Перескочить к меню

Идеальная пара Аларика (ЛП) (fb2)

- Идеальная пара Аларика (ЛП) (а.с. Хроники Саблезубых-1) 236K, 40с. (скачать fb2) - Р. И. Батлер

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Р. И. Батлер Идеальная пара Аларика

1 Глава

Обри Найт взглянула на конверт и восковую печать, что держала его закрытым. Воск был темно-синий и нанесен толстым слоем с круглой печатью похожей на медальон с оскалившимся волком в центре.

Ее имя было написано каллиграфическим почерком в центре конверта цвета слоновой кости. Взглянув на свою ассистентку Гретхен, она произнесла:

— Кто его принес?

Она пожала плечами.

— Парень в дорогом костюме.

— Он был человеком? — Обри была сама человеком.

Гретхен, волк-перевертыш, сказала:

— Я думаю он какой-то фэйри, но от него так же пахло волком.

— Да? Фэйри работают с волками? Сказал ли курьер от кого письмо?

— Ты спрашиваешь у меня то, чего я не знаю.

— Потому что у тебя всегда уйма информации, — сказала она улыбнувшись. Гретхен и Обри были подругами со школы. Брата Обри, Калеба превратили в вампира семь лет назад. Он стал мастером города Бель Терра три года назад и открыл отель для сверхъестественных, и назначил Обри генеральным директором. Она же сразу наняла свою лучшую подругу в качестве своей ассистентки.

— Ну, не насчет этого. Извини, малышка. Хотя это знак Национальной Ассоциации Вер-боев. Это единственное, что я могу сказать.

Откашлявшись, она скользнула пальцем под печать и открыла, вытаскивая карточку. Плотная бумага по краям была обожжена, придавая записке готический вид. Она прочитала вслух.

— «Джонатан Блэк просит оказать ему честь своим присутствием на открытии ночных игр Национальной Ассоциации Вер-боев в пятницу, 1 октября. Просит присоединиться к нему в праздновании этой древней традиции, церемония открытия состоится в семь часов вечера».

Она вытащила четыре VIP- бейджа и один парковочный лист.

— Джонатан Блэк альфа-волк с западного побережья. Не знаю, что он здесь делает. Калеб устроил НАВБ в Бель Терра?

— Судя по адресу это вне пределов города. Не знаю, знает ли об этом Калеб, но технически — это не наша территория.

— Ты пойдешь?

— Возможно, — Обри посмотрела на приглашение на бои следующей ночью. — Посмотрю, что скажет Калеб.

Оттолкнувшись от стола, она покинула свой кабинет на первом этаже сверхъестественного отеля и остановилась у стола охраны. Из-за того что ее брат был хозяином города, она никуда не выходила без охраны. Иногда вампиры, которые думали, что они сильнее, пытались убить брата или заставить его уйти в отставку, а становиться сопутствующим ущербом в бою за город, не казалось Обри хорошей идеей для проведения времени.

— Я хочу увидеться с Калебом, — сказала она Габриэлю, одному из волков-перевертышей охранников, которые присматривали за отелем, приездами и отъездами гостей из-за большого круглого стола в холле.

— Я иду, — сказал Ланц, еще один волк охранник, встав.

Гейб поморщился, смотря на Ланца, и Обри хихикнула:

— Я знаю, что неотразима, ребята, но не стоит ссориться из-за меня. Меня хватит на вас двоих в полнолуние, — сказала она, пошевелив бровями.

Они оба зарычали, а глаза наполнялись жаром и вожделением. Обри знала Ланца и Гейба, потому что они пришли в Бель Терру с их альфой — Скаем, двумя годами ранее. Хотя она была человеком, Альфа пригласил ее присоединиться к их празднику полнолуния и ей понравилось проводить время с волками. Они были веселой компанией, а самцы были заведомо возбуждены. Она потратила несколько полнолунных ночей разрываясь между двумя мужчинами.

— На этой неделе, ты знаешь, — сказал Гейб. — Я надеюсь, ты хорошо отдохнешь.

Подмигнув, она развернулась и вышла с Ланцом из отеля. Она положила свою руку на его, и они прошли три квартала к офису ее брата. Она рассказал Ленцу о приглашении которое она получила.

— Ты идешь?

— Посмотрим, что на это скажет Калеб. Я не знаю. Скай знает об этом?

— Да. Некоторые подпольные боевые группировки еще проводят бои до смерти, но НАВБ — нет. Большинство альф хорошо относятся к группе и дают своим людям подраться. Победители обычно наваривают несколько тысяч долларов за сутки, а людям нравится наряжаться и смотреть как наш вид выбивает друг из друга дерьмо.

— Зачем?

Ланц провел ее к двери и открыл ту перед ней.

— Если бы я знал. Люди странные.

Она засмеялась.

— А люди думают, что суперы странные.

Суперы было аббревиатурой что использовалась для сверхъестественных существ, всех от ведьм до перевертышей и фэйри.

Оставив Ланца в холле, она поднялась по ступенькам в кабинет Калеба. В его кабинете, как и в других пол был сделан из стекла, так что она видела, что он пил из горла одетой брюнетки.

Калеб оторвался от ее горла и сказал:

— Входи Обри.

— Я думала, ты ешь на закате, — сказала она, усаживаясь в плюшевое кресло напротив огромного письменного стола из красного дерева. Он лизнул рану на шее женщины. Она моментально затянулась. Он поставил женщину на ноги, поглаживая ее задницу и указывая на дверь.

Женщина, регулярный донор крови ее брата, окинула Обри мерзким взглядом и вышла из офиса.

— Ты ей сильно нравишься, — задумалась Обри.

Калеб достал из кармана платок и вытер рот.

— Я знаю. Я сказал ей, что между нами ничего не может быть кроме донорства, но она продолжает пытаться и приходит в мою комнату.

— Так брось ее.

— У нее медовая кровь, — Сказал Калеб, что заставило ее выгнуть бровь. — Из-за ее происхождения у нее сладкая кровь, это редкость и настолько чертовски вкусно.

— Ты вампир и всегда думаешь своими клыками, — сказала она смеясь.

— И я обычно кормлюсь сразу после захода солнца, но у меня была встреча поэтому я взял пакеты с кровью для утоления голода. А теперь, что я могу сделать для моей любимой сестренки?

— Единственной сестренки.

— Видишь. Так что любимой.

Бросив ему приглашение, она смотрела как он читает, а потом смотрит на нее.

— Ты идешь?

— А должна?

Он передал ей приглашение и откинулся в кресле, потирая подбородок кончиками пальцев:

— Не вижу причин отказываться. Если хочешь пойти, то иди. Если нет, то нет. Возьми с собой охрану и черт возьми не смей позорить меня.

— Будто я когда-то такое делала.

Его брови выгнулись.

— Во время июльского полнолуния, фото тебя и двух волков были по всем таблоидам.

Она покраснела. По крайней мере, на ней еще была большая часть одежды. Фотограф следил за торжеством полной луны стаи и увидел ее и двух ее партнеров-волков, отправившись за ними в лес подсмотреть, что сестра главного вампира Бель Терра делает. И он получил ответы на свои вопросы.

— Обещаю, держать свою одежду при себе.

Он закатил глаза.

— Будь хорошей девочкой.

Она встала и обошла стол поцеловав его в щеку.

— Я расскажу тебе как все прошло.

— Только не снимай одежду.

— Я же пообещала.

— Некоторые вещи стоит повторить.

С колебанием, она покинула кабинет Калеба и встретилась с Ланцом у подножия лестницы, а затем отправились обратно в отель. Проведя вечер в мыслях о боях, она решила пойти. Не повредит посмотреть, что же это такое. Все решив, она одела красивое платье и вышла из дома в ночь.

2 Глава

Саблезубый тигр-оборотень Аларик, разминая шею, сел в постели, его тело было в поту. Он видел еще один сон. Обычно, эротические сны были тем, что ему нравилось, но в прошлом году ему начала регулярно снится женщина с темно-каштановыми волосами и кремовой кожей. Снова и снова он во сне оказывался кувыркающимся в постели с женщиной, которая, он был уверен, была его истинной парой. Единственной проблемой было то, что он не имел понятия, кто она и где ее найти. Когда начались сны, он их проигнорировал, надеясь найти свою пару в какой-то момент. Когда ночи стали превращаться в недели, он решил отправиться в путешествие, надеясь наткнуться на нее. И НАВБ были самым простым способом путешествовать.

Человеческое правительство приняло закон, когда дело дошло до перемещений перевертышей по стране. Они обязаны были зарегистрироваться в каждом городе и указать цель приезда. И НАВБ означало, что Аларику и его прайду не нужно было регистрироваться, потому что они были сотрудниками. Это спасало его от большого количества волокиты.

Дверь в его спальню открылась, и его сестра Лия заглянув, взглянула на него с беспокойством:

— Еще один?

Вытирая пот со лба, он кивнул:

— Тебе что-то нужно?

— Я услышала, как ты ворочаешься, так, что пришла посмотреть, как ты тут.

— Извини.

— Да ничего. Это не твоя вина, что у тебя появились связывающие сны, а ты не можешь найти свою пару.

— Я думаю, мы близко. Сны стали более интенсивными в последние дни, когда мы заехали в Бель Терра.

Она улыбнулась.

— Может быть, она будет здесь на первом бою в пятницу, и ты сможешь удивить ее своим умением дубасить людей.

Он хмыкнул.

— Это одно из моих лучших качеств. Спасибо, что заглянула ко мне.

— Это то, что делают сестры, — послав ему воздушный поцелуй, она закрыла дверь, и он услышал, как ее мягкие шаги удаляются от комнаты.

Его прайд состоял лишь из его семьи — его младших братьев Слейда и Галена, и еще Лия — последние известные саблезубые перевертыши в мире. Это было адски тяжело, быть последними из вида перевертышей, потому что судьба будущего их народа держалась на их плечах. К сожалению, лишь истинные пары могли дать потомство саблезубых. Хотя было бы неплохо, если бы он и его семья могли бы населить землю детьми саблезубых перевертышей, спариваясь со случайными людьми или другими перевертышами, саблезубые не были способны размножаться с кем-либо кроме их истинных пар.

Если он и его семья собирались создать свои семьи и приумножить их саблезубую линию, то ему нужно найти свою истинную пару. Где, черт побери, она была. Когда он найдет свою истинную пару, тогда Слейд следующий по возрасту член семьи, начнет видеть сны о собственной. Это был путь их вида, связывающие сны переходили от старшего к младшему. Его братья и сестра беспокоились за него из-за того, чтобы он мог найти свою половинку, и тогда бы они могли найти своих.

Откинувшись на подушку, он закрыл глаза и заставил себя уснуть, когда мысли о его истинной паре заполнили его разум.

* * *

В пятницу вечером, Аларик стоял со своей семьей в тренировочном центре боевой арены. В свое время, это было футбольное поле частной школы. Когда школа закрылась, застройщик отремонтировал его для полупрофессионального футбола, а когда интерес угас и к этому виду спорта, другой застройщик выкупил поле и начал сдавать его в аренду для проведения различных мероприятий, таких как НАВБ.

Лия не дралась. Она могла — у нее был адский хук с права — но женщины обычно не бились в НАВБ. Называйте это сексизмом или антифеминизмом, но люди не хотели видеть, как женщины набивают друг другу морды. В то время как Аларик и его братья были одеты лишь в льняные шорты, Лиа была одета в темно-синее блестящее платье и будет составлять пару Джонатану в этот вечер. Аларика не особо волновало, как волк смотрел на его сестру, но Лиа могла справиться со всем сама, и эта роль ей нравилась.

Гален разминал шею.

— Какой банк сегодня?

— Пять тысяч за каждую победу. За первое место в финале получают пятнадцать тысяч, за второе семь, — сказал Слейд.

Между ними тремя, он и его братья сделают сегодня много денег. Они не имели себе равных на арене. Он и его братья никогда не дрались в финале друг с другом, у них была договоренность с Джонатаном, что только один из них участвует в бою. Джонатан знал, что как бы братья не любили воевать, они никогда не причиняли боль друг другу.

— Если я в этот раз выйду в финал, я собираюсь покрасить свою машинку, — сказал Гален.

— Если ты перестанешь быть мудаком и парковаться на двух местах, люди перестанут специально царапать твою машину, — сказала Лиа.

Гален любил свой БМВ-кабриолет больше всего остального. И он определенно был мудаком в этом.

Гален закатил глаза.

— Сюда идут люди, — объявила Лиа.

Стальные двери открылись, и большая группа людей с VIP- пропусками вошли. Они шли с членами стаи Джонатана. Человеческие мужчины были одеты в костюмы, а женщины были одеты в нарядные платья, и они полностью выдавали деньги и привилегии. Аларик поставил бы свой левый клык на то, что им никогда не приходилось охотиться на еду или бороться за свою жизнь.

Сосредоточившись на предстоящих боях, он отстранился и не обращал внимания на людей, которые медленно шли в нескольких метрах и смотрели на них, будто они были на представлении уродцев.

Манящий запах привлек его внимания, и он оторвался от их веселья, сканируя толпу.

— Эй, что случилось? — спросила Лиа.

Он втянул воздух, разбирая запахи, пока не нашел тот, что привлек его внимание. Даже не зная, что она пахнет как в его снах, он знал здесь его истинная пара. Аромат усилился, когда толпа прошла мимо и тут он увидел ее. Длинные темно-каштановые волосы, как расплавленный шоколад. Кожа, как свежие сливки. Тело, за которое можно умереть — скрывал атлас и блестки. Она шла между Джонатаном и другим мужчиной, который удерживал свою руку на ее локте.

Все в нем сконцентрировалось на ней. Его зверь зарычал, чтобы он обратился и подошел к ней, и звук вырвался из его рта. Оглушительный рев заставил людей на мгновение замолчать, а затем они начали паниковать.

Пока его семья пыталась его удержать, Джонатан выпроваживал его истинную пару вместе с другими людьми и членами стаи из тренировочного центра, а когда двери закрылись, и ее запах пропал, его зверь взревел от боли.

— Успокойся! — рычащее заявил Слейд.

— Моя, — он застонал, когда упал на колени, его кости затрещали, когда его зверь пытался заставить обратиться, чтобы он смог выследить свою пару и защитить ее.

— Нет, не обращайся! — Лиа схватила его лицо и уставилась на него. — Не смей обращаться! Если ты обратишься, то не сможешь найти ее. Джонатан не выпустит тебя из центра в животном виде, и ты никогда не увидишь ее. Дай мне пойти и найти ее, окей? Она явно VIP. Я найду ее и приведу к тебе после боя, — она хлестнула его по щекам. — Хорошо? Ты слышишь меня?

Он тяжело сглотнул и выдохнул сквозь ярость зверя:

— Я слышу.

Заставив зверя вернуться, он покачал головой и встал, его колени дрожали, а сердце колотилось.

— Она действительно здесь. Я не могу поверить в это.

— Фак`е, это значит я следующий. Да! — Слейд вскинул кулак в воздух.

— Вы парни отвратительны, — сказала Лиа скривившись. — Мы отпразднуем после того, как мы увидим тебя и твою пару вместе. Между этим, сосредоточьтесь на игре и надерите несколько задниц. Вам нужны деньги от схваток, чтобы были средства на хорошее место для вас и ваших пар.

Эта мысль, больше чем что-либо еще обратила его внимание на предстоящие бои. Лиа была права. Ему нужны деньги, чтобы обеспечивать свою пару.

— Надери задницы, мужик. Эта ночь твоя, — сказал Слейд, похлопывая его по плечу.

Аларик похрустел суставами пальцев и шеей.

— Определенно!

3 Глава

Обри сидела в лимузине своего брата и через тонированное стекло, смотрела на толпу, окружающую вход в здание НАВБ. Обновленная школьная футбольная арена была покрыта огнями и выглядела Колизеем с античных времен. Она могла себе представить картинку, как гладиаторы сражаются за свою жизнь, а толпы ликуют. Она сидела между Гейбом и Ланцом, которых она выбрала в качестве своих личных охранников. Они оба были одеты в черные костюмы.

Ее собственный наряд выбрала Стар, член организации брата. Она была стильной женщиной и всякий раз, когда Обри приходилось идти на вечеринку, она всегда просила Стар подобрать ей наряд. Черное, длинной в пол платье было с разрезом до середины бедра с крошечными блестками и мелкими жемчужинами, украшавшими лиф. Платье было без бретелек и давало хороший обзор на ложбинку и единственная семи-каратная алмазная подвеска — подарок брата на день рождение — идеально лежала на ее груди.

Лимузин полз вперед по улице. Папарацци выстроились вдоль бордюров и красной ковровой дорожки, ведущей к воротам.

— Это самая странная вещь, которую я когда-либо видела, — сказала она.

— Ничего подобного не было в Бель Терра, — сказал Гейб. — здесь много местных воротил из человеческих и оборотнечиских общин. Плюс ты здесь от имени брата. Всех всегда интересовала, какая сестра мастера города.

— Я просто девушка.

Ланц фыркнул.

— Вряд ли. Ты красива и сексуальна как ад. Плюс, ты управляешь отелем для сверхъестественных и дружишь со всеми лидерами перевертышей. Даже без того, что Калеб мастер города, ты была бы очень важна.

Она не думала, что это правда, но знала, что были люди, которые верили, что она имеет гораздо больше власти и влияния на брата, чем было на самом деле. Они просто были родственниками, которые нежно любили друг друга и которым довелось вместе работать. Иногда ей было нелегко вспомнить, что хозяин города — ее брат, который, когда они были младше, заморозил крем для бритья и сказал ей, что это мороженное.

Лимузин остановился перед красной дорожкой. Волк с переднего пассажирского сиденья вышел и открыл им дверцу. Ланц быстро вышел и протянул руку Обри. Камеры быстро защелкали, когда папарацци фотографировали как она, выходила из лимузина. Стали выкрикивать вопросы, начиная с того какой дизайнер ее одевал, до того почему ее брат не был с ней. Она проигнорировала вопросы, стремясь попасть внутрь арены, подальше от любопытных глаз СМИ. Ланц и Гейб стали по обе стороны от нее и быстро пошли через ворота.

— Мисс Обри, приятно познакомиться с вами, — сказал высокий, худощавый мужчина, взглянув в приглашение, которое отдал ему Гейб. — Меня зовут Крел и я помощник Альфы Блэка. Он ждет вас внутри.

Когда Крел обернулся, чтобы провести их, она увидела, что кончики его ушей были заострены и она заподозрила что он какой-то супер. За воротами стояла линия с лотками, которые продавали товары НАВБ. Она повернула направо и Крел нажал на кнопку на панели безопасности рядом со стальной дверью, и замок щелкнул. Он держал дверь открытой, пропуская их, а затем повел по длинному коридору.

— Альфа Блэк проведет для вас экскурсию внутри, а затем вы присоединитесь к нему в зоне владельца. Бывали ли в подобных местах ранее?

— Нет, — сказала она. — Я даже не слышала о такого рода вещах.

— Мы уникальны. Наши бои санкционированы советом управляющих перевертышей и существуют строгие правила. Никого не принуждают биться, и бои не до смерти.

Она была рада этому. Ей не хотелось смотреть, как кто-то умирает.

Два охранника стояли перед стальной дверью. Когда они приблизились охранники открыли двери, и они прошли внутрь вместе с Крелом. Мужчина, одетый в безупречно скроенный костюм шагнул навстречу.

