Василий [Александр Сургутский] (fb2) читать онлайн

- Василий 690 Кб, 138с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр В. Сургутский

Настройки текста:



Александр Сургутский Василий

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© Сургутский А. В., 2017

© ООО «Литео», 2017

Действующие лица

Василий Верестов, 30 лет, экстрасенс.

Ирина Стогова, его сестра, 34 года, преподаватель в колледже.

Николай Стогов, муж Ирины, 36 лет, мастер в сборочном цехе на промышленном предприятии.

Корина Зиберт, девушка Василия, 26 лет, экономист в крупной компании по выпуску кондитерских изделий.

Михаил Гущин, школьный товарищ Василия, 30 лет, бывший спортсмен, совладелец фитнес-центра.

Эльвира Виноградова, подруга Михаила, 27 лет, руководитель отдела в торговой компании.

Мария Яковлевна Верестова, мать Василия, 55 лет.

Григорий Яковлевич Васнецов, её брат, 53 года, инженер.

Смерть.

Девятнадцатый помощник Смерти.

Пятьдесят Четвёртый помощник Смерти.

Исполнитель по Сибири.

Гелза, исполнительница.

Светлая.

Морот.

Ангел-хранитель Василия.

Посланник.

Душа Василия.

Слепой музыкант.

Две глухонемые женщины средних лет.

Старообрядец, 108 лет.

Серый, 41 год.

Вовчик, 40 лет.

Школьники Костя и Таня.

Девушка.

Парень.

Тихон Глебович Храмов, 38 лет, проектировщик.

Ольга Храмова, его жена, 34 года, сотрудница госкомпании.

Графиня, 65лет.

Граф, 67 лет.

Лена Ковалёва, помощница и секретарь Василия, 23 года.

Олег Петрович Краев, сотрудник банка, 54 года.

Альберт Евсеевич Мещеряков, чиновник, 45 лет.

Лидия Артёмовна Мещерякова, его жена, 45 лет.

Женщина на скамейке, около 40 лет.

Молодые люди за столиком в кафе: Маша, Борис, Антон, 25–27 лет.

Валентина Фёдоровна Кузнецова, 35лет.

Максим Леонидович Данилов, 38 лет.

Поляк, 45 лет.

Официант, за 30 лет.

Мартын, 30 лет, владелец частной компании.

Рык (Рыков), охранник в этой компании.


Медведь.

Кот.


Место действия – Санкт-Петербург.

Пролог

Нет ничего естественнее смерти,

Но многим это кажется не так!

С рожденья с нами ангелы и черти,

Небесный свет и молчаливый мрак!


А рядом с ними иль неподалёку

Всё время смерть, вторая наша тень,

Чтобы успеть к положенному сроку

С тобою встретить твой последний день!


С удачей в жизни можно разминуться,

Не встретить счастье, не познать любовь,

Успех и слава могут отвернуться,

Мечта – предать, но только вновь и вновь,

Куда б ни шёл ты, как бы ни сложилась

Твоя судьба, но смерть – всегда с тобой!

С дыханьем жизни она к тебе явилась

И с ним уйдёт дорогою другой.


Смерть может быть кровавой и жестокой,

Безумной, равнодушной и слепой!

А может быть – красивой, синеокой,

Склонившейся печально над тобой.


А может быть, под стать тебе, спокойной,

С скользящею улыбкой на губах.

Ты встретил неизбежное достойно,

Ты победил застывший в сердце страх!


А может быть задумчивой и мудрой,

Всё знающей о сущности твоей,

О жизни честной, преданной и трудной,

В которой было мало светлых дней!


А может быть седой и милосердной.

Страданья Высшей волей прекратив,

Останется единственной и верной

До тех секунд, пока ещё ты жив!

Картина первая

Трёхкомнатная квартира Стоговых. Стандартная, уютная обстановка среднего достатка.


ИРИНА

Ты, Вася, нас давно не навещал.

На майские зайти к нам обещал.

Мы ждали.


ВАСИЛИЙ

Я не смог. Прости, Ирина.

ИРИНА

Наверно, важная была причина?

ВАСИЛИЙ

На праздники я к другу уезжал

На дачу. Он давно меня уж звал.

ИРИНА

Понятно.

ВАСИЛИЙ

Ну, а как здоровье мамы?

ИРИНА

Тебе намёками сказать иль прямо?

ВАСИЛИЙ

Как есть, конечно, незачем скрывать.

ИРИНА

Вчера был врач. Он выписал опять

Таблетки, чтоб не мучилась от боли.

Не знаю, сколько нужно силы воли,

Чтоб так держаться?

Год почти лежит —

Ни слёз, ни жалоб!

Доктор говорит,

Что к худшему готовиться нам надо,

Надежды нет, а мама будто рада:

Всё понимает – вижу по глазам,

Но виду не показывает нам,

При этом не особенно скрывает,

Что с нетерпеньем смерти ожидает!

ВАСИЛИЙ

Я к ней зайду.

ИРИНА

Не надо – мама спит,

Она с тобой потом поговорит.

Её тревожит что-то.

ВАСИЛИЙ

Что?

ИРИНА

Не знаю.

Последние два дня, я замечаю,

Она бояться стала за тебя,

Всё спрашивает «что да как», а я

Что ей отвечу?

Полторы недели

Ты не приходишь!

Вася, в самом деле,

Не можешь забежать хоть на часок?

Наверно, выкроить бы время мог?

ВАСИЛИЙ

Я после дачи как-то закрутился,

Дел разных целый ворох накопился,

Пока их разгребал, ну, то да сё,

Поэтому вот так и вышло всё.

ИРИНА

Да, задержался ты совсем немного,

Пять остановок – дальняя дорога!

Чтоб от тебя доехать до «Лесной»,

И полчаса хватило бы с лихвой!

ВАСИЛИЙ

Ну, извини, дела, дела…

ИРИНА

Всё ясно:

Собой доволен, выглядишь прекрасно

И, как всегда, ни в чём не виноват,

И это называется – мой брат!

ВАСИЛИЙ

(со скрытым раздражением)

Я извинился, попросил прощенья!

Не понимаю твоего стремленья

Всё время мне нотации читать.

Сказала раз – и хватит повторять!

ИРИНА

Обиделся! Ну надо же, глядите!

Василий Павлович, уж вы простите

Свою сестру за глупые слова —

Она была, конечно, неправа!

Она посмела сделать замечанье,

Что вы не уделяете вниманья,

Вы – матери, родившей вас на свет,

Которой только пятьдесят пять лет,

А жить осталось – месяц, два – от силы!

Короткий путь – от жизни до могилы!

ВАСИЛИЙ

Нашла злодея в собственной семье!

Как будто бы в суде я на скамье?

Но только ты не прокурор, сестрица, —

Не стоит с обвиненьем торопиться!

ИРИНА

Послушай, братец…

ВАСИЛИЙ

(перебивает)

Нет, послушай ты!

Твои слова беспочвенны, пусты!

Я маму никогда не забываю

И чем могу, всё время помогаю.

А то, что я семь дней не приходил,

Не полторы недели, – занят был!

Не вижу здесь причины для скандала,

И лучше б ты его не начинала!

ИРИНА

Действительно, какая ерунда,

«Зайду, когда есть время, не беда!»

Твоё мне поведенье непонятно,

А слушать объясненья неприятно!

Хоть ты и раньше не подарок был,

Но всё-таки родными дорожил!

ВАСИЛИЙ

Ну, извини! Ещё сто раз сказать?

Встать на колени, руки целовать?

ИРИНА

Ты, Вася, на меня свалил заботу

О маме.


Василий хочет возразить, но Ирина не даёт ему это сделать.


ИРИНА

Да, всю трудную работу:

Лечение, внимание, уход…

Не ты, а я сижу с ней целый год!

ВАСИЛИЙ

Я тоже сделал для неё немало,

Одна больница мне чего лишь стала:

Платил за всё медсёстрам и врачам,

Сама ведь знаешь, как без денег там…

ИРИНА

И что?

ВАСИЛИЙ

А операции, лекарства?

За них, как в сказке, я отдал полцарства!

ИРИНА

(иронично)

Ремонт не сделал, не купил гараж…

(Твёрдо.)

Передохни, а то вошёл ты в раж!

ВАСИЛИЙ

И вот ещё!

(Бросает на стол деньги.)

ИРИНА

Я, Вася, не об этом.

Хочу, чтоб понял: мамы этим летом

Не станет!

ВАСИЛИЙ

Всё прекрасно понимаю,

Но я – не Бог, и я – не воскрешаю!

И мы с тобой не будем вечно жить —

Зачем сейчас об этом говорить?

ИРИНА

Как два глухих, не слышим мы друг друга,

Мы ходим, как по замкнутому кругу.

Ведь ты психолог, ну почти что врач,

Ведёшь приём…

(Всхлипывает, вытирает глаза.)

ВАСИЛИЙ

Давай, ещё заплачь,

Ещё мне слёз твоих недоставало —

И так уж выслушал я тут немало!

Эмоции на время придержи,

Спокойно, без агрессии, скажи:

Чего ты хочешь?

ИРИНА

Ты не понимаешь?

ВАСИЛИЙ

Ирина, ты по новой начинаешь?

ИРИНА

Я достучаться до тебя хочу!

Дай мне сказать.

ВАСИЛИЙ

Ну хорошо, молчу.

ИРИНА

Так значит, «без агрессии»?

Ну что же,

Пусть будет так, хотя обидно всё же,

Что ты такого мненья обо мне,

А сам ты ни при чём, ты в стороне!

Ну, Бог тебе судья! Я не об этом.

Я повторяю: мамы этим летом

Не станет!

Ну, а нам-то жить потом,

И не придётся ли жалеть о том,

Что раньше эгоистами мы были,

Ещё при жизни мать похоронили?


Пока меж нами пропасть не легла,

Не разделила и не развела,

Пока не поздно, мы понять должны,

Как эти дни для нас сейчас важны!


Пред неизбежным с мамой расставаньем

Её мы окружить должны вниманьем,

Сердечной лаской, искренней заботой,

А не фальшивой ложной позолотой

Холодных чувств!

Чтоб, уходя от нас,

Ей слёзы горечи не застилали глаз,

Чтоб в них сияла гордость за детей

И радость от прожитых с ними дней!

ВАСИЛИЙ

Красиво, как в трагедии Шекспира,

Но только это всё не нужно, Ира:

Весь этот пафос, громкие слова,

Патетика…

Я знаю, ты права!

Действительно, нечасто приезжаю,

Но маму никогда не забываю,

И если б ты не стала нападать,

То я в ответ не стал бы возражать.

ИРИНА

(смягчает тон)

Мы искренне давно не говорили,

С тобой всегда на расстояньи были,

Ты держишь всё в себе, но вот сейчас

Открытый разговор идёт у нас.

Мне непонятна мамина тревога,

Едва войду к ней – как уже с порога

Расспросы начинает про тебя,

Сама уж стала волноваться я.

Случилось что-то?

ВАСИЛИЙ

Всё со мной в порядке,

Спасибо женщинам, диете и зарядке!

ИРИНА

Серьёзно, Вася?

ВАСИЛИЙ

Нечего скрывать.

Всё хорошо, дела идут на пять.

Как говорится, лучше и не надо.

ИРИНА

Ну, если так, то я, конечно, рада.

ВАСИЛИЙ

Снял новый офис с видом на Неву,

Недалеко от дома, где живу.

Клиенты прибывают с каждым днём,

Уже веду по записи приём.

Мне помогает Лена, секретарша,

Ей двадцать два, а может, чуть постарше.

Пришлось немного изменить формат,

Но тут уж, Ира, я не виноват.

Всем нужно чудо, быстрое решенье

Своих проблем – такое вот мышленье!

К психологу – боятся, не идут,

Стал магом, экстрасенсом – валом прут!

ИРИНА

Но, Вася, Вася, – это шарлатанство!

ВАСИЛИЙ

Я, Ира, просто изменил пространство:

Другая обстановка, антураж…

Психолога мой восьмилетний стаж,

Глубокое владение гипнозом

Мне позволяют справиться с некрозом

Депрессии, духовной пустоты,

Избавить от иллюзий иль мечты

Несбыточной, от жизни уводящей,

Надежду дать над бездною парящей

Надломленной душе.

В чём здесь обман?

Мне этот дар, быть может, свыше дан?


Я сразу вижу сущность человека,

Я вижу, кто он: нравственный калека,

Иль жертва обстоятельств, или он

Уже с клеймом преступника рождён!


Его судьба ясна мне и открыта:

Его дорога бедами разбита

Или тверда, иль трещины тревог

Её изрезали и вдоль и поперёк!


Я вижу, что могу я в нём поправить,

А что не трогать и как есть оставить

Внутри него, но поменять вокруг

Жильё, работу или близкий круг.


ИРИНА

Ты, Вася, удивляешь всё сильнее!

ВАСИЛИЙ

Я думаю, Ирина, мне виднее…

ИРИНА

Не много ль, Вася, на себя берёшь?

ВАСИЛИЙ

Сама однажды на приём придёшь.

(Оба некоторое время молчат.)

ИРИНА

А как Корина?

ВАСИЛИЙ

Ну, а что с ней станет?

ИРИНА

Ты с ней встречаешься?

ВАСИЛИЙ

Когда не занят.

У девушки по плану жизнь идёт,

На каждый день свой график неизменный:

В один и тот же час она встаёт,

В одно и то же время ест и пьёт —

Режим монашеский или военный!

С карьерой тоже ладятся дела,

От папы-немца – воля и терпенье,

В совет бухгалтеров уже вошла

В компании по выпуску печенья!

ИРИНА

Ирония слышна в твоих словах.

ВАСИЛИЙ

Да это я от зависти, Ирина!

Немецкого порядка нет в делах,

Я каждый день как будто на весах,

Не успеваю сделать половины

Намеченного!

ИРИНА

Не случайно я

Сейчас спросила про твою невесту:

Она была недавно у меня.

ВАСИЛИЙ

Ирина, этот разговор не к месту.

ИРИНА

Конечно, это дело не моё.

ВАСИЛИЙ

Вот именно.

ИРИНА

Но всё-таки.

ВАСИЛИЙ

Не надо.

ИРИНА

Как хочешь, только жалко мне её,

Не понимаю поведение твоё.

За вас обоих я была так рада!

Казалось мне, остепенился ты,

Нельзя менять подружек бесконечно,

Но оказалось – это лишь мечты.

Ты для себя уж всё решил, конечно!

ВАСИЛИЙ

Скажу как есть: мне скучно с ней порою.

Она прямая, правильная вся.

Мисс совершенство! С девушкой такою

Мне тяжело. Нам вместе быть нельзя.

ИРИНА

Корину я всем сердцем полюбила,

Я видела её твоей женой,

И, знаешь, Вася, как мне горько было,

Когда она, придя ко мне домой,

О ваших отношеньях рассказала,

О том, как ты переменился к ней.

Она тебя ни в чём не обвиняла,

Лишь поделилась горечью своей.

Я поняла её.

ВАСИЛИЙ

(со скрытым раздражением)

Ещё бы! Вы похожи.

Не внешностью – характерами схожи!

Уже давно с Кориной заодно,

А впрочем, мне теперь уж всё равно.

ИРИНА

Опять ты злишься?

ВАСИЛИЙ

Я не понимаю:

Зачем ты лезешь не в свои дела?

Я мужа твоего не обсуждаю.

ИРИНА

Я обсуждать бы Колю не дала.

Хотя твоё я знаю отношенье,

Но он мой муж, отец моих детей!

ВАСИЛИЙ

Какое нужно адское терпенье,

Чтоб разговаривать с сестрой моей!


Слышно, как открывается входная дверь. Доносится голос Николая, мужа Ирины.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

Сейчас опять начнётся всё сначала.

(Вслух.)

Твой благоверный, кажется, пришёл.

ИРИНА

Я от твоей иронии устала.

ВАСИЛИЙ

(смотрит на часы)

Ну, мне пора.

ИРИНА

Спасибо, что зашёл.

Надеюсь, что не через две недели

Появишься?

ВАСИЛИЙ

Нет, раньше я приду.

Наверно, послезавтра.

ИРИНА

(иронично)

Неужели?

От удивленья слов не нахожу!


Василий уходит в прихожую. Слышно, как здоровается с Николаем, как Николай говорит ему: «У меня послезавтра день рождения. Я приглашаю тебя». Василий: «Спасибо». Николай: «Я просто напоминаю, а то Ира говорит, что ты можешь забыть». Василий: «Ещё раз спасибо за напоминание!» Слышно, как закрывается входная дверь.

Картина вторая

Седьмая линия Васильевского острова, ближе к Большому проспекту.


ЭЛЬВИРА

Какой смешной!

Ты, Мишенька, чудак!

Ты думаешь, что всё тебе по силам,

Что ты всё можешь?

Извини, не так,

Ты ошибаешься.

МИХАИЛ

Ты пошутила?

ЭЛЬВИРА

Когда?

МИХАИЛ

Сейчас.

ЭЛЬВИРА

Иль полчаса назад?

МИХАИЛ

Постой, я ничего не понимаю.

Ты говорила, что в Калининград

Поедешь позже, в середине мая.

Ещё седьмое.

ЭЛЬВИРА

Ну и что с того?

Ах, да, ты приглашал меня на дачу.

Увы, я не смогу: два дня всего

У нас осталось.

МИХАИЛ

Ночь ещё в придачу.

ЭЛЬВИРА

Нет, Мишенька, я ночью дома сплю —

Привычка, воспитанье, всё такое…

Да и притом я Жорика люблю,

А он ревнивый.

Представляешь – трое

В одной кровати? Ужас!

МИХАИЛ

Жорик – кто?

Ты раньше про него не говорила.

ЭЛЬВИРА

Он не такой накаченный, зато

Невероятно умный и красивый!

А вкус изысканный, всё свежее он ест,

Всё натуральное – приходится на рынок

Ходить.

Мой Жорик не из этих мест,

Он иностранец!

Вот, взгляни на снимок.


Михаил стоит мрачный. Эльвира достаёт из сумки смартфон, находит снимок, показывает Михаилу.


МИХАИЛ

(недоумённо)

Так это кот?

ЭЛЬВИРА

(невинным голосом)

А ты о ком подумал?

МИХАИЛ

Эльвира, не соскучишься с тобой!

ЭЛЬВИРА

А я смотрю, ты стал такой угрюмый,

Уже к коту ревнуешь, боже мой!

Что будет дальше, и представить страшно:

Ты можешь запросто меня прибить!

Наедине с тобою быть опасно,

А мне ещё хотелось бы пожить!

МИХАИЛ

(хмуро)

Смешно, Эльвира.

ЭЛЬВИРА

Ну, не надо злиться.

Хотела я немного пошутить.

(Тормошит Михаила.)

Ну глупо, Миша, на кота сердиться!

МИХАИЛ

Да к чёрту кот!

Ты можешь объяснить,

Что изменилось? Мы с тобой решили,

Что праздники на даче проведём!

Ты согласилась. Всё мы обсудили.

Вдруг заявляешь, будто ни о чём

Не говорили, что уехать хочешь.

ЭЛЬВИРА

Ах, ты об этом? В следующий раз

Мы съездим.

МИХАИЛ

Что мне голову морочишь?

Уж сколько раз я получал отказ!

Домой не хочешь, и на дачу тоже,

Всё время отговорки у тебя!

Два месяца встречаемся!

Похоже,

Что это тактика?

Быть может, я

Не очень проницательный, но вижу:

Какую-то игру ведёшь со мной!

За это время мы не стали ближе,

И я тебе по-прежнему чужой!

ЭЛЬВИРА

С чего ты взял?

МИХАИЛ

С чего, с чего, Эльвира?

Нейтралитет: нет ни войны, ни мира!

Поцеловаться – даже тут проблема!

Не говорю уж про другую тему!

ЭЛЬВИРА

Пожалуйста!


Эльвира подходит к Михаилу, целует его в губы. Михаил крепко обнимает её. Эльвира с трудом освобождается из его объятий.


ЭЛЬВИРА

Достаточно! Пусти!

Ты не дикарь, чтоб так себя вести!

А если б были мы наедине,

Я представляю, как непросто мне

Пришлось бы!

МИХАИЛ

Странно рассуждаешь,

Как будто за маньяка принимаешь.

ЭЛЬВИРА

Я не терплю насилья!

МИХАИЛ

Извини,

Но я не груб был.

ЭЛЬВИРА

Боже сохрани!

Дала б отпор! Не показалось мало!

МИХАИЛ

Ну вот, Эльвира снова прежней стала.

Одну минуту женщиной была —

И вновь несокрушима, как скала!

(Становится холодным и жёстким.)

Когда ты едешь?

ЭЛЬВИРА

Завтра.

МИХАИЛ

Проводить?

ЭЛЬВИРА

Дорогу знаю.

МИХАИЛ

А когда прибыть

Обратно думаешь?

ЭЛЬВИРА

Я не решила.

МИХАИЛ

А что с билетом? Ты его купила

Заранее?

ЭЛЬВИРА

Конечно.

МИХАИЛ

До того,

Как говорили мы про дачу?

ЭЛЬВИРА

Что с того?


Михаил в ответ раздражённо пожимает плечами, усмехается.


ЭЛЬВИРА

Когда обратно буду вылетать,

Я позвоню.

МИХАИЛ

Спасибо, буду ждать!

Повешу телефон себе на шею,

Случайно чтоб звонок не пропустить!

ЭЛЬВИРА

Не бойся, дозвониться я сумею.

МИХАИЛ

(берётся за сердце)

Ну, отлегло!

Не хочешь объяснить

Причину столь поспешного отъезда?

ЭЛЬВИРА

Могла бы, но не нравится твой тон!

МИХАИЛ

(с трудом сдерживая себя)

А что ещё? Моё лицо, одежда,

Характер? Ну, таким уж наделён —

Не переделать!

ЭЛЬВИРА

Мне не нужно это.

МИХАИЛ

На свой вопрос не получил ответа!

ЭЛЬВИРА

Ответила: не нравится твой тон!

Когда ты злишься, Миша, ты смешон

Становишься!

МИХАИЛ

Мне наплевать!

ЭЛЬВИРА

Я знаю.

Поэтому вот так и отвечаю.

МИХАИЛ

Ну, раз не хочешь прямо мне сказать —

Придётся самому тогда узнать!

ЭЛЬВИРА

С чего начнёшь?

МИХАИЛ

Проверю телефон.

ЭЛЬВИРА

Так я и дам!

МИХАИЛ

Я удовлетворён.

Раз не даёшь, то есть чего скрывать!

Улика косвенная, но начать

С чего-то нужно мне.

(Долго смотрит на Эльвиру.)

ЭЛЬВИРА

Я жду! Давайте,

Товарищ следователь, начинайте!

МИХАИЛ

Раз вдруг понадобилось ехать срочно —

Там кто-то умер или вдруг воскрес?

Ну, мать жива, я это знаю точно:

Общаетесь. А с мужем – тёмный лес?

И всё ж покойники не воскресают —

Ведь Страшный суд ещё не наступил!

Закономерно я предполагаю,

Он ни при чём!

ЭЛЬВИРА

Как умно рассудил!

МИХАИЛ

Мы познакомились с тобой на сайте,

По скайпу пообщались, а потом

И встретились.

ЭЛЬВИРА

(примирительно)

Ну, хватит.

МИХАИЛ

(заводится)

Не мешайте!

Я следствие веду! И дело в том —

Есть опыт у тебя в таком знакомстве,

И уж, конечно, не в одном, не в двух!

ЭЛЬВИРА

Скажи ещё о женском вероломстве!

МИХАИЛ

Не я, а ты сказала это вслух!

ЭЛЬВИРА

Что я дурю тебя?

МИХАИЛ

И это тоже

На правду в данном случае похоже!

На встречу ты торопишься!

ЭЛЬВИРА

О, да!

Пугаешь прозорливостью!

МИХАИЛ

Беда —

Нет доказательств!

ЭЛЬВИРА

Можно подогнать —

Мужчинам к этому не привыкать!

МИХАИЛ

И третья версия.

ЭЛЬВИРА

Как, есть ещё?

Я думала, что, Миша, это всё:

Весь интеллект ты израсходовал на две?

Я недооценила!

В голове

Три мысли сразу!

Честно, удивил!

Ну, говори, покамест не забыл.

МИХАИЛ

На оскорбления потом отвечу!

ЭЛЬВИРА

(насмешливо)

Об оскорбленье не идёт здесь речи!

Я констатирую!

МИХАИЛ

Пожалуйста, заткнись!

ЭЛЬВИРА

Немедленно за хамство извинись!

МИХАИЛ

Я извинюсь потом за всё и сразу

И то же посоветую тебе,

Но извиняться, Эля, по приказу

Не собираюсь!

Заруби себе…

Ну, знаешь где!

«Друг детства» объявился!

ЭЛЬВИРА

А, это третья версия пошла?

МИХАИЛ

(саркастически)

Он на тебе когда-то не женился,

Иль ты не вышла за него?

Дела

Сердечные вдруг ожили и всплыли,

Вновь закипел страстей водоворот!

Свидание, как раньше говорили,

Влекущихся сердец.

ЭЛЬВИРА

Смешно.

МИХАИЛ

И вот…

ЭЛЬВИРА

(перебивает Михаила)

Не напрягайся, Миша. Всё понятно:

Ты хочешь в койку затащить меня!

Открытое желанье неприятно,

Пока не полюблю, не буду я

С тобою спать!

МИХАИЛ

Сказала б это раньше,

Коль ты такая умная!

ЭЛЬВИРА

Зачем?

МИХАИЛ

Чтоб не было сюсюканья и фальши:

«Ах, Мишенька, ах, миленький!» Ты всем

Так говоришь, кто на крючок попался,

Наживку заглотив?

Его потом

Раскрутишь так, чтоб без штанов остался,

Затем сбегаешь «навестить» свой дом?

ЭЛЬВИРА

Похоже, выясненье отношений

У нас пошло. Ты счёт своих затрат

Сейчас предъявишь, список подношений,

А также перечень всех посещений

Кафе и баров – словом, всё подряд,

Когда и сколько на меня потратил?

Ну, что ж, давай, и не стесняйся. Жду!

Да, не забудь, пожалуйста, про платье,

В котором я сейчас с тобой иду.

МИХАИЛ

Ну, язва ты!

ЭЛЬВИРА

А как хотел ты, милый,

За каждый рубль отдачу получать?

Я у тебя хоть что-нибудь просила:

Водить в кафе, духи мне покупать?

Я думала, другие отношенья

У нас с тобой, что нравлюсь я тебе,

А у тебя лишь плотское влеченье,

И думаешь ты только о себе!

Ты эгоист, как многие мужчины,

Ты всё привык деньгами измерять,

Но я не вещь, я не товар с витрины,

Который, оплатив, ты можешь взять.

И как ни странно, Миша, я – живая,

Не только тело, есть ещё душа,

Есть чувства, мысли…

МИХАИЛ

Сложная какая!

ЭЛЬВИРА

И жить стараюсь, тоже не греша.

МИХАИЛ

Тебя случайно в святцы не вписали?

В церковной лавке нет твоих икон?

В истории одну такую знали,

И до сих пор к ней ходят на поклон:

Святая Магдалина!


Эльвира хочет дать Михаилу пощёчину, но он перехватывает её руку и недовольно качает головой. Эльвира выдёргивает руку.


ЭЛЬВИРА

Ты, Мишенька, сейчас меня обидел!

И даже больше: оскорбил меня!

Своим цинизмом ты меня унизил!

Смогу ли я теперь простить тебя!

МИХАИЛ

(про себя)

Как наизнанку вывернуть сумела

Так быстро всё? Кругом я виноват!

И складно так, и будто всё по делу!

Чего лишь стоит этот гневный взгляд?


Некоторое время молчат, не глядя друг на друга.


МИХАИЛ

Ну, извини, Эльвира! Наболело!

Я тоже ведь не робот, я – живой!

Насчёт души не знаю, но вот тело

Есть точно!

И отъезд внезапный твой,

И шуточки…

Ну, я распсиховался,

Эмоциям поддался, не сдержался.

Ну, в общем, был неправ, прости меня!

ЭЛЬВИРА

Пока не знаю, не решила я!


За два дома от Эльвиры и Михаила из парадной выбегает девушка, а за ней парень. Он хватает её за плечи, девушка пытается вырваться.


ЭЛЬВИРА

Что там такое? Видишь, у дороги?

МИХАИЛ

О чём-то спорят.

ЭЛЬВИРА

Нет, ты погляди!

МИХАИЛ

Девчонка тоже хочет «сделать ноги»,

А он не отпускает.

ПАРЕНЬ

(девушке)

Подожди!

ДЕВУШКА

Отстань!

ЭЛЬВИРА

Её в парадную он тянет!

МИХАИЛ

Да ладно, разберутся и без нас.

ЭЛЬВИРА

Я вижу, он так просто не отстанет!

МИХАИЛ

Опять получится, как в прошлый раз:

Ещё и виноваты оказались!

ПАРЕНЬ

(девушке)

Ты с ним встречаешься!

(Трясёт девушку за плечи.)

Ну, говори!

ДЕВУШКА

Пусти, пусти!

ПАРЕНЬ

Так, значит, не расстались?

ДЕВУШКА

Отстань, достал!

ПАРЕНЬ

Скажи, как есть! Не ври!

ДЕВУШКА

Встречаюсь, да! Ты надоел! Доволен!

ПАРЕНЬ

Но он же нищий!

ДЕВУШКА

Нищий – это ты!

Ты помешался на деньгах! Ты болен!

А он – нормальный!

Все твои мечты —

Чтоб их всё больше, больше становилось…

ПАРЕНЬ

Ты просто дура!

Деньги – это всё!


Девушка пытается вырваться, парень не отпускает. Сильно сжимает её за плечи.


ДЕВУШКА

Мне больно!


Она плюёт парню в лицо. Он даёт девушке пощёчину. Она пугается.


ЭЛЬВИРА

Да он её ударил! Вот урод!

Нет, это ему даром не пройдёт!


Эльвира быстрым шагом идёт к ним. Михаил, тяжело вздохнув, медленно идёт за ней.


ЭЛЬВИРА

(девушке)

Привет, подруга!

ПАРЕНЬ

(девушке)

Это кто такая?

(Девушка пожимает плечами.)

Вали отсюда!

ЭЛЬВИРА

Лучше б ты валил!

ПАРЕНЬ

Не понял я! Ты что, у нас крутая?


Парень подходит к Эльвире, толкает её в плечо.


ПАРЕНЬ

Одну такую я уже укоротил!

Эльвира набрасывается на парня, он резко отталкивает её.

Подходит Михаил.

ПАРЕНЬ

Ещё один заступничек явился!

Тут же резко бьёт Михаила по лицу. Михаил сильным постав ленным ударом сбивает парня с ног. Парень в нокдауне. Девушка убегает.

Парень тяжело поднимается и, пошатываясь, уходит в свою парадную. У Михаила разбита губа, идёт кровь.

МИХАИЛ

(с недовольной иронией)

Прекрасный вечер! Чудная программа!

Адреналина выше головы!

Чего ещё желать изволит дама?


Эльвира достаёт носовой платок, подаёт Михаилу. Он прикладывает его к разбитой губе.


ЭЛЬВИРА

Мы что, с тобою перешли на «вы»?

МИХАИЛ

(в том же тоне)

Да, как в старинных рыцарских романах.

Какие подвиги ещё мне совершить,

Чтоб заслужить любовь прекрасной дамы?

Жаль, мельниц нет! Их смог бы победить!

ЭЛЬВИРА

Ты заслужил платок! Могу тебе оставить

На память!

МИХАИЛ

О, безмерно счастлив я!

Отныне небеса я буду славить

За этот дар – бесценный для меня!

ЭЛЬВИРА

И вот тебе ещё одна награда:

Поездку отложу на десять дней!

МИХАИЛ

Я этой жертвы не приму. Не надо!

Езжай, Эльвира, к матери своей!


Эльвира забирает у Михаила платок и сама вытирает ему кровь на подбородке.


ЭЛЬВИРА

Мой бедный рыцарь, ладно, не поеду,

Билета всё равно нет у меня.

МИХАИЛ

Но ты же говорила, что на среду

Уже купила?

ЭЛЬВИРА

Так сказала я

Тебе назло.


Вытерев кровь, Эльвира целует Михаила. Он снова крепко обнимает её. Эльвира тут же освобождается от его объятий.


ЭЛЬВИРА

(дразня Михаила)

Нет, всё-таки поеду!

Соскучилась по мамочке!

МИХАИЛ

Убью!

ЭЛЬВИРА

Не знаю только, на четверг иль среду

Мне взять билет?


Они останавливаются возле следующего дома, в котором живёт Эльвира. Она целует Михаила в щёку и быстро идёт к арке, ведущей во внутренний двор. Останавливается у входа в арку.


ЭЛЬВИРА

А впрочем, посмотрю!

Я не решила: может, не поеду?


Посылает Михаилу воздушный поцелуй и исчезает в арке. Михаил смотрит ей вслед, качает головой.

Картина третья

Сенная площадь со стороны метро «Спасская». Корина ждёт Василия. Мимо проходят Серый и Вовчик.


ВОВЧИК

Что-то мне не верится, Серёга.

СЕРЫЙ

Без базара, Вовчик, зуб даю!

Как зашёл – так прямо ей с порога:

Если что не так – не потерплю!

И кулак ей показал, чтоб знала,

Кто хозяин в доме!

ВОВЧИК

Во, даёшь!

СЕРЫЙ

Ну, она, конечно, хвост поджала

И замолкла!

ВОВЧИК

Серый, ты не врёшь?

СЕРЫЙ

Обижаешь, Вовчик, я – мужчина!

У меня характер ух какой!

(Показывает кулак.)

И воспитываю так же сына.

ВОВЧИК

Да, у пацана характер твой.

СЕРЫЙ

Вот и я о чём тебе толкую:

Вся порода наша, как кремень!

Правда, девку он нашёл дурную:

С ней они дерутся каждый день!

ВОВЧИК

Как и ты?

СЕРЫЙ

Нет, у меня другое:

Я по делу только по рогам!

ВОВЧИК

По своим?

СЕРЫЙ

Ты, Вовчик, за такое

Можешь получить сейчас и сам!

(Подносит кулак к лицу Вовчика.)

ВОВЧИК

Шутка, Серый.

СЕРЫЙ

У меня всё строго:

Не терплю насмешек над собой!

ВОВЧИК

(останавливается, переводит дыхание)

Тяжело идти.

СЕРЫЙ

Уже немного.

Выглядишь неважно. Что с тобой?


Вовчик держится за сердце. На лице болезненная гримаса. Рот открыт, будто не хватает воздуха.


СЕРЫЙ

Прихватило?

ВОВЧИК

Что-то мне хреново!

Отходняк начался.

СЕРЫЙ

Потерпи.

ВОВЧИК

Мне опохмелиться нужно!

СЕРЫЙ

Вова,

Не гундось, не ной и не вопи!


Вовчик отдышался, они идут дальше.


ВОВЧИК

Если денег вдруг не даст?

СЕРЫЙ

Смеёшься?

Только цыкну – принесёт в зубах!

ВОВЧИК

(недоверчиво)

Ну, а вдруг, как в прошлый раз, нарвёшься:

Сковородкою по «репе» – трах!

СЕРЫЙ

В прошлый раз не смог я увернуться,

Слишком быстро всё произошло:

Только наклонился, чтоб разуться, —

И она огрела!

ВОВЧИК

Повезло,

Что ещё башку не проломила!

СЕРЫЙ

Мне удары эти – ерунда!

У меня и не такое было —

Череп всё выдерживал!

ВОВЧИК

(недоверчиво)

Ну да?

СЕРЫЙ

Что, не веришь?

ВОВЧИК

Серый, я не знаю.

СЕРЫЙ

Вот, гляди!

(Бьёт себя кулаком по голове.)

Могу ещё сильней!

(Снова бьёт по голове.)

Ты давай!

ВОВЧИК

(с опаской в голосе)

Серьёзно?

СЕРЫЙ

Разрешаю!

(Вовчик бьёт его по голове.)

Да не трусь ты, Вовчик, бей смелей!


Вовчик начинает колотить Серого по голове, тот отталкивает его.


СЕРЫЙ

Хватит, хватит! Ишь раздухарился!

На халяву-то приятно бить?

Вот что значит не опохмелился —

Сколько злости!

Сдачи получить

Не желаешь? Вот тебе обратка!


Серый бьёт Вовчика несколько раз по голове, тот отскакивает в сторону.


ВОВЧИК

(обиженно)

Что дерёшься? Сам ведь разрешил!

СЕРЫЙ

Это так, для дела, для порядка,

Чтоб не забывался. Поучил!

Ну, идём.

(Уходят.)


Корина по-прежнему на Сенной площади. Она обижена, раздражена ожиданием Василия.


КОРИНА

Его всё нет! Дождаться иль уйти?

Нет, всё же подожду ещё немного.

Он должен обязательно прийти!

Он обещал!

Корина, ради бога,

Не нервничай, не нагнетай!

Вдруг он

Действительно по делу задержался?

Он говорил, что у него приём

Зависит от клиента.

Вдруг попался

Неадекватный, как и в прошлый раз,

Когда из-за него пришёл он позже?

Подобное случилось и сейчас.

Опаздывает.

Это ведь возможно?

И центр весь машинами забит —

Застрял ещё и в пробке на Садовой?

Но почему тогда не позвонит?

Набрать мой номер и сказать два слова:

«Я скоро буду» – просто.

Почему

Молчит, молчит?

(Достаёт телефон, колеблется: звонить – не звонить, убирает телефон в сумку.)

Сама звонить не буду!

Но неужели всё равно ему?

Тогда я не прощу и не забуду!

(О чём-то думает.)

Нет, не случайно всё. Не утешай

И не обманывай себя, Корина,

И как бы горько ни было, признай:

Он сильно изменился.

(Смотрит на часы.)

Половина

Восьмого скоро. Нужно уходить,

Не стоит перед ним мне унижаться!

Пусть тяжело черту переступить,

Но, если надо, я смогу расстаться

И вычеркнуть из жизни целый год,

Наполненный любовью и мечтами!

(Хочет уйти, но замечает вдалеке парня, похожего на Василия.)

Постой, Корина, кто-то там идёт?

Василий! Нет…

Ищу его глазами,

В любом готова милого узнать,

Готова обмануться и поверить!

Ну, Вася, Вася, сколько можно ждать?

Не закрывай перед любовью двери!

(О чём-то думает.)

Он стал другим. Я вижу по глазам:

Взгляд отстранённый, будто бы с чужою

Находится, и в мыслях где-то там,

Где нет меня, и говорит со мною,

Как через силу, или замолчит

И после невпопад мне отвечает.

Всё это об одном лишь говорит:

Он разлюбил, хотя ещё скрывает.

Но разве плохо вместе было нам?

И разве я не искренне любила?

И разве он не говорил мне сам:

Я лучше всех? Ведь это было, было!

Что изменилось, что произошло?

Понять пытаюсь и не понимаю,

Как тучами любовь заволокло

И сумерки разлуки наступают!


Корина уходит. Появляется Василий. Он видит уходящую Корину, догоняет её.


ВАСИЛИЙ

Я задержался, извини, Корина.

Такой клиент попался – просто мрак!

КОРИНА

А может быть, другая есть причина:

Не сильно торопился?

ВАСИЛИЙ

Это как?

Нарочно, что ли?

КОРИНА

Ну, тебе виднее:

Ведь я не экстрасенс, не вижу всех насквозь!

Я, Вася, только рассуждать умею

И делать выводы.

ВАСИЛИЙ

Не надо, брось!

Ирония твоя здесь не по делу.

Действительно, припёрся «гусь в очках»:

Надутый, важный, с мордой загорелой,

И с ним охранник – вот такой, как шкаф!

Без предисловья, сразу, заявляет,

Что с бизнесом проблемы у него,

Что «бабки» колоссальные теряет,

Что началось, мол, это всё с того,

Как с новою любовницей связался,

А через месяц след её простыл,

И вскоре важный госзаказ сорвался,

Потом ещё две сделки упустил!

Банк-кредитор вдруг на него наехал,

Кредит досрочно требует вернуть,

Как говорится, стало не до смеха.

Жена вдобавок вздумала гульнуть:

Какого-то альфонса подцепила,

Всё время денег требует.

И он

Считает, что, мол, порчу напустила

Любовница.

И в этом есть резон.

Я видел фотографию.

Девица

С кошмарной энергетикой.

Она,

Как раненая львица иль тигрица,

На этом снимке.

Чёрная волна

Меня, как в море, с головой накрыла,

Едва взглянул. Он разозлил её,

Обидел чем-то, и она решила

С ним разобраться сразу и за всё!

И деньги здесь не главное, здоровье

И даже жизнь он может потерять:

Отёчность на лице, проблемы с кровью,

Точнее, с печенью.

Чтоб порчу снять,

Немало с ним придётся повозиться,

И всё равно гарантий никаких:

Он сам не чистый, зло на зло ложится —

В итоге резонанс идёт у них!

Но ты не слушаешь? Не интересно?

О чём ты думаешь?

(Корина отворачивается. Василий разворачивает её к себе.)

Корина, не молчи!

КОРИНА

Сам догадайся.

ВАСИЛИЙ

Я могу, конечно,

Предположить.

КОРИНА

Давай, предположи.

ВАСИЛИЙ

(внимательно смотрит на неё)

Ты думаешь, что наши отношенья

Уже не те, что были год назад;

Что выросло стеною отчужденье,

Что нашим встречам я уже не рад?

КОРИНА

А что, не так?

ВАСИЛИЙ

Ну, если откровенно,

То доля правды есть в твоих словах.

КОРИНА

Лишь доля? Впрочем, уж и то здесь ценно,

Что признаёшься.

ВАСИЛИЙ

Ну, в таких делах

Порою наступает охлажденье.

КОРИНА

В таких делах? Давно ли, Вася, стал

Ты циником? Такое объясненье

Тебя не красит. Честно бы сказал,

Что разлюбил!

ВАСИЛИЙ

Я не готов к разрыву,

Быть может, всё наладится ещё?

КОРИНА

Ну, а пока, Корина, терпеливо

Сиди и жди, надейся. Это всё,

Что ты хотел сказать мне?

ВАСИЛИЙ

Повторяю:

Я откровенно говорю с тобой,

Как будет дальше, я сейчас не знаю.

КОРИНА

Ни да, ни нет – ну, дипломат какой!


Снова появляются Серый и Вовчик. Теперь они идут мимо Корины и Василия в обратную сторону.


ВОВЧИК

А ты хвалился!

СЕРЫЙ

Вовчик, пасть закрой!

ВОВЧИК

Да я-то что? Ты получил, Серёга!


Серый раздражённо смотрит на Вовчика. Вовчик перестаёт усмехаться, говорит ободряющим голосом.


ВОВЧИК

По крайней мере, не сковородой,

А скалкой только!

СЕРЫЙ

Врезала с порога!

Обычно разговоры: где ты был?

Где сутки шлялся? Ну, и всё такое.

А тут вошёл и только рот открыл —

Накинулись, и не одна, а двое!

ВОВЧИК

А кто ещё? Сестра жены?

СЕРЫЙ

Сынок!

Семнадцать лет и рост сто девяносто!

Конечно, я отпор бы дать им мог

И отмутузить их двоих, но просто…

ВОВЧИК

Что просто?

СЕРЫЙ

Сын! Воспитывал его,

Подарки покупал на дни рожденья,

И, Вовчик, после этого всего

Ко мне, к отцу, такое отношенье?

Обидно!

Это Алка за спиной

Настропалила парня, точно знаю.

Мол, батя у тебя такой-сякой,

Что зарабатывает – пропивает!

Но это ложь! Я денег ей даю:

Зимою сапоги себе купила,

Весной – штаны, и тоже на мою

Зарплату; и потом ещё хватило

На блузку! Ну?

ВОВЧИК

Конечно, неправа!

Им, Серый, сколько ни давай – всё мало!

СЕРЫЙ

Какие вслед обидные слова

Ещё кричала!

Вот зараза, Алла, —

Так обломать всё!

ВОВЧИК

Ну, а деньги взял?

СЕРЫЙ

Да где там – в дом не запустила даже!

ВОВЧИК

Заначку, значит, тоже не достал?

СЕРЫЙ

Не смог пройти…

ВОВЧИК

Дела белы как сажа!

Что будем делать? Деньги где возьмём?

СЕРЫЙ

(держится за голову)

Ну, что-нибудь придумаем, найдём.

(Уходят.)


Корина провожает их взглядом. Василий думает о чём-то своём.


ВАСИЛИЙ

(глядя им вслед)

Смешные!

КОРИНА

(задумчиво)

Да…

Ещё смешнее то,

Что многие теперь так рассуждают.

Ответственности никакой – зато

В своих проблемах женщин обвиняют!

(Усмехнувшись.)

Нам, значит, сколько ни давай – всё мало?

Довольствоваться нужно тем, что есть?

А я всё, дурочка, иначе понимала,

Я думала, тебя судьба послала!

И что в ответ на чувства услыхала?

Пренебрежение ко мне и ложь!

Была в своих мечтах, не замечала

Реальности – того, что ты живёшь

Отдельной жизнью от меня. В ней места

Мне нет и не было!

Ну что ж, прощай!

А то, что поступил со мной нечестно,

Лишь пользовался мной, то, Вася, знай:

Однажды это всё к тебе вернётся,

Обманут будешь так же, как и я!

Своей любовью заплатить придётся.

Тогда-то, Вася, вспомнишь ты меня!

Поймёшь, как тяжело мне было,

Какую боль ты причинил!

Поймёшь, как я тебя любила

И как ты это не ценил!

(Уходит.)


Василий смотрит ей вслед. Делает несколько шагов за Кориной, словно хочет вернуть, потом останавливается и медленно уходит в другую сторону.

Картина четвёртая

Юсуповский сад. Пруд. Недалеко от берега небольшой искусственный остров, который соединён с ним мостом. На острове несколько скамеек. На одной из них оживлённо общаются две глухонемые женщины средних лет. По дорожкам вокруг пруда прогуливаются люди.

На острове возникают две фигуры. На них одежда, похожая на плащи с капюшоном. Капюшоны наполовину закрывают их лица. Это – помощники Смерти. Они невидимы для людей. Некоторое время оба стоят молча.


ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Как думаешь, прибудет скоро?

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Зачем вопросы задаёшь?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Для поддержанья разговора,

Который ты со мной ведёшь.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Для разговора? Для какого?

С тобой не проронил ни слова.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Ответил – и начало есть.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

С вопросами ко мне не лезь.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Какой серьёзный! Прямо…

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

(перебивает)

Тише!

(Прислушивается.)

Нет, показалось.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Не услышишь,

Как ни старайся.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Почему?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Не знаю.

Только никому

Почувствовать не удавалось —

Всегда внезапно появлялась,

И если что не так – беда!

Пеняй уж на себя тогда!

Всё взыщет! Строгая ужасно!

При этом всё-таки напрасно

Наказывать не станет, но

Её боятся всё равно!

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Да ладно, ты меня пугаешь!

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

А если нет?

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Откуда знаешь?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Пришлось однажды испытать

Мне гнев её, и я опять

Попасть бы не хотел в опалу.

Тогда я претерпел немало…

Вот провинишься – то меня,

Поверь, ты вспомнишь.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

(с опаской в голосе)

Понял я.

Что за событие здесь будет?

Зачем поставили нас тут?

Смерть для чего сюда прибудет?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Ей имена передадут

Тех, кто умрёт в теченье года,

Чьи жизни можно забирать,

И в этих списках тьма народу

Из разных стран!

А нам – стоять,

И если будут указанья…

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

(перебивает)

Да остальное знаю я:

Их исполнять, но ожиданье

Уже нервирует меня!

(Его передёргивает; смотрит по сторонам.)

И люди тоже раздражают:

Так беззаботно отдыхают,

Как будто вечность впереди!

Как будто бы в Эдем их взяли,

Где небожителями стали!

Хотя б на этих погляди!


Показывает на двух глухонемых женщин, которые сидят на скамейке в нескольких метрах от них.


ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Ну, просто рук не опускают,

Сидят, без устали болтают!


Потом их внимание переключается на женщину с детской коляской на дорожке напротив острова. В коляске заплакал ребёнок. Женщина останавливается, наклоняется над ним, что-то говорит. Ребёнок перестаёт плакать. Женщина покатила коляску дальше.

В это же время две глухонемые женщины поднимаются со скамейки и уходят.


ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Века идут, а их всё больше,

Да и живут всё дольше, дольше.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Пускай. Тебе что за печаль?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Не знаю. Почему-то жаль

Мне прошлого.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Те времена,

Когда то голод, то война,

Когда чума и тиф на страже,

Проказа иль «испанка» та же?

Сиди себе и отдыхай,

И только мертвецов считай!

Да, время было золотое!

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Хотел сказать я про другое.

Гораздо лучше люди были:

Открыто, искренне любили,

Честь берегли, держали слово

И были жизнь отдать готовы

За веру, Родину, друзей,

За близких, за своих детей!

Им было легче умирать:

Не сильно жизнью дорожили,

Мечтали Бога увидать

И в Рай попасть, и этим жили!

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

И меньше было нам хлопот —

Ведь нас нередко сами звали…

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

А нынче всё наоборот:

Все в Бога верить перестали!

Свои желания важней,

Чем исполненье Высшей воли,

И заповеди «не убей»,

«Не укради» – слова, не боле.

Бессмертья ищут для себя

Здесь, на земле, а не на небе,

Себя, единственных, любя,

Отнюдь не о духовном хлебе

Заботятся, нет – о страстях,

Которые ведут их в бездну,

А там мучения и страх,

Мольба с надеждой бесполезной!

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Не зря «философом» прозвали.

Теперь я вижу – наказали

Тебя не по ошибке. Там

(Кивает наверх.)

Сказали, чтоб с тобою сам

Не ввязывался в разговоры,

Ни в пререкания, ни в споры,

Чтоб ни о чём не говорил!

(Спохватившись.)

Тьфу! Зря тебе я сообщил!

Увлёкся.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

Да не выдам я.

ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТЫЙ ПОМОЩНИК

Смотри, не подведи меня!


По дорожке вдоль пруда идут Таня и Костя.

Они подходят к мосту, ведущему на остров, и заходят на него. Во время разговора делают круг по острову.


ТАНЯ

…И школа скоро позади.

Мне жалко, а тебе?

КОСТЯ

Нисколько!

Что школа? Жизнь вся впереди!

На будущее планов столько,

Что кругом голова идёт!

ТАНЯ

ЕГЭ хотя бы сдай сначала,

А остальное подождёт.

КОСТЯ

Ну нет, довольствоваться малым

Я не хочу.

ТАНЯ

Наполеон!

Завоеватель, покоритель!

А помнишь, чем закончил он?

КОСТЯ

Я помню: женщин был любитель,

Его разбили под… Москвой?

Суворов… или нет? Кутузов!

ТАНЯ

В истории ты спец большой!

КОСТЯ

Наполеон мне на фиг нужен!

В физмате физика в цене

И математика. Ракеты

Чтоб строить, хватит их вполне.


Останавливаются в нескольких шагах от помощников Смерти. Костя вскидывает руки к небу.


КОСТЯ

Наполеон, ау! Ну, где ты?

Явись сюда и расскажи,

Как жизнь закончил! Знать желаю!

А заодно и доложи:

Идёт ли там война какая?

ТАНЯ

Пойдём отсюда.

КОСТЯ

Почему?

ТАНЯ

Не знаю. Как-то неприятно

И тяжело здесь.

КОСТЯ

Обниму —

И всё пройдёт.

(Хочет обнять и поцеловать девушку, она отстраняется.)

ТАНЯ

Идём обратно.

КОСТЯ

Чего ты, Таня?

ТАНЯ

Не хочу.

За нами будто наблюдают.

КОСТЯ

Сейчас от страха закричу!

(Изображает испуг, трясётся.)

ТАНЯ

Ну не дурачься!

КОСТЯ

Пусть все знают,

Как я люблю тебя!

(Снова хочет поцеловать девушку, она опять отстраняется.)

ТАНЯ

Потом.

КОСТЯ

Что за капризы?

ТАНЯ

Костя, хватит!

(Поворачивается, уходит.)

КОСТЯ

Постой!

(Догоняет её.)

Ну, что, куда идём?

ТАНЯ

В кино.

КОСТЯ

В кафе! Дал денег батя.

(Хлопает по карману.)

Гуляем!


Уходят.


ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

(глядя им вслед)

Да, иногда бывает жалко

Наивных, глупых и смешных.

Их жизнь – как детская считалка,

Нет никакого зла от них.

Уйдут – как будто и не жили,

Светло пройдя нелёгкий путь.

А то, как искренне любили,

Как помогали, как дружили —

Сердца не застилала муть

Корысти, зависти, наживы, —

Потом поймут, оценят их.

И станет горько и тоскливо

Средь равнодушных и чужих!


Появляется Смерть. У неё высокая статная фигура, она одета в длинное чёрное платье с глухим воротом, закрывающим шею. Поверх платья – длинная накидка с лиловым оттенком. На голове – копна вьющихся тёмных волос, сверху что-то похожее на корону. Голос холодный, с металлическим оттенком.


СМЕРТЬ

(Девятнадцатому помощнику)

Опять «философ» объявился?

Забыл, откуда ты явился?

Могу отправить вновь туда!

Что, хочешь?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

(испуганно)

Нет!

СМЕРТЬ

Молчи тогда!

Заводишь речи, рассуждаешь,

Но главного не понимаешь,

Не знаешь замысла всего,

Ты видишь только часть его!

Уже пришлось из-за тебя

Мне объясняться.

Больше я

Не потерплю такого! Ясно?

Ты понял всё?

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ПОМОЩНИК

(торопливо)

Да-да…

СМЕРТЬ

Прекрасно!

Сюда поставлен мне служить,

А значит, так тому и быть!

(Пятьдесят Четвёртому помощнику)

А ты, когда начнёшь опять

Мои слова передавать,

Не искажай их смысла.

Первый

(испуганно)

Я…

СМЕРТЬ

Молчи! Всё знаю про тебя!

(Обращается к обоим.)

Ну, что стоите? Трон мой – живо!


Оба помощника исчезают. Через несколько секунд появляется трон и рядом – два помощника. Смерть садится на трон, помощники стоят неподвижно перед ней.


СМЕРТЬ

Всё, я готова. Можно приглашать.


Помощники снова исчезают, и через некоторое время на дорожке возле моста появляется Светлая, а за ней – Девятнадцатый помощник. На Светлой – белое свободное платье чуть ниже колен.

Недалеко от моста, возле тяжёлой кованой двери, ведущей в глубину холма, возникает Пятьдесят Четвёртый помощник. И почти тут же сквозь железную дверь проходит Морот. На двери на короткое время вспыхивают багровые отблески и слышится отдалённый гул.

Морот одет во фрак, на голове цилиндр, в руках трость, рукоятка в виде головы пуделя. Вид щегольской. Морот галантно пропускает Светлую на мост, идёт следом, за ними идут Помощники Смерти. Светлая и Морот, поднявшись на остров, подходят к Смерти по боковым дорожкам с противоположных сторон.


СМЕРТЬ

(обращается к обоим)

Не нужно лишних разговоров,

По делу только!

Кто начнёт?

От тёмных сил – сначала Морот,

(Обращается к Светлой.)

А ты – за ним.

МОРОТ

Князь тьмы вам шлёт

Приветствие с поклоном низким.

(Кланяется.)

СМЕРТЬ

Ну-ну не надо лебезить.

МОРОТ

Как посылают самым близким.

(Кланяется.)

Так велено. Прошу простить.

(Кланяется.)

Три раза кланяться велели.

СМЕРТЬ

Ох, вижу это неспроста!

Благодарю. Теперь о деле.

МОРОТ

Я б не хотел при ней… Места

Тут есть… Фамилии…

СМЕРТЬ

(перебивает)

Довольно!

От Светлой нечего скрывать.


Светлая тем не менее отходит в сторону.


МОРОТ

(громко обращается к Светлой, чтобы она услышала)

Простите, если я невольно

Бестактность допустил.

(Обращается к Смерти.)

Начать

Тогда позвольте без фамилий,

Ведь в списках все они даны.

СМЕРТЬ

Вы, наконец, начнёте или

Отправлю вас…

МОРОТ

Раздражены…

Я понимаю.

(Поспешно.)

Все, кто нужен,

Чьи были имена у нас,

Все подготовлены: кто в стуже

Замёрзнет, кто в последний час

Отравится или сопьётся

До чёртиков.

СМЕРТЬ

До вас?

МОРОТ

Ну, да.

Кто просто утром не проснётся,

А кто исчезнет без следа.

Вот – кто, живя с собой в разладе,

Устав, повеситься решил.

Ещё один бравады ради

С балкона прыгнул.

Получил

Тяжёлые увечья…

СМЕРТЬ

Дальше.

МОРОТ

Причины разные у всех.

Отобраны все были раньше…

СМЕРТЬ

Понятно!

МОРОТ

Длинный список тех,

Кто алчной страсти покорился,

За деньги был готов на всё,

И сколько б ни добыл – стремился

Добыть ещё, ещё, ещё…

Отдельно коррупционеры

И разорители казны.

Их близкие.

Как от холеры,

От них они заражены.

Чиновники и депутаты,

Которым имя – легион,

Режимов верные солдаты,

Державы взявшие в полон.

Вот сластолюбцы, педофилы

И извращенцы всех мастей,

Их много.

Тратить время, силы

На них нет смысла.

СМЕРТЬ

Да, быстрей

Заканчивайте.

МОРОТ

Вот бандиты,

Убийцы, прочий тёмный люд.

Ну, все дела их вам открыты.

Возьмите – полный список тут.


Морот передаёт Смерти свиток, который вспыхивает по краям зелёным огнём, а потом – красным. Пятьдесят Четвёртый помощник забирает его.


СМЕРТЬ

Прекрасно!

МОРОТ

Всё для вас готово,

Их жизни можно забирать.

СМЕРТЬ

Я поняла.

МОРОТ

Ещё два слова:

Хотел бы просьбу передать

От Князя тьмы.

СМЕРТЬ

Нет, подождите.

Сначала выслушать должна,

Что скажет Светлая.

МОРОТ

Простите.

Я подожду, когда она

Закончит.


Морот почтительно отходит в сторону. Светлая подходит к Смерти.


СМЕРТЬ

Говори.

СВЕТЛАЯ

Сначала

Короткий список тех людей,

Которых на планете мало,

Но всё же есть ещё…

Их дней

Полёт, стремительный и яркий,

Был светом веры озарён.

Им смерть даётся как подарок!

Их путь достойно завершён!

Они готовы к встрече с Богом,

Хотя не ведают о том!


Подаёт Смерти свиток, который вспыхивает сначала зелёным огнём, потом голубым. Она разворачивает его, бегло просматривает.


СМЕРТЬ

Полвека прожила. Немного.

Я перебила. Кто потом?

СВЕТЛАЯ

Я не закончила про этих.

СМЕРТЬ

Прошу прощенья. Продолжай.

СВЕТЛАЯ

Поскольку путь их чист и светел,

Не искривлён, то жизни край

Таким же должен быть.

СМЕРТЬ

Понятно.

Всё будет сделано.

СВЕТЛАЯ

Теперь

О тех, которых многократно

На свете больше.

К Богу дверь

Пред ними тоже не закрыта,

В их душах тоже свет горит;

Они любви, добру открыты,

Их совесть тоже не молчит;

Способны и на состраданье,

На помощь ближнему.

Когда

Приходит время испытанья

Болезнью, бедами,

Тогда

Находят силы, чтоб невзгоды,

Не озлобляясь, не кляня,

Перетерпеть.

Пусть даже годы

Пройдут до радостного дня!

И всё-таки слаба их вера,

У многих просто нет её.

Всему – единственная мера

Лишь разумение своё.

Но разум зыбок, ограничен,

Подвержен страхам и страстям,

Пред тёмной силой беззащитен,

Нуждается в поддержке сам!

По жизни двигаясь на ощупь,

Из книг, из опыта других,

Своих ошибок – днём, как ночью,

Плутают, заблудившись в них!

Хотя и любят – изменяют,

Хотя честны – при этом лгут,

Хотя обиды и прощают,

Но в памяти они живут;

И чем щедрей и бескорыстней,

Тем чаще скупы в мелочах,

И чем скромнее в жизни личной,

Тем больше гордости в глазах!

О милосердье рассуждают,

Но часто холодны к родным;

Чужих кумиров отвергают

И служат преданно своим!

Пусть жизнь закончат по-земному:

В болезнях, старости, тоске

По прошлому, а кто – по дому,

Кто от любимых вдалеке.

Пусть сожалеют об ошибках,

О злых и ранящих словах,

Кому-то сказанных с улыбкой,

Кому-то – с завистью в глазах!

Пусть им откроются сквозь годы

Запятнанные ложью дни,

Как, совесть подавив, в угоду

Кому-то кланялись они!

Как мстили мелочно и больно

За то, что не ценили их,

Как сами вольно иль невольно

Причиной были бед других!

Как изменяли самым близким,

Не в силах похоть победить

И, оправдав поступок низкий,

О нём старались позабыть!

Как часто слово не держали,

Забыв, что существует честь,

И как за это осуждали

Других людей.

Не перечесть

Все их проступки, прегрешенья,

Но главное – надежда есть,

Что можно получить прощенье,

И это радостная весть!

Пусть их страданья очищают,

И пусть в оставшийся им срок

Прощенья просят и прощают.

И молятся…

Услышит Бог!

Ещё хочу сказать одно:

Им будет всем понять дано,

Что ценность жизни не в годах,

Не в удовольствиях, не в счастье,

А в их поступках и делах,

В их состраданье и участье!


Один из Помощников принимает у неё свиток, по краям которого сначала вспыхивает зелёный огонь, потом – тёмно-сиреневый.


И вот последний малый список —

Кто в преступленьях жизнь прожил.

Колючий свет с тюремных вышек

Им вместо Божьего светил!

Насилье, грабежи, разбои

И наркотический туман…

Жестокосердие слепое…

Кипящий чувствами вулкан

Тоски, раскаянья у гроба…

В глазах отсвечивает Ад…

Остался шаг последний, чтобы

Упасть туда, – и путь назад

Отрезан навсегда, навечно!

И только – вниз, и только – в тьму!

И цепь мучений бесконечных

Уже не в силах никому

Прервать!

Осознано паденье

И гибельный неправый путь!

И наступило просветленье

В их разуме!

Из сердца муть

И грязь исчезли.

С тихим стуком

Вошли надежда и любовь,

Мелодией небесных звуков

Сердца наполнив, чтобы вновь

Жизнь возродить, но ненадолго…


Светлая отдаёт третий свиток, по краям которого сначала горит зелёный огонь, потом вспыхивает коричневый.

Простившись, Светлая уходит, но её останавливает Морот, стоявший в стороне.


МОРОТ

Вы так красиво говорили —

Я прослезился!

СВЕТЛАЯ

Где они?

МОРОТ

А, высохли уже.

СВЕТЛАЯ

Чтоб были

У чёрта слёзы?

МОРОТ

Вы вольны

Не верить.

СВЕТЛАЯ

Всякое бывает:

И на камнях роса блестит,

И град в пустыне выпадает…

МОРОТ

(со скрытой иронией)

Да, чудеса. Вас удивит,

Но я действительно взволнован:

Такой прекрасный монолог!

Готов его послушать снова!

Вот только не могу взять в толк

То место, где вы говорили

О заключённых в лагерях.

Ведь их недаром посадили?

СВЕТЛАЯ

Конечно.

МОРОТ

Кровь на их руках!

Что не убийцы – понимаю,

Но ограбления, разбой?

Их ненавидят, проклинают —

И тут вдруг поворот такой?

Их сквозь мытарства поведёте.

Зачем?

Поверьте: не пойму!

Не той дорогою идёте,

Как говорит наш Вил в Аду.

С Создателем не можем спорить:

Решает Он, Ему видней!

Но как с Ним отношенья строить?

Ведь Он у нас берёт людей!

СМЕРТЬ

Я не мешаю вам?

МОРОТ

(Светлой)

Простите.


Морот откланивается. Светлая исчезает. Он подходит к Смерти. Она пред этим сделала повелительный жест помощникам – они тут же исчезли.


МОРОТ

Заговорился. Извините.

СМЕРТЬ

Что вы хотели мне сказать?

МОРОТ

Чтоб просьбу точно передать,

Хотел бы вот с чего начать:

Здесь многое несправедливо,

Вы сами знаете.

СМЕРТЬ

И что?

МОРОТ

Не всё разумно.

СМЕРТЬ

Просто диво —

Пенять на зеркало! Ведь кто

Землёю нынче управляет?

МОРОТ

Увы, не всё подвластно нам.

В конечном счёте всё решает

Тут Он… и вы!

СМЕРТЬ

(напряжённым голосом)

Что нужно вам?

МОРОТ

Ну, видите ли…

СМЕРТЬ

Не тяните!

Дел много. Нужно мне отдать

Распоряженья. Говорите.

Без недомолвок.

(Оба молчат.)

Долго ждать?

МОРОТ

(сдерживая раздражение)

Я не солдат Победоносца,

Мне в двух словах не объяснить.

Не всякий может мыслить просто —

На раз и два!

СМЕРТЬ

Себя хвалить

Передо мной вам не пристало,

Я знаю вас, ценю ваш ум.

МОРОТ

Благодарю вас!

СМЕРТЬ

Время мало.

Отдать приказы нужно двум…

МОРОТ

(торопливо)

Я понял. Просьба небольшая

И не составит вам труда…

СМЕРТЬ

(раздражаясь)

Сама решу! И повторяю…

МОРОТ

(твёрдо)

Позвольте, я закончу.

СМЕРТЬ

(раздражённо)

Да!

МОРОТ

Мы просим, чтоб вы жизнь продлили

Лет на двенадцать.

СМЕРТЬ

(недоумённо)

Что? Кому?

МОРОТ

Он в списке том. Мы б не просили,

Но хочется помочь ему.

Он лидер нации.

Достоин,

Чтоб править дольше; проводить

Реформы; настоящий воин;

Он хочет родине служить!

А сколько сделал для народа!

А сколько сделать не успел!

Нам нужно время…

СМЕРТЬ

(насмешливо)

Слушать оду

Мне некогда.

МОРОТ

Я б не хотел,

Чтоб поняли меня превратно.

СМЕРТЬ

Устала слушать болтовню!

МОРОТ

(переходит на деловой тон)

Скажу открыто и понятно:

Он нужен нам…

СМЕРТЬ

(перебивает)

Чтоб на корню

Прибрать всю власть в стране?

МОРОТ

Так что же?

Она – не первая! И вам

Ничем не ближе, не дороже

Других подобных.

Должен нам

Он сдать страну и сдать народ,

Последний из непокорённых, —

И новый царь тогда придёт,

И будет править он законно!

СМЕРТЬ

Но он в Америке уже.

МОРОТ

Америка не центр силы.

Там мысли только о марже!

Её жестокость истощила,

А лицемерие – добило!

Жизнь до убожества проста —

Страну сжирает пустота!

В духовном плане – захолустье!

Как у реки иссякшей устье

Уходит в землю иль в песок,

У Штатов истекает срок…

Продлите жизнь – и мы услугу

Окажем.

СМЕРТЬ

Наконец-то, вот!

А то всё ходим, как по кругу,

И я всё жду, когда начнёт

С причины, почему так смело,

Так дерзко вдруг заговорил?

МОРОТ

Прошу прощения, но дело

То, о котором я просил,

Увы, не терпит промедленья,

Остались считанные дни!

Теперь от вашего решенья

Зависит, будут ли они

Обменены на годы или

Придётся сообщить туда?

(Кивает вверх.)

Вы самовольно жизнь продлили

На двадцать лет!

СМЕРТЬ

(удивлённо)

Кому? Когда?

МОРОТ

Ошибку лучше здесь исправить,

Чем ждать, когда укажет Он!

Ещё не поздно всё поправить,

Вы восстановите закон.

СМЕРТЬ

Но с вами я нарушу снова?

МОРОТ

Так мы-то просим меньше лет!

Зато в обмен молчать готовы.

Какой мне передать ответ?

СМЕРТЬ

Подумаю.

МОРОТ

Я знаю: сами

Вы сможете его найти,

Но чтобы было между нами

Всё честно, чтобы не идти

Дорогой дальней, тратить время,

Неделя поиски займёт,

Земля – не тыквенное семя,

Семь миллиардов здесь живёт.

Скажу открыто: он – в Сибири,

От Красноярска двести вёрст,

С природой и зверями в мире,

Живёт один в тайге.

СМЕРТЬ

(про себя)

Не прост —

Всё рассчитал! Его угроза —

Серьёзная!

Но сделка с ним

Скорей на проигрыш похожа.

Посмотрим, кто там, и решим!


Смерть делает взмах рукой – высвечивается избушка в тайге. В избушке подвижный дедок в домотканой рубахе, в лаптях сидит на лавке за столом и пьёт чай из трав. Из железной кружки он наливает чай в блюдце, подносит его к губам, громко дует и с шумом втягивает чай в себя. Всё это он делает с большим удовольствием. На стенах избушки – несколько старинных икон.


СМЕРТЬ

Старообрядец! Потому-то

Его и отдаёте мне:

Он не попался в ваши путы,

И не гореть ему в огне!

МОРОТ

Мы ждём решенья.

СМЕРТЬ

(делает знак рукой – появляются оба помощника)

Помню, помню.

(Говорит язвительно, указывая на Пятьдесят Четвёртого помощника.)

Через него ответ я дам.

У вас частенько он бывает,

Все новости вам сообщает!

(Пятьдесят Четвёртый помощник съёживается, как от удара.)

МОРОТ

Через него не стоит.

СМЕРТЬ

(иронично)

Да?

А как прикажете тогда?

МОРОТ

(сдерживая раздражение)

Я сам приду.

(Откланивается, исчезает.)

СМЕРТЬ

(Девятнадцатому помощнику)

Где исполнитель по Сибири?

Сюда, ко мне его! Быстрей!


Девятнадцатый помощник исчезает и вскоре появляется с исполнителем. Смерть указывает ему на старообрядца, говорит жёстко, выговаривая каждое слово.


СМЕРТЬ

Что это? Почему живой?


Исполнитель хочет ответить, но у него дрожит голос. Говорит заикаясь.


ИСПОЛНИТЕЛЬ

Е… е… го ме… ме… дведь за… за… грызть был

должен!


В это время мимо избушки пробегает медведь. Останавливается недалеко от двери и издаёт негромкий рык. Дедок, услышав, выходит на крылечко и приветственно машет ему рукой. Медведь издаёт ещё один дружелюбный рык и убегает по своим делам.


СМЕРТЬ

Загрызть? Они теперь друзья!

Ему сто восемь лет уже,

А умереть он должен был

Почти что двадцать лет назад!

(Гневно глядя на исполнителя.)

Ещё любое нарушенье —

И я тебя в избушку эту

Законопачу до скончания века!

(Кивает в сторону дедка.)

А за него я накажу потом,

Когда своё закончишь дело.

Ну, что стоишь? Одна минута

На исполненье у тебя!


Исполнитель пятится, исчезает. Через несколько секунд он появляется возле избушки. Дедок ещё не зашёл внутрь, он осматривает покосившиеся перила крылечка. Исполнитель делает движение рукой в его сторону – дедок хватается за сердце, падает. Смерть взмахивает рукой – избушка исчезает.


СМЕРТЬ

Нет даже силы в рифму говорить!

(Садится на трон.)

Сейчас немного успокоюсь

И снова в речь свою войду!

(Про себя.)

Так просто дело не замнётся,

За старика держать придётся

Ответ!


На заднем плане появляется слепой музыкант. Он исполняет на саксофоне успокаивающую мелодию. Не дослушав, Смерть делает останавливающий жест – музыкант прекращает играть, исчезает.


СМЕРТЬ

Так, дальше кто у нас по списку?


Девятнадцатый помощник подходит к Смерти и, почтительно склонившись, разворачивает перед ней свиток.


СМЕРТЬ

Аркадий!

(По краям свитка вспыхивает красный огонь.)

Ну, его уж нет.

Кудрявый, свежий был, как пышка,

На заглядение брюнет!

Что он имел?

Машину, дачу,

Квартиры в Питере, Москве,

Плюс две любовницы в придачу,

Зарплата – тридцать тысяч рэ. (рублей)

На самом деле – обналичка

И переводы за рубеж

На восемь миллиардов!

Кличка

В кругах подпольных – «Рыжий бес»!

Умеют люди жить в России!

Не то что Запад иль Восток.

Так, следующий кто? Василий!


По краям свитка вспыхивает зелёный огонь, который потом становится сиреневым.


СМЕРТЬ

Ну что ж, у парня вышел срок!


Девятнадцатый помощник убирает свиток.

Сверху раздаётся гулкий протяжный голос, напоминающий звучание органа.


ГОЛОС

Василий. Возраст – тридцать лет.

Отца двенадцать лет как нет.

Есть мать. Она болеет год;

Болеет тяжко, не встаёт.

Ирина – старшая сестра,

Прямолинейна и остра.

Всё говорит в глаза.

Она

Негодования полна

На брата: обижает мать,

Приходит редко навещать!

Так, сам Василий – холостой,

Встречался с девушкой одной,

Кориной, но и с ней на днях

Решил расстаться.

О друзьях.

Есть Михаил, однако он

В друзья условно помещён

За неимением других.

Он, кстати, будущий жених.

Василий снова.

Он – сангвиник,

Романтик, но порою – циник.

Ум тонкий, в чём-то изощрённый,

К анализу явлений склонный.

Как следствие – самокопанье,

Депрессии и пониманье

Характеров других людей:

Поступков, мыслей и страстей.

Он по профессии психолог,

А нынче – экстрасенс, астролог.

В последнем он не преуспел.

А впрочем, сам не захотел.

Ограничение одно.

Оно, по сути, сведено

К запрету: психику его

Нельзя вам трогать!

Ничего

Нельзя ломать в ней, разрушать,

Но на мышление влиять

Разрешено!

СМЕРТЬ

(Пятьдесят Четвёртому помощнику)

Пускай займётся Гелза им!


Пятьдесят Четвёртый помощник кланяется, исчезает.

Некоторое время Смерть о чём-то думает, потом исчезает. Следом исчезают трон и Девятнадцатый помощник.

По дорожкам Юсуповского сада гуляют люди, слышен чей-то смех.

Картина пятая

Двухкомнатная квартира Василия на втором этаже. Большая гостиная. Звонок в дверь. Василий идёт в прихожую, открывает. Входит Михаил.


МИХАИЛ

Привет, Василий!

ВАСИЛИЙ

Здравствуй, Дон Гуан.

Что, статуя ещё не приходила?

МИХАИЛ

Пока домой к Эльвире не был зван,

На дачу приглашенье отклонила,

Так что бояться нечего.

ВАСИЛИЙ

А кот?

МИХАИЛ

Который спит с ней? Он не помешает.

ВАСИЛИЙ

А может, в нём умерший муж живёт?

Реинкарнация. Он охраняет

Свою жену и честь её блюдёт,

И хочет, чтобы верной оставалась.

МИХАИЛ

Мне будет угрожать какой-то кот?

ВАСИЛИЙ

Подобное не раз уже случалось.

Придёт любовник, принесёт вино,

Ну, дальше – выпьют, шутки, поцелуи,

Объятья, танцы, как заведено,

Друг другу что-то нежное воркуют.

Ему, конечно, на кота плевать,

А кот – на шифоньер и наблюдает,

И ждёт, когда улягутся в кровать,

Потом прыжок – и спину раздирает!

Любовник – в крик, ему не до чего,

Вдова потом – полгода никакая!

Так что бояться следует его:

Измен ревнивцы жёнам не прощают

И после смерти.

МИХАИЛ

Вася, обалдел!

ВАСИЛИЙ

Что, страшно стало? То-то, друг мой Миша!

МИХАИЛ

Я ничего и сделать не успел,

А ты понёс такое…

ВАСИЛИЙ

Тише, тише,

Я пошутил.

МИХАИЛ

Ещё один шутник!

Вчера Эльвира шутками достала.

Так разозлила, что в какой-то миг

Послать её хотел.

ВАСИЛИЙ

Что удержало?

МИХАИЛ

Да денег жалко! Вбухал я в неё

Немерено – и толку никакого!

Хочу хотя бы получить своё —

И пусть потом идёт доить другого.

Чего смеёшься?

ВАСИЛИЙ

Так, развеселил.

А что с губой?

МИХАИЛ

Да тоже всё Эльвира!

Из-за неё в разборку угодил,

Из-за неё по морде получил!

Попался психопат-задира!

Урод к девчонке начал приставать,

Ну, а Эльвире до всего есть дело —

Конечно, встряла, стала защищать

Девчонку от него.

Ну, налетела,

Толкнула в грудь, и он её в ответ —

И тут уже и мне пришлось вмешаться.

ВАСИЛИЙ

Его не покалечил часом?

МИХАИЛ

Нет.

Тем более что не хотел я драться.

Дал больше для острастки в челюсть раз —

Ему хватило. Чёрт с ним! Я по делу.

ВАСИЛИЙ

(насмешливо)

Кончается терпения запас

И денег тоже.

МИХАИЛ

Вася, надоело:

Мотает нервы, хочется порой

За горло взять и придушить немного!

ВАСИЛИЙ

Так в чём же дело? Действуй!

МИХАИЛ

Я с тобой

Серьёзно говорю.

ВАСИЛИЙ

Вдова и недотрога —

Тяжёлый случай!

МИХАИЛ

Вася, подсоби:

Поговори с ней, для тебя не сложно

Понять её.

ВАСИЛИЙ

Сам к ней подход найди.

МИХАИЛ

Да я не раз пытался. Невозможно!

Я с ней и так, и эдак – ничего.

Иль стерва, или честная такая?

ВАСИЛИЙ

А ты хотел бы видеть в ней кого?

МИХАИЛ

Да я теперь и сам уже не знаю.

ВАСИЛИЙ

(испытующе смотрит на Михаила)

И это всё?

МИХАИЛ

(неуверенно)

Да вроде, всё пока.

ВАСИЛИЙ

Ты, Миша, говори уж напрямую,

Не нужно начинать издалека,

Тем более что в сторону какую

Ты гнёшь, я вижу.

МИХАИЛ

Я того …

ВАСИЛИЙ

Смелее.

(Михаил мнётся.)

В себя ты хочешь девушку влюбить.

МИХАИЛ

Читаешь мысли?

ВАСИЛИЙ

Кое-что умею.

МИХАИЛ

(облегчённо)

А я всё думал: как мне объяснить,

Чтоб ты не отказал мне в этом деле.

Друзья должны на помощь приходить?

Всего один сеансик?

ВАСИЛИЙ

Неужели?

МИХАИЛ

Так ты согласен?

ВАСИЛИЙ

Ну, конечно…


Василий делает паузу, Михаил воспринимает слова друга как согласие, у него на лице появляется широкая улыбка.


ВАСИЛИЙ

Нет.

(Улыбка сползает с лица Михаила.)

Насильно ей внушать любовь не буду!

МИХАИЛ

И что мне делать?

ВАСИЛИЙ

Мой тебе совет:

Надейся на себя, а не на чудо.

Ну а Эльвиру можешь привести.

Поговорю с ней, дышит чем, узнаю

И подскажу, как к ней подход найти,

А большего тебе не обещаю.

МИХАИЛ

(без радости в голосе)

Ну, ладно, хоть чего-то. Всё, пока.

До вечера. Надеюсь, что поможет.


Они идут в прихожую, Василий открывает дверь, Михаил выходит на лестничную площадку.

В это время рядом с ними на площадке появляется Гелза. На ней плащ с капюшоном, скрывающим верхнюю часть лица. Друзья её не видят.


ВАСИЛИЙ

Обиделся?

МИХАИЛ

Ну, так себе, слегка.

Чем ничего, то это лучше всё же.


Михаил уходит. Василий, стоя рядом с Гелзой, ещё какое-то время смотрит ему вслед, потом заходит в квартиру и закрывает за собой дверь.


ГЕЛЗА

(подойдя к двери)

Предстану нервною девицей,

Обиженной на жениха,

Отбитого моей сестрицей.

Была невеста и сноха,

Уже и платье было сшито,

И в загс собрались мы идти —

Увы, теперь вся жизнь разбита,

Со счастьем мне не по пути!

Как выспренно!

Забыла, право,

Я их девичий лексикон,

А жениха зовут пусть Слава,

Нет – Пётр, он в меня влюблён.

Хоть грубоват он по натуре,

Но выглядит, как ангелок,

При этом он не пьёт, не курит,

В делах проворен, не игрок.

Девчонки льнут к нему как мухи —

Он им умеет угождать,

И те, что для него старухи, —

Ему, допустим, двадцать пять,

А им под сорок или больше, —

И те на адюльтер идут.

Терпеть была не в силах дольше —

«Всё, отомщу!» И вот я тут.


Гелза превращается в симпатичную девушку в розовом платье со стразами и проходит сквозь закрытую дверь в квартиру Василия.

Когда она разговаривает с Василием, то голос у неё молодой, а когда Гелза говорит «про себя», её голос становится холодным с металлическим оттенком. Во время разговора с Василием она старается держаться от него на расстоянии, – это видно со стороны. Сам же Василий, отвлечённый на неадекватное поведение посетительницы, не замечает этого.

Василий стоит посредине гостиной спиной к прихожей. Что– то почувствовав, он оборачивается и видит в дверях между прихожей и гостиной незнакомую девушку. Это неприятно его удивило.

Девушка выглядит привлекательно, но мелкие суетливые движения и искусственная улыбка с первых же секунд вызывают неприязнь.


ВАСИЛИЙ

Как вы вошли?

ГЕЛЗА

Открыто было.

ВАСИЛИЙ

Дверь на замке!

ГЕЛЗА

Я за собой,

Когда вошла, её закрыла.

ВАСИЛИЙ

Как вы узнали адрес мой?

Я на дому не принимаю

И этот адрес не даю.

Мой офис на Петровской…

ГЕЛЗА

Знаю.

Уж вы навязчивость мою

Простите. Ну, а адрес этот

Я прежде знала: здесь приём

Вели вы раньше. Прошлым летом

Сюда с подругою вдвоём

Мы приходили.

ВАСИЛИЙ

Вас не видел.

ГЕЛЗА

Да я на улице ждала.

Поддержка. Муж её обидел.

Она с изменой не смогла

Смириться, чуть не отравилась.

Таблеток разных набрала,

Но проглотить их не решилась,

А мужа, Борьку, прогнала.

И правильно. Он непутёвый,

Всегда компании, друзья…

А сколько раз давал ей слово,

Что он изменится, но я

Не верила ему. Поймите:

Мужик два метра высотой!

И что вы от него хотите,

Чтоб он весь день сидел с женой?

ВАСИЛИЙ

Какая связь тут?

ГЕЛЗА

Связь прямая:

Постель и секс.

ВАСИЛИЙ

Я – о другой.

ГЕЛЗА

А связи я другой не знаю.

Он каждый раз, придя домой,

О люстру бился головою.

Наташа лестницу брала

И лезла вверх с одной рукою,

Всё поправляла, как могла.

ВАСИЛИЙ

С одной рукою!

ГЕЛЗА

Вы хотите

Сказать: Наташа – инвалид?

Василий, вы меня простите,

Но вам ваш статус не велит

О девушках так отзываться!

Не понимаю вас. Она

Должна за что-то же держаться

Другой рукою?

ВАСИЛИЙ

(озадаченно)

Да, должна.

ГЕЛЗА

(видя, что Василий делает несколько шагов в её сторону)

Не подходите только близко —

Уже был случай у меня:

Он поступил так подло, низко,

Напал – с трудом отбилась я!

Остался шрам…

(Начинает поднимать подол платья.)

ВАСИЛИЙ

(торопливо)

Я верю, верю!

Не буду близко подходить.

Нельзя одною меркой мерить

Всех.

ГЕЛЗА

Да, но не могу забыть!

(Одёргивает платье.)

Как нелегко мне видеть было

Её потухший горький взгляд,

С трудом её уговорила

Прийти сюда.

Ну год назад

Она была. Ужель забыли?

ВАСИЛИЙ

(неуверенно)

Припоминаю что-то я…

ГЕЛЗА

Брюнетка, стрижка; здесь, на шее,

Едва заметный тонкий шрам,

Фигурами похожи с нею,

Поэтому пришла я к вам.

ВАСИЛИЙ

Поэтому?

ГЕЛЗА

Ну да, конечно!

Ведь я невестою была!

Петра, как лошадь за уздечку,

Сестра взяла и увела.

И он хорош: весёлый, добрый,

Не скажет слова поперёк —

Связался с рыжею оглоблей.

До свадьбы потерпеть не мог!

ВАСИЛИЙ

С какой оглоблей?

ГЕЛЗА

Ну, со Светкой!

Живёт на третьем этаже.

ВАСИЛИЙ

С сестрой?

ГЕЛЗА

Да не с сестрой – с соседкой!

Ей тридцать девять лет уже,

Три раза замужем – всё мало!

Ну я простила, а потом

Его сестра захомутала,

В кровати их застала днём.

ВАСИЛИЙ

Вы не лошадница, простите?

ГЕЛЗА

Да, в конный клуб пять лет хожу,

Могу вам рассказать, хотите?

ВАСИЛИЙ

Потом – возможно.

ГЕЛЗА

Расскажу

Сейчас, а то потом забуду,

Девичья память у меня.

Лошадки эти – просто чудо!

Их просто обожаю я!

За ними в стойлах убираю,

Овса в кормушки насыпаю,

Их на прогулку вывожу,

Особенно с одной дружу…

ВАСИЛИЙ

(перебивает её)

Простите, как вас…

ГЕЛЗА

Маргарита,

Но можно Роза или Рита,

Ещё каким-нибудь цветком —

Фиалкой, например.

ВАСИЛИЙ

(про себя)

Дурдом!

(Вслух.)

Я не ветеринар э… Роза… Рита…

(Про себя.)

Вконец запутала меня!

(Вслух.)

И сколько лошадям в корыто

Давать овса, не знаю я!

Не отвлекайтесь, объясните,

Что лично от меня хотите?

ГЕЛЗА

Чтоб жениха заговорили,

Чтоб он на сторону ни-ни!

ВАСИЛИЙ

А сами вы его простили?

ГЕЛЗА

Да что вы! Боже сохрани!

ВАСИЛИЙ

Так, может, лучше с ним расстаться?

ГЕЛЗА

А свадьба? Замуж я хочу!

Пусть будет он в ногах валяться,

Просить прощенья, проучу!

Так вы поможете?

ВАСИЛИЙ

Не знаю.

Наверно, нет.

ГЕЛЗА

Но почему?

ВАСИЛИЙ

Я ваших чувств не разделяю —

Желанья отомстить ему.

Что вы добьётесь? Чтобы рядом

Был нелюбимый? Для чего?

Жизнь вместе станет сущим адом,

И стоит ли оно того?

ГЕЛЗА

Ад – будет для него!

ВАСИЛИЙ

Прекрасно!

А вы…

ГЕЛЗА

Я буду наблюдать,

Как мается, и ежечасно

Ему ещё напоминать

О всех изменах.

ВАСИЛИЙ

Как жестоко!

ГЕЛЗА

Быть должен сильным приворот

И не иметь конца и срока.

ВАСИЛИЙ

До самой смерти?

ГЕЛЗА

(усмехаясь)

Точно, вот!

ВАСИЛИЙ

(о чём-то думает)

Я не возьмусь, Фиалка-Рита,

Отказ не буду объяснять,

Всё. Извините!

ГЕЛЗА

(перебивает)

Жизнь разбита,

И значит, свадьбе не бывать!

Не будет мужа, крошки дочки,

А может, дочек даже двух?

(Всхлипывает.)

На ножках – белые чулочки,

Банты…

Простите, что я вслух

При вас, но не могу сдержаться,

Так представляла их в мечтах!

И что теперь – одной остаться,

Как говорится, на бобах?

(Охает.)

А платье свадебное шила

Я на заказ у кутюрье!

Такие деньги заплатила —

Что с этим платьем делать мне?

А туфли, туфли! Если б знали:

Каблук огромный, вот такой!

(Показывает.)

Надеть лишь раз. Их мне прислали

Из Нидерландов.

Боже мой!

Как жить теперь, не представляю!

ВАСИЛИЙ

Зачем же убиваться так?

ГЕЛЗА

Я ваш отказ воспринимаю

Как посланный мне свыше знак.

(Мечтательно.)

Да, это будет так красиво:

Заходишь в синюю волну

Навстречу тихому приливу

И медленно скользишь ко дну.

Вокруг красивые кораллы

И стайки рыбок всех цветов,

Звучат торжественно хоралы

Из белоснежных облаков.

ВАСИЛИЙ

(скучным голосом)

Прилив, кораллы – здесь, в заливе?

ГЕЛЗА

Я это образно.

ВАСИЛИЙ

(в том же тоне)

Ну, да.

И синей там волны не видел —

Простая серая вода.

Самоубийц не отпевают,

В их честь хоралы не поют,

Их в крематории сжигают,

Ну, как поленья, в печке жгут!

ГЕЛЗА

Как после этого топиться?

Вы всё разрушили! Как быть?

ВАСИЛИЙ

Ещё в кого-нибудь влюбиться

И Петю своего забыть.

ГЕЛЗА

Я однолюбка. Жизнь пропала!

ВАСИЛИЙ

(про себя)

Опять шарманку завела.

(Вслух.)

Вам показаться б не мешало

Врачу

ГЕЛЗА

Не раз у них была.

Смотрели, слушали…

ВАСИЛИЙ

И что же?

ГЕЛЗА

Все говорят одно и то же:

Про нервы, стрессы – всё такое,

Но всё без толку, всё пустое!

ВАСИЛИЙ

Есть клиники…

ГЕЛЗА

Ну, не стесняйтесь.

Вы думаете, я того…

Сошла с ума?

ВАСИЛИЙ

Не обижайтесь,

Я дать хотел совет всего.

ГЕЛЗА

Советами по горло сыта!

Я не за этим к вам пришла.

ВАСИЛИЙ

Я очень сожалею, Рита,

(Смотрит на настенные часы.)

Приём закончен.

ГЕЛЗА

(взрывается)

Поняла.

Вы – как они! Вы все такие:

Налево любите гулять,

А мы, невесты молодые,

Должны измены вам прощать.

И ждать, когда угомонитесь?

А в пятьдесят иль шестьдесят,

Когда с годами превратитесь

В развалины, тогда опять

Вы к жёнам брошенным бежите —

За вами нужен ведь уход!

Ну, что так на меня глядите?

Неправда, что ли? Сами вот

Уже вы скольким изменили?

ВАСИЛИЙ

Простите, я не ваш жених.

ГЕЛЗА

Но для кого-то им вы были?

Любили вас?

ВАСИЛИЙ

В делах своих

Без посторонних разбираюсь.

Вы кто вообще? Кто вас прислал?

ГЕЛЗА

(переходит с агрессивного на жалобный тон)

Я просто объяснить пытаюсь,

Что он изменами достал!

ВАСИЛИЙ

Нет, не стыкуется здесь что-то,

А что – я не могу понять.

Уж очень сильно ей охота,

Чтоб согласился наказать

По полной парня.

Не садистка.

Неврастеничка – это да,

Играет будто роль – артистка!

Зачем она пришла сюда?

Упрашивает. Ведь могла бы

Пойти к другому иль хотя бы

Сказать мне так, но не идёт!

Да, странно девушка ведёт

Себя.

ГЕЛЗА

(читает его мысли, говорит про себя)

Так, нужно мне вмешаться:

В догадках далеко зашёл.

Ослаблю я немного хватку,

Чтоб экстрасенс в себя пришёл.

Задам другое направленье

Его уму.

Его мышленье

От мук сомнения избавлю,

Мысль в русло нужное направлю.

(Вслух.)

Наверно, это впрямь жестоко —

Насильно волю подавлять

Без края, временного срока

И жизнь фактически ломать,

Но безнаказанность не лучше:

Нельзя измены поощрять,

Что заслужил – то пусть получит!

За это нужно наказать!

Я не жестокая, поверьте,

Не жажду гибели его,

Хочу я мести, а не смерти!

Мы наказаньем одного

Спасём других!

Но я согласна

Желанье мщения смягчить:

Пускай не мается несчастный

До самой смерти, но любить

Одну меня всегда он должен,

Ко всем другим чтоб охладел.

Так наказать его возможно?

ВАСИЛИЙ

Печальный ждёт его удел.

(Про себя.)

Да чёрт с ней! Если так уж хочет,

Гипноз глубокий проведу,

Дам установку…

Ну, короче,

Согласен.

(Вслух.)

Так и быть, пойду

Навстречу вам.

(Про себя.)

И в самом деле,

Невесте изменил с сестрой,

Да и с другими был в постели!

Ведь нужно думать головой —

Уж коль собрался ты жениться,

Ходить налево не годится!

ГЕЛЗА

Я не ослышалась? Ведь вы

Мне отказали?

ВАСИЛИЙ

Да, увы,

По-обывательски понятно,

Что это делать неприятно,

Но, как специалист, скажу:

Профессией я дорожу!

Мне репутация важнее!


Гелза согласно кивает головой.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

Как странно: согласился с нею!

Но что-то – не могу понять —

Меня тревожит и опять,

Как и вначале было, давит

На ум и логику и ставит

В такое положенье, что

Я вынужден вновь делать то,

С чем внутренне я не согласен.

ГЕЛЗА

(про себя)

В своём упрямстве он опасен.

Его мышленье изменить

Не так-то просто. Подавить

Его гораздо б проще было,

Тогда над ним бы сохранила

Контроль тотальный, но есть «но»:

С ним это не разрешено.

(Вынимает из сумки фотографию Петра.)

(Вслух.)

Вот фотография, взгляните,

Жених мой.

(Не отдаёт снимок в руки Василию, а идёт к столу и кладёт его туда.)

Вы уж извините —

Другой найти не удалось

И взять из паспорта пришлось.

Отклеила я аккуратно.

Когда закончим, то обратно

Я вклею, а потом отдам

Заламинировать.

ВАСИЛИЙ

(в шоке от услышанного)

Но вам

Тогда б гораздо проще было

Сам паспорт принести сюда?

ГЕЛЗА

Не знаю, не сообразила.

Хотя всё это ерунда,

Не стоит даже волноваться:

Он не заметит.

ВАСИЛИЙ

Может быть.

Но, Маргарита, может статься:

Придёте плёнку заменить,

Заламинировать страницу —

Начнут вопросы задавать,

А то и вовсе могут сдать

В полицию. Что, мол, за птица…

ГЕЛЗА

(перебивает)

Давайте к делу перейдём

И наконец, сеанс начнём.

ВАСИЛИЙ

Но фотографии мне мало,

Мне нужно, чтоб он сам пришёл,

Хотя посмотрим для начала

На то, что есть. Прошу за стол.

ГЕЛЗА

Я постою.


Василий садится на стол, делает над снимком правой рукой кругообразные движения. На его лице появляется недоумение.


ВАСИЛИЙ

Не понимаю.

Я ничего не ощущаю.

(Про себя.)

Его не вижу средь живых,

Всегда тепло идёт от них,

А тут не чувствую его,

Как будто нету никого

Под снимком.

(Вслух, подбирая нужные слова.)

Пётр ваш… здоров?

Случиться что-нибудь внезапно

С ним может?

ГЕЛЗА

Смысл ваших слов

Мне непонятен.

ВАСИЛИЙ

Неприятно

Об этом спрашивать, но я

Вопрос задать вам всё же должен.

Прошу заранее меня

Простить, но чем-нибудь серьёзно

Не болен он…

ГЕЛЗА

(насмешливо перебивает)

Чтоб мог успеть

За это время умереть,

Пока я здесь?

ВАСИЛИЙ

Ну, в общем, да.

ГЕЛЗА

Я не затем пришла сюда,

Чтоб о болезнях говорить!

ВАСИЛИЙ

Я всё же должен был спросить.

(Он снова усиленно сканирует фотографию.)

(Про себя.)

И среди мёртвых нет его —

Не понимаю ничего!

От снимка холод не идёт —

Похоже, путь в тупик ведёт.

Тогда чей снимок предо мной,

Коль он ни мёртвый, ни живой?

Лицо обычное на вид

И ни о чём не говорит.

Ну, средний лоб, ну, скулы, взгляд…

Стоп!

(Внимательно всматривается в снимок.)

Нет зрачков! Глаза глядят

Как будто бы из пустоты

И сами по себе пусты,

Хотя ведь зеркалом души

Являются!


Василий отодвигает фотографию в сторону, недоумённо смотрит на посетительницу.


ВАСИЛИЙ

(вслух)

Ещё хотел бы вас спросить

И, если можно, получить

Ответ короткий и прямой.

ГЕЛЗА

Ну, сколько можно? Боже мой!

Зачем вообще я к вам пришла?

От вас я помощи ждала,

А вы – вопросы. Что ещё?

И так вам рассказала всё!

ВАСИЛИЙ

Где фотографию вы взяли?

ГЕЛЗА

Уже сказала вам вначале:

Из паспорта.

ВАСИЛИЙ

И кто на ней?

ГЕЛЗА

Ну, знаете! А поумней

Вопрос не можете задать?

Не буду даже отвечать!

ВАСИЛИЙ

Такого человека нет,

В природе он не существует —

Это искусственный портрет.

ГЕЛЗА

Недаром мнение бытует,

Что экстрасенсы все того…

(Крутит рукой у виска.)

ВАСИЛИЙ

Возможно. Только одного

Я всё же не могу понять:

Понадобилось удалять

Зрачки зачем?

ГЕЛЗА

(очень спокойно)

Их просто нет.

ВАСИЛИЙ

Как понимать мне ваш ответ?


ГЕЛЗА

Как вам угодно, как хотите.

Мне фотографию верните!


Гелза подходит к столу, за которым сидит Василий, и впервые оказывается с ним рядом. Василий ощущает холод, который идёт от неё.

Передавая фотографию, он касается руки Гелзы и непроизвольно отдёргивает свою: рука Гелзы – ледяная.

Гелза тем временем ставит на стол сумку, достаёт из неё портмоне, открывает его, кладёт туда фотографию, закрывает портмоне, кладёт его в сумку, закрывает сумку. Всё это она делает подчёркнуто неторопливо.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

Она холодная, как лёд!

Вот холод от кого идёт.

А я не мог понять сначала,

Вдруг почему мне зябко стало,

Когда в гостиную вошла?

Но скоро эта мысль ушла,

Я отвлечён был на другое:

На болтовню!

Меня в покое

Не оставляла ни на миг.

И лишь теперь вопрос возник:

Кто здесь стоит передо мной?

И этот кто-то не живой,

Он сделан будто изо льда.

Что вместо крови в нём – вода?

Энергетическое поле

Отсутствует.

Так кто же в роли

Девицы глупой выступает,

И маска чьё лицо скрывает?

ГЕЛЗА

(про себя)

Почувствовал моё дыханье,

Моё присутствие…

И страх

Уже застыл в его глазах!

Настанет скоро осознанье

Конечности пути;

признанье,

Что силы есть сильней его

И что не стоят ничего

Его мечты, его желанья!


Василий, сидя за столом и глядя на Гелзу снизу вверх (она стоит напротив него через стол), впервые встречается с её прямым пристальным взглядом.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

О, чёрт! Не может быть! Она

Мои читает мысли, боже!

Ей сущность вся моя видна,

Сама – закрыта!

Кто же, кто же

Сейчас стоит передо мной,

Отгородившись, как стеной?

(Вслух.)

Я поступить не мог иначе,

Сказал, как чувствую, как есть.


Василий тяжело поднимается, выходит из-за стола.


ГЕЛЗА

Да, это делает вам честь,

Но ничего уже не значит!

(Помолчав.)

Так много развелось людей,

Которые умно и смело

По поводу любого дела

Вещают, не подозревая

О главном: их-то жизнь земная

Закончилась!

Их срок истёк!

ВАСИЛИЙ

Не понял. Это что – намёк?

ГЕЛЗА

Нет. Обещание. До встречи,

Я в воскресенье к вам приду,

Вот так же, как сейчас, под вечер.

ВАСИЛИЙ

Меня не будет.

ГЕЛЗА

Я найду!

(Исчезает.)


Василий какое-то время находится в ступоре, потом, придя в себя, недоумённо смотрит по сторонам.


ВАСИЛИЙ

Вот чёрт, куда она девалась?

(Выглядывает в прихожую.)

И дверь на внутренний замок

Закрыта.

(Замечает её сумку.)

Сумка вот осталась.

(Механически вертит сумку, не рассматривая, бросает её в кресло.)

Что говорила там про срок,

Про воскресенье?

(Берётся за голову.)

Плохо мне!

Башка как будто бы в огне!

Как будто бы в костёр иль печь

Её засунули!

Нет, лечь

Мне нужно, чтоб прийти в себя,

Потом уж разбираться я

Начну в том, что сейчас случилось!

Ох, лучше б это всё приснилось!


Василий ложится на диван. Он тяжело дышит.

Через некоторое время раздаётся звонок в дверь.

Василий лежит неподвижно. Звонки повторяются.

Василий поднимается, чертыхаясь и слегка пошатываясь, идёт в прихожую, открывает дверь.

Входят Эльвира и Михаил.


МИХАИЛ

(возбуждённо)

А мы звоним, звоним – не слышишь?

Уже хотели уходить.

А что так тяжело ты дышишь?

С подружкой, что ли…

(Кивает в сторону гостиной.)

ЭЛЬВИРА

Так шутить

Тебе не надо лучше, Миша:

Выходит пошло у тебя.

МИХАИЛ

Прошу прощения, как вышло!

(Раскланивается перед Эльвирой.)

Вообще, шучу без спросу я.

ЭЛЬВИРА

Да, шутишь, но не остроумно.

МИХАИЛ

Зато понятно, не заумно!

Не так, как шутишь ты порой,

Что за издёвку юмор твой

Все принимают!

ЭЛЬВИРА

Вновь обида.

Не знаю, мог бы хоть для вида

Сдержаться раз, иль невтерпёж?

Себя ведь снова заведёшь.

ВАСИЛИЙ

(раздражённо)

Вы что, пришли ко мне ругаться,

Другого места не нашли?

ЭЛЬВИРА

(обиженно)

Ты, Миша, можешь тут остаться,

А я пойду.


Эльвира поворачивается, хочет уйти, Михаил удерживает её.


МИХАИЛ

Вдвоём пришли —

Вдвоём уйдём.

(Василию.)

Ты что, не в духе?

Чего набросился на нас?

ВАСИЛИЙ

Не делайте слона из мухи!

МИХАИЛ

(Эльвире)

Вот так всегда он, каждый раз:

Как скажет что-нибудь такое —

Потом как хочешь понимай,

Но всё равно – лицо-то злое!

Короче, ты давай решай:

Пускаешь нас иль мы уходим?

Не можем мы в дверях стоять.

Ау Василий!

(Несколько раз проводит ладонью перед его лицом.)

ВАСИЛИЙ

(придя в себя от внутренних мыслей)

Да, заходим.

МИХАИЛ

Гостеприимства не отнять —

Сама любезность!


Все проходят в гостиную.


ВАСИЛИЙ

Там, в подъезде,

Не встретили вы никого:

Девицу в розовой одежде?

Ну, платье в стразах?

МИХАИЛ

У него

Вкус изменился.

ВАСИЛИЙ

Я – серьёзно!

МИХАИЛ

Такое чудо невозможно

Мне было б не заметить, но

Увы и ах! – не суждено.

ЭЛЬВИРА

Там с парнем девушка стояла,

Но это явно не она —

В зелёной блузке и держала

Букет.

МИХАИЛ

И точно не жена —

Уж слишком сладко щебетали.

ВАСИЛИЙ

Нет, всё не то, не то, не то…


Василий ходит по комнате, не обращая внимания на Эльвиру и Михаила.


ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

От шуток от твоих устали,

Не понимает их никто.

ВАСИЛИЙ

(продолжает ходить по комнате)

Так, значит, всё-таки не вышла?

Исчезла просто, раз – и нет!

МИХАИЛ

(Эльвире)

В его словах немного смысла.

ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

В твоих – не больше.

МИХАИЛ

(Эльвире)

Явный бред:

Блондинка, стразы, улетела…

ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

Исчезла, он сказал.

ВАСИЛИЙ

(стоя у окна)

Тогда

Зачем была и что хотела?

МИХАИЛ

(Эльвире)

Таким не видел никогда

Василия.

ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

Он, правда, странный.

Попробуй с ним заговорить.


Василий уходит в ванную.


Куда ушёл?

МИХАИЛ

Закрылся в ванной…

ЭЛЬВИРА

(перебивает)

Пойди к нему.

МИХАИЛ

Зачем? Спросить,

Как мне пройти в библиотеку?

ЭЛЬВИРА

А вдруг он вздумает того…

МИХАИЛ

Брось, захотелось человеку

Зачем-то в ванную.

Его,

В конце концов, квартира.

Может

Он делать, что захочет, в ней.

ЭЛЬВИРА

Какой ты всё же толстокожий!

Непробиваемый!

МИХАИЛ

Эй, эй!

Я на такие оскорбленья

Могу ответить.

ЭЛЬВИРА

Знаю чем:

Мой милый Миша, без сомненья,

Ты дашь в скандалах фору всем!


В ванной раздаётся грохот, как будто что-то упало.


МИХАИЛ

Упало что-то, загремело.

ЭЛЬВИРА

Да, громкий звук. Сходи, узнай.

МИХАИЛ

Что мне узнать?

ЭЛЬВИРА

Узнай, в чём дело!

МИХАИЛ

Эльвира, ну не нагнетай.

ЭЛЬВИРА

Ведь ты же друг его! Ты должен…

МИХАИЛ

Что?

ЭЛЬВИРА

За него переживать.

МИХАИЛ

О, чёрт! Ну как с тобою сложно!

Всего-то нужно подождать —

И сам он выйдет.


Эльвира, не слушая Михаила, идёт в ванную, навстречу ей в комнату входит Василий. У него мокрые волосы, на рубашке пятна от воды.


ЭЛЬВИРА

Что случилось?

ВАСИЛИЙ

Случилось раньше и не там.

А там – лишь зеркало разбилось,

По центру лопнуло, напополам!

ЭЛЬВИРА

Как неприятно! Соберу осколки.

(Прислушивается к шуму, доносящемуся из ванной.)

Там не закрыта, кажется, вода.

(Уходит.)

ВАСИЛИЙ

(ей вслед)

Поосторожней – может рухнуть полка,

Она сломалась, держится едва.

(Ходит по комнате, о чём-то думает.)

МИХАИЛ

Василий, как ты… в целом? Всё нормально?

ВАСИЛИЙ

(останавливается напротив Михаила)

С чего вдруг беспокойство проявил?

МИХАИЛ

Как друг.

ВАСИЛИЙ

(испытующе смотрит на Михаила)

Понятно всё. С прицелом дальним:

Чтоб я к тебе Эльвиру приручил.


В коридоре появляется Эльвира. Услышав последние слова, она останавливается перед дверью в гостиную.


МИХАИЛ

Ты обещал.

ВАСИЛИЙ

Я обещал другое:

Узнать, чем дышит, и тебе сказать.

МИХАИЛ

Ну, а гипноз, внушенье, всё такое…

ВАСИЛИЙ

А «всё такое» нужно достигать

Умом, упорством, морем обаянья —

Ведь ты неотразим, как Аполлон!

Побольше, Миша, девушке вниманья,

Ну, и поменьше будь в себя влюблён.

Спокойной жизни вам не обещаю,

Но вспыльчивость со временем пройдёт.

МИХАИЛ

Я, Вася, ничего не понимаю.

ВАСИЛИЙ

Ну, к свадьбе, Миша, дело-то идёт.

Хотя и после будете бороться

За лидерство – никто не победит,

Но чаще уступать тебе придётся…

МИХАИЛ

(изумлённо)

Какая свадьба?

ВАСИЛИЙ

Свадьба предстоит.

МИХАИЛ

И в мыслях нет женитьбы у меня!

ВАСИЛИЙ

Не позже середины ноября.

ЭЛЬВИРА

(стоя в коридоре)

Ну, Миша, Мишенька, держись!

Хотел меня заколдовать!

Весёлую устрою жизнь!

Своё получишь! Будешь знать!

(Входит в гостиную.)

ВАСИЛИЙ

(встретившись с ней взглядом, говорит про себя)

Всё слышала. Всё поняла.

Попал, Мишаня!

ЭЛЬВИРА

(Василию)

Собрала

Осколки.

(Михаилу)

Миша, мы идём?

МИХАИЛ

Василий, мы с тобой потом

Ещё поговорим об этом?

(Василий кивает.)


Все идут в прихожую. Прощаются.

Василий возвращается в гостиную. Погружённый в свои мысли, ходит по комнате, его движения становятся нервными.


ВАСИЛИЙ

Что это было: помрачение рассудка,

Мираж, галлюцинация иль бред?

А может, чья-то дьявольская шутка?

Ушиба мозга неизжитый след?

Однажды было странное виденье.

Я как-то утром вышел на балкон,

Внизу стояла в чёрном, без движенья,

Фигура – не понять: она иль он.

Она стояла, на меня смотрела,

Как будто что-то мне сказать хотела,

И вдруг – исчезла! Я был поражён!

С меня слетел весь утренний мой сон,

По телу дрожь волною разлилась,

Потом температура поднялась…

Я заболел, полмесяца лечился,

Диагноз мне поставить не смогли,

С годами этот случай позабылся…

(Останавливается посредине комнаты.)

И вот теперь…

Явилась ниоткуда,

А дверь была закрыта, помню я.

А может, нет?

(О чём-то напряжённо подумав.)

Себе внушать я буду,

Что просто память подвела меня:

Войдя, не запер дверь я за собою.

Конечно же!

(Снова возбуждённо ходит по комнате. Резко останавливается.)

Но как она ушла?

Она стояла прямо предо мною —

И вмиг исчезла, будто не была!

(Что-то вспоминает.)

Ну, ладно, выскочила за мгновенье —

Готов и с этим согласиться я!

(Опять о чём-то думает.)

Но как найти другому объясненье,

Необъяснимому: ведь дверь моя

На внутренний замок была закрыта,

А значит, что никто не выходил?

(Трёт виски.)

И сумка не случайно ли забыта?

(Подходит к креслу, берёт сумку, открывает.)

Пустая абсолютно!

(Бросает сумку, сжимает голову.)

Нету сил!

Башка трещит от перенапряженья,

Мне кажется, мозги уже кипят!

Забыть, забыть, коль нету объясненья!

Инстинкт животный самосохраненья

Рассудок мой спасёт и строгий ряд

Упрямых фактов в подсознанье спрячет

И ясность мыслям снова возвратит!

Всё, что случилось, ничего не значит —

Так внутреннее «Я» мне говорит.

(Ложится на диван, проводит сеанс самовнушения.)

Я спокоен, мои мышцы расслаблены, я ощущаю тепло

в руках, оно разливается по телу. У меня нет тревожных

мыслей и ощущений. Я чувствую себя хорошо. Сегодня я

никого не принимал на дому, у меня не было пациентов.

Через три минуты я проснусь отдохнувшим, с хорошим

настроением.


Засыпает.

Тишина. Слышно, как тикают настенные кварцевые часы.


ВАСИЛИЙ

(просыпается, встаёт)

Уснул и не заметил как.

И сон занятный мне приснился:

Глубокий сумрачный овраг.

Зачем-то я на дно спустился.

Там у ручья росли цветы,

Едва сорвал – они завяли.

Потом, цепляясь за кусты,

Стал вверх карабкаться.

Летали

Большие птицы в вышине,

Я слышал взмахи сильных крыльев,

И даже показалось мне,

Что кто-то произнёс: «Василий!»

(Смотрит на часы.)

Так, пять часов, а в шесть приём.

Придёт клиент, мне нужно в офис.

Да, не забыть поздравить с днём

Рожденья секретаршу.

Очень

Она старается. Порой

Услужлива со мной чрезмерно.

Роман бы с девушкой такой,

Весёлой, стройной, молодой,

Я мог бы закрутить, наверно,

Но на работе не хочу —

Проблем лишь кучу получу.


Василий идёт к выходу. Замечает сумку, оставленную Гелзой, поднимает.


ВАСИЛИЙ

Так, странно. Не было её.

(Поднимает, открывает.)

Пустая. Как сюда попала?

Прийти в отсутствие моё

Никто не мог.

Начнём сначала.

Допустим всё же, кто-то был,

Тогда зачем он приходил?

И этот кто-то не мужчина,

По сумке – женщина была.

Чуть проясняется картина.

Узнать бы, кто и как вошла?

(Внимательно рассматривает сумку.)

Тисненье странное на коже:

Среди деревьев ряд могил,

Кресты – на кладбище похоже,

И знак каких-то высших сил.

(Вглядывается в него.)

Так, «вечность, бренность» по-латыни,

Ещё какие-то слова,

Сплетенье непонятных линий,

А в середине – голова,

Похожая на что, не знаю,

Но веет мрачным от неё

И чем-то горьким.

Вспоминаю

Я ощущение своё,

Похожее на то, что было,

Когда… когда я вёл приём.

Как я забыл? Ведь приходила

Сюда, ко мне, девица днём!

(Беспокойно ходит по комнате.)

От встречи в памяти осталось,

Что сразу странной показалась

Её манера говорить

И просьба к ней не подходить.

Взгляд, ускользающий и зыбкий,

Смотревший будто в никуда…

Лицо с искусственной улыбкой,

Без мимики почти всегда.

Ещё в ней что-то удивило,

Точней сказать – насторожило.

Но что – не помню, хоть убей!

Такого с памятью моей

Ни разу прежде не случалось!

От этой встречи не осталось

Следов, как будто стёрто всё!

Но кроме этого, ещё

Тревожит что-то, беспокоит,

Под сердцем неприятно ноет,

Какой-то страх вовнутрь проник,

Но отчего он вдруг возник?

(Останавливается, мучительно думает.)

Страх «новый», если только можно

Так выразиться, и несложно

Логически предположить:

Его источник должен быть

С девицей этой как-то связан,

К которой путь, увы, заказан.

Меж нами будто бы стена —

Непроницаема она!

Нет, не решается задача.

Тупик…

(Нервно ходит по комнате.)

А если мне иначе

Её попробовать решить?

При этом буду исходить

Из мысли я парадоксальной,

Что в человеке изначально,

Вернее, в психике его

Нельзя исправить ничего,

Нельзя дополнить, изменить,

А можно только подавить,

На нижний уровень отправить

И в подсознании оставить.

Казаться будет, всё в порядке,

Жить дальше можно без оглядки

На прежние проблемы, но

Всего событие одно,

Похожее на то, что было,

Проблему может с новой силой

Вновь возродить.

Так вот, моя

Проблема в том же. Понял я:

Свой страх насильно подавил!

Он, как волной, меня накрыл,

Как говорится, с головой,

И я, не видя путь иной,

Провёл сеанс самовнушенья,

Надеясь в нём найти спасенье,

Убрал из памяти, что было,

Всё, что девица говорила,

Но сумка снова возвратила

То, с чем я справиться не смог!

Ничем себе я не помог,

Проблему только вглубь загнал

И от её решенья стал

Лишь дальше!

Чтоб её решить,

Мне нужно всё восстановить!


Садится в кресло, принимает расслабленную позу, закрывает глаза, погружается в себя.


Пласт первый. Вот пришла девица,

Ей что-то нужно от меня…

Так, слёзы, платье и… сестрица.

Она при чём тут?

Дальше я

Не понимаю.

Роза… споры

О лошадях.

Какой-то бред

Про крематорий…

Разговоры

О женихе…

А мой совет

Расстаться с ним – не принимает,

Его в измене обвиняет…

Да, точно, хочет наказать!

Так, вижу, деньги предлагает…

Я не могу ей отказать,

Хотя и против…

Кто-то давит

На ум… и воле вопреки.

Я соглашаюсь. Это ставит

Меня в зависимость…

Руки

Её нечаянно касаюсь

И обжигаюсь – жгучий лёд!

Мне стало страшно. Я пытаюсь

Понять, кто это.

Не идёт

Энергия… Она – пустая!

Нет ничего. Она – мираж,

Фантом, видение – не знаю?

Её бесплотность ощущаю,

Не человек и не живая!

От этой мысли в холод аж

Так бросило, что плохо стало!

И прежде, чем она пропала,

Исчезла, ясно понял я,

Что, как рентген, насквозь меня

Просвечивает, что доступны ей

Все мысли в голове моей!

Потом я начал говорить…

Нет, этот пласт мне не открыть.

Задвинут чем-то он другим…

А дальше, что же там за ним?

Ещё, ещё ведь что-то было,

Ещё какие-то слова?

(Напряжённо думает.)

Про воскресенье говорила,

Что срок истёк…

Нет, голова

Устала, не соображает.

(Некоторое время сидит неподвижно.)

В итоге что всё означает:

Срок – воскресенье, что придёт

Без приглашенья, что найдёт

Меня везде, где б ни был я?

Ба!

(Хлопает себя ладонью по лбу.)

Это Смерть была моя!

Теперь понятно всё без слов,

Но к смерти… к смерти… не готов!


Поза Василия в кресле выражает крайнюю усталость и внутреннюю опустошённость. Рядом, на журнальном столике, зазвонил стационарный телефон. Василий смотрит на номер.


ВАСИЛИЙ

Ещё сестры недоставало!

И так уж было тут немало

Всего.


Тяжело вздыхает, включает громкую связь.

Высвечивается часть квартиры Ирины. Она сидит на диване с телефонной трубкой.


ИРИНА

Алло.

ВАСИЛИЙ

Привет.

ИРИНА

Ну, как дела?

ВАСИЛИЙ

Нормально.

ИРИНА

Я не сомневалась.

Два дня прошло – звонка ждала.

ВАСИЛИЙ

И что?

ИРИНА

Как видишь – не дождалась.

Звоню сама. Ты не забыл —

У Коли завтра день рожденья?

Когда позавчера ты был,

Тебя он лично пригласил.

Мы ждём тебя.

ВАСИЛИЙ

Я, к сожаленью,

Прийти, наверно, не смогу.

Мне правда жаль.

ИРИНА

Ну, без сомненья,

Я верю. Даже объясненье

Тебе найти я помогу:

Ты занят, болен, нету сил,

Ещё бы мог сказать «забыл»,

Но я напомнила. Прости.

Как можешь так себя вести

С родными?

Я не понимаю,

Я это свинством называю!

Ну, ладно, муж мой, Николай, —

Не хочешь видеться, общаться,

Но маму хоть не забывай!

Ты сын иль нет?

Ей волноваться

И так нельзя, а ты опять

Решил ей нервы потрепать!

Он, видите ли, не придёт,

Когда она всё время ждёт!

А между тем уже два дня

Всё время только про тебя

И говорит. Переживает,

Предчувствие её пугает:

Мол, с Васенькой стряслась беда.

Я говорю ей: никогда

Случиться ничего не может

С таким, как ты!

Её, похоже,

Мои слова не убеждают

И опасенья не снимают.

Приди и успокой её,

Конечно, если ты ещё

Не отказался от родных

И дело есть тебе до них!

ВАСИЛИЙ

Умеешь убеждать. Я буду.

ИРИНА

О господи, случилось чудо!

Уговорила! Завтра в шесть

Прибыть извольте, Ваша честь!


Василий сидит неподвижно, слышны короткие гудки от невыключенного телефона.

Картина шестая

Трёхкомнатная квартира Ирины и Николая Стоговых. В гостиной накрыт праздничный стол. В кресле, недалеко от стола, смирно сидит Тихон Глебович Храмов, или Тиша. На кухне Ирина и её школьная подруга Ольга Храмова что-то обсуждают. Ирина при этом делает последние приготовления для праздничного стола.

В комнате, где лежит Мария Яковлевна, находится её брат Григорий Яковлевич.


ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Да не вставай, лежи, лежи.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Уж не настолько я плохая.

Немного только поддержи.

(Поднимается с помощью Григория Яковлевича и опускается в кресло рядом с кроватью.)

Хочу попить немного чая.

(Показывает на кружку, стоящую на столике перед кроватью.)

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

(подаёт кружку)

Остыл. Я свежий заварю.

(Встаёт, хочет идти на кухню.)

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Не надо. Я уже привыкла

К такому.

(Делает несколько глотков.)

Вкус пропал. Я пью

Его, как воду.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Ты не сникла

И не сломалась. Молодец!

Даст бог, поправишься.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

(слабо усмехается)

Конечно.

Вот так же отвечал отец

Когда-то нам. А мы беспечно

Играть любили рядом с ним:

Шумели, прыгали…

Считали,

Что будет он всегда живым,

Что он поправится…

Не знали,

Что смерть уже пришла в наш дом!

(После паузы.)

И вот теперь…

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Зачем об этом?

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Да поздно будет уж потом:

Венки, поминки… Этим летом

Умру я, Гриша.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Маша…

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

(перебивает)

Да!

Не спорь, пожалуйста, я знаю.

Поэтому и ты сюда

Приехал.

Да, я понимаю:

Успеть застать меня живой!

Пришла от Иры телеграмма?

Ты можешь говорить со мной

Нисколько не смущаясь, прямо.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Нет, Маша, я приехал сам.

До этого мы говорили

По скайпу

По её словам,

Нет изменений. Мы решили,

Что я приеду навестить

И поддержать тебя морально,

А не затем, чтоб хоронить.

И может, всё не так печально?

Глаза живые у тебя

И внешне выглядишь неплохо,

И искренне надеюсь я

На улучшение.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Нет, плохо,

Всё плохо, Гриша! Но сейчас

Смерть не пугает, не волнует:

Придёт в назначенный мне час

И, как любого, не минует.

Я попросить хочу тебя,

Потом, когда меня не станет,

Пройди по тем местам, где я

Гулять любила.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Сердце ранят

Твои слова…

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

И поклонись

Им от меня. Сама хотела

Я съездить в Томск – жаль, не успела…

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Исполню всё!


Гостиная. Ирина приносит две тарелки с закусками, ставит на стол. Осматривает его. Переставляет несколько блюд. Тиша по-прежнему смирно сидит в кресле.


ИРИНА

(Тише)

Тебе не скучно одному?

ТИША

Не беспокойтесь.

ИРИНА

Скоро сядем.

ТИША

Да ничего…

(Ирина нечаянно роняет салфетку.)

Я подниму!

(Быстро поднимает салфетку и подаёт Ирине.)

ИРИНА

Спасибо, Тишенька.

Мой дядя…

ТИША

Он к вашей матушке зашёл,

Марии Яковлевне.

ИРИНА

Тиша,

Как рада я, что ты пришёл!

(Тиша смущается.)

Прости ещё раз! Глупо вышло

Тогда…

Мой Коля виноват.

Его я сильно отругала!

ТИША

Я не сержусь и тоже рад

У вас в гостях быть.

ИРИНА

Как сказала

Потом мне Оля, получил

Ты от удара сотрясенье?

Ты снимок делал?

ТИША

Да, ходил

К врачу тогда. Но в заключенье

Врач написал, что у меня,

Ну, выражаясь по-простому

Ушиб обычный. Шишка.

ИРИНА

Я

Переживала! Даже в кому

Впадают люди!

Вот на днях

Смотрела, Тиша, передачу

Про гонщика. Он там, в горах,

Ударился о камень… Плачут

Его родные…

ТИША

У меня

Всё хорошо.

ИРИНА

Ну, слава богу!

(Уходит на кухню.)


На кухне.


ОЛЬГА

А ничего, что Николай

Нас с Тишею на день рожденья

Не приглашал?

ИРИНА

А ты считай,

Что получили приглашенье

Вы от меня, как от него.

ОЛЬГА

А он-то знает?

ИРИНА

Да, сказала.

ОЛЬГА

Хочу, Ириша, одного:

Чтоб только не было скандала!

Твой Коля резкий на слова.

Я помню, в прошлый раз едва

Спор о политике зашёл,

Такие он слова нашёл,

Что все надолго замолчали,

А после расходиться стали!

И позже тоже отличился.

За что в Василия вцепился?

Что на него тогда нашло?

Что там у них произошло?

ИРИНА

Всё Новый год забыть не можешь?

ОЛЬГА

Я так перепугалась…

Боже,

Как на Василия кричал!

Я думала, полезет драться!

И Тише по лицу попал…

ИРИНА

Нечаянно.

ОЛЬГА

Но извиняться,

Как полагается, не стал!

ИРИНА

Он, Оля, извинился позже,

Когда всё кончилось, признал,

Что был неправ. Я, кстати, тоже

За Колю извинилась.

ОЛЬГА

Да.

Но Тиша был под впечатленьем:

Его не били никогда!

Удар был сильным потрясеньем

Для тонкой психики его!

Он впечатлительный, ранимый…

ИРИНА

Да Николай махнул всего

Рукой, а в это время мимо

Твой Тиша проходил…

ОЛЬГА

Махнул?

Да Тиша с ног слетел, Ириша!

Ещё и опрокинул стул

На голову себе! Мой Тиша

Потом ещё к врачу ходил!

ИРИНА

Я знаю.

ОЛЬГА

Сотрясенье мозга

Он от паденья получил!

ИРИНА

Лишь шишку.

ОЛЬГА

Всё равно – серьёзно!

Сегодня не хотел идти

На день рождения: боится,

Что может вновь произойти

Скандал какой-нибудь?

Случится

У них конфликт между собой,

А пострадает Тиша мой!

Что поделить они не могут?

Что выясняют? Мне, ей-богу,

Как Тише, боязно, Ириша!

ИРИНА

Пусть не волнуется твой Тиша,

Ты тоже успокойся.

ОЛЬГА

Но…

ИРИНА

Всё с Колей обговорено.

А Тиша… С Тишей так уж вышло,

Случайно всё произошло…

Четыре месяца прошло —

Пора уже забыть об этом!


Из комнаты Марии Яковлевны выходит Григорий Яковлевич. Подходит к Тихону Глебовичу.


ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Свою сестру приехал навестить.

ТИХОН ГЛЕБОВИЧ

Издалека?

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Из Томска, из Сибири.

Ей нелегко… Да что там говорить:

Болеет тяжело! Спасибо Ире —

Ухаживает… Маша хвалит дочь!

Да, зная Иру, – я не сомневаюсь,

Что это так: она всегда помочь

Готова людям.

Ирой восхищаюсь!

Я, кажется, представиться забыл:

Григорий Яковлевич, брат Марии.

ТИХОН ГЛЕБОВИЧ

(встаёт)

Я – Тихон Глебович.


Обмениваются рукопожатиями.


ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Товарищ был,

Лет двадцать как уехал из России,

И тоже Тихон Глебович, как вы.

ТИХОН ГЛЕБОВИЧ

У всех людей есть тёзки.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Вы правы.

Но вот что интересно: в девяностых,

Когда Союз распался и непросто

Здесь стало жить, уехать он решил.

Мне на прощанье, помню, говорил:

«Тут будущего нет!» – и звал с собой.

Я не разубеждал, но выбор свой

Уже я сделал.

Где-то через год

Пришло письмо, и вновь меня зовёт

И пишет: «О таком и не мечтал!

Увидел мир! В другую жизнь попал!»

Лет через пять – ещё одно письмо,

Похожее на первое оно:

«Хорошая работа, быт налажен,

Нет с языком проблем, недавно даже

Взял дом в кредит».

И после замолчал

На много лет…

Недавно разыскал

Меня «В контакте». Вновь общаться стали

По скайпу и другие зазвучали

Слова и интонации, и сам

Опустошённым выглядит…

Он там,

Как сам признался, не завёл друзей,

С женой давно развёлся, нет детей;

И всё острее чувство ностальгии

По прошлому, по Томску, по России!

В порыве откровенности сказал,

Что в шестьдесят меж двух миров застрял!

Там жить не хочет, возвращаться – поздно,

И ничего исправить невозможно!


Ирина и Ольга на кухне.


ИРИНА

Я помню, ты мне говорила,

Что Тиша в партию вступил.

В какую только? Я забыла.

ОЛЬГА

В «Единую Россию».

Был

Сначала против, не хотел,

Политику терпеть не может!

Спасибо свёкру – он сумел

На сына повлиять.

Я тоже

Ему все уши прожужжала,

Просила, чуть не умоляла,

Но если бы не свёкор, то

Не согласился б ни за что!

Мой свёкор хваткий и толковый:

С Зюгановым сначала был,

Потом с Явлинским, позже снова

Немного взгляды изменил,

Подался в партию Лужкова,

Почти два года в ней пробыл.

В региональном отделенье

Он, за недюжинное рвенье,

Недолго в рядовых ходил

И вскоре должность получил,

И даже кепкой наградил

Лужков его!

Потом возникла

«Единая Россия». Сникла,

Завяла партия свёкрова,

И начинать карьеру снова

Пришлось ему уже в «Единой

России».

Тут он преуспел!

О чём мечтал, к чему стремился,

Здесь наконец-то он добился

И получил то, что хотел:

Власть, деньги…

Через год сидел

В администрации района

Над головою, как икона,

Портрет ВВ! И вместо «Форда»

На новом «Мерседесе» гордо

Он разъезжает. Позже дачу

Купил в Сосново. Вот что значит

Во власти быть!

А Тиша мой

Окончил школу с золотой

Медалью; Политех потом;

И даже там, в кругу своём,

Одним из лучших был всегда,

С ним познакомилась тогда.

Пятнадцать лет прошло с тех пор…

ИРИНА

К чему весь этот разговор?

ОЛЬГА

Его обходят молодые,

Нахальные и пробивные!

Работой Тишу загружают,

А сами кофе пьют, болтают!

Проектировщик он – и что?

Долги, кредиты…

ИРИНА

Но зато

В Египте каждый год бываешь

И гардероб свой обновляешь.

(Показывает на красивую блузку на Ольге.)

Коттедж купили.

ОЛЬГА

Ипотека.

Платить нам до скончанья века

Теперь придётся! Нет, Ириша,

Пойми, я не хочу, чтоб Тиша

Всю жизнь проекты рисовал

И портил зренье!

Обещал

Мне свёкор: если Тиша вступит

В «Единую Россию», то

Его пристроит или купит

Местечко.

ИРИНА

Некрасиво.

ОЛЬГА

Что?

ИРИНА

Ну, это всё.

ОЛЬГА

Да брось, Ириша!

Ты рассуждаешь, как мой Тиша.

(Показывает наверх.)

Они воруют миллионы,

И наплевать им на законы!

Кому порядочность нужна?

Мешает только жить она!


Звонит сотовый телефон Ирины.


ИРИНА

(по телефону)

Ну, Коля! Скоро ты? Мы ждём.

Нет, без тебя мы не начнём.

Кто именинник: ты иль я?

Да нет, не злюсь.

Пришли: моя

Подруга с мужем, мамин брат,

Григорий Яковлевич. Рад?

Я – тоже. К маме он зашёл.

Василий? Нет, не подошёл,

Но скоро будет. Точно, да!

А граф с графиней, как всегда,

Прибыть изволят позже всех.

Ну, с ними просто смех и грех:

Особый статус, этикет,

Чего давно в помине нет!

Поторопись, мы ждём тебя.

Да, стол уже накрыла я.

ОЛЬГА

Обычно шумно тут у вас,

Народу много.

ИРИНА

В этот раз

Нам с Колею не до веселья:

Болеет мама. День рожденья

Мы не хотели отмечать,

Как раньше. Ну, и приглашать

Гостей не собирались тоже.

ОЛЬГА

Однако пригласили всё же?

ИРИНА

Приехал к маме брат её,

Переживает за неё.

Вдруг граф с графиней позвонили,

Поздравить Колю вдруг решили.

Два года не были у нас,

Но почему-то в этот раз

Быть непременно захотели!

Он – Колин дядя.

ОЛЬГА

В самом деле

Он граф?

ИРИНА

Я знаю то, что жил

Чиновник в позапрошлом веке.

В семье об этом человеке

Известно мало.

Он решил

Узнать о предке. Заплатил

Какой-то фирме. Вскоре дали

Ему бумагу – написали,

Что, мол, чиновник был такой,

Но что является роднёй,

Сказать не могут однозначно

И намекнули им прозрачно:

Чтоб до конца всё прояснить,

Ещё придётся заплатить.

Но им и этого хватило,

Фантазия всё довершила!

Они себя считают ныне:

Он – графом, а жена – графиней!


Звонок в дверь. Ирина идёт в прихожую, открывает дверь. Входит Василий.


ВАСИЛИЙ

Привет.

ИРИНА

Привет!

Спасибо, что пришёл!

Вчера у нас конфликт произошёл.

По телефону резко говорила,

Эмоциям поддавшись, обвинила

В пренебреженье к маме, к Николаю.

Хоть это правда, всё же я считаю,

Что выраженья нужно выбирать

И даже в обвиненьях меру знать.

Поэтому хочу я извиниться!

Надеюсь, на меня не будешь злиться?


Василий молчит. Ирина внимательно смотрит на него.


ИРИНА

Случилось что-то? Странно так глядишь…

В чём дело, Вася? Почему молчишь?

ВАСИЛИЙ

Случилось, не случилось – всё равно

Вас с мужем не касается оно!

ИРИНА

Зачем грубишь?

ВАСИЛИЙ

Я просто отвечаю.

ИРИНА

Так, значит, всё же злишься?

Понимаю.

Но лучше б, Вася, злился на себя.

ВАСИЛИЙ

С тобой не собираюсь спорить я!

ИРИНА

На том спасибо.

ВАСИЛИЙ

К маме я пойду.

(Проходит мимо Ирины.)

ИРИНА

(ему вслед)

Когда садиться будем – я зайду

И позову тебя…


В дверях кухни появляется Ольга.


ОЛЬГА

Что это с ним? Он вежливый обычно.

Его таким мне видеть непривычно!

ИРИНА

Сама не знаю. Он же не сказал.

Не с той ноги с утра, наверно, встал.


Звонок в дверь. Ирина открывает, входит Николай.


ИРИНА

Ну, наконец-то! Мы тебя заждались.

Пора за стол садиться.


Николай кивком здоровается с Ольгой, она так же ему отвечает.


НИКОЛАЙ

Все пришли?

ИРИНА

Ну, как обычно, двое задержались:

Граф и графиня.

НИКОЛАЙ

Надо ж, снизошли!

ИРИНА

Иди, переоденься побыстрей.


Николай уходит в спальню. Видно, как он там переодевается.

Раздаётся звонок в дверь. Ирина открывает. Входят Геннадий Фёдорович и Ксения Петровна Стоговы, граф и графиня. Они здороваются с Ириной.

Из спальни в прихожую входит Николай.


НИКОЛАЙ

(иронично)

Не верю собственным глазам:

Графиня Ксения Петровна!

Как только удаётся вам

Так выглядеть всегда?

Вы словно

С картины Рубенса сошли!

Мария Медичи!

ГРАФИНЯ

Кто это?

НИКОЛАЙ

Не видели её портрета?

ГРАФИНЯ

Нет. В чём же сходство с ней нашли?

НИКОЛАЙ

Ум, знатный род и красота,

И в обхожденье простота!

ГРАФИНЯ

(польщённая)

Ну, если так…

(Графу.)

Подай, мой друг,

Мне веер. Душно что-то здесь.


Граф достаёт из сумки складной веер и подаёт ей. Обмахиваясь им, она проходит в гостиную. Граф идёт за ней. Графиня манерно рассматривает всех присутствующих. Со стороны это смотрится нелепо и смешно.

Комната Марии Яковлевны. Она по-прежнему сидит в кресле, ждёт Василия. Он входит, здоровается, целует её в щеку.


МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

(радостно)

Ну, как ты, Васенька?

ВАСИЛИЙ

Нормально.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

(Берёт его руку в свою.)

Я так соскучилась! Ждала!

ВАСИЛИЙ

Я приходил на днях, но в спальню

Не заходил.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Да, я спала.

Лекарство приняла. Сказала

Мне позже Ира. Извини!

ВАСИЛИЙ

Ну, что ты, мама!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Если б знала,

Дождалась бы.

Все эти дни,

Наверно, Ира говорила,

Переживаю за тебя,

Поэтому вчера звонила.

Не отвлекла от дела я?

ВАСИЛИЙ

Конечно нет.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Вдруг страшно стало,

Как будто бы с тобой беда!

Поговорила – полегчало,

Но ненадолго. А когда

Потом уснула, сон приснился:

Как будто ты в овраг спустился.

Там, у ручья, росли цветы.

Ты их сорвал – они завяли.

Потом, цепляясь за кусты,

Стал вверх карабкаться.

ВАСИЛИЙ

Летали

Большие птицы в вышине…

Я слышал взмахи сильных крыльев,

И даже показалось мне,

Что кто-то произнёс: «Василий»!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Откуда знаешь?

ВАСИЛИЙ

Этот сон

Вчера я тоже видел. Он

И мне приснился.

Да, занятно…

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Мне, Вася, было неприятно:

В руках увядшие цветы,

Вокруг колючие кусты,

Овраг заросший и глубокий,

И ты какой-то одинокий,

Как будто потерял себя…

Так жалко стало мне тебя!

ВАСИЛИЙ

Ну, слёзы-то зачем? Не надо!

Не придавай значенья снам.

Всё хорошо!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Я очень рада,

Что ты пришёл! Но скоро там,

(Показывает на дверь.)

Наверное, пора садиться,

Все гости в сборе?

ВАСИЛИЙ

Что с того?

Застолье будет долго длиться.

Поздравлю позже я его.

Я о другом переживаю.

Прости, пожалуйста, меня

За то, что редко навещаю,

Что заставляю ждать тебя,

Что невнимателен…

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Ну, что ты,

Ты самый лучший сын! Работы,

Я знаю, много у тебя.

Не обижаюсь вовсе я!

ВАСИЛИЙ

Я – эгоист!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

(отрицательно качает головой)

Нет-нет! Неправда!

Ты вырос правильным!

ВАСИЛИЙ

Прости!

Глаза открылись. Замечаю

То, что не видел…

(Тяжело вздыхает.)


Одновременно в гостиной идёт застолье.

Речи присутствующих не слышны. Сначала встаёт Ирина и поздравляет Николая с днём рождения. Все встают, чокаются с Николаем, пьют, садятся, закусывают.

Потом поднимается граф и тоже поздравляет Николая. Он при этом жестикулирует с бокалом в руках, проливая вино на скатерть. Небольшая суматоха, он продолжает свою речь.

Опять все встают, чокаются с Николаем, пьют… Потом встаёт Ольга. Говорит своё поздравление. Мы слышим конец её речи.


ОЛЬГА

… И, наконец, ещё желаю

Побольше денег, чтобы ты

Осуществил свои мечты!

НИКОЛАЙ

Какие именно?

ОЛЬГА

Не знаю.

Мечты – твои, тебе – видней!

(Передаёт Николаю конверт с деньгами.)

ГРАФ

За это выпить предлагаю!

НИКОЛАЙ

Спасибо, Ольга.

(Смотрит на пустой бокал Ирины.)

ИРИНА

Да, налей.


Николай наливает в бокал Ирины вина. Все чокаются с именинником, пьют, закусывают.


ГРАФИНЯ

Нет, денег много не бывает,

Мне постоянно не хватает.

Вчера пошла на рынок я —

Люблю побаловать себя

Деликатесами. И что же?

Намного стало всё дороже!

Прошло всего-то две недели,

А цены так на всё взлетели,

Что уложилась еле-еле

В две тысячи! Какой-то консенс!

НИКОЛАЙ

Наверное, графиня, нонсенс.

ГРАФИНЯ

Неважно.

А на днях зашла

В торговый центр. Не нашла

Приличной юбки! Обошла

Три этажа – одно и то же!

Всё друг на друга так похоже!

Безвкусица, дешёвый клич!

НИКОЛАЙ

Сказать хотели, верно, «китч»?

ГРАФИНЯ

(недовольно)

Неважно!

ИРИНА

(тихо Николаю)

Что ты поправляешь?

Её ты этим обижаешь!

Как знает, так и говорит..

НИКОЛАЙ

(тихо Ирине)

По мне – так лучше пусть молчит!

ГРАФИНЯ

И что в итоге: выбираю

Из этого и покупаю.

Ведь статус требует затрат!

А граф мой, как всегда, не рад.

Всё хочет сэкономить…

ГРАФ

(смущённо)

Ксюша,

Неинтересно это слушать

Присутствующим.

ГРАФИНЯ

(с искренним удивлением)

Разве?

ГРАФ

Да.

ГРАФИНЯ

Тебе бы спорить лишь всегда!

НИКОЛАЙ

Ну, что вы, очень интересно!

ГРАФИНЯ

Действительно?

НИКОЛАЙ

Да-да, конечно.

Какой размер, фасон, расцветка,

Какая ткань: в полоску, в клетку?

Я тоже юбочку хочу.

Когда к шотландцам полечу,

Надену.


Ирина что-то тихо говорит Николаю. Встаёт из-за стола, обращается к гостям: «Мне Коля нужен на минутку – помочь на кухне». Уходит.

Следом за ней встаёт и уходит Николай.

На кухне.


ИРИНА

Про юбку очень остроумно —

Смеяться хочется безумно!

Ты что недавно обещал?

НИКОЛАЙ

Да ничего я не сказал

Такого…

Пошутил немного.

Чушь собирает…

ИРИНА

Ради бога,

Не начинай! Прошу тебя!

НИКОЛАЙ

Ну хорошо, не буду я

Шутить над ней.

ИРИНА

И остальными.

НИКОЛАЙ

Ну, ладно, ладно, и над ними.

ИРИНА

Ты должен уважать гостей!

НИКОЛАЙ

(иронично)

Мне извиниться перед ней?

Два года не были – явились!

Как попугаи нарядились!

Чего-то корчат из себя!


Ирина безнадёжно машет рукой и возвращается за стол, за ней идёт Николай.


ОЛЬГА

Не отвлекайся, Тиша, кушай.

Не нужно в споры их вникать.

Пускай болтают – ты не слушай!

Тебе ещё котлетку дать?

ТИША

Спасибо, Оленька, мне хватит.

ОЛЬГА

Ну, вот ещё! Ты мало съел!


Ольга кладёт в его тарелку котлету. Тиша тяжело вздыхает, отрезает от котлеты кусочек, подносит ко рту.


ОЛЬГА

Поосторожней! Ты на скатерть

Подливку капнул.

ТИША

Не хотел…

ОЛЬГА

(графине)

Мой Тиша прямо как ребёнок!

Мы в браке с ним двенадцать лет,

А кажется, почти с пелёнок

Вожусь с ним…

(Кладёт ему в тарелку несколько ложек винегрета.)

Кушай винегрет.

ГРАФИНЯ

(разглядывает Тишу)

Он выглядит для глаз приятно:

Подобрана одежда в тон!

Стиль чувствуется. Вероятно,

Журналы мод читает он?

ОЛЬГА

Нет, я сама всё подбираю.

ГРАФИНЯ

(покровительственным тоном)

Вкус неплохой.

ОЛЬГА

Благодарю!

ГРАФИНЯ

Хотя, конечно… я не знаю…

Всегда открыто говорю…

Рубашку б лучше посветлее

И галстук с бисером бы к ней —

Тогда бы шарм был! Красивее

Смотрелся б. Нужно вам смелей

Одежду подбирать для мужа.

Поверьте мне: не будет хуже!


Ольга смотрит на неё, как на сумасшедшую, отворачивается.


НИКОЛАЙ

(уже слегка захмелевший)

А Тиша что у нас молчит?

Он что, немой? Не говорит?

ОЛЬГА

Я поздравление сказала

И от себя, и от него.

НИКОЛАЙ

А Тиша что?

ОЛЬГА

А разве мало?

НИКОЛАЙ

Услышать я хочу его.

Хоть пару слов!

ИРИНА

Ну, Коля, хватит!

Захочет – скажет сам потом!

ОЛЬГА

Оставь в покое Тишу!

НИКОЛАЙ

(Ольге)

Значит,

Не дашь сказать ему?

ОЛЬГА

(Николаю)

В своём

Репертуаре, как обычно!

НИКОЛАЙ

Решаешь за него сама?

А он…

ИРИНА

(перебивает Николая)

Веди себя прилично!

НИКОЛАЙ

А он без твоего ума,

Твоих советов неспособен

Решенья принимать?

ИРИНА

(Николаю)

Уймись!

НИКОЛАЙ

Так прямо ни на что не годен?

Несчастный Тиша!

ИРИНА

Извинись!

НИКОЛАЙ

(Ольге)

За что? За то, что захотела,

Чиновником чтоб Тиша стал?

ОЛЬГА

Тебе до этого нет дела!

НИКОЛАЙ

Пристроить свёкор обещал?

А Тиша хочет? Ты спросила?

ОЛЬГА

Мы разберёмся без тебя!

НИКОЛАЙ

Опять за Тишу всё решила!

ОЛЬГА

И что? Не собираюсь я

Перед тобою объясняться!

НИКОЛАЙ

Ты Тише рот не затыкай!

ОЛЬГА

Я не хочу с тобой ругаться!

Пожалуйста, не приставай!

НИКОЛАЙ

Мне тоже до тебя нет дела!

Мне Тишу жалко! Ты его

Похожим сделать захотела

На свёкра.

ОЛЬГА

Ну, и что с того?

НИКОЛАЙ

Пусть скажет сам, и станет ясно,

Что спорю, может быть, напрасно?

Если с тобой согласен он,

То, значит, всё: вопрос решён!


За столом воцаряется тишина. Все смотрят на Тишу.


ТИША

(тихо, ни на кого не глядя)

Мне нравится моя работа.

НИКОЛАЙ

(торжествующе)

Ну, что? Прав оказался я!

ОЛЬГА

Доволен! Проявил заботу!

Злодейкой выставил меня!

Как будто зла ему желаю!

Не ты, а я его люблю!

И будет так, как я считаю!

Вмешательства не потерплю!

НИКОЛАЙ

(саркастически)

Ягнёнка в волчью стаю? Дура!

Другая у него натура!

С волками он не сможет жить!

Чиновником не может быть:

Он не умеет воровать!

Ты хочешь жизнь ему сломать?

ОЛЬГА

О, господи! Я так и знала:

Не обойдётся без скандала!

Не можешь, чтобы не учить,

Как поступать, как думать, жить!

Самоуверенно считаешь,

Что лучше всех всё понимаешь,

Что можешь за собой вести,

Но здесь не профсоюз, учти,

Который ты создал недавно

На предприятии. Ты явно

И нас всех в члены записал,

Мы слушаться должны?

Достал!

(Поворачивается к Ирине.)

Ирина, ты мне обещала,

Что обойдётся без скандала!

Поверила, пришла, а зря:

Теперь, тебе благодаря,

Должна выслушивать нападки!

Хорошие у вас порядки:

Гостей за праздничным столом

Ругать!

(Встаёт.)

Достаточно!

(Тише.)

Идём!


Ольга идёт к выходу. Тиша остаётся за столом. В дверях гости ной Ольга останавливается и удивлённо смотрит на Тишу.


ОЛЬГА

Ты что, не слышал, что сказала?

ТИША

(тихо)

Ещё немного посидим.

ОЛЬГА

Так, этого мне не хватало:

Стал возражать? Поговорим,

Когда вернёшься.

(Николаю.)

Ну, доволен

Своим влияньем на него?

НИКОЛАЙ

Он принимать решенья волен

Самостоятельно. Его

Я ни к чему не принуждаю.

ОЛЬГА

(с обидой и со слезами)

Да вижу…

(Уходит.)

ИРИНА

Оля, подожди!

(Встаёт из-за стола, убегает вслед за Ольгой в прихожую.)

НИКОЛАЙ

Признаться, Тиша, удивил

Тем, что характер проявил,

Себя мужчиной показал,

Чего совсем не ожидал!

ГРАФ

(графине)

Я ничего не понимаю:

То он на Тишу нападает,

То хвалит вдруг и называет

Мужчиной? Объясни!

ГРАФИНЯ

Не знаю.

ТИША

Не надо Оленьку ругать!

Остался, чтобы вам сказать

Об этом! Было неприятно

Мне слушать! Если просит стать

Чиновником, то я…

НИКОЛАЙ

Понятно.

Ты жизнь свою не ставишь в грош,

А значит, и себя! Ну, что ж…


Из прихожей за стол возвращается Ирина.


ТИША

Я больно делать не хочу

Ни Оле, ни кому другому!

НИКОЛАЙ

Святой средь нас!

ИРИНА

(Николаю)

Молчи!

НИКОЛАЙ

(иронично)

Молчу!

(После паузы.)

Жаль, что по случаю такому

Кагора нет…

ТИША

Ну, я пойду.


Тиша уходит. Ирина идёт за ним в прихожую.

Граф и графиня смотрят ему вслед с недоумением, какое бывает у людей, столкнувшихся с чем-то непонятным. На лицах Ирины и Григория Яковлевича сочувствие. Николай смотрит с раздражением.

За столом долгая неловкая тишина.


НИКОЛАЙ

Да, некрасиво получилось.

Черт дёрнул за язык меня

Про свёкра вспомнить!

Разозлилась —

Ответила. А после я

Уже не смог остановиться,

Завёлся, не сдержал себя!

Проблема в том, как говорится,

Что Ольге не нужна синица…

Ей мало быть простой мещанкой —

Быть хочет столбовой дворянкой!


Наполняет бокалы вином, себе наливает водку.


НИКОЛАЙ

Да, жизнь в стране несправедлива!

А жить-то хочется красиво!

Власть много людям обещает

И даже что-то выполняет,

Но этого, конечно, мало!

Я думаю, пора настала

Не только ей рукоплескать,

А требовать и заставлять

В стране реформы проводить,

Коррупцию искоренить,

Украденное отобрать

И за хищения сажать

Пожизненно!

Пускай заплатят

Свободой!

(Выпивает водку.)

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Я боюсь, не хватит

Нам тюрем.

НИКОЛАЙ

Да? А стадионы?

Поместятся там миллионы!

Чтоб спать, там есть уже скамейки,

Осталось выдать телогрейки,

Поставить вохровцев вокруг…

А если кто захочет вдруг

По глупости своей сбежать —

На поражение стрелять!

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Жестоко!

НИКОЛАЙ

Я шучу, конечно,

Но и терпеть нам бесконечно

Нельзя!

Ну, в общем, мысль простая:

Достойной жизни я желаю

Не только для себя – для всех!

Судите сами – просто смех,

Какие пенсии, зарплаты?

Бюджетники в чём виноваты?

Не говорю про матерей,

Пособия для их детей —

Стыдоба!

Двадцать первый век,

А миллионы человек

Всё так же в нищете живут

И ничего уже не ждут

От жизни! Будущего нет!

Где справедливость?


Во время разговора Николая с Григорием Яковлевичем граф занят исключительно употреблением пищи. Графиня, напротив, с нарастающим испугом вслушивается в их разговор.


ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Много лет

Точней, веков, о ней мечтают,

Но как достичь её, не знают!

Взять Мора, Кампанеллу или

Руссо того же. Посвятили

Всю жизнь борьбе за…

ГРАФ

(отвлекается от еды)

Извините…

НИКОЛАЙ

Вы что-то, граф, сказать хотите?

ГРАФ

Да, Кампанелла, Кампанелла —

Не тренер сборной по футболу?

НИКОЛАЙ

Отнюдь, граф, это не Капелло.

ГРАФ

Досадно!

НИКОЛАЙ

Отчего ж?

ГРАФ

(сконфуженно)

Так…

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Произволу

Власть предержащих дать хотели

Альтернативу: мир другой,

Который по иной модели

Построен был бы.

НИКОЛАЙ

По какой?

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

По справедливой.

Не сложилось.

Минуло несколько веков —

И ничего не изменилось

По существу.

НИКОЛАЙ

Что мир таков?

Он безнадёжен?

(Григорий Яковлевич неопределённо пожимает плечами.)

А Россия?

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Не мне судить. Я не мессия!

Хотя тревожно иногда.

НИКОЛАЙ

Ну расскажите мне тогда.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Сегодня власть и бизнес стали,

Как Янус – целое, одно!

НИКОЛАЙ

Не понял я, что вы сказали,

Но продолжайте всё равно.

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Власть стала бизнесом доходным!

Ошеломляет рост зарплат,

Льгот; привилегий длинный ряд!

Твердят, что способом подобным

Коррупцию искоренят!

За деньги нравственность не купят,

Лояльность – да! И то на срок.

Но не пойдёт им это впрок!

И что в конце концов получат:

Лжепатриотов, холуёв

Тьму карьеристов и воров?

Во власть должны идти – служить!

Служить – отечеству народу!

Должны свою страну любить

Не по приказу не в угоду

Стоящим выше их по чину

По должности иль по деньгам!

Пока обратную картину

Я вижу к сожаленью, там!

Как следствие, проблемы будут

Со временем лишь нарастать!

Хотя они уже повсюду,

И будет их потом решать

Вдвойне сложнее новой власти…»


Граф и графиня на другом конце стола тихо разговаривают между собой.


ГРАФИНЯ

Так, всё, вставай, уходим!

ГРАФ

(недовольно)

Ксюша…


Граф цепляет вилкой кусочек мяса, подносит ко рту. Графиня останавливает его руку и опускает вилку с мясом в обратно в тарелку.


ГРАФИНЯ

Я не хочу их больше слушать:

Они ругают власть!

ГРАФ

И что?

ГРАФИНЯ

А если вдруг услышит кто?

Вон, форточка открыта!

ГРАФ

Ксюша…


Граф берёт бокал с вином, подносит ко рту. Графиня снова останавливает его руку и опускает бокал на стол.


ГРАФИНЯ

Ты знаешь, и у стен есть уши!

Уже, блаженненький, забыл,

Как на допросы ты ходил?

ГРАФ

Ну, вспомнила! Когда то было?

В андроповские времена!

Другое время наступило,

Другою стала и страна;

За анекдоты не сажают,

А пенсию не отберут!

ГРАФИНЯ

Лишь дураки так рассуждают!

(Граф удивлённо вскидывает голову.)

Договоришься – и придут!

ГРАФ

Ну, ладно… Ну, чего ты, Ксюша?

ГРАФИНЯ

Как Тиша, лучше б молча кушал!

ГРАФ

Да я же в споры их не лез!

Про Кампанеллу лишь спросил!

ГРАФИНЯ

Тебе он нужен позарез?

Ты без него всю жизнь прожил!

А вдруг он этот… запрещённый?

ГРАФ

Ты думаешь?

ГРАФИНЯ

А вдруг?

ГРАФ

Тогда…

ГРАФИНЯ

Тогда всё это незаконно!

Вставай, уходим, ну!

ГРАФ

(торопливо)

Да-да…

ГРАФИНЯ

Вы, Николай, нас извините,

Но нам пора.

НИКОЛАЙ

(со скрытой иронией)

А «кофий» пить?

ГРАФ

Нет-нет, спасибо!

НИКОЛАЙ

Как хотите.

ГРАФ

(манерно раскланивается)

Позвольте поблагодарить

За угощение!

НИКОЛАЙ

(встаёт)

Ну, что вы!

Я должен вас благодарить.

Честь оказали!

(Тоже раскланивается перед графом.)

Буду снова

Вас рад принять!


Граф бурчит что-то невнятное в ответ, графиня недовольно фыркает. Идут в прихожую.

Проводив Тишу, Ирина возвращается в гостиную. В дверях она сталкивается с графом и графиней. Они поспешно прощаются и уходят.


ИРИНА

(подходит к столу)

У них встревоженные лица.

(Николаю.)

Опять ты что-то натворил,

Пока я с Ольгой объяснялась

И с Тишей после?

НИКОЛАЙ

Показалось.

Им ничего не говорил,

Напротив, кофе предложил.

Они от кофе отказались,

В углу о чём-то пошептались

И быстро вдруг засобирались.

ИРИНА

Так, ни с чего? Не может быть?

НИКОЛАЙ

Твой дядя может подтвердить!


Григорий Яковлевич кивает. Ирина всё равно недоверчиво смотрит на Николая. Он наполняет бокалы вином. Один протягивает Ирине. Она отказывается. Николай ставит его на стол. Другой бокал подаёт Григорию Яковлевичу. Себе наливает рюмку водки. Григорий Яковлевич делает несколько глотков. Николай залпом выпивает водку.


НИКОЛАЙ

А кстати, где твой брат Василий?

На день рожденья пригласили

Его.

ИРИНА

Он в комнате у мамы.

НИКОЛАЙ

День выбрал подходящий самый.

То он подолгу не заходит,

А тут пришёл и не выходит

Весь вечер.

ИРИНА

Пусть поговорят.

НИКОЛАЙ

Да я не против, даже рад,

Что вспомнил наконец про мать!

ИРИНА

Тебе бы всех критиковать!

НИКОЛАЙ

Не помешало б уваженья

Ему немного проявить!

Он приглашён на день рожденья,

На мой, Ирина! Значит, быть

Он должен тут!

(Хлопает ладонью по столу.)

ИРИНА

(насмешливо)

Как страшно, боже!

(Серьёзно.)

Хоть именинник ты, но всё же

Не забывайся!

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

(встаёт)

Мне пора.

Скажите Маше, что с утра

Я не приду, что есть дела,

Ну, чтоб напрасно не ждала.

ИРИНА

Пожалуйста, не уходите.

Ещё не поздно.

НИКОЛАЙ

Извините,

Что не сдержался, хлопнул я

Ладонью по столу! Меня

Порой заносит!

ГРИГОРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Ничего.


Григорий Яковлевич идёт в прихожую, Ирина провожает его.

Николай сидит за столом, вяло ковыряясь вилкой в салате.

Возвращается Ирина. Устало садится за стол.

Из комнаты Марии Яковлевны выходит Василий.


НИКОЛАЙ

Смотрите, кто сюда идёт!

Василий! Лёгок на помине!

Мы о тебе, прекрасном сыне,

Здесь говорили!

ВАСИЛИЙ

(не глядя на Николая, обращается к Ирине)

Где мне сесть?

НИКОЛАЙ

Василий оказал нам честь:

Хоть под конец, но появился!

Не сильно, видно, торопился?

ИРИНА

(показывает на стул недалеко от себя)

Тут, где обычно ты сидишь.


Ирина накладывает Василию в тарелку салат, второе.


ВАСИЛИЙ

Спасибо. Хватит.

НИКОЛАЙ

Говоришь,

Мать попроведать ты решил?

Только за этим приходил?

ВАСИЛИЙ

Ещё поздравить с днём рожденья.

НИКОЛАЙ

Неужто вспомнил? Я в волненье!

Весь во вниманье! Поздравляй!

А впрочем, нет! Не начинай!

Налью сначала. Что ты будешь?

Надеюсь, речь ты не забудешь?

На выбор: водка, есть вино,

Коньяк семь звёзд?

ВАСИЛИЙ

Не пью давно.

НИКОЛАЙ

Но тут не пьянка – день рожденья!

И можно сделать исключенье!

ВАСИЛИЙ

Нет, я не буду!

ИРИНА

(Николаю)

Что пристал?

Он ясно же тебе сказал!

НИКОЛАЙ

(язвительно)

Ну да, конечно, извините!

(Ирине.)

И ты не будешь?


Ирина отрицательно качает головой. Звонит её сотовый телефон. Ирина встаёт, уходит с ним на кухню.


НИКОЛАЙ

Как хотите.

(Наливает себе рюмку водки.)

Да, разрешаю: так и быть,

Ты можешь речь не говорить!

Без поздравленья обойдусь:

Слов искренних я не дождусь!

Неправду будешь говорить,

А мне потом благодарить!

(Выпивает водку.)

Скажи, колдун, мне про другое.

ВАСИЛИЙ

Я – не колдун!

НИКОЛАЙ

Да, что такое?

А кто же ты? Ах, да, забыл!

Действительно, ты говорил…

Ты этот… экстрасенс. Ну, как же:

Звучит таинственно и важно!

Как получилось, объясни:

Те, кто работают, – в тени,

За труд копейки получают,

А шарлатаны процветают?

Какая польза от тебя,

Давно понять пытаюсь я.

Руками сделал ты хоть что-то?

Вот, например, моя работа:

Ремонт станков, пусконаладка.

Ну, вся механика на мне…

Чтоб техника была в порядке,

Я нужен! Ясно?

ВАСИЛИЙ

Да, вполне.

(После паузы.)

Есть вещи тоньше и сложнее,

Чем вся механика твоя!

НИКОЛАЙ

Я потрясён! Я смят! Скорее,

Василий, просвети меня!

Но впрочем, кое-что я слышал

И про тоннель, про яркий свет,

Что кто-то там из тела вышел,

Про ауру и прочий бред!

Мне это всё неинтересно!

Хочу, чтоб поразил меня

Чем-то таким, чтоб мог конкретно

Потом проверить это я!

ВАСИЛИЙ

Уволят осенью с работы

За то, что профсоюз создал.

Там кляузу напишет кто-то

Из тех, кому ты доверял!

И будешь долго ты судиться,

Но через год восстановиться

Сумеешь всё же.

НИКОЛАЙ

(громко смеётся)

Во, даёшь!

(Резким тоном.)

Так запросто в глаза мне врёшь!

Людей за дураков считаешь

И с умным видом им вещаешь,

Что в голову придёт! Но я

Не из таких! И ты меня

Не проведёшь!

ВАСИЛИЙ

Не собираюсь.

Сказал, как вижу. Ошибаюсь

Иль нет – потом увидишь сам.

НИКОЛАЙ

(насмешливо)

За это денег я не дам:

Не на приёме. Кстати, сколько

Ты за гадания берёшь?

Небось три шкуры с них дерёшь?

ВАСИЛИЙ

Одной хватает!

НИКОЛАЙ

Да! И только?

ВАСИЛИЙ

(отодвигает от себя тарелку)

Чего ты хочешь?

НИКОЛАЙ

Раздражает

Самоуверенность твоя!

Она общаться мне мешает.

ВАСИЛИЙ

Мне – не мешает!

НИКОЛАЙ

Вижу я!

ВАСИЛИЙ

(встаёт)

Ну, я пойду.

НИКОЛАЙ

Держать не стану!


Василий идёт к выходу. Их кухни в гостиную входит Ирина.


ИРИНА

Василий, ты куда?


Василий не отвечает, проходит мимо неё и выходит из квартиры.


ИРИНА

(Николаю)

Что с ним?

(Николай пожимает плечами.)

Ты всех характером своим

Достал!

Вновь нагрубил ему?

Тебе не стыдно самому?

(Николай усмехается.)

Эх, Коля, Коля…


Ирина поворачивается и идёт в комнату матери.


Комната Марии Яковлевны


МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Как день рождения прошёл?

Довольны гости?

ИРИНА

Да, конечно.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Проститься Вася не зашёл.

Он обещал…

ИРИНА

Ну, Вася вечно

Спешит куда-то. Позабыл.

Рассеянным сегодня был…

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Нет, если Вася обещает,

То обещанье выполняет.

ИРИНА

Тогда не знаю, почему.

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Наверное, не дал ему

Зайти твой муж?

ИРИНА

Ну что ты, мама!

Тебя послушаешь – так прямо

Злодей какой-то Николай!

Прошу тебя: не нагнетай!

Ну, да, ругаются, бывает,

Но это же не означает,

Что Коля может запретить

Ему в квартиру приходить

И навещать тебя?

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Не знаю…

ИРИНА

Ну перестань! Я умоляю!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Я слышала, как Коля твой

Кричал на Васю! Муж твой злой!

Зачем он Васю обижает?

Чем Вася жить ему мешает?

ИРИНА

Всё дело в том, что нет у них

Того… Ну, как сказать? Что их

Объединяло б. И отсюда

Их неприятие друг друга.

Ну, и характеры ещё:

В штыки воспринимают всё!

МАРИЯ ЯКОВЛЕВНА

Нет, это Коля нападает!

Общаться с Васей он мешает!

ИРИНА

Да, он несдержан и горяч…


На глазах Марии Яковлевны появляются слёзы.


ИРИНА

О, нет, пожалуйста, не плачь!


Мария Яковлевна отворачивается к стене.


ИРИНА

Я только тем и занимаюсь,

Что помирить вас всех пытаюсь!

В итоге крайняя опять…

Упрёки… А меня понять

И пожалеть никто не хочет!


Мария Яковлевна не отвечает. Постояв, Ирина выходит из комнаты. В гостиной видит Николая. Он всё ещё сидит за столом. Ирина резко направляется к нему.


ИРИНА

Всех близких захотел рассорить?

Там мама плачет, брат ушёл!

Что за привычка вечно спорить,

Всех обвинять?

Ты превзошёл

Себя сегодня! Отличился!

Досталось всем гостям!

«Герой!»

За что на брата ополчился?

В чём виноват перед тобой?

НИКОЛАЙ

Сказал я правду!

ИРИНА

Да какую?

Иначе думает, живёт?

Одежду носит он другую:

Костюм и галстук?

И не пьёт?

А может, то, что на заводе

Он не работает? Тут – да!

Но в этом преступленья вроде

Нет никакого? Что тогда?

НИКОЛАЙ

Он шарлатан!

ИРИНА

(устало)

Так, всё сначала!

Другого и не ожидала!

НИКОЛАЙ

Психологом он раньше был,

Образованье получил.

Ещё я это принимал…

Ну, а потом-то кем он стал?

И кстати, за его учёбу

Платило государство, чтобы

Он людям пользу приносил,

А чем ему он отплатил?

Разводит лохов, психопатов,

И деньги чуть ли не лопатой

Гребёт!

ИРИНА

Поэтому скандал

Опять устроил?

НИКОЛАЙ

Я сказал,

Как есть.

Не скрою: мне обидно,

Что так несправедливо всё!

ИРИНА

А может, что-нибудь ещё?

НИКОЛАЙ

Не понял?

ИРИНА

Может быть, завидно,

Что получает больше он?

НИКОЛАЙ

Нет, я не этим возмущён!

Пусть миллионы получает,

Но честно чтоб! Пусть не считает

Всех остальных за дураков!

Смириться с этим не готов!

(Бьёт кулаком по столу.)

Ну, а когда он заявляет,

Что будто видит или знает.

Что в будущем случится,

я

Не в силах сдерживать себя!

Он заявил перед уходом,

Пока на кухне ты была,

Что плохи у меня дела:

Уволят осенью с работы

За то, что профсоюз создал;

Что кляузу напишет кто-то

Из тех, кому я доверял;

Что буду долго я судиться;

Но через год восстановиться

Сумею всё же! Но откуда

Ему-то знать? Болтун твой брат!

ИРИНА

Я больше повторять не буду:

Не ссорь нас всех!

НИКОЛАЙ

Я – виноват?

Он мелет чушь – я должен верить?

Смеёшься, что ли?

ИРИНА

У тебя

Возможность будет всё проверить.

НИКОЛАЙ

Да уж теперь проверю я!

ИРИНА

Мне всё равно, кем ты считаешь

Василия, важней сейчас

Другое: маму обижаешь,

До слёз доводишь!

НИКОЛАЙ

(удивлённо)

Вот те раз!

Не делал ничего плохого

Марии Яковлевне я.

ИРИНА

А мама мнения другого,

Оно важнее для меня!

Она считает, ты мешаешь

Общаться с Васей!

НИКОЛАЙ

Ерунда!

Ты просто брата защищаешь!

Сама придумала? Ведь да!

ИРИНА

Она сейчас лежит и плачет,

На нас обиду затая,

А ты всё споришь, споришь…

Хватит!

Не дам в обиду брата я

И маму тоже!

Ей осталось

Так мало жить! Не допущу,

Чтоб плакала, чтоб обижалась.

Себе я это не прощу,

Да и тебе!

Не замечаешь —

Стал Вася реже приходить

Из-за того, что начинаешь

С ним сразу спорить и грубить!

Надеюсь, понял ты? И, кстати,

Он здесь родился, и ему

Здесь часть принадлежит.

И платит

За долю он.

НИКОЛАЙ

Я не пойму,

На что ты, Ира, намекаешь?

Мне вещи, что ли, собирать?

ИРИНА

Послушай, поступай, как знаешь,

То, что хотела я сказать,

Сказала!

НИКОЛАЙ

Так, коту под хвост

Тринадцать лет семейной жизни!


Ирина уходит на кухню, Николай, задумавшись, сидит за столом.

Картина седьмая

Лестничная площадка перед двухкомнатной квартирой Эльвиры. Михаил и Эльвира подходят к двери. У Михаила игривое настроение, Эльвира тоже кажется весёлой.


ЭЛЬВИРА

Ну вот, пришли.

МИХАИЛ

Девятая квартира?

Девятка для меня счастливое число!

ЭЛЬВИРА

Кто б сомневался!

МИХАИЛ

Так и есть, Эльвира.

ЭЛЬВИРА

Сегодня с ним тебе не повезло.

МИХАИЛ

Не может быть?

ЭЛЬВИРА

К себе не приглашаю.

МИХАИЛ

Что, даже чашки чая не нальёшь?

ЭЛЬВИРА

Не обойдётся чаем?

МИХАИЛ

Обещаю!

Эльвира, только чай!

ЭЛЬВИРА

Потом уйдёшь?

МИХАИЛ

Конечно, разумеется!

ЭЛЬВИРА

Не знаю.

Вести себя прилично будешь?

МИХАИЛ

(радостно)

Да!

ЭЛЬВИРА

(с напускной строгостью)

Веселья твоего не разделяю!

МИХАИЛ

(принимает строгий вид)

Серьёзен так, как в жизни никогда

Я не был раньше!

ЭЛЬВИРА

Хочется мне верить,

Хотя ведь знаю, что впускаю зря!


Эльвира достаёт из сумки ключ, открывает входную дверь.

Они входят в квартиру. В прихожей Эльвира включает свет, и первое, что видит Михаил, – посреди прихожей стоит большой сердитый кот в жилетке с британским флагом.


ЭЛЬВИРА

Мой Жорик.

МИХАИЛ

(озадаченно)

Это кот иль бультерьер?

ЭЛЬВИРА

(наклоняется, гладит кота)

Похоже, испугался кавалер?

МИХАИЛ

Какой здоровый! Это кто – британец?

ЭЛЬВИРА

Да, это мой тот самый иностранец,

Который родом не из этих мест

И только натуральное всё ест!

МИХАИЛ

И спит с тобой!

ЭЛЬВИРА

И охраняет тоже

Моё почти что девственное ложе!

Два года всё же замужем была…

Сам понимаешь – не одна жила!


Эльвира и Михаил снимают куртки, Михаил вешает их на вешалку, проходят в гостиную. Кот идёт за ними.


МИХАИЛ

Любила мужа?

ЭЛЬВИРА

Я уже не знаю.

Мне было двадцать, он ровесник мой.

Хотя теперь, спустя пять лет, считаю,

Что, в общем, был он парень неплохой.

Ревнивый только. Это раздражало,

К тому же повода я не давала.

Он, правда, часто баловал меня,

Ему за это благодарна я!

Любил машины, скорость, и однажды

На повороте занесло его…

Через отбойник вылетел и дважды

Перевернулся… Три часа всего

Прожил… В реанимации скончался.

А у меня лишь перелом ноги!

Вот этот перстень от него остался.


Показывает Михаилу перстень с рубином на правой руке. Кот трётся об её ноги. Она снова наклоняется и гладит его.


ЭЛЬВИРА

Соскучился, весь день сидишь один,

Мой маленький хозяин, господин!

МИХАИЛ

Погладить можно?

ЭЛЬВИРА

Ну, рискни, попробуй!


Михаил хочет погладить кота, но тот начинает шипеть. Он отдёргивает руку.


МИХАИЛ

Какой сердитый! Я не видел, чтобы

Кот так глядел! Не нравлюсь я ему!

ЭЛЬВИРА

Я думаю, понятно почему:

Ревнует Жорик!

(Берёт кота на руки, целует в нос.)

Чай я обещала.

Ты посиди, освойся для начала,

А я – на кухню, приготовлю чай,

(Иронично.)

Раз пить так хочешь!

В общем, не скучай!


Эльвира с котом на руках уходит на кухню.


МИХАИЛ

(ходит по комнате)

Ну, вот я тут! Два месяца прошло…

Прибавится к трофеям чашка чая!

И то, скорей, мне просто повезло:

Весь вечер Эля мягкая такая

Была со мной…

Подумал даже я:

Не то здесь что-то? Неспроста всё было?

За время встреч – всего лишь два-три дня

Не спорила со мной и не язвила!

А тут такая… слов не подобрать:

Что говорил – со мною соглашалась!

Для виду – перед дверью побрыкалась!

Ну, пара шуток…

Как её понять?

Уловка это иль она сдаётся?

Флаг белый подняла? Сейчас начнётся

Капитуляция?

Моя осада

Её сломила? Разобраться надо!


Михаил ходит по комнате, нечаянно задевает высокий торшер в виде букета из металлических цветов, который стоит возле дивана. Торшер падает – Михаил успевает его поймать.

Некоторое время разглядывает его, чуть толкает, и торшер опять падает. Михаил снова ловит его и ставит на место.


МИХАИЛ

Тяжёлый, неустойчивый какой…

Зачем такие делают? Не знаю.

Заденешь чуть рукой или ногой —

Он тут же валится…

(Подходит к стеклянному шкафу, на полках которого несколько кубков, медалей и грамот.)

Я открываю

Эльвиру с неизвестной стороны:

Пловчиха. Защищала честь страны?

(Рассматривает награды.)

Нет – города.

Теперь понятно стало,

Что в ней нашёл. Но почему скрывала,

Что бывшая спортсменка, как и я?

Эльвира, удивила ты меня!


Входит Эльвира с подносом, на нём всё для чая. Расставляет на столе чашки и т. д. Михаил стоит рядом.


ЭЛЬВИРА

Глядишь, как будто ждёшь ещё чего-то?

Я обещала, Миша, только чай.

МИХАИЛ

Конечно, помню я. Страсть как охота

Попить чайку!

(Садится за стол.)

Полнее наливай.

Я дома пью из кружки… из литровой,

А тут всего на несколько глотков!

ЭЛЬВИРА

Не беспокойся, Миша, выпьешь – снова

Налью.


Некоторое время пьют молча. Причём Михаил только два раза прикоснулся к чашке.


ЭЛЬВИРА

Как чай?

МИХАИЛ

Божественный! Нет слов!

ЭЛЬВИРА

А вид такой, как будто заставляют!

Ты два глотка и сделал-то всего.

МИХАИЛ

Смакую просто, аромат вдыхаю…

(Машет ладонью над чашкой, втягивает в себя воздух.)

Какой букет! Вкуснее ничего

Ещё не пробовал!

(Слегка морщась, делает ещё один глоток.)

ЭЛЬВИРА

Недавно то же

Ты про коньяк армянский говорил?

Что, неужели так они похожи?

МИХАИЛ

Поставь их рядом – я б не отличил!

(Про себя.)

Так, светская беседа затянулась…

Ну, всё – приличье мной соблюдено,

И понимающе Эльвира улыбнулась…

Прокола быть сегодня не должно!

Не зря Эльвира в гости пригласила?

Не зря такой приветливой была?

И про свою постель не зря шутила.

Что девственная, мол…

Мне знак дала?


Михаил вопросительно смотрит на Эльвиру, она непринуждённо улыбается.


МИХАИЛ

Я тут подумал: мы с тобой сидим

Без музыки… И не танцуем даже…

ЭЛЬВИРА

Но мы общаемся.

МИХАИЛ

Потом поговорим.

Надеюсь, в танце ты мне не откажешь?


Не дожидаясь ответа Эльвиры, идёт к музыкальному центру, включает, находит подходящую музыку, подходит к Эльвире.


МИХАИЛ

Сто лет не танцевали мы с тобой!

ЭЛЬВИРА

Да мы всего два месяца знакомы!

МИХАИЛ

День за год _у меня идёт с тобой!

И праздник у меня: впервые дома

Я у тебя! Прошу!


Михаил подаёт Эльвире руку, они выходят на середину комнаты и начинают танцевать танго. Из кухни в комнату входит кот. Он садится на пол, недалеко от танцующих и, не отрываясь, наблюдает за Михаилом. Михаилу это не нравится. Во время танца Михаил прижимает Эльвиру к себе, но она отстраняется. Через некоторое время Михаил снова прижимает её к себе и пытается поцеловать в губы. Эльвира отклоняет голову, и Михаил целует её куда-то около уха. Не дожидаясь окончания музыки, Эльвира прекращает танцевать и со словами «Мне нужно выйти. Я сейчас вернусь» уходит на кухню. Михаил недовольно смотрит ей вслед, усмехается. Замечает кота, который неотрывно наблюдает за ним. Подходит к нему.


МИХАИЛ

Ну что сидишь? Что смотришь? Шёл бы спать!

Коты все дрыхнуть любят! Сторож хренов!

(Кот начинает шипеть.)

Мне на твоё шипение плевать!

ЭЛЬВИРА

(входит в комнату)

Какая выразительная сцена!

Ругаешься с котом?

МИХАИЛ

Нет, кот со мной!

Шипит!

Когда он, кстати, появился?

Ещё при муже?

ЭЛЬВИРА

(выключает музыкальный центр, садится за стол, берёт кота на руки)

Жорик, что с тобой?

Ты почему на Мишу рассердился?

(Кормит кота какими-то сладостями со стола, тот с удовольствием ест.)

Нет, появился позже, через год.

Пришла с работы – у дверей котёнок

Мяукает и плачет, как ребёнок!

Взяла к себе. С тех пор так и живёт.


Эльвира занята котом: кормит его, целует. Михаил смотрит на всё это с возрастающим раздражением.

Эльвира, наконец, отвлекается от кота, опускает его на пол и выразительно смотрит на часы.


МИХАИЛ

Ты намекаешь – нужно уходить?

ЭЛЬВИРА

Час ночи скоро! Чаем напоила,

Как ты просил…

МИХАИЛ

(с вызовом)

Хочу ещё побыть!

ЭЛЬВИРА

Я чувствовала: зря тебя впустила!

МИХАИЛ

А что ещё ты сделала не так?

Что стала танцевать со мной?

ЭЛЬВИРА

Наверно.

МИХАИЛ

Сказала б прямо.

ЭЛЬВИРА

Прямо – это как?

Что не хочу?

МИХАИЛ

Хотя бы так примерно.

ЭЛЬВИРА

Ты гость, а гостя надо уважать!

Хозяйка быть должна гостеприимной!

МИХАИЛ

А почему тогда поцеловать

Не разрешила?

Хочется невинной

И целомудренной казаться?

ЭЛЬВИРА

(иронически)

Да!

МИХАИЛ

Такую роль тебе играть не поздно?

ЭЛЬВИРА

Ты очень утомляешь иногда

И умудряешься простое сделать сложным!


Михаил о чём-то задумывается и через некоторое время принимает какое-то решение.


МИХАИЛ

Гостеприимство – это хорошо!

Веселие продолжить предлагаю!

Ты отказать не можешь! Значит – что?

(Встаёт и как бы обращается ко всем воображаемым гостям.)

От имени хозяйки объявляю:

Всем веселиться можно до утра!

(Идёт к музыкальному центру, включает его.)

Погромче музыку!

(Прибавляет громкость.)

И танцы до упаду!

(Подходит к Эльвире.)

Позвольте пригласить?

ЭЛЬВИРА

Тебе пора!

МИХАИЛ

Ах, дама не желает! И не надо!


Михаил выходит на середину комнаты. Танцует. Набор мало совместимых движений: это и элементы чечётки, и что-то напоминающее цыганочку: хлопает себя по коленям, по груди и даже пускается вприсядку, при этом чуть не падает, успев упереться рукой в пол. Во время танца он нечаянно задевает торшер, и тот падает. В последний момент Михаил успевает его поймать.


МИХАИЛ

(закончив танцевать)

Ещё не все движенья отточил.

ЭЛЬВИРА

Со штангой управляешься ловчее.

МИХАИЛ

(садится за стол)

А кстати, я не прочь бы выпить был!

Ну, скажем, виски?

(Эльвира усмехается.)

Можно поскромнее:

Обычной водки.

ЭЛЬВИРА

(встаёт, идёт к музыкальному центру, выключает его)

Можно и воды.

Тебе какой: горячей иль холодной?

МИХАИЛ

Тлетворное влияние среды:

Водопоклонников!

ЭЛЬВИРА

Ну, как угодно!

МИХАИЛ

Ты долго издеваться надо мной

Намерена?

ЭЛЬВИРА

Я спать хочу. Устала!

И время позднее. Иди домой!

МИХАИЛ

(резко встаёт)

Сам не останусь! Ты меня достала!

ЭЛЬВИРА

Ты тоже не подарок!

МИХАИЛ

Спи с котом,

А можешь – с домовым! Мне безразлично!

Но пожалеть бы не пришлось потом!

ЭЛЬВИРА

Я разберусь сама!

МИХАИЛ

Ну, и отлично!


Михаил идёт в прихожую. У него на пути стоит кот, который не собирается отходить в сторону.


МИХАИЛ

Реинкарнация! Всё охраняешь

Свою жену! И к ней не подпускаешь

С тех пор, как умер, – никого!

Пошёл!


Даёт коту пинка, тот отскакивает в сторону и начинает хрипло мяукать.


ЭЛЬВИРА

(задохнувшись от возмущения)

Ты… Жорика… ногой!


Эльвира взлетает со стула и бросается за Михаилом. Михаил в прихожей снимает с вешалки куртку. Увидев Эльвиру, поворачивается к ней спиной и пытается надеть куртку.

Эльвира колотит его по спине.


ЭЛЬВИРА

С ума сошёл? Какой умерший муж?

Обычный кот!

МИХАИЛ

Василий так сказал!

ЭЛЬВИРА

Всерьёз не мог сказать такую чушь!

Он пошутил, наверно?

МИХАИЛ

Кот попал

В твою квартиру после смерти мужа

Спустя лишь год и маленьким совсем!

ЭЛЬВИРА

Нам тут, похоже, психиатр нужен?

Как всё запущено!

МИХАИЛ

Звони!

Затем:

Откуда взялся у твоей квартиры?

Породистый! И не искал никто!

Не видишь в этом странного, Эльвира?

ЭЛЬВИРА

Так получилось!

МИХАИЛ

Впрочем, мне-то что!

Прости, что пнул его, – не смог сдержаться!

Я думаю, что он не пострадал,

А я как будто цепи разорвал:

Свободным стал! Счастливо оставаться!

(Берётся за ручку входной двери.)

ЭЛЬВИРА

Два ночи на часах – куда пойдёшь?

Да и мосты уже разведены!

Я постелю в гостиной – отдохнёшь,

А утром встанешь – и свободен ты!

МИХАИЛ

Я больше нервы не хочу трепать!

ЭЛЬВИРА

Трепать никто не будет! Обещаю!


Эльвира хочет забрать куртку, которую он так и не успел надеть. Михаил не отдаёт её. Они смотрят друг другу в глаза… Наконец, Михаил разжимает руку, Эльвира забирает куртку и вешает на вешалку. Возвращаются в гостиную. Михаил опускается на стул, на котором сидел за столом. У него усталый вид.


ЭЛЬВИРА

Мы ужинали в ресторане в восемь,

Спасибо за десерт и отбивные!

А на часах – два ночи, между прочим.

А мы с тобой не роботы – живые!

Я разогрею. Всё уже готово!

(Собирает со стола чайные чашки, чайник.)

А то, что пили чай с тобой, – не в счёт:

Гоняли воду!

Кстати, можешь снова

Включить его.

(Показывает на музыкальный центр.)

МИХАИЛ

Есть не хочу.

ЭЛЬВИРА

(останавливается с подносом, с которым шла на кухню)

Ну, вот…

МИХАИЛ

Нет аппетита.

ЭЛЬВИРА

(после небольшой растерянности)

Это мы исправим.

(Уходит на кухню.)


Михаил сидит неподвижно. Через короткое время возвращается Эльвира с подносом. На подносе бутылка вина, закуска. Расставляет всё на столе. Подаёт Михаилу штопор: «Открой, пожалуйста, вино». Уходит на кухню. По пути включает музыкальный центр. Михаил открывает бутылку.

Снова возвращается Эльвира. На подносе – горячее, а также тарелки, ложки, вилки… Сервирует стол, садится сама. Протягивает Михаилу бокал, он наливает вина в её бокал, потом в свой.


ЭЛЬВИРА

(поднимая бокал)

За то, чтоб все мы лучше понимали

Самих себя и близких нам людей!

Поменьше чтоб друг друга доставали

И были бы внимательней, добрей!

Чтоб были бы способны на поступки,

Чтоб виноватых не пытались бы искать!

Мир отношений очень тонкий, хрупкий,

Его легко разрушить, поломать…

Восстановить же часто невозможно!

За чуткость в отношеньях выпить я

Хочу сейчас!

МИХАИЛ

За это выпить можно,

Хотя и странно слышать от тебя

Подобное.

ЭЛЬВИРА

Ты, Мишенька, не понял:

Сейчас я настоящая с тобой!

Хочу, чтоб не было меж нами войн,

По крайней мере, начатых бы мной!


Эльвира и Михаил чокаются бокалами, пьют, закусывают.


ЭЛЬВИРА

Тост за тобой!

МИХАИЛ

(снова наполняет бокалы)

Мне видеть непривычно

Тебя такой. Не знаю, что сказать.

ЭЛЬВИРА

Любви и счастья пожелай.

МИХАИЛ

Отлично!

Желаю их!

(Пьют.)

Я не могу понять:

Ты это всё серьёзно иль смеёшься,

И нужно ждать подвоха от тебя?

ЭЛЬВИРА

Подвоха, Миша, больше не дождёшься.

Хочу, чтоб ты поцеловал меня!


Михаил недоверчиво смотрит на Эльвиру, потом встаёт, подходит к ней и слабо целует, едва прикасаясь к её губам.


ЭЛЬВИРА

И это, Миша, поцелуй мужчины,

Который тут такое вытворял

Ещё недавно?


Эльвира встаёт и сама целует Михаила в губы. Михаил удивлён. Он начинает оживать, его руки скользят по талии Эльвиры, он уже сам обнимает её. По радио звучит танго, они медленно танцуют, прижавшись друг к другу. Садятся на диван. Михаил снова обнимает Эльвиру. Она громко шепчет: «Я отвыкла… Я не могу со светом… Подожди, я выключу его!» Эльвира нажимает на выключатель, который находится на стене рядом с диваном. В темноте слышатся их приглушённые голоса, слов не разобрать, слышны вздохи, короткий смех Эльвиры. Вдруг раздаётся крик Михаила: «Чёрт!», следом – испуганный голос Эльвиры: «Что случилось?» Голос Михаила: «Котяра по спине когтями!» Голос Эльвиры: «О, господи!» Раздаётся грохот от какого-то падающего предмета. Эльвира включает свет и видит железный торшер, который переворачивается на полу, сброшенный Михаилом со своей спины. Оба, и Михаил, и Эльвира, ещё одеты, если не считать расстёгнутой рубашки Михаила. У Эльвиры помята причёска.


ЭЛЬВИРА

(с нервным смехом)

Герой-любовник! Девушка ждала

Незабываемого! И оно случилось!

Такого и представить не могла:

Торшер уронишь!

МИХАИЛ

(смущённо)

Глупо получилось!

Торшер дурацкий!

ЭЛЬВИРА

Делал на заказ

Его знакомый скульптор;

Торопился

И центр тяжести не рассчитал…

Поэтому таким он получился!

(Иронично.)

Что значит страсть! Чем зацепил – ногой?

(Михаил кивает.)

И листья острые воткнулись в спину?

(Михаил снова кивает.)

После пинка мой Жорик, хоть и злой,

Обиженный, но сзади на мужчину

Своей хозяйки он не нападёт,

Тем более в момент интимной встречи!

Он – джентльмен!

МИХАИЛ

(сокрушённо)

Чёрт! Как мне не везёт!

Я загубил такой прекрасный вечер!

Сперва мне показалось, это он

Когтями шкрябнул: отомстить мне хочет!

Британцы злые…

ЭЛЬВИРА

Жорик был взбешён!

Он не привык к такому…

Между прочим,

Неплохо б извиниться перед ним:

Он всё-таки ни в чём не провинился!

И выбрось мысль, что муж в него вселился!

МИХАИЛ

Кошачий корм куплю.

ЭЛЬВИРА

Нет, ты неисправим!

Чтоб он простил, форель нужна иль сёмга!


Эльвира встаёт с дивана, одёргивает платье, поправляет причёску, берёт Михаила за руку, поднимает с дивана и ведёт к столу. Садятся.


ЭЛЬВИРА

(поднимает пустой бокал)

Итак, продолжим. Дубль два. Налей!

МИХАИЛ

(наливает ей и себе)

Тебе смешно!

ЭЛЬВИРА

Не огорчайся, Миша!

Мы всё исправим позже. Не жалей,

Что получилось так.

МИХАИЛ

Но глупо вышло!

Я идиотом чувствую себя!

ЭЛЬВИРА

А я напротив, Миша, даже рада!

МИХАИЛ

Конечно, ведь торшер не на тебя

Упал!

ЭЛЬВИРА

А может быть, так было надо?

Зато теперь сначала всё начнём —

Без победителей и побеждённых!

(Пьют вино.)

МИХАИЛ

Я плохо понимаю: ты о чём?

ЭЛЬВИРА

О нас с тобой!

Так смотришь удивлённо?

Прошедший вечер много изменил,

Открыл глаза на наши отношенья.

Он нас с тобою чуть не разлучил!

В неловкое поставил положенье

Обоих нас.

Меня – за то, что я

Тебя сегодня проучить хотела!

Ты загипнотизировать меня

Просил Василия!

МИХАИЛ

А, вот в чём дело!

Но он же отказался!

ЭЛЬВИРА

Ты хотел

Нечестным способом меня добиться!

МИХАИЛ

Потом я сам, Эльвира, пожалел,

Что вздумал с этой просьбой обратиться

К нему.

Теперь понятна месть твоя!

Весь вечер мягкой ты была со мною

И даже нежной… И растаял я,

Подумал, что победу над тобою

Я одержал!

Но лишь вошли к тебе —

Холодной и язвительной ты стала!

И я пренебрежение к себе

Почувствовал.

Характер показала!

Ну, а когда ты выставить меня

Решила – окончательно взбесился!

Всё это за издёвку принял я!

ЭЛЬВИРА

«И разошёлся он, и расходился».


В комнату входит кот. Он недовольно обходит Михаила стороной, подходит к Эльвире. Она берёт его на руки. Гладит. «Миша извиняется перед тобой за то, что пнул, обещает купить форель!» Поворачивается к Михаилу: «Да, Миша?»


МИХАИЛ

Ну, если снимет он жилетку —

Зачем нам англичане тут!


Эльвира смеётся. Снимает с кота жилетку с британским флагом, отдаёт Михаилу. Он бросает жилетку в сторону дивана, та не долетает и падает на пол. Эльвира и Михаил чокаются бокалами и пьют.

Картина восьмая

Александровский парк. Недалеко от театра «Балтийский дом» Василий ждёт Корину, которая должна прийти со стороны Кронверкского проспекта. В направлении станции метро «Горьковская» идёт Серый. У него надломленная походка, опущенная голова. Пройдя мимо стоящего неподалёку Василия, он валится на металлическую скамейку. Некоторое время Василий наблюдает за ним, потом подходит.


ВАСИЛИЙ

Вам плохо?

СЕРЫЙ

(открывает глаза, разглядывает Василия)

Доктор, что ли?

ВАСИЛИЙ

Нет.

СЕРЫЙ

Чего тогда?..

ВАСИЛИЙ

Подумал: может,

Смогу помочь.

СЕРЫЙ

(раздражённо)

С того на этот свет

Вернуть мне Вовчика не сможет

Никто!

ВАСИЛИЙ

Да. Извините. Я не знал.

СЕРЫЙ

Естественно, по «ящику» не скажут.

Он не политик и не генерал,

И не актёр, и не убийца даже!

Он – просто друг!

Да где тебе понять?

Привык, наверное, по клубам шляться

И полуголых девок там снимать?

ВАСИЛИЙ

Вы проницательный.

СЕРЫЙ

Нетрудно догадаться:

Не из рабочих.

Вижу, как одет,

Как говоришь, как держишься.

При бабках!

А у меня на пачку сигарет

Осталось.

ВАСИЛИЙ

Дать могу.

СЕРЫЙ

Нет.

О повадках

Таких людей я знаю хорошо:

По мелочи – так благодетель прямо,

А если что-то посерьёзней, то

Легко перехамит любого хама!

С издёвочкой, культурненько пошлёт…

Уж лучше бы обматерил, зануда!

Один такой недалеко живёт —

Брат Вовчика! Двоюродный.

Иуда!

На похороны денег пожалел!

Пришлось мне в ноги кланяться знакомым,

Но я достойно проводить сумел:

В рубашке чистой и в костюме новом

Лежал сегодня Вовчик.

Как хотел,

Как сам недавно говорил об этом!

Смерть будто чувствовал?

Мне песню спел,

Что не увидит солнца этим летом.


Серый замолкает. О чём-то вспоминает. Выражение лица на короткое время становится мягким.


СЕРЫЙ

Он на гитаре здорово играл,

Высокий голос доводил до дрожи,

У женщин даже слёзы вызывал,

Когда в ударе был…

При этом всё же

Он после Гальки жить не смог ни с кем,

Хотя пытался, но не получалось.

Она была единственной.

Ни с кем

Наладить жизнь ему не удавалось.


На лице Серого опять появляется озлобление.


СЕРЫЙ

А Галька… Галька бросила его,

Пять лет прожив, к богатому сбежала.

Она всегда хотела одного:

Богатой быть – и, стерва, ею стала!

Смерть Вовчика я Гальке не прощу!

Отмечу сорок дней и отомщу!

ВАСИЛИЙ

А что он делал? Чем он занимался?

СЕРЫЙ

Ты что, решил устроить мне допрос?

ВАСИЛИЙ

И, кроме брата, кто-нибудь остался?

СЕРЫЙ

(неохотно)

Нет, сиротой он был. В детдоме рос.

Всё что-то о себе узнать пытался…

(Резко прерывает сам себя.)

Зачем тебе рассказываю всё?

ВАСИЛИЙ

Наверное, потребность есть такая?

СЕРЫЙ

(впервые внимательно разглядывает Василия)

Ты не простой! Ошибся я.

ВАСИЛИЙ

Ещё

Что можете сказать о нём?

СЕРЫЙ

Не знаю…

С годами Вовчик как-то потускнел,

Работу реставратора забросил.

Он мебель восстанавливать умел,

Да так, что и теперь порою просят,

Хотя семь лет прошло…

Верней, просили..

(Помолчав.)

Мы сорок лет отметили ему

Пять дней назад.

А нынче – хоронили!..


Серый замолкает, думает о чём-то своём. Василий всматривается в него.


ВАСИЛИЙ

Я вас недавно видел на Сенной.

СЕРЫЙ

Не только ты – я часто там бываю.

ВАСИЛИЙ

Вдвоём вы шли.

СЕРЫЙ

Да, Вовчик был со мной.

Мы за деньгами шли ко мне домой.

ВАСИЛИЙ

Так это он был?

Но не понимаю,

Зачем, остановившись, стали бить

По голове друг друга кулаками?

СЕРЫЙ

Ну, это в двух словах не объяснить.

Между собой мы разобрались сами.

ВАСИЛИЙ

Причину смерти можете сказать?


Серый недовольно смотрит на Василия.


ВАСИЛИЙ

Я не настаиваю, как хотите.

СЕРЫЙ

Ещё б настаивал! Не нужно знать?

ВАСИЛИЙ

Ну, не желаете – не говорите.

СЕРЫЙ

(зло)

Ты выканьем своим уже достал!

Мы разные. Жизнь у меня другая!

ВАСИЛИЙ

Обидней было б, если б сразу стал

Вдруг тыкать я.


Василий меняется: его взгляд становится давящим, а голос – жёстким.


ВАСИЛИЙ

Так всё-таки какая

Причина смерти Вовчика?

(Смотрит Серому в глаза.)

Упал

На улице? Внезапно? Возле дома?

СЕРЫЙ

(удивлённо)

Откуда знаешь? Кто тебе сказал?

ВАСИЛИЙ

(говорит сам с собой)

Я там бывал. Мне улица знакома.

(Повелительным тоном.)

Ну говори, как с Вовчиком попал

На эту улицу?

СЕРЫЙ

(послушным голосом, как человек с подавленной волей)

Не улица – Столярный переулок.

С Сенной прошли через канал дворами,

И там, у дома, где когда-то жил

Писатель Достоевский,

Вовчик замер,

К стене прижался, постоял и начал

Вдруг оседать… Я подхватил его,

Но удержать не смог – обвисло тело.

Я опустил его на тротуар…

ВАСИЛИЙ

У дома прямо?

СЕРЫЙ

Да, почти у двери.

Едва мы на Столярный повернули.

ВАСИЛИЙ

А рядом или близко кто-то был?

Мужчина или женщина какая?

Ребёнок, может?

СЕРЫЙ

Кто-то проходил…

ВАСИЛИЙ

Нет, именно стоял, смотрел?

СЕРЫЙ

Не знаю.

Мне было не до этого.


Василий напряжённо смотрит Серому в глаза.


ВАСИЛИЙ

С семьёй

Проблемы?

СЕРЫЙ

(озадаченно)

Что?

ВАСИЛИЙ

Да, всё идёт к разводу.

Уже стал драться с сыном и женой?

СЕРЫЙ

(с испуганным удивлением)

Я только защищался! Пальцем сроду

Не тронул первым!

ВАСИЛИЙ

Слушай и смотри!


Василий поднимает руки и держит их ладонями вперёд перед лицом Серого. Тот замирает и становится похожим на статую.


ВАСИЛИЙ

Всё хорошо! Депрессия пройдёт,

А с ней – обиды, страхи, озлобленье!

Забудь о Гале – и тогда уйдёт

Всеразрушающая жажда мщенья!

Восстанови гармонию в семье,

Наладь с женой и сыном отношенья.

А вместо забранного у жены колье,

Пропитого потом, – в знак примиренья

Купи другое.

Прояви заботу

И постоянную найди работу!

Придёшь в себя уже через минуту.

Меня не вспомнишь! Всё! Иди к метро!


Серый уходит в сторону метро. Сначала походка неуверенная, но вскоре становится нормальной. Он останавливается и удивлённо смотрит по сторонам, видит Василия, не обращает на него внимания и затем быстро уходит.


ВАСИЛИЙ

Но Достоевский почему?

Случайность это?

(Сосредоточенно думает, словно хочет что-то увидеть или почувствовать.)

Не пойму.

Зачем об этом должен знать?

Что это может означать?

Какой-то знак?

Какой тогда?

Он сам пришёл или туда

Смерть привела его?

Зачем?

И кто стоит за этим всем?

И как касается меня?

Пока не понимаю я!


К Василию подходит Корина. Занятый своими мыслями, он не сразу замечает её.


ВАСИЛИЙ

Я не заметил, как ты подошла.

КОРИНА

Не обижаешься, что опоздала?

Хотя в день расставания ждала

Тебя я дольше.

ВАСИЛИЙ

Славное начало.

КОРИНА

Зато погода солнечной была,

Не как сегодня: тучи и прохладно.

ВАСИЛИЙ

Корина, очень рад, что ты пришла!

КОРИНА

Не верится мне что-то. Впрочем, ладно,

Пусть так…

ВАСИЛИЙ

Ты изменилась.

КОРИНА

Удивлён?

ВАСИЛИЙ

Такой тебя мне видеть непривычно:

Осанка, твёрдый взгляд, спокойный тон,

Но, как и раньше, выглядишь отлично!

КОРИНА

Ты комплименты редко говорил,

Когда встречались.

Что вдруг изменилось?

Упущенное наверстать решил?

Не поздно ли?

ВАСИЛИЙ

(задумчиво)

Да, ты переменилась.

КОРИНА

Учитель был хороший у меня.

Он показал на собственном примере,

Как можно пользоваться в полной мере,

Пустыми обещаньями маня,

Доверчивостью женской.

За урок

Жестокий я благодарить не буду,

Но точно, что о нём я не забуду:

В себе он разобраться мне помог.

Ведь то, что по наивности считала

В самой себе достоинствами я, —

Открытость, искренность, – вдруг осознала,

Что это недостатки!

ВАСИЛИЙ

Ты меня

В обмане можешь обвинить, конечно,

Но я тобой не пользовался, нет!

КОРИНА

А что ты целый год со мной успешно

Проделывал? Что говорил?

ВАСИЛИЙ

Ответ,

Каким бы ни был он сейчас, я знаю,

Тебя он не устроит всё равно,

Поэтому иллюзий не питаю,

Что ты простишь меня.

Скажу одно:

Корысти не было и не было расчёта,

А искренность твою, поверь, ценил!

КОРИНА

Не знаю, мне подсказывает что-то,

Что ты об этой встрече попросил

С одной лишь целью: чтобы оправдаться

Перед собой, а я здесь ни при чём.

И если так, то можешь не стараться,

Ты преуспел в желании своём!

Во-первых, что на встречу согласилась,

Что оправданья слушаю твои,

Что гордостью своею поступилась.

Она мне говорила: не иди!

Я мучилась! Вчера ещё не знала,

Что делать. Утром поняла: приду!

А гордости взамен пообещала,

Что больше я её не подведу!

А во-вторых, мне всё-таки хотелось

В последний раз увидеться с тобой,

Чтоб в памяти моей запечатлелось

Не наше расставанье на Сенной;

Не тот разрыв болезненный и горький,

После которого я плакала всю ночь!

(Горько усмехается.)

Характер не нордический, но стойкий,

Как ты любил шутить, не смог помочь.

Пришла, чтоб в памяти осталась встреча

Сегодняшняя, на которой я

Была спокойной.

Не противореча

Своим словам, с тобой вела себя

Уверенно.

ВАСИЛИЙ

Прекрасно удаётся

Тебе сейчас…

(Осекается.)

КОРИНА

«Играть такую роль»,

Хотел сказать?

ВАСИЛИЙ

Да, только остаётся

Тебе похлопать.

КОРИНА

Ну, давай.

ВАСИЛИЙ

Изволь!

(Несколько раз хлопает в ладоши.)

КОРИНА

Вот что всегда в тебе не понимала:

Как умудряешься ты сочетать

Тактичность, чуткость – с грубостью нахала,

Цинизм – с порядочностью?

ВАСИЛИЙ

Рассказать?

КОРИНА

Оставь для той, которая заменит

Меня.

А я – наслушалась!

ВАСИЛИЙ

(помолчав)

Прости!

КОРИНА

Своеобразный юмор твой оценит.

ВАСИЛИЙ

Я извинился.

КОРИНА

Хочется уйти…

Но главное не сделано.

Мне надо

Освободиться, Вася, от тебя:

От серых глаз, от давящего взгляда,

Невысказанной боли, что меня

Преследует с момента расставанья;

От разговоров мысленных с тобой,

В которых не нашла я пониманья

И объясненья: почему со мной

Так поступил?

Всё это угнетает

И действует на психику мою.

Навязчивые мысли порождает

И комплексы…

Себя не узнаю!

(После паузы.)

Со временем всё как-то бы решилось,

И эта боль, наверно бы, прошла?

И многое бы стёрлось и забылось,

Пренебрежения забыть бы не смогла!

А твой звонок всё по местам расставил

И подсказал, как нужно поступить.

В конце концов, ведь ты меня оставил —

Тебе и от депрессии лечить

Теперь придётся.

Ты у нас психолог

И экстрасенс к тому же.

Два – в одном!

ВАСИЛИЙ

Ну, хорошо ещё, что не проктолог!

КОРИНА

Да, повезло тебе.

ВАСИЛИЙ

Когда начнём?

КОРИНА

Сейчас!

ВАСИЛИЙ

(удивлённо)

Сейчас?

КОРИНА

(твёрдо)

А что тебя смущает?

Прекрасный парк. Да, люди кое-где…

Но это ведь тебе не помешает —

Работать должен ты уметь везде.

Конечно, если ты себя считаешь

Специалистом или…

Впрочем, сам

Всё про себя, конечно, лучше знаешь…

(С грустной иронией.)

А нам – лишь остаётся верить вам,

Пока не убедимся мы в обратном.


Смотрят друг другу в глаза, каждый что-то решает для себя.


ВАСИЛИЙ

(официальным тоном)

Ну, хорошо. Представьтесь для начала.

КОРИНА

Корина Зиберт.

ВАСИЛИЙ

Так, запомнил я.

Цель вашего прихода?

КОРИНА

Я узнала,

Что парень мой…

(После паузы.)

Он обманул меня!

ВАСИЛИЙ

Но мне нужна конкретная причина:

В чём обманул? Жениться обещал?

КОРИНА

Не в этом дело. Просто он – скотина!

Меня использовал – при этом врал,

Что любит!

ВАСИЛИЙ

Ясно. Он об этом знает?

КОРИНА

О чём?

ВАСИЛИЙ

Что вы считаете его

Скотиной?

КОРИНА

Думаю, подозревает!

ВАСИЛИЙ

Как реагирует?

КОРИНА

Спросите у него.

ВАСИЛИЙ

(Корине)

Сейчас спрошу.


Отходит от Корины на несколько шагов, поворачивается к ней спиной и задаёт вопрос воображаемому второму Василию.


ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Согласны с обвиненьем?

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

(изменённым голосом)

Конечно, нет!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

(Корине)

Он не согласен!

КОРИНА

Врёт!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

(Василию второму)

Вы слышали?

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Подобным отношеньем

Я оскорблён. Ей это не идёт!

Пусть извинится!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

(Корине)

Хочет извиненья.

КОРИНА

Ещё чего! Он должен умолять,

Чтоб я ему простила униженье,

Которое пришлось мне испытать!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

(Василию второму)

Ответ за вами. Только выбирайте,

Пожалуйста, приличные слова

И голос на неё не повышайте.

По существу ведь девушка права.

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Ну, может, в чём-то виноват.

Не знаю.

Не вижу недостатков за собой!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Совсем?

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Не пью, не бью, не посылаю…

Чего ещё?

КОРИНА

Какой-то он дурной

И примитивный!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Нет уж, извините!

Она сама не ангел во плоти.

Повредничать любила…

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Не грубите!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

То голова болит… то время не найти…

Всё по порядку всё по расписанью…

КОРИНА

Что он несёт! Не верьте! Это ложь!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Два раза опоздала на свиданье.

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Не будьте мелочным!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Один раз дождь

Шёл очень сильный. Я промок.

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Довольно.

КОРИНА

Пусть замолчит! Пусть катится!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Куда?

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Корина, извините, что невольно

Свидетелем стал перепалки.

КОРИНА

(согласно кивает)

Да.

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Но я ещё не всё сказал.

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Молчите!

Вы недостойны рядом с ней стоять!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Вот этого не надо. Не хамите!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Меня он начинает раздражать!

КОРИНА

Какой противный!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Девушки, сравнимой

По обаянью, красоте, уму,

Такой же яркой и неповторимой,

У вас уже не будет!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Почему?

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Свой шанс вы упустили безвозвратно,

Ну а второй вам точно не дадут!

КОРИНА

Уходит пусть!

ВАСИЛИЙ ВТОРОЙ

Мне это неприятно!

ВАСИЛИЙ ПЕРВЫЙ

Исчезните! Вас тут уже не ждут.


Василий делает прогоняющий жест. Корина постепенно возвращается к реальности.


КОРИНА

Я что, схожу с ума?

Что это было?

Физически я ощущала двух!

Хотя сознание мне говорило

Обратное.

И зрение, и слух,

Хоть голос ты менял, мне подтверждали,

Что ты один.

Но вопреки всему

Я сердцем чувствовала, что стояли

Два разных человека.

Не пойму,

Как это сделал? Как ты раздвоился?

Один – хороший, а второй – плохой!

Ты с новой странной стороны открылся,

И я теперь не знаю, как с тобой

Вести себя!

Какой ты настоящий?

ВАСИЛИЙ

Тот образ, что создал – забудь о нём.

Кого ты видишь, здесь, сейчас стоящий,

И есть Василий.

Главное в другом:

Весь негатив твой, комплексы, обиды

Тот, кто здесь был, уйдя, унёс с собой!

КОРИНА

(после паузы)

Я чувствую, как прибывают силы,

А с ними, словно лёгкий бриз, покой

Приятно растекается по телу…


Корина садится на скамейку, закрывает глаза и некоторое время сидит неподвижно. Вдруг быстро поднимается.


КОРИНА

А если будет рецидив?

Опять случится нервный срыв?

Опять всё в памяти всплывёт,

И прошлое вновь оживёт?

Мне профилактика нужна,

Ты знаешь, как она важна!

Ведь с психикой нельзя шутить:

В больницу можно угодить

И месяцами там лежать,

Таблетки разные глотать!

ВАСИЛИЙ

Что предлагаешь?

КОРИНА

На приём,

Не оставляя на потом,

К тебе я стану приходить.

Не бойся, буду я платить,

Как все клиенты!

Коль сейчас

Мы всё решим, назначь мне час

И день недели.

День – любой!

Хоть воскресенье…

Что с тобой?


Лицо Василия исказилось, превратившись в болезненную гримасу, но он тут же взял себя в руки.


КОРИНА

Как будто что-то страшное сказала?

Как будто напугала я тебя?

Такая перемена…

Если б знала,

Что так отреагируешь, то я

Не стала б на приём к тебе проситься,

Я как-нибудь смогла бы обойтись

И без тебя.

Причина – та девица?

Ну, Лена, секретарша? Да?

ВАСИЛИЙ

Окстись!

Она тут ни при чём.

КОРИНА

Я замечала,

Когда бывала в офисе твоём,

Как эта Лена глазками стреляла,

Старалась угодить тебе во всём.

Мы, женщины, такое видим сразу.

Она моложе. Выбор неплохой!

ВАСИЛИЙ

Корина, говорю тебе: ни разу

Я не пытался за твоей спиной

С ней что-то затевать.

КОРИНА

Тогда в чём дело?

ВАСИЛИЙ

Скажу одно: тебе не изменял!

Могу тебя заверить в этом смело!

КОРИНА

Но что тогда?

Меня ты напугал

Тем, как лицо твоё преобразилось,

Как будто судорога по нему прошла,

И что-то затаённое открылось

И страшное!

Но я не поняла.

ВАСИЛИЙ

(с натянутой улыбкой)

Да, Босх и Гойя просто отдыхают:

Им до твоих фантазий далеко!

А неприятности – у всех бывают,

Не всё даётся гладко и легко!

КОРИНА

Ты справишься?

ВАСИЛИЙ

Конечно.

КОРИНА

(успокаивается)

Что с приёмом?

Меня запишешь?

ВАСИЛИЙ

Да. На день какой?

КОРИНА

Ну, я уже сказала: на любой!


Василий хочет ещё что-то сказать, но не решается. Корина это видит и ждёт.


ВАСИЛИЙ

(неуверенно)

Не знаю, нужно ль…

КОРИНА

Что?

ВАСИЛИЙ

Да о знакомом.

Ещё я рассказать тебе хотел.

(Помолчав.)

Пока я на скамейке тут сидел

И ждал тебя, вдруг появился он.

Как позже выяснилось, с похорон

Шёл Серый.

КОРИНА

(удивлённо поднимает брови)

Вася, Серый – это кто?

ВАСИЛИЙ

Чуть позже ты поймёшь.

КОРИНА

Ну, дальше что?

ВАСИЛИЙ

Когда с тобой прощались на Сенной,

Он с другом Вовчиком к себе домой

Шёл.

КОРИНА

(с иронией)

Так, ещё и Вовчик?

ВАСИЛИЙ

Подожди.

О людях лишь по кличкам не суди!

КОРИНА

(неприязненно)

Я их не знаю!

ВАСИЛИЙ

Дай договорить!

Потом, остановившись, стали бить

По голове друг друга.

КОРИНА

Эти?

ВАСИЛИЙ

Да.

Их фразу ты услышала тогда,

Ещё потом и мне её сказала:

«Нам, значит, сколько ни давай – всё мало!»

КОРИНА

Да, поняла теперь.

Но почему

О них сейчас вдруг вспомнил?

ВАСИЛИЙ

Одному,

Который Вовчик, несколько минут

До смерти оставалось…

Перейдут

Канал сначала, после завернут

Под арку,

дальше – через двор пройдут

И выйдут к дому, где когда-то жил

Писатель Достоевский.

Я там был

Как раз недавно.

Мимо проходил,

И вот теперь…

Не думал, что опять

Придётся мне об этом вспоминать.

(После паузы.)

Там Вовчик умер – прямо у дверей!

Замкнулся круг!

Уходит тип людей,

Которых с болью он изображал,

Которых безнадёжно защищал…

Какая смерть! Как много смысла в ней!

(Помолчав.)

Где деньги правят – чувства не нужны,

Теперь другие качества важны!

КОРИНА

О чём ты говоришь? Не понимаю!

ВАСИЛИЙ

С недавних пор и я хожу по краю!

И знаки были, и предупрежденья…

Не придавал им нужного значенья!

Свою судьбу увидеть очень сложно,

Отдельные фрагменты только можно.

Сквозь толщу времени не смог пробиться,

Но то, что увидал…

(Берётся руками за голову.)

КОРИНА

(взволнованно)

Тебе лечиться,

А не лечить других, необходимо!

ВАСИЛИЙ

И кажется, оно неотвратимо!

КОРИНА

Ты болен, Вася! Понимаешь это?

ВАСИЛИЙ

(смеётся)

Не я один, Корина, – вся планета!

Не видишь, что ли?

Пропасть перед нами

И самое смешное – то, что сами

В неё стремимся…

Скоро упадём!

А знаешь, что на дне её найдём?

КОРИНА

И ты ещё смеялся надо мной?

Про Босха и про Гойю мне острил?

(Решительно.)

Обследоваться нужно.

Я с тобой

К врачам пойду, что б ты ни говорил!

ВАСИЛИЙ

Твои врачи – как мёртвому припарки!

Три дня до воскресенья!

КОРИНА

Ну и что?

ВАСИЛИЙ

Их тратить на врачей мне как-то жалко

И глупо!

Не поймёт меня никто!

(С жёсткой иронией.)

Насчёт обследованья тоже не волнуйся:

Патологоанатомы обследуют меня!


Корина испуганно пятится от Василия.


ВАСИЛИЙ

(насмешливо)

В Германию билет купила?

Там делать нечего теперь!

КОРИНА

Я никому не говорила!

Откуда знаешь?

ВАСИЛИЙ

Лучше в Тверь

К подруге съезди.

Обещала

Ты ей давно.

А немцы что:

У них энергия пропала,

Рабами станут!

Им ничто

Помочь не сможет…


У Корины на лице страх.


ВАСИЛИЙ

Не пугайся,

Я не сошёл ещё с ума!

И если сможешь, постарайся

Спокойно выслушать меня.


Корину бьёт дрожь, но она кивает, что готова выслушать его.


ВАСИЛИЙ

Ты немка с русскою душой,

Германия – тебе чужая!

А здесь ты встретишься с судьбой.

Почувствуешь: душа родная!

Трёх пацанов родишь ему.

Всё будет у тебя в порядке!

Из них дай имя одному —

Василий!

И ещё: со сладким

Поаккуратней.

От него

Ты можешь располнеть.

КОРИНА

Я знаю.

(Подходит к Василию.)

Хочу тебя поцеловать!

ВАСИЛИЙ

(с грустной улыбкой)

Ну, если хочешь – разрешаю!

Целуются.

Картина девятая

Офис Василия. В приёмной помощница Василия разговаривает с подругой по телефону.


ЛЕНА

Вчера он два приёма отменил,

Да и вообще какой-то странный был:

Вошёл, не поздоровался и сразу

В свой кабинет. Мне показалось даже,

Что был нетрезв, но нет, ошиблась я,

Хотя не это главное; меня

Другая перемена удивила,

Не помню, чтобы с ним такое было:

Одет он, как с иголочки, всегда,

А тут – в рубашке мятой!

Ерунда?

Маринка, ты Василия не знаешь,

Поэтому так глупо рассуждаешь!

Ну, хорошо, не глупо, извини.

Ты слушаешь меня? За эти дни

Он не надел костюм!

(Язвительно.)

Да, галстук тоже!

Как догадалась ты?

Нет, непохоже,

Что поменял он стиль. Он стал другим:

Небрежным, резким. Я его таким

Не знала прежде.

Нет, не ошибаюсь.

Да слушай ты! Я рассказать пытаюсь,

А ты перебиваешь.

Он всегда

Шутил со мной и даже иногда

Подарки делал: купит торт бисквитный

Иль, например, китайский чай элитный;

За опозданья тоже не ругал,

Знал: далеко живу, и отпускал

Когда пораньше (не было клиентов).

Да много помню я таких моментов!

Работать с ним мне было так приятно,

Так здорово!

Что, что тебе понятно?

Что нравится он мне? Я не скрываю,

Но я не за себя переживаю.

К тому же у него Корина есть.

В их отношенья я не буду лезть.

Конечно, если обратит вниманье…

О, господи, ну что за наказанье!

Ну, не могу я уводить парней,

Как ты Степана у сестры своей.

Пускай двоюродной…


За дверью офиса раздаётся какой-то шум. Лена прислушивается. Никто не входит. Снова продолжает разговор по телефону.


Да никуда я не пропала.

Мне показалось, он пришёл.

Не поняла, что ты сказала?

Ну, что-то же он в ней нашёл?

Послушай, мне-то что за дело?

Меня волнует не она.

Что значит: «если б захотела»?

И ничего я не должна.

Пойми ты, наконец, другое:

Произошло что-то такое,

Что в нём вдруг появилась злость!

Я вижу: что-то с ним стряслось!

Нет, он не говорил. Не знаю,

Но перемену замечаю.

Тут в двух словах не объяснить:

Стал на работу приходить

Не так, как приходил всегда,

За полчаса, за час когда.

Теперь он может опоздать,

Клиенты будут молча ждать.

Он разлюбил свою работу,

Ему общаться неохота

С клиентами. Теперь он их

Как через силу принимает;

Хотя в проблемы их вникает,

Но никого он не щадит,

Что видит, то и говорит!

Он не даёт надежды ложной

И там, где было бы возможно,

Смягчить проблему, промолчать

О чём-то горьком иль сказать,

Что выход есть… Ложь во спасенье

Теперь отверг он, к сожаленью!

Затихла что? Перебивала,

А тут как в рот воды набрала!

Ты слушаешь? Так вот, Марина,

Такая грустная картина.

Что будет дальше, я не знаю,

Проблемы только нарастают.

Вдруг два приёма отменил

И даже не предупредил.

В приёмной муж с женой сидят

И друг на друга не глядят.

Она из тех, кто молодится,

А он, усталый, тихо злится.

Семнадцать на часах – ну, пять,

Уже пора бы это знать!

Прошло ещё минут пятнадцать,

Я начинаю волноваться

Звоню Василию, но он

Не отвечает. Телефон

Его отключен. Извиняюсь,

Улыбку удержать пытаюсь.

Им предложила день другой.

Она поспорила со мной,

Ну, поломалась, покривилась

И милостиво согласилась.

А муж, по-моему, был рад —

Я видела довольный взгляд,

Но лишь был выбран день другой,

Как взгляд потух… Он снова злой…

Стоит, сопит…

Ушли. Вздохнула,

Недобрым словом помянула

Василия…

А в шесть явился

По записи, не запылился,

Клиент в очочках, с бородой,

Колючий взгляд, а сам худой.

Как зыркнет – сразу поняла,

Что плохи, ой, мои дела!

И точно: подождал немного

(А шефа сотовый молчал),

Потом насупился и строго,

Сверля глазами, мне сказал,

Что не позволит обращаться

С ним, как с каким-нибудь другим,

И всё сильней стал возмущаться…

Я извинилась перед ним,

Но бесполезно: он не слушал,

Кричал, что время потерял!

Орал, Маринка, прямо в уши!

А напоследок обозвал,

Очочки нервно поправляя,

С чего-то шантажисткой.

Я

Молчала, одного желая:

Чтоб он ушёл и чтоб меня

Оставил, наконец, в покое!

Как много психов развелось!

Приходят чуть ли не толпою,

В глазах обида или злость;

Ругают власть и депутатов,

А я выслушивать должна?

Но у меня не их зарплата,

Да и живу я не одна:

Ещё сестрёнке помогаю —

Мне собственных проблем хватает!


Лена слушает, что по телефону говорит Марина. По эмоциям на её лице видно, в чём она соглашается с подругой, а в чём – нет.


ЛЕНА

Не поняла? Бросать кого?

Василия? Но ничего

У нас и не было.

Обидно

Тебе, Маринка, за меня?

О, господи! И это видно

Из слов моих? Ну, может, я

И жаловалась, но надеюсь,

Что это скоро всё пройдёт,

Жизнь в колею свою войдёт,

Наладится. Василий снова

Весёлым станет…

Я готова,

Пока, Маринка, потерпеть,

Не буду ни о чём жалеть!

А там – кто знает…

(Отстраняет трубку в сторону, сама с собой.)

Может, он

И вправду обратит вниманье?

Под знаком Овна он рождён,

Как я, и, может, на свиданье

Вдруг пригласит?

(Снова говорит в трубку.)

Я – оптимистка!

Отчасти даже – фаталистка!

Кажусь я чокнутой слегка?

Всё, шеф пришёл. Пока, пока!

(Кладёт трубку.)


В офис входит Василий, на ходу он разговаривает с сестрой по телефону.


ВАСИЛИЙ

Нет, Ира, я не принимаю.

Я все сеансы отменил.

По времени пока не знаю,

Как сложится. Не говорил?

Теперь сказал. Принять подругу?

Не завтра, в следующий раз.

Что значит «оказать услугу»?

Не жалко мне потратить час!

Не в деньгах дело! Да, причина.

Не собираюсь объяснять!

Не грубость это. Нет, Ирина,

Я не приму! Ну, что «опять»?

Не я звоню тебе! Понятно.

Брат у тебя всегда плохой!

Да, пообщались мы приятно,

И так всегда у нас с тобой!


Разговаривая с сестрой, Василий, проходя мимо Лены, кивает ей и идёт в свой кабинет.


ЛЕНА

(вдогонку)

Василий Павлович, хочу спросить.

ВАСИЛИЙ

И вы с вопросами?

ЛЕНА

Узнать хотела,

Что я должна клиентам говорить,

Когда вас нет на месте?

ВАСИЛИЙ

В чём проблема?

ЛЕНА

Я дозвониться не могла вчера,

Вне зоны действия весь вечер были.

Сегодня тоже, как пришла, с утра

Звонила. Телефон вы отключили.

Вчера клиент ругался, что приём

Вы отменили без предупрежденья,

Мне тоже о решении своём

Вы не сказали.

ВАСИЛИЙ

(раздражённо)

Ждёте объясненья?

ЛЕНА

Нет, просто я не знала, что сказать.

Вас нет. Им уходить иль дожидаться?

ВАСИЛИЙ

Не собираюсь вам отчёт давать!

Ещё и тут я должен объясняться!

ЛЕНА

Простите, я хотела лишь узнать…

ВАСИЛИЙ

Вы прямо как моя сестра Ирина:

Всё хочет контролировать и знать!

Раз не пришёл – на то была причина!

И впредь вопросов мне не задавать!

Понадобится – дам распоряженья!

А вы, как кукла, не должны сидеть

И ждать меня! Всё! Принимать решенья

Учитесь сами! Главное – хотеть

Решить проблему, и она решится!

Усилья нужно только приложить!

ЛЕНА

(про себя)

Не понимаю: почему он злится?

Сам не пришёл, а хочет обвинить

Меня!

ВАСИЛИЙ

(подходит к столу, за которым сидит Лена)

Журнал с клиентами?

ЛЕНА

(встаёт, протягивает ему через стол журнал)

Возьмите.

ВАСИЛИЙ

(не берёт журнал)

А что, «пожалуйста» не надо говорить?

Кто отменил?

ЛЕНА

Пожалуйста!

(Василий берёт журнал.)

Простите!

ВАСИЛИЙ

Учу учу… в общении вы быть

Всегда должны приветливой, радушной,

С улыбкой посетителей встречать,

Не выглядеть унылой или скучной,

Надутой, как сейчас, и отвечать

На все вопросы вежливо, спокойно,

Хоть глупыми вам кажутся они;

В нештатной ситуации достойно

Себя вести и, боже сохрани,

Грубить кому-то!

Если не хотите

Работать так, то лучше вам уйти,

Уволиться! Другую подыщите

Работу. А замену вам найти

Труда большого точно не составит!


У Лены начинают дрожать губы.


ВАСИЛИЙ

И вот ещё совет: не увлекайтесь

Фантазиями, чтоб не быть потом

В желаниях обманутой; старайтесь

Судить о чувствах, о мужчинах, обо всём,

Если не умно, то хотя бы здраво!

Хотя, конечно, все имеют право

На глупости! Понятно изложил?


У Лены на глазах появляются слёзы. Она поворачивается к Василию спиной, видно, как вздрагивают её плечи. Василий какое-то время смотрит на плачущую Лену, потом, словно очнувшись, говорит немного растерянным голосом.


ВАСИЛИЙ

Ну, слёзы-то зачем? Ну, прекратите?

Нарочно вас обидеть не хотел!

Я с выходных – на нервах! Извините!

(Про себя.)

Меня бы самого кто пожалел?

(Вслух.)

Ну, успокойтесь! Я не собираюсь

Вас увольнять. Напротив – дорожу

Помощницей такой! Не сомневаюсь

И в преданности…

ЛЕНА

(оборачивается, всхлипывая)

Правда?

ВАСИЛИЙ

И скажу,

Что вас к тому же и клиенты хвалят.

Мне лично говорили, и не раз.

Ведь не случайно же они вам дарят

Цветы, конфеты… Значит, ценят вас!

ЛЕНА

(улыбаясь сквозь слёзы)

И вы? Вы тоже?

ВАСИЛИЙ

Да, конечно, тоже!

ЛЕНА

(про себя)

Он на меня вниманье обратил!

И взгляд такой пронзительный, до дрожи!

ВАСИЛИЙ

(про себя)

Я с утешением переборщил!

Она реальность от мечты не отличает —

Уже влюблённо смотрит на меня!

Мне только новых отношений не хватает,

Когда до воскресения два дня

Осталось …


В приёмную вбегает полноватый мужчина старше пятидесяти лет, с длинными вьющимися волосами, в очень яркой одежде. Он подвижен, много жестикулирует и быстро говорит.


ВАСИЛИЙ

(негромко)

А это что за клоун объявился?

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

(подбегает к Василию, трясёт его руку)

Василий Павлович, я рад, что вас застал!


Видит недоумённые лица Василия и Лены, громко смеётся.


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Не узнаёте? Сильно изменился?

Своё творенье «скульптор» не узнал!

А если так?


Садится на краешек стула, принимает зажатую позу.


ВАСИЛИЙ

Ссутультесь. Наклоните

Чуть влево голову.


Олег Петрович выполняет, что говорит Василий, и с удовольствием снизу вверх смотрит то на Василия, то на Лену.


ВАСИЛИЙ

Похоже, но…

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Василий Павлович, ну не томите!

Узнали ведь?

ВАСИЛИЙ

Смущает лишь одно:

Наряд ваш яркий.

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Я теперь иначе

Смотрю на жизнь и самого себя!

Жизнь – это праздник, карнавал, а значит,

И одеваться так же должен я!

ВАСИЛИЙ

Уволить могут.

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Да, проблемы были.

На службу одеваюсь поскромней.

ВАСИЛИЙ

(вспоминает)

Олег… Петрович?

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Точно! Не забыли!

А я хочу со стороны своей

Вам выразить большую благодарность

За то, как изменили вы меня

За три недели февраля…

Как данность,

Теперь стою пред вами новый я!

(Подбегает к Лене.)

А вам презентик скромный.

(Достаёт из сумки коробку.)

Не взыщите!

Клиенты вас избаловали… Там

Швейцарский шоколад.

ЛЕНА

Зачем…

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Возьмите!

(Заставляет взять коробку.)

Вы разрешите, Лена, ручку вам

Поцеловать!


Олег Петрович берет её правую руку, в которой коробка конфет. Лена пытается взять коробку другой рукой… В итоге коробка падает на пол. Олег Петрович целует Лене руку.


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Я подниму.

(Поднимает коробку, подаёт Лене.)

Простите,

Неловко вышло!

ВАСИЛИЙ

Не могу понять:

Ещё зимой без шевелюры были —

И вдруг такая грива, как у льва?

С какого места их пересадили?

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Парик простой.

(Сдёргивает с головы парик – под ним большая лысина с коротко стриженными волосами по бокам.)

Такие бы слова

Сказал бы кто-то раньше – возмутился!

(Обращается к Лене.)

Уж очень был обидчивым всегда!

Бывало так, что без причины злился,

Выдумывал бог весть что иногда!

На улице прохожий улыбнётся —

Я останавливаюсь: это скрытый знак!

Сначала вслед смотрю – не обернётся?

Не обернулся.

Что-нибудь не так

Тогда с одеждой? Я пиджак снимаю,

Осматриваю тщательно его.

Нет, всё в порядке, и потом гадаю:

Зачем он улыбнулся?

Никого

Я не пускал в свои переживанья,

Как в крепости, был заперт сам собой!

И не было при этом пониманья,

Что не в порядке что-то с головой!

Ну, в смысле адекватности оценок

Себя и окружающих людей,

И как бы дополнительный оттенок —

Стал проявляться с возрастом сильней

Страх безотчётный!

Почему – не знаю!

Жизнь шла своим обычным чередом.

Казаться стало, приближаюсь к краю.

К черте какой-то…

ЛЕНА

Страшно!

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Вдруг потом —

Простите за банальное сравненье —

Как молния сверкает в вышине,

Сверкнула мысль, что мне без промедленья

Обследоваться нужно.

Лена, мне,

Конечно, повезло. Ему спасибо.


Олег Петрович поворачивается к Василию, раскланивается, принимает театральную позу, громко поёт.


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Вы мой спаситель! Не покину вас!

(Снова говорит, обращаясь к Лене.)

Был выбор невелик: я мог бы либо

Попасть в психушку, иль, не ровен час,

Такое сотворить бы над собою…

Но впрочем, это в прошлом всё!

Теперь,

Как говорится, я могу ногою,

Без комплексов, открыть любую дверь!

Вы представляете, уже без напряженья

Я к управляющему банка захожу,

Когда он вызывает поясненья

По пластиковым картам дать ему.

Не раз уже и собственное мненье

Высказывал. Я с ним себя держу

Уверенно!

Он, правда, стал коситься,

Смотреть стал как-то странно на меня…

А в коридорах банка – сторониться,

А вслед за ним – другие стали…

Я

Внимания на них не обращаю,

Какое дело мне до этого всего?

Себя теперь свободным ощущаю

И не смущаюсь никого и ничего!


Олег Петрович надевает парик, поправляет его, трясёт головой, проверяя, плотно ли он сидит. Лена удивлённо смотрит то на Олега Петровича, то на Василия.


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

В сообществе, где состою с весны,

Сегодня бал. Там выбрать мы должны

Сначала королеву с королём,

На верность присягнуть им, а потом

И сами танцы. Буду танцевать

Я с фрейлинами. Шутка ли сказать!

Поэтому наряд такой, парик…

(Снова поправляет парик.)

Ещё к нему я, правда, не привык.

(Смотрит на часы.)

Ой, мне пора. Заговорился я,

Простите, если что не так, меня!

(Подбегает к Василию, снова трясёт его руку.)

Благодарю! Спасибо вам за всё!

Я думаю, увидимся ещё

Не раз!


Олег Петрович раскланивается перед Леной, резко разворачи вается и почти бежит к выходу. По ходу он делает какой-то замысловатый пируэт и выбегает из офиса.


ВАСИЛИЙ

(глядя ему вслед)

Раскрепостил его чрезмерно,

Стал экзальтированным даже!

ЛЕНА

Он знает это?

ВАСИЛИЙ

Нет, наверно.

ЛЕНА

Что делать?

ВАСИЛИЙ

Сразу и не скажешь.

Сломал защитные барьеры —

Теперь сам чёрт ему не брат!

Тут не помогут полумеры —

Внесут лишь в психику разлад

С собой и миром!

Измененья

Глубокие произошли.

А импульсивность поведенья —

Их проявленье.

ЛЕНА

Вы б могли

Его хоть как-то успокоить,

Чтоб в рамках он себя держал?

ВАСИЛИЙ

Известно, что ломать – не строить!

Я, к сожалению, ломал…

Закомплексованным, унылым

Пришёл впервые на приём.

Я помню, что сначала было

С ним нелегко, и лишь потом,

Когда я понял, в чём причина, —

Страх жизни! – всё пошло на лад.

Проблем побочных половина

Сама отпала.

Прежний взгляд,

Недавно тусклый, оживился,

В нём появился интерес,

Вкус к жизни; сам он изменился:

И через двадцать дней «воскрес»!

Мне было бы остановиться,

Но я сеансы продолжал.

Я большего хотел добиться:

Чтоб полностью свободным стал!

Для закрепленья результата

Я НЛП стал применять…

Во всём гордыня виновата!

А впрочем, что теперь пенять…

Эксперимент на нём поставил.

В итоге получилось что:

Не ум – эмоции им правят!

Он сам порой не знает то,

Что сделает через минуту!

Я чувствую свою вину.

Хотелось рассказать кому-то,

Покаяться…

ЛЕНА

Я никому

Не расскажу!

ВАСИЛИЙ

Не в этом дело!

Проблема – с временем. Его

Осталось мало…


С шумом распахивается дверь, в приёмную вбегает Олег Петрович.


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

(Василию)

Забыл, забыл! Про главное забыл!

Эмоции меня переполняли!

Ведь я женюсь! Затем и приходил,

Чтоб пригласить вас! Обещал я Гале,

Моей невесте, что придёте вы!

Василий Павлович, не откажите!

Иначе не сносить мне головы!

Не будет свадьбы! Вы же не хотите

Её расстроить?

ВАСИЛИЙ

Если б и хотел,

Вы сделать это, точно, не дадите!

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Не дам, не дам!

ВАСИЛИЙ

Да я бы не посмел.

Немного о невесте расскажите!


Услышав просьбу, Олег Петрович меняется: он словно вспыхивает весь!


ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Она – о, чудо! Если б знали,

О, если б видели её,

То спорить бы со мной не стали!

ВАСИЛИЙ

Да мы не спорим.

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

У неё,

Как у богини, всё прекрасно:

Лицо, одежда и душа!

Взгляд карих глаз глубокий, ясный;

Движенья плавны;

Не спеша

Всё делает;

Речь будто льётся,

Как чистый ручеёк лесной!

А видели бы, как смеётся!

Смех мягкий и ещё такой…

Влекущий…

ВАСИЛИЙ

Сколько лет богине?

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Она ровесница моя.

Но столько не дают Галине

Её знакомые, друзья…

ВАСИЛИЙ

Богиня – в пятьдесят четыре?

(Подумав.)

Конечно, почему бы нет!

Вы смотрите на вещи шире,

Чем принято. Вы, как поэт,

О чувствах говорите. Сами

Ещё не начали писать?

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

Вы прямо в яблочко попали:

Недавно начал сочинять!

Моё последнее творенье —

На нашу свадьбу приглашенье.

(Читает с пафосом.)

«Всем благ, всем счастья, всем здоровья!

Олег и Галя вам с любовью

Шлют свой привет и пожеланье

И ждут вас в церкви на венчанье!»

Ну, как?

ВАСИЛИЙ

Действительно – поэт!

ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ

(польщённый)

Представьте, в пятьдесят пять лет

Без малого стал сочинять!

Мне человечеству сказать

Так много нужно!

Всё, прощаюсь.

Мы будем ждать вас!

ВАСИЛИЙ

Постараюсь.


Олег Петрович откланивается Лене и выбегает из приёмной.


ЛЕНА

Не всё так страшно – счастлив он!

Вам незачем винить себя.

Он до беспамятства влюблён!

ВАСИЛИЙ

Что даже собственное «я»

Утратил?

Трижды будь влюблён,

Но голову зачем терять?

Тем более не мальчик он!

(После паузы.)

Свободу внутреннюю дать

Без внешней невозможно, Лена!

Мне не по нраву перемена,

Которую в нём сделал я!

Эмоциями жить нельзя:

Они иллюзии рождают,

А истощаясь, убивают

Сначала душу, а потом —

В буквальном смысле…


Василий устало садится на стул для посетителей перед столом Лены.


ЛЕНА

Василий Павлович, вы кофе не хотите?


Василий не отвечает, о чём-то думает, потом, спохватившись, кивает.


ЛЕНА

(радостно)

Я сделаю! Я – быстро! Я – сейчас!

Вам как обычно иль покрепче?

ВАСИЛИЙ

Подождите.

ЛЕНА

Да, что-нибудь ещё…

ВАСИЛИЙ

На этот час

Записан кто-то?

ЛЕНА

(возвращается к своему столу, смотрит в журнал)

Да, один мужчина.

Альберт Евсеевич Мещеряков.


Лена уходит делать кофе. Звонит смартфон Василия.


ВАСИЛИЙ

Кто там ещё? О, чёрт! Опять Ирина!

Не до неё.


Отключает смартфон. Сидит неподвижно.

Через некоторое время входит Лена с подносом. На нём чашка кофе, сахарница.


ЛЕНА

Всё, кофе ваш готов.

ВАСИЛИЙ

(делает несколько глотков)

Спасибо. Вкусный…

ЛЕНА

(эмоционально)

Правда? Я старалась!

ВАСИЛИЙ

Я вижу, Лена.

ЛЕНА

(помявшись)

Всё нормально?

ВАСИЛИЙ

Да.

ЛЕНА

(вскакивает)

Ещё печенье вкусное осталось!

Я принесу!

ВАСИЛИЙ

Не надо.

(Говорит с паузами, не заканчивая фраз.)

Я тогда

Погорячился… Много навалилось…

Довёл до слёз вас… Это не со зла…

ЛЕНА

Так, значит, что-то всё-таки случилось?

Помочь могу вам чем-то?

ВАСИЛИЙ

(улыбнувшись)

Помогла —

Хорошим кофе!

ЛЕНА

(про себя)

Перешёл на ты!

(Возбуждённо вслух.)

Василий Павлович!..

ВАСИЛИЙ

(встаёт)

Пора работать.

Настроиться мне нужно…

(Уходит в кабинет.)

ЛЕНА

Что это было? «Ты» сказал случайно,

Иль знак подал и в слово смысл вложил?

Как мне понять?

Но всё-таки печально,

Хоть и с улыбкой, это говорил.


Тем не менее настроение у Лены поднимается. Она уносит поднос с пустой чашкой и сахарницей, по дороге что-то напевает.

В приёмную входит мужчина около пятидесяти лет, хорошо одетый, скептически осматривает приёмную.

Входит Лена.


МУЖЧИНА

Да, не хоромы тут…

ЛЕНА

(вопросительно глядя на мужчину)

Простите?..

МУЖЧИНА

Альберт Евсеевич Мещеряков!

ЛЕНА

Пожалуйста, немного подождите.


Лена жестом приглашает Мещерякова сесть в кресло. Мужчина не обращает на её слова внимания. Она заходит к Василию в кабинет, говорит, что пришёл Мещеряков. Василий кивает: пусть заходит.

Лена возвращается в приёмную.


ЛЕНА

Василий Павлович готов принять вас.


Альберт Евсеевич входит в кабинет. Василий встречает его стоя. Здороваются. Василий приглашает Альберта Евсеевича сесть на диван. Сам садится в кресло рядом с диваном. Они начинают разговаривать, но их пока не слышно.


ЛЕНА

Зашёл, не сделал ничего,

А стало как-то неприятно!

Лощёный, гладкий… У него,

Должно быть, всё всегда в порядке!

Что привело его сюда:

Обида, зависть иль беда?

А впрочем, может, показалось,

И ни за что ему досталось?

Зря так подумала о нём?


Разговор в кабинете.


АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Заранее хочу предупредить,

Как говорится, точки все расставить.

Меня лишь факты могут убедить,

А общие слова прошу оставить!

Я точные науки изучал,

На логике основано мышленье.

Вы с ней знакомы?

ВАСИЛИЙ

Кое-что читал…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Поэтому любое утвержденье

Должно быть обоснованным!

ВАСИЛИЙ

Понятно.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Я не закончил. И ещё одно:

Я – атеист!

(Василий усмехается.)

Вам это неприятно?

ВАСИЛИЙ

Альберт Евсеевич, мне всё равно!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Лишь деньги бы платили? Понимаю!

В стране теперь такие времена:

Расчёт на прибыль… Я не осуждаю,

Но убеждён, что мера быть должна!

Вам это слушать неприятно, знаю…

ВАСИЛИЙ

Вы тоже трудитесь не просто так,

Не за идею! И предполагаю,

Что вы не против материальных благ?

Коль атеист – духовных вам не надо!

Я вас за это тоже не виню!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Взглянув на вас, я с первого же взгляда

Прекрасно понял, с кем я говорю!

ВАСИЛИЙ

Ошибочным быть может ваше мненье.

Как логик, это допускать должны.

Чтоб сделать правильное заключенье,

Вам предпосылки верные нужны.

У вас покамест только впечатленья,

А это ненадёжный матерьял!

Он допускает лишь предположенья —

Я б полагаться на него не стал.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Да, признаю, язык у вас подвешен!

И, может быть, мой вывод был поспешен.

ВАСИЛИЙ

(начинает раздражаться)

Альберт Евсеевич, вы не ошиблись дверью?

В том смысле, здесь не философский клуб,

Не зал для диспутов… С какой вы целью

Пришли сюда? Надеюсь, я не груб?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Когда я шёл сюда, представьте, тоже

Такой вопрос себе я задавал.

И на меня хоть это не похоже,

Не смог ответить.

Я всегда считал

Обманом гороскопы, предсказанья,

Приметы, сглазы, разные гаданья

И, кстати, продолжаю так считать,

Не собираюсь мнение менять!

Ещё скажу, хоть это неприятно

Услышать будет вам, оно – понятно:

Не верю экстрасенсам, колдунам,

Астрологам, шаманам, ведьмакам!

Я не из тех клиентов, что готовы

С открытым ртом ловить любое слово!

И есть причины веские на то:

Во-первых…

ВАСИЛИЙ

(перебивает)

Долгим объясненьем,

Хоть отношусь к нему я с уваженьем,

Себя не утруждайте! Тут никто

Насильно ни к чему не принуждает.

Начните сразу – в-третьих!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(озадаченно)

Почему?

ВАСИЛИЙ

Обычно три причины называют.

Так человек устроен. Ко всему,

Мы время сэкономим для общенья.

Итак, что в-третьих?


Альберт Евсеевич хочет что-то сказать, но не может сформулировать свою мысль. Василий нарушил последовательность его мышления.


ВАСИЛИЙ

Вижу – затрудненье

У вас возникло. Это не беда.

Мысль нужная приходит не всегда,

Особенно когда необходимо,

Но это всё обычно поправимо.

Причину посещения назвать

Я постараюсь, если возражать

Не станете.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Мне даже интересно.

Надеюсь, не в младенчестве искать

Вы будете её?

ВАСИЛИЙ

Да нет, конечно.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну, значит, Зигмунд может отдыхать?

ВАСИЛИЙ

Да, Фрейду – Фрейдово, я – про другое.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Тогда с чего изволите начать?

ВАСИЛИЙ

С того, что вас так сильно беспокоит.

Вам около пятидесяти.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну.

Чтоб это знать, мне экстрасенс не нужен.

ВАСИЛИЙ

Давно женаты, любите жену,

Но ваши отношения всё хуже.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

С чего вы взяли? Это чепуха!

Да, ссоримся мы иногда, бывает.

Как говорится, кто не без греха,

Но это ничего не означает.

ВАСИЛИЙ

Она переживает. Вижу я…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Вы – видите? Не надо, не смешите!

У нас хорошая и крепкая семья!

ВАСИЛИЙ

Была такой. Признаться не хотите!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Я не желаю слушать всякий бред!

ВАСИЛИЙ

Она вас просит…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Всё! Довольно! Хватит!

Болтаете, чего в помине нет,

И вам ещё за это деньги платят!


Альберт Евсеевич встаёт и с пренебрежительным видом начинает ходить по кабинету. Осматривает его. Качает головой.


ВАСИЛИЙ

(раздражаясь)

Я не хотел, но есть всему предел!

Меня во лжи открыто обвинили!

Вас за инфаркт недавний пожалел,

Хотя его вы «честно» заслужили!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(останавливается)

Кто вам сказал?

ВАСИЛИЙ

И более того,

Ещё один возможен этим летом!

Вы сами знаете, из-за чего!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Откуда вы знать можете об этом?

(Василий усмехается.)

И что ещё вы можете сказать?

ВАСИЛИЙ

Вы про здоровье?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(возвращается)

Нет, не про здоровье!

Интересует, кто мог передать

Вам информацию!

ВАСИЛИЙ

Так, предисловье

Закончилось! Берёмся за сюжет!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Вот только без словесных ухищрений!

Хочу конкретный получить ответ!

ВАСИЛИЙ

И, разумеется, без возражений…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(перебивает)

Вы справки навели, узнали, кем

Работаю, – и вот теперь сидите

И строите провидца из себя

Или ещё кого-то?

Что, молчите?

Хотите шантажировать меня?

ВАСИЛИЙ

Вам вредно волноваться.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Обещаю:

У вас проблемы будут, если я

За вас возьмусь! Пока – предупреждаю!

ВАСИЛИЙ

У нас пошёл открытый разговор,

Позвольте мне и вам ответить тем же?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Не собираюсь слушать всякий вздор!

(Идёт к выходу.)

ВАСИЛИЙ

Ну, это ваше право. Только прежде,

Чем вы уйдёте: кто такой Мартын?

Он соучастник или исполнитель?

Я вижу вас всё время вместе с ним.

Есть родственная связь, но не родитель

Вы всё-таки…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(снова останавливается)

Что дальше?

ВАСИЛИЙ

Достаёте

Бумаги и кладёте перед ним

На стол со скатертью и молча ждёте,

Когда прочтёт, изучит их Мартын.

Контракты, видимо?

Но скатерть тут при чём?

Тарелки… вилки… Ресторан! Понятно.

Он вам конверт передаёт. Что в нём?

(Иронично.)

Не деньги же, конечно!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Да, занятно

Про ресторан.

(наклоняется над сидящим Василием.)

Ты понимаешь хоть,

Куда ты лезешь?

ВАСИЛИЙ

Нет, пока не знаю.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Поостерёгся б языком молоть,

Пока не поздно…

ВАСИЛИЙ

Поздно! Продолжаю!

Итак, кто вы? Чиновник городской,

Успешно совмещающий работу

И бизнес на подрядах за спиной

У губернатора…

Но позже что-то —

Не следователь, точных данных нет —

Пошло не так.

Украли слишком много?

А далее – казённый кабинет…

Допрос… потеете… в глазах тревога…

Пока свидетель. Статус так себе…

В любой момент он может измениться!

Бессонница и страх… и вот уже

Давление за двести! Откупиться —

Не получается… И новый стресс!

А вслед за ним – инфаркт! Я излагаю

Всё правильно?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ты в это дело влез

Напрасно, парень! Нет, я не пугаю!

Теперь-то смысла нет тебя пугать,

С тобой решать придётся всё иначе!

Немного жаль мне жизнь твою ломать —

Хоть для суда и ничего не значат

Фантазии, – но глупо оставлять

Тебя, по крайней мере, на свободе!

А там посмотрим…

ВАСИЛИЙ

Всё-таки пугать

Вы продолжаете, хотя уж вроде

Решили всё по поводу меня?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Наглец! Я раздавлю тебя, как крысу!

Как слизня! Как…

ВАСИЛИЙ

(перебивает)

Да понял, понял я!

Зачем кричать – я всё прекрасно слышу.

И у меня для вас подарок есть:

Второй инфаркт не летом, а сегодня!

Не дома, не на улице, а здесь —

Сейчас!

Предупреждать, что будет больно,

Не надо вас: вы опытный. Так что,

Какой предпочитаете: обширный?


Альберт Евсеевич напуган. Он уже чувствует давящую силу Василия.


ВАСИЛИЙ

Что – нет? Тогда – простой! Опять не то?

Какой вы привередливый, настырный!

Чего же вы хотите?


Лицо Альберта Евсеевича становится серым. Он начинает учащённо дышать.


ВАСИЛИЙ

Понял я:

Чтоб сердце просто перестало биться!

Раз вы об этом просите меня —

Как отказать? Придётся согласиться!


Лицо Василия становится похожим на маску, взгляд – тяжёлым и неподвижным. Он смотрит в глаза Альберту Евсеевичу, и тому становится плохо. С трудом он поднимается и начинает пятиться к двери, при этом не в силах оторваться от взгляда Василия. И только запнувшись о ножку стола, стоящего сбоку, и чуть не упав, Альберт Евсеевич, наконец, отрывается от взгляда Василия. Повернувшись к нему спиной, с шумом распахивает дверь и вываливается в приёмную. У него нарушена координация, он тяжело дышит и правой рукой держится за сердце. Хрипло повторяя «Он сумасшедший, сумасшедший!», как-то боком, пошатываясь, бежит к выходу, по пути едва не сталкивается с Леной, которая поливает фикус, стоящий на полу в керамической вазе. От испуга Лена роняет кувшин с водой, он падает и разбивается.


ВАСИЛИЙ

(у себя в кабинете, сидя в кресле)

Ещё б чуть-чуть – и я б его убил!

Остановил бы сердце…

Что со мною?

Эмоциям рассудок уступил,

Поддался гневу! Словно пеленою,

Сознание заволокло…

«Убей!» —

Кричал мне чей-то голос, подавляя

Другие мысли…

Вот уже семь дней,

Как я живу, себя не узнавая!

Я стал жестоким, вспыльчивым!

Порой

Мне кажется, что всех я ненавижу,

Что виноваты все передо мной,

И даже те, кого впервые вижу!


Лена, после того как мимо неё пробежал и чуть не сбил её с ног Альберт Евсеевич, не знает, что делать. Она растеряна. Сначала Лена подбегает к кабинету Василия, но не решается войти. Потом бежит к выходу из офиса, открывает дверь, смотрит в коридор – Альберта Евсеевича там уже нет. Потом снова бежит к кабинету Василия, стучит, Василий не отвечает. Некоторое время Лена стоит в нерешительности, потом медленно открывает дверь и входит.

Василий неподвижно сидит в кресле с закрытыми глазами. Лена осторожно подходит к нему.


ЛЕНА

Василий Павлович, что с вами?

Вам плохо? Вы не заболели?

У вас отёчность под глазами!

ВАСИЛИЙ

Нет, все нормально.

ЛЕНА

В самом деле?

(Василий молча кивает.)

А ваш клиент… что это было?

Он выскочил, как ненормальный!

Из-за него кувшин разбила!

ВАСИЛИЙ

(встаёт с кресла)

Да, типчик тот ещё – скандальный!

(Выходят из кабинета в приёмную.)

Вот что: приёмы отмените.

ЛЕНА

На завтра?

ВАСИЛИЙ

И на воскресенье.

ЛЕНА

Мне выходить?

ВАСИЛИЙ

Нет, отдохните.

(У Лены начинают дрожать губы)

Ну-ну излишнее значенье

Моим словам не придавайте!

ЛЕНА

Василий Павлович…

ВАСИЛИЙ

Считайте —

Отгулы это.

ЛЕНА

Что случилось?

Всё как-то резко изменилось!

И вы другой…

Не понимаю:

Что происходит? Ощущаю

На сердце страх!

ВАСИЛИЙ

Ну-ну не надо

Себя накручивать.

ЛЕНА

Я б рада

Была б, конечно, если б вы

Хоть что-то объяснили.


Звонит офисный телефон. Лена снимает трубку. «Да, здесь», – передаёт трубку Василию. Он говорит односложными словами: «Да», «Помню», «Когда?» Прощается, кладёт трубку.


ВАСИЛИЙ

Олег Петрович, наш жених,

Был в завихрениях своих,

Когда на свадьбу приглашал,

И время с датой не назвал!

ЛЕНА

Пойдёте?

ВАСИЛИЙ

Я пока не знаю.

ЛЕНА

Меня вот это и пугает!

Скажите, что пойдёте.

ВАСИЛИЙ

(поколебавшись)

Да.

ЛЕНА

Смотрите, я приду туда!

Проверю!


Василий кивает, окидывает взглядом приёмную, поднимает с пола крупный осколок от разбитого кувшина, смотрит на него, кладёт на стол Лены и, не оборачиваясь, уходит. Лена смотрит ему вслед… на осколок… на глазах появляются слёзы…

Картина десятая

Набережная канала Грибоедова между Невским проспектом и храмом Спаса-на-Крови. По набережной прогуливаются горожане, туристы.

Василий идёт со стороны Невского проспекта. Вид отрешённый. Видно, что он погружён в свои мысли.


ВАСИЛИЙ

(сам с собой)

Своей судьбы себя считал

Хозяином —

и что?

Смерть появилась —

осознал,

Что я уже никто!

Мои желания, мечты

И жизнь сама – ничто!

Пространство гулкой пустоты

Вокруг меня зато

Растёт, становится плотней,

В нём гаснут голоса…

И краски жизни всё бледней…

Так осенью леса,

Наряд свой сбросив,

предстают

В корявой наготе!

В мир без иллюзий нас ведут,

В котором красоте

Нет места!

Всё – мираж, обман,

Лишь видимость одна!

Красивый радужный туман,

В котором не видна

Реальность!

Всё, чем дорожим,

К чему стремимся, – ложь!

Всё то, чем обладать хотим,

С собой не заберёшь!

Что остаётся?

Пустота!

А если веришь – Бог!

Всё остальное – суета,

Всё тлен, всё прах!

Итог:

Зачем я жил, зачем я был,

Зачем на землю приходил?


На каменной скамейке, мимо которой проходит Василий, сидит бедно одетая женщина лет сорока. Василий, не замечая её, останавливается неподалёку. О чём-то думает.


ЖЕНЩИНА

(Василию)

Куда направился, дружок?

Хочу тебя спросить:

Ты денег одолжить бы мог,

Чтоб я могла купить

Себе на ужин доширак?

Мне совестно просить,

Но это для тебя – пустяк:

Смешно и говорить

О сумме в пятьдесят рублей!

А мне она нужна!

ВАСИЛИЙ

(про себя)

Когда я думаю о ней,

В моих глазах она

Девицей в стразах предстаёт,

Что у меня была,

И ощущение идёт,

Что будто бы дала

Намёк какой-то.

Но какой?

Что не услышал я?

(Сосредоточенно думает.)

В мышлении какой-то сбой!

Нет чёткости! Меня

Подводит память…

(Трёт виски.)

ЖЕНЩИНА

Бог людям помогать велел!

За добрые дела

Воздастся!

(Видя, что Василий не реагирует.)

Денег пожалел?

А я б, дружок, дала,

Когда бы были у меня.

Ну что ты всё молчишь?

Таких не понимаю я!

А взгляд?

Как на врага глядишь!

ВАСИЛИЙ

Ещё понять бы, почему

Пал выбор на меня?

Знать – обратиться бы к кому?

В чём провинился я?

ЖЕНЩИНА

С утра не ела ничего —

Дай денег на еду!

Хотя бы сто рублей всего?


Василий по-прежнему не обращает на неё внимания.


ЖЕНЩИНА

Вот на свою беду

Остановила!

Эй, очнись!

Дай денег – и иди

Туда, куда ты шёл!

Не жмись!

(Всплёскивает руками.)

Ну нет, ты погляди:

Молчит – и всё!

Глухонемой?

На пальцах показать?


Делает руками круг, изображая тарелку с похлёбкой. Потом якобы в одной руке держит ломоть хлеба, в другой ложку. Откусывает «кусок хлеба» и «ложкой» начинает энергично «есть из тарелки». Василий смотрит на неё без эмоций. Видя, что он не реагирует, женщина прекращает «есть».


ЖЕНЩИНА

(про себя)

О, господи, какой тупой!

Ну, что с такого взять?

(Вслух.)

Шагай, работать не мешай!

(Видит, что он не уходит.)

Полицию позвать?


Женщина машет Василию, чтобы он уходил. Василий смотрит на её руки, потом его взгляд останавливается на лице женщины.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

Ей что-то нужно? Как она

Волнуется, кричит…

ЖЕНЩИНА

Ну что, какого ты рожна

Застыл тут?

(Проходящим людям.)

Полчаса стоит —

Глазами только луп да луп!

Ну явно не в себе!

А главное, ужасно скуп!

(Увидев, что он наконец-то обратил на неё внимание.)

Я говорю тебе:

Проваливай!


Василий напряжённо смотрит в глаза женщине. Ей становится не по себе. Агрессия стихает. Появляются испуг и неуверенность, как перед чем-то неизвестным и опасным.


ЖЕНЩИНА

(извинительно)

Я не со зла… Ты не сердись!

От взгляда твоего

Мороз по коже!

Ну, не злись!

Не нужно ничего

Мне от тебя.

ВАСИЛИЙ

(жёстким голосом)

Дочь умерла?

Сын с детства инвалид?

Гуляла много?

Родила

Больного?

Он – рахит

Или дистрофик?

У него

Еды нормальной нет!

Но если он умрёт – его

Всего на пару лет

Переживёшь!

ЖЕНЩИНА

(потрясённо)

Кто вы?

ВАСИЛИЙ

К нему

Ступай! Он ждёт тебя!

Мальчишке плохо одному!

ЖЕНЩИНА

Не понимаю я:

Откуда вам известно всё

Про Славку моего?

Где виделись?

ВАСИЛИЙ

И вот ещё:

Мальчишка умный! У него

Мозги работают. Займись

Им наконец – и выйдет толк

Из сына!

Только не ленись!

Исполни материнский долг!

(Достаёт из портмоне купюру, протягивает женщине.)

Потрать на сына! Не жалей!

ЖЕНЩИНА

(не решается взять купюру)

Пять тысяч?!

ВАСИЛИЙ

Да. Бери. Не бойся!

(Почти насильно вкладывает купюру ей в руку.)

Не появляйся больше тут!


Женщина, выйдя из шокового состояния, вскакивает, хватает сумку и, держа в другой руке купюру, убегает.

Василий смотрит ей вслед, потом тяжело опускается на скамейку, на которой сидела женщина. Некоторое время сидит неподвижно, опустив голову. Потом начинает тереть виски.


ВАСИЛИЙ

Как будто иглы мозг пронзают!

А вспышки боли в голове

Виденья странные рождают:

По свежескошенной траве

Огромный дог, хвостом махая,

Окрестность лаем оглашая,

Летит ко мне издалека…

Вдруг бурная пред ним река

Возникла!

Он не понимает,

Как перебраться.

Завывает

В бессильной злобе…

Боль в висках,

Как будто бы они в тисках…

На пенных перекатах лица,

Как блики на воде, горят…

Вот начинают возноситься

Одни, без тел…

И чей-то взгляд

Холодный сверху.

Боль какая!..

(Тихо стонет.)

Два года не было её!

И вот опять в начале мая

Взрывает мозг!..

Нет от неё

Защиты!

(Некоторое время сидит неподвижно.)

Вроде отпускает…

(Делает глубокий выдох.)

Одно спасенье, что бывает

Нечасто…


Василий замечает кафе, которое находится недалеко. После некоторого раздумья поднимается, идёт туда. Садится за свободный столик.

Из ближайших к нему трёх столиков два занято, а третий, слева от него, свободен. К Василию подходит официант. Василий что-то заказывает.

За первым столиком, справа от Василия, два парня и девушка. Им по 25–27 лет.


МАША

(Борису)

Ну, что ты ржёшь?

БОРИС

Ты вправду так сказала?

Ты молодчина, Машенька! Вперёд!

По-женски отомстила!

МАША

Я не знала,

Что Зоя две недели с ним живёт!

Болтливая, а про него – ни слова!

Ну, я, без задней мысли, говорю:

Мол, так и так, Вадим связался снова

С какой-то малолеткой.

Вдруг – смотрю:

Она поджала губки, побледнела!

«Кто эта малолетка? Как зовут?»

Я на мобильник их заснять успела.

Ну показала, как они идут

К его машине.

И как только сели,

Так целоваться стали…

БОРИС

А потом?

МАША

Мобильник выключила.

БОРИС

(иронично)

Неужели?

МАША

Ну, у тебя все мысли об одном!

БОРИС

А Зойка что?

МАША

Конечно, разозлилась!

БОРИС

Эмоций у неё хоть отбавляй,

А зачастую хлещут через край!

МАША

Когда я поняла, то извинилась.

БОРИС

(кивает на Антона)

А он ещё хотел на ней жениться!

(Антону.)

Рога б, как у оленя, разрослись!

Как умудрился ты в неё влюбиться?

Она б тебе сломала бы всю жизнь!

(Хлопает Антона по плечу.)

Ты отомщён! Пускай теперь рыдает,

А Машенька приличную найдёт.


Антон сидит с каменным лицом – кажется, что он никак не реагирует на слова Маши и Бориса.


БОРИС

Вторая Ханума! Толк в этом знает!

Размер груди и бёдер подберёт.

МАША

Пошляк!

БОРИС

Я, Машенька, о главном!

А ум, характер – это всё потом.

Как вишенки на торте…

Да, о важном

Чуть не забыл: чтоб было всё путём,

Должна быть справка: то, что не фригидна —

А то потом намучаешься с ней!

МАША

Ну хватит, Боря! Как тебе не стыдно!

БОРИС

Зато Антон глядеть стал веселей.

Я понимаю – он переживает:

Спала с Вадимом за его спиной!

Такое, к сожалению, бывает

С невестами и с жёнами…

(Обнимает Машу, целует в щёку.)

С тобой

Такого не случится?

МАША

Ну, не знаю…

БОРИС

И это говорит моя жена?

(Антону.)

Всё, сватовство твоё я отменяю!

Ведь если лучшая из лучших не верна,

То незачем тогда тебе жениться!

Уж лучше оставайся холостым…

ВАСИЛИЙ

(про себя)

Как жизнерадостно болтают!

Сосредоточиться мешают.

О чём-то важном мысль была,

А из-за них она ушла!

Взамен неё пришла другая —

Мне непонятная, чужая.


Василий напрягается. Он слышит чей-то голос в своей голове. Отвечает ему.


ВАСИЛИЙ

Антон? За столиком? Там двое.

Который дальше. Понял.

К Зое

Пойдёт сегодня? Зоя кто?

Его подружка? Ну и что?

Он это от друзей скрывает?

А, просто сам ещё не знает,

Что к ней пойдёт?

Мне что с того?

Знать не хочу я ничего

Ни про Антона, ни про Зою!

И пусть он там скандал устроит!

Пусть подерутся! Всё равно —

Коль битой быть ей суждено!


Голос в голове Василия замолкает.


ВАСИЛИЙ

Мысль вспомнить не могу!

Мешает

Мне кто-то? Будто закрывает

Её нарочно от меня?

Но должен, должен вспомнить я!


Незадолго до этого в кафе вошли мужчина и женщина. Они сели за третий столик, слева от Василия. Делают заказ официанту.


МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Как день прошёл?

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Всё как обычно:

Работа, дом. Билет взяла

В театр на завтра.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Ну, отлично!

Развеешься.

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Там не была

Уже давно. Не предлагаю

Пойти со мной.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Да, извини,

Я не смогу.

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Я понимаю:

Проводишь выходные дни

С женой, с детьми.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Что делать?

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

(вздыхает)

Надо.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Ты умница!

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

(с грустной улыбкой)

Да.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Потерпи.

(Смотрит на часы.)

Жена просила дочь из сада

Забрать.

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

(удивлённо)

Тебе уже идти

Пора?

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Есть времени немного.

(Стараясь непринуждённо улыбаться.)

Ну ты же знаешь, как у них,

У воспитателей, всё строго:

Ругаются, когда мы их

Задерживаем.

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Нет, не знаю:

Своих детей не родила!

Ты против!

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Валя, умоляю:

Не начинай!

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Хотя б могла

Ещё лет шесть назад.

Он тоже

Сегодня в садик бы ходил

И с дочкою твоей дружил!

Мне кажется, родился б всё же

Сын у меня.

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Проблем хватает

Без этого!

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

А что ещё?


Официант приносит заказ: Валентине Фёдоровне – сок и пирожное, Максиму Леонидовичу – кофе.


МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Да разом навалилось всё:

Отдел продаж не выполняет

План по машинам;

На ковёр

Директор вызвал;

Разговор

Серьёзный был.

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Что, увольняет?

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Грозится премии лишить,

Понизить в должности.

Купить

Я не смогу тогда машину.

Хотел внести я половину

Кредит на остальное взять.

Свою-то я хочу продать.

Пять лет ей.

(Сделал несколько глотков кофе.)

Тёща нездорова.

Ложить её в больницу снова

Придётся.

И опять платить…

Да ладно, что там говорить!

(Сокрушённо машет рукой.)

И ты тут со своим ребёнком!

Как вспомню: мокрые пелёнки,

Плач по ночам…

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

(с удивлением и обидой)

С ребёнком – я?

Максим, ребёнок у тебя!

А я – одна! Мне тридцать пять!

Ещё немного – и рожать

Уж поздно будет!

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Что ты хочешь?

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Зачем мне голову морочишь:

Не разведёшься ты с женой!

Встречаться редко стал со мной!


Максим Леонидович хочет взять Валентину Фёдоровну за руку, но она отталкивает его.


ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Всегда одна по выходным,

По праздникам! Словам твоим

Не верю больше!

МАКСИМ ЛЕОНИДОВИЧ

Ну, ещё

Немного потерпи!

ВАЛЕНТИНА ФЁДОРОВНА

Нет, всё,

Устала…


Оба замолкают. Он сидит, опустив голову, она смотрит в сторону.


ВАСИЛИЙ

(про себя)

Нет, мысль ушла!

Не вспомнить мне!

Как тень скользнула по стене.

Неясный контур обнажив —

Исчезла, содержанье скрыв!

Провалы в памяти? С чего бы?

Такого не случалось, чтобы

Я мог бы что-нибудь забыть

Или не вспомнить? Объяснить

Могу я это лишь одним:

Воздействием на мозг.

Но чьим?

(После паузы.)

Гадать не буду. Не хочу.

(Саркастически.)

Ответ я скоро получу

И так.

Бесплатно! Задарма!

Если до этого с ума

Я не сойду иль не сведут…


Смеётся. Посетители за соседними столиками недоумённо смотрят на него.


ВАСИЛИЙ

Пора им объявиться тут?

(Смотрит на часы.)

До воскресенья пять часов!

(Закидывает голову, смотрит вверх.)

Эй, к встрече с вами я готов!

(Вспомнив что-то.)

Ах да, под вечер обещала!

Ещё есть сутки у меня.


Василий обращает внимание на мужчину за вторым столиком. Ему лет 45. Он уже хорошо набрался, но всё равно пьёт и почти не закусывает.

В голове Василия раздаётся голос.


ГОЛОС

Мужчина тот – поляк. Родился

В Варшаве. Год назад женился.

ВАСИЛИЙ

О нет, опять заговорил!

Тебя об этом не просил!

Мне дела нет ни до кого!

Хочу я только одного:

Чтоб ты замолк!

ГОЛОС

Его жена

По вечерам сидит одна,

Но не скучает. Телефон

Важнее для неё, чем он.

Как с ней вести себя – не знает.

Их мало что объединяет!

Она на двадцать лет моложе.

Оксане двадцать пять.

Похоже,

Стал уставать он от неё.

Чтоб скрыть бессилие своё,

(Он оказался слаб на деле,

Болтать любил лишь о постели!),

По вечерам стал уходить

И в одиночку в барах пить!

Под гору бизнес покатился…

(Голос замолкает.)

ВАСИЛИЙ

(подождав)

Ну, наконец остановился!


Василий несколько раз глубоко вдыхает. Он уже начал успокаи ваться, как в голове зазвучал женский голос.


ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

Как раньше я не замечала,

Что Боря может говорить

О нас так грубо?


Василий поворачивает голову и смотрит на Машу за соседним столиком. Она в этот момент взяла чашку с кофе.


ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

(в голове Василия)

Я не знала,

Что может девушку сравнить

С обычным тортом.

Ум, характер

Лишь вишенки на нём…


В это же время Маша усмехнулась, взяла чашку с кофе и сделала глоток.

Вытесняя женский голос, в голове Василия зазвучал мужской.


МУЖСКОЙ ГОЛОС

Расстаться нужно поскорей!

Всё смелости не наберусь!


Василий смотрит в сторону другого столика, за которым сидят Максим Леонидович и Валентина Фёдоровна.


МУЖСКОЙ ГОЛОС

И что тогда нашёл я в ней?

Надеется, на ней женюсь?

Хотя такие мысли были

Семь лет назад, но всё прошло

И чувства к ней давно остыли.

То время навсегда ушло!


Этот мужской голос вытесняет другой, с польским акцентом.


МУЖСКОЙ ГОЛОС

Она смеётся надо мной!

Я это чувствую, я знаю!

Жить с умной молодой женой

Я никому не пожелаю!


Василий смотрит в сторону поляка, который опрокидывает очередную рюмку водки.


МУЖСКОЙ ГОЛОС

(тот же)

Зря Достоевского читал

И «Воскресение» Толстого:

Покорных здесь я не встречал —

Напротив, каждая готова,

Умом и лаской обаяв,

Незаменимой быстро став,

Тобою незаметно править

И слушаться себя заставить.

Когда спохватишься потом.

А ты уже – под каблуком!


В голове Василия раздаётся женский голос.


ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

И это тот, кого любила,

Кому семь лет я отдала?

Кого почти боготворила?

Как ошибаться так могла?


Василий смотрит на Валентину Фёдоровну за вторым столиком.


ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

(тот же)

Обычный эгоист трусливый!

В словах, поступках, мыслях – лживый!

Рожать ребёнка от него?

Да никогда! Да ни за что!


Василий обхватывает голову, начинает раскачиваться взад-вперёд. Видно, что ему плохо. С соседних столиков глядят на него кто с сочувствием, кто с недоумением, кто с испугом. В голове Василия уже вразнобой звучат мужские и женские голоса; звучат отдельными, не связанными друг с другом фразами.


– А он смотрел и не заметил!

– Я разберусь сегодня с ней!

– Ещё мне заказать иль хватит?

– Да это было год назад!

– Не хочется брать в долг, а надо!

– Так странно смотрит на меня?

– Наверно, все они такие?

– Нет, ни за что! А может быть?..

– А та деваха ничего!

– Жена убьёт! Идти мне нужно!

– Когда болтать ты перестанешь?

– Так долго ждать я не могу!


Василий трёт виски, наклоняется к столу и закрывает глаза. В голове у него каша. Ему уже кажется, что посетители, чьи голоса он слышит, встали из-за своих столиков и, как зомби, двинулись к нему. Это видение настолько яркое, что как будто происходит в реальности.

Посетители встают, шатаясь, подходят к нему и окружают с трёх сторон. Голоса в голове Василия становятся громче и агрессивнее, а фразы – короткими, больше похожими на выкрики.


– Вцепилась что?

– Сам виноват!

– Окно разбито!

– Кто? Не ты?

– На тормоз жми!

– Я не согласен!

– Не хлопай так!

– Ждать бесполезно!

– Да как ты можешь?

– Ночь уже!

– Он потерял её!

– За встречу!

– Никто оттуда не вернётся!


Официант, который принёс заказ на один из столиков, видя, что Василию плохо, подходит к нему.


ОФИЦИАНТ

Вам плохо?


Видения в голове Василия исчезают, и все посетители тут же оказываются на своих местах.


ВАСИЛИЙ

(поднимает голову)

Что?

ОФИЦИАНТ

Вам плохо?

ВАСИЛИЙ

Да.

ОФИЦИАНТ

Быть может, «скорую» тогда

Я вызову?

ВАСИЛИЙ

(тяжело поднимается)

Нет. Обойдусь!


Василий достаёт из кармана деньги, бросает на стол несколько купюр и, слегка пошатываясь, выходит из кафе на набережную канала Грибоедова. Подходит к парапету, перевешивается через него, смотрит на тёмную воду. Рядом появляется человек среднего возраста, в светлом плаще, в широкополой шляпе, наполовину скрывающей его лицо, – это Ангел-хранитель Василия.


АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

(ровным голосом)

Топиться смысла нет!

ВАСИЛИЙ

(поворачивается к незнакомцу)

Никто не собирался.

Бессмысленный совет!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Ваш вид мне показался

Таким, что вы сейчас

Готовы сделать это.

ВАСИЛИЙ

Фантазия у вас

Богатая!

(Внимательно смотрит на незнакомца.)

Мы где-то

Уже встречались? Да?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Возможно.

ВАСИЛИЙ

Где? Когда?

Я вспомнить не могу,

Но чувствую, что знаю!

Я это ощущаю!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Помочь вам не смогу,

Но ощущенье верно.

ВАСИЛИЙ

Ведь вы же – не она?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

(усмехнувшись)

Нет.

ВАСИЛИЙ

Это было б скверно!

(Что-то вспоминает.)

С ней время проводить,

О чём-то говорить

Не очень-то приятно!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Да, это мне понятно.

ВАСИЛИЙ

Откуда вам-то знать,

Кого имел в виду?


Ангел-хранитель смотрит на храм Спаса-на-Крови.


ВАСИЛИЙ

Невежливо молчать!

От вас ответа жду!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Могу предположить.

ВАСИЛИЙ

(насмешливо)

И только-то?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Ну да.

ВАСИЛИЙ

Изволите шутить?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Нечасто. Иногда.


Василий откровенно разглядывает незнакомца. Пытается что– то сделать как экстрасенс. Ничего не получается.


ВАСИЛИЙ

Вы рядом – но я вас не ощущаю!

Как человека не воспринимаю!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

(показывает на кафе)

После того, что с вами было там,

Неудивительно.

ВАСИЛИЙ

Откуда вам

Известно это? В зале не сидели?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Я рядом был.

ВАСИЛИЙ

(удивлённо и насмешливо)

Вы – рядом? Неужели?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Достаточно иронии.

ВАСИЛИЙ

О, да!

Ведь это Смерть прислала вас сюда?

Какие шутки с ней? Пардон! Простите!

И что вы от меня сейчас хотите?

(Горько усмехается.)

Ещё не воскресение – суббота!

Так сильно вам не терпится?

Охота

Со мною разобраться побыстрей?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Не стоит насмехаться вам над ней:

Вы – только человек! Но я не от неё.

ВАСИЛИЙ

У каждого задание своё?

Не много ль чести для меня?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Не много.

Ненужных, лишних нет людей у Бога!

ВАСИЛИЙ

А как преступники? Необходимы?

И что, убийцы так же им любимы,

Как жертвы их?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Узнаете потом.

ВАСИЛИЙ

А, после смерти!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

С вами о другом

Хочу поговорить.

ВАСИЛИЙ

Наверно, о спасенье

Моей души? Не верю в милосердье!

За Ним я только силу признаю

И власть над нами!

Жизнь мою

Зачем забрать он хочет? Что такого

Я сделал? И скажите, чем любого

Из этих, проходящих, хуже я?

(Показывает на людей.)

Так почему же выбрал он меня?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

В вас говорит отчаянье слепое!

ВАСИЛИЙ

Пускай! Мне всё равно теперь, какое:

Слепое, зрячее – не в этом суть!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Вы на происходящее взглянуть

Попробуйте иначе. Вы же сами

Ещё недавно здраво рассуждали,

Когда напротив женщины стояли,

Просившей деньги. Вашими словами

Отвечу вам.

«Чем дорожим,

К чему стремимся, – ложь!

Всё то, чем обладать хотим, —

С собой не заберёшь!

Что остаётся – пустота!

А если веришь – Бог!

Всё остальное – суета,

Всё тлен, всё прах…»

Я б мог

Насчёт бы «лжи» вам возразить.

Любовь, конечно же, не ложь!

А в остальном – что говорить —

Терпимо, да. Ну, так чего ж

Вам жаль?

С Кориной вы простились.

Ей, кстати, сильно помогли.

На дне рожденья повинились

Вы перед матерью.

Смогли

Сдержаться с Николаем.

Он извиняться к вам придёт.

ВАСИЛИЙ

С земным покончили! Решаем

Вопрос о будущем: что ждёт,

Что будет? Думаю, хотите,

Чтоб в церковь каяться пошёл,

Просить о помощи, защите…

Ведь так, наверно?

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Да, я вёл

Речь к этому.

ВАСИЛИЙ

Но если прежде

Не обращался я к Нему,

Теперь уж поздно.

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Шанс надежде

Должны вы дать.

ВАСИЛИЙ

Зачем Ему

Выслушивать мои стенанья?

Не воцерковлённого…

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Пускай…

ВАСИЛИЙ

(перебивает)

Могу другое обещанье

Дать вам, Ему: коль жизни край

Он отодвинет – дам я клятву

Примерным верующим стать!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Желанье ваше мне понятно,

Но время лучше не терять!

ВАСИЛИЙ

Не буду я менять решенья —

И будь что будет!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Ваш ответ

Достоин только сожаленья!

ВАСИЛИЙ

Наверно, но другого нет!

Суббота. 21 час 8 минут.

Некоторое время оба молчат. Каждый думает о своём.


АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

(показывает на храм Спаса-на-Крови)

Такой построить невозможно

В Европе или где ещё.

Не потому, что это сложно,

А потому, что это всё

Идёт отсюда…

(Показывает на сердце.)


Василий задумчиво смотрит на храм, а когда оборачивается – незнакомца уже нет. Он оглядывается, но нигде его не видит.

Ещё раз посмотрев на храм, Василий поворачивается к нему спиной и уходит в сторону Невского проспекта.

Картина одиннадцатая

Загородный дом Мещеряковых. Гостиная. Большой камин, выложенный изразцами. Тяжеловесная мебель под старину. За высокими окнами деревья, ещё без листьев.


ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Не узнаю тебя два дня:

Брюзжишь, всё чем-то недоволен!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

А ты не раздражай меня —

И буду я тогда спокоен!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Чем раздражаю? Не пойму!

Ты можешь объяснить толково?

Тебе понятно самому?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну вот, ты раздражаешь снова

Вопросами! Не нагнетай!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Я за тебя волнуюсь!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Хватит!

Волнуйся, но не приставай!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Вот так решил общаться, значит?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Да ты уймёшься, наконец?

И без тебя проблем навалом!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Ну, хоть признался, молодец!

А то уж ревновать я стала,

Подумала: завёл себе

Любовницу! Теперь их много.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(удивлённо)

Любовниц?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Женщин без мужей.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Я здесь при чём?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(язвительно)

Ты?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ради бога,

Не начинай…

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(мстительно)

А год назад

С сотрудницею кто связался?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну, был грешок. Я сам не рад.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Лишь потому, что ты попался!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну, сколько можно попрекать?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Ты вышел из доверья, Алик.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ещё сто раз тебе сказать,

Что я Альберт, Альберт, не Алик!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Альберт Евсеевич – ты там…

(Показывает в сторону.)

А для меня ты…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(раздражённо поворачивается к жене)

Что?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(с притворным испугом)

Простите!

(Иронично.)

Альберт Евсеевич, я вам

Чай приготовила.

(Ставит на стол чашку с чаем.)

Идите.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Я не просил.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Я налила.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(подходит к окну)

Куда Мартын запропастился?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Какие у тебя дела

С ним могут быть?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(не слушая жену)

Договорился,

Что в полвосьмого он придёт,

А на часах почти что восемь!

(Смотрит в окно.)

Прохладно, серо, дождь идёт,

Как будто не весна, а осень!

Хотя ведь май…

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

С кем говоришь?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(раздражённо)

Ну, до всего тебе есть дело!

Я – сам с собой!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Опять грубишь?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(про себя)

За двадцать лет – как надоела!

И развестись сейчас нельзя:

Возможно скоро повышенье

В Москву.

Один из кандидатов я

Возглавить департамент.

Мненье

Там неплохое обо мне —

И вдруг развод!

Ждать остаётся.

Зато в Москве смогу вполне

С ней развестись.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Тебе придётся

Холодный пить. Остыл совсем.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(про себя)

Теперь там это даже модно.

А значит, просто и возможно.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Так ты идёшь?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(про себя, глядя на жену)

Другой была,

Когда работала. Старалась

Быть лучшей! Помню, как брала

Работу на дом.

Одевалась

Всегда со вкусом, а сейчас —

Чтоб были тряпки дорогие

Похвастаться…

(Смотрит на часы.)

Девятый час.

(Вслух.)

Чёрт, где Мартын?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Дела какие

С ним у тебя?

Извёлся весь.

Он бизнесмен, а ты чиновник…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну, Лида, хоть сюда не лезь!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Нет, странно, он же уголовник.

В тюрьме сидел. Срок получил.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

В СИЗО полгода. Срок условный.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Ну, всё равно ведь там он был,

И не оправдан? Он – виновный!

Как можешь ты водиться с ним?

Что общего? Не понимаю!

Одним присутствием своим

Компрометирует…

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Решаю,

С кем мне водиться, без тебя.

В твоих советах не нуждаюсь!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Ты изменился. Вижу я.

Со мной стал грубым.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Я пытаюсь

Быть вежливым.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Ты разлюбил.

Тебе я, Алик, в тягость стала.

Наверно, развестись решил

И ищешь повод?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ты сказала.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

А ты?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

А я не говорил.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Не думал даже?


Альберт Евсеевич отрицательно качает головой, Лидия Артёмовна недоверчиво смотрит на него.


ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Показалось?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(с наигранной бодростью)

Конечно! Если б вдруг решил,

То я сказал бы.

(Про себя.)

Догадалась!

Ну и чутьё! Не проведёшь.

Мне в глубине души не верит.

Давно нам правдой стала ложь!

А кто сейчас не лицемерит?

(Отворачивается к окну, смотрит на деревья.)

Мартын наглеет с каждым днём,

Уже себя считает главным!

И раньше был он своенравным.

Упёртости хватало в нём!

Но всё-таки он вёл себя

Со мной достаточно прилично,

Хотя нередко иронично,

Но не нахально, не грубя!

А заработав миллион

На госзакупках, на приписках, —

Предупреждал его о рисках,

Не зарывался чтоб, – вмиг он

Переменился, наглым стал;

Считает, с ним теперь повязан

И слушаться его обязан!

Со мной считаться перестал!

Всё меньше денег стал давать,

Последний раз – лишь триста тысяч!

Мол, должен был издержки вычесть,

И даже начал угрожать,

Что обойдётся без меня,

Коль обеспечить не сумею

Большим заказом!

Чёрт, жалею,

Что с ним вообще связался я!

(Тяжело вздыхает.)

С Мартыном я решу потом,

Сейчас все мысли о другом.

В чём я пока не разобрался:

Тот экстрасенс.

Как оказался

Он в ресторане? Знает что?

Кто информацию даёт?

Давно ли он следит за нами?

(Замолкает, берётся за край подоконника.)

Опять круги перед глазами,

Опять всё кружится, плывёт!

(Жене.)

Таблетку дай!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(вскакивает из-за стола)

Ах, боже мой!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Не причитай! Неси быстрее!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Какую?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ту, что посильнее.

Что врач мне прописал.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Не стой!

Садись, садись!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Да сяду, сяду!


Лидия Артёмовна убегает в другую комнату за таблетками. Альберт Евсеевич подходит к креслу и тяжело опускается в него.


АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Проклятый экстрасенс!

Меня

Чуть не убил змеиным взглядом!

Глядел заворожённо я,

Не в силах оторваться…

Рядом

Был стол. Я, пятясь, за него,

Точней, за ножку зацепился,

От взгляда страшного его,

Споткнувшись лишь, освободился!

И сердце вот уже два дня

То начинает колотиться,

То замирает…

Врач меня

Смотрел и предложил в больницу

Лечь на обследованье.

Я

Сказал: смогу на той неделе.

(После паузы.)

Пугает экстрасенс меня:

Откуда знает?..

Неужели

Следят за нами? Поскорей

Всё нужно выяснить!


Возвращается Лидия Артёмовна с таблеткой и стаканом воды. Подаёт таблетку Альберту Евсеевичу. Если за таблеткой она побежала, то возвращается внешне спокойно.


АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(раздражённо)

За смертью

Тебя лишь посылать!

(Глотает таблетку.)

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(подаёт стакан с водой)

Запей.


Альберт Евсеевич берёт стакан, пьёт.


ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

А что за деньги в том конверте,

Ну, что на полке там лежит?

Он был салфетками прикрыт.

Его случайно увидала,

Когда таблетки я искала.

Ты ничего не говорил.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Не помню. Может быть, забыл?

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Забыл? Там вот такая пачка!

(Показывает, какая толстая пачка.)

И тысячными всё.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(после некоторого колебания)

Заначка.

Не собирался говорить —

Теперь придётся всё открыть.

На день рождения копил.

Женаты двадцать лет – решил

Подарок сделать дорогой.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(недоверчиво)

Что, правда?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Выбор за тобой.

Там триста тысяч.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

И всё мне?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(с натянутой улыбкой)

Конечно! Дорогой жене!

Ты заслужила!

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(склоняется над Альбертом Евсеевичем, сидящем в кресле, целует его)

Милый мой,

Благодарю! Горжусь тобой!

До дня рожденья далеко,

Его дождаться нелегко

Теперь мне будет…


Альберт Евсеевич отдаёт стакан. Лидия Артёмовна с радостным видом уносит его на кухню.


ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(про себя)

Опять поймала на вранье!

(Усмехается.)

По крайней мере, деньги мне

Достанутся.

(Выходит из гостиной.)

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(глядя ей вслед)

Поверила? Наверно, нет.

Друг друга знаем столько лет,

И чувствуем, когда кто врёт!

(Вздыхает.)

Пропали деньги! Заберёт!


Альберт Евсеевич ворочается в кресле, принимает более удобное положение.


АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ну, где Мартын?

Вот сукин сын!

Нарочно злит

И не спешит!

Я должен ждать

И всё прощать?

Но срок придёт —

И он поймёт,

Кто главный тут!

(Замолкает, о чём-то думает.)


В гостиную входит Мартын, видит сидящего к нему боком Альберта Евсеевича.


МАРТЫН

(громко, иронично)

Меня не ждут,

Стол не накрыт,

Хозяин спит!

Я зря спешил!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Чёрт, где ты был?

(Смотрит на часы.)

Жду час тебя!

МАРТЫН

(небрежно)

Был занят я.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Мог позвонить!

МАРТЫН

Тебя будить

Я не хотел.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Ты обнаглел!

МАРТЫН

Зачем позвал?


Мартын садится в другое кресло, кладёт ноги на журнальный столик. Альберт Евсеевич недовольно смотрит, но ничего не говорит.


МАРТЫН

Я тёлку снял.

Вдруг твой звонок.

Ну я не мог

Взять бросить всё…

(Смеётся.)

Такой ещё

Я не встречал!

И опоздал…

(После паузы.)

Надеюсь, что на этот раз

Добыл ты крупный госзаказ?

Но мог бы завтра позвонить,

Чтоб мне об этом сообщить.

А если так уж невтерпёж,

Альберт Евсеевич, ну что ж

Готов вам время уделить.

(Зевает.)

Так чем собрались удивить?


Входит Лидия Артёмовна, видит Мартына, развалившегося в кресле и забросившего ноги на журнальный столик.


ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Альберт Евсеевич, что это?

(Показывает на ноги Мартына.)

Не слышу твоего ответа!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(хмуро)

Мартын!

МАРТЫН

(иронично и суетливо)

Да-да, не нужно ссоры!

Пойдут взаимные укоры…

Я уберу. Какой пустяк!

Не стоит волноваться так!

(Убирает ноги со столика.)

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

Забыла, что сказать хотела.

Зачем пришла?

МАРТЫН

Моя вина.

Так сильно это вас задело?

Да, сразу женщина видна!

Эмоций столько! Вы прекрасны!

Ваш муж вам это говорит?

(Поворачивается к Альберту Евсеевичу.)

Альберт Евсеевич?


Альберт Евсеевич раздражённо смотрит на Мартына, не отвечает.


МАРТЫН

Напрасно.

ЛИДИЯ АРТЁМОВНА

(Альберту Евсеевичу)

Твой гость когда-нибудь молчит?


Мартын подносит ладонь ко рту, показывая, что он замолкает. Лидия Артёмовна с возмущённым видом разворачивается и уходит.


МАРТЫН

(глядя ей вслед)

Эх, был бы я постарше малость,

Годков на тридцать, повстречалась

Такая б мне, то я б влюбился

И сразу же на ней женился!

Ну а пока мне тридцать лет,

То нужен только первоцвет!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Паясничать не надоело?

МАРТЫН

Не нравится. Тогда – за дело!

(Сухо и жёстко.)

Зачем позвал?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Следят за нами.

А кто, зачем, должны мы сами

Понять!

Я знаю одного.

По базе ГУВД его

Пробил знакомый капитан.

Так, мелочь всё.

МАРТЫН

Каков твой план?

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

(Достаёт листок бумаги, смотрит в него)

Зовут Василий. Адрес вот.

(Передаёт листок Мартыну.)

Он экстрасенс. Один живёт.

Узнай, Мартын: за ним есть кто-то

Иль никого?

МАРТЫН

Люблю охоту,

Особенно на кабанов!

Вновь поохотиться готов!

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Мне не до шуток! Встреться с ним.

Поговори. Потом решим,

Что делать. Парень не простой.

МАРТЫН

Мне мысль пришла: возьму с собой

Для устрашенья Рыка.

Суббота. 21 час 9 минут.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

Нет!

Он – отмороженный!

МАРТЫН

Ответ —

Неправильный. Рык пригодится.

АЛЬБЕРТ ЕВСЕЕВИЧ

С ним может всякое случиться:

Вдруг переклинит?

МАРТЫН

Не беда.

Полезно это иногда.

Без разрешенья моего

Не тронет пальцем он его!


Видно, что Альберт Евсеевич недоволен решением Мартына, но спорить не хочет.


МАРТЫН

Да всё нормально. Не вздыхай.

Я разберусь.

(Встаёт.)

Ну всё, бывай.

(Уходит.)


Альберт Евсеевич неодобрительно смотрит ему вслед.

Картина двенадцатая

Квартира Василия.


ВАСИЛИЙ

(ходит по комнате в возбуждённом состоянии)

Ну, вот и воскресенье наступило!

Ждём гостью. Любопытно, кто придёт?

Опять девица? Интересно б было

Увидеть, как она сквозь дверь пройдёт!

Теперь бы точно я не удивился,

Ей предложил бы в комнату пройти

И даже, почему бы нет, решился,

Как к светской даме, к ручке подойти,

Поцеловать!

Вот было бы забавно!

Она же не представилась тогда,

Лишь намекнула, кто. А мне подавно,

Откуда было знать?

(Разводит руки. Потом тяжело вздыхает, опускает их.)

Что, глупо? Да!

(Снова ходит по комнате.)

Хотя какой намёк – сказала ясно:

Под вечер в воскресение придёт,

Где б ни был я – она меня найдёт!

(После паузы.)

Тот случай, что когда готов напрасно

Прождать её.

И без меня дел много:

Больных и старых тысячи вокруг!

Вот им как раз на кладбище дорога,

А мне лишь тридцать! Я здоров!

А вдруг

(Резко останавливается.)

И вправду это только страхи,

Воображение больное, а?

Мои лишь причитанья: охи, ахи,

Ведь с психикой моей давно беда!


Василий снова возбуждённо ходит по комнате. Иногда подходит к окну, глядит в него, словно высматривая кого-то, или останавливается напротив прихожей и смотрит на входную дверь.


ВАСИЛИЙ

Стал рано чувствовать: когда случится что-то,

Причём не обязательно со мной,

Как будто говорил об этом кто-то,

Незримо стоя за моей спиной.

Сначала я не очень удивился,

Всё это принимая за игру,

В мир «фэнтези» тогда я погрузился,

Пока однажды летом поутру

Я не увидел странное виденье.

Когда зачем-то вышел на балкон:

Внизу стояла в чёрном, без движенья,

Фигура, не понять: она иль он?

Она стояла, на меня смотрела,

Как будто что-то мне сказать хотела,

И вдруг – исчезла!

Я был поражён!

С меня слетел весь утренний мой сон,

По телу дрожь волною разлилась,

Потом температура поднялась…

Я заболел, полмесяца лечился,

Диагноз мне поставить не смогли!

Хотя с годами случай позабылся,

Я осознал, что силу обрели

Мои виденья.

С ними неразрывно

Отныне связан! Перестал наивно

Их принимать как интернет-игру

И осознал: однажды я умру!

(Останавливается, о чём-то думает.)


На лестничной площадке раздаётся шум, как будто что-то уронили и задели его дверь. Василий быстро подходит к прихожей и, стоя в дверях комнаты, смотрит на входную дверь. Видно, что он напряжён. Но ничего не происходит.

Раздаётся звонок стационарного телефона. Василий резко оборачивается, смотрит на телефон, подходит и, помедлив, снимает трубку.

Одновременно в стороне высвечивается часть квартиры Эльвиры: стена, диван, торшер. Михаил стоит рядом с диваном и разговаривает с Василием по телефону.


МИХАИЛ

Привет, Василий! Ты куда пропал?

Звоню, звоню, а ты не отвечаешь!

Решил вот на домашний. И поймал

Почти случайно. Где ты пропадаешь?

Ты помнишь, собирались мы с тобой

Махнуть на дачу в это воскресенье?

ВАСИЛИЙ

Да, помню.

МИХАИЛ

Не получится. Отбой!

Но есть зато другое предложенье.

Хотим на ужин пригласить тебя.

Эльвира стол шикарный нам накроет!

ВАСИЛИЙ

Эльвира – стол? Ты бредишь, Миша!

МИХАИЛ

Я

Серьёзно, Вася! И коньяк откроет.

«Наполеон» припрятан у неё.

ВАСИЛИЙ

С чего такая щедрость?

МИХАИЛ

Догадайся!

ВАСИЛИЙ

Что, неужели «получил своё»

И ей понравилось?

МИХАИЛ

Не издевайся.

ВАСИЛИЙ

Победу хочешь праздновать свою?

МИХАИЛ

Я заслужил!

(В комнату входит Эльвира.)

Так, всё, идёт Эльвира!

ЭЛЬВИРА

С кем говоришь?

МИХАИЛ

С Василием.


Эльвира показывает Михаилу, что хочет поговорить с Василием.


МИХАИЛ

(Василию)

Даю

Эльвире трубку.

ЭЛЬВИРА

(берёт трубку, тихо Михаилу)

Своего кумира

Уже позвал?

МИХАИЛ

Да, Эля.

ЭЛЬВИРА

(укоризненно)

Без меня?

МИХАИЛ

Сегодня утром вместе же решили.

Ты передумала?

ЭЛЬВИРА

Нет, просто я

Сама хотела… Ладно, всё, забыли.

(Василию.)

Василий, я хотела пригласить

На ужин вас, но скорострельный Миша

И тут успел меня опередить!

МИХАИЛ

(возмущённо)

Про скорострельность что за шутки?

ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

Тише!

Дай мне с Василием поговорить.

МИХАИЛ

(пытается взять трубку у Эльвиры, она не отдаёт)

Нет, объясни!

ЭЛЬВИРА

Он трубку отбирает!


Михаил поднимает руки и показывает, что хочет задушить её. Эльвира смеётся, уклоняется от рук Михаила.


ЭЛЬВИРА

И даже вроде, хочет задушить!

(Михаил наступает, Эльвира пятится.)

О, нет, спасите!

(Василию.)

Силу применяет!

(Михаилу.)

Возьми, возьми!

(Отдаёт трубку Михаилу.)

Иначе мне не жить!

МИХАИЛ

(Василию)

Не верь ей, Вася!

ВАСИЛИЙ

Вам не будет скучно!

Надеюсь, Миша, всё благополучно

Закончилось? Жену не придушил?

МИХАИЛ

Жену? Ты шутишь? Я её не знаю!

ЭЛЬВИРА

Наглец! А утром что ты говорил?

МИХАИЛ

(Эльвире)

Не помню! Амнезия!

ЭЛЬВИРА

(Михаилу)

Отменяю

На ужин приглашение тогда!

МИХАИЛ

Раз так – женюсь!

ЭЛЬВИРА

(с напускной строгостью)

Ну, хорошо – прощаю!

МИХАИЛ

На всё готов я ради коньяка!

(В трубку Василию.)

Василий, ждём тебя к семи часам.

(Василий не отвечает.)

Что ты молчишь?

ВАСИЛИЙ

(с усилием над собой)

Я, Миша, постараюсь.

МИХАИЛ

Ну, вот ещё! Тогда заеду сам,

Чтоб ты не отвертелся!

Всё, прощаюсь

До вечера! Ты слышишь?

ВАСИЛИЙ

Слышу.

МИХАИЛ

Жди,

И, Вася, никуда не уходи!


Василий кладёт трубку.

В квартире Эльвиры продолжается действие.


МИХАИЛ

Зачем про скорострельность говорила?

Ведь с сексом всё у нас нормально было!

ЭЛЬВИРА

Ты хвастался победою, и я

Решила малость проучить тебя!

МИХАИЛ

(хмуро)

Ну, проучила – и теперь довольна?

ЭЛЬВИРА

(смягчает тон)

Я правда не хотела сделать больно!

Не буду больше!

(Чмокает Михаила в щёку.)


Снова только квартира Василия.


ВАСИЛИЙ

Всё правильно: он должен был жениться.

Я видел эту свадьбу. Но меня

Средь приглашённых нет!

Другие лица,

Другой свидетель, молодых родня.

(Помолчав.)

Так значит, встреча всё же состоится

И гостья обязательно придёт!

А если так – не стоит суетиться,

Не стоит нервничать! Наоборот,

Я должен успокоиться и встретить

Её достойно!

Вот понять бы, как?

Вопрос простой, но на него ответить

Непросто мне.

Ведь был какой-то знак?

Зачем-то всё-таки предупредила?

Могла б со мной закончить и тогда!

Дала неделю…

Вспомнить всё, что было

За это время, должен! С кем, когда

Встречался, разговаривал, что делал?

Всё проанализировать, понять

Цель появленья, что она хотела

Отсрочкой на неделю мне сказать?


Василий останавливается, о чём-то напряжённо думает, трёт виски.


ВАСИЛИЙ

У мамы в среду попросил прощенья.

Здесь скрытых смыслов нет. Понятно всё.

Хотя нелёгким было объясненье,

Мне стало легче!

Дальше. Что ещё?

С Ириной и её супругом споры?

Здесь тоже тайн не вижу никаких.

Несправедливые упрёки и укоры

Уже привык выслушивать от них!

И всё же нужно будет извиниться,

За всё у них прощенья попросить.

Неважно, виноват иль нет, проститься

По-человечески!

Да, надо позвонить.

(Смотрит на часы.)

И время есть. За три перевалило.

Три двадцать пять, точней, три двадцать шесть!

(Усмехается.)

Минуты стал считать! Когда такое было?

Так до секунд дойду! Вот будет жесть!


Василий обхватывает голову, издаёт звуки, похожие на рычание, потом берёт себя в руки.


ВАСИЛИЙ

Собраться должен!

Разговор с Кориной.

Встречались в парке. Это было днём.

Сорвалась, назвала меня скотиной!

Но, правда, помирились мы потом.

И перед ней я тоже повинился,

Провёл сеанс – поверила в себя!

Когда прощались, чуть не прослезился,

Но смог сдержаться – не заплакал я!

Здесь тоже всё открыто и понятно…

(Ходит по комнате, вспоминает.)

Потом был офис, посетители…

(Останавливается, качает головой.)

Не то!

Я что-то пропустил. Идём обратно.

Там было что-то до Корины? Что?

(Трёт виски.)

Я чувствую, что это было важно!

Ну да, конечно, человек с Сенной

По кличке Серый. Видел лишь однажды

Его до этого. Он шёл домой,

Шёл за деньгами, чтоб опохмелиться,

И с ним был друг.

(Вспоминает.)

Да, Вовчиком зовут.

Они по головам друг друга бьют…

Но Вовчик умер! Нужно вспомнить всё!


Возникает Александровский парк. Появляется Серый. Пройдя мимо стоящего неподалёку Василия, он валится на металлическую скамейку. Некоторое время Василий наблюдает за ним, потом подходит.


ВАСИЛИЙ

Вам плохо?

СЕРЫЙ

(открывает глаза, разглядывает Василия)

Доктор, что ли?

ВАСИЛИЙ

Нет.

СЕРЫЙ

Чего тогда?..

ВАСИЛИЙ

Подумал: – может,

Смогу помочь?

СЕРЫЙ

(раздражённо)

С того на этот свет

Вернуть мне Вовчика не сможет

Никто!

ВАСИЛИЙ

Да. Извините. Я не знал.

СЕРЫЙ

Естественно, по «ящику» не скажут.

Он не политик и не генерал,

И не актёр, и не убийца даже!

Он – просто друг!


Василий отходит от Серого, тот замирает, превратившись в статую.


ВАСИЛИЙ

Нет, дальше, дальше. Всё не то пока.

Я начал вспоминать издалека.


Василий снова подходит к Серому, какое-то время молча смотрит на него. Потом делает движение рукой, Серый «оживает», начинает говорить.


СЕРЫЙ

Он на гитаре здорово играл,

Высокий голос доводил до дрожи,

У женщин даже слёзы вызывал,

Когда в ударе был…

При этом всё же

Он после Гальки жить не смог ни с кем,

Хотя пытался, но не получалось.

Она была единственной!

Ни с кем

Наладить жизнь ему не удавалось.

А Галька… Галька бросила его,

Пять лет прожив, к богатому сбежала!

Она всегда хотела одного —

Богатой быть – и, стерва, ею стала!

Смерть друга Вовчика ей не прощу:

Отмечу сорок дней – и отомщу!


Василий отходит от Серого, тот снова превращается в статую.


ВАСИЛИЙ

Про это он мне позже говорил,

Что было перед этим – я забыл!

А раньше помнил всё до мелочей!

Случилось что-то с памятью моей!


Возвращается к Серому, делает движение рукой, тот начинает говорить.


СЕРЫЙ

С годами Вовчик как-то потускнел,

Работу реставратора забросил.

Он мебель восстанавливать умел,

Да так, что и теперь порою просят,

Хотя семь лет прошло…

Верней, просили…

Мы сорок лет отметили ему

Пять дней назад.

А нынче – хоронили!


Василий жестом останавливает Серого, тот замолкает.


ВАСИЛИЙ

(возбуждённо)

Про похороны, точно! Вспомнил я!

Они всё время мучили меня!

В его словах про это что-то было,

И это «что-то» сильно поразило!


Василий поворачивается к Серому, тот начинает говорить.


СЕРЫЙ

Брат Вовчика, двоюродный, зануда,

Иначе не могу назвать – Иуда!

На похороны денег пожалел!

Пришлось мне в ноги кланяться знакомым,

Но я достойно проводить сумел:

В рубашке чистой и в костюме новом

Лежал сегодня Вовчик!

Как хотел,

Как сам недавно говорил об этом,

Что не увидит солнца этим летом!


Василий делает движение рукой – Серый и Александровский парк исчезают.


ВАСИЛИЙ

«В рубашке чистой и в костюме новом!»

Смерть чувствовал и быть хотел готовым

К её приходу!


Повторяя несколько раз фразу «В рубашке чистой и в костюме новом», Василий подходит к шкафу с одеждой, смотрит на себя в зеркало, прикреплённое к дверце шкафа. Кривится. Свой домашний вид ему не нравится. Он открывает шкаф и начинает выбирать одежду, которую собирается надеть. Выбрав, раздевается до трусов и переодевается в белую рубашку, в дорогой тёмный костюм, повязывает галстук, расчёсывает волосы. Подумав, достаёт флакон с туалетной водой и несколько раз прыскает на волосы, на пиджак.

Раздаётся звонок в дверь. Василий удивлённо и даже с испугом прислушивается.


ВАСИЛИЙ

Я вовремя успел переодеться!

Но странно: почему она звонит?

Какая деликатность! Впрочем, деться

Мне некуда! Обещанный визит

Теперь уж непременно состоится!


Звонок повторяется. Василий идёт к двери, но, не дойдя до неё два шага, останавливается.


ВАСИЛИЙ

Не буду открывать – пройдёт сквозь дверь!

И, собственно, куда мне торопиться,

Коль на секунды счёт пошёл теперь?


За дверью слышен женский голос: «Похоже, что его нет дома». Мужской голос: «Ну, нет так нет, пойдём». Женский голос: «Я позвоню ему по телефону». Мужской голос: «Ира, не нужно никуда звонить!» Женский голос: «Послушай, ты мне что обещал?»


ВАСИЛИЙ

Похоже, это милая сестрица

С супругом Николаем.

Вот кого

Не ждал сейчас!

(Вспомнив.)

Возможность извиниться

Зато вдруг появилась!

(Подходит к входной двери.)

НИКОЛАЙ

(за дверью)

Нет его!


Василий открывает дверь.


ИРИНА

Ты дома, Вася?

ВАСИЛИЙ

Нет, я голограмма.

Хозяина нет дома. Передам,

Что заходили.

ИРИНА

(удивлённо)

Так, с порога прямо

Нас прогоняешь?

ВАСИЛИЙ

Нет, но если вам

Общаться с голограммою приятно —

Прошу, прошу!


Василий делает широкий приглашающий жест. Ирина и Николай недоумённо переглядываются и, помедлив, проходят в прихожую, а потом в гостиную. Видно, что Николай чувствует себя неловко на «чужой» территории.


ИРИНА

Какой нарядный! Ты куда собрался?

ВАСИЛИЙ

Я – никуда.

ИРИНА

Тогда кого-то ждёшь?

(Василий кивает.)

Корину?

ВАСИЛИЙ

Нет. С Кориной я расстался.

Другую гостью.

ИРИНА

Вряд ли ты найдёшь

Корины лучше…

(Осекается.)

Вася, не хотела!

ВАСИЛИЙ

(раздражённо)

Что, снова поучать меня пришла?

Считаешь вправе?

В воскресенье дела,

Занятия другого не нашла?

ИРИНА

(примирительно)

Не обижайся. Вырвалось невольно.

Пришли мы не за этим.

ВАСИЛИЙ

А зачем?

ИРИНА

Ну, Вася, не гляди так недовольно!

Мы по другому поводу совсем.

НИКОЛАЙ

(Ирине)

Я говорил, что кончится всё спором.

Ты, как всегда, не слушаешь меня!

ИРИНА

(Николаю)

Ты – главный спорщик? Ты своим напором

Рассорил нас. Теперь пытаюсь я

Наладить отношенья.

НИКОЛАЙ

(недовольно)

Ну, пытайся!

А я пока в сторонке посижу!

В любезностях не сильно рассыпайся!

(Отходит в сторону, садится в кресло.)

ВАСИЛИЙ

(Ирине)

Супруга твоего я не держу.

Свободен выход! Дверь ему открыта!

(Николаю.)

Я, кстати, в кресло сесть не разрешал!


Николай резко встаёт, хочет ответить.


ИРИНА

(жёстко Николаю)

Что, обещание уже забыто,

Которое ты накануне дал

Не только мне, но маме тоже?

НИКОЛАЙ

(хмуро)

Ладно.

А что он провоцирует меня?

ИРИНА

Опять поспорить хочешь?

НИКОЛАЙ

(глухо, после паузы)

Нет.

ИРИНА

Отрадно!

Держи себя в руках! Прошу тебя!

НИКОЛАЙ

(Ирине глухим голосом)

Погорячился. Извини!

(Василию.)

Ты – тоже!

ВАСИЛИЙ

Да ничего. Пожалуйста, садись.

(Про себя.)

На Николая это непохоже:

Чтоб извинился?


Николай смотрит на кресло, но не садится, а идёт к окну и оттуда смотрит на Ирину и Василия.


ИРИНА

Вася, не сердись!

Он не со зла.

ВАСИЛИЙ

Проехали, забыли!

О чём хотела ты поговорить?

ИРИНА

Я не хочу, чтоб мы врагами были!

ВАСИЛИЙ

Мы не враги.

ИРИНА

Но можем ими быть!

ВАСИЛИЙ

Я лично вам плохого не желаю!

ИРИНА

Тебе мы тоже лишь добра хотим,

Но как-то получается, не знаю,

Что спорим только, а порой – грубим!

ВАСИЛИЙ

Наверное, от недопониманья,

Точней – от нежелания понять?

ИРИНА

От недостатка уваженья и вниманья.

ВАСИЛИЙ

Ещё от неумения прощать.

НИКОЛАЙ

(негромко)

Ну, прямо соловьи! Запели хором!

ИРИНА

(поворачивается в сторону Николая)

Ты что-то там сказал?

НИКОЛАЙ

Нет, я молчу!

Я наслаждаюсь вашим разговором!

ИРИНА

(недовольно)

Опять за старое?

НИКОЛАЙ

Я не шучу

(Подходит к ним.)

Давайте я закончу по-простому:

Василий, извиниться мы хотим

За день рожденья! Мы тебя из дома

Считай, что выгнали! Потом самим

Нам было стыдно, было неприятно!

ИРИНА

Ты выгонял!

НИКОЛАЙ

(кивает на Ирину)

Хотела развестись!

Ну, я бы не позволил ей, понятно.

ИРИНА

Куда б ты делся!

НИКОЛАЙ

(Василию)

В общем, не сердись!


Николай протягивает Василию руку, Василий, чуть помедлив, пожимает её.


НИКОЛАЙ

Права Ирина: жить должны мы дружно.

Нам нечего делить – одна семья!

ИРИНА

Для этого всего-то всем нам нужно

Любить друг друга.

ВАСИЛИЙ

Да, согласен я!

(Помолчав.)

Я тоже попросить хотел прощенья,

Сегодня собирался позвонить.

В чём был неправ – примите извиненья!

А был неправ во многом…

НИКОЛАЙ

Говорить

Об этом можно долго.

Приглашаем

Тебя на ужин. Хочешь, приходи

С подружкой новой?

ИРИНА

Вася, обещаем

Твой выбор уважать!

НИКОЛАЙ

Да, приводи.


Лицо Василия передёрнулось, он горько усмехнулся и как-то неопределённо покачал головой.


ИРИНА

(испуганно)

О, господи, опять не то сказали!

Ну, хочешь – можешь и не приводить!

Мы просто пригласили. Посчитали —

Тебе приятно будет!

ВАСИЛИЙ

(успокаивается)

Говорить

О ней пока что рано.

ИРИНА

(торопливо)

Ну, как знаешь.

Тебе видней.

ВАСИЛИЙ

Всё хорошо!

ИРИНА

(с тревогой)

Да?

ВАСИЛИЙ

(уверенно)

Да!

В такие вот минуты понимаешь,

Что означает слово «никогда!»

ИРИНА

О чём ты?

ВАСИЛИЙ

Так…

ИРИНА

Ну, мы пойдём?

ВАСИЛИЙ

Идите.


Прощаются в прихожей. Ирина целует Василия. С Николаем они пожимают друг другу руки. Василий открывает входную дверь и, когда Ирина и Николай выходят на лестничную площадку, говорит Ирине: «Передай маме, что я её люблю!» Ирина оборачивается: «Да-да, конечно, передам!» Уходят.

Василий возвращается в комнату. Его взгляд падает на шкаф, на одной из полок которого стоят книги. Он подходит к шкафу, берёт первую попавшуюся книгу, раскрывает её на середине и читает.


«… Всё тот же сад, аллея, пруд,

Всё та же тишина…

Всё так же облака плывут…

Но зелени стена

Сильней и гуще разрослась,

Беседку скрыв от глаз;

Ограды кованая вязь

В вечерний этот час

Блестит от света фонарей…

Железные цветы

Напоминают мне о ней…

Здесь – кладбище мечты!

Эпилог

Сквозь потемневшую листву,

Предвестники ночи,

Ложатся тихо на траву

Вечерние лучи…»


Василий задумчиво закрывает книгу, ставит на полку. Раздаётся звонок в дверь.


ВАСИЛИЙ

Забыли что-то? Вроде, всё сказали?

(Идёт в прихожую.)

С сестрой поговорили по душам!

И Николай – нормальный!

Ближе стали

Они мне оба.

(Подходит к входной двери.)

Если б раньше нам

Наладить отношения…


Василий открывает дверь. На пороге – Мартын и Рык.


МАРТЫН

Привет!

ВАСИЛИЙ

(недоумённо)

Привет?

МАРТЫН

Что, родственники были?

Подумали – решили не мешать.

РЫК

Торчал в подъезде!

МАРТЫН

Рыка разозлили.

Он ждать не любит – дверь хотел сломать!


Василий удивлённо смотрит на Рыка


МАРТЫН

Шучу!

ВАСИЛИЙ

(обоим)

Вы кто?

МАРТЫН

Ну на тебе – дожили:

(Рыку.)

Уже приятелей не узнаёт!


Василий хочет закрыть дверь, но Рык успевает ухватиться за неё и распахивает.


МАРТЫН

Невежливо!

(Рыку.)

Мы так к нему спешили!

Да, Рык?

А с нами так себя ведёт!

ВАСИЛИЙ

(всматриваясь в Мартына)

Я где-то видел вас… тебя…

МАРТЫН

Понятно.

Я думаю, что видел, и не раз.

(Рыку.)

Послушай, Рык, а всё-таки занятно:

Приятель внутрь не приглашает нас?

Не то что виски – чаю не предложит!

Невежливо!

РЫК

А мы и так войдём!


Рык толкает Василия в грудь. Василий пытается отпихнуть его, но Рык оттесняет Василия вглубь прихожей. За Рыком в прихожую входит Мартын.


РЫК

Делов-то!

МАРТЫН

(Василию)

Рык настойчивым быть может!

С манерами не очень. Напролом

Порой идёт. Зато всё объясняет

Доходчиво. И это помогает

Проблему снять.

ВАСИЛИЙ

Обычный костолом!


Рык угрожающе двинулся в сторону Василия, но Мартын останавливает его.


МАРТЫН

Он похвалил.

РЫК

(раздражённо)

Не думаю!

МАРТЫН

Уверен!

(Кивает на Василия.)

Воспитанный! Не видишь, что ли?

РЫК

(неохотно)

Да?

МАРТЫН

Не время, Рык. Сначала я намерен

Поговорить. Откажется – тогда

Он твой.

(Василию.)

Надеюсь, ясно излагаю?

(Сплёвывает.)

Наследственность мешает говорить

Нормально: всё культурно объясняю.

Но всё равно меня не стоит злить!

(Рык одобрительно грубо смеётся.)

Итак, вопрос: зачем следишь за нами?

Кто информацию тебе даёт?

ВАСИЛИЙ

Здесь два вопроса.


Рык стоит сбоку от Василия в нескольких шагах и бьёт поочерёдно кулаком одной руки в ладонь другой.


МАРТЫН

(показывает на руки Рыка)

Этими руками

Он, как медведь, любого задерёт!

Моё терпенье тоже на исходе!

ВАСИЛИЙ

Я никогда за вами не следил!

МАРТЫН

(задумчиво)

Так-так… Тебя предупреждали вроде,

И с виду ты как будто не дебил!


Мартын кивает Рыку. Тот сбоку стремительно приближается к Василию и бьёт кулаком по лицу.

От неожиданности Василий отлетает на несколько шагов и с трудом удерживается на ногах. Из разбитой губы потекла кровь.


ВАСИЛИЙ

Я повторяю: не следил за вами!

МАРТЫН

Альберт Евсеевич другое говорит.

ВАСИЛИЙ

А, тот чиновник с рыжими усами!

Надеюсь, он в больнице не лежит

Ещё с одним инфарктом?

МАРТЫН

Нет. Он дома

И дружеский передаёт привет.

ВАСИЛИЙ

(вытирает рукой кровь с подбородка)

Спасибо.

(Усмехается разбитыми губами.)

Вспомнил, почему знакомо

Твоё лицо.

МАРТЫН

Отлично! И ответ

На свой вопрос я получу…

ВАСИЛИЙ

(перебивает)

Да, точно:

Ты в ресторане рядом с ним сидел!

МАРТЫН

А убеждал, что не следил.

ВАСИЛИЙ

Заочно,

Картинку видел тут…

(Стучит указательным пальцем выше виска.)

РЫК

(зло)

Он оборзел!

Чего он гонит? Мы не идиоты!


Рык с угрожающим видом делает шаг в сторону Василия. Мартын останавливает его.


МАРТЫН

(насмешливо)

Он – экстрасенс! Послушаем его.

(Василию.)

Про нас что видишь?

ВАСИЛИЙ

Если вам охота…


Не договорив, Василий сначала напряжённо глядит на Мартына, потом переводит взгляд на Рыка. На лице Василия, из-за разбитых губ, появляется кривая усмешка.


ВАСИЛИЙ

(Мартыну)

Тебя посадят!

МАРТЫН

(саркастически)

Вот как? Одного?

ВАСИЛИЙ

(кивая в сторону Рыка)

А он – ослепнет, станет инвалидом!

Сопьётся…


В комнате появляется Гелза. На ней тёмный плащ с капюшоном, закрывающим верхнюю часть лица. Она невидима для окружающих.


РЫК

(Василию)

Сам ослепнешь у меня!


Рык бьёт Василия по лицу, но Василий уже ожидал нападения: он успевает отклонить голову и смягчить удар. И тут же сам бьёт Рыка в челюсть. Голова у него откидывается, но от этого он ещё больше заводится. Рык снова бьёт Василия по лицу, попадает. От удара Василия отбрасывает к шкафу с открытыми полками. Рык кидается на него.

В последний момент Василий успевает схватить с полки бронзового льва и бьёт им Рыка по голове.

Рык отшатывается. Инстинктивно делает несколько шагов назад. Из разбитой головы по лицу течёт кровь.

Вытерев рукавом кровь, он выхватывает нож, нажимает на кнопку на рукоятке – из неё выскакивает лезвие.

Мартын, видя, что всё зашло слишком далеко, пытается остановить Рыка, встаёт перед ним.


МАРТЫН

Рык, стой! Опомнись!


Но Рыка уже не остановить, он не контролирует себя. Отшвырнув Мартына, Рык с криком: «Завалю!» – бросается на Василия. Почти одновременно Рык бьёт ножом Василия в грудь, а Василий бронзовым львом Рыка по голове.

После удара Василия нож у Рыка выпадает, он хватается руками за голову, пятится, сгибается, падает на колени и заваливается набок.

Василий роняет бронзового льва, некоторое время стоит, качаясь, кладёт руку на то место, куда был нанесён удар ножом, и – падает.

Гелза всё это время находится неподалёку и спокойно наблюдает за происходящим.

Мартын растерян. Он смотрит то на лежащего Василия, то на лежащего Рыка. Подбегает к Василию, глядит, куда ударил ножом Рык. Потом подбегает к Рыку, наклоняется над ним.


МАРТЫН

Ты что наделал? Ты его убил.

РЫК

(тяжело дыша, через силу)

Он в двух местах башку мне проломил!

МАРТЫН

Рык, поднимайся! Нужно уходить!

Сам понимаешь, что нам может быть!


Мартын пытается помочь Рыку подняться, это ему кое-как удаётся. Рыка качает. Мартын поддерживает его.


МАРТЫН

Внизу машина, Рык! Ну, соберись!

Второй этаж всего!

(Рык заваливается набок, Мартын тянет его к себе.)

Держись, держись!

РЫК

Темно в глазах, и не могу стоять!


Рык валится на пол, Мартын не может его удержать. Он не знает, что делать. Подбегает к Василию, наклоняется над ним. Пытается понять, жив ли он. Смотрит на рану.


МАРТЫН

Удар под сердце! Рык умеет бить.


Раздаётся стон Василия. Мартын медленно выпрямляется. О чём-то лихорадочно думает.


МАРТЫН

Вот чёрт! Он жив! И «Скорую» нельзя:

Сдаст сразу нас – и Рыка, и меня!


Мартын стоит в нерешительности над Василием, не зная, что предпринять. Увидев недалеко от себя выроненный Рыком нож, он некоторое время смотрит на него, потом подходит, поднимает и возвращается к Василию.

Смотрит то на нож, то на лежащего Василия…

На лестничную площадку поднимается Михаил. Он видит, что дверь в квартиру Василия приоткрыта. Входит.


МИХАИЛ

(из прихожей)

Ну что, собрался к нам на ужин?

Раз дверь открыта – ждёшь меня!


Михаил входит в комнату и видит лежащего Рыка, дальше, в нескольких метрах от него, – лежащего Василия и стоящего над ним Мартына с ножом в руке.

Растерявшись на короткое время, Михаил хватает за спинку стоящий рядом стул и бросается с ним на Мартына.

Мартын, опешив от стремительной атаки, успевает только закрыть голову руками. Стул разламывается об его голову, нож падает на пол.

Михаил, не давая опомниться оглушённому Мартыну, бьёт прямым и сильным ударом в челюсть, отправляя Мартына в глубокий нокаут.

Потом подбегает к Василию, опускается на колени, смотрит его рану, щупает пульс. Слышен тихий стон Василия.


МИХАИЛ

Ты жив, ты жив! Василий, потерпи!


Михаил поднимается, достаёт смартфон, отходит к окну, звонит в «скорую». Слышно, как он взволнованно и быстро говорит: «Друга зарезали! Нет – живой, но рана тяжёлая: под сердце! Скорее приезжайте!»

Михаил называет фамилию Василия, адрес и опять повторяет, чтобы приезжали побыстрее.

На полу зашевелился Рык, даже пытается подняться, но бессильно падает. Мартын лежит неподвижно.

К Василию подходит Гелза, наклоняется над ним. Она становится видимой Василию. Они встречаются взглядами. Василий слабым голосом: «Вот ты какая! Не страшная совсем!»

Михаил, услышав голос Василия, торопливо говорит ему: «Василий, не разговаривай! Не трать силы! «Скорая» уже выехала!»

Гелза проводит рукой над лицом Василия, он затихает.

Гелза выпрямляется, смотрит на неподвижного Мартына, проходит мимо шевелящегося на полу Рыка, мимо говорящего по телефону с Эльвирой Михаила и исчезает. Пространство вокруг заполняется поочерёдно то зелёным светом, то голубым, то сиреневым, то коричневым, то красным. Потом цвета перемешиваются и начинают по одному исчезать. Сначала исчезает зелёный, потом голубой, за ним коричневый, затем сиреневый. Остаётся красный.

Пространство озаряется яркой вспышкой. Возле тела Василия появляется Посланник в светло-серебристой одежде.

От тела Василия отделяется полупрозрачная фигура – Душа.


ПОСЛАННИК

Господь, которому подвластны

Земля и небо, жизнь и смерть,

Скорбящий, Любящий и Грозный

Для тёмных сил,

велел изречь

Моими вещими устами,

Что ныне надлежит тебе

Предстать перед Его очами

И ввериться своей судьбе!


К красному цвету добавляется сиреневый, они перемешиваются. На какое-то время всё пространство заполняется сиреневым светом, но потом снова остаётся только красный.

Душа на несколько секунд оборачивается, смотрит на своё тело. Затем оба, Посланник и Душа, начинают удаляться и исчезают.

Квартира принимает обычный вид.


МИХАИЛ

(глядит в окно и потом резко поворачивается к Василию)

Василий, «скорая» приехала! Держись!

Ты – сильный!

Ты сможешь!

Всё будет хорошо!

Эпилог

Даётся как благо иль как наказанье

О жизни и смерти сокрытое знанье,

О мироустройстве и тайных законах,

О мироточащих всё чаще иконах,

О разнонаправленных силах земных

И кто их использует в целях своих,

О времени, что ускоряет свой бег,

О том, что несёт человечеству век,

Пришедший на смену предвестнику краха

Миропорядка,

империю страха

Сейчас создающий,

что будет потом,

И где: на земле иль на небе наш дом?!


Оглавление

  • Действующие лица
  • Пролог
  • Картина первая
  • Картина вторая
  • Картина третья
  • Картина четвёртая
  • Картина пятая
  • Картина шестая
  • Картина седьмая
  • Картина восьмая
  • Картина девятая
  • Картина десятая
  • Картина одиннадцатая
  • Картина двенадцатая
  • Эпилог




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке