Вызов принят (fb2)

- Вызов принят (пер. С. Е. Вишневский) (а.с. Песчаные войны-6) 783 Кб, 206с. (скачать fb2) - Чарльз Ингрид

Настройки текста:




Чарльз Ингрид Вызов принят

ПРОЛОГ

Космический корабль, отданный во власть атмосферным течениям и силе притяжения, чем-то напоминал рыбачью лодку, сплетенную из ивняка и обтянутую брезентом. Немолодой человек стоял у огромного иллюминатора и наблюдал за проплывающими мимо него облаками. Он пытался рассмотреть планету, монолитной глыбой обозначенную внизу. Облака шли слоями, но через просветы в них все-таки можно было различить опаленные континенты. Голубизна океана и светящаяся масса разреженных облаков скрывали большую часть поверхности, но полоски зеленого и коричневого все же мелькали то тут, то там. Предварительные сообщения, поступавшие с орбитальных станций, вселяли надежду: на планете еще сохранились чистая вода и трава, а также кое-какие кустарники. Были здесь и полезные ископаемые. Один дорогостоящий норцит может помочь воскресить Кэрон из небытия.

— Что же — опять — воскрешение из мертвых? Только на этот раз речь идет уже о планете… — подумал человек и улыбнулся. Усталая улыбка осветила лицо изнутри, распрямила тяжелые складки морщин, тенью румянца скользнула по обветренным щекам.

События последних лет очень состарили его, смертельной усталостью согнули когда-то крепкие плечи. На нем был рабочий шахтерский комбинезон с множеством карманов для инструментов, а поверх комбинезона — темно-голубой плащ с эмблемой уокеров. Огромный старинный крест на груди поднимался и опускался в такт его дыханию. События последних лет состарили его. Только глаза оставались все теми же — бодрыми и живыми окна в душу, сохранившую жар уверенности и убежденности.

— Джек будет этим гордиться. Он вернул планету к жизни! — громко сказал Святой Калин и оторвал взгляд от иллюминатора. Один Бог знает, каких усилий всем им стоила история с Кэроном. Но теперь работы по восстановлению планеты уже начались. Его Святейшество вздохнул и опять приник к иллюминатору.

На фоне стоящего рядом с ним бронекостюма, сверкающего в лучах солнечного света, Святой Калин выглядел почти карликом.

— Нам следовало бы захватить Джека с собой, — сказали доспехи великолепным грохочущим басом.

Этот бронекостюм не был пуст внутри, хотя ни человека, ни робота в нем обнаружить не удалось бы. Маленькая, живая, пульсирующая инопланетная плоть росла внутри бронескафандра, как цыпленок внутри своей хрупкой скорлупы. “Боуги” — так называл это существо Джек.

— Сейчас Джек очень занят. Он прилетит на Кэрон, но чуть-чуть попозже, — терпеливо сказал уокер. Он не стал углубляться в детали происходящего. Политические интриги вполне могли задержать спасение человечества, но Калин уже давно смирился с этим. А вот Боуги смирение, как видно, пока было недоступно:

— Все равно, вам надо было взять Джека с собой! — как маленький капризный ребенок, сказал металлический великан. Его кулак без особого труда мог бы смять в лепешку любого человека, но Святой Калин даже не дрогнул, когда рука Боуги легла ему на плечо. Рокочущий голос стал тише и задрожал:

— Так… — сказал Боуги, — кажется, на горизонте появились межпланетные корабли…

Датчики, встроенные в бронескафандр, были намного чувствительнее человеческих глаз. Когда Калин понял это, он чуть не задохнулся от волнения. Правая рука как-то сама собой скользнула по шее вниз и нащупала крест.

— Слава тебе, Боже мой! — синими губами прошептал Калин. — Ты надоумил меня, и я оказался прав!

Крест, крепко сжатый в кулаке, резанул ладонь.

Святой Калин совсем не был дипломатом, и если глубокую человеческую веру позволительно было бы назвать профессией, он оказался бы корифеем этого ремесла. Кажется, именно вера толкнула его и в эту опасную переделку: Его Святейшество твердо верил в то, что у человечества нет никаких прав на войну с существами, которых оно никогда не видело. К тому же, его возраст позволял ему прекрасно понимать, чего желает от тебя тот, кто переходит тебе дорогу.

Небеса разверзлись. С воем и грохотом флот атфарелов вошел в атмосферу Кэрона.

Их корабль, как утлая плетеная рыбачья лодка, раскачивался на волнах облаков, освещаемый прожектором космического фрегата.

Глава 1

Звук от соприкосновения с поверхностью планеты пробежал дрожью по всей поверхности корабля. Этот звук напоминал набатный звук колокола, возвещающего о конце путешествия и о прибытии. После нескольких недель полета в вакууме шум, тысячеголосым эхом множащийся в воздухе, казался оглушительным словом жизни.

Устройства для подачи искусственного воздуха отключались одно за другим. В ушах у Шторма зазвенело из-за резкого перепада давления, и он откинулся на мягкую спинку пассажирского кресла. Джек