— Обри Найт, очень приятно, — сказал он, склонившись над ее рукой и целуя. — Я Джонатан Блэк.

— Спасибо за приглашение. Это мои охранники и друзья, Гейб и Ланц.

— Из местной стаи, — сказал Джонатан. — Добро пожаловать в НАВБ. У нас можно выступить, если вы заинтересованы в борьбе.

— Мы будем придерживаться нашей работы сегодня, спасибо, — сказал сухо Гейб.

— Подождем остальных VIP-ов. Мы пойдем в тур по первой промежуточной области. Бойцы ждут матчи в своих группах. — он предложил ей локоть, и она приняла его. — Вы кстати прекрасно выглядите.

— Спасибо, — сказала она.

Они прошли через арку внутрь, где небольшие группы мужчин ждали своих боев. Мужчины были одеты в льняные шорты и больше на них ничего не было. Группа хорошо одетых мужчин и женщин ждали их, и они остановились на достаточное время, чтобы Джонатан представил им Обри.

— Мы сделали много улучшений в арене, когда приехали сюда, чтобы сделать ее более гостеприимной для наших бойцов. Тренировочные объекты улучшенные и открыты двадцать четыре часа в сутки. Это наш первый вечер. Начиная со следующего уик-энда наши бойцы будут драться по пятницам и субботам. Мы останемся здесь на несколько месяцев, а затем поедем в следующее место.

Гейб чуть позади шел рядом с Обри и Ланцом. Другие VIP персоны болтали о бойцах, Обри не была уверена, что все действительно было честно, но бойцы казалось были довольны и никто не был прикован или заперт в клетке.

— Будем честны, — сказал Джонатан. — Вы думали, что они будут в клетках.

Она ему улыбнулась.

— Трудно представить, что кто-то хочет это делать.

— Это не отличается от человеческих ММА боев. Веры не могут участвовать в лиге человеческих боев, так что мы сделали свою собственную.

— Я не осуждаю. Люди должны заниматься тем, что делает их счастливыми.

— Или теми, кто делает их счастливыми, — сказал Гейб под нос.

Обри покраснела и ударила его локтем, он рассмеялся, взяв ее руку и положив на свой бицепс.

— Здесь не так много женщин, — сказала Обри, пытаясь сменить тему.

— Некоторые самки будут драться, но эти бои не так популярны, как мужские.

— Почему?

Он пожал плечами.

— Я не знаю. Может быть, людям не так нравится видеть женские драки.

— А суперам нравится?

— При правильных обстоятельствах, безусловно.

Яростный рев расколол воздух и ее сердце на мгновение замерло. Она чувствовала, что что-то щелкнуло внутри нее и она не могла объяснить это, но должна была увидеть кто рычал.

Она осмотрела комнату и нашла одну из небольших групп пытающуюся кого-то удержать, но прежде чем она смогла двигаться, чтобы рассмотреть кто рычал, Джонатан и ее охранники утащили ее из комнаты. Они влетели вверх по лестнице в ложу владельца, где рядами стояли мягкие синие кресла, что выходили на пыльные полы арены.

— Кто это был? — спросила Обри, прижав руку к груди. Ее сердце колотилось и у нее было сильное желание спуститься вниз по лестнице и вернуться туда.

Джонатан открыл рот, но дверь в ложу открылась, и красивая блондинка в блестящем голубом платье появилась в дверях.

— Что ты здесь делаешь, Лиа?

— Я пришла за ней, — сказала она, указывая на Обри.

— За мной?

Кивнув, Лиа изящно вошла в ложу. Она взяла обе руки Обри и слегка сжала:

— Меня зовут Лиа, и тот рев, что ты слышала на первом этаже принадлежал моему брату, Аларику. Он — саблезубый перевертыш.

Гейб и Ланц удивленно зашумели, но ничего не сказали. Обри посмотрела на них, а потом на Лию.

— Я Обри Найт. Ты сказала саблезубый, как саблезубые тигры?

— Да. Аларик, мои братья и я последние саблезубые тигры в мире.

Обри посмотрела на свои руки. Она чувствовала связь с этой женщиной и, хотя не понимала почему, но знала, что рев принадлежал мужчине, с которым ей надо быть и Лиа могла отвести Обри к нему.

— С Алариком все в порядке? Он так ревел.

Гейб фыркнул.

— Он самый счастливый ублюдок на планете, прямо сейчас.

— О чем ты говоришь?

— Ты и саблезубый — истинная пара. Никаких больше игр в полнолуние со стаей для тебя.

Лиа сердито зарычала и дернула Обри себе за спину. Обри оступилась и сломала свои любимые каблуки.

— Убери свои лапы от моей сестры, — сказала Лиа, ее голос был низким и угрожающим.

— Они мои охранники, — указала Обри. — и никто не накладывает на меня лапы, пока я во всем не разберусь. За исключением, возможно, новой обуви. — Она скинула каблуки. — Ты говоришь — сестра?

Джонатан откашлялся.

— Я должен поприветствовать людей на входе. Обри, вы хотите, чтобы Лиа ушла отсюда? Если вам неприятно, я уберу ее.

Лиа зарычала и выпустила когти из пальцев.

— Можешь попробовать.

Обри положила руку на плечо Лии.

— Все хорошо, Джонатан. Я не хочу никому неприятностей. Я в порядке. Я просто немного запуталась.

— Лиа, расскажет вам все, что вы должны знать, — сказал он.

Пригладив спереди свой пиджак, он взглянул на Гейба и Ланца, а потом шагнул из комнаты.

Лиа расслабилась лишь частично.

— Вы оба должны отойти, — сказала она. — Ты слишком близко к моей сестре.

— Мы охраняем ее по приказу ее брата, — сказал Ланц, сверкая янтарными глазами своего зверя. — Он мастер-вампир города.

Лиа повернулась к Обри. Она втянула воздух и покачала головой.

— Ты человек, но твой брат вампир?

Обри кивнула.

— Его зовут Калеб.

Лиа взяла туфли из рук Обри и взглянула на сломанный каблук.

— Я сожалею об этом. Мой кот сильно защищает семью.

— Все в порядке. Это просто обувь. Моя любимая, заметь, но всего лишь обувь.

— У меня есть пара, можешь взять. Может быть их еще могут починить. Проходи и садись, а я расскажу тебе все, что ты хочешь знать.

— Я хочу знать все, — сказала Обри, когда она села в первом ряду, а Лия присоединилась к ней.

— Хорошо.

* * *

Обри смутно осознавала, что Джонатан в микрофон поприветствовал всех на боях НАВБ и вывел первых бойцов, но она была полностью сосредоточена на том, что говорила Лиа. Саблезубые не могли спариваться с кем попало. Они были не в состоянии зачать детей пока не встретят свои истинные пары, и они не могли найти свои истинные пары, пока не начинали видеть связывающие сны.

— Ты хочешь сказать, что Аларик видел секс-сны со мной весь последний год? — она была одновременно смущена и возбуждена. Просто, насколько подробны были эти сны? — я такого не видела.

Лиа пожала плечами.

— Это путь нашего вида. Сны только для саблезубых, они помогают нам знать, когда мы находимся рядом с нашей парой. Чем ближе мы к ней, тем более яркими и частыми становятся сны. Мы были в Калифорнии, когда сны стали посещать его и они были может быть один раз в несколько недель. Мы отправились в Неваду, и частота не повысилась. Трудно для нас, переезжать от государства к государству, поэтому мы присоединились к Джонатану, который ехал на восток с боями. Мы здесь уже несколько дней и сны были каждую ночь, так что мы знали, что ты где-то рядом.

— Это странно и круто одновременно, — сказала Обри.

— Ты расстроена? — спросила Лиа.

— Почему я должна быть расстроена?

Она пожала плечами и посмотрела в сторону арены, где бойцы надирали друг другу задницы, а толпа ревела в одобрении.

— Люди иногда не понимают суперов.

Откинувшись на мягкие сидения, Обри сказала.

— Мой брат мастер города, а моя лучшая подруга — волк. Плюс, вот те два клоуна там, тоже мои друзья. А я управляю сверхъестественным отелем в городе. Так что да, я привыкла к сверхъестественному. Просто странно говорить с тобой о твоем брате, который как ты веришь моя пара, без того чтобы говорить с ним сначала.

— Если он опять увидит тебя, то не сможет бороться, — сказал Гейб с того места где стоял, смотря вниз на арену.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Обри.

— Его зверь будет думать только о двух вещах — трахнуть и защитить тебя. Вот почему Альфа Блэк вывел тебя из комнаты. Каждый перевертыш в этой комнате, точно знает, что означал этот рев. — сказал он.

Она размышляла над словами Гейба.

— Вот бой Аларика, — сказала Лиа.

Обри не могла остановиться, встала и подошла к стеклу ложи, чтобы посмотреть. Они были далековато от нее, но она чувствовала так, будто она была там. Ей не надо было рассказывать кто из парней был Алариком, она чувствовала странную связь с большим из двух мужчин. Он был высоким и широкоплечим, с короткими темными волосами. Он смотрел на нее, и она чувствовала, как связь между ними расцвела. Сердце ее сжалось, и она повернулась, намереваясь спуститься и встретиться с ним.

Лиа положила ладонь на руку Обри, останавливая ее.

— Ты должна позволить ему бороться. Когда он окончит бои за вечер, я отведу тебя к нему.

Обри прикусила нижнюю губу.

— Обещаешь?

— Да.

— Хорошо, — она расслабилась, но только немного и не уходила с места; вместо этого, она внимательно смотрела. Когда Аларик и другой парень боролись, она размышляла над тем, что Лиа ей сказала. Пара. Слово было чужим для нее, но оно чувствовалось совершенно правильным. У людей не было пар — они находили кого-то привлекательным, ходили на пару свиданий и возможно женились. Пара — как она это понимала, было чем-то гораздо более глубоким, чем человеческая парочка.

Аларик и боец упали и вместе взвыли, но Аларик был явно лучшим бойцом. Сильнее. Быстрее. Аларик сделал с другим бойцом что-то похожее на болевой захват, и боец застучал сдаваясь. Аларик медленно поднялся, посмотрел на Обри, и все внутри нее успокоилось, когда он указал на нее и зарычал. Звук был глубоким, полным одержимости и желания, и он наполнил ее, отвечая страстью, которую она не могла объяснить.

Этот мужчина был ее парой. Она не понимала, что это означает, но ей было все равно. Единственное, что она знала наверняка, это то, что Аларик был ее и это все, что имело значение.

4 Глава

Тело Аларика ныло, но не от многочисленных синяков и царапин, покрывающих его кожу. Боль пробирала до костей и исходила из соединяющейся связки. Он ходил по небольшому тренировочному залу, ожидая, когда Лиа приведет к нему его пару. Он хотел обратиться и выследить миниатюрную брюнетку, но знал, что, если он выбежит из комнаты как саблезубый, у Джонатана случится истерика. Но это не волновало его, вообще-то Джонатан не был его альфой, но люди начинали бояться. Людям нравились перевертыши только в абстрактном смысле, когда они были в человеческой форме, а не в угрожающей.

Гален и Слейд смотрели на него настороженно, стоя у двери, блокируя ее. Он не собирался нападать на своих братьев, но его зверь не возражал против того, что они были обеспокоены тем, что он может так поступить. Раздался резкий стук в дверь, Аларик вдохнул воздух и зарычал от досады, потому что это был лишь Джонатан, а не его пара.

Гален открыл дверь, и Джонатан и Крел шагнули внутрь.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Джонатан. Ни один из мужчин не приближался к нему и это было хорошо, и для него, и для зверя.

Он заворчал, не в состоянии сформулировать, что нужда царапалась изнутри.

— Ему будет намного лучше, когда девушка окажется здесь. Где она? — спросил Слейд.

— Идет. Лиа спорит с ней, что охранникам нужно держаться подальше.

Гален покачал головой:

— Он должен увидеть ее в ближайшее время, или у нас будет здесь взбешенный саблезубый, а я, например, не заинтересован быть игрушкой для жевания.

Джонатан посмотрел на Аларика и замолчал, надолго.

Аларик перестал мерить шагами комнату и повернулся к волку:

— Что?

— Теперь, когда ты в паре с женщиной, мы должны поговорить о твоем обещании.

Аларик заскрежетал зубами, раздражение наполнило его.

— Тебе лучше уйти, — сказал Слейд. — Сейчас определенно не время.

Джонатан фыркнул, как суетливое чучело в костюме, а не как альфа-волк и кивнул Крелу, который извлек три конверта из внутреннего кармана пиджака.

— Вы были молодцами сегодня, — сказал Крел, улыбаясь. — Люди были очень довольны.

Слейд резко зарычал, а Крел охнув отступил назад. Хотя мужчина и был помощником Джонатана на протяжении многих лет, он все еще переживал, что его убьют в какой-то момент.

Гален открыл дверь:

— Будем на связи до боя на следующей неделе.

— Хорошо, — сказал Джонатан.

Дверь закрылась и Слейд заговорил:

— Что он задумал?

— Он, наверное, расстроен, что Аларик нашел свою пару в первом же бою. Мы давали обещание бороться за него, пока не найдем свои пары. У него сейчас три саблезубых бойца, но думаю, мало что изменится, если их будет два. Нет ни единого чертового шанса, чтобы Аларик пустит свою пару сюда, ко всем этим холостым самцам.

Аларик был согласен. Среди миллионов мыслей одна кружила вокруг его мозга, высшим желание было держать свою пару подальше от этого места.

Зверь внутри него вдруг зарычал и он понял, что его пара рядом. Он мог ощутить свою тягу к паре, а когтистый зверь хотел пойти к ней. Гален и Слейд бросились на него, прижав его руки к дальней стене, когда дверь открылась и Лиа шагнула вперед с его парой.

Он зарычал, щелкая зубами на своих братьев. Как старший, он был крупнее и сильнее, чем братья, но вдвоем они пересиливали его.

— Успокойся. Ты ее напугаешь, — предупредил Гален, скрипя зубами, высвобождая своего зверя, чтобы повысить силу.

Аларик не хотел напугать свою пару, но не мог справиться со своим зверем, который хотел быть с ней.

— Я в порядке. Я не боюсь, — сказала его пара, ее голос был успокаивающим бальзамом для зверя.

Понадобилось около двух секунд. Она подошла поближе, отойдя от Лии, ее запах проник в него с полной силой. Сладкий, как сливки и мед. Он зарычал, звук вырывался из глубины его души.

Она зажмурилась и прикусила губу, с неуверенностью на лице, осмотрела его братьев, а потом Лию. Его сестра, к счастью улыбнулась и сказала:

— Это Обри Найт, сестра мастера — вампира Бель Терра. Обри, это мой брат, Аларик Кармайкл.

— Вы можете отпустить его, — сказала Обри.

Он увидел, что братья медлят, поэтому зарычал и медленно выпустил свою власть над ними. В мгновение ока, он оттолкнул ее так далеко от братьев, как мог, легонько толкнув ее в угол комнаты и оскалился на них.

— Вон.

— Ты в порядке, Обри? Мы можем остаться, — сказала Лиа.

Ее руки коснулись его обнаженной спины, и зверь отступил, мысли о сексе с ней, заполнили его разум, выплескивая гнев на холостых мужчин. Даже если они были братьями, они были слишком близко к его сладко-пахнущей паре, которая еще не носила его метку и не была наполнена его ароматом.

— Я чувствую себя прекрасно. Если будешь так любезна, скажи моим охранникам, что я в порядке и пусть едут домой в лимузине. Мы разберемся позже.

Троица ушла, а когда за ними закрылась дверь, он развернулся и заключил его пару в углу, как в клетку, руками по обе стороны от нее, а его ладони прижались к стене. Она сказала, что в порядке, но он все еще боролся со своим зверем, чтобы не разорвать ее платье и не пометить ее. Он не хотел напугать ее. Он лишь хотел, чтобы она была счастлива с ним.

Ее руки дрожали, когда она обхватила его лицо. Она громко сглотнула и облизнула губы.

— Черт, ты такой сексуальный, — прошептала она. Потом вздрогнула, когда ее щеки заалели. — Окей, вау, это было неловко.

Он наклонился вперед и мазнул своими губами по ее.

— Моя.

Она обвила руками его шею и сцепила пальцы. Ее бедра чуть изогнулись в приглашении, а губы разомкнулись. Следуя по линии ее челюсти, он процеловал путь к шее, приоткрыв рот на пульсирующей жилке. Он чувствовал, как она затрепетала под его языком, и он слегка прикусил, ровно настолько, чтобы оставить небольшой след. Ее ногти впились в его затылок, и он прижался теснее, облизывая метку, которую сделал, смакуя вкус ее кожи на языке.

Их тела прижались, а губы встретились и разошлись, их языки сплетались вместе, как будто они целовались годы, а не впервые за все время. Его зверь взревел от удовольствия, когда ее сладкий вкус расцвел на языке. Он боялся, что его страсть была слишком велика для нее, поэтому он не отрывал руки от стены, когда его когти удлинились и врезались в гипсокартон.

Их языки танцевали, скользили и дегустировали. Он мог целовать ее вечно, даже когда хотел от нее большего. Она, задыхаясь, разорвала поцелуй, хватая воздух:

— Не здесь.

— Я и не собирался спариваться с тобой здесь, — сказал он, его голос едва сдерживал рычание.

Ухмыльнувшись, она спустила руку на его промежность и слегка сжала.

— Это говорит о другом.

Он зарычал:

— Не хорошо дразнить саблезубого.

Она отодвинулась и пристально посмотрела на него.

— Почему я чувствую такую связь с тобой?

— Потому что мы истинная пара.

— Я — человек.

— Это неважно.

Ее красивый карие глаза были с крапинками золота, и он чувствовал, как углубляется связь.

— Боже, какая ты красавица.

Он извлек свои когти и приказал своему зверю улечься. Сделав глубокий вдох, он отступил на шаг, ловя ее за талию и привлекая ближе.

— Я не могу привести тебя к себе. Я делю фургон с двумя братьями и сестрой. Это точно не пятизвездочный отель.

— Я живу в сверхъестественном отеле Бель Терра.

— Ты там живешь?

— Моя брат владеет им, а я управляющий.

Его десны заныли, когда мысли о спаривании с ней заполонили его мозг. Он мог быть благородным и поухаживать за ней, как делают человеческие самцы со своими самками, но не хотел дать ей шанс уйти. Она была его, и он не собирался упускать ее из виду.

— Мы возьмем наш внедорожник.

— Твоя семья тоже может поехать.

Его бровь приподнялась, и она засмеялась:

— Нет, я имею в виду, у нас есть много пустых номеров в отеле. Я уверена, они хотели бы отдохнуть в своих комнатах, особенно после боев? Я могу позвонить своей ассистентке, и она может все устроить и встретиться с ними.

Он взглянул на часы на стене.

— Уже за полночь. Она не спит?

— Нет, она — сова. Ну, не в буквальном смысле, потому что она волк, но она лежит допоздна и читает романы с сексуальными обнаженными парнями на обложках.

— Они с Лией поладят.

Он сплел их пальцы и толкнул дверь. Его семья ждала в коридоре, и он им сразу сказал:

— Моя пара позволила вам остаться в гостинице суперов в городе. Собирайте свои манатки и садитесь во внедорожник. Мы уезжаем через десять минут.

Его семья кинулись перед ним, их возбужденные голоса сливались друг с другом, когда они заговорили о том, что теперь не нужно слышать, как храпит Гален или делить крошечную ванную с Лиа.

— Я вижу, им понравилась идея, — сказала Обри, посмеиваясь.

Он потянул ее к стоянке и снова притянул, легко целуя:

— Спасибо.

— Теперь они часть моей семьи, — ее глаза вдруг заблестели, и он обхватил ее лицо.

— Что такое, милая?

— Только я и Калеб так долго. Я просто… это прекрасно снова иметь семью.

Он был рад, что мог подарить ей сестру и братьев, которые стали одной большой семьей. Однажды, он надеялся скоро, у него с Обри будут свои детеныши, и их семья станет еще больше.

Он замурлыкал, а она широко улыбнулась.

— Мне нравится этот звук.

Обнюхивая ее шею, он мурлыкал все громче и она счастливо вздохнула.

— Мне нужно взять свои вещи, и мы можем ехать, — сказал он, выпуская ее из своих крепких объятий.

— Чем раньше, тем лучше.

Ему нравилось, то, как она думала.

5 Глава

Понадобилось всего несколько минут, чтобы покинуть арену и подойти к фургону, который Аларик делил со своей семьей. Ржавый автомобиль видал и лучшие дни, но она изо всех сил старалась не обращать внимания на условия их жизни.

Две комнаты, в которых стояли двухъярусные кровати. Она стояла в мизерной кухоньке, когда Аларик отодвинул в сторону одного из своих братьев, чтобы он мог попасть в спальню.

Его брат обернулся и улыбнулся ей, но казалось, держался на расстоянии.

— Я Слейд, второй по старшинству. Я бы пожал тебе руку, принимая в семью, но думаю, Аларик выкинет меня через стену.

— Тебе лучше помнить об этом, — крикнул из спальни Аларик.

Она усмехнулась.

— Вы саблезубые — собственники, да?

— Только с истинными парами. Если у тебя есть какие-либо вопросы, я могу ответить на них, если захочешь, пока ждем Аларика.

Ей нравилось, что он был готов ответить на вопросы. У нее было парочку об интимном разнообразии, но это больше подходило для того чтобы задать Аларику. Но также были и безобидные.

— Откуда вы?

— Калифорния? А ты всегда жила в Бель Терра?

— Да, мой брат и я выросли здесь.

— Твой брат — мастер вампиров?

Кивнув, она сказала:

— Он является мастером три года. У вас есть другие члены семьи?

Он прислонился к стене:

— Только мы. Наши родители умерли, когда Лиа была в школе. Они погибли в автокатастрофе.

— Мне очень жаль.

— А твои родители?

— Мои были убиты, когда моего брата превратили. Они не были сверхъестественными существами, мой отец охотился на вампира, которые обратили моего брата и убил ее. Ее клан убил их в отместку, но я была спасена, когда Калеб сделал меня не-вампирской частью своего клана.

— Клана?

— Так называется группа вампиров, которые держатся вместе.

— Я думал, это называется шабаш?

— Я думаю, это у ведьм, но я никогда ни у кого не спрашивала, так что вам лучше спросить у кого-то из них. Группы вампиров — клан. А что — у саблезубых?

— Прайд. Раньше были и другие виды саблезубых — саблезубые волки, саблезубые львы, и даже саблезубые медведи, но они вымерли, давным-давно, остались лишь мы четверо. Ну, будет больше в итоге, когда мы встретим наши пары. Я стою следующий в очереди.

— Откуда ты знаешь? — спросила она.

— Потому что это идет в возрастном порядке. Я ждал, когда Аларик найдет тебя, чтобы у меня начались собственные сны.

— Тебе придется уехать? Чтобы найти ее?

— Наверное. Это зависит от того, что сны скажут мне.

— Надеюсь, ты скоро найдешь свою истинную пару.

— Спасибо.

Аларик, одетый в потертые джинсы и плотную футболку, схватил Слейда за затылок и впихнул его в комнату. Он перекинул сумку через плечо и сказал:

— В джип, милая.

Что-то во взгляде ей в глаза, говорило о том, что он ходит по тонкой грани, держа свои руки подальше от нее.

— Мне нужен телефон.

Он очень удивился, но протянул его ей.

— Свой я оставила в лимузине, — объяснила она, когда набрала номер Гретхен. Она не была шокирована, когда ее подруга ответила после второго же гудка.

— Так ты нашла свою пару, да?

— Как ты узнала, что это я и кто тебе это сказал? — спросила она, выходя следом за Алариком из фургона и идя к внедорожнику. Он открыл дверь большого черного автомобиля и закинул сумку. Потом открыл пассажирскую дверь и подтащил сиденье вперед, указав на третий ряд.

— Ланц и Гейб позвонили мне, когда добрались до отеля, а это частный номер. Единственные люди, которые могут позвонить мне — ты, родители и мой альфа, так что это была просто догадка.

— Ты такая умная. Ты должна просить твоего босса о повышении.

Фыркнув, Гретхен сказала:

— Зачем ты беспокоишь меня, тогда, когда должна кувыркаться голышом в кровати с твоей парой?

Аларик должно быть имел повышенный слух, потому что замурлыкал.

— Мне нужно чтобы ты подготовила мне комнату и еще три номера для семьи Аларика. Номера должны быть рядом друг с другом, на восьмом или девятом этаже.

— Соединенные номера или обычные VIP — апартаменты?

— VIP — это хорошо, — она убрала телефон от уха и спросила Аларика. — Я думаю, вы голодны? Я могу попросить обслуживание номеров отправить что-то из мясных блюд в номера.

Он кивнул. Указывая на сиденья третьего ряда еще раз, он сказал:

— Я также голоден и для других вещей. Заверни, милая.

Ей очень нравилось, когда он называл ее милой. Подмигнув, она приложила телефон к уху и сказала:

— Ты слышала?

— То, что они голодны или что твоя пара хочет тебя съесть?

Ее челюсть отвисла и на мгновение она потеряла способность говорить, когда Гретхен рассмеялась.

— Ты уволена.

— Ты не можешь жить без меня. Я приготовлю все. И поднос для вашей комнаты тоже. И отменю встречи на завтра в расписание. Я сделаю все что смогу.

— Спасибо, детка. Их имена, Слейд, Гален и Лия. Я с ними встречу тебя у стойки регистрации.

— Ты заполучила его. Поздравляю с обретением пары. Он счастливчик.

Закончив телефонный разговор, она пискнула от удивления, когда Аларик схватив мобильник, поднял ее на руки и залез в джип. Он сел на кожаное сиденье и посадил ее на колени. Закрыл дверь. Она обняла его одной рукой за шею, а одна из его рук устроилась на ее бедре там, где разрез на ее платье открывал кожу.

Его рот — о котором она не могла прекратить фантазировать после того, как он укусил ее за шею — нашел то же самое местечко. Она прикрыла глаза и зарылась пальцами в его густые, короткие волосы. Все ее тело напряглось и задрожало от пальцев до макушки, когда он целовал и покусывал шею. Его рука поднялась выше по бедру, и она была вполне довольна этим, пока машина не закачалась, когда его братья и сестра забирались внутрь.

Она напряглась, но он, кажется, совершенно не озаботился ничем и никем.

— Мне только нужно знать адрес отеля, — сказал Слейд с переднего сиденья.

Аларик оторвался от ее шеи и посмотрел на нее. Его рука скользнула между ее бедер, и палец прижался к атласным трусикам. Потребовались титанические усилия, чтобы держать коленки вместе, но ей удалось.

Продиктовав адрес Слейду, она уткнулась лицом в шею Аларика, когда его большой палец потерся сквозь ее трусики о клитор. Кто-то включил радио, и она почувствовала себя чуть более комфортно в автомобиле с громкой музыкой, доносящейся из динамиков. Она открыла рот и тихо застонала, зубы вцепились в плечо.

Она не слышала мурлыканье, но чувствовала, как его грудь завибрировала. Он погладил ее, и она сжала коленки вместе. Подняв голову, она прошептала ему на ухо.

— Прошу, не заставляй меня это делать перед твоими братьями и сестрой.

Его рука медленно выскользнула из-под ее платья. Она хотела пнуть себя за то, что его остановила. Он ощущался так прекрасно. Кроме того, она действительно не хотела кричать имя Аларика перед его семьей, не говоря уже о том, что она знала, когда кончит, Аларик тоже будет рядом, голый и она отплатит ему оргазмом.

Внезапно, это было все, о чем она могла думать. Теребя его воротник, она поцеловала его в плечо. Он запустил руку в ее волосы, сжал в кулак и притянул к себе лицом к лицу. Даже в темноте, она могла увидеть, как он улыбается.

— Это работает в обе стороны, милая. Если я не могу прикасаться к тебе, то и ты не прикасаешься ко мне.

— Я поцеловала тебя в плечо. Ты же касался чуть южнее. Это совершенно разные вещи.

— Даже самое простое прикосновение возбуждает меня, так что все что ты делаешь, не будет невинным.

Она поцеловала его.

— Я буду хорошей.

— Ну, твою мать, не делай этого, — сказал он, хихикая.

— Можешь рассказать мне, что происходит между нами? Я действительно не все понимаю, но хочу, — она чувствовала, что безопаснее обсудить их связь, чем пытаться продолжать возбуждать друг друга. Она чувствовала, что, когда они подойдут к ее апартаментам, одежда моментально исчезнет, а время для разговоров закончится. Не то, чтобы она возражала. По сути, она не думала, что у нее была идея лучше за все годы.

Он выдохнул и разжал руку, что была в волосах, кладя руку на ее бедро.

— Я знаю, ты слышала о снах.

Она кивнула:

— Ты действительно видел меня?

— Не все, — сказал он, устраиваясь на сиденье удобней. — Сны были туманными, но в них мы занимались сексом. Это не было похоже на просмотр видео. Это были просто ощущения. — Он погладил ее челюсть пальцами. — Твоя нежная кожа, твои волосы, твои прекрасные глаза — это те вещи, которые я помнил, когда просыпался. И необходимость до глубины души найти тебя.

— Что происходит сейчас?

Он тихо зарычал:

— Ты знаешь что.

— Нет, я имею в виду после этого. Ты собираешься укусить меня? Как делают волки, когда находят свои пары? Я видела связанные пары в стае с метками на шее.

Его пальцы погладили ее шею, и она вздрогнула, когда он остановился на том местечке, где встречались шея и плечо.

— Когда наши предки — не люди — саблезубые — встречали пару, самец запрыгивал на самку со спины и впивался зубами в плечо, чтобы та не сбежала. Наш вер-вид продолжает эту традицию. Когда мы спаримся сегодня вечером, — он придвинулся близко, чтобы прошептать ей на ухо. — Я собираюсь крепко обнять тебя, сильно трахать тебя и отметить твою красивую шейку. Я собираюсь быть так глубоко в тебе, что помечу тебя своим запахом изнутри.

Мурашки пробежали по ее коже, и она прикрыла глаза, когда образы возникли в ее голове. Он был большим парнем, и она была уверена, он был большим во всем. Черт, она обхватывала его член через шорты, когда он был полу-возбужден, и она была удивлена, почувствовав его. Большой, возможно не войдет.

Автомобиль остановился и двери открылись. Загорелся верхний свет, и она прищурилась, пока глаза привыкали к яркости.

Лиа, которая сидела во втором ряду, потянула на себя рычаг, чтобы подвинуть сиденье вперед. Обри поднялась с колен Аларика и вышла, он последовал за ней. После того, как все прихватили свои вещи, она сказала:

— Здесь есть частный вход в мои апартаменты. Вы можете пройти через парадный вход. Моя подруга Гретхен ожидает вас на стойке регистрации и поможет вам устроиться. Она даст вам номер телефона в моей комнате, так что вы сможете найти Аларика.

— Не звоните мне, — прорычал Аларик.

Она засмеялась:

— Будь милым.

Его зубы сомкнулись вместе:

— Я буду милым, только с тобой, милая.

Лиа закатила глаза, в то время как его братья издали какой-то сдавленный звук.

Гален сказал:

— Пообедаем завтра? Нам нужно поговорить о Джонатане.

— Ужин? Мы можем встретиться за завтраком. Отель предоставляет большой шведский стол за завтраком в одиннадцать, — сказала Обри.

— Нет, мы не встретим их за завтраком или ланчем. Обед — замечательно мы придем в комнату Лиа в семь, — сказал Аларик и его тон не терпел возражений.

Они сказали: «Доброй ночи» его семье, и он взглянул на Обри:

— Где частный вход?

— Сюда, — сказала она.

Аларик взял ее за руку и укоротил свой шаг, чтобы ей не пришлось бежать за ним. В ней было всего пять футов три дюйма, и он был как минимум на фут выше. Вблизи, она была поражена, насколько большим он был повсюду. Плотные мышцы, широкие плечи и зауженная талия. Она не могла дождаться, когда заполучит его голым.

Аларик остановился и медленно вдохнул. Когда он посмотрел на нее сверху вниз, она смотрела в его глаза, что были золотыми и сияющими.

— Если ты не хочешь, чтобы я прижал тебя к стене, тогда тебе стоит перестать думать о том, что тебя заводит. По крайней мере, пока мы не попадем в твой дом.

Ее щеки разгорелись румянцем:

— Ты можешь учуять, когда я возбуждена?

— Абсолютно. Ты пахнешь восхитительно. Я хочу заползти тебе под юбку и вылизывать тебя часами. Я уверен, что на вкус ты так же хороша, как и на запах, если не лучше. Сладкие сливки и мед, — он облизал губы, а ее коленки подогнулись.

— Аларик, — сказала она, прикусив нижнюю губу. — Мы должны попасть в мои апартаменты.

Они прошли к отдельному входу. У двери был сканер для отпечатков пальцев. Она прижала палец к нему и наблюдала, как на экране загорелся зеленый свет. Дверь щелкнула, Аларик толкнул дверь. Они вошли в небольшое фойе, она подняла лицо к камере безопасности в углу.

— Обри Найт, код доступа 117 с гостем.

Наступила короткая пауза, а затем Роберт, охранник-человек, ответил:

— Добро пожаловать домой, мисс Найт. Приятного вечера.

Вторая дверь открылась, и они прошли к частному лифту. Подойдя ко второму лифту справа, она нажала кнопку четырнадцатого этажа, а потом прижила большой палец к другому сканеру. Когда сканирование было завершено, лифт начал движение.

— На пятнадцатом этаже находится пентхаус моего брата. На моем этаже есть пустующие апартаменты, которые он использует для иногородних мастеров или гостей. Этажи предназначены для разных сверхъестественных существ — большие кошки на одном этаже, волки на другом, ведьмы еще на одном и так далее. Мы обнаружили, что перевертыши могут быть очень чувствительны к оставленным в комнатах запахам, хотя наши уборщицы действительно удивительны.

Он уронил свою сумку и толкнул ее к стене:

— Здесь есть камера?

— Ага.

Его пальцы дразнили ее через разрез платья.

— Проклятье.

— Не то, чтобы ты не сексуален, но я бы предпочла не давать Роберту или любому из ребят вид на мою задницу или другие части моей анатомии.

— Как насчет того, чтобы ты возбудилась, но осталась одета?

— Я думала, ты собирался лизать меня часами? Такое чувство, будто я вытащила короткую палочку.

Он рассмеялся:

— Ты напориста. Мне нравится.

Ее комната была последней слева. Используя свой большой палец еще раз, она открыла дверь и пропустила Аларика. Она любила это место. В апартаментах были полностью оборудованная кухня, гостиная, три спальни и три ванные комнаты. Все апартаменты на этаже были одинаковы, но она считала, что из последнего открывался лучший вид. И у нее был балкон не только в спальне, но и в гостиной с которых открывался потрясающий вид на Бель Ривер.

Дверь захлопнулась. Замок защелкнулся, а охранный барьер был достаточно сильный, чтобы противостоять оборотню снаружи, который бы хотел пробраться внутрь. Сумка Аларика упала с глухим стуком на керамическую плитку в коридоре, а глаза оставались прекрасными, светящимися золотом и неотрывно смотрящими на нее.

— Если ты хочешь поговорить, это надо сделать быстро, — сказал он огрубевшим голосом.

Часть ее думала, что разговоры — это хорошая идея. Они были чужими, совсем, а она не была из тех девушек, которым было нормально отдаваться ребятам и кувыркаться с ними в постели, пока она не знала их достаточно хорошо. Но в Аларике было что-то особенное. Она совершенно его не знала, но чувствовала, что они были родственными душами. Он не пытался залезть к ней в трусики лишь для того, чтобы сделать зарубку на столбике кровати. Он хотел спариться с ней, потому что они были предназначены друг другу. Истинная пара. Не выбранная пара, как делали некоторые из ее волков друзей, которые подбирали себе пару, основываясь на взаимном чувстве, а не глубокой душевной связи, а наиболее примитивная, совершенная связь, какая только может быть. Его зверь никогда не примет никого кроме нее и даже если она не перевертыш, она знала, что хочет Аларика и никого больше — навсегда.

Потянувшись к молнии на спине платья, она медленно опустила ее и наблюдала, как его глаза темнели до глубокого, горящего золота, а его клыки становятся длиннее во рту.

— Мне нравится это платье, поэтому не хочу, чтобы ты порвал его. Мы можем поговорить завтра. Я не могу объяснить свое влечение к тебе большим, чем простой факт, что мы пара. Я не думала, что могу быть парой, потому что я человек, но знаю — я твоя.

— Я тоже твой, — сказал он.

Платье скользнуло на пол, и она осталась стоять перед ним одетая в черные атласные трусики и лифчик без бретелек. Переступив через платье, она встретилась с его взглядом и сказала:

— Я твоя Аларик. Каждый дюйм меня твой.

Он громко зарычал, когда подобрался к ней. Он поднял ее на руки и поцеловал, его пальцы сжались на ее коже, когда он пошел через гостиную. Ей не нужно было говорить в какую комнату идти, потому что он повернул направо, где находилась хозяйская спальня и понес к большой кровати.

После того, как уложил ее на кровать, он выпрямился, чтобы стянуть через голову футболку. Повреждения от боя исцелились. Ее поражало то, как быстро перевертыши исцелялись. Он был здорово потрепан всего два часа назад. Факт, что он не испытывал боли сейчас был чудом, и она была благодарна за это. Плюс, это означало, что они могут заняться любовью.

Звук расстегиваемой молнии вернул ее к настоящему, тому, где ее сексуальная пара раздевался. Он не носил нижнего белья. Она хотела спросить Аларика, носил ли он его когда-нибудь, потому что думала, что это было потрясающе, если он ходил так все время, но слова замерли в горле, когда самый большой член, который она когда-либо видела, был обнажен, его джинсы сползли на пол, он переступил их и выпрямился.

Толстый и длинный, он выступал от его бедра, и казалось, манил ее пульсируя. Она приподнялась и потянулась к нему, но он зарычал:

— Если ты прикоснешься ко мне я кончу, а в первый раз я сделаю это с тобой, я хочу быть похороненным глубоко в твоей сладкой киске. — Он сжал свой член рукой. — Во всяком случае, я обещал, что вылижу тебя.

Упав на спину, она расстегнула свой лифчик и отбросила его в сторону. Она растянулась на спине, потянула руки и вцепилась в одеяло. Он не переставал рычать с момента, как вошел в квартиру, и ей это нравилось. Он заставлял ее чувствовать себя сексуальной, потому что не прекращал смотреть на нее так, будто был готов проглотить ее.

Наклонившись, он прижался поцелуем к нижней части ее живота. Он зацепи пальцами ее трусики и потянул их медленно с ног. Когда тонкий атлас полетел в воздух, руки Аларика подхватили ее под коленки и подняли ножки. Он забрался на кровать, между ее ног и положил ее коленки себе на плечи. Сжав ее бедра, он опалил взглядом все ее тело.

Его рот открылся, и она заметила блеск его клыков, а глаза стали глубокого золотого цвета и сверкали.

— Твои глаза настолько удивительны, — произнесла она.

— Брачный взгляд, — ответил он, его голос был глубоким от возбуждения.

Она открыла рот, чтобы спросить, что он имел в виду, но его язык щелкнул по ее клитору. Легкое прикосновение потрясло ее, и она, схватившись за одеяло, закрыла глаза. Он потерся о ее киску, мурлыкая и покусывая ее плоть. Она побрилась ранее вечером и была рада, что ее кожа была мягкой и доступной для него.

Выгнув бедра в приглашении, она застонала, когда он наклонил голову и скользнул языком в нее.

— Лучшая. Ночь. Из всех. — Выдохнула она.

6 Глава

Сладкий вкус его пары расцвел на его языке, пока он им он гладил ее мягкие внутренние стенки. Он прижал ее к себе, его руки обняли шелковистые бедра, пока Аларик лизал ее. Приподнявшись, покружил вокруг ее клитора языком, страсть выстраивалась в теле, пока он играл с ней. Он учуял ее глубокое возбуждение и приподнял одну руку, чтобы поглаживать ее бутон, пока лизал киску. Он знал, что она на вкус будет восхитительна, когда кончит, и он хотел слизывать ее сливки прямо из источника.

Он лизнул кончик пальца, а затем облизал ее тело, покручивая клитор. Он знал, что нашел правильное давление, когда тело выбрызнуло из ее киски сливки. Он громко замурлыкал, а она закричала от удовольствия, опускаясь на одеяло и поглаживая его волосы обоими руками.

— Аларик!

Она подняла бедра и прижала свою киску к его рту, когда он вошел своим языком в нее, шевеля пальцами так быстро, как мог по ее клитору, и громко мурлыкая. Ей реально нравилось, как он мурлычет и его кот любил это. Сильно.

Ее запах стал глубже, тело раскраснелось, а спина выгнулась дугой. Она выкрикивала его имя, сжимая его волосы руками. Ее пятки прижались к его спине, и Аларик прижал ее к себе, слизывая ее сливки, ненадолго задерживая свое внимание на клиторе. Он отпустил ее, когда она обмякла. Он тяжело дышал, приподнимаясь с нее, оставляя легкий поцелуй на ее клиторе.

Миллион мыслей вихрем промчались через его разум, но прежде всего насколько она была идеальна для него. Ее вкус и запах вызывали привыкание, и он знал, что никогда не насытится им.

— Я надеюсь, тебе понравилось, потому что планирую делать это часто.

Она улыбнулась, и ему понравилось, как улыбка осветила ее лицо. Она была великолепна, и он счастливчик. Он поднялся над ней, скользя в колыбель ее бедер, когда его член толкнулся в ее влажную киску.

— Я думала, ты хочешь взобраться на меня? — она схватила его за плечи, и обвила ногами талию. Ее бедра наклонились, и он погрузился в ее тепло, сцепив зубы, чтобы остановить себя от немедленного освобождения.

— Это так, но я хочу заняться с тобой любовью так, сначала. Я не кончу, пока мои зубы не будут похоронены в твое плечо, но ты будешь так поглощена страстью, что даже не почувствуешь их.

Ее ногти впились в его спину, когда он вошел в нее чуть больше. Она была настолько чертовски тугой, что он зажмурил глаза. Аларик просунул обе руки под нее, одна двинулась к бедрам, чтобы приподнять ее, а второй он обнял ее плечи. Когда он приподнял ее нижнюю часть, придвигая вперед, он еще глубже потонул в ней. Он не мог остановиться, пока полностью не погрузился в нее.

— Ты в порядке милая? — спросил он, приостанавливая вхождение в нее.

Ее пальцы изогнулись, а ногти впились в его кожу, но он не возражал.

— Да, больше, Аларик. Дай мне все, что у тебя есть.

Ему нравилось, что она не боялась его. Прижимая ее губы своими, он убедил ее открыть рот. Посасывая ее язык, он толкнул бедрами вперед, скользя в ее киску, пока ее тепло полностью не окутало его и их тела плотно прижались. Она застонала ему в рот и вцепилась в него, с жаром целуя его. Запутываясь пальцами в ее волосы, он усмехнулся и оторвался от ее рта.

Двинув бедрами, он выскользнул из нее, до тех пор, пока внутри осталась только головка. Он замурлыкал, когда скользнул ее тело, легко принимавшее его. Он продолжил свои медленные движения, понемногу подводя ее тело к краю удовольствия. Он почувствовал, как ее киска сжалась, когда он вошел в нее, маленькие, ритмичные сжатия сводили его с ума.

Наклонив бедра немного сильнее, он толкнулся быстрее, поворачивая бедра, пока не услышал ее стон наслаждения и понял, что попал в то самое нужное местечко. Входя в нее быстрее, он попадал в то местечко снова и снова.

— Смотри на меня, когда кончишь, — потребовал он, его зверь вырывался на поверхность, желая отметить ее.

Ее глаза распахнулись, коричневый красивый насыщенный цвет, испещренный золотом.

— Аларик, — захныкала она, сжимая коленями его талию.

— Моя. Моя, — повторял он, дико вколачиваясь в нее, его мурлыканье счастья скатывалось до рычания. Она запрокинула голову и громко застонала, прижимая его к себе и приподнимая бедра, встречая его толчки.

Он приподнял ее и сжал ее бедра, переворачивая на живот и подняв на колени. Ее мягкие задыхающиеся стоны превратились в один долгий стон, когда он вошел в нее. Тела их двигались в унисон. Пот блестел на спине, и он убрал ее волосы с лица, чтобы он мог ее видеть. Потирая ее плечо свободной рукой, он сжал мышцы крепче и знал, что она еще недостаточно расслаблена, чтобы отметить ее.

Он склонился над ее спиной, потянувшись к спинке кровати одной рукой, под ее телом, чтобы подразнивать соски. Маленькие тугие бутоны заслуживали того, чтобы быть вылизанными и всосанными совершенствами, но он был просто слишком счастлив, чтобы остановиться. Он пообещал, что в следующий раз, когда они будут заниматься любовью, он даст ей все то внимание, которого она заслуживает.

Зацепив ее сосок между пальцами, он мягко придавил его, сохраняя постоянный ритм в ней. Она застонала, запрокинув голову и встречая его толчки. Она выпрямила руки и приподняла верхнюю часть тела с кровати, позволяя ему более легкий доступ к груди. Тяжелые шары были теплыми в руке, а его рот наполнился слюной при мысли о том, чтобы вкусить ее. Перейдя к другому соску, он предоставил ему такое же внимание, подергивал и мял между пальцами, пока Обри не начала задыхаться, а тело задрожало.

Его рука проделала свой путь вниз по ее животу и легко нашла клитор. Парой нажатий, он отправил ее за грань еще раз. Целуя ее плечо, он сильно вошел в нее, почувствовал, что мышцы еще сжались крепче и знал, что она еще не потерялась в удовольствии, как он того хотел.

Поглаживая языков вдоль плеча, он лизнул шею, и она вздрогнула. Как только он дотронулся до ее ушка, он легко прикусил мочку уха, а потом сказал:

— Мне нравится, как туго ты меня сжимаешь, когда кончаешь. Твоя киска сводит меня с ума. Она ощущается так прекрасно.

Его киска сжала его, а она всхлипнула. Он опять нажал пальцами на ее клитор, а она закачала головой.

— Я не могу Аларик. Это слишком много.

— Этого никогда не будет слишком много.

Она прижала руку к его, а не оттолкнула от своего чувствительного клитора. Вместо этого, она пошевелила своими пальцами его, потирая свой бутончик движениями из стороны в сторону. Она прижала свою голову к нему и потянулась к его руке, чтобы закрепить на спинке кровати. Когда она сбалансировала себя, ее колени разошлись еще дальше, что стянуло ее киску, заставив покалывать основание позвоночника. Он знал, что это не будет длится слишком долго. Ее тело было плотным, жарким раем.

Он работал пальцами, потирая ее клитор время от времени входя в ее киску, давая ей все, что имел, когда удовольствие нахлынуло на него, подталкивая к кульминации. Когда произошел ее оргазм, ее тело напряглось, и она кричала, пока ее киска сжимала его член, как кулак и делало его зрение размытым. Дрожа, ее тело упало на кровать, и тогда он понял, что она потерялась в удовольствии, которое он дал ей.

Его клыки удлинились, вылезая из десен, когда он медленно закружил по ее клитору, чтобы дать ей еще оргазм. Он прижался губами к тому месту, где ее шея встречалась с плечом, а потом он ударил, вонзил клыки в ее плоть, чтобы полностью соединить их. Когда ее кровь потекла на его язык, он кончил, его член глубоко погружался внутрь нее снова и снова.

Он чувствовал, что их соединение произошло. Ее кровь, смешанная с удовольствием и меткой, гарантировала их случку в наиболее полной форме. Расслабившись на кровати, он окружил собой ее и прижал к себе, когда извлек из ее плоти клыки. Он порезал свой язык и зализал метки, смешивая свою кровь с ее, обеспечивая то, что следы останутся навсегда.

— Ты в порядке милая? — спросил он, переплетая их пальцы.

— Вполне. А ты?

— Я нашел свою истинную пару. Я могу проснуться без ноги, и это все равно будет лучший день в моей жизни.

Она тихо хихикнула:

— Ты милый.

— Только для тебя.

— Вот и ладушки, — сказала она, а затем зевнула: — Я не хочу, чтобы ты был милым для кого-то кроме меня. Что ты имел в виду, когда сказал: «Брачный взгляд»?

Он поцеловал ее в горло.

— Это потому что ты моя истинная пара. Глаза саблезубого становятся глубокого золотого цвета только в присутствии его или ее истинной пары до того, как они спарятся.

— Это был красивый цвет, — сказала она.

— Это тоже только для тебя.

Он задрейфовал в сон со своей парой, надежно прижатой к нему. Впервые за годы, он по-настоящему был счастлив.

* * *

Аларик думал, что его пара издает сладкие звуки, когда кончает. Он разбудил ее через несколько часов после того, как они заснули, выполняя обещание, вылизывая ее долгое время. Когда они наконец-то занялись любовью, он почувствовал, как связь между ними еще больше усилилась. Каждый раз, когда он был внутри нее, он чувствовал себя все ближе к ней, будто невидимая нить между ними, связывала их навеки. Он никогда не был поэтом, но в тот момент, когда его возлюбленная извивалась под ним в блаженстве, он хотел написать сонет, о том, насколько великолепной та была.

Кремово-розовая кожа раскраснелась, ее глаза красивого темно-карего цвета светились счастьем и страстью. Он был уже наполовину влюблен в нее. Их связь позволила ему чувствовать тень ее чувств в своем сердце, и он знал, что она была на той же стадии, что и он. Они оба пали спустя всего пару часов вместе. Чем больше времени они будут проводить вместе, тем глубже будет чувство.

Он уткнулся носом ей в живот замурчав, и она глубоко и удовлетворенно вздохнула.

— Полагаю, кошки любят сливки, — сказала она погрубевшим от страсти голосом.

Усмехнувшись, он лизнул ее пупок.

— Ты мой любимый вкус.

Поднявшись на кровати, он упал рядом с ней и пододвинул ее вплотную к нему. Она прекрасно подходила к нему, ее мягкие изгибы прекрасно ложились против его твердых мышц.

— Ты голоден? — спросила она.

— Я только поел, — сказал он посмеиваясь.

Она фыркнула.

— Ну, а я голодная. — Повернувшись к нему лицом, она пошевелилась и поцеловала его в горло. — И липкая. Я хочу в душ и поесть.

— Хорошо быть липкой, когда это значит, что мы заполучили огромное удовольствие, — сказал он.

— Верно.

После долгого молчания, он сел и протянул ей планшет с прикроватного столика.

— Если ты закажешь обслуживание номеров, я настрою душ.

— Чего ты хочешь? — спросила она, взяв у него планшет.

— Все, что ты сочтешь нужным. А потом тащи свою сладкую попку в душ.

Он поцеловал ее в лоб и встал, потягиваясь. Взглянув на часы, он увидел, что у них пару часов до встречи с братьями и сестрой. Достаточно времени, чтобы вымыться, накормить его пару и испачкаться снова.

7 Глава

Обри закрыла глаза, когда Аларик присосался к ее шее. Лифт был быстрым, и она знала, что осталось всего пару этажей до того, как они увидятся с его семьей, но она не могла остановить Аларика.

Продев руку под его рубашку, она сказала:

— Я чувствую связь с тобой.

— Я тоже, — сказал он напротив ее шеи.

— Не думала, что это произойдет со мной, человеком.

Он оторвался от ее шеи и посмотрел на нее сверху вниз:

— Мы истинная пара, Обри. Это не имеет значения, человек ли ты или другой перевертыш, или сверхъестественное существо. Связь между нами будет так же сильна. С тобой не меньше, лишь потому, что ты человек. Ты идеальна для меня, потому что мы есть друг у друга.

— Ты не возражаешь, что я человек?

Он усмехнулся.

— Нет. Были времена в моей юности, когда я отдал бы все, чтобы быть человеком. Это нелегкая жизнь. Мы такие какие мы есть и нет ничего, что я бы в тебе изменил, — он приподнял бровь. — А тебя не беспокоит что я перевертыш?

— Конечно нет.

— Хорошо.

Лифт достиг восьмого этажа и тренькнул, дверь открылась.

— После обеда, — сказал он тихо. — Мы займемся любовью на балконе.

Ее желудок перевернулся от этой мысли.

— На каком?

— Обоих.

Он дьявольски улыбнулся, и она не могла не вернуть улыбку в ответ. Они прошли по длинному коридору к комнате 822. Она получила сообщение от Гретхен с номерами комнат, пока она с Алариком занимались любовью в первый раз. Она знала, что ее лучшая подруга позаботиться о новой семье Обри.

— Я пригласила брата присоединиться к нам за ужином. Он конечно не ест, но может посидеть и пообщаться. Я рада, что ты встретишься с ним.

Аларик кивнул и постучал в дверь люкса. Она распахнулась почти сразу и Лиа приветливо встретила их. Когда Обри прошла вслед за Алариком в комнату, Лиа крепко обняла ее.

— Я рада, что брат нашел тебя, — сказала она.

— Я тоже.

Лиа выпустила Обри из объятий и ярко улыбнулась:

— Есть подвижки.

— С чем? — спросил Аларик.

Гален, сидевший на диване в гостиной люкса, сказал:

— Слейд нашел свою истинную пару.

— Правда? Где? — спросила Обри.

— Это твоя подруга Гретхен. Они встретились, он потерял сознание, а затем он обратился. Хорошо, что вестибюль был почти пуст или возможно было объяснить, — сказала Лиа.

— Это так круто! — сказала Обри. — Они придут на обед?

Гален покачал головой.

— Слейд написал мне, когда обратился обратно в человеческую форму, в сообщение было сказано, что он будет ждать нас завтра на завтрак. Ты знаешь, что это значит?

— Что? — спросила Обри.

— Я следующий, — Гален пошевелил бровями, и широкая улыбка расплылась на лице.

— А потом я. Вууухуу! — Лиа немного затанцевала, ее короткая, черная юбка взметнулась у ее ног.

Обри посмотрела на свою пару и улыбнулась.

— Ты приносишь удачу, милая.

— Я?

Кивнув, он сказал:

— Благодаря тебе, мой брат тоже нашел свою пару. Может быть, Гален и Лиа будут достаточно удачливы, найдя свои пары в Бель Терра, тоже.

— Надеюсь, — задумчиво сказала Лиа.

— Я хочу лечь спать прямо сейчас, — сказал Гален.

— С этим придется подождать. Нам нужно обсудить наш контракт с Джонатаном, наши планы на будущее и брат Обри присоединится к нам.

— Я никогда раньше не встречалась с мастером-вампиров, — сказала Лиа. — Как его называть?

— Калеб, будет нормально, — сказала Обри. — Вампиры, принятые в его клан, называют его мастером, но ты теперь часть нашей семьи, так что можешь называть его по имени.

Аларик посмотрел на Обри.

— Ты готова идти на обед?

— Чем быстрее, тем лучше, — ответила она.

Когда маленькая группа вышла из комнаты Лии и пошла к лифту, Обри сжала руку Аларика. Она не могла поверить, что ее лучшая подруга теперь повязана с ее свояком. Она была уверена, что, когда у Слейда начнутся брачные сны, и ему пришлось бы двигаться дальше, чтобы найти свою пару, Аларик захотел бы пойти со своей семьей. Она не могла представить, как их семья расстанется, после того как были вместе так долго. По крайней мере сейчас, пока у Галена только начинались связывающие сны, они все могли быть вместе.

Она посмотрела на Аларика, когда двери лифта закрылись и направилась в холл. Он был ее парой. Самый сексуальный парень, которого она когда-либо знала, был ее на всю жизнь. Однажды — она надеялась, что скоро — у нее будут свои дети и их маленькая семья станет больше. Теперь, она может называть Гретхен своей сестрой по праву, и это было так же прекрасно.

— О чем ты думаешь? — спросил Аларик.

— О детях.

— Детенышах, — исправил он.

— Верно. Я думала о наших детенышах.

Он замурлыкал и ее желудок сжался.

— Серьезно? Я хочу поужинать. Я страшно оголодал, — проворчал Гален.

Аларик прижал к себе Обри с грубым звуком и сказал:

— Мы обговорим это сегодня. Сначала ужин. Затем десерт.

Гален издал приглушенный, раздраженный звук, Аларик поднял руку от Обри и ударил его в плечо.

— Ох, черт.

— Будь милым. Моя пара говорит о котятах.

— Ладно, ладно. О славный день, мой брат говорит в лифте о том, как сделать свою пару беременной.

Обри захихикала, а потом это переросло в полноценный смех.

— Я люблю твою семью, — сказала она, когда Аларик опустил голову, чтобы поцеловать ее.

— Ты теперь тоже часть семьи.

— Хорошо.

Он поцеловал ее, а потом уткнулся носом в ее шею.

— Я хочу, чтобы ты была моей во всех смыслах. В паре, в браке, живущая со мной вместе. Чтобы ни принесло будущее, я знаю, твоя жизнь в Бель Терра и я никуда не уеду.

Облегчение пронеслось сквозь нее. Она и не понимала, что мысли о том, чтобы оставить брата и ее жизнь в Бель Терра были источником стресса. Она бы с радостью пошла с Алариком за его семьей, но она была в высшей степени счастлива, что он захотел остаться в Бель Терра.

— Спасибо Аларик.

— За что?

— За что, что ты удивительная пара.

Он широко ухмыльнулся.

— Я еще не удивлял тебя, любовь моя. Просто дождись десерта.


Оглавление

  • 1 Глава
  • 2 Глава
  • 3 Глава
  • 4 Глава
  • 5 Глава
  • 6 Глава
  • 7 Глава

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии