Песни (fb2)

- Песни (а.с. Сборники) 366 Кб, 58с. (скачать fb2) - Александр Моисеевич Городницкий

Настройки текста:




Александр Городницкий ПЕСНИ

Об авторе


Городницкий Александр Моисеевич родился 20 марта 1933 г. в Ленинграде, в настоящее время живёт в Москве.

Пережил блокаду. Окончил факультет геофизики Ленинградского горного института им. Г. В. Плеханова (1957). Геолог, океанолог, поэт. Доктор геолого-минералогических наук. Работал в НИИ геологии Арктики, в геологических партиях в районе Игарки, начальником геологического отряда в Туруханском крае. С 1962 г. плавает на исследовательских судах. Принимал участие во многих океанологических экспедициях как сотрудник Института океанологии им. Ширшова АН СССР. Автор более 130 научных работ, статей в журналах.

Член Союза писателей СССР (1972). Пишет песни с 1953 г. Лауреат конкурса туристской песни I Всесоюзного похода молодёжи в Бресте в 1965 г., I Всесоюзного конкурса на лучшую туристскую песню в 1966 г. и др.

Член и председатель жюри многих фестивалей, в том числе — Грушинского.

From First to Last

Белый Ладожский лёд под мостами плывёт —
Как влюблённому сердцу помочь.
Патефон за стеной, шумный бал выпускной
И за окнами белая ночь.
Торопись же покуда поют соловьи,
Пока счастьем наполнена грудь,
Ведь от первой любви до последней любви
Всё короче становится путь.
Ты менял города, ты из рейса всегда
Торопился вернуться домой,
Но любовь вот беда растворяла вода,
Как кильватерный след за кормой.
Ты как хочешь живи, куда хочешь плыви,
Одного лишь дружок не забудь,
Что от первой любви до последней любви
Всё короче становится путь.
Вновь дорогой ведом покидаешь ты дом
Всё начать собираясь с нуля,
Но стучит метроном и кружит за окном
Первый снег застилая поля.
Сколь душу надеждой свою не трави
Не сумеешь судьбу обмануть,
А от первой любви до последней любви
Всё короче становится путь.

А женщина уходит от тебя…

Еще в застолье пьют за вас друзья,
Но от беды грядущей нет спасенья,
И предсказать приход ее нельзя,
Как предсказать нельзя землятресенье.
А ветерок, речную гладь рябя,
Кружит листву над городом окрестным,
А женщина уходит от тебя,
Хотя тебе об этом неизвестно.
Где и когда все сделалось не так,
Уже неважно, поздно лезть на стену,
Вся жизнь твоя, как стершийся пятак,
С ее уходом потеряла цену.
Стремись вперед, противника дробя,
Бойцовские оттачивая свойства,
А женщина уходит от тебя,
Ей дела нет для твоего геройства.
Она уходит, гений красоты,
На световые наступая пятна,
Ее теперь уже не в силах ты,
Схватив за плечи, повернуть обратно.
И грянут трубы, миру раструбя
Еще недавно бывшее секретом,
Что женщина уходит от тебя,
И жизнь твоя кончается на этом.

А на Арбате

А на Арбате падает снежок,
Летит снежок, становится порошей.
Хоть говорят, что был я парень-жох,
А был я парень всё-таки хороший.
А не художник я и не артист —
Все специальности мне эти плохи.
А мой трёхпалый в бога-душу свист
Запомнят дворники моей эпохи.
А умер я от раны ножевой,
Но мой конец никто не замечает.
Я носом вниз лежу на мостовой,
Где птицы белые полёт кончают.
А на Арбате падает снежок,
Летит снежок, становится порошей.
Хоть говорят, что был я парень-жох,
А был я парень всё-таки хороший.

А Пушкина не пустят за границу…

А Пушкина не пустят за границу —
От «А» до «Ю»:
Ни в Лондон, ни в Венецию, ни в Ниццу,
Ни в Падую.
Не даст ему гулять по белу свету
Империя,
Поскольку у жандармов к нему нету
Доверия.
Ах, Пушкина нельзя сильней ударить.
Тоска сильна.
И пишет Пушкин письма государю
Искательно.
Окрестные губернии убоги —
Сойти с ума!
Шлагбаумы, размытые дороги —
Чума, чума…
Друзей твоих уводят по этапу.
Эх, визу бы,
Покуда к Бенкендорфу тебя в «лапу»
Не вызвали!
Заслужишь ты, лишь стоит постараться,
Прощение,
И власть тебе устроит с иностранцем
Общение.

А это всё останется не нам…