Огни Бродвея (fb2)

- Огни Бродвея (а.с. Голливудские секреты -5) 780 Кб, 212с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джен Калонита

Настройки текста:




Джен Калонита

«Огни Бродвея»

(Голливудские секреты №5)


Автор: Джен Калонита

Книга: Огни Бродвея

Серия:Голливудские секреты

Номер в серии: 5

Оригинальное название: Broadway Lights (Secrets of My Hollywood Life #5) by Jen Calonita

Главы: 16

Дата выхода в оригинале: March 3rd 2010

Переводчик: Екатерина Чернецова

Редактор: Екатерина Чернецова

Обсудить книгу и нашу работу вы можете ЗДЕСЬ


Специально для группы •WORLD OF DIFFERENT BOOKS•ПЕРЕВОДЫ КНИГ•


При копировании перевода, пожалуйста, указывайте переводчиков, редакторов и ссылку на группу! Имейте совесть. Уважайте чужой труд!


Книга предназначена для частного,

НЕ КОММЕРЧЕСКОГО ознакомления!


Глава 1: Эта премьера вам понравится

- Я – Болтушка Кэти из «Inside Hollywood», вашего лучшего источника о Голливуде, и сегодня мы на премьере фильма «Милые убийцы». Великолепная девушка, способная остановить любое сердце одним лишь взглядом, брошенным с экрана, стоит возле меня. Здравствуй, Кейтлин!

- Привет, Кэти, - улыбнулась я самой широкой своей улыбкой. – Рада снова видеть тебя.

Болтушка Кэти – довольно-таки известный репортер в Голливуде, ее главная фишка это волосы, они неоново-желтые. Сейчас она стоит возле меня на красной ковровой дорожке Вествудского кинотеатра в Лос-Анджелесе, где проходит премьера фильма «Милые убийцы». Зрители, стоящие вдоль ограждения, кричат так громко, что я едва могу слышать собственные мысли, а вспышки камер ослепляют, но ощущения все равно замечательные. Я подписываю флаеры и плакаты, приветствую журналистов и даю короткие интервью. Мой агент Лейни Питерс называет это «необходимым злом» - она терпеть не может таблоиды. Сегодня они вас любят, а завтра готовы кинуть под автобус из-за слуха, который сами же и выдумали. Все зависит от того, хватает ли им настоящих новостей в данный момент.

Кэти поднесла блестящий микрофон к моим губам.

- И я тоже рада тебя видеть, - она улыбнулась. – Ты прекрасно выглядишь. Что на тебе надето?

-Это «Марчеза», - я отступила на шаг, давая ее оператору возможность заснять меня в полный рост и показать зрителям мое светло-розовое платье в греческом стиле. Специально для меня его немного укоротили, теперь оно не тащится по полу, а заканчивается на середине икры, а мои ступни (они же гигантские лыжи) выглядят не такими огромными, как обычно, благодаря сияющим босоножкам от Джимми Чу. Мой гример, Шелли, не стала усердствовать с макияжем, сделав его максимально естественным. Остин сказал, что я похожа на богиню с Олимпа. Господи, как я его люблю!

- Кейтлин, поговорим о деле, - Кэти положила руку мне на плечо. – Год у тебя выдался нелегкий, а ведь не прошло еще и половины его. Через пару недель закончится твой сериал, а в конце июня ты уже будешь выступать на Бродвее, а до этого ты пережила шопинг-манию и связалась с тусовщицами Лорен Кобб и Авой Хейден. Не говоря уж о нервном срыве, который привел к обмороку. Что же с тобой происходит, Кейтлин? – она испытующе уставилась на меня. Я выпрямила спину и снова улыбнулась в камеру. Годы общения с прессой хорошо научили меня держать марку в любой ситуации.

- Кэти, если бы моя жизнь была настолько драматична, обо мне можно было бы снимать фильм, - я рассмеялась (хотя на самом деле все, что Кэти только что сказала, было правдой). – Лорен и Ава – действительно веселые девушки, но мы уже давно не выходили никуда вместе, - теперь я тщательно подбирала слова. – Они любят вечеринки, а я все-таки скорее домашний человек. Обычно вечерами я путешествую в мирах разных фильмов, читаю сценарий для «Встречи разума» или иду куда-нибудь со своим молодым человеком, - кажется, мои слова не убедили репортершу, но я продолжала. – Я счастлива, пусть даже кому-то трудно в это поверить со всеми этими слухами. Да, у меня была паническая атака, мне было нелегко примириться с новостью о финале «Дел семейных», но сейчас все в порядке.

Кэти кивнула, но я сомневаюсь, что она действительно слушала мою речь после слов «молодой человек». Ее глаза так и впились в моего спутника.

- Наверное, гораздо легче пережить трудности, когда рядом такой красавчик готов подставить плечо, - с легкой улыбкой заметила она. Я обернулась к Остину Мейерсу – моему лучшему другу и самому любимому человеку на свете, чье лицо стало ярче красной дорожки. Да, что тут скрывать, Кэти права – Остин очень хорош собой. Он выше меня (что неудивительно, ведь мой рост всего 164 см), подтянутый и спортивный (тренировки по лакроссу – его жизнь), светлые волосы падают на глубокие синие глаза… Есть, от чего сойти с ума. Сегодня Остин одет в темно-синий костюм, он даже завязал галстук. Очень в стиле Роберта Паттисона.

Мы с улыбками переглянулись.

- Да, мне повезло, - сказала я Кэти и пожала ладонь Остина, которую не отпускала с начала интервью.

- И мне, - добавил Остин, чем немало меня удивил. Обычно он отмалчивается перед журналистами, потому что всегда теряется – он не привык к такому повышенному вниманию. Все-таки мы очень разные, ведь свое свободное время он проводит, делая домашнее задание по алгебре или тренируясь, а я прячусь от папарацци или даю интервью.

К нам подошла Лейни и коснулась моего плеча (точнее, вцепилась в него недавно нарощенными ногтями).

- Нам нужно быть в зале через десять минут, - она окинула Кэти испепеляющим взглядом. – Последний вопрос, Кэти.

Я изо всех сил постаралась сдержать улыбку при виде лица журналистки: она была не то что обескуражена, появление Лейни ее напугало. Мой агент – очень милая хрупкая девушка, но это лишь на первый взгляд. Поверьте, эта обладательница светлых локонов, серых глаз и миниатюрной фигуры могла бы быть ураганом пятой категории. Она сделает все возможное, чтобы защитить своих клиентов от кого или чего бы то ни было. Иначе почему, вы думаете, ее боятся во всем Голливуде?

- Прошу прощения за задержку, Кейтлин, - заговорила Кэти голосом, который сильно отличался от того, как она говорила до этого. – Итак, последний вопрос: гастроли на Бродвее будут длиться лишь восемь недель. Что ты будешь делать после этого?

Хм… Я понятия не имею.

Да, такова ужасная правда. Я, конечно, стараюсь не думать об этом, не это не так-то просто. Особенно, когда все и каждый считают своим долгом поднять эту тему. Мой агент Сет говорит, что предложения, конечно, поступают, но ничего особенно стоящего среди них нет – и от этого мне вот-вот будут сниться ночные кошмары.

- Я выбираю среди возможных вариантов, но пока что ничего не могу сказать, - с улыбкой сообщила я Кэти. – Но, поверьте, когда я определюсь с решением, вы узнаете об этом первыми, - вот. Звучит неплохо. Кэти не сможет сказать в своем репортаже, что после Бродвея я останусь безработной.

- А что ты видишь в качестве будущего проекта? – упрямо наседала она.

Ой.

- Интервью окончено. Мы опоздаем к началу фильма, - рявкнула Лейни и утащила прочь меня, а я утащила за собой Остина.

В огромном холле кинотеатра висел постер «Милых убийц» размером со стену. Очень крутая фотография, должна сказать: мы с Дрю Томасом стоим, прижавшись к разрушенной кем-то стене, и смотрим через плечи. Прежде, чем зайти в зал, мы с Остином в последний раз встали перед фотокамерами, а затем Лейни утащила нас прочь. Она не дала нам даже времени осмотреться в зале – он невероятно красив, на стены украшены мозаикой и расписаны особым образом… Но, похоже, я увижу это лишь на фотографиях. Впрочем, какая разница? Я рада уже одному тому факту, что именно здесь проходит моя премьера. В этом зале, построенном еще в 1931 году, люди впервые увидели «Сумерки» и «Человека-паука», количество мест – 1,300, представляете?

Кто-то вручил нам с Осином попкорн и содовую, и мы поспешили на места. Свет уже приглушили, так что было трудно разобрать, кто где сидит, но я и без того знала, что мама, папа, Мэтти, Лейни и Надин, моя ассистентка, будут сидеть позади нас.

- Вы чуть не пропустили начало! – шепотом возмутилась мама, не успела я сесть на свое кресло. Мне хотелось сказать ей, что это невозможно, но фильм вот-вот должен был начаться, так что я решила рассказать ей один из многих ГОЛЛИВУДСКИХ СЕКРЕТОВ чуть позже.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №1: премьеры не начинаются до тех пор, пока актеры не сядут на свои места. Неважно, десять ли это минут, потому что вы давали интервью кому-то, или два часа, потому что вы Брэд и Анджелина, и вам надо сначала уложить детей спать. Начало фильма – цифра весьма приблизительная. Чем известнее знаменитость, сыгравшая главную роль, тем меньше у вас шансов увидеть ее в зале. Но иногда актеры вообще не появляются на премьерах, о чем, разумеется, предупреждают заранее. Бывает и так, что в зал они приходят, но на сам фильм не остаются, потихоньку уходя спустя несколько минут после начала (не каждому захочется видеть свое лицо на экране в очередном кинотеатре очередного города седьмой раз за неделю).

- Фильм начинается, - прошептал папа, и мама замолчала. Временно.

Я взяла горсть попкорна и уселась поудобнее.

* * *

Два часа и семь минут пролетели незаметно, и Остин поцеловал меня в щеку, выражая восхищение (что было отлично, потому что мои родители сидят прямо за нашими спинами).

- Это. Просто. Потрясающе!

- Согласна, - выдохнула я. Включили свет, и люди стали подниматься со своих мест, смеясь и переговариваясь. Кажется, фильм им понравился.

Остин рассмеялся.

- Почему ты так удивлена?

- Ну, ты же понимаешь, - неопределенно отозвалась я, ничего толком ему не объяснив. Съемки фильма были непростой задачей, режиссер, экспрессивный Хатч Адамс, и вовсе временами бывал настоящим дьяволом (я вам этого не говорила), но конечный результат поразил всех – и меня в первую очередь.

- Кейти-Кэт, - это было прекрасно, - мама перегнулась через кресло, и я чуть не задохнулась от ее духов («Это же от Виктории Бэкхэм! Она сама мне их подарила, поэтому я хочу, чтобы она узнала свой подарок на мне, если вдруг пройдет мимо», - заверяла нас с Мэтти мама сегодня вечером, когда мы поинтересовались, зачем она вылила на себя половину флакона). – Я думаю, этот фильм откроет для тебя новые двери, - сказала она. Теперь она вытащила мобильник и стала что-то набирать одной рукой. – Надо сказать Сету, чтобы обращал внимание на блокбастеры, может, мы сможем найти для что-то получше, чем «Остаться в живых».

Как только стало известно, что финал ДС не за горами, мама начала атаковать моего второго агента, Сета, сообщениями, звонками и визитами так часто, как только могла. Она до сих пор не уверена в правильности решения насчет Бродвея, но Сет уверен, что участие во «Встрече разумов» поможет мне горы сдвинуть (это его слова, не мои). Это будет история о подростках, не такая откровенная, как «Весеннее пробуждение», но проблемы в ней все же будут подниматься серьезные – взросление, давление со стороны общества и так далее. Разительная перемена, если сравнивать с моей прежней большой ролью: Саманта в «Делах семейных». Сет уверяет, что «Встреча разумов» станет новым «Классным мюзиклом», только без песен и танцев, потому что там они не нужны.

- Дорогая, может, мы насладимся премьерой фильма? – папа попытался забрать у мамы мобильник. – Ты можешь все это сказать Сету, когда мы с ним встретимся перед отъездом.

Эти слова показались мне ударом по голове.

Я уезжаю из Лос-Анджелеса.

Из дома.

На следующей неделе.

И Остин не едет со мной.

Да, через семь дней я перееду в Нью-Йорк, а Остин останется в Лос-Анджелесе, после чего поедет в Техас, в спортивный лагерь. Знаю, Сет все правильно говорит насчет моих возможностей после Бродвея и опыта, но как же мы с Остином? Мы никогда не расставались больше, чем на две недели! Как же мы будем, когда между нами окажутся три тысячи миль?

Наверное, мне грех жаловаться. Это должно было произойти даже раньше, ведь изначально мой переезд был запланирован на апрель, а гастроли должны были начаться в мае, но затем девушка, которую я должна была заменить, сообщила, что может выступать еще два месяца – поэтому я займу ее место во время июльских и августовских представлений. Это значит, что… ЧАСЫ С ПРИНЦЕССОЙ ЛЕЕЙ!

Я поспешно вытащила из сумочки айфон (да, я перешла с наладонника на айфон) и добавила в список необходимых вещей пункт с часами. Именно так я и собираюсь – записываю все, чтобы не забыть. Прошла лишь неделя с тех пор, как новый телефон оказался у меня в руках, а в нем уже куча заметок.

Да, так о чем я? То, что я уезжаю не в апреле, а в июне, обрадовало меня несказанно – ведь я смогу провести больше времени с Остином! Хотя кое-кто был не в таком уж восторге…

- Мама, - раздался знакомый голос, - в сотый раз говорю: я точно смогу упросить кого-нибудь взять Кейтс в наш сериал.

Кто же еще это может быть, если не мой младший братишка Мэтти! Его эго уже гораздо больше его возраста (а ему пятнадцать, недавно мы праздновали его День рождения). Сегодня вечером он подписал столько автографов и пожал столько рук, сколько и представить себе не мог, и, я думаю, это только начало. После нескольких лет участия в крошечных эпизодах и рекламах Мэтти получил роль мечты – он сыграет младшего брата Велмы в перезапуске «Скуби-Ду». Его режиссером будет наш любимый Том Пуллман, снявший «Дела семейные». Съемки начнутся в конце июля, а первые серии покажут в октябре, так что им с папой придется уехать из Нью-Йорка раньше, чем всем остальным. Мне кажется, братишка надеялся покорить Нью-Йорк, будучи там, но теперь, из-за того, что время моего выступления перенесли, он страшно недоволен, ведь сможет пробыть в «Большом яблоке» не так долго, как ему бы хотелось. Но было бы, о чем жаловаться! Когда он приедет домой, его будет ждать новая работа, а некоторые журналы уже назвали нового «Скуби» сериалом, который нельзя будет пропустить. Поговаривают даже, что под руководством Тома Пуллмана «Скуби» сумеет переплюнуть даже «Баффи – истребительницу вампиров», так что сами понимаете.

- Ладно, ребята, пойдемте, - рявкнула Лейни так, что Родни, мой охранник (он терпеть не может слова «телохранитель») подскочил от неожиданности. – Машина уже ждет, - после показа мы направлялись на вечеринку. – Я не хочу, чтобы мы попали в толпу фанатов.

- Да, это было бы ужасно, - в притворном ужасе вздрогнула Надин. Я коротко рассмеялась, подавив желание расхохотаться.

Когда мы приехали к клубу, где была вечеринка в честь нашего фильма, мне подумалось, что это здание могло бы быть чьим-то особняком – высокий дом из белого кирпича выглядел очень по-голливудски, такие строения иногда мелькают на задних планах старых фильмов. Мы направились к черному входу, чтобы пройти на банкет незамеченными прессой, которая, разумеется, уже караулила нас у главного входа. Все поспешили внутрь, кроме меня и Остина.

- Итак, - тихо произнесла я, взглянув на него. Из-за двери раздавалась музыка, играющая в клубе, но я знала, что Остин меня услышит.

- Итак, - он переплел свои пальцы с моими. – Всего семь дней.

Я кивнула и заморгала, отгоняя подступившие было к глазам слезы, а затем уставилась на его серебряные запонки, чтобы отвлечься от желание расплакаться. Я подарила эти запонки ему несколько лет назад, на них изображены маленькие клюшки для лакросса.

- Семь дней.

- Я тут думал об одной поезде, - Остин вопросительно взглянул на меня, - что ты думаешь насчет…

- Кейти-Кэт! – мама выглянула из-за двери, перекрикивая музыку и диджея (а ведь у диджея есть микрофон). – Ты нам нужна!

- Пойдем внутрь, - улыбнулась я Остину.

Присев за один из столиков, я поговорила с маминой новой «подругой», которая оказалась продюсером сериала об официантке в Вегасе (фу). Затем перекинулась парой слов с режиссером «Милых убийц» Хатчем Адамсом (с бокалом вина в руке он во много раз дружелюбнее). Потом мило улыбнулась в камеру, обняв Дрю Томаса, коллегу по фильму. Пусть даже у нас не самые лучшие отношения сейчас, фотографам знать этого не обязательно (вот только зачем Дрю надел полосатый пиджак, полосатый галстук и полосатую же рубашку? Он, что, прикидывается Эдом Вествиком в роли Чака Басса? Ха, он, может, и ведет себя отвратительно временами, но вот положительных черт мистера Басса у Дрю точно нет).

Затем я пожала руки нескольким гостям, которые представляли другие студии (Сет будет счастлив), и терпеливо выслушала их надежды на возможное в скором времени сотрудничество. После чего ответила на пару вопросов журналистам из «Entertainment Weekly». Пока я машинально говорила о своей героине Карли, я нашла глазами свой столик. Остин и Лиз о чем-то переговаривались, и, как только интервью закончилось, я направилась к ним, но и на этот раз кто-то остановил меня.

- Вот и ты, Кей! – это Скай Маккензи, моя бывшая коллега из ДС и нынешняя коллега по «Милым убийцам». – Где ты пропадаешь?

- Скай! – не задумываясь, я обняла ее. Скай застыла, не двигаясь, но неважно. Мы с ней не ладили очень долгое время, но с некоторых пор сумели найти общий язык и стать если не подругами, то приятельницами. Я с удивлением поняла, что скучала по ней. – Как у тебя дела?

- Очень много дел, - неопределенно сказала она, откидывая назад прядь черных волос. Похоже, перед премьерой «Убийц» она посетила солярий – и не раз (хорошо, что не вышла оттуда оранжевой, как бывало пару раз), а серебристое платье лишь усиливало эффект от загара. – Ходила на «Les Deux» на той неделе, в Винстонский бар в четверг, встречалась с людьми из «Wagman» в пятницу – они снова хотят поработать вместе – заглянула в солярий, читала сценарий и…

Я смотрела на нее во все глаза. Обычно Скай отговаривается лишь тем, что страшно занята, но никогда не вдается в подробности. А теперешняя ее речь может говорить лишь об одном – Скай нервничает. Причем очень сильно.

- Скай, - тихо перебила я. Она осеклась, самодовольная улыбка увяла. Скай вздохнула.

- Мне скучно, - призналась она.

- Знаю, - я кивнула. Мне очень близко ее настроение, особенно сейчас, когда съемки ДС закончились. – И мне.

- Я-то думала, будет весело, - покачала головой она. – Есть время сходить в салон, прогуляться по магазинам, пойти в клуб, а в итоге что? Я скучаю по работе! Она нужна мне, я просто не могу придумать, чем забить столько времени, - она поджала пухлые губы (спасибо инъекции. Тс-с!). – Скорей бы июль, начнутся съемки. Правда, в Ванкувере.

- У тебя хотя бы есть работа, - заметила я. Ой. Я только что сказала это вслух? Почему я призналась в своем самом большом страхе человеку, с которым вроде как должна бы соперничать?

- Ох, Кей, прошу тебя, - приподняла Скай уголки губ, - только не строй из себя жертву. Ты же будешь на Бродвее! После этого тебя будут брать в фильмы с Джорджем Клуни. А мой сериал закроется через три серии, - похоже, она тоже только что озвучила свою самую страшную мысль, так округлились ее глаза от неожиданности. Я хихикнула.

- Жалкое же зрелище мы с тобой.

На это Скай широко улыбнулась.

- Не то слово. Всего-то пару месяцев без работы – и посмотри на нас!

- Прошу прощения, Скай? Кейтлин? – к нам подошел парень с камерой. – Простите, что перебиваю. Не знаю, знаком ли я вас, но я Райан Джозеф, занимаюсь съемкой небольших роликов для «Дел семейных».

- Райан! – воскликнула я. Этот парень не то что бы хорошо мне знаком, но абсолютно каждый человек, связанный с ДС – мой друг. – Как ты?

- Хорошо, - он улыбнулся с явным облегчением. – Непросто было сюда пробиться, но Том сказал, что это возможность застать вас обеих вместе. Мы думали, будет неплохо выложить на этой неделе, а последняя серия выйдет на следующей, так что…

- О чем это ты, Реймонд? – нетерпеливо оборвала его Скай.

- Райан, - поправил парень, снова начиная нервничать. Я мрачно покосилась на Скай.

- Райан, - повторила я, - ты не мог бы пояснить, пожалуйста.

- Меня послал Том Пуллман, - сказал он. – Он хотел, чтобы вы снялись в небольшом ролике для YouTube. Давайте я позвоню Тому, и он объяснит вам подробнее? – предложил он. Мы со Скай переглянулись. Для ДС – все, что угодно!

- Конечно, - согласилась я, не дожидаясь ответа Скай.

Как оказалось, Том хотел, чтобы в ролике мы предстали этакими подружками-врагинями, подкалывали друг друга и напоминали о финале «Дел семейных» (на следующей неделе – не пропустите!). Скай обновила макияж, а я быстро подошла к Остину и Лиз и объяснила им ситуацию, после чего мы снова встретились в холле клуба.

- Мы тут! – завопила Скай, когда Райан начал снимать. – Скучали без нас? – она надула огромный пузырь из жвачки и лопнула его.

- Ска-ай, - опять протянула я, - опять твоя жвачка, - затем посмотрела в камеру, - «Дела семейные» подходят к концу, и мы не хотели бы, чтобы вы пропустили что-то важное.

- Просто Кей не хочет снова загреметь в клинику, - хихикнула Скай. – Не расстраивайте ее, ребятки.

Я прищурилась.

- Да уж, тогда Скай отправится в караоке, чтобы заглушить душевную боль, - я скрестила руки на груди. – Поверьте, вы не хотели бы слышать ее пение.

- Или видеть твои слезы. В очередной раз, - немедленно вставила Скай.

- Или пытаться отличить Скай от апельсина.

Мы недовольно посмотрели друг на друга и начали хохотать.

- Некоторые вещи не меняются, - сообщила я в камеру. – Например, мы. Так что, если вы любите наши драмы…

-…смотрите «Дела семейные», - подхватила Скай. – Финал – следующее воскресенье в девять вечера. Будь с нами или будь… - она посмотрела на меня, ожидая продолжения.

- В пижаме? – предположила я. Скай закатила глаза.

- Видите, с чем приходится мириться, - она укоризненно покачала головой. Я снова рассмеялась.

- Снято, - улыбнулся Райан. – Отлично получилось, девчонки, это будет прекрасный ролик.

Он стал убирать камеру, а Скай слегка улыбнулась мне.

- Ну ладно, еще увидимся.

- Ага, - кивнула я. – Удачи с…

БУМ!

Кто-то толкнул меня, и я полетела прямо на Скай, которая в свою очередь сбила с ног официантку с подносом, полным бокалов. Мы упали на пол с таким грохотом, что диджей даже на пару мгновений выключил музыку.

- Какого черта? – Скай мгновенно вскочила на ноги и стала стряхивать капли ликера с платья. Мои волосы и наряд пострадали чуть больше, а вот бедную официантку вообще залило буквально с ног до головы. Возле меня возник Родни, он помог мне встать на ноги, и я обернулась, чтобы взглянуть на виновника катастрофы…

- Ава? Лорен? – челюсть у меня так и отвисла. – Не знала, что вы тоже приглашены, - наверное, это прозвучало довольно грубо.

Ава Хейден и Лорен Кобб, девушки, с которыми я проводила очень много времени в магазинах и клубах пару месяцев назад, стояли чуть поодаль от меня и сцены, которую устроили, и самодовольно улыбались.

- Ой, ты не удержалась на ногах? – с притворным сочувствием спросила Ава. – Прости. Мы тебя не заметили. Ну, в общем-то, как и большая часть жителей этого города.

- Так это вы меня толкнули, - прищурилась я. Да, мы больше не лучшие друзья, но между нами не было никакой грандиозной ссоры, мы просто стали общаться все меньше, меньше и меньше, пока и вовсе не перестали. Я никогда ничего плохого не говорила о них в прессе, хотя могла бы, если учесть, что они устроили на моей фотосессии для «Sure».

- Ох, твое платье, - Лорен издала приглушенный всхлип и прижала руку к груди. – Но, знаешь, так даже лучше, - она оценивающе взглянула на пятно, расползавшееся по моей юбке.

- «Марчеза» – это прошлый век, - согласилась Ава.

- Кей, почему ты позволяешь этим отбросам так с тобой разговаривать? – поинтересовалась Скай. Я отодвинула Родни в сторонку и встала между Скай и девушками.

- Не надо, - тихо попросила я ее, затем громче добавила, - мы уже не друзья, но нам вовсе необязательно быть врагами. Разве всего, что уже случилось, недостаточно?

Ава одарила меня тонкой улыбкой.

- Слишком много врагов не бывает. Мои поздравления, ты только что стала одной из них.

- Почему? Мы, что, не можем просто оставить друг друга в покое?

- Так гораздо веселее, - подмигнула Лорен. – Мы с Авой любим драмы, разве ты не знала?

- Ты хотела сказать, вы с Авой любите использовать каждый подвернувшийся шанс попасть в колонку сплетен, - уточнила Скай.

- Я разберусь с ними, - сказала я ей. Кажется, к нам стали подбираться фотографы, и все, что я сейчас скажу, будет запечатлено, а может, даже, и заснято на видео. Мне не хочется никаких проблем, но, кажется, Лорен с Авой считают иначе. – Вам пора уходить.

- Но мы не хотим, - округлила глаза Ава. – Разве можно пропустить такую вечеринку? Пусть даже она и в честь какого-то проходного фильма.

- Ах ты дрянь! – взорвалась Скай. – Это наш фильм, и ни одна бездарная стерва вроде вас не будет молоть здесь языком лишь потому, что ей завидно. Лучшее предложение в вашей жизни – «Celebrity Insaider», так что даже не мечтайте подняться на наш уровень, - все это она отчеканила, наставив длинный палец с нарощенным черным ногтем на Аву, а затем повернулась к Родни. – Выброси их отсюда.

Ого. Мне бы не помешали курсы бесстрашия от Скай.

- Ничего не выйдет, Скай, - самодовольно подняла подбородок Ава. – Нас сюда пригласили, так что иди орать на кого-нибудь другого. К тому же, ты ведь не хочешь снова перейти нам дорожку?

- Мы вас не приглашали, - встряла я, прежде чем Скай успела ответить. – Но это неважно, с приглашением вы сюда явились или без. Это наш фильм, а вам здесь не рады. Особенно, после такого, - я взглянула на официантку, которая стояла в стороне и собирала осколки бокалов.

- Девушки, вам пора, - к незваным гостьям подошел один из охранников клуба.

- Я знала, что ты слабачка, Кейтлин, но не думала, что ты всегда ведешь себя, как маленькая, - промурлыкала Ава.

- Пока-пока, - рявкнула Скай. – Уверена, вы найдете себе какую-нибудь другую вечеринку охотников за славой.

Я фыркнула от смеха, и глаза Лорен немедленно превратились в узенькие щелки.

- Вы обе пожалеете об этом, - прошипела она.

- Сильно сомневаюсь, - покачала я головой. Что они могут сделать? Я уезжаю из города на следующей неделе. Ха.

Охранник настойчиво взял девушек за локти, но они гневно вырвали руки и процокали к выходу на своих огромных шпильках. Я со смешком покачала головой. Они похожи на гигантских жирафов. Гигантских разозлившихся жирафов.

Тем временем разлитые напитки и осколки стекла были убраны с пола, музыка снова начала играть, а к нам со Скай подошла сотрудница клуба и предложила раздобыть новые платья взамен тех, что были облиты, но я отказалась. Скай помедлила, явно раздумывая, но затем поддержала меня.

- Все высохнет, здесь ведь жарко, - ободряюще заметила я.

- Ага, вот только пахнуть будем, как ликеро-водочный завод, - буркнула Скай и куда-то ушла.

- Что случилось? – встревоженно спросила Лиз. Подруга подлетела ко мне, когда я была на полпути к столику, где сидели они с Остином. – Что это все было такое?

- И кто их пригласил? – удивился Остин.

- Понятия не имею, - призналась я. – Мне вообще казалось, что мы разошлись спокойно, но, видимо, нет.

Лиз вздохнула.

- Закончились спокойные деньки.

- Похоже на то. Но меня все равно здесь скоро не будет, – напомнила я. Остин взглянул на Лиз.

- К слову о «не будет», Бёрк. Я решил, куда мы с тобой отправимся, прежде чем ты уедешь.

- Решил без меня? – возмутилась я.

- Ты была несколько… Занята, - поддразнил он.

- Это отличная идея, Кейтс, - в глазах Лиз заплясали веселые искорки. – Тебе понравится.

- Пока что это сюрприз, - сурово заявил Остин. – И не выспрашивай ничего у Надин и у Лиз, поняла?

- Замечательно, - я взяла с тарелочки мини-бургер и сунула его в рот целиком. После ссор всегда хочется есть. Пережевывая угощение, я оглядела свое платье. Кажется, мокрые пятна высыхают, разводов вроде не остается. Зато папарацци уж своего не упустили – пока мы с Остином и Лиз шли к столику, они сделали по меньшей мере штук тридцать снимков. Похоже, несмотря на то, что ДС вот-вот закончатся, я все равно буду красоваться на таблоидах. – Мне будет не хватать Лос-Анджелеса, - заметила я.

- И даже всего вот этого? – скептически приподняла брови Лиз, когда очередной фотограф защелкал затвором, как ненормальный. Я пожала плечами.

- И даже всего вот этого.

- Я тебе вот что скажу, Бёрк, - рассмеялся Остин, положив руку мне на плечо. – Ты умеешь громко уходить.

Он прав. Умею.

Среда, 27 мая

Интервью с People – пятница, 13 ч.

Попросить Надин найти больше коробок для вещей

Заклеить 4 коробки

Купить путеводитель по Нью-Йорку

Свидание с Остином – понедельник

Вылет в Нью-Йорк – вторник, 11:15

Глава 2: Самое счастливое место на свете

- Ну как, готова? – улыбнулся Остин, когда я вышла из дома. Девять утра, понедельник – это несколько рановато для свидания, но неважно. У меня чуть больше двадцати четырех часов до отлета в Нью-Йорк, и большую часть этого времени я собираюсь провести с Остином. – Кроссовки надела?

Я посмотрела на свои ноги. Да, зеленые кроссовки от «Puma». Остин предупредил, что мне надо будет надеть что-нибудь удобное, но так и не выдал секрета, куда же мы отправимся. Может, полет на парашюте? Хм, нет, мама убила бы Остина на месте за такое. О! Наверное, мы пойдем летать в аэротрубе! Мне всегда хотелось узнать, каково это. Но, если подумать, я не помню, чтобы такие трубы были где-то поблизости.

- Родни встретит вас там, ребята, - Надин появилась на пороге с очередной коробкой в руках. Вчера они с мамой долго спорили насчет того, на какие мероприятия в Нью-Йорке я должна пойти (я не дослушала, чем закончился разговор, меня сморил сон). Глядя на Надин, я улыбнулась: как же здорово, что она снова отращивает волосы. Ее рыжие пряди теперь касаются плеч, и она может закалывать их или даже заплетать маленькие косички. На самом деле, моя Надин очень красивая – высокая, стройная, с правильными чертами лица и безупречной кожей.

- Большое спасибо за помощь, Надин, - поблагодарил Остин, и я с любопытством взглянула сперва на одного, затем на другую. За что спасибо?

- Ерунда, - она пожала плечами. – Только пообещай, что не пропустишь первое выступление Кейтлин. Я вряд ли переживу бурю, если ты не появишься, - Надин подмигнула мне, и я покраснела.

- Нам уже пора, наверное. Передай маме, что я закончу собираться вечером.

Когда мы сели в машину мамы Остина и поехали по дороге, я больше не могла сдерживаться:

- Так ты мне скажешь, куда мы едем?

Остин не отводил глаз от дороги.

- Терпение, Бёрк. Тебе понравится.

Я скептически покосилась на него через зеркало. Разумеется, мне понравится. Мне нравится все, что связано с Остином! Именно поэтому я и расстроена тем, что уезжаю от него так надолго. Никаких свиданий, никаких поездок в магазин тихим воскресным утром, никаких пробежек за замороженным йогуртом – и всего этого не будет два месяца! Моя подруга Джина, что мудра не по годам, сказала бы, что, если бы я была постарше, расстояние не играло бы такой большой роли. Я могла бы прилетать к Остину в Техас на выходных, и мы все равно бы виделись.

Но я не старше. Мне всего лишь семнадцать. И, несмотря на то, что многие актрисы моего возраста могут разъезжать где угодно, моя мама точно сойдет с ума от одной лишь мысли о том, чтобы я полетела к Остину. Поэтому я лишь стараюсь оценивать ситуацию спокойнее и постоянно напоминаю себе, что смена обстановки – это часть моей жизни. Я всегда уезжаю куда-то, когда снимаюсь в фильмах. Правда… Я ни разу не уезжала так далеко с тех пор, как мы с Остином начали встречаться.

- Ты ведь приедешь сюда через три недели, - напомнил Остин, точно прочитав мои мысли. – Мы куда-нибудь пойдем только вдвоем, и ты наденешь то платье от Дианы фон Фюрнер.

- Фюрстернберг, - поправила я, впечатленная тем, что он хотя бы половину имени произнес правильно.

- Точно, - рассмеялся он. – Но смысл в том, что мы будем вместе – и это главное.

- Ты прав, - согласилась я. Сначала у меня будут лишь репетиции, а потом, в пятницу вечером, через три недели, я смогу приехать домой, чтобы прийти на выпускной к Остину и Лиз. В этом большой плюс Нью-Йорка – отправляясь домой, я даже выигрываю во времени из-за разницы часовых поясов. А вот когда вернусь, попаду прямо в лапы акклиматизации и привыкания к новому времени, но это неважно. К тому же, со мной будет Лиз, она уезжает как раз после выпускного, чтобы успеть к началу летней программы. – А потом ты приедешь ко мне на премьеру.

- Ни за что на свете не пропущу ее, - пообещал Остин. – Мама и Хейли уже в восторге, Хейли составила список магазинов, на которые хочет совершить налет. Маме придется водить ее на поводке.

Миссис Мейерс не была в Нью-Йорке много лет, а младшая сестренка Остина, Хейли, поедет туда впервые. Они обе были очень рады моему предложению посетить шоу на Бродвее.

- Но по всем своим туристическим маршрутам мама пойдет одна, - продолжал Остин. – Я хочу быть на твоих выступлениях – и точка.

Я улыбнулась и взглянула в окно. Мы только что миновали очередной пляж. Здесь, на побережье, потрясающие пляжи с лазурной водой не редкость, но почему мы проезжаем мимо всех этих романтичных мест? С другой стороны, направляйся мы на пляж, Остин посоветовал бы мне надеть купальник.

- Все еще не догадалась? – поддразнил он. – Я-то думал, ты поймешь все, как только увидишь, по какой дороге мы направляемся. Вот тебе подсказка: ты всегда хотела, чтобы мы вместе туда поехали.

Думай, Кейтлин. Думай. Куда мы едем? Куда-то, где весело и интересно, на мне удобная одежда, Родни будет там с нами, мы едем куда-то на юг… Единственное место, пришедшее мне на ум…

- ДИСНЕЙЛЭНД! – завопила я, и Остин от неожиданности ударил по тормозам. – Прости, - уже гораздо тише сказала я, когда нас тряхнуло от внезапной остановки. – Я права? Да? Мы едем туда?

- Обещаешь больше не кричать? – рассмеялся он. – Да.

Мое сердце так и рвалось наружу, но я плотно сжала губы. Диснейлэнд! Микки! Минни! Пираты Карибского моря! Дорога из «Звездного пути»! Замок Спящей красавицы!

УРААААААА!

Диснейлэнд – одно из моих самых любимых мест. Если у Диснея намечается какая-то премьера или мероприятие в парке, я первая кричу «ДА!». И, честно говоря, никому так не завидовала, как Майли Сайрус, ведь ей повезло отпраздновать там свой шестнадцатый День рождения (если бы я умела петь и мое имя ассоциировалось с каналом Дисней, может, Микки Маус устроил бы вечеринку и в мою честь тоже).

- Надин зарегистрировала нас, как членов «Клуба Дисней», - говорил тем временем Остин. – Нас встретят в Калифорнийском отеле, затем проведут персональный VIP-тур по парку. Потом у нас будет время перекусить в «Blue Bayou» - я знаю, что этот ресторанчик тебе нравится – и мы пойдем смотреть на фейерверк. Кажется, Надин пообещала, что ты сфотографируешься с Микки у замка, но это займет не больше двадцати минут.

- Не проблема. – Это же Диснейлэнд! Да я сделаю все, что угодно, за такую поездку!

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №2: всегда задавались вопросом, почему так много фотографий различных знаменитостей, то катающихся на горках, то позирующих в обнимку с Микки? Сейчас я вам на него отвечу. Дело в том, что, несмотря на все преимущества «звездной» жизни, Диснейлэнд значит очень много для большинства известных людей. Обычным людям приходится стоять в длиннющих очередях, чтобы купить билет, но, если вас зовут, скажем, Брэд, Анджелина, или, как мою подругу, Майли – то никаких проблем с очередями у вас не будет. Руководство все сделает за вас, попросив в обмен лишь немного рекламы в виде фотографий или видео. Согласитесь, это не такая большая цена за вход в рай?

- Я подумал, тебе не захочется ходить с гидом целый день, - заметил Остин, - так что Родни нас встретит через пару часов, и тогда мы будем предоставлены сами себе. Неплохо?

- Идеально, - я, кажется, все это время подпрыгивала на сиденье от восторга. Судя по дорожным знакам, Диснейлэнд уже совсем близко! Я так счастлива, что прямо-таки мурашки бегут по коже… И по правой ягодице почему-то особенно… А, это телефон, мне пришло сообщение.

СКАЙ: 911!!! 911!!! КЕЙ!!! ТЫ ГДЕ???

- Что случилось? – поинтересовался Остин, покосившись на меня. – Ты как будто привидение увидела.

- Да, вроде того, - промямлила я. Скай никогда мне раньше не писала смсок, а звонила лишь тогда, когда над нами нависала какая-то серьезная проблема. Мы больше не работаем вместе, так что мне не совсем понятно, что встревожило ее сейчас. Тем более, до такой степени.

СКАЙ: Ауууууууууу??? Ты там???

Если я не отвечу, она так и будет писать.

КЕЙТЛИН: Да, я здесь, что случилось?

СКАЙ: НАКОНЕЦ-ТО! Ты читала «Page 6»? «Hollywood Nation»? Видела «Access»?

КЕЙТЛИН: Стараюсь не читать, вредно для самооценки. А что?

СКАЙ: Ха-ха, не будь ребенком! Прочитай НЕМЕДЛЕННО! Ты представить себе не можешь, что

На экране выскочила уведомление о сообщении от Лейни, и я переключилась на него. То, что Лейни и Скай пишут мне одновременно – явно не к добру. Где-то в глубине души забрезжило смутное предчувствие…

Лорен и Ава.

Со дня премьеры никто ни слова не напечатал о нашей с ними размоловке, так что я думала, что все в порядке. Как правило, такие истории дольше недели не задерживаются в центре внимания, потому что всегда находятся новые сплетни. А вдруг?..

ЛЕЙНИ: Кейтлин, ты видела сегодня таблоиды? Там истории о твоей ссоре с Авой и Лорен. Твоя мама в ярости.

КЕЙТЛИН: Это уже устарело, им больше не о чем писать?

СКАЙ: КЕЙ, ТЫ МЕНЯ СЛУШАЕШЬ?!

ЛЕЙНИ: Видимо, нет, но это не та история с премьерой, это гораздо хуже.

КЕЙТЛИН: Но больше ничего не происходило!

ЛЕЙНИ: Возможно, но они нашли способ оказаться во всех заголовках.

СКАЙ: КЕЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

- Безумие какое-то, - покачала я головой, отводя взгляд от экрана. Я думала, мы с Лорен и Авой разошлись, пусть не совсем мирно, но все равно разошлись. Я не сразу осознала, что этим девушкам нужны публикации, причем любые, неважно, правдивы они или нет, но при чем тут я? И почему Скай сходит с ума? Я снова взяла телефон.

КЕЙТЛИН: Мне наплевать, что они говорят или делают. Это неважно. Забыли.

СКАЙ: Ты в своем уме, Кей? Я не позволю этим двум идиоткам передразнивать себя! Я не спущу им это с рук! Ты видела, как они оделись??? И как изобразили мой голос! ЭТО. НАСТОЯЩАЯ. ВОЙНА!

Оделись? Голос? Что за?..

КЕЙТЛИН: О чем ты?

ЛЕЙНИ: Кейтлин, ты видела ролик на YouTube? Ты не была бы так спокойна, если бы видела его. Мы с Сетом решили, что тебе нужно по крайней мере ответить на их выпад, но при этом не опускаться на их уровень.

- Ролик? – вслух переспросила я. – Какой еще ролик?

Скай продолжала слать сообщения, но я закрывала их одно за другим, а затем, во время передышки, набрала номер Лейни. Она взяла трубку после первого же гудка.

- Так я и знала, что ты не в курсе! Ты не читала газеты сегодня? – вместо приветствия закричала она. – В заявлении ты сделаешь вид, что тебе наплевать на подобные выходки, но в следующий раз мы прикончим их! Посмотри, что они выложили на YouTube, а потом…

- Лейни, - перебила я. – Я еду в Диснейлэнд, - Остин с тревогой взглянул на меня. – И я не буду сейчас смотреть никакие ролики, я не хочу это видеть. У меня прекрасный день с Остином, поэтому оставь меня в покое, только сначала поясни, о чем речь. Пожалуйста, - тихо добавила я, чтобы смягчить свою грубость. Лейни нетерпеливо вздохнула.

- Помнишь, вы со Скай снимались в небольшом видео для YouTube? Во время вечеринки после премьеры? Так вот, эти девицы спародировали его.

СКАЙ: КЕЙ!!!! Перезвони мне. Я не могу сидеть сложа руки. ЭТО ДУРДОМ!!!!!!

Так.

- Лейни, ни дня не проходит без того, чтобы кто-нибудь что-нибудь не сказал обо мне. Какая разница, что там за ролик?

Повисла пауза, Лейни молчала. Это очень странно, ведь она никогда не молчит. Желудок у меня сжался.

- Лейни?

- Я бы тоже не обращала внимания на видео, - сказала она, наконец, - но это переходит все границы. Они не просто спародировали вас со Скай, они буквально разорвали вас на клочки. Они добыли парики, похожие на ваши прически, Лорен сыграла тебя, она говорила о том, что у нее постоянно проблемы, и это не ее вина, а чья-то еще. У нее даже были накладные зубы, что очень глупо, ведь с твоими резцами все в порядке. А Ава была Скай, на ней был такой страшный черный парик, как у девочки из «Звонка», и она жаловалась, что на никто не обращает внимания из-за тебя. Потом они стали шутить о том, что ваши карьеры закончены, потому что закончились ДС.

О.

Понятно.

Кажется, это несколько хуже, чем мне представлялось.

- Лейни, все действительно так плохо?

Прежде, чем ответить, она помолчала.

- Кейтлин, они вытащили на свет божий все твои страхи и высмеяли их перед всем миром. И это видео уже разлетелось по сети, за сутки больше миллиона просмотров, - она вздохнула. – Это определенно не хорошо.

Я с трудом сглотнула. Видео, в котором Лорен с Авой смеются надо мной и Скай, набрало миллион просмотров. Разумеется, пресса набросилась на него, как стая голодных птиц на хлебные крошки. Можно включить ролик на телефоне прямо сейчас, но хочу ли я это видеть? Нужно ли мне себя мучить этим?

- Лейни, я перезвоню, - сказала я, наконец. – Мне надо увидеть все самой, - затем я повернулась к Остину. – Десять минут и, клянусь, ни слова больше я не скажу, - и я быстро пояснила ему, в чем дело.

- Ты точно хочешь посмотреть, что они там наснимали? – усомнился Остин. – Зачем портить себе настроение? – спросил он, повторяя мои мысли.

- Потому что, если я не узнаю, что в этом видео, этот скандал съест меня живьем, - вздохнула я, загружая ссылку. Мы с Остином уставились на экран телефона в ожидании.

И вот оно. Лорен и Ава выглядят великолепно, как и всегда (не могу не признать это, хоть мне и не нравится такая мысль), и даже громоздкие бутафорские парики придают им какую-то мультяшную очаровательность.

Лорен представилась первой. Точнее, Лорен, играющая роль меня.

- Привет, фанаты «Дел семейных»! Это Кейтлин, главная куколка из самой глупой мыльной оперы всех времен и народов! Вы знаете меня по снимкам от папарацци, а не по фильмам, но это не страшно. Страшно то, что никто не хочет брать меня в другие сериалы, и мне теперь очень скучно, - она притворно всхлипнула.

- Кто бы говорил, - буркнула я, поерзав на сиденье. Лейни права, это жестоко.

- А я Скай! – Ава отбросила пару черных прядей парика за плечо коронным движением Скай. – Меня вы тоже хорошо знаете, ведь я только и делаю, что ною по поводу популярности Кейтлин.

Я поморщилась. Это же худший кошмар Скай! Неудивительно, что она так расстроилась. Я все еще игнорировала ее сообщения, но теперь мне стало ясно, в чем дело. Тем временем Лорен с Авой гримасничали и кривлялись, рассуждая о том, как мы обе завидовали Алексис, как скандалили друг с другом, чтобы поднять рейтинги сериала, и как нас обеих не взяли в спин-офф «Дел семейных» (вот уж настоящее вранье: ни о каком спин-оффе и речи не было!).

Когда ролик закончился, я продолжала сидеть, уставившись в экран невидящим взглядом. Зачем они это сделали? Для чего? Я ведь ничего плохого о них не говорила, мы просто перестали общаться! Неужели они не могли сделать то же самое – притвориться, что мы друг друга никогда и не знали? Похоже, наша ссора на вечеринке после премьеры имела более серьезные последствия, чем мне казалось.

- Ты как? – Остин коснулся моей руки.

- Нормально, - отозвалась я. Это всего лишь глупое видео… Но сейчас глупые видео набирают сотни миллионов просмотров, YouTube стал популярнее «Беверли-хиллз 90210». Может, Лейни права, и это очень серьезная проблема? С другой стороны, завтра появится другой глупый ролик, и о шутке Лорен и Авы все забудут. Или нет?

- Что нам теперь делать? – выпалила я, едва Лейни ответила на мой звонок.

- Нужно прокомментировать ситуацию, - сказала она уверенно. – Я договорюсь с «Hollywood Nation», и ты дашь им небольшое интервью.

- Хорошо, - согласилась я, - но завтра. Сегодня я не хочу этим заниматься.

- Ладно, - уступила Лейни, - я рада хотя бы тому, что ты не споришь по этому поводу.

- Я не хочу играть в их игры, - призналась я, - но у меня нет выбора, не так ли? Сделаю заявление, но опускаться до их уровня не стану.

Лейни вздохнула.

- Все забудут об этом ролике, как только еще кто-нибудь попадет в глупую историю, но пока это не произошло, каждый будет ждать твоей реакции. Кейтлин, они пообещали снять новые видео о вас со Скай! Говорят, в следующем появится Алексис Холден. Она теперь их новая лучшая подруга.

- Да, это я слышала, - скривилась я. Такое впечатление, что стервозные девицы чуют друг друга и сбиваются в стаи. – Ладно, Лейни, мы с этим резберемся.

- Вот и договорились. Я поговорю с менеджером Скай, нужно обсудить ваши заявления для прессы.

На этом мы распрощались, и я взглянула на экран мобильника. Пора ответить на сотню сообщений, успешно мною проигнорированных.

КЕЙТЛИН: Посмотрела видео. Я тебя понимаю. Пообещала Лейни, что прокомментирую это.

СКАЙ: И все??? Я тоже сделаю заявление, но этого мало!

КЕЙТЛИН: Они того не стоят. Мы только сделаем хуже.

СКАЙ: Л. и А. – сущее зло, Кей! Я закопаю их!

КЕЙТЛИН: Они не стоят нашего времени. Они…

Тут я задумалась. Да, они сущее зло. Они даже хуже, чем зло. Перед камерами они разыгрывают милых и очаровательных девушек, но, когда вспышки прекращаются, они выпускают когти. К счастью, не они одни такие, поэтому пресса быстро о них забывает. Они яркие, но быстро блекнут, когда смешиваются с толпой. Как разноцветные леденцы!

КЕЙТЛИН: Забудь о них. Они – как «Скиттлс», сперва красивые и сладкие, а потом краситель облезает, и они тают.

СКАЙ: ХА! Круто. Во это мне понравилось. Но нам все равно надо сделать больше! Мы должны снять собственное видео, в котором…

Я даже не стала дочитывать и отключила телефон. В случае чего, со мной Остин и Родни, все желающие добраться до меня могут связаться с ними.

- Точно все хорошо? – Остин нежно погладил меня по щеке.

- Сегодня наш день, - я решительно выбралась из автомобиля (за всеми своими переговорами я и не заметила, как мы приехали). – Пойдем веселиться!

Именно так мы и поступили. Прокатившись на всех горках по два-три раза, мы пошли гулять по джунглям из «Книги джунглей», затем спустились под воду вместе с Немо, прошли дорогой Индианы Джонса, изучили каждый миллиметр «Звездного пути», а потом снова отправились на карусели. Даже на детских чашках прокатились (мне все время казалось, что только съеденное «Микки-мороженое» вот-вот полезет наружу, но этого не произошло, к счастью). В парке очень, ОЧЕНЬ много народу, несмотря на то, что сегодня понедельник, но мы увидели абсолютно все, что хотели увидеть, и побывали везде, где хотели побывать. По дороге от одного объекта к другому, я фотогафировалась с Белль, Чудовищем, Ариэль, Ститчем и Вуди. Ну, а потом мы направились в «Blue Bayou».

Только присев на свой стул, я поняла, как ужасно устала. Ноги ныли от бесконечного хождения или даже бега, и я была страшно благодарна Остину за совет надеть удобную обувь. Если бы я выбрала премиленькие розовые босоножки… Кто знает, была бы я вообще жива к этому моменту.

- Это лучший день в моей жизни, - сказала я Остину. – Спасибо, что устроил для меня такой праздник, - разумеется, я была бы не я, если бы к глаза не подступили слезы, и я не начала хлюпать носом.

- Бёрк, ну, ты чего? – Остин ласково взял меня за руку. Уже представляю заголовки, если кто-нибудь нас сфотографирует: «Кейтлин Бёрк и ее бойфренд расстались в самом счастливом месте на земле!».

- Ничего, - покачала я головой, вытирая глаза. – Я просто буду по тебе скучать. Очень сильно.

- И я буду по тебе скучать, - он сжал мою ладонь. – Очень сильно.

Я улыбнулась.

- Может, это к лучшему, - в конце концов, вспомните Уилла Тёрнера и Элизабет из «Пиратов Карибского моря» - он мог сходить с «Летучего Голландца» лишь раз в десять лет, а она ждала его. Конечно, третий фильм мне не понравился, ведь там Уилла, в общем-то, убили, но все равно. Ждать своего возлюбленного – это так романтично! – К тому же, это лишь пара месяцев.

Но что, если по прошествии этой пару месяцев Остин решит, что больше не чувствует ко мне того же, что раньше? Вдруг он решит, что…

- Мы будем звонить друг другу каждый день, - прервал его голос мои тревожные мысли. – И болтать в Скайпе. Только пообещай мне одну вещь.

- Все, что угодно! – поклялась я.

Остин улыбался, но в то же время взгляд его был серьезным.

- Я не хотел бы, чтобы в каждом таблоиде были фотографии, где ты под ручку с тем парнем.

«Тот парень» - это Дилан Костер, мой коллега по постановке. Они с Остином виделись, когда Дилан и Эмма Прайс прилетали сюда на мое прослушивание. Остин решил, что Дилану я очень понравилась, но я сничего такого не заметила.

- Тебе не о чем волноваться, - рассмеялась я. – Он мой коллега – и все.

Остин заметно повеселел.

- Это хоршо Тогда нам и впрямь не о чем беспокоиться. Это лишь пара месяцев, - напомнил он в сотый раз. – И, как мы уже говорили, это хорошая тренировка перед колледжем. Кто знает, где мы с тобой окажемся через год.

- Да, - согласилась я, водя вилкой по тарелке туда-сюда. Зачем он поднял тему колледжа? До этого еще полным-полно времени.

- Ваш десерт, - официантка поставила перед нами вазочки с крем-брюле. – Вы просили принести счет, но за все уже заплачено. Когда закончите, направляйтесь прямо по главной улице к замку, до фейерверка будет примерно пятнадцать минут.

В качестве благодарности я дала ей автограф для дочки, а Остин оставил чаевые, после чего мы накинулись на десерт, не желая пропустить фейерверк. Доев, мы с ним и Родни поспешили к замку. Когда мы встали на площадке, о которой нам говорил наш гид по парку, Родни, казалось, растворился где-то в воздухе, но я знала, что он рядом. Остин обнял меня за талию, и, подняв головы, мы заворожено наблюдали, как на темно-синем бархате неба распускаются огненные цветы фейерверка.

- Пообещай, что двадцатого августа, когда ты приедешь, мы вернемся сюда и повторим все это, - прошептал Остин мне на ухо. – Отпразднуем наше воссоединение и прекрасное лето.

Я обернулась.

- Двадцатого августа? Ты помнишь точную дату? – переспросила я, невероятно растроганная. Остин покраснел.

- Конечно. Я уже сказал сто раз и повторю столько же: я буду очень скучать по тебе, Бёрк.

- И я буду по тебе скучать, - прошептала я, поцеловав его в щеку.

- Так, значит, договорились? Свидание?

- Свидание, - подтвердила я. Остин поцеловал меня, и я ответила на поцелуй, несмотря на то, что знала: на нас смотрят. В течение дня я не раз слышала обрывки фраз «Это не та девочка из «Дел семейных»?» или «Да это же Кейтлин Бёрк!». Нас и фотографировали, и просили мой автограф – но все это не имело значения. Сегодня ничто не имело значения. Кроме Остина.

- Не на что тут смотреть, ребята, - материализовался откуда-то Родни. – Проходите, проходите.

«Да ладно тебе, Род!», хотела сказать я, но в данный момент была чересчур занята, чтобы что-либо вообще говорить.


Понедельник, 1 июня

Вылет в Нью-Йорк: завтра в 11:15


HOLLYWOOD NATION

Противостояние: СКАТ и ЛАВА*

*наши имена для команд Скай/ Кейтлин (СКАТ) и Лорен/Авы (ЛАВА)

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ С КЕЙТЛИН БЁРК И СКАЙ МАККЕНЗИ

Автор: Пенни Роузбад

Кейтлин Бёрк не перестает нас удивлять. Не так давно она была любимой принцессой папарацци, появляясь на самых горячих тусовках в компании Авы Хейден и Лорен Кобб, но затем девушки перестали выходить в свет вместе. И вот новость: принцесса папарацци возвращает свою корону на вечеринке, посвященной премьере фильма «Милые убийцы»!

По словам очевидцев, Кейтлин Бёрк и ее коллега Скай Маккензи были вне себя из-за появления Авы и Лорен на вечеринке.

- Эти девушки устроили беспорядок, оскорбляли Кейтлин и Скай, - сообщает очевидец. – Не знаю, что они говорили, но охрана вывела их после этого разговора.

Устраивать беспорядки там, где их не ждут, в общем-то, в стиле ЛАВЫ.

- Всем известно, что Кейтлин в ссоре с ними, - говорит один из организаторов вечера, - поэтому в списке приглашенных их не было. Наверное, они прошли через черный ход или заплатили кому-то.

Как бы то ни было, оскорбленные таким отношением мисс Хейден и мисс Кобб, ответили весьма изощренно: их пародийный ролик о Кейтлин и Скай уже набрал несколько миллионов просмотров на YouTube. Надев парики и сделав накладные зубы, девушки шутили над звездами сериала «Дела семейные» и их карьерами. Также они пообещали выпустить целую серию видео в том же сатирическом стиле.

- Я считаю, что это видео – не что иное, как жалкая попытка привлечь внимание, - говорит Скай Маккензи. – Оно отлично показывает, как далеко готовы зайти люди ради славы, но, если просмотры на YouTube – это то, что они могут добиться, не стоит им мешать.

Кейтлин Бёрк, в скором времени приступающая к работе над постановкой «Встреча разумов» в Нью-Йорке, прокомментировала ситуацию так:

- Снимать видео в ответ? Я не вижу в этом необходимости, но у нас свободная страна, и, раз создание таких роликов радует их, почему бы и нет. В любом случае, у меня сейчас другие планы и другие приоритеты – например, выступление на сцене.

Один из наших источников также добавляет: «Лорен и Ава цепляются к Кейтлин и Скай, потому что обе девушки знамениты, и ЛАВА могут оставаться в центре внимания за их счет».

Что же говорят виновницы скандала?

- Я рада, что людям нравится то, что мы делаем, - заявляет Ава Хейден. – Мы счастливы, когда наши фанаты счастливы.

Глава 3: Добро пожаловать в Нью-Йорк

- Это последняя? – я вытерла пот со лба и подтянула хвост повыше, убирая волосы от шеи. Мы с Мэтти распаковывали коробки с вещами, которых, похоже, тут был целый миллион. У на ушло три дня на то, чтобы выложить все привезенные вещи.

Братишка скорчил рожицу и, взяв один из моих путеводителей, стал обмахиваться им.

- Кажется, в холле еще стоит парочка.

- Да как же так? – вскричала я. – Они, что, Лиз? – я пообещала подруге, что возьму большую часть ее вещей с собой и распакую к ее приезду, но пока до ее коробок я так и не добралась, разгребая собственные вещи. Одежда, фотографии (наши с Остином, конечно, и снимки каста ДС, а еще несколько фото, сделанные нами с Лиз на каникулах), мой фотоаппарат и все, что к нему прилагается, футболка Остина (также известная как моя новая пижама), учебники по вождению (я твердо решила получить права по возвращении из Нью-Йорка), макбук, айпад… В общем, вы называете – я беру. Сейчас я думаю, что надо было подходить к сборам чуть более придирчиво.

- Нет, твои, - сообщил Мэтти из коридора. – У тебя место хоть для всего этого есть?

Я обвела глазами комнату. Она меньше, чем дома, но не такая крохотная, как я думала. Одна из стен никак не оформлена, это просто голые кирпичи, что очень круто выглядит, но больше всего мне здесь нравится окно от пола до потолка. Мы живем на десятом этаже, так что из окна видно множество крыш, пиццерия «У Джо», кинотеатр и (к счастью) бескрайнее синее небо. Оно очень напоминает Лос-Анджелесское, и, глядя на него, я чувствую себя, как дома.

Когда я раньше приезжала в Нью-Йорк, комната в отеле была маленькой, и я думала, что моя комната в этой квартире будет такой же, но родители выбрали по-настоящему замечательное место для нас. Этот дом выстроен не так давно, причем район довольно престижный, и у нас даже есть консьерж и охранник. На первом этаже находится бассейн, спортзал и прачечная. Поскольку наша домоправительница Анита осталась в Лос-Анджелесе, мама выписала нам какого-то крутого шеф-повара, который будет готовить для нас несколько раз в неделю (вершина маминых кулинарных талантов – еда на вынос). Что же до меня, то я страшно рада расположению нашего дома: отсюда до театра десять минут езды (двадцать, если с пробками), а неподалеку находится прекрасная улица Уэст-Виллидж, где много магазинов и моя любимая кондитерская.

- Кейти-Кэт, - мама быстрым шагом зашла в мою комнату, не отрывая взгляда от ежедневника, - что у тебя восемнадцатого июня? Ты могла бы пойти на прием у «Chanel», если не будешь занята.

А вот и минус нашего нового жилища: мама слишком близко. В нашем доме в Калифорнии я могу спрятаться от нее, где угодно, потому что площадь позволяет, но здесь ничего подобного провернуть не получится. Я скептически покосилась на страницу ежедневника, заполненную какими-то названиями и датами.

- Ммм… - в комнату вошел Мэтти с коробкой, я немедленно выхватила ее у него и с деловым видом начала разбирать. Все, что угодно, лишь бы избежать…

- Кейтлин, - ну вот. Не вышло. – Ты обещала, что будешь выходить в свет! Осталось всего несколько недель до того, как ты будешь скована выступлениями.

- «Скована»? – приподнял брови Мэтти. – Мам, она же не в тюрьме, а в театре, забыла?

- Да, да, - рассеянно откликнулась мама. Даже когда дома полный бардак, мама умудряется сосредоточенно размышлять о мероприятиях и интересных событий, на которые ей хочется меня пропихнуть. Как это вообще возможно? – Кейтлин, я недавно разговаривала с Нэнси Уолш, ну, ты ее знаешь, это жена Тома Уолша, магната недвижимости.

- Не то что бы знаю, - осторожно заметила я, подмигнув Мэтти, а тот зажал рот, чтобы не рассмеяться, но мама не обратила на это внимания.

- Она очень известна в Нью-Йорке, а еще Нэнси любезно помогла мне со стоящими мероприятиями, которые просто необходимо посетить. Кстати! – мама оживилась. – Я хотела тебе сказать, что меня приглашают в комитет «Дорогая ромашка»!

Мы с братом переглянулись. Что еще за «Ромашка»?

- Комитет «Дорогая ромашка», - мама покачала головой, глядя на наши непонимающие лица, - зарабатывает деньги для благоустройства территории и высадки цветов на клумбах по всему Нью-Йорку. Разве вы не замечали клумбы и цветочные композиции? Именно «Ромашка» этим и занимается.

Лично я не замечала никаких композиций, зато замечала очень много домов, буквально один на другом, а между ними изредка мелькнет одно-два деревца. А еще я заметила, что недалеко от «Старбакса» находится лавка со сладостями, и это значит, что я смогу бегать туда за фруктовыми карамельками так, чтобы мама не знала («Это же чистый сахар, Кейтлин!»).

- Да, «Дорогая ромашка» меняет этот мир к лучшему, - поддразнил маму Мэтти, взъерошивая себе волосы.

- Конечно, Кейти-Кэт не сможет присутствовать на их собраниях, - мама, кажется, даже не слышала Мэтти, - но на какое-нибудь из их мероприятий в Хэмптоне ведь можно будет попасть? – она с надеждой взглянула на меня. Я подавила желание закатить глаза.

- У меня будут репетиции и выступления, мам, - напомнила я в миллионный раз.

- Но не каждый же день! И у тебя будет выходной в понедельник, - похоже, мама так легко не сдастся. Я уставилась на автограф Кэрри Фишер (так же известной как Принцесса Лейя) в рамке. Почему мне пришло в голову, что он нужен мне в Нью-Йорке? – Мы просто выйдем пару раз в свет, скажем, на ужин или благотворительное мероприятие, - по-прежнему не успокаивалась мама. – А там, глядишь, ты и на прием «Ivory» захочешь.

- На «White Party», - поправила я.

- Нет, в этом году все самое стоящее будет именно на приеме у «Ivory», - упрямо заявила мама, проглядывая свои записи.

- А можно мне туда пойти? – встрял Мэтти.

- Ну, разумеется! С твоим расписанием все куда проще, - мама снова стала перелистывать страницы, отыскивая в ежедневнике записи про Мэтти. – Кстати, Нэнси говорила, что ее дочка очень ждет выхода вашего сериала.

- Многие так говорят, - братишка попытался напустить на себя важный и спокойный вид, но безуспешно. – Она не говорила, что она моя фанатка? – как бы между прочим уточнил он. Мама приподняла брови и отвела взгляд в сторону.

- Нет, но она говорила, что ей очень нравятся все актеры вообще. Так. Насчет приема у «Chanel»…

- Я пойду, - быстро вставила я, надеясь, что после этого мама от меня отстанет. – Оставь мне список мероприятий, и я отмечу те, что мне понравились, хорошо?

Судя по всему, это было идеальным решением, потому что мама немедленно вырвала из ежедневника лист и протянула мне. Когда она вышла, ко мне заглянула Надин.

- Ну, как успехи? – она оглядела преображенную комнату. Предыдущие жильцы явно были поклонниками минимализма – все металлическое, лаконичное, ничего лишнего. Попав сюда впервые, я почувствовала себя новой Алисой в Стране чудес, поэтому развеселила неуютную комнату несколькими мягкими игрушками, ковриком от Ральфа Лорена и множеством личных вещей.

- Какие уж тут успехи, - проворчала я, садясь на пол возле очередной коробки. – Хватит с меня, давай отправим все остальное назад.

- Неплохая мысль, - хмыкнула Надин, - но вот тут стоит коробка, на которой написано «Шкафчик для нижнего белья Кейтлин». Ты уверена, что он тебе не нужен?

Мэтти хрюкнул от смеха. Я прикусила язык.

- Забудь.

- Ладно, хватит, - Надин решительно подняла меня с пола. – Родни уже ждет нас. Отправляемся в поход по городу, а с этим можно и позже разобраться.

У Надин был составлен целый план, чтобы мы познакомились с Нью-Йорком, и это оказалось очень весело. Например, во вторник вечером мы ходили в испанский ресторанчик (точно такой же есть и у нас, в Лос-Анджелесе, что несказанно меня обрадовало). В среду мы ходили в галерею, где я разглядывала «Водные лилии» Моне добрых двадцать минут. А потом нашли чудесное местечко, где можно поживиться замороженным йогуртом. В четверг Надин привела нас в Центральный зоопарк, затем в кондитерскую, где мы попробовали «Орео» самых разных видов. А в пятницу мы поднимались на Статую свободы.

- Куда идем сегодня? – поинтересовался Мэтти. – В Американский музей национальной истории? Там у них классная экспозиция, говорят. «Путешествие к звездам», кажется.

- Мы хотели пойти туда вместе с папой завтра, - напомнила я. – Только вы с ним пойдете в планетарий, а я останусь у динозавров.

- Сегодняшняя экскурсия Кейтлин понравится, - Надин улыбнулась. – Но скажу чуть позже.

- Может, сперва поедим? – предложила я, снимая с вешалки пальто. Здесь прохладнее, чем в дома, но мне так даже больше нравится – не умираешь от жары, а солнце все равно светит. Кстати, о солнце – я теперь ношу огромные темные очки. Они закрывают половину лица, и мне хочется верить, что в них я выгляжу более загадочно.

- По дороге заскочим куда-нибудь, - согласилась Надин. – У нас забронирован столик в «Dos Caminos», но это будет вечером. А начнем мы с Эмпайр-Стейт-Билдинг, но это не главный мой сюрприз.

Я едва ли не завизжала от восторга. Увидеть Эмпайр-Стейт-Билдинг вблизи – моя самая большая мечта вот уже много лет, с тех самых пор, как я посмотрела «Неспящих в Сиэтле». Меня немного разочаровал тот факт, что на День святого Валентина здание не подсвечивают красным, как в фильме, но неважно. Я все равно хочу его увидеть.

Мы попрощались с мамой и направились к лифтам. Надин повернулась ко мне с загадочной полуулыбкой на лице и сообщила свой главный сюрприз. И вот тут-то я действительно завизжала от восторга.

- Билеты на «Злую»?! – ладно, Эмпайр-Стейт-Билдинг – не самая моя большая мечта. Самая большая – увидеть мюзикл «Злая», своими глазами, на Бродвее.

- Я связалась с продюсерами, и они любезно предоставили для тебя билеты, - пояснила Надин со смехом, когда я повисла у нее на шее. – Они были польщены тем, что ты – большая поклонница этого мюзикла. Нам даже предложили пройти за кулисы.

Мэтти «дал пять» нашему любимому консьержу, Эндрю, который всегда приветлив и вежлив с каждым, но в то же время очень внимательно следит за тем, кто входит и выходит из вверенного ему здания. Пока Эндрю не запомнил нас, мы представлялись каждый раз, когда нужно было зайти или выйти (мама была вне себя от того, что он не знал, кто мы такие).

Родни уже ждал нас на улице возле машины, заказанной мамой. Судя по кислым взглядам, которые он бросал на машину, ему явно не нравилась идея не быть за рулем самому.

- Почему мама так яростно выступает против метро? – в очередной раз начала сокрушаться я. Стоило мне об этом заикнуться, как мама привела тысячу и одну причину, по которым мне не стоит даже думать о том, чтобы спускаться под землю. Причем все эти причины выглядели ну очень уж надуманными. Надин лишь закатывала глаза, слушая мамину речь. Она-то может ездить на метро сколько угодно.

- А я до сих пор не привык к тому, что возят меня, а не я сам, - буркнул Родни.

- В Нью-Йорке разумнее обходиться без машины, - напомнила нам Надин. – Где бы ты парковался?

- Можно было бы оставлять машину в гараже.

- Да, - поспешно согласилась я, - но мне гораздо спокойнее знать, что ты рядом, а не тратишь свое время в поисках гаража.

Кажется, это смягчило Родни.

- Тоже верно, - он даже слегка улыбнулся. – Вы из города или из пригорода? – обратился он к водителю, будучи в окончательно поднявшемся настроении.

Как обычно, наше расписание, составленное Надин, забито под завязку. Я то и дело щелкаю камерой, фотографируя то виды города, то панораму с крыши Эмпайр-Стейт-Билдинг, то наш шопинг (я уговорила всех зайти в бутик «Macy`s», чтобы выбрать что-нибудь для сегодняшнего похода в театр). Из магазина я вышла с новым платьем, Мэтти – с брюками и рубашкой-поло, а Надин, хоть долго сопротивлялась, в итоге тоже поддалась искушению и купила платье от Кельвина Кляйна. А вот Родни стойко переносил все наши попытки заставить его примерить костюм от Майкла Корса.

А затем мы отправились на «Злую». Этот мюзикл… Он просто великолепен! Время пролетело незаметно, я точно сама оказалась в Стране Оз, так захватила меня история и, конечно, песни. Когда мы выходили, над выходами из зала вспыхивали слова «Вы покидаете Страну Оз». Волшебно!

Мы вышли на улицу (Родни предусмотрительно сказал водителю, чтобы тот парковался несколькими кварталами дальше, а не в центре толпы), и я снова поразилась тому, как много вокруг народу. Зал был заполнен до отказа, и теперь бок о бок с нами шли люди, только что посмотревшие «Злую». Они смеялись, обсуждали мюзикл, говорили о костюмах и актерах, цитировали запомнившиеся строчки… Я никак не могла удержаться от мыслей: а после моей премьеры будет так же? Кто-то тоже будет вспоминать, что я говорила и во что была одета?

- Кейтлин, смотри! – вдруг схватил меня за руку Мэтти Толпа уже вынесла нас на Таймс-Сквер, и сейчас мы шагали, освещенные яркими огнями всевозможных билбордов. – Это же мы!

Я подняла голову. НИЧЕГО СЕБЕ!

Наши с Мэтти билборды висели совсем рядом. Братишка стоял в окружении своих коллег по новому «Скуби-Ду», компания улыбалась, совершенно равнодушная к тому, что за их спинами грозно возвышался огромный зеленый монстр. «СКУБИ-ДУ И ЕГО ДРУЗЬЯ ОТКРОЮТ НОВЫЕ ТАЙНЫ ЭТОЙ ОСЕНЬЮ» - гласила надпись. Это и в самом деле очень крутая фотография, у меня даже мурашки по коже пробежали.

А рядом с билбордом «Скуби» была и «Встреча разумов». Весь каст, а в самом центре – я. Мы сделали эту фотографию несколько недель назад, когда я приезжала сюда, чтобы познакомиться с будущими коллегами. Тогда они все показались мне очень милыми. Конечно, трудно судить о людях, когда ты только и делаешь, что улыбаешься и позируешь, но Бен, он играет моего брата, и правда очень хороший. «Кейтлин Бёрк, «Дела семейные». С 26 июня» - вот, что было написано на плакате. Я сфотографировала билборды на фотоаппарат и на телефон, чтобы отправить снимки Лиз и Остину.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №3: не знаю, что насчет шоу на Бродвее, но для фильмов и сериалов постеры имеют очень важное значение. Причем настолько важное, что каждое слово, каждая маленькая деталь долго и пристально выбирается и рассматривается. Порядок имен актеров, слоган, шрифт и цветовая гамма – все очень важно. Иногда, чтобы привлечь больше потенциальных зрителей, студия помещает на плакат отзыв какого-нибудь критика, чье имя пишут под хвалебной цитатой мелкими буквами. Бывает и такое, что студия сознательно делает свой постер похожим на плакат для другого фильма. Например, у фильма «Женщины» плакат был подозрительно похож на «27 платьев». Правда, такой ход не всегда срабатывает, а если и срабатывает, то в обратную сторону: пресса разнесет вас в пух и прах, если заметит «случайное совпадение». Да-да, журналисты тоже понимают, что оно вовсе не случайно.

Теперь, глядя на себя на билборде Таймс-Сквер, я все никак не могла поверить, что это происходит на самом деле. Я пережила финал ДС. Я нашла новую работу. И у меня есть билборд на Таймс-Сквер в Нью-Йорке. Этого просто не может быть. Мы с Мэтти смотрим на самих себя на Таймс-Сквер! Я обняла братишку, а он даже не попытался вывернуться из моих рук, заворожено уставившись на плакат «Скуби-Ду».

- Мне нравится этот город, - пробормотал он.

Согласна.


Пятница, 5 июня

Встреча с продюсерами и кастом; репетиция – 12:00

Ужин с Лейни – след. Суббота

Попросить Надин отправить платье домой, чтобы надеть на выпускной

Отправить Остину сувениры и футболку «Встреча разумов»


TV Tome

Скай и Кейтлин держат оборону!

Воскресенье, 7 июня

Автор: Хейли Паттерсон

Скандальный ролик Авы Хейден и Лорен Кобб, в котором девушки пародируют видео Скай Маккензи и Кейтлин Бёрк, набрал огромное число просмотров, но на этом дело на закончилось. Поклонники поражены постами Скай Маккензи в ее Твиттере, MySpace и Facebook.

«Знаете, куда Аве с Лорен стоит отправить их видео? Засунуть в свои костлявые задницы! С любовью, Скай и Кейтлин» - написала Скай в Твиттере (ее агент подтверждает достоверность аккаунта). На странице Скай в MySpace недавно появился пост под названием «25 причин, по которым мы терпеть не можем Аву и Лорен». Из этого списка нам больше всего запомнились такие пункты, как:

- Леггинсы со шлепанцами. Вы, что, из восьмедисятых?

- Лавандовый блеск для губ. Он с треском вылетел из моды еще в 2008 году.

- «Скиттлс». Они, как «Скиттлс» - сперва сладкие, но затем от них тошнит.

Наш источник комментирует ситуацию так: «Девушки рассержены поступком Лорен и Авы, я не удивлюсь, если эта битва продолжится».

Не переключайтесь!


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

ВРЕМЯ/МЕСТО: наши дни/кафетерий средней школы

СЦЕНА 1

Несколько столиков стоят в ряд. На стенах плакаты-поздравления с концом учебного года, распечатки из ежегодников, большие фотографии ЛЕО и ДЖЕННИ. Несколько учеников едят за столиками, некоторые разговаривают, и мы можем слышать обрывки их фраз. ЛЕО и ДЖЕННИ сидят за столиком со своими друзьями, неподалеку от них сидят БЕККА, ЭНДИ и ДЖОРДАН.

БЕККА: Я вот думаю, не удастся ли мне уехать из Чепел-хилл на месяц раньше? Может, получилось бы найти работу, подкопить денег, потом можно будет тратить…

ДЖОРДАН: Бекка, ты уедешь из Чепел-хилл на четыре года, успокойся уже. У нас ведь были планы на это лето!

БЕККА: Да, но я не выдержу еще два месяца стены игнорирования. У Пита Саммерса завтра выходной, но он так меня и не пригласил. Я вообще узнала про выпускной из разговора Дженни Уотерс.

ДЖОРДАН: Как будто бы ты пошла к нему на выпускной, даже если бы тебя пригласили. И, кстати, он понятия не имеет, что мы существуем.

БЕККА: Он знал бы об этом, если бы мы больше времени проводили в «Хиллз», а не в фитнес-клубе.

ДЖОРДАН: Энди, прошу, напомни Бекке, что фитнес-клуб – ее идея, потому что ей так хотелось влезть в платье меньшего размера. Энди? Эй, Энди!

ЭНДИ: Извините.

БЕККА: Энди наслаждается видом. Это твоя последняя возможность сидеть, уставившись на него. Уже завтра Лео Сандерс уйдет в историю и станет фотографией в ежегоднике.

ДЖОРДАН: Ну, и зачем ты это говоришь, Бекс? Энди и так прекрасно это знает, причем все четыре года, что сидит в столовой, уставившись на него. Ничего, скоро мы разъедемся в колледжи, и она встретит там кого-нибудь получше, а про этого парнишку и думать забудет.

ЭНДИ: Вы же в курсе, что я вас слышу, да?

ДЖОРДАН: В этом весь и смысл.

БЕККА: Мы просто хотим, чтобы ты тратила свое время на того, кто этого заслуживает, Энди!

ДЖОРДАН: Точно. Просто снизь планку. Парень не обязательно должен быть президентом класса, победителем конкурса на лучшую улыбку и Мистером популярность.

ЭНДИ: Разве плохо, когда парень представляет собой не просто смазливое личико? Лео – гораздо более интересный человек, и я… Я просто…

БЕККА: Зануда. Верно?

ЭНДИ: Вообще-то, я собиралась сказать, что мне нравятся такие люди, и я рада, что в нашей школе есть хотя бы один. Лео обожает историю и литературу, у него отличные оценки по ним, он обожает Стиви МакКуина, как и я, не любит ходить на пляж, как я, и не любит туман. Как я (смеется). Однажды в тумане он едва ли не наткнулся на монстра – правда, оказалось, что это была корова.

БЕККА: И откуда она все это знает?

ДЖОРДАН: Она ловит каждое его слово, да еще и записывает, я уверена.

ЭНДИ: О, и еще он подтягивает ребят по некоторым предметам, как и я.

ДЖОРДАН: Браво, Лео!

ЭНДИ: Я это все говорю к тому, что Лео – не просто парень, которого мы видим в школе, короткая подпись в ежегоднике ничего не скажет о нем, как о человеке. Я, например, тоже занимаюсь английским, репетиторством, но кроме этого люблю караоке, скалолазание, бассейн и волейбол, а еще обожаю запах свежескошенной травы. Если бы у меня была возможность поговорить с Лео хотя бы раз, он бы знал об этом.

ДЖОРДАН: Да, только он никогда с тобой не разговаривал.

ЭНДИ: Потому что у нас не было такого шанса! У него свой круг общения, а у меня свой, поэтому мы так и ходим… По кругу.

БЕККА: Ничего, скоро ваше кругохождение прекратится. Выпускной завтра, Энди, все! Все кончено. Ты – моя лучшая подруга, но признай: этой влюбленности конец.

ДЖОРДАН: Бекс права, Энди. Лео просто дурак, и он тебя не заслуживает, раз не понял, что ты ему нравишься, за все это время.

ЭНДИ: Да как он мог это понять, если он меня даже не знает толком?


(встает)

БЕККА(в панике): Ты что это делаешь?

ЭНДИ: То, что давно надо было сделать. Иду поболтать с Лео.

ДЖОРДАН: Энди, это самоубийство, ты понимаешь? Вернись немедленно!


(Энди подходит к столу Лео. Его друзья продолжают разговор, но Лео поднимает взгляд)

Энди: Лео? Привет, я Энди Эмбер. Ты меня не знаешь, но мы вместе ходили на историю четыре года. Мы один раз говорили, я тогда дала тебе карандаш, когда ты забыл пенал дома.

ЛЕО: Да, Энди, я тебя помню, привет.

ЭНДИ: Правда? В смысле, привет.

ДЖЕННИ (шепотом, обращаясь к Лео): Тьфу ты! Скажи ей, чтобы уходила. У меня голова от нее болит.

ЭНДИ: Мой карандаш еще у тебя.

ЛЕО: Извиги. Я куплю тебе другой, если хочешь.

ЭНДИ: Нет-нет, ничего страшного, это ерунда.

ДЖЕННИ: Что-то еще?

ЭНДИ: Да. Я четыре года никак не могла сказать Лео одну вещь, но больше тянуть нельзя, потому что завтра мы разойдемся в разные стороны. Так что я скажу сейчас, хорошо? Пока у меня есть такая возможность.

Глава 4: Добро пожаловать на сцену

- Ты не могла просто закрыть на это глаза, да? Тебе обязательно нужно было сделать все еще хуже! Теперь они от нас никогда не отстанут.

Я говорила по телефону со Скай – да, со Скай – и наш диалог не прекращался уже добрых десять минут. В последнее время мы разговариваем больше, чем за всю жизнь, а сегодня утром уже созвонились трижды, пока я собиралась на первую репетицию «Встречи разумов». Гарнитура – это страшно удобная штука, как оказалось. Можно одновременно разговаривать и искать джинсы, в которых собираешься выйти из дома. Как ни странно, Скай действительно еня слушала.

- Моя мама теперь переживает, что из-за всего этого я снова окажусь в больнице, - продолжала я, - а Лейни всерьез опасается за мою репутацию, которая и так довольно сильно пострадала. Не говоря уже о том, что «Access Hollywood» все утро названивали Надин с просьбами об интервью.

- И «Celebrity Insider», – услужливо подсказал Мэтти. Мы сегодня вместе едем по делам: я – на репетицию, а брат на фотосессию для «Teen Vogue». Он все утро донимал меня расспросами на тему «Что надеть?», несмотря на то, что все образы для него наверняка уже подобраны. Видите ли, ему не хочется выглядеть «как будто он дурак какой-то». Мда. То ли мне кажется, то ли его самомнение растет, как на дрожжах.

- И «Celebrity Insider», - повторила я для Скай.

- Кей, да хватит ныть! – возмутилась она. – Я сделала тебе одолжение, а ты даже спасибо не сказала!

- Спасибо? – переспросила я. – Спасибо – тебе? У меня из-за тебя проблемы! Опять. Ты хоть с агентом своим обсудила, что напишешь? И зачем ты вставила туда шутку про «Скиттлс»? Это же было личное сообщение!

- Нет у тебя никаких проблем. Если бы я не подписала твое имя, Ава с Лорен по-прежнему считали бы тебя овечкой, которая не может за себя постоять, - возразила Скай. – Ты вся такая милая, добрая и понимающая, и они съедят тебя заживо. Тебе давно пора начать писать что-то в Твиттере, чтобы они знали, с кем имеют дело. Да я просто обязана была написать тот твит! Это же защита для нас обеих, как ты не… – бип! – …аешь?

- Скай, у меня Лейни на второй линии, - остановила ее я. – Надо ответить.

- Ладно, я… - бип! - …тебя через пару дней. Я приеду на предпоказ, и…

Предпоказ! Ох, как же я скучаю по этому!

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №4: некоторым людям удается увидеть первые серии выходящих осенью сериалов задолго до их официальной премьеры. Каждую весну студия выбирает нескольких достойнейших актеров, которые и увидят окончательные варианты новых сериалов. Огромнейший плюс этих предпоказов заключается в том, что там можно встретить кого угодно – в том числе и Джорджа Клуни (мама говорила, когда я была маленькая, на одном из таких предпоказов я спросила у него, почему его волосы серые. Боже! Хорошо, что я этого не помню). И вот в этом году Мэтти поедет на предпоказ «Скуби», а Скай увидит первые серии своего сериала.

-…пойти перекусить, - щебетала Скай. – Кей. Так как?

- Что? А, да, конечно, - я так замечталась о предпоказах, что прослушала речь Скай. – А что ты спросила?

Скай раздраженно вздохнула.

- Ланч, Кей. Я предложила нам пойти на ланч вместе и обдумать, как уничтожить ЛАВУ окончательно. Ну так что?

На ланч? Со Скай? Это очень странная идея, но еще более странно для меня оказалось то, что мне и впрямь захотелось пойти.

- Хорошо, - согласилась я. – Только перестань называть их «ЛАВОЙ». Позвони, когда приедешь.

- Или раньше, - добавила Скай. – Кто знает, что еще может… - …дальше, верно? Ладно, Кей, я пошла.

Я переключилась на Лейни.

- Извини, я…

- У меня потрясающие новости! – Лейни явно была в восторге, как тогда, когда Фёрджи пригласила ее на свадьбу в качестве подружки невесты. – Ты ни за что не угадаешь! Мы с Сетом просто В ШОКЕ! Он тебе еще позвонит, так что сделай вид, что ничего не знаешь, потому что я не должна этого тебе говорить, но все же скажу. Готова?

Новый сериал? Эта мысль пришла мне в голову, как только я услышала о «потрясающих новостях». Наверное, это действительно то, чего мне хочется больше всего… Или нет? Я мечтаю опять проводить по двенадцать часов на студии? Может, это никакой и не новый сериал, а, например, фильм. Я хотела бы сняться в фильме? Пожалуй…

- Говори.

- Лорн Майклс только что позвонила Сету, - Лейни так и не терпелось поделиться новостями. – Он хочет пригласить вас на «Saturday Night Live»! (*популярное американское музыкально-юмористическое шоу. Название можно понимать как «Субботним вечером в прямом эфире»).

-« Saturday Night Live», - повторила я, чтобы убедиться, что не ослышалась. – Он хочет, чтобы мы пришли на SNL? – я? На SNL? Я всегда мечтала попасть туда, но, прямо скажу, шансы мои были невелики. А что, если приглашенным музыкантом в нашем выпуске будет Леди Гага? Господи, я же обожаю Леди Гагу!

- Да, он хочет, чтобы вы пришли на SNL, - терпеливо произнесла Лейни. – Думаю, эти девицы, снявшие видео, и представить не могли, что их глупая шутка сослужит вам такую службу. Лорн считает, что сейчас, когда вы в центре внимания, было бы просто преступно не дать вам возможность развернуться перед аудиторией во всей красе и показать, что такое настоящий юмор. Вам напишут несколько скетчей, вы можете принести свои заготовки – и, кстати, да идея со «Скиттлс» уже обдумывается. Это будет просто бомба, представляю… - бип! - …лица, когда они это увидят!

- Лейни, мне Сет звонит.

- А, хорошо, тогда пусть он расскажет все остальное.

Я переключилась на Сета, попутно стараясь придумать, как бы сделать вид человека, который еще ничего не знает.

- Привет, Сет! – весело начала я. – Я вот как раз вышла на репетицию. Что-то случилось?

- Она уже тебе позвонила, да? – рассмеялся он. – Каждый раз одно и то же. Не отнекивайся, Кейтлин. Как тебе новость?

- Да, она звонила, - призналась я. – И это ОЧЕНЬ КРУТО! Не верится, что они хотят, чтобы я пришла… - я осеклась. – Сет, но как у меня получится? Разве я не буду на репетициях или на выступлениях?

- Судя по всему, да, это будет время репетиций, - согласился Сет, - но я уверен, что мы сумеем совместить и то, и другое. Конечно, съемки займут не так уж мало времени, но это того стоит. Это же SNL, звездочка моя!

- Убедил, - хихикнула я. – Я в деле, - продолжая разговаривать, я натянула джемпер, взяла сумку и вышла в коридор. – Отправь Надин все детали. Когда я с ними встречаюсь? Ой, Сет, а можно попросить, чтобы с нами выступали Энди Самберг и Джастин Тимберлейк?

Мэтти, шагавший рядом со мной, с любопытством взглянул на меня, и я остановилась на секунду у тумбочки, чтобы нацарапать ему короткую записку с пояснением. Прочитав ее, брат с уважением взглянул на меня и поднял большой палец вверх. Когда мы спустились на первый этаж, где нас уже ждала Надин, Мэтти показал ей записку, Надин показала ее Родни, а Родни показал ее Эндрю, нашему консьержу. В итоге, когда я закончила разговор, эти четверо едва ли не танцевали от радости.

- Это просто великолепно, - Надин так и сияла от счастья. – Только представь, как поднимется твой уровень как актрисы после этого! Готова поспорить, режиссеры будут драться за возможность поработать с тобой.

- Ты так думаешь? – усомнилась я. – SNL пригласили нас лишь из-за той истории с Авой и Лорен и их видео. Скай написала кое-что злобное – и вуаля, на нас обратили внимание.

- Какая разница? – махнула рукой Надин. – Главное – ты будешь сниматься в выпуске SNL, а почему ты будешь там сниматься, никто спрашивать не станет. Тебя пригласили – и это хорошо. А насчет постов Скай… Знаешь, я думаю, это было правильно.

Я уставилась на нее круглыми от удивления глазами.

- Серьезно, - слегка улыбнулась она, проводя рукой по волосам. – Скай права. Иногда нужно уметь дать отпор.

- Ммм… Да, пожалуй, - согласилась я, глядя на Надин, как на ненормальную. Она только что признала правоту Скай! Ад замерз, не иначе. – Надо сказать Лиз и Остину, - я посмотрела на часы. В Лос-Анджелесе сейчас половина девятого, значит, они на первом уроке. Сперва я попробовала набрать Лиз, но она опаздывала в школу, и ее папа на заднем плане кричал, чтобы она выключила телефон. Тогда я позвонила Остину.

- Привет, Бёрк, - раздался его глубокий голос после первого же звонка. – Как дела?

- Все хорошо, и извини, что отрываю от занятий, - сразу извинилась я.

- Я не на уроке, - отозвался Остин, и, прислушавшись, я услышала голоса мальчишек, удары клюшек по мячу и свистки тренера. – У меня сейчас тренировка, а ты сама знаешь, что ее я уроком не считаю.

Я представила, как Остин стоит на поле с клюшкой в руках, в шлеме и в майке без рукавов. В такой майке, кстати, прекрасно видны его накачанные руки… Ох, его руки. Как бы мне хотелось, чтобы сейчас они обняли меня за талию…

- Но через пару минут мне надо будет возвращаться, - предупредил Остин, возвращая меня саму с небес на землю. Точно. Я говорю по телефону. Не надо мечтать о парне, когда разговариваешь с ним.

- Мне только что звонила Лейни, - сказала я. – И Сет. Угадай, кто будет в одном из выпусков SNL? Я! И Скай! – я снова не смогла удержаться от восторженного визга, и Надин прикрыла уши руками. – Они пригласили нас в свое шоу!

- Бёрк, поздравляю! – воскликнул Остин. – Ты сможешь встретиться с Энди Самбергом.

- Да! – Остин помнит, как мне нравится Энди. Он действительно слушает, что я говорю. Или бормочу. – Как же я хочу, чтобы ты был в зале. Мне будет очень страшно.

- Неправда, - рассмеялся Остин, - ты выступишь прекрасно. Думай об этом, как о тренировке перед постановкой. Это тоже живая аудитория, просто там на тебя будут смотреть миллионы людей… - он задумался. – Да, пожалуй, я бы тоже нервничал. Но я буду смотреть эфир!

- Спасибо, - выдохнула я. – Ладно, не буду тебя задерживать, перезвоню позже, хорошо? Удачной тренировки!

- И тебе удачного дня, - пожелал Остин, на чем мы и распрощались.

Я сделала глубокий вдох, пытаясь одновременно отвлечься от мыслей о том, как бы я хотела поцеловать Остина (учитывая, что сделать этого я не могу, сейчас я думаю об этом еще чаще), и успокоиться. Скажу честно, я жутко нервничала перед первой настоящей репетицией в театре.

Когда мы вышли из машины, от тревожных мыслей меня отвлек Родни:

- Кто так водит? Ну, кто так водит? – ворчал он. – Он же постоянно вилял из ряда в ряд, тормозил буквально на переходах…

- Родни, если ты хочешь успеть куда-либо в этом городе, ты вынужден так водить, - напомнила Надин в очередной раз.

- Я бы так не делал, но, уверен, мы бы всё успевали, - он проводил отъезжающую машину мрачным взглядом.

- Ты нужен мне не как шофер, - я положила руку ему на плечо, - ты защищаешь меня! В том числе, и от самой себя.

У театра ко мне подбежали две девушки, и я подписала им футболки, сфотографировалась с каждой по очереди, а затем пошла внутрь.

Театр «Лаймстон» выглядит достаточно скромно снаружи, но огромный холл завораживает с первых секунд. Здание было построено в тридцатые годы и с тех пор реставрировалось всего дважды. Во время первого ремонта все винтажные штрихи были убраны, а во второй раз их вернули обратно. Высокие потолки, колонны с лепниной, красный ковер на лестнице, статуи Ренессанса – все это смотрелось невероятно органично. Мы прошли к массивным дверям, ведущим в зрительный зал.

Надин прочитала, что театр рассчитан на 1,300 зрителей, и зал, действительно, оказался огромным. Партер, балкон – все это здесь было. Свет в самом зале оказался приглушенным, но сцена была ярко освещена. Несколько человек стояли на сцене, кто-то сидел на первых рядах. Все присутствующие обернулись, когда дверь за мной закрылась, и я почувствовала неловкость, точно снова стала новенькой в классе. Что, если я не смогу? Вдруг не впишусь и все меня возненавидят?

- Кейтлин! Добро пожаловать! – помахал рукой Форест Амстердам, режиссер постановки. Мой страх потихоньку стал рассеиваться. Форест, как и я, здесь новичок – ему передали руководство над «Встречей разумов» на то время, что пьеса показывается в Нью-Йорке. Но, в отличие от меня, он профессионал во всем, что касается Бродвея, совсем недавно он вернулся с гастролей «Русалочки», а до этого работал над «Резней». - Очень рад снова тебя видеть, - сказал он, когда я подошла к сцене. Надин и Родни сели на кресла пятого или шестого ряда, чтобы не мешать и никого не отвлекать. Режиссер протянул руку, и я с удовольствием пожала ее, радуясь, что пока все идет хорошо. Форест выше меня, очень бледный, что неудивительно, ведь он все время проводит в театре, и серые глаза ярко выделяются на его лице. – Как переезд? Мы специально дали тебе несколько дней, чтобы привыкнуть и пообжиться на новом месте.

- Все замечательно, спасибо, - широко улыбнулась я, несмотря на то, что нервничать не перестала. Сцена вблизи оказалась такой ОГРОМНОЙ! – Я распаковалась, прогулялась по окрестностям, нашла несколько хороших кафе и уже влюбилась в пирожные из «Магнолии»,- сказав это, я покраснела. Кейтлин, хватит болтать!

Форест рассмеялся.

- Их все обожают, - заметил он. – Тебе еще надо зайти в «Крошку», их выпечка – это что-то. Уровень глюкозы нужно поддерживать, - подмигнул он. – А как тебе сценарий? Он был приветлив к тебе? – пошутил режиссер.


- Да, вполне, думаю, я уже запомнила свои слова, - я достала из сумки листы. – У меня тут есть несколько вопросов, если можно, я бы уточнила, как делала Мэг, - может, зря я это говорю? Разве может актер театра сомневаться в своих репликах? Но мне действительно очень помогло бы, если бы я знала, как играла Мэг Валентайн в некоторых сценах. В конце концов, именно она была, так сказать, «оригинальной» актрисой, роль Энди Эмбер принадлежала ей. И ее оценки от критиков были бесподобны. Вдруг у меня не получится поддержать уровень?

Действие разворачивается в средней школе за день до выпускного. Энди – моя героиня – понимает, что парень, в которого она была влюблена в четыре года, теперь едва ли узнает о ее чувствах, ведь их дороги вот-вот разойдутся. Она признается в любви к нему, начиная тем самым цепную реакцию: другие ученики и даже многие учителя признаются в своих страхах перед будущим, тревогах, ожиданиях… И, конечно, часто слышны слова о том, что кто-то был влюблен в людей, которые и понятия об этом не имели. Подростки в Лондоне единогласно одобрили пьесу, назвав ее новым «Дневником памяти», билеты распродавались с поразительной скоростью. Возможно, это происходило и «по вине» Дилана Костера, играющего Лео, так он красив и талантлив. Кстати, в этом году выходит и его первый фильм.

- Нет, Кейтлин, никаких упоминаний о Мэг, - твердо сказал Форест. – Теперь это твоя роль, и мы все хотим, чтобы ты сыграла ее по-новому. Твоя очередь поразить критиков. Они тебя полюбят, я уверен.

Я рада, что Форест так убежденно об этом говорит, потому что лично я никакой уверенности не чувствую абсолютно. К счастью, моя роль мне очень нравится, потому что Энди полна жизни, любви и эмоций, как и вся постановка в целом.

- Ну, а теперь будем знакомиться с остальными, - улыбнулся режиссер. – Народ, вы помните Кейтлин. Кейтлин, это народ.

- Привет, - я смущенно улыбнулась. Что дальше делать? Пожать всем руки? Поговорить о чем-то? Я не хочу совершить ни малейшей оплошности! Как вообще знакомятся актеры в театре?

Но мне повезло: все стали задавать вопросы, и мне не пришлось представляться первой. Каждый подходил, говорил, кто он, мы обменивались рукопожатиями, а затем я отвечала на множество вопросов о жизни в Голливуде («Майли действительно такая милая болтушка?», «Ты знакома с Тейлор Свифт?»). Разговоры так меня захватили, что я даже не заметила Фореста и еще двух людей, с которыми мне предстояло познакомиться.

- И, разумеется, - сказал он, когда мы закончили, - ты помнишь Райли и Дилана. Они – твоя права и левая руки на сцене.

- Как у тебя дела, милая? – с потрясающим британским акцентом осведомился Дилан. – Готова покорять сцену?

Да-да, Дилан все такой же приятный в общении человек, как и был в тот раз, когда мы впервые познакомились и снялись в короткой фотосессии.

- Привет, - улыбнулась в ответ я, - ну, пытаюсь подготовиться.

- Видел «Милых убийц» в эти выходные, - продолжал он. – Ну и задала же ты жару Скай Маккензи! Давно хотела, наверное, а? – Дилан подмигнул.

Почему парни, говорящие с акцентом, всегда такие потрясающие? Лично я от этого просто таю – и это даже хорошо, потому что моя героиня обожает героя Дилана. Дилан и сам очень симпатичный, так что мне будет нетрудно изобразить глубокие чувства.

- Она не такая уж плохая на самом деле, - заговорила я, приказав себе перестать пялиться на Дилана. – Особенно теперь, когда мы больше не работаем вместе и она не ругается по поводу количества строчек, - мы оба рассмеялись. Кто-то прокашлялся.

- Хватит распылять свои чары, - подтолкнула Райли Дилана локтем. – Дай и мне поздороваться, - она крепко обняла меня. – Ты в последнее время на вершине, да? Во всех газетах твое имя, но тебе, наверное, это нравится, - она улыбнулась. – Это тебе подходит.

- Рада встрече, Райли, - тепло отозвалась я, хотя больше всего мне хотелось спрятаться под кресло. Что значит «Это тебе подходит»? Ну да ладно. С Райли я уже знакома, ее сценическое имя – Эмма Прайс. Дело в том, что она – одна из тех актрис, которые не любят афишировать свое настоящее имя, играя на сцене, и предпочитают псевдонимы, так что она называет себя своим вторым именем. Эмма, Райли, как бы она ни назвалась, всегда заставляет меня чувствовать себя маленькой и глупой в своем присутствии. Это странно, потому что она никогда не унижала меня, но по какой-то причине я чувствую себя глупым ребенком, находясь возле нее, а ведь она всего на год старше меня. Наверное, я просто пока к ней не привыкла.

- Форест как раз сказал нам, что ты будешь сниматься в SNL через несколько недель, - продолжала Райли. Взглянув на собравшихся чуть внимательнее, я поняла, что все одеты очень просто – в джинсы и футболки, но Райли выглядит так, словно уже настало время премьеры: нарядная блузка и юбка-карандаш. И каблуки. Я покосилась на свои удобные сандалии. Хм.

- Да, это большая честь, - кивнула я. Боже, да я же говорю, как на церемонии награждения! Хотя SNL для меня и правда как награда. – В смысле, я очень рада. Это шоу просто замечательное.

- Тогда поздравляю, - Райли хлопнула в ладоши. – Похоже, они очень заинтересованы в тебе, - она улыбнулась, а я почему-то подумала, что она выглядит, как кошка, что проглотила канарейку. Прелестная кошечка со светлой кожей, длинными русыми волосами и тонкой талией. – Я бы тоже не отказалась от такого предложения, но у меня не так мало обложек от папарацци, - она пожала плечами. – Мы вчера ходили на премию «Тони» вместе с Мэг, думали встретить там тебя. Разве тебя не пригласили?

Я покраснела.

- Я решила потом посмотреть все в записи, - соврала я. На самом деле, никто меня не приглашал, хотя Лейни уже наорала на кого-то по телефону сегодня утром, и передо мной извинились. Будучи новичком на Бродвее, я еще понятия не имела ни о каких премиях, а Лейни закрутилась с работой – одна из ее клиенток поручила ей найти няню для ребенка, потому что застукала мужа в спальне с нынешней няней (видимо, скоро она будет искать и хорошего адвоката, разбирающегося в разводах).

- Правда? – изумилась Райли. – Никогда не слышала, чтобы кто-то отказался от приглашения на «Тони»! Тебя часто приглашали на церемонии награждения, пока ты снималась в той мыльной опере?

- Только на «Оскар», - спокойно откликнулась я, проигнорировав шпильку.

- Райли, это невежливо, - покачал головой Дилан. – Да, она из Голливуда, но спуску тебе не даст, - он поднес руку ко рту и громким театральным шепотом обратился ко мне. – Она считает, что актеры с телевидения не могут играть на сцене.

- Вранье, Дилан! – возмутилась Райли. – Я такого не говорила. Я сказала, что большинство голливудских актеров идут в театр, чтобы поднять свой рейтинг. Режиссеры хватаются за них, как за спасательный круг, причем уже неважно, если ли у них то, что нужно для сцены, - она говорила достаточно громко, и к нашему разговору стали прислушиваться. – Разумеется, я не о тебе, Кейтлин, дорогая, - улыбнулась она в мою сторону. – Но продюсеры могли взять актрису, что была бы так же опытна, как Мэг, а не новичка, который ничего не знает об очередности и прочем. По-настоящему матерые, если можно так выразиться, актеры существенно упрощают работу не только себе, но и всем остальным. Вот, что я имела в виду.

Я не знала, что на это ответить, и, покраснев, опустила глаза в пол. Разумеется, Райли права – со мной репетиции будут наполовину смазанными, потому что я ничего не знаю о сцене и… Как она сказала? Очередности? Но ведь я не просила продюсеров брать меня на главную роль, не умоляла со слезами на глазах, они сами захотели, чтобы я играла в их постановке! Наверное, будь здесь Скай, она бы уже на середине речи Райли оборвала девушку и высказала свое мнение, но я не Скай. И сейчас мне хочется провалиться сквозь землю.

- Да, Райли, молодец, - сухо отозвался Дилан. – Расскажи нам, что на самом деле думаешь о Кейтлин.

- Я говорила не о Кейтлин, - Райли огляделась. – Разве я хоть раз ее упомянула?

- В отличие от нее, мне нравится идея с принцессой папарацци, - подмигнул мне Дилан. – И я рад, что буду играть на одной сцене с принцессой. Знаешь, театр – это как американские горки. Вверх, вниз, туда, сюда – а в итоге ты счастлив и получаешь только прилив адреналина.

- Я большая любительница американских горок, - рассмеялась я. Дилан тоже улыбнулся, и я заметила премилую щелочку между двумя его передними зубами.

- Райли, можно тебя на два слова? – оказывается, Форест стоял возле нас с каменным лицом. Что он успел услышать? Они с Райли спустились со сцены, и, хоть я не слышала из разговора, было понятно, что он не в восторге от того, что она только что говорила. От этой мысли я расплылась в улыбке. Даже если я не нравлюсь Райи, Дилан со мною приветлив, да и режиссер тоже на моей стороне. Но Райли определенно королева здесь – никто и слова поперек ей не сказал. Опять же, кроме Дилана.

- Послушайте, Райли, в общем-то, права, - обратилась я к новым коллегам. – Я никогда раньше не играла на сцене, не знаю ничего об… - я беспомощно взглянула на Дилана.

- Очередности, - подсказал он.

- Очередности, - я закусила губу. – Но я очень рада, что у меня появилась такая возможность, даю слово, что буду усердно трудиться. Я очень надеюсь, что вы подскажете мне, что делать, если вдруг я стану ошибаться, но я тоже очень хочу, чтобы наша премьера здесь была лучшей.

- Вот именно такого отношения мы и ждем, - обнял меня за плечи подошедший Форест. Райли тоже поднялась на сцену и встала в сторонке. – Кейтлин будет замечательной Энди, а мы ей в этом поможем, правда? Я тоже рассчитываю на вашу поддержку, потому что на каждой репетиции присутствовать не смогу.

Что? Фореста не будет? Но… как же я справлюсь?

