загрузка...
Перескочить к меню

Хроники инспектора Ротанова (fb2)

- Хроники инспектора Ротанова (а.с. Сезон туманов-3) (и.с. Русский фантастический боевик) 749 Кб, 385с. (скачать fb2) - Евгений Яковлевич Гуляковский

Настройки текста:



Евгений Гуляковский Хроники инспектора Ротанова

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Это совершенно самостоятельное произведение, не связанное сюжетно ни с «Сезоном туманов», ни с «Долгим восходом на Энне». Их объединяет только общий герой, инспектор внеземных поселений Ротанов. По просьбам читателей я решил вернуться к этому герою в более ранний период его деятельности, предшествовавший расследованию на планете Реана.

Е.ГУЛЯКОВСКИЙ

ГЛАВА 1

Впервые за пять лет службы в Управлении внеземных поселений Ротанову предложили отпуск. Не то чтобы он совсем не бывал в отпуске в течение этих пяти лет, но каждый раз ему приходилось выбивать свои очередные, законные две недели отдыха, что называется, силой.

Дел в управлении всегда было невпроворот, бюджет каждый год урезали, опытных сотрудников не хватало, и начальство пускалось во все тяжкие, чтобы лишить его законного отдыха, заменяя отпуск премиями, сверхурочными и несбыточными обещаниями сложить однажды вместе все неиспользованные дни и отправить инспектора на одну из курортных планет месяца на два, на три, как только появится возможность. Но подобная фантастическая возможность все не появлялась, и Ротанов нисколько не сомневался, что при нынешнем положении дел она не появится никогда.

И тем не менее в этот примечательный день, двадцать девятого августа сто шестьдесят третьего года с начала освоения дальнего космоса, ставшего официальной датой нового летоисчисления, его вызвал к себе начальник управления Стальцев и предложил внеочередной отпуск.

Это было настолько невероятно, что Ротанов сразу же почувствовал за щедрым предложением шефа какой-то подвох. Они со Стальцевым работали вместе не один год и знали друг друга достаточно хорошо, чтобы не придерживаться официального протокола.

— Выкладывай, в чем дело! — не слишком любезно проворчал Ротанов, и по тому, как Стальцев сразу засуетился — самолично отправился к автомату, стоявшему в углу кабинета, чтобы налить ему чашку кофе, — Ротанов понял, что дело совсем плохо.

Вернувшись с подносом, печеньем и двумя дымящимися чашками ароматного напитка, шеф расположился напротив Ротанова в кресле для «доверительных бесед» и, смущенно отведя взгляд в сторону, что для Стальцева было совсем уж необычно, произнес:

— Да понимаешь, корабль с курортниками не вернулся с Аромы…

— Что значит «не вернулся»? И почему, если пропал корабль, ты не отправляешь на Арому спасательную экспедицию?

— Потому, что корабль никуда не пропадал. Он до сих пор благополучно пребывает на Ароме, но только никто из пассажиров и членов экипажа не хочет возвращаться обратно. Курорт им, понимаешь, понравился. Климат там хороший, экология замечательная, не чета земной.

— Что за чушь? Я могу поверить, когда один—два человека решают остаться в колониальном мире, но чтобы все пассажиры сразу… Сколько их?

— Сорок человек, включая женщин, детей и членов экипажа. Все подали заявления на депортацию и отказались от земного гражданства.

— И каким же образом тебе удалось получить эти сорок заявлений? Если мне не изменяет память, последний раз рейсовик на Арому ходил лет пять назад, и, кроме этого, задержавшегося курортника, других рейсов туда не было.

— Все правильно. Заявления были переданы по буйковой радиосвязи.

— Выходит, с момента отправки радиограммы прошло немало времени и до сих пор никто не поднял тревоги?

— У нас не было для этого оснований Официально не случилось ничего экстраординарного. Странно, конечно, что произошел столь массовый отказ от гражданства, но с официальной точки зрения это их право. К тому же ты знаешь, сколько стоит стандартная спасательная экспедиция в район Аромы? Она съест годовой бюджет нашего управления.

— Но почему раньше никто не заинтересовался тем, что туристический корабль остается на планете так долго?

— Связь за границами кольца освоения работает неустойчиво. Арома слишком далеко от нас, ее открыли случайно, еще во времена первых диких экспедиций. К тому же периодически мы получали от капитана корабля успокоительные радиограммы: мол, все в порядке, планета понравилась, задерживаемся, приветы родственникам и прочая обычная чепуха. Не было никаких оснований для серьезного беспокойства, пока мы не получили сразу сорок заявлений об отказе от гражданства.

— Что собой представляет капитан оставшегося на Ароме корабля?

— В послужном списке капитана Родионова нет ничего примечательного.

— А родственники? Остались у него на Земле родственники?

— В том-то и дело, что остались жена и двенадцатилетний сын.

— Я хотел бы с ними поговорить.

— Я распоряжусь, чтобы тебе выделили курьерский глидер — они живут в Австралии. Постарайся вернуться за сутки. Сам понимаешь, как дорог сейчас каждый день.

«Теперь им стал дорог каждый день! — с раздражением подумал Ротанов. — Всегда у нас так, пока не произойдет беда, — никто не почешется, а затем начинают бегать, как ошпаренные».

— Раньше ничего подобного на Ароме не случалось?

— Туда нет постоянных туристических маршрутов, это первый рейс за многие годы. Не знаю, как компании «Звездный туризм» удалось найти сразу сорок человек, пожелавших познакомиться с патриархальной жизнью Аромы за такую кругленькую сумму…

— Выходит, концы этой истории следует искать на Земле.

— Этим мы занимаемся, а тебе нужно будет выяснить, что произошло на Ароме.

— А каким образом вы собираетесь отправить меня на Арому? Пошлете специальный рейдер?

— Не говори глупости! В Лиру идет поисковик разведчиков, им придется сделать изрядный крюк, чтобы забросить тебя на Арому, но об этом я уже договорился…

«Ну, разумеется, он уже договорился, не дождавшись моего согласия…» Задание нравилось Ротанову все меньше и вызывало все больше вопросов.

— Что значит «забросить»?

— В спасательной капсуле, разумеется. Не думаешь же ты, что из-за одного человека они станут садиться.

— То есть у меня не будет ни корабля, ни команды, ни снаряжения. Я правильно понял?

Стальцев закряхтел, заерзал на своем кресле, но, в конце концов, вынужден был признать, что дела обстоят именно таким образом.

— И эту экспедицию ты собираешься засчитать мне в качестве моего собственного отпуска?

— Ну, если ты возражаешь… Я распоряжусь, чтобы ее оформили, как командировку, хотя планета относится к курортному классу. Там, действительно, уникальный климат, не было никаких промышленных разработок. Единственный материк, по сути дела, большой тропический остров, утопающий в зелени. Нет даже местных животных. Вокруг теплый океан, пляжи и солнце… Я бы сам не отказался съездить на Арому, будь у меня побольше свободного времени, — мечтательно закончил свои сентенции Стальцев.

Ротанов уже понял, что от этого задания ему не отвертеться, и теперь обдумывал, каким образом гарантировать себе надежный отход с планеты. Каждый раз эта часть операции вызывала у него наибольшую озабоченность, особенно в тех случаях, когда его не обеспечивали собственным кораблем. Перспектива загорать на пляжах Аромы в течение нескольких лет его почему-то не привлекала, а именно такой срок пройдет, прежде чем в эту забытую богом колонию, на самой границе освоенных межзвездных трасс, забредет какой-нибудь торговец или компания ненормальных туристов, готовых заплатить за экзотику тысячи руларов.

— Знаешь, Геннадий, мне кажется, я мог бы обеспечить себе кучу свободного времени…

— Это каким же образом? — вскинулся Стальцев, и по тому, как сдвинулись у него брови, Ротанов понял, что ступает на опасную тропу. Однако вот уже много лет, после того, как ему присвоили звание «Почетный гражданин» и наградили орденом «За выдающиеся заслуги перед Отечеством», он не слишком церемонился с начальством. Особенно со Стальцевым, который считался его другом с тех пор, как Ротанов отказался занять место шефа и предпочёл остаться рядовым инспектором, правда с особыми полномочиями. Одним из этих самых полномочий как раз и предусматривалось право принимать самостоятельные решения, в обход прямых приказов непосредственного начальства.

— Ладно. Замнем.

— Чего ты хочешь?

— Гарантии отхода. На Ароме может происходить все что угодно, и мне нужна обеспеченная возможность слинять оттуда, если в этом возникнет срочная необходимость.

— Будут тебе гарантии. Не по первому требованию, но будут. Разведчик на обратном пути заберет твою капсулу.

— А сроки?

— Они вернутся через год. Ничего более срочного я тебе обещать не могу.

— Хорошо. Но я хочу видеть официальное предписание капитану корабля, подписанное начальником разведуправления.

— По-моему, Ротанов, ты потерял чувство меры! Тебе что, недостаточно моего слова?

— Я знаю немало случаев, когда подобные ценные договоренности, оформленные в устной форме, нарушались. Мне нужно официальное предписание.

С минуту они молчали, пожирая друг друга глазами, казалось, вот-вот этот молчаливый поединок окончится не в пользу Ротанова. Собственно, у Стальцева оставалась возможность отстранить Ротанова от этого дела, заменив Каримовым, инспектором такого же, как у Ротанова, класса, который уже вторую неделю находился на Земле в ожидании задания.

Будь Ротанов помоложе лет на десять, он не стал бы так рисковать, да и вряд ли смог бы тогда позволить себе подобное противостояние с начальником управления. Но на этот раз он решил получить гарантии отхода даже ценой потери задания, которое уже успело его заинтересовать. Он любил задачи с непредсказуемыми решениями. А история с сорока эмигрантами, пожелавшими остаться на периферийной планете, обещала именно такую задачу.

Вот только чувствовал он, что дело это связано с какой-то пакостью. А предчувствия редко его обманывали, и поэтому он терпеливо и невозмутимо ждал, чем-то напоминая сейчас игрока в покер, который поставил на кон слишком большую сумму, не обеспеченную соответствующей картой.

Стальцев поднялся и несколько раз прошелся по кабинету. Наконец он уселся за большим рабочим столом, отгородившись от Ротанова его необъятным пространством, заставленным селекторами и голо-графическими приемниками спутниковой связи.

Решение давалось ему нелегко. Выбить из Михайлова официальное предписание — задача не из простых, но дело было даже не в этом. Ему хотелось избавиться от Ротанова на пару лет. Близились муниципальные выборы, в которых Стальцев собирался участвовать, а перспектива назначения Ротанова на его должность в случае победы его совсем не устраивала, поскольку он намеревался совместить должность муниципального чиновника со своим теперешним постом.

Полгода гарантированного удаления Ротанова за пределы досягаемости было лучшим из того, что мог себе позволить Стальцев с этим слишком известным человеком. Но этого срока могло оказаться недостаточно. Стальцев знал толк в аппаратных играх, правила которых практически не изменились за последнюю сотню лет. Опасного соперника предпочтительней держать подальше и не давать ему возможности занять должность, хорошо заметную с самого верха.

Впрочем, если бы Стальцев знал, до какой степени Ротанову наплевать на все эти слишком земные чиновничьи дела и проблемы, он вел бы себя гораздо менее осмотрительно. В одном он не ошибся: подкинув Ротанову задачку, о которую уже сломали себе зубы двое любимчиков шефа, пытавшихся разрешить ее с помощью информации, добытой на Земле, он избавлялся от этого человека надолго.

— Будем считать, что мы договорились, — произнес Стальцев наигранно дружелюбным тоном. — Я добьюсь официального предписания. Это займет некоторое время. Надеюсь, оно тебе пригодится для изучения всех материалов.

Вернувшись в свой маленький кабинет на шестнадцатом этаже огромного слепого здания, окна в котором были заменены голографическими экранами, раздражавшими Ротанова своей чрезмерной слащавостью и отсутствием индивидуальной настройки, он погрузился в работу.

Получив из центрального информатория все необходимые файлы, адреса и номера телефонов и бегло просмотрев полученный материал, инспектор сразу же столкнулся с еще одной загадкой.

На Ароме, где официально не велись разработки полезных ископаемых, а вся местная промышленность сводилась к нескольким мелким заводикам, производившим сельскохозяйственное оборудование и обработку все той же сельхозпродукции, тем не менее имелось большое представительство объединенной корпорации «Инпланет».

Этот огромный монстр, подмявший под себя большинство внеземных разработок, владевший собственным флотом космических кораблей, собственной полицией и службой безопасности, никогда не выбрасывал деньги на ветер. А годовое содержание собственного представительства со штатом в тридцать человек на такой отдаленной планете обходилось в кругленькую сумму… Тем более что «тридцать человек» — это их официальные данные. На самом деле, разумеется, сотрудников «Инпланет» на Ароме гораздо больше. Что они там ищут? Это оставалось непонятным, поскольку никаких официально зарегистрированных поисковых групп на Ароме не значилось.

Обдумав полученные сведения, Ротанов решил, что сейчас визит в центральное представительство «Инпланет» ничего ему не даст. Информацию из подобных компаний приходилось вырывать, что называется, зубами. И раздобыть что-нибудь стоящее можно было только косвенным путем.

Все же, заканчивая просмотр огромной груды полученных файлов, он понял, что не зря потратил на них время. Один-единственный крохотный фактик высвечивал тонкую ниточку, ведущую к весьма любопытным выводам… Капитан туристического корабля Юрий Викторович Родионов получил от компании «Инпланет» довольно кругленькую сумму…

Приз он, видите ли, выиграл на ежегодной презентации. Ротанов знал, что подобные призы всегда выигрывают только нужные люди. Так зачем же «Инпланет» понадобился капитан туристического корабля?

Теперь визит к жене Родионова становился первоочередным делом в его расследовании…

ГЛАВА 2

Бывают женщины в общении приятные, бывают не очень, но иногда попадаются сущие стервы. Клара Родионова относилась к последней категории, причем ее внешний облик вполне соответствовал этому определению. Она носила банный халат, очевидно, не расставаясь с этой одеждой весь день. Взлохмаченная копна волос, давно не знавшая прикосновения парикмахерских инструментов, дополняла картину.

Ротанов понял, какая непростая задача ему предстоит, едва переступив порог ее квартиры и споткнувшись об одну из пяти живущих здесь кошек.

Кошки здесь именно жили, но отнюдь не принадлежали хозяйке квартиры Все выглядело так, словно сама Родионова выполняет незавидную роль прислуги в своем собственном доме.

Вообще-то давно забытое слово «дом» мало подходило для названия родионовской малогабаритной квартиры, состоявшей из одной комнаты и крохотной кухни.

Стремительно умножавшееся население Земли давно перешло за границы демографического взрыва, предсказанного еще Мальтусом, и теперь жестоко расплачивалось за свое неуемное стремление размножаться, испытывая жестокий дефицит буквально во всем. Если бы не отток поселенцев во внешние колонии, Земная Федерация давно задохнулась бы под прессом перенаселения планеты.

Содержание даже одного домашнего животного в этих условиях было запрещено федеральным законодательством и строго преследовалось непомерными штрафами, которые заменялись тюремным заключением в случае повторного нарушения закона.

Ротанову с трудом удалось не показать своего изумления при виде представшего перед ним кошачьего царства. Впрочем, его старания не были оценены должным образом.

— Что вы на меня так смотрите, инспектор? Да, это мои кошки! И я никому не позволю вмешиваться в мою жизнь. Надеюсь, вы пришли не за этим?

— Нет, мадам, я пришел совсем не за этим. Меня не интересуют ваши кошки, хотя я, конечно, не понимаю, каким образом вам удалось обойти закон.

— А вот это вас совершенно не касается! — Она бросила в сторону Ротанова ненавидящий взгляд, открыла ящик серванта и зажала в кулаке какую-то пожелтевшую бумагу, очевидно, собираясь ее использовать против вторжения непрошеного визитера. — У меня есть официальное разрешение! Я участвую в научном эксперименте, и эти кошки — собственность института «ИнЭкоИна».

— Нисколько в этом не сомневаюсь! Я пришел совсем не из-за ваших кошек. Вы позволите войти? Я не отниму у вас много времени. — Он все еще стоял в крохотной прихожей, вдыхая аромат кошачьей мочи. Пожалуй, решение капитана Родионова остаться на Ароме становилось понятней после посещения этой квартиры, но неужели с остальными сорока пассажирами его корабля дело обстояло похожим образом? Ротанов подумал, что подобная квартира все-таки скорее исключение из общих правил. И причину, по которой сорок человек решили не возвращаться на Землю, ему нужно искать не здесь.

— Времени у меня сколько угодно! — заявила Клара Родионова, смахивая со столика на кухне остатки кошачьего обеда. — Что вам приготовить, кофе, чай?

Ротанов поспешно отказался и, не теряя ни минуты, перешел к основной цели своего визита. Вопрос следовало задать так, чтобы не насторожить хозяйку с самого начала, но у Ротанова было достаточно времени, чтобы подготовиться к встрече с госпожой Родионовой по дороге от Глайддрома до окраинных жилых кварталов бывшего Мельбурна, ныне превратившегося в огромный мегаполис, захвативший своими безобразными стандартными строениями большую половину материка.

— В наше управление поступило предложение от компании «Инпланет» принять участие в создании совместного благотворительного фонда для поддержки семей астролетчиков, годами лишенных возможности видеть своих мужей и отцов семейства.

Услышав слово «фонд» и почувствовав, что визит Ротанова связан с деньгами, Клара Родионова мгновенно подобрела и, несмотря на искренние протесты Ротанова, включила кофейный автомат, через минуту выплюнувший из своих недр две чашки ароматного натурального кофе.

Этот напиток, стоивший никак не меньше недельного довольствия капитана Родионова и совершенно неожиданный в обстановке захламленной квартиры, произвел на Ротанова странное, двойственное впечатление.

С одной стороны, цена напитка и сам автомат последней модели, не вписывавшийся в обстановку квартиры, вроде бы подтверждали получение Родионовым перед самым отлетом значительной суммы от компании «Инпланет». С другой стороны, столь откровенная демонстрация этого факта должна была опираться на более веское основание, отличное от того, что было указано в официальных документах.

— Мне поручено предварительное собеседование с возможными кандидатами на стипендии создаваемого нами фонда. Вы, конечно, понимаете, мадам, что наше управление не может принять на себя вслепую довольно значительные расходы, связанные с созданием этого фонда. Мы должны, хотя бы приблизительно, знать, о каких суммах пойдет речь. А они напрямую зависят от доходов каждой конкретной семьи.

Поскольку фамилия вашего мужа фигурирует в списках будущего фонда одной из первых, мне поручено выяснить уровень ваших семейных доходов.

Вначале лицо госпожи Родионовой расплылось в подобии благожелательной улыбки, но в конце, когда речь пошла о доходах, улыбка увяла, превратившись в сухую, недовольную гримасу. Предвидя подобную реакцию, Ротанов продолжил, опередив ее ответ:

— Я должен вас предупредить, что размер субсидии будет определяться не совсем обычным способом. Компания «Инпланет» настаивает на том, чтобы она была тем больше, чем выше уровень доходов будущих стипендиатов фонда. В этом есть свой резон, поскольку поддерживать имеет смысл лишь наиболее ценных, хорошо оплачиваемых сотрудников. И естественно, уровень доходов вам придется подтвердить официальными документами…

Когда Ротанов покидал квартиру госпожи Родионовой, в кармане у него лежала копия трех бланков денежных переводов, полученных Родионовым от компании «Инпланет» в разное время. Сопоставив уже в своей конторе даты их отправки с рейсами корабля Родионова, он без труда установил, что вознаграждения выплачивались капитану перед каждым рейсом на отдаленные курортные планеты. А самым забавным было то, что после каждого подобного рейса половина туристов не возвращалась обратно на Землю. При существовавшем ныне массовом оттоке людей с перенаселенной Земли этот факт не привлекал внимания.

После визита к Родионовой, заглянув на минуту в управление, Ротанов совсем было собрался отправиться домой упаковывать вещи — до отлета поисковика, идущего в созвездие Лиры, в дальнем углу которого располагалась Арома, оставалось всего сорок восемь часов, но над его столом вспыхнул сигнал внутреннего вызова, и, когда он, недовольно поморщившись, включил связь, предчувствуя непредвиденную задержку, в глубине экрана появилась объемная голограмма головы Стальцева, с которым он расстался всего несколько часов назад.

Начальник управления был явно чем-то смущен и старался не смотреть на своего подчиненного.

— Тебе придется посетить контору «Инпланет». Сегодня в шесть тридцать тебя будет ждать их представитель Герман Струган, пропуск уже заказан.

— А известить об этом меня они не удосужились?

— Они всегда стараются действовать сверху. В этом нет ничего необычного. В любом случае до отъезда тебе стоит познакомиться с компанией. На Ароме у них солидное представительство, и они могут оказать в нашем расследовании серьезную помощь.

— А откуда они вообще узнали о том, что я собираюсь лететь на Арому?

— А вот это я хотел спросить у тебя. Скорее всего, твой визит к госпоже Родионовой не остался незамеченным.

Стальцев отключился что-то уж слишком поспешно, явно избегая дальнейшего обсуждения этой темы, и это Ротанову совсем не понравилось. Сам по себе визит в контору «Инпланет» мог оказаться полезным, хотя и отнимал у него отведенное на сборы время. Больше всего ему не понравился тот факт, что компания заинтересовалась его персоной, едва он успел приступить к расследованию фактов массовой эмиграции туристов.

Еще больше ему не понравилось то, с какой скоростью они отреагировали на его участие в расследовании, наверняка ухитрившись получить в управлении всю необходимую информацию Одного визита к Родионовой для этого было недостаточно.

Ротанов чувствовал, как внутри него постепенно нарастает злость. Компания «Инпланет» принадлежала к десятке разросшихся до космических масштабов монополистов, подмявших под себя всю экономику Земной Федерации. Эти господа ни с кем не считались и ни о чем не просили. Гигантский годовой оборот, исчислявшийся триллионами руларов, позволял им подкупать чиновников любого ранга и, оставаясь в тени, фактически управлять всей внешней политикой Федерации.

Приглашение в контору «Инпланет» автоматически означало повышение по службе и солидную прибавку к жалованью. Любой инспектор на его месте должен был бы радоваться этому событию, но он лишь с горечью думал о том, что продажных чиновников в правительстве становится все больше и любого из них ничуть не беспокоит экологическая катастрофа, обрушившаяся на Землю, возросшая в несколько раз смертность, наркомания и рост преступности… Ничего их не интересовало, кроме собственного кармана.

«Придется им напомнить, что не всех и не всегда можно купить», — устало подумал Ротанов, закрывая сейф и включая охранную автоматику.

Здание центрального офиса «Инпланет» можно было увидеть из любой точки города. На расстоянии оно смотрелось, как прогулочный океанский лайнер, случайно попавший на улицы города во время очередного шторма.

Гордо возвышавшийся над бетонными зданиями стандартного типа тридцатиэтажный небоскреб сверкал огнями реклам и отраженными в зеркальных окнах, столь редких в этом городе, красноватыми бликами заходящего солнца.

Пропуск Ротанова, с непонятными пометками на полях, произвел на охрану в вестибюле должное впечатление. Ни на секунду не задерживая, его проводили в лифт.

Подъем был не слишком долог, и, когда двери лифта распахнулись на двенадцатом этаже, охранник, сопровождавший Ротанова от вестибюля, передал его с рук на руки миловидной секретарше, уже ожидавшей у входа.

Служащие корпорации и обычные посетители пользовались другими лифтами и, видимо, другими коридорами. Во всяком случае, в вестибюле двенадцатого этажа, кроме ожидавшей его секретарши, никого не было. Ротанов скользнул по ее идеальной фигуре и слишком правильному овалу лица равнодушным взглядом. Такое лицо не давалось женщине от рождения и стоило в гиперпластовой клинике баснословную сумму. Возможно, именно поэтому оно казалось ему неживой, искусственной маской, и даже ослепительная улыбка девушки не произвела на инспектора должного впечатления.

«Линда Гердт» — имя значилось на маленькой золотой табличке, приколотой к карману блузки — усадила его в глубокое мягкое кресло и захлопотала у кофейного автомата.

— Вам придется подождать несколько минут, господин Абросян сейчас освободится.

— Кто он, этот господин Абросян?

— Простите?..

— Я хотел спросить, какую должность он занимает в вашей корпорации?

— Он руководит сектором внешних разработок и является третьим вице-президентом компании.

— Солидная должность… Неудивительно, что он занят. Я, наверно, должен гордиться приглашением к столь высокому должностному лицу?

Очевидно, ему не удалось сдержать сарказм в своем голосе, потому что Линда быстро повернулась, прижала палец к губам, призывая к молчанию, и едва заметно кивнула в сторону своего рабочего стола, уставленного всевозможной аппаратурой связи.

Не ожидавший этого жеста Ротанов несколько растерялся, тем более что фраза, которую произнесла Линда, совершенно не соответствовала ее предупреждающему жесту.

— Мистер Абросян — один из ведущих менеджеров нашей компании. Вы, конечно, знакомы с нашими разработками и должны понимать, какой объем ежедневной информации требует его постоянного внимания. В месяц он принимает не более одного посетителя. Бывает, люди неделями ожидают возможности встретиться с ним.

Зачем она это сделала? Зачем намекнула ему на подслушивающую аппаратуру, будто он сам не догадывался о ее существовании? Что это, часть игры, создание особой доверительной обстановки, или девушка не слишком лояльна по отношению к своему шефу? Да нет. Таких здесь наверняка не держат…

Ротанов уже начал терять терпение и даже успел осведомиться у Линды о том, не зайти ли ему в другой раз, когда господин Абросян будет посвободнее. То ли эта фраза, донесенная до хозяина кабинета скрытыми в столе секретарши микрофонами, возымела действие, то ли хозяин кабинета решил, что гость уже достаточно проникся важностью предстоящей беседы, но двойные двери кабинета, напомнившие Ротанову переходный тамбур космического корабля, наконец распахнулись перед ним.

Мистер Абросян показался ему слишком молодым для своей должности. К сорока годам редко кто успевает добраться до самых верхов компании, подобной «Инпланет».

Либо он был уж слишком умен и талантлив, либо обладал связями в самых верхних эшелонах власти — в том и другом случае с этим человеком не стоило ссориться по пустякам.

Этот вывод подтверждало короткое и резкое рукопожатие, четко обозначенные скулы, пристальный, немигающий взгляд, рассматривавший посетителя чуть отстраненно, словно тот был всего лишь надоедливым насекомым, случайно и не ко времени нарушившим величественное уединение третьего вице-президента. И еще в этом взгляде было нечто оценивающее. Так разглядывают товар в витрине магазина, который собираются покупать в связи с какой-то непредвиденной досадной необходимостью.

Кабинет ничем особенным не выделялся, разве что размерами и наличием огромного, в полстены, аквариума, заполненного радужными лягушками с Аридана. Эти земноводные, то и дело меняющие окраску, надолго приковывали к себе взгляд неподготовленного посетителя и давали хозяину кабинета возможность составить о нем более полное представление.

Впрочем, на Ротанова лягушки не произвели особого впечатления, слишком много разных тварей повидал он во время своих визитов на дальние поселения.

— Как доехали, мистер Ротанов? Сегодня несусветная жара, не желаете выпить чего-нибудь холодненького?

— Давайте перейдем прямо к делу. У меня осталось очень мало времени до отлета на Арому. Зачем я вам понадобился?

Не слишком любезно — зато эффективно. Обычно подобная фраза заставляла собеседника перейти в глухую оборону, однако мистер Абросян лишь усмехнулся и неожиданно для Ротанова действительно перешел к делу.

— Я пригласил вас, господин Ротанов, для того, чтобы предложить сотрудничество с нашей компанией.

— Сотрудничество какого рода?

— Самого разнообразного. Специалисты вашею класса для компании нашего профиля, имеющей свои представительства почти на всех земных поселениях, всегда оказываются чрезвычайно полезны, и я не понимаю, почему до сих пор вы не попали в поле нашего зрения.

— Я тоже этого не понимаю, но не слишком об этом сожалею, — проворчал Ротанов и продолжил, сбивая несколько высокомерный тон начала беседы: — Это произошло, видимо, потому, что до сих пор мне не представлялась возможность провести расследование на Ароме. Ваша компания имеет там какие-то особые интересы?

— Ничего необычного. Поисковые работы, к сожалению, пока безрезультатны. Подготовка специалистов для наших многочисленных филиалов. Заготовка некоторых ферментов, используемых на наших производствах, — вот, пожалуй, и все.

— В таком случае я вряд ли окажусь полезным вашей компании.

— Прежде всего, мистер Ротанов, вы должны учитывать то обстоятельство, что наша компания, в свою очередь, может оказаться весьма полезной в вашей работе. Вы рано начинаете морщиться, я не собираюсь предлагать вам банальную взятку. Неужели вы думаете, что мои референты не изучили досконально ваш послужной список и не сделали выводов о том, что предлагать вам деньги бессмысленно. Хотя мы в любом случае найдем возможность оплатить ваше сотрудничество, сейчас речь не об этом.

На Ароме весьма своеобразная обстановка. И сотрудничество с нашей компанией, хорошо изучившей местные условия, сэкономило бы вам массу времени.

— В этом вы, возможно, правы. Но мне, в свою очередь, прекрасно известно, что ваша компания ничего не делает даром. Благотворительность ей несвойственна. Какого рода услугу вы потребуете за вашу помощь?

— Самую простую. Вести ваше расследование строго в рамках закона и предписаний своего ведомства.

— Я вас не совсем понимаю. Вы хотите сказать, что во время расследования я могу преступить закон? И готовы платить лишь за то, чтобы я этого не делал?

— Можете, господин Ротанов, еще как можете! Вспомните колонию на Гранде и историю, когда вы, не посчитавшись с законом, устранили, а затем и арестовали всю местную администрацию.

Когда вы погружаетесь в проблему достаточно глубоко, вас уже не могут остановить никакие предписания и постановления. Вы стараетесь докопаться до истины, чего бы это ни стоило.

На Ароме мы с трудом поддерживаем равновесие. Обстановка там чревата взрывом, и в результате вашего грубого, непродуманного вмешательства наша компания вполне может потерять эту планету. Так что мое приглашение вам — это всего лишь попытка предотвратить нежелательное развитие событий на Ароме.

— Это серьезные опасения, мистер Абросян. Но я привык работать, не связывая себя никакими предварительными обязательствами. Разумеется, я могу вам обещать действовать на Ароме строго в рамках закона.

Ротанов называл высокопоставленного чиновника «Инпланет» то «господином», то «мистером», постоянно путая оба эти обращения, что, впрочем, было неудивительно. Большинство новых лощеных менеджеров, уверенно взявшихся за кормило управления, прибыли с Далекого Запада. И весь внешний вид Абросяна, весь его облик соответствовал западному образцу.

На его холеном лице не проступало никаких чувств, и лишь сейчас, когда он понял, что во фразе Ротанова содержится вежливо завуалированный отказ, он позволил себе проявить неудовольствие.

— Видите ли, господин Ротанов, наша компания хорошо вознаграждает тех, кто с нами сотрудничает. Вы это знаете. Но, возможно, вы не знаете, что не менее эффективно мы поступаем с теми, кто мешает нам работать.

— Вы мне угрожаете?

— Что вы, мистер Ротанов! До банальных угроз опускаются обычно лишь те, кто не могут их выполнить. Я же вас просто предупреждаю.

— Спасибо за предупреждение. Мне, пожалуй, пора. — Выдержав холодный молчаливый поединок взглядов с господином Абросяном, Ротанов поднялся со своего «гостевого» кресла и, не задерживаясь, направился к двери, ожидая если и не выстрела в спину, то, по крайней мере, какого-то резюме на тему только что прошедшей безрезультатной встречи. Но господин Абросян молчал, всем своим видом напоминая непоколебимую скалу, о которую разбилась уже не одна волна.

В приемной инспектора вновь встретила улыбающаяся, любезная Линда, проводившая его до лифта.

По крайней мере, в ее отношении ничего не изменилось… Хотя нет, в этом он был не прав, во взглядах, которые она на него бросала, теперь появилась явная заинтересованность, которой он не заметил за время долгого ожидания в приемной Абросяна, и неожиданно, когда двери лифтовой кабины уже распахнулись перед ним, он почувствовал быстрое прикосновение ее маленькой ладошки к своей руке. А когда двери лифта захлопнулись, отрезав от него девушку, он понял, что в его ладони остался небольшой шарик скомканной бумаги.

ГЛАВА 3

Прочитать записку он решился только на стоянке глидеров. Да и то предварительно осмотревшись и усевшись в кабину своей полосатой служебной машины. «Что-то я становлюсь слишком мнительным», — пробормотал Ротанов, разглаживая скомканный листок.

«Сегодня, в восемнадцать тридцать, в ресторане отеля „Савой“. Столик для вас заказан. И будьте осторожны».

Ни подписи и никаких пояснений. Секунду он раздумывал над тем, что бы это могло означать? Мистер Абросян, не удовлетворенный результатом встречи, поручил своей секретарше завязать с ним более близкие отношения? Почему-то эта версия вызывала у него сомнения.

Слишком не похоже для подобной роли держалась молодая женщина, слишком много аристократизма и того едва заметного шарма, который появляется только в людях, уверенных в своем высоком общественном положении, проявлялось в ее манере держаться и говорить. Да и ее фамилия Гердт, которую он прочел на табличке, прикрепленной к кармашку блузки, показалась ему что-то уж слишком знакомой.

Добравшись до конторы, он первым делом выяснил, что Линда Гердт является дочерью главы корпорации «Инпланет», и решил, чего от предложенной встречи можно ожидать всего, что угодно, но только не попытки банального соблазнения нужного компании человека.

Когда часы на стене приблизились к пяти, Ротанов понял, что ему совершенно не хочется отказываться от предложенной встречи. Вечер обещал быть весьма интересным…

Хотя бы потому, что без всякой причины, связанной с его расследованием деятельности «Инпланет» на Ароме, ему захотелось выяснить, с чего бы это дочери главы такой корпорации понадобилось работать секретаршей у подчиненного своего отца.

Какое-то время он раздумывал над тем, не сообщить ли Стальцеву об этом необычном неофициальном приглашении, но потом решил, что делать этого не следует. Прежде всего, это касалось его самого, и До тех пор, пока ситуация не выйдет из плоскости личных взаимоотношений, он не обязан посвящать в нее начальство.

Ротанов привлек внимание Линды года четыре тому назад, когда его подвиги на «Гранде» расписывали все информационные агентства. На какое-то время он стал кумиром ее юности, она собирала и хранила все записи с его выступлениями на Совете и информационные материалы, посвященные его расследованиям.

Но время неумолимо двигалось вперед, юношеское увлечение сначала поблекло, а затем и вовсе сменилось вечеринками с друзьями по колледжу и молодыми лоботрясами, увивавшимися вокруг нее. Для своих лет Линда обладала острым умом, наблюдательностью и умением верно определять скрытые мотивы, которые движут поступками большинства людей. Очень скоро она сумела понять, что стаю поклонников к ней привлекает вовсе не ее незаурядная внешность, а деньги отца.

Это горькое открытие надолго отбило у нее вкус к романтическим знакомствам и, как ни странно, помогло ей в самый сложный период становления характера избежать многих соблазнов. Предоставленная самой себе, она взрослела, становилась непреклонной и независимой и вскоре сделала вывод, что не представляет для отца никакого интереса. Выделив ей неограниченный кредит в одном из своих банков, он считал, что сделал для дочери достаточно, и, целиком погруженный в дела своей огромной империи, не виделся с ней месяцами.

Он даже не стал протестовать, когда Линда, следуя примеру многих студентов, не имеющих обеспеченных родителей, нашла себе работу в его фирме, воспользовавшись объявлением в газете. Видимо, кадровики в самом начале решили, что совпадение ее фамилии с фамилией главы корпорации совершенно случайно, а затем, когда отец узнал об этом, он запретил что-либо менять, решив таким образом наказать строптивую дочь, полагая, что очень скоро ей самой надоест эта новая игра.

Но произошло событие, круто изменившее всю ее жизнь.

Совершенно случайно, разбирая старые архивные материалы в офисе своего недавно обретенного шефа, она наткнулась на открытие, составлявшее один из главных секретов компании «Инпланет». Речь шла о небольшом поселении на планете Арома, и Линда далеко не сразу оценила всю важность найденных материалов.

Лишь значительно позже, когда она неосторожно поделилась своим открытием с одним из сотрудников офиса, с которым у нее до тех пор сохранялись дружеские отношения, и, узнав на следующий день о его гибели, она поняла, что ходит по краю пропасти…

Ротанов заметил Линду не сразу. За столиком, который ему указал метрдотель, сидела какая-то женщина, но, лишь подойдя вплотную, он узнал в этой странной даме, словно сошедшей со страниц модного спортивного журнала, ту самую девушку, что встречала его в приемной офиса «Инпланет».

На ней была обтягивающая кожаная куртка, узкие брюки, парик и большие темные очки, скрывающие пол-лица.

— Неплохая маскировка… — пробормотал он, садясь за столик. — И от кого же мы прячемся?

— Напрасно иронизируете. Вы ведь уже наверняка выяснили, кем является мой отец.

— Допустим. И что из этого следует?

— Из этого следует то, что в его распоряжении прекрасно вышколенная служба безопасности, в которой работают настоящие профессионалы.

— Не понимаю, какое отношение имеет служба безопасности вашего отца к нашей встрече. Молодая женщина всего лишь назначила свидание понравившемуся ей мужчине. При чем тут служба безопасности? Или я ошибаюсь?

Даже под слоем искусно наложенного грима было заметно, как вспыхнуло ее лицо. И это показалось Ротанову странным, потому что еще во время ожидания приема в кабинете у ее шефа он понял, что эта девушка прекрасно умеет владеть собой.

— Вы ошибаетесь, мистер Ротанов. Я вынуждена просить вас о помощи, и только это обстоятельство заставляет меня терпеть вашу грубость.

— Грубость? Разве я грубил вам?

— Ваши оскорбительные намеки… Впрочем, оставим это. Давайте лучше перейдем к делу.

— Разве нас связывают какие-то дела?

— Пока еще нет, но я надеюсь, они появятся.

— В таком случае я весь внимание.

— Мне необходимо покинуть Землю.

— У вас не хватает денег на билет пассажирского лайнера?

— Перестаньте иронизировать! Денег у меня достаточно даже для того, чтобы купить этот самый лайнер со всеми его потрохами. Отец открыл мне неограниченный кредит в банке своей компании.

Она держалась слишком заносчиво, слишком самоуверенно для этой тайной встречи, и в то же время Ротанов не мог не заметить, что девушка по-настоящему взволнована и встревожена чем-то.

— Тогда в чем, собственно, дело? Купите билет и летите себе на здоровье, я — то тут при чем?

— Мистер Ротанов, не надо со мной разговаривать так, словно я школьница, сбежавшая с уроков. Я пригласила вас для серьезного дела. И готова хорошо заплатить за вашу помощь.

Последняя фраза произвела на инспектора действие обратное тому, на которое Линда рассчитывала, и не оттого, что он совершенно не интересовался деньгами. Но на своей работе он получал вполне достаточно, чтобы удовлетворить все свои потребности, которых с годами становилось все меньше. А кроме этого, он не любил выскочек, не любил девочек, готовых сорить папиными деньгами, чтобы выполнить любой свой каприз. За этот день его уже во второй раз пытались купить, и потому он ответил холодно, хотя и не слишком резко.

Ответить той фразой, которая вертелась у него на языке, помешал настоящий живой официант, принесший бутылку бургундского, да еще, судя по этикетке, отнюдь не синтетического. Ответил он все же достаточно жестко, едва официант отошел от их столика:

— Вы ошиблись адресом, девочка. Я не частный детектив, я государственный служащий и частные заказы принимать не имею права.

— Я знаю, кто вы такой! Я читала обо всех ваших расследованиях, проведенных на внешних колониях, и именно поэтому обратилась за помощью к вам, а вы даже выслушать меня не хотите!

— Отчего же, я слушаю вас очень внимательно, но пока не слышу ничего серьезного.

— Мне не позволят купить билет. Мне не позволят сесть на корабль. Даже просто ненадолго покинуть дом так, чтобы за мной не увязались агенты из охранки отца, представляет для меня очень серьезную проблему!

— Они и сейчас за вами следят?

— Этого я не знаю. Я приняла все возможные меры, чтобы отделаться от слежки, до того как прийти на встречу с вами. Но, как я уже говорила, у отца работают настоящие профессионалы, и, вполне возможно, я не все предусмотрела.

— Чего вы, собственно, от меня хотите?

— Чтобы вы помогли мне добраться до Аромы! — Этого Ротанов, честно говоря, не ожидал. Неужели они считают его таким идиотом? В совпадения он не верил. Так, значит, ей понадобилась Арома…

— Зачем вам это нужно?

— Я битый час пытаюсь вам объяснить, что жизнь насекомого, накрытого стеклянным колпаком, меня не устраивает! Я дважды пыталась бежать, и оба раза меня ловили и возвращали обратно, один раз им пришлось ради этого останавливать уже стартовавший корабль.

— Что-то я не помню, чтобы в новостях сообщали об этом потрясающем событии.

— Разумеется, о нем не сообщали! Семьдесят процентов акций федерального вещания принадлежат моему отцу.

— А почему вы выбрали именно Арому?

— Потому что на этой планете компания моего отца еще не успела подмять под себя все ее пространство. — В голосе Линды слышалось неподдельное отчаяние и усталость, она уже потеряла надежду получить от него помощь и говорила, скорее, по инерции.

Наверняка имелись какие-то серьезные причины, толкнувшие эту двадцатилетнюю молодую женщину на столь отчаянный и радикальный шаг, если, конечно, это не было хорошо подготовленной провокацией. Правда, маловероятно, чтобы господин Абросян решил использовать для подобной провокации дочь своего босса, — но разбираться в этом у Ротанова не было ни желания, ни времени.

— Вот что, девочка…

— Перестаньте называть меня девочкой! У меня есть имя, в конце концов!

— Хорошо, госпожа Линда Гердт, я могу помочь вам только советом. И давайте на этом закончим нашу бессмысленную встречу. Отправляйтесь к своему отцу и попытайтесь убедить его в том, что ваше совершеннолетие уже наступило, а если он этого не поймет, обратитесь в суд по правам граждан…

Именно в это мгновение бокал в руке Ротанова издал короткий печальный звук, и тонкая струйка вина, не толще вязальной спицы, коснулась белоснежной скатерти их столика. А мужчина, сидевший за соседним столиком, неожиданно дернулся, уронил голову на скатерть и неподвижно застыл.

Ротанову потребовалось не больше секунды, чтобы понять, что произошло. Прежде чем бесшумный лазерный пистолет с противоположного конца зала успел произвести следующий выстрел, он вскочил на ноги, схватил за руку свою собеседницу и, рванув ее на себя, опрокинул столик, за которым они сидели, вызвав вокруг мгновенную панику, усиленную криками за соседним столом, на который упал мужчина с пробитой головой.

Воспользовавшись возникшей суматохой, Ротанов, не теряя ни мгновения, бросился к дверям, ведущим в раздаточную, продолжая волочить за собой слабо сопротивлявшуюся девушку.

— Что вы делаете, черт возьми! Отпустите меня наконец! Мне больно!

— Если вам дорога жизнь, не отставайте от меня ни на шаг. В нас только что стреляли, и потенциальный убийца все еще находится в зале, за нашей спиной!

— Но я не слышала никакого выстрела!

— Лазерный пистолет стреляет совершенно бесшумно, а его миллисекундный импульс способен прожечь броневую плиту.

— Бокал в вашей руке… И эта странная струйка вина, похожая на кровь…

— Наконец-то вы поняли. Не задерживайте меня больше! Нам надо успеть покинуть ресторан до того, как убийца разберется в том, что произошло, и откорректирует свои планы! Наше счастье, что этому оружию требуется не меньше минуты, прежде чем оно накопит на своих конденсаторах энергию, необходимую для следующею выстрела.

— Но я всегда считала… Почему вы не ответили ему?

— Потому что на Земле я не ношу с собой оружия, я же не полицейский инспектор!

Довольно грубо растолкав столпившихся в раздаточной официантов, Ротанов распахнул дверь, ведущую на кухню. Кто-то попытался его задержать, и ему пришлось показать этим потным, привыкшим к легкому заработку мужланам, что в академии боевых искусств, которую ему пришлось пройти, прежде чем он получил звание инспектора, не зря едят свой хлеб.

Расчистив дорогу, он пропустил Линду вперед. Они бежали теперь по узким, извилистым проходам, между огромными автоматическими печами.

Но даже сейчас, во время этого стремительного продвижения, когда от скорости и правильно выбранного направления зависела их жизнь, Ротанова не оставляло ощущение того, что все происходящее похоже на некое театральное действо.

— Не понимаю, как ваш отец мог допустить, чтобы за вами охотились, как за диким зверем!

— Ему докладывают далеко не все. Если бы выстрел оказался более удачным, если бы вы отреагировали не так быстро, отцу доложили бы о несчастном случае. В «Инпланет» службой безопасности руководит отставной генерал Штарк. Год назад он сделал мне предложение и, получив решительный отказ, вознамерился отомстить, теперь он использует для этого любую возможность.

— Слишком круто для отвергнутого претендента!

Они миновали кухню и через заднюю дверь ресторана выскочили во двор, заполненный одноэтажными складскими строениями, в которые с непрерывно подходивших грузовых каров сгружали наглухо запечатанные ящики с продуктами. Хотя почти всю работу по погрузке выполняли автоматы — людей здесь тоже хватало… Большинство из них были в форме ресторана и соседнего с ним отеля. Ротанов подумал, что, прежде чем покидать двор, им необходимо раздобыть новую одежду. Это задержало их всего на пару минут.

Вскоре к покидавшим двор грузовым карам пристроился еще один. Пустые кары проверке не подвергали, и они беспрепятственно покинули двор вместе с остальными машинами.

В конце квартала, прежде чем подключиться к диспетчеру городского движения, Ротанов достал из кармана небольшую черную коробочку, и Линда немедленно отреагировала на его действия.

— Что вы собираетесь делать?

— Хочу вызвать свой кар, тот, на котором прилетел в ресторан. Он сейчас стоит на крыше отеля, и я собираюсь спустить его вниз.

— Не делайте этого!

— Почему?

— Потому что Штарк всегда готовит запасной вариант в любой своей операции. Они уже успели выяснить, кому принадлежит служебная машина, появившаяся на площадке отеля!

— Зато они не знают, что моя машина оборудована индивидуальным пультом управления и способна передвигаться без диспетчерского поводка. Если мы останемся в грузовом каре, нас остановят и потребуют пароль… Он не успел договорить. Едва его пальцы привычно пробежали по пульту дистанционного управления, набирая знакомый код вызова своей машины, как над их головами, на крыше отеля, расцвел огненный цветок… А грохот взрыва, сопровождаемый мощной взрывной волной, выбил те немногие стекла, которыми были оборудованы верхние веранды ресторана.

Только теперь Ротанов почувствовал настоящий гнев и понял, что не оставит это безнаказанным. За последний час их уже дважды пытались убить, и, судя по тому, как были организованы эти акции, противник ему противостоял весьма серьезный.

— Вам нельзя возвращаться домой. — Это было первое, что пришло ему в голову. Несмотря на то, что он все еще не до конца поверил этой девушке и не знал, какова ее истинная роль в развернувшихся вокруг них событиях, врожденное чувство благородства заставило его предложить ей помощь. Линда старалась держаться мужественно, но было заметно по бледности, проступившей на ее лице, что это удается ей с трудом.

— Мне некуда идти… В любом отеле, у всех моих подруг меня сразу же найдут, а вы отказываетесь мне помочь покинуть Землю. Только за пределами Федерации я смогу чувствовать себя в относительной безопасности…

— С момента моего отказа многое изменилось. Теперь я отвечаю за вашу безопасность. Что там у вас? Он кивнул на небольшой кожаный саквояжик, который Линда судорожно сжимала в руках.

— Деньги, предназначавшиеся для вашего гонорара… Миллион руларов наличными…

— Вы весьма высоко цените мои услуги. Вряд ли они стоят так дорого. Но вы предусмотрительны, и эти деньги нам теперь пригодятся.

— Так вы поможете мне улететь на Арому?

— Далась вам эта Арома… Сначала я позабочусь о вашей безопасности, выясню, кто стоит за этим покушением, а там посмотрим.

— Я знаю, кто за этим стоит, и, прежде чем соглашусь беспрекословно следовать всем вашим рекомендациям, вы должны обещать доставить меня на Арому. До старта «Разгона» остается всего два дня, неужели вы хотите потратить оставшееся время на бессмысленную погоню за этим негодяем Штарком? «Вот это номер… Она, оказывается, уже знает название корабля, которое мне самому еще неизвестно. Вряд ли управление успело получить официальный ответ на свой запрос, но все уже решено за моей спиной…»

— Вот что я вам скажу, моя самоуверенная девочка…

— Вы опять?..

— Я не собираюсь наниматься к вам телохранителем, и ваш «миллион в корзинке» не произвел на меня особого впечатления. Часть этих денег, возможно, придется потратить на оплату вашего перелета, если я решу, что вам действительно необходимо покинуть Землю.

Давайте лучше еще раз проясним ситуацию, чтобы в дальнейшем между нами не возникало никаких недоразумений. С этого момента вам придется согласовывать со мной каждый шаг. Без моего разрешения вы не сможете покинуть свое жилище, даже позвонить по фону не сможете.

Но у вас есть выбор. Сейчас вы еще можете открыть дверцу украденной нами машины и продолжать заниматься всеми своими делами самостоятельно. Однако, если вы решите остаться…

— Нет у меня никакого «жилища»!

— Будет у вас надежная и безопасная квартира, которую я для вас подберу. Многие дела внешних колоний начинаются на Земле, и наше управление располагает целой сетью конспиративных квартир. Если вы согласны, то все дальнейшее, каждый ваш шаг, каждый поступок буду определять только я.

— Как интересно! И долго это будет продолжаться?

— До тех пор, пока я не решу, что угроза вашей жизни миновала.

— А откуда вы знаете, что убийца охотился именно за мной? Ведь это ваш бокал был пробит лазерным лучом и вашу машину взорвали!

Ротанов усмехнулся, ему понравилась рассудительность, взбалмошный, но твердый характер этой девчонки. Да и узнать она успела немало, например точную дату отправки «Разгона». Что же ей так понадобилось на Ароме? Это придется выяснить еще до отлета.

— Видите ли, Линда, я считаюсь неплохим профессионалом и могу определить, куда был направлен выстрел, по двум отверстиям на бокале. Чистая случайность спасла вас: в момент, когда убийца нажал на курок, вы отвернулись, и вместо вашей головы на линии прицела оказалась голова ни в чем не повинного человека за соседним столиком. Правда, стрелок мог попросту промахнуться. — Однако этим соображением Ротанов не стал делиться со своей спутницей и лишь пояснил: — Что касается моего кара, то после всего случившегося нетрудно было предположить, что я заберу вас с собой, и, следовательно, с одинаковой степенью вероятности можно предположить, что убийцы продолжают охотиться за вами.

— Какой вы, однако, рассудительный, мистер Ротанов!

— Специальность такая. Кстати, этот взрыв нам на руку. Далеко не каждому известно, что наши служебные машины оборудованы независимым пультом управления. Какое-то время покушавшиеся на нас мерзавцы будут думать, что их план удался и мы оба погибли во время взрыва, пытаясь завести машину.

Пока разберутся, пока получат заключение криминалистов с места происшествия, мы сможем использовать это время для того, чтобы упредить их следующий ход. Так что вы решили? Принимаете М ои условия?

— А что мне остается?

— Вот и прекрасно. Хорошо иметь дело с понимающим человеком! — не удержался инспектор от ехидного замечания. — Тогда сидите тихо и не мешайте. Мне придется определить служебный пароль этого грузового кара и заморочить голову диспетчеру.

ГЛАВА 4

Высокий, седоватый мужчина, с лицом, изрезанным ранними морщинами, руководитель службы безопасности столичного отдела компании «Инпланет» Игорь Селиванов докладывал генералу Штарку о вчерашнем происшествии в отеле «Савой», заранее зная, что ничего хорошего от этого доклада ему ждать не приходится.

Единственное, на что он надеялся, прилагая к этому все усилия, так это сохранить за собой прежнюю должность, хотя, судя по тону, которым с ним разговаривал начальник службы безопасности компании, это ему вряд ли удастся, несмотря на все прежние заслуги. И это было гораздо хуже, чем просто потерять работу. Слишком много он знал о тайных делах компании, и люди, подобные ему, никогда не увольнялись. Они попросту исчезали.

— Так что же все-таки произошло в отеле? — спросил Штарк, словно это не он только что рассматривал голографическую съемку, сделанную в ресторане «Савоя» оперативниками Селиванова и дающую возможность посекундно восстановить все развернувшиеся там события.

— Наш стрелок промахнулся… Но это чистая случайность! Иногда такое происходит…

— Почему не произвели повторного выстрела?

— Я не посчитал нужным задействовать подстраховку, это моя ошибка. Задача выглядела достаточно простой…

— Это не ошибка, это намеренное игнорирование моего приказа!

— Господин генерал! Подобное убийство, на глазах у десятка людей в известном ресторане, наделало бы слишком много шума и повлекло бы за собой нежелательное расследование. Я посчитал второй подстраховочный вариант более предпочтительным…

— Вы не уполномочены обсуждать мои решения! Выходит, господин Селиванов, стрелок не промахивался. Он лишь выполнил ваши указания.

— Вы правы… — Врать дальше не имело смысла, генерал наверняка уже располагал всей необходимой информацией. Он всегда ею располагал, словно обладал неестественной способностью лично присутствовать в нескольких местах сразу. — Стрелок должен был только спугнуть объект, заставить его сесть в заранее подготовленный нами кар, что и произошло…

— Произошло не только это! Ваш стрелок ухитрился убить постороннего человека за соседним столиком! Это вы тоже сделали, чтобы избежать лишнего шума?

— В любой подобной операции бывают просчеты… Невозможно предусмотреть все случайности.

— Наша работа состоит как раз в том, чтобы предусматривать все возможные негативные варианты. Если вы этого до сих пор не знаете, то вас слишком рано назначили руководителем столичного сектора.

— Но, господин генерал! Я же выполнил задание! Объект уничтожен!

— Да? Вы в этом уверены? А где доказательства? Криминалисты не нашли на месте взрыва человеческих останков. Там могла быть пустая машина!

— Двигатель в пустой машине не заводится сам собой! А останки при такой мощности могли превратиться в пар!

— Всегда что-нибудь остается. Всегда. — Генерал усталым жестом растер шею. — Сдайте дела своего отдела Грогову, а сами займитесь блокадой космопорта. Если они остались живы, то постараются попасть на ближайший корабль, уходящий куда-нибудь подальше. Ближайший корабль — это «Разгон».

Еще одна ошибка — и вам придется расстаться с нашей компанией. Надеюсь, вы знаете, как в нашей службе проходят отставки?

Селиванов знал это слишком хорошо. Даже ветераны, уходившие на заслуженный отдых, навсегда исчезали из поля зрения журналистов, и у него были все основания полагать, что исчезали они вовсе не на курортные планеты…

Поместив Линду на конспиративной квартире, адрес которой был известен только ему одному, Рота-нов взялся за решение почти неразрешимой на первый взгляд задачи.

Незаметно попасть на готовившийся к старту на лунной базе поисковик было не просто трудно, это выглядело невыполнимым.

Из-за участившихся за последнее время терактов и ежедневных попыток нелегального проникновения на корабли так называемых «лунных зайцев», отчаявшихся людей, не брезгавших никакими средствами, чтобы покинуть родную планету, жить на которой с каждым годом становилось все труднее, во всех космопортах были предприняты совершенно беспрецедентные меры безопасности.

Без предъявления своих особых полномочий он не смог бы даже приблизиться к кораблю. Но, как только его фамилия появится в служебных компьютерах космопорта, ему не дадут сесть на корабль или, что более вероятно, сделают все необходимое, чтобы сразу же после старта с кораблем произошел «несчастный случай». Ротанов хорошо знал, какими средствами располагают его противники. А происшествие в отеле «Савой» давало все основания полагать, что они не остановятся ни перед чем, чтобы не позволить ему улететь на Арому.

Следовательно, официальный путь исключался, и все его старания получить от начальника управления официальное предписание капитану «Разгона» пропали впустую. Кроме всего прочего, в этом предписании ничего не говорилось о втором пассажире…

Пока Ротанов еще не располагал достаточной информацией, чтобы понять, почему Арома вызывает такой интерес у администрации «Инпланеты», но он уже не сомневался, что там его ждет немало сюрпризов, и желание дочери Гердта, не считаясь с риском для жизни, оказаться именно на этой планете, тоже значило немало.

Девушка не до конца искренна с ним, она явно скрывает что-то очень важное, и он не слишком осуждал ее за это. В наше сложное время не так-то просто довериться постороннему человеку, даже если он спас тебе жизнь.

У него оставалась единственная, не слишком очевидная для его противников возможность попасть на корабль: догнать его уже после старта, во время разгона. Конечно, убедить капитана принять на борт пассажиров в этом случае будет невероятно сложно, да и найти корабль, способный догнать поисковик на стартовой траектории, задачка не из простых…

К счастью, у Линды было достаточно денег, и, если их не слишком экономить, корабль наверняка найдется. Золото во все времена убеждало лучше других аргументов, даже после того, как стало эфемерным, превратившись в бумажки с портретами выдающихся деятелей минувших эпох.

Ознакомившись с реестром находившихся в данный момент на лунной базе кораблей, Ротанов остановил свой выбор на списанном военном катере, переделанном в частную яхту, способную развить необходимую скорость. Некогда на этом судне были установлены боевые ракеты с мезонными зарядами, в настоящее время, разумеется, демонтированные.

Ротанов предположил, что восстановить вооружение на этой посудине не составит особого труда и не займет слишком много времени. В том, что серьезное оружие им обязательно понадобится во время этого сумасшедшего рейда, он нисколько не сомневался.

Как только локаторы лунной базы определят, что траектория катера совпадает с траекторией поисковика, его противники немедленно предпримут ответный ход.

Оставалось найти хозяина яхты и уговорить его продать судно без оформления всех необходимых документов. На это «действо» у Ротанова просто не оставалось времени.

В справочной базе данных своего управления он без труда отыскал нужное имя и адрес.

Отставной капитан Хорст, по счастью, находился на Земле и жил на окраине столицы, в бывшей зеленой зоне, давно уже превратившейся в коричневую.

Считалось, что капитан Стефан Хорст живет за городом, хотя это понятие в современном мире стало весьма условным. Сотовые ячейки многоэтажных зданий были здесь, как и в самом городе, накрыты куполами, чтобы защитить обитателей зеленой зоны от вездесущего смога.

Но тут, по крайней мере, каждая квартира имела собственный небольшой балкон, превращенный в крохотный садик. Два квадратных метра синтетической почвы, с гидропонной системой полива и подкормки, позволяли без особых хлопот выращивать несколько кустиков цветов, настоящие, не изуродованные клонированием овощи, и даже виноградная лоза росла на некоторых балконах вполне успешно.

Квартиры в зеленой зоне стоили совершенно фантастических денег, и, если бы Хорст уходил на заслуженный отдых сегодня, он бы не смог позволить себе подобной роскоши.

Но пять лет назад, успешно прирабатывая контрабандой на своем личном судне, он сделал это приобретение и теперь благодарил бога за удачную мысль.

За пять лет цена его вложений в квартиру увеличилась ровно в пять раз. Но эти мертвые, по сути, деньги приносили ему мало радости. Менять квартиру на более дешевую он не собирался, но и здесь чувствовал себя не лучшим образом, ему не хватало простора, открытого воздуха, чистой воды и… семьи.

Одиночество — удел почти всех людей, посвятивших свою жизнь космосу. Оно вполне терпимо, пока человек занимается любимым делом, и, только уйдя на пенсию и полностью погрузившись в это самое одиночество, Хорст начал понимать его подлую, безжалостную суть. Поэтому звонок инспектора Увивба, попросившего его о встрече, обрадовал Хорста хотя бы потому, что дал ему почувствовать — он все еще кому-то нужен, а его знания и опыт могут быть востребованы хотя бы для консультаций.

Ротанов прибыл минута в минуту и этой своей пунктуальностью сразу же понравился старому капитану. Они расположились за крохотным столиком у открытых дверей висячего сада.

Хотя воздух здесь и отдавал запахами кондиционеров и синтетических фильтров, прокачивавших через себя наружный ядовитый воздух Земли, он все же отличался от той смеси, которой горожанам приходилось дышать в центре столицы. Там многие предприятия продолжали работать внутри купола, и далеко не все из них соблюдали строгие нормы экологической безопасности.

Ротанов терпеть не мог длительных предисловий и сразу же приступил к делу, отказавшись от традиционного чая.

— Мне сообщили, что ваша яхта все еще на ходу, хотя и находится в консервации вот уже третий год. Я хотел бы нанять ее, произвести предполетную подготовку и необходимый ремонт за свой счет и, кроме этого, готов уплатить вам вполне приличный гонорар за предстоящий фрахт.

Запустив этот пробный шар, Ротанов не рассчитывал на положительный ответ. Как только хозяину станет известно, для чего нанимается яхта, любой нормальный человек откажется от фрахта. Речь могла идти только о покупке, чтобы компенсировать вероятную потерю яхты. Но, как всякий опытный дипломат, привыкший вести сложные переговоры в различных ситуациях, Ротанов не спешил открывать все свои карты.

Капитан Хорст, в свою очередь, не спешил с ответом, насмешливо рассматривая Ротанова своими выцветшими от времени глазами и неторопливо набивая трубку настоящим контрабандным табаком, запасы которого хранились у него еще с тех незапамятных времен, когда капитан перевозил этот самый табак для марсианской колонии.

— Щедрое предложение. Весьма щедрое, особенно если учесть, что оно исходит от правительственного чиновника.

— Мое предложение не имеет отношения к ведомству, в котором я работаю. Ваш корабль нужен мне для личных целей, и я оплачиваю его фрахт из денег моей клиентки, интересы которой я в данный момент представляю.

— Запутанная история, не правда ли?

— Вас не заинтересовало мое предложение? — Ротанов терпеть не мог, если собеседник уходил от прямого ответа, в особенности в тех случаях, когда речь шла о важном деле.

— Отчего же? Я этого не говорил. Но я хотел бы знать, как именно будет использоваться мое судно.

— А какое, собственно, вам до этого дело? — Ротанов уже начинал подумывать о том, что ошибся в выборе. Разговор получался каким-то тягучим и неопределенным, а открывать свои подлинные намерения первому встречному он собирался лишь в самом крайнем случае.

— Как вы знаете, в соответствии со статьей кодекса сто двадцать третьей, пункт шесть, владелец судна продолжает нести полную материальную и моральную ответственность за вред, причиненный третьим лицам с использованием этого самого судна.

— Я не собираюсь заниматься на нем пиратством! Я даже контрабанду на нем возить не собираюсь! — не без некоторого ехидства заметил Ротанов.

— Разумеется, такой известный человек, как вы, не станет заниматься мелочовкой вроде контрабанды.

— Вы меня знаете?

— Конечно, я вас знаю. В то время, когда я совершал регулярные рейсы между Землей и Марсом, подвиги инспектора Ротанова подробно расписывали все информационные агентства. Если вы хотели сохранить инкогнито, вам следовало посетить студию пластигрима. Говорят, сейчас они неплохо умеют изменять внешность.

— Черт бы вас побрал, Хорст! Ладно, ваша взяла. У меня нет времени на поиски нового варианта, а через несколько дней о том, что я собираюсь проделать с вашей яхтой, сообщат эти проклятые информационные агентства.

— И что же это?

— Вы обещаете хранить эту информацию в тайне в течение следующей недели?

— Обещаю.

— Учтите только, что, если вы нарушите свое обещание, могут лишиться жизни сразу несколько человек. В том числе и вы сами.

— Все настолько серьезно?

— Более чем. Особенно, когда дело касается компании «Инпланет».

— Я разделяю ваше негативное отношение к этой компании.

— А я знаю историю ваших взаимоотношений с этой компанией, собственно, это одна из главных причин, по которой я решил обратиться к вам со своим предложением.

Помолчав, Ротанов продолжил:

— Завтра с лунной базы стартует поисковик «Разгон». Через день после старта я собираюсь нагнать его на вашей яхте и перейти на этот корабль вместе со своим пассажиром.

— И вы уверены, что вам удастся столь рискованное предприятие?

— Уверен.

— И капитан «Разгона» согласился? — Ротанов с удивлением отметил про себя, что хозяина яхты в первую очередь занимает не судьба собственной посудины, а успех задуманного его собеседником предприятия.

— Я его об этом еще не спрашивал. Как я уже сказал, мой план приходится держать в строжайшей тайне. Компания «Инпланет» готова сделать все, чтобы помешать мне попасть на «Разгон».

— Как я понимаю, вам понадобится пилот, для того чтобы вернуть мою яхту обратно?

— Разумеется. Я собирался пригласить для этого вас, если хотите, — и это автоматически увеличит сумму страховки не менее чем в два раза.

— Ничего не выйдет, мистер Ротанов.

— Вот как? Вы хотите сказать, что я напрасно потратил время, посвящая вас в свои планы? — Сейчас в голосе инспектора нетрудно было почувствовать скрытую угрозу, но у Хорста она вызвала лишь усмешку.

— Я сказал только то, что хотел сказать. Вам не удастся вернуть яхту на Землю с моей помощью. Впрочем, как мне кажется, вам не удастся ее вернуть ни с чьей помощью.

— Так вы отказываетесь или нет? Говорите, черт возьми, яснее! У меня нет ни времени, ни желания разгадывать ваши загадки!

Хорст окутался целым облаком дыма из своей трубки, чем заставил Ротанова передвинуть стул подальше от своего собеседника. Капитан не спешил с ответом и с хитрецой наблюдал за нервничавшим инспектором.

Ротанов попал в цейтнот. Времени на поиски другого подходящего судна у него не оставалось, да и не было в данный момент в ангарах лунной базы ничего более подходящего. Если Хорст знает об этом, он может выжать из его клиентки совершенно баснословную сумму. Наконец Хорст соизволил ответить:

— Я не смогу доставить яхту обратно, потому что полечу вместе с вами. Вам придется обеспечить для меня место на «Разгоне». Это и будет ценой моего согласия. Ваши деньги меня не интересуют. За свою долгую, порой не совсем законную деятельность я накопил достаточно. А в моем возрасте, если денег достаточно, перестаешь заботиться об увеличении капитала.

— Зачем вам «Разгон»? Это исследовательский корабль, он совершает посадки только на диких планетах. Что вы там собираетесь делать?

— Бросьте, Ротанов, я не тот наивный старичок, каковым, возможно, вам показался. Я собираюсь делать на «Разгоне» то же, что и вы. Совершить высадку на Ароме.

— Похоже, уже каждая портовая крыса знает, зачем мне понадобился «Разгон». Откуда у вас эти сведения?

— Я сорок лет провел, общаясь с этими самыми «портовыми крысами», как вы соизволили назвать неприметных людей в серых спецовках, которые обслуживают наши корабли и узнают о предстоящих рейсах раньше тех, кто их планирует. У меня осталось немало друзей на лунной базе, да и в других портах тоже. После вашего звонка мне понадобилось не больше десяти минут, чтобы навести все необходимые справки.

Для посадки на диких планетах не используют посадочную капсулу и не заправляют ее горючим перед стартом. Значит, «Разгон» собирается высадить по дороге какого-то пассажира. Лишь одна обитаемая колония находится на пути его следования, и лишь один пассажир может претендовать на подобную остановку.

— Тогда вы должны знать, что на Ароме далеко не все благополучно, а обратный билет на Землю может оказаться недействительным, — проговорил Ротанов.

— Я это знаю и не собираюсь возвращаться. Что бы там ни происходило, на этой самой Ароме, сад, который я там выращу под настоящим солнцем, будет больше этого жалкого клочка искусственной почвы на моем балконе.

Я давно мечтал покинуть Землю, инспектор, но У меня не было для этого никакой возможности. Всех моих сбережений не хватит и на половину стоимости билета такого рейса.

Услышав это, совершенно неожиданно для себя Ротанов согласился, скорее всего, потому что интуитивное чувство понимания собеседника никогда его не подводило. Старый капитан не хитрил с ним и не пытался ничего выгадать. Больше того, он готов был пойти на смертельный риск ради осуществления своей мечты о жизни на далекой планете.

Как только главный вопрос был решен, они начали обсуждать детали. Выяснилось, что Хорст готов пожертвовать своим кораблем, им не нужно будет искать второго пилота для того, чтобы вернуть яхту на Землю.

Это была хорошая новость, поскольку она позволяла Ротанову не посвящать в их дела постороннего человека. Хорста, после его предложения, он автоматически перестал считать посторонним.

Как только Ротанов дал согласие включить капитана в число своей команды и пообещал ему высадку на Ароме, тот сразу же перестал курить свою чудовищную трубку и перешел в обращении к Ротанову на «ты», как бы подчеркивая этим, что все былые заслуги инспектора не могут поставить его выше капитана их будущего маленького корабля, от успешного рейда которого будет теперь зависеть их жизнь.

— Почему ты выбрал ракетный катер? Собираешься использовать аппарели моей «Смайл» для установки ракет?

— Постараюсь сделать это, хотя времени для серьезной модернизации яхты остается слишком мало.

— Ну когда я снимал с нее вооружение, то предусмотрел подобную возможность, поэтому времени для установки потребуется не слишком много, было бы что устанавливать…

— Об этом можешь не беспокоиться, «открытая карта» моего управления способна творить чудеса.

— Насколько я знаю, использовать ее разрешается только в случае прямой угрозы Земной Федерации. Ты считаешь, что ситуация настолько серьезна?

— Более чем. Если бы это было не так, мое начальство не предложило бы мне отпуск на Ароме.-Не могу гарантировать, что и твоя эмиграция закончится проживанием в райском уголке курортной планеты. Там происходит что-то грязное.

— Да черт с ним! Мне осталось совсем немного коптить небо. Хочется рискнуть в последний раз и все поставить на одну карту.

ГЛАВА 5

Свиридов получил назначение на должность коменданта арсенала лунной базы всего неделю назад и еще не успел освоиться на новом месте. Это был обстоятельный, полноватый мужчина, носивший рыжие усы — и этот анахронизм выглядел достаточно вызывающе на фоне его прилизанной формы.

Прежде чем встретиться с этим человеком, Ротанов, как обычно, изучил его досье. Свиридов был разведен, единственный сын пропал без вести во время Саронского мятежа, а военная карьера не удалась. На лунную базу списывали обычно лишь бесперспективных службистов. Свиридов был охарактеризован в своем досье как человек педантичный, исполнительный, но лишенный инициативы. Иметь дело с такими людьми, считавшими, что весь мир к ним несправедлив, труднее всего.

Свиридов смотрел на Ротанова так, словно тот был, по меньшей мере, представителем инопланетного корпуса, вторгшегося во вверенный ему объект.

Они обсуждали проблему выписки необходимого Для яхты Хорста вооружения вот уже полчаса, и никаких сдвигов в этом вопросе не предвиделось.

Комендант требовал от Ротанова предъявить предписание, наряды, выписанные управлением, и еще кучу разнообразных бумаг, на оформление которых у Ротанова не было времени. Да и желания связываться с местной бюрократической машиной он не испытывал, прекрасно зная по собственному опыту, в какие глубины бесконечных отписок, резолюций и пересылок от одного чиновника к другому это приведет. Оставался единственный путь — воспользоваться белой картой.

Задействовать эту карту разрешалось лишь в исключительных случаях. Инспектор, пустивший ее в ход, должен был испытывать уверенность в том, что речь идет, по меньшей мере, о безопасности всей Земной Федерации. Каждый случай использования карты расследовался специальной комиссией, и, если она не находила действия инспектора достаточно обоснованными, он навсегда лишался права пользоваться картой, а то и своей должностью.

Ротанова утешало лишь то, что расследование, как обычно, запоздает, он уже покинет Землю, а когда вернется… Ну что же, чутье редко подводило инспектора, и на этот раз он не сомневался в том, что речь идет о весьма серьезных вещах.

Для того чтобы частная компания решилась устроить охоту на государственного служащего, должны были иметься очень серьезные причины. И хотя ради получения хоть каких-то рычагов влияния на взбалмошную и слишком самостоятельную Линду Гердт, он представил дело так, будто охота идет на нее — сам Ротанов нисколько не сомневался в том, что после неудачных переговоров с Абросяном устранить хотели именно его самого.

— Вам все же придется выдать мне все, что значится в списке. Моей расписки будет достаточно. — Ротанов вздохнул и положил на столик свою белую карточку. С этой минуты любой государственный служащий обязан был беспрекословно выполнять его распоряжения, независимо от должности, которую тот занимал.

С минуту Свиридов молча рассматривал белый светящийся квадратик пластика с четкой надписью «Угроза безопасности Федерации» и фамилией инспектора в верхнем левом углу. А затем решительно отодвинул ее от себя.

— Ротанов… Ну, конечно, Ротанов. Как это я сразу вас не узнал. Кто еще, кроме вас, способен объявить федеральную тревогу по такому пустяку, как пара списанных с вооружения ракет. Я выполню ваш заказ без ссылки на белую карту.

— Но у вас могут быть неприятности.

— Мне не нравится моя нынешняя должность. Теперь у начальства появится причина отправить меня в отставку. Но в этом случае им придется назначить мне приличную пенсию. Пусть так и будет. Только ответьте мне на один вопрос. Вам не кажется, что все это было ошибкой?

— Что именно?

— Наша экспансия в космос. Не слишком ли дорогую цену мы за нее платим? Не слишком ли много похоронок приходит оттуда?

Понимая причину этого вопроса, Ротанов все же уточнил, не желая афишировать свои методы подготовки к подобным встречам:

— У вас там кто-то остался?

— Сын. Единственный сын пропал без вести во время Саронского мятежа.

— Я там был. На Сароне творился настоящий ад.

— Я знаю, что вы там были, потому и спросил — зачем все это?

— Если бы не колонии, мы бы давно задохнулись. Земля стала слишком тесной и маленькой.

— С этим я не спорю. Но не кажется ли вам, инспектор, что мы взяли с собой в космос всю грязь, которую накопили у себя дома, всю нашу зависть и всю свою безмерную алчность? Не в этом ли причина той высокой цены, которую нам приходится платить за нашу неуемную экспансию? Изуродовав собственную планету, мы теперь перешли на чужие.

Именно после этих слов Ротанов почувствовал непонятную тревогу. Комендант склада вооружений — философ. Слишком уж странным выглядело подобное сочетание, и, кроме всего прочего, его личное впечатление от этого человека совершенно не соответствовало служебной характеристике Свиридова.

— Я стараюсь выполнять свое дело и не задумываться о глобальных проблемах, решить которые я не в силах.

— А в чем оно состоит, «ваше дело», это вы знаете?

— Оно состоит в том, чтобы помогать людям, попавшим в беду на внешних колониях, чтобы, по возможности, уменьшать количество жертв и устранять непонимание и недоразумения, из-за которых там возникает большинство конфликтов.

— Хороший ответ. Ладно. Давайте вашу заявку.

Свиридов мельком взглянул на список снаряжения, составленный Ротановым, который перед этим изучал весьма детально, а затем сказал, не дав ему возможности обдумать только что состоявшийся, довольно странный, разговор:

— Проблемы будут только с ракетами класса R-32, они давно сняты с производства. Придется приспосабливать более поздний образец серии R-42.

— Но они шрапнельные? Для меня это важно.

— Не сомневайтесь. Они еще лучше, только размеры аппарели не совпадают.

И уже много позже, когда все вооружение было погружено роботами на транспортный кар и отправлено на космодром, когда сам он покинул склад и сидел в лунном челноке, Ротанов понял, что не давало ему покоя во время встречи с комендантом Свиридовым. Это были его рыжие усы.

И не потому, что никто из всех знакомых инспектору жителей Земли не носил усов, этот анахронизм встречался только на дальних колониях, там, где люди старались соблюдать патриархальные традиции, — дело было совсем не в этом, дело было в том, что ничего, кроме этих усов, Ротанов не мог вспомнить.

Внешность коменданта полностью исчезла из его памяти, и ее место заполнили эти самые усы… Если бы сейчас ему пришлось набросать словесный портрет человека, в обществе которого он только что провел не меньше часа, он не смог бы этого сделать. И это было настолько странно, что сразу же после старта челнока Ротанов включился в информационную сеть лунной базы и, воспользовавшись своим паролем, затребовал полное личное досье Свиридова. То, которое он просматривал в управлении, содержало лишь самые общие сведения обо всех федеральных служащих.

Но именно в этот момент челнок попал в сплошную полосу помех, информаторий выдал какую-то абракадабру, что-то вроде того, что такого человека в реестре базы не значится, после чего связь прервалась полностью.

Ротанов дал себе слово, вернувшись в свою контору, прояснить эту непонятную ситуацию. Но до старта «Разгона» оставалось всего несколько часов, и он так и не успел этого сделать, прощальный визит в управление не состоялся.

Линда Гердт впервые в жизни поняла, как должен чувствовать себя человек, попавший в камеру одиночного заключения. За дверью конспиративной квартиры Ротанова остался огромный и враждебный город, который совсем недавно пытался ее убить, и она даже не знала, имеет ли отношение к этому покушению ее собственный отец.

Несколько раз она порывалась, наплевав на все запреты, позвонить ему, — но благоразумие взяло верх, и Линда решила дождаться возвращения Ротанова. Ей и в голову не приходило, что она может остаться в этой квартире ночью одна. Он должен был вернуться, она чувствовала, что понравилась ему, и не знала ни одного мужчины из числа своих знакомых, который не попытался бы воспользоваться создавшейся ситуацией.

Несколько неожиданно для себя она поняла, что не станет возражать, хотя бы потому, что он тоже ей нравился, а также потому, что этот человек был героем ее юности, а совсем недавно он спас ей жизнь и хотя бы за это заслуживал награды…

Но Ротанов не появился этой ночью, и утром, проснувшись в скомканной постели, Линда почувствовала сначала разочарование, а потом в ней заговорило уязвленное самолюбие.

Он еще пожалеет, что пренебрег ею, пусть только появится… Но он не появлялся весь следующий день, и, в конце концов, потеряв терпение и не в силах больше вынести неопределенность ситуации, она набрала номер отца… Но, едва прикоснувшись к кнопке вызова абонента, Линда услышала серию коротких гудков, а затем спокойный голос Ротанова в трубке произнес: «Я же просил вас не пытаться использовать телефон. Не надеясь на ваше благоразумие, я заблокировал его».

— Где вы? Сколько еще я должна сидеть в этой запертой квартире!?

Но ответом на ее возмущенную реплику были возобновившиеся короткие гудки. С нею разговаривал телефонный автомат.

А когда наконец к вечеру второго дня в квартире щелкнул электронный звонок и на пороге возник Ротанов, все заранее заготовленные Линдой гневные слова куда-то исчезли, и она стояла молча, ожидая извинений или хотя бы малейшего знака того, что он рад ее видеть, но он лишь сказал в своей обычной, отрывистой манере:

— Собирайтесь, у нас очень мало времени. Все готово к отлету.

И она без возражений подчинилась, удивляясь собственной безропотности.

Их атаковали через час после старта яхты, когда до ушедшего вперед «Разгона» оставалось не более десяти тысяч километров. В открытом космосе расстояния измеряются другими мерками, так же как время. И, хотя небольшая масса яхты делала ее более маневренной, наращивать ускорение более высокими темпами мешало отсутствие на кораблике современных антиперегрузочных устройств. К тому же это было бессмысленно в сложившейся ситуации.

Пятерка ракетных истребителей, используемых в космосе большими кораблями при непосредственном контакте с противником, была спрятана на старом, давно законсервированном охранном спутнике и совершенно неожиданно появилась на кормовом радаре яхты несколько минут назад.

Со времен второй Троянской войны, развязанной в космосе своими же соотечественниками, решившими заплатить за отделение от Федерации любую цену, вокруг Солнца, по гелиоцентрическим орбитам, вращалось столько железного хлама, что спрятать среди него эскадрилью истребителей не составляло никакого труда.

Но его противники, к счастью для Ротанова, немного просчитались с расположением стартовой базы. Они надеялись отсечь любое судно, если оно попытается догнать «Разгон», но спутники не стоят на месте, и старт «Разгона», запоздавший всего на несколько минут, спутал им все расчеты.

Теперь они вынуждены были догонять на форсаже уходившую от них яхту, а как раз на подобное преследование и были рассчитаны шрапнельные ракеты «R-42», выбрасывавшие в космос после взрыва несущего цилиндра целое облако мелких чугунных шариков.

Каждый такой шарик, массой не более грамма, при столкновении с препятствием на космических скоростях способен был проделать в обшивке любого корабля дыру диаметром более метра, а у небольшого истребителя не было ни малейшего шанса уцелеть при столкновении с таким крошечным и совершенно безобидным в атмосфере Земли снарядом.

К сожалению, стартовый расчетный вес яхты не позволял взять на борт более двух подобных ракет, а истребителей было пять, и они атаковали «веером», на расходящихся траекториях, стараясь выйти в зону атаки сразу с нескольких сторон. Закрыть весь фронт атаки двумя шрапнельными облаками не представлялось возможным, и Хорст предпринял совершенно неожиданный для противника маневр.

Вместо того чтобы еще больше увеличить скорость, не считаясь с перегрузками и с самочувствием своих пассажиров, он погасил факел основных двигателей и включил тормозные, переведя тумблер мощности далеко за красную черту.

Перегрузка, мешавшая шевельнуться, на мгновение исчезла, а затем Линда почувствовала, что ее выворачивает наизнанку. К счастью, этот рискованный маневр продолжался недолго, но он позволил резко сократить расстояние между ними и преследовавшими их истребителями.

За мгновение до залпа Хорст поймал взгляд Ротанова, молча спрашивая его согласия. Тот лишь кивнул, отлично понимая, что означал этот кивок.

«Смайл» тряхнуло, когда включились стартовые двигатели ракет, и через несколько мгновений за кормой яхты вспухли два разрыва, а затем распустились пять огненных цветков.

Не успев разойтись на достаточное расстояние, все истребители попали в шрапнельную сеть.

Потом будет проводиться долгое служебное расследование, установление личностей погибших пилотов и выноситься вердикт комиссии управления. Вообще-то в подобных случаях, когда на кораблях не было опознавательных маяков, их действия приравнивались к пиратским, но, если эти истребители принадлежали компании «Инпланет» и ее руководство сочтет необходимым использовать инцидент, чтобы предпринять очередную атаку на управление внешней безопасности, трудно предсказать, чем может кончиться вся эта история.

Хотя, скорее всего, никто даже не вспомнит об этих людях, не сумевших выполнить порученного им задания. На перенаселенной Земле человеческая жизнь ценилась слишком дешево.

Но расследование, если оно все-таки состоится, будет потом, когда закончится миссия инспектора на Ароме, и результат расследования напрямую свяжут с тем, что он там найдет. В этом он сейчас не сомневался.

Ротанов постарался выбросить из головы все лишнее, не думать о людях, которые всего лишь хотели заработать, выполняя чужой приказ, и теперь не вернутся домой. Все свое внимание он сосредоточил на указателе топлива.

Неожиданный маневр сожрал почти весь их резервный запас, возникла новая опасность. Они могли не нагнать «Разгон» и зависнуть на орбите с пустыми баками.

В этом случае результат нетрудно было предвидеть заранее, если их не расстреляют со спутников, то вместо почетного выхода на пенсию, провалив задание, он загремит в федеральную тюрьму.

— Придется потерпеть! — сквозь стиснутые зубы проворчал Хорст, вновь передвигая рычаг ускорителя далеко за красную отметку предельной перегрузки.

Казалось, чудовищная сила, скрутившая и расплющившая их тела, не может стать больше, а боль, разрывающая связки и нервы, не может увеличиться, потому что она и так уже превысила болевой порог обычного человека, и эти двое держались только благодаря своей многолетней закалке и постоянным тренировкам, — женщина давно потеряла сознание.

Ротанов потянулся к рычагу, пытаясь вернуть его к прежней отметке, он не хотел рисковать жизнью Линды — кровь, превратившаяся в вязкую тяжелую жидкость, вполне могла заблокировать сердце. При таких перегрузках не помогали даже кислородные маски.

Хорст, правильно оценивший его движение, так и не достигшее цели, сам сдвинул рычаг ускорителя на несколько делений назад. Теперь они могли хотя бы протолкнуть в легкие глоток воздуха.

— Мы его не догоним при таком ускорении! — прохрипел Хорст и вновь потянулся к рычагу, но Ротанов успел перехватить его руку.

— Подожди. Мы находимся в зоне уверенной связи. Я заставлю «Разгон» снизить скорость.

ГЛАВА 6

Расстрел истребителей произвел на капитана «Разгона» сильное впечатление. Во всяком случае, требование Ротанова было немедленно выполнено. «Разгон» снизил скорость, и их взяли на борт поисковика.

Неприятности возникли позже, когда корабль вновь начал стартовое ускорение, а сделавшая свое дело «Смайл» осталась на гиперболической орбите с пустыми баками, без экипажа.

Лишившись своего корабля, они оказались в полной власти капитана «Разгона». Ротанов оценил всю сложность предстоящих переговоров и сложившейся ситуации уже после первой фразы капитана, произнесенной, едва он появился в дверях рубки.

— Сдайте ваше личное оружие!

Капитан «Разгона», высокий худой человек с резкими, неприятными чертами лица, словно нарисованными нерадивым художником, непрерывно двигался по небольшому помещению капитанской рубки, служившей одновременно и его каютой. У дверей рубки застыли два мордоворота со стайерами в руках, словно они находились на военном корабле, в зоне какого-то конфликта. Только в этих особых случаях капитанам кораблей полагалась личная охрана. Должно быть, Горюнов не слишком рассчитывал на собственную команду, или же он специально подготовился к визиту Ротанова. Второе предположение показалось инспектору более правдоподобным. Во всяком случае он не собирался немедленно сдавать позиции. Проявленная при первом столкновении слабость всегда давала о себе знать впоследствии, а с капитаном «Разгона» ему еще не раз придется вступать в конфликт по гораздо более важным поводам.

— Инспекторам службы безопасности предписано не расставаться с личным оружием ни при каких обстоятельствах.

— Только не на моем корабле!

— И что вы сделаете, если я откажусь выполнить ваше нелепое требование? Вышвырнете меня обратно в космос?

— В таком случае мне придется разоружить вас силой!

Ротанов усмехнулся, представив себе, чем могло бы кончиться такое «разоружение». Применять лучевое оружие в тесном пространстве рубки, напичканной приборами и органами управления, невозможно, и вряд ли капитан «Разгона» знал, что у двух его силовиков, из службы безопасности корабля, нет ни малейшего шанса, если дело дойдет до рукопашной с инспектором, прошедшим школу специальной подготовки, рассчитанной как раз на подобные случаи.

Мысленно Ротанов до конца прокрутил всю сложившуюся ситуацию. Что делать потом, когда он нейтрализует капитана и окажется один на один со всей командой на незнакомом корабле? У него не было никакой уверенности в том, что ему удастся заставить подчиниться всех этих людей.

Конечно, Горюнов неспроста ведет себя подобным образом, за его спиной наверняка стоит компания. Но если это так, разоружением дело не ограничится. И тем не менее следовало как можно дольше избегать прямой конфронтации.

Рано или поздно, если он не ошибся насчет компании, схватки не избежать, но каждый выигранный день приближает корабль к Ароме. Да и не было у него полной уверенности в том, что причиной их первого конфликта не стала обыкновенная глупость и излишнее самомнение этого человека. Ротанов хорошо знал, как сильно изменяется психика людей, облеченных слишком большой властью, на годами оторванных от дома кораблях, где капитан являлся единственным полновластным диктатором. Особенно сильно подобный деспотизм проявлялся именно на поисковиках, где строжайшая дисциплина была важнейшим условием выполнения поставленной перед экспедицией задачи.

И потому совершенно спокойно, не показав ни одним движением своего подлинного отношения к происходящему, Ротанов отстегнул кобуру бластера и положил его на стол капитана.

Убрав оружие инспектора в свой стол и расслабившись, после того как выиграл этот первый раунд, казавшийся ему таким важным, капитан Горюнов самодовольно улыбнулся.

— Теперь я готов выслушать ваши объяснения насчет того, почему на моем корабле оказались посторонние люди. В полученном мной предписании ни слова не говорится о том, что вы объявитесь в сопровождении целой свиты. Вы прекрасно знаете, что на поисковиках на счету каждый метр свободного пространства.

Отметив про себя, что Стальцев все-таки выполнил свое обещание и успел вручить капитану «Разгона» официальное предписание на его счет, чем значительно облегчил ему дальнейшие переговоры, Ротанов произнес с сожалением:

— Это не мой каприз, капитан. Обстоятельства изменились уже после вашего старта, и для успешного выполнения задания я был вынужден взять с собой этих людей. Более того, поскольку с нами летит женщина, вам придется выделить нашей группе отдельную каюту. Но я готов компенсировать дополнительные расходы и неудобства, причиненные моими спутниками.

— Это каким же образом? Какой мне прок с того, что ваше ведомство переведет на счет моего некую жалкую сумму? Щедростью оно никогда не отличалось!

— Речь не о переводе. Я готов оплатить наличными стоимость проезда этих двух пассажиров по расценкам лайнера первого класса!

В глазах Горюнова мелькнул на мгновение алчный огонек, но он тут же притушил его и постарался не показать своего интереса, однако для Ротанова этого оказалось достаточно, чтобы понять — его предложение достигло цели.

— А вам знакомы расценки в нерейсовых лайнерах первого класса на такие расстояния? — Услышав, что Горюнов не забыл упомянуть названный им класс лайнеров, которые никогда не покидали хорошо освоенных федеральных трасс, Ротанов мысленно усмехнулся:

— Да, они мне знакомы. Я намерен заплатить вам наличными двести пятьдесят тысяч руларов, а на эти деньги можно арендовать уже целый корабль. Мне даже расписки от вас не потребуется. Только отдельная каюта и ваше согласие не беспокоить нас до конца рейса.

— А можно узнать, откуда у инспектора такие деньги?

Этот вопрос очень не понравился Ротанову, поскольку он означал, что алчность Горюнова после названной суммы вспыхнула с новой силой, и с этой минуты они не могли чувствовать себя в безопасности на его корабле, независимо от того, направлялись ли действия капитана людьми из «Инпланет», или он действовал по собственной инициативе.

В дальних рейсах всякое случается… И ничто не помешает капитану «Разгона» уложить в посадочный модуль их трупы, предварительно обобранные до нитки… Тот, кто может предложить за перелет четверть миллиона, обычно выкладывает не последние свои деньги… И вот это заблуждение капитана следовало немедленно развеять.

Ротанов, предвидевший подобное развитие событий, поставил на стол заранее приготовленный кейс, открыл его и сказал:

— Здесь все наши деньги. Четверть миллиона руларов. Они принадлежат моей клиентке, дочери известного магната. Половину того, что находилось в этом кейсе первоначально, мы заплатили за фрахт и вооружение яхты, все оставшееся отныне принадлежит вам.

— И чем же вызвана такая щедрость? Вы не собираетесь лететь обратно?

— Сопровождающие меня люди останутся на Ароме. На обратном пути вы заберете только меня, точно так, как указано в вашем предписании. Линда Гердт считает, что на этой дикой планете деньги ей не понадобятся. Он нарочно произнес фамилию отца Линды, чтобы увидеть реакцию капитана на подобное сообщение, но Горюнов ничем не показал, что это имя произвело на него какое-то впечатление.

Либо он слишком хорошо умел прятать свои эмоции, либо компания «Инпланет» действительно не имела никакого отношения к той встрече, которую им оказали на «Разгоне», во что Ротанов не мог поверить. Даже если сам капитан не сотрудничает с компанией напрямую, здесь их ждет еще немало сюрпризов. Устроившие за ними охоту люди из службы безопасности «Инпланет» не могли не позаботиться о том, чтобы отрезать им ВСЕ пути отхода. Но пока что первый, самый сложный этап переговоров вроде бы заканчивался благополучно.

— Будем считать, что мы договорились, — буркнул капитан с недовольным видом, захлопывая кейс и запирая его в сейф. Он вел себя так, словно получил не деньги, которые наверняка использует в своих личных целях, а нечто глубоко ему отвратительное. Собственно, именно так и должен чувствовать себя человек, преступающий закон и нарушающий основное правило дальних космических экспедиций, запрещавшее иметь на борту женщин.

— Каюту я вам выделю. Однако на особый сервис не стоит рассчитывать. У меня не хватает людей. Питаться будете вместе со всеми, но желательно, чтобы ваша дама не появлялась в общественных местах, так что обслуживать спутницу вам придется самим. — Капитан многозначительно усмехнулся, и Ротанов покинул рубку с твердой уверенностью, что уменьшить интерес Горюнова к содержимому их багажа ему удалось далеко не полностью.

На поисковиках класса «Разгона» на счету действительно был каждый метр свободного пространства, и требование Ротанова предоставить ему отдельную каюту произвело на Горюнова самое негативное впечатление, тем более что это затрудняло выполнение некоторых секретных разделов, полученных им от руководства инструкций.

Отдав приказ взять на борт этого свалившегося ему на голову инспектора чужого ведомства, он лишь выполнил распоряжение своего собственного начальства, но в полученном им предписании ни слова не говорилось о дочери руководителя компании, и ее появление на борту спутало ему все карты. «Разгон» давно уже вышел из зоны прямой радиосвязи с базой, и получить на этот счет какие-то дополнительные инструкции не представлялось возможным.

Теперь Горюнову самому предстояло выпутываться из той сложной ситуации, в которой он оказался. Он позаботится о том, чтобы деньги, полученные от инспектора, а также и те, что пока еще, как он полагал, оставались у Ротанова, перешли в его личное распоряжение.

Проделать эту сложную операцию предстояло так, чтобы не осталось лишних свидетелей. Горюнов бросил на застывших у дверей рубки охранников незаметный взгляд. Судьба этих двух людей была уже предрешена.

Каюта, выделенная Ротанову и его спутникам, представляла собой наспех переделанную кладовую и не блистала особыми удобствами и чистотой. Зато здесь оказалось достаточно свободного пространства для того, чтобы натянуть ширму, отгородившую койку Линды от остального помещения. В каюте они обнаружили даже туалет, вода в который подавалась на несколько минут в строго установленное время. Ротанов был бы полностью удовлетворен отведенным для них помещением, если бы не его слишком изолированное положение.

От жилой палубы, на которой располагалась столовая и каюты экипажа, добираться в складской отсек приходилось по металлическим лестницам минут пятнадцать, лифт на эти этажи работал только во время посадки.

Дождавшись, когда Линда, утомленная всеми передрягами этого сложного дня, уснула, о чем свидетельствовало ее ровное дыхание, доносившееся из-за ширмы, Ротанов жестом пригласил Хорста сесть на свою койку и, наклонившись к нему, заговорил так тихо, чтобы его слова не могли быть услышаны Линдой, даже если она только притворялась уснувшей:

— Нам придется по очереди нести круглосуточное дежурство. Капитан «Разгона» что-то задумал. Нас неспроста поместили в самый дальний угол корабля.

— Я думаю, нам нужно опасаться, в первую очередь, людей из компании. Раз уж они начали за вами охоту, то не успокоятся, пока не добьются своего. Со стороны компании было бы глупо, на случай вашего появления на корабле, не оставить здесь своих людей.

— Конечно, ты прав. Я даже думаю, что с компанией связан сам капитан и наше бесследное исчезновение во время рейса будет ему вдвойне выгодно. Вместе с гонораром от «Инпланет» он рассчитывает заполучить и оставшиеся у нас деньги.

— Разве они у нас есть?

— Нет. Но Горюнов мне не поверил.

— А как обстоит дело с оружием?

— Плохо. Мой личный бластер конфисковали, но я постараюсь решить эту проблему в самое ближайшее время. — Некоторое время Ротанов молча разглядывал помрачневшего Хорста, а затем спросил: — Ну что, Стефан, жалеешь, что согласился на этот фрахт?

— Да я — то что… Один раз можно решиться и на авантюру, особенно если приз в конце — мечта всей жизни. Ты скажи лучше, как ты-то с этим управляешься? Как тебе удается после каждой передряги вляпываться в новую? Не возникает желание осесть где-нибудь, прекратить погоню за призраками? Зажить нормальной человеческой жизнью?

— Да где ты ее видел, нормальную человеческую жизнь? В каждой отдельно взятой бутылке, в каждом стакане обязательно начинается своя собственная маленькая буря. Уж лучше дышать настоящим ветром. Это как наркотик. Привыкаешь. Опасность становится твоей постоянной спутницей, и, если вдруг она исчезает, на какое-то время все вокруг тускнеет. Ты должен это понимать.

— Да я — то понимаю. Важно, чтобы ты понял, пока не совсем поздно, что такое состояние ненормально, и если вовремя его не прекратить…

Неожиданно ширма, закрывавшая койку Линды, распахнулась.

— У меня хороший слух, так что можете не шептаться, и впредь все вопросы, связанные с нашей общей безопасностью, я прошу вас решать вместе со мной. Не надо относиться ко мне. как к беспомощному ребенку. Я вполне смогу постоять за себя, если до этого дойдет дело, и дежурить мы будем втроем.

Им предстояло провести вместе в этой тесной каморке все время пути, не стоило начинать с ссоры с этой упрямой девчонкой, тем более что ею двигали самые лучшие побуждения. Подмигнув Хорсту, Ротанов согласился с предложением Линды.

Но через два дня, после того как корабль набрал необходимую скорость и ушел в оверсайд, Линду вместе со старым капитаном похитили.

Это случилось, когда подошла очередь Ротанова идти в столовую за дневной порцией концентратов.

День начался в общем удачно, потому что, кроме дежурной вахты из тридцати человек, вся команда корабля уже спала в гибернизаторах, и Ротанов, воспользовавшись тем, что охрана повсеместно была уменьшена, без особых затруднений похитил у задремавшего охранника, дежурившего в одиночестве на посту, где раньше находились двое, его бластер.

Он подготовился к этой акции заранее, подобрал из инструментов, оставшихся в кладовой, подходящий муляж, по весу и размерам не отличавшийся от боевого оружия, и осторожно положил его в пустую кобуру.

Даже если охранник сразу же обнаружит подмену, он вряд ли заявит о собственном ротозействе. Скорее всего, пропажа оружия обнаружится только после посадки на неисследованную планету. В полевых условиях никто не станет поднимать шум из-за пропавшего бластера.

Ротанов чувствовал, что оружие ему понадобится в самое ближайшее время, но не предполагал, что это время уже начало свой отсчет.

Когда он вернулся в свою каюту из корабельной столовой с подносом разогретых концентратов в руках, там все было перевернуто вверх дном.

Линда и оставленный дежурить Хорст бесследно исчезли. Впрочем, не совсем бесследно. На сорванной с кровати Линды ширме Ротанов заметил отпечаток чьей-то подошвы, испачканной кровью.

Небольшой остаток денег, отложенный на самый крайний случай, разумеется, пропал, но Ротанову сразу же стало ясно, что искали не только деньги…

Искали что-то мелкое. Были вспороты все швы на одежде Линды, а ее чемодан разобрали почти на молекулы. Это показалось Ротанову важным, потому что могло иметь непосредственное отношение к причине похищения и к тому яростному преследованию, которому они подверглись перед отлетом.

Что же такое она скрывала от него и от всех прочих? Какую-то мелкую и весьма пенную вещицу… Возможно, это был носитель информации, кристалл молекулярной памяти или что-то подобное. Впрочем, сейчас не время для гаданий. Он это выяснит, как только ее найдет… Если к тому времени она еще будет способна говорить… Ротанов вспомнил окровавленный обрывок ширмы и содрогнулся. У его друзей никакого оружия, кроме ножа Хорста, не было, и вряд ли эта кровь принадлежит нападавшим.

Первой его мыслью было обратиться к капитану с официальным заявлением, но он тут же отбросил ее. Сделать это все равно придется, но бюрократические процедуры, протесты и жалобы подождут.

Похищение людей на корабле невозможно осуществить без ведома капитана. Значит, Горюнов решил сыграть ва-банк, проигнорировав инспекторский статус Ротанова и все, что связано с его именем.

Причина для такого поступка должна быть очень серьезной. Вряд ли Горюнов просчитал все последствия, и наверняка он не знает, что Ротанов уже успел вооружиться. Бластер придется использовать только в случае крайней необходимости, в самый ответственный момент, чтобы заранее не лишиться эффекта неожиданности.

Сначала нужно найти и освободить пленников, а уж потом разбираться с похитителями. Ротанов хорошо представлял, какая непростая задача перед ним стоит. Ему была известна только общая схема поисковика, но корабли этой серии слишком часто модифицировались, и в их запутанных коридорах и палубах мог разобраться лишь тот, кто провел на корабле не один месяц. Ему предстояло раздобыть схему корабля или найти человека, который хорошо знает расположение всех помещений на «Разгоне», и заставить его разговориться…

ГЛАВА 7

После недолгого раздумья Ротанов решил, что наиболее подходящим для его целей человеком, который обязан знать о «Разгоне» абсолютно все, является его капитан. И если не сводить процедуру встречи с ним к бюрократическим жалобам и протестам, то именно с него и следовало начинать силовую акцию.

Придя к этому несложному заключению, Ротанов покинул каюту, по-прежнему сжимая в руках поднос с концентратами, который был ему нужен для осуществления задуманного плана.

Добравшись до ближайшего автомата внутренней корабельной связи, он нажал клавишу вызова капитанской каюты и немедленно получил отзыв. Лицо Горюнова появилось на экране связи, и капитан тут же с подозрением уставился на поднос в руках Ротанова.

— Я хотел попросить вас о короткой встрече. Мне нужно обсудить с вами детали нашей высадки на Арому. Пришли в голову некоторые соображения, которые могли бы упростить всю процедуру.

— Я смотрю, вы еще не успели пообедать? А как же ваши спутники?

— Ну они подождут. Никто из них не проявляет особого интереса к этим концентратам, корабельный рацион довольно однообразен.

— Да, вы правы. Мы не можем позволить брать с собой лишний вес, деликатесов у нас нет. Что же, прошу в рубку. Беседа может оказаться интересной.

Горюнов многообещающе улыбнулся и исчез с экрана. «Она наверняка будет интересной и несколько неожиданной для тебя», — подумал Ротанов, легким касанием ладони проверяя, на месте ли бластер.

Своей несложной уловкой с подносом он избавил себя от необходимости прорываться к капитанской рубке силой. Горюнов клюнул на предложенную приманку и решил немедленно избавиться от своего самого опасною противника, пока тот еще не знает о налете на его каюту.

Судя по довольному выражению лица капитана, он ни о чем не догадывался, значит, нужно продолжать начатую игру, пока это возможно, и открыть козырные карты в самый последний момент

Ротанов беспрепятственно проследовал через два поста корабельной охраны с дымящимся подносом в руках. Эта простая маскировка оказалась весьма действенной. Все выглядело так, словно капитан пригласил его на дружеский совместный обед. Со стороны инспектор напоминал сейчас безобидного официанта из корабельного бара.

Наибольшую опасность представлял последний пост у капитанской рубки, здесь охрана была возложена не на людей, а на биороботов Эти существа не ведали эмоций и не знали усталости, зато и особой сообразительностью не отличались. Поскольку им было приказано пропустить Ротанова в капитанскую каюту, они, не задавая никаких вопросов, распахнули перед ним двери.

Он оставил поднос на столике перед дверью, и, конечно же, этот странный поступок не произвел никакого впечатления на двух болванов с бластерами.

В рубке неожиданно для Ротанова оказался еще один охранный робот, капитан как следует подготовился к его визиту…

На ходу, учитывая изменившуюся ситуацию, Ротанов, по-прежнему улыбаясь, плотно прикрыл за собой дверь и направился к Горюнову, протягивая ему руку для приветствия и этим простым жестом заставляя того подняться из-за стола.

Таким образом, охранник, находившийся позади стола, оказался на какое-то мгновение за спиной капитана, и это позволило инспектору, резко рванув на себя руку Горюнова, опрокинуть его на стол.

Одновременно левой рукой Ротанов выхватил бластер и прожег во лбу личного капитанского биоробота большую черную дыру, прежде чем тот успел двинуться с места.

С этого мгновения игра пошла всерьез и не совсем так, как планировал Ротанов. Услышав хлопок бластерного выстрела, оба охранника, остававшиеся до этой минуты за дверью, мгновенно оказались в рубке и немедленно открыли беспорядочный огонь, не видя перед собой цели, поскольку она в данный момент находилась уже под столом.

Отсюда, не торопясь, словно в тире, Ротанов, из положения лежа расстрелял обоих роботов, продолжая придерживать одной рукой придавленного к полу капитана, который во время этого короткого огневого боя не успел даже сообразить, что, собственно, происходит.

Покончив с охраной, Ротанов покинул свое убежище под столом, ухватил пытавшегося подняться капитана за шиворот и поволок за собой к двери.

— Вы за это ответите! Это бунт! Это нарушение космической декларации!

— Заткнись и лучше скажи, где пленники? Где вы их прячете?

— Я не знаю, о чем вы говорите!

— Ну конечно! Ротанову пришлось резким ударом вырубить Горюнова на какое-то время. Сейчас он не мог с ним беседовать откровенно. Сначала нужно было найти безопасное укрытие.

До того как он разделался с биороботами, они наверняка успели подать сигнал тревоги, между этими существами устанавливалась постоянная телепатическая связь, и через несколько минут здесь будет вся охрана.

Бодрствующая часть экипажа «Разгона» состояла всего из тридцати человек, зато биороботов было почти вдвое больше. Горюнов не слишком полагался на членов своей команды и предпочитал держать ее, что называется, «под прицелом». Скорее всего, «Разгон», прикрываясь статусом поисковых операций, выполнял в космосе совершенно иные поручения своего настоящего хозяина, компании «Инпланет».

Волочить на себе тушу капитана по узким железным лестницам было утомительно, приходилось то и дело останавливаться, чтобы перевести дыхание, но Ротанов уже ушел достаточно далеко от зоны недавней стычки и знал, что сами роботы, сбежавшиеся на место тревоги, ничего предпринимать не будут.

Им придется ждать, пока подойдет кто-нибудь из команды, уполномоченный отдавать им приказы. Кроме капитана, официально это могли сделать боцман или начальник корабельной охраны, но Ротанов знал, что оба эти человека в настоящее время находятся в гибернизаторе. Ситуация становилась почти забавной — похоже, единственный человек, доверявший только самому себе, в настоящее время очутился на его спине, в бессознательном состоянии, и толпа вооруженных кретинов, предназначенная для его охраны, стала совершенно бесполезной.

Впрочем, лишь до тех пор, пока капитан не придет в себя и не отдаст им прямого приказа… Он сможет сделать это из любого места, если не далее десяти метров окажется узел корабельного коммутатора.

Придется проявлять максимальную осторожность и все время помнить об этом обстоятельстве, не забывая и о том, что, кроме двух людей, официально уполномоченных отдавать приказы роботам, должен существовать еще один человек…

Похищение Линды не могли организовать с помощью только роботов, и вряд ли эту операцию проделал сам капитан. Наверняка право управлять роботами имеет доверенный представитель компании, до сих пор хорошо замаскированный под обычного члена судовой команды. Если не удастся вовремя его вычислить, упредить его действия, инспектор понимал это, — все, что он пытался осуществить, может обернуться трагедией для него и доверившихся ему людей.

Немного передохнув, Ротанов двинулся дальше, он старался спуститься на самые нижние палубы, где встреча с бодрствующими членами команды казалась наименее вероятной.

Спустившись на третий грузовой уровень, инспектор заметил железную дверь, покрытую по краям инеем. Очевидно, здесь находится какой-то холодильник, место показалось Ротанову подходящим для предстоящей беседы с капитаном «Разгона».

С помощью универсального электронного ключа, висевшего на цепочке на шее капитана, он без проблем открыл дверь холодильника. В лицо Ротанову пахнуло облако морозного пара.

Камера рефрижератора оказалась довольно обширной. Не менее пятнадцати квадратных метров пространства были заставлены стеллажами с продуктами.

Здесь хранились вовсе не осточертевшие всей команде концентраты. Настоящие свиные окорока висели на крюках под самым потолком, колбасы, покрытые толстым слоем инея, соблазнительно поблескивали своими толстыми боками. В ящиках Ротанов обнаружил еще более крутые деликатесы. Здесь была даже натуральная лососина, которую он не видел в самых лучших ресторанах уже лет десять.

Вероятно, это был личный продуктовый склад мистера Горюнова, и закупить всю эту роскошь на черном рынке по баснословном ценам на капитанскую зарплату было, разумеется, невозможно.

Это открытие лишний раз подтвердило мнение Ротанова о Горюнове как о порядочном мерзавце, не брезгавшем никакими методами, чтобы набить собственный карман.

Тем лучше — легче будет вести предстоящий разговор, не мучаясь неуместными сейчас угрызениями совести. Еще раз тщательно проверив помещение и убедившись, что здесь нет коммуникатора связи, Ротанов привязал не пришедшего в сознание капитана к одной из стоек, сдернул с него рубашку и уселся на ящик с продуктами в ожидании результата этой терапевтической процедуры.

Долго ждать ему не пришлось, мороз быстро вывел капитана из бессознательного состояния.

Когда в мутных глазах Горюнова появился осмысленный блеск, Ротанов, не теряя времени, задал свой самый главный вопрос:

— Где пленники?

— Вы за это ответите! Это насилие! Развяжите меня немедленно!

Горюнов яростно задергался, стараясь разорвать веревки, и закричал, пытаясь вызвать охрану.

— Не спешите, капитан. Здесь нет микрофонов. Я проверил. И не пытайтесь от меня избавиться слишком быстро. Нам о многом надо побеседовать. Вы нарушили нашу договоренность в ее главном пункте и не собирались высаживать меня на Ароме, не так ли?

Только теперь до Горюнова дошло, в каком незавидном положении он оказался. Мороз в холодильной камере достигав не менее тридцати градусов, и обнаженная кожа на груди капитана уже покрылась мурашками.

— Вы ошибаетесь! У меня приказ доставить вас на Арому и не препятствовать вашей высадке.

— Вот как? Тогда зачем понадобилось устраивать похищение моих людей?

— Это не ваши люди! Линда — дочь президента крупнейшей компании, нашего основного спонсора, я обязан вернуть ее отцу. Об остальном мы с вами договоримся. Вам незачем было врываться в рубку! Вы ведете себя, как дикарь! Нормальные люди всегда могут договориться! — Капитан все еще хорохорился, всем своим видом пытаясь доказать, что он не собирается уступать Ротанову в начавшемся между ними психологическом поединке.

— Знаете, милейший, я не привык оставлять своих людей на произвол судьбы. Говорите, где они?

— Этого я вам не скажу!

— Ну что же… Тогда мне придется искать их самому. Корабль большой и совершенно для меня незнакомый. Я буду искать их долго, очень долго! А вы пока посидите здесь. Здесь хорошо, прохладно. Вы почувствуете, как от мороза у вас занемеют руки, но это будет продолжаться недолго. Постепенно вы перестанете их чувствовать, вы вообще перестанете чувствовать что-либо и заснете. Это будет очень глубокий сон и очень долгий.

— Выпустите меня отсюда! Вы за все ответите! — В голосе капитана послышались истерические нотки, и Ротанов понял, что почти сломил его сопротивление.

— Ну что вы! Я ни за что не буду отвечать. Несчастный случай. Человек зашел за контрабандными деликатесами и случайно здесь задержатся. Я позабочусь о том, чтобы рядом с вашим телом лежала пустая бутылка из-под виски. Нравится вам такая перспектива?

Горюнов сломался окончательно. Несмотря на мороз, на его бледном лице выступили крупные капли пота. Оставалось добавить самую малость.

— Я не советую вам тянуть время. Я знаю, на что вы надеетесь, — в рубке найдут биоробота с прожженным черепом, поднимут тревогу, начнут поиски. Наверно, все так и будет — но вам-то что с того? О вашей тайной морозильной камере команде наверняка ничего не известно, сюда никто не придет, и ваши вопли через теплоизоляционные плиты никто не услышит. Но даже если услышат, вам это не поможет. Видите, у вас уже синеет кожа, еще десять—пятнадцать минут в атмосфере, охлажденной до минус тридцати, и воспаление легких вам гарантировано — никакие врачи не помогут!

Кажется, Ротанов угадал насчет тайной морозилки, и последний удар достиг цели.

— Чего вы хотите?

— Где пленники?

— Второй уровень, каюта номер тридцать два, будьте вы прокляты!

— Вам придется подождать, пока я проверю, не изменила ли вам память.

— Вы хотите меня убить?

— Вовсе нет. Вот, накиньте эту одежду. Температуру я сейчас подниму до минус четырех, за полчаса ничего с вами не случится. Если вы меня обманули, я вернусь, и мы все начнем сначала.

— Я сказал правду! Но я знаю, вы все равно оставите меня здесь подыхать!

— Зачем мне это? Вы мне еще пригодитесь для беспрепятственной высадки на Арому.

Когда Ротанов осторожно выбрался в коридор, тщательно заперев за собой дверь морозильной камеры, вокруг все по-прежнему было тихо. Тревога, если она и поднялась, еще не достигла нижних уровней, однако теперь ему предстояло подниматься наверх, туда, где уже вовсю идут поиски пропавшего капитана. Интересно, станут они будить остальную команду или ограничатся своими силами? В любом случае операция пробуждения из глубокого сна занимает не меньше четырех часов, и время у него еще есть. Ему предстояло не просто найти и освободить пленников, но и разработать план дальнейших действий. Как только Горюнов окажется на свободе, он отомстит за собственное унижение. Выходит, его придется держать в изоляции до самой высадки на Ароме. Задачка не из простых, но ничего другого не приходило инспектору в голову. Эту тайную морозильную камеру придется переоборудовать в тюремную.

Для того чтобы выйти из сложнейшей ситуации, в которой он оказался, необходимо знать, кто из членов команды поисковика заменит исчезнувшего Горюнова на его посту. Если они будут следовать космическому кодексу, то место капитана должно перейти к его первому помощнику, но Ротанов знал, что при большом удалении от базы кодекс соблюдался не слишком строго и чем больше было расстояние от дома, тем меньше внимания люди обращали на выработанные земными чиновниками параграфы и постановления, призванные регламентировать поведение команды в любых экстраординарных ситуациях.

Значит, выбрать на место капитана могут кого угодно… Хотя, с другой стороны, вряд ли им окажется случайный человек. Представитель компании наверняка учитывал возможность неожиданного развития событий на корабле. Следовательно, надо быть готовым к самому худшему варианту.

Но это все потом. Сейчас его первоочередная задача — освобождение пленных. Ротанов уже решил Для себя, что будет добиваться их освобождения любой ценой — даже если придется убить тех, кто попытается его остановить.

Семь бед — один ответ, он уже вступил на тропу войны и не собирался останавливаться на полпути. Не он первым нарушил закон на этом корабле.

ГЛАВА 8

Второй уровень находился под капитанской рубкой. Здесь располагались жилые помещения и некоторые технические службы.

Сейчас длинный коридор палубы номер два напоминал растревоженный улей. Командиры подразделений выкрикивали отрывистые команды, большинство дверей было распахнуто, и почти вся команда, кроме тех, кто нес вахту у реактора и на других важнейших технических постах, занималась поисками террористов, похитивших капитана.

Боевые роботы охраны бестолково метались по коридору. Ими никто не занимался, и предоставленные самим себе машины, не получая целевых команд, только еще больше усиливали неразбериху.

Ротанова никто не останавливал, за две недели полета он успел познакомиться со всеми членами команды и сейчас делал вид, что вместе с ними занимается поисками. Однако долго это не могло продолжаться — в первую очередь под подозрение должны были попасть люди, недавно появившиеся на корабле. Пока он пробирался среди техников и матросов, ему никто не препятствовал, эти парни изначально были приучены к тому, чтобы не проявлять инициативу и лишь исполнять приказы командиров.

Наибольшая опасность исходила от офицеров. Везение не могло продолжаться слишком долго. Рано или поздно в этой сутолоке он должен был наткнуться на кого-нибудь из них. Так и случилось. У каюты номер двадцать девять, за две двери до нужного ему помещения, Ротанова остановил второй помощник капитана Заносов. С этим типом у него не сложились отношения с первого дня появления на корабле.

Заносов, невысокий рыжеватый человек, с взлохмаченной шевелюрой и маленькими водянистыми глазками, стоял посреди коридора, помахивая своим электронным стеком и не принимая никакого участия в общей суматохе, лишь наблюдая за происходящим. Он давно заметил Ротанова и следил за всеми его перемещениями вдоль коридора.

Тяжелый настороженный взгляд, которым он встретил инспектора, говорил о том, что Заносов уже сделал определенные выводы насчет причастности Ротанова к инциденту в капитанской каюте.

Едва Ротанов приблизился к нему, как Заносов загородил ему путь, приподняв свой стек, конец которого угрожающе светился, свидетельствуя о боевом взводе и полном заряде его батарей.

Этот офицерский хлыст снабжался мощным парализатором, и Заносову достаточно было нажать кнопку на рукоятке, чтобы с расстояния в несколько метров лишить человека способности двигаться. Схватка, на виду у всей команды, в узком коридоре показалась Ротанову совершенно бессмысленной. У него не было ни одного шанса. Но цель была так соблазнительно близка! Он уже видел единственную во всем коридоре закрытую дверь, с нужным ему номером тридцать два… Всего один бросок отделял его от заветной цели!

Тем не менее он заставил себя остановиться и с печальной миной произнес:

— Доброе утро, лейтенант! Я уже знаю о постигшем нас несчастье. У вас есть какие-нибудь соображения насчет того, кто из членов команды мог иметь отношение к этому печальному инциденту?

Проигнорировав его приветствие, Заносов прорычал:

— Где вы были в шестнадцать ноль—ноль корабельного времени, когда произошел инцидент? Мониторинг вашей каюты показал, что на месте вас не было все это время. Так где же вы были? Если у вас нет надежного алиби, которое подтвердит кто-то из моих людей, я буду вынужден вас арестовать на все время расследования!

Заносов тратил время на пустой разговор в тот момент, когда надо было действовать. Оказавшись совершенно неожиданно в роли главного на этой палубе, он чувствовал себя неуверенно и еще не выработал определенной линии поведения. Это было на руку Ротанову, и нужно было попытаться укрепить в нем еще больше чувство неуверенности, усилить растерянность.

— Алиби у меня нет, да оно и не нужно, поскольку вы не имеете никакого права заниматься полицейским расследованием, и уж тем более у вас нет полномочий на арест федерального инспектора.

Ротанов понимал, что его слов недостаточно и их придется подкрепить гораздо более вескими аргументами. Воспользовавшись тем, что он стоял почти вплотную к Заносову, он достал бластер, снял его с предохранителя на глазах у побледневшего Заносова и, уперев ствол ему в живот, произнес, улыбаясь:

— Терять мне особенно нечего, так что советую не дергаться, я могу случайно нажать на курок, и команда лишится хорошего офицера. — Развернувшись так, чтобы происходящее не было заметно пробегавшим по коридору матросам, и понимая, что рискует всем, он продолжал медленно теснить Заносова к заветной двери.

— Вы не имеете права! Немедленно уберите оружие! Это произвол!

— Конечно, произвол, но разве не худший произвол — попытка арестовать федерального инспектора? А теперь закрой пасть, подойди к двери номер тридцать два и открой ее!

— Откуда вы знаете… Но там же не простая охрана! Там два боевых робота, они изрешетят нас обоих, до того как мы переступим порог!

— Так прикажи им отключиться!

— Я не знаю пароль! Он известен только капитану и первому помощнику!

Ротанов почувствовал гнев от того, что Горюнов едва не провел его, как последнего мальчишку. Не предупредив о том, что помещение с пленными охраняется боевыми роботами, он послал Ротанова на верную смерть. Когда у этих механизмов есть четкий приказ или когда в них введена соответствующая программа — соревноваться с ними в быстроте реакции или меткости было равносильно самоубийству.

Сейчас он попал в весьма сложное положение. Со стороны они с помощником выглядели мирно беседующими людьми, но в любую минуту кто-нибудь из команды мог заметить бластер в руках Ротанова, и он прекрасно понимал, что не может просто так сунуть его обратно в карман и удалиться, поскольку Заносов немедленно воспользуется изменившейся ситуацией.

Поэтому он перебросил через правую руку с оружием свою куртку и, по-прежнему не снимая давление ствола с тела Заносова, не совсем вежливо попросил того медленно идти вдоль коридора к лестнице.

— Один необдуманный шаг или слово, и здесь начнется перестрелка. Но первая пуля будет твоей — в этом можешь не сомневаться, и тогда все остальное перестанет тебя интересовать. Поэтому веди меня к выходу и будь хорошим мальчиком.

— Куда мы идем?

— К капитану, естественно. Мне придется напомнить ему о том. что он забыл сообщить мне пароль.

Спустя полчаса Ротанов вернулся обратно. В морозилке стало на одного пленного больше, а он обогатился знанием пароля, с помощью которого можно было не просто отключить боевых роботов, но и заставить их выполнять его собственные команды.

Правда, для того, чтобы получить пароль, ему пришлось вновь снизить температуру в морозилке до тридцати градусов мороза, но теперь это уже не имело никакого значения — он давно преступил черту законных действий, и сейчас любой его поступок может быть квалифицирован как организация бунта, и даже белая карта ему не поможет. Применение пыток карается по федеральному законодательству весьма строго.

Добравшись наконец до двери с номером тридцать два, он осторожно постучал в нее, стараясь не обращать внимания на продолжавшуюся вокруг суету. Он давно усвоил одно непреложное обстоятельство: если человек, облеченный определенной властью, уверенно совершает какое-то действие, на него редко обращают внимание. У команды хватало своих проблем, никто не остановил Ротанова, не спросил о том, что он тут делает, но все это не имело особого значения, инспектор знал, что настоящие трудности начнутся после того, как откроется дверь.

Так и случилось. В ответ на его стук дверь немедленно распахнулась, и робот, загородивший проход и больше всего походивший на металлическую бочку, к которой наспех приделали несколько клешней и пулеметных стволов, голосом Горюнова произнес одно-единственное слово, за которым в случае неверного ответа или слишком долгого молчания должна была последовать пулеметная очередь.

— Пароль?

Несколько секунд Ротанов не мог проглотить застрявший в горле комок и произнести нужные слова — только сейчас ему пришло в голову, что пароль может быть неверен… Это был простой и безотказный способ избавиться от него, и если бы у капитана хватило мужества и выдержки… Так или иначе, теперь ему придется это проверить…

— «Авакс сорок восемь».

— Программа выключена. Готов к приему команд!

— Обезоружьте всех находящихся в комнате людей и освободите пленных!

Линда и Хорст сидели на угловой койке, оба были связаны и взволнованны, но ничего серьезного с ними пока что не произошло, он успел вовремя.

Впрочем, освободить пленных и захватить каюту — это только половина дела, причем не самая трудная.

Гораздо сложнее будет вывести их отсюда, и даже боевые роботы ему не помогут. Как только он выведет пленных в коридор и они попадут в поле обзора сканеров, Ристалов, первый помощник капитана, чей голос то и дело доносился из репродукторов громкой связи, сможет отключить выведенных из его подчинения роботов, воспользовавшись распределителем энергии на главном пульте управления.

Постепенно порядок в коридорах восстанавливался, и с каждой минутой шансы Ротанова прорваться с пленными через два уровня становились все более призрачными.

Теперь все преимущества были на стороне того, кто владел капитанской рубкой. Но пробиться к ней практически невозможно. Какое-то время, благодаря охранным роботам, они, конечно, смогут продержаться в захваченной каюте, но не слишком долго. Если у Ристалова хватит ума не торопиться со штурмом, он вполне может взять их измором. Без пищи, без воды, с отключенным электричеством они долго не протянут и будут вынуждены сдаться…

В какой-то момент у Ротанова мелькнула мысль обратиться к команде с приказом подчиниться ему, как федеральному инспектору, но он тут же отбросил ее, хорошо понимая, что такие приказы действенны лишь там, где их можно подкрепить силой. Сейчас же сила была не на его стороне.

Единственный выход, позволяющий им уцелеть, — сдаться. Придя к этому неутешительному выводу, Ротанов спрятал бластер в кобуру и направился к двери, собираясь осуществить свое намерение и понимая, что он проиграл эту схватку по всем статьям из-за собственного просчета. Начинать следовало именно с захвата рубки, а уж потом заниматься освобождением пленных В этом случае у него был шанс успешно завершить операцию. Но мысли о Линде Гердт, беспокойство за ее судьбу и желание разобраться в тайне, которую она от него скрывала, толкнули инспектора на необдуманный шаг с захватом каюты, которая оказалась для него западней.

Подойдя к двери, Ротанов обернулся и посмотрел в сторону Линды, вполне возможно, он видит ее в последний раз.

Даже сейчас, несмотря на бледность, на разорванную и испачканную одежду, она была по-прежнему красива, только теперь ее красота уже не казалась ему такой парадной и неестественной.

Роботы, выполняя его приказ, освободили пленных от веревок, и Линда неожиданно рванулась к нему.

— Не делайте этого, инспектор! Не открывайте дверь! Вижу, вы собираетесь сдаться, но есть другой путь! Если вы дадите команде обещание взять тех, кто поддержит вас, с собой на Арому, многие согласятся, я знаю!

— Даже если я захочу это сделать, ничего не выйдет. Здесь нет канала внутренней корабельной связи!

— Зато он есть у роботов, которых вы подчинили себе!

Как мог он об этом забыть? Как, вообще, получилось так, что эта изнеженная девчонка, всю жизнь проводившая на роскошных курортах, смогла дважды подсказать ему правильное решение в сложнейшей ситуации?

Похоже, он недооценил ее с самого начала… И тут, когда он уже собрался приказать одному из роботов подключиться к внутренней связи, вмешался Хорст:

— Прежде чем ты это сделаешь, ты должен решить, каким образом эти люди смогут присоединиться к нам. Как ты себе это представляешь? Если они с оружием в руках попытаются перейти в нашу каюту, их расстреляют биороботы или их собственные товарищи, которые решат сохранить верность присяге.

Даже если ты придумаешь безопасный способ их перехода к нам, хотя я сам не вижу такого способа, так вот, даже если ты его придумаешь, в их число наверняка войдет несколько сторонников капитана с заданием в удобный момент покончить с нами. Ты об этом подумал?

Ротанову пришлось признать, что Хорст, обладавший большим опытом в разрешении сложных ситуаций, возникавших на кораблях в дальнем космосе, абсолютно прав. Все-таки его собственная стихия — колонии на планетах. Большое свободное пространство. Здесь и сейчас он часто чувствовал свою некомпетентность, постоянно наталкивался на подводные камни. Но теперь он уже зашел так далеко, что об остановке не могло быть и речи. Если их захватят люди, верные капитану, пленникам не удастся дожить даже до федеральной тюрьмы.

Поэтому, подавив в себе раздражение, вызванное собственной некомпетентностью, Ротанов лишь спросил:

— Что конкретно ты предлагаешь?

Это было самой сильной стороной инспектора. В любой ситуации, не считаясь с собственным самолюбием, он умел выслушивать дельные советы и извлекать из них максимальную пользу.

— Надо дать команде корабля возможность присоединиться к нам без всякого риска. Дождись начала активных действий. Выбери момент, когда в нашем коридоре сосредоточатся основные силы, а затем выведи обоих роботов наружу, возьми под прицел их пулеметов коридор и предложи этим людям перейти на нашу сторону. Уверяю тебя, под дулами пулеметов желающих окажется гораздо больше. Кроме того, у противника не будет времени подготовиться к противодействию. Даже если среди присоединившихся к нам сумеют затесаться несколько предателей — их будет относительно немного, и мы найдем способ вывести их на чистую воду.

— На их месте я, вообще, отказался бы от штурма!

— Ты не на их месте. Им приходится спешить. До Аромы остается всего неделя полета, и они очень опасаются, что тебе удастся ускользнуть вместе с нашей драгоценной пленницей.

На эту реплику Линда отреагировала немедленно.

— С чего вы взяли, что я ваша пленница?

— Ну за время нашего заключения я понял, что роль пленницы вам очень идет. Я был бы рад, если бы вы оставались в этом качестве как можно дольше. И совершенно не важно, кто именно будет осуществлять ответственную миссию, связанную с поддержанием вашего статуса пленницы.

Линда фыркнула, как рассерженная кошка, и Ротанов подумал, что за время, которое эти двое провели наедине друг с другом, между ними произошло что-то такое, что заставило старого капитана сменить свой обычный дружелюбный тон на эту жесткую иронию.

Слишком много загадок связывалось с Линдой, они наслаивались, увеличивались с каждым днем, и сейчас Ротанов лишний раз пожалел, что у него нет времени в них разбираться. Он не мог даже откровенно поговорить с девушкой наедине: каждое слово, произнесенное в каюте, фиксировалось записывающей аппаратурой роботов, и стереть эту запись или прекратить ее, не выведя роботов из строя полностью, не было никакой возможности.

Никто не знает, как в предстоящей схватке сложится судьба этих двух боевых машин, в чьи руки они попадут.

Нет, он не мог рисковать, хотя ему очень хотелось как можно быстрее выяснить, что за таинственную вещь так тщательно искали в вещах Линды люди, захватившие его спутников.

Поэтому он, проигнорировав предупреждение Хорста, отдал роботам команду включиться в линию внутренней корабельной связи и на время заставил себя забыть о Линде.

Но в тот момент, когда на плече одного из роботов замигал зеленый огонек, означавший, что микрофон включен, он вспомнил о командире планетарной охраны, лейтенанте Зарудном, с которым у него, еще до истории с похищением Линды, сложились почти дружеские отношения. Под командой Заруд-ного находилось особое подразделение специально обученных людей, предназначенное для охраны исследовательских групп во время посадки на вновь открытые планеты.

Эта элитная группа, состоящая из шести человек, подчинялась только лейтенанту и не входила в состав команды корабля. Со своим вооружением и снаряжением десантники внешней охраны никогда не расставались, и если ему удастся договориться с Зарудным, то вместе они справятся с остальной частью команды без лишнего кровопролития.

ГЛАВА 9

— Инспектор Ротанов вызывает лейтенанта Зарудного для переговоров!

Динамики внутренней связи разнесли голос Ротанова по всем помещениям корабля, и ответ не заставил себя долго ждать. За стенной обшивкой щелкнул коммутатор, подключивший к переговорному устройству отдельную изолированную линию, и голос Зарудного, слегка искаженный динамиком, произнес:

— Что вам нужно, Ротанов? Вы нарушили несколько параграфов полетного устава, и я рекомендую вам сдаться. В вашем положении это будет самым разумным решением.

— Похоже, вы правы. Но есть некоторые условия, которые я хочу обсудить при личной встрече. Мы ждем вас для переговоров, и я гарантирую вашу безопасность.

— Чтобы вы проделали со мной тот же фокус, который только что применили по отношению ко второму помощнику?

— Послушайте, Зарудный, вы ведь меня знаете. Я даю вам слово, неужели этого недостаточно?

— А если я дам такое же слово, вы согласитесь прийти к нам?

— Боюсь, что вы не можете отвечать за всю команду, сейчас именно она контролирует палубы, вас они пропустят, а меня нет.

— Ну хорошо… Посмотрим, что из этого получится, но помните, если я не вернусь через полчаса, мои люди начнут атаку с применением всех имеющихся в их распоряжении средств. Надеюсь, вы понимаете, что это означает.

Ротанов знал, что защитные скафандры десантников невозможно пробить обычным оружием, а лучевое на борту корабля применять неразумно из-за опасности повредить переборки и нарушить герметизацию. Но он не собирался устраивать здесь сражение, с помощью Зарудного он как раз и надеялся его избежать.

Несмотря на то, что Зарудный согласился прийти в каюту, где они держали оборону, одна серьезная проблема оставалась. Поговорить с этим человеком откровенно он не сможет до тех пор, пока не найдет способа избавиться от охранных роботов с их внутренними записывающими устройствами.

Придется отправить их на нижние, складские уровни. Но, как только будет прерван прямой контакт с человеком, знающим пароль, их смогут перепрограммировать. В конце концов, Ротанов решился рискнуть своим единственным серьезным оружием ради этих переговоров и надеялся, что Зарудный по достоинству оценит этот шаг.

Командир планетарных десантников был высок, строен и, пожалуй, слишком молод для той ответственной должности, которую занимал. Ему было всего лет двадцать. Еще в первую встречу Ротанову понравились его глаза. Глаза человека, который не умел или не хотел лгать. Когда Зарудный появился на пороге его каюты, увидев его прямой и честный взгляд, в глубине которого горел скрытый и невидимый для большинства огонь, Ротанов переменил свое решение и не стал предлагать командиру десантников соблазнительную для большинства людей возможность остаться на Ароме, а вместо этого рассказал правду. Рассказал все, как есть, — о своих сомнениях, о важности своего задания и о том, почему он решился пойти на такой необычный и отчаянный шаг, как попытка захвата корабля.

Зарудный думал минут пять, прежде чем спросил:

— Вы хотите, чтобы я и мои люди помогли вам?

— Я надеюсь на это. В создавшемся положении это было бы самым лучшим решением. Я должен попасть на Арому, и я не могу оставить на «Разгоне» Линду Гердт. Она что-то знает об Ароме, что-то очень важное, и, кроме того, она попросила меня о помощи.

Последний аргумент показался Зарудному наиболее убедительным, он усмехнулся и спросил:

— А что будет с моими людьми, если они вам помогут? Что с ними будет после возвращения «Разгона» на Землю?

Больше всего Ротанову понравилось то, что этот молодой лейтенант прежде всего поинтересовался судьбой своих людей, а не собственной. Впрочем, Ротанов уже почти не сомневался в том, что обрел в его лице надежного соратника.

— Вы никогда не задумывались о переходе на службу во Внешнюю безопасность?

— Это слишком далеко от меня. Меня учили совсем другому.

— Понимаю. Но вы мне нужны. По крайней мере, для этой операции. Если она окажется удачной, ваша карьера будет обеспечена в той области, которую вы для себя избрали. Наше управление весьма авторитетно и пользуется поддержкой правительства. Что касается ваших людей — те из них, кто этого пожелает, после того, как помогут мне разобраться с ситуацией на Ароме, смогут там и остаться. А те, кто захотят вернуться… Думаю, я смогу гарантировать им полную реабилитацию. Я обладаю белой картой, и это именно тот случай, когда я собираюсь ее применить — так что с точки зрения закона ваши люди будут просто обязаны мне подчиниться.

— Все это напоминает мне какую-то средневековую авантюру, но, может быть, именно поэтому ваше предложение мне нравится. И еще потому, что вы идеалист, Ротанов. Всегда им были, еще когда я заканчивал военную академию, вы стали моим кумиром. Так что будем делать?

Собственно, дальнейшее было уже просто. С помощью десантников, свободно передвигавшихся по всему кораблю, захватить капитанскую рубку удалось без единого выстрела.

Остальная часть команды сочла за лучшее не искушать судьбу и подчинилась Ротанову. У них не осталось выбора. Из рубки можно было полностью изолировать любой отсек корабля, перекрыть подачу воды и воздуха. Разумеется, Ротанов не собирался прибегать к этим крайним мерам, но сама возможность такого поворота событий заставила команду подчиниться. Силовое сопротивление, после того как десантники перешли на его сторону, стало бессмысленным. Капитан с двумя помощниками были оставлены в своих каютах под домашним арестом.

Охрану их кают несли теперь отобранные Зарудным люди. «Разгон» перешел под временное управление Хорста, и Ротанов рассчитывал, что с помощью корабельного штурмана старому капитану удастся вывести корабль к Ароме.

Теперь он мог бы разобраться с теми, кто организовал похищение Линды, но не испытывал ни малейшего желания заниматься этим. У него хватало своих собственных проблем, и он не хотел без крайней необходимости влезать в дела компании, связанные с дочерью ее владельца. Он и так сделал для нее гораздо больше того, что следовало, и теперь собирался выяснить истинную причину, заставившую эту избалованную девушку покинуть великосветские салоны Земли, и как можно скорее избавиться от нее. Самым правильным решением была бы отправка ее обратно на Землю… Только вот сделать это будет нелегко, почему-то даже сама мысль о таком завершении их знакомства была ему неприятна. Хотя умозрительно он понимал, что они находятся на разных общественных полюсах и никакого серьезного продолжения у подобного знакомства быть не может.

Ему понадобилось немало времени, чтобы решиться на серьезный разговор с Линдой, от которого зависело слишком многое, в том числе и сама возможность их дальнейшего общения.

Он не собирался ни к чему ее принуждать, но, если она еще не передумала высаживаться на Арому, он заставит ее сказать, зачем ей на самом деле это понадобилось. Слишком много недомолвок и всевозможных уловок чувствовал он в ее объяснениях, как только речь заходила об этой планете…

До высадки на Арому оставались всего сутки, и он так и не смог объяснить даже самому себе причины своей странной нерешительности. Скорее всего, если уж быть до конца честным перед собой, он боялся узнать правду. Боялся, что откровенный разговор положит конец их неопределенным, так ни во что и не вылившимся взаимоотношениям.

Чем-то эта женщина приворожила его, и ее странная власть ощущалась даже на расстоянии…

Все дни подлета к Ароме, после того как корабль перешел под его фактическое командование, Ротанов провел в рубке, воспользовавшись жесткой койкой бывшего капитана «Разгона», хотя формально за ним по-прежнему числилась каюта, в которой за ширмой спала Линда…

Он часто вспоминал ее раскинувшиеся по подушке золотистые волосы, на которые однажды наткнулся случайным взглядом. Она далеко не всегда тщательно устанавливала ширму, и ему хотелось бы знать, делала она это намеренно или случайно?

Но откладывать дальше предстоящий разговор не было уже никакой возможности, он должен еще до высадки выяснить, какие сюрпризы поджидают их на Ароме, пока можно что-то изменить или хотя бы подготовиться к неизбежному.

Вряд ли Линда знала все о делах фирмы, связанных с Аромой, но она определенно что-то скрывала, а сейчас любая крупица информации была для инспектора на вес золота.

И вот, сдерживая непрошеное волнение, он подошел к дверям своей бывшей каюты и постучал. Ни одно электронное устройство в этом блоке не работало. По его просьбе Хорст отключил здесь всю энергию, чтобы избежать случайной записи предстоящего разговора скрытыми в стенах микрофонами, на поиски которых ушел бы не один час.

О своем визите он предупредил Линду заранее, и она успела приготовиться… Он и не знал, как много изобретательности может проявить женщина, даже оказавшаяся в весьма стесненных обстоятельствах, если она желает произвести впечатление на своего гостя. Даже здесь, на корабле, где не было ничего лишнего и уж тем более ничего «женского», она сумела сделать из своего единственного, уцелевшего во время бегства платья наряд, который он не узнал с первого взгляда… И эта новая прическа, особый блеск обведенных макияжем глаз…

Хрустальная ваза на столе… Разве что цветов не хватало. Интересно, где она ее нашла? А эта белая скатерть, на которой причудливо расположились корабельные концентраты! Что она хотела сказать всем этим? Изысканный ужин на двоих?

Как будто он не знал ответа на этот вопрос… Но в том-то и дело, что ответ мог быть двояким… Она могла таким образом попытаться увести его в сторону от вопросов, отвечать на которые не желала.

Обычный, чисто женский способ выхода их сложной ситуации, весьма действенный в том случае, если женщина уверена в себе. А самоуверенности Линде занимать не приходилось!

Ротанов никак не мог избавиться от двойственности впечатлений, производимых на него этой женщиной. Он презирал ее и восхищался ею — одновременно.

— Нам нужно поговорить! — сказал он слишком официальным тоном, едва переступив порог каюты. И тем самым уже поставил себя в положение глухой обороны.

— Об этом я догадалась. Но, может быть, сначала поужинаем?

— Будет лучше, если мы сначала поговорим. — Он выделил слово «сначала», пытаясь сохранить официальный характер своего визита.

— Как пожелаете, инспектор Ротанов. Вы спасли мне жизнь на Земле, а здесь уже успели оказать еще большую услугу. Теперь вы можете распоряжаться моим временем по своему усмотрению.

— Не нужно играть, Линда. Разговор предстоит, в самом деле, серьезный. Если вы еще не передумали и по-прежнему собираетесь высаживаться на Ароме, то сейчас самое время рассказать мне все, что вы знаете об этой планете и о делах фирмы вашего отца, с нею связанных.

— Но я вам сказала все! Все, что знала!

Она говорила так искренне, широко распахнув свои, и без того увеличенные макияжем глаза, что он бы ей поверил, если бы не обыск в ее каюте, не распоротые швы на ее сумочке и не все это странное похищение, непонятно кем и для чего организованное.

— Не лгите мне, Линда. Я давно догадался, что вы прячете какую-то очень важную для вашего отца вещь. И она невелика, эта вещица. Так что же это? Кристалл с какой-то сверхсекретной информацией? Или что-то другое, связанное с планетой, на которую нам предстоит высадиться? Не торопитесь с ответом. Подумайте о том, что через двадцать три часа мы вместе окажемся на Ароме, если я не передумаю после нашей беседы брать вас с собой. Я сильно сомневаюсь, что вы правильно представляете, что нас там ожидает. От вашего ответа будет зависеть, сохранится ли наш договор, буду ли я и дальше отвечать за вашу безопасность или наши отношения закончатся перед высадкой. Вы хотите остаться на этом корабле в одиночестве, без моей защиты? Вы уверены, что справитесь здесь со всеми проблемами? Без моей поддержки вам не удастся убедить капитана «Разгона» высадить вас на Ароме. Он собирается вернуть вас отцу. Именно такой приказ он получил и выполнит его неукоснительно.

Казалось, Ротанов озадачил Линду. Она смотрела на него своими огромными глазами и молчала, не зная, как поступить. Наконец, словно сломав невидимую корку льда, все еще разделявшую их, она произнесла сквозь стиснутые зубы:

— Вы почти догадались. Нет, это не кристалл с информацией. Нечто другое. Я не знаю, для чего предназначена эта вещь, но она представляет собой огромную ценность. И вы должны понять и простить мою нерешительность и мои сомнения. Собственно, это сейчас моя единственная надежда и единственная защита.

Она приподняла руки и достала из глубин своей пышной прически крохотный светящийся кристаллик. Затем медленно, словно все еще сомневаясь в правильности своего поступка, протянула его Ротанову.

Он осторожно держал на ладони небольшую жемчужную горошину, не более полусантиметра в диаметре, которую, если бы не необычное свечение, можно было принять за простое украшение. Золотое колечко оправы свидетельствовало о том, что раньше безделушку носили на цепочке, как кулон, но позже Линда нашла для нее более безопасное место.

Жемчужина выглядела полупрозрачной, холодной и совершенно нейтральной. Ротанов не чувствовал ничего. Обыкновенный полудрагоценный камень, похожий на жемчуг, разве что этот идущий из глубины свет вызывал сомнение… Внимательно осмотрев горошинку со всех сторон, он вернул украшение хозяйке и успел заметить, как в ее глазах погас огонек тревоги.

— Так для чего же он предназначен?

— Я не знаю.

— Но что-то вы наверняка знаете. Что-то такое, что заставило вас похитить этот камень и, рискуя жизнью, бежать на Арому. Может быть, вы решитесь наконец на полную откровенность и поделитесь со мной этой важнейшей информацией?

— Не знаю… Могу ли я доверять вам настолько. Власть… Беспредельная власть, возможность управлять всей Земной Федерацией…

— С помощью какого-то камешка, пусть даже не совсем обычного? А вам не кажется это бредом?

— Мой отец не страдал умственными расстройствами, и это его собственные слова. В последнее время дела в компании пошли совсем не так, как он планировал. Его конкуренты проникли в совет директоров, положение отца стало неустойчивым, и, когда речь зашла о его отставке, он отдал мне этот кристалл…

— Такие вещи, как отставка вашего отца, невозможно скрыть от общественности. Но я ничего об этом не слышал.

— Официальное решение еще не было принято, его противники только готовились к последней схватке. И вы правы в том, что касается моего бегства из дома, — я вам солгала. В то время я еще не знала, можно ли вам до конца доверять. Я лишь выполняла просьбу отца. Сам он не мог покинуть Землю, в его отсутствие управление компанией немедленно перешло бы в чужие руки.

— Так что же вы должны сделать с этим кристаллом, почему отец сам им не воспользовался, если он действительно обладает такими могущественными свойствами?

— Сейчас это обычный драгоценный камень. Но на Ароме кристалл можно активировать. Отец не знал, как это сделать, — человек, добывший кристалл ценой собственной жизни, погиб.

В какой-то мере моя попытка вылететь на Арому — всего лишь жест отчаяния. Но я не могла отказать отцу, не могла хотя бы не попытаться, а насколько серьезна вся эта история, вы можете судить по тому, с каким упорством преследуют меня люди, решившие захватить управление над компанией, созданной отцом еще двадцать лет назад. Мое исчезновение с Земли им только на руку, они не стали бы меня преследовать, если бы не этот кристалл.

— Причин для вашего преследования может быть множество. Я не думаю, чтобы кто-то всерьез воспринял легенду о «кристалле власти».

— На Ароме обнаружили остатки какой-то древней цивилизации, возможно, пришедшей извне и обладавшей способностью к волшебству… Ее потомки и живут изолированно, не идут на контакт с людьми и никого не подпускают к своей цитадели, давно превратившейся в развалины. Но один человек все же побывал там, он-то и принес этот кристалл…

Именно там и надо искать разгадку тайны Аромы. Это все, что я знаю. Надеюсь, вместе нам удастся выяснить остальное. Вы единственный человек, которому я решилась показать жемчужину. Вы поможете мне?

— Мне лестно ваше доверие. Но я ничего не могу обещать до тех пор, пока не пойму, что все это означает. Кроме одного. Я по-прежнему согласен отвечать за вашу безопасность, пока не получу подтверждения того… Он запнулся, преодолел возникшую неловкость и все-таки закончил: — Того, что вы мне сейчас солгали. Надеюсь, вы ничего не будете предпринимать, не посоветовавшись со мной.

Линда улыбнулась. Мягкими, переливающимися движениями, хорошо заметными под ее измененным платьем, направилась к столу и, поскольку Ротанов по-прежнему столбом стоял у порога, обернулась к нему и спросила:

— Теперь мы можем поужинать и отметить начало нашего нового сотрудничества?

Ужин оказался весьма удачным, и много позже, в самых различных обстоятельствах, он вспоминал блеск хрустальных бокалов, блеск ее глаз, и ее губы, которых он так и не осмелился коснуться первым.

ГЛАВА 10

Старт посадочного челнока прошел без осложнений, хотя Ротанову пришлось для этого изрядно поломать голову, поскольку на «Разгоне» никто из его сторонников, включая членов команды планетарных десантников, не хотел оставаться.

Ротанов знал, что, как только управляющая рубка корабля выйдет из-под их контроля, все его спутники окажутся в смертельной опасности. На «Разгоне» не было вооружения, но для того, чтобы уничтожить посадочный бот, пока он находится в непосредственной близости от корабля, достаточно было развернуть корабль на нужный угол и включить маршевые двигатели. Струя плазмы испепелит все, что встретится на ее пути.

Единственное, что они смогли сделать, так это заварить дверь управляющей рубки и соорудить на пути к ней мощную баррикаду из мебели. На разбор завала и открывание двери потребуется не меньше получаса.

За это время Ротанов рассчитывал увести катер от корабля километров на тысячу и начать погружение в атмосферу планеты. Преследовать их там для неповоротливого большого корабля — задача трудновыполнимая и дорогостоящая.

Хотя, если предположить, что мстительность капитана «Разгона» Горюнова пересилит здравый смысл, он все равно начнет преследование и даже может вслед за ними осуществить посадку на планету. Они должны были предусмотреть все и готовились к самому неблагоприятному для себя варианту. Нужно было опередить возможную посадку «Разгона» хотя бы на полчаса, тогда они успеют покинуть катер и разгрузить все необходимое снаряжение. Если им это удастся, гоняться по поверхности чужой планеты за хорошо вооруженными десантниками — задача не только бессмысленная, но и весьма опасная.

Ротанов надеялся на благоразумие Горюнова. И, как вскоре выяснилось, не зря. Капитан «Разгона» решил отложить разборку всего происшедшего до возвращения на Землю. «Разгон» остался на орбите, так и не начав преследования, и вскоре исчез из иллюминаторов катера, закрытый легкими перистыми облаками стратосферы.

Посадочным модулем управлял Хорст, и у Ротанова, оказавшегося в непривычной роли пассажира, появилось достаточно времени для обдумывания всего, что произошло на «Разгоне». Он признался себе в том, что именно из-за Линды лишился единственного реального шанса на возвращение.

«Разгон» не вернется за ними, а надежда на появление в районе Аромы другого корабля казалась весьма призрачной. Хуже всего было то, что, если отвлечься от моральных категорий долга, обязательств и того бесспорного факта, что он должен был спасти доверившуюся ему женщину, следовало признать главное — порученное задание он провалил в самом начале, поскольку не сможет переправить на Землю результат своего расследования событий на Ароме.

Вся сложная операция с получением предписания «Разгону» забрать посадочный модуль инспектора на обратном пути пропала впустую, поскольку теперь Горюнов получил вполне законное основание бросить его здесь на произвол судьбы.

Ротанов попытался полностью переключить свое внимание на притаившуюся внизу планету со всеми ее тайнами и загадками. Вся его дальнейшая судьба зависела теперь от этой планеты… Позже, когда задание будет выполнено… Если оно будет выполнено, — тут же поправил он себя, — он найдет способ дать о себе весточку. В конце концов, не зря существует буйковая связь, раскинувшая свою сеть над всеми включенными в Земную Федерацию колониями. И хотя сообщения по этой сети шли чрезвычайно медленно, а помощи придется ждать не меньше двух лет, если Совет все же решит оказать эту дорогостоящую помощь, — это его единственная реальная надежда.

Если колония на Ароме сохранилась и функционирует нормально, его отпуск растянется на два года, что, в конце концов, не так уж страшно… Но, утешая себя подобными мыслями, Ротанов прекрасно понимал, что шансы на выполнение задания и благополучное возвращение на Землю у него теперь минимальны. Реальным утешением за все, чем пришлось пожертвовать, осталась сидящая рядом с ним женщина, в искренности и преданности которой он продолжал сомневаться.

Неожиданно мысли Ротанова были прерваны скачкообразно возросшей перегрузкой. Катер резко тряхнуло, словно он с размаху врезался в какую-то вязкую массу. Хорст вцепился в рукоятки ручного управления, пытаясь выровнять посадочную ракету, превратившуюся в атмосфере планеты в некое подобие планера, но они попали в непрерывную полосу непонятных атмосферных флуктуации, которых на такой высоте не должно было быть просто потому, что воздух здесь еще слишком разряжен для того, чтобы оказывать корпусу спускавшейся ракеты подобное сопротивление.

— Что это, черт возьми?! — крикнул Ротанов, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не переключить управление на себя. В подобных ситуациях мешать пилоту означало лишь ускорить катастрофу. В ответ на его вопрос старый капитан лишь бросил в его сторону отчаянный взгляд.

— Откуда я знаю! Катер теряет управление, нас относит куда-то в сторону!

— Может быть, это «Разгон»? Может, они все же решились на преследование?

В ответ Хорст лишь молча ткнул пальцем в экран локатора, на котором крохотная светлая точка «Разгона» уже начала переход на стартовую орбиту, уходя прочь от диска планеты.

— Они далеко. Мы здесь одни, инспектор. И это, я думаю, лишь первый сюрприз этой милой планет-ки. Будут и другие.

К сожалению, он оказался прав.

Через несколько минут Хорст выключил тормозные двигатели, и наступила странная, неестественная тишина. Только свист постепенно уплотнявшегося воздуха стратосферы да потрескивание раскалявшейся обшивки нарушали ее.

— Ты сожжешь обшивку!

— Это лучше, чем садиться с пустыми баками, Нас сильно сносит в сторону, и мы снижаемся гораздо медленней, чем должны бы.

Катер снова сильно тряхнуло, и Линда, до этого державшаяся на удивление мужественно, вскрикнула:

— Там, в иллюминаторе… Я что-то видела!

— Но там ничего нет. Вам показалось.

— Я видела… Чье-то лицо… Нечеловеческое лицо!

— На такой высоте не бывает даже птиц, и уж тем более каких-либо лиц. От стресса и от чрезмерных перегрузок может померещиться что угодно.

— Говорю вам, там что-то было!

Но мужчинам сейчас было не до ее фантазий.

Пилоты делали все возможное, чтобы вернуть контроль над взбесившимся катером. Ротанов, сидевший в кресле второго пилота, помогал Хорсту как мог, но ему не хватало практики — последний раз он управлял челноком лет пять назад.

Наконец они пробили низкий слой кучевой облачности, и внизу под ними открылась стремительно приближавшаяся поверхность планеты. Настала пора использовать последний резерв топлива, который удалось сохранить благодаря маневру Хорста. Капитан снова включил двигатели и, задрав нос челнока, попытался уменьшить скорость падения. В какой-то мере это ему удалось уже перед самой поверхностью, но посадка все равно получилась слишком жесткой. Если бы не антиперегрузочные устройства кресел, они бы не выдержали последнего удара. Арома встретила их не слишком гостеприимно.

Когда облако пыли немного рассеялось, люди постепенно стали приходить в себя, и Ротанов сделал то, что и должен был сделать командир в подобной ситуации — произвел короткую перекличку и убедился в том, что никто не нуждается в медицинской помощи.

Нужно было как можно скорее покинуть поврежденный корабль. Сорванные последним ударом крышки пульта управления открыли путаницу проводов, среди которых то и дело проскакивали искры разрядов, несмотря на то, что Хорст успел выключить питание перед самой посадкой.

Все еще сохранялась опасность возгорания и взрыва. Баки с топливом полностью опустели, и это несколько уменьшало опасность взрыва, но оставались запасные баллоны с кислородом и полный боекомплект десантников.

К сожалению, как нередко бывает во время таких жестких посадок, дверь наружного люка заклинило, и в этой осложнившейся ситуации инициатива полностью перешла в руки лейтенанта десантников. Ротанову оставалось лишь наблюдать за его вполне профессиональными действиями. По команде Зарудного были заложены направленные взрыв-пакеты, выбившие дверь и открывшие им выход.

Затем, не мешкая ни минуты, действуя четко и слаженно, десантники выгрузили из корабля все снаряжение.

Ни взрыва, ни возгорания, к счастью, не произошло. Горячечная, послепосадочная суматоха постепенно стихла, и они получили возможность осмотреться и подвести первые итоги.

Катер, напоминавший выкинутое на берег после шторма судно, стоял, накренившись на один бок, метрах в ста от береговой линии океана, лениво и равнодушно катившего свои волны к пустынному берегу. Левая посадочная опора была согнута, и казалось невероятным, что корабль не опрокинулся. Еще большей удачей показалось Ротанову то, что они не угодили в воду. На последних метрах челнок полностью вышел из-под контроля пилотов.

Зарудный, покончив с разгрузкой, подошел к Ротанову, безучастно сидевшему на ящике со снаряжением, и присел рядом.

— Вам не кажется странным, что нас никто не встречает? Нас увело в сторону от космодрома, но они определенно должны были заметить нашу аварийную посадку.

Подошел Хорст со своей неизменной трубкой и тут’ же вступил в разговор, было видно, что его приводит в детское восхищение раскинувшийся перед ними пейзаж планеты.

— Могли и не заметить. В таком раю постоянные дежурства на локаторе необязательны. Они никого не ждали. Рейсовых кораблей здесь нет. Посмотрите на это море! Вы видели когда-нибудь такую синюю и прозрачную воду? А небо? Оно словно нарисовано гениальным художником!

— У тебя эйфория от избытка кислорода в атмосфере, — сухо заметил Ротанов. — Посмотрел бы лучше на обшивку нашего модуля!

— А что в ней может быть необычного, после такой экстремальной посадки? Нормальные повреждения.

— Я не о повреждениях. Я о следах зубов.

— В титаните? Ты шутишь?!

— Пойди, убедись сам.

Хорст посмотрел и, вернувшись через несколько минут, молча уселся рядом с ними на пустом ящике.

— А небо здесь и в самом деле красивое, — заметил Ротанов, стараясь разрядить гнетущую обстановку. — На Земле мы успели забыть о том, каким оно бывает. И море… И солнце, и эти зеленые леса, вдалеке, там, за дюнами. Действительно, похоже на рай, если бы не эти зубы, — добавил Ротанов с некоторой ехидцей. Ему не хотелось, чтобы его спутники полностью расслабились под влиянием окружавшей их красоты, но он тут же пожалел, что затеял этот разговор, испортив Хорсту первое впечатление от его исполнившейся мечты.

На Зарудного этот обмен репликами не произвел особого впечатления. Он лишь пожал плечами и, заявив, что рисунок на обгоревшей обшивке может напоминать что угодно, отправился купаться.

От берега место их неудачной посадки отделяла узкая полоска песка, и Ротанов еще раз поблагодарил провидение за то, что неведомая сила, тащившая корабль все последние метры снижения, не бросила их в океан.

Их катер был способен какое-то время держаться на плаву, но в этом случае им пришлось бы лишиться всего снаряжения и тяжелого вооружения.

Сжимая в руках бластер, Ротанов думал о том, что оружие на этой планете почему-то не приносит привычного чувства уверенности, возможно, в этом повинны загадочные следы на обшивке катера… Слишком велики были зубы, их оставившие.

Ротанов в одиночестве остался сидеть возле челнока, остальные разбрелись кто куда, многие отправились купаться. Люди сбрасывали напряжение после аварийной посадки и, как дети, радовались опьяняющему, насыщенному кислородом воздуху, теплому солнцу, уже заставившему всех десантников расстаться с защитной одеждой. Даже оставленный Зарудным дежурный избавился от своего снаряжения, и на его лице читалась откровенная зависть к тем, кто теперь плескался в океане.

Они вели себя слишком беспечно. Ротанов с сожалением подумал о том, что у него нет оснований требовать от них соблюдения инструкций, разработанных для неизвестных планет. Арома давно исследована и отнесена к разряду планет-курортов. А его Дурные предчувствия никого не интересуют. Аварийной посадки, произошедшей по неизвестной причине, было недостаточно для того, чтобы переменить мнение этих людей о планете, на которой земная колония благополучно существовала уже лет двадцать.

Странно, конечно, что их не встретили, но Зарудный прав, дежурный на космодроме мог просто проморгать их посадку, если он вообще там был, этот самый дежурный.

Раздумья Ротанова прервала подошедшая Линда. Она закончила подбирать для себя легкую куртку из вороха одежды, выгруженной из катера, и теперь пристроилась на краешке его ящика.

— А ты почему не купаешься? — спросил инспектор.

— У меня нет купальника, а здесь слишком много заинтересованных зрителей.

— За тем мыском тебя никто не увидит.

— Не хочу оставаться одна. Мне почему-то тревожно. Ты не чувствуешь скрытой угрозы за всей этой, слишком уж показной красотой?

— Я всегда стараюсь не давать воли своим первым впечатлениям от новой планеты. Они часто ошибочны и мешают потом объективно воспринимать информацию.

— Ты всегда так рационален?

— Нет. Только когда работаю.

Часа через два Зарудный решил, что пора двигаться дальше. Он приказал своим людям, несмотря на их ворчание и явное недовольство, надеть защитные костюмы, проверить оружие и выстроиться в походный порядок. Похоже, он тоже чувствовал скрытую угрозу в этом «курортном» раю.

Двое десантников выдвинулись вперед метров на двести, двое на некотором расстоянии расположились по флангам, и еще двое замыкали колонну. Со сборами было покончено, навьючив на себя стандартный комплект планетарного снаряжения, они двинулись в сторону космодрома.

Линда вначале возмутилась, когда Зарудный предложил ей нести один из рюкзаков, но, не дождавшись поддержки со стороны Ротанова, смирилась со своей ношей.

Идти по жаре, с грузом за плечами для изнеженной девушки — задача не такая уж простая, но Ротанов не хотел с самого начала потакать своей спутнице. Она сама выбрала для себя эту планету, так что пусть привыкает к новым условиям. Позже, когда она выбьется из сил, он ей, конечно, поможет. Но сейчас Зарудный, выделивший ей поклажу наравне со всеми, абсолютно прав. В Федеральном десанте служили женщины — и хотя их было немного, отношение к ним было совершенно таким же, как к военнослужащим-мужчинам.

Первый час пути прошел без осложнений. Они постепенно отдалялись от побережья, миновали зону прибрежных дюн и углубились в солончаки, полоса которых тянулась до самого горизонта, следуя за береговой линией. К счастью, она была не очень широкой, и вскоре отряд вышел к опушке леса.

Зарудный, шедший впереди колонны, выбирал кратчайшее расстояние, стараясь без необходимости не утомлять людей.

За все время пути им не встретилось ни одного животного.

Арома была довольно странной планетой, даже по официальным описаниям. За долгий период эволюции — жизнь на этой планете зародилась несколько миллионов лет назад — ее флора обогатилась сотнями различных видов. Богатейшая растительность покрывала большую часть ее единственного материка, и в этом не было ничего странного при таких идеальных климатических условиях. Недоумение вызывала однобокость эволюции. На Ароме не было животных. Вообще никаких.

Даже насекомых, даже простейших микробов. Биологи обнаружили лишь богатейшую коллекцию вирусов, остановившихся в своей эволюции на стадии живых кристаллов. До сих пор между учеными продолжались споры о том, принадлежат ли колонии этих вирусов к растениям или все же их следует отнести к зачаточному биологическому виду. По всем законам, известным земным биологам, этого просто не могло быть, и все же на Ароме дело обстояло именно таким образом.

Теорий, пытавшихся объяснить этот феномен, существовало множество, и одна из них, наиболее популярная, объясняла факт отсутствия эволюционной ветви фауны в истории развития планеты появлением некой агрессивной водоросли, которая на ранних стадиях эволюции сумела полностью взять под свой контроль всю зону биоценоза. Впрочем, найти следы этой водоросли так никому и не удалось. Возможно, за миллионы лет, подавив на начальной стадии биосферу планеты, она полностью исчезла, подготовив почву для бурного развития растительного царства.

Эта теория не вызывала у Ротанова особого доверия. Даже его довольно дилетантских знаний в области эволюции и биоценоза было достаточно для того, чтобы понять — жизнь может развиваться только в едином комплексе. Между растительным и животным миром не существует четкой границы. На тех планетах, на которых зародилась жизнь, включая и Землю, всегда можно было встретить переходные формы, несущие в себе признаки животных и растительных организмов одновременно.

Очень многие виды просто не могли бы существовать без симбиоза друг с другом, а нормальное развитие эволюции в условиях такого странного перекоса, как на Ароме, не могло продолжаться. Получалось, что на этой планете оно было ненормальным и могло произвести на свет совершенно неизвестные формы жизни. А то, что об этом ничего не знали ученые, несмотря на долгое существование на Ароме земной колонии, еще ни о чем не говорило. Ротанову не раз приходилось сталкиваться со случаями, когда на, казалось бы, полностью изученных планетах открывались совершенно неожиданные факты, переворачивавшие с ног на голову хорошо разработанные теории.

Ровный ход его мыслей был нарушен сигналом тревоги, пришедшим от десантников, замыкавших колонну. Вскоре выяснилось, что тревога была ложной. Десантники приняли движущийся в пустыне небольшой пылевой смерч за живое существо и на всякий случай дали сигнал. Как оказалось, не напрасно. Слишком уж странно вел себя этот приблизившийся к отряду вплотную пылевой смерчик.

Прежде всего не чувствовалось никакого ветра, без которого зарождение смерчей было, вообще говоря, невозможным, да и движение этого странного смерча, высотой всего-то метра в три, казалось непривычно осмысленным.

Он обошел отряд с левой стороны по широкой дуге, умчался вперед, а затем вернулся и начал кружиться вокруг отряда, иногда подолгу оставаясь на месте, на расстоянии нескольких метров от десантников, словно разглядывал непрошеных пришельцев. По команде Зарудного отряд остановился, и десантники взяли на изготовку свои тяжелые бластеры.

Ротанову казалось нелепым и смешным стоять неподвижно с оружием, направленным на какой-то песчаный вихрь, но он не возразил ни слова, хорошо зная по собственному опыту, как часто привычные явления на чужих планетах оборачиваются совсем не тем, чем они кажутся человеку, привыкшему втискивать новые данные в прокрустово ложе устоявшихся представлений.

Смерч неожиданно перестал вращаться и прекратил какое бы то ни было движение вообще.

Произошло то, что представлялось совершенно невозможным. Перестали двигаться даже отдельные пылинки внутри вихревого столба. Казалось, смерч замер, зафиксировавшись в вязкой жидкости, и законы тяготения больше не властвуют над ним.

Затем пылинки стали медленно стягиваться к центру, постепенно формируясь в какую-то фигуру, отдаленно похожую на человеческую.

— Не спешите со стрельбой! — крикнул Ротанов, но было уже поздно, нервы у десантника, стоявшего напротив пылевого столба, не выдержали, и он нажал на спуск.

В том месте, где только что появилась непонятная фигура, похожая на статую, вылепленную из песка и пыли, вспыхнул ослепительно белый шар плазменного разрыва, в лицо ударил горячий ветер взрывной волны, а когда дым и пар, в который превратился песок на месте взрыва, отнесло в сторону, только воронка с оплавленными краями напоминала о том, что здесь произошло.

ГЛАВА 11

Зурган Асланов служил в десанте третий год. И это именно у него не выдержали нервы полчаса назад, когда в огненной вспышке исчезло непонятное создание, вылепленное песчаным вихрем.

Он нисколько не жалел об этом. Хотя и получил нагоняй от своего командира за стрельбу без команды. Все непонятное следовало уничтожать в зародыше, пока оно не окрепло и не сделало из тебя бифштекс. Эту немудреную истину он вынес из своих трехлетних скитаний по чужим планетам.

Простая осторожность заставила нажать его на спуск армейского бластера, а вовсе не трусость. По крайней мере, он предпочитал так думать.

И нотация, полученная им от начальника экспедиции, казалась Зургану совершенно незаслуженной. Если бы здесь была возможность влепить ему пару нарядов вне очереди, Зарудный, по просьбе Ротанова, непременно бы это сделал. Хотя Ротанов подчеркнуто старался не вмешиваться в дела лейтенанта.

Зурган с презрением относился к их новому командиру, слишком «гражданскому», по его мнению, человеку, пытавшемуся за их счет решать какие-то свои проблемы.

Асланов сел в посадочный бот, чтобы раз и навсегда покончить с надоевшей военной службой, и не собирался выполнять приказы какого-то дилетанта, которого наверняка объявят преступником после того, что он устроил на «Разгоне».

Но сначала нужно было добраться до поселения. Поэтому он молча выслушал разнос своего командира, который, не в пример Ротанову, был, по крайней мере, кадровым военным. И в общем-то имел полное право упрекать его за выстрел, сделанный без команды.

Вместо того чтобы вступать в пререкания с лейтенантом, Асланов стал думать о том, как побыстрее избавиться от своих воинских обязанностей. Конечно, нарушение присяги поставит его вне закона, но, по его глубокому убеждению, соблюдать федеральные законы на этой богом забытой планете никто не станет.

Когда они войдут в поселение, начнет смеркаться. Асланов решил отстать от отряда. Находясь в арьергарде, это несложно сделать незаметно, а там ищи ветра в поле…

Он сбросит с себя этот тяжеленный защитный костюм, который, как иногда ему казалось, начал Уже врастать в его кожу. Он найдет себе подходящую женщину… Говорят, в таких вот отдаленных колониях много свободных женщин. При создании нового поселения мужчины чаще подвергают себя опасностям, и, если приток извне ограничен, в колонии постепенно начинает преобладать женское население. Так что его появлению здесь наверняка будут рады.

Отряд шел в глубоком молчании, сократив расстояние между охранением и основной группой. Каждый пытался понять, что собой представлял странный песчаный вихрь, уничтоженный Аслановым, и какие последствия для всех них несло в себе это событие.

Минут через пятнадцать Зарудный не выдержал неодобрительного молчания Ротанова, считавшего, что он слишком мягко отреагировал на действия своего подчиненного, и попытался оправдать действие солдата.

— Эта штука могла быть опасна! Мы не знаем, что она собой представляла!

— Вот именно! Именно поэтому не следует палить во все, что движется! Особенно если это «нечто» не укладывается в наши представления. Не надо забывать, что мы здесь гости. Это — чужая планета! Это не Земля!

— Здесь уже двадцать лет находится земная колония, планета входит в нашу Федерацию!

— Это ничего не меняет. Мы часто оставляем у себя за спиной островки неведомого, у нас не хватает времени на серьезные исследования каждой вновь открытой планеты. Мы стараемся как можно быстрее извлечь из нее выгоду, зачастую даже не задумываясь о том, какие последствия для местного биоса несут наши действия.

— Ну биос здесь довольно своеобразный. До сих пор, кроме растений, на Ароме ничего не было найдено.

— Это еще не значит, что здесь нет другой жизни. Мы должны вести себя так, словно находимся на чужой, неисследованной планете. После всего, что произошло, оснований для этого достаточно. Вспомни, во что превратилась обшивка нашего бота после посадки. Необходимо соблюдать хотя бы простейшие правила, установленные вашими же инструкциями!

— Именно так и вел себя мой подчиненный, строго по инструкции. Уничтожать то, что может представлять собой угрозу, прежде чем оно эту угрозу осуществит.

— Хорошая инструкция! И к тому же секретная. Я о ней ничего не знаю, — с иронией произнес Ротанов, — жаль только, что она с первых шагов в чужом мире превращает нас в его врагов. В пришельцев с враждебными намерениями. Неудивительно, что большинство планет, где существует подобие разумной жизни, объявляется непригодными для колонизации. И только в тех случаях, когда на этих планетах находят что-нибудь действительно ценное, ародонит, например, или редкоземельные элементы, — вот тогда мы сразу же забываем о собственных правилах и начинаем захват.

На лице Зарудного читалось откровенное неудовольствие. Ротанов сознательно пошел на обострение отношений, чтобы с самого начала расставить все по своим местам. Их было слишком мало для того, чтобы позволить себе неоправданный риск. И споры по поводу каждой команды, которую ему, возможно, придется отдать, его совершенно не устраивали.

— Чего ты от меня хочешь?

— Осторожности и внимания. До тех пор, пока мы не поймем, что здесь происходит, не надо наживать себе новых врагов.

— Ты имеешь в виду этот песчаный смерч? Он, по-твоему, наш враг?

— Ты ведь понимаешь, что никакой это не смерч, мы не знаем, что это было. А я хотел бы это узнать. И впредь прикажи своим людям выполнять мои команды, как твои собственные. Помни о том, что с момента посадки вся ваша группа переходит в мое распоряжение, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Когда ты просил меня о поддержке на «Разгоне», мы вроде бы об этом не договаривались!

Их высадке предшествовали события, выбившие этих людей, привыкших к строгой дисциплине, из привычной колеи. Захват управляющей рубки «Разгона», самовольная высадка на планету… Теперь эту вольницу следовало прекратить во что бы то ни стало. Нужно было дать им понять, что его команды следует выполнять беспрекословно, иначе, когда они попадут в еще более сложную ситуацию, он их потеряет.

Кто-то решит, что с него довольно тянуть солдатскую лямку, кто-то не захочет больше рисковать своей жизнью. Федерация с ее полицией, судьями и законами слишком далеко отсюда. Он пообещал отпустить их, оставить жить в колонии на Ароме, и не собирался нарушать своего слова, но прежде он должен выполнить задание и убедиться в том, что жизнь в этой колонии безопасна. Словно подтверждая невеселые мысли Ротанова, Зарудный не без горечи произнес:

— С момента высадки мы уже не являемся солдатами Федерации. Поддержав фактический захват корабля, организованный тобой, мы оказались вне закона, и никакие правила Федерации больше на нас не распространяются. Думаешь, мои люди об этом не знают?

— Наверняка знают. Но они хотели здесь остаться. Они хотят жить на этой планете, так неужели же они не могут немного потерпеть, пока мы убедимся в том, что Арома по-прежнему безопасна для людей? А что, если это не так? Если этим «курортом» теперь распоряжаются силы, о которых мы не имеем ни малейшего понятия? Подожди хотя бы до тех пор, пока мы доберемся до колонии и выясним, что здесь происходит! Мы не имели известий от колонистов с Аромы в течение нескольких лет. И меня, кроме всего прочего, послали выяснить, что случилось с туристским лайнером, который отсюда не вернулся.

— Я ничего не знал об этом лайнере, и я, разумеется, подожду. Но все равно мне кажется, ты относишься к моим десантникам, как к своему силовому обеспечению, совершенно забывая о том, почему они поддержали тебя и для чего высадились на Арому!

— Вовсе нет, Миша. Я лишь хочу, чтобы все мы остались живы.

Этот последний аргумент и то, что Ротанов впервые назвал его по имени, словно подчеркивая этим, что период официальных отношений между ними остался в прошлом, приглушил запал Зарудного. Спор на какое-то время сам собою угас, хотя Ротанов подозревал, что возникшее противоречие не разрешено и еще даст о себе знать, когда придется решать вопрос о том, остаться ли десантникам в колонии или обеспечивать Ротанову силовое прикрытие, если ему потребуется более глубокое исследование планеты.

Через час, преодолев очередной невысокий холм на опушке леса, они неожиданно обнаружили перед собой хорошо оборудованную трассу, ведущую в никуда. Прямо перед ними она обрывалась, рядом с первыми деревьями, словно отрубленная ножом.

Вокруг не было никаких следов строительных работ, да и сама трасса, выполненная из литрона, не несла на себе примет движения. Новенькая, словно только что отлитая, поверхность дороги насмешливо поблескивала девственной чистотой, а линия среза там, где дорога кончалась, выглядела слишком ровной для строительных работ, которые почему-то не успели завершить.

Было совершенно непонятно, зачем вообще понадобилась эта дорога, упиравшаяся в лесную чащу.

Зарудный поковырял покрытие, тщательно осмотрел местность в свой бинокль и, пожав плечами, произнес:

— Этот материал используется для покрытия дорог во всех наших колониях. Трассу строили люди, и я не понимаю, почему строительство было прервано так неожиданно, зачем трассу подвели к самому лесу, не подготовив участок для дальнейшей прокладки. Им следовало хотя бы расчистить просеку!

— Вот и у тебя уже начали возникать вопросы, на которые нет ответов. Но один положительный момент для нас в этой дороге есть. Она идет строго на запад. И, скорее всего, заканчивается в городе. Больше нам не придется продираться через заросли.

Он оказался прав. Через полчаса ходьбы по пустынной трассе они увидели город. Вызвав на своем планшете кроки аэрофотосъемки местности, Ротанов, сверившись с картой, убедился, что перед ними Александрит.

Первым поселениям, возникающим на вновь открытых планетах, часто присваивали пышные имена, и уж, конечно, все они именовались «городами». Но Александрит и в самом деле был городом. Даже отсюда, с расстояния около километра, можно было различить его многоэтажные здания, в окнах которых отражалось заходящее солнце. Красноватые отсветы в окнах выглядели зловеще и показались Ротанову недобрым предзнаменованием.

Хотя, если судить по архитектуре зданий, с расстояния этот город ничем не отличался от сотен городов, построенных людьми на чужих планетах.

Широкая набережная дугой охватывала большую удобную бухту, вот только почему-то у причалов не было видно ни одного корабля… И Зарудный, оторвавшись наконец от своего бинокля, в который он уже несколько минут изучал безжизненные улицы города, проворчал:

— Ничего не понимаю! Никакого движения на улицах! Что они там, все вымерли, что ли?

— Скоро узнаем. Теперь уже скоро… — Подчиняясь команде Ротанова, отряд медленно двинулся дальше. Все чувствовали непонятную угрозу, словно растворенную в воздухе, и это заставило людей сплотиться и вспомнить о дисциплине.

Кто-то шепотом произнес:

— Мне говорили, что на Ароме обитают демоны, но я не поверил… — Микрофон рации донес этот шепот до каждого, и Ротанову показалось, что он узнал говорящего, хотя убедиться в этом инспектор не успел.

Твердое литроновое покрытие под ногами идущего позади их небольшой колонны арьергарда неожиданно превратилось в жидкую трясину. Солдаты несколько нарушили установленную Зарудным диспозицию. Один из них немного отстал и оказался в самом центре этой невесть откуда взявшейся трясины. Тяжелое снаряжение сразу же утянуло его в глубину.

Поверхность появившейся в твердом литроне грязевой воронки жирно хлюпнула над головой Асланова, оборвав его предсмертный крик.

— Всем сойти с дороги! — но эта команда Ротанова оказалась излишней. Все и так уже стояли на обочине.

Диаметр грязевой воронки, возникшей посреди твердого дорожного покрытия, не превышал одного метра. Ротанов убедился в этом, использовав в качестве щупа раздвижной алюминиевый штырь антенны мощной переносной рации. Границы воронки четко выделялись на остальном фоне дорожного покрытия небольшими кольцеобразными волнами, казавшимися совершенно неподвижными.

Осторожно прикоснувшись к ним концом своего шеста, Ротанов убедился в том, что поверхность воронки, только что проглотившей десантника, вновь затвердела…

Арома забрала свою первую жертву и сама позаботилась о ее могиле. Все, что они смогли теперь сделать, — это бросить в центр каменного круга несколько огромных, величиной с блюдце, фиолетовых цветов, повсюду росших на обочине этой странной дороги, и, обнажив головы, постоять вокруг, в традиционной минуте молчания.

— Почему именно он? Почему Асланов?

— Может быть, это не было случайностью. Возможно, это ответ на его выстрел, — проронил Ротанов.

— От твоих предположений становится жутковато. Не ступать на полотно дороги, пойдем лесом! — Выкрикнув эту команду, Зарудный ушел к голове колонны, а Ротанов почувствовал, как узкая, влажная от волнения женская ладонь сжала его руку.

— Не слишком любезно встречает нас твоя планета!

— Это не моя планета.

Солнце стремительно закатывалось за горизонт, и Ротанову не хотелось входить в замерший город, на улицах которого по-прежнему не обнаруживалось никакого движения в ночное время. Особенно после всего происшедшего. И тем не менее он решил потратить еще несколько драгоценных минут на то, чтобы взять образец литрона с поверхности застывшей воронки.

— Что ты собираешься делать с этими камнями? — спросила Линда, воспринявшая все происшедшее намного спокойней, чем можно было ожидать. У Ротанова сложилось впечатление, что она все время ждет от окружавшего их мира чего-то недоброго. И одна человеческая жизнь не показалась ей слишком большой ценой…

— В Александрите должен быть свой исследовательский центр и неплохие лаборатории.

— Это ничего не даст. Сейчас здесь обычный литрон, не отличающийся от остальной дороги.

— Откуда ты это знаешь?

Линда зябко повела плечом и, понизив голос так, чтобы ее ответ был слышен ему одному, произнесла:

— Колдовство не оставляет после себя никаких следов в структуре материалов, измененных под его воздействием.

— Слишком просто для колдовства. Если этим процессом кто-то управлял, он мог бы придумать что-нибудь получше.

— Зачем? Им была нужна одна конкретная жертва, и они ее получили наиболее эффективным способом.

— Ты считаешь это местью за его выстрел?

— Другой причины не существует.

— Я хочу понять, как это было сделано. Даже несколько сотен градусов не могут расплавить литрон. А его поверхность сейчас совершенно холодная.

— Знаешь, почему люди потерпели поражение на Ароме?

— Ты в этом уверена?

— Посмотри на ожидающий нас мертвый город, и тебе это тоже станет ясно.

— Так почему же?

— Прежде всего из-за своего излишне рационалистического подхода, из-за попыток везде и подо все подводить научную базу. Наука бессильна перед колдовством, так же, как ваше оружие.

— И каким способом ты предлагаешь нам с ним бороться?

— Колдовство можно победить только с помощью другого, более сильного колдовства.

— Но, к сожалению, в нашем отряде нет ни одного колдуна.

Линда как-то загадочно усмехнулась и, уже отходя от него, закончила разговор непонятным Ротано-ву намеком:

— Колдовству можно научиться. Особенно на этой планете.

ГЛАВА 12

Через полчаса они вошли в пригород Александрита. Солнце успело скрыться за горизонтом, и его лучи, отраженные от высоких облаков, окутали маленькие коттеджи предместья мрачными красноватыми сумерками.

Город застыл перед ними в немом молчании. Не лаяли собаки, ничто не нарушало мертвую тишину. Поравнявшись с воротами первого же коттеджа, Ротанов долго давил на кнопку входного звонка и, потеряв надежду на ответ, ударом ноги распахнул калитку. Результат его непрошеного вторжения был несколько неожиданным. На пороге дома появился старик с допотопным дробовиком в руках.

— Прочь, канальи! У меня еще осталось пять патронов! Вот они, смотрите! Он протянул к ним руку, в которой сжимал пять блестящих латунных гильз. Убирайтесь прочь, или я выстрелю!

— Послушайте, сударь, не надо так нервничать, мы лишь хотели узнать, что тут у вас произошло! Опустите ружье!

— Я сказал, убирайтесь! Считаю до трех!

Ротанов терпеть не мог, когда ему в лицо направляли оружие, но и устраивать разборки с этим, судя по всему, смертельно напуганным стариком не имело никакого смысла. Медленно, показывая свои пустые руки, он отступил на улицу. Один из десантников, приподняв ствол бластера так, что прицел оказался значительно выше головы старика, спросил:

— Пугнуть его?

— Он и так напуган. У него мы ничего не добьемся. Давайте поищем кого-нибудь более разговорчивого.

В мрачном молчании они миновали околицу, никого больше не встретив. Стало уже почти темно, но в окнах домов так и не засветилось ни одно окно.

— Не слишком-то этот город похож на курорт, — проворчал Зарудный.

Вскоре им встретился стоящий посреди улицы кар. Ротанов распахнул незапертую дверцу и обследовал машину. Зажигание было включено, но в аккумуляторах не осталось ни капли энергии. На заднем сиденье валялась чья-то сумка с документами и деньгами. Казалось, хозяин на минуту вышел по своим делам, но приборный щиток покрывал толстый слой пыли.

Кар был почти новым, одна из последних моделей фирмы «Каролла». Неплохо было бы выяснить, куда подевался хозяин.

С сожалением оставив брошенную с пустыми баками машину, они двинулись дальше, ни на секунду не опуская оружия. Стволы бластеров прочерчивали невидимые линии по мертвым окнам зданий.

Метров через двести им встретился еще один кар, а за поворотом, на центральной улице, обнаружилась целая вереница машин, прочно забившая всю проезжую часть. Ни одного водителя по-прежнему не было видно. Машины несли на себе следы странного избирательного вандализма. Кто-то срезал весь материал с их сидений, выкрутил лампочки и снял аккумуляторы. И ни в одном баке не оказалось ни капли топлива.

Дальнейшее движение в темноте в этом мертвом городе всем действовало на нервы. Решили переночевать в ближайшем доме.

Стандартная многоэтажка встретила их распахнутыми дверьми подъезда и заунывным скрипом оторванного листа железа на крыше. Лифт, разумеется, не работал, и, подчинившись никем не высказанному желанию уйти подальше от застывшей в темноте улицы, таившей в себе непонятную угрозу, они поднялись по лестнице до восьмого этажа.

Тащиться дальше с тяжелым снаряжением никто не захотел, они попытались дозвониться до хозяев ближайшей квартиры. Никто не ответил, и тогда Саврасов, самый здоровенный из десантников, надавив плечом, вырвал замок из косяка и распахнул перед ними дверь.

— Прошу. Курортные апартаменты ждут вас, господа.

Никто не откликнулся на его мрачную шутку. В квартире стоял нежилой запах давнего запустения. Десантники зажгли свои нашлемные фонари и с их помощью попытались привести в действие местное освещение, но энергии не было, и, в конце концов, они развесили свои фонари под потолком кухни и трех стандартных комнат, одинаковых во всех домах этой серии, создав некое подобие жилого помещения.

Линда, обосновавшись на кухне, сразу же принялась за приготовление ужина. После долгого перехода все чувствовали зверский голод. В холодильнике обнаружились остатки давно сгнившей и высохшей пищи, судя по этому, хозяева покинули свое жилище, по крайней мере, несколько месяцев назад.

Но на нижних полках холодильника сохранились банки с консервами, использовав которые Линде удалось несколько разнообразить их стол, состоявший до сих пор из опостылевших всем корабельных концентратов.

Саврасов, которого на этот день лейтенант назначил дневальным, принялся за детальное обследование квартиры, не видя для себя другого занятия, и вскоре вернулся с двумя бутылками местного вина, все тут же высказали желание снять с него пробу, но, к общему разочарованию, вино оказалось прокисшим.

Через полчаса нехитрый ужин был готов, и все девять человек с трудом разместились на небольшой кухне, используя для этого диван, принесенный из другой комнаты.

— Завтра найдем помещение попросторней, — пообещал Ротанов.

Никто ему не ответил, все слишком проголодались, и запах разогретой консервированной колбасы, похоже, изготовленной из натурального мяса, а не из пищевых заменителей, которые давно использовались для этого на Земле, не располагал к разговорам.

Линда, проведя ревизию кухонных шкафов, обнаружила там немало полезного, прежде всего — натуральные специи. Ароматы, от которых люди отвыкли, наполнили помещение. Лавровый лист, настоящий чеснок, сушеный лук, пучки местных ароматных трав — все это пошло в дело, и похлебка из смеси всех найденных продуктов удалась на славу.

Когда первый приступ голода был утолен, а фонарь над их головами потускнел, свидетельствуя о том, что аккумулятор требует подзарядки, сделать которую в местных условиях, похоже, придется не скоро, разговор сам собой перешел на демонов.

Начал его Акропян, самый худой из всех десантников и всегда самый голодный. Если бы не многочисленные медицинские тесты, которым подвергали людей этой специальности, Ротанов мог бы подумать, что этого человека сжирает изнутри солитер. Глаза его лихорадочно горели, и он почти всегда был излишне возбужден. Ротанов не понимал, как человек с такой нервной системой способен вести себя в экстремальной ситуации вполне нормально, в чем у него была возможность убедиться, когда трясина посреди дороги поглотила одного из десантников.

— Я знаю о демонах все! — самоуверенно заявил Акропян, подливая в свой котелок остатки похлебки, от которой все уже отказались. — Мой дядя встречался с ними на Редане, когда там производили зачистку после нападения Сворлов. Демона невозможно увидеть, пока он сам того не пожелает, он может подкрасться к тебе вплотную, и ты об этом не узнаешь, пока под ногами у тебя не разверзнется трясина, не прольется огненный дождь над тобой или в тебя не ударит молния. Вообще-то они предпочитают огонь.

— И что, за все эти годы не могли придумать никакого действенного средства их обнаружения и обезвреживания? — с некоторой иронией поинтересовался Зарудный, стараясь увести разговор в более безопасное русло, но это ему не удалось.

— Возможно, такие средства существуют. Возможно. На вооружении спецотрядов есть десятки секретных штучек, о которых знают только наши командиры, — Акропян бросил многозначительный взгляд в сторону Зарудного, но тот поморщился и недовольно спросил:

— Может, хватит трепаться? У нас что, нет серьезных тем? Скажите лучше, куда подевались из города все его жители.

— Надо было спросить у того старика, которого мы встретили в самом начале.

— Завтра мы его навестим.

— Завтра его может там не оказаться.

— Куда же он денется?

— Демоны! Они всегда появляются неожиданно! — как ни в чем не бывало продолжил Акропян. — И вот что я вам скажу — демоны обладают магией, недоступной нашей науке.

— А почему вообще они нападают на людей? — поинтересовался самый молодой участник этой милой застольной беседы, десантник Оглан, всего год как попавший в элитные войска. — Им что, нужна наша кровь?

— Хуже, малыш, гораздо хуже, им нужна наша душа и наш смертный ужас, им нужна наша боль! Они слетаются на чужие страдания, как мухи на мед, и делают все, чтобы их продлить!

— Что-то я этого не заметил, когда над головой Асланова захлопнулась трясина. Никто не старался продлевать его мучения, — проворчал Ротанов, поднимаясь из-за стола. — Пойду пройдусь.

Все с недоумением уставились на него.

— Вы собираетесь выйти на улицу сейчас, ночью? — поинтересовался Зарудный.

— Вот именно. У меня иногда возникает потребность пообщаться с демонами. У них можно узнать много интересного, — не скрывая иронии, произнес Ротанов, решительно направляясь к дверям.

— Зря ты так! — попыталась остановить его Линда. — Ко всему этому надо относиться серьезно. Я чувствую, в этом городе притаилось зло!

Ротанова уже начала раздражать ее вера в потусторонние силы, колдовство и тому подобную чепуху, поэтому, ничего не ответив, он вышел.

На небосклоне не наблюдалась ни одна из трех лун Аромы, но и без них было достаточно светло.

Планета располагалась намного ближе к центру Галактики, и здесь постоянно царили местные белые ночи, вызванные миллиардами крупных звезд, усеявших небосклон так часто, что местами они сливались в сверкающие яркие пятна.

Ротанов тоже чувствовал угрозу, которой была пропитана ночь и весь этот мертвый город. Но стены здания не могли защитить от опасностей, притаившихся в этой ночи.

Окинув взглядом замершую во мраке улицу, он понял, что внимание любого враждебного существа прежде всего привлечет единственное во всем квартале светлое окно.

Идти он никуда не собирался. Хотелось постоять у подъезда, послушать аромскую ночь и лишний раз спокойно пропустить через себя полученную за этот нелегкий день информацию.

Вначале ночь показалась ему лишенной любых звуков, но потом налетел порыв ветра, и сразу же во всем квартале началась перекличка незакрепленных оконных рам, гремящих по асфальту пустых банок и шуршание беспорядочно разбросанных по литрону пакетов с брошенными вещами.

Куда подевались люди? Это необходимо было выяснить в первую очередь. Едва они вошли в пригород, стало ясно, что жители в спешке покинули город. Но почему? Здесь не было никаких следов сражения. Обычно люди не оставляют свои дома, не попытавшись их защитить.

Ему нужен был хотя бы один живой свидетель, способный рассказать о том, что здесь произошло… И такой человек был, тот старикан, что встретился им на окраине и не пожелал с ними разговаривать. Тогда они не стали настаивать, прошли мимо, надеясь на более гостеприимную встречу в самом городе. Но она не состоялась — и, возможно, уже не состоится. Что, если завтра они и в самом деле не найдут здесь ни одного человека? Что, если и этот единственный свидетель бесследно исчезнет этой ночью? Что, если прав Акропян? Не демоны, разумеется, просто необъяснимое исчезновение единственного уцелевшего жителя…

Этого он не сможет себе простить. Ошибки нужно исправлять вовремя… Ротанов проверил заряд бластера, висевшего на поясе, включил и выключил фонарь и совсем было собрался двинуться к кварталам пригорода, благо расстояние в этом городишке от центра до окраин не превышало пары километров, когда дверь подъезда за его спиной тихо скрипнула.

Он обернулся и вначале увидел лишь красноватый огонек сигареты, но затем вспышка от очередной затяжки осветила лицо лейтенанта.

— Собираетесь прогуляться? — Ротанов молча кивнул, забыв, что в полумраке человек, только что покинувший освещенное помещение, не сможет различить его жест. Но, похоже, лейтенант не нуждался в подтверждении или обладал уникальным ночным зрением. — Я пойду с вами.

— Зачем?

— Должен же кто-то прикрывать вашу задницу.

Ротанов хотел возразить, но в этот момент раскатистое эхо далекого выстрела разорвало ночную тишину.

— Дробовик, — коротко констатировал Зарудный, — возможно, мы уже опоздали.

Они побежали в ту сторону, откуда донесся выстрел. Какое-то время только их тяжелое дыхание нарушало тишину, но через несколько минут вновь, теперь уже значительно ближе, прогрохотали сразу два выстрела подряд.

— Дуплет. А у него всего пять патронов. Похоже, старику приходится несладко.

Ротанов не ответил, только стиснул зубы и ускорил свой размашистый бег. Он чувствовал, как сердце отчаянно колотится в груди, пытаясь подобраться к самому горлу. Давно уже он так не бегал. Сказывалось отсутствие регулярных тренировок и возраст.

Наконец из-за торца последней многоэтажки показался ветхий забор знакомого коттеджа. В доме так же, как во всем городе, не горел свет, но это еще ни о чем не говорило. Ротанову показалось, что он видит на крыльце какую-то шевелящуюся светлую массу, более светлую, чем ночные тени.

Он включил фонарь, и сразу же рядом вспыхнул фонарь Зарудного. Оба луча скрестились на крыльце, на том месте, где вечером в последний раз они видели старика. Как только свет коснулся шевелящейся белой массы, она мгновенно распалась на два клубка, сразу же вытянувшихся и превратившихся в два неясных, полупрозрачных силуэта.

Контуры тел этих существ, их пропорции и размеры напоминали человеческие, но уже через секунду Ротанов понял, что это не люди, поскольку у них не было лиц, а на том месте, где они должны были быть, находилась гладкая, слегка светящаяся поверхность, совершенно ровная поверхность. Никаких следов глаз, носа или рта.

Эти фигуры, лишенные лиц, производили настолько жуткое впечатление, что Ротанов не сразу понял, что они делали на крыльце жилища.

И лишь через минуту, когда одна из фигур вскинула на плечо мертвое человеческое тело и прыжками устремилась к забору, он опомнился и схватился за рукоятку бластера. Но в этом уже не было необходимости. Его спутник отреагировал быстрее. Армейский бластер, намного более мощный, чем имевшийся в распоряжении Ротанова стандартный образец, с ядовитым шипением выплюнул длинную огненную стрелу, упершуюся в спину беглеца.

Тот выронил свою страшную ношу, дернулся, издал не то рык, не то стон и исчез, словно мгновенно растворившись в ночи. Второе существо за те немногие секунды, пока они были заняты первым ночным гостем, тоже исчезло. Фонари раз за разом безрезультатно обегали пустой двор.

— Не понимаю, почему не было взрыва! Это мне не нравится больше всего, я успел передвинуть регулятор на полную мощность, взрыв должен был разнести полдвора, но его не было!

— Это действительно странно. Но сейчас самое важное выяснить, что здесь делали эти твари. Пойду взгляну, что стало со стариком. Мне придется детально осмотреть труп и весь двор, а тебя я попрошу оставаться здесь и следить за улицей.

— Думаешь, они могут вернуться?

— Мы не знаем, на что они способны. Ничего мы о них не знаем. Но я постараюсь это исправить!

Ротанов произносил эти совершенно ненужные слова, пытаясь взять себя в руки, собраться и шагнуть в темный, грозивший смертельной опасностью двор. Это требовало предельного усилия, но в конце концов он распахнул калитку.

Фонарь лейтенанта за его спиной погас. И это едва не заставило Ротанова вернуться, пока он не вспомнил, что сам попросил Зарудного следить за улицей. С включенным фонарем Зарудный мог видеть не дальше, чем доставал луч. С его кошачьим зрением лучше всего вообще не зажигать свет.

Оказавшись внутри двора, Ротанов прежде всего убедился в том, что старик мертв и никакая помощь ему уже не потребуется. Похоже, они потеряли своего единственного свидетеля, и досада на собственную оплошность, на то, что он не настоял на разговоре со стариком во время первой встречи, оказалась, к удивлению Ротанова, сильнее жалости к этому несчастному.

«Что-то я становлюсь уж слишком равнодушным к чужой беде. В моей работе это непростительно».

Он внимательно осмотрел двор, убедился, что здесь не осталось ни малейших следов призрачных ночных существ, и лишь после этого распахнул дверь лачуги, на всякий случай укрывшись за стеной и выждав какое-то время. Но ничего не произошло. Дом, так же, как и двор, был совершенно пуст и хранил в себе запахи грязи, давно немытого человеческого тела и протухшей еды. Какие-то лохмотья на кровати и дикий беспорядок повсюду.

Но сейчас Ротанова не интересовали подробности последних дней жизни покойного. Его интересовали те, кто убил старика. В доме он не обнаружил никаких следов их присутствия, оставался двор, который он успел осмотреть довольно поверхностно.

Но и там, кроме лужицы липкой жижи, на том месте, где бластер лейтенанта оборвал существование одного из пришельцев, не было ничего необычного.

Ротанов скрупулезно соскоблил остатки этой жидкости в небольшую склянку, надеясь позже, когда для этого представится возможность, сделать анализ и установить, почему тело этого существа мгновенно разложилось, погасив при этом весь выброс энергии бластерного заряда.

Закончив свою не слишком приятную работу, он вернулся к лейтенанту, которого заметил лишь после того, как тот, увидев Ротанова, закурил сигарету. — Этот человек обладал феноменальной способностью становиться незаметным даже там, где, казалось, не было никаких укрытий.

— Ничего интересного?

— Во всяком случае, в доме никого нет. Нам пора возвращаться.

— Мы не будем хоронить старика?

— Не этой ночью. Нам надо быть вместе с нашими людьми. В любой момент эти твари могут заинтересоваться огнями в окнах и напасть на них. Твои десантники слишком беспечны. Они до сих пор подсознательно считают, что находятся на курорте, на который так стремились попасть. Вот только эта планета что-то не слишком похожа на курорт…

ГЛАВА 13

Ночь прошла тревожно. По приказу лейтенанта все десантники были назначены в караулы на лестнице и в подъезде дома. Свет был немедленно потушен. Всем было предложено соблюдать максимальную тишину.

Возможно, эти меры принесли результат или нападавшие удовлетворились одной жертвой, как бы там ни было, но остаток ночи прошел без происшествий.

Утром было решено заняться поисками подходящего здания для временной базы, в котором они могли бы чувствовать себя в относительной безопасности. Хотя Ротанов считал, что это бесполезно — тот, кто способен в мгновение ока превратить дорожное полотно в жидкую грязь, проникнет в любое здание, — возражать он не стал. В конце концов, даже иллюзия безопасности должна помочь людям хоть немного расслабиться и отдохнуть.

После двухчасовых поисков подходящее строение было обнаружено в самом центре города, во дворе комплекса административных зданий.

Это был небольшой, отлитый из литрона барак, использовавшийся раньше под складское помещение. Его главным достоинством было отсутствие окон и большая толщина стен. В колониях Федерации почти все строительство велось из литрона, который изготовлялся специальными роботами прямо на строительной площадке из вспененного кремнезема. Недостатка в сырье не ощущалось, кремнезем в нужных количествах нетрудно было найти практически на любой планете.

В магнитных камерах, расположенных непосредственно внутри строительных роботов при температуре свыше тысячи градусов, кремнезем плавился, затем с помощью специальных катализаторов и добавок превращался в легкую пористую массу. Из нее в считаные часы отливались нужные строительные конструкции. Программы, которыми снабжались строительные роботы, позволяли придавать форме будущих изделий любую конфигурацию.

Вполне исправные строительные роботы стояли в гараже мэрии. Но из-за отсутствия энергии они, разумеется, были неработоспособны, как и все прочие механизмы, которые попадались группе Ротанова. Непонятно, что могло случиться с энергостанцией, работавшей на индивидуальном мини-реакторе, и почему все аккумуляторы во всех механизмах оказались разряженными. Но выяснение этого вопроса было отложено на более подходящее время.

Пока что все сошлись на том, что найденный барак вполне подходит для временной базы. В нем было с десяток помещений, лишенных, правда, мебели и элементарных удобств, но все это имелось в изобилии в соседних зданиях, и после нескольких часов работы каждый смог оборудовать для себя отдельную комнату по своему вкусу.

Ротанова этот барак устраивал своим расположением. Он находился по соседству с научным центром, в котором почти все оборудование оказалось неповрежденным. Все говорило о том, что эвакуация жителей проводилась в спешке и больше походила на бегство.

Возможно, они еще собирались вернуться, но так и не смогли этого сделать. Что бы здесь ни произошло, теперь весь город со всем, что в нем находилось, фактически, если не считать ночных визитеров, принадлежал новоприбывшим. К сожалению, все механизмы, устройства, а самое главное — компьютеры, со всей содержавшейся в их блоках памяти информацией, оказались неработоспособными из-за отсутствия электроэнергии.

Постепенно Ротанов осознавал, что восстановление энергостанции становится для них первостепенной задачей, если они всерьез собираются надолго обосноваться в городе. Почему-то эта идея не слишком прельщала его спутников, да если уж быть честным перед самим собой, то и его тоже. Было в брошенном жителями городе что-то мертвящее, и его мрачная тайна не давала инспектору покоя. Необходимо было установить, куда бежали люди, выжил ли кто-нибудь из беглецов и что собой представляют ночные твари, напавшие на старика. Они были причиной бегства жителей или на поселок обрушилось другое, еще более страшное бедствие?

Пока что на все эти вопросы у Ротанова не находилось ответа, и ко всем загадкам прибавилась еще одна им так и не удалось похоронить единственного обнаруженного в городе жителя — за ночь труп старика бесследно исчез. Акропян высказал предположение, что все случившееся ночью представляло собой иллюзию, морок и никакого старика на самом деле вообще не было. Эти разговоры ужасно раздражали Ротанова, но помешать десантникам обсуждать на все лады таинственное ночное происшествие он, разумеется, не мог.

Во всех этих событиях был, однако, и положительный момент. Десантники, до сих пор державшиеся отчужденно и в любую минуту готовые покинуть его небольшую группу, состоявшую из него самого, Хорста и Линды, кажется, поняли, что выжить здесь можно только всем вместе.

Весь день они дружно укрепляли свою маленькую крепость, готовясь к приходу ночи. Набивали мешки песком и создавали у входа вынесенные наружу огневые позиции.

Три человека под руководством Акропяна, который благодаря своим сержантским нашивкам являлся заместителем Зарудного, отправились на поиски энергостанции.

У них не было карты города, а единственного, найденного здесь живым обитателя они потеряли. Так что поиски приходилось начинать вслепую, и территория, которую предстояло обследовать группе Акропяна, могла охватывать весь город.

Единственными указателями направления поисков являлись обесточенные приемники энергии, антенны которых смотрели на запад.

Проводив группу до ворот административного корпуса, Ротанов попросил Акропяна уделять как можно больше внимания всему необычному, что могло встретиться им по пути.

После этого он вернулся к прерванной работе по укреплению базы, которую выполнял наравне со всеми, хотя по своему возрасту и положению мог бы и не заниматься физической работой. Но армейское правило, раз и навсегда освободившее офицеров от любого физического труда, возложив его полностью на плечи рядовых, давно уже вызывало у Ротанова раздражение.

Конечно, дистанцию между командиром и подчиненными следовало соблюдать, но порой возникали условия, когда совместная работа только способствовала укреплению дисциплины и поднимала авторитет командира в глазах солдат.

Прорубая сбоку от входной двери узкую бойницу, Ротанов не мог отделаться от мыслей о том, что могло привести к катастрофе в этом маленьком, хорошо обжитом городке.

Возможно, косвенно люди сами были виноваты в обрушившихся на них бедствиях, так уже бывало не раз… Непомерная жадность, стремление быстро урвать куш, не считаясь с интересами аборигенов, часто приводили к катастрофам и кровопролитиям на самых разных планетах. Вот только на Ароме не было никаких аборигенов, по крайней мере официально о них ничего не было известно. Если не считать легенд о таинственных развалинах старинной башни, в которых обитали местные колдуны…

Однако и ночных хищников здесь никто не встречал на протяжении всех двадцати лет существования колонии, а вот теперь они появились… Что-то должно было сыграть роль спускового механизма, вызвавшего их массированный набег на поселение людей, и это стоило выяснить, чтобы не повторять уже совершенных ошибок.

Ротанову приходилось работать обыкновенной киркой. Из-за того, что не работали компрессоры, не удалось использовать даже отбойные молотки на сжатом воздухе. Ротанов чувствовал, как мышцы после каждого удара отзывались тупой болью в плече, где застарелая рана, полученная на Гридоме, давала о себе знать.

Чтобы задавить эту боль, мешавшую ему работать, он еще и еще раз прокручивал в голове все, что говорила ему Линда об Ароме. Увы, он не знал, была ли она до конца искренна с ним. До сих пор, несмотря на возникшую физическую близость, между ними так и не установилось доверие. Порой ему казалось, что она спала с ним чуть ли не по обязанности, возвращая придуманный ею самой долг, за тот эпизод в ресторане, когда он спас ей жизнь, и теперь, возможно, даже тяготилась этим. Их связь была взаимной ошибкой. Это было ясно обоим. Несколько раз Ротанов пытался откровенно поговорить с Линдой, но она резко, иногда почти истерично, пресекала все его попытки, едва он осмеливался коснуться одной из двух запретных тем — их взаимоотношений и причины ее бегства на Арому.

— Мне надоели твои расспросы! Я давно сказала тебе все, что знала, а если ты не доверяешь мне, зачем спрашивать?

Но Ротанов не верил в колдовство и в потусторонние силы. И это раз за разом заставляло его, несмотря на следовавшую за этим ссору, иногда совершенно непроизвольно переводить разговор на то, что произошло на Ароме, — в конце концов, от этого зависела теперь и их собственная жизнь.

Почти всегда загадкам, с которыми инспектор сталкивался на чужих планетах, находилось научное объяснение — пусть не сразу понятное, зачастую не укладывавшееся в рамки земной науки, оно тем не менее не оставляло места для произвольного изменения законов природы.

Но в таком случае что понадобилось на Ароме отцу Линды? Почему заинтересовался удаленной «курортной» планетой могущественный магнат, владевший собственной империей? Что на этой пустынной планете могло его привлечь до такой степени, что он решился рискнуть жизнью собственной дочери?

В тот момент, когда его положение пошатнулось, а делу всей его жизни грозило уничтожение, он отправил Линду на Арому… Зачем?

Однажды, в порыве откровенности, она сказала, что здесь можно найти могущество, способное изменить мир… И больше ни разу не пожелала коснуться этой темы, явно сожалея об этих случайно сорвавшихся словах. Сколько правды было в них? И была ли она искренна хотя бы в этом? А этот ее камень?.. Что это? Талисман, заморочка для простачков или нечто большее?

Возможно, именно эти сомнения Ротанова, не имея возможности выплеснуться наружу и разрешиться в открытом споре, подтачивали их отношения, как едкая кислота, и ему доставляло странное, извращенное удовольствие думать о Линде разные гадости, когда ее не было рядом.

Вот и сейчас он задался вопросом о том, как много расчета было в выборе Линды? Когда одинокая красивая женщина оказывается в изоляции, в обществе нескольких молодых мужчин, ей не обойтись без покровительства одного из них, и это, возможно, было одной из главных причин, по которой она всегда старалась продемонстрировать их особые отношения всем остальным, вызывая со стороны его спутников совершенно ненужное раздражение и зависть.

Сейчас он спросил себя, осталась бы Линда с ним, если бы руководителем группы стал, к примеру, Зарудный? И не нашел ответа.

Покончив наконец с бойницей, он отложил кирку и оценил результат. Узкая щель, грубо вырубленная в тридцатисантиметровом литроне, вполне могла защитить стрелка от зубов хищников и обеспечивала достаточный угол обзора. Если наружные капониры с песком придется покинуть во время ночной атаки, то эта, вторая линия обороны поможет им продержаться до утра.

Подошел Хорст и скептически осмотрел работу инспектора.

— По моему глубокому убеждению, мы занимаемся совершенно бессмысленным делом! — заявил он. — Если колония численностью в несколько тысяч человек, со всем оборудованием и вооружением не смогла отстоять город, то на что можем рассчитывать мы?

— Нам нужно продержаться в городе всего лишь пару дней, чтобы попытаться выяснить все обстоятельства, связанные с уходом жителей. Кроме того, необходимо установить, что собой представляют ночные хищники, откуда они взялись и кто их направляет.

— Почему ты думаешь, что их кто-то направляет?

— Потому, что хищники не имеют отношения к Дырам в дорожном полотне. Потому что здесь происходит нечто гораздо более странное, чем простое нашествие этих существ. И узнать хоть что-то обо всех необычных делах больше всего шансов у нас именно здесь, в центре событий. Как только мы соберем всю возможную информацию, мы немедленно покинем город и отправимся на поиски тех, кто уцелел после нашествия. Я не верю, что колония с населением в несколько тысяч человек могла исчезнуть совершенно бесследно. Всегда кому-то удается спастись, и мы обязательно найдем этих людей.

Его доводы так и не убедили старого капитана, считавшего, что Ротанов оценивает ситуацию, в которой они оказались, с чисто теоретических позиций, так, словно его самого она совершенно не касалась.

Хорст привык уважать в Ротанове его стремление наклеить ярлыки на все труднообъяснимые факты и разложить их по соответствующим полкам, но иногда это свойство характера инспектора его раздражало.

Группа Акропяна, ушедшая на поиски энергостанции, вернулась лишь к вечеру. Саму энергостанцию они нашли довольно быстро, но ничего утешительного находка им не принесла.

Генераторные блоки, внешне выглядевшие совершенно целыми, отказывались тем не менее запускаться. И все их попытки наладить хотя бы одно устройство ни к чему не привели.

Ротанов знал, что Акропян неплохой энергетик. Чтобы получить сержантские нашивки в десанте, необходимо всерьез овладеть второй полезной специальностью, и, если эта задача оказалась не по зубам Акропяну, не имело смысла повторять попытку. Все остальные во всем, что касалось энергетики, выглядели по сравнению с ним дилетантами. Больше всего Ротанову не понравилось то, что Акропян не смог даже установить причину отказа генераторов.

— Но какие-то соображения у тебя на этот счет возникли? Не могут же просто так не запускаться вполне исправные устройства! Что, черт возьми, с ними произошло?! — Ротанов не считал нужным скрывать свое неудовольствие результатами экспедиции Акропяна, поскольку не мог поверить в то, что они сделали все возможное, не отвлекаясь на другие, гораздо более привлекательные задачи. Он не мог не заметить старинный нож в серебряных ножнах, появившийся на поясе Акропяна после возвращения.

— У меня возникло одно предположение…

— Так поделись наконец, для этого тебя туда и посылали — делать выводы, обобщать наблюдения даже тогда, когда для этого недостаточно фактов, а не заниматься сбором раритетов.

— Я попытаюсь это сделать, если вы позволите мне наконец высказаться и не будете прерывать по каждому пустяку! Этот нож валялся на обочине. Там много чего валяется. Мы нашли дорогу, по которой люди в спешке бежали из города. Это произошло достаточно давно.

— Почему ты пришел к такому выводу?

— Потому что трупы давно превратились в скелеты, обтянутые сухой кожей.

— Трупы? Вы обнаружили трупы?

— Больше сотни. Там было настоящее побоище.

— А те, другие? Те, кто напали на поселенцев? Вы нашли что-нибудь?

— Только люди…

— Но так не бывает, при массовом столкновении обе стороны несут потери.

— Там были только трупы людей. Мы тщательно осмотрели место схватки и ничего не нашли. Именно поэтому на энергостанцию осталось мало времени. Но делать там нечего. У меня сложилось впечатление, что на этой планете движение электронов в проводнике не вызывает возникновения магнитного поля, именно поэтому все местные устройства отказываются работать…

— Что за чепуха?! На протяжении двадцати лет вся наша аппаратура здесь прекрасно работала! Не могли же на Ароме за ничтожный промежуток времени измениться кардинальные физические законы!

— И тем не менее это факт. У меня нет соответствующего оборудования, вернее, оно есть, но без энергии не может работать. Так что я не сумею доказать свои выводы. Но, на мой взгляд, это единственная вероятная причина, по которой вполне исправные устройства отказываются функционировать.

— Но ведь раньше они работали!

— Значит, условия изменились.

— Можно временно изменить условия, но не фундаментальные законы физики! И, кроме того, наши собственные устройства, привезенные с собой, прекрасно работают!

— Я не физик. Я не знаю причины, по которой здесь не работает все, что попало в зону недавно разразившейся катастрофы. И я не знаю, по каким неизменным законам физики удалось расплавить ли-трон, не повышая его температуры, или остановить песчаный смерч!

На этой планете происходят весьма странные вещи, инспектор, я не берусь выяснять их природу. У меня для этого недостаточно знаний и возможностей.

ГЛАВА 14

Массированная атака на их укрепления началась ровно в полночь. Ротанов проснулся от звонких ударов рельса, заменявшего гонг, и долго не мог понять, что происходит и где он находится. Все мышцы ломило от непривычных физических нагрузок, а голова буквально разламывалась на части. Он сидел на своей кровати, свесив ноги, и со странным равнодушием слушал заунывные звуки гонга. Неожиданно вспомнились слова Хемингуэя: «Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе». И лишь после этой многообещающей мысли он окончательно проснулся и бросился к дверям, прихватив с собой бластер.

Все остальные члены отряда уже находились на своих местах, согласно боевому тревожному расписанию, еще с вечера составленному Зарудным. Ротанов оказался последним и поймал на себе неодобрительный взгляд стоявшего у амбразуры Саврасова. Этот атлетически сложенный человек, с грубо вырубленным лицом и, казалось, с навсегда приклеенной к нему ухмылкой, так и не смог простить Ротанову гибель своего друга, и хотя никакой вины инспектора в несчастье, постигшем Асланова, не было — Саврасову нужен был виноватый, и он его нашел. Рано или поздно его глухое, подспудное недовольство должно было вылиться в открытый конфликт. Сейчас момент был совершенно не подходящим для выяснения личных отношений.

Во дворе стая каких-то летающих тварей, таких же прозрачных и светящихся, как привидения, напавшие на дом старика, носилась над зданием постепенно сужавшимися кругами. «Значит, они могут летать, если это понадобится, — подумал Ротанов. — Интересно, чему еще они могут научиться? Забрасывать нас бомбами?» Оказалось, что это его предположение не так уж далеко от истины.

Штук двенадцать светящихся бледным, призрачным светом существ, казалось, вот-вот бросятся в атаку. Назначенные во внешний дозор десантники, сидевшие в капонирах во дворе, пока не открывали стрельбу, экономя заряды, которые здесь нечем было восполнить.

Кто-то включил самый мощный, имевшийся в их распоряжении фонарь, но это не помогло лучше рассмотреть нападавших. Луч света почти не отражался от их прозрачных тел. В конце концов, Ротанов приспособился следить за ними по четкому рисунку внутренних органов, высвеченных фонарем, словно на экране рентгеновского аппарата. Эфемеры — так окрестил их Ротанов в своем отчете, который неизвестно когда попадет в управление, если попадет вообще.

Теперь он уже почти не сомневался, что это те же самые твари, которые напали на старика, тогда они не умели летать или просто не хотели сразу демонстрировать все свои способности.

Теперь они выстроились в воздухе в какое-то подобие боевого порядка и решительно ринулись на замерших в капонирах людей.

Тварь, летевшая первой, неожиданно широко распахнула свой клюв, словно хотела захватить побольше воздуха, и Ротанов, инстинктивно почувствовавший, что за этим последует, крикнул:

— Всем пригнуться! — В ту же секунду голубой электрический разряд со страшным грохотом ударил в стену капонира. Клочья разорванных мешков и фонтаны песка брызнули во все стороны. Почти сразу вслед за этим энергетическим ударом рявкнули бластеры десантников, и две твари исчезли на мгновение в огненном облаке плазмы.

Когда вспышка погасла и глаза вновь смогли различать окружающее, Ротанов понял, что на землю не упало ни единого кусочка. Возможно, были капли уже знакомой ему по предыдущему нападению слизи, но если они и были, то мгновенно испарились в огненном облаке разрыва.

И сразу же атаку продолжили все десять уцелевших эфемеров. Они метнули свои электрические стрелы почти одновременно. После этого «залпа» от капониров практически ничего не осталось. Люди уцелели только благодаря толстому слою мешков и прочной ткани своих защитных комбинезонов, но было ясно, что следующий залп их накроет и вряд ли защитные скафандры десантников смогут устоять при энергетическом ударе подобной мощности.

К счастью, для следующего «выстрела» нападавшим необходимо было какое-то время. Возможно, они перезаряжали свои внутренние конденсаторы, во всяком случае, в течение следующей минуты нового залпа не последовало, только это и спасло людей, занимавших позицию с наружной стороны дома.

— Всем укрыться в здании! — крикнул Ротанов, и эта его команда была выполнена с завидной быстротой. Уходя последним, он захлопнул за своей спиной дверь и даже успел задвинуть засов, прежде чем здание содрогнулось от нового электрического удара.

— Будем надеяться, что крыша выдержит, — проворчал Зарудный, вставляя в амбразуру, еще днем прорубленную Ротановым, ствол бластера и ведя непрерывный огонь по одному ему видимым целям.

Бой продолжался всю ночь, и лишь с первыми лучами солнца эфемеры исчезли, бесследно растворившись в воздухе.

Когда атаки прекратились, стало ясно, что еще одной подобной ночи им не выдержать. В большинстве бластеров батареи почти полностью разрядились, и, не имея возможности их подзарядить, они становились совершенно беззащитными. Тем более что стены их «крепости» были буквально изрешечены ударами энергетических зарядов, лишь внешне похожих на привычные молнии. Стены едва держались, и Ротанову скрепя сердце пришлось признать, что его идея создания даже временной базы в покинутом людьми городе оказалась ошибочной.

Это еще больше усложнило его и без того непростые отношения с десантниками. Они не признавали над собой никакого начальства, кроме своего непосредственного командира, а гражданских чиновников откровенно презирали. Ротанов в это число не входил, его полевые заслуги в их глазах в какой-то мере уравновешивали отсутствие военной формы.

Но так продолжалось лишь до тех пор, пока отряд не был вынужден в спешке собрать вещи и стремительным маршем покинуть с таким трудом оборудованное укрытие.

Уставшие во время непрерывного ночного боя люди, не получившие возможности отдохнуть даже днем, недовольно ворчали. Но это были пока цветочки.

Ягодки начнутся, если до наступления темноты они не найдут подходящего для отражения ночной атаки эфемеров места. В том, что атака неизбежна, у Ротанова не было ни малейшего сомнения. Опасные существа, с которыми они столкнулись, определенно обладали зачатками интеллекта, если только ими никто не управлял извне. Однако и в том и в другом случае эти твари постараются добить противника именно сейчас, пока он не успел организовать оборону.

Таким образом, в резерве у землян оставался только этот день. За столь короткое время им вряд ли удастся найти подходящее убежище в городе. Во время ночной атаки Ротанов убедился, что эфемеры в случае необходимости способны просачиваться сквозь недостаточно толстые и плотные стены…

Но оставался еще космодром, и, похоже, теперь — это их единственная надежда. Еще во время подлета к планете, выбирая место для посадки, Ротанов заметил силуэты двух стоявших там кораблей. Если бы им удалось добраться до этих кораблей, то за их бортовой броней они оказались бы в полной безопасности. Никакие эфемеры не смогут проникнуть сквозь метровый слой титанита. Но до кораблей надо было еще добраться.

Ротанов не знал, какие это корабли. Скорее всего, это лайнеры, те самые, команды которых в полном составе пожелали остаться на «курорте».

Но даже обшивка пассажирских лайнеров, не укрепленная дополнительной броней, какую несли на себе боевые корабли Федерации, могла без всякого труда выдержать электрическую атаку местных монстров. Она была рассчитана на длительное пребывание в фотосфере звезды, и задача группы состояла теперь в том, чтобы добраться до космодрома засветло и суметь попасть внутрь закрытых и законсервированных кораблей…

Ротанов знал, что сделать это будет непросто. По инструкции, надолго покидая корабль, команда была обязана привести в действие все его защитные и охранные устройства, и это означало, что ни один посторонний, не знающий капитанского пароля, не сможет проникнуть на корабль.

Но другого пути к спасению Ротанов не видел. Уже одно то обстоятельство, что космодром был удален от города, вселяло надежду. Эфемеры могли и не последовать за ними, удовлетворившись тем, что незваные пришельцы покинули обжитый ими город.

После целого дня форсированного марша, когда жара, проникнув сквозь оболочки скафандров и легко справившись с климатологическим контролем, заставила людей вспомнить о том, что такое настоящая пустыня, они увидели, еще издали, возвышавшиеся над пустынным плато две огромные корабельные башни.

Заходившее солнце окрасило их в зловещий красноватый цвет, но все же этот цвет не был таким интенсивным и яростным, как тот, что отражался в окнах брошенного людьми города. Давало ли им это надежду?

Ротанов не знал ответа на этот вопрос и, сорвав осточертевший шлем защитного скафандра, лишь ускорил шаг, с удовольствием ощутив на зубах хруст мелкого песка. Это давно забытое ощущение напомнило ему о том, что в этом мире существуют вещи более реальные, чем нападение ночных тварей, не оставлявших после себя даже трупов.

Минут через двадцать, перевалив через небольшой гребень, они очутились перед воротами космодрома, обнесенного изгородью из колючей проволоки.

Зрелище этой изгороди оказалось для них настолько неожиданным, что они остановились метрах в двадцати от ворот.

На Земле космодромы располагались на открытых пространствах, не было нужды обносить их изгородями. Только сумасшедший мог проникнуть на летное поле, рискуя попасть под струю плазмы. Вполне достаточно было расставить щиты с предупреждающими об опасности надписями. Но здесь во всей своей красе перед ними предстала изгородь с воротами и будкой для часового.

Несколько минут они в полном молчании ждали неизвестно чего. Может быть, появления часового из будки, но ничего не происходило, разве что неожиданно потемнело небо, закрывшись невесть откуда набежавшими тучами. Ветер со стороны пустыни неожиданно усилился и начал довольно чувствительно сечь открытые участки кожи мелкими острыми песчинками.

— Долго мы еще будем тут стоять? — грубо поинтересовался Саврасов.

— Столько, сколько потребуется! — отрезал Зарудный, вопросительно поглядывая в сторону Ротанова, но тот молчал. Идти к закрытым люкам кораблей казалось ему бессмысленным. Его надежды на то, что хотя бы один из них в спешке забыл задраить покидавший корабль экипаж, не оправдались, и теперь он просто не знал, что делать дальше. Ветер за их спинами продолжал усиливаться и крепчал слишком уж быстро для обычного ветра.

— Это не простой ветер, — сказала Линда, прикрывая глаза ладонью от заходящего солнца и пристально вглядываясь в пустыню. — Он несет смерть. Смотрите, там, среди барханов…

Теперь и остальные увидели поднимавшееся над землей песчаное полотнище. Оно трепетало, как живое, все время меняя форму и постепенно уплотняясь. Сейчас это непонятное образование, слепленное из песка, достигало высоты трехэтажного дома и постепенно увеличивалось в размерах.

— Эта штука движется к нам! — крикнул Саврасов и, не дожидаясь остальных, одним движением перемахнул через забор. Ротанов так и не понял, для чего он это сделал. Жидкие ряды проволоки казались слишком несерьезным препятствием на пути надвигавшегося на них песчаного монстра, по форме напоминавшего теперь летящего над землей дьявола. Сквозь плотную массу песка, из которого слепилось его тело, уже не просвечивали окрестности, а затем раздался голос, напоминавший скорее рык какого-то животного и идущий одновременно со всех сторон.

— Добро пожаловать, мясо!

Прежде чем Ротанов успел вмешаться, прежде чем Зарудный успел понять, что, собственно, происходит, четыре бластера десантников одновременно выплюнули свои заряды в сторону песчаной тучи, в ее глубине вспухли и распустились четыре огненных цветка. И, словно испугавшись этой безобидной с виду вспышки, полностью поглощенной песчаной бурей, облако, летящее на них, остановилось, как будто налетело на невидимую преграду.

Саврасов, лежа за проволочной изгородью, вел по переднему фронту песчаного облака непрерывный огонь.

Прошло, наверно, не меньше пятнадцати минут, прежде чем остальные поняли, что он продолжает стрелять по пустым барханам, оплавляя их вершины последними оставшимися у него зарядами. Тучи и след простыл.

— Почему стреляете без команды?! — рявкнул Ротанов и получил ответ, который лучше всего прочего показал, как низко опустился его авторитет за последнее время.

— Мы все здесь станем трупами, прежде чем дождемся от тебя нужной команды!

— Кто это сказал?

— Ну я сказал, что дальше? — спросил Саврасов, поднимаясь со своей огневой позиции и делая шаг по направлению к Ротанову.

Ротанов откровенно растерялся, событие, обрушившееся на них, было настолько значительней неожиданно вспыхнувшей ссоры, что он не знал, как на нее реагировать. Нервы у людей не выдержали чрезмерного напряжения. И это могло вылиться в открытое неповиновение. Если позволить Саврасову свести назревающий конфликт к банальной драке — последние остатки авторитета инспектора могли улетучиться, как дым. Необходимо было что-то срочно придумать, что-то неординарное. Но ничего не приходило в голову.

— Напрасно открыли огонь. Надо было позволить ему подойти вплотную и выяснить, что ему от нас нужно.

— Это был фантом, и мы его уничтожили, прежде чем он не сделал того же самого с нами! — вступился за Саврасова один из участников перестрелки.

— Откуда вы знаете, что это было? Вы что, специалист по фантомам? А если это был парламентер? Если с нами впервые, с тех пор, как мы не выпускаем из рук оружия, собрались поговорить? Что, если это была наша единственная надежда выжить?

— Что-то страшновато выглядел этот ваш парламентер!

— Может быть, они лишь хотели проверить, легко ли нас запугать!

Кажется, Ротанову удалось заставить Саврасова смешаться и потерять часть своего боевого апломба. Но теперь, если десантник не хотел потерять лицо в глазах собственных товарищей, ему придется довести до конца затеянную ссору. Ротанов прижал его в угол своей логикой, и парню уже ничего не оставалось, как только продемонстрировать, что грубой силе нипочем никакая логика. Ротанов слишком поздно понял это и едва успел уклониться от неожиданного броска Саврасова.

— Саврасов! Немедленно займите свое место в строю! — сказал Зарудный очень тихо, но тем особым командирским тоном, после которого подчиненному следовало ожидать больших неприятностей.

— Это же обыкновенная галлюцинация! — попытался вступиться за Саврасова еще один десантник. — Подумаешь, истратили впустую несколько зарядов!

— Галлюцинация? — продолжал наступать Ротанов. — Все слышали, что сказала нам эта «галлюцинация»? Кто-нибудь может повторить?

— «Добро пожаловать»… И еще что-то, кажется, «мясо»… — неохотно выдавил из себя заступник Саврасова.

— Не бывает говорящих галлюцинаций, и уж тем более не бывает галлюцинаций, которые одновременно нескольким людям говорят одну и ту же фразу!

Теперь уже все участники инцидента призадумались. Возразить инспектору было нечего.

Словно подводя итог этой так и не разрешившейся до конца ссоры, со стороны одного из кораблей донесся непонятный металлический звук.

— На аппарели кто-то есть! Там люди! И вновь, наплевав на всякую дисциплину, десантники толпой бросились к кораблю. Перед изгородью остались только Ротанов с Хорстом, Зарудный и Линда.

В молчании, ни на секунду не опуская стоявшего на боевом взводе оружия, они пересекли летное поле и остановились перед кораблем, ожидая, чем закончится визит их нетерпеливых товарищей.

Ротанов окинул взглядом блестящую поверхность обшивки, еще не успевшую запятнать себя язвами микрометеоритов и ожогами звездных температур.

— Совсем новый корабль… Жаль, если в него не удастся войти.

— По-моему, наши друзья уже внутри, — возразил Хорст.

— Это еще ничего не доказывает, внутренняя дверь тамбура может быть заблокированной. Хотя, скорее всего, она будет открыта. Нас здесь ждали, — проговорил Ротанов очень тихо, ни к кому специально не обращаясь.

— А тебе не кажется, что фактов слишком мало для таких скоропалительных выводов? — теперь уже Хорст с ним не согласился и вынудил Ротанова выложить свой последний козырь.

— Давай проверим. Если внутренний люк этого корабля окажется открытым, вопреки всем существующим правилам, ты будешь вынужден согласиться со мной.

— Считай, что мы договорились. Хорст спрятал в карман свою трубку и медленно, осторожно, словно входил на минное поле, двинулся по трапу к открытому люку, в котором минуту назад исчезли десантники. Неприятности еще только начинались, и Ротанов хорошо понимал, к чему может привести раскол в их небольшом отряде.

Все продолжали стоять неподвижно, пока старый капитан медленно поднимался по металлической лесенке. И, лишь когда его спина исчезла в темном провале люка, остальные последовали за ним.

ГЛАВА 15

Внутри корабельных коридоров стоял запах пыли, пластиковых панелей и дезодорантов, выброшенных в систему регенерации воздуха, после того как с пульта поступила команда расконсервации.

Зарудный распорядился провести тщательное обследование корабля. Это было необходимо, потому что никто из них не мог забыть люк, открывшийся в тот самый момент, когда они больше всего нуждались в защите.

Разумеется, эти поиски ни к чему не привели. Ротанов был уверен в результате с самого начала. Найти таинственного доброжелателя никогда не удастся, если только он сам этого не захочет. Силы, которые играли с ними в какую-то непонятную игру, предпочитали действовать скрытно. Разозленный Зарудный перехватил его по пути в корабельную рубку.

— Никого нет! Нигде! Нет даже крыс! Мы проверили все помещения биолокаторами! Корабль пуст. Пуст, как консервная банка, и мне начинают надоедать эти загадки. Кто-то же открыл люк? И этот «кто-то» должен был знать капитанские коды!

— Он их знал. Успокойся. Корабль специально подготовлен к нашему визиту. Разве ты еще не понял? А коды… Коды могли передать, например, по радио.

— Но мы кого-то видели на аппарелях!

— Возможно, да — возможно, нет. На этой планете не стоит слишком уж доверять даже собственным глазам. Если здесь кто-то и был, теперь его уже нет, и если он ушел, то ушел так, что ты этого не обнаружишь!

— Иногда мне кажется, что ты вместе со своей Линдой веришь в местных демонов.

— Демонов здесь нет, но, возможно, есть кто-то похуже… А что касается Линды…

Но Зарудный предпочел избежать скользкой темы.

— Ладно. Замнем. Мне еще надо осмотреть технические отсеки. Ты не хочешь нам помочь?

— Я не верю в результат.

На этом они и расстались. Хотя Ротанов и отказался принимать участие в бессмысленных, с его точки зрения, поисках, он прошелся по всему кораблю, чтобы получить о нем возможно более полное представление.

Корабль производил довольно странное впечатление. Раньше ему не приходилось летать на пассажирских лайнерах такого класса. Чертова уйма денег была ухлопана на отделку кают-компаний и ресторанов, на всю эту бронзу, хрусталь, сверкавшие позолотой перила лестниц, сделанных из настоящего дуба…

Дизайнеры изо всех сил старались придать внутреннему убранству космического лайнера вид древнего океанского судна, и, надо признать, им это удалось. В конце концов, все их усилия воплотились в эту мертвую груду металла, покинутую собственной командой.

Больше всего удивляла Ротанова не роскошь, а общее состояние корабля. Он выглядел так, словно только вчера сошел со стапелей земной верфи, словно никогда не слонялась по этим салонам и барам шумная толпа пассажиров, которая была здесь перед посадкой и затем куда-то исчезла, не оставив после себя никаких следов. Ни забытых вещей, ни мусора — ничего этого не было даже в индивидуальных каютах, даже в прикроватных тумбочках, в ящиках которых пассажиры имели привычку всегда забывать ненужные вещи.

Койки аккуратно убраны в стенные ниши кают, горы чисто вымытой посуды заботливо закреплены в антиперегрузочных шкафах…

Но, если верить судовому журналу, добросовестно изученному Хорстом, «Озон» принес на своем борту сорок человек, бесследно сгинувших на Ароме и ухитрившихся проделать это так, что на корабле, на котором они провели почти полгода, пока длился полет, не осталось ничего, напоминающего об их присутствии… Ни одной фотографии, ни одной личной вещи, только запись в судовом журнале…

Но память нельзя стереть так просто, как убрать ненужные вещи. Что-то осталось. — нечто невидимое, делавшее корабль в глазах Ротанова похожим на огромный катафалк. Это впечатление усиливалось тишиной, пустотой огромных коридоров и величественных апартаментов первого класса.

Горстка людей, вместе с ним час назад поднявшихся по трапу «Озона», бесследно растворилась на палубах этого шикарного летающего катафалка, и Ротанова не оставляло странное ощущение, что теперь он может месяцами бродить по бесконечным коридорам, спускаться на гравитационных лифтах или сбегать по аварийным лестницам — все будет бесполезно. Он никого не найдет здесь. Он остался один на этом гигантском мертвом корабле. Ощущение было настолько сильным, что Ротановым, человеком, закаленным в самых различных переделках, на далеких, враждебных планетах, постепенно начала овладевать паника.

Пришлось срочно подниматься в капитанскую рубку, уж Хорста он должен найти там наверняка, и, слава богу, хоть в этом инспектор не ошибся.

Старый капитан деловито стучал по клавиатуре главного компьютера, проделывая какие-то сложные расчеты, а увидев Ротанова, на секунду оторвался от дисплея и спросил так, словно Ротанов все время сидел рядом с ним и был полностью в курсе его расчетов:

— Что ты об этом думаешь?

— О чем именно?

— Сорок человек на борту плюс тридцать человек команды — шесть месяцев полета, — но запасы продуктов не тронуты, кладовые, водные баки — все забито под самую завязку, словно корабль находится на Земле перед стартом! Этого не может быть, и тем не менее это так!

— А топливо ты проверил? — Хорст окончательно оторвался от своих расчетов и уставился на Ротанова внимательным взглядом, в котором читалось недоумение.

— Как ты догадался? Ты ведь догадался, что баки пусты?

— Не то чтобы догадался… Но я этого ожидал.

— Но почему?

— Мне кажется, нас не собираются отсюда отпускать. Нам предоставили для комфортного проживания дом, в котором изучать наше поведение будет очень удобно.

— Ты все время говоришь об Ароме так, словно всеми событиями здесь управляет некий могущественный разум! Но пока что этому нет никаких доказательств. Цепочка событий, с которыми мы столкнулись, могла быть случайной! К тому же я не вижу в них никакой логики! Царапины на броне посадочного бота, случайная гибель Асланова, воронка в дорожном покрытии, какие-то прозрачные монстры в городе, наконец, этот корабль… — все это не вяжется одно с другим. Мне это кажется набором бессмысленных случайностей.

— Или забавой, игрой…

— Ты хочешь сказать, с нами играют?

— Почему бы и нет, если возможности не ограничены? Возьми, к примеру, эту песчаную бурю. На ее создание ушла чертова уйма энергии, а в результате мы услышали лишь несколько не самых приятных слов… «Добро пожаловать… мясо».

— Может, нас хотели запугать?

— Зачем? На наши вопросы мы не находим ответов, потому что вопросы подбрасывает нечеловеческая логика.

— Но все, что здесь происходит, не укладывается в твою гипотезу о высоком разуме, управляющем этой планетой.

— Кто говорит о высоком разуме? О чужом — это будет правильней, о совершенно непонятном для нас — это возможно.

— Но ведь здесь двадцать лет жили люди, и никто ни разу не отметил ничего необычного, ничего такого, что не укладывалось бы в наше представление об обычной курортной планете. Никаких следов цивилизации, даже биоса нет! Откуда здесь взяться разуму?

— Мы стараемся все объяснить с позиций нашей человеческой логики — это и понятно, другой мы просто не знаем. Но представить хотя бы приблизительно иную точку зрения — занятие уже само по себе довольно увлекательное. И если посмотреть с позиций этой логики на наши действия…

— Что-то ты хитришь, Ротанов! И не отвечаешь на мой вопрос.

— Это потому, что у меня нет окончательного ответа. Я лишь могу предположить, что до определенного момента этому разуму незачем было проявлять себя. Присутствие людей его, видимо, в чем-то даже устраивало, иначе с его-то возможностями он давно очистил бы от нас планету.

— Да где он, твой разум?! В песчаной буре?!

— Может, на дне океана, может, в воздухе или в почве, может быть, он распылен по всей планете и невидим для нас, потому что мы не знаем, куда смотреть.

— Ладно, оставим пока в стороне высокие материи. Что нам теперь делать? Сидеть взаперти на этом корабле, не высовывая носа?

— Это было бы самым неразумным.

— Тогда что?

— Делать то, зачем мы сюда прилетели. Собирать информацию и постараться помочь тем, кто уцелел после катастрофы. Если кто-нибудь уцелел.

— Не думаю, что в этом благородном начинании тебя поддержат десантники.

— Я тоже так не думаю. Вполне возможно, они откажутся нас сопровождать. Тогда мы уйдем одни.

— Я не знаю, согласится ли на это даже твоя Линда.

— Что вы все заладили: «твоя Линда», она мне не жена, просто случайная попутчица!

— Ой смотри, Ротанов, с такими попутчицами опасно иметь дело, как бы голову не потерять — об остальном я уж и не говорю.

Разговор с Хорстом оставил у Ротанова неприятный осадок. Инспектор и без его напоминания знал, что выяснения отношений в их маленькой группе не удастся избежать, и ни к чему хорошему это выяснение не приведет.

Чтобы подготовиться к нелегкому, но неизбежному разговору, он решил какое-то время побыть в одиночестве и, покинув управляющую рубку, не стал искать каюту, в которой расположилась Линда. Слава богу, свободных помещений на корабле было хоть отбавляй. И не последнюю роль в этом его решении сыграли замечания Зарудного и Хорста. Меньше всего ему хотелось подчеркивать их особые отношения с Линдой. Проблем и так хватало.

На одной из нижних палуб Ротанову попалась каюта, которая более-менее соответствовала его теперешнему настроению.

Здесь не было гобеленов, ковров, копий картин известных мастеров и хрустальных горок. Каюта, совсем крохотная, вероятно, принадлежала кому-то из членов команды лайнера.

Как раз то, что ему было нужно, чтобы сосредоточиться и на какое-то время оказаться в обстановке, где его ничего не отвлекало и не раздражало.

Несмотря на небольшие размеры и отсутствие дорогих безделушек, эта каюта была оснащена всем необходимым.

Он с удовольствием принял волновой душ, напоминавший своими ароматизаторами и прикосновениями мельчайших водяных капель вечерний бриз на морском побережье.

Прежде чем с наслаждением растянуться на узкой и жестковатой койке, он вспомнил о том, что с утра у него во рту не было маковой росинки, и заказал со стенного пульта основательный обед, распорядившись, чтобы кухонный робот принес его прямо в каюту.

Все они измотаны. После посадки на них обрушилось слишком много событий. Схватки, мертвый город, поход к космодрому… Нервы у всех на пределе, нужно дать людям отдохнуть, прежде чем ставить перед ними новую задачу.

Он так и сделает, если события вновь не вынудят их действовать поспешно, как это уже было не раз на этой сумасшедшей планете.

Затем он подумал о том, что отдых на этом корабле ни в коем случае нельзя затягивать, иначе возникнет другая опасность. Люди расслабятся, почувствуют, что цель, к которой они стремились, покидая Землю, достигнута, что все опасности остались снаружи, за бортом… Этот корабль казался таким надежным, комфортным и безопасным, что невольно напрашивался вывод о том, что неведомые силы используют его в качестве лакомой приманки.

Он думал об этом, пережевывая принесенные роботом осточертевшие концентраты, лишь внешне похожие на сочный бифштекс.

Ничего нового не приходило в голову, данных для каких-то выводов и даже для обоснованных предположений было все еще недостаточно. Одно он решил для себя совершенно определенно — поиски пропавших на этой планете людей он не прекратит даже в том случае, если вести их придется одному.

Он должен выполнить свою главную задачу в любом случае, при любом раскладе сил. А задача инспектора внешней безопасности состоит в том, чтобы установить, что произошло здесь с людьми, что за новый могущественный враг появился у человечества на этой планете, на которой в течение целых двадцати лет ничто не угрожало процветанию нормальной земной колонии… И он вынужден был повторить себе эту набившую оскомину истину просто потому, что очевидные истины забываются в первую очередь.

Настырно и совершенно по-земному задребезжал над входной дверью старинный звонок. Кто-то все-таки сумел отыскать его тайное убежище. Впрочем, он не сомневался в том, кто это может быть, и потому, не вставая с постели, приказал охранной системе открыть дверь.

Появившаяся на пороге Линда Гердт выглядела убийственно спокойно, и Ротанов прекрасно знал, что это ее спокойствие предвещает надвигающуюся бурю.

— Хорошее место. От меня спрятался?

— Да не собирался я здесь оставаться! Ты же видишь, эта каюта совершенно непригодна для жилья, — сразу же начал оправдываться Ротанов. — Хотелось еще раз все обдумать и подготовиться к серьезному разговору с десантниками. Я не собираюсь долго задерживаться на этом корабле. Нужно искать пропавших людей, нужно найти хотя бы одного свидетеля событий, которые произошли на Ароме с момента начала катастрофы.

— Я давно замечаю, что ты начал меня избегать, — продолжала Линда гнуть свою линию, делая вид, что не слышит его доводов. — С тех самых пор, как мы покинули город, ты не соизволил обмолвиться со мной ни единым словечком!

— Я не хотел на людях демонстрировать наши с тобой особые отношения. В таком маленьком отряде, состоящем из одних мужчин, это может подорвать остатки дисциплины.

— Каким ты, однако, стал щепетильным! Почему же раньше ты не беспокоился об этом, когда забрался ко мне в постель?

— Я никогда не отказываюсь от выплаты причитающихся мне долгов! — произнес инспектор с ехидной усмешкой, о чем сразу же пожалел, потому что шутка не получилась и своим замечанием он довел Линду до самой высшей точки кипения. Видя, что теперь уже всякие разумные доводы бессмысленны, он неожиданно перешел от обороны к наступлению, чем сразу же сбил ее с толку.

— Ты лучше скажи, что от тебя надо этому хлыщу Саврасову, почему он не отходит от тебя ни на шаг?

— Ах, вот как! Ты соизволил это заметить! А я уж думала, что ты вообще перестал смотреть в мою сторону.

— Ты не ответила на мой вопрос! — суровым голосом произнес Ротанов, поднимаясь с постели и лишая Линду ее основного преимущества.

Стоящий над твоей головой человек всегда чувствует себя более уверенно. Его совершенно не интересовал ни сам Саврасов, ни его безуспешные попытки приударить за Линдой, ему лишь хотелось побыстрей завершить очередную, не вовремя назревавшую ссору. Похоже, ему это удалось, потому что Линда, неожиданно прекратив свои наскоки, заговорила серьезно:

— Вот что я думаю, Ротанов. Нам с тобой не нужно дожидаться разговора с десантниками, о котором ты упомянул. Ничего хорошего из этого не получится. Они откажутся пойти с нами. Ведь ты именно на это рассчитываешь, я не ошиблась?

— Не ошиблась. Но откуда такая уверенность?

— Мужчины иногда откровенничают со мной. Стараясь произвести впечатление, они часто болтают лишнее. Так вот не знаю, что именно они задумали, но меня они уж точно отсюда не выпустят. А снова оказаться похищенной мне что-то не очень улыбается. Достаточно того случая на «Разгоне». Давай незаметно уберемся с корабля прямо сейчас, когда этого никто не ждет.

— Хорошая идея. Но я не привык оставлять своих людей на произвол судьбы. Если хоть один из них пожелает пойти с нами, он должен получить эту возможность.

— А обо мне ты подумал? Или я в твоих планах занимаю самое последнее место?!

— Ничего они с тобой не сделают. Зарудный не допустит никакого самоуправства. Этот человек умеет держать в узде своих людей.

— Что же… Тебе виднее… Но, мне кажется, сейчас ты упускаешь свой единственный шанс.

Ты ведь помнишь о том, зачем отец послал меня на Арому? Так вот я все еще намерена выполнить его поручение. И, если ты отказываешься мне помочь, я справлюсь с этим сама!

Она рванулась к двери, и он едва успел перехватить ее на пороге.

— Линда, не делай глупостей! Вокруг космодрома сплошная пустыня, ты не выдержишь там и одного дня.

— А что прикажешь мне делать? Оставаться здесь, чтобы стать игрушкой в руках этих кретинов? Единственный человек, которому я доверяла и на чью помощь имела все основания рассчитывать, слишком увлечен своими собственными благородными задачами — спасением давно не существующего населения Аромы и прочей чепухой!

— Несуществующего? Что ты хочешь этим сказать?!

— Только то, что никого из них не осталось в живых!

— Тебе-то откуда об этом известно?

— Не забывай, сколько времени я провела в конторе отца, изучая архивы компании, прежде чем отправиться на Арому! Я знаю, как начиналось это бедствие, и имею представление о том, чем оно закончилось! — Хлопнув дверью, Линда выбежала из его каюты. Пришлось связаться с Хорстом и попросить его часа на два перекрыть входной люк.

Минут через двадцать Хорст сообщил, что Линде надоело воевать с титанитовым люком и она отправилась в свою каюту. По крайней мере, какое-то время Ротанов мог не беспокоиться хотя бы о том, что она выкинет очередную глупость.

Но его спокойствие длилось недолго. По пневмопочте пришла записка с сообщением о созыве чрезвычайного экспедиционного совета. Это был хороший ход его противников. Решительный разговор, который он пытался по мере возможности оттянуть, Должен был состояться сегодня вечером.

ГЛАВА 16

Инженерам компании «Межзвездные перевозки» удалось создать во внутренних помещениях «Озона» ощущение непривычного для межзвездных кораблей комфорта. И Ротанов, сидя в одиночестве в кают-компании корабля, в который уж раз думал о том, как много сил и средств люди тратят на пустяки, как непродуманно и беспечно расходуют они земные богатства и ресурсы.

Постепенно в кают-компании собирался народ, вызванный на чрезвычайное заседание совета неизвестным «доброжелателем» Ротанова. Подобный совет имел право созвать любой участник экспедиции, другое дело, что этим правом почти никогда не пользовались, потому что созыв совета всегда считался нарушением субординации, ущемлением единоначалия и грозил его организатору, если причина не была достаточно серьезной, немедленным увольнением.

Разумеется, не на Ароме и не в тех обстоятельствах, в которых они оказались.

Сверкание хрустальных люстр подчеркивало едва слышное мурлыканье музыкального автомата, а в графинах на столе стоял не осточертевший тоник, а лучшие марки земных коньяков… Умели оснащать лайнеры такого класса, не жалели никаких денег, потому что они всегда возвращались сторицей их хозяевам.

Впрочем, Ротанова и сейчас не покидало убеждение в том, что этот лайнер к их визиту подготовили совсем не люди.

Все время он натыкался на эту мысль. Слишком уж все здесь было безупречно, словно в студии рекламного фильма «Летайте лайнерами Звездолайта».

Но передать это свое ощущение рассаживавшимся за столом людям он не мог, не мог заставить их поверить в свои дурные предчувствия — и ничего не сможет доказать. Не было у него доказательств, если, конечно, не считать всех тех странных событий, которые сопровождали их здесь с момента посадки, но все это могло и не иметь непосредственного отношения к лайнеру. Так что убедить их покинуть этот с виду совершенно безопасный и такой уютный дом ему не удастся. Он не слишком и надеялся на это, однако считал себя обязанным предложить им выбор, поэтому и не стал возражать против созыва совета, который без его официального одобрения не мог созываться.

Расклад сил определился уже тогда, когда все уселись за столом. Десантники сразу же отделились от остальных — этих четверых он уже мог не считать в своей команде. Жаль, конечно, лишиться силового звена, но, в конце концов, здесь происходили вещи, разрешить которые незначительной силой, воплощающейся в этой четверке, вряд ли удастся… Хорошо бы иметь в резерве этих тренированных ребят, с первого импульса умеющих попадать лазерным лучом в подброшенный коробок спичек.

Но на нет и суда нет. Лишь бы не вздумали мешать и всерьез противостоять его уходу с корабля.

Чуть в стороне, как и полагается командиру, озабоченному постоянным соблюдением дистанции между собой и подчиненными, расположился лейтенант Зарудный. С этим человеком ему тоже, скорее всего, придется расстаться. Подумав об этом. Ротанов почувствовал сожаление, поскольку лейтенант, единственный из всего десантного отряда, ему по-настоящему нравился.

Кто же у него остается? Старый капитан Хорст Да главный камень преткновения и подспудная причина всех раздоров — Линда Гердт. Собственно, именно из-за нее десантники потребовали этой встречи. Хорошо хоть у нее хватило ума, несмотря на недавнюю ссору, прийти на совет.

На что надеялись авторы присланной ему по пневмопочте записки? Разрешить свои проблемы силой? Неужели процесс вседозволенности на этой планете зашел так далеко, что они решатся применить грубую силу, чтобы оставить с собой женщину против ее воли?

Но в том-то и дело, что инспектор никогда не мог предсказать заранее, как поступит сама Линда, и до сих пор не знал истинных мотивов, которые привели ее на эту полную опасностей планету, не ведал, какая сила толкает ее на смертельно опасные авантюры, заставляет ходить по лезвию ножа, откровенно наслаждаясь опасностью.

А главное, он до сих пор не мог понять, зачем ей понадобилась Арома. Какого черта ее сюда принесло. С этим придется разбираться позже, если удастся разрубить гордиев узел, так прочно завязанный самой Линдой.

Возможно, она завязала его, не сознавая, что делает. Инстинктивное кокетство в обществе молодых мужчин свойственно всем красивым женщинам, если они не влюблены… Вот и ответ на его невысказанный вопрос, но тогда какого дьявола он собирается вытаскивать ее из ямы, которую она сама себе выкопала? Только потому, что дал ей слово? Хотя бы поэтому… И потому, что он преступил в их отношениях ту черту, за которой для любого мужчины кончается большинство прав и начинаются обязанности… Он еще не остыл от недавней ссоры и старался не смотреть в ее сторону.

— Ну что же, приступим… — произнес Хорст официальным голосом и постучал по хрустальному бокалу. Он изо всех сил старался поддержать свое официальное реноме капитана, хотя корабль, которым он пытался управлять, давно превратился в неподвижную космодромную башню и никто официально не назначал его капитаном этого металлического катафалка.

Мгновенно наступила тишина, даже Саврасов и Акропян прекратили перешептываться. Ротанов не сомневался, что это именно они были инициаторами созыва «Экспедиционного совета».

— По инструкции тот, кто потребовал созыва совета, обязан зачитать всем остальным пункты один и два, — громко, так что его было слышно даже за пределами кают-компании, провозгласил Хорст.

— К черту инструкции! — проворчал Саврасов.

— Тогда к черту и сам совет, раз он вам не нужен. Совет без соблюдения соответствующего протокола уже не является советом, и его решения ни для кого не обязательны, — решительно поддержал требование Хорста Ротанов, не желая позволить зачинщикам с первого же момента превратить совещание в бессмысленный балаган.

— Мы и так знаем наизусть эти проклятые пункты!

— Вот и прекрасно, тогда тебе не составит особого труда произнести их вслух. Ведь это ты запустил в информационную сеть корабля требование о созыве совета, не так ли? — спросил Ротанов, не отрывая тяжелого взгляда от лица Саврасова.

И тогда, в свою очередь, не отводя от Ротанова ненавидящих глаз, Саврасов произнес знакомые каждому космонавту, слова:

«Мы, граждане Земной Федерации, оказавшиеся в чрезвычайной ситуации, собрались на этот совет, чтобы решить судьбу одного или нескольких из нас, в соответствии с законами Федерации и человеческой справедливости».

Саврасов замолчал, и над столом повисла звенящая тишина, не нарушаемая даже звоном бокалов.

— Продолжай, Саврасов, тебе осталось осилить всего один пункт. Повтори слова, которые ты произнес, когда принимал присягу!

— Я их не помню!

— Тогда мне придется освежить твою память. — И Ротанов торжественным голосом произнес знакомые каждому из них с детства слова, будто стоял на трибуне космодрома в тот день, когда ему присвоили первое звание.

«Клянусь защищать Земную Федерацию! И, если понадобится, не колеблясь, отдам свою собственную жизнь за свободу и право на жизнь любого из ее граждан! Да будет так…»

Знакомые всем слова присяги прозвучали и растворились в молчании сидящих перед ним людей. Ротанов сомневался в том, что они достигли их сердец, и желал теперь лишь поскорее покончить с оставшейся частью этой, сразу же ставшей бессмысленной процедуры.

— Саврасов попросил нас собраться здесь, видимо, потому, что знал о том, что завтра я и мои товарищи, а также те из вас, кто захотят к нам присоединиться, уходим на поиски исчезнувших жителей федеральной колонии «Арома». — Ротанов выделил слово «федеральной», словно хотел еще раз напомнить слушающим слова присяги. — Возможно, они еще живы. Возможно, они нуждаются в помощи. И, как бы там ни было, мы обязаны это выяснить!

— Нас здесь слишком мало для спасательной экспедиции! Мы должны доставить на Землю информацию о том, что произошло на Ароме, и для этого попытаться сохранить хотя бы собственные жизни.

— Мы не знаем, что здесь происходит, мы не знаем, какие силы обрушились на земную колонию! Мы не знаем, где находятся выжившие и существуют ли они в данное время! Так какую именно информацию ты собираешься передать на Землю, ценой нарушения присяги? — Ротанов обращался непосредственно к Саврасову, не скрывая своего гнева.

Саврасов побледнел от сдержанной ярости. Этой своей репликой Ротанов вынудил его наконец раскрыться и выплеснуть наружу то главное, ради чего Саврасов собрал совет.

— Вы инспектор внешней безопасности. Это ваша обязанность — собирать информацию. Вот и собирайте ее!

Можешь убираться на все четыре стороны, только Линду мы с тобой не отпустим! Нам нужна повариха, да и горничная не помешает. Почему ты решил, что единственная среди нас женщина должна принадлежать тебе одному? — Саврасов окончательно потерял самообладание и сорвался на крик. Но чем резче становился голос Саврасова, тем спокойней отвечал Ротанов и тем холодней становился его тон, от которого мурашки пробегали по спине у противников инспектора.

— Потому что она такая же гражданка Федерации, как и каждый из вас, потому что только она сама может определить свой выбор.

Увидев, что Саврасов подался вперед и рука его медленно, явно стараясь замаскировать этот жест, скользнула под стол, Ротанов замер, мысленно, в последний раз, прикидывая расклад сил. И уже понимая, что вся эта говорильня вот-вот закончится кровопролитием.

Троица десантников наверняка поддержит Саврасова, Зарудный, возможно, останется нейтральным, но это ничего не изменит, потому что четверо десантников против него одного, старика Хорста и Линды мгновенно превратят их в отбивные, даже не применяя оружия, а Саврасов, похоже, вопреки всем правилам, пришел на совет вооруженным.

Складывалась совершенно безнадежная ситуация, выхода из которой Ротанов не видел. Остановить давно назревающую схватку он уже не сможет, никакие аргументы, кроме грубой силы, на них теперь не подействуют, слишком поздно…

Троица, окружавшая Саврасова, заскрипела стульями, отодвигаясь от него в разные стороны, чтобы обеспечить себе больше свободного пространства для маневра.

Все четверо медленно и плавно начали подниматься со своих мест, в любую секунду готовые к броску. «Какой же я кретин… — подумал Ротанов, — надо было хотя бы захватить бластер. В конце концов, чрезмерное почтение к параграфам инструкций меня погубит, и, скорее всего, это случится именно сейчас».

— Всем сесть! — неожиданно раздался тихий голос Зарудного, и каждый из участников этой немой сцены мгновенно обернулся в его сторону.

Десантники, узнав этот, не терпящий возражений командирский тон, так и застыли на полусогнутых ногах, не успев завершить начатое движение. Их бросок был на какое-то время остановлен приказом, но садиться они все же не собирались.

— Повторяю. Всем сесть на свои места. Совет еще не окончен. Его решения будут обязательны для всех!

Глухое недовольное ворчание было ответом на этот повторный приказ, однако все четверо нехотя подчинились, чего Ротанов не ожидал.

Но напряжение, чреватое взрывом, никуда не исчезло. Оно лишь ушло вглубь, словно до предела сжатая пружина бойка. Кто-нибудь нажмет на спусковой крючок, и тогда их уже не остановишь…

И в этой звенящей от напряжения тишине неожиданно раздался спокойный, окрашенный легким сарказмом голос Линды:

— Скажите, господа, это не меня ли вы тут делите, словно принадлежащую кому-то из вас вещь?

— А тебя вообще не спрашивают! — рявкнул Саврасов, сопровождая свои слова отборным ругательством. — Сядь на место и заткнись! С тобой мы позже поговорим, инспекторская подстилка!

Удар с расстояния в три метра Ротанов видел впервые. Казалось, невидимый стальной шар, брошенный Линдой, угодил в солнечное сплетение Саврасова.

Он согнулся пополам и упал лицом на стол. Кто-то из троицы его дружков попытался выхватить бластер, но второй удар невидимой силы, сорвавшийся с вытянутой руки Линды, выбил оружие и вывернул кисть руки этому десантнику, надолго отбив у того охоту хвататься за оружие. Ротанову показалось, что он слышал, как треснула кость.

Десантник взвыл от боли и, схватившись за руку, рухнул на свой стул. Теперь противников у них осталось всего двое, и с половиной из четверки справилась именно женщина, которую он даже не принимал в расчет, когда подсчитывал расклад сил.

Кажется, он недооценил ее намного больше, чем предполагал, и, вероятно, слова Линды о силе, сконцентрированной в кристалле, спрятанном у нее в волосах, не были пустым звуком.

Двое десантников, оставшихся невредимыми, словно прикипели к своим местам. Когда Ротанов, Линда и Хорст направились к выходу из кают-компании, никто не стал им препятствовать. Но сюрпризы все еще продолжались. У самого порога их нагнал Зарудный. И Ротанов, выбитый из колеи всем происшедшим, едва не встретил его ударом. Лишь в последний момент ему удалось остановиться, вспомнив о том, что именно этот человек пытался предотвратить стычку.

— Вы, кажется, сказали, что любой из присутствующих может к вам присоединиться? — В ровном голосе лейтенанта не слышно было даже намека на волнение, словно он каждый день наблюдал, как хрупкая женщина, едва привстав со своего места, выводит из строя двух тренированных профессионалов, обученных всем приемам рукопашной схватки.

— Разумеется, лейтенант. Но я не обещаю вам легкого пути. Нам придется пересечь пустыню и разыскать место нового поселения оставшихся в живых колонистов.

— Ну, к трудностям мне не привыкать. Можете включить меня в свой отряд. Мне не слишком нравится играть роль крысы в лабиринте. Даже если крысу очень хорошо кормят. — Зарудный бросил насмешливый взгляд на стол, уставленный яствами, разбитыми бокалами и пролитым вином.

Так их стало четверо.

И уже в коридоре, полуобернувшись к Линде, Ротанов тихо, со сдержанным гневом сказал:

— Ты забыла рассказать мне о некоторых особенностях своего кристалла.

— Я и сама о них не знала. Догадывалась, конечно, но точно не знала. Все получилось совершенно неожиданно, само собой. Каким-то образом кристалл почувствовал мой гнев…

Кажется, она говорила искренне. Но все равно до конца Ротанов ей не поверил.

— Почему ты не воспользовалась возможностями кристалла на Земле, во время той схватки, когда мы оба едва остались живы?

— Там мой камень был мертвым. Это здесь, на Ароме, он стал наполняться силой. Об этом предупреждал меня отец, и я тебе об этом говорила, только ты не придал особого значения моим словам.

Что-то такое она, действительно, говорила. Во всяком случае, теперь у них, возможно, появилось настоящее оружие. Надо будет установить, откуда идет подпитка энергией, на сколько ударов хватает одного заряда и может ли кристаллом управлять кто-нибудь, кроме самой Линды?

Даже сейчас, не успев еще остыть после стычки с десантниками, едва не стоившей им жизни, Ротанов продолжал мыслить рационально и ничего не мог в этом изменить. Да и не очень старался. Много раз именно эта привычка выручала его в трудных ситуациях и помогала распутывать клубки сложных загадок, поставленных перед человеком космосом.

ГЛАВА 17

Странная кавалькада, состоящая из четырех всадников — трех мужчин и одной женщины, — медленно удалялась от космодрома по направлению к пустыне.

Лошадей у них, разумеется, не было — их заменяли необычные механизмы, больше всего походившие на больших камчатских крабов. Шесть суставчатых ног и металлическая тарелка корпуса вместо седла — не самое удобное средство передвижения.

Но никаких специальных транспортных средств на туристических лайнерах предусмотрено не было, и спутникам Ротанова пришлось использовать в этом качестве роботов-уборщиков.

Решение не слишком удачное — поскольку скорость этих металлических созданий едва ли превышала скорость пешехода, к тому же их длинные, не приспособленные к движению по пересеченной местности ноги то и дело увязали в песке, приходилось останавливаться и расчищать дорогу. Но все же это импровизированное транспортное средство обладало одним бесспорным преимуществом перед пешей ходьбой, оно помогало людям сэкономить силы перед тяжелым, полным опасностей переходом.

Встроенных аккумуляторов хватит не больше чем на двадцать километров, подзарядить их будет негде. Роботов придется бросить и дальше идти пешком. Ротанов надеялся, что к этому моменту они минуют наиболее сложный участок — длинный язык пустыни, отделивший космодром, расположенный на морском побережье, от бескрайних прерий, покрывавших большую часть единственного материка Аромы.

Капитан Хорст, чаще других соскальзывавший с гладкой плоской коробки корпуса своего робота, сыпал проклятиями, однако не расставался со своей неизменной трубкой. Похоже, несмотря на все неудобства этого похода, он был доволен тем, что избавился наконец от опостылевшей металлической коробки корабля, и откровенно радовался широкому простору, раскинувшемуся перед ними.

Багровое солнце совсем недавно покинуло линию горизонта и, едва приподнявшись над океаном, начало щедро поливать пустыню своими лучами. Температура, несмотря на это, держалась в пределах двадцати — двадцати трех градусов, к обеду она подскочит до тридцати, но вряд ли поднимется выше — Арома не зря славилась своим климатом.

Частые падения с робота на самом деле не доставляли Хорсту слишком больших неудобств, поскольку импровизированное седло этого механизма располагалось на уровне его груди. И мучили его совсем другие проблемы…

С трудом преодолев отделявший его от Ротанова десяток метров, он решил избавиться хотя бы от одной из них.

— Почему за нами до сих пор нет погони? Ты полагаешь, они и в самом деле решили нас отпустить?

— Они испугались, Стефан. Им еще не приходилось иметь дело с аромским жемчугом.

— Что это такое, аромский жемчуг?

— Эта та штука, которую носит на себе Линда. Кристалл силы. Позже я расскажу тебе о нем подробней… Проблема в том, что он не действует, пока не зарядится вновь, и я не знаю, сколько должно пройти времени, прежде чем этот жемчуг снова будет готов к использованию…

— Ты хочешь сказать, что теперь мы безоружны?

— Похоже на то, если ты имеешь в виду жемчуг Линды, но мне кажется, три бластера, которые мы забрали с собой, тоже неплохая вещь, и боюсь, с наступлением темноты они нам очень пригодятся. Большая удача, что здешние твари не появляются днем. Хотя я и не понимаю, что им мешает изменить подобную привычку.

— Ночные хищники не меняют своих привычек!

— Они не хищники, Стефан. Во время стычки у ангара, сквозь прозрачную оболочку, мне удалось рассмотреть их внутреннее строение — у них даже нет желудка!

— Тогда какого черта им от нас нужно?

— Хороший вопрос… Вот только я не знаю на него ответа. Больше всего эти создания похожи на каких-то искусственных биороботов, выполняющих строго определенную задачу, именно поэтому я и боюсь, что они могут изменить свои привычки и начать охотиться за нами при свете дня. Нам необходимо как можно скорее убраться с открытой местности — и в любом случае это нужно сделать до наступления темноты.

— У тебя есть какие-то соображения по поводу того, что им понадобилось на планете? Здесь, до их появления, в течение многих лет колонисты не встречали ни одного живого существа! Откуда они взялись на нашу голову? Может быть, пришли из космоса? Какая-то неизвестная нам негуманоидная раса пытается захватить понравившуюся планету? Что ты об этом думаешь?

— Вряд ли они пришли из космоса. Мне кажется, они созданы здесь, на этой планете, и люди имеют к их появлению самое непосредственное отношение. Я пока еще не знаю, какое именно. Но мы это выясним.

Разговор с Хорстом ухудшил и без того тревожное настроение Ротанова. До вечера у них оставалось часов пять светлого времени, и, если скорость движения не увеличится, сумерки застанут их в самом центре пустыни. Он придержал своего робота, идущего впереди колонны, и дождался, пока с ним поравняется Зарудный, едущий рядом с Линдой. Линда довольно благосклонно принимала знаки внимания со стороны лейтенанта, и Ротанов почувствовал, что его настроение ухудшается еще больше. Хотя он и понимал, что делала она это скорее из вредности, чтобы досадить ему за недавнюю ссору.

Ему стоило большого труда не показать открыто своего неудовольствия, но его голос был абсолютно нейтрален, когда он задал Зарудному чисто деловой вопрос:

— Скажите, лейтенант, вы знакомы с конструкцией роботов-уборщиков?

— Постольку-поскольку. В стандартную программу обучения десантников входит знакомство с любыми механизмами, которые им могут встретиться при выполнении заданий, но эта модель появилась после того, как я окончил военный колледж.

— Не думаю, чтобы она кардинально отличалась от предыдущих моделей, ведь задачи, которые выполняли эти работяги, не изменились. Меня интересует вопрос, существует ли возможность увеличить скорость их передвижения? Мы катастрофически опаздываем, на ровной песчаной местности негде укрыться, с наступлением темноты начнется атака, которую мы не сможем отразить, если не найдем укрытия.

— Если бы со мной был отряд десантников, я бы об этом не беспокоился, мои люди могут стать незаметными на любой местности и отразить любую атаку. — Лейтенант явно пытался произвести впечатление на Линду, но, заметив ее скептическую усмешку и вспомнив, что девушка была участницей недавней стычки с его собственными десантниками, из которой вышла победительницей, он тут же попытался исправить положение: — Поскольку состав нашего отряда сейчас в основном гражданский, то вы, разумеется, правы. А что касается скорости роботов — можно снять ограничительные блоки, предохраняющие их от перегрева. Это намного сократит срок службы механизмов, но, как я понимаю, для нас их сохранность не имеет особого значения.

— В любом случае роботов придется бросить, как только разрядятся аккумуляторы. Так что займитесь этим! — Вспомнив, что Зарудный, по существу, не является его подчиненным, а в состав отряда вошел абсолютно добровольно, Ротанов попытался несколько смягчить слишком резкую форму приказа и добавил с суховатой улыбкой: — Если это вас не затруднит, лейтенант.

После того как Зарудный, не возражая, отправился выполнять его распоряжение, Ротанов какое-то время думал о том, почему этот человек решил остаться с ними и предпочел риск похода через неисследованную пустыню уютной безопасности корабля. Чужая душа, как известно, потемки. Но Ротанов всегда считал, что разбираться в мотивах поступков окружающих обязан любой инспектор, и это умение не раз выручало его в различных ситуациях, подсказывая верное решение и помогая вести сложные переговоры с руководителями общин, избалованными излишней самостоятельностью и безнаказанностью, поскольку от бывшего дома с его федеральными законами их отделяли миллионы километров.

В решении Зарудного отправиться с ними, несомненно, немалую роль сыграла Линда, и Ротанов с огорчением подумал, что, в отличие от Зарудного, эта женщина до сих пор остается для него загадкой.

Воспользовавшись тем, что на какое-то время они остались наедине, так как Зарудный занялся роботами, а Хорст с проклятиями старался в очередной раз оседлать своего робота, Ротанов вновь попытался выяснить хоть что-нибудь о той, истинной, причине, которая привела ее на Арому. Но именно этот, наиболее важный разговор ему ни разу не удалось довести до желаемого результата. Едва он касался этой темы, как ответы Линды становились туманными, наполнялись двойным смыслом, а порой смахивали на откровенную ложь, вот и сейчас она попыталась увести разговор в сторону.

— Если я правильно понял, твой жемчуг силы можно зарядить только здесь, на Ароме. Но почему? Ты знаешь хоть что-то о том, как это происходит?

— Даже здесь он заряжается слишком медленно, пройдет несколько месяцев, прежде чем он обретет былую силу. Существует какой-то способ его быстрой зарядки до такого уровня, когда… — Она осеклась и попыталась замаскировать свою оговорку: — В общем до уровня, значительно превышающего его нынешние возможности. Но как это сделать — я не знаю.

— Послушай, Линда! Отец не мог отправить тебя на Арому, не проинструктировав, что именно ты должна здесь делать! Пойми, сейчас наша общая безопасность, а возможно, и твоя жизнь зависят от того, сумеем ли мы отразить ночную атаку и справиться с другими опасностями и ловушками, которые нас наверняка поджидают! Так поделись наконец своими «страшными» секретами! Если нам удастся использовать жемчуг, мы будем чувствовать себя намного уверенней!

— Нам не удастся его использовать. Я исчерпала в нем все остатки силы во время схватки с десантниками. Сейчас это обыкновенный камень, не больше. Будет лучше, если вы станете рассчитывать только на свои собственные силы.

— Так, может, мне самому попробовать в нем разобраться? — попробовал Ротанов зайти с другого конца и нарочито медленно протянул руку к серебряной цепочке, висевшей у нее на шее. Как только они покинули корабль, Линда извлекла камень из его тайного убежища в своей пышной прическе, полагая, что после стычки прятать его уже не имеет смысла.

Самого камня, скрытого в углублении между ее высокими грудями, не было видно, но Ротанов знал, что Линда никогда, даже ночью, даже оставаясь с ним наедине совершенно обнаженной, не расставалась со своей драгоценностью. Вот и сейчас она резко отстранилась.

— Не вздумай к нему прикасаться! Он этого не терпит!

— Не терпит чего?

— Чужого прикосновения!

— По-твоему, он живой?

— Разумеется, он живой! Ему нужно несколько лет, для того чтобы привыкнуть к хозяину, и он не любит чужих. Только я могу управлять этим камнем.

— И что случится, если я к нему все-таки прикоснусь?

— Он накажет меня. А возможно, и тебя тоже.

— Каким образом?

— Неожиданным недомоганием, случайным камнем, некстати подвернувшимся под ногу. Воронкой на дороге… Да мало ли чем, у него много способов. Иногда мне кажется, что он способен в известной степени управлять развитием событий вокруг своего хозяина.

— В таком случае не слишком ли опасно все время оставлять его при себе?

— Тот, кто однажды надел на себя «кровавый жемчуг», так его называл человек, которому удалось привезти этот загадочный артефакт на Землю, уже не сможет с ним расстаться… Невозможно передать словами ощущение, которое я испытываю, если пытаюсь снять камень… Он словно врос в меня, стал моей частью, как рука или глаз. Иногда мне кажется, что мы питаемся кровью друг друга… А тот человек, что привез его, по-моему, он погиб от того, что ему пришлось расстаться с камнем.

— Ты пугаешь меня! Я знаю, что существуют камни, заряженные ментальной энергией и обладающие гипнотическим воздействием на человека, но это…

Она не ответила, молча объехала его и двинулась дальше, не желая продолжать разговор. И ему ничего не осталось, как отложить расспросы до более благоприятного времени.

После несложной технической операции с роботами отряд значительно ускорил свое передвижение, и часа через два, в мареве разогретого воздуха, смазывавшего горизонт, показались зеленые пятна.

Край пустыни был от них теперь на расстоянии, не превышавшем нескольких километров, и уже не оставалось сомнений в том, что они попадут в прерии до наступления темноты.

Вскоре появилось новое подтверждение тому, что они выбрали правильное направление, на пути отряда начали встречаться предметы, брошенные бежавшими из города поселенцами, пустые бутылки, упаковки из-под пищевых пакетов, слишком тяжелые, ненужные в дороге вещи, с которыми пришлось расстаться, после того как жара и усталость овладели людьми.

Все эти валявшиеся на дороге предметы выглядели слишком старыми, много месяцев отделяло их от того момента, когда здесь проходили люди, а жара и песок очень быстро привели эти вещи в полную негодность.

Пустыня наконец кончилась. Отряд пересек последнюю линию барханов, уже покрытых ползучими зелеными лианами. Эти растения напоминали разлегшихся под солнцем змей. Впечатление еще больше усиливалось тем, что их кора была покрыта мелкими блестящими чешуйками. Совершенно инстинктивно каждый из людей старался держаться подальше от этих неприятных растений.

Поднявшись на невысокий холм, с которого начиналась прерия, покрытый пока еще редкой растительностью, путники увидели дом, стоящий в лощине.

Один-единственный дом, одинокий и нелепый здесь, на гигантском пустом и безлюдном пространстве.

ГЛАВА 18

К дому подходили осторожно, сжимая в руках изготовленное к бою оружие, хотя внешне строение выглядело довольно мирно. Они были готовы к любым сюрпризам, столь часто встречающимся на этой планете.

Когда до строения осталось метров двадцать, все по примеру Зарудного залегли в густой траве, доходившей здесь до пояса. Вся прерия поросла этой травой — лишь местами, отдельными небольшими группами, виднелись другие, более крупные растения, напоминающие земные деревья. Да еще повсюду на возвышенностях, на ярком солнце разлеглись лианы, похожие на змей.

Тишина в прерии была не такой, как в пустыне, и, хотя здесь тоже нельзя было услышать ни птичьих голосов, ни стрекотанья насекомых, изменился даже шум ветра. В травянистой поросли он наполнился ароматами трав и незнакомых людям цветов, словно прерия лишний раз желала сказать непрошеным гостям, что они здесь чужие. И только дом, гордо бросавший вызов окружавшему его пространству, выглядел вполне по-человечески.

Они лежали в траве уже минут тридцать. Ничего не происходило. В больших стеклянных окнах здания пламенел закат. Ни малейшего движения, кроме колеблющейся под ветром травы.

— Там определенно никого нет! — произнес Ротанов, которому уже порядком надоело это бессмысленное лежание. Выполняя его собственное требование, спутники вели себя предельно осторожно, но сейчас это почему-то раздражало его, возможно, из-за дома, слишком пустого, слишком умиротворенного и слишком невероятного в этом месте.

— Его строили роботы серии «Крал». На стенах видны характерные подтеки. Строили недавно, стены совсем свежие. — Зарудный опустил бинокль, который все это время не отводил от дома. — Но никаких следов вокруг не видно. Словно технику принесли по воздуху и таким же путем убрали. — Но зачем было проделывать такую дорогостоящую операцию? И для кого они его строили посреди безлюдной прерии?

— Возможно, для нас, — сказал Ротанов, решительно поднимаясь.

— Вы слишком спешите. Если в доме засада, они могут воспользоваться нашей беспечностью!

— Нет там никакой засады. Я хочу осмотреть этот дом изнутри. — И, не обращая больше внимания на предостерегающие реплики Зарудного, Ротанов, не таясь, распрямившись во весь рост и демонстративно закинув бластер за спину, пошел к дому.

Лишь подойдя вплотную к двери, он остановился еще раз и прислушался, не к звукам даже, а к своим внутренним ощущениям. Где-то глубоко под внешним спокойствием притаился страх, потому что он знал не хуже Зарудного — здесь не могло быть этого дома. Никто не строит дома на чужих планетах, на расстоянии многих десятков километров от основного поселения. Даже если эта планета необитаема, даже если эта планета — курорт. Слишком дорого обойдется такое строительство — заново придется создавать системы энергообеспечения, водоснабжения и отопления для одного-единственного дома. Да и кто согласится жить в полном одиночестве, не имея возможности общаться с себе подобными? За сотни лет эволюции человек так и остался стадным животным.

Прежде чем взяться за ручку двери, Ротанов обернулся и еще раз посмотрел на то место в зарослях травы, где скрывались его спутники. Отсюда их не было видно, заросли полностью скрыли лежащих в траве людей. Только он один стоял перед этим домом, словно бросая вызов его слишком явному одиночеству.

Наконец, отбросив последние сомнения, инспектор потянул за ручку и открыл незапертую дверь. Странно было бы обнаружить ее запертой. На сотни миль вокруг не было, кроме них, ни одной живой души. И тем не менее это обстоятельство насторожило его еще больше. Возможно, потому, что на ум пришло нежданное сравнение — двери мышеловок всегда оставляют открытыми…

Небольшая прихожая была заставлена стандартной мебелью, в шкафу Ротанов обнаружил мужскую одежду, непромокаемый плащ, куртку — все одного размера… И никаких следов хозяина…

Хотя насчет следов он был не прав. Следы были. Не было лишь самого хозяина. На кухне, в мойке, лежала небольшая горка немытой посуды, в высокочастотной духовке стояла кастрюля с остатками завтрака или обеда. Пища была холодной, но, если судить по запаху, все еще свежей.

В доме оказалось шесть комнат, и Ротанов, не торопясь, обошел их все, одну за другой, не беспокоясь о тех, кто снаружи ждал его возвращения, — ничего с ними не случится рядом с этим домом. Он не знал, почему у него возникла эта уверенность, но не сомневался, что так и будет. Здесь им ничего не грозило.

Спальня со старинной кроватью из красного дерева. Кровать широкая — на ней с комфортом могли бы разместиться три человека — но спал только один. Одна смятая подушка и узкое одеяло свидетельствовали именно об этом.

После спальни он прошел в гостиную или столовую — трудно было определить однозначно функцию этой самой большой комнаты. Здесь можно было бы устраивать семейные празднества, но дом выглядел слишком пустынно для семейных торжеств, и жил в нем только один человек… Инспектор знал, что не ошибается в своих выводах.

На стене внимание Ротанова привлекла картина, на которой было изображено земное море, с далеким, видневшимся на самом горизонте парусом… Неужели ее вывезли с Земли? Здесь, на Ароме, художник не мог найти такого пейзажа, а картина писалась явно с натуры… С неожиданной тоской Ротанов долго вглядывался в знакомый с детства пейзаж, словно старался разбудить в себе давно ушедшие воспоминания, но ничего не вспомнилось, кроме школьного стихотворения об одиноком парусе:

…Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?..

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!

Так кто же ты, хозяин этого дома? Откуда принес эту картину и как часто, часами простаивал перед ней со слезами на глазах? Ведь обратной дороги к земному морю отсюда наверняка не было…

За дверью, рядом с гостиной, небольшая комната отдыха, или каминная, как ее называли в старинных романах. Камин тоже присутствовал, и даже действующий, растапливаемый такими редкими здесь дровами, добытыми из стволов изредка встречавшихся на Ароме больших растений, похожих на гигантский земной бамбук, с твердыми, словно у земного бамбука, стволами. Колоть их трудно, но горели они неплохо. Ротанов уже успел в этом убедиться во время похода на космодром. Сейчас, однако, ему было не до экспериментов с камином. Он отметил про себя, что дом строился с любовью, с учетом вкусов и интересов своего будущего хозяина.

Но этот вывод противоречил всем его предыдущим наблюдениям, потому что подобное строительство в том месте, где расположился этот таинственный дом, осуществить было попросту невозможно.

Вздохнув и смирившись с этими противоречивыми выводами и наблюдениями, Ротанов отправился дальше.

Поднялся по широкой лестнице на второй этаж, где его взорам предстала большая библиотека, полная старинных бумажных книг. Весь дом таил в себе эту странную смесь современности и старины. Если бы он встретил нечто подобное на Земле, то объяснение могло бы найтись в ностальгии по прошлому. Хозяевами подобного дома могли быть люди, прожившие долгую жизнь и не принимавшие перемен, хотя и не отказывавшие себе в удобствах современных технологий, это должны были быть весьма обеспеченные люди, не стесненные в средствах. Но здесь, на Ароме, все это могло означать нечто совсем другое. И его раздражало, что он так и не смог ухватить главного. Даже названия книг ничего не сказали ему о вкусах отсутствующего хозяина. Здесь была странная смесь учебной, технической, научной и художественной литературы, подобранной без всякой системы, словно на полки ставилось все, что попадало под руку…

Вот только где оно попадало? В брошенной колонии, из которой люди поспешно бежали? За десятки километров отсюда? Для того чтобы перевезти оттуда все эти сотни килограммов книжной бумаги, нужен был хороший транспорт, но вокруг дома не было заметно никаких следов транспортных средств. А из оставленной колонии люди уходили пешком, захватив с собой лишь самое необходимое.

И вот теперь он обнаружил эту библиотеку в доме, отстоящем от покинутого людьми города на десятки километров…

Была еще комната для гостей, пустая и безликая, похожая на гостиничный номер, в которой, очевидно, никто не жил с момента ее создания.

И наконец, за последней дверью инспектор увидел просторный кабинет с компьютерной консолью и плазменным дисплеем, не меньше метра по диагонали… Рядом с консолью на столе навалом лежали небрежно брошенные кристаллические фишки с памятью.

Ничто не может рассказать о человеке больше, чем его компьютер.

И, не слишком задумываясь о моральном аспекте проблемы, Ротанов нажал клавишу запуска. Экран загорелся мертвенным синим светом.

Машина работала, несмотря на то, что он не заметил в доме никаких намеков на провода и розетки, — возможно, большая часть оборудования была упрятана в стены, а питание подавалось дистанционно.

После того как мелькнули привычные заставки, появилось приглашение ввести пароль. «Все-таки стоит защита»! — мельком подумал Ротанов, наугад вставляя в приемник один из кристаллов памяти и уже не надеясь ничего узнать, хотя иногда подобные кристаллы снабжались автоматическим, заранее введенным в них паролем…

Машина заворчала, переваривая полученную информацию, и неожиданно, вопреки ожиданиям Ротанова, вместо повторного требования пароля на экране медленно поплыли строки текста… Видимо, код доступа все же содержался в самом документе, и теперь Ротанов едва успевал читать торопливые, местами оборванные строки, непричесанные, рваные мысли, обрывочные описания событий, полузабытые воспоминания… Все это выливалось в какую-то странную форму, нечто среднее между рапортом и дневником, свидетельство непосредственного участника развернувшейся здесь трагедии, свидетельство, которому не было цены… И которое он искал так долго и безуспешно в брошенном колонистами городке.

«Дорогие сограждане! Не знаю, попадет ли когда-нибудь этот документ в нужные руки, но это моя единственная возможность предпринять попытку предупредить и передать вам то, что пережил и прочувствовал я сам…

Это началось двенадцатого июня… Нет, вообще-то я ошибаюсь, все началось гораздо раньше, и я не знаю точно, когда именно. Но двенадцатого июня меня угораздило оказаться в самом центре событий… И надо же было такому случиться! Как странно играет человеком судьба! Не зайди я в этот день в пивную «Третья кружка», не встреть там Рона Палмеса, не заговори с ним о том, что меня не устраивает мое нынешнее место работы, — все могло бы обернуться иначе. Не погибли бы тысячи людей, не началось бы нашествие и последовавший за ним исход! Неужели от такого пустяка могут зависеть сотни человеческих жизней? Но, возможно, я не прав. Нам не дано проникнуть в тайные переплетения человеческих судеб. Случайно я оказался в нужное время в том месте, где начиналась одна из таких линий, и стал свидетелем…

Впрочем, меня все время заносит, но рассказать обо всем, что произошло, последовательно и четко невозможно, во всяком случае, для меня. Слишком свежи еще воспоминания… Там была девочка с куклой. Мертвая девочка, на руках у собственной матери, но это случилось потом. До этого я встретил Рона Палмеса, который пил со мной пиво в баре и почему-то с участием отнесся к моим сетованиям насчет работы, а работал я грузчиком в доках и уставал к концу рабочего дня, как последняя скотина.

В то время я не умел писать так складно, как сейчас, и с компьютером не умел обращаться — все пришло много позже, но об этом будет отдельный рассказ, а сейчас я расскажу вам о Палмесе, который предложил устроить меня на работу в охрану «Черной гавани», принадлежавшей компании «Инпланет». Впрочем, официально у этой гавани было совершенно другое название, но в народе ее называли либо «Чертова», либо «Черная», и никаких других имен она не носила.

Скорее все же «Чертова», поскольку только черт мог дернуть меня согласиться на это предложение…»

В этом месте Ротанов заставил себя прерваться, вспомнив о дожидавшихся его людях. Он остановил бегущие по экрану строки и, не выключая компьютера, спустился с антресолей на первый этаж, вышел на крыльцо и помахал рукой, давая понять скрывавшимся в зарослях людям, что внутри здания нет опасности.

Трое его спутников ввалились в дом шумной гурьбой, в один миг разрушив его таинственное очарование…

Все же было в этом доме что-то такое, чего Ротанов не сумел заметить и понять с первого взгляда, и возможно, понял бы сейчас, если бы в голове не засело, как заноза, найденное послание неизвестного колониста, ставшего участником каких-то невероятных событий, обрушившихся на земное поселение. Оно вытеснило из головы инспектора все остальные мысли, и, не дожидаясь, пока прибывшие осмотрят дом, освоятся и расположатся в комнатах, он вновь поднялся на антресоли.

В кабинете все осталось по-прежнему — и Ротанов снова полностью погрузился в события, разрушившие благополучное человеческое поселение на этой планете полгода назад…

ГЛАВА 19

Ничто не предвещало беды в то раннее весеннее утро, когда Силан Грант, проснувшись, как всегда, по сигналу старинных часов, отправился на кухню готовить себе кофе. Жена еще спала, и у него был, по крайней мере, целый час тихого, ничем не замутненного времени, когда он мог позволить себе расслабиться, выбросить из головы все мелочные заботы предстоящего суетливого дня и подумать о своей душе.

Собственно, верующим Грант не был, в общинную церковь не ходил, а о душе стал задумываться лишь после странного случая, произошедшего с ним двенадцатого сретения, ровно за восемь месяцев до того дня, когда на орбите Аромы появился «Разгон».

Землю Грант покинул четыре года назад, и потому старожилом колонии не считался и должность получил самую скромную — грузчика на верфи. Большинство вновь прибывших колонистов, посыпавшихся на Арому, как горох, с тех пор как были опубликованы данные о райском климате этой планеты, и того не имели. Он был доволен своим решением, ни разу не пожалел о том, что покинул задыхавшиеся от смога города Земли, и, несмотря на небольшую зарплату, на то, что остался без всех своих многолетних сбережений, полностью ушедших на оплату билета космического лайнера, несмотря на все это и на тяжелую, грязную работу, Грант чувствовал себя почти счастливым.

Он был доволен скромным жилым отсеком, полученным им во временное пользование, сроком на два года, и смирился с тем, что практически всю его зарплату съедала плата за жилье и оплата карты временного вида на жительство.

Гражданином Аромы он сможет стать лишь через пять лет. И все равно он считал себя полностью вознагражденным за все эти временные трудности тем, что здесь у него появилась перспектива роста, — каждый год, согласно контракту, служащие компании «Инпланет» получали повышение, и никто не мог припомнить случая, чтобы компания хоть раз нарушила свои обязательства.

Но главное — здесь, впервые с того момента, как Силан помнил себя мальчишкой в интернате Земли, он увидел солнце, чистое голубое небо и настоящее море. И, если бы не Ирина, не ее постоянные жалобы на нехватку денег, его счастье было бы полным. Возможно, она была в чем-то права, как-никак она ждала ребенка, и ему следовало уже сейчас думать о будущем своего еще не родившегося сына. По мнению Ирины, он не использовал до конца представившиеся ему в новом мире возможности.

Он пытался найти дополнительный приработок, но времени на это оставалось слишком мало, да и сил тоже. Хотя большинство погрузочных и такелажных операций совершали автоматы, ему приходилось весь день работать в пыли, подбирая обломки тары и рассыпавшиеся по полу упаковки товаров. Устаревшие модели роботов, давно не проходившие модернизации, частенько ошибались с новыми контейнерами, повреждая их крышки.

И все же каждое воскресенье, вместо того, чтобы позволить себе спокойно отдохнуть хотя бы в этот единственный на неделе выходной день, он с самого утра собирал снасти и отправлялся в бухту Рина, чтобы немного подработать на сборе спирулены. Эта сине-зеленая местная водоросль водилась только в этой бухте. Она очень высоко ценилась на Земле, где ее использовали для изготовления лекарства, способного полностью ликвидировать любые раковые опухоли. К сожалению, возможности выгодной продажи собранного не было, все приходилось сдавать представителю все той же, единственной на Ароме, промышленной компании, на которую он гнул горб все дни недели. Естественно, она забирала себе львиную долю прибыли, оставляя сборщикам жалкие крохи.

Но выбирать не приходилось, несколько дополнительных кредосов хоть как-то помогали им сводить концы с концами.

Грант облюбовал себе небольшой заливчик на западной оконечности бухты. Сборы здесь были беднее, чем в других местах, но именно поэтому сюда редко наведывались другие «рыболовы», и в результате в иные дни улов у Гранта получался не хуже, чем в других, более богатых местах. Он любил этот залив, с трех сторон защищенный высокими скалами и создававший иллюзию полного одиночества.

В тот памятный день погода была идеальной, море, похожее на зеркало, едва дышало. Оно лежало перед ним узкой лентой, стиснутое серыми скалами с яркими желтыми прожилками, словно солнце оставило на камне отпечатки своих лучей. Грант приготовил свою несложную снасть, состоявшую из большого сетевого ковша, аккуратно распутал четыре троса и осторожно опустил ковш на ровное дно бухты.

Теперь предстояло неторопливо двигать лодку, тащившую за собой волочившийся по дну ковш, километра два, до противоположного берега залива. Неожиданно его занятие было прервано невесть откуда набежавшими тучами. Вообще-то гроза на море, в бухте Рина не такое уж редкое явление, но все же ей всегда предшествовал сильный ветер. На этот раз никакого ветра не было — тучи появились совершенно неожиданно и плотным ковром повисли над бухтой. Грант с удивлением отметил, что остальное небо за пределами бухты оставалось совершенно чистым.

Грозы на Ароме, атмосфера которой пересыщена электричеством, чрезвычайно опасны, Гранту пришлось бросить снасть и изо всех сил рвануть к берегу. Однако достичь его он не успел. Первый громовой раскат заставил содрогнуться окрестные скалы, и вода метрах в ста от его лодки от удара ослепительного синего столба молнии превратилась в кипящий гейзер.

Почти сразу же последовал второй разряд — на этот раз гораздо ближе. Грант почувствовал, как все его тело пронизала волна электрического шока, пока еще не слишком сильного, но тем не менее лишившего его возможности активно управлять лодкой. Застигнутые грозой в море сборщики почти никогда не возвращались домой.

Грант бросил весла и, покорившись судьбе, стал ждать следующего разряда. Наверно, именно в этот момент он в первый раз подумал о боге и попытался припомнить хоть одну молитву — но, как назло, кроме «Отче наш, иже еси на небеси», ничего не вспоминалось.

Возможно, этого оказалось достаточно. Возможно, просто его судьба была милостива к нему. В любом случае следующего удара молнии не последовало, а странная гроза резко пошла на убыль. Впрочем, не совсем… Тучи над бухтой завернулись крутым вихревым столбом, и хотя над самой поверхностью моря ветер почти не ощущался, казалось, что над скалами бушует настоящий ураган… Самым страшным в этом разразившемся над его головой природном катаклизме был черный хобот тучи, потянувшийся к поверхности бухты. В сотне метров от его лодки он вот-вот должен был коснуться поверхности воды. Оттуда ему навстречу уже начал подниматься водяной смерч. И ширина этих стремившихся соединиться вихрей достигала уже десятка метров и все еще продолжала увеличиваться.

Казалось, ничто уже не спасет его обреченную лодку, но неожиданно прогремел еще один, самый сильный удар грома, и в самом центре смерча сверкнула молния. Словно подрубленный этим ударом чудовищной силы, смерч рухнул в море, волна, поднятая катаклизмом, приподняла лодку Гранта и едва не выбросила ее на берег, но все обошлось, море постепенно утихло, и только темное пятно туч все еще продолжало держаться над бухтой.

Спустя некоторое время, когда Грант смог отдышаться и немного прийти в себя, он заметил, что в том месте на поверхности воды, куда ударила последняя молния, что-то шевелится.

Наверно, Гранту следовало бы стать ученым, но жизнь не сложилась как надо, и осталось с ним только природное любопытство и страсть к исследованиям, не подкрепленная знанием, осталось стремление во всем происходящем отыскать причину, породившую те или иные события.

Вот и сейчас, вместо того, чтобы думать о собственном спасении, он направил лодку к непонятному, шевелящемуся на поверхности воды облаку, похожему на клочок тумана.

Только вот не бывает здесь никаких туманов, а если и бывают зимой, то затягивают всю поверхность воды, до самого горизонта, ровной непроницаемой пеленой.

Облако между тем постепенно вытягивалось, обретая формы гигантского человеческого лица, а когда Грант узнал это лицо, он в ужасе бросил весла и закрылся ладонями, чтобы ничего больше не видеть. Но он все равно видел — видел сквозь широко расставленные пальцы. Потому что над водой, прямо перед его лодкой, висело увеличенное в сотни раз лицо отца Ефросима, бесследно исчезнувшего две недели назад, сразу после вечерней службы, которую он старательно отслужил в последний раз…

— Все суетишься? — беззвучно спросило его лицо, складывая губы в презрительную усмешку. Голос звучал гулко, хотя и совершенно беззвучно, отдаваясь в груди Силана незнакомой дрожью. — А о душе когда думать будешь? Смотри не опоздай…

Закончив этим многообещающим предупреждением, лицо погрозило Силану невесть откуда взявшимся огромным пальцем, потеряло форму, постепенно превратилось в самое обычное облако и растаяло. Нельзя сказать, чтобы совсем бесследно, — поскольку след в памяти Гранта остался настолько крепкий, что с этого момента он все чаще стал задумываться о боге и о той таинственной силе, которая заставила отца Ефросима передать ему предупреждение о том, что время безвозвратно уходит, словно вода, впитываясь в песок серых однообразных будней.

Было и еще одно последствие у этого события — никакие силы не смогли бы теперь заставить Гранта еще раз выйти в море. Пришлось срочно искать замену потерянному заработку, и в конце концов он, поддавшись на уговоры жены, записался на прием к управляющему верфью, чтобы попросить новую, более «денежную» должность.

В глубине души Силан был уверен, что это пустая трата времени, и потому тянул с визитом к секретарше, оформлявшей его запись на прием, надеясь, что очередь пройдет и все решится само собой, без унизительной беседы с управляющим.

Возможно, все бы именно так и закончилось, если бы во вторник, после работы, он не решился заглянуть в бар «Третья кружка».

Позволить себе частые визиты в это известное всем рабочим верфи заведение он не мог, но сегодня, желая как можно дольше оттянуть неприятный разговор с женой, Грант отправился после смены прямиком в бар, где за широкими деревянными столами, сколоченными из длинных «бамбуковых» стволов, сидели завсегдатаи, в большинстве своем — холостяки, которым никуда не нужно было спешить.

Грант им позавидовал и сразу же, словно кто-то невидимый почувствовал эту его зависть, заметил в уголке зала единственное свободное место, рядом с невысоким невзрачным человеком, лицо которого почему-то не запоминалось, зато имя было всем хорошо известно.

Это был Рон Палмес, человек без определенных занятий, охотно бравшийся за разрешение самых разных проблем, возникавших у рабочего люда, — ну там нужную справку оформить, небольшой кредит получить в местном банке или отыскать сбежавшую жену.

Поговаривали, что это только прикрытие, что на самом деле Рон занимается гораздо более серьезными и опасными делами. Возможно, именно из-за этих слухов за его стол никто не спешил усаживаться без особой в том необходимости, и благодаря этому Грант оказался рядом с Палмесом один в тот злополучный вечер.

— Проблемы замучили? Все суетишься? — Конец фразы, в точности повторивший слова призрачного отца Ефросима, настолько поразил Гранта, что он так и не смог найти нужных слов для ответа и лишь молча прихлебывал из своей кружки горьковатое пиво.

Вообще-то они с Палмесом не были знакомы, и его вопрос показался Гранту достаточно бестактным, даже вызвал желание завершить так и не начавшийся разговор, но отделаться от Рона было не так-то просто.

— А ведь я мог бы тебе помочь, парень! — Незапоминающееся лицо Палмеса вызывало у его собеседников неизменное расположение, наверно, в этом, и крылась причина его успеха. Нельзя было и дальше молчать, когда к тебе вежливо обращается интеллигентный человек, да еще и обещает помочь…

И Грант после третьей кружки рассказал своему, новому знакомому о денежных проблемах, о неурядицах с женой и о тяжелой, осточертевшей работе, выматывавшей из него все силы.

Палмес слушал внимательно, в нужных местах утвердительно кивал головой, словно все это было ему хорошо известно по собственному опыту и, в конце концов, сказал:

— Завтра ты пойдешь к управляющему. Тебе предложат новое место. Соглашайся.

Грант совершенно растерялся от этого безапелляционного и самоуверенного утверждения. Но, поскольку третью кружку горького, дурно пахнувшего, но зато весьма крепкого пива давно сменила четвертая, он решил, что большого вреда от его визита к управляющему не будет, к тому же про Палмеса говорили, что слов на ветер он не бросает и все свои обещания выполняет — вот только цену берет за свои услуги немалую…

— А как же с расчетом за устройство? Денег у меня нынче не водится…

— Денег я с тебя брать не буду. Рассчитаешься, когда окажешься на новом месте. Я вообще плату вперед никогда не беру.

— А какой она будет, эта самая плата? — рискнул поинтересоваться Грант.

— Узнаешь, когда придет время.

На том они и расстались в тот вечер. А на следующий день Грант отправился к секретарше, и, вопреки ожиданиям, управляющий сразу же принял его, словно давно ждал, когда Грант соизволит пожаловать к нему.

Грант что-то пытался мямлить об увеличении зарплаты, о том, что жена беременна… Но управляющий, отмахнувшись от его нытья, совершенно неожиданно предложил должность в охране нового, закрытого для посторонних объекта, расположенного недалеко от верфи.

Управляющий предупредил, что служба на новом месте потребует от Гранта гораздо больше времени, и заставил подписать обязательство о неразглашении любых сведений, связанных с этим объектом. Но все эти мелкие неудобства и легкую тревогу, которую Грант испытал, подписывая серьезную бумагу с тремя гербовыми печатями, компенсировала увеличившаяся вдвое зарплата.

Теперь, если Ирина и впредь будет вести их хозяйство так же экономно, они смогут каждый месяц откладывать часть денег, и к моменту рождения сына составится вполне приличная сумма.

После визита к управляющему ему пришлось ждать еще две недели, пока освободится вакансия на объекте, хотя на самом деле, как позже выяснилось, это был своеобразный испытательный срок. Грант не подозревал, что с момента подписания договора о новом месте работы попал под пристальное внимание службы безопасности компании. Знай он об этом, его радость по поводу местечка на секретном объекте сильно бы поубавилась и, во всяком случае, он не стал бы расспрашивать своих приятелей о «Черной пристани», как называли в народе этот таинственный объект.

Его предупреждали, чтобы он не пытался собирать какие бы то ни было сведения о месте новой работы. Но чего не сделаешь на радостях после выпивки в «Третьей кружке»! Впрочем, все его попытки разузнать хоть что-то о «Черной пристани» ни к чему не приводили. Едва заслышав о ней, его разговорчивые приятели мгновенно умолкали, у них тут же появлялись неотложные дела, и они спешно исчезали.

В конце концов, Грант решил, что главное о «Черной гавани» наверняка известно его тайному работодателю, и с нетерпением ждал назначенной Палмесом встречи, которая должна была состояться все в той же пивной, во вторник утром, когда закончатся две недели испытательного срока Гранта, за день до его выхода на новую работу.

ГЛАВА 20

Встреча была назначена на раннее утро, сразу после открытия пивной, когда посетителей еще не было, и Грант про себя отметил, что Палмес ведет свои дела весьма осторожно.

Когда он вошел в пивную, Палмес уже сидел на своем обычном месте за небольшим угловым столиком, скрытым толстыми балками. Отсюда отлично просматривалось все помещение пивной, но самого Палмеса можно было увидеть, только если подойти вплотную.

— Ну как, получил новое место?

— Получил…

— Рассчитываться пришел? Похвально! Люблю иметь дело с обязательными людьми. В наше время это качество встречается довольно редко.

— Вообще-то я еще не получал зарплаты, так что…

— Я же тебе говорил, что о деньгах речь не идет.

Садись, не торчи столбом, закажи себе пива за мой счет, и давай поговорим.

Когда недовольный ранними визитерами официант, не пытавшийся скрыть своего отношения к клиентам, плюхнул на стол заказанные кружки, расплескав едва ли не четверть. Палмес, приподняв одну бровь, процедил сквозь зубы:

— Приберите здесь и принесите новые кружки!

Грант, ожидавший услышать в ответ какую-нибудь грубость, весьма удивился тому, что официант молча выполнил требование Палмеса. Видимо, его здесь хорошо знали и боялись, хотя уважением он явно не пользовался.

Когда с пивом было покончено, наконец начался разговор, ради которого Грант оказался в это раннее утро в пивной. Он не утерпел и сам заговорил о наболевшем, о своей подписке, о предстоящей работе в гавани и о недобрых слухах о ней, ходивших среди портовых служащих.

— Ты к слухам не слишком прислушивайся. Место вполне надежное, проверенное. Ничего там с тобой не случится, если будешь вести себя осторожно. Вот только зря ты расспрашивал о гавани посторонних, тебя же предупреждали не делать этого, теперь мне придется исправлять твои ошибки…

— Что ты имеешь в виду?

— Твоя плата мне за новое назначение теперь повысится. Придется сделать для меня одно дело. Не слишком трудное, но опасное. Ты должен будешь незаметно положить на стол научного руководителя, есть там такой профессор Строгое, пакет документов, который я тебе передам. Сумеешь сделать это как нужно — твое счастье. Работа останется за тобой, и будем считать, что ты рассчитался за мои услуги. Но если ты ошибешься…

Палмес замолчал и долго испытующе смотрел на Гранта. От этого взгляда мурашки забегали у того по спине. Все же после четвертой кружки у него хватило смелости спросить:

— И что же тогда со мной будет?

— А ничего не будет. Ты просто исчезнешь, как исчез отец Ефросим.

Грант почувствовал, что, несмотря на пиво, в горле у него мгновенно пересохло.

— А что с ним случилось?

Но на этот вопрос Палмес отвечать не пожелал, лишь выразительно пожал плечами.

— Слишком много болтал с прихожанами, расспрашивал их о «Черной гавани», как и ты, между прочим.

— А если меня все же поймают? Что со мной будет? Почему бы вам не отправить эти документы по почте?

— Не думал, что ты настолько глуп. Кто же поверит бумагам, пришедшим по почте? Нет, любезный, ты должен будешь дождаться, когда на стол профессору положат папку с последними данными, и незаметно вложить в нее вот эти листы со снимками морского дна. Он должен принять его за часть съемки, сделанной их собственным глубоководным зондом.

— Да зачем вам это?!

— А вот это уже тебя не касается, парень. Просто сделай свою работу, и все.

— Как я смогу подойти к столу профессора?! Меня назначили в наружную охрану, понимаете — в наружную!

— А вот это уж твое дело. Ты что думал, работу за пятьсот кредосов в месяц можно раздобыть без всякого риска? Придется попотеть! Прояви изворотливость, смекалку, осторожность. И тогда деньги, которые ты сумеешь отложить для своего будущего сына, помогут твоей семье подняться на ноги!

Грант попытался протолкнуть застрявший в горле комок, но ему не помог даже изрядный глоток горького и вонючего пива, которое готовилось здесь же, в подвале бара.

Он хорошо помнил, что ни разу за все их недолгое знакомство с Палмесом не упомянул о том, что его жена беременна. Откуда же, спрашивается, ему об этом стало известно? Этот человек вызывал у него все большие подозрения, и сейчас он чувствовал, что его, как щепку, затягивает в водоворот, из которого уже не выбраться.

— А если я откажусь? Дело-то слишком рискованное, мне не хочется последовать за отцом Ефросимом…

— Как хочешь. Отказаться пока еще можно, но тогда с тобой случится как раз то, чего ты так боишься, — тебя вышвырнут с новой работы и уже не возьмут обратно на старую. Знаешь, какие очереди стоят на бирже труда? На Ароме слишком много бездельников, которые рассчитывали на райскую жизнь, а затем внезапно оказались на мели. На твое место в порту уже взяли нового человека, на гораздо более выгодных для хозяина условиях. Так что перестань выпендриваться, сделай то, что тебе говорят, и я оставлю тебя в покое навсегда! Будешь спокойно работать на новом месте и каждый месяц отсчитывать жене денежки.

— Но послушайте, Палмес! На Ароме я работаю простым грузчиком, это правда, но на Земле я учился в колледже и кое-что еще понимаю, но не могу понять, чего вы добиваетесь! Ну подложу я ваши фальшивые снимки, на следующий день они проведут повторную съемку этого района и убедятся в фальшивке, а затем начнут выяснять, кто ее подложил!

— Правильно. Именно этого я и добиваясь. Да нет, не поисков виновного, — поправился Палмес, заметив, что Гранта передернуло от его слов. — А проведения повторной съемки. Все дело в том, что здесь, — Палмес постучал по пакету со снимками, — не фальшивка. Здесь снят объект, который компания безуспешно ищет вот уже второй год. И, как только они в этом убедятся, им уже будет не до автора снимков, разве что они захотят выплатить ему хорошую премию. А из колледжа на Земле тебя выперли за неуспеваемость. Так что не выпендривайся и постарайся не провалить порученное дело.

Поиски подводного объекта, о котором упомянул Рон Палмес, в самом деле безрезультатно велись компанией «Инпланет» уже второй год.

Формально проект «Жемчужная слизь» возглавлял профессор Строгое, но фактически он выполнял лишь административную работу, все научные разработки и подлинное руководство осуществлял академик Ларин.

Между этими двумя людьми существовали довольно странные взаимоотношения. Профессор Строгов ни по своим заслугам, ни по возрасту никак не годился в начальники ученому с мировым именем, академику Ларину. Но Ларин упорно отказывался от добровольного сотрудничества со своими «хозяевами».

Он был похищен прямо из рабочего кабинета на Земле боевиками компании, его исчезновение наделало много шума, и то, что он до сих пор не желал слепо выполнять приказы своих похитителей, объясняло его подчиненное положение Любой другой сотрудник с такими амбициями, как у Ларина, давно бы бесследно исчез, но Ларин был слишком ценен для «Инпланет», и, потратив изрядную сумму на его доставку с Земли, компания не желала терять нужного человека.

Совсем отказаться от работы Ларин все же не смог, слишком уж интересными вещами с точки зрения его любимой науки биофизики занимались исследователи на Ароме. Совершенно новый раздел «Энергетика живого тела», работы по которому в его институте безнадежно зашли в тупик, на Ароме получили совершенно неожиданное продолжение.

Первый раз «жемчужная слизь» лет десять назад совершенно случайно была обнаружена на поверхности глубоководного зонда, с помощью которого геологи компании прощупывали дно аромского океана в поисках полезных ископаемых, достаточно ценных, чтобы оправдать их транспортировку на звездолетах.

Ничего стоящего обнаружить на дне океана, так же, как на поверхности единственного материка планеты, им не удалось.

Инженеры, ведущие геологическую разведку, не смогли определить происхождение желеобразного налета, покрывшего один из датчиков глубоководного зонда тончайшим молекулярным слоем. На водоросли слизь не походила, а о полном отсутствии на планете фауны к тому времени было уже доподлинно известно.

Странный биологический объект, обнаруженный на зонде, не входил в компетенцию геологической службы, и шансов на то, что на него обратят серьезное внимание, было немного. Но так уж иногда случается, что события выстраиваются в цепочку, звенья которой связаны друг с другом непостижимым Для человеческого глаза образом и одно событие предопределяет следующее.

Причем иногда, если такая цепочка возникает в поворотные моменты, определяющие развитие целых цивилизаций, наблюдателю кажется, что следствие не предопределяется причиной, вызвавшей данное событие.

И надо же было так случиться, что в группе, ведущей геологическую разведку, оказался молодой выпускник Московского университета, тогда еще ассистент Отрогов, решивший «раскопать» на Ароме тему для своей первой диссертации, человек честолюбивый, да к тому же интересующийся биологией и понимающий, что находка противоречит всему, что известно о биосфере этой планеты.

Даже в полевых условиях он сумел провести экспресс-анализ, показавший, что слизь состоит из подвижных живых кристаллов, очень похожих на вирусы. Это открытие и принесло ему через несколько месяцев профессорское звание, утвержденное юристами компании во всех бюрократических инстанциях Земли.

Слизь аккуратно соскоблили и сдали в лабораторию для детальных исследований. С этого и началась эра повышенного интереса компании «Инпланет» к заброшенной планете, пригодной разве что для туристического бизнеса.

«Жемчужная слизь» упорно сопротивлялась исследованиям и продолжала жить в колбе с морской водой, собравшись в крохотный комочек размером с пару кубических миллиметров. Ни сканирование электронным микроскопом, ни современный кварковый анализатор так и не смогли однозначно определить природу этой необычной субстанции, находящейся где-то посредине между биологическим образованием и живым минералом.

Скорее всего, слизь так и осталась бы в разряде научных казусов, которые довольно часто встречались на вновь открытых планетах, если бы не одно обстоятельство, хорошо вписавшееся в вышеупомянутую цепочку событий.

Крохотный комочек обладал солидным потенциалом внутренней, непонятным образом закапсулированной в нем энергии, с которой не желал расставаться, несмотря на все ухищрения исследователей. Больше того, ученым так и не удалось определить характер этой энергии.

В природе не так уж много видов энергии — электрическая, точнее, электромагнитная, тепловая, гравитационная, лучевая и внутриатомная, сводящаяся при своем выделении к тепловой и лучевой. Все эти виды энергий легко переходят друг в друга. Но то, что наполняло внутренним светом комочек слизи, поднятый с глубины в несколько километров со дна Аромского океана, нельзя было отнести ни к одному из них.

Был еще один вид энергии, наличие которого упорно замалчивалось современной наукой. «Энергия жизни», «ментальная энергия», «телепатическая энергия» — как ее только не называли, эту таинственную энергию, генерируемую живыми организмами.

Вскоре выяснилось, что световое излучение, испускаемое слизью, составляет меньше процента, а все остальное приходится как раз на эту самую «ментальную энергию». Было установлено, что капелька не только излучает эту, практически неизвестную земной науке энергию в таких количествах, что ее могут уловить даже простейшие приборы, но и получает подпитку этой энергией откуда-то извне…

И вот тогда капелькой занялись всерьез. Вначале «жемчужную слизь» попытались переправить на Землю, чтобы использовать для ее исследований весь арсенал, накопленный земной наукой. Но за пределами атмосферы Аромы слизь погибла, полностью потеряв свой энергетический потенциал, и превратилась во что-то, напоминающее высохший бульон.

На Ароме был срочно создан глубоководный отдел, в задачу которого входили поиски новых порций «жемчужной слизи». Правление компании «Инпланет» безошибочно распознало за этим открытием запах больших денег и не жалело тратиться на вложения.

Одно только создание биологических стимуляторов, способных подпитывать стареющие организмы так необходимой им жизненной энергией и продлевать жизнь людям, обещало в будущем настоящий золотой дождь.

Но даже небольшой период предварительных исследований, до того момента, когда единственный образец слизи был погублен при попытке вывезти ее с планеты, показал, что стимулирование жизненных процессов едва ли не самое меньшее, на что способно биоизлучение такой интенсивности.

Если бы удалось создать достаточно мощный генератор подобного излучения и научиться соответствующим образом модулировать его, можно было бы управлять жизненными процессами не только отдельных индивидуумов, но и целых популяций, а это предвещало возможность создания биологического оружия невиданной мощи, по сравнению с которым атомная и водородная бомбы казались бы детскими игрушками.

Однако два года интенсивных поисков на дне аромского океана не принесли новых находок. Менялись конструкции глубоководных зондов, целые флотилии судов, оснащенных эхолотами и специальными драгами, способными прочесывать дно океана на многие мили вокруг, бороздили поверхность океана, но все было напрасно. Океан Аромы на глубинах свыше нескольких сотен метров выглядел совершенно мертвым. Там не было обнаружено никаких излучений и вообще ничего живого. Даже сверхчувствительные датчики, опущенные на дно океанской впадины, в которой впервые была обнаружена «жемчужная слизь», упорно отказывались зарегистрировать малейшие следы наличия там жизни.

И вот тогда руководство компании решило ввести в бой тяжелую артиллерию. Свежие мозги ученого с мировым именем, по мнению правления «Инпланет», могли исправить положение. Конечно, похищенный академик Ларин, срочно переправленный на Арому, не мог как по мановению волшебной папочки найти на дне аромского океана бесследно исчезнувший объект, но он мог заново проанализировать все данные, накопленные за годы предыдущих исследований и полностью засекреченные от научного мира Земли. Правление надеялось, что Ларину удастся найти способ искусственного воспроизводства слизи. В конце концов, к этому времени земная биология с помощью генной инженерии научилась воссоздавать многие типы вирусов.

Но время шло, а надежда на успех и в этой области постепенно исчезала.

ГЛАВА 21

И настало время, когда руководство компании решило наконец перейти к экстраординарным действиям.

Ларина и Строгова подняли в два часа ночи с постели и доставили под конвоем в кабинет исполнительного директора аромского отделения компании «Инпланет» Маслинова.

Время было выбрано не случайно, в компании работали хорошие психологи, и Маслинов всегда прислушивался к их рекомендациям.

Время, каждый час которого обходился компании в кругленькую сумму, утекало, как вода утекало в песок, результатов не было, и понадобились специальные меры для того, чтобы заставить этих ученых работать так, как нужно компании.

Маслинов сидел за столом, в свете настольной лампы разбирая какие-то бумаги, и не обращал ни малейшего внимания на доставленных к нему в кабинет. Ученых усадили в кресла, за спинками которых остались стоять по два дюжих охранника, и предоставили возможность вволю наслушаться сгустившейся в этой комнате ледяной тишины, подчеркиваемой тиканьем старинных настенных часов и шуршанием бумаг на столе единоличного вершителя судеб тысяч жителей аромской колонии.

Наконец, отодвинув в сторону папку с бумагами и тяжело вздохнув, словно против воли принимая на себя тяжкое бремя обязанностей, Маслинов произнес:

— Ну что же, господа… Вы не оправдали наших надежд. Больше мы не можем впустую тратить по два миллиона кредосов ежемесячно на поддержку вашего проекта. Результатов нет, и, как следует из этого отчета, — Маслинов театральным жестом хлопнул по бумагам, лежавшим перед ним, — в ближайшее время их не предвидится.

Он уставился на ученых своими рыбьими, ничего не выражающими глазами. Обтянутое сухой кожей костлявое лицо этого человека чем-то напоминало морду ящерицы. Настольная лампа освещала его так, что позволяла посетителям рассмотреть все морщинки, уловить мимолетный взгляд и малейшее движение мышц.

Как правило, в подобных ситуациях принято освещать лица тех, кого доставляли для «беседы», но в данном случае Маслинов предпочел поступить наоборот. Он редко ошибался в выборе метода психологического давления на свои жертвы.

— Мы делаем все, что в наших силах, мы обыскали каждый дюйм дна в том районе, где впервые была обнаружена слизь! Мы… — Строгов изо всех сил старался найти нужные слова для собственного оправдания, не обращая внимания на то, что Ларин никак не отреагировал на тираду Маслинова и продолжал с интересом рассматривать исполнительного директора, так, словно тот был всего лишь любопытным биологическим объектом. Но тирада Строгова была грубо прервана.

— Прекратите! Все, что вы делаете, мне известно. Известно также, что делаете вы слишком мало, поскольку за два года вам не удалось получить ни малейшего результата ни в поисках мифического объекта, продуцировавшего перламутровую слизь, ни в изысканиях группы нашего многоуважаемого академика, пытавшегося воссоздать ее лабораторным путем.

— Если исследования заходят в тупик, — впервые вступил в разговор Ларин, — следует расширить базу этих исследований, привлечь к проекту новых талантливых ученых и еще больше увеличить ассигнования.

— Правление рассматривало и такую возможность, но пришло к выводу полной бесперспективности подобных действий. Я вызвал вас, чтобы ознакомить с принятым решением. Вам дается последний срок — два месяца. Если к концу октября результатов не будет, проект закроют. Ну и, разумеется, на Землю вы не вернетесь. Сами понимаете, информация о деятельности нашей компании, которой вы располагаете, не позволит правлению отпустить вас восвояси. Это все, господа. Вы свободны. Пока свободны.

Молча они спустились к ликару, и лишь у самого подъезда своего дома Строгов решился спросить, так тихо, чтобы его слова не долетели до водителя:

— Думаешь, они и в самом деле собираются закрыть проект?

— Вряд ли. Слишком много денег уже вложила компания в эту слизь. Но вот заменить нас с тобой они вполне способны.

— И что же тогда с нами будет? — Строгов не скрывал паники, которая его охватила, и, надо сказать, у него были на это весьма веские причины. Компания никогда не выпускала из своих лап даже рядовых сотрудников, знакомых с деталями секретного проекта, над которым они здесь работали, и обоим его руководителям было прекрасно известно, куда делись эти люди.

Ларин в ответ лишь пожал плечами. Он держался так, словно все происходящее его совершенно не касалось. Нельзя сказать, что он был полностью равнодушен к собственной судьбе, но с тех пор, как его силой вырвали из привычного уклада жизни, лишили семьи и привычного круга друзей, им овладело странное равнодушие, и ничто, кроме чисто теоретических аспектов его любимой науки, казалось, уже не интересовало этого человека.

— У нас есть еще целых два месяца. За это время многое может измениться.

Первый день дежурства Гранта у ворот «Черной гавани» прошел без происшествий. Прежде чем начать действовать, он решил тщательно изучить обстановку.

С того места, где находился наружный пост охраны, просматривалась только половина ангара, да и то лишь тогда, когда открывали ворота, чтобы пропустить очередной глубоководный разведчик.

Сквозь двойные герметичные двери, отделявшие вторую, дальнюю, половину помещения, не проникал ни единый звук и ни единый луч света. Видимо, там находилась самая важная и самая тайная часть проекта, осуществлением которого занималась на Ароме компания «Инпланет».

Но и того, что было доступно взгляду Гранта, было достаточно, чтобы сделать вывод — здесь затевалось что-то грандиозное.

За рельсовыми аппарелями, на которых стояли глубоководные суда, готовые к погружению, располагалась целая анфилада помещений, заполненных разнообразным научным оборудованием. Грант плохо разбирался в назначении всех этих приборов, но одно ему стало ясно — в наружной части ангара, похожей на гигантский производственный цех, было слишком шумно и беспокойно. Здесь не могли располагаться кабинеты ученых, и уж тем более руководителей проекта. Этим людям для работы необходима спокойная обстановка, и, следовательно, ему придется искать способ проникнуть во внутреннее помещение ангара, куда вход без специального пропуска был строжайше запрещен.

За весь день скучнейшего дежурства у Гранта не возникло ни единой здравой мысли о том. как выполнить поручение Палмеса. Оставалось, разве что, пойти в службу безопасности компании и рассказать обо всем… Вот только никто не мог предсказать, как после этого сложится его судьба, скорее всего, от такого свидетеля предпочтут избавиться без долгих проволочек.

С тем же результатом прошел второй и третий день его дежурства. Дни сложились в неделю. Гранту приходилось делать большой крюк по дороге домой, чтобы обойти улочку, на которой расположился кабачок «Третья кружка». Но он знал, что долго так продолжаться не может, терпение его «благодетеля» вскоре иссякнет, а Рон Палмес умеет из-под земли Доставать нужных ему людей и никогда не прощает Долгов.

Удача улыбнулась Гранту лишь к концу второй недели. Он сдал дежурство своему напарнику, отметил рабочую карточку в автомате на дверях ангара и уже совсем было собрался покинуть территорию объекта, когда заметил на причале сошедший с аппарелей глубоководный разведчик. Смена уже закончилась, и, скорее всего, аппарат так и останется стоять здесь до следующего утра. Лишь завтра утром механики ликвидируют поломку, и, если он не сумеет использовать этот уникальный шанс, удачи ему больше не видать, как своих ушей.

Он еще не решил, как именно использовать подвернувшийся случай. Пока ясно было только одно — упускать его нельзя ни в коем разе.

Но и задерживаться на территории объекта больше отведенных ему на переодевание пятнадцати минут он не имел права — сразу же поднимется тревога. Оставался единственный способ — вернуться сюда позже, ближе к утру, когда бдительность ночной охраны притупится.

Благополучно миновав последнюю проходную, Грант покинул охраняемую территорию объекта и лишь на несколько секунд задержался снаружи, чтобы раскурить сигарету и окинуть взглядом силовую стену, окружавшую ангар. Снаружи эта стена выглядела как полоса сероватого тумана, лежавшего на земле слоем высотой метров в пять. Она казалась непрочной из-за того, что ее поверхность постоянно меняла форму, следуя непроизвольным флуктуациям силового поля, но Грант прекрасно знал, что это впечатление обманчиво. Ни один живой объект не мог прикоснуться к внешней поверхности стены, не получив парализующего разряда, способного уложить на месте слона. Стена казалась совершенно непрозрачной и не позволяла посторонним видеть то, что делалось на объекте.

Бывают дни, когда на человека накатывает вдохновение. В такие моменты композиторы создают прекрасную музыку, писатели пишут свои лучшие страницы, а находчивые люди, вроде него, находят способ преодолеть непроходимую силовую защиту, чтобы выполнить задание, выполнить которое, казалось бы, невозможно…

Когда портовый пригород погрузился в предрассветный сон, Грант, вооруженный небольшой лопатой, отправился к тому месту, где силовая изгородь упиралась в цепочку песчаных дюн, уходя далеко в сторону от последних коттеджей пригорода.

На своей прежней работе Гранту приходилось иметь дело с подобной защитой, включаемой, правда, лишь в ночное время, и поэтому он знал, что в землю силовое поле проникает неглубоко, сантиметров на двадцать, и, если поработать лопатой, миновать подобное препятствие не составляло большого труда, особенно в рыхлом песке дюн. Беспечность организаторов подобной зашиты его удивляла, и какое-то время он раздумывал над тем, не кроется ли здесь какая-нибудь неизвестная ему ловушка, но потом решил, что недобрая слава «Черной гавани» сама по себе является неплохой защитой. И вряд ли руководство станет вкладывать лишние средства в сложные приборы дополнительной охраны.

Выбранное им для подкопа место было хорошо скрыто от посторонних глаз зарослями растений, напоминавших земной вереск. Минут через двадцать непрерывной работы он сделал углубление, достаточное для того, чтобы можно было ползком пролезть под стеной.

Песок оказался слишком сухим, все время осыпался, и ему пришлось удовлетвориться проделанным небольшим подкопом, рискуя задеть за верхний край стены и, получив парализующий удар, проваляться в яме до утреннего обхода охраны.

Однако приходилось рисковать. Времени до рассвета оставалось совсем немного. Он проскользнул в подкоп как ящерица и, благополучно оказавшись во дворе объекта, замер, прислушиваясь. К счастью, здесь не было собак. Доставка их с Земли обошлась бы слишком дорого, и ночью охрана полностью возлагалась на электронику, если не считать ночного дежурного у внутренних мониторов.

Но Грант накануне отметил расположение всех наружных камер наблюдения и знал, как можно пробраться к ангару незамеченным. Все камеры были направлены на территорию вокруг ангара. Пустая пристань с ее аппарелями мало кого интересовала, но сегодня она не была пустой…

Сошедший с рельсов глубоководный аппарат угадывался в ночи, как туша какого-то животного, выброшенного на берег морскими волнами.

У Гранта не было определенного плана, он действовал, полностью положившись на случай, движимый скорее отчаянием, чем разумом. Но фортуна бывает милостива к дуракам и сумасшедшим. Ему удалось незамеченным добраться до причала. Следующая удача ждала его уже на пристани. Техники, раздосадованные поломкой лебедки, произошедшей перед самым концом смены, не удосужились даже закрыть люк аппарата снаружи, и спустя несколько секунд Грант оказался внутри тесной кабины, где все пространство занимали приборы.

На людей эта кабина не была рассчитана, но он не собирался оставаться здесь надолго. Ему нужно было лишь найти камеру подводной съемки… И только сейчас, подумав об этом, он понял, зачем она ему понадобилась.

Подложить фото на стол к ученым — задача невыполнимая, но кто сказал; что они не могут получить фальшивые снимки непосредственно из подводного аппарата? Как говорится, из первых рук! Тогда никому и в голову не придет заподозрить подделку и начать выяснять причину ее появления, если, разумеется, ему удастся выбраться с территории объекта незамеченным…

Время поджимало, вот-вот должен был начаться рассвет, а камера все никак не попадалась ему на глаза, хотя у него хватило ума до начала операции выяснить, как должна она выглядеть. Однако ее местоположение в кабине подводного аппарата было ему совершенно неизвестно.

В конце концов он обнаружил камеру на самом дне кабины, среди переплетения различных кабелей. Неожиданно маленьким оказался этот сложнейший прибор, и именно поэтому пришлось так долго его искать.

Остальное не составило труда. Кассету (еще одна удача?) не удосужились извлечь, все, как есть, оставив до утра, и теперь было делом нескольких минут заменить снимки.

Ничего удивительного в подобной беспечности подсобных рабочих не было. Никто не платил им сверхурочных, и они не имели ни малейшего представления о том, с какими работами имеют дело. Иногда излишняя секретность оборачивается своей негативной стороной, именно это и произошло в случае с подводным зондом.

Благополучно миновав стену и выбравшись наружу, Грант засыпал и заровнял подкоп, выбросил в море лопатку с привязанной к ней кассетой, извлеченной из камеры подводного аппарата перед заменой, и лишь теперь позволил себе немного расслабиться.

Что-то вело его сегодня, словно невидимый доброжелатель взял за руку и помог преодолеть все препятствия. То, что вчера еще казалось совершенно невыполнимым, было сделано, и теперь оставалось лишь сообщить Палмесу о том, что он полностью выполнил свою часть договора, и навсегда покончить со всей этой историей.

Однако далеко не всегда Провидение подчиняется нашим желаниям, даже тогда, когда кажется, что все складывается удачно. Не зря у умудренных жизнью людей незаслуженные подарки судьбы всегда вызывают подозрение.

Кассета со снимками из поврежденного накануне зонда легла на стол Строгова на следующий день. Но именно в этот день он собрался подчистить образовавшийся хвост в работе и просмотреть снимки за два предыдущих дня, ожидавшие своей очереди.

Новые снимки попали в проектор лишь к концу рабочего дня, когда утомленные однообразной работой глаза профессора уже с трудом различали детали однообразных, безжизненных пейзажей морского дна.

Просмотрев последнюю кассету, он написал привычным росчерком в журнале «Пусто» и совсем было собрался уходить, когда что-то заставило его вернуться к столу. Бывает, что мелькнувшая перед глазами важная деталь не сразу пробьется к сознанию, но накрепко засядет в памяти и будет свербеть как заноза, все время напоминая о себе.

Так что же он пропустил? Что-то важное… Строгов не помнил, в какой именно серии это произошло, а переделывать заново всю дневную работу не было ни сил, ни желания.

Решив наудачу просмотреть лишь последнюю серию, он вновь включил проектор и после пятнадцатого кадра замер перед плазменным экраном, не веря собственным глазам. Вообще-то там была всего лишь скала, правда, не совсем обычной формы. Слишком уж гладкая, слишком похожая на шар. Обычно местные подводные скалы напоминали челюсть акулы — они изрезаны бесчисленными неровностями, выбоинами и выступами. Слишком тверда материнская порода, и даже океанским волнам приходится трудиться много столетий, прежде чем они сгладят поверхность скалы до такой степени…

Что же это такое? Очень старая скала? Настолько старая, что выступов на ней не осталось, или нечто другое? Снимок не позволял однозначно ответить на этот вопрос, а когда Строгов выделил и увеличил находившиеся под объектом показатели датчиков излучений, он вообще перестал верить этому снимку. Значения были настолько велики, что попросту не могли существовать. Какой-то странный сбой аппаратуры, сыгравший с ним злую шутку и позволивший на секунду вспыхнуть безумной надежде…

На следующем снимке в этой серии камера уже ушла в сторону от непонятного объекта.

По крайней мере, координаты скалы удалось вычислить, и завтра придется послать туда специальный зонд. Даже намек на удачу следовало тщательно проверить. Время, отведенное Маслиновым, неумолимо приближалось к неизбежному финалу.

Лишь проделав всю эту работу, Строгов обратил внимание на то, что съемки велись в районе, где никаких поисков до этого не проводилось. Интересно, кто дал задание этому зонду и почему направил аппарат в заведомо пустой район, не поставив его в известность? Решив это непременно выяснить на следующий день, Строгов отправился домой, но назавтра это благое намерение совершенно вылетело у него из головы, потому что повторная съемка «пустого» района принесла совершенно ошеломляющий результат.

Таинственная скала размером с океанский лайнер существовала на самом деле, и приборы раз за Разом подтверждали наличие невероятного по силе биоизлучения, идущего из ее глубины.

ГЛАВА 22

Так началась новая глава проекта «Жемчужная слизь» приведшая в конце концов к катастрофе. Надо отдать должное профессору Строгову, он долго сопротивлялся настойчивому желанию руководства компании вскрыть таинственную находку и посмотреть, что у нее внутри. Первые два месяца исследования ограничились поверхностью скалы до тех пор, пока в одной из каменных складок вновь была обнаружена «жемчужная слизь».

Количество добытого драгоценного материала измерялось теперь уже граммами, и работы развернулись с новой силой. Дополнительно был создан специальный научный центр, в задачу которого входило исследование прикладных эффектов «жемчужной слизи». Там, где речь шла о колоссальных доходах, секреты следовало хранить особенно тщательно. Позже, когда пришлось работать с живым человеческим материалом, эта секретность компании весьма пригодилась… И разумеется, никто больше не вспоминал о смене руководства проекта.

Академик Ларин установил, что, находясь в непосредственном контакте с человеческим организмом, слизь начинает получать дополнительную подпитку энергией и очень медленно, на доли микрограмма за месяц, увеличивает свою массу и накапливает дополнительную энергию, причем этот процесс проходил тем интенсивней, чем меньше было расстояние между человеческим телом и слизью. Кроме этого, с ней происходили и другие, совершенно неожиданные изменения — она постепенно меняла свою консистенцию, становилась тверже и лучше сопротивлялась внешним воздействиям.

Сам собой возник вопрос о том, что произойдет, если слизь приблизить к внутренним органам человека на минимально возможное расстояние?

И, развивая достигнутый Лариным успех, Строгов предложил поместить образец живой слизи внутрь донорского организма…

Как большинство ученых, увлеченных разработкой и проверкой своих гипотез, Ларин плохо представлял последствия подобного эксперимента, и, честно говоря, они его не слишком волновали. Люди, которые живут в мире сухих математических формул и прокладывают дорогу сквозь барьеры противоречивых фактов, в конце концов утрачивают реальный взгляд на мир. Он начинает им казаться чем-то отвлеченным, таким же абстрактным, как лес математических формул. И тогда самым главным становится желание вырваться вперед, опередить других исследователей, любой ценой доказать свою правоту и превратить гипотезу в теорию, совершив еще один прорыв в неведомое…

Нечто подобное произошло с группой американских ученых, решивших взорвать первую атомную бомбу и превратить формулы Эйнштейна в реальное действие. «Е» на самом деле оказалось равно «mc2», и мир до сих пор не знает, как от этого «квадрата» избавиться.

Так или иначе, эксперимент был поставлен. В тело умирающего пациента ввели микроскопический контейнер с перламутровой слизью. Контейнер изготовили из прочнейшей нейтральной пластмассы, которая, с одной стороны, в отличие от стали, не препятствовала прохождению биоизлучения сквозь стенки контейнера, а с другой — должна была полностью исключить возможность непосредственного контакта слизи с человеческим организмом. Должна была, но не исключила. Контейнер треснул, едва была зашита полость на теле «пациента», в которую его поместили.

Наблюдавшие на мониторах сканера все детали этого процесса ученые хорошо видели, как слизь, подхваченная током крови, мгновенно растворилась, чего раньше не удавалось добиться даже в самых агрессивных средах, и исчезла из поля зрения наблюдателей.

Безнадежный пациент, умиравший от рака легких, неожиданно выздоровел, опухоль чудесным образом исчезла через три дня.

Больного, однако, так и не выпустили из стен клиники, продолжая бесконечную череду тестов и наблюдений, и, как вскоре выяснилось, — не зря. Ровно через два месяца у пациента появились симптомы новой болезни. При детальном сканировании в его позвоночнике обнаружили какое-то чужеродное образование, которое постепенно увеличивалось, достигнув в конце концов размеров горошины, а еще через пару недель человек скончался в страшных мучениях.

Во время вскрытия из его позвоночника была извлечена первая «жемчужина силы», или «кровавый жемчуг», как его впоследствии неофициально назвали. Светящийся перламутровый шарик, способный на направленный выброс психокинетической энергии.

Тот самый, что спустя несколько месяцев был передан главе компании «Инпланет» специальным посланником, настолько привыкшим к воздействию жемчуга за время рейса к Земле, что расставание с ним стоило ему жизни. Именно эта жемчужина впоследствии и оказалась у Линды Гердт.

Ко времени отправки первой жемчужины было уже установлено, что слизь, превратившаяся в твердый камень внутри человеческого организма, переносит транспортировку без всякого вреда для себя… И еще много чего было выяснено, поскольку материала для продолжения исследований было теперь более чем достаточно.

Хотя драги раз за разом приносили с поверхности подводного объекта, найденного на дне бухты, все новые и новые образцы слизи, ученым не давал покоя ее источник. Если бы не решительное противодействие Строгова и не его авторитет ученого, первым обнаружившего «жемчужную слизь» на поверхности загадочной живой скалы, медленно передвигавшейся по дну бухты по направлению к берегу, с объектом давно было бы покончено… Строгову помогло какое-то время сдерживать алчность компании еще и то, что у «Инпланет» возникла проблема с донорами.

Для производства новых жемчужин постоянно требовался свежий человеческий материал, но, как только руководство «Инпланет» решило эту проблему, организовав на Земле широкую кампанию по привлечению туристов на Арому, часть которых затем бесследно исчезала, вновь встал вопрос о вскрытии скалы.

Маслинов надеялся найти внутри этого подводного каменного исполина неограниченный источник слизи и поставить производство драгоценного жемчуга на поток. Он не желал больше считаться с мнением профессора Строгова, полагавшего, что грубым вмешательством можно вообще уничтожить скалу и лишиться всего.

Картина производства легендарного аромского жемчуга, если бы она предстала перед глазами постороннего наблюдателя, повергла бы его в ужас.

Но она хранилась за прочными стальными дверями, недоступная для посторонних глаз, в секретных лабораториях комплекса.

Лучше всего жемчуг развивался, если слизь, сразу же после извлечения со дна моря, помещалась непосредственно в человеческий костный мозг.

На металлических столах, напоминавших столы Для разделки туш, которые используют на бойнях, лицом вниз со вскрытым позвоночником лежали заранее подготовленные доноры, оглушенные наркозом.

При этом никто из так называемого «медицинского» персонала, допущенного к этой секретной операции, не заботился о соблюдении гигиены. Пациентам в любом случае предстояло погибнуть через пару месяцев, а заражение посторонними микроорганизмами в период воздействия слизи на человека попросту исключалось, поскольку слизь очень быстро подавляла все инородные микробы в донорском организме.

Вначале для производства использовали безнадежно больных людей, оказывая им даже некоторую помощь, продлевая жизнь на какой-то, пусть и небольшой срок, но, как это обычно бывает, человеческая жадность взяла верх над всеми прочими соображениями…

Одна аромская жемчужина стоила на черном рынке сотни миллионов кредосов, и вскоре под нож пошли уже вполне здоровые люди…

В этом месте записи в дневнике Гранта впервые прервались комментариями самого автора, который до сих пор старался лишь сухо и как бы отстраненно излагать голые факты.

«Поверьте, я знаю, о чем пишу, мне удалось побеседовать даже с теми, кто лежали на подобном столе и остались живы только потому, что эскулапы из „Инпланет“ не успели убить этих людей. Возмездие пришло раньше. Наверно, именно в тот момент, когда убийцы из „Инпланет“ подняли руку на здоровых людей компании, а заодно и всей человеческой популяции на Ароме, был подписан приговор. Я не верил в бога, но ни один человек на моем месте не мог бы остаться атеистом после того, что произошло.

Можно спорить о существовании бога, но мало кто станет отрицать то, что человеческие поступки в определенной степени предопределяют судьбу того, кто их совершает. И именно здесь, на Ароме, это стало для меня совершенно очевидным фактом.

За день до начала катастрофы, когда уже было принято решение начать глубоководное бурение живой скалы, я вновь увидел бесследно исчезнувшего отца Ефросима… Новая галлюцинация? Именно так я вначале и подумал. Но это была не галлюцинация, а впрочем, какая разница? Разве форма имеет какое-то значение? Значение имеет лишь то, что меня предупредили о грядущей катастрофе за сутки до ее начала. Почему? Этого я не знаю, возможно, лишь для того, чтобы я смог написать эти строки.

Как бы там ни было, я поверил отцу Ефросиму и на следующее утро, вместо того чтобы отправиться на работу, погрузил в мобиль наши нехитрые семейные пожитки. Детей у нас пока еще не было, а Ирину не пришлось уговаривать — она подчинилась мне безоговорочно сразу, она всегда мне подчинялась и считала, что долг жены следовать за мужем даже тогда, когда он сходит с ума, — так она думала в тот момент, когда мы покинули город и направились прямиком в пустыню, навстречу собственной гибели…»

К началу операции по глубоководному бурению «жемчужной скалы» — как ее теперь называли в официальных документах компании — оба главных виновника развернувшихся на Ароме событий, академик Ларин и профессор Строгое, находились на борту судна «Алазан», рано утром отошедшего от причала «Черной гавани».

Я нередко задумывался над тем, почему человеческая совесть так часто опаздывает со своими предупреждениями? Почему сошедший потом с ума американский летчик не подумал о грядущей расплате, прежде чем нажать кнопку, освободившую захваты атомной бомбы, уничтожившей сотни тысяч ни в чем не повинных людей? Почему Берия, умолявший своих палачей о пощаде, не подумал о том, что его ждет, когда отправлял на расстрел невинных?

Наверно, потому, что возмездие чаше всего не проявляется так очевидно, как в этих случаях. Многие из злых гениев человечества ушли из жизни вполне благополучно, закончив свои дни в собственной постели… Но все ли мы знаем об их последних днях? И о том, что творилось у них в голове перед тем, как отправиться туда, где прибытия палачей давно ждали их жертвы?

Во всяком случае, двое ученых, находившихся на борту «Алазана», не думали о расплате и наверняка даже не предполагали, что совершают еще одно страшное злодеяние. Они думали о блестящем завершении своего научного эксперимента и беспокоились лишь о том, чтобы глубоководное бурение не повредило источник несметного богатства и беспредельной власти компании «Инпланет».

«Алазан» — самое большое судно в реестре флота компании на Ароме, представлял собой однопалубный катамаран, в центре которого разместилась мощная буровая установка, способная своим алмазным буром пробить отверстие в породе любой прочности на глубине до ста метров.

Больше и не требовалось. К моменту начала этого последнего эксперимента живая скала переместилась почти к самому берегу «Черной гавани» и оказалась на прибрежном мелководье.

Толщина ее каменной оболочки составляла всего несколько метров, дальше, если верить показаниям сканеров, шла жидкая субстанция — и ученые надеялись, что все эти сотни тонн жидкости окажутся чистейшей «жемчужной слизью».

Они собирались проделать в оболочке скалы небольшое отверстие, не более десяти сантиметров в диаметре, ввести в него титановую трубу, заканчивающийся гибким шлангом, способным подавать добытую из глубины жидкость непосредственно на берег.

Они забыли лишь об одном — о том, что находятся на чужой планете и имеют дело с загадочным живым объектом. Забыли или просто старались не думать об этом? Испытывали ли они страх в тот момент, когда бур коснулся живого каменного тела?

Если верить рассказу единственного уцелевшего участника этой операции, приступ непонятного страха скрутил всех, кто находился на борту «Алазана». Океан вокруг судна забурлил, словно под его килем заработал гигантский гейзер, алмазный бур не успел сделать и нескольких оборотов, как скала раскрылась, словно две половинки гигантского грецкого ореха, и ее содержимое выплеснулось в океан.

Огромная воронка образовалась на том месте, где только что был корабль, и вопль ужаса находившихся на его борту людей долетел до самого берега… Лишь один из них уцелел, и я предпринял целое расследование, чтобы выяснить, почему уцелел именно он, но так ничего и не выяснил.

В большинстве случаев тайные причины, управляющие человеческой судьбой, или «кармой», как называют квинтэссенцию нашей судьбы древние философы, остаются для нас непонятными.

Какие бы силы ни управляли проявлением непонятных чудес, время от времени врывающихся в реальность нашей жизни, одного из членов команды «Алазана», простого механика, никоим образом не связанного с проектом «Жемчужная слизь», волна выбросила на берег, и полчища призрачных монстров, оставшихся на берегу после того, как схлынула эта чудовищная волна, разрушившая ангар и всю пристань, не тронули его.

Обтекая со всех сторон тело лежавшего без сознания человека, они двинулись к городу, и я видел картину этого ужасного шествия собственными глазами…

К этому моменту наш мобиль находился на расстоянии двух километров от города, но в том месте высокая гряда холмов открывала перед нами широкую панораму царившего внизу ужаса.

Нельзя сказать, чтобы все жители города безропотно отдали себя на заклание чудовищным тварям, вышедшим из моря. Некоторые сопротивлялись, используя вместо оружия все, что подворачивалось под руку. Это было первым и последним нападением морских призраков при свете солнца. Позже они научились летать и действовать только ночью — они вообще очень быстро учились. Но в тот момент солнечные лучи, проходя сквозь их призрачные тела, освещали корчившихся внутри чудовищ, еще живые тела людей. И я до сих пор не понимаю, зачем они это делали? Зачем заглатывали несчастных? У них не было даже желудка, а после того как человек умирал, — они выплевывали мертвое тело и бросались в погоню за новой жертвой…

Именно поэтому вся набережная, на месте основной трагедии, позже, когда трупы разложились под солнцем, оказалась усыпанной валом человеческих костей. Что это было, возмездие? Желание избавить планету от непрошеных гостей, нарушивших ее, неведомые нам законы? Не знаю… Но мне почему-то кажется, что это была расплата за совершенные людьми злодеяния.

Много времени простояли мы на нашем наблюдательном посту неподвижно, скованные ужасом, не в силах сдвинуться с места. Когда вал чудовищ, идущих по улицам городка сплошным потоком, миновал последние строения пригорода и выплеснулся в пустыню, преследуя беспорядочно бегущую толпу, в которой оставались теперь в основном дети, женщины и старики, а также те из мужчин, у кого не хватило мужества сопротивляться хлынувшему из моря бедствию, Ирина дернула меня за руку, заставив вернуться в реальный мир.

— Мы не сможем им помочь. Если эти люди доберутся до нас, они выбросят нас из машины и, возможно, убьют. Они совершенно обезумели.

Ирина была права. Я вспомнил о своем неродившемся сыне, которому обязан был сохранить жизнь, и включил двигатель.

Вскоре ужасная картина побоища скрылась из наших глаз.

ГЛАВА 23

Почувствовав усталость, Ротанов на какое-то время был вынужден оторваться от экрана, но так и не рискнул спуститься вниз. Все время ему казалось, что его бесценная находка куда-нибудь исчезнет, и потому уже через пару минут он вернулся к чтению.

«…Какое-то время я боялся, что люди, бежавшие из города, нагонят нас. Те, кто в момент нападения находились далеко от пристани, успели вывести из гаражей свои кары и, побросав в них самое необходимое, на полной скорости бросились прочь из города.

Их машины были новее и мощнее моей, но оказалось, что божье провидение еще раз явило мне свою благосклонность, надоумив пару лет назад купить именно эту старенькую вездеходную машину, способную легко преодолевать песчаное бездорожье.

Конечно, я купил ее не потому, что обладал даром предвидения, просто она была старее других машин и поэтому стоила дешевле.

Зато теперь мы стали свидетелями того, как новые блестящие машины, едва сойдя с асфальта, застревали в песке одна за другой. Люди вынуждены были бросать их и продолжать путь пешком. Мы все еще находились достаточно далеко от них, но все же, не желая рисковать, я свернул в сторону от прямого пути, ведущего к горам, которого старались придерживаться беглецы. Вскоре мы остались одни в необъятной, несущей смерть пустыне. Казалось, ничто уже не спасет нас, солнце настолько раскалило корпус машины, что пришлось остановиться и переждать самые страшные часы полуденной жары в тени какого-то бархана.

Мы успели взять с собой самое необходимое, и сейчас не испытывали нужды хотя бы в воде, но она застревала у меня в горле. Я не мог не думать о тех, кому повезло меньше, о тех, кто, обессилев, погибает сейчас под раскаленным солнцем.

Возможно, кто-то осудит меня, наверно, мне следовало повернуть обратно и попытаться помочь хотя бы немногим.

Хотел бы я увидеть этих судей на моем месте… Я думал о своей беременной жене и нашем неродившемся сыне. Их я обязан был защитить и спасти в первую очередь, и как только полуденная жара спала, мы поехали дальше.

Я не сомневаюсь, что все, что я сделал раньше, и все, что делал сейчас, — не было случайностью, потому что цепочка внешне выглядевших случайными событий, таких, как покупка песчаного вездехода, изменение маршрута и даже вынужденная остановка в пустыне, — все это в конце концов привело нас к этому дому, в котором вы читаете мое послание.

И, раз уж вы оказались здесь, вы, так же, как я, поняли, что это необычный дом. Он был построен не людьми, хотя и выглядит, как привычное наше строение. И у создателей этого дома была определенная цель… Позволю предположить, что он ждал здесь именно нас или кого-то другого, способного связно изложить все, что произошло.

Но мы оказались здесь первыми, и больше никто из покинувших город не нашел дороги к нашему дому, хотя первые две—три ночи я просыпался от каждого подозрительного шороха. Слишком хорошо я знал, как непрочна внешняя оболочка, надетая на человека цивилизацией, ее законами и правилами. Стоит рухнуть или даже слегка ослабнуть ее основным опорам, таким, как полиция, армия, администрация, — и на улицы выходят дикие банды, не знающие, что такое жалость. Но бог миловал, или, может быть, отвел в сторону глаза тех, кто мог принести несчастье в наш дом. Через некоторое время, как только мы немного оправились и пришли в себя, я взялся за свой труд… Спешить мне было некуда, какое-то время я изучал компьютер и обширную библиотеку этого дома.

Когда же пришло Бремя приступить к непосредственному изложению материала, я понял, что мне не хватает фактов и свидетельств очевидцев тех страшных событий.

Тогда на какое-то время я оставил жену одну и отправился в пустыню к «Тракту скорби» — как впоследствии прозвали эту дорогу те, кому удалось уцелеть.

Ослабевшие, отчаявшиеся люди все еще брели по ней небольшими группами, хотя основная масса беженцев к этому времени уже давно достигла Скалистых гор, куда лежал их путь.

Не знаю, что они надеялись там отыскать, — возможно, мечтали о пещерах, в которых можно укрыться от убийственной жары пустыни, или более плодородных местах, пригодных для поселения, — вскоре мне придется выяснить, увенчались ли успехом их усилия. Несмотря на огромный риск, связанный с этим походом, мне предстоит туда отправиться. Уже через месяц нам понадобится врач, я знал, что ничем не смогу помочь Ирине в предстоящих родах, я панически боюсь крови, я не медик, к тому же в доме нет ни соответствующих инструментов, ни нужных в таком случае медикаментов.

Если я хочу сохранить жену и сына, я обязан хотя бы попытаться найти человека, знакомого с медициной. Скорее всего, мне это не удастся, но все равно я должен попытаться.

Так вот среди последних беженцев я встретил механика с «Антареса» и некоторых других очевидцев, снабдивших меня всем необходимым материалом. За фляжку воды я выменивал у них их истории, кое у кого нашлись даже фотографии, весьма пригодившиеся для моего отчета. Возможно, кому-то такой обмен покажется жестоким, но у меня не было выбора. Я никому не мог рассказать о нашем убежище, в доме слишком мало места, я не собирался делить его с посторонними, малознакомыми мне людьми, от которых не знаешь, чего ожидать.

Когда их истории переставали меня интересовать, я незаметно исчезал и, притаившись за барханами, ждал, пока обессилевшие люди перестанут меня искать. Затем возвращался обратно к своему дому и к своему дневнику…»

После этого в записях произошел перерыв, а ниже высветилось еще несколько строк, набросанных небрежно, с разрывами и пропусками.

«Собственно, это все. Мне больше нечего добавить, кроме того, что завтра мы решили покинуть наше убежище и отправиться вслед за остальными по Тракту скорби, ведущему к Скалистым горам… Не знаю, останемся ли мы живы, не знаю даже, дойдет ли мой труд до тех, кому он предназначен. Для меня это уже не имеет значения. Да, и вот еще что, если вы решите искать укрывшихся в горах беженцев, будьте крайне осторожны, потому что…»

На этом запись оборвалась. На экране заплясали какие-то голубые мушки. Программа явно капризничала. Что-то не так было с компьютером или его памятью. Разобраться с этим с ходу Ротанов не смог, а затем снизу раздался голос Линды, зовущей его к столу. Тогда он решил, что большого вреда не будет, если ненадолго все оставить как есть, и, не выключая компьютера, спустился в гостиную, где за широким столом, уставленным блюдами с дымящейся картошкой и свежими кусками вареного мяса, его давно уже ждали спутники.

— Откуда такое богатство? — осведомился Ротанов, принюхиваясь к забытым ароматам свежей пищи.

— Из холодильника, — отозвалась Линда, пожимая плечами. — Такое впечатление, что запасы здесь никогда не кончаются. Все абсолютно свежее.

— Так и есть. Я там изучал что-то вроде дневника бывшего хозяина этого дома, в нем он упоминает о том, что вода, запасы продуктов и даже энергия в этом доме никогда не кончаются. Этот человек прожил здесь несколько месяцев.

— И что же с ним случилось? Кому сейчас принадлежит дом?

— Похоже, никому. Хозяин отправился на поиски поселенцев несколько месяцев назад, и с тех пор дом пустует.

— Этого не может быть! — резко возразила Линда, отодвигая от себя пустую тарелку. По ее жесту было заметно, что она слишком взволнована этим, незначительным в общем-то для них фактом.

— А почему не может?

— Потому что в своей комнате я обнаружила кота! Не мог же кот прожить один в этом доме без воды и пищи несколько месяцев!

— Ну пищи здесь достаточно… Может быть, кот научился открывать холодильник? — попробовал пошутить Зарудный.

— Перестаньте! Мне не до шуток!

— Шутками здесь и не пахнет, — мрачно подтвердил Ротанов. — Кот, разумеется, был черным?

— Как ты догадался?..

— Обычно в галлюцинациях являются именно черные коты.

— Я пока еще не сумасшедшая!

— Тогда, может быть, ты мне покажешь этого мифического кота? И заодно объяснишь, кто мог потратить целое состояние на то, чтобы привезти его с Земли, поскольку собственных котов здесь не водится, в генетической базе данных колонии были собаки, но котов там не было!

— Я тебе его покажу! — Линда раздраженно вскочила из-за стола. — Посуду будете убирать сами и не надейтесь сделать из меня кухарку! На кухне будете дежурить по очереди!

Ротанов прошел вслед за Линдой по длинному коридору до выбранной ею комнаты, где никакого кота, разумеется, не оказалось.

Линда ошарашенно оглядывалась, несколько раз заглянула под кровать, открыла дверцы шкафа и даже попыталась передвинуть мебель. Было совершенно очевидно, что она искренне верит в существование своего мифического кота.

Похоже, она его действительно видела, и Ротанову показалось, что он знает причину, по которой у нее начались галлюцинации. С каждым днем состояние Линды ухудшалось, проклятый жемчуг высасывал из нее все соки, но на все его просьбы снять камень она каждый раз отвечала решительным отказом.

И сейчас, чтобы избежать очередной ссоры, осталось только молча повернуться и уйти. Даже внешне Линда сильно изменилась, но упорно не желала замечать происходивших с ней перемен. Месяц назад, оставшись с ней наедине, он закончил бы этот разговор поцелуем, но сейчас, бросив последний взгляд на камень, горевший под тканью ее блузки алым огнем, он молча вышел, тихо притворив за собой дверь, и она не остановила его. Похоже, даже не заметила его ухода, продолжая искать своего несуществующего кота.

С этим нужно что-то срочно делать, — камень нужно снять с нее любым способом, даже если для этого придется применить силу. Он бы давно это сделал, если бы был уверен в том, что это ей поможет, но не было у него такой уверенности. Слишком часто хирурги, вырезая опухоль, убивают вместе с ней больного… Камень словно прирос к ней, стал частью ее тела, и Ротанов не знал, какими будут последствия, если попытаться его удалить насильно.

Расставшись с Линдой, он молча проследовал через гостиную, где царило довольно унылое настроение, — нет лучшего способа испортить людям настроение, чем заставить двух мужиков убирать за собой посуду.

Не став принимать участия в этом действе, Ротанов вновь поднялся на антресоли, где стоял компьютер, собираясь разобраться с упрямой программой.

В кабинете ничего не изменилось, если не считать потухшего дисплея… Ротанов бросился к консоли. Раз за разом ударяя по клавише «RUN», он пытался оживить машину любым способом, но все было безрезультатно. Экран оставался черным, хотя в приемник по-прежнему был вставлен кристалл памяти, который он читал всего несколько минут назад.

Ротанов проделал еще одну безнадежную попытку запустить машину, заранее зная, что положительного результата ему уже не удастся добиться.

Он вынул кристалл памяти из приемника и вновь вставил его на место, вызвав этим действием полную перезагрузку компьютера. Но ничего не произошло. То есть машина пофыркала, высветила в конце концов дисплей со стандартными значками, один из которых сообщал о том, что на вставленном кристалле не содержится никакой информации.

Когда Ротанов, проклиная себя за то, что оставил машину в рабочем состоянии, не переписав файл в безопасное место на чистый кристалл памяти, совсем отчаялся и собрался покинуть кабинет, экран дисплея вдруг засветился намного ярче. Причем не так, как это происходит, когда машина начинает работать, — в этом случае дисплей сразу вспыхивает ровным белым светом. Но на этот раз необычно яркое свечение появилось откуда-то из глубин экрана и постепенно, медленно увеличивая свою интенсивность, высвечивало в центре экрана какое-то неясное, размытое изображение.

Прошло, наверно, не меньше минуты, прежде чем перед боявшимся перевести дыхание Ротановым на экране появилось человеческое лицо.

Мужчина лет пятидесяти, с седыми висками, интеллигентными тонкими чертами лица, смотрел на него пристально своими темными глазами, казавшимися бездонными из-за того, что зрачки были расширены и занимали всю радужную оболочку глаз.

— Нехорошо читать чужие дневники без разрешения! — медленно проговорил незнакомец, старательно выговаривая слова, будто вспоминая их произношение в чужом для него языке.

— Кто вы?!

— Я был Роном Палмесом при жизни. А теперь я постараюсь стать вашим проводником в тех сложнейших обстоятельствах, в которые вас угораздило вляпаться. Или, может быть, вашим кошмаром — это будет зависеть от ситуации и от того мнения, которое у меня сложится о новых постояльцах моего дома…

Экран, мигнув последний раз, стал бесповоротно черным, и никакие усилия Ротанова уже не смогли его оживить.

«Возможно, Линда не так уж одинока в своих галлюцинациях!» — подумал он, выключая компьютер.

Ротанов вновь спустился вниз и незамеченным прошел на крыльцо. На кухне двое его спутников раздраженно гремели посудой.

За порогом дома его ждала пустыня. Вечерние сумерки вступали в свои права. Далеко на западе гасли последние отблески зари, и с востока, из прерии, тянуло прохладой и ароматами раскрывшихся к вечеру цветов.

Дом стоял на самой границе прерии, очерченной здесь довольно резко уходящей за горизонт зеленой линией травянистых зарослей. Скоро оттуда выползут ночные тени, и наступит время призраков. Причем вполне реальных, с которыми придется бороться с помощью оружия.

Почему-то эта мысль не вызвала у него желания немедленно вернуться обратно. Тот, кто построил здесь этот необыкновенный дом, наверняка сумел обезопасить его от всех возможных случайностей.

«Вот только черные коты по нему все-таки бродят и некстати появляются какие-то Палмесы».

Только теперь он вспомнил, что уже встречал эту фамилию в дневнике Гранта, и ему захотелось узнать, какую роль играет этот странный человек в событиях, произошедших на Ароме.

Он не был уверен в том, что ему это удастся, но знал, что приложит к этому все усилия.

Неожиданно, словно подтверждая его мысль, в расположившейся неподалеку туче сверкнул ветвистый электрический разряд. Одна из его ветвей коснулась антенны, расположенной на крыше дома. Ничего не случилось. Не было ни искр, ни дыма — ничего. Дом стоял, по-прежнему притихший и молчаливый, но, похоже, разрешилась одна из его загадок. Теперь Ротанов по крайней мере, знал, каким образом заряжаются расположенные на чердаке аккумуляторы.

ГЛАВА 24

Ротанову снилась земная столица. Он шел по проспекту Гагарина, посередине проезжей части, и поток мобилей, несущийся навстречу, с воем клаксонов обтекал его с обеих сторон.

Когда, наконец, разорвав этот неприятный, полный опасности сон, он открыл глаза, клаксон за окном его комнаты продолжал издавать протяжные, частые гудки.

Он мгновенно вспомнил, что здесь нет никаких мобилей, не может их быть в бездорожной пустыне, раскинувшейся на многие мили вокруг, и потому, как был в трусах и майке, вскочил с кровати и бросился к окну.

Мобиль стоял под окном, метрах в сорока от дома. Это была очень старая вездеходная модель на воздушной подушке, с открытым верхом. Какой-то человек в кепке, кожаной куртке и защитных очках, словно сошедший с экрана старого фильма, давил на клаксон, как будто собрался во что бы то ни стало поднять с постелей всех обитателей дома.

Вместо удивления Ротанов почувствовал раздражение от того, что его так рано подняли с постели, от того, что литроновый пол неприятно холодил ноги, и от того, что неожиданные события поджидали их в этом доме каждую минуту. Не было только ощущения опасности, не было необходимости хвататься за оружие, словно он знал заранее, что в этом доме им не может ничего угрожать. Да, собственно, так оно и было. За всю эту ночь сменявшиеся дежурные не заметили вокруг ничего необычного. Вообще, никакого движения, и вот теперь, пожалуйста, этот надоедливый, невесть откуда появившийся человек в мо-биле.

Ротанов выскочил на крыльцо и еще больше рассвирепел от того, что клаксон продолжал гудеть, а утренний воздух пустыни оказался слишком холодным для его несерьезной одежды.

— Может быть, вы прекратите сигналить?! Люди еще спят! — проорал он, воспользовавшись паузой между двумя гудками, словно стоял на пороге родного дома в Орловске и докучливый сосед, вечно ремонтировавший свою старую машину, задумал ни свет ни заря произвести проверку сигнала.

— Какого черта вам нужно и кто вы такой?

— Извините за то, что прервал ваш сон! Но у нас слишком мало времени. — Человек церемонно снял кепку, с видимым трудом выбрался из машины и пошел к Ротанову, неловко прижимая кепку к груди левой рукой. Правый карман его куртки подозрительно оттопыривался, там вполне могло быть оружие, и Ротанов выругал себя за беспечность.

— Мое имя Грант. Силан Грант. Раньше этот дом принадлежал мне, а сейчас мне поручено следить за порядком в этом районе. Раз в неделю я доставляю отсюда припасы. Увидел свет в окнах и решил предупредить о своем прибытии, извините, если разбудил. Здесь редко бывают посторонние…

Приветствие было слишком церемонным, а протянутая рука вполне дружеской. Ротанов почувствовал неловкость за свой непрезентабельный наряд и лишь теперь вспомнил, что означает имя этого незнакомца.

— Вы автор дневника, оставленного здесь в компьютерной памяти?

— Вы прочли мои записи?

— Прочел.

— Очень хорошо. Тогда это избавит нас от долгих объяснений. Вы знаете обо мне почти все. Но я не понимаю, как вы тут оказались. Откуда вы?

— Прилетели с Земли. Инспектор внеземных поселений Ротанов!

— С Земли? — Голос Гранта сел от волнения. — Но космодром давно заброшен, ни один звездолет не может совершить здесь нормальную посадку!

— Мы спустились на посадочном модуле. Ему не нужна посадочная площадка.

За спиной Ротанова обозначились фигуры Зарудного и Хорста, только Линды не было среди них. Ротанов подозревал, что даже стрельба из пушек не могла бы поднять ее с постели в такую рань.

Когда с представлениями было покончено, они соорудили для своего неожиданного гостя холодный завтрак из бутербродов и кофе, приготовленного в электрическом кофейнике.

— Как вам удается держать на ходу свою машину? — поинтересовался Ротанов. — Здесь же нет бензина.

— Ей не нужен бензин.

— А как же происходит катализ?

— У нее электрический движок.

— На аккумуляторах?

— Ну естественно. Здесь нет энергетических линий подпитки.

— Как же вы ухитряетесь заряжать аккумуляторы? — спросил Зарудный таким тоном, словно каждое слово Гранта вызывало у него подозрения.

— Это одна из причин, по которой мне приходится раз в неделю посещать свой старый дом. Здесь на чердаке стоит мощный накопитель атмосферного электричества, от него и заряжаются мои аккумуляторы.

— Я видел, как он действует, — сказал Ротанов, стараясь перевести беседу в более доброжелательное русло. — Расскажите лучше, чем кончился ваш поход через пустыню. Вы нашли доктора?

Грант помрачнел и с минуту разглядывал кофейный осадок на краях своей чашки, словно собирался начать древний ритуал гадания на кофейной гуще.

— К сожалению, нет… И я был прав в своих худших предположениях. Роды оказались трудными. Ребенка нам так и не удалось спасти.

— Сочувствую…

— Ничего. Прошло почти полгода. Я уже привык. Ирине намного тяжелее.

— Почему вы не вернулись обратно в этот дом?

— Ну как вам сказать… Я не люблю находиться на чужом иждивении. До сих пор я не знаю, кто построил этот дом, кто и почему снабжает его припасами и водой и какую плату, в конце концов, он потребует за все эти блага.

— Я вас понимаю, — проронил Ротанов, вспомнив о том, что сразу после прибытия он испытывал точно такие же чувства.

— Кроме того, нам захотелось быть поближе к людям, особенно после утраты нашего младенца. В новой колонии почти триста человек, им удалось построить неплохой поселок городского типа. Иногда наиболее отчаянные молодые люди предпринимают экспедиции в старый город, чтобы раздобыть хоть что-то из оставленных там вещей, инструментов и запасов. Часто эти походы заканчиваются трагедией. В пределах старого города моряники особенно активны…

— Моряники?

— Так мы называем тварей, вышедших из морской глубины. Есть еще песчаники, с ними вам придется познакомиться, если вы захотите навестить наше поселение.

— Я могу это расценивать как приглашение?

— Ну, разумеется, мы будем вам рады! Мы рады каждому новому человеку, и тем более гостю, прилетевшему с Земли. Хотя, если быть до конца откровенным, ваше прибытие несколько запоздало… Так вот о песчаниках… Каждый раз меня спасает от них только скорость моей машины. — На песке эти существа достаточно медлительны, хоть мы и называем их песчаниками, но это скорее относится к их внутреннему строению, их тела словно слеплены из песка. Есть еще воздушники, огневики… Иногда мне кажется, что эти существа способны воплощать себя в каждой из четырех стихий и могут создавать свои тела из любого подручного материала. Хотя песчаники отличаются от всех остальных. Их нельзя убить. Их можно разрушить, но убить нельзя, поскольку они неживые изначально.

— Вы в этом уверены?

— Мы ведем с ними войну вот уже более полугода и знаем о них немало.

В одну из своих экспедиций наши «охотники» раздобыли в старом городе оборудование для панорамного голограматора, там оказались записи по биологии, которые помогли нам лучше разобраться в природе этих тварей. Разумеется, там были и кристаллы с записями художественных произведений. Так что теперь мы имеем возможность смотреть старые фильмы — жаль, нет новых записей. Вы ничего не привезли с собой?

— На космодроме стоят два звездолета…

— Мы пытались до них добраться, но их люки закрыты, и без специального оборудования…

— Теперь на одном из них обосновались наши друзья, я думаю, у них найдутся новые записи. И не только записи, вы сможете наладить с ними взаимовыгодный обмен.

— Это прекрасная новость! Они могут отладить корабль и изготовить его к старту?

Ротанов отрицательно покачал головой.

— Думаю, что нет. Главная проблема — отсутствие топлива. А вы хотели бы вернуться на Землю? Устали от сюрпризов этой планеты? Многие из уцелевших колонистов хотят вернуться?

— Лично я нет, но в колонии, разумеется, есть люди, готовые отдать все за возможность возвратиться на Землю. Гибель близких и вся эта кровавая трагедия, обрушившаяся на старый город, наложили неизгладимый отпечаток на их психику.

— Их можно понять. Я считаю, что долг правительства Федерации — помочь уцелевшим колонистам. Каждый из них должен получить шанс. При первой возможности будет организована эвакуация всех желающих.

В этом месте их беседа была прервана появлением Линды. Видимо, она решила достойно встретить неожиданного гостя, тщательно причесалась, чего не делала все последние дни. Подкрасилась, надела новую блузку, хорошо подчеркивавшую ее высокую полную грудь. И поверх блузки вызывающе поблескивал висевший на цепочке алый аромский жемчуг… Первый раз она надела его так открыто.

Разумеется, Ротанов ожидал какой-то реакции со стороны Гранта на это перевоплощенное явление, но то, что произошло, повергло инспектора в полное недоумение.

Грант побледнел, его глаза расширились, словно он увидел привидение, а на лбу выступили капли пота. Наконец, кое-как совладав с собой, он пробормотал:

— Я извиняюсь… Но мое приглашение посетить нашу колонию может обернуться большими неприятностями для вашей дамы…

— Объясните, что вы имеете в виду?

— Она будет немедленно убита, если кто-нибудь из наших людей увидит на ней это «украшение». — Грант выплюнул слово «украшение», его глаза сузились, и он не отрывал от Линды ненавидящего взгляда.

— Но почему, черт возьми! Договаривайте, наконец!

— Вы читали мои записи, вы знаете, как создавались эти камни, и вы еще спрашиваете?!

— Но она этого не знает! А кроме того, те, кто носят жемчуг, не имеют никакого отношения к его создателям!

— Так расскажите ей обо всем! Ведь именно люди, согласные платить баснословные деньги за нашу кровь, спровоцировали производство жемчуга!

— Его больше не производят. И никогда больше не будут производить!

— О чем это вы? — осведомилась Линда, небрежно пожимая плечами.

— Этот человек говорит, что тебе нельзя встречаться с местными людьми, потому что каждая аромская жемчужина стоит одну человеческую жизнь, а его товарищи были как раз тем живым «материалом», который отправляли под нож ради производства жемчуга. Я давно просил тебя расстаться с этим талисманом, но мои доводы казались тебе неубедительными, может быть, теперь ты к ним прислушаешься?

— Вот еще! Меня уже пытались убить из-за моей драгоценности, и даже не один раз. Но сделать это не так-то просто, особенно сейчас, когда камень вновь наполнился силой! Все эти басни о происхождении драгоценности люди выдумывают из зависти.

— Это не басни. Я знаком с подлинными документами, подтверждающими происхождение здешнего жемчуга. Но тебя, похоже, совершенно не трогает то, что твое украшение появилось на свет ценой человеческой жизни? Ты готова носить на шее чужой прах?

— Перестань говорить гадости! Он красив, мой камень, мне приятно его носить, а если вам это не нравится, я могу не утруждать вас своим обществом!

Линда ушла, хлопнув дверью, и некоторое время над столом висела неловкая тишина.

— Она сильно изменилась за последнее время. Стала раздражительной, болезненно реагирует на любую мелочь… У нас была нелегкая дорога. Простите ее.

Словно не соглашаясь с объяснением Ротанова, Грант отрицательно покачал головой.

— Так и должно быть. Тот, кто носит на себе камень смерти, приближает эту гостью к себе. Камень действует на людей, как наркотик. Излечивает все болезни, дарит наслаждение и одновременно высасывает из того, кто его носит, все жизненные соки.

— Вы рассказывали о песчаниках, — напомнил Ротанов, стараясь вернуть прерванную появлением Линды беседу в нужное ему русло. — Вы говорили, что их нельзя убить, но можно разрушить. Каким образом? С этими существами мы еще не сталкивались, хотя уже имели опыт столкновения с их летающими прозрачными собратьями.

— Это были воздушники — самые непрочные из них. Похоже, они являются родственниками тех тварей, что вылезли из морской воды. Но песчаники резко отличаются от всех прочих. Они почти неуязвимы. Даже выстрел из бластера не может разрушить их панцирь. Его поверхность лишь сплавляется от высокой температуры и становится еще крепче. Есть только один, весьма рискованный способ уничтожить песчаника. Дождаться, когда он встанет на задние ноги перед атакой, и всадить ему пулю в то место, из которого расходятся все его шесть лап. Там есть такой круг, с блюдце величиной. Но, если не удастся попасть в этот кружок с первого выстрела, считайте, что с вами покончено. Удар когтей песчаника способен пробить даже защитный скафандр. А незащищенное человеческое тело он рассекает на несколько частей одним ударом. И очень немногие способны хладнокровно дождаться нужного момента, чтобы всадить пулю в этот круг.

— С какой целью они нападают? Что они делают с трупами? Сжирают их?

— Ничего подобного. Они не обращают на тела своих жертв ни малейшего внимания и, убив одного человека, тут же начинают искать следующего.

— Вам не кажется это странным? Хищники охотятся ради добычи, но эти…

— Они словно мстят нам за то, что мы разрушили их дом…

— Дом, какой дом?

— Видимо, та подводная сфера была их домом, до ее разрушения здесь не видели ни одного враждебного людям существа.

— Да, странная мертвая планета, на которой эволюция получила такое однобокое развитие, — богатая флора и никакой фауны… Что-то за всем этим кроется. Действия этих существ кто-то должен направлять. Не бывает беспричинной ненависти. Сами они слишком просто организованы для того, чтобы обладать памятью, и вряд ли способны на осмысленную месть.

— Вы прочли весь мой дневник?

— Почти весь. Кроме последних страниц. По-моему, в вашем компьютере завелся какой-то вирус.

— Да. Я с ним хорошо знаком. Этот вирус зовется Роном Палмесом. Тот самый человек, что когда-то помог мне получить работу на верфи и вынудил подложить в аппарат кассету со снимками места, на котором находилась живая сфера…

— Но какое отношение Палмес имеет к вашему компьютеру? Как он сумел в него попасть? Я видел его лицо на дисплее!

— А вот этого я не знаю. Возможности этого человека превосходят воображение, если он вообще человек.

— Вам с ним приходилось сталкиваться после катастрофы?

— Нет, он исчез, если не считать того, что его рукой выборочно стирается из моего компьютера информация, связанная с катастрофой и с причинами, ее вызвавшими. Иногда он пытается разговаривать со мной, используя мой компьютер, но я никогда ему не отвечаю и каждый раз после посещения дома оставляю на столе кристалл с новой копией записи моего дневника. У меня их много, этих копий. Так что не огорчайтесь, если вам нужна копия моего исследования, я вам ее подарю.

Ротанов усмехнулся про себя определению «исследование». Любому автору его работа всегда кажется значительней, чем она есть на самом деле. Но этот дневник со всеми наблюдениями и фактами, собранными автором, и в самом деле обладал немалой ценностью. Поблагодарив Гранта за его любезность, Ротанов предложил немедленно приступить к подготовке поездки в новое поселение и отправиться туда на следующее утро. Никто не стал возражать. Разве что Зарудный посмотрел на него с некоторым сомнением.

— Скажите, Ротанов, зачем вам это нужно?

— Зачем нужно, что?

— Откуда такой повышенный интерес к этому богом и людьми забытому поселению?

— Работа у меня такая. Безопасность внеземных поселений.

— Я как раз о работе, о том, почему вы выбрали именно эту?

— А вы сами для чего служите в десанте? Платят там немного, во всяком случае, на мой взгляд, недостаточно, чтобы оправдать ежедневный риск. Я ответил на ваш вопрос?

— Более или менее… И все же вам, в самом деле, небезразлично то, что случилось с этими людьми?

— Гораздо больше меня волнует то, что с ними еще может случиться, и то, что может случиться с теми, кто прилетит сюда вслед за нами. Если хотя бы части этих людей, лишившихся всего, что они имели, удастся помочь, то уже только это оправдает всю нашу экспедицию. И, кроме того, мне почему-то кажется, что в этом поселении можно найти причины прошлых и еще только предстоящих нам катаклизмов.

— Разве вы их не нашли до сих пор? Разве моего отчета для этого недостаточно? — возмущенно спросил Грант.

— Ваш отчет описывает внешнюю канву событий, то, что лежит на поверхности. А я хочу выяснить, кто на самом деле стоит за тем, что произошло на Ароме.

— Разве это не ясно? Компания «Инпланет», кто же еще?

— Представительство компании, все ее оборудование, научный центр и все, что они здесь делали, — все это уничтожено. Но акции против людей не прекратились. И не только враждебные, что еще более странно. Этот дом, например… Кто его построил? Для чего? Почему мы нашли на космодроме открытый и полностью оснащенный всем, кроме горючего, звездолет? Кто управляет действиями энергетических роботов., вырвавшихся из подводной сферы? И почему, собственно, она раскрылась? Нескольких оборотов бура для этого было явно недостаточно, возможно, она раскрылась бы и без всякого участия со стороны людей, она двигалась к берегу, не так ли? Все совпало очень удачно…

— Вы любите такие задачки? — вновь поинтересовался Зарудный, не упускавший возможности при каждом удобном случае подпустить Ротанову очередную колкость, впрочем, в большинстве случаев они были довольно безобидны, поскольку эти двое людей явно симпатизировали друг другу.

— Во всяком случае, я от них не прячусь за лежащими на поверхности решениями, которые подворачиваются сами, словно специально предназначенные для того, чтобы определить наши выводы.

Зарудный поднялся и, усмехнувшись, пожал Ротанову руку.

— Собственно, это я и хотел услышать. Когда мы отправляемся?

На этот вопрос ответил Грант:

— Завтра, раз уж вы решили не откладывать экспедицию, но придется дождаться наступления темноты. Днем песчаники слишком активны.

— А почему не сегодня? У нас есть целый день на сборы, мне кажется, этого вполне достаточно.

— Мне надо зарядить аккумуляторы моего мобиля, а вам поближе познакомиться с уязвимыми точками песчаников и потренироваться в стрельбе по макетам. В момент нападения некогда будет объяснять, куда нужно целиться.

ГЛАВА 25

В эту последнюю перед походом ночь Ротанову не снилась Земля. Хотя он долго не мог заснуть и думал именно о ней, о вопросе Зарудного. о своем ответе, о том, что его связывает с такой далекой родиной…

Сколько времени удалось ему провести на Земле за последние годы? Наверно, не больше месяца. Постепенно привыкаешь к тому, что живешь на чужих мирах, в тех далеких уголках космоса, куда смогли проникнуть его собратья. Но где бы он ни бывал, какие бы загадки, поставленные космосом, ни распутывал, за всеми его действиями незримо стояла Земля…

Сколько еще это будет продолжаться? Его жизнь выглядит абсолютно ненормальной, если рассматривать ее под углом общепринятых человеческих ценностей. Не пора ли ему успокоиться, обрести постоянную точку притяжения? Ведь нельзя же считать домом стандартный блок в слепом каменном небоскребе, расположенном в центре федеральной столицы, безликое жилище, в котором он не всегда появляется даже в те редкие моменты, когда дела управления забрасывают его на Землю.

В то время он еще не знал, что настоящие встречи и та единственная женщина, которая останется с ним на всю жизнь, ждут его где-то далеко впереди, за непроницаемой завесой времени, и сейчас думал о том, почему люди так беспечно, неосторожно, а порой и безжалостно ведут себя, оказавшись в чужих мирах.

«Почему мы приносим с собой наши худшие привычки, нашу жадность, стремление обогатиться любой ценой? Почему мы забываем, что на нас смотрят звезды и запоминают любой наш поступок, а иногда за этим холодным оценивающим взглядом скрывается чужой разум, как это случилось здесь, на Ароме… И не важно, где именно находится этот разум и что он собой представляет…»

Ему еще предстояло это выяснить, но одно не вызывало сомнений — сам факт существования на этой планете таинственного, скрытого от людей непроницаемой завесой разума…

Сон окончательно покинул Ротанова, он знал, что теперь уже не уснет до самого рассвета, и стал думать о вещах более насущных, о том, например, как уговорить Линду расстаться со своей драгоценностью, и о том, что собой представляет этот кровавый жемчуг на самом деле.

Загадочный камень легко справляется с любой болезнью, он дает своему хозяину ощутимую власть над другими людьми и возможность постоять за себя в самой опасной ситуации, он дарит ему иллюзию безнаказанности и лишает того пронзительного чувства одиночества, которое незримо стоит за нашими спинами с самого рождения, дожидаясь лишь часа, когда родственники и друзья оставят нас один на один с неизбежностью смерти… Друг, который всегда с тобой, друг, постепенно высасывающий из своего партнера все силы, всю его живую кровь.

Он требует за свою дружбу слишком высокую плату, питаясь мыслями и чувствами своего хозяина, аккумулируя их в себе, а затем, когда придет его час… Ротанов не знал, что именно случится тогда, но ощущение скрытой угрозы не покидало его всякий раз, когда он видел висящий на шее Линды кровавый камень, и не в этом ли главная причина того, что ему хочется видеть ее все реже и реже?..

Даже естественное для полного сил мужчины желание не могло заставить его преодолеть возникший между ними психологический барьер. Инспектор не знал, как поступить в этой непростой ситуации. Каким образом разрубить разделивший их гордиев узел. Силой лишить Линду ее любимой игрушки? Она не простит ему этого никогда, она слишком независима, слишком самолюбива.

И все же что-то придется сделать еще до отъезда, иначе предупреждение Гранта может обернуться для нее настоящей бедой. В этом камне скрывалось зло. Рано или поздно оно наберет достаточно силы и вырвется наружу, и тогда уже никто не сможет помочь Линде.

Ротанов решительно встал, оделся. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить спавших внизу товарищей, вышел на балкон. Прежде чем идти к Линде, он решил постоять здесь, собраться с мыслями, — так он это объяснял себе, — но на самом деле ему не хватало решительности, и он надеялся, что сухой ветер, долетавший со стороны пустыни, и холодные, равнодушные искорки звезд помогут ему обрести уверенность.

Однако этого не произошло, он стоял, растерянный и одинокий, в этом совершенно чужом мире, рождавшем на свет кровавые кристаллы власти…

Становилось холодно. Ветер окреп и принес со стороны прерий очередную черную тучу, сразу закрывшую от него звездное небо.

Дождя не было, но начало накрапывать что-то мелкое и мерзкое, похожее на смог большого города. Смога здесь не было, но было нечто пострашнее любого смога.

В дневнике Гранта говорилось о том, что аромский жемчуг сохраняет невидимую эфирную связь с породившим его образованием, ее могут уловить лишь специальные, очень чуткие приборы, но Ротанов и без приборов знал, что Грант прав, потому что чувствовал эту связь своими натянутыми, как тугие струны, нервами.

Каждый раз, когда он видел жемчужину Линды, его не оставляло давящее ощущение чужого недоброго взгляда, следящего за каждым его шагом. Интересно узнать, что произошло с той сферой, из которой вырвалась на свободу вся эта нечисть? Продолжает ли она свое, тайное от людей, подводное существование? Не оттуда ли приходят приказы к чудовищным существам, свирепствующим на планете с того момента, как открылась сфера?

Катастрофа лишила колонию всех технических средств, и наблюдение за морским дном стало невозможным. Такие средства есть на звездолете, и, может быть, именно поэтому кто-то позаботился о том, чтобы корабль не мог сдвинуться с места?

Сомнения… Вопросы без ответов… Надо что-то делать наконец, пока вырвавшееся на волю зло не обрело своей настоящей силы…

Если бы он знал заранее, что его ждет на этой планете! Сюда послали бы исследовательский корабль со всем необходимым оборудованием, и на всякий случай его бы охраняли оставленные в космосе корабли прикрытия. Но об этом сейчас можно было только мечтать, придется использовать все имеющиеся в их распоряжении подручные средства, и действовать нужно немедленно. Для начала все же придется силой отобрать у Линды жемчуг.

Ротанов еще не знал, что будет с ним делать потом, но твердо решил избавиться от камня до начала похода к Скалистым горам, где обосновались те, кто уцелел после катастрофы. Слишком рискованно нести эту штуку к людям, потерявшим своих близких в лабораториях «Инпланет».

Выругав себя за нерешительность, он наконец вернулся с балкона на балюстраду и постучал в дверь комнаты Линды.

Она ответила сразу же, приглашая его войти, и, едва открыв дверь, он понял, что она еще не ложилась. Линда сидела перед трюмо с распущенными волосами, в открытой ночной сорочке, из-под которой соблазнительно светлели ее алебастровые плечи, но почти сразу же взгляд Ротанова метнулся ниже, туда, где тлела кровавая светящаяся капля жемчуга.

И сразу же он почувствовал внутренний толчок. Зло было здесь, и оно стало сильнее, с тех пор как он в последний раз говорил с Линдой наедине. Теперь его мысли, все его внимание были прикованы только к этой кровавой точке, он словно забыл о том, что в комнате находится соблазнительная полуобнаженная женщина, с которой он не раз делил свои ночи.

— Давно ты меня не навещал. Если бы здесь были другие женщины, я могла бы подумать, что ты нашел себе новый объект для ухаживаний. Здоровым мужчинам несвойственно столь долгое воздержание.

Ему показалось, что ее цинизм наигран. Она специально провоцировала его на ссору. И за этой жалкой попыткой ему почудилась растерянность и одиночество, давящие ее не меньше, чем его самого. Правда, на ней был камень, вероятно, способный в какой-то мере заменить даже общение с друзьями.

— Я пришел не за этим!

— Вот как? Что же еще тебе могло понадобиться в два часа ночи?

— Твой камень. Тебе придется отдать его мне.

— Мы уже говорили об этом не один раз, не начинай снова.

— Если ты не согласишься отдать мне жемчуг, я буду вынужден отобрать его силой. Для твоего же блага. Неужели ты не видишь, что он убивает тебя?! — Так ты заботишься о моем благе или решил использовать жемчуг для себя? Скажи уж прямо, что ты давно мечтаешь завладеть моей драгоценностью и использовать ее в собственных интересах! Только тебе это не удастся, и не мечтай! Я сумею за себя постоять.

— Не говори глупости! Ты прекрасно знаешь, что это неправда! Я хочу уничтожить камень! Сжечь его, взорвать, расплавить — не знаю еще, каким образом, но я это сделаю!

— И ты уверен, что он тебе эго позволит?

Ротанов почувствовал, что у него пересохли губы. Он предполагал, что Линда знает о камне больше, чем говорит, но то, что камень может обладать собственной волей, стало для него полнейшей неожиданностью.

— Ты хочешь сказать, что он знает о моих намерениях?

— Ты же их не скрываешь. Для того чтобы он о них узнал, необязательно даже произносить это вслух, он знает, о чем ты думаешь.

— Тогда тем более мне придется от него избавиться! — Ротанов решительно шагнул к сидевшей у трюмо женщине, но его ноги едва сдвинулись с места. Нечто невидимое и липкое удержало его на месте.

Одновременно с этим комната словно удлинилась, и от Линды его теперь отделяло никак не меньше десятков метров, в которые неожиданно превратилось расстояние в пару шагов.

— Что происходит?! — Он не сумел скрыть собственной растерянности и даже не сумел удержать возглас, свидетельствовавший о его состоянии.

— Я тебя предупреждала. Тебе лучше уйти прямо сейчас. Не вынуждай меня использовать всю его силу!

— В таком случае тебе придется остаться здесь одной. Завтра мы уйдем в поход без тебя. С этой минуты ты сама будешь отвечать за свои поступки!

— Скатертью дорога! Как-нибудь обойдусь!

Обратный шаг к двери дался ему на удивление легко, он и оглянуться не успел, как вновь оказался на балюстраде, совершенно не представляя, что ему делать дальше. Его главная проблема состояла в том, что он не мог бросить эту женщину на произвол судьбы и не представлял, что теперь с этим делать.

Вернувшись к себе, он постарался справиться с охватившим его гневом, главной причиной которого была его собственная нерешительность и растерянность. Решение будет найдено, — в этом он не сомневался, а сейчас необходимо взять себя в руки, успокоиться и постараться уснуть. Но, проворочавшись всю ночь в постели, он лишь под утро забылся коротким сном.

Проснувшись с больной головой и отвратительным привкусом во рту, словно после попойки, он спустился вниз и, выпив чашку крепкого кофе, решил, что две головы лучше одной, а четыре, само собой, лучше двух.

Как ни странно, вопреки его скептицизму, решение было найдено именно на этом импровизированном совещании, за завтраком, и предложил его не кто иной, как Зарудный.

— В десанте у людей довольно часто бывают нервные срывы, порой довольно опасные. В этих случаях нас всегда выручала предусмотренная уставом процедура: если солдат, не реагируя на приказы командира, начинает вести себя неадекватно обстановке, ему вводят полкубика инвазиума. Подходить к вооруженному десантнику, лишившемуся рассудка, довольно опасно, поэтому препарат вводят дистанционно.

— Что собой представляет этот препарат?

— Всего лишь сильное снотворное мгновенного действия. Его хватает на пару часов, и этого времени достаточно, чтобы санитары всерьез занялись пострадавшим.

— И где же, по-вашему, мы возьмем этот самый инвазиум?

— В моей стандартной аптечке, с которой не расстается ни один десантник. Там есть и специальный пистолет, стреляющий капсулами препарата.

Прошло, наверно, не меньше получаса долгого мучительного ожидания, показавшегося Ротанову целой вечностью.

Наконец Линда, с застывшим лицом сомнамбулы и вымученной улыбкой на губах, появилась в дверях гостиной. Все четверо мужчин молча сидели за столом, старательно опустив глаза в свои тарелки.

Ротанов выстрелил из-под салфетки, которой был прикрыт медицинский пистолет, едва Линда переступила порог, и, наверно, только благодаря этой предосторожности она не успела ничего сделать.

Капсула хлопнула у нее на плече, мгновенно, под большим давлением выбросив ей в кровь необходимое количество препарата. Женщина покачнулась и через мгновение рухнула бы на пол, не подхвати он ее обмякшее тело. Десантный «инвазиум» и в самом деле действовал мгновенно.

Ротанов нес Линду, похожую теперь на тряпичную куклу, по лестнице и совсем не был уверен в том, что ему удастся так же успешно завершить заключительный акт этой драмы. Если она права в своих предупреждениях насчет жемчуга, все еще может окончиться совсем не так, как он предполагал…

Оказавшись в комнате Линды, он осторожно положил ее на кровать и, ухватившись за цепочку проклятого кристалла, потянул ее на себя — но не тут-то было. Казалось, кристалл плотно прирос к телу женщины.

Тогда он резким движением распахнул ее блузку и обнажил в ложбинке между грудями тлеющую алую горошину, чем-то похожую на впившегося в тело огромного клеща.

Ухватившись за камень, он попытался оторвать его от тела Линды, но, к своему ужасу, заметил, что кожа, вместе с мышцами, послушно следовала за жемчужиной, как только он сдвигал ее с места. В первый момент ему показалось, что кристалл намертво, навсегда, врос в тело женщины, стал его частью…

Но, присмотревшись внимательней, Ротанов заметил, что между кристаллом и кожей все же остается тонкая прослойка свободного пространства… И тогда непроизвольно, сама собой родилась мысль: тело связывает с жемчужиной какое-то силовое поле. Экран! Необходим экран! Он выхватил нож, с которым никогда не расставался, и осторожно, стараясь не повредить кожу, миллиметр за миллиметром, стал втискивать узкую полоску стали в пространство между камнем и кожей Линды.

Нож шел туго, словно он перерезал живую плоть, и на мгновение Ротанову показалось, что совершенно неподвижные, расслабленные мышцы лица молодой женщины исказила боль.

Но он неумолимо продолжал давить на рукоятку ножа, все глубже погружая его в невидимую субстанцию, удерживавшую жемчужину на теле Линды, и наконец с глухим чмоканьем кристалл отделился от кожи.

По всему телу Линды прошла судорога, а затем она вновь расслабилась и задышала ровней.

Оставалось лишь надеяться, что операция не принесла ей серьезного вреда. Это удастся выяснить только после того, как прекратится действие препарата. Но одно он знал совершенно определенно уже сейчас: Линда никогда не простит ему насилия, совершенного над нею.

«Сила — во благо!» — Линда не признавала этого постулата сирокской философии, пришедшего на Землю из дальнего космоса, и если уж быть честным перед собой до конца, то и он никогда его не признавал, и тем не менее, когда обстоятельства вынудили его, поступил согласно этому принципу.

Торопливо уложив жемчуг вместе со впаянной в его оправу серебряной цепочкой в заранее приготовленный свинцовый футляр от атомной батареи, Ротанов защелкнул крышку и, еще раз убедившись в том, что пульс Линды лишь немного замедлен, как ему и полагалось при таком глубоком сне, покинул ее комнату.

ГЛАВА 26

Ротанов чувствовал почти физическое отвращение к лежавшей в свинцовой коробке жемчужине, словно нес в руке нечто отвратительно мерзкое. Скорпион или змея — не вызвали бы у него подобной реакции. От этой дряни необходимо было избавиться как можно скорее. И сделать это так, чтобы никто не догадался о том, куда он спрячет кристалл. Слишком велика цена этой мерзости на черном рынке, слишком велик соблазн завладеть ею.

Ему казалось, что даже сквозь свинцовую оболочку камень пытается пробиться к его сознанию и заставить сделать то, что ему совсем не хотелось делать, — легким движением пальца надавить на кнопку футляра и открыть коробку всего лишь на мгновение — на одно мгновение… Ему не хватало воздуха, он чувствовал, что задыхается, словно сам лежит в свинцовом гробу. Злобной твари внутри коробки нужна была связь со своей маткой. Он знал, что камень живой, и хорошо представлял, что случится, если он откроет коробку. И тем не менее сопротивляться этому желанию было нелегко. Стиснув зубы, он боролся с проклятым камнем. Следы этой борьбы были заметны на его лице, когда он вновь появился в гостиной.

— Как там она? Вам удалось благополучно завершить операцию?

Дружелюбные лица его спутников, вопросы, ободряющие слова — сейчас ему было не до этого.

Он молча кивнул, стараясь ни на секунду не отвлекаться. Непослушные пальцы подрагивали на крышке коробки, спрятанной в кармане куртки, и Ротанов не знал, надолго ли еще хватит у него сил сопротивляться желанию проклятого камня вырваться на волю.

На крыльце дома в лицо ему пахнул свежий ветер пустыни, и стало немного легче, возможно, от того, что лучи солнца препятствовали распространению силового поля, пытавшегося пробиться сквозь свинцовую оболочку капсулы, сбивая его направленность на мозг завладевшего им человека.

Лучше всего было бы уничтожить жемчуг, избавиться от него раз и навсегда, но Ротанов не знал, как это сделать с имевшимися в его распоряжении подручными средствами, не открывая коробки, и почти наверняка знал, что если он вздумает ее открыть, то станет таким же рабом этого кровавого кристалла, каким была Линда.

Кроме того, ему казалось, что камень может еще понадобиться хотя бы в качестве указателя. Наверняка существуют специальные технические средства, способные проследить за направлением поля, управляющего жемчужиной. Грант говорил об этом, и значит, уничтожать камень сейчас нецелесообразно. Ротанову еще предстояло объяснение с Линдой, и подсознательно ему хотелось оставить за собой возможность отступления, хотя он совершенно определенно знал, что не вернет ей камень даже в том случае, если за этим последует полный разрыв их и без того не слишком прочных отношений.

Ротанов добрел до стоявшего во дворе мобиля Гранта, взобрался на место водителя и, бросив капсулу на заднее сиденье — подальше от себя, — включил двигатель.

Разворачиваясь, заметил на крыльце всех четверых мужчин, провожавших его недоуменными взглядами. Не останавливаясь и не тратя времени на объяснения, он, до предела повернув рычаг газа, унесся в сторону пустыни.

Вскоре дом исчез за барханами, и Ротанов остался один на один с пустыней. Несколько раз он менял направление, словно инстинктивно старался замести следы, как будто не знал, что мобили на воздушной подушке не оставляют следов на песке.

Наконец, ему попалась подходящая ложбинка с тремя приметными скалами. Подъехав к одной из них, он выключил двигатель, достал из ящика с водительскими инструментами небольшую лопатку и стал копать яму под средней скалой. Неожиданно ему пришла мысль, что кто-нибудь посторонний сможет найти выбранное им место, если будет знать, что искать.

Выругавшись, он снова сел на водительское место и прогнав мобиль по азимуту километра два, лишь после этого принялся за раскопки, пока на глубине двух метров не наткнулся на материнскую породу. Вскоре нашлась и подходящая трещина. Втиснув туда коробку, завалив ее крупными камнями и засыпав яму песком, он не удовлетворился этим и посадил сверху куст местного пустынного растения, напоминавшего земной саксаул. Возможно, позже, если ему придется вернуться к своему опасному захоронению, этот куст поможет ему сориентироваться на однообразной песчаной местности. Даже в том случае, если куст заметет слоем песка, он сможет найти это место с помощью локатора, луч которого отразится от свинцовой коробки, но этот зеленый куст надежно скрыл под своими корнями следы его раскопок.

Лишь теперь он мог позволить себе расслабиться и немного отдохнуть.

Пустыня кажется однообразной лишь тому, кто с ней незнаком. На самом деле она многолика, и каждое место, каждая часть ее пространства имеет свое неповторимое лицо.

На валунах, оставшихся здесь еще со времен ледникового периода, росла колючая трава. Из глубоких расселин длинными лохмотьями выбивались бороды лишайников. Их зеленые флаги, видные издалека, казались чем-то вызывающим на фоне золотистого песка, в течение веков, словно океанский прилив, штурмующего многочисленные круглые валуны, некоторые из которых достигали десятка метров в диаметре.

Когда тень от ближайшего камня отползла в сторону, приоткрыв временное убежище Ротанова, пустынное жаркое солнце глянуло в лицо. И лишний раз напомнило ему о том, что следует поторопиться. Пришлось подняться, запустить двигатель и отправиться в обратный путь.

Однако, прежде чем тронуться с места, он еще раз проверил, хорошо ли замаскировал следы своей деятельности и нет ли в машине автоматического курсографа, запоминающего маршрут. По счастью, на этой старой модели подобных приборов не было. Но всего этого ему показалось недостаточно и, встав ногами на водительское сиденье, он вытянулся во весь рост и осмотрел пустыню во все стороны, до самого горизонта, стараясь подметить в ней хотя бы намек на движение. Но никакого движения не было. Никто и не думал за ним следить.

Возвратившись в дом, Ротанов прежде всего проверил, как чувствует себя Линда. Действие снотворного кончилось, но женщина так и не пришла в сознание. Сон перешел в какую-то форму летаргии, вывести из которой Линду имевшимися в их распоряжении медицинскими препаратами так и не удалось. Это встревожило его, но не слишком сильно. Он ожидал чего-то подобного. Резкое изменение деятельности нервной системы не могло остаться без последствий. Он надеялся, что к концу переезда она придет в себя, в любом случае в колонии ей окажут медицинскую помощь, по крайней мере, он надеялся на это, хотя, если верить Гранту, квалифицированных медиков среди уцелевших колонистов не было.

Сборы не заняли много времени. Пока инспектор занимался поисками места для тайника, укрывшего кровавую жемчужину, его спутники упаковали все необходимые в дороге вещи.

Когда в открытый кузов мобиля уложили дорожные тюки, канистры с водой и пакеты с концентратами, места там осталось совсем немного, а после того, как на заднем сиденье пришлось уложить Линду — четверым мужчинам и вовсе пришлось, что называется, сидеть друг на друге.

Выручало лишь то, что кузов кара был открытым и в нем не было душно, хотя это тоже имело свою обратную сторону. В случае нападения закрытый кузов мог бы им обеспечить дополнительную защиту, теперь же приходилось надеяться лишь на оружие и на собственную меткость. Зарудный раздал из своего оружейного запаса игольники — их оказалось всего два, — небольшие плоские пистолеты, похожие на старинный дамский браунинг. Но эти «игрушки» стреляли реактивными иглами, способными на расстоянии сотни метров насквозь прошить танковую броню.

В магазине каждого пистолета было больше сотни таких игл, но, если приходилось стрелять очередями, этот пистолет был способен опорожнить магазин за пару секунд.

Поэтому Зарудный предупредил Гранта и Хорста, чтобы они ни в коем случае не пользовались автоматической стрельбой.

Себе и Ротанову он оставил обычные пороховые пистолеты, все еще не снятые с вооружения из-за своей высокой надежности и точности. Правда, стрельба из них требовала специальных навыков, зато патронов к этому оружию оказалось более чем достаточно.

Выехали после полудня, как только спала жара. Опасность нападения песчаников увеличивалась по мере продвижения к границе пустыни, но Грант собирался остановиться на ночевку еще до начала по-настоящему опасной зоны и преодолеть последние десятки километров ранним утром, когда эти создания наименее активны.

Его знание обстановки и местности оказалось бесценным — о таком проводнике можно было только мечтать.

Вскоре дом, служивший им надежным и удобным пристанищем на протяжении нескольких дней, исчез из виду. Они двигались строго на запад, постепенно углубляясь в зону прерий. Впрочем, это название было довольно условно, поскольку здешние прерии отличались от пустыни только наличием редкого травянистого покрова, пробивавшегося сквозь все тот же вездесущий песок. Ротанов не мог понять, как местные растения умудряются добывать необходимые им вещества в сухом песке.

Полоса прерий примыкала на западе к горной гряде, останавливавшей потоки воздуха, идущего от океана. Здесь чаще шли дожди, и в глубине почвы местами накапливался довольно значительный запас влаги.

Старая колымага мобиля шла на удивление ровно. Успокаивающе басовито, на одной ноте, гудели мощные электромоторы под полом, и мирный пейзаж вокруг постепенно усыплял бдительность.

Арому не зря посчитали курортной планетой. Ослабленная гравитация, не жаркое нигде, кроме пустыни, но в то же время достаточно теплое солнце, единственный материк, расположенный в экваториальной зоне, где практически не было зимы, — все это позволило отнести планету к разряду курортов первого класса, и, если бы не ее слишком удаленное от Земли расположение, здесь давно бы возвели многочисленные санатории и гостиницы.

Ротанов представил, сколько жизней унесло бы нашествие в этом случае, и подумал, что довольно часто отрицательные на первый взгляд факторы оборачиваются своей противоположной, благотворной стороной.

Облачности в этот тихий и ясный вечер почти не было, и, хотя небольшое зеленоватое солнце стояло достаточно высоко, на небе можно было рассмотреть бледные пятнышки самых крупных и ярких звезд. Ночью на небе Аромы загорался настоящий фейерверк, настолько яркий, что освещения, если небо не затягивали тучи, фактически не требовалось.

Ротанов думал о том, что райский климат Аромы вполне мог приглянуться кому-то еще… До сих пор человечеству не приходилось впрямую сталкиваться с другими гуманоидными расами, но земные экспедиции не раз встречали следы деятельности какой-то весьма развитой в техническом отношении цивилизации.

Автоматические маяки, следы временных лагерей, небрежно оставленные на пустынных планетах, — все это говорило о том, что рано или поздно такая встреча должна произойти, и Ротанову подумалось, что она совсем необязательно окажется дружественной, как предполагали оптимисты в совете Земной Федерации.

Слишком расширилась экспансия землян за последние два десятилетия. Рано или поздно интересы человечества пересекутся с интересами других космических рас. И возможно, именно Арома имела самое непосредственное отношение к этому первому противостоянию.

Во всяком случае, она не приняла людей. Она предоставила им свое море, свой райский климат, свои солнечные пляжи — но она оставалась равнодушной и замкнутой. Она не пустила людей в свои недра, хранила от них свои тайны, и, в конце концов, в лоне ее океана родилось то, что заставило людей отступить далеко в глубь пустыни, отступить лишь для того, чтобы в ближайшем будущем окончательно покинуть эту негостеприимную планету.

Ротанов, притиснутый с одной стороны к борту кузова, свесился с него, чтобы отвоевать себе хоть немного свободного пространства. Если не обращать внимания на ржавый борт с облупившейся краской, то можно было представить, что летишь над поверхностью песчаных холмов, поросших редкими кустиками неестественно яркой травы. Наверно, так видели бы эту местность земные птицы, если бы они здесь водились… И в который раз он стал искать ответ на вопрос, какой катаклизм вызвал столь однобокое развитие биосферы на этой планете?

— Нам осталось немного до места, которое я наметил для ночлега, — прервал Грант его размышления. Он чувствовал себя виноватым за тесноту в кузове, за свою маленькую старую машину и старался не показать гостям с далекой, ставшей для него почти нереальной Земли, как глубоко въелось в него убожество местной жизни, отчаяние и страх, принесенные нашествием безжалостных океанских тварей, гибелью друзей и близких.

Ротанов чувствовал его уязвленную гордость, с помощью которой Грант старался защитить остатки своего самолюбия.

Ему нравился этот немногословный человек с первых минут их встречи, вот только его простая речь, манера держаться — независимо и отчужденно — не вязались с образом трагического повествования автора, который сложился у инспектора при чтении дневника… Настолько не вязались, что Ротанов невольно подумал, а не мог ли дневник принадлежать кому-то другому? Человеку, сумевшему описать катастрофу во всех ее подробностях, собрать свидетельства десятков людей. Правда, реальные персонажи редко оказываются похожими на своих прототипов, сложившихся в нашем воображении по нескольким неполным фактам. Так уж мы устроены — мы всегда дорисовываем недостающие черты незнакомого человека, всегда стараемся представить его полнее и невольно идеализируем на первых порах созданный нашим воображением образ.

— Там есть какое-то укрытие? — спросил Ротанов, но Грант уже успел забыть о своей извиняющейся фразе и поэтому переспросил:

— Простите?

— Мы остановимся на ночь на открытой местности?

— Ну что вы! Это было бы слишком опасно. Зона, в которой активно действуют песчаники, совсем близко, и они часто выходят за ее границы. Вот за той грядой холмов, километрах в трех отсюда, есть старые развалины. Очень старые. Когда-то давно, еще до нашего переселения на Арому, там был целый город.

— Город? Чей? — встрепенулся Ротанов, но Грант лишь пожал плечами, не скрывая своей досады на то, что не смог удовлетворительно ответить на его вопрос.

— Откуда мне знать? На Ароме не было археологической экспедиции.

— Но вы сами… Разве вам не интересно было выяснить, кто тут жил до вас?

— Нам оставили совсем немного возможностей для удовлетворения собственного любопытства. Работа день за днем, сначала строительство города, потом гавани и шахт для «Инпланет»… — Эти развалины я обнаружил уже после нашествия монстров и использую их как перевалочный пункт во время своих экспедиций к дому за водой и пищей.

Грант отреагировал неадекватно болезненно на его вопрос, и Ротанов подумал, что у этого человека слишком развито чувство ответственности. Он не стал задавать остальных вопросов, уже вертевшихся у него на языке, решив дождаться, когда машина прибудет на место.

Если этот город был построен цивилизацией рэнитов, со следами которой уже не раз сталкивались земные исследовательские экспедиции, то ему цены нет.

Ротанов не сомневался, что рано или поздно людям придется оборонять свои колонии на дальних планетах от внешних враждебных сил. И знакомство с высокоразвитой цивилизацией могло оказаться весьма полезным для земной науки. Если здесь действительно существовал построенный рэнитами город, пусть даже в далеком прошлом, то открытие такого рода могло стать одним из важнейших за последние десятилетия освоения космоса.

Ротанов решил обязательно выяснить, что известно уцелевшим колонистам о развалинах этого города. Не верилось, что лишь одного Гранта заинтересовали следы чужой цивилизации на Ароме.

ГЛАВА 27

За все время пути Линда ни разу так и не пришла в себя. Частота ее пульса и глубокое ровное дыхание не изменялись, и это давало надежду, что организм молодой женщины, в конце концов, справится с нанесенной травмой.

Ротанов натянул над ее головой полог из легкой светлой материи и каждые несколько минут смачивал губы и лоб Линды прохладной водой из термоса — это было все, что он мог сейчас сделать.

Когда тени поросших травой барханов удлинились, а облака окрасились в легкий розоватый цвет близкого вечера, впереди показались развалины того, что Грант считал городом.

С первого взгляда Ротанов понял, что Грант ошибся, перед ними высились обломки одного-единственного сооружения, настолько огромного, что кольцо некогда вздымавшихся над песчаными холмами стен легко можно было принять за стены древнего города.

Когда они въехали в один из многочисленных проломов внутрь, стало ясно, что некогда здесь высилась поистине титаническая башня, сложенная из гигантских каменных блоков.

Похожие блоки были обнаружены одной из первых земных экспедиций на Марсе. Здесь из них, тысячелетия назад, возвели эту циклопическую башню. Теперь уже невозможно было определить ее изначальную высоту и понять, какая сила могла разрушить это величественное сооружение.

Целые блоки и их обломки устилали всю площадь внутри разрушенной башни, а диаметр стены превышал несколько километров.

Местами занесенные песком ровные параллелепипеды блоков напоминали каменные надгробия, и поэтому вся картина внутреннего двора производила гнетущее впечатление. Заунывный свист ветра в развалинах вносил свою лепту в эту мрачную картину.

Когда люди сталкиваются с чем-то, потерявшим свою первоначальную форму, их воображение вольно или невольно дорисовывает недостающие детали, и ошибку Гранта, принявшего развалины башни за рунны города, легко можно было понять.

Если человек изначально будет уверен в том, что здесь некогда располагался город, он легко найдет многочисленные подтверждения собственному заблуждению.

Блоки, каждый из которых был более десяти метров в поперечнике, легко можно было принять за отдельные полузасыпанные песком дома. К тому же во многих блоках виднелись круглые отверстия, не то двери, не то окна уже несуществующей башни. Через эти отверстия можно было проникнуть в пустотелые кубические помещения непонятного назначения и населить их призраками, рожденными собственной фантазией. Что-то близкое Ротанову встречалось на Земле…

Похожие каменные образования, найденные во многих местах Сибири и Кавказа, с обязательным круглым отверстием в центре каменного монолита, называли дольменами, а их возраст, подтвержденный радиоактивным анализом, исчислялся тысячелетиями.

«Ничто не ново под звездами. Приходят и уходят цивилизации, я нам остается только догадываться о том, какие цели преследовали эти неведомые строители, оставившие следы своего пребывания на многих планетах».

После осмотра ближайших блоков путники убедились в том, что внутри каменных пустотелых кубов не было следов песчаников и никакая другая нечисть не выбрала их для засады. Недалеко от стены они нашли два блока, входные отверстия которых были расположены друг против друга. Здесь и решили разбить временный лагерь.

Узкие входные отверстия не позволят ночным визитерам беспрепятственно проникнуть внутрь, и люди могли чувствовать себя здесь в относительной безопасности. В одном из блоков, отверстие которого находилось достаточно высоко над землей, они рискнули разжечь костер из стеблей сухой травы. Дым уходил в отверстие, и вскоре внутри небольшой каменной комнаты стало тепло.

Недалеко от костра устроили постель для Линды. Она по-прежнему оставалась в глубокой коме, и ничто из происходившего вокруг, казалось, не могло проникнуть в ее сознание.

Наспех приготовили ужин из концентратов. Без Линды, которая умела даже концентраты превратить во что-то вполне съедобное, ужин показался безвкусным.

Мрачное настроение места, в котором они очутились, постепенно передалось всем, и разговоры смолкли сами собой.

Решили выставить пост в самой высокой части сохранившейся стены. Ночи на Ароме благодаря обилию крупных звезд на ее небосклоне были настолько светлыми, что часовой сверху сможет наблюдать за пустыней на многие километры вокруг и заранее предупредить об опасности.

Бросили жребий, Ротанову выпало первое дежурство на стене. Зарудный добровольно вызвался остаться на ночь на «крыше» блока, внутри которого лежала Линда. Нагретая костром крыша какое-то время должна была сохранять тепло, и здесь, несмотря на ночную прохладу, можно было спать даже с некоторым комфортом.

Гранту и Хорсту пришлось довольствоваться соседним холодным блоком, отверстие в котором оказалось слишком низким, и разжечь в нем костер не удалось из-за недостатка кислорода.

Среди десятков валявшихся вокруг блоков, конечно, можно было найти еще один, с подходящим расположением отверстия, но Зарудный попросил всех держаться поближе, и, недовольно ворча, двое мужчин с трудом залезли в узкое отверстие соседнего блока. Вскоре оттуда гулко, словно из глубокого колодца, донесся голос Гранта:

— Мы здесь как в мышеловке! Если пожалуют песчаники, не успеем даже выбраться!

— Я скажу вам об этом заранее, до того, как эти монстры успеют нанизать вас на вертел, — пообещал Зарудный, но, почувствовав, что его шутка не воспринята слушателями, добавил: — Их любимое блюдо — инспекторы внеземных поселений. Но таковые появляются здесь редко, и бедным тварям приходится выдерживать диету многие годы, зато сегодня их наконец-то ждет пиршество.

Демонстративно усмехнувшись, чтобы показать, что усилия Зарудного не пропали даром и его юмор воспринят благосклонно, Ротанов полез на стену.

Камни наверху, за день нагретые солнцем, хранили тепло, место, выбранное Ротановым для ночного поста, оказалось довольно уютным, и он едва не задремал.

Ночь подкралась из аромской пустыни незаметно, как большая серая кошка. Переход был практически неощутим. Только что был вечер, и вот уже из-за горизонта выскользнул первый, самый большой спутник Аромы, который все по привычке называли Луной. Теперь ночь полностью утвердилась в своих правах.

Краски пейзажа исчезли, вылиняли, как в черно-белом кино, хотя все вокруг по-прежнему было прекрасно видно.

Какое-то движение возникло за дальними барханами. Остатки дремоты, охватившей Ротанова, немедленно покинули его. Какое-то время он пытался понять, действительно он что-то видел или ему почудилось? Что могло двигаться в ночной пустыне столь бесшумно и целеустремленно?

Словно призрачные волны неведомого моря, мрачные полчища неторопливо надвигались из пустыни к развалинам башни. Ротанов достал ночной бинокль, и тогда он наконец их увидел… Тысячи странных тварей, похожих на чудовищно увеличенных травяных клопов, двигались по песку неровными рядами. Они не спешили. И в этой неспешности чувствовалась скрытая угроза и уверенность в том, что конечная цель их движения непременно будет достигнута.

Достав из кобуры пистолет, Ротанов выстрелил в воздух, чтобы предупредить остальных о приближавшейся из пустыни опасности, и в этот момент, еще раз проведя биноклем по переднему ряду песчаников, он заметил, что за ним виднеются совершенно другие фигуры… Вскоре у него не осталось сомнений в том, что рядом с песчаниками, стараясь держаться позади их передовой линии, движется редкая цепочка людей…

Снизу, к его наблюдательному посту на стене, вскарабкался Грант с бластером в руках. К этому времени наступавших со стороны пустыни существ уже можно было рассмотреть без всякой оптики.

— Мне показалось, что там, вместе с песчаниками идут люди, неужели это возможно?

— Это люди Барсика.

— Кто они такие?

— Местная банда. После любой катастрофы всегда находятся отщепенцы, собирающиеся в банды, чтобы грабить остальных. Этих оказалось слишком мало для того, чтобы они рискнули напасть на нашу колонию, вот они и объединились с песчаниками!

— Но как им это удалось? Разве с песчаниками можно договориться?

— Не знаю. Видимо, Барсик нашел какой-то способ. Во всяком случае, они уже дважды устраивали совместные набеги на окраинные фермы нашей новой колонии. Возможно, это была лишь проба сил, они хотят покончить с нами, и, думаю, у них это получится.

— Не понимаю, зачем песчаникам понадобились люди для атаки на наш лагерь? Нас здесь всего четверо, а их сотни. Если они начнут серьезный штурм, нам не продержаться и часа!

— Ну это просто. Песчаники никогда не заходят за черту стен старой башни — хотя преодолеть стены ничего не стоит, в них полно сквозных проломов, доходящих местами до самой земли. Я не знаю, почему это так. Какое-то табу. Они подходят вплотную и останавливаются перед развалинами. Иногда стоят прямо напротив проломов, так близко, что можно рассмотреть каждую пластинку на их бронированной шкуре.

Меня эти стены спасали уже не раз, но лишь потому, что песчаники действовали в одиночку. Видимо, они учли собственные ошибки и на этот раз решили покончить с нами наверняка! — горестно произнес Грант.

— Мне кажется, ты преувеличиваешь их мыслительные способности. Но то, что они не трогают людей, идущих вместе с ними, — действительно трудно объяснить. Придется им показать, что справиться с нами будет не так уж просто! — Ротанов потянулся к бластеру. Но Грант придержал его руку.

— Подождите. Там что-то намечается. Видишь, они перегруппировываются, и люди выходят вперед. Если мы начнем стрельбу раньше времени, они ринутся в атаку со всех сторон. Внутренний двор нашим не удержать, даже если песчаники не будут участвовать в атаке. В лагере осталось всего два человека, если не считать Линды.

Ротанов вспомнил, какой лабиринт представляет собой внутренняя площадка башни, вся усеянная крупными обломками. Укрываясь за ними, противнику ничего не стоило бы подобраться вплотную к их лагерю. С одним бластером, оставшимся у Зарудного, банду, объединившуюся с враждебными людям тварями, уж точно не остановить.

Ротанов с запоздалым сожалением подумал, что им следовало провести эту ночь на стене всем вместе, не обращая внимания на пронизывающий, холодный ветер. Тогда они могли бы открыть стрельбу из очень выгодной позиции и удерживать нападающих на приличном расстоянии сколько угодно долго — во всяком случае, до тех пор, пока не кончатся заряды бластерных батарей.

Но переход через пустыню измотал их, и Ротанов скрепя сердце удовлетворился этим единственным постом, который, как теперь выяснилось, не мог оказать нападавшим серьезного сопротивления, не рискуя поставить под удар находившихся внизу товарищей. Самым неприятным было то, что ничего изменить в сложившейся обстановке они уже не успеют. До редкой цепочки бандитов, идущих во весь рост, оставалось не больше сотни метров.

— За стены песчаники не заходят, а сюда, наверх, они могут забраться?

— Не знаю. Не было случая проверить, хотя скалолазы из них никудышные. Они слишком громоздки и неповоротливы, зато на открытой местности из них получаются идеальные боевые машины.

— Машины?! С машинами нельзя договориться! И, если бандитам это удалось, значит, никакие они не машины! — В голосе Ротанова слышалось почти отчаяние. Потому что, если эти твари окажутся разумными или если ими управляет какой-то внешний разум, тогда вся проблема этой планеты усложнялась настолько, что одному ему с ней уже не справиться.

Собственно, его и послали сюда лишь для того, чтобы разобраться в ситуации, но в том-то и дело, что он до сих пор в ней не разобрался. Неясным оставалось самое главное — кто стоит за катастрофой, разрушившей земную колонию на Ароме? Какие силы, какие причины ее вызвали после двадцатилетнего благополучного существования людей на этой планете? Он не верил в простое, лежащее на поверхности объяснение, что виной всему оказалось глубоководное бурение, проведенное компанией «Инпланет» на неизвестном подводном объекте. Откуда он взялся, этот объект? Почему двадцать лет не давал о себе знать? Чутье подсказывало инспектору, что причина гораздо серьезней и глубже и искать ее надо там, где находится центр, управляющий этими воинственными тварями…

— Долго еще мы будем ждать? Если ничего не предпринимать, они зайдут во двор с противоположной стороны, и мы этого не заметим! Видите, они уже окружают стены! — с тревогой произнес Ротанов.

— Да, вы правы… Попробуйте отсечь ту группу, что взбирается к нашему посту по левой стене. Они подобрались ближе всего и скоро смогут вести по нам прицельный огонь.

Ротанова не нужно было просить дважды. Он давно уже следил за этой группой наиболее ретивых бандитов, использовавших абордажные крючья с веревками для того, чтобы взобраться на стену. Несколько песчаников попробовали последовать за ними, но отвесная стена оказалась непреодолимым препятствием для их суставчатых лап. Поднявшись на два-три метра, они срывались вниз и вскоре прекратили свои бесполезные попытки.

На соседнем уступе стены скопилась группа человек в десять, и она представляла серьезную опасность. Ротанову очень не хотелось открывать огонь первым, и он дождался-таки нескольких выстрелов со стороны своих противников.

Стена в том месте, где находился его пост, напоминала собой некую гигантскую челюсть или, скорее, скальную гряду. Отдельные сохранившиеся ее части достигали высоты тридцати метров. Их разделяли провалы, доходившие почти до самого низа.

К несчастью, края этих провалов, сложенные из оставшихся внутри стены целых блоков, представляли собой почти идеальную лестницу, и было большой удачей, что бандиты не ринулись сразу же на штурм их позиции, а попытались занять соседний зубец.

Он был на несколько метров ниже, и это давало Ротанову значительное преимущество, потому что он видел противника сверху, как на ладони, а сам имел возможность укрыться от прицельного огня. Тем не менее пули вокруг него и Гранта рикошетили уже довольно часто, обдавая их болезненно впивавшимися в кожу каменными осколками.

Выбрав момент, когда бандиты, видимо, израсходовав большую часть своих зарядов, собрались наконец начать прямой штурм их поста, для чего им пришлось вначале спуститься со своей части стены, Ротанов ударил из бластера в блок, на который начали спускаться бандиты. Этот единственный выстрел сразу же показал, кто тут на самом деле хозяин положения.

Огненная вспышка разрыва энергетического заряда разнесла камень на мелкие осколки, и в разные стороны полетели ошметки тел тех, кого угораздило попасть в эпицентр разрыва. Остальные, оценив серьезность вооружения своих противников, немедленно прекратили всякие попытки продолжать штурм, а минут через пять из-за камня показалась палка с белой тряпкой на конце.

— Кажется, они собираются начать переговоры или сдаются.

— В любом случае им нельзя доверять. С ними невозможно ни о чем договориться. Попав в трудное положение, они согласятся на любые наши условия, чтобы затем, улучив момент, воткнуть нож в спину.

— Наверно, ты прав. Но мне хотелось бы выяснить, каким образом им удалось найти общий язык с песчаниками. Придется согласиться на переговоры.

— Мы сильно рискуем. Отправив к нам парламентера, они начнут перегруппировку и займут более выгодную позицию.

— Пусть занимают. Все равно с ружьями против нашего бластера они немного сумеют сделать.

— Только до тех пор, пока не поймут, что его батарея почти разряжена!

ГЛАВА 28

Двое парламентеров, появившихся на площадке, где располагался пост Ротанова, разительно отличались друг от друга. И, поскольку инспектор считал, что во время переговоров решающее значение имеет умение учитывать психологические особенности противника, он постарался сделать как можно более полное заключение об их характере и о месте, которое они занимают в иерархии бандитов, атаковавших лагерь.

Поэтому он не торопился начинать переговоры, внимательно изучая липа и малейшие детали внешности своих визитеров, чем вызвал с их стороны вполне понятное удивление.

Один невысокого роста, в вездесущей солдатской «универсалке», разумеется, давно лишенной знаков отличия, держался позади своего спутника, настоящего великана, с тяжелыми, как молот, кулаками и лицом, словно высеченным из куска гранита.

Тем не менее Ротанов безошибочно определил в низкорослом человеке лидера, если и не самого Барсика, то наверняка одного из его подручных. Цепкий и быстрый взгляд этого человека, презрительная усмешка, не сходившая с губ, и весь его вызывающий вид говорили о том, что, подчинившись обстоятельствам, заставившим его прийти к противнику с белым флагом, он тем не менее по-прежнему считает своих врагов кучкой недоумков, посмевших оказать вооруженное сопротивление банде, состоящей из десятков вооруженных людей да еще поддержанной песчаниками.

Он смотрел на них так, словно их уже не существовало и ему приходится разговаривать с тенями людей. Так смотрят на осужденных на казнь, перед тем как отвести их к эшафоту. Вроде бы они еще дышат, движутся и даже говорят, но на самом деле их уже вычеркнули из списка живых.

Разве что Ротанов вызвал в нем некоторый интерес, но, скорее всего, потому, что он не ожидал встретить здесь человека если и не военного, то, во всяком случае, вполне профессионального в вопросах обороны и владения оружием. Ему явно не нравилось молчание Ротанова и нежелание инспектора первым начинать переговоры.

— Кто вы и откуда у вас энергетическое оружие? — отбросив наконец свою презрительную улыбку, произнес этот самоуверенный наглец.

Его спутник за это время не проронил ни единого слова и, кажется, даже не переменил позы, угрожающе сжимая в правой руке рукоятку тяжелого самодельного тесака, всем своим видом показывая, что он готов пустить его в ход при малейшем признаке опасности.

Хотя верхняя часть его туловища пребывала в полной неподвижности, Ротанов заметил, что он время от времени передвигается мелкими шажками, едва инспектор отводил от него взгляд, стараясь оказаться в более выгодной позиции, — поближе к спине Ротанова. Делая вид, что не замечает его хитрости, Ротанов ни на секунду не упускал из виду этого гиганта.

Дальнейшее молчание могло спровоцировать начало стычки. А поскольку Ротанов знал, что в случае Рукопашной они окажутся в невыгодном положении, нужно было постараться избежать немедленного конфликта. На помощь Гранта он почти не рассчитывал. Этот человек был фермером и сейчас даже не пытался скрыть своего страха перед бандитом с топором в руках.

Очень часто люди, умеющие противостоять своему страху во время огневого боя, теряются, когда дело доходит до рукопашной. Именно это сейчас и происходило с Грантом. Нужно было отвлечь от него внимание, сделать так, чтобы их противники не догадались о том, что на своего партнера Ротанов не может положиться.

— Я инспектор службы безопасности Земной Федерации, — представился Ротанов. — По опыту он знал, что такое официальное представление всегда производит впечатление и во многих случаях уже само по себе способно остудить слишком горячие головы. Какую подготовку проходят инспектора и на что способны сотрудники этого ведомства, было хорошо известно.

— По поводу нашего оружия могу сказать, что это вас не касается, любезнейший. У нас есть любое необходимое оружие, и мы применим его, когда сочтем нужным. — Он говорил в нарочито презрительной манере, стараясь переключить на себя внимание обоих противников и сбить их предводителя с его самоуверенной позиции. Затем, неожиданно обернувшись ко второму визитеру с топором, уже оказавшемуся у него за спиной, Ротанов резко щелкнул затвором бластера и, направив ствол тому прямо в лицо, коротко приказал:

— Встань, где стоял!

— Чего? — с непонимающим видом переспросил гигант.

— Вернись на прежнее место! — И Ротанов показал стволом бластера, куда именно должен вернуться бандит. Кивком головы коротышка подтвердил приказ Ротанова, и, недовольно ворча, громила отошел.

— Теперь позвольте и мне, в свою очередь, поинтересоваться, кто вы такой? — Сейчас Ротанов выглядел вполне любезным, даже дружелюбным, и только люди, хорошо его знавшие, смогли бы понять, что за этой изысканной любезностью скрывается сдержанный гнев.

— Я представляю администрацию новой колонии! Колыверин, если вам нужна моя фамилия, по прозвищу Волк. — Низкорослый бандит отвесил шутовской поклон и продолжил: — А вот откуда тут взялся инспектор? Уж не долетела ли до Земли весточка о том, что тут у нас произошло? Может быть, ваши корабли поспешили к нам на помощь? Но тогда странно, почему вы один? Где ваши знаменитые десантники?

— Вы с ними еще успеете познакомиться. Пока я только выясняю обстановку. А теперь будьте любезны ответить, почему ваша банда напала на нас?

— Банда? Вы называете нас бандой? — Было заметно, что Колыверин откровенно пытается взвинтить себя, но ему это не слишком удавалось, и вся его игра строилась на том, чтобы отвлечь внимание Ротанова от своего товарища, который вновь попытался сменить позицию на более выгодную и уже снова оказался за спиной инспектора, ожидая условного сигнала для нападения. Теперь их намерения стали для Ротанова совершенно ясны, все эти переговоры были затеяны с одной-единственной целью — завладеть энергетическим оружием, обладание которым сделало бы банду Барсика в местных Условиях совершенно безнаказанной.

Но Волка одолевали сомнения. И он все не подавал условного сигнала своему подельнику, теряя Драгоценные секунды. Инспекторы внешней безопасности редко появлялись на отдаленных колониях без сопровождения, Колыверин все время ожидал какого-то подвоха, ловушки или засады.

— Я называю вас бандой, — спокойно подтвердил Ротанов. — Ведь это ваши люди терроризируют мирное поселение колонистов, грабят их, бесчинствуют, устраивают дебоши и насилия.

— У нас что, на лице написано, что мы бандиты? С чего это вы стали палить из бластера в людей, вооруженных ножами и старинными пистолетами? Или вас там так проинструктировали, в вашей «безопасности», чтобы нападать на всех встречных?

— Вы первыми открыли огонь, но не это сейчас важно. Скажите лучше, кто это там стоит внизу, у стен? Кого вы привели с собой? Если не ошибаюсь, это те самые кровожадные твари, которых здесь называют песчаниками?

Вопрос Ротанова смутил самоуверенного бандита, и Волк отвел глаза, не зная, что ответить, и явно не желая продолжать разговор о песчаниках, но Ротанов уверенно развивал именно эту, неприятную для Волка тему:

— Что вы получили за свое предательство, Колыверин? За то, что повели этих смертоносных чужепланетных тварей на поселение своих соотечественников? — Ротанов говорил так, словно находился в судебном зале и допрашивал по делу, не вызывавшему у него никаких сомнений. Эта его уверенность сбивала Колыверина с толку. Вместо того чтобы подать наконец сигнал к нападению, он начал оправдываться, потеряв сразу весь свой апломб:

— Это не наша вина! Договор был заключен раньше, мы лишь выполняем его условия!

— Кем был заключен договор? Кто вел переговоры с этими? — Ротанов кивнул вниз, где у самой стены песчаники начали круговое движение вокруг развалин башни, словно не могли долго стоять на одном месте неподвижно.

— Рон Палмес заключил с ними договор, а нам предложил в нем участвовать и разделить добычу…

— Рон Палмес! Я уже слышал это имя и хотел бы встретиться с этим человеком. Он с вами?

Казалось, это предложение удивило Колыверина.

— Палмес появляется только тогда, когда сам этого хочет. Никто не знает, где находится его жилище. Чаще всего его видели в развалинах старой колонии, но там сейчас точно никто не живет. Никто из людей, по крайней мере, — поправился Колыверин.

— Ты хочешь сказать, что Палмес не человек?

— А кто ж его знает. Он ведет себя необычно и ничего не боится.

— Ты тоже считаешь, что Палмес не похож на человека? — спросил Ротанов, поворачиваясь к Гранту. Это было ошибкой. Сейчас было не время и не место для выяснения обстоятельств, не имеющих прямого отношения к делу, и уж тем более не следовало давать противнику повод для успешного начала атаки.

Волк, воспользовавшись ошибкой Ротанова, подал наконец своему напарнику долгожданный сигнал, и двухсоткилограммовая глыба мышц за спиной Ротанова немедленно пришла в движение.

Правая рука гиганта неожиданным для такой массы быстрым движением метнула тесак в голову Ротанову.

Однако инспектор, словно у него были глаза на затылке, успел пригнуться. Умение чувствовать движение противника, даже в том случае, когда тот находится вне поля его зрения, не раз спасало ему жизнь. И все же сейчас он сделал это недостаточно быстро — тяжелый топор, вращаясь, задел ему голову своим лезвием, сорвал фуражку и залил кровью лицо.

Но это был единственный успех напавших на него бандитов.

Рана оказалась неглубокой, Ротанов даже боль почувствовал не сразу, и в следующую секунду, мгновенно выхватив игольный пистолет, выстрелил из него навскидку, направив ствол за спину и даже не обернувшись для прицельного выстрела.

Удар реактивной иглы швырнул великана на землю, разрывая ему внутренности. И в ту же секунду снизу, со стороны их лагеря, донесся грохот бластерных выстрелов и резкий лай порохового оружия…

Лишь сейчас Ротанов осознал главную цель, которую преследовали бандиты, мороча им голову переговорами. И то, насколько был прав Грант, предупреждавший, что этим людям нельзя доверять.

«Парламентеры» выполнили свою главную задачу, отвлекли внимание от нижнего лагеря, гораздо более уязвимого и являвшегося главным объектом их ночной атаки. Захватив в заложники находящихся внизу людей, они смогут диктовать любые условия, и никакое энергетическое оружие уже не поможет его товарищам…

Все эти мысли, стремительно мелькнув в голове Ротанова, ускорили развязку схватки, начавшейся на стене. Волк, не успев правильно оценить ситуацию, бросился на помощь своему товарищу, и тут же, получив в грудь вторую иглу из пистолета Ротанова, не удержался на краю стены и с воплем сорвался вниз.

Теперь каждая секунда имела решающее значение. Нужно было успеть вмешаться в разгоревшийся внизу бой, пока он не кончился так, как это планировали напавшие на них бандиты. Но спускаться со стены под прицельным огнем группы, в которую входил Волк, обосновавшейся на высоком зубце стены в довольно выгодной позиции, было бы форменным самоубийством. Пришлось использовать свое единственное преимущество — бандитов на стене оставалось немного, и, пока Ротанов с Грантом не начали спускаться, они находились на более низком участке стены, на гладкой открытой площадке.

Без всякого сожаления Ротанов двумя выстрелами из бластера уничтожил подонков. Путь вниз был теперь свободен. Бой оказался настолько скоротечным, что Грант только сейчас, немного придя в себя, оценил происшедшее.

— Нам придется спускаться по внутренней стороне стены, — пробормотал он, смущенно отводя глаза. — Только там мы будем в безопасности от нападения песчаников, и извини, что я не успел тебе помочь…

— Ничего страшного. Ты не военный. А рукопашный бой может успешно вести лишь человек, прошедший специальную подготовку.

Несколько минут спустя они уже стояли во внутреннем дворе башни, но в этот момент непрерывно доносившаяся со стороны их нижнего лагеря стрельба неожиданно стихла…

Услышав первый выстрел Ротанова, Зарудный и Хорст, не теряя ни минуты, заняли заранее подготовленную позицию на верхней грани своего каменного блока. В нескольких метрах от них располагался блок, в котором находилась Линда.

Таким образом, теперь они могли следить за ее Укрытием, одновременно держа в поле зрения все ближайшие подходы к своей позиции. Однако обзор был недостаточно велик, потому что все пространство внутреннего двора было забито осколками камней и обвалившихся блоков.

Именно это обстоятельство позволило бандитам незаметно подобраться почти вплотную. Зарудный и Хорст увидели своих противников, только когда до нападавших осталось не больше пары десятков метров, а с такого расстояния все преимущества их мощного дальнобойного оружия были утрачены, взрывная волна и осколки камней могли повредить их самих.

Сколько человек на них напало, они не могли определить. Со всех сторон их окружали перебегавшие от блока к блоку бандиты, старавшиеся как можно меньше времени оставаться на открытом пространстве.

Бандиты прекратили свое беспорядочное передвижение лишь после того, как несколько выстрелов Зарудного убедили их в том, что каждая пуля, выпущенная из его пистолета, обязательно находит свою цель.

Из бластера Зарудный выстрелил всего пару раз, в самом начале, когда противник находился еще достаточно далеко.

Бандиты сделали вывод из своей первой неудачной атаки, когда меткая стрельба Зарудного сорвала все их попытки прорваться к блоку.

Теперь они бросились в атаку по команде своего предводителя одновременно со всех сторон.

В отличие от стрельбы Зарудного выстрелы Хорста не смогли остановить их на подходе, и двоим из нападавших удалось взобраться на блок с его стороны.

Услышав крик старого капитана, Зарудный чертыхнулся и, перехватив бластер рукояткой вперед, наподобие дубины, бросился на бандитов. Но те, увидев на нем форму космического десантника, спрыгнули вниз, не приняв боя.

Стрельба внизу моментально затихла, и нападавшие исчезли среди каменных обломков двора, словно растворились среди них.

— Что произошло, черт возьми? — спросил Хорст, прикрывая одной рукой здоровенный синяк под правым глазом, полученный им в результате неудачно проведенного ближнего боя.

— Возможно, они испугались, — скромно заметил Зарудный.

— Испугались кого?

— Тебя, конечно.

— Издеваешься? Самое время, чтобы поиздеваться!

— Да не издеваюсь я, успокойся, просто пошутил. Мне их отступление совершенно непонятно. Они чего-то добивались от нас и вдруг ушли ни с того ни с сего, имея подавляющий численный перевес. Здесь что-то не так!

— Это уж точно! — заметил Ротанов, появляясь из полумрака, словно призрак.

— Предупреждать надо! Я мог бы и выстрелить!

— Смотреть надо, в кого стреляешь! Тебе бы только гашетку нажимать! Что тут у вас произошло?

— Это мы вас хотели спросить, инспектор! Может быть, вы перестреляли со стены всех нападавших?

— Не больше десятка. И я не знаю, куда девались остальные. Почему они ушли?

— Хотел бы и я это знать! — Зарудный постепенно выходил из себя от занудных и, как ему казалось, бессмысленных вопросов инспектора.

— Что с Линдой?

— А что с ней может случиться? Вход в ее блок все время был у меня перед глазами. Туда не смог добраться ни один из этих бандитов, кстати, кто они?

— Местная шайка. Такие группы всегда возникают там, где рушится привычный порядок вещей. Давай проверим, как там Линда. Может, она пришла в себя от всего этого шума?

Через минуту луч фонаря в руке Ротанова осветил совершенно пустую внутренность блока и смятую подстилку, на которой совсем недавно лежала девушка.

ГЛАВА 29

Наверно, только застывшее на лице Зарудного выражение безмерного удивления заставило Ротанова сдержаться, Ни одного обвинения не сорвалось с его мгновенно пересохших губ. Он лишь спросил:

— Линду похитили? — Зарудный в ответ на его вопрос отрицательно покачал головой.

— Я ни на секунду не упускал из виду вход в ее блок. Бандиты до него не дошли. Это абсолютно точно.

— Не могла же она испариться?! — Судя по тону, выдержка Ротанова уже изменяла ему. Но в этот момент до слуха обоих этих людей, уже готовых бросить друг другу в лицо оскорбления, долетели слова Хорста, все это время с фонарем в руках остававшегося внизу, у блока, из которого исчезла Линда.

— Здесь есть след!

— Ты хочешь сказать, следы?! — переспросил Ротанов тоном, не предвещавшим ничего хорошего для Зарудного.

— Здесь только один след, след женских ног, и он ведет от блока к стене!

Не поверив, Ротанов спустился вниз и увидел на песке отчетливые отпечатки маленьких босых ступней…

— А где же наши собственные следы? — спросил он, словно все еще не верил собственным глазам.

— Вечером был ветер, он заровнял наши следы, но в этом месте, как видишь, узкое пространство закрывает стена соседнего блока. Только поэтому ее следы сохранились. Тебе следует признать, что Линда ущла сама, вместо того, чтобы обвинять ни в чем не повинного Зарудного.

— Он должен был видеть, как Линда уходила!

Хорст отрицательно покачал головой.

— Все внимание человека во время боя поглощает поставленная перед собой задача. Ты помнишь, какая у него была задача? Охранять вход и все подходы к этим двум блокам. Он видел малейшие передвижения наших противников, направленные в сторону объектов, которые он охранял, и вполне мог не заметить идущую в противоположную сторону девушку. К тому же едва она вышла, как ее скрыл от Зарудного соседний блок.

— Ну хорошо. Я с тобой согласен, да и не время сейчас искать виноватого, надо решить, что делать дальше! Отойдя от лагеря, она сразу же попала в руки бандитов. Теперь понятно, почему так неожиданно прекратилась стрельба с их стороны. Они получили то, что хотели, и ушли. Но еще есть возможность догнать их, времени прошло совсем немного!

— Не горячись, Ротанов. Песчаники только того. и ждут, чтобы мы вышли за кольцо стен. Возможно, уводя с собой девушку, бандиты как раз и рассчитывали на то, что ты немедленно бросишься в погоню и попадешь в лапы этих тварей.

Ты не имеешь права рисковать информацией, которую нам удалось собрать с таким трудом. Земля должна знать о том, что здесь случилось, и уж тем более ты не имеешь права рисковать нашими жизнями ради дочери Гердта. Я прекрасно знаю о ваших особых отношениях. Все об этом знают — и все же я настаиваю на своем!

— В этом ты, безусловно, прав. Прежде всего, это мое личное дело. Сейчас мы разделимся. Вы продолжите путь к новой колонии, сохраните информацию и постараетесь передать ее на Землю. Получите в колонии помощь, найдите способ добраться до космодрома и отдайте кристалл с записью всей собранной нами информации десантникам.

Даже если им не удастся найти горючее и поднять корабль, они смогут отправить орбитальный буй. Любой корабль Федерации, проходящий вблизи Аромы, рано или поздно поймает сигнал и доставит наши записи на Землю. А буи им придется отправлять в любом случае, хотя бы для того, чтобы дать знать о своем бедственном положении.

— Я не отпущу тебя одного!

— Придется, Стефан, придется. Ты являешься членом моей команды, а это приказ. Одному мне будет проще незаметно проскользнуть сквозь засады, наверняка оставленные бандитами, и избежать встречи с песчаниками. И дело здесь не только в дочери Гердта, как ты назвал Линду, хотя она давно стала членом нашей команды. Одно из важнейших правил космонавтов, до сих пор помогавшее нам выживать в чужих мирах, не позволяет оставлять своих товарищей на произвол судьбы, когда они попадают в беду.

— Надеюсь, у тебя хватит благоразумия хотя бы дождаться рассвета?

— Конечно, мне придется его дождаться. Я не собираюсь приносить себя в жертву. И кстати, не говори о моем решении остальным. Я хочу избежать ненужных уговоров и прощаний. В эту ночь нам предстоит вновь расставить посты вокруг лагеря. Бандиты тоже могли разделиться и оставить часть своих, чтобы захватить нас врасплох. Нельзя позволить им превратить нашу победу в поражение. Хотя сейчас трудно решить, кто кого победил. Мне кажется, они не получили того, за чем приходили, даже захватив Линду.

— Ты хочешь сказать, они знали о жемчуге Линды?

— А тебе так не кажется? Им многое о нас известно. И нападение на нас именно в этом месте, именно тогда, когда мы вышли к развалинам, не кажется мне случайностью.

— Не Зарудного же ты подозреваешь?

— Конечно, нет. Зарудный вообще не знал о существовании этой банды.

— Тогда остается Грант. Но он все время был с нами, все время был на виду!

— Для портативного передатчика нужно немного места…

— Так давай обыщем его!

— Теперь это уже бесполезно. Если он действительно предупредил бандитов о нашем появлении, то наверняка уже избавился от улики. А без доказательства мои подозрения немногого стоят — все могло быть простым совпадением, случайностью. Или, что еще хуже, кроме нас троих, тут мог быть замешан кто-то четвертый…

— Кого ты имеешь в виду?

— Если бы я знал… Я все время ощущаю рядом чье-то чужое присутствие, если только это не начало признаков того самого сумасшествия, с которым Зарудный так просто справляется с помощью медицинского пистолета… — В голосе Ротанова чувствовалась неприкрытая горечь и какая-то безнадежность, словно он и сам не верил в успешное завершение задуманной операции. — Когда будешь составлять график дежурств на эту ночь, назначь меня в последнюю смену. Я уйду незаметно, как только рассветет и песчаники потеряют свою ночную активность.

Странные на Ароме ночи. Несмотря на все опасности, притаившиеся в темноте, в них есть что-то колдовское. Звезды такие крупные, что купол неба словно опускается на край планеты, а если смотреть прямо вверх, кажется, что ты летишь среди звезд… И хотя Ротанову отлично было известно, что в космосе звезды холодны, враждебны и удалены от людей на безмерные расстояния, он с удовольствием отдавался этой иллюзии.

До рассвета оставался еще целый час, и он мог позволить себе расслабиться, поскольку чувствовал, что никакой засады бандитов во внутреннем дворе башни не осталось. Они ушли, как только схватили Линду. Им был нужен лишь ее камень, и каким-то образом они узнали, где находится девушка… Но позже, когда они пленили ее и обнаружили, что камня при ней нет, почему они ушли? Ответ мог быть только один: они знали, что тот, кто стал носителем камня, никуда от него не денется. Он будет искать свою драгоценность, даже если она окажется от него на другом краю света, он превратится в зомби, в сомнамбулу и будет брести в своих бесконечных поисках до тех пор, пока не найдет свой камень или пока не умрет.

Им оставалось только следовать за ней. Но действительно ли бандиты знали об этом? Во всяком случае, они поняли, что камня нет в лагере, иначе бы не прекратили атаку и не отступили. И, если его предположения верны, у него остается неплохой шанс опередить их, поскольку он пойдет прямой дорогой к тому месту, где спрятан камень, и будет идти быстрее, чем сможет вести за собой бандитов едва живая девушка.

Он сможет прийти туда первым и, выбрав хорошую позицию для стрельбы, устроить засаду, тогда у него появится шанс… И это, пожалуй, была первая здравая мысль за весь период его долгих ночных раздумий.

Допустим, ему очень повезет, и благодаря энергетическому оружию, используя фактор внезапности, ему удастся справиться с бандой, тем более что, наверно, они не рискнут последовать за Линдой в пустыню всей бандой. Скорее всего, выделят для этого небольшой отряд из наиболее подготовленных людей.

Вопрос в том, что он будет делать потом? Что он будет делать с Линдой? Позволит ей вновь надеть камень и будет смотреть, как девушка медленно умирает у него на глазах? Или не подпустит ее к камню, и тогда, возможно, она вновь впадет в кому, из которой уже не выйдет никогда…

На этот вопрос не было ответа, и Ротанов не мог себе позволить заглядывать так далеко. Сейчас перед ним была одна совершенно ясная задача — вырвать Линду из рук бандитов. Как бы ни складывались их отношения в последнее время, она была его женщиной, она попросила его защиты еще на Земле, и это одна из причин, по которой он очутился здесь. Никуда ему теперь от этого не деться.

Ротанов медленно достал сигарету. Хотя он давно бросил курить, тем не менее всегда носил с собой маленький портсигар с дюжиной когда-то любимых сигарет. Он и сам не знал толком, почему не хочет с ними расстаться. Возможно, для того, чтобы окончательно убедиться, что избавился от пагубной привычки молодости и полностью владеет своими желаниями.

Но, скорее всего, дело было не в этом. Слишком много воспоминаний вызывал в нем этот маленький, остро пахнущий бумажный цилиндрик. В трудные моменты он иногда доставал сигарету, разминал ее между пальцами лишь для того, чтобы вдохнуть забытый земной аромат. Вот и сейчас он это проделал. Под чужими звездами земной табак пахнет совершенно иначе. Словно где-то далеко, едва слышно, вступает в игру местного оркестра родная, нездешняя скрипка. Ее мелодия грустна и едва уловима, но он знает, что она хочет сказать.

Скрипка говорит о том, что слишком часто на звездных дорогах встречаются острые камни, что многие его товарищи так никогда и не вернутся домой, что сегодня он опять выбрал дорогу, с которой не все возвращаются…

Скрипка пела о долге, об обязательствах, которые невозможно выполнить, о том, что еще не поздно передумать…

Никто его не упрекнет, даже Хорст сделает вид, что ничего не случилось, что не было ночного разговора. Лишь одобрительно хлопнет по плечу, но где-то в глубине его глаз притаится с этой минуты искра сомнения. Командир, оставляющий своих людей в беде, командир, без всяких причин меняющий свои решения, недостоин быть командиром…

В этот момент или чуть позже, когда Ротанов представил себе совершенно отчетливо, что его ждет в раскаленной пустыне, преодолеть которую за один переход пешком ему все равно не удастся и придется ночевать на открытом пространстве, отдав себя на волю случая и на милость песчаников.

В тот момент, когда он ясно представил, что ждет его в конце этого похода, из которого невозможно вернуться живым, и все же не изменил своего решения, среди беспорядочного нагромождения камней Ротанов отчетливо увидел силуэт человека, целеустремленно идущего к их лагерю.

Позже он часто думал, было ли это простым совпадением? И стал сомневаться в том, что это было именно так. Но в тот момент, когда он заметил фигуру незнакомца, открыто, не прячась, идущего от стены к лагерю, у него, разумеется, не было времени на сложные рассуждения.

Инспектор снял игольник с предохранителя, нащупал мушкой, отчетливо видной в звездном полумраке, силуэт человека и негромко, чтобы не будить без нужды утомленных ночным боем товарищей, коротко бросил в темноту:

— Стой! Бросить оружие, руки за голову!

Человек не ответил и не остановился. Теперь он был от Ротанова всего в каких-то десяти метрах, и можно было рассмотреть за его плечами пороховое ружье и куртку с красно-белыми полосами, любимыми цветами банды Барсика, такие куртки бандиты надевали, отправляясь на ночное дело, чтобы не перестрелять в темноте друг друга. Подпускать ближе этого ночного гостя было опасно.

— Еще шаг, и я стреляю!

Человек не остановился. Теперь оставалось только спустить курок, но поведение незнакомца показалось Ротанову слишком странным, и, прежде чем выстрелить, инспектор изменил линию прицела. Мушка опустилась ниже, к ногам бандита, и лишь после этого щелкнул спусковой механизм. Но вслед за этим щелчком не последовало знакомого, шипящего свиста реактивной иглы. Пистолет, который никогда не отказывал, дал осечку.

Это было настолько невероятно, что в первую секунду Ротанов растерялся и, лишь потеряв несколько драгоценных секунд, схватил лежавший рядом с ним бластер. Но стрелять теперь из энергетического оружия было уже слишком поздно. Расстояние сократилось настолько, что вместе с ночным визитером он поджарил бы и себя самого.

— Успокойтесь, Ротанов, мне нужно всего лишь поговорить с вами.

То, что этот человек знал его фамилию и обратился к нему, запросто эту фамилию использовав, окончательно выбило Ротанова из привычной отработанной колеи ближнего боя.

Еще и голос показался ему знакомым, а через несколько секунд он и в самом деле узнал этого человека, хотя сейчас, как никогда раньше, усомнился в том, человек ли это. Теперь уже поздно было что-то предпринимать, да и не нужно. Палмес миролюбиво уселся рядом с ним на камне и с легкой усмешкой спросил:

— Сигаретой не угостите?

Чтобы избавиться от налета нереальности всего происходящего и убедиться хотя бы в том, что Палмес ему не приснился, Ротанов протянул ему измятую сигарету, которую до сих пор все еще катал между пальцев. Тот благодарно кивнул, щелкнул мгновенно извлеченной из нагрудного кармана зажигалкой и с явным удовольствием окутался клубами вполне реального дыма. Ротанов отметил, с какой невероятной скоростью зажигалка вновь исчезла в нагрудном кармане куртки, — реакция у этого субъекта была совершенно потрясающей.

— Табак здесь так и не удалось никому вырастить. Не растет, проклятый, и все тут. А избавиться от дурных привычек под силу далеко не каждому, — Палмес с откровенной насмешкой смотрел на Ротанова. — Ну так что, поговорим?

— О чем?

— О вас, разумеется. О самоуверенном человеке по фамилии Ротанов, с хорошо развитым чувством долга.

— Откуда вы знаете мою фамилию? — уцепился инспектор за первый, лежащий на поверхности малозначительный фактик. Ему бы спросить о том, как Палмес тут появился, как сумел подойти к нему вплотную, почему пистолет дал осечку, каким образом Палмесу удалось забраться в компьютер Гранта?.. Но ни о чем подобном Ротанов так и не спросил. Хотя совершенно неожиданно получил ответ хотя бы на часть этих незаданных вопросов.

— Как же мне не знать вашей фамилии? Я свободно путешествую по всем информационным каналам. Как вы уже догадались, я — фигура не совсем реальная, по вашим человеческим меркам. Я фантом, порождение очень сложной компьютерной программы, созданный машиной, которая появится на Земле лет через тысячу, а быть может, не появится никогда. Это, между прочим, зависит и от вас тоже.

Как ни странно, после этого признания Ротанов почувствовал себя уверенней. Возможно потому, что из происходящего исчез налет мистицизма и колдовства, в которые он никогда не верил.

— Вы сказали, что хотите со мной поговорить?

— Ну разумеется, иначе зачем бы я здесь сидел.

— Это будет частный разговор или вы станете разговаривать со мной как с представителем земного Управления безопасности?

— До чего же вы официальны, Ротанов! И педантичны. Даже сейчас. А впрочем, считайте как хотите, мне все равно.

— Зато мне не все равно. Если разговор официальный, я должен знать, кого вы представляете. Кто ваши создатели, построившие упомянутую вами машину и запустившие программу, позволившую вам стать личностью? Я хотел бы общаться непосредственно с ними или хотя бы получить уверенность в том, что вы без искажений передадите им то, что здесь будет сказано!

— По вашим меркам, они боги, Ротанов, а боги редко нисходят до общения с простыми смертными. Так что вам придется довольствоваться моим обществом — хотите вы этого или нет. Единственное, что вы вольны сделать в любой момент, так это отказаться от нашего разговора вообще.

Но как раз этого инспектор не собирался делать ни за какие коврижки.

ГЛАВА 30

— Значит, говоришь, боги? Ну-ну… Ротанов, скептически прищурившись, рассматривал Палмеса, стараясь найти какое-нибудь подтверждение его нечеловеческой природы, но ничего не находил, однако его скептицизм от этого нисколько не убавился. — С богами оно, конечно, сложнее иметь дело, но можно и их поставить на место, если начинают слишком уж зарываться и терять чувство меры. А скажи-ка мне, Палмес, чем им помешали люди на Ароме? Почему они решили их уничтожить?

Ротанов подчеркнуто обращался к Палмесу на «ты», не желая показывать, что признает за ним какие-то права. Даже право на вежливое обращение. Но бравировал он не совсем искренне — не до бравады ему сейчас было, потому что от присутствия этого человека, который человеком все-таки не был, веяло на него ледяным холодом.

— Все не так. Они не собирались никого уничтожать. Но, чтобы вам, господин инспектор, стали понятны причины происшедшего, мне придется объяснять вещи, не имеющие прямого отношения к делу, наберитесь терпения.

— На дежурстве довольно скучно, а до рассвета еще целый час, так что давай рассказывай, время у меня есть.

— На Ароме существует местная энергетическая форма жизни, не встречающаяся на других планетах. После того как эта жизнь начала постепенно становиться разумной… Сразу же оговорюсь, ее разум не имеет ничего общего с гуманоидным. С вашей, человеческой точки зрения, эта форма живой материи может показаться всего лишь куском какой-то необычной слизи. Тем более что ее разумность проявляется далеко не всегда и часто в довольно необычных формах. Кроме того, в ее развитии время от времени наступают весьма длительные периоды полностью пассивного состояния, и тогда обнаружить ее присутствие на планете весьма проблематично. В один из таких периодов на Ароме появились чужие…

— Подожди, какие «чужие»? Здесь не было никого, кроме нас! Мы бы обнаружили следы пребывания чужих экспедиций!

— То, о чем я рассказываю, произошло очень давно. Много тысяч лет назад. Но время для существ, посетивших Арому, течет несколько иначе, чем для вас. И они заинтересовались местной формой жизни настолько, что ведут наблюдение за ней на протяжении всех этих тысячелетий.

— Солидный срок, однако.

— Эволюционные изменения накапливаются медленно, а им спешить некуда. Боги, как вы знаете, бессмертны.

— Ах, ну да, извините, я забыл.

Сделав вид, что не замечает ни недоверчивого тона Ротанова, ни его сарказма, Палмес продолжил:

— Все шло хорошо, пока на Арому не прилетели ваши колонисты. Первые двадцать лет они никому не мешали, и мы почти перестали обращать на них внимание. В конце концов, материк на Ароме большой, а местная жизнь развивалась на дне океана, да к тому же в это время она как раз находилась в одном из периодов своей спячки.

Но так продолжалось до тех пор, пока ваши глубоководные разведчики не подняли на поверхность частицу жемчужной слизи и с жадностью, свойственной только гуманоидным расам, не вцепились в нее, стараясь извлечь из находки максимальную выгоду, не считаясь при этом ни с какими материальными затратами. И, что гораздо более важно, ни с какими моральными ограничениями.

Когда они начали пускать под нож собственных соплеменников, пришельцы стали задумываться над тем, что делать дальше с вашими земляками.

— Аромский жемчуг… Да, это действительно проблема. Но это наша проблема. Какое отношение имеют к ней ваши хозяева? Почувствовали жалость к несчастным гуманоидам?

— Дело в том, что каждая такая жемчужина, полученная ценой чьей-то жизни, на самом деле является не просто жемчужиной.

— Ну это мы давно поняли!

— Вы поняли далеко не все. Кроме своих силовых свойств и положительного биологического воздействия на организмы, конечно, если, этим воздействием не злоупотреблять, так вот, кроме всего этого, каждая такая жемчужина является еще и зародышем, своеобразной спорой…

— Зародышем чего? — Ротанов почувствовал, как неожиданный страх сжал ему горло, и он с трудом протолкнул в себя очередную порцию воздуха, потому что предвидел ответ.

— Зародышем энергетической жизни, той самой, с которой люди столкнулись здесь, на Ароме, и которая уничтожила построенный ими город вместе с большей частью его жителей.

Как только такая спора случайно или намеренно попадет в океан на чужой планете, а она стремится в него попасть всеми силами и имеет достаточную власть над своим носителем — человеком, последствия будут ужасны.

Ваше счастье, что ее влияние возникает не сразу и усиливается постепенно. Нужен достаточно большой промежуток времени: три-четыре года. После этого срока она, как правило, полностью порабощает своего носителя, и он начинает действовать по ее указке.

Попав в океан, спора начнет расти, постепенно превращаясь в сферу, набитую миллиардами крохотных живых кристаллов, которые, соединившись между собой своими энергетическими полями, для чего им совсем необязательно находиться рядом, способны подавить на чужой планете все существующие там формы жизни.

Если это случится на Земле, все ваши технические достижения, вся ваша наука окажутся бессильны против созданий чужого мозга, которые начнут захват вашей планеты… Тут, я думаю, мне не нужно вас убеждать, пример Аромы достаточно красноречив. Хорошо организованная и технически оснащенная человеческая колония, численностью в несколько тысяч человек, была уничтожена в считаные часы. А отступившие в пустыню люди остались целы только благодаря вмешательству тех самых пришельцев, в существование которых вы не верите.

Ротанов почувствовал, как в ответ на последние слова Палмеса в нем поднимается гнев. Он не видел глаз собеседника, и это мешало ему сосредоточиться, мешало направить свой гнев на конкретную личность. Он все время помнил о том, что сидящее напротив него существо личностью не было. Во всяком случае, не было личностью в человеческом понимании.

— Это ложь! Благодаря вашему вмешательству эта дрянь выплеснулась из моря на берег! Разве не ты подсунул Гранту кроки подводных съемок с координатами энергетической сферы?! Разве не ты заставил его передать эти снимки так называемым «ученым» из компании «Инпланет»?!

— Конечно, я. Но спроси себя о том, почему я это сделал.

— Лучше я спрошу об этом тебя!

— Ну что же… Я, пожалуй, отвечу. С тех пор как ваша компания наладила здесь поточное производство «кровавого жемчуга», возникла реальная опасность распространения местной формы жизни на другие планеты, в том числе и на вашу. Мы не могли этого допустить. А иного способа прекратить организованное компанией «Инпланет» чудовищное преступление у нас не было. Нам жаль, что в этих событиях погибли невинные люди, зато опасное производство было полностью уничтожено.

— И действовали вы, разумеется, из альтруистических побуждений.

— Не верите в альтруистические мотивы наших поступков?

— С чего бы мне в них верить? Скелеты моих соотечественников, устилающие дорогу смерти, еще не обратились в пыль.

— У нас имеются свои этические принципы. Мы стараемся не вмешиваться без самой крайней необходимости в дела на чужих планетах. Лишь наблюдаем и иногда делимся информацией. Мы смогли помочь уцелевшим людям, только когда они достигли Скалистых гор. Этот район, так же, как и остатки башни, когда-то построенной здесь одной из первых экспедиций пришельцев, запретны для любых форм инопланетной жизни.

Для людей было сделано исключение, и они смогли спастись, избавившись от своих преследователей. Это не пошло им на пользу. Они и на новом месте продолжают уничтожать друг друга, да к тому же устраивают охоту за нашими охранными механизмами, которые должны были их защищать. Ваши соотечественники слишком жестоки и воинственны. Более того, они безжалостны даже по отношению друг к другу.

Палмес замолчал, и Ротанов не спешил прерывать это молчание, по-новому оценивая известные ему факты и стараясь определить, как много правды в полученной им информации: десять процентов, двадцать?

Он не мог понять самого главного: с чего это вдруг равнодушные наблюдатели, какими предстали из рассказа Палмеса его хозяева, озаботились судьбой Земли?. Ему очень мешало вести эту странную беседу то, что он ни разу так и не смог увидеть глаз своего собеседника. Не то чтобы их совсем не было, но когда он пытался сфокусировать на них зрение, вместо глаз на него смотрели два бездонных черных провала, в которых можно было увидеть все, что угодно, кроме отражения нормальных человеческих мыслей. Лишь сейчас Ротанов до конца осознал, как много дополнительной информации несут во время важного разговора глаза собеседника.

— Так чего вы, собственно, от меня хотите?

— Мы хотим предложить вам нечто вроде договора о взаимных услугах.

— Иными словами, сделку.

— Называйте, как хотите. Дело не в терминах. В настоящий момент на Земле находятся пять живых аромских жемчужин, как вы их называете. Или, как я только что вам объяснил, пять потенциально опасных для вашей планеты спор.

Если их в течение ближайших пяти лет отыскать и уничтожить, то катастрофы, грозящей вашему миру, можно избежать.

Мы поможем вам найти эти споры, но лишь после того, как вы эвакуируете отсюда остатки вашей колонии и введете запрет на посадки земных звездолетов на Ароме.

— Слишком большая цена за такую услугу. Земная Федерация еще никому не уступала своих планет. Мы подумаем, как справиться с той дрянью, которая не без вашей помощи была выпущена на свободу, и сами найдем эти жемчужины.

— Это очень трудная задача, Ротанов, вы даже не представляете, до какой степени. Вспомните, сколько стоит этот жемчуг на черном рынке. Уже одной этой баснословной цены достаточно для того, чтобы владелец жемчужины держал факт ее наличия в строжайшей тайне. Но это еще не все, сами жемчужины будут сопротивляться вашим поискам, направляя действия людей, попавших под их влияние. И, самое главное, у вас мало времени. Достаточно одной из спор оказаться в океане, там вы ее уж точно не найдете, пока не станет слишком поздно, и с жизнью на вашей планете будет покончено. Но, вообще говоря, это ваши проблемы.

Мы как-нибудь справимся с вашим присутствием на Ароме, хотя оно и направляет развитие местной энергетической жизни в нежелательное для нас русло, постепенно делая из нее весьма опасного агрессора.

В конце концов, Галактика не так уж много потеряет, если вы создадите условия для собственного уничтожения. Одной потенциально опасной расой станет меньше под этими звездами, только и всего.

— Я не уполномочен решать подобные вопросы. Мне придется проконсультироваться с правительством Федерации.

— Я понимаю.

— Как мне с вами связаться?

— Очень просто. На любом компьютере, включенном в информационную сеть Аромы, наберите мое имя «Рон Палмес» — это и будет паролем. Только смотрите не опоздайте.

Палмес не спеша поднялся, затушил о камень сигарету, которая за весь этот долгий разговор не выгорела даже на сантиметр. В последний раз обернулся к Ротанову, и тот снова утонул в черном космическом провале, заменявшем этому существу живой человеческий взгляд.

— Да… И вот еще что, Ротанов. Не рискуйте собой. Если вы сейчас ринетесь на поиски Линды Гердт, вы можете не вернуться. И время, драгоценное время, будет упущено — помните об этом. Каждый день, каждый час одна из этих спор может попасть в земной океан. Там вы ее уже не найдете. Поэтому постарайтесь как можно скорее возвратиться на Землю. Мы не будем искать нового посредника. Если вы не сумеете донести до своего правительства полученное от нас предложение, оно потеряет силу, и события пойдут своим естественным путем.

— А почему бы вам не помочь мне в поисках похищенной бандитами женщины?

Палмес отрицательно покачал головой.

— Только информация. Никаких действий без самой крайней необходимости. Презумпция невмешательства. Этот принцип в свое время помог нам освоить большую часть Галактики, и мы не собираемся его нарушать ради вас.

Ротанов оглянулся, словно искал поддержку в окружающем его холодном, чужом мире. Но ничего не нашел, кроме остывших за ночь камней, кроме незаметно тлевшего на горизонте рассвета, кроме спящих в каменном укрытии товарищей, которые вряд ли поверят ему, если он передаст им слово в слово этот нереальный ночной разговор. Даже они не поверят, что уж там говорить о правительстве… Нужны факты, нужны доказательства, и все может обернуться таким образом, что ему придется действовать в одиночку не только здесь, но и на своей родной планете.

— Как их можно уничтожить? — задал он свой последний вопрос, обращенный уже к исчезающей тени, которая не была человеком и все это время оставалась лишь тенью, энергетическим всплеском, шепотом, послышавшимся в ночи… Ротанов не надеялся получить ответ, фигура Рона Палмеса уже почти исчезла в предрассветном неверном сумраке, смазавшем все вокруг, растворившем в себе каменные обломки блоков и самую стену… Но ответ все-таки пришел и отчетливо прозвучал у него в сознании:

— Температура свыше двух тысяч градусов или жесткое гамма-излучение в течение часа.

Ротанов помедлил еще несколько минут, давая рассвету набрать необходимую силу и стараясь подавить в себе ростки нерешительности, сомнений и неуверенности, оставшиеся в нем после ухода Палмеса, который преподнес ему непростую дилемму. Жизнь его родной планеты или женщина, доверившая ему свою собственную… Какого черта! Цель никогда не оправдывает средства, нельзя спасти цивилизацию ценой человеческой жизни, особенно если это жизнь женщины, твоей женщины… И не важно, во что превратилась теперь Линда, в этом нет ее вины. Для тебя она навсегда останется женщиной, которая доверилась тебе. Вот только дилемма все равно остается, и он по-прежнему не знает, как ему следует поступить…

Не это ли было главной целью визита Палмеса? Посеять в нем сомнения и неуверенность, заставить мучительно раздумывать, перед тем как выбрать одну из двух дорог, ведущих в разные стороны…

Инспектор торопливо вырвал из блокнота листок бумаги и черканул на нем несколько строк для Хорста. Если он не вернется, старый капитан должен донести до Земли хотя бы предупреждение об опасности.

ГЛАВА 31

Второй час Ротанов шел к своему схрону, к месту, в котором спрятал сокровище Линды. Солнце высоко поднялось над его головой. Ноги тяжело вязли в песке, и поклажа оказалась слишком тяжелой — кроме запаса совершенно необходимой воды, ему пришлось тащить с собой еще и бластер. Забрав его, он лишил своих спутников половины их главного преимущества перед бродившей вокруг бандой Барсика. Но он надеялся, что после пленения Линды бандиты потеряют интерес к развалинам, в которых отсиживались его друзья. Бандиты устремятся к добыче, и единственным положительным моментом в задуманном им почти безумном предприятии было лишь то, что он знал место, к которому они будут стремиться, и надеялся оказаться там раньше них, если, конечно, ему удастся пережить ночь в пустыне наедине с песчаниками…

Он знал, что переход, занявший один день на мобиле, растянется в пешем походе, как минимум, на два, а то и на три дня… И все же надежда прибыть на место, где он спрятал камень, раньше бандитов оставалась, поскольку бандиты вынуждены будут уравнивать свою скорость передвижения с совершенно обессилевшей девушкой и делать из-за нее частые привалы.

Только здесь, в аромской пустыне, начинаешь понимать подлинное значение слова «пустыня». Пустыня — значит, пусто. Пустое пространство, в котором нет ничего живого. Ни ящериц, ни змей, ни насекомых, лишь редкие кустики высохшей травы, похожие друг над друга барханы да неизменное марево разогретого воздуха, дрожащее на далеком горизонте.

За день, несмотря на жару, ему удалось пройти километров тридцать, и появилась надежда к вечеру второго дня добраться до дома Гранта, сделать там основательный привал и на следующее утро устроить засаду у скалы с тремя разделенными вершинами. Он не собирался вплотную подходить к месту схрона. Самое главное — выбрать для засады выгодную позицию, и эти скалы, которые бандитам не удастся миновать, казались ему наилучшим для засады местом.

Мысли о предстоящем привале, о ванне с прохладной водой, о пакетах ледяного консервированного сока помогали ему в какой-то мере справиться с жарой и усталостью, но все равно к концу дня он уже с трудом переставлял ноги.

Пора было останавливаться и присмотреть место для ночного привала, до дома все еще оставалось километров двадцать — и выбор у него невелик, тот ли бархан, этот ли — все они казались одинаковыми. Ротанов думал, что бандиты так же, как и он, не смогут продолжать движение ночью. Хотя почему, собственно? Они неплохо ладили с песчаниками…

Все же он надеялся, что из-за Линды они будут вынуждены остановиться на ночь. В своем теперешнем состоянии она не могла им ничего рассказать, не могла указать место, где находится жемчужина. Ее вело к ней чутье, внутренний зов, описать который словами невозможно. Никакие пытки не могли бы вырвать у нее указание на важную для бандитов тайну. Им оставалось лишь следовать за ее сомнамбулическим движением к цели. Вся надежда на поживу была связана у них с Линдой, и, пока они не дойдут до места, где был спрятан жемчуг, Ротанов мог не беспокоиться за ее судьбу — они будут беречь девушку как зеницу ока, только после этого… Но «после» как раз и не будет, уж об этом он позаботится.

Солнце наполовину ушло за горизонт и казалось теперь странно раздвоенным и расплющенным в своей нижней части. Этот необычный эффект создавала линза нагретого воздуха, располагавшаяся над раскаленным за день песком. До полной темноты оставалось не больше получаса. На Ароме почти не бывает сумерек. Пора останавливаться. Не хватало только, чтобы песчаники застали его во время движения по открытой местности…

Но подходящее укрытие все не попадалось, и в конце концов Ротанову пришлось забраться в узкую ложбинку между двумя барханами.

Отбросив в сторону верхний слой раскаленного за день песка, он накрылся плащ-палаткой, а затем обрушил на себя с соседнего бархана целый водопад сухого песка.

В первое мгновение ему даже показалось, что он перестарался и не сможет выбраться утром из-под придавившей его песчаной массы, но потом, упершись ногами в твердую выбоину почвы, инспектор убедился, что при максимальном усилии сможет вырваться из этого добровольного песчаного плена, у которого было одно-единственное преимущество и множество недостатков.

Преимуществом была скрытность его местонахождения. Только с расстояния в несколько метров можно было бы рассмотреть воротник плаща, из-под которого выглядывало его лицо, возвышавшееся над песчаным холмиком, укрывшим все остальное тело инспектора.

Главным же недостатком его теперешнего положения была невозможность немедленного применения оружия. Если его укрытие обнаружат песчаники или идущие вслед за ними бандиты, он не успеет подготовиться к обороне. Он не сумеет даже переменить позу…

И все же это искусственно созданное укрытие было безопаснее, чем ночевка на открытом воздухе. Его единственной надеждой выжить была скрытность. Если песчаники обнаружат его местонахождение и нападут на него всей стаей, у него не останется ни единого шанса уцелеть, даже применив десяток бластеров.

Во время своего ночного дежурства на разрушенной стене башни он насчитал не меньше полутора сотен этих тварей только в передовом отряде, окружившем башню плотным кольцом, и неизвестно, сколько их еще скрывалось в темноте, за пределами видимости.

Ночь наконец опустилась на пустыню и накрыла ее своим светлым саваном. Ротанову, не имевшему возможности даже пошевелиться, поневоле приходило на ум это кладбищенское сравнение. Отдушиной, дававшей надежду на освобождение из песчаного плена, оставался небольшой кусочек неба над его головой.

Яркие дорожки метеоритов то и дело перечеркивали сверху донизу этот, оставшийся открытым клочок пространства над его головой.

Ротанов думал о том, как хорошо было бы сейчас лежать на каменном зубце стены, любоваться этим небесным фейерверком и знать, что внизу спят твои товарищи. Трудное ночное дежурство казалось ему сейчас немыслимым блаженством по сравнению с тем положением, в котором он находился теперь. Даже простой вздох требовал тяжелых усилий. Проклятый песок давил на грудь, как могильная плита, к тому же он не пропускал испарений и накапливал влагу вокруг его тела, постепенно создавая ощущение парной бани. Нагретый за день песок не желал охлаждаться.

Когда Ротанову начало казаться, что он больше не выдержит этой пытки, и он совсем было собрался послать к черту собственную осторожность, до него долетел странный звук. Словно кто-то с размаху втыкал в песок металлические стержни, выхватывал их и втыкал снова.

Это происходило все чаще и чаще, звуки уже слились в непрерывную дробь, когда Ротанов наконец понял, что это звуки приближавшихся к нему шагов. Лишь одно-единственное существо или, вернее, несколько существ вместе могли издавать при ходьбе по песку подобные звуки.

Все шесть лап песчаников заканчивались острыми полуметровыми когтями, трудно понять, как вообще можно передвигаться по рыхлому песку на шести остро отточенных лезвиях.

Но эти твари передвигались вполне успешно. Ротанов почувствовал, как липкая жара, мучившая его с момента добровольного погребения в песчаной могиле, сменилась ледяным холодом. И по этому признаку он безошибочно понял, что настала пора действовать. Дальнейшее промедление могло закончиться трагически.

Время стремительно рванулось вперед или, наоборот, сократилось и поползло, как черепаха, — это смотря с какой стороны смотреть на события.

По мнению Ротанова, время вообще остановилось, по крайней мере секунд на двадцать.

Он рванулся вверх, упершись ногами в заранее подготовленный выступ и даже не пытаясь извлечь из песчаного плена свое главное оружие — бластер. Кроме того, что вытащить этот тяжелый предмет из песка было весьма затруднительно, в ближнем бою бластер вообще бесполезен. А в том, что время для огневого боя уже упущено, Ротанов не сомневался — шуршащие шаги песчаников раздавались совсем рядом. Выпрямившись наконец во весь рост, он смог осмотреться.

Их было пять штук, бронированных кварцитовыми панцирями чудовищ. Они стояли на расстоянии одного прыжка от инспектора, полукольцом вокруг его покинутого убежища.

Только пространство за его спиной оставалось свободным. Но, попадая в различные переделки, Ротанов давно усвоил простую истину — если окруженной жертве оставляют возможность бежать, именно там ее и поджидает самая главная опасность.

Так что бежать он не стал, тем более что даже на то, чтобы оглянуться и по-настоящему оценить ситуацию, времени у него не осталось. Ближайший к нему песчаник уже приподнимался на задние лапы для завершающей атаки.

Ротанов сделал единственное, что ему оставалось. Он упал, одновременно выхватывая правой рукой игольчатый пистолет и моля всех богов, чтобы песок не попал в его механизм.

Но осечки не произошло. Пистолет фыркнул, словно рассерженный кот, и выплюнул реактивную иглу точно в центр видневшегося в средней части живота песчаника темного круга.

Трехметровое чудовище, весившее, наверно, не меньше тонны, сразу же после выстрела взорвалось облаком песка, в который оно превратилось. Лишь молния освобожденной энергии сверкнула внутри этого облака, свидетельствуя о том, что с одним из противников инспектора покончено навсегда.

Второй песчаник попытался повторить атаку, но оказалось, что случайно занятая Ротановым позиция весьма выгодна для борьбы с энергетическими созданиями, имевшими одну-единственную уязвимую точку.

Ротанов хорошо усвоил ее местоположение из уроков Гранта, которые сейчас спасли ему жизнь.

Снизу, хоть и под острым углом, он мог вести огонь по любому из нападавших на него монстров, что он и проделал с предельно возможной скоростью. Стрелял он неплохо, да к тому же с расстояния в несколько метров промахнуться было невозможно, даже в том неверном свете, который давали звезды аромского неба.

Все четыре реактивные иглы, выпущенные им с интервалом не более секунды, нашли свою цель.

Когда поднятые взрывами облака пыли и песка осели, Ротанов увидел на соседнем бархане сидящего в позе индийского йога Рона Палмеса и почему-то почти не удивился его появлению.

— Что ты здесь делаешь?!

— Наблюдаю. В этой пустыне нечасто происходит что-нибудь интересное.

— Мог бы предупредить, что они готовят здесь засаду!

— Вот еще! Лишить себя такого интересного зрелища? И, кроме того, я же тебя предупреждал, чтобы ты не бегал за своей женщиной, всячески пытался убедить, что общественные обязанности важнее личных. Взывал к твоему рассудку! Но мне это не удалось. — Рон вздохнул, всем своим видом стараясь показать, как он огорчен упрямством Ротанова, и, помолчав некоторое время, продолжил: — Знаешь, при всех преимуществах моего положения, в нем есть один существенный недостаток. Мне все время скучно. Пропускать через себя потоки информации из сетей быстро надоедает, она, эта информация… как бы это понятнее выразить?., слишком безжизненна, умозрительна, словно математические формулы.

Поэтому я люблю наблюдать за событиями в реальном мире. Но здесь так редко происходит что-нибудь интересное. Вот ты, например… Можно было заранее предсказать, что ты потащишься за своей девицей, несмотря на все мои предупреждения. Так оно и вышло.

А знаешь, по расчетам моего компьютера, ты должен был погибнуть в этой стычке. Очень странно, что этого не произошло. Шансов уцелеть почти не было. Ты очень везучий человек, Ротанов.

— Спасибо. Скажи лучше, как тебе это удается?

— Что именно?

— Всегда оказываться в нужном месте, в нужное время. Как тебе удалось преодолеть пустыню?

— Ну это просто… На самом деле меня здесь нет. То, что ты видишь, — всего лишь голографическая оболочка, содержащая внутри себя только оптические и звуковые датчики. Собрать я ее могу в любой момент и в любой точке пространства, координаты которой мне известны.

Неожиданно Ротанов почувствовал, что за этим сообщением кроется что-то важное — он еще не понимал, что именно, но, всегда доверяя своему безошибочному чутью, постарался продолжить разговор на заинтересовавшую его тему.

— Каким образом ты это делаешь?

— Тебя интересуют технические подробности?

— Конечно. Я же, прежде всего, исследователь, а уж потом представитель власти.

— Концентрирую в нужной точке энергетическое поле, оно собирает из внешней среды необходимые молекулы и отдельные атомы, затем строит из них заданную конструкцию, как бы обволакивая себя ими.

— Таким образом, сам ты, вернее то, что составляет твою суть, находишься не здесь. И разрушение этой оболочки тебе ничем не угрожает.

— Совершенно верно. И, по-моему, я тебе это уже объяснял. Мой разум и блок определяющих мое существование программ находятся в компьютере.

— А где находится сам компьютер?

— В одной из ваших книг, а я прочел все, какие удалось обнаружить в информатеках прибывших с Земли звездолетов, так вот в одной из них герой спрашивает у нахального мальчишки: «А ключи от квартиры, где деньги лежат, тебе не нужны?»

Ротанов усмехнулся и, ничуть не смутившись своей неудачи, продолжил вопросы:

— А индивидуальность внутри этого компьютера тебе удается сохранить? Свою память, например?

— Конечно, я могу строить внутри выделенных мне программ целый мир — такой, какой мне нравится, и менять его в любую минуту.

— Тогда откуда твоя ностальгия и скука?

— Ну это все же искусственно… Словно находишься внутри кинофильма, который сам же и снимаешь. Все известно заранее.

— Если я правильно понимаю, дом для Гранта ты построил по тому же принципу. Сначала поле, а затем частицы окружающей его материи выстроились в нужном порядке…

— Совершенно верно.

— И тебе удалось синтезировать воду и сложные органические соединения, чтобы заполнить холодильник продуктами?

— С водой все просто. Соединяю два атома водорода с одним атомом кислорода и получаю молекулу воды. Для этого не нужно ничего, кроме энергии и соответствующих катализаторов, а вот что касается органики, с ней, действительно, все намного сложнее. Воспроизвести продукты в виде, пригодном к употреблению, мне не удавалось никогда. Но, к счастью, на ваших звездолетах, брошенных на старом космодроме, мне удалось обнаружить целый склад продуктов, осталось лишь перенести их в нужное место.

И тогда Ротанов, отвлекая внимание Палмеса этими малозначительными вопросами, осторожно, затаив дыхание, подошел к самому главному:

— Мне показалось, что тела песчаников и всех этих воздушных монстров строятся по тому же самому принципу. Не являются ли и они частью твоей программы?

— Нет. Это местная фауна. Возникла она без всякого участия с нашей стороны, но в одном ты прав, принцип ее возникновения и способ существования очень близки нашим. Собственно, именно поэтому нас так заинтересовала биологическая жизнь на Ароме, которую вам даже не удалось обнаружить. Если бы вы встретили в космосе чужую гуманоидную цивилизацию, она бы вас заинтересовала не меньше.

— Кто ты, Рон? Ты все время отождествляешь себя то с пришельцами, то с местной жизнью, так кто же ты на самом деле?

— Знаешь, Ротанов, ты слишком настырный и задаешь чересчур много вопросов.

И, прежде чем инспектор успел задать свой следующий вопрос, Палмес с легким хлопком рассыпался у него на глазах, превратившись в медленно оседающее облако пыли.

ГЛАВА 32

Пока Ротанов беседовал с Роном Палмесом, совсем рассвело. Песчаники больше не представляли опасности, и он невольно задумался над тем, не предотвратило ли их дальнейшие нападения появление Палмеса. Всякий раз после своего появления это существо, несомненно бывшее когда-то человеком и вобравшее в себя вполне человеческие свойства, оставляло двойственное впечатление, и Ротанов так до сих пор и не решил — считать его врагом или другом.

Раскопав недавнее убежище, он извлек из-под песка свои вещи и бластер. Следовало поторопиться с выходом, пока солнце не раскалило пустыню. Времени до подхода банды Барсика у него оставалось совсем немного, даже принимая во внимание все ее вынужденные задержки из-за Линды.

Дневной переход, отделявший его от одинокого дома Гранта, вызывающе торчавшего посреди пустыни, он проделал без происшествий.

В доме, за время их недолгого отсутствия, ровным счетом ничего не изменилось. И теперь он точно знал, что опередил банду. Ротанов позволил себе спокойно поужинать. Здесь он не опасался ночных визитеров и, поставив будильник на своих наручных часах на пять утра, завалился спать, решив, что бандиты в любом случае будут вынуждены остановиться на ночь, несмотря на свои дружеские отношения с песчаниками.

Они будут заботиться о здоровье и отдыхе Линды, будут сдувать с нее пылинки и кормить с ложечки до тех пор, пока девушка не приведет их к заветному камню.

Все же перед ужином Ротанов на всякий случай проверил местность вокруг дома и не нашел никаких посторонних следов.

Он так устал за этот двухдневный переход по жаре, что долго не мог уснуть. Дом тоже внес в его бессонницу свою лепту. В любом нормальном человеческом доме вещи как бы оживают ночью. Вздыхают и скрипят половицы, что-то шуршит на крыше, иногда сверчок заводит свои трели, или, на худой конец, с улицы доносится звонкое стрекотание ночных насекомых. Но этот дом изначально был мертв, и его окружал такой же мертвый мир.

Неестественная тишина давила на Ротанова, мешая заснуть.

Несколько раз он прокручивал в голове план завтрашней засады и предстоящей схватки с уцелевшими бандитами. Он не знал, сколько их будет, и не хотел об этом думать, чтобы не расслабляться.

В конце концов, в голову ему пришла одна любопытная идея. Чтобы ее проверить, пришлось покинуть постель, подняться на антресоли и включить компьютер.

Теперь оставалось только набрать на его клавиатуре: «Рон Палмес», что он и сделал. Дисплей засветился, и, к его удивлению, на нем появилось довольно заспанное лицо Палмеса.

— Какого черта тебе нужно, Ротанов? Уже два часа ночи!

— Я был уверен, что ты никогда не спишь!

— Вот еще! Что я стал бы, по-твоему, делать в течение суток, если бы половину времени не отводил на сон? Ну так что тебе нужно?

— Информация. Всего лишь информация — тот самый продукт, который ты так старательно собираешь и которым иногда неохотно делишься.

— Не со всеми и не всякой информацией. Короче, ты скажешь наконец, что тебе нужно?

— Сколько человек в отряде Барсика, вернее, сколько из них пожалуют завтра к месту моей засады?

— Их осталось не так уж много после ночной схватки с вами. Барсик придает этому походу особое значение, так что он возьмет с собой только своих ближайших помощников Думаю, их будет человек пять.

— Думаешь? Ты что, не знаешь точно?

— Я никогда не забиваю память информацией, не имеющей для меня никакого значения Иначе мне пришлось бы увеличить размеры памяти до совершенно неприемлемых объемов.

Получив эти обнадеживающие, хотя и не слишком достоверные сведения, Ротанов заставил себя вернуться в постель, расслабиться и проделать систему специальных упражнений, чтобы вызвать долгожданный сон — завтра ему понадобятся все силы.

Но это не помогло, и пришлось обратиться к медикаментозным средствам, которые он так не любил. После двух таблеток «Снодела» он уснул сразу, словно провалился в черную яму, и спал без сновидений до тех пор, пока будильник в его наручных часах, безуспешно протрезвонив целых пять минут, не перешел к более активным действиям и больно уколол его в руку.

Бывали моменты, когда Ротанов жаловался сам себе на добровольно выбранную жизненную тропу и начинал проклинать свое ослиное упрямство.

Сейчас был один из таких моментов. Выключив проклятый будильник, продолжавший настойчиво щипать его за руку, он отправился на кухню и, не торопясь, начал готовить кофе, словно собирался на прогулку, а не на схватку с оравой бандитов, из которой мог не вернуться.

Лишь после того как с завтраком было покончено, он придирчиво осмотрел свое оружие — бластер и иглопистолет. И тот и другой после похода через пустыню требовали основательной чистки, но с этим можно было и повременить — спусковые механизмы в обоих устройствах работали вполне удовлетворительно.

Не зная, сколько времени продлится его засада, он захватил с собой объемистую флягу чистой воды и несколько бутербродов. Больше не нашлось никаких дел, способных по уважительной причине отсрочить время его выхода.

Солнце уже появилось над линией горизонта, хотя висело еще совсем низко, и его зеленоватый диск двоился от миражей, намечавшихся далеко на востоке, где песок успел уже основательно прогреться.

Нисколько не заботясь о замках, водопроводных кранах и тому подобной ерунде, Ротанов отправился к своему тайнику в полной уверенности, что этот дом вполне сумеет позаботиться о себе самостоятельно.

Подойдя к знакомой скале с рассеченной вершиной, он какое-то время стоял неподвижно, выбирая подходящее место для засады.

С первого взгляда лучше всего для этого подошла бы вершина утеса. Скала, хоть и не слишком высокая, позволяла видеть окружающую местность на несколько километров вокруг. И, если бы он мог расстрелять своих противников из бластера на предельной дистанции, лучшей позиции трудно было бы желать.

Но в том-то и дело, что из-за Линды он не мог себе этого позволить. Бластерные заряды не отличают своих от чужих и поражают все цели в радиусе нескольких метров. А поскольку он будет иметь возможность использовать только пистолет, то после первого же выстрела все преимущества его позиции сведутся на нет.

Для прицельной стрельбы ему придется подпустить противника слишком близко, и, как только начнется бой, бандиты рассредоточатся, спрячутся в Расщелинах скалы, окружив его со всех сторон. Он же окажется привязанным к вершине и не сможет в случае необходимости сменить позицию.

После некоторого раздумья он, в конце концов, решил устроить засаду у самого подножия утеса, здесь местность была слегка приподнята, что обеспечивало достаточный обзор. Спину ему прикрывал утес, с этой стороны совершенно отвесный, а ближайшее пространство вокруг, метров на десять, было завалено обломками скал, которые давали хорошее укрытие.

Но самое главное — здесь он без всякого труда мог сменить позицию, отползти вправо или влево, в зависимости от того, как будет складываться обстановка боя.

Теперь следовало обеспечить выход его противников в выгодную ему точку на открытой местности. Организовать это было, как ни странно, проще всего.

Он хорошо знал цель предпринятого бандитами похода. Оставить приманку в нужном месте — и ловушка захлопнется.

Пройдя по азимуту до своего схрона, он откопал свинцовый футляр, открыл его и с минуту изучал светящуюся поверхность жемчужины.

Вообще-то он просто хотел убедиться, что с камнем ничего не случилось, пока «кровавый жемчуг» лежал здесь, без всякой охраны, но получилось иначе. Камень притягивал его, поверхность жемчужины от игры световых волн казалась прозрачной, и что-то определенно скрывалось в ее глубине.

Что-то такое, что влекло его, вызывая желание потрогать камень, приблизить его к себе… К счастью, Ротанов хорошо помнил, насколько это опасно, и потому захлопнул футляр, нисколько не сомневаясь, что Линда почувствует камень даже сквозь свинцовую оболочку и в любом случае выведет на него бандитов…

Слегка прикопав тяжелую коробку посреди выбранного для обстрела открытого пространства, он отошел в подготовленное укрытие у подножия скалы.

Теперь оставалось только проверить последний раз оружие, устроиться поудобней и ждать.

Ждать всегда трудно, особенно когда приходится соблюдать неподвижность. Он не мог себе позволить размяться, потому что Барсик, скорее всего, вышлет вперед разведчика, как только увидит скалу. Оказаться на открытом месте под прицельным огнем Ротанову совсем не улыбалось.

Вскоре захотелось пить, да и поесть бы совсем не помешало. Ну это-то он мог себе позволить.

Инспектор прикончил захваченные с собой бутерброды, запил их водой из фляги и продолжил свое затянувшееся ожидание.

Часам к двум после полудня, когда Ротанову уже начало казаться, что он ошибся в своих расчетах и до наступления темноты бандиты не появятся, он услышал шум в барханах.

Там словно топталось в песке целое стадо баранов и при этом довольно громко дышало… В застоявшемся нагретом воздухе, на открытом пространстве, звуки разносятся далеко, и вскоре он понял, что это не бараны…

Бандиты шли открыто, совершенно не таясь, и Ротанов не сразу сообразил — глупость это или беспечность?

Похоже, понадеявшись на свое численное превосходство и на устрашающую поддержку песчаников, которая, впрочем, при свете дня теряла свое значение, они не ждали, что он осмелится устроить на них засаду.

Впереди шла группа из пяти человек, что в точности совпадало с информацией, полученной от Палмеса, но вот дальше, метрах в пятистах, отчетливо просматривалась вся уцелевшая после ночного боя банда. Человек двадцать, не меньше… Многовато на одного… О том, что будет еще и вторая группа, Палмес, разумеется, умолчал. Интересно почему? А впрочем, какое это теперь имеет значение? Ротанов все равно не изменил бы своего намерения выручить Линду, чего бы это ему ни стоило…

Самое неприятное заключалось в том, что он не мог вести огонь по передовой группе даже из пистолета… Они шли очень плотно, и в середине светлым пятном выделялась фигура девушки… Реактивные иглы на такой дистанции имеют значительный разброс. Придется подпустить их предельно близко, после чего времени у него останется совсем немного.

В бинокль он отчетливо видел, как сильно измучена Линда. Она шла, ни на что не обращая внимания, с трудом переставляя ноги. Платье на ней было порвано, на лице виднелись кровоподтеки… Наверно, эти негодяи не сразу поняли, что силой они от нее ничего не добьются.

По мере приближения бандитов Ротанов все отчетливее понимал, что выбрал далеко не самую лучшую позицию. После первого же его выстрела они залягут и начнут расстреливать его в упор. Для того чтобы вести прицельный огонь из игольника и случайно не зацепить Линду, ему придется подпустить их слишком близко, и этого, в своих первоначальных расчетах, он не учел… Но менять сейчас что-нибудь было уже поздно.

В центре группы, поддерживая Линду за локоть, шел сам Барсик. Ротанов узнал его сразу по описаниям Гранта. В бинокль он мог рассмотреть во всех подробностях его невысокую широкоплечую фигуру, напоминавшую ссутулившегося орангутанга. Лицо, со сросшимися бровями, на котором горели два бешеных глаза, тоже было отчетливо видно сквозь просветленную оптику. Есть такой тип людей, на физиономии которых отпечатываются все их тайные страсти.

На лице Барсика без труда можно было прочесть жестокость и презрение к чужой жизни. Такие, как О н, обладают сильной волей и, находясь в нормальных общественных условиях, успешно подавляют свои желания, не позволяя им вырваться наружу, но, как только предоставляется подходящий случай, они становятся бандитами или серийными убийцами.

Пока расстояние позволяло Ротанову присмотреться к бандитам, основное внимание он уделил их вооружению.

За поясом Барсика виднелся большой нож, похожий на мачете, кроме него, в руках у главаря банды находилось автоматическое пороховое ружье, способное очень быстро перезаряжаться и даже вести огонь короткими очередями. Рядом с ножом за пояс засунут пистолет. На игольник не похож, скорее, как и ружье, пороховой музейный экспонат.

Примерно так же были вооружены и остальные бандиты. За время ночного боя в башне он имел возможность познакомиться с их вооружением, и сейчас стало ясно, что ничего нового у них не появилось.

Их оружие лучше всего подходило для ближнего боя, и, как только он обнаружит свое местоположение, они постараются подойти как можно ближе…

Понадеявшись на это, он произвел свой первый выстрел с предельной дистанции, которая позволяла не беспокоиться за Линду, и, разумеется, промахнулся.

Бандиты немедленно залегли, однако, вопреки его ожиданиям, вперед не продвигались, а старались прижать его к земле редкими выстрелами, экономя патроны.

Вскоре он понял, что они пытаются удержать его на месте, чтобы дать возможность второй группе незаметно обойти его сзади.

В бинокль он видел, как эта дальняя группа, разделившись на две части и держась за пределами зоны поражения, стала обходить скалу…

Такой поворот событий он предусмотрел и именно поэтому занял позицию у подножия, — россыпи камней позволили ему скрытно обогнуть скалу и встретить приближавшихся противников огнем бластера.

Но, как выяснилось, особого толку от этого не было. Первыми выстрелами ему удалось вывести из строя лишь двоих бандитов, а затем они рассредоточились и продолжали приближаться уже ползком, не высовываясь из-за кустов и песчаных гребней. Неровная местность, окружавшая скалу, помогала им в этом.

Ротанову тоже приходилось экономить заряды. Аккумулятор бластера разряжался слишком быстро, и очень скоро, если бой будет продолжаться в таком же режиме, он останется без оружия. Бластер отлично подходил для поражения групповых целей, но по одиночным его огонь не слишком эффективен, особенно когда приходится экономить заряды.

Ко всему прочему, Ротанов не мог надолго оставить без внимания первую группу, оказавшуюся теперь у него за спиной. До нее оставалось всего метров пятьдесят, когда он вынужденно сменил позицию.

Теперь ему пришлось ползти обратно под не прекращавшимся ни на минуту огнем, который, по мере того как его противники подходили ближе, становился все опаснее…

ГЛАВА 33

Ротанову не удалось обогнуть скалу. Барсик со своими подручными его опередил, прежняя позиция оказалась захваченной, и, когда он, прижимаясь к земле, преодолевал последние метры, отделявшие его от укрытия в камнях, сверху на него неожиданно прыгнули два человека.

Схватка была короткой. Инспектора прижали к земле, завели руки назад и связали, прежде чем он успел оказать серьезное сопротивление напавшим на него бандитам.

Он попытался вывернуться и провести захват ногами, знакомый ему, увы, лишь по теоретической литературе. Но в результате лишь получил сокрушительный удар по голове пудовым кулаком сидевшего на нем бандита и на какое-то время отключился.

Когда он вновь пришел в себя и с трудом приподнял голову, на спине у него все еще сидел тот же бандит, который вполне мог бы участвовать в национальной японской борьбе, — так он был толст и тяжел.

Ротанову не удавалось даже вздохнуть. О том, чтобы вырваться, не могло быть и речи. За время его короткого обморока обстановка вокруг несколько изменилась. Скрывавшиеся за скалой бандиты собрались вокруг своего пленника.

Прямо перед ним стоял сам Барсик и внимательно изучал свинцовый футляр с откинутой крышкой, хорошо знакомый инспектору.

Время от времени Барсик отрывал взгляд от созерцания захваченной драгоценности, за которой охотился так долго, и переводил его на плененного.

— Ума не приложу, что мне теперь с вами делать…

— Давай я его прирежу! — предложил бандит, сидевший на спине у Ротанова. В ответ на эту реплику Барсик недовольно поморщился.

— Помолчи, Джар, ты мешаешь мне думать! Здесь только я решаю, кого и когда следует резать. Но в данном случае я, пожалуй, с тобой соглашусь. Живой инспектор нам совсем ни к чему.

Сидевший на Ротанове бандит с довольной ухмылкой занес кинжал над его головой и приподнялся, чтобы нанести удар в полную силу. Возможно, именно это движение и явилось причиной его гибели, потому что в этот момент события приняли совершенно неожиданный для всех участников стремительный оборот.

Стоявшая метрах в десяти от Барсика Линда вдруг с невероятной силой отшвырнула от себя двух державших ее за руки бандитов, и, прежде чем кто-нибудь успел понять, что происходит, молодая женщина двумя прыжками преодолела расстояние, отделявшее ее от заветной жемчужины.

Барсик, обладавший отменной реакцией, успел перехватить ее руку, протянувшуюся к коробке, но это ничего не изменило.

Близость жемчуга наделила Линду невероятной силой. Без всякого видимого усилия она отбросила в сторону руку Барсика, схватила жемчужину и прижала ее к себе.

В ту же секунду узкая ослепительная полоса света опоясала ее фигуру на высоте прижатых к груди рук, сжимавших жемчуг.

Через мгновение полоса превратилась в стремительно расширявшийся тонкий световой круг, который рванулся от девушки во все стороны.

Огненный сполох пронесся над лежавшим на земле Ротановым, не причинив ему вреда. Зато голова сидевшего на нем бандита была рассечена надвое, и струя горячей липкой крови хлынула на грудь Ро-танову. Лишь через несколько мгновений он понял, какая чудовищная сила была высвобождена из камня.

Все стоявшие вокруг бандиты, вместе со своим предводителем скошенные узким огненным кольцом, рухнули на землю.

Одна лишь Линда продолжала стоять совершенно неподвижно, словно изваяние. Кольцо света оставило ее во внутренней зоне и не причинило никакого видимого вреда.

Ротанов, извиваясь, словно червь, в конце концов сбросил с себя окровавленное тело бандита. Ему удалось даже сесть, и, прислонившись спиной к скале, он только теперь смог в полной мере оценить все последствия страшного светового удара.

Из почти трех десятков бандитов в живых не осталось ни одного. Их тела, каждое из которых распалось на две половины, валялись на земле бесформенными грудами. Запекшаяся от страшной температуры линия разреза предотвратила обильное выделение крови, и трупы казались разнятыми на части манекенами.

Только голова бандита, еще недавно собиравшегося проткнуть Ротанова ножом, почему-то продолжала кровоточить.

Если бы этот человек не приподнялся в последний момент, то остался бы невредимым. Верхняя часть его черепа, лежавшая в песке недалеко от Ротанова, была похожа на чашу, наполненную окровавленными мозгами.

Ротанов не мог отвести взгляда от этого страшного предмета. Все произошло слишком быстро. Его разум был не в состоянии принять и вместить череду событий, обрушившихся на него.

В конце концов взгляд Ротанова, обежав площадку, усеянную трупами бандитов, вернулся к предмету, вызвавшему световой катаклизм.

Линда, по-прежнему сжимавшая в руках кровавый камень, медленно опускалась на землю. Ее лицо, залитое смертельной бледностью, казалось лицом восковой куклы.

Ротанов попытался встать, освободиться от веревок и помочь ей. Но не было сил даже для этих простейших действий. Казалось, пронесшийся над головой световой смерч оглушил его.

В конце концов, опираясь спиной на скалу, он медленно поднялся на ноги и едва не вскрикнул от неожиданно резкой боли. Скала в том месте, где в нее ударило световое лезвие, все еще была слишком горяча.

Тонкая оплавленная линия разреза шла вокруг скалы настолько, насколько он мог ее видеть.

Вполне возможно, что утес был прорезан насквозь, через все сорок метров черного прочнейшего гранита… Никакой плазменный генератор не смог бы сотворить подобное.

Через пару минут Ротанову удалось освободиться от своих пут. Бандиты, связавшие его, не проявили должной старательности, будучи уверены в том, что пленник не останется в живых слишком долго и уж во всяком случае никуда не денется. Но судьба распорядилась иначе.

Те, кто хотели его смерти, валяются на песке, разъятые на части, а он все еще жив…

За то время пока он освобождался от веревок, Линда, упавшая на землю там, где она стояла со своим жемчугом, ни разу не пошевелилась… Как только ему удалось освободить от веревок ноги, он направился к ней, слишком медленно и слишком осторожно для человека, стремящегося помочь потерявшей сознание женщине.

Перед глазами инспектора все еще стояла картина смертоносного светового лезвия. Жемчуг по-прежнему находился на груди Линды, и невозможно было предсказать, как он поведет себя в следующий момент.

Не сводя глаз с опасного предмета, Ротанов осторожно прикоснулся к жилке на шее Линды и понял, что сердце молодой женщины не бьется. Она была мертва уже несколько минут, с того самого мгновения, когда рожденный ее волей огненный нож высосал из ее организма последние остатки жизненной силы. И лишь тогда, когда понимание этого коснулось сознания Ротанова, все остальное потеряло для него значение.

Было ли последнее действие Линды сознательным актом или произошло непроизвольно, в момент контакта с жемчужиной? Он никогда этого не узнает. И теперь это уже не важно.

Ротанов закрыл ей глаза и перенес тело за скалу, потому что не хотел хоронить ее среди разрезанных на части бандитов. Она так и осталась воином до самого последнего момента своей жизни… Ей не удалось найти здесь силу, за которой послал ее отец, но в этом не было ее вины. Чудовищные силы, управлявшие этой планетой, не желали считаться с человеческими желаниями. Им не было до них никакого дела.

Он подумал, что последнее пристанище Линды должно находиться на вершине скалы, чтобы она могла видеть восход и бескрайние пески, уходившие за горизонт. Она всегда любила простор и ветер.

Ему пришлось вначале подняться на вершину одному, чтобы выжечь в граните углубление, которое должно было стать могилой для Линды.

Батарею бластера можно было использовать не только в боевом режиме, однако на разрушение гранита ушел весь остававшийся в ней заряд. Могила получилась недостаточно глубокой, но песчаники не интересовались трупами, а хищники здесь не водились.

Ротанов положил бесполезное теперь оружие рядом с телом Линды. И подумал, что так и должно быть. Она всегда была воином и умела идти к намеченной цели, все сметая на своем пути.

Оставалось решить, что теперь делать с жемчугом, все еще прижатым к груди Линды сведенными в последнем смертном усилии руками девушки.

Если верить словам Палмеса, его следовало уничтожить. Но он не доверял Палмесу. Каждое слово этого существа порождало в сознании инспектора бесконечные сомнения. В бедствии, обрушившемся на колонию Аромы, Палмес сыграл не последнюю роль, и он до сих пор оставался загадкой для Ротанова. Прежде всего потому, что Ротанов не мог объяснить мотивы его поступков.

В какой-то мере Палмес нес ответственность и за гибель Линды… Ротанов не мог примириться с лежавшим на поверхности объяснением. Гибель Линды — не роковая случайность. Если человек умирает от наркотиков, то, по крайней мере, половину вины за это несут те, кто эти наркотики производят и продают…

Проклятый жемчуг стал для Линды своеобразным наркотиком, и, если исходить только из этого — его следовало уничтожить.

Но горькая правда состояла в том, что он должен отомстить за ее смерть, а враги, с которыми ему придется иметь дело, слишком могущественны. Ему необходимо против них мощное оружие.

Инспектор попытался разжать холодные кисти ее рук, но это ему не удалось. Тело Линды успело закоченеть, и в конце концов он прекратил свои безнадежные попытки. Не из-за того, что не мог найти способа разжать эти мертвые пальцы, а из-за того, что не мог лишить ее вещи, которая была для нее дороже жизни.

Оставив все как есть, Ротанов бросил последний взгляд на проклятую жемчужину, отнявшую у Линды жизнь. Сейчас поверхность камня казалась тусклой, но она по-прежнему упорно притягивала к себе его взгляд, словно все еще что-то пыталась сказать. Но этот шепот уже не мог проникнуть в его потрясенную утратой душу. Еще один друг, еще один человек, который мог бы стать для него спутником жизни, навсегда оставался в одиночестве под чужим солнцем.

Оторвав взгляд от камня, он торопливо завалил могилу Линды камнями.

Вскоре тело Линды высохнет, превратится в мумию и пролежит в таком виде многие тысячи лет…

Он попытался изгнать из памяти назойливую картину того, какой она станет через несколько месяцев, постарался представить ее такой, какой знал при жизни.

За последнее время жемчуг сильно изменил характер Линды — и она стала вызывать у него раздражение, но сейчас он не испытывал ничего, кроме пустоты и тяжести утраты. По-настоящему можно узнать, как дорог был нам человек, только расставшись с ним навсегда.

Ротанов молча постоял рядом с ее могилой несколько минут. Возможно, следовало прочитать какую-то молитву, но он не знал никаких молитв. Не то чтобы он был полным безбожником. Путешествуя по бескрайнему космосу, невольно убеждаешься в существовании некоего вселенского разума, управляющего множеством миров. Но он не верил, что этому разуму есть дело до отдельных существ, и тем более не верил в обряды и молитвы, придуманные людьми для собственного утешения.

Не оборачиваясь, медленно он пошел вниз, пытаясь решить, что теперь делать дальше со всем тем, что свалилось на него на этой планете.

Прежде всего, надо отыскать друзей. Подчинившись его указаниям, они ушли из разрушенной башни, и искать их следовало в новом поселении у подножия Рыжего хребта, вершина которого плавала в сиреневой дымке у самого горизонта. Добраться туда нелегко. У него не было транспорта, и он был один, кроме того, после гибели Линды ему не хотелось останавливаться на ночь в доме Гранта потому, что этот дом строили не люди, и потому, что его подлинным хозяином, скорее всего, был все тот же вездесущий Палмес. Которого он, возможно, без особого к тому основания, винил в гибели Линды.

Ротанов пересчитал заряды к игольнику — четыре обоймы, по шесть штук крошечных смертей в каждой. Слишком мало для длительного путешествия. С водой и продуктами тоже все обстояло не лучшим образом. Кроме постоянного НЗ, он не взял с собой ничего, рассчитывая вернуться в дом Палмеса на обратном пути, но сейчас не мог заставить себя это сделать. Крошечный компас, вмонтированный в его наручные часы, безошибочно указывал направление.

Чтобы пересечь пустыню и выйти к разрушенной башне, светлого времени у него не хватит, придется продолжить путь в темноте. Трезвая оценка ситуации изменила ему после гибели Линды. Появилось равнодушие к собственной судьбе и желание пойти навстречу опасности, провоцируя ее, заставляя проявить себя.

Однако даже следов песчаников, недавно сопровождавших бандитов, он не обнаружил. Если они и были поблизости, то найти их днем еще никому не удавалось. Они ждут в своем тайном убежище, когда наступит ночь. Вскоре ему предстояло выяснить, насколько верны эти предположения.

ГЛАВА 34

Песчаные холмы, поросшие густой растительностью, издали похожей на пеньки вырубленных земных деревьев, вскоре сменились барханами. По этому признаку Ротанов понял, что пересек километровый язык прерий, отделявший пустыню от дома Гранта (или все-таки Палмеса?) и прибрежных районов, в которых располагалась бывшая земная колония, ныне полностью разрушенная.

Он все чаще называл про себя строение, приютившее их во время предыдущего перехода, «домом Палмеса», хотя Палмес в нем определенно не жил. Если уж кто и обживал этот дом, так это Грант, написавший там свою летопись катастрофы. Но Палмес, хоть и неофициально, представлял те таинственные силы, которые управляли Аромой и создали этот дом для каких-то своих, неведомых и непонятных людям целей. Кроме того, Ротанов не сомневался, что Палмес принимал в создании дома самое непосредственное участие.

Ротанов шел с максимально возможной скоростью, но все равно солнце опускалось к горизонту быстрее, чем он рассчитывал. Не меньше восьми часов ему предстояло провести на открытой местности, в самое опасное ночное время да еще в районе, где песчаники встречались чаще всего. Но, несмотря на это, он не собирался останавливаться, а лишь еще больше увеличил скорость своего передвижения.

Немалую роль в решении продолжить поход ночью сыграла странная безразличность к собственной судьбе, которая появилась в нем после гибели Линды.

Слишком легко отнимала у людей жизни эта жестокая планета, и он еще не оправился от постигшей его утраты, чтобы противостоять ей в полную силу. Его сознание то и дело воскрешало в памяти недавние события, связанные с гибелью женщины, которая одновременно была ему и самым близким, и самым далеким человеком. Бесполезные сожаления о собственной черствости, о том, что не успел сделать для нее то, что мог бы сделать, мучили его постоянно. Из памяти постепенно исчезали ее поступки, приведшие к их фактическому разрыву, оставались только хорошие воспоминания. Так уж устроена человеческая память, она всегда очищает образы тех, кто ушел от нас навсегда.

Линда была так внимательна к нему после той пустяковой царапины на его руке, полученной во время схватки с песчаниками…

Проснувшись однажды утром, он увидел ее сидящей на краю постели и внимательно изучающей его лицо… Чего-то она ждала от него… Ждала, но так и не дождалась, возможно, всего лишь простого знака ответного внимания…

Не эта ли его душевная черствость, которую он прикрывал объяснениями занятости, важными, неотложными делами, постоянно требовавшими его присутствия, явилась главной причиной их взаимного охлаждения?

Лишь сейчас он начинал понимать, как была дорога ему эта женщина. И бесполезные теперь сожаления лишь прибавляли горечи к его и без того мрачному настроению.

Через какое-то время идти стало легче, потому что из-под ног исчезли колючие бочкообразные кусты травы, почва выровнялась, а песок в этом переходном между прерией и пустыней месте был покрыт твердой коркой, свободно выдерживавшей его вес. Зато каждый шаг сопровождался теперь предательским хрустом, казавшимся ему оглушительным. Солнце уже скрылось за горизонтом, и наступило время ночных фантомов этой планеты — слишком кровожадных, чтобы их можно было отнести к обычным хищникам.

Непроизвольно форсируя свое передвижение, он выбился из сил настолько, что вынужден был остановиться, чтобы справиться с одышкой.

К каждому из нас, в конце концов, приходит пора, когда вдруг начинаешь понимать, что молодость осталась позади, и то, что раньше казалось простой задачей, превращается в проблему.

Он невольно подумал о том, что утраты в этот период приобретают характер роковой необратимости, у человека не остается ни сил, ни времени, чтобы справиться с их последствиями.

Невозможно заменить ушедших навсегда друзей молодости. И даже, если подобные замены происходят, новые друзья никогда уже не походят на тех, кто ушел.

Происходит и еще одно, гораздо более горькое изменение. Вдруг с удивлением начинаешь замечать, что давние друзья преобразились за прошедшие годы так сильно, что уже ничем не напоминают прежних, веселых и беззаботных парней, готовых идти за тобой в огонь и воду. Обремененные семейными заботами, детьми, болезнями, житейскими проблемами, они не всегда находили время даже для традиционной встречи после возвращения кого-нибудь из них из дальнего космического похода…

Тяжело вздохнув, Ротанов присел на камень в неглубокой ложбинке между барханами. Небосклон на западе уже потерял свой багровый закатный оттенок, и небо усыпали пока еще бледные звезды, огромные, как глаза ночных хищников.

Стало прохладно, но огня в этой ночи, полной призрачных опасностей, он не мог себе позволить и почти силой заставил себя перекусить последними бутербродами из своего НЗ. Вязкий концентрат, намазанный на галеты, застревал у него в горле, а его вкус напоминал машинное масло.

Он старательно пережевывал пищу, экономно запивая ее маленькими глотками воды, когда до него долетел звук, похожий на стон. Звук заставил его прервать скромную трапезу, вскочить и прислушаться. Ротанов был уверен, что не ослышался, хотя здесь некому было стонать, — песчаники молчаливы, они не производят ни звука даже тогда, когда погибают.

Возможно, это был человек, попавший в беду, хотя голос мало походил на человеческий, да и вряд ли кто-нибудь осмелился бы в одиночку, подобно ему, бросить вызов здешней ночи.

Он заставил себя собрать вещи, подняться и идти дальше, навстречу новой, неведомой опасности. Звук донесся с той стороны, куда теперь лежал его путь. К счастью или нет, но стон больше не повторился, хотя Ротанов добросовестно прислушивался и готов был изменить направление своего движения, чтобы прийти на помощь тому, кто в ней нуждался.

Звезды, по мере того как солнце все дальше уходило за горизонт, становились ярче, их свет лился со всех сторон, постепенно наполняя пространство вокруг Ротанова голубоватым сиянием, не дающим теней.

Песок под ногами стал похож на воду, корка постепенно истончалась и наконец исчезла совсем. Ноги по щиколотку увязали в рыхлой массе, теперь каждый шаг давался с трудом. Но зато сейчас Ротанов точно знал, что углубился в пустыню на значительное расстояние. Большая часть пути осталась позади, и вскоре должна была показаться иззубренная стена разрушенной гигантской башни, похожая издали на челюсть дракона.

Равномерное движение убаюкивает, обманчивая тишина и неизменность окружающего пространства притупляют внимание, и, наверно, поэтому он пропустил момент, когда впереди, перечеркнув горизонт еще более мрачной, сгустившейся тенью, возникла стена разрушенной башни — последняя веха его ночного похода.

Но, даже увидев ее, он не сразу поверил в то, что благополучно миновал большую часть своего смертельно опасного пути. Однако главная опасность все еще ждала его впереди. В окрестностях башни всегда было много следов песчаников. Они собирались здесь целыми стадами по какой-то неведомой ему причине и бродили вокруг, не смея проникнуть за черту давно уже ставших чисто символическими стен разрушенной башни…

Его отчаянный поход мог нелепо закончиться перед самым убежищем, в когтях у этих чудовищных тварей, которые нападали не ради пищи и убивали, разрывая тела людей острыми, как клинки, полуметровыми когтями.

Инспектору хотелось выяснить, чья изощренная, злобная фантазия спроектировала, а затем и создала эти совершенные машины убийства? Какую цель преследовали их создатели? Очистить планету от людей? Но тогда почему они остановились на полпути, когда цель была уже почти достигнута? Зачем создали зоны резерваций, недоступные для песчаников, вроде этой башни?

В том, что касается башни, полной уверенности у него не было. Возможно, здесь потрудились другие, враждебные создателям песчаников силы, — и если он прав, было бы неплохо найти эти силы и выяснить, что они собой представляют.

Ротанов отчаянно нуждался в союзниках, полностью осознавая свое беспомощное положение, в котором оказался, согласившись на предложение руководства отправиться на Арому с разведывательной миссией, без соответствующей силовой поддержки. И, растеряв во время своей миссии большую часть тех, кто согласен был его поддержать. Возможно, в поселении, возникшем после катастрофы, он отыщет новых сторонников, но туда еще нужно было попасть. К колонии вел долгий трехдневный путь, и на этом пути не было никаких ночных убежищ, вроде загадочной древней башни.

Песчаников, несомненно, что-то притягивало к этому месту. Может быть, они вместе с другими творениями энергетического монстра, явившегося из глубин океана, не имеют ничего общего с хозяевами Аромы? Если эти самые хозяева, на которых так настойчиво намекал Палмес, вообще существуют где-нибудь, кроме его собственного воображения.

Но ведь кто-то в незапамятные времена разрушил это титаническое сооружение, к обломкам которого Ротанов теперь приближался. Кто-то весьма могущественный. Что, если этот «кто-то» все еще здесь? Что, если монстры, вышедшие из моря, лишь небольшая часть той странной картины расстановки сил на этой планете, которая начала складываться у него в мозгу?

Арому следовало объявить закрытой для всех кораблей, кроме специально оснащенных исследовательских экспедиций. Но его заключение еще долгие годы не достигнет правительства Федерации и, возможно, вообще не появится на свет, если он не вернется из своего ночного похода живым…

Ротанов нащупал на поясе ребристую рукоятку игольника. Оружие придало ему немного уверенности в том, что предпринятый им поход имел хоть какой-то смысл… Ему не удалось спасти Линду, зато встреча с Палмесом преподнесла обильную пищу для размышлений.

Он не верил Палмесу, что его хозяева непричастны к происходящему на планете, и, оставив в стороне бессмысленные умозаключения, не основанные на достаточном количестве фактов, сосредоточился на сиюминутной задаче — медленному и осторожному продвижению к стене башни.

Пройдя с десяток шагов, он припадал к земле и прислушивался, приложив ухо к какой-нибудь твердой поверхности. К счастью, вокруг было много выходов твердой материнской породы, лишь слегка присыпанной песком. Камни хорошо проводили звук, и Ротанов знал, что сможет услышать шаги песчаников на большом расстоянии. Их острые лапы, вонзаясь в почву, издавали характерный, достаточно громкий скрип. Его главной задачей стал теперь выбор направления, не пересекавшегося с путями их движения. Ему уже несколько раз приходилось сворачивать в сторону и надолго замирать на месте, чтобы волна шелестящих звуков, то и дело катившаяся вдоль стен башни, не накрыла его.

Когда он в очередной раз проводил свою «слуховую разведку», его ушей коснулся звук, наверняка ничего общего не имеющий с песчаниками.

Казалось, под землей кто-то глубоко и мерно дышит… Кто-то, настолько огромный, что от его дыхания едва заметно колебалась земля…

Что-то здесь было еще, кроме торчавших у всех на виду развалин, что-то скрывалось в глубине под ними, и он очень хотел узнать, что именно. Но пока ни единой догадки и не единой конструктивной мысли не родилось в его мозгу. И не было ни малейшей возможности что-то предпринять, чтобы приоткрыть завесу тайны над этой новой загадкой… Он всегда испытывал горькое разочарование, когда сталкивался с загадкой, разгадать которую не мог просто из-за отсутствия соответствующих технических средств. Будь у него сейчас самоходный бурильщик «СС20», и через пару часов он знал бы все об этом непонятном источнике звуков.

Вскоре звуки полностью смолкли, и ничем не нарушаемая тишина пустыни вновь заставила его напряженно прислушиваться, неподвижно лежа на земле.

Наконец, проведя в таком неудобном положении не меньше получаса и убедившись, что вокруг не слышно характерных звуков, издаваемых песчаниками при движении, он решительно поднялся на ноги и одним броском преодолел последнюю сотню метров, еще отделявшую его от стен башни.

Здесь Ротанов смог наконец отдышаться и отдохнуть. Он собирался провести в развалинах весь остаток ночи, а возможно, и следующие сутки.

Нельзя сказать, чтобы он был так уж сильно измотан физически, его влекла к этим развалинам загадка их происхождения и необходимость хоть немного отойти от кровавой схватки с бандитами, закончившейся так трагично… Вряд ли за сутки он узнает что-нибудь новое об этом месте, но, по крайней мере, следовало предоставить судьбе лишний шанс. Торопиться теперь ему было некуда. Его товарищи должны были уйти отсюда несколько дней назад, и нагнать их до нового поселения он все равно не сможет. Так что лишний день, который он собирался провести в развалинах, по существу ничего не менял в его положении.

Взобравшись на знакомый зубец, на котором он нес последнее дежурство, перед тем как отправиться в погоню за бандой Барсика, Ротанов внимательно осмотрел загроможденную обломками стены гигантскую внутреннюю площадку башни.

Сейчас трудно было поверить, что вся эта площадь когда-то действительно была полом титанической башни, но тем не менее это было именно так.

Внешний, поверхностный осмотр ничего не прояснил. И не было ничего, что напоминало бы здесь о присутствии людей.

Неожиданно он осознал, что это открытие ему неприятно. Несмотря на отданный Хорсту прямой приказ немедленно после его ухода следовать к новому селению колонистов, Ротанов подсознательно надеялся, что они все же дождутся его возвращения… Но этого не случилось, и теперь горечь от недавней потери близкой ему женщины смешалась с пронзительным чувством одиночества.

Он не раз думал о том, что люди — стадные животные… Особенно остро это чувствуется на чужих планетах, в такие вот ночи, когда окажешься один среди враждебных человеку развалин…

Огромные параллелепипеды, разбросанные по всему двору, сейчас напоминали могильные надгробия, от них исходила непонятная угроза, и он не мог понять ее причины.

Ротанов знал, что его тренированная психика, закаленная в многочисленных походах по чужим мирам, не станет бить тревогу без серьезного к тому повода. Что-то здесь скрывалось, в этих развалинах, — возможно, что-то общее с тем звуком, который добрался до него сквозь толщу породы, когда он еще только подходил к башне…

Неотступавшая тревога заставляла его снова и снова осматривать ночной двор. Здесь ничего не менялось, все казалось неподвижным и мертвым. Разве что редкие отблески света пробегали по черным надгробиям дальних параллелепипедов, едва различимые на их гранях… И наконец, это наблюдение пробилось к сознанию инспектора.

— Свет? Откуда здесь свет?! Он не был отражением звезд, слабый источник света находился где-то здесь, в самом центре лежавшего перед ним двора.

Чтобы разобраться в этом и убедиться, что зрение его не обманывает, пришлось спуститься со стены во внутреннее пространство башни.

Внизу масштабы окружающего сразу же изменились. Параллелепипеды казались теперь заброшенными зданиями, а промежутки между ними — запутанными улицами мертвого города. Он почти сразу потерял нужное направление, и никаких отблесков уже не было видно. Из-за дурацкой спешки он не наметил путь, ведущий к источнику света, и теперь вынужден был идти по памяти.

К счастью, зрительная память никогда не подводила его, и, прикрыв глаза, стараясь различать дорогу перед собой, не больше чем на пару метров, он Двинулся вперед, наугад выбирая направление, а когда ему показалось, что пройдено уже достаточно — взобрался на ближайший блок и сразу же, метрах в двадцати, увидел желтоватый живой огонь костра.

В узком пространстве, между стоявшими рядом блоками, сидели четыре незнакомца. И еще трое пленных, связанных сыромятными ремнями. Он узнал их сразу, несмотря на то, что их лица находились в тени нависавшего над ними каменного обломка.

Теперь он знал, почему его не встретили… Однако в представшей перед его глазами картине была одна загадка, ответ на которую он должен найти, прежде чем решить, как поступить дальше.

Каким образом эти четверо непохожих на бандитов людей смогли справиться с его друзьями?

Он еще мог предположить, что они застали врасплох Хорста и Гранта, но трудно было поверить, чтобы опытный космический десантник, каким был Зарудный, мог позволить этим четверым фермерам спеленать себя, словно какую-то куклу…

Четверо незнакомцев, расположившихся вокруг костра, походили именно на фермеров или торговцев, вот только торговать здесь было не с кем.

Возможно, эта группа шла за поживой в оставленный колонистами город и по дороге наткнулась на его друзей… Грант рассказывал, что, пренебрегая опасностью, колонисты объединяются в небольшие отряды, чтобы раздобыть в обезлюдевшем городе еще сохранившиеся там остатки консервированного продовольствия, инструменты или оружие. Все это ценилось в новой колонии на вес золота. Из таких походов многие не возвращались.

Выглядели все четверо искателей приключений довольно неважно. Обросшие щетиной, в грубой одежде, явно перекроенной из старых вещей, они казались истощенными и отчаявшимися.

Судя по запаху, доносившемуся из небольшого котелка, висевшего над костром, все, чем они располагали на ужин, состояло из стандартных концентратов, извлеченных, по-видимому, из рюкзаков его друзей. Оружие тоже оставляло желать лучшего. Ножи, самодельные самострелы, лишь у одного было пороховое ружье. Странно, что он не обнаружил у них бластера Зарудного даже при самом тщательном осмотре. Еще одна загадка?

И все же эти люди каким-то непонятным образом смогли одержать верх над опытным десантником, способным в случае необходимости без всякого оружия вывести из строя вдвое большее число людей…

Это соображение какое-то время удерживало Ротанова от немедленных действий, заставляя продолжать наблюдение из своей засады. Нет ничего хуже, чем начинать схватку в неясных обстоятельствах. Четверо колонистов спокойно сидели вокруг открыто разведенного костра, не выставив даже охраны… Что-то здесь было не так.

Чтобы проверить мелькнувшую догадку, он вынужден был перейти к активным действиям и, не высовываясь из-за угла блока, дружелюбно произнес:

— Приветствую вас, любезные путники! Не разрешите ли присоединиться к вашему огоньку?

Наверно, ничего глупее и неожиданнее этой фразы не звучало здесь со времен катастрофы.

Все четверо мгновенно вскочили на ноги, и ствол ружья безошибочно повернулся в ту сторону, откуда раздался голос Ротанова.

— Кто ты, черт возьми? Выходи на свет, чтобы мы могли тебя рассмотреть!

— Я инспектор Ротанов.

— Инспектор? Какой еще инспектор?! Выходи на свет и держи руки так, чтобы мы их видели!

Он безоговорочно выполнил их требование, усмехнувшись украдкой. Если бы он хотел причинить им вред, он сделал бы это, незаметно подкравшись в темноте, без всяких разговоров.

Эта четверка не была знакома с элементарными правилами безопасности, и, кажется, он начинал понимать, почему Зарудный позволил себя связать.

ГЛАВА 35

Ствол ружья был направлен прямо в лицо Ротанову. Его отделяло от стрелка несколько метров — слишком мало для того, чтобы можно было надеяться на промах, и слишком много, чтобы пытаться выбить у него оружие.

Остальные трое из этой пестрой компании не двинулись со своих мест, заинтересованно глядя на развернувшееся на их глазах представление. Это лишний раз подтвердило вывод Ротанова о том, что люди, пленившие его товарищей, не знакомы с элементарными правилами рукопашной и не относятся серьезно к его неожиданному для них визиту. Это было ему на руку и позволяло отвлечь внимание на себя.

Связанный Зарудный, находившийся позади всех остальных участников этой сцены, сделал непонятное движение, словно пытался нырнуть.

— Медленно достаньте пистолет и бросьте его мне! — произнес владелец ружья суровым и в то же время не слишком уверенным тоном. Похоже, его тоже одолевали сомнения относительно столь легкого пленения этих хорошо вооруженных незнакомцев, в особенности ему не нравился Ротанов, что называется, добровольно отдавшийся им в руки.

— Насмотрелись шпионских фильмов! — недовольно пробурчал Ротанов, но и это требование выполнил, угловым зрением продолжая наблюдать за странными телодвижениями Зарудного и предоставляя ему дополнительное время для того, чтобы закончить задуманное.

Подхватив оружие, человек с ружьем, очевидно, главный среди этой четверки, выкрикнул свое следующее требование сорвавшимся от волнения голосом:

— Руки за голову и два шага вперед!

Люди, не уверенные в себе, вдвойне опасны, и с этой нелепой ситуацией необходимо было покончить как можно быстрее.

Ротанов медленно, словно нехотя, завел руки за голову, проделал положенные два шага, но не остановился и, неожиданно сменив темп движения, продолжил его в сторону своего противника, державшего ружье. Он видел, что Зарудный, растянувший свои путы, успел выскользнуть из них и оказался за спиной у троих по-прежнему безмятежно сидевших у костра искателей приключений.

Для того чтобы синхронизировать свои действия, ни Ротанову, ни Зарудному не понадобилось ни одного лишнего слова.

Ружье, выбитое из рук незадачливого охотника ударом Ротанова, отлетело далеко в сторону, а трое остальных, так и не успев подняться на ноги и понять, что, собственно, происходит, неожиданно распластались на земле, уткнувшись лицами в сухой песок, и теперь уже Зарудный неторопливо, словно играя, связывал им за спиной руки обрывками своих собственных пут.

За несколько коротких секунд роли переменились.

— Зачем ты позволил им вас связать? — спросил Ротанов, развязывая ремни на Гранте и Хорсте.

— Они тут что-то искали. Мне захотелось выяснить, что именно. Я подумал, что получить нужную информацию можно быстрее, если позволить им взять нас в плен. И не ошибся. Не успев нас связать, они начали болтать о своих планах.

— Так что же они искали?

— Врата рая, — проворчал Хорст, разминая затекшие руки. — И ради этой чепухи ваш десантник позволил этим придуркам связать нас!

— Врата рая — вовсе не чепуха, — вступил в разговор Грант. — Они действительно существуют и находятся где-то в этих развалинах.

— Что они собой представляют, эти ваши «врата»?

— Толком никто этого не знает, но раз в месяц, когда луны этого мира оказываются на одной линии с солнцем, здесь происходит что-то странное… Сегодня как раз такой день, и каждый раз, во время лунного противостояния, десятки людей отправлялись в пустыню за поисками своего счастья. Они проделывали это задолго до катастрофы, но обратно возвращались лишь немногие, которым посчастливилось заблудиться в пустыне. Те же, кто добирались до развалин в ночь лунного противостояния, не возвращались уже никогда. Возможно, нам повезет, и мы сами сможем убедиться в том, сколько истины в этой легенде.

— Ничего себе везение! — возмутился Зарудный. — И за столько времени вы не смогли выяснить, что здесь происходит, а теперь кормите нас какими-то дурацкими легендами!

— Это не легенды! — внес свою лепту в разгоравшийся спор предводитель неудачливых искателей приключений, на руках которого Ротанов как раз затягивал последний узел. — Врата существуют! Петрас нашел их, сумел войти и сумел вернуться! И перестаньте затягивать на мне эти веревки! Я не собираюсь никуда бежать! Что вам вообще от нас надо? Кто вы такие?

— Но я же вам говорил, я инспектор внеземных поселений, — пояснил Ротанов, продолжая деловито затягивать узел. — Вы сами-то кто такие?

— Мы поселенцы! Те самые, что ждали от вас помощи после катастрофы, но так и не дождались ее!

— На Земле ничего не знали о постигшей вас катастрофе.

Давно не бритая физиономия предводителя, украшенная рыжими растрепанными бакенбардами и такими же усами, выражала недоверие и неприкрытый гнев.

— Тогда почему вы здесь? И где ваши корабли, где десантники?

— С одним вы уже познакомились, остальные прибудут позже. Но для того, чтобы получить реальную помощь, необходимо связаться с Землей и доставить туда информацию о том, что произошло на вашей планете. Надеюсь, вы мне в этом поможете.

— Сейчас разбегусь! Ты бы еще на горло веревку мне накинул!

Ротанов усмехнулся и неожиданно для остальных, одним движением ножа разрезал на предводителе путы, которые незадолго до этого так старательно затягивал.

— Ты первым начал играть с веревками, упражнялся на моих спутниках, так что нечего обижаться. А теперь давай рассказывай все, что знаешь об этом «рае» и о том человеке, который оттуда вернулся.

Рыжий нехорошо усмехнулся, расправил затекшие плечи и процедил, не глядя в лицо Ротанову:

— С чего это я должен тебе что-то рассказывать? Ты мне кум или брат? Кто ты вообще такой? Говоришь, инспектор, а документы у тебя есть?

— Документы у меня есть, но тебе они не нужны.

— Это еще почему?

— Потому что ты мне и так все расскажешь. — Ротанов придвинулся поближе и поймал убегающий взгляд предводителя. — Хочешь знать почему?

— Изобьешь, что ли?

— Это не мои методы. Ты хочешь вернуться отсюда домой?

— Ну?

— Тогда давай рассказывай. Сам говорил, никто еще отсюда не возвращался, и мы не вернемся, если останемся каждый сам по себе. Тот, что вернулся, как там его… Петрас, он что, один ходил?

— Да нет, их команда была. Лучшая наша команда охотников.

— Ну вот видишь!

— А чего тут видеть?! — вновь взбрыкнул предводитель. — Впятером уходили, а вернулся только один!

— Где он сейчас, этот счастливчик?

— А бес его знает! Исчез, как и не было. С неделю по поселку слонялся, байки разные рассказывал, а затем исчез без следа. Должно быть, опять в свой «рай» подался.

— И ты с друзьями решил за ним последовать?

— А что нам остается делать? Земля нас бросила, проклятые песчаники загнали в резервацию, только на врата и остается надежда! Петрас говорил, они выходят в любой мир, какой ты себе пожелаешь. Куда хочешь, словом, туда и попадешь! А в резервации оставаться — одна погибель. Люди мрут от болезней, от голода, от песчаников — мрут, как мухи.

— Ну хорошо, расскажи мне историю счастливчика, которому удалось вернуться из «врат» живым, и постарайся подробно передать все, что он рассказывал об этом месте.

— Это долгая история…

— А нам спешить некуда, ночь большая, и твоих «врат» пока все равно не видно.

— Петрас был нашим лучшим охотником…

— Подожди-ка, я что-то не понимаю, на кого он тут охотился? — перебил Ротанов. — Здесь нет биосферы. Нет никаких животных, не песчаников же вы едите!

— Охотниками мы называем тех, кто охраняет поселение от песчаников.

— Опять тут какая-то неясность. Если бы песчаники на вас по-настоящему напали, то никакие охотники не смогли бы их остановить!

— Конечно, не смогли бы. Но песчаники на нас не нападали, они вообще никогда не заходят на территорию поселка. Словно его кто-то обнес невидимым забором.

Но вокруг по ночам шлялись отдельные бродячие особи и, случалось, нападали на одинокого путника или отбившуюся от дома скотину. Хотя зачем они это делали, я не понимаю, жрать-то они никого не жрали, только разрывали убитых и разбрасывали их вокруг поселка, словно напугать нас хотели. Вот на них и наловчились наши охотники ставить ловушки да западни. Одного—двух за месяц им удавалось уничтожить.

— Интересно, как это им удавалось? — недоверчиво процедил Зарудный. — Песчаника колом не убьешь!

— В этом нет ничего удивительного, — поддержал рассказчика Ротанов. — Древним охотникам удавалось завалить даже мамонта, если тот попадал в заранее подготовленную яму с кольями. Песчаники, как мне кажется, не обладают собственным разумом, они лишь выполняют команды, полученные извне. Но продолжай свой рассказ! — вновь обратился Ротанов к Игнатию, так звали рыжего предводителя.

Постепенно между всеми участниками этого необычного ночного «сидения» устанавливалось взаимопонимание. Зарудный развязал остальных пленных, и все уселись вокруг костра, внимательно слушая рассказ Игнатия. Тот, кто слушал эту историю впервые, старался не пропустить ни слова, остальные же иногда поправляли рассказчика, если, по их мнению, он что-то забывал или искажал события.

Через несколько месяцев после исхода и катастрофы, когда боль от утраты близких и чудовищная трагедия, происшедшая в городе, стали постепенно забываться, по поселку поползли слухи о том, что в развалинах древней башни существует тайный проход или врата и тот, кто сумеет в них пройти, сможет исполнить любое свое желание… Эта легенда существовала и раньше, до катастрофы, но сейчас отчаявшиеся люди хватались за нее, как за последнюю соломинку.

Кто распространял эти слухи, так и осталось невыясненным. Да это, в свете дальнейших событий, не так уж и важно. Петрас решил убедиться в том, сколько правды содержится в этих рассказах, и, дождавшись противостояния трех лун, собрал своих верных товарищей охотников на большой совет, на котором и убедил их отправиться к развалинам в ту ночь.

Они ушли — и не вернулись. Только через шесть недель на окраине поселка неожиданно появился сам Петрас, оборванный, грязный и, как показалось большинству из тех, кто его знал, потерявший свой прежний облик…

— Об этом, пожалуйста, подробней! — прервал Ротанов рассказ Игнатия. — Что значит «потерял свой прежний облик»?

— Ну он стал на себя не похож… Не, внешне, нет, его лицо и фигура не изменилась, но вот поведение… И странные рассказы, которые жители поселка передавали из уст в уста всем, кто его знал, безошибочно указывали на то, что перед ними какой-то новый Петрас.

— Он рассказал, что именно с ним произошло в развалинах?

— Только об этом он и говорил, подбивая людей идти на поиски врат. За это старейшины, в конце концов, выгнали его из поселка. Он говорил, что за вратами лежит иная страна — для каждого своя. Страна, которая может изменяться так, как пожелает