие в Нью-Йорке, Детройте, Бостоне и других городах, как организатора рабочих стачек, стойкого защитника интересов масс. Он — один из основателей русской федерации социалистической партии США — партии, левое крыло которой послужило позднее ядром американской коммунистической партии.

После Февральской революции Янышев возвратился в Россию. В октябрьские дни 1917 г. сражался на улицах Москвы. После победы Советской власти он — член исполкома Моссовета, председатель Московского революционного трибунала, член коллегии Московской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. На V Всероссийском съезде Советов избран членом ВЦИК. Весной 1919 г. — командир отряда московских коммунистов, защищавших Петроград во время наступления Юденича. Осенью 1919 г. был назначен комиссаром 15-й Инзенской стрелковой дивизии и прошел с ней победный путь, участвовал в освобождении Ростова, Новороссийска…

Имя М. П. Янышева носят улицы в Москве, Ейске и других городах страны.


ОСЕН Августа (1878—4.VIII.1920). Кандидат в члены Центрального правления Норвежской рабочей партии, делегат II конгресса Коминтерна.

А. Осен родилась в портовом городе Намсусе на берегу Норвежского моря. Окончив педагогическую семинарию в Левангере, молодая учительница включается в борьбу пролетариата против гнета капиталистов. С юных лет прославилась как смелый и блестящий агитатор, замечательный организатор, стойкий защитник интересов рабочих и работниц. А. Осен участвовала в создании ряда социалистических союзов молодежи и профсоюзов. В 1908–1911 гг. — член городского управления Тронхейма, в 1912–1914 гг. — секретарь Норвежского социал-демократического молодежного союза, затем — одна из руководительниц профсоюзной оппозиции и секретарь ее газеты «Прямое действие» (позже «Солидарность»), решительно выступавших против реформистских лидеров профсоюзов и Норвежской рабочей партии (НРП).



После отстранения правооппортунистического руководства Норвежской рабочей партии Осен становится членом ее правления в г. Христиании и кандидатом в члены Центрального правления партии. В 1919 г. НРП вошла в Коммунистический Интернационал (в 1923 г. левое крыло НРП оформилось в Компартию Норвегии). Осен активно участвовала в движении солидарности с Советской Россией.

Осен являлась делегаткой II конгресса Коминтерна и 1-й Международной конференции женщин-коммунисток в Москве. Конференция приняла манифест к работницам всех стран мира. В нем, в частности, говорилось: «Только победа Коммунистического Интернационала сделает женщину равноправной — товарищем, а не рабыней… Выходите из своих подвалов, лачуг, мансард, из мастерских, фабрик и заводов, из контор, магазинов на борьбу за полное освобождение, становитесь коммунистками!»

Норвежской революционерке не суждено было вернуться на родину. Трагический случай оборвал ее жизнь. 2 августа 1920 г. во время авиационного праздника на Ходынском поле в Москве она была сбита при посадке в самолет крылом потерпевшего аварию аэроплана и через два дня скончалась. «Правда», высоко оценив заслуги Августы Осен в рабочем движении, назвала ее «легионером боевого Коммунистического Интернационала».


АРМАНД Инесса-Елизавета Федоровна (26.IV.1874—24.IX 1920). Заведующая отделом по работе среди женщин ЦК РКП (б).

В рабочем подмосковном районе Пушкино долго жила легенда о смелой фабрикантше, которая бросила богатый дом, стала революционеркой, прошла через тюрьмы и ссылки… Это была жена владельца местной шерстоткацкой фабрики Арманда.

Инесса Арманд (урожденная Стеффен), деятельница российского и международного коммунистического и рабочего движения, родилась в Париже в семье артиста. Рано лишившись отца, воспитывалась у родственников в Москве, затем вышла замуж за обрусевшего француза-фабриканта. Уже будучи матерью пятерых детей, Арманд восстает против ханжества религии, фальши буржуазной морали и сложным путем — через толстовство, просветительную работу — приходит в 1904 г. в РСДРП. Арманд активно участвует в революции 1905–1907 гг. Ее высылают в Архангельскую губернию, откуда она бежит за границу. В 1909 г. И. Арманд в Париже познакомилась с В. И. Лениным, труды которого изучала с 1903 г. По его предложению Арманд ведет занятия по политической экономии в партийной школе в Лонжюмо. В 1912 г. Инесса направляется в Петербург для подпольной партийной работы. В годы первой мировой войны участвует в работе Международной женской социалистической конференции, а также Циммервальдской и Кинтальской конференций интернационалистов как представительница большевистской партии. После Февральской революции возвращается в Россию. Делегатка VII (Апрельской) конференции и VI съезда РСДРП (б), член бюро МК партии, она активно участвовала в подготовке Октябрьского вооруженного восстания в Москве, организовывала помощь сражавшейся Москве из соседних районов. После Октябрьской революции Арманд — председатель Московского губернского Совета народного хозяйства. «Канула в вечность старая аргументация буржуазии о том, — писала она в те дни, — что пролетариат никогда не сумеет организовать производство». С 1918 г. возглавляла отдел работниц при ЦК РКП(б). В 1920 г. участвовала в работе II конгресса Коминтерна и руководила 1-й Международной конференцией женщин-коммунисток.



Осенью 1920 г., находясь на Северном Кавказе, заболела холерой и умерла. На ее похоронах у Кремлевской стены на Красной площади 12 октября присутствовали В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

В некрологе в «Правде» Н. К. Крупская писала: «Из семьи коммунистов ушел неустанный работник, беззаветно преданный делу, ушел человек с горячим сердцем, искренний, умный…»

Имя Инессы Арманд носит улица в г. Пушкино Московской области и Ельдигинская средняя школа, основанная при ее участии.


РИД Джон (22.Х. 1887—17.Х. 1920). Член Исполкома Коминтерна, представитель Объединенной коммунистической партии Америки, писатель.

«Десять дней, которые потрясли мир»… Имя автора этой книги — американского публициста Джона Рида известно всему миру.

…Сентябрь 1920 г. Съезд народов Востока в Баку. На трибуне — высокий, по-юношески порывистый человек с ясными, внимательными глазами. Это Джон Рид.

— Есть только один путь к свободе, — говорит он делегатам тридцати семи национальностей. — Объединяйтесь с русскими рабочими и крестьянами, которые свергли своих капиталистов и чья Красная Армия победила иностранных империалистов. Следуйте за красной звездой Коммунистического Интернационала!

Джон Рид родился в г. Портленде (США) в семье богатого бизнесмена. Окончив Гарвардский университет, он стал сотрудником ведущих американских газет. Но его влечет путь борьбы и служения угнетенным. В 1913 г. во время забастовки в г. Патерсоне он был арестован и приговорен к 20 дням тюрьмы. Осенью 1913 г. Рид едет в Мексику, где принимает участие в разгоревшейся там буржуазно-демократической революции и делит с повстанцами все тяготы боевой жизни. В книге «Революционная Мексика» он выступил против вмешательства США во внутренние дела этой страны. Когда в 1914 г. началась мировая война, в статье «Война торговцев» Рид показал, что причина ее — в столкновении экономических интересов двух соперничающих империалистических групп.



Осенью 1917 г. военный корреспондент Рид находится в Петрограде. Он горячо приветствует Октябрьскую революцию. Очевидец великих событий, он написал книгу «Десять дней, которые потрясли мир», в предисловии к которой Ленин заявил, что хотел бы видеть ее «распространенной в миллионах экземпляров и переведенной на все языки». Вождь Октября подчеркнул, что книга «дает правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата»[36]. Рид совершил около 20 агитационных поездок по США, выступая в защиту Октябрьской революции, против американской интервенции в Советской России, в связи с чем пять раз привлекался к судебной ответственности по обвинению в «алтиамериканской деятельности». В сентябре 1919 г. группа левых социалистов во главе с Ридом основала Коммунистическую рабочую партию Америки. В октябре 1919 г. Рид был избран членом Исполкома Коминтерна, участвовал в работе II конгресса Коммунистического Интернационала. В своих выступлениях он разоблачал американский империализм, боролся против дискриминации негров в США. Летописец Октября ездил на Урал, Волгу, в города и глухие села, наблюдал жизнь Страны Советов и собирал материал для новой книги.

«Неистовый репортер», как называли Джона Рида, умер в Москве от тифа.

Имя славного борца носят улицы в Серпухове Московской области, Новоселице Черновицкой области и других населенных пунктах, где бывал наш американский друг; бригада токарей на московском заводе имени Владимира Ильича и теплоход.


КОВШОВ Виталий Дмитриевич (13.V.1895—12.XI.1920). Командир 28-й стрелковой бригады, слушатель Академии Генерального штаба РККА.

В ноябре 1919 г. перед строем слушателей Академии Генерального штаба был зачитан приказ Реввоенсовета: за храбрость и мужество в боях Виталий Ковшов награждается почетным нагрудным знаком и золотым оружием с надписью: «За Юденича». В. Ковшов родился в семье рабочего в поселке Симского завода Миньярского района на Урале. Уже в горном училище в Златоусте стал одним из активнейших членов подпольного кружка молодежи. В марте 1917 г. вступил в большевистскую партию; был избран в Златоустовский Совет рабочих депутатов, а затем — членом городского комитета РСДРП (б). «Вспоминается Златоуст 1917 года, тогда гнездо эсеров, — писал большевик Ф. Вдовин. — 1 мая. Кого послать к десяткам тысяч рабочих и солдат с боевым призывом „Долой империалистическая, да здравствует гражданская“? Виталия Ковшова. Пламенный, говорящий всем своим существом, он захватывает демонстрацию, враждебно нам настроенную. И так в поединке с эсерами, меньшевиками кипит все лето».



Быстро растет авторитет большевиков среди пролетариев Златоуста. «Октябрь. Эсеры отсиживаются в Совете вопреки всяким срокам, — писал далее Ф. Вдовин. — Надо не дать контрреволюции организоваться под флагом С.Р.Д. (Совета рабочих депутатов. — А. А.). Надо разоружить эсеровских боевиков… Организация возлагает задачу на Виталия. Выполнено с твердой решимостью».

Назначенный председателем Военно-революционного комитета Златоуста, В. Ковшов руководит вооружением рабочих. В ночь на 18 марта 1918 г. возглавляемый им отряд красногвардейцев сыграл решающую роль в разгроме контрреволюционных сил, в захвате эсеро-меньшевистского штаба, аресте эсеровских депутатов Совета.

Запылали белоказачьи мятежи. 23-летний большевик командует рабочей дружиной, а затем сводным кавалерийским отрядом, совершившим двухмесячный боевой рейд по тылам белых на соединение с Красной Армией. В декабре 1918 г. полк Ковшова участвовал в разгроме колчаковцев на реке Верхне-Дурной. В марте 1919 г. В. Д. Ковшов, проявивший «редкую энергичную твердость и продуманность во всех своих действиях», зачисляется слушателем Академии Генерального штаба. Но, постигая военную теорию, В. Ковшов считал, что он нужнее «на самых опасных гребнях революционного шторма».

В октябре 1919 г. курсантская бригада комиссара В. Ковшова, поднятая по боевой тревоге, выехала под Петроград, которому угрожали полчища Юденича. Курсанты прошли с боями до Нарвы, где враги были окружены. Десять раз пытались белые прорвать кольцо, но не смогли.

В решительные дни, когда деникинцы, двигаясь на Москву, уже приближались к Туле, В. Ковшову и другим надежнейшим слушателям академии поручили проверку готовности столицы к уличным боям. А когда напали белополяки, начальник штаба 8-й стрелковой дивизии В. Ковшов участвует в наступлении от Березины до Вислы.

В октябре 1920 г. Ковшов — командир 28-й стрелковой бригады. Его вызывают в Москву для окончания академии, но он решает задержаться: банды Булак-Балаховича перешли в наступление на Мозырь. Бригада Ковшова первой приняла их удар. Немало бандитов полегло от пуль красноармейцев. В упорных боях бригада потеряла связь с соседними частями, но, сохраняя боевой дух и дисциплину, двигалась к реке Припять. Накануне форсирования комбриг и штаб объезжали полки, чтобы подбодрить уставших бойцов, укрепить веру в предстоящий боевой успех. Ночью на деревню, где остановился штаб, напали бандиты Булак-Балаховича. Они не смогли захватить штаб, но в ожесточенной перестрелке погиб комбриг.

Реввоенсовет республики постановил похоронить Ковшова у Кремлевской стены. «За отвагу, проявленную в борьбе с белополяками и в ликвидации банд Булак-Балаховича», он посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Имя Ковшова носит улица в Златоусте, оно выгравировано в Знаменном зале Военной академии имени М. В. Фрунзе (бывшей Академии Генерального штаба) на мемориальной доске ее выпускников-героев[37].

1921 год

КАРПОВ Лев Яковлевич (18. ІІ.1879—6.І.1921). Член Президиума Высшего совета народного хозяйства, один из организаторов химической промышленности страны.

В феврале 1918 г. директор Бондюжского химического завода инженер Карпов был назначен руководителем химической промышленности Советской России. У многих бывших владельцев фабрик это, возможно, вызвало удивление. Им не было известно, что инженер Карпов — член партии большевиков с 1897 г., четыре раза арестовывавшийся и ссылавшийся, участник баррикадных боев в 1905 г. Находясь в подполье, скрываясь от полиции, Карпов сумел окончить Московское высшее техническое училище. Первый заведующий химическим отделом ВСНХ блестяще справился с колоссальной работой. «Если бы не твердая рука Льва Яковлевича, — вспоминал один из руководителей ВСНХ, — армия и страна были бы тогда без бензина, спирта, красителей, соды…» На многих документах тех лет есть резолюции Ленина: «Спросить мнение Карпова», «Узнать мнение Карпова». Л. Я. Карпов родился в г. Киеве в семье торговца. Будучи студентом Московского высшего технического училища, он вступает в нелегальный марксистский кружок. В марте 1898 г. студент Карпов был впервые арестован, затем следуют ссылки: в Воронеж, Курск, Калугу, Тверь. С весны 1903 г. он переходит на нелегальное положение. Как агент «Искры», а затем член ЦК партии участвует в организации Восточного и Южного бюро ЦК РСДРП, подпольной типографии в Полтаве, в создании большевистской газеты «Вперед»; по поручению партии налаживает в Финляндии лабораторию взрывчатых веществ. До ареста в мае 1907 г. возглавлял Московский комитет партии. В 1908 г. нелегально вернулся в Москву и возобновил учебу в Высшем техническом училище. Профессора называли его восходящей звездой химии.



С 1911 г. Карпов работает как инженер-химик. Под его руководством строится первый в мире экстракционный канифольно-скипидарныи завод во Владимирской губернии, а затем такой же — на севере Финляндии. Став директором Бондюжского химического завода, инженер-революционер помог большевикам организовать там нелегальный пропагандистский кружок. Он увеличивает заработную плату рабочим, строит для них кирпичный жилой дом.

Возглавив химический отдел ВСНХ, Карпов привлек к работе крупнейших химиков, создал научную лабораторию, мечтая, что она явится базой для организации крупного научного института. За два дня до кончины (он умер от заражения крови) Карпов составил последние технические эскизы к проекту нового крупного завода… Имя Карпова носят научно-исследовательский физико-химический институт и производственное объединение медицинских препаратов в Москве, бывший Бондюжский химзавод в Татарской АССР, Ленинградский комбинат синтетических моющих средств, мыла и желатина.


РУСАКОВ Иван Васильевич (25.IX.1877—18.III.1921). Член исполкома Моссовета, заместитель заведующего Московским отделом народного образования.



С мощным призывом: «Даешь Кронштадт!» — ворвались в мятежные форты бойцы 27-й Омской дивизии. В цепях наступавших — доктор Русаков, назначенный комиссаром сводного военно-морского госпиталя в еще не взятом красными частями Кронштадте. На улицах продолжались ожесточенные бои, а Русаков уже добрался до сводного госпиталя. Представившись врачам, комиссар просмотрел списки больных и начал обход палат… Группки разбитых озлобленных мятежников метались по улицам, они проникли в госпиталь. Вот к Русакову подошли пятеро матросов-мятежников и спросили, коммунист ли он. Услышав утвердительный ответ, приказали следовать за ними и объявили, что расстреляют… Комиссар твердо произнес: «Что ж, стреляйте. Меня вы расстреляете, а коммунизм — никогда!» Труп «красного доктора» нашли лишь через три дня.

И. В. Русаков родился в деревне Прудки Московской губернии в семье крестьянина, ставшего ткачом и дослужившегося до фабричного приказчика. Окончив в 1895 г. гимназию в Твери, Русаков поступил на медицинский факультет Московского университета. В 1899 г. был уволен за участие в нелегальных студенческих сходках, однако затем был допущен к занятиям и осенью 1900 г. получил звание лекаря по специальности «детские болезни», работал в московских клиниках.

…В одной книге о Русакове говорится, что на революционный путь его привела… любовь к детям. Спасши малыша от смерти, врач видел: ребенок возвратится в затхлую фабричную казарму, будет недоедать, чахнуть без свежего воздуха. А сколько ребятишек умирает без медицинской помощи! В России детская смертность была рекордной. И Русаков пришел к выводу: нужны коренные перемены, а именно революционное свержение несправедливого буржуазного строя. В начале 1905 г. Иван Васильевич вступил в партию большевиков. «Красный доктор» работает пропагандистом в заводских кружках в Москве, выступает на рабочих массовках. В дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. он был партийным организатором в Ростокино. После поражения восстания И. В. Русакова арестовывают и ссылают на три года в Тобольскую губернию.

Во время боев за Советскую власть в Москве в октябре 1917 г. Русаков — член ВРК Сокольнического района. Он участвует в разоружении милиции Временного правительства, организует обучение и отправку в бой подкреплений, прибывающих в Москву из соседних районов. После победы восстания Русаков — председатель Сокольнического районного Совета. В суровые годы гражданской войны он делал все, что было возможно, для улучшения жизни ребят. Заботился о снабжении продуктами детских учреждений, по его инициативе были открыты летние школьные колонии, детский дом «III Интернационал» для детей красноармейцев, первая в России станция юных любителей природы и первый в Москве детский сад. С марта 1920 г. Русаков — заведующий, а с осени — заместитель заведующего Московским отделом народного образования. В эти же годы он — один из редакторов «Известий советской медицины», председатель Военно-санитарной инспекции Южного фронта (1919 г.), помощник начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии по политической части (начало 1920 г.). Был делегатом VIII съезда РКП(б).

«За отличие в бою 17–18 марта 1921 года под городом Кронштадтом» И. В. Русаков посмертно награжден орденом Красного Знамени.

В 1922 г. именем Русакова названы улица и набережная реки Яузы в Сокольническом районе Москвы. Его имя носят трамвайный парк, рабочий клуб, детская больница и эстакада в столице, а также улица в г. Ялуторовске, где революционер отбывал ссылку.


АВАРИЯ АЭРОВАГОНА. Вечером 24 июля 1921 г. 22 советских и иностранных коммуниста возвращались в столицу в аэромотовагоне из поездки на рудники Подмосковного бассейна. Пассажиры побывали в Щекино, спускались в забои, гостили у шахтеров, в городском театре Тулы встречались с оружейниками. Новое изобретение — железнодорожный вагон, впереди которого вращался двухлопастный пропеллер, приводившийся в движение 150-сильным бензиновым мотором, стремительно мчался вперед…

В 105 километрах от Москвы аэровагон сошел с рельсов…

Погибших — председателя Центрального Комитета профсоюза горнорабочих Ф. А. Артема (Сергеева) и шестерых его товарищей похоронили 28 июля в Братской могиле на Красной площади. «Герои Кремлевской стены, — писала газета „Горняк“, — приняли в свои ряды еще один геройский отряд — отряд товарища Артема».


АБАКОВСКИЙ Валериан Иванович (5.Х.1895—24.VII.1921). Конструктор аэромотовагона.

В. И. Абаковский, по специальности шофер, был талантливым самородком-изобретателем. Он сконструировал аэромотовагон — моторную дрезину с авиационным пропеллером. Потребляя незначительное количество горючего, вагон развивал громадную скорость.

Окончив техническую школу, уроженец Риги Абаковский работал шофером Тамбовской губернской ЧК. Изобретатель собирал свое детище по частям, используя моторы и детали старых автомобилей и самолетов. При содействии чекистов аэромотовагон был построен в Тамбовских железнодорожных мастерских. Испытания прошли успешно, и на аэровагоне стали совершать поездки.



Современные пассажирские поезда могут мчаться со скоростью 120–140 километров в час и более — с быстротой, которой достиг аэровагон Абаковского еще в 1921 г. Смелый изобретатель опередил свое время.


АРТЕМ (СЕРГЕЕВ) Федор Андреевич (7.ІІІ.1883—24.VII.1921). Член ЦК РКП (б), член ВЦИК, председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих.



1905-й год. Харьковские полицейские внезапно окружили больницу, где скрылся неуловимый вожак большевиков Артем. Его хорошо знали жандармы Москвы, Николаева и Донбасса. Накануне он возглавил демонстрацию харьковских рабочих — дружинников и революционных солдат. Когда шествие приблизилось к перегородившим улицу карателям-пехотинцам с пулеметами, Артем, выйдя вперед, обратился к ним с пламенной речью. Выразив надежду, что под их шинелями «еще бьются человеческие сердца», он сказал: «Дети одного народа, мы все стремимся к свободе». С горсткой дружинников Артем перепрыгнул через пулеметы, разорвал строй растерявшихся солдат, и вскоре хлынувшая за ним масса демонстрантов обнимала сконфуженных пехотинцев. «Картина была подавляющая, и торжество революционеров неописуемое», — доносил жандармский ротмистр. Артем возглавил вооруженное восстание в городе и теперь, после его поражения, укрылся в больнице, где работал мастеровым. Полицейские торжествовали: наконец-то Артем попался, посты стоят у всех ходов и выходов. Караульные посторонились только, когда два санитара пронесли на носилках покойника, покрытого простыней. Его унесли в часовню, где застучали молотки, заколачивавшие крышку гроба. Полицейские обыскали всю больницу, но Артема не нашли. Когда они удалились, «покойник» вылез из гроба и исчез в вечерней мгле…

Ф. А. Сергеев (партийная кличка Артем) родился в селе Глебове Курской губернии в семье строителя-подрядчика. В 1901 г. поступил в Московское высшее техническое училище, где принимал участие в студенческих кружках, выполнял задания Московского комитета РСДРП. За революционную деятельность был исключен из училища, арестован и отправлен в Воронежскую тюрьму. Выйдя оттуда зимой 1902 г., эмигрировал во Францию, где познакомился с В. И. Лениным. В 1903 г. был агентом «Искры» на Украине. В 1905 г. руководил вооруженным восстанием в Харькове. Возглавляя Пермский комитет партии, в 1907 г. был арестован и в 1909 г. приговорен к пожизненной ссылке в Иркутскую губернию. В 1910 г. бежал; через Японию, Корею, Китай уехал в Австралию, где работал грузчиком, батраком, возглавлял Союз русских рабочих-эмигрантов, редактировал социал-демократическую газету, участвовал в деятельности местной социалистической партии и профсоюзов.

После Февральской революции в Харьковский городской комитет РСДРП пришла телеграмма: «Возвращаясь из Австралии, шлю привет товарищам и соратникам в борьбе за освобождение рабочего класса от всякого гнета и эксплуатации. Надеюсь скоро быть снова в вашей среде. С братским приветом когда-то Артем, а ныне Ф. А. Сергеев». Пролетарии Харькова с восторгом встретили своего вожака. Умелый организатор, блестящий оратор, замечательный пропагандист, он возглавил большевистскую фракцию Харьковского Совета и бюро Донецкого областного комитета РСДРП(б). Избранный на VI съезде партии членом ЦК, Артем участвовал в важнейших совещаниях Центрального Комитета, а затем — в Октябрьской революции в Петрограде.

Возвратившись в Харьков, провел огромную работу по созыву I съезда Советов Украины, провозгласившего Украинскую Советскую Республику. Артем — председатель Харьковского Совета и губернского Военно-революционного комитета, член ЦИК и народный секретарь по делам торговли и промышленности Украины. С убежденностью и непримиримостью к противникам отстаивал ленинскую линию по вопросу о Брестском мире. С февраля 1918 г. — председатель Совнаркома и комиссар народного хозяйства Донецко-Криворожской республики, один из организаторов борьбы против Центральной рады, калединщины и иностранных интервентов. Руководил обороной Харькова и Донбасса, был одним из командиров героического перехода 5-й армии из Донбасса к Царицыну. Налаживал доставку хлеба и нефти с Северного Кавказа в центр страны, ликвидировал бело-казачьи мятежи на Кубани. С января 1919 г. — заместитель председателя Временного правительства Украины; возглавлял оборону Донбасса при наступлении Деникина. В 1920 г. — председатель Донецкого губисполкома, руководил восстановлением шахт и заводов. Артем был одним из 10 членов ЦК, подписавших во время профсоюзной дискуссии ленинскую «платформу 10-ти», вокруг которой сплотилась партия. В 1920–1921 гг. стойкий большевик — секретарь Московского комитета РКП (б). В 1921 г. участвовал в штурме мятежного Кронштадта.

Артем избирался делегатом IV–IX съездов партии.

Именем пламенного революционера названы города Артем и Артемовский в РСФСР, Артемовск в Донецкой области УССР, остров в Каспийском море, поселки, улицы, шахты, заводы, совхозы, школы, вузы, санатории, гора в Донбассе, увенчанная его 22-метровой скульптурой. Летом 1941 г. на Балтике геройски защищал подступы к Ленинграду эскадренный миноносец «Артем».


ГЕЛЬБРИХ Оскар (18.Х.1884—24.VII.1921). Немецкий коммунист. Делегат I конгресса Красного Интернационала профсоюзов.



В ноябре 1918 г. в Германии вспыхнула революция. Шахтеры Дудвейлера разоружили жандармов, создали боевые группы и водрузили на ратуше красное знамя. Дудвейлер был единственным местом в Саарской области, где реформистским силам не удалось поставить движение масс под свой контроль. Одним из руководителей этого самого решительного революционного выступления рабочих в Сааре был горняк Оскар Гельбрих.

О. Гельбрих (настоящая фамилия Гельбрюк) родился в семье рудокопа в Дудвейлере (ныне городской округ Саарбрюккена). С юных лет вступил в социал-демократическую партию и активно боролся против произвола капиталистов. В годы первой мировой войны выступил против руководства этой партии, предавшего интересы рабочих и ставшего лакеем германской военщины. Присоединившись к «независимцам», Оскар Гельбрих вскоре стал коммунистом.

Во время всеобщей стачки саарского пролетариата в октябре 1919 г. О. Гельбрих руководил борьбой дудвейлерских углекопов. В 1920 г., будучи председателем профсоюза горнорабочих, создал в нем сильную коммунистическую фракцию. Летом 1921 г. шахтеры Саара послали О. Гельбриха своим делегатом на учредительный конгресс Красного Интернационала профсоюзов (Профинтерна) в Москву.


КОНСТАНТИНОВ Иван (12.VIII.1887—24.VII.1921). Болгарский коммунист. Делегат III конгресса Коммунистического Интернационала, делегат I конгресса Красного Интернационала профсоюзов.

…В начале 1920 г. забастовали болгарские шахтеры. Они поддержали рабочих-транспортников, отказавшихся перевозить оружие для белогвардейских войск Деникина. Руководителем стачки был Иван Константинов. Забастовка длилась два месяца, трудно пришлось горнякам и транспортникам, но перевозкам оружия помешали. За руководство стачкой Константинов был приговорен к двум годам тюрьмы.

И. Константинов (настоящее имя Иван Костадинов Калчев) родился в бедной семье в г. Горна-Оряховица. С юных лет трудился на строительстве Трансбалканской железной дороги. Уже тогда, молодым горняком, проявил себя как боевой организатор пролетарских масс. Некоторое время работал на юге России огородником. Вернувшись в Болгарию и поступив на копи в г. Перник, вскоре стал признанным вожаком революционных углекопов.



В 1906 г. И. Константинов вступил в рабочую социал-демократическую партию «тесняков» (переименованную в 1919 г. в Болгарскую коммунистическую партию). Был избран членом Центрального правления профсоюза шахтеров. В 1919 г. на судебном процессе над семью руководителями стачки перникских углекопов прокурор потребовал для И. Константинова смертной казни. Однако в результате гневных демонстраций рабочих и смелой защиты адвокатов-коммунистов его осудили условно.

Летом 1921 г. И. Константинов приехал в Москву как делегат III конгресса Коминтерна от Болгарской коммунистической партии и делегат I конгресса Профинтерна от Общего синдикального союза Болгарии. В статье для советской газеты «Горняк», опубликованной уже после его гибели, Константинов писал, что болгарские углекопы «не остановятся ни перед чем, чтобы оказать русской революции свою пролетарскую помощь и порвать цепи собственного рабства». Георгий Димитров назвал Константинова одним из лучших рабочих деятелей и испытанных революционеров Болгарии.

Имя И. Константинова носят улица и школа в г. Пернике.


СТРУПАТ Отто (15.VI.1893—24.VII.1921). Немецкий коммунист. Делегат I конгресса Красного Интернационала профсоюзов.

Красный Меркур или маленькая Россия — так называли в начале 20-х годов шахтерский поселок Меркур (Германия). Его жители славились боевым революционным настроением. Всеобщим авторитетом и любовью пользовался среди них активист компартии горняк Отто Струпат.

О. Струпат (Штрупат) родился в семье батрака в Куттене, округ Гумбиннен (бывшая Восточная Пруссия). В 1914 г. молодого слесаря фабрики в г. Гумбиннен призвали в армию и направили на Восточный фронт.

Кровавые годы империалистической войны стали его политической школой. Лозунги большевиков, требовавших прекратить мировую бойню, звавшие к братству людей труда всей земли, долетали в немецкие окопы. Слова ленинской правды, братание с русскими солдатами, провозглашение рабоче-крестьянской власти в России помогли О. Струпату увидеть правильный путь избавления от гнета капиталистов и помещиков.

Во время первой мировой войны, говорится в сборнике «Памятник борцам пролетарской революции» (М., 1925), О. Струпат, будучи социал-демократом, выступил против социал-шовинизма партийной верхушки, стал «независимцем», а затем коммунистом.

«Отто вернулся с войны, — вспоминает его сестра Луиза Дорн, — политически мыслящим человеком. Я была еще слишком молода, чтобы все понимать, но он казался мне энергичным и целеустремленным и часто вел политические дискуссии со своими друзьями. Он говорил: „Надо и у нас создать новое, справедливое общество для людей“».




Не найдя работу в Гумбиннене, он в конце 1918 г. переехал в Берлин, а затем в Лаузитце.

В 1919–1921 гг. О. Струпат трудился шахтером на руднике «Клара-1» в г. Вельцов (Лаузитце). Активно участвовал в деятельности профсоюза горняков, стойко защищая их интересы, руководил по поручению партии группой коммунистической молодежи, был одним из инициаторов создания организации «Красная помощь», оказывавшей поддержку забастовщикам, безработным, арестованным революционерам и их семьям. В дни путча монархистов и милитаристов в марте 1920 г., образовавших правительство во главе с реакционером Каппом, участвовал в конфискации рабочими оружия, хранившегося в имениях местных помещиков. «Многим людям Отто открыл глаза на происходящие события, привлек их к участию в борьбе рабочего класса, воодушевил их идеями Октябрьской революции», — вспоминала ветеран немецкого рабочего движения Эльза Хенниг.

Летом 1921 г. углекопы района Лаузитце послали О. Струпата своим делегатом на учредительный конгресс Красного Интернационала профсоюзов в Москву.

С 1980 г. имя Отто Струпата носит Дом культуры в г. Дребкау, с 1982 г. — боевая группа рабочих электростанции в Люббенау в Лаузитце. Бригады шахтеров, стеклодувов, текстильщиц округа Котбус, где жил и работал революционер, соревнуются за почетное право носить его имя. С 1981 г. представители трудящихся Лаузитце, в том числе бригад «Отто Струпат», регулярно посещают Москву и возлагают цветы на его могилу.

В Дребкау ежегодно проводятся торжества, посвященные памяти Отто Струпата. В них участвуют члены молодежных бригад предприятий Дребкау и соседних городов Котбус, Еншвальде и Пайц, завоевавшие почетное право носить его имя, а также местные жители. После возложения цветов к мемориальной доске с портретом революционера начинается спортивный праздник. В его программе: мемориал Отто Струпата — 4-х километровый массовый кросс Дребкау — Меркур — Дребкау, соревнования по волейболу и спортивной стрельбе. В Доме культуры «Отто Струпат» члены бригад, носящих его имя, обмениваются опытом работы, рассказывают о своих трудовых успехах, о планах. Торжества заканчиваются праздничным вечером в Доме культуры «Отто Струпат».

В 1985 г. в Меркуре на доме, где жил славный коммунист и интернационалист, установлена мемориальная доска.


ФРИМАН Джон (ум. 28.VII.1921). Деятель рабочего движения США и Австралии. Делегат III конгресса Коммунистического Интернационала.

Правительство Австралии выслало Джона Фримана из страны за активные выступления в защиту Советской России. Будучи анархо-синдикалистом, он тем не менее понял, что рабоче-крестьянская Россия борется за счастье и права трудящихся всего мира. Брошенный австралийскими властями в тюрьму, Фриман объявил голодовку. Высланный в Германию, он пробирается в Страну Советов, знакомится с жизнью молодой республики.



Джон Фриман начал борьбу против капиталистического строя еще в США, где состоял членом профсоюзной организации «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), участвовал в стачках, выступал с резкой критикой оппортунистической верхушки Американской федерации труда. Спасаясь от репрессий, бежал в Австралию, где продолжал пропагандировать идеалы «Индустриальных рабочих мира», познакомился с русским революционером-эмигрантом Артемом. Фриман понял ошибочность взглядов лидеров ИРМ, в частности их курса на отказ от политической борьбы. Стал коммунистом, участвовал в работе II и III конгрессов Коминтерна в Москве.


ХЬЮЛЕТТ Вильям Джон (1876—24.VII. 1921). Английский коммунист. Делегат III конгресса Коммунистического Интернационала, делегат I конгресса Красного Интернационала профсоюзов.

Когда летом 1920 г. образовалась Коммунистическая партия Великобритании, рабочий-горняк Хьюлетт был избран членом ее Временного исполкома. Он родился в Абертиллери в Уэльсе. Проработал на шахтах 30 лет. С 1907 г. активно участвовал в профсоюзном движении, изучал и пропагандировал марксизм среди рудокопов. Будучи членом исполкома компартии, продолжал активную деятельность в федерации профсоюзов южноуэльских шахтеров. В. И. Ленин приветствовал решение федерации примкнуть к Коммунистическому Интернационалу, заявив: «…возможно, что это — начало новой эры»[38] в английском рабочем движении. Летом 1921 г. Хьюлетт прибыл в Москву как делегат III конгресса Коминтерна от английских коммунистов и I конгресса Профинтерна от британского бюро красных тред-юнионов.


1922 год

АФОНИН Ефим Лаврентьевич (26.XII. 1871 — 21. VII. 1922). Депутат Московского Совета. Заведующий издательским отделом Мосземотдела. Член Центрального Совета Всероссийского союза крестьянских писателей.



Через несколько дней после победы Октябрьского восстания к директору Государственного банка в Москве пришел большевик Афонин с двумя старыми чемоданами в сопровождении вооруженной охраны. Как заведующий казначейством, он потребовал выдать 5 миллионов рублей для зарплаты рабочим и пенсий женам солдат. Но директор, отпустивший 6 миллионов рублей на содержание саботажников-служащих, отказался финансировать революционную власть… Вынув револьвер, Афонин потребовал открыть кладовую банка. Два миллиона рублей советский казначей положил в привезенные чемоданы, а три — на текущий счет революционного Бюро Совета районных дум. В тот же день Афонин выдал около миллиона рублей представителям районов, госпиталей и профсоюзов.

Почти ежедневно «красный казначей» приезжал в банк, служащие которого саботировали работу Советской власти, и, как он вспоминал, «производил выемки по 2–3 миллиона рублей» для неотложных нужд городского хозяйства. Афонин позднее писал: «Если бы какому-нибудь трезвому политику пришло на ум предложить другой метод финансирования в тот период времени, то вряд ли нам удалось бы переплыть бурные волны Октября и стать на твердую почву учета и распределения».

Е. Л. Афонин родился в деревне Маслово Калужской губернии в бедной крестьянской семье. Подростком его отвезли «на выучку» к дяде-трактирщику в Николаев, но, не выдержав кабацкой атмосферы, юноша сбежал. Работал книгоношей, самоварщиком в гостинице, десятником на стройках в Николаеве, на станциях Раздольная и Голта (ныне г. Первомайск) на Одесщине. В 1905 г. начал активную революционную деятельность: участвовал в крестьянских «беспорядках» в Херсонской губернии, по заданию социал-демократической организации налаживал связи с Одесским Советом рабочих депутатов. После двух арестов в 1906 г. за революционную пропаганду среди крестьян и рабочих и призывы к свержению самодержавия был выслан из Елизаветграда (ныне Кировоград) на три года в Тобольскую губернию.

После 1909 г. — техник на стройках Москвы. В 1917 г. вступил в большевистскую партию. В дни Октября — комиссар Петровского подрайона, в задачу которого входило прикрытие северо-западных подступов к городу, охрана дорог к революционной артиллерийской бригаде на Ходынке, помощь центру. После победы Афонин заведовал казначейством Бюро Совета районных дум, созданного вместо контрреволюционной городской думы, был членом исполкома Моссовета. В годы гражданской войны — военный комиссар инженерного управления 3-й армии Восточного фронта, ведшей тяжелые бои на Пермском и Омском направлениях, управляющий делами Временного Донского исполнительного комитета. После возвращения в Москву в конце 1919 г. — ответственный редактор изданий Московского земельного отдела. Вел большую пропагандистскую работу среди крестьян и, как вспоминали работавшие с ним, «своими бесхитростными, рабочими словами много света и понимания задач и сущности Советской власти и коммунистической партии принес в деревню…». «Обремененный большой семьей, терпя большую нужду, — писали друзья, — Афонин поражал всех своей стойкостью и верой. Для многих молодых работников он был действительно „батькой“, одушевлял, обогревал, делился последней одежонкой и куском хлеба». Весной 1922 г. по поручению Моссовета Афонин выехал в подшефную 51-ю Перекопскую дивизию, чтобы передать бойцам подарки московских рабочих. На обратном пути заболел сыпным тифом и умер.


ЖИЛИН Иван Яковлевич (14.Х.1871—9.XII.1922). Помощник начальника Главного управления всеобщего военного обучения по политчасти.

Июнь 1919 г. Второй месяц отступают красные части под натиском деникинцев. Подняли голову недобитые контрреволюционеры в тылу. Начальник Особого отдела 8-й армии Жилин докладывает Реввоенсовету: под влиянием враждебной агитации в маршевых ротах Купянской запасной бригады раздаются призывы к отказу ехать на фронт, командный состав бригады в основном — из бывших царских офицеров. Чтобы выяснить обстановку, в Купянск немедля выехала комиссия с чрезвычайными полномочиями. Но ночью бывшие офицеры, объявив бойцам, что Деникин уже занял ближайшие города и что по всей России идут восстания против Советской власти, спровоцировали часть бригады на мятеж. Благодаря энергичным мерам с помощью купянских рабочих и железнодорожников мятеж удалось быстро подавить. Попытка врага ударом в спину облегчить Деникину разгром 8-й армии потерпела крах… В критические дни отступления начальник Особого отдела 8-й армии Жилин беспощадно пресекал вылазки белогвардейских агентов и провокаторов, опираясь на широкую поддержку рабочих и красноармейцев.

И. Я. Жилин родился в г. Воронеже в семье торговца. Окончив ремесленную школу, работал столяром, служил чиновником казначейства и судебной палаты. Занимаясь налогами и податями, юноша близко познакомился с тяжелой жизнью крестьян и, желая облегчить их участь, стал народовольцем. В анкете позднее он писал: «1897–1904 гг. — тюрьма и ссылка, 1904 г. — тюрьма, 1905 г. — тюрьма, 1910 г. — тюрьма и ссылка». Уже в первой ссылке в Вятской губернии Жилин знакомится с марксистской литературой и порывает с народниками. Вернувшись в Воронеж, в 1900 г. вместе с местными революционерами Жилин создает искровскую организацию «Касса борьбы», которая установила связь с В. И. Лениным и активно поддерживала его борьбу за созыв II съезда партии. В январе 1904 г. Жилин избирается секретарем Воронежского комитета РСДРП. В годы первой русской революции он выступает на рабочих митингах, руководит подпольной типографией, а в октябре 1905 г. входит в состав Воронежского Совета рабочих депутатов (Делегатское собрание). В период между арестами в 1906 г. и 1910 г. И. Я. Жилин — один из руководителей подпольщиков в Москве и Твери, секретарь большевистской группы в Льеже (Бельгия), агент Заграничного бюро ЦК партии для связи с социал-демократическими организациями юга России.



В дни октябрьских боев 1917 г. в Москве он выполняет поручения Военно-революционного комитета. После победы Жилин — комиссар казначейства и казенной палаты, помощник комиссара Государственного банка, комиссар финансов, заместитель председателя Московского областного совнархоза. Он решительно пресекал саботаж банковских служащих, много сделал для налаживания финансирования предприятий, перешедших в собственность народа. В грозные дни января 1919 г., когда к Воронежу подступили банды Мамонтова, Жилин, освобожденный по состоянию здоровья от воинской службы, уходит добровольцем на фронт. Он член Реввоенсовета и начальник Особого отдела 8-й армии; в 1920 г. — начальник политотдела, а затем помощник командующего Кавказской трудовой армией по политической работе. По возвращении в Москву Жилин — помощник ректора Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова, затем помощник начальника Главного управления всеобщего военного обучения.

Тяжелая болезнь оборвала жизнь большевика. В декабре 1922 г. он умер от туберкулеза. Старая коммунистка В. Н. Яковлева писала, что Жилин «никогда не стремился… выделиться, выдвинуться, занять видное место. Он брал работу, какую налагала на него партия, и нес ее, отдавая ей все время и все внимание… Был врагом всяких привилегий…».

Имя Жилина носит улица в Воронеже.

1923 год

Смолкли выстрелы гражданской войны. Но империалисты не оставляли надежд удушить молодую республику Советов.

Вместо снарядов и бомб они обрушили на Советскую страну ультиматумы и провокации. В бой с врагами вместо красноармейцев вступили красные дипломаты. Как часовые на далеких форпостах, они защищали в западных столицах и на международных конференциях рабоче-крестьянскую республику. Они жили под пулями. И нередко, как часовые на посту, падали с простреленными головами… 10 мая 1923 г. врангелевский офицер Морис Конради выстрелом из револьвера убил представителя РСФСР, Украины и Грузии на Лозаннской конференции В. В. Воровского. Подлый выстрел прогремел вслед за ультиматумом Керзона и символизировал единство действий всех врагов Советской России.


БОРОВСКИЙ Вацлав Вацлавович (15.X.1871—10.V.1923). Революционый деятель, дипломат, публицист и литературный критик.

В октябре 1905 г. В. И. Ленин рекомендовал Воровского представителем РСДРП в Международное социалистическое бюро вместо Г. В. Плеханова. Вождь партии высоко ценил этого большевика. Ранее, в декабре 1904 г., В. И. Ленин представил Воровского женевским товарищам как одного из редакторов создаваемой большевистской газеты «Вперед». В марте 1905 г. Владимир Ильич предложил избрать его делегатом на III съезд РСДРП, затем командировал в Берлин с партийными поручениями, в том числе для переговоров с А. Бебелем, Р. Люксембург и К. Каутским.



В. В. Боровский родился в Москве в семье инженера-железнодорожника. В 1890 г. поступил на физико-математический факультет Московского университета, а с 1891 г. учился в Московском высшем техническом училище. В 1894 г. Боровский вступает в московский «Рабочий союз», созданный по инициативе В. И. Ленина. За революционную пропаганду и распространение нелегальной литературы в 1897 г. Боровский был арестован, а в 1899 г. выслан в Вятскую губернию. После отбытия трехлетней ссылки революционер эмигрировал в Женеву, где с 1902 г. сотрудничал в ленинской «Искре». В качестве ее агента вернулся в Россию, проводил большую организационную работу по созыву II съезда РСДРП. В 1904 г. по поручению В. И. Ленина стал одним из организаторов Южного бюро ЦК в Одессе. Был соредактором В. И. Ленина в газетах «Вперед», «Пролетарий», работал в редакции газеты «Новая жизнь». Участник III и IV съездов партии. В 1912 г. вторично выслан на два года в Вологду. После Февральской революции Боровский руководит Заграничным бюро ЦК РСДРП, много сделавшим для распространения среди зарубежной общественности правды о событиях в России и по сплочению интернационалистических групп социал-демократов в странах Запада в борьбе за создание III Интернационала.

После Октябрьской революции Вацлав Вацлавович — посол Советского государства в Швеции, ведет в Стокгольме неофициальные переговоры о перемирии с Германией. Первый советский дипломат, он много сделал для завоевания мирной передышки и прорыва экономической и дипломатической блокады молодой Советской республики. С 1921 г. Боровский — посол РСФСР в Италии. В 1922 г. участвовал в Генуэзской конференции, на которой советским дипломатам удалось прорвать единый фронт империалистических держав и заключить Рапалльский договор с Германией.

В. В. Боровский был страстным пропагандистом марксизма. В. И. Ленин называл его в числе «главных писателей большевиков». В своих статьях Боровский с марксистских позиций освещал вопросы тактики партии на разных этапах революционного движения. Взгляды Воровского на искусство выработались под влиянием марксизма, публицистики революционных демократов. Особенно ценны его работы, написанные в годы реакции, когда против лучших традиций русской культуры и революционного движения широким потоком хлынули выступления буржуазной интеллигенции.

…В связи с убийством Воровского по всему Советскому Союзу прошли мощные демонстрации протеста. Полмиллиона москвичей несли плакаты: «Павшему — слава!», «Убийцам — месть!», «Нас не запугать!» Коминтерн и Профинтерн назвали выстрел в советского представителя выстрелом «и в революционный пролетариат Европы и всего мира». Гроб с телом Воровского провожали в последний путь сотни тысяч людей.

В 1923 г. именем выдающегося дипломата была названа улица в Москве, на которой находятся многие иностранные посольства. В 1924 г. имя Воровского присвоено одной из площадей в центре столицы.


ВОРОВСКАЯ Дора Моисеевна (ум. 27.XI. 1923). Участница революционного движения. Жена и ближайший помощник В. В. Воровского.

Когда в 1920 г. Боровский и его дочка заболели тифом, Ленин сказал управляющему делами Совнаркома Бонч-Бруевичу: «А как их финансовые дела?.. Небось, Дора Моисеевна совершенно поистратилась на больных… Вы узнайте деликатно, по-товарищески, чтобы не обидеть… В такие минуты люди особенно чутки к обиде. Необходимо помочь, не забудьте сказать мне, что узнаете…»[39]

Владимир Ильич хорошо знал, уважал и ценил семью революционеров Воровских.

Д. М. Воровская (урожденная Мамутова) родилась в Одессе, в семье врача. Уже в юности увлеклась революционной литературой. В начале 900-х годов училась за границей, где посещала собрания, встречи русских политэмигрантов. В то время в РСДРП шла острая борьба между большевиками и меньшевиками по поводу созыва III съезда партии, и Д. М. Мамутова встала на сторону ленинцев. Осенью 1904 г. в Берлине девушка встретилась с В. Воровским; единомышленники, они стали друзьями и вскоре поженились.



Дора Моисеевна деятельно участвовала в подпольной работе большевистской партии, мужественно переносила трудности и опасности героической жизни профессионального революционера.

В октябре 1905 г. по заданию Ленина она вместе с Воровским ездила из Женевы в Берлин для переговоров с лидерами немецких социал-демократов. В начале 1913 г. революционерка приехала к сосланному в Вологду Воровскому и делила с ним все тяготы и лишения до его освобождения в октябре того же года.

После Октябрьской революции Воровская выполняла обязанности дипкурьера и секретаря в посольствах Советской России в Стокгольме и Риме.

Д. М. Воровская скончалась в Германии в санатории от нервного потрясения после убийства В. В. Воровского в Лозанне.

9 августа 1924 г. урна с ее прахом была опущена в могилу В. В. Воровского у Кремлевской стены (это первая урна, помещенная в Революционном некрополе на Красной площади).

1924 год

НОГИН Виктор Павлович (14.ІІ.1878—22.V.1924). Член Центральной ревизионной комиссии РКП (б), член ЦИК СССР, кандидат в члены Президиума ВЦИК, член Президиума ВСНХ, председатель правления Всероссийского текстильного синдиката.

…Он сидел в 50 тюрьмах царской России. Полицейские арестовывали Макара, Новоселова, Назарова, Литвинова, Самоварова, Соколова, Яблочкова, Федотова, дворянина Атесова, а после проверки им оказывался большевик Виктор Ногин. Семь раз его ссылали, шесть раз он бежал. В. И. Ленин частенько спрашивал у друзей: «А куда сейчас движется наш Макар[40]: туда или обратно?..»

В. П. Ногин родился в Москве в семье приказчика. Окончив городское училище в г. Калязине, с 14 лет работал «мальчиком» в конторе, красильщиком на мануфактуре в Богородске. Переехав в 1896 г. в Петербург, поступил подмастерьем на фабрику Паля, включился в работу марксистских кружков, руководил забастовками. В августе 1900 г. эмигрировал в Лондон. В. И. Ленин, подбиравший агентов будущей «Искры», предложил Ногину перевозить литературу через русскую границу, распространять ее в России, создавать рабочие кружки «для распространения газет и доставки сведений». «Мы возлагаем на Ваше сотрудничество большие надежды — особенно в деле непосредственных связей с рабочими в разных местах, — писал В. И. Ленин. — По душе ли Вам такая работа?»



В июле 1901 г. Ногин возвратился в Россию как нелегальный агент «Искры». Он создает опорные пункты газеты в Костроме, Ярославле, Владимире, Поволжье, Одессе и Петербурге. После II съезда РСДРП примкнул к большевикам, вел работу в Ростове, Москве, Николаеве. В годы реакции Ногин резко выступал против нытиков и пессимистов в рядах партии. «Говорить о каком-либо упадке в настроении рабочего класса, ставить крест вообще над русской революцией на многие годы нельзя, — писал он, — нужно использовать каждую вспышку и попытаться удержать революционную волну на возможно большей высоте, необходимо прекратить всякие разговоры о том, что революция кончилась!» В 1911 г. несгибаемый революционер был вновь сослан. «Верхоянская ссылка, — вспоминал старый большевик В. Радус-Зенькович, — была самой глухой и страшной. Одних она убивала, других калечила, третьих она сламывала. Ногина она лишь закалила… Конечно, он и мерз, и страдал не меньше всякого, кому довелось испить горькую чашу лишений, но его выдержка, вера в грядущую победу неистощимы».

После Февральской революции Ногин — один из организаторов Московского Совета рабочих депутатов, а с сентября 1917 г. — его председатель. Макару выпала честь закрыть исторический VI съезд партии, наметивший курс на вооруженное восстание, пророческими словами: «На долю нашей партии… выпала счастливая задача… вплотную подойти к практическому претворению в жизнь начал нового устройства общества… Как бы ни была мрачна обстановка настоящего времени, она искупается величием задач, стоящих перед нами как партией пролетариата, который должен победить и победит». В дни октябрьских боев Ногин — член Московского ВРК. После победы — народный комиссар по делам торговли и промышленности в первом Советском правительстве. В ноябре 1917 г. Ногин выступил сторонником правительства из представителей всех социалистических партий и вышел из Совнаркома и ЦК партии. Скоро он признал свою ошибку и с 1918 г. находился на ответственной советской и хозяйственной работе. С 1922 г. — председатель правления Всероссийского текстильного синдиката. Как писал Я. Э. Рудзутак, «В. П. Ногину принадлежит честь восстановления текстильной промышленности».

На V и VI съездах партии Ногин избирался членом ЦК партии. С X съезда РКП(б) — член Центральной ревизионной комиссии партии.

Н. К. Крупская писала о Ногине: «Без таких людей не могла бы существовать и развиваться наша партия. О них немного говорили, но подразумевалось само собой, что они телом и душой преданы партии, составляют ее органическую, неотъемлемую часть, для нее живут, ею дышат, ко всякому вопросу относятся с величайшей добросовестностью, никогда не покривят душой, и, не покладая рук, будут грести и грести, налегая грудью на весла, пока хватит сил. Ткань нашей партии соткана из такого добротного материала».

Имя Ногина носят подмосковный город, где он начинал трудовую жизнь, площадь и станция метро в столице, улицы и фабрики во многих городах СССР.


ЛИХАЧЕВ Василий Матвеевич (14.I.1882 — 21.X.1924). Заведующий агитационно-пропагандистским отделом МК, РКП (б), член Московского губисполкома.

25 октября 1917 г. секретарь Московского комитета партии Лихачев открыл заседание МК, которому суждено было стать историческим.

В повестке дня: создание боевых центров партии и Моссовета для руководства восстанием. Заседание было прервано срочной телефонограммой из Петрограда: революционные рабочие, матросы и солдаты заняли вокзалы, банк, телеграф, почту, занимают Зимний дворец; Временное правительство низложено. Получив эту весть, Московский комитет тут же поручил Партийному центру принять все меры для организации вооруженного восстания.



В. М. Лихачев родился в семье приказчика. По окончании школы поступил в 1897 г. в Казанское земледельческое училище. В училище он знакомится с марксистской литературой. В 1901 г. исключается из училища за участие в политической демонстрации студентов; в том же году вступает в РСДРП. Начинается полная опасностей и лишений жизнь революционера-подпольщика. Лихачев — член Уфимского, Самарского комитетов РСДРП, Восточного бюро ЦК партии, секретарь Казанского комитета партии. В годы реакции едет в Москву, где, как отзывался о нем Н. А. Семашко, «твердо держал революционное знамя ленинизма». В 1907–1908 гг. Василий Матвеевич — секретарь Московского комитета РСДРП. Избранный делегатом на V общероссийскую конференцию РСДРП, он был в четвертый раз арестован и приговорен к бессрочной ссылке в Сибирь. Из ссылки бежал в Японию, а затем уехал в США. Работал кочегаром, батраком, был безработным. Вступил в Американскую социалистическую партию, был организатором отделов русской федерации этой партии в западных штатах США и в Канаде; эмигранты-большевики избрали его представителем русской федерации на западе США.

После Февральской революции Лихачев возвратился в Россию и вновь был избран секретарем Московского комитета партии. В дни октябрьских боев он — комиссар 1-й артиллерийской бригады. Пушки, доставленные при участии Лихачева к Моссовету, почти окруженному юнкерами, позволили резко изменить обстановку в пользу революционных войск. 4 ноября на заседании руководителей московских большевиков Лихачев решительно выступил против требования кучки капитулянтов в Питере образовать правительство из представителей всех социалистических партий; его поддержали М. Владимирский и В. Яковлева; в результате большевики второй столицы отвергли доводы соглашателей и поддержали ленинскую политическую линию ЦК. После победы Октября Лихачев возглавлял отделы Моссовета, Московский совет народного хозяйства, был членом коллегии Наркомвнешторга. Под его руководством возрождалась московская промышленность, составлявшая 25 процентов в удельном весе общего производства страны. Ветеран ленинской партии М. Лядов сказал о Лихачеве: «Учитесь у него, молодые коммунисты, для того, чтобы, пройдя жизнь, иметь возможность сказать: „Жизнь так красива, как красиво мы ее прошли“».

В ноябре 1924 г. президиум Моссовета постановил присвоить имя В. М. Лихачева одной из фабрик, учредить две стипендии его имени в вузе и повесить портрет в Белом зале Московского Совета.

Имя В. М. Лихачева носит одна из центральных улиц его родного города Козьмодемьянска Марийской АССР.

1925 год

НАРИМАНОВ Нариман Наджаф оглы (14.IV.1870—19.III.1925). Кандидат в члены ЦК РКП (б), председатель ЦИК СССР, писатель и публицист.

В 1920 г. председатель Азербайджанского ревкома Нариманов телеграфировал Ленину:

«Комитет Азербайджанской Советской независимой республики, ставший у власти по воле революционного пролетариата города Баку и крестьянства Азербайджана… предлагает правительству Российской Советской республики вступить в братский союз для совместной борьбы с мировым империализмом…» В ответной телеграмме 5 мая В. И. Ленин выразил «твердую уверенность, что под руководством своего Советского правительства независимая республика Азербайджана совместно с РСФСР отстоит свою свободу и независимость от заклятого врага угнетенных народов Востока — от империализма».

Н. Нариманов родился в Тифлисе в семье мелкого торговца. Окончив в 1890 г. Горийскую учительскую семинарию, он работал учителем в азербайджанском селении Кызыл-Аджылы Тифлисской губернии. Темнота и религиозный фанатизм, нищета крестьян, среди которых работал молодой учитель, привели его на путь борьбы за интересы трудового народа. Переехав в Баку, он пишет драму «Невежество», в которой обличает вековую отсталость и мрачные картины жизни Азербайджана; в исторической драме «Надир-шах» восстает против реакции, феодального и религиозного рабства. В 1902 г. Нариманов поступает на медицинский факультет Новороссийского (Одесского) университета, включается в революционное студенческое движение.

В 1905 г. вступил в социал-демократическую организацию «Гуммет» («Энергия»), созданную при Бакинском комитете большевиков для работы среди трудящихся-мусульман. Нариманов — активный участник революции 1905–1907 гг. В своих статьях и фельетонах он клеймит проводимую царским правительством политику разжигания межнациональной вражды; переводит на азербайджанский язык Программу РСДРП. В 1909 г. видный публицист-революционер был арестован и выслан на 5 лет в Астраханский край.



В 1917 г. Нариманов избирается председателем комитета «Гуммет», членом Бакинского комитета РСДРП (б). Вместе с С. Шаумяном, М. Азизбековым и другими видными революционерами он руководил героической борьбой за Советскую власть в Азербайджане, являлся комиссаром городского хозяйства Бакинского Совнаркома. Летом 1919 г. был вызван в Москву и назначен заведующим ближневосточным отделом Наркомата иностранных дел, а затем — заместителем наркома по делам национальностей. С 1920 г. он — председатель ревкома Азербайджана, с 1921 г. — председатель Совнаркома Азербайджана, с декабря 1922 г. — один из четырех председателей ЦИК СССР. Нариманов был членом Закавказского краевого комитета партии, Президиума ЦК КП Азербайджана; на XII съезде РКП(б) избран кандидатом в члены ЦК РКП(б). В 1925 г. Серго Орджоникидзе назвал Нариманова «самой крупной фигурой нашей партии на Востоке», подчеркнув, что «еще в 1900 г. он отмежевался от той части тюркской интеллигенции, которая освобождение угнетенного Востока видела в панисламизме, пантюркизме и прочих реакционных идеях», и «стал под знамя интернационального марксизма и под знамя большевизма».

Н. Нариманов был награжден «Почетным Пролетарским нагрудным знаком» Азербайджанской ССР.

Имя выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства носят город Нариманабад в Азербайджане и город Нариманов в Узбекистане, улицы в Москве, Баку, Харькове и других городах, район в Баку, управление «Нариманов-нефть», колхозы, медицинский институт.

1927 год

7 июня 1927 г. в Варшаве был убит белогвардейцами еще один советский дипломат — 39-летний Петр Войков. Он погиб, как солдат, на боевом посту. И с Белорусского вокзала к Кремлевской стене его везли, как солдата, на орудийном лафете.


ВОЙКОВ Петр Лазаревич (1. VIII. 1888—7. VI. 1927). Посол СССР в Польше.

В 1907 г. петербургский студент Петр Войков, спасаясь от военного суда и смертной казни, эмигрировал в Швейцарию. Он обвинялся в участии в покушении на ялтинского полицмейстера.

П. Л. Войков родился в семье учителя в Керчи. Уже в гимназические годы участвовал в нелегальных кружках, распространял революционные листовки, помогал укрывать представителей РСДРП, приезжавших в город. В 1903 г. вступил в РСДРП, в ее меньшевистскую организацию. За антиправительственную деятельность был исключен из керченской, а затем из ялтинской гимназий. Работая в порту, сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости.

Находясь в эмиграции, Войков знакомится в Женеве с В. И. Лениным.

В годы первой мировой войны Войков, оставаясь меньшевиком-интернационалистом, вместе с большевиками выступал против социал-шовинистов, против политики войны до победного конца, проводившейся царизмом и буржуазией.



После Февральской революции Войков вернулся в Россию, работал в министерстве труда Временного правительства в Петрограде, затем в Екатеринбурге. После расстрела июльской демонстрации порывает с меньшевиками и в августе 1917 г. вступает в РСДРП(б). В открытом письме, опубликованном в газете «Уральский рабочий», Войков писал, что стал коммунистом, поскольку «партия большевиков остается единственной, стоящей на классовой пролетарской позиции».

В дни Октября 1917 г. он — член Екатеринбургского военно-революционного комитета. В 1918 г. — комиссар продовольствия Уральской области.

В конце 1918 г. Войков был вызван в Москву. Он работает в Наркомате продовольствия, Центросоюзе, в правлении треста «Северолес», членом коллегии Наркомата внешней торговли. В октябре 1921 г. был назначен на дипломатический пост — возглавил делегацию РСФСР и УССР в смешанной советско-польской комиссии по передаче Польше культурных ценностей, эвакуированных в годы первой мировой войны в Россию. С октября 1924 г. — посол СССР в Польше.

7 июня 1927 г. в 9 часов 40 минут утра белогвардеец Борис Коверда выстрелил в советского посла на перроне варшавского вокзала. Правительство СССР заявило резкий протест правительству Польши в связи со злодейским убийством.

И вновь, как после смерти В. В. Воровского, по всей Советской стране прокатилась мощная волна демонстраций гнева и протеста. Коммунистическая фракция польского сейма в телеграмме правительству СССР заявила: «Трагическая смерть Войкова усугубляет ненависть масс к преступной буржуазии и укрепляет союз между трудящимися массами Польши и СССР. Честь солдату революции, который пал на посту, как подлинный герой!»

Имя Войкова носят Керченский металлургический и московские чугунолитейный и химический заводы, станция метро в столице, улицы и переулки в Москве, Свердловске, Харькове, Керчи, Сочи, колхоз в Крыму, пароход. Осенью 1941 г. в районе Симферополя доблестно сражался против гитлеровцев бронепоезд «Войковец».

ГРАНИТНАЯ ШЕРЕНГА

Между двумя Братскими могилами, за Мавзолеем Ленина, установлены гранитные бюсты. Здесь — в центральном, особо почетном месте красного погоста — покоятся выдающиеся деятели Коммунистической партии и Советского государства.

Первым, 18 марта 1919 г., трудящиеся Москвы похоронили здесь, у подножия Сенатской башни Кремля, председателя ВЦИК Я. М. Свердлова. На траурном митинге с речью, посвященной его памяти, выступил В. И. Ленин. Через шесть с половиной лет, в ноябре 1925 г., рядом появился второй могильный холм, и боевые знамена склонились над прахом наркомвоенмора М. В. Фрунзе. В июле 1926 г. прогремел прощальный артиллерийский салют над третьей могилой — Ф. Э. Дзержинского.

Шли годы. Справа и слева от этих холмиков поднялись еще девять. На надгробных плитах были выбиты имена М. И. Калинина, А. А. Жданова, И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного, М. А. Суслова, Л И. Брежнева, Ю. В. Андропова, К. У. Черненко.

Около каждого бюста, как часовые почетного караула, застыли елочки.


СВЕРДЛОВ Яков Михайлович (3.VI 1885—16.III. 1919). Секретарь ЦК РКП (б), председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

В один из самых ответственных моментов революции, в начале становления Советской власти, когда группа членов ЦК партии и Советского правительства, занявших капитулянтскую позицию, ушла с руководящих постов, Владимир Ильич Ленин говорил: «Самое важное — немедленно, сейчас же назначить председателем ВЦИКа товарища, совершенно преданного, который мог бы своим присутствием в нашей фракции и в беспартийной массе привести расстроенные ряды в порядок и возобновить упавшую дисциплину».

Ленин задумался, а потом сказал:

«Лучше, чем Якова Михайловича, никого не найдешь».

Так в тревожные дни ноября 1917 г. Свердлов стал председателем высшего органа рабоче-крестьянской власти.

Я. М. Свердлов родился в семье ремесленника в Нижнем Новгороде. В 1901 г. вступил в РСДРП и вскоре стал профессиональным революционером. Вел нелегальную работу в Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Казани, затем на Урале, где в 1906 г. был избран в состав Уральского областного комитета партии. В 1909 г. Свердлов — на подпольной работе в Москве. В 1909–1917 гг. его высылают в Нарымский и Туруханский края, откуда он неоднократно совершал побеги. В тюрьмах и ссылках провел более 12 лет. В шутку товарищи по подполью иногда говорили, что Свердлов имел постоянную прописку в тюрьме и временную на воле. После VI (Пражской) конференции (январь 1912 г.) он был кооптирован в Центральный Комитет РСДРП и введен в состав Русского бюро ЦК. Был членом редакции газеты «Правда».

В годы первой мировой войны Свердлов полностью поддерживал ленинские теоретические и политические установки по вопросам войны, мира и революции. На VII (Апрельской) конференции РСДРП(б) Яков Михайлович горячо отстаивал ленинскую линию, изложенную вождем революции в Апрельских тезисах. Будучи избранным в ЦК РСДРП(б), руководил расстановкой партийных кадров, налаживал связь с местными партийными организациями, руководил созданием печатных органов партии. Свердлов возглавлял оргбюро по созыву VI съезда РСДРП(б), на котором выступил с организационным отчетом ЦК.

В октябре 1917 г. Я. М. Свердлов председательствовал на историческом заседании ЦК РСДРП(б), принявшем решение о вооруженном восстании. Он решительно выступил против попыток Каменева и Зиновьева сорвать подготовку к свержению власти буржуазии и ее Временного правительства.

Стойкий большевик-ленинец, он входил в состав Партийного центра по руководству восстанием.

Избранный 8 ноября 1917 г. председателем ВЦИК, Яков Михайлович продолжал руководить организационной деятельностью ЦК партии. Близко знавшие его товарищи вспоминали, что, проводя колоссальную работу, Свердлов спал четыре-пять часов в сутки; в какой бы час ночи ему ни позвонили, он был на месте. На просьбы товарищей поберечь здоровье отшучивался: революция, мол, тоже не спит, а бодрствует.

Будучи последовательным интернационалистом-ленинцем, Свердлов принимал непосредственное участие в подготовке I конгресса Коммунистического Интернационала, состоявшегося в Москве в начале марта 1919 г.

В конце февраля 1919 г. во время поездки в Харьков на съезды Компартии и Советов Украины Свердлов простудился, после тяжелой формы гриппа у него началось воспаление легких. 16 марта 1919 г. он умер.



Выступая на похоронах Я. М. Свердлова 18 марта 1919 г., В. И. Ленин назвал его пролетарским вождем, «который больше всего сделал для организации рабочего класса, для его победы». Говоря, что во всем мире стремительно распространяется «идея о том, как организованный в Советы пролетариат борется за осуществление своих идей», Владимир Ильич подчеркнул, что Я. М. Свердлов «показал на примере, как нужно бороться за эти идеи». В заключение своей речи Ленин сказал:

«Миллионы пролетариев повторят наши слова: „Вечная память тов. Свердлову; на его могиле мы даем торжественную клятву еще крепче бороться за свержение капитала, за полное освобождение трудящихся!..“»[41]

С 1919 г. имя Свердлова носит одна из центральных площадей столицы нашей Родины. В 1924 г. крупный промышленный центр Урала Екатеринбург переименован в Свердловск. Так же назван районный центр в Донбассе. Имя Свердлова носят улицы и площади, фабрики и заводы, Дворцы культуры во многих городах Советского Союза.


ФРУНЗЕ Михаил Васильевич (4.II.1885—31.X.1925). Кандидат в члены Политбюро ЦК РКП (б), член ЦИК СССР, председатель Реввоенсовета и народный комиссар по военным и морским делам СССР.

…Смертник тренировался в чтении без словаря по-английски и изучал грамматику итальянского языка. По ночам гремели тяжелыми ключами тюремщики, он думал: за ним, но уводили на виселицу других. А утром он снова штудировал иностранные языки, словно его ждала встреча не с палачом, а с профессором-экзаменатором… Знаменитый иваново-вознесенский большевик Михаил Фрунзе обвинялся в «преступном сообществе» и в покушении на полицейского урядника. Защита добилась отмены смертного приговора, но новый суд вторично приговорил его к повешению. Войдя в тюремный корпус, Фрунзе крикнул: «Товарищи, меня повесят! Долой самодержавие!» Ночью за ним пришли. И узники услышали: «Прощайте, товарищи!» Грохот и крики сотрясли тюрьму. Заключенные стучали в двери, пели революционные песни, кричали: — Палачи! Убийцы!

Смертника привели к начальнику тюрьмы, который заявил, что виселица заменена шестью годами каторги.

М. В. Фрунзе родился в г. Пишпек (ныне г. Фрунзе) Семиреченской области Туркестанского края в семье фельдшера, молдаванина по национальности. В 1904 г., окончив с золотой медалью гимназию, юноша поступил в Петербургский политехнический институт. Фрунзе активно включился в работу студенческих и рабочих кружков и в конце 1904 г. вступил в большевистскую организацию. После расстрела питерских рабочих 9 января 1905 г. Михаил писал матери: «Потоки крови… требуют расплаты. Жребий брошен. Рубикон перейден, дорога определилась. Отдаю всего себя революции…» В 1905 г. Фрунзе — один из руководителей крупнейшей в России политической стачки текстильщиков в г. Иваново-Вознесенске, председатель Иваново-Вознесенского окружного комитета РСДРП, руководитель шуйских дружинников, сражавшихся на баррикадах Москвы во время Декабрьского вооруженного восстания.




Летом 1915 г., отправленный на вечное поселение в Восточную Сибирь, бывший политкаторжанин Фрунзе бежал. Возглавив подпольную организацию, он вел революционную пропаганду среди солдат Западного фронта, и, когда пало ненавистное самодержавие, его избрали председателем Минско-Виленского Совета крестьянских депутатов и членом фронтового комитета. В октябре 1917 г. Фрунзе командовал двухтысячным отрядом ивановских и шуйских ткачей, прибывших на помощь восставшей Москве.

Гражданская война. Полчища врагов надвинулись на Советскую республику со всех сторон. В конце декабря 1918 г. бывший председатель Иваново-Вознесенского губкома партии, губисполкома и губсовнархоза, военный комиссар Ярославского военного округа Михаил Васильевич Фрунзе назначается командующим 4-й армией Восточного фронта. «Свое военное образование, — писал А. С. Бубнов, — он получил в шуйских лесах, в боевых выступлениях, вроде захвата лимоновской типографии, на московских баррикадах, в тюрьме, на каторге и ссылке». Несгибаемый революционер, вооруженный идеями ленинизма, Фрунзе проявил себя крупным полководцем и стратегом, разгромившим вышколенных в лучших военных академиях адмиралов и генералов. Его удар во фланг наступавшему колчаковскому фронту был настолько искусным, что дал право современникам сказать: «Одна эта операция была бы способна обессмертить ее руководителя». Командуя важнейшими фронтами — Восточным, Южным, Туркестанским, вооруженными силами Украины и Крыма, Фрунзе неизменно вел красные дивизии от победы к победе. Он не проиграл ни одного сражения. За разгром Колчака и ликвидацию бандитизма на Украине народный герой был награжден двумя орденами Красного Знамени, за победу над Врангелем — Почетным революционным оружием. 26 января 1925 г. прославленный пролетарский полководец был назначен председателем Реввоенсовета и народным комиссаром по военным и морским делам СССР.

М. В. Фрунзе был крупным военным теоретиком; он автор трудов «Единая военная доктрина и Красная Армия» (1921 г.), «Военно-политическое воспитание Красной Армии» (1922 г.), «Ленин и Красная Армия», «Кадровая армия и милиция» (1925 г.) и др.

На X–XIII съездах РКП (б) Фрунзе избирался членом ЦК партии; с 1918 г. — член ВЦИК всех созывов.

«…Подполье, баррикады, камера смертников, каторга, революция, водительство революционных войск и слава великих побед — вот путь тов. Фрунзе!» — писала «Правда» в ноябре 1925 г.

Имя маршала революции носят столица Киргизии, где он родился, населенные пункты в Херсонской, Алма-Атинской, Кустанайской и Ошской областях, военная академия, которой он руководил, пик на Памире, мыс в Северном Ледовитом океане, Центральный Дом Советской Армии в Москве, улицы, площади, набережные, заводы и фабрики во многих городах и поселках, колхозы.


ДЗЕРЖИНСКИЙ Феликс Эдмундович (30.VIII. 1877 — 20. VII. 1926). Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), член ЦИК СССР, председатель ОГПУ, председатель Высшего совета народного хозяйства СССР.

Его называли — Рыцарь революции, Железный Феликс, Главком невидимого фронта, Командарм хозяйства. Но он считал себя солдатом Партии.

С первых же дней Советской власти свергнутая, но недобитая буржуазия организует акты саботажа, многочисленные контрреволюционные выступления. Заслушав доклад о них, В. И. Ленин, как вспоминает В. Д. Бонч-Бруевич, «нахмурился, поднялся, нервно прошелся по кабинету и воскликнул: „Неужели у нас не найдется своего Фукье-Тенвиля[42], который обуздал бы расходившуюся контрреволюцию?“». Фукье-Тенвилем русской революции стал Феликс Дзержинский. 7 (20) декабря 1917 г. по предложению Ленина он был назначен председателем Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

Ф. Э. Дзержинский родился в мелкопоместной дворянской семье в имении Дзержиново Виленской губернии. Гимназистом в 1895 г. вступил в литовскую социал-демократическую организацию в Вильно, а вскоре, бросив гимназию, начал революционную пропаганду среди рабочих. Последовательный интернационалист, он твердо выступал против национализма, за объединение всех социал-демократов России в единой партии. Дзержинский стал одним из организаторов Объединенной партии социал-демократии Польши и Литвы (СДПиЛ), а на V съезде РСДРП (1907 г.) был избран членом ЦК как представитель СДПиЛ. Пламенный революционер провел в тюрьмах, на каторге и в ссылке более 11 лет, трижды бежал. Дзержинский твердо верил в победу пролетариата. «Чем ужасней ад теперешней жизни, — писал он после очередного приговора царского суда в 1914 г., — тем яснее и громче слышится вечный гимн жизни, гимн правды, красоты и счастья…» Его освободила Февральская революция. В октябрьские дни 1917 г. Дзержинский— член Партийного центра по руководству вооруженным восстанием и Петроградского военно-революционного комитета.



Руководимая Дзержинским ВЧК наносила сокрушительные удары по врагам пролетарской диктатуры. Одно его имя бросало в дрожь контрреволюционеров, вдохновителей антисоветских заговоров и мятежей. Он воспитывал чекистов в духе высоких моральных принципов, карал за малейшее отклонение от революционной законности. «Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками», — говорил Дзержинский. В дни наступления на белополяков он входил в состав Временного революционного комитета Польши, образованного в освобожденном Белостоке.

После гражданской войны партия поручила Дзержинскому возглавить наступление на разруху. Он — нарком путей сообщения, председатель Высшего совета народного хозяйства, председатель Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК. Одновременно он — председатель ВЧК, а затем Объединенного государственного политического управления при СНК. Как вспоминали друзья, он работал и днем и ночью, не знал праздников. Он не щадил здоровья ради строительства социализма, за который боролся всю жизнь. Дзержинский умер от разрыва сердца после речи на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), в которой защищал генеральную линию партии от троцкистов.

С VI съезда РСДРП(б) Дзержинский — бессменный член ЦК; с июня 1924 г. — кандидат в члены Политбюро ЦК партии; с 1917 г. — член ВЦИК, затем ЦИК СССР.

За заслуги в борьбе против контрреволюции награжден орденом Красного Знамени.

Имя рыцаря революции носят города Днепродзержинск (в Днепропетровской области) и четыре Дзержинска (в Горьковской, Минской, Житомирской и Донецкой областях), Военная академия в Москве и Военно-морское инженерное училище в Ленинграде, Военно-политическая академия в Варшаве, воинские части, учебные заведения, пароходы, улицы и площади во многих городах и поселках СССР, Польши и других социалистических стран.


КАЛИНИН Михаил Иванович (20.XI. 1875—3.VI. 1946). Член Политбюро ЦК ВКП(б), член Президиума Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда.

Бывший токарь и монтер, он 27 лет стоял во главе верховного органа Советского государства.

…15 октября 1917 г. председателю Лесновской районной думы Петрограда Калинину сообщили, что ЦК большевиков намечает провести в здании думы расширенное заседание. За несколько дней до этого ЦК принял историческую резолюцию о вооруженном восстании. Повсюду шла планомерная подготовка боевых сил революции, формировались отряды Красной гвардии, и совещание должно было дать оценку обстановке и принять дальнейшие важные решения. Председатель думы, стойкий большевик, мог обеспечить в «своем» учреждении безопасность участников встречи. 16 октября, в день совещания, Калинин раньше отпустил со службы сотрудников-эсеров, наладил наблюдение за соседними улицами и т. д. Около 8 часов вечера через черный ход незаметно вошли Ленин (он был в парике) и два сопровождавших его товарища. Заседание подтвердило ленинскую резолюцию о вооруженном восстании; здесь же был избран Партийный военно-революционный центр по руководству восстанием.

М. И. Калинин родился в семье крестьянина в деревне Верхняя Троица Тверской губернии. Окончив четырехклассную сельскую школу, работал по найму у помещика, затем уехал в Петербург. В 1898 г. молодой токарь Путиловского завода организует на заводе марксистский кружок, вступает в РСДРП. 3 июля 1899 г. он был арестован за принадлежность к петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» и выслан в Тифлис. После этого его арестовывали и высылали еще 13 раз. Но репрессии не сломили Калинина. В 1902 г., работая в Ревельских железнодорожных мастерских, он стал агентом «Искры»; в 1906 г. был избран членом Петербургского комитета РСДРП, делегатом IV съезда партии; в 1909 г., работая монтером на трамвайной подстанции и электростанции в Москве, активно участвовал в деятельности московской большевистской организации; в 1912 г. на VI (Пражской) конференции РСДРП был избран кандидатом в члены Центрального Комитета и введен в состав Русского бюро ЦК — практического центра по руководству революционной работой в России. Приговоренный к высылке в Восточную Сибирь в конце 1916 г., Калинин скрылся в подполье. После Февральской революции Михаил Иванович — член временного Петербургского комитета большевиков, член редакции «Правды». А после победы Октябрьского восстания — городской голова Петрограда. На VIII съезде РКП (б) его избрали членом ЦК партии.

30 марта 1919 г. после смерти Я. М. Свердлова В. И. Ленин рекомендовал Калинина на пост председателя ВЦИК. «Это товарищ, за которым около двадцати лет партийной работы, — сказал вождь, — сам он — крестьянин Тверской губернии, имеющий тесную связь с крестьянским хозяйством и постоянно обновляющий и освежающий эту связь. Петроградские рабочие сумели убедиться, что он обладает умением подходить к широким слоям трудящихся масс, когда у них нет партийной подготовки, когда пропагандистам и агитаторам не удавалось к ним подойти по-товарищески и умело, тогда тов. Калинину удавалось разрешить эту задачу»[43].

В годы гражданской войны председатель ВЦИК побывал на многих фронтах и во многих районах, разъясняя политику рабоче-крестьянской власти, помогая устранять местные неурядицы, организуя продовольственную помощь голодающему населению.




В декабре 1922 г. после образования Союза Советских Социалистических Республик Калинин был избран Председателем ЦИК СССР, а в январе 1938 г. — Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Находясь на этих постах, верный ленинец все силы отдавал укреплению социалистического Отечества, союза рабочих и крестьян, дружбы народов Советского Союза. Через приемную Калинина прошло около миллиона посетителей со всех концов страны. В народе его любовно называли «всесоюзным старостой».

В многочисленных докладах, речах и статьях Михаил Иванович выступал страстным пропагандистом марксизма-ленинизма, борцом за ленинскую генеральную линию партии. Широко известны его замечательные труды в области теории и практики строительства Советского государства, коммунистического воспитания масс.

В 1924 г. Калинин был избран кандидатом в члены Политбюро, а после XIV съезда ВКП(б) был бессменным членом Политбюро ЦК партии. В марте 1946 г. по личной просьбе (в связи с болезнью) был освобожден от обязанностей Председателя Президиума Верховного Совета СССР, до конца жизни оставаясь членом Президиума.

Выдающийся государственный деятель был удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда, награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Труда Хорезмской Народной Советской Республики.

В честь «всесоюзного старосты» город Тверь в 1931 г. был переименован в Калинин. Его имя носят многие города, заводы, фабрики, учебные заведения, улицы и площади, а также гвардейская Таманская мотострелковая дивизия.


ЖДАНОВ Андрей Александрович (26.ІІ. 1896 — 31.VIII. 1948). Член Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК ВКП(б), депутат Верховного Совета СССР.

В грозные августовские дни 1941 г., когда фашистские орды рвались к Ленинграду, секретарь обкома и горкома ВКП(б) Жданов собрал партийный актив. «Враг у ворот, — говорил он коммунистам. — Вопрос стоит о жизни и смерти. Либо рабочий класс Ленинграда будет превращен в рабов и лучший его цвет истреблен, либо соберем все в кулак и ответим двойным ударом, устроим фашизму могилу… Все зависит от нас». Жданов призвал к защите города — колыбели революции, требовал покончить с неорганизованностью и благодушием, «сделать так, чтобы никто не был простым наблюдателем, и провести в самое минимальное время такую же мобилизацию трудящихся Ленинграда, как это было сделано в 1918–1919 годах».



В тяжелых условиях блокады ленинградские коммунисты во главе с Ждановым стали душой обороны города. Андрей Александрович часто выезжал на передний край, лично знакомясь с обстановкой и воодушевляя воинов и трудящихся, поднимая в них бодрость духа и веру в победу. Будучи одним из руководителей обороны города-героя, Жданов оставался там до прорыва блокады, участвовал в разработке боевых операций, приведших к разгрому фашистов под Ленинградом.

Члену Военного совета фронта Жданову было присвоено воинское звание генерал-полковника.

А. А. Жданов родился в г. Мариуполе в семье инспектора народных училищ. 16-летним учеником реального училища в г. Твери стал членом подпольного социал-демократического кружка молодежи. В ноябре 1915 г. Жданов вступил в РСДРП и вел большевистскую пропаганду среди рабочих Твери; в марте 1916 г. был введен в состав городского комитета РСДРП. Призванный в армию, Жданов ведет большевистскую пропаганду среди солдат 139-го запасного полка в г. Шадринске Пермской губернии. При известии о Февральской революции рота, в которой Жданов командовал взводом, первой поддержала свержение самодержавия. Молодой большевик был избран председателем Шадринского Совета солдатских депутатов, секретарем городского комитета РСДРП(б), руководил борьбой за Советскую власть в уезде. В годы гражданской войны он формирует части Красной Армии на Урале и в Твери, находится на политработе. С 1924 г. 10 лет работал в Нижнем Новгороде секретарем губкома и крайкома партии. С именем Жданова связаны успехи в строительстве крупнейшего Горьковского автозавода, Балахнинского целлюлозно-бумажного комбината, в развертывании колхозного движения в крае. Руководитель горьковских большевиков активно боролся за генеральную линию партии, против оппозиционеров. На XVI съезде партии Жданов был избран членом Центрального Комитета, а после XVII съезда — секретарем ЦК и кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б). С декабря 1934 г. после злодейского убийства С. М. Кирова Жданов — секретарь Ленинградского обкома и горкома партии. Под его руководством трудящиеся Ленинграда успешно боролись за досрочное выполнение планов второй и третьей пятилеток. С марта 1939 г. Жданов — член Политбюро ЦК ВКП(б). Награжден двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Суворова 1-й степени, Кутузова 1-й степени, Трудового Красного Знамени, медалями.

В 1948 г. именем выдающегося деятеля Коммунистической партии назван г. Мариуполь, имя Жданова носят улица, станция метро и МПО «Первая Образцовая типография» в Москве, улицы и заводы во многих городах и поселках страны.


СТАЛИН Иосиф Виссарионович (21.XII.1879—5.III.1953). Генеральный секретарь ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, Председатель Совета Министров СССР, Генералиссимус Советского Союза, Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда.



И. В. Сталин (Джугашвили) родился в семье сапожника в г. Гори Тифлисской губернии. Окончив Горийское духовное училище, в 1894 г. поступил в Тифлисскую православную духовную семинарию. В 1898 г. вступает в РСДРП, ведет работу в социал-демократических организациях Закавказья, выступает как партийный организатор и публицист в защиту ленинской линии в рабочем движении, против меньшевизма и других оппортунистических течений. В январе 1912 г. кооптирован в состав ЦК партии. Принимает активное участие в издании большевистских газет «Звезда» и «Правда», в руководстве деятельностью, большевиков во время выборов в IV Государственную думу. Как профессиональный революционер, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. После Февральской революции входит в Бюро ЦК, один из редакторов центрального органа партии — газеты «Правда», делегат VII (Апрельской) конференции и VI съезда РСДРП(б), выступает на них с докладами, избирается в состав ЦК РСДРП(б). В октябре 1917 г. И. В. Сталин — член Партийного военно-революционного центра по руководству вооруженным восстанием. В Совнаркоме первого состава — нарком по делам национальностей. В годы гражданской войны — член Реввоенсовета республики и реввоенсоветов ряда фронтов. Член Политбюро (Президиума) ЦК партии с 1919 г. В 1922 г. пленум ЦК РКП(б) избрал Сталина Генеральным секретарем ЦК, на этом посту он пробыл более 30 лет. В эти годы советский народ под руководством Коммунистической партии и ее Центрального Комитета осуществил гигантские социалистические преобразования страны — индустриализацию, коллективизацию, культурную революцию, сыграл решающую роль в разгроме гитлеровского фашизма. Вместе с другими руководящими деятелями партии Сталин возглавлял борьбу против троцкистов, правых оппортунистов, буржуазных националистов, внес важный вклад в идейно-политический разгром антипартийных группировок. С 1941 г. И. В. Сталин — Председатель Совета Народных Комиссаров, а затем Совета Министров СССР. Во время Великой Отечественной войны он как Председатель Государственного Комитета Обороны и Верховный Главнокомандующий проделал большую работу по руководству Советскими Вооруженными Силами, организации тыла, сплочению и мобилизации всего народа на разгром врага.

В деятельности Сталина наряду с положительной имелась и отрицательная сторона. Находясь на важнейших партийных и государственных постах, он допускал теоретические и политические ошибки, нарушения ленинских принципов коллективного руководства и норм партийной жизни, нарушения социалистической законности.

Партия решительно покончила с чуждым марксизму-ленинизму культом личности Сталина, проделала большую работу по преодолению его вредных последствий, по восстановлению и развитию ленинских принципов руководства и норм партийной жизни во всех областях партийной, государственной и идеологической работы.


ВОРОШИЛОВ Климент Ефремович (4.II. 1881 — 2.XII. 1969). Член ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР, Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда.



В конце июня 1918 г. к осажденному белоказаками Царицыну пробилась 5-я Украинская Красная Армия во главе с командармом Ворошиловым. Созданная весной 1918 г. в Луганске, она оказала мужественное сопротивление немецким оккупантам в Донбассе. Отходя под натиском превосходящих сил противника, бойцы Ворошилова наносили врагу удар за ударом… К 5-й армии присоединялись другие части, партизанские отряды и гражданское население, спасавшееся от белого террора. Ее 500-километровый поход через захваченные контрреволюционными бандами районы был воистину героическим подвигом.

Приход войск Ворошилова значительно улучшил положение защитников Царицына. В их ряды влились тысячи закаленных бойцов, ядро которых составляли луганские металлисты и донецкие шахтеры. Ворошилов был назначен командующим войсками царицынского участка.

К. Е. Ворошилов — сын железнодорожного рабочего, родился в селе Верхнее Екатеринославской губернии. С детских лет батрачил, трудился на шахте, на заводе. В 1898 г. на металлургическом заводе в Алчевске вступил в революционный кружок, а через год организовал забастовку в чугунолитейном цехе. Его занесли в «черные списки», вскоре арестовали, а когда выпустили из-под ареста, уволили. В 1903 г., работая на паровозостроительном заводе в Луганске, молодой слесарь вступил в РСДРП. В бурные дни первой русской революции он руководит забастовочной борьбой, создает боевые дружины, избирается председателем Луганского Совета рабочих депутатов — одного из первых в России. В 1907–1914 гг. Ворошилов вел подпольную работу в Луганске, Баку, Царицыне. Неоднократно арестовывался, находился в тюрьмах и ссылках в Архангельске, Мезени, Чердыни. Но, вырвавшись на свободу, он продолжал борьбу против самодержавия. После Февральской революции Ворошилов был избран председателем Луганского Совета. В октябрьские дни 1917 г. К- Е. Ворошилов активно участвовал в вооруженном восстании.

В годы гражданской войны Ворошилов проявил себя как талантливый полководец. Он — герой обороны Царицына, один из создателей легендарной 1-й Конной армии, участник разгрома Деникина, белополяков, Врангеля и ликвидации мятежа в Кронштадте. «Мне редко приходилось видеть людей, обладающих таким бесстрашием и исключительной храбростью, — вспоминал Маршал Советского Союза С. М. Буденный. — Я не помню ни одного серьезного боя, в котором бы Ворошилов лично не участвовал».

Пятнадцать лет — с 1925 по 1940 г. — Ворошилов находился на посту наркома по военным и морским делам и наркома обороны СССР, отдавая все силы строительству и укреплению Вооруженных Сил. В числе первых ему было присвоено в 1935 г. высшее воинское звание Маршала Советского Союза.

С 1940 г. Ворошилов — заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров, с 1946 г. — заместитель Председателя Совета Министров СССР.

В годы Великой Отечественной войны был заместителем Председателя Государственного Комитета Обороны, представителем Ставки Верховного Главнокомандования на ряде фронтов, занимал различные военные посты.

В 1953 г. Ворошилов был избран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. С 1960 г. и до конца своей жизни оставался членом Президиума Верховного Совета СССР.

К. Е. Ворошилов был делегатом IV, VI, VIII, X–XXIII съездов партии; с 1921 г. избирался членом ЦК, в 1926–1952 гг. — членом Политбюро, в 1952–1960 гг. — членом Президиума ЦК партии.

Стойкий революционер, выдающийся партийный, государственный и военный деятель был удостоен звания Героя Социалистического Труда, дважды — звания Героя Советского Союза, награжден восемью орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, медалями, Почетным революционным оружием, Почетным оружием с изображением Государственного герба СССР. Ворошилов был удостоен звания Героя Монгольской Народной Республики и награжден орденами многих стран.

В 1969 г. город Луганск был переименован в Ворошиловград. Имя Ворошилова носят районы, улицы, заводы, учебные заведения во многих городах и населенных пунктах нашей страны, противолодочный корабль.


БУДЕННЫЙ Семен Михайлович (25.IV. 1883—26.X. 1973). Кандидат в члены ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР, Маршал Советского Союза, трижды Герой Советского Союза.



Осенью 1919 г. конный корпус Буденного нанес стремительный удар по белогвардейским полчищам, рвавшимся к Москве. Двумя дивизиями Буденный разгромил шесть деникинских, взял Воронеж и ликвидировал 100-километровую брешь во фронте красных. Имя командира корпуса прогремело на весь мир. Белые утверждали: Буденный — бывший генерал-адъютант. Но «Правда» ответила: Семен Буденный — бывший солдат.

Красный маршал родился на хуторе Козюрин (ныне Ростовской области) в семье батрака. С девяти лет трудился: «мальчиком» в магазине, пастухом, молотобойцем, кочегаром, батрачил. Призванный в 1903 г. в царскую армию, храбро сражался в русско-японской и первой мировой войнах; за храбрость и воинское умение стал полным георгиевским кавалером — имел четыре креста и четыре медали. Но постепенно лихой драгун возненавидел мир классового угнетения.

После Февральской революции старший унтер-офицер Буденный был избран председателем солдатского комитета эскадрона, а в июле — председателем полкового комитета 18-го Северского драгунского полка.

Вернувшись после Октябрьской революции в родные края, Буденный активно участвует в установлении Советской власти. Но началась гражданская война. И заместитель председателя Совета станицы Платовской Буденный с шестью товарищами, захватив с собой оружие, уходит зимой 1918 г. в степи… «С десятка сабель начал он за эшелоном эшелон сбирать в степные травы отряды красной лавы…»

Партизанский отряд Буденного вырастает в кавалерийский полк, дивизию, корпус, а затем в ноябре 1919 г. по указанию Центрального Комитета РКП(б) и лично В. И. Ленина создается 1-я Конная армия. В 1919 г. Семен Михайлович вступает в Коммунистическую партию. 1-я Конная Буденного не знала поражений. Она была основным средством стратегического маневра в руках Главнокомандования Красной Армии, выдвигалась против наиболее опасных для республики вражеских сил, на главные, решающие направления. Буденновцы разгромили деникинскую конницу Мамонтова и Шкуро, вели победоносные сражения против Врангеля и белополяков.

«Наш Буденный, — сказал Ленин в 1920 г., — сейчас, наверно, должен считаться самым блестящим кавалерийским начальником в мире… он — крестьянский парень. Как и солдаты французской революционной армии, он нес маршальский жезл в своем ранце, в данном случае — в сумке своего седла. Он обладает замечательным стратегическим инстинктом. Он отважен до сумасбродства, до безумной дерзости. Он разделяет со своими кавалеристами все самые жестокие лишения и самые тяжелые опасности. За него они готовы дать разрубить себя на части. Он один заменяет нам целые эскадроны»[44].

После гражданской войны Буденный занимал высшие военные посты. Он — заместитель командующего и член Реввоенсовета Северо-Кавказского военного округа, помощник главнокомандующего Красной Армии по кавалерии, командарм 1-й Конной, инспектор кавалерии и член Реввоенсовета республики, командующий войсками Московского военного округа, первый заместитель народного комиссара обороны СССР. В 1932 г. окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. В 1935 г. в числе первых полководцев ему было присвоено звание Маршала Советского Союза.

В годы Великой Отечественной войны Буденный — член Ставки Верховного Главнокомандования, участвовал в обороне Москвы, командовал войсками Юго-Западного и Северо-Кавказского направлений, ряда фронтов, возглавлял кавалерию Красной Армии. Он до конца жизни оставался в кадрах Советской Армии.

С. М. Буденный был делегатом многих партийных съездов; с 1934 г. избирался в состав ЦК КПСС. С 1920 г. — член ВЦИК, с 1922 г. — член ЦИК СССР; депутат Верховного Совета всех созывов; с 1938 г. — член Президиума Верховного Совета СССР.

Легендарный полководец был трижды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден восемью орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени. Трижды награждался Почетным революционным оружием.

Имя маршала носят город Буденновск в Ставропольском крае, станица Буденновская (бывшая Платовская), Военная академия связи, колхозы, проспекты и улицы в Москве, Ростове, Киеве и других городах.


СУСЛОВ Михаил Андреевич (21.XI. 1902 — 25.I. 1982). Член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, дважды Герой Социалистического Труда.

…В 1921 г. на Пречистенский рабфак в Москве поступил 18-летний большевик Михаил Суслов, присланный на учебу из Саратовской губернии. Сын крестьянина-бедняка села Шаховское Хвалынского уезда (ныне Павловского района Ульяновской области), он активно работал в комитете бедноты и комсомольской организации уезда. В том же году вступил в Коммунистическую партию.

В 1924 г. М. А. Суслов окончил Пречистенский рабфак, в 1928 г. — Московский институт народного хозяйства имени Г. В. Плеханова. Затем учился в Экономическом институте красной профессуры и преподавал в Московском университете и в Промышленной академии. Активно боролся против троцкистов, зиновьевцев и правых оппортунистов, отстаивая и пропагандируя генеральную линию партии.

В 1931–1934 гг. Михаил Андреевич Суслов — ответственный работник Центральной контрольной комиссии ВКП(б) — Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции (ЦКК-РКИ), в 1934–1937 гг. — Комиссии советского контроля при Совете Народных Комиссаров СССР. С 1937 г. участвует в руководстве социалистическим строительством в важнейших регионах юга страны. Его назначают заведующим отделом, затем избирают секретарем Ростовского обкома ВКПб). На XVIII съезде партии (1939 г.) М. А. Суслов был избран в Центральную ревизионную комиссию; с XVIII Всесоюзной партконференции (1941 г.) — член ЦК ВКП(б).



Великую Отечественную войну М. А. Суслов встретил на посту первого секретаря Ставропольского крайкома партии (1939–1944 гг.). С приближением фашистских орд назначается членом Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта и начальником Ставропольского краевого штаба партизанских отрядов (1941–1944 гг.).

В тылу врага патриоты истребили более 2 тысяч гитлеровцев. В дни наступления Красной Армии партизаны, действуя в тесном контакте с нашими войсками, освободили 47 населенных пунктов, в том числе 5 районных центров. 26 января 1943 г. газета «Правда» напечатала статью М. А. Суслова «В освобожденном крае», в которой рассказывалось, с каким энтузиазмом ставропольцы ликвидируют последствия оккупации и усиливают помощь наступающей Красной Армии.

В 1944–1946 гг. М. А. Суслов — председатель бюро ЦК партии по Литовской ССР, которое оказывало помощь партийной организации республики в деле ликвидации последствий войны, упрочения советского строя в Литве.

С 1947 г. М. А. Суслов — секретарь Центрального Комитета партии. В 1949–1950 гг. одновременно был главным редактором «Правды». Как член Президиума ЦК КПСС (1952–1953 гг., 1955–1966 гг.), член Политбюро ЦК КПСС (с 1966 г.) и секретарь ЦК КПСС Михаил Андреевич принимает активное участие в идейно-воспитательной работе партии, разработке ее важнейших теоретических документов, в формировании и проведении международной политики КПСС.

М. А. Суслов много сделал для развития и укрепления братских связей КПСС со странами социализма, с зарубежными коммунистическими и рабочими партиями, с национально-освободительным революционным движением угнетенных народов, с молодыми государствами, сбросившими колониальное иго. В составе делегаций КПСС участвовал во многих международных совещаниях — представителей коммунистических и рабочих партий.

М. А. Суслов был депутатом Верховного Совета СССР всех созывов, начиная с 1941 г. В 1950–1954 гг. — член Президиума Верховного Совета СССР. Будучи много лет (с 1954 г.) председателем Комиссии по иностранным делам Совета Союза, способствовал развитию сотрудничества Советского Союза с государствами иной общественной системы, содействовал реализации ленинских принципов мирного сосуществования.

М. А. Суслов кроме двух золотых медалей «Серп и Молот» награжден пятью орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции и Отечественной войны 1-й степени, медалями.

Имя М. А. Суслова носят Ростовский государственный университет, Невинномысский оросительный канал в Ставрополье, улицы в Москве, Ленинграде, средняя школа в Ульяновской области, пассажирское морское судно.


БРЕЖНЕВ Леонид Ильич (19.XII. 1906—10.XI. 1982). Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета Обороны СССР, Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда.

Л. И. Брежнев родился в поселке Каменское (ныне г. Днепродзержинск) в семье рабочего-металлурга. С 15 лет трудился на металлургическом заводе, потом работал в деревне, учился в землеустроительном техникуме. Окончив его в 1927 г., четыре года трудился в селах, организуя колхозы, борясь с кулаками в Курской губернии, Белоруссии, на Урале.

В 1931 г. Л. И. Брежнев вернулся на родной завод. Работая слесарем, вечерами учился в металлургическом институте. В том же году был принят в Коммунистическую партию. Товарищи избрали его парторгом факультета, председателем профкома и затем — секретарем парткома института, который он окончил в 1935 г.

С ноября 1936 г., после службы в танковой части в Забайкалье, Л. И. Брежнев — директор техникума; с 1937 г. — заместитель председателя Днепродзержинского горисполкома; с 1939 г. — секретарь Днепропетровского обкома Компартии Украины.



14 июля 1941 г. Брежнева включили в группу особого назначения при Военном совете Южного фронта. В сентябре 1941 — марте 1943 гг. полковой, затем бригадный комиссар Л. И. Брежнев — заместитель начальников политуправлений Южного, Северо-Кавказского фронтов и Черноморской группы войск. С апреля 1943 г. — начальник политотдела 18-й армии. Одним из ярких эпизодов его военной биографии стали бои под Новороссийском в 1943 г. Советские войска удерживали на берегу Новороссийской (Цемесской) бухты небольшой плацдарм, получивший название «Малая земля». Вместе с бойцами на плацдарме находился и начальник политотдела 18-й армии Л. И. Брежнев. Полковник, с ноября 1944 г. — генерал-майор, Л. И. Брежнев участвовал в боях на Кавказе, в Причерноморье, Крыму, на Украине, в освобождении Чехословакии, Польши, Румынии, Венгрии. Возглавлял политуправление 4-го Украинского фронта.

В 1946 г. Л. И. Брежнев избран первым секретарем Запорожского, а затем Днепропетровского обкомов КП(б) Украины, активно участвует в восстановлении таких гигантов индустрии, как «Запорожсталь», Днепрогэс, металлургические заводы Днепропетровска и Никополя, рудники Криворожья.

В 1950–1952 гг. Л. И. Брежнев — первый секретарь ЦК Компартии Молдавии. В 1954 г. он избирается вторым, а в 1955 г. первым секретарем ЦК КП Казахстана. Вместе с другими руководителями Компартии республики он был в первых рядах бойцов за большой казахстанский хлеб.

С XIX съезда партии (1952 г.) Л. И. Брежнев — член ЦК КПСС. Был кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС, секретарем ЦК КПСС (1956–1957 гг.), членом Президиума ЦК КПСС (1957–1966 гг.) и Политбюро ЦК КПСС (с 1966 г.). В 1958–1966 гг. — член Бюро, заместитель председателя, председатель Бюро ЦК КПСС по РСФСР. В 1960–1964 гг. — Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В 1964 г. он был избран Первым секретарем, а в 1966 г. — Генеральным секретарем ЦК КПСС. Был депутатом Верховного Совета СССР 3—10-го созывов, являлся членом Президиума Верховного Совета СССР (1965–1977 гг.). С 1977 г., продолжая возглавлять Центральный Комитет партии, Л. И. Брежнев вновь руководил Президиумом Верховного Совета СССР. На посту секретаря Центрального Комитета КПСС он участвовал в организации и подготовке первых полетов в космос.

Реализуя решения XXIII–XXVI съездов партии, советские люди добились ощутимых сдвигов в экономике, культуре, социальной области. Трудом нашего народа был обеспечен военно-стратегический паритет, что существенно ограничило возможность империализма развязать ядерную войну. Были сделаны шаги по оздоровлению межгосударственных отношений, положено начало политике разрядки.

Л. И. Брежнев возглавлял советскую делегацию на состоявшемся в 1975 г. в Хельсинки Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, предложение созыва которого сделал Советский Союз. Оно стало крупной вехой в истории борьбы за мир, против ядерной угрозы.

В этот период заметно возросли наши материальные и другие возможности, усилился потенциал социализма. Однако в последние годы жизни и деятельности Л. И. Брежнева получили распространение необъективные оценки достигнутого. Несмотря на изменение экономической ситуации, не была осознана вся острота и неотложность перестройки управления народным хозяйством. Поиск путей продвижения вперед во многом сдерживали привычные схемы и формулы, не отражавшие новые реальности. Наметился разрыв между словом и делом. Это привело к тому, что в 70-е и начале 80-х годов снизились темпы экономического роста. Возникли отрицательные явления социального и духовно-нравственного порядка. Отсутствие последовательного демократизма, широкой гласности, критики и самокритики, действенного контроля не позволяло своевременно вскрывать отрицательные явления, решительно вести борьбу с тем, что тормозило прогресс советского общества.

Шаги к укреплению дисциплины, порядка, организованности были сделаны после ноябрьского (1982 г.) Пленума ЦК КПСС. Апрельский (1985 г.) Пленум ЦК партии выдвинул стратегию ускорения социально-экономического развития страны — стратегию крутого перелома, обновления, революционной перестройки всех сфер общественной жизни. Эта линия получила всестороннюю разработку и развитие на XXVII съезде КПСС.

Л. И. Брежнев был награжден орденом «Победа», восемью орденами Ленина, двумя орденами Октябрьской Революции, двумя орденами Красного Знамени, орденами Богдана Хмельницкого 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, другими наградами.

Имя Л. И. Брежнева носят район в Днепродзержинске, Звездный городок, предприятия, совхоз, колхоз, учебные заведения, корабли. Установлено 12 вузовских стипендий его имени.


АНДРОПОВ Юрий Владимирович (15.VI.1914 — 9.II.1984). Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета Обороны СССР, генерал армии, Герой Социалистического Труда.

…31 января 1983 г. Ю. В. Андропов приехал на Московский станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе. Генеральный секретарь ЦК КПСС побывал в цехах, беседовал с рабочими, интересовался организацией их труда, учебы, отдыха, заработками, конкурентоспособностью станков на мировом рынке, обменом опытом со странами СЭВ. Выступив во время рабочего перерыва в конференц-зале завода, Юрий Владимирович рассказал о том, как поставил недавний ноябрьский (1982 г.) Пленум ЦК партии вопрос о повышении эффективности производства. Напомнив ленинские слова о звене в цепи, за которое надо ухватиться, чтобы вытянуть всю цепь, Генеральный секретарь продолжал: — Цепь-то большая, тяжелая. И хотя нельзя все сводить к дисциплине, начинать надо, товарищи, именно с нее.

…Это требование жизни. Потому что без должной дисциплины — трудовой, плановой, государственной — мы быстро вперед идти не сможем… Речь идет о серьезном отношении ко всем аспектам производственной дисциплины, в том числе и технологической, снабженческой и т. д. Надо, чтобы во всех звеньях нашего производства сказался эффект от повышения дисциплины. Нам нужна сознательная, рабочая дисциплина, такая, которая двинула бы вперед производство…

Нетрудно понять, — заключил Юрий Владимирович, — чем больше наши успехи, чем крепче наша экономика, чем лучше обстоят дела в нашем народном хозяйстве, тем крепче будут наши международные позиции, тем прочнее будет мир на земле.

В откровенной беседе Ю. В. Андропов сказал, что хотел бы услышать от рабочих, что делается еще не так, или не совсем так, в деле наведения дисциплины, что надо еще сделать, чтобы двинуть вперед производство.

Внимательно выслушав товарищей, рассказавших о жизни своих цехов, о планах, о недостатках и их причинах, Юрий Владимирович еще раз отметил, как важно укреплять дисциплину всем, начиная с министров, и поблагодарил станкостроителей за их добрые дела и сердечную встречу.



Ю. В. Андропов родился на станции Нагутская на Ставрополье в семье железнодорожника. Уже в фабрично-заводской семилетке в Моздоке (Северо-Осетинская АССР) Юрий был избран председателем ученического комитета и руководил работой ребят по ликвидации неграмотности среди взрослых. С 16 лет Ю. Андропов — рабочий в Моздоке. В 1930 г. вступил в ВЛКСМ. В 1932–1936 гг. учился в техникуме водного транспорта в Рыбинске Ярославской области, одновременно работая на волжских судах матросом, штурвальным и помощником капитана. После окончания техникума энергичный и целеустремленный комсомолец был избран освобожденным секретарем организации ВЛКСМ этого учебного заведения. Вскоре Ю. В. Андропова выдвинули комсоргом ЦК ВЛКСМ рыбинской судоверфи имени Володарского. «Везде он успевал, никому не отказывал в помощи, — вспоминают знавшие его товарищи. — Умел он убедить, повести молодежь за собой, поверить в задуманное дело». В 1937 г. Ю. В. Андропов назначается заведующим отделом, затем избирается секретарем, а в 1939 г. — первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ, в 1940 г. — первым секретарем ЦК комсомола Карелии. С 1939 г. — член Коммунистической партии.

С первых дней Великой Отечественной войны пограничная Карелия стала фронтовой республикой. Вожак карельских комсомольцев, Ю. Андропов организует партизанские бригады и отряды, комсомольское подполье на оккупированной территории, занимается заброской за линию фронта боевых групп и операциями в тылу противника.

После освобождения столицы Карелии г. Петрозаводска в 1944 г. Ю. В. Андропов избирается вторым секретарем горкома партии, в 1947 г. — вторым секретарем ЦК Компартии республики. С его именем связано восстановление разрушенной войной экономики Карелии, особенно Петрозаводска. В 1951 г. по решению ЦК ВКП(б) Ю. В. Андропов переводится в Москву — в аппарат Центрального Комитета партии, где он работает инспектором, а затем заведует подотделом.

С 1953 г. Юрий Владимирович на работе в Министерстве иностранных дел СССР. В 1954–1957 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике. «В самое трудное время он помогал нашему народу в борьбе за защиту власти рабочего класса, за упрочение наших социалистических завоеваний» — так высоко оценили деятельность советского посла руководители братской Венгрии.

С 1957 г. Ю. В. Андропов — заведующий отделом ЦК КПСС. На XXII (1961 г.) и на всех последующих съездах партии избирается членом Центрального Комитета. В 1962–1967 гг. — секретарь ЦК КПСС. В 1967 г. он избирается кандидатом, а в 1973 г. — членом Политбюро ЦК партии.

Совмещая учебу с напряженной работой, окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС.

В 1967–1982 гг. Ю. В. Андропов работает председателем Комитета государственной безопасности СССР. С его именем связаны творческое развитие ленинских принципов в деятельности органов и войск КГБ, большие и важные свершения в их жизни. Под его руководством была разработана успешно осуществляемая научно обоснованная, выверенная жизнью программа обеспечения государственной безопасности страны.

В мае 1982 г. Ю. В. Андропов вновь избран секретарем ЦК КПСС, а в ноябре того же года на внеочередном Пленуме ЦК — Генеральным секретарем ЦК КПСС. Одновременно с июня 1983 г. — Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

Короткий срок довелось Ю. В. Андропову возглавлять Центральный Комитет КПСС. Но и за это время партия, следуя курсом XXVI съезда, немало сделала для создания условий, способствующих социально-экономическому развитию страны. В решениях трех пленумов ЦК — ноябрьского (1982 г.), июньского и декабрьского (1983 г.), в выступлениях Юрия Владимировича была развита и конкретизирована стратегия партии — стратегия совершенствования социализма. Велики заслуги Ю. В. Андропова в улучшении управления народным хозяйством, укреплении партийной, государственной и трудовой дисциплины, повышении ответственности кадров, в развитии творческой активности масс, направленные на повышение благосостояния советских людей и усиление могущества Советского государства. Значителен вклад Юрия Владимировича в развитие всестороннего сотрудничества стран социалистического содружества, в укрепление единства и сплоченности международного коммунистического и рабочего движения, в поддержку борьбы народов за свободу и независимость. Под руководством Ю. В. Андропова ЦК партии и Советское государство последовательно и настойчиво осуществляли внешнеполитический курс на устранение угрозы термоядерной войны, на твердый отпор агрессивным проискам империализма, на упрочение мира и безопасности народов.

Ю. В. Андропов избирался депутатом Верховного Совета СССР 3, 6—10-го созывов.

Кроме золотой медали «Серп и Молот» Ю. В. Андропов был награжден четырьмя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, медалями.

В 1984 г. Рыбинск переименован в г. Андропов. Имя славного сына партии носят район в Ставропольском крае, проспект в Москве, улицы в Ярославле, Петрозаводске и Ступино, предприятия, учебные заведения, гвардейская танковая дивизия, пограничный отряд, Дворец пионеров в Петрозаводске, военный корабль. Установлено 12 вузовских стипендий имени Ю. В. Андропова.


ЧЕРНЕНКО Константин Устинович (24.IX.1911 —10.ІІІ.1985). Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Председатель Совета Обороны СССР, трижды Герой Социалистического Труда.



…От батрака до руководителя верховного органа Советского государства, от сельского комсомольца до Генерального секретаря ЦК КПСС — таков трудовой путь коммуниста К. У. Черненко.

Константин Устинович родился в крестьянской семье в деревне Большая Тесь Новоселовского района Красноярского края. Здесь, на енисейских берегах, с девяти лет батрачил у кулаков. А когда в конце 20-х годов началась коллективизация, работник райкома комсомола Константин Черненко принимает активное участие в создании колхозов. С 1930 г. доброволец Константин Черненко — красноармеец пограничной заставы «Хоргос» на юго-востоке Казахстана. «Служба на границе, — вспоминал он почти через полвека, — была пределом мечтаний для нас, тогдашних комсомольцев. А когда мечта эта сбывалась, то молодежь стремилась оправдать высокое доверие и с честью, до конца выполнить свой долг». К. Черненко — участник борьбы с бандитизмом на юго-восточной границе в то суровое время. В 1931 г. молодого бойца, отличника боевой и политической подготовки приняли в Коммунистическую партию. Товарищи избрали его секретарем парторганизации заставы.

Демобилизовавшись в 1933 г., К. У. Черненко десять лет работал в родном Красноярском крае: заведующим отделом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского райкомов партии, директором Красноярского краевого Дома партийного просвещения, заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации крайкома ВКП(б).

В годы Великой Отечественной войны секретарь Красноярского крайкома партии К. У. Черненко (1941–1943 гг.) принимал активное участие в мобилизации всех сил трудящихся края на разгром врага. С 1945 г., после окончания Высшей школы парторганизаторов при ЦК ВКП(б), К. У. Черненко — секретарь Пензенского обкома партии. В тяжелые послевоенные годы он немало сделал для развития экономики области и перевода ее на мирные рельсы.

С 1948 г. К. У. Черненко — заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии. Он активно участвует в проведении коллективизации, в развитии народного просвещения, национальной культуры, подготовке национальных кадров, борьбе с буржуазными и мелкобуржуазными взглядами.

С 1956 г. К. У. Черненко в аппарате ЦК КПСС на должности заведующего сектором Отдела пропаганды и одновременно член редакционной коллегии журнала «Агитатор». С 1960 г. — начальник Секретариата Президиума Верховного Совета СССР, с 1965 г. — заведующий Общим отделом ЦК КПСС, с 1976 г. — секретарь ЦК КПСС. С 1966 г. он кандидат в члены, а на XXIV съезде партии (1971 г.) избирается членом ЦК КПСС. С 1977 г. — кандидат в члены и с 1978 г. — член Политбюро ЦК КПСС.

В феврале 1984 г. на внеочередном Пленуме ЦК партии К. У. Черненко был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС, а в апреле того же года на сессии Верховного Совета СССР — Председателем Президиума высшего органа государственной власти в нашей стране.

Много внимания уделял К. У. Черненко совершенствованию стиля партийной работы, улучшению деятельности Советов, профсоюзов и комсомола, творческих союзов, органов народного контроля.

При его участии разработан ряд конструктивных предложений Советского Союза, направленных на оздоровление международной обстановки, на утверждение принципов мирного сосуществования государств с различным общественным строем.

К. У. Черненко избирался депутатом Верховного Совета СССР 7—11-го созывов.

За заслуги перед Родиной был трижды удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден четырьмя орденами Ленина, тремя Трудового Красного Знамени, медалями, а также высшими наградами социалистических стран.

Имя К. У. Черненко носят город в Красноярском крае, район в Молдавской ССР, Красноярское производственное объединение по зерноуборочным комбайнам, кишиневское производственное объединение «Волна», совхоз в Казахстане, Дворец пионеров в Пензе, пограничная застава, где он служил, морское пассажирское судно, улицы в Москве, Красноярске и Кишиневе. Установлено 9 вузовских стипендий его имени.

СТЕНА КОММУНАРОВ

На Кремлевской стены чернеют более ста небольших гранитных досок. На них золотом написаны имена видных деятелей Коммунистической партии и Советского государства.

В нишах, закрытых гранитными досками, — урны с прахом борцов.

Идя вдоль стены и читая известные всему миру имена революционеров-подпольщиков, первых наркомов, членов Исполкома Коминтерна, создателей социалистической индустрии, полководцев, космонавтов, словно поднимаешься по ступеням истории. Точно и образно сказал об этой святыне Михаил Кольцов: «Не опускай благоговейно глаз в кладбищенском унынии и почтении. Здесь не музейные обломки истории, минувшего. Здесь ступени вперед, куда с боем продвигаются революционные отряды трудящегося человечества».

Первая доска была укреплена на Кремлевской стене 5 апреля 1925 г. Она закрыла урну с прахом заместителя председателя ВСНХ М. К. Владимирова, привезенную из Италии. В 14 часов 20 минут под залп прощального орудийного салюта заместитель председателя Совнаркома и СТО СССР А. Д. Цюрупа установил прах своего друга в нишу. Урну замуровали примерно посередине между Никольской и Сенатской башнями. У мемориальной доски застыли два часовых почетного караула.

Так возник новый, строгий и величественный ритуал захоронения в Кремлевской стене.

1 декабря 1926 г. Кремлевская стена приняла вторую урну — с прахом посла Л. Б. Красина, скончавшегося и кремированного за границей. Урну замуровали за Мавзолеем Ленина, почти у самой Сенатской башни.

На мемориальной доске М. К. Владимирова была надпись в виде многословной эпитафии: «Борец за освобождение рабочего класса, подвижник социалистического строительства Мирон Константинович Владимиров (товарищ Лева)» — и даты жизни. Однако такая доска единственная. Уже при погребении Л. Б. Красина комиссия по организации похорон постановила: «Мемориальная доска должна быть из черного мрамора, причем золотыми буквами должна быть надпись: Леонид Борисович Красин, день и год рождения, день и год смерти; размер доски тот же, что и мемориальной доски на могиле тов. Владимирова». С тех пор все мемориальные доски на Кремлевской стене имеют такой же лаконичный текст. Имена зарубежных революционеров пишутся обычно на двух языках — русском и родном языке похороненного. Размер доски 40 см×35 см. Но вместо мрамора они из черного гранита.

В нишах стены покоится прах людей разных эпох и поколений… Революционерка, знавшая Ф. Энгельса. Народники, ставшие большевиками. Коммунистка, чей партийный стаж насчитывал 68 лет. Создатели и первые руководители коммунистических партий Великобритании, США, Германии, Японии, Финляндии… И здесь же прах героев, которые в дни победы Великого Октября были совсем юными или родились при Советской власти. Но всех их роднит то, что они сражались на одной стороне баррикад, боролись за одно дело — за лучшее будущее людей, за коммунизм.

1925 год

ВЛАДИМИРОВ Мирон Константинович (15. XI.1879 — 20. ІІІ.1925). Кандидат в члены ЦК РКП(б), член ЦИК СССР и ВЦИК, заместитель председателя Высшего совета народного хозяйства СССР.

В привокзальный трактир в Гомеле вошел только что приехавший пассажир. Подойдя к столику, где сидело трое мужчин, он увидел четыре разломанных пополам бублика и спросил:

— Бублики мягкие?

— Мягкие, у кого зубы острые.

Пароль выдержан. Приехавший подсел к столику.

— Здравствуйте, товарищи.

— Здравствуй, товарищ Лева. Давно ждем.

Так зимой 1903 г. в Гомельскую партийную организацию прибыл еще один большевик — 24-летний Мирон Владимиров, известный подполью под кличкой Лева. Последние месяцы он провел в Швейцарии, где вступил в бернскую группу «Искры». В мае, после бесед с В. И. Лениным, Лева уехал в Россию. «Его приезд к нам, — вспоминал ветеран гомельского подполья Е. Косолапое, — оживил работу парторганизации… Завязали более широкие и глубокие связи с рабочими фабрик, заводов и железнодорожных мастерских… Парторганизация стала издавать листки специально для крестьян… М. К. организует из учащихся местных средних школ и передовых рабочих пропагандистские кружки…» Через несколько месяцев гомельская организация «Искры» составила основу Полесского комитета РСДРП, охватившего влиянием часть Могилевской, Черниговской и Полтавской губерний.



М. К. Владимиров родился в Херсоне в семье земельного арендатора. Юношей, будучи учащимся Херсонского сельскохозяйственного училища, участвовал в молодежных революционных кружках. Выделяясь начитанностью, знанием трудов Маркса, он вскоре становится пропагандистом в рабочих кружках. «Отдельные номера „Искры“, которые попадали в Херсон, — вспоминал потом Владимиров, — побуждают меня принять меры к поездке за границу». В середине 1902 г. он приезжает в Берлин, затем едет в Швейцарию, где знакомится с В. И. Лениным. В 1903 г. вступает в РСДРП.

Вернувшись в Россию и обнаружив, что данные ему явки в Киеве провалены, он едет в Гомель. Товарищ Лева избирается членом Гомельского и Полесского комитетов РСДРП. Одержав победу над меньшевиками, полесские большевики послали Владимирова своим делегатом на III съезд РСДРП.

С осени 1905 г. Владимиров, будучи агентом ЦК на юге России, вел революционную работу в Одессе, Луганске, Екатеринославе. В августе 1907 г. жандармам удалось арестовать неуловимого Леву. Военный суд приговорил Владимирова к ссылке в Восточную Сибирь на вечное поселение. Пробыв там всего неделю, он бежал за границу.

В 1911 г. товарищ Лева читал лекции по национальному вопросу в партийной школе в Лонжюмо (Франция). В Париже он примкнул к группе «примиренцев» и по некоторым вопросам отошел от большевиков. В годы первой мировой войны Владимиров поддерживал ленинские позиции по вопросу о войне и мире.

Он вернулся в Россию после Февральской революции. В 1917 г. вместе с «межрайонцами» был принят в партию большевиков.

…Октябрь 1917 г. Петроградский военно-революционный комитет назначает Владимирова комиссаром в городскую продовольственную управу, поручает ему сломить саботаж чиновников и нормализовать снабжение города. Владимиров организовал круглосуточную охрану продовольственных баз революционными солдатами, добился прекращения вывоза продуктов без ведома комиссаров ВРК.

В годы гражданской войны Владимиров — член коллегии Наркомата продовольствия, член Реввоенсовета Южного фронта, народный комиссар продовольствия, затем народный комиссар земледелия Украины. В тяжелейших условиях экономической разрухи, боевых действий против белогвардейцев, непрерывных мятежей в тылу он деятельно участвует в снабжении Красной Армии.

В 1922–1924 гг. Владимиров — народный комиссар финансов РСФСР, руководит борьбой с инфляцией, созданием здоровой денежной системы. С ноября 1924 г. он — заместитель председателя ВСНХ СССР. Тяжело больной, он отказывается хотя бы временно прекратить работу и поехать лечиться.

В феврале 1924 г. Совнарком СССР специальным постановлением направил Владимирова на лечение. Но спасти товарища Леву врачам не удалось.

Имя М. К. Владимирова носит проезд в Москве.

1926 год

КРАСИН Леонид Борисович (15.VII. 1870—24.XI. 1926). Член ЦК ВКП(б), член ЦИК СССР, полпред СССР в Великобритании.

1905 год. Вечером в управлении кабельной сетью Петербурга у управляющего инженера Л. Б. Красина сидело несколько человек. Посторонний мог подумать: совещание. Но собравшиеся говорили не о проводах и трансформаторах, а о бомбах и взрывчатке. Мало кто знал, что элегантный инженер, известный всем столичным фабрикантам, обладатель роскошной квартиры и чудесных лошадей, — руководитель боевой технической группы при ЦК РСДРП. Весной 1905 г., когда чувствовалось грозное приближение революции, В. И. Ленин поручил члену ЦК Л. Красину возглавить техническую подготовку вооруженного восстания.

Гремели взрывы самодельных бомб. В тайных мастерских рабочие собирали винтовки, изготовляли взрывчатку, делали оболочки для бомб. Из-за границы поступали пистолеты, бикфордов шнур, запалы. Посланцы боевых дружин увозили из Петербурга оружие, боеприпасы, инструкции по тактике уличных боев. Касса партии пополнялась крупными суммами: пожертвованиями симпатизировавших большевикам или результатами дерзких налетов боевиков на государственную казну. Все нити этой важнейшей работы вели к члену ЦК РСДРП Л. Б. Красину. В. И. Ленин называл его «ответственным техником, финансистом и транспортером» партии.

Л. Б. Красин родился в г. Кургане в семье мелкого чиновника. Окончив тюменское реальное училище, в 1887 г. поступил в Петербургский технологический институт. Студентом, в 1890 г., вошел в марксистский кружок М. И. Бруснева. С этого года исчислялся партийный стаж Л. Красина. В мае 1892 г. он был арестован по делу организации Бруснева, но вскоре выпущен на поруки. В 1895 г. вновь арестован за революционную пропаганду и выслан на 3 года в Иркутск. Отбыв иркутскую ссылку, Красин поступил в 1897 г. в Харьковский технологический институт и, несмотря на два или три исключения за участие в студенческих беспорядках, в 1900 г. окончил его. Работая на бакинских нефтепромыслах, на строительстве электростанции на Баиловском мысу, создал ряд подпольных типографий, наладил нелегальную перевозку матриц «Искры» в Баку через Вену и Тавриз, а также через Марсель и Батуми.

После II съезда РСДРП Красин примкнул к большевикам, был кооптирован в ЦК партии. Недолгое время занимая примиренческую позицию по отношению к меньшевикам, он вскоре порвал с ними. Вернувшись с III съезда РСДРП, активно участвовал в подготовке вооруженного восстания. Арестованному в марте 1908 г. Красину, как организатору военно-технического руководства боевыми дружинами во время первой русской революции, грозила виселица. Но ему удалось скрыться за границу. Там он временно отошел от политической деятельности, работал инженером за границей и в России.

Летом 1918 г. Красин впервые выступил как советский дипломат, участвуя в переговорах в Берлине о заключении «дополнительного соглашения» к Брестскому мирному договору. По словам полпреда РСФСР в Германии А. А. Иоффе, «если мы в договоре дали самый крайний минимум того, что могли обещать, если мы „выторговали“ у немцев в этом договоре максимум того, что тогда от германцев-победителей можно было получить, — то в этом большая часть заслуг Леонида Борисовича».



…Председатель Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной Армии, член президиума Высшего совета народного хозяйства, народный комиссар торговли и промышленности, член Совета Обороны, народный комиссар путей сообщения и член Реввоенсовета республики… Революция доверяла Леониду Борисовичу важнейшие посты.

В конце 1919 г. Красин возглавлял советскую делегацию на переговорах с буржуазной Эстонией; подписание первого мирного договора явилось крупнейшей политической и дипломатической победой Советской России. В 1920 г. Красин — глава делегации Центросоюза, заключившей договор с шведским торгово-промышленным синдикатом — первый торговый договор между РСФСР и капиталистической страной. Подписанное Красиным 16 марта 1921 г. от имени РСФСР торговое соглашение с Англией означало фактическое признание крупнейшей капиталистической державой Советской республики. После этого Красин — посол РСФСР в Великобритании, в 1924 г. — первый советский полпред во Франции, с 1925 г. — снова полпред в Великобритании. В 1922 г. он участвовал в международных конференциях в Генуе и Гааге. Занимая одновременно пост народного комиссара внешней торговли, Красин решительно отстаивал ленинские принципы монополии внешней торговли, без которой невозможно было плановое развитие советского народного хозяйства и обеспечение экономической независимости страны.

На III, IV, XIII и XIV съездах партии Красин избирался членом ЦК.

А. В. Луначарский назвал Красина одним из маршалов Ильича.

Имя Л. Б. Красина присвоено улицам в Москве и других городах и поселках страны, фабрикам и заводам, учебным заведениям. Исторический парад 7 ноября 1941 г. на Красной площади открыло минометно-артиллерийское училище имени Красина. В 1976 г. спущен на воду ледокол «Красин» — тезка знаменитого полярного ледокола 30-х годов.

1927 год

РУТЕНБЕРГ Чарльз Эмиль (CHARLES EMIL RUTHENBERG) (9.VII. 1882—2.III. 1927). Генеральный секретарь Коммунистической партии США, член Президиума Исполкома Коминтерна.

В ноябре 1917 г. по всему американскому городу Кливленду были распространены листовки, приветствовавшие социалистическую революцию в России. Текст был написан Чарльзом Рутенбергом и утвержден на экстренном заседании городского комитета социалистической партии. Выражая готовность всемерно поддержать русских рабочих, кливлендские социалисты заявляли: «Мы приветствуем политику их нынешнего правительства как подлинное выражение поступков и действий пролетариата и клянемся всеми силами содействовать уничтожению империализма, построению новой цивилизации будущего и благосостоянию всех рабочих, объединенных, независимо от их национальной принадлежности, в одну братскую семью».



Чарльз Рутенберг родился в семье грузчика в г. Кливленде (штат Огайо). Его родители эмигрировали в Соединенные Штаты из Германии. Окончив школу, работал столяром, конторским служащим, управляющим отделом книгоиздательской фирмы. Он хорошо понял всю глубину социальной несправедливости в мире капитала, и горячее стремление бороться за лучшую долю трудящихся привело его в 1909 г. в Социалистическую партию США. Блестящий организатор, популярный оратор и публицист, Рутенберг вскоре стал одним из лидеров ее левого крыла. Выдвинутый кандидатом на посты мэра Кливленда (1911 г.) и губернатора штата Огайо (1912 г.), Рутенберг объездил все округа, пропагандируя идеи социализма. На губернаторских выборах он получил около 88 тысяч голосов, больше, чем кандидаты-социалисты в других американских штатах. В эти годы Рутенберг организует движение в защиту шахтеров Огайо, ставших жертвой локаута, требует помощи безработным, гневно осуждает военное вмешательство США во внутренние дела Мексики, когда там вспыхнула революция…

Стойкий интернационалист, Рутенберг резко осуждал развязанную империалистами грабительскую мировую войну. «Единственная война, которую мы признаем, — заявлял он, — это борьба за уничтожение самого уродливого явления на Земле — капиталистической системы и класса капиталистов». Рутенберг был основным автором принятого съездом социалистической партии в 1917 г. манифеста против войны и правых лидеров партии, ратовавших за классовое сотрудничество. Приветствуя Октябрьскую революцию в России, он заявил, что это — первая победоносная социалистическая революция в мире и дело всех подлинных социалистов поддержать ее. Бесстрашный борец прилагает все силы, чтобы как можно быстрее распространить правду о русской революции. 1 Мая 1919 г. он организовал массовую демонстрацию кливлендских рабочих под лозунгом: «Руки прочь от Советской России!» Власти «демократической» Америки не раз бросали его в тюрьму, но, выходя на свободу, он снова продолжал борьбу за рабочее дело.

В сентябре 1919 г. учредительный съезд Коммунистической партии Америки избрал Рутенберга Генеральным секретарем. В 1920 г. вождь революционных рабочих США стал членом Исполкома Коминтерна, в 1924 г. — членом его Президиума. Рутенберг энергично выступал против сектантства, реформизма и анархо-синдикализма, был страстным борцом за гражданские права американских негров. Он учил коммунистов США сочетать легальную работу в массах с нелегальной в зависимости от конкретной обстановки. Под его руководством Коммунистическая партия США завоевала серьезные позиции в профсоюзах горняков, меховщиков и швейников, возглавляла забастовки.

Ч. Рутенберг скончался 2 марта 1927 г. в Чикаго, куда приехал на заседание Политического Комитета Компартии США. По просьбе Коммунистической партии Советского Союза американские коммунисты перевезли прах пламенного революционера для погребения в СССР.


МАК-МАНУС Артур (ARTHUR McMANUS) (1889–1927). Председатель Коммунистической партии Великобритании (1920–1923 гг.), член Исполкома Коминтерна.

4 августа 1914 г. тысячи жителей Глазго заполнили улицу, где находилась редакция газеты «Глазго геральд». Слухи о скором вступлении Англии в войну росли с каждым днем, и толпа, охваченная военным угаром, ждала последних сообщений. Националистические страсти были разогреты усиленной пропагандой, которая велась прессой уже несколько недель… На импровизированную трибуну поднялся мужчина и, обращаясь к публике, взвинченной шовинистическими лозунгами, объявил, что выступит на тему «Лучше восстание, чем война». Он сказал, что войну готовят правительства капиталистов и что рабочим она ничего не даст, кроме смерти, лишений и горя. Империалисты хотят натравить пролетариев разных стран друг на друга, чтобы расколоть их единство, ослабить революционный натиск трудящихся. Он призвал протестовать против военной опасности, объединяться в манифестациях, демонстрировать властям мощь пролетариата, решительно настаивать на сохранении мира… Этим смелым оратором был машинист Артур Мак-Манус. Цепочка его единомышленников-социалистов, взявшись за руки, с трудом сдерживала напор разъяренной толпы. Но вот пронеслась весть, что Англия вступила в войну. Толпа прорвалась, разбила трибуну и подожгла обломки. «Я вспоминаю, — писал позднее А. Мак-Манус, — как резко было наше ощущение катастрофы, постигшей рабочий класс, и наше бешенство из-за того, что мы бессильны предотвратить ее». Но, обсудив положение, Мак-Манус и его товарищи решили продолжать борьбу на заводах и фабриках.

Артур Мак-Манус родился в семье рабочего. С детских лет трудился: был подручным котельщика на верфях, учеником механика. Накануне первой мировой войны вступил в социалистическую рабочую партию… Во время войны Мак-Манус стал одним из инициаторов знаменитого движения фабричных старост, выбиравшихся рабочими для переговоров с хозяевами об условиях труда и руководства стачечной борьбой. Это было массовое движение против войны и связанных с нею лишений, против классового мира с буржуазией. Из Глазго оно распространилось по всей Англии. Мак-Манус был избран председателем всеанглийского комитета фабричных старост. Борясь с новой революционной организацией, власти выслали Мак-Мануса и семь других ее лидеров из Глазго.

А. Мак-Манус горячо приветствовал Октябрьскую революцию. Он считал, что все рабочее движение пойдет по пути, указанному российским пролетариатом. Пламенный интернационалист, он стал одним из организаторов мощного движения английского пролетариата в защиту Республики Советов, против иностранной интервенции.

Убедившись, что организация фабричных старост не может заменить политической партии, Мак-Манус становится одним из основателей Коммунистической партии Великобритании. На учредительном съезде в 1920 г. он был избран ее председателем. В 1921 г., участвуя в работе III конгресса Коминтерна, избирается членом его Исполкома. В 1924 г. Мак-Манус — представитель английских коммунистов в Коминтерне. В 1926 г., будучи членом Политбюро ЦК Компартии Великобритании, непосредственно участвовал в стачке горняков и всеобщей забастовке, призывал рабочих придать ей политический характер. Как делегат английских революционных рабочих участвовал в антивоенном конгрессе в Брюсселе.




27 февраля 1927 г. Мак-Манус, тяжело заболевший еще во время тюремного заключения, скончался. Перед кончиной он выразил желание быть похороненным в столице рабоче-крестьянского государства — Москве. Урна с его прахом, доставленная в Советский Союз английскими пионерами, была замурована в Кремлевской стене 6 июля 1927 г. На траурном митинге делегат британских пионеров сказал: «Мы торжественно обещаем идти по стопам великого учителя Мак-Мануса — товарища Ленина и самого Мак-Мануса».

1928 год

ЛАНДЛЕР Енё (JENO LANDLER) (22.XI.1875 — 24.II.1928). Член ЦК Коммунистической партии Венгрии, главнокомандующий венгерской Красной Армии (1919 г.).

3-й корпус венгерской Красной Армии отбросил вторгшихся белочехов от границ страны. Начальник Генштаба Красной Армии Советской Венгрии доносил о мужестве командующего корпусом: «Когда атаки захлебывались, во главе бойцов становился Ландлер, и они с пением „Интернационала“ устремлялись на врага». Преследуя отступающего противника, пролетарские полки Ландлера прошли Словакию и достигли границ буржуазно-помещичьей Польши. На освобожденной территории была провозглашена Словацкая советская республика.



Енё Ландлер родился в селе Гелше в Задунайском крае в семье зажиточного арендатора. Окончив гимназию в г. Надьканижа, с 1893 г. учился в Будапештском университете. Студентом участвует в молодежном движении за независимость Венгрии, а затем становится одним из его лидеров.

До первой мировой войны Ландлер был известным будапештским адвокатом. Вхожий в салоны аристократов, знакомый с крупнейшими журналистами и политиками, он, однако, вел почти исключительно процессы рабочих-транспортников и железнодорожников против транспортных компаний и выигрывал самые безнадежные дела. В 1905 г. добился оправдания всех привлеченных к суду по делу о забастовке железнодорожных служащих. Ландлер выступал не только как юрист, но и как боевой соратник рабочих и стачечников. Его речи на процессах носили все более политический характер. В октябре 1906 г. присяжный поверенный союза железнодорожников Ландлер был одним из руководителей стачки будапештских трамвайщиков. В 1908 г. он вступил в Венгерскую социал-демократическую партию и стал видным деятелем ее левого крыла.

Во время первой мировой войны Ландлер активно выступает против милитаризма. В 1918 г. он организует ряд антивоенных забастовок. Как пишет один из его биографов, Ландлер готовил в Венгрии почву, в которую приехавший из Советской России вождь венгерских коммунистов Бела Кун бросил семена коммунизма. Они дали буйные всходы: 21 марта 1919 г. Венгрия была провозглашена Советской республикой. Ландлер — народный комиссар внутренних дел, торговли, затем железных дорог. Энергичный организатор и страстный оратор, он становится коммунистом, пролетарским вождем. Когда империалисты Англии, США, Франции двинули на Советскую Венгрию войска белорумын и белочехов, Ландлер формирует корпус, ядро которого составили рабочие железнодорожных мастерских и будапештского паровозостроительного завода «Маваг», и отбрасывает интервентов. В июле 1919 г. Ландлер был назначен главнокомандующим венгерской Красной Армии. Пролетарские полки героически сдерживают новый натиск интервентов, рвущихся к Будапешту. Бела Кун, Енё Ландлер и другие предлагают революционному правительственному Совету немедленно поднять на защиту республики рабочих. Но в результате измены социал-демократов предатели и интервенты одерживают временную победу.

Е. Ландлер эмигрирует в Вену. Здесь, будучи членом ЦК Венгерской компартии, он организует подпольную работу на родине. Участвует в III, IV и V конгрессах Коминтерна, избирается членом его Исполкома.

В 1928 г. товарищи по партии послали тяжело больного революционера лечиться в Канны (Франция). Но лечение не помогло, и он скончался. Прах героя Советской Венгрии был перевезен в Москву и 3 августа 1928 г. замурован в Кремлевской стене.

В Будапеште сооружен памятник вождям революции 1919 г. Рядом с Бела Куном и Тибором Самуэли изображен Енё Ландлер. Имя Ландлера носят в Венгрии бригады социалистического труда, комсомольские организации, школы.


ЦЮРУПА Александр Дмитриевич (IX. 1870 — 8.V. 1928). Член ЦК ВКП(б), член Президиума ЦИК СССР, заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны СССР.

На заседании Совнаркома в 1918 г. народный комиссар продовольствия Цюрупа потерял сознание. Врач констатировал: причина обморока — истощение организма из-за систематического недоедания. Нарком переживал трудности, голод и лишения гражданской войны так же, как и миллионы простых трудящихся молодой Советской республики.

А. Д. Цюрупа родился в г. Алешки Таврической губернии в семье служащего. Окончив начальную школу, а затем городское училище, в 1887 г. поступил в Херсонское сельскохозяйственное училище. Там познакомился с революционерами и в 1891 г. вместе с товарищами организовал политический кружок, за участие в котором в 1893 г. был арестован и брошен на 6 месяцев в каторжную тюрьму. После второго ареста в 1895 г. молодой революционер уезжает в Симбирск, где работает земским статистиком, а с декабря 1897 г. поселяется в Уфе. Здесь он знакомится с политическими ссыльными и впервые встречается с В. И. Лениным. Как вспоминал А. И. Свидерский, «в Уфе… т. Ц(юрупа) вместе с Н. К. Крупской стал во главе той части ссыльных, которая шла за т. Лениным и закладывала основы будущей организации „Искры“».

Во многих городах работал бесстрашный подпольщик. В 1899 г. он по заданию партии создает в Одессе нелегальные базы для хранения доставлявшейся из-за границы марксистской литературы; в 1901 г. — член Харьковского комитета РСДРП, ведет борьбу против экономистов, налаживает распространение ленинской «Искры». Скрываясь от жандармов, в том же году уезжает в Тулу, где ведет революционную пропаганду среди рабочих. В ссылке в Олонецкой губернии, получив известие о расколе на II съезде партии, Цюрупа сразу же становится на сторону большевиков. После отбытия ссылки участвовал в издании подпольных большевистских газет в Уфе, руководил уфимскими социал-демократами на выборах в Государственную думу в 1907 г. (депутатом был избран рабочий-большевик), проводил денежные сборы на нужды партии. В 1914 г. уфимские большевики подготовили прокламацию «Война — войне», имевшую важное значение для пропаганды ленинского лозунга поражения царизма и превращения империалистической войны в гражданскую.

В дни Октябрьской революции Цюрупа — член Уфимского военно-революционного комитета. В ноябре 1917 г. стойкий большевик назначается заместителем народного комиссара, а в феврале 1918 г. — народным комиссаром продовольствия Советской республики. Враги стремились задушить Страну Советов костлявой рукой голода, и требовалось гигантское напряжение всех сил, чтобы дать хлеб красноармейцам, рабочим, детям. Показывая пример дисциплинированности и самоотверженности в работе, Цюрупа не щадил себя во имя общего дела. Хлебная монополия на основе правильного товарообмена, комбеды и продотряды, чрезвычайные меры против кулаков и спекулянтов — таков арсенал средств, решительно примененных наркомом продовольствия в труднейший период, когда решалась судьба революции.




В. И. Ленин высоко оценивал работу Наркомпрода, говорил, что продовольственная политика «выполнила свое историческое задание: спасла пролетарскую диктатуру в разоренной и отсталой стране»[45].

В декабре 1921 г. А. Д. Цюрупа назначается заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны РСФСР (затем СССР). По совместительству он — народный комиссар рабоче-крестьянской инспекции (1922–1923 гг.), председатель Госплана (1923–1925 гг.), народный комиссар внешней и внутренней торговли (1925 г.). Во время болезни Ленина Александр Дмитриевич вел заседания Совнаркома; Владимир Ильич требовал, чтобы Цюрупа ежедневно рассказывал ему по телефону о делах. С 1923 г. Цюрупа — член ЦК партии, член Президиума ЦИК СССР. Был делегатом X, XII–XV партийных съездов.

В 1928 г город Алешки, где родился боец ленинской гвардии, переименован в Цюрупинск. Его имя носят Херсонский сельскохозяйственный институт, улицы, заводы и фабрики во многих городах страны.


ХЕЙВУД Вильям Д. (WILLIAM D. HAYWOOD) (4.II. 1869 — 18.V. 1928). Ветеран американского рабочего движения, член Коммунистической партии США с 1919 г.

Солдаты и морские пехотинцы непрерывно прибывали в штат Колорадо, охваченный мощной стачкой рабочих. Бастующие требовали 8-часового рабочего дня, признания их профсоюзов и пересмотра ставок заработной платы. В округе Криппл-Крик командующий войсками ввел осадное положение. На окрестных холмах солдаты установили пушки и навели их на город Сотни стачечников и членов их семей были брошены в спешно сооруженные концлагеря. Наемные банды, созданные предпринимателями, убивали шахтеров, громили их дома. Торговцы отказались продавать забастовщикам в кредит. Но рудокопы, организовав вооруженный отпор наемникам и создав собственные магазины, продолжали стачку. Этой забастовкой 1903 г. — одной из самых ожесточенных и славных в истории рабочего класса США — руководил Вильям Хейвуд.

Стачка длилась более года и отличалась исключительным упорством. В декабре 1904 г. горнопромышленники согласились принять условия рудокопов.

Вильям Хейвуд родился в семье шахтера в Солт-Сити, близ Великого озера. Окончив начальную католическую школу, он с 9 лет работал на ферме, потом был «мальчиком» в лавке, а с 15 лет — шахтером.

Поворотным пунктом в своей жизни Хейвуд считал знаменитый «хеймаркетский процесс» над вожаками чикагского пролетариата, когда власти использовали провокационный взрыв на площади Хеймаркет как повод для осуждения на смертную казнь рабочих лидеров[46]. Вскоре Хейвуд становится руководителем забастовки сельскохозяйственных рабочих, требовавших повышения расценок. В 1896 г. Хейвуд вступил в недавно основанную Западную федерацию горняков, стоявшую на позициях решительной классовой борьбы. Избранный секретарем-казначеем федерации, «Большой Билл», как любовно называли его рабочие за огромный рост и могучую физическую силу, объезжал шахтерские поселки, помогал горнякам, выступал в защиту забастовщиков и арестованных. Хейвуд говорил: «Человек, берущий больше, чем он зарабатывает, — вор. А тот, кто получает меньше, чем он заработал, и при этом не протестует, — добровольный раб».

В 1901 г. Хейвуд вступил в Социалистическую партию, став одним из лидеров ее левого крыла. В 1905 г. «Большому Биллу» выпала честь открыть первый съезд новой профсоюзной организации пролетариев США — «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), который заявил о поддержке начавшейся революции в России.



«Большой Билл» боролся против правого руководства социалистической партии, руководил стачкой 23 тысяч текстильщиков в Лоренсе, забастовкой 25 тысяч рабочих в Патерсоне, выступал против дискриминации негров.

В сентябре 1917 г., после вступления США в мировую войну, Хейвуд и другие лидеры ИРМ были арестованы по обвинению в «заговоре» против войны, саботаже, призыве к восстанию. В тюрьме «Большой Билл» узнал об Октябрьской революции в России и сразу сказал: «Наша революция». Приговоренный к 20 годам каторжной тюрьмы и отпущенный под залог до решения апелляционного суда, Хейвуд без колебаний вступил в Коммунистическую партию США. Он понимал: только коммунисты по-настоящему защищают рабочие интересы. Когда стало ясно, что 20-летний каторжный приговор не будет отменен, Хейвуд по совету друзей эмигрировал в 1921 г. в Советскую Россию. В Москве его принял В. И. Ленин, с которым он впервые виделся еще в 1910 г. на конгрессе II Интернационала в Копенгагене.

В СССР Хейвуд работал в Коминтерне, Профинтерне, МОПРе, выступал на заводах и шахтах, был одним из инициаторов создания индустриальной колонии американских рабочих в Кузбассе, которая должна была внести вклад в развитие советской экономики.

Многолетние лишения, аресты, раны подорвали здоровье ветерана. Он умер в Москве от кровоизлияния в мозг.

Половина праха «Большого Билла» замурована в Кремлевской стене, а вторая, согласно его последней воле, захоронена в США, в братской могиле рабочих, казненных по «хеймаркетскому делу» в Чикаго в 1887 г.


СКВОРЦОВ-СТЕПАНОВ Иван Иванович (8.III. 1870—8.Х. 1928) Член ЦК ВКП(б), член ЦИК СССР и ВЦИК, ответственный редактор «Известий ЦИК СССР и ВЦИК».

30 декабря 1925 г. вышел первый номер «Ленинградской правды» под редакцией Скворцова-Степанова. Известный партийный публицист прибыл в Ленинград вместе с группой видных деятелей ВКП(б) для борьбы с «новой оппозицией» и разъяснения коммунистам города двурушнического поведения на XIV съезде партии их делегации, выступившей против политической линии ЦК. Номер «Ленинградской правды», подписанный Скворцовым-Степановым, ярко отражал новое партийное лицо газеты. На первой странице крупными буквами было напечатано: «Обращение съезда ко всем членам Ленинградской организации». Ниже — резолюции партийных активов Выборгского и Петроградского районов, призывавшие всех коммунистов города сплотить ряды против оппозиции. На второй странице под аншлагом «За подлинное единство партии» были напечатаны резолюции партийных коллективов крупнейших заводов, одобрявших решения XIV съезда и осуждавших поведение ленинградской делегации. Это были подлинные мысли и чувства передовых коммунистов Ленинграда, выразителем которых стала «Ленинградская правда». Руководимая Скворцовым-Степановым, она внесла важный вклад в идейный разгром «новой оппозиции» и в восстановление единства рядов ленинградских коммунистов на подлинно партийной основе.



И. И. Скворцов-Степанов родился в г. Богородске Московской губернии в семье фабричного служащего. Окончил в 1890 г. Московский учительский институт и преподавал в Москве. Молодой педагог изучал нелегальную литературу, участвовал в народнических кружках и студенческих демонстрациях, распространял прокламации. Высланный затем на три года в Тулу, Скворцов-Степанов познакомился с социал-демократами, был пропагандистом в рабочих кружках. Вскоре он стал марксистом. По возвращении в Москву выступает как один из активнейших пропагандистов городской организации РСДРП. После новой ссылки в Восточную Сибирь, с 1905 г., большевик Скворцов-Степанов опять ведет работу в Москве. В 1906 г. В. И. Ленин несколько раз бывал на квартире Скворцова-Степанова, связавшего его с Московским комитетом партии. На IV съезде РСДРП Скворцов-Степанов — делегат от московской партийной организации — твердо отстаивал ленинские позиции. Однако в годы реакции он допускал ошибки в теоретических работах и практической деятельности (примиренчество к антипартийной фракционной группе «Вперед», неверные взгляды по аграрному вопросу), за которые его резко критиковал Ленин. Владимир Ильич много сделал, чтобы помочь талантливому публицисту преодолеть временные идейные заблуждения. В 1911 г. Скворцов-Степанов был выслан в Астраханскую губернию на 3 года. (Всего он провел в тюрьмах и ссылках более 8 лет.)

После Февральской революции Скворцов-Степанов — член редколлегии московской большевистской газеты «Социал-демократ» и редактор «Известий Московского Совета». В дни октябрьских боев — член Московского ВРК, автор многих пламенных воззваний, листовок и статей. Когда МВРК обсуждал ультиматум командующего белыми частями Рябцева, потребовавшего распустить Военно-революционный комитет и разоружить войска, Скворцов-Степанов заявил: «Возможно только одно решение: всякий, кто боится смерти, да покинет сей дом». Ультиматум был отвергнут, и МВРК призвал рабочих и солдат к оружию для защиты революции.

В первом составе Советского правительства Скворцов-Степанов был назначен народным комиссаром финансов. Заместитель председателя редакционной коллегии Госиздата, член редколлегии «Правды», ответственный редактор «Известий ЦИК СССР и ВЦИК», ответственный редактор «Ленинградской правды» и «Красной газеты», заместитель ответственного редактора газеты «Правда», директор Института Ленина при ЦК ВКП(б)… На эти важнейшие посты назначала революция партийного редактора и публициста.

И. И. Скворцов-Степанов известен также как талантливый ученый-экономист и историк. Его перевод «Капитала» К- Маркса до сих пор лежит в основе изданий этого великого произведения на языках народов СССР. Скворцов-Степанов — автор книг «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства» (с предисловием В. И. Ленина), «Парижская Коммуна 1871 года и вопросы тактики пролетарской революции», «Жан-Поль Марат и его борьба с контрреволюцией», ряда работ по экономике, философии, естествознанию и атеизму. Скворцов-Степанов был из тех людей, чья жизнь, по выражению М. Горького, вызывает «радостное изумление перед их Духовной стойкостью и духовной красотой».

Имя ветерана революции носят проезд в Москве и типография газеты «Известия».

1929 год

ЛЕПСЕ Иван Иванович (2.VII. 1889—6.X. 1929). Член ЦК ВКП(б), член ЦИК СССР и ВЦИК, председатель ЦК Всесоюзного союза рабочих-металлистов, член исполнительного бюро Проф-интерна.

«В Бюро фракции РКП (б) ЦК союза металлистов. Прошу при голосовании по вопросу о роли и задачах профсоюзов считать меня за платформу Ленина. Высказываюсь за платформу, поддерживаемую т. Лениным, так как считаю эту платформу единственно правильно выражающей задачи профсоюзов».

Так кратко изложил свою позицию по одному из важнейших вопросов социалистического строительства делегат X съезда РКП (б) Иван Иванович Лепсе, уезжая на подавление кронштадтского мятежа.

И. И. Лепсе родился в латышской рабочей семье в Риге. С 14 лет стал трудиться в литейном цехе машиностроительного завода «Фельзер». Здесь он познакомился с революционерами-подпольщиками и в конце 1904 г. вступил в РСДРП. В годы первой русской революции молодой большевик активно участвует в стачечном движении, создает боевую дружину, обучает рабочих тактике уличных боев, организует на «Фельзере» забастовку учеников, переросшую в общезаводскую стачку. В годы реакции активный подпольщик возглавляет партийную организацию завода. Тяжело раненный на фронте в 1915 г., он был демобилизован и поселился в Петрограде. Как вспоминал ветеран профсоюзного движения Н. П. Богданов, Лепсе участвовал в политических и экономических забастовках, вел активную антивоенную агитацию среди солдат, разоблачал меньшевистскую теорию «нейтральности» профсоюзов. В канун Октября, являясь членом центрального правления союза металлистов, Лепсе вместе с другими подписал обращение ко всем металлистам России, в котором говорилось, что «единственным выходом из создавшегося положения является немедленное взятие власти Советами рабочих и солдатских депутатов». В 1918 г. он — секретарь петроградского комитета союза металлистов. С 1919 г. Лепсе — на политработе в Красной Армии, участвует в обороне Петрограда во время наступления Юденича, в войне против буржуазно-помещичьей Польши. Он был комиссаром 10-й и 11-й дивизий, членом Реввоенсовета 7-й армии. В 1921 г. за храбрость, проявленную при подавлении кронштадтского мятежа, награжден орденом Красного Знамени.



В октябре 1921 г. бывший рижский литейщик был избран председателем ЦК союза металлистов. Проводя ленинскую линию в профсоюзном движении, Лепсе решительно боролся с «рабочей оппозицией», добивался подъема производительности труда и материально-культурного уровня металлистов. Под руководством Лепсе союз металлистов «стал активным застрельщиком индустриализации и реконструкции нашей промышленности и сельского хозяйства». Лепсе избирался членом Президиума ВЦСПС, был делегатом X–XV съездов партии. В обращении ко всем рабочим и работницам СССР в связи с кончиной Лепсе ВЦСПС призвал удвоить «энергию в деле индустриализации страны и социалистического переустройства сельского хозяйства», усилить «борьбу за генеральную линию партии». Имя Лепсе носят заводы в Ленинграде, Киеве, Кирове, Солнечногорске, клубы, пароход.

1931 год

ТРИАНДОФИЛЛОВ Владимир Кириакович (14.ІІІ.1894 — 12.VII.1931). Заместитель начальника штаба РККА, выдающийся советский военный теоретик.

В 1929 г. бурное обсуждение вызвала книга Триандофиллова «Характер операций современных армий». Как вспоминал маршал Г. К. Жуков, она «сразу приобрела широкую популярность. В книге высказывались смелые и глубокие взгляды на состояние и перспективы развития армий того времени, обрисовывались основные пути их технического оснащения и организации». Автор, в частности, предсказывал, что танки явятся одним «из могущественных наступательных средств для будущей войны». Капитальный научный труд Триандофиллова сыграл важную роль в оперативной подготовке командного состава Красной Армии, особенно высшего.

В. К. Триандофиллов[47], грек по национальности, родился в селе Магараджи Карской области (ныне в Турции) в семье крестьянина. В годы первой мировой войны был солдатом-сапером; затем, как имевший среднее образование (окончил учительскую семинарию), направлен в школу прапорщиков. За храбрость получил пять боевых наград, был трижды ранен, дослужился до чина штабс-капитана. После Февральской революции вступил в партию эсеров.

Во время Октябрьской революции Триандофиллов участвовал в создании военно-революционных комитетов в войсках Юго-Западного фронта. Солдаты избрали его командиром полка. Во главе полка он разогнал соглашательский комитет 7-й армии, а затем был избран командующим армией. За участие в борьбе против украинской Центральной рады Петлюра объявил Триандофиллова вне закона.



Призванный летом 1918 г. в Красную Армию, Триандофиллов командовал ротой, затем батальоном курсантов саратовских пехотных курсов. После мятежа левых эсеров против Советской власти он порвал с этой партией и в 1919 г. вступил в Коммунистическую партию. В сентябре 1919 г. способный командир зачисляется слушателем Академии Генерального штаба. Как и другие слушатели, он совмещал учебу с участием в боях. Командуя полком, бригадой, работая в штабах, сражался на Восточном, Южном и Юго-Западном фронтах, дрался с врангелевцами под Перекопом. За храбрость был награжден орденом Красного Знамени.

Блестяще окончив академию в 1923 г., выпускник был направлен в штаб РККА. В то время Советская страна переходила к мирному труду, и Триандофиллов вошел в ту группу командиров, которым партия поручила провести военную реформу и руководить военным строительством в новых условиях. Человек смелых исканий, противник рутины и косности, он возглавлял отдел оперативного управления, затем оперативное управление, а с октября 1928 г. был назначен заместителем начальника штаба РККА.

Талантливый штабной работник успешно сочетал практическую деятельность с научно-исследовательской. Его перу принадлежат работы: «Характер операций современных армий», «Возможная численность будущих армий», «Вопросы подготовки войсковых штабов» и др. Триандофиллов, как пишет военный историк А. В. Голубев, «был одним из первых советских марксистски образованных военных писателей. В его работах Красная Армия всегда выступала как классовая армия Советского государства, имевшая ряд таких особенностей и преимуществ, каких не имела ни одна другая армия того времени». С учетом особенностей РККА Триандофиллов разработал исходные положения о характере подготовки и ведения будущей войны, вскрыл возможные особенности начального периода войны, показал новые возможности стратегического и оперативного руководства в связи с развитием военной техники. Ему принадлежит большая заслуга в разработке передовой советской военной теории, которая выдержала проверку временем и обогатилась в огне Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

В. К. Триандофиллов погиб при исполнении служебных обязанностей в результате авиационной катастрофы.


МИХАЙЛОВ-ИВАНОВ Михаил Сильвестрович (3. XI. 1894 — 27. IX. 1931). Кандидат в члены ЦК ВКП(б), член ВЦИК, член Президиума ВСНХ, председатель Всесоюзного автотракторного объединения.

В 1931 г. на Сталинградский тракторный завод прибыл один из руководителей промышленности страны — Михайлов-Иванов. Завод был в прорыве и никак не мог добиться выпуска запланированных 100 машин вдень. Михаил Сильвестрович Михайлов-Иванов сутками пропадал в цехах, в заводоуправлении, беседовал с рабочими и инженерами, помогал устранять недостатки и налаживать производство. 24 сентября с конвейера завода впервые сошли 100 тракторов.



М. С. Михайлов-Иванов родился в селе Райск Гродненской губернии в семье крестьянина-бедняка. Окончив двухклассное сельскохозяйственное училище, он вынужден был с 14 лет работать в Одессе в каретной мастерской, на заводе краскотерочных машин и несгораемых касс, на заводе двигателей внутреннего сгорания. Молодой рабочий знакомится с революционерами, а в 1913 г. сам становится большевиком. Он участвует в забастовках, распространяет «Правду», в годы первой мировой войны ведет антивоенную агитацию. Полиция дважды арестовывала подпольщика, но оба раза он бежал, в последний раз в 1916 г., когда его ожидал военно-полевой суд за организацию забастовок на петроградских заводах «Феникс» и Металлическом. После Февральской революции Михайлов-Иванов — член Петроградского Совета от рабочих завода «Симменс-Шуккерт». Он часто выступал на митингах и собраниях, разоблачая соглашательскую политику эсеров и меньшевиков, был делегатом VI съезда партии.

М. С. Михайлов-Иванов — активный участник Октябрьской революции. В первые годы Советской власти он проявил себя крупным организатором социалистической экономики. Под его руководством создавался Совет народного хозяйства Северной области, он был членом украинского Совнархоза, работал в профсоюзах и на транспорте. В начале 20-х годов Михайлов-Иванов возглавил Петроградский машиностроительный трест, налаживал производство паровых котлов, текстильного оборудования, первых советских тракторов и турбин. С 1 января 1931 г. Михайлов-Иванов — председатель Всесоюзного автотракторного объединения и член Президиума ВСНХ.

Командарм социалистической индустрии умер, заболев во время командировки в Сталинград. В день похорон Михайлова-Иванова, 1 октября, страна отмечала пуск двух новых заводов — АМО и Харьковского тракторного, строившихся под его руководством. И это было лучшей почестью, возданной большевику советским рабочим классом.

1932 год

ЛАРИН Михаил Александрович (Ю. Ларин) (4.VII.1882—14.I.1932). Деятель революционного движения; экономист и литератор.

М. А. Ларин (настоящая фамилия Лурье) прошел сложный и извилистый жизненный путь. Выходец из семьи интеллигента из г. Симферополя, он в 1900 г. впервые принял участие в нелегальной социал-демократической массовке рабочих. В 1901–1902 гг. руководит созданием Симферопольского комитета РСДРП, а затем становится одним из организаторов Крымского союза РСДРП. Сосланный на 8 лет в Якутскую губернию, он осенью 1904 г. бежал в Женеву. До 1914 г. примыкал к меньшевикам (был ликвидатором, входил в августовский антипартийный блок). В начале первой мировой войны занял интернационалистическую позицию. Вернувшись после Февральской революции в Петроград, возглавлял группу меньшевиков-интернационалистов, был членом исполкома Петроградского совета.



В августе 1917 г., в разгар репрессий буржуазии и Временного правительства против большевиков, Ларин вступил в Коммунистическую партию. После Октябрьской революции он принимал активное участие в осуществлении национализации промышленности, введении монополии внешней торговли, разработке концессионной политики, создании советских хозяйств, был одним из организаторов Государственной плановой комиссии (Госплана). Ларин избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР ряда созывов. На траурном митинге у Кремлевской стены А. В. Луначарский сказал о нем: «Ларин не раз ошибался, но никогда не настаивал на своих ошибках. Он раз и навсегда смыл с себя следы меньшевизма и все последующие годы был подлинным коммунистом-большевиком, преданным генеральной линии партии, готовый во всякую минуту отдать ей свои силы».


СТУЧКА Петр Иванович (26.VII.1865 — 25.I.1932). Один из основателей Коммунистической партии Латвии, председатель Верховного суда РСФСР.

13 января 1919 г. проходивший в Риге I Вселатвийский съезд Советов рабочих, солдат и безземельных крестьян провозгласил Латвийскую Советскую Социалистическую Республику и утвердил ее правительство. Главой правительства был назначен известный революционер, большевик-ленинец Петр Стучка. Еще 17 декабя 1918 г. он возглавил образованное в Валке Временное Советское правительство Латвии, под руководством которого к середине января 1919 г. почти вся территория края была освобождена от немецких оккупантов и власти буржуазного латышского «правительства».



Петр Стучка, член Коммунистической партии с 1895 г., родился в Кокнесской волости Рижского уезда в семье крестьянина. Окончив в 1888 г. юридический факультет Петербургского университета, работал в Риге юристом и журналистом. Еще студентом он познакомился с трудами Маркса, Энгельса, Плеханова, был связан с А. И. Ульяновым — братом Владимира Ильича Ленина, участвовал в нелегальных революционных кружках. В 1888–1897 гг. Стучка редактировал издававшуюся в Риге газету «Диенаслапа», ставшую идейным центром движения прогрессивной демократической интеллигенции. В 1897 г. газета была закрыта, а Стучка был сослан на 5 лет в Вятскую губернию. Летом 1904 г. под руководством Стучки в Риге состоялся нелегальный съезд, на котором была создана Латышская социал-демократическая рабочая партия, сыгравшая огромную роль в руководстве революционным движением латышского пролетариата. Летом 1906 г. Стучка руководил работой I съезда социал-демократии Латышского края (СДЛК), который единодушно утвердил объединение Латышской социал-демократической рабочей партии с РСДРП, что значительно укрепило большевистское крыло СДЛК- Стойкий революционер, Стучка решительно боролся против стремлений латышских меньшевиков и примиренцев оторвать СДЛК от российских большевиков. На IV съезде СДЛК, в январе 1914 г., в работе которого участвовал В. И. Ленин, меньшевики были изгнаны из руководящих органов партии.

После Февральской революции Стучка — член Петербургского комитета большевиков, член исполкома Петроградского Совета рабочих депутатов. Он делегат VII (Апрельской) конференции и VI съезда РСДРП (б). Пламенный большевик, Стучка сыграл важную роль в привлечении на сторону социалистической революции латышских стрелков, проявивших непоколебимую преданность Советской власти.

После Октябрьской революции Стучка — народный комиссар юстиции РСФСР. Им были подготовлены тексты декретов «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», о народном суде, о создании революционных трибуналов — мощного орудия пролетарской диктатуры. После временного поражения Советской власти в Латвии, которая пала под ударами международного империализма и внутренней контрреволюции, Стучка с 1921 г. — заместитель наркома юстиции РСФСР, с 1923 г. — председатель Верховного суда РСФСР.

Одновременно он был бессменным представителем Компартии Латвии в Коминтерне, членом его Исполкома.

На VIII съезде партии избирался в состав ЦК РКП (б), был членом ВЦИК. В связи с 65-летием со дня рождения П. Стучка был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Имя выдающегося революционера, партийного и государственного деятеля носят город, район, Латвийский государственный университет, улицы во многих городах и поселках Латвийской ССР, танкер, совхоз. Союзом журналистов республики учреждена премия имени П. Стучки.


ПОКРОВСКИЙ Михаил Николаевич (30.VIII. 1868—10.IV. 1932). Член Президиума ЦКК ВКП(б), член ЦИК СССР, заместитель народного комиссара просвещения РСФСР, академик.

Накануне октябрьских боев в Московский военно-революционный комитет явился профессор Покровский и сказал:

— Я пришел к вам, товарищи, предложить свою помощь. Вы знаете, я — историк. А сейчас история делается на улицах Москвы… Я хотел бы в эти дни быть рядовым бойцом и плечом к плечу драться вместе с восставшими рабочими.

Профессору Покровскому было поручено (вместе с И. И. Скворцовым-Степановым) обеспечить выпуск «Известий Московского Военно-Революционного комитета». Он писал статьи, листовки, манифесты и воззвания, звавшие красногвардейцев и солдат на бой с буржуазией, укреплявшие в них веру в победу революции. М. Н. Покровский родился в Москве в семье чиновника. Окончив в 1891 г. историко-филологический факультет Московского университета, он начал научно-педагогическую и литературную деятельность. В 1902 г. царские власти запретили ему чтение лекций в связи с усилением оппозиционности ученого самодержавию. В начале 1900-х годов Покровский примкнул к левому крылу буржуазно-либерального «Союза освобождения», однако в условиях революционного подъема перешел в ряды революционной социал-демократии. В 1905 г. Покровский стал большевиком. Активный член лекторской и литературной группы МК РСДРП, он участвовал в Декабрьском вооруженном восстании 1905 г. В 1908–1917 гг. жил в эмиграции. Не сумев правильно понять причины поражения революции 1905–1907 гг., он допускал идейные шатания, в 1909–1911 гг. входил в богдановскую антипартийную группу «Вперед». В годы первой мировой войны Покровский занял ленинскую, интернационалистическую позицию, выступал за революционное «пораженчество» в грабительской империалистической войне, участвовал в издании за границей большевистской литературы.



После Октябрьской революции Покровский был избран председателем Московского Совета. С мая 1918 г. до конца жизни он занимал пост заместителя народного комиссара просвещения РСФСР.

В. И. Ленин высоко ценил деятельность Покровского. «В комиссариате просвещения, — писал вождь революции в 1921 г., — есть два — и только два — товарища с заданиями исключительного свойства. Это — нарком, т. Луначарский, осуществляющий общее руководство, и заместитель, т. Покровский, осуществляющий руководство, во-первых, как заместитель наркома, во-вторых, как обязательный советник (и руководитель) по вопросам научным, по вопросам марксизма вообще»[48]. Покровский вел большую работу по перестройке высшей и средней школы на социалистических началах. В разные годы он был руководителем Коммунистической академии, ее Института истории, Института красной профессуры, Общества историков-марксистов, Центрархива, председателем Государственного ученого совета; редактировал журналы «Красный архив», «Историк-марксист», «Борьба классов»; активно участвовал в работе Истпарта. В 1929 г. Покровский был избран действительным членом Академии наук СССР. В 1923–1927 гг. ученый-большевик большое внимание уделял разоблачению различного рода троцкистских «концепций» исторического процесса. Перу Покровского принадлежат многочисленные труды, среди них такие, как «Русская история в самом сжатом очерке», заслужившая высокую оценку В. И. Ленина, «Очерки по истории революционного движения в России в XIX и XX вв.», «Борьба классов и русская историческая литература», «Внешняя политика России в XX в.», «Марксизм и особенности исторического развития России», «Декабристы», «Октябрьская революция», «Империалистическая война» и др. Под руководством Покровского было издано и стало доступным широкой общественности большое количество архивных документов. Организаторская деятельность Покровского имела огромное значение для развития общественных наук в СССР.

М. Н. Покровский избирался на V съезде РСДРП кандидатом в члены ЦК, на XVI съезде ВКП(б) — членом ЦКК. Был членом ЦИК СССР и ВЦИК ряда созывов. Выдающийся советский ученый и государственный деятель был удостоен высшей награды Союза ССР — ордена Ленина.

Имя М. Н. Покровского носит библиотека в Москве.


КИРКИЖ Куприян Осипович (29.IX.1888—24.V.1932). Кандидат в члены Президиума ЦКК ВКП(б), член ЦИК СССР, председатель ЦК профсоюза рабочих машиностроения СССР, член Центрального Совета Профинтерна.

В ночь на 9 декабря 1917 г. отряды Красной гвардии Харькова и революционные солдаты заняли почту, телеграф, банк, вокзалы, административные учреждения и другие важные пункты города. Их поддержали красногвардейские отряды, прибывшие из центра. Вскоре власть в Харькове перешла в руки Советов. Активным участником этой борьбы был один из организаторов харьковской Красной гвардии — Куприян Киркиж.

Его детские годы прошли в селе Смолянка Витебской губернии. 15-летним подростком начал работать на местной бумажной фабрике, а затем, переехав в Ригу, поступил на фабрику «Эдуард Брунс». В 1910 г. молодой рабочий вступил в РСДРП. За организацию забастовок он был уволен с фабрики. В годы первой мировой войны Киркиж — секретарь больничной кассы завода ВЭК в Харькове, ведет активную борьбу за завоевание большевиками руководства в страховом движении, организует антивоенные выступления, участвует в кампании против вхождения рабочих представителей в военно-промышленные комитеты. В 1917 г. К. О. Киркиж — председатель завкома ВЭК, член Харьковского Совета и губкома РСДРП(б).



В годы гражданской войны Киркиж — на фронте. Он один из организаторов 2-го Пролетарского полка, комиссар отдельной Донецкой бригады, комиссар частей правого участка на Екатеринославском направлении; награжден орденом Красного Знамени.

После гражданской войны Киркиж — на ответственной партийной и советской работе. Он член, а затем секретарь Харьковского губкома партии, заведующий орготделом ЦК КП(б)У, нарком рабоче-крестьянской инспекции УССР. В 1927–1929 гг. Киркиж — секретарь ЦК Компартии Узбекистана. В 1929 г. его направили на профсоюзную работу, с 1931 г. возглавлял профсоюз рабочих машиностроения. Перестраивая работу профсоюза, Киркиж добивался действительного поворота его лицом к производству, еще более активного участия в социалистическом строительстве. На XIII съезде РКП(б) Киркиж избирался кандидатом, а на XIV и XV съездах — членом ЦК партии, на XVI — членом ЦКК ВКП (б). Он был членом Президиума ВЦСПС.

К. Киркиж скончался в результате автомобильной катастрофы. Имя Киркижа носит улица в г. Коврове.


СТОПАНИ Александр Митрофанович (9.Х.1871 — 23.X.1932). Заместитель председателя Всесоюзного общества старых большевиков.

На II съезде РСДРП не раз выступал высокий, широкоплечий делегат с темной бородой и живыми глазами на смуглом лице. Числившийся в протоколах съезда под фамилией Ланге, он неутомимо отстаивал принципы революционного марксизма, ленинские принципы строительства партии. Позднее в книге «Шаг вперед, два шага назад» Ленин неоднократно ссылался на выступления искровца Ланге. Этот партийный псевдоним принадлежал Александру Митрофановичу Стопани.



А. М. Стопани, член Коммунистической партии с 1893 г., родился в семье военного врача в селе Усолье Иркутской губернии. Его дед — итальянский бедняк — приехал некогда в Россию в поисках лучшей доли, но так и не нашел ее. Будучи гимназистом в Казани, Стопани устанавливает связи с рабочими Алафузовских заводов. Он знакомится с жизнью пролетариата, вступает в марксистский кружок и вскоре становится пропагандистом в социал-демократических рабочих кружках. Скрываясь от полиции, молодой революционер в 1894 г. уезжает в Ярославль и организует там социал-демократические кружки. Поступив в Ярославский юридический лицей, одновременно работает земским статистиком, изучает положение крестьянства. В 1896 г. Стопани был арестован и отправлен под надзор полиции в Псков. Здесь в 1900 г. состоялось его знакомство с вернувшимся из ссылки В. И. Лениным. Стопани принял активное участие в подготовке издания «Искры», создал группу содействия «Северному союзу» и вошел в организационный комитет по созыву II съезда РСДРП. Тогда же статистик-марксист по разработанной Лениным программе в ходе подготовки к съезду провел обследование деревни. Как вспоминал П. Н. Лепешинский, знавший Стопани в Пскове, товарищи «высоко ценили его принципиальную выдержанность, его стойкость и преданность делу». После II съезда Стопани, без колебаний вставший на ленинскую платформу, возглавлял большевистские комитеты в Ярославле, Баку, Костроме, участвовал в работе V съезда РСДРП. Перу Стопани принадлежит ряд блестящих марксистских исследований в области экономической статистики. Так, в книге «Заработная плата и рабочий день бакинских нефтепромышленных рабочих в связи с условиями работ на промыслах» (1910 г.) Стопани подверг резкой критике структуру заработной платы рабочих и произвол капиталистов. Опубликованные им данные послужили экономическим обоснованием требований бакинского пролетариата во время всеобщей забастовки в канун первой мировой войны. Стопани входил в состав стачечного комитета.

В годы гражданской войны Стопани работал в Высшей военной инспекции, был членом Северо-Кавказского ревкома, членом Реввоенсовета Трудовой армии. Будучи членом коллегии Наркомата труда, Стопани разрабатывает принципы социалистической экономической статистики, создает и редактирует журнал «Статистика труда». В своих трудах он развивал, в частности, ленинские идеи коллективного ведения крестьянского хозяйства.

С 1922 г. А. М. Стопани — член Верховного суда РСФСР, прокурор РСФСР по трудовым делам. Последние два года жизни ветеран партии был заместителем председателя Общества старых большевиков.

Имя Стопани носят улицы в Москве и других городах нашей страны.

1933 год

ОЛЬМИНСКИЙ Михаил Степанович (3.Х. 1863—8.V.1933). Почетный председатель Общества старых большевиков, публицист, историк и литературный критик.

На трудном начальном этапе истории нашей партии, когда меньшевики, нарушая решения II съезда, захватили ЦК и «Искру» и препятствовали созыву нового партийного съезда, на них обрушились язвительные и остроумные памфлеты «Галерки». В них высмеивались нелепые претензии меньшевистских лидеров на господство в партии, разоблачалось их отступничество от марксизма, от принципов марксистской стратегии и тактики революционной борьбы пролетариата, постыдные методы нападок на Ленина и его сторонников. «Галерка» выражал твердую уверенность, что партия преодолеет кризис путем созыва нового съезда и сосредоточит силы на руководстве пролетариатом в надвигавшейся революции. Автором этих пламенных статей был Михаил Ольминский.



М. С. Ольминский родился в семье мелкого чиновника в Воронеже. Еще в гимназии увлекся идеями народников. Поступив в 1883 г. на юридический факультет Петербургского университета, вошел в Союз молодежи партии «Народная воля» и установил контакт с пропагандировавшей марксизм группой Д. Благоева. В тюрьме, после второго ареста в 1894 г., Ольминский в результате знакомства с передовыми рабочими, изучения марксистской литературы встает на позиции марксизма, в 1898 г. становится членом партии. Находясь в якутской ссылке, он прочитал статью Ленина «С чего начать?» и сразу же целиком одобрил ленинский план построения партии. Выйдя на волю, Ольминский приезжает в Женеву, знакомится с Лениным и становится стойким и последовательным сторонником его линии. Летом 1904 г. Ольминский участвовал в знаменитом совещании 22-х, принявшем обращение к партии, ставшее платформой борьбы против меньшевиков, за созыв III съезда. Высоко оценивая литературный талант «Галерки», Ленин привлек его к работе в первой большевистской газете «Вперед», а после III съезда — к редактированию центрального органа партии газеты «Пролетарий». Товарищи называли Ольминского «рыцарем большевизма без страха и упрека». В годы реакции, вспоминала Р. С. Землячка, он «ни разу не колебнулся… и тогда, когда с Ильичей осталась горсточка „твердокаменных“». В период революционного подъема Ольминский — один из инициаторов создания «Правды». В годы первой мировой войны убежденный интернационалист редактировал единственную в России легальную большевистскую «Нашу газету», выходившую в 1915 г. в Саратове.

После свержения самодержавия Ольминский работает в редакции московской большевистской газеты «Социал-демократ», сотрудничает в «Правде», входит в Русское бюро ЦК РСДРП (б). Ветерану революционного движения выпала честь открыть исторический VI съезд партии. «Галерка» был с монолитным большинством съезда, полностью поддержавшим ленинский курс на вооруженное восстание. По свидетельству Ем. Ярославского, лучшие боевые листовки Октября принадлежат перу Ольминского.

В 1920 г. Ольминский был назначен председателем Комиссии по истории Октябрьской революции и РКП (б) — Истпарта ЦК РКП (б). Ветеран революционной борьбы много сделал для создания базы документальных источников по истории партии, сбору и хранению рукописного наследия Ленина, в области разработки важнейших научных историко-партийных проблем. В 1920–1924 гг. под его руководством создается сеть местных комиссий Истпарта. Публицист-коммунист участвовал в подготовке первого издания сочинений В. И. Ленина, был членом дирекции Института Ленина, основателем и редактором журнала «Пролетарская революция». Его многочисленные боевые статьи относятся к лучшим образцам партийной публицистики и литературной критики.

Имя ветерана ленинской гвардии носит проезд в Москве.


СВИДЕРСКИЙ Алексей Иванович (20.III. 1878—10.V. 1933). Посол СССР в Латвии.

«…Надо бы Вам заменять себя Свидерским и отдыхать (в случае крайности он бы Вас вызывал)»[49]. Эту записку Ленин послал наркому продовольствия А. Д. Цюрупе 20 июня 1918 г. Она свидетельствует о высокой оценке вождем государственного ума, исключительной работоспособности и безграничной преданности революции А. И. Свидерского, в то время члена коллегии Наркомата продовольствия.



А. И. Свидерский родился в Новгород-Северском уезде Черниговской губернии в семье земского чиновника. Еще учась в гимназии, он читает марксистскую литературу; поступив в 1897 г. в Петербургский университет, устанавливает связь с петербургским «Союзом борьбы за освобождение рабочего класса», ведет пропаганду в рабочих кружках, в 1899 г. становится членом партии.

Петербург, Киев, Самара, Тула, Рига… Во многих городах вел революционную работу бесстрашный подпольщик. Высланный на три года в Уфимскую губернию, он познакомился в Уфе в 1900 г. с В. И. Лениным и Н. К. Крупской. В городе был создан опорный пункт «Искры», и Свидерский стал ее активным агентом. За участие в революции 1905 г. стойкий большевик был приговорен к ссылке на 5 лет в Олонецкую губернию, но ему удалось скрыться.

После Февральской революции Свидерский — председатель Уфимского Совета рабочих депутатов, редактор местной большевистской газеты «Вперед». Он был делегатом VI съезда РСДРП (б), наметившего курс на вооруженное восстание.

С 1918 г. Свидерский — член коллегии Наркомата продовольствия. Этот пост ему был доверен не случайно: в аппарате Наркомпрода работали лучшие, зрелые политические агитаторы и пропагандисты, Дисциплинированные хозяйственники, хорошо знающие экономику страны. «…Это один из лучших наших аппаратов»[50],— говорил Ленин на X съезде РКП (б). Свидерский и другие «продовольственники» твердо проводили хлебную монополию, чрезвычайные меры против кулаков и спекулянтов, руководили деятельностью продотрядов и комбедов, делали все, чтобы спасти диктатуру пролетариата, дать хлеб рабочим, красноармейцам. Позднее Свидерский был членом коллегии Наркомата РКИ, заместителем наркома земледелия РСФСР, руководителем отдела искусств Наркомата просвещения. Он избирался членом ЦИК СССР и ВЦИК.

Именем Свидерского названа улица в г. Уфе.


ГУСЕВ Сергей Иванович (1.І.1874 — 10.VI.1933). Член Президиума Исполкома Коминтерна, член ЦКК ВКП(б).

В 1-ю годовщину Октябрьской революции, 7 ноября 1918 г., Совнарком получил экстренное донесение: «Ижевск был взят энергичным лобовым ударом 3-го и 4-го сводных полков, которые героически прорвались через восемь рядов великолепно оборудованных окопов и проволочных заграждений… Белые в панике бегут… Завод и знаменитая плотина целы. Политком-2 Гусев».



Член Реввоенсовета 2-й армии Гусев был одним из организаторов большевистской партии, ее активным борцом в годы подполья, гражданской войны и строительства социализма.

С. И. Гусев родился в г. Сапожок Рязанской губернии в семье учителя. 17-летним учеником реального училища в Ростове-на-Дону он устанавливает связь с революционно настроенной молодежью, начинает изучать произведения Маркса. «Марксизм, — писал Гусев позднее, — как молния в ночи, сразу осветил все окружающее, до того тонувшее в черном мраке». Одаренному юноше предсказывали блестящую карьеру — ученого-математика, оперного певца, адвоката, писателя. Но он, будучи студентом, в 1896 г. вступил в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1902 г. Гусев — один из организаторов забастовки рабочих в Ростове-на-Дону, а в марте 1903 г. — массовой демонстрации. Ему угрожали военный суд и виселица. Спасаясь от преследований жандармов, Гусев нелегально перешел границу и уехал в Женеву. Будучи делегатом Донского комитета партии, он защищал на II съезде РСДРП ленинскую линию, а после раскола с меньшевиками стал одним из организаторов и членов Бюро комитета большинства. Секретарь Петербургского комитета партии, секретарь Одесского комитета, член Московского комитета… Энергичный революционер организует и сплачивает большевистские организации. После поражения Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. налаживает работу московской парторганизации. Делегат IV (Объединительного) съезда РСДРП. Сосланный в Тобольскую губернию, Гусев бежал в 1909 г. и продолжал партийную работу в крупных промышленных центрах, вел непримиримую борьбу против отзовистов и ликвидаторов.

В октябрьские дни 1917 г. Гусев — секретарь Петроградского военно-революционного комитета. Летом 1918 г., когда ЦК партии объявил Восточный фронт главным, Гусев был назначен членом Реввоенсовета 5-й армии, а в сентябре — 2-й. Он неутомимо сплачивает личный состав, поднимает боевой дух бойцов Красной Армии, решительно борется за укрепление воинской дисциплины, против анархизма и партизанщины в войсках, смело выдвигает и поддерживает талантливых командиров… Фактически не было ни одного фронта гражданской войны, на котором бы не воевал выдающийся комиссар. Гусев был членом Реввоенсоветов Восточного, Юго-Восточного, Кавказского, Юго-Западного, Западного, Южного и Туркестанского фронтов, членом Реввоенсовета республики. В 1920 г. он написал брошюру «Уроки гражданской войны», в которой обобщил опыт партии по строительству армии, опыт гражданской войны и показал его международное значение. С 1921 г. Гусев — начальник Политуправления Красной Армии республики.

В годы мирного строительства Гусев — председатель Туркестанского бюро ЦК РКП (б) и председатель комиссии ВЦИК по делам Туркестана (с 1922 г.), секретарь ЦКК РКП(б) и член коллегии Наркомата РКИ СССР (с 1923 г.), заведующий отделом печати ЦК партии (1925–1926 гг.). На IX–XI съездах партии избирался кандидатом в члены ЦК партии, на XII–XVI съездах — членом ЦКК.

С 1928 г. стойкий ленинец работал в Коминтерне, являлся кандидатом в члены Исполкома Коминтерна и членом его Президиума. Как говорил один из выдающихся деятелей венгерского и международного рабочего движения Бела Кун, С. И. Гусев был для иностранных коммунистов «неиссякаемым источником разносторонних знаний, политического опыта и мудрости. Мы учились у него принципиальному ленинскому подходу к оценке и решению сложных проблем».

За боевые заслуги Гусев был награжден двумя орденами Красного Знамени.

Имя революционера носит одна из центральных улиц его родного города Сапожок.


ЦЕТКИН Клара (CLARA ZETKIN) (5. VII. 1857 — 20.VI. 1933). Член Президиума Исполкома Коминтерна, член ЦК Коммунистической партии Германии, председатель Исполкома Международной организации помощи борцам революции (МОПР).

30 августа 1932 г. на трибуну германского рейхстага поднялась седовласая женщина, поддерживаемая двумя товарищами. Депутаты-коммунисты и рабочие приветствовали ее поднятыми сжатыми кулаками и троекратным возгласом: «Рот фронт!», а затем, заглушая бранные выкрики нацистских депутатов, вдохновенно запели «Интернационал». 75-летняя коммунистка Клара Цеткин прибыла в Берлин, чтобы по традиции, как старейший по возрасту депутат, открыть немецкий парламент. «Никто не думал, что она будет в состоянии это сделать, — вспоминала Н. К. Крупская. — Она жила в доме отдыха под Москвой. С трудом могла приподняться в постели, силы ее ушли, она каждую минуту задыхалась. Но когда Германская Коммунистическая партия написала, что был бы желателен ее приезд, она ни минуты не колебалась… Она знала, какая опасность ей грозит, опасность быть схваченной и даже убитой фашистами. Это ее не остановило». Мужественная революционерка произнесла с трибуны рейхстага одну из самых сильных обличительных речей против фашизма. Клара Цеткин указала на страшную опасность нацизма и призвала всех трудящихся сплотиться в едином антифашистском блоке.



К. Цеткин родилась в семье учителя в деревне Видерау в Саксонии (Германия). Горя желанием принести пользу своему народу, 17-летняя девушка поступила в учительскую школу в Лейпциге. Она восторгалась героинями французской революции, жаждала «подвигов и дел». Познакомившись с русскими революционерами-эмигрантами, Цеткин начала изучать марксизм и вскоре пришла к выводу: путь к освобождению женщин лежит через борьбу за социализм. В 1881 г. она вступила в германскую социал-демократическую партию, находившуюся тогда на нелегальном положении и преследовавшуюся правительством. Эмигрировав за границу, Цеткин пишет статьи, выступает с докладами, становится популярной деятельницей партии. Не раз она беседовала с Ф. Энгельсом, который, в частности, высоко оценил ее доклад о роли женщин в пролетарском революционном движении на I Международном социалистическом конгрессе в Париже (1889 г.). Цеткин деятельно участвовала в создании II Интернационала, а когда вскрылся оппортунизм его лидеров, она одной из первых выступила против них. Вернувшись на родину, многие годы была редактором немецкого социал-демократического женского журнала «Равенство» (с 1892 г.); благодаря ей журнал превратился в трибуну наиболее революционной части партии. На I Международной социалистической женской конференции 1907 г. по инициативе Цеткин был создан Международный социалистический женский секретариат. В 1910 г. на второй такой конференции в Копенгагене Цеткин явилась инициатором объявления 8 марта Международным женским днем.

С началом первой мировой войны пламенная революционерка решительно выступила против предательства социал-шовинистов, против империалистической бойни. Она участвовала в Международной женской социалистической конференции 1915 г. в Берне, потребовавшей мира. За антивоенную деятельность Цеткин была брошена кайзеровскими властями в тюрьму. Испытанный пролетарский боец-интернационалист, она горячо приветствовала Октябрьскую революцию. Русская революция, писала Цеткин, указала путь международному пролетариату к освобождению. Вступив в Компартию Германии, Клара Цеткин была избрана членом ЦК и оставалась им до конца жизни.

К. Цеткин была одним из активнейших деятелей Коммунистического Интернационала. Член Президиума ИККИ, генеральный секретарь Международного женского секретариата, председатель Исполкома Международной организации помощи борцам революции (МОПР) — вот ее посты в 20—30-е годы. Цеткин часто встречалась с В. И. Лениным, который высоко ценил ее как пламенную революционерку, деятельницу международного рабочего движения. В последние годы, будучи тяжело больной, она жила в СССР.

Видная коммунистка, ветеран революционного движения была награждена орденами Ленина и Красного Знамени.

Имя Клары Цеткин носят улицы, предприятия и учебные заведения в СССР и ГДР. В Германской Демократической Республике учреждена медаль Клары Цеткин, которой награждаются передовые труженицы. Ее портрет помещен на 10-марковой банкноте ГДР.


БАРАНОВ Петр Ионович (6.IX. 1892—5.IX. 1933). Кандидат в члены ЦК ВКП(б), член ЦИК СССР, начальник Главного управления авиационной промышленности СССР, заместитель народного комиссара тяжелой промышленности СССР.

Еще на Черняевских общеобразовательных курсах в Петербурге сын водовоза Петр Баранов познакомился с революционной молодежью. Юноша участвовал в демонстрациях (на одной был ранен полицейской пулей), в нелегальных сходках и в 1912 г. стал большевиком. В годы первой мировой войны Баранов был призван в армию. В 1916 г. военно-полевой суд приговорил его к 8 годам каторги за революционную деятельность.

Освобожденный Февральской революцией, солдат Баранов был избран членом исполкома Казанского городского Совета, членом городского комитета РСДРП(б) и председателем полкового комитета. После Октябрьской революции он — председатель ревкома Румынского фронта. Он решительно разоблачал контрреволюционеров — эсеров и меньшевиков, пытавшихся организовать борьбу против Советской власти, создавал первые революционные отряды.

В дни боев с германскими интервентами и белоказаками Баранов в рядах защитников Донбасса, командует 4-й Донецкой армией. В дальнейшем Петр Ионович — начальник политотдела Южной группы войск Восточного фронта, член РВС Восточного и Туркестанского фронтов, 1, 8 и 14-й армий, начальник политуправления войск Украины и Крыма, командующий войсками Ферганской области… На всех этих постах Баранов проявил себя как бесстрашный солдат революции.



П. И. Баранов пришел в авиацию в 1923 г., когда самолетный парк республики состоял из ограниченного числа устаревших машин иностранных марок. Занимая посты начальника Военно-Воздушных Сил СССР (с декабря 1924 г.) и затем начальника Главного управления авиационной промышленности СССР (с января 1932 г.), он, выполняя волю партии и народа, создавал сильный советский воздушный флот. Под его руководством конструируются и испытываются новые самолеты и моторы, расширяется подготовка летчиков и инженеров. Талантливый организатор, он настойчиво и энергично добивался того, чтобы превратить авиационную промышленность в могучую отрасль советской индустрии, независимую от капиталистических фирм. В 1925–1930 гг. воздушный флот страны был целиком оснащен самолетами отечественного производства. Гражданская авиация СССР начала выходить на международные линии. Организуются авиационные учебные и научно-исследовательские учреждения, строятся заводы-дублеры. «В одном из основных достижений первой пятилетки — в создании советской авиации — большая доля личной энергии, большевистской преданности, твердости и напора этого большого работника и верного борца партии», — писали Серго Орджоникидзе и другие товарищи о Баранове. За особо выдающиеся заслуги и умелое руководство авиацией и всей авиационной промышленностью он был награжден орденом Ленина. Ранее за «личную храбрость и пример» при подавлении кронштадтского мятежа Баранов был удостоен ордена Красного Знамени, за участие в борьбе против басмачей — высших наград Хорезмской и Бухарской республик. На XV и XVI съездах партии Петр Ионович избирался кандидатом в члены ЦК ВКП(б).

П. И. Баранов погиб в авиационной катастрофе. Его имя присвоено Центральному институту авиационного моторостроения.


ГОЛЬЦМАН Абрам Зиновьевич (24.XII. 1894—5.IX. 1933). Член ЦКК ВКП(б), член ЦИК СССР, начальник Главного управления Гражданского воздушного флота СССР.

В дни празднования 5-й годовщины Великого Октября «Правда» опубликовала статью А. З. Гольцмана «Будущее страны». Он призывал прекратить тратить «последние средства на закупку электротехнического оборудования» за границей. В Советской стране, подчеркивал он, «имеются крупные электротехнические заводы, которые ничем не хуже многих западноевропейских предприятий могут построить машины громадной силы». Расширение производства на них, доказывалось в статье, «даст нам полную гарантию ускорения процесса коренной перестройки народного хозяйства под знаком электрической стрелы». Автором статьи был начальник Главного управления электротехнической промышленности — той отрасли, которая выполняла важные задания по осуществлению ленинского плана ГОЭЛРО.

А. 3. Гольцман родился в семье грузчика. Трудовую жизнь начал с ранних лет. Окончил одесское ремесленное училище, получил специальность мебельщика, но настоящей школой для молодого рабочего стали нелегальные социал-демократические кружки. В 1911 г. Гольцман был арестован и приговорен к заключению в крепости. Выйдя на свободу в феврале 1913 г., он организовал одесский профсоюз деревообделочников. Сосланный на три года в Нарымский край, Гольцман бежал, прибыл в Харьков, где продолжал революционную деятельность. После Февральской революции, в апреле 1917 г., он вступил в партию большевиков.



В годы Советской власти Гольцман — член ЦК профсоюза металлистов (1917–1920 гг.), член Президиума ВЦСПС (1920–1921 гг.), начальник Главэлектро ВСНХ (1922–1925 гг.), член Президиума ВСНХ (1924 г.), член коллегии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции (с 1926 г.). «На каждой работе, куда посылала его партия, А. Гольцман проявлял себя способным, талантливым организатором», — писали в «Правде» Я. Э. Рудзутак, А. С. Енукидзе и др. В 1930 г. создается Главное управление Гражданского воздушного флота СССР, и Гольцман назначается его первым начальником. За 3 года он «проделал огромную работу по организации и развитию Гражданского воздушного флота, способствуя все большему превращению его в мощный фактор социалистического развития нашего хозяйства».

Крупный организатор и руководитель Гражданского воздушного флота был награжден орденом Ленина.

В 1921 г. Гольцман избирался членом ЦК Компартии (большевиков) Украины; на XIV–XVI съездах ВКП(б) — членом ЦКК партии; после XV съезда являлся членом Президиума ЦКК ВКП(б).

А. З. Гольцман погиб в авиационной катастрофе вместе с П. И. Барановым. Имя Гольцмана было присвоено Московской областной планерной школе.


КАТАЯМА Сен (5.XII. 1859—5.XI. 1933). Член Президиума Исполкома Коминтерна, основатель Коммунистической партии Японии.

В 1922 г. на съезде трудящихся Дальнего Востока в Иркутске выступил известный японский революционер Сен Катаяма. Он заявил о предстоящем создании Коммунистической партии Японии. Сен Катаяма провел большую теоретическую и практическую работу по подготовке Учредительного съезда. Он открылся 15 июля 1922 г. в Токио, принял краткий устав Коммунистической партии и определил стоящие перед ней задачи.

А в это время среди японских солдат, оккупировавших советский Дальний Восток, распространялись пламенные листовки, написанные Сен Катаямой. Они звали: «Солдаты, бросайте оружие, объединяйтесь! Возвращайтесь на родину, боритесь там за улучшение своего положения!.. Это самая важная задача для всех японских солдат и для рабочих Японии».

Сен Катаяма родился в семье крестьянина в деревне Хадэги провинции Мимасака. С детства познал тяжкую долю бедняка. В 1881 г. Катаяма приехал в Токио, чтобы найти заработок и продолжать образование. Но вместо учебы ему пришлось трудиться чернорабочим, наборщиком, сторожем. Он видит нищету и бесправие крестьян и рабочих, и в нем зреет протест против существующих порядков. В 1884 г. он уехал в США, чтобы там получить образование. Однако Катаяме потребовалось 12 тяжелых лет, чтобы закончить Йельский университет; чтобы прокормиться, он работал в эти годы батраком, поваром, в прачечной. Он познал все бесправие «цветного» в капиталистической Америке.



Вернувшись в 1896 г. в Японию, Катаяма создал благотворительное учреждение. Но вскоре убедился, что облегчить жизнь трудящихся можно лишь путем их сплочения для борьбы с капиталистическим рабством. Он участвует в организации профсоюзов железнодорожников, металлистов, поваров, печатников; становится редактором первого рабочего журнала в Японии — «Родо сэкай» («Рабочий мир»), разоблачавшего теории классового сотрудничества и пропагандировавшего идеи социализма. В 1901 г. Катаяма опубликовал труд по истории японского рабочего движения, в котором проводил идеи классовой борьбы и доказывал неизбежность социальной революции.

Катаяма был интернационалистом, поборником мира между народами. Накануне русско-японской войны он заявил: «Я против наступающей войны с Россией, потому что рабочим приходится подготавливать войну, а когда она начинается, их посылают на фронт и пользуются ими как пушечным мясом».

Осенью 1914 г. японский революционер эмигрировал за границу.

В годы первой мировой войны Катаяма примкнул к циммервальдской левой группе, созданной В. И. Лениным и положившей начало интернациональному движению против войны. Ветеран японских социалистов горячо приветствовал Октябрьскую революцию. «С бьющимся сердцем и с напряженным вниманием, — писал он, — следим мы за развитием русской революции и с глубоким сочувствием наблюдаем за успехами русского пролетариата, которые производят неизгладимое впечатление на душу японского народа».

Катаяма становится признанным организатором и вождем японского коммунистического движения. В 1918–1919 гг. он организует коммунистическую группу японских рабочих и студентов в США. Он участвовал в создании Американской компартии и был избран членом ее первого ЦК. Скрываясь от полицейских преследований, Катаяма в 1921 г. переехал в Мексику, где возглавил Американское бюро Коминтерна, участвовал в создании Компартий Мексики и Канады. В конце 1921 г. он приехал в Москву, где вел большую работу в Коминтерне, сплачивая трудящихся Востока на борьбу против империализма и колониализма. В 1927 г. стал одним из учредителей Международной антиимпериалистической лиги борьбы за национальную независимость.

Сен Катаяма писал: «Посвятить себя революции и коммунизму — вот в чем смысл моей жизни… Если я не смогу работать для дела коммунизма, я предпочту смерть». Борец-коммунист предсказывал: «Крушение японского империализма принесет пользу не только корейцам и китайцам, но и японскому пролетариату». Катаяма — автор более 700 работ по вопросам японского и международного рабочего движения.


ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич (23.XI. 1875—26.XII. 1933). Председатель Ученого комитета при ЦИК СССР, народный комиссар просвещения РСФСР (1917–1929 гг.), академик.

Ноябрьским днем 1917 г. во дворец у Чернышева моста в Петрограде прибыл первый народный комиссар просвещения Советской республики Луначарский. Он увидел пустые комнаты и коридоры. Чиновники министерства, прозванного еще М. Е. Салтыковым-Щедриным министерством народного затемнения, отказались сотрудничать с большевистским наркомом и ушли. Наркома приветствовали лишь истопники, дворники, курьеры. Один из них осудил сбежавших чиновников и заявил о готовности низших служащих работать.

— Вот и прекрасно, — ответил Луначарский, — можете не сомневаться, товарищи, что мы не убоимся трудностей и никакой саботаж нам не страшен.

А. В. Луначарский был одним из 15 членов первого состава Совета Народных Комиссаров. Он провел огромную работу по созданию новой школы, по внедрению всеобщей грамотности и строительству новой, социалистической культуры.

«Этот человек, — сказал о Луначарском В. И. Ленин, — не только знает все и не только талантлив — этот человек любое партийное поручение выполнит, и выполнит превосходно». «Большой, чертовски талантливый человек», «на редкость богато одаренная натура», — говорил Владимир Ильич.

А. В. Луначарский, член Коммунистической партии с 1895 г., родился в семье чиновника в Полтаве. В 17 лет стал членом социал-демократической организации и вел пропаганду среди железнодорожников Киева. Репутация политически неблагонадежного заставила юношу продолжить образование за границей.

В 1895–1898 гг. жил в Швейцарии и Франции; слушал курс философии и естествознания в Цюрихском университете (Швейцария); изучал труды К. Маркса, Ф. Энгельса, французских материалистов XVIII в., немецких философов-идеалистов XIX в. Вернувшись в Россию, молодой революционер с головой ушел в подпольную работу. Ни аресты, ни ссылки не сломили его волю.

В конце 1904 г. В. И. Ленин пригласил высокообразованного революционера-литератора в Женеву участвовать в редактировании центральных органов большевиков — газет «Вперед» и «Пролетарий». С первого же номера, вышедшего 4 января 1905 г., в газете «Вперед» стали появляться статьи Луначарского, явившиеся разящим оружием в борьбе против меньшевиков. На III съезде РСДРП он выступил с докладом о вооруженном восстании, в котором твердо защищал ленинские позиции. Осенью 1905 г. в условиях нараставшего революционного подъема опытный публицист и оратор по предложению ЦК вернулся в Петербург и входил в редакции «Новой жизни» и других легальных большевистских газет.

Годы реакции тяжело отразились на Луначарском. В. И. Ленин подверг критике его «богостроительские» идеалистические ошибки тех лет. Одновременно В. И. Ленин вел активную борьбу за Луначарского, старался вывести из идейного кризиса. В годы первой мировой войны Луначарский прочно занял интернационалистическую позицию, выступал против шовинизма.



После Февральской революции Луначарский вернулся из эмиграции в Россию. На VI съезде РСДРП(б) с группой «межрайонцев» был принят в партию большевиков.

На II Всероссийском съезде Советов Луначарский в яркой речи разоблачил предательское поведение меньшевиков и эсеров, открыто перешедших на сторону контрреволюции, а после того, как пришло сообщение о взятии Зимнего дворца, огласил от имени большевистской фракции написанное В. И. Лениным обращение «Рабочим, солдатам и крестьянам!».

Особенно ярко развернулся многогранный талант Луначарского в годы Советской власти. Он — нарком просвещения. С 1929 г. — председатель Ученого комитета при ЦИК СССР, ведавшего научными и учебными учреждениями; был директором Научно-исследовательского института литературы, искусства и языка Коммунистической академии, Института русской литературы (Пушкинский Дом), ответственным редактором «Литературной энциклопедии», ряда других изданий. Автор более 4000 ценных трудов по литературе, живописи, театру, архитектуре, музыке, эстетике и этике, по истории революционной и философской мысли и т. д., он был избран в 1930 г. академиком. Следуя ленинским указаниям, Луначарский боролся за искусство, служащее народу, ведущее «к развитию и подъему масс».

Луначарский проделал большую работу по сплочению старой интеллигенции вокруг Советской власти.

В последние годы жизни Луначарский выполнял ряд важных дипломатических поручений, в частности участвовал в Международной конференции по разоружению в Женеве в качестве заместителя главы советской делегации. В августе 1933 г. был назначен послом СССР в Испании.

Луначарский был делегатом III, IV, VIII, X, XI, XIII, XV и XVI съездов партии, избирался членом ЦИК СССР и ВЦИК.

Имя Луначарского носят Государственный институт театрального искусства в Москве, педагогический институт в Череповце, Белорусская консерватория, Свердловский академический театр оперы и балета, восемь театров драмы, Ленинградская театральная библиотека, улицы во многих городах и других населенных пунктах страны.

1934 год

ФЕДОСЕЕНКО Павел Федорович (IV.1898—30.І.1934). Командир экипажа стратостата «Осоавиахим-1», аэронавт-рекордсмен.

30 января 1934 г. с подмосковного аэродрома поднялся стратостат «Осоавиахим-1». Когда серебристая гондола пошла вверх, над головами сотен провожавших прозвучал голос командира экипажа Павла Федосеенко:

— Да здравствует мировая революция!

Вскоре «Осоавиахим-1» исчез в серых облаках.

Экипаж посвятил свой полет проходившему в те дни XVII съезду партии. Цель полета была необычной: впервые исследовать стратосферу в зимних условиях.

Через три с половиной часа полета стратонавты достигли высоты 22 километров. Это был новый мировой рекорд! «Осоавиахим-1» пошел на снижение. Донесения гласили:

— Настроение бодрое!

— Чувствуем себя хорошо.

— Перехожу на прием.

После полудня связь оборвалась…

На следующий день около мордовского села Потиж-Острог увидели разбившуюся гондолу. Среди обломков нашли уникальные научные записи…

Командир экипажа Павел Федосеенко был героем гражданской войны. Сын рабочего из слободы Новая Сотня Воронежской губернии, он в 1918 г. добровольно вступил в Красную Армию. Окончил командные воздухоплавательные курсы, сражался против Петлюры, Деникина, Врангеля. Он не раз поднимался на стареньких аэростатах, пробитых пулями и наскоро залатанных, и корректировал огонь красных артиллеристов, нацеливал удары пехоты и конницы.



В апреле 1920 г. под Казатином воздухоплавательный отряд Федосеенко был окружен белополяками. Аэронавты стойко отбивали натиск превосходящих сил противника. Когда вышел из строя последний пулемет, командир отряда Федосеенко приказал уничтожить снаряжение и вырываться из кольца. Воздухоплаватели пробились к своим. «Ставлю в пример всем авиа- и воздухоплавательным частям, — отметил в приказе командарм, — высокое понимание революционного долга, заставившее забыть личные интересы и чувство самосохранения перед великими идеями коммунизма. Огромную роль в этом играли главным образом командир отряда и комиссар…» Осенью того же года воздухоплавательный отряд Федосеенко, отличившийся в боях под Каховкой, был награжден почетным революционным Красным знаменем, а сам командир — орденом Красного Знамени.

Враги разбиты, и красный командир садится за учебу. Федосеенко окончил курсы пилотов-аэронавтов, курсы пилотов воздушных кораблей, высшие авиационные академические курсы. В 1932 г., досрочно окончив Военно-воздушную академию и факультет дирижаблестроения Комбината Гражданского воздушного флота, он получил звание инженера-конструктора по дирижаблестроению. Одновременно с учебой Федосеенко занимал командные должности в военной авиации, вел большую работу в Осоавиахиме, увлекался воздухоплавательным спортом. Еще в 1922 г. он установил первый всесоюзный рекорд продолжительности и высоты полета на аэростате. В 1926, 1927 и 1931 гг. «красноармеец воздуха», как его назвали, продолжал рекордные полеты. В 1933 г. Федосеенко установил мировой рекорд продолжительности полета и всесоюзный рекорд продолжительности и дальности полета на аэростатах класса «А» с пассажиром.

Беспартийный большевик Федосеенко посмертно удостоен высшей награды — ордена Ленина за «высокое мужество и самоотверженность в деле освоения недостигнутых до сих пор высот стратосферы» и за «героическую научную работу в стратосфере, отмеченную в записях». (Вместе с П. Ф. Федосеенко погибли инженер А. Б. Васенко и ученый И. Д. Усыскин.)

В подборке «Памяти героев советского воздухоплавания» «Правда» писала в те дни: «Их место в Кремлевской стене, ибо они — плоть от плоти нашей партии, плоть от плоти Октябрьского поколения строителей социализма… Они заслужили место в Кремлевской стене, ибо в стратосферу тянул их не отвлеченный научный интерес, а горячее желание оградить страну Советов от нападения врага». XVII съезд ВКП(б) почтил вставанием память героев советского воздухоплавания; делегаты в полном составе присутствовали на их похоронах на Красной площади.

В память экипажа «Осоавиахим-1» названы проезд Стратонавтов в Москве, улица Героев стратосферы в Воронеже и т. д. Имя П. Ф. Федосеенко носит улица в Саранске, близ которого разбился стратостат. В дни Сталинградской битвы на Волге доблестно сражалась канонерская лодка «Федосеенко».


ВАСЕНКО Андрей Богданович (28 XII. 1899—30.І. 1934). Член экипажа стратостата «Осоавиахим-1», инженер-аэролог.

В 1918 г. сын петербургского инженера Андрей Васенко, выпускник царскосельской гимназии, добровольцем вступил в Красную Армию. Когда отгремели бои, бывший красноармеец, мечтая о покорении необъятных просторов стратосферы, поступил в 1922 г. в институт инженеров путей сообщения на воздушное отделение. С 1927 г. Васенко — помощник директора института аэрологии, преподает аэрологию и математику в институтах аэрофотосъемки и Гражданского воздушного флота.



В 1927 г. талантливый инженер разработал проект воздушного корабля для исследования высоких слоев атмосферы. В 1930–1932 гг. он произвел расчет, построил и испытал специальные типы аэростатов для той же цели, для аэрофотосъемки; изучал проблему обледенения воздушных кораблей.

Беспартийный большевик Васенко погиб при аварии стратостата «Осоавиахим-1». Последняя запись в бортовом журнале, оборвавшаяся на полуслове, сделана его рукой. А. Б. Васенко посмертно удостоен высшей награды — ордена Ленина.

Имя воздухоплавателя носит улица в Саранске, близ которого произошла авария стратостата.


УСЫСКИН Илья Давыдович (13.XI. 1910 — 30.І.1934). Член экипажа стратостата «Осоавиахим-1», приват-доцент Ленинградского физико-технического института.

Когда директор института академик А. Ф. Иоффе сообщил, что Осоавиахим строит крупнейший в мире стратостат и готов включить в его экипаж ученого, Илья Усыскин сказал: «Разрешите полететь мне…» Молодой исследователь тайн атомного ядра понимал, как чрезвычайно интересно вынести научный прибор — камеру Вильсона — за пределы атмосферы. В те годы стратосфера была для физиков-ядерников естественным синхрофазотроном, в ней лежали ключи к великим тайнам физики…



И. Д. Усыскин — сын кузнеца, родился в Ярославле. Окончив школу 2-й ступени, он в 1927 г. поступил на электротехнический факультет Московского высшего технического училища. Через полтора года, увлекшись квантовой механикой, юноша перевелся на физико-механический факультет Ленинградского политехнического института. В двадцать один год он уже аспирант политехнического института и автор двух серьезных научных работ по дифракции быстрых электронов. В двадцать два — приват-доцент Ленинградского физико-технического института. С марта 1933 г. ученый начал изучать космические лучи, сконструировал прибор для их исследования в стратосфере, занялся проблемой космической радиации. В одной из статей об Усыскине говорится: «…он за 23 года успел сделать столько, сколько не в силах совершить другой человек за естественный срок жизни. Так что вряд ли к нему применима эта эпитафия: только начал жить».

И. Д. Усыскин погиб при аварии стратостата «Осоавиахим-1». Ученый-комсомолец посмертно удостоен ордена Ленина.

Имя стратонавта носят улица в Саранске и село в Мордовии, близ которых произошла катастрофа. В дни Сталинградской битвы на Волге доблестно сражалась канонерская лодка «Усыскин».


ШТЕЙНГАРТ Александр Матвеевич (23.IV. 1887—19.ІІ. 1934). Кандидат в члены ЦК ВКП(б), секретарь Саратовского крайкома ВКП(б).

В начале 1933 г. ЦК ВКП(б) направил старого большевика Штейнгарта начальником Северо-Кавказского краевого политсектора МТС и заведующим краевым земельным управлением. Это был год решительного наступления на остатки капитализма в деревне. Северный Кавказ считался труднейшим участком, и тут нужен был руководитель с большим партийным опытом, твердый и закаленный.

Политотделы МТС Северного Кавказа, руководимые Штейнгартом, помогли навести большевистский порядок в сельском хозяйстве. Они правильно расставили коммунистов и комсомольцев, развернули массовую пропаганду решений партии по сельскому хозяйству в бригадах, ликвидировали обезличку и уравниловку, организовали социалистическое соревнование. Органы партии большевиков — политические отделы — вовлекли в борьбу за упрочение колхозного строя все поколения трудящегося крестьянства. Штейнгарт стал инициатором двух массовых движений: «старой колхозной гвардии — инспекторов по качеству урожая» и юных пионеров — «отрядов легкой кавалерии по охране урожая». Эти почины, охватившие Северный Кавказ, распространились и на другие края и области СССР. Один из лучших организаторов работы политотделов МТС, Штейнгарт добился больших успехов в ликвидации отставания сельского хозяйства края. 9 мая 1933 г. «Правда» опубликовала его статью о первых успехах деятельности политотделов МТС, ставших подлинными центрами политической и общественной жизни деревни…А. М. Штейнгарт родился в Одессе. С 14 лет работал наборщиком в типографиях Одессы, Кишинева, в Киевской губернии. В 1913 г. вступил в РСДРП. В первую мировую войну за большевистскую пропаганду среди солдат Штейнгарт был заключен в военную тюрьму, затем отправлен на фронт. В дни Февральской революции 1917 г. Штейнгарт создает солдатские комитеты в инженерных частях Румынского фронта, а в октябрьские дни 1917 г. возглавляет ревком и большевистский комитет корпуса. Власти Украинской Центральной рады бросили стойкого большевика в тюрьму, однако ему удалось бежать. Он ведет революционную работу в киевском подполье, печатает воззвания и прокламации, участвует в создании рабочих боевых дружин, в подготовке вооруженного восстания. По воспоминаниям товарищей по борьбе, «в тяжелых условиях белого террора Штейнгарт никогда не терял мужественности большевика, революционной бодрости и энергии». Штейнгарт участвует в боях с белогвардейцами на Западном фронте. За доблесть и мужество он был награжден орденом Красного Знамени. И после гражданской войны Штейнгарт остается на военной работе; в течение четырех лет, с 1921 по 1925 г., возглавляет орготдел Политуправления РККА.



…На повестку дня социалистического строительства встает коллективизация деревни, и Штейнгарт становится бойцом аграрного фронта. Член коллегии наркомата земледелия РСФСР (1930–1932 гг.), заместитель начальника Политуправления машинно-тракторных станций Наркомата земледелия СССР (с 1933 г.) и одновременно начальник политсектора МТС и заведующий Северо-Кавказским крайзу… Таковы его посты в последние годы жизни. «С первых дней своей работы, — свидетельствовали товарищи, — он, как начальник политсектора МТС, проявил огромную энергию, умение остро и правильно ставить политические вопросы работы партии в деревне, работы политотделов МТС. Классовое чутье помогло т. Штейнгарту правильно ориентироваться и со всей бдительностью подойти… к задачам создания большевистских колхозов».

В 1934 г. Штейнгарт был избран секретарем Саратовского крайкома ВКП(б), а на XVII съезде партии — кандидатом в члены ЦК. Имя Штейнгарта было присвоено колхозам в Калининском, Екатериновском, Турковском и Ртищевском районах Саратовской области.


МЕНЖИНСКИЙ Вячеслав Рудольфович (1.IX. 1874 — 10.V. 1934). Член ЦИК СССР, председатель Объединенного государственного политического управления СССР.

В 1927–1933 гг. ОГПУ вскрыло и ликвидировало ряд шпионско-диверсионных и террористических групп и вредительских организаций, активизировавшихся в связи с угрозой новой империалистической интервенции против СССР. На боевом посту председателя ОГПУ в эти годы находился «рыцарь пролетарской диктатуры» Менжинский. В конце 1919 г. Вячеслав Рудольфович был утвержден заместителем председателя Особого отдела и членом президиума ВЧК- Этот отдел являлся органом борьбы со шпионажем и контрреволюцией в армии и на фронте. Осенью 1923 г. Менжинский был назначен первым заместителем председателя ОГПУ, а в 1926 г. — его председателем.



В. Р. Менжинский родился в семье учителя в Петербурге. Еще будучи студентом юридического факультета университета, он начал пропагандистскую работу среди питерских рабочих. В 1902 г. вступил в РСДРП, а после II съезда сразу стал на сторону большевиков. Во время революции 1905–1907 гг. Менжинский — член военной организации при Петербургском комитете большевиков и член редакции большевистской солдатской газеты «Казарма»; позднее под его руководством была создана и вооружена боевая рабочая дружина в Ярославле. Арестованный, он должен был предстать перед военным судом, но в 1907 г. ему удалось бежать за границу.

Вернувшись летом 1917 г. в Россию после десяти лет эмиграции, Менжинский с головой окунулся в работу по подготовке социалистической революции. Он — член Бюро военной организации при ЦК РСДРП (б), редактор большевистской газеты «Солдат», член Военно-революционного комитета Петроградского Совета. После Октябрьской революции Менжинский — народный комиссар финансов. В условиях бешеного сопротивления свергнутых классов национализирует банки, ломает саботаж чиновников, создает новый финансовый аппарат молодой Советской республики.

Чекист Менжинский руководил работой ОГПУ на основе точного выполнения директив и указаний партии, ее Центрального Комитета. «Помните, — писал он в 1931 г., — что у ЧК один хозяин — партия…» Храня традиции Ф. Э. Дзержинского, он всегда в чекистской работе умел опираться на трудящиеся массы. Соратники по борьбе высоко ценили Менжинского. «Бесстрашный рыцарь революционного долга, образованнейший марксист, ленинец нашей эпохи, с редкой теоретической эрудицией», — писал Д. З. Мануильский.

На XV и XVI съездах партии Менжинский избирается членом ЦК ВКП(б), был членом ЦИК СССР. В 1924 г. за заслуги перед советским народом в строительстве и укреплении органов ВЧК — ОГПУ был награжден орденом Красного Знамени.

Имя Менжинского носят улицы и предприятия во многих городах Советского Союза.


ДОВГАЛЕВСКИИ Валериан Савельевич (23.XI. 1885—14. VII. 1934). Посол СССР во Франции.

В 1929 г. советский дипломат Довгалевсккй подписал соглашение о восстановлении дипломатических отношений между СССР и Англией. Они были разорваны правительством консерваторов более двух лет тому назад, после провокационного налета британской полиции на АРКОС. Восстановление отношений явилось важной победой миролюбивой внешней политики Советского государства, серьезным ударом по врагам рабоче-крестьянской республики.

Уроженец Киевской губернии Довгалевскии 19-летним юношей вел пропаганду среди украинских крестьян. Во время первой русской революции смелый подпольщик дважды арестовывался: в 1906 г. суд оправдал его, но в 1907 г. он был приговорен к каторге, замененной ссылкой на вечное поселение в Приангарье. Уже в следующем году Довгалевскии бежал за границу. В эмиграции в 1908 г. вступил в РСДРП и до конца жизни оставался стойким борцом ленинской партии. Довгалевский был секретарем большевистских групп в Льеже (Бельгия), в Тулузе (Франция), членом большевистской группы в Давосе (Швейцария). В июле 1917 г. Довгалевский вернулся в Россию.

В годы гражданской войны Довгалевский сражался на Южном фронте, в Сибири и под Петроградом. В мае 1921 г. испытанный революционер был назначен народным комиссаром почт и телеграфов РСФСР, а в 1923 г. заместителем наркома почт и телеграфов СССР. В трудные первые годы мирного строительства он восстанавливал и развивал службу связи на необъятных просторах Советской страны.



С 1924 г. Довгалевский — на дипломатической работе. Будучи послом СССР в Швеции, Японии, Франции, он упорно отстаивал интересы молодого рабоче-крестьянского государства. Семь лет, проведенных в Париже, были годами сложной и напряженной работы в обстановке белогвардейских провокаций и антисоветской истерии буржуазной прессы, требовавшей, чтобы посол Москвы покинул Францию. 24 марта 1930 г. белогвардейцы пытались совершить покушение на Довгалевского. Ему приходилось проявлять исключительную выдержку, собранность, настойчивость и не поддаваться на провокации. В 1931 г. Довгалевский достиг договоренности с правительством Франции об отмене дискриминационного декрета, предусматривавшего особый режим торговли с СССР, в 1932 г. подписал пакт о ненападении между двумя странами, что явилось крупной дипломатической победой Советского Союза. Был членом делегации СССР на Женевской конференции по разоружению.


КИРОВ Сергей Миронович (28.III.1886—1.XII.1934). Член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б), секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), член Президиума ЦИК СССР.

На трибуне I съезда Советов СССР — делегат коммунистов Азербайджана С. М. Киров. Напомнив, что всего 5 лет назад в царской России царили «гнет, унижение, национальная травля», что «все делалось для того, чтобы отдельные народы стонали» под сапогом самодержавия, Киров сказал: «И только теперь… мы получили полную возможность собраться в единое целое, в единую братскую семью. Жадно раскрывая друг другу объятия, мы в сегодняшний торжественный день произносим: „Да здравствует Союз Советских Социалистических Республик!“»

Посланец многонационального Кавказа особенно хорошо понимал историческое значение этого съезда, собравшегося, чтобы провозгласить образование СССР.



С. М. Киров мог вспомнить, как четыре года назад шел он под свист пуль между окопами ингушей и осетин. Его спутник упал убитый… Межнациональная вражда, разжигаемая темными силами, пылала в горах, угрожая завоеваниям революции. Воюющие уже прогнали первую делегацию, пытавшуюся примирить их, и не пожелали начать переговоры… И вот Киров поднялся во весь рост и стал между окопами, под пулями. Он призвал ингушей и осетин прекратить междоусобную резню. Он доказывал друзьям, а они у него были среди обоих народов, что эта война нужна только горским князьям и казачьим есаулам. Руководитель владикавказских большевиков Киров помирил враждовавших.

Ранее, в начале 1918 г., он выступил на съезде народов Терской области с призывом к единству и дружбе всех национальностей. «Если мы не создадим единого революционного крепкого фронта, — говорил Киров, — то наше дело здесь будет погублено». По его предложению съезд торжественно признал власть Совнаркома Российской Федерации.

…С. М. Киров родился в г. Уржуме Вятской губернии. Мальчик рано осиротел и воспитывался в детском приюте. В Казанском механико-техническом училище, куда он поступил учиться, Сергей познакомился с ссыльными революционерами, стал читать нелегальные книги, организовал кружок молодежи, печатал и распространял листовки. В 1904 г. вступил в партию большевиков.

В годы первой русской революции имя Кострикова (настоящая фамилия Кирова) запестрело в полицейских донесениях. Он участвовал в организации вооруженной демонстрации в Томске, ознаменовавшей начало революционных боев в Сибири, провел успешную забастовку железнодорожников на станции Тайга, организовал подпольную типографию, восстановил разгромленную большевистскую организацию в Иркутске, неоднократно арестовывался, сидел в тюрьме. Скрываясь от преследования полиции, в мае 1909 г. переехал во Владикавказ, где возглавил большевистскую организацию.

В 1917 г. народы Терека избрали пламенного большевика делегатом исторического II Всероссийского съезда Советов, провозгласившего переход всей власти в руки Советов.

В годы гражданской войны Киров — один из организаторов вооруженной борьбы на юге. Он герой обороны Астрахани — ворот на Кавказ и в Закаспий. Председатель Временного ревкома Астраханского края Киров поклялся, что «устье Волги было, есть и будет советским», и сдержал слово. Член Реввоенсовета 11-й армии, член Реввоенсовета Южной группы войск, он участвовал в разгроме Деникина, в восстановлении Советской власти на Северном Кавказе, в Азербайджане и Грузии.

Отгремели бои, и любимец горцев Киров возрождает экономику Кавказа, неутомимо борется за братское единство трудящихся. Он — руководитель Учредительного съезда народов Горской АССР (весна 1921 г.), секретарь ЦК Компартии Азербайджана (с июля 1921 г.), один из основателей Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР).

После XIV съезда ВКПб) Киров вместе с другими видными партийными работниками был направлен в Ленинград для разоблачения антипартийной деятельности окопавшейся там «новой оппозиции». Он выступал на заводах и фабриках, разъясняя решения съезда, осудившего авантюру зиновьевцев. Одна за другой парторганизации выражали верность генеральной линии партии. Вскоре чрезвычайная губернская партконференция избрала Кирова первым секретарем Ленинградского губкома ВКП(б). Он ведет решительную борьбу за единство партии, против всяких антипартийных группировок — троцкистов, зиновьевцев и других оппортунистов. Через год, в январе 1927 г., Киров с полным основанием заявил: «Шлагбаум по дороге в Ленинград для оппозиции закрыт, закрыт окончательно».

Под руководством Мироныча, так тепло называли Кирова, ленинградские коммунисты добились больших успехов в социалистическом строительстве: строились заводы и электростанции, изыскивались новые виды и источники сырья для промышленности, создавалась собственная энергетическая база на местном топливе — торфе и сланце, в хибинской тундре началась разработка богатейших зале