- И помните: чем лучше получается у нее – тем лучше получается у нас! – добавил режиссер. – Так что протяните руку помощи в случае чего. Добро пожаловать на сцену, Кейтлин!

Он начал хлопать в ладоши, и я залилась краской, когда к нему присоединились остальные. Все улыбались, Дилан даже присвистнул. Райли тоже хлопнула пару раз, но это было неважно. Я с благодарностью улыбнулась. Честно говоря, не ожидала такого теплого приема. А что до Райли… Я больше десяти лет ссорилась-мирилась со Скай, уживалась с папарацци, а потом еще скандалила с Алексис, Лорен и Авой. Это я тоже выдержу.

Надеюсь.

Понедельник, 8 июня

Поработать над британским акцентом

Попросить Надин купить словарь театральных терминов!!!

Учить сценарий!!!

Репетиции: с кастом - вт-сб 11:00-14:30; мои отдельно – 12:30-16:00

Сб, вечер – благотворительный ужин у «Читающей Америки»

Вс, вечер – вечеринка «Скуби»

Встреча по SNL – пн

Ланч со Скай – пн

Ср, 18 июня – прием «Chanel»


HOLLYWOOD NATION

ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ

Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи: новые драмы?

11 июня

Если наши глаза нас не обманывают, то Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи рука об руку вошли в клуб «Halley», заигрывая со всеми и каждым в тот вечер. Девушки были одеты в одинаковые платья, напоминавшие наряды Бритни Спирс из ее последнего турне, да и вели себя под стать им: так, Зак Эфрон, по слухам, сбежал от флирта двух молодых актрис, а несколько бутылок шампанского оказались разбиты, после чего девушки накричали на официантов. Эшли Тисдейл, подруга Ванессы Хадженс (возлюбленная Зака Эфрона), говорит, что девушки лезли к Заку с поцелуями.

- Кейтлин и Скай были невероятны! – восклицает очевидица. – Шумные, грубые, они не обращали внимания ни на кого. Это так непохоже на них! Ну, во всяком случае, на Кейтлин.

Тогда-то редакция HN и заинтересовалась этим происшествием. Скай и Кейтлин находятся в Нью-Йорке, так как они могли учинить разгром в Лос-Анджелесском клубе? Ответ прост…

ЭТО БЫЛИ НЕ НАСТОЯЩИЕ КЕЙТЛИН И СКАЙ!

- Ава Хейден и Лорен Кобб продолжают играть в Скай и Кейтлин, - поясняет знакомая Авы и Лорен, которая опасается, что девушки «убьют ее за эти слова». - И они в ярости из-за того, что Кейтлин и Скай стали только популярнее после их видео. Они до сих пор не пришли в себя после новости о том, что девушек пригласили на SNL. Вот и пытаются испортить им репутацию.

Кто-то с самого начала не поверил в маскарад мисс Хейден и мисс Кобб.

- Я видела, что это не Кейтлин. А у «Скай» была собачка Авы на руках, - говорит официантка из клуба. – К тому же, Кейтлин была здесь несколько раз раньше, и она ведет себя совершенно иначе.

Что же, посмотрим, что будет дальше!

Глава 5: Читай по губам!

Спорю на что угодно, у Жизель не бывает таких проблем. Я вот уже пятнадцать минут как должна быть в машине, чтобы ехать в отель, где «Читающая Америка» проводит свое мероприятие, но вместо этого я до сих пор дома, разбираюсь со внезапно возникшим кризисом (Скай стащила мое платье от Веры Вонг, потому что ее собственный наряд от Николь Миллер ей разонравился), попутно пытаюсь накраситься, а телефон звонит, не умолкая. Это наверняка мама, но я не буду отвечать.

О, прекрасно, теперь еще и в дверь звонят.

- Скажи, чтобы убирались! – рявкнула Скай. Она тоже здесь, оккупировала мою ванную и делает макияж. Мэтти крутится рядом, надеясь изловчиться и увидеть свое отражение, но безуспешно. Скай не так-то просто сдвинуть с места.

Я выбежала из своей комнаты, стараясь не путаться в наполовину надетом утягивающем боди (не верьте тому, что говорят: утягивающее белье в Голливуде носит каждый первый), и понеслась к дверям. Выглянув в глазок, я издала вопль, на который немедленно прибежали Мэтти и Родни (Скай так и не отошла от зеркала). Я открыла дверь.

- СЮРПРИЗ! – прокричала Лиз, стоявшая за дверью. Мы обнялись и стали радостно прыгать по коридору, вереща, как чайки (вчера мы видели множество чаек в Центральном зоопарке).

- Соседи снизу будут на нас жаловаться, - предупредила Надин, ставя одну из фотографий в рамке подальше от края столика, чтобы мы не налетели на нее.

- Какая разница? – восторженно прокричала я. Они все время чем-то недовольны, разве это причина, чтобы не радоваться приезду лучшей подруги? Да еще и намного раньше, чем планировалось!

- Папа полетел в Нью-Йорк на выходные по делам, и я уговорила его взять меня с собой, чтобы увидеть тебя и заодно начать разбирать вещи. Но к понедельнику мне надо быть дома. Ну как, ты мне рада?

- Нет, - напустила на себя скучающий вид я. – Конечно, я рада, Лиззи! Мне столько надо тебе рассказать!

- Неплохое местечко, кстати, - Лиз обвела глазами коридор и выглянула в комнату.

- Мама хотела купить эту квартиру, - сообщил Мэтти. – Правда, это местечко стоит почти два миллиона долларов, так что она уже как-то передумала.

- Она и особняк в Хэмптоне присмотрела, - фыркнула Надин. – Но десять миллионов ее остановили.

- В любом случае, мне нравится, - сказала Лиз. – Ну? – она с любопытством уставилась на меня. – Рассказывай! Как постановка?

- Хорошо, - я натянула боди, как полагается. – Конечно, это сложнее, чем я думала, но на репетициях очень интересно.

- А Райли? – прочитала Лиз мои мысли. – Она все еще ведет себя так, словно ты – Бритни Спирс и замахнулась на Шекспира?

- Да, - со вздохом призналась я. – «Кейтлин, эта фраза – ключевая. Ключевая фраза – это то, на что ты делаешь акцент, чтобы эффект был более полным. Мы ведь именно этого и добиваемся, так? Интересно… Не то что бы это то, что ожидается от твоей героини, но ладно. Неплохо, неплохо. Ваше здоровье!», - все это я произнесла с британским акцентом (я неплохо умею говорить, как коренная британка: много тренировалась перед тем, как изображать англичанку в Кларк-Холле). Нет, конечно, это не дословные цитаты, но смысл именно тот.

Райли словно старается всячески подчеркнуть, что на сцене я всегда буду чужой. Она всегда с сомнением прислушивается к моим словам и намекает, что я путаю текст, как бы невзначай напоминает о Мэг и том, как играла в этой сцене она, а иногда и вовсе демонстрирует всем мое полное незнание театра (« «Злая» - неплохой мюзикл, но уж больно коммерческий», - скривилась она, когда я говорила кому-то о своем любимом Бродвейском мюзикле. – «Ты видела «В ожидании Годо»? Нет? Но это же классика! Мне казалось, каждый хоть раз видел его!»). Я, конечно, не стану делать то, чего она добивается – то есть, жаловаться и устраивать стычки (хотя Скай и Лейни считают, что я просто обязана это делать), но в последнее время она выводит меня из себя все сильнее.

- Вчера было хуже всего, - сказала я. – Я на этой неделе заказываю ланч для всего каста, вроде как в благодарность за помощь, и все считают, что это классно. Ну, все, кроме Райли. Вчера я заказала пиццу, Райли к ней даже не притронулась, сказала: «Нет, спасибо, я не притронусь к сыру, от него вмиг набираешь вес. Хотя тебя это, кажется, не беспокоит, но, дорогая, ты помни, что следующая примерка костюмов не за горами. Ладно, мне пора. Не у всех ведь есть личный водитель. Ваше здоровье!».

Лиз захихикала.

- Она так и сказала? «Ваше здоровье»?

- Нет, - призналась я, - но это дополняет образ, согласись.

Скай громко прокашлялась.

- Мы сейчас опоздаем, Кей. Давай, надевай на свою комбинацию уже что-нибудь еще и пойдем, - она выплыла из ванной и смерила Лиз неприязненным взглядом.

- Комбинацию? – непонимающе переспросил Мэтти. Он сегодня оделся очень строго: белая рубашка, черные брюки и галстук-бабочка. Родни заметил, что он похож на официанта. Хи-хи. Надин подтолкнула братишку к двери.

- Это девчоночьи секреты, ничего интересного, - затем обернулась ко мне. – Вы действительно можете опоздать, собирайтесь.

- А что тут, собственно, происходит? – скрестила руки на груди Лиз, воинственно глядя на Скай. – И что она тут делает?

- Она и Кей собираются на мероприятие «Читающей Америки», - сообщила Скай.

- Да, мы будем в «Будке поцелуев», - поспешно добавила я.

- Кей, иди одеваться! – дернула меня за руку Скай. – Вашу гик-вечеринку продолжите позже. Она пока может посидеть тут и посмотреть «Настоящих домохозяек Нью-Йорка» или еще что-нибудь, - махнула она рукой в сторону Лиз.

- Нет уж, - Лиз схватила меня за другую руку. – Я иду с вами.

- За нашим столом больше нет мест, - повысила голос Скай. – Это «Вейверли Инн.», чтобы ты знала.

- Скай, - предупреждающе начала я.

- Значит, им придется поставить еще один стул, - прищурилась Лиз. – Может, для тебя «Вейверли Инн.» и событие, но мой отец там частый гость.

- Лиз, - тем же самым тоном снова заговорила я. Разумеется, Лиз и Скай терпеть друг друга не могут, да и никогда не могли. Их отцы работали вместе, пока из-за каких-то крупных разногласий не разделили фирму пополам, после чего отец Скай пытался увести клиентов отца Лиз. Так уж вышло, что раньше и я, и Лиз недолюбливали Скай, но теперь-то мы со Скай в более-менее дружеских отношениях, и мне бы не хотелось, чтобы девушки ссорились. – Мы все можем пойти. Я скажу Надин, чтобы она позвонила администратору и попросила поставить нам еще один стул.

Лиз победоносно улыбнулась, а Скай испустила раздраженный вздох. Я поспешно высвободила руки и скрылась в своей комнате.

* * *

Пожалуй, это платье даже лучше, чем то, что стянула Скай. Я надела черные брючки от Роберто Кавалли и зеленый топ с вышивкой. С прической мудрить не стала, просто распустив волосы по плечам (потому что у меня не было времени ни на что другое). Наконец мы сели в машину и поехали на мероприятие, проводимое организацией «Читающая Америка». Благотворительный прием будет проходить в отеле «Вейверли Инн.», где я никогда не была, но много слышала о нем, поэтому дождаться не могу, когда зайду внутрь.

Предполагается, что у организаторов есть какой-то план рассадки гостей, чтобы не случилось никаких неприятностей, но я в любом случае буду вести себя хорошо. Мне просто необходимо остаться «друзьями» с «Вейверли», и тогда я смогу прийти сюда еще раз, но уже в компании Остина.

- Кейтлин Бёрк! – возмутилась Лиз, едва взглянув на мои ноги, когда мы вышли на улицу парой кварталов ниже отеля (рядом с ним парковка запрещена). – Ты, что, надела балетки? Ты никогда их не носишь!

- Это потому, что в Лос-Анджелесе нас все время возят на машине, - напомнила я. – А теперь я много хожу пешком, на каблуках мне далеко не уйти, - однажды я уже пошла прогуляться по городу в босоножках от Маноло. Надин несколько раз предупреждала, что это плохая затея, но я проигнорировала ее – и мои ноги болят до сих пор. Моя бы воля, я бы теперь вообще одними кроссовками обходилась.

- Нет уж, - скривилась Лиз, - я балетки надевать точно не стану, - она пошевелила наманикюренными пальчиками на ногах. – И, прошу тебя, никаких балеток на выпускном!

- Кей, не забудь, что у нас встреча с продюсерами SNL в понедельник, - встряла Скай.

- Я помню, - кивнула я Скай, затем повернулась к Лиз. – Даю слово: никаких балеток не будет.

- Вот и хорошо. Остин и Джош заказали лимузин, но нам еще надо забронировать столики в ресторане. Во сколько ты улетаешь?

- Я сказала, конечно, что мы хотим Энди в нашем скетче, и он, естественно, согласится, - одновременно с Лиз говорила Скай. – Ты же ведь не откажешься, если сценарий будет сложнее обычного?

- Конечно, нет, я хочу поработать с Энди! – сказала я Скай. – В полдень, - это для Лиз.

- Ты звонила Элисон, когда приехала? Она идет с Мюрреем, - щебетала подруга.

- Что ты наденешь в понедельник? – интересовалась Скай. – Не хочу, чтобы мы обе пришли в нарядах от Стеллы Маккартни.

Я замерла на месте.

- Вы так и будете перекрикивать друг друга или, наконец, повзрослеете и перестанете друг друга игнорировать?

Девчонки переглянулись, быстро отвели глаза и в один голос заявили:

- Перекрикивать.

Я покосилась на Надин, но та лишь пожала плечами.

- Женщины, - буркнул Мэтти.

- Кейтлин! Скай! Вот и вы здесь, - к нам спешила Оливия Томпсон, одна из организаторов мероприятия. – Это вам, - она протянула нам какие-то странные вещицы, которые при ближайшем рассмотрении оказались накладными губами из воска. – Можете использовать их в «Будке поцелуев». Я знаю, далеко не все любят целоваться с незнакомцами, - улыбнулась она.

- О, я обойдусь, - заверила ее Скай. – Особенно, если незнакомцы будут красавчиками.

Оливия растерянно заморгала.

- Ну, это благотворительное мероприятие, так что я не могу ручаться за то, кто именно вам достанется, - отшутилась она. – Хотя мы дали довольно много рекламы, так что гостей будет в избытке. Как же хорошо, что в это году мы проводим все здесь! – она оглянулась на возвышавшийся за ее спиной отель. – Это место все знают, многие знаменитости не откажутся прийти.

- Конечно, - кивнула Скай, - я очень рада, что вы меня пригласили. Заодно напомним всем о моем новом сериале, а? – она подмигнула.

- Да, - медленно протянула Оливия. – А как он называется, кстати?

Лиз хихикнула, и Скай одарила ее ледяным взглядом, после чего дернула входную дверь и прошагала внутрь.

- Спасибо, Оливия, - запоздало поблагодарила я.

Холл отеля был оформлен стендами, также здесь стояло множество столиков с буклетами и книгами самой разной тематики. Был неподалеку и бар, где всем гостям предлагалось угощение.

- Может, сперва перекусим? – примирительно предложила я. – Говорят, паста с сыром здесь отличная.

- Фу, нельзя же есть и целоваться! – воскликнула Скай. – Разве я так ничему тебя и не научила?

- Для этого и был придуман ополаскиватель, - заметила Лиз. – Да, Кейтс, пойдем за пастой. И, кажется, я тут видела официанта с подносом мини-рулетов.

- Ой, я так хочу их попробовать, - воскликнула я, и Скай дернула меня за руку:

- Ты, что, забыла про SNL? Всего две недели, а ты хочешь растолстеть!

- Вот именно так Райли и говорит, - буркнула я. – Лиз, я поправилась?

- Кейтс никогда не поправится, - заявила Лиз, - а вот кому-то утягивающее белье точно не повредит…

- Это ты на кого намекаешь? – взвилась Скай.

- На первую половину «СКАТ», - хихикнула Лиз. – Какое глупое название, - закатила глаза она. – Они его абсолютно везде пихают, уже надоело. Как будто у вас нет имен.

Скай прищурилась.

- Не так уж оно и ужасно.

- Да, оно уж лучше, чем «ЛАВА», - согласилась я. – И это даже забавно.

- К тому же, мы теперь как «Бранджелина», - добавила Скай, а Лиз только покачала головой.

- Кейти-Кэт! – послышался вдруг голос самой нежданной для нас гостьи. – Милая, ты великолепно выглядишь, - мама материализовалась рядом с нами. На ней был белый брючный костюм, а светлые волосы она завила в тугие кудри, та что со спины выглядела максимум на восемнадцать. Следом за ней шел папа в строгом сером костюме и в галстуке. Когда родители оказались возле меня, невесть откуда взялся фотограф и быстро сделал несколько снимков всей семьи. – Но почему ты не в платье от Веры Вонг? – мама удивленно окинула меня взглядом. – Оно так тебе идет! Почему оно на… Скай?

- Возьму-ка я чего-нибудь пожевать, - поджала губы Надин и отошла. Мама по-настоящему сводит ее с ума, особенно теперь, когда мы живем все вместе.

- Лиззи, очень рад тебя видеть, - папа обнял мою подругу за плечи. – Ну как, готова к переезду? Твой папа сказал, ты считаешь часы до того, как окажешься в Нью-Йорке в качестве жительницы.

- К какому переезду? – спросила Скай у всех, не понимая, о чем речь.

- А разве Кей тебе не сказала? – Лиз сладко улыбнулась. – Я переезжаю к ней, потому что участвую в летней стажировке в Нью-Йоркском университете.

Теперь Скай выглядела так, точно проглотила шпагу.

- Мендес, я думала, ты будешь в том муравейнике, с другими мелкими людишками, - усмехнулась она. – Разве это не лучший способ прочувствовать атмосферу студенческой жизни?

Я схватила Лиз за руку, чтобы предотвратить драку.

- Как дела в Хэмптоне, пап? – быстро свернула я разговор в безопасное русло. Пусть лучше родители говорят о своих поездках.

- Хорошо, - улыбнулся он, - маме очень нравится все, что проводится там, все их благотворительные мероприятия.

- А насчет работы?.. – надеждой спросила я.

- Пока ничего, но, уверен, я найду что-нибудь, - весело произнес папа, но мне было ясно, что эта веселость – напускная. Он уже давным-давно ничего не продюссировал, его последней работой был фильм «Выключение», в котором я снималась, а сейчас он скучал.

- Я вас перебью, - заговорила мама, - тут есть кое-кто, с кем я хотела бы познакомить Кейтлин, - и она подтянула к нам загорелую светловолосую хрупкую женщину лет сорока. На ней был брючный костюм от «Гуччи», в ушах - бриллиантовые серьги (я уверена, что настоящие), на шее переливалось золотое ожерелье, а камень в кольце на пальце был больше, чем я когда-либо видела. Едва ли эта дама стала бы обращаться в бутик с просьбой арендовать ей что-либо из украшений. – Это Нэнси Уолш, жена Тома Уолша, магната недвижимости Нью-Йорка, - мама сияла, прямо как ожерелье на шее Нэнси.

- Ну, я бы не сказала «магната», - новая знакомая кокетливо улыбнулась, коснувшись маминой руки. – Хорошо, я бы сказала, - она кивнула мне. – Кейтлин, я так рада с тобой познакомиться. Твоя мама сказала, что ты очень хочешь влиться в жизнь Нью-Йорка, пока ты здесь.

Конкретно этого я не говорила. Я покосилась на маму, а она многозначительно приподняла брови. Ладно, ладно.

- Да, это так, - я улыбнулась Нэнси Уолш.

- Это, конечно, будет непросто, дорогая, особенно, если учесть твое расписание, - покачала головой она, - но и в понедельники бывают достойные мероприятия. Ты обязательно должна приехать в Хэмптонс, когда будет возможность, чтобы тебя замечали правильные люди и в правильных местах.

- Разумеется, Нэнси, - серьезно кивнула мама. – Чем больше полезных знакомств – тем лучше, это бесспорно. Ты знаешь, я и понятия не имела, что благотворительность может быть такой захватывающей, надеюсь, и Кейтлин тоже вольется в это с тем же энтузиазмом. Мы с мужем буквально очарованы этим городом, было бы великолепно переехать сюда…

Опять началось. Мы с Надин переглянулись. С мамой все понятно, но папа никогда в жизни не горел желанием переехать в Нью-Йорк. Он обожает песок, солнце, зеленые лужайки для игры в гольф. Я, конечно, очень тепло отношусь к этому городу, но едва ли хотела бы жить здесь все время. Мне уже не хватает зелени, ведь «Большое яблоко», по сути – каменные джунгли, здесь едва увидишь одно дерево на четыре квартала.

- Дорогая, я, - начал было папа, но мама лишь повысила голос, не дав ему перебить.

- Кейтлин сейчас размышляет о том, чем будет заниматься после театра, так что кто знает? – легко рассмеялась она. – Возможно, она останется здесь насовсем. Много фильмов и сериалов снимаются в Нью-Йорке, это город возможностей. Вот даже у Мэттью, моего сына, пара эпизодов «Скуби-Ду» будет снята здесь.

Нэнси сделала глоток вина из своего бокала и понимающе наклонила голову.

- Как говорят, это место, где необходимо быть, - она взглянула на меня. – Мы позаботимся о том, чтобы тебя заметили, Кейтлин. Я уже дала твоей маме список мероприятий, которые ты не можешь пропустить.

- И она не пропустит, – заверила ее мама.

- Некоторые из них мы проводим вместе, - улыбнулась Нэнси, - так что я уверена, что буду часто видеть твою маму и, надеюсь, тебя. Мои дочки, Сабрина и Серафина, с нетерпением ждут выхода «Встречи разумов», они большие твои поклонницы.

- Кейтлин проведет их за кулисы, - пообещала мама. Надин смерила ее неодобрительным взглядом, но удержалась от язвительного комментария.

- Было бы чудесно, - просияла Нэнси. Вот это улыбка! Она, что, отбелила зубы? – Я сейчас должна поздороваться с Маргарет Бетроу, Мэг, ты со мной?

- Разумеется! – мама поцеловала воздух возле моей щеки, и они с Нэнси отошли.

- Я, пожалуй, пригляжу за ней, - подмигнул мне папа. – Кто знает, на что еще она подпишет меня – или вообще нас всех, не спрашивая нашего мнения.

- Хорошая мысль, мистер Бёрк, - сумрачно произнесла Надин. – Спасите нас, - я поправила папин галстук, и он пошел следом за мамой и миссис Уолш. Надин повернулась ко мне. – Многие хотят позадавать тебе вопросы о постановке, но, я думаю, про Лорен и Аву речь тоже зайдет, - предупредила она. – У вас двадцать минут, если хотите перекусить, прежде чем начинать.

- У нас, - сладким голосом повторила Скай, ткнув Лиз пальцем в плечо, прямо в центр ее новой татуировки (это японский символ жизни, и Лиз очень гордится им, а вот ее отец пришел ярость). – А не тебя.

- Разумеется, - Лиз отвела ее руку. – Удачи, когда будешь защищаться перед репортерами из «People» и объяснять, что ты от природы такая худая, а не моришь себя голодом, лишь бы быть лучше Кейтс.

Скай поджала губы, явно собираясь продолжить перепалку, но я схватила ее за руку и потащила в сторону бара. Еще одной ссоры мне здесь не хватало!

Журналисты оживились при виде нас и немедленно обступили каждую со всех сторон, задавая вопросы о предстоящих проектах и нынешних планах. Когда основная масса репортеров получила ответы на интересующие их вопросы, я смогла перевести дух и устремилась к столикам с угощением. Но, когда проходила мимо Скай, невольно прислушалась.

- Это такая честь – быть среди талантливых актеров и работать над шоу, которое, возможно, изменит индустрию кино, - боже правый, да она говорит, точно получила Нобелевскую премию мира, а роль студентки-лыжницы.

- Так, значит, то, что у Грэди Тревиса, режиссера, серьезные разногласия со студией по поводу бюджета, всего лишь сплетни? – уточнил один из журналистов. На долю секунды лицо Скай посерьезнело, но затем она снова широко улыбнулась.

- Разумеется, это только слухи! Мы уже готовы к съемкам и через пару недель вылетаем в Ванкувер. А я до сих пор не нашла ничего теплого и гламурного одновременно, представляете? – она рассмеялась. Журналист нахмурился.

- Но я слышал, что съемки перенесены в Лос-Анджелес. Во всяком случае, - он поднес микрофон поближе к губа Скай, - так написано на официальном сайте студии.

- Я… Я не знаю, о чем вы говорите, - Скай по-прежнему улыбалась, но теперь начала накручивать на палец прядь волос. Меня не проведешь, я знаю, что она всегда делает так, когда нервничает.

- Лос-Анджелес? – переспросила другая журналистка. – Для сериала об Аляске?

Скай отбросила прядь за спину, заехав по носу репортера, и тот чихнул.

- Грэди тоже был не в восторге, - пояснил он, - но, говорят, там какие-то серьезные проблемы с деньгами.

- Что? – Скай нахмурилась. – Это невозможно!

Ой. Если она сейчас сорвется, то наговорит много вещей, о которых потом пожалеет.

- Скай, время! – завопила я. – Простите, извините, - я протолкнулась через ряд журналистов, - но нам пора. Еще раз извините!

- Он ведь ошибся, да? – бормотала Скай, когда мы быстрым шагом удалялись от репортеров и их микрофонов. – Ну, конечно, в Лос-Анджелесе хорошо, но почему не Ванкувер? Грэди ничего не говорил о смене планов, он не может отменить полет, и…

- Спокойно, - я усадила ее на стул возле нашей «Будки поцелуев» (а точнее, столика). – Все прояснится, Скай.

Она задумчиво уставилась на разложенные по столу блески, бальзамы и помады для губ. Ароматы и цвета на все вкусы, тут вам и увлажнение, и смягчение, и придание объема – словом, все, что может понадобиться, если вы решили не использовать накладные губы.

- Я должна сниматься в этом сериале, Кей, - сказала Скай, глядя на линию бальзамов для губ от Зака Эфрона. – У меня должно быть занятие, должна быть работа! Что еще за финансовые разногласия? Они же не закроют сериал! Как я тогда буду? Как вообще можно жить без ежедневных съемок?

- Ну, вообще-то можно, - пошутила я.

- Точно! – воскликнула Скай. – Ведь ты безработная! Ну, если не считать этих летних спектаклей.

- Это спектакли на Бродвее, - напомнила я. – И да, если тебя это успокоит, то после них я безработная. Так что перестань сходить с ума. Позвонишь своему агенту и выяснишь, в чем там дело, а пока что мы на мероприятии, если ты не забыла, - я постучала по стоявшей на нашем столике пластиковой табличке «Читай по губам». Неплохая надпись, если учесть, что мы на благотворительном приеме «Читающей Америки».

К нам подошла Лиз.

- А Остин в курсе, чем ты тут занимаешься? – усмехнулась она, смерив взглядом восковые губы, отложенные в сторону за ненадобностью.

Я покачала головой.

- Думаешь, надо было ему сказать?

- Кейтс, - подруга прищурилась, - ты собираешься целовать незнакомых людей. Остин хотел бы знать об этом, я считаю.

- Целовать незнакомых людей на благотворительном мероприятии! – уточнила я. – Это же другое дело, - я закусила губу. – Ведь да?

- Никто не говорит, что это измена, - закатила глаза Лиз, - но представь, что тебя сфотографируют здесь с каким-нибудь красавчиком, а потом снимок попадет во все газеты. Остин был бы только за, если бы ты сказала ему об этом «до», а не «после».

Черт возьми, Лиз права! Я должна была предупредить Остина о возможности появления таких снимков заранее. Но, с другой стороны, я ничего особо и не скрываю, дело в том, что мы не разговаривали уже три дня. Из-за разницы во времени на никак не удается созвониться, то он пропускает мои звонки, то я его. Мы, конечно, переписываемся, но это определенно не то же самое.

- Я позвоню ему, как только мы закончим, - пообещала я Лиз.

- Вы готовы, девочки? – к нам подошла Оливия. – Гости вот-вот начнут появляться. Я даю вам часы, - она поставила к нам на стол небольшие электронные часики, - но, если захотите задержаться – никаких проблем, только скажите! Все, веселитесь, - она улыбнулась.

И нам действительно весело! Мы целуем пухлощеких малышей, нервничающих мальчиков, чмокаем в щеки девочек. К нам в очередь выстраиваются даже известные люди, например, Ченнинг Татум, Джими Феллон и Чейс Кроуфорд (которого мы обе поцеловали без возражений). Когда я помогла малышу спуститься с моих колен и подняла голову, чтобы увидеть следующего человека, то встретилась взглядом с Диланом. Он улыбнулся, и я почувствовала, что ладони у меня моментально вспотели. Очень странно.

- Дела движутся неплохо, Бёрк! – подмигнул он, а я так и замерла.

- Как ты меня назвал? – слова слетели с губ раньше, чем я успела подумать. Улыбка Дилана увяла.

- Бёрк. Это ведь твоя фамилия?

Я медленно кивнула. Соберись, Кейтлин!

- Да, просто… Нет, ничего… - боже, да что я мямлю? – Мой парень так меня называет. Бёрк.

Дилан кивнул.

- Теперь понятно, почему у тебя был такой вид, словно ты привидение увидела. Извини, - он покачал головой. – Но ты ведь едешь к нему на следующей неделе, да?

- Да, верно, - я улыбнулась. – Какие планы? У тебя выходной сегодня?

- Форест созвал второй состав, - пояснил Дилан. – Раз уж наша очаровательная прима, - он слегка поклонился мне, - все схватывает на лету, он дал нам всем несколько свободных дней, а сам муштрует второй состав. Ты, кстати, видела мое сообщение?

- То, про ужин в понедельник вечером? Да, видела.

- Сможешь прийти? Я хотел повторить пару сцен, думаю, ты тоже была бы не против порепетировать.

Я покраснела.

- Пожалуй. Но надо посмотреть, нет ли у меня уже каких-то планов.

- Конечно, - согласился Дилан. – Я сделал несколько пометок во втором акте для тебя, помню, ты переживала из-за пары сцен. Если бы знал, что ты здесь будешь, принес бы прямо сегодня.

Дилан такой заботливый!

- Спасибо, это очень мило с твоей стороны, - от всего сердца поблагодарила я.

- Без проблем, - он улыбнулся. – Мы пришли с Райли, только вот она потерялась где-то в районе столика Зака Эфрона.

Моя улыбка явно стала натянутой. Дилан фыркнул.

- Да, я в курсе, что ты не фанатка Райли. С ней непросто, верно?

- Не то что бы непросто, - солгала я. Хотя на самом деле – нет, я не солгала. С ней не «непросто», а очень, очень трудно! Если я еще раз услышу: «Может, там у себя на студии вы и говорите так, но на сцене мы говорим иначе, Кейтлин», честное слово, я взвою.

- Она довольно упрямая, - продолжал Дилан, - но она хороший человек. Они с Мэг давние подруги, Райли просто скучает без нее.

- А кто у нас здесь? – Скай вцепилась в мое плечо. – Кей, ты нас не познакомишь?

- Да, действительно! – к нам подошла и Лиз. – Привет, я лучшая подруга Кейтлин, Лиз, - она протянула руку Дилану. – Этим летом мы живем одной квартире, Кейтс работает с вами, а я стажируюсь в университете.

- Значит, студентка, - улыбнулся Дилан. – Круто.

- Я тоже сейчас в Нью-Йорке, но приехала не развлекаться, к сожалению, а работать, - вставила Скай. Господи, у них обеих есть парни – а они вешаются на Дилана! Хотя, честно сказать, он и впрямь, как говорится, лакомый кусочек.

- Скай, Лиз, это Дилан, - вмешалась я. – Дилан, это Лиз, моя подруга, и Скай, мы вместе работали. Мы с Диланом сейчас тоже коллеги по «Встрече разумов».

- Повезло, - с неприкрытой завистью вздохнула Скай. – Так, Дилан, ты здесь ради поцелуя, не так ли?

Дилан обернулся (позади него скопилась уже приличная очередь) и рассмеялся.

- Раз уж я в очередности, то да. Кто первый?

- В очередности? – переспросила Скай.

- Прошу прощения, - смутился он, - привычка. В очереди. Это все британский английский.

Лиз и Скай заворожено закивали. Все, девчонки явно растаяли.

- Очередность, очередь – да какая разница! – громко засмеялась Скай. – Все равно мы здесь ради поцелуев!

Я покраснела. Думать о том, чтобы поцеловать Дилана, было очень странно. В сценарии моя героиня и его герой целуются один раз, но мы еще не репетировали этого, чему я была страшно рада. И сейчас практиковаться в этом мне тоже не хотелось.

- Вот ты где, - это Райли. Она только что протолкнулась через очередь? А где же ее манеры? – О, здравствуй, Кейтлин, - сказала она мне с холодной улыбкой. – Что ты тут делаешь? Форест ведь дал нам выходной, чтобы репетировать самостоятельно, ведь ты еще не готова выступать на сцене.

- А ты, должно быть, Райли, - приподняла брови Лиз.

- Думаешь? – усомнилась Скай. – Хотя да, пожалуй. Правда, не знаю, что ее выдало – костлявая задница или завышенная самооценка.

- Прошу прощения, - прищурилась Райли, - мы знакомы? Это твои… друзья?

- Да, - я вскинула голову.

- Что, прямо-таки обе? – уточнила Лиз, показав на Скай. Я покосилась на нее, но ничего не сказала.

Райли медленно кивнула.

- Хорошо, когда друзья рядом. Мои знакомые за океаном, меня некому отвлекать. Театр занимает так много времени,- она вздохнула, - что совершенно некогда ходить куда-то. Если, конечно, выкладываешься на все сто.

- Уверен, Кейтлин именно так и делает, Райли, - вежливо заметил Дилан.

- Разумеется, - согласилась она. – Кейтлин очень много времени тратит на то, чтобы понять, как все должно быть, - сообщила Райли Лиз и Скай. – В скором времени, готова поспорить, у нее все получится, правда, Кейтлин? Это ведь как с языком, - она рассмеялась. – Прости, Кейтлин, я не хотела тебя обидеть. Но то, что ты считала АБТР Театральным фан-клубом группы АВВА, было невероятно забавно.


Я начала заливаться краской. Да, это был провал, но как я могла знать, что АБТР – это Ассоциация британских театральных работников? Это было новым фактом для меня, и этот факт абсолютно никак не влияет на мою игру – но Райли прицепилась даже к этому.

- Мда, - отчетливо произнесла Скай и скрестила руки на груди. Райли с видимым раздражением повернулась к ней.

- Извини? Я разве с тобой говорила?

- Слава богу, нет, но вот я говорю с тобой, - отчеканила Скай. – Разумеется, не дольше минуты, потому что ты мне не нравишься. И то, как ты цепляешься к Кей с этими дурацкими терминами, мне тоже не нравится. Всем наплевать, что значит АБТР. Вот ты, к примеру, знаешь, что такое стедикам? Или ротоскопинг?

Райли заморгала.

- Нет…

- Это термины со съемочной площадки, - спокойно отозвалась Скай. – Ты не знаешь и не можешь их знать, потому что понятия не имеешь, как снимаются фильмы. Ты ведь никогда не была на съемках? – Райли покачала головой. – Так я и думала. Наверное, жизнь в гримерке театра все же не такая великолепная, особенно, если судить по твоим знаниям и давно вышедшему из моды топу, - скривилась Скай.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №5: да, на сцене есть свои термины, а на съемочной площадке – другие. Стедикам, например, это система, которая одевается на оператора, позволяет стабилизировать камеру при съёмках в движении (например, когда оператор бежит). Изображение при этом получается ровное и не трясётся. А ротоскопинг - техника, применяющаяся для создания двухмерных изображений путём обрисовки живых движений актёра в специальных программах кадр за кадром. Вот так-то, Райли!

- Я устала, Дилан, - Райли окинула Скай уничтожающим взглядом, но та даже не моргнула. – Восемь выступлений в неделю – даже я не могу этого выдержать. Нам, пожалуй, пора.

- Дилан занят, - весело сообщила ей Скай. – У него на очереди пара поцелуев.

И, прежде чем он успел возразить, Скай коснулась своими губами его. Этот поцелуй, казалось, длился вечность. Райли отвела глаза. Я переглянулась с Лиз. Наконец, Скай отпустила Дилана.

- Кей, твоя очередь.

- Ты, наверное, его за нас обеих поцеловала, - нервно рассеялась я, чувствуя, как внутри все переворачивается.

- Именно, - внезапно поддержала меня Райли. – Пойдем, Дилан.

Скай пристально взглянула на меня, и в этот момент я точно поняла, о чем она думает. Райли влюблена в Дилана. И она не хочет, чтобы кто-либо об этом знал. И тем более, чтобы он целовал другую девушку. Особенно, если этой девушкой буду я.

- Дилан занят, - повторила Скай с нехорошим блеском в глазах, - он никуда не пойдет, пока не поцелует Кей. Разве не так, Дилан? Это ведь ради благотворительности.

- Не надо, Скай, - попросила я.

- Кейтс, ты не можешь прогнать Дилана, - заметила Лиз, не сводя глаз с Райли. – Он заплатил за вход.

Дилан молча взглянул на меня. Похоже, ему не было так неловко, как мне: он улыбался, и я покраснела, затем отвела глаза. Что вообще происходит? Скай – ладно, это в ее стиле, но Лиз? Она, что, с ума сошла? Конечно, у нас тут «Будка поцелуев», но ведь чмокнуть ребенка одно, а вот поцеловать Дилана – совсем другое. И Остин будет не очень-то этому рад. Хотя, с другой стороны, чем тот же Чейс Кроуфорд отличается от Дилана? Я уже целовалась с парнями сегодня, так что какая разница?

Райли с ужасом смотрела на моих подруг.

- Дилан, - позвала она, - мы задерживаем всех. Пойдем!

- Я, хм, - он все еще улыбался мне, - я думаю, это неплохой вариант репетиции той сцены, да? И, к тому же, я и правда заплатил за билет, это для благотворительности.

- Да, верно, - согласилась я. Райли спала с лица. Скай толкнула меня в бок.

- Целуй его.

Разумеется, из толпы немедленно вынырнул журналист с камерой. Прекрасно. Просто прекрасно.

- Кей, люди ждут! – повысила голос Скай. – Это просто поцелуй. Ты, что, думаешь, Тревору не все равно, с кем я там целуюсь? – она осеклась, затем кашлянула. – В смысле, ты, что, думаешь, Тревору не все равно с кем я целуюсь для благотворительности?

Да. Скай права. Нас попросили – мы делаем. Один поцелуй никому не повредит, да?

- Ну, что с вами? – продолжала возмущаться Скай. – На сцене все равно будете целоваться! – она схватила меня за запястье и буквально толкнула меня в объятия Дилана.

- Скай, там фотограф, - с беспокойством произнесла Лиз.

- Все в порядке, Кейтлин, - Дилан поддержал меня за локти, чтобы я не упала, и теперь смотрел на меня сверху вниз. Ого, он такой высокий! – Если не хочешь, не надо.

- Дело не в этом, - начала объяснять я, но тут вспышка камеры ослепила меня на мгновение, Скай что-то громко сказала, Лиз заспорила с ней, а Райли, кажется, выругалась (хотя в этом я не уверена) – и я больше не думала, а лишь действовала. И…

Ого.

Ничего себе!

Его губы были мягче, чем я ожидала, и все ощущалось иначе. Не так, как с Остином, но мое сердце все равно застучало в бешеном ритме. Дилан ответил на поцелуй – и не отстранился.

Это замечательно. На самом деле замечательно. Я расслабилась, и… ГОСПОДИ! ЧТО Я ДЕЛАЮ?!

Я отпустила Дилана, но камера продолжала щелкать, а мое лицо стало, наверное, напоминать помидор. Лишь бы на фотографиях этого не было. Нет, лучше пусть будет. Тогда Остин поймет, что мне не понравилось.

На самом деле, понравилось.

Скай сверкала победоносной улыбкой.

- Вот! Разве так сложно?

Дилан улыбнулся мне, и я кое-как улыбнулась в ответ. Почему-то теперь я чувствовала себя очень странно, подавленно… И виновато.

- Следующий! – крикнула Скай. – Пока-пока, Райли! Увидимся, Дилан!

- Увидимся в понедельник? – уточнил Дилан. Что? А. Да. То сообщение. – На репетиции? И в кафе?

- На репетиции, - отозвалась я, ограничившись только этим. – Увидимся.

- Так, Кей, - Скай деловито подтолкнула меня к моему месту, - у нас тут очередь.

- Да-да, - я дрожащей рукой взяла бальзам и нанесла немного на губы. А потом еще раз. И еще чуть-чуть. И еще.

- Кейтс? – Лиз приподняла бровь.

- Все хорошо, - кивнула я, водя бальзамом по губам.

Я, что, пытаюсь стереть поцелуй Дилана? Я быстро поставила тюбик обратно на стол. Все равно у «People» уже есть фотографии. Надо позвонить Остину и все объяснить. Он ведь уже уверен, что Дилан в меня влюблен, боже, да он просто взбесится! Я целуюсь с Диланом не на работе! А вдруг на снимках видно, что мне это очень нравилось?

Вдруг Остин увидит, как приятно мне было целовать Дилана?!

- Кей! – Скай треснула ладонью по столу.

- Извини, - поспешно потрясла головой я. – Следующий!


Суббота, 13 июня

Позвонить Остину. Срочно!


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

СЦЕНА 6

Очередь в кафетерии

ДЖЕННИ: Эми! Эми! Ау-у! ЭМИ!

ЭНДИ (оборачивается): Ты ко мне обращаешься?

ДЖЕННИ (нетерпеливо): Да!

ЭНДИ: Я Энди.

ДЖЕННИ: Неважно. Слушай, Энди, что бы ты там не пыталась сказать моему парню, забудь. Лео все равно.

ЭНДИ: Не думаю, Дженни. Дело скорее во мне, чем в нем. Я не хочу потом всю жизнь жалеть о том, что упустила момент сказать то, что давно хотела. Это последняя возможность, понимаешь?

ДЖЕННИ: Последняя – не последняя, мне все равно. Лео даже не знал, что ты учишься в этой школе, а если и знал, ты не входишь в наш круг. Не выставляй себя дурой, тебе потом будет только стыдно.

ЭНДИ (тихо): Это тебе должно быть стыдно. Я видела тебя в прошлые выходные с Томасом Лопезом. Он, кажется, тоже не входит в ваш круг, не так ли? Разве что вы вдруг решили, что ученики из кружка по испанскому достойны вашего внимания.

ДЖЕННИ: Ты… Ты… Я никогда в жизни не встречалась с Томасом Лопезом! А на твоем месте держала бы язык за зубами вместо того, чтобы придумывать небылицы. Поняла? (ее толкают в спину) Ой!

ДЖОРДАН: Ох, прости, не заметила, что ты стоишь здесь. Ого, а этот латте смотрится неплохо на твоей кофте. Особенно, в сочетании с апельсиновым загаром.

ДЖЕННИ: Ты разлила латте на мою блузку?! Я собиралась надеть ее на выпускной!

ДЖОРДАН: Значит, придется найти что-нибудь другое.

Дженни убегает прочь, Энди и Джордан смеются.

ЭНДИ: Что это было? Ты раньше не рисковала и предпочитала не разговаривать с ними.

ДЖОРДАН: Наверное, это ты меня вдохновила. Всего-то двадцать четыре часа до того, как мы все разбежимся в разные стороны. Что Дженни может мне сделать?

ЛЕО: Энди?

ЭНДИ: Лео! Привет.

ЛЕО: Есть минутка.

ДЖОРДАН: У нее одиннадцать минут до следующего урока. А я пока пойду.

ЭНДИ (улыбается): У меня одиннадцать минут.

ЛЕО: Ага, я слышал. Мы, кажется, хотели поговорить. Но, думаю, нам понадобится мороженое для этого разговора. Какое ты хочешь?

ЭНДИ: Мне лучше фруктовый батончик.

ЛЕО (берет батончик и мороженое, расплачивается): Держи. Итак. Ты хотела мне что-то сказать?

ЭНДИ: Да. Дело в том…

Глава 6: Рано радоваться.

- Эми! Эми! Ау-у! ЭМИ! – Райли раздраженно притопнула ногой. Ее голос в точности такой же недовольный, как и в обычной жизни, когда она разговаривает со мной. Моя очередь.

- Ты ко мне обращаешься? – оборачиваюсь я. – Я Энди, - я чуть повысила голос, как меня учили. На самом деле, игра на сцене во многом напоминает работу над «Делами семейными», когда мы прочитывали свои реплики, добиваясь нужных интонаций и акцентов. Разница лишь в том, что записывался идеальный вариант, а здесь никто не скажет: «Стоп! Дубль два».

Райли покачала головой.

- Кейтлин, сначала я говорю «Да», а потом уже ты говоришь «Я Энди», помнишь?

Она права. Уже второй раз за сегодня я «подрезаю» ее текст, произнося свои строчки раньше.

- Извини.

- Извиняю, - терпеливо кивнула она. – Это не кино, тут все по-другому. Если ты оборвешь меня, я оборву Карен, а она – Дилана, и все, сцена испорчена. Понимаешь, о чем я, милая?

Я кивнула, зная, что сейчас на меня смотрят все артисты, в том числе и Карен, играющая Джордан. Все чувствовали себя неловко, когда Райли начинала ругать меня за что-то, но никто не говорил ни слова. Сегодня Фореста не было, а в такие дни Райли бескомпромиссно царствовала на сцене. Оставалось лишь догадываться, придирается ли она из вредности или это я такая бездарь.

- Ты смотрела то видео об актерской этике, о котором я говорила? – наседала Райли. – Ни в кое случае нельзя допускать таких ошибок, как сейчас, если мы не хотим испортить впечатление о спектакле.

- Райли, ну, хватит, - перебил ее Дилан. На его лице была написана усталость от постоянных выпадов девушки в мою сторону. – Кейтлин старается изо всех сил.

- Разумеется, Дилан, - скрестила руки на груди Райли, - но я лишь хочу помочь! Кейтлин должна сиять на сцене, а не путаться в тексте, словно полный профан, ведь это совершенно не ее уровень.

- Ты права, - согласилась я. Райли хочет, чтобы постановка имела успех, а раз уж главная героиня – я, ей волей-неволей приходится муштровать меня. Но почему нужно придираться, а затем делать вид, что все это для моего же блага.

- Хорошо, - она хлопнула в ладоши, - тогда еще раз сначала, - в отсутствие Фореста Райли исполняла обязанности режиссера («У меня самый большой опыт, я на сцене с тех пор, как мне исполнилось два года!»).

- Неважно, - Райли махнула рукой на мое вовремя сказанное «Я Энди». - Слушай, Энди, что бы ты там не пыталась сказать моему молодому человеку, забудь. Лео все равно.

- Парню, - поправила я, и Райли удивленно уставилась на меня. – Ты сказала «Молодому человеку», а надо было «Парню».

Теперь все уставились на меня. Дилана закашлялся, скрывая смех. О, нет. Не стоило мне этого делать.

- Точно! Кейтлин права, - Райли тонко улыбнулась. – «Парень». Мы в Англии привыкли говорить «молодой человек», не так-то просто переключаться с одного диалекта на другой, особенно, если хорошо знаешь оба, - она рассмеялась. – Тебе так повезло, Кейтлин, что не нужно учиться британскому английскому, это очень сложно.

- Ну, на самом деле… - начала было я, но Дилан снова закашлялся, и я замолчала. Он частенько подавал мне разные знаки относительно Райли, и вот конкретно этот означал «Замолчи!». – Да, хорошо, что не нужно, - улыбнулась я.

- Ну, Кейтлин, у тебя ведь есть я, - Райли покровительственно положила руку мне на плечо. – На сцене нет места личности, здесь мы – команда. Мы все вместе работаем или же все вместе проигрываем. Знаешь, когда я была в «Цыганке»… Ты ведь видела «Цыганку», да?

Я отвела глаза.

- Нет, не видела.

Рука Райли слетела с моего плеча, точно я вдруг превратилась в кактус.

- Кейтлин, это же классика! Я посмотрела ее после мюзикла «Иисус Христос – суперзвезда».

- Его я тоже не видела, - тихо отозвалась я. Райли потрясенно обвела взглядом коллег. Кто-то действительно удивился, а кто-то еще на словах «Это же классика!» закатил глаза.

- В самом деле? Но, Кейтлин, каждый уважающий себя актер театра должен это увидеть! Очень важно знать шедевры театрального искусства.

- На этой неделе я пойду на «Рок времен», - сказала я, надеясь, что Райли успокоится, но она взглянула на меня так, словно я предложила ей посмотреть шоу «American Idol».

- «Рок времене» даже рядом не стоял с «Иисусом»,- тоном, не терпящим возражений, заявила она. – Это как если бы мы сравнили «Цыганку» с «Мэри Поппинс»!

- А мне понравилась «Мэри Поппинс», - кажется, я сама себе рою яму. – Вчера как раз посмотрела.

- Диснеевское шоу, - засмеялась Райли. – Ох, Кейтлин, ну что же нам с тобой делать? – она взглянула на часы. – Так. Перерыв пятнадцать минут!

Они с Карен спустились со сцены, а я уселась прямо на пол, скрестив ноги по-турецки, и вынула телефон из кармана. Мне все равно, испачкаю я свои шорты или нет. Все, что мне хочется услышать – голос Остина.

- Привет, вы дозвонились Остину, - раздалось в трубке.

- Привет! Это я, - затараторила я, - мы не разговаривали два дня, и…

- Вы знаете, что делать после сигнала, - закончил он. – Даю слово, я вам перезвоню! БИ-ИП.

Это автоответчик. Я не узнала новое сообщение и поэтому приняла голос на записи за Остина.

- Привет, это я, - повторила я. – Перезвони мне, хорошо? Я скучаю по тебе.

Повесив трубку, я убрала телефон в сумку, оставленную на сиденье зрительного зала, затем села рядом. Почему он сменил сообщение?

- Выше нос, подруга! – Дилан тоже спустился со сцены и сел рядом. Оглядевшись по сторонам, он сунул мне половину шоколадного батончика, и я взяла ее, тоже покрутив головой в поисках Райли («Кейтлин, никаких больше пирожных! Театр – это пристальное внимание и к телу тоже»). – Как там говорится? Райли лает хуже, чем кусает?

Я рассмеялась.

- Точно. Надеюсь, ты прав.

Дилан сидел возле меня, и наши колени легонько касались друг друга. От Дилана пахло ананасом, наверное, это какой-то одеколон. Он был в джинсах и рубашке, но даже сквозь рукава на его руках отчетливо виднелись бицепсы. Он много тренируется, похоже.

- Жаль, что «Встреча разумов» уже открыла сезон, - голос Дилана вырвал меня из мыслей о его бицепсах. – Ты могла бы надеть Платье Цыганки.

- Ой, я читала об этом! – воскликнула я.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №6: в Голливуде у нас есть свои приметы, а здесь, на Бродвее, естественно, есть свои. Например, после премьеры мюзикла один из самых сильных исполнителей выходит на поклон в Платье Цыганки – мантии, похожей на мантию выпускника. Считается, что это приносит удачу самому исполнителю партии и всем, с кем он сотрудничает в этом сезоне.

- Только вот я не пою, а «Встреча разумов» - не мюзикл, - напомнила я Дилану.

- И то правда, - улыбнулся он, - да тебе оно и не пригодится. Все тебя любят, премьеры пройдет отлично.

- Думаешь? – да, я очень хочу, чтобы хоть кто-то считал так, но не для того, чтобы сделать мне приятное, а потому, что это на самом деле так. Пока что, со всеми репетициями и придирками Райли, я, честно говоря, не чувствую в себе никакой убежденности по поводу своего успеха.

- Уверен, - твердо отозвался Дилан. – Репетиция закончится через час, я собирался поехать в город, перекусить где-нибудь, ты как?

- Я за, - с сожалением покачала я головой, - но у меня встреча с агентом сегодня.

Дилан улыбнулся.

- Тогда в другой раз. Может, завтра, - предложил он. – Можно даже пройти некоторые сцены отдельно, если хочешь.

- Да, мне бы не помешали дополнительные репетиции, - я встала, и Дилан подал мне руку, помогая залезть на сцену.

- С радостью, - подмигнул он. Из моей сумки донеслась знакомая мелодия, и я резво спрыгнула обратно вниз.

- Алло?

- Привет, загадочная незнакомка, - глубокий голос Остина буквально затопил меня с головой.

- Привет!!! – так, Кейтлин, не надо орать. – В смысле, да, привет, - уже тише сказала я. – И уж кто здесь таинственный незнакомец! Я два дня от тебя ничего не слышала.

- Кажется, что гораздо дольше, - вздохнул он. – Прости меня, Бёрк, у нас были матчи в Сан-Диего, а после них было уже очень поздно для звонков.

- Ничего страшного,- заверила я его, припоминая, когда он говорил мне про те матчи. А, кстати, да, когда? Но ведь и я пока ничего не сказала про «Будку поцелуев»… Ой. – Я просто хотела услышать твой голос.

- Ну и как? Хорошо звучит? – поддразнил он.

- Как всегда! – я засмеялась.

- Ты хотела о чем-то поговорить? – спросил он. – Я весь внимание!

Вот оно.

- Помнишь, я говорила, что иду на прием «Читающей Америки»? В субботу? – начала я.

- Ммм… Ты говорила? – Остин усмехнулся. – Прости, я забыл, наверное.

Я нахмурилась. Как минимум дважды я упоминала об этом, но сейчас не время об этом спорить.

- Ну ладно. Это было благотворительное мероприятие, а мы со Скай были в «Будке поцелуев». Люди платили за поцелуй знаменитости.

Это определенно привлекло его внимание.

- Так.

- Мы со Скай целовали ребятишек, у нас были такие восковые накладки на губы, - продолжала я. Разве я нервничала так же сильно хоть раз при разговоре с Остином? – Это все для благотворительности, - а теперь я говорю, как Лейни. – В общем, я просто хотела тебя предупредить на тот случай, если ты увидишь какие-то снимки в таблоидах.

- А, - тихо согласился Остин, и я похолодела. В буквальном смысле.

Нет, постойте, это кондиционер.

- Ну, одним из пришедших… - давай! Скажи это! – был Дилан Костер. Ты знаешь его, он мой коллега.

- Да, я знаю, кто он, - теперь голос Остина звучал несколько странно, словно он сдерживал смех. Или слезы.

- Фотографии, наверное, уже в интернете, у «People», - продолжала я. – Это хорошая реклама для пьесы, да и вообще… О, и еще я поцеловала Чейса Кроуфорда и Джимми Феллона.

- И как тебе Джимми? – поинтересовался Остин.

- Он веселый, - хихикнула я. – Все хотел взять Скай на руки. Ты… Ты на меня злишься?

Остин помолчал.

- Нет, - похоже, он тщательно подбирал слова. – Я, конечно, не в восторге, но знаю, что это твоя работа. Так что все понимаю. Ну, вроде как. Хорошо, что ты сказала об этом.

Я выдохнула с облегчением. Забавно, даже не заметила, что задерживала дыхание!

- Конечно. Это ерунда, но мне не хотелось, чтобы ты увидел те снимки, а от меня ни слова не услышал.

- Я рад, что ты рассказала, - повторил Остин слегка рассеянно. Или это мне кажется? Надо сменить тему.

- Готов к выпускному? – весело поинтересовалась я, и Остин заметно приободрился:

- Лимузин уже заказали, столик в ресторане тоже, а я выбрал костюм.

- И мое платье тоже уже готово, - поделилась я. – Пол и Шелли помогут с макияжем и прической.

- Здорово! – я тщательно прислушивалась к каждому его слову, но ничего похожего на гнев или разочарование не улавливала. Остин успокоился, ура! – Скорей бы встретиться, Бёрк. Лиз сказала, ты прилетаешь в три часа… Постарайся выспаться, хорошо?

- Конечно, - пообещала я, искренне тронутая его заботой о моем сне. – К пятнице я отдохну как следует, даю слово, - в зале послышался голос Райли. Пора бы мне возвращаться на сцену. – Слушай, я перезвоню тебе позже, ладно?

Когда мы попрощались, я чувствовала себя намного лучше, но в то же время мне было немного грустно. Все, о чем мы поговорили – дурацкая «Будка поцелуев», я даже не спросила, кто победил в Сан-Диего! И про Райли я ничего не сказала, не спросила, как у него дела, не пожаловалась на маму и ее мероприятия… Об этом я думала весь оставшийся час репетиции, но, к счастью, никто не заметил, что мысленно я не на сцене, а у телефона. Все еще пребывая в растерянности, я попрощалась со всеми и вышла на улицу.

Когда машина подъехала, и я открыла дверь, моим глазам предстала невероятная картина: на заднем сиденье Скай рыдала в объятиях Надин. Длинные черные волосы растрепались, а тушь размазалась по лицу, сама Скай то и дело хлюпала распухшим покрасневшим носом и была совершенно непохожа на себя обычную.

- Что случилось? – воскликнула я. Надин тяжело вздохнула.

- Сериал Скай отменили, - сказала она, и Скай всхлипнула в три раза громче. – В смысле, - поправила себя Надин, - отложили, - Скай икнула. – Она пришла к нам, искала тебя, так что теперь мы все здесь.

Я села возле них и неловко положила руку на плечо Скай. Она немедленно дотянулась до моего воротника и высморкалась. Похоже, ее супер-эксклюзивное платье от Николь Миллер, которое она нахваливает всякий раз, как надевает, для роли носового платка не подходит.

- Скай, мне так жаль, - я погладила ее по спине. – Как такое могло произойти?

- Репортер… - всхлип, - был… Прав! – всхлип. – Грэди разругался с продюсерами из-за всего, из-за мест съемок, денег, даже сюжета! Он пригрозил, что вообще не будет ничего снимать, и… - всхлип, - теперь его выгнали! А сериал отложили «на неопределенное время», - теперь она рыдала у меня на плече. – Не знаю, что делать! – Скай подняла голову и взглянула на меня заплаканными глазами. – Что делать, когда твоя карьера рушится?

- Не знаю.

- Но ты должна знать! Ведь твоя-то почти разрушена! – снова всхлипнула она. Я покосилась на Надин. Та покачала головой, сдерживая смех.

- Если ты и сейчас собираешься говорить гадости, найди себе другую жилетку, - заявила я, отодвигаясь, и Скай снова захлюпала носом.

- Прости, Кей! – она схватила меня за плечо, не отпуская от себя ни на сантиметр. – Я просто так расстроена, а ты единственный человек, к которому я могла пойти. Ты слишком вежливая, чтобы выгнать меня!

- Позвони Лейни и спроси, не можем ли мы перенести встречу, - попросила я Надин поверх головы Скай, затем повернулась к водителю. – Мы едем в Верхний Вест-Сайд, в «Shake Shack».

- Что еще за «Shake Shack»? – насторожилась Скай. – Я не в настроении идти на занятия по зумбе!

- Это кафе, Скай, - Надин ласково заправила прядь ее черных волос за ухо. – Кафе, где замечательный молочный коктейль.

- Да, его очень хвалят, - добавила я. – Ну же, Скай, тебе просто необходимо взбодриться!

Голоса Скай вновь рухнула на мое плечо, что я поняла как согласие. Погладив девушку по плечу, я лишь мысленно удивилась, насколько странно может повернуться жизнь.

Сорок минут спустя мы со Скай сидели за столиком, а перед нами стояли вкуснейшие молочные коктейли и самые большие бургеры, какие вы только можете себе представить. Скай беспрекословно согласилась на мой выбор угощения и попросила лишь, чтобы Родни стоял неподалеку и в случае чего «защитил нас от папарацци, снимающих, как она съедает миллиард калорий в один присест». Надин осталась с ним, чтобы не слушать больше рыданий Скай, но, к счастью, она уже успокоилась, а на бледное лицо вернулись краски жизни.

- Я говорила, еда исправляет многие ситуации, - заметила я, откусывая от бургера. Скай закатила глаза.

- Коктейль не вернет мне работу, - ядовито отозвалась она. – Но он вкусный, это правда, - она опустила глаза. – Спасибо. Мне было нужно это, - она тоже взяла бургер и откусила кусочек.

- Не за что, - улыбнулась я. – Не переживай, все будет в порядке, ты найдешь новую работу еще до конца недели!

- Но не на телевидении, - ее голос дрогнул. – Расписание на осень уже есть, а меня в нем не будет. Впервые за десять лет, Кей!

- У нас впереди еще SNL, - напомнила я, - это большое событие. А осенью ты можешь сниматься в фильме, например. Ты же всегда говорила, что у тебя множество предложений, нужно только выбрать одно из них!

- Ты права, - согласилась Скай, пережевывая бургер, - но это не то же самое, что… Что «Дела семейные», Кей, - она посмотрела на меня. – Я скучаю по ДС, - ее глаза снова заблестели, да и я почувствовала, как подступают слезы.

- И я.

- Я скучаю по этому шоу, ведь я любила сниматься в нем! – Скай шумно втянула носом воздух. – Никогда не думала, что мне будет не хватать ДС, но вот… Кей, только ты можешь меня понять! Как ни странно, но именно поэтому я к тебе и пришла, - выдохнула она. Я кивнула.

- Я тебя понимаю. И тоже скучаю по ДС, съекам, даже по нашим с тобой ссорам, - я усмехнулась. – Во всяком случае, твои оскорбления всегда были просты и понятны, - и я рассказала ей о Райли и ее постоянных комментариях «для моего же блага». Скай поджала губы во время моего рассказа, а затем выдала тираду, которую я не стану вам передавать. Высказавшись о «британской селедке», как она назвала Райли, Скай гордо вскинула голову и сверкнула глазами. Это подняло мне настроение, и, рассмеявшись, я взяла свой стакан с коктейлем.

- Тост!

- С молочным коктейлем? – Скай скептически смерила меня взглядом.

- Давай же, - я пододвинула к ней ее стакан, и она, покачав головой, тоже взяла его в руку. – За нас! – провозгласила я, поднимая коктейль. – За нас и за наше будущее, которое будет гораздо ярче прошлого!

- Миленько, - хмыкнула Скай.

- Серьезно. Я надеюсь, что мы обе найдем что-то, что станет для нас новыми «Делами семейными» - сериалы, фильмы, Бродвей, неважно! – сказала я. – И, возможно, даже будем работать вместе, - мне казалось, она съязвит, услышав это, но Скай лишь улыбнулась.

- За нас.

И мы чокнулись стаканами.


Среда, 17 июня

Собрать вещи

Сказать Надин, чтобы договорилась с Полом и Шелли

Вылет в Л.А.: пятница, 11:55

Машина на выпускной: 18:00


Celebrity Insider Online

Ш-ш-ш! Все, что вам не следовало бы знать о жизни любимцев Голливуда!

Автор: Никки Нуро

Провалит ли Кейтлин Бёрк свой дебют на Бродвее?

Мы удивлялись ее таланту во время «Дел сеейных», ахали на премьере «Милых убийц» и восхищались ею каждый день – но есть ли то, что не под силу Кейтлин Бёрк?

Возможно, Бродвей.

Источник, близкий к актерскому составу «Встречи разумов», сообщает, что прогресс Кейтлин на репетициях вызывает некоторое беспокойство. Она делает все, на что способна, и выкладывается на репетициях, но, похоже, у нее нет качеств, что необходимы для игры на сцене.

- Она понятия не имеет, как взаимодействовать с аудиторией, - сообщает источник, - а ее игра в целом вызывает, скорее, смех, нежели какие-то другие эмоции. Если она не исправится, шоу рискует завершить сезон раньше, чем планировалось. Люди едва ли станут платить за билеты, чтобы посмотреть, как Кейтлин проваливает роль, с которой Мэг Валентайн справлялась безупречно.

Впрочем, не все настроены так категорично по отношению к Кейтлин. Так, ее коллега, Дилан Костер, заявляет:

- Кейтлин молодчина! И она справится на «отлично», я уверен.

Наше мнение? Дождитесь премьеры и увидите сами!

Глава 7: Как же хорошо дома (пусть ты и приехал на 48 часов)!

Горячая капля сыра, опасно свисавшая с моего куска пиццы, покачнулась, едва не упав мне на колени. Ой. Слава богу, на мне парикмахерская накидка!

- Давай-ка поаккуратнее, - нахмурился Пол, мой парикмахер, с которым мы работали в ДС. – Я не хочу, чтобы мой шедевр был заляпан жиром. И вообще, как тебе удается есть все это, - он покосился на пиццу, - и оставаться такой худой? Стоит мне взглянуть на чипсы, как мой желудок увеличивается втрое, а Джекс напоминает про абонемент в спортзал.

Я хихикнула.

- Едва ли от одного лишь взгляда на чипсы можно поправиться.

Лиз, сидевшая рядом с кусочком дыни в руках, закивала.

- Плюс двадцать минут тренировки – и чипсов как не бывало, - подтвердила она.

Я с обожанием взглянула на пиццу. Надин заказала для нас с Лиз пиццу на вынос из самого прекрасного места в Лос-Анджелесе, «Райского ломтя». После шестичасового перелета нам жутко хотелось есть, так что, как обычно, мы предпочли Сицилийскую пиццу с двойным сыром, перцем и брокколи и большие бутылки «Спрайта». Я уже проглотила два куска, а теперь начала третий. Пока Полиция Питания (то есть, моя мама) в Нью-Йорке, я могу есть все, что пожелаю, и при этом не слышать ничего похожего на «примерку», «фотографии» или «целлюлит».

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №7: многим людям хочется знать, как это знаменитостям удается набирать вес, если у них есть и персональные тренеры, и личные шеф-повара, и деньги на вегетерианскую/органическую еду. Мой тренер, Ольга Эмеджен, не боится сказать жестокую правду: можно тренироваться целыми днями и выдать подопечному детально распланированный по часам рацион на день… Но нельзя быть возле человека все время. Даже у знаменитостей есть свои слабости, а их наставники часто не оказываются рядом – вот, например, как сейчас – чтобы остановить от поедания очередного куска пиццы. Ольга не может схватить меня за руку Ольга не может схватить меня за руку, когда я беру батончик, заботливо купленный Диланом во время перерыва на репетиции. Мы не заоблачные небожители, мы тоже бываем голодны.

Услышав тихий щелчок, я подняла голову. Надин только что сфотографировала меня, засовывающую в рот аппетитнейший треугольник, покрытый сыром. Прежде, чем убрать мобильник в карман, она многозначительно мне улыбнулась.

- Пожалуй, я сохраню этот снимок. Мало ли, пригодится в будущем. Например, чтобы заставить тебя пересдать экзамены, если результат вдруг нас не порадует.

- Манипуляторша, - буркнула я. До сих пор не верится, что родители отпустили меня домой лишь с Надин и Родни. Мама сказала, что я «вполне взрослая, чтобы присматривать за мной», но я подозреваю, что дело в «Дорогой ромашке»: мама ни на минуту не хотела отрываться от этого комитета, ну а папа решил, что было бы неплохо приглядывать за тем, на что она там подписывает нас всех.

- У Кейтлин наверняка будут высокие баллы, - прощебетала Шелли. Пока Пол делал мне прическу, она наносила Лиз макияж. – Тебе надо пользоваться солнцезащитным кремом, - обеспокоенно сказала она подруге. – У тебя очень чувствительная кожа.

Шелли и за мою кожу всегда беспокоилась, каждый раз предлагая мне принести новый крем против солнца.

- Кейтс много готовилась к экзаменам, - заметила Лиз, закрыв глаза, когда Шелли стала наносить ей тени, - думаю, все будет в порядке. Не знаю даже, что она поставила тогда на первое место – карьеру, Остина или учебу. Нет, Надин, я шучу, учебу, конечно.

- Все было важно, - уточнила я, вытирая жирные пальцы о тренировочные штаны и глядя в зеркальце, стоявшее передо мной. Как хорошо, что мамы здесь нет, и она не видит, что за бардак мы учинили на кухне! Анита, наша домработница, пообещала прибрать все и восстановить идеальный порядок к маминому приезду. – Иногда я все же могу поступать правильно.

Стоило вернуться в Лос-Анджелес, как мне сразу стало намного лучше. Не поймите неправильно, в Нью-Йорке было замечательно, но дома даже дышалось легче. Может, дело в зелени, покрывающей весь город, может, в бассейне на нашем заднем дворе (по нему я очень сильно скучала!). А еще в Лос-Анджелесе у тебя гораздо больше пространства вокруг. В Нью-Йорке натыкаешься на нового человека каждые десять секунд, а здесь разговоры с незнакомцами могут начаться лишь потому, что машина перегрелась или нужно, чтобы тебя подвезли на попутке.

Пол начал укладывать мои волосы в низкий пучок. Сегодня мой образ будет напоминать Тейлор Свифт, мне всегда нравилось, как она выглядит. А платье, выбранное для сегодняшнего вечера, ну просто нереальное! Длинное, без рукавов, сидит ровно по фигуре, а подол распадается на складки, словно русалочий хвост. Просто, но элегантно. Лиз выбрала яркое платье от Бетси Джонсон, оно все усыпано блестками, и подруга говорит, что напоминает в нем фею-крестную.

- Я так скучаю без вас, ребята, - призналась я Полу и Шелли. – Без вас это просто не то

- Мы тоже скучаем, дорогая, - Пол закрепил пучок еще одной шпилькой. – Зато теперь, когда сериал закончен, ты больше не работаешь со Скай, вы не ругаетесь каждый день. Эта принцесса теперь может строить новое королевство и терроризировать всех там.

- Она вовсе не такая и плохая, - заметила я, глядя на свои руки. – Она милая, - все замерли, с удивлением глядя на меня. – Серьезно! Послушайте, мы с ней поладили, ее когда здесь была Алексис. И она защищала меня весной, когда я… Ну, пошла не по той дорожке. Скай изменилась! – Лиз хихикнула. – Ладно, может, не так уж сильно изменилась, но она вовсе не плохой человек. Я теперь понимаю ее.

Лиз только глаза закатила.

- Ты сама себя обманываешь.

- А, может, Кейтлин права, - вдруг заговорила Надин, тоже беря пиццу. Родни, сидевший позади нее, кашлянул, и она, не оборачиваясь, протянула этот кусок ему, а себе взяла еще один. – Мне ее даже жалко стало.

- Жалко Скай? – переспросила Лиз.- Да что с вами такое? Вы, что, забыли, как она нападала на Кейтс все эти годы? – подруга едва ли с кресла не спрыгнула, но Шелли удержала ее на месте.

- Мы все прекрасно помним, - Надин терпеливо кивнула, - но, когда ее сериал закрыли, она была разбита. Они с Кейтлин пошли в кафе за коктейлями и гамбургерами, и только это подняло ей настроение. Скай сама пришла к Кейтлин в трудную минуту! И спрятанные в машине пирожные Кейтлин она тоже съела, - добавила Надин с легкой усмешкой.

- Это были мои пирожные, - мрачно уточнил Родни. Шелли прыснула.

- Выгрызаете себе дорогу в Нью-Йорке в прямом смысле этого слова, - пошутила она.

- На самом деле, там много прекрасных кондитерских, - заступилась за Родни я. – Чего только стоит «Магнолия», или «Крошка», или…

- Или «Сладкая капля», - добавила Надин, глядя куда-то на кухонную стойку. Проследив за ее взглядом, я увидела большую коробку, на которой были нарисованы цветы и пирожные. – Анита сказала, это пришло сегодня. Кажется, - прищурилась она, - я знаю, кто отправил.

- Мама?

Родни расхохотался.

- Ты считаешь, мама стала бы присылать тебе капкейки?

- Скай? – не сдавалась я. – Она говорила, что нам надо пойти в «Сладкую каплю» вместе.

- Нет, - Надин с улыбкой покачала головой. – Ты не поверишь, когда узнаешь, кто это прислал.

- Скай тебе прохода не дает, - одновременно с ней заявила Лиз.

- Ну, они же команда «СКАТ»! – пошутил Пол.

- Она с тобой общается, потому что у нее работы нет, - продолжала Лиз. – Кейтс, ты же и сама это понимаешь.

Я ничего на это не ответила. Если уж Лиз завелась, ее не остановить. Вместо этого я взяла ножницы и перерезала ленточку на коробке. На крышке не было написано ничего кроме моего имени и адреса, так что отправитель по-прежнему оставался неизвестным. Внутри оказалось двенадцать безупречных капкейков, каждый из которых напоминал маленькое произведение искусства. Родни немедленно потянулся за одним. У одного из бортиков коробки лежала карточка.

- Вы же никогда не дружили, - все еще выступала Лиз, доставая из коробки пирожное с розовой глазурью и белым цветком. – Я вообще не понимаю, почему она просто не ушла в закат, когда сериал закончился, а до сих пор продолжает всех доставать. Сделай вид, что занята и тебе некогда отвечать на ее звонки, - предложила она. – Почему она тебя так преследует? Явилась в Нью-Йорк, плачется тебе в плечо в кафешках… Да она болталась у нас в квартире все прошлые выходные! – гневно закончила Лиз.

- Кто-то явно ревнует, - прошептал Пол.

- Я все слышу! – вспылила Лиз. – И я не ревную. Кейтс, - она вопросительно взглянула на меня, - ты же знаешь, что я не ревную?

- Знаю, - успокоила я ее, избегая скептического взгляда Надин.

- У нас уже было такое, когда я общалась с Микаэлой, - пояснила подруга всем остальным, - и это не ревность. Я просто терпеть не могу Скай Маккензи. И мне не верится, что Кейтс нравится проводить время с девицей, которая издевалась над ней с первого дня знакомства.

- Мы вместе работаем над следующим выпуском SNL, - напомнила я Лиз.

- И после этого она уберется? – Лиз сняла парикмахерскую накидку. – Освободит место на диване и будет мучить кого-нибудь другого, да?

- Конечно, - кивнула я, хоть и не была уверена в этом. Скай звонит мне, когда расстроена, и мне не хочется хамить ей, бросая трубку и отвечая, что я занята.

Так. У меня в руках до сих пор карточка, лежавшая в коробке.

«Подумал, что немного Нью-Йорка в Лос-Анджелесе тебе не помешает. Я знаю, что ты хотела попробовать их выпечку, так что, надеюсь, понравится. Хороших выходных и не волнуйся о театре. Ты – прекрасная Энди, и я не устану повторять это, пока ты сама не поверишь в свой талант.

Всего наилучшего,


Дилан»

- Это от Дилана, - растерянно произнесла я. Он прислал мне пирожные из Нью-Йорка? Господи, какой же он милый!

- Что за Дилан и где мне найти такого же? – поинтересовался Пол.

- Дилан – совершенно очаровательный возлюбленный Кейтс во «Встрече разумов», - отозвалась Лиз. Я покосилась на нее. – А что? Разве не так?

- Да, но он просто друг, - с нажимом произнесла я.

Друг, который прислал пирожные за три тысячи миль. Не больше.

- Я-то в курсе, да и ты тоже, а что насчет Дилана? – приподняла брови подруга. – Знаешь, мне что-то подсказывает, что Дилан хотел бы стать чем-то большим.

- Похоже на то, - Шелли задумчиво смотрела на пирожные.

- Он так просил твой адрес, Кейтс, что я не могла ему отказать, - извинилась Надин. – Он знал, что ты хотела попробовать выпечку из «Сладкой капли» и решил прислать пирожные сюда, потому что переживал, что ты будешь нервничать из-за постановки все выходные. Ему хотелось поднять тебе настроение.

- Пирожные замечательные, - согласилась я, с наслаждением съев одно.

- Оставишь парочку Остину? – невинно спросил Пол. Это праздное любопытство или попытка разыграть драму?

- Нет, - твердо ответила я. – Остин и так не в восторге от Дилана, а это его совсем разозлит.

- О, любовный треугольник! – в глазах Пола заплясали искорки. – Хотелось бы мне быть в Нью-Йорке и видеть развитие событий.

- Никакой это не треугольник, - возмутилась я.

- Кейтлин, я хотела тебе кое-что сказать, - встряла Надин, предусмотрительно меняя тему разговора. – Ты же помнишь про время, так?

- Лимузин арендован до трех, - прибавил Родни, - но, если что, я буду на подхвате.

Надин нахмурилась, глядя в свой блокнот.

- Я знаю, что ты хочешь побыть с Остином, но твоя мама позвонила Сету и сказала, что ты приедешь, так что он просит о встрече завтра днем. У него есть несколько сценариев для тебя.

- Да, я знаю, - кивнула я. Мы с Сетом давно договорились, и он сказал, что Остин может прийти со мной. – Мы пойдем вместе, все в порядке.

- Отлично. Тогда остается… Лейни.

Все присутствующие испустили протяжный вздох.

- Она говорит, это лишь полчаса займет, - Надин явно сомневалась в правдивости этого. Я рассмеялась.

- Ты же знаешь Лейни, какие там полчаса! В Нью-Йорке у нас просто пресс-конференция была, не меньше.

- Но, цитирую, «нам с Кейтлин надо обсудить жизненно важные вещи», - улыбнулась Надин. – Хотя она не сказала, что именно.

- Тогда, может, лучше по телефону? – попросила я. – У меня и так мало времени, а я очень хочу побыть с Остином! С Лейни можно созвониться, а с Остином так не получится.

- Это потому, что мальчишки совершенно не умеют разговаривать по телефону, - Лиз фыркнула.

- Не все же, - возразил Пол.

- Надин, пожалуйста! – взмолилась я. – Скажи ей, что мы встретимся в другой раз?

- Да, Надин, разве можно быть такой жестокой? – покачала головой Шелли.

- Хорошо, хорошо, - вздохнула моя ассистентка. – Позвоню ей и навру. Скажу, что у тебя уже запланирована встреча с Сетом, ну или еще что-нибудь в том же духе.

- Только осторожно, - предупредила я. – Она все, что угодно, разведает.

- КТО РАЗВЕДАЕТ?

Я так и подпрыгнула на месте. Анита, убиравшая коробки из-под пиццы, вздронула, и выронила одну из них. У Родни из едва не выпал кусок пирожного, а Лиз повернула голову так резко, что Пол чуть было не вырвал ей прядь волос.

- ЛЮДИ, ЧТО С ВАМИ? - в дверях стояла Лейни собственной персоной. – ВЫ ЧЕГО ТАКИЕ ДЕРГАНЫЕ?

- Лейни, ты чего кричишь? – Надин первая взяла себя в руки. Лейни вот-вот готова была рявкнуть и на нее, но тут поднесла руку к уху и не нашла там привычной гарнитуры.

- Ох, простите, - уже нормальным голосом сказала она. – Привычка, - Лейни вынула из кармана две гарнитуры и закрепила их на ушах.

- У тебя целых две?.. – пораженно начал Пол.

- У меня две линии, - отрезала она, затем улыбнулась мне. – Кейтс, вот ты где! Надин мне так и не ответила, и я уж было подумала, что твой полет отменили. На Надин совсем непохоже не отвечать мне, - она цокнула языком, и Надин залилась краской.

- Это из-за меня, Лейни, - покачала я головой. – Телефон буквально разрывался, и я попросила ее отключить рабочую линию.

Лейни подозрительно смерила взглядом нас с Надин.

- Но вот ты нас нашла, значит, все хорошо, - весело сказала я. – Я иду на выпускной сегодня, а пока можно поговорить.

- Да, точно, та школьная вечеринка, - вспомнила Лейни. – Так вот, с SNL у нас все готово, так? Мне уже звонили из «TV Guide», они хотят сделать обложку с тобой и Скай, а «Entertainment Weekly» и «People» уже готовят статьи про выпуск шоу. В SNL говорят, что на вас уже обращено больше внимания, чем на Джастина Тимберлейка!

- Ничего себе!

- Мы соглашаемся на все, да? – Лейни достала мобильник. – Я пришлю Надин список всех встреч, мы как-нибудь сработаемся с твоими репетициями, так что ты все успеешь, но неделька будет чокнутой.

- Похоже на то, - согласилась я. – Извини, что нет времени на ланч, как ты хотела, у меня встреча с Сетом, и…

- Ладно, ладно, - перебила Лейни, и я напряглась. – Тут кое-что еще. Сегодня утром узнали. Ты вряд ли будешь в восторге, да и твоя мама тоже…

Я нахмурилась.

- Что такое, Лейни? Ава и Лорен опять начали снимать псевдосмешные ролики? Снова нарядились, как мы со Скай? Так и знала, что они что-то придумали! – я попыталась рассмеяться, но Лейни даже не улыбнулась.

- Вот, сегодня утром было на Hollywood Insider.com, - она протянула мне мобильник, на экране которого была открыта статья.

Это оказалась небольшая заметка обо мне и моем бродвейском дебюте. Точнее, о том, что я могу провалить его. Во всяко случае, так полагает «пожелавший остаться неназванным источник».

Что, неужели все так плохо? Нет, я ведь не полное позорище, Форест сказал бы мне, будь оно так, правда? И Дилан всегда уверяет, что я справляюсь отлично. А вот Райли… Не нужно быть Эйнштейном, чтобы догадаться, что, вероятнее всего, это она «пожелала остаться неназванной».

- Я уже связалась с отцом Лиз, и мы пригрозили им судом, если они не удалят статью, но она начала появляться и на других сайтах, - продолжала Лейни. Я протянула телефон Лиз, Надин и Полу с Шелли, чтобы они поняли, о чем идет речь.

- Вовсе необязательно заходить так далеко, Лейни, - сказала я, хотя на самом деле так не считала. – Обо мне часто пишут что-то такое, но это не злит, а так… Немного смущает.

- Почему? – немедленно поинтересовалась Лейни. – Это же бессмыслица, Кейтлин! Даже не думай об этом, милая! Как я всегда говорю Дженнифер, даже плохие публикации могут сослужить хорошую службу, если обернуть все внимание в свою пользу.

- Да, знаю, - я помолчала, - просто…

- Что «просто», Кейтлин? Что «просто»? – возмутилась Лиз. – Ты же не думаешь, что этот их «источник» прав, да? – я не ответила. – Кейтс! Ты спустишь ей это с рук?

Лейни скрестила руки на груди.

- Нам надо что-то делать с твоей самооценкой.

- С моей самооценкой все в порядке, - покачала я головой. – Просто в театре она несколько падает. Райли постоянно твердит, что я понятия не имею, что делаю. Трудно оставаться невозмутимой, знаете ли.

- Ты переживала и из-за первого фильма для канала «Дисней», - напомнила Лейни, - а что в итоге? Твои рейтинги взлетели до небес! И здесь будет то же самое. Причем ты начала не с какой-нибудь ерунды, а сразу с Бродвея. Туда не нанимают актеров, которые не умеют играть.

- Ты права, - вздохнула я, все еще не уверенная. – Ладно, Лейни, не переживай, все хорошо. Мама тоже переживет.

- Вот и отлично. Тогда я повременю с судом, - Лейни начала набирать какое-то сообщение. – Все, удачи вам на танцах. Увидимся в Нью-Йорке перед SNL.

Я взяла последнее пирожное из коробки. Какая разница, что говорит какой-то там «источник», если он (или она?) даже свое имя раскрыть стыдиться? Лейни права, я справлюсь. И я много работаю, чтобы хорошо выступить. А сегодня я буду думать лишь об Остине.

* * *

Забыть о Райли и ее Великом Белом лице (это как Великий Белый путь*, только лицо. Я только что придумала, хе-хе (* «Великий белый путь», неофициальное название Бродвея в районе Таймс-Сквер – прим. пер.)) очень легко, если ваш спутник – Остин Мейерс. Когда они с Джошем появились на пороге моего дома, чтобы забрать Лиз и меня, я бросилась к нему в объятия, забыв обо всем на свете и едва не сбив его с ног. Пожалуй, это была не лучшая идея, если учесть, что в руках у Остина был букетик роз на корсаж, но Родни предусмотрительно захватил с собой аптечку, так что царапины были обеззаражены в мгновение ока. Мы с Остином не отрывались друг от друга добрых десять минут, пока Лиз, потеряв терпение, не оттащила меня от него и не затолкнула в лимузин. Внутри уже сидел Роб Мюррей, Элисон, Бет и ее молодой человек.

- Ты выглядишь великолепно, - в сотый раз сказала мне Элисон, когда мы направлялись в зал отеля «Санта-Розита», где проводился выпускной. В холле повсюду были зеркала, и я нет-нет, да бросала взгляд на свое отражение. – До сих пор не верится, что ты здесь! В смысле, ты как будто никуда и не уходила из школы.

- Да, у меня такое же чувство, - призналась я. С друзьями (и Остином!) я не виделась несколько недель, но теперь мне казалось, что все это время было каким-то сном и мы не расставались ни н сутки. Разве что я держу руку Остина чуть крепче, чем раньше – но это лишь потому, что никакие смски и звонки не могут заменить это ощущение.

- Следующая пара! – объявил фотограф. Мы все стояли в очереди на фотографию, и вот теперь пришло время и нам с Остином встать перед камерой на фоне золотистой арки, синего занавеса и серебристых шариков.

- Да! – воскликнула я, и Остин с любопытством взглянул на меня. – Мне всегда хотелось такую фотографию, - пояснила я. Наверное, это несколько странное желание, если учесть все мои бесконечные профессиональные фотосессии. – Просто у меня ведь не было выпускного, но мне так хотелось бы сохранить эти воспоминания.

- Тогда не забудь цитату в ежегодник, - хихикнула Лиз.

- И табличку «Выпуск такого-то года», - добавил Джош.

- Можете смеяться, сколько хотите, - я гордо прошествовала к фотографу. – Нам четыре штуки, пожалуйстаю

- Тебе правда нужны фотографии с Остином на фоне синей занавески? – Джош покачал головой.

- Правда, Бёрк, - Остин явно был удивлен, - разве снимки с красных дорожек не лучше?

- Четыре штуки, - повторила я. – Красные дорожки – часть моей работы, а это – моя настоящая жизнь, и я хочу, чтобы она была запечатлена на фотографиях.

- Ох, ребята, - вздохнула Лиз. – Какие же вы милые.

Остин обнял меня за талию. Щелк!

Против такой вспышки я не возражаю.

* * *

Мы танцевали под "Love Story", "Say" and "The Climb", а затем решили, что пора бы и отдохнуть. Когда мы пришли за наш столик, там были лишь Роб и Элисон, они говорили о чем-то так увлеченно, что мы не стали перебивать их.

Кларк-холл не поскупился на декорации! Бет и Элисон были в комитете по подготовке выпускного и сделали все, чтобы безликий конференц-зал превратился в тропический рай. По стенам были расставлены кадки с пальмами, с потолка свисали полосы синей ткани, шевелившиеся при каждом движении гостей, точно диковинные растения, а танцпол был украшен зеленью. На шее диджея было ожерелье из цветов, а на столах помимо угощения лежали яркие цветы и ракушки.

И во всем этом южном великолепии то и дело мелькали знакомые мне лица: друзья Остина по команде, подруги Элисон и Бет, Лори с Джесс – мои давние соперницы, издевавшиеся надо мной в первые недели моего появления в школе. Ловя мой взгляд, девушки широко улыбались и махали руками. Я выдавливала тонкую улыбку и отворачивалась.

- Завтра мы поднимаемся на Голливудские холмы, затем идем в «Райский ломоть», потом встречаемся с Сетом, плаваем в бассейне и идем на ужин в Санта-Монике, - сказала я Остину.

- Неужели это все? – с притворным удивлением поднял он брови. Я рассмеялась. Ни за что не хочу упускать ни минуты, пока мы рядом. Никаких проблем с личным общением у нас нет, а вот по телефону все не так.

- Слишком много? – я невинно захлопала глазами.

- Вовсе нет, - успокоил меня Остин, протягивая мне тарелочку с пирожным. – Тебе понравится на Голливудском холме! Мы поднимались туда две недели назад, вид просто невероятный!

- Я и не знала, что ты там уже был, - удивилась я. – Мы же собирались вместе…

- Разве я не сказал? – Остин озадаченно смотрел на меня. – Это было на следующий же день после матчей с Саутсайдом. Тренер нам пообещал выходной, если мы победим, и мы полезли на холмы, помнишь?

- Не помню, - я покачала головой. Я и об игре против Саутсайда не знала! – Забыла наверное, - соврала я, хотя была точно уверена, что Остин ничего подобного мне не говорил, иначе я бы только об этом и расспрашивала его сейчас. С другой стороны, Остин тоже ничего не спрашивал о том, как проходят репетиции, но ведь я рассказывала ему, как переживаю из-за Райли и всего остального. Ладно, неважно. – Я совсем закрутилась, разрываюсь между репетициями, подготовкой к SNL и попытками найти идеальную кондитерскую, - пошутила я.

- Да? – разочарованно переспросил Остин. – А я надеялся, мы вместе будем снимать пробы с пирожных в разных местах. Я недавно читал про одно местечко, называется «Сладкая капля».

- Ничего о нем не слышала, - я уставилась на танцпол. – Да я, честно говоря, не во многих была. Так, в парочке. И еще в кафе «Shake Shack».

Остин застонал.

- Бёрк, мы хотели пойти туда вдвоем!

Вот тут уже и я удивилась. Этого я точно не припоминаю.

- Прости меня, - сокрушенно покачала головой я. – Мы пошли туда со Скай, когда она была в депрессии из-за того, что ее сериал отменили.

- Ах, да, команда «СКАТ», - рассмеялся Остин.

- Ты тоже слышал это название? – не поверила я своим ушам.

- Мне Хейли сказала, - пояснил он. – Было довольно неожиданно, что вы теперь общаетесь, - он тоже явно был поражен. – Я думал, она уехала после того приема… Ну, на котором вы целовались с Диланом, - Остин странно взглянул на меня. Я покраснела.

- Нет, она осталась. Я же тебе говорила.

- Это я бы уж точно запомнил, - приподнял брови он.

Мы молча уставились друг на друга. Кажется, это самый длинный наш разговор за последнее время, и все, что мы делаем – практически открытым текстом упрекаем друг друга в невнимательности. Но далеко не все здесь моя вина! Я звонила все время. Может, дело в разных часовых поясах… Но глупо сваливать все на расстояние.

- Похоже, нам многое нужно обсудить, - легко улыбнулась я, не желая усложнять и без того напряженную ситуацию. – К счастью, у нас есть на это все выходные.

- Ты уверена, что нам хватит времени на это и на обширные планы? – Остин тоже улыбнулся, и я вздохнула с облегчением. Все хорошо.

- Эй, Кейтс, ты приедешь в Техас на нашу игру? – осведомился Роб через стол.

- Конечно, - просияла я. – Надеюсь, у вас есть игры по понедельникам? Просто все остальное время у меня репетиции и выступления.

- Готов поспорить, будут, - Роб взлохматил свою шевелюру. – У нас по шесть игр в неделю, да еще тренировки. Нет, я понятия не имею, как мы должны и выжить в этой жаре, и впечатлить судей.

- Ты справишься, - хохотнул Остин. – Этот парень вынослив, как верблюд.

- Хорошо, что вы соседи, - заметила Элисон. – Можно быть уверенной, что ни один из вас не свалится на поле от морального истощения.

- А что, так может быть? – забеспокоилась я.

- Конечно, нет, - успокоил меня Остин. – Наши тренировки по большей части во второй половине дня, во время жары нас никто не станет гонять.

Мне стало гораздо спокойнее. Нет ничего хуже, чем мысль о том, что Остину плохо, а я ничем не могу ему помочь.

- Девчонки не такие стойкие, - уверенно заявил Роб. – Где уж им такую жару выдержать, - наткнувшись на взгляд Элисон, он обаятельно улыбнулся. – Извините, но это правда. Если бы в лагере были одни парни, нас бы гоняли в хвост и в гриву, а так все боятся, что девчонкам станет плохо.

- Кто же знал, что ты такой неандерталец, - фыркнула Элисон. Я насторожилась.

- Девчонки? – ни к кому конкретно не обращаясь, переспросила я. – Вы сказали, там будут девушки?

- Да, Бёрк, это же объединенный лагерь, - пояснил Остин. – Ты не знала?

- Нет, - медленно произнесла я. Неужели мы снова вернулись к тому, с чего начали?

- Я точно тебе говорил, - заверил меня Остин, но выглядел он сбитым с толку. – Или нет?

- Это я бы уж точно запомнила, - не удержалась я от повторения его собственной фразы. Друг нахмурился.

- Наверное, это было тогда же, когда ты сказала, что тебе пришлось поцеловать другого парня ради благотворительности.

Элисон удивленно взглянула на нас. Боже, зачем Остин снова поднял эту тему? Это и было благотворительное мероприятие! Я пристально взглянула на друга.

- Ага, лагерь общий, - радостно подтвердил Роб, не замечая повисшего над столиком напряжения. – Спальни, столовая, игровые площадки – все общее. Если бы я знал, выбрал бы другое место.

- Что, по-твоему, девушки не могут играть в лакросс, так, Мюррей? – рассердилась Элисон, и они начали жаркий спор, который, похоже, задевал обоих.

- Общие спальни? – повторила я. Что за бред?

- Бёрк, - Остин взял меня за руку, - этот лагерь – один из лучших. Туда приедут лучшие тренеры, есть шанс встретить представителей колледжей. Многие игроки получают стипендии за свою игру, это невероятная возможность.

- Знаю, - вздохнула я, все еще не понимая, как в спортивном лагере могут быть общие спальни.

- ПРЕКРАСНО! – рявкнула Элисон, перекрикивая всех сидевших за столиком. Она откинула волосы за спину и, с шумом отодвинув стул, вылетела из зала.

- Эли, подожди! – Роб вскочил и поспешил за ней.

Ого. Не так я представляла себе выпускной вечер. У меня слишком мало времени, чтобы тратить его на ссоры и мелкие обиды. К тому же, Остин прав. Он доверяет мне, я доверяю ему. Все будет в порядке. В школе он тоже учился со многими девчонками, но разве я переживала из-за этого? Нет, никогда. А сейчас у меня просто разыгралась паранойя, потому что я буду в Нью-Йорке, а он – в Техасе. Остин ведь не переживает из-за такой ерунды, значит, и мне не стоит.

- Прости меня за «Будку поцелуев», - тихо сказала я.

- А ты прости, что не сказал про лагерь – хотя, клянусь, я говорил, - Остин взял мои ладони в свои. – Это неважно, Бёрк, - он провел рукой по моей щеке, - ты ведь знаешь, что мои глаза смотрят лишь на тебя.

- И мои тоже, - призналась я, и мы потянулись друг к другу за поцелуем.

- Вот увидишь, время быстро пролетит, - сказал он, когда мы оторвалисчь друг от друга. – Через две недели мы увидимся на твоей премьере, а потом ты прилетишь в Техас на игру. А там уже и рукой подать до дома.

- Ты прав. Это всего лишь несколько… месяцев, - пробормотала я. Да. Месяцев. Но мы справимся.

- Именно, - кивнул Остин. – «Всего лишь», Бёрк.


Пятница, 19 июня

Попросить Надин разузнать все про лагерь: СКОЛЬКО ТАМ ДЕВУШЕК???!!!

Встреча с Остином в 9:15

Встреча с Сетом в 14:30

Вылет в Нью-Йорк: воскресенье, 10 часов вечера

Встреча с продюсерами SNL: понедельник, 15 часов

Глава 8: Субботним вечером в прямом эфире

СКАЙ: КЕЙ!!!! ТЫ ГДЕ????

КЕЙТЛИН: На примерке, а что?

СКАЙ: Я говорила с пиарщиками, будет круто твитнуть что-то во время эфира.

КЕЙТЛИН: У нас примерно 2,5 секунды, чтобы переодеться. Когда ты собралась твитить?

СКАЙ: Поверь, я успею.

ЛИЗ: Кейтс, я еду! Как там дела?

КЕЙТЛИН: Хорошо, спасибо. Как проект?

СКАЙ: Я за кофе. Тебе надо?

КЕЙТЛИН: Да, двойной эспрессо, если не сложно.

ЛИЗ: Ох! Тяжело. 4 часа ушло!

КЕЙТЛИН: Все будет хорошо, уверена!

ОСТИН: Привет, я вот только приехал. Готова к эфиру?

КЕЙТЛИН: ПРИВЕТ!!! Наконец-то! Все утро тебе звонила! Рада, что ты на месте. Собираюсь, переживаю немного.

СКАЙ: Взяла тебе кофе, передам через Родни.

МАМА: Кейти-Кэт, Мэтти хочет прийти за кулисы. Можно это устроить?

КЕЙТЛИН: Пусть подойдет к охранникам, я пришлю Родни за ним.

ОСТИН: Прости, времени ни на что нет, неделька та еще. Ты будешь сегодня самой лучшей!

КЕЙТЛИН: Да, у меня тоже неделя не из легких. Каждую минуту звоню тебе…

ОСТИН: И я оставил тебе два сообщения…

КЕЙТЛИН: Боже, я и не видела! Простиииии!!! Я так по тебе скучаю!

ОСТИН: Я тоже по тебе скучаю!

ПАПА: Кейтлин, это папа. Мама переживает, потому что охранники не пускают Мэтти к тебе. Ты не могла бы выйти и встретить его? Знаю, ты занята, но мама волнуется и, цитирую, «ее не уважают, как следовало бы уважать маму гостьи шоу», поэтому… КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ

ЛИЗ: И Сьюз, та девчонка, она делает все так быстро, что, боюсь, у нее будет преимущество.

ОСТИН: Скорей бы увидеть тебя на экране.

ЛИЗ: Как думаешь, у меня будут из-за нее проблемы?

МАМА: КАКАЯ ГРУБОСТЬ! Охранники сказали, чтобы ждали снаружи!

ПАПА: Это снова папа. Слишком длинное сообщение вышло. Мама нервничает. Ты можешь спуститься? ПОЖАЛУЙСТА!

МЭТТИ: Кей, мне надо за сцену!!!!! МАМА СВОДИТ МЕНЯ С УМА! СПАСИ!

СКАЙ: Кей, мне не нравятся парики, нам надо поменять их.

ЛИЗ: Но ведь тише едешь – дальше будешь, да?

ОСТИН: Если не удастся созвониться: до связи, люблю тебя. Порази их!

КЕЙТЛИН: Я тоже тебя люблю! Спасибо за поддержку.

КЕЙТЛИН – общая рассылка: НЕТ!!!! Я НЕ БУДУ ПЕРЕОДЕВАТЬСЯ И МЕНЯТЬ ПАРИК ОПЯТЬ! ХВАТИТ ПСИХОВАТЬ!!!

КЕЙТЛИН – общая рассылка: Ой, простите. То сообщение было для Скай. Не обращайте внимания.

- Что это такое? – возмутилась Скай, врываясь в мою гримерку три секунды спустя. Она ткнула пальцем в экран мобильника, на котором светилось: «Я тоже тебя люблю! Спасибо за поддержку». Черт возьми, я отправила ей сообщение, предназначавшееся Остину! – Что значит «Я тоже тебя люблю»?

Я расхохоталась.

- Извини, меня буквально погребли под смсками, я едва успевала отвечать. Рано или поздно это должно было случиться.

Скай странно покосилась на меня, и я снова хихикнула.

- Ладно-ладно, я тебя не люблю. Это сообщение для Остина.

- Что ж, это радует, - Скай скрестила руки на груди. – Я, конечно, благодарна тебе за все, что ты сделала для меня, но это, - она взглянула на телефон, - уже перебор.

Я лишь закатила глаза.

- Слишком много сообщений сразу. Остин, Лиз, Мэтти, мама…

- О, за маму не переживай, - отмахнулась Скай. – Видела я ее, они с Мэтти успешно миновали охранников. Хоть и ругалась она – будь здоров, - она накрутила на палец прядь своего парика. – Там Лиз вроде тоже болталась у входа, но я не подала виду, что знаю ее.

- Скай! – воскликнула я. – Зачем нужно так вредничать?

- Это весело, - пожала плечами она.

- Вам так вот нравится друг друга изводить?

- Она заказала мне курицу с брокколи, а я просила тофу с брокколи, - мстительно заявила Скай. – Ты хоть представляешь, как губительно мясо для внешности?

- Кейтлин? – в гримерку заглянул Паркер, ассистент продюсера. – Лиз была у входа, я проводил ее в зал.

- Спасибо большое, - благодарно кивнула я под разочарованный вздох Скай.

- Без проблем. Вы как, готовы?

- Нет, этот парик… - начала было Скай, но я не дала ей договорить.

- Да, мы сейчас будем, - когда он скрылся за дверью, я добавила сквозь зубы, - твой парик сидит идеально.

- Из-за него мое лицо похоже на блин, - заныла она, а я подтолкнула ее к выходу.

- Скай, пойдем уже. Ты играешь Аву, а не себя. Думаешь, мне мой парик нравится? – я указала на огромную спутанную копну темных волос, водруженную на мою голову.

- Вообще-то, он хуже, - согласилась Скай.

- Прекрасно, а теперь идем.

И вот мы надели огромные костюмы в виде драже «Skittles», спели песню, специально для нас написанную, и даже не рассмеялись во время исполнения, хотя очень хотелось. Честное слово, песня невероятна! Лорен и Ава показаны этакими охотницами за вниманием, которых хлебом не корми, дай на снимках папарацци оказаться. А больше всего в жизни они боятся, что их слава растает, как конфетки во рту у публики, и никто даже не вспомнит о них, когда потянется за новой конфетой. Продюсеры шоу также решили, что название «Skittles» лучше заменить на «Skrittels», чтобы избежать проблем с нарушением авторского права. Думаю, это хорошая мысль. На месте производителей я бы не хотела, чтобы мою продукцию упоминали в одном предложении с Лорен и Авой.

После песни мы, сорвав бешеные аплодисменты, поспешили в гримерки, чтобы переодеваться для следующего прогона.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №8: SNL действительно снимают перед живой аудиторией и репетиции тоже проводятся в присутствии зрителей. Закадровый смех уже слишком приелся, благодаря многим сериалам, а работа с публикой никогда не испортит представления. Так получается даже больше взаимодействия с аудиторией, и, поверьте, на экране выступление перед живой аудиторией выглядит совершенно иначе.

Когда прогон закончился, мы со Скай оказались предоставлены сами себе приблизительно на час. Кажется, мне уже не так страшно, как прежде, хотя настоящая съемка прямого эфира еще впереди. Все-таки репетиции помогают!

ДИЛАН: Привет, милая. Удалось ускользнуть с репетиции пораньше, с нетерпением жду твоего эфира. Как дела?

КЕЙТЛИН: Спасибо, замечательно! Ты очень помог мне, когда мы репетировали тексты. Как я могу отблагодарить тебя?

ДИЛАН: Что насчет ланча завтра? Я приглашаю.

КЕЙТЛИН: Ты уже приглашал меня, теперь моя очередь.

ДИЛАН: Нет, нет и нет. Я приглашаю. До встречи!

- Кто это? – поинтересовалась Скай, заметив, как глупо я улыбаюсь в экран телефона. Не дожидаясь ответа, она заглянула через мое плечо и хмыкнула. – А, снова Дилан.

- И что? – нахмурилась я. – Он просто спрашивает, как дела. Очень мило с его стороны, - да, и, кстати, мой парень тоже мог бы иногда это делать, но мы очень редко разговариваем в последнее время. Остин знает, что значит для меня SNL, но почему проявляет так мало интереса?

- Ты нравишься Дилану, - Скай хлопнула в лаждоши.

- Неправда!

- Правда, - кивнула она. – Вы все время спрашиваете друг друга, как у вас дела, - передразнила она. – Ты постоянно в телефоне, Кей.

- Он знает, что у меня есть парень, - напомнила я, злясь на Скай за то, что она права – мы действительно много переписывались в последнее время.

- Это еще никого не останавливало, - фыркнула она. – Иногда парни ухлестывают за занятыми девушками, знаешь ли. И потом, кто знает, может, ты тоже его поощряешь.

- Я его не поощряю! – горячо возразила я.

- Точно? Тот поцелуй выглядел несколько иначе, - хихикнула Скай, отскакивая в сторону, чтобы я не могла до нее дотянуться. Оказавшись на безопасном расстоянии, она погрозила мне пальцем. – Да еще эта твоя улыбка до ушей, которая появляется всякий раз, когда ты о нем говоришь…

- Он мой хороший друг, - прищурилась я. Так и есть! У Дилана куча других дел помимо просмотра эфира SNL, но он все равно тратит время на то, чтобы проведать, как там я. Вчера он даже принес мне ланч на прогон, потому что знал, что у меня не было времени на обед. Он помнит каждую мелочь, что я когда-либо ему говорила, например, название последнего просмотренного мною сериала или автора книги, которую я читаю (Джоди Пиколт).

Но на Скай это не подействовало.

- Мне кажется, ты что-то к нему чувствуешь.

- Ничего я не чувствую, - запротестовала я и пошла прочь от нее с ее догадками – но Скай понеслась за мной.

- Послушай, Кей, у меня было много отношений и…

- Правда?- перебила я. – Не замечала.

- И я вижу, когда люди действительно друг в друге заинтересованы, - проигнорировала Скай мою шпильку. – Дилан тебе не просто друг, и неважно, с Остином ты или нет. А здесь, в Нью-Йорке, все становится еще веселее, потому что Дилан рядом и он оказывает тебе то внимание, которого тебе так хочется, в то время как Остин далеко-далеко и не отвечает на звонки. Ты не виновата, просто так уж получилось. Нет, я уверена, что Остин снова будет таким же, как и всегда, когда вернется из лагеря… - мимо нас прошла работница с подносом пирожных. – О, Кей, брауни! – и она с аппетитом впилась в угощение, позабыв про свой монолог. Я стояла рядом, встревоженная и больше ни в чем не уверена.

ДИЛАН: Ты идешь на вечеринку после эфира? Я мог бы составить компанию.

Я уставилась на экран. Дилан ведь просто дружелюбен, так? Мне казалось, между нами исключительно дружеские отношения, не больше, но что, если Скай права? Я действительно поощряю Дилана? Зачем мне это делать? Пока что промолчу, отвечу на сообщение позже. Нельзя нервничать перед эфиром. До этого момента все шло гладко, даже вся эта неделя, что была совершенно безумной, и то прошла легче, чем я думала. Даже Райли не раздражала меня так, как обычно. Возможно, тут дело в том, что я уже устала от ее бесконечных нападок («Форест, скажи, пожалуйста, Кейтлин, что стоять нужно в шести шагах от доски, а не в восьми»). И я не хочу сейчас нарушать свое хрупкое спокойствие мыслями о предположительно существующих чувствах Дилана ко мне. Вместо этого я решила позвонить Остину.

Он поднял трубку после первого же гудка, но на заднем плане раздавался смех и громкая музыка.

- Бёрк? Ты меня слышишь? – прокричал Остин. – Погоди, я выйду! – звук закрывающейся двери, шум стал гораздо тише. – Вот, так-то лучше. Алло, ты здесь? Прости за это.

- Ты тоже прости, что я не позвонила раньше, - кажется, в последнее время мы просим друг у друга прощения в разы чаще. Прости, что не позвонила. Прости, что не сказал. Прости, прости, прости. – Где ты? У вас вечеринка?

- Вроде того. Большинство народу въехали раньше и уже подружились между собой, так что вот сегодня решили устроить небольшой междусобойчик. Здесь круто, на самом деле. Комнаты неплохие, люди хорошие. У нас с Мюрреем своя ванная, представляешь? Мы тут как короли жизни, - он рассмеялся.

- Здорово, - улыбнулась я, пытаясь представить, как выглядит новый дом Остина, но не смогла. Я ведь так и не заглянула в брошюру о лагере, которую он мне дал. Ладно, погуглю позже.

- Весь сегодняшний эфир мама запишет на кассету, - продолжал Остин. – Она думала, у нас тут нет телевизора, так что предложила записать. Хотя оказалось, что он есть. Правда, там сейчас толпа народу, но ребята из соседней комнаты сказали, что я могу посмотреть SNL у них. Я буду аплодировать вместе со всеми, пусть даже ты и не услышишь.

- Спасибо, - это очень меня растрогало. – Так приятно знать, что ты рядом, пусть и не в прямом смысле.

- Я всегда рядом, - сказал Остин. – Лиз сказала, прогон был невероятный, особенно, ваша песня про «Skrittles». Жду-не дождусь, когда увижу!

- Ого, ты уже знаешь новое название, - удивилась я. – Видно, ты и впрямь обращаешь внимание на мелочи, - это была шутка, ведь Остин очень внимательный.

- На каждую мелочь, - серьезно заметил он, - если она касается тебя.

Я просияла.

- Кейтлин? – это Паркер. Я прикрыла трубку рукой и кивнула. – Ты нужна нам на минутку, надо проверить свет еще раз.

- Конечно, через минуту, - я убрала руку с телефона. – Мне нужно отойти.

- ОСТИН! НУ, ГДЕ ТЫ ТАМ? – крикнул кто-то на заднем плане.

- Я разговариваю со своей девушкой, ребята, - отозвался он. – Погодите.

Ооо… «Со своей девушкой»! И он сказал это перед другими девчонками!

- Тебя тоже зовут, – улыбнулась я. – Перезвони мне, если будет не слишком поздно. Или я сама позвоню утром.

- Конечно, Бёрк. Порази их там!

- Легко, - пообещала я. Обязательно поражу, ведь Остин будет со мной!

Следующие сорок пять минут перед эфиром прошли как в тумане. Последние примерки, последние заметки, последние повторения строчек – и вот уже мы со Скай стоим за сценой, а перед зрителями уже разыгрывается скетч, открывающий сегодняшний выпуск.

На словах, являющихся для нас сигналом, мы поднимаемся на сцену, и, хоть свет прожекторов ослепительно бьет в глаза, я вижу в зале Лиз, родителей, Надин, Родни, Мэтти и… Дилана?! Нет, Кейтлин, не отвлекаться!

- Вы, должно быть, узнали нас с Кейтлин по «Делам семейным»! – воскликнула Скай, и аудитория взорвалась аплодисментами при словах «Дела семейные».

Я глубоко вдохнула.

- Или вы узнали нас не из сериала, а благодаря таблоидам. Мы здесь именно поэтому, кстати. Чтобы прояснить все дело. Видите ли, на самом деле мы не ненавидим друг друга, - кто-то в зале засмеялся.

- Совершенно точно, - серьезно кивнула Скай. – Очень большая ошибка считать нас врагинями, мы ведь – как сестры!

- Да, сестры, которые иногда ссорятся, - добавила я. – Но все-таки не стоит верить всему, что говорит пресса.

- Даже если она говорит очень убедительно, - согласилась Скай. – Например, как в тот раз, когда Кейтлин загремела в больницу, - я уставилась на нее в притворном ужасе. – Да, она была в клинике, но не из-за нервного истощения… - она заговорщически подмигнула и одними губами произнесла «Липосакция». Народ засмеялся. Им нравится!

Я пожала плечами.

- Именно. Большинство историй – полное вранье. Вот, например, Скай… Помните, журналы писали, что она – неконтролируемая истеричка? – я поднесла руку к губам и громким шепотом добавила: - Истинная правда! И волосы она красит, свои-то у нее серые!

Несколько минут мы так и подкалывали друг друга, публика веселилась и аплодировала на особенно удачных моментах диалога. Затем ведущие объявили наши имена еще раз и провозгласили открытие сегодняшнего эфира. Под грохот аплодисментов мы спустились за сцену.

И все шоу прошло вот так – мы выходили, выкладывались на полную, зрители были в восторге и провожали каждый наш уход смехом, рукоплесканиями и свистом. Эфир официально закончился в половину второго ночи, ведущие пожелали зрителям и гостям выпуска спокойной ночи, но никогда еще я не была так бодра, как сейчас! Сна ни в одном глазу, неудивительно, что сегодня еще и вечеринка. Я обнялась с каждым из участников шоу на прощание и спустилась в зал, где зрители вставали со своих мест, весело обсуждая только что просмотренное представление, а мои друзья и семья терпеливо ждали меня. Когда я подошла, то увидела возле них и Дилана. Он о чем-то говорил с моей мамой, а в руках у него был ГРОМАДНЫЙ букет из лаванды и подсолнухов.

- Кейтлин! Ты была великолепна! – закричала мама, порывисто обнимая меня. Я никогда не видела ее такой счастливой. – Потрясающе! Я только что написала Сету, мы уверены, что это настоящий трамплин для твоей карьеры. Правда, Кейтлин была невероятна? – обернулась она к присутствующим. Все закивали. Дилан улыбался, глядя на меня.

- Это тебе, - скромно протянул он букет. Мама прижала руки к груди.

- Ну, разве это не мило?

- Спасибо, - я благодарно приняла букет и вдохнула летний запах лаванды. Ого! – Ты не должен был…

- Я так захотел, - возразил он. – Ты – настоящий талант. Я говорил тебе это?

- Говорил, - засмеялась я. – А как тебе?..

- Песня про «Skrittles»? – закончил он. – Это было шикарно. Пожалуй, лучший скетч!

- Спасибо, - я почему-то смутилась, услышав эти приятные слова. Телефон в кармане завибрировал. – Прошу прощения. Алло? – Это Остин! – Ну, что скажешь?

- Замечательно! – с гордостью произнес Остин. – Бёрк, ты же прирожденный комик. Кто знал? Я посмотрел почти весь выпуск.

- Почти весь? – переспросила я.

- Да, меня то и дело утаскивали. Общая спальня – полное отсутствие приватности, - вздохнул он. – Я пропустил песню про «Skrittles», но, говорят, на YouTube уже есть запись.

- О, - я так хотела, чтобы он увидел этот номер! И он знал это, - ладно.

Если Остин и услышал нотку разочарования в моем голосе, то не подал вида.

- Повеселись на вечеринке хорошенько, ладно? – он, что, прогоняет меня? – Я позвоню завтра, - и гудки раздались прежде, чем я успела сказать «Пока».

- Да, так что с вечеринкой? – встрял папа. – Мы ведь тоже можем пойти?

- Па-ап, - простонал Мэтти, - прошу, не надо.

Я захихикала.

- Я не очень хочу туда идти, - призналась мама. – Мы поедем домой, дорогой, хорошо? Надин и Родни позаботятся о детях.

- Мы допоздна не задержимся, - подмигнула мне Лиз.

Мы с Мэтти выдохнули с облегчением.

- Дилан, ты тоже идешь? – поинтересовалась мама.

- Разве могу я оставить леди без спутника, мадам? – обворожительно улыбнулся он.

- Да, мне спутник определенно не помешает, - пошутила я. Надин странно покосилась на меня. Лиз приподняла бровь. – В смысле, да, Дилан тоже идет. Мы все идем. Большой компанией! Большой дружной компанией, – замолчи, Кейтлин, замолчи.

- Отлично, - улыбнулся Дилан, разрядив обстановку. Он смотрел лишь на меня с той самой минуты, как я спустилась со сцены.

Ох. Возможно, Скай не так уж и неправа. Вполне вероятно, что во мне проснулась какая-то подростковая влюбленность в Дилана, а у Дилана – точно такая же влюбленность в меня.

И, если это правда, то что мне с этим делать?


Суббота, 20 июня

СПАТЬ! Спать все воскресенье


TV Tome

Новые королевы SNL – Скай Маккензи и Кейтлин Бёрк!

Понедельник, 22 июня

Автор: Брейдон Вудс

Если вы смотрели эфир SNL в эти выходные, то не могли не оказаться совершенно очарованными двумя прелестными гостьями этой недели – Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи.

После сверхпопулярного сериала «Дела семейные» девушки не только не покинули наши сердца, но и укрепили свои позиции. Теперь они покоряют сцену комедии и делают это весьма и весьма успешно. Добродушные шутки друг над другом, комически абсурдные песни и пародия – этот эфир SNL оказался невероятно ярким и запоминающимся.

Смеем предположить, что песня о драже «Skrittles», написанная благодаря принцессам папарацци Лорен Кобб и Аве Хейден, не оставила равнодушным даже самого прожженного скептика, настолько комичной была эта реклама. Бёрк и Маккензи остроумно подшутили над соперницами, назвав их сладкими конфетками, от перебора которых начинает болеть желудок. Очень достойный ответ на попытку очернить репутацию актрис. Редакция TV Tome старается сохранять нейтралитет, но в данном случае мы всецело одобряем этот ход. Браво, Кейтлин! Браво, Скай!


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

Сцена 8

Школьный двор

ЛЕО: Энди, подожди!

ЭНДИ (сквозь слезы): Не нужно, Лео. Я зря все это начала, мне не стоило тебе ничего говорить.

ЛЕО (догоняет Энди): Нет, постой. Не зря. Это было, пожалуй, самое честное, что я слышал за все четыре года от людей, с которыми учился. Мы все здесь пытаемся играть какие-то роли, не снимаем масок – а ты знаешь, кто ты и чего хочешь от жизни. Ты не притворяешься, и меня это восхищает.

ЭНДИ: Правда?

ЛЕО: Правда. И я хотел бы сделать кое-что, если ты мне позволишь.

ЭНДИ: Что?

ЛЕО: Это.

Лео подходит к ней и целует в губы. Энди отвечает на поцелуй, обнимая Лео за шею.

Глава 9: Затишье перед бурей

- Так, люди, - Форест потер ладони. – Давайте пройдем последнюю сцену еще раз и закончим. Кейтлин? Дилан? Постарайтесь вложить все свои чувства в этот МОМЕНТ.

«МОМЕНТ» - это именно то, о чем вы подумали, а что касается меня, то и после нескольких недель репетиций, я не уверена, что делаю все правильно. Внутри все по-прежнему переворачивается, руки потеют, колени подкашиваются, а я превращаюсь в комок нервов.

- Мятную жвачку? – подмигнул Дилан, подходя ко мне. Сегодня у нас была репетиция в костюмах, так что на нем была зеленая рубашка-поло, которая еще больше подчеркивала его зеленые глаза (я удивлена, что это вообще возможно), и брюки цвета хаки со стрелками.

Я прикрыла рот рукой.

- У меня, что, изо рта пахнет? – смущенно поинтересовалась я у него. Дилан рассмеялся.

- От тебя исходит лишь аромат роз, милая, спокойно. Это, скорее, для меня, а я просто предлагаю. Так что?

Покачав головой, я улыбнулась. Какой же он все-таки милый и предусмотрительный!

- Так, Кейтлин, начнем прямо с первых фраз, - проинструктировал Форест, когда проверка света была закончена. Он сидел на краю сцены, внимательно вглядываясь в распечатку сценария со своими заметками. Я кивнула, и мы с Диланом отправились за сцену. Затем я выбежала из-за кулис, а Дилан понесся следом.

- Энди, подожди! – он произнес это с американским акцентом, вы бы даже не подумали, что в обыкновенной жизни его речь истинно британская, но ни в коем случае не американская. Как он это делает?

Я начала плакать:

- Не нужно, Лео, - меня трясло по-настоящему, так была расстроена моя героиня. - Я зря все это начала, мне не стоило тебе ничего говорить, - когда Дилан начал свой монолог о честности моих слов, я медленно поворачивалась к нему лицом, затем он произнес свою фразу: «Ты не притворяешься, и меня это восхищает».

- Правда? – я подняла на него глаза. Кейтлин, помни, это говорит Лео. Не Дилан. Сердце начало стучать быстрее. Мы всего в нескольких секундах от поцелуя…

- Правда, - мягко проговорил Дилан. ЛЕО. Мягко проговорил Лео! - И я хотел бы сделать кое-что, если ты мне позволишь.

В горле у меня встал комок.

- Что? – прошептала я.

- Это, - прошептал в ответ Дилан, положив одну руку мне на талию и притягивая к себе. В следующее мгновение его ладонь подняла мой подбородок, а губы коснулись моих. Я закрыла глаза, с головой ныряя в поцелуй и практически тая на сцене. Мята в дыхании Дилана была великолепна, как никогда. Где-то вдалеке раздалось: «Отлично!».

- Да, ребята, замечательно, - улыбался Форест, когда я отпускала Дилана и отступала на шаг назад. Наверное, я все еще продолжала трястись, потому что Дилан легонько коснулся моей руки, чтобы успокоить. – Вы отлично смотритесь вместе, великолепная химия! Как считаете, народ?

А я и забыла, что за нами наблюдает весь актерский состав! Мы с Диланом были в своем мире, в мире «Встречи разумов», но остальные актеры стояли за сценой или в зале и смотрели на нас. Несколько человек одобрительно покивали.

Я не могла взглянуть Дилану в глаза. Мне было стыдно за то, что я поцеловала его, и это очень странно, ведь раньше такого никогда не было. В смысле, мне приходится целовать других актеров, это работа, ничего такого… Но в поцелуе с Диланом было что-то такое, что не было для меня актерской игрой. Откуда у меня вообще такие мысли? Я изо всех сил попыталась откинуть эту мысль подальше и представить Остина.

Поскольку Форест пришел на сегодняшнюю репетицию (которая, кстати, была моей последней репетицией перед премьерой), я предполагала, что он скажет что-нибудь перед уходом. И, действительно, он так и сделал.

- Я хочу поблагодарить вас всех за усилия, приложенные в эти недели, - сказал он, улыбаясь, как мой папа, когда он поздравлял меня с первой наградой Teen Choice Awards. – Это было непросто для всех нас, но вы сделали невозможное, отшлифовав все неровности в игре и доведя до совершенства то, что и так получалось отлично. И, как мы все видим, результат превзошел все наши ожидания, - он подошел ко мне и положил руку мне на плечо. – Кейтлин, я думаю, ты готова.

- Да? – не удержалась я от нервного переспрашивания. На самом деле эти слова Фореста значили для меня очень много, и я покраснела от смущения и удовольствия. – В смысле, спасибо. Спасибо вам всем, - я обвела глазами собравшихся. Дилан подмигнул.

Среда, послеполуденное время, наша репетиция только что закончена, и сегодня мы отрабатывали не отдельные сцены, а прошли всю постановку от начала и до конца. Над «Встречей разумов» я работала больше, чем над любым из фильмов. Для съемок было достаточно выучить текст и понять своего героя и его эмоции, но здесь, в театре, репетировать нужно было не только свои реплики, но и взаимодействие с другими актерами и, главное, со зрителями. Форест говорил, что в Энди важно все: жесты во время разговоров, выражение лица во время прохода по коридору, осанка – абсолютно каждая деталь («Все, что ты делаешь на сцене, оставляет отпечаток на представлении в целом», - сказал он мне однажды). Даже сама мысль о том, что мы работали так много, чтобы в течение следующих восьми недель показывать новое шоу каждый вечер, меня поражает. Я выступлю однажды – и больше это не повторится никогда. Ну, во всяком случае, со мной. Форест сказал, что в следующем году роль Энди перейдет уже новой актрисе.

- Это важная неделя для всех нас, - говорил тем временем Форест мне, Дилану и Райли. На последней, кстати, были идеально сидящие джинсы и прелестный вязаный кардиган. Волосы она заколола в пучок, использовав вместо шпилек всего-навсего один карандаш. Мне было очень интересно, как сотворить такое же чудо самой, но, естественно, я не стала ее спрашивать. – Благодаря нашей новой звезде пресса и медиа обратили на нас свое пристальное внимание, - Форест тепло улыбнулся мне. – Билеты разлетаются за считанные минуты, и, думаю, это наш новый прорыв.

- Завоюем Бродвей за пару месяцев? – весело сверкнул глазами Дилан. – Думаю, против нашего воцарения никто против не будет.

Форест рассмеялся.

- Да, возможно. «The View», например, уже хочет, чтобы мы сыграли специально для них одну из сцен.

Со всех сторон донеслись восторженные шепотки.

- А какую? – спросил кто-то.

Форест взглянул на свои записи.

- Я думаю, мы предложим им «Прорыв Энди», с Энди и Лео.

Ой. Это вряд ли закончится хорошо. Я искоса взглянула на Райли – выражения счастья на ее лице видно не было.

- Прекрасный выбор, - внезапно согласилась она, - но, Форест, ты не думаешь, что Кейтлин лучше справится, если вокруг будет группа людей? Она ведь работает лучше с поддержкой общей группы.

Очень двоякий комплимент, однако.

- «The View» хочет видеть Кейтлин, - отозвался Форест твердо. – Ее лицо знает вся Америка, она прославила наш спектакль по-новому. И сцена, которую я выбрал – лучший момент, - он взглянул на меня. – Это на самом деле так. Эмоции непередаваемы, слова берут за душу. Я хочу, чтобы вся страна увидела это.

Зная, что Райли смотрит на меня, я не подняла головы, изучая свой кулон на длинной цепочке. Костюм Энди казался мне слишком педантичным и сухим, так что я попросила Надин найти мне подходящее украшение, которое бы оживило его. Форест согласился, что сочетается хорошо.

До сих пор я не знаю, как реагировать на подколки Райли, а чтобы не расстраиваться из-за них, я записалась на зумбу вместе с Лиз. Знаете, это и в самом деле весело, это одновременно и танцы под зажигательную музыку, и неплохая физическая нагрузка.

- И еще одна хорошая новость, - объявил Форест уже для всех. – До премьеры у вас выходные, так что, давайте-ка выметайтесь отсюда. Идите загорать, люди! – прежде, чем он передумал, все заспешили собираться и покидать зал.

Итак, пятница – день икс. Я уставилась на пустые кресла в темном зале. В пятницу вечером здесь будет множество людей, а я буду стоять на сцене перед сотнями зрителей. Господи.

- Может, нам стоит пройти ту сцену для «The View» еще раз? – с беспокойством спросила я Фореста. – Может, не все эмоции переданы, как надо?

- Все замечательно, - заверил он меня. – Они будут снимать это в четверг, можно считать это подготовкой к премьере, - я открыла рот, чтобы сказать что-нибудь еще, но он остановил меня. – Никаких «но», иди отдыхай. Можешь думать об Энди сколько угодно – но дома, - с этими словами он пожал мне руку, спрыгнул со сцены, взял кожаный портфель и направился к дверям.

Ко мне подошла Райли.

- Поздравляю, Кейтлин, - улыбнулась она.

- Спасибо, - кивнула я, мысленно готовясь к тому, что она скажет дальше. Она сейчас точно что-нибудь скажет…

- Я всегда хотела попасть на какое-нибудь из этих американских ток-шоу. Они невероятно глупые, но это даже забавно, - произнесла она дружелюбно. – Как раз то, что тебе нужно, так ведь? Удачи, - она изящно развернулась на каблуках и прошагала к лестнице со сцены. Затем остановилась. – Ах, да, - Райли обернулась, - чуть не забыла. Небольшой совет: когда будешь выступать перед телевизионщиками, постарайся выглядеть посерьезнее. Каждый раз, когда ты пытаешься изобразить какие-то чувства, это выглядит так, будто тебе нужно в уборную, - она пожала плечами. – Уверена, ты и сама об этом знаешь, но на всякий случай… Ладно, до встречи!

- Не позволяй ей вывести тебя из себя, - мрачно сказал кто-то за моей спиной, и, обернувшись, я увидела Дилана. Он стоял рядом и смотрел вслед Райли. Вот Дилан провел рукой по волосам, и…

Остин. Думай об Остине, Кейтлин!

- Это чистой воды зависть, - продолжал он. – Бесится, что не попадет на «The View».

- Думаешь? – усомнилась я, отводя взгляд в сторону. – Вряд ли она кому-то вообще когда-либо завидовала. Она же самая блистательная из актрис современности!

Дилан фыркнул.

- Верно подмечено. Так что, тебе еще снятся кошмары, в которых ты выходишь на сцену, забыв одеться?

- Ну, вчера мне ничего такого не снилось, - отозвалась я. Дилан знает все о моих страхах перед игрой на сцене, а сон, в котором я стою голая перед зрительным залом – мой худший кошмар. Наверное, зря я рассказала ему об этом… Во всяком случае, мне не нравятся эти искорки в его глазах, что возникают всякий раз, как мы поднимаем эту тему.

- Вот и отлично, - он подал мне руку, помогая спуститься со сцену. – Форест прав. Ты волнуешься о том, о сем, но в целом все получается отменно. Ты готова. Если хочешь, мы можем порепетировать вместе еще пару раз, но я не думаю, что тебе это необходимо. Можно отпраздновать! Как насчет ланча завтра? Неподалеку от моего дома есть отличное местечко.

Знаю, я должна отказаться – но я не хочу! Проводить время с Диланом всегда весело.

- Ланч – очень хорошая мысль.

Телефон завибрировал, и я мысленно взмолилась, чтобы это был Остин. Вчера вечером я пропустила наш запланированный разговор (мы договорились, что будем созваниваться в определенное время каждый день), потому что мы с Надин увлеклись шопингом и мне было не до мобильника. Но, взглянув на экран, я поняла, что это не Остин.

- Скай? – удивилась я. – Прошу прощения, мне нужно ответить.

- Конечно, - кивнул Дилан. – Не заставляй ее ждать, - он подмигнул мне.

- Увидимся завтра, - улыбнулась я и поспешила к дверям. – Алло? Угадай, что? Я буду в эфире «The View» в четверг!

- Кей, у меня нет времени на ерунду, - оборвала она меня шепотом. На заднем плане слышался звук воды и какая-то приглушенная музыка. Кажется, еще чьи-то разговоры и стук каблуков. Она, что, прячется в туалете? – Это важно. Ты должна меня выслушать, а не болтать обо всякой чепухе.

А, сегодня со мной говорит настоящая Скай. Понятно.

- Ну, и что ты хочешь мне сказать? – поинтересовалась я, выходя на улицу. Родни и Надин уже ждали меня возле машины. – И почему ты шепчешь?

- Я в туалете в ресторане «Гейша», - пояснила она. – У меня встреча с агентом, и он ждет, что я сообщу ему свое решение. Мне принесли три предложения…

- Вот видишь, я же говорила, - не удержалась я. Эфир SNL только-только вышел, а Скай уже получает новые предложения о работе! – Не торопись, подожди еще немного, прежде чем подписываться на первое попавшееся.

- Не могу, - прошипела Скай, - я хочу быть уверенной в завтрашнем дне уже сейчас! Нет, агент-то мне то же самое говорит: «Подожди недельку, не торопись…», но я не собираюсь ждать ни минуты больше. Я хочу новую работу! В общем, - она, кажется, вышла из кабинки и прошагала к умывальнику, - что ты думаешь о «Танцах со звездами»? Или «Шоу Дональда Трампа»? У меня предложения от обоих.

- Скай, ты, что, сырой рыбы объелась? – возмутилась я. – Ты бы в жизни не подписалась ни на один из этих проектов!

- Да, но, если подпишусь, уже завтра смогу начать работать над новыми сезонами, - она говорила, точно одержимая. – Снова на съемки, Кей! Завтра! Мне это необходимо.

- Успокойся, - твердо сказала я. – И послушай меня. Ты. Не. Согласишься. Ты сама-то себя слышишь? «Танцы со звездами», Скай, ты серьезно?

Надин оторвалась от своего мобильника и с изумлением посмотрела на меня.

- Скай? – одними губами спросила она. – Она с ума сошла?

- Не принимай никаких поспешных решений, подожди хотя бы пару дней, ты меня поняла?

- Это же целое состояние, Кей! – заспорила Скай.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №9: если вы знаменитость, это еще не значит, что за каждый проект со своим участием вы будете получать баснословные суммы. Но есть такие реалити-шоу, что платят весьма и весьма неплохо, например – не верю, что я это говорю! – «Танцы со звездами». Сет сказал мне как-то, что однажды они заплатили кому-то $125,000 за появление, а потом еще подписывали чеки на суммы от $10,000 до $50,000 каждую неделю, что участник продержался на шоу. То же самое и с «Шоу Дональда Трампа», и с «Холостяком». Жаль, нет проекта «Холостячка» - женского аналога «Холостяка». Скай бы там точно понравилась. Но, в любом случае, реалити-шоу нужны тем, кто всеми правдами и неправдами пытается удержаться на пике славы, а Скай это не нужно. Вот Лорен и Аве – может быть. Именно это я и сообщила Скай.

- Хорошо, я подожду, - согласилась она после небольшой паузы. – И правда, чем я думала? Раз уж ты не приняла их предложения, я-то точно не должна.

- Ага, - я закатила глаза. Типичная Скай. Надин не слышала, что она только что сказала, но все равно рассмеялась, глядя на мое выражение лица. Мы распрощались, и, повесив трубку, я порадовалась, что Скай не спросила, какие у меня на сегодня планы. Если бы я сказала ей, что собираюсь выбраться в город с Лиз, она бы захотела присоединиться к нам – чтобы помучить Лиз своими подколками. Меня уже порядком выводит из себя их глупое упрямство и нежелание мирно уживаться друг с другом.

Машина остановилась у кафе «Tortilla Flats», Лиз уже сидела за одним из столиков, стоящих снаружи. Мне хотелось бы сидеть внутри, но на улице слишком хорошая погода, чтобы прятаться в четырех стенах, пусть и таких интересно оформленных, как в этом кафе. «Tortilla Flats» - небольшое, но очень уютное заведение, а еще у них лучший интерьер на свете. Все оформлено под дерево, под потолком висят гирлянды из лампочек, на стенах цветные картинки.

- Привет, - улыбнулась я, подходя к столику. – По какому случаю кислое лицо?

- Я ненавижу своего преподавателя, - простонала Лиз, роняя голову на руки. Затем, по-прежнему не отрывая головы от столика, посмотрела на меня снизу вверх. – Он цепляется ко мне по каждой мелочи, а все мои ошибки списывает на то, что я, мол, была слишком занята, тусуясь со звездами. Мне это надоело, и я вежливо уточнила, что он имеет в виду, а он сказал, что видел наше с тобой фото, сделанное на вечеринке SNL, - она выпрямилась, и яростно тряхнула волосами. – Можно подумать, это каким-то образом связано с домашним заданием! Это же была суббота!

- Почему люди иногда так не любят знаменитостей? – я протянула ей меню. Я уже знаю, что закажу: сырную энчиладу, блюдо, в которое влюбилась во время предыдущих двух походов сюда. – Он завидует, что ты была приглашена на SNL, а он нет, - пошутила я.

- Вряд ли, - Лиз покачала головой, и длинные сережки в ее ушах протестующее звякнули. – Они здесь ненавидят всех, кто хоть как-то связан с Голливудом.

- «Они» - это кто?

- Да абсолютно каждый, - подруга поджала губы. – Многие из тех, кто занимается со мной в классе, то и дело отпускают шуточки по поводу того, что я приехала «прямиком из Голливудландии», - передразнила она. – А преподаватели ведут себя так, словно я требую к себе особо отношения и каких-то привилегий, но это не так! Я лишь хочу, чтобы ко мне относились, как ко всем остальным, понимаешь?

Я кивнула. Понимаю, Лиз, я понимаю тебя, как никто. С Райли и с Бродвеем в целом у меня то же самое. Остается лишь молиться, что в пятницу критики будут оценивать мою игру на сцене, а не тот факт, что раньше я снималась в телесериале.

- А как дела с тестом?

- Четыре, - Лиз покраснела – то ли ей было жарко, то ли она злилась.

- Это же хорошо, да? – наигранно весело спросила я, хотя и знала ответ: нет, если ты – Лиз Мендес, которая всю жизнь получает одни пятерки. Подруга лишь смерила меня взглядом. – Да ладно тебе! Следующий напишешь на пятерку. Слушай, забудь об их стереотипах насчет Голливуда, - я положила руку на ладонь подруги. – Докажи им, что они неправы! Если хочешь, можешь взять меня в качестве предмета своего проекта, можешь снять небольшой фильм о премьере. Поверь, ты сделаешь все отлично, они упадут замертво, когда увидят!

- А это неплохая идея, - впервые за все время Лиз улыбнулась. – Я покажу им, что такое Голливуд на самом деле. Все не так просто, как им кажется!

- Сразим их наповал! – рассмеялась я.

- Эта стажировка оказалась сложнее, чем я ожидала, - призналась Лиз, водя пальцем по браслету на запястье. – Может, я была неправа, когда так рвалась сюда. Что, если мне здесь не место? – она посмотрела на меня. – В Калифорнии тоже есть университеты, на Нью-Йорке свет клином не сошелся. Возможно, мне стоит присмотреться к колледжам недалеко от дома.

- Ты не перегрелась ли часом? – ее слова меня порядком встревожили. – Ты всю жизнь мечтала о том, чтобы жить и учиться здесь!

- Да, а теперь, когда я здесь, мне кажется, что мне тут не место, - медленно, тщательно подбирая слова, проговорила Лиз. – Это очень плохо, по-твоему?

- Ну, мне-то определенно здесь не место, - согласилась я. В Нью-Йорке замечательно, но… Это не мое. – Вот только я и не мечтала о поступлении в Нью-Йоркский университет, как ты. Слушай, Лиз, не бросай ничего на полдороги! Ты так стремилась ко всему этому – а теперь хочешь попросить отца отвезти тебя домой?

Подруга вздохнула.

- Да, ты права, это глупо.

Мы просидели в кафе почти два часа, насладились вкусной едой и обсудили все на свете, а затем прогулялись по магазинам. Я наконец-то оплатила счет по кредитке, что пришел после того ужасного шопинг-безумства в компании Авы и Лорен этой весной, и снова стала относиться к магазинам спокойнее. Мама уперлась, что я должна пойти на какое-то там мероприятие «Дорогой ромашки» в Хэмптонсе, так что я выбрала себе новое платье для этого приема.

- По десертику? – Лиз закинула на плечо пакет с покупками. – Мы тренируемся достаточно, чтобы позволить себе чуть больше обычного.

- Пожалуй, если мы пешком пройдемся до «Магнолии» и домой, сожжем какую-то часть калорий еще в пути, - пошутила я. – Так что да, давай.

- Я, кстати, говорила с Джошем утром, - сказала подруга, когда мы шли к кондитерской. – Он говорит, они с Остином созванивались сегодня.

- Ну, хотя бы кто-то с ним созвонился, - буркнула я. Лиз удивленно взглянула на меня. – Извини, я просто расстроена. Понимаешь, наши расписания такие загруженные, что нет ни минуты свободной, чтобы просто взять телефон и поговорить, а, когда вдруг все же получается связаться, мы больше жалеем вслух о том, как мало теперь общаемся.

- Вы увидитесь на этой неделе, - успокоила меня Лиз, - это и будет компенсацией за все неудавшиеся звонки, - она даже положила руку мне на плечо, но, учитывая наши пакеты, идти так было не очень удобно.

- Надеюсь, - вздохнула я. – Я хочу поговорить с ним, как всегда. Хочу рассказать ему о Райли, о том, каково это – стоять на сцене перед огромным залом, о том, как я училась управлять голосом и не ронять микрофон одновременно. Но у нас едва ли есть время, чтобы просто сказать друг другу «Привет», а о шоу он вообще никогда не спрашивает.

- Так начни говорить сама, - предложила Лиз.

- Нет, это он должен поднять эту тему, - упрямо заявила я и зашагала быстрее. Рука подруги соскользнула с моего плеча. Кстати, в Нью-Йорке я везде стала ходить быстрее, это само собой получается. – А что, разве нет? Дилан всегда спрашивает, как у меня дела!

- Кейтс, - Лиз прищурилась, - ты бы поосторожнее с этим.

Я покраснела.

- Ничего такого, о чем стоило бы волноваться, Лиз. Я люблю Остина. Просто очень скучаю без него.

- Все у вас будет хорошо, - уверенно произнесла подруга. Хотелось бы мне быть такой же невозмутимой. – Когда он прилетает? В пятницу?

- Да, - кивнула я, - миссис Мейерс и Хейли встретят его уже здесь. Мама предложила им остановиться в отеле «Сохо», а Скай пообещала присмотреть за ними, показать город и все такое, - на это Лиз приподняла брови, но ничего не сказала. – Они уедут в понедельник днем, так что у меня будет много времени, чтобы прогуляться с ними. Ну, если не считать репетиции в субботу. И вечерних выступлений. А кроме этого…

- А кроме этого ты совершенно свободна, - хихикнула Лиз. – Ладно тебе, у тебя будет время на все, чего ты ждешь, не переживай. Мы еще и на танцы успеем сходить пару раз.

- Точно. Хотя бы что-то укладывается в мое расписание. Танцы – и встречи с Сетом и Лейни. Между нами говоря, я действительно хочу вернуться на телевидение. Думаю сказать им об этом, когда мы увидимся.

- Ого! Это будет замечательно, - закивала Лиз.

- Думаешь? – я все равно сомневалась, даже в том, что казалось мне уже решенным вопросом.

- Конечно! Телевидение – это твое, Кейтс, в SNL ты явно чувствовала себя, как рыба в воде. И, - Лиз замялась, - не обижайся, но, когда Мэтти рассказывает о своих съемках, ты, кажется, ему немного завидуешь.

- Так и есть, - со смехом признала я. – На SNL было весело, мне действительно нравится работать со Скай, учить строчки текста, вживаться в образы… Мне нужна новая героиня, на которой я могла бы сконцентрироваться. Только это должен быть кто-то непохожий на Сэм.

- Да, она иногда была слишком мелодраматична, - согласилась Лиз, и я пихнула ее локтем. – Что? Это же правда!

Десять минут спустя мы стояли у прилавка в кондитерской «Магнолия». Точнее, Лиз стояла у прилавка и заказывала нам холодный кофе и два капкейка на вынос, а я стояла на улице и пыталась дозвониться до Остина. Мне было стыдно, что я жаловалась Лиз на него, а еще я забыла спросить, не хотят ли его мама и сестренка пойти на ланч в субботу. Часы подсказали мне, что у Остина сейчас, наверное, перерыв на обед, и звонка он просто не слышит, но я не сдавалась. Телефон звонил и звонил.

- Алло? – раздался в трубке девичий голос. На заднем фоне играла какая-то музыка. – Алло?

- Извините, ошиблась номером, - вежливо извинилась я и уже собралась сбросить вызов.

- Подождите! Вы звоните Остину Мейерсу или Роб Мюррею? Если так, то все верно.

- О, - выдавила я. Почему тогда девушка отвечает на их телефон? – Я звоню Остину.

- Ости, тебе звонят! – крикнула девушка.

«Ости»? Она называет моего Остина «Ости»?

- Он внизу, - крикнул кто-то в ответ.

- Его сейчас тут нет, - сказала девушка в трубку, - перезвоните в пять, - она захихикала. – Карл, прекрати! Я разговариваю по телефону! Я же сказала: «Я разговариваю по телефону», - он расхохоталась. – Прошу прощения. Он меня щекочет. Эти парни из Лос-Анджелеса – просто что-то.

- Могу я передать кое-что? – я перебила ее, причем довольно резко. Это вышло не специально, клянусь! – Скажите, пожалуйста, Остину, что звонила его девушка.

Вот так. Это, может, по-детски, но я все же разыграла карту под названием «Я его девушка». А что?

- Не знала, что у Ости есть подружка, - протянула собеседница, разозлив меня еще больше.

- Да, я Кейтлин, - я изо всех сил сдерживалась, чтобы не наорать на нее. – Передайте, пожалуйста, что я звонила.

- Конечно, Кэтрин, - согласилась она и повесила трубку, прежде чем я успела исправить ее.


Вторник, 23 июня


NOTE TO SELF:

«The View» - четверг, 11:00. Быть в 9:45

Ужин с родителями и Мэтти – четверг, 18:30

Пятница – премьера! Быть в 17:00

Остин и его семья – приезжают

Выяснить, что за девица ответила на телефон «Ости»!


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

Сцена 10

Увидев поцелуй Энди и Лео, Дженни пришла в ярость. Она гналась за Энди до кафетерия, где началась большая ссора. Энди вскочила на стол, спасаясь от подруг Дженни. Прозвенел звонок на урок, но никто не сдвинулся с места.

ЭНДИ (кричит изо всех сил): Хватит!

Все замолкают и смотрят на нее. Энди слегка растеряна.

ЭНДИ: Хорошо. Спасибо… Что услышали.

ДЖОРДАН: Ну ничего себе. Энди, кто бы мог подумать, что тебя послушается сама школьная королева!

ДЖЕННИ: Мы ее не слушаемся. Мы ждем, пока она слезет со стола.

Несколько девушек пытаются схватить Энди за ноги. Бекка и Джордан отталкивают их и встают перед столом. Болельщицы набрасываются на них, вцепляются им в волосы.

ЭНДИ: Хватит! Прекратите! Вам не кажется, что это сумасшествие? Что мы такое делаем? Последний день школы – и мы не можем и пяти минут провести мирно?

ДЖЕННИ: Нет, потому что ты целуешь чужих парней!

ЭНДИ: Это он меня поцеловал.

Дженни дергается по направлению к ней.

ЭНДИ: Ладно, ладно, я его не остановила. Но дело не в этом. Дело в том, что раньше мы все были друзьями, а сейчас даже не здороваемся при встрече. Дженни, ты помнишь первый класс? Ты приходила ко мне в гости каждый понедельник после уроков. А ты, Джордан, помнишь, как вы с Кэти вместе занимались гимнастикой? Сара, ты делаешь вид, что такого не было, но ты играла в хоккей на траве с Беккой. Что с нами произошло? Почему нас так захватила гонка за популярность, что мы растеряли всех друзей? Почему чужие дома и машины стали определяющими факторами?

ДЖОРДАН: Я, например, на свой пикап не жалуюсь. Ну, когда он не начинает глохнуть посреди улицы.

ЭНДИ: Мы должны поддерживать друг друга, а не пытаться разорвать на кусочки. В чем смысл этой вражды?

ДЖЕННИ: Не нужно во всем искать глубинный смысл. Мы просто указываем на очевидное. Например, на дрянное корыто Джордан, которое она называет машиной.

ДЖОРДАН: Следи за языком! Я сама зарабатываю, чтобы содержать свою машину. В отличие от тебя.

ДЖЕННИ: Энди, это твой последний шанс. Ты должна уйти отсюда сейчас же. И даже не думай показываться на выпускном завтра или ты дорого заплатишь за то, что пыталась унизить меня, целуя моего парня. Это твой выбор, так что решай.

ЭНДИ: Я останусь здесь и посмотрю, что ты сделаешь, чтобы меня остановить.

Глава 10: Премьера спектакля

В театре так тихо, что можно услышать, как кто-то уронил булавку за сценой. Еще кто-то кашлянул, но я абстрагировалась от всего. Мой взгляд был прикован к лицу Райли – она же Дженни – и сейчас мы разыгрывали один из самых значимых моментов пьесы. Об этом я, конечно, старалась не думать. Как и о критиках в зале. И о сотнях зрителей. Где-то среди них сидят мои родители, Мэтти, Лиз, Скай (она сделала скучающее лицо, когда я спросила, нужен ли ей билет, но пойти все же не отказалась), Надин, Родни, Лейни и Сет. Все они сидят справа в партере, по центру сидят Остин, его мама и сестренка, а чуть позади – мои знакомые: Джина, Тейлор, Майли и Ванесса. В таблоидах появились слухи, что Лорен с Авой тоже собирались заявиться и испортить шоу, но Форест сказал, что попросил выставить дополнительную охрану на случай, если слухи окажутся правдой. Говорят, пришли даже актеры из «Сплетницы».

Я стою на столе в школьном кафетерии, то и дело отскакивая от краев, чтобы болельщицы меня не схватили. Мой голос звучит сильно и несколько рассерженно:

- Мы должны поддерживать друг друга, а не пытаться разорвать на кусочки. В чем смысл этой вражды?

Ого. Это я произнесла немного иначе, чем на репетиции. Обычно эта фраза звучала мягче, как тактичное напоминание, но сегодня во мне словно вспыхнул огонь – наверное, именно это и есть настоящий живой театр. Я нервничала весь день, на обед сумела съесть лишь банан, и то лишь потому, что Надин заставила. Еще она же заставила меня выпить бутылку воды, чтобы избежать обезвоживания, и я весь первый акт боялась, что вот-вот случится неприятность… Но нет, все обошлось.

Остина я так и не видела – ну, в смысле, вблизи. В зале мелькнуло его лицо, мгновенно успокоив меня, но шанса поговорить пока что не было. Надин сама передала ему и его семье билеты, чтобы я не волновалась лишний раз. Меня и без того трясло, словно в горячке, причем началось это еще даже не сегодня, а за несколько дней. Дилан оказался невероятно понимающим человеком и делал все, чтобы отвлечь меня от мыслей о премьере – рассказывал смешные истории, позвал в караоке. Это было очень весело, мы много смеялись, пели, танцевали, веселье продолжалось до половины третьего ночи (рекорд по-прежнему у вечеринки после SNL, тогда я вернулась домой в четыре утра). С нами был Родни, так что мама не возмущалась. А после караоке мне даже как-то спокойнее стало, что ли. Конечно, нервничать окончательно я не перестала, но каждый раз, когда мне не удавалось дозваниваться до Остина, Дилан был рядом. Именно он слушал мой бессвязный панический бред.

- Я не смогу, - заявила я сегодня утром, едва не выронив телефон. – Боже, чем я вообще думала? Живой театр? ЖИВАЯ АУДИТОРИЯ?! Я не могу! Что, если я забуду текст? А вдруг вообще забуду, где мои реплики? Я ужасна!

- Ничего ты не забудешь, - пообещал Дилан. – Ты можешь справиться с чем угодно, Кейтлин. Ты прекрасная Энди, и ты абсолютно готова к тому, чтобы покорить Бродвей.

- Ты действительно так считаешь? – с надеждой спросила я уже в сотый раз. Разговор с Диланом – это как глоток свежего воздуха после того, как ты долгое время пробыл под водой. Всего пара слов – и мне становится лучше.

- Я в этом уверен, - кивнул он. – Жду не дождусь, когда скажу «Ну, я же тебе говорил», когда занавес закроется.

И вот, теперь я стараюсь изо всех сил, чтобы Дилан мог сказать «Ну, я же тебе говорил».

- Не нужно во всем искать глубинный смысл, - фыркнула Райли, тряхнув помпонами болельщицы. - Мы просто указываем на очевидное. Например, на дрянное корыто Джордан, которое она называет машиной.

Еще чья-то строчка. Затем снова Райли.

- Энди, это твой последний шанс. Ты должна уйти отсюда сейчас же. И даже не думай показываться на выпускном завтра или ты дорого заплатишь за то, что пыталась унизить меня, целуя моего парня. Это твой выбор, так что решай.

Моя очередь.

- Я останусь здесь, - я гордо вскинула подбородок, - и посмотрю, что ты сделаешь, чтобы меня остановить.

Занавес! Конец первого акта.

Аплодисменты оглушительны, их слышно даже за сценой. Я бы все на свете отдала, чтобы пробраться сейчас к кулисам и тихонько выглянуть из-за них. До меня доносятся свист и одобрительные возгласы, и я довольна, как никогда. Им нравится! Им нравится, что я делаю!

Снимаясь в фильме, никогда нельзя знать наверняка, что же в итоге появится на экранах, ведь лента обрабатывается много раз, прежде чем режиссер сможет с уверенностью сказать, что получил именно то, чего он добивался. Но в театре все совершенно иначе: здесь ты видишь и слышишь результат своих усилий мгновенно. Чье-то выражение лица во время акта, овации в конце или мертвая тишина в течение сцены – все это показатели. И каждый из них лишь еще больше мотивирует тебя продолжать и выкладываться как можно сильнее.

Я поспешила в гримерку, чтобы мне быстренько обновили макияж, а затем переоделась в другой костюм.

- Кейтлин! – Форест вежливо постучал, прежде чем войти, и немедленно заключил меня в объятия. Сегодня он в костюме и даже с галстуком (обычно на нем джинсы и рубашка). – первая половина отыграна великолепно. Именно так, как я ожидал. Какие ощущения?

- Невероятные, - призналась я. – Никогда не чувствовала ничего подобного. Спасибо, Форест, - я, кажется, начала задыхаться, - это все просто…

- Ну-ну, макияж потечет, - он улыбнулся, а гримерша уже схватила кисточку. – Продолжай в том же духе, я знаю, ты можешь. Ты умница.

Следующим на пороге моей гримерки возник Дилан.

- Отличная работа, коллега, - шутливо произнес он. – Я говорил, что ты справишься?

- Говорил, - я обняла его, поддавшись порыву. Дилан был рядом все эти недели, я даже не знаю, как могу его отблагодарить за это. Он обнял меня в ответ, и мы застыли, не двигаясь. Кажется, его ладонь лежит у меня на талии… Или даже ниже. Нет, не опасно ниже, но все же ниже.

- ПЯТЬ МИНУТ! – объявил голос по громкоговорителю.

- Мне надо… - что мне надо? А, да, приготовиться!

- И мне. Пойду, прогуляюсь до уборной. Не забыть бы микрофон выключить, - рассмеялся Дилан.

Не знаю, что вызвало во мне такой эмоциональный подъем – то ли приближающееся начало второго акта, то ли Дилан. Но об этом я подумаю позже. Я вернулась на сцену, встала напротив Райли. Занавес еще опущен, микрофоны пока не включали. Она улыбнулась мне.

- У тебя хорошо получается, - сказала она. Если бы я могла, я бы немедленно провалилась в оркестровую яму от удивления, вот только она слишком далеко. – Конечно, я бы закончила последнюю сцену немного иначе. Вышло довольно остро, а Энди ведь довольно спокойный персонаж. Как ты думаешь?

Райли очень любит задавать вопросы так, словно у меня есть выбор, но на самом деле его нет. И обычно она права. Она занимается театром гораздо дольше меня, и, неважно, как я к ней отношусь, ее опыт действительно бесценен.

- Я об этом не задумывалась.

- Ну и неважно, - махнула рукой она. – Всегда есть «завтра», чтобы исправить какие-то ошибки, даже если критики составят свое мнение уже сейчас.

Черт. Критики. Зачем она напомнила мне о них? Я ведь раньше никогда не выступала перед критиками. Разумеется, ДС или мои фильмы оценивались, но меня не было возле людей, выносящих вердикт, в момент принятия ими решения!

Райли рассмеялась.

- Прости! Я не хотела тебя расстроить. Это все не так страшно, как тебе кажется. Ты ведь на сцене впервые никто и не подумает сравнивать тебя с Мэг, так что не переживай. Я уверена, что все отзывы будут очень милыми и сплошь положительными, - она задумалась. – Только, может, тебе стоило бы все же быть помягче в следующей сцене, чтобы твоя героиня не превращалась в мою. Но, в любом случае, удачи!

О, боже. Наверное, я не умею всего, что должна бы уметь. Наверное, у меня просто нет того, что нужно, чтобы играть на сцене. Может…

Кто-то положил руку мне на плечо.

- Она иногда бывает настоящей занозой, - шепнул мне на ухо Дилан. – Ты великолепна. Делай во втором акте так, как сама посчитаешь нужным, - я покраснела, чувствуя его дыхание на своей шее.

Он прав. Все, что я могу – это стараться изо всех сил, неважно, сколько критиков сидит там, за занавесом. Никто ведь не скажет «Стоп!» из зала, никто не скажет «Еще один дубль». И никто не остановит пьесу, потому что реплика героя не понравилась. Ты можешь лишь продолжать идти вперед, что бы ни случилось.

Второй акт пролетел незаметно, я не могла поверить в реальность происходящего, когда стояла на сцене и кланялась зрителям. Я пожала руки Дилану, Райли и всем остальным, зрители сходили с ума. Кто-то даже аплодировал стоя. Стоя! Найдя глазами Остина, я увидела, что он свистит в знак одобрения. Мои родственники и друзья тоже улыбались и хлопали в ладоши. Дилан вручил мне невесть откуда взявшийся букет огромных размеров по случаю моей премьеры, и я снова поклонилась. Овация стала еще громче.

Ничего себе! Я сегодня, как первая леди!

Когда занавес опустился вновь, все стали поздравлять, обнимать и хлопать друг друга по плечам, каждый подходил ко мне и говорил что-то, у меня буквально кружилась голова от происходящего. Я поблагодарила за помощь всех, включая Райли («Не волнуйся! Завтра будет лучше!»), обняла Фореста, поговорила с каждым из вокалистов, после чего снова направилась в гримерку, где меня ждало праздничное платье. По дороге меня догнал Дилан.

- Ну, я же говорил? – просиял он. – Нам надо отпраздновать! – его улыбка так сверкала, его глаза были такими бездонными… Я даже не нашлась с ответом в первые несколько секунд.

- Я не могу, - выдавила я, наконец. – Мой…

Слово «парень» застряло в горле. Ого. Что это со мной такое? Почему я не могу произнести это вслух?

- Мой парень, - вот, удалось, отлично. – Он здесь, мы с друзьями и семьей собрались отметить вместе, - почему-то мне было стыдно смотреть Дилану в глаза, пока я говорила все это. Но почему? Да, я много времени проводила с Диланом, но мое сердце принадлежит Остину, пусть даже он и был вдалеке, ведь так?

ВЕДЬ ТАК?

Дилан кивнул.

- Тогда ложная тревога, - он улыбнулся. – Хорошего тебе вечера.

- И тебе, - отозвалась я. Почему слова так тяжело сходят с языка?

Но у меня нет времени, чтобы размышлять об этом. Мне надо переодеваться. Родни уже ждет меня, чтобы провести через запасный выход, где наверняка будут ждать зрители.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №10: если хотите получить автограф или сделать фото с любимым актером, то один из лучших способов – встретить их после Бродвейского шоу. Большинство артистов выходят не через главный вход, а через запасные, а там их уже ждут машины – и, конечно же, фанаты. Актеры уделяют им какое-то время, подписывая фотографии и делая снимки на память, а затем уезжают. Сет сказал, что это уже стало традицией, что многие артисты рассматривают эти короткие автограф-сессии, как возможность быть ближе к публике. Я же думаю, что это самое малое, что можно сделать для людей, которые выложили две тысячи долларов за то, чтобы посмотреть на тебя.

Родни взял меня под руку, когда мы выходили, и, стоило нам открыть двери, как нас оглушил визг собравшихся. Я улыбнулась. Мне все еще было немного боязно, я переживала, как же меня воспримут зрители, но, оказалось, что восприняли тепло. Я вежливо улыбнулась каждому, подписала блокноты, футболки и фотографии, пожала руки всем, кто этого хотел, а лишь затем отправилась к машине.

- Сюрприз! – объявил Остин, когда я чуть ли не села прямо ему на колени. Кажется, он не возражал.

- Остин! – завопила я в ответ и обняла его. Никак не ожидала, что вот так открою дверь автомобиля – а там он сидит. Как же здорово, когда он рядом! Все сомнения, страхи и неуверенности отступили, теперь были лишь я и он.

- Меня впустил сюда Родни, - заулыбался он. На нем был светло-серый костюм и галстук, что меня очень тронуло, ведь я знала, как Остин терпеть не может галстуки. Мы с Лиз только на днях жаловались друг другу, что теперь никто не носит костюмы в театр, все ходят в джинсах – и это позор. Видимо, Остин разделял нашу точку зрения. – Бёрк, - он посерьезнел, - ты была неподражаема. Я не отвечал на звонки, и мне очень стыдно за это, потому что ты так переживала перед выступлением, а я не поддержал тебя.

- Все хорошо, - успокоила я его, хотя еще пару часов назад сама так не думала. – Я же знаю, что ты тоже занят.

- Нет, не хорошо, - нахмурился он. – Плохой из меня парень получился, но сейчас я здесь и постараюсь исправить все, что натворил. Ты была великолепна на сцене, - он поцеловал.

Если до этого момента я металась в сомнениях, то теперь все они исчезли, оставив лишь чувство уверенности. Да, я знаю, что люблю Остина и что Остин любит меня – и не может быть никаких вопросов. Остин – единственный парень на свете для меня.

- Рассказывай все! – воскликнула я несколько минут спустя. – Как тренировки, как матчи? Тебе нравится лагерь? Какие у вас тренеры?

Остин рассмеялся.

- Мы долго не делились новостями, но я хочу узнать все и о тебе. Ты все же боялась, что вот-вот упадешь в обморок?

- Нет! – я ткнула его пальцем в плечо. – Мне было страшновато, но в хорошем смысле, так сказать. Все прошло в такой спешке перед началом, я иногда даже испугаться не успевала. А что нового у тебя? Как тебе соседи по комнате?

На самом деле, я хотела спросить, кем была та девушка, ответившая на мой звонок, но я этого не сделала. Надин, Лиз и Скай – как ни странно, Скай согласилась со словами Лиз и Надин на этот раз! – заявили, что мне не стоит поднимать эту тему. По их мнению, я все слишком преувеличиваю, а та девушка – лишь знакомая Остина, не больше. Остин обожает меня, поэтому мне пора успокоиться насчет того разговора (ну, Скай сказала не совсем это. Она посоветовала мне заткнуться и не надоедать ей историями про «того парня из школы»). Они, наверное, правы, но меня все равно буквально сводит с ума тот факт, что я не могу видеть происходящее в лагере своими глазами.

- Мы с Мюрреем все делаем вместе, - рассказывал тем временем Остин, - остальные ребята тоже крутые. Некоторые играют гораздо дольше нас, кто-то даже был в нескольких командах сразу. Честно говоря, я не понимаю, где взять время и на школьную команду, и на, скажем, городскую, - он развел руками.

- Ты и так каждый день на тренировках, куда же добавлять еще одну команду, - согласилась я, разгладив несуществующую складку на платье.

- Верно, - Остин пожал плечами, - но, наверное, на следующий год придется как-то исхитряться. Мне повезло, что в городской команде оказалось место. Они даже не были против того, что я пропущу первую неделю тренировок из-за лагеря.

- Ты теперь будешь в сборной города? – с удивлением переспросила я. Остин странно на меня взглянул.

- Да, я ведь говорил тебе об этом. Один из тренеров в лагере – как раз оттуда, так что…

- Нет, ты не говорил, - знаю, это прозвучало немного агрессивно, но эта мысль пришла мне в голову позже.

- Могу поклясться, что говорил, - почесал в затылке Остин. От нежности, витавшей в воздухе несколько секунд назад, не осталось и следа. – В тот раз, когда ты говорила про отзывы об SNL и том, что вам со Скай просто необходимо вернуться в ситкомы.

- Я не рассказывала тебе об этом, - я сглотнула и медленно вздохнула, стараясь не раздражаться. – Хотела, но так и не рассказала, потому что в тот раз ты уже засыпал.

- А, тогда я, наверное, читал это где-то сам, - Остин покрутил на запястье браслет часов. – Кстати, все результаты игр есть на нашем сайте, так что ты можешь посмотреть, если вдруг будет интересно.

Да мне всегда интересно, каков был результат твоей игры, Остин!

Так, Кейтлин, хватит.

Остин приехал ненадолго, я не хочу с ним ссориться. Мы же собирались хорошо провести время вдвоем!

- Конечно, я посмотрю, - весело сказала я, несмотря на то, что эти слова убивали меня изнутри.

Похоже, атмосфера напряжения дала трещину.

- Даже не верится, что мы с тобой в Нью-Йорке, - обнял меня Остин. – Я здесь буду все выходные. Спасибо, что все организовали, кстати, - он благодарно кивнул. – Но, как я сказал маме и Хейли, я не покину театр ни на минуту.

Ого, а я и забыла, как могут сиять его глаза!

- Ты же не можешь смотреть на меня все выходные, - засмеялась я, хотя эта мысль казалась мне невероятно романтичной. Мой парень сидит в первом ряду, в пустом зале, а на сцене лишь я…

Похоже, Бродвей делает меня самовлюбленной.

- Так, значит, это был Дилан, да? – вдруг произнес Остин. Он не отпустил моей руки, но и в глаза мне не смотрел, пристально изучая сиденье водителя. Ох. Зачем мы снова начинаем говорить об этом? Уже одно лишь имя Дилана, произнесенное Остином, звучит для меня, словно упрек. Но с чего бы? Я ведь ничего дурного не сделала?

Или сделала?

- Парень, играющий Лео? – беззаботно уточнила я. Остин кивнул. – Ну, да, это он. Он классный, очень помог мне на репетициях.

- Надеюсь, он помогал тебе только там, - ответил мне долгим взглядом Остин. – Ему лучше держаться подальше от моей девушки.

Остин, что, ревнует? Да быть того не может! Он не такой.

- Не волнуйся, - как можно спокойнее и мягче произнесла я, несмотря на то, что внутренний голосок вопил, что было сил: «Ты нравишься Дилану!».

- Значит, «Hollywood Nation» ошиблись, сказав, что он влюблен в тебя по уши? – медленно произнес Остин.

Они так написали? Как я умудрилась пропустить эту статью?! Надин обычно рассказывает мне, если какое-то издание вдруг написало обо мне нечто, из ряда вон выходящее.

- Ничего подобного, - возмутилась я, пожалуй, слишком поспешно, и Остин пристально взглянул на меня. Или мне показалось? Ну, неважно, ведь даже если Дилану нравлюсь я, то я в нем не заинтересована. Я просто считаю его симпатичным юношей и хорошим человеком. Ведь это не преступление? Но я не стала говорить это вслух. – Мое сердце принадлежит лишь тебе, - погодите-ка. Я сказала это Остину? Осознав это, я немедленно залилась краской.

- Я счастлив, - у Остина не появляются ямочки на щеках, как у Дилана, но это делает его лишь еще милее. – Итак, продолжим. Я собираюсь смотреть на тебя все выходные, и ты меня не отговоришь, даже не пытайся, - когда я открыла было рот, чтобы возразить, он коснулся пальцем моих губ, не давая сказать ни слова. – Бёрк, я здесь именно для этого. Чтобы увидеть тебя. Утром мы можем побыть туристами в Нью-Йорке, поужинаем в перерывах между твоими выступлениями, в воскресенье пойдем куда-нибудь на ланч. Я хочу провести с тобой столько времени, сколько смогу, потому что потом я не увижу тебя… - он замолчал.

- Ты не увидишь меня как минимум месяц, - тихо договорила я. Следующие несколько выходных будут для нас обоих сущим адом: у Остина запланированы игры, некоторые из них на выезде, а я должна буду посетить пару-тройку мероприятий, иначе мама меня прибьет. Если я и смогу приехать к Остину в Техас, то не раньше конца июля, а к тому времени уже будет рукой подать до возвращения домой.

- Но сейчас я здесь, - он поцеловал меня.

Телефон завибрировал в кармане, и я с сожалением оторвалась от губ Остина. Но, погодите-ка, мой мобильник вообще выключен!

- Это, наверное, у тебя, - кивнула я на его пиджак. Остин вынул из внутреннего кармана телефон, взглянул на экран, широко улыбнулся и начал быстро что-то печатать. - Это Хейли? – поинтересовалась я. – Передай ей, кстати, что мы обязательно зайдем в «Bloomingdale's», я обещаю.

- Нет, это кое-кто из лагеря, - отозвался Остин, все еще набирая сообщение. – Та девушка, Аманда, мы с ней дружим. Она спрашивает, как прошел спектакль.

Аманда? Хм-м…

- Не она, случайно, ответила на твой телефон, когда я звонила?

Знаю, знаю, мне не стоило заговаривать на эту тему, но он первый упомянул ее имя.

Остин удивленно поднял глаза.

- Ответила на мой телефон, когда ты звонила?

- Ну да, - я сделала беззаботный вид, - пару дней назад. Я хотела узнать, идем ли мы на ланч, а тебя не оказалось в комнате, и мне ответила та девушка. Она говорила так, как будто не знала, кто я.

Остин кивнул.

- Если это была Аманда, она, наверное, просто была сбита с толку, - сказал он. – Она довольно много времени проводит с нами с тех пор, как порвала со своим парнем, Кевином, он тоже в лагере. Она была расстроена несколько дней, мы буквально не могли стащить ее с кровати, - Остин рассмеялся. – Но, если это была она, я не знаю, почему она тебя не узнала. Я все время о тебе говорю, - он встревоженно смотрел на меня, и я тоже забеспокоилась. Он переживает, что происходит что-то не то или думает, что я рассержусь? Но он ведь не флиртует с этой девушкой и не проводит с ней слишком много времени, так? Потому что это было бы неправильно!

Это было бы неправильно, но разве я сама не делаю того же самого с Диланом?

- Уверена, она просто плохо меня расслышала, - быстро сказала я, уже жалея, что вообще заговорила об этом. – К тому же, она знает, кто я, верно?

Его телефон снова завибрировал, и Остин расхохотался, прочитав сообщение.

- Что? – спросила я слегка обиженно и резко. Ой.

- Это Аманда. Она написала кое-что про лагерь, но это долго объяснять.

А. Милые шуточки, которые понимают лишь двое. Ясно.

Спокойно, Кейтлин. Не нужно превращаться в ревнивую собственницу.

Остин быстро напечатал что-то в ответ и, к моему удивлению, выключил телефон.

- Ну, хватит. Сегодня – твой день, - он обнял меня, и я немедленно прильнула к нему. – И мы отпразднуем твой дебют на Бродвее.


Пятница, 26 июня

Суббота – ланч на Эмпайр-Стейт-Билдинг в «Shake Shack»

Воскресенье – ужин в «Bobby» с Остином, Лиз и родителями

Понедельник – выходной

Вторник – быть в театре в 17:30


HOLLYWOOD NATION

Пятница, 3 июля

Ава Хейден и Лорен Кобб собираются отомстить!

Девушки, чьи образы были высмеяны Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи в одном из недавних выпусков «Saturday Night Live», отвечают собственным пародийным видео – «Фестиваль плохих шуток».

- «Фестиваль плохих шуток» иронизирует над Кейтлин и Скай в той же беспардонной манере, в какой они иронизировали над нами, - сообщает Лорен Кобб.

В видеоподборке зрители могли увидеть невошедшие сцены из фильма «Милые убийцы» (в основном это неудачные дубли), незаконно снятые фрагменты «Встречи разумов» (видео было изъято из сети по требованию правообладателей), а так же пилотный эпизод сериала, в котором должна была сниматься Скай Маккензи.

Во время каждого из роликов девушки комментировали увиденное. В этом им помогала приглашенная специально для этого выпуска Алексис Холден, ранее сотрудничавшая с Кейтлин и Скай в сериале «Дела семейные».

- Ава и Лорен были поражены выступлением Скай и Кейтлин, это было очень грубо, - говорит Алексис. – К тому же, очень многие люди не любят их, так что нет ничего плохого в том, чтобы и «анти-фанаты» могли повеселиться. Это просто видео в интернете, вы же понимаете. А уж эта сцена из «Встречи разумов»!.. Кейтлин ужасна в ней, а люди платят деньги за то, чтобы полюбоваться на это. Такой подход, как минимум, несправедлив.

В воздухе витает дух соревнования. Команды СКАТ и ЛАВА то и дело схлестываются в жестоком противостоянии. Каков же будет следующий шаг со стороны СКАТ? Поживем – увидим.

Глава 11: Реальность кусается

- Милая, ты уверена, что закажешь это?

«Это» - имеется в виду венская вафля, потрясающий десерт ресторана «Norma»: пышное тесто и океан начинки из взбитых сливок и прослойки густого джема. Сверху все полито кленовым сиропом, сбоку лежит большая клубничина. Рай для сладкоежек и ужас для моей мамы.

- Мэг, она тренируется каждый день, - встал на мою защиту папа. Обычно я ем все, что захочу, но сегодня, когда мама здесь, моя любовь к углеводам грозит мне крупными неприятностями. Мама нахмурилась, глядя на фотографию десерта в меню, но затем лишь покачала головой. Сама она взяла только фруктовую нарезку, сказав, что не голодна. Лично мне верится в это с трудом, потому что со всеми ее мероприятиями в «Дорогой ромашке», игрой в гольф, поездками на студию к Мэтти и встречами с известными в Нью-Йорке людьми у нее едва ли есть время на еду. Но, как бы то ни было, она выглядит как никогда загорелой и счастливой. Я тоже вполне довольна: у нее нет свободного времени, чтобы проверять меня ежеминутно, а значит, я могу проводить свободные от репетиций часы в свое удовольствие, ходить с Лиз на зумбу, гулять по городу с Надин и наслаждаться великолепной выпечкой в кондитерских. Надо признать, с тех пор, как мама оказалась вдалеке от меня, единственным нарушителем ежедневного спокойствия была лишь Райли, и мой уровень стресса, кажется, стал падать, что не могло не радовать.

- Я возьму венскую вафлю, - улыбнулась я официанту, протягивая ему меню.

- Черт подери, я тоже! – воскликнула Лейни, чем немало меня удивила. – Я ведь плачу своему тренеру за силовые тренировки, в конце концов.

Всю неделю после моей премьеры Лейни и Сет были в Нью-Йорке. У них здесь есть и другие клиенты помимо меня, но «Встреча разумов» подкинула и работы: телефоны разрываются от звонков и просьб он интервью, фотосессиях или предложениях о работе. Мама в восторге – кажется, мое «после-Бродвейское» будущее начинает проясняться. Мне же было сказано не волноваться насчет всего этого сейчас, ведь моя задача на данный момент – сцена. Я и пытаюсь не волноваться, но получается, честно говоря, не очень. Но я стараюсь.

- Лейни, тебе нужно выбраться на солнце. Ты такая бледная, - мама поцокала языком, укоризненно глядя на Лейни. На ней был белый топ, подчеркивающий глубокий загар, а вот на Лейни – желтая блузка, еще больше выделяющая ее бледность. – Почему бы тебе не присоединиться к нам за ланчем, например? В Хэмптонсе есть местечко, где подают прекрасный крабовый пирог, за него умереть можно. Кейтлин бы тоже очень понравилось, она бы не пожалела, если бы взяла выходной, - мама приподняла бровь, многозначительно глядя на меня. Я сделала вид, что не заметила.

- Мэг, Кейтлин не может взять выходной на неделе, - в очередной раз напомнил Сет. – У нее, как бы это тебе сказать, контракт.

- Разве ее кто-то убьет, если она попросит один выходной в субботу? – возмутилась мама. – Это же День независимости, боже мой! Никого и в городе-то не будет.

- Кроме туристов, - заметил папа. – Они приедут смотреть фейерверки, а до того скоротают вечерок на Бродвее, - он улыбнулся.

- Даже туристам прекрасно известно, что лучший обзор на салют – за городом, - упрямо заявила мама. – В том же Хэмптонсе, например, уже забронировано много гостевых домиков. Там будут все – кроме моей дочери.

- Мама, у меня есть расписание, - я указала на нее вилкой. – И моя задача – не прогуливать собственные выступления. Я правильно питаюсь, достаточно сплю, занимаюсь спортом – это все, что от меня требуется. Ты же помнишь, что сказала Кристин Шеновет, так?

- Да, да, больше спать и отдыхать, - мама тяжело вздохнула. Против аргумента Кристин она пойти не могла, мы обе это прекрасно знали. – Но нельзя же проводить так все время. Ты могла бы прийти всего на пару часов в субботу на вечеринку «Shore», могла бы посетить матч по поло от «Mercedez-Benz» в воскресенье, но ты никуда не пойдешь! А добираться всего лишь три часа. Какая разница, где ты будешь спать? В машине тоже можно вздремнуть перед выступлением.

Надин лишь закатила глаза, но ничего не сказала.

- Мэг, я считаю, что гораздо более мудро будет спать в постели. Ночью. Дома, - с нажимом произнес Сет. – Мы с Лейни говорили об этом и пришли к выводу: Кейтлин сейчас в наилучшем положении. Все до сих пор в восторге после выпуска SNL, а «Встреча разумов» открывает ей новые горизонты. А отзывы от критиков все сплошь положительные.

- Это если закрыть глаза на статью в «Newsday», - хмыкнула мама.

- Какая разница, что пишут в «Newsday», когда «Time Out New York» и «Teen Vogue» восхищаются нашей девочкой? – Лейни с гордостью посмотрела на меня. – Они пишут, что Кейтлин – тот самый талант, который так нужен был сцене, а сама она полна энергии, остроумия и схватывает на лету новую информацию. Это уже вполне сравнимо с результатами Джулии, когда она впервые появилась на сцене.

Лейни права. Отзывы критиков могли быть намного хуже. Даже «New York Times» написали, что я не «безнадежна» - а они разнесли в пух и прах многих актеров, когда-либо пытавшихся покорить Бродвей. В общем, я очень рада тому, какие отзывы получаю. Самый лучший, конечно, был от Остина: «Ты сияла на сцене, и я был счастлив, потому что знаю, как люди рады видеть тебя и то, что ты делаешь».

Мы отлично провели время в выходные, а еще пообещали изо всех сил стараться поддерживать связь. Мы договорились, что будем звонить друг другу в определенное время и ни за что не станем пропускать его. А еще – что обо все, что нас смущает или расстраивает, расскажем друг другу немедленно (это было моим предложением. Надин вычитала этот совет в какой-то из своих книг по психологии. Она уверена, что эти книги помогут ей найти «нормального». Это ее слова, не мои).

- Я веду к тому, что сейчас, конечно, удачный момент, чтобы ступить на новую территорию, - продолжал Сет, глядя на меня. – Куда бы я ни пошел, все спрашивают о тебе. Люди обсуждают тебя – постановку, SNL, историю с Лорен и Авой… Ты на слуху.

- Так почему бы не использовать ситуацию и не поехать в Хэмптонс? – немедленно встряла мама. – «Дорогая Ромашка» проводит прием в эту субботу, Кейтлин могла бы там появиться! Они буквально умоляют о твоем появлении, - она просительно взглянула мне в глаза. – Кейти-Кэт, неужели единственная поездка в субботу и возвращение в тот же вечер могут помешать выступлению? Пожалуйста! Пожалуйста! Я знаю, ты можешь приехать в понедельник или вторник, но эта суббота так важна, там будут все!

- Она умоляет, - шепнула мне на ухо Надин. – Ты сейчас можешь получить все, что захочешь, если согласишься. Это же шанс!

Надин права.

- Могу я съездить к Остину на следующих выходных? – выпалила я. Да, наверное, бартер – не мое, но я ничего не могла с собой поделать. – У меня будет свободное время, Надин поедет со…

- Нет, - мама посмотрела на меня так, словно одно лишь мое предложение шокировало ее. – Я ведь говорила тебе, что запланированный визит еще допустим, но внезапное твое появление там… Ты представляешь, что напишут в прессе? И мама Остина вряд ли это одобрит.

- Но со мной будет Надин, - заспорила я. – Какая разница, Техас или Нью-Йорк? Ты же все равно не присматриваешь за мной все время.

Официантка поставила передо мной тарелку с вафлей, и я вежливо ей улыбнулась, затем схватила сиропницу и полила десерт сладкой тягучей жидкостью. После таких разговоров углеводы просто необходимы. Мама тяжело вздохнула.

- Все, что угодно, Кейтлин, но не это. Можешь пойти по магазинам, записаться на сеанс массажа в Хэмптонсе, там мастер с золотыми руками. Прошу, хотя бы подумай.

Лейни кашлянула и подтолкнула меня локтем. Я вопросительно покосилась на нее, и в ту же минуту ее вилка слетела со стола. Мы обе наклонились, и Лейни схватила меня за руку, задерживая под столом.

- «Просто скажи «Да», и она слезет с тебя до конца лета, - тихо сказала она. – Я постараюсь обработать ее насчет Остина».

Ого, спасибо, Лейни! Я благодарно кивнула ей и выпрямилась. Мама подозрительно смотрела на меня, а затем прожгла взглядом Лейни, но та лишь невозмутимо сделала глоток чая.

- Хорошо, - махнула рукой я, - я приду в субботу, - услышав это, мама буквально подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши. – Но никаких выходов в понедельник. Это мой законный выходной.

- Ладно, - легко согласилась мама. – Это в одиннадцать, мы закажем тебе автомобиль, самое позднее – ты приедешь к половине пятого в город. Это будет отличный день! «Дорогая Ромашка» пригласила даже Селену Гомез и «Jonas Brothers», они будут сажать цветы вместе с гостями. Ты тоже могла бы… - она умолкла, не сводя с меня глаз. Я взглянула на Лейни краем глаза – она едва заметно кивнула.

- Конечно, - отозвалась я, запихивая в рот большой кусок вафли.

Мама была так довольна, что теперь щебетала, не умолкая, а под шумок даже стащила несколько блинчиков с папиной тарелки.

- Как я говорил, - снова попытался заговорить Сет, - сейчас хороший момент, чтобы взяться за что-то новое.

- Есть предложения? – встрепетнулась я, чувствуя эмоциональный подъем, хотя еще не знала, что именно скажет Сет дальше.

- Несколько уже пришли, еще несколько обговариваются, - сообщил мне Сет. – У меня есть несколько сценариев для тебя уже сейчас, и это, поверь мне, не типичные тинейджерские комедии. Действительно хорошие вещи. Сет Роджен заявил, что хочет видеть именно тебя, а еще пришло предложение от Джуда Апатова.

- Ты только представь! – просиял папа. – Надеюсь, там и для меня найдется местечко.

На это Сет не ответил, но улыбка его не увяла. Что же до меня, то, боюсь, папины продюсерские порывы останутся незамеченными, как уже было несколько раз. Он оставляет свое резюме, но никто ему не перезванивает.

- Есть даже предложение гарантированного контракта, - произнес Сет, и мама шумно втянула воздух. Все за столом замолчали.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №11: гарантированный контракт в Голливуде – это очень и очень серьезный показатель. Если вам поступает такое предложение, это значит, что режиссер или продюсер настолько сильно хотят видеть вас в фильме или шоу, что готовы заплатить за это крупную сумму, причем неважно, будет ли снят фильм. Они заплатят вам даже в том случае, если вас заменят другим актером. Говорю же, серьезное дело.

- А кто приглашает? – выдохнула я. Сет просиял.

- Это будет сериал, нечто среднее между «Сплетницей», «Беверли-Хиллз», «Университетом», «Дурнушкой Бетти», «Сверхъестественным» и «Остаться в живых».

Мама воскликнула: «Мы берем!» в тот же самый момент, когда мы с Лейни и Надин сказали: «Я не поняла».

- Да, это несколько запутанно, - рассмеялся Сет, как всегда, игнорируя маму и обращаясь ко мне. Профессионал, что и говорить. – Но сценарий определенно стоит прочитать. Некоторые моменты вызывают у меня вопросы, но в целом это сногсшибательно.

- Сногсшибательно – и основано на всем том, что уже было, - пробормотала Надин себе под нос, и я хихикнула.

- Прочитаю на этой неделе, - пообещала я, и Сет немедленно вынул из своего портфеля папку с громадным манускриптом.

- Есть еще кое-что, о чем я хотел бы упомянуть, - теперь его голос звучал уже не так уверенно. – Это сериал на кабельном телевидении, история о шести первокурсниках в колледже, которые становятся настоящими друзьями. Пилотное название – «Маленькая рыбка в большом пруду».

- Я слышала о нем! – я подалась вперед. – Джина говорила об этом сериале, в его пилот хотят попасть все! Кажется, Скарлетт уже прослушивалась. И Майли с Селеной. Все хотят та быть!

- Ну, да, они ищут двух девушек, которые сыграли бы главных героинь – соседок по комнате, которые сначала ссорятся, но затем становятся подругами. На ум продюсерам пришли два вполне конкретных человека, - Сет тонко улыбнулся. – Ты и Скай.

Лейни с мамой расхохотались так громко, что я даже испугалась, как бы у них крошки еду из носа не полетели. Даже папа насмешливо хмыкнул. Мы с Надин переглянулись. Она с надеждой приподняла брови.

Не знаю, почему, но, стоило мне услышать об этом проекте, как мое сердце забилось чаще. Мы со Скай, снова вместе, снова работаем над ситкомом, но это уже не «Дела семейные» - разве не замечательно? Мне очень понравилось снимать эпизод для SNL, Сет был прав, когда сказал, что комедия хорошо удается нам обеим. И мне нравится идея сыграть героиню, которая будет не так серьезна, как Сэм. Что, если этот сериал про соседок по комнате – та самая возможность?

- Ты с ума сошел? – отсмеявшись, покачала головой Лейни. – Они же как огонь и лёд. Не пойи меня неправильно, - она погладила меня по руке, - в SNL вы смотрелись замечательно, но дни, когда вы сотрудничали, прошли. Иначе получится, как с Лорен и Авой – слишком много одного и того же. Кстати, о них, - она нахмурилась. – После этого их глупого видео мне то и дело названивают все, кому не лень, чтобы получить комментарий от тебя. Говорят, эти девицы начали снимать очередной ролик, позвали папарацци поглазеть на это дело. Ава даже нацепила парик на своего бедного песика, - она раздраженно поджала губы. Папа рассмеялся.

- Простите, - осекся он, когда все взглянули на него. – Но это и правда забавно.

- Я говорю о том, что вся эта история про команды СКАТ и ЛАВА уже начала надоедать, - Лейни повысила голос. – Совершенно незачем давать новые поводы для насмешек.

- Не согласен, - возразил Сет. – Почему сразу «поводы для насмешек»? Они замечательно смотрятся вместе, комедия – это их ниша. Мы с Лорном Майклсом обсуждали это на днях, он считает, что у девушек есть будущее в комедии.

Правда? Я собиралась расспросить его об этом поподробнее – но Лейни зацокала языком с явным осуждением.

- А я бы сказала, что пришло время двигаться дальше, - заявила она. – К тому же, они могут мирно уживаться друг с другом три дня, а потом опять начинают ругаться.

- Верно, - кивнула мама, не давая мне и слова вставить, - я тоже не доверяю Скай. Да, она в последнее время часто тут бывает, но это лишь потому, что у нее пока нет работы. А как только она найдет новое место, снова превратится в дьявола. Я не хочу, чтобы Кейти-Кэт снова работала вместе с этой особой, у которой настроение меняется, как погода осенью. На ведь больше не нужны, - мама огляделась по сторонам и понизила голос, - панические атаки.

Все что-то пробормотали в знак согласия.

- Это предложение действительно, Сет? – поинтересовалась я, когда, наконец, представился шанс заговорить.

- Пока еще не официальное, - сказал он, - но переговоры ведутся. Я прочитал сценарий пилотной серии и засмеялся дважды. А это на два раза больше, чем обычно бывает, когда я читаю пилот ситкома, - он подмигнул мне. – Поэтому мне бы хотелось, чтобы ты имела этот проект в виду.

- Звучит прекрасно, - произнесла Надин. Мама бросила на нее недовольный взгляд.

- Я думаю, это проходное шоу, - пожала она плечами.

Сначала ее негативное отношение к этому сериалу смущало меня, но теперь я даже развеселилась.

- Можно, я прочитаю пилот? – спросила я. Челюсти у папы и Лейни так и отвисли. Мама уставилась на меня в немом изумлении. Надин довольно усмехнулась. – Я лишь прочитаю, - пояснила я всем, кто удивленно таращился на меня. – Мы со Скай в последнее время неплохо ладим, причем гораздо больше трех дней, Лейни, - добавила я специально для нее. – У нас, вроде как, воцарилось понимание, - на меня по-прежнему смотрели три пары непонимающих глаз. – Послушайте, я лишь пытаюсь сказать, что вовсе не возражаю против того, чтобы снова работать с ней, если проект этого стоит.

- Мне он не нравится! – возмутилась мама.

- Если вы подпишитесь на это, случится катастрофа, - поддакнула Лейни.

- Милая, я не хочу, чтобы ты стояла на месте и чтобы мотор заливало водой, - согласился папа. Похоже, теперь он перешел с автомобильных аналогий на лодочные.

- Я принесу тебе сценарий, Кейтлин, - с улыбкой кивнул Сет. – Ты его прочитаешь – вы все его прочитаете – а потом скажешь мне, что думаешь. Агент Скай тоже получит копию на этой неделе.

Все остальное время прошло примерно так же – мама рассказывала о Хэмптонсе, «Дорогой Ромашке» и знаменитостях, с которыми встретилась, мы внимательно (или не очень) слушали и кивали. Когда мы с Надин сели в машину, то немедленно схватились за телефоны. Она – чтобы подтвердить бронирование столика для нас со Скай на сегодняшний вечер, а я – чтобы позвонить Остину. Знаю, еще не пришло время запланированного звонка, но я вне себя от волнения. Новый пилот! Мы со Скай можем получить главные роли в сериале! Это ведь то, чего я всегда хотела – или нет? Все так яростно протестуют… А сама Скай? Она-то заинтересована? Меньше всего на свете мне хочется подписываться на проект, где прежняя злобная Скай будет отравлять мое существование.

Я набрала номер Остина. Два гудка. Три.

- Приветик! – девушка на том конце провода хихикала, что немедленно взбесило меня. – В смысле, алло. Комната Ости и Робби.

- Здравствуй, Аманда, - я постаралась сказать это как можно более взрослым и спокойным голосом. – Это Кейтлин. Позови, пожалуйста, Остина, - я уже говорила, точнее, хотела сказать Остину, как меня удивляет тот факт, что на его телефон отвечает Аманда, но каждый раз, когда я упоминала ее имя, он рассказывал какую-нибудь историю о том, какой она хороший друг и как она им помогает. Аманда сама из Техаса, в это году она приехала в лагерь уже второй раз и знает все от «А» до «Я». Это все прекрасно, но я так и не поняла, почему она заделалась личным секретарем «Ости и Робби».

- О, привет, Кейтлин! – пропела Аманда. На заднем плане кто-то что-то сказал. – Остин только что вышел в кафетерий, чтобы принести нам сок.

- Передай ему, пожалуйста, чтобы перезвонил, когда вернется, - попросила я. – Это важно.

- Конечно, передам! Слушай, - оживилась она, - могу я спросить кое-что? – на заднем плане опять послышался чей-то шепот. – Какая у тебя фамиоия?

Я не спешила с ответом. Вполне возможно, что она прекрасно знает ответ на свой вопрос и просто дразнит меня. Но, если не знает, думаю, было бы неплохо ей сказать.

- Бёрк. Я Кейтлин Бёрк.

На том конце повисло молчание. Затем:

- Так это ты! Мы видели твое фото в комнате у Ости. Пэм тогда сказала, что это та девушка из «Дел семейных», а я ей: «Нет, Ости бы рассказал нам». Он сказад просто – «Кейтлин». Он никогда не хвастается тем, кто ты. Значит, ты живешь в Голливуде и все такое?

- И все такое, - подтвердила я, начиная раздражаться.

- Правда? – скептически переспросила Аманда. – Остин не похож на парня, который стал бы встречаться со звездой, пусть он и живет в Лос-Анджелесе. Он такой… нормальный.

- Он очень милый! – крикнула вторая девушка. Должно быть, Пэм. – Остин классный, совсем не голливудский.

- Да, звездная болезнь – это не про него, - продолжала Аманда.

Ладно…

- Я знаю. И мне очень нравится это, - услышав это, Аманда и Пэм снова захихикали. – Что-то еще? – наверное, это было не очень вежливо, но они меня достали. Незачем описывать мне моего же парня!

Снова шепот. Да что же это такое?

- Да, еще кое-что, - весело откликнулась Аманда. – Он слишком хорош для тебя, - Пэм фыркнула на заднем плане.

- Ну, это уж не вам решать, - я непроизвольно повысила голос. Кровь прилила к щекам. – И это не ваше дело. Скажите Остину, что я звонила. Хотя нет, лучше не говорите. Я ему напишу. Я его девушка и не стану общаться с ним через вас, - я с силой нажала на кнопку сброса вызова.

Надин посмотрела на меня.

- Неудачный звонок?

- Неудачный звонок, - согласилась я. Готова поспорить, далеко не последний.


Пятница, 3 июля

Сказать Остину, что буду звонить ему только на сотовый

Ужин со Скай – 23:00

Поездка в Хэмптонс: выезд в 7 утра в субботу. Обратно – 13:00

Глава 12: Хитрые ходы в Хэмптонсе

- Вот это жизнь, - промурлыкала Лиз. Мы с ней лежали на массажных столах в одной из палаток клуба «Пещера» в Хэмптонсе. Здесь проводилось то самое мероприятие, на которое мама так старательно уговаривала меня пойти. – Эти аромамасла напоминают о доме.

- Лиз Мендес, да ты домоседка! – рассмеялась я. – Разве не ты утверждала, что Нью-Йорк должен стать будущим, а Лос-Анджелес – прошлым?

- Я передумала, - отозвалась подруга. – Мне тоскливо без машины, травы и пляжа…

- Если ты не заметила, мы на пляже, - заметила Скай. Она тоже была на сеансе массажа с нами, но до этого момента она молчала, так что я даже и забыла, что Скай вообще здесь. Как ни странно, они с Лиз не цапались каждые три минуты, похоже, ароматические масла действуют успокаивающе. Ну, действовали.

- Это не одно и то же, - Лиз гневно дернула рукой, задев массажистку. – Извините. Если бы проводила хоть половину того времени, что проводим мы с моим парнем, на пляже, ты была бы в курсе, что все пляжи разные. Особенно, для серферов.

- А ты, что, серфер? – усмехнулась Скай. – Мы же говорим о тебе, а не о твоем Джоше.

- Я и говорю о себе.

- Но серфингом занимается Джош.

- Я имела в виду себя, потому что я тоже учусь!

- Ты этого не уточняла. Ты просто назвала себя серфером ни с того, ни с сего.

- Да почему я вообще должно что-то для тебя уточнять?!

- Надин, звони «911», - тяжело вздохнула я. Вот и пришел конец спокойствию.

Надин с Родни сидели снаружи, ели мороженое. Кстати, угощение здесь и вправду отличное, день в целом складывается хорошо. Вот бы еще Лиз со Скай перестали ругаться…

- Кстати, что ты тут делаешь? – Лиз раздражалась все больше. – Разве тебе не надо идти на какую-нибудь встречу с продюсером? Ах, нет, погоди, не надо, ведь никто не хочет тебя нанимать.

- Можно подумать, тебя кто-то захочет нанять, - фыркнула Скай. – Ты же ни писать, ни снимать не умеешь. Сама постоянно ноешь, что все проваливаешь на своей стажировке.

Лиз шумно выдохнула.

- Да как ты посмела!

- Это как ты посмела! – рявкнула Скай. Девушки больше не лежали, теперь они сели на своих столах и, прижав к груди полотенца, гневно смотрели друг на друга. Массажистки смущенно отступили в сторону, растерянно глядя на них.

- Девчонки, не надо устраивать сцен, - взмолилась я, тоже садясь.

- Мне надоело, что она вечно околачивается возле нас, - Лиз ткнула пальце в сторону Скай. – С меня довольно! Это лето – наши с тобой каникулы, но Скай все испортила, хотя никто не приглашал ее. Она грубая стерва, ты терпеть ее не можешь. Скажи ей!

Мое лицо запылало. На меня теперь были устремлены взгляды всех собравшихся, а проходивших мимо людей явно привлек шум, так что вокруг тента собирались зрители.

- Да, Кей, скажи ей правду, - Скай говорила каким-то странным голосом, совершенно непохожим на ее обычный уверенный тон. – Скажи Лиз, что я – единственный человек, который знает, через что ты проходишь. Мы живем одинаковыми жизнями, а она понятия о многом не имеет, потому что слишком далека от Голливуда.

Лиз прищурилась, а я, кажется, покраснела еще больше. В словах обеих есть смысл, но почему? Почему я должна выбирать?!

Тем временем Лиз спрыгнула со своего стола.

- Я ее лучшая подруга.

- А я работаю с ней больше десяти лет, - отозвалась Скай. – И знаю ее дольше.

Знаю, мне нужно что-то сказать, чтобы остановить эту разборку, но слова Скай меня поразили. Она пытается доказать, что она – лучший друг, чем Лиз? Вот уж не думала, что увижу подобное своими глазами и услышу своими ушами, но, видно, этот день настал.

Рядом щелкнул затвор фотоаппарата.

- Папарацци! – прошипела я в сторону Надин и Родни. – Девчонки, хватит! – это уже для Лиз и Скай.

- Я ухожу, - Скай тоже спрыгнула со стола и направилась к кабинке для переодевания, - пора загорать, - проходя мимо меня, она добавила шепотом: «Ты должна была заступиться за меня».

- Скай, подожди! – воскликнула я, но было поздно.

- Прекрасно, иди, - Лиз прошагала в другую кабинку. – Я тоже ухожу. Обещала Мэг, что помогу посадить бегонии.

- Что, и ты тоже? - я не верила своим ушам. Подруга вышла из кабинки и протянула полотенце массажистке.

- Ты не должна была позволять ей так со мной разговаривать.

С этими словами она вышла вслед за Скай. Я беспомощно посмотрела на Надин.

- Напомни, зачем я здесь?

- Не обращай внимания, - Надин покачала головой. – Они перерастут это. А ты здесь, потому что твоя мама умоляла об этом, а еще мы приехали отпраздновать твои результаты.

Да, вчера вечером пришли результаты экзаменов, и Анита переслала их в Нью-Йорк. Я набрала 495 баллов по математике, 605 по английскому и 650 за эссе. Маме с папой я позвонила сразу, но трубку никто не взял, так что пришлось оставить сообщение. Ну да неважно. Надин уверена, что мои шансы на колледж более чем хороши, и мы с ней и Лиз допоздна прыгали по квартире от радости, а на следующий день (то есть на сегодня) запланировали настоящий праздник, раз уж будем в Хэмптонсе, и сеанс массажа должен был стать его началом. Я очень рада своим баллам – может, таблоиды лучше напишут о них, чем о ссорах Лиз и Скай, а?..

- Да, ты права, - согласилась я, когда мы все вышли из тента. – Я заслужила немного веселья.

- Веселья не получится, если они будут ругаться и дальше, - заметил Родни. – Может, попытаться остановить их?

- Согласен, - встрял присоединившийся к нам Мэтти. – Я не хочу, чтобы меня видели с людьми, которые только и делают, что орут друг на друга, но при этом хотят тусоваться с тобой. Без обид.

Мы с Надин переглянулись. Братишка сегодня нарядился в широченные штаны и футболку, которые были на два, а то и три размера больше, и свисали с него, как с какого-нибудь рэпера. Он то и дело одаривал улыбками всех проходящих мимо нас людей, видимо, надеясь, что кто-нибудь подойдет к нему, чтобы сфотографироваться и получить автограф. Со стороны это выглядело несколько… Забавно.

- Видите девушку, вон там? – с энтузиазмом сообщил он. Взглянув в указанном направлении, мы увидели симпатичную девушку, машущую ему рукой. – Она преследует меня весь день. Это же круто, да? Пойду, поздороваюсь с ней, что ли.

- Да, давай, Мэтти, поздоровайся, - согласилась я. – Встретимся позже.

Он отошел к девушке, а мы с Надин пошли дальше, вышли на улицу, прогулялись по саду, находившемуся совсем рядом с клубом, дошли до бассейна, где диджей ставил музыкальные новинки, а люди смеялись и переговаривались, то и дело прыгая с разбега в воду.

- Мэтти прав в одном, - заметила Надин. – Скай и Лиз действительно обожают тебя, но терпеть не могут друг друга. И эту ситуацию нужно как-то решать.

- Но я не знаю, как, - я задумалась. – Может, общаться с ними по отдельности. Я не хочу врать ни одной из них, понимаешь? Вчера мы со Скай пошли вместе перекусить, позвонила Лиз, и я не сказала ей, с кем была. А потом Скай спросила, кто звонил, и я наврала, что это Джина! Знаю, я трусиха, но я не хочу ссориться с ними. Мне нравится проводить время с обеими. Даже со Скай! Она правильно сказала – мы живем одинаковыми жизнями. А Лиз права в том, что мы с ней – лучшие подруги. Мы уже проходили с ней это, когда поссорились из-за Микаэлы.

- Это было другое, - покачала головой Надин. – Вы поссорились не из-за той девушки, а из-за того, что не могли найти время друг на друга.

- Все равно, - я подошла к столику с закусками. – Что делать, когда две твои подруги ненавидят друг друга?

Прежде, чем Надин успела ответить, к нам подлетела женщина с белой косметической маской на лице. Я вздрогнула, увидев это зрелище в паре сантиметром от себя.

- Привет, милая!

- Мама?!

- Разумеется, это я, глупышка, - заливисто рассмеялась она. – Я в маске с экстрактом ромашки, она омолаживает, разглаживает кожу, после нее щечки – как у младенца. Ты должна попробовать, Кейти-Кэт! Всего двадцать минут, а такие чудеса.

Надин прикрыла лицо рукой за спиной у мамы, и я постаралась не расхохотаться.

- Не думаю, что она мне нужна, мам, - улыбнулась я. – У меня выступление вечером, не хочу рисковать.

- И очень зря, - мама пожала плечами, - она творит чудеса. Кстати, первая леди тоже приедет, но чуть позже, - с восторгом сообщила она нам. – Ты, наверное, ее не застанешь, потому что у тебя будет шоу…

Она произнесла слово «шоу» так, будто это было оскорбление. Я лишь вежливо кивнула.

- Но сейчас-то я здесь, мам. Может, я могла бы сделать что-нибудь?

Кажется, это предложение ее успокоило.

- Можно пойти сажать цветы, Кейти-Кэт! Я была бы так рада, если бы ты это сделала.

- Хорошо. Кстати, мам, ты получила сообщение о результатах экзаменов?

- Да! – теперь мама действительно была довольна. – Слава богу, все это позади и тебе больше не нужно переживать из-за этой ерунды, - Надин мрачно уставилась на нее. – А теперь пойдем сажать цветы, после этого можно устроить ланч. Тут отличный ромашковый салат с клубникой!

Слово «ланч» меня приободрило. Обычно люди обедают около половины первого, но в последние несколько месяцев мой обед начинался либо слишком рано, либо слишком поздно.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №12: на съемках понятия «ланч», «перекус» или «обед» весьма и весьма растяжимы. Иногда удается поесть в привычное для нормальных людей время, но иногда вы обедаете и в шесть вечера. Все зависит от того, как продвигаются съемки в конкретный день. Если вы начинаете в восемь утра и заканчиваете в четыре, то, конечно, перерыв будет в двенадцать. Но когда съемки начинаются в час дня и заканчиваются поздно вечером, ваш обед плавно превращается в ужин. И, кстати, само слово «ланч» означает не конкретно «обед», а вообще перерыв на еду. Часто бывает так, что члены съемочной группы едят в разное время, чтобы не останавливать весь процесс, но наш режиссер, Том Пуллман, никогда не уходил обедать в одиночестве, хотя и мог, вместо этого он всегда присоединялся к нам. Мысли о Томе вызвали у меня улыбку. Я скучаю по сериалу.

- Кейтлин, не щурься, - укоризненно произнесла мама, - у тебя будут морщинки. А вот маска, кстати, помогает предупредить их появление. Дилан, ну, скажи хоть ты ей!

Дилан? Мой Дилан?

Нет, я не имела в виду «мой Дилан». Просто «Дилан, которого я знаю».

Ладно, забудьте.

Я подняла глаза – и правда, возле мамы стоял парень, на лице которого тоже красовалась такая же маска, как и у нее. Глазам своим не верю!

- Дилан, не может быть! – расхохоталась я.

- Почему это «Не может быть»? – возмутилась мама. – Мы даже сфотографировались на память.

Теперь хихикала уже и Надин. Мама обиженно покачала головой и отошла в сторону. Дилана явно забавляла эта сцена.

- Смейся-смейся, - наигранно скучающим тоном произнес он, - но я-то знаю, что после этой маски моя кожа будет сиять, - он дурашливо встал в позу манекенщика из журнала.

- Уверена, так и будет, - фыркнула я. – Как им удалось заманить тебя в это дело?

- Твоя мама меня заметила, - пояснил он, - и сказала, что я бы очень помог ей, если бы сделал одно одолжение. Как я мог отказаться? Она кормила меня ужином последние несколько дней, - рассмеялся он.

Днем мы с Диланом проводили много времени вместе, а потом вместе же шли перекусить перед выступлением – так что мама делала заказ на нас обоих. Мэтти, который тоже иногда шел с нами, как-то раз заметил, что Остин вряд ли был бы восторге от того, что Дилан ужинает со мной так часто, но я ответила, что Остина нет рядом, а потому он не будет жаловаться. Его нет рядом, чтобы просто поговорить со мной! Наши звонки в установленное время, кажется, не приносили особого успеха – потому что большую часть разговора мы обвиняли друг друга в том, что не созвонились раньше. Или же извинялись за это. С Диланом я проводила так много времени, что временами забывала о звонке Остину.

Ой. Я ужасная девушка для него, да?

- Прости, - улыбнулась я. – Ты чувствовал себя обязанным, я понимаю, но…

- Нет, это классно, на самом деле, - он пожал плечами. – Эта штука неплохо пахнет, - он провел пальцем по щек, затем облизнул его. – Хм, да и на вкус ничего. Попробуй!

- Фу, - скривилась я. – Я не стану есть с твоего подбородка, - услышав это, Надин буквально согнулась пополам от смеха. Я мрачно воззарилась на нее. Что смешного?

Тогда Дилан уверенно подвел меня к палатке, где можно было нанести на лицо эту чудесную маску, зачерпнул специальной пластинкой немного белой субстанции из контейнера и протянул мне.

- Давай, попробуй! Ну же, дорогая моя, бери.

Я приняла пластинку у него из рук и осторожно лизнула немного маски. Надин кашлянула. Кто-то наверняка нас фотографирует сейчас, но какая разница?

- Ого! – странно, но косметическая маска оказалась не такой уж и плохой на вкус. – Там мята?

- И лайм, – подтвердил Дилан. Он подошел к специально поставленному переносному умывальнику и смыл маску с лица. – Да, вроде и впрямь мягче стало, - заявил он, проведя пальцами по щеке.

- Мама знает, что рекламировать, - все еще посмеиваясь над тем, как он кривлялся, заметила я. Надин коснулась моего плеча.

- Я отойду на секунду, возьму мохито. Машина будет через два часа, если что, - напомнила она.

- Я тоже отойду, - добавил Родни, - хочу взять еще мороженого.

- Хорошо, - кивнула я, и они ушли. – Значит, - повернулась я к Дилану, - ты тоже решил провести субботу с пользой?

- Да, обратно поеду с Райли, - он чуть замялся. – Она заказала нам такси.

- Рада, что Райли тоже пришла, - улыбнулась я, хотя это было абсолютным враньем. Не хочу я слушать еще одну лекцию о том, как улучшить актерские навыки!

- Обманщица, - шутливо упрекнул меня Дилан. Взглянув на него, я заметила несмытую каплю маски на щеке.

- У тебя тут осталось немного, - я протянула руку, чтобы стереть белую капельку. Наши лица оказались совсем близко, а я, по неосторожности взглянув в его глубокие зеленые глаза, кажется, потеряла контроль над собой и начала тонуть в их бездне. Но быстро оправилась и отвела взгляд.

- Кейтлин, - тихо произнес он, все еще не сводя с меня глаз. – Я знаю, у тебя есть молодой человек, а я не из тех, кто может встать между двумя людьми. Но я чувствую между нами какую-то связь.

О, нет.

Дилан замолчал в тот же миг, когда подул легкий ветерок, и мои волосы разлетелись во все стороны. Он заправил прядь волос мне за ухо, и я так и застыла, едва дыша.

- Дилан, я…

- Ох! Простите! Не хотела прерывать такой момент. Минуту… Дилан?

Мы обернулись. В полуметре от нас стояла Райли, еще пара шагов – и она бы врезалась в нас. Мы смотрели друг на друга смущенно, явно чувствуя себя неловко. Я как будто была поймана за чем-то непристойным, но ведь я ничего не сделала!

И я не отошла от Дилана подальше.

Я же люблю Остина!

«Но Остина нет нигде – ни здесь, ни в телефонной трубке», - возразил тихий голос в моей голове.

Неважно! Он – мой парень. Я люблю Остина. Дилан милый, но не более того.

Тогда почему я так смущена?

- Я не знала, в смысле… - забормотала Райли. Никогда не слышала, чтобы она заикалась от смущения, но, видимо, бывает и такое. – Я не знала, что ты рассталась со своим другом, Кейтлин.

- Мы не расстались, - возразила я, но мой голос прозвучал как-то странно. – Мы с Остином вместе.

- А, понятно, - теперь она как будто бы расслабилась, что тоже было на нее непохоже. Разговаривая со мной, Райли всегда использовала холодно-вежливый тон, а никак не дружелюбно-спокойный. – Тогда вы, наверное, просто репетировали любовную сцену. Поэтому ты так раскраснелась.

О, а вот и старая добрая Райли вернулась.

- Райли, - Дилан шагнул к ней, но она отступила. Я перевела взгляд с одной на другого. Что здесь происходит?

- Нет-нет, не буду прерывать важный для вас двоих момент, - ее голос теперь дрожал. Да что же это? – Кейтлин нужна помощь со многими сценами, так что это только на пользу. Дилан, увидимся позже. Машина будет здесь в два. До скорого, Кейтлин.

Лицо Дилана вытянулось, когда Райли пулей полетела прочь.

- Мы можем поговорить позже? – спросил он меня, глядя ей вслед. – Мне надо бы…

- Конечно, - растерянно кивнула я, и он поспешил следом за девушкой.

Что бы это ни было, я поспешила выкинуть только что произошедшую сцену из головы и отправилась на поиски Надин и Родни. Вот представительницы «Дорогой Ромашки», вот мама разговаривает о чем-то с Кэти Холмс (Кэти устало кивает в ответ), вот Мэтти рассказывает какую-то шутку, а группа девушек вокруг него начинает хихикать. Много людей, знакомых, незнакомых и знакомых по обложкам или плакатам на Таймс-Сквер, но ни следа Родни, Надин, Лиз или Скай. Взглянув на часы, я тяжело вздохнула: до отъезда еще больше часа, так что, думаю, можно пока поваляться в одном из шезлонгов стоящих у бассейна. В конце концов, никто меня здесь не потеряет. С этими мыслями я направилась к бассейну и с наслаждением вытянулась на шезлонге. Как же хорошо понежиться на солнышке! Однако спустя пару мгновений на лицо мне упала какая-то тень. Меня нашли Скай или Ли… ОЙ!

Что-то холодное выплеснулось мне на грудь.

- Ах, - Лорен Кобб отскочила в сторону, глядя на меня с притворным испугом. Ава стояла возле нее, держа на руках любимого питомца- собачку Кало. На ее голове, как и на его, была розовая бандана. Однако. – Мне очень жаль, - пропела Лорен. – Я не залила твое давно вышедшее из моды платьишко?

Мое настроение поползло вниз. Что они тут делают? И как вообще так вышло, что мы оказались на одном мероприятии? Выходные по случаю Дня независимости! Да в Хэмптонсе сейчас девять миллионов разных приемов, почему их занесло именно сюда? Девушки смотрели на меня, как на мышку, точно сами были кобрами. Наверняка и папарацци с собой привели. Да, точно, вон невдалеке болтается и паренек с камерой. Конечно. Но нельзя устраивать сцен на мамином мероприятии, где собралось множество ее знакомых. К тому же, я стараюсь быть дружелюбной со всеми и не быть втянутой в разборки. Так что, собрав всю волю в кулак, я улыбнулась.

- Это произошло случайно, - и встала, чтобы уходить.

- Нет, - Лорен рассмеялась (как будто лошадь заржала). – Я сделала это специально, и мне ни капельки не стыдно, - они с Авой хлопнули друг друга по ладошкам и улыбнулись парню фотографу, неистово защелкавшему вспышкой. Я закатила глаза.

- Мне пора, - я зашагала прочь. Внезапно расстояние между бассейном и тентами, где толпилось больше всего людей, показалось огромным. Где же Лиз и Скай? Уже почти половина второго – наверное, я все же заснула там, на шезлонге – а мы уезжаем в два. Надо найти хотя бы Надин. Я вынула телефон.

- Уже возвращаешься на свой маленький спектакль, да? – поинтересовалась Ава чересчур весело, что не могло не насторожить. – Как там дела, кстати?

- Отлично, - откликнулась я, не оборачиваясь. Похоже, они шли за мной. – Лучше и быть не могло.

- Наверное, ты никогда не опаздываешь, ведь ты такая умница-разумница, - пропела Лорен.

- «Я никогда бы не пропустила выступление!», - продекламировала Ава, пародируя меня.

- Именно, - я сухо кивнула. – До свидания. Не забудьте намазаться солнцезащитным кремом. Мне бы не хотелось, чтобы вы стали похожи на вареных раков к концу дня.

- Может, останешься и посмотришь, будем мы на них похожи или нет? – предложила Лорен.

- Я уезжаю в город.

- А вот и нет! – хором воскликнули они и заливисто рассмеялись. Я обернулась.

- Над чем вы смеетесь?

- Над тобой, - фыркнула Ава. – Ты застряла тут, моя хорошая.

- Если вы что-то сделали с маминой машиной, то вы просчитались, - пожала я плечами. – Мы едем не вместе. Но попытка засчитана.

- Мы умнее, чем ты думаешь, - Лорен явно веселилась. – Мы отменили твой заказ. Только что. Бедный водитель приехал раньше и маялся на жаре, так что мы сделали доброе дело и отпустили его, потому что так попросила Кейтлин Бёрк.

- Это невозможно, - я скрестила руки на груди, стараясь оставаться спокойной, хотя внутри нарастало беспокойство. – Водитель бы вас не послушал.

- Меня – нет, - согласилась Ава.

- А вот кого-то, кто поговорил бы с ним по телефону, - невинно распахнула глаза Лорен, - вполне. Так что машина уехала. Удачи с поисками такси в праздничный выходной. У тебя ведь, кажется, всего полчаса до выезда? – она притворно озабоченно покачала головой. – Да, боюсь, шоу начнется без тебя. Ну, или не начнется.

Они расхохотались вновь.

Мне не хотелось спорить с ними, ставить их на место и вообще видеть перед собой, так что я быстрым шагом пошла прочь. Где Надин? Где она?!

Сделав два круга и выглядя, как городская сумасшедшая, я, наконец, увидела ее в компании Мэтти, Родни, Лиз и Скай (они выглядели подозрительно похоже в своих длинных платьях). Никто больше не кричал друг на друга, хоть это было хорошо.

Увидев меня, Надин так и вытаращила глаза.

- Кейтлин, что случилось?

- Эти девчонки… - я замолчала, чтобы перевести дыхание. – Отменили заказ машины, - глубокий вдох. – Лорен. И Ава. Они приехали сюда. Надин, я не успею вовремя!

Лица всех присутствующих вытянулись.

- Где они? – рявкнул Родни в ярости.

- Это невозможно, - Надин вытащила телефон из сумочки. – У меня есть номер водителя, я специально попросила подъехать пораньше, на всякий случай, - она набрала номер.

- Да, где они? – дернула меня за руку Скай. – Пойдй, скажу им пару ласковых.

- И я, - вскинула подбородок Лиз. – Они перешли все границы!

- Я найду маму, - сказал Мэтти и убежал на поиски.

- Нет, я не отменяла машину! – закричала Надин в трубку, и мое сердце пропустило удар. Они действительно сделали это. Я взглянула на часы. Если уехать прямо сейчас, я успею. Если чуть позже – у меня будет меньше времени, чтобы собраться, но я хотя бы буду на месте. Мне нужна машина!

Надин швырнула мобильник в сумку.

- Они отменили заказ, - сердито сказала она. – Но не переживай, отсюда тоже можно заказать машину. Не волнуйся, - с этими словами она поспешила в клуб, где на ресепшене были все нужные телефонные ноера.

- Кейтлин, все будет хорошо, - Лиз коснулась моей руки.

- Да, мы сделаем все, чтобы ты приехала вовремя, - добавила Скай. Они с Лиз косо посмотрели друг на друга, но не сказали ни слова.

- И я кое-кому позвоню, - Родни достал из кармана пиджака свой телефон. – Ты будешь в театре, чего бы это ни стоило.

- Если я пропущу выступление, Форест убьет меня! – несмотря на все уговоры не поддаваться панике, мне все же было очень страшно. – Актриса из второго состава не выступает по субботам, а сегодня еще и праздник! Это самое важное шоу недели, люди заплатили, чтобы увидеть меня!

Мобильник Лиз зазвонил.

- Алло? Да. Ты серьезно? НЕТ! Скажи ей! Хорошо. Ладно! – она с тревогой взглянула на меня. – Это Мэтти. Твоя мама уехала в город, что-то там с подарками для гостей. Она не берет трубку.

- Все, я пропала, - тяжело вздохнула я. Ведь знала же, что ехать в Хэмптонс – плохая идея! Почему я послушалась маму?

- Я позвонила в три службы такси, но свободных машин нет до половины пятого, - огорошила нас Надин, едва вернувшись.

Я с надеждой взглянула на Родни, который говорил с кем-то по телефону.

- Да, понял. Спасибо, - он убрал телефон. – Все уже разъехались.

- Нет, нет, нет, нет! – я плюхнулась на ближайший ко мне стул. – Этого не может быть. Я не могу пропустить выступление. Чем я думала, когда согласилась на это? Да я прибить маму теперь готова!

- Эй, спокойно, - Скай похлопала меня по плечу. – Дилан ведь тоже пока еще здесь.

- ДИЛАН! КОНЕЧНО ЖЕ! – заорала я так громко, что на меня уставилась даже парочка, до этой минуты целовавшаяся неподалеку. – Я ведь могу поехать с ним! Подождите минутку, - и, прежде чем кто-нибудь успел отреагировать, я бросилась к парковке. Если Дилан еще не уехал – а они с Райли должны уезжать в два часа – я буду спасена!

Однако на парковке его не было, а машин оказалось так много, что совершенно не представлялось возможным увидеть, сидит ли он в одной из них. Я уже пошла обратно к тенту, как вдруг заметила девушку в бледно-розовом платье.

- Райли! – я подлетела к ней и схватила за плечо. – Слава богу, ты еще не уехала! – облегчение накрыло меня с головы до ног, я едва ли не бросилась к ней на шею. – У меня проблемы с машиной, так вышло, что заказ отменили, но мне необходимо уехать. Все такси уже заняты, можно, я поеду с вами? Пожалуйста? Я только позвоню Надин и скажу, что…

- Нет.

Голос Райли был так тих, что я сперва приняла его за шум листвы, но все же подняла голову.

- Извини?

- Я сказала «Нет», - спокойно повторила Райли. – У нас нет места.

- Но ведь едете лишь вы с Диланом!

- Маленькая машина, - пожала плечами она и повернулась, показывая, что разговор окончен.

- Райли, - взмолилась я. Мне не хотелось бы упрашивать ее на коленях, но, боюсь, иначе мне не попасть в город. – Я знаю, что тебе нравится Дилан! Но между нами ничего нет, что бы там тебе ни казалось со стороны.

Она медленно обернулась, разгневанная, с пылающим румянцем на щеках.

- Вранье! Ври себе, сколько угодно, но ты так же влюблена в Дилана, как и он в тебя, - она прищурилась. – Я знаю, о чем говорю, потому что мы встречались. Потом я бросила его ради какого-то придурка, о чем немедленно пожалела, но было поздно. Он уже встретил тебя на прослушивании, ты была такой милой, что он и думать забыл обо мне. Ушел, не оглядываясь, - договаривая, она уже больше не была рассерженной, а лишь грустной.

- Прости меня, Райли, - пробормотала я. Мне действительно было стыдно перед ней. – У вас все еще может наладиться, поверь мне. Я не заинтересована в нем в этом смысле, клянусь тебе! Ты можешь сказать ему это сама, если хочешь. Позвать его на ланч, на прогулку, куда угодно, - кажется, она задумалась над моим предложением. – Но, пожалуйста, не мсти мне сейчас, когда может пострадать все шоу! Если я не поеду с вами, я вообще могу не успеть.

Но вместо того, чтобы передумать, Райли медленно пошла прочь.

- Райли! – в моем голосе явственно зазвенела паника.

- Прости, дорогая, - она небрежно махнула мне рукой. – Ты только что подала мне отличную идею. Если ты не поедешь с нами, я смогу поговорить с Диланом.

- Райли, умоляю, - я догнала ее и пошла рядом, - это ради спектакля. Ты ведь не хочешь испортить выступление?

- Я бы ни за что не испортила выступление, - уверенно заявила она. – И на этот раз тоже этого не сделаю. Его испортишь ты. Тем, что не появишься.

Вот теперь мне стало на самом деле страшно. Надежда ускользала и гасла на глазах.

- Я позвоню Дилану! – крикнула я. Знаю, это не самый взрослый и достойных ход, но у меня нет других вариантов. – Он не позволит тебе оставить меня тут.

Она остановилась и вновь повернулась ко мне, улыбаясь так, что у меня по телу пробежали мурашки.

- Да, это хорошая мысль. Жаль, что он оставил свой телефон дома, - она подмигнула мне. – Разве он не сказал тебе об этом, когда вы там миловались? - она махнула рукой в сторону клуба. – Все, прости, но мне пора. Я передам Форесту, что ты не смогла приехать. И не вздумай бежать за мной снова.

Я не удержалась и расплакалась прямо там, на парковке, стоило ей скрыться из виду. Один из водителей такси, наблюдавших эту сцену, протянул мне носовой платок, сочувственно покачав головой.

- Ну? – бросились ко мне друзья, когда я, зареванная, вернулась обратно к тенту.

- Она не взяла меня, - всхлипнула я. В перерывах между судорожными рыданиями и попытками высморкаться я рассказала им, что только что произошло.

- Ты обязательно успеешь, - Лиз гладила меня по плечу повторяла эти слова, точно заклинание.

- Не могут же они начать без тебя, - согласилась Скай.

- Мы не допустим, чтобы ты пропустила выступление, - Надин набирала номер за номером.

- Прошу прощения, мисс?

Я подняла голову. Возле нас стоял молодой парень, одетый в форму с логотипом клуба.

- Я услышал ваш разговор, - он смущенно взглянул на меня, - понимаете, дело в том, что у клуба есть вертолетная площадка. Может, вы могли бы долететь на вертолете в город? Это примерно полчаса, не больше. Хозяин клуба часто так делает.

Я заморгала. Скай расплылась в улыбке. Надин схватила парня за руку.

- А где сейчас хозяин?

- Он здесь, я только что его видел, - несколько испуганно сообщил парень. – Он, кстати, большой поклонник вашего сериала, - он перевел взгляд с меня на Скай.

- Правда? – та немедленно накрутила прядь волос на палец.

- Ну, во всяком случае, его дочь Табита не пропускала ни единого эпизода, - улыбнулся юноша.

- Так, ребята, ПОЙДЕМТЕ! – перебила нас Надин. – Кейтлин, улыбайся, Скай, тоже улыбайся, мы идем очаровывать хозяина клуба. В город возвращаемся на вертолете.


Суббота, 4 июля

Аренда вертолета - $500.

Аренда вертолета в моем случае – день шопинга с дочерью владельца клуба Сесила Карена, Табитой.

Возвращение на Манхэттен раньше Райли – бесценно.


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

Сцена 11:

Энди бежит по коридору, спотыкается, роняет книги и вскрикивает.

ДЖОРДАН: Похоже, сейчас нас всех ждет сцена из «Кэрри».

БЕККА: Или нам просто стоит вызвать врача. Энди, милая, у тебя все хорошо?

ЭНДИ (в сердцах): Нет! Я понятия не имела, что делаю. Зачем я сказала Лео правду? Зачем вылезла против Дженни? Да чирлидеры нас удушат своими помпонами!

ДЖОРДАН: Я бы не была так уверена.

ЭНДИ: Не стоило вообще пытаться что-либо изменить, надо было оставить все, как есть. Я та, кто я есть – и этого достаточно! Мне никогда не стать королевой школы или гламурной дивой, все, что я должна была сделать – это держать рот на замке двадцать четыре часа, но нет.

БЕККА: Энди, ты неправа. Ты сделала то, на что никому из нас не хватало смелости!

ДЖОРДАН: Дженни потеряла дар речи из-за тебя. Едва ли это кому-то удавалось раньше.

ЭНДИ: И что мне это дало? Все осталось на том же месте, но теперь все меня ненавидят. А Лео… Давайте посмотрим правде в глаза – он поцеловал меня не потому, что хотел, а потому, что Дженни обращалась с ним, как со своей собственностью, и он хотел отомстить ей.

БЕККА: Ты не можешь знать наверняка.

ЭНДИ: Но я все же уверена в этом. Она видела наш поцелуй, и Лео немедленно сделал вид, что ужасно смущен. Всё, хватит. Не уверена, что мне стоит идти завтра на вручение аттестатов.

БЕККА: Ты шутишь!

ЭНДИ: Нет. Я не могу видеть всех этих людей. Я чувствую себя идиоткой.

ДЖОРДАН: Энди Эмбер, ты сегодня поразила всех! Так что завтра ты просто обязана прийти и гордо посмотреть на них.

ЭНДИ: С меня довольно этого. Я просто стану той, кем и была все эти годы – незаметной тихоней.

ЛЕО: Прежде, чем ты вновь исчезнешь из моей жизни, позволь мне попытаться переубедить тебя?

Энди, Джордан и Бекка оборачиваются.

Глава 13: «Счастливое» число

- ТРИДЦАТЬ МИНУТ, - объявил громкоговоритель.

Тридцать минут. Я посмотрела на свое отражение. Ладно, время еще есть. Из гримерки мне нет смысла выходить еще добрых двадцать минут, а макияж, костюм и прическа уже в полном порядке. Я еще могу позвонить Остину, и это будет тот самый наш запланированный звонок.

Если он, конечно, состоится.

Не верю, что говорю это, но я тоже очень виновата. Иногда я на самом деле забываю позвонить ему, причем иногда забываю на несколько дней. А чем дольше мы не разговариваем, тем чаще это случается в целом. Мне кажется, у Остина та же ситуацию, потому что иногда он тоже забывает позвонить. Я относилась к этому спокойно, но после комментария Райли о нашем с ним расставании, которым она объясняла то, что мы с Диланом «миловались», мне хотелось бы услышать его голос как можно скорее. Возможно, чтобы доказать себе, что Райли неправа.

Глубоко вздохнув, я набрала номер. Три долгих гудка. Четвертый. На пятом я хотела уже отключиться, но на том конце провода подняли трубку.

- Алло?

Ого! Он отвечает! Он пообещал, что ответит – и отвечает!

- Остин? Это я! – воскликнула я радостно. Остин у себя, он отвечает на мой звонок, ура!

- Привет, Бёрк, - его голос был сонным. – Сколько времени?

Минутку. Он спит в то время, когда мы должны созваниваться? Наверное, он устал, а я все преувеличиваю, на самом деле ничего страшного не случилось.

- Семь тридцать в Нью-Йорке. Я выйду на сцену через полчаса, - весело напомнила я. – У нас есть время, чтобы поболтать, как и договаривались, - хоть я и старалась удержаться от упоминания того факта, что звонок был запланирован, мне не удалось.

- Да, я как раз хотел поговорить об этом, - Остин зевнул. – Тебе не кажется, что звонки по расписанию – это как будто из-под палки? Почему мы не можем звонить, когда захочется? Я всегда рад с тобой поговорить.

«И поэтому не звонишь?», хотела уточнить я. «Так рад со мной поговорить, что не звонишь сам и не отвечаешь на мои звонки?».

- Согласна, - отозвалась я, - но, если не назначить определенное время, разговора не получается. Когда ты свободен, занята я, а когда я свободна – у тебя тренировки. Мы только сказать «Привет» и успеваем. И погоду обсудить.

- Тут солнечно и тридцать пять по Цельсию, - пошутил Остин. – Прости, это была шутка.

= Ха-ха, - без энтузиазма ответила я. Он, что, не понимает, насколько это серьезно? На необходимо поддерживать связь, иначе мы просто забудем друг о друге, пока находимся в окружении других людей, которые всегда рады провести с нами время, выслушать наши переживания и поддержать советом.

Как Дилан.

Это, конечно, нормально, ведь Дилан мне друг. Ну хорошо, может, он мне немного нравится. Но он нравится мне не как парень, а просто сам по себе.

НЕЕЕЕТ!

Как Дилан может нравиться мне «сам по себе», я же люблю Остина!

Но Дилан рядом. И он берет трубку, когда я ему звоню.

А я хочу, чтобы Остин брал трубку!

Что это значит, если я не могу провести несколько недель вдали от своего парня? Как мы переживем колледж?!

Я уставилась на фотографию Остина, прикрепленную к зеркалу в гримерке. Мне хотелось, чтобы был какой-то мой личный штрих, пока я здесь, и я принесла снимок, где мы с Остином позируем в обнимку с Микки-Маусом в Диснейлэнде. Глядя на улыбку Остина, я чувствую – он настоящий. Наверное, мне стоило бы смотреть на это фото все время, потому что иногда я… забываю о нем.

Господи! Какая же из меня девушка для него в таком случае?

- Что у тебя нового? – спросил тем временем Остин. – Райли до сих пор достает?

- Она меня ненавидит, - я вздохнула. – Недавно я чуть не опоздала на шоу из-за нее, она отказалась взять меня с собой, когда мы возвращались из Хэмптонса.

- Ты поехала в Хэмптонс в рабочий день? – удивился Остин.

- Это долгая история, - слишком долгая и утомительная для телефонного звонка. – Смысл в том, что она знала о моих неприятностях и решила подставить меня. Она все еще злится на меня из-за Дилана, потому что бросила его, а теперь ему нравлюсь я. Как будто я в этом виновата.

О, НЕТ.

Я только что сказала вслух, что нравлюсь Дилану?

У меня нет руководства по общению с парнями, но, думаю, говорить своему другу, что ты нравишься кому-то еще – далеко не самый лучший вариант для начала разговора.

- В смысле, ей нравится Дилан, - подытожила я кое-как.

- Ты сказала, что ему нравишься ты, - вот теперь Остин точно проснулся.

- Я так сказала? – я нервно рассмеялась. – Я имела в виду Райли. Ему нравится Райли.

- Нет, мне показалось, ты сказала, что Райли злится на тебя за то, что раньше встречалась с Диланом, а теперь, когда они расстались, он не обращает на нее внимания из-за тебя, - уточнил Остин. – Забавно, если учесть, что именно это я все время тебе и говорил.

Сердце у меня так и заколотилось.

- Не могу же я контролировать мысли Дилана, - защищаясь, сказала я. – Но я знаю свое мнение: Дилан мне просто друг – и точка.

На воре шапка горит…

- Ну а ты как? Как прошла игра вчера?

- Это долгая история, - несколько прохладно отозвался Остин. – Я не хотел тебя напрягать и обсудил ее с Амандой, ничего? Но могу рассказать в другой раз, если захочешь.

Теперь он меня передразнивает? И что это за подколка про Аманду? Он ведь прекрасно знает, как я отношусь к этой девушке. Ну, кое-что знает. Я пару раз проезжалась по ней и ее манерам.

Ладно, стоит сменить тему, пока все не стало еще хуже.

- У меня есть новости. Сет показал мне несколько сценариев, один из них – сценарий нового сериала.

Остин помолчал.

- Тебе понравилось?

- Да, - призналась я. – Это история про первокурсников колледжа, немного напоминает «Друзей», и там очень яркие женские роли.

- Это здорово, - откликнулся Остин. Кажется, он и правда был рад за меня. – Ты хочешь сыграть одну из них, да? А роли молодых людей уже распределили? Дилан мог бы сыграть твоего соседа по комнате. Или парня. Ну, ты ведь ему нравишься, он бы захотел побыть рядом подольше после окончания «Встречи разумов».

Хм. Я тоже могу быть вредной.

- В точности как Аманда, - весело заметила я. – Она могла бы переехать в Лос-Анджелес, играть с тобой в лакросс, а еще вы могли бы обсуждать каждую игру!

- Неплохая мысль, - мрачно сказал Остин. – Аманда, по крайней мере, честна со мной.

- Правда? – переспросила я. – То есть, она тебе честно призналась, что влюблена? Потому что мне она ясно дала это понять.

Остин ничего не ответил.

- Не очень-то приятно, когда тебя обвиняют в интрижке с тем, кто тебе не нравится, да? – теперь я начала злиться. И к глазам подступили слезы. Это очень плохо. Наверное, стоит попрощаться прямо сейчас, чтобы не разругаться насовсем. Именно это я и собиралась предложить, когда в трубке на заднем плане послышался девичий голос.

Аманда.

- Я разговариваю со своей девушкой, - сказал Остин кому-то. – Дайте мне минуту, хорошо?

Ну, хотя бы я все еще его девушка.

- Нет, не хорошо, герой-любовник, - со смешком заявила девушка. – Это большой сюрприз от нас для вас, ребята. Роб уже ждет в машине, все уже ждут. Скажи своей ненаглядной, что бы пощебечете позже.

Эй, что это еще за издевки?

- Остин, скажи ей, что тебе нужно закончить разговор, - рассердилась я. – Это важно!

Но вместо его ответа в трубке раздались… короткие гудки.

ОГО.

Это, должно быть, какая-то ошибка. ВЕДЬ ТАК?! Остин не повесил бы трубку посреди разговора со мной, чтобы пойти куда-то с другой девушкой!

Я гипнотизировала телефон взглядом, ожидая, что вот-вот раздастся звонок.

В любую секунду…

Сейчас-сейчас…

Я забарабанила пальцами по столику. Нет, не буду ему перезванивать. Он должен позвонить! Ведь это с его стороны прервался разговор, значит, он должен перезвонить. Это же правило этикета. Может, он и не вешал трубку. Может, это сделала Аманда. Амеба Аманда. В этом случае он определенно должен мне перезвонить. Боже, я терпеть не могу эту девчонку, а ведь мне даже неизвестно, как она выглядит! У нее, наверное, безупречная фигура, такая спортивная… И она пытается увести моего парня! «ЗВОНИ!» - мысленно приказала я айфону. «ЗВОНИ!». Нет, ничего. На экране по-прежнему безмолвно улыбались мы с Остином, это фотография с выпускного.

ДЗЫНЬ! ДЗЫНЬ! ДЗЫНЬ!

Ага.

- Алло? – невозмутимо сказала в трубку я, выпрямляя спину и сжимая ладонь так, что ногти впились в кожу.

- Милая, что это такое в твоей комнате?

Это мама, и она чем-то явно недовольна. Вот черт!

- Мам, я не могу разговаривать, - и вообще понятия не имею, о чем она. Что она там нашла такое?

- Скажи мне правду, Кейтлин Элизабет Бёрк!

А. Знаю, что она нашла. Пожалуй, лучше прояснить ситуацию.

- Прости меня, - извинилась я. – Я съела лишь одну. Ну, может, две. Но я тренируюсь каждый день! Тренер говорит, иногда полезно побаловать себя. В них меньше сотни калорий, мам.

- О чем ты говоришь? – удивилась мама.

- О мини-печеньях «Twix», - пожала я плечами. – Ты ведь их нашла на верней полке шкафа?

- Нет, - судя по звукам, мама открыла шкаф. Теперь она тихо зацокала языком. – Зато теперь я знаю, куда они делись. Но я говорила не об этом, а о сериале, который понравился вам с Сетом! Почему у тебя на кровати лежит копия сценария с пометками? И номер телефона? Ты же не собираешься на прослушивание, не так ли?

Хм. Вообще-то, собираюсь. Честно говоря, я в восторге от этого сериала, его сюжета и истории в целом. Мне очень нравится героиня по имени Хоуп, она стильная, веселая, очень активная девушка. И Тейлор, днем прилежная студентка, а вечером – тусовщица. Разве не замечательная парочка? Я так и вижу, что мы со Скай играем этих девушек. Осталось лишь убедить маму с папой.

- Мама, он очень мне понравился, - заговорила я быстро, - если бы ты прочитала, то…

- Ты все еще думаешь о том, чтобы работать со Скай? – тихо, но твердо перебила меня мама.

- Да, но…

- ЛЕЙНИ!!! – завопила мама.

- Нет, нет и еще раз нет, Кейтлин! – раздался голос Лейни. Боже, они, что, все набились в мою комнату? – Послушай, Кейтлин, - похоже, она отобрала у мамы мобильник, - у меня нет времени спорить, но мой ответ по-прежнему «НЕТ!». Никакой Скай.

- Но вы ведь поладили с ней, пока она была в Нью-Йорке, - напомнила я. – Маме она даже начала нравиться!

- Как человек – да, но как коллега для тебя – ни за что, - в трубке снова была мама. – Вы снова будете ругаться все время, таблоиды будут распускать сплетни. Я уже представляю, какая мигрень у меня начнется от всего этого.

- Но что, если…

- НЕТ! – в унисон заявили они.

- Я не хочу снова обсуждать это, - заявила мама. – В Хэмптонсе я была так расслаблена, все складывалось идеально, а теперь, стоило на минуту заехать в твою квартиру, на меня снова наваливаются такие новости! Ни слова больше об этом сериале, ты меня поняла?

- Мама, - взмолилась я.

- Ты даже не знаешь наверняка, хочет ли сама Скай в этом участвовать, - заметила мама. – Может, ее агентам эта идея не нравится так же, как и нам, а ты строишь ложные надежды, - я промолчала. – Когда вернемся домой, ты легко найдешь что-нибудь еще. Все, что угодно, Кейтлин! Кроме театра, конечно. Они не платят, - она фыркнула.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 13: даже если вы получаете двадцать миллионов за фильм, это не значит, что в театре вы заработаете столько же. Дело в том, что актеры делают это не ради денег, а ради любви к сцене или получения нового опыта. Три тысячи долларов в неделю – уже большая удача. Это много для обычных людей, но недостаточно для тех, кто привык походя заскакивать в бутик за новой сумочкой от Луи Виттона.

- Если тебе так хочется вернуться на телевидение, - продолжала мама, - мы найдем тебе другие шоу. Но повторять то, что уже было, бессмысленно. Все, точка.

С этими словами она отключилась.

Я схватило первое, что попалось под руку (плащ, висевший на спинке стула), закрыла лицо и завопила изо всех сил.

Как же все они меня бесят! Остин! Мама! Лорен, Ава и Райли! Мне надоело, что каждый ко мне цепляется!

Мама все преувеличивает! Я не говорила, что стопроцентно буду сниматься в это сериале, я лишь хочу пойти на прослушивание, потому что мне это интересно. Честно говоря, я даже еще не обсуждала это со Скай, часть меня боится того, что она откажется и посчитает эту идею глупой. Вдруг она тоже против? Вдруг она тоже считает, что нам не стоит работать вместе, потому что это будет ночной кошмар, а не работа?

В дверь постучали.

- Войдите.

Скай и Надин прошагали в гримерку, стуча каблуками.

- Что случилось? – простонала я. – У меня нет настроения…

- Печально, - оборвала меня Скай и со стуком положила свой айфон передо мной. Отлично, очередная телефонная драма. – Посмотри, - приказала она.

С экрана мне улыбались Лорен и Ава, подпись под картинкой гласила: «Счастливицы». Я нажала на «Play». Видео оказалось мультфильмом про меня и Скай, наши нарисованные фигурки бегали по экрану, а к ним были приклеены фотографии наших лиц. «Мы» пели странную песенку о том, что мы – счастливицы, но в последнее время нам катастрофически не везет, потому что пилот Скай отменили, а я смогла добиться лишь трехмесячной работы в театре. «Дела семейные» были единственным местом, где нас терпели, а теперь сериал закрылся, но несмотря на это мы – счастливицы.

Боже.

- Ненавижу их, - рявкнула Скай, когда видео закончилось. – Мне надоели их игры, теперь это не просто глупо, а еще и жестоко! И они – идиотки. Я хочу, чтобы все закончилось, - она притопнула ногой и мрачно взглянула на меня. – Хватит быть «выше этого», Кей. Теперь твоя очередь. Мы обе должны прикладывать усилия к тому, чтобы покончить с ними.

- Не знаю, не знаю, - протянула Надин. – Вы действительно хотите опуститься до их уровня? – она покосилась на Скай. – Я согласна, это безумие пора прекращать, но не добавите ли вы масла в огонь, если будете действовать, как они? Кейтлин, может, лучше все же игнорировать это?

- Кей, ты что, забыла, как их выходка чуть не стоила тебе работы? – прищурилась Скай.

- Форест не уволил бы ее, даже если бы она пропустила шоу, - заверила ее Надин. – Он наверняка рассердился бы, но потом успокоился бы, ведь Кейтлин не была виновата в этом!

- Вот именно, - буркнула я, - но это в любом случае произошло. И Райли на меня злится, потому что ей нравится Дилан – в чем я тоже, кстати, не виновата. А ей нужно было пойти дальше и сделать так, чтобы я чувствовала себя никому не нужной здесь. Меня достало все это! – выкрикнула я. Надин распахнула глаза. – Меня тошнит от Амебы Аманды, от Остина, который засыпает посреди разговора, от Авы с Лорен, которые используют нас со Скай, чтобы попасть в «Access Hollywood»! Мне надоело быть милой! От этого нет никакого толку.

- Вот такой ты мне нравишься больше, - с гордостью ухмыльнулась Скай.

- Кейтлин, ты победила Райли в ее же игре, когда появилась в театре вовремя, - встревоженно напомнила Надин. – Я видела ее лицо, когда мы приехали, у нее челюсть до пола отвисла.

Но я лишь покачала головой.

- Этого недостаточно. Я хочу, чтобы она чувствовала себя так же, как чувствовала себя я по ее милости, - я взглянула на Скай. – И Ава с Лорен тоже. И Остин!

- А Остин-то что сделал? – изумилась Надин.

- Не хочу сейчас это обсуждать, - я отвернулась к зеркалу. – Не хочу расстраиваться перед спектаклем.

- ДЕСЯТЬ МИНУТ, - объявил громкоговоритель.

- Ммм… Мы тогда пойдем, - осторожно сказала Надин, беря Скай за локоть.

- Мне нужна еще минутка, - Скай вырвала руку. Надин бросила на меня взгляд через зеркало.

- Хорошо. Кейтлин, ты только успокойся и думай о своей роли, ладно? Я буду в зале. Уже восьмой раз, - она ободряюще улыбнулась, но я не ответила на улыбку. – Своеобразный рекорд.

Как только Надин скрылась за дверью, Скай начала говорить.

- Я думала… Может, ты… Не думала ли ты… О, черт подери! – она тряхнула головой. – Ты читала сценарий «Маленькой рыбки в большом пруду»? – выпалила она одним духом.

- Да! – так и подскочила я, хватая ее за руку. – Он невероятен, правда? Тебе понравилось?

Скай закатила глаза.

- Расслабься, Кей. Дыши. Я не миллион тебе предлагаю, чтобы так орать. Ну да, я читала пилот. И что?

- В каком это смысле «И что?», Скай? – переспросила я. – Ты сама завела о нем разговор.

- Да какая разница, - отмахнулась она. – Мне неважно, кто из нас получил сценарий первой.

- Это же не соревнование, - хихикнула я. – Так что, тебе нравится эта мысль? Если они хотят, чтобы мы работали вместе, то… - я запнулась. – Хотим ли мы работать вместе?

Скай явно раздумывала над этим вопросом, и я поймала себя на том, что задерживаю дыхание в ожидании ее ответа.

Но ответа я так и не услышала. В гримерку постучал один из работников сцены.

- Кейтлин, пять минут.

- Да, прошу прощения, - кивнула я. Дверь закрылась. Я взглянула на Скай.

- Поговорим позже, - она быстро схватила сумочку, небрежно брошенную на мой стол, и направилась к выходу. – Я останусь в Нью-Йорке еще на пару недель. Ну, знаешь, погулять по городу и все такое, - она говорила это очень быстро, глядя в пол.

- Ты мне так и не ответила.

- У нас нет времени, - она открыла дверь. – Я же не могу болтаться за сценой, ждать тебя тут целую вечность, у меня много других дел.

- Скай!

Она захлопнула за собой дверь. Я покачала головой. Что это было? Неужели она не может просто признать, что в последнее время мы действительно стали друзьями? И почему она не сказала, что думает о новом сериале, хотя сама заговорила о нем?

Дверь слегка приоткрылась, в проходе показалась голова Скай.

- Да.

- «Да» - что? - уточнила я.

- Да, мне нравится шоу, несмотря на то, что ты тоже в нем будешь, - буркнула она, но на лице ее была широкая улыбка. – Знаешь, думаю, я смогу выжить еще пару лет на работе с тобой. Титры обсудим позже – но мое имя будет стоять первым! – и дверь снова захлопнулась.

Я заулыбалась. Скай со мной! Ей тоже понравился сценарий, она не против снова работать со мной! Да, вместе мы справимся с этим! Нужно позвонить Сету, обрадовать его.

Но сначала меня ждет «Встреча разумов». Я покосилась на телефон. Никаких пропущенных вызовов. Это снова начало меня злить. Сейчас нет времени звонить Остину, но…

Я так не могу. Я звоню Остину. Это займет лишь секунду.

Два гудка, на том конце подняли трубку.

- Остин?

- Нет, это Аманда.

- Мне нужно поговорить с моим парнем.

- Прости, голливудская красотка, но он не ожжет сейчас подойти.

- ДАЙ. ЕМУ. ТРУБКУ!

- Ой-ой-ой, мы злимся? – рассмеялась Аманда.

- Кто это? – послышался голос Остина на заднем плане.

- Твоя подружка, - сообщила ему Аманда. – Я сказала ей, что ты перезвонишь позже, Ости.

- ОН хочет поговорить со мной, - возмутилась я. Она напрашивается! Остин ни за что не позволит ей так со мной обращаться. Уверена, он расстроен так же сильно, как и я.

- Да, я перезвоню, - кажется, именно эти слова послышались в ответ, но я не уверена на сто процентов, потому что там, где находились Остин и Амеба Аманда было довольно шумно.

Сказать этого он не мог, я знаю. Никак не мог.

- ОН сказал, что перезвонит тебе, - самодовольно передразнила меня Аманда. – Пока, принцесса.

Бип-бип-бип.

Я так и застыла с телефоном в руке. Вот теперь уж точно – что это такое было? Почему Остин не забрал у нее трубку? Почему позволил отшить свою девушку?!

Чем больше я об этом размышляла, тем сильнее становилась мои злость и обида. На Остина – за то, что я не понимаю, что творится. На Райли. На Лорен и Аву. На маму и Лейни – за то, что запрещают мне участвовать в съемках единственного понравившегося мне сериала. Я вышла из гримерки, со стуком закрыв дверь, и прошагала к сцене. Скай права. Быть со всеми милой глупо, это не приведет ни к чему. Чувствуя на себе вопросительный взгляд Дилана, я развернулась и подошла к нему, краем глаза заметив, что Райли смотрит на нас.

- Дилан, что ты делаешь завтра? – поинтересовалась я. Дилан заморгал.

- Вроде ничего. А что?

- Я к тому, что мы могли бы пойти поужинать. Есть один итальянский ресторанчик, в который я бы очень хотела сходить.

- Звучит отлично, - он улыбнулся. – У них там и пирожные хорошие?

- Уверена, что да. В меню заявлен шикарный десерт с шоколадом, - я не знала этого наверняка, но зато знала, что Райли смотрит на нас, так что продолжала говорить. – Ты со мной?

- Это свидание? – шутливо уточнил он. Я посмотрела прямо на Райли. Ее лицо застыло. «Быть милой бесполезно», напомнила я себе.

- Да.

- Отлично. Значит, свидание, - подвел итог Дилан. Кто-то позвал его, и он отошел. Райли сделала несколько шагов по направлению ко мне.

- Разве у тебя нет молодого человека? – тихо спросила она, сверля меня взглядом.

- А это не твое дело, - вскинула подбородок я. Сердце тяжело стучало в груди. – Просто этот ресторан очень хвалили. Он такой романтичный! – она ничего не ответила, и мне захотелось ударить еще больнее. – Может, я надену платье от Кристиана Сириано, он сшил его специально для меня. Оно довольно короткое.

- ДВЕ МИНУТЫ.

- О, и, Райли? – окликнула я ее, когда она пошла прочь, чтобы вернуться на свое место. Райли обернулась. – Во втором акте, когда мы разыгрываем ту сцену в столовой, тебе стоило бы немного сбавить обороты, - она удивленно посмотрела на меня. – Ты переигрываешь, - я с улыбкой пожала плечами. – Боюсь, это испортит впечатление от всего представления.

Получи, Райли.

* * *

Сегодня я играла Энди жестче, чем когда либо, но все выходило великолепно, никого не смущала перемена моей игры. Спустившись со сцены, я поспешила в гримерку, схватила мобильник, набрала номер. Я не думала. Я действовала.

- Остин, это я, - сообщила я голосовой почте. – Мне жаль, что ты занят с Амандой и не можешь ответить на звонок, но, надеюсь, вы неплохо проводите время. С Амандой, наверное, вообще весело, ведь ей не раз прилетало битой по голове, судя по тому, как она разговаривает. Я звоню предупредить, что, если ты вдруг захочешь поговорить со мной, меня завтра не будет на месте. Я иду на свидание с Диланом. Если хочешь, позвони в понедельник. Пока!

Получи, Остин.

Получи, Амеба Аманда.

Теперь настала очередь поджарить Лорен и Аву.


Суббота, 17 июля.

Воскресенье – свидание с Диланом, 16:00


HOLLYWOOD NATION

Воскресенье, 18 июля

Кейтлин Бёрк звонит «Hollywood Nation» с тем, чтобы раз и навсегда расставить все точки над «i»

Едва сойдя со сцены после окончания «Встречи разумов», Кейтлин Бёрк набрала номер нашей редакции, чтобы обсудить «некоторые вопросы», касающиеся ее и ее бывшую коллегу по «Делам семейным» Скай Маккензи. Иными словами – войну между ними и Лорен Кобб и Авой Хейден. До этого момента Кейтлин предпочитала никак не комментировать ситуацию или же сводить комментарии к минимуму, но, похоже, времена изменились.

Вот, что сказала нам Кейтлин:

- Лорен и Ава – бездарные девицы, которые не способны ни на что большее, чем грязные сплетни о действительно талантливых людях. Мне было жаль их, но это в прошлом. Они продолжают использовать нас со Скай в качестве объектов для шуток, потому что боятся, что их имена пропадут со страниц желтых газет. Они из кожи вон лезут, чтобы стать такими же известными, как Хайди и Спенсер* (* Хайди Монтаг и Спенсер Пратт – бывшие участники реалити-шоу в США), но со стороны выглядят просто жалко, ведь все понимают, как им не хватает внимания.

Ого, похоже, наша маленькая Мисс Вежливость превратилась в Скай?

- Возможно, - отвечает Кейтлин. – И, если это так, это к лучшему. Скай никогда не боялась заступиться за кого-то и защитить свое имя. Все знают, что с ней лучше не связываться. Мне надоело, что многим все сходит с рук, так что разным Лорен, Авам, Райли и Амандам этого мира стоит теперь смотреть в оба. Я не стану больше терпеть их длинные языки.

Когда мы спросили, кто такие «Райли и Аманды этого мира», Кейтлин сказала, что разговор окончен и ей пора идти. В любом случае ясно одно – новая Кейтлин готова к бою!

Глава 14: Поспешишь – людей насмешишь

Остин мне не перезвонил.

Лишь об этом я могла думать, собираясь на свидание с Диланом в воскресенье. Я честно старалась отвлечь себя самыми разными деталями – например, какую сделать прическу (какая разница? Распущу и предоставлю ветру возможность сделать мне укладку), что надеть (неважно. Что под руку попадется). В итоге я надела первое, на что упал мой взгляд: синее платье от «Free People» с вырезом в форме сердца и широким поясом. Я еще ни разу не выходила в нем, хотела надеть на свидание с Остином, но сомневалась насчет того, как оно сидит у меня на бедрах. Сегодня же мне было все равно.

Свидание.

Я иду на свидание с Диланом.

Я иду на свидание с другим парнем.

Мы с Остином, конечно, согласились, что нужно обязательно попробовать что-нибудь новое, пока будем вдалеке друг от друга, но свидания с другими людьми… Разве они не означают…

Разрыв?

Ведь это, по сути, единственная причина, чтобы пойти на романтическую встречу с кем-то другим, так? Если Остин будет вот так встречаться с Амебой Амандой, как я с Диланом, это определенно будет значить, что мы расстались.

Хочу ли я расстаться с Остином?

Я то и дело хваталась за сумку и вытаскивала телефон в надежде увидеть пропущенный вызов или сообщение на экране, но ничего не было. Никаких звонков не поступило и к тому времени, как я приехала к ресторану, где Дилан уже сидел за столиком в ожидании меня.

Ресторанчик действительно был очаровательным, все было оформлено под дерево, по стенам были развешаны гирлянды из лампочек. Просто, со вкусом и очень уютно. Плетеные стулья, мягкое приглушенное освещение, тихая музыка. Романтичная обстановка. Пожалуй, даже слишком. И чересчур тихо. В этой тишине мой внутренний голос особенно настойчиво напоминает об Остине, и я не знаю, как заставить его замолчать.

Мы с Остином расстались? Я здесь именно поэтому?

- Привет, - улыбнулся Дилан, встал со своего места и выдвинул стул для меня. – Ты замечательно выглядишь.

- Спасибо, - я присела, внезапно начав нервничать. Нет, не внезапно. Я весь день нервничаю. Когда я сказала Надин, куда и с кем собираюсь, она отвела глаза и больше на меня не смотрела. Она в курсе, что мы с Остином поссорились, но почему-то не спешила давать советы, как делала обычно. – Ты тоже.

Дилан ни капли не похож на Остина. У него коротко стриженные волосы, они очень темные. Он тоже высокий, но, скорее, просто крепко сложенный, чем накачанный. Хотя, впрочем, довольно тренированный. Он хорошо выглядит. Очень хорошо. И его зеленые глаза искрятся, когда он улыбается, вот как сейчас, когда официантка просит его автограф. А его британский акцент способен растопить любое сердце.

- Выпьем чего-нибудь? – предложил он. – У нас есть повод для торжества. Мы и раньше ходили куда-то, но теперь у нас настоящее свидание, - он улыбнулся.

Свидание. Мы на свидании. Я на свидании с другим парнем. Остин был моим парнем еще двадцать четыре часа назад, пока не предпочел мне другую девушку.

Но ведь нельзя знать наверняка, предпочел или нет? Он же не сказал, что собирается на свидание с Амандой. Он вообще ничего не сказал! Он позволил ей отшить меня! Все, что я знала – это то, что он с Амандой. И мы поссорились. Это наша самая крупная ссора, частично вина лежит на мне, ведь я так закрутилась здесь, что не обращала внимания на него и его дела. Но и он тоже виноват! Он никогда не интересовался, что у меня происходит!

Почему я пошла на свидание?

- Кейтлин? – Дилан с любопытством смотрел на меня. – Ты будешь что-нибудь пить?

- Прости! – я рассмеялась и махнула рукой. Надо же, я даже часы забыла надеть. Ха. Я никогда не забываю их, а тут вдруг… - Не знаю, что со мной сегодня.

- Ничего страшного Ты здесь, и я этому рад, - Дилан тепло кивнул. У него потрясающая улыбка. Но это не улыбка Остина. Хотя она тоже согревает мне душу.

Я взглянула на Дилана внимательнее. Он симпатичный. Очень симпатичный, но…Дилан мне лишь друг (очень классный друг, конечно же). Правда, он не хочет оставаться друзьями. Я знаю, ему хочется большего, и я использую это в своих целях прямо сейчас! Я вообще много использовала его в своих целях. Он помогал мне учить сценарий, выслушивал все, что я хотела сказать, а теперь я пытаюсь отомстить Остину с его помощью.

Боже, это ведь отвратительно! Клянусь, я делала все это не специально, но теперь, стоило по-настоящему задуматься, ко мне пришло понимание. Все это время я пыталась заменить Остина, потому что его не было рядом, но это просто смешно, ведь он тот, кого я по-настоящему люблю.

И сейчас я сижу в ресторане с Диланом, потому что хотела задеть Остина и уколоть Райли. Это невероятно глупо. Я раню своим поступком Дилана, который был очень добр ко мне, Райли, которая влюблена в него, и, больше всех, Остина.

После этого мы точно расстанемся.

О господи, я не хочу, чтобы это произошло!

- Я отойду на секунду, - пробормотала я, вставая из-за стола. Прежде, чем Дилан успел ответить, я неслась по направлению к уборной, на ходу доставая мобильник и набирая номер Остина. Два гудка. Голосовая почта.

Я не хочу расставаться. Я не хочу расставаться.

Я НЕ ХОЧУ ТЕРЯТЬ ЕГО!

- Остин, это я, - собрав всю волю в кулак, сказала я. – Я прошу прощения. Мне ОЧЕНЬ стыдно. Знаю, мы поругались, но я не хочу терять тебя из-за этого Я не пошла на свидание с Диланом. В смысле, я пошла, но теперь понимаю, что это была чудовищная ошибка. Мне хотелось разозлить тебя, потому что я обижалась на тебя и Аманду, на то, что ты не поговорил со мной. Честное слово, у меня ничего с ним нет. Пожалуйста, перезвони мне. Нам надо поговорить.

Я нажала на кнопку и ударилась в слезы.

Никогда в жизни не прислушивалась к советам Скай, и в этот раз зря решила последовать им. Я ведь не жестокая, не грубая, пусть иногда и хочу быть такой. Я могла бы прибить Лорен и Аву, но Надин права – нельзя опускаться до их уровня, если можешь быть выше. А сейчас я, кажется, именно туда и опустилась. И это поспешное решение стоило мне отношений с человеком, которого я люблю больше всего на свете. От этих мыслей я лишь сильнее расплакалась.

Наверное, я довольно долго плакала в кабинке, потому что кто-то постучал в дверь.

- Мисс, с вами все в порядке? – участливо спросил кто-то. Кажется, хостесс.

- Да-да! – я схватила кусок туалетной бумаги и вытерла глаза. Я похожа на панду, скорее всего. – Я выйду через секунду, - нет.

Спустя пару минут в дверь постучали вновь.

- Кейтлин, что с тобой?

Это Дилан. Слезы полились из глаз с новой силой. От одного лишь звука его голоса мне стало еще хуже.

- Ничего.

- Может, ты выйдешь, и мы разберемся со всем вместе?

И я открыла дверь, затем медленно вышла из кабинки, обхватив себя руками и глядя в пол. Мне было холодно, а платье без рукавов теперь казалось жестокой насмешкой. Да еще и выбрано оно было для встречи с Остином!

- Кейтлин, все в порядке, - Дилан коснулся моего плеча. – Я понимаю.

- Понимаешь что? – шмыгнула носом я. Он улыбнулся.

- Мы, парни, ведь не дураки. Я же знаю, что у вас с Остином не все гладко. Один из дублеров услышал твой с ним разговор, так что я знаю, в чем дело. Именно его ты хотела позвать сюда, не так ли?

- Так ты все знал? – поразилась я, от удивления даже перестав плакать. – Но почему пошел со мной, если все понял?

- Нельзя винить человека за попытку, - Дилан подмигнул. К моим глазам снова подступили слезы.

- Ты теперь считаешь меня самым ужасным человеком на свете.

Дилан обнял меня вместо ответа, и я положила голову ему на плечо.

- Все лето ты был мне настоящим другом, - выдавила я в промежутках между рыданиями, - и вот, как я с тобой обошлась. Ты веселый, умный, милый, любая девушка будет счастлива быть с тобой. Но не я, Дилан. Я счастлива только с Остином. Мне действительно его не хватало, и я злилась, вот и хотела, чтобы он с Райли ревновали. Прости, что обошлась с тобой, как с куском мяса.

Дилан хмыкнул.

- Ну-ну, не надо. Я вовсе не считаю тебя чудовищем. И, ну, возможно, я тоже отчасти пытался позлить Райли. Она оставила меня из-за абсолютного придурка.

- Так ты тоже меня использовал, чтобы вернуть ее? – воскликнула я. Дилан засмеялся.

- Думаю, да. Ты мне нравишься, это правда, но я скучаю без Райли, несмотря на то, что иногда ее поведение бывает омерзительным.

Как она может нравиться Дилану?! Похоже, вкусы у всех людей и впрямь разные.

Сука, висевшая у меня на плече, соскользнула и повисла на локте. В ней телефон, который не зазвонит, потому что Остин, скорее всего, теперь ненавидит меня. Но я все равно должна с ним поговорить и как можно скорее! Я буду звонить ему, пока он не ответит.

- Дилан? – тихонько позвала я. – Ты не обидишься, если я скажу, что не надо идти?

Он расплылся в улыбке.

- Я был бы удивлен, если бы ты этого не сказала. Передай своему молодому человеку от меня привет. Думаю, ты скоро с ним поговоришь. Или придется прыгать в первый же самолет.

Поехать в Техас!

Почему я об это не подумала?

Я порывисто поцеловала Дилана в щеку.

- Дилан, ты чудо! Увидимся на сцене!

И с этими словами выбежала из уборной, кивнула встревоженно смотрящей на меня хостесс и выбежала на улицу. Я знаю, что делать. Надо купить билет.

* * *

Двадцать пять минут спустя я влетела в квартиру, готовая одним духом выпалить уже вполне созревший план действий. Ну, это, в общем-то, «План-Б», потому что первая идея – все же дозвониться до Остина. Вот только трубку он пока не берет.

- Девять-один-один! – закричала я, едва закрыв за собой дверь. – Надин! Лиз! СОБИРАЙТЕ ЧЕМОДАНЫ! Девчонки? Где вы?

Переполошенные моими криками Лиз и Надин поспешили в прихожую. Мэтти тоже выглянул из своей комнаты. На лбу у него была маска для сна, на нем самом футболка, и все это с символикой «Скуби-Ду». Понятно. Открылась даже дверь в ванную, и оттуда, вслед за клубами пара, неторопливо выплыла Скай.

- Чего ты орешь, как потерпевшая? – недовольно осведомилась она.

- А ты что тут делаешь? – я даже забыла о том, что хотела сказать.

- В отеле отключили горячую воду, - Скай запахнула халат (мой?) плотнее. – Какая-то авария, не будет еще час, ты представь? Я позвонила вам, и Лиз сказала, что ты убежала на свидание с тем миленьким британцем. О чем ты только думала?

Я растерялась, не зная, на что ответить первым – на явление Скай в моем халате или на ее нравоучения, и в поисках поддержки взглянула на Лиз. Она пожала плечами.

- Знаю, мне не следовало этого делать, - вздохнула я, - глупый поступок. Мне хотелось, чтобы Остин ревновал.

- Это сработало? – заинтересовалась Скай.

- Он не отвечает на мои звонки, - я понурилась. Мэтти фыркнул.

- Девчонки! – он неспешно вышел из комнаты и остановился возле меня. – Вы уверены, что только вам можно играть в игры с нами. Так мы тоже знаем все правила! Хотите позлить нас? Мы позлим вас в ответ. Остин не берет трубку, Кейтлин, потому что ты его взбесила.

- Да, это я уже поняла, - я прошагала в комнату, вся компания потянулась за мной.

- Не нравится мне эта Аманда, - сумрачно заметила Скай.

- И мне, - закивала Лиз. – Ее цель, похоже, не дать Остину добраться до телефона.

- Он в любом случае его не берет, - напомнил Мэтти, но мы дружно его проигнорировали.

- Она пытается увести твоего парня. Я бы этого не потерпела! – заявила Скай.

- Согласна, - подтвердила Лиз, садясь на диван возле меня. – С этим надо разобраться.

Я покачала головой.

- Не о ней нужно сейчас переживать. Об Остине! Если бы не я, он бы не кинулся в ее объятия, не захотел бы порвать со мной.

Лиз коснулась моей ладони.

- Не говори так. Это неправда.

- Разве нет? – переспросила я. – Сама посуди: мы поссорились, причем очень сильно, я сказала, что назначила свидание другому. Что это, если не разрыв? И вообще, - я уткнулась носом в подушку, - все вышло из-под контроля уже давно. Я так много времени проводила с Диланом, что начала забывать об Остине, - прикусив губу, я взглянула на друзей. – Я очень плохой человек, да?

- Нет, - Надин погладила меня по плечу. – Ты обычный человек. Нет ничего плохого в том, чтобы замечать симпатичных людей вокруг себя, общаться с теми, с кем интересно. Просто не нужно перегибать, вот и все.

- У нас с Тревом есть простое соглашение, - влезла Скай, - можно флиртовать, но не больше. Трев понимает, что мужчины не могут передо мной устоять, и мне ничего с этим не сделать.

Лиз хрюкнула, стараясь скрыть смешок, и Скай яростно воззарилась на нее.

- Извини.

- Ты совершила ошибку, - сказала мне Надин, - попалась на месте, можно сказать, - она кисло улыбнулась. – Нью-Йорк меняет людей каким-то непостижимым образом, но все же ты не сделала ничего дурного специально и, если не хочешь расставаться с Остином, не расставайся!

Я застонала.

- Но как я могу его убедить меня не бросать?

- Тебе нужно поговорить с ним, все объяснить, - уверенно произнесла Лиз. – Все еще можно исправить, это не такое уж большое дело, как тебе кажется.

- Будь мы оба в Лос-Анджелесе – да, - согласилась я, - но мы в разных концах страны! Я в Нью-Йорке, он в Техасе. Невозможно объяснять что-либо за две тысячи миль. По телефону такое не обсудишь.

- Напиши ему, - предложила Лиз.

- Или опубликуй запись в Твиттере! – воскликнула Скай.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №14: Скай, может, и пишет в Твиттере сама, но некоторые артисты этого не делают. У них есть специальные люди для этого, которые отбирают фото, пишут твиты и получают за это приличные деньги. Удивлены? Да что говорить про Твиттер, даже блоги многих знаменитостей ведутся не ими, а ассистентами, которые расписывают день известного человека от первого лица.

- Нет уж, - отказалась я. – Твиттер тут вряд ли поможет, - Лиз хихикнула. – И сообщение тоже, - теперь Скай удовлетворенно хмыкнула. – Я должна поговорить с ним, но звонить ему не буду, так же, как и он мне. Технологии здесь бессильны. Я лечу в Техас.

За этой репликой последовал хор изумленных «Что?», «Как?» и «Ты с ума сошла?!». Надин начала перечислять причины, по которым этот вариант совершенно неосуществим (мама, мама и мама).

- Ребята, хватит, - устало подняла руку я. – Просто подумайте: сегодня у меня выступление, потом я свободна до вторника. Я успею вернуться, а родители в отъезде до среды. Им вовсе необязательно об этом знать.

- Но твоя мама против того, чтобы ты ехала к Остину одна, помнишь? – нахмурилась Надин. Я хитро улыбнулась.

- Я буду не одна. Вы едете со мной. Ну, кто в деле?

- Я! – выкрикнул Мэтти. – Все лето нигде не был, а на следующей неделе уже на работу.

- Да, да, напомни нам еще раз, как ты занят, - оборвала его Скай. – Я с тобой, Кей.

- И я, - Лиз подняла руку. – Но, наверное, не стоит ехать огромной толпой, а то Остин регит, что ы берем его в плен.

Скай скрестила руки на груди.

- Ты намекаешь, что я должна остаться дома?

- Остин тебя не знает, - невинно пожала плечами Лиз. – Или, точнее сказать, он не в восторге от того, что знает тебя. Не уверена, что тебе будут рады.

- Да, в этом-то и проблема, - пропела Скай. – Дело не в том, кому будут рады, а в том, что лучше поддержит Кей.

- Никто, кроме лучше подруги, - Лиз шагнула к Скай, воинственно подняв голову. Уж не собирается ли она продемонстрировать нам, чему научилась на кикбоксинге?

- Девчонки, хватит, - остановила их я. – Это уже устарело. Давно пора было все прояснить с вами, - я глубоко вздохнула. – Вы друг друга терпеть не можете. Я поняла вас, - я посмотрела на Лиз. – Скай доставала меня, поэтому она тебе не нравится. Мне приятно, что ты обо мне заботишься, но я уже взрослая, да и мы со Скай сами можем решить свои проблемы.

Лиз отвела взгляд в сторону, а я повернулась к Скай, которая победоносно ухмылялась.

- Лиз не очень хорошо с тобой обходится всякий раз, потому что она – моя лучшая подруга, она заступается за меня. Ты терпеть ее не можешь, Скай, потому что за десять лет мы сдружились, а ты не любишь конкуренции, - Скай открыла было рот, но я не дала ей договорить. – Друзей может быть больше одного, необязательно устраивать из этого состязание. Я очень ценю вас обеих!

Надин заулыбалась, из чего я сделала вывод, что все сказала верно.

- Мне очень хотелось бы, чтобы вы хотя бы постарались ладить друг с другом, потому что вместе нам было бы очень весело, - с надеждой сказала я. – Нечестно ставить меня перед выбором – одна или другая, и я не хочу никого выбирать! Мы можем обсудить это еще раз, но в другой день, потому что сегодня мне очень, очень нужно каким-то образом исправить все, что я натворила с нашими с Остином отношениями, - тихо закончила я.

Лиз и Скай переглянулись.

- Ладно, - пожала плечами Лиз.

- Ладно, - согласилась Скай.

- Хорошо, - я с облегчением выдохнула. – А теперь нужно придумать, как же все-таки попасть в Техас. Надин?

- Уже ищу, - она что-то читала с экрана телефона. – Но тут есть небольшая проблема. Ты не сможешь полететь на ближайшем самолете, он через два часа. На завтра все билеты распроданы, нет ничего вплоть до часу дня. И, - она обескуражено взглянула на нас, - цены на билеты просто астрономические.

- Это неважно, - заверила я ее. – Я вернула долг по кредитке один раз, верну и второй. Мне нужно увидеть Остина. И я не могу ждать до завтра! Других рейсов нет?

Надин покачала головой.

- Я смотрю, но пока не вижу ничего такого, что бы доставило тебя туда и обратно ко вторнику.

- Тогда можно полететь частным рейсом, - предположила Скай.

- Хорошая мысль, - кивнула я.

- Нет! – отрезала Надин. – У нас нет двадцати пяти тысяч долларов на полет в одну сторону в Техас. Твоя мама меня убьет, если я позволю тебе такое безумство.

- Тоже верно, - я вздохнула. – Частный рейс отменяется.

- Есть еще один рейс, ты прилетишь туда завтра к полуночи, - задумчиво листала страницы Надин. – Нет, у них всего два билета. А! Вот, кажется… Нет, тоже все раскуплено. Проблема еще и в том, что ближайший от лагеря аэропорт – не главный, так что рейсов туда не так много.

Несколько минут мы сидели в молчании, ожидая, что Надин снова сотворит чудо, но в этот раз волшебства не вышло. Она покачала головой.

- Кейтлин, у нас не получится.

- Что же, - кивнула я, чувствуя, как слезы вновь подступают к глазам. – Я буду звонить ему. Наверное, - по щеке пробежала влажная дорожка. – Простите. Я так переживаю, что мы расстанемся из-за всего этого. Мне необходимо увидеться с ним, это не может ждать.

- Так лети частным рейсом, - снова сказала Скай.

- Это не вариант, - твердо заявила Надин.

- Разве что… - Лиз странно взглянула на Скай.

- Прошу, Лиз, хоть ты не начинай! – рассердилась Надин.

- «Разве что»? – я вопросительно посмотрела на подругу.

- Да, можно, - расплылась в улыбке Скай. – Хотя я раньше не пробовала.

- И я, - пожала плечами Лиз. – Ну да ладно. Мы летим частным рейсом! – объявила она мне.

- Как? – спросили мы с Надин одновременно.

- У Кейтлин нет возможности полететь на отдельном самолете, но наши отцы, - Лиз хитро взглянула на Скай, - летают частными рейсами и накопили прилично бонусов.

- Будет разумно объединиться, тогда цена за билеты будет существенно ниже, ведь часть ее уже будет оплачена бонусами, - закончила Скай. – Надин, это действительно экономно!

- Как скажете, - развела руками Надин.

- Мы могли бы полететь туда сегодня вечером, - продолжала Лиз.

- Боюсь, я никогда не смогу отплатить вам за это, - покачала я головой. – Дорога туда – еще ладно, но обратно…

- За обратный путь платить и не придется, - просияла Скай. – Папа уже заказал для меня полет из Нью-Йорка в Лос-Анджелес. Какая им разница, куда и откуда. Я просто поменяю направление.

- Кейтс, соглашайся же, - взмолилась Лиз.

- Вы уверены? – перевела я взгляд с одной на другую. Они обе кивнули. – Вы даже не представляете, что это значит для меня! Хорошо, - я подпрыгнула, - мы летим прямо после спектакля, я верну вам обеим деньги сразу же!

- Ближайший аэропорт находится в двух часах езда от лагеря Остина, - сообщила Надин, просматривая карту. – Нам надо будет взять такси.

- Едем на машине! – радостно вскричал Мэтти.

- Все будет замечательно, - заулыбалась Лиз. – Вы с Остином помиритесь. Вы просто не можете расстаться!

- Надеюсь, ты права, - я обняла ее. Мы не расстанемся. Не можем расстаться! Через ее плечо я обвела глазами комнату. Лиз, Скай, Надин, Мэтти и Родни, конечно, тоже – мы все будем вместе. О лучшем и мечтать нельзя!

Надин уже звонила по телефону в службу заказа такси.

- Только никаких маленьких машин, - предупредила Скай.

- Мисс разборчивость, - буркнула Лиз.

Да, возможно, это будет не самое веселое на свете путешествие, но мне все равно. Мы с Остином должны помириться. И мы помиримся.


Воскресенье, 19 июля

Попросить Надин собрать вещи

Извиниться перед Райли

Вылет в 23:30


Celebrity Insider Online

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ НОВОСТИ: Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи просят медиа покинуть поле боя

В телефонном разговоре с Celebrity Insider Online Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи (также известные как СКАТ) сделали заявление о своем затяжном конфликте с Лорен Кобб и Авой Хейден (также известными как ЛАВА).

- Мы устали от драм, - говорит Кейтлин, звоня нам из своей квартиры в Нью-Йорке (хотя мы отчетливо слышали объявления в аэропорту на заднем плане). – Нам со Скай больше не хочется участвовать в этой битве «Команды Скай и Кейтлин» и «Команды Авы и Лорен». Мы хотим закончить эту историю. Неважно, из-за чего или кого все началось, - добавляет Кейтлин, - мы хотели бы, чтобы весь этот негатив остался в прошлом. Пока мы лишь стараемся задеть друг друга побольнее, но зачем? Можно жить своими жизнями и не пересекаться вновь, так будет лучше для всех. С этого дня ни Скай, ни я не будем отвечать на вопросы о Лорен и Аве и не будем давать никаких комментариев на эту тему.

Это заявление весьма контрастирует с тем интервью, что было опубликовано лишь сутки назад. Кейтлин признала, что это были ее слова, но сказала она их под влиянием эмоций.

- У меня выдался нелегкий вечер, и я не обдумала, что буду говорить. Я хочу извиниться перед всеми, кого задели мои слова, - говорит она.

Скай Маккензи полностью согласна с бывшей коллегой по «Делам семейным».

- Что хорошего может принести эта война? Ничего. Это лишь способ заполучить больше внимания, но нам с Кей это не нужно. Пусть эти двое продолжают делать, что хотят, чтобы оставаться в центре внимания, но мы вне игры.

Во время разговора с нами Скай опубликовала следующие твиты:

- Последние два цента в эту копилку.

- ПУСТЬ НЕНАВИСТНИКИ ПРОДОЛЖАЮТ НЕНАВИДЕТЬ. С НАС ДОВОЛЬНО!

И:

- ЛАВА знают, что с ними покончено и больше помощи они от нас не дождутся. У нас есть дела поинтереснее.

Нам же больше всего понравилась эта ее запись: «Возвращайтесь в свой маленький пруд, мы найдем рыбку побольше».

Все услышанное заставило нас задуматься: значит ли это, что соперничество бывших коллег по «Делам семейным» закончено? Скай не ответила на этот вопрос, спросив: «Что сказала вам Кей?». Кроме того, нам очень интересно узнать – где же были девушки в этот вечер (потому что мы точно слышали объявление о посадке на самолет). Возможно, дружеская поездка? Надеемся, что скоро Celebrity Insider сможет просветить вас.

Глава 15: Техас – все или ничего

- В автомате есть сырные крекеры! – возвестила Скай, заходя в номер и высыпая на кровать несколько пакетиков с крекерами. От неожиданности, Лиз вздрогнула и чуть не опрокинула на себя бутылку «Спрайта». Я лишь покачала головой. – Ой, Лиззи, прости меня! – и искренним сожалением воскликнула Скай. – Если хочешь, можешь надеть мой зеленый топ, чтобы не спать в мокрой пижаме.

Уму непостижимо, что может сделать шестичасовой перелет и автомобильная поездка с людьми, которые терпеть друг друга не могут. Наверное, нам стоило бы позвать Лорен и Аву с собой, тогда мы точно начали бы ладить. Как вот Лиз со Скай, например. Где-то над Теннесси они выяснили, что обе любят Райана Рейнольдса, и стали цитировать строчки из своих любимых фильмов. А к тому моменту, когда мы были в Техасе, Скай уже согласилась быть героиней пятиминутного фильма Лиз для ее вступительных экзаменов.

- Ерунда, - отмахнулась Лиз, - всего-то пара капель.

Ерунда? Ха! Если бы по моей вине на ее пижаме оказалась «всего-то пара капель», она бы выплеснула на меня весь «Спрайт» в тот же миг. Я косо посмотрела на подругу.

- Крекер? – подмигнула мне Скай.

- Нет, спасибо, - покачала головой я. Все, чего мне хотелось перед встречей с Остином – поспать. Я, конечно, горела желанием появиться в его комнате в этот же вечер, но Надин сказала, что мой визит туда в пять утра вызовет некоторые недопонимания. Так что мы нашли ближайший отель, куда заселились на эту ночь, решив, что к Остину поедем не раньше десяти часов. «Ты хотя бы не придешь к нему с огромными кругами под глазами» - сказала Лиз. Скай посмеялась. В общем, теперь Мэтти и Родни в одной комнате, а мы с девчонками – в другой. Заснуть я все так же не могу.

- Кей, если не закроешь глаза сию минуту, упадешь в обморок от недосыпа. Я не потащу тебя в больницу, - предупредила Скай.

- Хватит говорить об обмороках, - буркнула я. – Я и так вот-вот потеряю сознание от ужаса.

- Кейтс, ты же знаешь, что Остин простит тебя в тот же миг, как увидит, - Лиз улыбнулась. – Я звонила Джошу вчера, он ничего не сказал о вашей ссоре, значит, он о ней и не знал. Будь это серьезно, Остин бы поделился с ним.

Я уставилась на фотографию ранчо, висевшую на стене, не вполне понимая логику рассуждений Лиз.

- Не знаю, что сказать Остину, - призналась я. – Все время пытаюсь проговорить это про себя, но ничего не выходит.

- Тогда разберешься на месте, - пожала плечами Скай. – У меня это всегда срабатывает. И все забудут, что вы вообще когда-либо ссорились.

- Да, а теперь, на этой вдохновляющей ноте, давайте ляжем спать, - распорядилась Надин и выключила свет. Мы с ней делили одну двуспальную кровать, Лиз со Скай – другую (видите, как они сдружились за время поездки?). Не в силах уснуть сразу же, я еще долго смотрела в темное небо за окном.

- Девчонки? – шепнула я через какое-то время. Веки уже начали тяжелеть, но сон все равно приходил ко мне медленно. – Что, если все эти пропущенные звонки и сообщения – знак чего-то большего? Что, если Остину нравится Аманда?

- Ты справишься с этим, но я не думаю, что придется, - спокойно сказала Лиз сонным голосом.

- А что, если мы расстанемся? – мой собственный голос вздрогнул.

- Тогда я буду рядом, - пообещала подруга.

- Мы будем рядом, - поправила ее Скай, растрогав меня так, что я могла бы заплакать, не будь такой уставшей.

- Мы все будем рядом, Кейтлин, - оказывается, Надин тоже не спала. – Друзья всегда поддерживают друг друга. Именно для этого они и нужны.

И я заснула, едва услышав эти слова.

* * *

Следующим утром первым звуком, услышанным мной, был оглушительный звон будильника в десять утра. Скай трижды треснула по нему ладонью, затем Лиз сползла с кровати и сказала, что переставит его на одиннадцать, потому что мы все равно не выбрали точное время поездки к Остину. Я хотела открыть глаза и заспорить с ней насчет этого, но веки не желали подниматься, и я снова провалилась в сон. В половине двенадцатого мы все, наконец, проснулись от звонков на телефон Надин. Она уже собиралась запустить им в стену, и я убрала телефон подальше от нее, а заодно и прочитала сообщение. Это была мама, она интересовалась, где мы. Стоило мне озвучить ее сообщение («Я уже два раза звонила вам домой, но никто не берет трубку! Где вы?»), как Надин подскочила и растормошила всех остальных. Затем она с телефоном унеслась в гардеробную, чтобы перезвонить маме, а мы по очереди потянулись в ванную. Наконец, пока Лиз смотрела новости по телевизору, я взяла свой собственный мобильник. Он почему-то был отключен, хотя я не помнила, как выключала его. Как только экран зажегся, на нем возникло сообщение, присланное в половину девятого утра.

ОСТИН: Пытался дозвониться всю ночь, ты не отвечала. Перезвони, хорошо? Нужно поговорить.

- Остин написал мне! – завопила я.

- Дай посмотреть, - бросилась ко мне Лиз. – Он звонил? Когда?

- Телефон выключился, а я–то думала, что он работал, - я мрачно уставилась на мигающий значок разрядившейся батарейки. Лиз толкнула меня в бок.

- Кейтс, ты же знаешь, что айфоны разряжаются очень быстро! Остин, возможно, звонил тебе еще до нашего вылета! Когда ты последний раз проверяла телефон?

Я закусила губу.

- Не знаю, - Лиз недовольно покачала головой, услышав это. – Я точно брала его в руки перед выступлением, но после, наверное, просто кинула в сумку и забыла о нем. Не говори Надин, - взмолилась я, доставая из сумки зарядное устройство и подключая телефон.

Надин вышла из гардеробной.

- Я сменила тему, сказав твоей маме, что ты пошла в центр регистрации транспортных средств, - сообщила она нам. – Она все хотела узнать, где мы, так что я сказала, что пришло в голову.

- Хороший вариант, - кивнула я.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №15: то, что я хочу получить права – не такой уж секрет. Я уже давно пытаюсь сдать экзамен и, когда вернусь в Лос-Анджелес, именно этим и займусь. Но помимо экзаменационных вопросов есть еще одна проблема. Когда знаменитости сдают на права, это событие обращается прессой в настоящее шоу, все хотят получить эксклюзивные снимки и сделать самый сочный репортаж. Именно поэтому вы никогда не увидите нас стоящими в очереди в отделение ДПС. Слишком уж много шуму от таких учеников автошкол, гораздо проще провести их вне очереди, чтобы не было лишней шумихи.

Я дважды прочитала сообщение Остина.

- То, что он мне написал – это же хорошо, верно? Он ничего не сказал о том сообщении, в котором я сказала, что не хочу расставаться… Это не значит, что он хочет со мной расстаться? – я встревоженно посмотрела на друзей. Скай закатила глаза.

- Иди уже в душ и собирайся, чтобы мы отвезли тебя к нему и ты, наконец, заткнулась! – воскликнула она. – Все уже собрались, а ты до сих пор сидишь в этой ужасной пижаме.

Я лишь кивнула. Скай права, все, кроме меня, уже были полностью одеты и готовы к выходу. Кроме того, я знала, как она себя ведет, если ей не удается выспаться, так что не стала спорить с ней по поводу «ужасной пижамы».

Когда таксист высадил нас у ворот лагеря, я вдруг поняла, что понятия не имею, в каком из общежитий живет Остин. Затем ситуацию снова спасла Надин, она вспомнила, что я однажды присылала Остину сувениры из Нью-Йорка (это было на первой неделе его пребывания здесь, а с тех пор я ничего ему больше не отправляла. Ой), нашла адрес в свое блокноте – и вуаля, мы знаем номер общежития. Туда мы зашли благодаря тому, что нас со Скай узнала одна из девушек, но, когда подошли к комнате Остина, на стук в дверь никто не отозвался. Похоже, и в соседних комнатах никого не было.

- Народ, сейчас полдень, естественно, тут никого нет. Это же спортивный лагерь! – фыркнул Мэтти. – Угадайте, где они могут быть?

- На поле? – с надеждой предположил Родник.

- Остин говорил, что они не играют во время жары, - напомнила я.

- Но девушка у входа сказала, что на этой неделе расписание поменяли, - заметила Лиз. – Может, сейчас у них как раз игра. Все равно, пойдем проверим.

- Идем, - на этот раз я пошла впереди всей группы. Не могу больше ждать ни минуты, я должна увидеть Остина!

Не заметить тренировочное поле было сложно, настолько огромным оно оказалось. Под палящим солнцем бегали игроки в сине-желтой форме. К тому моменту, как мы добрались до поля (несколько минут ходьбы), я уже изнывала от жары, совершенно не представляя, как можно бегать и забивать голы, когда все вокруг, включая тебя самого, вот-вот расплавится. Но, что еще более интересно, как я найду Остина среди этой толпы спортсменов?

- Эй, ты не Скай Маккензи часом? – окликнул Скай пробегавший мимо парень в мокрой от пота майке. Он отвел волосы со лба рукояткой клюшки для лакросса и улыбнулся.

- Да, так и есть, - промурлыкала она. – Привет, ковбой.

Лиз расхохоталась.

- С чего ты решила, что он ковбой?

- Мы же в Техасе.

- Это лагерь, - возвела глаза к небу Лиз, - он может быть откуда угодно.

- Сделай что-нибудь, пока они не вцепились друг другу в волосы, - посоветовала мне Надин. Те временем на нас стали обращать внимание, многие перестали бегать по полю и теперь с любопытством смотрели на нашу компанию, остановившись неподалеку.

- Привет, - я улыбнулась. Парень, узнавший Скай в Скай, задохнулся от восторга.

- А ты Кейтлин! Ты Кейтлин Бёрк!

- Да, это я.

- Что ты тут делаешь? – спросил он. Услышав мое имя, к нам подошли еще несколько человек.

- На самом деле, я кое-кого ищу, - призналась я. – Правда, не знаю, здесь ли он. Его группа обычно не играет днем.

Парень кивнул.

- Никто не играет. Но всю прошлую неделю лил дождь, так что нам нужно наверстывать упущенное.

Значит, Остин где-то здесь. Я обвела глазами растущую вокруг нас толпу в надежде увидеть его.

- Кто-нибудь из вас знает Остина Мейерса?

Парень махнул рукой на кого-то позади себя.

- Вот она, вроде, на одном этаже с ним живет.

Вперед вышла девушка с длинными темными волосами, собранными в хвост, и ногами длиннее, чем у Хайди Клум. На ее лице не было ни грамма косметики, но, несмотря на это и на струйки пота, бегущие по лицу, ее кожа была безупречна, а серые глаза ярко сияли на загорелом лице. Мне даже спрашивать не нужно, чтобы понять, кто она.

- Аманда, верно?

Лиз и Скай перестали препираться по поводу техасского происхождения парня и взглянули на девушку.

- Да, - Аманда окинула меня взглядом - мои дизайнерские босоножки, аккуратный розовый маникюр и сумочку, отделанную под змеиную кожу. На ногтях Аманды я заметила облупившийся красный лак, и, точно перехватив мой взгляд, девушка убрала руки за спину. Мне стало стыдно. Неужели такая девушка, как Аманда, несмотря на всю свою красоту, может смущаться из-за чего-то? Хотя, наверное, каждая смутилась бы, окажись перед ней вдруг та, над кем она насмехалась, неважно, актриса или нет.

- Так это та самая девица? – недружелюбно осведомилась Скай. – Прикончи ее.

Аманда заправила прядь волос за ухо, явно нервничая. В воздухе повисло напряжение, все взгляды были устремлены на нас, но вряд ли кто-то понимал, что происходит. Но я понимала. И Аманда тоже.

Теперь у нас было два варианта. Можно было накричать друг на друга, высказать в лицо все претензии и устроить настоящее сражение за Остина. Или я могла бы во всеуслышание рассказать о ее поведении, чтобы все посмеялись над ней, как посмеялись над Лорен и Авой после нашего со Скай выступления на SNL. Но к чему эти шуточки с двойным дном привели нас? К неутихающей вражде и истрепанным нервам. Хочу ли я повторять это снова? Может, пора повзрослеть?

- Привет, - я протянула руку и улыбнулась. – Я Кейтлин, - Скай разочарованно фыркнула. – Рада познакомиться с тобой.

- Что она делает? – свистящим шепотом спросила Скай, а Лиз оттащила ее в сторону. – Этой девице нужно дать хорошего пинка!

Аманда медленно протянула мокрую от пота ладонь.

- Аманда, - судя по всему, она несколько расслабилась. Да и я, честно говоря, тоже. Она была груба со мной, но это лишь потому, что ей понравился Остин, разве можно винить ее за то, что она заметила, какой он?

- Я ищу Остина, - сказала я. – Ты не знаешь, где он?

- На другом поле, - Аманда махнула рукой в сторону второго поля, чуть дальше. – Я могу проводить тебя, если хочешь.

- Это было бы чудесно, - я последовала за ней. Надин с гордостью улыбнулась мне, и я улыбнулась в ответ. Теперь мне точно стало понятно, что это был самый верный способ решить проблему.

Мы с Амандой шли молча, время от времени разбивая тишину фразами типа «У вас так жарко!» и «Как добрались?». Наконец мы оказались на поле. Аманда указала на одного из игроков. Я не видела его лица из-за шлема, но номер на майке знала наизусть. Остин.

- Он очень хорошо играет, - заметила Аманда, спустя несколько секунд нашего молчаливого созерцания игры.

- Знаю, - это простое слово прозвучала слегка агрессивно, точно я защищала свою территорию, но я ничего не могла с этим поделать. – В смысле, я была на его матчах дома.

- Конечно, - она пожала плечами, - ты ведь его девушка и все такое.

Да, я его девушка. Во всяком случае, была таковой пару дней назад.

Боже, надеюсь, я все еще считаюсь ею!

Раздался свисток, и игроки потянулись к выходу с поля. Глядя, как Остин снимает шлем, трясет головой, проводит рукой по волосам, потягивается – такой мускулистый и загорелый, никогда не видела его с таким глубоким загаром! – я подавила желание броситься к нему и повиснуть на шее, невзирая на окружающую его команду. Я ведь даже не знаю, имею ли на это право.

- Остин! – кажется, это прозвучало довольно-таки истерично, но я ничего не могла с этим поделать. Он обернулся на звук и увидел меня. Сперва на его лице промелькнуло удивление, затем он широко улыбнулся, но спустя пару секунд улыбка увяла – и тут мне стало действительно страшно.

- Что ты здесь делаешь? – спросил он, подойдя ко мне и остановившись в нескольких дюймах от меня. Как же мне хотелось сократить расстояние и поцеловать его, но что, если он не захочет, чтобы я это делала? Настырный внутренний голосок утверждал, что я не заслуживаю Остина после всего, что натворила, а если я так думаю, то и Остин может быть того же мнения.

Теперь я напрочь забыла о «Маленькой рыбке в большом пруду» и об оценках критиков, меня волновал лишь Остин и наши с ним отношения, все остальное ушло на второй план и больше не казалось значительным. Глядя на него, я поняла, что ничего на свете не хочу так сильно, как чтобы он вернулся ко мне и все было, как прежде.

- Я приехала, чтобы увидеть тебя, - сказала я, хоть это и было очевидно. Затем взглянула на Аманду. – Аманда подсказала, где тебя найти.

Остин перевел взгляд на Аманду и слегка приподнял бровь.

- Не знаю, что бы я делала, если бы ни она, - добавила я.

- Я оставлю вас наедине, - сказала она. – Рада была встрече, Кейтлин.

- И я.

На нас смотрели товарищи Остина по команде, но это было совершенно неважно в данный момент.

- Я всю ночь звонил тебе, но ты не отвечала, - начал Остин, - и я подумал…

- Позволь мне начать, - перебила я. – Я здесь, чтобы попросить прощения, - голос задрожал, но я ни за что не заплачу снова. – За все. Ты был прав. Я не поддерживала тебя так, как поддерживал меня ты. Я позволила работе встать между нами и не обращала внимания на то, каково тебе было из-за этой моей дружбы с Диланом. Я была отвратительной девушкой.

Остин молчал. Пока он обдумывал сказанное мною и свой ответ на это, я мысленно молилась, чтобы его слова не стали огнем, который сожжет все мосты между нами.

- Я иногда думал, что тебе нравится Дилан, но ты стараешься убедить меня, что это не так, а потом переводишь разговор на что-то другое, - признался Остин.

- Я должна была прямо сказать тебе правду, - согласилась я виновато. – Но я боялась. Мы оказались так далеко друг от друга, и мне казалось, что будет только хуже, если я скажу о том, что нравлюсь Дилану. Мы с тобой очень мало общались, но это не потому, что я флиртовала с ним.

- Знаю, - Остин посерьезнел. – Это моя вина. Нужно было звонить тебе чаще.

- Это я должна была звонить тебе! – заспорила я, но Остин поднял руку, останавливая меня.

- Дай мне договорить, хорошо? – это было сказано очень твердо, и я замолчала. – Нужно было звонить тебе чаще, ведь я дал слово. Но дело не в том, что я не хотел говорить с тобой, а в том, что я… - он замялся, - я терпеть не могу телефон.

- Ты – что? – переспросила я, не понимая, о чем он.

- Я терпеть не могу телефон, - повторил он, и уголок его рта дернулся вверх. Он улыбается? – Ненавижу его. Мы ведь никогда не созванивались подолгу дома, помнишь? Либо говорили не больше пяти минут, либо переписывались. Мы были рядом, и в долгих телефонных разговорах не было нужды, а именно их-то я и не умею вести. Вот. Я должен был сказать тебе об этом.

Он не любит говорить по телефону. И жалеет, что не сообщил мне об этом раньше.

- Это, конечно, не оправдание, - Остин покачал головой, - мне стоило приложить усилия, чтобы побороть это. Но потом на сцену вышел Дилан, - он горько усмехнулся, - и я стал ревновать и злиться. А когда ты разозлилась из-за того, что Аманда взяла трубку, я вроде как даже подумал «Вот, теперь она понимает, что я чувствую». Наверное, именно поэтому я и не помешал ей во время того твоего звонка.

Остин отплатил мне той же монетой. И я это заслужила.

- Но я понял, что ошибался, как только задумался обо всем, - продолжал он. – Нельзя было уходить вот так, я должен был взять трубку. Как только до меня дошло, я схватился за мобильник, но…

Сообщение на автоответчике!

У меня в горле пересохло.

- Я не влюблена в Дилана, клянусь!

- А я не влюблен в Аманду, - голубые глаза Остина смотрели на меня с такой любовью, как я могла хоть на миг усомниться в нем?

- Значит, я еще тебе не разонравилась? – я попыталась пошутить, но вышло несколько нервно. – Обещаю, что буду лучшей девушкой для тебя, чем была в последнее время. Ты простишь меня за… все? - я с надеждой посмотрела на него, и нужные слова вырвались сами собой. – Я люблю тебя.

- Я тоже люблю тебя, - Остин улыбнулся. – Ты – единственная, с кем я хочу быть, Бёрк. И я обещаю, что научусь говорить по телефону, как нормальный человек.

Он обнял меня за талию и поднял на руки. Я снова задержала дыхание, боясь, что дальше ничего не произойдет, но страх был напрасным – Остин поцеловал меня. Закрыв глаза, я ответила на поцелуй, благодаря судьбу за то, что сегодня я оказалась такой счастливой.


Понедельник, 20 июля

Ужин с Остином, Робом и девчонками – 18:00

Вылет домой – вторник, 9:00

Прислать Остину посылку из Нью-Йорка!


ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

Сцена 14

Энди разбирает свой шкафчик. Лео подходит и останавливается возле нее.

ЛЕО: Ты любишь суши?

ЭНДИ (удивленно оглядывается): Люблю.

ЛЕО: Отлично, потому что я как раз собирался пригласить тебя в замечательный суши-бар. Тебе там понравится.

ЭНДИ: Ты приглашаешь меня на свидание?

ЛЕО: Да, похоже на то. Ты же не против? Не сбежишь снова от меня, жалея, что вообще со мной заговорила.

ЭНДИ: Я-то не против, но что насчет Дженни?

ЛЕО: Я ведь уже говорил тебе, Дженни прекрасно знает, что мы давным-давно разошлись. Пора двигаться дальше, всем нам. У нас есть только будущее впереди, понимаешь?

ЭНДИ: Но и прошлое забывать нельзя.

ЛЕО: Нельзя. Зато можно извлечь из него уроки и не повторять ошибок в дальнейшем.

ЭНДИ: Верно. Надеюсь, все получится.

ЛЕО (берет рюкзак Энди, закидывает на плечо, протягивает ей руку): Идем?

ЭНДИ: Не знаю… Вот и все, да? Последние минуты здесь, у этих шкафчиков, в этой школе. Страшновато немного, тебе не кажется?

ЛЕО: Да, но и интересно!

Энди смеется.

ЛЕО: Что смешного?

ЭНДИ: Просто подумала, что в свой последний школьный день я ухожу отсюда с парнем, о котором мечтала все время, что здесь училась. Такая вот ирония.

ЛЕО: Ну, тогда мы пойдем медленно, чтобы еще раз оглядеть все вокруг. Вместе.

ЭНДИ: Так и сделаем.

Энди и Лео уходят со сцены рука об руку, свет гаснет.

КОНЕЦ

Глава 16: Назад в будущее

- Кейтлин, к тебе пришли! – один из работников сцены постучал в дверь гримерки.

- Поняла! – крикнула я в ответ, бросая последний взгляд на свое отражение.

Прошло три недели с моей поездки к Остину, и все это время дела на сцене и в личной жизни шли довольно успешно. Думаю, я привыкла к игре перед живой аудиторией, а мои навыки существенно улучшились. Райли, конечно, ни за что бы этого не признала, но и она в последнее время перестала то и дело высказывать свое мнение насчет моей игры. Впрочем, даже если бы она продолжала поучать меня, я вряд ли бы стала к ней прислушиваться. Я прекрасно осознавала, что нырнула с головой в неизвестную реку, но удержалась на плаву. С Остином происходило то же самое, у нас были проблемы, но их удалось разрешить. Дела наладились и у Лиз, она получила высшую оценку за своей проект, в котором приняла участие Скай – и более того, они даже не прибили друг друга во время работы! Теперь девчонки действительно научились ладить между собой, и не потому, что я так попросила, а потому, что им самим надоело враждовать. Единственной нерешенной проблемой оставался вопрос насчет сериала, и в скором времени мне предстояло обсудить его с Лейни и мамой.

- Готова? – осведомилась Скай, встретив ждущая меня в коридоре. Я схватила ее за руку.

- Ты уверена, что это хорошая мысль? В смысле, мы ведь так и не обсудили все как следует…

Скай тяжело вздохнула.

- Кей.

- Это большой шаг! Ты сказала, что тебе нравится сценарий и персонажи, но точно ли мы хотим работать вместе снова? – засомневалась я. – Что, если Лейни и моя мама правы, и наше выступление на SNL было просто удачным стечением обстоятельств, но на самом деле мы давным-давно устали друг от друга, и…

- Кей! – Скай тряхнула меня за плечи. – Заткнись.

- Хорошо, - послушно пискнула я. Давненько не видела Скай такой раздраженной.

- Я в деле, понятно тебе? – грозно заявила она. – Мы идем на это чертово прослушивание, и мы получим эти чертовы роли. Если бы нам не хотелось сниматься в этом сериале, мы бы не договорились о встрече с продюсерами до твоего шоу и не стали бы репетировать сцены. И мы бы не стали срывать голоса, уверяя всех, что можем работать вместе, - она откинула назад прядь волос. – Не говоря уж о том, что я бы не стала тратить на тебя время, если бы не хотела работать с тобой опять. Ты же знаешь, я бы предпочла поваляться на пляже в Хэмптонсе, - усмехнулась она. – Кей, ты меня бесишь временами, но, уж если кому и позволено выводить меня из себя, то только тебе, - сказав это, она рассмеялась. Я тоже хихикнула.

- Да и я тоже не возражаю против твоего общества, - призналась я.

- Нам непременно нужно захватить этот сериал, - сверкнула глазами Скай. – Шикарный пилот!

- И интересные герои, - добавила я. – И замечательный режиссер.

- Хорошие актеры, - продолжала она, - современная студия, высокие рейтинги ожидания и улетная парковка. Хотя у тебя все равно нет машины, - добавила она ехидно. Я лишь покачала головой.

- Главное, что мы снова будем на телевидении.

- Да, снова на экранах, - закатила глаза Скай. – Серьезно, Кей, ты такая сентиментальная!

Я ткнула ее в бок.

- Если у нас хорошо получается работать над героями сериалов, зачем менять сферу, скажем, на кино?

- Милая, - наставительно произнесла Скай, - нужно знать, на что ты способна.

- Надеюсь, людям в зале мы тоже понравимся, - вздохнула я.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №16: когда в ситкоме то и дело звучит закадровый смех, это очень часто действительно смех живой аудитории. Эпизод сериала разыгрывается перед небольшим зрительным залом, чтобы стало понятно, какие моменты в серии удачны, а какие лучше переписать перед финальными дублями. Другой вопрос – что, видя раз за разом одно и то же, зрители уже смеются не так охотно, так что иногда приходится вставлять (тс-с!) запись смеха.

- Ну, меня-то они точно полюбят, - пожала плечами Скай. – Особенно, на фоне тебя, - я прищурилась. – Ладно, ладно, ты тоже весьма недурна. Я вытащу тебя на свой уровень.

- Лишь бы продюсеры любили самоуверенных актрис, - рассмеялась я.

Да, вы все правильно поняли: сегодня мы со Скай идем на прослушивание для сериала «Маленькая рыбка в большом пруду». Выйдя из театра, мы остались незамеченными, потому что слишком уж много народу было вокруг, чтобы кто-то внимательно разглядывал прохожих в толпе. Вот за это я люблю Нью-Йорк, здесь всегда много людей, легко быть незаметным и идти по своим делам, не опасаясь папарацци. Хотя это не значит, что людей с камерами тут нет.

Я определенно буду скучать по этому городу и по нашей квартире в нем, но, как ни крути, настало время возвращаться. Папа с Мэтти уже в Лос-Анджелесе, братишка приступил к съемкам «Скуби-Ду», и я то и дело ловлю себя на зависти к тому, с каким восторгом он рассказывает о своей работе, когда мы созваниваемся.

Обойдя здание театра, мы заходим в него же, но теперь уже с другой стороны. Форест сказал, что конференц-залы пустуют до конца лета, и мы вполне можем пригласить продюсеров сериала сюда. К счастью, они согласились прилететь в Нью-Йорк на встречу с нами, и теперь остается лишь надеяться, что мы оправдаем их ожидания. Все складывалось как нельзя удачнее, встреча была назначена перед моим сегодняшним выступлением, так что я успевала везде.

Никто, кроме Сета, Родни, Лиз, Надин и Скай не знал, куда я отправилась сегодня, а потому мне было немного не по себе. Ни родителям, ни Лейни я так и не сказала о своих планах. Знаю, позже мне влетит за самоуправство, но пока что я должна принять решение сама, ведь это моя карьера, в конце концов. Сет полностью на моей стороне, он уже пообещал поддержку в случае удвоенной атаки со стороны мамы и Лейни.

- ПОПАЛАСЬ!

Прежде, чем я успела понять, что происходит, кто-то выскочил из-за поворота темного коридора и схватил меня за руку. Вне себя от неожиданности, я ударила незнакомца сумочкой, а Скай заверещала и кинулась ко мне на подмогу, также атакуя невесть откуда взявшегося нападавшего своим клатчем.

- Хватит, Кейтлин! – взмолилась фигура, уворачиваясь от меня. – Это же я, мама!

- И Лейни, - откуда-то появилась вторая фигура. Приглядевшись, я действительно узнала Лейни и маму. Но что они делали в коридоре театра и почему внезапно оказались на нашем со Скай пути в конференц-зал?

- Вы нас напугали! – возмутилась я. – Что вы тут делаете?

В коридоре зажегся свет.

- Это я им позвонил, - виновато откликнулся Сет, который, оказывается, тоже был здесь. Что за дурдом, в конце концов?! – Кейтлин, прости меня, но их стоило ввести в курс дела, потому что иначе ты могла бы не получить роль. Ты несовершеннолетняя, и твоя мама могла бы написать отказ от роли за тебя. К сожалению, я сообразил слишком поздно, так что не успел предупредить тебя.

Скай расхохоталась.

- Какое счастье, что моя мама понятия не имеет, чем я занимаюсь!

- Вот именно, юная леди, - нахмурилась моя мама, поправляя прическу. – Ты не уважаешь никого, кроме себя, как я могу поддерживать идею о вашей совместной работе, видя такое отношение? Ты снова доведешь мою дочь до нервного срыва или бог знает, чего еще, - теперь она была не сердитой, а скорее расстроенной.

- Ох, мама, - я обняла ее. – Так ты все это время переживала за меня! – я никогда не задумывалась об этом, но, видимо, мама действительно переживала о том, как работа со Скай повлияет на мое здоровье. – Прости меня, я не подумала об этом. Конечно, ты хочешь для меня самого лучшего, но я уже большая девочка и могу сама о себе позаботиться. И это действительно хороший сериал, мам, - я отпустила ее и посмотрела в глаза. – Спроси хоть Сета!

- Он уже мне рассказал, - вздохнула мама, взглянув на Лейни. – Сет настоял, чтобы мы все же сели и прочитали пилот. Мы сами не ожидали, но нам очень понравилось.

- Даже я удивлена, - кивнула Лейни, - но это достойное шоу.

- Если хочешь участвовать в нем, милая, я не буду мешать, - сказала мама, ласково заправляя прядь волос мне за ухо. – Только, пожалуйста, держи меня в курсе событий, а не скрывай все до последнего, чтобы мне не пришлось подкарауливать тебя в коридоре. Или узнавать о твоих поездках спустя две недели после них, - она приподняла бровь. Ой.

- Вы знаете про Техас? – выдавила я испуганно.

Мама и Лейни одновременно кивнули.

- Фотографии вас со Скай в аэропорту разлетелись по таблоидам под заголовка «СКАТ отправляются в путешествие», - сообщила Лейни. – Тебе повезло, что вы успели вернуться обратно вовремя. Но, раз все закончилось успешно, думаю, никакого вреда это не принесло, - она тонко улыбнулась. – Ты все лето вела себя примерно, так что не вижу причин ругаться об этом теперь, - Лейни взглянула на Скай. – И противиться вашему новому совместному проекту тоже.

Я обняла их обеих, а затем кинулась на шею к Скай.

- Эй, не трогай меня! – вскричала та. – Кей, ты же знаешь, я терпеть этого не могу.

- Нам нужно идти, - напомнил Сет, - продюсеры уже ждут.

- Я верю в тебя, милая, - ободряюще улыбнулась мне мама, а Лейни подмигнула. – Порази их. А мы подождем здесь.

И мы со Скай пошли вслед за Сетом дальше по коридору, где в конференц-зале нас ждали наши будущие коллеги.

* * *

Не успела я и глазом моргнуть, как занавес поднялся, и я встретилась взглядом с публикой, пришедшей на мое последнее выступление во «Встрече разумов». Больше всего я боялась, что не смогу отыграть весь спектакль на должном уровне, ведь теперь у меня больше не было пресловутого «завтра», когда можно было бы что-то сделать по-другому. На этот раз я произносила каждую фразу в последний раз. Ощущения чем-то напоминали съемку финала «Дел семейных», но напряжения было в разы меньше, ведь мне уже стало абсолютно все равно, увижу я Райли снова или нет. Первый акт прошел успешно, второй – так же, и под конец представления ко мне пришла мысль, что, раз уж все подходит к финалу, стоило бы помириться с Райли.

- Райли, - позвала я, когда мы спустились за сцену, чтобы переодеться. – Спасибо.

- За что? – обернулась она, удивленная моими словами. Мы не слишком-то много разговаривали с тех пор, как я позвала Дилана на свидание у нее на глазах.

- За то, что научила меня хорошо работать, не получая за это комплименты все время, - это действительно было так. Возможно, Райли считала, что я держусь лишь благодаря тому, что все вокруг меня любят и хвалят, и я из кожи вон лезла, чтобы доказать ей обратное. – Знаю, я даже близко не стою к твоему уровню, но я очень благодарна за возможность научиться всему этому, - и это тоже правда, несмотря на то, что еще месяц назад у меня бы зубы свело при мысли о том, чтобы сказать Райли что-то хорошее. – Ты по-настоящему хорошо выполняешь свою работу, мне повезло учиться у тебя.

- Спасибо, - с достоинством кивнула она. – Удачи тебе, Кейтлин.

- И тебе удачи, - я улыбнулась.

Несколько дней назад Надин сказала мне одну вещь, которая очень зацепила меня. Дело в том, что далеко не каждому, кто встретится тебе в жизни, ты будешь нравиться, и это нормально. Не стоит портить отношения из-за этого, лучше стараться поддерживать общение на ровном уровне. Так что теперь я хотела сказать Райли не только «Спасибо», но и еще кое-что.

- Райли, - снова позвала я, когда она повернулась, чтобы уходить. – Я хотела сказать, что Дилан все еще любит тебя.

Она посмотрела на меня.

- Моя личная жизнь – мое личное дело. Я предпочитаю не афишировать ее и жду от других того же.

- Это верно, но я подумала, что тебе хотелось бы об этом узнать, - неловко проговорила я. – Если вдруг он не сказал тебе сам. Он любит тебя.

Она почти улыбнулась в ответ на это. Почти – а затем ушла, не сказав больше ни слова.

Второй акт пролетел так же быстро, как и первый, и во я уже выхожу на поклон. Форест, преподнесший мне цветы, чуть не заставил меня расплакаться, а зрители аплодировали стоя. Это значит очень много, если учесть, что в зале – моя семья и друзья. Мэтти с папой приехали, решив сделать мне сюрприз (и им удалось!), а Родни даже немного прослезился. На этот раз он тоже был в зале, а не ждал меня за сценой, как обычно. Сегодня я настояла на том, чтобы он посмотрел мое выступление по-настоящему. Думаю, он не пожалел о том, что поддался на мои уговоры.

И Остин тоже сегодня здесь. Он вернулся домой из лагеря на прошлой неделе, но мама купила ему билет на самолет до Нью-Йорка в качестве подарка для меня. В его руках я заметила невероятной красоты букет роз. Он оглушительно свистнул, а Мэтти выкрикнул мое имя. Я поклонилась в последний раз, и занавес опустился.

На сцене и за ней все обнимались, смеялись, целовались, хлопали друг друга по плечам и поздравляли с успешным окончанием пьесы. Я обняла Фореста и сердечно поблагодарила за все, чему научилась у него за это время (кто знал, что я могу плакать на сцене раз за разом каждый вечер, причем убедительно)? Обменявшись контактами с несколькими девушками из хора и сделав последние снимки на память со всеми актерами, которые мы договорились напечатать и прислать друг другу по почте.

А затем я пошла попрощаться с Диланом. Он стоял неподалеку, все еще в сценических джинсах и футболке, улыбался кому-то, и колени у меня снова задрожали от его улыбки. Но, напомнила я себе, точно так же бывает, когда я вижу Зака Эфрона и Роберта Паттинсона, но я не променяла бы Остина ни на одного из них.

Увидев меня, Дилан просиял.

- Поздравляю с успешным дебютом на сцене, - он обнял меня. – Нам будет тебя не хватать.

- И мне тоже, - призналась я, - но все же работать каждый вечер слишком утомительно. Утром можно заняться своими делами, конечно, но, как по мне, лучше отработать утром, а вечером посмотреть новую серию «Беверли-Хиллз».

- Что такое «Беверли-Хиллз»?

- Я прощу тебе этот вопрос, лишь потому что ты англичанин! – расхохоталась я, затем притихла. – Спасибо, Дилан. За понимание, за… все.

- Обращайся, - он широко улыбнулся. – И да, я повторюсь: нельзя винить парня за попытку, - добавил он, подмигнув. – Ты невероятна, мисс Кейтлин Бёрк.

- Как и ты, - я поцеловала его в щеку. – Думаю, еще увидимся. Позвони мне, если будешь проездом в Лос-Анджелесе.

- Конечно, - он неловко коснулся моего плеча.

И, попрощавшись, я ушла праздновать.

* * *

- ЗА КЕЙТЛИН! – провозгласили все. Мы сидели в уютном ресторанчике неподалеку от Вейверли-Плейс, где заранее зарезервировали большой стол для всей нашей компании.

- Спасибо, - я подняла бокал шампанского (мама пообещала сделать заявление для прессы о том, что она дает свое разрешение на бокал спиртного для меня по особым случаям). – Не представляю, каким было бы это лето без всех вас, - я посмотрела на родителей и брата. – Вы все приехали в Нью-Йорк, чтобы у меня была возможность попробовать себя в чем-то новом, и я очень признательна вам за это. Спасибо, что всегда были на моей стороне, - это я сказала, глядя на Лейни и Сета. – Спасибо, что поддерживали меня, - я с улыбкой взглянула на Лиз, Надин и Скай (которая улыбнулась в ответ, представляете?). – И что остались со мной, несмотря на бардак, который я учиняла, - мы с Остином переглянулись, и он сжал мою руку. – Это было потрясающее лето. За нас!

- За нас! – повторили все.

- Что же, пора возвращаться домой, - мама отставила свой бокал в сторону. – Я пообещала «Дорогой Ромашке», что буду приезжать время от времени. В Лос-Анджелесе скоро будет одно наше мероприятие, и открывать его буду я! – поделилась она с нами. – Разве не замечательно?

Все одобрительно закивали.

- У тебя будет полно времени на это, ведь Кейтлин теперь снова возвращается на съемки, - согласился Сет.

Да, я получила роль!

Продюсеры приняли решение гораздо раньше, так что, как оказалось, наша встреча с ними была лишь формальностью. Нам сообщили, что никого лучшего на эти роли и быть не может, и, хоть утвержден еще не весь актерский состав, мы со Скай точно уже приняты. Договоры были подписаны немедленно.

«Маленькие рыбки» - это новое, сокращенное название сериала – с Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи в главных ролях выйдет на экраны уже в ноябре. Я снова дома! Лучше и быть не может! Нет, правда. Я жду с нетерпением даже подъемов в пять утра, длинных съемочных дней и переписываний сценария, ведь все это, в конце концов, неотъемлемые составляющие дела, которое я так люблю.

- Так круто, что мы будем в одной студии, - радовался Мэтти. – Кейтс, обязательно зайди в кафетерий! Там такие бургеры, пальчики оближешь. Они даже сделали специальный сэндвич в честь «Скуби». Все нас любят!

- Прошу тебя, - фыркнула Скай, - это ненадолго. Скоро там появимся мы!

- Разве зрители не могут любить оба сериала? – невинно уточнила Лиз, и между девчонками немедленно завязалась перепалка. К счастью, теперь уже дружеская.

- Как думаешь, ты нас вытерпишь? – поинтересовался Остин. Теперь, когда он вернулся из лагеря, его коротко подстриженный волосы снова отросли. – Я так и не привык к тому, что они теперь дружат, а не соперничают за твое внимание.

- Тебе и соперничать ни с кем не надо, - я положила голову ему на плечо. – Ты всегда будешь для меня на первом месте.

- Это хорошо, - рассмеялся он, - потому что я не знаю, как соперничать с твоей занятостью.

Тут он прав. Новое шоу – это очень, очень много работы. Я хочу этого, и я готова к этому, но поначалу времени будет уходить очень много. Нужно привыкнуть ко всему, вернуться в привычный ритм жизни…

- О чем ты думаешь, Бёрк? – голос Остина вырвал меня из мыслей о возвращении домой.

- Обо всем, - честно призналась я. – О доме, о работе, о нас с тобой.

- Кстати, об этом, - загадочно улыбнулся он. – Ты не забыла, что мы едем в Диснейлэнд? Надин заказала нам билеты.

- Ты помнишь! – воскликнула я, порывисто обнимая его. Поездка в Диснейлэнд, о которой мы договаривались, уже казалась мне несбыточной мечтой. Мы так много времени провели вдалеке друг от друга, что немудрено было бы забыть об этом. Остин погладил меня по голове.

- Разумеется, я помню. Ты удивлена?

- Нет, - я прижалась к нему. – Диснейлэнд. Через неделю.

- Скорее бы, - он поцеловал меня в щеку. – Сперва пройдем по дороге из «Звездного пути».

- Конечно.

- А потом пойдем…

Я еду домой, и неважно, что ждет впереди, я жду этого с нетерпением!


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Как и любой сериал, мы уходим на перерыв, но неизменно возвращаемся. Меня ждет «Маленькая рыбка» - а вместе с новым шоу придут новые люди, события и, конечно, происшествия. Куда же без них! Я пока не определилась насчет колледжа, но этот выбор ждет меня в скором времени. Может быть, жизнь знаменитости подождет, а я тем временем попробую себя в роли студентки колледжа?

Вы знаете, что единственный способ узнать об этом – НЕ ПЕРЕКЛЮЧАТЬСЯ!






«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики